Book: Новая магия



Новая магия

Соломенный Илья

Новая магия


* * *

Глава 1



Дайша медленно потянулась и посмотрела на меня своими огромными, необычными глазами. В полумраке они казались зелёными, но стоило рядом появиться хотя бы одному лучику света, как цвет менялся на светло-голубой.

— Проснулся, — констатировала она очевидное.

Я усмехнулся, притянул девушку к себе и поцеловал её.

— Мы уже опаздываем, — смеясь, заметила блондинка и попыталась вырваться из моих объятий.

Куда там!

— Ничего страшного. Полагаю, новый Младший Советник Императора может и задержаться на допустимое этикетом время. Зря, что ли, я так долго пытался получить эту должность?

Дайша улыбнулась. Я провёл рукой по её прекрасной бархатистой коже, а затем мы слились в поцелуе. Сцепив пальцы и вытянув руки над головой, занимались любовью, и это было прекрасно.

И то, как это волшебное ощущение было нарушено, я запомнил навсегда.

Сначала мы услышали грохот и звуки многочисленных взрывов, и лишь через несколько секунд ощутили, как содрогается башня. Соскочив с постели, Дайша и я нацепили на запястья свои браслеты, и через секунду из них вырвались наниты, принимая форму подходящей одежды.

Мы выбежали на балкон, и увидели, как складывается башня Совета, в которую я должен был направляться прямо сейчас.

Огромные клубы пыли уже скрыли ближайшие дома, над которыми раньше возвышалась резиденция Советников. В городе, раскинувшемся у нас под ногами, царил хаос — летающие глайдеры сталкивались в воздухе, люди на улицах паниковали.

Но гораздо страшнее было другое.

В небе висели десятки, сотни огромных кораблей, из чрева которых вырывался настоящий рой, расползаясь над городом и круша здания…

Тысячи лёгких истребителей расстреливали всех и вся. По земле ползали и бегали отвратительные твари, потроша тех, кому не повезло оказаться рядом с ними. Тяжёлые дредноуты под защитой массивных силовых щитов, принимающих выстрелы системы воздушной обороны, выпускали из своих монструозных пушек разряды плазмы.

Один из таких выстрелов снёс голову Императорскому колоссу… Невероятных размеров и ослепительной красоты статуя, возвышающаяся в центре города, получила ещё несколько выстрелов и начала осыпаться прямо на наших с Дайшей глазах…

— О нет, нет, нет! — шепчет она, — Что… Ви, что происходит?!

Я не могу ответить на этот вопрос. Не потому, что не знаю. Просто язык отказывается произнести слово «истребление».

Мы не предполагали, что это случится так быстро. Хоть и засекли корабли роя больше года назад. По всем подсчётам, до их прибытия оставалось ещё столько же времени, и ещё вчера они находились от нашей системы на расстоянии в несколько сотен световых лет.

Но…

Что-то изменилось. Они смогли преодолеть колоссальное расстояние всего за несколько местных часов.

И это полностью выбило меня из колеи. Теперь, глядя, как на куски разлетается столица Империи, я не знал, что делать.

Страх, злость, ярость и десятки других эмоций захлестнули меня, и если бы не Дайша, я бы так и остался стоять на балконе. Ведь нейроинтерфейс, который обычно позволял мониторить и контролировать собственное состояние, отключился вместе с инфосетью…

Девушка затянула меня обратно в комнату.

— Ви! Ви! — кричит она, пытаясь привести меня в состояние «потока».

Пощёчина, ещё одна.

Я мотаю головой и хватаю невесту за плечи.

— Я здесь, дорогая.

— Что нам делать?!

— Идём. Мы… покидаем планету…

Конечно, на случай прибытия роя у Императора был запасной план. Не тот, в котором с агрессивным флотом сталкиваются наши доблестные войска, отнюдь. Куда менее отважная схема бегства, разработанная первой.

Огромный космический корабль «Арлея» ждал Императора и некую часть «счастливчиков» в космопорту, спрятанный под землёй.

К счастью, в число этих приближённых входил и я. Ну а как иначе? Разработчик самого совершенного программного обеспечения для межсистемных перелётов, да ещё и самый молодой Младший Советник за последнюю сотню лет.

Ценный кадр, что ни говори…

Спустившись в холл, мы выскочили из лифта. Повезло успеть до того, как народ в панике заполонил башню, хотя и сейчас рядом с нами бежали десятки человек. На улице творилась полнейшая неразбериха, и хотя солдат роя рядом ещё не было — это мало что меняло.

— Ви!

Дайша дёрнула меня за руку, на секунду останавливая — и всего в метре от нас два глайдера столкнулись друг с другом. Все пользовались автопилотами, и общей нагрузки транспортная система просто не выдержала — аварий по всей улице было предостаточно.

— Идём! — я потянул блондинку за собой.

Мы побежали. Нечего было и думать дождаться собственного транспорта, но вот взломать тот, что доступен рядом…

Через квартал к югу стало посвободнее, и мы натолкнулись на глайдер «Стражей». Правопорядком рядом и не пахло — народ словно обезумел, носился по улицам, кто-то даже дрался.

Подскочив к передней двери, я с помощью личного нейроинтерфейса соединился с системой глайдера. Взломать её — меньше десяти секунд. Дайша села на пассажирском сиденье, тут же нашарила под ним небольшой пистолет. Я же занял место водителя, за которым была закреплена комплексная винтовка.

Рванув с места, зацепил пару соседних мобилей, выскочил на проспект и попытался набрать высоту.

Позади раздался грохоти бортовая система предупредила:

— Внимание, угроза!

— Только этого не хватало, — простонал я. Взглянув в проекционный экран, увидел в воздухе двух солдат роя, и резко бросил глайдер вниз.

Возможно, только это нас и спасло. Место, где мы находились секунду назад, пронзили трассеры выстрелов. Летевшие рядом глайдеры покосило, часть из них рухнула на землю, остальные бросились врассыпную.

Я добавил скорости, на ходу пристегивая ремни безопасности. Дайша вжалась в сиденье, побледнела и то и дело бросала взгляды назад, через прозрачную купольную кабину.

Преследователи не отставали, и это было очень плохо. Еще несколько выстрелов — я попытался сделать разворот по широкой дуге, но ничего этим не добился.

Метрах в пятистах впереди мощный плазменный выстрел с корабля угодил в одно из зданий. Камни, сталь, стекло, оплавившиеся куски полимерных соединений — всё это посыпалось на проспект. Летевшие мобили сбивали здоровенные обломки падающего небоскрёба.

Скорость у нас была приличной, так что поменять траекторию движения я не успел. Пролетев под одним из обломков, зацепил левым боком один из глайдеров. Еле удержал свой транспорт под контролем и заложил дугу вокруг ещё одной упавшей глыбы — но тут же влетел в окна соседнего здания. Снеся несколько перегородок и пролетев по офисным помещениями, выскочил на перпендикулярной улице. Едва увидев свободное пространство и поворот на скоростное шоссе — рванул прямиком туда.

Выскочив через несколько минут в один из поворотов, мы оказались среди полуразрушенных зданий промышленной окраины. Преследователи оставили нас, но я не тешил себя напрасной надеждой — город обречён, и то, что мы ещё целы — не более, чем удача.

Словно в ответ на эти мысли неподалёку послышались хлопки взрывов. Через несколько секунд, разнеся стену ближайшего ангара, перед нами выскочил ещё один солдат роя.

Этот был поменьше предыдущих. Антропоморфный, с удлиненными конечностями, техническим оружием, вплавленным в органический скафандр. И очень быстрый, судя по движениям…

Не сбрасывая скорость, я не слишком удачно вписался в поворот, и зацепил задней частью глайдера несколько балок. Рухнувшая откуда-то сверху арматура не некоторое время скрыла нас от преследователя. Но почти сразу справа грохнул взрыв. Мобиль откинуло воздушной волной, и мне невероятным усилием удалось выровнять его. Кинув быстрый взгляд через плечо, я увидел, что преследователь держался в нескольких метрах за багажником, но из-за постоянных маневров, никак не мог прицелиться.

— Ну, держись! — я резко нажал на тормоз.

Солдат роя на полной скорости врезался в нас. Глайдер сильно толкнуло вперёд.

— За руль! Будь готова сдать назад!

Я выскочил до того, как мобиль полностью остановился, а заодно прихватил винтовку. Нейроинтерфейс за секунду взломал протокол безопасности «Стража» и дал мне коды управления оружием. Протонные пули? Хм…

Высоченный, в два раза выше человека, солдат попытался встать. Я не дал ему такой возможности. Вскинув оружие, нажал на спусковой крючок. С тихим шорохом винтовка застрекотала, и десятки белоснежных точек украсили склизкую броню солдата.

Оттуда полилась чёрная жижа.

— Давай! — рявкнул я, не оборачиваясь к глайдеру.

Дайша не заставила себя ждать. Мощно загудели гравитониевые двигатели, и бронированный корпус мобиля снёс мерзкую тварь. Послышался хруст, и я увидел, как туловище нашего преследователя разлетается на две части.

— Пусти, — я вернулся на водительское сиденье и нажал кнопку запуска.

Ничего.

— Не вовремя, — стараясь скрыть злость, процедил я.

Ещё одна попытка — и снова никакой реакции.

— Ви, смотри!

Я мгновенно перехватил винтовку, лежавшую на коленях, но через лобовое стекло увидел не солдат роя.

Это были люди. К нам приближались десяток ховербайков и четыре глайдера. Почти все пассажиры — при оружии.

Я не поверил своим глазам. Но когда человек на одном из подъехавших ховербайков снял шлем, убедился, что не спятил. Мой старый товарищ, офицер Имперской гвардии, гениальный молодой стратег — вот он, во плоти!

— Лафорен?!

— Виктарион?! Вот так сюрприз! Ты жив! — он похлопал меня по плечам.

— Я не один.

— Вижу. Направляешься?..

— В космопорт.

— Вот совпадение! — усмехнулся мой старый друг, — Мы как раз едем туда! Вас подбросить?

* * *

По всей видимости, рой управлялся не самым глупым сознанием. Космопорт, как один из ключевых объектов инфраструктуры, был уничтожен в числе первых. Сейчас здесь не наблюдалось ни единой живой души.

К счастью, среди обломков и разрушенных остовов кораблей и зданий, нам удалось отыскать нужный вход на подземные уровни.

Тяжеленный люк, скрывающий вход туда, откликнулся на команду одного из инженеров, имевших доступ к кораблю. Каспер, кажется, так его звали.

Пара человек заикнулась о том, что следует подождать Императора и других «счастливчиков», но энтузиастов быстро заткнули.

Мы пытались связаться с правителем планеты. Но ни один канал связи не работал, инфосеть отрубилась сразу после начала атаки, а терять время в окружающем хаосе было бы просто глупо. Каждая минута (даже секунда!) промедления могла стоить нам жизни.

А менять её на пусть и призрачный, но шанс вырваться с планеты никто не собирался.

Корабль стоял в гигантском подземном ангаре.

Последнее чудо техники, вобравшее в себя современнейшие разработки. Автономная система питания, рециркуляция энергии, сверхпрочность корпуса, адаптивная навигационная система и многое другое. Самые продвинутые технологии слились в это чудо, чтобы спасти нас.

Единственное, что могло смутить непосвящённого — технология жизнеобеспечения. Вместо того, чтобы тратить колоссальные ресурсы на сохранение живых тел в надлежащем состоянии на протяжении сотен или тысяч лет и доверять вычисление маршрута ИИ, было придумано кое-что иное.

В кристаллические накопители, одновременно являвшиеся и энергосистемой, загружалось сознание каждого пассажира и члена экипажа. Они могли просуществовать там бесконечное количество времени, пока хотя бы малая часть кристаллической структуры цела. После достижения цели специальные фабрикаторы должны были собрать для нас новые тела, если вдруг со старыми что-то случится.

Экипаж при этом находился в сознании (в виртуальной реальности), мог управлять кораблём и оперативно реагировать на возникающие ситуации.

Дайша и ещё несколько человек, не имевшие доступа к этому проекту, заволновались. Услышав об этой технологии, поначалу они заартачились. Их можно было понять и, к счастью, нам с первым пилотом и ещё несколькими членами экипажа удалось образумить и успокоить их.

К тому же, процесс переноса был совсем безболезненным и быстрым. Мы словно бы засыпали, прикасаясь к белоснежному кристаллу в огромной кают-компании, больше напоминавшей пещеру. А потом роботы грузчики оттаскивали тела в холодильник и устраивали в отдельных капсулах.

— Мне страшно, — прошептала Дайша, когда перед ней остался всего один человек.

— Не бойся, любимая, — я прижал её к себе и поцеловал, — Мы проводили сотни тестов, это абсолютно безопасно.

— Я понимаю, но что если…

— Ничего. Не. Случится, — повторил я, и легонько подтолкнул её к кристаллу, — Не бойся, мы встретимся в виртуальном пространстве уже через несколько минут…

* * *

Само собой, всё пошло наперекосяк, стоило только открыть огромный шлюз и поднять корабль в воздух.

Рой почти мгновенно отследил нас и направил на уничтожение несколько десятков лёгких кораблей. Орудия «Арлеи» совершили несколько мощнейших залпов и испепелили атакующих, но это лишь обратило на нас дополнительное внимание. И теперь следом неслись сразу пять дредноутов…

Экипаж корабля (малая часть тех, кто должен был управлять им), собрался в одном из слоёв дополненной реальности. Остальных спасённых, тех, кто не имел навыков для управления «Арлеей», пока было решено не будить.

Ничего, отвечу перед Дайшей. Позже. Надеюсь, она всё поймёт…

— Есть шансы, что не уйдём? — спросил я, разглядывая корабль как бы со стороны. Современное оборудование и проекционные щиты, окружающие летательный аппарат позволяли это сделать.

И то, что мы все сейчас видели, ничуть не внушало оптимизма…

Корабль, пару минут назад избавившийся от влияния притяжения планеты, стремительно нёсся в тишине вакуума. Первый пилот (за неимением капитана, «Арлеей» управлял именно он) по имени Корвин выжимал из двигателей максимум тяги.

— Небольшие. Они нас догоняют, — хмуро обронил он, проецируя перед собой панель управления.

Разом вспотевшая главный инженер (её звали Криста) выругалась похлеще грузчика из трущоб. Она тоже непрестанно двигала проекционные экраны, а теперь лихорадочно начала перебирать какие-то таблицы и схемы на одном из них.

Через минуту девушка снова выругалась:

— Они активировали свои орудия! Через минуту будем в зоне их досягаемости.

— Дополнительное питание на щиты! Активировать кормовые орудия. Давай малышка, не подведи, — прошептал Корвин, наращивая скорость до предельно допустимой «догиперпрыжковой».

Жаль, что нельзя было уйти в червоточину сразу — в таком случае корабль просто разорвало бы на части, и нас вместе с ним. Для начала следовало хорошенько разогнаться, достигнуть нужной стадии вибрации кристаллической энергосистемы, и лишь потом…

Корабль начал стремительно отдаляться от родной планеты и преследователей. К сожалению, это продолжалось не больше пары минут.

— Время до синхронизации с гиперпрыжковым модулем? — спросил Лафорен, исполняющий обязанности второго пилота.

Ему ответил навигатор — Райс. Я знал этого парня, он был первым, кто оценил и протестировал мою систему.

— Пять минут. Прямо по курсу облако метеоров, прикажете обойти?

— Нет! — тут же отозвался Корвин, слушавший разговор, — Затеряемся в нём!

На проекции панелей управления поступали данные о том, что преследователи тоже поменяли направление и ускорились, пытаясь нагнать нас. А через несколько секунд выяснилось, что они выпустили протонные ракеты.

Корвин форсировал двигатели и ускорился еще раз. Как раз в тот момент, когда корабль влетел в кучу огромных астероидов, за нами расцвёл первый взрыв. В полной тишине огромный корабль толкнуло вперед, чуть разворачивая, и пилот чудом успел сманеврировать боковым двигателями, чтобы не затормозить.

Всё это время я продолжал наблюдать за «Арлеей» со стороны.

Прямо перед носом мелькнул здоровый кусок метеорита. Моргнул силовой щит, и глыба отскочила в сторону.

— Может быть, вы уже начнете маневрировать?! — крикнула Криста, — Мы теряем скорость!

Корабль вновь тряхнуло, и по правому борту расцвел лазурный цветок взрыва ещё одной протонной боеголовки. Нас швырнуло влево, но пилот уже оценил ситуацию и, не сбавляя хода, проскочил меж двух огромных камней.

На какое-то время они скрыли нас от преследователей.

— Будь готова направить всю энергию в щит на корме, Криста. Не переживайте, друзья, сейчас сделаем последний рывок! А потом прыгнем хоть до войда за Принцесой!

Еще один толчок — корабль вновь кинуло вперед, но щит всё выдержал. Правда, сгорел подчистую, оставив нас абсолютно беззащитными на последнем участке пути… Зато на этот раз взрыв придал нам необходимое ускорение.

Когда до гиперпрыжка оставались считанные мгновения, из облака астероидов вырвались двое преследователей, в мгновение ока открыв огонь из всех своих орудий. Теперь мы представляли собой абсолютно незащищенную и открытую цель. Но у Корвина, надо отдать ему должное, были стальные нервы. И ещё немного удачи в запасе.



Он вновь резко ускорился и чуть поднял нос, меняя положение корабля по вертикали. Тем самым мы пропустили под собой первый ракетный залп. Он в клочья разнесли грузовой трал, также пытающийся оказаться от планеты как можно дальше и появившийся за облаком астероидов совершенно неожиданно.

— Давай, давай! — заорал пилот, и Криста активировала «прыжковый» протокол.

Мир вокруг на секунду застыл, а потом начал смазываться.

«Получилось!» — успела промелькнуть у меня мысль, но…

Вслед за этим раздался жуткий скрежет, и «обернувшись» я с ужасом осознал, что одна из ракет нас всё же настигла, разворотив заднюю часть корабля.

А затем мы провалились в гиперпространство…


Глава 2


Глаза удалось открыть с трудом.

Голова невыносимо болела, тело ломило, а внутренние органы, кажется, кто-то неплохо перетряхнул…

Сфокусировав взгляд, я долго-долго моргал. Пока не привык к тусклому освещению.

Это что, камера?!

Я действительно оказался заперт в маленьком помещении. Массивная стальная дверь, крохотное зарешетчатое окошко, за которым виднеется светлеющее небо, да дырка в полу — вот и всё, что меня окружало.

Пошевелившись, я попробовал сесть. Получилось не сразу, но через несколько минут, наконец, мне удалось устроиться на деревянной полке в вертикальном положении. Каком-то его подобии, по крайне мере.

— Это не симуляция… — пробормотал себе под нос, и тут же заткнулся.

Нет, на симуляцию корабельной системы это совершенно не походило…

Что последнее я помнил? Залп дредноутов роя, попадание в наш корабль и гиперпрыжок… Всё.

После этого память начисто отрезало…

Я попытался сконцентрироваться на предшествовавших этому событиях, но неожиданно в голове что-то стрельнуло. Острый разряд боли пронзил мозг, перед глазами заплясали искры, и я снова повалился на полку, больно ударившись головой.

* * *

«Ну где же он? Неужели, нас обманули?!»

Эту мысль Виктор прокручивал на разные лады вот уже полчаса. Именно на такое количество времени задерживался их поставщик.

— Перестань мельтешить! — шипит Дариус.

Коренастый сынок мелкого дворянчика, молодой баронет де Брильи который и вышел на торговца эссенцией, совершенно спокоен. Сидит на заправленной кровати и крутит в руках родовой кинжал.

— Ты что, совсем не переживаешь?

— Нет.

— Но…

— Ви, угомонись. Это серьёзные люди. Не какие-то воришки, которым заказали стащить ожерелье у жены начальника стражи. У них репутация — Дариус выделяет последнее слово интонацией.

— Как ты вообще на них вышел?

— Ты уже спрашивал.

— И не получил ответа.

— И сейчас не получишь. Просто… Сядь, ладно? Выпей вина.

Виктор раздражённо фыркает, но всё же утраивается за деревянным столом, на котором виднеются разводы от грязной тряпки. Наполняет свой бокал и залпом осушает его, но нервозность и не думает отступать.

Ещё бы! Один бокал такой кислятины не способен успокоить того, чья жизнь, раз и навсегда, должна была сегодня измениться.

Ради этого он тайно изучал книги из библиотеки дяди, куда дорога ему была заказана. Ради этого тяжко трудился три года и откладывал почти всё, что заработал за это время.

Всё ради того, чтобы рискнуть и получить то, что так страстно желал Виктор.

Магию.

В молчании они провели ещё с десяток минут, и Виктор уже собирался снова высказать опасения, но тут в дверь постучали.

Три длинных, два коротких — это был их поставщик!

Виктор вскочил из-за стола, едва не опрокинув стул, но Дариус его опередил. Он быстро подошёл к двери, отодвинул засов и отворил её.

На пороге появились двое.

Высокий, ладно сложенный мужчина с пепельными волосами, в чёрной кожаной одежде и длинном, до самых пят, плаще, окинул парней взглядом и без приглашения шагнул в комнату. За ним, словно тень, появился второй человек — в точно такой же одежде и даже с точно такой же причёской. Единственное отличие между ними было в росте — второй посетитель был на полторы головы ниже своего спутника.

— Мастер Клавикус, — Дариус почтительно поздоровался, — Прошу, присаживайтесь.

Высокий, к которому обращался баронет, молча кивнул и занял место, на котором мгновением раньше сидел Виктор. Вытащил из кармана белоснежный платок и протёр им обод кубка, а затем наполнил его вином. Сделал пару глотков, поморщился и отставил посуду.

Его спутник всё такой же тенью стоял за спиной мастера Клавикуса.

— Вы принесли то, что мы заказывали?

— Конечно, — кивнул высокий. Он достал из-за пазухи небольшой кошель из странного, матового материала. Развязав тесёмки, достал оттуда две стеклянные пробирки, в которых плескалась мутноватая жёлтая жидкость.

Виктор и его друг вперились взглядами в столь желанную для них вещь.

— Как и договаривались — две эссенции молний, — Клавикус протянул пузырьки баронету.

— Благодарю вас, мастер, — хрипло отозвался тот, — Ваша репутация вполне заслуженна.

— Она стоит дороже тех денег, что вы заплатили, — скупо улыбнулся мужчина, — К сожалению, не всё прошло так гладко, как я рассчитывал.

— Что вы имеете ввиду? — насторожился Виктор забирая у друга одну из склянок и пряча в карман.

— Орден чистоты направил в ваш захудалый городишко свою миссию, — мастер Клавикус сделал ещё один глоток кислого вина и вновь поморщился, — И эти поборники нравственности, — он буквально выплюнул последнее слово, — теперь не гнушаются грязных методов. Поняли, что теряют позиции по всему Загорью, нашли себе влиятельного покровителя, и решили прибегнуть к весьма… Радикальным шагам.

— На вас напали? — догадался Виктор, который пару раз встречал религиозных фанатиков, ратующих за искоренение магии.

В цивилизованном мире их не очень-то любили и привечали, но где был тот самый «цивилизованный мир», и где находилось Загорье?

— Попытались, да. Впрочем, ничем хорошим для них это не закончилось, — хищно оскалился поставщик эссенции, — Но вам, молодые люди, я бы посоветовал поскорее убраться из города и вернуться в свои поместья. За «чистоплюями», по всей видимости, в этих землях теперь стоит кто-то очень влиятельный, и не жалеет денег на их содержание. Как я уже говорил — меры эти фанатики теперь принимают более чем радикальные. Нанять местных головорезов и отправить их убивать только что инициированных магов — для них, отныне, раз плюнуть.

Сказав это, мастер Клавикус отставил бокал и поднялся из-за стола.

— Что ж, молодые люди, я бы и рад поболтать, но меня ждут дела. Предлагаю считать нашу сделку совершённой. Берегите себя. Если вдруг понадобится — вы знаете, как на меня выйти, — он кивнул баронету и, не прощаясь, покинул комнату.

Его спутник, не проронивший ни слова, последовал за ним, и через секунду в комнате вновь остались лишь Виктор и де Брильи.

Они переглянулись.

— Что думаешь? — спросил баронет.

— Думаю, что не стоит пренебрегать советом. Стоит убраться отсюда как можно скорее, дружище. Пока мы не приняли эссенцию — не интересны Ордену.

— Ты прав, — приятель прикусил губу. Было видно, что ему не терпится почувствовать новые силы, но он понимал справедливость сказанного Виктором.

Друзья покинули гостиницу. Вечерело, и на улицах уже начали зажигать масляные фонари. Кутаясь в плащи, Виктор и де Брильи споро зашагали в сторону станции дилижанса.

Городок, в котором они встречались с поставщиком, по меркам Загорья был довольно-таки крупным. Почти семь тысяч жителей, собственная академия наук, несколько сталелитейных цехов, два госпиталя, три школы, прорва магазинчиков, портных лавочек, конюшни. В принципе — ничего удивительного. Авраско находился на пересечении торговых путей, ведущих с востока на запад, и жил за счёт разнообразных пошлин и, непосредственно, торговли.

Так что и дилижансы тут ходили по всем правилам — каждые три часа.

Виктор приехал сюда по делам дяди пару дней назад, чуть раньше своего товарища. Он успел достаточно хорошо изучить местные улочки и теперь уверенно вёл по ним спутника.

Впереди показалась главная площадь, на которой шли народные гуляния. Какой-то городской праздник собрал сотни людей. Они пили, ели, танцевали, веселились, смотрели представления заезжего театра и всячески развлекались.

Чем ближе к площади — тем более плотной и шумной становилась толпа, так что Виктор решил обойти эпицентр праздника, и решительно свернул в один из проулков.

— Эй, ты куда?! — забеспокоился де Брильи.

— Обойдём их, я знаю дорогу, — Виктор махнул рукой в сторону гомонящих людей, — Начнём через толпу протискиваться — больше времени потеряем. А у меня после слов этого Клавикуса нет желания задерживаться в городе.

— Согласен, — кивнул юный баронет, — Ну тогда веди.

Пройдя мимо нескольких мужчин, справлявших малую нужду прямо на стену торговой лавки, парни принялись блуждать по резко сузившимся проулкам. Камни, которыми их вымостили, здесь не были такими отполированными, как на центральных улицах. Вдоль домов местами валялся мусор, а о фонарях и говорить не приходилось — всё же не из дешёвых было это удовольствие, и магистрат явно не собирался освещать каждый закуток города.

Шум за спиной Виктор услышал случайно — когда остановился, чтобы припомнить направление на развилке. Услышав лёгкий шорох, обернулся, и тут же рефлекторно дёрнулся в сторону, уловив краем глаза стальной блеск.

Он не успел оттолкнуть друга в сторону или хотя бы выкрикнуть предупреждение.

Арбалетный болт пробил череп Дариуса, выйдя прямо из глазницы. Он даже не вскрикнул.

На лицо Виктора попало что-то горячее и склизкое, но ему уже не было до этого никакого дела. Сердце парня бешено колотилось, и он рванул за ближайший угол.

«Идиот!» — билась в его голове одна единственная мысль, заглушая даже вспыхивающие картинки того, как ему в затылок вбивают болт.

Точно также, как де Брильи…

Обогнув ближайший дом, Виктор решил выскочить на оживлённую улицу. Там убийцы не могли бы действовать в открытую, и у парня появился бы шанс…

Появился бы — если бы не тупик, в котором он оказался.

— Нет, нет, нет! — заскрипел зубами он и принялся лихорадочно озираться.

Нечего было и думать выбраться отсюда, не возвращаясь.

Высоченные каменные стены, большое расстояние между окнами второго и первого этажей. И каменный забор высотой в два человеческих роста, отделяющий запыхавшегося Виктора от гуляк на главной площади.

Он почти добрался туда, но…

«Ну уж нет!» — подумал Виктор, — «Не для того я столько горбатился! И умирать сейчас не собираюсь!»

Для принятия решения потребовались доли секунды. Сунув руку в карман, парень достал оттуда склянку с эссенцией, решительно сорвал плотную пробку и, глубоко вдохнув, залпом выпил содержимое флакона.

В первые секунды ничего не произошло.

На секунду Виктор даже подумал, что их обманули и подсунули вместо магической вытяжки обычную подкрашенную водицу, но развить эту мысль не успел. В мгновение ока всё тело будто пронзили сотни тончайших игл. Его тряхнуло, бросило на землю. Заскрипев зубами от боли, парень попытался встать, но лишь закричал от невыносимой боли в конечностях.

Последнее, что он запомнил — две тени, появившиеся в проулке. Они наставили на него арбалеты, а затем всё утонуло в яркой вспышке света…

* * *

Грязная подворотня, двое с арбалетами, выпитая эссенция, вспышка…

Реверс.

Городской праздник, сделка в таверне.

Реверс.

Приезд в город, встреча с контрагентом дяди.

Реверс.

Разговор с баронетом несколько недель назад.

Реверс.

Скучная работа у дяди.

Реверс…

Не знаю, сколько я так провалялся, но в какой-то момент развёрнутые во времени, чужие воспоминания перестали всплывать в моём воображении. На этот раз я не пытался сесть, просто улёгся на спину и принялся думать.

Нужно рассуждать, исходя из имеющихся данных.

Я — Виктарион дель Норвейм. Сын Торалиона дель Норвейм. Самый молодой Советник Императора Баскары. Разработчик самого совершенного программного обеспечения для межсистемных перелётов.

Беглец с родной планеты…

Член экипажа «Арлеи».

По нам попали. Сильно. Я сам видел, как от корабля откололся изрядный кусок.

Потом гиперпрыжок, и я оказываюсь здесь, в чужом теле…

С каждой секундой мои нейронные связи восстанавливались, и я осмысливал происходящее всё быстрее и быстрее. А ещё мог «просматривать» и «вспоминать» то, чего никогда не знал и не помнил.

Во мне была чужая память…

Память парнишки, на которого напали в подворотне. Но как только я пытался сосредоточиться на чём-нибудь, принадлежащим ему — голова начинала нестерпимо болеть.

В замочной скважине завозился ключ. Через пару мгновений она медленно, со скрипом давно не смазанных петель, отворилась.

— О, уже очнулись? — удивился низкорослый мужчина с внушительной плешью на голове и в форме черно-серого цвета.

«Стражник. Или нет, скорее, следователь».

— Как себя чувствуете?

— Всё болит, — признался я.

— А что вы хотели? После принятия эссенции иные по целой неделе с постели не встают.

Фраза повисла в воздухе, словно мой посетитель ждал, что я на неё отвечу.

— У меня не было времени ждать.

— Конечно, конечно, — закивал тот. За его спиной показалась массивная тень, подавшая человеку трёхногую табуретку. Он поставил её на пороге камеры и присел, — Меня зовут Мариус Донни. Я — второй помощник начальника стражи Авраско, и его второй следователь. А вы?..

— Виктор Костандирафосс.

— Понятно, — снова кивнул мужчина, словно соглашаясь со своими выводами, — Бумаги и перстень, найденные при вас, это подтверждают. Расскажите, Виктор, что с вами произошло?

— Нападение. Мы с приятелем решили обойти городской праздник на центральной площади, и в проулках нас попытались убить.

— Как вы считаете, в чём была причина?

— Полагаю, нас хотели ограбить… — начал было я, но Мариус поморщился и поднял руку.

— Думаю, всё дело в ином. Мы нашли пустой пузырёк рядом с вами. Точно такой же, только полный — у вашего погибшего товарища. Вы купили эссенцию… — Он многозначительно замолчал, а я «вспомнил», что говорил поставщик, продавший магический пузырёк Виктору.

Орден Чистоты, или как там его? Могли они проследить за этим Клавикусом, а после таверны попытаться убить «нас» с баронетом? По идее — могли. Зачем?

— Считаете, на нас напали из-за неё?

— Уверен.

— Поправьте, если ошибаюсь, но ничего противозаконного мы не совершили?

— Нет, не совершили, — согласился следователь.

— И… Что теперь?

— Расскажите, как всё произошло. Опишите нападавших, а затем можете быть свободны. Наш лекарь осмотрел вас, он убеждён, что в настоящее время никакой опасности для вашей жизни нет.

— Описать нападавших? — я задумался, припоминая то, что Виктор успел увидеть, но мою заминку мужчина расценил по-своему.

— От них… Мало что осталось. Вы сожгли почти всю плоть на тех бедолагах.

— Надеюсь, у меня не будет проблем из-за этого?

— Никаких, — заверил меня следователь, — Вы родич Великого лорда, пусть и очень дальний. Не смотрите на меня так, молодой человек. Найдя вас и осмотрев вещи, наши люди узнали герб вашего рода. Поспрашивали в городе, с кем вы ведёте дела… В общем, вашу личность подтвердили. Скажем так — вы находились в своём праве, когда убивали тех молодчиков.

— И всё же я в камере?

— Вас доставили сюда всего лишь для обеспечения вашей же безопасности, господин Костандирафосс. А теперь давайте вернёмся к моим вопросам. Будьте любезны — расскажите, что с вами произошло?

Я пересказал, как всё было, не считая нужным утаивать какие-то детали. И не стал замечать, что мужчина уж очень быстро поверил мне. Не знаю, какие тут проводят следственные действия, но не основываться же всего лишь на словах только что очнувшегося свидетеля?

Видимо, немое замечание отразилось в моих глазах, потому что следователь Мариус, записывающий мой рассказ толстым грифельным карандашом в толстый блокнот, соизволил пояснить:

— На ваше счастье, одна местная жительница стала свидетелем случившегося. Её рассказ полностью совпадает с вашим. Да, и кстати… Сожалею о смерти вашего товарища.

— Спасибо, — рассеянно пробормотал я, не особо переживая по этому поводу.

— Мы отправим письмо в поместье баронета де Брильи утренним дилижансом и сообщим о случившемся. Что касается вас, и причин, о которых я упоминал… — мужчина пожевал губу, — Советую вам, молодой человек, не задерживаться у нас в городе. Это нападение — не первое среди тех, в которых фигурируют покупатели и продавцы эссенции.

«Вот значит как?»

— Последую вашему совету, — ответил я, пытаясь встать с нар.

На этот раз получилось сделать это довольно просто.

— Где я могу получить свои вещи?

— Один момент, — следователь остановил меня, что-то черкнул в своём блокноте. Затем достал из кармана небольшой стальной цилиндр. Отщёлкнув крышку, он капнул каким-то раствором на бумажную страницу и приложил к нему свой перстень, а затем протянул украшение мне и развернул блокнот.



— Убедитесь, что всё записано верно, оставьте печать и можете быть свободны.

Я изучил протокол разговора и описание нападения. Не найдя ничего, к чему можно было бы прицепиться, поставил подпись под гербом «своего» перстня и вопросительно посмотрел на следователя.

— Это всё?

— Всё, — кивнул тот и, обернувшись, крикнул, — Ганс! Проводи нашего гостя.

«И что, правда всё?! Так просто?!» — думал я, покинув камеру и вышагивая за гигантом в кожаном плаще. Да уж, заморачиваться дополнительными следственными мероприятиями тут явно никто не хочет… Показания выжившего и одного свидетеля, статус аристократа — этого оказалось достаточно, чтобы не злоупотреблять гостеприимством местных стражей.

Не то, чтобы это меня сильно коробило, конечно…

Проведя меня по освещённым масляными фонарями коридорам на выход и выдав вещи — сумку, потёртый плащ, кинжал и кошелёк — Ганс молча распахнул дверь наружу и подтолкнул меня в спину.

Я оказался в новом мире…


Глава 3


В глаза бил яркий свет. На улице стояла прекрасная погода. Дул лёгкий летний ветерок, солнце припекало.

Я огляделся. Что это за место?

Какой-то городок…

Сделав несколько шагов, я снова почувствовал головную боль и поморщился. Меня мутило. Голова раскалывалась, в горле пересохло и, кажется, поднялась температура. Проклятье!

Я понятия не имел, где оказался, и при каждой попытке поднять воспоминания этого Виктора Рафосса выстрелы боли в черепной коробке становились всё сильнее, и сильнее.

Так, спокойно. Просто нужно найти спокойное место, и разложить всё по полочкам. Ещё бы состояние улучшить… Нет, это определённо не симуляция. Все ощущения, которые я испытывал, были реальны.

Улица показалось знакомой. Ниже по ней располагалась та самая таверна, откуда ушёл бывший владелец этого тела…

Я зашагал по грубым камням, разглядывая невысокие дома и прохожих. Они, одетые в матерчатую и кожаную одежду не самых изысканных фасонов, не обращали на меня никакого внимания. Все были заняты своими делами.

Патруль в синеватой форме, с короткими клинками в ножнах и самострелами за спиной, вальяжно прогуливался вокруг небольшой площади. Пекари продавали выпечку прямо с деревянных лотков. От кузницы исходил сильный жар. Через открытые двери я увидел какие-то механизмы со стальными шестерёнками…

— Посторонись!

Я едва успел отпрянуть. Мимо, громыхая рессорами, пронёсся экипаж на огромных колёсах, запряжённый в четвёрку здоровенных лошадей. За ним проскакал с десяток солдат в серьёзной амуниции. Кажется, у трёх из них я успел заметить что-то вроде огнестрельных ружей…

Вопросы только множились…

Тем не менее, я постарался держаться как можно непринуждённее в разговоре с хозяином трактира. К счастью, он получился коротким.

Неопрятный мужчина в засаленном фартуке меня помнил, но либо не знал, что произошло с его постояльцем прошлым вечером, либо просто решил не задавать лишних вопросов. Мне, если честно, было всё равно.

Я снял самую дешёвую комнату и попросил принести туда кувшин воды, а также чего-нибудь съестного. Найдя в вещмешке Виктора небольшой кошель, вытащил оттуда одну серебряную монету.

Трактирщик без колебаний взял её, выгреб из кармана жилетки пригоршню мелочи. Отсчитал несколько медяков, достал из другого кармана потёртый стальной ключ, протянул всё это мне, а затем удалился на кухню, сказав напоследок:

— Еду принесём через полчаса. Поднимайтесь на второй этаж, комната последняя слева по коридору.

Я побрёл туда, и едва оказался внутри — рухнул на простую деревянную кровать, надеясь, что головная боль скоро уймётся.

Всё же, несмотря на предупреждение следователя, в негостеприимном Авраско придётся задержаться…

* * *

Моё добровольное затворничество продолжалось три дня. За это время я понял — у меня не получится отгородиться от воспоминаний и знаний предыдущего владельца этого тела. Как бы я ни старался — волны образов и мыслей Виктора настигали меня раз за разом.

Я никак не мог противостоять этому. И вместо того, чтобы сопротивляться — попробовал обуздать чужие воспоминания. Поглотить их, представив, что всё, что осталось от Виктора — архив с записанными данными.

Не знаю, как — но мне удалось это сделать. Я не чувствовал чужих голосов в голове, чужих желаний или другой личности (чего очень боялся) — просто мог «просмотреть» то, что знал паренёк, чьё тело я занял.

И когда это перестало раскалывать мне голову — я первым делом обратился к воспоминаниям Виктора. И попытался узнать, где оказался.

Этот мир назывался Эллария. Двести с лишним лет назад над ним пролетела гигантская комета. Вроде бы она рухнула в океан, где-то далеко на востоке, вызвав разрушительные наводнения, землетрясения, извержения вулканов. Эти катаклизмы уничтожили часть материка, а города на береговой линии и вовсе превратилась в руины.

Будто этого было мало — во время падения от кометы откололась масса кусков, упавших во множестве мест, и также вызвавших разрушения.

Спустя какое-то время после катаклизмов мир успокоился. Цунами перестали захлёстывать побережье, тайфуны и ураганы остались лишь в нескольких частях континента, землетрясения потеряли силу и прекратили уничтожать целые города.

А затем сразу в нескольких местах люди обнаружили залежи занятного минерала. В тех самых, куда упали обломки кометы.

Находку назвали «Векс». Поначалу красивые, разноцветные кристаллы использовали в ювелирном деле, но это продолжалось недолго. Ровно до тех пор, пока ювелир из Южного халифата не вскрыл один из камушков (они оказались полыми) и тот не сравнял двухэтажное здание с землёй.

В живых, само собой, никого не осталось.

Такое повторялось ещё несколько раз, пока до людей не дошла простая истина. Векс — не просто красивый кристаллик.

Это мощный источник энергии.

Он не был сплошной породой — каждая залежь являлась россыпью кристаллов разного размера. И внутри каждого из них находился сильно сжатый газ. Настолько сильно, что когда нарушалась целостность кристаллической оболочки, он стремительно расширялся с выделением огромного количества тепла.

Через пару десятков лет изучения его научились применять. Это открытие произвело в мире настоящий фурор. Народы, имеющие доступ к шахтам с залежами векса, за последний век совершили невероятный технологический скачок.

А потом выяснилось, что чудесная находка годится ещё кое для чего.

Лишь относительно недавно, около шестидесяти лет назад, некоторые учёные обратили внимание на интересную особенность. Газ, содержащийся внутри векса, пропитывает кристаллическую оболочку. И после её разрушения получившаяся пыль также имела весьма… Интересные свойства.

Виктор не знал достоверно, как там всё было на самом деле. Почти всю жизнь он провёл в глубокой провинции, далеко от настоящей цивилизации, науки, и не имел доступа к глубоким знаниям и исследованиям.

Так что и проследить весь путь местных умельцев, от первого применения до настоящего момента, не мог. Парень понимал, что в самом начале был некто, кто рискнул приготовить и принять эссенцию из раскрошенного кристалла. Практически в одно и то же время подобные опыты провели и в других частях континента, и вскоре в мире стали появляться маги.

Оказалось, что эссенция раскрошенного и смешанного с некоторыми другими ингредиентами векса даёт человеку разные мистические силы.

Способности определённого склада зависели от цвета кристалла, коих насчитывалось пять.

Красный — огонь. Жёлтый — молнии. Синий — вода. Белый — сила мысли. Зелёный — биомантия.

К слову, кому попало принимать такие «мутагены» было нельзя. Примерно в трети случаев «инициации» заканчивались необратимыми травмами, внутренними повреждениями, мутациями, атрофией органов и прочими причинами, подумав о которых можно было смело сказать: «ну эту магию нахрен!». А ко всему прочему, можно было переродиться во что-то очень неприятное…

Тем не менее, от желающих получить магические способности людей отбоя не было. Само собой, владельцы земель, на которых находились шахты с залежами векса, быстро смекнули, что к чему. За три-четыре поколения они превратились в Великих Лордов, возвысились, провели несколько войн и приняли хрупкое перемирие, а теперь вовсю изучали и совершенствовали магию.

И совершенно не желали делиться ею со всеми подряд.

Практически во всех королевствах и большинстве крупных городов действовали запреты на покупку и использование мутагенов векса простолюдинами. Свободно приобретать и принимать их могли лишь высшие сословия.

На свой страх и риск, конечно же…

И Виктор, являющийся дальним родственником не самой влиятельной семьи, имел такую привилегию.

Собственно, это был базис, основываясь на котором мне удалось сделать определённые выводы.

Очевидно, что комета, которая пролетала над этим миром в недалёком прошлом и рухнула где-то в океане — «Арлея», имперский корабль. Осколки, упавшие на землю, и найденные позже залежи векса — части бортовых систем…Через которые мы управляли кораблём, и в которых должно было храниться наше сознание во время перелёта.

Видимо, моя структура существовала в тех кристаллах, что пошли на приготовление эссенции для предыдущего владельца этого тела.

И каким-то чудом ей удалось захватить тело молодого парня!

Виктор Костандирафосс. Дальний (очень дальний) родич Великого Рода, имеющего одну шахту векса. Аристократ.

Это было бы хорошим преимуществом, если бы не тот факт, что шахта и сам Великий род Рафосс находилась далеко на востоке. А Виктор жил в Загорье — на довольно дикой территории, фронтире, если так угодно, который начали осваивать совсем недавно.

В этом мире всё ещё существовал строгий феодальный уклад, и семья до сих пор оставалась основной политической единицей. Однако технический прогресс толкнул общество к переменам, которые неумолимо меняли людей и их отношение друг к другу.

Виктор был сиротой, воспитанным дядей и тётей. У него не имелось наследства, не было сильных покровителей даже среди своей семьи, чего уж говорить о дружбе с другими? Парень, фактически, рос затворником, и за шестнадцать лет не особо преуспел в социализации. Разве что с молодым баронетом Дариусом де Брильи сдружился, но прошерстив память бывшего владельца тела я понял — он сблизился с ним только потому, что сам не мог выйти на поставщиков эссенции…

Никакими особыми навыками Виктор не владел, невероятными умственными способностями не отличался, физически был немного слабее своих сверстников. Много читал, но плохо запоминал прочитанное, да и тяга к магии была для него в, основном, романтичной.

Уровень знаний паренька оставлял желать лучшего. Грамота, счёт, родной язык, под названием сайфор, основы старинного наречия, которым до сих пор пользовались в некоторых королевствахс другой стороны Пограничных гор, какие-то житейские навыки, немного историй, песен, знаний о травах, отрывочные сведения о магии, современных технологиях, инженерии, и…

Всё.

Для меня, как личности, жившей в очень продвинутом, в сравнении с этим, мире, такое количество знаний вызывало лишь жалость. Любой бродяга с моей родной планеты был развит умственно куда сильнее этого… Аристократа.

И всё же…

Если все умозаключения верны (а я допускал довольно большой процент этого) — мне сильно повезло. Невероятно, я бы даже сказал!

В том, что структура сознания сохранилась после попадания по кораблю, падения осколков на планету, уничтожения целостности кристалла и приготовления эссенции. По какой-то причине моё сознание оказалось сильнее сознания Виктора и вытеснило его. И смогло прижиться в этом теле…

Без привычных мне технологий провернуть такое…

«Повезло» — думал я, повторяя это про себя, — «Мне невероятно повезло!».

Когда я понял, что полностью владею телом Виктора, всеми его знаниями, не подвержен убийственным болезням и всё в порядке — во весь рост встал главный вопрос.

Что же теперь делать?

Для начала следовало убраться из этого городка как можно дальше. Я не особо переживал, что на меня снова нападут, да ещё и на одной из центральных улиц посреди дня, но всё же… Не стоило искушать судьбу, только-только получив от неё второй шанс.

На самом деле в моей голове уже выстроился определённый план. Его альфа-версия, если можно так выразиться.

В первую очередь следовало отправиться в городок Дейл, где живёт дядя Виктора. Из его воспоминаний я знал, что парень потратил на эссенцию не все заработанные деньги. В доме его родственника был тайничок с небольшим запасом золота и серебра. Оно мне очень пригодится на первых порах. А ещё он должен был Виктору жалованье за последние недели.

Оставаться у неизвестного дяди я, само собой, не собирался. Да и если честно — Виктор тоже не планировал задерживаться у него. Парнишка хотел покинуть Загорье. Он мечтал отправиться в Тарнаку — город, расположенный на востоке, за Пограничным горным хребтом. Там, в отличие от этого медвежьего угла, существовала «настоящая цивилизация».

По-крайней мере, так думали Виктор и его товарищ Лемар. Последний отправился в Тарнаку ещё полгода назад. Он мечтал отыскать там работу у одного из инженеров, а Виктор хотел попасть в академию, совершенствующую магические таланты.

Которые, к слову, проверять и вызывать я в таверне так и не решился…

Расплатившись с хозяином за последний день, я «отыскал» по памяти дорогу к станции дилижанса.

Городок, который мне не особо удалось рассмотреть в первый день, и сейчас не поражал воображения. Развитие местной цивилизации — допотопное, как по мне. Удобства — на улицах. Водопровода нет и в помине. Механизмов самый минимум, и все они довольно топорные. Масляные фонари, холодное оружие, довольно странные законы…

Кажется, я прекрасно понимал, почему Виктор хотел отсюда свалить. Тарнака, судя по его представлениям, была куда более продвинутым местом, чем это захолустье.

Купил по пути пару ароматных булок и перекусил ими, а когда добрался до нужного места — обнаружил, что здоровенная карета, в которую были запряжены уже виденные мной гигантские лошади, дожидается пассажиров.

Заплатив за проезд несколько монет, забрался внутрь. Карета напоминала вагон — четыре ряда по пять сидений, обитые простой тканью. Кинув мешок с вещами себе под ноги, я занял самое последнее, угловое место.

Несмотря на всю странность ситуации и невероятность происходящего, я был спокоен. Меня с детства обучали контролю разума, и хотя тело, формально, было чужим — своих навыков я не растерял.

Дождавшись ещё нескольких пассажиров, возничий запер дверь дилижанса и мы тронулись. А я вновь получил возможность спокойно осмыслить происходящее.

Во-первых: если исходить из тех легенд, что знал парнишка — комета (то есть, «Арлея») рухнула где-то далеко на востоке. Как минимум, это является одной из отправных точек. Даже если поднять корабль в воздух не получится — там масса всего, что можно использовать. Плюс, опять же — может быть, выжили сознания моих спутников…

Это подвело меня ко второму интересующему моменту. Есть шанс, что они, также как и я, могут занять чужие тела. Наши замороженные, как я предполагал, вряд ли уцелели после такого приземления…

В любом случае, прежде чем отправляться к кораблю, следовало немного освоиться. Понять, на каком уровне находятся местные технологии, обеспечить собственный быт, безопасность, получить какие-то (хотя бы минимальные) знания об окружающем мире.

Ведь не факт, что мне вообще удастся добраться до корабля…

А изначальный план Виктора с поездкой в Тарнаку подходил для моей адаптации как нельзя лучше. Там есть свой человек — его (теперь уже мой) друг. Никто кроме него Виктора не знает, а значит, никто и не заметит, что поведение парня изменилось. На это мог бы обратить внимание дядя, но с ним я собирался встретиться всего на день. Поставить в известность о своих планах, забрать из тайника оставшиеся деньги, а затем можно и отправляться в путь.

Дилижанс, несмотря на свои размеры, не слишком развитую механику подвески и довольно посредственно мощёную дорогу, катился достаточно ровно. Настолько, чтобы мне удалось задремать.

Поэтому, когда экипаж резко затормозил, и снаружи послышались возбуждённые голоса, я сбросил оковы сна и прислушался. Прочие пассажиры, коих, кроме меня, насчитывалось семь, начали переглядываться. Четверо мужчин — довольно состоятельных, если судить по одежде — вытащили из ножен короткие клинки.

Неужели ждут нападения?

Кроме небольшого кинжала у Виктора при себе ничего не было, но едва только я об этом подумал, как усмехнулся.

Ну конечно — магия!

То, к чему парнишка так стремился. Выпитая эссенция молний дала ему силы почти сразу же — и Виктор сжёг двух человек до состояния обугленных головёшек. Неплохое умение — с таким никакого оружия не нужно…

Неким аналогом таких способностей в моём родном мире были псайкеры — мутанты, надёлённые разными умениями. Кто-то мог отыскать человека в любой точке планеты всего по одной капле крови, кто-то умел двигать предметы силой мысли. Но таких людей было очень мало, и они, как правило, находились под имперским колпаком…

Если бы не забитая другими мыслями голова и максимально странные обстоятельства моего появления здесь — я бы задумался о магии чуть раньше. В любом случае следовало узнать, как ей пользоваться. Я планировал делать это вдали от чужих глаз, как только немного освоюсь, но сейчас, кажется, подвернулся подходящий случай.

Интересно, как активируются способности эссенции?

Стоило только об этом подумать, как по рукам пробежали электрические дуги. Сидевшая через сиденье от меня женщина, заметив это, тихонько пискнула, прижав ладошки ко рту.

— Не переживайте, — успокоил я её, — Это просто средство защиты.

Она, кажется, мне не поверила.

Между тем, голоса снаружи стали слышны отчётливее. Кто-то спорил с возницей и его охранником, если судить по повышенным тонам.

Неожиданно раздался свист, и по правому борту экипажа послышались характерные звуки. Такие, будто туда что-то втыкается…

Сразу после этого кто-то захрипел, раздался крик, ещё стук, и…

Я услышал, как тело возницы рухнуло на землю.

Приехали…


Глава 4


Их было пятеро. Двое на лошадях, и трое пеших. Разумеется, разбойников — вид деятельности остановивших дилижанс стал понятен сразу, как только я увидел этих лихих ребят.

Нестриженные долгое время волосы и грязные лица. Кафтаны и куртки с чужого плеча — двум жмут, трём малы. Оружие — три коротких меча и два арбалета странной конструкции. Многозарядные? Два копья, притороченных к сёдлам коней. Сами парни встали вокруг экипажа так, чтобы пресечь любую попытку бегства.

Всё это я разглядел за очень короткое время, выйдя из дилижанса последним.

Можно было остаться внутри, попытаться подготовиться, но тогда оставалось очень много шансов, что меня просто пристрелят в замкнутом пространстве, и я даже не дёрнусь. Да и в любом случае — следовало для начала узнать, в чём дело.

Ну что ж… Узнал…

Возница и его охранник лежали у передних колёс экипажа, пронзённые почти десятком болтов, и истекали кровью.

Первая парочка мужчин, ехавших со мной, на выходе попыталась было сопротивляться преступникам — но те оказались не лыком шиты, и тут же разоружили их. Ещё двое сами бросили оружие на землю, видимо, понадеявшись, что всё ограничится обычным грабежом.

Про женщин и говорить не приходилось — две блондинки разного возраста и брюнетка тряслись, словно на ветру. Они очень боялись — мне казалось, что я слышу запах их страха…

— Ну чо, господа красивые, — сплюнул рябой живчик на коне, — Дамы, — кивок в сторону женщин, — Достаём золотишко, серебришко, украшения и всё чо есть. Складываем в мешок моего товарища — и может статься, останетесь целы. Почти.

Он хищно улыбнулся, остановив свой взгляд на молодой блондинке. Та затряслась ещё сильнее…

Подошедший с мешком молодчик оскалился, продемонстрировав нам гниловатые зубы.

— Выворачиваем карманы и кошели.

Неожиданно один из моих попутчиков рванул руку к голенищу и тут же метнул её вперёд. Тускло блеснула сталь, и «сборщик», застонав, схватился за бок. Из-под его пальцев брызнула кровь.

— Бей тварей! — крикнул мужчина, вскакивая на ноги.

Идиот…

Послышался стрёкот механизма, и сразу с десяток болтов изрешетил несчастного. Впрочем, этого мгновения хватило, чтобы четверо пассажиров дилижанса бросились врассыпную.

Каждый сам за себя?

Всё произошло быстро. И настолько неожиданно, что не пользуйся я раньше нейроинтерфейсами и инфосетью — наверняка бы впал в ступор от того, что увидел.

Реальность перед глазами вдруг подёрнулась рябью, пошла волнами. Контуры трёх разбойников будто выделили — теперь они были чуть подсвечены. От двух из них отделились «тени». Они приблизились к стоящим на коленях моим спутникам, вскинули оружие и ударили по ним — а через мгновение наваждение прошло.

«Сканирование?! Неужели это… нейроинтерфейс?»

Но нет, я ошибся. Снова пошла рябь, и надстройка над зрением исчезла…

В следующий момент двое разбойников сорвались с мест, в точности повторяя показанный «тенями» путь.

Если бы я не увидел это «за секунду до» — скорее всего, остался бы лежать рядом с дилижансом.

Мёртвым.

А так — вытянул руку, опережая первого из нападавших, и…

«Как же вызвать разряд?!»

БАХ!

Ярчайшая вспышка, крохотные молнии бегут по руке, начиная с локтя — и через секунду собираются в толстенный жгут белого света. Он бьёт разбойника в грудь, и в тот же миг его одежда вспыхивает и сгорает вместе с кожей всего за пару мгновений, оставляя на земле обгоревший труп.

Этого времени мне хватает, чтобы развернуться ко второму нападающему. Увидев, что произошло с товарищем, он мешкает.

Совершенно зря.

Чуть повернувшись, я почувствовал, как в руке снова скапливается заряд. Оказывается, надо было всего лишь подумать об этом и представить траекторию удара…

— Нет! — успевает вскрикнуть разбойник.

Даже если бы я захотел остановиться — всё равно не знал, как отменить ментальный приказ.

БАХ!

Ещё одна вспышка, и ещё одна молния попадает в противника. Правда, в этот раз я чуть сплоховал, промазал, и попал не в грудь.

Чуть выше.

Энергетический хлыст получился тоньше предыдущего. Мелькнув, он попал в правую глазницу разбойника, вынес заднюю часть черепа и растворился. У нападающего подогнулись колени, он рухнул на них, а потом упал лицом в траву.

Его обожжённая голова ещё какое-то время дымилась…

Предплечье обожгло и, зашипев, я одёрнул рукав простой рубахи.

Ничего себе!

На коже проступила тёмно синяя татуировка. Замысловатый узор напоминал морозную вязь. Приглядевшись, я понял — это шкала! Татуировка была закрашена процентов на восемьдесят, а оставшаяся часть побледнела.

Любопытно…

Топот приближающихся копыт не дал времени на разглядывание магического узора. Резко развернувшись, я увидел приближающегося всадника и в самый последний момент успел прыгнуть за дилижанс.

Стук впивающихся в его стенки болтов дал понять, что решение было своевременным.

Да что за мир такой, где так и норовят убить?!

— С другой стороны! — заорал один из всадников.

Нужно было срочно что-то решать. Иначе меня превратят в мишень для болтов.

Бросившись на землю, я заполз под дилижанс. Не спеша перебираться на другую сторону, выглянул из-за колеса и тут же чуть не поймал болт, едва успев отпрянуть. Что же делать?

Состояние аффекта и зашкаливающий адреналин подсказали ответ. Я вновь сконцентрировался, сжал кулак, чувствуя в нём приятное покалывание, и как только в поле зрения мелькнули лошадиные копыта — махнул рукой, будто щёлкал кнутом.

Замах получился смазанным, но попасть всё же удалось. Не было времени жалеть несчастное животное — молния в виде плети отрубила сразу три его ноги и туша на скорости рухнула, подминая под себя всадника.

Послышался его крик, но мне не было до этого никакого дела — выбравшись из-под дилижанса, я попытался прислушаться, снова выглянул из-за задней части экипажа.

Шух, шух, шух!

Что-то пролетело над головой и задело мои волосы. Ещё через мгновение я почувствовал, как щеку обожгло, и по ней побежала кровь.

Плевать!

Рванув вперёд, я поймал взглядом последнего разбойника. Представив форму копья, прикинув расстояние, вектор движения и не останавливаясь ни на секунду, вытянул руку в сторону противника…

Сейчас!

Из ладони вырвалась молния. Она угодила человека в бок и снесла его с животного. Конь поскакал дальше, а я побежал к поверженному разбойнику. Следовало убедиться, что он мёртв…

Так и оказалось — удар заклинания вырвал из человека здоровенный кусок. Края обугленной раны ещё дымились, а вокруг повис запах жаренного мяса.

Не выдержав этого, я согнулся пополам и выблевал съеденные несколько часов назад булки и желудочный сок.

Нельзя, нельзя расслабляться… Двое других тоже могли выжить…

Впрочем, переживал я зря. Тот разбойник, которого ткнули ножом в самом начале схватки, истёк кровью, пытаясь доползти до экипажа. Кинжал попал прямо в печень, не оставив мужику ни единого шанса.

А вот придавленный лошадью был ещё жив. Он всё время выл на одной, довольно высокой ноте, и когда я подошёл, всё ещё пытался выбраться из-под своего скакуна.

Заметив меня, разбойник оскалился, но совершенно не впечатлил этим. Его арбалет валялся в нескольких метрах от места… «крушения».

— Чо, магик, да? Собака сутулая, эх мля! — выругался он, и застонал, — Помоги, магик, а?! В накладе не останешься, поделюсь…

Я рассмеялся.

— Сам возьму, что надо. Вас только пятеро было?

— А? Да, только мы.

Это радует, значит теперь можно не торопиться… Если этот ублюдок не врёт, конечно.

— Не, ты погоди! — начал он, заметив, что я отхожу, и снова застонал. Я же отыскал его арбалет и с интересом повертел его в руках.

Интересное исполнение…Металлические, неплохо выплавленные детали, наложенные на дерево. Спереди искусно выполненная голова оскаленного животного, напоминающего собаку. Болты, очевидно, плотно лежат в этом барабане, под ложем? А рычаг сбоку приводит конструкцию в боевое положение? Так и есть, тетива натянулась!

Ради интереса я прицелился в стенку дилижанса и на секунду зажал спуск.

Щёлк, щёлк, щёлк!

Три болта, один за другим врезались в дверцу экипажа, показав очень неплохую кучность. И рычаг не нужно дёргать каждый раз, отлично. Можно стрелять «очередями».

Вернувшись к разбойнику, я наставил на него оружие.

— Последние слова?

— А? — не понял он.

Что ж, не моя проблема. Нажав на скобу, я вогнал одиночный болт в переносицу разбойник и принялся методично обыскивать трупы.

Ну а что? Деньги пригодятся, да и вдруг у них найдётся ещё что-то интересное?

К сожалению, я ошибался — кроме пригоршни серебряных и медных монет, среди найденных вещей обнаружился набор каких-то склянок, парочка дешёвых, на первый взгляд, украшений, сбор различных трав, а также иглы, нитки, курительные трубки и прочие мелкие, не особо полезных для меня вещи.

Всё это я оставил в карманах убитых и вернулся к трупам своих спутников. Двое лежали возле дилижанса — одного успели нашпиговать болтами у меня на глазах, второго прикончили чуть позже. Ещё двух мужчин видно не было, и искать их я не собирался — либо сбежали, либо их подстрелили чуть поодаль.

Мне, если честно, было абсолютно всё равно.

Как и на женщин, собственно, так что их поисками я тоже не озадачился. Однако закончив выгребать деньги из карманов мёртвых попутчиков и взобравшись на козлы, услышал протяжный стон где-то в придорожных кустах.

Вздохнув, спрыгнул и направился в ту сторону. В самом деле — теперь, зная, что там лежит ещё живой человек, я не мог оставить его умирать. Это не то же самое, если бы я ничего не услышал и просто уехал.

Стонала та самая молодая блондинка. Из её ключицы и бедра торчали арбалетные болты. Простое платье было залито кровью, и девушка, казалось, вот-вот отправится к своим предкам.

Я склонился над ней.

— Эй, ты меня слышишь?

Она с трудом открыла глаза и простонала:

— Прошу вас, не оставляйте меня!

— Да уж куда теперь, — проворчал я, устраиваясь рядом.

— Вы…

Я аккуратно ощупал рану вокруг ключицы, достал кинжал и предупредил девчонку:

— Сейчас будет больно. Придётся потерпеть. Если не достану болт — он может сместиться. Внутреннее кровотечение тебе сейчас нужно меньше всего, да и… Есть шансы, что кость у тебя тоже раздроблена.

И без того бледная девушка стала мертвенно землистой, но всё же взяла себя в руки и кивнула.

— С ногой всё точно также, — «обнадёжил» я её, — Будем вырезать болт и оттуда.

Она кричала. Очень громко. У меня даже уши заложило но, в конце концов, мне удалось достать из тела девушки болты и наложить на раны не самые надёжные повязки. Дотащив блондинку до экипажа, я зафиксировал её руку и помог устроиться внутри.

— Поедем до ближайшего поселения, а там найдём лекаря, идёт? — спросил я у неё.

— Идёт, — процедила милашка.

— Только не умри до этого момента, ладно? — я улыбнулся, чтобы ободрить её.

— Постараюсь.

Я кивнул и собирался вылезти наружу, но она спросила:

— Как тебя зовут?

На миг я замер.

— Виктор. Но можешь звать меня просто Ви.

— Я — Мариэн. Спасибо тебе, Ви.

— Скажешь это, когда доберёмся до людей.

Оставив девушку внутри дилижанса, я забрался на козлы и взял правила в руки. Так… Это не должно быть слишком сложно…

На самом деле, управлять огромными конями не составило никакого труда. Они весьма охотно шли по мощёной дороге, я лишь иногда… «регулировал» их скорость.

Полная мыслей голова болела. Уж не знаю — из-за событий последнего дня, переселения сознания или использованной магии? — но стреляющая боль не позволяла, как следует, сосредоточиться. Именно поэтому я не сразу услышал топот копыт у себя за спиной.

Взявшись за арбалет, нервно развернулся, рассчитывая увидеть подельников тех разбойников, но почти сразу отложил оружие в сторону.

За нами скакал отряд военных — это было понятно по одинаковым доспехам, цветам, которыми была украшена одежда и тому, как мужчины держались в сёдлах.

— Остановитесь! — гаркнул один из них, приближаясь к экипажу. Трое других наставили на меня арбалеты, похожие на тот, что я реквизировал. Ещё двое держали в руках нечто, напоминающее огнестрельные ружья…

Я поднял руки.

— Не стреляйте! Мы законопослушные граждане!

Странновато прозвучало, наверное… Особенно, учитывая, что на козлах я сидел в одиночестве.

Начавший разговор всадник обогнул экипаж и остановился рядом. Статный, усатый и чуть седовласый, с морщинками в уголках глаз, он внимательно рассматривал меня.

— Ваше имя?

— Виктор Костандирафосс, — я медленно достал из внутреннего кармана куртки документы, найденные в сумке парня, а затем продемонстрировал кольцо с гербом в виде змеи, — В дилижансе раненная девушка. Её зовут Мэриэн.

— Проверить, — отдал приказ мужчина, беря у меня из рук бумаги. Пробежав их глазами, он вернул документы, — Что с вами произошло?

— Нападение разбойников, — я пожал плечами и немного расслабился, — К счастью, удалось отбиться.

— Остальным пассажирам и вознице повезло так, как вам, я понимаю?

— Да, его вместе с охранником убили сразу. А во время потасовки ещё двух мужчин, ехавших с нами.

— Сколько всего было пассажиров?

— Восемь, считая меня.

— И где ещё четверо? — удивился капитан разъезда.

— Сбежали, — я рассказал ему, как всё было.

Утаивать то, каким именно образом я убил разбойников, тоже не стал. Незачем было врать на ровном месте. Капитан наверняка не дурак, и осмотрел тела. Там при всём желании не выдашь повреждения за огнестрел или холодное оружие.

Впрочем, его не особо заинтересовали мои способности. Он просто бросил взгляд на наполовину закрашенную татуировку и кивнул, принимая сказанное мной к сведению.

— Мы проводим вас до ближайшей станции, — произнёс он не терпящим возражений тоном, — А там пересядете на другой экипаж. Эй, Дирк! — он обратился к одному из своих людей, — Займи место возницы. А вы забирайтесь внутрь. Присмотрите за дамой.

Остаток пути прошёл спокойно. Вояки действительно проводили нас до небольшого посёлка, где передали дилижанс специальной службе, отвечающей за сообщения между поселениями. Мэриэн отправили к лекарю, с меня снова взяли объяснения, оставили в собственности арбалет, а затем посадили на другой экипаж и отправили в сторону небольшого городка, где жил дядя Виктора.

Там я оказался лишь утром следующего дня.

Никаких каменных стен, никаких высоток — ничего такого, что позволило бы назвать эту дыру «городом» здесь не было.

Скорее, поселение напоминало большую деревню. С центральной площадью, несколькими освещёнными и мощёными грубым камнем улицами, а также дымом парочки фабрик, стоящих на окраине. Оттуда доносился грохот каких-то механизмов, что меня заинтересовало.

Надо будет уточнить, как тут с инженерией. Наверняка есть ещё масса не придуманных механизмов, которые можно реализовать с помощью векс-кристаллов…

Как бы там ни было, торчать на дороге и размышлять над этим я не собирался. Выйдя на станции, сразу отправился в дом дяди — небольшой двухэтажный особняк на южной окраине города, обнесённый не слишком высоким каменным забором.

На территории, засаженной разнообразной зеленью, никого не было видно, однако стоило мне приблизиться к кованым воротам, как из крошечной будки вывалился помятый охранник.

— Кого там… Ох, господин Виктор! Простите, спросонья не признал!

Низенький мужчина отпер калитку в воротах и пропусти меня внутрь.

— Как поездка, удачная?

— Это как посмотреть, Стаб, — ответил я, выуживая из памяти имя привратника, — Дядя у себя?

— Конечно, где ему ещё в такой час быть?

Я зашагал в сторону дома. Поднявшись на крыльцо, повернул ручку, толкнул дверь и оказался в просторном холле.

Не скажу, что обстановка меня впечатлила, но было заметно, что дом постарались сделать уютным. Картины, ковры, люстры и светильники, цветы, покрашенный и отполированный деревянный пол.

— Господин Виктор?

Я повернулся на голос и увидел молодую горничную. Она протягивал мне письмо.

— Пришло вчера вечером, на ваше имя.

— Спасибо.

«Виктору Рафоссу. Поместье „Яблоневое“, Дэйл, Загорье» — было написано на конверте.

Ну, как говорится — на ловца и зверь бежит! Письмо из Тарнаки, от «моего» приятеля Лемара! Надеюсь, там хорошие новости…


Глава 5


«Дорогой Виктор!

Скажу тебе так — когда мы представляли, какой будет наша жизнь в Тарнаке, то даже и подумать не могли, насколько ошибаемся.

Всё гораздо лучше, чем предполагалось!

О, друг мой, у меня просто не хватает слов, чтобы описать этот невероятный город! Ты знаешь, что его называют „Жемчужиной юга“? Так вот я бы сказал, что это не жемчужина, а самый настоящий бриллиант!

Или векс-кристалл, что будет гораздо более точным определением.

Тарнака — преуспевающий современный „мегаполис“, как тут говорят. Его сила и влияние растут неуклонно, и это заметно в каждом аспекте местной жизни. Это действительно культурный центр Разбитого континента. Здесь искусство, ремесла, торговля и прогресс идут рука об руку.

Знаешь что самое забавное? Успех Тарнаки зиждется не на военной силе, а коммерческой жилке и дальновидности его жителей. Тут есть представительства сразу шести Великих домов, и все они живут в относительном согласии. Конечно, иногда случаются стычки, плетутся интриги, но в целом можно совершенно не переживать за свою жизнь, если совсем уже „не лезть в бутылку“, как говорят местные.

Ты сам видишь, что за столь короткое время я понахватался разных тарнакских слов и оборотов. Извини, если они будут „резать тебе глаза“, ха-ха!

Сам город расположен на возвышающихся над океаном утесах. Два из них образуют огромные морские ворота, через которые ежедневно проходят десятки кораблей, привозя товары со всего света, и самое главное — снабжая город векс-кристаллами. Насколько я понял, именно сколачиваемые на торговле им состояния дали толчок невероятному росту Тарнаки.

Поверь, Виктор — это то самое место, где можно разбогатеть и претворить мечту в жизнь! Великие Лорды со всего континента вкладывают деньги в самые невероятные местные предприятия: грандиозные художественные и архитектурные проекты, разработку технологий, магию, тайные векс-исследования. За то время, пока я здесь живу, всё больше изобретателей трудятся в развивающейся области векс-технологий, и Тарнака становится настоящим центром притяжения для самых искусных мастеров со всего мира!

В порту есть огромные стальные машины, с помощью которых разгружают суда, весь город освещён не обычными масляными фонарями, а векс-кристаллами (сам делай выводы об уровне жизни и богатства). А ещё тут есть „пневматическая почта“! Это такая штука… Как бы объяснить попроще — по изрядной части Тарнаки проложены трубы, по которым передаётся корреспонденция! Ты только представь! Правда для обычных людей она пока недоступна, лишь Великие роды и торговые дома ей пользуются, но уверен, через пару лет все газеты будут передаваться именно по ней!

И это я не говорю о векс-ружьях, которыми оснащена местная стража, горнодобывающем оборудовании, водолазных костюмах, музыкальных аппаратах (!!!) и… Да что там — я живу достаточно далеко от центра города, но дружище, ты только представь — в моей небольшой квартире на седьмом (!!!) этаже есть собственная ванная комната, где бежит горячая вода! И она есть в каждом мало-мальски достойном доме, если не брать в расчёт совсем уж гнусные трущобы.

Таких мест здесь тоже хватает, и я бы никому не советовал по ним гулять. Например, по Запретной территории. На северо-западе города лет двадцать назад был целый район, в котором обосновались первые маги. Вместе с изобретателями они провели какой-то эксперимент, и… В общем, об этом надо рассказывать на месте, всё равно не поверишь, если напишу.

Возвращаясь к нашим делам — всё идёт так, как было задумано. Наверное, ты удивишься, что планы пришлось немного изменить, но… Сейчас работаю под патронажем твоего рода, представляешь?! Ну, вообще, это громко сказано — просто устроился помощником одного инженера, который на них работает. Но платят очень даже неплохо, да и приятно осознавать, что прикладываешь руку к частице будущего!

Извини, не могу рассказать о том, чем мы тут занимаемся, но надеюсь, ты и сам всё скоро увидишь.

Ну и раз уж мы об этом заговорили — как твои дела? Ты получил то, ради чего столько работал и отказывал себе во всех мирских удовольствиях на протяжении трёх лет? Если да — я советую тебе всё бросать и первым же дилижансом пересекать Пограничные горы, Виктор.

Здесь нужны те, кто умеет управлять эссенцией. И не просто нужны — маги тут пользуются почётом, уважением, и за ними будущее. Просто поверь.

Знаю, это послание может показаться тебе сумбурным, но это только оттого, что я до сих пор возбуждён и никак не привыкну к этому необыкновенному городу. Повторюсь — всё именно так, как мы с тобой думали, и даже лучше!

Ответь сразу, как только получишь письмо, и обязательно дай знать, когда выезжаешь!

Твой друг — Лемар».


Я отложил письмо, перечитанное уже в пятый по счёту раз, и усмехнулся.

Кажется, судьба не имела ничего против того, чтобы я уехал в Тарнаку. Забавно, но именно оттуда Виктора отправили к дяде в Загорье, когда родители и вся семья парня погибли в результате несчастного случая в одной из лабораторий по обработке векс-кристаллов.

Мой опекун, кстати, не был особо против, чтобы я свалил подальше. Вообще, наш разговор получился каким-то скомканным, и покопавшись в памяти Виктора я узнал, что отношения между ним и дядей всегда были… Мягко говоря, натянутыми.

Вильгельм Остандирафосс, как выяснилось, не горел желанием принимать парнишку в свою семью. Правда, и деваться ему было некуда — Совет рода решил, что Виктор пригодится ему в Загорье, где только-только открывалось их представительство.

Так что с момента, когда парень более-менее освоил грамоту, счёт и естественные науки, дядя стал привлекать его к своим делам, и вскоре дал работу в небольшом торговом доме.

Ничего особенного — заполнять и развозить документы по поселениям, покупать и продавать не слишком дорогие товары, в основном — материю для пошива одежды.

Как по мне — скука смертная. И тёзка, чьё тело я занял, как ни странно, считал точно также. Именно поэтому он увлёкся инженерией, векс-технологиями и магией. Что, в общем-то, и стало главным камнем преткновения между ним и его дядей.

Вильгельм был противником использования эссенции. Он считал, что это кощунство, и на дух не переваривал тех, кто становился магами. Это, к слову, была одна из причин, по которым он жил и работал так далеко от основной части «клана».

Подобное отношение не было чем-то экстраординарным — некоторые представители Великих родов, особенно из старых крыльев, были категорически против изменения себя эссенцией. Впрочем, большая часть лордов (и их многочисленных родичей) не видела в этом ничего зазорного. Они понимали — подобный механизм может стать новым витком эволюции для всех людей.

Так что консерваторов и староверов не особо допускали к основным делам клана, и предпочитали держать подальше от эссенции. Во избежание эксцессов, так сказать…

А о том, что я стал магом, пришлось сознаться. Я мог бы промолчать, но во время нашего разговора в кабинет дяди прибыл посыльный и передал отчёт, в котором тот самый командир разъезда расписал произошедшее. Старый вояка даже поблагодарил меня за проявленное мужество, однако на Вильгельма это не произвело никакого впечатления.

Более того, сразу после этого он стал держаться со мной подчёркнуто холодно — куда холоднее, чем в начале разговора. И когда я сообщил о своём желании уехать в Тарнаку, он только махнул рукой и посоветовал не задерживаться.

Не скажу, что такое отношение меня расстроило — этот человек был для меня абсолютно чужим. Так что, недолго думая, я собрал свои вещички, распотрошил тайник с остатками денег, затребовал жалованье за последние недели работы и уже на следующий день сел на дилижанс, направляющийся в сторону Пограничных гор.

По примерным прикидкам и картам, которые я перед отъездом умыкнул из библиотеки, путь до ближайшего перевала должен был занять почти три недели. Три недели! И это при том, что здесь имелись хоть какие-то дороги.

Страшно представить, сколько мне пришлось бы пилить на обычной лошади, если бы тут не ходили экипажи…

Вообще, меня слегка коробил уровень местного развития. Прочитав письмо, поднял в памяти все знания Виктора, чтобы просто сравнить то, что уже увидел, и то, что расписал Лемар.

Всё дело в том, что Загорье было плохо освоенной (хоть и большей) территорией Разбитого континента. Этакая полудикая, только-только заселяемая территория, куда ещё не добрались современные технологии.

Странно, в нашем мире именно такие места первыми использовали новейшие разработки, но тут… Видимо, на то были особые причины. О которых ни Виктор, ни я не знали. Но ничего, всё ещё впереди.

В целом, первую неделю моего путешествия не происходило… Ничего. Я менял дилижансы, знакомился и общался с попутчиками, наскоро перекусывал в станционных заведениях, спал, и снова общался с людьми.

Помня о том, как всё закрутилось в самом начале, старался не афишировать свои новообретённые способности, благо, никаких критических ситуаций не возникало. Но вот многозарядный арбалет старался всегда держать под рукой. Полностью разобрался с его конструкцией, а на одной из станций прикупил боезапас и зарядил это чудовище.

К счастью, специального разрешения на ношение оружия в Загорье не требовалось, так что никто не донимал меня проверкой документов.

Когда было нечем заняться — я думал и размышлял. В основном — о своих будущих планах. А они, после первого дня в этом мире, оказались скорректированы.

Я прекрасно понимал, что вывести «Арлею» в космос не получится. Она могла упасть в океан и затонуть, либо рухнуть на Дальнем континенте, о котором никто ничего не знал. Если даже и так — повреждения корабля были критичными, а рассыпавшаяся энергосистема и вовсе не оставляла никаких шансов на бегство с этой планеты.

Так что, судя по всему… Этот мир стал моим новым домом.

Интересно, кому-нибудь из товарищей повезло также, как мне?

Конечно, в первую очередь я думал о Дайше. Сердце сжималось от мысли, что сознание моей невесты растворилось в каком-нибудь аристократе, но каждый раз я заставлял себя успокоиться. Шансы были малы, но всякое случается — я тому живой пример — и возможно, она тоже заняла чьё-то тело…

Или всё ещё «спит» в залежах векс-кристалла…

О последнем варианте я старался не думать, ведь в таком случае отыскать её будет практически невозможно. Разве что наудачу…

Также меня занимала политическая обстановка. Из того, что знал Виктор и того, о чём я успел расспросить попутчиков, можно было сделать вывод — мне повезло очутиться в этом мире в относительно спокойное время.

Великие лорды облюбовали весь восток и часть юга Разбитого континента. Всего насчитывалось пять семей, поделивших между собой пригодные для жизни материковые земли. На севере царствовала вечная мерзлота, и ловить там местной аристократии было нечего. В тех местах жили гордые северяне, горцы, не особо признающие прогресс и магию, но и не сующие свой нос на юг.

В центре материка имелось немалых размеров море, а запад, по которому я сейчас путешествовал, отошёл от последствий падения «Арлеи» последним. В самые дальние его уголки старались не заглядывать, и на западном побережье до сих пор не было ни одного крупного поселения.

Загорье являлось некоей свободной зоной — любой мог перебраться через Пограничные горы, обосноваться здесь и первые десять лет не платить налог по закону необжитых земель. Этим пользовались многочисленные разбойники, беглые заключённые, искатели приключений, люди, по каким-то причинам потерявшие всё, и просто типы без определённого рода занятий.

Двое таких попытались обчистить меня на постоялом дворе. Там пришлось остановиться по простой причине — пару дилижансов, проходивших чуть раньше того, на котором ехал я, выпотрошила разбойничья шайка, и на несколько дней сообщение на этом участке пути остановили.

Местные вояки устроили рейд, и пока они не вернутся и не сообщат, что путь безопасен, возницы наотрез отказывались продолжать путь.

В моём случае пара-тройка дней задержки ничего не решали — в ответном письме Лемару я сообщил, что пересеку Пограничные горы примерно в начале второго летнего месяца, а в Тарнаке окажусь ещё через две недели. Судя по картам — пока что я опережал этот график.

Да даже если бы и опаздывал — ничего это не изменило бы.

Как бы там ни было, в одну из ночей я проснулся от шороха в своей комнате. Двое проныр каким-то образом вскрыли дверной замок и самозабвенно потрошили мои вещи. Я не рискнул пользоваться магией — не хотелось потом объясняться с представителями власти. Да и «светить» свой дар, как я уже понял, в Загорье было не самым разумным занятием. Но заряженный арбалет всегда находился у меня под рукой.

Вот и в ту ночь я медленно дотянулся до него, резко взвёл рычаг и изрешетил незадачливых воришек, ничуть не стараясь оставить их в живых. А когда два трупа упали на пол, заливая его кровью, вздохнул, и пошёл будить хозяина гостиницы.

Разбирательство затянулось до самого утра. Меня, толстого хозяина и других постояльцев опрашивали стражники, составляли опись украденных вещей, но большей частью откровенно бездельничали. Очевидно, в небольшом посёлке, являвшимся перевалочным пунктом на пути к горам, воровство было делом обычным, но вот подобные кровавые расправы для преступников устраивали нечасто…

Так что утром из мутного зеркала на меня смотрело на редкость недовольное лицо. Наверное, впервые с того момента, как очутился здесь, я внимательно разглядывал своё новое лицо.

Ничего, вполне привлекательное. Тонкие черты, серые глаза, чуть загнутый книзу нос, растрёпанные чёрные волосы и слегка заострённые уши. Это был отличительный признак тех, кто каким-то образом принадлежал к семьям Великих лордов. Любопытная генетическая мутация передавалась только прямым потомкам первых Лордов, но по каким причинам — Виктор не знал.

Как и я, разумеется, однако это здорово облегчало идентификацию. Теперь мне было понятно, почему в первый день моего появления здесь у следователя и капитана разъезд не возникло дополнительных вопросов и сомнений, к какому сословию я принадлежу. Всё же, документы можно выправить, перстень украсть, а вот уши…

Их не подделать.

Кто-то постучал в дверь.

— Войдите, — разрешил я.

— Простите, милсдарь, — в комнате показался заискивающий хозяин, — Завтрак готов. За счёт заведения. Прикажете подать в комнату?

— Благодарю. Нет, я сейчас спущусь в общий зал.

— Хорошо, — закивал толстяк, и направился к выходу, но возле самой двери обернулся, — Ах да, и ещё кое-что! Вернулся конный разъезд. Часть парней сейчас внизу. Говорят, что перебили всех лиходеев на тракте, и путь теперь свободен.

— Хорошие новости. Не знаете, когда отправляется ближайший дилижанс?

Хозяин гостиницы выудил из кармана старые часы, откинул крышку и поморщился.

— Почитай, через полчаса.

Я прикинул время. Нет, завтраком определённо придётся пожертвовать, чтобы успеть собраться и дойти до путевой станции. Хотя…

— Соберёте мне еды с собой?

— Конечно.

— Ну и отлично, — я кинул толстяку мелкую монетку, — Жду её через десять минут.


Глава 6


Следующие после ограбления дни прошли точно также, как и предыдущие. Я просто ехал в сторону Пограничных гор и разглядывал однообразный пейзаж. Равнина, холмистая равнина, заросшая зелёной травой равнина, редколесье, ручьи — и всё по новой.

Дорога была спокойной. Переговорив тем утром с вояками из патруля, я узнал, что они отыскали в лесах банду разбойников и перебили их. В живых не осталось никого, так что, угостив ребят выпивкой, я безо всяких опасений продолжил свой путь.

И сейчас до перевала Висельника меня отделяла всего одна поездка на дилижансе. Ещё полдня тряски в опостылевшем, пропахшим потом пассажиров экипаже — и я окажусь в городке под названием Йокс. И уже откуда, наконец, попаду на земли подконтрольные Великим Лордам.

Сейчас было раннее утро, и пришлось остановился на очередной станции примерно полчаса назад. Поселение ничем не отличалось от десятка тех, что мне довелось видеть в последнее время. Пара-тройка улиц, пара десятков домов, пара цехов, пара складов, пара магазинов и ратуша. Всё.

Станционный смотритель сообщил, что следующий экипаж отправится в путь лишь через несколько часов, так что свободного времени на приведение себя в порядок было предостаточно.

Узнав, где находится ближайшая (и единственная) ресторация, я отправился туда. Небольшое двухэтажное здание приткнулось между лавкой, торгующей одеждой и аптекой.

К моему неудовольствию, маленький зал первого этажа, включая стойку, был забит народом. Наполовину — такими же путешественниками, как я, наполовину — местными. Они выделялись не такой практичной одеждой и чуть более напряжённым видом.

— Ну и куда я вас посажу? — всплеснул руками краснощёкий хозяин заведения, — Вы хоть и аристократ, но уж простите — своих выгонять я никуда не стану. Вы то, глядишь, уедете уже завтра, а мне потом заведение подпалят, если что не понравится. Вы уж не серчайте…

— Хорошо, хорошо, — легко согласился я, — Можно хотя бы просто взять еды? Перекушу на улице.

— Конечно можно. Сейчас дам распоряжение на кухню. Но придётся подождать.

— Прошу прощения, — ко мне повернулся рослый светловолосый парень, забирающий со стойки объемный поднос с едой. Несмотря на внушительный вид, по его лицу я догадался, что он был ровесником Виктора. То есть — моим ровесником.

Бездна, никак не могу привыкнуть к тому, что оказался в чужом теле!

— Да?

— Меня зовут Вейгар. Сын баронета Труссо.

— Виктор Костандирафосс, — я пожал протянутую руку, — Чем обязан?..

— Простите, если лезу не в своё дело, но я услышал ваш разговор… Быть может, вы присоединитесь ко мне? — он махнул рукой в угол зала. Я разглядел пару сидящих за небольшим столом усатых мужчин весьма… Опасного вида. Охрана, судя по всему.

— Я бы с удовольствием, но боюсь, мы все там не поместимся. Не хочу вас стеснять.

— Ничего, — легкомысленно отмахнулся парень, — Попрошу ребят поесть снаружи, они не обидятся.

Я оказался прав — это были охранники. Изучив меня внимательными взглядами и кивнув на приветствие, они не стали спорить с хозяином, и забрав поднос с частью яств, отправились на улицу.

Мы же приступили к трапезе. Жареная птица, истекающая жиром, и овощное рагу были на редкость хороши, а вино, хоть и имело кисловатый привкус, имело одно неоспоримое преимущество — опьянеть с него, нещадно разбавленного водой, было совершенно невозможно.

— Как идут дела у вашего дяди? — спросил светловолосый, разделавшись со своей порцией, и я слегка напрягся. Он это заметил и спокойно улыбнулся, — Вы ведь племянник Вильгельма Остандирафосса, верно? Моя семья совершает с ним пару сделок в год. Покупаем шёлк и сатин. Вы назвали фамилию, так что я подумал, что вы родственники.

Услышав это объяснение, я слегка расслабился.

— Вы всё верно поняли. И если не против, можем перейти на «ты»? Мне так будет проще. Называйте меня просто Виктор, а лучше — Ви.

— Хорошо, — пожал плечами юный барон, — Тогда и ты зови меня просто Вейгар. Сокращать его, уж извини, не привык.

— Без проблем. Возвращаясь к твоему вопросу — дела у дяди идут неплохо.

— Ты здесь из-за них?

Я не был уверен, что стоит раскрывать свои цели первому встречному, но парнишка не казался мне опасным. Напротив — он сразу располагал к себе, и хотя такая черта не всегда характеризовала хороших людей, было в нём что-то…

Что-то очень… Я даже не мог подобрать подходящего слова. Будто мы с бароном были чем-то похожи…

— Не совсем.

— Понимаю, — усмехнулся он, и легко сменил тему разговора.

Не переходя на личные вопросы, мы обсудили новости этого края (о рейде на разбойников он тоже слышал), цены на дилижанс и достоинства собственного экипажа. Таким, кстати, располагал и сам Вейгар.

— Говорят, в Тарнаке у половины жителей есть самоходные машины, — мечтательно протянул Вейгар, — Вот бы прокатиться на такой!

— Ну уж не у половины, — рассмеялся я, — Не из дешёвых удовольствие, полагаю?

— Это да, — согласился светловолосый, — Даже такая коляска как у меня стоит почти полтора десятка золотых. Плюс кони, плюс обслуга… Но ведь в самоходную никого запрягать не надо?

— Ага. Только на векс-кристаллы регулярно тратиться придётся. Они же наверняка на них ездят. Так что, думаю, выходит ещё дороже.

— Даа… — протянул мой собеседник, — Давно мечтаю посмотреть на Жемчужину юга. Надеюсь, когда-нибудь получится туда съездить.

— Прости, если вопрос будет нескромным, — я отпил вина, — Но что тебе мешает это сделать? Отсюда до Тарнаки не так уж и далеко добираться. Пара недель туда, пара обратно…

— Эх, — вздохнул Вейгар, — Да я бы, если честно, хоть сейчас туда рванул. Вот только… Не могу. Отец не разрешит.

— Почему?

— Во-первых — я третий сын в семье, — нахмурился парень, — И своего у меня — только меч, огнестрел, да кольчуга. Всё остальное принадлежит отцу. Он за последнее время сильно сдал, а братья… — Баронет посмурнел ещё сильнее, — А, да что там! Средний — безмозглый, как пустая бочка из-под вина. А старший женился три месяца назад, и только неделю назад должен был вернуться из путешествия со своей наречённой. Всё это время почти всеми делами приходилось заниматься мне. Собственно, еду домой после целого месяца разъездов. Надеюсь, сейчас удастся спихнуть дела на старшего брата и передохнуть.

— А чем занимается твоя семья? — поинтересовался я.

— Торгуем оружием.

— Ого!

— Да ничего особенного. В основном там железки для непритязательных покупателей. По крайней мере, — он скосил взгляд на мой арбалет, лежащий на краю лавки, — Таких вещей, как у тебя, не продаём. Слишком дорогие.

— Это боевой трофей.

В этот момент двери распахнулись, и в ресторацию вошли двое мужчин.

Невысокий, длинноволосый крепыш и его рослый спутник, на первый взгляд, не могли назваться «опасными» людьми. Однако при их появлении ранние посетители моментально притихли и уткнулись в свои тарелки.

Вышитое на рукавах новеньких плащей пламя говорило само за себя — это были представители Ордена Чистоты. Висевшие на их поясах огнестрелы отливали серебром, а сверкающие клинки в дорогих ножнах и холёный внешний вид в очередной раз напомнили мне о слухах, услышанных ранее.

Кажется, в Загорье у этих ребят действительно появился мощный покровитель…

Словно подтверждая мои слова, следом за «орденцами» в ресторацию ввалилась четвёрка хорошо экипированных солдат с точно таким же новым оружием. Их куртки, обшитые стальными пластинами, тоже украшала эмблема пламени. У двух я заметил нательные кольчуги, ещё один имел странного вида перчатку — явно механизированную, с кучей креплений и подвижных элементов, находившихся в постоянном движении. С тыльной её стороны был вмонтирован красный кристалл.

Наёмники, или боевики, надо полагать?

— Добрый день, господа, — обратился один из представителей Ордена, — Просьба всем оставаться на своих местах. Это обычная проверка.

Двое в плащах внимательно осмотрели зал и, выбрав стол с тройкой посетителей, направились к ним. После первой же фразы серьёзные, рослые и бородатые мужчины — торговцы, приехавшие со мной, безо всяких споров протянули представителям ордена свои бумаги и закатали рукава, демонстрируя предплечья.

Зараза! Если эти люди увидят мою метку — дело может обернуться большой кровью. А привлекать к себе лишнее внимание я совершенно не хотел.

— Ищейки Ордена, — шепнул мой новый знакомый, также рассматривающий происходящее, — Проклятье, где мои люди?!

— Думаю, их просто не пустили внутрь.

Вейгар беззвучно выругался, затем придал лицу непринуждённый вид и откинулся на спинку стула. Однако я успел заметить, как он поправил манжет рубашки под столом, а по его шее скатились несколько капелек пота.

Парень что-то скрывал и, кажется, я догадывался — что…

Рыбак-рыбака видит издалека… Не потому ли он сразу расположил меня к себе? Тоже новоиспечённый колдун?

— Только не дёргайся, — также тихо шепнул я в ответ и, поймав его удивлённый взгляд, коротко покачал головой, — Я попробую разобраться мирно. Но будь готов, если что.

Он кивнул, и как раз в этот момент к нашему столу подошёл Ищейка.

— Теперь вы двое, — представитель Ордена жестом велел ближайшему к нам мужчине встать, взял его стул и без приглашения сел напротив меня, — Куда направляетесь?

— Во владения барона Труссо, — слегка замешкавшись, ответил мой новый знакомый, — Я его сын.

— В Магнертост, — соврал, не моргнув глазом, — Мои родичи восстанавливают Собор Таврикия, еду им помогать.

— Покажите подорожные и закатайте рукава.

— И не подумаем, — спокойно ответил я.

Над столом повисла звенящая тишина. Кажется, я услышал, как сглотнул хозяин гостиницы.

— Боюсь, вы не понимаете…

— Боюсь, не понимаете вы, — пришлось перебить длинноволосого, — Для вас я — представитель Великого рода. Мой друг также относится к высшему сословию, — я показал свой перстень на указательном пальце, впрочем, не называя фамилии и имени.

Поиграв желваками, Ищейка осмотрел украшение и кивнул.

— Могу я увидеть подтверждающие документы, чтобы убедиться в правдивости ваших слов?

— Для начала — сами предъявите бумаги, подтверждающие ваши полномочия.

— Что? — опешил Ищейка.

Изначально самодовольный вид этого человека и его спутников, общая пугливость посетителей и то, что мне довелось слышать об этой организации, явно давало понять — в Загорье Орден привык к подчинению. И стоит им только выяснить, что мы маги, как нас, скорее всего, больше никто не увидит. Даже несмотря на статус аристократов.

А меня нисколько не устраивал такой исход.

— Позвольте прояснить ситуацию, — снисходительно начал я, — Вы врываетесь в это заведение, берёте всех присутствующих под стражу — нет, нет, не спорьте! — фраза: «Всем оставаться на своих местах» прямо указывает, что в данный момент вы ограничиваете свободы находящихся здесь людей. При этом ни вы, ни ваши товарищи не соизволили нужным даже представиться. Откуда несведущий человек может знать, что он обязан вам подчиняться?

— Орден Чистоты следит за…

— Я это знаю. Как и мой товарищ, — я указал на Вейгара, — Но это ровным счётом ничего не меняет. Ведь в каждом поселении Загорья есть органы местного самоуправления, подчиняющиеся местному и выборному представителю аристократии, верно? Магистраты, стража, нотариусы и далее по списку. Они представляют закон, который позволяет нам жить спокойно и не опасаться, что каждый встречный ради своей прихоти сможет обыскать своего ближнего, задержать его, или убить. А вы сейчас именно этим и занимаетесь. Полагаю, у вас должно быть какое-то разрешение от магистрата на ведение подобной деятельности на его территории? В противном случае вы нарушаете закон.

На этот раз молчание затянулось на ещё более долгий срок. Я терпеливо ждал, не выказывая ни малейшего опасения. Да его и не было, если разобраться. С тех пор, как я узнал об Ордене, он мне категорически не нравился. Так что даже если эти ребята решат скрутить языкастого парнишку, у меня есть, чем их удивить. Я прекрасно понимал, что за неполную минуту разделаю всю шестёрку как свиной окорок, причём Ищейку и его компаньона успею грохнуть без помощи магии, одним лишь арбалетом.

— Вам есть что скрывать? — наконец, нашёлся длинноволосый, — Очень много слов, и все не по делу. Если вы чините препятствия Ордену, то…

— Хозяин! — гаркнул я, не слушая дальше, — Отправьте посыльного на пост стражи и в Магистрат. Пусть он сообщит, что члена рода Рафосс и сына баронета Труссо незаконно задержали в вашем заведении.

Наёмники, только-только приблизившиеся к нашему столу, замерли на месте. Я не особо рассчитывал на то, что наши фамилии произведут впечатление, но сам факт упоминания об этом среди такого количества свидетелей уже должен был заставить их задуматься.

— Никто никуда не пойдёт, в этом нет нужды! — прошипел Ищейка, и повернулся ко мне уже с совершенно другим лицом. На нём застыла елейная улыбка, — Не глупите, молодой человек. Просто покажите документы и…

— Давайте просто дождёмся стражу, и посмотрим, что они скажут? — Предложил я, — Им свои документы я покажу без проблем. Ваши же полномочия до сих пор вызывают у меня сомнения. Хозяин! Посыльный…

— Ах ты щенок! — завёлся рослый спутник Ищейки и сделал шаг ко мне, но тот ухватил его за рукав. Взгляд мутных серых глаз в этот момент остановился на моей руке, удобно обхватившей арбалетное ложе. Палец лежал на спусковой скобе.

Длинноволосый что-то шепнул своему товарищу — тот кисло поморщился, выдернул руку и зашагал на выход. Кивнув наёмникам, представитель Ордена вновь повернулся ко мне.

— Не будем устраивать сцен, молодой человек. Мы просто хотели убедиться, что зёрна ереси, занесённые в наш мир, не нашли пристанища в этом поселении. Наше дело благое. И к представителям великих семей, которые это понимают, мы относимся с уважением.

— Тогда вам стоило бы начинать беседы другим образом. Чуть более дружелюбно, — посоветовал я, не убирая пальца со скобы, — Поверьте, тогда на контакт с вами будут идти куда охотнее.

— Приму к сведению, — длинноволосый попытался скрыть гримасу за кривой улыбкой, — До встречи, господа.

Он покинул ресторацию следом за своими людьми, и только тогда я выдохнул. Почти сразу после ухода представителей Ордена в зал ворвались охранники моего нового друга. Найдя своего хозяина глазами, они направились к нашему столику, но тот махнул им, чтобы остались на входе.

— Вот так пронесло! — округлил глаза Вейгар, поворачиваясь ко мне, — Впервые вижу, чтобы их так отшивали! Да у тебя стальные яйца, Виктор! Как ты там говорил? «…Они представляют закон, который позволяет нам жить спокойно и не опасаться, что каждый встречный ради своей прихоти сможет…» Бездна! Надо бы запомнить!

— Просто повезло, что здесь Орден ещё не набрал такой власти, как в других местах. Будь у них бумаги из магистрата — пришлось бы подчиниться. Это, кстати, не земля твоего отца? — довольно поздно спохватился я, понимая, что всё можно было бы решить ещё проще.

— Нет, к сожалению. Наши владения чуть дальше на юг. А что, тебе что, есть, что скрывать?

— Ты ведь и сам не торопился закатывать рукава? — понизив голос, спросил я, а потом уже нормально добавил, — У каждого есть, что скрывать. Но дело не в этом.

При этих словах Вейгар прищурился.

— А в чём тогда?

— Я — представитель Великого рода. Да, не самый ближний родич своего Лорда, даже наоборот — но всё же! А они — обыкновенные фанатики, которых кто-то натаскивает на уничтожение магов и всех тех, кто с ними связан. Я не позволю людям, препятствующим прогрессу, что-то от меня требовать и уж тем более не собираюсь выполнять их приказания.

Новый знакомый посмотрел на меня с нескрываемым уважением.

— Мда уж… Пронесло, что и говорить! Сила духа у тебя, конечно… Уверен, ты бы быстро нашёл общий язык с моим отцом.

— Как ты сам только что видел, я не слишком хорошо знакомлюсь с новыми людьми.

Вейгар рассмеялся, сделал большой глоток вина и махнул всё ещё напряжённому хозяину ресторации. Тот подошёл с недовольной миной, забрал у нас деньги за обед и молча удалился.

Светловолосый здоровяк подхватил свою сумку и спросил:

— Знаешь, тебе надо быть осторожнее с такими людьми. Этот длинноволосый крысёныш показался мне довольно мстительным.

— Ничего страшного. Уже через час с небольшим меня здесь не будет.

— Уезжаешь ближайшим дилажансом?

— Именно так.

— Слушай, — Вейгар на миг задумался и, словно соглашаясь с самим собой, кивнул, — Чувствую, что должен тебя отблагодарить, и уверен, что нам ещё есть что обсудить. Если тебе по пути, можем поехать на моём экипаже.

— А куда ты направляешься? — заинтересовался я. Всё-таки, путешествовать с представителем местной знати, да ещё и в сопровождении его охраны куда безопаснее, чем на обычном рейсовом дилижансе. Уж в этом-то я успел убедиться.

— В родовое имение. Оно, как я уже говорил, чуть дальше на юге.

Я прикинул маршрут, припомнил карту, и согласно кивнул — имение моего нового друга находилось недалеко от последней остановки по эту сторону Пограничных гор.

— Если забросишь меня по пути в Йокс — буду признателен.

— У меня есть предложение получше. Там мы окажемся, в лучшем случае, глубокой ночью, а в ближайшую пару дней перевал будет закрыт.

— Почему? — нахмурился я, — Возницы ничего об этом не говорили.

— Я слышал об этом от прибывших из-за гор торговцев, вчера вечером. Говорят, они были последними, после кого перевал закрыли. Последние несколько дней гарнизоны Нижнего и Верхнего Висельника переоснащают новым оружием. Большой завоз прямиком с той стороны гор. А ещё болтают, что умельцы де Бригез сконструировали здоровенные оружейные башни, которым даже солдаты внутри не нужны! Сами стрелять умеют, якобы. Вот их и монтируют.

— Любопытно…

— При самом удачном раскладе тебе придётся снимать номер в гостинице и куковать там. И это если найдётся место. Представь, сколько народу там задержится? Предлагаю вместо этого поехать в наше имение. А как откроют перевал — мои люди увезут тебя к нему.

И вновь пришлось задуматься.

Предложение было заманчивым — закрытие перевала на самом деле слегка спутало мои планы. Да ещё и Орден… Прав Вейгар — недобрый был у Ищейки взгляд, ох недобрый… Не хочу засыпать, ожидая удара. Под защитой родовых стен нового друга ночевать будет надёжнее.

Опять же, если у парня на руке есть магическая татуировка — нам действительно есть, о чём поговорить. Надо заводить полезных друзей и здесь, в Загорье.

— Почему бы и нет? С удовольствием остановлюсь у вас на пару дней.

— Отлично! Эй, Михель! — светловолосый здоровяк кликнул своего, всё ещё торчащего на входе, охранника, — Готовьте экипаж, мы выезжаем!


Глава 7


До поместья семьи Труссо мы добрались достаточно быстро, и оказались там ещё до того, как день подошёл к вечеру.

Место было довольно красивым — холмистая ложбина, расположенная в окружении лесов. К ней вела хорошая дорога, а само поместье было обнесено добротной каменной стеной — куда мощнее, чем жилище моего дяди.

Большая территория была засажена массой деревьев, аккуратно постриженных кустарников и газоном. Чуть дальше дома расположилась парочка кузниц, из которых разносился звук частых ударов по металлу.

Экипаж остановился у конюшен, построенных в восточной части поместья, и оттуда, подхватив свои вещи, мы с Вейгаром зашагали к изящному трёхэтажному особняку. По пути здоровяк приветствовал слуг, а также перекинулся несколькими словами с одним охранником.

На входе нас уже ждали. Худой, седовласый мужчина с глубокими глазами и широким носом, очень похожий на него молодой человек лет двадцати-двадцати двух, а также молодая девушка чуть старше нас.

— Отец! — здоровяк подошёл к мужчине и аккуратно обнял его, словно боясь сломать. На фоне младшего сына он выглядел как жердь.

Обнявшись со старшим братом и поклонившись его жене (я догадался, что это были именно они), Вейгар повернулся ко мне.

— Позвольте, дорогие родственники, представить вам моего нового друга. Виктор Костандирафосс, племянник Вильгельма Остандирафосса. Отец, ты должен его помнить.

— Разумеется, — кивнул мужчина и протянул мне руку, — Саргар, баронет Труссо.

— Рад знакомству, — улыбнулся я.

— Это Дельгар, мой старший брат, и его жена Силенья.

Я слегка поклонился молодой паре.

— Надеюсь, никто не будет против присутствия Виктора в нашем доме? Он направляется на ту сторону Пограничных гор, а так как перевал закрыли на пару дней, я предложил ему остановиться у нас.

— Разумеется, нет, — ответил баронет, — Друзья моих детей — мои друзья. Проходите, господин Рафосс, должно быть, вы устали с дороги?

— Не слишком, у вас очень удобный экипаж. И прошу, если вас не затруднит, зовите меня просто Виктором.

Вейгар отправился вместе с отцом — ему нужно было обсудить с ним поездку и дела, так что меня предоставили Дельгару. Он быстро показал мне свободную комнату, кликнул смазливую служанку и велел ей исполнять «любые прихоти дорогого гостя», а затем, сославшись на какие-то дела, исчез. Правда, предупредил перед этим, что через четыре часа в обеденном зале состоится ужин, и попросил не опаздывать.

Для начала я уточнил насчёт горячей ванны, и оказалось, что мне её приготовят без проблем. Семья Труссо была довольно зажиточной, так что у них в поместье имелись котлы, в которых векс-нагреватели, собственно, нагревали воду, о чём и сообщила рыженькая девушка, накручивая на палец локон своих волос.

Признаюсь, я очень хотел посмотреть на эти устройства — впервые представилась возможность изучить их поближе. Однако, поразмыслив, пришлось передумать. Было бы невежливо лазить по чужому дому без сопровождения хозяев, так что я решил, что изучение векс-механизмов подождёт.

Вместо этого дождался, пока в моей комнате наполнится встроенная в лоджию каменная ванна, скинул одежду и попросил служанку потереть спину.

Учитывая, какими глазами она на меня смотрела, только мытьём мы, само собой, не ограничились…

Надеюсь, Дельгар имел ввиду и это тоже, когда говорил о «любой прихоти»? В любом случае — девушка осталась довольна, а уж обо мне и говорить не приходилось. С ней мы задержались дольше, чем на час, но когда закончили, до ужина всё ещё оставалось достаточно времени. Я решил прогуляться по придомовой территории. Осмотрел интересный и довольно большой парк, высаженный с любовью, прогулялся вдоль кузниц и пруда посреди территории. Прошёл вдоль невысокой стены, сделал круг до главных ворот, вернулся обратно и осмотрел теплицы.

Стекла тут было много, но сами теплицы были стары, как мир — никакой автоматизации.

Прислуги, кстати, на территории поместья оказалось не так уж и много — пара десятков человек. И ещё около двадцати с лишним стражников. Негусто… Очень негусто.

Вернувшись после прогулки, пришлось одеваться к ужину. Рыжая снова нашла меня в комнате. Игриво виляя бёдрами, провела в обеденный зал и улыбнулась напоследок. Понятно, прислуживать будут другие.

За столом собрались все Труссо — отец Вейгара и оба его брата со своими жёнами. Среднего, которого я увидел только сейчас, звали Кельсар, и он, откровенно говоря, действительно не производил впечатления хоть сколько-то умного человека. Может, всё дело было в том, что мне сказал об этом Вейгар? Или в бесцветных глазах парня, превращающих его взгляд в отсутствующий?

В любом случае, я не собирался относиться к Кельсару и его жене с каким-то предубеждением. Тем более что после приветствия они, в основном, молчали.

А вот Силения оказалась настоящей болтушкой, и именно её стараниями я впервые, за всё время, проведённое в этом мире, ощутил себя в настоящей домашней обстановке.

Девушка обсуждала всё подряд. Рассказывала об их с Дельгаром свадебном путешествии, ценах на недвижимость побережья, экзотических продуктах, расспрашивала меня о жизни в Загорье. Муж, в общем-то, от неё не отставал, травил весёлые истории и рассказывал о более прагматичных вещах, вроде оружия, налогов в разных частях материка, и прочем.

В какой-то момент Силения, видимо, выдохлась и, забрав с собой жену среднего сына, удалилась прогуляться по саду.

Этим моментом воспользовался отец Вейгара.

— Итак, молодой человек, — Хриплым голосом спросил он, — Значит, вы направляетесь на восток? Позвольте угадаю — в Тарнаку?

— Да, — лаконично ответил я.

— Чем думаете там заняться? Сейчас для вас, молодёжи, открыты все дороги…

— Там живёт мой товарищ и другие члены рода. Думаю, у них найдётся ворох самой разнообразной работы. Но если говорить о том, что привлекает лично меня — то это инженерное дело. Надеюсь принести пользу, участвуя в разработках новых механизмов.

— Это похвально, — поднял бокал Саргар, — Прошу не обижаться на меня за следующие слова, но в нынешнее время далеко не все отпрыски Великих родов проявляют интерес к подобным вещам.

— Согласен с вами, — ответил я, — Большинству, как это ни прискорбно, куда больше нравится просто прожигать жизнь и нажитое предками состояние.

— Золотые слова! К счастью, среди моих сыновей таких нет, хоть мы и не ведём родословную от первых Лордов.

— Произошло что-нибудь интересное, пока меня не было? — спросил Вейгар, переводя тему.

— Кое-что, — ответил его отец, — В имение пытался попасть Орден Чистоты.

— Неужели?

Я не удержался, и посмотрел на Вейгара. Тот не выказывал особого удивления. Что ж, ладно, пока молчим.

— Мне не понравилось, как они себя вели, — продолжил Саргар, — Как будто это они здесь хозяева, хотя это не так. Вам знакомо такое поведение, Виктор?

— Я встречал таких людей.

— Вы пользуетесь очень обтекаемыми формулировками.

— Просто отвечаю на ваши вопросы, господин баронет.

Он хрипло рассмеялся, но взгляд тёмных глаз остался очень серьёзен.

— Чего они хотели? — снова спросил мой друг.

— Проверить наших людей на метки ереси. Какая глупость! А ещё говорил о том, что в скором времени будет очень много желающих подружиться с ними. И мол, предлагает нам эту честь первыми. Представляешь, ха-ха-ха!

Баронет закашлялся, но вскоре снова хохотнул и отпил вина, а затем принялся потрошить жареную утку.

Отец веселился, а вот Вейгар и Дельгар тревожно переглянулись. Средний тоже тревожно заёрзал на стуле.

— А как относитесь к Ордену вы, Виктор?

Этот вопрос я хоть и ждал, но… Всё же надеялся, что он не прозвучит.

— Не слишком лояльно. Потому и уезжаю туда, где у подобных людей нет никакой власти.

— Бежите?

— Отнюдь. Возвращаюсь на родину, с которой меня забрали.

— И думаете, что приживётесь?

— Я в этом уверен.

— Вижу, у вас на всё ответ готов, — снова хрипло рассмеялся старик, — Что ж, желаю вам удачи во всех начинаниях.

— Благодарю.

Я вежливо улыбнулся и вернулся к еде. Какое-то время разговор за столом поддерживали вернувшиеся жёны сыновей баронета, но вскоре инициативу перехватил Дельгар.

— Скажите, Виктор, вы охотитесь?

— Нечасто, — осторожно ответил я.

— О, в таком случае вы приехали к нам очень вовремя!

— В самом деле?

— Послезавтра мы устраиваем грандиозную вылазку. Составите нам компанию?

Я бросил быстрый взгляд на Вейгара, который ни о чём подобном не упоминал, но тот лишь легко пожал плечами, словно говоря: «решай сам». Хм…

Дельгар расценил мою заминку по-своему.

— Если вы плохо стреляете, или вам претит убийство, ничего страшного — мы возьмем с собой слуг пару блюд, бутылку-другую вина на вечер, вальдарину. Умеете петь? Играть? Уверяю, вам понравится! Вейгар тоже едет, я не ошибаюсь?

— Само собой.

— Стреляю я вполне сносно, и к убийству животных отношусь совершенно спокойно, — заверил я братца своего друга, — И никаких предубеждений насчёт такого времяпровождения не имею.

— Замечательно! В таком случае — дело решённое? Вчетвером веселее! В любом случае, в поместье останутся только женщины, и вам тут будет скучно. Ведь, как я понял, вы останетесь у нас, пока не откроют перевал Висельника?

— Именно так. В сегодняшней газете, которую вы мне любезно предоставили, было написано, что это случится уже послезавтра.

— Ну, лишний день в пути до Тарнаки погоды не сделает!

Разговор свернул куда-то в сторону, и после перемены блюд, десерта и замечательного чая представители семейства Труссо разбрелись по дому. Я же, прихватив бокал сладкого красного, вышел на террасу в задней части дома, выходящую на небольшой парк — захотелось подышать свежим воздухом.

Настроение было отличным. Вечер в приятной компании, вкуснейший ужин, отличное вино… А если озадачиться, чуть позже можно будет найти ту рыжую проказницу и пригласить её к себе в комнату…

Около получаса я любовался невероятным небосводом.

Он был красив. Огромная луна висела в окружении тысяч незнакомых звёзд, а за ней виднелась часть ещё одного диска. Красного, и куда большего. Если судить по размерам, это был не спутник, а целая планета…

— Не помешаю? — спросил подошедший Вейгар.

— Нет.

— Ну, как тебе?

— У вас очень красивое поместье, — ответил я, ничуть не покривив душой, — И твоя семья — замечательные люди. Спасибо, что пригласил.

Парень хохотнул.

— Да не за что, рад, что ты заехал. Семья у меня замечательная, это верно. Но ты не представляешь, как скучно бывает иногда слушать их болтовню. Касаемо поместья — что есть, то есть, с землёй нам действительно повезло. Но вообще, я имел ввиду другое.

Я проследил за его взглядом, поправил манжет рубашки.

— Хочешь поговорить начистоту?

— Не люблю ходить вокруг-да-около, — подтвердил здоровяк, — А мы этими экивоками кормим друг друга с утра. Пора бы уже открыть карты.

— Что ж, ладно, — легко согласился я. Всё же Вейгар и его семья проявили ко мне гостеприимство и предупредительность, да и после встречи с Орденом мы с ним сразу всё поняли, — Только давай условимся — вопрос на вопрос, идёт?

— Договорились.

— Начинай ты.

— Давно ты принял эссенцию?

— Две недели назад. А ты?

— Почти пять месяцев уже прошло. Там, в ресторации, я подошёл потому что… Слушай, не пойми меня неправильно, я прекрасно осознаю, как странно это прозвучит, но… Я вроде как почувствовал… Нет, скорее — сразу выделил тебя из всех посетителей. Как будто знал, что ты тоже… Колдун. У меня впервые такое ощущение возникло.

— Забавно… Я ощутил примерно тоже самое, когда ты со мной заговорил.

— Не знаешь, отчего так?

— Нет, но есть догадка. Возможно, те, кто принял эссенцию, могут каким-то образом чувствовать друг друга? Иного объяснения я не вижу.

— Звучит логично, — согласился Вейгар, — Я сам в теории не слишком подкован. Больше в практике.

— Какой у тебя талант?

— Что?

— Ну, что ты теперь умеешь делать?

— А, ты об этом, — нахмурившись, он вытянул руку ладонью вверх, сосредоточился, и через секунду над кожей появился небольшой огненный шарик. Не особо напрягаясь, Вейгар увеличил его до размеров собственного кулака, затем ещё в два раза и погасил. По его виску скатилось несколько капелек пота.

— Неплохо, — оценил я.

— А что у тебя?

Повернувшись к саду, я отыскал глазами прислонённую к невысокому каменному заборчику тяпку. Наставив на неё палец, представил траекторию удара и его примерную мощь…

Сверкнуло!

Тонкая электрическая дуга ударила в инструмент. Он подлетел в воздух и исчез где-то за ближайшими кустами.

— Расстояние неплохое, — протянул здоровяк, — да и вызвал ты её быстро! Много практиковался?

— Не очень, — уклончиво ответил я, и перевёл разговор на интересующую меня тему, — Почему ты принял эссенцию? Что тобой двигало?

Вейгар помолчал и вздохнул.

— Когда я был совсем маленьким, мы поехали на охоту. Далеко отсюда, на север. Всё было здорово, но во время сильного бурана собаки, запряжённые в сани, где ехали мы с няней, чего-то сильно напугались. Они понесли нас в сторону от основного маршрута и не останавливались очень долго. Я мало что помню из того дня, но… было холодно. Очень. Няня пыталась меня согреть, но замёрзла сама до того, как нас нашли.

— Как ты?..

— Меня спасли. Человек в странной одежде и капюшоне, скрывающем лицо. Он… Что-то сделал. Будто открыл дверь на огромное расстояние, и перенёс меня в городок, откуда мы и отправились на охоту. Оставил у поста стражи, а потом исчез, пройдя обратно в эту дверь. Через пару дней в город вернулись отец и братья, убитые горем, и когда им сообщили, что я жив… Ну ты сам понимаешь, как они были рады.

Я понимал. И обалдевал от того, что рассказал Вейгар. Если это правда (а я не видел причин сомневаться в его словах), то тот маг, что спас моего друга, умел телепортироваться. А это уже довольно серьёзный уровень колдовства — куда круче того, о котором знал Виктор.

— После того случая я не переставал думать о магии. И всегда хотел стать одним из тех, кто умеет ей управлять. Не для того, чтобы быть сильнее или получить власть, нет. Просто я понял, что благодаря таким силам можно спасать жизни. Даже в самых безвыходных ситуациях.

— Не могу с тобой не согласиться. А огонь?…

— Выбрал потому что после того случая я терпеть не могу морозы, снег и север. И хочу всегда иметь возможность согреться и согреть других.

Мы помолчали какое-то время.

— Что думаешь насчёт Ордена?

Он мгновенно нахмурился.

— Честно сказать, вот так, лоб в лоб я с ними столкнулся впервые. И был совершенно к этому не готов. До моего отъезда «чистых» тут почти не видели. Я слышал о них ещё год назад, но столкнулся лишь в этой поездке. Так, видел издали пару раз. В основном, вели себя также, как и в ресторации. А ещё мне совсем не нравится, что они приезжали сюда. Я бы никак это не связал с… сам понимаешь, чем, но…

— Очень надеюсь, что это обыкновенная случайность.

— Вряд ли. Я говорил с братом, и…

Неожиданно на террасу двери распахнулись, и к нам вбежал один из охранников семейства Труссо. Он затормозил и попытался что-то сказать, но недостаток воздуха не дал ему это сделать.

— В чём дело? — нахмурился насторожённый Вейгар.

— Там… Вашмлость… Там…

— Отдышись, Грег.

Мужчина, опершись на колени, сделал несколько глубоких вдохов и выпрямился.

— Ваша милость… Кто-то отпер дальний подпол и… Выпустил мортаги.

— Где они?!

— Одного видели в парке, где второй, никто не знает…

— Кто отпер подвал?!

— Мы не знаем, но у дальних ворот ребята слышали звуки боя. Я отправил туда четвёрку парней.

Я не понял, о чём идёт речь, но мой товарищ моментально побледнел — его лицо явственно приобрело землистый оттенок. Впрочем, он довольно быстро пришёл в себя и рыкнул:

— Поднимай караульных и всех, у кого закончилась смена! Рабочих и прислугу не беспокоить! Лучше, чтобы никто пока не знал о случившемся. Выполнять!

Охранника как ветром сдуло, а я непонимающе уставился на светловолосого.

— Что происходит?

— У нас большие проблемы, — скрипнул зубами Вейгар, — А я ведь говорил брату, что не стоит привозить сюда этих уродцев!

— Что?

— Идём, — товарищ потянул меня за собой по лестнице, ведущей на второй этаж, — Нужно предупредить семью.

— Да о чём предупредить-то?! — я начал сердиться, — Что за мортаги?!

— Так называют тех, кто принял эссенцию, но вместо способностей получил нечто… иное.

И тут до меня, наконец, дошло. Мортаги, или дреллы — бывшие люди или животные. Те, кто принял эссенцию, но вместо мага превратился в монстра. Некоторые из мортаги были безобидными, неповоротливыми уродцами без способностей, но иные… Представляли серьёзную опасность. И неконтролируемой магии у них имелось в избытке.

Насколько я знал, таких убивали сразу, как только обнаруживали, ведь после подобных мутаций вернуть человеку или животному первоначальный облик было просто невозможно.

— Зачем вы держали их?! — спросил я, когда мы уже добрались до дверей спальни отца Вейгара.

Товарищ мрачно посмотрел на меня.

— В общем, именно на них мы должны были охотиться завтра…

— Что?!

— Я тоже от этой идеи Дельгара не в восторге! Но он просто поставил меня перед фактом! Не подумай, там обычные, безобидные уродцы были. Но перестраховаться всё же нужно. Кто-то ведь их выпустил!

Ну охренеть… Кажется, теперь охота переносится на чуть более ранний срок…

Внезапно за дверьми раздался звон разбитого стекла и мужской крик. Вейгар, услышав это, без раздумий пнул одну из створок и метнулся внутрь.

Мне не оставалось ничего иного, как последовать за ним…


Глава 8


На постели баронета сидит отвратительная мразь.

Некогда человеческое тело усажено длинными отростками, напоминающими двухсуставчатые конечности. Их около восьми, кажется. Вместо головы — хитиновый нарост с мощной, но совершенно беззубой челюстью, источающей вязкую слизь.

Мощные ноги неестественно изогнуты, а руки…

Руки с огромными когтями потрошат грудную клетку старшего Труссо…

Вейгар, разглядев это, на секунду остолбенел, но тут же с криком толкнул вперёд ладони.

Меня опалило жаром ударившего пламени. Тварь с криком, и неожиданным проворством, соскочила с кровати и метнулась к окну.

Вейгар, всё ещё не погасивший заклинание, сместил его следом. В последний момент я успел вытянуть руку и представить траекторию прямого удара. Время на доли секунды замедлилось, по руке скользнули разряды — и тут же мощная молния треском попадает в тело мортаги.

С грохотом и воем оно проламывает оконную раму, падая куда-то во двор вместе с осколками.

— Отец!

Вейгар бросается к полыхающей кровати, но я успеваю схватить его за руку.

— Стой!

В тот же миг перед нами падает горящая стойка балдахина. Я никогда не видел, чтобы огонь так быстро пожирал вещи. За какие-то пару десятков секунд пожар охватил половину комнаты. Нечего и думать спасать останки баронета!

Порыв ветра раздувает пламя, оно бросается нам в лица. Вейгар пятится.

— Уходим!

Хорошо, что он не глупит!

— Я захвачу оружие!

— Я тоже!

Мы бросаемся к своим комнатам. Ворвавшись внутрь, я первым делом проверяю сумку — немногочисленные пожитки, включая аптечку, находились на месте. Подхватив со спинки стула кожаную куртку, купленную на одной из станций, надеваю её, затем перекидываю через плечо сумку.

Вытаскиваю из-под кровати набедренную перевязь и закрепляю на поясе, проверяю подсумок с болтами. Арбалет тут же. Вытащил барабан, убедился, что он заполнен, перезарядил оружие и щёлкнул предохранителем, фиксирующим скобу.

Кинжал — в левом сапоге. Шляпа? А, Бездна с ней!

В коридоре я и Вейгар появились одновременно. По этажу уже стелился дым. Заглянув в другие комнаты, мы никого не обнаружили, так что спустились ниже.

Крики раздавались где-то снаружи. Похоже, в доме никого не осталось…

— Где твои братья?

— Старший с женой собирались пройтись перед сном. Средние должны были пойти спать, но их комнаты пустые, мы ведь смотрели. Эй, есть тут кто!? — заорал светловолосый, заглядывая во вторую гостиную.

Там никого не оказалось. На всякий случай мы обошли все комнаты, в двух обнаружили напуганных слуг и велели им выходить во двор. Заглянули и в подвал, но там никого не было.

Братья Вейгара со своими жёнами как в воду канули.

Когда мы покинули дом, второй этаж горел уже довольно сильно — пламя освещало десятки метров вокруг. Во дворе лежали несколько трупов — пара стражников баронета и трое работяг.

Да что тут происходит?!

— Дельгар! Кельгар! — орал мой друг, пока мы бежали к конюшням, — Где вы все?!

В караулке кто-то истошно завопил. Мы бросились к ней, но в следующий миг, разбив стеклянное окно, оттуда вылетел труп стражника. Будто искромсанный мясницким ножом…

Вейгар остановился сбоку от двери и кивнул.

Бах!

Сильный удар выбивает её мне навстречу. Едва успеваю вскинуть руки, и в следующий миг кто-то оглушительно ревёт.

— Назад!

Падая, я перекатился через плечо, крутнулся и прыгнул вперёд, не глядя — лишь бы подальше от той мерзости, что выскочила изнутри.

Мимо меня пролетело что-то горячее. Снова послышался крик, я развернулся, сжимая кулаки. В ту же секунду по ним пробежали разряды.

Здоровенное, раза в полтора больше человеческого, тёмно-серое тело с несуразно изогнутыми, длинными руками и ногами. Если Вейгар по нему и попал — особо ничего не изменилось.

Я прицелился, прищурив один глаз. А если так?

Вскинул руку, представил каркас энергетического копья. Молнии с руки мгновенно напитали его и продолжали накачивать энергией с каждой секундой.

Метнув копьё, я проследил за его полётом. Мощная структура с силой ударила в тело монстра, зашвырнув его обратно в караулку.

— Бежим отсюда! — я захлопнул дверь и рванул обратно, — Ты видел, их уже двое! Живых тут не осталось, но рядом с кузнями кто-то кричит… А где слуги из дома?

— Я велел им спрятаться в винный погреб.

Побежав дальше, мы увидели разорённые конюшни у главных ворот. Створки нараспашку, трое стражников лежат в лужах собственной крови. Вокруг никого не было, но слева от нас раздавались приглушённые живыми изгородями сада крики.

— Идём туда?

— Вперёд, — он не сомневался ни минуты.

Добравшись до зарослей, мы слегка сбавили темп и старались больше прислушиваться. Криков больше не было слышно, но на пути нам попались несколько трупов. Всё те же стражники и прислуга…

— Вейгар, @#$%, объясни-ка мне пожалуйста вот что, — стараясь держать себя в руках, спросил я, — Какого @#$% твой братец приволок таких мразей в родовое имение?!

— Они не были такими! Я ведь уже говорил! Когда мы приехали, брат рассказал, кого привёз для следующей охоты.

— Вы что, не впервые таким занимаетесь?!

— Да послушай же ты! У нас вся семья — охотники, но (старший братец) слегка на ней повёрнут. Ну вот вроде как и решил… Пощекотать себе нервы. Не знаю, на что он рассчитывал… Но те мортаги, которые сидели в камерах погреба были … Ну, ты понимаешь?

— Нет, не понимаю.

— А, Бездна! Ну не людьми они были, а животными какими-то. Собака злобная, с какими-то наростами, да свинья такая же. Страшная, до жути, но безобидная, без зубов, когтей.

— То есть, ничего опасного?

— Собаке все зубы удалили, даже покусать не сможет.

— Но то, что мы видели, не похоже на этих?..

— Нет, совсем нет. Такую дрянь мы бы ни за что не привезли домой.

— Рад, что мы это прояснили, — пробормотал я, осторожно двигаясь вперёд.

Всего в нескольких шагах впереди за поворотом изгороди блеснул отсвет факела, и тут же послышались голоса.

— Тсс! — зашипел я, одновременно пытаясь заставить Вейгара пригнуться.

Так себе была затея, но он и сам всё увидел, так что припал на корточки и прислушался. Я ткнул его вбок и показал на соседний ряд кустов. Нельзя было оставаться на пути этих ребят.

Наёмники Ордена — те самые, которых мы видели в ресторации. Одного, с механической рукой, я узнал сразу. На этот раз камень попеременно пульсировал белым и красным светом.

— … Накачали их эссенцией, и забыли запереть клетки, а остальное сделала мерзкая сила ереси. Что насчёт мятежных солдат? — знакомый голос Ищейки из ресторации заставляет меня напрячься.

— Всё будет выглядеть именно так. Второй отряд прошёлся по саду, особняку и главному двору, господин Мезак. Большинство стражи убиты, часть прислуги разбежалась. Тех, кто был на кузнях и теплицах, мы взяли на себя. Пожар в имении также пришёлся нам на руку.

— Учитывая, какую эссенцию использовал младший сын баронета, доказать его причастность станет очень легко. Вот только другие дети…

— С ними вопрос решат в ближайшие минуты.

— Хорошо. Сделайте так, чтобы необходимые письма нашли у некоторых солдат.

— Разумеется.

— Где зверушки?

— Догоняют тех, кто убежал.

— Прекрасно.

— Ваш человек спрашивал о награде…

— Задержите его, ещё пригодится для дачи показаний. И найдите пару человек, которые согласятся подтвердить наш рассказ.

Неожиданно наёмник, с которым говорил Ищейка, замер. Кристалл в его перчатке перестал пульсировать, и засветился ровно.

— Стоять! — не слишком громко скомандовал он, и оставшаяся тройка моментально остановилась. Ещё несколько человек, если я правильно рассмотрел, находились в нескольких метрах позади них. Плохо. Их много, десять человек. Огнестрелы, арбалеты… Можем не успеть…

— Вон они! — крикнул какой-то глазастый ублюдок.

Проклятье!

Замахнувшись, я сжал кулак. Сконцентрировался, почувствовал жжение, нашёл глазами двух наёмников и выпрямил руку. Целился между ними, и когда пущенный комок молний достиг нужной точки — резко дёрнул руку обратно. Тянувшаяся за ним ниточка, удерживающая рвущиеся наружу разряды, оборвалась и освободила их.

Больше десятка коротких, белоснежных мерцающих клинков с гудением разлетелись в стороны. Тех двух наёмников посекло первыми. Двум идущим следом тоже досталось — прежде чем перебежать под прикрытие другого кустарника, я заметил, что одному молния пробила лицо насквозь, а второй лежал без ноги.

Аккуратно высунувшись, я приметил парочку, пытающуюся обойти меня слева. Щелкнул предохранителем арбалета, вскинул его и, поймав в ложе прицела фигуры, нажал на спусковую скобу.

Тетива заходила как бешеная, заряжая новые болты. Первые два угодили наёмнику в грудь, пробили лёгкую куртку, и он умер мгновенно. Второй поймал снаряд в ногу, завопил и попытался отползти за ближайшее дерево. Куда там! На!

Ещё два болта пробили его спину.

— Вот он!

Крик раздался совсем рядом, справа, куда я совершенно не смотрел! Резко развернулся, но не успел поднять оружие — уже летевшего на меня в прыжке мужчину смела мощная волна огня. Я выронил арбалет и отшатнулся.

Послышался дикий крик, и через пару секунд я почувствовал запах горелого мяса.

— Ты как?

— Нормально! Смотри, они уходят!

Остальные не стали бросаться в бой и рванули в разные стороны! Ищейка к конюшням, а его подручный — в сторону особняка.

— Я за ними! — крикнул Вейгар, бросаясь следом за рослым детиной, и ещё двумя наёмниками.

Через пару секунд он скрылся за густым кустарником, и там полыхнуло пламя.

Зараза! И что теперь делать?! Гнаться за Ищейкой? Попытаться сбежать? Помочь этому придурковатому здоровяку? Бездна! Ну почему всё так произошло?!

Долбанный Орден устроил диверсию, и я оказался замешан в ней по самые уши. Острые, сука, уши Виктора Костандирафосса! Теперь совершенно точно нельзя было оставаться в Загорье.

Поглядев по сторонам и не найдя арбалета, я побежал за Ищейкой.

Ну а что ещё было делать в этой ситуации?! Пытаться добраться до Йокса самостоятельно? Даже не смешно. К утру в окрестных поселениях узнают о том, что произошло в имении Труссо. В Йоксе об этом станет известно к утру следующего дня.

Получается, это крайний срок, в который мне нужно оказаться там.

Они не успели уйти далеко.

Я уверен, что убью этим ударом всех троих. И совершенно не жду, что развернувшийся в мою сторону Ищейка вскинет руки, прикрывая остальных.

Шаровая молния попала ему прямо в грудь. Но за секунду до этого вокруг Ищейки и его людей образовалась лиловая сфера. Вместо того, чтобы пробить дыру, взорваться раскрывающимся плазменным цветком или хотя бы просто испепелить человека, моё заклинание рассыпалось. А в следующий миг ветер подхватил остатки его щита, словно пыль.

Я замер, и этого момента моим противникам хватило, чтобы собраться.

— Уходите, я задержу его! — произносит наёмник с перчаткой. Ищейка и последний из его сопровождающих пятятся и убегают дальше по дороге.

Я щурюсь, вымеряя силу и скорость, резко напитываю представленное заклинание энергией, горящей в руках. Пытаюсь ударить быстро, и это удаётся! Но совершенно неожиданно наёмник подставляет под удар свою перчатку.

Бах! Я чувствую лёгкую воздушную волну.

В момент удара перчатка вызывала что-то вроде небольшого силового щита, сантиметров семьдесят в диаметре. И мой удар пропал втуне, просто рассеявшись.

Скриплю зубами. Что ж… Ладно.

Он делает шаг мне навстречу:

— Щас мы выясним, кто сильнее, — и резко ускоряется, пытаясь достать клинком в другой руке.

Было непросто удерживать энергетический жгут активным постоянно. Одно дело — короткие удары. Представил, почувствовал бурлящую энергию, дал направление — она летит. Стреляй хоть на опережение.

Но в ближнем бою всё решала скорость, и никакая меткость не могла поспорить с кулаком и клинком этого сраного наёмника! И тратить время на постоянные активации заклинаний было бы равносильно смерти.

Приходилось смотреть как бы «сквозь» противника, постоянно удерживая в поле зрения энергетический жгут, «рисуя» ему траектории ударов и возвращений, представляя его будто бы в дополненной реальности.

Раньше всё это за меня с лёгкостью бы сделал нейроинтерфейс. Но его не было. Был только мой мозг и воображение, которое не всегда справлялось с задачей.

Я замахивался, бил, отскакивал назад, разворачивался, пропускал мимо удары коротким кортиком, и снова бил. Каждый раз, когда я попадал по наёмнику, он успевал подставить свою проклятую перчатку!

Остановиться я тоже не мог. Нельзя было подпускать его близко, но и отдаляться опасно — нельзя дать ему достать огнестрелы. Я оказался связан боем, и не знал, сколько ещё продержусь против опытного противника. Всегда был шанс сбежать, но нужно было догнать Ищейку!

Очередной удар вышел куда точнее нескольких предыдущих.

Жгут снова попал в перчатку наёмника, но на этот раз — прямо в камень. В мгновение ока тот раскалился, и через секунду грянул взрыв!

Бах!

И сразу же — пронзительный крик. Наёмник, отброшенный в сторону, валялся на земле без половины руки, изрядной части груди и лица. Он орал от невыносимой боли остатками рта, и я сразу понял — не жилец.

Сдетонировало знатно, да…

Нельзя было терять времени. Я рванул в ту сторону, куда убежал Ищейка. Пробежал мимо нескольких построек, навесов и небольшого домика, выскочил к небольшому саду и увидел у его дальней стороны коновязь. Прямо сейчас к ней подбегали двое.

А чуть дальше виднелись открытые ворота …

Я бежал напрямую, выкладываясь на максимум этого тщедушного тела. Пересёк заросли малины, растоптал какие-то ягоды, перескочил через несколько грядок и, оказавшись на тропинке, поднажал ещё.

Я успел. Оказался возле изгороди в тот момент, когда Ищейка только-только запрыгнул на невысокую лошадь.

— Стой, с-сука! — я вновь сформировал в руке плеть, замахнулся, готовясь ударить с оттяжкой, но…

Неожиданно руку пронзила острая вспышка боли. Я вскрикнул, дёрнулся, и удар, который должен был разрубить и Ищейку, и наёмника, смазался. Концентрация мигом пропала, энергия, которой я напитал хлыст, невероятно быстро рассеялась. Он рассыпался прямо в воздухе, не долетев до моих противников пары метров.

Они, кажется, не поверили своему спасению.

— Но, но!

Топот копыт, взбивающих пыль, и Ищейка скрывается за воротами. Следом за ним торопится наёмник, и через пару секунд их уже не видно.

Ушли!

Я опёрся на изгородь, пытаясь перевести дыхание.

Проклятье! Эти ушли, но Вейгар побежал за тремя другими! Надо догнать его!

Жадно хватая ртом воздух, я побежал обратно к особняку, не особо смотря по сторонам. Всё происходящее напоминало какой-то бред, но факты говорили сами за себя. Всё сложилось один к одному…

Можно даже не сомневаться, чем это обернётся. Я скрипнул зубами. Татуировка невыносимо чесалась, и была абсолютно «пуста». Теперь, как бы ни старался, я не мог не то, что вызвать — даже представить самое простое заклинание. Любая попытка это сделать приводила к сильной головной боли.

— Вейгар, что это?! Кельсар, стой!

— Не тронь их!

— ААААААА!

Грохот, рёв, крики.

Кое-как я добежал до полыхающего особняка, остановившись метрах в пятидесяти. Теперь тут лежало несколько трупов из числа прислуги. Чуть дальше — здоровяк, лысый подручный ищейки и двое наёмников. Все трое обгорели до состояния головёшек.

— НЕТ, НЕТ!!!

Крик Вейгара перекрывает ревущее пламя. Он стоит на коленях перед истерзанными телами братьев и в исступлении бьёт по земле кулаками. Неподалёку от них ещё несколько тел — та рыжая служанка, и жена Кельсара, чьё имя я так и не запомнил…

Моё сердце бешено колотится. Я смотрю на полыхающий особняк, трупы людей, раскиданные перед ним, горящие деревья в парке, а затем вновь перевожу взгляд на своего друга.

В голове всё как в тумане, и единственное, что я осознаю — нужно уходить.

— Вейгар!

Он никак не реагирует.

— Вейгар, — я подхожу ближе, — Нам нужно убираться отсюда.

— Отвали! — огрызается он.

— Да послушай ты! Несколько орденских прихвостней удрали. К утру они вернутся с подкреплением!

— Плевать я на них хотел! @#$% глотают, @#$&! Суки, да пускай возвращаются! — в его глазах отразилось пожирающее поместье пламя, — Я им устрою весёлый приём!

— В одиночку? А магистратских тоже поубиваешь?! Пойми, они расскажут властям о мортаги! А ты — колдун! Слышал, как они рассуждали?! У них всё схвачено. Они всё повернут так, что сегодняшняя трагедия станет твоих рук делом.

— Это бред! — здоровяк отпихивает меня, и едва удаётся устоять на ногах.

Нужно образумить его сейчас!

— Ты сам всё слышал! Они знали о мортаги! Они говорили с твоим отцом, фактически, угрожали ему, разве нет?! У них появился знатный покровитель, Вейгар, потому они и ведут себя так нагло. Они всё подстроили заранее! Помнишь, как сказали? «Два отряда»! Два! Нам повезло, что мы второй не встретили, иначе тоже были бы мертвы! Потому что лично я «пустой»! Да и ты, как вижу, тоже! А они где-то здесь ещё, рядом! А мортаги?! Ты же слышал! Их просто вытащили из подвала, накачали эссенцией и подкинули в особняк и караулку! Ты видел, во что они превратились?! Это всё повесят на тебя! «Солдаты-мятежники», а?! Найденные в карманах записки! Ты хоть понимаешь, что Орден просто подстроил всё, чтобы забрать ваши земли?!

— Рабочие и прислуга…

— Если кто-то из тех, кто оставался на территории поместья, остался в живых — они подтвердят историю Ищейки. Некоторые из них этой ночью видели, на что ты способен. Видели, что делал я, и что сотворили мортаги. Их начнут допрашивать — всё сойдётся так, что младший сын захотел стать главным в семье, и ради этого принял эссенцию. Привёз с собой такого же «грязного еретика», наплодил мортаги, но что-то пошло не так, и заговор удалось вскрыть — благодаря доблестным представителям Ордена Чистоты, которые «давно» следили за тобой! Тебя упекут за решётку и скорее всего — казнят! Они хотят укрепить свои позиции здесь, даю голову на отсечение! Поверь, они не упустят возможности! Ты всего лишился, Вейгар, и ничего не докажешь. Просто погибнешь, а это глупо.

Вейгар открыл было рот, чтобы что-то рявкнуть, но на вдохе остановился. Его будто облили ушатом холодной воды.

— Понимаешь, как они это преподнесут?! Мы не опередим их, даже если сейчас найдём лошадей и двинем к ближайшему форту, или городку. Да и не знаем мы, куда они поскачут!

— Я — сын баронета. Моё слово…

— Нихрена твоё слово не будет значить, Вейгар! У тебя — никаких доказательств вины Ордена! Да ещё и твой братец привёз мортаги, как ты это объяснишь?! А если кто-то из прислуги, что знали об этом, выжил? Да даже если и нет — быстро найдутся нужные свидетели! Пожалуйста, Вейгар, поверь мне — всё будет именно так. Орден всё подстроит удобно для себя, мы уже ничего с этим не сделаем! Это совершенно глупо, но ты просто идеально вписался в план, который они разработали. И я вместе с тобой.

— И что ты предлагаешь?! — вновь взорвался здоровяк, — Бежать, поджав хвост?!

— Успокойся! Спешка сейчас ни к чему хорошему не приведёт… То, что нам нужно уходить отсюда как можно скорее — факт. Но при этом не стоит терять голову. Я сам потерял родителей, Вейгар, и понимаю, что ты чувствуешь. По глазам вижу, что ты хочешь отомстить. Но месть должна быть хладнокровной, расчётливой, и верной. Чтобы если ударить — то наверняка! А сложить голову в бесплодной попытке, повторю — глупо. Нужно выжить — прямо сейчас, понимаешь?

— Да, — Вейгар смахнул слёзы и скрипнул зубами, прикрыл глаза, — Дай мне полчаса, хорошо? Я попрощаюсь с родными. Соберу вещи, какие найду…

Я похлопал его по плечу и кивнул:

— Пока поищу в округе что-нибудь полезное. Приходи к коновязи у дальних ворот, там осталась пара лошадей.

Здоровяк развернулся, и побрёл к телам братьев. А я направился туда, где остались лежать тела убитых «чистоплюев». Следовало обыскать их, раз уж представилась такая возможность. У Ищейки при себе наверняка должны быть какие-то документы, приказы, послания — хоть что-то!

Что-то, что позволит мне понять — каких ещё пакостей можно ждать от этих ребят.

В том, что мы с ними снова пересечёмся на узкой дорожке, я почему-то был уверен…


Глава 9


С тех пор, как я очутился в теле Виктора, мне не раз крупно везло. С воспоминаниями парня, следователем, разбойниками, Орденом, по дороге. То, что произошло в имении Труссо, в полной мере нельзя было назвать «везением», но и там мне подфартило. По-крайней мере, я остался цел.

Ну и после, когда мы с Вейгаром отыскали лошадей, оседлали их и ночной дорогой направились в сторону Йокса — там тоже повезло. Я очень переживал, что мы напоремся на второй отряд наёмников Ордена, ведь с парой огнестрелов и арбалетом, который всё же удалось отыскать, мы им вряд ли смогли бы противостоять.

Разве что застать врасплох.

Но я не хотел сражаться. За довольно короткий срок вокруг меня погибло очень много человек, и это слегка… Утомило. Магия, на которую можно было рассчитывать, закончилась. Я знал (точнее — знал Виктор), что она восстановится, но за какой срок — понятия не имел.

Из-за погибших людей баронета да и вообще — всей семьи Вейгара, особых переживаний не было.

Да, я сочувствовал своему новому другу. Но эти люди хоть и были добры ко мне — их смерть не оставила такого отпечатка, какой могла бы, окажись на моём месте тот же Виктор.

Куда сильнее заботило, можно ли беспрепятственно миновать перевал?

Мы ехали без остановки почти целые сутки, иногда позволяя лошадям идти шагом, чтобы дать им отдохнуть. Миновали пару поселений и небольшой городок, который проезжали по пути в имение Труссо. Всё это мы огибали по объездным дорогам, здраво рассудив, что представители Ордена могут оказаться в любом из этих мест.

А после того, что мне удалось отыскать на телах убитых, появилась веская причина держаться от них как можно дальше.

Тот наёмник, с перчаткой, имел при себе несколько бумаг, скрытых под простым шифром. Без ключа разобрать, о чём конкретно написано, было нельзя, но само по себе это значило, что документы важные.

Уцелела также записная книжка здоровяка, сопровождавшего Ищейку. Того, которого до состояния головёшки прожарил Вейгар. Невероятным образом, эта вещица не сгорела. Кажется, и толстая обложка, и твёрдые страницы были пропитаны неким раствором.

Удивительно! Обычная кожа и бумага выдержали температуру, превратившую человека в обугленный скелет! Меня действительно поразил уровень магии, превративший обычный блокнот в столь ценную вещь.

Здесь тоже имелся шифр, и судя по символам и их порядку — тот же, что в бумагах наёмника. Вот только структура была несколько иной. Пронумерованной, и обозначенной разными чёрточками. Что-то вроде списков…

Вместе с тем, что удалось подслушать в парке Труссо, я примерно представлял их содержание. Наверняка участники налёта на поместье, объявленные награды за это, время, адреса, явки, пароли — что нибудь такое…

Перчатку того наёмника, кстати, я тоже забрал с собой, замотав в тряпьё и засунув в самый низ мешка. Устройство хоть и частично оплавилось, но было любопытным. На досуге я собирался изучить его как следует.

Только вот когда этот «досуг» наступит…

* * *

Сначала мы увидели горы.

Огромные, величественные. Подпирающие само небо. Они и в самом деле были внушительными. Тянулись с севера на юг, перекрывая редколесную равнину, будто стена. Стена, чьи пики были скрыты за облаками.

Йокс оказался больше тех, что мне довелось видеть ранее. Предыдущие, по сравнению с этой твердыней, являлись маленькими посёлками.

Ещё одна стена — огромная, белокаменная, полукругом прикрывала город со стороны Загорья, впиваясь прямо в горы. Не знаю, на первый взгляд, её высота находилась на уровне метров тридцати, не меньше. Подъезжая к городу, я задрал голову и разглядел прогуливающихся поверху солдат.

На воротах мы попали в огромную очередь. Как и предсказывал Вейгар, народу здесь собралось немало. Торговцы, наёмники, искатели приключений, шахтёры, отряды Великих лордов, бродячие целители, бретеры, селяне, циркачи, путешествующие аристократы — кого тут только не было!

Мы оказались на круглой площади, заполонённой людьми, и окружённой добротными зданиями в три-пять этажей.

Главная улица — широкая, мощёная, поднималась выше, словно змея вползала на горный склон и исчезала в массивном чёрном проходе, выдолбленном прямо в скальном массиве. По уровню всего подъёма были установлены цилиндрические башни с орудийными расчётами, торчавшими из куполообразных вершин. Они медленно вращались.

Любопытно…

— Эй, любезный! — Вейгар, склонившись в седле, обратился к одному из толпы, — Перевал ещё закрыт?

— Ага, — тот оглянулся, оценивающим взглядом окинул наши фигуры и решил не дерзить, — До завтрашнего утра. Говорят, на той стороне ещё не закончили эта… Оружие в башни ставить.

— Спасибо, — Вейгар не глядя, положил ремесленнику в руку мелкую монетку и спешился, — Верхом не проедем, смотри, какая давка.

— И куда направимся?

— Держись за мной. Думаю, нет смысла искать ночлег на центральных улицах. Попробуем найти что-нибудь в менее оживлённых местах.

Он повёл коня за собой, и я последовал за ним.

С тех пор, как мы покинули поместье парня, он почти не разговаривал. Замкнулся в себе, и если отвечал на мои вопросы — делал это односложно.

Я прекрасно понимал, что творится в душе светловолосого здоровяка, а потому не лез к нему. Сам заговорит, если захочет. Навязывать своё видение ситуации, и обсуждать произошедшее не было никакой нужды. Да и желания, если честно, тоже. Хоть пока всё шло нормально, я чувствовал, что нахожусь на взводе.

Перевал Висельника — сеть огромных тоннелей, переходов, подъёмов и лестниц, пронзающих этот участок пограничных гор. Часть из них построили ещё до Катаклизма, а после того, как люди освоили векс, перевал значительно расширили и сделали более удобным для перехода.

В Йоксе чувствовалась близость цивилизации. Немудрено — по факту, город находился на землях Великого рода де Бригез, и принадлежал им чуть более, чем полностью.

Я слышал об этой семье — они владели обширными и плодородными землями с восточной стороны Пограничных гор. Это королевство незатейливо называлось Бригетия.

Де Бригез занимались тем же, чем и другие семьи Великих лордов, но главным их направлением, была разработка и производством оружия. Совсем не такого, какое делала семья Вейгара. Здесь, в Загорье, народ хоть и пользовался самозарядными самострелами, ружьями и пистолями, всё равно основное предпочтение отдавал более… «Холодным» вещам — саблям, мечам, шпагам, метательным ножам.

А вот с той стороны гор…

Те башни, которые сегодня заканчивали монтировать — ещё цветочки.

На одной из улиц мы уступили дорогу отряду солдат, и мне удалось разглядеть их экипировку. Она была куда боле продвинутой, чем та, которой пользовались жители Загорья.

Массивные пистолеты револьверного типа, ружья с магазинами, лёгкие доспехи с подвижными частями, защитные шлемы, механические перчатки и сапоги с пневматическими приводами. И всё это — новенькое. Молодые парни, экипированные взрослыми игрушками, выглядели очень довольными и важными. Нашивки скрещенных мечей на их куртках заставляли горожан расступаться перед солдатами Великого рода.

Впрочем, цивилизация чувствовалась не только за счёт более современного оружия.

В Йоксе имелось несколько предприятий, и мимо нескольких из них мы прошли. Текстильные фабрики, кузни, какие-то лаборатории, теплицы, часовые мастерские, ювелирные лавки. Было даже здание, в котором велись какие-то научные разработки. Я понял это по вспышкам за окнами второго этажа и внешнему виду входящих и выходящих людей — растрёпанных, с кипами бумаг в руках и очень возбуждённых.

Учёные, не иначе.

Здесь даже была собственная газета, «Вестник Загорья».

— Покупайте «Вестника…»! — кричал мальчишка на углу двух улиц, — Свежие новости! Оборотень в Гнилой топи — правда, или вымысел? Цены на металлы! Объявления торговцев!

Я дал ему пару медных монет, пробежался глазами по плотной бумаге и засунул издание в вещмешок. Читать на ходу с листа — не самое удобное занятие, но в более спокойной обстановке с новостями ознакомиться стоило…

— Куда мы идём? — спросил я у Вейгара, когда главные улицы остались позади.

— Ближе к северной окраине. Дельгар как-то упоминал, что там есть недорогая ночлежка.

Мы всё сильнее удалялись от центральной части Йокса. В какой-то момент я окончательно заблудился и всецело доверился своему спутнику. Наконец, он привёл меня на грязный двор. В него выходили двери пяти домов. Никаких фонарей, скрипучие ставни, выкорчеванные из мостовой камни…

После короткой беседы с чумазым парнишкой, сидящим возле одного из домов, мы направились в указанном направлении и вскоре оказались возле «Ночлежки», о которой говорил мой друг. Ею оказалось покосившееся двухэтажное здание у самой стены. Окружённое такими же старыми строениями, оно ничуть не внушало доверия.

После короткого стука, нам открыли.

Сгорбленный, сухопарый старик с нависшими над ушами остатками волос, исподлобья разглядывал незваных посетителей.

— Чо нада?

— Переночевать, — без обиняков заявил Вейгар, — Места есть?

— Куда нам таких лордов пускать? — фыркнул старик и попытался закрыть дверь, но мой товарищ просунул ногу в просвет косяка и придержал её.

— Лордам надо переночевать, — в лапище светловолосого мелькнул серебряная монета, — И так, чтобы их не беспокоили. Если кто-то присмотрит за лошадьми — получишь ещё один.

Старик принял монету, попробовал на зуб (зачем он это сделал, я так и не понял), кивнул и сказал:

— Десять минут.

Мы переглянулись, пожали плечами и уселись на покосившуюся лавку рядом с домом, а лошадей привязали к иссохшим перилам.

Вскоре изнутри выкинули двух очень худых мужчин в обносках явно с чужого плеча. Вид у нихбыл слегка осоловелый. Появившийся на улице следом хозяин ночлежки, указал на наших лошадей.

— Когда животинки нужны обратно?

— А куда вы собрались их уводить?! — удивился я.

— Туда, где есть стоило и корм, — отрезал старичок, — Ну?

— Завтра, в четыре часа утра.

— Будут, — он дал мужикам по несколько мелких монеток, — Слышали?!

— Ага, — кивнул один из них.

— Попробуете опоздать, или продать лошадей — пожалеете, — на всякий случай сказал Вейгар.

— Бросьте, ваша милость, мы на этом зарабатываем. Раз вы тут, и сами должны знать. Лошадок ваших устроим в лучшем виде, накормим и почистим… За дополнительную плату.

— Рассчитаемся, — кивнул здоровяк, и наш транспорт увели.

— Заходите.

Нас провели через мрачный, тёмный и грязный общий зал. Мы поднялись по скрипящей лестнице и оказались перед одной из дверей.

— Единственный свободный нумер. Еду и напитки не подаём. Когда разбудить?

— В четыре утра, — повторился Вейгар.

— Вот ключ, — старик положил его мне в руку, — Запирайте комнату. Ответственности за кражу оттуда не несу. Будете уходить — предупредите.

— Мы останемся в комнате, — сказал я, — Просто разбудите нас в назначенное время.

— Сделаю, — старик, посчитав, что разговор закончен, развернулся и зашагал обратно к лестнице.

Мы же, войдя внутрь, наскоро перекусили, выпили воды из своих фляг и завалились на кровати. Плевать, что на дворе стояло раннее утро — после целых суток в седле, спать хотелось просто неимоверно…

Проснулись очень рано — небо ещё не тронули солнечные лучи. Пробираясь мимо уснувших вповалку путешественников, покинули ночлежку и направились ко входу на перевал.

Несмотря на столь ранний (или поздний, это как посмотреть) час, на улицах хватало людей. Таких как мы, рассчитывавших занять место поближе к началу очереди, оказалось довольно много.

Собственно, когда мы вышли к змеящейся по склону дороге, там уже находилось несколько сотен человек. Кто-то — налегке, с одним лишь заплечным мешком. Кто-то на лошадях. Большие группы, одиночки, семьи — все выстроились в некое подобие очереди и ждали, пока ворота, закрывающие подъём, отопрут с той стороны.

И когда это случилось — народ с энтузиазмом повалил через них, осаждаемый редкими криками солдат просящих не создавать давку.

В общем и целом, мы поднимались без долгих задержек, хоть и не очень быстро.

Как выяснилось, документы проверяли лишь после преодоления всей спиральной дороги. Прямо перед входом в тоннель. Он был огромный, метров двадцать в ширину и около семи — в высоту. Я с ужасом представил, каких трудов стоило прогрызть насквозь такую толщу породы…

Широкая площадка перед входом в тоннель, как и весь подъём, была разграничена на четыре части. Половина людей направлялась в одну сторону, вторая — в другую. Пешеходы — отдельно. Конные — отдельно. Переправить экипажи через горы пока не представлялось возможным.

Справа и слева от площадки прямо в скальных уклонах были выдолблены помещения. Казармы, арсеналы, стойла…

Солдат тут тоже хватало. Лишь в проходе я насчитал больше пяти десятков. А сколько их было по всей площадке и прилегающих строениях, даже думать не хотелось.

Очередь двигалась медленно — народ напирал, и солдаты ниже принялись останавливать людской поток. В который раз я порадовался, что мы пришли к подножию перевала ещё до рассвета.

Когда до прохода оставалось человек десять, к нам с Вейгаром подошли двое вояк и потребовали показать содержимое вещмешков. Я слегка переживал — существовала вероятность, что обгорелая механическая рука привлечёт ненужное внимание, да и вообще… Единственное место, где мы могли влипнуть в неприятности — это здесь, если Вейгара или меня объявили в розыск.

Но нет, проверив нашу поклажу, воины де Бригез ничем не заинтересовались, и направились к следующим всадникам.

Фух! Ну всё, теперь остался последний рубеж!

— Ваши документы, — попросил усатый мужчина в пластинчатой броне с двумя револьверами на бедрах и длинным ружьём за спиной, когда подошла моя очередь.

Приготовив заранее, я протянул их солдату.

Тот больше минуты листал какую-то книгу у себя за конторкой, затем сверил запись в документах и герб с чем-то, удовлетворительно кивнул. Описал вещи, капнул на лист парафином и попросил меня оставить оттиск перстня, что я и сделал.

— На той стороне потребуется также записаться.

— Хорошо.

Я понимал, что хоть подобная бюрократия и является самой простой возможностью контролировать пересекающих перевал людей — определённую пользу она приносит. Уверен — помимо «официальных» путей, на перевале и рядом с ним есть масса неизвестных тропинок, которыми пользуются контрабандисты.

Вейгар также задержался на несколько минут, и без проблем присоединился ко мне.

— Двигайтесь по тоннелю прямо, пока не выйдете к первым лестницам! — громыхнул один из солдат, — Там вам объяснят, куда двигаться дальше. Перед самым подъёмом будет место остановиться, передохнуть. Эй, Винклвос! Останавливайте народ, у нас уже перебор! До завтра никого не пускаем.

Позади послышались возмущённые возгласы, а затем — звук опускаемой решётки. Я улыбнулся. Нам снова повезло.

Улыбка, однако, быстро сошла с лица. В тот самый момент, когда обернувшись, я увидел в толпе за толстенными прутьями недовольных Ищейку и четвёрку наёмников, пытающихся прорваться к солдатам. К счастью, пробраться через плотную толпу они не успевали.

Вейгар тоже это увидел и моментально побледнел.

— Идём! — свободной рукой я потащил его за собой, — Они уже не пройдут! И завтра нас не догонят!

— Ты прав, — он взял себя в руки, — К утру мы уже перевалим хребет и начнём спуск. А там…

— А там у них нет власти. Сейчас они не докажут воинам де Бригез, что нас нужно поймать или остановить. Те даже слушать их не станут, если такого приказа нет. А будь он — твари наверняка пришли бы сюда ещё раньше нас.

Здоровяк кивнул.

Повернувшись к освещаемому векс-кристаллами тоннелю, мы побрели по нему, ведя за собой лошадей. У нас получилось попасть на перевал, и теперь оставалось лишь преодолеть его.

Надеюсь, что Ищейка действительно не имел приказа на наш арест… Не хотелось бы возвращаться, задержанными на полпути…


Глава 10


В первые дни после того, как удалось миновать перевал Висельника (особенно — когда мы его ещё не покинули), я очень сильно переживал. Всё думал, что Ищейка смог достучаться до солдат и нас вот-вот повяжут. Отправят обратно в Загорье, а там…

О том, что с нами сделает Орден, я старался не думать. Слишком уж хорошими козлами отпущения мы с Вейгаром оказались.

Тем приятнее было с каждым днём удаляться от гор и лицезреть пасторальные пейзажи — засеянные пшеницей поля, густые леса, стремительные реки. Ну и уровень развития, надо признать, меня весьма впечатлил.

Контраст даже с Йоксом был… Значительным.

Отличные дороги, красивые дома, чистые таверны и ресторации, минимум ручного труда. Практически всё, начиная от обычных колодцев и заканчивая погрузочными платформами на станциях дилижансов — всё работало на автоматике. Даже сами экипажи в половине случаев не нуждались в лошадях! Они имели в задней части конструкции объёмный механизм, спрятанный в стальной ящик. Он крутил приводной вал и вращал колёса, а однажды я стал свидетелем, как такую «самоходку» заправляют вексом.

Кристалл был заряжен в стальную коробку, не больше ладони. В ней имелось что-то вроде ключа. После того, как коробку установили в двигатель — поворачивали ключ, и векс заставлял двигатель равномерно работать!

В передней части таких экипажей был установлен руль, напоминающий велосипедный, а также «рычаг движения». Три положения — вперёд, нейтральное, и назад.

Нужно ли говорить о том, что скорость передвижения таких дилижансов была на порядок выше той, что могли дать лошади?

Механизация затронула и сельскохозяйственные процессы. Не раз и не два я становился свидетелем, как крестьяне обрабатывали поля вдоль дорог. На спинах у них висели ранцы, а в руках имелось что-то вроде распыляющей трубки. Это было нужно явно не для полива. Неужели — какое-то подобие пестицидов?!

У лесорубов имелись… Даже не знаю — верхние части экзоскелетов? Ранец, в котором находился механизм, стальные наплечники и торсовая часть, пневмоприводы и огромные пилы, крутящиеся со страшной скоростью. Такую ношу мог вынести не каждый, так что среди работяг я замечал исключительно здоровых и сильных мужчин.

И чем ближе мы подъезжали к Тарнаке — тем больше удивительных вещей попадалось мне на глаза. Я всё сильнее убеждался, что сильно ошибся в оценке развития местной цивилизации. Даже после письма Лемара испытывал определённый скепсис. Зато сейчас, глядя, как люди всего за два века умудрились перейти ручного возделывания земли к приводным механизмам и самоходным экипажам — испытывал немалое уважение к местным учёным.

Быстро сориентировались…

Проблем по пути не случилось. Пару раз на станциях у нас проверили документы, и ещё раз — когда пересекали Глубокий залив на пароме. Бумаги не вызвали у солдат никаких вопросов, так что мы с Вейгаром спокойно продолжили путь.

Сама Жемчужина Юга, надо заметить, произвела на меня неизгладимое впечатление.

Город был, как и писал Лемар, «свободной территорией». Нейтральным протекторатом под защитой всех пяти семей Великих Лордов. Каждая из них участвовала в восстановлении и отстройке города с нуля, и здесь всё было своё.

Своё небольшое войско, свой магистрат, называемый Советом, свои муниципальные и правоохранительные службы, и прочее, прочее, прочее. И при этом — все Великие семьи также имели здесь мирно существующие представительства.

Но когда я впервые увидел показавшийся на скалах город — все мысли из головы просто вылетели.

Тарнака возвышалась на океанском берегу, как прекрасный замок из древних сказок. Прекрасный — и невероятно огромный. Шпили башен, некоторые из которых были ещё не достроены, тянулись к облакам. Здоровенные постройки порта виднелись чуть ниже к заливу.

Весь город был обнесён гигантской каменной стеной. И хотя её цвет был таким же белым, как в Йоксе — разница в высоте была заметна даже на таком расстоянии. Почти в два раза выше! Местами конструкция была обнесена строительными лесами. Там кипела работа — незаконченных участков ещё хватало.

Очевидно, что Тарнака развивалась стремительно — за ещё недостроенной городской стеной уже раскинулся пригород, который разрастался во все стороны. Проехав по нему, мы с Вейгаром оказались возле главных ворот.

Пришлось отстоять куда большую, чем на перевале, очередь — народу здесь было просто невероятно много. Процедура пропуска почти не отличалась — нас обыскали, проверили вещи, внеси запись о прибытии в реестр и… Всё.

Город ошеломлял. Сотни людей, высоченные здания, построенные в самых разных архитектурных стилях. Улицы, проспекты, парки, высотные здания в центре города, монорельсовая дорога, по которой катались набитые пассажирами вагончики. Стекло, хром, серебро и золото, мрамор и красное дерево. Балконы, патио, галереи, колонны, ступени.

Здесь кипела жизнь. Все вокруг куда-то шли, что-то обсуждали, спорили, смеялись, ругались…

Сразу за главными воротами раскинулась большая площадь, вымощенная белым камнем. В её центре возвышался постамент. Четыре человека — два мужчины и две женщины. В статных позах, горделиво смотрят на всех, кто прибывает в их город.

Основатели Тарнаки из Великих семей Рафосс, де Бригез, Джессалин и Финьярд.

Мне пришлось спрашивать дорогу к указанному в письме адресу, по меньшей мере, с десяток раз. В конце концов, на дороге попался мальчишка в широченных штанах и узенькой безрукавке. За пару медяков он согласился отвести нас в нужное место.

Это оказалось большое двухэтажное здание, больше напоминающее ангар. Собственно, вся улица, куда нас притащил мелкий поводырь, представляла собой длинный ряд таких ангаров, напротив которых тянулись ряды многоквартирных пятиэтажек.

Я вошёл в открытые наполовину железные ворота. Каркасы каких-то устройств, стеллажи, станки, куча металлических обрезков.

— Прошу прощения, — увидев за металлорежущим станком рабочего, я обратился к нему, — Где мне найти Лемара Арано?

— А?!

Из-за грохота невысокий мужчина в плотном кожаном фартуке и несуразных очках не расслышал вопроса. Пришлось повторить.

— А, Лемар! — понял он, — Вон, в кабинете начальника, что-то с ним обсуждает.

Он указал на небольшую каморку, построенную на втором этаже прямо внутри мастерской. К ней вела лестница, к которой я и направился.

Из-за дверей доносились звуки оживлённого спора.

— Это полнейшая чушь, Лемар! — звенел мощный голос, — Использовать медные трубки в таком изделии — самоубийство! А если бы я не проверил это?! Ты хоть представляешь, что случилось бы в цеху?! Ты бы без пальцев остался, болван!

Я постучал, прежде чем войти:

— Простите… Я ищу…

— Закройте дверь с той стороны!

Статный мужчина с совершенно седой бородой и такими же волосами, в одеянии, напоминающим лабораторный халат, резко повернулся и указал пальцем на выход, даже не дав договорить.

А вот Лемар, увидев, кто пришёл, радостно вскрикнул.

— Виктор!

Он подскочил и обнял меня, по дружески похлопав по плечам.

— Ну наконец-то! Я получил твоё письмо, но не ждал, что ты объявишься так быстро!

— Лемар! — рявкнул седой мужчина, — Какого?!..

— О, простите, господа, — он шутливо поклонился, и представил нас друг другу, — Мастер Вейланд, это мой друг, Виктор Костандирафосс. Я рассказывал вам о нём. Виктор — это мой начальник, мастер инженерного дела, Вейланд Ют.

Я протянул седому руку.

— Рад знакомству. Простите, что без предупреждения, но я только что прибыл в Тарнаку и…

— Ничего страшного, — улыбнулся мастер, отвечая на рукопожатие. Услышав мою фамилию, он моментально успокоился, — Вы тоже простите нам эту сцену. Значит, Костандирафосс?

— Именно.

— Что ж, рад приветствовать ещё одного представителя вашего рода в Тарнаке. Лемар должно быть рассказывал, что мы работаем на вашу семью?

— Да, я слышал. Правда, никаких подробностей узнать у него мне так и не удалось.

— Похвально, что при длине своего языка ты всё же умеешь держать его за зубами, — усмехнулся мастер Вейланд.

— Скажете тоже, — фыркнул тот.

— Простите, мастер Вейланд, — я обратился к нему, — Могу ли я на сегодня украсть вашего подручного? Как уже говорил, в городе я первый день, и совершенно ничего не знаю. Не помешало бы найти квартиру и…

— Конечно, конечно! — легко согласился тот, — Забирайте этого бездельника. Только пускай возвращается завтра утром — и трезвым!

— Благодарю. Лемар, я с товарищем, мы подождём тебя на улице.

Тот если и удивился, то никак не выказал этого.

— Ну как? — пространно спросил Вейгар, когда я спустился вниз и вышел из цеха на улицу.

— Всё отлично, сейчас дождёмся моего друга и отправимся искать жильё.

Ждать пришлось недолго, всего пару-тройку минут. Лемар сменил рабочую одежду на весьма изысканный колет белого цвета, чёрные брюки, такого же цвета сапоги и шляпу. Я представил парней друг другу и вскоре мы шагали по улице.

— Ну что, как вам первое впечатление от города? — спросил Лемар, пропуская перед собой вереницу самоходных повозок.

— Ошеломляет, если честно, — ответил я, ничуть не покривив душой.

Это и правда было так — после отсталого Загорья земли де Бригез и Тарнака казались просто другим миром.

— Понимаю, — рассмеялся друг, — Я в первые несколько недель ходил, то и дело роняя челюсть на землю.

— Нам бы найти недорогую квартиру, — напомнил я ему, поняв, что сейчас начнётся хвалебная ода этому городу.

— Разумеется. Мы как раз туда и идём.

— Куда? — не понял Вейгар.

— Когда чуть больше месяца назад я получил письмо от Виктора — начал подыскивать подходящие варианты. Не слишком дорогие, но и не такие, чтобы прямо гадюшник.

— Ого! — удивился я основательности Лемара, — И как, успешно?

— А то! Есть недорогая квартирка в квартале Пекарей — её владелец мой знакомый. Помещение простаивает, но он не хочет сдавать его кому попало. Были преценденты… Вот только я не знал, что вас будет двое — местечко, скажу прямо, рассчитано на одного.

— Ничего, — сказал я, — Нам бы просто крышу над головой на первое время, да доступную горячу воду. Она там есть, надеюсь?

— Обижаешь! — усмехнулся друг.

Мне всё больше и больше нравился тот парень. Весёлый, разговорчивый и очень доброжелательный — он искренне считал меня своим другом, и это заставляло относиться к нему, как минимум, также.

Идти до квартала Пекарей пришлось довольно долго — почти целый час. Всё это время Лемар без остановки болтал, лишь иногда позволяя нам вставить реплику.

Он рассказывал обо всём подряд. О том, как приехал и обосновался в Тарнаке, о последних городских сплетнях и новостях, политической обстановке между Великими родами. Друг Виктора, кажется, знал каждое здание и половину жителей мегаполиса — мы то и дело останавливались, чтобы с кем-нибудь поздороваться или выслушать мини-лекцию о том, что находится в «этом доме» и кто там живёт.

— Здесь — главный участок полицерии.

— Тут — лучшая ресторация во всей северной Тарнаке!

— О, видите экипаж?! Это проехал господин Митриал, главный городской судья!

— А это трубы пневмопочты, помнишь, я писал тебе о них?

Город оказался большим. Очень большим. Кварталы, улочки и площади сменяли друг друга, вокруг всегда находились толпы народа — а мы всё шли и шли.

— А как здесь себя чувствует Орден? — как бы невзначай спросил я, вклинившись в словесный поток Лемара.

— Орден? — не понял он.

— Чистоты.

Друг нахмурился, а потом щёлкнул пальцами.

— Ортодоксы? Которые против магии?

— Да, они.

— Ну ты спросишь тоже! Это же Тарнака! Тут таких не привечают.

— И власти у них здесь нет?

— Подозрительные вопросы дружище, — он прищурился, — Были проблемы в дороге?

— Были, — не стал отнекиваться я, — И не хотелось бы, чтобы они продолжались. Расскажу как-нибудь позже, долгая история.

— Ну, если всё дело в этом Ордене, то можешь не переживать. Откровенно говоря, я вообще не слышал никаких новостей, связанных с ними. Так, пару раз кто-то упоминал. Как уже говорил, тут подобных староверов не слишком рады видеть. Весь прогресс сейчас сосредоточен в векс-кристаллах и эссенции. Великие Лорды вливают в эти направления огромные деньги, и я не позавидую тому, кто попытается им помешать.

Что ж, это было очень хорошо…

— Раз уж мы заговорили об этом… Какие у вас планы? — спросил Лемар, и бросил осторожный взгляд на Вейгара, — То, о чём я писал…

— Всё так. Я принял эссенцию молний.

— Огоо! Сложно было достать?

— Ещё как. Повезло, что мне помогли.

Ещё один взгляд в сторону немногословного Вейгара, но я покачал головой.

— А ты, здоровяк? — Лемар сделал вид, что не заметил моего жеста и решил спросить сам, — Чем думаешь заняться в Тарнаке?

— Пока не решил. Посмотрим.

— Немногословный ты.

Он не ответил и чуть отстал от нас, не желая развивать тему, а я сказал негромко:

— Не лезь. У Вейгара убили всю семью, через день после нашего знакомства. Тот самый Орден. Он тоже маг. Огненный.

— Проклятье! — Лемар слегка побледнел и, не удержавшись, обернулся, — Прости друг. Сочувствую твоей утрате.

Тот кивнул, и мы пошли дальше.

Вскоре пришлось свернуть с главных улиц, и Лемар завёл нас в райончик, в котором безошибочно угадывался тот самый квартал Пекарей. По запаху, само собой. Сдоба, свежая выпечка, корица, и ещё сотни разнообразных запахов стелились вдоль домов, вызывая у меня приступы слюнотечения.

Тем не менее, задерживаться мой друг не собирался. Юркнув в какой-то проулок, он вывел нас в просторный двор, окружённый десятком трёх и четырёхэтажных домов. Все они были сложены из камня.

Лемар попросил нас задержаться, и зашёл в один из них. Вскоре вернулся — с тощим, как цапля, мужчиной в белоснежном фартуке, обсыпанном мукой.

— Эти?

— Ага.

— Я — Кастор. Нужна квартира? — обратился мужчина ко мне.

— Я Виктор. Нужна.

— Лемар говорил, что вы порядочный постоялец. Да ещё и один из рода, как вижу, — прищурился пекарь, — Но не сказал, что вас будет двое.

— Так получилось, уважаемый. Я не могу оставить друга на улице. Мы заплатим двойную ставку, если нужно, было бы место.

— В этом доме у меня пекарня. Но только на первом этаже. Второй полностью пустует. Он небольшой. Одна спальня с двумя кроватями и две пустых комнаты. Отхожее место и ванна имеются. Вода идёт горячая и холодная. Отдельный вход, из зала не подняться. На окнах есть решётки.

— Отлично. Можем посмотреть?

— Идёмте.

Осмотр не занял много времени — спустя двадцать минут ожесточённых торгов Лемар выбил, как он нам сказал, лучшую цену.

Не знаю, не знаю… Окажись я в Тарнаке в одиночестве — и точно пришлось бы занимать денег у моего говорливого друга. А так — повезло, что Вейгар прихватил из своего тайника в поместье немало золотых. Мы расплатились, и тут меня осенило:

— А как же наши лошади?! Стойла, как понимаю, здесь нет?

— Нашли проблему, — проворчал пекарь, — В пяти домах ниже по Самоцветной улице они есть. Утром места ещё были. Может, и сейчас остались.

Он ушёл, оставив нам пару ключей.

Не скажу, что место было «высший класс» — но куда лучше, чем можно было предположить. Проверив ванную комнату, я чуть не расплакался — тут действительно был водопровод, и бежала горячая вода!

— Не советую целыми днями держать кран открытым. Провести воду через скалу — задача не из дешёвых, и дерут за такие услуги втридорога. Счёт придёт Кастору, а уж он не упустит своего, поверьте. За вывоз дерьма, кстати, тоже накинет не сомневайтесь.

— Примем к сведению.

Вещей у нас с собой было всего ничего — по заплечному мешку да паре сумок, навьюченных на лошадей. Мы притащили их наверх, вытащили одну из кроватей в другую комнату, проверили замки.

— Ну что, всё устраивает?

— Да, отличное место! Спасибо за помощь, Лемар.

— А, брось! — он отмахнулся, — Думаю, вы ребята изрядно проголодались?

— Есть такое, — согласился я и желудок, словно услышавший о еде, моментально заурчал.

— Тогда идём, я знаю отличное заведение. Да и вам там показаться будет не лишним.

— Идите без меня, — неожиданно заявил Вейгар.

— Уверен?

— Да. Всё нормально, — он слабо улыбнулся, — Я лучше отведу лошадей в стойла, пройдусь по улице, отыщу что нибудь перекусить, а потом завалюсь спать.

— Как знаешь, — я не стал настаивать, и мы с Лемаром оставили здоровяка в одиночестве.

К счастью, далеко идти не пришлось. Мы спустились вниз по улице, прошли несколькими проулками, пересекли пару проспектов и одну площадь — и оказались перед зданием, которое украшала затейливая вывеска. На ней был изображён человек в капюшоне с разведёнными в стороны руками. Над одной висел огненный шар, из другой бил фонтан воды.

«Эссенция счастья» — гласила надпись ниже.

— Ну что, готов?

— К чему? — не понял я.

— Познакомиться с теми, кто в скором времени будет владеть этим городом, — усмехнулся Лемар и толкнул дверь заведения.


Глава 11


Едва войдя в бар, я почувствовал, что там есть маги. То, о чём мы говорили с Вейгаром, кажется, имело место быть на самом деле. Колдуны чувствовали друг друга. Я видел, как на меня бросали взгляды из разных концов зала, и ощущал направленный от магов интерес на физическом уровне.

Ощущение было новым, странным и непривычным, и я слегка «пригасил» его, попытавшись сконцентрироваться на дыхании. Это удалось сделать практически мгновенно.

Отлично!

Тряхнув головой, я огляделся. Обстановка сразу мне понравилась.

Декор был исполнен в мягких бежевых тонах с вкраплениями тёмных деревянных панелей и хромированных стальных пластин. Заведение освещали разноцветные люстры и светильники из векс-кристаллов, сейчас, правда, погашенные.

Задрав голову, я увидел покатую стеклянную крышу. Сквозь неё светило яркое солнце.

Зал был поделен на общую часть и просторные кабинки, в которых можно было отгородиться от общего гомона. У дальней стены виднелась лестница, ведущая на второй этаж. Его балконы опоясывали главный зал, заставленный мягкими креслами, диванчиками и невысокими столиками.

Но больше всего меня удивила музыка, исходящая от автомата! Играло что-то струнное, вроде гитары, с вкраплениями ударных инструментов. Достаточно энергичное… Звук лился из двух здоровенных металлических раструбов, исполнявших обязанности колонок.

И что самое невероятное — звучание было достаточно «чистым»!

В баре оказалось человек пятьдесят посетителей — самого разного вида, но примерно одного возраста. А если точнее — чуть старше нас с Лемаром.

Он сразу потащил меня через толпу. Поздоровавшись с парой человек по пути, друг вышел к трём столикам у дальней стены.

— Мы вам не помешаем?

— Лемар! — воскликнул один из парней, обернувшихся к нам, — Рад тебя видеть! Давненько не появлялся.

— Привет, Карл. Работы навалилась целая гора. Да меня не было всего-то дней пять, не больше. Познакомьтесь, это мой друг, Виктор Костандирафосс. Виктор — это ребята. Представлять долго, так что…

— Познакомимся в процессе, — я приветливо улыбнулся смотрящим на меня молодым людям, — Всем привет.

Раздалось несколько ответных приветствий, и мы с Лемаром устроились за стойкой вокруг одной из колонн, подпирающих перекрытия второго этажа. Когда разговор возобновился, я с любопытством продолжил рассматривать музыкальный автомат.

Так и есть, внутрь него были загружены пластинки! Меня так и подмывало подойти и заценить стильную вещицу из металла, дерева и стекла. Но пока я раздумывал, на меня обратили внимание.

— Откуда вы, Виктор?

Подошедшая девушка была красива. Точёный профиль, большие зелёные глаза, тонкие губы, чуть подведённые розовым цветом. Ей с одинаковой «точностью» можно было дать как восемнадцать, так и двадцать восемь лет.

— Из Загорья. А вы?

— Родилась и выросла в Тарнаке. Курсант военной академии, Мария де Бригез, — по-военному представилась она.

— Рад знакомству.

— Взаимно. Первый день в городе, верно? По вам это заметно, вид слегка ошарашенный.

Я негромко посмеялся.

— Так и есть.

— Ничего, освоитесь. Как и большинство присутствующих. Как вам это сборище?

Меня не смутил неожиданный вопрос.

— Ещё не успел составить определённого мнения. Но обстановка и атмосфера определённо нравятся.

— Поверьте, вечером перед выходными здесь всё совершенно иначе.

— Могу представить.

Мы отвлеклись на громкий голос.

— Кто слышал, как Гильермо Таврид вчера выступал перед консилиумом Академии Наук? — спросил молодой человек лет двадцати, сидевший на диване, — Читали в утренних газетах?

— Ходят слухи, что его оттуда вытаскивала охрана? — раздался голос от соседнего столика.

— Что там произошло?

— Как всегда, — поднявший тему парень отпил из бокала, — Невероятные идеи профессора не встретили одобрения.

— Надо полагать, в этот раз он заявил, что телепортация возможна? Или попробовал прямо в большом зале вызвать выплеск эфира?

Народ вокруг прыснул. Очевидно, вышеназванный профессор постоянно откалывал номера, за которые его поднимали на смех.

— В этот раз он пошёл ещё дальше. Предложил проводить принудительные опыты на заключённых Провала.

А вот после этой фразы смеха не прозвучало. Народ замолчал. Кто-то недоумённо переглядывался, кто-то — недовольно хмурился.

— Он что, из ума выжил?!

— А почему ты против?

— Потому что это бесчеловечно! — возмутилась невысокая девушка с пышными формами, — Кем бы ни были те люди, они…

— Они не люди, дорогая Сабрина, — перебил её накачанный парень в накрахмаленной рубашке, — А животные, которые не заслуживают участи лучше. Лично я поддерживаю профессора Таврида.

Сразу несколько человек, перекрикивая друг друга, начали что-то говорить. Завязался спор. Три стола и несколько человек, подошедших к нам, принялись бурно высказывать собственное мнение. А уже через несколько минут собеседники разбились по группам и вели вполне конструктивный диалог.

— Простите, Мария, мы отойдём на несколько минут, — я кивнул новой знакомой, и утащил Лемара к бару. Заказал пару пива и, дождавшись своей кружки, сделал глоток.

— Интересные у тебя приятели.

— Де Бригез? Они — лучшие друзья твоего рода, разве нет? Их в городе достаточно много, и все при деле. Ты ещё больше удивишься, когда узнаешь о других посетителях.

— И кто же они?

— Видишь вон ту четвёрку? Из семьи Джесалин. Худенький парнишка на стуле, в очках — Альберто Алин. Ему всего восемнадцать, а парень уже изобрёл и запатентовал десять эликсиров от разных болезней.

— Недурно.

— Коротышка с «ёжиком» — Максус Ремо, — продолжил товарищ, кивая на человека рядом с предыдущим — парнишка чуть старше меня. У него действительно был выбрит ирокез огненного цвета, — Владелец старейшей антикварной лавки в Тарнаке.

— Не слишком он для этого молод?

— Лавкой владел ещё его дед. Там вообще отдельная история. Старик был изобретателем, мореходом, солдатом и путешественником. Нажил большое состояние. Говорят, что он пустил большую его часть на постройку подводного корабля.

— Подводного?

— Ну да. Он его действительно строил, тому есть множество свидетельств. И в океане этот корабль тоже испытывали.

— Успешно?

— Вроде бы. Вот только после того, как дед Максуса ушёл с экспедицией в поисках второго материка, ни его самого, ни его чудесный корабль больше никто не видел. Перед этим плаванием он оставил завещание нотариусу. Велел вскрыть в определённый срок, если не вернётся. Но внучок до сих пор не верит, что он погиб. Мечтает снарядить экспедицию и отыскать старого капитана. При этом с умом распоряжается наследством — сейчас кроме лавки деда у него сеть аптекарских точек по всему Среднему городу. Лицензированных с одобрения Торговой палаты, между прочим. Ремо — небольшая семья, человек десять, быть может. Но остальные живут где-то на землях де Бригез.

— Значит, этот ваш бар — что-то вроде клуба влиятельных знакомств?

— Что-то вроде того. Здесь собираются молодые, амбициозные, талантивые, целеустремлённые и прогрессивные молодые люди. И за большинством из них стоят очень серьёзные деньги и власть. Ну ты сам видишь.

— Что насчёт магов?

Большей частью, я уже знал ответ на этот вопрос. Задан он был исключительно для того, чтобы уточнить собственные ощущения.

— Каждый четвёртый посетитель, думаю, — произнёс Лемар, отпив пива, — Ранее упомянутый Максус, например. Огненный маг. Или кузены Альберто, Виго и Ваго. Три года назад стали аквамантами. Говорят, умеют много чего, но сам я ни разу не видел их в деле. Здесь иногда случаются дуэли, но никого из них ещё не вызывали.

— Кто ещё?

— Вон с той сумасшедшей лучше вообще не связывайся. Леона, мыслемаг. Слышал о таких? — он незаметно кивнул на худенькую посетительницу с белыми волосами, собранными в хвост.

Она сидела в углу общего зала. Широкие чёрно-белые штаны на лямках, накинутая поверх плеч кожаная куртка жёлтого цвета, ярко-красная помада. Внешний вид красивой, но очень печальной девушки и правда выбивался из общей картины.

Я отрицательно покачал головой.

— Говорят, такие очень редко встречаются. Она, наверное, одна на всю Тарнаку умеет копаться в головах людей. Видеть и слышать мысли, отличать правду от лжи.

— Странно, что девчонка так свободно сидит в баре. При таких-то талантах.

— Я ведь писал — это нейтральная территория. Нейтральная, Виктор, понимаешь? А девчонка из семьи де Бригез. Двоюродная… Нет, кажется, троюродная племянница Великого Лорда.

— Хочешь сказать, похищать ради выкупа её никто не посмеет?

— Смеёшься? — фыркнул Лемар, — Да проще сразу удавиться. Если даже охрана, которая на улице, старший братец, который торчит в трёх столиках рядом, сестрица, с которой ты болтал — если все они не порешат идиотов сразу — это сделают другие родственники. За несколько дней найдут и выпотрошат. К тому же… — он замялся, — Лично я бы не рискнул нарываться на такого мага. Говорят, она с самого детства всё это умеет. Вскипятит мозги, даже чихнуть не успеешь.

— Неужели никого из детей-аристократов до сих пор не похищали?

— Пару раз, кажется, я слышал о чём-то подобном, но наверняка не скажу. Ты пойми, Ви, в Тарнаке не режут друг другу глотки. Тут соревнуются по-другому. Кто быстрее запустит в оборот новую технологию, изобретёт лекарство, раскроет магическое плетение или сделает научное открытие. Недостатка во всём этом нет, уж поверь, и захапать всё сразу никто не сможет. Лорды давно не воюют, сам знаешь. Не потому что у них сил не хватает — просто ещё не освоили то, что получили. Каждый выбрал свой путь и охотно делится им в обмен на то же самое. Никому не нужны проблемы друг с другом.

Забавно, но он был прав. Из тех скудных знаний по истории, что имелись в голове Виктора, я знал — за последние сорок лет в землях Лордов не произошло ни одной войны. Семьи, владеющие востоком Расколотого континента, получали гораздо больше, сотрудничая друг с другом. Рафосс и Бригез так и вовсе были главными союзниками.

— Значит, я тоже… «в приоритете»?

— Конечно, — усмехнулся Лемар, — Чему я, признаюсь, слегка завидую. Главное — не накосячь перед родом, и проблем не будет.

Впервые за долгое время я получил возможность прояснить некоторые интересующие вопросы, и решил не упускать её.

— Хочу кое-что уточнить.

— Слушаю.

Я припомнил «учебники», которые где-то отыскал Виктор пару лет назад. Бессвязный бред и шарлатанство на уровне эзотерики.

— Я принял эссенцию чуть больше месяца назад, — сказал, на всякий случай понизив голос, — И способностями пользовался уже не раз. Но все те труды, которые доводилось читать ранее — полная чушь. Всё, что я делал, происходило интуитивно. Так вот я к чему — все эти маги, по твоим словам, довольно опытные. Где они обучались?

Лемар пожал плечами.

— В разных местах. Наследные колдуны перенимали опыт предыдущих поколений, если он был. Или им нанимали учителей. Это если говорить о зажиточных семьях. А так, — он неопределённо махнул рукой, — Половина колдунов — самоучки. И предупреждаю сразу — не все из них охотно рассказывают о себе. Но иные охотно делятся опытом. Некоторые арендуют для собственных опытов складские помещения, подвалы, заброшенные дома, у кого-то есть личные лаборатории.

— Понимаю.

— В Тарнаке только-только готовится к открытию первая магическая Академия. Я тебе потом покажу здание. Говорят, конкурс туда будет немаленький. Но пока нет никакой централизованной системы обучения и… Общей идеи, что ли… Или она только-только начала зарождаться. Но дружище, если откровенно…

Он понизил голос ещё сильнее:

— Ты же сам понимаешь… Люди, которые и так имели власть, теперь имеют ещё и магию… Ты мой друг, поэтому говорю как есть — я в любом случае буду стоять за Великих Лордов и пойду за своим, если потребуется.

Такая доверительность и радикальность, прозвучавшие в заявлении, одновременно и позабавили меня, и заставили серьёзно задуматься.

Любопытно… В последнее время магов становится всё больше. Среди семей Лордов уже большая часть наследников — колдуны. А ведь есть ещё и мелкие дворяне, феодалы, да и просто обычный люд, среди которого тоже есть те, кому посчастливилось не умереть после принятия эссенции.

Я кивнул с самым серьёзным видом.

— Поэтому, в частности, ты сказал, что за магами будущее?

Лемар наклонился ко мне поближе:

— Сейчас в городском Совете четырнадцать представителей — маги. Из двадцати.

Я только покачал головой.

— Объясни мне, Лемар, ты то как в это общество затесался, будучи помощником инженера? Да ещё и за такой короткий срок?

— Я просто очень дружелюбный человек, и неглупый при этом. Смотрю, куда дует ветер, только и всего.

Я рассмеялся. Формулировка мне понравилась.

— И куда же он, по-твоему, дует? Подробнее не просветишь?

— Легко. Но давай поговорим об этом позже. Сейчас мы отмечаем твой приезд, дружище!

Мы сдвинули кружки и выпили. Кто-то по соседству присоединился к нашему тосту. Лемар, кажется, забыл, что его просили быть завтра на работе трезвым. Я не стал ничего ему говорить — не мальчик, разберётся сам.

Его кто-то окликнул, и товарищ отошёл на пару минут.

А ко мне подсели двое. Молодые парень и девушка, около двадцати лет. Он — жгучий брюнет с накинутой на глаза длинной чёлкой. Она — платиновая блондинка с шикарными локонами до лопаток. Одеты дорого — длиннополые костюмы из отличного материала и дорогие украшения говорили об этом прямо. А заострённые уши выдавали в незнакомцах аристократов.

— Чем могу помочь?

— Ооо, ты милый, — усмехнулась девушка. Я посмотрел на неё внимательнее, и она фыркнула, — Придержи глаза, красавчик. Сильвия Андирафосс. Это мой брат Тиадаль.

— Виктор, — кивнул я.

Ну надо же, легки на помине!

— Костандирафосс, верно?

— Да, — я продемонстрировал перстень и приметил такие же на их пальцах.

— Мы здесь часто бываем, но не видели тебя раньше. Де Бригез сказали, что ты впервые? Откуда приехал, братец?

— Из Дэйла.

— Это Загорье?

— Да.

— Давно в городе?

— С утра.

Несмотря на резкие вопросы, новоявленные родственники пока что нисколько меня не напрягали. Было даже любопытно на них посмотреть. Общие черты с моей внешностью, безусловно, находились. Такие же острые скулы и подбородки, такой же разрез глаз.

Ребята переглянулись.

— Тогда понятно. Успел обосноваться?

— Ага. Предвосхищая твой следующий вопрос — нет, в Дом рода я ещё не заходил.

Об этом меня предупреждал ещё «дядя» Вильгельм перед отъездом. Собственно, это было единственное, что он тогда сказал. Якобы, сразу после приезда нужно отправиться в Дом рода Рафосс и зарегистрировать там своё присутствие, а также выразить почтение тому, кто стоит во главе этого самого дома.

Дом — это что-то вроде штаб квартиры. В свободной Тарнаке каждый Великий род имел такое представительство. В него входили собственная гвардия, научные, инженерные, целительские, бухгалтерские отделы, тайная разведка и ещё целый ворох ведомств. Управлялось всё это отдельными членами рода и целыми семьями.

Сейчас, насколько я знал, во главе дома стоял Никас Андирафосс. Интересно, кем он приходится этим ребятам? Я собирался заняться всем этим завтра, но раз уж всё так вышло само собой…

— Дерзкий, — заметил Тиадаль, — Перебивать третье колено…

— На самом деле вежливость — моё второе имя. Рад знакомству.

— Взаимно, Виктор, — улыбнулась девушка, и указала глазами на пиво, — После этой кружки у тебя есть планы?

— Нет.

— Может, тогда прокатишься с нами? Мы расскажем тебе о Доме, твоих обязанностях, привилегиях, и прочих вещах. Оформим новые бумаги, да и вообще — познакомим с городом. Новеньким полагаются подъёмные. Что скажешь?

— С удовольствием, — улыбнулся я в ответ и, не допивая, оплатил счёт, — Только попрощаюсь с другом.

Эх, жаль поесть не успел. Надеюсь, в резиденции Рафосс кормят?


Глава 12


Утро было приятным.

Мягкая и удобная постель, тёплая квартира, горячая ванна, которую я позволял себе, несмотря на дороговизну, пару раз в неделю.

Даже вышеназванного уже хватало, чтобы пробуждение становилось чуть более комфортным, чем раньше.

А если взглянуть на ситуацию в целом, жалеть и вовсе было не о чем.

Дождавшись, пока вода остынет, я с сожалением вылез из каменной бадьи. Вытерся насухо, надел один из трёх своих комплектов одежды — накрахмаленная белая рубашка со свободными рукавами, жилетка, брюки из плотной материи, добротные, начищенные с вечера сапоги.

Бросив взгляд в зеркало, попытался придать отросшим волосам хоть какое-то подобие формы, но уже через секунду махнул рукой. Пустое — всё равно они сразу улягутся так, как им удобнее. Кучерявая шевелюра жила собственной жизнью.

В комнате, которую мы превратили в столовую, уже сидел Вейгар. Он потягивал дымящийся напиток из огромной керамической кружки.

— Привет, — поздоровался он, — Не слышал, как ты вчера вернулся.

— Доброе утро. Пришлось задержаться почти до полуночи, — отмахнулся я, подходя к огромной каменной плите. На ней стоял ещё горячий чайник, — Сегодня, наконец, завершаю зарядку последних батарей.

— Хорошие новости, — товарищ пододвинул ко мне разделочную доску с уже нарезанными колбасой, хлебом и сыром.

— Спасибо, — я с удовольствием закинул в себя бутерброд и принялся усердно его пережёвывать. Закончив, уточнил, — Сегодня в обед встречаемся, не забудь.

— Помню, — вздохнул он, — Освобожусь чуть раньше полудня.

За прошедшее время здоровяк пришёл в себя. Конечно, первые пару недель он мучился — я видел это. Парень находился в глубокой депрессии, и какое-то время я старался его не трогать. Но мало-помалу он сам стал выбираться на улицу, гулять, интересоваться моими делами и проявлять больше интереса к жизни.

Как только это случилось — я взял Вейгара в оборот. Пару раз притащил с собой в «Эссенцию…», познакомил с несколькими ребятами, сводил в Дом рода. Мы немного обставили наше жилище, прикупили несколько интересных устройств, и я занялся своими делами.

Здоровяк ещё какое-то время страдал фигнёй, но недавно я познакомил его с несколькими огнемагами. Ребята в кожаной одежде готовили какое-то грандиозное выступление на день основания Тарнаки и, поговорив с Вейгаром, пригласили его потренироваться с ними.

Так бывший баронет затесался в группу артистов, и теперь почти каждый день они отрабатывали номера. Недавно Вейгар заявил, что городской совет (один из его отделов, занимающийся подготовкой праздника) официально включил их в расписание разрешил выступать на главной площади.

Но всё это происходило какое-то время назад. Сегодня мы проснулись пораньше. Нужно было закончить основные дела до обеда, чтобы после него встретиться с поставщиком и забрать у него кое-что… Особенное.

— Ну всё, дружище, бывай, — попрощался я, торопливо доедая последний бутерброд, — Жду тебя в полдень, в «Эссенции…».

Накинув длиннополый сюртук, я вышел из нашей квартирки. Огляделся, приветливо махнул хозяину дома, загружающему тележку с выпечкой, и направился в сторону Улицы Шестерёнок.

Погодка стояла не то чтобы очень приятная.

В Тарнаку пришла осень, и первый её месяц уже заканчивался. Не скажу, что отличия с летом были кардинальные — температура если и упала, то всего на несколько градусов. Если судить по картам, то город располагался немногим ниже местного экватора, а тёплое течение вдоль побережья согревало Жемчужину юга дополнительно.

Но вот ветер, практически ежедневно дующий со стороны океана, невероятно раздражал. Он трепыхал полы плащей у прохожих, резкими порывами срывал шляпы и парики, раскачивал вывески, заставляя некоторые из них пронзительно скрипеть.

Прошло три месяца с того момента, как новоявленные родственнички оказались совсем не против принять сиротку Виктора под крылышко своего Дома.

Тиадаль и Сильвия оказались неплохими ребятами. Чуть старше Виктора, они были истинными аристократами. Во всех смыслах этого слова. Оба — маги, это я почувствовал сразу. Немного высокомерные. Любят роскошь, удобство, терпеть не могут повторять и ждать. Привыкли, что всё исполняется по их приказу как можно скорее.

Они действительно оказались детьми Никаса Андирафосса, главы дома. С ним мы, кстати, встретились всего один раз. В тот самый первый день, когда я появился в городе. После этого больше не пересекались.

В первую очередь я имел беседу с главой местной службы безопасности. Им был ещё один Андирафосс — Лагос, младший брат Никаса. Меня расспросили о жизни в Загорье, эссенции, интересах, планах, задумках и многих других вещах.

Я прекрасно понимал, для чего это делается, и не врал — выложил, как всё было на самом деле. Благо, моя старая жизнь интересовала Лагоса «постольку-поскольку».

Оказалось, что о семье Виктора есть записи, и прежде чем поговорить со мной, «главный безопасник» тщательно их изучил. Не найдя противоречий, он также ввёл меня в курс дела. Объяснил, как вести себя с представителями других семей, рассказал о правилах проведения дуэлей, на случай, если таковые возникнут. А также — доступно изложил понятие «преданности» семье и роду.

Что его действительно заинтересовало — так это мой конфликт с Орденом и записи, собранные с трупов его представителей в поместье Труссо. Я не видел смысла оставлять их себе, так что со спокойной душой передал бумажки и блокнот Лагосу.

Само собой, после я эти записи не видел, и никто не ставил меня в известность о том, что с ними стало. Просто поблагодарили и… Всё.

Ах да, и ещё пришлось рассказать о Вейгаре. После этого его также приглашали в Дом. Приятель потом сказал, что его спрашивали примерно о том же, о чём и меня. Как всё произошло, почему он решил со мной познакомиться, какие у него планы, и всё в таком духе.

Я понимал, что служба безопасности и должна так работать — вычислять шпионов, отыскивать предателей — так что ничего против не имел. Опять же — Вейгару требовалась помощь, и я поговорил насчёт него со своими новыми родственниками.

Нам не отказали в подспорье.

Мне предоставили трёхмесячные «подъёмные», в размере шестидесяти золотых. Помогли переоформить старые, потёртые документы, выдав вместо них удобные корочки с фотографией.

Да-да, в последние пять лет в Тарнаке вовсю проводили «бумажную реформу» и в числе прочего вводили документы нового образца. Так что мне посчастливилось лицезреть в паспорте своё лицо.

Ещё в Доме потребовали прослушать обязательный курс лекций. Нанятый преподаватель обучил меня основам этикета, истории, рассказал о политической обстановке в землях Великих Лордов и Тарнаке в частности.

Вейгару, как теперь уже безродному, не могли предложить особых преференций. Десять золотых месячного содержания на такой же как и у меня срок — только и всего.

Но в нашей ситуации и это было немало. Так, ни с чего, получить безбедное существование на три месяца — чистое везение.

И я полагал, что распорядиться им стоит с умом.

Только сейчас, оказавшись в Тарнаке, стало понятно — мой уровень знаний об этом мире очень, очень мал. И то, что мне удалось оказаться здесь, в Тарнаке, на столь «тёплом» местечке — невероятно удачное стечение обстоятельств.

И я не собирался терять такую возможность.

В первый же день я попросил у Никаса доступ к библиотеке Дома. Он не отказал, и внёс меня в соответствующие списки. Уже на следующее утро я пришёл туда с блокнотом и письменными принадлежностями.

Меня беспрепятственно пропустили.

Этот ритуал стал каждодневным. С раннего утра до послеобеденного времени я торчал в библиотеке и поглощал книгу за книгой. Которых тут насчитывалось больше шести тысяч.

Труды по биологии, истории, политологии, философии, географии, математике, механике, горнодобывающей промышленности, алхимии. Атласы животных, карты, художественные романы, сборники стихов, скучнейшие путевые заметки — чего тут только не было!

Вот уже три месяца я занимался самообразованием, и едва ли освоил хотя бы сотую часть библиотеки. Чёткой классификации тут не было — лишь огромный двухэтажный зал особняка, заставленный массивными стеллажами. Были реестры, но со временем некоторые книги на полках перепутались, и иногда находились совсем не там, где было записано.

Некоторые из фолиантов не трогали годами — на них скопился толстый слой пыли.

За всё то время, что я проторчал в этом тихом и печальном месте, здесь почти никто не появлялся. Лишь смотритель, иногда проверяющий — чем я занят? — да пара родственников, ищущих определённые книги. Всё остальное время я мог спокойно выбирать любой стол или кресло, пить принесённый в термосе кофе на галерее второго этажа, смотреть в огромные, во всю стену окна западной стены, и изучать найденные манускрипты.

По магии, например.

Теперь, наконец, у меня появилось время для изучения своих способностей. Я решил систематизировать всё, что знаю о них, и сопоставить с тем, что написано в книгах.

Получилось довольно интересное исследование.

В общем, я мог творить заклятия в строго заданных параметрах, но комбинировать их как угодно. Жёсткие, гибкие каркасы молний. Короткие, длинные разряды. Постоянная напитка их энергией, или единоразовая, которая исчезнет после контакта с окружением. Скорость, энергоёмкость, мощность, напряжение, сопротивление.

Всё это контролировалось исключительно моими внутренними ощущениями, ограничителями, резервом и регуляторами. Я мог представить и сотворить молнию, самого разного вида — потому что представлял физику процесса, как таковую. Я знал об электричестве всё, что о нём было известно в моём родном мире — и здесь это работало также.

Требовалось всего лишь быстро представить комбинацию нужных параметров, сосредоточиться на остром покалывании в пальцах, напитать образ энергией — и он материализовывался. Это если в двух словах.

Какая энергия струится в моей крови, я объяснить не мог. Как и то, каким образом она умудряется превращаться в смертоубийственные заклинания.

Этого не могли объяснить и прочитанные мной книги. Более того — все они содержали методики и наставления совсем иного толка, зачастую, противоречащие одна другой.

Иногда там было описано то, о чём мне уже говорили другие маги — постичь магию можно лишь с помощью долгих тренировок, медитаций и техник контроля собственного сознания.

Смех смехом, но именно так действовал, например, Вейгар, когда колдовал свой огонь. Он ничего не знал о процессах горения. Но эссенция каким-то образом изменила его тело, а также дала ему интуитивный навык. Раз за разом используя его, Вейгар учился творить более мощную волшбу. А когда результат закреплялся, опять же, на интуитивном уровне — пробовал что-нибудь новое. Но за счёт отсутствия понимания физики процесса разнообразие заклятий давалось парню с трудом, и скорость развития оставляла желать лучшего.

Получается, я имел перед другими магами определённое преимущество. Вот только пусть мне и была доступна масса разнообразных электрических заклинаний — долго и часто пользоваться ими я не умел.

Выдыхался достаточно быстро, а ждать полного восстановления татуировки с каждым разом приходилось всё дольше и дольше. При этом наблюдался забавный круговорот — чем чаще и сильнее я пользовался способностями, тем больше становился мой внутренний резерв энергии. В следующий раз я был способен на чуть большее, чем сейчас.

Получалось так, что за счёт разницы между тем, кто пользуется магией годами и тем, кто постигает её всего пару месяцев, я находился на одном уровне с магами-неофитами. Просто умел творить более сложное колдовство, но особых преимуществ это мне не давало.

Да, в драке можно было удивить противника, и у меня это получалось в некоторых случаях — но только за счёт зашкаливающего адреналина. Повторить «комплексные» заклинания вроде роя молний, удерживаемых одной электрической нитью, было очень сложно. В спокойной обстановке для этого требовалась невероятная концентрация.

В общем, я тренировался. Составил арсенал простых, средних и сложных заклинаний из разных параметров, заучил его и трижды в неделю тренировался практически. Можно было делать это хоть каждый день — но я не стремился выжимать из себя максимум, по одной простой причине.

Магия оставляла следы. Если пользоваться нечасто — почти незаметные. Но у тех, кто практиковал колдовство постоянно, внешность была куда более выразительной, чем у обычных людей…

Впервые я заметил это у Вейгара. Как-то вечером мы столкнулись на кухне, и я обратил внимание на его татуировку.

Точнее, на то, что расположилось на его предплечье вместо неё. Приятель тогда перехватил мой взгляд.

— Что, не видел такого раньше?

— Нет, — я не стал отпираться, — Почему так? Это проявление огня?

— Ага, — Вейгар мрачно кивнул.

Оба его предплечья бугрились неровными участками кожи. Приглядевшись, я понял, что это — шрамы. Шрам от заросших ожогов… Они, как и моя татуировка, складывались в узор, но выглядели так, будто моего друга долго пытали.

— Жесть…

— А у тебя разве нет проявлений? Ты не чувствуешь боли, когда пользуешься магией?

Я растерянно почесал затылок и закатал рукава.

Боли при колдовстве чувствовать не доводилось. Ощущал, конечно, лёгкое покалывание в предплечьях и ладонях, но ничего сверх этого… А татуировка…

Я пригляделся внимательнее и тихо выругался.

Теперь это был не совсем рисунок. Узор будто налился светом, стал более прозрачным. От основных линий пошли маленькие отростки. Часть из них тянулась к ладоням, другие начали заползать на локоть.

— Хм… — товарищ нахмурился, — Ты же периодически используешь способности? Точнее сказать — даже регулярно?

— Ну да.

— И электричество… Молнии — они ведь схожи с огнём, верно? Высокая температура, и всё такое? Только другой… Процесс? — спросил он, припомнив мои объяснения.

— Да.

— Тогда странно, что у тебя вообще никаких следов. Помню, когда я только принял эссенцию и учился колдовать — ладони всегда были обожжённые, словно пламя вырывается прямо из них. Хорошо, что тогда приходилось в кузнях проводить много времени, ни у кого вопросов не возникло.

Мне тоже было интересно, почему у меня нет ожогов. Хотя, признаюсь, разрастающаяся татуировка всё же слегка беспокоила…

После этого я стал обращать внимание на внешность магов — особенно тех, кто практиковал уже давно. И действительно — стал обращать внимание на некоторые детали. Никто из колдунов Тарнаки не ходил с оголёнными руками. Женщины предпочитали носить длинные перчатки до локтя, мужчины — короткие кожаные, но только вместе с длинным рукавом.

Несколько раз я был на пляже за городскими стенами, но и там не видел загорающих магов.

А когда начал приглядываться — стал замечать некие… Отличия от обычных людей.

Лёгкие ожоги на ладонях, которые зарастают через пару недель. Сильные ожоги на предплечьях. Посиневшие вены. Светящиеся вены. Стальные ногти. Наросты на плечах. Бесцветные глаза. Крохотные рожки (!!!), огрубевшие до состояния камня участки кожи — это только то, что мне довелось увидеть воочию.

И после этого я сильно задумался над тем, как стоит пользоваться магией. А также дал себе слово узнать о её проявлениях как можно больше.

Но сейчас были другие, куда более насущные, дела.

За всеми этими размышлениями и воспоминаниями я не заметил, как преодолел расстояние в несколько кварталов и оказался на той самой улице, где работал мой приятель Лемар. Дойдя до нужного здания, я толкнул массивную стальную дверь и оказался внутри.

Здесь меня уже ждали…


Глава 13


— Доброе утро, — поздоровался я с двумя рабочими.

— Доброе, — ответил Скат. Тощему и высокому парню двадцати лет, обсыпанному веснушками, это имя не подходило. На мой взгляд.

Его напарник, угрюмый и молчаливый Трок, только кивнул. Ну да я не лорд, чтобы передо мной расшаркиваться.

Спасибо и на том, что ребята согласились работать на меня. Оказалось, что найти определённых людей для своих задумок непросто. Даже при огромном количестве жителей и стремительно развивающихся технологиях.

— Давно пришли?

— Да минут пять как.

— Выпейте чаю, и за работу, идёт?

— Конечно.

Помещение у нас делилось на две части. Большая часть — старое складское помещение с добротными решётками на окнах и массивными дверями. А в углу была построена небольшая каморка, запираемая на здоровенный замок. Там хранились ценные материалы и работал я — заряжал аккумуляторы.

Процесс этот был простым. Мне требовалось всего лишь настроить полярность передачи и держать равномерный поток электронов, чтобы зарядить никель-кадмиевое нутро аккумулятора. Ничего сложного — но чтобы не спалить всё к чертям, мощность потока должны была быть довольно маленькой. И приходилось заряжать один аккумулятор по два-три часа.

Если бы не дороговизна жизни в Тарнаке — я бы круглыми сутками продолжал изучение этого мира. Углублялся бы в историю Элларии до Катаклизма. Читал о жизнях Великих лордов и их семьях. Постигал гуманитарные науки, рассматривал флору и фауну, практиковаться в магии.

Я не скрывал это от себя — мне очень хотелось узнать как можно больше обо всём этом. И торопиться, вроде бы, поначалу было совершенно некуда.

Но жестокая реальность заставила переключиться на более… прикладные темы.

Идея, как раздобыть деньжат, пришла на второй месяц моего проживания в Тарнаке, когда довелось более подробно познакомиться с векс-технологиями.

Я успел заметить одну вещь. Векс-плиты, используемые для приготовления пищи, зачастую были либо встроенными в само помещение, либо очень громоздкими. Такими, как в нашей с Вейгаром квартире.

Собрав информацию об этой технике, пообщавшись с её продавцами и производителями, я только посмеялся.

Компактного и дешёвого решения никто не предлагал, а оно было бы ох как актуально в густо заселённом городе, где изрядная часть населения проживала в многоквартирных домах. А между тем, рынок был переполнен заказами, за которыми не успевали производства, производящие бытовую технику.

Мой дом, де Бригез, дворяне помельче, да и просто самородки — много кто занимался разработкой и продажей таких устройств.

Технике нужно было всего лишь пройти комиссию Научного Университета Тарнаки, а её владельцу — в конце каждого сезона выплачивать налог с проданных товаров. Учитывая только разворачивающуюся машину бюрократии, мухлевать с документами, наличными и чеками можно было сколь угодно. Конечно, если не сильно зарываться и всё же платить налог. Такой, который устроит правление города и Торговую палату в частности.

В общем, я уговорил мастера Вейланда разобрать плиту в нашей квартире. А затем заставил полностью объяснить её устройство и принцип работы. К тому моменту я уже нахватался знаний по векс-технологиям, так что вполне понимал, что к чему.

В настоящее время не требовалось разрушать кристаллы, чтобы получать оттуда энергию. Опытным путем было установлено несколько способов делать это с помощью определённых резонансных колебаний, оставляя векс в целости — со временем он просто исчерпывал свой ресурс, и превращался в мутный булыжник. Какие-то способы лучше подходили для компактных машин, какие-то — для больших, вроде самоходок, вагонов, кораблей и тяжёлого инженерного оборудования.

Как бы там ни было, в плитах использовался предельно простой способ. Ровный и плоский векс-кристалл был нагревающей поверхностью. В состоянии вибрации он выделял определённое количество теплоты. Вся загвоздка была в том, что требовалось как-то приводить этот механизм в действие. И для этого использовался другой механизм, для работы которого требовалась… Векс-батарея.

Да, вот такой круговорот энергии в обычной кухонной плите.

Я придумал более дешёвый и простой вариант, да ещё и с «платной подпиской», если можно так выразиться.

Мои плиты были одноконфорочными. Вместо огромного и неудачного технического решения я придумал изящное. А именно — собрал тонкую пластину с сотней крохотных «молоточков» и использовал электрический ток. Он подводился к этой пластине тремя путями от батареи. А замыкал и размыкал эту цепь тумблер.

Три положения мощности — и по кристаллу стучит определённое количество молоточков. Тридцать, шестьдесят, или сто. Чем больше молоточков — тем сильнее раскалён кристалл. Положение «ВЫКЛ» — и цепь размыкается, заряд аккумулятора не тратится. Предельно просто.

Батареи в Тарнаке использовали, но обычно в других целях, более промышленных. Так что найти подходящую и проверить её ёмкость не составило труда.

Потратив пару недель на поиски необходимых материалов, я изготовил опытный образец без кристалла, и он оказался рабочим. Пришлось найти подходящий кусок векса, но вскоре удалось сделать и это.

Всё работало, как надо. Я готовил на этих кристаллах довольно долго — успел даже заказать металлический ящик, в который всё это можно было бы запихнуть. Дизайн был так себе, но достаточный для того, чтобы пройти проверку комиссии.

С этим, к счастью, заминок не возникло. Довольно пожилые дядечки посмеялись над формой плиты, но остались весьма удивлены функционалом. Потратив два дня на её изучение, выдали заключение о классе безопасности («А», чтобы это ни значило), заставили подписать бумагу об ответственности за возможные неисправности изделия и отправили восвояси, пожелав удачи.

Следующий поход состоялся в Торговую палату. Я купил там членство, что оказалось очень быстрым делом, заполнил некоторые бумаги, получил сертификацию изделия и ещё одно заключение о безопасности (подозрительно быстро их штамповали…) и…

Всё.

Я получил возможность производить и продавать свои плитки. Дело было за малым — собрать пробную партию.

Рекламу развернул самую простую — запустил «сарафанное радио» через товарищей в баре, и заказал несколько десятков листовок, расклеив их в соседних кварталах самостоятельно.

Не учитывая деньги, что я потратил на документы и сертификацию, стоимость каждой плитки встала мне чуть меньше, чем в семь золотых. Так что для начала продавать их можно было вдвое дороже.

Первые несколько образцов вызвали интерес у знакомых, и они растрепали об этом всем подряд. Уже через неделю у меня купили весь десяток.

Десять плиток — и семьдесят пять золотых как с куста! Я понял, что иду в верном направлении, но самому клепать бытовую технику с утра до ночи не хотелось.

Поэтому пришлось найти Ската и Трока. При всём своём неказистом виде, парни были сведущи в инженерии определённого плана. А именно — секли в электричестве. И слово «секли» тут неспроста — настоящих знаний у них было очень мало. Так что какое-то время пришлось потратить и на обучение. Но я надеялся, что это окупится с лихвой.

Теперь один из них с утра до вечера делал корпуса и занимался сборкой, а второй собирал пластины с молоточками и проверял батареи. Разумеется, мои рабочие были взаимозаменяемыми, и иногда чередовали обязанности.

Пришлось потратить ещё какое-то количество денег — развернуть производство в квартире было невозможно, слишком мало места. Так что я арендовал помещение на ближайшие два месяца. А ещё купил оборудование для ребят. Пневматические ножницы, пресс, тиски, огромный набор инструментов. Также пришлось потратиться на аккумуляторы, сталь, провода, одежду. Заплатить аванс, ну и так далее…

Членство в Торговой палате дало мне возможность пользоваться банковскими услугами. По местным меркам я, шестнадцатилетний пацан, в отсутствие родителей и опекунов уже считался самостоятельным. За это поручился Дом Рафосс. Так что помимо счёта я смог взять и ссуду.

Уверен, если бы я предоставил детальный бизнес план руководству Дома — мне бы не отказали в финансировании. Но в таком случае пришлось бы отстёгивать большую долю семье Никаса с самого начала, или того хуже — я бы получил фиксированную выплату только за идею. А так — был предоставлен сам себе, и все риски (как и выгоды) были целиком и полностью моими.

Но самое шикарное, что я придумал во всей этой схеме — «подписку». Всё было предельно просто. Заряжал батареи я, и усилий при этом тратил самый минимум. По самым негативным подсчётам, ёмкости каждой должно было хватить на полгода работы, если держать плиту включённой по пять часов в день. Так что я честно предупреждал каждого покупателя, что рано или поздно придётся заряжать батарею.

И предлагал сделать это — за очень скромную плату в десяток серебряных монет. Приработок небольшой, зато регулярный. А передавать заряд от батареи к батарее — проще простого, мне надо будет только заранее зарядить несколько объёмных аккумуляторов, и не потребуется личного воздействия.

М-да, эссенция молний давала мне определённые преимущества…

Однако, чтобы собрать новую партию плиток, мне требовались векс-кристаллы. Собственно, именно их мы с Вейгаром сегодня и покупали. Для того, чтобы закончить работу, было необходимо двадцать штук.

Стоимость каждого из них была высока — по четыре золотых за один. Целая сотня, треть из которой уже была уплачена. Большая сумма, на которую в Тарнаке можно было безбедно жить четыре, а то и пять месяцев. Так что один я тащиться в порт на встречу с поставщиком не собирался.

Не то, чтобы он был каким-то контрабандистом (хотя вполне возможно) — просто район там был такой. Следовало всегда держать ухо востро, чтобы не остаться без кошелька. А двое присмотреть друг за другом могут.

Закончив заряжать последний аккумулятор, я посмотрел на дешёвые карманные часы — половина двенадцатого. Как раз успею к приходу Вейгара.

В «Эсенции…», как всегда, народу было полно. Я заходил сюда постоянно — в разные дни и время, но не мог припомнить ни одного раза, чтобы зал пустовал.

Вот и сейчас, стоило толкнуть дверь, как взгляд тут же заскользил по толпе. Ничего удивительного, что народу битком набито — сейчас время обеда.

Я заметил несколько знакомых лиц и приветливо махнул им. А когда разглядел товарища — сразу направился к его столику.

— Я уже всё заказал, — заявил он, едва завидев меня, — Ты вовремя, сейчас принесут обед.

— Здорово. Есть новости?

— Уже читал сегодняшнюю газету?

— Нет, — я пододвинул к себе несколько сложенных листов бумаги.

«Пятеро детей пропали за последнюю неделю!» — гласил заголовок. Развернув издание, я отыскал нужную страницу.

«Сегодня утром глава полицерии Тарнаки, дон Рамон Ностер обратился к жителям города. Служба правопорядки объявила, что объединяет несколько расследований в одно. Городская стража утверждает, что всеми силами ищет пропавших детей и их похитителя.

Напомним, первый ребёнок, Аластор Грин, пропал в районе Счастливых садов две недели назад. Свидетели утверждают, что видели мальчика, когда он разговаривал с невысоким человеком в сером сюртуке и цилиндре. После этого в том же районе и трёх соседних пропали ещё семеро мальчиков и девочек в возрасте от семи до десяти лет. Пять из них — за последнюю неделю.

В нескольких случаях последним, кого видели рядом с детьми, был „Серый сюртук“.

Не всем понравится следующее, но также полицерия вводит в городе комендантский час. Теперь после десяти часов вечера запрещается находиться на улицах без специального разрешения. Нарушителей ждёт штраф и заключение под стражу. Детям же в возрасте до четырнадцати лет предписано появляться на улицах исключительно в сопровождении взрослых сопровождающих».

Дальше лился бурный поток «воды», так что я отложил газету. Основную суть стати уловить и так удалось.

— Мрачновато. Я в последние дни не особо с кем-то общался, ничего об этом не слышал. Странно, что комендантский час ввели только сейчас.

— Мне тут рассказали, что кое о чём в газетах не пишут.

— Неужели?

— Все дети — из семей магов.

— Так-так-так, — я постучал пальцами по столешнице.

Услышанное, хоть и не имело ко мне никакого отношения, слегка насторожило. Неспроста же об упомянул приятель?

— Некоторые уже недовольны. Слышал, сегодня де Бригез потребовали от полицерии активных действий, а те, кажется, понятия не имеют, за что браться.

— Надеюсь, урода поймают. Похищать детей… Страшно даже представить, зачем этот «Серый сюртук» это делает.

Принесли еду, и мы замолчали, сосредоточившись на спагетти, устрицах и морском салате. Запив всё это дело крепким кофе, расплатились, вышли из «Эссенции…» и направились в сторону порта. Идти пешком было долго, так что, дождавшись на ближайшей остановке вагонетку общественного транспорта, приняли решение проехаться на нём, благо это было совсем недорого. В сам порт монорельс проложен ещё не был (хотя проект уже имелся), но проезжал недалеко от нужного нам перекрёстка. Оттуда можно было по прямой попасть к нужной нам части доков.

Жилые кварталы Тарнаки, возведённые на скалистой возвышенности, спускались к побережью. Там раскинулся порт, занимающий всю юго-западную часть города и растянувшийся на несколько километров. Огромные пристани для тяжёлых судов сменялись сложной системой мостов, построенной прямо в заливе, а дальше тянулись старые причалы, возле которых швартовались теперь немногочисленные парусные корабли. Всё это перемежалось разгрузочными и ремонтными доками.

На первой линии зданий стояли, в основном, огромные складские помещения. За ними расположились цеха, ангары холодного хранения рыбы, торговые представительства, лавки и заведения. На юго-восточной части порта образовалось гетто, которое теперь захватило и часть вод залива. Некоторые бездомные строили плавучие платформы, возводили на них лёгкие хибары и жили там. Занимались, в основном, рыболовным промыслом, но также в этом месте, как я слышал, скрывались беглые преступники.

Через толпу рыбаков, грузчиков, моряков, стражи и других горожан мы добрались до нужного пирса.

Там была пришвартована не слишком большая торговая лодка. Ей владел капитан Жакоб по прозвищу Окунь. В основном он занимался тем, что провозил в своём трюме небольшие партии риса, которые выкупал на восточном побережье материка. Но иногда торговал и более эксклюзивными вещами.

Окуня мне посоветовала Сильвия, за что я был ей весьма благодарен. Сестричка уточнила, что придётся подождать заказанный товар, но Жакоб имел определённую репутацию, и по её словам, можно было не переживать. Как и за законность ввозимого груза — все накладные у капитана были в порядке, налог с перевозки оплачен. Что являлось ещё одним преимуществом для меня.

Собственно, как только я получил записку от мальчишки-посыльного (такие шныряли в порту с утра до вечера) о прибытии лодки — назначил встречу на следующий же день.

Нас беспрепятственно пустили на борт. Капитан Жакоб встретился тут же, на палубе.

— А, господин Рафосс, — приветствовал он меня.

Шумный, полный, лысый, с пухлыми губами и маленькими глазками, Окунь действительно чем-то напоминал рыбу. Внешность у него была не самая приятная — какая-то «скользкая», но это меня ничуть не смущало. Встречал на своём веку людей куда неприятнее.

— Капитан, — я пожал протянутую руку, — Это мой товарищ Вейгар.

— Приятно познакомиться. Не хотите выпить?

Он указал на раскладной столик, установленный на носу, и три таких же стульчика рядом.

— Кофе? — я почувствовал знакомый аромат.

— Верно, — капитан хитро улыбнулся, — Любите этот напиток?

— Даже не буду делать вид, что это не так, — картинно махнув рукой, ответил я, — Ведите.

Минут двадцать мы пили прекрасный крепкий кофе, рассматривали залив и обсуждали новости. Мы с Вейгаром рассказали о происходящем в городе, а Окунь, в свою очередь, поведал о событиях в мире.

— Вы очень терпеливый человек, Виктор, — произнёс капитан когда мы, наконец-то, покончили с любезностями, — Полагаю, очень ждали заказанный товар?

С этим я спорить не стал:

— Есть такое.

— Что ж, — Окунь щёлкнул пальцами, и стоявший неподалёку юнга подошёл к нему. Выслушав выпаленные на незнакомом мне языке слова, он кивнул и метнулся в трюм. Вернулся уже с объёмной заплечной сумкой, поставив её возле меня.

— Проверяй.

Это не заняло много времени — плоские кристаллы лежали четырьмя ровными стопками, и я довольно быстро убедился, что они без единого изъяна.

— Акт купли-продажи и зафиксированной между нами сделки, — Жакоб протянул мне сложенную бумагу, — Только очень тебя прошу, Виктор, сообщи до конца сезона, собираешься ли ты оплачивать налог с неё, чтобы не случилось недоразумений.

— Могу сказать сразу — буду.

— Молодежь, — проворчал Окунь, — Вам бы экономить научиться, а вы…

— Да бросьте, там сумма совсем небольшая, — усмехнулся я, и протянул капитану тяжёлый кошель.

Он пересчитал монеты, кивнул, и снова протянул руку.

— Приятно вести с тобой дела, Виктор.

— Взаимно, капитан. Благодарю за помощь. Долго вы ещё простоите на приколе?

— Неделю, может быть, дней девять.

— В таком случае, я ещё загляну к вам.

Попрощавшись, мы с Вейгаром покинули лодку и отправились в сторону дома. Тяжелая сумка оттягивала плечи, но я не жаловался. Радость от осознания скорой прибыли с лихвой перекрывала это незначительное неудобство.

Радость, однако, была недолгой. Улица, по которой мы пришли, оказалась перекрыта сотрудниками полицерии. По всей ширине проспекта, тянущегося наверх, была натянута цепь и стояло оцепление. Перед ними собралась толпа зевак.

— Что там ещё такое? — нахмурился Вейгар, попытавшись протиснуться поближе.

— Убили кого-то, — отозвался мужичок в потрёпанном камзоле, выбираясь из людской массы нам навстречу, — Кровищи — тьма! Четверых постреляли, ещё с десяток ранены!

— Брехня!

— Ну, брехня-не брехня, — насупился мужик, — а пройти там нескоро можно будет.

— Давай по соседним улицам, — предложил товарищ, а я так некстати вспомнил, как похожим образом Виктор едва не погиб в том городишке, где я «проснулся»…

Мы отошли назад и решили попробовать счастья за ближайшим поворотом, но… Не тут-то было. Если основные улицы порта были прямыми и хоть сколько-то нам известными, то находящиеся между ними представляли сплошное белое пятно.

Поворот, поворот, тупик, поворот, двор, площадка, тупик, поворот…

Вроде бы мы шли параллельно той улице. Вроде бы оба неплохо ориентировались на местности. Вроде бы… Через десяток минут я понял, что не имею ни малейшего представления — в какой стороне находятся причалы?! Звуки будто остались где-то за домами, ангарами и складами. И как назло — при всём многообразии народа навстречу нам никто не попадался!

Но конечно же, так не могло продолжаться до бесконечности.

— Так-так-так, и кто тут бродит по нашим улочкам?

Голос раздался позади. Я резко развернулся, нашаривая висящий на боку арбалет. Увидев трёх человек в нескольких шагах и направленные в нашу сторону огнестрелы, замер на месте.

— Давайте без глупостей, господа. Не поделитесь, что у вас в сумке интересного?


Глава 14


— Шли бы вы, ребята, своей дорогой, — процедил я.

Банда, взявшая нас в оборот, состояла из взрослых мужчин. Все — загорелые, поджарые, с кучей шрамов украшающих руки и лица. Одеты кто во что горазд, зато оружие новенькое. До этого самозарядные огнестрелы с магазинами я видел несколько раз, но пользовались ими, в основном, представители полицерии.

Интересно, откуда у этих оборванцев такое оружие?

— А то чо? — сплюнул стоящий справа, с рябой харей, и продемонстрировал в оскале гнилые коричневые зубы, — Сымай сумку, длинноухий.

— Вы, бараны, хоть понимаете, что пытаетесь ограбить одного из Великого рода?

— Да нам до дальнего буя, кто ты. Снимай! — велел тот, что стоял справа. Кучерявый, черноволосый и низкорослый, он выглядел самым неуверенным из всей шайки. Огнестрел в его руке слегка подрагивал.

Щелкнули курки. Ребята явно не шутили. И что самое странное — не опасались!

— Даю вам три секунды, чтобы убраться, — пробасил Вейгар.

БАХ!

Я рванул в сторону, с удивлением понимая, что в меня не попали. Тяжёлая сумка не позволяла двигаться быстро, но сейчас повезло — пуля пролетела совсем рядом.

Метнувшись за ближайший угол, я на ходу выпустил в сторону грабителей несколько слабых молний — но прицелиться не было никакой возможности, и они прошли мимо.

Выстрелы стихли неожиданно, и стало понятно — вот он, шанс! Злой на тупорылых ублюдков, я быстро выглянул из-за угла и, убедившись, что они перезаряжаются, вышел обратно. Идиоты даже не подумали скрыться!

Вейгар, которому тоже повезло остаться целым, также показался в проулке — он успел нырнуть в тупичок между двумя складами.

— Молитесь, суки, — прорычал он, поднимая руки перед собой крест-накрест, и тут же их развернул. Ладони здоровяка воспламенились, и в грабителей ударила мощная струя огня.

Я присоединился к нему, выпустив в сторону напавших ещё несколько молний. Хотя нужды в этом, как думал, не было — пламя Вейгара должно было испепелить троицу до костей.

Сильно же мы с товарищем удивились, когда увидели грабителей снова! Наши заклинания не просто не убили их — даже вреда никакого не нанесли! Я моментально припомнил Ищейку, спокойно принявшего моё заклинание, и того наёмника с перчаткой. Может, у этих тоже есть какие-то устройства?

Тот, что стоял по центру, невозмутимо вогнал магазин обратно в огнестрел и поднял оружие. У его ног действительно валялось какой-то плоский кругляш.

— Что, не ждали, сосунки?

— Бежим!

Мы рванули обратно по проулку, петляя как зайцы. Против пуль у нас заклинаний не было. Свернув в ближайшую подворотню, ускорились, но сразу оторваться не получилось — позади грохнула пара выстрелов. Одна из пуль угодила в каменную стену здания в полуметре от моей головы. Брызнувшие осколки посекли шею и щеку, но я не обратил на это никакого внимания.

В какой же стороне @#$% причалы?!

— Налево, налево! — закричал Вейгар, перемахивая через кучу какой-то рухляди.

Мы неслись между складами, по узким улочкам, небольшим разгрузочным площадкам. Мимо мелькали погрузочные платформы, ящики, бочки, обшарпанные стены.

— Куда?! — прохрипел я, — Куда бежим?!

Ответа не получил — позади снова раздались выстрелы. Пришлось опять пригибаться, петлять и ускоряться. Узкие лямки сумки врезались в плечи, а вес кристаллов изрядно замедлял меня.

Один проулок, второй, третий…

Следом за светловолосым я заскочил в ближайший дверной проём, и очутился у подножия круглой лестничной клетки. Топот его ботинок раздавался выше.

Перепрыгивая через ступеньку, рванул за товарищем. Когда добрался до самого верха — оказался перед арочным проёмом с распахнутой дверью. Он выводил на плоскую крышу здания.

Снизу раздались выкрики, и я услышал громыхание по первым ступеням.

Проклятье!

Вейгар осматривался. Перед нами раскинулись крыши — огромное количество. Жилые здания, склады, ангары, башенки и шпили. Верх у большинства зданий был плоский, как у того на который мы забрались. На них валялось всякое барахло — сломанные ящики, мебель, металлические обрезки и прочий хлам.

— Давай туда! — рявкнул друг, направляясь на юг.

«Отлично, отсюда хотя бы причалы видно», — подумал я, направляясь за ним.

Мы оказались у невысокого парапета. Чуть ниже расположилась ещё одна крыша и, перемахнув через препятствие, мы припустили по ней.

— Вон они! — раздался крик за спиной и вновь послышались выстрелы. Несколько пуль попали рядом с нами.

Да что же это такое?!

По перекинутым над улицей доскам мы перебежали на следующую крышу. Там имелся выход — но он оказался заперт изнутри. Выругавшись, здоровяк побежал дальше, и мне не оставалось ничего, кроме как последовать за ним.

Лёгкие жгло огнём, по лицу струился пот, но останавливаться было нельзя ни в коем случае.

Разбежавшись, Вейгар перемахнул на соседнюю крышу. Я последовал за ним, но не учёл одну деталь — тяжёлую сумку с вексом, висящую за плечами…

Уже спустя секунду я осознал свою ошибку.

— А-а-а-а!!!

Я не долетел до края крыши каких-то полметра и здорово приложился об стену. Следующие пару мгновений растянулись во времени — воздуха в лёгких не оказалось, а страх смерти поглотил разум.

Через секунду я врезался спиной во что-то мягкое. Затем ещё раз, и ещё, и только потом рухнул на землю. Точнее — на что-то очень твёрдое. Раздался скрежет, и я упал ещё ниже — но совсем чуть-чуть.

Первые несколько мгновений просто барахтался, завёрнутый в несколько слоёв материи, пока чьи-то руки не развернули меня.

Я застонал, перевернулся и кое-как встал.

Рыба. Тележка с рыбой — я упал на несколько тентов, натянутых над импровизированным базаром, а затем не неё. Владелец рухляди, стоящий в паре шагов, орал на меня благим матом. Передвижной лоток, не выдержав удара, разлетелся на части, и его товар рассыпался по земле.

Сумке тоже не повезло — она слетела, когда я падал, и векс рассыпался по округе, перемешавшись с рыбой и грязью.

И это прохожие заметили только сейчас. На улице воцарилось радостное возбуждение. Народ начал хватать с земли красноватые кристаллы. Возникла давка.

Ну как же так?!

Я грязно выругался, оттолкнул торговца рыбой и попытался собрать хоть что-то рядом с собой, но неожиданно позади раздался выстрел.

Народ заголосил и бросился врассыпную, а я обалдело оглянулся. Тот самый кучерявый толстячок бежал в мою сторону, на ходу заряжая оружие. Мелкую скотину не взяли с собой на крыши и велели преследовать нас по земле?

Сейчас было всё равно. Векса мне уже не собрать, да и большую часть растащили… Убить его? А вдруг снова не получится? А если получится — вокруг куча свидетелей, меня потом запросто вычислят и…

Думать над тем, кому придётся объяснять происходящее, и что за этим последует, я не собирался. Развернувшись, скрылся в ближайшем проулке и, прихрамывая, побежал в сторону пирсов — сейчас хотя бы было понятно, в какой они стороне. В толпе можно легко скрыться.

Надеюсь, Вейгару повезло…

* * *

Я попал. Попал конкретно, и понятия не имел, что делать.

Найти кредитора и занять денег? Смешно, сумма потребуется довольно внушительная. И пусть она перекрыла бы подобное — вести дела с мутными личностями совсем не хотелось. Не потому, что я боялся. Просто Лагос при первой нашей встрече предупредил, чем грозит якшанье с отребьем. Если об этом узнают в Доме — меня ждут некие санкции, и проверять их нисколько не хотелось.

Занять у знакомых? Среди них были довольно состоятельные ребята, но любому из них пришлось бы объяснять, зачем потребовались деньги. И у меня не было уверенности, что кто-нибудь из них не проболтается. Тогда о моих неприятностях узнается вся Тарнака, а это плохо скажется на деле.

Разумеется, новую ссуду, до погашения старой, банк бы мне не предоставил.

Единственным разумным вариантом было сообщить о произошедшем в Дом. Смущало только одно — как минимум, я останусь должен Андирафосам. И это меня не совсем устраивало. Я собирался «подняться», а не становиться прихвостнем более близкого к Лорду колена.

А ещё я слегка переживал из-за своего падения. Какие у этого могут быть последствия? По идее — никаких, векс куплен законно, да и я являлся пострадавшей стороной. Но богатый жизненный опыт подсказывал, что всё может обернуться не в ту сторону…

Меня видела куча людей, и они могли рассказать полицерии о произошедшем. Немного успокаивал тот факт, что публика там была не самая законопослушная, да и векс мой утащил едва ли не каждый второй. Вряд ли они захотят отдавать его страже…

С огорчением я понял одну вещь — хоть прошло уже порядочно времени, как мы с Вейгаром приехали в Тарнаку, кроме него я никому не доверял. Случившееся в поместье Труссо и последующие месяцы сблизили нас. Мы стали вроде как братьями, и привыкли, что можем положиться друг на друга.

Так что обсуждать произошедшее ни с кем, кроме как со светловолосым здоровяком, я не стремился.

Вернувшись из портовых кварталов, мы пришли домой — по отдельности, но почти в одно время. Оказалось, что оторвавшийся от преследователей Вейгар в какой-то момент попытался отыскать меня, но снова наткнулся на тех ребят. К счастью, они его не заметили, и здоровяку удалось затеряться в толпе.

Проследить за ними он не решился — не умел этого делать. К тому же, оставался огромный риск, что они в таком случае его просто грохнут.

Впрочем, я нисколько не сердился на друга. Чудо, что нам вообще удалось унести ноги.

Настроение было — хуже не придумаешь. Как и состояние. Всё тело ломило от долгого забега, и не найдя в себе сил даже поужинать, я завалился спать.

«Утро вечера мудренее» — кажется, так звучала старая поговорка из моего мира?

Наутро я проснулся со свежей головой и уже точно знал, что нужно было делать. Единственное разумное решение — рассказать обо всём в Доме и не плодить проблемы на ровном месте.

По дороге в штаб-квартиру рода Рафосс прокручивал мысли о вчерашнем происшествии.

Почему на тех уродов не подействовала наша магия?! Как они умудрились блокировать её действие? Откуда вообще взялись в том пустом проулке? Случайно? Тогда им невероятно повезло! Или…

Может, их кто-то направил за нами?..

В Дом, как обычно, меня пропустили без проблем. По огороженной высокой стеной территории прогуливался патруль личной гвардии Никаса. Заметив знакомого лейтенанта, я кивнул ему.

— Привет, Стефан. Начальство у себя?

— Привет, Виктор, — усатый солдат в некоем подобии бронежилета-кирасы и с огнестрелом и саблей на бедрах велел своим людям идти дальше, а сам остановился, — Да, полчаса назад приехал.

Со Стефаном мы познакомились ещё на первой неделе моей жизни в Тарнаке. Тридцатилетний воин был простолюдином — но умудрился сделать себе неплохую карьеру в семье Андирафосс. Дважды в неделю он тренировал новобранцев искусству боя на холодном оружии, и периодически я присоединялся к этим тренировкам, чтобы быть в форме.

— Он принимает посетителей? У меня срочное дело.

— Срочное, говоришь? — Стефан прищурился, — А конкретнее?

— Это касается моего небольшого бизнеса. Возникли определённые проблемы, — расплывчато ответил я.

— Ну, тогда идём, узнаем.

Лейтенант провёл меня на третий этаж и постучал в кабинет главы Дома.

— Войдите, — послышалось изнутри.

Стефан скрылся за дверью, и меньше чем через минуту вновь появился в коридоре.

— Заходи.

— Спасибо, — поблагодарил я его и вошёл в комнату.

Кабинет был круглым. Огромные окна, выходящие на проспект, масса книжных шкафов до потолка, бар, музыкальный аппарат, векс-люстра под потолком, а также здоровенный рабочий стол из красного дерева.

За ним и восседал глава дома.

— Виктор, — он поприветствовал меня, не отрываясь от каких-то бумаг, — Здравствуй. Чем обязан?

— Моё почтение, — я слегка поклонился, — Возник неотложный вопрос.

— Стефан сказал, у тебя какие-то проблемы?

— Да. Вчера в порту на меня с Вейгаром напали трое грабителей.

— Вот как? — Андирафосс всё также не смотрел на меня, — Вы скрылись с места убийства? Если так — это не особо большая проблема.

— Нет. Наша магия не причинила им никакого вреда.

На этих словах Никас замер, отложил бумаги и посмотрел на меня.

— Любопытно…

Я рассказал ему, как всё произошло, не забыв про необычную пластинку у ног грабителей. Также упомянул о том, что уже сталкивался с подобным в Загорье.

После моего рассказа Никас несколько минут молчал, разгуливая по кабинету. Я терпеливо ждал.

— Сколько векса тебе нужно?

— Двадцать вот таких «плиток», — я показал примерный размер, — Толщиной в пару пальцев.

— Я видел твоё изделие, — заявил глава дома, — Отличное исполнение, и прекрасная экономия. Признаюсь, будь у меня сейчас меньше дел, я бы вложился в это дело. Если говорить откровенно, после беседы с дочерью я заказал партию таких кристаллов. Но загвоздка в том, что она прибудет примерно через месяц, и ещё пару недель придётся потратить, чтобы придать вексу нужную форму. А сейчас наши запасы кристаллов в Тарнаке ограничены и расписаны.

— Ссуду в банк нужно возвращать через две недели, — хмуро обронил я.

— Что ж, насчёт этого можешь не переживать, вопрос решаемый. Сумма не такая большая. Я всё улажу.

Я выдохнул. Отлично! Не думал, что всё будет так просто!

— Спасибо.

— Не благодари, для того и нужна семья, верно? Выручать в трудную минуту.

Услышав эти слова, я слегка постыдился своих мыслей о недоверии кому-либо в Тарнаке. Не ожидал, что «родственнички» пойдут навстречу. Однако ещё больше меня удивило сказанное следом.

— Что касается векса… Думаю, у меня есть мысли, как помочь тебе прямо сейчас.

— Приятная неожиданность.

— Ты сначала послушай, — Никас вернулся за стол и пристально посмотрел на меня, — Может статься, что тебе эта идея не очень-то и понравится.

— Что бы вы ни предложили — это будет лучше, чем просиживать штаны.

Он усмехнулся и согласно кивнул.

— Начну издалека. Лет двадцать назад в одном из кварталов на востоке города произошло нечто… Неприятное. Инженеры пытались соединить тогдашние технологии и магию. Сам видишь, и то и другое сейчас развивается стремительно, но в то время многое ещё не было известно. Ну и… Что-то там случилось…

— Вы говорите о Запретной территории?

Я слышал страшные байки об этом месте. О зомби и вампирах, живущих на чердаках заброшенных домов. О тварях, выползающих на охоту ночью. О блуждающих магических аномалиях, перемалывающих немногих, кто рискнул забраться туда.

Пару раз мы с Вейгаром даже оказывались вдоль высоченной стены, которой обнесли квартал. Её охраняли постоянные патрули, а единственные ворота, на которых нёс службу усиленный караул, были наглухо запечатаны.

— Да. Всё, что там произошло, быстро замяли, квартал оцепили и отгородили от остальной части Тарнаки. Потом туда совались и учёные, и маги, пытались исправить содеянное — но ничего не вышло. Больше половины из тех, кто пытался пробраться на Запретную территорию, остались там…

— К чему вы ведёте?

— К тому, что там осталось огромное количество оборудования, материалов, записей, исследований и… Векса.

Какое-то время я осмысливал сказанное.

— И вы уверены, что там остались кристаллы?

— Более чем. У меня есть показания того, кто побывал там и вернулся. Ты слышал о Сантусе Ремо?

— Кажется, это дед Максуса Ремо? Владельца антикварной лавки в центре города? — я припомнил паренька с оранжевым ирокезом, которого мне показывал Лемар в мой первый день в Тарнаке. Позже мы познакомились и даже пару раз общались на отвлечённые темы.

— Да. Сантус в то время сотрудничал с нашей семьёй и был одним из тех, кто наведывался на Запретную территорию. Вернувшись, он рассказал о том, что видел. В частности — лаборатории и цеха, в которых стоят полные, запечатанные ящики векса.

Не удержавшись от любопытства, я свернул чуть в сторону от основной темы разговора:

— Он рассказывал, что там творится? В самом квартале?

— Разумеется.

— И?

— И ничего приятного в том нет, Виктор. Байки и страшилки, которыми няни пугают непослушных детей, появились не на ровном месте. Магия и векс изменили жителей квартала, животных, и даже растения. И там до сих пор зона, которую не могут контролировать городские власти. Всё постоянно меняется, и никогда не знаешь, что будет на том же месте — огненная аномалия, или жидкий камень.

— Почему же после того, как вы узнали о вексе, туда никто не вернулся? Неужели это всё просто оставили?

— А смысл рисковать? — удивился Никас, — В общей массе векса там не так уж и много. Для кого-то, само собой, это целое состояние. А вот для нас… Ну какой смысл нам или семье де Бригез терять магов и бойцов в попытке вытащить оттуда пару центнеров кристаллов?

Действительно, смысла в этом никакого не было.

— Плюс, — Никас продолжил, — Никто из жителей, оказавшихся в момент «происшествия» на Запретной территории, не выжил. А значит — никто не вернулся за своим имуществом. Оно теперь ничьё, и никому не принадлежит.

— В каком смысле?

— Никого оттуда не выпустили, Виктор. Чтобы избежать распространения изменённой магии. Было четыре попытки очистить квартал, но после каждой из них оттуда возвращалось очень мало людей.

— Вы ведь неспроста об этом заговорили, верно? — уточнил я.

— Разумеется. Дело в том, Виктор, что ты со своей проблемой пришёл как нельзя кстати, как бы ни смешно это звучало. Как раз сейчас мы готовим группу, которая отправится на Запретную территорию.

— Вы серьёзно?!

— Более чем.

— Но… Для чего?

— А вот об этом тебе знать пока не обязательно. Однако, раз уж всё так совпало, я готов предложит тебе место в этой небольшой экспедиции.

Я задумался. Нет, конечно, лезть туда — идея не из лучших. Но Никас, как я уже успел убедиться — достаточно умный, хладнокровный и расчетливый человек. Он никогда не порол горячку и не поступал импульсивно. Просчитывал всё на несколько шагов наперёд и у него всегда был запасной план.

— Надо полагать, у вас есть разрешение на эту… Вылазку?

— Что за вопросы? — глава Дома хохотнул, — Конечно, всё утверждено в городском совете.

— Тогда последнее уточнение. Вы сказали что всё, что находится на Запретной территории — ничейное, верно? Если я принесу оттуда векс…

— Он будет твоим и только твоим. Ни налогов в торговую палату, ни процента Дому.

— Я согласен.

— В таком случае, советую тебе подготовиться. Накопить сил, — он кивнул на мою правую руку, — А обмундирование и экипировку подберём здесь. Кроме того — тебе стоит изучить всё имеющуюся информацию о Запретной территории. Я напишу записку для господина Ремо, — он достал из папки небольшой лист, — Придёшь к нему в лавку, скажешь, что от меня. Он предоставит тебе все записи, какие только были у его деда.

— Хорошо.

— В рейд отряд отправится в понедельник. У тебя всего три дня, чтобы подготовиться. Надеюсь, ты потратишь их с умом.

— Даже не сомневайтесь.

Никас отдал мне сложенную записку и сказал:

— В таком случае — больше я тебя не задерживаю. Поговори перед уходом со Стефаном, решите с ним вопрос по поводу твоего снаряжения.

Покинул кабинет главы Дома я в смешанных чувствах. С одной стороны — вопрос со ссудой был решён, да и наводку на бесплатный векс я получил отличную. Вот только перспектива лезть на Запретную территорию мне не очень нравилась, да и…

Слишком легко и быстро Никас предложил мне место в этой экспедиции… Слишком…

Интересно, есть ли на это какие-то скрытые причины?..


Глава 15


Я не стал откладывать поход в лавку Ремо в долгий ящик, и решил сразу взяться за дело. Что ж, если уж поступило такое опасное, но выгодное предложение, стоило подготовиться к возможным неприятностям по максимуму.

Стефана я обнаружил в фехтовальном зале. Отправив его обратно к главе Дома, я дождался возвращения лейтенанта и вместе с ним отправился в арсенал.

Вообще, у меня всё ещё был тот арбалет, отобранный у разбойников в Загорье. Но так как он весил прилично, а в Тарнаке было довольно безопасно (до последнего момента) — я его с собой не таскал.

Так что оружие, как таковое, мне не требовалось. Магии в стычке с грабителями потратил мало, и это момент тоже не особо смущал. А вот обмундирование…

Мне подобрали по размеру и выдали броню — похожую на ту, что носили гвардейцы Дома. Длиннополый кафтан с поясом и нашивками дома Рафосс, внутрь которого были вшиты лёгкие, но очень прочные стальные пластины. Они покрывали грудь, спину, руки, и были вшиты даже в полы. Вес одежды такая защита, конечно, увеличивала, но зато могла остановить арбалетный болт или даже пулю огнестрела, если расстояние превышало пятнадцать метров.

Также Стефан вручил мне небольшую персональную аптечку. В ней я обнаружил набор ампул с обезболивающим, обеззараживающим, кровоостанавливающими средствами, многоразовый шприц. Бинт, скальпель, жгут из чего-то, напоминающего резину но более… Природного происхождения. Ещё там было несколько булавок, нож, блокнот и карандаш, фляжка с крепким спиртом, средство для промывки ран, порошок от поноса и запора, стимулятор и средство от обморожения.

— Серьёзный комплект, — заметил я, когда Стефан закончил объяснять, что есть что.

— А ты думал? У нас всё серьёзно, каждый боец Дома такой имеет.

— Так я теперь боец?

— На время операции — да.

— Какая-то вводная будет?

— В воскресенье. Никас велел передать, чтобы в этот день к вечеру ты пришёл сюда. Он лично проведёт инструктаж у группы и объяснит задачи подробнее.

— Но ты то и так уже знаешь, зачем мы туда идём, верно?

Он усмехнулся.

— Не могу об этом говорить.

— Ну и ладно, всё равно скоро сам всё узнаю, — я собрал аптечку, накинул на себя форму, а собственную куртку взял в руки, — Увидимся!

Настроение резко улучшилось. И даже опасность, которой грозила вылазка на Запретную территорию, не могла стереть улыбки с моего лица.

Оказавшись за пределами территории Дома, я чуть прошёл по тротуару и остановился у уличной станции самоходок. Там как раз стояла одна свободная — небольшая, с открытым верхом. Быстро перекинувшись с водителем несколькими фразами, я сразу отдал ему деньги и удобно устроился на обтянутом кожей сиденье.

Добрался до дома быстро. Вейгар сегодня никуда не собирался, так что, увидев меня с новой одеждой, весьма удивился.

— Ты что, теперь гвардеец своего Дома?

— Скажешь тоже, — рассмеялся я, — Нет, это для… Одного дела.

— Что за дело?

— Прости, Никас запретил мне распространяться. Но не бери в голову, всё отлично. Главное — проблемы с деньгами больше не актуальны.

— А с вексом?

— И с ним, если повезёт, все решится в начале следующей недели.

— Надеюсь, ты не продал своим родственникам душу ради этого?

— Слишком низко ты её оценил. Нет, просто помогу кое в чём, и будем в расчётё.

— Ну, надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

— Разумеется. И слушай, сразу предупреждаю — в воскресенье мне придётся отлучиться на какое-то время. Думаю, на пару дней, не больше. Так что квартира в твоём полном распоряжении, можешь водить девчонок.

Он ухмыльнулся.

— Даже не сомневайся, так и поступлю. Эй, ты куда? Только же вернулся? — удивился он, когда я вернулся из комнаты, оставив там свою куртку и аптечку.

— Ещё остались дела.

— Тебе составить компанию?

— Нет, спасибо. Там, как подозреваю, будет приватный разговор. Вернусь, скорее всего, поздно, так что не теряй.

— Не нравится мне твоя скрытность…

— Прости, дружище, — повинился я, — Я тебе обязательно всё расскажу, но только после. Сейчас правда не могу. Будешь смеяться, но сам почти ничего не знаю. Вот как раз иду выяснять.

— Ладно, — легко согласился здоровяк, — Только смотри в оба, лады?

— Лады.

Мы попрощались, и я отправился к Максусу.

* * *

Его лавка находилась на одной из самых оживлённых улиц города — Тавернийском проспекте. Здесь, преимущественно, жили богачи. Оно и немудрено — самый центр города. Резиденции великих семей, главных городских чиновников, всевозможные роскошные магазины и заведения. Выглядел проспект, сияющий стеклом, кристаллами, хромированными поверхностями металла, витражами и огромными освещёнными окнами, надо сказать, весьма впечатляюще.

Лавка Максуса и его дом расположились по соседству друг с другом, на пересечении проспекта и ещё одной улочки поменьше. Высокое двухэтажное здание из красноватого кирпича, разделённое на две части, резко выделялось из окружения. В основном — белоснежного. Было видно, что постройка куда старше основной части улицы.

В лавку заходить не стал — сразу пошёл ко входу в дом.

Поднявшись на порог, я обратил внимание на кнопку звонка. Хмыкнув, утопил её и услышал мелодичную трель. Вскоре тяжёлая дверь отворилась, и на пороге появился высокий, худой мужчина с залысинами и тщательно зачёсанными назад волосами. Одет в строгие чёрные брюки, такого же цвета жилетку и серую рубашку.

— Добрый день, — поздоровался он сухим, скрипучим голосом, — Я могу вам помочь?

— Я к Максусу Ремо. От Никаса Андирафосса, — и показал записку с оттиском перстня главы Дома.

— Проходите.

Оказавшись в небольшом холле, пришлось подождать, пока дворецкий доложит о моём приходе.

Хозяин дома появился быстро, не прошло и пары минут. Я даже не успел толком рассмотреть несколько картин, висящих на стенах.

— Виктор? — он подошёл ко мне и протянул руку. Из-под манжета рубашки виднелись страшные ожоги, — Какими судьбами?

— Здравствуй, Максус, — я ответил на рукопожатие, — По делам. Извини, что без предупреждения.

Он кивнул и без лишних слов показал рукой в сторону коридора, обитого дорогим деревом, откуда пришёл.

С Ремо мы пересекались всего пару-тройку раз, но дальше обычных светских бесед дело не заходило. У нас имелась пара общих знакомых, однако вести с Максусом дела не доводилось. Впрочем, он не выглядел удивлённым.

Хотя… Ремо всегда оставался невозмутимым, даже когда напивался в «Эссенции…».

Мы поднялись на второй этаж. Толкнув одну из дверей, Максус пригласил меня внутрь.

Надо сказать, вкус у парня имелся. Его кабинет оказался очень похож на кабинет Никаса. Полукруглый, с большими окнами, выходящими на проспект, высокими книжными шкафами и хорошим, дорогим столом, обитым по кромке хромированной сталью. Единственное отличие — в полках, занявших едва ли не половину стен. На них лежали самые разнообразные устройства, начиная от небольших коробочек неизвестного назначения, и заканчивая экспериментальным оружием.

Показав на кресло, Максус подошёл к бару и спросил:

— Выпьешь?

— Давай, — согласился я.

— Вино, или что-нибудь покрепче?

— Вино. Красное, если можно.

Кивнув, Ремо наполнил бокал и подал его мне. Себе же налил белого сухого. Понятия не имею, почему ему нравится эта кислятина…

Усевшись за стол, хозяин дома вопросительно посмотрел на меня.

— Итак?..

Я протянул ему записку Никаса.

— Не знаю, удивишься или нет, но меня сюда направили.

Тот сломал печать, внимательно просмотрел бумажку и вернул её мне.

— Дворецкий предупредил. Интересно… И необычно.

— Что именно?

— То, что Никас настолько тебе доверяет. О предстоящем рейде, насколько я в курсе, знает не больше десяти-пятнадцати человек.

— Прицепился в последний момент, — криво усмехнулся я.

— Ясно. Значит, нужна информация?

— Да.

— Хорошо. Думаю Никас тебя предупредил, но я на всякий случай повторю. Единственное, о чём прошу — никому не слова о документах, идёт?

— Идёт.

— Ну что ж, тогда предлагаю не терять время.

Максус наклонился, отпер нижний ящика стола и достал оттуда толстенную папку с бумагами.

Чего тут только не было! Из того, что приходилось слышать о старом Ремо я, конечно, предполагал, что он был обстоятельным и разносторонним человеком, но чтоб настолько! Нарисованные вручную планы зданий, карты с различными пометками, зашифрованные записки, заметки об аномалиях, их расположении на улицах и свойствах, зарисовки мерзких тварей, указания…

Я начал с самого простого — карт Запретной территории. Чертежи были очень и очень детальными — с названиями улиц и тупиков, отметками торговых лавок и лабораторий, подписанными домами. Страницы из плотного пергамента пришлось разложить на столе, чтобы сложить из них одно целое. Оказывается, квартал был до одури большим — куда больше, чем я мог предположить. Я прикинул масштаб и присвистнул — размер примерно с половину порта! Что-то подсказало мне, что быстрым этот рейд не будет…

— Что насчёт копий? — уточнил я.

— Можешь сделать, конечно, — Максус, листающий тонкий блокнот в кожаном переплёте, пожал плечами, — Только боюсь, не успеешь всё скопировать и за пять дней. А позволить тебе отнести всё это в типографию, сам понимаешь, не могу.

— Разумно.

— Не переживай, карты твои родичи уже срисовали, и достаточно подробно. Полагаю, Никас просто хочет, чтобы ты хотя бы примерно там ориентировался.

Я согласно кивнул и принялся старательно запоминать переплетения квартала, благо, на память жаловаться не приходилось. Примерно через час потёр уставшие глаза, собрал страницы в стопку и отложил, а затем откинулся на спинку удобного кресла и попытался воспроизвести в памяти увиденное.

Три параллельных участка разных широких проспектов… Их пересекает ещё тринадцать улиц. Две площади — на юго-западе и северо-востоке. На юге — ряды лабораторий и мастерских, куда, собственно, лично мне и нужно было. Старое кладбище, семейные склепы де Бригез — на севере, неподалёку от ворот. В центре — Башня магии, в которой в недалёком прошлом обитали колдуны.

Снова достав карты, пробежался по ним взглядом ещё раз. А затем ещё, и ещё. Через пару часов я уже без труда мог вспомнить названия всех улиц и основных точек, на которых стояли пометки.

Ладно, с этим можно закончить. Думаю, в воскресенье загляну к Максусу ещё раз и просмотрю планы заново, чтобы запомнить наверняка.

Всё это время мы молчали. Ремо поначалу тоже изучал записи, но вскоре ему это надоело и он, извинившись, отошёл к маленькому столику возле окна и занялся какими-то бумагами.

Я же взялся за большую, но тонкую, похожую на бухгалтерскую, книгу. Бестиарий, отлично.

— Максус, не мог бы ты мне помочь? — открыв её, попросил я, — Почерка не разобрать.

— Конечно.

Записей в этой книге было немного — всего десяток существ, но информация по ним была более чем детальной, включая даже рисунки ан фас и в профиль.

— Мертвеходы, — читал Ремо, — Бывшие люди, потерявшие разум. Питаются человеческой плотью и кровью. Медленные, гниющие твари с несоизмеримой их телам силой. Имеют острые зубы и деформированные пальцы…

— Сианон — летающая тварь вдвое больше средних размеров человека. Антропоморфна. Размах крыльев — приблизительно три метра. Имеет мощные нижние конечности, заканчивающиеся длинными острыми когтями. Умеет издавать звуки, заставляющие человека впасть в ступор…

— Санджук — чешуйчатое создание, предположительно, некогда бывшее собакой. Длинный хвост с жалом, выделяющим яд. Парализует мгновенно и вызывает припадок. Умеет перемещаться в толще скальной породы.

И так далее, и тому подобное…

Описания тварей я тоже старательно запоминал.

Позже настала очередь аномалий. О них записей было примерно столько же, сколько и о бродящих по улицам тварях.

Как я понял, это были изменённые вексом и магией… Даже не знаю, как описать. Локальные куски пространства, наверное. «Горелки» поджаривали всё, что в них попадало, до состояния хрустящей корочки. «Люмены» выжигали глаза невероятным светом. Но их хотя бы было видно.

«Зыбучий песок», к примеру, вообще заметить было невозможно. Обычный, на первый взгляд, камень мостовой или проезжей части, мог засосать в себя человека за пару секунд. Что с несчастным станет дальше — сие никому не было ведомо…

И если эти аномалии хотя бы оставались на местах, то другие постоянно перемещались по кварталу. Назавтра они могли находиться за несколько сотен метров от вчерашнего местоположения, и это было куда опаснее.

К таким аномалиям относились, например, «Костоломка». Блуждающее марево, угодив в которое можно было попрощаться с жизнью со стопроцентной вероятностью. Название говорящее — и неспроста. От неудачников, попавших туда, оставались лишь перемолотые кости и куски мяса…

Кроме этой жутковатой, но достаточно полезной информации, было и много другой.

В частности — заметки о маршрутах, по которым следовал отряд, списки разрушенных и целых лавок и лабораторий. И самое главное — отметки белых пятен, до которых отряд Сантуса Ремо не добрался, и которые исследовать не успел. Их было много. До одури много, едва ли не больше половины всей карты…

Эти участки представляли наибольшую опасность.

За записями мы засиделись до позднего вечера, и при этом не продвинулись даже наполовину. Когда я отодвинул от себя очередной листок, на улице уже стемнело, и вдоль проспекта зажглись векс-фонари.

Максус, заметив это, с хрустом потянулся, посмотрел на наручные часы и хмыкнул:

— Что-то мы припозднились. Предлагаю сделать перерыв. Ты голоден?

Только сейчас я понял, что не ел со вчерашнего обеда…

— Зверски.

— Отлично, — «ирокез» усмехнулся, — Тогда идём в столовую, перекусим.

Мы спустились на первый этаж. Дав задание прислуге, Максус провёл меня в столовую, и вскоре за небольшим столом нам накрыли шикарный ужин. Жареная птица с гарниром из овощей, две злаковые каши с ароматом копчёностей, зелень, сыр, белое сухое вино, фрукты, десерты.

Кормили в доме Ремо просто на убой, и я не стал отказывать себе, наевшись до отвала. Признаюсь, после этого страшно захотелось спать, но уходить ещё было рано — оставалась огромная кипа неизученной информации, и я намеревался сегодня урвать ещё хотя бы небольшой её кусочек.

Покончив с ужином, мы вернулись на второй этаж и продолжили разбирать бумаги. В какой-то момент я понял, что у меня уже мельтешит в глазах от корявых букв, и отложил последние листы.

— Максус, можно личный вопрос?

— Валяй.

— Зачем вообще твой дедушка сунулся туда, когда отправляли первую группу?

— А-а-а, — протянул Ремо, — Тут особого секрета нет. Там находился его особняк. До сих пор находится, полагаю. В нём старик жил, пока не произошло то событие, из-за которого квартал опечатали. В то время деда не было в городе, так что… Можно сказать, ему повезло. Но вот большая часть записей, разработок и заметок осталась там. Он просто хотел забрать их, но…

— Добраться не получилось?

— Верно. Но надеюсь, это получится сделать у вас.

— Поэтому ты помогаешь Никасу?

— Можно сказать и так. Мой дед работал на семью Андирафосс. Теперь я работаю… Скажем так — «с ними». И взамен на всю предоставленную информацию о Запретной территории, я попросил у главы вашего Дома услугу.

Я усмехнулся.

— Хочешь, чтобы мы всё же попробовали добраться до особняка твоего деда и достали его записи?

— Именно.

— Что ж, тогда предлагаю выпить, — я посмотрел на пустой бокал и Максус налил туда вина, — За то, чтобы каждый из нас получил то, чего хотел.

Мы чокнулись, выпили, и вскоре я покинул дом Ремо. Незачем было просиживать здесь всю ночь, да и это было бы неприлично. Следовало хорошенько выспаться, что я и рассчитывал сделать в своей квартире.


Глава 16


Три дня, выделенные мне на подготовку к рейду, пролетели незаметно. Я почти не бывал дома — возвращался только чтобы переночевать. Вейгар отнёсся к этому достаточно спокойно, хотя периодически замечал, что ему страсть как хотелось узнать, чем я занимаюсь.

В гостях у Ремо пришлось провести ещё два дня, а вот в воскресенье, как и обещал Стефан, глава Дома собрал всех участников группы в большом зале и провёл брифинг.

Оказалось, что в её составе, в основном, были колдуны. Кроме меня в отряд включили Сильвию (что немало меня удивило), умеющую управлять водой, двух огнемагов, телекинетика и биоманта, которых я раньше вообще не встречал.

Неприметный парнишка сидел напротив меня. На первый взгляд — ничего особенного. Никаких следов проявления магии. Однако когда биомант заметил, как пристально я его разглядываю, я едва не пал со стула.

Воля (звали его таким странным именем, да) повернулся в профиль, а когда принял прежнее положение, оказалось, что правая его половина лица… Совсем не похожа на левую! Абсолютно другие черты, никак не совмещающиеся с предыдущими!

Но это были только цветочки. Повернувшись в другую сторону, он повторил манипуляцию, и когда вновь посмотрел на меня — это был совершенно иной человек, в облике которого не проглядывалось ничего от прошлой личины.

— Охренеть! — улыбнулся я, — Это просто невероятно!

Воля тихо рассмеялся в ответ.

— Не встречал таких раньше?

— Нет.

— Неудивительно, нас очень мало. А тех, кто развил талант до приемлемого уровня — и того меньше.

Я покачал головой. Надо будет пообщаться с парнем, при случае. Обалденная способность! Я слышал, что продвинутые биоманты могут мощно менять структуру своего тела. Не только создавать себе новую внешность, но и влиять на строение внутренних органов, усиливать кожу и так далее. Я полагал, что они получили возможность изменять свой генетический код, но даже представить не мог, как им это удаётся.

Вместе с колдунами на Запретную территорию также отправляли Стефана и трёх его самых опытных подчинённых.

Вообще, состав группы был достаточно разношёрстный. Бойцы, Сильвия и я — из рода Рафосс. Огнемаги Торн и Вальдер — де Бригез. Телекинетик по имени Шор — «свободный художник», а Воля — из семьи Джессалин.

После того, как нас всех представили друг другу, Никас обрисовал основную задачу.

— Главой отряда назначается Стефан, — вещал Никас, — И все вы обязаны выполнять его приказания, даже если они вам не нравятся. Да, уважаемые родичи, я понимаю, что вы дворяне и маги, но поверьте — этот человек участвовал не в одной операции, и боевого опыта у него куда больше, чем у всех вас вместе взятых. Конечно, в экстренных обстоятельствах мы рассчитываем на ваши индивидуальные навыки. Но, думаю, никто не будет спорить с тем, что главное — выполнить задачу. И для этого нужен командир.

Он окинул взглядом собравшихся и, не встретив возражений, продолжил:

— Вам будет нужно пройтись по трём ключевым точкам. Мастерские де Бригез, неподалёку от старых склепов — первая из них. Насколько нам известно, там есть четыре сейфа, содержимое которых вы и должны достать. Конкретно — папки с документами под вот такими грифами.

Мы по очереди передавали друг другу документы, записи, рисунки, схемы, карты. На брифинг ушла большая часть дня, но то, что там было сказано я, в основном, уже знал благодаря записям Ремо.

Больше всего интересовали цели.

Кроме записей из мастерских де Бригез мы должны были посетить старый Дом Джессалин, особняк Сантуса Ремо, а также лаборатории рода Рафосс. Собственно, везде нам требовалось одно и то же — информация. Старые блокноты, записи, журналы, схемы и прочее, прочее, прочее.

Разумеется, мы искали что-то определённое. Никас удивительно точно знал, где документы лежат в сейфе, а где — в тайнике. Так что хватать всё подряд не стоило. Единственная пара отклонений — я, со своим вексом (который должен был остаться в лабораториях нашей семьи), и четыре определённых книги для Максуса. Но если для Ремо мы должны были постараться вместе, то за свой векс я отвечал лично, о чём было упомянуто отдельно.

Закончили обсуждать все детали лишь ближе к вечеру, после чего всех накормили сытным ужином и отправили спать.

Подъём Стефан обещал очень ранний…

* * *

Небо на западе ещё оставалось иссиня-чёрным, а вот на востоке уже можно было хорошенько разглядеть Ан-дар-Кинарет. Так местные всё ещё называли красную планету, висящую на небосводе. «Алая кровь Госпожи», говорили они, в память о легендах и богах, что якобы существовали задолго до катаклизма…

Луна же оставалась скрытой. В этом месяце её не было видно, но я знал — она вернётся уже через две недели. Такая вот особенность была у местной гравитационной системы.

Утро только-только вступало в свои права, а наш отряд уже стоял возле массивных каменных створок. Они практически сливались с высокой каменной стеной. Она была выложена здоровенными блоками серого цвета, а поверху сооружение опоясывала цепь векс-кристаллов. Эта система позволяла не беспокоиться, что кто-то из обитателей Запретной территории попробует пробраться в город.

Любую тварь на расстоянии до десяти метров от стены испепеляли генерируемые кристаллами разряды.

Усиленный караул с «этой» стороны Тарнаки встретил нас далеко не в полном составе. Точнее, встречал только капитан, представитель городского Совета да четвёрка сержантов, двое из которых были магами. У одного из молодых, не старше двадцати пяти лет, людей, на лице явно проглядывались вены, налитые эссенцией. Они светились, как моя татуировка, но не настолько ярко.

— Удачи, господа. И леди, — сказал капитан, обращаясь к нам, — Надеюсь, вы вернётесь целыми.

— Надеюсь, вообще вернёмся, — тихо пробасил идущий рядом со мной Шор.

— Помните — по возвращению вас ждёт двухнедельный карантин. И встречать, к слову, будут две прекрасно экипированные роты. Поэтому если с одним из вас случится что-то… Необратимое — вспомните об этом. И примите правильное решение.

Мог и не напоминать. Все разумно опасались того, что можно было принести из Запретной территории. Люди толком даже не могли представить, чего им бояться, но проявляли осторожность. Вылазка была санкционирована на самых верхних кругах. Ну ладно — или кругах, близким к ним.

В любом случае, если случится такое что мы вернёмся — может статься, что кто-то окажется заражён определённой болезнью. Или чем-то подобным. И было совершенно точно нельзя допустить распространения какой-нибудь этакой дряни.

В принципе, я не имел ничего против, надеясь, как минимум, выжить.

Просчитав все варианты развития событий, принял решение согласиться на предложение Никаса. Поначалу оно показалось мне чистой воды авантюрой, но…

Всегда есть какое-то «но».

Я сам влип в неприятности, и мне предлагали кратчайший путь… Скажем так — «безвозмездного» решения проблемы. «Плюс» оставался в любом случае.

Достану векс? — отлично, заработаю кучу денег, и верну долг Никасу. Не достану — долг возвращать необязательно.

Альтернативой, по сути, было обречение себя на службу к Андирафосам. Там пришлось бы заниматься долгой и утомительной работой на их предприятиях, чтобы себя прокормить. Никас бы явно не отказал мне в такой просьбе. Уверен, он был бы рад заполучить ещё одного вассала.

Так что однозначно — рейд на Запретную территорию был удачным и очень быстрым шансом отыграться и получить немного сверху.

Нам отперли толстенную, толще локтя, стальную дверь. Щёлкнул механизм и тяжёленные стальные поршни разошлись в стороны. Солдаты, чтобы открыть дверь, поднатужились, а заставные маги всё время внимательно контролировали процесс.

«Готовы к обороне, ха!»

Я понял, что нервничаю, и попытался успокоиться. Поймал взгляд Сильвии — слегка надменный и нервный. Мы с ней были самыми молодыми участниками вылазки, и надо думать, девушка переживала.

— Всё будет нормально, — шепнул я ей.

Блондинка нервно фыркнула.

— Да уж я постараюсь, чтоб тебя не съели.

Мы обменялись усмешками и зашагали следом за остальными членами отряда.

— Удачи, — повторил капитан нам в спину. Дверь захлопнулась, и внутри неё гулко лязгнул запорный механизм.

Мы находились на широкой улице, ведущей, как я помнил, к площади Объединения на северо-востоке квартала. Дома, тянущиеся слева и справа, скалились нам выбитыми окнами и дверными проёмами. Они были обшарпанными, старыми и неприветливыми.

— Всем держаться плотной группой. Каждый смотрит по сторонам и если что-то замечает — тут же даёт знать остальным. Будьте внимательны! — сказал Стефан и осторожно пошёл вперёд, — Оружие держать наготове. Господа маги, это касается и ваших способностей.

Мы двинулись следом за ним, заняв установленные места…

Первая стычка с представителями Запретной территории случилась уже через пару сотен метров. Из-под деревянных обломков вылезло чешуйчатое тело и, стремительно извиваясь, поползло в нашу сторону. А следом за ним оттуда же появились ещё с десяток таких же тварей, только поменьше.

Мы с огнемагом заметили их одновременно.

— Есть контакт!

— Какая мерзость! — сразу после моего выкрика прошипел Торн, направляя руку в сторону представителей местной фауны.

Лёгкая огненная волна, раскрываясь, метнулась из его ладони на пяток метров. Она откинула скользких гадов назад и хорошенько поджарила.

— Смотрим в оба! — в который раз напомнил Стефан, не опуская свою винтовку, — Идём дальше!

«Мог и не напоминать».

Словно в ответ на моё мысленное замечание, стекло ближайшего окна разлетелось. Вылетевшая изнутри многоногая тварь врезалась в плечо ближайшего бойца, и впилась в него. Она чем-то напоминала паука, только размером больше кошки…

Сбив мразь прикладом, лейтенант наступил на неё, с хрустом раздавив. Раздался пронзительный писк, и хитиновая сразь, дёрнувшись, утихла.

— Цел?

Дождавшись кивка тихо матерящегося бойца, Стефан кивнул:

— Не останавливаемся! Тут, кажется, гнездо этой мелочи. Отойдём, и никаких проблем.

Так оно и оказалось — дальше за нами никто не полез. Держа под контролем обе стороны улицы, мы быстрым шагом двигались к первой цели рейда — лабораториям де Бригез.

При этом старались глядеть в оба. Стефан, шедший впереди, постоянно доставал карту, сверялся с ней и делал пометки. Пару раз это помогло — он заранее предупредил о «Зыбучем песке». Метнув туда булыжник, мы увидели, как его стремительно засосало куда-то вниз. А через пару секунд мостовая выглядела как прежде.

Довольно большой участок пришлось обходить, и с этого момента мы на порядок усилили бдительность. Каждую секунду я старался оставаться внимательным и не забывать о том, где нахожусь.

Во второй раз он велел нам остановиться перед перекрёстком. Четыре столба по его углам щеголяли оборванными проводами, а фасады зданий были сильно обгорелыми.

Лейтенант покрутил головой, достал часы и посмотрел на циферблат. А затем снова достал карту.

— Что там? — не выдержав, шёпотом спросила Сильвия.

— Ждём. Давайте чуть отойдём.

Заглянув через плечо Стефана, я увидел на карте пометку:

«В 6:00 встретили на перекрёстке Живых ключей и Карамельной аномалию „Горелка“. Появлялась дважды с интервалом в семь минут. Заметила Ганса на расстоянии примерно в пятнадцать метров»

Спустя пару минут на балконе верхнего этажа одного из зданий появилось густое марево. Оно сильно преломляло действительность, а его жар очевидно, и закоптил дома…

Спустя пару минут аномалия сдвинулась, рухнула вдоль стены вниз, и плавно полетела дальше, пересекая перекрёсток. Оказавшись у здания напротив, она скрылась в нём, а ещё через пять минут появилась на балконе, но ужи ближе к нам.

Процесс повторился, и аномалия вернулась обратно. Всё это время Стефан, сидя возле стены, поглядывал на циферблат часов. Наконец, он их убрал.

— Если сейчас она спустится, проследует по той же траектории и скроется в том же здании — пойдём вперёд. По зданию она перемещается пять минут, ещё две торчит наверху. Если верить записям, на расстоянии больше пятнадцати метров она никого не чувствует. Возьмём с запасом. Я иду первый, затем Торн, сержант, Сильвия, старший сержант, Виктор, рядовой, Воля, Шор и Вальдер — замыкающим. Держимся ближе к правой стороне улицы. Нам нужно до следующего перекрёстка, и направо. Контролируйте дома.

Мы выстроились в названный порядок и приняли боевую готовность.

Аномалия покинула здание в заданное время и поплыла обратно. Дождавшись, когда она скроется, мы в темпе пересекли перекрёсток, и лишь когда нас стали разделять несколько сотен метров, слегка притормозили.

Отсюда до лабораторий де Бригез было рукой подать.

Они расположились между старым кладбищем и прилегающими к нему жилыми кварталами, и Старым рынком, на который записи Ремо соваться не советовали.

Два огромных, не побоюсь этого слова, строения, возвышались над десятком зданий поменьше. Верхнюю их часть украшали витражи, большей частью выбитые, а у ближайшего были снесены массивные ворота, погнутые и валяющиеся неподалёку. К ним подходила монорельсовая ветка. Пути, сейчас густо заросшие высокой травой, поворачивали к югу и терялись за забором.

Осторожно оглядываясь и стараясь не шуметь, мы пробрались через пролом в высокой ограде. Убедившись, что в зарослях чертополоха и сныти никто не прячется, миновали открытый участок, засыпанный песком, и направились к входу.

Внутри первое из двух огромных зданий выглядело ещё монструознее. Высоченные потолки, кран-балки, столы, отдельные цеха, обломки промышленного оборудования, шкафы — и всё это только в первом зале. Внутри мастерские делились на несколько частей, а на втором, третьем и четвёртых этажах также имелась масса помещений.

Подъём пришлось искать довольно долго — ближайшая лестница оказалась недоступна. Целых два её пролёта лежали внизу грудой металла. Тем не менее, побродив по залу, сверившись с зарисовками карты и найдя переход в дальний зал, мы всё-таки нашли вторую.

За всё это время вокруг нас не оказалось ни одной твари.

Сейфы обнаружились именно там, где и говорил Никас — в рабочих помещениях второго этажа, у северо-западного угла здания. Огнемаги вскрыли их всего за пару минут, и надо сказать, сделали это очень эффектно.

Оба де Бригез просто «спилили» переднюю часть сейфов с помощью мощного, направленного огненного потока, больше похожего на плазменный резак. Вызывали они его прямо из указательных пальцев правой руки. Той, что у обоих колдунов была закована в массивную стальную перчатку.

Мне, если честно, страшно было представить, как выглядят их кисти…

Стефан собрал несколько папок с нужным грифом, бегло просмотрел их содержимое, порылся в остальных документах и спрятал необходимое в заплечную сумку. Не особо-то много мы здесь и забрали…

— Отлично, первая часть плана выполнена. Идём, тут нам больше делать нечего, — велел он, и мы направились к выходу из здоровенного здания.

По пути нам по-прежнему никого не попадалось, и я даже счёл это удачным знаком. Поторопился, разумеется…

Проблемы начались в тот момент, когда мы уже вернулись на центральный проспект квартала, миновали кладбище и свернули в большой двор.

В него выходили фасады четырёх домов, в пять этажей каждый, и крест-накрест пронзали две небольшие улочки. По одной из них можно было быстро добраться до Самоцветной улицы, как сказал Стефан. Слева нам мешали это сделать полуразрушенные «жилые» дворы и куча белых пятен на карте. Справа — рухнувшая поперёк Свинцового проспекта астрономическая башня.

И именно так проходили прошлые группы. Но в этот раз Запретная территория приготовила для нас новый сюрприз.

Передвигались мы аккуратно, держа под контролем каждый сектор, откуда можно было ждать удара. И всё же обитатели квартала подловили незваных гостей…

По верхним этажам слева мелькнула тень. Мы все это заметили. А в следующее мгновение там же послышался звон стекла, и маги, один за другим, привели свой талант в состояние боеготовности. Я тоже приподнял руки в кожаных перчатках. По ним привычно забегали крохотные молнии.

— Не паникуйте…

Первого из тройки бойцов, того, на которого в самом начале напал паук, смело с места. Мы только и успели увидеть, как разлетелся дверной косяк в доме напротив. Вокруг него расползлось пыльное облако.

— А-А-А-А!!!

Хруст костей.

— Вперёд, вперёд! — скомандовал Стефан.

Впрочем, указывал он не туда, где исчез его подчинённый, а на проход между домами.

— Двигаемся, ну!

Вальдер, крепкий, гладко выбритый и короткостриженный блондин, рванул первым. Сразу за ним — его родич. Но едва они сунулись в проулок, как мощный коготь, пробив стену, проткнул огнемага насквозь.

Торн, увидев произошедшее, отшатнулся. Стефан со своими солдатами кинулись на помощь.

А справа от нас двери дома вдруг распахнулись, и оттуда повалили мертвяки. Наверное, пару десятков.

— Уничтожайте головы! — тщательно прицеливаясь, крикнул я.

Хорошо, что эти твари медленные.

Я прогнал по руке короткий, замкнутый энергетический контур. Вытянув два пальца, «выстрелил», каждый раз отводя руку, которую сводила лёгкая судорога.

Раз, два, три!

Черепушки троих мертвеходов лопнули, а тела повалились на землю почти одновременно.

В яблочко!

Мимо пронеслась деревянная рама. Она влетела в грудину четвёртого мертвяка, опрокинула его под ноги приятелей. Следом в воздухе свистнуло колесо, зацепив сразу двух, затем каменный блок и ещё какой-то хлам.

Шор с помощью телекинеза швырялся тем, что под руку подвернётся. Они с Волей медленно отходили к проулку, где происходило страшное. Маг огня орал, а мерзость, проломившая стену и выбравшаяся наружу, полосовала его «наживую», совсем не обращая внимания на действия жалких людишек.

Похоже, это была та самая Сианон. Мерзкая человекоподобная тварь с мощными конечностями, увенчанными когтями, и здоровенными кожаными крыльями.

— Ви, помоги!

Крик Сильвии отвлёк меня от образины, схватившей Вальдера. Обернувшись в сторону девушки, я заметил ещё десяток мертвеходов, появившихся из другого здания. Они брели к нам.

Я уже собирался прицеливаться, но оказалось, что у сестрички есть идея получше.

Раскинув руки, она крутнулась на месте, и мощный водяной поток, вырвавшийся из её ладоней, накрыл всю десятку. А уже через секунду его пронзила серия молнии, выпущенных мной.

Часть из них попали в зомби и вместе с заклятием Сильвии уронили нескольких, вырывая из них куски отваливающейся плоти. Но главным было другое — электричество отлично «разбегалось» по воде. Разряды в одно мгновение опутали мертвеходов, оставшихся на ногах, заставив их судорожно биться в конвульсиях. Они продолжали переставлять ноги, направляясь в нашу сторону, но делали это очень медленно.

— Ещё!

Мы повторили. На этот раз я увеличил количество разрядов и слегка ослабил «каркас», удерживающие его от распада. От мертвеходов повалил пар, а через пару секунд сразу двое из них вспыхнули, как факелы. Спустя мгновение загорелись ещё трое.

В нос ударил отвратительный запах горелого гнилья.

Услышав за спиной рычание, я резко развернулся.

Проклятье!

Мы разбирались с мертвяками, а другая часть отряда — с крылатой тварью, которая только пару мгновений назад взмахнула крыльями и, раскидав моих товарищей, взмыла в воздух. И под этот шумок к нам подобралась куда большая толпа зомби! Они ввалились во двор с улицы, ведущей к кладбищу, одним сплошным потоком, и моментально разделили отряд.

— Уходите! — только и успел крикнуть Стефан, снося голову самому проворному мертвечине, подобравшемуся к нему, — Встретимся у Дома Джессалин! Ж…

— Бежим, бежим! — сбив ещё трёх мертвеходов молниями, я потянул девушку за собой. Дёрнув её за руку, подтолкнул в сторону ближайшего проулка.

Сам развернулся, вскидывая арбалет, и дал короткую очередь по головам безмозглых тварей. С пяток болтов угодили точнёхонько в черепушки, и мертвяки попадали. Где-то дальше пронеслась огненная волна, сметя сразу десяток. Я почувствовал кураж, и тут же одёрнул себя. Нужно уходить! Кто знает, сколько их?

И в этот момент словно сама судьба меня уберегла…

Опустив оружие, я рванул за сестрицей. В тот же миг с крыши соседнего дома на то место рухнуло несколько тел. Они разлетелись на гнилые куски и кости, а я, бросив взгляд наверх, только прибавил ходу.

Мертвяки, до поры, до времени спящие, были и на крышах… Теперь они просыпались и мечтали только об одном — полакомиться свежей человечиной.


Глава 17


Мы бежали по узким проулкам, едва ли не задевая плечами стены покосившихся домов.

Позади напирала волна зомби, сверху клёкотали какие-то мелкие летающие твари. Мерзости на Запретной территории оказалось куда больше, чем ожидалось…

Отколовшись от основной части отряда, я и Сильвия углубились в переплетение улочек, узких дворов и старых двухэтажных строений с осыпающимися трухой балконами. Не останавливаясь ни на секунду, мы двигались на юг — к Самоцветной улице.

Позади послышался хрип. Обернувшись, я швырнул несколько коротких молний в ближайших мертвяков. Они попадали на землю, на какое-то время перегородив дорогу своим товарищам.

— Левее, левее! — припомнив карту, я догнал Сильвию и ухватил девушку за плечо, направляя в нужную сторону, — Тут нас зажмут!

Словно подтверждая эти слова, хлипкая стена ближайшей хибары разлетелась на сотни гнилых деревяшек. Проломив её, на пути возник ещё одна тварь. Только на этот раз это был не простой гниющий мертвец.

Словно собранное из нескольких тел, высокое и мясистое создание заревело. Махнув огромным наростом, заменяющим руку, оно ударило по блондинке. Девушка бросилась назад, а я, недолго думая жахнул по противнику мощной шаровой молнией.

Едва прикоснувшись к изменённому телу, та взорвалась, отбрасывая его, но значительных повреждений не причинила.

Проклятье!

Я подхватил Сильвию, поставил её на ноги и мы побежали обратно. Едва успели свернуть в ближайший двор — мертвяки удивительно быстро нагоняли нас. На повороте едва не достали, но я успел снять прыткого мертвеца точным выстрелом из арбалета. В следующий миг уже сестрица выручила меня, окатив набегающих тварей мощным напором воды. Они попадали на землю, и в узком пространстве возникла давка. Позади толпы возник изменённый здоровяк и начал пробираться через толпу, раскидывая мертвеходов.

Мы рванули подальше. Скрываясь в узком переплетении проулков, то и дело приходилось бросать взгляды ещё и наверх. Кружившие там «птички» периодически снижались, пытаясь схватить нас когтями. Нескольких блондинка сбила своими струями воды, ещё парочку снял я.

Наконец, впереди мелькнул просвет. Через заваленный мусором двор мы выскочили на ближайшую улицу.

За спиной всё ещё слышался грохот, стоны и хрипы — изменённый и мертвеходы слегка отстали, но по-прежнему преследовали нас.

— Надо оторваться от них, — глотая воздух, произнесла сестричка.

— Надо.

По земле мелькнула тень, и я среагировал рефлекторно.

— Берегись!

Оттолкнуть девушку удалось в самый последний момент. Рухнувшая с неба тварь была размером почти с человека. Расправив перепончатые крылья, она хватанула когтями воздух, пролетела над дорогой, заложив крутой вираж, быстро скрылась за углом.

— Я уже жалею, что сунулась сюда, — блондинка скрипнула зубами.

— Есть такое, — я снова помог ей подняться, — Идём скорее, сейчас здесь будут мертвяки. Надо убраться с улицы.

Я понимал, что это не лучшее решение, но следовало хоть немного передохнуть, оценить ситуацию и подумать, как действовать дальше. Нельзя просто ломиться напрямик к Дому Джессалин. Шансы выжить в таком случае стремительно понизятся — нас всего двое, и карт с пометками под рукой нет.

Вляпаемся аномалию, или не уследим за особо прыткой тварью. Тогда всё — пиши пропало всем моим надеждам и чаяниям.

Мы пробежали чуть дальше, постоянно озираясь по сторонам. Насколько я помнил, эта улочка носила название «Фонарная» и, изгибаясь, вела к Иридиевому проспекту. А уже оттуда можно было выйти на Самоцветную.

Чтобы определить, где мы находимся, я попытался вспомнить заученные карты. И, кажется, это удалось.

— Туда, — потянул девушку к дому с уцелевшей террасой.

Гостиничная вывеска «Вуаль» подтвердила мои мысли. Это было одно из тех мест, где останавливались предыдущие отряды. Безопасное, вроде как… Но забывать об осторожности не стоило.

— Сначала осмотримся. Будь внимательна.

Сильвия кивнула. Заглянув через щели между досками, которыми были заколочены окна, мы осторожно отворили входную дверь и, убедившись, что внутри никого нет, убрались с улицы.

Первый этаж почти полностью занимал большой зал, некогда бывший ресторацией. Все окна заколочены, в помещении царит полумрак. По периметру валяются обломки мебели, столов и стульев. Возле дальней стены тянется старая стойка бара. За ней — шкаф с кучей запылённых бутылок.

На улице послышались хрипы и пронзительный визг. Вздрогнув, Сильвия сделал пару шагов вглубь ресторации, и я последовал за ней.

— Давай наверх, — шепнул, не сводя глаз с двери.

По крайней мере, со второго этажа или крыши можно попробовать разглядеть улицу…

Стараясь наступать на рассохшиеся ступени аккуратно, мы с блондинкой поднялись на пролёт выше. Грязный и тёмный коридор уходил вглубь здания, часть дверей отсутствовала. В воздухе висела пыль.

Мы зашли в первую попавшуюся комнату.

— Что это за место? — прошептала Сильвия, держась вплотную за мной.

У меня самого проскочил такой вопрос… Это помещение выглядело достаточно обжитым… Кровать, крючки на стенах, куча одежды, какие-то сундуки, стол, стулья, посуда, продукты…

— Кто-то здесь обустроился.

Сказав это, я почувствовал, как по спине пробежал холодок. Кто может выжить здесь, среди чудовищ?

Только такое же чудовище.

— Сколько магии у тебя осталось?

Сестрица молча закатала правый рукав своей рубахи и показала изящный рисунок. Водяные листья были закрашены светло-синим, слегка пульсирующим цветом, больше, чем на две трети. Посмотрев на свой резерв, я с удовлетворением обнаружил, что у меня почти также.

Мы медленно обошли комнату.

— Ви, посмотри, — тихо позвала девушка.

Подойдя к ней, я встал рядом с расчерченным непонятными схемами столом. Сильвия копалась в верхнем ящике, и при моём приближении достала оттуда несколько блокнотов и тетрадей.

Я с интересом взял небольшой ежедневник и наугад раскрыл его. Заметив знакомые, но совершенно непонятные символы, первые пару секунд не мог сообразить, в чём дело, а потом будто обухом топора по голове ударили!

Это совершенно точно был то же самый шифр, который использовали люди Ордена, напавшие на поместье Труссо! Те же закорючки, направляющие, те же повторяющиеся значки!

Я спрятал ежедневник в сумку и взялся за толстую тетрадь. В ней записи уже не были скрыты. Пролистав почти до конца, я нашёл последнюю.

«Чувствую, что седьмой экземпляр был последним, которого удалось заполучить без проблем… Слишком много свидетелей было в тот раз, меня наверняка заметили. Впрочем, сейчас это не играет никакой роли — самое главное, что (неразборчво) должна, наконец, сработать.

Найти подходящих особей было сложно, но благодаря моим пугливым друзьям с северных ворот всё же удалось это сделать.

Семь разных талантов, слиты воедино, да. После того, как Орден отправил меня сюда, прошло уже больше года, и только в последний месяц мой исследования вышли на верный путь. Если сейчас всё пойдёт как надо…

Что ж, тогда Тарнаку ждёт немало сюрпризов!»

Просмотрев другие страницы, я хмыкнул.

Так-так-так… Кажется, Орден Чистоты не настолько чистый, каким хочет казаться… Кто бы тут ни жил — он работал на эту организацию, и готовил какой-то эксперимент. Эксперимент на основе магии! В некоторых записях упоминались биоматические способности их владельца, из чего можно было сделать определенные выводы.

Конечно, я мог ошибаться, но думать обо всё этом стану позже. Поэтому дневник отправился в сумку. Пожалуй, его будет нужно передать Никасу.

Ещё в одной тетради были анатомические зарисовки человека, подверженного изменению с помощью ударных доз эссенции. Вместе с ними шли формулы с непонятными мне расчётами, записи с датами, медицинские термины с расшифровками.

Всё это выглядело как исследование, так что, подумав, я всё же решил забрать и эти бумаги.

Мы продолжили осматривать жилище, периодически поглядывая в щели между досками на окнах. Толпа мертвеходов всё ещё брела по улице, но уже изрядно поредела. Летающих тварей тоже не было видно, и я очень надеялся, что нас потеряли.

В углу обнаружилась импровизированная «дверь» — прикрытый деревянной панелью провал в стене. Он вёл в соседние апартаменты, состоящие из нескольких комнат.

Здесь лежал векс. Много векса.

Аккуратно нарезанные прямоугольные плитки, разных цветов, толщиной в четыре пальца, стояли стопками. Россыпь кристаллов поменьше валялась прямо на полу. Круглые, многогранные, необработанные, большие, средние и маленькие, зелёные, красные, жёлтые, белые…

Всё это я обнаружил, стянув с горы векса несколько покрывал, скрывающих такое богатство. Даже Сильвия, увидев это, тихонько присвистнула.

— Обалдеть!

— И не говори!

— Тот, кто здесь живёт, приволок его?

— Скорее всего.

— Но для чего?

Я не знал ответа. Распустив завязки сумки, не стал терять времени и положил туда десяток подходящих плиток. В мастерских мне его распилят, и получится нужное количество. Блеск!

Обстоятельства, может быть, не самые благоприятные, но другого шанса может и не быть.

Для себя я уже решил следующее: если у Дома Джессалин мы не встретим остальной отряд — вернёмся к воротам. Думаю, Сильвия не будет сильно против. Продолжать вылазку вдвоём — самоубийство. Искать остальных — ещё большая глупость. Да, мы вернёмся ни с чем, зато — живыми.

Так что до лабораторий мы можем и не дойти, и тогда — никакого векса. А тут он, можно сказать, сам мне на голову упал!

Так что я не стал смущаться Сильвии, и заодно закинул в сумку ещё несколько камушков поменьше. Наученный горьким опытом, в этот раз хорошенько завязал сумку и накинул лямки на плечи.

— Идём, осмотримся дальше.

Мы вышли в смежную комнату. Окна здесь тоже были заколочены, но не настолько, чтобы нельзя было разглядеть обстановку. И как только я осознал, что находится вокруг — мне резко поплохело.

Просторное помещение было заставлено столами, а на них… На них лежали обезображенные тела мутантов. Со страшными наростами, торчащими щупальцами, деформированными конечностями, панцирями, окровавленные и слегка подгнившие.

Выглядели они отвратительно.

Рядом с ними лежала куча инструментов, оборудования, посуды. Скальпели и пилы, молотки и кинжалы, пинцеты, микроскопы, склянки, иглы, карандаши, шприцы, трубки, перегонное оборудование… Какие-то устройства, работающие на вексе, куча проводов, ванны, заляпанные сухой кровью, камеры для горения, холодильники, склянки с жидкостями, металлические обрезки, трубы…

Осмотревшись, я увидел, что на одном из столов лежит детский скелет…

Слева стоял шкаф, заполненный массой книг, и стол, на котором было расчерчено что-то вроде пентаграммы с кучей непонятных символов и формул…

А рядом с ним, на вешалке, висело несколько одинаковых серых сюртуков.

— Это его логово!.. — произнесла Сильвия, хватая меня за руку, — Ви, ты понимаешь!?

Я понимал, и весь покрылся испариной. Если здесь действительно обитает Серый Сюртук — нужно убираться как можно скорее.

И конечно же, стоило только об этом подумать, как внизу послышался какой-то шорох.

— Тихо!

В следующий миг звук повторился, и мы услышали, как захлопнулась входная дверь. А ещё через секунду зазвучал топот тяжёлых шагов. Кажется, он медленно направлялся в нашу сторону…

— Уходим!

Сильвию не пришлось уговаривать. Стараясь не глядеть на изувеченные тела монстров, она протиснулась между двух столов, залитых кровью, и толкнула дверь, ведущую в коридор. Та оказалась не заперта.

Я шёл за сестрицей спиной вперёд, держа под контролем вход в комнату.

— Ви, где ты?!

Стараясь двигаться как можно бесшумнее, мы прошли до самого конца здания, выскочили в угловое помещение и притворили за собой дверь. Это было что-то вроде длинной кладовки, заваленной разным хламьём. Справа я заметил детские вещи и приметный шаперон — именно в таком пропала последняя жертва Серого Сюртука, в газете писали подробности…

У противоположной стены была ещё одна дверь в окружении двух зарешетчатых окон. Она вела наружу!

— Заперта! — прошипела девушка, попытавшись повернуть ручку.

— Отойди.

Убедившись, что металлическая пластина заперта на замок, я присмотрелся к нему. Времени оставалось всё меньше… Если хозяин этого логова обнаружит нас…

Привычно вытянув два пальца, я прицелился и выпустил из них мощный поток электричества. Удержать его получилось без труда, и после нескольких секунд заклятие раскалило механизм, а затем и вовсе превратило его в оплавившуюся жижу. Она начала стекать по двери, а я всё продолжал орудовать своим «резаком».

При этом я испытывал странное ощущение. В пальцах, из которых вырывался поток, словно засело лёгкое жжение. Как будто кость зудела изнутри.

Наконец, скоба, до которой никак не получалось добраться, развалилась на две части и дверь чуть приоткрылась.

Толкнув её плечом я, обливаясь потом, приложил усилие.

Дверь чуть скрипнула и поддалась, открывая доступ к лестничной клетке снаружи здания. Сильвия протиснулась в приоткрывшуюся щель, я последовал за ней и притворил створку обратно.

К счастью, толпа мертвеходов уже прошла, да и мы спустились с торца здания. Так что никто из обитателей соседних домов не обратил на нас внимания. Оказавшись внизу, мы осмотрелись и резво побежали в сторону Иридиевого проспекта.

Через пару сотен метров в одном из домов что-то глухо заворчало, так что пришлось ускориться. Я старался смотреть по сторонам, и делал то очень внимательно, всё время помня об аномалиях.

И очень сильно надеялся, что мы не угодим в какой-нибудь «Зыбучий песок»… Насколько помнил, здесь ничего подобного не было.

Пришлось свернуть в узкий проход между домами и затаиться там, когда в небе чуть впереди нас мелькнуло несколько крылатых силуэтов. Осторожно выглянув из-за угла, я выругался. Они кружили над перекрёстком, то и дело присаживаясь на крыши зданий.

Нечего было и думать проскочить мимо…

— Что будем делать? — спросила Сильвия, доставая фляжку с водой. Сделав несколько глотков, она протянула её мне, — Есть идеи?

— Самая лучшая идея — вернуться к воротам и больше никогда сюда не возвращаться.

Она фыркнула.

— Не думала, что ты такой.

— Дело не в трусости, — я напился и вернул ей фляжку, — а разумной осторожности. Без отряда мы не выполним миссию. Двух человек мало даже для того, чтобы смотреть по сторонам, сестрёнка. А уж о боевой мощи и вовсе молчу. Нашего главного огненного мага проткнули насквозь, помнишь? А что с остальными — и вовсе неизвестно. Может быть, они давно мертвы…

— Я понимаю, о чём ты, извини, — она потупила взгляд, — Просто нервничаю.

— Можно вопрос?

— Валяй.

— Почему ты здесь? Как отец вообще согласился отправить тебя в такое место?

Блондинка скривила губы.

— Скажем так… Это был спор.

— Ты шутишь? Хочешь сказать, проспорила ему рейд?

— Наоборот. Это он мне его проспорил.

Я удивлённо посмотрел на неё.

— Ты прости, конечно, за такие слова, но какого хрена ты сюда напросилась? И почему отец не наплевал на такой спор? Я бы на его месте…

— Ничего бы ты не сделал, милый братец. Когда в свидетелях глава городского Совета — бесполезно отнекиваться. Позволь, я опущу подробности, но просто знай — дорогой папенька ничего не мог сделать.

— Ты сумасшедшая.

— Иногда, — она прищурилась, — Ты только заметил?

— И на всякий случай запомню это.

Сильвия тихо рассмеялась.

— Давай поговорим об этом как-нибудь в следующий раз. Сейчас есть вопросы поважнее. Так значит, ты предлагаешь вернуться? Признаюсь, я и сама уже об этом думала. Наверное, это будет самым правильным реше…

Договорить ей помешал грохот. Подскочив на месте, мы выглянули из-за угла дома.

Торн, Стефан и Шор, показавшиеся на перекрёстке, ровным квадратом перемещались по нему. Четыре летающих твари кружили в воздухе. Одна стремительно рванула вниз, и её тут же встретил мощнейший огненный поток. Пронзив воздух, тот врезался в летуна, сжигая его прямо на лету. Туша врезалась в землю, а Торн уже швырнул огненный сгусток в двери ближайшего здания. Послышался взрыв, пламя рвануло из окон, выбивая остатки стёкол, и изнутри раздался отвратительный хрип.

Ещё два летуна решили напасть одновременно, но тут сработал уже Шор. Вскинув руки, он что-то сделал, и стремительно летящие к земле твари будто наткнулись на стену в паре метров от голов наших товарищей. Они зависли в воздухе, пытаясь шевелить конечностями, но у них почти ничего не получалось.

Заминкой тут же воспользовался Стефан. Он вскинул винтовку и расстрелял одного летуна почти вплотную. А второго через секунду поджарил Торн.

— Живы, значит, — пробормотал я, и вышел на улицу, — пошли, сестрёнка. Кажется, наш вояж продолжается…


Глава 18


— Вы живы!

— Повезло, — проворчал я, подходя ближе и внимательно рассматривая мужчин.

Грязные, с поцарапанными лицами и порванной местами одеждой, они тяжело дышали и смотрели на нас волчьими взглядами.

— А нам не очень. Проклятые летуны! — скрипнул зубами Шор.

— Давайте найдём тихое и спокойное место? — предложила Сильвия, — Оставаться тут опасно.

— Мы всех убрали, можешь не благодарить, — сплюнул телекинетик. Он выглядел хуже всех — бледный, на лице видно чуть ли не каждую артерию и кровеносный сосуд.

— Мы удирали от мертвецов и скрылись в гостинице «Вуаль», — пояснил я, не теряя времени на препирательства, — Там было чьё-то логово. Трупы мутантов, куча оборудования. Мы нашли записи, похоже, там проводили какие-то эксперименты. Владелец чуть не застал нас, и наверняка уже понял, что там кто-то был. Уходим с улицы, и смотрите в оба.

Никто не стал спорить с этим предложением. Мы выбрали одно из соседних зданий, проверили его и устроились на кухне первого этажа. Отсюда имелось два выхода, которые я и Торн держали под наблюдением.

— Надо возвращаться, — безапелляционно заявил огнемаг, когда мы оказались внутри, — Я почти пуст.

— Мы недалеко от дома Джессалин, — возразил Стефан, — Доберёмся туда, осмотримся, перегруппируемся, и примем дальнейшее решение.

— Какое «дальнейшее решение», лейтенант?! — зашипел Торн, — Ты что, ослеп?! Мы еле ушли от огромной толпы мертвецов! А эти птички?! Мы даже до середины квартала не добрались, а уже потеряли пятерых!

— Он прав, — Сильвия поддержала мага, — Да и там, где мы побывали… Скорее всего, это логово того маньяка, что похищает детей, читали о нём? Мы видели одежду… несколько Серых Сюртуков висят там.

— Это может быть простым совпадением, — возразил Торн.

— Может, — легко согласился я, — Да не всё ли равно? Кто бы там ни жил — он проводил опыты на тварях, что-то колдовал… Можешь поверить, приятного мало. Если он тут умудрился оборудовать лабораторию, как думаешь, насколько опасен? Живёт посреди Запретной территории!

На это им возразить было нечего. Я вообще не понимал, зачем они спорят, и постарался перевести разговор в нужное русло:

— Воля погиб, я правильно понимаю?

— Да. Замешкался на повороте, и…

— Он был единственным, кто мог попасть в лаборатории нашей семьи. Только ради этого его и взяли в группу, Стефан, ты ведь это знаешь? — спросила Сильвия, — Значит, туда нам уже идти незачем. А до Дома Джессалин, думаю, мы не доберёмся.

— Очевидно, что вся та информация, которой нас пичкали на брифинге — устарела, — заметил Шор, — Там говорилось о единичных монстрах и аномалиях. А тут такое — почти у самой стены! Я против того, чтобы идти дальше.

— Мы не голосуем за такие решения… — попытался было подать голос Стефан, но его уже никто не слушал.

Маги всё решили самостоятельно, и мнимое главенство отрядом лейтенант удержал ровно до этого момента.

— Идти дальше нет смысла, — мягко произнесла Сильвия, — Ты ведь и сам понимаешь? Нужно возвращаться, и как можно скорее. Чудо, что мы вообще остались живы. Данные, собранные предыдущими группами и правда… Не соответствуют действительности. И мы должны рассказать об этом. В этом и состояла наша главная задача. Ты ведь не думаешь, что я оказалась здесь просто так, по своей прихоти?

На лейтенанта было жаль смотреть. Только сейчас до него дошло, что он был просто разменной монетой в игре, о которой даже не знал.

Да и остальные, пожалуй, ни о чём не догадывались. А вот я с самого начала подозревал нечто этакое. По ходу сегодняшнего забега по Запретной территории думать было некогда, но сейчас, после слов сестрички, я убедился в своих мыслях.

Всё, что нам втирали на брифинге — полнейшая чушь. То есть нет, не так. Чушь то, что для выполнения такой якобы важной миссии отправили отряд из десяти человек. И часть из этих людей вообще никак не вписывалась в настолько серьёзную операцию.

Да я сам туда угодил в последний момент!

Не зря, ох не зря я тогда почуял неладное…

Впрочем, вряд ли стал бы менять своё решение. Всё равно попёрся бы сюда.

Нам дали цели — точки, которые стоило проверить. Никто всерьёз не рассчитывал на то, что мы пройдём весь маршрут и принесём всё, что нужно. Для этого требовались куда более серьёзные силы.

Мы просто должны были разведать, насколько тут опасно. А Сильвия, в случае экстренной ситуации, дала бы заднюю и велела возвращаться. Что, собственно, сейчас и происходило. Единственное, что действительно непонятно — какого чёрта она сама напросилась в такую рискованную операцию?

Как бы там ни было, удивительно, что при роли обычного пушечного мяса мы даже умудрились частично выполнить задание. А нам с сестрёнкой так вообще удалось узнать кое-что интересное, что наверняка заинтересует очень многих серьёзных людей.

— Рафосс как всегда, себе на уме? — усмехнулся Торн, — Не удивлён. Впрочем, сейчас я солидарен с тобой, мадмуазель.

— Я тоже.

— Все согласны, — подытожил я и похлопал лейтенанта по плечу, — Не переживай, Стеф, ты все делал правильно.

Он рассеянно кивнул, а мы, выпив немного воды из фляжек, приготовились к обратной дороге. Проверили сумки, оружие, сверились с картами и разработали самый безопасный маршрут. По всему выходило, что возвращаться лучше всего так, как сюда добирались мы с Сильвией.

Единственное, что мне не нравилось — придётся вновь пробираться мимо логова Серого Сюртука, но особого выбора не было. Обойти массив зданий и выйти к воротам можно было только через старый кладбищенский проспект. И дорога к нему имелась только одна — мимо старой гостиницы «Вуаль».

Соваться в неисследованные кварталы, само собой, никто не хотел.

Впрочем, сделать это нам всё-таки пришлось.

Не дойдя до логова около пятисот метров, пришлось остановиться. Впереди, там, где мы с Сильвией спокойно пробегали всего пару десятков минут назад, маячило… Нечто.

Очевидно, это была какая-то аномалия, о которой мы ничего не знали.

Сгусток тёмной материи парил прямо в воздухе, перемещаясь по небольшому участку улицы хаотическими движениями. У сгустка имелись десятки отростков-жгутиков, концы которых периодически сверкали электрическими разрядами.

— Это ещё что такое? — тихо спросил Шор. Никто ему не ответил.

Долго торчать на одном месте было небезопасно, но какое-то время мы всё же понаблюдали за аномалией. Её перемещения были полностью произвольными, но концентрировались вокруг определённой площади. И пройти мимо было никак нельзя!

— Надо обходить, — предложил я, — Без вариантов. Кто знает, может, мертвяки, не найдя нас, вернутся обратно? Сейчас там пусто, нам бы только к мастерским вернуться, а оттуда и до ворот недалеко. Если повезёт, мы ещё и срежем.

Конечно же, мой оптимизм оказался неуместен…

Возле ближайшего здания мы нашли возможность повернуть, и осторожно принялись огибать многоквартирный дом. Слева, сразу за заросшими травой пустырями выстроились домики пониже и гораздо неказистее. Дерево, из которого они были построены, со временем почернело, и теперь выглядело как уголь.

— Вы слышали?

Все мигом развернулись в сторону Торна. Он склонил голову, прислушиваясь. В следующий миг его зрачки расширились.

— В стороны!

Ревущее пламя ударило из-за высоких зарослей, моментально сжигая их. Оно ударило в огнемага и отбросило в сторону. Я бросился вперёд, стараясь понять — откуда били?

Через секунду ещё один огненный удар прилетел в Сильвию, но в этот раз девушка быстро сориентировалась. Она выставила ладонь, и из той во все стороны ударили водяные струи. Сложившись в большой цветок, они пришли в круговое движение и быстро превратились в размытый контур. Первый удар щит сестрёнки принял на себя и огонь с шипением погас.

Я, наконец, увидел, откуда нас поливали заклинаниями. У противоположной стороны улицы, перед забором, отделяющим разваливающиеся дома от проспекта, мелькнул знакомого цвета одежда.

Ну, приплыли!

Ещё одна огненная волна! Блондинка напрягалась, но поймала и её, превратив в пар. Всё вокруг нас заволокла белёсая пелена.

— Отходим! — крикнул лейтенант.

Сюртук ударил на голос. Только в этот раз — деревянной балкой, швырнув её с помощью телекинеза. Я как раз застал этот момент, выныривая из парного облака.

Невысокий мужчина ничем не примечательной внешности стоял на полусогнутых ногах. Правая рука вытянута, пальцы на ней неестественно скрючены. Замах — и через секунду отломанный от дома кусок летит в Стефана.

Хрясь!

Лейтенант не увидел, что в него попало. От хруста, который я услышал, свело зубы и мне резко поплохело.

Не жилец.

Между нами было большое расстояние, и вместо того, чтобы швыряться магией, я вскинул арбалет. Поймал на мушку прицела центр корпуса, и нажал на скобу.

Вжух, вжух, вжух, вжух, вжух!

Столько болтов подряд мне выпускать ещё не доводилось. Всего их в барабан заряжалось тридцать, так что сейчас расстрелял я около… двадцати, наверное. Оружие оказалось не так просто удержать — оно довольно сильно вибрировало.

Сюртук не видел меня — стоял гораздо правее, но он будто почувствовал, что я стреляю. За секунду до того, как первый болт должен был попасть ему в бочину, колдун рванул в сторону и что-то с собой сделал.

Я повёл оружие следом, надеясь зацепить тварь хотя бы одним выстрелом. И я попал! Больше шести раз!

Вот только болты, спокойно пробивая свободную одежду, отскакивали от кожи Сюртука. Пару раз, я был готов поклясться в этом, они высекли искры!

Проклятье!

Барабан пусто щёлкнул, и я отбросил бесполезное оружие. Надеясь зацепить противника хотя бы магией, вскинул руки, прицелился…

Мощный водяной вал прокатился по улице, захлестнув Серого Сюртука. Сильвия что-то выкрикнула — пронзительно, и очень громко, так, что эхо её слов разнеслось над брусчаткой.

Всё произошло почти мгновенно.

Вода, не успевшая опасть на землю, превратилась в лёд. Кристальная глыба колоссальных размеров стояла перед нами, и от неё поднимался лёгкий дымок.

Сразу после этого колдовства Сильвия ахнула и повалилась на землю. Я рванул к ней, на ходу пытаясь определить, нет ли кого кругом?

Кажется, этот урод был здесь один…

Сестрица лежала на неровных камнях проезжей части с закрытыми глазами. Она дышала — грудь медленно вздымалась. Но взяв девушку за руку, я тут же с шипением одёрнул её. Кожа блондинки была холодна как лёд.

— Что с ней?

Голос Шора за спиной заставил вскинуться, но я мигом успокоился.

— Не знаю. Кажется, переизбыток магии…

— Аквамант становится криомагом… Удивительно, что после такого она вообще жива, — мрачно заметил парень. И видя, что я не понимаю, пояснил, — Она не практиковала заморозку, насколько я знаю?

— Нет.

— Потому что это другая школа. Редко какой маг умеет управлять разными школами. А она… — он с уважением посмотрел на девушку, — Научилась прямо сейчас, видимо. Вот её и ломает.

— Э-э-эй!

Хрип донёсся откуда мы пришли. Мы с Шором напряглись, на этот раз — вдвоём, но разглядев поднявшуюся с земли фигуру, недоумённо переглянулись.

К нам приближался Торн.

Выглядел молодой маг просто ужасно. Больше половины лица обожжено, как и вся шея. Часть туловища тоже обгорела до хрустящей корочки, одежда вплавилась в тело… Передвигался огнемаг дёргано, кривясь, корчась и мыча от боли.

А стальная перчатка на его правой, обгоревшей руке, теперь выглядела словно птичий коготь…

— Ты жив…

— Относ-с-сительно… — прошипел он.

— Надо убираться, как можно…

Гулкий треск заставил нас заткнуться. Он доносился изнутри глыбы.

— Уходим, уходим к мастерским! — крикнул я, но мы никуда не успели.

Айсберг лопнул. Его осколки разлетелись во все стороны, устроив фасаду здания настоящую бомбардировку.

Торн, при своём состоянии, сориентировался быстрее всех. Он рухнул за небольшим фонтанчиком, прикрыв голову руками.

А вот нас спас Шор. Он успел остановить основную массу летящих осколков.

Вскинув руки, маг дико напрягся. Упёрся ногами в землю так, будто на него что-то давило, скорчил страшную мину и беспрерывно шевелил пальцами, словно что-то считал.

Ещё секунду назад летевшие с невероятной скоростью глыбы, оказываясь перед телекинетиком, зависали в воздухе. Но это касалось лишь самых крупных. Мелкие брызнули так, что пронеслись над улицей, захлестнув нас.

Несколько осколков ударили меня в грудь, и только после этого я успел упасть рядом с Сильвией.

А затем освободившийся Сюртук жахнул по нам какой-то звуковой волной. Она продавила всё ещё удерживаемые Шором осколки, и телекинетику не хватило сил для противостояния…

Ледяные глыбы смели парня и протащили его мимо нас.

Я вскочил, вскидывая руки и понимая, что остался последним боеспособным членом отряда…

И никого не увидел.

Серого Сюртука в округе просто не было. Всё ещё не веря своим глазам, я быстро переместился в сторону Торна, осмотрелся, вернулся к Сильвиии… И ничего.

«Неужели он просто сбежал?! Напугался, что подловим ещё раз?» — думал я, лихорадочно обшаривая глазами улицу, оставшиеся невыжженными заросли травы и дома.

Если так — терять времени не стоило.

Отыскав тело Стефана, я снял с него сумку, развязал её и переложил собранные в сейфах де Бригез документы к себе. С трудом поднялся с колен, добрёл до Сильвии. Теперь она не была такой холодной…

Потрепав её за плечо, мне удалось привести блондинку в чувство.

— Давай, сестрёнка, поднимайся. Вставай, всё закончилось.

Она устало посмотрела на меня.

— Так куда теперь спешить?

— Валим, — я потянул её за собой, — Давай-давай-давай! Всё, хватит тут торчать. Не знаю, как тебе, — я со стоном поднял девушку, закинув её руку себе на плечо, — А мне хочется поскорее выбраться за стену!

Дорога до мастерских мне запомнилась не очень хорошо. Я тащил на себе Сильвию, а она постоянно отключалась. Торн шагал чуть впереди, кривясь и шипя от страшной боли. Периодически из его рта вырывался стон, который он, как бы ни хотел, не мог сдержать…

Добравшись до небольшой караулки, мы забрались внутрь. Сильвия находилась в полуобморочном состоянии, так что Торном пришлось заняться мне. Я, кстати, единственный, кто не выкинул свою сумку. И это при том, что там всё ещё лежало больше десятка килограмм векса. Так что, распотрошив аптечку, нашёл обезболивающее и вколол его огнемагу. А затем обработал его лицо и худо-бедно перебинтовал шею.

Позже настала очередь рук.

— Зачем? — потрескавшимися губами спросил Торн, — Всё равно… Если колдовать придётся… Сгорят…

— А если не придётся? Заражение может попасть, хрен знает, что тут можно подхватить? Сиди ровно и не ной. Сейчас передохнём и двинем дальше. Отсюда до ворот — рукой подать. А в Тарнаке тебя подлатают.

— Не надо меня утешать, — прохрипел де Бригез, — Знал, на что иду.

— Ты заговариваешься, — прервал я его, — Заткнись и отдохни, пока ест возможность. В тебе сейчас столько обезболивающего, что можно слона вырубить.

— Кого?

Я махнул рукой и вернулся к сестрице. Она всё также лежала, постанывая, то просыпаясь, то проваливаясь в беспокойный сон.

— Эй, — я тихонько потряс её за плечо, — Ты как?

— Хреново, Ви… — её всю била крупная дрожь, — Со мной определённо что-то не так…

— Что?

— Холодно… Мне очень холодно и страшно, Ви… Я боюсь, что никогда не почувствую тепла!

— Так, так, тихо! — я приобнял её, — Это всего лишь побочное действие заклинания. У тебя откат, дурочка! Ты перешагнула на новую ступень магии! Всё пройдёт, надо только успокоиться. Хочешь пить?

— Нет.

— Надо. Попей немного.

Я открутил у фляжки крышку и дал девушке воду.

— Посидим тут ещё несколько минут, и двинем, ладно? Осталось немного.

— Хорошо.

Я сел на пол караулки и прислонился спиной к стене. Навалилась ужасная усталость. Мне уже было всё равно, что никто не контролирует обстановку вокруг. Просто хотелось уснуть и хорошенько выспаться…

— Идём, друзья, — через несколько минут пришлось заставлять себя вставать на ноги, — Осталось совсем чуть-чуть.

Это «чуть-чуть» растянулось почти на два часа. Фактически, мне одному приходилось держать всё вокруг под контролем, и это было тяжело чуть ли не физически. Постоянно сконцентрированное внимание, постоянное ожидание нападения… Не самые лучшие моменты жизни.

И это помимо того, что я тащил тяжёлую сумку, арбалет и, моментами, Сильвию. Девушка периодически всё же «плыла» и едва могла шевелить ногами.

Я очень надеялся, что она придёт в себя. После сегодняшней вылазки она мне по гроб жизни обязана будет, и совсем не хотелось терять такого должника.

Хотя… Это именно она остановила Сюртука. Кто знает, что бы он ещё выкинул, не заморозь блондинка эту скотину?

К счастью, по пути до ворот никто нам не повстречался. Оказавшись у металлических створок, я затарабанил по ним. Какое-то время ничего не происходило, а затем узкая пластина отодвинулась, и на нас внимательно уставились глаза капитана.

— Не думал, что вы вернётесь.

— Отправь человека к Никасу Рафосу, пусть прибудет как можно скорее. Скажите, что его дочь здесь. Ещё нужны хорошие лекари и маги-целители.

— Сначала мы убедимся, что вы… Не принесли с собой ничего изнутри.

— Обязательно, — вздохнул я, — Но сначала всё же сделайте, о чём я попросил. Вам не сложно, а потом время терять не придётся.

Капитан кивнул, и задвижка закрылась.

Я уселся на нагретый солнцем камень.

— Надеюсь, долго нас тут не продержат.

Словно в ответ на эти слова, за спиной раздался скрежет запорного механизма. Цилиндры разъехались в стороны, разблокируя малый вход, и тяжеленная дверь начала открываться.


Глава 19


К счастью, Никас уже находился на заставе. Оказывается, он проторчал там несколько часов в нашем ожидании, и не прогадал.

Кроме него нас действительно встречали две усиленные магами роты солдат, полностью экипированных и с самым современным оружием.

— Вещи туда, — указал капитан, и я скинул мешок на землю.

У Сильвии и Торна ничего не было, так что нас попросили пройти в заставный лазарет, при этом не забывая держать под контролем.

Внутри нас разделили. Меня раздели догола и обследовали. Искали всё — ранения, укусы, сыпь, нестандартную реакцию на свет, некоторые химические элементы, и всё в таком духе. Взяли даже анализ крови, а затем Никас и кто-то из старших де Бригез приволокли Леону.

Печальная девчонка сегодня была одета в мешковатый вязаный свитер белого цвета, синюю юбку и высокие ботинке на огромной платформе. Ногти на руках раскрашены ярко-розовым, на пальцах — семь колец, на запястьях бренчат браслеты.

Она подошла ко мне вплотную, жестом велела сесть. Затем встала за спиной и всё также, не говоря ни слова, положила ладони мне на голову.

Я поднял руку и тихонько сжал её запястье:

— Надеюсь, это не больно?

Девушка чуть вздрогнула. Она отклонила мою голову назад, слегка нахмурилась и покачала головой.

— Рассказывай, что произошло, от начала и до конца, — велел Никас, и мне не оставалось ничего иного, как послушать его.

Это заняло немало времени, и когда я закончил — чувствовал себя как выжатая половая тряпка. Леона работала почти незаметно, но временами я словно ощущал, как в моей голове кто-то ходит. Кто-то, кому там совсем не место…

Мне это не нравилось, но деваться было некуда.

Как бы там ни было, после всех этих первичных проверок, меня вывели во двор и увезли в северную часть города. Здесь располагались казармы городской стражи и часть района «под стеной» была застроена их зданиями.

В одно из них, обнесённое высоким забором, мы и приехали. Мрачная пятиэтажка навевала мысли не самые приятные, но оказавшись внутри, я только удивлённо хмыкнул. Это больше напоминало не тюрьму, а гостиницу.

Впрочем, меня всё равно заперли.

В просторных двухкомнатных апартаментах с отдельной ванной комнатой — но зато с решётками на окнах и стражей под ними. За дверью тоже стояла усиленная охрана.

Еду приносили трижды в день. Ежедневно приходили лекарь и целитель. Они оценивали моё физическое состояние, а затем запускали Леону, под усиленной охраной. Ровно десять минут девчонка проверяла меня (понятия не имею, на что), и уходила.

Так продолжалось пять дней. Я уже начал уставать от вынужденного безделья — книжки на местных полках оказались очень скучным и низкопробным чтивом.

Тем приятнее было, когда двери апартаментов распахнулись, и в гостиной возник Никас Андирафосс.

— Не ждал вас так скоро, — съязвил я. Он, кажется, этого не заметил.

Широко улыбнувшись, глава Дома взял у одного из своих подручных бутылку вина, открыл её, разлил напиток в поданные бокалы и протянул один из них мне.

— Поздравляю, Виктор. По результатам всех осмотров ты полностью здоров. Не притащил ничего с Запретной территории, и при этом сам остался цел. Ты везунчик.

Я усмехнулся, и мы выпили. Что ж, приятно знать, что мне ничего не грозит. Но вопросов была масса. К счастью, я прекрасно знал, с какого надо начать.

— Как Сильвия?

Он жестом отпустил сопровождающих, и когда они закрыли за собой дверь, ответил:

— В порядке, приходит в себя. Думаю, вы скоро увидитесь.

— А Торн?

— А вот ему не так повезло. Ожоги очень сильные, и восстановление займёт весьма продолжительное время. Но он совершенно точно останется жив, и со временем сможет снова практиковать магию. Похвально, что ты интересуешься судьбой товарищей, Виктор, но думаю, тебя интересует и множество других вопросов? Не стесняйся, я здесь как раз для того, чтобы на них ответить.

— Это ведь была разведка, верно?

— Верно. Сам догадался?

— Сам. Кое-что остаётся непонятным, но теперь я спокоен, зная, что был прав.

— И что же именно тебе непонятно?

— Для чего было посылать с нами Волю, например. Он должен был открыть сейф-загадку с помощью своих талантов, но глупо погиб. Биомант, один из редчайших магов. На что вы рассчитывали, когда отправляли его с нами?

— На то, что вы всё же доберётесь до лабораторий, — вздохнул Никас, — На то, что этот «редчайший маг» сможет адаптироваться к ситуации и выжить, в крайнем случае… Ты прав, Виктор, ваш рейд был обычной разведкой. Но ты себе представить не можешь, каких трудов стоило протолкнуть его реализацию в городской Совет! Трудов — и затрат, которые, скажу по секрету, тоже были отнюдь не маленькими.

— И вы хотели получить что-то в награду?

— Можно сказать и так. Но, честно говоря, никто не предполагал, что там расплодилось столько тварей. Мы думали, всё будет… Попроще. И да, я надеялся, что получу в руки хоть какие-то исследования.

— Какие-то вы и получили, — напомнил я.

— Да-да, — довольно кивнул Никас, — И опять же — позволь поблагодарить, за то, что доставил их нам!

— Не за что. Там было что-то интересное?

— Бумаги всё ещё изучают. Но уже с уверенностью можно сказать, что в них есть какая-то часть интересующий нас технологии.

— А…

— В детали вдаваться не будем, по крайней мере — не сейчас. Все три Дома, участвующие в подготовке операции, получили кое-что из того, на что рассчитывали. Городской Совет тоже получит кое-что, но попозже. Но главное — теперь мы знаем, что нам делать дальше.

— И что же?

— Думаю, уже на следующей неделе городской Совет утвердит приказ об очистке Запретной территории. Будут сформированы несколько рот и утверждены точки «интереса», которые им будет нужно осмотреть. Всё самое важное, со временем, оттуда вынесут и вывезут. Учёные и маги возьмут необходимые образцы, начнут проводить исследования… Думаю, лет через десять нам удастся убрать из квартала всю мерзость, что там поселилась.

— Включая аномалии? — хмыкнул я.

— Уверен, после тщательного изучения мы поймём, как с ними совладать.

— Давно это планировалось?

— Тебе правда интересно? — удивился Никас, — Около года назад мы начали собирать первую информацию и появились первые намётки этого плана.

— Почему вы закинули меня в эту группу? В самый последний момент?

Я и сам уже просчитал возможные варианты. Просто хотел услышать ответ Никаса. Для того, чтобы оценить, насколько ему можно верить, и можно ли делать это вообще?

— По нескольким причинам, — спокойно ответил глава Дома, — Во-первых: ты просил о помощи, и это был реальный шанс тебе помочь. Во-вторых: у тебя был какой-никакой боевой опыт по дороге в Тарнаку, и я собирался проверить, чего ты стоишь на самом деле. В-третьих: набрать опытных магов в эту самоубийственную разведку было весьма сложно. Особенно, если учитывать, что определённый уровень секретности всё же есть. Ты стал…

— Идеальным вариантом пушечного мяса, я понял. Погибну — ничего страшного. Выберусь — прекрасно. Вы ничего не теряете, наоборот — только получаете.

— Мне нравится, что ты так спокойно об этом рассуждаешь. Значит, уже обдумал эту беседу? Пришёл к каким-то выводам?

— Да.

— Твоя немногословность мне тоже, признаюсь, нравится. Сколько тебе лет — шестнадцать?

— Семнадцать.

— Ты далеко пойдёшь, Виктор, если не сорвёшься. Да, ты всё правильно понял. Мне не играло никакой роли, что с тобой произойдёт. Но ты умеешь впечатлить, так что… Моё мнение о тебе поменялось в лучшую сторону. В куда как лучшую, думаю, ты и сам это понимаешь?

Я кивнул.

— Ты ещё молод, и многого не знаешь. А уж о том, какие дела творятся в Тарнаке и окружающем мире, и вовсе понятия не имеешь. Нет-нет, не спорь. Я понимаю, после жизни в Загорье, путешествия сюда, стычки с Орденом и Запретной территории тебе кажется, что ты видел многое, и всё понимаешь. Но поверь, Виктор — это совсем не так.

Я усмехнулся. Безусловно, будь на моём месте прежний владелец тела — сказанное выше попало бы в точку. Но на меня эти слова не произвели особого впечатления. Я и сам прекрасно осознавал, что освоился в этом мире недостаточно, но никакой наивности при этом не испытывал.

— Тебе смешно?

— Простите, Никас. Я просто пришёл к этим же мыслям, не так давно.

— Это ещё раз говорит о тебе с наилучшей стороны. Ты мне нравишься, Виктор. Ты целеустремлённый, расчётливый, хладнокровный. У тебя живой и пытливый ум. Ты не боишься рисковать, но идёшь на риск осознанно, взвесив все «за» и «против».

— Мне лестно слышать такое от главы Дома, — я слегка поклонился.

— Я буду откровенен — ты хорошо проявил себя. И оказал услугу нашей семье. Да и другим, если задуматься. Так что, можно сказать — сделал шаг наверх. Понимаешь, о чём я?

— Да.

— Сейчас ты получишь награду. Новые знакомства, предложения. Твоё дело, благодаря твоей целеустремлённости и удаче, тоже может пойти в гору. Помнишь, что я говорил? Партия векса придёт через месяц, и ты можешь спокойно рассчитывать освоить её часть, если до этого момента потратишь всё, что вытащил с Запретной территории. Будешь заниматься этим сам, без какого либо вмешательства — столько, сколько захочешь. Никто не будет требовать от тебя передать его на контроль, пока ты сам этого не захочешь.

— Я вас понял.

— Твоя хватка, признаюсь, меня впечатлила. Ты не слишком натренирован, но умудрился вытащить этот тяжеленный мешок…

— Моментами я подумывал его бросить.

— Воспользуйся открывшимися тебе возможностями, Виктор. Уверен, ты не ограничишься лишь этими… Плитками. Сильвия весьма высокого мнения о тебе.

— Кхм… — я кашлянул, — Кстати о вашей дочери…

— Тебя, наверное, удивляет, почему я отправил её в такое место?

— Я задумывался над этим.

— И к каким выводам пришёл?

— Ни к каким. Она обмолвилась, что вы проиграли ей пари, но и только.

Никас усмехнулся.

— Я не хотел отпускать её туда, можешь поверить. Но выбора и правда не оставалось, чертовка мастерски меня подловила.

— Но зачем?

— По молодости, и дурости! Каждый член нашей семьи в своё время проходит… Испытание. Для каждого оно своё, но обязательно — смертельно опасное. Я, в своё время, прошёл насквозь сеть пещер Забытого утёса. Мой отец, дед Сильвии, с четырьмя своими воинами умудрился отбить захваченный мятежниками замок Грондаж. Его родной брат провёл три дня в могильниках Дол-Валара, пытаясь отыскать Зубчатую корону.

— Семейная традиция, значит…

— Можно сказать и так. Сейчас многим это кажется глупым, но Сильвия, как некоторые представители вашего поколения, относится ко всему подобному с изрядной долей романтизма. Ей очень хотелось совершить нечто сравнимое с подвигами предков. Что ж, она добилась своего. Полагаю, на некоторое время случившееся отобьёт у неё охоту к приключениям.

Я только покачал головой и Никас, увидев это, негромко рассмеялся.

— Ты всю жизнь провёл в Загорье, Виктор. И не представляешь, какими странными являются люди высокого положения. Уже успел заметить — ты человек совсем другого склада.

— Тут не поспоришь. На ваше предложение я согласился, преследуя меркантильные цели и совсем не думая о героизме.

— Но, тем не менее — ты его проявил, парень. В тебе мужества ничуть не меньше, чем в мужчинах моей семьи. Даже поболее, чем в иных… Знай, отныне — ты наш ближайший друг, Виктор. Всегда можешь положиться на семью Андирафосс. Ты спас мою дочь, и я этого никогда не забуду.

— Благодарю.

— А что до твоих «меркантильных интересов», — он скупо усмехнулся, — То насчёт этого можешь вообще не переживать. Твой векс лежит в Доме, заберёшь в любой момент. Об остальном… Поговорим позже, как только у меня появится время. Сам понимаешь — сейчас будет очень много дел. Но за твою помощь в рейде, будь уверен, награду мы придумали приятную.

— Ещё раз — спасибо, — кивнул я, — Тогда последний вопрос — когда меня выпустят?

— Завтра утром.

После этих слов он поднялся, пожал мне руку и покинул апартаменты. Я же откинулся на спинку дивана и с наслаждением потянулся.

Что ж, определённо, сегодня был день хороших новостей.

* * *

Как и обещал Никас, уже на следующее утро в дверь моей комнаты постучались. Добрые дядечки из городского Совета, получив подписи и выдав мне копии документов, вытолкали «карантинного гостя» взашей, пожелав хорошего дня.

Пройдя по двору, я оказался у ворот. Меня без проблем выпустили, только глянув на бумаги. Оказавшись на улице, заполненной народом, я с наслаждением потянулся и покрутил головой.

Куда же сначала податься?

— Подвезти, красавчик?

На краю проезжей части, между двумя высокими фонарями, стоял самоходный экипаж с эмблемами дома Рафосс. Возле него стояла Сильвия. Девушка в тёмно-синем костюме и ярко-жёлтом плаще привалилась к дверце агрегата и улыбалась.

Я улыбнулся в ответ.

— Привет. Рад, что с тобой всё в порядке.

Блондинка обняла меня.

— Не поверишь, но я тоже рада. Спасибо, что вытащил.

— Пожалуйста, — я кивнул на экипаж, — Ты что, за мной?

— Да, поехали.

— Куда?

— Тебе что, никуда не надо? — притворно удивилась она.

— Ну… Поесть бы не помешало.

Девушка закатила глаза и распахнула дверцу. Забравшись внутрь, спросила:

— Ты идёшь, или как?

Пришлось лезть следом. Устроившись на диванчике напротив сестрицы, с удивлением обратил внимание на раскладной столик. На нём в бумажных конвертах лежали два прекрасных, горячих, истекающих сыром и соусом огромных сэндвича. Рядом стоял термос. Уверен, внутри был кофе.

— Сильно не гони, — попросила девушка у водителя и закрыла дверь, — Не стесняйся, я взяла на себя смелость захватить завтрак для тебя.

— Вот уж спасибо, — я воспользовался её советом и налил в колпак от термоса кофе. По экипажу разнёсся обалденный аромат.

Сэндвичи, к слову, тоже оказались на высоте. А под сиденьем я обнаружил свою сумку, со всеми личными вещами и вексом.

— Я решила захватить его и отдать тебе сразу. Чтобы не беспокоился.

— Ты сегодня такая заботливая, — жуя, сыронизировал я, — Это приятно. Куда едем?

— Отец велел показать тебе наш подарок. Сам он сейчас занят, так что…

— Ясно, — я усмехнулся, — Ты как вообще?

— Отлично, как ни странно, — девушка повела плечом, — Ты оказался прав тогда, в мастерских. Кажется, в экстренной ситуации и я «продавила» предел своих возможностей, и освоила криомантию.

— Поздравляю.

— Да уж, я думала, что подохну, прости за грубость. Когда нас впустили, меня куда-то уволокли и накачали каким-то настоем… Следующие пару суток я слабо помню, но четыре дня назад очнулась совершенно здоровой. Пару дней меня наблюдали лекари и целители, менталисты и хирурги. Брр… В общем, всё в порядке, изменений в организме нет, зато теперь я владею двумя сторонами своего таланта.

— Здорово! — порадовался я совершенно искренне, — Такое нечасто встречается.

— В нашей семье — впервые, — улыбнулась Сильвия, выглядывая в окно.

— И как ощущения? Чувствуешь разницу?

— Честно? — она пристально посмотрела на меня, — Я пока почти не колдовала. Силы потратила до нуля, да и… Страшновато.

— Понимаю. Я бы тоже боялся.

— Потому что ты ещё мальчишка.

Остаток пути мы провели, посмеиваясь друг над другом.

«Вот оно — преимущество молодости» — думал я — «Когда тебе двадцать — ты не задумываешься о смерти. Тебе кажется, что она где-то далеко. Даже мы — совсем недавно едва не лишились жизней. Почти не понимаем, как работает наша магия. И тем не менее, как ни в чём ни бывало, колесим по Тарнаке, шутим и веселимся!»

— О, мы на месте!

— И куда приехали? — уточнил я, когда экипаж остановился, и мы выбрались из него.

На самом деле, местечко мне понравилось. Круглый двор с небольшим фонтаном посередине и пять подъездов к двухэтажным особнякам. Построенные из белого камня, они выглядели совсем новыми. Вокруг каждого дома имелась небольшая территория, засаженная газоном кустарником и деревьями.

Мы остановились возле одних ворот. Сильвия подошла к кованой решётке, достала из сумочки ключ, отперла здоровенный замок и толкнула створку.

— Прошу.

— Что это? — повторил я вопрос.

— Твой новый дом, Ви. Подарок от моей семьи, — она усмехнулась, и показала мне язык, — За проявленное мужество и героизм.


Глава 20


За окном что-то загрохотало.

Поморщившись, я открыл глаза и потянулся под мягким и тёплым одеялом. Светлую и просторную спальню заливал солнечный свет. Кажется, кто-то вчера забыл закрыть шторы…

Перевернувшись на другой бок, я дотянулся до прикроватной тумбочки и сцапал оттуда часы. Девять утра…Нормально, вполне себе время, чтобы проснуться. Но чёрт бы побрал этих рабочих!

Встав с кровати, подошёл к окну и посмотрел наружу. Соседний особняк купили всего неделю назад, и теперь там шёл постоянный ремонт. Его владельцы — молодая семейная пара, жили где-то в городе. Они ждали, когда их семейное гнёздышко будет готово, а вот мне бесконечное постукивание, слом перегородок, звон стекла и переругивания рабочих уже надоели, честно говоря.

Не то, чтобы я жаловался — дом мне подарили просто роскошный! Но район оказался не таким пасторальным, каким представлялся изначально.

Десяток таких дворов как у меня, по пять-шесть домов в каждом, построили всего пару лет назад. Раньше на этом участке, расположенным между главной дорогой в порт и кварталом ремесленников, стояли складские помещения. Но потом городской совет посчитал, что разумнее использовать эту территорию под жилое строительство.

Склады перенесли в порт, а здесь развернули элитный малоэтажный посёлок. Теперь в райончике под названием «Каменный цветок» обитали, в основном, молодые представители Великих семей, перспективные маги, только-только добившиеся положения торговцы, изобретатели и чиновники. Средний возраст владельца местной недвижимости не превышал двадцати пяти лет.

И всё бы ничего, только вот заселена сейчас была едва ли половина домов. Остальные либо пустовали, либо каким-то образом перестраивались под нужды новых владельцев. Особняки перепродавались довольно часто, так что над районом постоянно разносился шум стройки.

За два месяца, прожитых здесь, я ещё не успел привыкнуть к этому.

Сходив в душ, надел один из повседневных костюмов. Чёрный брюки, высокие, крепкие ботинки на шнуровке, белая хлопковая рубаха, легкий жилет и широкий пояс с парой секретов. Рассмотрев своё отражение в зеркале, привычно собрал отросшие чёрные волосы в хвост и спустился на первый этаж.

В воздухе витал запах свежей выпечки. Почувствовав нотки корицы, я сразу направился в столовую.

Дом был небольшой — около ста квадратных метров. Основную площадь первого этажа занимали гостиная и столовая, пройти в которые можно было из небольшого холла. Лестница оттуда же вела на второй этаж, где расположилась ванная комната, спальня и кабинет. Ещё одна спальня находилась в задней части первого этажа, куда можно было пройти по небольшому коридору мимо кухни и кладовки.

Ах да, ещё имелся просторный и утеплённый чердак.

Территория была небольшой. Помимо самого дома на ней возвели пристрой для прислуги и каретный сарай. Небольшая полоска земли за особняком, засаженная сиренью; в углу — «канализационный» бак; ровная площадка перед фасадом, обрамлённая давно не стриженным кустарником; подъезд к дому, ведущий от ворот, невысокий кованный забор с каменными столбами — вот и всё.

Не особо разгуляешься, но у меня хотя бы было некое подобие сада. Иные участки не могли похвастаться и такой зеленью.

Как я выяснил, этот дом семья Андирафосс получила за долги. Не самая дорогая в цене недвижимость была нужна им постольку-поскольку, так что Никас нашёл идеальный способ и избавиться от бесполезного актива, и меня наградить.

Только вот когда этот подарок дарили, никто не предупредил, во сколько мне встанет его обслуживание. И это ещё хорошо, что у меня имелось как-никак налаженное дело, иначе к сегодняшнему дню я уже бы разорился.

Дом был подключён к центральному водоснабжению города, что было огромным плюсом. Но платить за такое удовольствие приходилось немало, и регулярно. То же самое касалось и канализации. Единой системы коллекторов не было, так что в городе был весьма развит бизнес по содержанию «дерьмовозок». И как бы их не называли — такая служба городу была крайне необходима.

Эти ребята круглые сутки только и делали, что откачивали из канализационных ёмкостей людские отходы жизнедеятельности, и отвозили их за город. В Тарнаке — сотни тысяч жителей. Услуга — нарасхват. И как следствие — крупные конторы, из тех, что почти всегда работают без осечек, берут предоплату на месяц вперёд и составляют персональный график.

Спрос высокий, предложение дорогое — и вот мне приходится отстёгивать четыре (!!!) золотых в месяц за два «возможных» визита «дерьмовозок». Больше — оплачивается отдельно. Меньше — всё равно, это самый дешёвый договор, который мне только удалось найти.

Вода, канализация. Продукты. Зарплата домработнице, которая ещё и кухарка. Ежеквартальный налог на недвижимость.

И векс. Самая главная статья расходов.

Не считая того, что я покупал ради производства своих «плиток», за прошлый месяц я потратил на кристаллы немало.

Повезло, что хотя бы всё оборудование досталось мне вместе с домом.

Нагрев воды и отопление. Приготовление еды. Морозильная камера, работающая на отдельных, «ледяных» кристаллах. И это я ещё оснастил все светильники в доме батареями, к которым применил своё «ноу-хау» и зарядил их. Иначе и на освещение пришлось бы регулярно тратиться.

В общем, жизнь респектабельного гражданина Тарнаки требовала изрядных затрат. Ежемесячно выливающихся в сумму от пятнадцати до двадцати золотых монет.

Мысли о финансах пришли не зря — на небольшом столике у входа уже лежали несколько конвертов, принесённых утренней почтой.

Я взял их с собой в столовую и, усевшись за стол, поочерёдно вскрыл каждый.

Счета, счета, счета… Ага, последние два я уже оплатил, превосходно. Уведомление от банка о повышении кредита доверия, ого! Хорошая новость.

Хотя тоже — было бы чему удивляться, дела с «плитками» шли отлично. Из принесённого с Запретной территории векса получилось сделать на треть больше кристаллов, чем я рассчитывал. И прибыль, соответственно, получить куда большую.

А после помог Лемар, и нам удалось найти ещё немного векса нужного размера. Не совсем законно, правда, но это уже никакой роли не играло. Так что дела, можно сказать, пошли в гору.

Ещё одно письмо — от главного логиста Дома… Сообщает о том, что Никас велел выделить под мои нужды партию кристаллов… Ха, на ловца и зверь бежит! Отлично, всё, как он и обещал. Хорошее утро!

Отхлебнув кофе, принесённого Тильдой, моей домработницей, я ещё раз пробежался глазами по листку и усмехнулся. Андирафосс всё же включил небольшой счёт за перевозку кристаллов в город и их транспортировку до моей мастерской. Ага, и три процента налогового вычета просит подписать.

Я не думал, что ему важно заработать с этого. Скорее, казначейству Дома и самой семье нужны подтверждения, что векс используется по назначению. Ничего, меня это нисколько не смущало.

Среди писем лежали три приглашения — на три разных ужина. Надо же, я становлюсь популярен! Но два из них припозднились — я уже твёрдо знал, в какое из этих мест сегодня поеду. Пришлось написать два извинения с отказом. Положив их в свежие конверты, я убрал записки в карман.

Закончив разгребать утреннюю почту, я взялся за свежий номер «Вестника Тарнаки».

На самой первой странице газеты красовалась ферротипия молодого лейтенанта и его отряда рядом с трупом какой-то мерзкой членистоногой твари.

Как и говорил Никас — после нашего возвращения прошло совсем немало времени, прежде чем городские власти всерьёз взялись за Запретную территорию.

Теперь это была тема номер один, не сходившая с первых полос газет. Едва ли не ежедневно «Вестник…» публиковал отчёты о происходящем в квартале. Истреблено новое гнездо чешуйчатых многоножек или обезглавлен Сианон? Заметка! Найден склад с вексом? Статья! А уж если отличился какой-нибудь маг-исследователь или боец — целое интервью.

Разумеется, одним из первых вопрос решили с Серым Сюртуком. Его логово умудрились взять в клещи, а затем два отряда выкурили оттуда тварину.

Бой, по словам очевидцев, был знатный. Убийца оказался биомантом, способным поглощать способности других магов. Это утаить не удалось, да никто особо и не старался, как я понимаю. Как бы там ни было, из сорока человек, отправленных на поимку маньяка, в живых осталось двадцать четыре, и держать рот на замке они не собирались.

Зачем он похищал детей и какие мотивы преследовал — обывателям не сообщили. Вероятно потому, что никто не знал этого наверняка.

Единственное, что появилось в «Вестнике» — так это информация о том, что Серый Сюртук связан с Орденом Чистоты. Учитывая, что об этом знал только Никас — я вообще не сомневался, что эту информацию газетчикам слил именно он.

На этой волне деятельность Ордена в Тарнаке была официально запрещена. А семьи де Бригез, Джессалин и Рафосс выпустили соответствующие приказы на своих землях. Официально — до предоставления руководителями Ордена объяснений, если таковые вообще появятся.

Вообще, на Запретной территории обнаружилось немало интересного. Теоретические расчёты телеграфа, утерянные рецепты десятков лекарств, механизмы, разработчики которых не успели запатентовать их и рассказать кому-нибудь. Целый квартал в своё время являлся настоящим средоточием науки. А потом, фактически, оказался запечатан.

И теперь оттуда извлекали всё, что только можно было.

Меня передёрнуло от воспоминаний месячной давности, так что я торопливо перевернул страницу, наткнувшись на куда более приятную заметку.

Сегодня Тарнака праздновала День основания города.

Это было главным событием для каждого жителя «Жемчужины юга». Масштабный карнавал, массовые гуляния, состязания, представления, шоу, выступления, выставки научных и магических достижений, ярмарки, маски, фейерверки! Веселье для всех и каждого!

Любой человек мог найти себе подходящее занятие на этот вечер. Афиша в газете сообщала, что в десять вечера на главной площади состоится выступление известного цирка Лалиберте-Круа, а два часа перед их выступлением можно будет посмотреть на номера городских трупп.

Кстати, в одной из них будет выступать и Вейгар. У меня и персональное приглашение от него имеется.

Для любителей зрелищ пожёстче — постановочные гладиаторские бои на главной городской арене. Там же в течение трёх дней будут проходить спортивные состязания по игре в мяч со сложными правилами, в которых я так и не разобрался. Однако среди молодёжи вид спорта под названием «сартуга» был очень популярен.

Немного подумав, я аккуратно вырезал афишу, сложил её и убрал в карман. Может, пригодится.

Разумеется, на сегодняшний день у меня были грандиозные планы. Ради этого мы с ребятами усиленно работали последнюю неделю, и теперь три дня собирались предаваться праздному безделью. Вчера мои рабочие получили на руки аванс и строгое напутствие — вернуть на работу трезвыми, а я запер мастерскую, перевёз последнюю партию плиток к себе в дом и теперь планировал провести время для души, не просто накачиваясь вином.

Благо, возможностей и вариантов имелась масса.

Никас не обманул и ещё кое в чём. За последний месяц со мной действительно захотели познакомиться несколько не самых последних в городе людей. Не то, чтобы они были птицами уж очень высокого полёта, но… Даже по сравнению с завсегдатаями «Эссенции…» это были куда более серьёзные люди.

Несколько дядечек из городского совета, пара влиятельных торговцев, желающих получить возможность эксклюзивно торговать моими изделиями, маги-энергеты из влиятельных семей, мечтающие научиться управлять своим даром, несколько молодых учёных из Академии, заинтересовавшиеся моими познаниями в электричестве.

Но главными были, разумеется, представители Великих семей. «Мой» род — в числе первых. С Сильвией, при видимой разнице в пять лет, мы теперь были чуть ли не лучшими друзьями. Регулярно встречались в Доме, пересекались в общих компаниях, обедали в городе.

А вот родной брат девушки по какой-то причине меня невзюбил.

После возвращения с Запретной территории Тиадаль не упускал возможности поддеть меня. Неумением обращаться с саблей, низким происхождением, высмеиванием разных мелочей, которые ему во мне не нравились. Ничего серьёзного и такого, за что можно было бы убить, или просто начистить рожу и адекватно это объяснить, само-собой. Но я явно чувствовал, что раздражаю братца.

Самое забавное, что при сестре дёргать меня он не решался.

Впрочем, Тиадаль мог идти в пешее эротическое путешествие. У меня и без него новых друзей хватало.

Так, неделю назад в Тарнаку приехали погостить двое девятнадцатилетних парней. Кучерявый, темноволосый Адриан и его остроносый кузен Рауль приходились нынешнему Великому Лорду Рафосс двоюродными племянниками. Так что и отношение к этим ребятам у Дома было соответствующее.

Правда, юные принцы оказались вполне свойскими ребятами. Весёлые и свободные в общении в малознакомой компании, они сразу же ворвались в круговерть местной жизни. Позже стало понятно, что именно «отпуск» парням выпадает нечасто — с раннего детства их жизнь была полностью распланирована, и свободное от обязанностей время измерялось едва ли не днями. Так что в Тарнаке Адриан и Рауль развлекались, как могли.

Несколько раз я составил им компанию — в казино, например, при полном неумении играть. Несмотря на это, мы сорвали неплохой куш, и братья посчитали это хорошим знаком. Позже мы встретились на скачках, за городом, и выбранный мною конь пришёл вторым, на что мы и ставили. Все выигранные деньги потратили на аренду лучших городских терм и сопутствующие радости жизни. Выкупили заведение на целые сутки, о чём, кстати, даже была заметка в газете.

Кстати, сегодня ребята в числе прочих будут праздновать день Основания вместе со мной.

С Домом де Бригез отношения тоже улучшились. Они отправил ко мне своего представителя, того самого парня, с которым мы познакомились в мой первый день в Тарнаке, в «Эссенции…». Его звали Норман.

Помимо значительного подарка за спасение Торна, выраженного солидной денежной суммой, де Бригез предлагали «…в дальнейшем плодотворно сотрудничать». Размытая формулировка, но жест приятный.

Собственно, сотрудничество это началось почти сразу. Два парнишки по пятнадцать лет, которым я и показывал принципы энергетической магии дважды в неделю, были племянниками главы их Дома. Всё это происходило с согласия Никаса, конечно, а в обмен я получал не только золото (свои уроки я ценил весьма высоко), но и возможность познакомиться с влиятельными людьми из другого рода.

И я полагал, что в будущем всё это окупится с лихвой.

В отношении семей Джессалин и Финьярд особых изменений не произошло, но я и раньше с их представителями особо не контактировал. Да и прочих дел хватало — только и успевай за всё хвататься.

Прикончив яишницу с беконом и овощами, я съёл пару булок с корицей, допил кофе, поблагодарил Тильду и вышел на улицу, прихватив с собой длинный, по щиколотки, плащ тёмно-синего цвета. На плече была вышита эмблема рода: золотой молот на синем фоне, а чуть ниже — золотой же замок на белом. И всё это в виде сужающегося книзу щита.

Чуть помпезно, как по мне, но золотые и серебряные нити на дорогой ткани плаща выглядели отлично — тут не поспоришь.

Признаюсь, в тот момент, когда у тебя только появляется стабильный денежный поток, также появляется огромное желание тратить. Покупать всё, что нужно, и не нужно. Так, к примеру, пару недель назад я всерьёз подумывал прикупить самоходную коляску. Но посчитав, сколько будет стоить покупать для неё векс, содержать водителя-механика, пришлось только отмахнуться от всех «выгодных» предложений.

Куда выгоднее было передвигаться на наёмных экипажах.

Вот и сейчас, заперев за собой ворота и пройдясь до ближайшего проспекта, я увидел свободного извозчика и поспешил к нему.

— В центр. Перекрёсток Льдистой и третьей Ярмарочной.

Погода, несмотря на конец второго месяца осени, стояла отличная. Ветер, дувший со стороны моря больше месяца, исчез. На улице было очень тепло, светило солнце, а в воздухе парила невесомая паутина.

Народ уже начал веселиться, но сегодня был только первый день гуляний, так что основная масса развлечений была запланирована лишь на вечер. И до их начала я надеялся закончить ещё пару дел.

В первую очередь — заскочить за ящиком отборного красного вина из земель Джессалин. Мой старый знакомый, капитан Окунь привёз его под заказ. Пару бутылок «Ярнэйской слезы» я собирался оставить себе, а остальное — подарить кое-кому и выпить сегодня.

Во вторую — заехать на рынок и в пару заведений за заказанными ранее блюдами. Я решил отличиться, и взялся организовать сегодняшний вечер для всей компании, так что озаботился всем необходимым заранее.

После того, как всё отправилось в снятые апартаменты, я поехал заплатить по паре счетов, а позже — встретиться с парой человек. А ещё успел завести в дома приглашавших меня на ужин семей вежливые отказы с извиняющими подарками. Да, тут так было принято.

К моменту, как я освободился, уже наступило шесть часов. Через час мне нужно было встретиться с друзьями, и я отправился на площадь Науки.

Времени, к счастью, оставалось предостаточно. Поэтому прежде, чем я заметил в толпе Сильвию и подошёл к ней, удалось хорошенько перекусить в одном из заведений неподалёку.

Девушка болтала с каким-то парнем, стоявшим спиной. Подойдя ближе, я узнал в нём Нормана де Бригез. Вот уж точно — кого вспомнишь, того и встретишь! Впрочем, ничего удивительного — он тоже обещал составить нам компанию сегодняшним вечером, правда, ненадолго.

— Привет, Сильвия. Норман, — я кивнул ему.

— Виктор, рад тебя видеть. Мы только что говорили о тебе, и скажу честно — ты пришёл очень вовремя.

— В самом деле?

— Совершенно неожиданно мне на сегодня назначили… Встречу, — он демонстративно достал из кармана пиджака изысканные часы и посмотрел на них, — Через двадцать минут, в парке Верацци, у статуи Джемиса Красивого.

— Зная тебя — эта встреча закончится очередным мордобоем, — заметила блондинка.

— Не мордобоем, а сражением на саблях, — поморщился Норман. Не путай высокое искусство фехтования и кабацкую потасовку.

— Тебе виднее, — фыркнула Сильвия.

— Как бы там ни было, мой секундант опаздывает. Я не могу заявиться туда без него, но и опоздать нельзя.

С дуэльным кодексом в Тарнаке творилось нечто невообразимое. Огромный свод правил включал в себя как выдержки ещё со времён до Катаклизма, так и совершенно новые, буквально этого года, поправки. Городской совет проведение дуэлей не одобрял. Неудивительно, учитывая, что большинство из тех, кто на них сражался, были магами.

А вот Великие семьи не спешили отказываться от этого архаичного пережитка прошлого. Особенно это забавно, если учитывать, что науку и прогресс толкали вперёд эти же самые люди.

Как бы там ни было, среди отпрысков Великих семей дуэли были обычным делом. И в Тарнаке, какой бы прогрессивной и свободной она ни была, они до сих пор случались. Причём чаще всего — на холодном и огнестрельном оружии, а не магии.

— Хочешь, чтобы я выступил за него? — понял я.

— Я буду тебе очень обязан, Виктор. Всё же просить не могу, ты устраиваешь вечер… — сказал он, повертев головой, — Нет, определённо, я больше не могу ждать Карла. Экипаж сейчас не поймать, значит нужно выходить.

— Всё нормально, я за. Сильвия права — зная тебя, зрелище будет коротким и поучительным. Много времени не потеряем.

Я ничуть не льстил Норману. При его неказистом внешнем виде, парень был одним из лучших дуэлянтов города. «В худого легче попасть» — говорил он — «Хоть пулей, хоть клинком, хоть заклинанием».

И ведь был прав, чёрт его подери!

Во время последней сватки Норман бился против отставного, но ещё достаточно молодого полковника. Тот слишком вольно рассуждал о мыслемагах и том, почему они должны быть изолированы от общества. После той дуэли бывший военный не может похвастаться развитыми навыками речи, и питается исключительно через трубочку.

— Надеюсь, — хмыкнул де Бригез, — Тогда, если дело решённое — идём.

— Так уж и быть, я с вами, — тут же собралась Сильвия, но я только покачал головой.

— Нечего тебе там делать, сестрёнка.

— Ещё раз назовёшь меня так в приличном обществе, и я тебе все зубы повыбиваю, — пригрозила она.

Норман рассмеялся, а я в притворном ужасе поднял руки.

— Понял, понял. Но мы тут вообще-то ждём друзей. Где потом будем всех искать? Ты что, бросишь принцев со своим братом и Марией? От их серьёзности у парней скулы сведёт.

— Резонно. И что ты предлагаешь?

Я достал из кармана ключ и протянул его.

— Жди всех. Они должны скоро появиться, да и не думаю, что мы с Норманом сильно задержимся. Это от апартаментов, которые я тебе показывал, помнишь? Над ювелирной лавкой старого Барда, у которых балкон на цирковую площадь выходит. Там всё приготовлено, вино и продукты я привёз ещё днём. Можете захватить что-нибудь готовое и горячее по пути, и расслабьтесь, а мы чуть-чуть опоздаем. Норман, ты ведь собирался составить нам компанию сегодня? Других дел у тебя не было?

— Закончим, и до полуночи я буду совершенно свободен.

— Отлично. Тем более, что Мария и этот ваш странный кузен тоже будут. Вейгар выступает около девяти, а мы, думаю, вернёмся за час до этого. Всё, увидимся.

Попрощавшись с Сильвией, некоторое время мы молча протискивались через толпу. Через пару минут она поредела и, свернув к парку, удалось вырваться из людского потока. А стоило только углубиться в небольшой лесной массив — как прохожие и вовсе исчезли.

— Спасибо, что согласился помочь, — неожиданно сказал Норман.

— Без проблем.

— Если понадобится ответная услуга такого же плана — я в твоём распоряжении.

— Спасибо, мне приятно это слышать.

— Ты немногословный, — хохотнул де Бригез, — И не слишком любопытный.

— На самом деле, как раз собирался спросить, с кем ты сцепился? Стоит ждать неприятностей?

— Нет, думаю, нет. Ничего особенного, всё из-за девушки. Я постараюсь не затягивать.

— Ясно, — улыбнулся я, и мы продолжили шагать в сторону парка.

До места дошли быстро, и точно в срок. Деревья резко обрывались у края пропасти — эта часть города возвышалась на скале, и парк располагался на самом её краю. А статуя Джемиса Красивого — на небольшой площадке, вырубленной чуть ниже. К ней вела узкая лестница, а огорожена площадка была лишь невысоким бортиком.

Лететь отсюда до ближайших крыш домов метров пятнадцать, если не больше…

У статуи никого не было, однако стоило нам выйти из-за живой изгороди, как с другой стороны вышли двое.

Одного из них я знал. Парень из семьи Финьярд, ровесник Нормана. Высокий, крепко сложенный, с коротким клинком на боку. Второй — неприметный и худощавый мужчина в возрасте.

— Господа, — серьёзно кивнул Норман, когда они приблизились, — Это мой секундант, господин Виктор Костандирафосс. Виктор, это Даль Финьярд.

— Мой секундант — Гаспар Робе, — коротко представил тот своего спутника.

— Если стороны не желают примириться… — начал тот, но Норман прервал его взмахом руки.

— Мне достаточно будет обычных извинений. В таком случае не вижу повода для дуэли.

— Ну, этого ты не дождёшься, — прошипел Даль.

— Как вам будет угодно, — кивнул мой товарищ, скидывая свой плащ прямо на землю и отстёгивая от пояса кобуру с огнестрелами, — Тогда предлагаю поскорее закончить с этим. Условия мы обговорили в записках, верно?

— Дуэль на холодном оружии, до смерти или ранения, если побеждённая сторона сдается, а победившая принимает это поражение. Секунданты должны выразить устное согласие. Обе ваши записки завизированы Домами Финьярд и де Бригез, никто не будет иметь никаких претензий вне зависимости от исхода боя, — продекламировал Гаспар Робе словно по памяти, — Приблизьтесь, молодые люди…

Он не договорил. Оттуда же, откуда появился соперник Нормана, неожиданно показался ещё один человек. Выбежав на свет он, не обращая на нас внимания, приблизился к Далю и что-то зашептал ему на ухо. Финьярд и Норман одновременно нахмурились, а я, приглядевшись, постарался скрыть своё изумление.

Парнишка, прибежавший к сопернику Нормана, был одним из тех грабителей, что прижали нас с Вейгаром в порту!


Глава 21


Норман всё же заметил, что я переменился в лице. Он подошёл ближе и спросил:

— Что с тобой?

— Парнишка, который прибежал, — я отвернулся к рябому спиной, чтобы тот меня не узнал, — Мы с ним встречались.

— При каких-то определённых обстоятельствах?

— Да, он наставил на меня огнестрел. А потом я убегал от него и его дружков по портовым крышам.

— Это та история с вексом? — де Бригез быстро всё понял, — Ви, не думаю, что устраивать сейчас разборки будет хорошей идеей.

— Я и не собирался.

— С другой стороны, это всё довольно сомнительно… Постарайся, чтобы он тебя не узнал. Попробуем навести о нём справки позже.

— Просто скажи, когда он уберётся, — я демонстративно поправил перчатки и сбил с плеча несуществующую пылинку.

— Уже уходит.

Я осторожно повернулся и, убедившись, что рябой скрылся за поворотом изгороди, выдохнул.

Ну вот и что мне теперь с этим делать? С одной стороны — не хочется лезть в бутылку и ворошить прошлое. С другой — этот сукин сын задолжал мне кучу денег, если задуматься! И моральную компенсацию… Да ещё и общается с представителем другого Великого рода!

Норман прав — всё это как-то сомнительно…

Пока я был занят этими мыслями, Де Бригез хлопнул меня по плечу, спустился на площадку и уже ждал соперника, небрежно постукивая своей саблей по запястью.

— Твои слуги, Даль, воспитаны также плохо, как и ты. Может, уже начнём?

Слова угодили в точку. Финьярд скрипнул зубами, снял камзол и швырнул его своему спутнику. Оставшись только при клинке, он закатал рукава. От кисти к плечу на правой руке тянулась татуировка в виде переплетённых змей.

Магический рисунок светился ровным белым светом. Телекинетик? Или «Ветренный»? Так называли магов, способных управлять потоками воздуха. Хотя я подозревал, что их магия была завязана не столько на ветре, сколько на управлении атмосферным давлением и температурой на определённой площади.

В любом случае — узнать наверняка случай не представится, ведь дуэль будет проходить на клинках.

— Начнём.

Даль безо всякой спешки спустился на площадку. Лязгнула сталь — противники обнажили оружие. Встав в стойку против друг друга, они легонько ударили саблями.

Дополнительной команды этим людям не требовалось. Им даже не требовалось наличие секундантов, полагаю. Это была лишь простая формальность.

Фехтовали парни превосходно. Клинки только и успевали мелькать в свете фонарей. Это продолжалосьне более минуты, а затем всё разрешилось за пару секунд.

Де Бригез ловко отбил удар, направленный в лицо, и ответным взмахом едва не рассёк противнику грудь. Даль в последний момент успел отшагнуть, и крутнулся на месте. Он снова атаковал — с размаху, но и в этот раз Норман встретил его атаку спокойно. Он даже не сдвинулся с места — просто чуть развернул корпус. А затем поймал лезвие сабли на свой клинок и скользнул им вниз, к рукояти.

Удар получился интересным. Хлёсткий, в последний момент оторвавшийся от клинка Даля, обошедший гарду и попавший прямо в запястье.

Финьярд вскрикнул. Его оружие упало на каменную площадку подле статуи. Туда же полилась кровь. На секунду парень сумел совладать с болью и кинулся вперёд, в отчаянной попытке дотянуться до оружия другой рукой. Однако Норман не предоставил ему второго шанса. Ловкой подсечкой он опрокинул противника на землю и полоснул клинком под коленом.

Оттуда тоже хлестнула кровь. Даль взвыл, как раненная собака. Он скорчился на земле, прижимая одну руку к себе, а вторую выставив в сторону Нормана.

— Прошу… прошу… — стонал он, пытаясь совладать с болью.

— Чего? — меланхолично отозвался де Бригез, подводя саблю к подбородку поверженного.

С той стороны, откуда мы пришли, показалась компания из четырёх человек. Они шли в нашу сторону, и могли стать невольными свидетелями такой сцены — но это ровным счётом никого не волновало. Мы с секундантом Финьярда лишь кивнули им.

— Всё в порядке, господа, это внутреннее дело Домов.

Они поклонились нам и поспешили дальше. А в это время Даль признал своё поражение.

— Простить меня… И пощадить…

— Хорошо, что в вас проснулся разум. Пусть и в самый последний момент. Ваши извинения приняты. Надеюсь, в подобных обстоятельства мы с вами больше не встретимся.

Произнеся это громко и отчётливо, Норман достал из кармана жилетки, которую даже не подумал снимать, носовой платочек. Тщательно протёр свой клинок, вложил его в ножны и поднялся к нам.

— Всё прошло по правилам, господин Робе? Господин Костандирафосс?

— Да, — хмуро кивнул Гаспар.

Я, естественно, тоже не выказал никаких претензий.

— В таком случае — хорошего вам вечера.

Мы откланялись и направились обратно, к выходу из парка. Секундант Финьярда поспешил к своему визави.

— Так значит, тот рябой посыльный тебе знаком? — де Бригез вернулся к теме, когда мы были неподалёку от выхода из парка.

— Ага. В амплуа разбойника с большой дороги. Думаешь, он работает на этого Даля?

— Вряд ли. Скорее, просто шнырь тех, кто на него работает. Видел, как держался? Он боялся его, дёргался, потел. Взгляд низко опущен, голова склонена. Одет… далеко за пределами того, что я обычно называю «так себе». Таких людей Финьярд при себе не держит.

— Но зато ведёт дела с их хозяевами?

— Вижу, тебе неймётся. Позволь дам совет, Виктор — успокойся.

— Да я спокоен.

— Это заметно, — Норман усмехнулся и хлопнул меня по плечу, — Забудь об этом парне, по крайней мере, на сегодня. В самом деле, неужели предлагаешь в такой вечер заниматься подобной ерундой? Ты, кажется, приглашал меня в гости?

— Да, — я посмотрел на свои часы и кивнул, — И мы успеваем к назначенному времени.

— Ну так идём, выпьем вина и посмотрим представление.

Так мы и поступили.

К восьми часам вечера добрались до снятых мной апартаментов. Поздоровавшись с предоставленной двумя Домами охраной, расположившейся у входа, на улице, поднялись на второй этаж. Но вместо того, чтобы застать там шумную и веселящуюся компанию, наткнулись на взволнованных друзей.

— Вы чего? — удивился я, проходя в гостиную, — Что-то случилось?

— Виктор! — Сильвия, оказавшаяся рядом, с силой ударила меня кулачком в плечо, — Где вас демоны носят?! Ты сказал, что к восьми обернётесь!

— И тебе привет, разгневанная фурия, — прошипел я, потирая место удара, — И вам, друзья! Если кто-то тревожился — напрасно, всё в порядке. В городе настоящая суматоха, на улицах полно народу, так что пришлось задержаться, извините.

— Кого ты взгрел на этот раз, Норман? — с плохо скрываемым восхищение спросил Тальс — один из многочисленных кузенов де Бригез.

Простоватый, на первый взгляд, парнишка двадцати лет имел весьма незаурядный ум, особенно в области математики. Сейчас он работал в Первом оружейном цеху де Бригез, что само по себе являлось полезным знакомством. И в дальнейшем я собирался это самое знакомство всячески поддерживать.

— Да, поделись с нами, прошу, — нахмурилась Мария.

Будучи курсантом военной академии, она не одобряла подобное поведение. Девушка привыкла жить по чётким правилам, была очень целеустремлённой, местами даже жёсткой. Но мне, при всех этих качествах, брюнетка очень нравилась. Не в последнюю очередь за фигуру, конечно, но была у неё и масса других достоинств.

Как когда-то сказал мне отец Вейгара — большинство молодых аристократов не стремились к чему-то большему, а довольствовались тем, что имеют. Они мастерски прожигали жизнь, не стремясь ничего создавать.

Мария, как и прочие, собравшиеся в этой комнате, были из другой породы людей. Они жили своими стремлениями, мечтали, размышляли. Но в одном были схожи все — каждый из моих присутствующих друзей хотел изменить этот мир к лучшему.

И это не был обычный юношеский максимализм.

У Марии, к примеру, имелся довольно детальный и чёткий план реорганизации правоохранительной системы Тарнаки. Я видел несколько выдержек из него — более чем разумных.

Тальс работал над сложной оптической системой прицеливания. Послушав размышления парня на эту тему, я понял — невзрачный парнишка весьма серьёзно занимается исследованием движения пуль и снарядов, выпущенных из огнестрельного оружия. Фактически, он просто открывал науку, известную мне как баллистика.

Норман, при всей своей любви к дракам, имел превосходное искусство оратора, и был одним из официальных представителей Дома де Бригез.

Два принца моего рода — тут и слов никаких не нужно, из парней с самого детства лепили правителей. Рано или поздно они займут высокие посты в семье Рафосс, и уж такое знакомство точно лишним не будет.

Тоже самое касалось и Сильвии с её братцем. Успев изучить жизнь в Тарнаке, иерархию дома, а также познакомившись с местной аристократией, я сделал выводы, что в скором времени ребята получат неплохие должности.

Особенно Сильвия, учитывая, как развился её талант.

Ну а Максус Ремо, сидевший сейчас на открытом подоконнике и глазеющий на фланирующую по площади толпу, и так был достаточно влиятельным человеком. С которым тоже следовало дружить.

— Вам не стоит забивать голову такими вещами, — усмехнулся Норман. Он снял свой камзол и бросил его на спинку кресла, — Дело и выеденного яйца не стоит.

— Виктор, ну хотя бы ты скажи!

Я только отмахнулся. Повеселевший нашим прибытием в целости и сохранности народ насел на Нормана, и он вкратце описал дуэль, не углубляясь в причины, по которым до неё дошло дело. Я же в это время с наслаждением перекусил мясным пирогом и налил себе бокал «Слезы», а затем присоединился к Ирокезу на подоконнике.

— Держи, — протянул ему бутылку белого, припрятанного заранее, — Тебе должно понравиться.

— Спасибо, Ви.

Он легко вынул пробку и, не озаботившись поисками бокала, приложился к горлышку.

— И правда неплохо.

Рауль нашёл в соседней комнате гитару и, повозившись с ней, затянул красивую песню. Обстановка весьма располагала к лёгкому и непринуждённому общению, шуткам и смеху. Мы пили вино, ели изысканные закуски, говорили, пели, танцевали, и всё было прекрасно.

Под окнами шумела толпа, но звонкий голос распорядителя всё же доносился до наших окон даже со сцены. Так что, когда объявили выход группы Вейгара, все заняли места у двух окон и на балконе.

Это была ещё одна отличительная черта всех присутствующих. Парни и девушки, находившиеся рядом со мной сегодня, больше обращали внимание на личные качества человека, а не его титул. Взять хотя бы меня, очень дальнего родственника, или Вейгара, титул отца которого и вовсе был куплен в Загорье. И Принцам, и де Бригез было плевать, какого мы происхождения.

Если им нравился человек, и они пускали его в свой круг — относились как к равному. Не в последнюю очередь — из-за магии, конечно. Но дело было не только в ней, и те, кто сейчас смотрел на сцену, на самом деле хотели поддержать Вейгара.

Балкончик, на который мы вышли, был совсем небольшим, и я оказался чуть ли не «притиснут» к Марии. Она покачнулась, и я поймал девушку за талию, а затем прижался к ней бёдрами.

— Осторожнее, Виктор, — усмехнулась она одними губами.

— Боишься, что прилипну? — я не стал убирать руки.

Она улыбнулась и сделала глоток вина, не пытаясь отстраниться или оттолкнуть меня. Что ж… Многообещающее начало…

Выступление, в котором участвовал Вейгар, было не слишком длинным — около двадцати минут. Но в подаче ребятам не откажешь — настоящие мастера! Костюмы, грим, акробатические и силовые номера, магические всплески, постановочные бои, и целая сюжетная линия, проведённая через весь этот перфоманс.

Без шуток — всё это смотрелось очень здорово, и когда труппа, поклонившись, уходила со сцены, публика провожала их бурными аплодисментами.

Мы с Марией уже откровенно обжимались, не торопясь уходить с балкона. Друзья тактично вернулись в апартаменты, а мы продолжили наше милое общение.

— Что-то не так…

В какой-то момент тон девушки, только что такой мягкий, резко изменился. Я услышал это и проследил за направлением её взгляда.

— Ты о чём?

Она положила ладонь мне на затылок и мягко повернула голову.

— Смотри.

Приглядевшись, я понял, что брюнетка имеет ввиду. Мария глядела чуть правее главной сцены, на пару рядов небольших выставочных домиков. Их поставили на площади только вчера, и в каждом демонстрировались последние достижения магической отрасли от самых разных колдунов Тарнаки.

Новые эссенции, простенькие заряженные артефакты на основе векса, техническое оснащение для огнемагов, устройства для усиления эффективности заклинаний, игрушки и серьёзные экспериментальные аппараты — здесь можно было найти немало интересного, если поискать. И гуляющий народ именно этим и занимался, с интересом изучая ассортимент ярмарки.

Неожиданно людская масса качнулась, отхлынула от импровизированной улицы, и тут же в глубине рядов что-то сверкнуло.

— Что за…

БАХ!

Грохот мы услышали одновременно с тем, как увидели огненный цветок метра три высотой. Взрывная волна, метнувшаяся от него во все стороны, разворотила несколько хлипких конструкций и смела с ног десятки человек.

Раздались крики, народ мгновенно запаниковал.

— Охренеть! — подскочивший к нам Адриан широко распахнул глаза, — Что происходит?

Все остальные испуганно молчали, разглядывая беснующуюся под окнами толпу. Народ разбегался в разные стороны, в толпе тут и там мелькали мундиры городской стражи. Неподалёку прозвучали выстрелы, затем ещё.

Дверь апартаментов распахнулась, и я, развернувшись, на автомате вскинул руки. Примечательно, что одновременно со мной это сделали и все остальные…

— Ваше… — обращение капитана, заведующего нашей охраной, оборвалось. Он замер на полушаге и медленно поднял руки.

— П-прошу прощения, дамы и господа. На площади… Атака.

— Теракт, — я «погасил» свой дар, — Это называется словом «теракт».

— Ч-что?

Капитан всё ещё заикался, и мне это не нравилось. И этот человек должен был отвечать за нашу охрану сегодня?

— Напомните, чтобы позже я повторил вам этот термин, капитан. Друзья, думаю, на сегодня наши посиделки закончились. Нам всем стоит вернуться под защиту своих Домов. Оставаться здесь опасно. Известно, что там произошло? — я вновь повернулся к усатому солдафону.

— Нет, ваше благородие. Но вы правы — будет лучше, если мы все сейчас уедем.

Никто не спорил. Захватив вещи и верхнюю одежду, все споро спустились вниз и там нос к носу столкнулись с Вейгаром, задержанным у самого порога двумя охранниками де Бригез.

— Да отпустите, кретины! — рычал здоровяк, ещё не успевший смыть с лица грим и переодеться в нормальную одежду.

— Отпустите его, — велел спустившийся первым Норман. Бойцы вмиг ослабили хватку.

— Спасибо.

— Привет, Вейгар. Отличное представление. Было.

— И не говори, — мой друг попытался стереть с лица белила, — Еле добрался до вас через всё это…

Он обернулся, разглядывая ещё не успевшую рассосаться толпу.

БАХ!

Ещё один взрыв, совсем рядом! Наша охрана выдвинулась чуть вперёд, образовывая что-то вроде живого щита.

— Надо уходить, ваши благородия! — воскликнул капитан, — Лейтенант, где экипажи?!

Тот ошалело перевёл взгляд на толпу.

— Было велено убрать транспорт с площади, — поникшим голосом просипел он.

— Куда?!

— Стоят через две улицы, под охраной…

Чуть в отдалении вновь раздался грохот. Да охренеть!

Теперь народ бежал не в одну сторону. На площадь вновь начали стекаться люди. Были среди них и окровавленные, и грязные, и раненные, и напуганные до полусмерти.

— Нужно убираться отсюда, — снова озвучил я очевидное, — Капитан, ведите нас к экипажам. И не лезьте под удар, если потребуется. Друзья, встанем в круг, так будет проще обороняться.

Никому из моих товарищей не пришлось ничего разжёвывать. Построившись в боевой порядок, мы двинулись вниз по улице. Серьёзная сила — несколько огненных магов, телекинетики, энергомант, два водных мага… Солдаты пытались расталкивать перед нами бегающих людей, но это делалось для их же блага. Чтобы какой-нибудь придурочный не напоролся на заклинание.

Так мы преодолели пару перекрёстков. Толпа здесь хорошенько поредела, и я уже понадеялся, что всё обойдётся…

Но куда там!

Из-за ближайшего поворота послышался шум, крики, выстрелы и лязг стали. А через несколько мгновений оттуда выскочил самоходный экипаж с застреленным возницей. Он на полном ходу пролетел через перекрёсток и влетел в витрину магазина одежды.

Однако за секунду до этого из него успели выпрыгнуть двое. Ещё с десяток человек появились пешком, и мгновенно открыли из винтовок огонь по горожанам.

С другой стороны мелькнула вспышка, по одному из стрелявших швырнули булыжником, и с противоположной стороны перекрёстка показались люди в форме полицерии.

Завязалась перестрелка, и мы оказались неподалёку от её эпицентра.

— Давай тех, в кожаных плащах!

Крик Нормана заставил нас сконцентрироваться. Максус и старший де Бригез выскочили вперёд и синхронно атаковали. Огненная капля упала меж двух человек, забрызгав их пламенем, и ещё одному в грудь угодил огненный шар.

Мы с Сильвией отстали от них всего на секунду.

Девушка метнула в тех, что выпрыгнули из экипажа, ледяной вихрь. За последний месяц она перестала бояться своих обновленных способностей, и кое-чему научилась.

Люди, ещё не успевшие подняться, мгновенно покрылись ледяной коркой и застыли в гротескных позах.

Я, следом за сестрой, метнул пару коротких молний. Ледяные скульптуры, только что бывшие людьми, разлетелись на сотни промёрзших кусочков.

— Перестаралась, — буркнула блондинка.

Бой закрутился так быстро, что я вообще не успел ничего заметить. Плеск воды, рёв пламени, выстрелы, гудение молний, грохот, пыль столбом — всего несколько мгновений, и в живых остались всего трое нападавших.

Один из них, стоявший ближе всего к узкому проулку, понял, что бой проигран, и попытался скрыться.

— Стоять, с-сука!

Я лёгким щелчком метнул ему в ноги небольшую молнию и попал в щиколотку. Нога беглеца моментально подломилась. Мужчина вскрикнул и рухнул на землю, а я перепрыгнул через лавку и налетел на него, хорошенько пробив уроду по лицу. Он дёрнулся, взгляд расплылся, а ещё через мгновение челюсти клацнули, и террорист что-то проглотил.

Его тут же начала колотить крупная дрожь, изо рта потекла густая синяя пена.

Твою мать!

Я оттолкнул от себя тело, встал и огляделся. В десятке метров Норман решительным шагом направлялся к ближайшему недобитку, который сильно обгорел. Сейчас он просто лежал и орал.

— Этот живым нужен! — заорал я, — Челюсти его держи, челюсти!

Де Бригез не понял, и я метнулся вперёд. Оказавшись рядом с человеком, безо всякого сожаления вцепился в челюсть, оттянул её и сунул в рот нашаренные в кармане перчатки.

— Ты что творишь?

— У них вместо одного зуба — ампула с ядом. Вот там валяется, синюшный, которого я только что поймал.

Норман ничего не ответил, но выглядел озадаченным.

— Ваши сиятельства! — позади послышался голос капитана, — Вы целы?

— Целы, — ответил Норман, — Друзья, вы как?

Все подходили к нам. Оглянувшись, я с удовлетворением отметил, что никто в этой короткой потасовке не пострадал.

— Где экипажи?

— Что?

— Первым делом, капитан, — обратился к нему как к ребёнку Норман, — нам нужно сдать пленника властям.

— Каким, ваше благородие?

Усач выглядел как идиот. Он мало того, что был бесполезен в качестве охранника, так ещё и в ситуации не ориентировался. Двое молодых парней и то быстрее сообразили.

— Городским, конечно, — удивился де Бригез, — Мы с Виктором и этим… террористом, поедем в центральное отделение полицерии. Остальным, как и планировалось, стоит отправиться по домам. Вероятно, в городе есть ещё несколько таких групп. Незачем рисковать.

— Я с вами, — заявила Мария, — думаю, всех курсантов сейчас поднимут в караул. Мне оттуда два шага до дома, переоденусь.

— Хорошо, — кивнул я, — Максус, ты с нами?

— Нет уж, поеду к себе.

— Вейгар?

— С вами.

— Сильвия, Тиадаль?

— Мы в Дом. Наши высочества, думаю, к нам присоединятся?

— О, даже не сомневайтесь, госпожа Андирафосс. Будем сидеть как мышки в норке, чтобы что-нибудь с нами случайно не произошло.

— Тальс, ты тоже отправишься в Дом. Не спорь, — веско произнёс Норман, хотя математик даже и не думал ему перечить.

— Мы его отвезём, — заверила нас блондинка.

— Тогда решено, — я кивнул всем на прощание, — Капитан, берите своих солдат и идите к экипажам. Езжайте сюда, один оставите нам, а на втором проследите, чтобы все доехали в целости и сохранности.

— Так точно, ваше благородие.

Солдаты трусцой побежали за самоходками, а мы уселись прямо на холодные камни.

— Ну и вечерок, а? — заметил Норман.

— Не так я надеялся его закончить.

— Да, — согласилась со мной Мария, — Я тоже.

Мы грустно посмеялись. Впереди маячила очень долгая ночь — но совсем не такая, о которой мы с брюнеткой думали…


Глава 22


Ночь действительно оказалась долгой.

Ещё до полицерии нас перехватил отряд стражи, вооружённый до зубов. Норман быстро переговорил с ними, показал пленного, после чего нас сопроводили до центрального отделения. Там вышколенный лейтенант быстро смекнул, что к чему, организовал допросную комнату, нашёл нужного мастера и притащил туда своё начальство.

Я объяснил местным коновалам насчёт ампулы с ядом, и приглашенный медик действительно извлёк такую изо рта обгорелого парня. После этого нас расспросили о том, что произошло, записали это, взяли оттиски перстней, поблагодарили и велели возвращаться по домам.

Норман было попытался узнать, что расскажет взятый нами террорист, но ему мягко намекнули, что на допросе он присутствовать не может.

В общем, де Бригез отправились под защиту своего Дома. Я не стал выпендриваться — обстоятельства к этому не располагали. Так что мы с Вейгаром тоже поехали в Дом Рафосс, благо возле полицерии один из стражей «реквизировал» самоходку вместе с водителем и велел отвезти нас, куда потребуется.

Всё же, иметь титул аристократа в этом мире было на редкость выгодно.

Экипаж оказался без верха, и пока мы ехали, я смог рассмотреть творящийся в городе хаос.

Всего за несколько часов веселящаяся Тарнака превратилась в мрачное вымершее место. Впрочем, нет. Не вымершее. Пусть на улицах не было людей, кроме стражи — всех разогнали по домам — то тут, то там слышались крики, выстрелы, грохот. Везде валялся мусор, оставшийся после столь резко оборванного праздника.

— Как думаешь, это всё те же, в кожаных плащах? — спросил я у Вейгара, когда что-то грохнуло в паре кварталов.

— Я в полицерии поговорил с парочкой сержантов, когда тебя ждал. Обмолвились, что кроме таких вот групп под шумок на улицы вылезла и всякая мразь. Банды, отбросы из Отстойника, бездомные и те, что живут в плавучем городе в заливе. Вышли поживиться.

— В Порт сейчас точно лучше не соваться, — кивнул я, нервно крутя головой.

К счастью, по пути на нас никто не напал — неприятности на сегодня закончились.

Никас собрал всех представителей нашей семьи, каких только смог. Большинство из них, кстати, как и я, приехали туда самостоятельно. Вейгару нечего было делать среди моих родичей — информация, сказанная между нами, могла не предназначаться для посторонних ушей. Так что я попросил одного из солдат устроить здоровяка где-нибудь в караулке.

Велев ждать моего возвращения, сам отправился в Дом. Войдя в большой зал, куда меня направил дворецкий, увидел там кучу родственников, и Сильвию меж ними.

— Эй!

— Виктор! Как ты? Где Вейгар и остальные?

— Здоровяк здесь, в караулке. Де Бригез уехали к себе, после того, как мы сдали того обгорелого властям. Вы как, без происшествий добрались?

— Да, нормально.

— Уже известно, что произошло? В Полицерии нас продержали несколько часов, но почти ничего не сказали.

— Мы пока тоже ничего не знаем. Уже несколько часов тут торчим. Всё это время к отцу приезжают посыльные, но он пока ничего не объяснил и велел ждать. Единственное — на Дом тоже пытались напасть, Ви…

— Охренеть!

— Видел кровь перед главными воротами, когда приехал?

— Да.

— Пятнадцать хорошо вооруженных людей со взрывчаткой появились здесь в разгар веселья. За пару минут до того, что произошло на цирковой площади. Повезло, что Лагос — внимательный сучий сын, и в праздник усилил караул на воротах. Подозрительных типов вовремя заметили, те занервничали, ну и… Всех успели положить прямо на улице.

— Кому-то очень не нравятся маги… — пробормотал я, хотя в голове уже крутилась догадка.

Оставив Сильвию и сообразив, что в ближайшее время можно не ждать новостей, пошёл в столовую. Кухарка и не думала уходить, работая здесь круглосуточно, так что я взял у неё несколько пирогов и перекусил. Затем запил их травяным настоем и вернулся в большой зал. Там всё также торчали и остальные двадцать человек моего рода.

Младшие Андирафосс; их старшие кузены со своими родителями, важными шишками из Совета; принцы; четыре семьи четвёртого колена, с которыми я практически не пересекался. Одни точно занимались морозильным оборудованием — у них я и заказывал векс для своей камеры. Вторые… Кажется, что-то связанное с рессорами для экипажей. Двое других управляли разными предприятиями по производству механизмов, которыми на самом деле владел Никас.

Магами были далеко не все. А если точнее — девять человек вместе со мной. Перекинувшись несколькими дежурными фразами, обменявшись новостями и мнениями о происходящем, мы какое-то время ещё сидели в большом зале.

В эту ночь дождаться главы Дома не получилось, и все разбрелись кто куда, чтобы хоть немного поспать. Никас же появился лишь к полудню. Он вошёл в зал через главный вход как раз, когда все мы, помятые и всё ещё напряжённые, обедали, и вызвал оживлённый гул своим присутствием.

Не обращая на это никакого внимания, мужчина прошёл вдоль длинного стола по центру помещения и занял место в его главе.

— Простите, что заставил так долго ждать, родичи. Думаю, нет смысла тянуть, так что скажу сразу — ситуация нормализовалась. Городские власти вычислили и уничтожили всех злоумышленников. По крайней мере — тех, кто вышел вчерашним вечером на улицы.

— Это была скоординированная атака, — произнёс Рауль. Это был не вопрос — утверждение.

— Да, всё указывает на это. Кое-какую информацию нам предоставили, ведь косвенным образом, мы помогли её расшифровать.

— Что это значит?

— Уважаемый господин Рафосс, позвольте, я расскажу всё по порядку. И если у вас останутся вопросы — с удовольствием на них отвечу.

Холодок, мелькнувший в голосе Никаса, почувствовали все. Рауль понял, что стоит заткнуться и откинулся на спинку стула, чуть склонив голов.

— Спасибо. Итак, если вкратце — в Тарнаке произошёл так называемый «акт терроризма». Или акция устрашения, если вам так понятнее. Десять вооруженных и хорошо подготовленных групп, состоящие из фанатиков, устроили бойню в центре города. На ярмарочной и цирковой площадях, у академии, главного управления морских перевозок, ещё в нескольких точках. В Частности — имела место быть и попытка нападения на наш дом. Вижу, всех интересует вопрос — кто стоит за такой скоординированной атакой? И хотя расследование ещё продолжается, вы и сами должны это понимать, но первые выводы можно сделать уже сейчас. Во время атаки удалось захватить несколько… террористов… пленными. К сожалению, все они успели проглотить сильнодействующий яд, спрятанный вместо одного из зубов. Выжил только один. Тот, которого поймал молодой господин Костандирафосс.

Все взгляды устремились в мою сторону. Адриан несколько раз хлопнул в ладоши, и через секунду к нему присоединились ещё несколько человек, даже Никас.

— Благодаря его… Находчивости мы наверняка знаем места, где проходила подготовка и сборы этих групп. Одно из них уже изучили и нашли улики, подтверждающее следующее — за сегодняшними нападениями стоит Орден Чистоты.

Слова не особо впечатлили присутствующих, но на их лицах читалась злость. Оно и понятно — здесь не было ортодоксов, а после истории с Серым Сюртуком никаких объяснений от Ордена Тарнака не получила. А тут выясняется, что они не просто воспитали под своим крылом маньяка, но и создали террористические ячейки!

— Косвенным образом найденные там записи помогли расшифровать кое-какие документы, найденные нами ранее.

Я прекрасно понял, что он имеет ввиду. Дважды до сегодняшнего дня довелось дважды наткнуться на зашифрованные записи Ордена, и дважды я передавал их Никасу. И неужели сегодня к ним был найден ключ?

— Кстати, центральное управление полицерии очень благодарило тебя, Виктор.

— Благодарю, — я сухо кашлянул, стараясь не акцентировать на этом внимание, — И что теперь?

— Теперь Орден и все, кто с ним связаны, подлежат немедленной поимке, допросу и… Уничтожению. В городе объявлено чрезвычайное положение, и все перемещения горожан ограничены на ближайшие двое суток. Я бы рекомендовал всем вас остаться в Доме, благо, мест и удобств хватит всем. Впрочем, если кто-то хочет вернуться к себе — вот.

Он достал из тонкой папки, поданной ему Тиадалем несколько листов, и положил их на стол.

— Пропуска, подписанные главой полицерии. Впишите туда своё имя, и можете перемещаться в светлое время суток, только предъявляйте документ по требованию патрулей. Но всё же мой вам совет — старайтесь в ближайшее время не выходить из домов, и не пропадайте из поля зрения своей охраны.

Закончив, глава Дома отошёл в сторону и начал о чём-то негромко переговариваться с принцами. Я собирался попрощаться с ними, и отправиться домой, раз всё утряслось, но как выяснилось, у Никаса были на мой счёт особые мысли.

— Виктор, я попрошу тебя остаться ещё на какое-то время. Есть разговор.

Пожав плечами, я последовал за ним. Мы вновь оказались в его круглом кабинете, и Андирафосс откупорил подаренную мной же бутылку «Слезы», разлил напиток по бокалам. Я с благодарностью кивнул и сделал глоток. Надо будет потом заскочить в снятые апартаменты, там вроде бы осталась пара бутылок. Было бы расточительством оставлять их арендатору…

— Итак… — Никас, устроившись в кресле, сцепил пальцы, — Расскажи, как всё было. И постарайся не упустить ни одной детали.

Пришлось пересказывать события всего вечера, начиная с нашей встречи с Сильвией и Норманом.

— Ты снова оказался в гуще событий, — произнёс глава дома, когда я закончил.

— Предпочёл бы, чтобы это происходило как можно реже.

— Понимаю. И, кажется, мы с тобой уже говорили об этом, около месяца назад.

— Да, что-то такое было.

— Тем не менее, именно благодаря тебе, Виктор, сегодня мы так быстро смогли установить организаторов этих терактов.

— Насколько всё серьёзно? — уточнил я, — Ведь неспроста при всех вы так ловко обошли эту тему?

— Достаточно, — нахмурился глава дома, — Пока известно о четырёх с половиной десятках убитых магов, ещё две с лишним сотни погибших — обычные люди. Основная масса убита взрывами самодельных бомб.

— Значит, это был направленный удар Ордена?

— Пока всё указывает именно на это. В одной из квартир, о которой проболтался твой обгорелый пленник, мы обнаружили ключ к тем шифрам, что ты нашёл ранее. Там были списки имён, даты, места явок, пароли, указания. Часть из них совпадает и именами опознанных людей в плащах…

— Скоты, — не сдержался я.

— Согласен, — неожиданно жёстко поддержал меня Никас, — Среди тех, на кого сегодня напали, были не только взрослые мужчины и женщины. Погибли даже дети и старики… — он на секунду замолчал, прикрыв глаза, — А самое отвратительное, что у нас есть определённые подозрения.

— Какого рода? — тут же напрягся я.

— Скажи, в каких ты отношениях с семьёй Финьярд?

— Эээ… — я задумался, — Ни в каких. Уверен, вы и сами это знаете. Почему спрашиваете?

— Потому что из сорока пяти представителей этой семьи сегодня в городе, в гуляниях, приняли участие всего семеро. Остальные сидели по домам, тихо, как мышки. Плюс твой рассказ о дуэли и том рябом разбойнике… Есть над чем задуматься.

— Есть, — согласился я, — Но откуда вы об этом знаете?

— Мы хоть и прощёлкали эти… Теракты… Но у нас есть своя секретная служба, Виктор. Я всегда знаю о том, что делают наши друзья и возможные противники.

— Значит, вы знали об этом заранее? Хотя бы немного? И вам не показалось это странным?

— Показалось, разумеется. И именно поэтому Лагос усилил охрану Дома.

— Предусмотрительно. Думаете… Думаете, эта семья как-то связана с Ореном?

— Я уже сказал то, что хотел сказать, Виктор. Как бы там ни было — пока вся эта ситуация в городе не разрешится, позволь предупредить тебя. Не связывайся с северянами. Не веди с ними никаких дел, ничего не рассказывай, не общайся и даже не отвечай на их вопросы, если такие появятся, понял?

— Понял. Скажите, Никас…

— Да?

— Почему вы отвечаете на мои вопросы?

— А ты сам как думаешь? Я ведь уже говорил, Виктор — ты мне нравишься. За весьма короткий срок парень из глухой провинции умудрился поставить себя куда выше, чем те, кто сегодня сидел с нами в одном зале. Завести влиятельных друзей и не нажить врагов — это надо уметь. Плюс — ты помог нашей семье. И пусть часть твоей помощи была неосознанной, основанной только на удачном стечении обстоятельств — это ничего не меняет. Сильвия рассказала, как ты брал ситуацию в свои руки на Запретной территории. То, как ты ведёшь дела, говорит о том же — ты быстро ориентируешься в окружающих изменениях и подстраиваешься под них. А вчерашней ночью… Скажу так — сразу несколько человек вновь упомянули о твоих лидерских качествах. Ты неглупый парень, и вместо того, чтобы строить домысли, которые и так тебя посещают, уж лучше я расскажу, как всё есть на самом деле.

— И как же?

— Тобой уже заинтересовались серьёзные люди. В свете сегодняшних событий, думаю, это слегка отложат, но… В заключительный день празднования дня основания Тарнаки планировалось провести большой приём, на котором соберутся самые влиятельные представители города. Также там будет множество приезжих гостей — и очень важных. В частности — родители Адриана и Рауля. Разумеется, им сообщат обо всём произошедшем, так что будь уверен — на тебя теперь обратит внимание высшее руководство нашей семьи. А также других родов. Кажется, о тебе наводила справки какая-то княжна Джессалин… Она там тоже будет, и с ней будет нужно обязательно встретиться. Скажу сразу, Виктор… Нельзя ударить перед этими людьми в грязь лицом — это и в моих, и твоих интересах. В частности. А в общем — в интересах нашей семьи. Если недавно ты лишь получил возможность… «Получить шанс», то сейчас это тот самый шанс и есть. Ты понимаешь?

— Прекрасно понимаю.

— Хорошо, я рад это слышать.

— Что ж… Постараюсь не оплошать, — слегка удивлённо ответил я, не ожидая такого поворота событий.

— Откровенно говоря, я слегка завидую тому, как легко у тебя получилось подняться, Виктор… Я думаю, судьба дала тебе подарок. Тебе ведь не приходилось вести десятки и сотни утомительных бесед с инвесторами, не приходилось посещать скучнейшие вечеринки и приёмы ради того, чтобы завязать знакомства. Не приходилось годами делать то, что тебе не по нраву, лгать, обманывать, очаровывать и подкупать… По крайней мере, в таком объёме, в каком это пришлось делать мне… Ты, возможно, думаешь, что можешь перескочить через это. Так вот поверь, Виктор — не сможешь. Сейчас ты окажешься в таком водовороте интриг, из которого сухим уже не выбраться. Ты ещё молод и, возможно, этого не понимаешь — и только поэтому я тебя предупреждаю.

— Не было бы счастья, да несчастье помогло, — пробормотал я. Никас, услышав эту поговорку, рассмеялся.

— Откуда в тебе только берутся все эти фразочки? Ладно, как бы там ни было, мы слегка отклонились от темы. Сегодня я имел разговор с представителем главного управления полицерии города. Вновь касательно тебя, Виктор. Ты знаешь что-нибудь о корпусе Нова?

— Боевые колдуны, на городской службе, — я кивнул, — Магические сыщики.

— Что-то вроде того. Сегодня, как я слышал, они неплохо себя проявили.

— К чему вы клоните?

— Сразу несколько человек, с которыми они беседовали, охарактеризовали тебя как подходящего кандидата у них на службе. Твоя подруга, Мария де Бригез, — он посмотрел на несколько листов, лежащих перед ним, — В частности.

— Вы шутите? — улыбнулся я, — У меня нет никакого желания работать на них!

— Я так и подумал. Но при этом получил вполне чёткую просьбу — проинформировать тебя о грядущем приёме и пригласить на него. И не только от них — семейство де Бригез, которому, очевидно, ты очень импонируешь, также имели разговор с недавно назначенным ректором Академии магии.

— О чём-то конкретном?

— Всё о том же — о твоих навыках и знаниях. Те два паренька, которых ты тренируешь… Вильгельм и Карлос, кажется? Сегодня ночью они тоже были на ярмарочной площади. Как мне сказали — если бы не их владение магией, там могли бы убить целую кучу народа. А так они умудрились положить почти десяток нападавших и спасли много жизней.

Внутренне я загордился парнями, которым объяснил едва ли самые основы электромагии.

— И что из этого следует?

— Пока только на уровне предложений. Де Бригез хотят сделать в академии что-то вроде курсов для магов-энергетов. Собственно, о твоих познаниях в электричестве тоже известно, так что, полагаю, тебе предложат роль преподавателя. Или попросят поучаствовать в какой-нибудь научной работе. Трудно сказать сейчас, просто имей ввиду.

Я не знал, смеяться, плакать или радоваться. Происходящее было очень странным, особенно если учитывать, что Виктору не было и восемнадцати лет.

— Что ж… Спасибо.

— Не за что. На этом, пожалуй, всё, Виктор. Если позволишь — у меня ещё целая куча дел. Ты меня услышал, и я надеюсь на твоё благоразумие. О месте и времени проведения приёма тебя уведомит посыльный.

— В таком случае, я пойду. Благодарю за содержательную беседу.

— Останешься здесь?

— Нет, пожалуй, отправлюсь домой. Зря, что ли, за него такие бешеные деньги плачу?

Никас усмехнулся моей последней реплике и махнул рукой. Допив вино, я поднялся из-за стола и вышел из комнаты.

Единственное, чего мне сейчас хотелось — завалиться спать в мягкую кровать и не вставать целые сутки.


Глава 23


Никас вновь не обманул.

После событий на дне основания Тарнаки прошло всего две недели — а мне уже привезли приглашение на ежегодный городской приём в резиденции губернатора.

К счастью, больше никаких атак не было. Все группы террористов уничтожили ещё тогда, в первую ночь. А благодаря расшифрованным записям, найденным в первой явочной квартире, удалось отыскать ещё несколько «спящих» ячеек Ордена и нейтрализовать их.

Организация чистоплюев подверглась жесточайшим гонениям на территориях де Бригез, Рафосс и Джессалин. Даже Финьярд на этот раз присоединились к своим союзникам, пусть и для виду, как предполагал Никас. Тем не менее, они куда менее охотно, чем прочие, снаряжали боевые отряды для поисков и поимки ортодоксов.

К счастью, в ту ночь и следующие несколько дней никто из моих друзей и знакомых не пострадал. Все засели по домам и пока главное управление полицерии не разрешило выходить на улицы — оставались там.

Я тоже устроил себе вынужденную изоляцию на три дня, и с удовольствием ничего не делал — принимал ванну, ел, читал и спал. Правда, уже на второй день такого добровольного заключения у ворот остановился экипаж семьи де Бригез, и оттуда вышла Мария.

Мы решили наверстать упущенное в день основания, так что девушка задержалась у меня на пару суток. Благо — нам совершенно никто не мешал.

Впрочем, когда перемещение по городу разрешили, а обстановка окончательно нормализовалась, ей всё же пришлось вернуться на занятия в Академию.

Я же встретился с остальными друзьями, убедился, что с ними всё в порядке, и попытался вернуться к прежнему ритму жизни.

Работа пошла, как и раньше. Я пользовался заказанным для меня вексом, делал новые плитки, заряжал батареи. Только теперь не занимался распространением самостоятельно, а продавал изделия по оптовой цене торговой палате. При условии, что их стоимость чуть выросла — прибыль я получал ту же саму, если даже не большую…

Так прошло ещё какое-то время, прежде чем посыльный из городского управления привёз мне приглашение на приём.

И вот сегодня, надев свой лучший костюм, сходив к парикмахеру и заказав шикарный экипаж, я приехал в городскую резиденцию губернатора Тарнаки.

Она возвышалась над центральным кварталом, и расположилась в районе с самой дорогой недвижимостью. Это бы даже не дом — скорее, замок с башнями, галереями, переходами, оранжереями, террасами, огромным количеством роскошно обставленных комнат и большой прилегающей территорией.

Здесь, как и говорил Андирафосс, собрались самые влиятельные и достойные представители Тарнаки. Большинство их них были мне не знакомы, но парочку человек встречать приходилось.

Тут был и сам Никас, и оба принца Рафосс со своими родителями, приехавшими за своими отпрысками. Они поговорили со мной и выразили надежду, что я когда-нибудь заеду к ним в гости.

Был Норман который лишь поздоровался со мной, а потом его затянул круговорот переговоров.

Была Сильвия, также постоянно занятая беседами с важными шишками. Встретившись со мной взглядом, она виновато улыбнулась и вернулась к разговору с какими-то дородными дамами.

Впрочем, мне тоже не позволили бесцельно бродить по резиденции.

Никас, стоило ему лишь заметить мою персону, принялся знакомить меня со всеми подряд. Будущий ректор академии магии, глава корпуса Нова, глава полицерии, заместитель главы первого банка Тарнаки, изобретатели, конструкторы, инвесторы…

Калейдоскоп людей кружил перед глазами, но в этом не было ничего страшного. В своей прошлой жизни я бывал на вечеринках куда скучнее. Да и на память никогда не жаловался, так что спокойно запоминал все имена, лица, фразы, истории и анекдоты.

Никас был прав. Подружиться с этими людьми, произвести на них впечатление — в моих собственных интересах.

Тут шутка, здесь — осуждение, там — отстоять свою точку зрения, чуть позже — согласиться. Нет ничего сложного в том, чтобы расположить к себе людей. Нужно просто слушать их, быть внимательным, и уметь делать выводы, вот и всё.

Тем не менее, в какой-то момент я устал от бесконечных раскланиваний и приветствий. Отыскав туалет, я умылся и решил пока не возвращаться к основной массе гостей. Вместо этого прошёл в дальнюю гостиную. Здесь почти никого не было — лишь несколько негромко переговаривающихся человек, сидящих на паре диванов, да одинокий бармен за небольшой стойкой.

Именно туда я и направился, надеясь выкроить пару спокойных минут. Но не тут-то было.

— Добрый вечер, молодой человек.

Обернувшись, я увидел перед собой девушку.

Она была красива — высокая, статная блондинка с большими светло-зелёными глазами, пухлыми алыми губами и тонкими бровями. В чёрном облегающем платье, расшитым драгоценными камнями, незнакомка выглядела просто сногсшибательно. Ей было лет двадцать пять, не больше.

И она безусловно была магом — я чувствовал лёгкое покалывание по всему телу, находясь рядом с ней.

— Добрый вечер.

— Росселинья Джессалин, — представилась она.

Я поклонился ей, отводя руку за спину, как было принято в их роду.

— Рад знакомству, княжна. Меня зовут Виктор Костандирафосс.

— Виктор? Не Виктарион?

Я не сразу осознал, о чём она спросила.

— Простите?..

— Не извиняйся, — улыбнулась моя собеседница, — Я ведь не ошиблась? Это твоё настоящее имя?

От волнения у меня перехватило дыхание, и я попытался это скрыть. Не получилось. По вискам скатились несколько капелек пота.

Что происходит?

— Кто вы?

Она бросила взгляд в одну сторону, другую. Убедившись, что нас никто не слышит, наклонилась ко мне и шепнула:

— Дайша.

Девушка отошла на шаг, а я на какое-то время оцепенел, вглядываясь в красивое, но совершенно чужое лицо. Всё вокруг будто замерло. Слова и мысли вылетели из головы. Я не знал, что спросить, и что сказать. Просто не знал.

Блондинка, увидев моё ошеломление, негромко рассмеялась, и мир тут же снова пришёл в движение.

— Но… Как?.. Откуда?..

— Понимаю, это неожиданно для тебя.

— Я так рад тебя видеть…

Шаг вперёд, и единственное желание — обнять её, прижать к себе…

Но девушка ловко отошла назад.

— Спокойнее, Ви, — всё также смеясь, сказала она, — Нужно соблюдать приличия. Я тоже рада тебя видеть, но прошу — держи себя в руках. Я племянница правящей ветви семьи Джессалин.

Пару секунд я осознавал это. Затем виновато улыбнулся и слегка поклонился.

— Не буду извиняться, но приму во внимание.

— Пока этого достаточно. Вижу, ты слегка пришёл в себя?

— Всё равно есть смутное ощущение, что это сон.

— Понимаю. Просто расслабься, ладно? Давай просто поговорим. Как ты, Ви?

— Хорошо. Наверное, — глуповато улыбнулся я, — Как видишь, провожу время в высшем обществе.

— Вижу, — она посмотрела на моё кольцо, — О тебе хорошо отзываются в семьях Рафосс и де Бригез.

— Ну, первые — мои родственники. Вторые — друзья. Ничего удивительного. Ты что, наводила обо мне справки?

— Да, после того как мои шпионы пару раз назвали твоё новое имя и обстоятельства, при которых оно стало им известно. Ты выглядел перспективным союзником, которого можно завербовать. Но до сегодняшнего вечера я думала, что ты — просто Виктор Костандирафосс.

— И как поняла, что я — это я?

— Я просто… Ви, у тебя были «вспышки»?

— Что это?

— Будто проблески интерфейса нейросети.

— Однажды, — я припомнил случай, когда впервые активировал магию, в драке с разбойниками на дороге.

— Хм… У меня такое случалось сорок четыре раза, — задумчиво протянула девушка, — Каждый раз — по разному, и каждый раз — в преддверии какого-то важного момента. Сейчас я просто… будто увидела твою энергоструктуру. Она отличается от прочих, кто сейчас гуляет по залу.

— Удивительно…

— Я тебя почувствовала через весь зал и всю толпу, почти не видя, едва ты появился в здании.

Я припомнил собственные ощущения и кивнул:

— Да, когда я вошёл, почувствовал что-то подобное… Как будто кто-то пристально смотрит. Но такое у меня происходит всякий раз, когда рядом маги.

— Значит, понимаешь, о чём я. Просто в моём случае чувство более… направленное. Но это сейчас неважно.

— И правда, — согласился я, любуясь её новой внешностью, — Как ты, дорогая? Давно здесь?

Она слегка поморщилась от моего обращения. Мне казалось что девушка, некогда бывшая моей невестой, всячески показывала дистанцию. Что ж… ладно… Это было неприятно, но я понимал — между нами и нашим восприятием ситуации есть разница. Особенно, если Дайша живёт тут дольше меня.

Следующие слова блондинки подтвердили это:

— Чуть больше шести лет. Очнулась в теле этой милашки. Росселинья Джессалин, взбалмошная дочка двоюродного брата Великого Лорда. Захотела стать менталисткой, как её родители.

— Как ты восприняла переход?

— Чуть с ума не сошла, если честно. Пару месяцев вообще ничего не понимала, а потом… Разум как-то сам пришёл в порядок. Я принялась изучать этот мир, благо, возможности мне предоставили в самом широком объёме. Преимущество положения. Ты же помнишь, Ви, я была обычной ассистенткой в ДНК-салоне. У меня не было тех знаний, что были у тебя. Я ничего не знала о нападении роя и корабле. А когда мы перенесли в него своё сознание… Для меня прошла всего секунда — и я очнулась в ново теле, с новыми воспоминаниями и возможностями. И не могла отличить одни воспоминания от других. Не понимала, что реальны и те и другие, и медленно сходила с ума.

— Дайша, я…

— Всё нормально. Мне хватило мозгов затаиться, притвориться, и всё обдумать. Полагаю, ты довольно быстро понял, что рухнувшая на Элларию комета — наш корабль? А вот до меня это дошло лишь спустя полгода…

— Так значит, ты близкая родственница Великого Лорда, кхм, — я кашлянул, — А я-то считал, что мне повезло.

— Ты тоже вельможа, — она повела плечиком, улыбнулась и кивнула проходящим неподалёку парам.

— Не с таким положением. Приходится… Крутиться.

— Удачно насколько я слышала. Компактная и дешёвая в производстве бытовая техника, друзья среди Великих родов, разведка Запретной территории, преподавание, героическое проявление своих качеств во время недавних терактов… Тебя уже знают в городе.

— Ну, магам в этом отношении проще.

— Ты энергомаг.

— Предпочитаю говорить «энергет».

— Сам придумал это слово?

— Даже не стану оправдываться, — я шутливо погрозил ей пальцем, — Как только нас не называют. Пока пуст будет «энергет», за неимением лучшего.

— Хорошо, хорошо, — она выставила перед собой ладони, — Не будем об этом. Лучше расскажи о той истории с Запретной территорией. Признаюсь, мне было очень любопытно узнать из первых рук, что там произошло.

— Об этом, с твоего позволения, вспоминать я не буду. До сих пор благодарю судьбу за то, что удалось выбраться оттуда целым.

— Ты всегда был везучим. Даже наше бегство… — девушка замолчала, а затем мягко взяла меня за руку, — Спасибо, что тогда взял меня с собой, Ви.

— Я бы никогда не простил себя, если бы оставил тебя там. Оказавшись тут, думал, что никогда тебя больше не увижу…

— Не будем об этом, — она покачала головой и отпустила руку, — Сейчас всё… Немного изменилось. Ты же понимаешь?

— Понимаю.

— После того что между нами было… Я не могу делать вид, что всё идёт своим чередом. Но и как раньше тоже не будет. Прости меня за это. Но лучше я скажу сразу.

— Не извиняйся, — я сухо усмехнулся, — Может быть, всё ещё изменится.

Она благодарно кивнула и поспешила перевести тему. Я видел, что Дайше нелегко было произнести даже эти обтекаемые формулировки, поэтому не стал на неё наседать. Будет ещё возможность узнать, что с ней произошло.

В её глазах тоже мелькала радость встречи. Но совсем не такая, как у меня. Более… Сдержанная. Более вежливая. Я с разочарованием и горечью понял, что это не та девушка, с которой я расстался.

Она была другой. И уже не любила меня так, как это было в прошлой жизни…

Несмотря на сказанное и поселившийся в груди неприятный холодок, я всё же был рад. Почти счастлив. Я теперь не один! И всё складывается как нельзя лучше! Такой подарок судьбы — не время грустить.

Мне нравилось говорить с Дайшей. Нравилось слушать её голос, пусть он и был совсем другим. Не тем, который я помнил. Нравилось смотреть на неё. И поэтому я решил, что буду сконцентрирован только на хорошем.

— Как давно ты здесь? — спросила девушка.

— Меньше года. В Тарнаке — со второго летнего месяца.

— Быстро адаптируешься.

— Мне просто везло.

— Ну конечно, — она улыбнулась, — Таким, как мы, всегда везёт.

— «Таким, как мы?»

— «Переселенцам». Тем, кто был на корабле вместе с нами.

— То-то ты такая спокойная, — понимающе протянул я, — Значит, есть и другие?

— Есть.

— Я так и знал! Скольких ты уже встречала? Ведь встречала, так?

— Так, — снова подтвердила она, — Но лишь одного. Он, кстати, тоже здесь.

— Ты не шутишь?!

Девушка встала:

— Идём, я вас познакомлю.

— Кто он?

— Пусть это будет для тебя сюрпризом.

Мы пошли к лестницам, ведущим на второй этаж. Продвигаясь вдоль стены, встретили официанта с подносом и взяли пару бокалов вина.

— За всё то время, что ты здесь… Удалось хоть что-то узнать о магии? Достоверно, с научно подтверждёнными данными?

— Кое-что. Ты же знаешь, что такое векс, верно?

— Структурно?

— Да.

— Синтезированный минерал, который создан из гибридных нанитов.

— Верно. Собственно, магия получается из-за взаимодействия этих нанитов и пула очень ценных клеток, которые несёт в себе практически всё местное население. Это, как ты выразился, «научно подтверждено» около года назад, в моей лаборатории.

— У тебя есть своя лаборатория?

— И не одна. Джессалин довольно сильно продвинулись в изучении биологии. Даже здесь, в Тарнаке, «светоче прогресса», как вы его называете, знаний в этой области наберётся едва ли половина от тех, что доступны моей семье.

Что ж, этим она меня не удивила. Великие семьи действительно держали в Тарнаке свои представительства, а также имели здесь собственные лаборатории, мастерские и производства — и во многих аспектах исследования, проводимые в них, а также изобретённые устройства считались передовыми. Но на самом деле главные открытия и инновации появлялись именно на родных землях Великих родов. Те, которыми Лорды не спешили делиться даже со своими друзьями.

Тем ценнее было то, что рассказывала Дайша. Этим она показывала степень своего доверия ко мне.

— И как же всё работает с… Ммм… Технической точки зрения? Не представляешь, сколько местной макулатуры я перекопал в поисках хоть сколько-нибудь логичного объяснения, но ничего не нашёл.

— Неудивительно. Уровень знаний населения и развитие науки на самом раннем этапе не позволяют местным понять, как они могут управлять огнём или электричеством. Если в общих чертах — при попадании в организм эссенции, она начинает взаимодействовать с клетками, о которых я говорила. Взаимодействие делится на несколько этапов, но во время последнего смесь и клетки образуют некую «универсальную» субстанцию. Затем происходит взрывной рост, и эта субстанция превращается в любую материю.

— Ты шутишь?

— А разве похоже? Разве не видишь, насколько эта «магия» превосходит умения псайкеров из нашего родного мира?!

Я видел. Но само утверждение… Она видела, что я сомневаюсь.

— Мы проводим массу исследований, Виктор. Массу, — девушка повторила это слово со значением, — Ты даже представить не можешь, насколько я со своими ограниченными знаниями продвинула вперёд местную науку. Всего за пять лет! Поверь — семьи Великих лордов, пользующихся эссенцией уже не первое поколение, предрасположены к развитию магического таланта куда сильнее простолюдинов. У тех нужных клеток содержится куда меньше, а шансов стать мортаги — больше.

— Но… — я вспомнил, как работает моя магия, — Но молнии? Огненные вихри? Телекинез?

— Всё это — результат того, о чём я говорила. Ты что, не слушал? Материя, Ви! Клетки под воздействием векса превращаются в материю! Любую!

— И?..

— Под управлением определённой программы, прописанной в векс, твой мозг вырабатывает клетки в нужном количестве, превращает их в материю, направляет, поддерживает и насыщает. А руки и все эти пассы — не более чем удобный способ направить выплеск этой материи. Некоторые маги изначально начинают колдовать, не используя руки в качестве направляющего инструмента, и их развитие идёт совсем не так, как мы привыкли видеть.

— Стой-стой-стой! Программу? В каком контексте ты это слово употребила?

— А вот это самое интересное. Разные осколки корабля, ставшие векс-шахтами, несут в себе разный… Программный код, если можно так сказать. Ты же знаешь градацию эссенций? Молнии, пирокинез, телекинез, вода, биомантия? Их на самом деле больше, это лишь самые распространённые. И каждый вид эссенций можно добыть только в определённой шахте. Простой пример: твоя эссенция — из земель, принадлежащих Джессалин. Мы владеем Иллюминатными копями. Принимая такую, маг обычно получает одну, или несколько, если повезёт, зашитых в кристалл программ. Повторяю — как повезёт. Может, это будет умение формировать вылетающую из ладони прямую молнию — и только. Может — возможность формировать направленный пучок фотонов. Может — генерировать электромагнитные поля и воздействовать на металл. Или что-то другое, вроде твоих хлыстов, о которых я слышала. Иногда — что-то вместе. Но ты, как и я, универсал.

— Почему так?

— Наверняка сказать не могу. Мы размышляли над этим, и пришли к выводу, что наши знания каким-то образом помогают лучше контролировать взаимодействие стволовых клеток. За счёт этого у нас и более быстрая обучаемость.

— Нет, я имел ввиду другое. Эти программы… Как они формируются?

— Нашёл, что спросить, — она звонко рассмеялась, — Мы тут не сотни лет живём, забыл? Есть мнение, что эта информация с архивов корабля. Там же куча всего была записана, верно?

— Верно, — подтвердил я.

Действительно, «Арлея» была размером примерно с Тарнаку, и кристаллов, в которых хранилась записанная информация обо всех сферах жизни нашего родного мира, на ней хватало. Точнее — их было просто невероятно много. И на них действительно был записан огромный массив данных.

— Я думаю, что записанная в кристаллы информация встраивается в генетический код местных. Через те же самые клетки, и позволяет им использовать магию. А нам — в куда большем масштабе, потому что мы сами в этих кристаллах существовали какое-то время, и теоретически — тоже можем владеть этой информацией. Или слились с нею, трудно сказать наверняка.

— Сложно. Но интересно. Если всё так, как ты говоришь… К примеру, я приму ещё эссенцию — во мне могут открыться новые способности?

— Верно.

Мы, наконец, оказались возле широкой лестницы, ведущей на второй этаж. Поднявшись по обитым дорогим ковром ступенькам, пошли по галерее.

— А что будет, если нам принять эссенцию другого вида?

— О, это очень уместный вопрос! Пока никто из нас не пробовал.

— Это настолько опасно?

— Никто не хочет проверять, хотя исследования на… Добровольцах… Ведутся.

— Да, я встречал такого… «исследователя», — от воспоминаний о логове Серого Сюртука, меня передёрнуло.

— Понимаю, о чём ты. После тех событий я о тебе и услышала. И несколько напряглась, надо сказать. Методы этого человека были очень радикальными…

— Зато действенными, если верить отчётам.

— Да, у него каким-то образом получилось соединить в себе сразу несколько разновидностей магии…

— Жаль, что от тела ничего не осталось — говорят, его разметало по целой улице… Можно было бы его исследовать.

Дайша кивнула.

— Кстати, забыла сказать — мы живём куда дольше обычных людей.

— Насколько?

— Самый старый из тех, кто принял эссенцию в шестьдесят четыре года, в этом году празднует девяностолетие. Выглядит максимум на семьдесят. До того, как стать магом, отличался весьма… Нестабильным здоровьем. Так что тут результат налицо. И таких хватает, Ви. Но…

— Но?..

— Бывает и обратная сторона. Магия меняет людей, наверное, ты и сам это знаешь. Самые старые колдуны, которых я видела лично… Скажем так — пиромант похож на побывавшего в пожаре, а водяной маг будто пару лет провёл в топи…

— Что, настолько всё плохо?

— После нескольких десятилетий интенсивного пользования магией человеческое тело начинает страдать от её проявлений. И меняться. Возможно, для нас эта проблема тоже неактуальна, но мы здесь даже семи лет не прожили.

Мы покинули галерею и через небольшой коридор вышли на балкон. Он опоясывал дом с наружной части второму этажу. Пройдя немного вперёд, обнаружили стоящего в небольшой выносной беседке мужчину.

Около тридцати пяти, атлетически сложенный, коротко стриженный, с прямым носом, широкими скулами и густыми бровями. Одет незнакомец был в дорогой камзол зелёных цветов дома де Бригез, свободные брюки и высокие сапоги.

Он облокотился на перила и разглядывал ночной город.

— Корвин! — окликнула его моя спутница, — У нас сегодня важный день.

— В самом деле? — обернулся тот и, заметив меня, резко поскучнел, — Кто этот мальчик?

— Виктарион.

— Господин первый пилот! — радостно улыбнулся я, — Думал, что меня сегодня уже ничего не удивит!

— Виктарион? — его недовольная гримаса исчезла и мужчина вмиг оскалился довольной улыбкой. Подойдя, он похлопал меня по плечу, как старого знакомого, и крепко сжал руку, — Парнишка программист, верно? Навигационные системы? Рад тебя видеть.

— Точно так. Только теперь я Виктор Костандирафос. Младший сын младшего сына, ничего особенного.

— Не преуменьшай, — он щёлкнул пальцами, припоминая, — О тебе уже много кто слышал. Я помню, что видел твоё имя в письмах, связанных с Запретной территорией… Ты ведь был там с Торном? Бедняга без твоей помощи не добрался бы до ворот.

— Дело прошлое.

— Скромник, — хохотнул Корвин, — И во время недавних, неприятных событий на Дне города — ты ведь тоже тогда отличился? Вы с дружками-приятелями взяли пленного, чью память потом на куски менталисты разорвали, верно?

— Да, там тоже — больше повезло.

— В любом случае, ты неплохо устроился.

— Неплохо, но вы, судя по всему — получше?

— Так и есть. Теперь, с твоего позволения, я господин Корвинус, барон замка Аталар. Как видишь — всякое случается, — рассмеялся он.

— Значит, вы двое в союзе? И ваши семьи об этом?..

— Знают. Но при этом у нас тайное общество, если употреблять более романтичные формулировки. И я так понимаю, сегодня оно пополнится новым членом?

— Это зависит от того, что вы предлагаете новобранцам, — отшутился я.

— Власть, дорогой Виктарион. Силу, могущество, возможность постигать то, что тебе интересно. Возможность строить новый мир таким, каким тебе хочется.

— Это понятно, — я позволили себе лёгкую улыбку, — Но вы же что-то предпринимаете, чтобы всё это иметь, верно? Что-то делаете? Влиятельный князь де Бригез, советница Джессалин — такие высокие должности… Что нужно сделать мне, чтобы вознестись также?

— Верный вопрос. Как ты правильно заметил, в нашем узком кругу…

— Два человека — это не круг, Корвин, — перебила его Дайша, — А прямая линия. Так что давай говорить также прямо, раз уж все карты на столе.

Она пристально посмотрела на меня.

— У нас есть прямой выход на Великих Лордов, Ви. И мы этим пользуемся. Направляем развитие Домов, каких-то предприятий, даём советы. Я продвигаю биологию, Корвин — военную технику. Если ты займёшь похожее положение в своей семье… Думаю, не стоит детально разжёвывать, куда мы способны направить развитие этого мира с нашими знаниями и такой властью?

— Не стоит. Но определённый план у вас уже есть, как я понимаю?

— Общие намётки, кое-какие детали… Узнаешь со временем. Мы уже кое-что предпринимаем и поможем тебе сориентироваться, если потребуется.

— Рад это слышать.

— То, что мы остались живы — настоящее чудо, — заметил Корвин.

— Согласен, я и сам не раз об этом думал. Не следует разбрасываться вторым шансом, не так ли?

— Именно! — горячо поддержала меня Дайша, — Нам повезло очутиться в этих «благородных» телах, так что не воспользоваться их возможностями… Думаю, они наверняка распорядились бы нашими знаниями куда хуже…

— Дайша, — Корвин успокаивающе положил руку ей на плечо. Не буду скрывать, мне это не понравилось, но я промолчал, — Не стоит сейчас разводить полемику на этот счёт.

— Не стоит, — согласилась он, поводя плечом, — Предлагаю сегодня вообще не говорить о делах. Вместо этого просто выпьем, порадуемся, что среди нас есть ещё один выживший, и проведём отличный вечер!

— Ничего не имею против, повод и правда отличный!

Корвин приглашающим жестом указал на небольшой столик в беседке. Там стояла бутылка игристого вина, фруктовая нарезка и несколько высоких фужеров. Разлив ароматный золотистый напиток, мы посмотрели друг на друга, и улыбнулись.

— Предлагаю тост, — сказал я, — За второй шанс! За то, чтобы воспользоваться им правильно! За наши жизни, за дружбу и за удачу. Благодаря которой мы с вами сейчас вместе, и дышим. За нёё — и за нас!

— За неё!

— За нас!

Сделав глоток, я прокатил напиток по языку и проглотил его. Вино было превосходным. Сладковато-пряный вкус с нотками ванили отложился в памяти яркой кляксой, одной из тех ассоциаций, с помощью которых годы спустя человек обычно припоминает события.

И в тот момент этот вкус показался мне вкусом новой жизни…






Конец первой части.



home | my bookshelf | | Новая магия |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу