Book: Детективные циклы романов. Компиляция. Книги 1-22



Детективные циклы романов. Компиляция. Книги 1-22
Детективные циклы романов. Компиляция. Книги 1-22

Б. К. Седов

Судьба и воля

События, описанные в романе, являются вымышленными. Любые совпадения имен, фамилий, названий, времени и места действия являются случайными.

Мой разум – основа моего поведения. Мое сердце – мой закон. Не бойся Бога – бойся самого себя. Ты сам творец своих благ и причина своих бедствий. Ад и рай находятся в твоей собственной душе.

С. Марешаль

Часть 1

Беглец

Глава 1

Вот такое хреновое лето

Наручные часы «ситезен» тихо, но настойчиво пропиликали выбранную накануне в качестве сигнала будильника мелодию. Значит, как ни хочется притвориться спящим, пора вставать. Артем медленно разлепил веки, прежде всего бросив взгляд на сладко сопящую рядом Анюту, счастливицу, у которой сегодня был выходной. Стараясь не разбудить девушку, осторожно высвободил слегка онемевшую правую руку. Нажав кнопку на часах, отключил будильник, не дав ему возможность с полуминутным интервалом еще четыре раза повторить сигнал подъема, сел, свесив ноги с кровати и взглянув на неплотно зашторенное окно спальни. Девять утра, уже совсем светло. Старик Питер давно проснулся, и спрятанный семью этажами ниже проспект Славы вовсю гудел плотным автомобильным потоком. Впрочем, здесь, за толстыми стенами высотного «сталинского» дома и двойными стеклопакетами, были слышны лишь его жалкие отголоски.

Снова прикрыв глаза и задержав дыхание, Артем медленно, с чувством, потянулся. Наощупь сунул ноги в тапочки, поднялся С улыбкой взглянул на спящую Аню, аккуратно укрыл ее голые плечи одеялом, подхватил со стула одежду и направился на кухню, прикрыв дверь спальни. Зевая во весь рот, привычно включил кофеварку, положил в тостер два ломтика белого хлеба, достал из холодильника пакет с апельсиновым соком и плавленый сыр, а затем прошлепал в ванную. Когда он вернулся обратно – гладко выбритый, посвежевший, окончательно проснувшийся и благоухающий одеколоном, по квартире уже вовсю плыл будоражащий аппетит запах свежезаваренного кофе. Одевшись и наскоро проглотив нехитрый завтрак, Артем на цыпочках прошел в спальню, осторожно склонился над лежащей с закрытыми глазами, вновь раскрывшейся до пояса, соблазнительно обнаженной Анютой и не смог отказать себе в удовольствии вдохнуть пьянящий запах ее волос и поцеловать гладкую и горячую, сияющую почти детским румянцем щеку. Но едва он коснулся щеки губами, как девушка мгновенно перевернулась на спину, с коротким смешком обвила руками его шею и притянула к себе. Несколько секунд они молчали, предаваясь нежному, сладкому поцелую, затем Аня нехотя отстранилась, облизала губы кончиком языка и спросила:

– Уже уходишь?

– Да, пора. Кофе я тебе сварил. Тосты поджарил. Остальное в холодильнике.

– Грек, побудь со мной еще капельку. Приляг рядышком и обними меня, крепко-крепко. У тебя это так хорошо получается, милый. Всего на минутку, а?

– Мне нужно ехать на работу, солнышко, – вздохнул Артем, пожав плечами. – Мы, если ты не забыла, поздно легли, – подмигнул он Ане с понятной только уверенному в себе мужчине небрежной гордостью. – Я и без того поставил будильник на час позже, чем требовалось, и прогулял тренировку. Так что времени нет ни секунды. Сегодня с трех часов у нас в бистро опять день закрытых дверей. Спецобслуживание. Я же говорил тебе. Наша «Мельница», знаешь ли, в последнее время пользуется популярностью у любителей справлять банкеты. С чего бы это? – Артем с деланным изумлением приподнял брови, явно нарываясь на комплимент.

– Все исключительно благодаря золотым рукам шеф-повара, – с придыханием, по-прежнему не разжимая обьятий, прошептала Анюта. – Готовишь ты просто замечательно! Между прочим, твой жадина Гольданский молиться на тебя должен! Так ему и скажи. Таких классных поваров, как Артем Греков, во всем Питере – раз-два, и обчелся.

– При случае обязательно передам колобку твои слова. А теперь отпусти меня, пожалуйста. Я правда очень опаздываю, – попросил Артем и, не дожидаясь ответа, мягко, деликатно отстранился. Девушке ничего не оставалось, как со вздохом повиноваться.

– Во сколько тебя ждать? – спросила она, усаживаясь на кровати и обхватив руками колени.

«Сказать ему это сейчас или вечером?» – глядя в глаза Артему, Анюта никак не решалась сообщить ему главную новость, способную круто изменить всю их дальнейшую жизнь. Язык словно онемел. С губ готово было слететь все, что угодно, только не это. По правде сказать, Аня хотела сказать о результатах своего визита в поликлинику еще вчера вечером, но, сладко утомленная после бурных ласк Артема, уснула у него на богатырском плече, да так и проспала до самого утра. Интересно, как он отреагирует, когда узнает? В «Космополитене» писали, что мужчины, особенно такие, как Грек – уверенные в себе, сильные и надежные, одним словом – настоящая кирпичная стена, надежная опора для любой женщины, привыкли всегда и во всем планировать свою дальнейшую жизнь и весьма чувствительны к ее резким поворотам. Вне зависимости от того, со знаком они минус или плюс. А тем более к таким… Несмотря на то что почти год они прожили вместе без единой, даже самой крохотной ссоры, несмотря на его пылкие признания в любви, Артем так и не сделал ей предложения. Даже не намекнул. А Аня, уже давно все для себя решившая, день за днем терпеливо ждала, не смея первой завести разговор о свадьбе. Ну что ж, судьба решила за них. Видимо, пришло время определяться…

– Что ты сказала, солнышко?! – переспросил из прихожей Артем, надевая ботинки.

«Нет, пожалуй не стоит радовать его столь ошеломляющим известием прямо сейчас, на бегу. Тогда точно опоздает! Лучше перенести разговор на вечер. И вообще – сделать момент красивым, как он того и заслуживает. Зажечь свечи, опустить шторы, включить тихую музыку». Господи, сколько раз она думала об этом дне, и вот он наступил!

– Я спросила, милый, когда тебя ждать дома, – снова вздохнув, Аня поймала взгляд любимого мужчины и в очередной раз подумала, что может с ней случиться, если он вдруг не обрадуется известию, нахмурится, или еще того хуже – как в дурном сериале начнет, с трудом подбирая слова, лепетать что-то невнятное про «несвоевременность» и «другие жизненные планы». Впрочем, Аня была почти уверена, что все будет с точностью до наоборот: Артем, когда до него дойдет смысл озвученной ею новости, улыбнется, заключит ее в объятия, поднимет на руки, закружит по комнате и начнет целовать, целовать. Куда ни попадя. А она, конечно же, не сможет сдержать слез радости. У нее вообще глаза «на мокром месте». Так всегда мама говорила…

– Трудно сказать, малыш, – пожал плечами остающийся в легкомысленном неведении Артем, набрасывая на атлетические плечи легкую куртку и беря с полочки барсетку. – Я по-любому не могу свалить, пока каравай-байрам не закончится. Вдруг кому-то из господ гуляющих захочется сделать дополнительный заказ.

– Ну кто хоть банкет заказал, знаешь?

– Гольданский говорил – бизнесмены, – ухмыльнулся Артем, уже стоя на пороге квартиры. – Собираются они в пять, так что, думаю, до полуночи закончат. Все, малыш, пока. Не скучай! Отдыхай, бездельничай и думай о том, что завтра у нас с тобой выходной и мы едем ловить рыбу на озеро Судачье!

– Ага, неделю назад я это уже слышала…

– На сей раз – железно. Все, убегаю!

Выскочив на лестничную площадку и мельком взглянув на часы, Артем присвистнул и, позабыв про медлительный допотопный лифт, с черепашьей скоростью ползущий в «чулке» из металлической сетки, бегом, перепрыгивая через три ступеньки, бросился вниз. Время на самом деле поджимало, а до небольшого, но по-домашнему уютного русского бистро «Мельница», в котором вот уже больше трех месяцев творил кулинарные изыски Артем, в это время суток нужно было добираться не менее часа. Слава богу, автостоянка, где Артема ждала его крепко укатанная, но пока не побежденная «девятка», находилась за углом, в соседнем дворе.

Но на стоянке, как выяснилось, Артема ждал неприятный сюрприз. Стоило бодрым галопом ворвавшемуся за ворота Артему поймать потускневший взгляд спускающегося из будки сторожа Палыча, как под ложечкой неприятно засосало. Артем еще ничего толком не понял, но интуиция уже подсказывала: что-то случилось – и настойчиво звонила в невидимый колокольчик.

– Слышь, Греков, погоди, – явно с трудом подбирая слова, проговорил дедок-пенсионер. В последний раз затянувшись едким дымом, Палыч резко выкинул «беломорину» в стоящее возле лестницы ржавое ведро и затравленно взглянул Артему в глаза: – Тут это… Долбанули тачку твою. Крепко.

– То есть… как – долбанули? – Артем остановился, словно вкопанный, и, переваривая услышаное, машинально посмотрел на стоящий в дальнем конце стоянки «жигуль». Однако из-за припаркованного рядом с ним джипа, огромного, габаритами похожего на средних размеров грузовик, отсюда ее было практически не разглядеть.

– Пойдем, посмотришь, – махнул рукой старик, первым двинувшись по направлению к месту происшествия. Стараясь не смотреть на Артема, сторож сухо сообщил: – Сосед твой новый, с семьдесят второго места, в третьем часу ночи приехал, рокер недоделаный! Сигналил, как псих, движком рычал на весь двор. Музыка орет… Собаки аж взбесились! Не успел я ворота открыть, влетел на территорию с прокрутами и погнал по проходу в тот конец. Едва в забор не врезался, идиот, как только затормозить успел – удивляюсь! У меня аж внутри все сжалось! Ну, думаю, сейчас как пить дать цапанет кого… Точно. Как только задом сдавать начал, слышу – удар, скрежет!..

Артем, с нарастающим внутренним напряжением слушая Палыча, по мере приближения к месту аварии непроизвольно ускорял шаг и пристально вглядывался в уже хорошо виднеющийся из-за криво припаркованного джипа помятый капот своего железного коня. То, что он увидел, заставило его мысленно выругаться и в сердцах сплюнуть под ноги.

– Ну вот, гляди, – остановтвшись возле «девятки», со вздохом кивнул сторож. – Как этот чудак на букву «м» тебя уделал. Баксов на триста, поди, не меньше!

Удар, который нанес «жигуленку» джип ACURA, оказался действительно сильным. Вмятина на капоте, разбитая фара и свежая лужа под бампером говорили сами за себя. Самым поганым было то, что потек радиатор. А значит, ни о какой эксплуатации автомобиля до окончания ремонта не могло быть и речи.

– И что он сказал? – играя желваками, выдавил сквозь зубы Артем, переведя потемневший взгляд с битой машины на сторожа.

– А ни хера, – продувая новую гильзу «беломора», отозвался бывший подполковник, ас-истребитель советских ВВС. – Остановился после удара – и ни те крику, ни те писку. Кругом тонировка, что внутри творится – не видать. Ну, я, понятное дело, сразу подбежал, стучу в стекло. Ноль эмоций. Тогда я дверь-то открываю, а он, как мешок с дерьмом, прям мне под ноги, на асфальт, падает. Едва удержал кабана, в нем же килограмм сто двадцать, не меньше! Перегар такой, что хоть противогаз надевай. Ну, я ему на ноги встать помог, к джипу спиной прислонил и говорю – ты чего это, мать твою, наделал? Не умеешь пилотировать, как положено, так вообще за штурвал не садись! Тем более под градусом! А он, зараза, слышь, зенками своими залитыми туда-сюда зыркает, мычит, как бык в стойле, и в толк не возьмет, что я вообще от него хочу! Бухой в хламину… Я его, кабана, под микитки, как мог, и к будке отвел. Он возле ворот к столбу прислонился, блеванул пару раз от души и отошел чутка. Я ему снова про аварию объясняю, а он только штабелями кроет, мол, пошли вы все на три буквы, козлы драные. Кое-как ушел, на полусогнутых, отсыпаться.

– Имя у этого гражданина, надеюсь, есть? – бесстрашно спросил Артем.

– А как же. Изотов Андрей Борисович. Двадцати семи лет от роду.

– Телефон, адрес? – сухо поинтересовался Артем, поглядев на часы. На работу он уже безнадежно опоздал. А значит, придется выслушивать очередные стенания и угрозы немедленного увольнения от хозяина «Мельницы», Зямы Гольданского. Разумеется, этот лысый толстяк не так глуп, чтобы убивать курицу, несущую золотые яйца, и из-за такой ерунды, как опоздание, за свое место на кухне можно не волноваться. Тем более что кроме Артема в «Мельнице» трудились еще два толковых повара. Но Артем просто органически терпеть не мог всех этих визгливых разборок с хозяином бистро – с непременными атрибутами вроде мелькающих перед лицом пухлых сжатых кулачков, пунцовой раскормленной рожи и летящими во все стороны при каждом слове липкими слюнями. Одна мысль о необходимости покорно выслушивать отпускаемые в его адрес трехэтажные матерные тирады приводила его в состояние глубокого уныния.

Однако это все ерунда и случится позже. А сейчас следовало как можно быстрее, по горячим следам, разобраться с хозяином джипа и получить с него деньги на ремонт машины. Судя по крутой японской тачке, на которой разъезжал Андрей Изотов, пустые пивные бутылки по мусорникам этот амбал явно не собирал. А если чего и собирал, то скорее дань с таких коммерсантов, как Гольданский. Именно братва страсть как любит работающие на бензоколонку, звероподобные, мощные тачки. Что значат бабки для тех, кто их не заработал, а «принял»?

– А адрес у него простой, – пожал плечами Палыч. – Вон тот дом, по соседству с твоим. Квартира двенадцать. И телефончик есть, правда, мобильный. Кстати, час назад его жена приходила. Вся из себя такая, королева! Узнать – что с их джипом. Она-то, краля, телефон и черканула…

Старик достал из кармана пиджака смятую бумажку и протянул ее Артему:

– Только ты, Артем, когда будешь с ним говорить, шибко палку не перегибай. Фрукт он, как я слышал от наших мужиков, ой не простой. Мало того, что громила с пудовыми кулачищами, так до кучи, сказывают, еще и единственный сынок большого чиновника, аж из самого Смольного. Таким конченым отморозкам все по прибору. Так что поаккуратней с ним… Заплатит – хорошо, а нет… Время сейчас волчье. Кто сильнее, богаче – тот и прав. Ты, я знаю, парень порядочный, поваром работаешь, а он – скотина.

И дружки у него наверняка такое же говно. А про дерьмо сам знаешь, что в народе говорят. Короче, если не дай бог что случится… в общем, жаль тебя будет.

– Не волнуйся, Палыч, я буду корректен, как с английской королевой, – глухо сказал Артем, беря из рук сторожа клочок бумаги с номером мобильника Изотова. Подумав, спросил, кивнув на будку сторожа:

– От тебя можно позвонить?

– Да бога ради! Раз такое дело… – махнул рукой старик, вслед за Артемом направляясь к воротам. – Я пока снаружи покурю, а ты иди. Этот дебил наверняка уже проспался. Раз тачка здесь, значит, дома. Такие свинорылые жлобы даже в сортир на метро не ездят.

Артем поднялся по металлическим ступенькам в расположенную на крыше «хозяйского» кирпичного гаража будку сторожей и, бросив из окна взгляд на хорошо видимую отсюда помятую «девятку», пододвинул к себе старенький телефонный аппарат и набрал указанный на бумажке номер. Трубку взяли только после седьмого гудка.

– Алле?! – по голосу было ясно, что ответивший явно не в духе. Надо полагать, после выпитого накануне пойла бодун у Изотова был конкретный.

– Мне нужен Андрей, – коротко сказал Артем, чувствуя, как сердце ускоряет частоту ударов, а пальцы свободной руки сжимаются в кулак. Так было всякий раз, когда Артем слышал в голосе собеседника подобные блатные интонации, обращенные в свой адрес. К счастью, подобное случалось не часто. Гольданский со своими слюнявыми, похожими на бабий визг, истериками – не в счет.

– Ну, я Андрей. А ты кто? – лениво цедя слова, ответил амбал и, нисколько не таясь, смачно рыгнул.

– Меня зовут Артем. Я твой сосед по автостоянке. Тот самый, которому ты сегодня ночью по пьянке тачку своим джипом подрихтовал.

– Ну… И че ты хочешь?! – На сей раз в голосе Изотова послышались резкие, нахрапистые нотки. Амбал явно и конкретно давал понять собеседнику, что его номер шестой и идти на какие-либо уступки он не собирается. Артем понял, что его предположения сбылись. Диалог с виновником аварии не складывался.

– По моим грубым прикидкам, восстановление машины обойдется долларов в триста, – как можно нейтральней сообщил Артем.

– А мне какое дело?! – презрительно хмыкнул Изотов. – Твои проблемы. Нефиг мусорник свой ржавый ставить там, где люди ездят!!!

– Надеюсь, сегодня вечером деньги на ремонт будут лежать в будке у сторожа, – твердо сказал Артем.

– Э, слышь, тормозни-ка! Ты че, наехал что ли, фраерок? Закрой пасть и слушай! – взревел не привыкший к такому обращению битюг. – Болт тебе в стакане, а не лавы, усек?! А если будешь бакланить, я тебе сам счетчик включу, за царапину на моем бампере, врубился в тему?! Он один дороже всей твой сраной колымаги стоит! Так что, фраерок, проваливай на х… и благодари Бога, что дешево отделался! Все! Базар окончен!



Изотов смачно, вызывающе выругался, добавил что-то совсем уж оскорбительное насчет матери Артема и отключил связь. Некоторое время Артем неподвижно стоял, слушая доносящуюся из мембраны дробь коротких гудков, затем медленно положил трубку на аппарат, на ватных ногах вышел из будки и спустился к поджидающему его снаружи отставному офицеру Палычу.

– Ну как? – спросил старик, внимательно вглядываясь в заострившееся лицо Артема. То, что бывший военный летчик увидел, заглянув парню в глаза, было красноречивее любых слов. Сторож тяжело вздохнул, потупил взор и покачал головой.

– Палыч, давай звони в ГИБДД, – решительно сказал Артем. – Обьясни, что к чему. Пусть менты приезжают и составляют протокол, по всей форме. Ты же свидетель, своими глазами аварию видел. Никуда этот баклан не денется. Не хочет по-хорошему решить вопрос, бычара, будет по закону.

– Ты что, сдурел?! – седые кудлатые брови старика изумленно поползли на лоб. – Да если я это сделаю, меня завтра же здесь не будет! Как только Гиви узнает, что я в ментовку сообщил, сразу пинком под зад вышвырнет! А на мое место желающих дежурить до хрена! Даже за пятьсот рублей… Только свистни. Нет, мил человек, так дело не пойдет.

Видя играющие на лице Артема желваки, Палыч несколько сбавил тон. Подошел, тронул за локоть.

– Извини, дорогой, и пойми меня правильно. Для меня эта работа – единственная возможность подработать к пенсии. И терять ее из-за тебя, пусть ты хоть трижды прав, я не хочу и не буду. На Гиви пробу ставить негде, одни татуировки, все рыло в пуху. Кем он раньше был? Уркой! А сейчас? Честный бизнесмен! А до сих пор, побожиться готов, при одном только слове «менты» у него наверняка скулы судорогой сводит. Так что извини, не стану я гаишникам звонить. И тебе не советую. Разбирайтесь с этим Изотовым без милиции, если сможете. А нет… Мой тебе совет – плюнь и забудь. Здоровее будешь. О красавице-жене своей подумай, каково ей будет тебя, калеку, на инвалидной коляске катать?

– Аня мне пока не жена, – машинально ответил Артем.

– Вот если начнешь на рожон почем зря лезть, тогда точно никогда женой не будет! – назидательно предостерег пенсионер, подпустив в голос почти отцовские интонации. Помолчав пару секунд, добавил уже совсем спокойно:

– Ну, с голоду ты не умираешь, как я в детстве. Неужто у тебя денег не хватит самому машину отремонтировать, а?

– Хватит, наверное, – рассеянно отозвался Артем, чувствуя, как мгновенно и неотвратимо подействовало на него упоминание Палыча об Анюте. Словно ведро холодной воды в лицо выплеснули. Вернули на грешную землю… Неужели придется проглотить оскорбление этого наглого скота Изотова? Прав, тысячу раз прав этот героический старик, вынужденный трястись из-за страха потерять копеечную работу – будь проклято это волчье время!

– Ну, а раз есть, тогда не болтай понапрасну и займись ремонтом. Все полезней, чем зубами зря скрипеть, – вздохнул сторож, доставая из кармана потертого пиджачка мятую пачку с папиросами. – Такое уж сейчас блядское время, сынок, ничего не поделать… – закурив и выпустив дым, тихо прошептал сторож, задумчиво глядя куда-то вдаль. – Вот и молчим, когда нам морду бьют и когда грабят. Заорешь – себе дороже выйдет. Спасибо Горбатому с Ельциным! Чтоб им самим и всем ихним холуям век очко наждачной бумагой подтирать… Ну что, успокоился малость? Передумал гаишникам звонить?

Артем, скрипнув зубами, молча кивнул.

– Вот и молодец. Это нам, старикам, умирать в этом бардаке придется, а ты еще молодой. Может, и доживешь до того времени, когда честному человеку по улицам русских городов можно будет спокойно ходить. Без газового баллончика и кастета за пазухой.

– Можно, я еще раз позвоню? – вспомнив о данном Анюте обещании завтра обязательно свозить ее на Судачье, попросил Артем. Заметив, как сразу же напряглось лицо Палыча, он поспешил успокоить старика:

– У меня друган, Вовка Жуков, в «вазовском» автосервисе мастером работает. Я попрошу его сегодня же тачку на эвакуаторе в ремонт отогнать, а вам ключи и техпаспорт оставлю. Когда техничка приедет, пусть хозяйничают. Вован рыжий такой, долговязый. Не обознаетесь. Договорились, Олег Палыч?

– Как скажешь, сынок, – ответил сторож, явно довольный таким благоприятным для него исходом ночного инцидента. И тут же сменил тему: – Сам то куда сейчас?

– Сначала на автобус, потом – на метро. Работу пока еще никто не отменял.

* * *

В автобусе была такая давка, что Артему пришлось несколько остановок буквально висеть зажатым со всех сторон разгоряченными телами так плотно, что проблемой был даже глубокий вдох. К тому же от стоящих рядом двух смуглых, громко переговаривающихся между собой, словно с рождения тугих на уши, таджичек в ярких цветастых нарядах нестерпимо воняло застарелым потом, нечищенными зубами и еще чем-то не менее «приятным». В последние годы этого отвязного и неухоженного, промышляющего попрошайничеством на вокзалах, улицах и в электричках дикого племени из бывшей «братской» республики в Питере стало почти столь же много, сколько в столице. И, что самое удивительное, несмотря на совершенную бедность, вокруг таких вот теток всегда крутилась стайка вечно голодных, всклокоченных, крикливых, плохо одетых и внешне похожих на Маугли ребятишек. О будущем этих детей можно было только догадываться. Чем руководствуются их вечно стоящие с протянутой рукой, но все равно продолжающие плодиться как кролики, родители, Артем понять не мог. Всякий раз на ум приходила лишь крылатая, но так ничего толком и не объясняющая фраза красноармейца Сухова из «Белого солнца пустыни»: «Восток – дело тонкое». Прямо скажем, она мало чем отличалась от другого крылатого высказывания, сделанного великим поэтом Тютчевым: «Умом Россию не понять». Ни двести лет назад, ни сейчас. Вот уж точно…

Кто-то, протискиваясь к дверям за спиной Артема, грубо толкнул его локтем в бок.

– Извините…

– Ничего…

Наконец минут через пятнадцать ползущий с черепашьей скоростью, похожий на резиновую бочку с живыми селедками «икарус» остановился возле станции метро. Измотанная до предела угрюмая толпа, в которой то и дело происходили шумные перебранки со взаимными оскорблениями, облегченно охнула. Люди, стремясь опередить друг друга, хлынули из дверей наружу, к ступенькам находящегося неподалеку подземного перехода. Артем, поддавшись стадному инстинкту, тоже торопливо скатился вниз и вскоре уже встал в конец очереди, змеящейся к кассам метрополитена. Сунул руку в закрытый на «молнию» боковой карман легкой куртки из плащевки и – на миг оторопел, силясь понять, что такое случилось.

Застежка оказалась открытой. Портмоне на месте не было. Орудующий в переполненном автобусе внук легендарного киногероя Кирпича сумел воспользоваться ситуацией и без проблем выудить «лопатник» из кармана ни о чем не подозревающего пассажира. Вот же засада!

Артем, чисто по инерции, принялся шарить по карманам в поисках кошелька, но того, естественно, давно уже след простыл. А ведь внутри кроме полутора тысяч рублей лежал паспорт! Зато в заднем кармане джинсов обнаружилась неизвестно как завалявшаяся там монетка достоинством в пять рублей. Аккурат на жетончик, чтобы до работы доехал. М-да… Картина Репина «Приплыли» во всей своей красе. Одно «радует» – техпаспорт на машину и права, обычно тоже лежащие в портмоне, Артем вынужденно оставил сторожу на стоянке.

Бросив в окошко монетку, Артем получил жетон и спустился в метро. Кровь буквально кипела у него в жилах. Сначала авария и этот пьяный бык Изотов, теперь – проклятый ворюга, умыкнувший паспорт. Придется писать заявление в милицию и получать новый, стоя в утомительных очередях к столоначальникам. В общем, было от чего скрипеть зубами.

В «Мельницу» Артем добрался, опоздав больше чем на час.

– Греков, ты что себе позволяешь?! – казалось, хозяин бистро – по обыкновению холеный, одетый как, банкир, приземистый лысоватый холерик с пухлыми губами и вечно потными ладонями – специально ждал его возле кухни, пыхтя своей пижонской трубкой. – Ты на часы смотрел?! Уволю, к едрене фене, да такую рекомендацию дам, что ни в одно приличное место дальше порога не пустят!!!

– Зиновий Семенович, у меня сегодня сплошные неприятности, – стараясь держать себя в руках, сказал Артем. – Сначала авария, причем не по моей вине. Пришлось отгонять машину в сервис и добираться на общественном транспорте. А там, как всегда по утрам, смертоубийство… В общем, какой-то скот до кучи лопатник с деньгами и паспортом умыкнул. Так что проблемы далеко не смешные…

– Мне плевать на твои проблемы, мне нужно, чтобы ты приходил на работу вовремя! – истерически взвизгнул похожий на лоснящегося колобка шестидесятилетний бизнесмен. Владелец бистро хотел сказать еще что-то, но на сей раз обычно молча сносивший любые упреки работодателя шеф-повар жестко его осадил:

– Если мне не изменяет память, господин Гольданский, не далее чем в апреле вы тоже из-за аварии едва не опоздали на самолет, вылетающий на Кипр! Так что прошу вас впредь не кричать на меня – я вам не мальчишка. И уж тем более не стоит меня пугать! – Впервые за время работы в «Мельнице» Артем разговаривал с боссом подобным тоном и, судя по округлившимся глазам Гольданского, тот явно оказался не готов к такому повороту событий. – Если вы настаиваете – давайте расчет, прямо сейчас, и – до свидания!

– Ишь ты! – после возникшей паузы подал голос заметно поостывший коммерсант. – Шустрый какой! А кто будет заказ к банкету готовить?! Они?! – Гольданский ткнул пухлым, похожим на сардельку, пальцем в приоткрытую дверь кухни, откуда доносилось шипение фритюра, гулкий шум работающей вытяжки и будоражащие аппетит запахи, из которых больше всего выделялся аромат жареного на открытом огне мяса-барбекю. Там, за дверью, сейчас находились две работающие под началом Артема девушки.

– Эти биксы наготовят, ага! Кроме дневного фаст-фуда, ничего доверить нельзя!!!

– Зря вы так на них, Зиновий Семенович, – спокойно заметил Артем, поняв, что ему на удивление быстро удалось угомонить разбушевавшегося директора. – Лена и Оля – кулинары от Бога и, чуть подучившись, в будущем смогли бы запросто работать даже в «Корсо». Три месяца как после курсов, у них еще просто недостаточно опыта. К тому же за те деньги, которые они получают… – Артем, поймав взгляд босса, недвусмысленно приподнял брови.

– Ладно, ладно, тоже мне защитничек нашелся! – уже на полтона ниже засопел Гольданский. – Не твоего ума дело. Не нравится – пусть проваливают! Ты лучше спроси, как они сегодня солянку перцем запороли!.. Короче, ближе к телу. Там, на столе, меню на вечер. Продукты, икру, гуся и прочее утром уже привезли. Будут музыканты, и не какие-нибудь халтурщики из рокклуба, а сам «Чиф и команда»! – счел своим долгом предупредить директор «Мельницы». – С продюсером все обговорено, парни приедут в половине пятого. Им, как обычно, накрыть отдельный столик недалеко от сцены. Еще один столик – для охраны, в дальнем углу. Времени на подготовку закусок у тебя осталось мало, так что не отвлекайся, сразу приступай к делу, с остальным девчонки справятся. Через час-полтора выгоняем последнего посетителя и закрываемся на уборку и сервировку столов. А что касается твоего опоздания – промокнув взмокшую лысину платком, толстяк пожевал губами, глядя на Артема из-под насупленных бровей. – Причины я нахожу убедительными, но – бизнес превыше личного! Это уже пятое твое опоздание! А посему выношу последнее китайское предупреждение! Имей в виду, Греков… Шеф-повар ты действительно дельный, но мое терпение не железное! Все, хватит лясы точить, давай приступай. А я пока еще раз отзвоню, переуточню насчет блядей…

– Насчет кого? – не понял Артем.

– Баб они до кучи заказали, для понта, вот чего! – огрызнулся Гольданский. – Стриптиз! И подавай им танцовщиц аж из самой «Медузы». Пять тонн гринов за сикалок не пожалели. Для них, как я понял, это вообще – не деньги. Я как въехал, кто банкет заказывает, сразу цену в полтора раза выше обычной назвал – так эти даже не торговались. Ума не приложу, чего они другой кабак, побольше, не сняли?!..– толстяк, пожав покатыми плечами, потушил большим пальцем руки аргентинскую трубку и спрятал ее в карман стильного карденовского пиджака.

– Зиновий Семенович, – окликнул Артем уже развернувшегося к нему спиной и мелкими шаркающими шажками двинувшегося по коридору Гольданского. – Так я не понял, кто конкретно у нас сегодня зависает? Братва, что ли? Вы вчера говорили…

– Если бы! – хрюкнул, открывая дверь кабинета, хозяин русского бистро: – Мэрия! Только не наша, разумеется, не яковлевская. Областная. Город Усть-Озернинск, слыхал? Это где порт нефтяной в обход Прибалтики сейчас строят. Вроде как юбилей у одного из глав местной админстрации. На своих кабаках им, ворюгам, не сиделось! В «Мельницу» потянуло!

– У нас уютно и спокойно, журналюг нет, значит, можно расслабиться. Что еще надо для хорошей пьянки, – примирительно высказал свое мнение Артем. В принципе, как он давно про себя заметил, Зяма был мужик нормальный, только вот с нервами – полный атас. А до кучи – мания величия в легкой форме. Впрочем, такое с нынешними бизнесменами случается сплошь и рядом. Каждый лохматый хачик, владелец придорожного ларька с липовой регистрацией в паспорте, считает себя как минимум благодетелем и кормильцем и смотрит на затюканных продавцов с видом олигарха в законе. «Казнить нельзя помиловать». Гдэ хочу, там запитую и ставлу…

– Не волнуйтесь, босс, стол будет готов вовремя! – успокоил директора Артем, умышленно ввернув радующее слух хозяина русского бистро заморское словечко.

Гольданский – заядлый курильщик – надсадно откашлялся, задрал орлиный нос и, не удостоив своего шеф-повара ответом, повернул ключ в замке и скрылся за обитой дешевым кожзаменителем и на первый взгляд кажущейся куском фанеры бронированной дверью кабинета. Оказавшись в кабинете, толстяк прошаркал к столу, тяжело повалился в кожаное кресло, утер блестящую лысину носовым платком, взял со стола трубку радиотелефона и по памяти набрал номер менеджера популярного в Питере стриптиз-шоу «Медуза».

Глава 2

Драку заказывали?

Кавалькада из трех сверкающих иномарок, сопровождаемых тремя джипами с охраной, подкатила к бистро в начале шестого. Мордатые молодцы попрыгали из внедорожников, привычно огляделись по сторонам в поисках возможных осложнений и, не заметив таковых, услужливо распахнули дверцы двух «мерседесов» и «тойоты». Пятеро вальяжных господ среднего возраста неспешно покинули просторные салоны автомобилей и, приветствуемые застывшим на входе в «Мельницу» в позе швейцара Гольданским, ленивой походкой проследовали в снятый ими на вечер зал.

Столы, накрытые на двенадцать персон, как и было заказано, уже ломились от выставленных на белоснежной скатерти всевозможных деликатесов русской кухни. Здесь было все – от нежнейшей стерляди и черной икры до маринованных грибков и зажаренного в печи поросенка с хреном, от еще теплых расстегаев и сочных краснобоких яблок до прозаической квашеной капусты с клюквой и говяжьего языка в нарезку. Ну и, конечно, целая батарея всевозможных бутылок – от отечественной водки «Смирновъ – сухарничекъ» до забугорного «Реми Мартен». У неплотно зашторенного окна, недалеко от небольшой сцены, на которой уже стояла загодя привезенная техниками рок-группы «Чиф и команда» музыкальная аппаратура, именинника уже поджидали с подарками прибывшие незадолго до назначенного времени гости – четверо солидно одетых, упитанных и надутых, как индюки, богатых мужиков, своим внешним видом мало отличающихся от виновника торжества и его спутников, а также две смазливые, длинноногие и длинноволосые куклы, упакованные в дорогие наряды, сверкающие россыпью бриллиантов и словно только что сошедшие с глянцевых страниц модных журналов для богатых бездельниц.

Артем, закончив предварительную часть работы на кухне и, как обычно, поручив обслуживание клиентов переодетым в стилизованную под русские костюмы сексуальную униформу Лене и Ольге, стоял возле плотной бордовой занавески, отделяющей подсобные помещения от главного зала и с интересом наблюдал за прибывшими. Его внимание привлек справа от виновника торжества невысокий мужчина лет сорока, позади которого топтались, озираясь по сторонам, мрачные гориллы с внешностью растлителей малолетних. Артем сразу узнал этого человека, да и как было не узнать, коли эта набившая оскомину лощеная рожа лишь недавно исчезла с голубых телеэкранов? Сомнений быть не могло – одним из «козырных тузов», приехавших на банкет, оказался скандально известный в масштабах страны Аскольд Лях. Бывший кремлевский функционер, некогда с успехом промышлявший продажей российской части собственности развалившегося Союза, один из подельников рыжего приватизатора, «сливших» достояние страны буквально задарма, по совместительству еще и «писатель», в настоящее время Лях снова был у сытной кормушки и, если верить СМИ, являлся одним из главных акционеров стоящего недалеко от границы с Эстонией транзитного нефтяного терминала. Так что присутствие московского варяга на банкете, устроенном в честь чиновника усть-озернинской администрации, выглядело отнюдь не случайным.



– Слушай, Грек, а это не тот самый ворюга, как там его?..– положив ладошку на покрытое белоснежной тканью поварского халата плечо, благоговейным полушепотом поинтересовалась возникшая за спиной Артема Оля. – Ни фига себе! Какие люди в Голливуде!

– Вот такие мы крутые, однако, – усмехнулся Артем, с легким прищуром разглядывая обнимающихся у столов, целующихся, обменивающихся нарочито громкими приветствиями и крепкими рукопожатиями чиновников и коммерсантов. – Пора Зяме на фасаде «Мельницы» медную табличку с пятью звездами вешать.

– Глянь на этих клоунов… Прямо светятся от собственного чванства, – спокойно заметила Оля. – А ведь всего несколько лет назад были задрипанными крючкотворами и мелкими взяточниками из провинциального городка. И вдруг, по взмаху волшебной «палочки Ляха», стали уважаемыми и влиятельными людьми! Вот что значит нефть…

– А биксы их, глянь, Оль, дуры силиконовые. Брюликов на себя нацепили, аж коленки подгибаются, – послышался у другого плеча Артема печальный вздох Лены. – Везет же некоторым! Вовремя ножки раздвинули – и нате, пожалуйста, все, что душа пожелает, на блюдечке с голубой каемочкой! Канны, Ницца, шмотки от кутюр. Господи!..

– Не хочу я такой жизни, – отозвалась Оля. – Лицемерие одно, все разговоры о деньгах, тряпках и разборках. По мне так лучше нормальная семья, средний… ну, может чуть выше среднего доход, любящий муж, здоровые детишки. Зимой – лыжи, санки, плед у камина. Летом – дача, солнце, травка, река.

– Ага, пеленки, распашонки, сопли и обкаканные памперсы, – усмехнулась Лена. – Плюс грядки, колодец и стирка мужниных трусов в порошке «Ариель»! Удивляюсь я тебе, Ольга, честное слово. Мне б твою внешность да грудь, я бы уже давно нашла себе богатенького Буратино в годах, завела молодого любовника и вообще делала бы все, что душа пожелает. А ты… так и загнешься на этой кухне. Ну, не на этой, так на другой, один хрен!

– Девчонки, не ссорьтесь, – обняв за талии обеих помощниц, примирительно произнес Артем. – Знаете, как говорил О’Генри?

– Это еще кто такой?! – буркнула пухленькая Лена, поправляя обильно покрытую лаком короткую прическу и плотоядно поглядывая на закончивших наконец лобызаться и усаживающихся за столы «денежных мешков» – предмет ее сладких мечтаний.

– Писатель такой, – улыбнулась Оля. – Американский. И что же он сказал, Грек?

– Замечательную фразу. Дело не в дорогах, которые мы выбираем. Просто что-то внутри нас заставляет выбирать именно эту дорогу. Красиво, да?

– В смысле? – опять не поняла Лена.

– В том смысле, что в зависимости от характера, от личных устремлений и способностей каждый из нас, за редким исключением, в конце концов получает то, чего заслуживает, – объяснила Оля. – Или, проще говоря, – рожденный ползать летать не может. Крыльями не вышел.

– И ты в это веришь, Греков?! – мягко погладив Артема по щеке, удивленно взметнула брови Лена.

– Представь себе – да, – пожал плечами Артем. – То есть стремиться, конечно, нужно, но следует реально оценивать свои возможности, а не питать бесплодные грезы.

– Ага, то-то я смотрю, ты такой умный, молодой, за что ни возьмись – сплошной бицепс-трицепс, с высшим образованием, а на ржавой «девятке» на работу ездишь, – беззлобно уколола Лена. – Только без обид, ладно? Что, я не права?!

– Грустно признаваться, но, похоже, я из тех неудачников, кто свой шанс уже упустил, – согласился Артем. – Если бы не тот досадный перелом и смещение позвоночного диска, я бы уже наверняка был чемпионом мира по самбо. Потом, по окончании карьеры, школу бы свою открыл, тренером стал. А теперь вот… вынужден сочинять котлеты по-киевски. Слава Богу, хоть что-нибудь, кроме как дураков на татами валять, делать умею.

– И, по-моему, у тебя это замечательно получается, Тема, – воспользовавшись моментом, Оля – хрупкая, миниатюрная, как четырнадцатилетняя девочка, – прильнула к нему и уткнулась головой в плечо. – Если хочешь знать, во все времена и во всех странах именно мужчины считались лучшими поварами. Кстати, как у тебя дела с твоей… девушкой? Кажется, Аней? Еще не разошлись?

– Почему ты спрашиваешь? – деланно изумился Артем, прекрасно зная, куда клонит Ольга.

Нужно было быть совершенно деревянным, чтобы не заметить, как это очаровательное юное создание подчас на него смотрит, как разговаривает, как смущенно улыбается, отводя взгляд, – и не сделать однозначный вывод: он безусловно ей нравится. Артем не сомневался: прояви он хоть чуточку инициативы, и… Только как в таком случае быть с Анютой? Перешагнуть этот «барьер» Грек не мог. Да и, честно говоря, не хотел. Хотя прекрасно представлял себе, сколько нормальных парней с радостью и свинячьим визгом бросились бы на колени перед Ольгой, вздумай она дать им хоть один призрачный шанс. Девчонка, что и говорить, была очень красивая. Да и характер… Как раз такие Артему нравились – спокойная, умная, ласковая. Только вот, увы, сердцу не прикажешь. А к племени озабоченных безмозглых самцов, круглосуточно занятых лишь поиском обьекта для беспорядочного спаривания, он вроде бы не относился.

– Да втюрилась она в тебя, разве не видно?! – вмешалась в диалог Лена, взглянув на Артема, как на глупого, несмышленого малыша, пытающегося засунуть в электрическую розетку мамину шпильку для волос. – А ты, блин…

– Лена, немедленно перестань! – дрогнувшим голосом перебила ее залившаяся румянцем Ольга. Однако не отстранилась. Артем отчетливо ощутил, как напряглась враз притихшая, так удобно устроившаяся на его плече маленькая, чем-то неуловимо похожая на подростка, восемнадцатилетняя блондинка.

– Ладно, леди, не время сейчас говорить о бренном – Родина в опасности! – разряжая обстановку, Артем чмокнул не сказавшую больше ни слова Олю в прохладную щеку, а правой рукой легонько хлопнул Лену пониже талии. – Готовьтесь к «це-у», вон Гольданский прет, как паровоз!..

И действительно: о чем-то переговорив с ковыряющимся на сцене с аппаратурой лохматым бородачом и прокатившись колобком через весь зал, за штору подсобки юркнул Зиновий Семенович. Сбросив с лица вымученную улыбку, толстяк перевел дыхание, утерся носовым платком, придирчиво осмотрел с головы до ног аккуратно причесанных и весьма симпатично выглядящих девушек и, видимо, остался доволен. Выдохнул, словно перед первым в жизни затяжным прыжком с парашютом, и затараторил, потирая ладони:

– Все, цыпоньки! Они начинают! Будьте начеку, чтобы пустые тарелки исчезали со стола со скоростью молнии, а полные появлялись! Я только что говорил с этим Бармалеем, «Чиф и команда» приедут минут через десять-пятнадцать. Они уже приземлились, сейчас на дороге из Пулкова. Прямо с гастролей и – к нам…

– Как жалко, что я фотоаппарат дома забыла, – печально вздохнула Оля. – Моя младшая сестренка буквально с ума сходит от Чифа. Все стены его плакатами увешаны. – Девушка бросила полный тоски взгляд на возвышающегося белым неприступным айсбергом Артема, впервые за время работы в «Мельнице» отметив, что ему, оказывается, очень идет халат повара и смешная шапочка на голове. – Когда она узнает, что Чиф с командой пел у нас на банкете, а я не сделала для нее хоть несколько снимков, с Лизой случится истерика. Надо будет у Сергея, солиста, хоть автограф взять…

– Вот что, Белецкая, – словно решаясь на героический поступок, выдавил директор. – Ты, кажется, недалеко живешь?

– Да, на Обводном, – робко кивнула девушка. Глаза ее блеснули внезапно появившейся надеждой. Оля, кажется, уже все поняла.

– Так уж и быть, но только в виде исключения! – Гольданский сразу вспотел – так нелегко давались ему эти слова. – Звони домой. Если она у тебя такая… э-э. фанатка, – что ж, сам в свое время по двадцать пять рублей за пластинки «Битлов» спекулянтам отдавал. Но учти: чтоб сестра сидела здесь тише воды, ниже травы и не высовывалась, пока я сам не разрешу, ясно?! Отвечаешь головой!

– Зиновий Семенович, вы – самый лучший в мире начальник! – Оля не удержалась и чмокнула Гольданского в щеку. Тот зарделся, засмущался.

– Ладно, ладно, я этого не люблю! – пробурчал он, доставая трубку. Раскурил ее, кивнул на дверь кабинета: – Звони. Там открыто. Только быстрее, Белецкая! Скоро эти проглоты первую порцию салатов сожрут, пора будет подносить…

Оля, счастливая, побежала звонить. Артем не без удовольствия втянул носом оставшийся после девушки едва уловимый шлейф хороших французских духов. Как она только ухитряется покупать модный парфюм и так соблазнительно выглядеть при столь мизерной зарплате? Сие – великая женская тайна.

– А как же обещанная «Медуза», Зиновий Семенович?! – хитро прищурившись, спросила шефа Лена. – Хочется и на секс-шоу посмотреть.

– Лесбиянка, что ли, на голых баб зенки пялить?! – хмыкнул хозяин бистро.

– Скажете тоже, – надулась девушка. – Интересно просто. Никогда ничего подобного вживую не видела. Только по телеку.

– Увидишь, не волнуйся! – пыхнув трубкой, успокоил толстяк. – Чуть позже. Этих сикалок только часа через два с половиной привезут. Когда Чиф уже отыграет программу, а буржуи… – Гольданский нервно кивнул в сторону зала, где рассевшиеся за столами чиновники уже толкали третий тост за здоровье юбиляра, – согреются до нужной кондиции и созреют для крутого стриптиза. Ох, чует мое сердце, без битой посуды и сломанной мебели опять не обойдется! Видал я разок, что эти сисястые медузы на столах вытворяют!

– Где это?! – не унималась всегда острая на язык Лена.

– Не твоего ума дело, – отрезал, зыркнув за штору, Зиновий Семенович. Взглядом профессионала он оценил складывающуюся за банкетным столом обстановку, долго наблюдал за произносящим тост и вопреки всем правилам оттеснившим именинника за угол и демонстративно сидящим во главе стола Аскольдом Ляхом. Завершив тост и махом хлобыстнув рюмку водки, московский гость, ставя пустую рюмку на стол, нечаянно опрокинул локтем бокал с апельсиновым соком, ухмыльнулся собственной неловкости и стал вертеть башкой по сторонам в поисках обслуги.

– Живо в зал! – освободив проход, Гольданский буквально вытолкнул Лену за штору…

Артему уже наскучило созерцание трапезы власть имущих, и он уже собирался удалиться на кухню для приготовления горячего, но от его взгляда не ускользнул тот похотливый интерес, с которым бывший кремлевский крадун посмотрел на прибирающую на столе, слегка наклонившуюся вперед чернявую Лену. Когда девушка, наскоро вытерев со скатерти мокрое пятно, уже собиралась уходить, Лях неожиданно придержал ее за локоть и, заставив наклониться, что-то прошептал ей на ухо. Потом вопросительно поднял брови, уставившись на остолбеневшую девушку гипнотическим взглядом удава. Но Лена, похоже, если и растерялась, то всего на мгновение. Смущенно улыбнувшись, она быстро произнесла что-то в ответ, а затем, нарочито виляя попкой, пересекла зал и пулей нырнула за спасительную портьеру. Оказавшись в подсобке, Лена резко швырнула розовую впитывающую тряпочку на столик для посуды, прислонилась спиной к стене, закрыла глаза, обхватила лицо руками и тихо, протяжно заскулила. Артем и Зиновий Семенович удивленно переглянулись. В этот момент как раз вернулась из кабинета шефа Оля и тоже с изумлением уставилась на подругу.

– Что?! – первым не выдержал Гольданский, схватив девушку за руку. – Что он тебе сказал, дура?! Да не молчи же ты!

– Что случилось, Ленчик? – осторожно спросила Ольга, обнимая девушку за плечо. – Перестань, ради Бога!

– Он… – убирая руки от пылающего лица, сдавленно прошептала Лена, обводя безумным взглядом присутствующих. – Он сказал, что через час уезжает и спросил, какие у меня планы на сегодняшнюю ночь.

– Вот это да! А ты что ответила?! – произнесла оторопевшая Ольга.

– Я сказала, что пока у меня нет никаких планов. Если, конечно, не считать необходимость обслуживать банкет… Тогда он сказал, что с моим боссом договорится, это, мол, вообще не проблема, – девушка вопросительно посмотрела на Гольданского и вдруг снова закрыла лицо ладонями: —Ма-мочка! Что же мне делать?! Я с ума сойду!..

– Ехать, видимо, – небрежно пожав плечами, предложил Артем. По голосу и выражению лица шеф-повара было непонятно, шутит он или говорит серьезно. Впрочем, через секунду все быстро поняли, что скепсиса в словах Артема значительно больше. – Ты же сама только что пела, что отдала бы все за шанс зацепить богатенького Буратину?! Вот он, пожалуйста. Куда уж «буратинистей»… Сам великий и могучий Лях глаз на тебя положил! Олигарх с большой дороги.

– Не говори ерунды, Грек, – строго взглянув на Артема, сказала Ольга и поправила спадающую на глаза челку. – Никаким «шансом» тут даже не пахнет. Сам прекрасно знаешь, что этому кобелю нужно только затащить приглянувшуюся девчонку в постель, а потом – плюнуть и растереть… Ленка, не вздумай, ты слышишь! Даже не думай об этом!

– Вот! Начинается! – тяжело вздохнул Гольданский, щелкнул себя по кончику носа и тупо по-боксерски, мотнул головой, словно сбрасы, вая с себя остатки наваждения. – Чуяло мое сердце, без дурдома не обойдется. Ну кто тебя за язык тянул, дура?!

– Я поеду, – вдруг решительно сказала Лена, гордо подняла курносый носик и торжествующе оглядела присутствующих. – И будь что будет Один раз живем Как говорила одна героиня в популярном фильме, – самое страшное, что может со мной случиться, это изнасилуют. Для того и едем.

– Ты сдурела! – охнула Оля и, взяв Лену за плечи, легонько ее тряхнула. – Не делай этого, дурочка!

Но Лена, уже приняв решение, разительно преобразилась Она брезгливо оттолкнула подругу и с вызовом посмотрела на Гольданского.

– Зиновий Семенович, можно я уйду пораньше? Я потом за Ольгу две смены отработаю, честное слово!..

На хозяина «Мельницы» было жалко смотреть. Гольданский враз как-то осунулся, посерел, щеки отвисли, сделав его похожим на старого бульдога. Он суетливым движением сунул руку в карман пиджака. Извлек из кармана трубку прикурил от специальной длинной спички, сделал несколько глубоких затяжек, пару раз прошелся туда-сюда по короткому коридорчику и наконец остановился напротив ждущей окончательного вердикта искательницы приключений. Вперившись потяжелевшим взглядом в гордо расправившую грудь девчонку, колобок грубо буркнул:

– Я тебе не мама. Делай что хочешь! Только клиента нужно обслужить по высшему разряду! – И тут же поправился: – Я имею в виду банкет… остальное меня не касается! Если договоришься с ней – скатертью дорожка! Но предупреждаю: одно замечание за вечер – и, к ебеням, уволю, обеих! Все!..

В этот момент из зала послышались громкие овации, крики «браво», кто-то из мужчин залихватски свистнул, приведя в дикий восторг присутствующих за столом дам. Это собравшиеся приветствовали приехавших музыкантов.

– Чиф приехал! – засуетился Гольданский.-Сейчас парни перекусят чутка с дороги и начнут лабать. Надо пойти с их продюсером поручкаться… – и Зиновий Семенович проворно юркнул в зал.

– Артем, можно тебя попросить? – тихо сказала Оля и недвусмысленно взглянула в сторону кухни. – Всего на пять минут, ладно?

– Зря стараешься, Белка, – вызывающе фыркнула Лена, поняв намерения подруги поговорить с ней с глазу на глаз. – Прокомпостирован талончик! Как говорила другая героиня в другом фильме: «Если что – ищите меня в Волге!..»

Не сказав ни слова, Артем кивнул и удалился на кухню готовить горячее. Жаря на открытых углях жаровни заказанный гостями шашлык из осетрины и тигровых креветок, новгородские копченые колбаски, седло барашка и мясо-барбекю, слушая доносящиеся из зала хорошо знакомые песни питерской рок-группы и даже, сам того не замечая, тихо подпевая артистам, он то и дело мысленно возвращался к авантюрному решению Лены переспать со столичным воротилой. Как ни странно, но эта щекотливая тема, ни с какого боку не касающаяся его лично, отодвинула даже тягостные мысли о необходимости восстановления побитой пьяным быком Изотовым «девятки» и украденного вором-карманником паспорта.

Правильно ли поступает Лена, согласившись переспать с этим нефтяным воротилой? С точки зрения ханжеской морали – однозначно нет. Но кто возьмет на себя право осуждать юную, лишь чудом закрепившуюся в городе на Неве и буквально зубами цепляющуюся за «светлое будущее» девчонку из глухой северной провинции? Кто вообще имеет право осуждать действия другого, вполне взрослого и отвечающего за свои поступки человека, если они касаются исключительно его личной жизни?! Никто. Так же как никто не вправе указывать ловеласу Ляху, с кем ему сегодня спать. Разве что прокурор, но это уже совершенно из другой оперы… Артему, как и всем русским людям, имеющим сомнительное удовольствие созерцать на телеэкране банные оргии министра юстиции, постельные забавы «человека, похожего на Генерального прокурора» и с лихвой наслышанным о прочих, куда более трагических, секс-историях с участием одуревших от безнаказанности властителей, искренне хотелось верить, что на сей раз с рисковой карельской девчонкой ничего страшного не случится.

* * *

Как ни странно, но сегодняшние гости «Мельницы», опустошающие с поистине купеческим задором одну за другой поллитры с водкой и коньяком, насчет еды оказались не слишком привередливыми и вполне довольствовались тем набором деликатесов, который к началу банкета уже находился на столах. Единственный дополнительный заказ на фирменное блюдо Артема – жульен с грибами вешенка, мидиями и сыром «Чеддер», поступил сразу после окончания первой части выступления музыкантов, от главного виновника торжества – справляющего свой тридцать пятый день рождения «заместителя главы администрации Усть-Озернинска по вопросам строительства и инвестиций» Виктора Киржача, которого все присутствующие мужчины и даже дамы называли просто Витьком. Заказ именинника услужливо принял и немедленно передал своему шеф-повару сам хозяин бистро…

Артем, закончив основную часть своей сегодняшней работы на кухне и проводив молчаливым взглядом упорхнувшую вместе с москвичом Ленку, в гордом одиночестве сидел за столиком у окна, не спеша пил томатный сок и листал занимательный журнал для мужчин «Медведь», с интересом разглядывая рекламные слайды нового, едва появившегося в продаже «демонического» внедорожника БМВ, когда в дверях показалась заметно покрасневшая и необычайно довольная физиономия Гольданского, которого, помимо его желания, уже успели накачать до затылка хлебосольные мужики из областной администрации. Он подскочил к столу, бесцеремонно закрыл лежащий перед Артемом журнал и, дохнув в лицо повару коньячно-водочным перегаром, безапелляционно приказал:

– Греков, давай-ка по-быстрому сбацай Виктору Анатольевичу свой фирменный жульен! Я рассказал ему, как замечательно ты его готовишь, и Виктор Анатольевич пожелал попробовать! В темпе, в темпе давай!.. Развалился тут, понимаешь, хренотень всякую читаешь!

– Это не хренотень, – вставая со стула, сказал Артем. – И не надо на меня кричать, Зиновий Семенович. Я вам не мальчишка. А жульен будет готов через десять минут.

– Не через десять, а через пять! – не удержался от язвительной реплики Гольданский. – И чтобы сам, лично, подал заказ на стол Виктору Анатольевичу, понял?!

– Если мне не изменяет память, во время банкетов обязанности официанток выполняют девчонки, – заметил Артем, глядя в глаза директору бистро. – Вот пусть Ольга и обслужит дорогого гостя.

– Белецкая сейчас занята, чтоб ее! – скривил губы толстяк. – Нет, чуяла моя задница, не надо было разрешать! Так куда там, добрый слишком… Вот и пользуются, кому не лень, – слегка поостыл Зиновий Семенович. – Короче, у сестры ее младшей, этой сикалки малолетней, только что истерика случилась! Ольга ее сразу в охапку – и домой повезла, на такси… Говорил же, предупреждал – без моего разрешения из подсобки – ни ногой! А эта дурочка в паузе между песнями подлетает к Чифу, запрыгивает на сцену, целует чуть ли не в засос и фото с авторучкой под нос сует, мол, поставьте автографы. Сама таращится, как на икону, дура… Серега ошалевший гитару опускает, смотрит на девку безумными глазами: «А-а, так это опять ты, рыжая?» – говорит. И к музыкантам своим оборачивается, с ухмылкой: «Глядите, мужики, та самая психопатка, которую на концерте в «Юбилейном» менты три раза со сцены оттаскивали». А потом снова к ней: «Ты как сюда просочилась, милая? Через вентиляцию?!» Ну, девчонка побледнела вся, да как разрыдается. Эти мордовороты озернинские ржут, как лошади, – не каждый день такое шоу увидишь… – Гольданский тяжело вздохнул, глянул из-под нахмуренных бровей на неспешно, но сноровисто приступившего к приготовлению жульена Артема и закончил: – В общем, встал я из-за стола, оттащил сикалку в подсобку и сказал Ольге, чтобы убрала ее отсюда, от греха подальше. Такси по мобиле вызвал. Короче, только что уехали… Так что заказ, Греков, подашь Виктору Анатольевичу лично, и чтоб без разговоров!

Толстяк расстегнул воротник рубашки, ослабил узел галстука, подошел к огромному холодильнику с полуфабрикатами, достал маленькую бутылочку минеральной воды «перье», залпом осушил ее, швырнул в мусорник и покинул кухню, обронив напоследок:

– Все сегодня через жопу!.. Одна блядь с кремлевским холуем трахаться поехала, другая – фанатку истеричную чуть ли не в смирительной рубашке домой повезла! Ты, блин, хоть не брыкайся…

– Постараюсь, – произнес Артем, сноровисто кромсая край желтой сырной головки острым японским ножом.

С горячим, только что извлеченным из микроволновой печи, ароматно пахнущим грибами и специями жульеном на подносе, дополненным тарелочкой с поджаренными до хрустящей корочки пшеничными сухариками-уголками, Артем появился у открытой двери в банкетный зал минут через семь. Да так и застыл возле полуприкрытой шторы, не решаясь перешагнуть несуществующий порог. В зале «Мельницы» разворачивалось очередное неординарное действо, за которым с явным интересом наблюдал десяток пар блестящих от алкоголя глаз. В том числе и испуганно затихший, стоящий возле декоративной пальмы вместе с хмурым продюсером Чифа Гольданский.

– Да не ломайся ты, как целка! – говорил стоящий на сцене рядом с солистом рок-группы коротко стриженный, коренастый и уже заметно перебравший водочки областной чиновник, откликающийся на простое русское имя Витек. – Я пару тем сбацаю и отдам тебе эту гребаную гитару в целости и сохранности! – Рука Киржача потянулась к гитаре Чифа, но музыкант перехватил ее в воздухе и, насколько мог деликатно, отвел в сторону.

– Я же сказал: нет, – мотнул лохматой головой Сергей, без тени смущения глядя в глаза не на шутку разгулявшемуся и ни за что не желающему отказываться от глупой ребяческой затеи имениннику. – Эту гитару я не доверяю никому. Даже близким друзьям. Извините.

– Ну, ты и бара-ан, Чиф! – огорчился Витек. – Что я ее, съем?! Или гвоздем матерное слово нацарапаю на самом видном месте?! Хорош рамсы гнуть, дай по-хорошему! Душа требует музыки!

– Хорошо. Я и ребята с удовольствием исполним любую выбранную вами песню, не только из репертуара нашей группы, – ответил ни в какую не желающий уступать инструмент Чиф. Видя, как брезгливо скривились губы виновника торжества, солист снова принялся объяснять, стараясь, чтобы тон его голоса звучал как можно миролюбивее: – Поймите, для музыканта гитара – это очень личное. Как женщина, как… зубная щетка, если хотите. Ни один уважающий себя музыкант, тем более профессионал, не доверит свой любимый инструмент чужаку. У него никто и не станет просить. Таковы неписаные правила. А эта гитара… Она очень близка мне. Я купил ее на аукционе в Лондоне, за бешеные деньги. На ней раньше играл сам Карлос Сантана.

– Ну и хрен с того?! Подумешь – Сантана! Да срать я хотел на этого латиноса-наркомана с высокой колокольни, ясно тебе, баклан?! – презрительно фыркнул начинающий терять терпение Киржач. Обернувшись через плечо, он кивком подозвал стоящих у окна и готовых к любому развитию ситуации телохранителей. Мордовороты мгновенно оказались у хозяина за спиной и застыли, ожидая дальнейших распоряжений. По притихшему, превратившемуся в некое подобие театральной ложи VIP-банкетному залу прокатился тихий ропот, однако никто не вмешивался.

– Скажи спасибо Ляху, – это он пригласил вас лабать на мой день рождения, так сказать, в качестве подарка. Лично мне больше нравится Юра Шевчук и ДДТ… Но это темы не меняет. Короче, скажи, за что тебе пять кусков зелени отмаксали, за красивые глазки? Ну уж нет, земеля! Или ты сейчас по-хорошему отдашь мне эту гребаную балалайку и свалишь со сцены на пять-десять минут, или я… – Киржач на секунду задумался, скрипя мозгами на весь зал. – Или я прикажу моим пацанам забрать ее силой, а тебя и твоих хиппи волосатых выгнать отсюда пинком под зад.

– Вы этого не сделаете, – в голосе Чифа впервые послышалась тревога. Несмотря на это, в неприятном инциденте с гитарой музыкант, похоже, решил идти до конца.

– Это еще почему?! – осклабился похожий на заботливо побритого, упитанного, аккуратно одетого в модные тряпки и сбрызнутого одеколоном хряка ретивый чиновник. Его зло прищуренные глазки налились кровью. Пальцы сжались в кулаки.

– Потому что тогда вам придется ответить, – с вызовом произнес Сергей. – Но уже не только передо мной, а еще и за хулиганство – на Литейном, дом четыре. Если не знаете – это здание ГУВД. Это здесь недалеко, машина с операми приедет через три минуты. А за ней примчатся журналюги с фотоаппаратами и видеокамерами. Не думаю, что вам нужны лишние проблемы с законом. И с прессой. А сейчас, извините, мы пойдем. Продюсер вернет деньги тому, от кого их получил, а первую часть нашего выступления можете считать бесплатным подарком к вашему дню рождения. Приятного отдыха. Всего доброго. Пошли, ребята…

– Ах, вот значит как? – рассмеялся Киржач. – Никуда ты не уйдешь! А ну стоять, я сказал! Будете лабать до утра, сявки, до кровавых мозолей, пока я не скажу «стоп»!

Не обращая внимания на грозные окрики пьяного чиновника, популярная рок-группа во главе со своим солистом дружно принялась отключать инструменты от питания. Глядя на парней, на их восковые лица, Артем понял: после нанесенного оскорбления заставить их продолжить концерт можно было разве что под дулом автомата. Он с нескрываемым презрением посмотрел на стоящего на сцене клокочущего от бессильной злобы Киржача, затем перевел взгляд на серебряный поднос с жульеном и подумал, как было бы хорошо впечатать этот горячий деликатес в гнусную рожу холеного кабинетного хряка, возомнившего себя полубогом и вершителем чужих судеб благодаря начатому в Усть-Озернинске строительству экспортного нефтяного терминала. Удивительно, но по-настоящему большие деньги почему-то всегда оседают в карманах таких скотов…

Видя, что дело принимает хреновый оборот и музыканты демонстративно игнорируют приказ, дошедший до белого каления чиновник резким кивком указал телохранителям на как ни в чем не бывало сматывающего шнур от гитары Чифа.

Молодцы сразу поняли поставленную хозяином задачу, в два шага оказались рядом с Сергеем, обступили его с двух сторон. Один из амбалов схватил солиста за грудки, второй резким движением зацапал эксклюзивную гитару, однако вырвать ее из цепких рук музыканта с первой попытки не получилось. Во время второй гитара тихо затрещала, и присутствующие услышали, как с глухим звуком лопнула одна из струн. Трое остальных участников группы «Чиф и команда» дружно побросали свои инструменты и, приготовившись к заведомо неравной драке, поспешили на помощь солисту, вынужденному после короткого, но сильного удара кулаком в челюсть разжать пальцы и выпустить гитару, немедленно переданную Витьку одним из нападающих. Завладев инструментом, Киржач довольно оскалился. Солиста мордовороты грубо оттолкнули в сторону.

– А теперь можешь проваливать… Паганини.

– Эй, ребята, нельзя ли помягче?! – бесстрашно подал голос высокий парень в остроносых «казаках» и черной ковбойской шляпе, кажется, бас-гитарист, и, подскочив к одному из телохранителей, с вызовом ткнул его кулаком в грудь. – Верни Сереге гитару, ты, окорок!..

Увы, одной смелости оказалось явно недостаточно. Словно по команде, оба телохранителя в едином порыве обрушились на «ковбоя» серией точных, разящих ударов, в результате чего гонористый музыкант, посмевший выказать норов, был легко сбит с ног, сломанной куклой рухнул на сцену, а на его лице показалась обильно сочащаяся из разбитого носа и сильно рассеченной губы кровь. Тягаться с профессионалами было бессмысленно, остальные участники группы, включая Сергея, дружно попятились назад…

– Стоять!!! Сюда смотри, падла!!! – не удовлетворившись тем, что раритет легендарного виртуоза оказался у него в руках, Киржач поймал полный ненависти взгляд Чифа, демонстративно оскалился, перехватил дорогой инструмент двумя руками, с громким выдохом вскинул его над головой и, словно дровосек – топор, со всей силы грохнул об обитый алюминиевым уголком острый край отделанной зеленым ковролином сцены. Гитара с треском лопнула, переломившись на три части, со звоном оборвалось еще несколько струн. Тяжело дыша, вандал в личине чиновника отбросил жалкий остов инструмента в сторону и смачно сплюнул на пол.

Артем видел, как по лицу Чифа прошла судорога. Солист на секунду прикрыл глаза, словно от резкой зубной боли. Кто-то из стоящих за спиной музыкантов крепко стиснул ему плечо.

– Вот теперь можешь уебывать, – проскрипел Киржач и кивнул на валяющиеся обломки. – Не люблю оставаться в долгу. Это тебе в качестве гонорара за концерт. И запомни, тварь: я пуганый. Если ты, плесень волосатая, хотя бы пукнешь в мою сторону, то до конца жизни будешь перебирать лады ногами! Потому что все пальцы на твоих руках будут сломаны, ни один хирург не соберет! А теперь – вон отсюда! Вышвырните их на улицу!

– Так ему и надо! Молодец, Витек! У-уу! – впервые с начала инцидента послышался грубый и явно довольный мужской бас, к которому, словно ожидая команды старшего, мгновенно присоединились еще несколько приветственных возгласов, включая демонстративно громкое «У-ау!», вылетевшее из накрашенного алой помадой рабочего ротика одной из двух присутствующих на банкете девиц.

– Охрана! Гоните их в шею! Пинками до самого метро!

– Пошли отсюда, холопы! Боря, Саня, проводите их с почестями…

– Я пришлю вам, мальчики, своего парикмахера, с садовыми ножницами и мотопилой «Дружба»! Ха-ха-ха! Пупсик, дай мне огоньку…

– Ничего, скоро стриптиз приедет, вот и оттянемся! Нормальный ход…

Униженные и побитые, музыканты торопливо покинули зал и были выпровожены амбалами из бистро. Гольданский, перепуганный насмерть, побежал следом за грубо отпихнувшим его продюсером группы, видимо, для того, чтобы уточнить вопрос насчет оставленных на сцене инструментов…

Киржача окружили его упитанные приятели, хлопали по спине и, как победителя, снова усадили во главе хмельного стола. Рванув живительной влаги, заместитель главы администрации Усть-Озернинска по строительству и инвестициям стал выискивать, чем бы этаким закусить, вдруг вспомнил о заказанном им жульене и стал вертеть головой по сторонам в поисках официантки.

Артем, у которого в душе бушевала буря негодования, как мог собрал волю в кулак, шумно выдохнул, свободной рукой отодвинул бархатную штору и направился к столу.

* * *

– Ну, наконец-то! Явился – не запылился! – рявкнул именинник, заметив показавшегося в зале высокого и широкоплечего, больше похожего на борца, чем на труженика кухни, шеф-повара в коротком белом халате и нахлобученном на голову смешном колпаке с «аэродромом» наверху.

– Ставь сюда! Сейчас поглядим, что ты за кулинарный гений… – Едва Артем поставил перед вальяжно развалившимся на стуле, дымящим сигарой Витьком подернувшийся тонкой пленкой жульен и блюдце с сухариками, как хряк немедленно окунул в него вилку и, зачерпнув густое содержимое, с жадностью отправил себе в рот.

Артем подхватил свободный поднос, развернулся и, стараясь не смотреть на двигающего челюстями мерзавца, направился назад, в служебное крыло бистро. Но не успел он скрыться за шторой, как был остановлен грозным окриком Киржача.

– Эй, как там тебя… повар! Подойди, – чиновник поманил его пальцем.

Артем вернулся к столу.

– Как тебя зовут, шеф? – спросил Витек, пыхнув в лицо Артема сигаретным дымом.

– Артем.

– А фамилия?

– Греков.

– Абреков?! – хрюкнул виновник торжества.

– Греков, – невозмутимо повторил Артем.

– Что же ты, мальчик, мне такое дерьмо скользкое принес? – спросил Киржач. – Я у тебя что заказывал? Жульен. Он, если я не ошибаюсь, должен подаваться очень, очень горячим. А это… сопли какие-то. Вперемешку с блевотиной…

Голоса за столом стихли, внимание гостей переключилось на Витька. Похоже, не на шутку раздухарившись и пуще прежнего охмелев от приятного и тешащего самолюбие процесса публичного унижения известных на всю Россию рок-музыкантов, именинник решил продолжить в том же духе.

– Что молчишь? – демонстративно стряхнув пепел с сигары прямо в жульен, процедил чиновник. – Язык проглотил или того… глухой от рождения?

– Что заказывали, то и принес, – как можно спокойнее произнес Артем, глядя поверх головы Киржача. – Я не виноват, что мне пришлось десять минут стоять с подносом в руках, пока вы здесь… развлекались.

– Ни фига себе, – сидящий слева от Киржача мужик с бульдожьими щеками и лежащим на животе параллельно полу галстуке посмотрел сначала на рискнувшего дерзить парня, а затем на Витька. – Слышь, Андреич, молодой человек грубит.

– Сейчас ты пойдешь на кухню и вместо этого поноса принесешь мне нормальный жульен, – пропустив слова соседа мимо ушей, Витек взял початую бутылку коньяка, наполнил стопку до краев, залпом влил в рот, со стуком поставил стопку на заляпанную пятнами скатерть и, шумно выдохнув, еще раз использовал крохотную металлическую пиалу в качестве пепельницы. – Тогда, так и быть, халдей, я прощу тебе хамство. Уйдешь домой целым и невредимым. Я сегодня пьяный, а когда я пьяный – я всегда добрый. Все, пшел вон отсюда!

У Артема внутри все похолодело. Но страха он не испытывал. Это была ярость.

– А если я скажу «нет»? – даже не шевельнувшись поинтересовался Греков, глядя на покрывшееся пунцовыми пятнами лицо Витька. Краем глаза он заметил, что в зале вновь появился взъерошенный, как воробей, Гольданский. Толстяк пугливо жался к окну, словно хотел спрятаться от посторонних глаз за плотно задернутой шторой.

– Ты серьезно? – не повышая голоса осведомился Киржач.

– Вполне, – подтвердил Артем. – Я выполнил заказ и не виноват, что вы увлеклись общением с музыкантами. За это время жульен остыл. Если хотите сделать повторный заказ, я готов принять его у вас. Разумеется, за дополнительную плату.

– Парень борзый, – наткнув на вилку кусочек копченой стерляди и отправив его в рот, заметил второй сосед Киржача – дородный кучерявый мужичина лет пятидесяти с кавказскими чертами лица и раздвоенным подбородком. – Парень не понимает. Придется наказать. Как считаешь, Витек?

Вместо ответа чиновник тяжело вздохнул, нарочито медленно положил дымящуюся сигару на край хрустальной пепельницы, аккуратно взял двумя пальцами жульен, поднял его так, чтобы видели все, сидящие за столом, подождал несколько секунд, пока понявшие все с полувзгляда телохранители неслышно пройдут по залу и, словно конвоиры, встанут чуть позади от рискнувшего дерзить повара, а затем быстрым и точным движением выплеснул студенистое, еще теплое содержимое пиалки в лицо Артему.

– Ладно, – вернув опустевшую крохотную посуду обратно на тарелку, с ласковой улыбкой сказал Киржач. – Я согласен. Пусть будет за дополнительную плату. Игорь, заплати повару. С чаевыми.

Артем, перед глазами которого поплыли темные круги, а в висках глухо, с нарастающей силой застучала кровь, не спеша утер лицо накрахмаленным рукавом халата, боковым зрением отмечая начавшееся позади шевеление, а потом, сделав молниеносный разворот влево с одновременным шагом назад и вправо, на лету перехватил летящий ему в затылок кулак, поймал руку бритоголового амбала на болевой прием, за полсекунды до упора вывернув кисть сначала в одну, затем в другую сторону, после чего с достойным метателя молота ускорением «протянул» громилу навстречу бросившемуся на подмогу, но не успевшему увернуться напарнику. С тупым стуком ударившись лбами, оглушенные телохранители с грациозностью африканских бегемотов рухнули назничь, до кучи приложившись затылками об пол. Быстро присев, Артем добавил каждому из молодцов прямой в переносицу и только затем пружинисто разогнулся, с каменным лицом повернувшись к обидчику и готовясь отразить атаку метнувшихся из-за дальнего столика на помощь поверженным коллегам трех других рослых обломов с перекошенными от ярости рожами. Один из них, видимо, самый опытный, под впечатлением от увиденного, уже не слишком надеясь на победу в рукопашной, проворно выхватил из-под пиджака увесистый черный пистолет…

Похожий на загнанного кабана Витя Киржач, шокированный случившимся, сидел напротив Артема ни жив ни мертв, испуганно вжав голову в плечи и хлопая отвисшей челюстью в тщетной попытке произнести хоть один членораздельный звук. Артем не долго думая врезал ему ладонями по ушам, за отвороты пиджака рывком поднял слабо сучащую ногами увесистую тушу на уровень груди, а потом что есть силы швырнул на первого набегавшего здоровяка.

Амбал, надо отдать ему должное, с боксерской ловкостью увернулся и, на миг почувствовавший себя в полной невесомости именинник, не найдя точки опоры, с отрывистым криком рухнул на пол, где, судорожно дернувшись, затих в позе зародыша, поджав колени к груди. Артем, не теряя времени, метнулся навстречу второй группе нападавших, в два прыжка сорвал дистанцию и сделал два стремительных маятниковых движения корпусом вправо-влево, с ходу поразив скуластого бодигарда прямым ударом в челюсть и сбив его с копыт легко, словно кеглю…

Увы, с трех шагов на Артема уже смотрел смертоносный срез пистолетного ствола. Бросаться грудью на «беретту» и изображать из себя камикадзе Артем не собирался. Переведя дыхание, он расправил грудь и тяжело воззрился на имеющего неоспоримое преимущество противника. Как ни жаль, но приходилось признать свое поражение. Со всеми вытекающими последствиями. И все же главное было сделано – зарвавшемуся обидчику он отомстил с лихвой. И за себя, и за публично униженного Чифа, которого воочию Артем видел первый раз в жизни…

– Стой, где стоишь! – на удивление спокойно приказал самый старший из телохранителей – рослый сухопарый мужчина лет сорока с коротким шрамом на виске. – Один шаг – и я стреляю. Теперь имею полное право. Так-то, орел…

Глядя на этого тертого, уверенного в себе профи, вне всякого сомнения, постигшего опасное ремесло бодигарда в некой государствнной структуре еще в ранешние, «серпасто-молоткастые», времена, можно было не сомневаться: сделай Артем одно неосторожное движение – и рука у мужика не дрогнет, а указательный палец с характерной мозолью на сгибе привычно надавит на спусковой крючок.

– Не отпускай его, Стас! Сейчас он у меня попляшет! – обрадованно выкрикнул воспрянувший духом пузатый сосед Киржача и принялся торопливо давить светящиеся кнопки появившегося в руке мобильного телефона, приговаривая: – Щас, щас, падла!..

За притихшим было банкетным столом вновь началось шевеление. Все, и особенно девицы, с нескрываемым страхом и еще большим любопытством разглядывали оказавшегося отменным бойцом коренастого русоволосого шеф-повара. Как ловко этот парень расправился с Киржачом и тремя телохранителями! Если бы не начальник личной охраны Бори Спасского – пиши пропало! Впрочем, банкет все равно был безнадежно испорчен. Какой уж тут стриптиз, какие попки – не то настроение…

– Надень-ка это, – вынув из кармана пиджака отнюдь не случайно оказавшиеся там наручники, телохранитель продемонстрировал «браслеты» Артему. – Для нашей общей пользы…

– Да пошел ты, – Артем демонстративно отвел в сторону насмешливо-презрительный взгляд. – Тебе надо – ты и одевай.

Первая пара поверженных громил начинала приходить в себя. Один даже уже смог сесть на задницу и сейчас, обхватив гудящую голову руками, медленно раскачивался взад-вперед. Второй тщетно пытался подняться на карачки. В конце концов, не без помощи напарника, это у него получилось. Третий, нокаутированный последним, по-прежнему лежал рядом с Киржачом, не подавая признаков жизни.

– Поднимите Витю и этого… – приказал остающимся на ногах бодигардам изо всех сил пытающийся казаться невозмутимым кавказец. – Поглядите, что с ними. Если нужно – вызовите нашего лепилу, – закурив сигарету, горец с интересом уставился на возвышающегося посредине зала повара.

Напарник держащего Артема на прицеле охранника склонился над лежащими на полу бедолагами. Артем равнодушно наблюдал, как Киржач медленно открыл глаза, повращал ими по сторонам, после чего был немедленно подхвачен под руки и не без труда посажен на стул рядом с девицами. Что касается нокаутированного охранника, то у него дела были значительно хуже. Он был бледен и тихо хрипел.

– Кажется, перелом челюсти, – вынес свой вердикт присевший на корточки и внимательно ощупавший пострадавшего телохранитель. Парень зло и опасливо зыркнул на стоящего поодаль Артема. – Без врача не обойтись, Салман Исаевич. Вызывать?

– Я уже один раз сказал. Тебе что, баран, повторять нужно?! – сорвался на грубость кавказец. Телохранитель немедленно выхватил трубку.

– Алло! Димыч, скорее в «Мельницу»! – срывающимся на истерику голосом орал в другой телефон наконец-то дозвонившийся абоненту толстяк. – У нас тут че-пэ!.. Нет, все живы, слава богу… Короче, все потом! Бери пацанов, Айболита, и чтобы через десять минут был здесь! Все!..

– Господа! Господа! – впервые с начала потасовки подал голос насмерть перепуганный Гольданский. – Может… мы все уладим тихо-мирно, как деловые люди?! Ну, хотите…

– Засохни, сука, – резко осадил Зиновия Семеновича нервно дернувший щекой джигит. – С тобой мы отдельно разберемся. Но сначала – с твоим бойцом. Кстати, можешь сразу с ним попрощаться и искать замену. Назад в этот кабак он уже не вернется.

– Одень их сам, земляк, – по-прежнему покачивая наручниками, уже более жестко предложил Артему обладатель «беретты», не решаясь приблизиться к повару или доверить процедуру защелкивания «браслетов» более молодому напарнику. Бодигард сразу понял – с этим тружеником кухни, в совершенстве владеющим приемами защиты и нападения без оружия, некогда обьединенными профессором Кадочниковым в практически непобедимый «русский стиль», лучше не шутить. Здоровье дороже.

– Нужно уметь проигрывать достойно… – сказал он.

– Вот ты и проигрывай, – фыркнул Артем. То, что он случайно заметил, слегка опустив голову и скосив взгляд, заставило его приготовиться к броску.

– Эй, ты, как там тебя! – выкрикнул с дальнего края стола до сих под сохранявший молчание сухопарый и тонкогубый мужик. – Ответь мне на один вопрос…

Этот хмырь, сообразил Артем, специально заговаривает мне зубы, отвлекает внимание на себя. Артем оказался прав – один из оклемавшихся телохранителей бесшумно поднялся, взял со стола пустую пузатую бутылку из-под «Реми Мартен» и вот-вот готов был ударить его по затылку. Вокруг Артема образовалась своего рода зона отчуждения, пересекать которую даже со стволом в руках не решался ни начальник охраны только что вызвавшего подмогу Бори Спасского, ни его напарник. Один замах – и тонкий французский колпак вряд ли смягчит сокрушительный удар. Затем можно будет перевести дыхание, спокойно надеть на бесчувственного повара «браслеты» и сдать его подоспевшим к злополучной «Мельнице» сотрудникам частного охранного предприятия, находящегося на содержании Усть-Озернинской администрации…

Артем понял, что это – подарок судьбы. Когда боец во время схватки теряет хладнокровие и, ослепленный яростью, сломя голову бросается на соперника, сам бог велит наказать его за непростительную для профессионала глупость.

Точно уловив миг, когда занесенная над его головой рука охранника с бутылкой начала стремительное движение вниз, Греков резко присел, почти упал на корточки, уходя в сторону и вниз из предполагаемой точки поражения, провел заднюю подсечку, не глядя ударил локтем в грудь потерявшего равновесие, падающего на него сверху телохранителя, сбив ему дыхание, выхватил из безвольно повисшей руки бутылку и молниеносно метнул ее, метя в лоб по-прежнему не спускающего с него пистолет матерого бультерьера. По правде говоря, даже на пике своей спортивной формы Артем никогда не был силен в прицельном метании предметов, каждый раз с лихвой выбирая весь запас допустимой погрешности. Да и коньячная бутылка – не армейский штык-нож. Но промахнуться ею с четырех-пяти шагов по мишени размером десять на десять было практически невозможно. Угодив донышком точно в лоб «старшему», импровизированная граната на время оглушила его, заставив выпустить ствол и рухнуть на колени, после чего упала на пол и со звоном разлетелась десятками осколков.

Завладеть выпавшим из ослабевших рук оружием и направить его на второго телохранителя, попытавшегося было бросить мобильник и выдернуть из наплечной кабуры свой пистолет, заняло не больше трех секунд Норма. Зато расклад сил в банкетном зале сразу переменился на сто восемьдесят градусов. И первым, как ни странно, отреагировал на это обнадеживающее для него известие именно старый еврей Зяма Гольданский:

– Господа! Прошу вас, будем же благоразумны! – заметно потвердевшим тоном поспешил сказать директор «Мельницы». – Произошло досадное недоразумение! Чего не случается под этим делом, так давайте относиться ко всему с пониманием! Ваш товарищ, прямо скажем, погорячился, мой повар тоже, так самое лучшее, что мы можем сейчас сделать, – это забыть обо всем! Артем, будь так добр, опусти, пожалуйста, пистолет… Мы все уладим, я уверен – мы обязательно все уладим…

Артем пропустил причитания Гольданского мимо ушей. Более того – недвусмысленным взглядом он без слов заставил пошатывающегося бодигарда и его напарника отойти от лежащего со сломанной челюстью и стонущего блондина и присоединиться к двум оклемавшимся телохранителям, один из которых, впрочем, до сих пор не мог встать в полный рост и сидел, прислонившись спиной к стене, а второй корчился в тщетных попытках вдохнуть живительный кислород.

– Ты уже покойник, – едва шевеля губами, сказал Артему тот, кого называли Салманом Исаевичем. Взгляд горца не предвещал ничего хорошего. – Лучше сразу вешайся, шакал, или уезжай из Питера, куда глаза глядят!

– Сжечь, к херам, весь этот клоповник, – прошепелявил Киржач. – А жирдяя – в расход…

– Господи! Что же ты наделал?! – воздев очи и руки горе, причитал скулящий наподалеку от сцены Гольданский. – Все пропало! Все пропало!..

– Слушайте меня внимательно, подонки! – сказал Артем, оглядев всех присутствующих. – Вы все видели, из-за чего началась эта канитель! Так что винить в происшедшем вы можете только самих себя и вот этого долбаного хмыря! Так, Витек?!.. Ах, простите, конечно, – Виктор Анатольевич!.. Короче, сейчас я уйду. Если кому-то, особо ретивому и самонадеянному, – Артем бросил предупреждающий взгляд на насупленного, раздувающего бычьи ноздри Салмана, – взбредет в голову искать меня с дурными намерениями – искренне советую поберечь здоровье для более приятных дел. А Гольданского лучше оставьте в покое, он здесь вообще ни с какого краю! Счастливо оставаться, козлы…

Едва Артем закончил свой монолог, как с улицы послышался надрывный визг тормозов, громкие хлопки автомобильных дверей и приближающийся топот ног. Это подоспела вызванная пузаном подмога. Пора было в темпе сматываться. Согнанные Артемом в кучу опарафинившиеся телохранители, почуяв скорое избавление от позора, заметно засуетились.

– Прости, Зяма, – с искренним сочувствием сказал Артем, на прощание тронув за плечо понуро сидящего на краю сцены Гольданского. – Если можешь…

После нескольких безуспешных попыток открыть запертую на ключ входную дверь «Мельницы» раздались грозные крики, громкий стук, и сразу вслед за этим – звон разбитого стекла. Похоже, бравые парни громили окна бистро резиновыми дубинками или прикладами автоматов.

Артем, поколебавшись лишь мгновение, быстрым движением расчленил трофейную «беретту», бросил обойму с патронами и ствол в стоящий неподалеку аквариум с золотыми рыбками и, мельком окинув взглядом зал, скрылся за зеленой шторой служебного помещения, где буквально нос к носу столкнулся с испуганно прижавшейся к стене и вытаращившей глаза Ольгой. Без сомнения, она видела все. Стремительно оценив обстановку, Артем сгреб девушку в охапку и быстро потащил вслед за собой к запасному выходу, откуда открывалась бесконечная галерея старых питерских проходных дворов, безошибочно ориентироваться в которых мог только тот, кто всю жизнь прожил в центральной части города на Неве. Оля, надо отдать ей должное, не сопротивлялась, и через полминуты они благополучно оказались на свежем воздухе…

А в зале уже слышались отчаянные вопли, матерная ругань, громкий звон бьющейся об стены и пол посуды и глухие протяжные стоны жестоко избиваемого почти всеми гостями «Мельницы» шестидесятилетнего коммерсанта.

* * *

– Господи, что теперь будет, Грек? – это была первая фраза, которую произнесла запыхавшаяся Ольга, когда они бегом преодолели длинный, похожий на лабиринт проходняк и оказались у выхода на гудящую автотранспортом улицу. Здесь беглецы могли перевести дух, не опасаясь преследователей из разъяренной «группы поддержки». Да, похоже, никто за ними так и не метнулся. В лучшем случае – выглянули во двор, сплюнули с досады и вернулись для раздачи звиздюлей козлу отпущения, на роль которого как нельзя лучше подходил Гольданский.

– Что бы ни было, меня это уже не касается, – выдохнул Артем, торопливо снимая обильно испачканный жульеном передник. Стянутым с головы накрахмаленным и чудом не потерявшимся во время драки и отступления французским поварским колпаком Греков тщательно обтер лицо, после чего смял в одночасье ставшую ненужной «униформу» и комком швырнул за исходящую аммиачным зловонием створку старинных кованых ворот.

– Эти нехорошие люди свое схавали, а я, как ты понимаешь, пять минут назад уволился по собственному желанию. Гольданского, дурака, жалко, достанется ему по полной программе… Да и хрен с ним. Как я выгляжу в смысле чистоты морды лица?

– Нормально, – кончиком ногтя смахнув со щеки Артема прилипшее полуколечко тушеного лука, улыбнулась девушка. – Не боишься, что они захотят отомстить? Серьезные дяди, с бабками и властью. Такие публичных оскорблений не прощают.

– Не очень, – секунду помолчав, без особой уверенности ответил Артем. – Все живы и почти здоровы, а дуболом, которому я скульник поломал – вообще не в счет. Такая у него бычья работа – отрываться. Не думаю, побесятся день-другой, пар из отсиженной в кабинетах задницы выпустят и остынут. У них, бедных сиротинушек, и без меня серьезных головняков хватает. Не сегодня – завтра первая нефть через порт в Европу пойдет… Хватит Паулсов кормить, пусть на голодный желудок под своим памятником Свободы с эсэсовскими флагами маршируют!..

По слишком длинному и эмоциональному монологу обычно скупого на слова Грека Оля поняла: Артем далеко не так спокоен, как пытается казаться. Просто старается показать, что ему все пофигу. Обычное мужское бахвальство. А на душе наверняка пакостно. Иначе и быть не может.

– Ничего они не забудут, – покачала головой Ольга. – Я боюсь, что… – Девушка внезапно замолчала и пристально взглянула на Артема. – У этого Киржача рожа та еще – прямо с плаката «их разыскивает милиция». Лексикон, опять-таки, – «чисто конкретный, без базара». Но еще больше мне не понравился этот черномазый, который обещал тебя грохнуть… Мне страшно, Греков!

– Да уж, сказал Ипполит Матвеевич, – хмыкнул Артем. – Колоритные ряхи у господ чиновников Усть-Озернинска и их дорогих гостей, – насупив брови, он посмотрел на часы и вышел из-под арки.

– Зря иронизируешь, Грек, – сказала двинувшаяся следом Ольга. – На твоем месте я бы действительно послушалась совета орангутанга и на пару недель как минимум уехала из Питера. До пенсии и в самом деле искать не станут, ничего такого страшного ты не натворил, если разобраться. Но на всякий случай пока тебе лучше исчезнуть. Кто их знает, что у них на уме… Кстати, ты зачем меня за собой через черный ход потащил?

– Ты чем-то недовольна, звезда моя? – приподнял брови Артем. – Ну извини. Просто не хотелось, чтобы ты там оставалась и, не дай бог, попала под раздачу… Но если очень хочешь – можешь вернуться. Правда, я не уверен, что Гольданский по достоинству оценит твой героический поступок. Мне даже кажется, что в ближайшие дни ему вообще будет не до тебя.

– Не смешно, – надула губки Ольга и легонько ткнула Артема кулачком в бок. Некоторое время они шли молча, думая каждый о своем. Потом Ольга сказала: – Представляю, какой бардак сейчас в «Мельнице» творится!.. Без милиции уж точно не обойдется.

– А вы же, гражданочка, если не ошибаюсь, самой разборки не видели?! – предположил Артем. – Ни случайно лопнувшей на семнадцать частей гитары рок-звезды, ни безобразной драки этого… э-э… пьяного повара с охранниками господина заместителя мэра, ни опять же случайного падения тридцать три раза подряд споткнувшегося о край сцены Гольданского, ни опрокинутого им же, конечно, по пьянке банкетного стола и разлетевшихся от грохота стекол входной двери?! Вы же в это время сестренку-фанатку домой отвозили, потому что у впечатлительного ребенка от неразделенной любви к кумиру слегка крыша поехала. А когда вернулись на закрепленное за вами трудовым договором рабочее место – там уже та-а-акое творилось!.. Вот здесь, пожалуйста, подпишите и можете быть свободны.

– Вы, господин следователь, так красиво и точно излагаете, словно обладаете редким даром ясновидения, – без тени улыбки согласилась Ольга. – Вам бы в гадальном салоне «Калиостро» работать медиумом, а не жуликов ловить!..

– Не, я лучше буду братков на удачу кодировать. Десять процентов от доли мои, – фыркнул Артем.

Дойдя до ближайшего перекрестка, они не сговариваясь остановились.

– Ты куда сейчас? – отведя взгляд в сторону, спросила Ольга.

– Пойду напьюсь, – пожал плечами Артем и было непонятно – шутит он или говорит серьезно. – А ты?

– Я на минутку вернусь, посмотрю… как там, а потом – домой.

– Понятно. Ну, тогда, как говорится…

– Греков?

– М-да?

– Значит… – Оля с трудом подбирала слова, – значит, мы больше никогда не увидимся?

– Ужасы какие говоришь на сон грядущий, – усмехнулся Артем. – В «Мельнице» – нет. В смысле – нечего мне там делать. А вообще, сама знаешь – старик Питер, как известно, хоть и большой город, но – маленький, – Артему тоже вдруг стало на миг неуютно. Но что прикажете отвечать в такой ситуации? Изображать ничего не подозревающего лоха, этакого мальчика-колокольчика? А может, мести откровенную пургу, спросить номер телефона, вроде как «на всякий случай»? Или, напротив, сразу ставя все точки над «и», небрежно помахать рукой и лениво бросить нечто вроде «чао, крошка»?.. Пошло. Все пошло. Но и молчать нельзя. Вот же дурацкая ситуация.

– Если вдруг… – девушка снизу вверх испытующе посмотрела Артему в глаза. – В общем – звони. Мой телефон 145-28-07.

– Ага. Ну, счастливо, Оль, – Артем не нашел ничего более подходящего, чем чмокнуть девушку в щеку, небрежно махнуть на прощанье рукой и, развернувшись, быстро перейти через проспект на моргающий зеленый сигнал светофора. Несколько секунд Артем еще чувствовал направленный ему вслед взгляд, но потом это ощущение исчезло и на смену ему, как и следовало ожидать, пришли далеко не радостные мысли относительно их с Аней ближайшего будущего…

После непродолжительной прокрутки в уме всех возможных вариантов развития ситуации, Артем пришел к выводу, что в целом его шансы избежать грядущей крутой разборки со службой безопасности озернинской мэрии не столь малы, как могло показаться на первый взгляд.

Во-первых, отыскать его «по горячим следам» жаждущие мести и одуревшие от безнаказанности слуги народа вряд ли смогут – Артем был прописан у родителей, в областном Ломоносове, но не жил там уже три года, покинув дом задолго до знакомства с Аней и переселившись на съемную квартиру в северной столице. Да и не ладилось у него давно с родителями, чего уж там… Месяцев пять как не виделись, созванивались изредка. Так что кроме имени его нынешней девушки мать и отец ничего толком не знали.

Во-вторых, адреса Анютиной квартиры на проспекте Славы и номера домашнего телефона не было даже у Гольданского, не говоря уж о работающих в бистро девчонках. Так уж получилось, что в трудовом договоре у Артема стоял адрес по прописке, а в записной книжке Зиновия Семеновича был лишь номер некогда снимаемой им комнаты на Васильевском острове.

И, наконец, в-третьих, по всем «понятиям», давно подменившим писанные юристами законы в области нынешней российской криминальной жизни, Артем был прав. Возможно, в окружении заместителя главы администрации Усть-Озернинска по вопросам строительства и инвестиций найдутся здравомыслящие мужики, способные доходчиво объяснить зарвавшемуся чиновнику, что «косяк упорол» именно он, и тот откажется от попыток отомстить обидчику. Хотя в такое чудо реалисту Артему не верилось ну совсем нисколько. Но ведь и падать духом тоже не хотелось!..

«Не бандиты, в конце концов, мозги должны быть в голове!» – успокаивал себя Артем, вновь вспомнив о разбитой ночью «девятке» и украденном в автобусе кошельке с паспортом. Выходило, что за неполные двенадцать часов он потерял две трети своих сбережений и аусвайс, отсутствие которого в кармане могло в любой момент привести его прямиком в ИВС милицейского околотка. «Завтра нужно будет обязательно написать заявление о краже», – сам себе напомнил Артем.

Второй свалившейся на голову проблемой был в одночасье потеряный источник добычи денег, и здесь все обстояло не менее серьезно. Дело в том, что у Артема, бывшего профессионального спортсмена, мастера спорта по боевому самбо, а ныне – повара-самоучки, окончившего для приличия лишь короткие курсы, не было ни подтверждающего квалификацию диплома, ни рекомендаций с двух предыдущих мест работы, без которых ни в одном приличном кабаке с тобой даже разговаривать не станут. Да и кому в серьезных ресторанах нужны отзывы безымянного крохотного кафе и травящей народ хот-догами закусочной-муравейника «а ля рашн Макдональдс»? То, что Артем однажды помог бедолаге Гольданскому на заснеженном загородном шоссе, взяв его пробившую на колдобине картер и испустившую все масло спортивную «тойоту-супру» на буксир, и вскоре устроился в только что сменившую хозяина «Мельницу», было просто подарком судьбы, рассчитывать на который теперь, увы, не приходилось. В других же забегаловках, рангом ниже, поварам платили максимум сто пятьдесят долларов в месяц. Прожить на такие деньги в Питере, если ты молодой тридцатилетний парень, не утративший веры в относительно нормальное будущее, было совершенно невозможно…

Разумеется, кроме колдовства на кухне, к которому фанат спортзала и гурман Артем с ранних лет имел явную склонность, существовали и другие виды работы. Например – в частной охране. Но чтобы устроиться в солидную фирму и получать тысяч восемь-десять рублей, обязательно нужны знакомства. Их не было…

А больше, если разобраться, он, отдавший большому спорту и попутной учебе в профильном институте без малого двадцать лет, так ничего толком делать не научился. Если, конечно, не учитывать возможности устроиться на службу в милицию или невесть каким образом податься на вольные бандитские хлеба. Только думать об этом, самом последнем в ряду, «шансе» Артему почему-то не хотелось даже в плане бреда ввиду давно сложившегося отношения к двум этим по жизни непримиримым, но связанным незримыми нитями кланам. Впрочем, если ментов, за исключением разве что мужиков из РУБОПа и «черных масок», Артем просто не любил, благо было за что, то бандитов – откровенно презирал. Но сути это не меняло…

Да, денек сегодня – лучше некуда!

Как-то незаметно ноги сами вынесли погруженного в невеселые размышления Артема к станции метро. И только тут, сунув руки в карманы джинсов, он вспомнил, что забыл в бистро куртку. За последние несколько часов резко потеплело и, сняв в подворотне испачканный жульеном халат, он вначале даже не обратил на это внимания. Впрочем, в карманах его куртки теперь было пусто. Так же, как и в кармане джинсов, если не считать ключей от квартиры. Последние пять рублей он истратил на проезд сегодня утром и намеревался после окончания банкета получить у Гольданского небольшой аванс. А когда все вдруг рухнуло и пришлось срочно ретироваться, забыл стрельнуть мелочь на метро у Ольги…

Делать было нечего. Мысленно еще раз помянув крепким словцом проклятого карманника, Артем направился к остановке трамвая. Ехать предстояло на общественном транспорте зайцем через весь город, с тремя пересадками. Впрочем, обошлось…

В просторный, с высокими потолками и лепниной на стенах подъезд Анютиного дома, ставшего, как и любимая девушка, для него уже почти родным, хмурый Артем вошел только через два с лишним часа.

Глава 3

Прости меня, мама, хорошего сына

Хозяин «Мельницы» сидел на стуле, тихо стонал, шмыгая и хлюпая разбитым в сливу носом, из которого то и дело сочилась кровь, и затравленно смотрел из-под бровей на листающего его потертую записную книжку высокого крепкого мужчину лет пятидесяти, который прибыл в бистро вместе с вооруженной охраной из пяти человек и освободил его из дьявольской мясорубки, устроенной пьяными гостями. Трое из этой разъяренной толпы, включая зачинщика потасовки, небольшой кучкой стояли у дальней стены и курили, то и дело с ненавистью поглядывая на зверски избитого и находящегося на пороге обморока предпринимателя. Нокаутированного охранника его коллеги уже увезли, а прибывшие было менты из местного РОВД после короткого приватного разговора с допрашивающим Гольданского страшным человеком в костюме непонятным образом испарились. Защиты ждать было не от кого, и Зиновий Семенович едва не плакал от обиды, проклиная своего ретивого повара и проклятую фортуну, подкинувшую подлянку в виде сегодняшних щедро оплативших банкет чиновников. Эх, верно говорят: бойтесь данайцев, дары приносящих. Ничем хорошим это не заканчивается!

– Значит, этот Греков около года живет у своей бабы где-то на проспекте Славы? – строго спросил мужчина, которого Витек и его подонки-дружки уважительно называли Дмитричем.

– Да… – хлопая повисшими на месте губ лохмотьями, жалобно пискнул Гольданский.

– И ни адреса ее, ни телефона ты не знаешь?! Вжав голову в плечи, Зиновий Семенович мелко задергал щеками. Это, вероятно, означало «нет».

– А кто знает?

– М…может, девчонки?! – набрался смелости предположить толстяк, с мольбой глядя на допрашивающего его страшного человека, от которого исходила волна холодной решимости. Такой, с ужасом думал Гольданский, прикажи ему Киржач совершить убийство, даже собственную мать не пожалеет. Изверг, а не человек! Наверняка раньше в КГБ служил, в должности не ниже полковника!

– Проверим, – сказал Дмитрич. Чирканув что-то на листе из блокнота, он оторвал его и протянул одному из пяти стоящих рядом парней. Охранник, мельком взглянув на каракули, кивнул напарнику, и оба быстро направились к выходу – А прописан твой повар в Ломоносове, у родителей? – задал Дмитрич следующий вопрос. Хозяин бистро торопливо кивнул.

Второй листок глава ЧОПа протянул другому молодцу, и тот, также не проронив ни слова прихватив напарника, покинул бистро через главный вход. Вскоре, с интервалом в несколько секунд, снаружи послышался рев двух отъезжающих автомобилей.

– То… только Ленки сейчас… дома нет, – вспомнив, как самый известный из гостей снял на ночь приглянувшуюся официантку, жалобно пролепетал Гольданский.

– А где она? – деловито спросил Дмитрич.

– Ее. Лях. трахать повез, – с испугом кивнув на стоящего в отдалении «зама по инвестициям» Усть-Озернинска, проблеял бизнесмен. – Виктор Анатолич в курсе!

– Понятно, – «старший» обернулся на тихий оклик вынырнувшего из подсобного помещения усатого помощника, так же, как и он сам, далеко не юного. Мужик подошел, держа в руке легкую, спортивного покроя куртку из плащевки. Произнес с уверенностью:

– Его тряпка, больше никто оставить не мог. Он прямо в халате через запасный выход ломанулся, – после чего продемонстрировал Дмитричу смятый клочок бумаги с нацарапанным на нем номером телефона: – Вот, в кармане нашел. Почерк явно женский. Свежая записочка, еще духами пахнет. Правда, в перемешку с дешевым табаком. Сейчас по компьютеру проверю, кому принадлежит…

Секьюрити взял стоящий недалеко от разгромленного стола плоский, судя по виду, – тяжелый черный чемоданчик, водрузил его на ближайший стул и, щелкнув замками, открыл. Сноровисто нажал несколько кнопок, быстро поднял, плечом прижав к уху, отыскавшуюся внутри телефонную трубку. Гольданский невольно покосился на сверкнувший голубым монитором странный прибор, напоминающий симбиоз спутникового телефона, компьютера и факса.

– У него мобильник есть? – прикурив сигарету и буравя взглядом толстяка, продолжил допытываться «полковник».

– Вро. де нет, – выдавил Зиновий Семенович. – Не видел.

– Местным телефоном пользовался? – без паузы последовал второй вопрос.

– Ну… может… пару… раз, – зажмурившись от внезапного приступа головной боли и прижав ладони к вискам, прошептал Гольданский. Из его носа снова потекла кровь. Глаза покрылись поволокой. Бизнесмен каждую секунду мог потерять сознание.

– Какой тут номер? – поспешил уточнить мучитель.

Зяма, вяло шевеля тем, что еще полчаса назад было губами, продиктовал семь цифр и почти сразу, испустив хрип, рухнул, громко ударившись об пол головой.

На временно отдуплившегося толстяка никто из присутствующих не обратил внимания. Спецы были заняты срочным поиском беглеца, а их хозяева, зная реальные возможности своей службы безопасности, терпеливо ждали результата.

– Гриша, свяжись через наш главный компьютер с центральной АТС и пробей список всех исходящих звонков с этого телефона, на максимально возможный срок назад. Потом выведи мне на принтер все номера, которые находятся в районе проспекта Славы, вместе с фамилиями и адресами, – приказал Дмитрич.

– Эта операция займет минимум пятнадцать минут, – предупредил усатый. – Сейчас, записочку пробью…

– Ничего, время терпит. Деваться ему некуда. Если только в бега не ударится, вместе с девкой, – хмыкнул главный, стряхивая пепел под ноги. – Но это вряд ли. Интуиция.

– Та-ак, – нажав кнопку, удовлетворенно хмыкнул напарник. – Кажется, есть. Изотов Андрей Борисович, проспект Славы… дом… квартира. Горячо, а?!

– Изотов, Андрей Борисович, – повторил старший, что-то напряженно припоминая и через плечо коллеги заглядывая в монитор. – А год рождения?

– Семьдесят четвертый. Номер записан женщиной, стало быть, либо жена этого Изотова, либо сестра. Или сам он царапал, трансвестит в пятом поколении.

– Да уж вряд ли его мама, – промычал Дмитрич.

– Любовница, а? Запись на клочке свежая, значит, только недавно познакомились. Для места проживания не подходит. Выходит, адресок логову не принадлежит… Но уже ближе к телу.

– Погоди, дай я сам пощелкаю, – оттеснив усатого, старший взял с переносного центра связи трубку, нажал на ее обратной стороне несколько кнопок и принялся ждать соединения. Дождавшись, сказал:

– Дежурный, это я… Посмотри там в списке чиновников из Смольного имя-отчество Изотова… Борис Сергеевич?! А год рождения? Ага, спасибо. Пока все.

Опустив трубку, Дмитрич задумчиво покусал губы и, глянув на монитор, набрал указанный там наряду с прочими исходными данными владельца номер из закрытой базы данных городской АТС.

– Алло? Девушка, будте добры Андрея Борисовича… А вы, простите, кто ему будете? Жена… Это вас из Управления ФСБ по Санкт-Петербургу и области беспокоят, майор Бестужев. Да нет, вы не волнуйтесь, с мужем, думаю, все в порядке, просто хочу задать пару вопросов. Возможно, именно вы мне поможете… Иначе придется вас обоих приглашать повесткой на Литейный… Нет, всего секундочку. Дело в том, что сегодня вечером недалеко от станции Сосновая Поляна на путях был найден труп неопознанного мужчины, лет тридцати, в кармане куртки обнаружен голубоватый клочок бумаги в клеточку, где женским почерком записан ваш номер телефона. У эксперта есть предположение, что эта запись сделана совсем недавно… Скажите, пожалуйста, кому вы могли подобным образом оставлять свой номер, и, если можно, назовите имя и фамилию этого человека… Так… Так… Так… Ага, понял вас. А больше никому? Точно?! Хорошо, проверим немедленно. Да, большое спасибо. К вам, думаю, больше никаких вопросов не будет. Вряд ли это совпадение, поверьте моему богатому опыту – таких совпадений практически не бывает. До свидания.

Положив трубку, Дмитрич посмотрел на коллегу из ЧОПа и, хитро ухмыльнувшись, сообщил:

– Пять баллов. Муж этой девчонки – сын финансиста из Смольного, как я и думал.

– Знаком с папой?

– Так, мельком. Встречались по одному вопросу. Пацан тогда, кстати, вместе с отцом был. На рожу, – полный пробиток. Короче, минувшей ночью на автостоянке возле дома по косому глазу этот хмырь подрихтовал своим джипом какую-то ржавую колымагу. Вот ее владельцу номерок супруга и оставила, у сторожа. Так сказать, для последующей сатисфакции и компенсации нанесенного ущерба.

– В яблочко, – буркнул усатый. – Поехали прямо сейчас? Или сначала, для сравнения, пробьем по адресу исходящие звонки из бистро?!

– Четверть часа роли не играют, – отмахнулся Дмитрич, бросил на пол окурок сигареты и раздавил его каблуком. – Давай пробивай…

Операция по вычислению номера телефона, по которому в район проспекта Славы звонил из «Мельницы» беглец, однако, заняла гораздо меньше времени, чем планировалось спецами. Примерно через семь минут портативный центр спутниковой, компьютерной и телефонной связи выдал распечатку, на которой красовался один-единственный номер. По выведенной из памяти компьютера на монитор подробнейшей схеме города, разбитой на километровые сектора, Дмитрич быстро увидел, что найденный процессором адрес находится аккурат в доме, во дворе которого располагалась та самая стоянка, где ночью произошло ДТП. Логово беглеца со стопроцентоной точностью было вычислено за неполный час после окончания драки. Круг замкнулся.

– Я даю отбой Соколову по бабам и сообщу шефу? – достав из кармана крохотную рацию, предложил усатый, уже намереваясь шагнуть в сторону стоящей неподалеку троицы.

– Не торопись, Гриша, – остановил его Дмитрич. – Слова, рапорты – дело пустое. Ты свои оперские привычки брось, пенсия через месяц, пора и отвыкать. Боссу результат нужен, а не «палки». Мало ли как карта ляжет. Может, этот Поддубный у родителей, в Ломоносове, объявится, может, вообще затихарится… Вот сгоняем в адрес, повезет – возьмем фраерка под белы рученьки, доставим на базу – тогда и доложим Виктору Анатольевичу. Никуда твои премиальные не денутся. А так – хоть разомнемся. Давно я, знаешь ли, самолично никого не вязал. Предчувствие у меня – сегодня он вернется ночевать на хату, как пить дать, вернется!

В холодных глазах профессионала появился азартный блеск.

– Давай пару бойцов прихватим, – предложил осторожный усатый. – Пассажир-то, судя по всему, больно крутой. К чему рисковать?

– Я тебя умоляю, Гриша, – осклабился «полковник». – Дилетант этот Артем Греков, номер шестой. А репы пьяным чистить по системе Кадочникова я и сам могу ничуть ни хуже. Сделаем, как доктор прописал. Ксива ментовская у тебя с собой?!

– Как всегда. И ствол – тоже.

– Ну, значит, и я не пустой. Вот и ладушки. А насчет помощников… Пожалуй, заглянем по дороге в один адрес, заберем человечка. Авось и сгодится.

– Туз в рукаве? – понимающе воззрился на шефа «КСК» Григорий.

– Что-то в этом духе… – загадочно кивнул Дмитрич.

* * *

Черный джип свернул с тянущейся вдоль побережья Финского залива и проходящей через центр города трассы на втором светофоре, возле храма, почти напротив станции Ораниенбаум. Рыча мотором, на второй передаче поднялся в крутую горку и, сделав еще пару маневров, выехал на короткую разбитую улочку, расположенную в верхней части города. Сидящий рядом с водителем парень склонился над развернутой на коленях картой Ломоносова, водя по ней пальцем, сверился с нацарапанным на листке из блокнота адресом.

– Колян, где мы сейчас? В этом долбаном Рамбове черт ногу сломит!

– Петровский переулок, – взглянув на табличку, прикрученную с торца оставшейся позади панельной пятиэтажки, деловито сообщил напарник. – Дом четыре.

– Так, понял! Сейчас первый поворот направо, затем налево, до перекрестка, потом снова направо и все время прямо. Не доезжая озера и парка будет еще один поворот, там покажу! Судя по адресу, это частный дом.

– А где дом – там собаки. Ненавижу тварей! С тех пор, как в детстве меня на пустыре стая бродячих псов едва до полусмерти не закусала… – оскалился водила, скуластый, коротко стриженный парень лет двадцати пяти. – Была б моя воля – не только бродячих, их – само собой, а каждого кабыздоха, которого без поводка выгуливают, сразу бы стрелял. Особенно злобных. Ладно еще с говном собачьим, которым уже все дворы, все парки загажены! У моего другана соседский питбуль-чемпион дочку семилетнюю за лицо цапнул, ребенку четыре шва наложили, так хозяину, прикинь, хоть бы хрен! Отмаксал кому следует – и дальше с гордо поднятым носом ходит. Ржет, когда при виде его зверя прохожие испуганно к стенам жмутся и дорогу уступают… – Помолчав секунду, блондин сменил тему: – А вообще частный домик – это хорошо. Ни соседей, ни зевак. Какая у нас задача в случае облома?

– Если бивня на хате не окажется, ждать до особого распоряжения. До утра, я так думаю. Как всегда, для хозяев халупы мы – менты из Питера. Ксиву в рыло и за глотку: «Где сынок, сука такая? А вы знаете, что его в двадцати убийствах и расчленениях подозревают?! Каких расчленениях?! А таких! Душит ваше чадо гомиков женскими колготками, член отрезает, а дома жарит и ест с кетчупом!» Ха-ха!

– А если терпила решит пробить, какие мы менты, а, Влад? – ухмыльнулся скуластый.

– По херу, – отмахнулся «музыкант», старший в их оперативном звене. – Начнут сомневаться, дам номер Жабы, типа дежурная часть. Подтвердит, мол, есть такие опера, прошу любить и жаловать… Так, кажется, приехали. Здесь налево. Все, тормози. Разговаривать пока буду я.

Скуластый заглушил мотор, закрыл джип и вслед за ловко выпрыгнувшим из внедорожника напарником приблизился к калитке, вырезанной в высоких деревянных воротах. На звонок в глубине скрытого за двухметровым забором двора сразу отозвался собачий лай. Псина бросилась к воротам и начала злобно рычать и скрести по доскам когтями. Колян недовольно поморщился:

– У-у, бля…

– Держи себя в руках, – предупредил Влад. – И без надобности в базар не встревай. А вообще гляди, место какое сказочное, – махнул он рукой вокруг, – с обеих сторон строительство, коттеджи возводят! Тишь да гладь, хоть из пушки стреляй. То, что надо…

Наконец послышались приближающиеся неторопливые шаги, негромкий окрик, и собака моментально заткнулась. Лязгнул металлический запор. Калитка со скрипом открылась. На незваных гостей вопросительно смотрел невысокий седовласый мужик лет шестидесяти пяти, в дешевых очках, одетый в легкую застиранную рубашку и линялые спортивные штаны с вытянутыми коленями. На ногах у него были тапочки.

– Вам кого? – бесстрашно, несмотря на позднее время, поинтересовался дедок, разглядывая визитеров и кидая цепкий взгляд за их спины – на стоящий напротив дома джип с непрозрачными стеклами. Между бедром хозяина и воротами просунулась коричнево-черная морда немецкой овчарки. Втянув носом воздух, псина снова начала рычать, правда, тихо, словно предостерегая от лишних движений. Дескать, только суньтесь, тогда узнаете, как кости хрустят…

– Добрый вечер, – Влад достал из нагрудного кармана на кнопке красненькую книжечку и в открытом виде сунул ее под нос мужику. – Милиция, Санкт-Петербург. Капитан Поляков, а это, – он указал на напарника, замешкавшегося с предьявлением липовой ксивы, – лейтенант Коваль. Отдел по расследованию убийств.

Лицо старика мгновенно застыло, рот чуть приоткрылся. Влад мысленно ухмыльнулся: клиент лоховатый, не рыпнется, значит, можно брать нахрапом.

– Да?! – едва дрогнувшим голосом спросил хозяин. – Чем могу…

– Извините за поздний визит, но дело срочное. Нам нужен Греков, Артем Александрович. Он дома?

– Сын давно живет в Ленинграде, уже года три как, – сообщил старик. – А что случилось, капитан?

– Простите, как ваше имя-отчество?

– Сан Саныч…

– Александр Александрович, у нас есть предположение, что ваш сын мог стать единственным свидетелем особо тяжкого преступления, – прибавив металла в голос, жестко сказал «музыкант». – И если это подтвердится, то, боюсь, Артему угрожает опасность. В таком громком деле свидетелей не оставляют. Нам нужно срочно найти его и переговорить. Очень срочно! У вас есть его адрес в Петербурге? Телефон?!

– Нет, – угрюмо покачал головой старик. – Мы не виделись уже около полугода. Артем сам нам с матерью звонит. Последний раз – недели две назад… Сказал, что, возможно, скоро познакомит нас со своей девушкой. Они давно встречаются, ее зовут Аня… С тех пор больше не звонил. Может, поссорились, не знаю…

– Очень странно, что ваш сын не оставил родителям свои координаты, – строго произнес лже-опер. – А вдруг что случится? Вы с супругой, простите, люди уже далеко не молодые. Вдруг помощь потребуется?

– Так получилось. Понимаете, несколько лет назад мы с сыном сильно поссорились, – вздохнув, поведал Сан Саныч. – Артем был спортсменом, у него как раз тогда случилась травма позвоночника. Он перенес две сложные операции и долгое время провел в больнице. Там за Артемом ухаживала одна женщина, медсестра… Она была значительно старше, к тому же с двумя детьми-школьниками от первого брака. Жила в общежитии… В общем, сын тогда решил жениться, а мы с матерью стали его отговаривать. Артем слышать ничего не хотел. Сказал, что можем не волноваться, жилье он сам найдет. Они ведь даже заявление подали! Сын после травмы оклемался, на работу нормальную устроился, поваром в кафе на Охте. Тогда мы с матерью втайне от него пришли к этой женщине и в сердцах наговорили ей много всякого… Не следовало, наверное. В общем, на следующий день она собрала вещи, уволилась из больницы и вместе с детьми уехала в Сибирь, к родственникам. Даже адреса не оставила, только письмо… Прости, прощай и не ищи, вроде того. Артем сначала места себе не находил, все гадал: отчего так случилось, – и вдруг одна из подружек Галины ему проболталась, что накануне ее спешного отъезда в общежитие приходили мы с матерью… Как было объяснить сыну, что мы хотели как лучше?! Около года он вообще не появлялся, только деньги переводами слал, мы даже не знали – где он, как. Потом, видимо, слегка оттаял, да толку? Четвертый год пошел, а до сих пор – как чужие…

Старик с досадливо махнул рукой:

– Иногда мне кажется, что если бы не больная сестра, он, наверное, вообще бы не звонил. У нас ведь кроме сына еще дочь младшая есть. Инвалид с рождения. Артем любит ее очень.

– Да, неприятная история, – нахмурился Влад. – Только, извините, к нашему делу она совершенно не относится. Убит человек, а ваш сын – единственный свидетель, который может опознать преступника. Если мы в течение ближайших часов не найдем его, не снимем показания и не обеспечим безопасность, то… Сан Саныч, не хочется вас пугать, но ситуация действительно крайне опасная. Одна надежда на вас! Хоть какая-нибудь информация у вас есть? Может, друзья сына что знают?

– Я бы рад помочь, капитан, но у нас действительно нет его адреса, – твердо заверил Греков-старший. – Но если Артем вдруг объявится, как ему с вами связаться?

– Визитную карточку мы вам непременно оставим, но… завтра утром, – слегка запнувшись, безаппеляционным тоном заявил похожий на интеллигента в смокинге «капитан Поляков». – У нас есть задание ждать Артема здесь, в адресе, до завтрашнего утра. Но прежде мы с лейтенантом хотели бы осмотреть дом. Не то что мы вам не верим на слово, боже упаси, но – таковы правила. Мы можем войти?

Старик как-то странно напрягся, подобрался и вдруг взглянул на визитеров совсем другими глазами, в которых Влад и его более молодой напарник заметили тень внезапно возникшего подозрения. Греков-старший чуть прищурился, склонил голову набок:

– Что-то вы темните, мальчики… Глаза мне ваши не нравятся. Выкладывайте-ка все начистоту. Артем наш в розыске?

– Ваш сын – просто свидетель. Успокойтесь, гражданин, – неожиданно вмешался в разговор бывший сержант ДПС Колян. – Мы осмотрим дом, убедимся, что его здесь нет, и вернемся назад, в машину!

– Ага, свидетель… В таком случае не вижу причин, по которым я должен впускать вас в дом, – жестко заявил старик. И, словно по команде, раздался рык оскалившей пасть овчарки. На холке зверюги шерсть встала дыбом, но старик крепко схватил ее за шкуру. – Тише, Коро!

– Не надо так с нами, Сан Саныч, – процедил, качая головой, боец ЧОПа. – Мы к вам по-хорошему, а вы нас даже за порог не пускаете. Так ведь и обидеть сотрудников можно, при исполнении. Задание свое мы все равно выполним, пойми, отец. Просто не хочется идти напролом. Опять скажут, что в милиции одни отморозки работают, сатрапы, гестапо и так далее!.. Давайте-ка без эксцессов. Уберите, пожалуйста, собаку, а мы с колегой осмотрим дом.

– Я вам русским языком сказал: сына нет! Где его искать – я не знаю. Хотите ждать снаружи – ждите, ваше право. А будете хулиганить – в местное отделение позвоню, пусть они с вами, питерскими, и разбираются. Только без ордера я все равно никого даже на порог не пущу. Спокойной ночи…

Отступив на шаг назад и рывком оттащив упирающуюся, непрерывно лающую и рвущуюся в бой псину, хозяин дома захлопнул дверь прямо перед носом незнакомцев. Заскрипела давно не смазываемая тяжелая задвижка…

– Ну, плесень, теперь пеняй на себя! – раздувая нозди, мгновенно взорвался Влад, привычным движением выхватывая из-под пиджака пистолет. Мельком зыркнув вправо-влево, он пружинисто отклонил корпус назад и, громко выдохнув, ударил ногой в пока еще не запертую стариком калитку.

Несговорчивый хрыч даже не успел отпрянуть – со свистом открывшая внутрь дверь кованой металлической ручкой ударила его точно в переносицу, переломив пластмассовую дужку очков, сбив с ног и отшвырнув на добрых два шага. Испустив протяжный стон, Греков-старший схватился узловатыми руками за разбитое лицо и упал навзничь.

Истеричный собачий лай оборвался на самой высокой ноте – значительно раньше хозяина учуявшая исходящую от чужаков опасность овчарка оскалила зубы и бросилась на врага. Распахнув огромную клыкастую пасть и безошибочно определив направление главного броска, зверь взвился над землей и мертвой хваткой вцепился в запястье сжимающей пистолет человеческой руки.

– А-а-а!!! – громко взревел Влад, роняяя оружие.

Но ему повезло – напарник выказал завидную реакцию и пришел на помощь. Хлопок выстрела был почти не слышен из-за истошного человеческого крика и собачьего рычания. Пуля, выпущенная стрелявшим в упор Коляном, опалила овчарке шкуру и прошла навылет, чуть ниже головы. Зверь взвизгнул, разжал челюсти и упал, конвульсивно вздрагивая всем телом и суча лапами. Два контрольных выстрела – в башку и живот – поставили точку в его жизни. Зверь замер, судорожно изогнувшись, уронил морду на узкий деревянный порог и затих. С расстояния в несколько шагов могло показаться, что охраняющий дом кобель просто спит.

– Как ты? – спросил блондин, глядя на кусающего губы Влада.

– Хуйня, пара царапин, – отмахнулся тот, поднимая с земли ствол. – Вовремя ты его кончил. Давай в дом, Колян, живо! Вряд ли этот хмырь там, но проверить надо. Я щас… кабыздоха с прохода оттащу. И так нашумели, бля, только атаса нам для полного счастья не хватает!..

Дважды повторять приказ было не нужно – бывший сержант ДПС, для которого сегодняшнее задание было чем-то вроде боевого крещения на новом, не в пример более хлебном, чем доблестная милиция, месте службы, с готовым к бою пистолетом распахнул полуприкрытую дверь одноэтажного, выкрашенного в зеленый цвет деревянного дома и ломанулся внутрь. Как сохатый лось сквозь лесную чащобу.

– Сволочи… Скоты! – Греков-старший, прижимая ладонь к обильно кровоточащему лицу, пошатываясь, с трудом поднялся сначала на колени, затем – на ноги. – Ваше счастье, что сына дома нет, он бы вам… тварям…

– Надеюсь, до утра твой выпердыш объявится, – окинув старика беглым взглядом и поняв, что с этой стороны опасности ждать вряд ли стоит, деловито заметил Влад. Сноровисто оттащил с порога убитого кобеля, закрыл калитку в воротах и задвинул тяжелый засов. Оглядел слегка кровоточащие, но не особенно опасные следы от собачьего укуса, вразвалочку подошел к старику и, глядя ему в глаза, нарочито вызывающе обтер измазанные липкой и теплой собачьей кровью пальцы о застиранную рубашку упрямого мужика. Сан Саныч, поняв намерения подонка, попытался было сопротивляться, но, получив сильный, болезненный апперкот в живот, снова упал на колени, потом медленно повалился на бок и захрипел.

– Дома кто есть? – дав хозяину отдышаться и прислушиваясь, не донесется ли из хибары какой подозрительный шум, Влад брезгливо сплюнул сквозь зубы и легонько пнул Грекова-старшего носком ботинка. – Оглох, что ли, мухомор драный?!

– Пош-шел ты… – едва слышно ответил старик и беззвучно заплакал.

– Я же предупреждал тебя, мудилу, давай по-хорошему, – нарочито печально вздохнул лжеопер Поляков, убирая «беретту» в спрятанную под пиджаком замшевую кобуру и закуривая сигарету. – И псина была бы жива, и ты сам – цел и невредим. На хер ты мне сдался, такой хороший, еще руки о тебя пачкать. Посидели бы, как люди, чайку попили… или чего покрепче. А утром разошлись бы, как в море корабли. А теперь – возись с тобой, бля!..

В дверном проеме появилась скуластая, долговязая физиономия Коляна. Глазки его, белесые, почти прозрачные, как-то странно сузились, на губах застыла глумливая улыбка.

– Голяк на базе, – пряча пистолет, сообщил блондин. – В смысле, его нет. И старухи – тоже. Только девка в дальней комнате на кровати лежит. Дура-дурой, в потолок не моргая смотрит и улыбается. Овощ, в общем. Но – красивая, сучка, – не преминул заметить амбал, и Влад сразу понял, отчего на роже у напарника застыло такое выражение.

При упоминании о парализованой и совершенно беззащитной дочери надрывно рыдающий, скребущий пальцами землю старик завозился, превозмогая полыхающую в груди и сломанной переносице боль, и вновь попытался встать на ноги. Напарники понимающе переглянулись. Колян вопросительно приподнял брови. Похожий на интеллигентного скрипача-очкарика, некогда служивший старшим опером в Южном РОВД субтильный Влад жестом изобразил наручники, кляп и кивнул на расположенный возле дома сарай.

– Так нету, – пожал плечами Колян. – На базе остались.

– Тогда веревкой, – невозмутиво бросил напарник и, махнув рукой – дескать, погоди пока, я еще не закончил, – наклонился к отцу разыскиваемого ими беглеца. Рявкнул, стараясь, чтобы прозвучало как можно более устрашающе:

– Слышь, ты, дуст пердячий! Сейчас я буду спрашивать, а ты будешь отвечать. Начнешь гнать пургу – бля буду, оттрахаем твою деваху обухом от топора, а тебя, козлину, вздернем прямо на крыльце, предварительно позаботившись, чтобы на топорище и пистолете, что на дворе валяется, твои отпечатки пальцев остались. Вот соседи приколятся – старик-то, Сан Саныч, оказывается, умом тронулся. Родную дочку, бедняжку, сначал дубиной снасиловал, затем придушил, апосля чего пса застрелил, а сам повесился. Каково жене твоей и сыну будет такое узнать, а?!..

Старик вздрогнул, по морщинистому лицу его пробежала волна судороги. Сан Саныч посмотрел сначала на стоящего напротив Влада, затем – на его рослого, ухмыляющегося подельника, в обыкновенной, ничем не примечательной внешности которого сейчас отчетливо проявилось нечто дебильное. Сознание отказывалось верить в услышнное, но разум настойчиво убеждал: нет, это не галлюцинации, это правда. Ворвавшиеся в дом, не имеющие к милиции никакого отношения, зачем-то разыскивающие Артема бандиты, в случае ослушания сделают именно так, как обещали. Господи, за что!!!

– Вопрос первый – где сын? – дав старику пару секунд на осмысление чудовищных угроз, Влад схватил его за колючий подбородок и рывком запрокинул голову назад. – Отвечать, живо!

– Не. знаю, – тяжело прикрыв веки, одними губами прошептал Греков-старший. – Пожалуй …ста… Не трогайте… Юлю. Я… все скажу.

– Не сомневаюсь, – фыркнул, выпятив нижнюю губу, Колян. – Сейчас ты у нас расколешься, падла!

– Ладно, насчет сына – верю, – тормознув напарника категорическим жестом, кивнул бывший опер, не отпуская подбородок старика. – А жена твоя где?!

– В Кронштадте… у по. други.

– Когда вернется?! – допытывался Влад, щурясь от попадающего в глаза сигаретного дыма.

– Завтра…

– Гляди, потрох, тебе жить, – процедил ретивый «охранник» и исподлобья взглянул на Коляна. – Все, упаковывай. Собаку тоже, чтобы глаза не мозолила. Потом отгони джип чуть подальше от ворот, типа это соседский. Там такой дворец из красного кирпича возводят, что как раз… И это… аптечку мне принеси.

– А если хозяин коттеджа приедет или работяги? – кивнул за забор Колян.

– До утра тачка постоит, ничего с ней не сделается. Только закрыть не забудь, лабух, – хмыкнул Влад, напомнив подельнику недавнюю историю, когда тот по пьянке на всю ночь оставил на улице в центре Питера открытую служебную машину. Слава богу, – старенькую «шестерку». Настучи он тогда Дмитричу – и вышвырнули бы принятого в фирму амбалистого сержанта пинком под зад, как шелудивую сявку. Такое ротозейство в «КСК» не прощается.

– Понял, не бзди, – скривил губы Колян. – А ты?

– Я пока шефу обстановку доложу и в доме осмотрюсь. До утра ведь в курятнике этом долбаном торчать придется. Да и пожрать чего-то надо…

Проводив взглядом напарника, схватившего за шиворот и волоком потащившего в сарай слабо упирающегося старика, Влад тщательно затушил окурок о крашеную стену дома и убрал его в специально лежащий в кармане пиджака портсигар. Привычка не разбрасывать окурки на месте «работы» уже давно была его правилом – с тех пор как из-за найденного на месте убийства наркобарыги характерно покусанного хабарика от редкой марки сигарет его, тогдашнего районного опера, излишне упертый коллега едва не прижал к ногтю, обвинив в голимой мокрухе. Слава богу, уладилось. Коллега тот, сука, уже давно сам в Нижнем Тагиле нары полирует, а денежки, найденные им, Владом, на квартире черножопого, еще долго грели душу и закончились только недавно, с покупкой новой сосновой мебели на дачу в Зеленогорске. Клевый был гешефт, нечего сказать. Из тех, что случаются всего раз-два в жизни.

* * *

Девушка лежала на кровати в дальней, третьей, комнате и, казалось, спала. Но едва Влад отодвинул заменяющую дверь китайскую бамбуковую штору и перешагнул порог, она открыла глаза, повернула к нему миловидное лицо и некоторое время смотрела на него изучающе, а потом вдруг… улыбнулась, и причем улыбнулась так, как можно улыбаться только хорошо знакомому, если не сказать – близкому человеку. У Влада по спине непроизвольно пробежал холодок.

На первый взгляд Юлии можно было дать двадцать три-двадцать пять лет. Но что-то неуловимое в ее облике подсказывало Владу, что на самом деле она несколько старше. Видимо, ее внутренний, абсолютно лишенный потрясений, ровный и совсем не похожий на суровую действительность сюрреалистический мир, в котором она пребывала с момента рождения, защитил ее нервную систему от сказывающихся на внешнем виде любой женщины стрессов. А заботливый уход и любовь родителей не дали завянуть почти невесомому на вид, но каким-то чудом не утратившему сексуальной привлекательности телу.

Влад разглядывал Юлию не меньше минуты и вдруг поймал себя на мысли, что любуется ею. Девушка и впрямь была очень красива. Длинные, хорошо вымытые, расчесанные, чуть разметавшиеся по подушке и блестящие в свете настольной лампы русые волосы, курносый носик, тонкие губы, маленькая девичья грудь, длинные изогнутые ресницы и голубые, безмятежно глядящие на него почти в упор глаза заставили сердце бывшего опера сперва замереть, а затем невольно удвоить частоту ударов. Видимо, нечто похожее ощутил и твердолобый облом Колян, когда впервые увидел это, похожее на спящую принцессу, никогда не знавшее мужской ласки, очаровательное создание.

Интересно, она умеет ходить или?..

– Привет, – с трудом шевеля губами, выдавил Влад. – Как дела? Отлично выглядишь.

Девушка не шелохнулась, по-прежнему с интересом разглядывая гостя и водя зрачками по его лицу. От этого обволакивающего, преисполненного умиротворения взгляда, притягивающего, как магнитом, и одновременно пугающего своей пустотой, к горлу бывшего старшего опера подступил ком. Возникшее при первом взгляде на девушку вожделение сменилось неосознанным страхом. В голове Влада мгновенно образовался дьявольский коктейль, в котором смешались сумбурные чувства и не способные оформиться во что-то конкретное воспаленные мысли. Так не долго и крышей тронуться. Гипнотизирует она, что ли?

– Ну, ладно, отдыхай, – Влад усилием воли растянул губы в жалкое подобие улыбки и пулей вылетел из комнаты. Только оказавшись за порогом, он смог нормально вздохнуть. Дьявольщина какая-то!

Закурив и несколько раз жадно затянувшись, Влад огляделся. Интуиция отчего-то настойчиво подсказывала ему: сегодня парень не придет, и они с Коляном тянут пустышку. Однако задача по поимке баклана, нагло и вызывающе раскидавшего охрану Киржача и прилюдно унизившего самого босса, требовала четкого выполнения всех положенных оперативно-розыскных мероприятий. И засада в доме у родителей беглеца была неотъемлемой его частью…

Идея коротать, пусть короткую и теплую, ночь в кожаном салоне «мерседеса» Владу не нравилась. Да и после всего происшедшего по вине упрямого старика будет лучше, если они займут наблюдательный пост внутри дома, возле выходящего в сторону ворот окна кухни, а калитку оставят слегка приоткрытой. Да и пожрать, честно говоря, не мешало бы. Эх, водочки бы еще до кучи, по сто грамм на глаз!

Влад достал компактную рацию «моторола» дальнего радиуса действия и вызвал шефа «КСК» Игоря Дмитриевича.

– Как у вас? – спокойно поинтересовался начальник охраны.

– Клиента здесь нет, – доложил Влад. – Старик не хотел впускать, заподозрил чего-то, пришлось дать по репе и связать. А так все тихо.

Про убитую собаку бывший опер решил не сообщать. Не хотелось. Да и дела это не меняло.

– До девяти утра глаз не смыкать, – сухо приказал Дмитрич, помолчав. – Если к тому времени клиент ни на одной из точек не обьявится, пришлю смену.

– Понял вас, – Влад убрал рацию, кинул взгляд на комнату, гле лежала Юлия, и вышел в примыкающую к просторной гостиной маленькую кухню. По-хозяйски открыл холодильник и невольно улыбнулся. Закуски было достаточно. Не весть что – вареная картошка, свежая зелень, масло, соленые огурцы, шмат сала с перцем – но выбирать не приходилось. Внимательно оглядев старинный кухонный шкаф и открыв по очереди все дверцы, нашел хлеб, соль и – к своему неподдельному удивлению – заткнутую пробкой старинную бутыль зеленого стекла с изрядной дозой подкрашенной корнем калгана самогонки.

Хлопнула дверь – это вернулся Колян. В руке его была автомобильная аптечка.

– Оба-на! Первач! Так в масть, что аж противно, а?! – плотоядно глядя на выложеные на столик у окна нехитрые деревенские продукты и бутыль без этикетки, скуластый в предвкушении потер ладони. Подошел вплотную, наклонился почти к самому уху подельника и спросил, чуть понизив голос: – Как тебе девочка? Отпад, да? И самое главное – она, сладкая, никому ничего не скажет!!!..

– Даже не думай об этом, понял?! – неожиданно для сержанта взвился Влад и сгреб его за отворот пиджака. – Тебя зачем сюда послали?!

– Клиента пасти, – ошалело пролепетал Колян.

– Вот и паси! Тоже мне, секс-террорист нашелся, – Влад отпустил пиджак блондина, кивком указал на стул:

– Садись, перекусим. Там, в сарае, все путем? Не зашибил дедушку?

– Сходи и посмотри, если тебя это так волнует! – огрызнулся Колян, падая на стул, и вытаскивая из кармана пачку сигарет. – Жив, что с ним станется…

– И насчет девки я слышать больше ничего не хочу, понял? – Извращенец, мать твою… Лярв вокруг мало шляется, что ты на убогих бельма пялишь?! – Раскупорив бутыль, Влад налил себе и напарнику по трети стакана алого, резко пахнущего травами и сивухой самогона.

– Так я в качестве стеба, ты что гонишь, в натуре! – начал оправдываться Колян и жадно принялся сооружать бутерброд с салом и луком. – Сдалась она мне… Хотя, бля буду, рожа и сиськи у нее того, правильные, – все-таки не удержался от скабрезного комментария скуластый амбал и взял протянутый Владом стакан с первачом. – Ну, будем… За то, чтобы… эта…

– Ладно, без тостов обойдемся, – поморщился бывший опер, опрокидывая содержимое стакана. Проглотил, выдохнул, прислушался к ощущениям организма. Кажется, нормально пошло. Закусив ядреное пойло соленым огурцом и хлебом, Влад молча уставился в окно. На душе у него отчего-то стало тоскливо и противно. А перед глазами – что за напасть! – как приклеенное, стояло безмятежно улыбающееся лицо глупышки Юлии. В какое-то мгновение даже появилась шальная мысль – а не свинтить ли из этого проклятого дома к чертовой матери? Но усилием воли дурацкая идейка была немедленно и с позором выброшена из головы по причине полного несоответствия возложенным на их «боевое звено» служебными обязанностями.

– Может, повторим? – довольно потирая руки и с аппетитом работая челюстями, спросил Колян. Щеки его заметно порозовели, движения стали торопливыми, ломаными, как бывает всегда в момент долгожданного «прихода». Теперь – попробуй отними, пока будет что пить. Подняв за горлышко вместительную бутыль, в которой оставалось еще граммов семьсот-восемьсот похожего на вишневый компот маслянистого самогона, охранник небрежно поболтал содержимое и изрек с видом старого знатока:

– Че тут пить?! Усидим в два счета, даже ни в одном глазу не закукарекает!.. Я свою норму знаю. Литр! А на двоих тут – пшик, только прибавить разговору!..

– Черт с тобой, наливай, – поколебавшись, махнул рукой Влад. И впрямь, чего не расслабиться дармовым первачком с закусью, если закаленная в ментовских передрягах интуиция настойчиво говорит: сегодня гостей не будет, можно отдыхать.

После четвертой дозы Влад неожиданно для себя вдруг провалился в бездонное черное забытье. Крепким оказалось стариковское зелье с непривычки, вырубило, что та кувалда…

Пробуждение было тяжелым, муторным, тошнотворным. С трудом разлепив веки, Влад некоторое время тупо вращал зрачками, силясь понять, кто он вообще такой и где сейчас находится. А когда в отравленное сивушными маслами сознание наконец вползла червяком долгожданная догадка под названием «вспомнить все», он застонал и осторожно принял сидячее положение. Представшая перед его взором картина вчерашней попойки удручала. На столе царил полный бардак, словно накануне здесь пировала стая голодных гоблинов. Тарелки с остатками закуски были полны пепла, смятые хабарики от сигарет в нескольких местах прожгли до дыр старую клеенку, валялись ошметки квашеной капусты и сальные шкурки. На подоконнике лежала открытая автомобильная аптечка. Влад заметил, что в его стакане осталось еще немного самогона и, превозмогая отвращение, заставил себя выпить жизненно необходимое в его незавидном положении «лекарство». Отдышался, припоминая события вчерашего вечера, и вдруг, ругая себя последними словами, вскочил на ноги, ошалело вращая головой по сторонам в поисках пропавшего напарника. На том месте, где в момент последнего проблеска сознания находился верзила Колян, сейчас лежала опрокинутая табуретка…

Бывший мент содрогнулся от внезапно вспыхнувшей в его воспаленном мозгу догадки. Выскочив из-за стола, всклокоченный, помятый и опухший Влад бросился в дальнюю комнату, на бегу уже различая доносящиеся из-за бамбуковой шторы шорохи, скрипы и тихое, жалобное мычание. Сердце его сжалось, перед глазами поплыли темные круги. Ворвавшись в спальню, секьюрити увидел именно то, что предполагал увидеть.

Некогда укрывавшее Юлю тонкое одеяло сейчас комом лежало на полу. Так же, как и ночная рубашка. Голая, тщедушная, невероятно худая девушка была буквально примята массивной тушей громко сопящего, кряхтящего и неистово, словно забивая сваи, дрыгающего прыщавой задницей Коляна. Глаза Юли были широко открыты и полны слез. При каждом очередном толчке фаллоса по ее изможденному мокрому лицу пробегала судорога. Владу показалось, что Юля беззвучно прошептала: «Спаси меня!». В следующий миг Влад метнулся к продолжающему свое грязное дело подельнику и нанес ему сильнейший удар кулаком в ухо. Затем схватил за воротник рубашки, сбросил с кровати на пол и принялся отчаянно избивать ногами, сипло выкрикивая:

– Ты что сделал, паскуда?! Ты что сде-е-елал?!! Я же тебя просил не трогать ее, су-у-ука-а!!!..

Однако громила Колян отнюдь не собирался выступать в роли безответного салаги и, поджав хвост, сдаваться на милость старшего, опытного, и, как выяснилось, гораздо более «правильного» напарника. Смертельная обида за прерванное на самом интересном месте удовольствие заставила его в считанные секунды сгруппироваться, кубарем откатиться в сторону, а затем одним прыжком вскочить на ноги и с громкими криками броситься в контратаку. Первый же удар Коляна – прямой в грудь – хоть и наткнулся на подставленный жесткий блок, но все-таки пробил его и достиг цели, на секунду лишив Влада возможности полноценно дышать. А молниеносный второй – снизу в челюсть – отбросил заметно уступающего в росте и весе противника на стену. Ударившись затылком, Влад издал глухой стон и стал медленно оседать на пол. На перекошенном от ярости скуластом лице Коляна появилось подобие улыбки. Он решил завершающим эффектным ударом поставить точку. Резко выдохнув, подпрыгнув и выбросив вперед вытянутую в шпагат ногу, каратист Колян «ван-даммовским» ударом попытался достать оседающего Влада сокрушительным в висок, но… Не тут то было! Нога сержанта по инерции пролетела дальше, чем следовало, заставив его самого на какую-то короткую секунду повернуться спиной к чудом успевшему пригнуться противнику.

Точно направленный удар «копьем» в незащищенную печень заставил Коляна истошно взвыть, выгнуться и, поджав скрюченные руки к груди, рухнуть на пол и засучить ногами.

Влад оттолкнулся от стены, качаясь, словно пьяный, подошел к лежащему без штанов напарнику. Нагнулся, забрал из кобуры Коляна пистолет, сунул ствол за ремень джинсов и обессиленно повалился в стоящее возле шкафа кожаное кресло. Отдышавшись и стараясь не смотреть на завозившуюся на кровати Юлю, взялся двумя руками за нижнюю челюсть и, закрыв глаза и наморщив лицо, аккуратно, но уверенно дернул вниз. Пронзительно взвыл, в последний момент успев убрать пальцы, чтобы не прикусить их, и с выступившими из глаз слезами откинулся на спинку кресла. Пожевал, проверяя, удалось ли вправить сустав. Кажется, на этот раз опять повезло. Черт бы побрал эту челюсть! Сломанная еще в юности в трех местах, а после – не совсем правильно сросшаяся и оттого слегка потерявшая в «геометрии», она с тех самых пор была у Влада слабовата и с неприятной регулярностью выскакивала от более или менее сильных ударов. А учитывая его взрывной характер, драться приходилось, и часто. Сегодняшний вывих был уже пятым или шестым по счету. Многовато…

Колян понемногу пришел в себя. Матерясь и охая, он приподнялся, смерил Влада ненавидящим взглядом, схватил валяющиеся возле кровати брюки с трусами и стал торопливо одеваться. Куда только похоть улетучилась? Да и взгляд стал значительно трезвее, чем до драки. Добрые звездюли как радикальный способ выгонять избыток алкоголя оказались весьма эффективны.

– Что же ты наделал, тварь? – снова повторил свой вопрос Влад. Уголок его рта нервно дергался. Вся левая часть лица отекла. В лежащей на коленях руке был зажат компактный ствол-бесшумка. – Я же тебе как человеку русским языком сказал: девчонку не трогать, даже пальцем! А ты что, оглох?! Или конский столбняк вконец замучил?!..

– Пошел ты на… со своими проповедями, понял?! – огрызнулся Колян, назвав самый короткий и известный не только гражданам бывшего СССР, но и жителям многочисленных «братских» государств на разных континентах, адрес из трех букв. Держась за полыхающий бок и непрерывно морщась, скуластый насильник с невероятным трудом принял вертикальное положение. – Кто ты такой, чтобы я тебя слушал?! Кого хочу – того е…у, и ты мне не указ!!!

– Хлебало закрой, щенок, – угрожающе процедил старший звена. – Я еще не закончил.

– Срать я на тебя хотел! Отдай пушку! Она, между прочим, не казенная, на мои бабки куплена! – потребовал Колян.

Влад брезгливо фыркнул, положил свой пистолет на подлокотник кресла, вытащил из-за ремня «беретту», выщелкнул обойму и принялся один за другим вытаскивать из нее патроны. Когда ладонь его наполнилась, а обойма, наоборот, опустела, задвинул ее обратно в ствол и швырнул Коляну: – Подавись. Нам чужого не надо. – Патроны же на всякий случай ссыпал себе в карман пиджака. Кто знает, что этому гнусному извращенцу в голову взбредет. Заметив, что амбал, прихрамывая, двинулся к выходу, окрикнул грозно: – Стоять, я сказал! Неужели ты думаешь, что после всего случившегося я так просто тебя отпущу?!

– А что ты со мной сделаешь? – обернувшись, с вызовом спросил Колян. – Замочишь?! Или в мусарню сдашь?! Давай, звони, чего же ты медлишь?! Или очко жим-жим?!

– Надо же, как мы заговорили, – покачал головой бывший опер. – Мусарня! Помнится, несколько недель назад один из нас еще погоны с лычками носил и долю с лоточников в переходе у метро старшему по званию засылал. А теперь, гляди, какие мы крутые!.. Падла ты, падлой был, падлой и останешься!

– А сам-то кто?! – вскинулся Колян. – Товарищ капитан, болт, баклуши и стакан! Ха-ха!

– В отличие от тебя, тварь, я… – начал было Влад, но тут же замолчал, решив не тратить время на бесполезные препирательства. Сказал жестко: – Моя бы воля – пристрелил бы тебя прямо здесь! Но, твое счастье, не хочется следов оставлять… Мне семью содержать надо, и терять приличную работу из-за всяких похотливых говнюков я не собираюсь!.. Короче, сейчас ты, плесень подъяичная, в темпе вылизываешь кухню от блевотины, чтобы комар носа не подточил, вытираешь отпечатки пальцев отовсюду, где они могут быть, а я займусь девчонкой. Приведу ее в порядок, насколько это вообще возможно. Ты, скотина, до самой смерти должен Бога молить, чтобы никто ничего не заметил! – Влад выдержал паузу и продолжил обычным тоном: – Когда все следы уничтожим, садимся в тачку и вместе едем на базу, к Дмитричу. Пусть он решает, что с тобой, озабоченным, делать… Не слышу ответа?!

Колян напряженно думал, морща лоб и нервно кусая губы. По сути, иного выхода из создавшейся ситуации у него не было. Если только… Скуластый громила бросил полный ненависти взгляд сначала на лежащую на окровавленной простыне и беззвучно плачущую Юлию, затем перевел глаза на сидящего в кресле с пистолетом в руке Влада и чуть заметно кивнул. Спросил только:

– А со старым что делать? Настучит ведь, гондон рваный, бля буду!

– Не настучит, – не слишком уверенно буркнул Влад. – Скажи доходчиво, чтобы засох и не рыпался. Узнаем, что заяву накатал, – вернемся и кончим всех, включая старуху и его долбаного сынка!.. Посидит в сарае, рядом с дохлой сявкой, бабка придет – развяжет. Ты все понял, что тебе надо сделать?

– Понял, понял. Не пальцем деланный.

– Вот и выполняй! – рявкнул Влад. – На все – про все у тебя – он взглянул на наручные часы – десять минут!!!

Насильник скрылся за бамбуковой шторой. Экс-капитан спрятал пистолет в замшевую наплечную кобуру, поднялся с кресла, подошел к кровати и с состраданием посмотрел на девушку. Слезы беззвучно катились по ее лицу, которое не выражало ровным счетом ничего.

– Прости, если сможешь, девочка, – тихо прошептал Влад, осторожно коснувшись кончиками пальцев растрепанных русых волос. – Не знаю, слышишь ты меня или нет, но я хочу, чтобы ты простила меня. Не углядел я за этим скотом. Он свое получит, не сомневайся, такие козлы долго не живут…

Он оглядел обнаженное, болезненно худое тело Юлии и, к своему облегчению, не обнаружил никаких царапин, синяков и засосов – одним словом, ничего, что могло бы без экспертизы однозначно свидетельствовать об имевшем место акте изнасилования, не считая разве что кровавого пятна на лобке и испачканной простыни. На всякий случай осторожно приподнял девушку и осмотрел спину. Ничего. Повезло паскуднику…

Влад собирался уже направиться к шкафу, чтобы поискать там чистую простыню взамен испачканной, как вдруг заметил движение глаз Юлии и вслед за этим уловил какое то шевеление позади себя. Рука машинально скользнула к пистолету, мышцы напряглись для стремительного броска в сторону, но спастись бывший опер уже не успел.

Легко пробив черепную кость, оружие мягко вошло в голову Влада, проникнув в мозговую ткань. Он умер мгновенно, так ничего и не почувствовав. Просто рухнул лицом вниз, дернулся и затих.

Шумно вдохнув, Колян опустил кочергу, на конце которой, испачканном липкой кроваво-серой массой, налипла назаметная на первый взгляд крохотная прядка черных волос, и с ухмылкой воззрился на девушку. Спросил ехидно:

– Что, сука, страшно?! – и тут же сам себе ответил, цокнув языком: – Да тебе, дуре, все едино – что х…й, а что дубина. Ладно, не ссы. Сдалась ты мне, убогая!..

Вытащив из внутреннего кармана пиджака Влада рацию, Колян вызвал босса “КСК”.

– Слушаю тебя, Штыхно, – отозвался Дмитрич.

– У нас ЧП, босс, – глумливо усмехаясь, сообщил убийца. – У Влада крыша поехала!!!

– Точнее, – холодно потребовал Дмитрич. Словно поняв причину, по которой мялся боец, бросил нетерпеливо: – Говори прямо, наша волна не прослушивается.

– Ну, в общем, звиздец полный. Вечером связали мы старика и стали ждать клиента. Влад нашел в хибаре вонючую самогонку и предложил вмазать по сотке. Все кричал, что у него, мол, интуиция, и фраер сегодня в Рамбове не обьявится… Ну, думаю, он среди нас двоих главный, ему виднее… Каюсь, Дмитрич, нарезались мы сивухи, как доктор прописал. Короче, я отрубился прямо на столе, а когда очухался – гляжу, нет Влада… Тут… В общем, кроме сына у этих хрычей, оказывается, еще дочка есть. Парализованная, дура полная, но мордаха и фигурка ничего себе. Влад, извращенец, еще с вечера глаз на дебелую положил. Кому, говорит, она чего скажет, прикинь? А когда я отрубился, залез на нее и принялся трахать. Я когда увидел – аж глаза на лоб вылезли!!!

– О-ой, мудак! – сдавленно простонал Дмитрич, и Колян очень натурально представил себе, как шокированный известием шеф болезненно зажмурился и скривил лицо. – Ой, су-ка…

– Не то слово!!! В общем, стащил я его, голого, с девки, направил в рожу ствол и приказал одеться. А этот урод вдруг как прыгнет на меня! Махается он – будь здоров. В общем, пушак у меня ударом ноги выбил и в глотку вцепился… Крыша явно, того, совсем съехала. Ну, схватились мы по-серьезному. Он, падаль, мне ливер чуть не посадил, а я ему, кажется, скульник раскрошил, все мурло отекло. Только ему все нипочем – упадет, встанет и снова прет, как зомби! Короче, Дмитрич, успокоил я его кочергой по голове…

Теперь не знаю, что делать. Девка эта, оттраханная, на кровавой простыне елузится, Влад сверху рухнул, вся кровать в крови и мозгах. А в сарае – старикан связанный. Да и бабка его вроде вот-вот должна из Кронштадта вернуться. Что мне делать, а?!

В рации повисла долгая пауза, видимо, шеф «КСК» напряженно искал выход из не сулящей ничего хорошего, да что там – откровенно гнилой и попахивающей тюремной парашей ситуации. Колян терпеливо ждал ответа, мысленно торжествуя от того, что удалось переложить ответственность за случившееся на бывшего опера.

Наконец на том конце волны тихо кашлянули, и тихий голос Дмитрича спросил:

– На кухне только печка или газовый баллон тоже есть?

– Есть! – с готовностью кивнул Колян. – Причем конкретный!

– Тачку где оставили?

– Здесь, рядом.

– Тогда так. Влада по-любому нужно похоронить по-человечески. У него жена и двое пацанов. Будем имитировать уличное ограбление. Загони тачку во двор, вплотную к двери. Труп обшмонай, забери липовую ксиву, часы, деньги, сними цепочку и обручальное кольцо. Оставь только документы. Тело заверни во что-нибудь плотное, вроде одеяла или мешковины, и грузи в багажник. Рукоять кочерги тщательно оботри тряпкой, чтобы отпечатков твоих не осталось. Старому дай в рог, чтобы вырубился, и тащи в дом. Положишь на пол, на кухне. На столе чтобы была пустая бутылка из-под пойла, жратва и один – запомни, только один! – стакан. Кухню облей бензином и подожги. А сам садись в тачку и дуй в Рамбовский парк, судя по адресу, он должен быть рядом с хибарой. Найди укромную аллейку, чтобы обошлось без свидетелей, и положи Влада где-нибудь в сторонке, чтобы лежал не прямо на дороге, а рядом. Кочергу… э-э… еще раз смочи в ране и брось неподалеку, только пальцами не заляпай! Чем раньше найдут тело – тем лучше. Через час-полтора жду тебя на базе. Все. Выполняй.

– Я понял, босс! – старясь не выдать охватившую его радость, деловито рявкнул Колян, после чего отключил связь, спрятал трубку в карман и – громко расхохотался.

«Кажется, пронесло, – вытаскивая из кармана убитого бумажник, ехидно думал скуластый амбал. – Черт бы побрал этого задрота. Мало того, что кайф редкий обломил, так чуть под ломовую раздачу не подвел! Мумию лежачую пожалел, слизняк долбаный… Хорошо, Дмитрич – мужик конкретный. Ни тебе жалости, ни хрена. Старому дать в рог – и вместе с девкой в огонь. И весь х. й, до копейки! Нет, с таким шефом работать – одно удовольствие!»

Глава 4

Луч света в темном царстве

По широкой, с некогда лакированными, а сейчас заметно облупившимися дубовыми перилами, лестнице Артем, игонорируя лифт, не спеша поднялся на пятый этаж. Остановился возле металлической двери квартиры, достал ключи, выбрал тот, что отпирал простенький нижний замок – если Аня дома, то закрытым был только он, – хотел уже вставить ключ в замочную скважину, но тут до его слуха из глубины квартиры донесся едва различимый незнакомый мужской голос. Несколько секунд спустя весь обратившийся в слух Артем уже отчетливо различил шаркнувшие в прихожей тяжелые шаги…

Внутри у него все моментально оборвалось, в висках гулко застучал пульс.

Дьявол, неужели спецы из подчиненной Киржачу частной службы безопасности за два с небольшим часа, прошедшие с момента окончания драки в «Мельнице», уже вычислили Анютин адрес, прикатили сюда, проникли в квартиру и, взяв девушку в заложницы, с нетерпением ждут его возвращения, намереваясь учинить жестокую сатисфакцию?! Если дело обстоит именно так, то рассчитывать на снисхождение не приходится. Эти цепные бультерьеры, готовые по приказу хозяина порвать в клочья кого угодно, так просто не отвяжутся… Т-твою мать!

При мысли, что любимая девушка, совершенно беззащитная, сейчас находится в лапах угрюмых обломов Киржача, Артему стало не по себе. Стоп, главное – не паниковать, успокаивал он себя. Прежде всего – трезво, без эмоций, взвесить ситуацию и попробовать повернуть ее в свою пользу.

Легко сказать – без эмоций, когда тебя всего трясет от злости!..

Так. Без паники. Возможно, не все так плохо, как кажется. Маловероятно, что, ворвавшись внутрь, озернинские гости сразу причинят Ане неприятности. Не для того их послали. Звонить в звонок или пытаться зайти прямо сейчас при помощи ключа – однозначный путь в ловушку. Нет, так беззубо действовать нельзя. А что, если подойти с другой стороны? Допустим, в квартире его действительно ждут боевики. Значит… их нахождение там незаконно и может расцениваться как преступное проникновение в жилище! А это уже конкретная статья УК… Пожалуй, на этом можно сыграть. Анонимный звонок в милицию с сообщением о вооруженном захвате заложников – и ОМОН или СОБР будет на месте через пятнадцать минут, при полном боевом параде. Зная повадки «черных масок», можно с уверенностью предположить, что мало этим козлам не покажется. Пусть потом на Литейном объясняют, что они здесь делали в такое время, да еще наверняка – при оружии… Только нужно предупредить Анюту, чтобы не волновалась и вела себя спокойно. Трубку, сто к одному, поднимет именно она. Параллельных аппаратов в квартире нет, значит, подслушать их короткий разговор практически невозможно. А гоблинам этим она скажет, что звонил он, Артем, чтобы предупредить:

скоро будет дома, с цветами и шампанским. Пусть полыбятся, твари, пока зубы целы…

Приняв решение, Артем уже собирался броситься вниз, к расположенному в двух шагах от подъезда таксофону, но тут в двери квартиры громко щелкнул замок, дверь приоткрылась, и на площадку этажа шагнул раскрасневшийся, взмыленный и взлохмаченный мужик лет сорока, с торчащим изо рта дымящимся хабариком, в расстегнутой на груди грязной спецовке, из-под которой торчал застиранный тельник. В руке мужик держал прямоугольный металлический чемоданчик для инструментов, каким обычно пользуются сантехники. Нос Артема отчетливо уловил исходящие от мужика пары застарелого перегара.

Скользнув по Артему безразличным водянистым взглядом, сантехник обернулся через плечо на маячившую в дверном проеме Анюту и сказал, видимо, продолжая ранее начатый диалог:

– …А с соседями из одиннадцатой квартиры сами разбирайтесь! У них весь потолок в разводах! – после чего буркул нечто малопонятное и с грациозностью косолапого медведя стал спускаться вниз по ступенькам.

Артем все понял. Прислонился плечом к стене, глубоко вдохнул и на миг прикрыл глаза. С души словно свалился тяжелый камень. Открыв глаза и улыбнувшись, он вошел в квартиру, запер за собой дверь, заключил Анюту в объятия, поднял в воздух и, быстро закружив, бережно поставил на место.

– Привет, малыш. Что за аврал? Мы кого-то затопили?

– Привет. Ты голодный?

– Повар не может быть голодным. Что произошло? – повторил свой вопрос Артем.

– Труба на кухне под раковиной протекла, я и не заметила, там ведь дверцы, – жалостливо, совсем по-детски, сообщила одетая в джинсы и обтягивающую белую футболку и от этого невероятно сексапильная Анюта. Крепко прижавшись упругой грудью к Артему, девушка положила голову ему на плечо. – Соседка снизу, вдова-профессорша, как только заметила расплывающееся на потолке пятно, сразу подняла на уши аварийную службу. Требует компенсации на ремонт. Пять тысяч рублей, представляешь?!

– Да уж, от скромности тетя точно не умрет. Удивительно, как ей вообще удалось в такое время вызвать сантехника, – улыбнулся Артем, гладя ладонью пахнущие лавандой и духами волосы девушки. – Видимо, та еще дамочка.

– Это точно, – вздохнула Аня. – Первая склочница во всем подъезде. Раньше, лет десять назад, вечно всякие подписи собирала, то с кляузой на РЭУ, когда ее чуть сосулькой не пришибло, то под гневным письмом генералу в РУВД, когда затюканный участковый великим и могучим русским матом послал ее с очередной жалобой куда подальше… Сейчас успокоилась, видимо, дошло, что достучаться до небес все равно невозможно. Как прошел банкет?

– Ужас, – в тон Анюте отозвался Артем. – Напились, подрались. Пришлось успокаивать. Ерунда.

– Тебе из автосервиса звонили. Сказали, машина уже готова. Завтра после десяти утра можно забрать, только двести тридцать долларов прихватить не забудь. Ты что, угодил в аварию? – отстранившись, Аня внимательно посмотрела на Артема. Во взгляде девушки Артем уловил тревогу. Странно, но эта неподдельная тревога за него добавила Греку еще больше нежности.

– Да какая там авария, чушь собачья, – усмехнулся он. – Один не в меру борзый браток прикатил ночью на стоянку, бухой в хлам, стал парковать своего «крокодила» и… Пустяк, если разобраться, но все равно неприятно.

– Значит, наша завтрашняя поездка на озеро снова отменяется, – грустно констатировала Аня, отведя глаза. – Пока ты заберешь машину, пока погрузимся – уже поздно будет…

– Анют, – наконец решился Артем.

– Что?

– Я должен тебе что-то сказать…

– Я тоже должна тебе что-то сказать, милый, – мягко перебила девушка и подняла полный нежности взгляд на любимого мужчину. – У нас будет ребенок. Месяцев через семь. К мартовским праздникам.

– Это… уже точно? – сглотнув мгновенно подступивший к горлу комок, прошептал Артем. – Ошибки быть не может?

– Точнее не бывает, – осторожно улыбнулась Аня, наблюдая за молниеносной и несколько странной реакцией Артема. – В таких делах гинекологи не ошибаются. Представляешь, через каких-нибудь полгода, чуть больше, мы с тобой станем мамой и папой. В большой комнате будет стоять кроватка, а в ней – крохотный розовенький человечек, которому мы с тобой подарили жизнь и который отныне всегда будет рядом с нами. Это так замечательно! Я так счастлива! Знаешь, мне почему-то кажется, что у нас непременно будет дочурка!

– О-бал-деть, – выдавил Артем.

– Ты не рад?! – не спуская глаз с растеряного, чем-то, как ей казалось, крайне озабоченного Артема, промурлыкала Аня. – Да, я помню. Однажды, давно уже, ты сказал, что хотел бы иметь сына. Но ведь насчет девочки – это только мое предположение!

– Аня…

– Да, милый?

– Я… понимаешь… это все так неожиданно… ведь мы еще даже не женаты… в общем… – Артем, в душе у которого все буквально пело и ликовало, почему-то – вот досада! – никак не мог найти подходящих слов. И Аня, ожидавшая с его стороны несколько иной реакции на известие, истолковала замешательство Артема по-своему. Девушка перестала улыбаться, решительно отстранилась, закрыла лицо ладонями и бросилась в спальню, где, упав на кровать и уткнувшись лицом в подушку, зашлась в громких, сотрясающих все ее хрупкое тело рыданиях. Артем неторопливо сел рядом на край кровати, нагнулся, бережно обнял плачущую девушку за плечи, поцеловал в мочку уха и чуть слышно произнес:

– Между прочим, в твоем положении вредно волноваться, малыш. Не веришь? Честное слово, не вру, я лично в журнале читал, правда, уже не помню, в каком именно. Тем более, что я не вижу никаких причин для слез. Ну, разбили нам сегодня тачку, ну украли у меня в автобусе кошелек с деньгами и паспортом, ну уволил меня Гольданский за драку с перебравшими водяры наглыми бакланами, ну затопили мы соседку с четвертого этажа, ну, попали на все, что есть в загашнике, бабки… Какая, честное слово, ерунда! Особенно по сравнению с теми хлопотами, которые появятся у нас после рождения малыша.

Свадьбу, опять-таки, надо справлять, с кучей гостей, кольца там всякие покупать, платье подвенечное, костюм, белый лимузин с ленточками на капоте заказывать, в свадебное путешествие ехать… Где на все это денег взять?.. Кошмар! Ну ничего, думаю, как нибудь выкрутимся. Банк ограбим. Или займем у кого-нибудь. У тебя, малыш, случайно, знакомых миллионеров в резерве не завалялось? Из числа бывших поклонников. Нет? Слава Богу, а то я, знаешь ли, ревнивый – просто жуть! Да-а, не легко тебе будет до глубокой старости с таким мужем жить. Может, еще не поздно передумать, а?

– Я тебе передумаю… Все глаза выцарапаю, если не женишься, понял?!

– Молчу, молчу, молчу!

– Вот так-то…

– Только без рукоприкладства! С детства не выношу щекотки!

– Ну уж это фигушки.

На удивление быстро перестав плакать, Анюта села на кровати, вытерла слезы, улыбнулась и крепко обняла Артема за шею. А его руки после недолгого путешествия по ее телу сами собой нашли две упругие, вызывающие прилив желания при одном только взгляде на них, вершинки. После долгого, жаркого поцелуя их обоих, торопливо срывающих с себя и бросающих на пол одежду, с головой затянул водоворот необузданной страсти, словно они впервые встретились после долгой, томительной разлуки.

…Утомленные, приятно обессиленные, Артем и Аня лежали на кровати, тесно прижавшись друг к другу, и молчали, думая каждый о своем. Первой придя в себя, заговорила Аня:

– Знаешь, милый… Только обещай, что не станешь смеяться!

– Обещаю.

– Если честно, то я буквально сгораю от ревности, когда думаю, что со своими бывшими подружками ты вытворял то же самое. А ведь вытворял, негодяй, ну признайся!

– О чем это ты? – изумленно вскинул брови Артем и с невинным видом пожал плечами. – Не понимаю, хоть убей.

– Убью, – ласково пообещала девушка, кончиками пальцев игриво гладя Артема внизу живота. – Или нет, лучше я поступлю по-другому. Помнишь, как Иван Грозный приказал выколоть глаза зодчим, построившим храм Василия Блаженного, дабы те больше никогда не возвели такого чуда? Ага, стра-ашно?!

– Аж зубы сводит, – улыбнулся Артем и сразу посерьезнел. По его влажному от испарины лицу пробежала тень, на которую сразу же обратила внимание Анюта.

– Это правда? Про кошелек и драку… так просто они от тебя не отстанут? – Только не обманывай меня, пожалуйста. Говори все, как есть.

– Правда. К сожалению. Ладно, разберемся… А насчет работы и денег ты не волнуйся, малыш, не пропадем, – поспешил успокоить будущую жену Артем. И добавил с веселой ухмылкой: – Куда я теперь денусь с подводной лодки? Как любил говорить мой героический родитель – попала собака в колесо, пищи – но беги!

– Ты давно у них не был. Позвони, спроси, как они там. Как Юля. А еще лучше – съезди.

– Да, надо будет… Что-то пить хочется. Тебе принести минералки?

– Лучше сока, – подумав мгновение, сказала Аня.

– Я сейчас, – чмокнув девушку в губы, Артем поднялся и голышом направился на кухню. Вскоре оттуда послышался его удивленный голос: – Э-э, да тут, я вижу, было целое море-окиян!.. А этот джус в тельняшке, слышь, свой ключ газовый на мойке забыл!

Артем открыл холодильник, достал початую бутылку минеральной воды «Кардинал» и пакет с апельсиновым соком. Мельком взглянул на настенные часы со светящимися в легком полумраке белой ночи стрелками. Уже четверть двенадцатого. Снял с сушилки две кружки, открыл крышечку на тетра-паке, оторвал фольгу, налил сок до краев. Открутил пробку на мгновенно запотевшей «торпеде» и жадно припал к горлышку губами, глотая пузырящуюся ледяную воду…

В это время раздался звонок в дверь.

Глава 5

Лежал живой на мертвом…

Нехотя вынырнув из-под одеяла и накинув на плечи тонкий шелковый халатик, Аня завязала пояс и вышла в коридор. Взглянула на стоящего в кухне с бутылкой минеральной воды обнаженного Артема – и мысленно улыбнулась, подумав, что на фоне проникающего через незашторенное окно сумеречного света белой ночи его мускулистый, похожий на перевернутый треугольник, атлетический торс смотрится очень даже впечатляюще.

– Кто бы это мог быть в такое время? Пойду посмотрю в «глазок»…

– Только сразу не открывай! Кто бы ни был! – сухим шепотом предостерег Артем, торопливо поставил бутылку на столик и, оглядевшись, решительно взял с мойки забытый сантехником массивный разводной ключ с длинной ручкой. Мягко, на цыпочках, преодолел расстояние до прихожей и застыл за углом. Анюта осторожно приоткрыла вторую входную дверь и посмотрела в «глазок». Оглянулась на выжидательно застывшего с увесистой железякой в руке, напряженного Артема и – безмятежно улыбнулась, качая головой и давая понять, что опасаться нечего. Спросила, чуть повысив голос:

– Кто там?

– Почтальон, – услышал Артем спокойный женский голос. – Каратаева Анна Владимировна здесь живет?

– Да, это я.

– Вам срочная телеграмма. Молния. Получите и распишитесь.

– Там женщина, совершенно одна, – снисходительно поглядев на Артема улыбнулась Аня. – Вольно, господин Апполон!.. Спрячтесь в вашем непотребнеом виде за угол и, пожалуйста, не смущайте почтенную даму на ночь глядя своими видными мужскими достоинствами!..

Артем улыбнулся, но далеко прятаться, похоже, не собирался. Девушка, дважды повернув ключ, открыла дверь.

– Разрешите? – спросила почтальон, внимательно разглядеть которую у скрытого за углом Артема не было ни малейшей возможности. За всем происходящим в прихожей он мог наблюдать только по нечеткому отражению силуэтов в стеклянных вставках ведущей в гостиную двери.

– Да, входите, пожалуйста. Где я должна расписаться?

– Вот здесь, – ткнув пальцем в раскрытую тетрадку и передав Анюте авторучку, ответила женщина, демонстративно держа на виду сложенный вчетверо бланк срочной телеграммы.

– От кого бы это могло быть? – склонившись над тетрадкой, озадаченно пробормотала Анюта. – Да еще – молния…

То, что произошло в следующее мгновение, затавило Артема сначала непроизвольно дернуться в сторону прихожей, а затем, резко передумав, бесшумно вжаться в стену, крепко стиснув рукоятку увесистого разводного ключа.

Почтальонша – немолодая уже, скромно одетая и ничем не запоминающаяся дама «бальзаковского возраста» вдруг, словно случайно, выронила тетрадку, ойкнула, а когда Аня поспешно наклонилась, чтобы поднять ее, обхватила ладонями шею девушки и точным нажатием пальцев на нервные окончания усыпила, не потратив на сие действие более полутора-двух секунд. Без видимых усилий она подхватила обмякшее тело и, оттащив в сторону, аккуратно уложила на ковролин возле встроенного в стенную нишу зеркального платяного шкафа. После чего застыла в какой-то кошачьей, выжидательной позе, прислушиваясь к наступившей в квартире тишине и, вне всякого сомнения, готовясь немедленно дать отпор любому, если таковой, обеспокоенный странной возней в прихожей, обнаружится и опрометчиво сунется посмотреть, что происходит.

Артем, стараясь не дышать, сообразил, что эта ой как не простая дамочка, так ловко и безболезненно лишившая сознания Анюту, наверняка здесь не одна, и очень скоро в квартиру пожалуют прибывшие по его грешную душу гости уже исключительно мужского пола, и очень может быть – с утяжеленными оружием кожаными аксессуарами под одеждой.

Как быстро выяснилось, предположения Артема, занявшего скрытую оборону с разводным ключом в руке, оказались на сто процентов верны.

Выждав некоторое время в напряженном молчании, дамочка заметно расслабилась, выпрямилась и вполголоса произнесла всего одно слово, видимо, используя для связи с подельниками скрытый на одежде портативный микрофон-булавку:

– Чисто. – И тут же с лестничной площадки верхнего, последнего в доме, этажа донесся звук быстро, но вместе с тем почти бесшумно приближающихся шагов. По отражению в ребристом цветном стекле Артем увидел, как в прихожую юркнули и прикрыли за собой дверь две тени. Несмотря на скверное, искаженное изображение, в прижатой к туловищу руке одного из незваных гостей без труда угадывалось нечто, способное в случае непредвиденных осложнений одним нажатием спускового крючка поставить точку в его бурной, хотя далеко не столь длинной и безрадостной, чтобы вовсе ею не дорожить, жизни…

– Никого? – шепотом спросила одна из теней, кивнув в направлении гостиной.

– Разве что у вашего клиента просто железные нервы и здоровый безмятежный сон, – нисколько не таясь, нормальным, однако с явным ироническим оттенком, голосом ответила «почтальонша». – Звоночек здесь стоит тот еще, резвый… Грех не проснуться. Хотя для порядка проверить шкафы и балкон, конечно, не мешает.

– Гриша, глянь на всякий случай, – кивнула одна тень другой, вооруженной пистолетом. – А вам, Маргарита Львовна, большое спасибо. – За углом, в двух шагах от приготовившегося к атаке Артема, зашуршали передаваемые из рук в руки бумажки. – Сколько она будет в отключке?

– Минут пятнадцать-двадцать, не больше.

– Ничего, если понадобится, мы продлим ее сон до самого утра…

«Ага, рассчитываются, значит, с наемницей! Что ж, за качественно выполненную работу полагается хороший магарыч. Ничего, гады, сейчас вы у меня о-очень удивитесь…»

То, что у него нет иного выбора, кроме как нанести удар первым и, пользуясь фактором внезапности, постараться в течение ближайших двух-трех секунд нейтрализовать опасную гостью и одного из ее спутников, того, что с оружием в грабке, Артем понял сразу. В отношении обманом проникшей в квартиру Маргариты Львовны, столь лихо орудующей приемчиками из спецназовского арсенала, иллюзий Артем не питал. Не в институтах благородных девиц, чай, образование вместе с навыками получала, прекрасно знала, на какой блудняк подписалась ради обещанных баксов. Случись нужда – такая Рыжая Соня колебаться не станет, враз вырубит, даже насмерть, причем и глазом не моргнет. Так что ради благородной цели торжества справедливости разок приложить эту хитрую и опасную бестию разводным ключиком промеж рожек сам Бог велел…

Одним словом, только оставшись лицом к лицу с последним здоровым из этой троицы, не успевшим обнажить ствол, у Артема был шанс одержать верх в этой заведомо неравной схватке с визитерами, в действиях которых с первого взгляда читался почерк специалистов еще из «того» времени. А Империя, как помнится, в промышляющих подобными, насквозь противозаконными, финтами государевых конторах дураков не держала…

Едва из-за угла коридора показалась фигура незнакомого крепкого мужика лет сорока пяти с пистолетом в согнутой возле груди руке, Артем покрепче перехватил свое, так вовремя забытое сантехником, оружие, и в полсилы, чтобы не убить, врезал ему по черепушке, метя точно в лоб – наиболее крепкую часть головы. Усатый, как подкошенный, тяжело рухнул на пол…

Медлить было некогда, и Артем, как был, голышом, выскочив из своего укрытия, бросился на успевшую стремительно оценить ситуацию, сгуппироваться, выбросить на пол тонкую пачку зеленых американских денег и сделать отскок назад «почтальоншу». Не могло быть и речи, чтобы достать Маргариту свет Львовну столь же простым ударом по чайнику, как усатого. Учитывая квалификацию дамочки, рука с разводником будет наверняка перехвачена, блокирована и обезоружена болевым приемом. А к каким последствиям приведет такое изменение расклада сил, ясно и без комментариев. Поэтому Артем, привыкший во время схваток на борцовском ковре в доли секунды принимать единственно правильное решение, пошел на хитрость, краем глаза отмечая, как правая рука второго, стоящего к нему вполоборота рослого, смуглого и жилистого мужика, чуть запоздав, скользнула за отворот крапленого серого пиджака…

Для вида от души замахнувшись ключом и уловив момент, когда купившаяся на обманку дамочка сноровисто вожмет голову в плечи и поднырнет под руку, намереваясь произвести захват, Артем неожиданно крутанулся и ударом сначала голени, а затем и колена в живот – оба наряду с другими, не принадлежащими к традиционному самбо, приемами некогда были позаимствованы им из тайского бокса – отправил не успевшую среагировать шуструю «почтальоншу» в глубокий нокаут. Две-три минуты удушающей нирваны Маргарите Львовне были обеспечены…

Покончив с ней, он обернулся и успел увидеть перекошенное от злобы загорелое лицо с впалыми щеками и разгибающуюся в его сторону руку с короткоствольным серебристым пистолетом. Еще доля секунды – и произойдет непоправимое. На хитрые финты времени, увы, уже не было. Выронив разводник и прыгнув грудью вперед, Артем в падении успел вцепиться пальцами в запястье сжимающей оружие руки и рывком увести ее в сторону. Несмотря на видимое отстутствие глушителя, раздавшийся глухой хлопок мало походил на пистолетный выстрел. Пуля ушла вниз, под углом примерно в сорок пять градусов, и не причинила ему ни малейшего вреда…

Пальцы повалившегося на пол Артема буквально впились в запястье стрелка и тот, не удержав равновесия, рухнул на него сверху. Два сильных удара кистью об пол – и рука загорелого разжалась, выпустив ствол. Однако так просто сдаваться мужик явно не собирался. Завязалась драка не на жизнь, а на смерть. Несмотря на значительно превосходящие габариты, Артем не без труда справлялся с юрким, цепким и необыкновенно сильным физически противником, как выяснилось, знающим толк в рукопашных схватках. Рыча и катаясь по полу прихожей, меняя захваты и не давая противнику ни единого шанса как следует провести болевой или удушающий прием, Артем напирал, как мог, стремясь во что бы то ни стало поймать то неуловимое мгновение, когда опричник Киржача допустит роковую ошибку. И она не заставила себя долго ждать. Немалую роль в этом сыграл тот факт, что Артем был совершенно гол, в то время как на противнике имелись брюки, рубашка и пиджак.

Поймав воротник пиджака и посильнее дернув, Артему удалось слегка придушить противника и, воспользовавшись моментом, в два счета перевернуть его на живот, придавив мордой к колючему коврику для вытирания обуви. Оставалось только его зафиксировать и можно было праздновать победу. Если к создавшейся ситуации вообще подходил такой термин… Но тут в позвоночнике Артема вдруг полыхнула такая адская боль, что он непроизвольно вскрикнул. Пальцы его сразу разжались, мышцы, словно по команде, ослабли. Хрипя и корчась, Артем повалился набок и скрючился, неестественно вывернувшись и не имея возможности не то что дышать, но даже шевельнуть мизинцем. Старая травма позвоночного диска, несколько лет назад стоившая ему карьеры в большом спорте, увы, напомнила о себе в самый неподходящий момент…

Два удара ногой в голову поставили точку в схватке.

Голоса недавних «спарринг-партнеров» теперь доносились до оглушенного, пребывающего в сильнейшем болевом шоке Артема, словно из глубины колодца.

– Она мертва… Ты ее застрелил… И он тоже мертв…

– Это козел драный во всем виноват… Хорошо, ствол не засвеченный…

– Здоров бык… Что будем делать?… Ты как хочешь, Дмитрич, а я сваливаю. Твои проблемы, сам и разбирайся…

– Нет, Марго… Сначала ты поможешь мне все тут устроить… Тащить на себе труп небезопасно, придется разыграть спектакль… Давай, быстро раздевай его…

Последнее, что почувствовал Артем, – это прикосновение рифленой пистолетной рукоятки к своей ладони. А затем сознание его стремительно померкло, и он полетел в бездонный колодец, наполненный чем-то вязким и скользким. Словно его сбросили в яму с гремучими змеями.

* * *

Он еще слабо соображал, глаза застилала мутная пелена, но неведомая сила уже втолкнула его, едва стоявшего на ногах и машинально сжимавшего вложенный в руку серебристый пистолет, в спальню. Покачнувшись и застонав при виде двух неподвижных окровавленных тел, Артем ткнулся спиной в дверной косяк и, зажмурив глаза, с перекошенным, окаменевшим лицом медленно сполз на пол.

А может, то, что он сейчас увидел, только галлюцинации?

Усилием воли Артем заставил себя снова открыть глаза и чуть повернуть голову…

Усатый, из предметов одежды на котором были только наручные часы, лежал ничком на кровати, сверкая бледной лохматой задницей. Шмотки были нарочито аккуратно уложены в кресло у стены. На виске зияла страшная, сочащаяся сукровицей, рана от удара разводным ключом. Орудие убийства лежало тут же, на ковре, в двух шагах от успевшей перед смертью натянуть китайский шелковый халатик Анюты. Под левой грудью девушки расплылось алое пятно от вошедшей в область сердца пули…

Жуткая сцена, словно сошедшая в реальную жизнь из французской мелодрамы. Любой мент, перешагнувший порог квартиры, без малейших колебаний сразу же представил бы себе картину разыгравшейся здесь трагедии: вернулся муж и, застав свою половину в постели с любовником, схватил первое, что подвернулось под руку, и со всего плеча приложил сопернику по башке. Пойманная на месте прелюбодеяния изменница успела выскочить из-под переставшего двигать задом кобелька, покинуть оскверненное супружеское ложе и даже прикрыть свою наготу домашним халатом, но это ее не спасло, а лишь отсрочило возмездие. Отшвырнув ключ, обладатель ветвистых костяных выростов на голове произнес короткую, полную чувства обличительную речь, после чего хладнокровно выхватил противозаконно имеющийся пистолет и точным выстрелом покарал изменницу. А затем, с чувством выполненного долга….

Что? Что?! Что?!!!

Эта мысль молнией промелькнула в гудящей голове Артема за тысячную долю секунды, за миг перед тем, как он, отошедший от шока и оцепенения, сначала с недоумением посмотрел на зажатый в руке чужой пистолет, а затем размашистым жестом отбросил его в сторону, резко отпрянул от дверного косяка, поднялся на непослушные ватные ноги, сделал всего шаг и упал на колени рядом с лежащей с закрытыми глазами и, казалось, сладко спящей на зеленом ворсистом ковре Анютой. Бережно поднял ее на руки и вдруг, окончательно осознав необратимость и весь ужас случившегося, зарыдал, сотрясаясь от волнами прокатывающихся по всему телу судорог. Его глаза, полные слез, не мигая, смотрели в одну точку – в рваный центр расплывшегося на груди девушки алого пятна.

Время словно остановилось. Все вокруг – квартира, стены с шелковыми обоями, ковер, кровать с лежащим на ней трупом, виднеющиеся за прикрытыми шторами облезлые крыши домов напротив, приглушенный стеклопакетами шум изредка проезжающих по ночному проспекту автомобилей – все вдруг перестало существовать, превратившись в пыль, в мираж, в картонные декорации дьявольского спектакля, где главные роли достались ему и Ане, а режиссером был сам Сатана.

А потом что-то неуловимое снова заставило Артема очнуться и обрести все утраченые чувства. Губы. Артем готов был поклясться, что губы девушки, а вслед за ними и веки чуть заметно дрогнули. Господи, какой же он кретин! Урод! Дебил! Ведь он даже не удосужился проверить – дышит ли она!!!

«Она жива! Жива!! Жива!!!» – взорвалось в мозгу у Артема. Прыжком метнувшись в прихожую, он схватил трубку стоящего на полочке для ключей телефона, уронил аппарат на пол, поднял его, треснувший вдоль всего корпуса, но каким-то чудом продолжающий работать, набрал «ноль три» и, дождавшись щелчка соединения, заорал, что было голоса:

– Скорее! Человек умирает! Огнестрельная рана, в сердце!..

Когда диспетчер неотложки записала адрес и повесила трубку, Артем вернулся назад в спальню, сорвал с измятой кровати подушку, подложил под голову Анюте, упал рядом на колени, взял ее прохладную руку, прижал к щеке и, покрывая ладонь поцелуями, громко зашептал, словно молитву:

– Ты только не умирай, слышишь? Пожалуйста, не умирай! Все будет хорошо! Сейчас приедет «скорая» и отвезет тебя в больницу… Только не умирай, умоляю тебя! Ты и наш малыш, – вы обязательно будете жить!.. Все обойдется, вот увидишь! Я найду и замочу этих подонков, обещаю тебе! Я урою их всех скопом, уничтожу, перегрызу горло, разорву на куски голыми руками! Ты только держись, милая… Только не умирай!..

Воспоминания о посланных на расправу боевиках Киржача вернули Артему способность адекватно воспринимать случившееся и проанализировать ситуацию, в которой он сейчас находился. А она, что и говорить, была из ряда вон хреновая.

В том, что диспетчер неотложки незамедлительно поставит в известность милицию о срочном вызове на огнестрельное ранение, не было никаких сомнений. Таковы были обязанности врачей, и к ним они подходили со всей ответственностью. Где криминал – там обязательно должно быть следствие. Значит, с минуты на минуту здесь будет не только реанимационная бригада в белых халатах, но и вооруженные, не склонные к глубокому анализу менты. Учитывая представшую их взору картину, поведение стражей закона предсказать было несложно: Артема под дулами автоматов закуют в «браслеты», запихнут в «козла» и отвезут в РОВД, где, как главного и единственного подозреваемого в убийстве, поместят в вонючую камеру и начнут жестко прессовать, выбивая «чисто-конкретно-сердечное признание». Когда улики и мотив налицо, ни один следователь не станет утруждать себя лишними заморочками и всерьез принимать бредовую версию подследственного о визите странной почтальонши, усыпляющей людей простым нажатием пальцев, и якобы ворвавшихся в квартиру вслед за ней вооруженных спецах, посланных сильно осерчавшим из-за банальной зуботычины заместителем главы администрации Усть-Озернинска. Куда убедительнее выглядит версия об убийстве на почве ревности, в состоянии аффекта. Для Артема это означает суд и неизбежный срок. Минимум – лет десять, и то, если повезет. Единственный свидетель, кто может его спасти и рассказать ментам, как все произошло на самом деле, – это Аня, умирающая сейчас у него на руках…

Да, она и их крохотный пока еще малыш выживут, обязательно выживут!.. Но все время, пока Анюта будет лежать в реанимации, Артем проведет в камере. В то время как проклятые «гости» будут гулять на свободе, мечтая только об одном – чтобы чудом выжившая свидетельница как можно скорее замолчала навсегда. Ибо в противном случае ее показания, в тандеме с показаниями Артема, способны доставить Киржачу массу в высшей мере неприятных проблем…

После всего случившегося послушно сидеть в квартире и ждать ментов, тем самым добровольно сунув голову в петлю и предоставив подонкам карт-бланш на устранение опасного свидетеля – поступок, достойный дебила. Своим пребыванием за решеткой Артем не ускорит выздоровление Ани. И уж тем более не сможет обеспечить ей безопасность. На защиту ментов надежды мало. Полно примеров, когда киллер без труда доставал находящегося на излечении, формально охраняемого сотрудниками МВД «обьекта». Так что единственный способ помешать Киржачу – это достать его первым. Когда же Анюта поправится и сможет дать показания, Артем автоматически окажется вне подозрений и будет интересен следствию только в качестве свидетеля. Но до тех пор он, как разыскиваемый за убийство, должен оставаться на свободе, то есть – в бегах.

Принять весьма не простое и, что там говорить, опасное решение оказалось намного легче, чем воплотить его в конкретное действие. Артему стоило огромных усилий отпустить руку Ани, прижаться ухом к ее окровавленной груди и, убедившись, что сердце девушки по-прежнему слабо бьется, встать на ноги. Поколебавшись секунду, Артем поднял проклятый пистолет и сунул за брючный ремень, под рубашку. Еще полминуты ушло на короткие сборы, в основном выразившиеся в изъятии денег из персонального банка. Банка из под краски, в которой хранилась «штука» зеленых, стояла под ванной. Кажется, все, пора уходить.

В последний раз посмотрев на Аню и подавив сильнейшее желание все бросить и вернуться, Артем развернулся и покинул квартиру.

Карета реанимации, милицейские «уазик» и «рафик» вывернули из арки во двор практически одновременно, огласив окрестности истошным воем сирен и красно-синим мерцанием проблесковых маячков. Хлопнули дверцы, четверо вооруженных милиционеров и два опера в штатском метнулись в подъезд. Следом юркнули двое врачей – мужчина и женщина – и санитары с носилками. В руке высокого доктора-очкарика с чеховской бородкой покачивался отливающий металлом чемоданчик с красным крестом. Ну же, Айболит гребаный, шевели копытами! На тебя сейчас вся надежда!..

Притаившись в укрытии, Артем ждал возвращения докторов, казалось, целую вечность, хотя на самом деле минуло не более пяти минут. Возле «скорой» и милицейских машин уже столпилось не менее дюжины зевак, в основном из числа местных пенсионерок. Наконец из распахнутой двери подъезда появились санитары с носилками. Артем стиснул зубы и затаил дыхание. От того, как была накрыта простыней Анюта – с головой или нет – зависела жизнь сразу трех человек…

Девушка лежала на носилках. Лицо ее было таким же бледным, как простыня, накрывавшая ее по пояс. Санитары сноровисто затолкали носилки в «скорую». Взревел мотор, яркими бликами сверкнула мигалка на крыше, громко взвыл предупредительный сигнал. Реанимобиль пулей сорвался с места и скрылся в арке…

Артем на миг прикрыл веки, глубоко вздохнул, потом тяжело отделился от стены, протиснулся по узкому проходу между двух гаражей, густо усеянному разным хламом вроде пустых ящиков, битых бутылок, одноразовых шприцов, рваных презервативов и покрытых мухами шлепков, и никем не замеченный скрылся в ближайшем проходном подъезде, ведущем на проспект Славы.

Анюта была жива, слава Богу. Но зубы Артема отбивали чечетку, скулы сводило судорогой, сердце щемило, а на душе было так пусто, что хотелось выть в голос. Только что это могло изменить?

Глава 6

…с последним приветом

Артем не думал, куда идти и что делать. Незаметно включившийся в голове автопилот сам выбрал нужный маршрут и вскоре привел его в расположенный в соседнем микрорайоне, на территории бывшей рембазы санитарного транспорта, автосервис «Лада-Западная». Часы показывали начало десятого утра, за облезлым кирпичным забором уже кипела работа. Свою машину, припаркованную в ряду других отчественных тачек у дальней стены, Артем заметил сразу. Подошел, машинально провел пальцем по переднему краю капота. Ни единой шероховатости. Механики и рихтовщики постарались: «девятка» выглядела так, словно не было минувшей ночью никакой аварии.

Вовку рыжего Артем нашел на его привычном рабочем месте – ковыряющимся в смотровой яме, под напрочь укатанной «Нивой» с разбитым задним стеклом. Заметив приятеля, слесарь махнул рукой, положил инструмент, обтер замасленные руки куском ветоши и поднялся наверх.

– Привет. Чего такой?..

– Какой?

– Словно тебя катком переехало, – пожал плечами Рыжий. Однако поняв, что Артему сейчас явно не до болтовни, махнул в сторону раскрытых ворот бокса. – «Порш» свой уже видел?

– Только снаружи, – кивнул Артем, доставая деньги.

– Под капотом тоже полный порядок. Радиатор запаяли, тосол налили, а до кучи я тебе две свечи поменял, карбюратор ультразвуком почистил и ремень новый поставил. Месяца через три нужно будет диск сцепления менять, учти. Накладки на последней стадии износа.

Сунув руку в карман комбинезона, слесарь достал техпаспорт и ключи, протянул их Артему.

– Сколько с меня?

– Я уже говорил твоей, по телефону. Двести тридцать. Можно в рублях.

– У тебя аппетит.

– Это еще по-божески, – хмыкнул Рыжий, на секунду вильнув взглядом. – Как своему…

Артем протянул требуемую сумму, забрал ключи, документы и покинул бокс. Он уже садился за руль, когда рядом, у опущенного стекла водительской двери, снова вырос Вовка.

– Слышь, погоди. Тут такое дело, – слесарь хитро прищурился. – В общем, я не знаю, почему ты такой задолбанный, и знать не хочу. Только… Короче, сторож говорил, ночью какие-то двое бритых на частной иномарке приезжали, но представились как мусора. Ксиву под нос сунули и спросили – не у нас ли стоит на ремонте синяя «девятка» с тонированными стеклами, госномер такой-то… Порывались даже на территорию пройти, но Боря тот еще фрукт, ученый, его так просто на понт не возмешь… Тебе скажу… У нас тут два мастера левым тачкам номера перебивают… Охрана из своих пацанов и, разумеется, в курсах, когда в пятом боксе с леваком мастырят. В общем, отшил он их, дескать, ничего не знаю, частная территория, проход только с санкции руководства или по постановлению прокурора, и все тому подобное. Эти орлы зенками посверкали, ксивой помахали, обещали ОМОН прислать, если не позволят осмотреть сервис, но потом, видимо, всосали, что уломать Борю – кишка тонка, и свалили… Я так мыслю: если бы это действительно мусора были, давно бы уже вернулись. Тем более сейчас, когда все открыто… Понял, к чему я? Улавливаешь, какой пепелац эти братки шакалили?!

– Спасибо, что предупредил, – глухо произнес Артем и повернул ключ в замке зажигания. Отлаженный двигатель завелся с полоборота, как часы. – Я это не забуду.

– От бандитов, что ли, прячешься? – не удержался от вопроса рыжий Вован.

– Так, не бери в голову, – помедлив, сказал Артем. – Разберемся. Пока.

– Не завидую я тебе, если честно, – вздохнул, качая головой, автослесарь. – Знаю я этих уродов, если попал в прицел, так просто не отстанут. У меня брательник в одной блатной компании случайно какую-то херню по пьяни ляпнул – так его быки мигом «за базар» пристегнули, мало не показалось. Все отдал – квартиру, машину, дачу. Сам виноват, если подумать, нефиг хлебалом торговать. Помнишь, как у Бутусова: «Если ты пьешь с ворами, опасайся за свой кошелек»… А вообще – мочить этих сволочей нужно, всех, без разбору! Как эта… э-э… «Белая стрела».

– Видимо, – нахмурив лоб, тихо согласился Артем, включая первую передачу. – Только не было ее никогда, стрелы этой. И вряд ли будет. Пока.

– Про сцепление не забудь! Давай, – махнув рукой, напомнил напоследок рыжий слесарь и направился в свой бокс, закуривая на ходу.

Деваться было некуда. Если его действительно пасут, то уже давно заметили, еще при входе. Выехав с территории автосервиса, Артем разогнался и, лихо лавируя в потоке машин, поехал вперед по улице, то и дело перестраивась из ряда в ряд, неожиданно сворачивая, подрезая, проскакивая на желтый сигнал светофора и внимательно поглядывая в зеркало заднего вида, пытаясь обнаружить «хвост», если таковой все-таки существовал. В то время как руки сжимали руль и переключали скорости, ноги попеременно давили на педали, а глаза цепко следили за окружающей обстановкой, мозг усиленно осмысливал новую ситуацию и взвешивал все возможные варианты ее развития.

Головоломка, впрочем, оказалась не слишком сложной. Если канал, по которому служба безопасности Киржача столь оперативно вычислила неизвестный никому в «Мельнице» адрес Анюты, до сих пор оставался для Артема темным пятном, то в теме с автосервисом все было более или менее на поверхности. Отправной точкой поисков, вне всяких сомнений, послужил тот самый клочок бумаги с телефоном Изотова, оставленный Артемом в забытой в бистро куртке. Позвонив по нему и навешав лапши на уши самому быку или его супруге, можно было, при определенной сноровке, узнать подробности ночной аварии на стоянке. Затем, используя выход на центральную базу данных ГИБДД, по имени владельца выведать номер, цвет и марку автомобиля, а, приехав на стоянку, узнать у глазастого сторожа номер эвакуатора «шевроле», обильно разрисованного рекламой автоцентра, с указанием адреса. В том, что, отдавая побитую машину и документы, предусмотрительный Палыч записал его, Артем не сомневался… Одним словом, не такая уж сложная и долгая комбинация, принимая во внимание реальные возможности боевиков Киржача. А они, как успел убедиться Артем, кой-чего стоили. Взять, к примеру, Маргариту свет Львовну…

С этим понятно. Едем дальше. Если поставить себя на место брошенных на его поимку охранников, то, не считая автосервиса, выйти на который помог слепой случай в виде клочка с номером телефона, существовало всего два адреса, где после драки в бистро могла быть выставлена засада. Квартира Анюты и дом родителей в Ломоносове. Ведь именно там прописан Артем. А кто лучше родителей, по мнению любого здравомыслящего человека, может знать адрес и телефон девушки, у которой живет сын? Вне всяких сомнений – первое, что сделали отправленные по его следу бойцы, – это рванули по указанному в договоре с Гольданским адресу, в одноэтажный деревянный домик на окраине провинциального городка, вытянувшегося полоской вдоль южного берега Финского залива.

..Они держались уверенно, оперативно реагируя на все стремительные маневры то и дело закладывающей опасные виражи «девятки» и, как будто привязанные невидимым буксировочным тросом, неслись сзади, на расстоянии от пятнадцати до двадцати пяти метров. Причем так мастерски, что даже весь обращенный во внимание, предупрежденный приятелем о бритых визитерах с милицейской ксивой, Артем заметил слежку далеко не сразу. Сказывалась хорошая школа «колесной» наружки. После нескольких безуспешных попыток оторваться от преследования Артем вынужден был признать, что в мастерстве управления автомобилем водитель висящего у него на хвосте белого «фольксвагена-гольф» превосходил его, скромного любителя быстрой бесшабашной езды, по всем показателям. То же самое можно было сказать и об автомобиле, стремительным броскам которого вслед убегающему обьекту мог позавидовать гоночный болид Шумахера. Одним словом – без прямо-таки фантастического везения не могло быть и речи, чтобы оторваться от юркой, быстрой иномарки и оставить с носом сидящих в ней боевиков. Парни находились в засаде еще с ночи и, сев на хвост, не были намерены выпускать клиента из зоны прямой видимости. Вполне возможно, сейчас сюда на всех парах мчится срочно вызванная по мобильнику подмога, и очень скоро его «девятку» со знанием дела возьмут «в коробочку» и силой вынудят остановиться…

Да, плохи дела. Особенно если вдруг окажется, что милицейские ксивы в карманах у бойцов – отнюдь не липа. На паскудства наша доблестная милиция, многие из сотрудников которой в свободное от службы время не брезгуют откровенно криминальной халтурой, как известно, зело горазда. Был бы человек хороший, а статья найдется…

«Что же ты делаешь, Витек, сука этакая?! – то и дело поглядывая в зеркало, беззвучно изливал эмоции Артем. – Совсем у тебя разум затмило от злости и вседозволенности. Думаешь, встал у кормушки в своем крохотном приморском городке, в венах которого вместо канализации течет на Запад чистая нефть, так теперь все можно?! Зря ты так…»

«Гольф» по-прежнему не отставал. Позади уже остался юго-запад города, вот-вот начнется Петергофское шоссе. Артем решил не тратить время напрасно и упрямо гнал машину в сторону побережья залива. Навестить родителей нужно как можно скорее. Адрес домика на окраине Ломоносова обломам Киржача уже давно известен, так что нет резона скрывать секрет Полишинеля. Только бы эти черти не успели там натворить беды!.. Думая об этом, Артем как мог успокаивал себя. В конце концов, судя по почерку, руководит его поимкой не тупой отморозок, а бывший профессионал, мент или «комитетчик». С точки же зрения логики профи насилие над стариками, которым на самом деле не известны ни адрес, ни телефон Анюты, ничего не давало. Куда легче, натянув личину ментов и задав наводящие вопросы, просто обьявить матери и отцу «чистую правду», каковой она сейчас наверняка и видится из здания питерского ГУВД. Дескать, ваш сын Артем Александрович Греков – фактически уже вне закона, ибо объявлен в федеральный розыск за особо тяжкое преступление. После чего спокойно ждать в засаде хоть до Нового года.

Все это так. Только вот ехать в родительский дом без предварительного звонка, да еще с соглядатаями на шее, Артему отчего-то совсем не хотелось. Но причина не только в этом. Ежу понятно: если не срубить «хвост» самому, наружка ни за что уже не отстанет, будет пасти, если понадобится, – круглосуточно, выжидая удобного момента для финального рандеву тет-а-тет. Вряд ли показушник Киржач откажет себе в удовольствии лично набить рожу лишенному возможности ответить обидчику. Натура, как говорится, явно соответствует. Налицо патологическая страсть к демонстративной эпатажности, о чем недвусмысленно говорит сама за себя сцена с выплеснутым в лицо жульеном…

План избавления от наружки – рискованный, авантюрный и простой, как три копейки, – созрел у Артема в считаные секунды. Основным его фундаментом был популярный в массах тезис, гласящий, что «перед смертью не надышишься». Или: «Поздно пить «боржоми», когда почки уже отстегнулись», кому как нравится. Сути это не меняло. Какой смысл ломать комедию, если действующие лица и их намерения давно известны и финал, в случае пассивного бездействия, более чем очевиден. Так не лучше ли взять инициативу в свои руки, выбрав в качестве защиты дерзкое нападение?

..Когда импровизированный кортеж находился где-то на полпути между Санкт-Петербургом и Петродворцом, Артем стал постепенно, рывками, сбрасывать скорость, то газуя, давя на педаль акселератора и выжимая сцепление, то резко бросая машину вперед и тут же нажимая на тормоз. Следующие позади водилы стали огрызаться нервными ударами по сигналу, после чего включали указатель поворота и, нарочито вызывающе рыча движками, шли на обгон. Сидящие в «гольфе» преследователи явно не были готовы к такому повороту событий и растерялись, вынужденно сбросив скорость. Наконец мешающая нормальному движению транспорта синяя «девятка», мотор которой явно лихорадило, все-таки включила аварийную сигнализацию и криво приткнулась на пустынной обочине, возле кустов сирени. Артем заглушил двигатель, вышел из салона, не оглядываясь по сторонам нервно хлопнул дверью, пнул ногой переднее колесо, после чего нехотя открыл капот и с видом полного лоха склонился над моторным отсеком. В то же самое время перифирийным зрением он видел, как упрямо катящая следом аж с восточной части мегаполиса юркая иномарка, словно поколебавшись, тоже включает указатель поворота, съезжает на обочину и останавливается. Правда, двигатель не глушит.

«Клюнули, голубчики. Ну что ж, теперь потанцуем».

О том, что сейчас произойдет на обочине трассы, не догадывался ни Артем, ни пассажиры «фольксвагена». Предсказать исход рандеву не смог бы даже сам Нострадамус. Сплошной экспромт.

Две передние двери иномарки открылись одновременно, словно по команде. Артем, внешне старающийся не показывать охватившего его злого азарта, вел себя так, как любой типичный, мало разбирающийся в начинке своего железного коня, лоховатый водила в его положении – поднял полный гордой растерянности и скрытой надежды взгляд на добровольных помощников. Сейчас наконец-то он будет удостоин чести лицезреть посланных по его душу соглядатаев, один из которых вчистую переиграл его в городском ралли. От поведения этих мальчиков в первые секунды диалога во многом будет зависеть исход всей партии. Собственно, сейчас у них всего два варианта действий – или без лишних слов попробовать прижать срисовавшего «хвост» беглеца к ногтю, или сработать под дурика и для начала прикинуться случайными свидетелями поломки, искренне желающими помочь незадачливому «чайнику»…

Сделав вид, что озабоченно чешет вспотевшую спину, Артем словно невзначай отвел правую руку назад и на всякий случай кончиками пальцев провел по торчащей под рубашкой рифленой рукоятке пистолета. Пожалуй что, случись острая необходимость, он сможет выхватить ствол не менее проворно, чем ковбои из американских вестернов.

– В чем дело, земляк? – спросил Артема появившийся с переднего пассажирского сиденья коротко стриженный коренастый парень в фирменной джинсовке. По возрасту – примерно ровесник. – Какие-то проблемы?

– Да фиг поймешь! – досадливо цокнул языком Артем, продолжая разглядывать моторный отсек с видом аборигена, впервые в жизни увидевшего велосипед. – Тяги нет. Может, топливопровод засорился?! – он с надеждой и почтением взглянул на добровольного помощника, по всему видно – настоящего спеца.

– Давай, гляну, что там у тебя… – сплюнул под ноги «спец» и, сунув руки в карманы джинсов, вразвалочку направился к открытому капоту.

Из «гольфа» лениво, словно объевшийся таракан, выполз второй соглядатай – чуть выше ростом, чернявый, с такой же стрижкой «ежиком» и оттопыренными ушами.

Не закрывая дверь, ас руля сделал пару шагов вперед и остановился, поглядывая по сторонам. Широко – слишком широко для того, чтобы казаться естественным! – и шумно зевнул, похлопав ладонью по губам, и словно невзначай взглянул на часы.

«Точно, вызвал группу поддержки, – подумал Артем, слегка польщенный собственной способностью просчитывать ходы противника. – А встали-то как правильно – один на приличном расстоянии от другого! Страхует напарника, плесень.

Обоих сразу, одним прыжком, уже не достать. Ничего, в качестве «языка» хватит и одного. Сейчас эти орлы как пить дать попробуют потянуть время, дождаться своих».

– Ну? – почти поравнявшись с Артемом, буркнул стриженый, изо всех сил разыгрывающий из себя механика со стажем. Остановился, задумчиво морща лоб. – Совсем, что ли, не тянет?!

– Захлебывается, – вздохнул Артем. – Чуть больше газанешь – провал. Как будто бензина не хватает. – Попятившись, он умышленно освободил пространство перед капотом, тем самым давая «помощнику» возможность склониться над двигателем.

Тот, чуть заметно оглянувшись на подельника и поймав в ответ едва уловимый кивок, процедил глухо:

– Ладно, садись за руль и заводи. Когда скажу – газанешь. Понял?

– Конечно. Спасибо! – с чувством поблагодарил Артем и направился к водительской дверце, облегченно бормоча: – Что бы я без вас делал, мужики!..

На какой-то момент он и джинсовый поравнялись, оказавшись друг против друга на расстоянии вытянутой руки.

Этот простой, как правило, не опасный для здоровья, но очень эффективный прием временной нейтрализации противника Артем выучил еще в самом начале своей спортивной карьеры. Быстрый, слегка дозированный по силе, удар двумя сложенными «лодочкой» ладонями по ушам – и оглушенный, в короткий миг напрочь потерявший слух, зрение и ориентацию в пространстве «спец» с коротким стоном валится на колени, обхватив руками звенящую, словно колокол, голову. Ударить ребром левой руки в шею, от души надавить промеж лопаток коленом, крепко прижать обмякшего мудака к земле, а свободной рукой выхватить из-за спины стоящий на предохранителе пистолет и положить его на переднюю переборку, прямо над фарой, нацелив ствол на второго преследователя. На все про все – полторы секунды. Лопоухий водила, при котором, судя по заправленной в легкие хлопковые брюки цветной шелковой рубашке, огнестрельного оружия небыло, дернулся было в сторону придорожной канавы, но передумал, справедливо сообразив, что уйти через кусты, не схлопотав пулю, все равно не удастся. Только из нагрудного кармана от неловкого телодвижения выпал на пыльную обочину крохотный сотовый телефон в лакированом корпусе под дерево.

– Еще раз дернешься – звиздец тебе, – жестко предупредил Артем, качнув стволом серебристого пистолета. – Я спрашиваю – ты отвечаешь. Быстро. Кто такие?

– Частное охранное предприятие «КСК», – сдавленно прохрипел чернявый водила.

– Давно сообщил своим, что сидишь у меня на «хвосте»?

– Сразу, как ты вошел в автосервис. Потом еще пару раз, по ходу…

– Какое задание дал Киржач насчет меня?

– Если получится – повязать, доставить на базу, в Усть-Озернинск. Если нет – вызвать поддержку и скрытно вести.

– Адрес базы?

– Нарвский проезд, шесть.

– Кто твой шеф?

– Быков, Игорь Дмитрич. Он был… ночью… на квартире.

– Высокий, худой, со впалыми щеками? – Артем ясно, во всех деталях, вспомнил отчаянную схватку в прихожей и тот проклятый, предназначенный ему, но по чудовищной, дикой случайности доставшийся усыпленной Анюте роковой выстрел. Сделанный, между прочим, из того самого пистолета, который сейчас был в его руке и стволом смотрел на застывшего, боящегося шелохнуться чернявого.

– Да. Это шеф.

– Кто второй?

– Гриша. Между прочим, он – майор, опер из милиции, ему до пенсии всего неделя оставалась. – Этот парень многое знал, его уже успели предупредить: разыскиваемый беглец завалил человека, он вооружен и опасен.

– А третья, баба? Маргарита Львовна?

– Какая еще баба? – по сверкнувшему в глазах чернявого неподдельному удивлению и изменившемуся голосу Артем понял: про «почтальоншу», присоединившуюся к двум его «коллегам» где-то по дороге на квартиру, тот ничего не знает.

– Никакая. Проехали, – отсек Артем. – Где еще меня пасут?

– Не знаю, честно, – головой мотнул охранник и опустил очи долу. – Это к Дмитричу. Я – рядовой водила. Мое дело – рулить.

– Телефон Киржача! Быстро! – жестко потребовал Артем.

– Без понятия, – огрызнулся чернявый, на всякий случай тут же прикинувшись полной «шестеркой». – Мне координаты Виктора Анатолича как-то без надобности. Зарплату платят – и ладно.

– Тогда прямой номер Быкова, – помедлив секунду, Артем указал пистолетом в сторону лежащего на земле сотового телефона. – И не дай Бог тебе ошибиться.

Водила с презрением посмотрел в глаза беглецу – убийце, уже окропившему свои руки кровью товарища, – и нарочито медленно процедил, а точнее – выплюнул в лицо Артему семь цифр. Отвернулся, раздувая ноздри.

– Теперь три шага вправо!!! – отпустив его крепко придавленного к земле, едва начинающего подавать первые признаки жизни напарника, Артем вышел из-за капота, прошел мимо послушно исполнившего команду, но продолжающего испепеляюще сверкать глазами чернявого, поднял с обочины телефон, сунул в карман брюк, снял пистолет с предохранителя и, точно прицелившись, нажал на спусковой крючек «бульдога».

Переднее колесо иномарки, пробитое пулей, с шипением осело, придавив расплющившуюся резину. А короткий, неожиданный удар с разворота, носком ноги в пах, чуть погодя заставил охранника резко изменить выражение лица, открыть рот, вылупить глаза, тихо замычать, схватиться руками за причинное место и тяжело повалиться на бок, извиваясь и суча копытами в придорожной пыли.

Артем огляделся. Никому из десятков ежеминутно проносящихся по трассе в обоих направлениях водителей, как всегда, не было никакого дела до происходящей на обочине чужой разборки. Вмешиваться, искать на задницу приключений никто не спешил. Вот и ладушки.

– Еще хоть раз кого-нибудь из вас увижу, голышом в Африку пойдете, – сухо пообещал Артем. Окинул беглым взором место рандеву с филерами, сел за руль своей «девятки», запустил мотор, сдал немного назад. Включив указатель поворота, обьехал стоящего на карачках и тупо трясущего головой здоровяка в джинсе, из носа которого до самой земли свисали тягучие кровавые сопли, выскочил на шоссе и рванул вперед. К тихому провинциальному Ломоносову.

Дозвониться до родителей с трофейного мобильника, увы, не получилось – аппарат, несмотря на падение, был включен и исправен, но домашний телефон почему-то упрямо выдавал в линию лишь короткие гудки.

– Все хорошо, ничего не случилось, – тихо, как молитву, шептал Артем. – Просто мама или отец плохо положили трубку. Так бывает, часто…

Когда за крышами примостившихся на окраине городка частных домов показался столб медленно поднимающегося в небо черного дыма, когда, свернув за угол, Артем собственными глазами увидел собравшуюся на дороге возле большой красной машины и милицейского «бобика», взирающую на едва потушенное брандмейстерами пожарище, притихшую людскую толпу, он все понял. Застывшая перед глазами цветная картинка вдруг закачалась, потемнела и медленно поплыла. Словно на ветровое стекло переваливающихся по ухабам «Жигулей» выплеснули целую канистру масла.

Ударив по тормозам, он остановил машину, некоторое время тупо глядел прямо перед собой широко открытыми глазами, а потом обреченно уронил лицо в ладони и взвыл, до зубовного скрежета сжав челюсти. Так громко, что скулы свело судорогой, а стоящие с краю толпы старухи испуганно втянули головы в плечи и со страхом обернулись на косо застывший посредине дороги урчащий автомобиль.

* * *

Одна из пожилых женщин – высокая и полная тетка лет шестидесяти, одетая в легкое ситцевое платье и вытирающая влажные от слез глаза мятым носовым платком, – сразу узнала приткнувшуюся посреди дороги машину и ее водителя, что-то быстро шепнула стоящей рядом старухе, та оторопело прижала кулачок ко рту и, с состраданием взглянув на коренастого молодого мужчину, восковым манекеном сидящего в водительском кресле, торопливо перекрестилась, в то время как грудастая толстуха, глубоко вздохнув и потупив взор, направилась к «девятке». Дойдя, склонилась над проемом в двери, всхлипнула, вновь промокнув зажатым в кулаке платком покрасневшие глаза:

– Артемчик… Горе-то какое! Ты поплачь, поплачь, милый, не держи в себе!

– Тетя Катя, – глухо прошептал Артем. – Я… они… все сгорели, да?!

– Мама твоя, Лидия Матвеевна, слава Богу, жива! Ее дома не было, когда все это случилось! А как огонь увидала – сразу с сердцем плохо стало. В больницу ее свезли, в нашу, Ломоносовскую, – сообщила соседка. – Ох, беда, беда!.. Ох, горюшко-то какое! За что вам такое несчастье?!

– А… отец и Юля?! – медленно вылезая из машины, едва слышно спросил Артем, хоть уже и так обо всем догадался.

Вместо ответа тетя Катя только отрицательно мотнула головой, губы ее задрожали, и женщина снова разрыдалась, лбом уткнувшись ему в плечо. Пробормотала чуть погодя, всхлипывая:

– Их уже в морг свезли. Черные, как головешки. Ничего подобного за всю жисть не видела!

– Как это случилось? – не сводя застывших глаз с покрытого хлопьями белой пены пожарища, на котором копошились, сматывая шланги, несколько брандмейстеров и двое милиционеров в форме, спросил Артем.

– Участковый Васильев, пьянь беспробудная, говорит: несчастный случай, взрыв газового баллона, – шмыгая носом, сообщила соседка. Отстранилась, заглянула Артему в глаза и проговорила жарко, приблизив губы к самому уху Артема: – Только взрыв уже позже был, когда в доме пламя занялось! А ночью к твоему отцу приезжал кто-то!.. Возле соседнего дома, новостройки той, до самого утра машина нерусская стояла! Черная такая, ага!.. Навроде «Нивы», только больше и стекла непрозрачные!

– Может, хозяева коттеджа приезжали, – не веря самому себе, бесцветно произнес Артем, для которого после откровений соседки уже не существовало ни малейших неясностей. Только вот думать о том, что именно случилось в доме перед тем, как боевики Киржача вынуждены были его поджечь, нырнуть в свой джипер и смыться, было страшно.

– Какое там! – категорично отмахнулась тетя Катя. – Их буржуйские машины я знаю, не раз видала! У их совсем другие, красная и такая… как кастрюля алюминиевая. Нет, те точно у отца твоего, Сан Саныча, ночью были. Я как раз снова Жульку нашу, чтоб ее, искала – убежала со двора, засранка, течка у ей, понимаешь ли… Кобеля захотелось. Ну и мимо дома вашего проходила. Чего это, думаю, Коро не лает? Он ведь, балда брехливая, всегда на забор бросается, когда мимо чужой идет… А тут – тишина. Словно и нет его вообще! Я ведь, слышь, даже номер той машины запомнила – три семерки!!!

– Вы уже кому нибудь об этом рассказывали? – играя желваками, Артем холодно взглянул на толстуху. В зрачках его плескалась такая лютая злоба, что по спине у женщины невольно побежали мурашки. – Только честно, тетя Катя. Ответьте правду. Никому?

– Так не спрашивал покамест никто, – осторожно выдохнула толстуха, испуганно сжавшись под гипнотическим взглядом Артема. И тут же добавила, намереваясь вернуться к пожарищу, где среди обугленного остова еще ковырялись двое ментов: – Я сейчас же участковому скажу, ты не волнуйся!

– Не надо, – жестко проговорил Артем. – Не надо, тетя Катя… Пока – не надо. Мне кажется, я знаю, кто был сегодня ночью у нас в доме. И если мои предположения подтвердятся – милиция их все равно не повяжет. Кишка тонка. К тому же я почти уверен, что никаких улик в доме не найдут и дело, как говорил Васильев, спишут на несчастный случай.

– Так… а как же быть?! – по выражению лица соседки Артем понял: эта добрая, одинокая, простоватая мать офицера-подводника, чей ухоженный дом с цветущим садиком находился в конце улицы, сделает именно так, как он сейчас скажет. – Ведь отец твой и Юлечка, божья душа… Горе-то какое!

– Сделаем так, – помолчав пару секунд, ледяным голосом сказал Артем. – Вы ждете ровно неделю. Если я не заеду или не позвоню до следующей пятницы, тогда идите к Васильеву и расскажите все, что видели, включая номер джипа. Начнет спрашивать, почему раньше не заявили, скажите – боялись. Просто боялись, и все.

– Артемчик, а меня за это не посадят?

– Если про наш договор не скажете, – нет, – успокоил Артем, краем глаза замечая, как к ним уверенным шагом направляется неизвестно откуда появившийся, буквально вынырнувший из пустоты крепкий незнакомец в штатском, о чем-то торопливо переговариваясь по мобильному телефону и не спуская глаз с Артема.

– Мне пора… – отстранив соседку, Артем прыгнул за руль «девятки».

Незнакомец, сунув сотовую трубку в карман, перешел на резвый галоп, на бегу выхватив спрятанный под расстегнутым пиджаком в кобуре пистолет.

– А к матери-то в больницу заедешь?! – всплеснула руками толстуха, стоявшая спиной к оголившему ствол мужчине, а потому удивившаяся столь поспешному отъезду Артема.

– Обзязательно, – кивнул Артем, рывком включая заднюю скорость и отпуская педаль сцепления.

«Девятка» сорвалась с места и, ревя мотором, понеслась назад, к перекрестку. Вдогонку ей хлопнул выстрел. Затем еще один. Артем даже не сразу понял, что произошло. Просто рядом что-то глухо хлопнуло, щеку обдало прокатившейся по салону горячей волной, после чего со звоном рассыпалось заднее стекло. А еще через полсекунды он резко вывернул руль, с визгом покрышек по асфальту развернул машину, переключил передачу и дал полный газ…

Не было сомнений: мент в штатском, рискнувший открыть по нему огонь на поражение, уже успел ознакомиться с недавно разосланной питерским ГУВД по городу и области ориентировки на подозреваемого в жестоком убийстве оперативника и покушении на жизнь молодой девушки, вооруженного огнестрельным оружием, а потому крайне опасного, гражданина Грекова Артема Александровича, тысяча девятьсот шестьдесят восьмого года рождения, русского, неженатого, до вчерашнего дня работавшего поваром в бистро «Мельница», прописанного по адресу: Ленинградская область, город Ломоносов, улица… Одним словом, именно по тому адресу, где – вот совпадение! – сегодня под утро произошел дурно попахивающий черным дымом и криминалом «несчастный случай», повлекший за собой смерть собаки и двух близких родственников разыскиваемого – отца и сестры…

Тот факт, что обьявленный в розыск г-н Греков А. А. при виде пытающегося его задержать сотрудника правоохранительных органов немедленно упал в машину и даже под страхом быть застреленным на месте попытался скрыться, лишь еще более подтверждал правильность единственной версии сыщиков о его непосредственной причастности к убийству на проспекте Славы, а также, если очень захотеть, давал повод считать имеющим отношение к еще как минимум двум образовавшимся совсем недавно, поджаренным на адском кострище трупам, и снова – мужчины и юной девушки.

Впрочем, со вторым пунктом дело выглядело несколько труднее, ибо одновременно совершить преступления по двум адресам, расположенным друг от друга на добрые полсотни километров, может разве что липовый персонаж голливудского мистического фильма ужасов.

Бросая машину в отрыв, Артем уже знал, во что выльется для него это вынужденное бегство. Но иначе поступить он не мог, ибо до тех пор пока Анюта не придет в себя и не даст показания, ему лучше оставаться на свободе. Увы, неожиданная встреча с оказавшимся не робкого десятка глазастым ментом кроме всего прочего имела и сугубо практические последствия. С машиной, едва выкарабкавшейся из одной переделки и сразу угодившей в следующую, теперь можно попрощаться окончательно. Потому что если ты в бегах, если тебя ищут все менты в радиусе ста километров, раскатывать по улицам города на Неве и дорогам области на тачке, у которой передний триплекс пробит пулей, а заднее стекло отсутствует, может разве что сумасшедший. А о том, чтобы во второй раз за сутки отогнать машину в бокс – для быстрой и несложной замены стекол, в эту минуту не могло быть и речи. Значит, открытую всем ветрам и мародерам длиннокрылую «девятку», верой и правдой служившую Артему почти пять лет, предстоит бросить, а самому уходить «огородами». Дерзкий, спонтанный план немедленно нанести визит в офис «КСК», выследить Быкова и уже через него добраться до Киржача, вся эта комбинация, мгновенно возникшая в голове у Артема сразу же после рассказа тети Кати, сейчас таяла, как брошеный в кипяток кусок льда. Ехать в Усть-Озернинск на электричке или попутке, не имея возможности оперативно перемещаться, – было бессмысленно. Что он – обьявленный опасным преступником убийца поневоле – может сделать, один против целой своры цепных псов?! Единственное, что могло бы помочь ему восстановить справедливость – это Анины показания. Маме вряд ли что-нибудь угрожает, а вот Анюте… Без нее, любимой, единственной и близкой, Артем уже не представлял своей дальнейшей жизни. Охранять девушку и живущего у нее под сердцем их крохотного малыша следовало двадцать четыре часа в сутки. Только так он мог спасти их, а заодно и себя.

Но сделать это практически невозможно! Да, в больнице или, скорее всего, военном госпитале, куда бригады «скорой» обычно доставляют всех потерпевших с огнестрельными ранениями, Аню, как свидетельницу, какое-то время будут неотлучно охранять менты. Но Киржач далеко не лох, чтобы позволить себе такую роскошь, как живой свидетель. Вне зависимости от того, повяжут Артема в ближайшие дни или нет, его псы сделают все, чтобы Анюта замолчала навсегда…

Значит, нужно идти на риск и вступать в контакт с «органами», обьяснить, пока не поздно, как все было на самом деле. Только говорить нужно не с родной милицией, а непосредственно со спецами из ФСБ. Иного выхода просто нет!

Впервые за последние два года Артем вспомнил о Максе Лакине. Много лет назад они учились вместе, на одном курсе. После выпуска расстались и случайно встретились уже в девяносто девятом, на коммерческом международном турнире по боям без правил. Лакин с подругой сидели за столиком в кафе во время перерыва, ели мороженое и пили апельсиновый сок. Артем оказался рядом. Узнали друг друга, поздоровались, поболтали о том, о сем. Выяснилось, что Макс уже давно служит в одном из подразделений УФСБ по Санкт-Петербургу. В каком именно – он не уточнял, а Артем не спрашивал.

Такие подробности каждому встречному не рассказывают, пусть даже бывшему сокурскнику. Тем более, что друзьями, и даже приятелями, они в «альма матер» не были. К удивлению Артема, во время прощального рукопожатия Лакин бегло продиктовал номер своего сотового телефона: «На всякий случай. Сегодня не нужен, завтра, может, чем и пригожусь!» Очень похоже, этот час настал. Мельком услышанный два года назад номер, как ни странно, вспомнил без малейшего напряжения…

Сбросив скорость, Артем свернул в ближайший двор, заглушил двигатель. Провожаемый изумленными взглядами трех сидящих на скамейке и попивающих пиво молодых отморозков – не часто воочию увидишь тачку с характерным пулевым отверстием в покрытом паутиной трещин лобовом стекле! – вышел из «девятки», хлопнул дверью и как ни в чем не бывало направился обратно на улицу. Мысленно уже представляя, как сразу же после его исчезновения эти юные шакалы, потенциальное «пушечное мясо» бандитских группировок, метнутся к машине и сначала осторожно, а затем все увереннее начнут окучивать ее, выискивая наметанным взглядом, что бы скоммуниздить. Первой, понятно, будет выдернута магнитола. Затем придет очередь бардачка с кассетами. Ну и болт с ними. Теперь уже все равно.

Выйти дворами на питерскую трассу, проходящую через центр городка, вытянуть руку и поймать согласившегося подбросить до Питера частника оказалось делом двух минут. Выложив сразу затребованную предусмотрительным водилой сотню и удобно устроившись на заднем сиденье «опеля», Артем достал трофейный мобильник и набрал номер сокурскника. На том конце ответили почти сразу. Артем не без облегчения узнал спокойный, несколько флегматичный голос Лакина:

– Да, слушаю.

– Макс, привет. Это Артем Греков.

– А-а, здорово. Сколько лет… Ты по делу или так, вообще? – деловито осведомился привыкший рацонально относиться к времени собеседник. Слух уловил характерный щелчок бензиновой зажигалки.

– По делу. Нужно срочно встретиться. Говори, где, во сколько.

– Что-то серьезное?

– Серьезней некуда.

– На сколько я тебе нужен?

– Минут на тридцать.

– Ты один?

– Как перст.

– Ты где сейчас? – продолжал выпытывать Макс.

– В тачке, за городом. Двигаюсь с юга. Через полчаса примерно буду на проспекте Ветеранов, – чуть слукавил Артем. «Опель» приближался к Петербургу точно с запада.

– Тогда сделаем следующим образом. Красненькое кладбище знаешь, возле метро «Автово»? Там еще новый мост через железку строят.

– Знаю, – кивнул Артем, словно бывший сокурсник мог его видеть.

– Возле главного входа, через час. Я как раз буду в том районе по делам, вот заодно и встретимся.

– Договорились, – бросил в трубку Артем. И, как оказалось, вовремя. Едва он закончил разговор, как телефон издал противный писк и на дисплее мобильника появилась надпись: «Карта блокирована».

Чернявый ас асфальтовых дорог с похожими на локатор ушами, которого после точного удара ногой в пах теперь с большой вероятностью ожидали проблемы с продолжением рода, видимо, более или менее оклемался, если даже вспомнил про свою захваченную врагом «моторолу» и предупредил оператора «Дельты-телеком», чтобы заблокировали SIM-карту.

* * *

Макс приехал на новенькой голубой «десятке-купе», подогнав ее почти вплотную к главным воротам Красненького кладбища, заглушил мотор, закурил, сверил время по наручным часам, лениво откинулся на спинку сиденья и принялся ждать бывшего сокурскника. А когда заметил показавшегося из-за высоких ворот кладбища Артема, легким прикосновением к кнопке на закрытой панели автомагнитолы включил запись. Это нехитрое действие – фиксировать на пленку каждый разговор, в той или иной степени могущий касаться прямых служебных обязанностей, – вошло у капитана ФСБ Лакина в привычку. В машине для этой цели служил магнитофон, во всех прочих местах – закамуфлированный под зажигалку портативный цифровой диктофон с крохотным, не более булавочной головки, выносным микрофоном, крепящимся на одежде.

Такая предусмотрительность не раз приносила плоды…

Открыв пассажирскую дверь спортивного вазовского «купе», Артем упал на сиденье и молча протянул руку. Лакин стиснул ее в своей не менее широкой, чем у бывшего сокурсника, горячей и мозолистой от частого общения с «железом» ладонью, затолкал окурок в пепельницу и сказал:

– Выкладывай, что там у тебя стряслось. Только давай без лишних подробностей, у меня… через двадцать семь минут «стрелка» с «барабаном».

– С кем?

– С осведомителем, – спокойно пояснил Макс. – Есть, знаешь ли, такая категория граждан, добровольно оказывающих информационную поддержку правоохранительным органам.

– Без подробностей не получится, – дернул щекой Артем.

– Тогда валяй как есть, – пожал плечами Макс, бросив взгляд в панорамное зеркало.

В течение последующей четверти часа эфэсбэшник ни разу не перебил то и дело срывающегося на эмоции Артема, внимательно слушая историю его злоключений, начиная от выплеснутого в лицо жульена и заканчивая брошенной в Ломоносове машиной с пробитым милицейской пулей ветровым стеклом. Когда Артем, в качестве вещественных доказательств продемонстрировав Максу мобильник и пистолет, наконец замолчал, предоставив Лакину возможность высказать свое мнение по всему этому дурдому, капитан ФСБ снова потянулся за сигаретой, закурил, сделал две глубокие затяжки, некоторое время хмуро разглядывал тлеющий огонек и только затем спросил:

– Что ты хочешь от меня? Конкретно.

– Во-первых, я хочу, чтобы ты как представитель «конторы» поверил мне. Все произошло именно так, как я сейчас тебе рассказал, и не иначе.

– Допустим, я тебе верю, – сдержанно кивнул Макс. – Дальше.

– Я хочу, чтобы ты – легально или нет – помог мне остаться на свободе до тех пор, пока Анюта и соседка не дадут показания. Не думаю, что в Питере отыщется много внедорожников черного цвета с номером из трех семерок… Я хочу как можно скорее знать, где сейчас находится Аня и что говорят врачи. Хочу знать, как мама… Я хочу, наконец, чтобы эксперты дали окончательное заключение о причинах смерти отца и сестры! И, в конце концов, я хочу размотать этот дьявольский клубок и живьем закатать в асфальт Киржача и его банду! Кроме тебя, Макс, мне сейчас надеяться не на кого. Я остался совершенно один, мне некуда идти, негде ночевать, меня обьявили в розыск за убийство майора милиции, у меня земля горит под ногами. Если Аня… если с ней что-нибудь случится, то в одиночку я уже ничего не смогу доказать, ты же понимаешь. В грязной игре против профи мне банк не светит. Если влипну – останется только три дороги – в могилу, на зону или в пожизненные бега. Только знаешь, Макс, я не идиот. И не хочу ломать жизнь и себе, и близким только из-за того, что однажды вечером я вполне справедливо дал в рожу вконец потерявшему нюх и мозги пьяному баклану.

– Ты убил человека, – напомнил Лакин и цепко посмотрел Артему в глаза. – И не просто человека – сотрудника МВД. Это так просто на тормозах не спустить. Будет следствие и суд, в любом случае.

– Кто бы спорил, – вздохнул Артем. – Только прежде пусть шеф частной охранной фирмы «КСК» объяснит вразумительно, что делал этот мент вместе с ним ночью в чужой квартире, незаконно проникнув туда под липовым предлогом при помощи некой Маргариты Львовны, запросто вырубающей людей с легкостью инструктора спецназа ГРУ! А еще подскажет, что именно делал джип, как пить дать имеющий отношение к его охранной конторе, возле дома моих родителей в ночь перед пожаром?!

Макс хмыкнул, зажал сигарету в уголке рта, щурясь от попадающего в глаза дыма, постучал кончиками пальцев по рулю, повернулся к открытому окну в водительской двери и, глядя куда-то вдаль, на возводимый строителями мост через железную дорогу, задумчиво пробормотал.

– Да, Греков, задал ты мне задачку. С тремя трупами и кучей пожеланий.

– Уж какая есть, – глухо сказал Артем и, в свою очередь, отвернулся к опущенному окну правой двери.

Около минуты в салоне «десятки-купе» было тихо. Лакин напряженно думал, морща лоб, покусывая губы и периодически поглядывая на неумолимо бегущую по циферблату стрелку, а его бывший сокурсник терпеливо ждал.

Уже который год подряд лето в северной столице России выдалось преимущественно жарким, совсем не питерским. Солнце палило нещадно. В голубом бездонном небе – ни единого облачка. От раскаленного асфальта поднимается вверх колышущаяся рябь разогретого воздуха. Трава местами пожелтела. А от недавних грязных луж не осталось даже воспоминаний.

Артем на секунду прикрыл глаза и, утомленный, уронил голову на подголовник сиденья. Где-то в кронах деревьев громко кричат вороны, дерущиеся из-за найденной на кладбище съедобной добычи. Звонит колокол на часовне. Со стороны стройки доносится гудение автокрана и трехэтажный мат раздетых по пояс загорелых рабочих в оранжевых касках. Мегаполис живет своей обычной жизнью и плевать он хотел, уснувший на берегу холодного моря бездушный каменный зверь с чужой европейской мордой, на беду какого-то там Артема Грекова – копошащегося где-то в огромной массе себе подобных жалкого муравья. Таких у него аж целых пять миллионов. И у каждого – свои проблемы…

– Ладно, не дрейфь, – на плечо Артема легла, дружески хлопнув, тяжелая длань Макса. – Попробуем твоему горю помочь. Для начала устрою тебя на квартиру. Есть у меня одна незасвеченная однокомнатная нора на Фонтанке, для контактов с агентурой. Там тебя никто не побеспокоит. А я пока прокачаю ситуацию, прикину, что к чему… Выясню, где лежит твоя Аня и как она… они себя чувствуют. И в Ломоносов тоже позвоню. Короче, сделаем так, – подвел черту Лакин. – Сейчас я по горло занят, извини, а в пять часов жду тебя на углу Обводного и Московского проспекта. Там еще раньше, при «красных», пивнушка была.

– Знаю, – кивнул Артем.

– И… вот еще что, – Макс строго взглянул на Артема. – Ствол тебе сейчас ни к чему, так что отдай его мне. Не хватало еще, чтобы тебя первый попавшийся сержант ППС с пушкой повязал.

– Нет, – сурово процедил беглец. – Пистолет останется со мной. Так спокойнее, – Артем достал из нагрудного кармана трофейный мобильник и положил его в углубление на «торпеде». – Вот, дарю… А что касается ментов, то меня и без пушки есть за что повязать. Например, за отсутствие документов. Паспорта ведь у меня с собой нет. К тому же я в бегах, если ты не забыл. Фотография с мордой лица уже наверняка в каждом райотделе, на стене в дежурной части приколота.

– А где ксива? – вскинул брови Лакин. – На квартире осталась?!

– Украли, – сухо сообщил Артем. – Вчера утром, в автобусе, по дороге на работу. Вместе с бумажником.

– Заявление написал?!

– Времени как-то, знаешь, не было.

– Ну да, – обескураженно фыркнул капитан. В который уже раз взглянув на часы, торопливо повернул торчащий в замке зажигания ключ, запуская мотор «десятки». – Везет тебе прямо как утопленнику, Греков. Ничего, попробуем расплеваться. Хоть и будет это ох как не просто… Все, до вечера. Не светись, слышь, скройся в какой-нибудь дыре!

– Так и сделаю, – выходя из машины, пообещал Артем. – Привет «барабану».

…Крохотная, зарешеченными окнами выходящая во двор с мусорными баками квартирка, расположенная в полуподвальном этаже старинного серого дома на набережной реки Фонтанки, лет сто назад, видимо, была дворницкой. Здесь жил дворник, здесь же, в специальной кладовке, и хранил он весь свой нехитрый инвентарь.

Сейчас эта однокомнатная конура выглядела вполне сносно, если относиться к ней как к временному пристанищу или – что и было в случае с Лакиным – удобному месту встречи с агентурой, изредка использовавшемуся в более прозаических целях, как-то: распитие спиртных напитков в компании нужных людей, сослуживцев или особ противоположного пола. Ибо даже имеющим семью кадровым сотрудникам самой могущественной из спецслужб Отечества не чуждо ничто человеческое. В квартире имелся необходимый минимум мебели, посуды, старый телевизор и даже пара комплектов чистого белья, на кухне тихо гудел допотопный холодильник, а за ширмой из клеенки даже притаилась ванна. Одним словом, место, куда ближе к вечеру привез Артема бывший сокурсник, вполне подходило для недолгого проживания в относительном комфорте. И только регулярно попадающиеся на глаза жирные тараканы несколько смазывали в целом благоприятное впечатление от квартиры.

– Вот тут и перекантуешься, – садясь в продавленное кресло и обводя рукой конспиративные хоромы, с видом благодетеля сказал Макс. Подвинув к себе пепельницу, он, закуривая, щелкнул зажигалкой-диктофоном и поставил ее на стол. – Телефона, извини, нет. Стасики табунами по стенам бегают, да и санузел сливается исключительно при помощи ведерка. Зато в остальном – просто «Невский паласс»! Ха-ха!

– Ты что-нибудь выяснил про Аню и мать? – спросил Артем, усаживаясь напротив, вытягивая гудящие ноги и с безразличием созерцая разложенную на низком столике купленную Лакиным простенькую закуску – хлеб, маринованные огурцы, колбасу, – дюжину бутылок с пивом и штоф с водкой «черноголовка».

Наигранная улыбка исчезла с лица капитана, на лбу залегли три глубокие морщины. Поднявшись с кресла, Макс молча подошел к буфету, достал стаканы, нож, пару вилок и открывашку, положил все на столик, свинтил пробку с графинчика с водкой и разлил по стаканам «на два пальца». Снова сел в кресло, не дожидаясь Артема и даже не поднимая на него взгляд, залпом опростал содержимое своего стакана, отломил черную корочку хлеба, занюхал, морщась.

– В реанимации твоя Аня, старик, – сообщил он вполголоса, бросив горбушку в рот и потянувшись к банке с огурцами. – В Институте скорой помощи. Рана всего в паре сантиметров от сердца, было сильное внутреннее кровотечение. Когда уже везли в операционную, наступила клиническая смерть. Пришлось ставить электрошок, делать укол стимулирующего препарата… Кажется, обошлось. Пока она, разумеется, без сознания, но лечащий врач оценивает ее состояние как средней тяжести и уверен, что девчонка выкарабкается. Организм молодой, сильный. Только, – капитан ФСБ наконец-то посмотрел Артему в глаза, в которых без труда читалась боль, и медленно покачал головой, – с ребенком вам придется… подождать. Мне очень жаль, братишка…

Играя желваками, Артем поднял стакан и медленно, словно воду, выпил его содержимое, впервые притронувшись к алкоголю за бог знает сколько лет. Затем наполнил стакан снова – уже до самых краев – и так же механически осушил его до половины. Вернул на стол, утер губы ребром ладони и тоном, на который невозможно ответить «нет», попросил:

– Дай мне сигарету.

Лакин протянул пачку «парламента», подождал, пока Артем вытащит сигарету, щелкнул зажигалкой.

– Держись, старик, – сказал сухо. – Ты уже не один. Я обещаю сделать все, что в моих силах…

Ты, кстати, закусывай, а то в момент окосеешь от таких лошадиных доз…

Артем затянулся, брезгливо опустил сигарету на край пепельницы, взял протянутый Максом круг копченой колбасы, подержал немного и бросил обратно на тарелку, опять сгреб пальцами стакан. Рывком добил его до дна, открыл бутылку пива и неумело, сверху, а не по стеночке, наполнил стакан до краев янтарным напитком. Пена с шипением взметнулась вверх, перелилась через края и расползлась на столе липкой пузырящейся лужей. Макс вздохнул и пошел на кухню за тряпкой. Вернулся, вытер стол, наблюдая, как пребывающий в трансе Артем пьет пиво, сказал, продолжая ранее начатую тему:

– С мамой твоей все в порядке, никакого инфаркта. Обычное, если так можно сказать, нервное потрясение. Не удивительно, после того, что она увидела… Слушай… После пожара от дома остались одни головешки… У вас есть родственники, у которых твоя мать могла бы пожить некоторое время?

– Да, – снова берясь за сигарету, выдохнул Артем, несколько оттаявший после ударной порции спиртного. – У матери есть близкая подруга в Кронштадте. Тетя Наташа. Живет одна, в «двушке». Они с матерью почти как сестры.

– Значит, уже одной проблемой меньше, – задумчиво констатировал капитан.

С куревом у Артема явно не ладилось даже после стресса. Сломав сигарету и тщательно затушив уголек, он не спеша принялся за еду. Пища казалась совершенно безвкусной, как поролон. То же самое касалось и водки с пивом.

– Пока это все, что мне удалось для тебя сделать, – пригубив свою порцию «черноголовки», сказал Лакин. – День сегодня просто ломовой, сюрприз за сюрпризом. И все – со знаком минус. Не страна, а…

– Вот только про страну не надо! – неожиданно взорвался Артем. Алкоголь, видимо, брал свое. – Ладно?! Уж какая есть!

Однако развивать тему, к облегчению капитана, не стал.

Над столом вновь повисла пауза. Лакин посмотрел на часы.

– Извини, конечно, за нескромный вопрос, но как у тебя обстоит с деньгами? В смысле – на продукты и так далее, по мелочи. Если нужно, я… – эфэсбэшник полез во внутренний карман пиджака, но категорический жест Артема заставил его остановиться.

– Не напрягайся. Деньги есть. Пока есть.

– Ну, смотри.

– Скажи, Макс… Анюту в больнице действительно правильно охраняют?

– Разумеется, – опустил веки капитан. – Две пары бойцов, с автоматами, посменно, круглосуточно. Она же единственный свидетель преступления. И по-совместительству – твой ангел-хранитель. Ты сейчас молиться на нее должен…

Прикончив очередные полстакана водки и запив глотком пива, Артем кивнул. Не спеша достал из-под рубашки пистолет, задумчиво повертел его в руках. Выщелкнув обойму, молча пересчитал патроны в стальной оболочке. Их оставалось семь. Ударом открытой ладони Артем вернул обойму на место и бережно положил оружие на липкий от пролитого пива стол, рядом со стаканом. В голове беглеца плыл туман и плескалось море, глаза некоторое время бесцельно блуждали по комнате, перескакивая с предмета на предмет, и вдруг остановились на сидящем напротив, внимательно наблюдающем за ним высоком и широкоплечем офицере ФСБ. Во время учебы в институте остроумные парни-сокурсники называли громилу и молчуна Макса звучным прозвищем Лакировщик.

– Ты прав, – заплетающимся языком выдавил Артем. Скулы его нервно заиграли. – Она – мой ангел.

Глава 7

Хороший Грек – мертвый Грек

Такого позорного фиаско отставной полковник ГРУ Быков не терпел за всю свою безупречную карьеру в военной разведке. Видимо все-таки сказалось тлетворное влияние сытого, устроенного быта, притупившего присущее каждому хищнику постоянное чувство опасности и самосохранения. Плюс – длительное отстутствие реальной практики специальных операций, с окончания последней из которых прошло уже без малого семь лет. Да и, что там скрывать, откровенная недооценка противника, виной чему было шапкозакидательское настроение стареющего вояки, с лейтенантским азартом рванувшегося, на первое, по сути, за все время службы в ЧОП «КСК» настоящее дело. Если охоту за безоружным поваром из бистро вообще можно было назвать столь уважительным для профессионала словом. Так, легкая разминка. Греков – не бандит, за которым стоит целая группировка отморозков, и не спец, за плечами которого опыт реальной войны. Чего может быть проще, чем вычислить его логово, врезать в торец и доставить пред светлы очи Папы? А затем, когда Витек сполна отведет душу, тихонько закопать упокоившийся обмылок где-нибудь в бескрайних лесах, в изобилии раскинувшихся вокруг новой нефтяной столицы отечественного Северо-Запада, тихого провинциального города Усть-Озернинска, где буквально все, от милиции и прокуратуры до коммерческих палаток у вокзала и современнейших нефтеналивных терминалов в порту контролировалось ближайшим окружением Витька – местными чиновниками и столичными бизнесменами. Да и сам озернинский мэр г-н Лемехов во многих вопросах откровенно плясал под дудку своего зама по строительству и инвестициям…

Но произошло непредвиденное. Дилетант, имеющий в своем арсенале всего лишь навыки владения боевым самбо, едва не вышел из схватки с двумя бывшими кадровыми офицерами ГРУ и опытным оперативником победителем. И только неожиданно скрутивший парня болевой шок – скорее всего, следствие полученной когда-то ранее травмы позвоночника – заставил его капитулировать. Однако, как быстро выснилось, – не надолго. Вызванные анонимным телефонным звонком «соседа» мусора не успели повязать «ревнивца» на месте преступления. Парень успел очухаться, оценить обстановку и сделать ноги.

Другую ошибку полковник допустил, когда не убедился в том, что случайный выстрел в область сердца оказался для девчонки роковым. И кто же мог подумать, что девчонка останется жить и попадет не на тот свет, а под круглосуточную охрану вооруженных ментов с Литейного! А все потому, что он, называющий себя профессионалом, забыл сделать элементарную вещь – перед тем как вложить ствол в руку клиента, нужно было произвести контрольный выстрел в голову – и никаких проблем!..

Третий и четвертый прокол допустили уже непосредственно бойцы – на Петергофском шоссе, и особенно – в развалюхе на окраине Ломоносова. То сюрреалистическое блядство, которое там случилось, вообще не лезло ни в какие ворота! И жесткий, кропотливый «разбор полетов» по изнасилованию сестры Грекова еще только предстоит…

В итоге – четыре трупа, один калека с разбитыми всмятку яйцами, выжившая свидетельница и по-прежнему остающийся на свободе, но теперь уже доведенный до крайней степени ярости, а потому крайне опасный беглец!

Такого позора полковнику ГРУ Игорю Дмитриевичу Быкову терпеть еще не приходилось. Если в самое ближайшее время не предпринять решительных действий – ситуация может окончательно выйти из-под контроля…

…Закончив изложение сложной ситуации, создавшейся после всех топорных действий вверенной ему службы безопасности, стоявший во фрунт перед пунцовым, судорожно курящим третью подряд сигарету замом главы городской администрации отставной полковник замолчал, ожидая неизбежного приговора. А вердикт за столь вопиющий провал пустякового задания мог быть только один – увольнение. Но перед отставкой надлежало как можно скорее «уладить вопрос» с девчонкой и поваром, раз и навсегда…

– Идиоты, – пыхнув дымом, прошипел сидящий за столом в кабинете шефа «КСК» взлохмаченный, напрочь утративший лоск Киржач. Нервными щелчками указательного пальца чиновник стряхнул с сигареты пепел и исподлобья взглянул на покорно застывшего напротив Дмитрича. – За что я вам такие деньги плачу, а?! Ради чего я столько специальной аппаратуры закупил по твоей же – твоей! – личной заявке?!.. Кого ты вообще к себе в штат набрал?!.. Сексуальных маньяков?!.. Салабонов, не способных даже руками махать, когда требуется?! Чего молчишь?!

– Я виноват, и мне нечем оправдаться, – спокойно сказал Быков, испепеляемый полным презрения взглядом хозяина, и добавил скрепя сердце: – В том числе и персонально. Но все-таки хочу заметить, что этот Греков оказался крепким орешком, Виктор Анатольевич. Главные причины неудачи – это, безусловно, недооценка противника и брак в работе, как моей лично, так и привлеченной мной к операции Марго. Она – классный специалист и обычно никогда не расслаблялась… Поэтому объективности ради, Виктор Анатольевич, я бы не стал сбрасывать со счета и такой имевший место факт, как роковое стечение обстоятельств. От форс-мажора никто не застрахован. Если бы Марго вовремя заметила за углом прихожей парня, если бы вызванные мной сразу после инсценировки менты прибыли в адрес на каких-нибудь две минуты раньше, то никаких последующих проблем не возникло бы. Ствол, из которого был произведен выстрел, не засвечен и не зарегистрирован. Ментам предоставился реальный шанс по горячим следам раскрыть мокруху, и ни один сыскарь не стал бы даже слушать бредни взятого на месте преступления ревнивого любовника, застукавшего свою телку в постели с е…арем о какой-то подосланной мной… а фактически – вами, лже-почтальонше и группе захвата. Это недоказуемо. Я прав, Илья?

Ища поддержки, Быков перевел взгляд на до сих пор молча стоящего у окна кабинета со сложенными на груди руками горбоносого, чуть сутулого мужчину лет шестидесяти в дорогом костюме, с обильно посеребренными сединой коротко стриженными вьющимися волосами и сверкающим на золотой заколке для галстука настоящим бриллиантом. Юрисконсульт чиновника, адвокат Илья Залманович Эльвих, слегка помедлив, ответил:

– Отчасти. Лишь отчасти, Игорь Дмитриевич. Давайте проведем анализ… э-э… инцидента в деталях. Если все в действительности произошло так, как вы сейчас нам рассказали, а сомневаться в искренности ваших слов я не имею ни малейших оснований… то доказать косвенную причастность Виктора Андрееевича, – адвокат вежливо поклонился Киржачу, скользнув по чиновнику полным подобострастия маслянистым взглядом, – к убийству на проспекте Славы очень и очень сложно. Но – при желании и опять-таки – определенном стечении обстоятельств все же возможно…

Адвокат заметил, как мгновенно передернулось лицо Киржача и как напряглись скулы бывшего полковника военной разведки.

– Да, прямых улик у следствия нет! – выдержав эффектную паузу, продолжил юрисконсульт. – Только не существующие пока показания девчонки и ударившегося в бега главного подозреваемого. Даже если всплывет история с бистро, связать два события в единое целое достаточно сложно. Но – только для плохого оперативника… Хорошо, что вас, Игорь Дмитриевич, и вашего протеже майора, и тем более вашу старую знакомую по службе в ГРУ Марго ни раненая девчонка, ни ее бойфренд раньше в глаза не видели. В зале «Мельницы», когда вспыхнула драка, вас еще не было… Так что гипотетические ночные визитеры, в существование которых всегда идущая по пути наименьшего сопротивления милиция вряд ли просто так поверит, вполне могли оказаться обыкновенными грабителями… Но тогда сразу возникает вопрос: как среди них оказался майор милиции и для чего обычным ворам разыгрывать спектакль с раздеванием трупа подельника и одеванием голого любовника хозяйки? Нарвавшись на неожиданный жесткий отпор и даже утихомирив источник проблем, любой ворюга просто попытается как можно скорее покинуть адрес. Следовательно, в рассказ подозреваемого менты вынуждены будут поверить только после того, как девчонка очухается и подтвердит визит «почтальонши»… В этом случае все равно остаются вопросы, например насчет целесообразности инсценировки убийства из ревности. На любые манипуляции нужно время, а преступники, как правило, умеют его ценить. Грабителям такие сложности попросту незачем!.. Следовательно, получив показания девчонки, менты будут поставлены перед необходимостью проверить связь между визитерами и произошедшим накануне инцидентом в бистро. И тут вдруг выяснится, что убитый разводным ключом майор в оберегающем покой Виктора Анатольевича частном охранном предприятии «КСК» прямо-таки свой человек…

– От кого выяснится? – прищурился Быков. – Одного моего слова достаточно, чтобы все парни под присягой показали, что впервые в жизни видят, как идет дождь.

– А хозяин «Мельницы»? – вежливо напомнил адвокат. – Кстати, где он сейчас?

– Дома, синяки и ссадины зализывает. Заставить Гольданского молчать – вообще не проблема. В принципе, достаточно звонка по телефону. Но лучше все же нанести толстяку визит.

– А семья убитого? – вскинул брови Эльвих.

– Насколько мне известно, жена не была в курсе его планов после выхода на пенсию, – веско заметил хмурый Быков. – Гриша вообще собирался с ней разводиться. А их сын-студент давно отдельно живет…

– Тогда остаетесь вы и Марго, – развел руки адвокат. – Уж вас-то беглец запросто опознает. С дамой, разумеется, несколько сложнее – ее еще найти нужно.

– Я скажу, что впервые его вижу, – фыркнул шеф «КСК». – Улик, подтверждающих, что в квартире был именно я, нет. Недоказуемо.

– Если опираться только на показания парня. Но если к ним прибавить показания девчонки – есть веский повод нажать и на вас, и на Виктора Анатольевича гораздо сильнее, – кончиком пальца поправив съехавшие с горбатого носа очки, предупредил Эльвих. – Но нам это надо, господа? Отбиться мы сумеем, есть, по-счастью, и деньги, и рычаги влияния, но стоит ли доводить дело до огласки? До скандальных публикаций в газетах?! Ответ очевиден. Нет, не нужно. Ну, а раз не нужно, то самое время предпринять ряд неотложных мероприятий, – подвел черту адвокат и снова замолчал, сделав вид, что думает. Впрочем, долго держать паузу не пришлось – через пару секунд раздался повелительный голос Киржача:

– Не томи, Илья. Здесь тебе не зал судебных заседаний. И я – не суд присяжных!..

– Извольте, господа! – шумно вздохнул адвокат и пристально взглянул на начальника личной охраны Киржача. – Прежде всего, Игорь Дмитриевич, вам действительно следует надлежащим образом проинструктировать ваших подчиненных и хозяина бистро насчет Григория… А во-вторых, ни в коем случае нельзя допустить, чтобы девчонка смогла дать показания. Вы понимаете меня, господин Быков?

– Ты заткнешь сучке пасть, – разогнав рукой висящий над столом дым и кивнув адвокату в знак согласия, Киржач повернулся на стуле и с прищуром посмотрел на проштрафившегося полковника. – Мокрощелка должна замолчать. Совсем. И чем раньше это произойдет – тем лучше для всех нас. Каким образом ты успокоишь ее – мне безразлично. Хоть из гранатомета по окнам реанимации стреляй; главное – результат!!!.. Не хочу тебя пугать, но ты сам помнишь наш давний уговор. Деньги, большие деньги, нужно отрабатывать. А нет… нам придется прервать контракт.

Быков угрюмо кивнул. Выбора у него не было. Лишь устранив свидетельницу, он мог не только частично реабилитироваться за провал задания, но и избежать ясно маячившего на горизонте «заказа».

Неожиданно в кармане бывшего разведчика зазвонил мобильник. Быков сдвинул брови, достал трубку, откинул панель и приложил телефон к уху:

– Слушаю… Так… Это точно?! Ладно, молодец.

– Однако нельзя забывать и про нашу главную головную боль, – подождав, пока начальник охраны закончит диалог и спрячет телефон, напомнил присутствующим с глубокомысленным видом расхаживающий по кабинету адвокат. – После трагического инцидента в Ломоносове этот парень очень, очень опасен!..

– Уже нет, – жестко перебил Дмитрич, с видимым удовольствием расправив плечи.

– Не понял, – заметив странный блеск в глазах военного разведчика, сидящий за столом Киржач машинально подался вперед и застыл в ожидании ответа. Огонек зажигалки «зиппо» повис в нескольких сантиметрах от кончика очередной сигареты.

– Если бы мне еще минуту назад сказали, что такое может быть, я бы не поверил, – тонкие губы Быкова растянулись в торжествующей улыбке. Глядя на Киржача, полковник вдруг в мельчайших деталях вспомнил свой вчерашний разговор с некой дамочкой, выйти на которую ему помог клочок бумаги с номером телефона, найденный в забытой куртке беглеца. С ходу сочиненная шефом «КСК» версия насчет попавшего под поезд мужчину с чьей-то нечистой лохматой руки сегодня вдруг превратилась в жуткую реальность. Впрочем, для кого как…

По очереди оглядев адвоката с чиновником, Быков наконец сообщил:

– Звонил тот самый боец, который завалил Влада и по моему приказу сжег дом. Только что в местных ТВ-новостях передали: час назад недалеко от Стрельны электричка переехала мужика. По показаниям машиниста, тот был пьян и вышел на рельсы из-за кустов прямо перед поездом. Опознать жмурика по приметам невозможно, сплошной фарш. Но в кармане джинсов найден паспорт на имя Грекова Артема Александровича, шестьдесят восьмого года рождения. Журналюги выяснили, что указанный по адресу прописки мертвеца частный дом в Ломоносове сегодня утром сгорел дотла, и сразу выдвинули свою версию: мужик узнал о пожаре, о гибели отца с сестрой, о том, что мать с сердечным приступом помещена в больницу, с горя напился в хлам и, как результат, угодил под поезд. Финита ля комедия Занавес.

– О-хренеть! – открыв рот от удивления пробормотал Киржач, хлопая глазами. – Бывает же такое!

– Вот и закрылась тема, – глухо констатировал Илья Залманович, вытирая вмиг взмокший лоб. – По этому поводу не грех и принять по соточке.

– Пожалуй, – охотно поддержал Быков.

– Повезло тебе, полковник, – вставая из-за стола, довольно осклабился Киржач. Ленивым взмахом руки он разрешил своему главному опричнику достать из встроенного в стену бара коньяк и бокалы. Пыхтя сигаретой, чиновник приблизился к окну, отодвинул жалюзи и, задумчиво глядя на пустынную улицу, прорычал: – Хотя, честно говоря, жаль, что этот фраерок так глупо издох. Лишил меня, сучара, законного удовольствия раздербанить его бройлерную тушку от яиц до ноздрей!

– Стоит ли обо всякий плебс руки марать, дорогой Виктор Анатольевич? – с почтительным кивком принимая от бывшего офицера ГРУ пузатый бокал с благородным французским напитком, заметил адвокат. – Электричка, право слово, сделала, это куда лучше. Собаке – собачья смерть. Ваше здоровье!..

Глава 8

Похмелье – штука тонкая

Кажется, это именно группа «Любэ» и ее солист Николай Расторгуев пели песенку, где утреннее похмелье называлось «штукой тонкой»? Согласиться с этим определением, почему-то упорно лезущим из глубин пямяти, проснувшийся ранним утром с жуткой головной болью и сухостью во рту Артем мог лишь отчасти. Видимо, все дело в том, сколько алкоголя выпито накануне. Если в меру – тогда, наверное, действительно «штука тонкая». А если врубить столько, сколько вчера под сочувственным наблюдением Макса влил в себя почти не притронувшийся к еде Артем, то утреннее самочувствие без натяжки можно назвать «штука мрачная». А еще говорят, алкоголь в убойных дозах снимает стресс. Действительно, снимает. Но только тем, что кошмарные утренние «грабли», напоминающие добровольное прокручивание живьем через мясорубку, на какое то время заставляют тебя забыть буквально обо всем, кроме отравленного этиловым спиртом, звенящего каждым нервом и ноющего каждой клеткой больного организма. Но стоит железным клещам похмельного синдрома хоть немного ослабнуть – и проблемы вчерашнего дня наваливаются снова, уже трехкратно усугубленные рикошетным действием дьявольского «спасительного» эликсира…

Он так и уснул вчера – сидя в кресле. Как заправский алкаш, потерявший в процессе регулярного общения с зеленым змием ориентацию во времени и пространстве. С людьми пракически не пьющими такое случается крайне редко: перебрав, они, как правило, способны более или менее точно вспомнить события минувшего вечера. Исключение из правила составляют, пожалуй, только «развязавшие», в прошлом сильно пившие люди. У них крыша едет сразу.

Артем, сколько ни пытался, не мог вспомнить, как была допита последняя доза и во сколько уехал Макс, оставив его в этой тараканьей обители на набережной Фонтанки. В какой-то неуловимый момент перед глазами никогда не имевшего пристрастия к выпивке, совершенно не прикасавшегося к ней долгие годы Артема просто опустилась ширма, похоронив под собой все звуки и видения. Стресс и ужас минувшего дня сделал свое дело. Единственное, что Артем смутно помнил, – когда он в последний раз смотрел на столик, бутылок с пивом оставалось еще достаточно…

Сейчас втиснутый между драными креслами журнальный стол был чисто вытерт и совершенно пуст, если не считать лежащего на нем листка бумаги, – скорее всего, вырванного из записной книжки Лакина. Дрожащей, как у последнего ханурика, рукой Артем сгреб записку и, водя по ровным каллиграфическим строчкам плохо фокусирующимся взглядом, прочитал:

«Очухался? Тогда делай как я говорю! Первое – бутылка пива в холодильнике. Второе – в меру прохладная ванна, лежать не менее получаса. Третье – рассол из-под огурцов тоже в холодильнике. Выпить весь. Четвертое – там же найдешь кусок холодца и банку хрена. Съешь, сколько сможешь. Пятое – вечером приеду, сообщу последние новости о ходе следствия по твоему делу. Заодно обсудим план дальнейших мероприятий. Из квартиры без особой необходимости не выходи и стасиков моих не обижай.

P.S. Впрочем, ключа от входной двери у тебя все равно нет. Так что поправляй здоровье и жди меня. Лакировщик».

На лице Артема, несмотря на свербящую в голове жуткую боль, промелькнуло нечто похожее на улыбку, когда он прочитал последнее слово. Кадровый офицер ФСБ умышленно подписался своим институтским прозвищем. Мелочь, а вот ведь какая фишка! – все равно приятно.

Артем встал, прошел на кухню, достал из урчащего холодильника бутылку «Степана Разина», без малейших колебаний сбил пробку об край батарейного вентиля и с жадностью припал губами к горлышку. Ледяная терпкая влага приятно обожгла пересохший язык и успокоила горящее нутро. Глотая пиво и жмурясь от волной нахлынувшего, впервые в жизни испытываемого «удовольствия» опохмелки, Артем вдруг вспомнил еще одну крылатую фразу насчет выпивки, на сей раз не имеющую к группе «Любэ» никакого отношения. Старинная русская поговорка гласила: «Не за то отец сына бранил, что пил, а за то, что опохмелялся». Вот же черт! А ведь так и до запоя не далеко! Ага, только войти в штопор сейчас не хватало, для полного счастья…

Однако по причине полного отсутствия опыта лечения «наутро» перечить рекомендациям сокурсника, знающего толк в этом деле, Артем не стал и осушил бутылку до дна. Выдохнул, поставил на подоконник, задумчиво взглянул на нагло примостившегося по ту сторону грязного окна, задравшего лапу и с увлечением вылизывающего свое главное достоинство тощего подвального котяру.

В следующую секунду в голове Артема тревожно зазвонил колокольчик.

Странное, не до конца осознанное пока беспокойство заставило Артема на мгновение уйти в себя и прислушаться к собственым ощущениям, в которых определенно что-то было не так. А затем – резко отвести руку за спину и торопливо провести ладонью вдоль брючного ремня.

Пистолета не было. Вот тебе и Лакировщик. Профи, так его и растак. Добился-таки своего! Получив категорический отказ отдать оружие, просто подождал, пока Артем уснет, и вытащил из-под рубашки засвеченный в кровавой разборке на проспекте Славы импортный ствол.

Ну и бес с ним. Как говорится в таких случаях, поздно пить «боржоми», когда… Ну, да все и так помнят.

Продолжая строго придерживаться инструкции офицера ФСБ, Артем набрал воды в стоящую на кухне чугунную ванну, сбросил с себя пропахшие потом шмотки и более чем указанные в рецепте полчаса принимал рекомендованные «доктором» восстановительные процедуры. Затем, поколебавшись, торопливо простирнул рубашку и носки, повесил их на протянутую над газовой плитой веревку, зажег все четыре конфорки и, натянув на голое тело джинсы, принялся за холодец с хреном, запивая кушанье оставшимся из-под маринованных огурцов рассолом…

Удивительно – но спустя примерно час ломовое похмелье действительно стало отступать, а вместе с частично вернувшимся здоровьем появилось и желание конкретных действий. Каких именно – Артем пока совершенно не представлял, но после трагических событий, случившихся накануне, было невыносимо сидеть в четырех стенах и ждать возвращения Лакина с новостями и идеями. Впрочем, что он – находящийся в розыске беглец – сейчас мог, кроме добровольной сдачи в руки родной милиции? Да и с этим, ввиду отсутствия ключа и телефона, имелись некоторые проблемы…

Справедливости ради стоит признать, что Артем так и не придумал ни одного действия, которое можно и нужно было бы осуществить прямо сейчас, без помощи Макса. Однако пялиться в бубнящий телевизор, давно не мытое окно или облупившийся потолок, сознавая, что сгорел дотла родительский дом, погибшие отец и сестренка, что тяжело ранена Анюта и перенесла сильнейший шок мама, а подонки безнаказанно разгуливают на свободе и наслаждаются беззаботной жизнью, мягко говоря, не очень хотелось. В конце концов объятый душевными терзаниями Артем не нашел для себя ничего более интересного, чем вдумчиво осмотреть крохотное обиталище дореволюционного дворника.

…Потайная железная дверца с мощными запорами, за которой открылась ведущая куда-то вниз каменная лестница, обнаружилась за висящим на стене объеденным молью гобеленом эпохи советской индустриализации. Артем обнаружил ее случайно, когда его ладонь, которой он хотел согнать с лица пышнотелой грудастой колхозницы особенно жирного таракана, неожиданно провалилась в прячущуюся за гобеленом нишу. Повинуясь мгновенно вспыхнувшему любопытству, Артем снял с вбитых в стену толстых гвоздей несколько боковых петелек и увидел за вытканной картиной выкрашенную черной краской железную дверь с похожими на запоры корабельных переборок массивными замками.

Обнаружив потайную дверь, о которой Лакин не обмолвился словом, Артем смог по достоинству оценить преимущества этой, на треть находящейся ниже уровня асфальта, пыльной летом и сырой во все остальное время года, квартиры. Для тайных встреч с агентурой каморка папы Карло подходила значительно лучше, чем любая обычная квартира. При необходимости в любой момент стукач и эфэсбэшник могли попасть в нее и выйти совершенно не замеченными. Похоже, в большом и пестром оркестре под названием «Питерское УФСБ» бывший сокурсник Артема играл далеко не последнюю скрипку! Необходимость регулярных встреч с осведомителями прямо указывала на то, что Макс занимался оперативной работой. Что ж, в создавшейся обстановке это было скорее плюсом, чем минусом. Не у каждого, да что там – даже не у каждого тысячного жителя северной столицы есть среди знакомых реальный «боец невидимого фронта».

«Хорошо иметь домик в деревне», – непроизвольно промелькнула в голове у Артема, открывающего заботливо смазанные запоры, известная фраза из телевизионной рекламы.

«Хорошо, когда есть кто-то, кто может прийти на помощь в трудную минуту»…

Дверь подалась почти без скрипа. А на стене, уже с той стороны, обнаружился висящий на вбитом гвоздике крохотный желтый фонарик китайского производства. Ну, прямо сервис на грани фантастики.

Охваченный любопытством, Артем уже твердо решил исследовать подземелье и дойти по нему до запасного выхода. Но тут вдруг выяснилось, что батарейка в фонарике совсем села и тусклый свет лампочки больше напоминает огонек тлеющей в темноте сигареты. От путешествия по подземным лабиринтам пришлось отказаться. Как минимум до возвращения Макса.

Направляясь обратно в кладовку, Артем заметил, что с внешней стороны дверь имела ручку, а в прорезь вмонтированного замка был вставлен внушительных размеров ключ. Все в лучших традициях старых фильмов о коварных заграничных шпионах и вынужденных постоянно скрываться от царской охранки революционеров-подпольщиков. Кто знает, может именно в этом тараканьем логове сто лет назад молодой Ильич проводил свои тайные антирежимные сходки? А после наступления диктатуры пролетариата в отдельно взятой стране конспиративная квартира, на которую так никогда и не выписывали стандартный ордер, автоматически перешла в наследство НКВД и далее своих хозяев уже не меняла? Как бы там ни было, но находка оказалась весьма любопытной и давала пищу для размышлений…

Не став снова маскировать дверь гобеленом, Артем запер ее поворотом рычага и вернулся на кухню, где вовсю мерцала голубыми языками пламени газовая плита. Развешанные на веревке под потолком рубашка и носки уже наверняка высохли. Пора снимать…

Взгляд Артема чисто случайно скользнул по занавешенному тюлем окну, но этого оказалось достаточно, чтобы заметить Макса, торопливо вынырнувшего из арки, ведущей в двор-колодец со стороны набережной Фонтанки.

Вот и Лакировщик. Обещался только к вечеру. Может, какие-то срочные новости?

То, что увидел Артем в следующую секунду, повергло его в шок и наполнило все существо лютой ненавистью к предавшему его бывшему сокурснику.

Вслед за Лакиным во двор бесшумно проскользнули трое одетых в камуфляж спецназовцев с черными масками на лицах. На бойцах не было стесняющих движения бронежилетов – вот для чего Макс забрал волыну! – но в руках у каждого находился короткоствольный пистолет-пулемет «кипарис». Один спецназовец остался снаружи, прислонившись спиной к стене дома возле арки, а двое других спрятались по обе стороны от двери каморки, единственной из всех остальных квартир в доме имеющей отдельный вход со стороны двора.

Артем мог практически в упор наблюдать за происходящими приготовлениями к захвату опасного преступника, оставаясь совершенно невидимым. Там, во дворе, даже произошла небольшая заминка – Макс, то и дело кивая на дверь, о чем-то шептался со спецназовцами…

– Водочка, значит, с пивком?! – прошептал Артем. – Холодец с хреном?! Ну держись, тварь!!!

Медлить было нельзя. Да и шанс уйти от спецназа ФСБ у Артема был всего один – через подземелье. Поэтому он не раздумывая тут же бросился к так вовремя обнаруженному запасному выходу.

Тяжелая черная дверь скрипнула практически одновременно с тихими щелчками дважды повернувшегося во входной двери квартиры ключа и – буквально резанувшими по ушам криками ворвавшихся в прихожую бойцов во главе с капитаном Лакиным.

К тому моменту, когда Макс сообразил, куда исчез беглец, и распахнул дверь каморки, Артем уже успел сбежать по ступенькам в подвал и свернуть за угол, погрузившись в совершенно непроглядный мрак…

Глава 9

Беги, парень, беги

Без фонарика ориентироваться в незнакомом подземном лабиринте можно было только наощупь. Чтобы не стать калекой после столкновения с неожиданным препятствием, Артем, не смотря на близость чуть замешкавшихся преследователей, не стал форсировать события и сломя голову бежать по подвалу с вытянутыми вперед руками. Хотя такое желание, безусловно, в данную секунду являлось доминирующим. Собрав волю в кулак, Артем заставил себя не поддаваться панике и, пробежав несколько метров, остановился, прижался спиной к шершавой кирпичной кладке, вытянул вдоль стены левую руку и приставными шагами стал двигаться в глубь подземного хода. Возле последней ступеньки ведущей вниз лестницы уже маячил силуэт спецназовца.

Привыкший к решительным действиям во время выполнения операций, боец не долго думая скинул автомат и дал в темноту короткую очередь. И тут же был едва ли не сбит с ног шипящим от негодования, клещами вцепившимся в плечо и потянувшим в сторону капитаном ФСБ:

– Не стреля-ять, бля! Живым! Только живым!..

Пули с визгом пронеслись в нескольких сантиметрах от вжавшегося в стену Артема, обдав его лицо особенно ощутимой в замкнутом пространстве воздушной волной. Наткнувшись на препятствие метрах в пяти-семи дальше, пули несколько раз с визгом срикошетили, высекая искры, и, расплющенные, упали вниз. Оказалось, туннель был совсем коротким и, быть может, спасительный выход находился где-то рядом.

Артем сдавленно застонал и, шаркнув ногой по каменному полу подвала, очень натурально изобразил звук падения тела.

Видимо, ориентируясь в этом простеньком подземном лабиринте и без помощи фонарика, Макс оттолкнул спецназовца и бросился во мрак, надеясь, что ни одна из выпущеных бойцом пуль не оказалась для Артема роковой:

– Греков, ты где?! – крикнул он. – Держись, я иду! Зачем ты побежал, дурак?! Я же хотел как лучше.

Артем еще сильнее вжался в стену. Подпустив Макса на расстояние броска, он попытался поразить его коротким, но самым сильным, на какой только был способен, ударом в висок. Однако в последний момент Лакин, словно почувствовав грозившую ему опасность, слегка отклонил голову, и кулак Артема задел его висок лишь по касательной, в противном случае шансов выжить и не остаться инвалидом у вероломного «комитетчика» было немного. И все-таки сила, вложенная Артемом в удар, оказалась столь велика, что даже смазанный удар оглушил Лакина. Потерявший ориентацию капитан упал на бок, от души приложившись головой о кирпичную стену подвала.

Разумеется, бойцы спецназа не могли не заметить хитрый финт затаившегося в темноте беглеца, и, как настоящие профессионалы, отреагировали должным образом. То есть не стали пускать в ход автоматы, рискуя превратить в дуршлаг не только обьявленного в розыск преступника, но и нокаутированного коллегу, а молниеносно бросились вперед, намереваясь скрутить клиента в рукопашном бою. Впрочем, «бросились» – не слишком подходящее слово. Вжав головы в плечи, приняв боевую стойку и непрерывно качая корпусом вправо-влево, бойцы, страхуя друг друга, принялись рваными отрезками углубляться в окутанный совершенным мраком проход. Некоторую заминку спецназовцев тоже можно было понять – со стороны беглеца они находились в пятне тусклого света, проникающего в подвал с лестницы, и перспектива получить в лоб чем-то тяжелым вроде кирпича или отрезка арматуры, безусловно, накладывала на скорость продвижения свой отпечаток…

Артем не стал ждать, пока двое дюжих, не уступающих ему ни габаритами, ни спецподготовкой разозленных мужиков на вполне законных основаниях зажмут его в угол и превратят в кровавую отбивную. Вырубив Лакина, он не мешкая рванул к спасительной двери в конце подземного туннеля. Характерный звук попавшей во что-то металлическое пули он уловил четко. Только бы успеть открыть дверь…

Дверь – а точнее, что-то плоское и металлическое – действительно была там, где надеялся ее обнаружить Артем. Но она была гладкой, как колено, без единой ручки и каких бы то ни было следов отверстия для замка. По спине Артема прокатилась волна холода. Чисто машинально он бросился сначала вправо и сразу уперся рукой в стену. Затем – влево. Соскочив с прохладного железного листа, ладонь беспрепятственно заскользила по кладке. Значит, здесь был еще не выход, туннель просто сворачивал под углом в девяносто градусов!

Артем едва не упал, споткнувшись о нижнюю ступеньку, а поняв, что перед ним не что иное как долгожданный путь наверх, буквально взлетел по лестнице и теперь находился на крохотной площадке перед дверью и уже мог, шаря по ней руками, попробовать отыскать замок. Вместо замка обнаружилась обыкновенная задвижка из полосы толстого металла, способная, пожалуй, выдержать даже удар спецназовского приспособления для вскрытия дверей. На удивление легко отодвинув ее в сторону, Артем толкнул дверь. Она поддалась не сразу, а при некотором усилии, тут же запустив в непроглядную темноту подвала полосу показавшегося необыкновенно ярким, больно резанувшего глаза дневного света. За спиной уже слышалось прерывистое дыхание подобравшихся к самой лестнице бойцов спецназа…

Выскочив в подъезд, а точнее – в глухой вонючий закуток под широкой парадной лестницей, Артем захлопнул дверь, подпер ее плечом, вырвал из кармана джинсов размерами не уступающий карманной расческе ключ и, вставив его в замочную скважину, дважды повернул. Вовремя – дверь буквально содрогнулась от отчаянных ударов запертых в подвале бойцов. Поняв, что беглецу и на этот раз удалось уйти, спецназовцы разразились длинной серией самых изощренных ругательств, какие только может сочинить профессионал, расписавшийся в собственном поражении от дилетанта.

Только сейчас, впервые с начала погони оказавшись в относительной безопасности, Артем смог немного перевести дух, прислониться голой спиной к холодному металлу двери, на секунду прикрыть глаза и отдышаться. Сердце стучало со скоростью, близкой к предельной, лицо было мокрым от пота, в глазах мигали красные пятна. После вчерашнего «ерша» организм был еще заметно ослаблен, и любая нагрузка вызывала головокружение и тошноту.

Ладно, все это лирика. Сделано только полдела. А что если предусмотрительный Лакин одного из своих бойцов поставил возле подъезда, на случай, если запертый в квартире с решетками, добровольно угодивший в ловушку Артем проявит любопытство и все-таки найдет запасной выход? И даже сможет им воспользоваться, когда поймет, что влип? И даже, что совсем невероятно, первым доберется до спасительного подъезда…

Нет, маловероятно. И все же…

Проверять, однако, не пришлось. Кроме парадной, ведущей на набережную Фонтанки, у подъезда обнаружилась еще одна дверь, она вела во двор. Не раздумывая, Артем направился к ней и вскоре уже быстро шел, время от времени оглядываясь, по длинному лабиринту одной из главных «достопримечательностей» Северной Пальмиры – разветвленной сети проходных дворов. По пояс раздетый, невесть когда успевший содрать до крови локоть, без носков, часов, денег и рубашки и каких бы то ни было соображений относительно своих ближайших действий, кроме единственного, первоочередного – уйти как можно дальше от группы захвата ФСБ. Врочем, это ему, похоже, удалось. Только вот чувства облегчения почему-то совсем не было. Напротив – после вероломного предательства единственного человека, на чью реальную помощь мог рассчитывать Артем, открывающаяся впереди перспектива выглядела просто ужасающей.

И все же пока он был на свободе.

Глава 10

Люди в черном

Артем был уверен, что бывший сокурсник Макс оказался хитрой служебной овчаркой, делающей карьеру на сломанных судьбах, не упустивший шанса лишний раз прогнуться перед начальством и тем самым заработать в свою копилку дополнительные призовые очки. У Артема, как и любого человека, окажись тот, не дай бог, на его месте, были все основания думать именно так, а не иначе.

Возможно, знай он содержание разговора, произошедшего рано утром в одном из кабинетов дома на Литейном проспекте, четыре, между капитаном ФСБ Лакиным и генералом того же ведомства, носящим звучную фамилию Вырвидуб, то не стал бы сломя голову бросаться к обнаруженному в квартире подземному ходу и в пылу праведного гнева подвергать опасности жизнь бывшего сокурсника и, чем черт не шутит, даже помогающих ему вооруженых бойцов спецназа.

…Прослушав принесенную оперативником кассету с записью откровений убийцы, объявленного в федеральный розыск по линии МВД, Вырвидуб нахмурился, встал из за стола, долго ходил по кабинету, словно паровоз, оставляя позади себя облачка сигаретного дыма, потом остановился, повернулся к Лакину и уточнил:

– Значит, пальцев Грекова действительно в картотеке нет?

– Нет, – твердо ответил капитан. – Да и про неизвестного, погибшего под электричкой с его паспортом в кармане, Артем ничего еще не слышал. Некогда ему было новости смотреть…

– И что, труп действительно невозможно опознать? Ни единой зацепки?! – пыхнув сигаретой, сдвинул кудлатые брови генерал.

– Сплошной бифштекс, не разобрать, где голова, а где задница, – подтвердил Лакин. – Особых примет, вроде наколок, шрамов и характерных родимых пятен, паталогоанатом на теле не обнаружил. Ни погибший, ни Артем по официальным данным раньше с криминалом связаны не были, повода «играть на рояле» не давали, так что личного дела на них не заводилось, ни у нас, ни у «младших». Я проверил весь архив, Олег Федорович.

– Что собирается делать следователь, узнал? Как его… Яг… Яг…

– Яглай, – напомнил Лакин заковыристую фамилию сотрудника, которому поручили расследование обстоятельств гибели майора милиции. – А что делать? Заявления о краже паспорта Артем не писал… Формально – будет ждать, когда мать опознает сына, а потом закроет дело в связи с гибелью главного и единственного подозреваемого. Но вы же в курсе, товарищ генерал, опознавать там практически нечего. Да и каково будет матери узнать, что в одночасье она лишилась не только мужа, дочери и дома, но и потеряла единственного сына? Боюсь, нового потрясения она уже не переживет. Так что опознание останков будет чисто формальным. Просто женщине покажут, где расписаться в протоколе, и все.

– Девушка твоего Артема, я так понимаю, еще до сих пор в реанимации?

– Так точно. После ранения и операции она еще очень слаба… Но прогноз лечащего врача, в целом, благоприятный, – со сдержанным оптимизмом заметил Макс. – Думаю, дней через пять-семь Каратаева сможет дать предварительные показания. Но для нас это – тоже лишь пустая формальность. У меня нет ни малейших оснований не доверять Грекову. И вы, Олег Федорович, тоже не сомневаетесь в правдивости его слов, – осторожно заметил Лакин.

– Допустим, – согласился генерал. – Все, что случилось в бистро, вполне соответствует замашкам Вити Киржача. Такие, как он, бывшие уличные отморозки, способные покалечить человека только за то, что он «плохо» на них посмотрел, с годами мало меняются… Сменив драные кеды на костюм за тысячу долларов, а заблеванный подъезд с бутылкой портвейна на чистенький кабинет в озернинской мэрии, в душе Киржач остался тем же, кем был двадцать лет назад, – шпаной со звериными инстинктами и болезненным самолюбием. Я, Максим, этого пробитка знаю еще с тех пор, когда он щенком безусым по делу о попытке изнасилования и нанесении тяжких телесных повреждений проходил, – неожиданно для Лакина поведал Вырвидуб.

– Вы?! – удивился Макс.

– Я, я, – спокойно ответил генерал. – Я тогда еще капитаном ходил, да и возрастом был примерно как ты сейчас. Дело шумное было, его мой знакомый следователь из прокуратуры вел. А суть его такова: парнишка-очкарик, сын одного из заместителей самого председателя горкома партии товарища Романова, в Усть-Озернинске на каникулах отдыхал, на даче у бабушки. Актриса такая известная была, Софья Львовна Померанцева…

В общем, море, сосны, дюны, песочек, и, главное, не так людно, как на северном побережье, в Зеленогорске или Сестрорецке. Для человека в годах лучше не придумать, но парень-то молодой. Ему без общения – тоска смертная. Ну, и захотелось, видимо, пообщаться со сверстниками из народа. Раньше-то он все больше с «золотой молодежью» тусовался, сынками и дочурками таких же власть имущих, как папа. Короче, сбежал в город на дискотеку. Все бы ничего, да угораздило парнишку пригласить девицу, за которой Витя Киржач – глава местных отморозков – давно увивался. И аккурат сразу после того, как девка эта Витька в очередной раз отшила, на глазах у всех дружков, да еще словом обидным обозвала.

– Представляю себе эту картину, – понимающе хмыкнул Лакин. Однажды в юности он ездил в Сибирь, к родне, и попал в схожую ситуацию. Опыт общения с красноярскими повесами был оплачен выбитым зубом и двумя сломанными ребрами. – Нравы на дискотеках, особенно провинциальных, везде одинаковы. Чужакам туда вход заказан. Генерал согласно кивнул и продолжил: – В общем, приняли мерзавцы для храбрости еще по бутылке «чернил», дождались, когда парнишка провожать девчонку пошел, улучили момент и накинулись гуртом. Затащили в кусты. Трое их было. Киржач чужака избивал, а остальные на девчонку полезли. Платье порвали, трусики сняли. Один даже портки спустил, приготовился, значит. Только девице каким-то чудом в проследний момент удалось врезать одному из отморозков по яйцам, а другому вцепиться ногтями в лицо. Короче, сумела убежать. Ну, а парнишке досталось по полной программе. Полгода потом по больницам мыкался. Инвалидом стал на всю оставшуюся жизнь.

– Таких скотов не судить – мочить надо при задержании, – глухо обронил Лакин.

– Самое удивительное в этом деле, что Киржачу, как организатору и подстрекателю, дали меньше остальных – всего пять лет, – продолжил рассказ генерал. – Мизер, если принять во внимание, где работал папа потерпевшего. Другие двое, кстати, получили максимум – по «червонцу», щенкам тогда больше не отмеряли. Видимо, судье все-таки дали на лапу. К тому же на приговор повлиял и тот факт, что буквально накануне начала заседаний отца мальчонки сняли с должности и отправили… на хутор бабочек ловить… Тогда это много что меняло. Не случись опалы – никакая бы взятка не помогла… Отсидев три года, Киржач вышел, условно-досрочно. Вроде как остепенился, работать пошел и даже политехнический институт умудрился окончить, строительный факультет… Когда Горбатый кооперативы разрешил, Киржач на самопальные шмотки и жвачки размениваться не стал, а сразу взял быка за рога и заключил с директорами двух заводов кабальные договора на оптово-розничную реализацию их ликеро-водочной продукции. Фактически – полностью подмял под себя сбыт водки в районе. Директора и «нужные люди», разумеется, тоже были в доле. Для простого покупателя внешне почти ничего не изменилось, кроме повышения цены на десять-пятнадцать процентов. Водка по-прежнему шла прямо с государственного завода в государственные магазины, но по документам – уже не напрямую, а через посредничество торгово – закупочного кооператива «Восток». Так, буквально из воздуха, у шарашкиной конторы, не имеющей на балансе ничего, кроме регистрационного удостоверения и печати, появились первые миллионы рублей. Когда разрешили открывать коммерческие магазины, Витя со товарищи отхватил еще изрядный кусок, потеснив розничников… В течение буквально двух лет Киржач разбогател, оброс нужными связями, в том числе и в Москве. Когда грянула прихватизация, тот самый Аскольд Лях, который присутствовал в «Мельнице», помог Витьку окончательно прибрать к рукам те самые заводы. И не только… Ну, а когда в кремлевских кабинетах решили строить терминал, в обход Латвии, и над Усть-Озернинском вовсю запахло нефтью, Киржач мгновенно уловил перспективы. Деньги и поддержка из столицы помогли легко войти в управленческие структуры города и стать заместителем главы администрации… Но больше всего я поразился, когда пару лет назад случайно узнал, кто у него жена! – усмехнулся, пристально взглянув на капитана, генерал ФСБ. – Отгадай с трех раз.

– Та самая девчонка, которую едва не трахнули в кустах, – не раздумывая ответил Лакин.

– Ну разве не дурдом?! – покачал седеющей головой Вырвидуб.

– Согласен, – хмыкнул Лакин и тут же вернулся к основной теме разговора. – Олег Федорович, я прошу вас взять дело Грекова под контроль ФСБ. Артема буквально загнали в угол, и если мы, госбезопасность, не вмешаемся… Ведь главный виновник случившегося не Артем – Киржач!!! А борьба с коррупцией и чиновничьим беспределом – наша прямая обязанность!..

Генерал подошел к заваленному бумагами столу, затушил в пепельнице окурок, тяжело опустился в кресло. Взял со стола диктофон, вынул кассету с записью признаний Артема, задумчиво повертел ее в руках, наклонился, открыл, звеня ключами, дверцу тумбы, скрывающую несгораемый сейф, и спрятал туда вещдок. Выпрямился, сложил руки на груди и впился тяжелым, потемневшим взглядом в стоящего напротив капитана.

– Когда твой Грек впервые назвал фамилию наглеца, я сразу понял, что он говорит правду… Я не все тебе сказал, Максим. Дело в том, что покалеченного отморозками парнишку звали Виталик. Виталик Москаленко. Он – единственный сын моей двоюродной сестры Виктории. До встречи с Киржачом у мальчишки было отличное здоровье и феноменальная память. Ему прочили золотую медаль после окончания школы и гарантированное поступление в МГИМО без экзаменов. Сейчас у него одна почка, зрение минус восемь и ежедневные приступы эпилепсии, вызванные перенесенной тогда травмой головы.

– Простите, товарищ генерал, я не знал, – сжал губы Лакин.

– Ладно, капитан, дело прошлое. Переболело, забылось… Тогда у меня еще не было реальной возможности что-либо изменить, а сейчас, когда прошло столько лет… Что я могу испытывать к этому подонку, сломавшему жизнь отличному, доброму парню и сделавшему несчастной его мать, – надеюсь, понятно. Но опускаться до слепой мести я, генерал ФСБ, не хочу и не буду!.. Мы поможем твоему другу и заставим Киржача сполна ответить за нанесенные оскорбления, за гибель трех человек, за раненую девушку, за доведенную до сердечного приступа, лишившуюся самых близких людей и крыши над головой пожилую женщину и за все те испытания, которые выпали на долю ее сына, повинного лишь в том, что дал в рог ублюдку, которого при рождении следовало бы кастрировать. Чтобы впредь не плодил себе подобных и окончательно не портил и без того пораженный алкоголизмом генофонд нации. И если у нас с тобой получится ткнуть Киржача мордой в дерьмо – мало сукиному коту не покажется!

– Спасибо, Олег Федорович, – поблагодарил Лакин.

– Не благодари, я ничего еще не сделал, – отсек пожилой генерал. – А сейчас давай лучше уточним, что мы имеем, и прикинем, с какого края нам лучше зайти. – Вырвидуб подвинул к себе папку, достал чистый лист бумаги, авторучку и что-то быстро написал вверху, подчеркнув двумя размашистыми линиями. – Присаживайся, Максим… Итак. История с пропавшим паспортом нам на руку. Менты постараются как можно быстрее избавиться от дела, признать труп сбитого электричкой неизвестного разыскиваемым убийцей, поставить точку, срубить палку и списать дело в архив. Соответственно, твоего Артема снимут с федерального розыска. Я думаю, будет лучше, если для всех, включая самых близких людей, Греков некоторое время побудет трупом. Это жестоко, я понимаю, но мы не можем рисковать. А когда придет время действовать, Артем вдруг неожиданно «воскреснет». Согласен? – Вырвидуб, черканув на листе еще пару строк, исподлобья взглянул на капитана.

– Так точно, товарищ генерал. Интересная может получиться комбинация. Только, извините, пока я в толк не возьму – каким образом, оставаясь мертвецом, Артем сможет помочь нам выбить из Киржача и его охраны признания в покушении на его жизнь, двойном убийстве и поджоге дома родителей в Ломоносове? Без добровольной сознанки основных фигурантов мы никогда не узнаем, кто был в доме, и не сможем доказать, что преступное проникновение в квартиру Каратаевой связано с инцидентом в «Мельнице». В лучшем случае удастся прижать к ногтю одного из быков, того, с которым сцепился Артем. Но сдавать хозяина он не будет. Опасно для жизни.

– Ты правильно уловил задачу, – согласился с капитаном Вырвидуб. – В идеале нам необходимо вынудить Киржача признаться, что это он лично приказал своим головорезам отомстить обидчику, и факт признания необходимо подкрепить документально. Хотя, зная натуру подонка, мне кажется, приказ, отданный охране, был несколько иным – повязать парня и живым доставить в безопасное место, где уже сам Витек смог бы не торопясь, всласть отвести душу… Как добиться признаний? Есть у меня на этот счет некоторые сображения, Максим. И первое, что нам необходимо сделать, – это предложить твоему приятелю сотрудничество, обрисовать, так сказать, перспективу. Убедить в необходимости некоторое время пожить мертвецом, даже для матери и невесты. Боюсь, как раз с этим пунктом могут возникнуть проблемы.

– Олег Федорович, товарищ генерал, – глухо выдавил Лакин, – стоит ли так перегибать? Известие о гибели сына может окончательно сломать бедную женщину. Да и для девушки, в ее положении, это, мягко говоря, будет не лучшим стимулом к выздоровлению Боюсь, цена за шкуру Киржача и его быков может оказаться слишком высокой. Пиррова победа.

– Да, я помню, – задумчиво пробормотал Вырвидуб. – Древний полководец Пирр, формально одержав победу в сражении, остался всего лишь с горсткой изувеченных, истекающих кровью солдат… Знаешь, а возможно, ты и прав, капитан. Все-таки мы – не диверсионная группа в тылу врага, когда главное – во что бы то ни стало выполнить поставленную задачу, не считаясь ни с каким потерями и шагая по трупам не только чужих, но и своих… Да и Киржач со своей бандой – далеко не клан Аль Капоне и не стоит таких жертв, – вынужден был признать свою ошибку генерал. – Ладно, пусть мать и невеста будут в курсе. Но – на людях ведут себя соответственно ситуации, чтобы никто ничего не заподозрил. Это нужно им обьяснить. Справишься?

– Уверен. Приятные известия сообщать проще, чем плохие.

– Значит, так и сделаем, – генерал снова черканул на листе бумаги. – Второе. Ты должен уговорить парня. После всех потрясений он вполне может проявить неадекватную реакцию, посчитать, что ты, деревянный служака, просто заманиваешь его в ловушку, где отдашь на растерзание злым за убийство коллеги и вечно голодным ментам. Так что когда сегодня поедешь на Фонтанку, на всякий случай прихвати с собой двух-трех ребят при полном арсенале.

– Это лишнее, – категорично отверг Лакин. – Тогда Артем точно решит, что я его сдал.

– Однажды, много лет назад, я тоже понадеялся, что тет-а-тет смогу убедить сдаться человека, скрывающегося после убийства, которое на самом деле было чистой воды самообороной – единственным способом спасти жизнь от пьяных хулиганов, потерявших башню в Афгане.

Мужик был кругом невиновен и максимум, что ему грозило, – условный приговор. Но он ударился в бега… Закончилось все хреново – вместо понимания и добровольной сдачи я получил отвертку в бок, а вконец съехавшего с катушек мужика через неделю застрелили сотрудники уголовного розыска… Так что ничего страшного не случится, если на встречу ты придешь не один, а с бойцами. Сначала твой повар, может, и вспылит, и даже назовет тебя сукой, но – лишь до тех пор, пока ты не отведешь его в дальний угол и популярно не обьяснишь наш план! – Однажды обжегшись, генерал Вырвидуб теперь был неумолим. – Вот и действуй!..

Максим понял, что спорить со стариком и доказывать, что Артем – не псих и что не стоит превращать их сегодняшнюю встречу в силовой захват преступника, которому под дулом автомата якобы защищающий от ментов коварный ФСБ навязывает свою игру – совершенно бесполезно. Приказ – есть приказ. Его нужно выполнять.

…Бегство Артема, срисовавшего из окна «группу поддержки» и метнувшегося в подземный ход, лишний раз убедило капитана, что он был абсолютно прав. А еще оно поставило на грань срыва всю задуманную операцию по изобличению Киржача. Теперь, чтобы воплотить комбинацию в жизнь, Максу предстояло как можно скорее разыскать и уже по-настоящему задержать затерявшегося в огромном городе Артема, который, благодаря упрямству стареющего генерала, теперь мало того что оказался в куда более худшей, чем раньше, ситуации – без одежды и денег – но впредь уже не подпустит к себе «предавшего» его бывшего сокурсника даже на пушечный выстрел.

Часть 2

Мститель

Глава 1

Братва, не стреляйте друг в друга…

Этот увлеченно облизывающий фруктовое мороженое увалень в очках и бейсболке подвернулся Артему почти сразу – в последнем проходном дворе, за которым уже шумела оживленная улица. Решение пришло внезапно, автоматически, как всегда бывает в критической ситуации. Преградив дорогу застывшему, испуганно зашлепавшему губами толопанцу Артем изобразил на лице угрожающую гримасу и, схватив оторопевшую жертву за подбородок, хриплым басом потребовал:

– Рубашку, кепку и очки. Быстро, – в довершение он ударом правой руки выбил у увальня мороженое. Вафельная трубочка с розовой начинкой шлепнулась на щербатый асфальт. – Давай, земеля, я теряю терпение, – не дожидась, пока бедолага самостоятельно расстанется с вещами, Артем снял с него бейсболку и очки, примерив их на себя.

– Д-да, по-пожал-луйста, – затрясся от испуга парень, стянул с себя вполне приличную хлопковую рубаху и отдал ее преградившему проход страшному громиле с окровавленным локтем и безумным взглядом, в котором странным образом смешались тоска и решимость.

– Спасибо, братан, я твой должник, – усмехнулся Артем, заправляя ее в джинсы. Выбирать не приходилось. Питер все-таки не Юрмала, разгуливать по улицам центральной части города с голым торсом здесь как-то не принято, даже в тридцатиградусную жару. – Здесь живешь?

– Д-да… – предательский взгляд бедолаги непроизвольно вильнул в сторону ближайшего подъезда.

– Тогда точно не замерзнешь. Ну, пока, – на удивление быстро решив насущную проблему со шмотками, Артем хлопнул бледного увальня на плечу и вышел из двора на улицу. То, что сейчас он вынужденно совершил небольшой гоп-стоп, нисколько его не трогало. Правила в этой проклятой игре задавал не он. Так что пусть совесть молчит. Не такой большой грех по сравнению с предательством Лакина. Вот же тварь! Кто бы мог подумать…

Проблема, куда идти и что делать, снова вышла на первый план. Прикинув возможные варианты, Артем решил наведаться в свой спортивный клуб, расположенный надалеко от станции метро «Горьковская», и, если повезет, узнать у тренера записанный в журнал номер телефона Наиля, невысокого, крепкого татарина. По сути – единственного из постоянных членов клуба, с которым у Артема сложились почти приятельские отношения.

С Наилем, или, как он сам называл себя, – Хитрым, Артема связывало многое. Оба они в прошлом были профессиональными спортсменами – один самбист, другой дзюдоист, оба имели высшее физкультурное образование и оба почти одновременно ушли из большого спорта, правда, по разным причинам. Артем – из-за травмы позвоночника, а Наиль, по его же словам, «потому что подвернулось предложение, от которого он не смог отказаться». Приметная татуировка на пальце в виде перстня с черепом и две сверкающие золотые фиксы наводили на мысль, в чем именно заключалось данное «предложение», но Артем никогда не спрашивал Хитрого прямо – сидел он или нет. А тот не считал нужным углубляться в подробности личной жизни. Мало ли что случается, когда тебе двадцать пять… Однако, на несколько лет уйдя из большого спорта, оба они позже вернулись в спортивный зал. И если Артем после перенесенной травмы берег позвоночник и предпочитал борцовским схваткам на татами тренажеры, а также общую физическую подготовку с элементами рукопашного боя, то стойкий приверженец дзюдо Наиль первое время откровенно скучал из-за отсутствия достойных соперников, а потом как-то незаметно переключился на не отягощенный какими-либо правилами «свободный стиль», коим обычно пользуются рвущие друг друга в клетке на глазах у толпы профессиональные гладиаторы.

Быстро найдя общий язык, Артем и Наиль время от времени легонько спарринговали, болтали о том, о сем, дважды вместе ходили на проходящие в Питере соревнования по единоборствам – и никогда не лезли друг другу в душу. Наиль вкратце знал спортивное прошлое Артема и то, что сейчас он работает поваром в бистро, а Артему было известно про Хитрого только то, что родившийся и выросший в северной столице татарин занимается «охранным бизнесом». Причем, судя по машине – почти новой черной БМВ-750, – висящей на шее Наиля золотой цепочке граммов на сто, добротной одежде, то и дело заливающемуся трелью во время тренировки сотовому телефону и постоянной безмятежной улыбке на губах – дела у Хитрого шли успешно. Правда, насчет конкретной профессии, позволяющей жизнерадостному бывшему дзюдоисту не считать мелочь по карманам, у Артема были вполне сформировавшиеся сображения. Как не старайся, а шила в мешке не утаишь. Но причин озвучивать их, и тем более ни с того ни с сего начать игнорировать ничем конкретным не мешающего ему жить коллегу по тренировкам у Артема не было. Каждый сам выбирает себе дорогу. Один становится поваром, другой – бандитом.

Возможно, узнав, что Артем в бегах, Хитрый сможет на пару дней помочь с жильем и деньгами. Пожалуй, этот так не похожий на отморозка, совершенно не ругающийся матом, не курящий траву и не пьющий алкоголь улыбчивый бандюган оставался последним из окружения Артема, к кому можно было прийти со своей проблемой. Да, братков вообще Артем презирал, но в данном конкретном случае иного выхода для себя он просто не видел. Или – пока не замечал. Если, конечно, не рассматривать всерьез возможность добровольной явки в ментуру…

Видимо, что-то в этой несчастной стране и жизни ее граждан давно встало с ног на голову, если в решении криминальных проблем людям приходится сломя голову бежать не только от милиции, но и от ФСБ, всерьез рассчитывая на помощь всесильных бандитов. Так не может продолжаться долго. Доведенная до отчаяния толпа рано или поздно найдет и поставит во главе государства диктатора. Или – у нее просто нет будущего…

Как у большинства людей, у Артема, конечно же, имелось не менее десятка «друзей», которыми он успел обзавестись за тридцать четыре года, но представить хоть одного из них в роли пособника скрывающегося от закона беглеца как-то не получалось. Одни – честные и порядочные – готовы были делиться последним, но сами перебивались случайными заработками и ютились в коммуналках вместе с женами и детьми, а другие, имея и деньги, и возможности помочь, при малейшем намеке на возникшие у Артема «небольшие проблемы» с ходу гарантированно нашли бы сотню причин, мешающих им пошевелить ради «друга» даже пальцем, если в перспективе это не сулит выгоды. Счастлив тот, у кого есть настоящие друзья, но – увы, у абсолютного большинства людей наличествует совсем иной расклад. С кем-то мы вместе работаем, с кем-то знакомы еще с детства, с кем-то выпиваем по праздникам и без оных, с кем-то здороваемся и даже болтаем о пустяках, но все эти люди – чужие. Такова проза жизни.

Удивительно, но, направляясь пешком к «Горьковской», Артем был почти уверен, что Наиль Хитрый, с которым они по обоюдному молчаливому согласию держались подчеркнуто дружелюбно, но все-таки на определенном расстоянии, без панибратства, не раздумывая окажет беглецу поддержку, а возможно, и даст ценный совет. Только для начала нужно с ним встретиться. Сегодня была пятница, а по пятницам Наиль обычно приезжал на тренировки. Ориентировочно – к семи часам вечера. Сейчас было где-то в районе двух, и если у натаскивающего пацанов-малолеток дяди Толи, двадцать с лишним лет оккупирующего закуток за стеклянной перегородкой с надписью «тренерская», вдруг записан номер трубки Наиля, то лучше всего «забить стрелку» заранее…

Однако этого делать не пришлось – Хитрый, как ни странно, оказался в почти пустынном в это обеденное время зале. Облюбовав дальний угол возле тренажеров, взмокший от пота, раскрасневшийся Наиль с диким блеском в черных глазах самозабвенно колотил по тяжелой подвесной «груше», нанося болтающемуся двухсоткилограммовому мешку с песком серию за серией, словно не знающая усталости машина для убийства.

Кивком поздоровавшись с сидящим в тренерской дядей Толей, Артем подошел к тренажерам, остановился в нескольких шагах за спиной татарина, присел на деревянную скамейку возле стены и терпеливо ждал, пока мощно охаживающий «грушу» Хитрый выдохнется и закончит. Но тот, судя по всему, останавливаться явно не собирался! С Наилем явно что-то было не так… Опытным взглядом оценив всю сокрушительную мощь сотрясающих мешок, словно сыплющихся из пулемета, хлестких ударов, Артем на секунду представил на месте бесчувственного спортинвентаря живого человека. Точнее – бывшего живого, ибо после такого жестокого избиения, длящегося уже как минимум пять минут без перерыва, выжить данный абстрактный хомо сапиенс смог бы навряд ли. Артем уже не сомневался: Наиль был чем-то – или кем-то – крайне разозлен и приехал в зал намного раньше обычного времени именно для того, чтобы выплеснуть клокочущую в нем ярость, молотя по мешку с таким самозабвением, словно от этого зависела его жизнь…

Бедолага Майк Тайсон, любитель насиловать девочек и кусать соперников за уши! Что бы с ним, чернозадым извращенцем, стало, попади он сейчас под горячую руку обычного питерского бандюгана по кличке Хитрый! Реанимация, сто к одному, в первом же раунде. Свидетелем такого чудовищного выплеска энергии на тренировке Артем был впервые. Наиль явно был не в себе. И причина, побудившая его устроить этот дикий марафон, должна была быть весьма серьезной…

Время шло. Взглянув на электронные часы, висящие на стене зала над входом, Артем нахмурился. Пошла девятая минута махаловки, а Хитрый впечатывал удары так же крепко, как будто это была первая серия после разминки. Рано или поздно источник энергии иссякнет, и Наиль просто рухнет от потери сил. А шло именно к тому. Позже наступит депрессия и отходняк, когда огромная проблема даже пошевелить пальцем.

…Крюк, на котором болталась «груша», оторвался неожиданно. Тяжелый мешок с песком рухнул на покрытый резиной пол, гулко звякнув крепежными цепями. Наиль в последний момент успел отпрыгнуть в сторону и тем спас свои ноги от травмы. На секунду застыв от неожиданности, татарин впервые на памяти Артема грязно выругался, дважды пнул «грушу» ногой, после чего резко упал на одно колено и провел «прямой добивающий в переносицу». Только затем, пошатываясь от дикой усталости, поднялся на ноги, обернулся и увидел сидящего у стены Артема.

– Привет, – глухо буркнул Хитрый, на ватных ногах направляясь навстречу. – Ты че сегодня так рано возник?

– А ты? – Артем многозначительно посмотрел на рухнувший мешок. – Кого это ты за глаза так уделывал?

– Я бы тоже… хотел это знать, – Наиль присел рядом на скамейку, вытянул ноги, оперся стриженым затылком о стену и на секунду изможденно прикрыл веки. Прошептал, едва шевеля губами: – Очень бы, бля, хотел!..

– Скажешь, что случилось, или сие страшная профессиональная тайна? – серьезно спросил Артем, не спуская глаз с обросшего длинной колючей щетиной лица Хитрого.

– Тебе – скажу, – после продолжительного молчания сказал Наиль. Их с Артемом взгляды пересеклись. – Вчера вечером пятеро наших, «карельских», пацанов поехали на стрелку с залетными бакланами. Там и остались. Все. В винегрет покрошили. – Хитрый с усилием сглотнул. – А сегодня… утром… еще двоих бригадиров в упор расстреляли в джипе, прямо на Большой Монетной. Менты стоят на ушах, хватают пацанов на квартирах, колют – с кем, из-за чего разборка.

– Значит, даже толком не ясно, кто наехал? – без особого сочувствия спросил Артем, уже прикинув, что Наилю – как окончательно выяснилось, одному из активных членов могущественной «карельской» группировки – сейчас хватает и своих проблем. К тому же обращаться за помощью к бандиту, группировка которого фактически находится в состоянии войны, просто глупо. Придется искать другой вариант.

– Голяк, абсолютно. Эти твари даже не обозначились, – мотнул головой Хитрый. – Ясно одно – залетные. Все наши питерские авторитеты как узнали о мочиловке – сразу заявили, что не в теме. Да и повода для войны в городе сейчас нет. Гастролеры работали. По свидетельствам барыг – как минимум пятнадцать-двадцать быков, в спортивных костюмах, с волынами – и сплошь на черных пропыленных «девятках». Как мы десять лет назад, – презрительно фыркнул Наиль. – Наехали по беспределу, сразу на два наших рынка, стрелку чуть ли не в центре города забили – и давай мочить! Вконец отмороженные, никакого страха! На что эти падлы рассчитывают – не понимаю. Видать, совсем нюх утратили. У себя в Мухосранске ужаса нагнали, всех барыг к ногтю прижали, тесно стало. Масштаба захотелось, денег серьезных. Вот и решили нас, как сявок, мамаевым наскоком, кровью на испуг взять… Заглотить кусок пожирнее и свалить. Или вообще в Питере закрепиться. Да только кто им, убогим, даст?! Эти уроды, прикинь, даже представления не имеют, с кем решили воевать!!!

– И тем не менее пока счет семь-ноль в их пользу, – спокойно напомнил Артем. – Ну ладно, Наиль. – Грек поднялся, легонько ткнул измочаленного, как-то сразу потемневшего лицом бандита кулаком в плечо. – Пойду я, пожалуй. Удачи тебе. В смысле – разобраться с этими гоблинами по понятиям. Живы будем – увидимся.

– Слышь! Погоди, – татарин окликнул Артема. – Ты чего приходил-то?

– Так, – небрежно пожал плечами Артем. – Шел мимо, дай, думаю…

– Не лепи горбатого, слышь, – покачал головой Хитрый. – Меня ты искал, я чувствую. Интуиция. Что, скажешь – не так?! – спросил с нажимом бандит, внимательно наблюдая за реакцией партнера по тренировкам.

– Ты ошибаешься, Наиль, – без тени робости ответил Артем. – Ну, сам подумай, какие у меня, скромного повара, могут быть к тебе дела?

– А кто знает, – уже чуть изменившимся, почти нейтральным тоном заметил Наиль. – Вчера ты – борец, сегодня – повар, а завтра – пацан «тамбовский». Жизнь – штука сложная…

Хитрый с прищуром взглянул на скалой возвышающегося над ним атлета. На его могучем торсе была надета отнюдь не случайно расстегнутая на три верхние пуговицы песочного цвета хлопковая рубашка, явно на пару размеров меньше, чем нужно. Заинтригованный, Наиль еще раз внимательно, с ног до головы, оглядел Артема и тут же обратил внимание на еще одну несуразность – на его ногах, обутых отнюдь не в сандалии, а в легкие синие кроссовки, не было носков! Да и выглядел бывший КМС по самбо при ближайшем рассмотрении явно напряженным, если не сказать больше – задерганным. С темными пятнами под глазами. Этому, так же как и неурочному дневному визиту в клуб, обязательно должно было быть обьяснение.

Однако получить ответы заинтригованный Хитрый не успел.

– Да, жизнь – штука не простая, согласен. Но некоторые моменты все-таки не меняются даже под воздействием обстоятельств. И я могу сказать совершенно точно, Наиль – в качестве бандита… так же как в качестве мента ты меня никогда не увидишь, – с вдруг проявившейся в голосе жесткостью заверил своего визави Артем. – Пока. Береги себя.

По чуть изогнувшимся уголкам губ «карельца» и холодному блеску в его черных глазах он понял: длившимся между ним и Хитрым более двух лет условно-приятельским отношениям неожиданно пришел логичный конец. Слова сказаны, точки расставлены. Наверное, так даже лучше. Дернул же его черт искать помощи у Наиля! Совсем башня съехала после предательства Лакина. Решил действовать от противного: если хороший оказался плохим, то плохой вполне может оказаться хорошим. Туфта это! Так не бывает! Бандит не может быть «хорошим» потому, что ваши коммерческие интересы не пересекаются, потому что ты с ним давно знаком и при встрече он первый с улыбкой протягивает тебе руку. Бандит – он и есть бандит. Это не профессия, а образ жизни. Точнее – диагноз.

Ругая себя последними словами, Артем вышел из зала, спустился на первый этаж спорткомплекса и, миновав круглосуточно дежурящего на входе охранника, знавшего его в лицо, а потому пропустившего в здание без пропуска, вышел на улицу. Сбежал с крыльца и – остановился как вкопанный, сунув руки в карманы джинсов. Потому как совершенно не представлял себе, куда ему идти и у кого искать убежища. Еще полчаса назад, по дороге в зал, Артем пришел к решению, что член одной из ОПГ весельчак Наиль Хитрый – это его последний шанс. Нет, ошибочка вышла. Последним шансом выпутаться был офицер ФСБ Макс. Скотина и предатель.

Может, действительно пойти и сдаться ментам? Признаться в убийстве опера, по приказу озернинского чиновника Киржача вломившегося среди ночи в квартиру Ани; в том, что это именно он, пытаясь выбить оружие из руки сухопарого, заставил того нажать на спусковой крючок; в том, что возле сожженного боевиками того же Киржача дома родителей, где в адском пламени погибли отец и сестра, заметив метнувшегося навстречу с вполне конкретными намерениями сотрудника милиции в штатском, бросился наутек, рискуя при этом получить пулю в затылок… Добровольно сесть в вонючую камеру изолятора, к уркам и бомжам, и там, уже ни от кого не бегая, жевать тюремную баланду и терпеливо дожидаться, пока лишившаяся ребенка Анюта и тетя Катя дадут показания. А менты во время ночных «допросов» вынесут все зубы и напрочь отобьют почки, мстя за убитого опера.

Бред. Полный бред! Никому он этим не поможет, а вот себе навредит – как пить дать.

Скрипнув зубами, Артем повернулся и направился по тротуару влево, без какой либо конкретной цели, с чувством опустошенности, злобы на весь окружающий мир и населяющих его Киржачей с Хитрыми. Неожиданно судорожный спазм сдавил желудок. Отравленный вчерашним «ершом» организм все-таки отказался принимать прописанные Лакиным в качестве восстановительного средства пиво, огуречный рассол и холодец с хреном в одном флаконе.

Артем с отвращением и стыдом понял, что добежать до маячивших впереди, буквально в десяти шагах, спасительных кустов сирени уже не получится. Приступ тошноты скрутил его букально за секунду. Конвульсивно подпрыгнула диафрагма, стремительным толчком выбрасывая из желудка гремучую смесь. Единственное, что успел сделать Артем, прежде чем из его открытого рта на узкий чахлый газончик между дорогой и тротуаром хлынули потоки рвотной массы, – это автоматически опереться рукой на капот криво припаркованной, нагло нарушающей правила, стоящей правыми колесами прямо на траве газона пыльной черной «девятки» с тонированными до черноты стеклами. В следующий миг полупереваренные остатки холодца с хреном обильно оросили переднее колесо машины. Ставшие невольными свидетелями зрелища прохожие с брезгливстью поглядывали на блюющего амбала и презрительно корчили рожи.

– Нажрался, тварь, а все туда же, за руль! От таких алкашей все аварии! – послышалось за спиной недовольное мужское ворчание. – Вот, на прошлой неделе…

– Да нет, я видела, парень просто мимо проходил, – к первому голосу прибавился второй, на сей раз уже женский. – Плохо ему стало. Вон, все колесо у машины облевал…

– Я бы на месте хозяина машины этого паразита так отмудо!.. – гневно взвизгнул мужской голос, но тут же осекся, видимо, вовремя оценив габариты пытающегося отдышаться, похожего на трехстворчатый шкаф молодого мужчины. Больше желающих вслух комментировать произошедшее не нашлось.

Зато неожиданно для Артема передняя пассажирская дверца «девятки» распахнулась, и из нее показалась свирепая, загорелая до черноты рожа с тонкими, подрагивающими от негодования губами, крючковатым носом и впалыми щеками. Дополняли фас зеркальные солнцезащитные очки, болтающаяся на груди золотая цепь с крестом и обритая почти наголо, похожая на веретено голова.

– Ты че, сука, наделал, а?! Да ты щас у меня языком тачку лизать будешь, пидор!!! – высунувшись из салона почти по пояс, с ярко выраженным южнорусским акцентом взревел отморозок, несмотря на жару одетый в турецкий синтетический «адидас». – Да я тебе, хряк долбаный, щас очко на свастику порву, в натуре!..

– Захлопни пасть, Маугли, – тыльной стороной ладони утерев губы и расправив плечи, Артем смерил «спортсмена» усталым, но не сулящим ничего хорошего взглядом. В дурацких каплевидных очках и трехцветном дешевом костюме этот увешанный голдой лысый отморозок очень напоминал драного попугая, сунувшего голову в точилку для карандашей. – И сгинь с глаз, пока я добрый!..

– Все, звиздец тебе, боров. А ну-ка, братва, выйдем, – загорелый с грозной ухмылкой обернулся к находящимся в «девятке» дружбанам и собрался уже первым вылезти наружу, чтобы вступить в схатку с рослым громилой, но чья-то сильная рука ухватила его за плечо и что есть силы дернула назад в салон.

– Засохни, Клещ! Пусть фраер уе…вает по-быстрому, – послышался сдавленный шепот. – Твое дело клиента пасти!!!

– У-у, бля, – кривя губы, лысый нервно сплюнул на газон через щель между зубами и нехотя повалился обратно на переднее сиденье. Сверкнув на солнце золотым перстнем-печаткой, потянулся пальцами к ручке двери…

Но прежде чем дверь пропыленной «девятки» захлопнулась, окончательно скрыв от глаз Артема затаившихся в салоне, как выяснилось, удивительно похожих друг на друга и прическами, и спецодеждой трех боевиков, шагнувший к тротуару Артем успел бросить косой взгляд и заметить торчащий между передними сиденьями ствол автомата АКСУ…

Он сразу понял, кто были эти трое «спортсменов», говорящие с похожим на украинский кубанским акцентом, понял, кого они здесь ждали и почему, несмотря на природную агрессивность, вынужденно отказались от неизбежной в других ситуациях мести за облеванное колесо. Это были братки из той самой залетной команды, вчера по беспределу наехавшей на «карельских» и завалившей уже семерых боевиков. Отколовшаяся от банды группа в составе двух стрелков и водителя ждала Наиля Хитрого. Черный БМВ татарина по обыкновению стоял прямо напротив входа в спорткомплекс. И если не вмешаться – жить Хитрому останется только до появления на крыльце…

Куда только девалась злость на всю бандитскую породу, на самого себя за то, что опрометчиво решил просить помощи у Хитрого, прекрасно зная, кто он есть в этой жизни? Почему он забыл старый, вполне применимый к браткам принцип, согласно которому не стоит разнимать бешеных собак, а лучше дать им возможность самим перегрызть друг другу глотки?

Стараясь не привлекать внимания отморозков, Артем прошел вперед по улице до сквера, нырнул за кусты и бегом бросился к кирпичному забору, разделяющему два двора. Перемахнув через него, он оказался с задней стороны здания спорткомплекса. Найти дверь запасного выхода оказалось делом непростым. Пришлось воспользоваться чуть приоткрытым окном, как ни странно – не имеющим решетки. Подпрыгнув, Артем ухватился пальцами за угол стены, подтянулся и, царапая кроссовками по полиграну, не без труда вскарабкался на подоконник.

Это оказалась женская раздевалка группы аэробики.

За дверью душевой кабинки шумела вода, слышался заливистый девичий смех. Спиной к Артему на расположенных перед большим, во всю стену, зеркалом весах стояла и двигала пальчиком гирьку совершенно обнаженная юная нимфа с короткой стрижкой. Между прочим – очень даже симпатичная, на первый взгляд с тыла. Заметив в зеркале появившегося в окне мужчину с перекошенным лицом – как раз в этот момент резким прострелом в позвоночнике напомнила о себе старая травма – девушка истошно завизжала, обернулась, сдернула с вешалки махровое полотенце, прикрыла им грудь и, попятившись, испуганно забилась в угол. Заливистые женские голоса, доносящиеся из душа, стихли, как по команде.

– Все в порядке, – Артем ограничился короткой репликой и успокаивающим взмахом руки. – Дверь… закрыта.

Уже выходя из раздевалки в коридор, он нос к носу столкнулся с еще одной, раскрасневшейся после аэробики, фигуристой дамой бальзаковского возраста, втиснутой в лосины и боди, испуганно ойкнувшей при виде выскочившего из женской раздевалки рослого атлета.

Артем, шумно дыша, то и дело сжимая челюсти от простреливающих между лопатками разрядов, побежал вперед по коридору к ведущей на второй этаж лестнице.

Наиля – бледного, погруженного в себя – он застал уже одетым, со спортивной сумкой на плече, а поняв, что успел, – устало прислонился плечом к стене и позволил себе небольшую передышку. В висках стучали молотки, сердце готово было выпрыгнуть из груди.

Хитрый, сунув руки в карманы брюк, некоторое время хмуро изучал невесть зачем вернувшегося обратно в клуб бывшего спарринг-партнера и только после паузы поинтересовался, цедя слова:

– Забыл чего?

– Жить хочешь, Наиль? – серьезно спросил Артем, глядя на подобравшегося, готового к любым ответным действиям бандита.

– Не понял, – черты лица Хитрого заострились, губы сложились в прямую линию, глаза недобро прищурились. На виске отчетливо запульсировала жилка. Татарин был похож на матерого битого волка, готового в любой миг сорваться с места и в прыжке сомкнуть челюсти на шее бросившего вызов врага.

– Там, в десяти метрах от входа, стоит черная «девятка», – сказал Артем. – В ней – трое разговаривающих с азовским акцентом бритых дебилов в «адидасе», с автоматом АКСУ. Я подумал, тебе будет интересно это услышать. Особенно после вчерашнего.

– Откуда ты знаешь?! – встрепенулся, враз изменившись лицом, Наиль. Его пальцы схватили Артема за отвороты позаимствованной с чужого плеча, расстегнутой на груди рубашки.

– От верблюда, – Артем сдавил кисти Хитрого, не без труда развел в стороны и опустил вниз. – Мимо проходил. А они случайно дверку приоткрыли. Вот и засветились.

– Та-ак, – выдавил Наиль. – Выследили, значит, суки. – «Карелец» посмотрел на Артема горящим, полным решительности взглядом. – Слишком легко для залетных. Вчера были только сомнения, теперь я уверен – кто-то из быков, рангом не ниже бригадира, ссучился и сливает информацию, кто, где и во сколько будет! И весь этот наезд – отнюдь не на дуру, а спланирован на три хода вперед!!! Они хотят посеять панику, нагнать страха…

– Тебе виднее, – сказал Артем. – Ну, в общем, я предупредил, а дальше поступай как знаешь. – Развернувшись, он направился прочь.

– Подожди! – Хитрый догнал Артема уже на последних ступенях лестницы. Тронул за руку, обошел, преградив дорогу. Кивнув на сидящего невдалеке охранника, отвел в сторону, где никто не мог подслушать их разговор. Некоторое время мялся, с трудом подбирая подходящие слова, и наконец произнес: – Я твой должник, Артем. Ты спас жизнь не только мне, но и многим нашим пацанам, которых эти шакалы могли бы запросто положить, прежде чем мы вычислили стукача. – Было видно, что Наилю непривычно говорить подобные слова, тем более – человеку не из «братвы». – Теперь мы их сделаем по полной программе. Сейчас сюда подъедут две зондеркоманды, из тех, с которыми лучше никому не иметь дела, и аккуратно упакуют это мясо в мини-вэн. Через час я буду знать весь расклад по теме – от имени барабанящей крысы до адреса, на котором в Питере окопались эти отморозки.

– Рад за тебя, – сказал Артем, но с места не двинулся. Что-то не давало ему так просто расстаться в Наилем.

– Ты вот что, – мотнул головой Хитрый. – Пока на улицу не ходи… Заодно посмотришь, с безопасного расстояния, как работают профессионалы, – не без гордости за всесильную и, по мнению некоторых аналитиков с Литейного, самую влиятельную в городе преступную группировку, сказал татарин. И, дернув щекой, добавил: – А заодно расскажешь, зачем ты меня искал. Только давай без пурги, я тебе не пацан!.. Пойдем, поднимемся, со второго этажа лучше будет видно… Где, ты говоришь, их корыто стоит?!

Артем хотел ответить на предложение Наиля отказом, сказать, что его бандитские разборки совершенно не интересуют, а помог он исключительно как старому знакомому, а вид растекшихся по асфальту мозгов не доставит ему никакой радости и душевного покоя. Но вместо этого он вслед за Наилем покорно вернулся на второй этаж, подошел к широкому, занимающему всю фасадную стену окну и кивком указал на припаркованную левее, под высоченным тополем, машину с киллерами.

– Значит, говоришь, азовский акцент? Но – не хохлы, – исподлобья глядя на «девятку», встреча с пассажирами которой могла стать последним судьбоносным событием его жизни, с ненавистью прошипел Наиль. – Но – не ростовские и краснодарские, этих я знаю. По понятиям пацаны работают. Какие там еще города есть, рангом поменьше, не помнишь? У меня с географией южной части любимой родины слабовато.

– Из крупных только Таганрог. А так… Новочеркасск, – напряг память Артем, – Ейск. Славянск-на-Кубани. В основном там вокруг – только станицы. Другие более-менее крупные города либо северо-восточнее, либо юго-восточнее.

– И что – все лысые и в «адидасах»?

– Из тех трех, что сидят в этой тачке, – все, – подтвердил Артем. – Причем двое, которые спереди, в зеркальных очках.

– Тогда точно «мухосранские», из голимой провинции, – осклабился в предвкушении расправы Хитрый. – Волыны раздобыли, хутор свой на уши поставили и рванули в Северную Пальмиру. Благо здесь крот нарисовался… Ни в одном более-менее центровом городе таких ряженых клоунов уже лет пять как днем с фонарем не найдешь. Цивилизация!.. Так зачем ты меня искал?

Наиль внимательно посмотрел на Артема. Бывший самбист медлил с ответом, прикидывая все «за» и «против». Татарин не торопил. Захочет – сам скажет, а нет… Искреннее спасибо, земеля, за помощь. Бог даст – на тренировке свидимся. Если доживем.

– Я в бегах, – наконец чуть слышно произнес Артем. – В федеральном розыске.

– Ты?! Нормальный ход педалей! – присвистнул Наиль, глядя на скромнягу повара уже совершенно другим, чем минуту назад, взглядом. – И что тебе шьют?

– Убийство.

– Кого?

– Мента. Опера.

– Хм. И… ты действительно его кончил? Без базаров?!

– Да, – подтвердил Артем. – Так получилось. Их было двое. Оба – со стволами. Одного я достал. Другой, которому удалось уйти, ранил мою девушку. Сейчас она в реанимации, в Институте скорой помощи. Остальные подробности значения не имеют.

– Вот уже чего не ожидал, – не сдержав эмоций, Наиль заулыбался и хлопнул Артема по плечу. – И ты, земеля, хочешь, чтобы я тебе помог упасть на дно.

– Уже нет, – мотнул головой Артем.

– Почему? – в голосе Хитрого опять послышался металл. С лица исчезла улыбка.

– Не вижу смысла, – ответил Артем и добавил, в упор глядя на татарина: – И не хочу быть вам чем-то обязанным.

– Тогда для чего же ты меня искал? – нахмурился «карелец» Наиль.

– Наверное, для того, чтобы спасти тебе и твоим пацанам жизнь. Карма у меня такая, – Артем кисло усмехнулся. Глядя сквозь двойное стекло на подкатившую к черной «девятке» с киллерами группу захвата, он подумал, что с точки зрения кармы его появление в клубе вполне можно назвать знаковым. Только какой знак поставить – плюс или минус – это еще вопрос. Спасая жизнь Наилю и его браткам, он одновременно обрекал на ужасную гибель бросивших им вызов азовцев. Но если разобраться, чем «свои», питерские бандиты, лучше кровожадных варягов? Просто в своем криминальном развитии местные ОПГ уже прошли неизбежный этап эволюции, беспредельных наездов и ежедневных кровавых разборок, поделив основные сферы влияния, войдя во власть, отрастив жирок, привыкнув к сытой, относительно безмятежной жизни, в которой «решение вопросов» чаще достигается за столиком ресторана или в парной сауны, чем на стрелках с неизбежной пальбой.

И все же Артем без колебаний разменял жизнь Наиля на жизни залетных беспредельщиков. Но помогать и просить помощи – это, как говорят одесские евреи, две большие разницы.

– Ладно, потом договорим, – сухо бросил Хитрый.

…Две боевые, местами помятые и поцарапанные «бэмки» с братками легко блокировали автомобиль отморозков спереди и сзади. Со стороны проезжей части почти бок о бок с «девяткой» остановился вишневый мини-вэн с боковой дверью на салазках. Со стороны тротуара, словно из-под земли, вырос рычащий движком спортивный мотоцикл. Кроме сидящего за «рогами» «кавасаки» рокера, облаченного в марсианского дизайна шлем с поднятым забралом, на сиденье сзади примостился некто, демонстративно покачивающий зажатой в руке гранатой Ф-1. Одно движение кистью – и «лимонка» скроется под днищем вражеской колымаги. Да и под рубашкой у «марсианина» тоже наверняка прятался не только пейджер.

Боковая дверь мини-вэна плавно отъехала в сторону, и в узкий промежуток между двумя транспортными средствами спрыгнул невысокий коренастый мужчина лет около тридцати пяти. Мельком огляделся и вежливо постучал указательным пальцем по тонированному стеклу «девятки», после чего, совершенно уверенный в том, что сидящие там индивидуумы обратили на него должное внимание, недвусмысленно кивнул на раскрытую за спиной дверь и сделал шаг в сторону. Из салона «шевроле» на блокированную «девятку» угрожающе смотрела зеленая труба ручного армейского гранатомета типа «муха». Ежу было ясно: применять грозное оружие средь бела дня, в центре города, тем более, когда вокруг свои, никто не собирается, но выглядела данная демонстрация силы весьма впечатляюще. Быстро сообразив, что деваться им некуда, а в могилу они так и так успеют, затаившиеся в самой популярной отечественной тачке, в эту секунду больше всего напоминающие закатанных в консервную банку селедок, лысые «спортсмены» пришли к единодушному мнению, что нужно использовать предоставившийся им крохотный, как член комара, шанс на спасение. Раздавленные поражением, эти глупцы так и не поняли: никаких шансов вернуться в родную станицу Говенную у них уже не было. Их жизнь, короткая и никчемная, кончилась здесь, в ту самую минуту, когда открылись сначала водительская, а затем и пассажирская, двери их «девятки». Шустро подскочившие из «бэмок» братки группировки Наиля растащили трех незадачливых киллеров по одному в каждую из машин, после чего за руль трофейной «девятки» сел тот самый мужичок, что первым появился из мини-вэна, и вся кавалькада растаяла так же стремительно, как и появилась. Последним умчался мотоцикл.

Хитрый неторопливо закурил сигарету и взглянул на Артема.

– Ловко, чего уж тут, – пожал плечами беглец. – Сказывается тщательный подбор квалифицированных кадров… выброшенных на улицу из неких государственных структур. Ну и, разумеется, богатая практика. Я так полагаю, этих троих уже списали в расход?

– А разве у бешеных псов есть смягчающие вину обстоятельства? – тихо спросил Хитрый. – Расскажут все, что знают… и чего не знают, и – аста ла виста, бэби. Никто их в Питер не звал. Город маленький. Тесно.

– Ладно, спектакль закончен, а мне сегодня что-то не до тренировок. Мешок, надеюсь, обратно на крюк повесили. – Артем первым отошел от окна и направился к выходу.

– Слышь, кончай пургу гнать, – давя окурок каблуком, поморщился Наиль. – Короче… Если не хочешь попасть в «Кресты», калекой, с отбитыми всмятку яйцами, тогда слушай сюда. Я твой должник. Я лично, а не братва!!! – «Карелец» толкнул Артема кулаком в плечо. – Квартира тебе будет хорошая, жратва, разумеется, девочки – без проблем. Сколько потребуется – столько живи. Если надумаешь свалить за бугор – устрою, только предупреди заранее. Загранпаспорт реальный, с шенгенской визой, делают за неделю. Что еще? Пробью поляну, как идет следствие по твоему делу. Поглядим, что можно замутить, чтобы снять обвинение. Потребуется заслать, замаксать кому надо – зашлем! Любые технические проблемы в этом городе для нас решаемы. По-настоящему выхода нет только из гроба. Короче, нехер базарить, сейчас отвезу тебя прямо на хату! Только пацанам отзвонюсь…

Артем готов был с ходу отказаться от предложения Наиля, но проклятый язык вдруг прилип к небу и – хоть ты тресни! – ни за что не хотел повиноваться приказу предострегающего от каких-либо контактов с бандитами холодного разума. С губ слетело совсем не то, что нужно.

– Вот ты сейчас сказал «замаксать», – сказал Артем, следуя за быстро бросившим в трубку пару слов и убравшим ее обратно в пиджак Наилем к его шикарной БМВ. – Фенька в Питере известная, и не только бандитам, но и обычному люду. А ты можешь сказать, когда и почему она появилась?

– Нет, – пожал плечами Хитрый. – Все так говорят – «замаксать». Всегда так было.

– Ошибаешься, – вздохнул Артем, распахивая стеклянную дверь спорткомплекса. – Это слово – не что иное, как производное от латышского «cik maksa?» – сколько стоит? И впервые выражение «замаксать» родилось именно в среде русскоязычных жителей Риги где-то в начале семидесятых. Там, кстати, вся русская молодежь так и говорит – «замаксал штукарь латов». А в Питер слово проникло в начале восьмидесятых, и привез его некий гражданин, сменивший постоянное место жительства с Прибалтики на Балтику. Звали этого гражданина то ли Саня, то ли Ваня, но это не суть. Главное в другом – спустя несколько лет он поднялся до уровня одного из лидеров некой влиятельной преступной группировки, но при этом в общении не утратил привычного «рижского» слэнга. Сначала незнакомое слово подхватило его окружение, а чуть позже уже весь Питер вместо «заплатить» стал говорить «замаксать».

– Любопытно, – согласился Наиль, открывая дверь машины и жестом указывая Артему на соседнее кожаное сиденье. – И, между прочим, очень похоже на правду. Потому что такой человек действительно есть. Но ты-то с каких концов в курсах?

– У меня в армии приятель был, Ромка. Тоже бывший рижанин, но, оказывается, еще с конца восьмидесятых живет в Питере. Как-то раз он зашел к нам в бистро, мы узнали друг друга, посидели, поболтали. Я ляпнул это словечко, он рассмеялся и раскрыл ужасную тайну.

– Надо будет пацанам рассказть, – улыбнулся Наиль, воткнув в паз под рулем чип иммобилайзера и с кнопки запуская мощный двигатель. Похожий на пантеру, сверкающий лаком «БМВ-750» резво и бесшумно взял с места.

Артем размышлял, правильно ли поступил, согласившись принять помощь от бандита. Совершенно случайно он бросил взгляд в выпуклое, расширяющее зону обзора зеркало заднего вида. В следующую секунду по его спине прокатилась настоящая ледяная волна. Он увидел, как почти одновременно с «БМВ» Наиля от бордюра отделилась стоящая возле сквера черная «девятка» с тонированными стеклами. Точь-в-точь такая же, как та, которую боевики Хитрого взяли на абордаж пятнадцать минут назад!

Взревев мотором, похожая на тупое зубило отечественная тачка круто взяла влево и решительно пошла на обгон иномарки. Оба ее боковых стекла медленно поползли вниз.

* * *

Счет времени пошел на секунды. Артем сильно толкнул Хитрого в плечо и крикнул:

– Слева еще одна тачка! Это они! Уходи!

– Не дергайся ты так. – Олимпийское спокойствие Хитрого несколько шокировало Артема. – И не ори над ухом. Я все вижу. Лучше на вот, возьми…

Держа руль одной рукой, Наиль слегка поддал газу, выигрывая несколько секунд, без видимой суеты нажал на одну из многочисленных кнопок тест-контроля, расположенных чуть выше рычага преключения скоростей, и тут же с тихим щелчком под бардачком откинулась крышка тайника. Нащупав рифленую рукоятку, Хитрый достал автоматический пистолет Стечкина и подал Артему, приказав:

– Перелезай на заднее сиденье, быстро. Стрелять только по моей команде. Предохранитель сними.

– Ну, бля, спасибо! – Только и смог выдавить из себя Артем, под действием выброшенного в кровь адреналина ужом протискиваясь через узкий промежуток между сиденьями. Оказавшись сзади, он привел оружие в боевое положение и вновь посмотрел на преследователей.

Стекла догоняющей их «девятки» уже опустились до упора, а в пустых дверных проемах автомобиля показались вороненые стволы автоматов. Лица держащих АКСУ боевиков были скрыты черными спецназовскими масками. В глаза Артему бросились только трехцветные куртки дешевых спортивных костюмов. Инкубатор, да и только!

– А сейчас не дергайся! – Наиль, вместо того чтобы попробовать оторваться, используя трехкратно превосходящую мощность двигателя БМВ, к удивлению Артема сбавил скорость и позволил тачке преследователей поровняться с ними бок о бок. – И кнопки на двери не трогай!..

Когда совсем близко, буквально на расстоянии вытянутой руки, застрекотали автоматы открывших шквальный огонь киллеров и на левый бок БМВ обрушился настоящий град из пуль, введенный в непонятки самоубийственным маневром Наиля Артем машинально стиснул зубы и даже зажмурился. Ему потребовалось долгих полторы секунды стучащей рядом барабанной дроби, чтобы понять, почему они с Хитрым до сих пор живы, хотя двое отморозков в масках упорно давят и давят на спусковые крючки укороченных автоматов Калашникова, безрезультатно плюющих раскаленными кусочками свинца по пуленепробиваемым дверям и стеклам иномарки.

– Надо же! Петь меня хотели заставить! – оскалив зубы, хохотнул Хитрый, заметив, как передний стрелок, раненный в лицо своей же собственной, отрикошетившей от брони «БМВ», пулей, с душераздирающим воплем выронил автомат и, схватившись руками за изуродованный глаз, повалился на водителя «девятки». «Жигуль»

вильнул вправо и по касательной зацепил бампером крыло БМВ.

– Что ты мелешь?! – процедил сквозь зубы Артем, попавший в очередной, пятый за неполные двое суток, переплет. Его бил колотун. Лицо было мокрым от проступившего на нем ледяного пота. – Между прочим, мог бы предупредить!..

– Анекдот такой есть! – пропустив мимо ушей укоризненную реплику Артема, разразился громким хохотом Наиль. Вдавив педаль газа в пол, он бросил резвый броневик в погоню за уносящим лоханувшихся киллеров «зубилом». Охотник и жертва, согласно плану одной из сторон, поменялись местами. – Идет мужик по улице и возмущается: «Вот же суки, петь меня хотели заставить!» К нему подходит мент и спрашивает: «В чем дело, гражданин?» А мужик и отвечает: «Да поймали меня в подворотне трое черномазых амбалов и говорят: соси или пой!.. Ишь ты – петь меня хотели заставить!» Ха-ха! Прикольно, да, Грек?!

– Охренеть как, аж танцевать хочется, – огрызнулся не разделяющий веселья Хитрого беглец. – Что ты собираешься делать? – спросил он, хотя ответ был очевиден. Бригадир будет мстить.

– Не я, брат, а ты, – перестав смеяться, жестко сказал Наиль. – У меня только две руки. Мое дело рулить, а твое – мочить. Если бы не спецтачка, о которой мало кто из рядовых быков знал – я «шестерок» в тачке не вожу – то звиздец бы нам сейчас с тобой приснился! Не разочаровывай меня…

Заложив крутой вираж, БМВ еле успел протиснуться между двумя автобусами. Еще немного – и многотонные «икарусы» растерли бы в гербарий даже броневик.

– Ты лучше за дорогой смотри!!! – прорычал Артем, крепче сжав рукоятку автоматического пистолета и бросив взгляд на дверную кнопку со стрелкой, опускающую исцарапаное пулями трехслойное дымчатое стекло…

…Он хотел сказать этому зарвавшемуся бандюку, что разборки с чужаками – не его дело. А еще – что плевать он хотел на все его приказы, пусть быками и барыгами своими командует! Зря он сразу не ушел, сообщив о засаде у спортклуба. Хотя еще не поздно поставить точку. Пусть высаживает на первом же перекрестке и – расход по пальмам!

Но Артем не произнес ни слова. В душе его только что словно переломился невидимый стержень. Словно сгорели предохранители на проводах-нервах, по которым пустили слишком большой ток. Словно оборвалась веревка, удерживающая ведро с плещущейся в нем слепой яростью, и вся накопившаяся злость хлынула через край, загасив пламя разума. Только что их чуть не расстреляли в упор, чуть не превратили в кровавый фарш, такое забыть и простить нельзя! Наиль, тертый бандюган, сто раз прав: этих бешеных псов нужно гасить! И он, Артем Греков, их загасит. Вот из этого ствола. Рука не дрогнет. Она уже почти не дрожит…

Водитель черной «девятки» оказался не слишком большим мастером. Ошалело бросая машину в отрыв от висящей на хвосте БМВ и вынужденно совершая опасные маневры, он несколько раз лишь чудом избежал аварии. Но сколько веревочке ни виться, а конец обязательно настанет. Тщательно расчитанным маневром Наиль все-таки блокировал «девятку» сбоку и заставил водилу во избежание столкновения в последний момент ударить по тормозам и свернуть на улицу с односторонним движением. Путь прямо преграждала стоящая у тротуара фура. С визгом паленой резины влетев в переулок, «девятка» с киллерами уже не смогла выровняться, а крутнулась волчком, ударилась левым боком о капот двигавшейся ей навстречу серой «Волги» и остановилась. Водительская дверь оказалас блокированной. Быстро выскочить через соседнюю, пассажирскую, сидящему за рулем, одуревшему от дикой гонки братку мешал скулящий, истекающий кровью киллер с выбитым глазом. Зато его подельнику покинуть тачку никто не мешал. Облаченный в спецназовскую маску и спортивный костюм с кроссовками варнак толкнул дверь и выскочил на асфальт с автоматом в руках. Прежде чем броситься наутек, он скорчил страшную рожу и навскидку, не целясь, выпустил в БМВ последние из остававшихся в рожке патроны, но это был уже просто акт отчаяния. Исцарапанный пулями броневик стоял в десяти шагах от «девятки», преграждая выезд на примыкающую улицу. Плавно опустилось заднее стекло. Словно звук разрываемой плотной ткани, протрещала короткая очередь из «Стечкина». Киллер рухнул, как подкошенный, выронив АКСУ и в падении неловко подогнув под себя ногу. Стрелять в затаившегося в «девятке» водилу и раненного в лицо отморозка Артем не стал – прямо позади, на линии огня, стояла серая «Волга», в которой сидели, вжав головы в плечи, ни в чем не повинные люди.

Наиль понял: все кончено. Едва Артем опустил пистолет, Хитрый рванул автомобиль с места и помчался вперед. Некоторое время оба напряженно молчали, наконец татарин на удивление спокойно спросил:

– Где ты научился стрелять?

– Я не учился, – отозвался Артем, бросая горячий пистолет на переднее сиденье. – С такого расстояния невозможно промахнуться…

– А ты молодцом, братан! – похвалил «карелец». – Не очканул! Сейчас загоним «бимер» в какой-нибудь двор, накроем тентом, вызову эвакуатор. С такими отметинами на боку своим ходом лучше не передвигаться.

– Наиль…

– Да?

– Почему ты сразу не сказал мне, что у тебя бронированная машина?

– Это принципиально ничего не меняло, – ответил Хитрый, сбросив скорость и выбирая подходящий двор. – Тех, первых, по-любому нужно было вязать и колоть, иначе, пока бы мы вычислили стукача и их лежбище, они успели бы мочкануть еще несколько наших пацанов. Так что ты, Грек, по-любому крепко помог, и мне конкретно, и братве. Урода этого в маске опять-таки принял как положено… Ясный перец, я бы и один справился, не в первый раз, но захотелось заодно и тебя проверить на вшивость.

– Проверил?

– В лучшем виде, – кивнул Наиль. – Теперь ясно, что ты не ментовская прокладка, а нормальный питерский пацан! Такому грех не помочь.

– Спасибо за доверие.

– Ты, слышь, волну-то шибко не гони! И не гляди на меня так! В стремных делах на слово веры нет никому, понял?!..– Свернув в проезд между домами, Хитрый сменил тему: – А ведь не зря придумали, сволочи, насчет дублирующей группы! Фильмов про сицилийскую мафию, наверное, насмотрелись. Типичный прием Коза-Ностры. Окажись на месте моей коняки обычная консервная банка – и привет чертям! Выходит, не зря я год назад сто тридцать тонн «зелени» за тачку замаксал! Ха-ха!

– Можно считать, что бабки эти она уже окупила, с лихвой!..

Хитрый остановил машину на стоянке-кармане, втиснувшись на единственное свободное место между двух других автомобилей. Спрятал пистолет обратно в тайник, вышел, открыл багажник, достал матерчатый мешок с аккуратно сложенным куском тонкого, выцветшего от времени серого брезента и вдвоем с Артемом они быстро накрыли тентом поцарапанную пулями БМВ. После чего Наиль по мобильнику созвонился сначала с кем-то, кого называл Мастер, рассказал ему о второй, дублирующей группе киллеров, не забыв при этом упомянуть о неком «правильном пацане из клуба», благодаря которому была захвачена первая группа предположительных азовцев и частично уничтожена вторая. Терпеливо выслушав долгий ответ, Хитрый коротко буркнул: «Понял, все сделаю» и, нажав на сброс, тут же вызвал из памяти телефона следующий номер, по которому ответил некий Жора. Как понял Артем, в первом случае собеседником Наиля был лидер группировки Константин Силов, а во втором – рядовой боевик.

– …В темпе звони в сервис своему барыге, пусть отправляет сюда эвакуатор! – рычал в трубку Хитрый, играя желваками и раздувая ноздри. – Оставлять тачку нельзя, обязательно найдется любопытная падла, которая залезет под тент! Вызовут ментов, потом задолбаешься пыль глотать!.. И пришли за нами Лимона! Мы пока тут на лавочке подождем. Все, Жора, запоминай адрес…

Закончив разговор, Наиль убрал телефон и кивнул на две пустующие скамейки возле примостившегося чуть в стороне от детской площадки, покрытого листом жести столика для забивания «козла». Вечерами за ним собираются любители поиграть в домино и накатить по чекушке, но сейчас двор был практически пуст, если не считать ковыряющегося в переполненных мусорных контейнерах лохматого бомжа в рваной тельняшке и надетых на босу ногу кедах без шнурков. Присев на скамейку, Наиль закурил, побарабанил пальцами по столу и пробормотал:

– Ну вот, в течение часа подвалят и техничка, и пацаны. А пока можно расслабиться. Ты, кстати, по пивку вмазать не хочешь?!

– Нет, – при упоминании об алкоголе Артем невольно поморщился. – Слышь, Хитрый, у тебя мобильник на договоре или карточка с предварительной оплатой?

– Если ты хочешь спросить, можно ли пробить по номеру этой трубки, кто владелец, то это глупый вопрос, – снисходительно усмехнулся татарин. – Разумеется, нельзя. Куда ты хочешь звонить?

– Одному бывшему институтскому сокурснику, – честно ответил Артем. – Он мне должен.

– Долг – дело святое, – понимающе кивнул «карелец», без лишних расспросов протягивая телефон. – Не захочет платить – скажи. Включим счетчик.

– Так я и сделаю, – с серьезным лицом пообещал Артем и, взяв трубку, набрал номер «дельты» Макса Лакина.

Капитан ФСБ ответил после первого же гудка:

– Слушаю.

– Привет, Краскин, – тяжело дыша от переполнявшей его ненависти признес Артем. – Узнал старого знакомого?

– Греков! Где ты?! – Наверное, Макс даже подпрыгнул от неожиданности, не ожидая, что беглец добровольно выйдет на связь. – Выслушай меня и не кипятись! Я не собирался тебя никому сдавать, наоборот – тут нарисовалась интересная оперативная комбинация! Давай встретимся, я все тебе обьясню!..

– Закрой рот, собака, – прошипел Артем. – Я позвонил только для того, чтобы напомнить – за тобой должок. И рано или поздно я его обязательно получу. С процентами за моральный ущерб. Так что жди, вкладыш.

– На твоем месте я бы следил за словами, Греков, – холодно предупредил бывший сокурсник. – Ты разговариваешь с офицером ФСБ, находящимся при исполнении!.. Ладно, это все лирика. Все, что я хочу от тебя, – это минуту молчания. Засунь свой язык в задницу и выслушай, что я тебе скажу, о кей?! Бананы из ушей вытащил?! Тогда диктую по слогам! Группу бойцов мне навязал генерал, старый маразматик, вроде как для страховки. Я говорил ему, что это только разозлит тебя и натолкнет на вредные мысли. Так и вышло… Повторяю еще раз: я тебя не сдал, я хотел предложить тебе оперативную комбинацию! Или ты уже передумал мстить Киржачу?! Пойми, идиот, кроме меня, сейчас никто в мире не сможет тебе помочь, ни-кто!!! Или ты горишь желанием до конца своих дней находиться в бегах по подозрению в двойном убийстве?! Я видел дело, от него воняет за версту. Все улики против тебя, ни один следователь ни про Киржача, ни про его громил даже слушать не станет!

– Когда Аня даст показания – станет, – стиснул зубы Артем, уловивший в последних словах Макса некую неправильность, нечто, больно резанувшее слух. Но пока он не сумел осознать, что же именно его так насторожило и заставило моментально сжаться сердце. А может, просто боялся поверить в то, что услышал?

– Нет, старик, ты меня не понял, – помолчав, тихо сказал капитан. – Не будет никаких показаний. Никогда. Я только что звонил в больницу… Аня умерла, полчаса назад, от внутреннего кровотечения. Ее больше нет, смирись с этим. Ты остался один на один со своей бедой, старик. Вот такие дела… Я понимаю, как тебе сейчас больно, но ты держись, слышишь? А лучше – скажи, где ты находишься, я подъеду. Обещаю, не как капитан ФСБ, а как доведенный до белого каления русский мужик: мы обязательно закатаем Киржача и его скотов в асфальт!..

По-азиатски смуглое лицо питерского бандита, никогда в жизни не бывавшего на родине предков, не знающего родного языка, сидящего напротив с сигаретой в зубах и внимательно слушающего беседу Артема с неким должником, напряглось, дрогнуло. Словно закаленный в разборках чернявый «карелец» по прозвищу Наиль Хитрый вдруг лунной ночью на заброшеном сельском погосте увидел восставшего из могилы ката.

На Артема было страшно смотреть. С таким безумным лицом чеченские звери режут горло своим «кровникам», а истерзанные унижениями российские солдатики-мальчишки, только что освобожденные из чеченского плена спецназом Федеральных сил, смотрят на своих недавних изуверов, лежащих бородатой мордой в грязи, и скрипя зубами просят десантников дать им автомат – Значит, ты, падаль, изначально лгал мне, когда говорил, что с Анютой все в порядке, что ее жизни уже ничто не угрожает, – чужим, похожим на свист ветра в кроне треснувшей от удара молнии сосны, голосом прошептал Артем – Ну что ж, вполне вяжется с тем спекталем, который был на Фонтанке. Так что жди, сука, скоро мы встретимся. Я сам тебя найду. Закончу с делами – и найду…

– Не делай глупостей, Греков!..

Зажатый в широкой ладони Артема, мерцающий светящимся зеленым дисплеем крохотный серебристый телефон жалобно пискнул и потух, громко треснув вдоль всего корпуса. В голове не чуявшего под собой ног беглеца, словно перескакивающая с дорожки на дорожку заезженная виниловая пластинка, раз за разом дьявольским эхом звучал ненавистный голос капитана ФСБ Лакина: «я умерла, ее больше нет… Ты остался один на один со своей бедой, старик… Ты остался один».

Тот, кто искренне хочет тебе помочь, никогда не скажет, что, потеряв близкого человека, ты остался один.

Глава 2

Фсб стучит дважды

Анюта открыла глаза. Впервые после операции. Первое, что она увидела, – белый, как застиранная простыня, потолок и край нежно-голубой шторы на окне. Некоторое время девушка неподвижно смотрела в одну точку, потом опустила взгляд на закрывающую ее до пояса простыню, чуть выше которой, под левой грудью, была наложена бинтовая повязка. Вокруг Аниного тела, прилепившись присосками к лицу и груди, змеились провода, сзади, над головой, тихо гудел, изредка подавая короткий сигнал, какой-то прибор, а прямо напротив, возле кровати-каталки, стоял поблескивающий хромом штатив, на котором висела прозрачная, заполненая желтоватой жидкостью бутылка, от которой раствор по трубке попадал в вену левой руки, куда была введена закрытая широким куском пластыря игла. Значит, она в больнице. И она – жива… Вспомнить, что произошло перед тем, как она оказалась в этой палате, Анюте удалось сразу. Ночной звонок, телеграмма, скромно одетая женщина лет сорока, упавшая на пол авторучка, а затем – холодное прикосновение сильных железных пальцев к шее и наступившая темнота, лишь однажды нарушенная внезапно появившимся чувством разлившегося по грудной клетке нестерпимого жара. Еще раз или два по глазам Ани вроде бы резанул яркий, ослепительный свет от необычно белой, висящей прямо над лицом зеркальной лампы. Вот и все, пожалуй…

Аня опустила веки и прислушалась к своим ощущениям. Сердце билось ровно и спокойно, боль в груди была не острой, а какой-то монотонной, тянущей, и поэтому не очень беспокоила, если о ней не думать. Девушка попробовала слегка пошевелить пальцами рук и ног. Получилось. Все двигается, все на месте. Только неизвестно откуда появилась эта рана под левой грудью.

Аня снова разлепила необычно тяжелые веки и огляделась, уже чуть внимательней. Стерильная чистота, гудение приборов, капельница. И – почти абсолютная тишина вокруг. Реанимация. Значит, ее ранение было серьезным, и она находилась на волосок от смерти… Впрочем, не она одна. Палата двухместная. Рядом, справа, еще одна кровать-каталка, на ней – укрытая простыней золотоволосая женщина с густо пропитанной кровью повязкой на груди. Кажется, ей плохо. Ее лицо исказила гримаса дикой боли. Вот и приборчик, что у нее за спиной, вдруг засвистел пронзительно… Бедняжка… Сейчас примчится врач…

Израсходовав весь лимит сил, Аня вновь закрыла глаза и провалилась в забытье.

…Очнулась она, когда на улице сгустились легкие сумерки белой питерской ночи. И сразу заметила, что находится в палате одна. Там, где не так давно лежала рыжеволосая женщина, теперь стояла лишь чисто застеленная пустая каталка, позади которой молчали, потушив индикаторы, отключенные от сети медицинские приборы. Значит, она… Ее больше нет. Умерла, бедняжка.

Окинув себя взглядом, Аня увидела у кровати знакомую уже капельницу и идущую к вене трубку. Только жидкость в ней была не желтоватой, как раньше, а прозрачной.

А еще она заметила расположенную справа у кровати, совсем близко, чтобы дотянуться легким движением кисти, кнопку вызова врача. Рука машинально приподнялась, указательный палец нашел черный пластмассовый кружок и слегка утопил его. Где-то вдали, за дверями палаты, послышался хорошо различимый в окружающей тишине звонок. Аня отпустила кнопку. Вскоре раздался звук гулким эхом отражающихся от стен коридора торопливых шагов, дверь распахнулась, и в палату вошла дожевывающая что-то на ходу совсем молоденькая пышнотелая девушка в голубой медицинской униформе. Заметив, что Аня лежит с открытыми глазами, сестричка мило улыбнулась, присела на краешек стоящего рядом с кроватью стула, взяла Анину ладонь обеими руками и ласково спросила:

– Как вы себя чувствуете?

Аня опустила веки: «Спасибо, уже лучше».

– Вот и замечательно. Знаете, я была абсолютно уверена, что вы выкарабкаетесь! Если вам что-то нужно, Римма, и трудно говорить, просто моргните. Если ответ «нет» – не моргайте. Вы хотите пить?

«Нет. Только я не Римма».

– Может, вам нужна «утка»? Вы хотите… ну… пописать?

«Нет».

– Вы страшно проголодались?! – улыбнулась медсестра.

«Нет».

– Тогда, может быть вам просто позвать дежурного врача? – предложила девушка.

Больная, подумав, опустила веки: «Да».

– Одну секундочку, Лев Петрович через минутку обязательно к вам зайдет! – Сестричка дружески сжала Анину прохладную ладонь, легко вспорхнула со стула и скрылась за дверью, оставив после себя сладковатый шлейф дешевых духов.

…Доктор Лев Петрович оказался совершенно седым старикашкой с тонкими чертами лица и прямо-таки чеховской бородкой, очень гармонирующей с нацепленными на самый кончик носа круглыми очками в тончайшей серебристой оправе. Присев рядом с проснувшейся после наркоза Анютой, он нахмурил брови, сжал трубочкой губы, некоторое время внимательно смотрел на девушку, придирчивым оком оценивая состояние пациентки, и лишь затем тихо откашлялся и прогнусавил:

– Ну, милая, я вижу, ваше здоровье уже не вызывает опасений. Хотя, признаться откровенно, повод поволноваться вы нам действительно дали. М-да…

Анюта благодарно опустила веки и нашла в себе силы слегка улыбнуться.

– О да, я вижу, вы уже в полном порядке, голубушка! – встрепенулся Лев Петрович. – Ну, раз так… Денек полежите еще у нас, в реанимации, а затем, думаю, сможем перевести вас в отделение интенсивной терапии. Какие-нибудь жалобы есть?! Нет. Отлично. Может, просьбы?

Анюта глазами указала на дверь и умоляюще-вопросительно посмотрела на врача. В некоторые моменты жизни можно вполне обойтись и без слов. Глаза человека способны сказать о многом. Лев Петрович понял, что хочет спросить больная.

– Нет, милочка, – сдвинул кудлатые седые брови доктор. – Мужа вашего здесь нет.

«Почему? Артем ни за что не мог оставить меня одну!»

– А вы разве не догадываетесь, где он? – слегка удивленно спросил Лев Петрович.

«Нет!»

– Не хочется вас расстраивать. м-м, – врач бросил взгляд на прикрепленную к кровати табличку с именем пациентки, – Римма Эдуардовна, но, – Лев Петрович пожал плечами, – после того, что этот молодой человек сделал с вами и вашим будущим ребенком, ему теперь только одна дорога – в тюрьму! – резюмировал доктор. – Лет на пятнадцать. Так что в «Крестах» он сейчас…М-да…

Аня не верила своим ушам и глядела на врача широко открытыми, полными страха и растерянности, глазами. Она никак не могла взять в толк, что происходит. Артем – в «Крестах»?! За что?! Что он сделал с ней… и их совсем еще крохотным малышом?! И почему этот старичок тоже назвал ее чужим именем? Ведь она никакая не Римма Эдуардовна, а Анна Владимировна. Анна Владимировна Каратаева!

На сей раз Лев Петрович интерпретировал немой, буквально кричащий вопрос молодой женщины по-своему. Ошибочно.

– Дочурку вашу забрала сестра, – поспешил успокоить врач. – Не волнуйтесь, пожалуйста, вам вредно. Я, старый дурак, язык распустил!.. Как бы там ни было, но поверь моему опыту, девочка, а я человек уже много поживший и повидавший, слава богу. Лучше уж одной ребенка воспитывать, чем такого мужа-скота терпеть, который каждый день водку жрет и за ружье охотничье хватается! Ты молоденькая еще, очень красивая. Поправишься, обязательно найдешь себе приличного, непьющего мужика. И ребеночка ему родишь, если захочешь, это я тебе как врач с сорокалетним стажем говорю! С женскими делами у тебя все обошлось, а то, что сейчас не родила… может, оно и к лучшему. Каково тебе было бы с двумя малыми детками одной мыкаться? Да еще неизвестно, как там со здоровьем у новорожденного… Видел я плод… И у меня твердая увереность, что ты, деточка, избавила себя от серьезных проблем… А раньше-то, поди, когда дочуру сооружали, муж твой не пил?!.. Э-эх, водка-водка, все она, проклятая! Вся Россия-матушка из-за нее стонет!..

Потрясенная и окончательно сломленная монологом болтливого старого эскулапа, Аня вздрогнула, несколько раз шумно вздохнула, жадно хватая воздух, и в следующую секунду потеряла сознание.

В забытье, муторном и бесконечном, Аня видела одну и ту же картину – упрямо манящего ее липкой рукой, широко улыбающегося и трясущего своей куцей козлиной бороденкой Льва Петровича, в руках у которого был острый финский нож, с кончика которого на лежащий на земле шевелящийся комочек капля за каплей стекала яркая алая кровь.

* * *

Генерал ФСБ Вырвидуб был в ярости. Успокаивая клокочущий внутри вулкан, он долго расхаживал по кабинету, сложив руки за спиной, потом остановился у окна и, не глядя на сидящего за рабочим столом хмурого капитанан Лакина, бросил:

– Та-ак… Ладно, Максим, теперь выкладывай в деталях, подробно!

– Обе больные поступили в институт практически одновременно, с интервалом в несколько минут, с очень схожими ранениями, – откашлявшись, начал излагать суть дела Лакин. – И у Риммы Эдуардовны Поляк, и у Ани Каратаевой огнестрельное, в левую часть груди. Только в первом случае женщина находилась уже на пятом месяце беременности, и ее из охотничьего ружья подстрелил муж. Ему, придурку лагерному, после литра водки, видите ли, показалось, что в шкафу жена прячет инопланетянина.

– Кретин, – прошипел Вырвидуб, играя желваками. – Дальше!..

– Ребенок погиб, пришлось делать кесарево сечение. После операций и Каратаеву, и Поляк поместили в одну палату. Обе женщины почти ровесницы, даже похожи немного, если слишком не присматриваться. В общем, сестричка, когда имена на кроватных табличках писала, перепутала… Поляк скончалась, а мне сообщили, что умерла Аня. Потом позвонил Греков. Злой, как черт. Я попытался убедить его, что ни о каком предательстве даже речи не может быть, что спецназ сопровождал меня на Фонтанку на всякий случай, но он и слушать не хотел. – Капитан поморщился и с досады даже легонько стукнул кулаком по столу. – Заладил одно и то же – за тобой, вкладыш поганый, должок, и я его получу! С процентами. Так что, Лакин, сука, готовься… В общем, слово за слово. И когда Греков заикнулся про будущие показания Ани, мне ничего больше не оставалось, как сообщить ему о ее смерти. А заодно и напомнить, что теперь мы, ФСБ, – его единственный шанс выпутаться. Товарищ генерал, ведь на тот момент я был на сто процентов уверен в том, что говорил! Кто же мог знать, что эти долбаные эскулапы так облажаются?!..

– Представляю себе ощущение Каратаевой, когда врач рассказал ей, что в нее стрелял из охотничего ружья муж, – глухо пробормотал Вырвидуб. Генерал отошел от окна и сел на стул, рядом с Лакиным. – Как она сейчас?

– Кажется, более-менее, – пожал плечами капитан. – В душу человеку не заглянешь. Поняла, разумеется, что приняли за другую, успокоилась немного.

– А… ребенок? – словно боясь спугнуть сидящего на плече ангела-хранителя, чуть слышно шевельнул губами старый чекист.

– Врачи вообще не знали, что Каратаева беременна. Срок, говорят, маленький – всего-то десять недель. Симптомов никаких, живота, разумеется, тоже…

– Значит, с этой будущей мелочью пузатой все в порядке? – потребовал конкретного ответа Вырвидуб.

– Проверили сканированием, – подтвердил Лакин. – Живой, шевелится. Правда… лечащий врач предупредил, что после перенесенного будущей матерью на ранней стадии беременности общего наркоза у ребенка могут быть различные осложнения с нервной системой. Хотя совсем не обязательно, – поспешил успокоить Макс.

– Ну, дай Бог, обойдется, – буркнул пожилой генерал. – Про Артема спрашивала?

– Врач говорит – да, – подтвердил Лакин. – Я хотел поговорить с Каратаевой, но во время моего визита она как раз спала. Ждать было некогда, так что зайду завтра, обязательно, в первой половине дня.

– Ладно, с девушкой, похоже, утряслось. А папаша горемычный, опасаюсь, после полученного от тебя известия может вообще с катушек съехать. Если сразу на контакт с нами не пошел, значит, больше ждать от него сигналов не следует… Я допускаю мысль, что теперь Греков может попытаться раздобыть оружие и в одиночку отомстить Киржачу. А такой вариант – наихудший из всех возможных… Да и тебе, Максим Юрьевич, думаю, на всякий случай стоит быть осторожней. Адреса твоего Греков хоть и не знает, да и в справочном его нет, но мало ли как карта ляжет… Теперь он – как раненый медведь-шатун, терять ему нечего. Лишиться за двое суток троих близких людей и будущего ребенка – от такого кровавого коктейля у кого хочешь шарики за ролики переклинит!.. Если мы в ближайшие день-два не найдем его, не нейтрализуем, не сообщим о непростительной ошибке медиков и не введем в курс плана – чует моя интуиция, очень скоро прольется новая кровь. Что ты уже предпринял для его розыска?

– Я отрабатываю контакты Грекова, – с готовностью доложил капитан. – Начиная от родственных и заканчивая рабочими и приятельскими. В частности, от хозяина «Мельницы» Гольданского мне удалось узнать примерное месторасположение борцовского клуба, который регулярно посещал Артем. Однажды тот случайно обмолвился, мол, тренируется недалеко от метро «Горьковская». Я проверил – там, в радиусе трех километров, всего один зал, где он мог бы найти достойных спарринг-партнеров для тренировки.

Думал, Олег Федорович, прямо от вас поехать туда, встретиться с тренером, если повезет – выяснить, не появлялся ли Артем за последние сутки. Возможно, что-нибудь и всплывет. Шанс, конечно, небольшой, но других пока нет… Если не принимать во внимание возможность его выхода на контакт с матерью и с кем-нибудь из «Мельницы», включая работающих там девчонок. Обе весьма симпатичные, причем одна – Ольга Белецкая, – по словам директора бистро, была к Греку явно неравнодушна. В Ломоносовской больнице, у матери, дежурят двое сотрудников, девчонкам и Гольданскому я настоятельно посоветовал при появлении Артема немедленно сообщить прямо мне на мобильный. Намекнул, что это – в его же интересах и ничем ему не грозит. Ну, и припугнул, что в случае недонесения запросто оформлю как укрывателей. Туфта, конечно, но иначе наших добросовестных граждан не расшевелить…

– Давай, капитан, работай, – поднялся из-за стола Вырвидуб. – Мы с тобой не сержанты ППС, а офицеры Федеральной Службы Безопасности. И должны найти парня во что бы то ни стало, пока он не натворил дел, от которых уже ни за что не отмазать. Иначе грош нам цена…

Покинув Большой дом, Лакин сел в машину и отправился по адресу, где находился спортивно-оздоровительный комплекс «Буревестник». Двухэтажное здание из красного кирпича вмещало в себя залы для занятий аэробикой, сквошем, теннисом и единоборствами, уютное кафе, а также обязательную сауну с комнатами отдыха и по оперативной информации из РУБОПа контролировалось «карельской» организованной преступной группировкой. Значит, резонно предположил Макс, братки не только регулярно пьянствуют и развратничают в тамошней бане, но время от времени качают в «Буревестнике» бицепсы и бьют друг другу морды на тренировках. Мог ли Артем поддерживать приятельские отношения с кем-нибудь из «карельских» бойцов? Теоретически – да. И это совсем не радовало капитана, ибо если предположить, что именно к бандитам обратился за помощью загнанный в угол и сгорающий от жажды мести Артем, то дело явно пахло керосином.

Еще только распахивая стеклянную дверь спорткомплекса, Макс Лакин интуитивно ощутил, что движется в верном направлении. На чем именно была основана такая увереность – капитан не смог бы толком обьяснить и сам. Но от предчувствия правильно взятого следа у него, профессионального чекиста, даже слегка участился пульс. И, как вскоре выяснилось, не зря.

Внимательно, если не сказать – придирчиво осмотрев удостоверение ФСБ с тисненным на красной корочке золотым двуглавым орлом, инструктор по борьбе дядя Толя вернул его Лакину, указал на свободный стул тренерской, присел на свое обычное место за стол и, сложив руки на груди, деловито поинтересовался:

– И что конкретно вас интересует, товарищ капитан?

По тону, которым был задан вопрос, Макс понял – этот немолодой, но все еще жилистый и поджарый мужик в спортивном костюме, судя по развешанным на стенках тренерской фотографиям, – бывший спортсмен первого советского дивизиона, определенно догадывается, о чем пойдет речь. Поэтому Лакин не стал толочь воду в ступе и тратить время на наводящие вопросы.

– Когда к вам последний раз заходил Артем Греков? – без предисловий спросил капитан, закуривая в крохотной тренерской без разрешения хозяина и этим словно давая понять, что сейчас, в эту минуту, именно он здесь главный. Такие нехитрые психологические трюки, которым учат курсантов в легендарной «вышке», нередко действовали на собеседников лучше любого словесного давления.

– Вчера, – чуть помедлив, сказал дядя Толя. – Артем пришел раньше обычного. Так же, как Наиль Хайдаров… Мне вообще показалось, что их встреча была не случайной. Обычно они оба приходят в районе семи вечера, а вчера явились много раньше, с интервалом в пятнадцать минут. Причем Наиль был буквально взбешен чем-то, – покачал головой инструктор, – так молотил по «груше», словно хотел изорвать ее в клочья. Парень явно хотел выпустить пар…

– Продолжайте.

– Затем появился Артем, весь какой-то замученный, словно с жуткого похмелья. Но он совершено не употребляет алкоголь, я знаю!.. Они с Наилем о чем-то переговорили, после чего Греков ушел. А затем, минут через десять, вернулся опять, причем вошел в здание не через главный вход, а влез с тыльной стороны, в открытое окно женской раздевалки. Мне потом Наташа, тренер по шейпингу, рассказала… А спустя еще некоторое время случилось все это…

– Что случилось?

– Да ладно вам, – отмахнулся дядя Толя. – Понятно же, зачем пришли. А мне темнить нечего. Что видел, то и рассказал.

– И все-таки, Анатолий Карпович, – настойчиво потребовал уточнений Лакин.

– Они оба сели в стоящую у входа БМВ Наиля, едва успели тронуться с места, как их обогнала черная «девятка», из которой по машине Хайдарова открыли автоматный огонь. Я сам не видел, тут был, а охранник Миша, один из трех бойцов вневедомственной охраны, которые внизу дежурят, как раз покурить на крыльцо вышел и все видел своими глазами. Он милицию и вызвал. Его, кстати, уже следователь допрашивала.

– Артем и Хайдаров… погибли? – стараясь держать себя в руках, хрипло выговорил Макс.

– В том-то и дело, что нет! – довольно хмыкнул инструктор. – Тачка оказалась бронированной! Те уроды, в «девятке», об этом даже не догадывались, иначе не стали бы зря шуметь в самом центре, на глазах у десятков свидетелей. Как поняли, что облажались, – сразу дали по газам. Наиль сел им на хвост… Так и умчались. А вы что, действительно первый раз об этом слышите, товарищ капитан?! – удивленно вскинул брови дядя Толя.

– Да, – сухо подтвердил Лакин. – Я здесь по другому делу, – и тут же задал следующий вопрос:– Значит, Хайдаров и Греков находились в приятельских отношениях?

– Я бы так не сказал, – подумав несколько секунд, не согласился с предположением капитана инструктор. – Скорее, просто товарищи по тренировкам. Понимаете, из всех занимающихся у меня в настоящий момент только они двое в прошлом были настоящими профессионалами, выпускниками физкультурного института. Наиль – дзюдоист, Артем – самбист. Из большого спорта ушли, но через несколько лет, почти одновременно, снова вернулись к тренировкам. Вот и нашли общий язык. Рыбак, как говорится, рыбака… Но сказать, что между ними были особо дружеские отношения, я не могу. По-моему, встречались только на тренировках. Разные, видимо, у них были интересы вне зала.

– Хайдаров, я так понимаю, бандит? Один из контролирующих ваш славный «Буревестник» членов так называемой «карельской» преступной группировки? – тараном обрушился на инструктора Макс, тут же вспомнив любопытный факт – здание подконтрольного браткам спортклуба охраняют милиционеры из вневедомственой охраны МВД. Клинический вывих российской действительности начала двадцать первого века. По крайней мере, в городе на Неве. Интересно, есть ли в американских спортзалах, принадлежащих мафии, хоть один коп? Не то, что на воротах, но даже среди занимающихся? Макс был твердо уверен, что нет. А у нас, в период разгула демократии, бандиты, менты и чиновники средней руки поочередно посещают одни и те же бани. Где отдыхают в компании одних и тех же шлюх. Свобода, мать ее.

– Я предпочитаю не интересоваться, чем члены клуба зарабатывают себе на жизнь, – выдержав паузу, столь же резко парировал дядя Толя. Но, помедлив, все же добавил неохотно: – Но кое-какие соображения, разумеется, имеются, все же знаю человека не первый год. Мне лично Наиль говорил, что работает в частной охранной фирме. А как оно там в действительности – меня не касается. Извините.

– У вас есть координаты занимающихся? Адреса, номера телефонов? – словно между делом спросил капитан, стряхивая пепел в пустую пачку из-под сигарет.

– А зачем мне?! – пожал плечами инструктор. – За абонемент пятьсот рублей в месяц платят – и ладно. Тут любители занимаются, не спортсмены. Коммерческая группа. Хоть совсем не посещай…

И снова Лакин уловил в голосе ветерана борцовского ковра фальшивые нотки. Но настаивать на демонстрации журнала с именами членов спортивно-оздоровительной секции не стал. Ему, офицеру ФСБ, получить через знакомых мужиков из РУБОПа подробное досье про члена «карельской» ОПГ Хайдарова Наиля было делом максимум получаса. А заодно – узнать подробности вчерашнего обстрела его «БМВ» некими киллерами из черной «девятки». Если инструктор прав и браток действительно погнался за своими незадачливыми убийцами, то дело вряд ли закончилось миром. Брать киллеров голыми руками невозможно. Следовательно, у метнувшегося за «девяткой» Хайдарова наверняка был при себе ствол. А бронированные «Жигули», как по личному опыту знал капитан, бывают разве что в плохих отечественных детективах. Ну не приспособлены вазовские машины для таких наворотов, ни движком слабым, ни кузовом жидким. Все что угодно можно наворотить, используя западные прибамбасы, вплоть до вертикального взлета – но только не броню. Другое дело – «Волга». Здесь прецеденты, пусть жалкие и недоделанные, но уже встречались.

Попрощавшись с дядей Толей и на всякий случай оставив ему свою визитную карточку, Лакин уже точно знал, где следует искать беглеца. Сейчас Артему была только одна дорога – к «карельцам». Оперативно отыскав лежбище Наиля Хайдарова, рядом он обязательно найдет и Артема…

Покинув спорткомплекс, капитан Лакин немедленно связался по мобильному с майором Демченко из РУБОПа, выслушал эмоциональный рассказ милиционера о вчерашней перестрелке возле «Буревестника», узнал об убитом пассажиром (!) БМВ вооруженном боевике в черной маске и брошенной его сбежавшими подельниками на месте аварии «девятке», после чего попросил не мешкая сделать ему полную выкладку по интересующему его бандиту. Как сразу же выяснилось, для этого майору не пришлось даже лезть в компьютерную базу данных, ибо Наиль Хайдаров, более известный в питерской бандитской среде под погонялом Хитрый, оказался знакомым Демченко фигурантом в ранге «бригадира», не раз попадавшим в поле зрения РУБОПа, но до сих пор остающимся на свободе. Предъявить братку хоть что-нибудь, тянущее на полновесную статью УК, не смотря на все усилия милиционеров, до сих пор, увы, не получалось. Что же касается анкетных и адресных данных г-на Хайдарова, то они в РУБОПе безусловно имелись. Но их использование в настоящий момент с целью личной встречи с Хитрым вряд ли что-то даст. Особенно после вчерашнего инцидента. Браток был прописан у троюродной тетки, где и раньше практически не появлялся. Сейчас же, после покушения на убийство, найти затаившегося Хайдарова еще более проблематично. Да и с возможностью привлечения его к ответственности за превышение пределов необходимой самообороны – а именно так можно охарактеризовать точный выстрел с заднего сиденья бронированного БМВ по выскочившему из блокированной «девятки» киллеру – все очень не просто. Охранник «Буревестника» показал, что за руль иномарки сел сам хозяин, а свидетели убийства киллера однозначно подтверждают – выстрел был произведен пассажиром БМВ. Как выяснилось после экспертизы, – из незарегистрированного пистолета системы Стечкина. Следовательно, все шишки падали на пассажира и, случись острая необходимость, отмазаться от обвинений Хитрому будет проще простого. Он, дескать, не стрелял, да и злополучный ствол первый раз в жизни видел. Чего никак нельзя сказать о пассажире, на котором в этой ситуации свет клином сошелся. Кстати, словно между прочим поинтересовался рубоповец, капитан доблестной ФСБ случайно не знает, кто был этим метким стрелком?

Макс не знал. Поблагодарив майора за полезную информацию, Лакин отключил связь, убрал телефон в карман пиджака и мысленно выругался в адрес Артема, сначала бездумно севшего в бандитский «бамбук», а затем самолично застрелившего киллера. Хотя, почему «бездумно»? Нет, совсем даже наоборот. Ведь не зря же выскользнувший из квартиры-ловушки на Фонтанке Артем сразу начал искать встречи со старым знакомым Хитрым. Он определенно знал, чего хотел. И теперь, после скоротечной, словно нарочно подстроенной «росписи кровью», высшей степени проверки на вшивость, отказа ему не будет. Трезво взвесив шансы Грекова достать Киржача с помощью «карельцев», капитан невольно нахмурился. Похоже, на этот раз присосавшийся к нефти провинциальный чиновник действительно доигрался. Вся его служба безопасности «КСК» – ничто по сравнению с возможностями одной из влиятельнейших питерских ОПГ. Но, как офицер главной из спецслужб страны, допустить хладнокровную ликвидацию «народного слуги» Лакин не мог. К тому же генерал Вырвидуб ясно сказал, что не собирается опускаться до слепой мести за искалеченного много лет назад племянника и за погибших отца и сестру Артема. Старик, дослуживающий последние три месяца до неоднократно откладываемой пенсии, во что бы то ни стало хотел видеть озернинского отморозка на скамье подсудимых, припертого к стенке по всем правилам. Неужели для того, чтобы устроить это чуть позже, придется спасать Киржачу жизнь, предупреждая о грозящей непонятно от кого и за что опасности?! Ведь Артем Греков уже вторые сутки юридически мертв.

Правду говорят – чудны дела твои, Господи!

Капитан понимал: для кардинального поворота ситуации в нужное русло необходимо любым способом дать знать Артему о том, что врачи ошиблись, что Аня и их будущий малыш живы. Только задача эта не из легких. Иногда один телефонный звонок, она фраза способны решить судьбы мира, как это уже было во времена Карибского кризиса. А тут – судьба простого парня…

Но для Лакина это было делом принципа. Подвести незаслуженно записавшего его во враги Артема и генерала он не мог. Поэтому капитан был готов на самые решительные действия.

Лимит допущенных ошибок был исчерпан до дна.

Глава 3

Мы с тобой одной крови!

Артем некоторое время смотрел на Хитрого, потом перевел взгляд на зажатый в его широкой ладони треснувший вдоль всего корпуса сотовый телефон и медленно положил его жалкие останки на отполированный тысячами рук и костяшек столик для игры в домино. Процедил сквозь зубы:

– Ну, вот и все. Финиш.

– Значит так, земеля, – Наиль забрал сломанную дорогую трубку, отсоединил уцелевшую батарею питания вынул чип SIM-карты, положил их в карман, широким нервным жестом смахнул пластиковые обломки телефона на землю, с хрустом припечатал их каблуком. Плотно сжав губы, посмотрел на враз потемневшего лицом Артема и потребовал: – Сейчас ты рассказываешь мне все, что у тебя стряслось, а затем будем думать, с какого края подъехать к твоему заклятому дружбану! Давай, погнали!..

– Ты можешь узнать питерский адрес, если известны имя, фамилия и год рождения? – Артем пропустил требование Хитрого мимо ушей.

– Смотря чей, – уклончиво ответил «карелец». – Если обычный лох – как два пальца об асфальт. Если мусор из крутых или эфэсбэшник, тогда вряд ли. Их данные есть только в специальной базе. Кто твой дружок?

– Капитан ФСБ.

– Здрасьте, жопа, Новый год, – брезгливо растягивая слова, выдавил Хитрый и прищурился. – Похоже, ты попал, братан, по полной программе. И я тебе здесь не помощник. Сейчас приедет Лимон, отвезет нас к папе, он уже ждет. Вот ему все подробно и растолкуешь – кто, где и за что. Мастер хочет лично с тобой говорить.

– О чем мне с ним разговаривать? – прошептал Артем, до белизны в костяшках сжимая кулаки и усилием воли заставляя себя не заорать от отчаяния. Стараниями Киржача, кроме мамы, у него не осталось теперь в этом мире ни одного близкого человека. Ни отца, ни сестры, ни любимой девушки, только пугающая пустота в душе. А еще – непреодолимая, всепоглощающая, после звонка Максу ставшая единственным смыслом его дальнейшего существования жажда мести. Киржачу и его банде – за то, что лишили его самого дорогого, что есть у человека. Лакину – за то, что предал и растоптал последнюю надежду.

– Если Мастер хочет с тобой встретиться, значит, есть о чем базарить, – донеслись до сознания Артема слова Хитрого. – Не дрейфь, папа – авторитет серьезный, зря порожняки гонять не станет. Тем более после того, как ты помог нам зацепить этих отбитых и даже завалил одного из них. Так что не ломайся, как целка, а когда Мастер спросит – говори всю правду. Маза на твоей стороне, значит, держись уверенно. Что касается лично меня… об этом мы уже, кажется, перетерли. Все, что смогу, – сделаю.

– Мне нужны документы, тачка и оружие, – отрешенно-бездушным голосом андроида сообщил Артем. – Остальное пусть тебя не трогает.

– Ну, гляди, – скривил губы Наиль и прищурился. – Хозяин – барин…

Оценивающе глядя на недавнего спарринг-партнера, бывшего мастера по боевому самбо, еще два дня назад трудившегося скромным поваром в бистро, бригадир мысленно прикинул, что теперь, когда объявленному в федеральный розыск, оставшемуся без жилья и денег Артему некуда деваться, он просто вынужден будет примкнуть к их группировке. Мастер сразу смекнет, что к чему, и ни за что не упустит такого перспективного бойца, имеющего кроме внушительных габаритов и некоторых полезных в их опасной работе навыков еще и толковые мозги. И как знать, может, очень скоро из труженика кухни с плечами в косую сажень и руками-экскаваторами получится толковый исполнитель. Главное – аккуратно подвести его к выводу, что отныне только в братве он сможет жить достойной, обеспеченной, полной адреналина и плотских удовольствий жизнью. Успокоить, пригреть, аккуратно и ненавязчиво подложить сладкую скромную девочку из «своих», даже реально помочь разделаться с недругом, а позже – окончательно повязать кровью, тем самым навсегда сделав членом «семьи». Когда некуда бежать и нечего терять, человек нуждается в жестком руководстве. И тогда он способен на все. Наиль Хитрый знал это не понаслышке. Восемь лет в братве навсегда изменили его психику и восприятие окружающего мира. Каждого встречного мужчину он автоматически причислял к одной из категорий – «мент», «братан», «лох», «барыга», «фраер». Женщин, соответственно, – «соска», «бикса», «торгашка», «тетя Клава». Единственная за последние два года заминка возникла как раз с классификацией постоянного спарринг-партнера. Артем однозначно не был ни ментом, ни братаном, ни барыгой. Язык также не поворачивался назвать его пренебрежительно «лох» или «фраер». И вот теперь ситуация, похоже, начинала вырисовываться, причем – в правильном направлении…

В проезде между домами послышался приближающийся рокот мотора. Артем, до сих пор неподвижно сидевший на скамейке и глядевший в одну точку, повернул голову и увидел въехавший во двор сверкающий чистыми полированными боками, хромированными дугами и бликующими на солнце стеклами огромный черный джип ACURA.

– А вот и Лимон, – Наиль поднялся из-за покосившегося столика, скрытого от посторонних глаз за кустами сирени. – Пошли, познакомлю. Редкостный экземпляр. Гибрид орангутанга и трактора. Отец – бывший босс Мастера. Погоняло – Актер. Наш папа у него в начале восьмидесятых, сразу после Афгана, начальником личной охраны был. Отец Лимона миллионами «деревянных» еще задолго до перестройки ворочал. Десяток подпольных фабрик держал. Всю питерскую фарцу своим «импортным» самопалом снабжал. Джинсы, рубашки, обувь под фирму. Потом КГБ шарагу накрыл. Как Мастер сумел выкрутиться – до сих пор загадка… А Актер девять лет заполярную тайгу бензопилой причесывал. Зато сейчас – финансовый гений, советник-консультант в команде губернатора. Незаменимый человек. Такие темы помогает решать… А сам Лимон, между прочим, два курса Гарварда закончил, – с ухмылкой заметил Хитрый. – Выгнали с третьего за то, что нигеру из ЮАР челюсть сломал. Просто так, от нечего делать. Литр водяры рванул, вышел в студенческий городок, а навстречу – этот хозяин пляжа с магнитофоном на плече. Врезал со всего плеча, тот с копыт – брык! – и дальше пошел, довольный. За вторым литром. Если бы не Борис Сергеевич, – торчал бы сейчас наш Андрюша на томошней зоне. Хотя, говорят, там лафа. Как на курорте. Спортзал, бананы, кино…

– И джип у него тоже ничего, – глухо пробормотал Артем, не спуская глаз с выруливающего на парковку, приветственно моргающего фарами дорогого и красивого вездехода, рядом с которым меркли даже полноприводной «БМВ X5» и хваленый «мерсовский» Gelandewagen. Таких монстров в Санкт-Петербурге каталось – по пальцам пересчитать, и давний поклонник внедорожников Артем не мог, даже несмотря на свое нынешнее шоковое состояние, оставить без внимания столь приметный экземпляр. Впрочем, на сей раз его интерес имел не сугубо художественную, по причине полной невозможности в обозримом будущем позволить себе такую роскошь, а уже чисто практическую основу. Все по той же самой причине – роскошных джипов марки АСURA он до сих пор видел в городе всего пару-тройку. И с одним из них, а точнее, с его хозяином по фамилии Изотов, папа которого – вот совпадение! – по словам сторожа со стоянки, тоже служил народу где-то очень высоко, у Артема были связаны самые «приятные» воспоминания последних двух суток. Все остальное, случившееся уже после аварии, больше напоминало кошмарный сон.

– Тачка – папин подарок к свадьбе, – словно читая мысли Артема, сказал Наиль. – Женился Лимон два месяца назад. Красивая бикса, из фотомоделей. В Швеции для модных журналов снималась. Ножки от ушей, мордашка, все дела. А глаза – блядские…

Татарин осклабился, явно вспоминая нечто, о чем он ни за что не рассказал бы пребывающему в счастливом неведении рогоносцу Лимону. Артем, по крайней мере внешне, оставался спокоен. Моральный облик и прочие прелести супруги братка его интересовали куда меньше, чем облик реальной морды лица самого владельца джипа.

…Водительская дверь внедорожника ACURA распахнулась, и на мягкий от палящего солнца асфальт спрыгнул рослый, под два метра, и невероятно толстый детина с бритой под «единицу» головой, – жирные носорожьи складки на затылке, крючковатый мясистый нос, выпирающий подбородок, тонкие губы и глубоко посаженные глазки-маслины. Оттопыренные уши, как ни странно, придавали этому человеку-горе не комичный, а, совсем напротив, – угрожающий вид. Глядя на Лимона, представляющего собой прямо-таки сермяжный типаж нового русского братка для режиссеров многочисленных бандитских телесериалов, молча идущий рядом с Хитрым Артем уже не сомневался: перед ним тот самый отвязный «бык», с которым он позавчера утром разговаривал по телефону, требуя компенсации за побитую на стоянке машину. Результат переговоров был известен – Изотов ничтоже сумняшеся послал его на три буквы, пообещав в случае упрямства не только уже самого пристегнуть на бабки за царапину на заднем бампере, но и устроить проблемы со здоровьем. Что ж, вот и свиделись. Мир тесен, а тема с неоплаченным долгом за аварию еще не закрыта. По крайней мере, для Артема…

– Наконец-то! – рявкнул Хитрый, нарочито вяло пожимая протянутую Лимоном пухлую клешню. – Запарился уже ждать! Обосрался, что ли, по дороге?!..

– Че ты гонишь, в натуре?! Я, блин, как только Жорик отзвонился, савраской сюда рванул! – принялся оправдываться Изотов, и Артем сразу же узнал этот небрежно цедящий слова бас. Амбал так и разговаривал – выпятив нижнюю челюсть и почти не разжимая губ. Прав был Наиль – орангутанг, скрещенный с гусеничным трактором.

– Эвакуатор где?! – закуривая, продолжал словесную экзекуцию Хитрый.

– Сейчас подъедет, не грузи! Жорик базарил, он одновременно со мной из гаража вышел, – слегка сбавив тон, хрюкнул Изотов, с любопытством поглядывая на стоящего рядом с Наилем крепкого парня в явно тесной, словно позаимствованной с чужого плеча, расстегнутой сразу на три верхние пуговицы рубахе. Видок у него был тот еще, – словно мужик только и ждет повода, чтобы вцепиться в горло первому встречному и порвать его на куски, как Тузик грелку. Впрочем, подобных битюгов с жуткими физиономиями за свою бытность в «карельской» братве Андрей Изотов по прозвищу Лимон повидал сотни. И пробрать его одними зенками и понтами было сложно. Лимон набычился и отвел взгляд, переключив внимание на бригадира, чьей «правой рукой» он вроде бы теперь, после убийства залетными беспредельщиками Кости Пилота, являлся.

– Что с «торпедами»? – не глядя на подельника, спросил татарин. Заметив, что Лимон недвусмысленно покосился на Артема, Хайдаров успокаивающе махнул рукой: – Можешь говорить. Это Артем, мой кореш по залу. Именно ему мы должны сказать «спасибо» за то, что взяли этих псов.

– А-а, ну тогда другой расклад, – в зрачках Лимона блеснули ледяные искры. – Андрей, – Изотов нехотя протянул свою грабку. Артем, поколебавшись, стиснул потную клешню своими пальцами. Сейчас не время и не место выяснять отношения. Успеется.

– В общем, Мастер приказал отвезти всех троих на точку, в Репино, – на лице Изотова появилась явно натянутая ухмылка. – Но эти сявки так обосрались от страха и неожиданности, что запели уже по дороге. Не рассчитывали, козлы, что их так быстро вычислят и повяжут!.. Короче, сами они наемники, из Новочеркасска…

Татарин повернулся к Артему и поднял брови: «Даже так?». Именно этот небольшой южный город был назван беглецом в числе прочих, когда Хитрый и Артем стояли у окна в клубе и речь зашла о характерном южнорусском акценте срисованных им возле «Буревестника» киллеров.

– …Угадай с трех раз, кто их выписал на мокруху, обеспечил в Питере хатой, стволами и транспортом?! – между тем продолжал распаляться, размахивая распальцовкой и позвякивая массивным золотым браслетом на запястье, Лимон. – Ставлю свою тачку против твоей, что облажаешься!

– Ты, кто же еще, – выдохнув дым прямо в физиономию Изотова, сказал Наиль. – Я всегда подозревал, что ты, Лимон, – скользкий тип, агент иностранной разведки. Наши люди в Гарвардах не учатся и в булочную на джипах ACURA не ездят. Что, угадал?! Тогда гони коня, пока дышишь. Никто тебя за язык не тянул, сам замазался…

Возникла напряженная, гнетущая пауза. У Лимона, парализованного ответом бригадира, отвалилась челюсть. Лишь через несколько секунд ему удалось взять себя в руки, закусить удила, ошалело мотнуть башкой и, заметив лукавый блеск в глазах с трудом сдерживающего улыбку Наиля, облегченно заржать.

– Ну и шуточки у тебя, Хитрый! Ну, ты, блин, даешь!.. – По лбу Лимона покатилась капля пота, – то ли от палящей над городом жары, то ли от волнения, что его на самом деле определят организатором кровавого беспредела, со всеми вытекающими из этого приговора последствиями. – Так ведь можно и инфаркт получить!

– Расслабься, нежное созданье, – хлопнул Лимона по плечу довольный удавшейся шуткой татарин. – На тебе картофельное поле пахать можно. Давай ближе к телу!

– Короче, у них там, в Новочеркасске, есть местный бугор. Погоняло – Берия, – успокоившись, начал в присущей ему тягучей манере излагать суть дела Изотов.

– Чего ж сразу не Сталин?! – фыркнул Хитрый, давя каблуком тлеющий на асфальте окурок. – Так оно гораздо страшнее. Ну, и?!..

– Приказ ехать «на гастроли» в Питер поступил непосредственно от него. – Каждому из шестерых Берия дал по две штуки гринов аванса. Обещал столько же, когда вернутся назад.

– Дешевки колхозные! Тля, – Наиль презрительно сплюнул под ноги.

– Согласен, – кивнул Лимон. – Приехали эти уроды в Питер на ростовском поезде, неделю назад. Позвонили по телефону, который дал пахан. Некоему Слону. Тот сообщил номер ячейки в камере хранения Московского вокзала. Там лежал ключ от двухкомнатной квартиры на Охте и штука баксов на текущие расходы. На квартире нашлись техпаспорта и ключи от тачек с оружием, которые стояли под окнами, во дворе дома. Слон звонил, давал инструкци по телефону, где, в какое время и кого нужно мочить, но сам с «торпедами» залетными не встречался. Предусмотрительный, с-сука! – не без профессионального уважения заметил Лимон. – Попробуй теперь найди его… Трубка с анонимной карточкой, никаких концов.

– Я этого преусмотрительного вскрою пером от яиц до ноздрей, – прошипел Наиль. – Дальше давай!

– Действовали всегда по одной и той же схеме, двумя экипажами. Первые мочат, вторые – на подстраховке. Кого мочат, зачем – дебилам было до лампочки. Свое отстреляли – и домой! За получкой… Но тут облом подкрался незаметно, – Изотов покосился на Артема: – Как же ты их вычислил, а, земеля?!..

– Я сказал, что наших мочат чужаки на черных «девятках», – вместо Артема ответил татарин, дернув щекой. – Артем вышел из клуба и увидел точно такую же, рядом с входом. А внутри – «спортсмены» с волынами.

– Повезло, значит, – хмыкнул Лимон и, поколебавшись, достал пачку «житана». Последнее время он пытался сокращать количество выкуриваемых в день сигарет, но за сегодня это уже была вторая пачка.

– Кому повезет, у того и петух снесет, – спокойно ответил Артем. Слова сами собой сорвались с губ, он даже подумать не успел…

Судя по шумному сопению, обладателю колоритных носорожьих складок явно не понравился дерзкий ответ чужака, но, вопросительно взглянув на Хитрого, сынок коррумпированного чиновника, лоббирующего интересы «карельской» братвы в Смольном, промолчал. Исходящая от незнакомца и не ясная пока опасность – вот что настораживало прожженного бандита. Пропустив реплику Артема мимо ушей, Лимон тронул Наиля за локоть и спросил:

– Так что стало со страхующей группой, я так до конца и не врубился Ты их завалил, всех?!.. Жорж по трубе ничего не объяснил, орал как ошалелый быстрее, быстрее, бугра забери!..

– Одного, – буркнул Хитрый. – И не я завалил, а Артем, – кивнул на спарринг-партнера бригадир – Остальных двух мочить было нельзя позади «девятки» на дороге «волжанка» стояла, а там – баба за баранкой и спиногрыз сопливый в люльке спереди. А этот прыщ сам попер, как шизанутый, с автоматом наперевес. Вот Грек его и успокоил, одним выстрелом. Между глаз.

Изотов снова посмотрел'на Артема и странно хрюкнул, то ли одобрительно, то ли надменно: «Ну, ну».

– Куда сейчас? – спросил Лимон, щелкая золотой зажигалкой.

– Дождемся эвакуатора и едем к Мастеру, в Репино, – сказал Наиль – Заодно с азовскими крысами в бункере пообщаюсь, по душам. Глядишь, вдруг вспомнят, как Слона найти…

– Если к тому времени эти шакалы уже не пораскинут мозгами – осклабился битюг – Ничего ты из них не выдоишь. Больше, чем уже протекли, эти шестерки все равно ничего ценного не скажут! К чему тянуть? Папа у нас гуманист, он долгих пыток не любит. Пиф-паф – и тишина, как на кладбище! Болот вокруг Питера много…

– Кажется, Жорик едет.

В проезде между домов вновь послышался звук мотора, на сей раз – тарахтение дизеля, и во двор в сопровождении синей «субару» въехал ярко-оранжевый, весь облепленный рекламой центра техобслуживания, грузовик с подъемным устройством и длинной платформой. После расстрела из автоматов спрятанный под брезентовым чехлом броневик Хитрого однозначно требовал не только скрытой транспортировки, но и косметического ремонта с покраской.

«А ведь я уже видел этот «шевроле», с надписью SOS на водительской двери. Не далее чем вчера утром, в сервисе Вовки Жукова, – вспомнил Артем. – Не слишком ли много совпадений? Правду говорят: Питер – город маленький».

* * *

Снаружи трехэтажный дом из белого кирпича, построенный в форме куба в двух десятках метров от берега Финского залива и окруженный высоким забором из бетонных плит, выглядел почти безвкусно и явно уступал в монументальности и архитектурных наворотах соседним коттеджам со всеми их башенками, флюгерами, вычурными балкончиками, колоннами, мраморными ступенями и безупречно разбитыми на обширной территории, цветущими под кронами корабельных сосен садами с аккуратными беседками и вымощенными тротуарной плиткой пешеходными дорожками. Но когда джип Лимона миновал похожий на дзот КПП поселка и через пару минут въехал в услужливо открывшиеся автоматические ворота, выкрашенные простой зеленой краской, Артем понял, что это была только одна сторона медали. Та кричащая роскошь, которую он увидел внутри дома, заставила его на секунду-другую ощутить себя муравьем, случайно забредшим в логово саблезубого тигра. Впрочем, это чувство улетучилось так же быстро, как и появилось. Зависть к чужому богатству никогда не отравляла Артему жизнь. Тем более он не завидовал лидеру «карельцев», понимая, какими деньгами оплачен весь этот дворец…

Двое скуластых, в меру накачанных парней, несмотря на жару, одетых в серый омоновский камуфляж с шевронами охранной фирмы на рукаве, вооруженных помповыми ружьями, не удостоили пожаловавших братков не только рукопожатием, но даже дежурным приветствием. Просто один из шкафов сообщил по рации о прибытии гостей и, получив добро, проводил троицу на второй этаж, в залитый ярким светом огромный каминный зал. После чего тихо исчез за высокими дверями, такими же белоснежно-золотыми, как и все убранство зала включая распахнутые шторы, кожаную мебель, облицовку не востребованного в такую жару огромного камина и стоящий в дальнем углу, возле раскидистой пальмы, рояль с открытой крышкой.

Бывший десантник-интернационалист, награжденный за Афган орденом «Красной Звезды», Константин Силов, по прозвищу Мастер, с которым Артем лично встречался впервые и историю которого слышал краем уха в популярной телепрограмме журналиста Игоря Родникова «Криминал-информ», оказался невысоким, скромных габаритов русоволосым мужчиной лет сорока пяти. Одетый в белоснежную рубашку, черные брюки и сверкающие лаком остроносые туфли, бандитский авторитет стоял возле огромного, в половину стены, распахнутого окна и, заложив руки за спину, смотрел на отливающее лазурью и аквамарином море, над гладью которого висело раскаленное солнце, а где-то на линии горизонта угадывались очертания идущей под парусом океанской яхты. Артем, Наиль и Лимон терпеливо ждали, когда лидер «карельцев» оторвется от созерцания Финского залива и удостоит их вниманием. Но прошло не меньше минуты, прежде чем Мастер подал голос.

– Лимон, иди погуляй, – не оборачиваясь сказал авторитет. Битюг засопел, развернулся и, в который уже раз исподлобья взглянув на Артема, вразвалочку покинул зал.

Мастер обернулся, костяшкой указательного пальца пригладил тоненькую щеточку усов, в течение нескольких секунд внимательно изучал чужака, неожиданно оказавшего его группировке неоценимую услугу, затем кивком указал гостям на стоящие в центре зала, вокруг стеклянного столика на бронзовой скульптурной подставке, два кресла и диван. Он первым опустился на одно из скрипнувших кожей кресел. Артем последовал примеру тяжело рухнувшего на диван Наиля.

– Папа, – не выдержав, Хитрый начал разговор первым, – у Артема серьезные проблемы.

Его ищут менты. Он майора мусорского завалил, опера. Я обещал помочь…

– Раз обещал, значит, поможешь, – спокойно произнес авторитет. – С тачкой своей уладил? – Мастер достал из стоящей на столике деревянной коробочки сигарету с белым фильтром, закурил, шумно вдохнув дым, и откинулся на спинку кресла.

– Она в сервисе у Мелконяна, – кивнул Наиль. – Обещал к среде привести в порядок.

– Давай по порядку, – потребовал лидер «карельцев». – Ты был в зале…

– На полчаса заехал, по «груше» постучать, – подтвердил бригадир. – После того как узнал о расстреле Кости Пилота с младшим брательником, у меня такая шиза началась. Думал, точно убью кого-нибудь, кто первым под руку подвернется. Хорошо, про зал вспомнил. Да и ехать далеко не пришлось, я как раз рядом со спорткомплексом был. Стучу, в общем, как заведенный, Артем заходит. А тут, как специально, «груша» от крюка оторвалась…

Мастер усмехнулся, перевел взгляд на приглашенного им вместе с Хитрым беглеца:

– Продолжай. Только с самого начала и без пурги. Как и за что ты завалил мента?

– Давай, Грек, – видя, что спарринг-партнер медлит с ответом, поддержал Наиль, ткнув Артема кулаком в плечо. – Представь, что ты в церкви, на исповеди.

Кощунственное, дикое по своей сути сравнение татарина уже не покоробило Артема. Он сам удивился, как легко смог перешагнуть психологический барьер и рассказать лидеру «карельских» бандитов и одному из его бригадиров историю своих злоключений. Глядя на авторитета могущественной, по мнению журналиста Родникова, – контролирующей не менее четверти всего Петербурга группировки, он вдруг ощутил, как лежащая на душе невыносимая тяжесть мало-помалу начинает таять. Начав с украденного карманником паспорта и банкета в честь тридцатипятилетия озернинского чиновника Киржача, разбитой гитары солиста рок-группы «Чиф и команда» и злополучного жульена, выплеснутого пьяным именинником ему в лицо, Артем подробно пересказал все события последних двух суток, включая трагически завершившийся ночной визит незваных гостей в квартиру Анюты, автослежку и драку на Петергофском шоссе, погибших в адском пожарище отца и больную сестру, известие о сердечном приступе у мамы, чудом не стоившие ему жизни милицейские выстрелы вдогонку, оставленную в Ломоносове машину с простреленным стеклом, встречу с бывшим сокурсником из ФСБ и его вероломное предательство, спонтанное решение попросить помощи у Наиля, отказ от этого решения, неожиданно скрутивший его возле черной «девятки» приступ тошноты, стремительное возвращение в спортклуб через женскую раздевалку, безукоризненный захват первой группы наемников, неудачную попытку дублеров в упор расстрелять БМВ Хитрого из двух АКСУ, а также удивительную, пугающую любого не привыкшего убивать человека легкость, с которой он застрелил киллера, выскочившего из блокированной машины. Впрочем, не совсем так. О своих ощущениях Артем ничего не сказал, ограничился констатацией факта: мол, да, убил, потому как было за что – не окажись «бамбук» Наиля бронированным, он, Артем, погиб бы вместе с бригадиром. В заключение монолога бледный, вынужденный заново переживать все события последних двух суток Артем рассказал о содерждании своего телефонного разговора с Лакиным, свидетелем которого стал Наиль, и о полученом от эфэсбэшника страшном известии. Смерть Анюты лишала его последней надежды доказать свою невиновность в убийстве работающего на «КСК» ссученного мента. И, формально, тоже была на его счету…

Когда Артем замолчал, в залитом солнцем просторном каминном зале коттеджа на некоторое время установилась напряженная тишина. Только слышался треск сгорающих от затяжек крупинок табака в двух сигаретах и доносящийся через настежь распахнутое окно монотонный шум сосен в сочетании с далеким, едва различимым собачим лаем и криками летающих над морем чаек.

Артем казался опустошенным, безразличным ко всему и смотрел прямо перед собой куда то в стену.

Татарин, с интересом выслушавший исповедь беглеца, с нетерпением ждал, что скажет авторитет. Бригадир был почти уверен: привыкший смотреть в перспективу, расчетливый и начисто лишенный сантиментов, Мастер правильно оценит тему и железными клещами вцепится в потенциального бойца. Человек вне закона, мастер боевого самбо, уже перешагнувший запретную черту, без документов, денег и крыши над головой. И – с диким желанием мстить. Из такого исходного материала при везении можно запросто слепить толкового бойца. Мастер просто не мог этого не просчитать!

Поэтому уголки губ Хитрого непроизвольно поплыли в стороны, когда «карельский» крестный отец, словно невзначай кинув на своего бригадира понимающий взгляд, затушил сигарету в пепельнице и тихо, как все привыкшие к вниманию окружающих Большие Боссы, произнес:

– А ты, оказывается, рисковый и смелый мужик, Артем. Одному махаться против целой кодлы «комсомольцев» – это не каждому по силам. Только мастерства тут мало, прежде всего нужны стальные нервы. Хотя по уму любому фраеру, оказавшемуся на твоем халдейском месте, следовало не только утереться, но и сказать «спасибо», что так дешево отделался… С выбором профессии ты, похоже, ошибся! Не халдейская у тебя натура. Именно поэтому ты сделал то, что сделал. И проблем поимел – бульдозером не разгрести. Впрочем, нет ничего невозможного… А за пацанов наших, которые живы остались, что и говорить – спасибо тебе от всей братвы. Помог нам взять шакалов без единого выстрела. Кто именно заплатил вахлакам за гастроли в Питере, я буду знать очень скоро. Впрочем, эти расклады тебя уже не касаются…

Мастер достал новую сигарету, щелкнул зажигалкой «зиппо» и замолчал, с полминуты разглядывая дрожащее оранжевое пламя. Наконец он закурил, захлопнул крышечку и вновь посмотрел на Артема.

– Ты заслужил, чтобы я помог тебе. И деньгами, и квартирой. В одиночку, без лавэ, твой шанс остаться на свободе равен нулю в квадрате. Да и прыгая с места на место, ты долго не протянешь… В общем, правильно сделал, что пришел к Хитрому. Но имей в виду: тему с транзитом нефти через порт Усть-Озернинска я знаю. Там все завязано на Москву, на Кремль, такие ломовые бабки крутятся, что страшно цифры вслух называть. Минимум пятнадцать процентов всего экспорта нефти, только сейчас! А что дальше будет? И раз пошла такая тема, тебе я могу сказать прямо – никто из местной братвы к терминалу даже подступиться не может. А ты, пацан с улицы, хочешь взять и завалить одну из фигур, задействованных в схеме клановых интересов! Отнюдь не самую ключевую, но и не пешку разменную!.. Да кто тебе, фраеру мелкому, даст?!

В голосе Мастера теперь звенел металл.

– Допустим, тебе неслыханно повезло, и ты кончил Киржача, подловив его затылок в прицел снайперского шмалера. Ты хоть представляешь себе, какой поднимется хипеж, какое осиное гнездо ты разворошишь?! Если за розыск убийцы и заказчика Витька вплотную возьмутся по прямому указу с Лубянки – а так и будет! – то тебя не только вычислят на счет «раз-два-три», но найдут и подвесят за хуй даже на Аляске и в джунглях солнечного Парагвая! Поверь мне на слово, земеля, я знаю, что говорю. Если там всерьез захотят, то контора в течение суток на ноль разменяет даже Березу с Гусем. А ты для них – даже не ноль. Ты – воздух!..

– Вы предлагаете мне все забыть? – Артем дерзко посмотрел в глаза бандитскому авторитету. – Забыть плевок в лицо, забыть налет на квартиру, забыть все, что мне пришлось пережить за эти два дня?! Забыть сгоревших в огне отца и сестру, забыть погибшую Аню и нашего неродившегося ребенка?! И после всего этого – спокойно смотреть в глаза матери… Я…

– Закуси удила, ты, пацан! – резко подавшись вперед, прорычал Мастер. – И слушай, что тебе люди говорят! Упаковать в бушлат из шести досок можно любого, было бы желание!.. Но серьезные дела в три затяжки не решаются. Для того чтобы вычислить слабые места клиента, просчитать маршруты его передвижения, режим дня, подготовить точку выстрела и гарантированные пути отхода, нужно истратить уйму денег и времени. И даже после успешной ликвидации исполнитель должен как можно быстрее покинуть страну. Надолго покинуть. А для этого, в свою очередь, нужны чистые документы, открытая долгая виза и опять-таки внушительная сумма лавэ на банковском счете. Охота на тигра – удовольствие не для бедных. И давать отмашку на такие огромные финансовые и нервные загрузы имеет смысл только в исключительных случаях, когда иного выхода просто не существует. Или когда кто-то, сильно заинтересованный в устранении фигуранта, имеет возможность щедро оплатить работу. Думай!

– Иными словами, смерть Киржача стоит слишком дорого? – резюмировал Артем.

– Ты меня правильно понял, – Мастер стряхнул пепел, закусил длинный, с золотым ободком фильтр зубами – Конечно, если киллер, он же – заказчик, готов выступить в роли камикадзе, это обойдется гораздо дешевле. Можно уложиться в полторы штуки. Столько стоит СВД с мощным прицелом. – Авторитет сделал глубокую затяжку, выдохнул струю дыма и посмотрел на Артема сквозь серое облако долгим взглядом, словно оценивая, готов ли доверившийся ему беглец разменять свою жизнь на шкуру ненавистного ему чиновника. И какую из этого можно извлечь выгоду. На самом же деле лидер «карельской» преступной группировки думал несколько о другом развитии ситуации. Хотя элемент выгоды, и не маленький, в его предварительном раскладе присутствовал и был по определению основным фактором.

– А насчет капитана ФСБ я советую тебе вообще забыть. Кто такой гэбэшник? – спросил авторитет и тут же сам ответил: – Собака, выполняющая команды хозяина. Какой ему был интерес помогать тебе, вытягивая за уши из дерьма? Лишняя проблема. А практически ничем не рискуя, на халяву, повязать объявленного в федеральный розыск убийцу опера и из рук в руки сдать на расправу мусорам – совсем другое дело. Здесь и благодарность «младших», и поощрение, и прямая выгода для служебного рейтинга. Глядишь, майора на полгода раньше дадут. Гасить щуку только за то, что она рождена с зубами и ради выживания должна жрать мелочь, не имеет смысла. Знаешь, как старые воры говорили: наше дело – воровать, а обязанность ментов – ловить. И правильных, неподкупных мусоров урки всегда уважали гораздо больше, чем продажных, о которых при случае вытирали ноги. Так что пусть каждый занимается своим делом. А Бог даст – сойдетесь на узенькой дорожке. Вот там и разберетесь…

Слушая бандитского пахана, Артем вынужден был согласиться: Мастер безусловно прав. На что он рассчитывал, назначая встречу Максу? На старую институтскую дружбу, которой у них никогда не было? На человеческое понимание и без того занятого по службе офицера госбезопасности? С точки зрения закона капитан ФСБ Максим Лакин хотел сделать именно то, что должен был сделать, – сначала посадить беглеца за решетку, а уже потом предоставить возможность следователю разбираться, кто прав, кто виноват. Все верно, тысячу раз верно! Но как быть с чувством омерзения, оставшимся в душе после вероломного предательства и твердых обещаний «помочь закатать Киржача в асфальт»? Ведь кроме писанных на бумаге законов есть законы людские. Только о них в нынешнем насквозь продажном мире обычно вспоминают в последнюю очередь.

– В общем так, Артем, – хлопнув ладонью по лакированой ручке кресла, подвел черту под темой лидер «карельцев». – Квартиру и. две штуки баксов на первое время, получишь завтра у Наиля, – Мастер испытующе посмотрел на бригадира и дождался, когда тот кивнет, – а чуть позже получишь и ксиву. Для этого тебе придется немного изменить внешность. Усы, например, отрастить или цветные контактные линзы поставить, волосы перекрасить. Это все мелочи, их тебе растолкует наш специалист, прежде чем делать фотографии. Это – что касается благодарности за поимку азовцев. – Лоб авторитета прорезали три глубокие морщины. Ну, а как быть и чем заняться дальше – сам думай. На первое время денег, конечно, хватит, документы и крыша над головой тоже пока никуда не денутся… Но ведь жизнь продолжается, верно?! И жить сильному, молодому мужику нужно достойно, не страшась собственной тени, не сидя в четырех стенах и не считая гроши на бутылку кефира. Опять-таки к вопросу о разборке с псом озернинским никогда не поздно вернуться. Главное – желание, – пошел с козырной карты Мастер. – Парень ты, я вижу, серьезный. Расклад понимаешь Отдыхай пока Тебе обязательно нужно расслабиться, снять, так сказать, стресс. Надумаешь вернуться к нашему разговору – сообщи Хитрому, он передаст твою просьбу мне. А сейчас погуляй в холле минут десять. И позови мне сюда Лимона.

– До свиданья, – тихо произнес Артем, поднялся с дивана и, подавленный, вышел в увешанный старинными и явно дорогими, даже на взгляд дилетанта, пейзажами в золоченых рамах, холл, кроме всего прочего украшенный экзотическими растениями и стоящими на мраморных чашах-фонтанах, по бокам от лестничных перил, бронзовыми скульптурами обнаженных нимф.

Лимон-Изотов, со спины похожий на потерявшего кожный пигмент нигера-наркоторговца, сидел в кресле-качалке в дальнем углу, у открытого окна-эркера, и листал найденный тут же, в навесной полке, глянцевый журнал. В другом кресле, скрестив руки на груди, скучал похожий на восковую фигуру с выставки на Невском охранник авторитета.

– Зайди, Мастер зовет, – поймав на себе вопросительный взгляд братка, кивнул Артем на бело-золотую дверь. Подождал, пока Лимон неторопливо поднимется, проплывет мимо, обдав терпким запахом пота. Место для ожидания было всего одно, и Артем опустился на ту же потертую антикварную качалку, где только что сидел несостоявшийся выпускник Гарварда, а ныне – обычный питерский бандит. Поднял с широкого пластикового подоконника брошенный Лимоном журнал, оказавшийся старым, за двухтысячный год, номером американского ежемесячника для джиперов «4x4».

На яркой, надорванной с края глянцевой обложке притягивала взгляд своими нефритовыми боками мечта любого фаната полного привода – красавица ACURA MDX. Точно такая же, как та, что стояла внизу, возле входа в коттедж.

Только, как пить дать, без характерной царапины на заднем бампере.

Глава 4

Группа крови – на рукаве

– Значит, так, братва, – Мастер поочередно окинул взглядом Хитрого и вернувшегося в каминный зал, грузно уронившего на диван широкую джинсовую задницу Лимона. – Борец этот хоть и подавлен личными головняками, но явно не фраер. К тому же – принципиальный, как пионер. Так что следите за ним в оба. Отпускать его теперь ни за что нельзя, пусть перекантуется с недельку, расслабится, дальше видно будет, как с ним поступить. Либо подготовить для серьезных дел, либо разменять с пользой на первом же заходе. То, что он шмальнул киллера, – ништяк. Но нужно как можно скорее замазать парня по полной программе, чтобы даже рыпнуться не смог. Отрубить ему все шансы вернуться в мир, раз и навсегда. И тогда можно банковать. Наиль, ты все понял?

– Да, конечно, – лукаво улыбнулся Хитрый. – Сегодня вечерком организую релакс в баньке, с сосками из «Принцессы». После того как его подстреленная бикса кувыркнулась, перепихон с шалавой как раз покатит в жилу. А насчет замазать есть у меня одна мыслишка, Мастер. Как себя чувствуют эти глисты в подвале? Живые пока?

– Частично, – сказал авторитет. – Одному Гибон по моему приказу сразу открутил шею, для острастки. Двое других пока дышат… Хотел подарить их тебе. По твою душу намылились, тебе и должок возвращать. Жаль только, эти псы помойные действительно ничего не знают про питерского заказчика, Слона. Я попросил нашего человека с Литейного, он пробил через базу данных РУБОПа. В городе аж четырнадцать быков с таким погонялом, но все – сплошь «шестерки». Даже в бригадирах ни один не ходит. Значит, кликуха липовая, специально взятая для дела. Так что единственная наша возможность узнать имя заклятого друга – это спецгруппой из двух бойцов сгонять в Новочеркасск и взять за жабры тамошнего пахана. Где его там найти – теперь известно. Охрана – только два тупых качка, это на руку. И сделать это нужно как можно скорее, пока те, недостреленные, не подняли шухер. Сейчас они на измене. Хата спалилась, заказ не выполнен. Свяжутся со Слоном, а дальше все зависит от его решения. Может, дать гоблинам отбой и предупредить Берию, а может, наоборот, пока шума не поднимать, придержать наемников в городе, пообещав дополнительный гонорар, выждать несколько дней и нанести серьезный удар. Так что времени на ответный ход у нас – сутки, максимум полтора. Нужно определиться, кто завтра утром, рейсом в десять сорок пять, вылетает в Ростов-на-Дону. Рядовые быки не в счет, дело серьезное. Эту бойню начал кто-то, кто отлично осведомлен не только о маршрутах передвижения, но знает весь расклад, вплоть до адресов и точек, где собираются бойцы. У нас завелась крыса, и ее нужно вычислить как можно скорее. Иначе могут быть большие проблемы. У всех. Тот, кто рискнул начать мочилово, прекрасно знал, на что шел. У него есть цель. Какая – надеюсь, вам двоим объяснять не нужно.

– Я полечу! – не раздумывая, вызвался Лимон. – Папа, отдай мне суку! Я ему за пацанов, за Костю Пилота с брательником кишки в рот затолкаю! А в напарники борца этого возьму, – Изотов кивнул на дверь, за которой ждал рекрут. – Вот и поглядим, на что он способен. Облажается – кончу прямо там, и весь х. до копейки! А с паханом местным и его телохранителями, если что, справлюсь и один, ты меня знаешь!

– Езжай, Андрей, – опустил веки лидер «карельцев». – Но напарник нужен более опытный. Во-первых, слишком рискованно посылать на серьезное дело дилетанта. Во-вторых, я пока еще не могу ему приказывать, – логично заметил Мастер. – А добровольно он не подпишется – нет серьезной мотивации. Да и состояние у парня неподходящее, на нервах весь, пусть пока отдохнет. К тому же, если ты не забыл, для путешествий по воздуху нужен паспорт. А слепить новую ксиву до утра – просто нереально. Я вообще не вижу смысла торопить события… Кстати, Наиль, – Мастер снова переключил внимание на Хитрого, – кажется, ты спрашивал насчет пленных? Они твои, поступай, как считаешь нужным. Но к утру все три трупа должны из бункера исчезнуть.

– Можно дать шакалам шанс спасти шкуру, – хитро прищурившись, неожиданно предложил татарин. – Вместе со стилетом, якобы заранее спрятанным на щиколотке и не обнаруженном группой захвата. Предложить обмен: жизнь на жизнь, – Наиль с удовлетворением заметил проступившее на лицах авторитета и Лимона неподдельное изумление. Насладившись произведенным эффектом, бригадир продолжил: – Я спущусь в подвал и предложу этим обоссавшимся уродам сделку. Якобы один из наших бойцов, тот самый, что ради показухи во время погони застрелил одного из их подельников из дублирующей группы, и есть их заказчик, Слон. Опишу внешность, не ошибутся. Затем мы вдвоем – я и Артем – войдем в камеру и разыграем спектакль с казнью. В решающий момент у меня типа заклинит ствол, и они, улучив момент, бросятся на нас. Один – на меня, другой – на Артема. Причем в руке второго вдруг неожиданно окажется стилет. У Грека просто не будет другого выхода, кроме как мочить. Чем больше жмуриков он слепит, тем быстрее подпишется.

– А если хмырь успеет его пырнуть? – хрюкнул Лимон, машинально ковыряя пальцем в носу.

– Не успеет, это исключено, – успокоил подельника Наиль. – Я тренируюсь с Грековым в одном зале больше года и знаю, как он машется. У этих уродов даже вдвоем, с двумя стилетами, нет ни единого шанса. Короче, решим сразу три вопроса – и кровушкой парня до кучи замажем, и шакалов уберем, и шоу прикольное посмотрим. В бункере стоит видеокамера, так что сами оцените, как легко он их порвет. Можно даже на кассету записать, так, на всякий случай.

– Опять ты на показуху западаешь, Хитрый, – побарабанив пальцами по ручке кресла, довольно ухмыльнулся Мастер, которому идея склонного по жизни к театральщине бригадира показалась вполне любопытной. – Не слишком ли рискованно давать отморозку пику?! За себя любимого, что, совсем не боишься?! Вдруг тот, которому ты дашь шило, окажется умней. Изначально не поверит, что мы оставим их в живых. И прежде чем сдохнуть, в отместку вместо Слона прежде всего продырявит тебя!

– Кишка тонка, – надменно оскалился татарин. – Купится, как сраный. Иначе бы в плен не сдавались и в штаны не гадили прямо в минивэне. Значит, за жизнь цепляются. А захочет ткнуть – пусть тычет, мне до прибора. До кучи каплей адреналинчика кровь разбавлю.

– Ты уже сегодня, возле «Буревестника», разбавил!.. – заметил авторитет. – Короче, хоть на триппер его проверяй, мне до балды. Ты пацана этого притащил, тебе за него и ответ держать. Но если лажа приключится – зачищать грязь сам будешь. Только имейте ввиду – в Ростов-на-Дону завтра летите вы, оба. Так что алкоголем не увлекайтесь, к восьми утра должны быть в ажуре. Билеты на рейс я прямо сейчас закажу. Стволы из композитного сплава, в рамке металлоискателя не фонящие, получите непосредственно перед отлетом от Чайника. Отвечаете за них головой, за каждую из пушек я по двадцать пять кусков отмаксал! А за беглецом, пока суд да дело, пацаны присмотрят. Ты где думаешь его поселить?

– Пока – у Казимира, – не раздумывая ответил Хитрый.

– Ну, добро… – согласился авторитет. – Он урка проверенный. Заодно и за парнем приглядит.

– Тогда пусть пока ждет за дверью, а я от вас по винтовухе в бункер сбегаю, – вопросительно приподнял брови Хитрый, демонстрируя спрятанный в кожаных ножнах, на щиколотке под штаниной, стилет с вытертой костяной ручкой. – Перышко всегда при мне. Во второй раз уже сгодилось!..

Из каминного зала в тщательно замаскированный, используемый как тюрьма и пыточная камера бетонный бункер можно было попасть только двумя способами – основным, через дверь, спрятанную за стеллажом с инструментами в просторном гараже, или по узкой лестнице, открывающейся из совмещенного с каминным залом кабинета Мастера, за автоматически отодвигающейся в сторону книжной полкой. О существовании запасного хода в бункер бригадир и Лимон уже знали, однажды воспользовавшись им вместе с авторитетом. Но вот о чем ни братки, ни личная охрана лидера «карельской» группировки действительно не догадывались – так это о спрятанном под крышкой ложного электрического щита, прорытом при строительстве дома по специальному приказу Мастера подземном ходе, ведущем из бункера под домом в ложную же электрическую будку с нарисованными на ней черепом и красной стрелой, поставленную всего в десяти метрах от ограды коттеджа, уже за забором элитного поселка, на предусмотрительно купленном авторитетом крохотном, огражденном от вандалов и хулиганов рабицей с запертой калиткой, клочке земли…

– Совсем ментов не уважаешь, Наиль. Зря. Гляди, нарвешься один раз на омоновскую облаву, – покачал головой Мастер, нервно дернул уголком рта и поднялся с кресла. – Как пацан зеленый иногда себя ведешь! Ты еще ручной гранатомет за спину повесь и рожу полосками разрисуй, как у коммандос!..

– Когда я год назад, втайне от всех, тачку бронированную в московском офисе БМВ заказал, вы были единственным, кто знал об этом. И тоже говорили, что для простого бригадира максать за колеса сто тридцать тонн баксов – слишком дорогие понты, – не без удовольствия напомнил лидеру «карельцев» татарин. – Вроде как намекали: не стоит моя жизнь таких денег. Мастью не вышел. А вот крыса вонючая, что азовцев для мокрухи выписала, так не думала.

На лицо истекающего потом Лимона, молча двинувшегося к потайной лестнице рядом с Хитрым и Мастером – бывшим охранником его взлетевшего на вершины городской власти отца, упала едва уловимая тень. Впрочем, ни бригадир, ни «крестный отец» карельской братвы не обратили на это внимания. А если бы и обратили, то наверняка не придали бы значения. Лимон часто ходил с кислой рожей, оттого и погоняло получил.

– Да уж, – вынужден был согласиться Мастер. Сняв с книжной полки потертый томик Пушкина, авторитет нажал на потайную кнопку. Сосновый стеллаж с кладезем знаний медленно, с тихим гудением, отполз в сторону, открывая потайную дверь. – Пригодился твой секрет. Сейчас все бугры, кто может себе позволить и кого жаба не душит, ломанутся танки заказывать. Только это уже будет тайна Полишинеля. Информация среди братвы быстро разлетается. И случись нужда, с пукалкой на броню уже никто прыгать не станет. Есть и другие варианты на ноль разменять…

– Меня – поздно, – с видом победителя фыркнул Наиль. – Свои деньги мой «бимер» уже отработал!

Мастер в ответ только кивнул. С очевидным не поспоришь.

Лимон в очередной раз утер покрывшееся испариной лицо скомканным носовым платком.

…Когда Изотов и Наиль, спустя растянувшееся почти на час «десять минут» ожидания, наконец вышли из каминного зала, Артем положил журнал на подоконник и вместе с братками покинул коттедж.

Лимон уже забрался за руль джипа и тронул ключ, собираясь завести мотор, когда Хитрый вдруг остановил его свистом, подкрепленным жестом руки, тронул Артема за локоть и словно невзначай предложил:

– Подожди. Чуть не забыл. Спустимся на пять минут в подвал. Потолкуем с твоими «крестничками», пока их в болоте не утопили. Вдруг повезет, чем черт не шутит, и эти уроды вспомнят еще чего-нибудь ценное про Слона. – Не дожидаясь ответа Артема, бригадир кивком подозвал к себе охранника с помповым ружьем. – Заглянем в тюрьму, кореш. Папа только что подарил мне сидельцев. Может, и сгодятся на что?..

Охранник по рации связался с хозяином и, получив подтверждение, с равнодушным видом предложил следовать за собой в гараж. Пока шли вниз по ярко освещенной лестнице, Артем, во второй раз за полдня спускающийся ниже уровня земли, машинально сосчитал ступеньки. Их оказалось двенадцать. Так же, как в злополучной дворницкой на Фонтанке…

В тускло освещенном бункере было прохладно и ничто не напоминало о палящем снаружи зное. Узкий коридор упирался в тяжелую металлическую дверь. Вслед за охранником Артем и Хитрый вошли в разделенное решеткой надвое помещение, передняя часть которого при первом взгляде напоминала слесарную мастерскую. Здесь же размещался умывальник и массивный пожарный кран с отходящим от него, свернутым в бухту и притороченным к стене шлангом. В полу, имеющем уклон, находился закрытый металлической сеткой дренажный коллектор. Дальняя, отделенная решеткой с дверью, половина служила камерой для узников. В данный момент в ней находились трое взятых в плен киллеров. Молодые пацаны, лет двадцати трех-двадцати пяти. Двое сидели у стены, третий лежал чуть в стороне, с широко открытыми глазами, неловко вывернув набок голову и приоткрыв рот в немом крике. Артем оторвал взгляд от трупа, огляделся и увидел вмурованный в пол у стены металлический верстак, а также закрепленную на прочной балке под потолком цепь с острым крюком и разложенные на стенных полках различные инструменты. Истинное предназначение «мастерской» было очевидным. Здесь братки-головорезы пытали свои жертвы, выбивая перед неизбежной смертью нужные признания. Нужно было быть полным отморозком, чтобы устроить подобное в подвале собственного дома, в курортной зоне…

Следуя за Наилем, приказавшим охраннику убираться прочь и с дьявольской ухмылкой принявшимся отпирать замок на решетчатой двери, Артем подошел к клетке и с более близкого расстояния расмотрел выписанных из маленького южного городка неизвестным пока Слоном наемников. Вид их был жалок. Избитые до багрово-фиолетового цвета, донельзя отекшие и покрытые сочащейся коркой лица с вывернутыми наизнанку рваными губами и расплющенными носами, грязные, напоминающие лохмотья спортивные костюмы, мелко трясущиеся руки и – застывшая в глубоко спрятанных за вздувшимися «фонарями» глазах лютая злоба угодивших в настроженный капкан хищников. Однако, глядя на ожидающих неизбежной и с лихвой заслуженной смерти подонков, Артем не испытывал жалости. Таких отмороженных тварей, запросто меняющих десяток человеческих жизней на два десятка зеленых бумажек с портретом лысого президента, нужно уничтожать, не ища смягчающих вину обстоятельств. И в этом смысле жестокий и скорый на расправу бандитский суд, пожалуй, был значительно гуманнее и честнее, чем вынужденный следовать придуманным картавыми крючкотворцами параграфам суд государственный. Да и условных приговоров здесь не выносят.

С трудом узнав в одном из полуживых киллеров долговязого прыщавого баклана, выпрыгнувшего из «девятки» и едва не набросившегося на него с кулаками, Артем, в голове которого после смерти Анюты что-то неслышно переключилось, впервые в жизни испытал пьянящее чувство своей безраздельной, абсолютной власти над этим жалким куском дерьма и в полной мере осознал воистину наркотическую сладость этого, по-настоящему знакомого лишь малой толике населяющих наш жестокий мир людей, ощущения. А ведь перед ним было всего два беспомощных, заранее приговоренных к смерти пацана!.. Так какой же титанической силы эйфорию испытывает та крохотная горстка властителей, которым подчинены судьбы целых стран и народов?! Не говоря уже о великих диктаторах вроде Сталина и Гитлера, с легкостью деливших между собой ставший для них слишком тесным земной глобус и в погоне за новыми дозами наркотика под названием Власть одним росчерком пера развязывающих мировые войны…

Перед Артемом неожиданно распахнулась бездна. Пугающая и одновременно манящая. Он приблизился лишь к самому ее краешку, прежде чем знакомый голос рявкнувшего над ухом бригадира клещами выдернул его из накатившей на него секундной нирваны и вернул на грешную землю. Точнее – под землю. В бункер.

– Ну что, плесень, говорят, ты меня искал?! – откидывая дужку замка и открывая дверь, прошипел Наиль. – Так вот он я, здрасьте! Ой, а что это с товарищем вашим приключилось?! Никак голова кругом пошла?! Ай-яй-яй…

Хитрый вошел в клетку, сделал шаг в сторону, пропуская Артема, и деловито извлек из-за пояса пистолет ТТ. Снял предохранитель и навел на голову киллера.

– Короче, мне здесь некогда лясы точить, – щелкая предохранителем, глухо прорычал он. – Выбор у вас небогатый. Или легкая смерть от пули в башку, или – неделя кошмара, когда вас будут медленно резать на куски, капать в глаза кислоту, рвать пассатижами ногти и уши, отрезать ножовкой пальцы, лить в рот расплавленный свинец, жечь раскаленным паяльником очко и втыкать иголки в яйца. Помните лысого, который вас допрашивал? Его зовут Чайник, он у нас бо-о-льшой эстет по части пыток. Так что выбирайте, черви… Но легкую смерть еще нужно заслужить, поэтому сейчас мы устроим соревнование: кто быстрее и качественнее застучит Берию и Слона. Победитель – обещаю – умрет быстро. Проигравший же в качестве утешительного приза получит пулю в колено и будет, истекая кровью и корчась от боли, до завтрашнего утра ждать второго пришествия Чайника. И так… погнали! Ну?! Я жду, суки!

Старый знакомый Артема пошевелился, посмотрел на вжавшегося в стенку, трясущегося подельника, с трудом поднялся на ноги, опираясь спиной о шершавую стену камеры, и, яростно сверкая единственным глазом – второй безнадежно заплыл, – чуть слышно прошептал:

– Отсоси у сифилисного бомжа, падла!..

– Нюхай козлиное очко! – едва различимым шепотом поддержал долговязого продолжающий сидеть в углу камеры второй гастролер, чей внешний вид говорил сам за себя – душа у него держалась в теле на честном слове. Третий варяг лежал на холодном полу тюрьмы и молча улыбался, глядя на Хитрого и Артема стеклянными, навыкате, глазами.

– Оставь их, – глухо произнес Артем. – У них уже башню сорвало, разве не видишь?

– Вижу, – согласился взбешенный дерзким ответом бригадир и, стиснув зубы, прорычал: – Сейчас вы у меня оба отсосете, с заглотом! – Он направил пистолет прямо в рот пленнику. Указательный палец нажал на курок ТТ. Затем еще и еще раз. Однако вместо выстрелов оружие издало лишь глухие бесполезные щелчки. Как если бы обойма пистолета была совершенно пуста.

– Что за ч-черт?.. – растерянно пробормотал Наиль и, подняв ствол к груди, принялся с недоумением осматривать давшую осечку волыну.

И тут произошло неожиданное. Привалившийся к стене прыщавый бандит на удивление резво для своего истерзанного состояния сунул руку за спину и тут же резко, сноровисто выбросил ее вперед, в сторону Хитрого. Артем, несмотря на свое подавленное состояние, среагировал на это движение автоматически и молниеносно. Броском преодолев отделяющие его от прыщавого два шага, он с коротким гортанным выдохом нанес ему сильнейший удар в податливо промявшуюся под костяшками пальцев переносицу. Не глядя на грузно оседающее без признаков жизни тело, резко обернулся и посмотрел на выронившего пистолет, упавшего на колени, хрипящего и булькающего кровавыми пузырями Наиля, схватившегося обеими руками за горло, в котором торчала костяная рукоятка стилета. Как стилет мог оказаться у пленника, избитого и наверняка обысканного группой захвата «карельцев» сразу после задержания, еще по дороге в Репино, было совершенно не понятно, но факт говорил сам за себя: точный профессиональный бросок поставил крест на жизни Наиля Хитрого.

Поняв, что уткнувшийся лбом в пол камеры, сучащий ногами и исходящий бурой пеной татарин обречен, Артем пнул лежащего под ногами мертвого киллера, перешагнул через бездыханное тело и, сжав кулаки, двинулся на последнего, испуганно забившегося в угол наемника. Тот истошно взвизгнул, закрылся руками и заорал, хлюпая рваными губами и свистя дырками в сломаных зубах:

– Флон! Не убифай меня, Флон!.. Это фсе он, фука проклятая, придумал!..

Столь неожиданное обращение заставило Артема, отлично помнящего рассказ Лимона, растерянно остановиться в шаге от киллера. Что за бред?

Похоже, у парня глюки. Слишком много били по голове.

– Мы ф Карафем фразу ему не поверили!.. Подфтавляет, падла!..

Со стороны лестницы уже слышались шаги бегущих на помощь охранников. Артем, так и не решивший, что ему делать с братком, подвинувшимся от страха и побоев рассудком и почему-то принявшим его за не известного никому, кроме Берии, заказчика, поднял взгляд вверх и увидел закрепленную под потолком камеру видеонаблюдения. Значит, предусмотрительный лидер «карельцев» из своего кабинета наблюдал за всем, что здесь только что происходило. Что ж, так даже лучше, не придется ничего обьяснять. А Наиля по-настоящему жаль. Нормальный был мужик, хоть и бандюган…

Первым в комнату пыток влетел тяжело дышащий телохранитель авторитета с помповым «мосбергом» наперевес. За ним следом ворвался непонятно как успевший спуститься со второго этажа дома сам Мастер. Без оружия. Времени на разговоры бывший афганец не тратил. Просто схватил последнего уцелевшего наемника за грудки, не смотря на свое скромное телосложение без видимых усилий рывком поднял на ноги и, разжав пальцы, легко, как куренку, свернул набок шею. Оттолкнув труп, поднял лежащий на полу, возле затихшего в луже крови Наиля, дважды подряд давший осечку ТТ, убрал его в карман и долгим оценивающим взглядом посмотрел на Артема:

– Молодец, хорошо дерешься. Зайди ко мне прямо сейчас, вместе с Лимоном. – Обернулся к охранникам, приказал: – Убрать!.. – И, покинув клетку, скрылся в коридоре бункера. Где-то в его глубине тихо лязгнула замаскированная под электрощитовую железная дверь, за которой находилась узкая винтовая лестница.

Артем потер ладонью левой руки саднящие от соприкосновения с переносицей прыщавого киллера костяшки, в последний раз посмотрел на так глупо погибшего прямо у него на глазах бригадира и, плечом грубо оттолкнув одного из двух не уступающих ему габаритами вооруженных громил, вышел из узилища.

Вышел другим человеком. Не тем, что спустился в бункер пять минут назад.

Глава 5

Война компроматов

Капитан Лакин нашел начальника подразделения «R» питерского УФСБ в служебном тире. Самый молодой из всех известных Лакину подполковников Федеральной Службы Безопасности, Виорел Загревский упражнялся в стрельбе из табельного пистолета системы Макарова и в момент, когда Макс возник рядом, как раз с растерянным видом разглядывал снятый с подъехавшего щита лист мишени. Семь из десяти выпущенных руководителем отдела, специализирующегося на раскрытии преступлений в области высоких технологий, пуль угодили в «молоко». Три остальные выбили в общей сложности всего семь очков. Скомкав лист, Загревский бросил его в стоящую у огневого рубежа урну, убрал пистолет в кобуру и пробормотал, покосившись на пожаловавшего явно по его – ушу капитана:

Кому это, к едреной матери, нужно? Пусть опера и рубоповцы стреляют, а наше дело – хакеров и банковских мошенников ловить. Я с «мышкой» куда лучше управляюсь, чем с пистолетом. Привет.

– Привет, Виорел. Дело есть. Срочное.

– На миллион долларов? – усмехнулся компьютерный гений Загревский.

– Почти. Ты уже обедал? Давай заглянем в наше кафе за углом. Я угощаю.

– Судя по неслыханной щедрости, ты собрался загрузить меня вирусной программой до самого не хочу, – понимающе хмыкнул еще не успевший привыкнуть к новому званию и вообще крайне редко – исключительно по праздникам – надевающий форму молодой подполковник самого молодого из управлений госбезопасности. – Ну ладно, пойдем… Куда от тебя денешься? Разве что в виртуальную реальность. Но учти, с тебя сто грамм коньяка и крабовый салат.

– Хоть двести, – подталкивая Загревского к выходу из тира, кивнул Макс. – Для хорошего человека ничего не жалко. Кстати, вот тебе подарочек, – Лакин достал из внутреннего кармана пиджака компьютерный компакт-диск без опознавательных надписей и протянул Виорелу. – Посмотришь, когда будет время. Может, пригодится.

– Что это за ящик Пандоры? – в карих глазах магистра киберпространства вспыхнули огоньки неподдельного интереса. – Очередной незаконно изъятый вещдок со страшной тайной, коды которой требуется взломать?

– Хуже, – покачал головой Макс. – Новый, базирующийся где-то в Питере виртуальный магазин, предлагающий своим клиентам за бешеные деньги гнусную детскую порнографию. Как пробьешь сервер и адресок, где стоит их аппарат, сразу вызывай СОБР…

Лицо Загревского напряглось, на виске запульсировала жилка. К активно использующим Интернет отечественным порнодельцам у начальника подразделения «R» был свой счет. После того как его семилетнего сына похитили по дороге из школы, изнасиловали, сняли на видео и продали пленку хозяину рижского виртуального «клуба по интересам» «Логос» двое гостей из прибалтийского ближнего зарубежья, Загревский объявил подонкам свою личную войну. Мальчишке чудом удалось сбежать и тем самым остаться в живых. Подполковник, а тогда еще капитан, Загревский вычислил скотов быстро. До суда они не дожили. Исчезли. Как было написано в приостановленном уголовном деле, «подозреваемые от следствия уклонились, предположительно скрывшись на своей исторической родине». Тогда, стоя у постели перенесшего две операции на прямой кишке сына, офицер ФСБ поклялся уничтожать подобные змеиные гнезда на всей территории России, что, помимо прочих служебных заданий, с подвижническим рвением и осуществлял вот уже третий год. Только борьба эта в последнее время, к сожалению, все больше напоминала битву Дон Кихота с ветряными мельницами. На месте одного ликвидированного группой Загревского виртуального «магазина», торгующего через всемирную компьютерную паутину детской порнографией, тут же, как бледные поганки после золотого дождя, возникали еще три клона. Бизнес процветал, потому как количество извращенцев, готовых платить за возможность мастурбировать, глядя на демонстрирующего мерзости экран своего монитора, год от года становилось в мире все больше и больше. Основное число платежей на счет гнусных контор шло из недавно объявивших крестовый поход против мусульман «оплота морали и демократии» США. Далее, чуть отставая исключительно по причине меньшей населенности, следовали Прибалтика и Германия. В обеих же российских столицах ситуация уже давно балансировала на грани социально-демографического взрыва. «Продвинутая» молодежь, под влиянием моды, наркотиков и завезенной с Запада субкультуры для дебилов десятками тысяч встающая под знамена извращенцев, все активнее и активнее употребляет в своей речи презрительно-высокомерное словечко «натурал», по заложенному в него уничижительному смыслу очень напоминающее определение «пидор», в том смысле, в котором его употребляли еще десять-пятнадцать лет назад. Черное и белое угрожающе быстро меняются местами. Чтобы понять, как покачнулось моральное состояние общества за последние годы, достаточно просто взглянуть на стремительно «голубеюще-розовеющий» день ото дня, являющийся законодателем молодежной моды отечественный шоу-бизнес, где даже сама Примадонна кабацким тоном голосит про «снятую за копейки и таблеточку нашу малолеточку, секонд-хэнд», а не отметившие еще совершеннолетие девчонки на глазах всей страны, стоя под дождем, целуют друг друга в засос и пискляво голосят про то, что «я сошла с ума, ей нужна она», и вообще – давно пора лечить голову. Заглянув же в новый каталог «Желтые страницы», можно увидеть, какими темпами день ото дня растет и без того огромный список ночных клубов для любителей всякого рода нетрадиционных методов спаривания. Слава Богу, до открытой демонстрации процветающих в Интернете зоо-, некрои особенно педофилии еще не дошло и вряд ли когда дойдет, даже в России. Статью УК, жестоко карающую за эти деяния, в обозримом будущем не сможет отменить ни один «правозащитник» с потными ладонями и маслянистым взглядом.

– Это и есть твое дело? – пряча компакт-диск в карман, сухо уточнил Загревский.

– Нет, конечно, – брезгливо поморщился Макс. – Но давай сначала перекусим, если не возражаешь. Я сегодня целый день не жрал, от голода и сигарет уже кишки сводит.

– У меня, по правде говоря, тоже, – согласился Загревский, с облегчением уходя от затронутой капитаном неприятной, но, к сожалению, актуальной темы, напрямую касающейся его служебных обязанностей. – Сто грамм с салатиком не помешает.

Обедали молча, с аппетитом. Наконец Макс вытер губы салфеткой, допил остатки апельсинового сока, бросил скомканную бумажку в стакан и, глядя на Загревского, произнес:

– …Помнишь, Виорел, месяца три назад, после встречи с московским проверяющим, ты мне однажды сказал, что у тебя есть конкретные «крючки» на кое-кого из наших бандитских авторитетов по финансовой части? Мол, для РУБОПа и ОБЭПа эти факты не годятся, потому как в суде нужны доказательства, а их, ввиду отсутствия оригиналов документов и свидетельских показаний, явно недостаточно для обвинения. Но при остром желании этой информацией можно паханам крепко осложнить жизнь.

– Можно, – спокойно согласился Загревский, орудуя зубочисткой. – А можно и без головы остаться. Это уже как повезет.

– Жить вообще вредно, от этого, случается, умирают, – мимоходом заметил капитан. – Вот я и подумал – а вдруг в число этих самых нечистых на руку авторитетов входит и некто Силов, Константин Никитич, помощник депутата Госдумы от фракции ЛДПР, а по совместительству лидер «карельской» организованной преступной группировки? И в его личном файле имеется нечто такое, что при одном только упоминании, безо всяких там подкрепленных следствием доказательств, могло бы вызвать у обозначенного гражданина желание… ну, скажем, сильно обидеть того, кто смог сообщить ему столь радостное известие.

– Что ты задумал? – смерив Лакина долгим, почти сочувствующим взглядом, подполковник Загревский нахмурил брови.

– Шантаж, – честно ответил Макс. – Как я понимаю, законного применения твоя убойная информация не предусматривает. А позволить себе такую роскошь, как держать компромат на лидера ОПГ без пользы для дела, мы вряд ли можем.

– Кто это «мы»? – на всякий случай уточнил Загревский.

– Ты и я, – пожал плечами Лакин. – Сотрудники самой могущественной спецслужбы Отечества. А если без пафоса… Я должен как можно скорее лично и конфиденциально встретиться с Мастером, заставить его на счет «один с половиной» слить нужную мне информацию – в общем, пустяк, не идущий ни в какое сравнение с твоими секретными наработками, – и по возможности вернуться с этой встречи живым и здоровым. Поможешь? Кроме тебя, мне больше не на кого рассчитывать.

– Пустяк, говоришь, – понимающе качнул головой гений киберпространства. – Так стоит ли ради пустяка засвечивать козырные карты? Тузом можно побить любую карту, но только один раз.

– От того, насколько проберет Мастера твоя информация, зависит жизнь как минимум двух…

нет, уже трех человек, – вспомнив о ждущей малыша Анюте поправился капитан. – Я не могу рассказать тебе все подробности дела, это займет слишком много времени, да и ни к чему тебе забивать голову чужими проблемами… Просто поверь мне на слово, Виорел: лучшего применения твой козырной туз не найдет. В долгу я не останусь. Понадобится моя помощь – в любое время дня и ночи, без лишних вопросов. Ну так как?

– Для начала с тебя пачка приличных сигарет, – достав из кошелька последний полтинник, с унылым видом пробормотал Загревский. И добавил, словно оправдываясь: – Завтра получка, а у меня кредит исчерпан. Последний транш сегодня утром жене на памперсы для дочки перевел. Хорошо, хоть бензин для машины казенный. Назад до дома и завтра на службу доеду…

– Спасибо, старик, я знал, что могу на тебя рассчитывать, – Макс не скрывал довольной улыбки. – Ты даже не представляешь, как ты мне помог.

– Ну, а во-вторых, – продолжил перечень условий сделки Загревский, – выдвигаю тебе встречный иск. Выполнишь – считай, что мы квиты. Не далее чем позавчера орлы твоего коллеги по отделу, майора Ткачева, по наводке некоего анонимного осведомителя арестовали на Московском вокзале пятнадцатилетнюю девчушку. Приезжую, из Великого Новогорода. Слышал об этом?

– Краем уха, – подтвердил капитан. – Кажется, что-то о взломе банкомата?

– Не просто взломе. Нынешние банкоматы отбойным молотком не возьмешь. Девочка же эта, не имеющая даже среднего образования, сумела спроектировать и изготовить некий приборчик, размером с ноутбук, с помощью которого она сначала некоторое время прогуливалвсь возле банкомата, а затем заставляла умную машину выдать на-гора всю имеющуюся на хранении наличность. За сутки она умудрилась опустить пять банков на общую сумму что-то около миллиона рублей. И сейчас ей грозит…

– Можешь не продолжать, – с улыбкой кивнул Лакин. – У половины твоих сотрудников похожая история. Бывшие хакеры. Но представительниц прекрасного пола я среди них что-то не замечал. Или опять отстал от жизни?

– Пока действительно только парни. Но надеюсь, эта будет первой ласточкой. Короче, мне во что бы то ни стало нужно отмазать ее от тюрьмы, – без экивоков потребовал подполковник. – Но с Ткачевым вашим мы заклятые друзья, еще с давних времен. Он прекрасно знает, что с моей помощью юное создание на суде запросто выкрутится. И не хочет за здорово живешь терять такую ценную «палку». Поговори с ним. У девчушки гениальные мозги. Жаль будет, если такой талант пропадет зазря. У меня в отделе она смогла бы сделать блестящую карьеру.

– В таком нежном возрасте? – вскинул брови Макс. – Ей по годам даже звания «рядовой» пока не положено.

– Ты непоправимо отстал от жизни, – ввел капитана в курс дела начальник подразделения «R». – Сейчас весь золотой генофонд компьютерных фанатов как раз и находится в возрастном интервале от четырнадцати до восемнадцати лет. Поэтому с Нового года при моем отделе создан специальный учебный курс, по окончании которого я имею право зачислять выпускников в штат. Сейчас в группе всего пять курсантов, но каждый из них стоит целой Силиконовой Долины. Официально, правда, я имею право брать на обучение только с шестнадцати лет, но в данном конкретном случае можно позволить себе некоторое нарушение… Так что поговори с Ткачевым. Обрисуй тему. Пусть до суда передаст мне девчушку, так сказать, на поруки. А уж я позабочусь, чтобы ее гениальные способности нашли достойное применение и послужили не мафии, что рано или поздно обязательно случится, а на благо России.

– Майор очень жесткий человек, – покачал головой Лакин. – Для него карьера – это святое, и он делает все, чтобы в конце концов добраться до самого верха. С ним очень трудно договариваться. Его наши мужики за глаза так и зовут – Бульдозер. Нет никакой гарантии, что мне удастся быстро его уговорить. А с Мастером я должен забить стрелку уже сегодня, на крайний случай – завтра утром. Старик, выручай.

– Извини, Макс, но больше я ничего тебе предложить не могу. И пойми меня правильно. У тебя свои интересы, а у меня – свои. Хоть в итоге каждый из нас делает общее дело. Компромат на Мастера, который ты у меня просишь, не за здорово живешь образовался. Чтобы его получить, мои люди работали с банковскими проводками не день и не два. Пожалуйста, постарайся убедить Ткачева отдать мне девчонку. Как ты это сделаешь – не суть важно. Ключ можно подобрать к любому Бульдозеру, было бы желание. Как любил повторять генерал Алексей Трофимович Корнач, пусть земля ему будет пухом: «Безгрешен только Бог и Генеральный Секретарь ЦК КПСС». Это я – затворник, кроме своих компьютеров, ничем другим не интересуюсь. А у тебя, я знаю, половина Литейного знакомых.

– Без ножа режешь, Виорел, – играя желваками, сухо произнес Лакин, уже понимая, что переубедить Загревского не удастся. Мельком просмотрев принесенный официанткой счет за обед, он поверх пятидесятирублевки подполковника бросил на блюдце еще две сотни. Сказал, первым вставая из-за столика: – Ладно, я постараюсь сделать то, о чем ты просишь. Но учти – компромат на Мастера должен быть действительно убойным, чтобы он даже дернуться не смог.

– Не сможет, – пообещал Загревский. – Гарантирую. Ты лучше про себя подумай – как потом жить будешь, после «стрелки». Мастер – бандит злопамятный, он таких грубых наездов не прощает. Я бы на твоем месте подстраховался.

– Как-нибудь выкарабкаюсь. Если что срастется – где тебя найти?

Загревский достал из кармана авторучку, вытащил из подставки салфетку, чиркнул на ней номер своего сотового телефона и, встав из-за стола, протянул капитану. Лакин бросил на салфетку взгляд, кивнул, спрятал ее в карман пиджака и первым вышел на улицу. Сел в свою припаркованную на противоположной стороне проезжей части «десятку» и достал трубку мобильника.

Неожиданное препятствие на пути к важной встрече с лидером «карельских» бандитов не смутило взявшего след капитана. Наоборот – факт реального наличия у Загревского убойного компромата на Мастера добавил ему уверенности в благополучном исходе задуманной авантюры. Теперь все зависело от того, как быстро он сможет склонить непробиваемого служаку майора Ткачева к тесному сотрудничеству с подразделением «R».

Что там говорил Загревский насчет половины Литейного? Загнул, конечно. Но не так чтобы очень. Коммуникабельный, легкий в общении Макс Лакин действительно знал многих офицеров верхних этажей Большого Дома. С кем-то вместе проворачивал дела, с другими – тренировался, с третьими – изредка выпивал, со всеми прочими – просто здоровался за руку, встречаясь в коридоре. Служба – службой, а человеческий фактор всегда имеет значение. И нередко успешному завершению оперативной комбинации способствуют именно неформальные, внеслужебные контакты сотрудников одного ведомства. Так было всегда.

– Безгрешен только Бог и Генеральный Секретарь ЦК, – задумчиво пробормотал Макс, набирая номер телефона Ивана Дроздова, заместителя начальника Управления собственной безопасности ФСБ. Начать «уговаривать» Ткачева капитан решил с выявления его слабых мест. А кто лучше УСБ может знать тайные стороны жизни сотрудников их грозного секретного ведомства? Главное – это попросить «чистильщиков» о крохотном одолжении – совершить должностное преступление и поделиться с ним, таким же, как и все остальные, потенциальным «клиентом», частью своих оперативных наработок по интересующему его объекту.

– Алло! – Макс сразу узнал чуть хрипловатый голос Дроздова.

– Иван, привет. Это Лакин, – стараясь, чтобы речь звучала спокойно, представился капитан. – Ты очень занят?

– Как всегда, – последовал ожидаемый ответ.

– Надо встретиться.

– Где, во сколько? – Дроздов не стал тратить время на пустые слова.

– Через пятнадцать минут, внизу. Я буду в машине.

– Договорились, – в трубке раздались короткие отрывистые гудки.

…Через час с небольшим бывший сокурсник объявленного в федеральный розыск беглеца точно знал, с какой стороны подойти к непробиваемому майору по кличке Бульдозер, чтобы заставить его с радостью пойти на контакт со смежниками из команды «R». И еще раз убедился в правдивости поговорки, которую любил повторять погибший при загадочных обстоятельствах, сгоревший в своей машине генерал Карнач. Безгрешных людей нет. Тем более, в ФСБ, деятельность которой по охране государства, хочешь ты этого или нет, то и дело выходит за рамки закона. Взять, к примеру, уже готовящегося вертеть в погонах вторую дырку майора Ткачева, чей послужной список был прямо-таки кристально безупречным. Но если копнуть глубже, то появится масса вопросов. А именно – каким образом в девяносто восьмом году удалось в последний момент улизнуть наконец-то арестованному Интерполом аж в солнечной Греции бывшему генеральному директору АО «Северо-Западный трастовый синдикат» Шпееру, обвиняемому в мошенничестве в особо крупных размерах? Кто-то господина директора явно предупредил. Кто именно? Не участвующий ли в операции капитан Ткачев, чья давно овдовевшая престарелая теща, всю жизнь проработавшая контролером в метро, через неделю после исчезновения коммерсанта вдруг приобрела в пригороде черноморского курорта Геленджик, поселке Кабардинка, скромный двухэтажный домик с садом, стоимостью ни много ни мало пятьдесят тысяч долларов. А работающая воспитателем в детском саду незамужняя сестра супруги майора чуть позже взяла да и прикупила по случаю в автосалоне на Энергетиков почти новенький джип «шевроле-блейзер». А потом – вот чудо! – с радостью подарила его горячо любимой сестре.

Справедливости ради стоит отметить, что никаких прямых улик против Ткачева у УСБ не имелось, но зато «информации к размышлению» – хоть отбавляй. Все, что теперь требовалось от Макса, – это добавить немного блефа, например про то, что задержанный в Салониках Шпеер якобы шепнул на ухо кое-кому из доверенных офицеров Интерпола о данной им крупной взятке тогда еще капитану ФСБ. Дело за малым – взять с господина Шпеера письменные показания…

И все, пять к одному, что на Бульдозере можно смело пахать огород!..

Можно сказать, что Лакину повезло. Только везение это не было слепым, а имело тщательную предварительную подготовку. Взятый исключительно на понт, непробиваемый служака Ткачев, услышав о якобы имевшей место взятке, потек сразу, без дополнительного нажима, и первым, добровольно, предложил свои услуги в обмен на молчание. Сделка, к удовлетворению сторон, состоялась. Раскрутивший взяточника младший по званию коллега поимел еще одного смертельного врага. Впрочем, на данный момент капитана это волновало меньше всего…

Ближе к ночи развивший бурную деятельность Макс Лакин заехал на Гражданку, где во второй раз встретился с начальником подразделения «R», передал обнадеживающее известие от Ткачева и в благодарность за помощь получил от подполковника компьютерную дискетку с файлом zasranec.fin. Оставался сущий пустяк – набрать полученный в РУБОПе номер мобильника Мастера и назначить встречу «крестному отцу» «карельской» братвы. А там, серьезно рискуя с нее не вернуться, просто взять и схватить известного своей жестокостью бандитского авторитета за горло. Не руками – компроматом с опять-таки небольшой толикой крайне опасного для здоровья блефа. Но выбора у капитана не было. Надо было спешить. Время, уплотнившееся до предела, сейчас весило больше золота и гарантированно помочь розыскать Наиля Хайдарова мог только его непосредственный босс. Макс не сомневался: вынужденный просить помощи у бандитов Артем где-то совсем рядом с бригадиром.

Когда капитан добрался домой и, сидя за компьютером, изучил записаный на дискете материал, часы уже показывали начало третьего ночи. Хлопая веками, Лакин рассеянно подсчитал, что не спал более двадцати часов. Голова соображала с трудом, глаза закрывались сами собой. Пора было немного отдохнуть.

«Забить стрелку» лидеру «карельцев» капитан решил завтра утром.

Глава 6

Ехал Грека через реку

Снова подниматься на второй этаж коттеджа из бункера-тюрьмы Артему не пришлось. Авторитета он увидел во дворе. Мастер стоял рядом с Лимоном возле джипа и что-то эмоционально говорил, изредка махая распальцовкой. Заметив появившегося из открытых дверей гаража беглеца, сразу поманил его рукой. Когда Артем подошел, лидер «карельской» братвы положил руку ему на плечо и произнес по-военному четко и безаппеляционно.

– Значит так, Артем. Дела плохи. Только что мне сообщили – недалеко от Сенной площади взорвался «мерс» с четырьмя нашими пацанами. Кроме них погибли два случайных прохожих. Еще несколько человек ранено. Менты в бешенстве. Толпа в панике. Кто устроил эту мясорубку, надеюсь, объяснять не нужно, – Мастер посмотрел колючим взглядом в сторону гаража. – Наиль был тебе другом, поэтому я даю тебе возможность отомстить за него. Сейчас вместе с Андреем едешь в магазин. Тут недалеко. Купишь себе нормальную рубаху, по размеру, и что там еще ты на гэбэшной квартире забыл… Потом завернете к Андрею на хату. Лимон заберет стволы и на тачке, – Мастер хлопнул ладонью по нагревшемуся на солнце черному капоту внедорожника, – летите в Новочеркасск. Весь путь – примерно полторы тысячи километров. На этой ласточке доберетесь меньше чем за сутки. Встретитесь с местным паханом, Берией, узнаете все, что можно, про Слона – и сразу назад. За работу получишь к обещанным мной двум кускам еще пять тысяч баксов и мое полное содействие в организации скорой встречи со старым знакомым. Что делать после – решать тебе. Захочешь остаться в «семье», найдем тебе достойную денежную работу. Не захочешь – уходи. Но сейчас ты мне нужен, парень. Андрей должен был лететь в Ростов завтра утром, вместе с Хитрым. Искать замену некогда. Если сорветесь прямо сейчас, то к утру уедете далеко за Москву. Слишком большой разницы во времени, по сравнению с самолетом, не должно быть. Я могу на тебя рассчитывать?

– Да, – ответил Артем. – Только хочу напомнить, я в федеральном розыске. И без документов.

– Не дрейфь, земеля, схема отработана! – хмыкнул вмешавшийся в диалог Лимон. – У меня есть реальная ксива! Пристегну тебя браслетами к двери, типа бандюган арестованный. Ни одна легавая собака даже не тявкнет!..

– Я уверен, все будет ништяк, – сказал авторитет. – Лимон – боец опытный, не первый день замужем, знает, что нужно делать. Не спорь с ним, делай, как скажет. Считай, что Берия уже у вас в руках. Все, мужики, рванули!.. Как только будет информация – сразу же звоните. Чтобы к вашему возвращению в город Слон, или как там его на самом деле, уже жевал собственные яйца в моем подвале!..

Обычно надменный и соблюдающий дистанцию главарь «карельских» бандитов при прощании неожиданно пожал Артему и сыну своего бывшего босса руки и махнул охраннику у ворот, приказывая выпустить тачку.

– Падай рядом, Грек, – Лимон кивнул на переднее сиденье ACURA, на удивление ловко для своей внушительной комплекции забрался в салон и завел мотор. Не успел Артем захлопнуть за собой дверь, как джип сорвался с места и, набирая скорость, помчался по дорожке навстречу медленно ползущим в сторону тяжелым зеленым воротам загородной резиденции Мастера.

В какой-то момент придавленному ускорением к сиденью Артему даже показалось, что внедорожник сейчас на скорости под восемьдесят километров в час снесет не успевшие до конца открыться ворота. Но Лимон оказался отличным водилой и глазомер у него был не хуже, чем у ювелира, – джип пулей просвистел между воротами и стеной, оставив с каждой из сторон кузова всего на ладонь свободного пространства. Как сынок финансового консультанта из Смольного будет гнать драгоценный джип на загородной трассе, было понятно уже сейчас.

Выехали за КПП элитного поселка. Лимон повернул голову, от чего жирные складки на бритом затылке стали еще рельефнее, пристально посмотрел на своего, с первого же взгляда вызвавшего подсознательное чувство дискомфорта, напарника, на кандидатуре которого он сам только что настоял, убедив Мастера, разъяренного глупой гибелью Наиля и пришедшим сразу за ней новым трагическим известием, в необходимости дать замазанному кровью рекруту шанс отличиться в серьезном деле. Насчет Артема, залетного, едва не спутавшего все карты фраера, у поднявшегося в течении двух суток сразу на две ступеньки в бандитской иерархии и фактически уже ставшего единственным приближенным к авторитету бригадиром Лимона имелись свои, вполне конкретные планы. Чужак, легко примкнувший к группировке стараниями Наиля и уже успевший отметиться парой жмуриков, был для Изотова лишней головной болью, а значит, от него следовало как можно скорее избавиться. Не дожидаясь прибытия в Новочеркасск. Впрочем, Лимон и не собирался ехать в такую даль…

Вращая руль пухлой лапой и глядя на петляющую из стороны в сторону дорогу, Изотов-младший скрупулезно анализировал сложившуюся в результате его согласованных во всех деталях с влиятельным отцом тайных действий по захвату власти в группировке, во главе которой скоро должен был встать он, Лимон. А жаждущий более серьезной власти отец автоматически становился «мозгом» и идейным вдохновителем банды.

Как отлично все начиналось!

Четверо боевиков и бригадир по прозвищу Кирей убиты наемниками на «стрелке» в ЦПКиО, еще двое – всегда ненавистный Лимону, сразу интуитивно почувствовавший, откуда дует ветер, Костя Пилот и его отморозень-брат – расстреляны днем позже. Однако неудачное покушение на Хитрого, сорвавшееся не столько по причине неожиданного вмешательства проклятого повара, сколько из-за внезапно обнаружившегося сюрприза в виде бронированной, внешне ничем не отличающейся от простой консервной банки, БМВ, а так же захват первой группы киллеров, виной которому был исключительно Артем, сильно осложнили завершение спланированной вроде бы до мельчайших деталей операции и едва не поставило на плане захвата власти жирный крест. Трое из шести наемников, отправленных на заработки в северную столицу бывшим зоновским дружком отца, а ныне новочеркасским авторитетом Берией, угодили в подземный бункер Мастера и сразу раскололись, кто дал им приказ пахать на Слона и где именно в Новочеркасске искать Берию. Еще одного наемника застрелил этот долбаный повар. Второй киллер ранен в лицо собственной отрикошетившей от БМВ пулей. Водила, к счастью, жив. Именно он сначала помог подельнику выбраться из тачки и скрыться, а затем, по команде от него, предусмотрительно назвавшего себя Слоном Андрея Изотова, послал из уличного таксофона сообщение на пейджер, которое привело в действие радиоуправляемый детонатор пластиковой взрывчатки, еще три дня назад укрепленной под капотом «мерседеса» Чайника…

И только спонтанная, безумная выходка западающего на всякого рода эффекты Наиля, перечеркнувшая его жизнь, и, как следствие, подарившая Лимону в напарники сидящего рядом с каменным лицом беглеца, давала возможность вновь направить ситуацию в нужное русло.

Полную драматических случайностей историю злоключений Артема, рассказанную им Мастеру и Хитрому в каминном зале коттеджа, тайный претендент на лидерство в группировке знал во всех деталях – помог давно поставленный за каминные часы, настроенный на частоту портативного, не больше спичечного коробка, радиоприемника, «жучок». Два других «жучка» тоже были в работе. Первый с невероятным трудом был вмонтирован Лимоном в обивку «шестисотого», на котором передвигался Мастер, второй находился в подаренной авторитету на день рождения самим отцом инкрустированной бриллиантами золотой зажигалке, с которой круто забуревший Мастер практически не расставался. Приемник же с выносным наушником Лимон всегда носил в кармане. Слушать разговоры авторитета, передаваемые любым из скрытых микрофонов, можно было и находясь в джипе, через автомагнитолу, на любом в пределах города удалении от источника звука, благодаря нескольким, установленным в разных местах и надлежащим образом замаскированным усилителям сигнала. Такая кропотливая предварительная работа перед началом операции по захвату власти позволяла Лимону и стоящему за ним «серому кардиналу» быть в курсе всех замыслов главаря «карельской» братвы. И отнюдь не все высказывания Мастера относительно его бывшего, «доперестроечного», хозяина приходились по душе господину финансисту…

Что же касаемо сегодняшнего рассказа Артема, подслушать его было проще простого. Сидя в холле под присмотром телохранителя, Лимон сначала достал крохотный радиоприемник, включил «Европу Плюс» так, чтобы звуки музыки из встроенного динамика услышал охранник, а уже затем невозмутимо вставил в ухо наушник, сменил частоту на нужную и полчаса слушал происходящий за дверью разговор, медленно раскачиваясь в кресле-качалке, листая журнал и время от времени притопывая ногой в такт несуществующей музыки…

Свернув на более или менее оживленную, по меркам курортного поселка, улочку Лимон остановил джип напротив входных дверей универсального магазинчика и протянул Артему три тысячи рублей:

– Только не слишком тормози, братан. Давай в темпе, я жду…

Артем молча взял деньги, вылез из машины и скрылся за стеклянными дверями. Лимон достал трубку телефона и набрал номер Бориса Сергеевича, некогда более известного в узких кругах теневых воротил как Актер. Дождавшись соединения, новоиспеченный бригадир буркнул:

– Это я, короче. Тут такое дело. Хитрого один из наших уродов его же собственным стилетом заколол! Потом расскажу, как дело было, оборжешься. Мастер после сообщения о взрыве весь на измене, хотя старается держать масть. Всучил мне взамен Хитрого его кореша, борца бывшего, того, который на первую группу головорезов Чайника навел, и приказал прямо сейчас брать стволы и ехать в Новочеркасск, валить Берию. А до кучи узнать – кто такой Слон. Ха!.. Прикинь.

– Что думаешь делать? – строго спросил финансист. – Поедешь?

– Не прикалывайся, лады?! – огрызнулся отпрыск, то и дело сторожко поглядывая на двери магазина. – Сейчас заеду на хату, соберу типа шмотки, достану из тайника волыны… Выеду на трассу. А как представится подходящий случай – завалю этого фраера, труп спрячу, и все дела. Вернусь, перетрем тему. До завтрашнего вечера меня все равно никто искать не будет. Если Мастер на трубу позвонит – я, типа, в дороге.

– Логично, – согласился Борис Сергеевич. – Действуй, сынок.

– Погоди, слышь! Так кто Костыля убирать будет?!.. Ты так до сих пор и не…

– Это уже не твоя забота, – спокойно, но твердо перебил Изотов-старший. – Ситуация под контролем. Придет время – ты все узнаешь.

– Конспиратор, бля. Я тебе что, шестерка?!

– Делай свое дело и не вякай, – вынужден был слегка надавить Борис Сергеевич. – Как освободишься – позвони. – И обнадежил амбициозного сыночка: – Думаю, завтра вечером уже можно собирать сходняк. Пригласишь ко мне на дачу всех пацанов, кто по масти идет следом за покойниками. Кто там из старых маркеловских бригадиров еще дышит?

– Пилот, Буля, Кирей – в отвале. Чайник с Циркулем – тоже. Хитрый – ясный перец. Значит, остается только Киборг, но он после той истории с малолеткой против нас с тобой даже дернуться не посмеет, – с довольной ухмылкой сообщил Лимон. – А остальные – тем более! Наоборот, довольны будут, что так легко в ранге поднялись! Ха!.. Главное – липового Слона братве представить и тему расписать, кто и за что на «семью» наехал. Только так, чтобы сам терпила был жив, но уже ничего сказать не смог. Если пацаны хоть что-то тухлое заподозрят – туши свет.

– Не проблема. Я тебе один раз сказал – разыграем спектакль, как по нотам. Значит, так и будет. Все, хорош базарить. Удачи. Вали своего лоха.

– И ты тоже не кашляй! – фыркнул, ощерившись всеми тридцатью двумя вставными зубами, Лимон и захлопнул крышку телефона.

Вскоре из дверей магазина появился заметно преобразившийся Артем. На голове Грека была одета козырьком назад черная бейсболка, глаза скрывали темные каплевидные очки, а богатырский торс мягко облегала широкая, но по-прежнему расстегнутая на три верхние пуговицы и открывающая лохматую грудь хлопковая рубашка.

– Надо же, какие мы крутые, – запуская мотор джипа, процедил Лимон, мысленно уже ощущающий себя паханом. Надменно скривив губы, Изотов-младший сплюнул через приспущенное стекло и, лениво ткнув светящуюся кнопку магнитолы, включил аудиосистему.

– Братва! Не стреляйте друг в друга!!! – хриплым голосом бандитского любимца взорвались невидимые колонки. – Вам нечего в жизни делить!!!..

По взмокшей спине Лимона прохладной волной от поясницы до затылка пробежали мурашки. Врешь, Женя. Делить всегда есть чего. Только не каждый способен бросить вызов и – победить. Скаля жемчужные зубы своему отражению в зеркале заднего обзора, Изотов почесал взопревшие складки на затылке, бросил в рот сигарету и щелкнул зажигалкой.

До стремительного взлета отморозка на вожделенный трон бандитского авторитета и лидера «карельской» группировки оставалось не больше суток.

* * *

Безумный, насыщенный событиями день неумолимо клонился к закату. На изнывающую от солнца землю плавно спустились легкие июньские сумерки. Граница города-героя Санкт-Петербурга давно осталась позади. На обочине трассы бледной тенью промелькнул покосившийся столб с цифрой «75». Лимон, которому не терпелось поскорее избавиться от чужака, начинал заметно нервничать. Вопреки задуманному им плану проклятый повар не только наотрез отказался изображать задержанного преступника и пристегиваться «браслетами» к ручке над дверью, но и в ультимативной форме потребовал выдать ему «на всякий случай» ствол с полной обоймой. С ходу сказать пребывающему в пугающей отрешенности от окружающего мира Греку «нет» – значило насторожить его сомнения и до предела осложнить исполнение плана. Поэтому, выслушав требование напарника, Лимон не только без лишних базаров выдал Артему извлеченный из тайника чистый, еще пахнущий смазкой китайский ТТ, но и изо всех сил старался казаться естественным, то и дело возвращаясь к обсуждению глупой гибели Хитрого и провоцируя подельника на ответное многословие. Тщетно. Заваливший за день двух новочеркасских наемников, неумело курящий сигарету за сигаретой Артем всякий раз ограничивался короткими репликами, рассеянными кивками и всем своим видом выражал только одно, неосуществимое пока желание – остаться в полном одиночестве…

Стрелки часов неумолимо двигались по кругу, колеса роскошного внедорожника ACURA наматывали все новые и новые десятки километров. Две предыдущие попытки выманить Грека из машины не увенчались успехом. Если так пойдет и дальше, скоро впереди забрезжат огни Великого Новгорода. В планы нетерпеливо ерзающего задницей по сиденью Лимона посещение древней русской столицы совершенно не входило. И когда окружающие трассу поля в очередной раз сменились обступившим с обеих сторон асфальтовую ленту плотным лесом, Изотов недовольно скривился, пробормотал что-то насчет посаженных пивом почек, сбросил скорость, включил указатель правого поворота, съехал с дороги и остановил джип на обочине.

– Ты как хочешь, а я у меня клапан не железный, – сказал Лимон, открывая дверь.

Вывалился, нетерпеливо сопя, наружу, обошел тачку спереди и, расстегнув ширинку, пристроился возле поросшей кустами придорожной канавы, отделяющей болотистый, вечно сырой лес от оживленной московской трассы.

В легкие сразу ворвался свежий, пьянящий после душного городского смога, воздух, наполненный ароматами хвои, травы, цветущих растений и свежей земли.

Сзади тихо щелкнула, открываясь, пассажирская дверца. Изотов сразу напрягся. Оборачиваться пока не стал. Вслед за звуком открывшейся двери раздался тихий шорох коснувшихся земли подошв. Неужели дождался? Точно. И на дороге, как специально, ни одной машины! Другого такого козырного шанса уже не будет.

Артем остановился чуть левее, не спеша расстегнул «молнию»…

– О-ох, лафа! – с облегчением выдохнул Лимон, торопливо упаковывая в трусы крохотные, как у воробья, причиндалы. – Как заново родился!!!

Делая вид, что направляется назад к джипу, браток бесшумно переместился за спину стоящего возле канавы Грека, сунул пальцы под рубашку, крепко обхватил рифленую рукоятку своей «беретты», выхватил ствол и, направив его Артему в затылок, нажал на спуск.

Грохот выстрела эхом покатился по лесу. С веток ближайших к трассе деревьев с криком взлетели, тут же метнувшись глубже в лес, давно привыкшие к монотонному гулу пролетающих мимо авто, но неожиданно потревоженные странным звуком птицы.

Коротко вскрикнув, Артем взмахнул руками и, не удержав равновесия, с треском сминая кусты, лицом вниз рухнул в глубокую канаву и, судя по звуку, скатился на самое дно кювета. Лимон вжал голову в плечи, торопливо зыркнул по сторонам, убедился что трасса до сих пор пуста, опустил оружие и быстрым шагом двинулся к упавшему телу, чтобы, если потребуется, произвести еще один, контрольный, выстрел в затылок жертвы. Место, где лежал убитый Грек, было просто идеальным. Обнаружить тело, даже чисто теоретически, тут, в канаве, возможно не раньше чем поздней осенью, когда с кустов «волчьей ягоды» опадет листва. А скорее всего, брошенный на обочине труп повара вообще сгинет, раз и навсегда. Ништяк.

Кусты оказались на редкость густыми, канава – глубокой, обильно поросшей крапивой. Разглядев неподвижно лежащее на склоне тело, Лимон невольно чертыхнулся. По причине жары на братке были шорты, и лезть в крапиву совсем не хотелось. Но и оставлять Грека здесь, не убедившись в отсутствии пульса, было чревато. Прецедентов, когда недостреленная жертва воскресала и приносила незадачливому палачу массу проблем, было известно предостаточно. А лишняя минута все равно ничего не решает…

Со стороны дороги тем временем послышался гул мотора. Изотов оглянулся. Из-за поворота, сверкая огнями, выскочила разрисованная всеми цветами радуги фура. Еще раз тихо матюкнувшись, Лимон двинулся вниз, раздвигая руками ветки и морщась от то и дело обжигающей ноги крапивы. Конечно, можно было выстрелить и отсюда, с расстояния в три метра, но братку хотелось убедиться в смерти напарника, увидев дырку от пули в его голове, заглянуть в стеклянные глаза…

– У-у, п-падла, – не спуская глаз с неподвижно лежащего на боку мертвеца, Лимон сделал еще один шаг и вдруг ощутил, как придавленная подошвой кроссовки палка упруго шевельнулось, отчаянно пытаясь вырваться, угрожающе зашипела, приподняв над травой широко разинутую пасть с торчащими из нее двумя острыми зубами. В следующее мгновение черная, с желтыми точками на скулах, змея сделала бросок и больно вцепилась в оголенную икру Лимона, насквозь прокусив кожу. Повисев в таком положении с полсекунды, «прищепка» разжала челюсти, упала на траву, свернулась причудливым узлом и, сверкнув на прощание влажной пупырчатой шкурой, быстро уползла прочь.

Окаменевший от ужаса, застывший с широко открытым в немом крике ртом и выпученными глазами Лимон ощутил, как все его тело начинает бить крупная дрожь. Браток был не в силах отвести взгляд от двух красных капелек крови, выступивших на голени в месте змеиного укуса. Такого сильного шока он не испытывал еще никогда в жизни. Страх смерти сковал волю бандита и совершенно обездвижил его грузное тело. А неожиданно зашевелившийся на дне канавы, пытающийся с трудом приподняться «труп» Грека, затылок которого был обильно смочен кровью, окончательно добил впавшего в прострацию, трясущегося, словно от лихорадки, Лимона. Громко вскрикнув, браток конвульсивно дернулся всем телом. «Беретта» выскользнула из ослабевших пальцев и упала в траву.

Спустя пару секунд Изотов-младший понял, что допустил роковую ошибку. Но было уже слишком поздно – пистолет в руке лежащего на боку Артема отрывисто чихнул, изрыгнув пламя. Пуля пробила Лимону колено, превратив сустав в кровавое месиво. Незадачливый киллер с диким воплем рухнул в крапиву. Боль от раны была просто невыносимой.

Артем на миг прикрыл веки, перевел дыхание. Вновь открыл глаза. С трудом поднялся, продолжая держать на прицеле извивающегося, пальцами царапающего землю братка. Сначала встал на колени, затем, держась за ствол чахлой березки, в полный рост. Левой рукой снял с головы окровавленную бейсболку, посмотрел на проделанную пулей дыру, со злостью отшвырнул испорченный головной убор. Осторожно ощупал рану. Поморщился, стиснул зубы. Пуля прошла вскользь, срезала только узкую полоску кожи над ухом. Возьми торопыга Лимон сантиметром левее – и череп Грека раскололся бы пополам, как грецкий орех.

..Никогда до позапрошлых суток не западая на всякого рода мистику, в том числе и «родную», православную, Артем вновь помянул добрым словом своего полученного, если верить священнику, при крещении личного ангела-хранителя.

Итак, он упал в канаву не от смертельного выстрела, а от полыхнувшей боли и неожиданости, просто не удержал равновесия. А падая, не успел сгруппироваться, неудачно приземлился на плечо, больно вывихнул шею, отчего на короткое время даже потерял сознание. В многострадальный позвоночник словно спицу раскаленную вогнали. Слава Богу, на сей раз обошлось без увечий. Спасибо многолетним тренировкам – мышцы шеи сработали, как корсет. Кажется, именно благодаря «броне» из мускулов несколько лет назад, вылетев через лобовое стекло автомобиля при чудовищном ударе об опору моста, выжил известный американский чемпион-культурист Флекс Уиллер. Артем вдруг совершенно не к месту вспомнил, что читал об этом в мужском журнале…

И все-таки Грека спасла именно змея. Неядовитый и совершенно не опасный для жизни обитатель болотистых мест. Холодная неразумная тварь. Артем даже успел ее увидеть. Напугавшая Лимона ползучая гадина оказалась обыкновенным ужом, правда, на удивление крупным. Самое страшное, что он мог сделать человеку, – это нанести крохотный, подчас долго и болезненно заживающий укус. Однако ни о каком летальном исходе даже речи быть не могло.

Грек мысленно перекрестился. Вот и не верь после всего случившегося в судьбу! Сегодня ему невероятно, просто неслыханно везло! До такой сюрреалистической степени, что мысли о вмешательстве потусторонних сил лезли в мозг впереди всех прочих. Сначала спецназ на Фонтанке, затем братки в черной «девятке», обстрелянная БМВ, нелепый случай в бункере Мастера и, наконец, промахнувшийся с расстояния в три шага Лимон. А до кучи – змея, не давшая студенистому куску дерьма возможности исправить «ляп» и сделать контрольный выстрел. Только за прошедшую минуту Артем мог умереть дважды. Однако он до сих пор жив и даже, кажется, почти здоров. Таких случайностей просто не бывает. Выходит, права седая поговорка: «Кому суждено быть повешенным – тот не утонет». Мистика какая-то…

Грек подошел к воющему, заполошно шарящему по траве в поисках оружия, Лимону. Покосился на кровавое месиво, зияющее у раненого подонка на месте коленного сустава. Поднял оружие и, размахнувшись, зашвырнул ствол далеко в заполненную черной вонючей водой канаву. Наклонился, вытащил из нагрудного кармана бандита сотовый телефон, быстро проверил список находящихся в памяти номеров и нашел то, что искал. Номер Мастера. Вызвал абонента, не спуская глаз со стремительно бледнеющего бригадира. Услышав голос лидера «карельцев», вежливо поздоровался:

– Вечер добрый, Константин Никитич. Это Грек.

– Да, Артем, – после некоторой заминки хмуро бросил Мастер. Судя по глухому и настороженному голосу, авторитет явно не ожидал, что выйдет с ним на связь Артем, а не Лимон. Причем – буквально через два час после расставания.

– Вас не удивляет, что я вам звоню? – жестко спросил Артем.

– Честно говоря, удивляет. Может, скажешь, что у вас стряслось? И где Лимон?

– Лимон здесь, – пнув братка в бок, словно авторитет мог это видеть, ледяным тоном сообщил Артем. – Лежит с простреленной ногой, сопли по роже размазывает. Пять минут назад эта сволочь хотела меня убить.

– Как убить?! Ты что такое говоришь?! – взорвался главарь «карельцев».

– Вам виднее – как, – огрызнулся Артем.

– Ты!.. – захлебнулся словами вспыхнувший от такой дерзости Мастер. – Ты на кого голос повышаешь, щенок?!

– Значит, вы лично не давали Лимону приказа насчет моей ликвидации?

– С какой стати?! Да если бы я хотел тебя, фраера, завалить, я сделал бы это прямо здесь, не отходя от кассы! – логично заметил Мастер, умышленно не называя по телефону слово «бункер». Артем сразу все понял. – Говори без истерик, как дело было?!

– Заехали за шмотками и за стволами. Рванули на Москву. Лимон два раза останавливал тачку на обочине, каждый раз – в лесу. Якобы отлить приспичило. Почки, мол, у него больные, писать дюже хоцца. Первые два раза я в машине сидел, пока он болт мучил, в третий – вышел… Он зашел со спины, выхватил пушак и шмальнул мне в затылок. Хорошо, второпях чуть выше взял. Иначе мы бы сейчас с вами не разговаривали.

– Похоже, ты не слишком-то тяжело ранен, – с металлом в голосе заметил босс «карельских».

– Не слишком, – сухо подтвердил Артем. – Но крови – море. Короче, я прострелил этому уроду колено, чтобы не сбежал. Ствол и трубу забрал.

– Что он поет? – поинтересовался Мастер.

– Я пока еще не спрашивал. Лежит, сопли по брылям размазывает.

– Значит, так, Грек, – строго сказал авторитет. – Хер с ним, с Берией. Отбой. Позже с гнидой разберемся. Сейчас перевяжи Лимона, в тачке должна быть аптечка, сунь в рот кляп и запихни в багажник джипа… Там даже ему, борову, места хватит. Сам – за руль и гони обратно в Питер. Возле знака, на въезде, тебя встретят наши бойцы. Проводят в адрес. Я буду там примерно через час. Так оно надежней, чем с таким грузом через весь город до самого Репина катить… Учти – за Лимона отвечаешь головой! Мне Андрюшенька свет Борисович теперь нужен живым! Есть кое-какие соображения… Ты все понял?

– Все. Упаковываю мясо в тачку и возвращаюсь.

– Мясо, ишь ты. Гм… А ты молодец, Грек, – ухмыльнулся, изменив тон, Мастер. – Похоже, мы найдем общий язык. Смотри, парень, не разочаровывай меня. Ну, скоро свидимся, – буркнул авторитет и первым отключил связь.

Артем спрятал трофейную трубку в карман и посмотрел на подвывающего, сидящего на склоне сырого кювета амбала. А потом, повинуясь внезапно возникшему желанию, взял и сильно наступил на простреленное колено ублюдка. Истошно заорав от нечеловеческой боли, Лимон клещами вцепился ему в икру, но тут же получил точный удар кулаком в лицо. Когда Артем наконец убрал с раздробленного колена ногу, вместо слов и стонов из лишившейся двух передних зубов пасти бандита вылетал только слабый хрип.

– Жить хочешь, сука? – Артем прижал ствол ТТ к виску Лимона.

Браток заскрипел зубами, уронил голову на грудь и, не переставая хрипло рыдать, часто-часто, как китайский болванчик, закивал головой: «Да! Да!! Да!!!»

– Тогда колись. – Артем схватил амбала за оттопыренное ухо, оттянул назад, до упора запрокидывая голову, и еще сильнее вдавил пахнущий смазкой ствол в висок. – Если почую, что врешь, – сразу жму на курок. На мне четыре мертвяка висят, так что терять все равно нечего. Случись лажа, дорога у меня теперь только одна – в гробовую зону, на остров Каменный. Хоть за четыре жмурика, хоть за сто – больше уже не впаяют. Так что не зли меня, Склифоссовский!.. – И совершенно неожиданно для самого себя, повинуясь молнией сверкнувшей в голове догадке, добавил с вызовом: – Или лучше звать тебя Слоном?!.. Думал, не догадается никто? Зря.

Лимон ничего не ответил. Его лицо перекосило сильной судорогой, взгляд потух, губы мелко задрожали.

– Вот теперь пообщаемся, – сказал Грек. Ствол пистолета оторвался от щеки, оставив на ней ярко-багровый след в виде кольца.

…Когда сбивчивая, полная несостыковок и откровенной туфты, но дающая более или менее ясную картину задуманного господами Изотовыми дерзкого плана захвата власти в банде, исповедь была окончена, Грек схватил братка за запястья, рванул вверх, приподнимая, приблизил свое перепачканное запекшейся кровью лицо к его одутловатой, трясущейся, словно студень, роже и прошептал, обдавая жаром:

– А ведь мы с тобой знакомы, гнида! Даже по телефону однажды разговаривали! Забыл, мразь?! Так я не гордый, могу и напомнить. «Жигуль» со стоянки помнишь, который ты по пьянке своим красивым джипером помял?! А что ты мне тогда сказал, когда я про деньги заикнулся, не забыл?!..

Убедившись по мелькнувшей в глазах амбала тусклой искре, что Лимон вспомнил, Грек резко дернул вывернутые в суставах руки Лимона в стороны и нанес сокрушительный удар лбом в крючковатый нос Изотова. Глаза Лимона закатились, обнажив подернутые сетью лопнувших капилляров белки, тело обмякло. Артем бросил братка обратно в грязь, нагнулся, выдернул из его стильных шорт узкий кожаный ремень и, перевернув тушу на бок, крепко стянул бандиту руки за спиной…

Спустя десять минут ACURA, в багажном отделении которой лежал пребывающий в травматической нирване истекающий кровью заговорщик, неслась в сторону Петербурга.

До города оставалось ехать не больше пятнадцати минут, когда очнувшийся, получивший обезболивающий укол промедола из походной спецаптечки и наспех перевязанный обрывком бинта Лимон зашевелился, потом тихо застонал и наконец сказал, гнусавя из-за сломанного, превратившегося в бурую сливу носа:

– Грек… Не сдавай меня братве, слышишь?.. И отца – тоже. Ну, завалят нас… Тебе-то какой с этого навар? Ты – чужак… Я дам тебе денег… У отца есть… Много. Очень много. Ты сможешь уехать из страны. Без проблем…

– Да ну? – презрительно сжав губы и бросив взгляд в зеркало заднего вида, усмехнулся Артем. – И во сколько же ты, если не секрет, оцениваешь ваши козлиные шкуры? Просто интересно услышать!

– Пять… миллионов… долларов. – Со стоном, вызванным то ли физической болью, то ли душевными муками, возникшими от необходимости «за здорово живешь» расставаться с такой оглушительной суммой, прогундосил Изотов. Было заметно, с каким огромным трудом давалось приготовленному к закланию «быку» каждое слово. Однако страстное желание вырваться из лап смерти не давало сознанию Лимона угаснуть. Шанс выкарабкаться, послать на х. уже протянувшую свои мерзкие желтые пальцы, стоящую за спиной с ехидной усмешкой костлявую безглазую старуху в черном балахоне у него пока был. И следовало выжать из него максимум. Что значит все золото мира, когда смерть – СМЕРТЬ – уже занесла над тобой свою проклятую косу? Прах. Жалкие бумажки. На том свете нет ни саун, ни супермаркетов, ни Беверли Хиллз, ни роскошных лимузинов, ни длинноногих девочек, ни заветной Власти. Ничего из того, ради чего следует продолжать топтать эту грешную землю. Скорее всего, и того света тоже нет. В натуре… Ни Дьявола, ни чертей с их кипящими котлами, ни хре-на! Просто в-а-а-ще не существует – и весь х. до копейки! Вот же, западло! Этот свет есть, а того – нету!!!

– Надо же! – С неприкрытым сарказмом присвистнул Артем, услышав сумму выкупа. – Похоже, ты не жлоб, Андрюша. Только что скажет папа?! Денежки-то его, а не твои. А ну как возьмет и разменяет тебя на эти самые пять лимонов? В том смысле, что оставит тебя на съедение Мастеру, а сам сделает ноги. А?!

– Не говори ерунды, – скривился Лимон. – Короче… гнать пургу некогда… Ты… согласен? Если да, то…. скажи «гав-га»…. Кхх! – не закончив фразы, зашелся в судорожном кровавом кашле решивший напоследок сострить Лимон. Согласится Грек на магарыч – хуже не будет, а нет – так хоть покуражиться напоследок.

– Сейчас ты у меня сам через анус кукарекать будешь, – глухо и очень тихо произнес Артем и вдруг замолчал. Потом сглотнул застрявший в горле ком и продолжил:

– Только я, знаешь ли, не собираюсь держать тебя в заложниках ни неделю, ни даже сутки, выжидая, когда твой отец переведет на мой счет в банке обещанные миллионы. Да и нет у меня счета за бугром. Мне нужны только наличные.

Бандит нашел в себе силы улыбнуться – столь диким показалось ему требование Артема. «Лох – он и есть лох, чего с него взять, – думал Лимон, глядя в потолок роскошного внедорожника из более чем непривычной позиции. – Только от этого лоха сейчас зависит наша с отцом жизнь». Вслух же бандюган произнес, с трудом разлепив губы:

– Это же два… чемодана… бумаги. Пятьдесят килограмм… Столько… сразу… даже у Березовского нет!.. Только… безналом.

– Тогда – спокойной ночи, – без сожаления отрезал Грек.

«А ведь другой такой возможности одним махом срубить кучу денег уже никогда не будет, парень… – мысленно разговаривал он с самим собой. – Куда ты едешь? К Мастеру в лапы?! Зачем?! Как послушная глупая собака, несущая в зубах хозяину золотой слиток и виляющая хвостом! Тоже мне, мафиози нашелся. Кем тебе был покойный Наиль?! Братом?! А может, старым другом? Нет. Он был бандитом. Кто вообще для тебя эти долбаные «карельцы», вместе с их усатым главарем, подземными тюрьмами, взорванными «мерсами», расстрелянными на стрелке боевиками, постоянными кровавыми битвами за сферы влияния и подковерной борьбой за власть? Какое ты имеешь к ним отношение? Никакого. Единственное, что тебе, объявленному вне закона, потерявшему самых близких в мире людей, сейчас нужно – это деньги! Много денег!!! Чтобы на них купить новую жизнь, документы, и в первую очередь – оружие. Оно нужно, чтобы стереть с лица земли гниду Киржача и его челядь. Ведь имено ради обещанного Мастером содействия в устранении Витька ты не раздумывая вызвался ехать на мокруху в Новочеркасск. Только что стоят жалкие семь кусков и пустые обещания против возможности прямо сейчас, в течение нескольких часов, получить на руки целый капитал? Разве не тебе сейчас этот жирный боров предлагает пять миллионов долларов? Трясущийся от страха, покоцанный кусок дерьма с выбитыми зубами и сломанным носом! В чем дело?! Чего ты еще хочешь, идиот?!!»

– Если через банк – тогда извини, – глухо сказал Артем. – Мараться об тебя мне впадлу. Через пять минут увидишь Мастера, предложи сделку ему. Чем черт не шутит, а вдруг согласится?..

До границы города оставалось не больше десяти-двенадцати километров. Артем отпустил педаль и накатом, плавно, сбросил скорость со ста двадцати до девяноста километров в час.

– Столько… валюты… не собрать. Позвони… отцу, – прошептал Лимон. – Он… у него есть… акции и векселя… на предъявителя. Их купят… на любой бирже… Европы. Всего… несколько… бумажек. Нет проблем… провезти через таможню.

– Какие еще акции?! – Прекрасно разбираясь не только в азах фондового рынка, но и во многих других бизнес-нюансах, нарочито недоверчиво процедил Артем. – АО «МММ»? Я тебе что, гнида, Леня Голубков?!!

Скорость бегущего по шоссе джипа упала до совсем неприличных шестидесяти километров в час. На горизонте уже виднелась россыпь огней неумолимо приближающегося мегаполиса.

– Это акции… зарубежных… корпораций, – вынужден был терпеливо объяснять Лимон. – «Крайслер»… «Дженерал Электрик»… «Ай-Би-Эм»… Слышал? Свободная эмиссия… Они как деньги, только лучше… Все время дорожают.

– Я в ценных бумагах ни бельмеса. Где гарантия, что они настоящие? Не липа?!

– Можешь… через справочную… вызвать для оценки… курсовой стоимости бумаг… брокера с фондовой биржи. – Последним усилием воли Лимон отогнал волной накатившее желание закрыть глаза и отключиться. – Есть… у одной авторитетной конторы… такая платная… услуга. В любое время… дня и ночи. Всего… триста баксов в час. В черте города.

Артем включил указатель правого поворота и остановил джип на обочине. Взглянул на себя в зеркало. Усмехнулся криво. Ну и рожа. Затем оглянулся на втиснутого в багажное отделение заговорщика.

– Эксперт, говоришь? Круглосуточно? Интересно, кто это среди ночи акции продает?

– Я… и ты. – С готовностью отозвался Лимон. – Мало ли… в городе Ленина… казино… наркоточек… или борделей. Деньги… везде нужны. И не всегда их… хватает.

– Верно. – Артем отвернулся, помолчал с полминуты, барабаня пальцами по рулевому колесу и хмуря брови. Взял из кармана на панели пачку «парламента-лайт», закурил. Так, словно делал это по двадцать раз на дню, с самого детства. Произнес, задумчиво выпуская дым и глядя через черное стекло на пролетающие мимо, в обе стороны от Питера, разнокалиберные машины:

– Похоже, падла, ты действительно не хочешь умирать. Ладно, хер с тобой! Согласен. Но – гляди, Тырпыркевич, если что – кончу, глазом не моргну!!!

– Договорились, Грек. – Изотов издал некое, очень похожее на хрюканье свиньи, подобие облегченного вздоха. – Звони… отцу. Номер первый… в списке памяти.

– Не торопись, Лимон. Ты забыл еще кое-что, – жестко напомнил Артем. – Как насчет компенсации за аварию?! «Девятка» – машина дорогая – ужас. Полный эксклюзив. Муха не сидела. Только ржавая слегка и наездила уже двести тысяч. А ты ее – бампером. Нехорошо. Фара – вдребезги, радиатор опять-таки потек, капот мятый плюс работа… Ну и нервы, которые, как известно, не восстанавливаются. Короче, для тебя, убогого, со скидкой – всего пятьдесят тысяч баксов. Устраивает цена?

– Забирай джип! – сквозь зубы зло процедил браток.

– Мы с тобой друг друга поняли, Лимон.

На самом деле Артем и не думал забирать приметную бандитскую тачку. Просто не смог отказать себе в удовольствии морально додавить пленника.

– Эта ACURA хоть и не новье, но на первое время мне сгодится. Даже с царапиной на заднем бампере и таким вонючим дерьмом в багажнике. Ничего. Дерьмо сбагрим, а доверенность оформим по всей форме. Одновременно с передачей акций.

– Звони, Грек! – Впервые за время торгов заложник позволил себе слегка повысить голос. – Время – деньги!

– Пасть закрой, – осадил его Грек. Достал трофейный телефон, откинул панель с вспыхнувшими зеленым светом кнопками. – Твой номер шестой, сиди и не отсвечивай. Я ведь и передумать могу.

Лимон благоразумно затих. Подумал только с брезгливой тоской и сжигающей ливер лютой ненавистью, уже без страха:

«Кажись, пронесло. На фига я только такую огромную сумму выкупа назвал? Погорячился, факт. Надо было с пятисот тысяч гринов торговаться. Этому кабану и такие лавы даже в кошмарном сне не ялялись!!! Э-эх, бля, влип. Теперь отец точно вместе с г…ом сожрет. Если только подлянку какую-нибудь для Грека не придумает. Платить выкуп всякому прыщу он не станет, к гадалке не ходи. Значит – непременно попробует кинуть. Как? Придумает что-нибудь, башка у него – как компьютер. Давай, хрен старый, не подведи! На тебя последняя надежда!»

Глава 7

Раздача слонов

– Алло, Борис Сергеевич?

– Да, – отозвался с того конца радиоволны главный заговорщик. При виде высветившегося на дисплее мобильника знакомого номера и ударившего в ухо чужого, с нотками превосходства, голоса, Актер невольно подобрался, по спине пробежал липкий холодок.

– Поздравляю вас. Отличную комбинацию придумали – старясь не выдать волнения, сказал Грек. – Мастер будет просто счастлив узнать имя своего главного врага и того урода, который, прикрывшись погонялом Слон, отдавал приказы на ликвидацию новочеркасским киллерам. Впрочем, еще не поздно кое-что переиграть. Было бы желание.

– Кто ты?

– Это не важно. Главное, что мне сейчас ничего не стоит набрать номер вашего, Борис Сергеевич, бывшего охранника и рассказать ему пару любопытных новостей. А до кучи – сдать с рук на руки тот истекающий кровью кусок зельца, что лежит сейчас и стонет рядом со мной. Догадываешься, о ком я толкую, сволочь?!

– С-сученыш. Я же тебя!..

– Еще одно нецензурное слово, и Лимона найдут завтра у ворот знакомой тебе виллы в Репино. Или у Большого Дома на Литейном. Уже холодным. За рулем его роскошной тачки. А в зубах будет записка. С собственноручными признаниями. Устраивает такой вариант, Борис Сергеевич?

– Ну, подожди, фраер. Мы еще встретимся!..

– Ты меня не понял, Актер. Жаль. Короче, не о чем нам больше базарить. Здоровья не желаю. Оно тебе вряд ли понадобится.

– Стой! Стой… Ладно. Сегодня твоя масть козырная, банкуй, – бандитский финансист в ярости скрипнул зубами.

– Приятно слышать. Тогда ближе к телу. Меня, как ты уже, наверное, догадался, интересуют деньги.

– Догадался! Кто еще, кроме тебя, знает про… про Слона?

– Из тех, кто может доставить вам проблемы, видимо, только я, – сухо ответил Грек. – И несмотря на только что обещанные мне Лимоном пять миллионов баксов в виде акций и векселей на предъявителя, мои собственные требования более близки к реальности. – Артем многозначительно покосился на притихшего, целиком обратившегося в слух и, кажется, на время диалога даже передумавшего терять сознание бандита. – Время поджимает, а долго тянуть резину у меня нет ни желания, ни возможности. Впрочем, как и у вас. К тому же кое-кому срочно нужен хирург. Поэтому в течение часа по указанному мной адресу ты должен перевести один миллион американских долларов. Пустяк, если разобраться.

– Ты, парень, сильно преувеличиваешь мои возможности, – поспешил заверить скряга Изотов. Грек понимающе хмыкнул:

– Полно тебе, Актер. Не гони пургу, июнь на дворе. По жизни мне нет никакого дела до твоих наполеоновских планов в отношении захвата власти в «карельской» группировке, но вот сынок твой, Андрей Борисович, тварь свинорылая, отморозок, каких в таз для абортов сразу после рождения бросать надо, не далее чем полчаса назад пытался меня убить. Натурально – пулей в затылок. Ладно, было бы еще за что, хотя жизнь у меня по-любому не казенная. Так он просто так кончить меня решил. На всякий случай. Не понравился я ему. Надо же!..

– Дрова рубят – щепки летят, – жестко бросил Изотов-старший. – Это война, паря. А тебя, залетного, мы, извини, в расчет не брали. Не надо было в чужой расклад втираться.

– Кончай базар, Актер! Мне нужен миллион баксов, – рявкнул Артем. – И можешь считать, что сегодня повезло выжить не только мне. Твой ответ?

– Ладно. Ты их получишь, пес. Но мне нужны гарантии! – тяжело, прерывисто дыша, потребовал Изотов-старший.

– Только мое слово. И – жизнь твоего свинячьего выродка. Надеюсь, она тебе дорога. Вздумаешь кинуть, учти: на мне за последние двое суток столько мертвяков повисло, что еще один уже не в тягость. Я за свои слова отвечаю.

– А ты, фраер, рисковый. И глупый. Мало кто отважится играть со мной в такие тухлые игры. Мир тесен. А Питер вообще деревня. Так что запомни, щенок, – я зла не забываю.

– Я – тоже. А свой киношный монолог ты, если что, Мастеру повторишь. При встрече, – без тени робости ответил Грек. – Если братва не кончит тебя раньше. Так что давай обойдемся без эмоций.

– Ну гляди, земеля, тебе жить. Хрен с тобой, банкуй!.. Но вначале дай мне поговорить с Андреем! Я должен быть уверен, что он жив!..

– Пока еще жив, – Артем не упустил возможности сыграть на нервах финансиста и с пугающей ухмылкой протянул трубку заложнику. Амбал взял телефон дрожащими, липкими от крови руками и заныл:

– Не тяни, слышишь?!.. У меня крови с гулькин хер осталось!.. Отдай ему долбаные бабки, пусть подавится и уе….ает к чертям собачьим!..

– Не волнуйся, – успокоил драгоценное чадо Актер. – Держись, сынок. Мы свои долги получим, с процентами. Я тебе гарантирую!.. А пока отдай этому уроду трубу. Мы еще не закончили…

Снова получив мобильник, Артем сообщил свои условия обмена пленника на деньги. Выслушав их, финансист сразу понял, что выбранный вымогателем способ передачи, а точнее – перевода денег не оставляет ему шанса на кидок.

– Надеюсь, Борис Сергеевич, мне не стоит объяснять вам, профессионалу, как делать перевод денег со счета на счет при помощи Интернет-банка? Он, по счастью, работает круглосуточно, а компьютеры сегодня есть даже у папуасов и эскимосов. Мой хороший друг, специалист в своем деле, поможет мне оперативно получить короткое сообщение о том, что перевод состоялся… Как только миллион баксов упадет на кодированный счет, я перезваниваю и сообщаю место, где находится джип с куском драгоценного для вас дерьма. Не забудьте только заранее договориться с толковым врачом. Работы для эскулапа предстоит много. Это все. Других вариантов вроде опереточной передачи кейса с нарезанной бумагой даже не предлагаю. Смешно. Я диктую номер счета…

– Записываю, – открывая электронную записную книжку, вынужден был признать свое поражение Изотов. Быстро занес в память продиктованные Греком реквизиты. Прорычал тихо, захлопнув невесомую пластмассовую крышку: – Запомни, тварь. Если с сыном хоть что-нибудь… случится или на обозначенном тобой месте будет засада, я достану тебя, сука! Хоть из-под земли! – Помолчав секунду, Актер добавил, брызгая слюной: – Когда деньги уйдут, я сам позвоню!..

– Договорились, – беглец, в свою очередь, захлопнул крышку сотового телефона, тыльной стороной ладони смахнул выступивший на лице пот и испытующе взглянул на заметно подрагивающего от лихорадки Лимона. Братку с каждой минутой становилось гораздо хуже, и это было очевидно. Только никуда эта тварь не денется с грешной земли в течение ближайшего часа. Жить захочет – не сдохнет. А сдохнет – значит, такая его бычья судьба. Сам дорожку выбрал. Прав О’Генри…

На обещанные Актером деньги Грек не слишком рассчитывал. Упоминание о приятеле, который должен был ему сообщить о переводе денег на счет, было чистой воды блефом. Никакого шанса оперативно, тем более в режиме реального времени, проверить факт перевода, не имея под рукой даже ноутбука, подключенного к всемирной паутине через радиомодем, у Артема не было. Поэтому теперь все зависело лишь от воли взятого за жабры финансиста. Захочет – заплатит. А нет… Артем не тешил себя иллюзиями. Да и не в том он был положении, чтобы радоваться шальным деньгам. Он был опустошен до капли событиями минувших суток, а поэтому – на удивление спокоен, если не сказать – безразличен к результату затеянной им авантюры. Страха же перед возможным «рикошетом» со стороны Актера не было изначально. Почему-то Грек был уверен, что сегодня ночью его и бандюков Изотовых линии жизни, пересекшиеся однажды, разойдутся уже навсегда. Разве что шрам от пули на голове будет напоминать о том сюрреалистическом везении, которое ему подарила сегодня Судьба.

– Ты… куда?! – видя, что Грек собирается покинуть джип, испуганно пошевелился.

– Через час за тобой придет тачка с Айболитом, – небрежно бросил Артем. Так что лежи тихо и не рыпайся, калека. Мне ведь ничего не стоит кончить тебя прямо сейчас. Потому что ты – гниль рода человеческого. Такую и мочить не грех…

Слон, он же – Лимон, он же – метивший в «авторитеты» бандит по имени Андрей Изотов предпочел отвести глаза в сторону и даже сделать вид, что ему очень-очень плохо. Грек брезгливо сплюнул на пол джипа, выпрыгнул из салона на грунтовку и, поплотнее засунув пистолет за ремень джинсов, быстрым шагом направился к трассе.

Интересно, подумал Артем, в последний раз оглянувшись на внедорожник, чем завершится вся эта бандитская война после того, как он, став обладателем важной информации, продал драную шкуру Лимона за лимон баксов и тем самым оставил Мастера в неведении относительно подлинной личины врагов? Теперь, после кучи заказанных Актером жмуриков, у развязавшего бойню финансиста было только два пути – предательство новочеркасского подельника и поспешное бегство за границу вместе с раненым сыном или доведение дерзкого плана захвата власти до победного конца. Если Актер выберет второй вариант – а в том, что он поступит именно так, Грек не сомневался, – вырвавшемуся на самый верх бандитской иерархии бывшему телохранителю Косте Силову остается топтать землю ровно столько, сколько захочет его возжелавший реальной власти бывший босс.

Остановить следующую в сторону города попутку оказалось не так просто – водители легковушек тормозили, но, разглядев, что голова Артема покрыта коркой запекшейся крови, поспешно давили на газ. Посланная Мастером к границе Питера группа братков наверняка уже начинала нервничать, обеспокоенная долгим отсутствием джипа с «взбесившимся» Лимоном. А срисовать измазанного кровью и тщетно голосующего на обочине трассы Грека бойцам было раз плюнуть…

Когда Артем уже всерьез решил рискнуть здоровьем и умыть лицо в придорожной канаве, рядом с ним с надрывным визгом скатов неожиданно остановилась разукрашенная всеми цветами радуги фура. Из распахнувшейся дверцы тягача высунулась сухопарая, усталая физиономия пожилого дальнобойщика. Сверху вниз оглядев парня, мужик скривил губы и, поколебавшись, все же кивнул: залезай, мол, в темпе.

Два раза Артема приглашать не требовалось.

– Спасибо, батя, – падая на мягкое, покрытое вытертой шкурой сиденье, поблагодарил водилу. – Мне недалеко, до ближайшей стоянки такси.

– Откуда такой красивый и в такое время, если не секрет? – не удержался от вопроса дальнобойщик. – Перемахнул с кем? Прутом, что ли, по тыкве приложили?

– Долго рассказывать, отец, – не стал врать Артем. – Да и незачем тебе. Извини.

– Не хочешь – не рассказывай, – пожав плечами, шофер закурил сигарету.

– Можно мне?

– Валяй, – хмыкнул дальнобойщик.

По мере приближения к городу Грек, дымя, как заправский дальнобойщик, ядреной «Примой», внимательно смотрел в окно. Возле знака, извещающего водителей о том, что они въезжают в северную столицу России, в глаза бросился видавший виды зеленый БМВ. Возле «мусорника» топтались, потягивая из бутылок пиво и фильтруя взглядами встречный автомобильный поток, двое угрюмого вида, стриженых почти наголо, пацанов лет около двадцати. Группа радушной встречи. Гуд бай, пехота!

Мегаполис навалился громадами домов и миллионами огней.

– Здесь останови, – на Московском проспекте попросил шофера странный попутчик, указывая рукой на стоящие в рядок у тротуара желтые «Волги». – Спасибо тебе. Удачи. – В углубление у забрызганного грязью ветрового стекла легла смятая сторублевая купюра. Часть наследства, экспроприированного у оставшегося в дремучем лесу Лимона.

– Бывай, – затушив хабарик, кивнул на прощанье мужик.

Не успел Артем спрыгнуть на асфальт и захлопнуть за собой дверь, как фура с ревом тронулась с места.

Куда теперь в таком виде? Со стволом под рубахой…

Ответ нашелся мгновенно. Видимо, подсознательно Артем знал его уже тогда, когда решил вернуться в Питер. Во всем городе теперь у него был только один дом, где его ждали. По крайней мере, так было еще два дня назад. Казалось, что с того проклятого вечера прошла целая жизнь…

Домашнего адреса живущей где-то на Обводном канале Ольги Белецкой Артем не знал. Только помнил номер ее телефона и предложение звонить.

– Алло? – после серии гудков в трубке послышался слегка заспанный, хорошо знакомый голос, отчего-то заставивший сердце дрогнуть и даже пропустить один удар.

– Привет, Оля. Это Артем, – прокашлявшись, тихо поздоровался беглец. – Извини, что так поздно…

– Греков?! – охнула девушка. – Ты где?!

– Мне нужна твоя помощь. Можно я к тебе приеду? Прямо сейчас.

– Д-да… Конечно. Запоминай адрес. Набережная Обводного канала, дом…

Не успел Грек упасть на продавленное тысячами задниц заднее сиденье «Волги»-такси, как лежащий в нагрудном кармане рубашки телефон завибрировал, залился настойчивой трелью.

– Я перевел деньги. Где Андрей? – рявкнул прямо в ухо Актер.

– Запоминай, как найти. Он – в багажнике…

Не успел закончить разговор, как выяснилось – приехали.

В старом дореволюционном подъезде ни единой исправной лампочки. И лифт не работает. Впрочем, летом ночи не такие, как на Рождество. И окна на лестнице, по счастью, не заколочены досками. Грязны, как портянки, но имеют аж по два стекла в каждой раме.

Квартира Оли оказалась на последнем этаже. Дверь распахнулась так быстро, словно девчонка ждала на пороге. На ней были домашний халат и мягкие тапочки. От волос и кожи пьяняще пахло теплом и уютом мирного жилища.

– Господи ты Боже мой! Что у тебя с лицом?!..

– Так. Стреляли.

– Ты ранен?!!.. Мне вызвать «скорую»?!

– Ерунда. Царапина. Можно войти? Что-то голова кружится…

…Какое счастье – просто войти в дом, где тебя не ждут бойцы спецназа ФСБ или затеявшие борьбу за сферы влияния братки, не встречают волчьими взглядами запертые в подвале и приговоренные к закланию киллеры-гастролеры, где нет засады из экипированных по стандартам НАТО бойцов ЧОПа, ради брошенного хозяином сытного куска с готовностью выполняющих любые приказы потерявшего нюх от безнаказанности «денежного мешка».

Так приятно, когда твое лицо и рану бережно промывают теплой водой, обрабатывают ссадины йодом и ойкают испуганно, когда случайно выпавший на пол пистолет гремит подобно упавшему со стены тазу, когда забрасывают чередой робких вопросов, на которые совсем не хочется отвечать. А потом – как ребенка, купают в пенной ванне, одевают в мягкий, явно не по размеру халат, и кормят на огромной пустой кухне чуть теплой вареной картошкой, бутербродами с колбасой и поят свежезаваренным чаем. И как дико пьянит, когда ты, потерявший дар речи от чудовищного нервного напряжения и последовавшего за ним, похожего на частичку прошлой жизни, получаса спокойного пребывания в тихом мире обычных людей, как бычок на веревочке идешь по петляющему коридору огромной коммунальной квартиры и в указанном месте, едва не налетев лбом на дверь, буквально падаешь в чистую мягкую постель, закрывая на лету глаза. А затем вдруг с удивлением ощущаешь, как твоего тела касается что-то теплое и ласковое. Это девушка по имени Оля. Та самая, которая, возможно, не совсем к тебе равнодушна… Потом наконец наваливается сон. Без кошмаров и сновидений. И где-то совсем близко, прямо под ладонью, жарко и неспешно бьется, убаюкивая лучше маминой колыбельной, теперь уже совсем не постороннее человеческое сердце.

Глава 8

ФСБ стучит трижды

Настойчивый телефонный звонок рывком подбросил Макса в постели, заставил, не открывая глаз, наощупь дотянуться до кнопки выключателя торшера и снять трубку радиотелефона со стоящей на тумбочке базы.

– Слушаю, – нарочито бодро рявкнул Лакин, справляясь с участившимся от внезапного пробуждения сердцебиением.

– Товарищ капитан, докладывает третий! Лейтенант Береснев, с Обводного канала! Только что Беглец приехал на такси и вошел в подъезд! Вы слышите меня?! Объект направляется к Ольге Белецкой! Он ранен. На лице и голове запекшаяся кровь!

– Та-ак… Понял, Володя, – сонливость исчезла мгновенно. В висках Макса застучали уже не молоточки – кувалды. – До моего приезда глаз с дома не спускать! Кто с тобой в паре?!

– Я пока один, – помявшись, сказал Береснев. – У Влада Гордеева жена и дочурка перекупались на пляже у Петропавловки, простыли, сейчас обе температурят Я отпустил его до девяти… Товарищ капитан, я на сто процентов уверен, что до утра объект никуда не денется! – поспешил успокоить Макса коллега. – С таким лицом по городу не шлындают. Ему сейчас только умыться, сделать антисептику – и в койку. Так что я и без напарника…

– Твои бы слова да Богу в уши, – хмуря брови, перебил Лакин. – Черный ход в доме есть, проверял?!

– Да, есть. Но металлическая дверь, ведущая во двор, по ночам заперта. Так же как наружные въездные ворота, – деловито сообщил Береснев. – Там автостоянка, для новых жильцов. Половину дома, соседний подъезд, уже расселили под элитные апартаменты.

– Значит, так, лейтенант. На всякий случай сейчас прогуляйся до квартиры, оглядись, послушай у двери. И до моего приезда оставайся на лестнице, на площадке этажом ниже. Если объект вдруг все же появится – любой ценой задержать. Но предупреждаю – он в прошлом профессиональный борец, вице-чемпион России по боевому самбо. Справишься с задачей?

– Без проблем, командир. Я борцов на завтрак принимаю, как тонизирующее! – снисходительно хмыкнул недавний выпускник столичной высшей школы ФСБ. Лакин был в курсе, что Владимир еще на втором курсе имел черный пояс по фул – контактному карате-кеукусинкай. Да и габаритами его Бог не обидел – рост сто девяносто, вес около сотни. Случись такая необходимость, в лице молодого лейтенанта более опытный, но сейчас – измотанный морально и чудовищно уставший физически Грек мог встретить серьезного соперника.

– Смотри, не облажайся, Чак ты наш Норрис. Я сейчас же подниму группу спецназа. Мы будем в адресе минут через сорок пять, не раньше. Приказ ясен, лейтенант?

– Так точно, товарищ капитан.

– Тогда выполняй, Володя. Все!..

Вызвать в поддержку бойцов из круглосуточно дежурящей по городу группы спецназа ФСБ было делом тридцати секунд. Отзвонившись в управление и дав команду на срочный выезд, Лакин бросил трубку на базу, перевел взгляд на стилизованные под старину, подаренные мамой на день рождения корейские настенные часы. Стоят, не тикают. Видимо, кончилась батарейка. Максим вскочил с кровати, спросонья споткнулся, опрокинул стул с разбросанной на нем одеждой. Вошел в кухню, где на подоконнике по привычке оставил сигареты с зажигалкой и свою наручную «омегу»…

Выходит, предчувствие не обмануло! Артем появился у старой знакомой Ольги Белецкой. Да еще – измазанный в крови. Похоже, тесное знакомство с крутыми бандюгами не принесло беглецу ни вожделенной помощи, ни даже короткой передышки. Что не удивительно, – группировка Мастера сейчас в панике. Больше десяти трупов за два дня. Гангстерская война в разгаре. Неизвестные киллеры без всякой предъявы мочат братву направо и налево. До Артема ли быкам сейчас? Самим бы уцелеть. Да и супостата, вызов им бросившего, нужно как можно скорее найти и жестоко покарать. Вот и угодил наш Грек – из огня да в полымя… Может, оно даже к лучшему. Интересно, что он и с «карельскими» обломами не поделил? Ну, да это узнается. Не к спеху… Сейчас задача номер один – не облажаться, как тогда, на Фонтанке! Не вынудить беглеца бросаться грудью на амбразуру. Особенно если у Артема есть при себе оружие. А такую возможность бойцам из группы захвата обязательно следует учитывать. Игры кончились. Хватит крови, беспредела и непоняток. Пора остановить эту начатую подонком Киржачом и его опричниками дьявольскую карусель. Перво-наперво сообщить Греку, что произошла трагическая ошибка. Анюта и малыш живы. В то время как сам он, наоборот, волею слепого случая официально признан погибшим под колесами электрички алкашом. Короче, будет достойная тема для долгого вдумчивого общения в условиях СИЗО УФСБ. Наскоро позавтракав холодным кофе с бутербродом, одевшись и кинув в рот сигарету, всклокоченный, небритый капитан покинул квартиру и вышел на улицу, где, глотая дым, нервно мерял шагами тротуар в ожидании неприметного старенького автобуса со спецназовцами. К прибытию группы захвата у влетевшего в салон Макса Лакина уже было готово целых два плана нейтрализации беглеца. Ни один из них не предусматривал традиционного, «классического» штурма квартиры. Первый – основной – должен был сработать в момент, когда Грек решит покинуть свое убежище. Второй план позволял без лишнего шума проникнуть внутрь квартиры и повязать беглеца, в случае, если он вздумает остаться у девчонки подольше. При любом раскладе одна из комбинаций должна сработать. Последнее усилие – и измотанный бесовской гонкой Артем будет задержан. Для его же блага… Случайности, хотелось верить, исключены. Из взятой под наблюдение спецназом ФСБ коммунальной квартиры, расположенной на пятом, последнем этаже старинного дома в центре города, исчезнуть невозможно. Капитан не сомневался, что уже до полудня первая часть операции будет завершена. И тогда, даст Бог, придет очередь жестко брать за гланды главного виновника начавшейся в «Мельнице» трагедии и его цепных псов-исполнителей из охранного агентства «КСК».

Глядя на пустынные тротуары через неплотно задернутую пыльную шторку на окне прыгающего на колдобинах спецназовского автобуса, Лакин невольно усмехнулся, представив себе бледное, полное ужаса лицо блатного «нефтяника», когда в один прекрасный день он увидит перед собой вооруженного до зубов Грека, вернувшегося «с того света», чтобы отомстить за смерть отца и сестры, за Анюту и за свою искалеченную жизнь. Пожалуй, это будет по-настоящему сильный ход.

До Обводного канала оставалось ехать не более пары минут, когда в кармане капитана заиграла мелодия. Максим достал мобильник и включил связь.

– Слушаю, Лакин.

– Товарищ капитан! Это – Ольга Белецкая. Вы просили меня позвонить, если я что-нибудь узнаю про Грекова. Скажите, ваше предложение на счет вознаграждения в сто пятьдесят тысяч рублей за его поимку остается в силе?!

– Разумеется, – Макс, стиснув зубы, мысленно выругался. – Только это не мое предложение, а благотворительного фонда содействия правоохранительным органам «Русская держава», – уточнил капитан хмуро.

– Неважно! В общем, слушайте! Артем Греков сейчас у меня, дома! Он весь в крови! Я только что отправила его в ванную! Вы слышите меня?!..

«А ты, девочка, оказывается еще та сука», – с горечью подумал Макс, перекладывая телефон в другую руку. В любой иной ситуации он воспринял бы звонок Белецкой как сигнал к решительным действиям и даже сказал бы ей «спасибо». Только не сейчас. Одно дело – когда Артема в результате оперативной комбинации выследит наружка и накроет спецназ. Это – «правильно», нормально. Но совсем другое – когда беглеца в обмен на пять тысяч долларов, обещанных неким фондом за поимку злодея, сдает та самая мокрощелка, к которой замордованный Грек пришел за помощью.

– Я вас понял, – буркнул Макс. – Постарайтесь его задержать. Группа захвата скоро будет.

– А… можно вас попросить об одном одолжении?

– Смотря о чем, – сухо бросил капитан.

– Дайте Артему нормально выспаться перед тем, как забрать. Ему очень нужен отдых. Грек все равно никуда уже не денется, – в голосе девчонки сквозило столько неумело завуалированного плотского желания, что Лакин снова беззвучно выматерился. Но, поразмышляв секунду, был вынужден признать, что доля истины в словах показавшей свою истинную сущность Белецкой все-таки есть.

– Рана у него серьезная? Врач нужен? – спросил на всякий случай Макс, стараясь, чтобы голос звучал ровно.

– Ерунда, царапина. Правда, от пули. Я уже обработала и смазала йодом. Ну, так мы договорились?!

– Ладно, пусть отдыхает до утра, – разрешил капитан. – Группа захвата будет рядом. Если Греков не захочет исчезнуть из квартиры раньше, мы позвоним в дверь в половине одиннадцатого. Представимся сотрудниками РЭУ.

– Я все поняла. До завтра. И не забудьте про деньги, – напомнила девчонка. – Знаю я вас, ментов!

– Мы – не менты, – жестко отрезал Лакин, теряя терпение. – Следите за словами, гражданка Белецкая.

– Тем более! – огрызнулась девица. – Вздумаете меня кинуть, предупреждаю – со мной такой номер не пройдет, ясно?!.. – Сдавшая беглеца фурия первой повесила трубку.

Макс убрал телефон в карман, в сердцах сплюнул прямо под ноги, пробормотал что-то неразборчивое и достал сигареты Попросил сухо:

– Дайте огонька, мужики.

– Кто это был? – спросил, щелкая зажигалкой, сидящий напротив капитана рослый, коренастый крепыш Олег Шеляг.

– Да так, сука одна, – ответил Лакин, жадно затягиваясь дымом.

* * *

Артем залпом допил остатки кофе, чиркнул спичкой о боковину коробка и задумчиво посмотрел на медленно подбирающееся к пальцам оранжевое пламя. Когда держать спичку стало невозможно, не спеша закурил, бросил обугленную, скрюченную головешку в полную раздавленных окурков пепельницу и впервые за время своей длинной, полной подробностей исповеди, взглянул в подернутые поволокой слез глаза сидящей рядом Ольги. Девушка вздохнула, молча провела ладонями по лицу, шмыгнула носом и, обняв Грека так сильно, словно бирался в следующю секунду встать и уйти, уронила голову ему на плечо.

– Ну вот, сударыня, теперь вы все знаете, – жадно затягиваясь, пробормотал беглец. – Постоялец я опасный. Но ты не волнуйся, я скоро уйду. Вот докурю сигарету – и вперед. В светлое, блин, будущее!.

На лице Артема заходили желваки, губы сжались в прямую линию.

В углу большой, залитой солнечным светом комнаты с высокими потолками, нарушив тишину, громко зазвонили старинные напольные часы с маятником. Десять утра.

– Господи, как это ужасно и нелепо! – всхлипнув, произнесла Оля, еще крепче стиснув Грека в объятиях. – Что теперь будет? Артемчик, милый!..

– Ничего не будет, – глухо ответил Грек, щелчком стряхивая пепел. – Я объявлен вне закона. Я убил трех человек. Как, почему – это уже вопрос двадцатый… К тому же эти жмурики далеко не последние. Мне нужен Киржач. И ублюдки, которые… побывали в квартире Анюты и в доме родителей, в Ломоносове. Ни один из этой поганой кодлы больше не имеет права на существование. Я достану их всех! Всех до единого! Чего бы мне это ни стоило!.. Миллион баксов, которые выложил Актер за шкуру своего отпрыска, помогут мне не подохнуть с голоду и хорошо подготовиться… Я буду выслеживать их месяц, три, год – сколько потребуется!.. А когда закончу – позвоню Лакировщику. Долги нужно возвращать сполна, до последней ржавой копейки…

– Это безумие, это просто безумие! – Девушка отстранилась от Артема и испугано заглянула в его пустые, не выражающие ничего, кроме холодного безразличия и обреченности глаза. – Ты ничего не сможешь сделать в одиночку против целой службы безопасности, состоящей из бывших профессионалов! Тебя убьют, понимаешь?! Но даже… Если закрыть глаза и на одну секунду представить себе, что у тебя получится ликвидировать одного-двух подонков… Неужели ты думаешь, что в ФСБ служат наивные дилетанты?! После того как ты рассказал Максу о стычке между тобой и Киржачом в «Мельнице», на Литейном сразу поймут, кто убивает усть-озернинских «нефтяников»! А так как сдаваться ты явно не собираешься, у тебя изначально нет ни единого шанса уцелеть! Опомнись, Артем!.. Это – не американское кино, это – жизнь!.. Хватит крови и слез, нужно придумать, как остановить эту бесовскую карусель!!!.. Я… я не хочу тебя терять…

– Я тоже. Только у меня нет другого выхода, кроме как идти до конца. Я – особо опасный преступник, объявленный в федеральный розыск. Я – враг и для ментов, и для «комитета», и для братвы! Так получилось. Ничего не поделаешь.

– Но ведь должен быть хоть какой-то выход, господи!.. – заплакала Оля, закрыв лицо руками. – Я сейчас просто с ума сойду!..

– Выхода нет. – Грек раздавил сигарету в пепельнице и, мягко отстранив девушку, поднялся с дивана. Обошел журнальный столик с пустыми чашками из-под кофе, подошел к окну. Повторил, глядя на сверкающую мириадами бликов чернильную ленту закованного в гранит Обводного канала: – Выхода нет, кроме того, о котором я тебе сказал. А дальше – будь что будет. Даже если меня убьют. Плевать. За последние двое суток я потерял почти все близкое и дорогое, что имел. Отца, сестру, любимую женщину, нашего будущего ребенка…

– У тебя есть мама! – воскликнула Ольга, пытаясь образумить готового снова броситься в омут, Артема. – Ты представляешь, каково ей будет узнать, что кроме мужа и дочери они потеряла еще и сына?! Не хочешь думать о себе, подумай хотя бы о ней! И. обо мне тоже подумай… Может… тебе действительно стоит еще раз созвониться с капитаном Лакиным? Ты ничего не теряешь! Просто позвони!

– Хочешь, когда все закончится, мы с тобой уедем? – не оборачиваясь, предложил Грек. – Бандитских баксов хватит, чтобы купить дом где-нибудь за бугром, в маленьком провинциальном городе. Открыть магазин или маленькую бензоколонку. А как устроимся – вызовем ма…

– Нет, Артем, – утерев влажные глаза, решительно перебила девушка. – Никуда я из города, и из страны тем более не поеду. Здесь мой дом. Здесь мои родители и сестренка. Здесь, на Южном, лежат мои дедушка и бабушка. Здесь моя родина. А там кому мы нужны? Годами жить в вечном страхе, вздрагивая при каждом звонке в дверь и боясь услышать: «Откройте, Интерпол»?! Я не хочу так. Это не жизнь.

– Дело твое, я не упрашиваю, – небрежно повел плечами Грек. – Впрочем, до заграницы еще дожить надо. Я ведь пока даже точно не знаю, перевел Актер деньги или кинул. Мало ли… У тебя компьютер к Интернету подключен?

Беглец кивнул на письменный столик, на котором лежал портативный ноутбук.

– Да, но он уже несколько дней не работает, нужно вызывать специалиста, – покачала головой Ольга. – Кажется, вирус. Из «паутины» и влез. Сестренка у меня, Маринка, любительница целыми ночами в Интернете висеть.

– Совсем забыл у тебя спросить: где все твои? Что-то я никого не видел… – нахмурился Артем.

– На даче живут. В Мшинской. Родители – пенсионеры, у сестры каникулы, – вздохнула Ольга. – Грек, прошу тебя, не надо больше крови! Если с тобой что-нибудь случится, я не прощу себе, за то, что не смогла тебя образумить!

– Ладно, с банком не горит, – пропустив слова девушки мимо ушей, дернул щекой Артем, отпуская штору и поворачиваясь к окну спиной. На ходу достал спрятанный под рубашкой пистолет, на всякий случай выщелкнул обойму и… обомлел.

Обойма была пуста. Семь боевых патронов, еще вчера бывших на месте, словно испарились. Грек остановился, медленно загнал обойму обратно в рукоятку ТТ, убрал ствол под ремень, сунул руки в карманы и, прищурившись, окатил Ольгу ледяным взглядом.

– Верни то, что ты взяла, – угрожающе процедил Грек.

– Нет, Артем, – сказала Ольга, делая шаг назад. – Никуда ты не пойдешь. Все. Хватит беспредела.

– Я не понял, – Грек удивленно поднял брови. – Ты собираешься меня задержать?!

– Да, я собираюсь тебя задержать! Для твоего же блага!..

– Любопытно посмотреть, как у тебя это получится, – на шее Артема вздулась и запульсировала вена. Он угрожающе двинулся на девушку, тесня ее к стенному шкафу. – Не делай глупостей, Оля. Это же смешно. Верни патроны.

– Поздно! – в лицо Греку выкрикнула Белецкая. – Слишком поздно!..

– О чем ты, малышка? – жестко усмехнулся Грек. – Не играй со мной в такие игры, прошу тебя. Я, честное слово, очень благодарен тебе за все, что ты для меня сделала. Не заставляй меня отвечать грубостью на добро. Если через минуту ты не вернешь патроны, прости, но я буду вынужден силой заставить тебя сказать, где они.

– Все кончено, Артем, – покачала головой девушка, почувствовав спиной, что дальше отступать некуда. – Я не сказала тебе сразу, хотела, чтобы ты сам, добровольно, сдался… Дом под наблюдением. Еще с тех пор, как ты ударился в бега. У тебя действительно не было выхода, с той самой секунды, как ты вошел в подъезд. Я уже была бессильна что-либо изменить, пойми! Сейчас снаружи дежурит группа спецназа ФСБ… Единственное, что я смогла для тебя сделать, это, пока ты мылся в ванной, позвонить на сотовый капитану Лакину и попросить не трогать тебя до утра. Ты очень устал, и тебе нужно было отдохнуть. Я не была уверена, что ты адекватно воспримешь эту тяжелую для тебя новость и не хотела, чтобы моя квартира или мой подъезд превратились в бойню с летальным для тебя исходом… Поэтому, пока ты спал, я вынула из пистолета все патроны. Прости, если можешь, милый. Я действительно… мне на самом деле очень…

Лицо Грека окаменело. Глаза потухли.

– Хватит, – оборвал он Ольгу. – Замолчи, пока я не заткнул тебе рот!

– Я не хотела, правда! Но что я могла сделать, если они установили за домом слежку?!

– Ты могла сказать мне об этом по телефону, когда я звонил, чтобы спросить адрес, – Артем схватил Ольгу за подбородок, рывком запрокинул ей голову назад. Белецкая пронзительно закричала. Грек брезгливо скривился, медленно разжал пальцы, шумно, глубоко вздохнул и, глядя в пол, секунду-другую постоял на месте, словно собираясь с силами, а потом расправил плечи и решительно шагнул к двери в коридор.

– Артем!!!

– Пош-шла на…

Входная дверь квартиры оказалась не заперта. Распахнув ее, Грек остановился, лицом к лицу столкнувшись с четыремя уже готовыми приступить к захвату преступника, одетыми в черную униформу, маски и вооруженными короткоствольными автоматами бойцами спецназа ФСБ. За спинами «черных масок» Артем увидел Макса Лакина. Одного взгляда между двумя бывшими сокурсниками оказалось достаточно, чтобы капитан понял – Артем все знает. Точнее – почти все. Кроме, разве что, того, что его в очередной раз предали, разменяв на три копейки. Причем – там, где он меньше всего ожидал.

– Только давай без глупостей, Артем, лады? – жестом остановив бойцов, готовых заломать руки беглецу, спокойно произнес Макс. – И прежде чем ребята оденут на тебя железяки и погрузят в автобус, я хочу, чтобы ты узнал самое главное… Известие из больницы оказалось ошибкой. Эскулапы просто перепутали двух пациенток. Анюта и ваш будущий малыш – живы. Она уже вне опасности и очень тебя ждет. Вот так, старик… А сейчас, если у тебя есть оружие, лучше сдай его добровольно…

Спускаясь по лестнице под дулами автоматов, с заведенными за спину, закованными в «браслеты» руками, Грек впервые за много лет плакал. Молча, беззвучно. Слезы – огромные, соленые – то и дело выступали из его покрасневших глаз, стекали по небритым щекам и падали на каменные ступени старинного дома.

Глава 9

Особенности чиновничьего секса

Еще десять лет назад берега расположенного на западе Ленинградской области Бабинского озера представляли собой дивный уголок природы. Но с началом строительства нового транзитного терминала здесь все изменилось. Близость красивейшего, окруженного хвойным лесом и высокими холмами озера к новой «нефтяной столице», некогда сонному и богом забытому Усть-Озернинску, оказалась для почти не тронутых цивилизацией окрестностей роковой. В короткий срок вся земля в пригодных для строительства местах – в основном это живописные холмы на восточной стороне озера – была продана. И закипела работа. На отгороженных высоким забором участках близ деревни Савикино один за другим стали подниматься чем-то неуловимо похожие друг на друга, словно сошедшие с картинок в древних книгах, роскошные деревянные терема-срубы. И очень скоро местные жители, и с опаской наблюдающие за телодвижениями незваных соседей, мало-помалу сообразили: сходство коттеджей между собой имеет весьма простое объяснение. Первой это поняла и поведала знакомым продавщица маленького деревенского магазинчика, куда из любопытства время от времени захаживали, почти ничего не покупая, богатые землевладельцы. Оказалось, что все, или почти все хозяева возведенных на берегу озера царских теремов были знакомы друг с другом еще до начала строительства. Питерских же дачников среди владельцев коттеджей было мало. Основной костяк составляли именно местные, можно сказать, «свои» – нувориши из бурно развивающегося на нефтедолларах районого центра Усть-Озернинска…

Однако вели себя земляки хуже, чем татарская орда. Всем прочим видам культурного отдыха обитатели поселка предпочитали шумные, со стрельбой и пиротехникой, гульбища и браконьерский, откровенно варварский лов рыбы при помощи толовых шашек или электроудочки. Ловить рыбу для удовольствия, на обычную блесну, стало невозможно – при каждой проводке крючки цеплялись за сети, которыми «соседи» умудрились перегородить буквально все, отнюдь не маленькое, озеро. На удочку же попадалась лишь мелочь, по причине своих более чем скромных габаритов до поры до времени легко проскакивающая капроновую сеточную ячею. Но это были еще не все беды, свалившиеся на привыкших жить в гармонии с природой селян. Хозяевам теремов оказалось тесно в своих обнесенных высоченными заборами владениях. В хорошую погоду они со свойственным им размахом любили гулять на природе. Берега озера, сплошь заросшие камышом и манящие сочной травкой и островками молодых березок, вскоре оказались вытоптаны, захламлены битым стеклом, давленым пластиком, консервными банками, обезображены черными пятнами кострищ. Тащить дрова от леса было далековато. Поэтому березовые оазисы стали редеть с пугающей быстротой. Единственный же песочный островок побережья возле леса, на котором под сенью сосен раньше разбивали палатки туристы из Питера, как оказалось, очень подходит не только для купания, но и для мытья джипов…

Однажды летом селяне вкупе с единственным местным милиционером, не выдержав подобного варварского отношения к их родной природе, собрались и накатали в местную управу коллективную «телегу». Через три дня пожилого старлея нашли на окраине деревни, в зарослях папоротника, с проломленной головой. А несколькими днями позже неизвестные злодеи под покровом ночи сожгли деревянную лодочную пристань, а вместе с ней – еще два пустующих дома. К счастью, никто не пострадал. Хулиганов и поджигателей так и не нашли, зато предупреждение было принято к сведению. С тех пор жалобы и недовольство в среде местных аборигенов моментально сошли на нет. Чего, собственно, и добивались не столь уж не известные вандалы. А на преисполненные бессильной злобы взгляды из-за плетня вслед пролетающему по пыльной грунтовке, в сопровождении джипов с охраной, роскошному «мерседесу», обитателям элитного поселения было более чем наплевать. Стоит ли обращать внимание на ползающих под ногами муравьев?..

И уж тем более никто из жителей Савикино не знал в лицо человека, который после тревожного звонка от знакомого бюрократа отдал своим бойцам приказ «раз и навсегда успокоить голытьбу». Его окруженный территорией в две гектара трехэтажный дом с красивыми башенками, деревянными петухами на крышах и резными наличниками на окнах стоял на самом лучшем месте – на вершине холма, возле дороги, ведущей вниз, к песчаному пляжу. Хозяин дома был неофициальным паханом всего поселения, и его приказы не обсуждались. Заместитель главы усть-озернинской админстрации по вопросам строительства и инвестиций Виктор Анатольевич Киржач привык, что все его команды выполняются беспрекословно и в срок. Вот и сегодня, в пятницу, отправляясь после трудного дня на дачу в компании двух молоденьких секретарш из мэрии, Виктор Анатольевич был уверен: прислуга не подкачает. Русская банька будет натоплена березовыми дровами, стол – накрыт, в спальне – постелено свежее шелковое белье, а четверо сопровождающих его на двух джипах дюжих бойцов из охранного агентства «КСК» не позволят чему-либо или кому-либо нарушить его заслуженный трудной работой на благо новой России, приятный во всех отношениях отдых.

* * *

– Первый! Первый! Говорит пятый. Объект прибыл, – проводив взглядом кортеж дорогих иномарок и включив рацию, сообщил наблюдатель – сидящий за рулем «Нивы», припаркованной у поворота с трассы на лесную дорогу, бородатый мужчина в камуфляжной рыбацкой экипировке. – Как и предполагалось, двигается на «мерседесе», в сопровождении двух джипов с охраной. Как слышите меня? Прием.

– Понял тебя, пятый, – отозвалась рация голосом капитана Макса Лакина. – Отбой. Ты на сегодня свободен. Можешь возвращаться обратно в Питер.

– Вас понял, первый. Конец связи…

– Едет, с-сукин кот, – положив рацию на сиденье черного микроавтобуса с тонированными стеклами, капитан пристально посмотрел сначала на вызвавшегося лично принять участие в операции генерала Вырвидуба, а затем перевел взгляд на сидящего напротив, нервно курящего сигарету за сигаретой Артема. – Ну, ты как, Грек? Готов?

– К такому делу я всегда готов, – глухо отозвался Артем. На тронутом сединой виске недавнего беглеца чуть заметно дернулась жилка. Грек явно нервничал. Впрочем, это обычное дело. От исхода операции, в мельчайших деталях спланированной Максом, сейчас зависело слишком многое, чтобы позволить себе дать слабину. Но капитан верил: жажда мести и все еще свежая боль от перенесенных Греком страданий позволит ему сломать хребет зверю.

– Отлично, – кивнул Лакировщик. – Подарим им часа два-три на баньку и ужин, а затем начнем. – Макс с прищуром оглядел группу поддержки – трех крепкого вида парней в легкой, не сковывающей движений одежде. – Задача ясна, мужики? Даем объекту и девицам попариться в бане, затем беспрепятственно пропускаем в дом. После чего тихо, без малейшего шума, проникаем на территорию и нейтрализуем охрану. Только слишком не усердствуйте. Желательно, чтобы бойцы Киржача после встречи с вами остались не только живы, но и в целом здоровы. Так что огнестрельное оружие не применять, работать только руками. Вопросы есть, господа офицеры?

– Да не волнуйся ты, капитан. Сделаем, – улыбнулся ничем не выделяющийся среди остальных мужиков, коротко стриженный и очень похожий на рядового бандита сотрудник подразделения специальных операций УФСБ, старший группы физической поддержки. И добавил со вздохом, качнув головой: – Нам не впервой, – видимо вспомнив кое-какие эпизоды из своей службы в спецподразделении КГБ СССР «Вымпел».

– Давай-ка еще раз проверим работу микрофонов. – Промокнув платком выступивший на лбу пот, генерал Вырвидуб строго посмотрел на техника. Тот без лишних слов надел наушники. Выдержал паузу, переключая тумблеры на лежащем на коленях, похожем на портативный компьютер, электронном, прослушивающем «жучки», приборе. Кивнул облегченно:

– Все в порядке, товарищ командир. Все три функционируют.

– Ну вот, братан, – Лакин встретился глазами с бывшим сокурсником по физкультурному институту, – ты и дождался своего часа. Если все получится, то, как говорил покойный губернатор Лебедь, сначала кое-кому будет очень больно, а потом все будут сидеть.

– Я бы лучше пристрелил его, – скрипнул зубами Артем, отворачивая напряженное лицо к окну и играя желваками. – Вместе с этими двумя ублюдками!..

– Держи себя в руках. Если сможем добыть доказательства для суда, Штыхно и Быкову тоже мало не покажется. Сам знаешь, что на зоне с бывшими ментами делают…

…После предварительной подготовки, на которую ушло без малого семь недель, в течение которых техники ФСБ поставили на прослушивание рабочий офис, квартиру, дачу и все телефонные переговоры Киржача и его начальника охраны, участники операции уже точно знали, кто из бойцов «КСК» был в ту ночь в доме родителей Грека и как на самом деле там развивались события. В приватных разговорах между чиновником и его бодигардом тема схватки с погибшим под колесами электрички беглецом всплывала с завидной регулярностью. Открылось много полезной информации. В частности, изнасиловавший Юлю, а затем сваливший все на убитого им подельника Колян Штыхно во время гулянки с мужиками из агентства надрался до свинячьего состояния и проговорился, что это именно он «поимел на копье убогую», после чего «перевел стрелки» на напарника, помешавшего ему «закончить палку». Разумеется, эти немаловажные подробности стали тут же известны начальнику охраны Киржача бывшему офицеру ГРУ Быкову. (Тому самому незваному визитеру, который ранил Анюту и с которым Артем схватился в рукопашную. Как знать – если бы в самый ответственный момент схватки вдруг не напомнила о себе старая травма позвоночника, может, все и закончилось бы прямо там, в коридоре квартиры на проспекте Славы.) Узнав, как на самом деле обстояли дела, Быков сначала пришел в бешенство – к убитому в Ломоносове подчиненному он имел личную симпатию – и даже доложил новость своему боссу, Виктору Анатольевичу. Но потом «грушник» сообразил, что в лице замазанного в тройном убийстве Штыхно судьба дает ему послушную, готовую на все марионетку, к тому же с приобретенными в армии навыками снайперской стрельбы. Штатная боевая единица, киллер, готовый мочить любого неугодного Папе, мог оказаться полезным. Поэтому было решено не только не наказывать Коляна за гнилую подставу, но даже повысить в должности, бросив кость в виде лишних трех сотен долларов в месяц и сделав командиром группы. Чему с испугу враз завязавший с алкоголем Штыхно был несказанно рад.

Но доказательств, собранных на предварительном этапе операции, было явно недостаточно для того, чтобы размазать Киржача с подельниками по стенке. К аудиоисповедям фигурантов и показаниям соседки Грековых, в ночь убийства и поджога видевшей рядом с домом родителей Артема джип, по справке ГИБДД – стоящий на балансе ЧОПа «КСК», требовалось добавить более веские улики. Например, личное признание чиновника во всех совершенных по его приказу преступлениях. Решающую роль в выбиваниии показаний должен был сыграть имено Грек. Возмутитель спокойствия, которого жирующий на транзите нефти через усть-озернинский порт беспредельщик вот уже почти два месяца считает мертвецом.

* * *

Свеженькие секретарши Алла и Галя, только накануне принятые на работу в усть-озернинскую мэрию, оказались девочками что надо! С соответствующими самым высоким требованиям профессиональными навыками! А как же без них, любимых? Не зря среди солидных, очень занятых и не желающих лишних проблем бизнесменов и чиновников наличие в штате сотрудников второй, как правило, не слишком обремененной заботами по делопроизводству, секретарши приятной наружности стало чуть ли не хорошим тоном. Пока шеф занят делами, оформленная на работу по всем правилам, получающая необычно высокую зарплату, скучающая за компьютером и неумело тыкающая пальчиком в кнопки сексапильная куколка радует глаз посетителей в приемной, являя собой чуть ли не лицо фирмы. Но как только шефу подворачивается командировка или грядут часы отдыха, девочке настает время показать все свое мастерство. Это очень удобно, если разобраться. Начальник, как известно, он тоже мужик. С присущими мужику естественными потребностями. Но, как гласит старинная поговорка, что позволено рабу, то не позволено Цезарю. Не пристало солидному человеку с деньгами и положением, если вдруг приспичит, пользоваться услугами общедоступного кабацкого-гостиничного, телефонного, или, упаси боже, уличного эскорт-сервиса. По многим соображениям. Огласка, до которой так охочи журналюги. Здоровье, опять-таки. Да и сам ассортимент предлагаемого «товара» оставляет желать лучшего – сплошная лимита, мочалки дешевые. Приличных сосок по-быстрому не сыскать. К тому же на все нужно время. А наличие под рукой специально подобранной по конкурсу, смазливой, чистенькой во всех отношениях и совсем не обязательно глупой секретарши возраста «чуть за двадцать» раз и навсегда решает все проблемы. Надоела одна – возьмем на работу следующую. Затем другую, и еще, и еще. Одним словом, – то, что надо!

Быстро, качественно, без каких либо опасений и дополнительных затрат времени на поиски. В обед, прямо на рабочем месте – извольте. После трудового дня, в салоне автомобиля или на загородной дачке, – пожалуйста. В командировку – какие проблемы?! Привыкшие к точности люди уже давно подсчитали, что на круг содержание личного секретаря обходится значительно дешевле, чем содержание норовящей вытянуть как можно больше денег капризной любовницы…

Витек Киржач уже давно понял, что для полноценного отдыха одной секретарши ему маловато. Не тот кайф, не те ощущения. К тому же у женщин, как известно, время от времени случаются сложные дни. Шанс же, что этакая временная неприятность настигнет двух девочек одновремнно, – ничтожна. Именно поэтому в просторном, обставленном ореховой мебелью офисе заместителя мэра по вопросам строительства и инвестиций одновременно находилось аж три секретаря. Первая – исключительно для дела, две другие – на подхвате. Когда запарка, могут и документик какой распечатать или факс отправить. В трубочку с грудным придыханием «алло» сказать. Кофе принести. На стол быстренько собрать, когда есть такая необходимость. Да мало ли всякой работы в мэрии для красивой, не обременной мужем и детьми длинноногой блондинки? Уйма!

Сегодня, отправляясь на дачу в Савикино, Виктор Анатольевич взял обеих новеньких девочек с собой. О чем ни секунды не жалел.

…Раскрасневшийся после посещения парной и разомлевший от еды и холодного пива чиновник, накрыв плечи простыней, полулежал на кожаном диване в комнате отдыха и жмурясь, как кот, ласково теребил платиновые волосы двух секретарш, суетящихся между его широко раздвинутых ног.

– Так, так, кисоньки! Сладенькие вы мои щелочки! – стонал Киржач, тяжело дыша и закатив в экстазе глаза. – Глотайте его, ляльки, глотайте глубже! У-ух, хо-ро-шо-о-о-о!.. – Задержав дыхание, налившийся краской чиновник наконец-то дернулся раз-другой, напрягся всем телом и взвыл, конвульсивно стиснув пальцы и едва не вырвав клок волос на голове одной из закончивших минет «в два ствола» секретарш.

– Может, еще разочек, Виктор Анатольевич? – освободив рот от обмякшей плоти, сглотнув и тщательно облизав губки кончиком язычка, вежливо поинтересовалсь грудастая рослая Аллочка, снизу вверх с готовностью поглядывая на откинувшегося на спинку кресла, пребывающего в прострации Киржача.

Тот что-то неопределенно промычал, отрицательно мотнув головой.

– А давайте как-нибудь по другому! – предложила маленькая, худенькая, похожая на мальчика-подростка Галя, лукаво поиграв бровями и в порыве азарта сексуально лизнув потерявшее товарный вид достоинство босса. – Я знаю одну интересную позу!..

– Пока довольно, – открыв глаза, безапелляционно отрезал чиновник. Схватив стоящий на столике бокал с пивом, Киржач жадно осушил его до дна, утер губы тыльной стороной ладони, вернул на место и, довольно ухмыльнувшись, конкретизировал: – Для начала хватит минета. Я, девочки, люблю, когда красиво, в комфорте! Душ круговой, спальня с водяным матрацем, медвежья шкура на полу. Короче, успеется. Сейчас перекусим чутка чем бог послал, еще разок в парилочку заглянем, в бассейне искупаемся – и тогда уже можно в дом идти. Продолжать! Ха-ха!..

– Мы – за! – переглянувшись с Галей, хихикнула Аллочка, поднялась с колен и, упав на стоящее напротив дивана кресло, с жадностью накинулась на деликатесы. – Обожаю креветки!..

– А мне, пожалуйста, налейте «Мартини», Виктор Анатольевич, – укутавшись в простыню и присев рядом, на подлокотник, протянула пустой бокал загорелая коротышка Галя.

– Для вас, кисоньки, – просто Витя, – с готовностью исполняя просьбу секретарши, разрешил Киржач. – Но это только вне службы. В мэрии и при посторонних – исключительно по имени-отчеству. Понятно, шкурки мои бархатные?!

– Яволь, герр офицер! – нисколько не обидевшись на столь вульгарное отношение, подыграла чиновнику Аллочка. – Главное, чтобы вы были довольны!

– Вот и постарайтесь, сладкие, чтобы я в вас не разочаровался, – вскрывая запотевшую банку пива, деловито изрек Киржач. – Знаете, мне ведь трудно угодить, – заметил, чуть понизив голос. – Я такой выдумщик… Не все ваши предшественницы были согласны выполнять каждую из моих фантазий. Увы, как ни печально, пришлось с ними расстаться.

– Мы не вредные, Витенька, – поспешила заверить Галя. – Сделаем, что скажешь. Хоть…

– Тогда встань на стол и крикни: «Хочу, чтобы меня оттрахали десять огромных потных негров!»– сверкая странно поблескивающими глазами, перебил девчонку Киржач. – Давай, лезь. Я жду.

– И всего-то?! – от души рассмеялась Алочка. – Я-то думала…

– А потом, когда крикнешь, – даже не взглянув на вторую девицу, продолжил чиновник, буравя холодным взглядом застывшую в нерешительности коротышку Галю, – возьми со стола пустую бутылку из-под пива и сделай то, что я хочу увидеть!.. Что, слабо?!

– Ни капельки, дорогой, – ласково покачала стриженой головкой загорелая бестия и, бабочкой вспорхнув на заставленный закусками стол, закричала…

Досмотрев короткий спектакль до конца, чиновник остался очень доволен. Похоже, на сей раз он нашел именно то, что искал. Самое главное, что эти аппетитные гладенькие шкурки не ломаются, не отбывают, как другие, повинность только ради денег – им это шоу действительно нравится! А если так, то простор для всякого рода фантазий на тему секса открывался прямо-таки завораживающий. Возможно, после некоторой подготовки ему даже удастся уломать одну из этих отвязных сосок на участие в главной своей мечте. Была у Витька навязчивая сексуальная мечта, с завидной регулярностью преследующая его ночами, еще с прыщавой юности: присутствовать при половом акте одной девки поочередно с десятком черномазых уродов. Нанять ленивых будет не так сложно, благо сейчас в Питере этого добра завелось – как грязи. А вот уговорить девку – куда труднее. На подобного рода эксперимент, как ни странно, не подписывались даже драные шлюхи. Но Киржач не унывал. Не так давно, проснувшись поутру с бодуна и в очередной раз находясь под впечатлением проклятого сна, он зачем-то рассказал супруге о мечте своей юности, предположив, что после осуществления задуманного дурацкие видения наконец-то перестанут его преследовать. Маринка, дура, аж рот от изумления открыла, сделала круглые глаза, повертела пальцем у виска и, настоятельно посоветовав на досуге обратиться к психиатру, забрала сына и с одним чемоданом уехала к теще в Выборг. Плевать. Он-то знает, что с его головой все нормально. У каждого могут быть свои персональные, находящиеся за гранью понятий о морали, сексуальные фантазии. Только мало кто о них рассказывает. Боятся. И тем более, не у всех двуногих тварей хватит смелости и денег попытаться их исполнить наяву! Но он – не все! Он – выше всех!

Завершив банные процедуры и плотно перекусив, Витек снова возжелал секса. На сей раз качественного, неспешного, в красивых апартаментах своей расположенной на третьем этаже коттеджа огромной спальни. Поднявшись из-за стола, он, уже слегка покачивающийся на ногах от выпитого пива, почесал лохматый живот, громко рыгнул и сказал, плотоядно разглядывая обнаженных по пояс девиц:

– Вот теперь можно и поиграть по-настоящему. Только не здесь, а в доме. Там классно!.. Сейчас я пойду к себе в спальню, а вы приведите себя в порядок, высушите волосы, оденьте те тряпки, которые я вам купил, накрасьтесь поярче и приходите. Обожаю снимать все эти кофточки и лифчики!.. У вас есть от силы десять минут. Пока я буду отдыхать в… э-э… отдельном кабинете. Не заставляйте меня ждать. Я этого не люблю. Ясно?!

– Мы будем готовы через восемь, пупсик, – послав Киржачу воздушный поцелуй, томно пообещала доказавшая полное отсутствие у нее каких бы то ни было комплексов загорелая коротышка Галя.

– Наверх вас проводит охрана, – сообщил Виктор Анатольевич, прежде чем покинуть отдельно стоящий на территории банный домик. В его воспаленном мозгу уже рисовались красочные картины грядущего акта. Только вначале нужно заглянуть в ватерклозет…

В ожидании секретарш прибандиченный чиновник решил подготовить поле предстоящей битвы. Открыв створку встроенного потайного шкафа, он нажал выключатель и с гулко стучащим в груди сердцем осмотрел свой богатый, бережно оберегаемый от глаз супруги, специальный арсенал для активного отдыха. Чего здесь только не было! И силиконовые пенисы различной длины и объема, и всевозможные вибраторы, и целый набор аксессуаров для садомазохизма, и две надувные куклы, и десятка три самых разных препаратов, усиливающих либидо, оргазм или поддерживающих долгую эрекцию, и еще валом всяких нужных, ласкающих взгляд причиндалов для порно. Полюбовавшись на скрытую от посторонних глаз зеркальную витрину с выставленными в ней товарами из секс-шопа, Киржач сделал трудный выбор в пользу наручников, плетки, огромного фаллоимитатора и комплекта одежды для маньяка. Поглядывая на часы, чиновник сбросил на пол махровый китайский халат, торопливо натянул на бедра черные кожаные трусы с дыркой спереди, металлическую кольчугу, золотые гусарские эполеты, на голову надел сшитую из кусков кожи маску со звериным оскалом, узкими вырезами для глаз и ушей. На шею, как всегда, повесил специально заказанную у ювелира увесистую золотую цепь вязки «бисмарк» с массивным кулоном в виде значка доллара – $. Этот символ зеленых американских денег, как еще несколько лет назад заметил Киржач, магическим образом добавлял ему страсти, темперамента, злобы, ибо являлся тем самым единственным кроме секса смыслом жизни, его главной движущей силой, мотивацией всех его поступков, его безусловным фетишем.

Посмотрев на себя в зеркало, чиновник остался очень доволен. Закрыв на окнах жалюзи и плотно задернув бархатные бордовые шторы, Виктор Анатольевич включил ночной рассеян ный и приглушенный свет, прицепил на пояс проклепанных кожаных трусов наручники, брызнул на торчащий из них полуобвисший пенис специальным спреем для усиления эрекции. Взглянув на часы, схватил плетку и розовый, размерами напоминающий палку гаишника, фаллоимитатор. Торопливо забрался на огромную железную кровать с высокими хромированными спинками и, усевшись там между двумя горами подушек, застыл выжидательно, глядя на дверь спальни.

Часы на стене отсчитали минуту. Затем еще одну. Виктор Анатольевич буквально сгорал от вожделения кусая губы от ритмично пульсирующей в паху вены, и сквозь зубы поливал опаздывающих секретарш яростными трехэтажными матюками. Когда, три минуты спустя, дубовая дверь спальни наконец-то дрогнула и чуть приоткрылась, чиновник радостно зарычал и, придав голосу всю возможную хрипоту, присущую, как ему казалось, маньякам и садистам, тягуче произнес:

– Входите же, вы, сучье отродье! Сейчас вы узнаете, для чего вам дьяволом дырка дана! Сейчас вы у меня поплачете!..

Глава 10

Беглец подкрался незаметно

Когда дверь открылась настежь и в окутанную багровым полумраком спальню вместо пары размалеванных девиц вошел высокий, хмурый, подозрительно знакомый мужик с пистолетом в руке, сидящий на кровати в позе властителя, держащий в одной руке плетку, а в другой – искуственный член, Виктор Анатольевич от неожиданности потерял дар речи. Внимательно вглядевшись в лицо незваного визитера, вдруг вздрогнул от ужаса, отшатнулся, больно ударившись затылком об металлическую спинку кровати и громко испортил воздух.

– Я вижу, ты меня узнал, – пододвинув к себе стул и усевшись на него верхом, спокойно сказал оживший мертвец. – Это хорошо. – Грек не спеша засунул ствол пэ-эма за ремень джинсов, достал из нагрудного кармана сигарету, закурил, щелкнув зажигалкой, и испытующе посмотрел на бьющегося в конвульсиях, мерзкого и одновременно жалкого в своем дурацком маскараде, с предательски торчащим обнаженным концом Киржача. Запоздало скользнув взглядом вниз, чиновник схватил первую попавшуюся подушку и накрыл ею вздыбленное причинное место. Прохрипел сипло, теперь уже не прикидываясь и не ломая голос:

– Ты-ы-ы… же… мертвый…

– Ну, разумеется, – бесстрастно бросил Артем. – Меня переехало электричкой. В фарш. Почти два месяца назад. И сейчас я вернулся с того света, чтобы вернуть тебе, гниде, должок. За отца. За сестру. За Аню. За меня.

– Я… ик, – громко икнул Киржач, готовый в эту секунду от чувства собственной беспомощности взвыть в голос и провалиться сквозь землю. – Ты как… сюда прошел?! Там же… охрана… четыре человека…

– Была охрана, – Грек зажал сигарету зубами, извлек из-за пояса пистолет, быстро выщелкнул обойму, нахмурил лоб, словно пересчитывая остаток патронов, а затем ударом ладони задвинул ее назад. – Теперь сплыла. Что, обломил я тебе кайф, паскуда? Не дал последний раз перед смертью перепихнуться?!.. Ничего, перебьешся. Чертей в аду будешь в очко трахать. Недолго уже осталось. Скоро ты там окажешься…

Упоминание о скорой смерти окончательно парализовало Киржача. Он тихо всхлипнул и – обмочился. Под втиснутой в кожу задницей чиновника расплылась теплая мокрая лужа.

– Но перед тем, как завалить тебя, я хочу услышать имена тех нелюдей, которые по твоему приказу изнасиловали сестренку, убили моего отца и сожгли наш дом. Если ответишь правду – сдохнешь быстро. Нет, – будешь подыхать неделю. В страшных муках. Для начала я посажу тебя в подвал, выколю глаза и отстрелю причиндалы. Потом отрежу уши, губы и пальцы. Мне продолжать, или ты уже выбрал?!..

– Я… я не приказывал никого убивать! – заскулил, выбивая зубами барабанную дробь, Виктор Анатольевич. – Я сказал… только… ждать тебя… и… если появишься, привезти ко мне!

– Ага, – кивнул, криво усмехнувшись, Артем. – А во время нашей дружеской вечеринки ты просто пожурил бы меня за плохое поведение и, дав последнее китайское предупреждение, живым и невредимым отпустил восвояси. Так? Так, я спрашиваю, тварь?!

Киржач скулил, дрожал и по понятным причинам не мог найти подходящего ответа. Промямлил только, уронив голову на грудь:

– Не убивай меня! Пожалуйста! Я заплачу!..

– Это я уже однажды слышал, – скривился Грек, непроизвольно вспомнив о миллионе долларов, как выяснилось – действительно переведенном ему Актером в качестве выкупа за жизнь сынка-бандита. Позже, уже после ареста, по взаимной договоренности с генералом ФСБ Вырвидубом, обязанным по закону немедленно конфисковать бандитские деньги в доход государства, а самого Грека привлечь за шантаж и захват заложника, ровно треть этой суммы тихо и без проблем ушла на зарубежный счет дослуживающего в системе последние дни старика. Кажется, в Андорру. Еще немного перешло в распоряжение капитана Лакина. Остальное – четыреста пятьдесят тысяч баксов – до сих пор находилось на счету беглеца…

– Моя смерть ничего тебе не даст, – Киржач предпринял отчаянную попытку спастись. – А моя жизнь может сделать из тебя богача!.. Сколько ты хочешь?! Миллион?!. Два?! Три?!. Я все отдам!

– Если бы ты, гнида, хотел убить только одного меня, я, возможно, еще бы подумал над твоим предложением, – честно сказал Грек. – Но ты предлагаешь мне деньги в обмен на жизнь и здоровье близких мне людей. В обмен на живьем сгоревших отца и сестру, в обмен на чудом не погибшую жену и нашего неродившегося ребенка, в обмен на доведенную до шока и пережившую самое тяжелейшее в жизни нервное потрясение мать. Ты хоть сам понял, что ты мне сейчас предложил, выродок?!

– Не убива-а-а-а-ай! – слезно умолял чиновник. – Я сделаю все, что ты х-о-о-оче-ее-шь!.. Только не убива-а-а-а-а….

Артем, дымя сигаретой, некоторое время с ненавистью смотрел на сникшего, раздавленного, до кучи оказавшегося к тому же еще и сексуальным извращенцем, потом сделал последнюю затяжку, выплюнул окурок на ковер, придавил ногой, с грустью опустил глаза на пистолет, в обойме которого, по требованию Вырвидуба, было всего два холостых патрона. Стиснув челюсти, убрал бесполезную железяку обратно за ремень джинсов, расстегнул «молнию» на поясной сумочке-кенгуру, достал крохотную цифровую видеокамеру. Произнес, цедя слова:

– У тебя, ур-род, есть только один шанс!

Увидев в руках воскресшего из мертвых беглеца видеокамеру, чиновник сразу все понял. Он буквально взвизгнул от радости и часто-часто закивал, без лишних слов демонстрируя полную готовность взять на себя все смертные грехи человечества со времен сотворения мира, только бы находящийся у Грека пистолет не сделал сегодня, в Савикино, ни единого выстрела.

– И запомни, падла, – предостерегающе сказал Грек. – Не дай тебе Бог потом, в суде, отказаться от своих показаний. Ты не проживешь даже до захода солнца. Ты все понял, выродок?!

– Д-да! Я готов! Я все расскажу, клянусь!.. – Киржач готов был соскочить с кровати, упасть перед Артемом на колени и, виляя хвостом, до дыр вылизать его кроссовки.

Дело было сделано. Грек вдруг ощутил, как невероятно он устал за последние пять недель, предшествовавшие затеянной генералом, не совсем корректной с точки зрения закона, но безусловно эффективной операции по раскалыванию усть-озернинского нелюдя.

Он смотрел на сидящего на огромной кровати, испуганно вжавшего голову в плечи, одетого невесть во что, обмочившегося, дрожащего, как последняя тварь, сексуального извращенца с до сих пор зажатым в руке искусственным членом и вспоминал того надменного, пахнущего дорогим парфюмом, упивающегося своей властью над людьми отморозка, справлявшего в «Мельнице» свой день рождения в окружении подельников по грабежу страны, «мочалок» в сверкающих шмотках и почтительно улыбающихся, подхалимски гнущих спину завистников.

И еще Грек вспомнил прочитанное много лет назад, в институте, изречение древнего философа Платона: «Когда с облеченного властью низложенного наглеца снимают дорогие одежды и лишают его всех привилегий, он становится более жалким и отталкивающим, чем покрытый язвами, просящий милостыню нищий. Теряя иллюзорную, данную не силой духа и умом, а только лишь деньгами и положением власть над людьми, он становится тем, кем он является в действительности, – ничтожеством».

Конец

Б. К. Седов

«Матросская тишина»

Часть 1

Подстава

Глава первая

Казино, блондинка и бои без правил

Тощий, как жердь, бледный крупье в помявшемся к утру фирменном прикиде в который раз за ночь мысленно выматерил сидящего напротив клиента. Этот тип изрядно достал за сегодняшнюю ночь всю обслугу казино. Кент был приметный – смуглое от загара лицо, рельефные скулы, жилистые руки, упругий торс. Строгий стильный прикид. На руке – часы «Картье» с бриллиантами, стоимостью не меньше новой иномарки среднего класса. Неторопливые движения Крутого Босса. Выбритая рожа перекошена, в глазах плещется злоба. Одним словом – жуткий тип. С таким лучше стыков не иметь. Порвет, как Тузик грелку.

Впрочем, если не считать представителей многочисленных ОПГ, как раз из таких вот упакованных до ушей в фирму мужиков с кирпичными мордами и липнущих к ним телок с кошельком вместо сердца и состояла клиентура столичных казино. От них всех исходил запах денег. Здесь, в игорном доме, им было пропитано буквально все.

Этот тип играл без азарта, но рискуя и не жалея бабок. Ставил фишки вроде бы бессистемно, однако шарик, словно приговоренный, несколько раз подряд отмечался на указанной им цифре «13».

Впрочем, болт с ним, придурком. За время работы в «Трех картах» крупье насмотрелся такого, что хоть садись книжки писать. Вот прошлой зимой обдолбившийся тюменский отморозок как ни в чем не бывало разложил свою грудастую соску прямо на гардеробной стойке и жарил ее до победного конца. Причем предварительно замочил из волыны двух охранников, которые вздумали вежливо призвать его к порядку. Тут такое шоу бывает.

Однако минут через пять питт-босс Васо в сопровождении амбала Толика подойдет к этому душой «вышедшему в астрал» придурку и мягко напомнит, мол, сори, братан генацвале, закрывается лавочка. Вечером приходи, милости просим, мы, биджо, завсегда гостям рады. Но сейчас – пшел вон мелкими шагами. Только это все будет чуть позже. А пока, хочется тебе или нет, нужно делать фейс кирпичом и отрабатывать свой шестой номер заодно с зарплатой…

Тщетно пытаясь придать своему голосу толику бодрости, крупье принял фишки и, выдавив привычно безликое «ставки сделаны, ставок больше нет», запустил рулетку.

Пробежав по кругу, шарик замер на цифре одиннадцать. Крупье мягко остановил рулетку, с непроницаемым лицом сгреб лимонного цвета кружочки, бросил их в чрево «банка» и сообщил:

– К сожалению, вы проиграли. Будете еще ставить?

На стол россыпью упали все кучкой лежащие рядом с игроком фишки. Хриплый, глухой голос тихо бросил:

– Ва-банк. На тринадцать.

Однако! Вот это и называется красиво закончить! На такой риск способны считанные единицы.

Блондин, мельком оглянувшись на кивнувшего питт-босса, профессионально сгреб брошенные клиентом фишки и, манипулируя гибкими пальцами, быстро выстроил из кружков четыре с половиной столбика. Сорок пять тысяч рублей – это сильно. В случае успеха выигрыш мужику обламывался просто ломовой. Только вот шанс срубить под корень большую капусту был чертовски мал…

Но этот тип, куривший одну сигарету за другой и потягивавший текилу, явно не принадлежал к числу набитых зеленью тупорылых кутил и убогих на голову фанатов халявного счастья. Он был слеплен из другого теста. Крупье готов был поклясться, что происходящее совершенно не волновало этого странного мужика. Брезгливо скривив тонкие губы, мыслями он был далеко от игрового стола, думал о чем-то своем, медленно, но глубоко затягивался, пускал через нос струи сизого дыма, щелкая инкрустированной бриллиантами золотой зажигалкой «зиппо-винчестер». О цене такой VIP-безделушки знаменитой американской фирмы можно было только догадываться…

Крупье в который раз оторвал взгляд от замедляющего бег шарика и скользнул покрасневшими глазами по восковому лицу рискового игрока.

Если бы уставший за смену долговязый парень в униформе обладал чудесным даром читать чужие мысли, то, очень возможно, согласился бы: игроку действительно было о чем пораскинуть мозгами. И крепко.

Крупье смог бы узнать, что зовут ночного везунчика просто – Виктор Анатольевич. Фамилия так вообще не подкачала, древняя, сибирская, звучная – Киржач. Узнал бы, что несколько месяцев назад этот тип был фактическим хозяином Усть-Озернинска – крохотного провинциального городка на периферии Ленобласти. Здесь находился нефтяной терминал, качавший в Европу «черное золото». Будучи одним из главных доильщиков этой драгоценной жилы, Киржач имел все, что можно пожелать, – бешеные деньги, власть и будущее в радужных тонах (с красивым зеленым отливом.)

Теперь, увы, ничего этого нет. Где-то по-прежнему существует долбаный Усть-Озернинск. Качает черную кровь огромный экспортный терминал на берегу Финского залива. Бурлит текущая в танкеры маслянистая нефть. А его, Киржача, нет!!! Потому что недавно произошло то, что не должно было произойти никогда!!!.

На самом верху чертовски рассерженные проделками ставленника козырные тузы во главе с Самим приняли – из-за ерунды!!! – неслыханное решение. После которого заместителя мэра новой нефтяной столицы «по вопросам строительства и инвестиций» с трудом отмазали от пяти лет тюряги. А потом, как облезлого кота, нагадившего в ботинки хозяина, обожравшегося халявной сметаной и нализавшегося валерьянки, его обобрали до нитки, а затем, больно дав тяжелым сапогом под хвост, выгнали за ворота. Без надежды вернуться к этой кормушке и без средств к существованию. Разве можно всерьез назвать деньгами те жалкие пятьсот тысяч баксов, оставленные ему для того, чтобы «первое время с голоду не сдох»?! Пыль, мусор, по сравнению с тремя миллионами долларов ежегодного дохода, которые он потерял. А еще «конфискованная за плохое поведение» вилла на французском Лазурном берегу, небольшой домик в пригороде Монте-Карло и три спиртовых завода в Ленобласти – все отобрали!.

А все из-за чего?! Или, точнее, из-за кого?!

Из-за одного никчемного, проклятого повара!!! Баклана нищего, халдея кабацкого, «шестерки» голимой, рискнувшей, вместо того, чтобы утереть заслуженный плевок в рожу, бросить ему, нефтяному королю, наглый вызов. Притом этот урод ухитрился уцелеть, несмотря на объявленную на него с подачи Киржача охоту. А потом еще и отдать под суд одного из влиятельнейших на тот момент людей Северо-Запада России!!!

Однако позорным судом и отставкой неприятности для бывшего чиновника не закончились. После просмотра скандальной видеозаписи о нестандартных секс-развлечениях Киржача, сделанной хитрым Греком, взбешенная жена хлопнула дверью и уехала с детьми к теще в Гатчину. После чего, стерва, наняла свору адвокатов, и те легко и непринужденно отсудили у оплеванного желтой прессой Киржача трехэтажный коттедж на берегу Финского залива и половину всех официальных сбережений. А до кучи Ленка выбила исполнительный лист на алименты, по которому Виктор Анатольевич обязан был ежемесячно выплачивать ей на содержание девочек-близняшек две с половиной тысячи долларов.

Последней же каплей, вынудившей Киржача спешно покинуть не только Усть-Озернинск, но и северную столицу, были слова брата, лидера местных бандитов, тоже посмотревшего проклятую видеозапись: «Ну ты и урод, Пуля! С таким гнусным извращенцем мне впадлу не то что ручкаться, но даже дышать одним воздухом. Свалил бы ты из моего города куда подальше. Пока я добрый. Иначе… братва сексуально озабоченных не любит, ты в курсе, да?»

Намек был прозрачен, как стекло. В тот же вечер Киржач собрал в два чемодана самое необходимое, сел на джип «гелендеваген» и вместе с верным телохранителем по кличке Черт уехал в Москву, где, к счастью, у него имелась приличная квартира в центре. Но главное – в Москве у него были несколько верных, крепко стоящих на ногах корешей, которые не станут кривить рожу. У самих рыло в пуху, да еще похлеще. Напротив – с готовностью помогут всем, что в их силах. Самыми полезными для дела среди них могли оказаться член Совета Федерации Бугаев, аналитик, начальник кредитного отдела «Маэстро-банка» Зиновий Пургель и майор юстиции Шалгин, в данный момент не кто иной, как и.о. начальника скандально известного в криминальном мире России СИЗО 48/1 «Матросская тишина». При правильном подходе с их помощью можно стереть в порошок кого угодно, не то что голимого повара.

Грек!!! Все из-за тебя!!! Ну, готовься к отдаче, падла! Ты у меня кровавыми соплями умоешься!!!

Киржач стиснул кулаки. На проклятый шарик, пробежавший последний круг и приткнувшийся на поле зеро, он больше не смотрел. И не слышал фальшивых слов сочувствия, произнесенных наконец-то окончившим смену крупье. Виктор Анатольевич медленно поднялся, взял со стола пачку «Парламента», сунул вместе с бриллиантовой зажигалкой в карман пиджака и нетвердой походкой направился к выходу.

У ступеней «Трех карт» богатого клиента уже ждало халявное такси. Развалившийся за рулем тачки толстый водила с квадратной челюстью готов был бесплатно доставить проигравшегося в хлам дорогого гостя в любой адрес в пределах Кольцевой дороги.

– Осторожней, дарагой! Нэ сптэкнись… Вах! Как сильно устал, да!.. – донеслось до Киржача. Пухлые пальцы с короткими черными волосками крепко ухватили его за локоть. – Кирасиво играл, молодэц! Настаяшый мужчына!..

Сообразив, что конкретно предлагает ему этот лысый горный орел, Киржач надменно ухмыльнулся, выдернул руку, глядя прямо перед собой, демонстративно сплюнул на мраморные ступени казино и процедил:

– Пошел ты на х.й, кацо, со своей ржавой колымагой. Иди лучше баранов паси, – после чего нарочито медленно закурил, спустился со сверкающего неоновыми огнями крыльца и, сунув руки в карманы брюк, морской походкой направился вперед по переулку по направлению к Садовому кольцу.

В этот ранний субботний час Москва была почти пустынна. Машин на улицах мало, а прохожих – вообще единицы. До его квартиры – купленной еще в безмятежные докризисные времена роскошной четырехкомнатной «сталинки» на Каланчевке – можно вполне прогуляться и пешком. Особенно когда в голову вдруг с первым глотком свежего воздуха пришло долгожданное озарение. Из осколков пьяных мыслей сложился достойный план мести!..

Впрочем, если быть точным до конца, вариантов, как именно расквитаться с Греком, было полно. Только все они не годились. Первой мыслью Киржача было нанять киллера. Но это было бы слишком просто и быстро, а хотелось, чтобы этот урод Грек долго мучился. Расчет с обидчиком должен быть максимально жестоким. Чтобы Киржачу было о чем вспоминать оставшуюся жизнь! Задача далеко не простая. К тому же нужно провернуть все таким образом, чтобы на него не пали подозрения.

Для полного счастья нужна не примитивная ликвидация обидчика (пусть даже вместе с семьей – женой и новорожденным сыном), а тщательно подготовленная акция продолжительностью от нескольких месяцев до года. В результате жизнь Артема Грекова и его близких будет шаг за шагом превращена в кошмар, а сам баклан – растоптан в пыль, унижен и уничтожен. Он, Витек, лично приведет приговор в исполнение и завалит стоящего на коленях повара прямым выстрелом в лоб. Пулей со смещенным центром. Так, чтобы мозги разлетелись во все стороны. Короче, нужен суперспектакль. Плюс – несколько верных подельников. Про стоимость авантюры Киржач не думал. Ради достижения заветной цели бывший «нефтяник», у которого крыша ехала от ненависти и злости, был готов на любые жертвы. Даже если придется отдать последний бакс!..

И вот сегодня, хмурым и прохладным сентябрьским утром, после проведенной в лажовом грузинском казино бессонной ночи, после пачки выкуренных сигарет и литра кактусовой водки в голову Киржача наконец-то пришло решение. Крепкая многоходовка, после которой он сможет самолично казнить превращенного в кусок дерьма Грека, утереть пот со лба и честно признаться самому себе: «Я сделал это! Я поимел его!».

Первым и, пожалуй, самым сложным этапом акции было выманить клятого повара в Москву. Дальше – легче. Но как это сделать? Заставить Грека бросить все и приехать одному, без семьи? Над этим вопросом стоило помозговать отдельно…

Ноги сами принесли его к тяжелой лакированной двери подъезда. Пальцы привычно пробежали по консоли кодового замка. Киржач пешком поднялся на четвертый этаж, открыл ключом бронированную дверь квартиры и… замер.

Его чуткий к запахам нос сразу уловил витающий в воздухе прихожей аромат женских духов, а слух – приглушенные звуки и громкое сопение, доносящиеся из просторной гостиной с камином. Сально ухмыльнувшись и нисколько не таясь, Киржач прошел по длинному, освещенному настенными бра коридору, толкнул дверь и, привалившись плечом к косяку, стал наблюдать за тем, как его верный сторожевой пес по кличке Черт с грудным рыком сильными толчками на черном кожаном диване охаживает стройную, длинноволосую и совсем еще юную полногрудую блонди. Из одежды на аппетитно изогнувшейся в экстазе, сладко подмахивающей крутыми бедрами в такт резким фрикциям Черта молоденькой шкурке были только тоненькая золотая цепочка с крестиком и ярко-красные туфельки на высоких шпильках. Красотка выгибала спинку, как кошка, запрокидывала голову, постанывая от кайфа. Одной рукой она опиралась о подлокотник, второй яростно мяла свою шикарную грудь. Киржач даже забеспокоился, не останутся ли у нее синяки. Черт трудился, как поршень, его твердый зад ритмично двигался между широко расставленными ногами блондинки.

Картинка была та еще. Киржач ослабил узел галстука, сглотнул подступивший к горлу ком, ощущая, как от этого зрелища, словно сошедшего с глянцевой картинки порножурнала «Кнайф», у него учащается сердцебиение и наступает эрекция. С трудом оторвавшись от созерцания сладкой парочки, которая стремительно неслась к экстазу, Киржач скользнул взглядом по огромной комнате. Одежда, снятая наспех, разбросана повсюду – на полу, на обоих креслах, даже с каминной полки лифчик свисает. Открытая лаковая дамская сумочка на подоконнике. На овальном стеклянном столике – почти пустая бутылка из-под молдавского шампанского-брют, два бокала, крошки от шоколадной плитки на развернутой фольге, вазочка с персиками, медная пепельница в виде черепа, две открытых пачки – «Вог» и «Мальборо» – и две порванных упаковки от клубничных презервативов. Впрочем, тут же нашлась и третья, валяющаяся внизу, возле ножки стола. Уже от резинки с мятным вкусом.

Киржач ухмыльнулся: «Гурман-кудесник, бляха-муха. Только виагры не хватает, для полного натюрморта!»

Постоянной подружки у его верного телохранителя в Москве не было, да и быть не могло. Черт – он и есть Черт. Да и вряд ли за несколько часов с момента их последней встречи похожий на гориллу бывший морской спецназовец Вольдемар успел познакомиться среди ночи с приличной бесплатной давалкой и уговорить ее зайти к ним на квартиру «попить чайку с вафелькой». Значит, все-таки проститутка. Красивая, ухоженная, регулярно посещающая солярий, с дорогой силиконовой грудью и стильной одеждой, но – все равно шлюха. Такие далеко не в каждом ночном клубе пасутся, не та клиентура. Где же он ее все-таки снял, фаллос бродячий?

Занятые своим приятным во всех отношениях делом и не заметившие возвращения Киржача любовники тем временем благополучно поохали, почти одновременно испустили протяжный возглас и, еще пару раз дрыгнувшись навстречу друг другу, застыли в сладком изнеможении.

– Вольдемар, вы просто половой агрессор! – дрожащим от наслаждения, на удивление хрипловатым и потому на редкость сексуальным голосом сказала блондинка, обессиленно уткнувшись влажным лбом в кожаную спинку дивана. – Я уже забыла, когда меня в последний раз так качественно драли. От моего папика с его заскорузлой мухоморной висячкой разве нормального секса дождешься? Все языком да пальцем норовит, разве это удовольствие?!.. Ну, замучил ты меня! Аж в глазах круги. Маньяк вы, Вольдемар!

– Я, Мариночка, самый обыкновенный порнокиллер, – с довольной ухмылкой непревзойденного самца осклабился Черт. – А ты – моя новая жертва. Сейчас убивать начну. Не веришь?! А зря!..

Киржач снова хмыкнул. Оказывается, не блядь. Тем более интересно, откуда он ее приволок. Вслух же Виктор Анатольевич сказал тихо, не в силах отвести глаз от сверкающей капельками пота, влажной аппетитной фигурки:

– Я не очень помешал?

– А, вот и отец родной вернулся, – нисколько не смутившись, телохранитель отстранился от девицы и сел на диван. Легонько шлепнул биксу по округлой заднице, прежде чем та успела сменить позу. – Давно пришел, босс? А мы с Мариночкой здесь плюшками балуемся.

– Уже успел оценить. Красиво это у вас получается. Как в кино. Профессию сменить не думал?

– Ой, как стыдно! – ойкнула, смущенно улыбнувшись, блондинка, по всему видно, не слишком шокированная присутствием постороннего во время полового акта. Правда, огляделась, чем бы прикрыть наготу, и, не найдя поблизости ничего подходящего, попыталась заслонить маленькими ладошками свои впечатляющие формы. Вышло, прямо скажем, не очень. Все равно как закрыть член негра-баскетболиста березовым листиком. – Вы, наверное, тот самый великий и ужасный нефтяной магнат, о котором Вольдемар рассказывал?! Его босс?

– Виктор Анатольевич, – представился Киржач. Посмотрел на бодигарда, вопросительно приподнял брови: – Ну и где ты ее снял среди ночи?

– Ты не поверишь, папа, – прямо на улице, в двух шагах от подъезда. Наивное дитя стояло на тротуаре и ловило мотор. А я за сигаретами и пивом к ночному ларьку вышел…

– Ну да, а тут эти двое зверей обкуренных на своем «мерсе» тормозят! – перебила Черта девица и выпучила круглые глупые глаза, видимо, пытаясь таким образом показать, как ей было страшно. – Остановились, вышли и, ни слова не говоря, начали в машину тащить! Я так испугалась!!!

– Ага, кажется, врубаюсь, – кивнул Виктор Анатольевич. – И тут, словно по взмаху волшебной палочки, появился принц на белом коне. Надо же, как романтично. Они хоть живые? – полюбопытствовал Киржач, хорошо зная бойцовские возможности своего телохранителя.

– А хрен их знает, – отмахнулся Вольдемар и почесал лохматую грудь. – Я по разу всего и ударил. Цыгане, тем более из наркош, – они племя живучее. Как сорняки. Прикол не в этом, Андреич! – встрепенулся бывший капитан «морских дьяволов» Севе