Book: Глаза Желтой Тени



Анри Верн

Глаза Желтой Тени

Глава 1

Девушка, почти ребенок, бежала сквозь смог, этот ужасный лондонский туман. Она бежала, так как испытывала леденящий ужас. Бежала, чтобы спасти свою жизнь. Иногда она останавливалась и прислушивалась, надеясь на чудо, но шаги преследователя настигали её и неумолимо, хотя их звук и вяз в тумане. Это были шаги человека, который хотел уничтожить её. Даже не убить, а именно уничтожить.

Прошло всего несколько часов с момента, как эта несчастная прибыла самолетом в Лондон и имела неосторожность отправиться ночью пешком по улицам, несмотря на туман. Даже тот, кто хорошо знал Лондон, а к ней это вовсе не относилось, мог бы сейчас заблудиться. В тумане вновь возникли темная фигура и зловещий лик её преследователя. Она слишком хорошо его представляла. Девушка вскрикнула от ужаса и рванулась вперед. И вновь позади четко, как метроном, зазвучали шаги.

Ночь и смог, казалось, вымели улицы, а немногочисленные прохожие стремились поскорее добраться до своих домов.

«Только бы поймать такси», — мечтала девушка, продолжая бежать со всей возможной в этих условиях скоростью.

Она в общем-то понимала, что вряд ли найдет такси в этом вязком тумане. Вспомнила, как выехала из аэропорта и назвала адрес. Проехали они всего несколько минут, как туман стал таким густым, что ничего не было видно в двух метрах. Таксист остановил свою машину у края тротуара и безапелляционно заявил:

— Выходите, барышня, дальше я не еду. У меня только и осталось времени, чтобы вернуться домой прежде, чем все потонет в этом месиве. Не могу же я торчать всю ночь на улице.

Она настаивала, но шофер не хотел ничего слушать.

— Кстати, мы почти добрались туда, куда вы хотите. Идите прямо по улице, затем первый поворот направо и второй налево…

Первый направо, второй налево, вроде бы все просто. Но вот теперь ей приходится мчаться со всех ног, зная, что её хотят лишить жизни, и один только звук шагов заставлял её терять голову от страха…

Теперь девушка двигалась в тумане по кругу. Может быть даже, она уже прошла несколько раз мимо нужного ей дома. Но поди разберись в этом смоге, когда все дома затянуты туманной кисеей и похожи один на другой, а фонари просвечивают только тусклыми желтыми пятнами, как медузы в холодных водах.

По звуку шагов она поняла, что преследующий опять приближается и через несколько секунд нагонит её.

Охваченная ужасом, она тем не менее повернулась к преследователю, как это инстинктивно делает дичь. В тумане образовалась дыра, внутри которой появился неясный силуэт. Это был силуэт человека в длинном черном пальто и черной шляпе с опущенными полями. Черты его лица скрывал туман, но девушка хорошо представляла, каковы они.

Вот уже этот зловещий тип всего в нескольких метрах от несчастной. Тут она нащупала дверь и стала толкать её плечом, но безуспешно: дверь была заперта.

Человек медленно приближался, уверенный в беспомощности своей жертвы.

— Нет! — закричала она срывающимся голосом. — Нет!

Взгляд её замер на темном лице неизвестного, под полями шляпы которого обозначились узкие щели с разгорающимся в них красным светом.

— Нет! — опять закричала девушка. — Нет! Нет!

Охваченная необоримым ужасом, она отскочила в сторону в тот самый момент, когда из-под полей шляпы вырвались два огненных луча и ударили в дверь, в то самое место, где она стояла секунду назад. Розово-белая вспышка… Едкий запах горелого дерева, и в двери, окруженной кирпичной кладкой, появилась дыра с дымящимися краями.

Как камень из пращи, девушка опять понеслась сквозь туман, каждое мгновение ожидая, что огненные лучи этих ужасных глаз ударят в нее. Вдруг перед ней возникла фигура в каске, и она буквально упала на грудь полицейского, который совершал обход.

— Эй, малышка! — воскликнул представитель закона. — Куда спешите? Боюсь, что в вашем возрасте рановато гулять в одиночку в этой проклятой каше!..

— Там… — задыхаясь, только и могла проговорить она. — Этот человек!..

Полицейский засмеялся.

— Там никого нет, — сказал он. — В этом тумане и слона-то не различишь в двух метрах…

Но тут снова раздались мерные шаги, и появился темный силуэт.

— Это он! — забормотала девушка. — Он!..

— Что ему от вас нужно? — сурово спросил полицейский.

— Он хочет меня убить!.. Уничтожить!..

— Убить вас, а?.. Ну-ка, ну-ка, разберемся…

Легонько отстранив девушку, полицейский шагнул вперед по направлению к тени.

— Так, так, — проговорил он. — Играем в людоедов?!

В ответ глухое молчание. Человек замер, но страха не проявил. И не только страха, но и уважения к представителю закона. Наоборот, от него исходило какое-то ощущение враждебности. Полицейский это сразу почувствовал и опустил руку на дубинку, висевшую у пояса:

— Мне кажется, кто-то решил изображать злодея. Ладно… Советую вам…

Тень ничего не ответила, но в узких щелках на лице появился красноватый свет.

— Осторожно! — вскричала девушка. — Он сейчас…

Но её предупреждение запоздало. Два огненных луча ударили в грудь несчастного полицейского, который рухнул на тротуар кучкой дымившегося пепла, не успев произнести больше ни слова.

Леденящий ужас снова охватил девушку. Повернувшись, она бросилась бежать, скользя и спотыкаясь, со всей скоростью, на какую была способна.

Сколько времени длилась эта безумная погоня? Минуту? Две? И тут она налетела на застеклянную дверь и сразу же поняла, что это такое.

— Телефонная будка, — с облегчением прошептала она. — Я должна была раньше додуматься до этого! Это мой единственный шанс… Единственный!

Она распахнула дверь и буквально влетела в будку. Вспыхнул тусклый свет загоревшейся лампочки. Сорвав трубку, она бросила в щель монету, а затем непослушными пальцами стала набирать номер. Грудь её вздымалась, как кузнечные меха.

— Шах и мат, комиссар!

Это весело произнес маленький старичок с козлиной бородкой, в глазах которого за толстыми стеклами очков в стальной оправе светился живой и острый ум.

Он обращался к человеку лет пятидесяти, которого отличали британские флегма и элегантность.

Оба сидели за столиком, несколько в стороне от двух других, занимавших кресла в обширном, но уютном холле. Те были молоды, и казалось, что их вовсе не интересует шахматная баталия соседей. Один из них — тонкий в талии, но мускулистый мужчина с красивым лицом и коротко подстриженными черными волосами. Звали его Боб Моран. Он читал какой-то журнал. Другой — настоящий колосс — небольшими глотками пил виски с содовой, и на его лице, на которое падали пряди рыжих волос, выражалось явное удовольствие. Это был шотландец по имени Билл Баллантайн.

Элегантный джентльмен, которого старик только что назвал комиссаром, уставился, не отрывая глаз, на шахматную доску, безнадежно пытаясь найти выход из сложившейся ситуации, затем безнадежно проговорил:

— Да, ничего не поделаешь! Вы выиграли, профессор.

Профессор Клерамбар, таково было имя шахматного победителя, закатился смехом.

— А я и не сомневался, комиссар. И это мне доставляет огромное удовольствие, так как позволяет поддерживать себя в боевой форме… Ну что? Еще партию?..

Комиссар хотел ответить, но тут вмешался рыжий колосс:

— Еще партию? Да когда же вы прекратите бессмысленно переставлять эти грязные от старости, пожелтевшие кусочки слоновой кости, в то время как командан и я только и слушаем вашу болтовню?

Боб Моран, Билл Баллантайн и профессор Клерамбар прибыли в Лондон несколько дней тому назад в гости к сэру Арчибальду Бейуоттеру, руководителю Скотленд-Ярда, с которым они уже неоднократно сотрудничали во время разного рода расследований. На этот же раз их поездка была связана всего-навсего с желанием повидать старого друга.

Уместив поудобнее свое огромное тело в кресле, которое жалобно заскрипело под его весом, Билл Баллантайн кивком отбросил назад свою рыжую шевелюру, отхлебнул добрый глоток виски.

— А может быть, лучше сыграем в покер?.. Тогда и мы с команданом могли бы поучаствовать…

— Опять ты жаждешь, чтобы тебя пощипали, как в прошлый раз, Билл? — вмешался, иронически усмехаясь, Боб Моран. — Шотландцы, конечно, всегда при деньгах, но в покер ты их спускаешь с такой скоростью, как будто они жгут тебе пальцы. Хорошо еще, что мы играем по-маленькой…

Баллантайн надулся, покраснел и запротестовал, ибо всегда обижался, когда ему намекали на национальность. Но в этот момент зазвонил стоящий на столе недалеко от Морана телефон.

Сэр Арчибальд вздрогнул.

— Кому это я понадобился в такое время?! — проворчал он себе под нос.

— Надеюсь, это не из Скотленд-Ярда. А я-то полагал, что проведу спокойный вечерок. Вы не послушаете, Боб?

Моран не успел произнести традиционное «Хелло», как в трубке зазвучал взволнованный женский голос:

— Я хотела бы поговорить с профессором Аристидом Клерамбаром!.. Пожалуйста, побыстрее, если можно…

— С профессором Клерамбаром? — удивленно переспросил Моран. — Сейчас я его позову… Минутку…

Таинственная незнакомка на другом конце провода быстро проговорила:

— Извините… Нет времени… Я лучше скажу вам… Это очень срочно… Меня хотят убить… Он сейчас где-то поблизости… Скажите профессору, что это Мартина Хемс, внучка его старого друга, профессора Хемса… Я в опасности… Может ли он спасти меня?..

— Одну секунду, — проговорил Моран. — Для начала хоть скажите, где вы находитесь.

— В телефонной будке…

— А где находится эта телефонная будка?

На другом конце провода заколебались, затем звонившая попыталась объяснить:

— Я не знаю точно… Я заблудилась в тумане… Но помогите же мне… Помогите…

— Ради Бога, не вешайте трубку! — воскликнул Боб. — Не вешайте!..

Прикрыв рукой микрофон, он прокричал сэру Арчибальду:

— Попытайтесь выяснить, откуда звонят.

Комиссар быстро поднялся.

— Сейчас я позвоню в Скотленд-Ярд по другому аппарату.

Он прямо-таки с молодой энергией бросился в соседнюю комнату. Боб Моран в это время открыл микрофон и спросил:

— Вы все ещё на линии?

— Да, но, пожалуйста, скорее! Прошу вас, скорее! Он приближается…

— Но кто этот он?

— Он… Человек, убивающий взглядом… Я…

Связь неожиданно прервалась.

— Не вешайте трубку! — громко закричал Моран.

Контакт ещё сохранялся, потому что из трубки шел ровный фоновый шум.

— Хелло! — кричал Боб. — Отвечайте… Вы меня слышите?

Однако никакого ответа он не получил. Корреспондентка молчала. Ее похитили или?..

— Кто это был, Боб? — спросил профессор Клерамбар.

— Некая Мартина Хемс, — начал объяснять Моран. — Она утверждает, что является внучкой вашего друга…

— Профессора Густава Хемса… Да, это действительно так… Но что она делает в Лондоне?

— Я в общем-то ничего толком не успел понять, — признался Моран. — Но, кажется, она в смертельной опасности, ей угрожает «человек, убивающий взглядом»…

В это время в холл вернулся сэр Арчибальд.

— Будку установили, — пояснил он присутствующим. — Это почти рядом с нами… Полагаю, речь не идет о глупой шутке…

— Видите ли, — начал профессор Клерамбар, — никто не знает, что я нахожусь у вас, комиссар…

Шеф Скотлнд-Ярда согласился.

— Да, пожалуй, так, — сказал он. — Пойдемте-ка все вместе и посмотрим на эту телефонную будку.

Он вынул из стола револьвер и протянул его Бобу Морану.

— Вот, возьмите-ка, Боб, на всякий случай. Будем, правда, надеяться, что он нам не понадобится. Но как шеф Скотленд-Ярда я должен подавать пример подчиненным: ничего в руках, ничего в карманах…

Они все вместе тут же вышли из холла, только Билл Баллантайн задержался на несколько секунд, чтобы докончить виски. Он всегда очень заботился о своих бронхах и говорил, что виски для шотландца — лучшее средство от простуды. Особенно в такое туманное время, как сейчас.



Глава 2

Как и предполагал Боб, телефонная трубка в кабине моталась на проводе, слегка покачиваясь, как маятник. Но сама кабина была пуста. И никаких следов Мартины Хемс.

— Она сбежала, — уверенно констатировал Боб, — чтобы скрыться от этого таинственного типа, «убивающего взглядом»…

— Все это похоже на сказку, — промолвил сэр Арчибальд, скептически разглядывая внутренность телефонной кабины. — А что вы думаете на этот счет, профессор?

Клерамбар развел руками.

— Я могу сказать одно, комиссар. Может быть, «человек, убивающий взглядом», и сказка, но что касается Мартины Хемс и её деда, то они существуют реально.

Смог, казалось, немного рассеялся, но видимость продолжала оставаться в пределах нескольких метров.

— Маловероятно, что мы имеем дело с шуткой дурного пошиба, — авторитетно заявил сэр Арчибальд. — Так просто трубку не бросают. Это явное свидетельство страшной паники…

— Может быть, и паники… — задумчиво проговорил Моран. — Но все равно непонятно, куда исчезла девушка, с которой я разговаривал по телефону. Боюсь, как бы мы ни явились слишком поздно!..

— Если мисс Хемс рассчитывала на нашу помощь или хотя бы на помощь профессора, — вмешался в разговор Билл Баллантайн, — она должна была затаиться и ждать нас или по крайней мере находиться неподалеку. Я предлагаю разделиться и обследовать квартал, а потом собраться возле этой телефонной будки.

— Что ж, недурная мысль, — согласился профессор Клерамбар. — В случае необходимости будем перекликаться, например, так: «Хе! Ху! Ха!» Если кто-нибудь крикнет таким образом, остальные должны к нему идти…

— Кстати, — проговорил сэр Арчибальд, — сюда должна прибыть команда из Скотленд-Ярда, которую я вызвал. Они помогут нам прочесать квартал частым гребнем… Но, прошу вас,избегайте неоправданного риска. Если этот «убивающий взглядом» — не игра больного воображения, нас может подстерегать вполне реальная опасность… Итак, я иду направо…

— А я налево, — тут же откликнулся Билл.

— Лично я пойду по этой стороне, — заявил Клерамбар, поворачиваясь спиной к телефонной будке.

Бобу Морану оставалось одно: двигаться вперед, что он и сделал. Он сразу погрузился в густой туман и тут же почувствовал себя так, будто остался один на всем белом свете. Все окружающее перестало для него существовать.

Моран повернул за угол и, касаясь стены рукой, пошел прямо, ожидая каждую минуту, что может споткнуться о лежащее на тротуаре тело. Однако ничего особенного не происходило, и он добрался до конца улицы, так никого и не встретив у себя на пути.

Вдали раздалось завывание полицейской сирены.

— Как всегда, они прибывают слишком поздно, — пробурчал Боб под нос.

И Моран усмехнулся, вспомнив колумбийскую пословицу, гласящую, что полиция напоминает радугу: появляется только после дождя.

Но усмешка тут же сползла с его лица. По камням мостовой застучали быстро приближающиеся шаги.

Моран насторожился и инстинктивно сунул руку в карман пальто, сжав рукоятку пистолета, который дал ему сэр Арчибальд.

Существо, бегущее сквозь туман, должно быть, уже находилось в нескольких метрах от него. Оно вынырнуло из тумана неожиданно и врезалось в грудь Боба Морана, издав сдавленный крик удивления и страха.

Моран разглядел девичье узкое лицо с огромными глазами, должно быть, очаровательными днем, но сейчас в них отражался только дикий ужас.

— Мадемуазель Хемс? — по-французски спросил Боб Моран.

— Да… да… Кто вы?

— Не бойтесь. Это со мной вы разговаривали по телефону… Теперь вы в безопасности…

Вой полицейской сирены доносился все ближе и ближе.

Моран стал объяснять девушке, что уже приехала полиция и бояться ей нечего.

Девушка всхлипнула.

— Слишком поздно, — бормотала она. — Он здесь!.. Здесь!.. Рядом…

И действительно, совсем вблизи раздался шум шагов, до того не слышный из-за воя сирены, и из тумана вынырнул темный силуэт. Это был тот же черный преследователь, которого так страшилась девушка.

Мартина Хемс увидела его.

— Это он! — панически закричала она. — Это он! Берегитесь!..

Боб выхватил револьвер и направил его на силуэт.

— Не шевелитесь! — четко скомандовал француз таинственному незнакомцу.

— Предупреждаю, что при малейшем подозрительном жесте я стреляю.

Спазматический вой сирен, казалось, заполнил всю ночь.

«Сейчас подъедет полицейская машина, — подумал Моран, — и займется этим типом…» Он хотел предупредить друзей условленным криком, но понимал, что его голос заглушат сирены.

Силуэт замер неподвижно в нескольких шагах от Морана и девушки. И вдруг под полями шляпы засветились два огонька багрового цвета.

— Осторожно, — закричала Мартина Хемс. — Он убивает взглядом!..

С силой, которую нельзя было заподозрить в её хрупкой фигуре, она толкнула Морана в сторону.

Моран от неожиданности потерял равновесие и упал вместе с девушкой. Он почувствовал, как пахнуло жаром, и, поскольку краем глаза видел стену, то понял, что камни её тают, как сахар в кипятке, в тех местах, где их коснулись багровые лучи; затем в стене образовалась дыра, в которую мог пролезть человек.

Охваченный ужасом, Моран смотрел, остолбенев, на это страшное существо. Оно не шевелилось, а огонь, исходящий из-под полей шляпы, угас.

— Стреляйте, — завизжала Мартина Хемс, задыхаясь. — Стреляйте!.. В следующий раз он не промахнется.

Моран без малейших колебаний дважды нажал на курок, целясь в голову, в то самое место, откуда исходили смертельные лучи. Вой полицейской сирены раздавался уже совсем рядом.

«Убивающий взглядом» не упал, хотя Моран был неплохим стрелком, тем более на таком близком расстоянии и по столь крупной мишени.

Но тень повернулась и бросилась бежать. Моран снова нажал на спусковой крючок, но выстрел был «в молоко», в туман!

В это время у тротуара остановилась полицейская машина. Моран одним прыжком вскочил и бросился к ней в тот самый момент, когда из неё высыпала группа людей в форме и окружила его.

— Что здесь стряслось? — прозвучал голос.

Тот, кто задал этот вопрос, был в метре от Морана, и в свете фар он узнал сыщика Шейна. Тот в свою очередь узнал Морана и уже более мягко повторил:

— Что случилось?

Боб ткнул пальцем в сторону, куда скрылся неизвестный.

— Он удрал туда! В любом случае он не мог далеко уйти! Я, кажется, попал в него…

Шейн уже отдавал приказания. Зазвучали свистки, и в указанном направлении бросились полицейские с мощными фонарями. Шейн же подошел к Бобу и Мартине, которая только сейчас смогла расслабиться и разразилась бурными рыданиями.

— Квартал перекрыт, — объяснил сыщик. — Откровенно говоря, сомневаюсь, что преступнику удастся скрыться…

— Дай-то Бог! — бросил Моран. — Надеюсь, однако, что он не будет смотреть на ваших людей в упор.

— Что вы имеете в виду, говоря «смотреть в упор»? — спросил подошедший к ним вместе с Биллом комиссар у Морана.

Не отвечая, Боб указал рукой на стену, а полицейский осветил её фонарем. Сэр Арчибальд вздрогнул.

— Чем это проделано? — удивленно спросил он. — Пушкой?

— Обратите внимание на края, — бросил Моран.

Шеф Скотленд-Ярда наклонился к отверстию.

— Края какие-то оплавленные или изъеденные кислотой…

— Никакой кислоты, — прервал его Боб. — Это сделано какими-то неизвестными лучами, исходящими из глаз «человека, убивающего взглядом».

Это заявление заставило содрогнуться всех присутствующих.

— Человек, убивающий взглядом?! — воскликнул Баллантайн. — Значит, это не выдумки?

— Это столь же верно, как и то, что без помощи мадемуазель, — Моран кивнул в сторону Мартины Хемс, — я был бы сейчас кучкой пепла.

В это время к девушке подошел профессор Клерамбар и внимательно вгляделся в её лицо.

— Конечно, это Мартина Хемс, — громогласно и безапелляционно заявил он. — Я встречался с ней пару лет тому назад и теперь сразу же узнал… Что вы делаете в Лондоне, дитя мое?

— Я приехала, чтобы встретиться с вами… — начала объяснять она, но окончить не успела.

Сломя голову примчался полицейский. Он вытянулся перед сэром Арчибальдом и приложил руку к каске.

— Мы обнаружили этого человека, комиссар. Загнали его в тупик и сейчас арестуем…

Тупик был узким, как бы вырубленным одним ударом титанического топора в скопище старых домов квартала, знавшего в викторианскую эпоху более счастливые времена. Туман слегка рассеялся, и фары полицейских машин достаточно далеко проникали в глубь тупика, позволяя видеть стены домов по крайней мере на протяжении десятка метров. Дальше смог и серый туман закрывали все.

— Да. Осталось только схватить! — повторил сыщик Шейн, передразнивая полицейского. — Этому тупику не видно ни конца, ни края, да и вообще здесь множество укромных уголков, где можно укрыться. Настоящая игра в прятки. А если ещё к тому же, его взгляд действительно убивает…

Подошел патрульный полицейский.

— Я частенько совершаю здесь обход, — доложил он, — и знаю этот тупик. Стены здесь гладкие, окна и вентиляционные отверстия сюда не выходят, дверей нет… А перекрывает его стена метров шесть высотой и тоже довольно гладкая. Сбежать отсюда может только обезьяна…

— Из ваших слов следует, что если тот, кого мы ищем, спрятался здесь,

— подвел итог Боб Моран, — то его скоро обнаружат?

— Я в этом уверен, сэр, — подтвердил полицейский.

Боб Моран, сэр Арчибальд Бейуоттер, профессор Клерамбар и Билл Баллантайн были теперь окружены полицейскими в форме и гражданском. Они стояли у самого входа в тупик. Мартина Хемс сидела в полицейской машине, где под отеческим присмотром представителей закона постепенно оттаивала от леденящего ужаса.

Шеф Скотленд-Ярда поразмыслил и через несколько минут принял решение.

— Нужно идти, — проговорил он твердо, — ибо это выжидание не может продолжаться вечно… Вы раздали оружие, Шейн?

— Да, комиссар, — ответил тот. — Вперед!.. Двинулись, ребята…

С полдюжины полицейских, вооруженных автоматами, шеренгой направились в тупичок, но тут вмешался сэр Арчибальд.

— Подождите, — коротко бросил он.

Приложив рупор ко рту, он прокричал так громко, что было слышно во всем тупике:

— Выходите!.. У вас нет никаких шансов скрыться!

Но ответом ему была тишина. Прошло ещё несколько секунд, и сэр Арчибальд снова закричал:

— Выходите! У вас нет ни одного шанса скрыться!

Опять тишина.

— Тем хуже для него, — проворчал комиссар, — нужно идти. Лучше всего двумя цепочками вдоль стен. Пусть люди будут готовы стрелять в этого человека, если вообще речь идет о человеке.

Отряд медленно двинулся вперед сквозь туман, вдоль стен, освещаемых фарами. Они передвигались, почти распластавшись по стенам. Держа пальцы на спусковых крючках, полицейские с автоматами были готовы в любой момент открыть огонь по подозрительному силуэту.

Однако, достигнув конца тупика, полицейские так никого и не обнаружили. Все было внимательно осмотрено, буквально обнюхано и ощупано, но «человека, убивающего взглядом», не было.

— Да, пожалуй, этот тип ухитрился удрать, — констатировал Моран.

Сэр Арчибальд прошелся лучом мощного фонаря по верху стены, которая, казалось, исключала всякую возможность побега.

— Ухитрился удрать? — протянул шеф Скотленд-Ярда. — Хотел бы я знать, как ему удалось это сделать… Нет, если уж он укрылся здесь, как утверждают мои люди, то здесь он и должен находиться…

— Однако, — заметил Клерамбар, — не стоит спорить с очевидностью: здесь никого нет.

Вдруг один из полицейских, который изучал основание стены, подозвал сэра Арчибальда:

— Посмотрите скорее, сэр!

Комиссар с сопровождающими подошел и увидел небольшую кучку пепла, которая ещё слегка дымилась. Кончиками пальцев сэр Арчибальд потрогал пепел.

— Он ещё теплый, — удивленно сказал он. — Здесь только что что-то сгорело всего несколько минут назад…

— И это что-то — наш «человек, убивающий взглядом»? — изумился Клерамбар.

Сэр Арчибальд пожал плечами.

— Не вижу, кто бы это ещё мог быть…

— Остается выяснить, почему и как он сгорел, — вмешался Боб.

— А почему бы после всего того, что произошло, он не мог самоуничтожиться? — спросил Билл Баллантайн. — Видя, что попался, он повернул лучи внутрь самого себя и…

— Ну да, прямо-таки начал глядеть в свои собственные глаза, но чем глядеть-то? — сыронизировал Боб Моран. — Нет, такого не может быть. Он где-то здесь…

Француз не окончил свою мысль. Один из полицейских закричал, направляя фонарь вверх и освещая стену слева:

— Там! Там! Смотрите!

Но Моран и другие, обежав глазами стену, вершина которой скрывалась в тумане, не увидели ничего, кроме кирпичной кладки.

— Что там такое, Робин? — спросил шеф Скотленд-Ярда у полицейского.

Тот заколебался, прежде чем ответить:

— Не могу утверждать с полной уверенностью, господин комиссар, — начал он. — Но это было нечто… вроде огромного паука… Он взбежал по стене наверх и исчез в тумане…

— Огромный паук?.. Я правильно вас понял, Робин? — спросил комиссар, нахмурив брови.

— Да, сэр, огромный паук. Действительно громадный… Ну прямо как… собака, сэр… Извините…

Сэр Арчибальд испепелил несчастного полицейского взглядом.

— Ну, ну, Робин! Вы случайно не хватили лишку? Может быть, вы страдаете галлюцинациями? Пауков размером с собаку не существует…

Несчастный полицейский переминался с ноги на ногу, готовый провалиться сквозь землю. Высший чин Скотленд-Ярда повысил на него голос! Это сильно взволновало, прямо-таки потрясло полицейского.

— Конечно, сэр! Так точно, сэр! — забормотал он. — Но я не пил ни капли… Может, мне показалось… Да ещё этот туман… Конечно… Таких пауков не бывает.

Тем временем Боб Моран не сводил глаз с Робина. На его взгляд, тот не фантазировал, говоря о гигантском пауке. Конечно, сэр Арчибальд прав, утверждая, что пауков величиной с собаку не бывает. Но ведь, с другой стороны, не бывает и людей, убивающих взглядом. Тем не менее…

Глава 3

Огромная полицейская машина, в которой находились Моран, Баллантайн, Бейуоттер, профессор Клерамбар и Мартина Хемс, в буквальном смысле слова продиралась сквозь густой туман по направлению к Скотленд-Ярду.

Но вот смог стал мало-помалу рассеиваться под воздействием дующего с Темзы ветерка. Моран и его друзья хотели, не теряя времени, расспросить девушку, выяснить, зачем она приехала в Лондон и почему искала встречи с профессором Клерамбаром. И главное, их интересовало, зачем преследовал её «человек, убивающий взглядом». Мартина Хемс ещё не совсем пришла в себя от всех потрясений ночи, и было решено дать ей немного отдохнуть, хотя бы по дороге…

Внезапно царящую в машине тишину нарушил вызов коротковолновой рации. Сэр Арчибальд включился, и тут же зазвучал знакомый, хотя и несколько искаженный голос Шейна:

— Шейн — машине двенадцать.

— Машина двенадцать слушает, комиссар на связи… Говорите…

— Только что из оцепленного квартала попыталась выехать подозрительная машина. Она прорвалась сквозь заграждения и не остановилась несмотря на наши требования и сигналы. Мы ведем её преследование. Машина движется по направлению к Темзе… Конец передачи…

— Продолжайте преследование, — скомандовал комиссар. — Мы тоже едем по направлению к Темзе… Держите нас в курсе дела… Конец передачи.

Связь прекратилась. Сэр Арчибальд дал указания шоферу, и машина, сделав правый поворот и включив сирену, резко прибавила скорость.

Несмотря на то что туман рассеивался, улицы английской столицы продолжали оставаться пустынными, добропорядочные граждане ещё находились отсиживаться дома. И это можно было считать удачей, потому что смог вынуждал машину двигаться до определенной степени шло вслепую. К счастью, шофер имел большой опыт в поездках такого рода и вел машину в смоге как по радару.

Детектив Шейн регулярно корректировал движение по рации. Погоня продолжалась, все ближе подступая к Темзе в направлении Тауэра.

Наконец Шейн передал:

— Беглец несется на огромной скорости к докам, рискуя каждую минуту свернуть себе шею… Продолжаем преследование… Конец…

Переехав через мост, машина сэра Арчибальда с включенной сиреной повернула на восток. Снова заговорило радио:

— Мы уже у Престон-роуд, неподалеку от въезда в туннель. Преследуемая машина попала в аварию, врезавшись в многотонную основу линии электропередач… Машина загорелась…

— Что с пассажирами?

— Они внутри машины… Поджарились…

— Боже! У вас есть огнетушители?

— Мы их используем, сэр… Но горит так, будто это цистерна с бензином… Полагаю, что когда потушим, то внутри будут горелые бифштексы…

— Делайте все возможное, Шейн, — бросил комиссар. — Сейчас мы подъедем…

Машина остановилась в начале Престон-роуд, где невдалеке от перевернутого, ещё дымящегося автомобиля скопились многочисленные полицейские фургоны и дымящееся перевернутое авто.

Шейн уже бежал к шефу.

— Что нового? — спросил начальник, опуская стекло.

Сыщик поник головой.

— Огонь мы потушили и извлекли останки пассажиров. Как я и докладывал, состояние плачевное… Полностью обгорели… За рулем, по-видимому, был китаец или, точнее, азиат. Что касается пассажира, то о нем почти ничего нельзя сказать. Ясно только, что это был человек очень маленького роста, почти что карлик…



— Короче, — сухо подвел итог сэр Арчибальд, — мы никогда не узнаем, имели эти несчастные что-либо общее с «человеком, убивающим взглядом»…

— То, что они, разнося в щепки заграждения, бежали из квартала, где он укрывался, позволяет предполагать, что…

— Конечно, конечно… Но можно только предполагать… Необходимо собрать всю возможную информацию о них…

— Наша лаборатория и сотрудники займутся этим, — заверил Шейн. — Да, еще! Совсем запамятовал! Машина идентифицирована. Один из номеров сохранился. Машина краденая.

— Ладно, хоть что-то нам известно… Держите меня в курсе… Я буду у себя в кабинете…

— Слушаюсь, сэр… Буду держать с вами связь…

Сэр Арчибальд поднял стекло и обратился к друзьям:

— Что вы обо всем этом думаете?

Моран скорчил гримасу.

— Что я думаю? Сведения слишком расплывчаты… Все смутно, все таинственно. Человек, испускающий из глаз смертоносные лучи, украденная машина с китайцем за рулем… Все это заставляет меня подумать кое о ком, кого бы я предпочитал вообще не упоминать.

Комиссар понял сразу, о ком идет речь.

— Да!.. Да!.. Увы! Но будем все же надеяться, что наши страхи и подозрения необоснованны… Кстати, делать нам здесь больше нечего. Поехали ко мне на службу. Там мисс Хемс нам подробно расскажет свою историю. Возможно, кое-что прояснится…

Ни профессор Клерамбар, ни Билл Баллантайн не произнесли ни слова, но по суровому выражению их лиц в тусклом свете лампочки было ясно, что они тоже подумали о человеке, упомянутом Бобом Мораном.

В кабинете сэра Арчибальда в Скотленд-Ярде Мартина Хемс начала свой рассказ, обращаясь в основном к профессору Клерамбару, единственному, кого она знала среди этих людей, взгляды которых были устремлены на неё в ожидании повествования.

— Вы знаете моего дедушку, профессор, — начала она, — а также место, где он живет. Это старый замок, построенный на скалистом уступе горы в Оверни. В тех местах замок прозвали «Мован» — замок «Дурных ветров». Об этом замке сохранилось множество жутких легенд и преданий, как и обо всех подобного рода строениях.

Окрестности замка, где я проводила в детстве свои счастливые каникулы, были прекрасны, хотя и довольно пустынны.

Как вам известно, мои родители умерли, когда мне минуло двенадцать лет, и меня воспитывал дед. Он был богат, и все его время занимали занятия физикой, физические эксперименты. Поскольку поблизости от замка не было хороших школ, меня послали в парижский пансион. После окончания учебы мне больше ничто не мешало жить вместе с дедом…

Месяца два все шло прекрасно. Пока дед занимался своими исследованиями, я пыталась с помощью слуг внести некоторый уют в наше суровое жилье.

Но в конце лета все пошло наперекосяк. Однажды вечером большая черная машина пересекла каменный мост, ведущий через ров к замку. Из машины вышел странный человек, которого мой дед тут же принял, и они заперлись на несколько часов в лаборатории на верхнем этаже башни. Когда незнакомец уехал, дед мой стал вести себя, как какой-то средневековый алхимик, открывший наконец секрет философского камня.

Этот таинственный незнакомец потом ещё несколько раз посещал нас, снова запираясь на долгие часы с дедом в лаборатории. Иногда они вместе обедали, иногда нет. Несколько раз, обеспокоенная их длительным отсутствием, я стучала в дверь лаборатории, но не получала никакого ответа, как будто там никого не было, хотя я своими глазами видела, как дед и неизвестный туда входили…

Так длилось около двух месяцев.

Наступила осень, и по мере того, как сменялись дни, характер деда начал меняться в худшую сторону. Он становился все сумрачнее, суровее, безразличнее ко всем, кто его окружал, и даже ко мне, своей внучке, к которой он прежде очень благоволил. Наконец дело дошло до того, что он заявил о своем нежелании питаться со мной за одним столом. Пищу ему носили в лабораторию, где он и запирался. Теперь я видела его всего по нескольку минут в день. Что же до незнакомца в черном автомобиле, то он уже больше не появлялся в замке, но машину его иногда замечали в окрестностях.

В то же время в округе поползли слухи, довольно странные и зловещие. Пошли разговоры о каких-то демонах с огненными глазами, таинственных машинах с потушенными фарами, которые по ночам разъезжают неподалеку от замка, среди руин старого аббатства, которые считались проклятыми.

Направленные для расследования этих слухов жандармы немного покопались там, но не обнаружили ничего подозрительного. И все списали на воображение крестьян этого пустынной местности, где ещё кое в чем сохранялись средневековые нравы.

А в замке между тем дела шли все хуже и хуже. Дедушка отключил телефон, что вынудило Гаспара, нашего старого мажордома, самому спускаться в соседнюю деревню за продуктами. По мере того как летели дни, замок обретал все более зловещий облик. Дедушка, которого все раньше любили, мало-помалу терял уважение. Слуги разбегались один за другим, за исключением Гаспара и старой полуглухой бонны Аглаи, преданной нашей семье так, как только бывают старые девы. Полагаю, что и она ушла бы, если бы не была столь верна и не считала, что владеет заклинаниями, изгоняющими дьявола.

Я же для себя сделала странное открытие. Иногда по вечерам с вершины башен замка я замечала странный красноватый свет, загоравшийся в руинах аббатства. Я как-то заговорила об этом во время одной из редких встреч с дедушкой, но не услышала от него ничего вразумительного.

Однажды ночью я решила провести собственное расследование и выскользнула из замка, направившись к развалинам аббатства. И там мне пришлось присутствовать при драме, которая повергла меня в глубокий ужас. Других слов я не нахожу.

В тот раз, вопреки обыкновению, руины не пустовали. Бог знает, каким ветром туда занесло туристов, столь редких в это время года. Мне очень трудно говорить о случившемся. Туристы забрались в руины ещё днем и остались ночевать. Палатку свою они разбили рядом с автомашиной какой-то старой марки. Я отчетливо видела их тени на фоне тонкого палаточного полотна, освещенного изнутри. Их было двое.

Они громко разговаривали о некоем удивительном открытии, которое сделали днем. Вроде бы речь шла о какой-то вращающейся колонне или о чем-то подобном…

Но я так до конца и не поняла и не успела дослушать. Из-за развалин стены появились четыре человеческие фигуры. На этих людях были в длинные пальто и шляпы с опущенными полями. Лиц я различить не могла, но чувствовала, что они несут какую-то угрозу.

Я поняла, что сейчас случится нечто ужасное. Хотела закричать, предупредить несчастных в палатке, которые ни о чем не подозревали, но не успела. Под шляпами пришельцев на месте глаз вспыхнули красные точки.

Огненные лучи обрушились на палатку и в мгновение ока превратили в пепел её и её обитателей. Четыре фигуры повернулись к машине и перенесли лучи на нее. Металл покоробился и почти мгновенно начал плавиться. На земле осталось только несколько оплавленных кусков… Земля дымилась…

Вот так и произошла моя первая встреча с людьми, которые убивают взглядом…

Вы можете себе представить, в каком потрясении, в каком ужасном состоянии я была! Спрятавшись за камнями, я молила Бога, чтобы эти чудовища не нашли меня. Дрожа, я ждала, что же будет дальше. Но они исчезли так же таинственно, как и появились.

Я ещё долго ждала, чтобы быть уверенной, что эти существа исчезли окончательно, затем, пошатываясь, направилась к замку, каждую минуту ожидая, что за спиной раздадутся шаги и вспыхнет грозный красный свет. Теперь я знала, что демоны, о которых шепчутся крестьяне, существуют в действительности.

К счастью, я избежала всяких нежелательных встреч при возвращении в замок.

На другое утро я хотела все рассказать дедушке, но не смогла этого сделать. Он так изменился за несколько недель, что казался другим человеком, похожим на прежнего только внешне. Обратиться в жандармерию?.. Там вряд ли поверят мне… К тому же у меня подспудно зрела мысль, что мой дед как-то невольно замешан в этом деле, и я не хотела его компрометировать. Вот тогда-то я и вспомнила о вас, профессор Клерамбар, старом друге моего бедного дедушки. Я решила отправиться в Париж и повидаться с вами, чтобы попросить совета. Я знала, что вы дружите со знаменитым команданом Мораном, который наверняка сможет мне помочь. И я тут же начала действовать, но, когда я захотела покинуть замок, возникли странные и необъяснимые препятствия! Моя машина, например, оказалась неожиданно испорченной. Тогда я пешком отправилась из замка к деревне, где рассчитывала сесть на автобус. Но дорогу мне преградили четыре черных силуэта. Я узнала в них тех, кто убивает взглядом, и повернула назад.

Почему мне не давали возможности уехать? Для этого у них должны были быть серьезные основания. Может быть, готовилось ещё одно преступление, и они опасались, что мой отъезд помешает им?.. Тем не менее, переодевшись крестьянкой, я ухитрилась ночью выбраться из замка и избежать слежки.

В Париже я добралась до своей старой квартиры, которая ещё оставалась за мной, сменила одежду и решила как можно скорее встретиться с вами, профессор Клерамбар. Но ваш слуга Жером сообщил мне, что вы в Лондоне и дал ваши координаты.

Я тут же села в самолет, но, почти сразу, как только он приземлился, убедилась, что таинственные враги идут по моему следу, возможно, от самого Парижа. Они, наверное, знали, что у меня есть квартира в столице, и, когда я из замка исчезла, поняли, что я туда поеду в первую очередь. Короче говоря, уже в лондонском аэропорту я заметила за лобовым стеклом одной из автомашин зловещую маску «убивающего взглядом».

Остальное вы знаете. Из-за тумана таксист высадил меня посреди улицы, недалеко от места, куда я ехала. Затем преследование в тумане, мой телефонный звонок и ваше появление…

Девушка замолчала и оглядела присутствующих. Затем глухо проговорила:

— Вы должны мне помочь мне и моему несчастному дедушке избавиться от этих страшных людей, которые его, без всякого сомнения, используют… Может быть, это всего-навсего женская интуиция, но я уверена, что ужасная угроза нависла над нами, над всеми нами…

Глава 4

Пока Мартина Хемс рассказывала, обращаясь в основном к профессору Клерамбару, Боб Моран не переставал внимательно её разглядывать, и это изучение было в пользу девушки. На чистом овальном её лице с четким рисунком губ и слегка вздернутым носом, на этом лице, как бы освещенном огромными, черными, блестящими глазами, Боб Моран читал только открытость, искренность и здравый смысл. Мартине было лет восемнадцать — девятнадцать. Тем не менее её рассказ поражал точностью деталей, безыскусностью и безусловной правдивостью.

«Да, — думал Боб, — эта малышка, кажется, заслуживает, чтобы ей помогли. Если её история правдива, а я в этом уверен, ей довелось пережить в последнее время не самые счастливые дни в своей жизни…»

Но, размышляя так, Моран испытывал чувство беспокойства. Из места, где находился замок, веяло угрозой. Наверное, те же или подобные мысли приходили в голову и другим слушателям, ибо, когда Мартина кончила, в кабинете сэра Арчибальда наступила тишина. Но он же первым и задал вопрос, который был на устах у всех:

— В начале вашего рассказа, мисс Хемс, вы сообщили о некоем лице, которое посетило вашего дедушку перед тем, как развернулись трагические события. Не можете ли вы предположить, кто бы это мог быть?

— Я считаю, что это был сам сатана! — с усмешкой бросил Билл.

Но никто из присутствующих не поддержал шутку шотландца, как если бы они и вправду были уверены, что в этом деле участвовал хозяин ада.

Мартина Хемс на вопрос сэра Арчибальда ответила так:

— Кто он такой?.. Нет, комиссар, ничего не могу сказать… Дедушка мне его не представил… Он вообще не разговаривал со мной в последнее время.

— Послушайте, Мартина, — вступил в разговор профессор Клерамбар, — не можете ли вы, по крайней мере, описать его.

Девушка опустила голову и задумалась.

— Вы знаете, я его очень мало видела, так как он всегда стремился пройти незамеченным… Хотя, конечно, я постараюсь описать внешность этого человека… Он высокого роста, как мсье Баллантайн, но более строен, слегка сутул. Одет в черные костюм и пальто, как на похоронах…

— Не напоминал ли его костюм чем-то пасторскую одежду? — спросил Боб.

Мартина немного подумала, затем подтвердила:

— Да, пожалуй… чем-то напоминает именно одежду пастора…

— Ну а лицо? — спросил профессор Клерамбар.

— Хотя я его и видела вскользь, но это лицо трудно забыть. Широкое, оливкового цвета, с выдающимися скулами. Широкий нос, выпуклые узкие монгольские глаза.

— Глаза желтые? — перебил Баллантайн. — Ну вроде бы цвета амбры?

Девушка удивилась.

— Да, да. Именно цвета амбры. Действительно… Никогда не забуду… Глаза какие-то нечеловеческие… А вы откуда знаете?

— Что ещё вы запомнили? — встревоженно спросил сэр Арчибальд.

— Он всегда появлялся в шляпе, но из-под неё ни разу не выбивались волосы. Он, по-моему, либо лыс, либо выбрит… Да, ещё одна деталь, чуть не забыла. Он постоянно носит черные кожаные перчатки, и такое ощущение, что правая рука у него искусственная…

Все четверо разом воскликнули:

— Господин Минг!

— Это он! Он!

— Желтая Тень!

— Он вернулся! Вернулся!

Лицо Мартины выразило величайшее удивление.

— Кто этот, господин Минг? И Желтая Тень? — медленно спросила она.

— Это долго объяснять, — ответил Моран. — Знайте только одно: человек, которого вы видели в замке, совершенно необычен, он обладает, величайшим умом. Но в то же его можно назвать воплощением зла. Огромный интеллект и неисчислимное богатство делают его в высшей степени опасным и почти неуязвимым. Мне и моим друзьям уже пришлось помериться с ним силами, но мы так и не смогли покончить с ним. Худшего выбора, чем знакомство с этим человеком, ни вы, ни ваш дед сделать не могли.

Все это ещё больше взволновало Мартину.

— Но что же побудило деда сойтись с этим чудовищем? — проговорила она, как бы обращаясь к самой себе.

Затем, тревожно глядя на Боба и его товарищей, она воскликнула умоляюще:

— Вы, конечно, мне поможете! Поможете?

— Да… Поможем, — задумчиво сказал Клерамбар, теребя свою козлиную бородку. — Остается только подумать, как… Желтая Тень — не из тех, с кем легко справиться. В этом деле все носит его отпечаток, все выдает его присутствие…

— А по-моему, — вступил в разговор Билл Баллантайн, который был сторонником радикальных решений, — нужно в первую очередь предупредить французскую полицию. Пусть прочешет замок и окрестности. В конце концов она обнаружит все, что следует…

— Сильно в этом сомневаюсь, — заметил сэр Арчибальд. — Такая операция требует значительных как полицейских, так и воинских подразделений. Желтая Тень, если речь идет действительно о нем, хотя сам я лично в этом не сомневаюсь, будет заранее предупрежден, а уж он-то не имеет привычки пускать свои дела на волю случая. Полагаю, что ни в замке, ни в развалинах аббатства ничего не обнаружат… Птичка упорхнет…

— Комиссар прав, — заговорил Клерамбар. — С господином Мингом такие многолюдные операции, как правило, терпят крах. Здесь нужно действовать хитростью.

— Я тоже так считаю, — сказал Боб Моран. — Завтра я с мадемуазель Мартиной уеду из Англии, и мы вместе доберемся до замка. Я поговорю с профессором Хемсом и постараюсь выяснить, что его связывает с господином Мингом. Исходя из итогов этой встречи, мы решим, какой путь избрать. Конечно, французская полиция должна быть готова вмешаться, но очень аккуратно…

— Этим займусь я, — буркнул сэр Арчибальд. — Пока вы, Боб, будете добираться до замка вместе с мисс Мартиной, я свяжусь в Париже с шефом Сюртэ, моим старым другом…

— А я что буду в это время делать? — возмутился Билл. — Тут нет проблем… Я поеду с команданом… Думаю, что пригожусь…

Моран колебался. В этих условиях он предпочел бы действовать в одиночку, чтобы не привлекать внимания к своему визиту в замок. Но можно ли обмануть Минга? И к тому же он знал, что рано или поздно помощь Билла Баллантайна ему понадобится и будет неоценима.

— Ладно. Поедешь с нами, — наконец решил он. — Полагаю, что нам обоим хватит работы, чтобы преодолеть те трудности, которые встретятся на нашем пути… Что касается профессора Клерамбара, то он из своего дома будет поддерживать связь с Сюртэ. Это должно принести свою пользу, так как вас там хорошо знают, а вы ещё лучше знаете нас и можете предвидеть нашу реакцию и действовать согласно обстановке.

Через два дня после ночи, когда происходили описанные выше события, «ягуар» Боба Морана, в котором помимо Боба сидели Мартина Хемс и Билл Баллантайн, еле-еле уместивший свое огромное тело на заднем сиденье, мчался на хорошей скорости по дороге, петляющей в горах Оверни. Было немногим после полудня, но тяжелое свинцовое небо создавало иллюзию того, что день клонится к закату.

Их окружал довольно унылый пейзаж, печаль которого подчеркивали голые стволы деревьев с опавшей листвой и пустынные поля. Редкие домики фермеров, попадавшиеся у них на пути, казалось, прикорнули у подножия гор и выглядели сиротливо.

— Да, грустное местечко! — крикнул Билл Баллантайн, повышая голос, чтобы перекричать гул мотора. — Неудивительно, мисс Хемс, что вы поддались панике. Наверное, даже самому Вельзевулу здесь пришли бы в голову самые черные мысли.

— Но зато летом здесь очень красиво, — возразила, как бы извиняясь, Мартина.

— Может быть, может быть, — продолжал гигант — Конечно, сейчас не лето. Впрочем, нужно признаться, что в Шотландии полно таких мест.

Моран молчал. Он, сжав зубы, уделял все внимание машине. Он хмурился. Вид местности не сулил ничего хорошего, особенно учитывая присутствие здесь Желтой Тени.

«Ягуар» прошел ещё один поворот и добрался до обширного плато, постепенно поднимавшегося вверх и увенчанного строением из серого камня, указав на которое, Мартина Хемс объявила:

— А вот и замок!

Это было архитектурное творение, которое могли создать только в эпоху средневековья.

Замок представлял собой внушительный квадрат циклопических стен, по верху которых шли зубцы, а по углам стояли сторожевые башни с остроконечными крышами. Посредине, господствуя над всем ансамблем, возвышалась центральная башня. Все вместе впечатляло, выглядело сказочно и трагично. Казалось, что находишься в волшебной сказке… перед жилищем людоеда.

Мартина указала на не слишком широкую дорожку, вьющуюся, как серая змейка.

Боб направил по ней свой «ягуар» и через четверть часа они достигли вершины плато, цели своего путешествия. Проезжая, Боб обратил внимание на полузаросшие кустарником развалины.

— Это и есть руины аббатства…

Перед ними были груды темно-серых, почти черных камней; полуобвалившиеся своды и арки; стелы, наклонившиеся, как воины, готовые к бою; рухнувшие колонны. От часовни практически остался только остов, похожий на скелет доисторического животного.

При тусклом свете осеннего дня эти руины навевали мысли о кладбище.

— Заглянем туда? — спросил Билл.

Не отрывая взгляда от дороги, Моран только искоса бросил взгляд на друга.

— Пока ещё рано, Билл. Не запрягай телегу впереди лошади. Сейчас главный объект нашего внимания — это замок…

Руины аббатства остались позади, и через пять минут они достигли замка, четкий силуэт которого вырисовывался на свинцовом небе.

Последний поворот, и путники въехали на каменный мост, сменивший древний подъемный . И вот уже они остановились перед огромными, увенчанными башенками воротами.

— Посигнальте четыре раза, — сказала Мартина, обращаясь к Бобу. — Три коротких и один длинный…

Моран повиновался, и звуки клаксона четырежды разорвали тишину, нарушаемую до того лишь карканьем воронья.

Прошло несколько секунд, затем ворота со скрипом растворились, хотя за ними никого не было.

— Здесь дистанционное управление, — объяснила Мартина.

Моран включил скорость и двинул машину вперед. Въезжая под арку ворот, он, подняв глаза, заметил, что наверху расположена опускающаяся решетка из толстых металлических прутьев.

Машина между тем выехала на широкий квадрат мощеного двора.

Оставив машину у широкого каменного входа, по краям которого стояли черные мраморные львы, пассажиры вышли.

Мартина Хемс пригласила друзей следовать за собой в жилое крыло здания, и все вошли в огромный, обшитый дубовыми панелями зал. Высокий потолок опирался на резные деревянные балки. В монументальном камине весело трещали поленья. Все здесь подавляло человека своими размерами. Однако встречать их никто не вышел, и замок казался вымершим.

— Такое ощущение, что мы попали в замок Спящей Красавицы, — проговорил Билл, чтобы как-то разрядить обстановку. — Замечу, кстати, что любой, самый жуткий шотландский замок — просто веселая полянка по сравнению с этим местом. Но я не хотел вас обидеть, Мартина, — тут же поправился он.

Едва гигант произнес эти слова, как в зал вошел человек в ливрее. Волосы его были белы, но возраст определить было бы затруднительно. Лицо было совершенно непримечательным, из тех, которые забываешь, едва отвернувшись. Он слегка, но почтительно поклонился и проговорил, обращаясь к Мартине:

— Рад, что вы вернулись, мадемуазель. Без вас здесь было очень грустно…

Девушка представила Морана и Баллантайна и добавила:

— Эти господа поживут у нас несколько дней, Гаспар. Я хотела бы, чтобы они чувствовали себя, как дома…

— Как пожелаете, мадемуазель… Может быть, до обеда я покажу господам их комнаты?..

Через несколько минут, нагрузившись чемоданами, взятыми из багажника «ягуара», Боб и Билл поднимались следом за Гаспаром по широкой каменной лестнице, ведущей в одну из башен . Их комнаты оказались рядом и были довольно удобны, хотя окна с витражами давали не так уж много света.

Оставшись один в своей комнате, Боб бросил чемодан на кровать с балдахином и, открыв, вытащил из него огромный автоматический «кольт», который засунул за пояс под пиджак. Они с Биллом заранее решили запастись оружием на время пребывания в замке, учитывая, что если речь действительно идет о Желтой Тени, то любые предосторожности будут не лишними.

Разложив свои пожитки в огромном старинном шкафу, где можно было укрыть целое семейство, Моран вернулся в нижний зал. Молодая хозяйка уже ждала их там. Вскоре спустился Билл Баллантайн.

Мартина взглянула на наручные часы.

— Время идет, — сказала она. — Скоро обед…

— А как насчет профессора Хемса? Есть ли у нас шанс встретиться с ним вечером?

Девушка пожала плечами.

— Я вам уже говорила, что с некоторых пор ему носят еду в лабораторию. Я предупредила его о вашем пребывании в замке, так что, может быть, в вашу честь он и нарушит свое уединение, заняв место за столом…

Однако надеждам Мартины не суждено было сбыться. Профессора за столом не было, что удивило Боба и Билла, ибо, по словам Клерамбара, Густав Хемс был человеком общительным и гостеприимным.

Наступил тот час, когда пора было готовиться ко сну, но никакие странности пока не привлекали внимания друзей. А ведь им хотелось не только разгадать тайну «людей, убивающих взглядом», но и добраться до господина Минга, который, по всей вероятности, дергал из-за кулис за ниточки этого таинственного дела.

В десять вечера Боб, Билл и Мартина отправились по своим комнатам, которые располагались на одном этаже.

Боб ещё долго лежал на постели одетый. Предварительно он задвинул засов тяжелой входной двери резного дуба, а для освещения оставил только лампочку у изголовья. Круг света падал в основном на кровать, остальное тонуло во тьме, но Моран был не из тех, кто испытывает беспочвенный страх даже в старых замках. Прежде чем лечь, он тщательно обследовал помещение, чтобы убедиться в отсутствии тайников.

Итак, засов задвинут, револьвер под рукой. Пули в нем довольно крупного калибра, толщиной с мизинец, а Боб, к тому же, призовой стрелок. Так что же с ним могло случиться?

«Завтра, — размышлял Моран, — мы постараемся посетить профессора Хемса в лаборатории и вынудить его пролить свет на это темное дело. Если за всем этим скрывается господин Минг, то мы это сразу почувствуем…»

Вдруг он услышал какой-то странный шум у двери. Боб повернул голову и увидел в полумраке, как под чьими-то усилиями снаружи медленно поворачивается тяжелая медная дверная ручка.

Он понял, что кто-то пытается проникнуть в его комнату.

Глава 5

— Это ты, Билл?

Моран слегка приподнялся, глядя на дверь. Он понимал, что вопрос бесполезен: это наверняка не Билл. Ручка перестала поворачиваться, и Боб догадался, что на дверь нажимают снаружи, и только засов не дает её открыть. А может, это все-таки Билл, но что-то мешает ему подать голос? Например, он не хочет привлекать внимания…

— Это ты, Билл? — снова вполголоса повторил Боб.

Опять никакого ответа. Нет, это не Билл, разве только по какой-то причине не хочет ответить.

Держа в одной руке оружие, в другой лампу — Боб поднялся. Потом, поставив лампу, нащупал под подушкой мощный фонарь, который, прежде чем лечь, засунул туда поглубже. Направив и то и другое на дверь, он некоторое время ждал, сумеет ли ночной пришелец все же открыть дверь и проникнуть в комнату. Тогда Боб осветит его фонарем и, ослепив, будет держать под прицелом.

Но все произошло не так, как он предполагал, ибо за дверью вдруг прозвучал приглушенный крик:

— На помощь! Командан Моран! Помогите!

Сначала Боб решил, что его пытаются завлечь в ловушку, но тут же осознал, что это голос Мартины Хемс. Как стрела из лука, он бросился к двери и резко отодвинул засов, готовый в любой момент стрелять, если на него кто-либо попытается напасть. Однако за дверью никого не было.

Призыв Мартины о помощи снова прозвучал, но уже откуда-то издали, как бы через толщу стен. Моран помчался в этом направлении, но, пробежав метров пять, заметил впереди огромный силуэт Билла Баллантайна.

Колосс был в пижаме, растрепан, лицом — как у человека, только-только проснувшегося.

— Что случилось, командан? Мне вроде бы послышался голос мисс Мартины?

— Да, это был её голос, Билл. Она звала меня на помощь… Хоть бы с ней ничего не случилось! Пойдем поищем…

— Давай для начала заглянем к ней в комнату, — предложил Билл.

Мысль была здравая, и они направились к комнате девушки. И тут же подметили какое-то движение в конце коридора. В свете фонаря показалась черная фигура, которая двигалась в их сторону. Черное пальто и шляпа с опущенными полями тут же напомнили Бобу того, кто несколько дней тому назад преследовал Мартину сквозь лондонский туман.

«Человек, убивающий взглядом», медленно приближался, и уже можно было различить его маску с прорезями для глаз.

На этот раз Моран не стал дожидаться, пока эти глаза вспыхнут багровым адским пламенем. Он решительно поднял револьвер и трижды выстрелил в голову наступавшего, но, как и в Лондоне, ничего не случилось, хотя Боб был уверен, что все три пули точно поразили цель. Странный тип не рухнул, как можно было ожидать, а повернулся и бросился бежать.

— В погоню! — закричал Моран. — Нужно попытаться взять его живым…

Но «убивающий взглядом» уже завернул за угол коридора, и, когда Боб и Билл добежали туда, его уже нигде не было, как будто он просочился сквозь стены. Друзья все внимательно осмотрели при свете фонаря, но никаких следов беглеца не обнаружили.

— Черт знает что, — пробормотал Билл Баллантайн. — Кончится тем, что я начну верить в колдовство.

— В колдовство или в господина Минга, — поправил его Моран.

Француз задумчиво направился к месту, где находился «убивающий взглядом», когда он открыл по нему огонь, тщательно осмотрел стену на уровне головы и почти сразу обнаружил следы пуль на камне. Показывая их Биллу, Моран заявил:

— Так я и думал… Я не только попал в этого типа, но пули прошили его череп.

— Но это тем не менее не помешало ему удрать, — добавил Билл. — Действительно, есть от чего рехнуться.

— От Желтой Тени можно ждать чего-нибудь и похуже. Не забудь, что это король всяческих фокусов. В следующий раз, если он, конечно, будет, я стану стрелять в тело… Но мы, мой друг, за разговорами забыли о мисс Хемс.

Они направились к комнате Мартины в другой конец коридора. Дверь была отперта, но, обыскав помещение, они не обнаружили никаких следов девушки.

— Ох, не нравится мне все это, — заворчал Моран. — Если только с ней что-то случилось, то жизни не пожалею, чтобы раскрыть это преступление. Нам вообще нужно было быть начеку после покушения в Лондоне.

Билл Баллантайн только пожал плечами.

— Да как же мы могли все предусмотреть, командан? — укоризненно проговорил он. — Ведь мисс Мартина провела здесь несколько последних недель, и с ней ничего не случилось. Могли ли мы предусмотреть то, что произошло?

— Может, ты и прав, Билл, но тем не менее…

Моран замолчал и прислушался. В замке царила тишина.

— Странно… — задумчиво проговорил Моран. — На звуки выстрелов должны были бы сбежаться люди. Но никого нет, как будто устраивать тир в коридоре здесь в порядке вещей. Полагаю, тебе, Билл, стоит одеться, и спустимся вниз.

Минут через пять, сжимая в руках оружие и мощные фонари, они спустились по лестнице, ведущей на первый этаж. Однако, обшарив все помещения, в том числе и комнаты слуг, они не встретили ни одной живой души.

— А куда же делся Гаспар? — удивился Билл. — Уж он-то наверняка должен был быть на месте, да и бонна, о которой говорила мисс Мартина. Никого… Такое впечатление, что все покинули замок…

— Да, похоже, все исчезли, кроме нас с тобой, Билл.

И тут Морану пришла в голову мысль, которой он не спешил поделиться с Биллом, прежде чем лично все не проверил.

— Ну-ка, выйдем наружу…

Они вышли во двор, где у крыльца стоял «ягуар», и Боб увидел, что шины его спущены, проколоты.

— Ну попадись мне этот вандал! — в сердцах воскликнул Билл и, понизив голос, продолжал: — Такое впечатление, командан, что кому-то хочется, чтобы мы здесь остались.

— Видишь ли, Билл, Минг знает, что этим нас не удержишь… Пойдем-ка лучше, проверим ещё кое-что.

Подойдя к воротам, они сразу обнаружили, что толстая железная решетка, которая раньше была поднята, теперь опущена. Друзья поняли, что стали пленниками замка. Их, как волков, обложили и загнали в ловушку.

Будь на месте Боба Морана и Билла Баллантайна кто-нибудь другой, с менее слабыми нервами, он наверняка растерялся бы. Они же только на время задумались, но долгая жизнь искателей приключений приучила их быстро реагировать на опасность и сохранять мужество, глядя в лицо противнику.

— Если кто-то сумел включить механизм, чтобы опустить решетку, то мы поднять её с помощью этого механизма, — вслух размышлял Билл.

С этими словами колосс направился к одной из башен, стоявших по обе стороны ворот.

— А не заглянуть ли внутрь?

— Думаю, что и там механизм выведен из строя. Сам понимаешь, тот, кто опустил решетку, не хотел, чтобы мы могли её поднять, не так ли?

Билл в расстройстве опустил голову.

— Конечно, командан. Я как-то об этом не подумал. А вдруг он все же забыл это сделать?

— Сомневаюсь. Этот человек ничего не оставляет на волю случая.

— А может, веревки поискать и спуститься со стены?

— Это, конечно, вариант, — проговорил задумчиво Боб Моран, — но что это даст? Ну, доберемся мы до полей… А как же Мартина? Если она ещё жива, на что я очень надеюсь, то стоит попытаться спасти её.

— Конечно, командан, конечно… Но как? Не можем же мы обстукивать и обследовать каждую стену в этом замке с привидениями! Тут не хватит целой человеческой жизни… Был бы хоть след какой-нибудь, что ли.

— Слушай-ка, Билл, а мы ведь совсем забыли про её деда…

— Профессора Хемса? А существует ли он?

— Наверняка… Только вопрос, находится ли он в замке? Давай начнем с лаборатории в центральной башне…

Билл аж сплюнул от отвращения.

— Опять возвращаться в это чертово здание, где разгуливают «убивающие взглядом»? Уж, не говоря о куче средневековых привидений, которые, небось, гуляют здесь, как по вокзалу! Бр-р-р… Нет, сначала нужно глотнуть виски… Надеюсь, что фляжку-то с виски они не сперли из бардачка «ягуара».

— А я надеюсь забрать из «ягуара» кое-что еще, помимо твоего пойла, — сказал Боб Моран.

Друзья направились к машине которая как средство передвижения, не представляла сейчас для них никакой ценности, но кое-что хранила в своих недрах.

Моран пошарил за спинкой заднего сиденья и вытащил пару автоматических охотничьих ружей двенадцатого калибра. Он захватил их из своей квартиры в Париже, полагая, что оружие такого рода может оказаться полезным ему самому и Биллу. И вот, кажется, этот момент наступил.

Билл в это же время выудил из бардачка фляжку, которую сам туда и засунул. Он быстренько отвинтил пробку-стаканчик и налил до краев. Одним глотком осушил, откинув голову, и завинтил пробку, удовлетворенно щелкнув языком.

— Вот эта самая штука, — торжественно объявил он, — и перемещает сердце в желудок. Смешно, конечно, но теперь мне даже решетка кажется выкрашеной в розовый цвет…

— А ты будь повнимательней, — поддел его Боб, загоняя патрон в ствол,

— а то когда-нибудь увидишь розовых слонов…

Колосс пожал своими плечами и усмехнулся.

— Ну, знаешь, я ведь только полечился, а ты уже готов обозвать меня пьяницей… Ты же прекрасно знаешь…

Моран прервал друга, протягивая ему ружье.

— Сначала возьми вот это, — сказал он. — Я зарядил его картечью.

Вертя ружье в руках, Баллантайн с удивлением спросил:

— Мы что, действительно пойдем охотиться на привидений?

— Да нет, не на привидений, а скорее на «людей, убивающих взглядом». И не забывай, что стрелять следует в корпус… Ну а теперь заглянем в лабораторию к профессору Хемсу.

Держа ружья в руках и готовые воспользоваться ими в любой момент при необходимости, они снова вошли в центральную башню, поднялись на второй этаж, где были их комнаты, но ничего нового там не увидели.

— Опять никого, — констатировал Моран. — Гаспар, Мартина и бонна, образно говоря, испарились, и мы сейчас одни с тобой в этой продуваемой сквозняками дыре. Ну ладно. Пошли выше.

Постепенно поднимаясь друг за другом, они добрались до верхнего этажа, но обнаружили там лишь много пустых комнат, иногда даже без всякой обстановки.

В конце концов друзья подошли к двери с полукруглым верхом, на которой крупными черными буквами на белом фоне было начертано:

ВХОД ВОСПРЕЩЕН

НЕ БЕСПОКОИТЬ

Внизу под дверью пробивалась узкая полоска света.

— Там кто-то есть, — прошептал Билл. — Внутри горит свет.

— Это ничего не значит, — также шепотом возразил Боб. — Сначала нужно посмотреть…

Они на цыпочках приблизились к двери и, затаив дыхание прислушались. Изнутри доносился звук мнущейся бумаги и шарканье подошв.

Моран посмотрел на товарища.

— Ты прав, Билл, там кто-то есть.

После того, как исчезли Мартина и слуги, конечно, ни о каких правилах вежливости не стоило и говорить. К тому же Боб рассчитывал на элемент внезапности, если там находится кто-то подозрительный. Он просто толкнул дверь, и она растворилась.

Глава 6

Перед Бобом и Биллом стоял человек лет шестидесяти пяти с круглым лицом и седыми усами. Его вздернутый нос был оседлан очками в золотой оправе. Он был в костюме из коричневого вельвета и ермолку.

Взглянув на вошедших, человек произнес:

— Входите же, господа…

Моран и Баллантайн прошли, пройдя через лабораторию — сводчатый зал, уставленный полками, заполненными множеством предметов, в том числе и инструментами, созданными в большинстве своем гением Густава Хемса. Тут же находилась и библиотека, полки которой были заставлены томами самой разной толщины и формата.

Когда Боб и Билл приблизились, профессор указал им на два кресла напротив.

— Садитесь, господа… Пожалуйста, садитесь.

Друзья повиновались, и тут ученый заметил их ружья.

— Что за нелепая причуда, господа, — хрипло, даже слишком хрипло с точки зрения Морана проговорил он, — наносить визит с оружием в руках?

— Может, это и выглядит странно, — ответил Боб, — но не менее странные события происходят в вашем замке, профессор.

— Что вы имеете в виду? Какие странные события? Что вы хотите сказать?

Если Густав Хемс спрашивал чистосердечно, то странно, что ни удивления, ни волнения не отразилось ни в его лице, ни в голосе. Лицо его было совершенно неподвижным, как бы парализованным.

— Разве вы не знаете, профессор, — продолжал Боб, — что мадемуазель Мартина, ваша внучка, исчезла и, возможно, похищена?

— Похищена? А, да…

В последнем восклицании звучало полное безразличие, хотя Боб и Билл были прекрасно осведомлены, что профессор очень любил Мартину. Да, пожалуй, мадемуазель Хемс была права, говоря, что её дед сильно изменился.

— Я не знал, что Мартина уже вернулась, — наконец выдавил из себя физик. — Впрочем, ведь она покинула замок, не предупредив меня.

— Вы правы, но только наполовину. Ведь сегодня она, приехав после полудня, тут же предупредила вас через Гаспара. Она надеялась, что вы выйдете к обеду…

Профессор Хемс слегка пожал плечами.

— Вы знаете, я так занят. Мои исследования…

Вдруг он оборвал себя и как-то странно посмотрел на Боба и Билла сквозь очки.

— Но мне хотелось бы узнать, кто вы… Мне кажется, что я никогда с вами не встречался.

«А ведь с этого-то ему бы и надо было начать, — подумал Моран. — К тому же у меня такое впечатление, что он прекрасно знает, кто мы такие. Но уж играть, так играть до конца».

У Боба в голове сложился некий план, который он собирался осуществить.

— Правда, правда! — сказал он. — Я совсем забыл представиться. Мы — друзья профессора Клерамбара. Он нам дал рекомендательное письмо.

Конечно, профессор Клерамбар ничего такого им не давал. Впрочем, Боб и Билл и не нуждались в рекомендациях. Ведь они прибыли в замок с Мартиной. Моран между тем достал из внутреннего кармана пиджака конверт, сложенный пополам, и протянул Хемсу.

— Вот, если желаете…

Густав Хемс взял письмо, бросил на него какой-то бессмысленный взгляд и вернул Морану, говоря:

— Прекрасно… Я всегда рад друзьям профессора Клерамбара.

«Ну и ну, — подумал Боб. — Я-то ведь прекрасно знаю, что на письме написан мой адрес и адрес магазина „Антикварные книги“ в Лионе, откуда мне сообщают, что высылают старинное издание „Mundus Subterraneus“ Кирхера. А ведь профессор смотрел на письмо и принял его за послание Клерамбара». И тут Бобу пришла в голову совершенно дикая мысль, что знаменитый физик профессор Хемс не умеет читать.

— Так чем я могу быть вам полезен, господа? — начал Густав Хемс.

Моран решил хитрить до конца.

— Мой друг и я хотели кое-что посмотреть в окрестностях замка. А профессор Клерамбар в своем письме просит вас оказать нам содействие в изучении этих исторических мест.

Боб понимал, что несет чушь, но надо же было говорить хоть что-нибудь. Нужно выиграть время, и он продолжал:

— По дороге мы встретили мадемуазель Мартину, которая предложила нам свое гостеприимство. А потом, уже будучи в своих комнатах, мы услышали, что она зовет на помощь. Вышли, а она исчезла. Тогда мы и решили подняться к вам…

Как бы плохо понимая, о чем идет речь, профессор проговорил, но на этот раз скрипучим голосом:

— Посмотреть окрестности?.. В это время?.. Странное желание!..

«Ему абсолютно наплевать на исчезновение Мартины», — подумал Моран.

Как бы случайно письмо, которое он держал в руке, выскользнуло и упало под стол. Боб нагнулся, чтобы поднять его, но прежде быстро выхватил из-за отворота булавку и ткнул ею в ногу физика. Казалось бы, профессор должен был подпрыгнуть, но ничего подобного не случилось. Он просто ничего не почувствовал, как если бы Моран уколол резиновый или каучуковый мяч.

Боб медленно поднялся с письмом в руке. Он положил конверт в карман и сказал, обращаясь к профессору и четко выговаривая слова:

— Вы поняли, господин Хемс, что я вам сказал? Мадемуазель Мартина исчезла…

Огромная голова ученого закачалась из стороны в сторону.

— Мартина исчезла? Что же вы хотите от меня? И потом, почему я должен вам верить, если вы мне лжете с того самого момента, как ворвались в лабораторию?..

Моран улыбнулся.

— Еще неизвестно, кто из нас больший лжец, профессор.

Все последующее произошло почти мгновенно. Щелчок за спиной дал понять Морану, что остававшаяся полуоткрытой дверь захлопнулась. Боб хотел вскочить, но не успел. Резким движением профессор протянул через стол огромную руку и схватил Морана за горло. Моран почувствовал, что задыхается. Он пытался вырваться, но безуспешно. Ни одно человеческое существо не могло обладать силой, какой обладал профессор Хемс.

Ружья выпало у Боба из рук. Глаза застилала красная пелена. Он судорожно пытался выхватить из-за пояса пистолет, но не успел этого сделать: что-то тяжелое и гулкое пронеслось у его плеча и одновременно послышались два глухих удара. Хватка профессора тут же ослабла, и Боб смог вдохнуть воздух полной грудью. В глазах прояснилось, и он увидел рядом с собой Билла Баллантайна, державшего палец на спусковом крючке ружья, ствол которого ещё дымился.

Профессор Хемс стоял неподвижно, и, хотя он получил в грудь два заряда картечи, на лице его не было ни удивления, ни боли. Вдруг он согнулся и рухнул на пол.

На его груди зияла рваная рана, но из неё не текла кровь, а торчали провода и металлические обломки.

— Это же робот, командан!

— Да, Билл… Я почти сразу это понял, войдя в лабораторию. Если бы на нашем месте был кто-нибудь другой, то он купился бы на это кибернетическое создание Минга. Но мы-то уже имели дело с автоматами подобного рода и знаем их устройство

См. романы А. Верна «Возвращение Желтой Тени» и «Двойники Желтой Тени» (Здесь и далее примеч. перев.).>. Он ведь говорит не сам, а благодаря кому-то, кто связан с ним с помощью передатчика. Его рефлексы и движения напоминают… или почти напоминают человеческие. Но иногда движение его губ не совпадало с произносимыми словами, и это убедило меня. Теперь ясно, почему последнее время профессор Хемс как можно реже выходил из лаборатории и не питался за общим столом.

— Так что же, выходит, Мартина и двое слуг попались на эту удочку?

— Но ведь они никогда не видели двойников, которых изготавливает Желтая Тень… А мы теперь можем с абсолютной уверенностью сказать, что имеем дело с Мингом.

Друзья помолчали, потом Билл спросил:

— Как ты думаешь, где теперь настоящий Густав Хемс? Может быть, убит?

— Сомневаюсь, Билл. Иначе к чему бы весь этот спектакль?

— Короче говоря, нам теперь нужно отыскать не только Мартину, но и её деда…

— Да, конечно… Но нам ни в коем случае нельзя почивать на лаврах и считать, что эту партию мы выиграли, выведя из строя робота господина Минга. Боюсь, что наши неприятности ещё только начинаются…

Моран подошел к двери и попытался её открыть. Но все напрасно. Он уперся плечом, дверь не шелохнулась.

— Делать нечего. Противник все предусмотрел. Сначала нас заточили в замке, а теперь заперли в этой комнате. Значит, действительно, противник опасается, что мы улизнем.

— Думаю, командан, что они скоро соберутся у этой двери…

— Да, у нас мало времени… Слышишь?..

Раздался жуткий крик, в котором, казалось, не было ничего человеческого. От этого крика стыла в жилах кровь. Онн шел откуда-то издалека, может быть, из-за толстых стен башни.

Моран и Баллантайн обменялись понимающими взглядами.

— Боевой клич дакоитов! — прошептал Билл.

Дакоиты, индийцыпо происхождению, были профессиональными убийцами и действовали по приказу Желтой Тени. Они были настоящими фанатиками, не ведающими страха. Главным их оружием был нож. Моран и Билл уже неоднократно имели с ними дело и прекрасно понимали, что речь идет об опасном противнике, остановить которого может только смерть.

Клич прозвучал вновь, но уже ближе.

— Нет сомнения, Боб, они идут к нам. А заперли нас действительно для того, чтобы мы не сбежали…

Из уст Баллантайна вырвался смешок.

— Ну что же, теперь все точки над «i» расставлены. Но наши враги не учитывают, что мы неплохо вооружены и вполне можем защищаться.

Едва гигант произнес это, как свет неожиданно погас, и друзья очутились в полной темноте.

— А вот и ответ, Билл, на твой вопрос, — прошептал Моран. — Свет не горит потому, что дакоиты видят в темноте.

— Да, но у нас есть фонари, и убийцы об этом не подозревают…

— Включим их в последний момент. А пока спрячемся…

— Под стол, — предложил Билл. — Я сомневаюсь, что противник попытается проникнуть через дверь. Сядем спина к спине и будем держать под прицелом всю лабораторию.

— Прекрасная мысль, старина… Давай…

Они устроились под столом спина к спине. Крик дакоитов гремел теперь непрерывно.

— Фонари нужно положить на пол, — предложил Моран. — Мы их включим, когда они появятся, и тут же откроем огонь, пока они не пришли в себя.

Вибрирующий, как вой хищника, клич прозвучал совсем рядом. Затем наступила тишина.

Глава 7

Прошло несколько томительных секунд, и вот в темноте послышались слабый металлический скрежет и шуршание камня о камень.

Моран сжал руку Билла, чтобы удержать его от резких движений. Выдав себя, они не могли бы воспользоваться эффектом неожиданности.

Снова напряженное ожидание, но теперь уже Боб и Билл определенно чувствовали, что кто-то проник в лабораторию. Возможно, дакоиты, видевшие в темноте, их уже обнаружили. С минуты на минуту Моран и Баллантайн ожидали, что в их тела вонзится разящая сталь, и только крепкие нервы, закаленные во всякого рода передрягах, не позволяли им поддаться панике.

В конце концов, уже не в силах переносить неизвестность, Боб дважды тихонько похлопал Билла по руке, что означало: «Приготовься! Сейчас начнем!» Оба одновременно схватили фонари, но не успели их включить. В темноте произошло что-то неожиданное. По плитам пола возле них прогрохотали чьи-то тяжелые шаги. Казалось, что в помещении топает грузный гигант. И тут же послышались хлесткие удары, как будто кто-то бил тяпкой по мясу. Послышались крики боли и ярости. Рядом с Бобом и Биллом шло безжалостное сражение не на жизнь, а на смерть. С одной стороны в нем явно участвовали дакоиты, но кто же был с другой?

Любопытство у Боба Морана всегда превалировало над другими чувствами. Он включил фонарь, и они с Биллом оказались свидетелями странного зрелища. Лжепрофессор Хемс, робот, которого они недавно видели лежавшим на плитах пола, вел борьбу с тремя гибкими темнокожими людьми, лица которых искажала дикая злоба. В этих вооруженных ножами бестиях друзья сразу же узнали дакоитов. В стене виднелось прямоугольное отверстие, которое образовалось, когда кусок панели повернули на оси, и было достаточно широким, чтобы в него мог пролезть человек. Так, видимо, и сделали убийцы-дакоиты. Но, оказавшись в лаборатории, они были сразу атакованы роботом, который ещё недавно получил в грудь два заряда картечи и был выведен из строя.

По тому, как действовал робот, друзья поняли, что машина охвачена безумным стремлением убивать.

Заряд картечи, видно, затронул какие-то важные органы и связи, управляющие разумом. Если раньше лжепрофессор выглядел как человек, то теперь он напоминал дикого зверя, охваченного жаждой разрушения. Набросившись на ближайшего к нему дакоита, робот оглушил его и несколькими ударами превратил в неподвижную безжизненную кучу кровавой плоти.

Двое других, защищаясь, размахивали ножами, но их клинки, проникая в страшный механизм, не причиняли ему никакого вреда, поражая лишь оболочку, имитирующую человеческую кожу.

Упал второй дакоит, а третий, хотя это было и не в правилах их секты, предпочел развернуться и бежать в отверстие. По пятам за ним бросился робот, мозг которого теперь был настроен только на убийство и разрушение.

Когда оба исчезли и в башне стих шум борьбы, Боб и Билл вылезли из-под стола, где они прятались. Боб направил фонарь на дакоитов, и ему было достаточно нескольких секунд, чтобы понять: оба мертвы.

— Надо же, — проговорил он, — убиты кулаком…

— Ну да, кулаком, если это можно назвать кулаком, а не молотом.

Друзья помолчали, пораженные кровавой картиной. Многое они повидали во время своих приключений, но никогда до этого им не приходилось присутствовать при такой дикой сцене.

— Что будем делать, командан? — спросил Билл.

— А ты сам как считаешь? Мы сидим в этом дерьме по горло и выбираться можно только здесь. — Боб указал на секретный проход. — Дакоиты пришли оттуда. Пойдем и мы этим путем, но в противоположном направлении. Может быть, он приведет нас к Мартине…

— Или к худощавой даме под вуалью с косой в руках, — дополнил Билл, имевший склонность к аллегориям.

Но Боб уже не слушал его зловещих сентенций. Он направился к секретному проходу, осветил его фонарем. В отверстие была видна винтовая лестница, вьющаяся в толще стены. Билл вслед за другом заглянул через его плечо в отверстие.

— Скорее всего осажденные в замке использовали эту лестницу для спасения, если враг проникал в башню. Она наверняка ведет в подземелье замка. Посмотрим?..

Баллантайн кивнул.

— Двинулись?

— Пошли, Билл… Но нужно быть осторожными… Помни о роботе… Возможно, он так и будет убивать, пока не иссякнут источники питания.

Один за другим они спускались по лестнице, причем Моран шел первым, а Баллантайн, с его широкими плечами шел позади, да ещё бочком, как краб.

Наконец они спустились в широкий сводчатый зал с мощными колоннами, на которых в свете фонарей искорками вспыхивали какие-то их мелкие кристаллики. Ни робота, ни дакоита не было видно.

— Знаешь, скорее всего мы попали в древнее подземелье, возможно ещё римской постройки, если судить по форме колонн и структуре сводов, — проявил свои познания в истории архитектуры Боб Моран. — Оно, наверное, расположено ниже подвалов замка, которые построены значительно позднее.

Держа наготове ружья и фонари, они направились к дальнему концу подземного зала. Миновав сводчатый проход, друзья оказались в другом зале, как бы копии первого.

— Да, если в прошлые времена что-то делали, так уж делали прочно и надолго, — прокомментировал Билл. — Все прочно и надежно, не то, что сейчас. Современные дома мало того что не прочны, так ещё и мгновенно выходят из моды.

Подходя к центру зала, оба насторожились.

В свете фонарей на полу высветилось тело третьего дакоита, шея которого была просто-напросто свернута и составляла с телом какой-то невообразимый для живого человека угол. Так что можно было с уверенностью сказать, что умер он не от инфаркта.

— Такое ощущение, что этот дакоит дрался здесь с бульдозером, — пробормотал Билл.

— Да, видно, именно здесь робот его и догнал…

— А где же он сам? Как ты полагаешь, командан?

— Мне и самому хотелось бы это знать, Билл. Может быть, у него сели аккумуляторы, и он лежит здесь где-то поблизости. А может, ещё и бродит, охваченный безумием разрушения.

Слова Морана прозвучали зловещим предупреждением. Друзья вглядывались в окружавшую их темноту, но не ощущали пока никакого враждебного присутствия.

— Давай-ка лучше прицепим фонари к одежде, — предложил Боб, — чтобы руки у нас были свободны для защиты в случае опасности.

И тут опасность приняла совершенно конкретные формы: из-за мощной колонны на них кто-то надвигался.

— Внимание! — взревел Боб.

Они мгновенно расступились в тот самый момент, когда между ними промчался робот с вытянутыми вперед руками. Промахнувшись, он по инерции проскочил ещё несколько метров, развернулся… и получил заряд картечи из ружья Морана. Но, насколько это было видно, это не нанесло ему особого вреда. Робот снова бросился на друзей, целясь вцепиться в горло Боба, но получил подсечку от Баллантайна и с грохотом врезался в каменный пол. Он снова начал подниматься, когда в него влепили заряды картечи из обоих ружей. Выстрелы буквально его разрубили.

Расстреливая робота, Боб и Билл чувствовали себя не слишком уютно, поскольку тот ещё сохранял облик профессора Хемса. Было ощущение, что они стреляют в безоружного человека, а не в бездушную машину.

Робот не шевелился, но магазины ружей были пусты. Билл вытер пот со лба.

— Уф! — выдохнул он. — Когда я стрелял, было такое ощущение, что совершаю убийство.

— Не у тебя одного, Билл… Но, к счастью, речь идет о машине… Знаешь, подстрахуй меня на всякий случай, а то она, не дай Бог, снова воскреснет…

Опустившись на колени, Моран погрузил руки в дыру на груди робота и начал вырывать провода, реле и транзисторы. Покончив с этим, он поднялся.

— Пожалуй, теперь мы можем не бояться этого лжепрофессора. Однако, прежде чем двигаться дальше, нужно наполнить магазины ружей.

Так они и сделали, а затем отправились дальше, оставив позади механические останки.

Еще три зала, потом лестница, ведущая вниз, по которой они спускались не менее четверти часа, выключив из экономии один фонарь.

— Надеюсь, эта лестница скоро кончится, — ворчал Билл, следуя за Мораном, — а то мне кажется, что вот-вот появятся языки адского пламени…

— Скорее всего ступени ведут к основанию плато, на котором построен замок.

Моран не ошибся. Еще пятнадцать секунд, и они выбрались в узкий туннель, ведущий, казалось, в бесконечность. Наконец они попали впомещение с высокими сводами, явно готической архитектуры. Повсюду были видны могильные плиты с вырезанными на них фигурами рыцарей. Надгробий было около сотни. В изголовье каждого был поставлен черный железный шлем.

— Это склеп, где покоятся рыцари, основавшие этот замок, — глухо проговорил Билл Баллантайн.

— Похоже, что их здесь хоронили веками. А мы сейчас скорее всего где-то под развалинами аббатства… У нас перед глазами настоящая археологическая сокровищница. Каждому из шлемов место в музее, и стоят они у коллекционеров целое состояние…

Восхищенный увиденным, Боб совершенно забыл, зачем он здесь, в этом склепе. Для него в данный момент не существовали Желтая Тень, дакоиты, «люди, убивающие взглядом», и даже были забыты Мартина с профессором. Он переходил от одной надгробной каменной плиты к другой и, казалось, ласкал камни кончиками пальцев, восхищаясь прекрасными украшениями шлемов и пытаясь прочесть надписи.

Однако голос Билла вернул его в реальный мир:

— Все это, конечно, великолепно, но мы здесь не для того, чтобы любоваться древностями… Не забывай, что ситуация ещё достаточно критическая!..

Это замечание вырвало Морана из мира грез.

— Ты прав, Билл, — признал он. — Но, видишь ли, не каждый день обнаруживаешь средневековые склепы… Впрочем, вернемся к вещам более прозаическим, то есть к поискам Мартины и профессора Хемса, а также к поискам выхода отсюда…

Они обыскали весь склеп, но не обнаружили иного прохода, кроме того, через который проникли сюда. Но должен же был существовать и другой выход. Ведь дакоиты каким-то образом проникли сюда…

— Послушай, командан, а может, выход расположен в одном из залов, через которые мы проходили?

— Да, но ведь тогда нам надо возвращаться и опять лезть наверх.

Тут взгляд Морана упал на ближайшую надгробную плиту, которую освещал луч фонаря. К уголку плиты прилипла шерстяная нитка цвета опавших листьев, такого же цвета, как платье Мартины Хемс.

Глава 8

Боб и Билл внимательно исследовали нитку при свете фонарей.

— Все правильно, — вынес заключение шотландец, — это от платья Мартины Хемс. Однако есть и кое-что непонятное. Она была одета в это платье вчера, но в момент исчезновения она собиралась спать и переодевалась ко сну.

Моран задумался, но не согласился.

— Ее похитили почти сразу, как только мы разошлись по комнатам, так что она могла и не успеть раздеться. Я, например, не успел. Просто некоторое время валялся одетым.

— Все это так, командан, — признал Билл, машинально разглядывая надгробную плиту. Вдруг он воскликнул:

— Посмотри-ка, плита-то не закреплена цементом…

— Видишь ли, Билл, этой могиле шесть-семь сотен лет, и цемент мог выкрошиться… Давай посмотрим другие надгробия.

Так они и сделали, но пришли к выводу, что цемента нет только на одной могильной плите.

— Выходит, Мартина спускалась в могилу?

— Я тоже так полагаю, Билл, и нам, наверное, придется поступить так же.

Плита была тяжелой, но совместными усилиями друзей сдвигалась сантиметр за сантиметром по горизонтали.

Обнажилось черное отверстие, куда Боб направил луч своего фонаря. Вниз вела узкая каменная лестница.

Боб и Билл обменялись победными взглядами.

— Думаю, командан, что мы на верном пути. Как ты считаешь?

— Согласен, Билл…

— Ну так идем?

— Идем…

Опершись о край могилы, они один за другим перебрались на лестницу, состоявшую, впрочем, всего из пяти ступенек, и она привела их к узкому проходу высотой около метра от пола до потолка. Они протиснулись через него и увидели ещё одну лестницу, где обнаружили ещё пучок ниток. Поднявшись по ней, они заметили над головой железную рукоятку и сдвинули ещё одну могильную плиту.

Открывшийся их взглядам склеп был небольшим, а надписи на плитах свидетельствовали, что здесь захоронены аббаты, а не рыцари.

— Ну и дела! Из одного подземелья попадаешь в другое, и все они связаны с замком…

— Да уж, богатое воображение было у строителей… Но это не продвинуло нас вперед ни на йоту. Ищем девушку и её деда, а находим погреба, пахнущие плесенью.

— Ну ладно, Билл, хватит разглагольствовать… Двинулись дальше…

Внезапно Моран каким-то шестым чувством осознал, что за ними следят. В тот же момент их ударило что-то невидимое, и они не сразу поняли, что это сеть. Со всех сторон на них набросились какие-то люди.

— Стреляй, Билл! Стреляй!

Но было слишком поздно. Их сбили с ног, оружие было потеряно, а они погребены под массой навалившихся на них врагов. Затем друзей опутали сетью, подняли и понесли. Они даже не могли рассмотреть своих противников, поскольку не горел ни один фонарь.

Сердце Боба сжималось от дурных предчувствий. Охотились на медведя, а попали в сеть, как обыкновенные селедки.

Наконец несущие остановились. Заскрипели дверные петли, и пленников выпутали из сети, но защелкнули на руках наручники. Дверь захлопнулась, и в замке проскрежетал ключ.

На этот раз Боб и Билл попали в серьезный переплет и не верили, что смогут легко выбраться из этой западни.

Рядом с ними в темноте кто-то шевелился и слышалось учащенное дыхание.

— Кто здесь? — раздался дрожащий голос. — Кто?.. Ответьте…

Боб Моран и Билл Баллантайн тотчас же узнали этот голос Мартины Хемс.

— Как вы сюда попали, друзья мои?

Боб коротко рассказал девушке о предшествующих событиях.

— А что случилось с вами, бедное дитя?

— Я записывала в дневник все происшедшие странные события последних недель, — начала Мартина, — потом стала переодеваться, чтобы лечь спать. В это время кто-то постучал в дверь. Раздался голос моего деда, который звал меня. Он говорил, что хочет срочно встретиться со мной, чтобы доверить какую-то тайну. Я, ни в чем не сомневаясь, открыла дверь и очутилась нос к носу с неизвестным, лицо которого было скрыто. Прежде чем я успела что-то предпринять, на меня было наброшено покрывало. Я позвала на помощь. Но мои похитители были слишком проворны, и вы не успели мне помочь. Покрывало не позволяло ничего видеть. Но, зная все закоулки замка, я могла мысленно представить те места, по которым меня тащили. Похитители двигались к вершине башни, но вскоре я потеряла всякую ориентировку.

Моран прервал девушку:

— Внутри стен существует система лестниц, ведущих в подземелье замка и аббатства, где мы сейчас и находимся. Мы прошли тем же путем, которым несли вас…

— В конце концов, — продолжала Мартина, — меня доставили в подземную лабораторию, где уже находились мой дед и человек в черном, о котором я вам рассказывала и с которого начались все наши несчастья…

— Господин Минг! — воскликнул Баллантайн.

— Дед, казалось, обрадовался, увидев меня, но явно переживал, что я попала в руки врагов… Он находился в этих подземельях, как сообщил мне, уже несколько недель, а его место в замке занял двойник. Вы, Боб, мне это подтвердили.

Мартина на мгновение замолчала, чтобы перевести дыхание, и продолжила свой рассказ:

— Дед обвинил Минга в том, что он меня похитил, но тот ответил, что я скрылась из замка, а потом привела с собой людей, которые пытались сорвать его планы. Он требовал, чтобы дедушка продолжал свои работы, но дед сказал, что ничего не будет делать, пока меня не освободят. Минг заявил, что условия здесь диктует он, а поскольку профессор отказывается, меня посадят в камеру. Вот так я и очутилась здесь, а через полчаса появились вы…

— Появились, но, поверьте, вопреки собственному желанию, Мартина, — буркнул Баллантайн.

— Это, конечно, не свидетельствует, что мы не рады встрече с вами, — поправил его Моран, — хотя надеялись найти вас при других обстоятельствах.

Все трое на некоторое время замолчали, затем опять горячо заговорила Мартина:

— Вы хотели спасти меня? А ведь дед в это время…

— Не спешите, прежде нужно освободиться от наручников… Что мы можем сейчас, Билл?

— Что касается меня, — ответил колосс, — то мои наручники вроде бы не столь уж прочны. Обычные люди вряд ли с ними справятся, но в нашей семье было много выдающихся людей.

Шотландец завозился в темноте, и вскоре послышались хруст металла и затем удовлетворенное ворчание Билла, доказывающее, что его слова не расходятся с делом.

— Ну вот, командан, я же говорил, что это для меня детские игрушки.

— Ладно, теперь помоги мне, потом Мартине.

Но тут удача изменила Биллу. Боб и Мартина были накрепко прикованы к стене, и никакие усилия Билла не смогли их освободить.

— Ну ладно! Рано или поздно наши тюремщики придут сюда, поэтому, Билл, притворись, что ты тоже в оковах. Может, ты успеешь нейтрализовать их, пока они не опомнятся и не позовут на помощь. В противном случае…

— Но ведь это не отопрет ваших замков, командан!

— Скорее всего у них будут ключи, которыми их можно отпереть.

Билл тихонько засмеялся.

— Да, я об этом не подумал… Пожалуй, действительно стоит подождать.

— Слушай, Билл. Это единственное, что нам остается… в надежде, что госпожа Удача улыбнется нам.

Глава 9

За дверью темницы раздались шаги.

— Они идут, — прошептал Моран.

— Да. Вроде бы один человек, — тихо проговорила Мартина. — Я слышу шаги одного человека.

С тех пор, как Билл освободился, прошло уже полчаса, а пленники за это время обменялись не более чем десятком слов. Но теперь наступил долгожданный момент.

Сперва под дверью появилась полоска света, затем повернули ключ, и дверь отворилась. В помещение проник яркий свет. А может быть, он показался им ярким после темноты.

Они увидели на пороге высокую человеческую фигуру, тонкую, но тем не менее мощную, с широкими, слегка покатыми плечами.

Человек поставил на пол свой сильный фонарь, и друзья наконец смогли рассмотреть вошедшего.

Он был одет во все темное. Длинный сюртук, застегнутый на все пуговицы, заканчивался стоячим воротничком. Бритый гладкий череп блестел, как бильярдный шар из старой слоновой кости. На лице выделялись выдающиеся скулы, монголоидный нос и узкие глаза цвета амбры. Тот, кто хотя бы раз видел эти глаза, не мог забыть их неописуемый блеск и странное сочетание безграничной жестокости и высокого интеллекта.

На его огромных руках были черные перчатки. Одна кисть, как знали Боб и Билл, была искусственной, представляя собой великолепный протез, действующий в чем-то даже лучше, чем обычная рука.

Моран и Баллантайн сразу его узнали. Это был господин Минг по прозвищу Желтая Тень, который в своей тайной войне, объявленной человечеству, потерпел ряд серьезных поражений из-за противодействия наших друзей.

Он стоял, широко расставив ноги и задрав подбородок, и торжествующе смотрел на Боба и Билла.

— Решительно, господа, мир тесен. Вы каждый раз попадаетесь на моем пути… Видимо, я слишком часто проявлял к вам снисходительность. Вас следует безжалостно уничтожить. — На мгновение тон его смягчился. — Увы, господин Моран, я не мог забыть, что вы когда-то спасли мне жизнь. Может быть, поэтому я и отношусь к вам несколько снисходительно. Однако сейчас все долги уплачены, так что, как ни печально, но вас придется уничтожить, хотя, предполагаю, жизнь после этого покажется мне пресной и монотонной. Конечно, вы потерпели поражение, и тут уж ничего не поделаешь. Но так всегда бывает на войне…

— Не старайтесь выставлять себя слишком благородным, Минг, — с гневом оборвал его Моран. — Если мы с Биллом ещё живы, то это вовсе не ваша заслуга. Вы пытались уничтожить нас всеми способами. «Люди, убивающие взглядом» — только один из них. Это, без сомнения, ваше дьявольское изобретение?

Желтая Тень засмеялся. Его ужасный демонический смех тоже невозможно было забыть тому, кто хотя бы раз слышал его.

— Мои «люди, убивающие взглядом»! Великолепное название… Правда, я сам называю их «Пламенные рубины, несущие смерть». Поэтично? Не правда ли?

Минг, видимо, не заметил, что Билл освободил руки от оков, тем более что цепь была спрятана за спиной сидевшего шотландца.

— Знаете, Минг, поэтично это или не поэтично, но такое название мог придумать только монстр вроде вас, с искаженной психикой. Ибо я не перестану повторять, что вы самый большой негодяй, которых только носила земля!

Однако для того, чтобы вывести Минга из равновесия, нужно было что-нибудь посолиднее и позлее, чем обычные оскорбления. Он пожал плечами и сказал:

— Вы говорите «негодяй», господин Моран? Это зависит от того, под каким углом зрения смотреть на мир…

В этот момент Мартина решила отвлечь внимание Минга.

— Уберите меня из этой дыры! — истерически закричала она. — Мой дед сделает все, что вы хотите. Только выпустите меня отсюда!

Минг повернулся к девушке, и на его лице появилась усмешка.

— Можно, конечно, считаться и негодяем, но меня трогает мольба, которую я читаю в этих прекрасных глазах… — сказал он медоточивым голосом. — Я добр и великодушен. Если ваш дед согласится во всем сотрудничать со мной, я, так уж и быть, выпущу вас на свободу. С тех пор, как вы побывали в Лондоне, я не слишком рассчитываю на ваше благоразумие. К тому же вы для меня слишком ценная заложница…

Говоря все это, Минг смотрел на Мартину, чем и воспользовался Билл Баллантайн. Он понял, что наступил момент действовать. Вскочив, как будто подброшенный пружиной, шотландец кулаком, вокруг которого была обмотана цепь, ударил словно молотом разглагольствующего господина Минга. Тот, не издав ни звука, сложился пополам. Баллантайн тут же сжал его горло правой рукой, а левой ударил в челюсть. Минг обмяк, потеряв сознание, и соскользнул на пол, как марионетка, у которой оборвались нитки.

— Скорее обыщи его! — коротко бросил Моран другу.

В карманах Минга Билл обнаружил автоматический пистолет и связку ключей. Первый же ключ подошел сразу ко всем оковам. Моран, когда были сняты наручники, подскочил к Мингу и подхватил его под мышки, пробурчав:

— Помоги мне, Билл…

Они подтащили неподвижное тело Минга к стене, к которой только что были прикованы, надели на него наручники и приковали к кольцу. Боб без всякого сожаления разодрал пиджак и использовал его, чтобы связать ещё и ноги Минга. Покончив с этим, они дружно облегченно вздохнули и повернулись к Мартине.

— Вот и все, — сказал Моран. — Зло всегда бувает наказано рано или поздно…

Освободив Мартину, они переглянулись, решая, что делать дальше, а та, бросившись на грудь французу, бормотала:

— Я знала, Боб, что вы с Биллом всегда будете на коне.

Но Моран прервал излияния благодарности:

— Ну, ну! Не преувеличивайте, девочка! Во-первых, вся заслуга освобождения принадлежит только Биллу, его и надо благодарить в первую очередь. Если бы он не был силен, как дюжина быков, то мы бы до сих пор сидели на привязи к вящей славе и гордости Желтой Тени… И вообще, рано праздновать победу, пока мы ещё не закончили всех дел. Нужно ещё освободить профессора Хемса, да и просто-напросто выбраться из этого подземелья.

— Я знаю, где они держат деда, — торопливо заговорила Мартина. — Когда меня несли сюда после свидания с ним, то глаза мне уже не завязывали. Так что путь я знаю, запомнила.

— Наверное, вашего деда строго охраняют, — коротко бросил Билл Баллантайн. — И хотя Минг сейчас вне игры, остаются ещё дакоиты и эти самые… «люди, убивающие взглядом», или, как он их там называл, «Пламенные рубины…»

Моран махнул рукой.

— Если мы столкнемся с ними, придется драться… Дай-ка мне пистолет Минга, Билл. Я пойду первым, ты — замыкающим, а Мартина — между нами.

Вооружившись пистолетом и взяв фонарь Минга, Боб рискнул выглянуть наружу. В обе стороны от их камеры тянулся коридор, вырубленный в скале. В нем никого не было видно, все вокруг вроде бы было спокойно.

— Да, действительно, Минг пришел один. Он слишком уверовал в свои силы и неуязвимость. Это ему дорого обошлось.

Однако Боб помнил, что если им и удавалось застать Минга врасплох, то все же они ни разу не смогли покончить с ним навсегда.

Мартина Хемс вела беглецов по проходам и коридорам, пока наконец они не оказались в огромном круглом зале, откуда отходили шесть похожих друг на друга галерей. Скорее всего это были подземные выработки, из которых раньше добывали камень для постройки замка и аббатства.

В центре зала Мартина на мгновение задумалась, какую галерею выбрать. В конце концов она решила двинуться к той, которая была прямо перед ними.

— Когда меня сюда вели, чтобы заточить в темницу, то, пожалуй, пересекли зал по прямой…

Но едва они вступили в галерею, как увидели впереди две человеческие фигуры. Это были не дакоиты, которых бы Боб и Билл сразу узнали.

— «Убивающие взглядом!» — в ужасе громко закричала Мартина.

Под полями шляп мгновенно сверкнули красные точки. Все трое беглецов бросились плашмя на пол, в то время как над их головами пронеслись смертоносные лучи, а позади зашипел плавящийся камень.

Боб не стал дожидаться, когда эти адские создания снова направят на них огненные лучи, которые их испепелят. Выхватив пистолет Минга, он дважды выстрелил, целясь в грудь противников. Обе фигуры зашатались и рухнули. Держа оружие наготове, Моран подскочил к лежащим и распахнул у них одежду на груди. Под шеями обоих он увидел две черные головы.

— Андаманские пигмеи!

Андаманцы — коренное население Андаманских островов, расположенных в северной части Индийского океана. Андаманцы относятся к этническим группам Юго-Восточной Азии, объединенным общим названием «негритосы».> — воскликнул Баллантайн.

— Да, карлики, — уверенно подтвердил Боб. — А в этих фальшивых головах замаскированы смертельные излучатели. Минг придумал этот маскарад, чтобы внушить людям непреодолимый страх. Ведь если лучи исходят из прибора — это одно, а тут «люди, убивающие взглядом»!.. Есть от чего прийти в ужас и поверить в чертовщину! Фантастика!

— Мы же знали, что Желтая Тень частенько использует жителей Андаманского архипелага, — с сожалением проговорил Билл. — Можно было заранее подумать об этом, и теперь…

— Ну, ты извини, Билл. Разве можно догадаться заранее, что может прийти в преступную голову Минга! — не согласился с ним Моран. — Я сразу заподозрил, что тут нечисто, когда палил по головам этих «убивающих взглядом». Я был уверен, что не промахнулся, а результата не было никакого. Вот тогда-то мне и пришла мысль стрелять в грудь.

Боб взглянул на трупы двух пигмеев.

— Пули угодили им точно в лоб, поскольку головы были спрятаны между фальшивых плеч.

— Точно, командан. Когда ты стрелял в замке, то попадал в генераторы или около них, а нападавшие успевали удрать. Теперь-то можно сказать, что полицейский Робин был абсолютно прав, когда пытался сообщить, что видел в тумане паука, который влез на стену в Лондоне. Это, конечно, был андаманец. А Робин толком не мог его рассмотреть. Ведь эти карлики привыкли карабкаться на пальмы, как обезьяны… А мы не поверили полицейскому и смутили этого доброго малого своими недоверием… Единственное, чего не могу понять, как этот карлик ухитрился сжечь свою одежду и уничтожить излучатель.

— Скорее всего там было встроено устройство для самоликвидации в случае необходимости. Вот мы и обнаружили только кучку пепла в тупике — все, что осталось от «оборудования» «человека, убивающего взглядом», и его одежды. И тот, что сгорел в автомашине при аварии на Престон-роуд был анадаманцем, а китаец-шофер — доверенное лицо Желтой Тени, пытавшийся помочь пигмею скрыться.

— Остается выяснить, командан, что это за излучатели и сколько таких чучел с двойными головами у господина Минга под рукой?

Моран пожал плечами.

— Ты слишком много хочешь узнать сразу, Билл. Эта тайна Желтой Тени пока за семью печатями…

— Пожалуй, я могла бы внести кое-какую ясность, — вмешалась Мартина, — особенно во второй вопрос. Прежде чем покинуть замок, я видела этих «убивающих взглядом». Их было одновременно не более четырех. Полагаю, что других у Минга нет. Если одного уничтожили в Лондоне, а двоих здесь… то скорее всего остался ещё один.

— Да, пожалуй, так, — согласился Моран. — Дай-то Бог! Будем надеяться, что ваши расчеты оправданы. Но я боюсь, как бы выстрелы не привлекли сюда ещё кое-кого… Так что давайте продолжим путь…

И они быстрым шагом двинулись по галерее. Она кончилась тупиком; её перекрывала низкая и массивная дверь, запертая на ключ.

— Дверь ведет в помещение, примыкающее к лаборатории, где заперт мой дедушка, — пояснила Мартина.

— Неплохо бы это проверить, — заявил Билл, — но нужен ключ.

— Ну так поищи его у себя в кармане, мой друг. Он наверняка находится на связке господина Минга.

Гигант с досадой хлопнул себя по лбу.

— Где же моя голова? Ты, как всегда, прав…

Он вытащил связку ключей, которые прихватил у Желтой Тени.

— Тут их штук двадцать. Сейчас поищу подходящий…

— Да ты пробуй все подряд.

Баллантайн так и поступил. Он понимал, что время не терпит, так как в любой момент могут появиться дакоиты. А то еще, не дай Бог, сам господин Минг! Конечно, они оставили Желтую Тень прикованным и связанным, но с этим проклятым фокусником никогда ни в чем нельзя быть уверенным.

Билл перепробовал все ключи. Остался последний.

— Ну если уж этот не подойдет, придется, как в сказке, взывать: «Сезам, откройся!» Так что поиграем в Али-бабу и сорок разбойников…

И последний ключ не подошел.

— Ничего не поделаешь, — вздохнул Билл и вытер пот со лба. — Может, эти ключи и подходят к множеству дверей, но, к сожалению, не к этой…

— Дай-ка я попробую! — Боб Моран протянул руку к связке.

Но вскоре и он понял, что ни один ключ не подходит к двери, которая могла бы привести их к свободе.

Глава 10

Мужество чуть было не покинуло беглецов. Особенно расстроилась Мартина Хемс, поскольку она надеялась найти деда и бежать вместе с ним от этих кошмарных склепов куда подальше.

— Полагаю, не стоит здесь долго задерживаться, — наконец вынес свой приговор Билл. — Боюсь, даже если мы вежливо постучим в эту дверь, нам никто не откроет.

— Я считаю, что шум поднимать нам вообще ни к чему, — откликнулся Боб Моран. — В нашей ситуации лучше не привлекать внимания.

Он помолчал, а потом задумчиво проговорил:

— Я вижу только одно решение этой проблемы: вернуться в камеру, забрать оттуда Минга, притащить его сюда, а потом заставить открыть дверь.

— Не очень-то мне это все нравится, командан. Я бы предпочел, чтобы Минг оставался связанным и лежал подальше от нас. Вы ведь хорошо знаете, что он не из тех, кого можно силой заставить делать что-либо…

— Я это знаю, Билл, но просто не вижу другого средства выбраться отсюда.

— Ну что ж, тогда пошли за Мингом.

Они двинулись обратно по галерее, но не успели добраться до круглого зала, от которого отходили галереи, заметили спешивших им навстречу людей. Их было не меньше десяти. Некоторые из них держали в руках факелы, отбрасывающие на потолок колеблющиеся фантастические тени. Было достаточно светло, чтобы Боб и его спутники узнали дакоитов.

— Дакоиты! — отчаянно вскрикнул Боб. — Они всегда идут на звуки выстрелов. Странно даже, что они не появились раньше.

Дакоиты приближались, держа в руках ножи, лезвия которых зловеще блестели при пламени факелов.

— Скорее назад, к тупику! — скомандовал Боб. — Там по крайней мере они не смогут зайти с тыла…

Не спуская глаз с нападавших, друзья быстро начали пятиться обратно к двери, которую только что безуспешно пытались открыть.

Моран поднял пистолет Минга.

— Осталось шесть патронов, а нападающих много больше. Если повезет, то шестерых я уложу, а вот с остальными придется воевать голыми руками.

Будь это просто шесть-семь обыкновенных, даже физически крепких людей, Боб и Билл могли бы потягаться с ними и даже победить в рукопашной схватке. Но перед ними были профессиональные убийцы, отлично владевшие ножами. Так что шансов выйти победителями из этой схватки было у друзей маловато. Но что же оставалось делать?

Положение безвыходное, как ни выбирай.

Дакоиты были уже в нескольких метрах, когда Моран дважды выстрелил и двое упали. Но остальные с искаженными ненавистью лицами и свирепым блеском в глазах продолжали приближаться. Еще два выстрела, потом еще… Обойма пуста, и пистолет может быть использован разве что в качестве дубинки. Но тут случилось нечто странное и неожиданное. Из-за двери прозвучал голос, произносивший, насколько мог понять Боб Моран, что-то по-тибетски. Он, как и другие, с дрожью узнал этот голос. Это был голос господина Минга!

Дакоиты тоже узнали этот голос. Они отступили, оставляя мертвых на полу, повернулись и бросились бежать, пока не исчезли.

Пораженные, Боб, Билл и Мартина смотрели на дверь. Как же могло получиться, что Желтая Тень, связанный и скованный в темнице, вдруг смог очутиться за этой закрытой дверью?

Но вот дверная ручка медленно повернулась, дверь растворилась, и на пороге появилась… женщина.

— Входите же, — пригласил их мягкий музыкальный голос с небольшим акцентом, совершенно непохожий на голос господина Минга.

Незнакомка слегка отступила назад, и её озарил свет, падающий с потолка комнаты.

Тут Боб и Билл все поняли и в один голос воскликнули:

— Таня!

Это действительно была Таня Орлофф, племянница господина Минга, воспитанная им после смерти её родителей. Вынужденная в некотором роде стать сообщницей своего ужасного родственника, она испытывала такое чувство отвращения к нему, что несколько раз тайно помогала Морану сорвать планы дядюшки. Вот и сейчас она сымитировала голос Минга, заставив дакоитов оставить друзей в покое.

— Скорее входите, — повторила она.

Эта девушка обладала той удивительной красотой, которая нередко встречается в детях от смешанных браков европейцев с жителями Востока. Ее волосы цветом напоминали эбеновое дерево, а глаза сияли как черные солнцами далеких галактик.

Комната, в которую вошли друзья, тоже была вырублена в скале, но пол её устилали толстые восточные ковры ручной выработки. Таня закрыла дверь и прислонилась к ней спиной, глядя на Боба с выражением скорее нежным, чем просто дружеским.

— Вы опять впутались в сложнейшую историю, Боб, — с мягким упреком проговорила она.

Моран весело, как это он умел делать, чтобы скрыть свои истинные чувства, рассмеялся.

— Вы хорошо знаете, Таня, что как только где-то запахнет серой и появится сатанинская Желтая Тень, так можно обязательно рядом найти и нас с Биллом.

— А также красивую и грациозную мисс Орлофф, — галантно добавил Баллантайн, — готовую прийти нам на помощь в случае крайней необходимости.

Но Таня Орлофф сделала вид, что не слышала последних слов, в которых сквозила хорошо замаскированная насмешка.

— Когда-нибудь мой дядя убьет вас, — продолжала она, обращаясь главным образом к Морану. — Вам бы следовало держаться от него подальше. Если с вами что-нибудь случится, я буду переживать всю жизнь…

— Сожалею, — угрюмо проворчал Моран, — но я не могу позволить Мингу безнаказанно творить преступления. Надеюсь все же победить его когда-нибудь…

Таня Орлофф безнадежно махнула рукой.

— Вам никогда не победить его… Он бессмертен, и вы это прекрасно знаете.

Тут она смолкла и после паузы продолжала:

— Однако мы теряем время в пустой болтовне. Полагаю, вы здесь для того, чтобы освободить профессора Хемса. Я отведу вас к нему.

Таня откинула портьеру, открыв путь в длинный каменный коридор, куда выходили многочисленные закрытые двери.

Остановившись перед одной из них, она отодвинула засов. Стены и потолок обширного, вырубленного в скале помещения, открывшегося их взорам, были выбелены простой известкой. Моран и друзья оглядели хорошо оборудованную современную лабораторию. В глубине её на табурете перед столом сидел человек. При звуке открываемой двери он поднял голову, и Боб и Биллом тут же узнали в нем человека, двойника которого они встретили в башне замка. Конечно, это был настоящий профессор Густав Хемс, на этот раз во плоти.

Физик бросился к Мартине и прижал её к своей груди.

— Неужели это чудовище Минг выпустил вас, дитя мое? — проговорил он дрожащим голосом.

— Меня освободили эти господа, — указывая на Боба и Билла, сказала девушка. — Мы пришли за вами, чтобы вместе бежать отсюда.

— Вы же прекрасно знаете, что Минг не позволит мне сделать этого, — безнадежно махнул рукой профессор. — По крайней мере, пока я не выдам ему свои секреты. А когда он их получит, то за мою жизнь не дадут и ломаного гроша.

— Я помогу вам покинуть это подземелье, — вступила в разговор Таня. — Правда, это все, что я могу сделать, не компрометируя себя. Но там наверху не исключена встреча с дакоитами, которые следят за округой, и уж в этом случае я не смогу вам помочь, имитируя голос своего дяди… Впрочем, могу ещё снабдить вас этим.

Из кармана твидового пальто она достала пару пистолетов, протянув один Морану, другой — Баллантайну. Оба с признательностью схватили оружие и сразу проверили обоймы, а потом сунули пистолеты за пояс.

— Теперь за мной, — решительно сказала Таня Орлофф.

Они покинули лабораторию и направились по коридору к узкой лестнице.

— Эта лестница выведет вас в развалины аббатства, — объяснила она. — Я покажу вам…

Она стала подниматься по темной лестнице, и беглецы скоро потеряли её из вида. Наконец сверху раздался её голос:

— Все в порядке.

В темноте они услышали, как она что-то делает наверху. Затем раздались щелчок, скрип скрытого механизма, и над головой беглецов появился прямоугольник вечернего неба, а в лицо подул свежий ветерок.

— Поднимайтесь по одному, — прошептала Таня, — и постарайтесь не шуметь. Помните, что речь идет о вашей жизни.

Держась за стену, они стали подниматься друг за другом. Боб Моран шел замыкающим. Когда он был уже у самого выхода, Таня тихонько проговорила умоляющим голосом:

— Будьте осторожны, Боб.

В темноте он улыбнулся.

— Не бойтесь, дорогая, я постараюсь избегать неприятностей.

— Да уж, их и так вам хватает… Вы ведь живете сейчас как на вулкане. Если с вами что-нибудь случится, я…

Моран прервал ее:

— Таня, почему бы вам не пойти с нами?

Она поникла.

— Вы же хорошо знаете, Боб, что это невозможно. Пока жив мой дядя, я должна быть с ним. Вы же понимаете, что от него не скроешься.

Она быстро и нежно поцеловала француза в щеку.

— А теперь уходите! Уходите!

Таня подтолкнула его наверх, и, поднявшись на несколько ступенек, Моран очутился в часовне аббатства, руины которого чернели на фоне ночного неба.

В нескольких шагах от себя Боб рассмотрел силуэты Мартины, профессора Хемса и Билла, стоявших у стены. За его спиной раздался тихий скрип, и обломок колонны, повернувшись, закрыл выход из склепа.

Осмотревшись, они увидели перед собой огромный пустырь, а вдали — темную громаду замка «Мован».

— Что будем делать? — спросила Мартина.

— Предлагаю добраться до ближайшей деревни, — сказал Баллантайн. — Там мы найдем помощь.

— Нет, — возразил Моран. — Если, как сказала Таня, дакоиты следят за окрестностями, нам от них не скрыться. Они перекроют дороги, и мы вряд ли доберемся до деревни. С другой стороны, все произошло так быстро, что мы не успели выработать никакого плана. Прошла только одна ночь, и действия французской полиции вокруг замка вряд ли начались, поскольку неизвестно, предупредили ли французское полицейское руководство сэр Арчибальд и профессор Клерамбар. Нам, пожалуй, нужно найти местечко, где можно отсидеться, забаррикадировавшись в ожидании помощи.

— А может, лучше укроемся в замке? — предложил профессор Хемс. — Спрячемся на вершине одной из башен, откуда можно подавать сигналы.

— Это было бы неплохо, но каким образом незаметно проникнуть в замок? Решетка опущена, и, даже объединив свои усилия, мы не сможем её поднять.

— Да. Пожалуй, вы правы, — задумчиво проговорил профессор Хемс. — Я не представляю, как преодолеть это препятствие.

— Но ведь и здесь нельзя оставаться, — заявил Билл Баллантайн. — Давайте скорее думать и принимать решение.

Это действительно нужно было делать как можно быстрее. Но какое решение? Им некуда было идти, но и здесь не следовало задерживаться, так как дакоиты могли уже приступить к поискам. Желтую Тень, если ещё и не освободили, то скоро найдут и он тут же бросит своих людей по следу беглецов.

— Кажется, нашла! — воскликнула Мартина. — Сторожевая башня! Мы так называем сооружение на холме неподалеку от замка. Когда-то эта башня соединялась подземным ходом с замком, но ход этот давным-давно обвалился. Эта башня будет нам надежным укрытием. К тому же у нас будет великолепный обзор, так что никто не сможет подобраться незамеченным.

Морану это было не очень-то по душе, так как он считал, что люди Минга выследят их в этом убежище и обложат, как медведя в берлоге. Но решение следовало принимать как можно скорее. Небо на востоке стало светлеть, вот-вот наступит рассвет, а тогда искать укрытие будет ещё сложнее.

— Ну что ж, идем к сторожевой башне, — решил он. — Ведите нас, Мартина.

Через несколько секунд беглецы покинули развалины аббатства и двинулись по узкой тропинке, вьющейся среди кустов. Онит старались по возможности не шуметь. Им оставалось пройти почти километр, а небо стало совсем светлым. Зарождался новый день. И тут неподалеку прозвучал боевой клич дакоитов — клич, предшествующий смерти.

Глава 11

— Ну вот мы и попались, — сказал с досадой Боб Моран. — Дакоиты испускают свои воинственные вопли, выходя на тропу войны, особенно когда преследуют жертву.

Прозвучал второй, затем третий клич.

— Скорее к сторожевой башне, — крикнул Боб, уже не скрываясь. — Мы должны добраться туда до того, как появятся эти тигры в человеческой шкуре.

— Башня неподалеку, — объяснила Мартина. — Метров за пятьсот от замка дорога поворачивает, а затем через холм идет к самой башне.

Они продолжали двигаться ускоренным шагом, а небо все светлело. На востоке загоралась розовая заря.

— Скоро поворот, и мы выходим на дорогу, — задыхаясь, проговорила Мартина, которая почти бежала, чтобы не отстать от мужчин.

И вот развилка. Одна тропинка велат к замку, другая, пошире, сворачивала к подножию холма. Она заросла невысокой травой. Беглецы уже собрались свернуть к башне, как вдруг заметили, что из замка вышел какой-то человек. Они узнали длинное черное пальто и шляпу с низко опущенными полями.

— Это «убивающий взглядом»! — прошептал Баллантайн.

— Наверняка, последний из четверки, — уточнил Моран.

«Убивающий взглядом» тоже их заметил и ускорил шаг, направляясь в их сторону.

Баллантайн выхватил пистолет, которым снабдила их Таня Орлофф, и прицелился, но Боб остановил его.

— Нет, Билл, не спеши. Я понимаю, что это было бы лучшим решением, но звук выстрела предупредит дакоитов о нашем местонахождении, и мы можем не успеть добраться до башни. Сейчас нужно бежать, а уж стрелять будем, когда доберемся до укрытия.

— Но это андаманец, командан, а от него удрать трудновато. Ведь несмотря на небольшой рост они носятся, как антилопы…

— Будем надеяться, что фальшивые плечи и голова не позволят ему быстро передвигаться, — возразил Моран. — Пошли!

Между тем «человек, убивающий взглядом» уже приблизился настолько, что вскоре мог применить свои смертоносные лучи.

Боб и его товарищи не дожидались, пока засветятся багровые точки глаз преследователя, и быстро взбирались по тропинке вверх.

Густав Хемс бежал рядом с Мораном.

— Если бы нам удалось завладеть излучателем, который несет этот тип! — задыхаясь, прокричал профессор. — Я знаю, как с ним обращаться, и тогда у нас было бы грозное оружие, которое бы удерживало дакоитов на почтительном расстоянии.

Боб посчитал эту мысль здравой и вполне осуществимой.

— Пожалуй, стоит попытаться, — согласился он. — По моему сигналу бросаемся в кусты, вы — вправо, я — влево. А остальное предоставьте мне…

Они пробежали ещё несколько метров, затем Моран, бросив через плечо взгляд назад и не видя преследователя, скомандовал:

— Прыгайте!

Оба одновременно бросились под защиту кустарника.

Затаившись за стеной зелени, Моран приготовился действовать. Ожидание длилось недолго. Преследователь появился буквально через минуту и, хотя шляпа и пальто мешали ему, бежал довольно резво. Когда он поравнялся с Мораном, тот с кошачьей легкостью прыгнул ему на спину, как кувалдой, ударил кулаком между плеч, где, по его расчетам, находилась голова пигмея. Ужасный и беспощадный удар каратэ. «Человек, убивающий взглядом» рухнул как подкошенный, лицом вниз, и застыл.

Профессор Хемс моментально покинул свое убежище.

— Здорово сработано, — бросил он. — Это мне напомнило схватки в окопе во время войны.

Нагнувшись над неподвижным телом, Хемс мгновенно сорвал фальшивую голову и показал Бобу цепочку, которая свисала изнутри.

— А вот и включатель, которым манипулировал «убивающий взглядом», когда пускал в ход излучатель.

Осторожно, но быстро профессор отбросил все лишнее, и на свет появился странный аппарат: металлический корпус с двумя трубками, на концах которых были закреплены красные кристаллы, напоминавшие рубины.

Глядя на них, Моран кое-что начал понимать.

— Это лазер

Лазер — (англ. laser, сокр. light amplification by stimulated emission of radiation — усиление света при помощи вынужденного излучения) — прибор для получения чрезвычайно интенсивных и узко направленных пучков монохроматического светового излучения; находит широкое применение в научных исследованиях, в технике, медицине и т.п. В определенных пределах используется в военных целях: приборы точного наведения и т.д.>, не так ли, профессор?

Хемс кивнул.

— Вы угадали. Мингу известны многие секреты световолновых устройств, и он использовал свои знания для создания этого грозного оружия. Но подробности я вам объясню позже… Давайте догонять Мартину и вашего друга.

Подхватив таинственный излучатель, физик двинулся в путь, а далеко позади них уже звучал боевой клич дакоитов.

Несмотря на свой возраст — почти шестьдесят, Густав Хемс сохранил юношескую гибкость. Он поднялся на плато почти одновременно с Мораном. Плато было лишено растительности. В центре его высилась сторожевая башня — массивное сооружение, почти идеально круглое в основании и высотой около пятнадцати метров. С её вершины, окаймленной зубцами, должен был открываться великолепный вид на окрестные поля.

Билл и Мартина уже подбежали к подножию башни, когда на плато появились первые враги. Уже было совсем светло, и дакоиты были видны совершенно отчетливо. Шестеро убийы с ножами в руках, пригнувшись, передвигались очень быстро. Моран и Хемс бежали со всех ног, чтобы скорее объединиться со своими друзьями. Однако состязаться с дакоитами, значительно более быстрыми и подвижными на открытой местности, было трудно.

— Лазер! — закричал Моран.

Преследователи были уже совсем недалеко, когда профессор резко повернулся к ним лицом и дернул за цепочку выключателя. Тут же вспыхнули два пурпурных луча. Поскольку прицел был не точен, они ударили в землю перед атакующими. Вспыхнули мелкие кусты, трава, и задымилась сама земля. Но для дакоитов этого было достаточно. Будучи знакомы с эффектами подобного рода, они тут же развернулись и кинулись врассыпную.

Со времен средневековья, когда сторожевая башня была построена, она успела лишиться входной двери. Правда, потом, когда пастухи стали на ночь загонять в неё овец, кто-то сколотил грубые дверные створки из прочных, плохо оструганных стволов деревьев. Они держались на массивных ржавых петлях.

Боб резко толкнул дверь и ввалился в башню, а за ним Билл с пистолетом в руке. Башня была пуста, и только у стены валялась куча каких-то потемневших от времени брусьев, которые Мартина и её дед с помощью друзей использовали в качестве засова.

Когда они все вместе поднялись на смотровую площадку, то их глазам предстало серое осеннее небо, по которому ползли тяжелые облака, похожие на напитанные водой губки. Но осажденных больше интересовали окрестности. К башне постепенно стекались дакоиты, которых насчитывалось уже человек двадцать. И вот уже они стали ломиться в дверь.

— Нужно помешать им ворваться в башню, а то худо нам придется, — проговорил Билл.

Моран взял из рук профессора излучатель и направил его вниз на атакующих. Рядом с дакоитами, которых Моран, конечно, не собирался убивать, на земле прочертились две огненные полосы, возникшие под воздействием страшного оружия.

Как и в первом случае, убийцы откатились.

— Не нравится им это, — прокомментировал Билл. — Но тем не менее, имея дело с дакоитами, начинаешь понимать, что их трудно напугать чем-либо надолго…

— Лазер — жуткое оружие, — промолвил профессор Хемс. — Вы сами убедились в его эффективности. Дакоиты, конечно, фанатики, но все-таки люди. Можно быть достаточно храбрым, однако в определенных условиях страх возобладает над всеми другими чувствами.

— Тем не менее это не помешает им опять вернуться, если я понимаю что-нибудь в их психологии, — упрямо сказал Билл.

Действительно, через некоторое время нападавшие компактной массой покатились к башне, намереваясь все же взломать дверь.

Новый удар луча лазера, и новое отступление…

— А может ты напрасно щадишь их? — начал Билл. — Это же дикие хищники, и уж они-то нас не помилуют…

— Все это так, дружище, но ведь этим-то мы от них и отличаемся.

Боб помолчал, потом показал на горящую вокруг башни траву, от которой шел черный густой дым.

— Пожар виден издалека. Крестьяне предупредят жандармерию, и нас спасут. А если повезет, то французская полиция уже направила сюда свои подразделения, о которых её просил сэр Арчибальд.

— Вот именно, если повезет, как ты сказал, командан, — глухо проговорил Билл. — А то последнее время мы постоянно оказываемся между Сциллой и Харибдой

Сцилла и Харибда — два чедовища, живших по разные стороны пролива между Италией и Сицилией и нападавшие на мореплавателей. Оказаться между Сциллой и Харибдой иносказательно означает подвергаться опасности с разных сторон.>.

— Да. Но ведь тем не менее мы живы. А если учесть те опасности, которые нам удалось избежать, так это совсем недурно.

Дакоиты внизу не предпринимали никаких действий.

— Ну прямо, как коты, которые охотятся за птицей с подрезанными крыльями. Так и ждут, что птичка устанет летать и попадет в их лапы.

Мартина Хемс, полностью осознавшая грозившую им опасность, наконец заговорила:

— Если бы я только знала, что дело так обернется, ни за что не стала бы впутывать вас в него. Все ведь из-за нас с дедушкой, и нам нужно было взять весь риск на себя.

— Когда речь идет о Желтой Тени и спасении человечества, — серьезно сказал Моран, — это всегда касается всех нас. К тому же, будьте уверены, мы ещё не исчерпали всех возможностей. Даже когда кончится питание и лазер перестанет отпугивать дакоитов, мы можем использовать пистолеты, а уж на крайний случай… и кулаки тоже пригодятся.

Кончиками пальцев он погладил кожух излучателя.

— Удивительная штуковина, — оценивающе сказал он. — Такие наверняка встречаются только в фантастических романах.

— Ну, лазер теперь как оружие уже не фантастика, а реальность, — заявил Густав Хемс, явно гордясь, что был сопричастен к созданию излучателя. — А доказательства, командан, вы сами видели.

Билл Баллантайн захохотал.

— Не спорьте, профессор. Насчет фантастических романов Боб у нас специалист. У него очень приличная библиотека вообще, и фантастики в частности. Так что он знает, о чем говорит.

Но Моран, казалось, ничего не слышал, а продолжал задумчиво поглаживать излучатель.

— Да, удивительная штука.

Затем он вдруг повернулся к профессору Хемсу и спросил:

— А, кстати, профессор, как вы познакомились с господином Мингом? Мы с Биллом сгораем от любопытства. Времени у нас сейчас достаточно. Расскажите, а то здесь можно умереть от скуки…

Глава 12

— Не буду читать вам курс лекций по лазерам, ибо это займет много времени и заведет нас слишком далеко, — так начал Густав Хемс свой рассказ.

— К тому же вы, возможно, и сами много знаете из того, о чем я могу вам рассказать. Короче говоря, суть в том, что, проходя через кристалл рубина, пучок фотонов преобразуется в лучи красного цвета с постоянной длиной волн. Я долгое время работал над этой проблемой, решение которой может произвести своего рода революцию в технике, например, в области связи с другими планетами. И достиг кое-каких результатов, в частности, в области концентрации и силы луча лазера. Я долго сомневался, публиковать или нет результаты своих исследований, так эти лучи в определенных условиях могут стать смертоносными.

Но, несмотря на то что я не предавал гласности результаты своей работы, кое-какая информация о них просочилась в научные круги, и несколько месяцев тому назад меня посетил некий странный тип. Это был господин Минг. Я сразу понял, что это необыкновенный человек, с мнением которого следует считаться. О лазерах он знал столько же, сколько я, и даже кое в чем больше. Но если я работал, стремясь принести пользу человечеству, то господина Минга больше всего интересовали те самые «лучи смерти», о которых я вам говорил. Я сейчас не касаюсь террористических намерений Желтой Тени, вы сами об этом знаете лучше меня. Но он интересовался, выражаясь его языком, «светом, который убивает», стремясь использовать излучатели для сокрушения современной западной цивилизации. Однако он имел довольно слабые результаты на практике. Конечно, он мог сжечь своим излучателем одного или нескольких человек, а также нанести материальный ущерб. Но ему ведь хотелось использовать луч на большие расстояния и с большей мощностью. Он, например, хотел сбивать эскадрильи самолетов и уничтожать целые селения. В этом-то, по мнению Минга, я и мог ему помочь.

Как я уже говорил, мои исследования лазеров, особенно в области мощности излучения, продвинулись далеко вперед. Минг, у которого повсюду были глаза и уши, узнал обо мне и предложил сотрудничать с ним. Лучи у него уже были, а мое открытие давало то, что ему не хватало — мощность излучения.

Минг без утайки изложил мне свой план. Получив мощные излучатели, он собирался начать с уничтожения в воздухе нескольких рейсовых пассажирских самолетов. Продемонстрировав миру таким образом свои возможности, он собирался поставить ультиматум руководителям великих держав. Если бы его требования не были приняты, он собирался для острастки уничтожить парочку городов, превратив их в пепел. Я просто остолбенел, услышав эти его рассуждения. Минг предложил мне за соучастие поистине сказочные суммы. Я отказался. Заявил, что сообщу в полицию. Он стал меня шантажировать, угрожая, что расправится с Мартиной. Он бы так и поступил, продолжай я отказываться сотрудничать с ним. А между делом Минг устроил мне несколько демонстраций своего могущества. Оказывается, ему когда-то попали в руки старые документы, касающиеся сети подземелий замка и аббатства. Под вымышленным именем он купил участок с развалинами аббатства и вскоре нашел все тайные ходы, которые расширил и перестроил. С этого момента он внимательно следил за моими работами, чтобы вмешаться в удобный, подходящий для него момент.

И вот этот момент наступил. Он отвел меня в свои подземелья и показал группу убийц-фанатиков дакоитов, которые беззаветно служили ему. Он продемонстрировал свои «лучи смерти». Кто, по его мнению, как не «люди, убивающие взглядом», могли ещё сеять в мире семена паники и террора! У Минга было всего четыре излучателя, своего рода образцы, но он намеревался запустить в производство ещё несколько аппаратов и с помощью «убивающих взглядом» пройтись по миру.

Мое отвращение к этому чудовищу росло, а сопротивление ослабевало. Я был бессилен перед Желтой Тенью. И только слишком поздно понял, что он воздействует на меня необычной гипнотической силой. Мало-помалу нас изолировали в замке «Мован». Меня лишили возможности пользоваться телефоном, а слуги нас постепенно покинули. Это тоже было инспирировано Мингом под предлогом, что они могут служить источником информации о моих работах и к тому же привлекают внимание местных властей, поскольку уже пошли слухи разного рода. Власти действительно посылали жандармов, но те ничего не обнаружили в руинах аббатства.

Мне очень хотелось рассказать все Мартине, но я не мог на это решиться из-за его угрозы разделаться с ней.

Постепенно Минг полностью подавил мою волю и в конце концов принудил к сотрудничеству. Перевел меня в лабораторию под аббатством, а мое место занял искусно сделанный робот, тоже одно из тайных изобретений Минга, наделенный им моей внешностью. Этот робот на какое-то время должен был нейтрализовать Мартину. По словам Минга, он собирался в недалеком будущем переправить нас куда-нибудь подальше, где бы нас никто не мог обнаружить.

Скорее всего именно странное поведение робота подтолкнуло Мартину к активным действиям. Она слишком хорошо меня знала, чтобы её можно было долго дурачить.

Дальнейшее просто… Вчера вечером Минг заявил мне, что Мартина сбежала в Лондон, и несмотря на то что он послал за ней соглядатая, ей удалось скрыться, а затем возвратиться в замок с некими двумя людьми, которых, как мне показалось, побаивается и сам Минг. Речь шла о вас, командан Моран, и о вас, господин Баллантайн. Минг планировал захватить Мартину, вас и двух оставшихся старых слуг, чтобы расправиться со всеми вместе. Первая часть его плана удалась: Мартину, Гаспара и старую бонну Аглаю он похитил. Мартину держали отдельно от меня, и таким образом Желтая Тень имел постоянную возможность оказывать на меня давление. Что касается двух других, то они должны были прислуживать мне. Поместили их в одном из подземелий, где, если мы победим врага, надеюсь, найдем их живыми.

Вспоминая все эти события, Густав Хемс разволновался, замолчал, и суровые морщины пересекли его лоб.

— К счастью, — спохватившись, продолжал он, — Мингу не удалась вторая часть его плана, на которую он так надеялся. Вы и господин Баллантайн ускользнули, да ещё сумели освободить Мартину и меня…

— За это мы должны благодарить Таню Орлофф, — заметил Боб. — Без её помощи мы пали бы под ножами дакоитов.

Густав Хемс кивнул.

— Я несколько раз видел её рядом с Мингом, и мне казалось, что в её глазах мелькало сочувствие ко мне. Однако разве мог я догадаться?

— Это очень храбрая малышка, — заговорил Боб, — несчастье которой в том, что она племянница господина Минга. Такое действительно очень трудно нести на её хрупких плечах.

— Все это хорошо, — подал голос Билл, — но вперед мы нисколько не продвинулись. Все сидим в той же позиции под присмотром дакоитов. А вот, кстати, они о себе и напоминают.

Шотландец оказался прав. Дакоиты, которые до того разбежались по разным местам, сейчас плотной группой шли на приступ.

— Не сметь приближаться! — закричал на хинди Боб Моран. — Или вы все будете уничтожены!

Он пристроил лазер на один из зубцов башни и угрожал дакоитам. Но те, казалось, не понимали его и продолжали наступать.

Боб дернул за цепочку, и пурпурные лучи ударили в землю в нескольких метрах от дакоитов. Те сжались, но не отступили.

— Они и не отступят, — проворчал Билл. — Так что, командан, оставь твою жалость за пазухой и бей прямо по ним. Сейчас не время предаваться чувствам и сожалениям.

Моран стиснул зубы. Он знал, что если послушается доводов своего друга, то рискует стать причиной гибели всей группы беглецов.

А дакоиты, как адово воинство, продолжали наступать сквозь дым.

— Стойте! — безнадежно кричал Моран. — Остановитесь!

Но те не останавливались. Наоборот, издавая свой боевой клич, они бежали к башне. «Нужно действовать, — внушал себе француз, хотя все его существо протестовало. — Нужно действовать…»

Тщательно прицелившись, он дернул за цепочку, но ничего не произошло. Ни один луч не вырвался из аппарата.

— Ну все, батареи сели, — объяснил профессор Хемс. — Я предвидел это и ждал с минуты на минуту… Теперь лазер бесполезен.

Баллантайн страшно рассердился и бросил Морану:

— Почему ты их не уничтожил сразу, как я предлагал?! Почему? Теперь-то мы уже засели по горло! И как только тебе не надоест строить из себя Дон-Кихота?!

Моран отбросил бесполезный излучатель.

— Знаешь, Билл, наверное, я никогда не перестану донкихотствовать… Я даже доволен, что лазер перестал работать, ибо никогда бы в жизни не простил себе массового безжалостного избиения людей… Когда-нибудь ты это поймешь.

Гигант опустил голову, как провинившийся школяр.

— Ты прав, командан, — прошептал он. — Я готов отрезать себе язык, чтобы он не болтал, что ни попадя.

А снизу уже доносились громовые удары в дверь.

Боб вынул пистолет из-за пояса, затем обратился к Густаву Хемсу и его внучке:

— Думаю, что вам с Мартиной лучше оставаться здесь. Сомневаюсь, что дакоиты причинят вам вред. Они, наверное, уже получили приказ своего хозяина насчет вас.

Баллантайну он сказал:

— Спускаемся, Билл, и окажем достойный прием этим господам… Надеюсь, что удастся их остановить… Если же нет, ну что ж такова доля солдат.

Глава 13

Боб Моран и Билл Баллантайн, залегли на ступеньках лестницы между первым и верхним этажами башни и ждали, сжимая в руках оружие, направив его на дверь, которая медленно поддавалась напору дакоитов.

— Скоро наступит наша очередь вступать в игру, — пробормотал гигант.

— Точно, Билл. Когда дверь рухнет, начинаем стрелять. У нас шестнадцать зарядов на двоих, и каждый из них должен поразить цель. Стреляем по толпе, так что промахнуться не должны.

— Не сомневайся, это будет достойный бой!

Несмотря на изношенность, дверные петли ещё держались, хотя атакующие прилагали максимум усилий, чтобы сорвать их. Дверь должна была рухнуть с минуты на минуту.

Но неожиданно напор и удары прекратились. Боб и Билл услышали крики «Ура!», которые никак не могли издавать дакоиты, а затем наступила тишина.

Они обменялись удивленными, не понимающими взглядами.

— Что ещё там случилось, командан? Такое ощущение, что они почему-то отказались от нападения!

— Да я и сам… Может быть, хитрость какая-нибудь.

Но это была вовсе не хитрость. Сверху донесся голос Мартины Хемс:

— Боб! Билл! Они удирают!.. Идите скорее, посмотрите!

Не веря своим ушам, друзья взбежали наверх и увидели, что дакоиты, как тараканы, разбегаются во всех направлениях.

— Смотри-ка! — воскликнул Билл. — Дерут во все лопатки, будто черти из ада гонятся за ними.

Моран повернулся к профессору и Мартине.

— Что случилось?

Ученый развел руками.

— Точно не знаю. Прибежал один из этих бандитов, что-то прокричал своим, и все дружно перестали ломиться в дверь и бросились в разные стороны.

Дакоиты один за другим исчезали за кустарником, окаймлявшим плато.

— К добру ли это, Боб? Как вы думаете? — спросила Мартина.

— Не знаю, Мартина, я ведь не волшебник.

И тут загремели выстрелы, и на плато появились люди. Но это были не дакоиты, а солдаты в форме и беретах.

— Парашютисты! — весело завизжала Мартина, подпрыгивая на месте и хлопая в ладоши.

— Точно, парашютисты, — подтвердил Боб. — Армия оказывает нам честь, придя на помощь.

— Никогда не следует терять надежду, — назидательно произнес Баллантайн. — Силы безопасности прибыли, едва лишь мы успели о них подумать.

Если и были какие-то сомнения, то они тут же исчезли, поскольку среди военных мелькали люди в гражданском, среди которых Боб и Билл, обладавшие прекрасным зрением, тотчас узнали сэра Арчибальда и профессора Клерамбара.

— Верите ли, профессор, и вы, господин комиссар, что мы никогда не испытывали такого удовольствия видеть вас, как сейчас.

Это торжественно произнес Билл Баллантайн. Они стояли с Бобом у подножия башни вместе с Мартиной, Густавом Хемсом, Клерамбаром и шефом Скотленд-Ярда.

— Сказать по правде, Билл, — ответил сэр Арчибальд, — мы не рассчитывали так скоро увидеться с вами. Мы ещё и часа не пробыли в этом районе, как нам сообщили, что возле замка происходит что-то необычное. Крестьяне заметили дым. Ну а мы сразу же поняли, что нужно срочно добираться сюда. Шеф Сюртэ, который сопровождал нас, вызвал подразделение парашютистов, находившихся в двадцати километрах и ожидавших приказа приступить к действиям. Как я теперь понимаю, мы прибыли вовремя, чтобы спасти вас от некоего ложного шага.

— Ложного шага? — удивился Боб. — Скажите проще: от того, чтобы нырнуть в неприятности с головой.

Пока шел этот разговор, профессор Клерамбар рассматривал сожженную траву и обожженную землю.

— Да, скажу прямо, странные вещи здесь происходили, как мне кажется. Я бы даже сказал: очень странные. Вы ведь прибыли сюда только вчера, а уже с утра началось сражение.

— Ну, драку-то начал Желтая Тень, — пояснил Моран.

Сократив свой рассказ до минимума, он ввел присутствующих в курс дела, начиная с прибытия в замок.

Узнав, что они оставили Минга связанным в темнице, сэр Арчибальд лихорадочно засуетился.

— Как вы думаете, он все ещё там? — спросил он глухим от нетерпения голосом.

— Вряд ли, — ответил Моран. — Полагаю, что сообщники давно уже его освободили.

— Пожалуй, так, — признал комиссар. — Но поскольку имеется хоть малейший шанс захватить живым этого злодея, этим нельзя пренебрегать. Боб, вы можете отвести нас в подземелье?

Моран кивнул.

— Впрочем, возможно, что тайный проход из лаборатории в центральной башне закрыт. Поэтому, не теряя времени, пойдемте к колонне в руинах аббатства. Но повторяю, комиссар, вряд ли Минг дожидается нас.

Глава 14

Боб Моран не ошибся: господин Минг действительно не дождался их возвращения. Однако все произошло иначе, чем они могли предположить.

Солдаты, не долго думая, подорвали по приказу своего начальства основание колонны, открыв проход, по которому Боб Моран, Билл Баллантайн, Мартина и Густав Хемсы прошли два часа тому назад. Была обнаружена и лаборатория, а в соседнем помещении найдены Гаспар и бонна Аглая, оба живые и здоровые, но сильно напуганные.

Моран шел первым, а за ним двигались с десяток парашютистов с автоматами и остальные участники эпопеи. Он вел их к камере, где оставил связанного и прикованного к стене Минга. Скорее всего, его там не должно было быть, ибо трудно представить, чтобы Желтая Тень длительное время оставался пленником.

Но, ко всеобщему удивлению, камера не пустовала. Подойдя к ней, они увидели фигуру в твидовом пальто, в которой Боб Моран сразу же узнал Таню Орлофф. У её ног неподвижно лежало освобожденное от пут тело господина Минга, который, без всякого сомнения, был мертв.

— Что случилось, малышка? — вырвалось у Боба.

— Я пришла сюда всего несколько минут назад и нашла его вот в таком виде… Может быть, один из дакоитов сообщил ему, что все пропало. Дядюшка был освобожден от пут, но он всегда носил с собой сильный яд.

— Он покончил с собой?! — воскликнул Густав Хемс.

— Нет, — неожиданно отвергла его предположение Таня. — Он не покончил с собой, а просто-напросто сбежал…

Физик окаменел.

— Сбежал? — запинаясь, проговорил он наконец. — Да как же такое возможное, когда вот он перед нами, мертвый?!

Однако слова Тани не удивили ни Боба, ни Билла и ни профессора Клерамбара с сэром Арчибальдом. Они уже достаточно хорошо изучили Желтую Тень и те чудеса науки, которыми Минг располагал, чтобы понять, что мертвая оболочка у их ног ещё ни о чем говорит.

— Дубликат, не так ли? — проговорил Боб.

— Да, двойник. Вы правы, Боб, — подтвердила Таня.

Моран и его друзья знали, что Минг, предвидя возможность неожиданной насильственной смерти, постоянно имел вживленную у основания черепа капсулу с маленьким, величиной с горошину, но мощным передатчиком. Как только господин Минг погибал, передатчик мгновенно посылал сигнал, по которому оживал очередной двойник, укрытый достаточно далеко, в укромном месте. И таким образом рождался новый Желтая Тень, абсолютно подобный тому, который умер. И в мир входил новый господин Минг, готовый к новым злодействам

См. роман А. Верна «Возвращение Желтой Тени».>.

Боб Моран сжал кулаки.

— Неужели мы никогда не покончим с этим чудовищем? Мы выиграли очередной раунд, но чего же добились? Завтра все начнется снова.

— Нужно найти место, где прячется двойник, — горячо вмешался Билл Баллантайн, — и заранее уничтожить его.

— Такое место знает только сам дядя, — вздохнула Таня. — Да если даже мы и обнаружим его, то существуют и другие двойники, в других тайниках. Желтая Тень возродится, как птица Феникс из пепла… Завтра он снова позовет меня, и я должна буду снова стать сообщницей в его преступлениях.

— И вы снова будете помогать нам в борьбе с ним, — твердо заявил Моран. — Не теряйте веры в будущее, девочка. Настанет день, и мы покончим с ним окончательно и бесповоротно…

Грустная улыбка осветило лицо девушки, и она, вздохнув, проговорила:

— Может быть, и настанет.

Таня направилась к двери темницы, потом повернулась и просто сказала:

— Прощайте, друзья.

Ее никто не удерживал, и только Боб Моран последовал за ней.

И вот Таня и Боб Моран уже в развалинах аббатства. Легкий туман спустился, окутывая руины часовни мягкой влажной оболочкой.

Приближалась зима, и было уже довольно прохладно. Таня Орлофф, зябко поежившись, запахнула пальто.

— Ну что ж, Боб, мы снова расстаемся Моран усмехнулся, но не насмешливо, а просто чтобы скрыть волнение, охватившее его.

— Мы ещё встретимся, девочка, уверяю вас… Желтая Тень скоро снова заставит нас объединиться…

Лицо девушки стало замкнутым. Глаза ещё больше сощурились и превратились в щелки, а губы исказил страх.

— Желтая Тень… — прошептала она. — Когда же наконец я смогу спокойно жить, дышать воздухом свободы? Я часто проклинаю своего дядюшку.

— Не стоит проклинать его, девочка. У каждого своя судьба. А он — наша…

Она улыбнулась.

— Я вижу, вы считаете, что надо быть довольным своей судьбой?

— Да, девочка. Всегда.

Она опять улыбнулась, встала на цыпочки и мягко коснулась его щеки губами в том же месте, куда недавно его поцеловала.

— Прощайте, Боб.

— До свидания, Таня.

Она взглянула на него искоса, как будто открыла в нем что-то новое.

— Спасибо хоть, что больше не называете меня девочкой, — пробормотала она.

Потом быстро повернулась и, не оглядываясь, зашагала через развалины. Боб Моран коснулся того места на щеке, куда его поцеловала Таня и которое горело, как от ожога.

Таню между тем поглотил туман. А Боб остался у разбитых колонн и обломков стен. У холодных и мертвых камней, дошедших до нас из прошлых далеких веков.


home | my bookshelf | | Глаза Желтой Тени |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу