Book: По долгу любви



По долгу любви

Мелани Милберн

По долгу любви

Глава первая

Бывают похороны, на которых не проливают слез.

Никки, бледная и внешне бесстрастная, сдержанно принимала соболезнования. Скорбь с новой силой овладела ею, когда гроб опустили в яму и комья холодной черной земли накрыли его.

– Я сожалею о том, что случилось с Джозефом, – произнес один из менеджеров по продажам, крепко и в то же время сочувственно пожав вдовью руку. – Утешает, что он не долго страдал…

– Благодарю вас, Генри, – Никки склонила голову в ответ на соболезнование, сдерживая печальную улыбку.

– Миссис Ферлиани, – крикливый голос журналиста прорвался сквозь многочисленное собрание провожающих. – Не могли бы вы прокомментировать чрезвычайно успешное и выгодное поглощение «Ферлиани фейшнс», проведенное под руководством пасынка вашего покойного супруга?

Никки передернуло от этого кощунственного вторжения.

– В такой момент я считаю недопустимым что-либо комментировать. Прошу вас покинуть закрытую церемонию прощания с усопшим, – холодно отчеканила женщина.

– А правда ли, что покойный ничего вам не оставил? – не унимался циничный борзописец. – Что, вместе с выкупленной компанией, Массимо Андролетти унаследовал и все движимое и недвижимое имущество почившего отчима?

– Без комментариев, – раздраженно повторила вдова.

В поднявшийся шум влился очередной голос:

– Из надежных источников нам стало известно, что покойный Джозеф Ферлиани потерпел полное фиаско в недавних биржевых манипуляциях, это и явилось причиной его банкротства… Миссис Ферлиани, не могли бы вы подтвердить эту информацию?

Из-за спины вдовы раздался сильный баритон:

– Миссис Ферлиани уже сказала, что не комментирует слухи. Вы нарушаете регламент похорон, господа.

Никки не нужно было оборачиваться, чтобы узнать голос Массимо Андролетти. Но она все же обернулась…

Мужчина отлично владел собой. На его лице она не увидела ничего, кроме скорбной мины, подобающей поводу. Он же, поймав ее встревоженный взгляд, стремительно направился к вдове и произнес:

– Пройдем здесь… Я хочу с тобой кое-что обсудить.

В плотном потоке они покинули территорию кладбища. Массимо усадил вдову на заднее сиденье своего лимузина и занял место рядом. В теплом салоне на удобном кожаном кресле Никки наконец стряхнула с себя напряжение последних часов. Но совсем расслабляться было еще рано.

– Пожалуйста, поезжайте в особняк, Рикардо, – адресовал водителю свое распоряжение Массимо.

Он откинулся на спинку сиденья и посмотрел на Никки. Она была натянута как струна. Вокруг нее распространялся густой дурман дорогих духов. Тонкие кисти в блестящих кожаных перчатках красиво покоились на плотно сдвинутых ногах. Глаза женщины под густыми ресницами украдкой наблюдали за Массимо.

– Итак… – начал Массимо, мысленно суммировав все внешние признаки ее внимания. – Твои намерения оседлать фортуну не увенчались успехом. Каково это – оказаться у разбитого корыта?

Никки медленно повернула голову в его сторону. Ее лицо сохраняло прежнее выражение отчужденности, и только брови вопросительно изогнулись. Что бы ни произошло между ними пять лет назад, оправдываться и объясняться не имело смысла. За свой выбор она несет ответ только перед собой и никому не позволит над ним глумиться, даже если в глубине души и сожалеет о содеянном.

– Репортеры правы… Я законный владелец всего имущества Ферлиани, – спокойно констатировал Массимо Андролетти. – Для тебя ведь это не новость. Юристы Джозефа наверняка уже все тебе доложили.

– Нет, – сказала женщина тихо. – У меня не было времени с ними встретиться. Я была занята организацией похорон. Думаю, и завтра не поздно будет узнать о фактах, что дают тебе повод так гордиться собой.

Что ж, во всяком случае, эта женщина обладает редкостным хладнокровием. Массимо широко улыбнулся.

– Я недооценивал твой стиль, – великодушно признал он. – Невзирая на твое трепетное отношение к роскоши, ты выбираешь путь благородной скорби. Сначала дань памяти, затем имущественные вопросы… Твоя щепетильность делает тебе честь.

– Можешь не выбирать выражения, – с легкой усмешкой произнесла Никки. – Мне хорошо известно твое невысокое мнение обо мне. Но ты не прав в одном. Джозеф был для меня супругом, а не спонсором. А имущественные вопросы меня не волнуют.

– А как еще будет реагировать человек, которому нечего больше терять? Тем не менее ты замечательная актриса, Никки. Я догадывался об этом и прежде. Теперь же ты воистину достигла вершин лицедейства, – победно изрек Андролетти. – Но я был не прав, утверждая, что Джозеф не оставил тебе ничего. Я забыл про долги, которыми он обзавелся перед смертью. Даже особняк теперь в моей безраздельной собственности.

Никки было известно о ее незавидном положении. Но женщина еще не вполне представляла масштабы постигшего ее бедствия. И теперь она слушала Массимо, но не верила. Она изо всех сил старалась не выдать своего отчаянья, но все же призналась:

– Это более чем неожиданно. Джозеф обещал позаботиться обо мне.

Больше она ничего не могла сказать. Сложно было поверить на слово, что Джозеф не выполнил единственного своего обещания.

Массимо Андролетти сощурил черные глаза.

– Это не может не ранить, согласен. Все равно что предательство. Я тебе не завидую, но, заметь, и не сочувствую нисколько, – ожесточенно произнес Андролетти. – Все рухнуло в один миг. У тебя больше ни машины, ни дома, ни неограниченного кредита, ни щедрого папика… Ни-че-го!

Никки смотрела в окно. Она была не в силах и далее выслушивать эту циническую болтовню, но как заткнуть ему рот?

И все же Массимо Андролетти прав. Джозеф Ферлиани совершил непростительную для бывалого бизнесмена ошибку. Он переоценил свои шансы и потерял все. Никки знала, что это стало возможным только потому, что многим в окружении Джозефа захотелось погреть руки на потерявшем нюх и силы старике. А он до последнего момента верил некоторым, но это не помешало им в удобный момент предать своего босса…

И все же эти профессиональные промахи никому не давали права непочтительно отзываться о Джозефе Ферлиани. И даже в последние месяцы жизни мужа, наблюдая его борьбу с болезнью и деловыми недругами, Никки лишь укрепилась в уважительном отношении к нему. Именно в это время он предстал перед ней таким, каким и был. И она узнала, с кем жила все эти годы. И удивилась той воле, которая когда-то позволила этому человеку из вечно сомневающегося ипохондрика стать успешным и влиятельным бизнесменом. Печально, что эта история преодоления закончилась так бесславно…

– Твой отчим никогда не был для меня «щедрым папиком» – в том смысле, который ты вкладываешь в это вульгарное определение.

Сказав эту фразу, Никки посмотрела на Массимо из-под устало опущенных век.

– И кем же он для тебя был? – продолжал насмешничать Андролетти.

– Джозеф Ферлиани был для меня мужем и другом. Да упокоится его душа с миром. И попрошу не кощунствовать, – потребовала от пасынка вдова.

– Мужем? Я правильно расслышал? – поддался на манок Массимо. – Если мужем, то и любовником. Но ты почему-то как раз об этом не сказала ни слова? Очень интересно, он хоть раз добрел до двери твоей спальни?

– Это переходит всякие границы! Неужели в тебе нет ни капли уважения к покойному? Ты осмеливаешься обсуждать интимную жизнь человека, который предстал перед высшим судом?! Это омерзительно, Массимо. Если в тебе нет уважения к собственному отчиму, то соблюдай хотя бы простые приличия. Избавь меня от этих непристойностей, – гневно потребовала Никки.

Женщина с трудом сдержала вспыхнувшее негодование. Она не хотела понимать, что, хотя бы из почтения к скорбной минуте, Массимо не считает нужным повременить с местью, не попридержит оскорбленное самолюбие.

Никки посмотрела на него и, издевательски улыбнувшись, процедила:

– Тебя это не касается.

– Возможно, теперь меня это касается в меньшей степени, чем пять лет назад, – резонно допустил Массимо. – Однако меня это очень сильно коснулось, когда моя невеста и мой отчим решили между собой, что я лишний.

– Мне было девятнадцать. Я приняла решение задолго до нашей встречи, которая была мимолетным романом, и не более. Я подчинилась воле обстоятельств, – сухо проговорила Никки.

– Не знаю таких обстоятельств, которые бы оправдывали дрейф из моей постели в его постель. Просвети-ка, – металлическим голосом потребовал Массимо.

– Ты знаешь, что мне не было известно о тех узах, которые связывали тебя и Джозефа.

– Ну, это, безусловно, тебя оправдывает, – захохотал Массимо Андролетти. – Конечно, не будь он моим отчимом, и проблем бы не было…

Но проблема возникла, и ее надо было решать.

Что должна выбрать девятнадцатилетняя девушка, у которой позади лишь неустроенное детство, рано познавшая нужду и презрение? Кого должна была она выбрать, надеясь на лучшее? Амбициозного, не желающего взрослеть, самовлюбленного, вспыльчивого молодого человека, пусть и любимого? Или солидного человека с достатком, уравновешенного, обходительного и мудрого?

Она сделала свой выбор и не жалела о нем все эти пять лет. Ни единого разу, до этого самого дня…

Глава вторая

– Ты позволишь мне заплатить за твой коктейль? – спросил кто-то за стойкой бара, когда она вошла в ресторан отеля в свой первый вечер пребывания в городе.

Никки обернулась и увидела темноволосого мужчину с полупустым бокалом в руке. В отличном костюме, который не только не прибавлял ему возраста, но и подчеркивал моложавую стать фигуры. Он был выше среднего роста, а чернота его глаз горела хитрым огнем. Мужчина сосредоточенно ждал ответа.

Она знала, какое впечатление производит на мужчин, молодых и в годах. Молодая женщина – высокая, изящная, гибкая, с длинной красивой шеей. Ей не нужно было носить шпильки и облегающие декольтированные наряды, чтобы привлечь к себе внимание.

И еще ей достаточно было одного взгляда на этого знойного мачо, чтобы понять, что он тоже знает себе цену. Он не старался понравиться, так как знал, что это происходит само собой.

Точеные волевые черты его смуглого лица, двусмысленный взгляд и провокационные манеры исчерпывающе иллюстрировали бесхитростные женские фантазии об идеальном мужчине. Подкрепленные вальяжной надменностью, они способны свести с ума любую…

– Почему бы нет… – в унисон его нахальному тону отозвалась Никки.

Согласиться выпить в обществе идеального незнакомца за его счет не представлялось ей таким уж экстраординарным решением.

– Что будешь пить? – заинтересованным тоном уточнил тот, привлекая к соблазнению мягкий итальянский акцент.

– Шампанское, – как нечто само собой разумеющееся произнесла девушка. – Только избавь меня от этих дешевых игристых подделок, от которых нечего ждать, кроме головной боли. Я разбираюсь в винах…

– Шампанское! И лучшее, что у вас есть! – скомандовал он бармену с кратким жестом хозяина, который так понравился Никки.

И она благосклонно улыбнулась.

После пары первых глотков «лучшего», что было в баре, Никки согласилась отужинать с новым знакомым. И согласилась вовсе не оттого, что ей наскучила компания брата.

Очаровательный и воспитанный, остроумный и привлекательный, решительный и внимательный… Никки не верила, что сочетание всех этих качеств может воплотиться в одном мужчине. Она знала, как легко ошибиться, но хотела попробовать.

Все менялось, и ее участь должна была тоже измениться. Жизнь начинала налаживаться с тех пор, как ей, а в еще большей степени ее брату, многое пришлось преодолеть после смерти матери.

– Я поужинаю с тобой, – решительно произнесла Никки. – Я работаю личным помощником одного бизнесмена. Он дал мне несколько выходных.

– Есть планы?

– Ничего особенного. Магазины, косметический салон… Нужно хорошо выглядеть.

– Это тоже часть твоей работы?

– А как же!

– Уверен, на косметические процедуры много времени не уйдет. Косметологи просто не придумают, как сделать тебя еще краше.

– А ты виртуозный льстец, – с одобрением заметила Никки.

– Говорю, что думаю, – шепнул, приблизившись к ней, итальянец.

– Не сомневаюсь, – испытующе посмотрела на мужчину Никки.

– Не встречал более желанной женщины… Никогда.

– На это признание, должно быть, многие покупаются, – продемонстрировала она сдержанность и благоразумие.

– Ты так думаешь?

Мужчина беззастенчиво нацелился на нее изучающим взглядом.

– Ты думаешь, такие золотистые локоны, такой дерзкий и пронзительный взгляд, такая точеная фигура есть у многих? Хотел бы, чтобы так и было. Многие на моем месте хотели бы этого. Но, увы… Если ты олицетворяешь мечту любого мужчину, привыкай к смелым признаниям.

– Не считаешь, что я несколько высоковата для любого мужчины? Сомневаюсь, что пузатый и лысый, как уж, захочет видеть меня рядом с собой.

– Давай не думать о пузатых, лысых и маленьких, – с улыбкой предложил ей статный собеседник. – Мне не придется тянуться вверх на цыпочках, чтобы узнать вкус твоего поцелуя, а это главное.

Никки помолчала, с наслаждением потягивая дорогое шампанское, а после как бы нехотя произнесла:

– Ты первый мужчина в возрасте, который показался мне настолько интересным… Приходится это признать. Не хотелось бы только, чтобы наша встреча повлияла на мои планы.

Собеседник постарался скрыть конфуз.

– Планы с другим мужчиной? – напрямую спросил он.

Никки вряд ли стоило признаваться новому знакомому, что она уже помолвлена с мужчиной, который на двадцать пять лет старше нее. С человеком, который предлагал ей выйти из бесконечного круга нужды и унижений.

– Нет, – поспешила ответить она, прекрасно сознавая, что после ее реплики новые отношения уже не будут доверительными.

Никки решила, что времени до субботы ей будет достаточно для короткого женского счастья.

– Нет мужчины?! – искренне изумился он сочным баритоном. – Ты меня обманываешь… Либо что-то неладное творится с парнями Австралии, если они позволяют такой девушке быть одинокой.

– Лучше поговорим о тебе, – усмехнувшись, предложила Никки. – Не говори, что свободен. Все равно не поверю.

– А напрасно, – серьезно возразил он. – Я свободен. Мои прежние отношения закончились ничем. Она осталась на Сицилии, а я здесь.

– По делам или это такое бегство от обязательств?

– У меня двойное гражданство и бизнес в обеих странах.

– А что за бизнес? – с очевидным интересом спросила Никки.

– Я изучаю международные инвестиции. Нахожу компании, которые можно с выгодой купить и перепродать. Владелец-банкрот продает свой бизнес, нанятые мной опытные менеджеры выводят его на уровень безубыточного функционирования, после чего мы продаем бизнес с учетом его перспективной стоимости заинтересованным лицам.

– Сколько времени может занять один цикл?

– От нескольких месяцев до года-двух лет. Более длительный период не имеет смысла.

– Это довольно дорогое и рискованное увлечение.

– Так и есть, – кивнул итальянец. – Например, на этой неделе мне предстоит важнейшая встреча в моей карьере. Собираюсь финансировать поглощение весьма крупной компании, которое я планировал в течение нескольких лет.

– Что должно характеризовать тебя как весьма целеустремленную личность… Так?

– Безусловно, это так.

– И твое горячее желание пустить по миру того или иного незадачливого предпринимателя не зависит от профиля компании? – с хитрым прищуром серых глаз спросила она.

– Профиль компании значения не имеет. Главный компонент успеха – это умение верно оценить перспективы самой компании.

– Насколько я понимаю, тебе это подвластно, – тоном комплимента произнесла девушка.

– Мне подвластно не только это… – сказал он, недвусмысленно посмотрев на собеседницу.

– А у тебя никогда не возникает сомнений нравственного характера?

– Сомнения бывают всегда, но только не в моем нынешнем случае. Компания, активы которой я намерен приобрести теперь, процветала в свое время за счет обмана многих людей, и в частности моего отца, доверием которого, злоупотребил владелец корпорации. Я считаю своим долгом покарать такое вероломство.

– Ах! Ты вышел на тропу войны! Понимаю… Благородный мститель, – рассмеялась смелая женщина.

– Я игнорирую твой сарказм, – шутливо предупредил ее темпераментный итальянец. – Но для меня действительно эта месть представляется долгом чести. Я заставлю поплатиться врага моего отца, чего бы мне это ни стоило. Даже ценой собственной жизни.

– Полагаю, до этого дело не дойдет и ты привычно отхватишь большой куш плюс огромное моральное удовлетворение. Или ты уготовил для негодяя какую-то особую кару? – от души веселилась Ники.

– Ничего противозаконного, поверь мне. Он лишь ощутит на собственной шкуре то, на что обрекал людей, которые имели глупость верить ему.

– Объясни, как можно застать врасплох человека, который, по твоим же словам, достиг огромных высот в своем вероломстве? – тихо спросила женщина, чуть подавшись вперед.



– Согласен, мне будет трудно. Но лучшая тактика для успешного захвата – использование приемов соперника. Я хорошо изучил его. Знаю его слабые стороны… Внезапность и безжалостность принесут должный результат.

– Внезапность и безжалостность! Звучит зловеще. Сдается мне, что, пока ты изучал своего врага, незаметно для себя сделался его самым преданным фанатом. Это тебя не пугает?

– Мое оружие действует направленно. Оно не причинит вреда тому, кто безвреден. Но достаточно обо мне… Поговорим о тебе.

Никки не обрадовал этот переход, но она невинно улыбнулась и скромно призналась:

– Мне нечего сказать о себе…

– Так уж и нечего? Из какой ты семьи?

– Из обычной, – неопределенно ответила девушка, в один миг ставшая юной и беззащитной, застенчивой и трогательной.

– Единственный ребенок в семье?

– Есть еще брат двумя годами младше, – с готовностью ответила Никки.

– Родители? Они еще женаты?

– Да, – без тени замешательства произнесла она.

– Счастливица… мои родители развелись, когда мне было шестнадцать.

Никки с облегчением заметила, что итальянец без смущения и с удовольствием говорит о себе. Она решила воспользоваться этим и поинтересовалась:

– А почему они развелись?

– Отец потерял свое дело, семья утратила достаток, мама решила, что она достаточно натерпелась, и оставила его. Он тяжело переживал банкротство, но потерю моей матери пережить не сумел, – сухо подытожил мститель.

– А что случилось?

– Закрылся в гараже, включил двигатель машины и…

– Покончил с собой, значит… Печально слышать. И своим реваншем ты хочешь заставить заплатить за смерть отца человека, который подтолкнул его на этот поступок.

– И еще я хочу вернуть все назад. Все! До последнего цента, – гневно процедил итальянец.

– У тебя непременно получится, – серьезно произнесла Никки.

– А что заставляет тебя так думать? – с интересом спросил он.

– У тебя просто не может не получиться. Ты живешь этой местью. У тебя даже лицо преображается, когда ты говоришь о ней, – обеспокоенно произнесла она.

– Ты меня поражаешь. Я еще не встречал женщин, подобных тебе. Уверен, эта встреча принесет мне удачу, – завороженно проговорил он, опустив взгляд на женскую грудь.

– Ты хорошо оценил свои шансы? – насмешливо спросила Никки, внимательно следя за ним.

– Более чем… У меня только неделя в Мельбурне, в воскресенье я вылетаю в Италию, – спешно заговорил он. – Но когда вернусь, я хочу видеть тебя вновь.

– Когда ты вернешься, то и не вспомнишь об этой встрече, – скептически произнесла девушка.

– Я не в состоянии буду о ней забыть, – заверил ее итальянец.

– Проблема в том, что я не из Мельбурна.

– Откуда ты?

– Я из… Кэрнса.

– Это не проблема. Приеду в Кэрнс, и вместе отправимся к Большому Барьерному рифу.

– Значит, не простой флирт. У тебя явные намерения? – с тревогой уточнила Никки.

– Ты понимаешь меня с полуслова.

– Я также знаю, что это плохая идея, – осторожно произнесла она.

– Не веришь в любовь с первого взгляда?

– Ты говоришь о простом влечении, – возразила девушка.

– Без разницы, – отмахнулся мужчина.

– Разница есть, и она огромная.

– Я недостаточно хорош для тебя? – искренне удивился итальянец.

Она не могла ответить, что для нее он неправдоподобно хорош. И что уже почувствовала его притяжение, сопротивляться которому не стала, а ее возражения лишь усиливают непреодолимое желание следовать за ним…

– Я чувствую себя идиотом, – признался он. – Ты так долго обдумываешь мой вопрос, что я начинаю беспокоиться… Видимо, я действительно не так хорош, как привык о себе думать.

– Это не так. Но я не считаю нашу взаимную симпатию любовью с первого взгляда. Хотя своего интереса не отрицаю… Я всегда теряюсь, когда меня торопят, – предупредила его Никки.

– У нас шесть дней. Я не буду тебя торопить. Но и тратить время понапрасну тоже не собираюсь. У нас есть шанс, и не дело его упускать.

Глава третья

Это были счастливые шесть дней. Массимо не давал Никки ни малейшей возможности задуматься о приближающейся субботе.

Девушка буквально упивалась этими стремительно развивающимися отношениями. Отношениями, у которых была странная прелюдия и у которых попросту не существовало будущего.

Никки была на удивление беззаботной в своей первой страстной любви. В то же время она не заблуждалась насчет перспектив, четко сознавая, что накануне свадьбы настанет конец ее короткого любовного похождения.

Она и относилась к этому роману как к фантастическому приключению. Девушка обоснованно полагала, что имеет право на короткий миг счастья. И если скупая судьба расщедрилась настолько, что свела ее с таким замечательным человеком, то необходимо насладиться этим мигом блаженства, беспечности, чувственной любви…

Никки хотела, чтобы ей было что вспомнить, когда жизненная реальность вновь вступит в свои права. Простая австралийская девочка позволила себе любить и быть любимой прежде, чем станет принадлежать другому.

Они до темноты бродили по Мельбурну, смотрели на витрины, заворачивали в рестораны, бродили по золотому песку на побережье.

Никки искренне радовалась каждой их общей минутке, а Массимо не мог понять, откуда в столь юной девушке такая тяга и умение чувствовать мимолетность. Он любовался ее ребячливостью, какой-то лучезарностью, а также приступами внезапной тоски, которые охватывали ее, когда они отдыхали, уставая познавать друг друга. После чего следовали новые вспышки страсти…

Они арендовали автомобиль и колесили целыми днями. Он рассказывал ей про родину.

– Я покажу тебе Италию такой, какой она представляется мне, этническому итальянцу, – обещал Массимо и смотрел на нее долго, не понимая, почему она так грустно улыбается ему в ответ. – Я покажу тебе все. И камни прошлого, и горизонты будущего. Все!

– Я уже исходила с тобой весь мир. Это невероятное чувство, – шептала Никки, прикрыв глаза.

– Усталость?

– Усталость только в теле, а в душе – полет… – протянула она, расправив руки. – Если бы я только могла…

– Скажи, что ты хочешь?

– Пересечь океан. Улететь из Австралии далеко-далеко.

– Это легко, – щелкнул пальцами Массимо.

– Нет, не так, как летают люди. – Никки серьезно посмотрела на него. – Нет, я не могу, – скорбно покачала она головой и отвела взгляд.

– Мы всего лишь люди, – по-своему понял ее Массимо. – Когда-нибудь ты увидишь весь мир вместе со мной.

– Мы всего лишь люди… – задумчиво повторила она.

В последний вечер Массимо напряженно следил за Никки, отчего она спросила:

– Что-то случилось?

– Я устал болтать и дурачиться, как будто мне только этого и надо. Ты понимаешь, что не так нам следует расстаться. Я хочу забрать с собой другое воспоминание о тебе. И ты должна остаться с другим воспоминанием обо мне. Тогда у меня будет уверенность, что ты меня ждешь, – горячо произнес он.

– Прости меня, – опустила голову Никки.

– Простить? – непонимающе переспросил он и рассмеялся. – Это абсурд. Ты понимаешь? Это единственное, что нам остается. Если это не произойдет, последних шести дней словно не существовало. Мне необходимо, чтобы эти шесть дней жили вечно…

Никки облокотилась о перила на берегу пруда городского ботанического сада и посмотрела на красивого селезня. Потом перевела лукавый взгляд на Массимо и процитировала надпись на предупреждающей табличке:

– Кормить птиц запрещается!

– Чем это чревато? – поинтересовался Массимо, спрашивая о своем.

– Не стоит обнадеживать птицу, если не собираешься взять на себя ответственность за ее жизнь. А может быть, просто оттого, что уткам вредны эклеры, пончики и хот-доги, – предположила девушка, вновь повернувшись к приглянувшемуся селезню.

Массимо молча наблюдал ее спокойный профиль. Он в тысячный раз изучал этот благородный абрис теперь уже любимого лица. Обняв Никки за плечи, он рывком повернул ее к себе, прижал к груди и неистово поцеловал.

Его прежде нежные губы стали жгучими, взволнованными, порывистыми и ненасытными. Исступление долгого поцелуя напугало Никки. Она отстранилась от него.

– Откуда этот холод? Ты не веришь, что я вернусь к тебе? – прямо спросил он, заглянув любимой в глаза.

– А ты сам в это веришь? – металлически холодным тоном спросила его Никки.

– Если бы я видел в тебе девочку на одну ночь, то не играл бы в игры застенчивых подростков все эти дни, – раздраженно процедил он.

– Значит, ты признаешь, что играл в игры?

– По твоим правилам, милая, – согласился он. – Если бы правила диктовал я, ты стала бы моей уже на третьем свидании.

– Это означает только то, что я дважды израсходовала лимит, – шутливо констатировала Никки. – Очень жаль, – наигранно тяжело вздохнула она.

– Это потому, что ты девственница? – придумал объяснение ее зажатости Массимо.

– Нет, – рассмеялась Никки. – У меня уже был кошмарный опыт совокупления, – дерзко призналась она.

– Насилие? – опасливо произнес Массимо.

– Иногда сложно провести грань между добровольным и принудительным сексом.

– Остался осадок? – вкрадчиво поинтересовался мужчина.

– Осталось недоумение.

– Я умею доставить удовольствие женщине, – хвастливо заверил ее Массимо.

– А я в этом нисколько не сомневаюсь.

– Одна ночь… Умоляю тебя всего об одной ночи! И ты поймешь, что мне можно верить, – шептал он, прижавшись к ее щеке. – Одна незабываемая ночь…

Никки не отвечала.

* * *

Она позволила ему отвести ее в отель. Они поужинали в его ресторане. Каждый раз, когда их взгляды встречались, оба понимали – она с ужасом, а он с восторгом, – что близости не избежать.

Стоя в лифте и мысленно считая этажи, Никки наблюдала его предельную серьезность и сосредоточенность. Сама же была кротка и бессловесна.

Закрыв за собой двери номера, Массимо, впиваясь жадными губами в ее шею, бормотал:

– Я думал, что смогу остановиться, поостыть, оторваться от тебя до возвращения, чтобы уже тогда… потом не отпускать тебя ни на шаг. Но я не в состоянии. Я пламенею изнутри. Надеюсь, и ты тоже.

– Я безумно этого хочу, – загорелась от его пылкости Никки.

– Это действительно так?

– Да! Да… не позволяй мне остановиться.

– А у тебя есть хоть одно сомнение? Тогда повременим. Мне не нужны жертвы, – опомнился Массимо. – Я смогу сдержать себя…

– Это не жертвы, желанный. Это дар, – прильнула к нему Никки.

– Тогда пути назад нет. Я хочу, чтобы ты понимала это, – твердо предупредил он и повторил: – Пути назад нет.

– Я не отступлюсь…

Массимо раздел ее, разделся сам. Их губы не разлеплялись, их тела не размыкались всю ночь. Большая кровать дорогого номера была мала этим любовникам. Искушения и соблазны утопали в их открытости. Запреты остались за порогом.

Они упивались солоноватой влагой кожи и насыщались жаром тел. Нежность ласк сменялась дикостью, неистовства – отдохновением, они ходили по кругам жаркого рая, пока не блеснул рассвет.

– Ты понимаешь, что произошло? – шепнул он под утро, вдыхая аромат ее белокурых локонов.

– Что?

– Я влюбился! – взревел он, выгнув сильную грудь. – Я обезумел от любви к тебе!

Никки не думала о любви. Для нее влюбленность закончилась на пороге этого номера. Его взлет стал для нее падением. Она принесла ему в дар то, чем к полудню станет владеть другой…

И она была уже готова возненавидеть Массимо за то, что он совершил в следующую минуту.

– У меня для тебя кое-что есть, – сказал он и порылся в кармане брошенного на пол пиджака.

– Что это? – спросила она, когда в ее руке оказалась маленькая бархатная коробочка.

– Это то, с чем ты непременно меня дождешься. Ну, открывай же, не тяни, – задыхался он от сладкого предвкушения. – Надевай, – торопил он опешившую девушку.

И Никки возненавидела их обоих. Она ненавидела весь свет и проклинала уходящую ночь и грядущую субботу, когда ей придется надеть совсем другое кольцо. Когда Джозеф Ферлиани скрепит их союз тщеславия и корысти своим супружеским обетом и потребует того же от нее.

– Обещай, что станешь моей навсегда. Пусть тебя не смущает спешка. Все эти условности годятся только для простых смертных. У нас с тобой все иначе. Ты же чувствуешь это! – клокотал счастьем Массимо. – Почему ты молчишь?

– Неожиданно. Понимаешь?

– Я сам этого не ожидал. Купил утром по зову сердца. Такое наитие не может быть напрасным. Ты не согласна?

– Не заставляй меня ни о чем говорить, – с комом в горле попросила Никки и скрыла покрывалом свою наготу от любимого.

– Ты права, Я не вправе требовать немедленного ответа, – опомнился от экзальтации Массимо. – Ты должна обсудить это со своей семьей. Я все понимаю.

. – Ты понимаешь далеко не все, – прошептала Никки, вперившись взглядом в одну точку. – И вряд ли поймешь.

– У нас еще будет время, любимая. У нас будет вся наша жизнь… Я вернусь, и тогда ты сможешь дать мне свой ответ. Жаль, что утром нам придется расстаться.

– Да… Придется… Жаль… – кивала Никки.

– Я буду скучать без тебя, любимая моя. Каждый день, каждый час, каждую секунду.

– Мне будет невыносимо без тебя. Ты мне веришь? – умоляющими глазами посмотрела на возлюбленного Никки.

– К чему такая тоска, любимая? Нам даже не обязательно прощаться…

– Что ты имеешь в виду? – насторожилась Никки.

– Ты просто поцелуешь меня на удачу, и я очень скоро вернусь…

Глава четвертая

Никки прибыла точно к началу церемонии в свадебном наряде, пышном как безе, в фате из тончайшего кружева, шлейфом волочащейся по церковному проходу. Убранство красавицы довершал прелестный букет в дрожащих руках.

Она больше не сомневалась в своем решении, в котором было лишь желание помочь младшему брату. Джозеф предлагал именно то, в чем она больше всего нуждалась. По мнению Никки, это был справедливый обмен.

Она потеряет независимость? Ну и что? Свобода скорее ассоциировалась у нее с обреченностью, нежели с благом. А те деньги, которые Никки рассчитывала получить в этом супружестве, означали, прежде всего, улучшение дотоле незавидного их с братом положения.

Все было разумно, здраво и взвешенно… Более того, согласно заверениям самого Джозефа, дальнейшее благосостояние Никки будет напрямую зависеть от длительности их брака. Он ясно дал понять своей будущей супруге, что и не предполагает принуждать ее к интимному общению, к этому не располагали его проблемы со здоровьем. И такое положение дел Никки вполне устраивало.

Именно на этом и было основано согласие Никки стать формальной женой уважаемого и состоятельного человека – Джозефа Ферлиани.

Без излишней в таком случае сентиментальности они обменялись клятвами, кольцами, поцелуями… И покинули церковь под разноцветным дождем из конфетти.

Уже собираясь распрощаться с букетом невесты, Никки оглядела столпившуюся у церкви публику и только в этот момент она увидела его.

Он выступил ей навстречу из многочисленной толпы, его лицо дышало презрением, взгляд был исполнен страдания…

– Позволь представить тебе мою супругу, дорогой! – звенящим от счастья голосом воскликнул Джозеф Ферлиани в адрес приближающегося Массимо Андролетти.

– Значит, вот какая она, твоя новая секретарша? – с усмешкой произнес Массимо. – Юная и обворожительная…

Джозеф Ферлиани с гордостью обнял Никки за талию.

– Никки, – обратился он к молодой супруге. – Познакомься, дорогая, с моим приемным сыном. Это Массимо. Я очень благодарен ему, что, невзирая на свой плотный рабочий график, он все же согласился присутствовать на церемонии нашего бракосочетания. К сожалению, Массимо не сможет остаться на торжество, потому что ему нужно срочно вылетать по делам на родину.

– Примите мои искренние поздравления, – церемонно склонился перед женщиной Массимо. – Вы приняли правильное решение, выбрав в мужья моего дорогого отчима… Вы чрезвычайно мудрая женщина, – саркастически заметил он.

Он склонился и поцеловал кончики ее ледяных пальцев.

Никки знала, что в эту минуту ее лицо выдает всю гамму переживаний, в которых главными, конечно же, были стыд и страх, смешанные с запоздалым раскаянием.

– Значит, ты не можешь остаться на празднование, Массимо? – с сожалением уточнил Джозеф Ферлиани. – Очень жаль… А знаешь, моя Никки согласилась стать новым лицом дома «Ферлиани фейшнс». Мы уже приступили к разработке новой рекламной кампании. По-моему, она идеальная кандидатура, как ты считаешь, Массимо?

– Очень польщен, что тебе интересно мое мнение. И должен признать, что ты не ошибся… Уверен, она – то, что надо, – дерзко отметил пасынок. – Ты знаешь толк в лучшем, Джозеф.

– Да, дорогой Массимо. Теперь я с полным основанием могу сказать, что у меня есть все – успешный бизнес, деньги и общество самой красивой женщины…

– Можно ли быть уверенным, что так будет всегда? – как-то уж слишком напрямик поинтересовался Массимо Андролетти.

– В этой жизни ни в чем нельзя быть полностью уверенным, – вынужден был согласиться его отчим.



– Особенно если красавица жена так юна… Ведь ангельская внешность белокурой прелестницы – слишком зыбкая основа супружеской верности.

– Что ты хочешь этим сказать, дорогой Массимо? – нервно процедил Джозеф Ферлиани.

– Я бы мог сказать многое, но пусть лучше она сама сделает это… Спроси у своей женушки, как она провела прошедшую неделю?

Никки, которая дотоле молча слушала эту словесную дуэль между мужем и любовником, крепко сжала губы. Кровь пульсировала в ее висках, щеки покрылись румянцем…

– Достаточно, Массимо! – твердо пресек его Джозеф Ферлиани. – Никки устала и нуждается в отдыхе. Не так ли, дорогая?

– Да, – сухо ответила Никки.

– Ты прав, Джозеф. Ведь прошлой ночью ей было не до отдыха, – резанул Массимо.

– Я полагаю, тебе пора уйти, – сурово сказал отчим и, обратившись к своему доверенному лицу, добавил: – Джино, сопроводи, пожалуйста, синьора Андролетти к его авто.

Но Массимо, не считаясь с желанием отчима, подошел вплотную к новобрачной и прошипел:

– Ты, скверная потаскушка! Ты мне за все заплатишь. Видит Бог, однажды ты будешь умолять меня о пощаде, лживая дрянь!

– Ты лжешь, утверждая, что не знала, кто я, когда ложилась в мою постель. Я просто уверен, что ты лжешь…

– Ты уверен? Тогда стоит ли тебя в чем-то разубеждать? – спокойно признала Никки. – Тебе по какой-то причине хочется думать, что я цинично использовала тебя, что я сознательно посмеялась над тобой? Пожалуйста, Массимо. Не стану тебя разуверять. Тебе нравится ненавидеть меня и покойного отчима? Очень жаль. Больше мне сказать нечего, – подытожила она.

– Как все просто! – возмутился Массимо Андролетти.

– Нет, Массимо. Это не просто. Прошло пять лет. Такой срок может многое изменить в жизни и сознании человека. Мне и прежде не в чем было оправдываться перед тобой, а спустя пять лет и подавно. Я действительно не понимаю, Массимо, чего ты от меня хочешь?

– Сатисфакции, Никки. Ты надругалась над моими искренними чувствами, и я требую сатисфакции.

Никки с искренним сочувствием посмотрела на своего спутника.

– Ты застрял в каком-то кругу безысходности. Ты сам не понимаешь, что вся твоя жизнь крутится только вокруг одного-единственного переживания. Помню, когда мы познакомились, ты вынашивал план мести врагу своего отца. А теперь, пять лет спустя, все продолжаешь жить обидами и злобой, но теперь уже удовлетворяешь их за счет умершего отчима и за мой счет. И знаешь что? Когда ты покончишь со мной, непременно возьмешься за кого-то другого. Ты – несчастный человек, Массимо Андролетти. Ты сам нуждаешься в сочувствии и в деятельной помощи. Поэтому я тебя не боюсь, – размеренно проговорила Никки.

– Посмотрим, как ты заговоришь, когда я приведу свой план в исполнение, – пригрозил Массимо, выходя из лимузина.

– Для чего ты привез меня сюда? Насколько я понимаю, теперь этот особняк принадлежит тебе? – спросила Никки, раздумывая покидать салон авто.

– Ты все правильно поняла. Этот особняк теперь мой, – подтвердил Массимо. Он окликнул шофера: – Рикардо, у тебя есть пара часов свободного времени… Я вызову тебя, когда ты мне понадобишься. Нам предстоит кое-что обсудить с миссис Ферлиани.

– Мне нечего с тобой обсуждать. Я лишь заберу из особняка свои вещи, – сказала Никки, выходя из машины.

– Учитывая обманутые надежды, ты отлично держишься, – отметил Массимо.

– Одних жизнь учит хорошему, другие черпают из нее только самое дурное… К великому сожалению, ты, Массимо, относишься ко второй категории.

– Должен сразу предупредить тебя, пока ты сгоряча не наговорила мне других гадостей. Пока длится окончательное оформление документов, ты можешь пару месяцев жить в этом доме… И, пожалуй, я даже не возьму с тебя арендную плату… Согласись, с моей стороны это очень великодушное предложение.

– О чем ты говоришь? Я не задержусь здесь ни на минуту! Соберу свои вещи и даже прощаться с тобой не стану, – рассмеялась женщина ему в лицо.

В ответ Массимо наградил ее холодной полуулыбкой.

– Незадолго до смерти твой супруг связался со мной и попросил оказать ему финансовую помощь. Я, разумеется, категорически ему отказал, – самодовольно признался Массимо Андролетти.

– Это говорит только о том, что ты грязное чудовище. Ты ускорил смерть человека, который долгое время видел в тебе сына.

– Он знал, что стоит между нами. Мой отказ не был для него сюрпризом, дорогая. Я вообще не понимаю, что заставило старика так унижаться. В конце концов, он почти добровольно передал мне права на особняк, машину и бизнес…

– Почти добровольно? Звучит по меньшей мере странно, ты не находишь? А потом, заруби себе на носу. Джозеф Ферлиани никогда ни перед кем не унижался, а перед тобой – подавно! Он дал тебе шанс, которым ты не воспользовался. Зная, что его дни сочтены, он надеялся примириться с тобой. Но ты пренебрег этим благородным жестом. Ты предпочел мелочную месть.

– Это он тебе сказал? – насторожился Массимо.

– Нет. Мне он ничего не говорил. Но я хорошо знала своего мужа, – убежденно произнесла Никки.

– Тогда это не более чем пустые слова, – явно с облегчением проговорил Массимо. – Ты ровным счетом ничего не знаешь о своем муже. Ты понятия не имеешь о сути нашего последнего договора.

– Я это как-нибудь переживу, – улыбнулась Никки.

– Даже если все напрямую касается тебя?

– Скажи, что хотел сказать, и покончим с этим, – потребовала Никки.

– Джозеф ведь обязался вознаградить тебя за каждый год брака. Он сказал мне, какую сумму он тебе задолжал. Приходится признать, что ты очень высоко оценила свое общество. Жаль только, что он не сможет выполнить своего обязательства. Но у меня к тебе есть встречное предложение… Ты понимаешь, что я имею в виду, Никки. Обещаю быть очень щедрым, дорогая, – сказал Массимо и выжидающе посмотрел на Никки.

– Вряд ли ты понимаешь, о чем говоришь, – спокойно отозвалась Никки.

– Прекрасно все понимаю. В мире, где все продается и покупается, я не новичок, – заверил ее итальянец.

– А что ты рассчитываешь купить у меня? – хладнокровно поинтересовалась женщина.

– Услуги, – с готовностью ответил он.

– Мои услуги тебе не по карману.

– Возможно, сегодня ты говоришь искренне. Но скоро изменишь свое мнение. У тебя выработались повышенные требования к комфорту. Не думаю, что ты сможешь адаптироваться к новым условиям жизни. Рано или поздно тебе придется пересмотреть свои категорические суждения, отступиться от них, стать более сговорчивой. Но, боюсь, твоя ценность в моих глазах к тому времени существенно упадет…

– Иными, словами, чтобы вернуть себе самоуважение, тебе необходимо меня унизить, – резюмировала Никки.

– Ты слишком предвзято судишь, милая. Я могу и обидеться, – укорил ее Массимо. – Я всего-то и хочу, чтобы ты была добра со мной, как и с Джозефом. Стань моей женщиной – и ни в чем не будешь испытывать нужды.

Никки горько усмехнулась.

– Ты, насколько мне известно, безуспешно пытался наладить личную жизнь с независимыми женщинами и теперь видишь в шантаже единственную возможность сделать это? Это унизительно в первую очередь для тебя, Массимо, неужели ты не понимаешь?

– Не обольщайся, Никки. Женщины относятся ко мне не хуже, чем прежде. И было их в моей жизни не мало…

– Тогда зачем я нужна тебе? Такая меркантильная, вероломная, лживая дрянь? Найди милую девушку и осчастливь ее мне назло. И пусть это станет твоей местью.

– Это я всегда успею, дорогая. Но я предлагаю тебе выгодный контракт. Не отметай, его, не подумав.

– Каковы условия? – холодно поинтересовалась женщина.

– Видишь этот дом? – указал Массимо в сторону особняка. – Для тебя все останется, как при жизни Джозефа, только вместо Джозефа буду я.

– И?..

– Это все, дорогая, – сказал он, взяв Никки под локоть. – Пошли домой.

– Абсурд! – с возмущением воскликнула она, отняв руку.

– Тебе так кажется, потому что мы еще не обсудили детали, – вновь потянул ее по направлению к особняку Массимо.

– Какие детали? Рассрочка платежей в счет погашения обманутых ожиданий? Или возросший процент по кредиту за прошедшие пять лет? Какие могут быть детали, Массимо? Я едва знаю тебя. Да, у нас в прошлом произошел короткий роман, тогда мы оба были свободными людьми и оба этого хотели. Но я ни в чем не клялась тебе. Поэтому я ничего тебе не должна. Опомнись ты наконец и повзрослей! Пора уже!

– Прекрати эту демагогию, Никки! – прикрикнул на женщину Массимо. – Тебе нужны средства для существования? Нужны! Я предлагаю тебе взаимовыгодный договор. Отнесись повнимательней!

– У меня есть работа. Я официально являюсь лицом «Ферлиани фейшнс». Я не работала последние полгода только потому, что Джозефу нужен был постоянный уход.

– Я новый владелец «Ферлиани фейшнс», и у меня нет намерения продлевать с тобой контракт.

– Почему? Я плохо справлялась со своей работой? – поинтересовалась Никки, умело сохраняя спокойствие.

– Потому что у меня другие планы в отношении тебя. И я их только что тебе изложил.

– И как ты видишь наши совместные будни, дорогой, – насмешливо полюбопытствовала Никки.

– В последнюю нашу встречу Джозеф хвалился, что ты отлично стряпаешь, балуешь его деликатесами собственного приготовления. Он даже обмолвился, что с такой женой, как ты, не нужны никакие домработницы.

– Ты хочешь, чтобы я скребла полы в твоем туалете?

– А что? – пожал он плечами. – Работа как работа.

– Меня это не интересует, – отмела Никки.

– Но это, по крайней мере, был бы честный кусок хлеба, – продолжал убеждать ее Массимо.

– В любом другом доме, только не в этом, – категорически объявила женщина.

– Никки, время шуток и препирательств кончилось. Я оплатил все долговые обязательства твоего покойного супруга. Теперь я его единственный кредитор. А ты, будучи его единственной наследницей, обязана возместить мне эту довольно крупную сумму… Все до последнего цента.

– Я не обязана.

– Нет. Обязана. Ты уже поставила свою подпись, признавая себя наследницей состояния Ферлиани, – ошарашил ее Массимо.

Никки долго всматривалась в мужчину, который так жестоко пытался наказать ее.

– Прежде ты вызывал во мне искреннее сочувствие, – покачала она головой. – Теперь же это скорее отвращение. Ты кощунствуешь над памятью приемного отца!

– Неужели ты так ничего и не поняла, глупая женщина? – расхохотался Массимо. – Он, Джозеф Ферлиани, твой – почивший муж – тот самый мерзавец, который и разорил моего отца! Именно о нем я рассказывал тебе в день нашего знакомства. Это он украл у моего отца не только дело всей его жизни, назвав компанию своим именем, он отнял и любовь всей его жизни, женившись на моей матери, а еще… – Массимо сглотнул, – он отнял у меня тебя. Странно, что ты за пять лет так и не поняла, с каким человеком имеешь дело. И не поняла теперь, когда осталась без средств к существованию. И ты еще полгода ухаживала за ним… Неужели не ясно, что он предал тебя, как предавал до этого всех, кто был ему верен? Но настал долгожданный миг, когда он заплатил за все. Во имя памяти моего отца фирма вновь принадлежит Андролетти, негодяй разорен и кормит червей… Но теперь мне этого мало. – Он с трудом перевел дыхание. – Я ни о чем тебя не прошу, Никки. С этой минуты я говорю тебе, что ты должна делать. Это тебе понятно?

Никки с содроганием выслушала его тираду и повернулась по направлению к воротам.

– Если ты сделаешь еще хоть шаг, за дело возьмутся судебные приставы, – пригрозил он. – Ты этого хочешь?

– Ты можешь дать мне время? – гневно произнесла Никки.

– Тебе хватит десяти… секунд? – издевательски спросил он. – Десять… девять… восемь…

– Замолчи! – не выдержала Никки.

– Мне нужен ответ!

– Ты монстр!

– Ответ!

– Когда ты собираешься казнить меня? – закричала в отчаянии Никки.

– Я хотел это сделать пять лет назад… – проскрежетал Массимо.

Глава пятая

Они вошли в импозантный особняк, декорированный сдержанно и элегантно.

Дом словно был выстроен для того, чтобы производить должное впечатление, чтобы красноречиво рассказывать о своих хозяевах каждому, кому посчастливится переступить его порог. Как правило, это были либо избранные, либо те, кому приходилось благоговейно служить и угождать сильным мира сего.

Джозеф пристально следил за тем, чтобы в доме не появлялось случайных вещей. В его распоряжении должны были находиться только вещи «с биографией»: антикварная мебель, раритетные ковры, старинная медь, превосходнейшая живопись.

За пять прошедших лет простая австралийская девочка научилась разбираться во всех тонкостях, позволяющих отличить добротную вещь от посредственной и безошибочно распознать уникальную.

Для нее эти годы не прошли даром. Массимо Андролетти был неправ, обвиняя Никки в корысти. Она действительно испытывала к своему супругу глубокую приязнь и уважение. А то, что он оставил ее без обещанных денег, объяснялось оголтелой травлей со стороны Массимо, которой он подверг Джозефа, чтобы поквитаться за неудачи своего отца.

Никки угнетало и связывало по рукам лишь единственное обстоятельство, о котором Массимо не имел ни малейшего представления. Это-то как раз и было то единственное, что имело значение для нее все последние годы. Пять лет Джозеф снабжал Никки всем необходимым для действенной помощи младшему брату. С банкротством и смертью мужа она вновь осталась без требуемых средств. И это стало единственной причиной, по которой она не отмела безоговорочно гнусное предложение Массимо.

Никки, как и пять лет назад, однозначно решила эту дилемму.

– Что за постный вид? – небрежно окликнул ее Массимо.

– Я всего несколько дней вдова. Не мог бы ты соблюсти приличия и не демонстрировать прилюдно свою власть еще какое-то время? – отчеканила свое требование Никки.

– Позволить тебе насладиться ролью скорбящей вдовы? – циническим тоном проговорил Массимо. – Мне безразлична твоя репутация. Я догадываюсь, что наш скорый союз станет отличным поводом для всевозможных спекуляций в прессе и развяжет языки многим недоброжелателям. Но меня это нисколько не волнует.

– Если мое имя будет замарано, мне не останется ничего иного, как рассказать всему миру о твоем плане отмщения и о том шантаже, которому ты подверг меня, – робко пригрозила Никки, еще не вполне понимая, как ей следует действовать в сложившейся ситуации.

– Ты очень скоро поймешь, что в твоих же интересах не посвящать никого в историю наших отношений.

– А что мне может помешать? – поинтересовалась женщина.

– То, что этим самым ты нарушишь одно из условий нашего соглашения. А каждая твоя оплошность будет чревата штрафными санкциями, – предупредил ее Массимо.

– А чем мне навредит заявление о том, что ты самый жалкий и мелочный человек из всех, кого мне приходилось встречать? – пошла ва-банк Никки.

– Только тем, что ты так и останешься для меня неблагодарной дрянью, не способной оценить моего самого великодушного поступка, – рассмеялся Массимо.

Подойдя к ней совсем близко, он больно сжал ее запястье.

– Ты не можешь не помнить моего клятвенного заверения, Никки, которое я дал тебе в день твоего бракосочетания. Ты надругалась над моими чувствами и я заставлю тебя сожалеть об этом. Поэтому советую забыть о любой возможности заставить меня играть по твоим правилам, как это однажды было. Таковой возможности больше не представится. Я буду пристально за этим следить.

– Пусти меня, изверг, – вырываясь, прошипела Никки, но Массимо еще сильнее сжал ее руку.

Женщина побелела от боли, но заставила себя рассмеяться ему в лицо. Она выдержала это испытание, хладнокровно глядя в жестокие глаза.

– Как мелодраматично! – насмешливо произнесла Никки. – Как в средние века. Прекрасный рыцарь мстит за поруганную честь семьи. Это могло бы быть очень достойным занятием, если бы ты не выбрал себе в противники слабую женщину.

– Слабую? Это ты себя называешь слабой женщиной? – осклабился Массимо Андролетти. – Никки, я вполне допускаю, что ты могла одурачить моего отчима, которому на старости лет изменило чутье. Но меня тебе не ввести в заблуждение. Даже не надейся… Я требую от тебя полного послушания. Тебе уже хорошо известна та роль, которую ты обязана будешь играть в этом особняке. У меня множество влиятельных партнеров и важных клиентов. Время от времени я намерен приглашать их к себе. Ты должна обращаться с ними обходительно. Я хочу, чтобы каждый мой гость был сыт, и доволен, и не скучал. Я также хочу, чтобы каждый сразу уяснил для себя, что умная и красивая женщина, которая находится в полной зависимости от меня, досталась мне в результате длительной и беспощадной борьбы. Мои партнеры и клиенты должны хорошо понимать, что мои намерения и действия не расходятся с моими словами…

– Что я должна делать? – оборвала его словесный поток Никки.

– Все!

– Готовить для твоих гостей, обхаживать… Что еще?

– Отчим утверждал, что у тебя множество талантов. Используй их все. Люди должны знать истинную цену моего трофея.

– Ты намерен демонстрировать меня как диковинку? А не боишься потерять уважение со стороны своих партнеров и клиентов?

– Как раз наоборот, дорогая. Я намерен это уважение закрепить… Ладно. Достаточно болтовни. Давай, пойди проветрись. У меня есть еще некоторые дела. А после продолжим обсуждение прочих деталей нашего сотрудничества… Да, вот еще что. Присмотри себе какую-нибудь комнату подальше от комнаты хозяина, чтобы у нас не возникало никаких недоразумений, – распорядился Массимо и удалился.

Последняя фраза ввергла Никки в недоумение. Она иначе представляла их совместное существование… И теперь даже с каким-то неудовольствием заметила, что такое высокомерие с его стороны даже оскорбительно. Ранее Никки и помыслить не могла, что какой-то мужчина не захочет ее. Если Массимо хотел уязвить Никки, то у него это получилось. Гордость красивой женщины была задета.

Но у Никки, к счастью, была одна хорошая черта – она быстро умела свыкаться с новыми условиями жизни. Дав Массимо свое согласие на эту бессрочную авантюру, она больше не впускала в сознание мысли об уклонении от своего обещания. Как и пять лет назад, Никки холодно взвесила все «за» и «против» и пришла к решению, которого была намерена придерживаться. Во всяком случае, до тех пор пока жизнь не предоставит ей иных возможностей…


– Только не думай, что я собираюсь использовать тебя, как рабыню на плантации, – предупредил Массимо, когда они вновь сошлись в гостиной. – У моей женщины не будет мозолей на руках и усталого, осунувшегося лица. Ты должна выглядеть свежей и здоровой, себе на радость и другим на удовольствие, – ухмыльнулся он.

– У меня будет право покидать особняк, когда в этом возникнет необходимость? – сдержанно поинтересовалась Никки.

– Необходимость для кого? – поддразнил ее Массимо.

– Для меня, разумеется, – процедила женщина.

– Поговорим об этом позже, – отмахнулся он, поняв, что для нее этот вопрос имеет особое значение.

– Я хочу знать это сейчас, – настойчиво проговорила Никки.

– Хорошо. Я тебе отвечу… – он выдержал устрашающую паузу. – У тебя будет возможность отлучаться из особняка, если эти отлучки не повредят нашему соглашению. Но одно условие ты должна соблюсти строго!

– Какое?

– Никаких мужчин!

– Хочу тебе напомнить, Массимо, что я только что похоронила мужа. О каких мужчинах может идти речь?

– Как я мог забыть?! – издевательским тоном воскликнул он. – Ты же образцовая скорбящая вдова! Ну конечно!

– У тебя будут еще условия? – пресекла его ехидство Никки.

– Безусловно. У меня целый список правил, условий и оговорок с подпунктами и многочисленными сносками. И за нарушение каждого я намерен взыскивать штраф, – злобно рассмеялся Массимо Андролетти.

– Поближе к делу, – в очередной раз гробовым тоном осадила его Никки.

– Я рассчитываю, что ты проявишь свои лучшие человеческие качества, когда в стенах этого дома будет появляться девушка, которая придет тебе на смену… – выдержал свою излюбленную двусмысленную паузу мужчина, – в качестве лица фирмы «Ферлиани фейшнс».

– Ты уже определится с кандидатурой? – бесстрастно поинтересовалась миссис Ферлиани.

– Я остановил свой выбор на Абриане Кавелло. У тебя очень скоро будет возможность с ней познакомиться. В качестве гостя она пробудет в моей резиденции недолго. Ровно столько, сколько потребуют дела. Со своей стороны, ты должна оказать ей внимание, как хозяйка и наставник, в ее новой миссии. Ты понимаешь, что от этого зависит успех нашего общего дела?

Никки кипела злобой, которую мастерски скрывала, – лишь прищурила глаза. Выслушав своего босса, она сдержанно кивнула и заверила его:

– Полагаю, проблем не возникнет. Смею заверить, что твоя протеже останется довольна.

– Тогда на сегодня все, – подытожил Массимо, сделав вид, что не заметил саркастического оттенка ее последних слов. – Осваивайся пока, а я поработаю в кабинете.

– Осваиваться? Что ты имеешь в виду?

– Ты права, Никки. Приготовься-ка к совместному ужину, дорогая, – выдал очередную оглушительную идею Массимо Андролетти.

– Хочешь убедиться, не напрасно ли меня нахваливал Джозеф?

– Нет, – покачал он головой. – Хочу, чтобы это был особенный вечер для нас обоих. Начало новых плодотворных отношений необходимо достойно отметить. Поужинаем в ресторане.

– Твоя идея относительно совместного ужина в публичном месте не находит во мне отклика, – процедила Никки.

– Поищи получше, дорогая, – мягко присоветовал босс. – Я рассчитываю на положительный ответ с твоей стороны.

– Тогда имеет ли значение мое мнение? – осведомилась женщина.

– Ты задала очень верный вопрос, – одобрительно отозвался Массимо. – Надеюсь, теперь ты будешь чаще кивать и реже вступать в споры. Я ясно изъясняюсь?

– Как долго ты намерен упиваться своей властью? У этого соглашения вообще предвидится конец?

– В подлунном мире все имеет свой неминуемый конец. Поэтому, рачительно исполняя все условия этого соглашения, ты приближаешься к его окончанию.

– Мне нужны более определенные представления…

– Общение с тобой порой бывает таким утомительным, – театрально зевнул Массимо. – Если я скажу, что все будет зависеть от моего переменчивого желания, тебе станет легче?

– Отнюдь…

– Но такова уж моя привилегия, и я не намерен ею пренебрегать. В противном случае это соглашение теряет всяческий смысл, – от души потешался над нею Массимо.

– Это соглашение абсурдно по определению.

– Странно слышать это от женщины, которая в течение полугода не отходила от постели смертельно больного только для того, чтобы затем унаследовать от него миллионные долги, – отчаянно насмешничал Массимо.

Никки безмятежно улыбнулась и сказала:

– Тебе прекрасно известно, что расчет был иной. Но, несмотря на его банкротство, я ни единого раза не пожалела о том, что сделала все от меня зависящее, чтобы облегчить страдания своего мужа, поскольку я многим обязана Джозефу Ферлиани…

– Чтобы я больше не слышал его имени в своем доме! – пригрозил ей Массимо. – Ни при мне, ни при моих деловых партнерах никогда не смей произносить его. Это тебе понятно?

– Не имея возможности говорить о нем, я не перестану с уважением относиться к его памяти и с благодарностью думать о том, кого ты так ненавидишь.

Никки хорошо предполагала, как должно подействовать на Массимо Андролетти ее последнее признание. И все же она посчитала нужным еще раз высказать этому человеку, как много для нее значил Джозеф Ферлиани и как важны были годы, проведенные в браке с ним. Никки все еще надеялась развенчать мнение Массимо о меркантильном характере ее взаимоотношений с мужем.

Так и случилось. Стиснув зубы, Массимо процедил:

– Я найду способ избавить тебя от этого груза благодарных воспоминаний…


Никки определила себе новое место в особняке, теперь уже принадлежавшем Массимо Андролетти. Она посчитала, что расстояние в пять дверей между их комнатами в достаточной степени удовлетворяет требованиям босса.

Наконец уединившись в своей новой комнате, женщина задумалась над странностью жизненных перипетий.

Впервые за много лет она вновь имела возможность вдыхать этот аромат страсти, к которому так привыкла за короткую неделю любви и которого сама себя лишила пять лет назад. Она всюду ощущала запах Массимо. Это был тот самый запах, который издавала и ее кожа в день бракосочетания – ведь она только-только успела покинуть его постель и надеть подвенечный наряд, чтобы составить счастье другого мужчины…

И все-таки Никки не считала возможным винить себя за все произошедшее. Она не обманывала ни Массимо, ни Джозефа. Она просто позволила себе единственный раз в жизни быть счастливой женщиной. Если бы в ее жизни не случилось этого волшебного романа, то брак с Джозефом показался бы ей наказанием без вины. Но Никки глубоко уважала своего покойного мужа, и в первую очередь – за его понимание и великодушное отношение к ее беспечному поступку.


Взгляд Массимо безучастно скользил по документам, разложенным на рабочем столе.

Массимо Андролетти от природы был неутомимым тружеником, но только не теперь… Он не мог найти рационального объяснения своего взвинченного состояния. Не мог совладать с ним и успокоиться.

То ли оттого, что мстительные намерения, пестуемые столько лет, вдруг стали приносить слишком уж легкие плоды, то ли по какой-то другой причине, но он не ощутил должного удовлетворения.

Может, потому, что обездоленная и нищая женщина вела себя непозволительно дерзко, а он не нашел действенного способа ее приструнить? А может, потому, что никак не удается утолить рвущую его на части жажду всецело подчинить себе эту женщину? Женщину, которая гордится тем, что высоко ценит его кровного врага, в то время как самого Массимо ни во что не ставит… А может, дело в этом волнении, которое пять лет назад заставило его купить солитер, отвергнутый незабываемой возлюбленной, и которое теперь вновь охватило его душу?

Что бы ни было причиной его возбужденного состояния, сосредоточиться на делах Массимо так и не смог.

Вместо цифр и строгих формулировок перед глазами стоял дерзкий прищур проклятых серых глаз…

Массимо Андролетти потратил целых пять лет на обдумывание одного-единственного вопроса. Почему Никки категорически отвергла его предложение после волшебной ночи любви и вышла замуж за старика, если у нее была возможность убедиться в финансовой состоятельности Массимо? Наверняка, думал он, за этим решением стояли не только корыстные мотивы. Но что мог дать Никки его стареющий отчим, чего не способен был дать он, Массимо? Вот это он и собирался выяснить в самое ближайшее время. Только так он мог обрести долгожданный покой. Одной мести ему оказалось недостаточно.


Плечо Никки касалось плеча Массимо, когда они, сидя на заднем сиденье лимузина, направлялись в ресторан.

Машина подъехала к отелю, в котором когда-то они провели единственную ночь вместе. Шофер припарковался и распахнул ее дверцу. Никки сказала Массимо:

– Я туда не пойду.

– Ошибаешься. Но пока еще ты можешь выбрать способ, которым покинешь салон автомобиля. Ты выйдешь отсюда добровольно или принудительно? Решай…

– В Мельбурне множество ресторанов… – робко попыталась переубедить противника Никки.

– А я выбираю этот, – пресек ее попытку Массимо.

– И какая же повестка дня у твоего изощренного плана мести на сегодня? – продолжая сидеть в машине, поинтересовалась Никки.

– Ужин с красивой женщиной.

– Желаешь посыпать солью рану? – с усмешкой спросила она.

– Если у кого и есть раны, то у меня, – проскрежетал Массимо, который начал терять терпение.

– Насколько я успела понять, тебе очень нравится их бередить. При таком увлечении любую маленькую царапину можно превратить в незаживающую язву и винить в этом весь мир, – развила свою мысль Никки.

– Не прикидывайся невинной, дорогая… Выходи.

Высказавшись, Никки с легкостью ступила на асфальт перед памятным отелем и, не дожидаясь Массимо, направилась к входу. Он нагнал ее и взял под локоть со словами:

– Пройдем в бар и выпьем там что-нибудь в память о былых временах.

Никки часто мысленно возвращалась к моменту их знакомства, когда Массимо заказал для нее самую дорогую бутылку шампанского. Она с удивлением обнаружила; что, оказавшись в подобной ситуации пять лет спустя, не ощущает ничего из палитры тех чувств, которые завладели ею в первый же миг их встречи. Прежних чувств не было, их место заняли другие переживания. Более неоднозначные и томительные.

– Ты чем-то расстроена? – неожиданно преобразившись, мягко поинтересовался Массимо.

Никки не позволила себе поддаться на его ласковый тон.

– Разве у меня недостаточно причин для этого? – ухмыльнулась она.

– День и впрямь выдался не простой. Я очень хорошо понимаю, что ты должна чувствовать…

– Избавь меня от своих манипуляций, Массимо! – прервала поток его сочувствия Никки. – Мне хорошо известно твое отношение. Я не обольщаюсь, что оно когда-нибудь изменится в мою пользу.

– Значит, ты сама признаешь, что твой поступок не заслуживает прощения даже много лет спустя?

– Я не помню, чтобы просила у тебя прощения, Массимо. В чем моя вина? В том, что переспала с тобой, когда ты сам этого хотел?

– Ты знаешь, что хотел я большего, чем одна ночь, – в очередной раз обнажил свою рану Массимо.

– Мы встретились в неудачное время, – пояснила Никки. – И ничьей вины в этом нет.

– Это время должно было стать неудачным только для Джозефа… У тебя была целая неделя, чтобы пересмотреть свои планы в отношении брака с ним. Но вместо этого ты отвергла меня и выбрала его. Я хочу понять, почему ты сделала это.

– Ты не способен смириться с фактом, что женщина может предпочесть тебе другого мужчину?

– Речь идет не о какой-то женщине и каком-то мужчине. Проблема во мне, тебе и Джозефе, – отчаявшись получить желаемый ответ, чистосердечно сознавался в своей боли Массимо.

– Проблемы не было, пока не появился ты…

– Ты прячешься за ничего не значащими словами. Ты можешь быть откровенна со мной? – взывал к ее искренности Массимо Андролетти.

– Откровенность не входит в список обязательных условий нашего соглашения, – хладнокровно парировала Никки. – Ты торжествуешь над покойником, и в этом я не могу тебе помешать. Но я-то пока жива. И не собираюсь снабжать тебя козырями в твоей абсурдной борьбе.

– Ты вышла за Джозефа только ради денег или были другие причины?

Никки не издала ни звука.

– Он принуждал тебя? – допытывался Массимо. Она с радостью ухватилась за высказанное им подозрение.

– Шантажировал ли он меня, как это делаешь ты? – по-своему перефразировала она услышанную мысль. – Нет. Он ни словом, ни действием не принуждал меня к этому браку.

– Ты вышла за него, потому что сама этого хотела?

– Слава Создателю! Ты, наконец, прозрел! – воскликнула она. – Да. Я вышла за Джозефа Ферлиани, потому что хотела стать его женой.

– Но ты не любила его! – возмутился Массимо.

– Нет оснований утверждать, что я не любила его. Согласна, мое чувство к Джозефу не было пылким, страстным, всепоглощающим, но от этого оно не стало менее искренним. Пусть мое чувство к мужу нельзя назвать романтической влюбленностью или неудержимым влечением. Но все годы совместной жизни наша взаимная привязанность только возрастала, мы были признательны друг другу за ту чуткость и понимание, которые неизменно проявляли…

Массимо с отвращением выслушал ее манифест и, подумав, сдерживая волнение, спросил:

– Почему, когда ты отдалась мне… Почему не посчитала нужным сказать о том, что помолвлена, что выходишь замуж за другого? Почему ты позволила мне так сильно заблуждаться, позволила думать, что собираешься дождаться моего возвращения?

– Потому что я не приняла всерьез твои слова. Видишь ли, я убедилась в невозможности безоговорочно верить людям. Потому что для этого нужно было рассказать тебе, кто такая я, – со всей серьезностью ответила на его больной вопрос Никки.

– А кто такая ты? – искренне удивился Массимо.

– Я даже теперь не готова говорить с тобой об этом, Массимо.

Пораженным ее словами, Массимо озадаченно взглянул на Никки. Явно смущенный, он произнес:

– Скажи хотя бы, кто ты – корыстный монстр или невинное дитя?

– И первое, и второе… – с тягостным вздохом проговорила Никки.

Глава шестая

– Мистер Андролетти, прошу пожаловать за ваш стол, – пригласил их метрдотель.

– Благодарю, – сдержанно отозвался Массимо, поднимаясь с высокого стульчика у стойки бара и протягивая руку своей спутнице.

Никки оперлась на его кисть, и волна приятного тепла разлилась по телу мужчины. Он посмотрел на спутницу. Она отвела глаза, не выдержав этой огненной боли. Массимо сжал ее руку и не отпускал, пока не подвел к сервированному для двоих столу.

Перед тем как позволить даме сесть, он заглянул в ее прищуренные глаза и шепотом спросил:

– Никки… Ты была с ним счастлива?

У нее не было желания скрывать правду. Но она опешила от прямоты этого вопроса. Никки с равным основанием могла сказать и «да», и «нет», не покривив при этом душой. Но и тот, и другой ответ был бы одинаково невозможен из-за своей категоричности.

– Как во всяком браке, у нас были и хорошие, и плохие времена. Однозначного ответа тут быть не может.

Массимо болезненно поморщился от ее очередной ничего не значащей сентенции.

– Он хорошо с тобой обращался?

– Да… Джозеф был интеллигентным человеком, – немного подумав, ответила Никки.

Но Массимо поймал легкую дрожь ее ресниц. Продолжая держать ее руку в своей руке, он испугался того чувства, которое внезапно овладело им. Это чувство было ему неведомо. Люди называют его сомнением.

Массимо впервые усомнился в своем праве взыскивать с других людей моральные долги.

Ее ресницы дрогнули, но она осталась верна своим словам. Никки не кляла усопшего, она с добротой вспоминала их общее прошлое, наконец она не позволяла Массимо чернить память своего покойного супруга. Но теперь он знал, что для этой женщины все было не столь просто и безоблачно. Чувство сострадания на короткий миг озарило душу Массимо.

– Ты украла мое сердце, Никки. После нашей разлуки я не способен любить, – признался он.

– Я никогда не сожалела о нашей встрече, Массимо, – ответила она на его признание. – Но я часто сожалела о том, что произошло в последнюю ночь…

– Но почему?..

Никки бессильно опустилась на стул, который заботливо отодвинул для нее Массимо. Она все еще озадаченно молчала, когда он сел напротив.

– Ты ответишь на мой вопрос? Почему ты сожалела о той ночи?

– Потому что я приняла неправильное решение. Я согласилась… только потому, что мне была невыносима мысль навсегда расстаться с тобой, не узнав, каково это… – неловко призналась Никки.

Вероятно, не такой ответ хотел услышать Массимо, потому что, закрывшись от нее книжкой меню, он резко спросил:

– Что будешь заказывать?

– На твое усмотрение… – кротко отозвалась женщина.

– Ты не возражаешь, если я закажу то же, что мы заказывали в наш последний вечер? – с нескрываемой агрессивностью обратился он к ней.

Она не ответила, и он выполнил свое намерение, как только к ним подошел официант.

Как и в вечер перед расставанием, они ужинали молча. Но если тогда их затишье пронизывало напряжение ожидания любовной бури, то теперь это была неловкая тишина, которая неизменно наступает после нелепых откровений. Это была немота сожаления.

– Ты не была беременна от Джозефа? – неожиданно возобновил он прерванный разговор.

– Нет, – ограничилась она исчерпывающим отрицанием.

– Твое решение или его?..

– Судьба так распорядилась… – сухо сказала Никки, которой пришлось не по душе его праздное любопытство. – Химиотерапия, которую он проходил за некоторое время до свадьбы, негативно повлияла на многие функции организма. Сам Джозеф очень переживал по этому поводу, поскольку искренне хотел иметь детей.

– А ты? Ты хотела иметь детей от него?

– Я с самого начала знала, что это невозможно.

– Но тебя это расстраивало меньше, чем Джозефа… – предположил Массимо.

– Я принимаю жизнь такой, какая она есть, – не поддавалась на провокацию Никки.

– Твои манеры сведут с ума любого. С тобой просто невозможно общаться! Ты буквально сыплешь напыщенными афоризмами, лишь бы не говорить правду, – посетовал Массимо.

– Тебе нужна разгромная правда? – осведомилась Никки. – Пожалуй… Я не печалилась, что не могу родить от Джозефа ребенка. Я не была уверена, что материнство – мой удел.

– Разве не каждая женщина хочет ребенка? – удивился Массимо.

– Далеко не каждая, – заверила его Никки.

– Не понимаю, почему? Разве это не естественное желание, когда есть достойный супруг и финансовая стабильность?

– Материнство требует от женщины абсолютной самоотверженности. Я отдаю себе в этом отчет. И полагаю, что было бы эгоистично рожать ребенка только потому, что так принято.

– Миллион женщин просто беременеют и рожают своих детей, не копаясь во внутренних переживаниях! – горячо возразил Массимо. – И это не считается эгоизмом.

– Я другая, – коротко парировала Никки.

– Я это уже понял, – вздохнул Массимо.

– А что ты можешь сказать о себе? – внезапно обратилась к нему она. – Тебе тридцать три года… Где твои наследники?

– Хороший вопрос… – закивал Массимо. – Не то чтобы я не задумывался над этим прежде, но… Такие решения обычно принимают женщины, и уже они ставят своих мужчин перед выбором. И потом, признаться честно, мне приятно быть холостяком… Мой отец женился на моей матери, когда ему было двадцать шесть лет… Почему ты ничего не ешь? Тебе не нравится то, что я заказал? – спросил он, быстро поменяв тему.

Никки отложила вилку.

– Не могу… Я не могу сидеть здесь и мирно беседовать, притворяясь, что все нормально, – раздраженно сказала она и резко встала из-за стола.

– Никки, сядь! – гневным шепотом процедил Массимо.

– Прости, Массимо, – с трудом произнесла женщина, глаза которой заметно покраснели. – Это выше моих сил. Возможно, я переоценила свои возможности, согласившись этим утром на твои условия.

– Возможно, – кивнул Массимо. – Спишем этот выпад на твою усталость.

– Лучше спиши это на мою неспособность играть по твоим бесчеловечным правилам, и покончим с этим, – проговорила сотрясаемая нервной дрожью Никки.

– Мне больше нравится, когда ты руководствуешься разумом, а не эмоциями, – медленно изрек Массимо. – У тебя же был резон согласиться на мои требования этим утром. Ты забыла?

– Ты хочешь добить меня публично? – со слезами на глазах, слабым голосом спросила Никки.

– Поехали домой! – поднялся со своего стула Массимо и, быстро расплатившись, повел ее к выходу.


До особняка они ехали молча, а в слабоосвещенном холле он сказал:

– Я провожу тебя.

– Не беспокойся.

– И все-таки… Я должен осмотреть дом, в котором мне теперь придется жить. Хочу знать, как ты устроилась.

Он проводил ее до комнаты и вошел, когда Никки включила свет. В ее поведении еще чувствовалось напряжение, появившееся во время их странного ужина. Она посмотрела воспаленными глазами на Массимо и произнесла:

– Это мой дом. Он был моим пять лет…

– Мне очень жаль, что все так получилось.

– Не лги!

– Не любишь, когда лгут?

– Ты зашел слишком далеко в своей мести, Массимо! Я не могу относиться к тебе иначе, чем к врагу. Ты каждым своим действием демонстрируешь мне свою враждебность.

– Позволь разубедить тебя в этом, – прошептал Массимо, подталкивая Никки к постели. – Почему ты не хочешь поцеловать меня? – спросил он, проведя губами по ее безответным губам.

– Это невозможно, – попробовала отвернуться Никки, но он обхватил ладонями ее лицо.

– Я помню твои поцелуи… А ты мои помнишь?

– Прошу тебя, уйди, – взмолилась Никки.

– Ты помнишь… – прошептал Массимо и толкнул ее на постель.

Силой удерживая Никки в своих объятьях, он осыпал ее поцелуями, напрочь лишенными нежности. Порывисто обнажая ее плечи и грудь, он яростно давил на нежную кожу горячими ладонями.

Никки не понимала, что с ней происходит. Волны жара сменялись пронизывающим холодом. Она задыхалась и вздрагивала от его прикосновений. Она то отклонялась, то откликалась на его поцелуи. Всячески старалась оттолкнуть Массимо от себя, чтобы тотчас обвить его шею, в исступлении прижимаясь к его груди…

Внезапно все закончилось. Массимо освободился из ее дрожащих рук и в совершенном спокойствии поднялся с кровати.

– Мы поладим, – прозаически заверил он опешившую женщину. – Ты такая же горячая, как и прежде. Жизнь со стариком не пошла тебе во вред. Если не наоборот. Просто хотел убедиться в этом, – цинично пояснил он.

– Вон из моей комнаты! – Никки указала ему на дверь.

– Не забывай, что твоя комната находится в моем доме.

– Все, чего ты заслуживаешь, – это презрение.

– Что стало со словами любви, которые ты говорила мне в дни наших встреч?

– Вероятно, они там и остались.

– Ты бессердечная дрянь! – взорвался он. – Продажная женщина. Ты никчемная и пустая…

– Вон! Убирайся! Оставь меня! – кричала, заглушая его ругань, Никки.

– До завтра. Постарайся выспаться. У тебя теперь много обязанностей, – спокойно сказал Массимо, выходя.

Глава седьмая

– Питер, вы абсолютно уверены, что Джозеф ничего мне не оставил? – в отчаянии спрашивала она поверенного Джозефа Ферлиани, Питера Роццоли. – Совершенно ничего?! Боже мой, это катастрофа!

– Мне очень жаль, миссис Ферлиани. – Адвокат с искренним сочувствием покачал головой. – Ваш почивший супруг, Джозеф Ферлиани, оставил все свои деловые бумаги в ужасном состоянии. Насколько мне известно, его дела становились все хуже и хуже, об истинном их положении мы сможем узнать лишь некоторое время спустя, когда у нас будет возможность изучить его архив. Но мне непонятно, почему, зная, сколь плохи его дела, он не уполномочил компетентных служащих для управления бизнесом. Для меня это настоящая загадка, миссис Ферлиани. Складывается такое неутешительное мнение, что, покидая этот мир, ваш супруг был совершенно безразличен к судьбе своего дела и к вашей судьбе.

Никки подумала, что адвокат высказывает свое мнение не из неуважения к памяти покойного и не из желания оскорбить ее. Просто, присмотревшись к ситуации, Питер Роццоли был не меньше ее ошеломлен странной беспечностью Джозефа Ферлиани.

Про самого Питера Никки знала крайне мало. Она несколько раз видела его в доме своего покойного супруга. Питер казался ей очень обходительным, но Джозеф не раз шутил, что, мол, его поверенный завидует ему, потому что у него, Джозефа, самая красивая жена. К этим разговорам Никки относилась как к банальному мужскому бахвальству и никогда ничего не оспаривала. Она плохо знала Питера, но это не мешало ей уважать этого человека.

– Но Джозеф многократно обещал, что обеспечит меня всем необходимым для жизни. Он клялся в этом. Говорил, чтобы я не волновалась, что все будет хорошо, что бы ни случилось, – недоумевала вдова.

– Возможно, отгадка в том, что его профессиональная гордость не позволяла ему согласиться на помощь квалифицированных и энергичных коллег. Он боялся признать свою несостоятельность. Видимо, не считал свою неравную борьбу с раком достаточным оправданием своей слабости, – предположил Питер Роццоли.

– А эти счета… эти долги… Как быть с ними?

– Вы официально признали себя наследницей Джозефа Ферлиани. Юридически его обязательства становятся вашими…

– Но я не в состоянии обслуживать эти обязательства… Как мне быть?

– Я вижу единственный выход, миссис Ферлиани, – осторожно начал поверенный.

– Какой? – спешила услышать Никки.

– Если вы простите мне мою откровенность, то единственный приемлемый шаг в сложившейся ситуации – это замужество. Вы могли бы стать женой состоятельного человека, который бы согласился погасить долги вашего покойного мужа и освободить вас от этого обязательства.

– А насколько велика эта сумма? Вы можете ответить, хотя бы приблизительно?

– Вряд ли она достигает миллиона долларов, но и не намного уступает этой сумме.

А Никки еще надеялась, что Питер Роццоли сможет опровергнуть те доводы, которыми рассчитывал связать ее Массимо Андролетти! Увы, этого не произошло.

– Благодарю вас, Питер, что уделили мне время, – подавленно произнесла она.

– Я был бы счастлив хоть чем-то помочь вам, миссис Ферлиани. Очень жаль, что мне это не удалось. Но хочу вас предостеречь. Возможно, вам уже известно, что, судя по всему, кто-то заинтересован в подрыве вашей репутации…

– Что вы хотите этим сказать, Питер? – насторожилась Никки.

– Вы еще не просматривали утренние газеты?

– Спешила увидеться с вами, – сказала вдова, на что Питер Роццоли протянул ей газету, на первой полосе которой жирными буквами значился анонс главного материала номера: «Разорившаяся ВДОВА СТАНОВИТСЯ СОДЕРЖАНКОЙ МИЛЛИОНЕРА».

Факт их совместного посещения ресторана сделался общественным достоянием! Этот материал, иллюстрированный фотографиями Никки в сопровождении Массимо Андролетти, стал финальным аккордом ее унижения. В статье фигурировали имена Джозефа, Никки и Массимо, как будто это были персонажи давнего адюльтера.

В эту минуту Никки возненавидела их всех. Себя – за то, что не сумела избрать другого способа выживания. Джозефа – за то, что не оправдал ее доверия и не позаботился о том, чтобы защитить от возможных нападок. Но особую ненависть она испытала к Массимо – за то, что однажды появился в ее жизни, за то, что оказался таким низким и подлым, за то, что ненавидеть его было сложнее всего…


Массимо дожидался ее в кабинете Джозефа, в котором он, судя по всему, быстро освоился.

– Нам надо обсудить еще ряд обстоятельств, – сухо сказал он. – Это касается фирмы.

– Я отошла от дел полгода назад. Ты отлично справишься и без моего участия, – тем же тоном парировала оскорбленная женщина и направилась в свою комнату, добавив на ходу: – Кеннет Слейд – исполнительный директор фирмы. Ты можешь обратиться к нему.

– Я уже разговаривал с Кеннетом. И не с ним одним. Теперь я намерен поговорить с тобой, – остановил ее Массимо. – Это ведь ты курировала создание последней весенне-летней коллекции, когда Джозеф слег?

– Это так, – согласилась Никки.

– Я доволен твоей работой, – сдержанно признал Массимо.

– Рада угодить, – ехидно произнесла Никки.

– Хочу обсудить с тобой тенденции осенне-зимнего сезона. Ты ведь уже начала формировать концепцию новой коллекции? Во всяком случае, так мне сказали.

– Ты предлагаешь мне официальную работу? – с робкой надеждой осведомилась Никки.

– Ты получила работу вчера, – парировал он.

– Однако та работа, о которой мы говорили накануне, не вполне меня устраивает, – быстро сориентировалась Никки.

– Надеюсь, работа в фирме тебе больше по душе?

– Только если ты будешь хорошо ее оплачивать.

Массимо смерил дерзкую женщину насмешливым взглядом.

– Ты ведь только что от адвоката Джозефа… Значит, сегодня ты гораздо лучше представляешь, что пребываешь не в том положении, в каком могла бы ставить мне условия.

– Сегодня я в большей степени чувствую себя замаранной твоими измышлениями, которые проникли даже в прессу.

– Шокирована? – ехидно полюбопытствовал Массимо.

– А ты как думаешь? Я считаю недопустимым то, как ты угождаешь своим слабостям.

– Оставь эту морализаторскую чушь для тех, кто не знает, какая ты. Дураку понятно, что сексапильная блондинка, выходящая замуж за больного старика, делает это по одной-единственной причине, а именно из-за денег. И тебе никого не удастся убедить, что тобой двигали какие-либо иные – благородные! – мотивы. Не выйдет! – пригвоздил Массимо.

– Я была хорошей женой для Джозефа, – спокойно парировала Никки. – А ты порочишь меня только для того, чтобы мое предпочтение объяснить моею испорченностью. Тебе невыносимо думать, что твой ненавистный отчим был мне по-настоящему дорог.

– Что ты городишь, жалкая потаскушка? Мне ли не знать, что ты флиртовала с каждым обладателем мужского достоинства за спиной моего дорогого отчима!

– С чего ты это взял? – искренне возмутилась Никки.

– Поверенный Джозефа, от которого ты только что вернулась, заверил меня, что ты пыталась охмурить его в те редкие минуты, что он бывал в этом доме…

Никки не поверила собственным ушам. Человек, которого она всегда считала интеллигентным и осмотрительным, по словам Массимо, оказался таким же гнусным клеветником, как и многие в окружении ее покойного супруга?

– Питер Роццоли не мог сказать тебе такого… – тихо проговорила Никки, присев.

– Заверил… почти клятвенно, – с охотой возразил Массимо.

– Я думаю, Джозеф подозревал его… – раздумывала женщина вслух. – Он намекал мне несколько раз на его нечистоплотность. Считал, что Питер Роццоли – очень завистливый человек. Но говорил об этом словно шутя, мимоходом, и я не придала его словам значения.

– Подозревал в чем? – заинтересовался Массимо.

– В некорректном ведении дел, я думаю. Говорил, что этот своего не упустит и чужое не погнушается прихватить. Называл его адвокатишкой.

– А тебя он в этом не подозревал? В сговоре с адвокатишкой, например…

– Массимо, избавь меня от этих грязных намеков! Твое предубеждение застлало тебе глаза. Я пытаюсь трезво взглянуть на проблему. Ведь то, что мы оба знаем о состоянии дел Джозефа, известно нам только со слов Питера Роццоли, который оказался не тем, кем казался прежде!

– Хорошо, я разберусь с этим… Со временем. Но я хотел поговорить с тобой о другом. Ты принимаешь мое предложение о работе?

– Я не могу дать тебе ответ сегодня… – воздержалась от поспешных решений Никки. – Мне надо сейчас пойти к себе и все обдумать.

– Не время, – вновь остановил ее Массимо. – Я хочу, чтобы ты поехала со мной на швейную фабрику.

– Но это на Сицилии!

– Именно туда я и собираюсь тебя взять. Ты же была там с Джозефом?

– Многократно, но только не в последний год, – ответила женщина.

– Хороший повод возобновить впечатление! Ты ведь не хочешь, чтобы это стало для нас проблемой? – угрожающим тоном поинтересовался Массимо.

– В каком качестве я поеду туда?

– А в каком бы качестве тебе хотелось? – ухмыльнулся Массимо.

Женщина уклонилась от ответа. Массимо серьезно посмотрел на нее и предупредил:

– Хочу, чтобы ты знала, Никки. Как бы ни сложились наши отношения в дальнейшем, я никогда не смогу любить тебя. Потому что для меня любовь – это доверие. Я не исключаю, что мы вновь окажемся в одной постели, но все будет иначе…

– Я не собираюсь это обсуждать, – прервала его Никки. – Я вообще не заинтересована в подобных отношениях с тобой или с кем бы то ни было другим…

– В пятницу утром ты должна быть готова к вылету, – проигнорировал ее высказывание Массимо.

– Как долго ты планируешь пробыть на Сицилии? Спрашиваю это, потому что хочу знать, что с собой брать, – пояснила свой вопрос Никки.

– Всю следующую неделю… Мы остановимся на моей вилле… Да, кстати! Видел статью в утренней газете. И полагаю, что тебя должен радовать любой повод хотя бы ненадолго уехать из Мельбурна.

– Это ты снабдил писак материалами о нас? – с откровенным презрением спросила его Никки.

– Зачем же? Репортеры и без меня отлично знают свою работу. Никогда не стоит забывать о существовании этих мусорщиков от журналистики, когда планируешь манипулировать людьми, – назидательно произнес Массимо.

– Ты даже представить не можешь, насколько мне противно общаться с тобой! Ты буквально сочишься ядом. Мне бы стоило тебя бояться, но, осознавая, насколько ты ничтожный человек, я могу испытывать к тебе одно лишь отвращение, – высказалась Никки.

– Как тебе будет угодно, но не забывай, кто стребует с тебя долги твоего уважаемого Джозефа Ферлиани, – с наслаждением напомнил ей Массимо и, положив в карман ключи от автомобиля, предупредил: – Сейчас я еду в город. Буду дома приблизительно в половине восьмого вечера. Хочу, чтобы ужин был готов.

– Ты всерьез полагаешь, что я стану готовить для тебя? – усмехнулась Никки.

– Конечно, моя дорогая хозяюшка.

– Не обольщайся! – вспыхнула она.

– У меня есть право требовать с тебя выполнения всех оговоренных функций, – сухо констатировал Массимо.

– Я пальцем не пошевелю для ублажения такого ничтожества, как ты, – четко выговорила Никки.

Массимо приблизился к женщине и, склонившись над ее ухом, прошептал:

– Помню, еще вчера вечером ты готова была ублажать меня.

– Ты застал меня врасплох. Я не владела собой. Ты прекрасно знаешь, чем это было вызвано.

– Да, ты хотела, чтобы так казалось. Тебе бы это ничего не стоило. Ты пять лет продавала себя человеку, который щедро оплачивал подобные услуги. Знаешь, как это называется, дорогая? Проституция. А женщины, которые этим занимаются, называются про…

– Замолчи! – закричала Никки и кулаком ударила Массимо в грудь. – Я никому не продавалась. И никогда не была его собственностью. И тебе я тоже никогда не буду принадлежать, чем бы ты меня ни шантажировал!

– Отрицай, пока можешь. Но видишь ли, дорогая, слова перестают иметь какое-либо значение, когда опровергаются поступками. Ты надеешься вновь оказаться в моей постели и решить таким образом свои финансовые проблемы. Тем более что я сам предложил тебе этот выход. И мне, честно говоря, непонятно то упорство, с которым ты пытаешься закамуфлировать свою истинную цель.

– Ты думаешь, что я хочу спать с тобой?!

– Скажешь, я не прав?

– Знаю, что тебе хотелось бы так думать. Но это не так, – покачала головой Никки. – Я не могу, Массимо. Не принуждай меня, – со слезами на глазах произнесла она.

– Только не говори, что причина в трауре по мужу, – пренебрежительно отмахнулся он.

– Не в трауре, ты прав.

– Если траур для тебя не помеха, тогда что?

– Однажды я уже совершила эту ошибку. Она мне дорого обошлась. Я не хочу повторять ее вновь.

– Ночь со мной была ошибкой?.. – опешил Массимо.

– Да, – тихо произнесла Никки и отвернулась. – Я знала, что не смогу отменить свадьбу, но тем не менее согласилась на близость с тобой.

– Ты могла отменить свадьбу, у тебя была возможность сказать у алтаря «нет»! – вскипел Массимо и, схватив за хрупкие плечи, рывком повернул ее к себе.

– В том-то и дело, что не могла. Я была должна ему, как теперь должна тебе!

– Должна?

– Да. Огромную, сумму денег, которые были уже потрачены.

– Но ты говорила, что он не принуждал тебя?..

– Так и было. Я сама чувствовала себя обязанной. Как еще я могла возместить ему ущерб?

– Ты должна была рассказать мне обо всем.

– Как я могла, когда едва тебя знала? Все произошло так быстро… Моя судьба казалась тогда решенной.

Глава восьмая

Массимо наконец уехал, и Никки получила долгожданное уединение. Отправившись в сад, она расположилась в плетеном кресле и прикрыла глаза. Медленно, очень медленно наступило желанное спокойствие. Сердце забилось ровнее. Мысли приобрели должную ясность.

Никки подняла веки и по-новому увидела цветущие кусты и изумрудные лужайки, приземистые садовые деревья и идиллически-голубое небо над ними…


– Я очень скоро заберу тебя отсюда, – пообещала она ему, сжимая ледяную руку. – Я сделаю все, что в моих силах, чтобы у тебя было все необходимое…

Медсестра с иронической улыбкой свысока наблюдала эту сцену, которая многократно повторялась в стенах заштатного хосписа. Менялись только лица и степень отчаяния на них.

– Вы что, серьезно собираетесь перевести его в Роуздейл-хаус? Вы хотя бы приблизительно представляете, во сколько вам это обойдется?

– Да. Мне это известно, – решительно ответила Никки.

– Тогда желаю вам всяческих успехов, – скептически пожелала медсестра.

Только так можно было облегчить страдания Джейдена. Если ее любимый брат самой судьбой был обречен на такие муки, то как могла она наслаждаться жизнью, искать любовь, строить личные планы?..

Решение далось Никки легко. Она выполняла долг. Последствия ее не волновали….

Ветер был свеж и щекотал ноздри. Стояла замечательная австралийская зима. Она вздрогнула, когда к ее ноге прикоснулось что-то живое и теплое.

– Привет, киска, – окликнула она грациозное существо с черным шелковистым мехом. – Как тебя зовут? – спросила она и взяла кошечку к себе на колени.

Приподняв на холке шерсть, Никки прочла надпись, выгравированную на медной пластине ошейника:

– Пия… Ну, здравствуй, Пия. Как ты здесь оказалась, милая? Кто твой хозяин?

Кошка доверчиво терлась о ладонь женщины. Никки почесала ей грудку, отчего животное раскатисто заурчало.

– Наверное, ты живешь поблизости, Пия… – разговаривала с шелковой кошкой Никки. – Хочешь, я тебя покормлю? – Взяв ее на руки, она поднялась и пошла в дом. – Сомневаюсь, что хозяин дома это одобрит. Но поскольку его сейчас нет, будем действовать по собственному усмотрению. Ты со мной согласна, Пия?

Никки нашла в холодильнике молоко и, наполнив им глубокое блюдце, поставила его на пол.

Кошечка одобрительно промурлыкала и стала лакать молоко, а затем, насытившись, устроилась в уголке, вылизывая себе лапы и грудь. Никки присела на стул, наблюдая за забавной зверушкой.

Прервав наскучившие гигиенические процедуры, кошка запрыгнула на соседний стул, повертелась с полминуты и устроилась спать клубочком. Из этого следовало сделать вывод, что в ближайшее время она никуда уходить не собирается и просит окружающих ее не беспокоить.

Никки решила, что сама судьба велит ей остаться на кухне и приготовить хозяину ужин. Она снова полезла в холодильник, потревожив чуткий сон своей новой знакомой.

Женщина достала овощи, вымыла их и принялась нарезать. И тут она заметила, что Пия за ней внимательно наблюдает.

– У меня никогда не было домашних животных, – начала она рассказывать кошке. – Мои родители слишком часто переезжали. У меня и друзей-то никогда не была… Да и не могло быть. У таких, как я, друзей не бывает, – сообщила она. – Ни в одну компанию не пустят чужака, если у него вдобавок родители далеко не важные персоны, нет нормальной одежды и крутых увлечений… Ты и представить себе не можешь, на кого я была тогда похожа. И звали меня тогда не иначе как нищая рвань. Зачем общаться с такими жестокими детьми? Я и не жалела никогда об этом. Что было, то было… – беседовала она с кошкой, выкладывая в брызжущую маслом сковороду нарезанные овощи. – Сколько себя помню, я всегда одна…

Никки убавила огонь на плите и, подойдя к стулу, на котором уютно расположилось мохнатое создание, присела на корточки и, заглянув кошке в глаза, сказала:

– Я говорю это тебе первой, Пия. Прежде ни одному человеку я ничего про себя не рассказывала, даже Джозефу, который знал обо мне больше, чем кто-либо…

– Я, по-моему, просил тебя никогда не упоминать это имя в моем доме в подобном контексте! – раздался за ее спиной громовой голос Массимо.

Никки вздрогнула и обернулась.

– Я не слышала, как ты вошел, – взволнованно призналась она.

Массимо не обратил внимания на ее слова и подошел прямо к кошке.

– Привет, Пия. Вы познакомились? Я уже сталкивался с ней. Мне сказали, что это кошка миссис Локвуд. Дом через дорогу, – осведомленно произнес Массимо.

– Я прежде ее тут не встречала, – пожала плечами Никки. – Хотя это и не удивительно. В последние полгода мне было не до соседских кошек…

Он взял Пию на руки и, усевшись на стул, посадил ее к себе на колени.

– Ах ты, хитрюга, – потрепал он Пию. – Тебе моего сада мало? В дом пробралась, на кухню?

– Ты не возражаешь против того, что я ее немного покормила? – виноватым тоном спросила Никки.

– Нормально, – успокоил ее Массимо, выглаживая кошачьи бока.

– Я не ждала тебя так рано, – призналась Никки, помешивая овощное рагу.

– Жаль тебя разочаровывать, – издевательски произнес Массимо.

– Я привыкла к разочарованиям, можешь не извиняться, – нервно парировала она.

– Тебе нравится препираться со мной, дорогая? Тебя это возбуждает? – спросил он, незаметно подойдя со спины и обхватив за талию.

– Что ты делаешь, Массимо? – растерялась Никки.

– А на что это похоже? – подтрунивал он, положив ладони на ее грудь.

– Я не знаю. Но я это не хочу, – тихо произнесла женщина.

– А чего ты хочешь? – провоцировал ее Массимо, целуя в шею.

– Не позволить тебе воспользоваться моей слабостью, – призналась Никки, у которой голова кружилась от волнения.

– А к чему ты питаешь большую слабость? К моим ласкам или к моим деньгам? – атаковал ее Массимо, прижав к стене в узком простенке.

– Пусти меня, пожалуйста, – смирив волнение, тихо попросила Никки.

– Только не теперь, – твердо предупредил Массимо.

Никки закрыла глаза. Она надеялась, что так будет проще.

– Дня не прошло, чтобы я не вспоминал нашу близость…

Никки чувствовала тяжелое давление его груди о свою грудь. Массимо крепко держал ее за руки. И она смирилась, перестала вырываться. Он целовал ее плотно сомкнутый рот, опущенные веки, скулы. Массимо настойчиво старался своими поцелуями разжать ее губы. Первое же послабление с ее стороны – и последовал настоящий поцелуй, мучительно долгий…

Дальнейшие сопротивления были бесполезны, Никки хорошо понимала это. Она видела, что его желание затмевает все.

– Пошли, – . сказал он, чувствуя, что Никки бессильна противиться.

– Пусти меня, – в последний раз попросила его она.

Он неожиданно сжал ее за запястье и злобно тряхнул, прорычав:

– Попроси меня как следует!

Такая грубость разъярила ее не меньше.

– Отвяжись, грязное животное! – рванула она свою руку из его тисков.

– Это никуда не годится, мерзавка! Ты забыла, что между нами уговор, что ты будешь вести себя со мною так же, как делала это со своим муженьком. Его ты тоже считала грязным животным? – кипел, раздувая ноздри Массимо.

– Нет. Мой муж Джозеф, в отличие от тебя, был мужчиной. Он был настоящим мужчиной! – смело объявила Никки. – По крайней мере, совесть у него была.

– Неужели?! Означает ли это, что он исповедовался обо всех своих многочисленных грехах на смертном одре?

– Он признался в том, чего ты не желаешь признать все эти годы, – в отчаянии произнесла Никки.

– Очень интересно! – отозвался он. – И в чем же?

– Он признал ту несправедливость, которую позволил себе в отношении твоего отца. Но он заверил меня, что большая часть вины лежит на твоей матери. Она спланировала прибрать к рукам бизнес твоего отца и втянула в это Джозефа. Он поддался соблазну, но очень скоро об этом пожалел.

Никки замолчала, опасаясь возможной реакции Массимо. Она приготовилась ко всему, только не к тому, что произошло позже.

– Ты думаешь, я этого не знал? – горько усмехнулся Массимо. – Но Джозеф мог все исправить, когда понял, как сильно это ударило по моему отцу. Они были близкими друзьями. Он же предпочел удовлетворять желания моей матери – вместо того, чтобы спасать друга. Если бы Джозеф хотя бы признал свою вину в тот момент, мой отец мог бы сейчас жить…

– Он сказал, что не понимал опасности, пока не узнал о самоубийстве твоего отца. Говорил, что всю жизнь чувствовал свою вину и перед тобой, и перед твоим отцом.

– Как меня это должно утешить! – расхохотался Массимо.

– Ты совсем не знал своего отчима, – тихо сказала Никки. – Если он поначалу и был беспощаден, то потом очень изменился.

– И это именно благодаря своей человечности он лишил тебя возможности жить своей жизнью – выйти за любимого, родить детей? Годясь тебе в отцы, он же лишил тебя юности! – возмущенно выкрикнул Массимо.

– И я нисколько не жалею об этом. Я была рада, что он лишил меня этой, как ты ее называешь, юности. Ничего хорошего в моей жизни, не было.

– Ты продалась ему от нужды? Правильно я понимаю?

– Я не спала с твоим отчимом за деньги, если ты это имеешь в виду, – вновь овладела собой Никки.

– Может быть, он просто недостаточно тебе платил? Я не скупой. Проси у меня, сколько считаешь нужным, – вновь двинулся к Никки Массимо. Но смех женщины остановил его.

– Твой отчим не был ангелом. Но ни разу за все то время, что я его знала, он не повел себя недостойно. Он не дал мне ни единого повода пожалеть, что я вышла за него. Теперь же я очень рада, что эти годы прожила с ним. Это были хорошие годы. А если бы тогда, пять лет назад, я приняла бы твое предложение, то совершила бы роковую ошибку, – сказала Никки, выключила плиту и вышла из кухни.

– Просто я более темпераментный, а он был холодной рыбой, – придумал себе оправдание Массимо.

– То, что ты зовешь темпераментом, я воспринимаю как грубость.

– Если ты так радуешься, что отвергла меня тогда, что тебя заставляет терпеть мою грубость теперь, если ты не меркантильная дрянь? – нагнал ее в проходе Массимо.

Никки резко обернулась к нему.

– Все, что ты делаешь сейчас, продиктовано твоей уверенностью, что я поступила с тобой нечестно. Ты мстишь мне за ту боль, которую я тебе якобы причинила… Массимо, мне бы очень хотелось загладить свою вину перед тобой. Но даже ради этого я не позволю тебе ущемлять мое человеческое достоинство.

– Ты очень красиво говоришь, дорогая. Научилась у моего отчима получать все, ничем при этом не жертвуя. Но я знаю, какова твоя истинная цель! Ты надеешься вновь окрутить меня…

– Не заставляй меня презирать тебя еще сильнее, Массимо, – остановила его Никки.

– Должники всегда ненавидят своих кредиторов, – рассудил Массимо. – Это закон жизни.

– Назови мне сумму долга, – потребовала Никки.

– Вряд ли тебе захочется знать точную цифру, – замялся Массимо.

– Назови, какой бы она ни была, – настаивала она.

– Тебе не придется ничего платить, если ты просто будешь ласковой девочкой, – выпалил Массимо, окончательно ошарашив Никки.

– Содержанкой? – переспросила она.

– Да. Как была содержанкой моего отчима, – подтвердил свои намерения Массимо.

– Я никогда не была ничьей содержанкой… И тебе ничего не известно о моей жизни с Джозефом. Ты мыслишь своими животными потребностями, тебе не понять того, что связывало меня и его.

– Уверен, это были те же самые животные потребности, только под густым соусом ханжества. Я уже убедился, что эти животные потребности весьма сильны в тебе. Я чувствую их запах. Он сводит меня с ума.

– Массимо, ты ненавидишь меня. Ты хочешь отомстить мне… Это я поняла. И ты считаешь, что единственный способ для реванша – это овладеть мной? Ты не находишь это глупым?

– Просто я хочу тебя, – признался, склонив голову набок, Массимо.

– Вздор, – отозвалась на его признание Никки.

– Ты хотела, чтобы я признался в неослабевающей любви к тебе? Увы. Это обычная похоть…

– Похоть – ужасное слово, – поморщилась Никки.

– Слово как слово. Я не хочу притворяться.

– Ты говоришь отвратительные вещи. Я знаю, что ты не намерен прощать меня за брак с Джозефом. Чего ради мне спать с тобой?

– Прекрати вспоминать о нем всякий раз… Я не хочу, чтобы он и после смерти был третьим в наших отношениях. Я уже понял, что ты любила его… по-своему, разумеется… Но ты должна забыть о нем ради нашего будущего.

– Наши отношения ненормальны, Массимо! И мне страшно представить, какое у таких отношений может быть будущее…

Массимо кротко посмотрел на Никки и спросил:

– Дорогая, когда мы будем ужинать? Я проголодался.

– Не знаю… – отрезала она. – Ужинай без меня.

Глава девятая

Никки понимала, что между ними все уже сказано. Если бы Массимо хотел ее понять, он бы пошел навстречу. Ничего нового сказать ему она больше не могла. Поэтому решила изо всех сил избегать конфронтации и не соглашаться на очередные дрязги.

С таким настроением она спустилась следующим утром в кухню.

Массимо шелестел утренними газетами и пил кофе.

– Мы вылетаем завтра в шесть утра. Будь готова. Частный рейс. Приземление в Палермо. С аэродрома поедем на виллу, – сжато проинформировал он ее.

– Мне, наверное, этого никогда не понять… – сонным голосом пробормотала она себе под нос.

– Что именно? – прислушался Массимо.

– Эти ваши «частный рейс», «личный самолет», всякие игрушки для богатеньких, которые словно специально придуманы, чтобы деньги вылетали в трубу. Почему бы не летать, как все смертные, регулярными рейсами?

– Человек, который напряженно трудится и может позволить себе необходимый комфорт в полете, должен пользоваться такой привилегией. Но если ты испытываешь в связи с этим какие-то неудобства, то имеешь полное право за собственные деньги заказать билет в эконом или бизнес-классе регулярного рейса и лететь вместе с простыми смертными. Но учти, что до виллы будешь добираться собственным ходом.

– Очень приятно, что ты предоставляешь мне выбор, – процедила Никки.

– Не начинай, Никки! – огрызнулся Массимо, отшвырнув газету. – Я устал…

– Я хочу свою собственную комнату на вилле, – капризным тоном проговорила женщина, усаживаясь с чашкой кофе напротив него за стол. – Где бы мы ни жили, я должна иметь свою комнату, – с нотками детского упрямства уточнила она.

– На вилле мы будем жить в одной комнате, – сказал Массимо и вновь загородился от нее газетой.

– Нет! – с грохотом поставила на стол чашку Никки.

– Да! – прикрикнул Массимо. – Все мои любовницы останавливаются на вилле в одной комнате со мной. Служащим это хорошо известно… Поговорим за ужином, – сказал он, вставая из-за стола. – Я знаю, о чем ты подумала, – усмехнулся мужчина. – Нет. Стряпать тебе не придется. Поужинаем в ресторане.

– Я не хочу выходить с тобой.

– Очень жаль, потому что все равно придется. Неоплатные долги обязывают ко многому, – сакраментально заметил Массимо.

– Но… Я тогда не успею упаковать вещи.

– Сколько их у тебя, Никки? Мы не берем с собой крупнотоннажные грузы. Не придумывай отговорки. Еще ни одно твое действие не пошло в зачет твоих обязательств. Я не стану это терпеть, – пригрозив Никки, Массимо удалился.


Воспользовавшись отсутствием Массимо, Никки плотно спланировала свой день. Сразу после завтрака она села в такси и отправилась в Роуздейл-хаус, где и провела насколько часов со своим братом.

Она возила его в кресле по саду и рассказывала ему про свою безоблачную жизнь, про предстоящее путешествие на Сицилию.

– Я смогу навестить тебя не раньше чем через две недели, дорогой, – заранее предупредила Джейдена сестра. – Ты и не заметишь.

Джейден моргнул и улыбнулся.

– Жаль, конечно, что приходится уезжать.

Джейден молча покачал головой.

– Не знаю, как так случилось, милый… – сквозь слезы произнесла она. – Но ничего не вернешь назад. Единственное, что бы я хотела, так это оказаться на твоем месте. Прости меня за эти слова. Я понимаю только одно. Все случилось не так, как я предполагала для нас обоих, Джейден. Тебе не нужно понимать, что происходит. Ты знаешь главное – я люблю тебя…

Никки всегда было трудно покидать брата. Но в этот день расставание оказалось труднее, чем обычно.

Персоналу хосписа Никки была известна как Николь Бернсайд. Здесь строго соблюдали конфиденциальность своих клиентов, и за все то время, что Никки была супругой Джозефа Ферлиани, информация о ее посещениях Роуздейл-хауса не проникла наружу.

Покойный супруг же никогда не расспрашивал ее о личных делах, за что Никки была ему чрезвычайно признательна.

Вот только сейчас она не представляла, удастся ли ей сохранить все в тайне от Массимо, доверять которому у нее не было оснований. Неизвестность пугала Никки как никогда.


– Я звонил тебе много раз. Где ты была? – влетел в ее комнату Массимо.

– Ходила по магазинам, – тихо, не поднимая на него глаз, ответила Никки, поглаживая нежащуюся на коленях кошку.

– И что же ты купила? – с подозрением спросил Массимо.

– Представь себе, ничего, – все тем же спокойным тоном произнесла женщина.

– Совсем ничего?! – Его голос стал почти бешеным.

– Совсем ничего, – все более мирно звучал голос Никки.

– Ты издеваешься? – свирепел Массимо. – Тебя не было несколько часов!

– Правда? Время пролетело так быстро… – плавно прошелестели ее слова, похожие на мурлыканье Пии.

– Какого черта тебе вообще понадобилось выходить?

– Ты сам сказал, что я не прикована к дому. Почему теперь предъявляешь претензии? – Никки подняла наконец глаза.

– Потому что я волновался, не зная, где ты находишься, – раздраженно буркнул он.

– У тебя были причины для волнения? – тихонько журчал ее голос.

– Я всего лишь забочусь о твоей безопасности…

– А у меня создалось впечатление, что этот особняк и есть самое опасное для меня место, особенно когда ты сюда возвращаешься, – Никки снова опустила на кошку свой взгляд.

– Я этого не слышал! – рявкнул на нее Массимо. – В следующий раз, отлучаясь из дома, ты должна вызывать Риккардо!

– Мне нравится ездить общественным транспортом. Теперь это единственная возможность побыть среди нормальных людей.

– Ты не понимаешь, Никки. Ты выглядишь хрупкой и беспомощной. Это провоцирует злоумышленников.

– От моей хрупкости зависела моя карьера модели… до недавнего времени, – посетовала Никки.

– Ты злишься на меня из-за того, что я разорвал с тобой твой прежний контракт? – смягчился Массимо.

– Конечно, это не единственная причина, по которой я злюсь на тебя. Но ты прав, – лукаво улыбнулась ему Никки.

– Ты хочешь, чтобы я пересмотрел свое мнение?

– Было бы неплохо это обсудить… – лениво промурлыкала женщина.

– Вот и обсудим за ужином. Это и еще кое-что… Никки! Ты должна была одеться к выходу.

Никки нехотя поднялась и пошла в гардеробную.


– Зачем ты все усложняешь? – миролюбиво спросил ее за ужином Массимо. – Не проще ли позволить событиям течь своим чередом? Почему ты не хочешь дать волю чувствам, поддаться своим желаниям?

– И стереть тебя в порошок?

– Ты ведь чувствуешь ко мне совсем другое.

– Например?

– Нам обоим сейчас не просто сидеть напротив друг друга и изображать безразличие.

– Отнюдь, – возразила Никки.

– Ты не хочешь быть обычной содержанкой. Это я уже понял. А женой? Ты хочешь быть моей женой?

– Это предложение?

– Нет. Это не предложение… Так ты хотела бы быть моей женой? При других обстоятельствах, разумеется…

– Я ни при каких обстоятельствах не хотела бы быть твоей женой, Массимо Андролетти, – ответила женщина с расстановкой.

– Ты просто дразнишь меня. И напрасно. Потому что свои долги ты сможешь выплатить только в моей постели. Решай, в каком качестве тебе это будет сподручнее.

– По-моему, ты совсем меня не слушаешь, Массимо. Я не позволю тебе владеть мной.

– А твоим телом?

– Это одно и то же, – раздраженно бросила Никки.

– А если я скажу, что сегодня ночью все изменится?

Никки внимательно всмотрелась в лицо Массимо. Она видела перед собой лицо красивого, самовлюбленного мужчины. Как же хочется осадить эту кричащую надменность! И она сказала:

– Ты бесспорно хорош. Но не уверена, что этой ночью я готова забыть о верности покойному мужу, Джозефу Ферлиани. Я ношу траур. А ты все время упускаешь это из внимания.

– Я добьюсь того, чтобы ты забыла имя этого негодяя! – прошипел Массимо.

– Далеко не все подвластно твоему хотению, – сухо произнесла женщина.

Массимо склонился к ней и еле слышно прошептал, заставив Никки до предела напрячь слух:

– Этой же ночью ты будешь шептать мое имя, бредить мной наяву и видеть во сне. Ты добровольно отдашься мне и будешь отдаваться, когда я ни пожелаю. Ты станешь трепетать и млеть от каждого моего прикосновения. Ты сама будешь умолять меня о близости.

Сказав это, Массимо откинулся на спинку стула и победительно посмотрел на Никки, вопросительно изогнув брови.

Никки смерила его озадаченным взглядом и вернулась к еде.

Он подлил ей вина в бокал, но Никки отказалась.

– Ты пожалеешь об этом.

– Мне плевать!

– Мы уходим, – резко поднялся Массимо из-за стола.

– Я хочу это доесть. Здесь прекрасно готовят, – воспротивилась она. – Води меня в этот ресторан почаще, дорогой, – насмешливо произнесла женщина.

Но ей пришлось встать и подчиниться. Этого требовало благоразумие, потому что Никки видела, как опасно раздулись ноздри Массимо. Меньше всего вдове мистера Ферлиани хотелось публичных сцен. Она молча проследовала рядом с Массимо к автомобилю.

Ночной воздух улицы немного взбодрил обоих.

Заняв место рядом с Никки в салоне лимузина, Массимо недовольно произнес:

– Поразительно… Как это тебе удается вывести меня из равновесия? Никто не бесит меня так, как это делаешь ты.

– Ах! Как мне жаль, как мне жаль, – издевательски запричитала Никки и рассмеялась.

– Прекрати! – прикрикнул не нее Массимо. – Порой мне кажется, что я способен тебя убить. Мне неприятно сознавать это. Я не кровожадный человек. Просто не знаю, что мне делать…

– Забыть обо всех своих детских обидах и позволить мне жить своей жизнью, – с готовностью разрешила его проблему Никки.

– У меня есть другое предложение, – обнял ее за плечи Массимо.

– Я не лягу в постель с человеком, который ненавидит меня.

– Для хорошего секса не нужна любовь. Достаточно сильного влечения, – деловито заметил Массимо.

– Только не для меня, – парировала Никки в то время, как он ласкал ее белокурые пряди и целовал гибкую шею.

– Ты такая сердитая и напряженная, – игривым тоном прокомментировал мужчина. – Зачем лишать себя удовольствия?

– Я лишилась много большего, связавшись с тобой.

– Молчи, – сказал он и прижался губами к ее рту.

Он с силой сдавил ее губы, и они раскрылись. Массимо мастерски воспользовался этим. Бретельки платья сползли с ее плеч. В сочные звуки поцелуя вплелись стоны борьбы.

– Нет, милая, – с новой силой напустился на Никки Массимо. – Теперь я не отступлюсь.

.

Они подъехали к дому, и Массимо, крепко схватив ее за руку, потащил за собой.

Никки сознавала свое бессилие перед ним. Она лишь надеялась остаться безучастной. Женщина лишь вздрагивала, когда в спальне он начал снимать с нее платье и белье. Она с удовольствием отметила, как распалился он, увидев ее нагой, жадно разглядывая и целуя ее грудь, живот и бедра.

Он нагнетал свое возбуждение, созерцая свою добычу.

Никки спокойно смотрела на него.

– Этот костюм тебе к лицу, – отметила она, проведя рукой по лацкану.

– Твой нынешний наряд мне тоже очень нравится, – сделал он ответный комплимент, сжав ее бедро. И сделал шаг к двери.

– Что это значит? – поинтересовалась Никки.

– Скоро вернусь.

Она задержала его за пряжку ремня.

– Отпусти, – сказал он.

– Вот еще… – усмехнулась женщина.

Она потянула его на постель. Обвила его бедра ногами и впилась пальцами в волосы.

Прищурив серые глаза, Никки смотрела на Массимо и беззвучно смеялась над ним. И он это ясно видел.

Массимо расстегнул молнию на брюках, и Никки ощутила его желание.

– Не может быть! – с патетикой воскликнула она.

– Если будешь плохо себя вести, я сделаю тебе больно, – сипло предупредил ее Массимо, выпутываясь из цепких женских объятий.

– А чего еще можно от тебя ожидать? – безразлично заметила она.

Массимо был в бешенстве. Он понимал, что женщина бесстыдно дразнит его. Но он не мог совладать со своим желанием так же, как не мог совладать и с ней.

В конце концов он овладел ею.

– О чем ты думал?! – гневно прикрикнула на него Никки.

– Что?..

– Что! Следовало предохраняться! – выговорила ему Никки. – Я не принимаю противозачаточные таблетки.

– А ты не могла сказать мне об этом на пару минут раньше?

– Но ведь ты же здесь руководишь всем, босс.

– Ах ты, хитрая лиса! – вновь напустился он на Никки. – Ты надеешься забеременеть от меня? Рассчитываешь решить свои проблемы за счёт ребенка?!

– Меньше всего мне хотелось бы забеременеть именно от тебя, – не осталась в долгу Никки.

– Никогда больше не смей повторять это! – Массимо яростно стиснул ее.

– Буду говорить то, что посчитаю нужным!

– Счастливо оставаться! – крикнул Массимо, покидая постель.

– Всех благ! – кинула ему вслед Никки.

– Радуйся пока! – пустился в пререкания Массимо.

– Да уж! Тебе теперь не до веселья! – подлила Никки масла в огонь.

– Мне все равно! – огрызнулся он.

– Вот уж ни за что не поверю, – рассмеялась женщина. – Изведешься весь, пока не убедишься, беременна ли твоя новая любовница или нет.

– Замолчи, стерва! – закричал он и хлопнул дверью, досадуя на себя и сознавая, что реванш в очередной раз не удался.

Глава десятая

Полет до Палермо был утомительно долгим. Безусловно, путешествие в частном самолете отличалось несопоставимо большим комфортом, чем в обычном, но для Никки это значения уже не имело. Взойдя на борт, она утонула в кожаном кресле и приняла вид глубоко спящего человека.

Она несколько раз действительно проваливалась в сон, но ненадолго и очень тревожно. Несмотря на все насмешки и пререкания, события прошедшей ночи уязвили ее.

Массимо был в ее объятьях, но она не могла позволить себе ласкать его, не уступила, не насладилась близостью, как они оба этого хотели.

Они оба, нагие и беззащитные друг перед другом, так и остались в коконах своих терзаний. Массимо изо всех сил соперничал со своим отчимом и опять проиграл, не ведая того, что Никки с Джозефом никогда не были близки физически. Боясь обнаружить свою нежность перед Массимо, она показала себя настоящим чудовищем.

Никки знала, что проучила самонадеянного Массимо. Однако это не принесло ей удовлетворения…


После тихой зимы Австралии Никки была счастлива оказаться в зное итальянского лета.

До виллы их довез лимузин, управляемый шофером Массимо, который встретил пару на аэродроме. На крыльце их уже дожидалась молоденькая экономка Карин, которая восторженно воскликнула, заметив хозяина:

– О! Синьор Андролетти! Счастлива видеть вас!

– И я, Карин, – кивнул он и улыбнулся.

– Желаете чего-нибудь особенного на ужин?

– Нет, пожалуй. Не утруждайтесь. Все как обычно.

Он представил экономке свою спутницу и удалился в кабинет.

– Какая у вас диета? – деловито поинтересовалась Карин.

– Питаюсь как все, – заметила Никки.

– А вы разве не модель? – удивилась экономка.

– Больше нет, – сообщила Никки.

– Будут какие-то пожелания? – осведомилась Карин.

– Никаких. Не беспокойтесь из-за меня. Я привыкла сама себя обслуживать, – предупредила экономку гостья.

– Приятно это слышать, – тихо сказала Карин, – Прежде синьор Андролетти привозил только привередливых женщин.

– В каком смысле? – решила поддержать опасный разговор Никки.

– Они постоянно чего-то хотят и вечно недовольны, что бы я ни делала. Приходилось из-за них носиться до боли в ногах. От этих девиц ни минуты покоя!

– Обещаю вести себя смирно, – улыбнулась Никки.

– Ловлю вас на слове, – подмигнула ей задорная Карин.

Она провела Никки в комнату.

– Прежняя тоже была блондинкой, – сообщила Карин. – Но в отличие от вас, она была искусственной блондинкой. У меня подобные метаморфозы вызывают только сочувствие. Эти отвратительные отросшие корни… Вы меня понимаете. И вы изящнее, чем предыдущие. У вас благородное лицо.

Никки даже испугала такая откровенность служащей Массимо. Она решила воздерживаться от дальнейших доверительных разговоров и, сконфузившись, произнесла:

– Мне лестно, что вы так думаете. Я обещаю не доставлять вам хлопот… Я очень устала в дороге.

Карин поняла, улыбнулась и направилась к двери, но у порога остановилась.

– Не поймите меня превратно, но, видя в вас достойную женщину, хочу сказать, что… – замялась Карен. – Синьор Андролетти – всегда такой добродушный и легкий в общении мужчина. Он стал беспокоить меня. Особенно последние годы.

– Беспокоить?

– Да, меня беспокоит его угрюмость. Его что-то гнетет. В общем, перемены к худшему очевидны, – рассуждала Карен.

– С чем вы это связываете?

– Мне не известны причины. Они никому не известны. Может быть, вам удастся выяснить причину его хандры.

– В моих ли это силах? – пожала плечами Никки и открыла чемодан.

– Если желаете, я помогу вам распаковаться, – вызвалась Карен.

– Благодарю, но у меня не так много вещей, – поспешила отказаться Никки.

Несмотря на очевидную искренность этой женщины, ее прямота тяготила.

– Если бы вы стали женой синьора Андролетти, я бы этому искренне обрадовалась, – откровенно произнесла экономка. – Пусть вас не удивляют мои слова. Я считаю себя человеком заинтересованным. Кроме того, что я желаю добра своему хозяину, я также не желала бы себе горькой участи служить хозяйке, которая мне неприятна.

– Еще никогда не приходилось слышать таких… глубокомысленных комплиментов, – рассмеялась Никки. – Я учту ваше пожелание.

– Карин, вы не могли бы оставить нас? – раздался недовольный голос появившегося на пороге хозяина.

– Да, синьор, – запоздало спохватилась Карин, проскользнула мимо Массимо и закрыла за собой дверь.

– Мог бы и помягче, – упрекнула его Никки. – Она души в тебе не чает.

– Еще не хватало потворствовать таким разговорам!

– Мне тоже это не по душе. Но не я здесь устанавливаю порядки. Не могла же я проявить неуважение к твоей экономке.

– Она часто забывается. И ей следует знать, что я недоволен.

– Возможно, это от желания общаться. Она еще слишком молода для роли синего чулка.

– О! Вижу, вы прониклись взаимной симпатией? Ты всех просто подкупаешь своей обходительностью и красотой! – возобновил свои насмешки Массимо.

– Всех, кроме неподкупного синьора Андролетти! – в тон ему парировала Никки.

– Тебе не надоело на меня сердиться?

– Меня умиляет твое легкомыслие, Массимо…

– Тебе мало того, что я выбрал тебя своей любовницей?

– Было бы достаточно, если бы я этого хотела.

– Ты не хочешь быть моей, но позволила мне овладеть собой вчера… – напомнил ей Массимо.

– Какой у меня был выбор? – чуть приподняла брови Никки.

– Жить честно…

– Ты шантажируешь меня долгами Джозефа, которого ты сам же и разорил, грозишь мне судебными приставами… Что же ты предлагаешь? Чтобы я добровольно сдалась властям?

– Я предлагаю тебе быть нежной со мной.

– Но ты ненавидишь меня!

– Это главный компонент моего страстного желания, – признался он и потянул женщину к себе.

– Массимо, не сейчас…

– Замолчи, – остановил он ее поцелуем. – Все, что ты можешь мне сказать, – не более чем пустые слова. Я убедился, что ты хорошо умеешь играть ими. Но истинное значение для меня имеет только твое тело… Твои груди, которые наливаются от одного моего взгляда. Твоя влага, которая все такая же терпко-сладкая, как и в нашу первую ночь. Я устал выслушивать твои препирательства. Я хочу услышать твои стоны… – горячо нашептывал он, подтверждая свои слова действиями, раздевая и волнуя ее, и холодно добавил, когда Никки разомлела в его руках: – Только так ты сможешь заплатить долги Джозефа.

Никки посмотрела на Массимо через неплотно сомкнутые ресницы.

– Покажи, чему он научил тебя в постели.

– Я не спала с Джозефом, – прямо ответила Никки. – Я никогда не спала с твоим отчимом.

– Ну и зачем же ты мне врешь? – пренебрежительно тряхнул он ее.

– Ты не способен отличить ложь от правды? Я не спала с мужем. Но вовсе не потому, что не испытывала такого желания. Просто он был болен. Напоминаю, у Джозефа был рак простаты. Химиотерапия и хирургические вмешательства сделали секс невозможным, – снова принялась дразнить Массимо Никки. – Но не думай, что наши отношения были ущербными из-за этого. Нет. Они были выше и полнее плотских сношений. Нам было хорошо вместе.

– И ты смирилась? И даже не искала никого, кто компенсировал бы недостаток Джозефа? – скептически осведомился Массимо.

– Зачем?

– Хочешь сказать, что все эти годы ты ни с кем не имела сексуальных отношений?

– Так и есть.

– Ложь, как и все, что я слышал от тебя! – неожиданно рассвирепел Массимо. – Ты лгала мне с первой нашей встречи. Я навел справки, и мне удалось выяснить кое-что интересное…

Никки вздрогнула.

Она не случайно сменила имя, когда уехала из родного города. В юности Никки проходила по программе защиты свидетелей. Согласно мерам безопасности, никто не должен был ничего знать о ее прошлом…

– Тебе не любопытно, что мне удалось раскопать?

– Нисколько, – сдержала волнение Никки. – Но ты ведь сам собираешься все мне рассказать.

– Твои родители, как ты сама мне об этом сказала, живы и счастливы в браке. И еще, по твоим же словам, у тебя есть младший брат. Все идиллично и убедительно… Но тогда отчего никого из них не было ни на твоей свадьбе, ни на похоронах Джозефа?

– В твоей семье никогда не возникало проблем, которые помешали бы родственникам встретиться?

– Что ты скрываешь, Никки?

– Ты мог бы это выяснить, Массимо, раз уж задался такой целью.

– Не виляй, Никки! – вскричал он.

Она почувствовала нестерпимую боль. Он хочет правды? Так пусть получит ее!

– Я должна была в первую же нашу встречу рассказать тебе, как мой отец не стеснялся в способах воспитания, а для матери было главным, чтобы мы помалкивали и не раздражали нашего вспыльчивого папочку? То, что я с пеленок ходила в тряпье и не существовало ни одного человека, кроме моего брата, который бы относился ко мне с нежностью? Об этом я должна была сказать малознакомому мужчине за бокалом шампанского?

– Ты общаешься с ними? – нахмурился Массимо.

– Моя мать умерла, с отцом я не общаюсь.

– А брат?

– Иногда видимся… – нехотя произнесла Никки.

Массимо отошел к окну.

– Спасибо, что рассказала, – тихо произнес он. – Если бы я знал, то не настаивал бы…

– Знаю я это «если бы да кабы», – зло процедила Никки.

– Прости…

– Босс позволит мне одеться? – Она холодно посмотрела на него.

Массимо присел перед ней и поцеловал холодные кисти рук.

– Не спеши, дорогая…

Глава одиннадцатая

На следующее утро Никки проснулась поздно. Она повернулась на другой бок и обнаружила, что осталась на большой постели одна. Она обхватила подушку Массимо и глубоко втянула ноздрями оставшийся на ней аромат любимого мужчины. Никки в жизни не ощущала такой полноты чувства. Понежившись всласть, она встала и приняла душ, а после надела самое легкое платье из тех, что у нее были. Убрала волосы в пучок и спустилась вниз.

– Мистер Андролетти попросил передать, что будет какое-то время занят и присоединится к вам позже, – сдержанно проинформировала ее Карин.

– Благодарю, – кивнула Никки и, внимательно посмотрев на молодую женщину, полюбопытствовала: – Давно вы работаете у синьора Андролетти?

– Три года.

– Это не большой срок, учитывая, что бывает он здесь наездами. Откуда вы так хорошо осведомлены о характере хозяина?

– Моя родная тетя долгие годы работала экономкой в его семье, – оживилась Карин.

– И вы пришли ей на смену?

– Вам, успешной модели, это может показаться странным, но мне нравится моя работа… Точнее, она полностью меня устраивает.

– Вы же не думаете, что я осуждаю ваш выбор профессии? – поспешила уточнить Никки. – А что касается моей карьеры модели, то она была очень короткой. И похвастаться мне, собственно говоря, нечем.

– О! Синьор Андролетти! – воскликнула Карин, увидя, как вошел Массимо. – Стол накрыт к завтраку.

– Благодарю, Карин. И известите, пожалуйста, Сальваторе, что мы будем готовы выехать через час.

– Да, синьор, – кивнула Карин и удалилась. Никки с трепетом ожидала этого мгновения.

Она робко подняла глаза на Массимо.

– Что? – спросил он ее.

Она отрицательно покачала головой и приступила к завтраку.

– Думала, что, раз мы спали вместе, тебе не придется работать? Считаешь, что наш брак – вопрос решенный?

– Я вообще не связываю эти два обстоятельства. Брак – это брак, а работа – это работа. Одно другого не замещает.

– Желаешь вновь стать лицом фирмы?

– Меня устроит эта или любая другая хорошо оплачиваемая работа. А вообще-то я не испытываю слишком большой привязанности к карьере модели, – разочарованным тоном произнесла Никки.

– Пожалуй, я продлю контракт с тобой. Твое лицо узнаваемо. Оно уже давно прочно отождествляется с именем Ферлиани. Я подумал, что будет рискованно менять его именно теперь, – деловито проговорил Массимо.

– Посмотри на меня, Массимо, и ответь, похожа я на ту девушку с рекламных плакатов?

Он озадаченно взглянул на Никки.

– Не понимаю тебя… то тебе нужна работа, то ты от нее отказываешься.

– Я не отказываюсь. Но я не чувствую в себе сил, – призналась Никки. – Да ты и сам это видишь.

– Я вижу только то, что ты не накрашена и, пожалуй, не выспалась, – ухмыльнулся он. – Но тебе лучше прочих должно быть известно, как делают идеальные лица моделей.

– Благодарю за понимание…

– Я предлагал тебе дизайнерскую работу в фирме. Ты молчишь…

– Ты знаешь, что у меня нет квалификации. Прежде моя работа носила лишь координирующий характер. Я вносила предложения, обсуждала их с компетентными людьми, налаживала их взаимные контакты, но никогда не работала самостоятельно. Это огромная ответственность.

– Что ты хочешь? Что ты умеешь делать? – прямо спросил ее Массимо.

– Я работала личным помощником Джозефа Ферлиани… до того как стала его женой.

– Хочешь быть моим личным помощником? – поморщился он от собственного предположения.

– Меня гораздо больше волнует то, что со мной станется, когда ты пресытишься своим реваншем, – с тяжелым сердцем сказала женщина, которая в один миг вновь почувствовала себя невероятно одинокой и несчастной.

– Я не собираюсь долго заниматься «Ферлиани фейшнс». Я продам эту компанию, как продал все остальные. Надо только дождаться, когда стоимость акций поднимется на требуемый уровень. Поэтому решай сама, имеет ли для тебя смысл связывать свою дальнейшую судьбу с этой фирмой.

– Я думала, что ты вернул себе дело, которое прежде носило имя твоего отца, для того, чтобы и впредь развивать его, – произнесла она удивленно.

– Мне нужно было добиться справедливости. А все прочее – ненужные сантименты.

Щеки Никки разгорелись от холодности его слов. Она прикрыла лицо руками. Невероятная слабость овладела ею. Она с ужасом сознавала, что вот-вот расплачется от бессилия и обиды…

– Не распускайся, – одернул он ее. – Не забывай, что у нас впереди день напряженной работы.

– Мне обязательно ехать?

– Ты поедешь на фабрику вместе со мной. Для этого ты сюда и прилетела. После работы я покажу тебе город.

– Хорошо…

– Тогда убери эту кислую мину с лица. Я не хочу, чтобы Карин и прочие начали шептаться, – небрежно распорядился он.

– Сейчас нас никто не видит, – сделала попытку возразить Никки.

– Я тебя вижу. И хочу, чтобы ты мне улыбалась. Я заслужил это прошлой ночью.

– Я не марионетка… Не хочу улыбаться по приказу. Я не умею улыбаться тогда, когда ничего не радует.

– Однажды ты добьешься того, что я потеряю всякое терпение, – гневно процедил Массимо. – А когда это произойдет, мне будет совершенно безразлично, сможешь ты оплатить долги своего мужа или нет. Я заставлю тебя это сделать…


Дорога от виллы до фабрики в Палермо заняла полтора часа.

Все это время прошло в ледяной тишине салона автомобиля, где вовсю работал кондиционер.

На фабрике они общались довольно сдержанно. Никки немного оживилась и даже получила огромное удовольствие, оглядывая изысканные набивные ткани и осязая их фактуру. Воображение уже рисовало фасоны и отделку.

Она даже смогла ненадолго абстрагироваться от своих проблем. Никки и прежде испытывала гордость, когда видела надпись «Ферлиани фейшнс» на ярлычках. Она чувствовала свою причастность к большому делу. Хотела бы она, чтобы жизнь сложилась иначе… Но увы…

Однажды она отважилась признаться Джозефу Ферлиани, что не закончила даже среднюю школу. Массимо же про это ничего не знал…

Она пробиралась сквозь многочисленные стойки с одеждой к офису Массимо, за стеклянными перегородками которого он быстро и страстно что-то обсуждал на итальянском с менеджерами фабрики.

Никки остановилась, затаившись за вещами, и некоторое время с любопытством наблюдала за ним. Словно почувствовал ее заинтересованный взгляд, он поднял на нее глаза и окликнул:

– Никки! Что там у тебя?

– Нет, н-ничего… Все нормально, – сбившись, пролепетала она.

– Ладно… Господа, я отлучусь пообедать, – обратился он к служащим. – Идем обедать, – кивнув, он обнял ее за талию и неожиданно ласково спросил: – Проголодалась?

– Немного, – тотчас оттаяв, ответила Никки.

– Утомилась?

– Есть чуть-чуть, – доверчиво произнесла женщина.

– Почти улыбнулась… – удовлетворенно отметил Массимо.

* * *

После ленча Массимо стал показывать Никки город. Они любовались достопримечательностями до заката солнца. А когда стало темнеть, он повел Никки в свой любимый ресторан.

– Поедим, как это делают в Италии. Добродушно и со вкусом. И не будем пикироваться, – предложил Массимо.

– Я не сторонница ругани и брани, – охотно согласилась Никки.

– Посмотрим, надолго ли хватит твоего, миролюбия, – ехидно заметил Массимо.

– Очевидно, твое миролюбие уже иссякло, – констатировала Никки.

– Ты в своем амплуа, Никки, – рассмеялся Массимо. – Ни одной реплики не можешь оставить без ответа.

– А ты как хотел?

Они оба рассмеялись, удивившись тому, как из пустоты возникла причина для очередного конфликта.

– Пожмем друг другу руки? – протянул ей Массимо свою сильную ладонь.

Никки молча пожала ее.

– Хорошая девочка, – похвалил ее Массимо.

– Мир, – иронически подтвердила Никки.

– Ты мне веришь?

– Верить не легко. Я не знала никого, кому бы можно было довериться – вздохнула Никки.

– Никогда?

– Никогда…

– Расскажи о своем детстве, милая.

– Не сейчас, – покачала она головой. – Не стоит.

– Это было так ужасно?

– Я тебе уже достаточно рассказала, – смутилась Никки.

– Да я, в сущности, ничего не понял из твоих слов.

– И не нужно, Массимо. Ты сам говоришь, что слова для тебя ничего не значат. И мой рассказ не способен изменить твоего отношения ко мне. Я не стану тебе рассказывать о своем детстве только потому, что ты проявил к этому интерес.

– Над тобой издевались? – высказал он отчаянное предположение.

Ее лицо изменилось на глазах. Губы задрожали, стараясь сохранить беспечную улыбку, а глаза наполнились влагой.

– Никки? – шепнул он и крепко сжал ее руку.

– Что ты подумал? – нахмурившись, спросила она. – Ты ошибся… Изнасилования не было. Но и без сексуального насилия достаточно способов, чтобы надругаться над душой ребенка…

Глава двенадцатая

Не то чтобы Никки уверовала в его обещание, но в течение нескольких дней они жили весьма мирно. Прошлого никто не вспоминал.

Никки даже почувствовала, что напряжение, постоянно сковывавшее ее, наконец уходит. До полного комфорта было еще очень далеко, но она уже могла получать удовольствие от поездки.

Каждый день Массимо открывал ей что-то новое на сицилийских просторах, каждую ночь он открывал ей что-то новое в ней самой.

Она не задумывалась, как он расценивает ее покладистость. Никки позволила себе, наконец, насладиться этим мнимым счастьем чувственной близости.

По ночам она была всего лишь женщиной, которая отдавала себя мужчине. Она училась в его объятьях. Постигала новую для себя науку страсти. Никки научилась понимать музыку его стонов, танец его тела, невероятную артистичность его ласк…

Для Массимо же в Никки словно воплотилась кроткая женственность, перемешанная с кошачьей грацией. Порой ему недоставало ее дерзких выпадов и гордых отпоров. Но нежность этой хрупкой женщины ценилась им много выше, чем горделивое пренебрежение им.

Они ничего не говорили о любви, предательстве, мести… Оба знали, что однажды эти слова прозвучат вновь и отнимут у них иллюзорную безмятежность. И оба, как могли долго, старались отодвинуть этот миг неминуемой катастрофы…

Накануне их вылета в Мельбурн, в их последнюю ночь на Сицилии, Никки ясно осознала, что этой трепетности суждено остаться на жарком острове. Что взять их слаженное сосуществование в Австралию ни он, ни она не смогут. Но между ними продолжит полыхать страсть, которая скорее обжигает, чем греет.

Сколько раз за последнюю неделю Никки вспоминала о Джейдене, столько же раз она порывалась рассказать обо всем Массимо. Но в последний момент она передумывала. Массимо и ее брат – это два полярных мира, которые никогда не будут вместе.

Несчастный обреченный Джейден, сколь ни был любим ею, все же олицетворял собой ее прошлое, ее кошмары наяву, все то, от чего она бежала безоглядно.

Массимо жил в совершенно ином мире. Пять лет назад она думала, что именно так, как он, должна выглядеть ее мечта. Теперь, почувствовав, какова она – горечь его мести, Никки понимала, как ошибалась. Она не связывала с Массимо своих надежд. И поэтому не желала открывать перед ним тайники своего прошлого.

Но в обоих мирах она чувствовала себя одинаково подсудной, и это чувство стало для нее пыткой, которую никто не мог ни отменить, ни хотя бы облегчить. Мнение Массимо относительно ее поступков, в сущности, не так волновало Никки, как ее собственный суд. И хотя она отказывалась сожалеть обо всем содеянном, понимала, что свою жизнь строила неправильно. А правильного ответа не знала и по сию пору…

– Ты сегодня в какой-то особой задумчивости, дорогая, – заметил Массимо. – Не радуешься нашему завтрашнему отъезду?

– Ты прав. Прости, если своим постным видом порчу твое настроение, – без всякой иронии повинилась Никки. – Я не умею составлять компанию. Должно быть, тебе со мной невыносимо скучно…

– Это не так. И тебе это известно. Поэтому ты со мной. – Массимо обнял ее за талию. Он приблизил к ней свое лицо и шепнул, заглянув в глаза: – Скажи мне, о чем ты задумалась? Я уже долго наблюдаю за тобой и мучаюсь одним вопросом. О чем так сосредоточенно думает эта очаровательная блондинка, к которой благоволит сама судьба? Что может тревожить ее?

Никки принужденно улыбнулась. Осторожность не позволяла ей пуститься в откровения.

– Ты беременна? – предположил Массимо.

– Вот что тебя интересует? – с облегчением рассмеялась Никки. – Нет… Вернее, не знаю.

– Давай посчитаем, – деловито предложил он. – Мы совершили эту оплошность ровно неделю назад… Когда у тебя должны прийти месячные?

– Очаровательная беседа, – не удержалась от иронии Никки. – Массимо, все не так просто. У меня совершенно сбился цикл с тех пор, как Джозеф слег…

– Но все-таки ты же можешь сказать приблизительно?

– Ориентировочно на следующей неделе. Может быть, раньше, может быть, позже…

– Могу я попросить тебя начать принимать таблетки по возвращении в Мельбурн, чтобы этого больше не повторилось?

– Если тебя страшит моя беременность, я ее прерву, – сухо сказала Никки.

– Ты готова пойти на это?

– Ты дал мне понять, что не хочешь иметь ребенка от меня. Растить его самостоятельно у меня нет возможности. Если бы я не находилась в таком безвыходном положении, то и этой близости бы не произошло.

– Мне жутко слышать это даже от тебя! – возмутился Массимо. – Я не позволю тебе убить моего ребенка!

– Моя мать совершила роковую ошибку, когда вышла за моего отца только потому, что ее угораздило забеременеть от него. Таким образом, я стала невольной виновницей ее несчастья. А когда она уже было решилась оставить его, то обнаружила, что беременна моим братом. Мы жили на пособие, отец неустанно унижал и оскорблял нас всех вместе и каждого по отдельности. Наша мать… Она полностью растеряла свое человеческое достоинство из-за его нескончаемых нападок. Но она боялась нашего отца и поэтому всю свою боль изливала на меня и брата. Для ребенка нет ничего хуже, как чувствовать себя нежеланным. А если это чувство усугубляется еще и крайней нуждой, то жизнь становится просто невыносимой. Ты с ранних лет понимаешь, что у тебя нет шансов вырваться. У тебя никогда не будет пропуска в лучшую жизнь, не будет ни образования, ни полезных навыков… А если ты еще и болен, то буквально обречен на постепенное мучительное умирание… Никогда больше не провоцируй меня на такой разговор, Массимо, – прекратила свой рассказ Никки, содрогаясь от нервного озноба.

– Но я обязан был это узнать. И не теперь, а гораздо раньше.

– Это так важно?

– Я хочу понять тебя, Никки. Я знаю, что за твоим молчанием скрывается какой-то секрет. И именно из-за него ты вынуждена идти на то, на что по доброй воле никогда бы не пошла. Я знаю, какая ты, когда над тобой не довлеют твои тайны…

– Откуда ты можешь это знать? Я всегда такая, какая есть.

– Это не так. Когда мы принадлежим друг другу, ты совершенно иная.

– Как всякая женщина.

– В том-то и дело, что не как всякая. Именно это меня к тебе и влечет.

– Может быть, ответ в природе наших отношений? Они не вполне нормальные, и потому они тебя так возбуждают. Тебя вообще возбуждает власть надо мной, моя беспомощность, моя беззащитность. А вовсе не то, какой я человек.

– Но мы могли бы все изменить. Нам же здесь было хорошо. Мы словно заключили перемирие. Пусть оно продолжается.

– А какой срок ты нам отмерил?

– Я не думал об этом. Да и зачем? Пока наше общение приносит радость, пусть все остается как есть.

– Массимо, ты не можешь рассуждать так легкомысленно! – восстала Никки.

– Чем тебе не нравятся мои рассуждения?

– Это безответственно.

– А по-моему, это и есть разумный подход. Но не стоит затягивать эту дискуссию на ночь глядя. Завтра у нас ранний вылет. Следует хорошо отдохнуть… Но для крепкого сна имеет смысл размяться. Что ты об этом думаешь?

Вместо ответа Никки кокетливо поцеловала его.

Они подошли к дверям спальни рука в руке. Он подхватил ее на руки и перенес через порог.

– Разденься красиво, милая, – ласково попросил он Никки и сел на край постели.

За прошедшую неделю Никки впитала все летнее солнце Сицилии, от чего ее фарфоровая кожа зазолотилась, приобретя цвет меда. Итальянская кухня благоприятно сказалась на ее пополневших бедрах, округлившейся груди.

– Что ты хочешь видеть? – спросила она своего мужчину.

– Покажи мне свою аппетитную грудку, милая.

Никки послушно расстегнула пуговку за пуговкой и плавно скинула блузку. Приоткрылась красивая грудь под тонким бельевым кружевом. Она потянулась расстегнуть бюстгальтер, но он поспешил предупредить:

– Подожди, оставайся так. Сними юбку.

Когда юбка упала к ее ногам, обнажив бедра, Массимо сказал:

– Теперь иди ко мне.

Походкой дикой пумы она неторопливо приблизилась к мужчине и остановилась напротив него. Он снял с женщины белье и всмотрелся в ее лицо.

– Почему ты хмуришься?

– Разве? – удивленно приподняла она брови.

– Перестань корчить рожицы, не то морщины появятся.

– Улыбаться намного вреднее. При улыбке мы напрягаем значительно больше мимических мышц, чем когда хмуримся.

– Откуда ты это взяла?

– Прочла в журнале.

– Зато позитивное отношение продлевает жизнь.

– Не жизнь, а существование, – грустно съязвила Никки.

– О чем бы я ни заводил речь, разговор сводится к одной и той же безысходности, – укорил ее Массимо.

– Тогда давай помолчим, – предложила, обхватив его за шею, Никки.


Хотя и пенял Массимо на свое не всегда беззаботное детство, но по сравнению с детством Никки его давнее прошлое следовало бы назвать идиллическим. У него было все, что необходимо ребенку.

Пока не грянул гром.

Пока вероломная женщина не выбрала другого. И тогда газетные заголовки запестрели неправдоподобными подробностями ее жизни с отцом Массимо. Отец не знал, как противостоять всей этой лжи, предательству и человеческой жестокости. Сильный мужчина не выдержал испытания ложью. И Массимо затаил ненависть, которая пересилила все, даже любовь…

Юное красивое женское тело трепетало в его объятьях. Массимо ублажил ее, ублажил себя, но вместо того, чтобы позволить усталости сковать сознание сном, снова набросился на Никки с жаркими поцелуями. Он ловил ее в темноте, словно она могла исчезнуть в любой миг.

Он понимал, что безумие любви овладевает им вновь, но не мог остановиться. Крепко обняв Никки, он прижал ее к себе, не давая ускользнуть.

Никки от страха боялась вздохнуть.

– Что с тобой? – спросила она его.

– Никки… Никки… – прошептал он и наконец отпустил.

Она с недоумением смотрела на Массимо.

– Скажи, где ты родилась, где выросла?

– Не надо, Массимо. Умоляю тебя…

Он зажал ее кисти в своих руках и стал осыпать поцелуями ее пальцы. Потом вновь посмотрел ей в глаза.

– Неужели так сложно ответить?

– Я родилась в горах Шотландии, – пошутила Никки.

– Если ты будешь продолжать в том же духе, я найму частного детектива, – не то в шутку, не то всерьез пригрозил ей Массимо.

– И он ничего не выяснит, – уверенно произнесла Никки.

– Тогда ты просто обязана пойти со мной в душ, – сказал Массимо.

Но Никки скрылась с головой под простыней.


На следующее утро Массимо присоединился к Никки за завтраком. Он сел за стол со словами:

– Тебе придется лететь бизнес-классом одной. Я не могу вернуться в Мельбурн сегодня. Произошло нечто непредвиденное, и я задержусь здесь по меньшей мере еще на неделю.

Разумом Никки сознавала, что ей, как пленнице, следует радоваться такому стечению обстоятельств, но она расстроилось. Перспектива скорого расставания с Массимо показалась ей зловещей. Она уже успела почувствовать, как прочно они соединились за эту неделю… И не только физически, если учесть все те печальные истории о своем детстве, которые она поведала ему.

– А что случилось? Я бы хотела остаться… Правда, у меня есть дела в Мельбурне…

– Я постараюсь быстро уладить все свои проблемы, а тебе не советую делать глупостей по возвращении в Австралию, – предупредил ее Массимо.

– Боюсь, у меня фантазии не хватит придумать настоящую глупость за время твоего отсутствия, – легкомысленно пошутила Никки.

– Ты знаешь, что я предупредил тебя всерьез. А еще я проинструктировал Рикардо. Я дал ему карт-бланш.

– На что?

– Он будет следить за тобой, – без обиняков ответил Массимо.

– Ты подозреваешь меня в измене? – вспыхнула Никки. – Думаешь, я не понимаю, для каких непредвиденных дел ты остаешься на Сицилии?

– Прошу тебя, Никки. Веди себя благоразумно. Не стоит из-за такой глупости отменять наше перемирие. У тебя не то положение, чтобы ревновать меня.

– Спасибо, что напомнил мне о моем положении. Спи с кем хочешь и сколько хочешь. Мне это безразлично.

– Спасибо. Я непременно воспользуюсь твоим разрешением.

Никки гневно поднялась из-за стола и побежала вверх по лестнице.

– Удачного полета! – крикнул Массимо. – Увидимся через неделю.

* * *

Через некоторое время в комнату Никки вошла экономка Карин, ее послал Массимо, чтобы помочь гостье упаковать вещи в дорогу.

– Брр! – произнесла Карин, входя. – Синьор Андролетти сегодня не в духе. Полагаю, это из-за того телефонного звонка, – глубокомысленно произнесла экономка.

– Из-за какого звонка? – заинтересованно спросила Никки и присела.

– Мне бы не следовало говорить вам об этом, но уж очень мне не нравится эта женщина. Она названивала несколько дней и требовала соединить ее с синьором Андролетти, но его, к счастью, все время не было. А сегодня она его застала.

– И кто бы это мог быть?

– Как кто? Его бывшая… Сабрина Гамбари.

– Что ей нужно от Массимо? – ревниво спросила Никки.

– Она хочет с ним встретиться… Наверное, надеется вернуть, – предположила любознательная экономка. – Чего еще может желать брошенная женщина?

– Понятно… – задумчиво произнесла Никки.

– И она своего добьется, – заверила ее Карин. – Эта женщина не принимает отрицательного ответа.

– Карин, а почему вы уверены, что между ними произошел разрыв?

– Я думала, это очевидно. Ведь теперь вы его женщина… – простодушно сообщила девушка. – Вот я и решила, что он выбрал вас. Но теперь не совсем в этом уверена…

– Расскажите мне все, – требовательно произнесла Никки. Она подошла к двери, проверила, не подслушивает ли кто, и заперла ее.

– Не думаю, что мне стоит это делать, – замялась Карин. – Хозяин не одобряет такие разговоры. Мне бы очень не хотелось потерять мою работу.

– Об этом никто не узнает. Все останется между нами. Я за это ручаюсь, – внушительно произнесла Никки.

– Вам не понравится то, что я могу вам сказать, – шепотом предупредила экономка. – Это может задеть вас.

– Не волнуйтесь об этом, Карин. Меня не так-то просто задеть. Я знаю, что не очень много значу для Массимо Андролетти. Он не любит меня, даже не влюблен. И тому есть причины, но я бы не хотела о них распространяться…

– А вы-то что к нему испытываете? – удивилась Карин.

– Это тоже весьма сложный вопрос. Хотелось бы мне знать самой… У нас с ним с самого начала странные отношения.

Карин ожидала более светлой истории. Она нахмурилась, стоя перед дилеммой, чью сторону принять. Потом озадаченно покачала головой и выпалила:

– Сабрина Гамбари беременна от синьора Андролетти!

– Откуда вам это известно? – недоверчиво произнесла Никки.

Она и предположить не могла, что подобное известие так ее покоробит.

– В деревне уже многие об этом знают. Я услышала об этом в бакалейной лавке… – Карин посмотрела на Никки и продолжила: – Обычно в таких случаях мужчина женится на свой любовнице. По крайней мере, ее семья будет на этом настаивать. А у синьорины Гамбари очень влиятельные родители. Да и сама она не позволит ему сорваться с крючка. В противном случае не забеременела бы…

– И вы считаете, что синьор Андролетти позволит себе указывать, что делать?

– Мы в Италии, – напомнила Никки Карин. – У нас так принято. Можно, конечно, сделать вид, что он тут ни при чем. Но ему это дороже встанет.

– Как Массимо может быть уверен, что ребенок от него?

– Поживем – увидим… – резюмировала экономка.

Глава тринадцатая

При подлете к Мельбурну из-за сильного тумана посадку не разрешили и перенаправили рейс в аэропорт Сиднея, где Никки пришлось провести несколько часов.

По распоряжению Массимо Андролетти в Мельбурне ее встретил Рикардо и отвез в особняк. Следуя все тем же инструкциям, Рикардо остался в доме, и Никки постоянно натыкалась на него. Шофер не скрывал от женщины своего пристального взгляда, и это не могло не коробить ее.

Она надеялась, что ей удастся спокойно поговорить с Массимо перед вылетом в Австралию, но этого не произошло. Он, как и говорил, отбыл по делам и не возвращался до ее отъезда в аэропорт Палермо.

Никки перестала понимать, что происходит. Она еще никогда не испытывала такого замешательства. Вопреки всем ее установкам, она начала втайне лелеять мечту о собственном ребенке от Массимо. Как так получилось, она не могла объяснить. Почему ей захотелось удержать его, несмотря на все унижения, которым он ее подвергает? Она гнала от себя эти мысли, полагая, что ее смутил рассказ о возможной беременности соперницы. Однако Никки не могла перестать об этом думать.

Ей грезился ее малыш…


Наутро лил дождь.

Никки собралась и, оказавшись у двери, вновь увидела Рикардо, который появился откуда ни возьмись со словами:

– Синьор Андролетти велел мне всюду сопровождать вас.

– Мне это известно, Рикардо. Но я предпочитаю пользоваться общественным транспортом.

– На вашем месте я бы предпочел следовать указаниям босса, – металлическим голосом произнес водитель, отчего Никки передернуло.

– Увы, я лишена вашего благоразумия, Рикардо. Рискну поступать по собственному усмотрению, – осадила она его.

– Вы хотите, чтобы я потерял из-за вас свою работу, миссис Ферлиани? – тотчас переменил тон на лояльный Рикардо.

– Если ваш босс настолько бессовестный, что может лишить вас работы из-за такой малости, то я тем более не собираюсь выполнять его требования! – объявила женщина.

– Вы несправедливы к синьору Андролетти, миссис Ферлиани. Он великодушный человек.

– В таком случае уповайте на его великодушие, – посоветовала Никки.


Через три дня после своего возвращения с Сицилии, выходя из ванной комнаты, Никки услышала телефонный звонок.

– Я вас слушаю… – официальным тоном ответила она.

– Никки! – прозвучал в трубке ледяной голос Массимо. – Ты так долго не подходила к телефону, и я уж было решил, что ты сбежала…

– Для этого мне бы пришлось разделаться с твоим цепным псом, – гневно парировала женщина.

– Рикардо всего лишь выполняет свою работу, дорогая. Относись к нему поуважительнее. Тебе бы стоило поучиться у него преданности…

– Мне необходимо покинуть эту чертову клетку! – сорвалась Никки и в бешенстве прокричала в телефонную трубку: – Моя жизнь не завязана на несравненном синьоре Андролетти. Есть вещи, которые я не имею право игнорировать. Я должна покинуть дом хоть на какое-то время! – в отчаянье твердила Никки.

Массимо напряженно молчал несколько секунд, а после сухо отчеканил:

– Я требую от тебя полного подчинения. На кону долги твоего мужа. Сколько я должен тебе о них напоминать?

– Зачем ты звонишь? – грубо спросила Никки.

– Я думал, у тебя есть для меня новости.

– Нет… Не понимаю, о чем ты? – запуталась в собственных мыслях женщина.

– Хотел знать, пришли ли месячные, – раздраженно поинтересовался Массимо.

– Ах, вот что тебя так тревожит. Увы, не могу пока тебя порадовать. Я говорила, что у меня в последнее время нерегулярный цикл…

– Значит, не начались… – подытожил он.

– Это еще ничего не значит. Уверена, что со дня на день отпадут всякие подозрения. Из-за этого можешь не волноваться. Строй спокойно свои планы со своей бывшей. Я слышала, она от тебя беременна, – насмешливо вставила Никки.

– Я на эту удочку не попадусь, – возразил Массимо. – Я знал, что она настойчива. Но и я не так прост, – заметил он хвастливо.

– Замыслил очередную каверзу? – замаскировав свой интерес под насмешкой, спросила Никки.

– Нет необходимости. Она призналась, что не беременна вообще.

– Как тебе это удалось? – искренне удивилась Никки.

– Я умею вытягивать из людей правду.

– Каленым железом?

– Нет. Все гораздо гуманнее. Я сказал, что не верю ей и требую проведения генетической экспертизы. И Сабрине ничего другого не оставалось, как признаться во лжи.

– Назидательная история… Ты поэтому мне ее рассказал? – иронически уточнила Никки.

– Я рассказал, потому что ты спросила. В отличие от тебя мне нечего скрывать, дорогая. Послезавтра возвращаюсь в Мельбурн. Жди…

– А что мне остается?

– Хорошо, что ты это понимаешь, – насмешливо произнес Массимо.

– Ты негодяй, маньяк, чудовище! – окатила его руганью Никки.

– Я слышу, ты скучаешь по мне? Я тоже, дорогая. Вернусь – поборемся.

– Знал бы ты, как я тебя ненавижу, Андролетти, – срывающимся голосом проговорила Никки.

– Я это переживу, – усмехнулся он.

– А я не могу уже выносить! Я не выдержу, если так будет продолжаться…

– Никки? Ты плачешь? – удивился он.

– Не надейся, – злобно процедила она в трубку. – Никто не заставит меня плакать, и тем более ты!

– Но я же слышу, что ты плачешь! Ты чем-то расстроена?

– А ты как думаешь? Рикардо следует за мной как тень. Я чувствую себя приговоренной к пожизненному заключению. Это невыносимо. Я не могу так больше…

– Успокойся, Никки. Я вернусь, и мы обо всем с тобой поговорим. Слышишь? Перестань плакать…

– А я и не плачу, – упрямо твердила она.

– Я отчетливо слышу всхлипывания.

– Тогда можешь порадоваться. Ты ведь этого хотел, мучая меня.

– Нет.

– Тогда чего ты добиваешься?

– Поговорим, когда вернусь, – сдержанно продолжал Массимо.

– Мне необходимо знать это сейчас.

– Не доводи себя, Никки… Все, пока… Я вешаю трубку, – предупредил он.

– Если ты сейчас прервешь разговор, то не найдешь меня здесь, когда вернешься, – проговорила женщина, рыдая.

– Если это случится, ты сильно пожалеешь.

– Но, поступив по-своему, я обыграю тебя. Не забывай, что мне больше терять нечего.

– Ты знаешь, что все не так ужасно. Поэтому советую тебе успокоиться…


На следующий день Никки, к своему удивлению, нигде не обнаружила присутствия Рикардо.

Она предположила, что из-за ее истерики Массимо сжалился и отозвал надзирателя. Впрочем, ей были безразличны причины отсутствия стража. Никки тотчас собралась и отправилась в Роуздейл-хаус, ведь она очень давно не видела брата…

Джейден спал. Он выглядел совершенно обессиленным. Мертвенно-бледное лицо брата напугало женщину. Она присела на край его кровати и прислушалась к слабому дыханию.

Его лечащий врач пришла, как только освободилась. Лицо доктора Джулии Линч говорило красноречивее слов. Она вызвала Никки для конфиденциального разговора.

– У вашего брата было несколько тяжелых приступов. Увеличение медикаментозных доз не принесло желаемого результата… – констатировала доктор Линч.

– Что вы этим хотите сказать? – срывающимся голосом спросила ее Никки.

– Николь… Буду с вами откровенна. У Джейдена осталось мало времени. Я говорила вам об этом прежде, но ухудшение его состояния не оставляет надежд…

– Я понимаю… – скорбно кивнула Никки.

– Вы очень помогли своему брату, поместив его в Роуздейл-хауз. Вы значительно продлили его жизнь. Но его увечья столь серьезны, что не позволяют рассчитывать на восстановление…

– Мне это известно.

– Я понимаю, что надеяться нужно всегда… Но в нынешней ситуации советую вам подготовиться к прощанию с братом. Наш персонал окажет все возможное содействие.

– Да…

– Мы сопереживаем всем нашим пациентам и их семьям. Но Джейден для нас – особенный. Мне очень жаль, что я больше ничем не могу ему помочь.

– Он так любит серфинг, доктор, – расплакалась Никки. – Так давно не видел океан… Неужели это конец? Он был таким умным, энергичным…

– Не теряйте самообладания, Николь, – строго сказала доктор Линч. – Не показывайте своего отчаяния брату. Этим вы ему не поможете. Отпустите его с миром.

– Благодарю вас, доктор…


Должно быть, Пия уже долго мяукала под дверью к тому моменту, когда Никки вернулась из хосписа и застала кошку на пороге.

Она открыла дверь и на руках перенесла Пию через порог.

– Я уж думала, ты нашла себе других друзей, – сказала она кошке.

Появился Рикардо и сообщил, что отправляется в аэропорт встречать хозяина.

– Мне он сказал, что возвращается только завтра… – удивилась Никки.

– Босс изменил планы. Его самолет прибудет через час.

Никки осталась дожидаться Массимо. Она не могла найти себе места. Тревога поселилась в ее сердце, не давала успокоиться.

А причин было достаточно: дурные новости из хосписа и страдание на лице умирающего брата, досрочное возвращение Массимо, который в представлениях Никки был весьма непредсказуем, да еще ее возможная беременность… Даже Пия не выдержала ее постоянных блужданий по дому и, улегшись в кресле, заснула.


– Никки! Где ты? Иди сюда! – прокричал вернувшийся Массимо, только войдя в дом.

Она появилась, шла неспешно и как будто нехотя.

– Я сказал, подойди! – раздраженно повторил он.

– Я слышала, что ты сказал, – нахмурившись, отозвалась она, не сходя с места, и сложила руки на груди.

– Ты опять за свое? Хочешь, чтобы мы поссорились? Подожди, пока я отдохну с дороги, – нервозно проговорил Массимо.

– Мне все надоело…

– У нас уговор.

– Мне надоел этот уговор. Делай, что знаешь, Массимо… Чем ты мне угрожал? А, плевать… – безразлично махнула она рукой.

– Послушай меня сначала, а потом будешь плевать, – усмехнулся Массимо, подойдя к Никки. – Я вернулся пораньше, потому что выяснил кое-что… Я хочу завтра связаться с поверенным Джозефа и…

– Мне плевать на этого гнусного Питера Роццоли, – перебила Никки. – Я уважала его, а он оказался никудышным человечишкой. Я разочаровалась в людях, – призналась она простодушно.

– Во всех? – рассмеялся Массимо.

– Вот именно.

– Ты и себя причисляешь к числу неблагонадежных?

– Отстань, Массимо.

– Я помню, что в нашу первую встречу ты сказала мне, что родом из Кэрнса. Я хотел кое-что узнать о тебе и, представь, ничего не выяснил. И спросил себя: зачем человеку скрывать место своего рождения? Вроде незачем. Кроме случаев, когда он хочет скрыть что-то… постыдное, – ехидно проговорил Массимо Андролетти. – Из чего следует другой вопрос: что же такое постыдное скрывает Никки Ферлиани? Что ты скрываешь, Никки?

– Не твое дело, – устало ответила она.

– Открой мне свой секрет.

– Никогда!

– Ты опять дразнишь меня. Ты же знаешь, что я добьюсь своего. Сделай это по-хорошему, дорогая, – принялся полушутя, полусерьезно уговаривать ее Массимо.

Он обхватил женщину за бедра и притиснул к своему торсу. Она отводила лицо, уклоняясь от его поцелуев, но ей плохо это удавалось. Массимо подтолкнул Никки к софе со словами:

– Сейчас. Да-да. Сейчас… Посмотри, что ты делаешь со мной. Я не контролирую себя.

– Потому что я контролирую тебя. Я хочу, чтобы ты хотел меня, и поэтому ты меня хочешь, – поддразнила его Никки.

– Тогда наша связь будет длиться вечно, – пробормотал Массимо и сжал ее в объятьях. – Обними меня, дорогая, – нежно попросил он. – И не отпускай.

– Массимо…

– Что, дорогая?

– Просто я мечтаю о том, чтобы так действительно было вечно… – прошептала она.

– Сделаем это возможным…

– Одних намерений мало.

Глава четырнадцатая

Когда Никки проснулась, Массимо впервые оказался рядом. Он так и держал ее в своих объятьях на узкой софе.

Ее немного мутило, и она решила, что это от голода. Никки попыталась осторожно привстать, не потревожив Массимо, но его сон оказался чуток.

– Никки? – сонно спросил он ее. – Что с тобой? Ты не заболела?

– Почему ты спрашиваешь?

– Ты серая, как мышь. Как ты себя чувствуешь?

– Нормально…

– Лежи, – велел он ей. – Я сейчас принесу тосты и чай.

– Массимо, не беспокойся, – вновь попыталась подняться Никки.

– Лежи, я сказал.

Но она встала и пошатнулась.

– Не говори, что ты в норме, – внимательно всмотрелся в нее Массимо. – Я хочу, чтобы тебя осмотрел врач.

– Напрасные тревоги, – устало села на софу Никки.

– Я настаиваю!

– Хорошо, пусть будет по-твоему. Пойду в ванную.

Массимо отправился на кухню, а когда вернулся с тостами и чаем, увидел совершенно потерянную Никки, которая медленно вытирала махровым полотенцем бледное лицо.

– Это от усталости, дорогая. Ты полгода нянчилась с Джозефом, жила его проблемами, совершенно не занималась собой…

– Джозеф тут ни при чем, – робко проговорила Никки.

– Ему повезло с тобой. Ты хорошо о нем заботилась, – продолжал свой странный монолог Массимо.

– Он заслуживал такого отношения. Ты можешь ненавидеть его, но я знаю Джозефа только с лучших сторон. Для меня он навсегда останется достойным человеком…

– Завтракай. А мне нужно в офис. Скажи честно, ты себя нормально чувствуешь или будет лучше, если я вызову доктора?

– Я пойду к своему доктору… Такое чувство, что меня укачивает.

– А у меня такое чувство, что ты просто беременна, – строго посмотрел на нее Массимо.

– Ну, это маловероятно, ты же знаешь, – покачала головой Никки.

– Нет, я этого не знаю. Мы должны убедиться… Отдыхай. А когда я вернусь, поедем ужинать… Если ты будешь хорошо себя чувствовать, разумеется, – оговорился Массимо.

– Не сомневайся, – вымученно улыбнулась Никки. – Буду в порядке.

– Это не просто ужин, а благотворительный прием с танцами… Хочу, чтобы ты выглядела хорошо.

– Ты меценат, Массимо?

– А ты удивлена, Никки?

– Даже не задумывалась об этом никогда, – призналась она.

– Разве я не был великодушен по отношению к тебе, милая? Я мог посадить тебя в тюрьму, а вместо этого поджариваю для тебя тосты. Разве это не благотворительность?

– О, да. Ты мог отдать меня в руки правосудию, а вместо этого предпочел использовать меня в качестве покорной наложницы. Жалкий рабовладелец…

– Ах! Если бы ты была покорной… – мечтательно произнес он и провел рукой по ее бледной щеке. – Хоть раз мы занимались любовью вопреки твоему желанию? Признайся честно, милая.

– Мы никогда не занимались любовью, милый. Мы занимались сексом, – поправила его Никки. – Ты должен хорошо чувствовать разницу.

– Позволь не согласиться с тобой, дорогая. Тогда как ты занималась сексом, я занимался любовью.

– Как такое может быть, если ты не любишь меня, дорогой?

– Внесу маленькую поправку. Я утверждаю, что не хочу любить тебя. Но что мне делать, если это происходит вопреки моему желанию?

– То есть… Ты хочешь сказать… Постой, Массимо… Поговори со мной!

– Не могу… Не сейчас… Спешу. Дела… До вечера.

– Массимо?

– Да, Никки… – приостановился он. – Это чувство меня не отпускает. Но я справлюсь с ним. Потому что искренне не хочу любить тебя… Я предательства не прощаю. Ты знаешь это, милая.


В приемной врача Трейси Харрис было многолюдно. Никки пришлось изрядно поскучать, прежде чем настала ее очередь. Она полистала глянцевые журналы. В некоторых из них были фотографии рекламной кампании «Ферлиани фейшнс» с соблазнительными изображениями Никки Ферлиани.

Она хорошо знала, каким образом достигается совершенство фарфоровой кожи, изящество фигуры, правильность черт лица. А теперь смотрела на свое изображение и видела в нем застывшую незнакомку.

Наконец девушка в приемной произнесла ее имя и пригласила в кабинет доктора Харрис.

– Здравствуйте, Никки. Давно не было вас видно, – поприветствовала ее симпатичная врач. – Что беспокоит?

– Я подозреваю, что беременна, – после короткой неловкой паузы произнесла Никки.

– Задержка месячных? – уточнила симптомы Трейси Харрис.

– Насчет срока месячных ничего определенного сказать не могу. Но есть другие признаки…

Доктор Харрис понимающе кивнула.

– Я возьму у вас кровь на анализ…

– Когда будут известны результаты?

– Да уже сегодня после полудня. Я вас извещу…


Оставшуюся часть дня Никки решила провести с Джейденом. Теперь каждый день мог стать для него последним.

Состояние брата ухудшалось на глазах. Он страдал от сильнейших судорог и болей, которые даже повышенные дозы обезболивающих средств ослабляли с трудом, не давая полного облегчения. Он часто забывался. Не мог уже есть самостоятельно, но по-прежнему требовал прогулок на свежем воздухе.

Никки вывезла его на коляске в сад. И, сидя напротив, молча наблюдала за ним.

Она видела, брат понимает, что его конец близится, и, судя по всему, был готов к этому гораздо лучше, чем сестра. Изо всех сил Никки старалась сдержать слезы.

Она покинула Роуздейл-хаус с тяжелым сердцем.


Приближаясь к особняку Массимо, Никки услышала звонок мобильного телефона.

– Никки, это доктор Харрис. Я получила результаты ваших анализов.

– И какие они? – спросила Никки и затаила дыхание.

– Ваше предположение оказалось верным. Результаты теста показали беременность, – энергичным голосом сообщила Трейси Харрис.

– Ох! – вздохнула Никки.

– Поэтому хотела бы встретиться с вами в самое ближайшее время. Меня тревожит ваша анемичность. Рассчитываю провести полное обследование вашего здоровья… Если вы, конечно, намерены сохранить плод.

– Конечно, я… Я хочу этого ребенка, – уверенно и твердо произнесла Никки.

– Простите, что усомнилась. Утром мне показалось… Ну, не имеет значения… Еще раз простите за глупую оговорку. Буду ждать вас к себе на прием, Никки, – бодро зачастила доктор Харрис.

– Я завтра же договорюсь с вашей помощницей о визите. Спасибо за такую оперативность, Трёйси.

– Отдыхайте и хорошо питайтесь, Никки. Удачи.

– До свидания, – попрощалась с симпатичным врачом Никки Ферлиани.

* * *

Никки облачилась в шедевр от Ферлиани. Длинное, серебристое, невероятно элегантное шелковое вечернее платье. Именно в таких захватывающих дух нарядах во всей полноте раскрывалась ее трепетная красота. Пластика девушки полностью соответствовала струящейся шелковой материи. Ее фигура сливалась с восхитительными складками. Лицо приобретало то царственное сияние, какое льется со старинных портретов вельможных красавиц.

В довершение неотразимого облика Никки оставалось лишь собрать шелковистые волосы на затылке красивой ракушкой, придав профилю и шее благородное очертание. Она застегнула на мочках бриллиантовые серьги и удовлетворенно посмотрела на себя в зеркало.

А потом положила ладонь на живот и вздрогнула. Как ей сообщить эту новость Массимо?

Она не имела ни малейшего представления, как он воспримет радостное для нее известие.

Лишь узнав о своей беременности, Никки поверила, что у нее не только кошмарное прошлое и запутанное настоящее, но и счастливое будущее. Она знала, что ради этого малыша сделает свое будущее счастливым, во что бы то ни стало!

Никки расположилась в гостиной, пытаясь ни о чем не думать, и стала дожидаться возвращения Массимо. Но вместо него появился Рикардо со словами:

– Простите, миссис Ферлиани. Синьор Андролетти не приедет за вами. Срочная деловая встреча не позволяет ему сделать это. Он попросил меня отвезти вас на ужин. Он обещал присоединиться к вам позже.

Несколько разочарованная таким поворотом событий, Никки согласилась ехать с Рикардо.

– Хорошо. Подождите меня в машине. Я скоро выйду.


Рикардо открыл перед ней дверцу лимузина и галантно подал руку. Она ступила на дорожку, выстланную для гостей. Только теперь Никки узнала, что благотворительный вечер, на котором ее возлюбленному предстояло выступить в качестве мецената, был организован в целях сбора средств для детей из неблагополучных семей.

Покинув салон лимузина, Никки Ферлиани тотчас угодила под фейерверк вспышек фотокамер и шквал выкриков репортеров, особо рьяные из которых пытались пробиться непосредственно к ней. В бальном зале тоже хватало допущенных к мероприятию журналистов.

Войдя внутрь, Никки огляделась.

Кровь отлила от лица, когда она увидела Массимо, шедшего под руку с молоденькой девушкой.

В этот момент она услышала возле себя незнакомый голос:

– Миссис Ферлиани, это правда, что вы больше не являетесь лицом «Ферлиани фейшнс» и теперь Абриана Кавелло будет вместо вас исполнять эту роль?

Никки гневно посмотрела через плечо на дерзкого репортера.

– Можете написать, что после смерти супруга я разорвала контракт, не имея желания сотрудничать с новым руководством компании.

– Вы уже встречались с мисс Кавелло?

– Для чего?

– Как вы прокомментируете распространившиеся слухи об отношениях Массимо Андролетти и Абрианы Кавелло?

Никки подарила репортеру свою самую обворожительную улыбку и хладнокровно произнесла:

– У меня нет привычки собирать и комментировать слухи, даже если они и кажутся правдоподобными.

– Как вы охарактеризуете свои прежние отношения с мистером Андролетти? Вы продолжаете жить вместе?

– Вы меня утомили… – высокомерно сообщила она надоедливому журналисту и плавно направилась в дамскую комнату, гордо держа голову.

Приоткрыв дверь в женский туалет, Никки застыла на пороге. Женщины внутри активно делились сплетнями.

– Посмотри, как этот Андролетти быстро меняет любовниц. На днях его видели с Никки Ферлиани, а сегодня он уже с очередной моделью, бесстыдник, – рассмеялась одна женщина.

– Обычное дело в его кругу… Меняем старую на новую!

–. Если считать двадцатичетырехлетнюю женщину старой, то к чему мы придем?

– Кто об этом задумывается? Только не богатый плейбой вроде Андролетти. Такие считают, что могут заполучить любую. Женщина, которая прожила несколько лет со стариком, для него уже не представляет интереса… Ее я, кстати, тоже не понимаю. Зачем было выходить замуж за больного человека?

– Ответ – деньги…

Никки раздраженно закрыла дверь в туалетную комнату и вернулась в бальный зал.

– Вот ты где! – поймал ее за локоть Массимо. – Я давно тебя ищу.

– Для чего? – слабым голосом спросила его Никки, силы неожиданно оставили ее.

– Хочу познакомить кое с кем.

– Прости. Не могу… Я возвращаюсь домой.

Массимо правильно расшифровал страдание в ее глазах и шепотом заверил:

– Что бы ты ни услышала, меня с Абрианой ничего не связывает кроме работы.

– С трудом верится, – отвернулась Никки.

– Кто-то должен представлять «Ферлиани фейшнс». Ты отказалась. Ее считают оптимальной кандидатурой…

– Кандидатурой для чего? – сощурила глаза Никки. – Не морочь мне голову, Массимо. Это ведь я должна тебе, а не ты мне.

– Не устраивай сцены, – прошипел он.

– Что мне делать, Массимо? Я беременна, – со слезами на глазах проговорила Никки.

– От меня?

– Мерзавец! – Никки резко повернулась и направилась к выходу.

– Погоди.

Она оглянулась и свирепо проговорила:

– Тебе известен день и час, когда я забеременела. Но, памятуя о твоей приверженности истине, я предлагаю распотрошить меня и провести все необходимые анализы на подтверждение отцовства.

– Что ты собираешься делать?

– Ты лучше должен знать, что мы собираемся делать.

– Как заговорила, а?..

– Ты уверен, что я сделала это специально?

– У тебя был свой резон. Ты все спланировала, и у тебя это получилось. Поздравляю, Никки. Ты не пропадешь…

– Нам больше не о чем разговаривать, Андролетти. Я ухожу. Дома не встретимся…

– Я ничего не стану предпринимать, пока не увижу тест на ДНК.

– Я ничего и не жду от такого ничтожества.

– Я никогда не женюсь на тебе. Запомни. Если этот ребенок мой, то я признаю его и поддержу его финансово. Но ты лично от меня не получишь ничего. Заруби себе это на носу.

– Я не возьму от тебя ни цента – ни для себя, ни для своего ребенка. Я только требую, чтобы ты оставил нас в покое.


– Как долго он здесь находится, доктор Кардел? – спросила Никки у врача из отделения интенсивной терапии.

– Его доставили два часа назад. Персонал Роуздейл-хауса пытался связаться с вами, когда у него начался приступ… Сейчас ваш брат в коме.

Никки подошла к больничной койке, на которой без движения лежал ее нежно любимый младший брат, подключенный к сложной аппаратуре.

– Его состояние таково, что на восстановление функций рассчитывать не стоит, – предупредил ее врач.

– Он даже не дышит самостоятельно?

– Как видите… Мы принудительно вентилируем его легкие. Доктор Линч предупредила нас, что вы хотели бы быть рядом с братом, когда мы отключим его от поддерживающей жизнь аппаратуры.

– Доктор, вы не могли бы дать мне время – попрощаться с ним?

– Сколько необходимо. Мы вынем трубку, когда вы будете готовы. Зовите, если что-то понадобится. И вот еще что… Мы могли бы связаться с вашими близкими, чтобы они приехали за вами, когда это случится.

– Не нужно. Благодарю… Я бы хотела остаться наедине с моим братом.

– Оставайтесь… Я буду у себя в кабинете.

Для прощания Никки понадобилось гораздо больше времени, чем она предполагала. К такому нельзя подготовиться заранее. Даже ожидаемая смерть любимого человека – всегда шок.

Никки разговаривала с Джейденом в последний раз. Она дотрагивалась до его бескровного лица, желая всеми чувствами запечатлеть в сознании его существо. За восемь лет отчаянной борьбы за жизнь она так и не смогла свыкнуться с фактом, что кроткий и веселый Джейден – калека.

Несколько часов спустя врачи констатировали смерть. Без трех минут два ночи Джейдена Брейдли Дженкинса не стало…

Несколько часов Никки безмолвно и бесчувственно просидела в пустом больничном коридоре.

И покинула больницу на рассвете. Холодный порывистый ветер сорвал последние слезинки с ее воспаленных глаз. Она села на скамейку трамвайной остановки, не представляя, куда направится теперь…

Глава пятнадцатая

– Ты должен это прочитать, – требовательным тоном произнесла Абриана Кавелло, положив перед крестным утреннюю газету.

Массимо отставил чашечку кофе и посмотрел на статью, на которую указала девушка. Он разглядел фотографию, прочитав подзаголовок, нахмурился.

– Похороны состоятся сегодня. Тебя не приглашали, но ты обязан пойти, – все тем же суровым тоном проговорила Абриана.

Массимо опустил голову, читая статью. В углу была помещена маленькая фотография отца Никки – судя по всему, сделанная в полиции. Массимо вспомнил, как несколько лет назад во всех средствах массовой информации упоминалось о чудовищном убийстве в провинциальном городке, когда отец-садист убил свою жену на глазах у собственных детей. После чего с топором в руках попытался наброситься на старшую дочь, но сын-подросток помешал ему и был серьезно изувечен… Статья вкратце восстановила события того чудовищного дня. А еще открыла перед Массимо главную тайну молчания Никки.

– Если бы в моем прошлом было что-то подобное, я бы тоже скрывала это, – сказала девушка.

– Я обязательно буду на похоронах, – заверил Массимо крестницу.

– Организовать отправку цветов? – предложила девушка.

– Я займусь этим сам.

– Хочешь, я пойду на церемонию вместе с тобой, дядя?

– Нет. Я пойду один.

– Не казни себя. Ты ведь не мог знать обо всем этом…

– Меня это не оправдывает.

– Дядя, если Никки скрывала эту страшную историю, откуда журналистам стало известно?

Массимо только недоуменно пожал плечами. Он хоть и не знал наверняка, но догадывался, каким образом пресса прознала о прошлом Никки. И в этом тоже ему следовало винить себя. Инициировав частное расследование, он привлек внимание к этой тайне. Одной утечки могло оказаться достаточно, чтобы вездесущие газетчики начали собственное, более успешное дознание.

– Дядя, я вижу, ты расстроен. Но что это меняет для тебя? – спросила проницательная девушка.

– Ты что имеешь в виду?

– Твое отношение к Никки… Разве оно зависит от ее прошлого? Насколько я понимаю, ты разочаровался в ней совершенно по другой причине.

– Эбби, я не позволял себе любить Никки из-за ее лжи.

– Теперь ты понимаешь, что не она выбирала свой путь. Обстоятельства толкнули ее на это…

– Но это действительно ничего не меняет, Эбби. Своей жестокостью по отношению к Никки я сжег все мосты, – признался Массимо крестнице.

– Ты еще даже не попробовал все исправить, а уже опускаешь руки. Я не узнаю тебя, дядя, – упрекнула мужчину юная девушка.


На церковной скамье Никки ожидала священника. Под сводами церкви при городском крематории разливался девственный аромат белых лилий, которые украшали гроб Джейдена.

Со дня смерти брата Никки была безмолвна и с трудом находила слова, когда к ней кто-либо обращался. Священник задерживался, но Никки не замечала даже этого. Ее скорбь поглощала все.

Она ощутила, что кто-то присел возле нее на скамье, но даже не подумала повернуть голову, продолжая бессмысленно смотреть на последний приют тела ее покойного брата.

Затем Никки почувствовала, что кто-то взял ее руку в свою и назвал ее по имени. Она еще несколько раз услышала свое имя, прежде чем поняла, кто произносит его.

Никки медленно повернула голову и увидела лицо, на котором яростным пламенем горели черные глаза. Она увидела, как искрится слезинка на густых черных ресницах. Но она отвернулась, не сказав ни слова, потому что подошел священник.

Предстояла короткая служба. Скамьи для приглашенных были пусты. Только у выхода толпились журналисты, иногда заглядывая внутрь.

Никки показалось, что все прошло словно во сне. И вот она уже чувствует, что Массимо, крепко обняв за плечи, ведет ее к автомобилю. Время от времени до слуха долетали дерзкие выкрики репортеров, но она чувствовала себя защищенной в этих объятьях…

– Я прочитал статью… – признался Массимо, заботливо усадив ее в автомобиль. – Я не в состоянии передать своего чувства. Прими мои соболезнования, Никки. И прости. Прошу об этом, хотя понимаю, что поступил непростительно. Но все равно прошу меня простить за всю ту жестокость, которой подверг тебя.

– Я столько раз порывалась рассказать тебе обо всем… Всякий раз находилось что-то, что меня останавливало.

– Не удивительно… Я утопал в своем мстительном угаре. Самое ужасное, что я внушил себе, будто и у тебя не может быть никаких чувств, кроме жадности.

– Но я действительно все делала ради денег, – безразлично констатировала Никки.

– Но не для себя же! – горячо возразил Массимо.

– Какая разница?

– Как, должно быть, ты страдала, милая! – сочувственно проговорил он.

– Все в прошлом… Все ушло вместе с Джейденом. Мне невыносимо было видеть его страдания. Ты не знал его. Ты не знал, каким он должен был стать, если бы не эта катастрофа. Чуткий, умный, красивый…

– Это не твоя вина, Никки.

– В том-то и дело, что моя… Я была старшей сестрой. Я обязана была защитить своего брата. Я же чувствовала, что отец опасен. Могла предположить, чем дело кончится. Он с самого утра был невменяем. Он убил нашу мать, когда мы были в школе. Сначала вернулась я. Увидела, что произошло. Он как-то странно молчал, а у меня случилась истерика. Я кричала, бранилась, не помня себя. Я только потом поняла, как следовало поступить. Я не должна была позволить Джейдену вернуться домой, обязана была помешать ему. Но все произошло так неожиданно. Я не знала, что брат какое-то время уже находился в доме, когда отец схватил тот самый топор. Я не помню… Помню, как вдруг появился Джейден и бросился наперерез… А потом… – Никки не закончила, она захлебнулась горькими словами.

– Остановись. Все в прошлом, – обнял ее Массимо и прижал к груди.

– Ты понимаешь, какое чувство объединяло меня и твоего отчима? Мы никогда не говорили об этом откровенно, кроме того случая, когда накануне смерти он рассказал мне о своем проступке. Мы интуитивно распознали друг в друге людей, обремененных невыносимым чувством вины. И, странное дело, вместе нам было легче справляться с этим.

– Боюсь, что мне этого никогда не понять.

– Прости меня, Массимо, если считаешь, что я виновата перед тобой.

– Не смей передо мной извиняться. Это мне еще предстоит заслужить твое прощение.

– Но для чего оно тебе, Массимо? – с тяжелым сердцем спросила Никки.

– Как же мы сможем любить друг друга с таким-то грузом?

– Разве ты еще не нашел мне замену?

– Ты что, имеешь в виду Абриану? Это моя крестница, она дочь моих давних друзей. Пользуясь ситуацией, я пообещал им, что устрою ее модельную карьеру… Никки, тебе следует знать еще кое-что. Я не успел сказать тебе это в вечер благотворительного ужина. Мои финансисты изучили документы Джозефа Ферлиани и просмотрели все финансовые операции Питера Роццоли. Подозрения отчима подтвердились. Под фиктивные надобности он выкачивал фонды старика, и особенно активно в последний год, когда тот был не в состоянии контролировать.

– На какую сумму он обобрал Джозефа?

– На несколько миллионов.

– И где они теперь?

– По-прежнему на его счетах. Подлец боялся вызвать подозрение, растрачивая их, и поэтому до времени сохранял реноме скромного клерка. Ты без труда вернешь эти деньги через суд.

– Почему я, а не ты?

– Разумеется, я помогу тебе. Но это твои деньги, твое наследство.

– Только зачем они мне теперь?..

– Как это? Ты независимая женщина… беременная женщина.

Эпилог

– Какая тебе больше нравится? – спросил Массимо жену, пролистывая альбом со свадебными фотографиями.

Никки внимательно посмотрела на некоторые из них, озадаченно нахмурилась и ответила:

– Не знаю… Честно, не знаю.

– А как тебе этот поцелуй на закате?

– Ты хочешь вставить эту фотографию в рамочку?

– Как ты догадалась?

– Догадалась. Я бы сама выбрала ее, – рассмеялась Никки.

– Хитрюга… Ты не хочешь прилечь? Целый день на ногах… – укорил жену Массимо. – Помнишь, какой режим тебе рекомендовала доктор?

– Помню, но мне так приятно проводить время с тобой. Мне скучно лежать в одиночестве, любимый.

– Возьми с собой кошку, – предложил Массимо. – У меня такое чувство, что однажды она съедет от своей миссис Локвуд и окончательно переберется к нам.

– Но Пия может заменить тебя далеко не во всем, – тянула мужа за рукав Никки.

– Ты права, любимая, – согласился Массимо и прилег возле жены.

Он положил руку на ее заметно округлившийся живот.

– Как ты думаешь, у нас будет сын или дочка? – спросил он Никки.

– Если сейчас будет сын, то потом обязательно будет дочка. И наоборот.

– Согласен.


home | my bookshelf | | По долгу любви |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу