Book: Урок математики



Гюлюш Агамамедова

Урок математики

Флот неприятеля перешел в наступление. Один из кораблей подплывший совсем близко выбросил абордажные крюки и пираты приготовились спрыгнуть на судно капитана.

— Ты долго еще будешь занимать ванну. Я опаздываю, голос сестры донесся издалека.

— Я знаю чем ты там занимаешься, играешь в солдатики. Здоровенный лоб, и занимается такой ерундой.

Расул не стал отвечать. Подумав, что молчание в данном случае самый лучший и достойный ответ. Но игра была испорчена. Он выпустил воду из запруженной раковины, собрал свои кораблики и пиратов, спрятал в убежище, которое еще не обнаружила его зануда сестра. Выйдя из ванной он молча прошел в свою комнату.

— Не забудь, у тебя сегодня урок математики, а ты еще не подготовился, — не унималась сестра.

— А про свое плановое свидание ты не забыла, твой милый приехал или еще нет, — он решил перейти в контрнаступление.

— Это не твое дело. А будешь много выступать, я расскажу твоей Сабиночке как ты играешь в солдатики.

Все аргументы были исчерпаны, словесная дуэль как всегда кончилась не в его пользу. Расул вскочил, схватил попавшуюся под руку книгу и запустил в сторону сестры. Она с криком закрыла дверь в его комнату.

Немного успокоившись он сел за письменный стол. Достал учебник по математике и тетрадь. Создал на столе полную иллюзию напряженной работы. Затем выдвинул большой выдвижной ящик, под столешницей. Стол как будто бы специально был устроен таким образом, что при приближении неприятеля ящик можно было моментально закрыть и углубиться в решение уравнения в тетради, лежавшей на столе. В этом самом ящике лежала его любимая книга «Всадник без головы». Он раскрыл наугад, ему было все равно с какого места читать. Мальчик знал ее наизусть. Он представлял себя на месте отважного мустангера, укрощал диких мустангов, скакал по необозримым просторам прерий, обнимал нежную Луизу. Иногда он настолько переносился в воображаемый мир, что возвращаться в свой современный мир, где нужно было учить математику, выслушивать колкости сестры, было непреодолимо трудно. Книга была старенькой, зачитанной. Она являлась частью его сокровищ, которыми он очень дорожил. Кроме нескольких книг, туда входили коллекция моделей автомобилей, батарея солдатиков и флот игрушечных кораблей.

Передышка была недолгой: вновь послышался голос сестры:

— Я знаю, ты читаешь своего Всадника. Хоть бы прочел еще какую-нибудь книгу. Ах да я забыла, еще «Три мушкетера». Интересно на месте кого ты себя представляешь, Д Артаньяна наверное, а может быть Портоса, он тебе ближе.

— Как ты меня утомила, тебе нечем заняться пойди позвони своей подруге, вам есть о чем поговорить, не то что мне бедному Портосу. Вы уже перемыли косточки всем, или еще кто-нибудь остался?

— Не беспокойся твои косточки нас не интересуют. Зато наверняка они очень интересуют твою училку. Скорее не косточки, а голова. Вот устроит она тебе сегодня головомойку.

Он с ужасом посмотрел на часы. Так и есть, ему нужно быть на уроке через полчаса. Он схватил математику и тетрадь, положил их в папку. Перед выходом он пригладил свои вихры и посмотрел в зеркало. Удовлетворенный увиденным, он прокричал:

— Я пошел, жди меня и я вернусь, а если задержусь, значит Фрида услышала твои молитвы и устроила мне головомойку.

Учительница математики жила в нагорной части города. Он сел в старенький тороллейбус, который неспешно, двинулся по своему маршруту. По дороге несколько раз соскакивала штанга, водитель выходил, стучал по штанге, что-то подправлял, и троллейбус также не торопясь ехал дальше.

— Наверное пешком я бы уже добрался, а теперь мне еще попадет за опоздание, подумал он.

Наконец троллейбус дотащился до нужной остановки. Он спрыгнул с подножки и еще два квартала поднимался вверх. Подъем был крутой, один из домов прорезала трещина, грозившая в скором времени разрастись и разломить дом пополам. Однако жильцы дома продолжали жить в нем и по-видимому мало кого заботило бедственное положение дома. Мальчик ходил заниматься к учительнице уже полгода и каждый раз проходя мимо этого дома замечал, как трещина становилась все шире.

Перед дверью учительницы он набрал в легкие воздух, изобразил на лице улыбку.

— А вот и ты, я думала, что ты уже не придешь, опаздываешь на десять минут.

— Извините это больше не повторится.

— Надеюсь. Надеюсь.

Они сели заниматься в большой светлой комнате. Примечательна она была тем, что вокруг стен стояли поставленные друг на друга полки, заполненные книгами.

— Ну, приступим, насколько я помню нужно было составить два вида уравнений по простенькому условию задачи. Получилось или нет?

Мальчик помедлил минуту. Он не подготовил заранее объяснения почему он не сделал задания и сейчас вдруг представил, что на его месте сделал бы Моррис Джеральд. Он бы вскочил, вытащил бы лассо из-за пояса, помахал бы им перед носом учительницы и она тут же забыла бы и про уравнения и вообще стала бы его уважать и перестала бы донимать никому не нужной математикой.

— Нет у меня ничего не получилось, очень трудная тема.

Он опустил глаза, так легче было придумывать отговорки. Обычно терпеливая и снисходительная учительница на этот раз решила проявить характер.

— Все, сказала она, — мое терпение лопнуло. Я закрою тебя в комнате и ты выйдешь отсюда только после того как составишь уравнения.

Она вышла из комнаты и он услышал как ключ повернулся в замочной скважине. Она выполнила свою угрозу. За окном месяц май вступал в законные права, щебетали птички, пахло акацией. Мальчик еще раз подумал о своей тяжелой судьбе. Не оставалось ничего другого, нужно было заниматься. Он раза два внимательно прочитал условие задачи. Память у него была преотличная. Он мог процитировать, ни разу не сбившись, любой отрывок из своих любимых книг, но вот задача… К концу прочтения задачи он уже забывал ее начало. Придя к выводу что это быссмысленное занятие, он как всякий решительный человек приступил к действиям. Прежде всего нужно было оценить ситуацию. Он встал, обошел комнату, подергал ручку двери, убедившись в том, что замок надежный. Прошел к окну. На широком подоконнике стоял аквариум, шарообразной формы. В нем метались две малюсенькие рыбки. Он подумал, что похож на такую же рыбку, правда запертую в больший по размерам аквариум. На окне не было решетки и он открыв его выглянул на улицу. Оказалось, что окно было расположено невысоко от земли, квартира со стороны улицы находилась в бельэтаже. Со стороны двора, где был вход в квартиру, нужно было подняться на второй этаж по старой скрипучей деревянной лестнице. Сегодня он обнаружил и оценил эту странность домов расположенных в нагорной части города. Недолго думая, мальчик отодвинул мешавший ему аквариум, примерился и спрыгнул на улицу. Проходившая мимо парочка удивленно оглянулась, но увидев его веселые, отчаянные глаза прошествовала дальше. Расулу захотелось пройтись пешком, подышать весенним воздухом. Он легко вприпрыжку спустился по той же улице, по которой недавно поднимался, прилагая усилия и надеясь лишь на то, что пытка уроком продлится не более часа. Домой он пришел веселый с блестящими глазами. Сестра увидев его оживление удивилась:

— Наверное у учительницы был день рождения и она вместо того, чтобы мучить тебя уравнениями, накормила тортом.

— Ты почти угадала, — он загадочно улыбнулся.

Вечером мать поинтересовалась его уроком математики.

— Мама все идет именно как ты хотела, я кажется начинаю кое что понимать.

— Я же тебе говорила, у цифр есть свой строй, если научишься говорить на языке цифр, то увидишь как строгая логика построения математических схем может быть гармоничной.

— Мама, ты говоришь о математике как о поэзии, — вмешалась всегда критически настроенная сестра.

— Лично меня интересует один банальный вопрос. Отец не мог остаться в стороне от дискуссии.

— Какая у тебя будет оценка по математике в этой четверти.

Телефонный звонок прервал их мирную беседу. Трубку взяла мать:

— Здравствуйте, Фрида Николаевна. Мы как раз говорили о математике и Расул признался, что ему все больше и больше нравится этот предмет. Да конечно, что-нибудь срочное. Нет, он мне ничего не говорил. Хорошо. Я зайду к вам в субботу во второй половине дня.

Положив трубку, она внимательно посмотрела на сына:

— Выкладывай. Что ты выкинул. Просто так она не стала бы меня вызывать.

— Мамочка, представь себе, в такую погоду, когда вокруг все цветет, она заперла меня в комнате и пообещала не выпускать пока я не сделаю задание. А я взял и выпрыгнул в окно, — он жалобно посмотрел на нее, зная какой эффект производила на нее его жалостливая физиономия.

— Что ты сделал? Мать понизила голос.

— А вот сейчас я ему объясню, — отец встал из-за стола, и сделал движение по направлению к Расулу, тот вскочил и убежал к себе в комнату.

— Оставь его, он еще такой ребенок, мать говорила тихо, устало.

— Ребенок в шестнадцать лет, не слишком ли затянулось его детство.


В субботу Расул старался не попадаться матери на глаза.

В два часа она уже преодолевала тот же подъем, что и ее сын несколько дней тому назад. Она шла не спеша и замерла перед трещиной в стене соседнего дома.

Подойдя к дому учительницы она в первый раз обратила внимание на то, что дом словно поднимался в гору, в самом деле, с улицы он возвышался всего на полтора этажа, тогда как со двора он был двухэтажный.

Позвонив в дверь, она справилась с волнением и совершенно успокоилась.

— Проходите, пожалуйста, — учительница была подчеркнуто вежлива. — Я думаю нам есть о чем поговорить и вы наверное уже все знаете. В моей практике — это первый случай. Нет не надо ничего объяснять. Представьте себе, я многое повидала за время моего учительства, но всему можно найти какое-то объяснение, в данном случае я в недоумении. Я пришла к выводу, что у него задатки авантюриста, да он самый настоящий авантюрист. У меня в тот вечер случился сердечный приступ. Я очень переживала, ругала себя за то, что может быть злоупотребила своей властью. Но вы должны меня понять: он способный мальчик, но ленивый. Мне очень хотелось, чтобы он стал серьезнее и я надеялась, что моя тактика поможет ему встряхнуться. Я даже представить не могла, что он способен выкинуть такой фортель. Я не знаю чем у него занята голова, но во всяком случае, не математикой.

— Если позволите, — мать мальчика решилась прервать словесный поток, — я в его оправдание хочу сказать только, что наступила весна и может поэтому поступки людей, а в особенности детей, не всегда так серьезны как хотелось бы.

— Вы так считаете?

Женщина смутилась.

— Я Вас вызвала, чтобы сообщить о своем решении. Вы извините меня, но я не буду больше с ним заниматься. Мне здоровье не позволяет переносить подобные стрессы.

— Фрида Николаевна может все-таки вы передумаете, он прекрасно к вам относится.

Учительница с иронией посмотрела на женщину:

— Я в полной мере оценила его прекрасное отношение.

Женщина поднялась:

— Ну в таком случае я не буду отнимать у вас время. И надеюсь, что несмотря ни на что у нас сохранятся добрые отношения.

Учительница взяла со стола книгу и тетрадь и подвинула их к матери мальчика.

— Ваш сын в прошлый раз так спешил, что забыл их у меня. Я представляю как вам трудно с ним.

Женщина попрощалась и вышла. Она шла домой пешком, вдыхая свежий пахнущий весной воздух.

Дома ее ждал Расул:

— И что она тебе сказала. Какой я не серьезный, ленивый, голова забита неизвестно чем.

— Ты напрасно иронизируешь. Она все это сказала, потому что это правда. Но я не буду повторять ее слова, я тебе скажу то, что пришло мне в голову. По дороге к ней я заметила дом, который пересекает трещина. Дом поразил меня. Мне стало страшно за живущих в нем людей. Я представила себе как в один прекрасный, вот такой же как сегодня весенний день, дом может разломиться. При благоприятном исходе, человеческих жертв может не быть и люди останутся живы, но потеряют кров. Но может быть и другой исход. Я догадываюсь, что люди, живущие в доме не раз обращались к городским властям, и может быть к их просьбам прислушаются. Еще я подумала о том, что в случае с домом я бессильна. Я не могу ничего изменить. По странной аналогии, я подумала о твоем уроке математике, о твоем будущем, о том, что маленькая трещинка, пробел в твоих сегодняшних знаниях может перерасти в непреодолимый ров, который может разломить твою судьбу и ничего нельзя будет изменить. Математика — это не просто уравнения и формулы, это способность логически мыслить. Способность предвидеть, маневрировать, анализировать.

Женщина замолчала. Расул сник и не пытался ничего возразить.

Через несколько дней, дочь подошла к матери:

— Мама угадай, что Расул читает втихую.

— Что значит втихую?

— Что за книга у него спрятана в потайном ящике письменного стола.

— Том Сойер?

— Никогда не угадаешь, математика.






home | my bookshelf | | Урок математики |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу