Book: Только поцелуй



Только поцелуй

Сибилла Вилан

Только поцелуй

Глава 1

Дженетт Паркер сняла очки и, откинувшись на спинку кресла, устало потерла глаза. Утро только начиналось, но было так жарко, что вентилятор, с тихим поскрипыванием вертящийся над головой, ничуть не спасал.

Видимо, следствием жары была и некоторая рассеянность, порождающая досужие мысли. В обычных обстоятельствах такое ни за что не пришло бы в голову трезвому и целеустремленному директору радиостанции Си-би-эс.

Что за судьба, думала Дженетт, семнадцать лет держать на плаву это утлое суденышко в маленькой застойной заводи, где ничего не случается и из года в год повторяются одни и те же имена и «новости». Зачем слушать радио, если можно сходить в косметический салон Мэрион Смайли и получить любую исчерпывающую информацию в красках и в лицах, сдобренную ее своеобразным юмором, да в придачу еще сделать себе прическу или наложить макияж?

Дженетт вздохнула, водрузила очки на место и снова склонилась над бумагами. Нужно было закончить составление договора с новым спонсором. Спонсоры, спонсоры, подумала она. Пока есть товары, нуждающиеся в рекламе, они не пропадут. К ней постепенно возвращалось обычное деловое настроение.

А тем временем Мэрион Смайли заканчивала трудиться над сооружением на голове недюжинных размеров дамы, восседающей в кресле. Последний раз придирчиво осмотрев то, что еще несколько лет назад сочла бы образцом безвкусицы, Мэрион сдвинула все сооружение чуть влево и прощебетала:

— Ну вот, Эвелин, готово! Ты просто картинка!

Дама повела борцовскими плечами, и, похлопав Мэрион по руке, довольно протянула:

— Ты волшебница, детка. Я всегда это говорила. Сегодня у меня великий день, поэтому все должно быть высший класс. Ты не находишь?

Мэрион, сдержав улыбку, понимающе закивала.

— Да-да, Эвелин. И я от всей души желаю тебе удачи. — Она ничуть не кривила душой, поскольку Эвелин Сузан Арчер, потерпевшая неудачу, — это страшное дело!

— Ну что ж. — Дородная дама тяжело поднялась с кресла. — С Богом!

Она величественно выплыла из салона под жаркое теннессийское солнце.

— Пожалуйста, слушатель. Вы в эфире.

— Я… я… ну, мне никогда прежде не приходилось этого делать… Звонить на радио. И я немного нервничаю.

— Все в порядке. Мы все здесь, на Си-би-эс, ваши друзья. Задавайте ваш вопрос.

— Ну… хмм… Даже не знаю, как сказать. Стефани Митчелл улыбнулась стоящей рядом с ней Саманте Робинсон, своей лучшей подруге и сотруднице. Они находились в звуконепроницаемой студии рядом с кабиной и через стекло видели Эвелин Сюзан Арчер, склонившуюся к микрофону. Эвелин Сюзан явилась на станцию одетая в полном соответствии со своей ролью радиозвезды. Она была в костюме «под Шанель», купленном в Мемфисе, и при полном макияже, включая ее любимые лавандовые тени для век. Почему-то она считала, что это придает ей сходство с Элизабет Тейлор, о чем не постеснялась сообщить Стефани и Саманте. Волосы были начесаны и обрызганы лаком и казались неким самостоятельным существом, которое, будь его воля, выпрыгнуло бы из кабины, если бы не было надежно прикреплено к голове Эвелин Сюзан большими наушниками.

— Продолжайте, слушатель. Мы все очень хотим услышать ваш вопрос.

У нее был густой южный акцент, а интонации такие, что долго заставляли Стефани колебаться, но в конце концов она решила, что все не имеет значения. Эвелин Сюзан считалась лучшей стряпухой между Миссисипи и Теннесси, и Стефани просто повезло, что удалось уговорить эту женщину участвовать в ее последнем детище — кулинарном ток-шоу.

«Добавьте остренького» должно было стать хитом сезона — у женщин Стонвилла, штат Теннесси, в эти блаженные летние месяцы не было других занятий, кроме готовки, уборки и усмирения детей, вырвавшихся из-под опеки школьных учителей. В такой ситуации радио не выключают целый день, так что многотысячная аудитория им была гарантирована.

А значит, в конечном итоге передача позволит Стефани покинуть родной город.

Эвелин Сюзан взглянула на подруг и одарила их королевской улыбкой, одновременно произнеся в микрофон:

— Всем нам не раз случалось бывать в кухне, милая, так что не стесняйтесь, задавайте ваш вопрос.

Ободренная знакомым дружелюбным голосом, звонившая снова заговорила, на этот раз быстро и часто.

— Ну, видите ли, мой муж хочет кое-что сделать. — Она понизила голос. — Нечто необычное. Конечно, это звучит смешно… но, с тех пор как мне исполнилось пять лет, меня ни разу не шлепали. Он говорит, что хочет быть моим папочкой и нежно наказать мою попку. — Она хихикнула. — Как вы думаете, нам стоит попробовать?

Саманта поперхнулась, Стефани продолжала тупо смотреть сквозь стекло. Эвелин Сюзан сидела совершенно неподвижно, лицо ее превратилось в гипсовую маску. Слушательница конечно же не могла сказать то, что послышалось Стефани, так почему же Эвелин Сюзан не отвечает ей? Почему не рассказывает, как взбивать яичные белки в невесомую пену? Почему не объясняет разницу между нарезанными и протертыми овощами?

Слушательница заговорила снова, и на этот раз ее голос звучал намного увереннее, почти непринужденно.

— Ну, я сказала ему, что подгузник не надену ни за что, но против остального, возможно, возражать не буду, если мне ответят… любезностью на любезность. Вы понимаете, о чем я?

Молчание. Полное, абсолютное молчание. Пробудившийся инстинкт самосохранения дал команду рукам, и Стефани, придвинувшись к стеклу, стала делать отчаянные знаки Эвелин Сюзан.

— Отвечай же ей, ради всего святого! — неистовствовала она. — Скажи что-нибудь. Все равно что!

Но женщина за стеклом по-прежнему оставалась недвижимой, слепой и глухой. Не обращая внимания на безумную жестикуляцию, она сидела, словно парализованная чувствами, о которых Стефани могла только догадываться.

— Тебе бы лучше заменить ее. — Саманта бросила на Стефани панический взгляд. — По-моему, она умерла и сейчас находится на пути к кулинарному раю.

Действительно загорелое лицо Эвелин Сюзан побелело, а глаза закатились. Стефани потребовалось всего мгновение, чтобы решить, что делать. Смутить слушательницу, сказав, что она перепутала передачу о кулинарии с передачей о сексе, было нельзя. Такое объяснение только испортило бы все. Следовало как можно скорее избавиться от нее, а это означало только одно — ответить! Стефани включила ближайший к ней микрофон и заговорила на удивление спокойным и уверенным тоном, несмотря на бешено колотящееся сердце.

— Ну что ж, если вы оба этого хотите и это никого не обидит, почему бы не попробовать? Я хочу сказать: шлепайте и позволяйте шлепать себя!

Было явственно слышно, как женщина на другом конце провода перевела дыхание.

— Правда? Вы… Вам не кажется, что это немного слишком?

Слишком? Все в Стонвилле кажется немного слишком, и кому, как не Стефани, об этом знать. Она прожила здесь всю жизнь за исключением четырех лет — четырех восхитительных лет — в Мемфисе, где училась в колледже.

— Думаю, блюдо у вас получится на славу, — выдавила она из себя. — Большое спасибо за звонок, а теперь послушаем рекламу…

Нажав на кнопку, она запустила хвалу спонсору — продуктовой компании «Пять звезд» и открыла дверь в звукозаписывающую студию.

— Эвелин Сюзан! Возьмите себя в руки! Здесь нужно быстро и самостоятельно искать выход из любого положения.

Затуманенный взгляд женщины метнулся к лицу Стефани и уперся в нее, словно в пришелицу из иного мира.

— Вы слышали вопрос? Какое отношение он имеет к кулинарии?

— Слушательница, очевидно, ошиблась, подумав, что передача о чем-то другом. Это прямой эфир, и нужно быть готовой ко всяким неожиданностям.

— В-вы говорили мне, что будете отсеивать посторонние вопросы!

Стефани почувствовала, как вспыхнуло ее лицо. Они с Самантой были так взволнованы первым выходом передачи в эфир, что совсем забыли об этом.

— Мы так и делаем, но… За спиной раздался настойчивый голос Саманты:

— Готовность десять секунд, Стефани! Не обращая на нее внимания, Эвелин Сюзан с возмущением смотрела на Стефани.

— Ну и что же у вас за сито такое?

— Мы… мы прозевали, Эвелин Сюзан. Простите нас. Пожалуйста…

— Пять секунд!

— Ну нет, я в этом не участвую. Увольте! — Сорвав с головы наушники, женщина встала с вертящегося кресла, схватила свою сумочку и прижала ее к груди. — Я не говорю о с-е-к-с-е. — Она произнесла последнее слово по буквам, и каждый издаваемый ею звук был исполнен отвращения. — Тем более с незнакомыми людьми… Особенно с теми, кто хочет… кто хочет отшлепать друг друга!

С видом оскорбленного достоинства она прошествовала мимо Стефани и, обдав ее ароматом гардении, вышла из комнаты.

Лишившись дара речи, Стефани посмотрела на Саманту. Та стояла, подняв вверх три пальца, и поочередно загибала их. С бьющимся где-то в горле сердцем, Стефани подбежала к пульту и в последний момент снова нажала кнопку магнитофона. «Пять звезд» будут только рады добавочной порции рекламы. Затем с несчастным видом посмотрела на подругу.

— Это конец!

— Знаю. — Саманта покачала головой. — Прости, Стефани. Мне следовало заниматься своей работой, вместо того чтобы стоять здесь и пялиться на происходящее. Но Боже Всемогущий, что заставило эту женщину решить, будто передача о сексе?!

— Никто не знал, о чем она! — простонала Стефани. — Дженетт дала всего четыре анонса по тридцать секунд за последний месяц. С таким же успехом нам могут позвонить и спросить, в какой мастерской лучше менять проколотые шины.

С безнадежным выражением на лице Саманта спросила:

— И что нам теперь делать?

— Поднять ваши задницы и начать отвечать на вопросы!

Обе женщины резко повернулись к двери, услышав голос Дженетт Паркер. Директор радиостанции была высокой и импозантной. Очень импозантной. И очень высокой. Мало кто решался вставить слово, когда она говорила, и никто из сотрудников радиостанции не смел ей возражать. В ледяном взгляде серых глаз, смотрящих сейчас на Стефани, читалось глубокое пренебрежение. У Стефани было две секунды на то, чтобы спросить себя, слышала ли начальница ее сетования по поводу анонсов, а потом Дженетт снова заговорила:

— Ты нашла пятерых новых спонсоров для этой передачи, и я не хочу, чтобы они все слушали рекламу только одного из них или, что еще хуже, мертвый эфир. А то, что уже прозвучало, достаточно плохо. Могу только представить, какие телефонные звонки меня ожидают. Ступай в студию и разберись с этим.

Ей следовало бы прежде подумать, но ситуация была отчаянной, и Стефани все-таки рискнула возразить.

— Дженетт… это ведь передача о кулинарии. Я… я ничего не знаю о кухонных делах.

— Это была передача о кулинарии. Теперь это передача о сексе — благодаря идиотке, чья задница будет красной сегодня вечером. Включай микрофон и начинай говорить о сексе. А завтра мы с этим покончим. — Остального она не произнесла, но это было ясно как божий день: «И с тобой тоже…» — О сексе, надеюсь, ты что-нибудь знаешь? — добавила Дженетт последнюю каплю.

Саманта фыркнула у них за спиной. И Стефани бросила на нее через плечо убийственный взгляд.

— Это было давно, но я постараюсь.

— Тогда ступай. И зайди ко мне в кабинет, когда все закончится.

С упавшим сердцем Стефани смотрела, как начальница выходит в коридор, до тех пор пока не услышала голос Саманты:

— Пять секунд.

У Стефани в голове была лишь одна мысль: что скажет отец? Джеймс Митчелл был директором единственной в городе средней школы и старостой местного прихода. Вряд ли он одобрит такой поворот событий.

Она бросилась в студию и успела надеть наушники, прежде чем Саманта загнула последний палец и сказала:

— Пора!

— Пожалуйста, вы в эфире. — Во рту у Стефани стало так сухо, что язык, казалось, царапал небо. Она с трудом проталкивала наружу слова, вспоминая, как впервые в колледже вела радиопередачу. «Они не знают, что ты нервничаешь, — говорил ей профессор. — Они не видят тебя. Просто говори». — О чем вы хотели спросить?

Стефани молила Бога о том, чтобы вопрос был о чесночной приправе или о приготовлении яичницы или жареной картошки. Словом, о чем угодно, только не о сексе!

Однако Бог ее не услышал.

— Э-э-э… знаете, есть одна женщина, вдова, она живет через дорогу от меня… Ну… мы целовались раз или два, и я думаю, э-э-э… что она созрела для того, чтобы пойти дальше.

— И?

— Ну… вы что-нибудь слышали о презервативах, на которых крепится колечко из… шкуры какого-то африканского животного… мехом наружу… Ну, говорят, что жесткие щетинки… усиливают ощущения?

— Шериф, шериф… нет, вы только послушайте! Вы просто не поверите. Включите радио!

Голос женщины звучал немного истерично, и Мартин Эббот мгновенно обернулся, хотя слова были адресованы не ему. Он не был ни шерифом, ни даже офицером полиции. Он был всего лишь бывшим журналистом отдела криминальной хроники. И он до сих пор не привык к этому.

Лучший друг Мартина, Фрэнк Смайли, который занимал должность шерифа, взглянул на диспетчера, возникшую на пороге. Это была, как сказал бы отец Мартина, «фигуристая дамочка». Два серьезных довода в пользу этого утверждения подпрыгивали под натянувшейся форменной рубашкой, когда женщина нетерпеливо переминалась с ноги на ногу. Она выглядела крайне взволнованной: светлые глаза выпучены, а щеки покрыты таким румянцем, какого Мартину уже давно не доводилось видеть. Особы, с которыми он, как правило, имел дело в Мемфисе, не краснели. Ни при каких обстоятельствах.

— В чем дело, Мелани, разве ты не видишь, что у меня посетитель, и…

— Я знаю, шериф, знаю. — Она бросила извиняющийся взгляд в сторону Мартина. Ее грудь по-прежнему вздымалась, дыхание было затруднено, мешая говорить. — Я действительно прошу меня простить, но вы просто должны это послушать! Это… это позор! Мы должны принять какие-то меры: пойти на радиостанцию или что-нибудь еще сделать.

Фрэнк, сдаваясь, поднял руки и повернулся к полке за спиной, на которой стоял радиоприемник. Он не спросил у диспетчера, на какую волну нужно настраиваться, и Мартин понял почему, когда вспомнил, где находится. В таком городке, как Стонвилл, могла быть только одна станция, ну от силы две. Фрэнку ни к чему было спрашивать.

Голос был слышен так отчетливо, словно доносился из соседней комнаты. Фрэнк поднял чашку с кофе и сделал глоток.

— Я просто хотел узнать про эти штуки… презервативы. Я не стреляю холостыми, а ей пятьдесят… то есть она еще достаточно молода. Мне не хотелось бы, чтобы случилось непоправимое, но я не в восторге от того, что нас будет что-то разделять. Я хочу чувствовать мою женщину, понимаете? Но и ей тоже хочу доставить удовольствие. Как мне быть?

Кофе, который успел отпить Фрэнк, струйкой вырвался из его рта, обрызгав стопку аккуратно отпечатанных рапортов. Мелани это не понравится, лениво подумал Мартин. Фрэнк начал смеяться.

— Вот дерьмо! Это же Джек Райан с заправочной станции! Что, черт возьми…

Мелани собрала губы в куриную гузку, демонстрируя недовольство.

— Шериф! Следите за своим языком. Здесь дама, знаете ли.

— Знаю, Мелани, знаю, и мне действительно жаль, что я сорвался. Прости меня. Но это… — Он посмотрел на Мартина, а потом снова перевел взгляд на приемник. — Я… я просто не могу поверить, что старина Джек…

— Шшш… — Мелани замотала головой. — Лучше слушайте дальше.

Отвечающий слушателю женский голос, хрипловатый и чувственный, был окрашен совсем не подходящими к случаю мрачными интонациями. Голос заставил Мартина подумать о теплых простынях и еще более теплых телах. Он на мгновение представил, как может выглядеть его обладательница. У нее роскошная фигура — он не сомневался в этом, — и шелковистые волосы, струящиеся по узкой изящной спине. А глаза — с поволокой, и в них темнеет обещание неземных блаженств.

— Вы затронули очень важный вопрос, слушатель. Презервативы теперь не только средство, контролирующее рождаемость. Все должны стремиться к безопасному сексу. ЗППП подстерегают везде, и…

— ЗППП?

— ЗППП — заболевания, передаваемые половым путем. И даже если у вас в течение некоторого времени не было половых контактов…

— Некоторого времени! Это было вечность назад!

— Не имеет значения. Некоторые популяции микробов гораздо старше. Нужно предохраняться. Всегда.

Мужчина снова заговорил, и на этот раз его голос звучал подавленно.

— Что ж, спасибо. Я… я об этом никогда не думал.

— А надо бы, — ответила женщина. — Всем стоило бы об этом задуматься независимо от возраста и сексуальных предпочтений. Спасибо за звонок. — Последовала короткая пауза, после которой волнующий голос произнес:

— С вами была Си-би-эс, радиокомпания из Стонвилла. Вы слушали передачу «Добавьте остренького». — А потом этот уверенный голос немного дрогнул:

— С-стефани Митчелл прощается с вами до завтра.

Крошечный кабинет мгновенно наполнила музыка. И Фрэнк, быстро выключив радио, покачал головой.

— Стефани Митчелл! Кто бы мог подумать!

— Ну и как, вы собираетесь что-то предпринимать? — Мелани уперла руки в бедра. Весьма обширные. Юбка с таких никогда не спадет сама собой.



Фрэнк со сдерживаемым отчаянием посмотрел на диспетчера. Мартин сотни раз видел это выражение на лице друга, когда тот в Мемфисе брал его с собой на ночное патрулирование улиц.

— Вы когда-нибудь слыхали о Первой поправке, Мелани? О праве на свободу слова?

— Но ведь это порнография!

Карие глаза Фрэнка потемнели, и Мартин понял, что это означает. Мелани переступила черту.

— Нет. Это не порнография. — Он медленно и отчетливо произносил каждое слово, словно вдалбливая ей их смысл. — А теперь, если не возражаешь, я хотел бы закончить разговор с мистером Эбботом. Пожалуйста, закрой дверь и не беспокой нас больше.

Демонстративно фыркнув, женщина закрыла дверь. Мартин взглянул на Фрэнка и, впервые с момента своего прихода заговорив, произнес единственное слово:

— Порнография?

Шериф пожал плечами и недовольно нахмурил брови.

— Это консервативный город, Мартин. Что можно сказать? Мелани не одинока. Радиопередача заставит недоуменно приподняться не одну пару бровей, никаких сомнений. Никогда бы не подумал, что малышка Стефани Митчелл способна на такое…

Мартин вспомнил голос. Волнующий, глубокий голос. Образы, которые он на него навеял, никак не вязались с определением, предложенным Фрэнком: малышка Стефани Митчелл. Любопытство заставило его спросить.

— Это почему же?

— Ну, во-первых, ее отец директор школы и уважаемый человек в приходе. Они живут в городе, но Стефани — отдельно, у озера… примерно в нескольких минутах езды от моего летнего домика. Я даже не представлял, что Стефани такой эксперт в вопросах секса. В школе она была пай-девочкой.

Мартин поднял брови.

— Пай-девочкой? Наверное, это должно значить, что ты предпринял попытку, а тебе дали от ворот поворот?

Фрэнк казался возмущенным.

— Ради Бога, она моложе нас. Намного моложе! Ей двадцать с чем-то.

Мартин сохранял невозмутимое выражение лица. Возможно, «двадцатилетние с чем-то» и казались слишком юными Фрэнку — он уже пятнадцать лет был женат на одной женщине, — но для Мартина это было в самый раз. Женщины в таком возрасте не стремятся надеть хомут на свою шею или на шею мужчины. Они романтичны, склонны ко всему захватывающему, возбуждающему, увлекательному. Если бы он был в этом заинтересован, чего сказать нельзя, то, возможно, решил бы взглянуть на тело, из которого исходит такой голос. Однако его это не волновало. Ничуть.

— Кроме того, Стонвилл находится в так называемом Библейском поясе, не забывай об этом. Люди здесь о подобных вещах не говорят.

Мартин хотел было возразить, что некоторые все же говорят, но вместо этого покачал головой.

— Я действительно давненько здесь не был. Наверное, успел позабыть. — Он непроизвольно стиснул рукой обшарпанную ручку кресла, на котором сидел, когда в голову пришла еще одна мысль. — Знаешь, Фрэнк, возможно, если подумать, здесь не такое уж хорошее место для меня. Я не из тех парней, которые могут прийтись ко двору в подобном городе…

— Проклятье, да ты везде ко двору, поэтому не неси чушь, Эббот! Кроме того, куда еще ты сможешь отправиться? Моя лачуга у озера пустует месяцами, а тебе нужно где-нибудь жить. Хотя бы до тех пор, пока ты не решишь, чем заниматься дальше.

Решить, чем заниматься дальше? О каких решениях могла идти речь? Словно в ответ на это тупо заныла правая нога. Пальцы Мартина машинально метнулись к верхней части бедра, где был небольшой шрам. Несколькими дюймами выше и левее — и проблемы Джека Райана больше не волновали бы его никогда. Как, впрочем, и все остальные проблемы, если уж на то пошло. Пуля торговца наркотиками, на которого он вышел в результате журналистского расследования, едва не задела бедренную артерию. Уставший и от работы, и от своей жизни, Мартин хотел заниматься… просто ничем.

До него наконец дошло, что Фрэнк продолжает говорить.

— ..и у Мэрион есть подруги, которым она хочет тебя представить. Славные женщины. Ты прекрасно развлечешься…

Мартин медленно встал.

— Я приехал сюда не для того, чтобы развлекаться, Фрэнк.

— Да знаю, знаю, приятель, но от тебя же не убудет, если ты разок-другой сходишь с нами куда-нибудь вечером, а? Познакомишься с людьми, попьешь пивка, немного расслабишься?

Мартин потянулся за ключами от домика Фрэнка, которые тот выложил на стол, как только пришел его друг.

— От меня не убудет, — согласился он, — но я приехал в Стонвилл не за тем, чтобы заводить друзей. Я хочу спокойствия и уединения. Я хочу удить рыбу и заниматься мелкими повседневными делишками. Я хочу навсегда забыть о большом городе, Фрэнк. — Он сверху вниз посмотрел на старого друга. — Спокойствие и уединение, приятель. Это все, что мне требуется.

Выйдя из студии, Стефани медленно потащилась по коридору к кабинету Дженетт. По крайней мере, у нее было ощущение, что она именно тащится. Вся фигура съежилась, равно как и ее эго. Это «Остренькое» добьет ее. Идея была хорошая. Действительно хорошая.

Очевидно, следовало выбрать другое название — «Кулинарные рецепты Стонвилла» или «В кухнях Стонвилла». Все что угодно, лишь бы сразу становилось понятно, что речь идет о кулинарии. Подготовительная работа была проделана огромная. Концепция разработана до мелочей. Все должно было сработать. Передача не осталась бы незамеченной, как и сама Стефани.

Сколько себя помнила, она мечтала вырваться из Стонвилла. А со времени ее возвращения из колледжа это стало просто навязчивой идеей. Оглядываясь назад, Стефани спрашивала себя, где была ее голова, когда она приняла предложение работать на Си-би-эс. Конечно, времена были нелегкие, и найти работу на радио или на телевидении было почти невозможно, но стоило хотя бы попытаться.

Она прошла мимо кафетерия в вестибюле, где на своем неизменном месте сидели двое ребят из отдела рекламы — Гарри Адаме и Дик Рейнолдс. Они проводили Стефани взглядом и зашушукались за ее спиной. Когда она уже почти достигла конца коридора, Гарри крикнул:

— Эй, Стеф, у меня сегодня свидание с девушкой, у которой есть пара наручников. Как считаешь, принести ей в придачу плетку и цепь или лучше цветы?

Туповатый Дик восхищенно крякнул, услышав столь изощренную шутку.

Стефани проигнорировала обоих. Вместо этого она вспомнила лица своих родителей, когда шесть лет назад они узнали, что ей предложили работу прямо здесь, в Стонвилле. Они были так горды, так счастливы! Их улыбки вставали у нее перед глазами всякий раз, когда она готова была все бросить, начать новую жизнь. Стоило ей представить разочарование, которое наверняка появится на их лицах, как она тут же выбрасывала эти планы из головы. Стефани была их единственным ребенком и, как только повзрослела достаточно, чтобы понять, что это значит, стала ощущать себя ответственной за их душевное спокойствие.

И чего она добилась за шесть лет? Ни карьеры, ни мужа… Она не добилась ничего. У всех ее подруг есть семьи, дети, собаки, садики. А те, у которых этого нет, шлют ей открытки из разных заманчивых мест вроде Бостона или Сан-Франциско, где имеют сказочную работу и одежду от дизайнеров. А у нее — только ничтожная работенка на умирающей радиостанции, да и ту она вот-вот потеряет.

Расправив, насколько это было возможно, плечи, Стефани открыла дверь в кабинет начальницы.

Глава 2

Секретарша Дженетт, Шеррил Крюгер, подняла голову, когда Стефани вошла. Женщина не сказала ни слова, да это было и ни к чему. Ее ледяной, враждебный взгляд был красноречивее всяких слов: я безумно рада, что тебя собираются уволить!

В двенадцатом классе Кевин Шепард предпочел встречаться со Стефани, а не с Шеррил, которая имела на него виды. И с тех пор бывшая одноклассница не могла простить ей этого унижения. Стефани говорила себе, что попросила бы у Шеррил прощения, если бы той стало от этого легче, но секретарше, похоже, просто доставляло удовольствие постоянно отравлять ей жизнь.

— Дженетт занята. Тебе придется подождать. — Удовлетворение, звучащее в голосе, было сравнимо с написанным у нее на лице.

Стефани кивнула и села на диван у двери. Несколько минут она ощущала на себе неотрывный взгляд блондинки, но головы не поднимала.

Прошло еще пять минут, и Стефани почувствовала, что больше не может этого выносить. Она подняла глаза и встретилась взглядом с Шеррил. В ответном взгляде было что-то еще помимо обычных самодовольства и злорадства, но Стефани не смогла определить, что именно. Несколько долгих мгновений женщины смотрели друг на друга, потом секретарша спросила:

— Откуда тебе так много известно о сексе? Стефани, разинув рот, уставилась на бывшую одноклассницу.

— Ч-что?!

— Ты отвечала на любые вопросы и даже ни разу не запнулась. Я слушала. — Она прищурилась. — Ты узнала все это, живя в Мемфисе, или знала еще до того?

Еще в двенадцатом классе? Если бы Стефани не грозило увольнение, она бы рассмеялась. Шеррил наконец-то нашла ответ на вопрос, который, по-видимому, искала, начиная со старших классов. Кевин Шепард предпочел Стефани ей, Шеррил, потому что еще в те годы эта самая Стефани явно знала, что такое «Кама сутра» и где продаются всякие необыкновенные презервативы.

Прежде чем Стефани успела что-либо сказать, дверь кабинета открылась. Начальница появилась на пороге и устремила на нее напряженный взгляд.

— Давай разберемся с тем, что произошло, — зловеще произнесла она.

Стефани вскочила и последовала за Дженетт, закрыв за собой дверь.

— Садись.

Стефани с благодарностью приняла предложение. Ее колени дрожали, а желудок изо всех сил старался удержать засахаренные орешки, которые она съела утром, чтобы отпраздновать выход в эфир новой передачи. Ох, не даром бытует пословица: не говори гоп, пока не перепрыгнешь!

Не произнося ни слова, Дженетт подошла к большому окну за своим столом. Стоя спиной к Стефани, она молча глядела на улицу.

Ее бежевый костюм почти сливался с пыльным ландшафтом за стеклом. Лето только началось, но жара стояла уже месяц. Машины на автомобильной стоянке сверкали в лучах горячего теннессийского солнца, а над ними висело раскаленное марево. Росшие дальше, за машинами и плавящимся асфальтом, вековые дубы казались усталыми и поникшими. На клумбе под окном пионы пытались сохранять бодрость, но вид больших розовых цветов свидетельствовал о скором поражении.

Стефани чувствовала себя так же. Наконец Дженетт медленно обернулась и посмотрела на нее. То, что она сказала, Стефани ожидала услышать меньше всего.

— Некоторые из вопросов, которые тебе задавали, были весьма странными. Как тебе удалось ответить на все?

— В них не было ничего ужасного, — не задумываясь произнесла Стефани. — По крайней мере, для меня. Я работала в колледже на «горячей линии» для подростков, когда училась в Мемфисе, и перед тем, как мне позволили принимать звонки самостоятельно, прошла шестидесятичасовую подготовку. Девяносто девять процентов вопросов было о сексе. Это дело обычное.

Дженетт медленно кивнула.

— Но ты не впала в панику. Ты прекрасно держалась перед микрофоном. Почему тебя понесло в редакторы?

— Мне нравится закулисная работа. — Стефани заколебалась: слова, которые она собиралась произнести, до сих пор жгли ее, словно невытащенное жало. — И еще… один из моих преподавателей сказал, что мой голос звучит так, словно трясут чемодан с камнями. Такой голос не для эфира, пояснил он.

Дженетт недоверчиво подняла брови и, обойдя вокруг стола, села в одно из кресел рядом со Стефани.

— Нет, он ошибся. У тебя чудесный голос. Запоминающийся и чувственный. Именно то, что нужно. Идеальный.

Стефани непонимающе смотрела на начальницу. Сама она была вполне довольна своим голосом, однако желания стать радиозвездой никогда не испытывала в отличие от большинства школьных подружек. Она хотела вникнуть в самую суть работы радиостанции, планировать ее, принимать решения. Но «идеальный» голос? Идеальный — для чего?

— Идеальный — для чего?

— Для передачи о сексе.

Стефани вспомнила Эвелин Сюзан. Теперь она понимала, что испытала та женщина. Потрясение. Оцепенение.

— Ч-что ты этим хочешь сказать?

— Я хочу сказать, что телефоны звонят не переставая с того момента, как ты появилась в эфире…

— Меня это ничуть не удивляет… Дженетт покачала головой.

— Положительных и отрицательных отзывов почти поровну. И мы потеряли всего одного спонсора. Остальные в восторге, особенно «Пять звезд». — Она наклонилась к Стефани. — Отрицательные отзывы не имеют значения, Стефани. Нам звонят, понимаешь? Значит, люди слушали. Они будут обсуждать передачу снова и снова. Обсуждать… и слушать дальше, Стефани покачала головой.

— Я… Что-то я не пойму, Дженетт.

— У тебя в руках хит, девочка. Главный хит!

— Но… но ведь это передача о кулинарии. А Эвелин Сюзан вылетела из студии, как…

— Забудь о кулинарии и об Эвелин Сюзан. «Добавьте остренького» больше не имеет никакого отношения к кухне. Отныне эта передача только о сексе и ты будешь ее вести…

Дженетт еще не успела закончить, а Стефани уже отчаянно трясла головой.

— Я не думаю…

— Здесь не о чем думать, Стефани. Мы все утро принимаем заявки от спонсоров. Сеть аптек Селлерса — можно понять, почему они идут на это. «Тайные желания» — тоже. Знаешь этот магазин на выезде из города? А еще — по непонятным причинам — магазин автозапчастей Листера…

— Дженетт, я… я не смогу сидеть у микрофона. Я же не диктор, не ведущий, я не умею разговаривать с людьми.

— Глупости! Конечно, умеешь. Ты доказала это сегодня утром. — Она в упор посмотрела на Стефани. — Тема явно тебя не смущает, и ты кое-что об этом знаешь. В чем проблемы?

Стефани поколебалась, а потом тихо произнесла:

— Мой отец… Его это убьет. Я не могу так опозорить его.

Дженетт откинулась на спинку кресла и свела ладони перед собой. Помолчав несколько мгновений, она сказала:

— Тебе двадцать шесть лет, Стефани. Ты хочешь вырваться из Стонвилла. Благодаря этой передаче тебя могут заметить. Тем, кто живет в Чатгануге и в Нашвилле, нравится считать, что у нас здесь захолустье, и, возможно, так оно и есть. Однако дело в том, что достаточно одной маленькой станции, чтобы найти тему, поднять ее и сделать из нее конфетку. И пусть болтают что угодно, но мы застолбим участок. Им останется только купить его у нас… Вот тогда тебе и карты в руки. — Она сделала паузу. — Ты согласна ради спокойствия отца упустить первый за годы и наилучший шанс вырваться отсюда?

В полном смятении Стефани не могла сказать ни «да», ни «нет». Она вообще не могла говорить. Дженетт, конечно, права, но все же…

Дженетт потянулась к столу и взяла папку, давая понять, что больше не задерживает подчиненную.

— Подумай об этом, — спокойно сказала она. — Следующая передача должна выйти в эфир через два дня. Разумеется, твой ответ мне нужен раньше.

Мартин еще раз взглянул на нарисованный от руки план, затем, свернув направо, направил свой джип по пыльной дороге. Хорошо, что Фрэнк стал шерифом: как картограф он потерпел бы полное фиаско.

Впрочем, заблудиться в Стонвилле было трудно, а оказавшись за его пределами, — тем более. Едешь на юг — попадаешь в Алабаму. Двигаешься на север — оказываешься в Кентукки. А где-то между ними — ближайший к Стонвиллу и вообще единственный в округе водоем — озеро Круглое, расположенное в двадцати милях от города.

Домик Фрэнка стоял на восточном берегу озера, и закаты там были не менее хороши, чем рыбалка. Фрэнк часто приглашал его сюда, когда оба жили в Мемфисе, но Мартин приезжал только однажды. Памела не любила, когда муж проводил уик-энды без нее, а после того как она ушла, у него и вовсе не стало ни сил, ни желания тащиться в такую даль.

И вот теперь он здесь.

Мартин затормозил перед маленьким деревянным домом и заглушил мотор. Его тут же обволокло абсолютной тишиной, а ноздри защекотал незнакомый аромат. Запах свежести, исходящий от озера, догадался он. Как давно он не дышал ничем, кроме смога, выхлопных газов и испарений большого города!

Идя по гравийной дорожке к дому, Мартин чувствовал, как его касаются душистые ветви сосен, видел белку, сидящую на утесе неподалеку и с любопытством разглядывающую его.

Десять минут спустя все его вещи были уже разложены по местам, а руку холодила бутылка пива. Выйдя на заднюю террасу, он устроился в кресле-качалке и сделал большой освежающий глоток, глядя на ярко-голубую, спокойную поверхность озера.

— Вот какова жизнь человека без определенных занятий, Эббот, — громко произнес он. — И чем ты намерен ее заполнять?

Мартин немного подождал, но ответом ему послужила лишь красочная феерия заката. Он проводил взглядом медленно опустившийся в озеро красный шар, затем встал и вернулся в дом.

Поужинав бутербродом с ветчиной, который запил еще одной бутылкой пива, он забрался в постель и быстро погрузился в глубокий сон. Однако звонок, раздавшийся в два часа ночи, разбудил его мгновенно. Не задумываясь, он куда нужно протянул руку, схватил телефонную трубку и рявкнул в нее:

— Эббот!

— Мартин, это Фрэнк. У нас тут проблема, парень.



На мгновение ему показалось, что он снова в Мемфисе пятилетней давности. Именно с этих слов Фрэнка всегда начинались их совместные ночные вылазки, предоставлявшие Мартину бесценный материал. Но в следующую секунду он вспомнил, где находится, и внезапно слова друга потеряли всякий смысл.

— В чем дело?

— У меня два заместителя. У одного отец умирает в Хантсвилле, а другой на вызове в Ветвуде, небольшом местечке к югу отсюда.

Мартин взглянул на часы, стоящие на прикроватном столике.

— И ты звонишь в три часа ночи, чтобы сообщить мне об этом?

— Нет, я звоню тебе в три часа ночи, чтобы сообщить, что несколько минут назад кто-то бросил камень в окно гостиной Стефани Митчелл. Это в пяти минутах езды от тебя. Не мог бы ты подъехать и успокоить ее? Я прибуду, как только освобожусь.

Мартин уже тянулся за джинсами — тревога, звучащая в голосе Фрэнка, заставила его шевелиться быстрее.

— Уже бегу, — сказал он. — Только объясни, как туда добраться.

Стефани балансировала на грани бодрствования и сна, когда звук бьющегося стекла заставил ее все-таки проснуться. Ей хотелось перевернуться на другой бок, накрыться с головой одеялом и сделать вид, будто все приснилось. Однако, с колотящимся сердцем, она выпрыгнула из кровати, схватила бейсбольную биту, которую всегда держала под рукой, и на цыпочках прокралась в гостиную.

Огромное панорамное окно, выходящее на озеро, было разбито, и оставшиеся в раме стекла торчали, словно длинные острые зубы. Пол был усеян осколками, которые сверкали в лунном свете подобно бриллиантам, рассыпанным небрежной рукой. Посреди битого стекла лежал камень.

К нему был привязан клочок бумаги.

Стефани подняла камень и развязала бечевку, уже зная, что прочтет отнюдь не добрые пожелания.

Приличные люди не слушают похабщину!

Послание было написано печатными буквами, явно в попытке изменить почерк. Стефани глубоко вздохнула и сказала себе, что все не так уж плохо. Она это переживет, уберет осколки и вернется в постель. Но затем она заметила, что на обороте тоже что-то есть.

Заткнись или мы тебя успокоим!

Вот тогда-то она подняла телефонную трубку и позвонила шерифу…

Мужчина, стоящий сейчас перед ней, задумчиво кивнул, когда Стефани закончила отчет.

— Вас не ранили?

Стефани подняла взгляд и тут же попыталась приказать себе не пялиться на незнакомца. Но это было невозможно, поэтому она сдалась и просто стала смотреть на него. Мартина Эббота нельзя было назвать самым красивым из мужчин, которых ей приходилось видеть, но в нем определенно что-то было. Нечто притягивающее взгляд и не отпускающее его. Ярко-синие глаза? Нет, они казались загадочными, но дело было не в них. Угольно-черные волосы, в эти минуты немного растрепанные после сна? Нет, и не они, хотя Стефани не отказалась бы пропустить эти пряди между пальцами…

Он наклонился, чтобы что-то поднять с пола, и она не могла не отметить, как идеально сидят на нем джинсы. Но как бы ни хороша была его фигура, дело было и не в ней тоже.

Мартин выпрямился, и Стефани, снова посмотрев на него, поняла: то, что вызвало ее интерес, имеет отношение не к его физическим данным, а скорее к манере поведения. Он везде побывал и всякого повидал; лицо выражало усталое смирение перед тем фактом, что ничто в жизни уже не способно удивить его.

Но под этой личиной скрывался очень неравнодушный человек.

Стефани одернула себя: такие обобщения — а она знакома-то с ним не больше пяти минут! Она действительно не в себе!

— Я… я лежала в постели, — наконец ответила на его вопрос Стефани. — В другой комнате.

— Фрэнк сказал, что у вас был очень напуганный голос.

— Я действительно испугалась, — призналась она. — Ведь не каждый день мне в окно швыряют камни… Хотя, с другой стороны, и я не каждый день говорю по радио о сексе.

Мартин со странным выражением посмотрел на нее.

— Похоже на то, что все дело в этом. Но возможно, есть какие-то другие объяснения?

— Мне больше ничего не приходит в голову.

— У вас есть враги?

Стефани покачала головой.

— А рассерженные бывшие мужья? Рассерженные бывшие поклонники?

— Никаких рассерженных бывших. Записку, которая была привязана к камню, Мартин уже положил в пластиковый пакет, принесенный из кухни, и теперь поднял его на уровень глаз. Их взгляды встретились поверх пакета.

— Это, конечно, многое объясняет. Но никогда не мешает проверить.

— К-конечно, — запнувшись, ответила Стефани.

Внутренний голос шепнул, что Мартин хочет выяснить, есть ли у нее поклонник, но здравый смысл взял верх. Он просто делает свою работу, хотя, как объяснил Мартин, когда она открыла ему дверь, это вовсе не его работа.

Он подошел к окну и начал изучать разбитое стекло. Затем посмотрел на озеро.

— Могли добраться сюда по воде. — Мартин обернулся. — Вы не слышали шума лодочного мотора? Не видели никаких огней?

— Нет. Я уже почти спала. Звон стекла разбудил меня. К тому моменту, когда я сюда вошла, те, кто это сделал, были уже далеко, не сомневаюсь.

Стройные очертания его фигуры отчетливо выделялись на фоне окна, через которое падал свет с террасы. В нем, наверное, больше шести футов, думала Стефани, и ни унции лишнего веса — одни мускулы. Легко представить, что почувствовали бы плохие парни, бросившие камень ей в окно, если бы он возник перед ними. Им явно было бы не до смеха, решила она.

Сидя неподалеку в кресле, Стефани без конца заставляла себя вспоминать об истинной причине его появления в ее доме.

— Все дело в радиопередаче, я знаю. Жители нашего городка настолько ограниченны, что меня ничто не удивило бы. Они не видят дальше своего носа.

— Если вы так к этому относитесь, то почему не переедете?

Она посмотрела на него и больше не смогла оторвать взгляда от его синих глаз.

— Здесь моя семья.

Прежде чем он успел продолжить расспросы, задребезжал дверной звонок. Стефани собралась было встать, но Мартин, подняв руку, остановил ее.

— Позвольте мне, — властным звучным голосом произнес он. — Оставайтесь здесь.

Стефани кивнула. Глядя вслед Мартину, она впервые заметила небольшую выпуклость над ремнем сзади. Полы его рубашки не были заправлены, и теперь она поняла почему. У него был револьвер.

Отведя руку назад, он положил ее на оружие и выглянул в окно рядом с входной дверью. Мгновенно расслабившись, Мартин усмехнулся и повернул ручку.

— Сколько времени вам здесь отводят на то, чтобы прибыть по вызову? — спросил Мартин. — В Мемфисе тебя уже давно бы уволили за такую волокиту.

— Да-да…

Услышав голос Фрэнка Смайли, Стефани встала и вышла в прихожую как раз тогда, когда шериф закрывал за собой дверь.

— Привет, Стефани. Извини за опоздание. — Он взглянул на Мартина, потом снова на нее. — Надеюсь, ты не в претензии на то, что я прислал вместо себя этого парня. Я хотел, чтобы кто-то оказался здесь как можно скорее. А он был поблизости.

Стефани перевела взгляд на высокого молчаливого мужчину, стоящего рядом с Фрэнком.

— Я не в претензии, — медленно произнесла она. — Совсем не в претензии.

Шериф направился в гостиную. Осколки стекла хрустели под подошвами его башмаков. Он изучал учиненный беспорядок, когда к нему подошел Мартин и протянул пакет с запиской.

— Это было привязано к камню. Мисс Митчелл брала ее в руки, но ты можешь найти и другие отпечатки, если повезет.

Фрэнк кивнул.

— Я отправлю ее в Чаттанугу. Это потребует некоторого времени, но парни в тамошней лаборатории творят чудеса.

Он повернулся и стал задавать Стефани те же вопросы, которые уже задавал ей Мартин-. Второй раз отвечать на них было уже не так интересно… А может быть, дело было в том, что задавал их теперь Фрэнк, а не Мартин.

Когда шериф сказал, что пошлет к ней Мартина Эббота, он объяснил, что это полицейский репортер, с которым он дружил в Мемфисе. Какое-то время тот намеревался пожить в его лачуге.

Теперь она гадала: почему ему вдруг приспичило обосноваться в домике на озере? И как долго продлится это «какое-то время»? Все в городе знали, как трепетно Фрэнк относится к своему рыбачьему домику. Оберегал это убежище так, словно хранил там горы золота, а не старые снасти и обшарпанную, потертую мебель. Наверное, они близкие друзья…

Голос Фрэнка вернул ее к действительности.

— Я позвонил Эпплтону в магазин стекла и зеркал, но подошла Дженнифер и сказала, что он не сможет приехать сюда до утра — ночует у матери… Старушка опять слегла с радикулитом, и он ухаживает за ней. — Фрэнк бросил взгляд на разбитое окно, затем снова посмотрел на Стефани. — Может быть, поедешь к нам? Ты можешь лечь в комнате Кортни. У нее есть раскладушка.

Стефани улыбнулась в ответ на это предложение, представив себе комнату дочери Фрэнка. Та превратила ее в святилище группы «Хот Пайпер». Лучше спать в доме на отшибе с разбитым окном, чем в окружении десятки раз повторяющихся в разных вариантах лиц этой команды и их беснующихся поклонников.

— Спасибо, Фрэнк. Но мне уже вряд ли удастся заснуть. Тем не менее я благодарна тебе за заботу.

— Ты твердо уверена? Тебе не будет страшно?

— Мы ведь в Стонвилле, ты не забыл? Просто кто-то донес до меня свое мнение, только и всего.

— Да, однако существует уйма более безобидных способов сделать это.

Раздался звук шагов, и оба посмотрели на вернувшегося в гостиную Мартина Эббота.

— Может быть, вы несколько дней поживете у ваших родителей, — сказал он. — Пока все утрясется.

— Нет, — не задумываясь сказала она. — Я останусь здесь. Все будет в порядке, я уверена.

Синие глаза внимательно посмотрели на нее, затем Мартин медленно кивнул, словно понимая, о чем она недоговаривает. О том, что родители, конечно, примут ее, но за это придется заплатить своей свободой и независимостью — двумя вещами, которые Стефани ценит превыше всего. О том, что она не хочет еще больше усугублять то неловкое положение, в которое и так поставила отца. О том, что это… еще больше осложнит ей жизнь.

— Ладно, я здесь неподалеку, если понадоблюсь. — Мартин коротко кивнул Фрэнку и, не сказав больше ни слова, вышел из гостиной.

Глава 3

Заколотив разбитое окно куском фанеры, Фрэнк Смайли ушел. К тому моменту, когда Стефани оделась и выпила первую чашку кофе, над озером поднялось солнце. Она стояла на террасе, где часом раньше стоял Мартин Эббот, и смотрела на воду. Вода казалась такой же синей и отчужденной, как и его глаза, и Стефани в который раз подумала: что же он за человек? Было в нем что-то ужасно таинственное, интригующее.

Едва начав анализировать свою реакцию на него — а она все всегда анализировала, — Стефани переключила внимание на себя. Был ли причиной такой реакции сам Мартин или тот факт, что он не из Стонвилла? Время от времени она увлекалась каким-нибудь парнем из города — и даже едва не позволила Роду Шеффилду надеть кольцо с бриллиантом на свой палец, — но всякий раз вовремя вспоминала, что значит выйти замуж за мужчину из Стон-вилла.

Остаться здесь. Навсегда.

Одним глотком допив кофе, она вошла в дом. Ее рассуждения описали полный круг и вернулись к исходной точке. Дженетт сказала, что новая передача станет ее билетом в огромный мир, но стоило Стефани подумать о цене, как она начинала сомневаться в том, что сможет ее заплатить.

Стефани удивляло то, что родители до сих пор не позвонили ей, но вчера у матери был день бриджа, а отец, наверное, был очень занят. Каникулы в Стонвилле означали для него вовсе не отпуск, а летние занятия в Библейской школе. В течение двух недель церковь была полна детей — и ничто другое его не волновало. Она забыла об этом, когда вела передачу, иначе не переживала бы так сильно. К тому же отец редко слушал радио. У него просто не оставалось на это времени.

И возможно, поэтому сегодняшнее утро самый подходящий момент, внезапно подумала Стефани. Она сможет прийти домой и обсудить злосчастную передачу с матерью. С ней всегда было легче иметь дело, чем с отцом.

Схватив портфель, Стефани вышла из дому и заперла за собой дверь. Пять минут спустя она проехала мимо лачуги Фрэнка, по привычке взглянув на пыльную подъездную дорожку. Краем глаза она заметила синий джип с открытым кузовом, но больше ничего за дубами рассмотреть не удалось. Если Мартин Эббот нормальный человек, то сейчас он должен быть в постели, предположила она.

Одной этой мысли оказалось достаточно ее разыгравшемуся вдруг воображению. Оно мгновенно нарисовало образ высокого журналиста, полуприкрытого простыней. С обнаженной грудью, с растрепанными волосами и с призывной улыбкой на губах… От этой картины, пусть даже мысленной, у Стефани тут же перехватило дыхание, а сердце забилось с бешеной скоростью. Конечно же в постели он был не один. Она лежала рядом, собственнически забросив на него ногу. Воображение работало не останавливаясь. Вот она протянула руку и провела по его груди…

Стефани тряхнула головой, надеясь прогнать видение, но безрезультатно. Только затормозив перед домом родителей, она наконец-то справилась с наваждением.

Антония Митчелл встретила дочь в дверях дома, где та выросла. Она держала в руках большую розовую миску с торчащей из нее пластмассовой ложкой. Седые волосы блестели на ярком утреннем солнце.

— Я увидела из кухни, как ты подъезжаешь, — с улыбкой сказала Антония. — Какая приятная неожиданность! Ты редко заглядываешь к нам до работы. — Мать протянула ей миску. — Я делаю французские тосты. Хочешь?

У Стефани потекли слюнки, но отвечать она не торопилась.

— Папа дома? — прежде обеспокоенно спросила она.

— Увы, он уже уехал. Я проголодалась и подумала: а почему бы и нет? Я ведь могу приготовить французские тосты и для себя одной, не правда ли?

Стефани с улыбкой кивнула, испытывая большее облегчение, чем можно было бы предположить.

— Французские тосты — это чудесно! Я составлю тебе компанию.

Они вошли в прохладный полутемный холл и направились в кухню, при этом Антония говорила без умолку. Стефани не мешала ей, но за этим не совсем естественным оживлением чувствовала, что мать нервничает. К тому моменту, когда тосты были готовы и они сели за стол, Стефани уже была уверена, что Антония слышала передачу и ждет, пока дочь сама заговорит о ней.

Кусочек хрустящего тоста, политого сладким кленовым сиропом, стал у нее поперек горла. С трудом проглотив его, Стефани отложила вилку и посмотрела на мать.

— Мам, у меня была причина заехать к вам сегодня утром. Я… я хотела узнать, слышала ли ты…

— Я слышала передачу, — сказала Антония. — Мардж позвонила вчера и отменила игру в бридж из-за сильнейшего приступа мигрени, поэтому я осталась дома. — Антония Митчелл тоже положила вилку на белоснежную салфетку, постеленную под тарелкой. Ее голос и лицо оставались бесстрастными. — Я прослушала ее от начала до конца.

Стефани поежилась, ее просто мутило от волнения.

— А папа?

— Нет. Он не слушал. Я рассказала ему. А сегодня, не сомневаюсь, он узнает о ней еще больше.

Дальнейшие объяснения не требовались. Стефани поняла, что имеет в виду мать. Телефонные провода в Стонвилле, наверное, дымятся — настолько они перегружены.

Стефани подождала, не скажет ли мать чего-нибудь еще, но та молчала. О чем она думает? Ищет слова, чтобы отречься от дочери? Сказать ей, насколько она разочарована в ней?

Наконец Антония заговорила, и ее мягкие щеки при этом слегка порозовели.

— Стефани, солнышко, я… Мне интересно… Не то чтобы это имеет значение, но… неужели теперь действительно производят презервативы с этими самыми щетинками?

Стефани изумленно уставилась на мать. Где-то в подсознании гремели литавры.

— Стефани?

— А, да… я здесь.

Мать выжидающе смотрела на нее.

— Ну?

— Хмм… Да, мам, производят. И разноцветные, и с ворсинками, и ребристые — любые, какие ты только можешь представить, и даже такие, какие представить не можешь.

Прежде чем она успела продолжить, мать снова заговорила:

— А та, другая женщина, которая хотела, чтобы парень привязал ее к кровати? Неужели многие молодые люди занимаются такими вещами?

Разговор приобрел настолько фантастический оборот, что Стефани казалось, будто она поднялась вместе со стулом и смотрит на них обеих с высоты белого пластикового абажура, который отец повесил над столом, когда она училась в пятом классе. Это было невероятно, но мать вовсе не казалась расстроенной, в ее глазах светилось лишь любопытство. Что происходит? Что за бес вселился в ее мать?

— Они используют веревку вроде той, которую ты купила месяц назад в универмаге, или что-то специальное?

— Можно использовать все, что тебе нравится, — не задумываясь ответила Стефани. Голова у нее шла кругом. — Бархатные шнуры, шарфы, цепи… Вряд ли существуют строгие правила, когда дело касается предварительных игр.

— Предварительных игр… хмм… Услышать такие слова из уст матери — это было уже слишком. Стефани резко встала и отнесла свою тарелку к раковине. Что случилось? Почему мать задает все эти вопросы, вместо того чтобы обвинять ее в том, что она испортила жизнь родителям? Глубоко вдохнув, Стефани повернулась и посмотрела на Антонию.

— Эта программа… Она не возмутила тебя? Мать казалась удивленной.

— Возмутила? Господи, нет. С какой стати, милая? Сексуальное образование — вещь необходимая. Уже многие годы твой отец хочет ввести нечто подобное в школе. Он только не знает, с чего начать и как это сделать. Думаю, твоя передача по-настоящему просветительская. Мы гордимся тобой. Правда, гордимся!

У Стефани буквально отвисла челюсть. Слова матери были так неожиданны, что она потеряла контроль над собой.

— Ты с ума сошла? Ты считаешь эту программу просветительской?!

Мать с серьезным видом кивнула.

— Ну конечно, дорогая. Как же иначе? У людей есть вопросы. Им нужны ответы. Помнишь, ты работала на «горячей линии» в колледже? Это почти то же самое. Только сейчас ты поможешь гораздо большему количеству людей.

— А папа… Он тоже так считает?

— Ну… да. Сначала папа немного расстроился. Но когда я ему сказала, как усердно ты работала над этой программой и как стремишься быть нужной людям, он успокоился.

— Как я стремлюсь быть нужной людям?! Мама, ты же знаешь, что это задумывалось как передача о кулинарии, а не о сексе!

— О!.. Но я отчетливо помню, как ты говорила мне совсем другое, — медленно произнесла Антония, пристально глядя на дочь через кухню, в которой витал такой домашний аромат французских тостов. — И после того как я объяснила это отцу, у него окончательно поднялось настроение.

Изумленная Стефани, вцепившись в край раковины, смотрела на мать. Она ничего не понимала. Ей казалось, что мать придет в ужас, а отец схватится за сердце. А вместо этого Антония Митчелл выступает в поддержку программы.

— Т-ты уверена? Ты действительно считаешь, что все в порядке и это никому не причинит вреда?

— Абсолютно уверена. — Антония без колебаний встретила испуганный и смущенный взгляд дочери. Спокойное и задумчивое выражение ее лица было красноречивее слов. — Ты ведь давно сетовала на то, что в городе нет какой-нибудь общественной службы — вроде той «горячей линии». Я думаю, «Добавьте остренького» вполне может стать такой службой. Повторяю: мы гордимся тобой, Стефани. Очень гордимся. — Внезапно в ее глазах вспыхнули озорные огоньки. — Честно говоря, я с нетерпением жду следующего выпуска.

Придя на работу, Стефани сполна получила свою порцию сальных шуточек и двусмысленных замечаний. Не раз и не два она ловила на себе откровенные мужские взгляды. Анджела Браун, регистратор, истовая прихожанка местной церкви и член попечительского совета школы, склонившись над кофеваркой, прошептала:

— Как ты могла? Твой бедный отец… Лучшая подруга Анджелы, машинистка Энн Пибоди, явно разделяла ее чувства. Взяв со стойки поднос с ланчем, она направилась было к столику, где сидела Стефани, но, увидев ее, резко повернулась и устремилась в противоположном направлении. Все это было бы смешно… если бы кто-то не разбил окно Стефани в третьем часу ночи.

Саманта никак не могла поверить, когда подруга рассказала ей о камне и привязанной к нему записке.

— Кто мог такое сделать?

— Откуда я знаю? — ответила Стефани, пожав плечами.

Она ковыряла вилкой в салате, пребывая в полном смятении и словно не понимая, что делать с содержимым тарелки. Стефани приготовилась к упрекам родителей, но те поддержали ее. Что происходит? А потом еще этот Мартин Эббот. Он вспоминался ей в самые неподходящие моменты. Стефани рассказала Саманте о том, как Мартин пришел к ней ночью.

— О, постой-ка… — подняла та руку. — Мартин Эббот. Это не тот ли парень, который поселился в домике Фрэнка?

Стефани удивленно посмотрела на подругу.

— Ты с ним знакома?

— Нет, но Мэрион о нем упоминала. Она сказала, что может познакомить меня с ним. — Саманта придвинулась ближе. — Как думаешь, стоит попытаться?

Нечто удивительно похожее на ревность кольнуло Стефани.

— Не знаю, — холодно сказала она. — Мне он показался каким-то диковатым.

Саманта несколько секунд смотрела на нее, потом расхохоталась.

— Диковатым? Ах, детка! Сдается мне, что ты не прочь прибрать его к рукам, а?

— Не правда!

— Эх ты, совершенно не умеешь притворяться! — Саманта чуть ли не легла на стол от смеха. — Если тебе понравился этот парень, скажи Мэрион. Она только потому не позвонила тебе в первую очередь, что считает тебя равнодушной к таким вещам. Ты отвергла все ее прежние попытки свести тебя с каким-нибудь молодым человеком.

— Как правило, я и бываю к ним равнодушной, — сказала Стефани, вертя в руках кусочек латука. Подняв взгляд, она усмехнулась. — Но на сей раз я, возможно, захочу сделать исключение.

Саманта закатила глаза.

— Тогда позвони ей ради всего святого! В субботу они устраивают барбекю у рыбачьего домика… — Она хотела сказать что-то еще, но внезапно осеклась.

Стефани, проследив за ее взглядом, увидела приближающуюся к ним Дженетт. Директор радиостанции остановилась у их столика и посмотрела на Стефани.

— Насколько я понимаю, у тебя дома были какие-то проблемы ночью.

Стефани кивнула. Ее не удивила осведомленность Дженетт.

— Если страховка не покроет расходов, станция заплатит за стекло. Я уже сказала Эпплтону, чтобы прислал счет нам. — Она наклонилась ниже. — Это облегчит тебе принятие решения.

— Что ты имеешь в виду?

— Если ты не вернешься в эфир, они победят. — Взгляд Дженетт стал острым как кинжал. — Это твой шанс доказать, что ты чего-то стоишь, Стефани. Не позволяй каким-то идиотам с камнями решать за тебя. Жду тебя завтра утром с ответом, который мне хотелось бы услышать. — Дженетт еще мгновение смотрела на нее, затем повернулась и зашагала прочь.

Подруги молча смотрели вслед удаляющейся начальнице. Только когда Дженетт вышла из кафетерия, Саманта заговорила:

— Интересно, сколько она ему заплатила? Стефани нахмурилась.

— Заплатила — кому? Саманта улыбнулась.

— Парню с камнем.

Мартин завел свой джип на стоянку перед продуктовым магазином братьев Джемисон. Когда вчера вечером он приехал в город, то купил только самое необходимое — холодное пиво, замороженную пиццу, все для бутербродов, — но теперь собирался запастись продуктами поосновательнее. Конечно же опять пиво, гамбургеры и, может быть, яйца. Еще несколько пицц тоже не помешают.

Он выбрался из машины и зашагал к магазину, не отрывая взгляда от темноволосой женщины, шедшей впереди. На мгновение ему показалось, что это Стефани Митчелл, но, когда женщина повернула голову, Мартин понял, что ошибся. К тому же Стефани была гораздо тоньше, а ее волосы — более гладкими и короткими. Прошлой ночью он как следует рассмотрел шелковистые каштановые пряди, когда Стефани отвечала на его вопросы, — слишком часто она заправляла их за ухо тонкими бледными пальцами.

Он взял свободную тележку из длинного ряда и покатил ее в отдел фруктов быстрее, чем это требовалось. Стефани Митчелл оказалась совсем не такой, как он себе представлял. Когда она открыла перед ним дверь своего дома, он был более чем удивлен. Ее голос не соответствовал всему остальному. Фигура была скорее хрупкой и изящной, чем соблазнительной. Томные затуманенные глаза, которые он рисовал в своем воображении, на деле оказались карими, огромными, а их взгляд — мягким. Стефани выглядела невинной и неискушенной. Трудно было соотнести чувственный хрипловатый голос с худенькой молодой женщиной, здоровающейся с ним.

Мартин бросил в тележку помидоры и покатил ее к другому проходу. Да с какой стати он вообще думает об этой Стефани Митчелл?! Она молода и сосредоточена исключительно на своей карьере. Она сказала, что у нее нет никаких «бывших». И словно в подтверждение ее слов Мартин не заметил в доме ни фотографий с друзьями, ни признаков каких-либо увлечений — словом, ничего свидетельствующего о том, что она думает о чем-то, кроме работы. Журналы, лежащие на кофейном столике, были сугубо профессиональными, как и книги на полках. Стефани Митчелл не читала романов. Никаких романов и никаких бывших поклонников.

Мартин дошел до конца второго прохода, не взяв ничего. Не переставая думать о Стефани, он ринулся к прилавку с яйцами и едва не врезался в старушку с двумя большими пакетами кошачьего корма в руках.

Он не интересовался женщинами с тех пор, как Памела ушла от него после быстрого и безболезненного развода. Она тоже делала карьеру. Была классным специалистом по инвестициям. Они познакомились в баре и через два месяца поженились. Мартин даже не понимал почему, разве что из-за великолепного секса. В остальном у них не было ничего общего. После пяти несчастливых лет каждый пошел своей дорогой.

Воспоминания о Памеле подействовали на него как холодный душ. Мысль о том, чтобы завести с кем-нибудь, включая Стефани, роман, тут же вылетела из головы. Мартин закончил с покупками, расплатился в кассе и, схватив белый пластиковый пакет, вышел на улицу.

Стефани Митчелл стояла, опершись на капот его синего джипа.

Когда Мартин вышел от «братьев Джемисон» с покупками в руках, у Стефани перехватило дыхание и непонятное тепло разлилось в груди. Стоп, девочка! Притормози, остынь! — раздались в голове слова предостережения, но тело их не слышало. Причем начался этот разлад еще раньше. Когда Стефани заметила сверкающий синий джип, разум приказал ехать дальше, но руки самовольно повернули руль в сторону стоянки. Затем пальцы сами открыли дверцу, ноги вынесли из машины — и вот, пожалуйста, она стоит здесь, опершись на капот, а ее сердце работает, как паровой молот.

Синие глаза Мартина потеплели, когда он заметил ее. Но может быть, это просто игра воображения?

— Эй, привет! — От его голоса у Стефани мурашки побежали по телу.

— Привет, — ответила она. Кивнув на пакет с продуктами, сквозь пластик которого просматривались упаковки с пивом, Стефани поинтересовалась:

— Вы на жидкой диете?

Мартин открыл машину и поставил сумку на сиденье.

— Какая рыбалка без пива?

— Так вот почему мой отец никак не может ничего поймать! Он всегда берет с собой только апельсиновый сок.

— Директора школ — исключение. Может быть, он просто неважный рыбак. — Мартин снова закрыл дверцу и посмотрел на нее пристальнее. — Вы говорили с ним о вашей передаче? Кажется, прошлой ночью вас беспокоило, что он об этом подумает.

— Я говорила с мамой. — Стефани покачала головой. — Сказать, что этот разговор был странным, — значит не сказать ничего.

— Они вне себя?

— Скорее… наоборот… — Она собралась было объяснять дальше, но затем прервала себя. — Господи, я приехала сюда вовсе не для того, чтобы грузить вас всем этим…

— Вы и не грузите меня. Это ведь я задал вопрос, помните?

Стефани посмотрела ему в глаза. Она ничего не выдумала. Они действительно излучали тепло. Темная синева превратилась в глубокий сапфировый цвет. Стефани медленно кивнула.

— Я… Наверное, я чего-то не понимаю.

— И это не дает вам покоя. Вы из тех женщин, которые все анализируют, пытаются понять, почему люди делают то, что делают.

Стефани удивленно посмотрела на Мартина.

— Откуда вы это знаете? Он улыбнулся. До сих пор Стефани не обращала внимания на то, какие красивые у него губы.

— Я не читаю мысли — просто это очевидно. Вы явно без конца думаете об этом. — Он легонько повел широкими плечами, и майка натянулась на его груди. — Зачем, спрашивается? Просто примите все как есть. Они довольны, вы довольны, и — я не сомневаюсь — у вас получится великолепная передача. Просто делайте ее и не мучьте себя вопросами.

— Вы так всегда и поступаете? — спросила Стефани.

— Как правило, да. Зачем зря ломать голову? Все равно от судьбы не уйдешь, верно?

Стефани снова медленно кивнула. Возможно, он прав. Возможно, иногда она действительно слишком копается в причинах и следствиях. Если родители приняли передачу, а Дженетт хочет, чтобы ее делала именно она, ей следует чувствовать себя счастливой. Начальница сказала, что это ее шанс вырваться из Стонвилла. Так почему же она не прыгает от радости?

Они молча стояли под палящим солнцем, пока Стефани не поняла, что Мартин неотрывно смотрит на нее. Она заморгала и, выйдя из задумчивости, произнесла:

— Я остановилась только для того, чтобы поблагодарить вас. Вы так быстро ушли вчера, что я не успела этого сделать. Спасибо, что побыли у меня до прихода Фрэнка.

Он приложил пальцы к бейсболке, шутливо отдавая честь.

— Никаких проблем. Я просто оказался ближе всех.

— Вы были полицейским репортером в Мемфисе?.. Так и познакомились с Фрэнком?

— Верно. Двадцать лет в мемфисской «Сан».

— А теперь?

— Теперь я вышел в тираж. — Он кивком указал на пакет с продуктами. — Рыбачу и пью. Отныне это моя работа.

Стефани не подумав воскликнула:

— В тираж! Вы слишком молоды для этого! Мартин усмехнулся.

— Спасибо за комплимент. К сожалению, вы ошибаетесь. Мне почти сорок, а это очень почтенный возраст для полицейского репортера. Особенно подбитого репортера, которого, как известно, ноги кормят.

Стефани быстро опустила глаза.

— Подбитого?

Он дотронулся рукой до верхней части бедра.

— Длинная история. Похоже, лучшие мои деньки позади. По крайней мере, до тех пор пока не поправлюсь.

Стефани собралась было расспросить его о том, как все случилось, но остановила себя. Не ее это дело. И потом, почему ее так интересуют подробности жизни этого мужчины? Ведь она не пытается наладить с ним отношения, просто остановилась, чтобы поблагодарить его.

— Будут какие-нибудь проблемы, можете запросто звонить. Я владею не только ручкой, но и стреляю по-прежнему метко.

Она улыбнулась.

— Так и сделаю. Правда, надеюсь, что обойдется без стрельбы. Думаю, меня просто хотели немного попугать.

— Никогда нельзя сказать наверняка. Запомните мой номер.

Через пять минут он уехал. Стефани смотрела, как джип исчезает в облаке пыли. Она почти надеялась, что Мартин заговорит о барбекю, о котором заикнулась Саманта, но он этого не сделал. Испытывая легкое разочарование, Стефани повернулась и зашагала к продуктовому магазину.

Фигурка Стефани в зеркале заднего обзора все уменьшалась и уменьшалась. Все-таки в ней определенно что-то есть, думал Мартин. Ей не терпелось вырваться из привычной обстановки, но он подозревал, что глубоко внутри она не так уверена в своем желании. Сексуальный голос и уверенные манеры — это одно, но в мягких карих глазах таилась беззащитность, которую и не заметишь, если не вглядишься.

Тряхнув головой, он направил джип к выезду из города. У него нет времени вглядываться. Он не хочет вглядываться. Меньше всего ему нужны сейчас трудности в лице женщины вроде Стефани Митчелл. Он оказался на обочине, готов поднять лапки кверху и позволить жизни катиться мимо. А она, наоборот, стремится вырваться из тесного мирка и повидать жизнь. Кроме того, ее передача, видимо, все же станет отличной стартовой площадкой, и Стефани вылетит из Стонвилла, словно ракета. Она не может связывать себя серьезными отношениями — тем более с ним.

Мартину почему-то вспомнилось разбитое окно в гостиной Стефани, вызвав у него неприятное чувство. Она, разумеется, готова идти вперед, но тот, кто бросил камень, может помешать ей.

Глава 4

К тому моменту, когда Стефани вернулась вечером домой, Том Эпплтон уже успел побывать у нее и уйти. Панорамное окно было восстановлено во всей своей красе. Вид на озеро, открывающийся из него, был столь же мирным и успокаивающим. Стефани сняла костюм и надела шорты и майку. Захватив горсть корма для рыбок, она босиком спустилась к воде, как делала каждый вечер.

Пока она дошла по длинным мосткам до конца, вода уже кипела серебряными всплесками. Особенно голодные и нетерпеливые рыбки выпрыгивали высоко в воздух. Стефани бросила корм и уселась наблюдать. Гранулы продержались на поверхности всего несколько секунд, а затем исчезли в голодных пастях.

Расставшись с Мартином, она по пути домой заехала в церковь и поговорила с отцом. Он не мог уделить ей много времени, но все же посидел с ней, ведя себя так же ласково и заботливо, как обычно.

— Ты не сердишься? — спросила Стефани.

— Нет, милая. Мы с твоей мамой всегда гордились тобой — ты же знаешь.

— За исключением того случая с новым «фордом».

Отец улыбнулся.

— Ну разве что, — признал он.

— Я думала, эта передача поставит тебя в неловкое положение.

Он прищурил карие глаза.

— В неловкое положение?

— Ну, знаешь… в школе и в церкви. Отец покачал головой.

— Возможно, трудности и возникнут, но, если кто-нибудь что-то скажет, я просто напомню о необходимости сексуального просвещения. Ты знаешь, что в этом году в старших классах забеременели четыре девочки? Четыре! Когда ты заканчивала школу, такое случилось лишь единожды… за пять лет. Нашей молодежи нужно больше знать о сексе, и если твоя передача сможет с этим справиться, то ты сделаешь хорошее дело.

Стефани почувствовала укол вины. По словам отца, выходило, что она прямо-таки источник знаний.

— Папа… знаешь, эта передача не совсем просветительская…

В свете, льющемся из окна кабинета, ей почудилось, что в глазах отца мелькнуло озорство, но Стефани не была в этом уверена.

— Люди звонят тебе и задают вопросы, верно?

— Ну да… Однако…

— И они нуждаются в такой информации? Ее не очень-то легко получить в другом месте?

— Может быть, но…

— В таком случае она просветительская, Стефани. Она просвещает людей и помогает им. Если Джек Райан не знает, где найти презервативы с колечками из шкуры африканского животного, поверь мне, ты поможешь обществу, указав ему верное направление.

Стефани не смогла с собой справиться и захихикала. Отец присоединился к ней, и вскоре они уже громко смеялись — слишком громко для места, в котором находились.

Успокоившись, Стефани вытерла выступившие на глазах слезы и посмотрела на отца.

— Я думала…

— Я знаю, что ты думала, милая, но ты ошибалась. Мы с твоей мамой взрослые люди. — Он весело подмигнул дочери. — И мы кое-что знаем о сексе.

— Я не то хотела сказать… Твоя работа… Твое положение…

Он опустил глаза и положил руки на стол. В течение минуты оба смотрели на эти руки — бледные, усыпанные веснушками. Когда отец заговорил, в его голосе звучало сожаление.

— Наш город полон добрых и сильных людей, Стефани, но должен тебе сказать, что это не тот Стонвилл, который я знал, когда был моложе. Ограниченность местных жителей, которую я стал замечать в последнее время, тревожит меня.

Второй раз за сегодняшний день у Стефани отвисла челюсть. Она ни разу не слышала, чтобы отец критиковал кого-то или что-то в Стонвилле. Чуть позже Стефани поняла и еще одну вещь: она уже давно с ним так не говорила.

Мгновение спустя распахнулась дверь и на пороге появился крошечный рыжеволосый мальчик.

— Время Истории! — выкрикнул он. — Мы хотим услышать о Моисее и о десяти апостолах.

Отец встал, затем бросил растерянный взгляд на Стефани и пожал плечами.

— Новая версия, я полагаю.

Вспомнив все это теперь, Стефани усмехнулась. Глядя на озеро, она подумала о завтрашней встрече с Дженетт. Она знала, что ответит «да». Передача будет выходить. Ничто этому не мешает… Если, конечно, не принимать в расчет брошенного в окно камня.

Но Стефани его в расчет не принимала.

Она уже собиралась лечь в постель, когда зазвонил телефон. Стефани вздрогнула: звонок напугал ее и вызвал сильное сердцебиение. Может быть, тот камень произвел на нее большее впечатление, чем она соглашалась признать?

Сердечный голос Мэрион Смайли заглушил ее робкое «алло».

— Стефани! Это Мэрион! Как поживаешь? Мэрион была владелицей местного косметического салона, и каждое произнесенное ею предложение заканчивалось восклицательным знаком. Когда она переехала с Фрэнком в Стонвилл из Мемфиса, ей пришлось заново овладевать парикмахерским искусством. В Теннесси женщина не считается причесанной, если ее волосы не возвышаются над головой по крайней мере на шесть дюймов и не обрызганы лаком до неестественных блеска и жесткости. Надо отдать должное Мэрион, она быстро научилась — как следует начесать, как следует опрыскать лаком… и вволю посплетничать.

— У меня все хорошо, Мэрион. — Стефани постаралась придать голосу небрежность, но биение сердца не замедлилось. Наоборот, оно забилось еще быстрее. Может быть, Мэрион звонит, чтобы пригласить на барбекю? Совсем по-детски Стефани скрестила за спиной пальцы. — А как ты?

— Великолепно! У нас намечается вечеринка! Мы хотим представить всем друга Фрэнка. Фу ты, это же Мартин!.. Я совсем забыла, что вы с ним уже познакомились прошлой ночью. Это будет сюрприз! Он ничего не знает, но в субботу днем мы все нагрянем к нему в рыбачий домик! Классно, правда! Приходи с картофельным салатом и содовой! Хорошо? До встречи! Целую!

Стефани медленно положила трубку, и ее лицо расплылось в улыбке. Вот все и разъяснилось, подумала она. Мартин даже не знает о барбекю…

— Пять… четыре… три… два… Ты в эфире! — сообщила Саманта запертой в звуконепроницаемой студии подруге.

У Стефани так пересохло во рту, что она не смогла бы плюнуть, даже если бы от этого зависела ее жизнь. Но каким-то образом ей все же удалось выдавить из себя слова:

— Добрый день, Стонвилл. Это Стефани Митчелл и передача «Добавьте остренького». Мы ждем ваших вопросов. Линии готовы принимать ваши звонки.

Во время встречи с Дженетт, которую вовсе не удивила капитуляция Стефани, они решили направлять вопросы в определенное русло, выбирая для каждого дня свою тему. Директору радиостанции понравилось также, что Антония Митчелл окрестила эту передачу просветительской.

— Возможно, это оградит нас от особо одиозных случаев, — заметила Дженетт.

— Сегодняшняя тема — секс и нетрадиционные ориентации. — Стефани глубоко втянула в себя воздух. — Какие мысли по этому поводу, уважаемые слушатели…

Она еще не закончила говорить, а Саманта уже подняла указательный палец, что означало звонок на первой линии. Уже! Подруга вскинула еще три пальца. И на третьей линии тоже! Стефани очень захотелось забраться под стол, но она нажала на первую кнопку и произнесла:

— Здравствуйте. Что вы хотели сказать нам, слушатель?

— Что это еще за дела с темами? — раздался брюзгливый мужской голос. — У меня есть вопрос, и он не имеет никакого отношения ко всяким там ориентациям.

— Хорошо, пусть так. — Сердце Стефани гулко стучало. — Какой у вас вопрос?

— Хотелось бы знать, сколько раз в неделю считается нормальным?

— Сколько раз — что?

— А как вы, черт возьми, думаете? Это ведь передача о трахе, разве нет? Сколько раз в неделю два человека должны заниматься сексом?

— Я… я не думаю, что существуют какие-то твердые правила на сей счет, сэр. Партнеры сами должны решить, что удобнее им обоим.

— Блин! Ну и ответ! Сколько раз в неделю этим занимаетесь вы?

Саманта за стеклом согнулась пополам от смеха. Выпрямившись, она показала сложенные кружочком большой и указательный пальцы.

Стефани тоже показала ей палец, только другой, — Саманта должна отслеживать звонки, — а потом вернулась к своим обязанностям.

— Думаю, в среднем по стране это шесть раз в месяц, сэр. То есть около полутора раз в неделю.

— Как, интересно, вы представляете себе половину секса?

— Это в переносном смысле, — с безнадежностью в голосе произнесла Стефани. — Средняя цифра!

— Тогда ладно. По-моему, годится! — Он так швырнул телефонную трубку, что в ухе у Стефани зазвенело.

Она посмотрела на стекло, за которым была видна лишь рука Саманты с двумя поднятыми пальцами. Стефани нажала вторую кнопку.

— Здравствуйте, слушатель. Это передача «Добавьте остренького». Ваш вопрос?

— Я в эфире?

— Да, в эфире.

— Видите ли… Мне нравится быть сверху, и моему мужу — тоже. У нас возникают ужасные ссоры по этому поводу. Что вы могли бы посоветовать?

Люди с нетрадиционной ориентацией, ау, где вы? Стефани спрашивала себя, слушает ли мать передачу. И по-прежнему ли считает ее просветительской?

— Может быть, вам попробовать другую позицию? — предложила она. — В которой вы оба будете как бы сверху?

— Оба… сверху? Ч-что вы имеете в виду?

— На боку, лицом друг к другу. Так никто из вас не будет чувствовать себя обиженным. Как думаете, подойдет?

— О! Звучит интересно.

— Что ж, я рада, что смогла помочь. А это поможет вам еще больше… Послушаем рекламу нашего нового спонсора — магазина «Тайные желания». Приезжайте туда, и вам помогут выбрать белье, которое способно творить чудеса…

И Стефани, с облегчением откинувшись на спинку кресла, сделала знак Саманте, которая наконец появилась за стеклом целиком, чтобы та включила музыку. Однако передышка перед следующим раундом была недолгой. Новые вопросы посыпались один за другим, и конца им, казалось, не будет. Час, отведенный на передачу, истекал, а телефоны продолжали надрываться. Измученная и опустошенная Стефани наугад нажала кнопку в последний раз.

— Здравствуйте, слушатель. Вы в эфире. Ваш вопрос?

Голос был робкий, смущенный. Наверное, подросток, предположила Стефани, хотя непонятно, мальчик это или девочка.

— Он касается вашей темы, — промямлил слушатель. — Ну, той, про нетрадиционную ориентацию.

— Да, продолжайте.

— Мне просто хотелось узнать… ну, как определить, хочешь ты кого-то или нет.

— Некоторые полагают, что дело не в желаниях. Сексуальная ориентация — а именно о ней мы сейчас говорим — врожденное свойство, считают они. Знаете, как, например, синие глаза и черные волосы. Твердый подбородок и широкие плечи. — Как только слова слетели с губ, Стефани сообразила, что описывает стоящего у нее перед глазами Мартина. Она тряхнула головой и продолжила:

— Некоторые полагают, что человека естественным образом влечет к представителю того или иного пола и с этим ничего не поделаешь. Вы встречаете кого-то, влюбляетесь в него — и его пол не имеет никакого значения.

— А это можно изменить? Я хочу сказать — избавиться от такого влечения?

— Одни считают, что можно, — осторожно ответила Стефани. — Другие придерживаются противоположного мнения. Ваш вопрос касается собственной самоидентификации?

— Нет! Не-ет. Совсем нет. Я… я-то знаю, что мне нравится. Просто… у меня есть друг. Я хочу узнать для него… хмм… для нее.

Сердце Стефани наполнилось сочувствием. Бедный ребенок совсем запутался и был отчаянно смущен.

— Понимаю. Важно сказать вашему другу, что потребуется некоторое время, чтобы во всем этом разобраться. Вашему другу сейчас нелегко, но в молодости все дается с трудом. Став старше, мы начинаем лучше понимать жизнь.

— Да, верно. — В голосе звонившего звучало облегчение. — Ух, спасибо вам большое. В этом и правда что-то есть. Я хочу сказать, спешить-то некуда, так? У меня вся жизнь впереди… у него… то есть у нее… чтобы решить. Спасибо.

Саманта включила музыкальную заставку. Стефани с усталым вздохом встала и распрямила плечи. Дверь в студию открылась, ила пороге появилась Дженетт.

— Отличная передача! Стефани прогнула спину.

— Ты думаешь?

— Я знаю! — От Дженетт слов одобрения обычно было не дождаться, и Стефани не верила собственным ушам. Начальница подняла вверх большой палец. — Великолепно!

Субботнее утро выдалось жарким, а день обещал быть еще жарче. Мартин надел шорты и бейсболку и отправился к озеру. Пришло время всерьез порыбачить.

Загрузив в ветхую плоскодонку Фрэнка битком набитую сумку-холодильник и большой пластмассовый садок, он забрался в нее сам и поплыл к середине озера. Пять минут спустя в одной его руке уже была удочка, а в другой — бутылка «Бадвайзера». Он откинулся на спинку сиденья и испустил удовлетворенный вздох. Лучшего просто не может быть.

Стоило ему закрыть глаза, как образ Стефани Митчелл тут же завладел его мыслями. Стефани, стоящей у его джипа и мягким взглядом больших карих глаз словно бы проникающей в самую душу. Мартин тряхнул головой. Господи, она красивая женщина! А этот голос!

Вчера днем он прослушал «Добавьте остренького» от начала до конца — как, несомненно, и все жители Стонвилла, — и хрипловатый чувственный голос снова заставил его думать о вещах, о которых не стоило бы. Например, о ее белье. Соответствует ли оно голосу или ее внешнему виду? Оно простое и целомудренное или же кружевное и прозрачное? Из дешевого супермаркета или из «Тайных желаний»?

Он отдался на волю фантазиям и очнулся только два часа спустя — после бесконечно повторяющегося сна об одном и том же. Потный, обгоревший на солнце и безмерно возбужденный, он мог привести себя в норму только одним способом. Мартин встал, стянул шорты и прыгнул в озеро. От холодной воды у него захватило дух и пропали все улики, свидетельствовавшие о грешных мыслях о Стефани.

Минут пятнадцать он плавал вокруг лодки, затем опять забрался в нее и направил к домику. Слабенький мотор стрекотал не громче швейной машинки. Через несколько минут Мартин подплыл к причалу, выскочил из лодки, прихватив одежду и садок, и стал подниматься по склону к лачуге.

Голоса он услышал слишком поздно, чтобы успеть что-либо предпринять.

Мэрион Смайли заметила его первой.

— Эй, Мартин!.. Ух ты! Ты ловил рыбу или что? — Словно пытаясь сгладить неловкость, она заговорила снова и с опозданием объяснила, почему за ее спиной стоят не меньше пятидесяти незнакомцев, которые с удивлением пялятся на него. — Мы… устраиваем вечеринку в твою честь! Чтобы познакомить тебя со всеми! Наверняка они захотят узнать, все ли у тебя в порядке, а? — Она разразилась смехом.

Мартин слабо улыбнулся, жалея, что в руках у него, кроме потрепанных шортов и пластикового садка, ничего нет. Слава Богу, что он купил самый большой.

— Привет, Мэрион, — сказал он со всем достоинством, на которое был способен в данной ситуации. — Я не готовился к вечеринке, иначе оделся бы поприличнее.

Откуда-то из толпы вынырнул Фрэнк и присоединился к Мэрион. У него в руках были две бутылки. Одну он протянул Мартину, и на лице его тут же появилось выражение насмешливого сожаления.

— Я принес тебе пиво. Но поскольку руки у тебя заняты, то с этим, наверное, следует подождать, а?

Мартин заскрежетал зубами.

— Если хочешь помочь мне, приятель, принеси полотенце или что-нибудь в этом роде.

Проигнорировав слова Мартина, Фрэнк опустил взгляд, а потом снова поднял его.

— Ты всегда рыбачишь голяком? А как комары? Не досаждают?

— Было жарко. Я искупался. Хотел вернуться в дом, принять душ, а потом одеться. Как уже сказал… я не готовился к вечеринке.

Краем глаза Мартин заметил какое-то движение, а когда увидел, кто это, застонал. Стефани Митчелл. Великолепно! Просто великолепно! На ней были белые шорты и обтягивающая майка без рукавов, вокруг талии она обвязала легкую рубашку. Ее ноги казались бесконечными. Она изо всех сил старалась не улыбнуться, но, подойдя к Мэрион и Фрэнку, не смогла больше сдерживаться и рассмеялась. Ее глаза искрились, а смех был таким же глубоким и чувственным, как голос.

— Здравствуйте, Мартин! У нас на сегодня здесь намечено барбекю. Наверное, Мэрион забыла вас предупредить, да?

При виде этой заразительно-веселой улыбки и при звуке волнующего голоса Мартин ничего не смог с собой поделать и улыбнулся тоже.

— Нет, ну что вы! Конечно же я знал. Мы в Мемфисе одеваемся на барбекю только так. Разве вам это неизвестно?

Их взгляды встретились. Глаза Стефани по-прежнему смеялись, но выражение их неуловимо изменилось.

— Нет, эта мода почему-то прошла мимо меня, — протянула она. — Однако мысль интересная. Ну а что, если вы капнете соусом куда не следует?

— Ну, это зависит от…

Вот теперь ее глаза определенно сияли. Мартин в этом не сомневался.

— От чего?

— От того, куда упадет капля и насколько хорошим другом окажется человек, сидящий рядом с тобой.

Прежде чем Стефани успела ответить, подошла Мэрион и протянула Мартину большое махровое полотенце. Разговаривая со Стефани, он даже не заметил, что она уходила.

— Ты все еще тут, Мартин! Прикройся и ступай в дом переодеться! Мы поставим столики и все здесь приготовим.

Не отрывая взгляда от Стефани, Мартин взял полотенце и обмотал его вокруг талии. Это было нелегко, учитывая, что приходилось одной рукой держать садок, но он не мог отпустить ни того, ни другого. Стефани посмотрела, как он справляется с сине-белым полотенцем, затем лениво подняла взгляд к лицу Мартина, повернулась и зашагала прочь.

— О Боже мой! Ты видела этот зад? — Саманта стояла, широко распахнув глаза, с банкой пива в одной руке и шампуром — в другой. — Ты это видела, Стефани? Он потрясающий мужчина. Просто потрясающий!

Стефани отпила пива.

— Да, я это видела, и да, это потрясающе. — Ее голос звучал мрачно.

Саманта удивленно уставилась на подругу.

— Какие у тебя проблемы? Он смотрит на тебя, словно на последний кусочек яблочного пирога, и ты, если не ошибаюсь, бросаешь на него отнюдь не равнодушные взгляды.

— Он здесь не для того, Саманта! Он обосновался в Стонвилле, чтобы ловить рыбку и пить пиво. Мне не нужен такой мужчина! Я удеру отсюда при первой же возможности, ты не забыла?

— Ах да, верно! На минутку запамятовала. Ты терпеть не можешь родной город и все, что с ним связано. Именно поэтому и живешь здесь безвыездно целых шесть лет…

Эти слова оказались подобны удару хлыста. Стефани прищурившись посмотрела на подругу.

— Если у тебя есть что сказать — давай, не стесняйся.

Саманта вцепилась зубами в кусочек мяса.

— Хорошо, — проговорила она с набитым ртом. — Хочешь по-честному? Я думаю, ты используешь своих родителей как предлог, для того чтобы оставаться здесь. Я думаю, что на самом деле ты любишь Стонвилл и всех идиотов, которые его населяют, и даже если уедешь, то скорее всего вернешься уже через неделю. — Она помахала шампуром перед носом Стефани. — Вот что я думаю.

— В таком случае ты заблуждаешься! — выпалила Стефани. — Кроме того, кто это здесь умер и оставил тебе в наследство должность психолога?

Саманта усмехнулась.

— Тот же, кто завещал тебе должность эксперта по сексуальным вопросам!

Изобразив крайнюю степень возмущения, Стефани резко повернулась — и бросилась к столу с закусками. Глубоко в душе она опасалась, что Саманта, возможно, права. Стефани и сама часто задавалась таким вопросом, но думать об этом сегодня не собиралась. Сегодня она хотела жареного на углях мяса, пива и ничего более волнующего и тревожного, чем обмен взглядами с Мартином. У которого был потрясающий зад и потрясающее все остальное, насколько она смогла увидеть, — а увидела она, к сожалению, немногое. Проклятье, до чего большой этот садок!

Как только Стефани подошла к столу, рядом возник предмет ее размышлений. Он держал пустую тарелку, которую собирался наполнить. Мартин усмехнулся и вытянул вперед руки.

— Ну как, так лучше?

Нет! Теперь на Мартине были обрезанные до колен джинсы и черная тенниска, скрывающая мускулистую грудь и впечатляющие бицепсы.

— Скажем, просто приличнее, — ответила Стефани. — Вас это устраивает? Мартин кивнул.

— Хватайте тарелку, а потом я бы хотел, чтобы вы рассказали обо всех этих людях, топчущих мою лужайку.

Стефани сделала, как он велел. И, набрав закусок, они вместе направились к столику, который кто-то поставил под раскидистым дубом. Мартин уселся рядом с ней на скамейке ближе, чем это сделала бы она, но Стефани не возражала. Напор его бедра вовсе не казался ей неприятным, а где-то на полпути от наготы до приличного вида он успел приобрести и легкий свежий аромат лосьона после бритья.

— Ладно, — сказал Мартин, когда они уселись. — Расскажите мне, что это за народ. Она кивком указала в сторону крыльца.

— Вон там мои мама и папа. Вы с ними еще незнакомы?

— Нет, слава Богу. Надеюсь, они опоздали и пропустили мой выход из озера. Стефани улыбнулась.

— Две женщины рядом с ними — это Анджела Браун и Энн Пибоди. Они работают на радиостанции. Уверена, эти особы прожужжали папе все уши о том, как грешна моя программа, и ждут не дождутся воскресной службы, чтобы обсудить это с остальными прихожанами.

Мартин кивнул.

— А вон та? — Он указал бутылкой пива. — Довольно живописный персонаж. Она слишком тепло одета, явно не по погоде. И как ей удается добиться того, что волосы как будто стоят над головой?

Стефани могла ответить, даже не глядя в ту сторону, куда показывал Мартин.

— Это Эвелин Сюзан Арчер. Тетка Фрэнка, с которой он неоднократно ругался. Со мной ей тоже не повезло. Я пригласила ее в мою передачу в качестве эксперта по кулинарии, но, услышав первый вопрос, она одарила меня таким взглядом, словно я вонзила ей нож в спину.

— Вы же не отвечаете за вопросы слушателей.

— Объясните это, пожалуйста, ей. — Стефани покачала головой. — У нее были планы стать звездой радиоэфира, сбыться которым уже явно не суждено. Она удалилась в ярости и с тех пор не разговаривает со мной.

Стефани махнула в сторону Дженетт Паркер и Саманты. Женщины стояли у столика с десертом, поклевывая пирожные вместе с Колином Уэйнрайтом. Скользкий и наглый тип, он явно навязал им свое общество — сами они не пригласили бы его ни за что.

— А вон там моя начальница и моя лучшая подруга, Дженетт и Саманта, с Колином Уэйнрайтом. Он недавно работает на станции. — Стефани рассмеялась. — Саманта полагает, что наша начальница кому-то заплатила, чтобы в мое окно бросили камень. Это якобы должно было подстегнуть меня и заставить хотя бы назло вести эту программу. Вот глупость-то! — Продолжая хихикать, она взглянула на Мартина, разглядывающего Дженетт отнюдь с не праздным интересом. — Саманта на самом деле так не думает, — сказала Стефани. — Она просто шутила. Дженетт не способна на такое.

Мартин повернулся и буквально просверлил ее взглядом.

— Вы в этом уверены?

Уверена ли она? Стефани вдруг посерьезнела и задумалась. Дженетт действительно способна на все ради процветания радиостанции. Она была холодной, жесткой и расчетливой и играла по-мужски. И все же…

— Не думаю, что она сделала бы что-то, способное причинить мне вред.

— Тот камень и не причинил вам вреда. Вы спали. Любой, заглянувший в окно, мог бы удостовериться, что вас нет поблизости.

Прикусив нижнюю губу, Стефани медленно покачала головой, прежде чем ответить.

— Это не в ее стиле. Дженетт действует в открытую. Она сразу и без утайки сказала мне, что хочет, чтобы я делала эту передачу, и объяснила, почему она этого хочет.

— А как насчет вашей подруги Саманты? Может быть, у нее были какие-то причины?

— О Господи, нет! Саманта еще более прямолинейна, чем Дженетт. — Стефани покачала головой. — Нет. Ни в коем случае.

— Тогда кто же? — Промокнув рот сине-красно-белой бумажной салфеткой, Мартин откинулся на спинку скамейки и посмотрел на собеседницу.

— Как насчет Энн и Анджелы? Они явно считают меня исчадием ада.

Мартин взглянул на двух женщин.

— Хотя бы у одной из них есть лодка?

— Муж Энн завзятый рыбак. У него двухмоторный катер, который может пересечь озеро за пять минут. Впрочем, думаю, я бы услышала. Он ревет громче курьерского поезда.

— Но вы ведь говорили, что спали. Стефани молча пожала плечами.

— Ну а другие? Например, эта ваша неудавшаяся знаменитость Эвелин Сюзан? Стефани расхохоталась.

— Шутите? Она ни за что не рискнет испачкать свои туфли только ради того, чтобы швырнуть камень в мое окно. Хотя не сомневаюсь, что швырнуть его она способна. Взгляните на ее руки. Они созданы для того, чтобы горы ворочать, вам не кажется?

Оба посмотрели на сверх меры разодетую, суетливую женщину и засмеялись. Несколько минут спустя к ним подошли Фрэнк и Мэрион. Фрэнк рассказал Мартину об остальных гостях, а Стефани и Мэрион время от времени вставляли замечания.

К тому времени, когда спустились сумерки, большинство гостей разъехались. Чета Смайли отбывала последней. Фрэнк нес на руках Кортни, юбка которой была перепачкана в соусе, а одна из кроссовок потерялась.

— Поищи потом эту туфлю, Мартин. В наши дни они стоят целое состояние! — крикнула Мэрион, подходя к машине. В руках она держала штук десять грязных пластиковых контейнеров. — К тому же я покупала их ей на вырост!

Мартин пообещал найти кроссовку и, когда Мэрион и Фрэнк отъехали, повернулся к Стефани.

— Вам обязательно уходить прямо сейчас? Может быть, выпьем на сон грядущий? У меня есть шартрез.

В свете полной луны он, казалось, гипнотизировал ее взглядом. Где-то неподалеку, у озера, ухнула сова. Стефани поежилась и вдруг поняла, что имел в виду ее отец, когда говорил об искушении.

— Думаю, мне лучше отправиться домой. Мартин протянул руку и, отведя пальцем прядь волос с ее щеки, заправил за ухо.

— Почему это лучше? — спросил он. — Что плохого в том, чтобы выпить?

— Но я… Мне завтра рано вставать. На радиостанции скопилось много текущей работы. Занимаясь передачей, я подзапустила…

Это был такой патентованный предлог, что Мартин не смог ничего возразить. На мгновение она подумала, что он будет спорить, — может быть, даже надеялась на это? Но Мартин в знак согласия опустил голову.

— Тогда ладно. Вам, конечно, виднее. Они пошли к ее машине. Стефани уже жалела о своих словах, но не знала, как взять их обратно. Она открыла было рот, чтобы попытаться это сделать, как вдруг резко остановилась. Мартин немедленно напрягся.

— Что случилось?

Не говоря ни слова, она показала на машину. Все четыре колеса были спущены, а шины искромсаны.

Глава 5

— Ступайте в дом! — Голос Мартина звучал мрачно. Он не думал, что тот, кто изрезал шины, был еще здесь, но не хотел тревожиться за Стефани и без конца оглядываться по сторонам. — Немедленно! Заприте дверь и сидите там, пока я не вернусь!

Она без единого звука бросилась к домику. Услышав, как захлопнулась дверь, Мартин начал медленно обходить вокруг машины. При свете полной луны было видно как днем. В серебристой пыли отпечаталось множество следов, но ничего примечательного. Ботинки, теннисные туфли… Кто-то был даже на каблуках-шпильках. Любой из их компании мог совершить этот акт вандализма. Или же кто-то мог подойти со стороны и сделать это, пока они ели мясо.

Мартин повнимательнее присмотрелся к машине. На ней не было ни пятнышка — ни отпечатка руки на дверцах, ни брызг грязи. Он отступил на шаг и покачал головой. Злостное хулиганство или еще одно предупреждение? Легкий шорох и движение на ветровом стекле привлекли его внимание, и он заметил клочок бумаги, засунутый под один из дворников. Кончиками пальцев Мартин осторожно вытащил записку и прочитал. Печатные буквы были легко различимы в лунном свете, падающем через его плечо.

Это второе предупреждение. Стонвиллу не нужна похабщина!

С посланием в руке Мартин вошел в дом. Стефани стояла в центре маленькой гостиной Фрэнка, освещенная светом единственной лампы. Она облизывала губы, стараясь скрыть нервозность. Однако ее выдавали крепко стиснутые руки с побелевшими костяшками пальцев. Стефани бросила быстрый взгляд на бумажку и потянулась было к ней, но Мартин поспешно отдернул руку.

— Нет… мы можем стереть отпечатки.

Стефани выглядела растерянной, однако кивнула.

— Ч-что там написано?

Мартин показал ей записку, и Стефани прочла ее. Закончив, она подняла на него глаза и просто сказала:

— Вот дерьмо!

— Да, только так все это и можно назвать. — Он покачал головой. — Каким идиотом нужно быть, чтобы так неистовствовать из-за какой-то несчастной радиопередачи? Я не могу этого понять!

— Это Стонвилл, — вздохнула Стефани, медленно опускаясь в древнее кресло-качалку.

— Я позвоню Фрэнку. Его нужно поставить в известность.

Шериф снял трубку после второго гудка и в молчании выслушал отчет Мартина.

— Я немедленно выезжаю.

— В этом нет необходимости. Машина никуда не денется, и я уже осмотрел ее не менее внимательно, чем это сделал бы ты. Просто заскочи сюда утром. Я передам тебе записку. На первой нашли какие-нибудь отпечатки?

— Да нет. Это может растянуться не на одну неделю. Возможно, теперь, когда у нас есть вторая, дело пойдет быстрее.

Они поговорили еще пару минут, и Мартин повесил трубку. Когда он вернулся в гостиную, Стефани посмотрела на него. Она казалась скорее рассерженной, чем встревоженной.

— Уму непостижимо! — выпалила она. — Чего этот болван добивается?

Мартин сел на диван, и старые пружины жалобно застонали под его весом.

— Вы пытаетесь найти здесь какую-то логику, Стефани. Кто бы ни сделал это, он, возможно, рассуждает совсем иначе, нежели вы и я. — Стефани кивнула, и Мартин заговорил снова:

— Вы испугались?

Она потеребила золотую цепочку на шее.

— Немного.

— Хотите остаться здесь? Их глаза встретились, и пальцы Стефани замерли.

— Я… думаю, нет.

— Почему?

Она помедлила, а когда заговорила, в ее голосе появилась непреднамеренная чувственная хрипотца.

— Возможно, здесь я буду в еще меньшей безопасности.

— Я могу лечь на диване.

— Но, тем не менее, вы этого не сделаете. Стефани были права, и Мартин понимал это. Ну и что? Это ведь должно было случиться, не так ли? С того самого дня, когда впервые услышал ее голос, Мартин знал, чем все закончится. Знал, что он хочет, чтобы это случилось.

Стефани медленно встала.

— Не могли бы вы просто отвезти меня домой? Думаю, это будет самым благоразумным.

Мартин тоже встал, не отрывая от нее пристального взгляда.

— Вы всегда поступаете благоразумно?

Рот Стефани слегка приоткрылся, она глотнула воздуха. Мартин видел, как вздымается и опускается ее грудь под майкой.

— Не всегда, но в этом случае так будет лучше. Вам не кажется?

Мартин не ответил, просто не нашел слов. Он достал из кармана ключи, повернулся и вышел из дому. Секунду спустя позади он услышал шаги Стефани.

Когда Мартин остановил свой джип у дома Стефани, она по-прежнему пребывала в оцепенении. В оцепенении, в страхе и в такой растерянности, каких не испытывала еще ни разу в жизни. Стефани Митчелл была решительной женщиной. Но она испытала такое огромное искушение сказать «да» и провести ночь с Мартином, что это потрясло ее.

Он заставил ее мечтать о всяких безрассудствах.

Мартин вышел из машины. Обогнув ее, открыл дверцу и протянул руку, чтобы помочь выбраться Стефани. Она оперлась на теплую ладонь и соскользнула с сиденья. Однако Мартин не отступил в сторону. Вместо этого, глядя на Стефани, сделал еще один шаг к ней.

Большая часть его лица тонула в тени, отбрасываемой каштаном, ветви которого простирались над половиной дворика. Но Стефани чувствовала напряжение во всем теле Мартина. Оно исходило от него и обволакивало Стефани, словно некое электрическое поле. Она чувствовала себя пойманной в ловушку.

— Сначала в дом зайду я, — сказал он. — Нужно проверить, не ждет ли вас там нечто неприятное. А потом я уеду. Обещаю.

— Хорошо, — ответила она.

Но ни один из них не двинулся с места.

Очень медленно Мартин поднял руки и обхватил ладонями лицо Стефани. Ее обожгло это прикосновение. На несколько мгновений его пальцы замерли, а затем правая ладонь скользнула к затылку и, поддерживая сзади ее голову, повернула так, чтобы Стефани смотрела ему прямо в глаза.

На миг ей показалось, будто Мартин хочет что-то сказать, но он вдруг словно передумал и, опустив голову, стал целовать ее.

Его губы были мягче и требовательнее, чем она предполагала. Когда язык Мартина скользнул вперед, Стефани поняла, что он не из тех мужчин, которые просто целуют женщину, — он ждет большего. Он хочет воздаяния за то, что дает, — и немедленно.

Мгновение она колебалась, а затем ей показалось просто невозможным не ответить на этот поцелуй. Она обхватила руками его за талию, он обнял ее, и тела их слились.

Восторг, которого она давно не испытывала — да и испытывала ли вообще? — охватил Стефани. Вместе с ним по всему телу разлилось восхитительное тепло. Пожар разгорался медленно, но когда вспыхнул, то с неистовой силой. Она хотела Мартина. Хотела, чтобы их обнаженные влажные тела сплелись, поблескивая в лунном свете посреди сбитых простыней.

Мартин опустил руки. Шорты были короткими, и Стефани вскоре почувствовала, как его пальцы уже скользят по обнаженной плоти, впиваясь в нее.

На несколько мгновений оба замерли в таком положении. У Стефани кружилась голова. Наконец она судорожно втянула в себя воздух и отпрянула. В, ней пробудились остатки здравого смысла.

— Я… я этого… не планировала, — выдавила она из себя.

Мартин посмотрел на нее из-под тяжелых полуопущенных век.

— Нельзя же планировать все.

— Можно.

— Зачем?

— Я привыкла так делать.

— Тогда, может быть, пора менять привычки, Стефани? — Он произнес ее имя раскатисто, и ее тело автоматически откликнулось на эти звуки. Да!

— Нет. — Она покачала головой. — Л-лучше планировать. Так легче избежать неожиданностей.

— Неожиданностей избежать невозможно, дорогая. Это жизнь.

Мартин обнял ее еще крепче, и Стефани показалось, что он опять собирается поцеловать ее. Но он этого не сделал — отстранился и, оставив ее на террасе, вошел в дом. Там, разумеется, все было в порядке, и несколько минут спустя Мартин уехал, пообещав Стефани помочь завтра с машиной. Она легла в постель, но провела ночь без сна.

Фрэнк приехал рано утром, раньше, чем хотелось бы Мартину. Всю ночь он бессонно ворочался с боку на бок, мечтая о карих глазах. В конце концов он встал, но был не готов принимать гостей — во всяком случае Фрэнка.

Входная дверь жалобно скрипнула, когда шериф открыл ее.

— Ты дома?

— Я здесь! В ванной!

Ветхий пол застонал под тяжелыми мужскими шагами. Фрэнк остановился на пороге ванной, глядя на отражение Мартина в запотевшем зеркале. Тот скреб лезвием правую щеку.

— Я видел машину, — сказал шериф. — Жуть какая-то!

Мартин кивнул.

— Это сумасшедший. Он мог бы достичь своей цели, просто проколов шины. Фрэнк прислонился к косяку.

— Есть идеи?

Мартин рассказал о трех женщинах, которых они обсуждали со Стефани, — об Энн, Анджеле и Эвелин Сюзан. Фрэнк, рассмеявшись, покачал головой.

— Слишком очевидно, чтобы быть правдой, ты не находишь?

— У тебя есть кандидатуры получше? Фрэнк посерьезнел.

— Очень может быть. Сегодня утром я заехал в участок и сделал то, что должен был сделать еще тогда, когда в окно Стефани влетел камень. Я позвонил приятелю из окружного полицейского управления, чтобы он проверил по картотеке всех работников Си-би-эс. У них там содержатся сведения обо всех правонарушениях, даже не дошедших до суда.

Рука Мартина с лезвием замерла перед лицом.

— И?

— На радиостанции есть один новичок — инженер-электрик, по имени Колин Уэйнрайт…

— Он был вчера здесь, на вечеринке. Фрэнк кивнул.

— Да. Ну а в прошлом году он сам себе устроил веселую вечеринку в Нашвилле. И его забрали в участок за разбойное нападение. Ему не повезло с подружкой, и он бейсбольной битой перебил декоративные скульптуры на ее лужайке.

Мартин медленно повернулся и посмотрел на шерифа.

— Я правильно тебя понял? — Он помедлил. — Ты нашел парня, который расколошматил гипсового Микки-Мауса?

Фрэнк с серьезным видом качнул головой и многозначительно изогнул одну бровь.

— Тома и Джерри. И семь утят в придачу. Сол видел фотографии места преступления и говорит, что зрелище душераздирающее.

— И чем же кончились похождения этого ненавистника братьев наших меньших?

— После этого он помял битой машину той девушки… и попытался добраться до нее самой. На допросе Колин сказал, что подслушал ее разговор о сексе с одной из подружек и ему не понравилось то, что она говорит.

Мартин уронил полотенце, которым вытирал лицо.

— И после этого Дженетт Паркер взяла его на работу?

— Она ничего не знала. Та девушка забрала из полиции свое заявление, и на послужном списке Уэйнрайта это никак не отразилось. Утром я позвонил Дженетт. Она обещала приехать на радиостанцию и разобраться с этим.

— Звучит многообещающе.

— Да. — Фрэнк помолчал. — Есть еще кое-что. Похоже, мистер Уэйнрайт положил глаз на Стефани, когда приехал сюда три месяца назад. Она дала ему от ворот поворот, и он был очень этим недоволен. Даже написал ей письмо, в котором объяснял, как много она потеряла. Стефани показала письмо начальнице, но тогда обе они не придали ему особого значения.

— Думаешь, камень и шины — его рук дело?

— Возможно, он воспользовался ситуацией, чтобы отомстить ей. Чего только не бывает!

Они перешли в кухню. Мартин налил в чашки кофе, который успел сварить раньше.

— Ты рассказал обо всем этом Стефани?

— Пока нет. — Фрэнк сделал глоток и поморщился. — Фу! Ну и пойло!

Мартин, не обращая внимания на критику, небрежно произнес:

— Я собираюсь заехать к ней днем. Могу рассказать вместо тебя. Сэкономишь время… Фрэнк поймал взгляд Мартина.

— Ты собираешься заехать к Стефани? Зачем?

— Я предложил ей помочь с машиной. Посмотреть шины и все такое.

Во взгляде Фрэнка светилось любопытство.

— Джек Райан с бензоколонки справился бы с этим в два счета. Мартин пожал плечами.

— Я предложил, а она согласилась. Может быть, ей не хочется, чтобы ее машину ремонтировал парень, который интересуется презервативами со всякими экзотическими наворотами.

— А откуда ей знать, что ими не пользуешься ты?

Мартин поднял свою чашку и улыбнулся поверх ее края.

— А откуда ты знаешь, что она этого не знает?

Стефани догадывалась, что мать позвонит ей, если она не появится в церкви воскресным утром, поэтому избавила Антонию от лишних хлопот. Позвонила первой и вкратце рассказала, что случилось с ее машиной и окном.

Мать была потрясена.

— О, дорогая. Это ужасно! Может быть, тебе пока переехать к нам. Там, на озере, ты совсем одна, а это небезопасно.

Мать отреагировала именно так, как ожидала Стефани, и это странным образом немного успокоило ее, хотя само предложение вызвало резкий протест.

— Мама, все в порядке. Кроме того, Мартин может доехать сюда за пять минут. — Едва произнеся это имя, Стефани прикусила язык. О чем она думает? Если ее главной целью было поскорее убраться из родного города, то мать только спала и видела, как бы выдать дочь замуж.

— Мартин? Ах да, друг Фрэнка. Тот милый молодой человек на вчерашней вечеринке. Стефани прикрыла глаза.

— Да, он.

— Что ж… — Последовала пауза. — Ты с ним… видишься?

Стефани вдруг вспомнилось появление Мартина из озера. Она едва сдержала смех и уклончиво ответила на вопрос Антонии:

— Он… э-э-э… помогает Фрэнку разобраться… с этим происшествием.

Потребовалось еще десять минут, чтобы окончательно убедить мать в том, что нет причин для беспокойства. Повесив трубку, Стефани невидящим взглядом уставилась в стену над диваном. Обычно в уик-энд она после церкви заезжала на станцию, но теперь, без машины, попасть туда не могла, а без этого не знала, чем заняться. Она вдруг поняла, как много значит для нее работа. Ничего другого у нее в жизни не было.

Побродив по террасе, Стефани уселась на скамейку-качели лицом к озеру. Оттолкнувшись от пола, она стала, покачиваясь, думать о двух вещах, которые в ее сознании были неразрывно связаны: кто мог подстроить ей все эти пакости и почему ее так влечет к Мартину Эбботу?

Как ни странно, ее мало встревожили происшествия с камнем и машиной. Никто в Стонвилле не хотел причинить ей серьезного вреда — просто выражали свое возмущение. Стефани подумала вскользь: а не отменить ли передачу? Но она знала, что не сделает этого. «Добавьте остренького» ждал большой успех, да и Стефани общение со слушателями в прямом эфире доставляло удовольствие.

Нет, главной ее заботой был Мартин. Каждый раз, когда он оказывался поблизости, ей вдруг делалось жарко и становилось трудно дышать — словно она надела на голое тело слишком тесный шерстяной свитер. В его обществе она не могла сосредоточиться ни на чем… и ни на ком, кроме него.

К полудню Стефани готова была лезть на стену. Она шесть раз поговорила с Самантой по телефону, съела почти полную банку арахисового масла и бессчетное число раз «пробежалась» по всем телевизионным каналам. Однако осталась тверда в своем намерении не звонить Мартину. Когда машина будет готова, он объявится сам.

Что он через час и сделал.

Стефани стояла на террасе в тени навеса и смотрела, как он въезжает на гравийную дорожку перед домом. Мартин заглушил мотор и выпрыгнул из своего джипа. Черные как смоль волосы блестели под жаркими лучами солнца. Он был в темных очках в золотой оправе, в джинсах и в майке. Медленно подойдя, Мартин остановился у нижней ступеньки лестницы.

— Ваша машина готова, — сказал он. — Я отбуксировал ее в ремонтную мастерскую в Хантсвилле, где поставили четыре новые шины. Машина сейчас там. Я отвезу вас.

Стефани никогда бы и в голову не пришло рассматривать автомобильные шины как главную движущую силу в романтических отношениях, но тот факт, что Мартин проделал весь этот путь, для того чтобы сэкономить ей немного времени и денег…

— Вы вовсе не обязаны были это делать, — сказала она. — Но я, разумеется, очень вам признательна.

— Я на это и рассчитывал. Вы можете отплатить мне добром за добро… тем или иным способом.

Почему все, что говорит этот мужчина, имеет чувственный оттенок… А может быть, это происходит только в ее сознании?

— Я… я заплачу вам. Бумажник в доме. Я выпишу чек.

Мартин в два шага преодолел ступеньки террасы и оказался рядом со стоящей в приоткрытых дверях Стефани. Сняв очки, он посмотрел ей в глаза.

— Откровенно говоря, я рассчитывал на нечто большее, чем чек.

Сердце гулко застучало в ее груди.

— Ужасно жарко, — сказал Мартин. — Не найдется ли у вас стаканчика чего-нибудь холодного и мокрого?

Стефани слабо улыбнулась. Ее колени дрожали.

— Конечно. Д-думаю, это мне по силам. Она пошире открыла стеклянную дверь, и Мартин проскользнул мимо нее в дом. Точнее, начал делать это. Он остановился на пороге и посмотрел на нее сверху вниз. У него невероятно длинные и черные ресницы, какие мужчине иметь просто непозволительно, подумала вдруг Стефани, чувствуя, как во рту у нее пересохло от близости к нему.

— Ночь прошла спокойно? — спросил Мартин. — Никаких незваных гостей? Только ты — в моих снах.

— Да… да, прекрасно. Я спала как убитая, ни разу не проснувшись.

Он внимательно посмотрел Стефани в глаза. Она врала как сивый мерин, и Мартин это знал.

— Хорошо, — медленно произнес он. — Это радует. Я тоже.

Стефани попыталась, но так и не смогла проглотить застрявший в горле комок, который не давал ей дышать. Наконец Мартин, миновав ее, вошел в гостиную. Хотя он уже бывал здесь, но в прошлый раз Стефани не обратила внимания на то, какой тесной кажется комната в его присутствии.

Мартин кивком указал на панорамное окно, не отрывая, однако, от нее взгляда.

— Стекло уже вставили.

— Да.

— Красивый вид.

— Спасибо.

Спустя мгновение они столкнулись где-то посередине гостиной. Стефани не знала, кто сделал первое движение, да это и не имело значения. Она просто стояла там, мечтая, чтобы он ее поцеловал, — а в следующий момент он уже делал это, крепко обняв и прижав ее к своей груди. Мартин пробормотал что-то гортанное. Она не расслышала, что именно, но это тоже было не важно. Единственное, о чем она могла думать, — это о властных губах, завладевших ее губами, о теплом настойчивом языке, о его руках… руках, которые, казалось, были везде.

Они сжимали друг друга в объятиях так крепко, словно от этого зависела их жизнь. Наконец у обоих в легких иссяк воздух. Ошеломленная Стефани слегка отстранилась и посмотрела на Мартина.

— Ч-что происходит?

— Я всегда считал, что это называется поцелуем.

Она покачала головой, — Это не имеет ничего общего с тем, что я испытывала, целуясь раньше.

— Наверное, вы целовались не с теми. Сердце буквально выпрыгивало у нее из груди. Стефани неохотно отступила, разорвав их объятия.

— Мартин… я… не знаю, как это сказать… Одним словом, я не хочу сейчас связывать себя… серьезными отношениями.

— Вот и хорошо, — ответил он. — Я тоже. Стефани заморгала.

— Нет?

Он покачал головой.

— Но… — Его слова сбили ее с толку, немного разочаровали и, может быть, даже чуть-чуть рассердили.

— Нельзя же считать каждый поцелуй событием вселенского масштаба, Стефани. Иногда поцелуй — это только поцелуй. Не анализируйте этого, ладно? Просто расслабьтесь и получайте удовольствие.

— Иногда поцелуй — это только поцелуй, — повторила она, словно пытаясь постичь смысл этих слов.

— Верно.

Мартин снова преодолел разделявшее их расстояние, склонился и легонько коснулся губами уголка ее рта. Это простое прикосновение, которое даже нельзя было назвать чувственным, вызвало у Стефани такую бурю эмоций в душе, что она усомнилась в том, что Мартин говорит ей правду.

Иногда поцелуй — это только поцелуй… Она посмотрела в темно-синие глаза, и голова у нее закружилась. Да, внезапно подумала она, но иногда это нечто гораздо, гораздо большее.

Глава 6

— Даже не знаю, как это объяснить. — Стефани беспомощно смотрела на подругу. — Раньше я ничего подобного не испытывала.

Они завтракали в «Веселой буренке». Впрочем, ела одна Саманта. Стефани ковыряла творог с фруктами, который заказала, и пыталась описать свои чувства. Они уже обсудили новость, сообщенную Мартином о Колине Уэйнрайте, и теперь перешли к более интересной теме — к самому Мартину.

— Похоже, ты влюбилась в этого парня? — В голосе Саманты звучал вопрос. — Боже, после стольких лет… Мне даже не верится.

— Ни в кого я не влюбилась! Просто… просто я испытываю к нему влечение — и все. К тому же чисто физическое, — машинально добавила Стефани и тут же поняла, что так оно и есть. Она почти ничего не знала о Мартине. — Мы ведь с ним едва знакомы.

— А что-нибудь изменится, если ты узнаешь о нем больше? — Саманта стащила с тарелки Стефани аппетитную клубнику и помахала вилкой перед ее лицом. — В этом я могла бы тебе помочь.

— Что ты имеешь в виду? Подруга положила клубнику в рот и неразборчиво произнесла:

— Мэрион рассказала мне всю его подноготную. Так что эту ягодку я заслужила.

Стефани хотела бы притвориться равнодушной, но не могла. Только не после воскресного дня. Только не после того поцелуя. Она подалась вперед.

— Давай выкладывай.

— Он родился в Мемфисе и прожил там всю свою жизнь. Разведен. Прожил с женой пять лет. Звали ее Памелой, и была она той еще штучкой. Ее страшно бесила его работа — ей бы больше понравилось, если бы он был светским репортером, а не полицейским, — и она устраивала ему скандалы по любому поводу. После развода она подхватила какого-то владельца компании, производящей поп-корн, из Клинтона…

Стефани нетерпеливо помахала рукой.

— Продолжай…

— Детей у них, кажется, не было, но, судя по словам Мэрион, он их очень любит. Он крестный отец Кортни и всегда дарит ей потрясающие подарки ко дню рождения и к Рождеству. Когда они с Фрэнком жили в Мемфисе, Мартин в свободное время работал с малолетними преступниками.

— А почему он уехал из Мемфиса?

Саманта выжала остатки соуса из пластикового контейнера в свой салат и только после этого ответила:

— В него стрелял какой-то бандит. Подлечившись, он решил, что с него достаточно, уволился и приехал сюда.

В него стреляли! Стефани была ошеломлена. Боже, неудивительно, что он хочет покоя и тишины. Кто на его месте не хотел бы?

— Привет, слушатель, вы в эфире. Ваш вопрос?

— Дело в моем парне. Он… э-э-э… настаивает, вы понимаете, о чем я? Он… видите ли… хочет, чтобы я… занималась с ним всякими глупостями. Я не знаю… что делать, потому что не хочу становиться мамой.

Стефани придвинулась к микрофону. Наконец-то вопрос, ответить на который ей по силам. Утренняя передача давалась нелегко. Тема — контроль над рождаемостью — как обычно была тут же забыта. Ей пришлось отвечать на самые разнообразные вопросы — от так взволновавшего ее мать привязывания друг друга к кровати до средств повышения потенции — всего с несколькими передышками на короткие рекламные вставки.

Они с Самантой ввели в обычай присуждать воображаемый приз победителю дня. Критерии отбора были самые разные, но, как правило, награда присуждалась самому «испорченному» слушателю. Так вот, сегодня трудностей с выбором победителя не было. Им, безусловно, был тот парень с коровой… О да, у него были явные сексуальные расстройства.

— Сколько вам лет?

— Пятнадцать, и я… я живу не в Стонвилле. В… другом месте.

— Это хорошо, что вы думаете о последствиях занятий сексом в столь юном возрасте. Быть родителями — дело довольно трудное, особенно для тех, кто к этому не готов.

— Да-да, я знаю. Но… — Голос задрожал и замер.

Стефани хотелось по проводам дотянуться до бедной девчонки и обнять ее.

— Вы, наверное, боитесь его потерять, да?

— Он сказал, что если я не дам ему то, чего он хочет, то на свете есть сотни девочек, которые сделают это с радостью, понимаете? Да, я действительно боюсь потерять моего парня… У меня никого больше нет.

— Вы живете с мамой и папой? Голос зазвучал немного обиженно.

— Ну да. С мамой… и отчимом.

— А с вашим парнем вы не могли бы поговорить об этом?

— О! Конечно! Я так и думала, что этим кончится…

Стефани почувствовала, как у нее защипало в глазах. Этот ребенок оказался один на один с серьезной проблемой.

— Ну а если бы вы пошли ему навстречу и сделали так, как он хочет? Это гарантировало бы, что он останется с вами?

Последовало молчание.

— Я… я не знаю. Я об этом не думала.

— Так давайте подумаем сейчас. Вы могли бы заниматься с ним сексом, однако это не означало бы, что он будет всегда рядом, верно?

Ответа долго не было, но в конце концов он все же пришел.

— Да. Он может слинять в любой момент.

— Именно.

— Значит… выходит, что, сдавшись, я не получу того, чего хочу сама. Выиграет только он.

Стефани втянула в себя воздух, а потом медленно, неслышно выдохнула.

— Правильно. Он получит все, а вы в результате можете подцепить какую-нибудь болезнь или забеременеть. Вы ведь с самого начала сказали мне, что не хотите быть мамой. А занимаясь сексом, нужно всерьез учитывать такую возможность. Это очень хорошо, что вы задумались об этом сейчас… пока не стало слишком поздно. — Стефани собралась было отключить линию, но остановилась. — Позвоните мне еще, хорошо? Расскажете, чем все кончится.

— Да… да, я могу. И спасибо вам…

Когда вечером Стефани выходила из здания радиостанции, она заметила на стоянке Мартина, стоящего у ее машины и поджидающего ее так же, как она поджидала его недавно у продуктового магазина. Она немного помедлила, прежде чем выйти на улицу, разглядывая его. Хотя на нем были темные очки, Стефани видела, что он внимательно и методично осматривает машины на стоянке. Казалось, он ищет что-то или кого-то другого, а не ее.

На Мартине были спортивного покроя брюки и белая рубашка-поло с короткими рукавами, не скрывающими уже покрытых загаром тугих бицепсов. Он вел себя немного странно: казался явно настороженным и встревоженным, но стоял, опираясь на капот, с самым беззаботным видом. Стефани вышла из здания и направилась к нему, Заметив ее, Мартин улыбнулся.

— Эй, привет!

— Привет, привет. — Стефани вдруг порадовалась тому, что надела сегодня свой лучший костюм, белый в едва заметную синюю полоску, и туфли в тон на высоких каблуках. — Что случилось?

— Я оказался в этом районе и вдруг почувствовал, что ужасно голоден. Не хотите поехать со мной в Хантсвилл? Я слышал, там есть местечко, где готовят сносные бифштексы.

Стефани ответила не задумываясь. Это был единственно верный способ, потому что в противном случае она сказала бы «нет», а ей очень не хотелось этого делать.

— Бифштексы — это великолепно! Бок о бок они пошли к его синему джипу. Стефани подняла взгляд на Мартина. — Вы слышали передачу?

— Я не пропускаю ни одной.

— И что вы о ней думаете? Мартин открыл дверцу и помог ей сесть. Стефани выжидающе смотрела на него.

— Думаю, что вы даете очень хорошие советы, — сказал он. — Особенно той пятнадцатилетней девочке, которая позвонила последней. — Мартин печально покачал головой. — Она находится под ужасным давлением. Мне ее искренне жаль.

— Мне тоже. — В вечерних сумерках они посмотрели друг другу в глаза, и между ними словно протянулась ниточка взаимопонимания. Их объединяла общая тревога за одиноких детей, у которых есть вопросы, но нет ответов, и никто не поможет их найти.

Мартин закрыл дверцу и, обойдя машину, сел на место водителя. Минуту спустя они выехали со стоянки и устремились к шоссе, ведущему из города.

— Когда я выходила из здания…

— Да? — Голос Мартина звучал непринужденно.

— Мне показалось, что вы кого-то искали.

— Так и было. — Он бросил на нее быстрый взгляд и тут же опять сосредоточился на дороге. — Я искал вас.

— И больше никого?

Мартин снова посмотрел на нее. Они ехали на запад, прямо на огромное малиновое солнце, повисшее над горизонтом. Глаза Мартина прятались за очками, и понять можно было только, что он внимательно следит за дорогой.

— Я искал Колина Уэйнрайта, — после короткого колебания признался он. Стефани напряглась.

— Фрэнк еще что-то узнал о нем? Мартин покачал головой.

— Нет-нет. Ничего такого. Его слова повисли в молчании. Несколько мгновений спустя Стефани осенило.

— Вы хотели, чтобы он увидел вас… И догадался, что вы ждете меня. — Ее голос звучал потрясение.

Мартин пожал плечами и ничего не ответил.

Странное тепло разлилось у Стефани в груди. Он хотел защитить ее. Уберечь от опасности. Никто прежде не делал для нее такого. Правда, она и не нуждалась раньше в защите. Однако у Стефани все равно стало удивительно хорошо и легко на душе.

Иногда поцелуй — это только поцелуй…

Ну разумеется…

Мартин поставил машину на стоянку перед рестораном и, обойдя ее, открыл дверцу для Стефани. Пять минут спустя они уже сидели в уютном полумраке и изучали меню размером с мемфисскую телефонную книгу. Мартину хватило только беглого взгляда. Стефани штудировала свой том гораздо дольше. Он наблюдал за ее красивым, выразительным лицом. Она внимательно читала описание каждого блюда, обдумывала, затем отвергала. Отчасти это было забавно… но отчасти пугало. Неужели так же пристально она изучает и его?

Мартин не знал, почему Стефани так сильно волнует его. Разве что дело в этих губах, которые так мягки, и в изгибах тела, которые так соблазнительны, что в ее отсутствие он не может думать ни о чем другом. К тому же она умная. Умная, веселая и неравнодушная. До приезда в Стонвилл он думал, что таких женщин, как Стефани, уже не существует. Те, с которыми он встречался после Памелы, были такими же, как Па-мела, — жесткими, рациональными, эгоцентричными.

Стефани наконец отложила меню и посмотрела на него. Между ними в центре стола стояла небольшая красная свеча, и ее пламя танцевало, колеблемое ветерком от вентилятора. Карие глаза Стефани сверкали в золотистом свете.

— Я кое-что узнала о вас сегодня, — медленно произнесла она.

— И что же?

— То, что в Мемфисе вы работали с детьми.

С малолетними преступниками. Это правда?

— Да, это правда. Мэрион распустила язычок?

— В Стонвилле невозможно что-то долго сохранять в секрете. Вы должны были бы уже это понять. — Стефани положила руки на стол и посмотрела на Мартина. — Почему так? Почему малолетние преступники?

— Я насмотрелся на уличную молодежь в Мемфисе во время ночных вылазок с Фрэнком. Иногда приходилось препровождать некоторых в приюты, и одно просто повлекло за собой другое. Незаметно для себя я стал проводить там все субботы.

— Вам нравилось работать с ними? Подумав, Мартин ответил:

— «Нравилось» — наверное, не совсем подходящее слово. Мне казалось, я могу сделать доброе дело. А потом, находясь там, я забывал о собственных проблемах, они казались ничтожными в сравнении с бедами этих ребят. В каком-то смысле я был эгоистом: себе помогал не меньше, чем детям.

Подошла официантка, приняла их заказы и удалилась. Стефани взяла кусочек хлеба из корзинки, которая стояла посредине стола.

— Так всегда и случается, — сказала она, отщипнув кусочек. — Добро, которое делаешь другим, служит тебе же во благо.

— С вами тоже такое бывало? Стефани подняла глаза.

— Что вы имеете в виду?

— Эту передачу. Она тоже служит вам во благо?

— Поверьте, я делаю ее вовсе не из альтруистских побуждений. Я хочу уехать из Стон-вилла, и если получится хит, то это поможет мне добиться желаемого.

— Но вы ведь помогаете людям. Она помахала рукой в воздухе, при этом в разные стороны полетели крошки.

— Не знаю…

— А я знаю. И знает та девочка, которая звонила сегодня. — Он сложил губы трубочкой и издал звук поцелуя. — И парень, который любит свою телку. Он определенно нуждается в помощи, да и корова, думаю, будет вам признательна.

Стефани рассмеялась и покачала головой.

— Вы думаете? Коровья посредница? Боже, я действительно друг всех мужчин и животных. Кто бы мог подумать!

Им принесли охлажденное белое вино, и, сделав первый глоток, Мартин попросил:

— Расскажите мне о ваших родителях. Когда в ночь нашего знакомства я предложил вам переночевать у них, вы отнеслись к этому с большой неохотой. Как такое возможно? Мне казалось, у вас было очень счастливое детство.

Стефани отпила из своего бокала. При этом ее горло задвигалось так соблазнительно, что Мартин не мог отвести от него взгляда. Она осторожно поставила бокал на стол и сказала:

— Я единственный ребенок. Родители души во мне не чают, и я тоже очень люблю их. Но порой они меня подавляют. Они очень консервативны и осторожны, а я для них — центр вселенной с самого дня моего рождения. — Стефани теребила лежащую на скатерти салфетку. — Из-за того, что они принимают самое живейшее участие в моей жизни, я чувствую… что-то вроде ответственности за них.

Грубо говоря, я веду себя хорошо — они счастливы.

— Вы именно поэтому вернулись в Стонвилл после окончания колледжа?

— Я знала, что их это обрадует, — призналась Стефани. — Но и с работой были проблемы. Когда мне предложили место на радиостанции, я сразу поняла, что нельзя упускать такую возможность.

Не сдержавшись, Мартин накрыл руку Стефани своей.

— Вы не несете за родителей никакой ответственности. Вам это известно, не так ли?

— Да. Но я люблю их и стараюсь поступать правильно. — Стефани покачала головой. — Они останутся в Стонвилле до конца своих дней. А я, надеюсь, нет.

За десертом Мартин спросил:

— Почему вы так стремитесь покинуть Стонвилл? По-моему, это совсем не плохой городок.

Стефани откинулась на спинку кресла, обхватив пальцами чашку с кофе. Вечер удался на славу. Они много и вкусно ели и говорили обо всем на свете. Однако, услышав последний вопрос Мартина, она напряглась, сама не понимая почему.

— Я устала жить там, где о тебе все всем известно. Нельзя даже чихнуть без того, чтобы кто-нибудь не сказал: «Будь здорова!»

Мартин приподнял темную бровь.

— Порой можно услышать вещи и похуже.

— Знаю, знаю. — Стефани склонилась к собеседнику. — Но вот вам наглядный пример. Через столик от нас сидят Кейт Марли и ее кузина. Завтра же, едва взойдет солнце, всем в Стонвилле станет известно, что мы с вами были здесь и ели на десерт яблочный пирог. Вас это не угнетает?

— Не особенно. Вот если бы вы потребовали лимонный, тогда да. А яблочный…

Стефани шутливо замахнулась на Мартина кулаком и, не рассчитав силы, скользнула им по стенке за его плечом. Мартин перехватил ее руку. Тут же взгляд Кейт прожег Стефани насквозь. Не дыша она произнесла:

— А теперь все узнают, что мы держались за руки.

Мартин поднес ее пальцы к губам и поцеловал каждый в отдельности.

— А что они скажут на это? Стефани резко выдохнула.

— Они ни на миг не усомнятся в том, что продолжением станет бурная ночь. Я ведь как-никак эксперт в вопросах секса!

— Какая жалость, что эти выводы будут сделаны на пустом месте! Не могли бы мы дать им хотя бы малейшие основания? — Не дожидаясь ответа, Мартин перегнулся через стол и запечатлел на ее губах нежный, но настойчивый поцелуй. Он имел привкус кофе, яблочного пирога… и желания.

Окружающее на мгновение перестало существовать для Стефани. Когда Мартин отстранился, она дышала еще тяжелее, чем до этого.

Они встали и пошли к выходу, не бросив даже взгляда в сторону столика Кейт. Неотрывно глядя друг другу в глаза, они думали об одном и том же.

Глава 7

Стефани не знала, куда Мартин везет ее. А после того как, выехав с освещенной стоянки, они оказались в полной темноте, ей и вовсе стало это безразлично. Они сидели почти вплотную друг к другу, но Мартин, положив руку ей на колено, придвинул Стефани еще ближе. Их бедра тесно соприкасались, и каждый очень обостренно воспринимал присутствие другого. Мартин хотел заняться любовью с ней. Стефани тоже хотела его.

Мартин наклонился вперед и включил радио. Медовый, задушевный голос ночного ведущего, Люка Сперроу, тут же обволок их. Имея шесть футов и четыре дюйма роста и сплошь покрытые татуировкой руки, он скорее походил на завсегдатая тюрем, чем на ведущего радиостанции, но его программа была одной из самых популярных. До чего же много одиноких людей обнаруживалось в Стонвилле после десяти вечера! Они не переставая звонили и заказывали грустные песни, посвящая их бывшим возлюбленным.

Стефани редко слушала эту программу: она нагоняла на нее тоску. Однако теперь закрыла глаза и отдалась на волю музыки. Томительные звуки в сочетании с теплом, исходящим от тела Мартина, с запахом его лосьона, порождали непередаваемые ощущения.

Всего на одно мгновение Стефани позволила себе представить, каково это — по-настоящему быть с ним. Она имела в виду и алтарь, и детей, и общий дом — все, что связано с семейной жизнью.

Раньше у Стефани не возникало желания фантазировать на эту тему. Почему же сейчас?.. Почему Мартин?.. Конечно, он красив, сексуален, умен и она просто тает под его поцелуями. Но у нее есть дело, есть цель. Она не может позволить ему встать на пути к ее достижению, разве не так?

Даже не осознавая этого, Стефани начала рассматривать создавшуюся ситуацию под самыми разными углами зрения. Ее аналитический ум раскладывал все на элементы, а затем соединял их заново на тысячу новых ладов.

Очнулась она, когда джип замедлил ход, а затем и вовсе остановился. Стефани огляделась и поняла, что они на западном берегу озера. Оно лежало перед ними, словно огромное зеркало, и серебристо поблескивало в лунном свете. Мартин опустил оба стекла, потом выключил мотор. Терпковатый запах хвои и внезапная тишина, свойственная лишь летней ночи, наполнили салон машины. Немного погодя в этой тишине стали различимы отдельные звуки: стрекотание цикад, уханье совы, шелест ветра в листве.

Мартин повернулся к Стефани. Его рука лежала на спинке сиденья, пальцы нежно сжимали плечо женщины.

— Я наткнулся на этот пятачок вчера ночью, — сказал он, наклоняясь к ней. — Я заблудился, свернул не там, а когда понял, где нахожусь, сразу же захотелось показать это место вам.

Стефани чувствовала щекой его теплое дыхание. Ей казалось, что Мартину наверняка слышно биение ее сердца — настолько громко и быстро оно стучало.

— Как здесь красиво, — прошептала она.

— Вы знаете, где мы? — Он склонился еще ниже и легонько потеребил губами мочку ее уха. Губы были мягкими, а щеки колючими, и сочетание этих ощущений окончательно вывело Стефани из равновесия.

— П-приблизительно.

— Посмотрите вперед. — При звуках этого рокочущего низкого голоса по телу Стефани побежали мурашки. — На другой берег.

Стефани ни на что не хотелось смотреть, она хотела повернуться к Мартину и сорвать с него одежду. Но она глубоко втянула в себя воздух и сделала так, как он просил. Единственное, что было видно во тьме, — это два мерцающих огонька. Казалось, они совсем близко друг от друга, но Стефани знала, что это иллюзия, объясняемая далеким расстоянием до них.

— Это ваш дом, — спокойно пояснил Мартин. — Ваш дом и лачуга Фрэнка. Вы не знали, что они видны с этой дороги?

Стефани покачала головой.

— Понятия не имела.

Мартин провел пальцами по ее щеке. Прикосновение было легким, едва ощутимым, но она почувствовала его. О, еще как почувствовала! Все ее чувства были обострены ожиданием до предела.

— Отсюда можно пройти вдоль озера не замеченным ни единой душой и попасть на наши задние дворы. Я проделал этот путь вчера ночью, — сказал Мартин. — И я видел вас в окне. Вам следовало бы опускать шторы на ночь.

— Я… У меня нет штор.

В свете луны его глаза сверкали.

— Вы понимаете, о чем я, Стефани? Тот, кто бросил камень в ваше окно, мог спокойно оставить машину здесь, обогнуть озеро, швырнуть камень и бегом вернуться сюда. Для этого ни к чему пользоваться вашей подъездной дорожкой или подплывать на лодке.

Стефани кивнула и посмотрела на другой берег. Огонек на ее террасе мерцал на расстоянии, затем, казалось, замигал и погас. Виной тому был всего лишь ветер, шевеливший ветви и листву, но на мгновение сердце Стефани замерло.

Мартин приподнял ее подбородок большим и указательным пальцами и развернул лицом к себе.

— Есть некто… какой-то идиот, который недоволен тем, что вы делаете на радио, и это начинает действовать мне на нервы.

Пульс Стефани резко участился, но виной тому были не слова Мартина, а его близость.

— Никто не желает мне зла здесь, в Стонвилле.

— Как вы можете говорить об этом с такой уверенностью?!

— Мартин, ради Бога! Самым серьезным преступлением за последние пять лет здесь был поджог бывшей конюшни Эдварда Шоу. Эд держал там новенький трактор с кучей приспособлений, половину которых придумал сам. Трактор был его радостью и гордостью. Фрэнку потребовался всего день, чтобы выяснить, что он был обручен с одной женщиной, а спал с другой, и, неожиданно узнав о существовании друг друга, они решили как следует проучить Эда. Одна облила постройку бензином, а другая поднесла горящую спичку.

Мартин хохотнул, но глаза его оставались серьезными.

— Я верю каждому вашему слову, детка, но в данном случае все может быть гораздо хуже. Люди, способные выйти из себя из-за радиопередачи, находятся в сложных отношениях с реальностью, и это делает их непредсказуемыми. Сегодня они бросают в ваше окно камень, а завтра могут выстрелить из пистолета двадцать второго калибра. Я не хочу, чтобы такое случилось с вами. — Он немного помолчал, а затем сжал пальцами ее плечо. — Я привез вас сюда, чтобы вы убедились в обоснованности моих слов. Я хочу, чтобы вы повесили шторы, и я хочу, чтобы вы были очень осторожны.

— Что-нибудь еще?

Мартин на мгновение задумался, слегка наморщив лоб, затем лицо его прояснилось, и он пристально посмотрел Стефани в глаза.

— Пожалуй, да. Есть еще одна вещь…

— Что же?

Мартин привлек ее к себе и, опустив голову, приблизил к ней губы.

— Только это, — пробормотал он. — Только это…

Стефани догадывалась, что рано или поздно он поцелует ее, но, как оказалось, все еще не была к этому готова. Его губы были такими же мягкими и такими же требовательными, но в этом поцелуе чувствовалось нечто большее. Она и подумать не могла, что подобное возможно, но Мартин словно хотел от нее еще более страстного отклика, чем прежде. Его руки были горячее, а язык изощреннее. И Стефани с готовностью ответила ему.

Поцелуй длился бесконечно долгое мгновение, затем Мартин мягко отстранился. Она испуганно посмотрела на него, а потом догадалась, что он меняет положение, чтобы не мешало рулевое колесо. Положив руки на талию Стефани, он посадил ее себе на колени. У нее перехватило дыхание, когда Мартин начал медленно расстегивать ее блузку. Словно в тумане от растущего желания, Стефани спрашивала себя, насколько разумно то, что они делают. Двое взрослых, сидящих в машине и ведущих себя как подростки… Это казалось нелепостью, но ощущение было просто восхитительным. Она вовсе не собиралась останавливать Мартина.

Вместо этого Стефани сосредоточилась на переживаемом моменте. На прохладном ветерке, залетающем в окна джипа и ласкающем ее кожу. На белеющем в лунном свете лифчике, показавшемся, когда блузка была расстегнута до конца. На руках Мартина, которые мгновение спустя накрыли мягкие холмики… Он застонал и склонил голову, чтобы поцеловать ее груди, затем опустился ниже и через кружево лифчика стал сосать сначала один сосок, потом другой.

Стефани извивалась от сладкой муки, которую доставлял его влажный язык. Приподняв ладонями обе груди, Мартин утопил в них лицо. Она снова ощутила контраст между мягкими, теплыми руками и горящим, шершавым от щетины лицом. Еще утром она, возможно, возражала бы против подобной небритости, но сейчас, в этот самый момент, думала только о том, как стать еще ближе к Мартину, слиться с ним.

Она начала судорожно расстегивать его рубашку. Распахнув ее, Стефани скользнула ладонями по твердой, мускулистой груди. Она прижалась к Мартину, чувствуя, что ей мешает и такая малость, как лифчик. Словно прочитав ее мысли, он завел руки ей за спину и расстегнул застежку. Стефани сбросила с плеч блузку, и Мартин помог освободиться от нее до конца, а затем прижал ее к себе еще крепче. Сердце Стефани колотилось как бешеное, и для нее не было сейчас ничего важнее, чем ощущать своей кожей кожу Мартина, целовать Мартина, хотеть Мартина.

Продолжая обнимать одной рукой, другой он скользнул ей под юбку и снова приник к Стефани в поцелуе. Их губы словно сплавились в единое целое, и Стефани спрашивала себя, как она могла когда-то целоваться с другими?! Так вот что это такое, думала она. Вот о чем пишут в книгах, про что снимают фильмы. Вот, значит, как это бывает! Она так погрузилась в ощущения, доставляемые его руками, его губами, что ей потребовалось несколько секунд, чтобы осознать: что-то случилось, что-то ужасное… Но было уже слишком поздно.

Кабину джипа залил ослепительный свет, и ломающийся бестелесный басок пророкотал из темноты;

— Простите за то, что прерываю, ребята, но не могли бы вы выйти из машины и предъявить документы?

Первым порывом Мартина было сунуть руку под сиденье и достать револьвер сорок пятого калибра, но в этот момент луч фонарика немного сместился, и он вспомнил, где находится. Это ведь Стонвилл, а не Мемфис. Этот парень не разбойник, на нем форма, а на бедре висит такая же пушка, хоть он явно еще не дорос до того, чтобы бриться.

Прикрыв ладонью глаза от света, Мартин загородил Стефани грудью и заговорил с парнем:

— Как насчет того, чтобы убрать свой прожектор, сынок?

— Пожалуйста, выйдите из машины, сэр. Неплохо их натаскал Фрэнк.

— Идите, — прошептала Стефани. — Я, кажется, уже привела себя в порядок. Мартин открыл дверцу и вышел.

— Мой бумажник в кармане, — сказал он. — Я собираюсь опустить туда руку и достать его.

Яркий луч фонарика, сместившись с лица Мартина, устремился куда-то в ночь между ними.

— Хорошо.

Мартин медленно вытащил кожаный бумажник, открыл его и достал водительскую лицензию. Он протянул ее молодому помощнику шерифа.

Секунду спустя парень поперхнулся так громко, что Мартин услышал.

— В-вы Мартин Эббот? Друг шерифа Смайли?

— Да, это я.

— О-ох, простите меня, сэр! Я… я не знал. Шериф велел нам приглядывать за этим местом, что я и делал. Я заметил ваш джип с выключенными фарами, и мне даже в голову не пришло, что это можете быть вы. Как же это… Простите, сэр. Я…

— Все в порядке, сынок. — Мартин забрал свои документы и засунул их обратно в бумажник. — Вы делаете свою работу, и делаете хорошо. Надеюсь, вы передали информацию по рации, прежде чем подойти к машине?

— О да, сэр! Все как полагается. Мартин устало кивнул. Великолепно! Просто великолепно! Фрэнк ему теперь жизни не даст. И будет вечно поминать эту историю…

Офицер приложил пальцы к фуражке и стал отступать назад.

— Ну, желаю приятно провести время, сэр. — Он устремил взгляд поверх его плеча. — Пока, Стефани. Будь осторожнее!

Из-за спины Мартина донесся слабый голос:

— Пока, Джонни. Ты тоже смотри в оба. Мартин стоял неподвижно, пока парень не сел в свою машину и не отъехал. Затем медленно повернулся и посмотрел на Стефани. Она сидела, свесив босые ноги, ступни касались сосновых иголок, волосы были растрепаны и спутаны, помада размазана, блузка застегнута не на те пуговицы, оставляя соблазнительную прореху на груди.

— Продолжим?

Стефани покачала головой.

— Думаю, нам лучше поехать домой. У меня пока незапятнанная репутация, и хотелось бы, чтобы так оставалось впредь.

Стефани смотрела, как задние огни джипа исчезают за поворотом подъездной дорожки. Мартин проводил ее до двери, обошел дом вокруг, заглянул внутрь и только после этого позволил ей войти. Но прежде поцеловал ее… а потом еще раз.

Прижав пальцы к припухшим губам, она закрыла дверь и заперла ее на замок. Что с ней творится? Что Мартин творит с ней?

— Ломает мне жизнь, — ответила она себе вслух в тишине пустого дома. — Ломает в какую ему угодно сторону.

Держа туфли в одной руке, а сумочку — в другой, она прошла в кухню, где бросила все на стойку, и открыла холодильник. Достав молоко, она стала пить прямо из пакета. Нужно взять себя в руки. Вернуть жизнь в привычную колею. Дела на радиостанции вот-вот сойдут с мертвой точки. И когда это случится, совсем ни к чему, чтобы ее голова была забита исключительно мыслями о Мартине Эбботе и о его синих глазах.

Свет, падающий из холодильника, порождал причудливые тени на стенах. Стефани смотрела на них из темноты. Мартин не входил в ее планы… как и его поцелуи… как и тягучая истома, не исчезающая с тех пор, как она увидела его вечером на стоянке у радиостанции.

Так что же ей теперь делать? Стефани поставила молоко на место и закрыла холодильник. Прислонившись спиной к дверце, она опустила веки и задумалась. Она думала о его пальцах, касающихся ее щеки, о том, сможет ли найти когда-нибудь человека, целующегося так же, как Мартин. Она думала о своей передаче и о том, куда та может завести ее.

Через некоторое время Стефани очнулась и прошла по темному дому в свою спальню. Сняв одежду, она упала на постель, жалея, что Мартина нет сейчас рядом.

Дженетт вызвала Стефани к себе в кабинет ранним ясным утром понедельника. Проходя мимо Шеррил, Стефани заметила ее прищуренный подозрительный взгляд и поняла, что весть уже разнеслась. Кейт добросовестно исполнила свои обязанности и доложила всем и каждому, кого видела в ресторане. Впрочем, удивляться было нечему. Еще воскресным утром в церкви Стефани перехватила несколько брошенных на нее взглядов, но подумала, что виной тому ее передача. Ведь не могла же Кейт сработать столь оперативно!

Не говоря ни слова, Стефани сладко улыбнулась Шеррил и вошла в святая святых.

Дженетт сняла очки для чтения и указала на одно из кресел, стоящих перед ее столом.

— Садись. У меня сейчас состоялся телефонный разговор, о котором, я думаю, тебе интересно будет услышать.

Стефани напряглась. Дженетт могла говорить только об одном. Ей позвонили по поводу передачи либо с центральной, либо с местной — но более крупной — радиостанции.

Стефани села и, вцепившись в подлокотники, выжидательно посмотрела на начальницу. Часть ее сознания, ликуя, кричала: «Есть!» — а другая: «О нет, только не это!»

— Звонили из Чаттануги, с Аш-ди-ви-эс. Менеджер этой станции был здесь на прошлой неделе у своей тети, которую, так уж получилось, зовут Алишия Джонстон.

Стефани на мгновение прикрыла глаза. Алишия была школьным администратором — то есть секретарем ее отца. Если двери школы открыты, то можно не сомневаться: Алишия там. От понедельника до понедельника. В дождь и в жару. Алишия была старой девой и истовой прихожанкой церкви. Она всегда носила одно и то же платье в цветочек, а по воскресеньям дополняла его шляпкой. Последняя являла разительный контраст с ее вечно кислой физиономией.

Стефани представила себе мужскую версию Алишии, и ликование, которое охватило ее после первых слов Дженетт, стало сдуваться как проколотый воздушный шарик.

Вертя очки между пальцами, Дженетт откинулась на спинку кресла и посмотрела на Стефани.

— У Алишии было включено радио в кухне, когда началась передача «Добавьте остренького». Она так резво бросилась выключать приемник, что споткнулась о Сноуи и упала на пол.

Мерзкая белая болонка Алишии была такой же истеричной и желчной, как и ее хозяйка. Они удивительно подходили друг другу. Ругая себя за испытываемое злорадство, Стефани не удержалась и хихикнула.

— Надеюсь… надеюсь, она не ушиблась. Лицо Дженетт оставалось непроницаемым.

— О, со Сноуи все в порядке, но Алишия растянула ногу. Этот самый племянник отвез ее в клинику в Хантсвилле, затем привез обратно и остался до конца недели. Догадываешься, что он слушал каждый день, пока тетка спала под воздействием болеутоляющего?

Стефани судорожно глотнула воздух.

— «Добавьте остренького»? Дженетт уронила очки на стол и, подавшись вперед, поставила локти на его край.

— Ты своего добилась. Поначалу передача показалась ему немного странной. Но когда он услышал твой ответ той девочке, которую дружок-идиот принуждает к сексу, то заинтересовался по-настоящему. Он сказал, что ты с удивительным умением обращаешься с подростками, а так уж получилось, что они теперь усиленно разрабатывают именно это направление. — Начальница опять откинулась на спинку кресла и переплела пальцы. — Он заинтересовался, Стефани. Очень заинтересовался.

Сердцу Стефани, казалось, стало тесно в грудной клетке.

— И что мы имеем на данный момент?

— Ему нужны пленки всех передач, начиная с первой, и он хочет дать их послушать владельцу станции. Роберт Сэджвик из тех, что постоянно держат руку на пульсе, и он лично одобряет — или не одобряет — все происходящее на Аш-ди-ви-эс.

Стефани нервно кивнула, ей было не по себе.

Дженетт посмотрела на нее.

— Ты раньше уже слышала это имя? Роберт Сэджвик?

Стефани постаралась отмахнуться от тревожных мыслей и сосредоточиться.

— Звучит знакомо.

— Ему принадлежат две станции в Чаттануге…

— Боже всемогущий!

— И одна в Нашвилле. — Дженетт изогнула идеально выщипанные брови. — Ну и еще три, разбросанные по всему штату Теннесси.

Стефани, прижав руки к груди, откинулась на спинку кресла.

— Ты шутишь?

Дженетт проигнорировала вопрос.

— Это важно, Стефани. И для станции, и для тебя. Аш-ди-ви-эс очень заинтересована в сотрудничестве. Правда, они еще не сделали официального предложения, оно не замедлит поступить. Насколько мне известно, сначала ты не хотела делать эту передачу, и я хочу убедиться, что у тебя больше нет сомнений. Если хочешь что-то сказать по этому поводу, то теперь самое время. — Стальной взгляд начальницы пригвоздил Стефани к месту. — После того как мы начнем переговоры с Аш-ди-ви-эс, отступать будет уже поздно. Ты понимаешь, что я хочу сказать?

— Понимаю. — Стефани медленно кивнула. Яснее Дженетт выразиться не могла. На кону была ее репутация, как и репутация Си-би-эс и самой Стефани. — Я… понимаю.

— Так скажи мне.

— Что сказать?

— Скажи, что не испытываешь больше сомнений. По поводу передачи, по поводу ее содержания, по поводу чего бы то ни было. Скажи, что ты спросишь «как высоко?», когда Аш-ди-ви-эс велит тебе прыгнуть.

— Как высоко? — натянуто произнесла Стефани. — Ясно… Как высоко?

Мартин постарался пригнуться пониже, чтобы его не заметили, но понимал, что долго так продолжаться не может. Он был в городе и мыл джип, когда Фрэнк все-таки настиг его.

Патрульная машина замедлила ход, проезжая мимо Мартина, затем развернулась посреди улицы, въехала на дорожку, ведущую к трехсекционной автомойке, и остановилась. Сквозь ветровое стекло Мартин видел, как Фрэнк поднял микрофон и что-то сказал диспетчеру. Мгновение спустя он открыл дверцу и, выйдя из машины, направился в ту сторону, где прятался Мартин со шлангом в руке.

— Эй, приятель, как поживаешь?

Шериф, засунув руки в карманы и пряча глаза за стеклами темных очков, старался выглядеть непринужденным. Однако Мартин знал его слишком хорошо.

— Ну, давай, — протянул он. — Ты ведь пришел меня доставать, так что не тяни кота за хвост. Скорее начнешь — скорее кончишь.

— Клянусь, я не понимаю, о чем ты говоришь, Мартин. — Лицо Фрэнка было сама искренность. — У тебя что, какие-то проблемы?

— Ты отлично знаешь, о чем я говорю. — Мартин повернулся к другу, не выпуская из руки шланга. Фрэнк быстро отпрыгнул в сторону, чтобы не попасть под мыльную струю. — Твоя молодая ищейка уже посвятила тебя во все подробности, причем в письменном виде.

— Что да… то да. — Фрэнк прислонился плечом к стене мойки. — В том числе известно и имя леди. У тебя это серьезно, Мартин… со Стефани?

— Не так серьезно, как могло бы, не вмешайся твой щенок.

— У тебя будут и другие возможности… если она захочет.

Мартин щелкнул рычагом на стене, сменив мыльную воду на чистую, и начал поливать джип, смывая белую пену. Фрэнк стоял и терпеливо ждал. Наконец Мартин опять повернулся к нему.

— Что? — спросил он.

— Ну так как?

— Что — как?

— Серьезно или нет?

— Ты что — ее отец?

— Я не ее отец, я твой друг. — Его манера говорить резко изменилась. — Поэтому просто хочу напомнить тебе, где ты находишься.

Мартин выключил воду, затем снова повернулся к Фрэнку, не говоря при этом ни слова.

— Если ты влюблен в Стефани, я буду твоим шафером и с удовольствием выпью шампанского на твоей свадьбе. А если ты думаешь ограничиться легкой интрижкой, то я здесь для того, чтобы предупредить: у нас, в Стонвилле, такой номер не пройдет.

Взгляд Мартина был непроницаем.

— Я знаю, как обращаться с женщинами, Фрэнк.

— Я знаю, что ты знаешь, и не собираюсь утверждать обратное. Я только хочу сказать, что люди уже начинают поговаривать о вас. Они уже видят вас за белой изгородью в окружении стайки детей. Пусть Стефани считает, что хочет удрать из Стонвилла, но ты должен помнить, что она выросла здесь и прожила почти всю свою жизнь. И если другие понимают это, то не сомневайся, что и ей такое приходило в голову. — Фрэнк снял очки и посмотрел Мартину в глаза. — Думаю, тебе следует знать, что ее отец заходил ко мне вчера. Он задал несколько вопросов — о тебе. О чем это говорит?

Мартин ошеломленно покачал головой.

— Проклятье! Что его интересовало?

— Обычные вещи: откуда ты, что делаешь здесь, как долго собираешься пробыть… и тому подобное. — Фрэнк снял шляпу и хлопнул ею по бедру, прежде чем снова надеть. — Послушай, приятель, я просто не хочу, чтобы ты нажил неприятности на свою голову. Вот и все. А так — ты взрослый человек и волен делать собственные ошибки.

Глава 8

— Я хочу побольше узнать об Эм и Эм. Стефани озадаченно посмотрела через стекло кабины на Саманту. Та недоумевающе покачала головой.

Тогда Стефани спросила в микрофон:

— Эм и Эм? Вы имеете в виду конфеты?

— Нет-нет. Знаете, это когда связывают, стегают плеткой и все такое. Я смотрел один фильм вчера вечером, и там все время говорили об Эм и Эм. И вообще, что это означает?

Лоб Стефани разгладился, а Саманта за стеклом разразилась хохотом. Конечно, Стефани этого слышать не могла, но видела, как покраснело лицо подруги и как она затряслась. Стефани сама сдерживала смех. Она уже успела хорошо этому научиться.

— Вы наверное, говорите об Эс и Эм, — ответила Стефани слушателю. — Это означает садизм и мазохизм. Некоторым людям нравятся два этих типа сексуального поведения, которые предполагают причинение боли — это садизм — и ее претерпевание — это мазохизм. Партнеры используют для достижения своих целей самые разнообразные предметы. Как вы уже говорили, это могут быть плетка или путы. — Мамочка, слышишь ли ты меня? — Вы удовлетворены таким ответом?

— Да, вроде бы. Вот только еще одно… В чем заключается роль той, помните, женщины-распорядительницы? Распределять боль?

Стефани усмехнулась.

— Работа содержательницы заведения состоит в том, чтобы выяснять, чего хочет клиент, и предлагать ему это. Но по сути вы правы — она распределяет боль.

— Поди ж ты! Похоже, я нашел новую профессию для моей жены. Спасибо огромное!

Стефани запустила последний блок рекламы. Кто бы подумал, что в маленьком тихом Стонвилле у людей могут возникнуть подобные вопросы? Она откинулась на спинку кресла и покачала головой. Никогда не знаешь, что творится за закрытыми дверьми!

Через час она вышла из студии, усталая и выжатая как лимон. Делать передачу «Добавьте остренького» оказалось намного труднее, чем она себе представляла, и письма, которые начали приходить каждый день в любую погоду, ничуть не облегчали положения. Обычно их писали карандашом, иногда губной помадой. Послания были развязными и наглыми, но безобидными. Стефани взяла за правило не читая отправлять их Фрэнку Смайли. Камни в ее окна больше не летели, шины никто не кромсал, так что если недовольный слушатель выпускал пар посредством записок, то этому можно было только радоваться.

Впрочем, сегодня — для разнообразия — Стефани получила коробку горького швейцарского шоколада и хвалебное письмо. Комплименты согрели ей душу. Очевидно, не все в Стонвилле считают, что ее передача — прямая дорога в ад. Стефани выбрала самую большую шоколадку и взяла ее с собой, оставив остальные на рабочем столе. Она знала, что к утру в красивой золотистой коробке почти ничего не останется, но сама хотела избежать искушения.

Прежде чем выйти на улицу, она задержалась у дверей и оглядела стоянку. Людей там не было — одни машины, и Стефани почувствовала легкое разочарование. Мартин почти каждый день ждал ее там, и она уже начала привыкать к этому. Должно быть, у него другие дела, сказала она себе. Более важные, нежели поглощение гамбургеров в «Веселой буренке» в ее обществе. После обеда в ресторане они проводили вечера более просто, но каждый из них все равно заканчивался поцелуями и тесными объятиями.

Это вопрос времени, думала Стефани, пересекая стоянку. Всего лишь вопрос времени. А потом случится то, что неизбежно должно было случиться с самого начала: она пустит его в свою постель. Мартин будет заниматься с ней любовью. Она будет заниматься любовью с ним. В конце концов они достигнут того ужасного перекрестка, куда рано или поздно приводят все интимные отношения. Перед ними встанет вопрос: продолжать или остановиться? Перейти на новый уровень или забыть обо всей этой истории?

Она открыла дверцу, и ее окатило волной нагретого воздуха. Стефани немного постояла, споря с собой. Так не должно быть! Помнишь, что сказал Мартин?

Иногда поцелуй — это только поцелуй…

Если это правда, то не может ли и секс быть только сексом?

Стефани села в машину, и горячая кожа сиденья едва не расплавила нейлоновые колготки. Поделом мне, подумала она. Нужно быть внимательнее, а не думать о сексе с Мартином. Проклятье! Она только что целый час говорила о сексе с оравой совершенно незнакомых людей. Разве этого не достаточно?

Достаточно, ответила она себе, но, очевидно, солгала. Мысли о Мартине преследовали ее по дороге домой. Она представляла Мартина выходящим из озера, загорелого, длинноногого, со стекающими по коже струйками воды. Мартина без рубашки, сидящего в джипе и протирающего стекла. Мартина, впервые переступившего порог ее дома той ночью, — незнакомца, от которого невозможно было оторвать глаз.

Внезапно огни приближающейся машины заставили ее сосредоточить внимание на дороге. Машина двигалась быстро — со скоростью восемьдесят, может быть даже девяносто, миль в час и вдруг вильнула на полосу, по которой ехала Стефани. Она вскрикнула и ударила по тормозам, одновременно резко вывернув руль.

Остальное происходило словно в тумане. Встречная машина пролетела мимо, и Стефани успела заметить только промелькнувшее белое испуганное лицо. Секунду спустя ее автомобиль потерял управление, и следующее, что она помнила, — это как скачет по кукурузному полю Стэна Мортона посреди высящихся вокруг стеблей.

Мартин услышал машину Фрэнка раньше, чем увидел ее. Сирена завывала так, словно за ним гнались все черти ада. Мартин не представлял, чем мог быть оправдан этот дикий вой, но ему сразу же стало не по себе. Он уже ждал на террасе, когда машина влетела на подъездную дорожку и, дернувшись, застыла перед домом.

Фрэнк распахнул дверцу и высунул голову.

— Скорее! Поехали!

Мартин не задал ни одного вопроса. Он прыгнул в машину и еще не успел захлопнуть дверцу, как шериф рванул с места и, резко развернувшись, устремился к шоссе.

— Что, черт возьми, случилось? — спросил Мартин, крепко держась за ручку и глядя на друга. — Ограбили местный банк или еще что-то?

— Еще что-то, — мрачно ответил Фрэнк, бросив на него быстрый взгляд исподлобья. — Стефани только что съехала с дороги. Какой-то идиот лихач буквально столкнул ее машину на кукурузное поле Стэна Мортона.

При этих словах сердце Мартина ушло в пятки. Раньше ему не приходилось испытывать ничего подобного, поэтому он не знал, как справляться с таким ощущением. По-видимому, нужно было восстановить статус-кво.

— Она?..

— Со Стефани все в порядке, только она перепугана до смерти. А вот машина сильно помята.

Сердце Мартина встало на место, но легкая тошнота не прошла. К ней добавилась злость.

— Что за сволочь столкнула ее? Это был несчастный случай? Водитель остановился?..

— Ее не столкнули в прямом смысле слова, но ты, как и я, хорошо знаешь, как это бывает, Мартин. Я был уже дома, когда она позвонила в участок. Диспетчер передала мне, и я сразу же выехал. Остановился только, чтобы прихватить тебя. Мы будем там через десять минут, и ты сам расспросишь ее обо всем.

Они были «там» через пять минут. Фрэнк резко нажал на тормоза перед выкрашенным белой краской деревянным домом, и машина остановилась, подняв облако пыли. Мартин выскочил из нее раньше, чем Фрэнк успел заглушить мотор.

Стеклянная дверь, скрипнув, открылась, и на крыльцо вышел пожилой мужчина. На нем были широкополая соломенная шляпа и неопределенного цвета спортивный костюм, а правая сторона лица выглядела так, словно он побывал в нешуточной драке, — щека выпячивалась, будто за ней был спрятан теннисный мяч. Мужчина длинно сплюнул через перила, и Мартин понял, что это была не опухоль, а добрая порция жевательного табака.

— Где она? — выпалил Мартин.

— Кто — она? — лаконично поинтересовался мужчина.

— Стефани Митчелл.

— А вы кто? — последовал вопрос. Фрэнк подошел к Мартину и быстро представил его.

— Стэн, это Мартин Эббот, мой друг… и друг Стефани. Она в доме?

Мужчина перевел взгляд на шерифа.

— Да. С девчонкой все в порядке. Так, перепугалась маленько…

Мартин пролетел мимо фермера и распахнул дверь. Ему потребовалось несколько мгновений, чтобы глаза привыкли к полутьме. Наконец вещи обрели свою форму. Он был в гостиной, где горела только слабенькая настольная лампа. Стефани сидела на краешке потрепанного коричневого дивана, а женщина в линялом халате осторожно протирала ей лицо. Сердце Мартина заколотилось, и он внезапно, не удержав воздуха в переполненных легких, шумно выдохнул.

Стефани вскинула голову, и их взгляды встретились. Не обращая внимания на протесты медсестры поневоле, она вскочила с дивана, а Мартин к тому моменту сделал два больших шага. Они столкнулись в центре крошечной комнаты, и Мартин обхватил ее руками. Стефани дрожала, и его вдруг переполнило доселе незнакомое чувство. Это была смесь злости, недоумения и ужаса. Кто мог в этом мире желать плохого этой невероятной женщине? Мартин отстранился и посмотрел ей в лицо.

— Ты в порядке?

Карие глаза, потеплев, приняли почти шоколадный оттенок.

— Теперь да, — прошептала она. — Но только не отпускай меня, ладно? Я… Ты мне нужен.

— Отпускать тебя не входит в мои планы, грубовато произнес он. — Об этом можешь не беспокоиться.

Обняв Стефани за плечи, Мартин вывел ее на крыльцо, где горел фонарь, и только теперь по-настоящему смог рассмотреть ее лицо. Над одним глазом был небольшой порез, и Мартину ужасно захотелось наклониться и поцеловать его, но он удержался, поскольку знал: стоит лишь начать и остановиться будет невозможно, а по ступенькам уже поднимался Фрэнк.

Он протянул к женщине руку, но, увидев, что Мартин поддерживает Стефани, тут же опустил.

— Стефани… что, черт возьми, случилось? Она покачала головой, и это движение заставило ее поморщиться.

— Точно не знаю. Я… я ехала домой, думая о своем… И вдруг откуда ни возьмись эта машина… Я была уверена, что она врежется в меня. Но как-то умудрилась съехать на обочину и, не успела она промчаться мимо, как я оказалась на поле Стэна.

— Машина ехала тебе навстречу?

— Да.

— А какая она была? — Мартин старался говорить ровно, но это давалось ему с трудом. — Какой марки? Какая модель?

Стефани снова покачала головой.

— Не знаю. Она была белой… может быть, бежевой. В общем, какого-то светлого цвета. И это была легковая машина, не грузовик. Я видела водителя, но все случилось очень быстро. Я успела рассмотреть только белое лицо и темные волосы. Даже не могу сказать, мужчина это или женщина.

— А где сейчас твоя машина? — Фрэнк вытащил из заднего кармана брюк блокнот. — Может быть, позвонить и вызвать эвакуатор?

— Она так и стоит на моем пятом участке, — ответил Стэн Мортон, внезапно появляясь на пороге дома. Он отправил за перила крыльца очередной коричневый плевок. — Я могу вытянуть ее моим трактором. Она немного помята, но должна завестись. Фрэнк кивнул.

— Хорошо… так и сделаем, но мне нужно взглянуть на нее прежде, чем она сдвинется с места. — Он повернулся к Стефани. — Только сначала я отправлю тебя в больницу.

— О, Фрэнк, врачи мне ни к чему! — запротестовала она. — Я в порядке, правда! Всего лишь небольшой порез. — Она взглянула на Мартина, и при виде выражения ее лица он окончательно утратил решимость. — Ты не мог бы отвезти меня домой, Мартин?

Он попытался было возразить: может быть, действительно стоило бы показаться врачу? Но Стефани заговорила снова.

— Пожалуйста, — тихо взмолилась она, и ее глаза наполнились слезами. — Со мной все хорошо. Я просто хочу домой. Я хочу домой и хочу, чтобы ты побыл со мной.

Пока Стефани переодевалась и умывалась, Мартин сварил кофе. Она двинулась на соблазнительный запах, приведший ее на террасу, и обнаружила, что Мартин уже наполнил ей чашку.

Стефани села на скамейку-качели рядом с ним, и они в молчании стали пить кофе. Мартин, казалось, понимал, что ей не хочется говорить, не хочется ничего делать — только отдыхать. Наконец он повернулся к ней. На террасе было почти темно, и Стефани едва могла разглядеть его глаза, но было понятно, что они сверкают. Когда он заговорил, голос звучал хрипло.

— Еще не поздно отвезти тебя в больницу. Ты уверена, что с тобой все в порядке?

— Все хорошо, но я бы почувствовала себя лучше… — медленно произнесла она, — если бы ты обнял меня и поцеловал.

Взяв чашку из рук Стефани, он поставил ее на стоящий рядом столик и снова повернулся к ней. Очень осторожно, очень нежно он обхватил ладонями ее лицо.

— Я вполне способен это сделать, — тихо сказал Мартин.

Он поколебался, затем медленно провел большим пальцем по верхней губе Стефани. После бесконечно долгого мгновения он склонился к ней, и место большого пальца заняли губы. Поцелуй был так легок и мягок, что Стефани едва почувствовала его. Мартин отстранился.

— Тебе больно?

Она покачала головой.

— Нет.

Он кивнул и снова склонился, позволив своим губам лишь слегка коснуться ее рта. Стефани поняла, что его требуется поощрить более решительным образом, поэтому обвила руками шею Мартина и притянула к себе его голову. Он по-прежнему колебался, но она сама поцеловала его и легонько застонала ему в губы. Мартин, казалось, уступил и, внезапно приподняв Стефани, посадил к себе на колени так, как той ночью в джипе.

Майка и шорты, в которые она переоделась, совсем не защищали ее от жара, исходящего от тела Мартина. Приникнув к нему, она ощутила, как он возбужден. Стефани скользнула рукой под рубашку Мартина и пропустила между пальцами волосы на его груди. Они были жесткими и густыми. Не думая больше ни о чем, Стефани выпрямилась и стянула его рубашку через голову. Она хотела как можно теснее прижаться к нему. Она хотела ощутить его кожу своей. Ей нужно было чувствовать биение его сердца не только руками.

Ей нужен был Мартин.

Он повторил ее действия, сняв со Стефани майку. Затем немного отстранился и в темноте посмотрел на нее. Она не удосужилась надеть лифчик, и он обвел ее тело медленным, горячим, жадным взглядом, который она ощущала почти физически. К тому моменту, когда он поднял глаза к ее лицу, Стефани уже не хватало воздуха, а сердце колотилось быстро и яростно.

— Ты прекрасна, — задыхаясь проговорил Мартин. — Удивительна.

Стефани хотелось отрицательно замотать головой, но она не могла двигаться. Мартин провел пальцем сначала вокруг одной ее груди, затем другой. Снова его прикосновения были легки, едва ощутимы и все же пробудили в ней нестерпимое вожделение, от которого она не в силах была бы отмахнуться, даже если бы от этого зависела ее жизнь.

Она и представить не могла, что их любовный акт начнется именно так. Их прежние объятия были жаркими, неистовыми, но теперь, когда оба знали, что неизбежное вот-вот случится, время словно замедлило свой ход, почти остановилось. Их снедало желание — Стефани знала это, — но теперь они растягивали каждое мгновение. Словно сквозь туман Стефани поняла почему. Ей хотелось открывать его, как неизведанную землю — медленно, не пропуская ничего. Он тоже не хотел спешить.

Она провела руками по его груди, затем прижала ладони к твердым мускулам. Кожа Мартина, казалось, горела под ее прикосновениями. Она приблизила лицо и, убрав руки, стала касаться этих мест губами, целуя его грудь, плечи, шею. От Мартина пахло свежестью и мылом, и Стефани хотелось слиться с ним так, чтобы стало непонятно, где начинается он и где кончается она.

Мартин, принявший на ладони вес ее грудей, застонал. Слышит ли он, как тяжело она дышит? Чувствует ли, как быстро бьется ее сердце? Наверное, думала она, но ей было все равно. Ей безразлично было все, кроме стремления слиться с ним.

Он проговорил ей в губы:

— Хочешь, войдем в дом?

— Я… У меня есть жалюзи, — выдавила она с трудом. — Я повесила их после того, как ты показал через озеро мой дом.

— Опусти их, — попросил Мартин.

Она с огромным нежеланием оторвалась от него и протянула руку к шнуру, висящему на стене у них за спиной. Потянув его, она позволила планкам с постукиванием упасть вниз. Их обволокло интимной темнотой, еще более густой, чем прежде. Стефани с улыбкой заняла прежнюю позицию.

Мартин улыбнулся в ответ, но выражение его лица тут же изменилось — все остальные чувства словно смело жадное нетерпение. Встав вместе со Стефани, он притянул ее к себе и стал целовать. Его язык проникал глубоко внутрь, а пальцы нащупали пояс ее шортов. Стефани помогла ему. Скрежету ее молнии, хорошо слышному в полной тишине, через секунду уже вторил скрежет молнии на джинсах Мартина. Извиваясь, оба избавились от одежды, не разрывая поцелуя. Желание Стефани возросло до неведомых прежде пределов. В темноте они крепко прижимались друг к другу, их тела соприкасались по всей длине.

Ее руки жадно гладили его спину, сжимали ягодицы. И к чему бы Стефани ни прикасалась, всюду ее пальцы встречали только тугие мускулы и гладкую кожу… до тех пор, пока она не скользнула руками по его бедрам вперед.

Шрам был твердым и словно отполированным. Стефани нежно провела по нему пальцами.

— Тебе это мешает? — спросил Мартин, переместив губы от ее рта к шее.

— Что ты, конечно нет, — прошептала она. Он прижал ее еще крепче и, нежно прикусив зубами мочку уха, вызвал в ней неистовый всплеск желания. Стефани застонала и коснулась его напрягшейся плоти. Мартин глубоко втянул в себя воздух и удержал его в легких, когда Стефани начала нежно водить руками вверх и вниз.

— Не рассчитывай, что удастся делать это слишком долго, — хрипло выдохнул он.

— Не буду, — еле слышно произнесла Стефани и задохнулась, когда рука Мартина, скользнувшая по ее ноге, нашла единственно верное место между бедрами. — Я… я обещаю.

— Хорошо, — сказал он. — Очень хорошо. Стефани так и не поняла, относилось ли это к ее прикосновениям или к прикосновениям Мартина, да это было и не важно. Она полностью отдалась на волю его искусных пальцев. Мартин, казалось, точно знал, чего она хочет, в чем нуждается, и с восхитительным мастерством довел ее до потрясающего оргазма. Тяжело дыша, она припала к нему. Приподняв ее так, словно она ничего не весила, Мартин вместе с ней опустился на качели и оттолкнулся от пола. Качели мягко качались, веревки тихонько поскрипывали, ночной ветерок проникал сквозь планки жалюзи, когда Мартин посадил Стефани на себя.

Секунду спустя он проник в нее, и Стефани уголком сознания успела отметить, что, даже если сейчас наступит конец света, она не обратит на это внимания. Ничего на свете не существовало. Был один только Мартин.

Он стиснул ее плечи и откинул голову назад, на спинку скамейки, мускулы и жилы на его шее напряглись. После нескольких томительно-ритмичных движений Мартин выкрикнул ее имя и почти сразу же услышал собственное из уст Стефани.

Глава 9

Когда на следующее утро зазвонил телефон, они лежали в постели Стефани. На какое-то мгновение она подумала, что скажет, если на другом конце провода окажется ее мать, а затем заглянула в глаза Мартина, смотрящие на нее из-под тяжелых полуопущенных век.

За последние двенадцать часов они трижды занимались любовью, и ее ничуть не волновало, кто об этом может узнать. Они с Мартином могли бы кувыркаться хоть на лужайке перед зданием местного суда, и это ничего не значило бы для нее. Он был самым невероятным мужчиной из всех, кого ей приходилось встречать, и лучшим любовником из всех бывших у нее. Между взрывами необузданной страсти они говорили обо всем, что только можно представить, включая развод Мартина и его причины, а также ее несостоявшуюся помолвку с Родом.

На четвертом звонке Стефани дотянулась до телефона и сняла трубку.

Хрипловатый голос Дженетт ответил на ее «алло». Начальница обошлась без предисловий.

— Ты в порядке?

Стефани медленно села в постели. Ее тело ныло, но это скорее было связано с мужчиной, лежащим рядом, чем с автомобильной аварией.

— Со мной все хорошо, — сказала она. — Откуда ты узнала?

— Мне сообщил Фрэнк. Пришлось позвонить ему утром, когда я пришла на станцию. Тон и слова Дженетт сразу насторожили ее.

— Что ты имеешь в виду, говоря «пришлось позвонить»? Что-то случилось?

— У нас проблема.

— Какая?

— Помнишь коробку, полученную тобою вчера? С шоколадом?

Стефани машинально посмотрела на свою сумочку. Вчера она не успела съесть плитку, которую захватила с собой. Авария — и Мартин — заставили ее забыть обо всем, в том числе и о любимом горьком шоколаде.

— Да, конечно, — сказала она. — Я взяла одну с собой, но…

— О Боже! Надеюсь, ты не съела ее?!

— Нет… — медленно, с упавшим сердцем произнесла Стефани. — А в чем дело?

— Слава Богу… Колин нашел Гарри и Дика сегодня утром в туалете. Их рвало, как объевшихся щенков. Утром они пришли раньше всех и, по-видимому, съели всю коробку… Ты знаешь, как они бессовестны и падки на сладкое! — Она глубоко вздохнула. — Это не пошло им на пользу.

— О черт!.. Они поправятся?

Дженетт еще не успела ответить, а Мартин уже сидел. Сонное выражение мгновенно исчезло с его лица. Он выглядел собранным и готовым к действиям. Перемена была почти пугающей. Когда он придвинулся к ней, Стефани прикрыла трубку ладонью и в двух словах объяснила, в чем дело.

После короткой паузы Дженетт снова заговорила:

— Скажем так… Они выживут, но пройдет еще немало времени, прежде чем любой из них снова захочет попробовать шоколада. Не хочу вдаваться в детали, но меня радует, что нашел их Колин, а не я; наверное, придется прибавить ему жалованье.

Стефани помимо воли начала смеяться, но веселье тут же испарилось.

— Их нашел Колин?

— Ну да.

В голове у Стефани зазвучал тревожный звоночек, и ей пришлось дважды моргнуть, чтобы остановить завращавшуюся вдруг комнату.

— Колин… принес мне эту коробку, положил на стол и сказал, что кто-то оставил ее на стойке регистратора у входа. Он пояснил, что находился рядом, выполняя какое-то поручение Анджелы.

На другом конце провода воцарилось мертвое молчание. Наконец Дженетт медленно произнесла:

— Думаю, тебе лучше приехать сюда, Стефани. И захвати с собой оставшуюся плитку шоколада. Я позвоню Фрэнку и попрошу тоже приехать.

Запах легких духов Стефани наполнял салон джипа, когда Мартин въезжал в город. Он не замечал его раньше, но теперь этот аромат запечатлелся в его памяти. Он вдыхал его, прикасаясь губами к ее коже, зарываясь лицом в ее волосы, и он никогда не забудет, как пах ее затылок.

После минувшей ночи он будет помнить многое.

Ему казалось, что по их предыдущим объятиям он выяснил степень ее страстности, но прошлая ночь доказала, что он ошибался. Стефани хотела его точно так же, как он хотел ее, и ни в чем ему не уступала. Это было для него внове, как он понимал сейчас, и от этого становилось радостно на душе. Памела всегда вела себя так, словно оказывала ему большую услугу, занимаясь любовью с ним.

Мартин бросил взгляд на соседнее сиденье, и необъяснимое чувство охватило его. К Стефани он испытывал то, чего никогда не испытывал к Памеле, — но женат-то он был на Памеле! Что бы это значило? Он боялся задумываться над этим вопросом, но рано или поздно сделать это придется, разве не так? Ему предстоит преодолеть и уйму других трудностей, особенно учитывая одну из главных жизненных целей Стефани — удрать из родного города. Он приехал в Стонвилл для того, чтобы залечь на дно, восстановить силы, а не для того, чтобы влюбиться…

Голос Стефани прервал его мысли.

— Выглядит не так ужасно, как думаешь? — Она рассматривала в зеркало заднего обзора маленький шрамик над бровью, легко касаясь его пальцами.

— Ты выглядишь потрясающе, — хрипловато ответил Мартин. — Ты всегда выглядишь потрясающе.

Она наклонилась к нему и похлопала по руке.

— Верный ответ, милый.

Мартин смерил ее быстрым взглядом.

— Ты прекрасна, Стефани… Внутри и снаружи.

Она улыбнулась той загадочной довольной улыбкой, которая иногда появляется на лицах женщин.

— К тому же тебе ужасно везет, — добавил он, стискивая руль руками. — Пока. Самое время Фрэнку разобраться с этой историей и выяснить, что происходит. Так не может больше продолжаться.

— Ну, Мартин…

— Никаких «ну, Мартин». Мы должны остановить мерзавца, который устроил охоту на тебя. — Он помолчал немного. — Ты могла пострадать вчера вечером, и кто знает, что там было подмешано в шоколад?

— Есть хороший способ разрешить ситуацию одним махом.

— Какой же?

Мартин почувствовал, что Стефани смотрит на него, и повернул к ней голову.

— Вскоре может поступить предложение от Аш-ди-ви-эс из Чаттануги. Они попросили у нас пленки и заинтересовались передачей. Возможно, это выход для меня. — Она мягко добавила:

— Если я уеду, моя жизнь, возможно, вернется в нормальное русло.

Хотя Мартин только что сам обдумывал подобный вариант, его реакция на слова Стефани оказалась совершенно неожиданной. Однажды в детстве — ему было лет двенадцать-тринадцать — во время игры в регби он упал животом на мяч и трое или четверо ровесников взгромоздились сверху. Сейчас ощущение было такое же — словно из его легких разом выдавили весь воздух. Однако он все же умудрился заговорить.

— Скорее всего так и будет, — невыразительным голосом сказал Мартин. — Но тот, кто строит против тебя козни, нарушает закон. Его нужно остановить и прекратить все это — так или иначе.

— Но если я уеду…

— Не имеет значения. Есть какой-то идиот, которому доставляет удовольствие вредить людям. — Он помолчал, а затем покачал головой, словно в ответ на свои мысли, — Ты никогда не воспринимала этого всерьез, Стефани. Ты только повторяешь, что это Стонвилл и подобные вещи здесь немыслимы. — Мартин бросил на нее взгляд. — Насколько же должна ухудшиться ситуация, чтобы ты начала адекватно оценивать ее?

Стефани не ответила, и остаток пути они провели в неловком молчании.

Фрэнк встретил их у здания радиостанции. Стефани поздоровалась с ним и прошла внутрь все с тем же отрешенным видом, который появился у нее под конец поездки. Мартин попытался что-то объяснить Фрэнку, но шериф нетерпеливо тряхнул головой.

— Брось, Мартин, давай смотреть на вещи трезво. Ситуация не очень приятная, но я не думаю, что Стефани грозит серьезная опасность.

Мартин взорвался:

— Что, черт возьми, ты говоришь? Ей бросили камень в окно, изрезали шины, подсунули отравленный шоколад. Ее столкнули с дороги. И ты не считаешь это серьезным?!

Фрэнк бросил на друга загадочный взгляд.

— Мартин… та машина никак не могла столкнуться с машиной Стефани. Я собственными глазами видел тормозной след. Стефани запаниковала — вот почему она слетела с дороги. Если бы водитель действительно хотел причинить ей вред, он поджидал бы ее где-нибудь за углом. И она оказалась бы на кладбище, а не на кукурузном поле Стэна. Ее опять хотели попугать, не более того. — Он покачал головой. — И шоколад не был отравлен.

— Что ты хочешь сказать? Фрэнк усмехнулся.

— В него просто впрыснули сильное слабительное. Вряд ли от этого умирают.

Мартин недоверчиво посмотрел на друга.

— Слабительное?!

— Именно.

Мужчины, сколько могли, сдерживали смех, но в результате все равно рассмеялись. Когда они наконец взяли себя в руки, Фрэнк вытер глаза и снова заговорил:

— Послушай, я знаю, что ты тревожишься за Стефани, и я тебя понимаю, но я все держу под контролем.

— Что-то я не заметил.

Фрэнк бросил на него смиренный взгляд.

— Джонни проезжает мимо дома Стефани трижды за ночь. А днем я каждый час звоню на радиостанцию Дженетт. Я присматриваю за ней, поверь, Мартин. Но это не Мемфис. Кто-то просто хочет сделать так, чтобы Стефани жизнь медом не казалась. Никто не собирается ее убивать. — Фрэнк похлопал друга по плечу. — Позволь мне спокойно делать мою работу. Ты ведь теперь не у дел, помнишь?

— Это правда, что можно ослепнуть, если… Ну, вы понимаете…

Голосок был юный и тонкий, но исполненный тревоги. Стефани, к сожалению, слушала вполуха, по-прежнему думая только о Мартине и о том, что с ними случилось. Стефани понимала: он решил, что она вышла из себя из-за его слов, но ее молчание в машине объяснялось вовсе не этим. Она была напугана происходящим между ними. Что же ей теперь делать? С чувством к Мартину было почти невозможно бороться, но ведь ее всегдашней мечтой было покинуть Стонвилл.

Почему сейчас? — звенело в ее голове. Почему сейчас?

Не слыша ответа Стефани, мальчишка повысил голос, в нем появились нотки отчаяния.

— Вы ведь понимаете, о чем я говорю, правда? Если гладишь щенка? Душишь своего цыпленка? Шлепаешь свою обезьянку?

Лихорадочная жестикуляция Саманты за стеклом кабины наконец привлекла внимание Стефани. В ужасе она быстро приблизила к губам микрофон.

— Вы мучите животных, чтобы достичь сексуального удовлетворения?

— У-у-у… Вы что-о? Я говорю о мастурбации, ясно?

У Стефани в мозгу что-то щелкнуло.

— А… О да, я поняла. Теперь поняла.

— Ну и? — Затянувшаяся пауза неумолимо пожирала эфирное время. — Я ослепну?

— Нет, вы не ослепнете, если будете заниматься мастурбацией. Это выдумки.

— Ну наконец-то! Спасибо.

Стефани включила пленку и заговорила под звуки музыки.

— А теперь послушаем сообщение наших друзей из продуктовой компании. Помните: в магазинах сети «Пять звезд» есть корм для любых животных — щенков, цыплят, обезьянок… — Началась реклама, и Стефани откинулась на спинку кресла. С ее губ сорвалась молитва:

— О, пожалуйста, Господи, сделай так, чтобы никто с Аш-ди-ви-эс не включал сегодня радио! Пожалуйста, Господи…

Солнце огромным оранжевым шаром скатывалось за дубовую рощу на другой стороне улицы, когда Стефани вышла из здания радиостанции и увидела Мартина. Ее сердце на мгновение остановилось, затем понеслось в бешеном галопе. Приближаясь к нему, она почти физически ощущала пристальный взгляд Мартина. Синие глаза словно гипнотизировали ее, и Стефани поняла, что не успеет еще закончиться вечер, как они снова окажутся вдвоем в постели.

На нем были обычные джинсы и белая рубашка-поло, и теперь, когда она уже знала тело, скрывающееся под этой одеждой, он казался ей еще более неотразимым, чем при первой встрече. Стефани оторвала взгляд от Мартина и заглянула в кузов джипа. В нем стояло около полудюжины пакетов с провизией. Она заметила пару упаковок бифштексов, торчащую из сумки салатную зелень. Когда Мapтин заговорил, Стефани опять перевела взгляд на него.

— Как ты отнесешься к тому, чтобы поехать в рыбачий домик и заняться кулинарией?

При звуках знакомого чувственного голоса Стефани поняла, что утреннее недоразумение забыто.

— Я не умею готовить, — призналась она. — Ты бы умер с голоду, если бы полагался на меня в вопросах кухни.

Мартин усмехнулся, и взгляд этих ярко-синих глаз мгновенно пробудил в ней желание.

— Я говорю о кулинарии иного рода… Она преодолела два шага, разделявшие их, и просунула руку ему под локоть, бессовестно строя глазки и совершенно забыв о причинах, по которым ей нужно бежать от Мартина сломя голову.

— В таком случае, — заявила она, — я в полном твоем распоряжении.

Двадцать минут спустя они затормозили перед лачугой Фрэнка. Мартин внес продукты и поставил их на кухонную стойку — но этим все и ограничилось. Он протянул руки к Стефани, и она с готовностью упала ему в объятия, чувствуя, как колотится ее сердце, и раздувающимися ноздрями жадно вдыхая такой знакомый теперь запах Мартина.

Он нежно обхватил ладонями ее голову и заставил посмотреть ему в глаза.

— Я мечтал об этом целый день, — сказал Мартин. — С той минуты, когда высадил тебя утром у радиостанции, и до этого самого мгновения. Что ты со мной делаешь, Стефани Митчелл?

— Я не собиралась ничего делать…

— Но сделала, не так ли? Стефани кивнула.

— Наверное… то же самое ты сделал со мной. Я не планировала того, что случилось.

Он стал жадно целовать ее. И Стефани потонула в ощущениях, доставляемых его губами, его языком, настойчивым и требовательным. Ее тело непроизвольно отвечало на эти прикосновения. Она не могла сказать «нет» этому мужчине.

Мартин наклонился и, подхватив Стефани на руки, понес из крохотной кухни в глубину дома. Стефани положила голову ему на грудь, обхватив руками шею. Ах, если бы так было всегда, подумала она.

Мартин осторожно усадил Стефани на край кровати и встал перед ней на колени, потянувшись к пуговицам на ее костюме. Медленно, одну за другой, он расстегнул их все, затем распахнул жакет и освободил ее от черного лифчика.

Как-то вдруг Стефани поняла, что на этот раз все будет иначе. Ее охватила дрожь предвкушения, когда она поняла почему. Лицо Мартина выражало такую целеустремленность, такое настоятельное, однако изо всех сил сдерживаемое желание, что Стефани даже немного испугалась. Она спросила себя, что будет, когда он даст себе волю.

Долго гадать ей не пришлось. Мартин рывком привлек ее к себе и зарылся лицом в ее груди, жадно целуя их. Затем его губы переместились к соскам, сначала к одному, потом к другому. Он оттягивал их, покусывал зубами, заставляя Стефани хотеть все большего и большего.

Когда она поняла, что уже не в силах выносить этого, Мартин вдруг резко отпрянул, одновременно сорвав с нее жакет, и куда-то отбросил его. Юбка последовала за жакетом, и Стефани вдруг обнаружила себя стоящей у кровати только в трусиках и в босоножках на высоких каблуках.

Через несколько мгновений Мартин тоже разделся. Стефани прижалась к нему всем телом, в то время как он гладил ее по спине со все растущим нетерпением. Затем его рука скользнула в трусики, и Стефани застонала, когда его пальцы нашли горячую влажную плоть и стали ласкать ее.

Стефани вдруг обмякла, и Мартин отпустил ее. Она заскользила вниз по его телу, проводя руками по широким плечам, мускулистой груди, плоскому животу. Опустившись на колени, Стефани сжала в ладонях твердую восставшую плоть. Настала его очередь застонать. Несколько секунд спустя Мартин, задыхаясь, отстранил ее.

Они упали на кровать, и Стефани потянулась к Мартину, чтобы обнять, но тот покачал головой. Прижав ее руки к кровати, он стал целовать ее груди, живот, опускаясь все ниже и ниже, пока не нашел точку средоточия ее желания. Стефани вскрикнула…

Но вот Мартин остановился, подтянул Стефани к краю матраса и вошел в нее.

Она задохнулась и, неосознанно подняв ноги, обхватила ими талию Мартина, чтобы еще теснее слиться с ним. Ничего подобного она прежде не испытывала. Никогда еще не хотела так мужчину, не нуждалась в нем. Мартин вонзался в нее, их бедра ударялись друг о друга, движения становился все быстрее, горячее, глубже.

Стефани хотелось, чтобы это продолжалось бесконечно. Но когда темп ускорился до невозможного, она почувствовала, как внутри словно что-то взорвалось и сладкая судорога пробежала по телу. Мгновение спустя Мартин, содрогнувшись, простонал ее имя. Он упал, прижавшись щекой к ее влажной горячей шее.

Так они и застыли, словно олицетворение удовлетворенной страсти. Наконец Мартин приподнялся, опершись на руки, и посмотрел на Стефани блестящими глазами из-под тяжелых полуопущенных век.

Он заговорил медленно, почти неохотно — Стефани поняла это позднее. А в тот момент голова ее кружилась от его прикосновений, от ощущения его в своем теле, и она не распознала эмоций, звучащих в голосе Мартина. Она слышала только слова.

— Ты офигительная женщина, Стефани Митчелл.

Она ошеломленно уставилась на него, ее грудь судорожно вздымалась и опускалась.

— Ч-что? Что ты сказал?

Его усмешка была медленной, ленивой, и от нее у Стефани еще больше закружилась голова.

— Я сказал, что ты потрясающая. Мне так нравится, как ты выглядишь сейчас — с затуманенными глазами, с опухшими губами, со спутанными волосами! Мне так нравится, как ты пахнешь — сексом и влажными простынями… Мне нравятся даже красные босоножки, которые ты так и не успела снять. — Мартин склонился и нежно поцеловал ее, не отрывая пристального взгляда от глаз Стефани. — Мне кажется, я влюбился в тебя, — мягко добавил он. — Что, черт возьми, мы будем со всем этим делать?

Глава 10

Мартин никогда раньше не видел радиостанцию изнутри, поэтому, когда Фрэнк позвонил ему и попросил о помощи, с готовностью согласился встретиться там с другом. В понедельник утром они вместе вошли в холл и, дружно поскрипывая ботинками, подошли к столу регистратора. Фрэнк уже объяснил, в чем заключается их задача. Шериф хотел расспросить Анджелу Браун о коробке шоколада и о Колине Уэйнрайте, передавшем ее Стефани. В Мемфисе, когда им случалось работать вместе, именно Мартин с ходу определял, лжет человек или говорит правду. Хотя с тех пор, как сказал Фрэнк, он усовершенствовал свои умения, однако еще одно мнение не повредит. Мартин был рад оказать услугу другу, но вместе с тем спрашивал себя, не пригласил ли его Фрэнк только для того, чтобы успокоить. Ведь Мартин ясно дал ему понять, что с нетерпением ждет хоть каких-нибудь результатов расследования происшествий со Стефани.

Анджела Браун уставилась на них поверх барьера, отделяющего ее стол от остального холла. На ней были наушники и темно-синее платье с белым воротником, который врезался в шею. Поверх белоснежных кружев свисало несколько цепочек.

— Я говорю вам правду, — заявила она в ответ на первый вопрос Фрэнка. — Этот шоколад лежал прямо здесь, на моем столе, когда я вернулась с ланча. Мы с Энн ходили в «Веселую буренку», чтобы съесть салат с цыпленком, а когда вошли, та золотистая коробка была здесь. — Она постучала ярко-красным ногтем по краю стола.

— А Колин находился здесь в это время?

— Нет, сэр, его не было. Он подошел минут через пять. Я позвонила ему и попросила взглянуть на мои наушники — в них что-то шумело. Когда он закончил, то предложил положить коробку и почту на стол Стефани. Это сэкономило бы мне время и силы, поэтому я только обрадовалась. — Анджела скрестила руки на груди, и цепочки зазвенели. — Я не имею никакого отношения к коробке. Я даже не прикасалась к ней!

Они задали еще несколько вопросов, но было очевидно, что женщина ничего не знает о шоколаде. Отойдя от барьера, Фрэнк посмотрел на Мартина.

— Я в полной растерянности. Главным подозреваемым для меня был Колин, но он, кажется, абсолютно ни в чем не замешан.

— Даже в дорожном инциденте?

— Особенно в нем. Колин ездит на зеленом «форде», и он был здесь — заработался допоздна, — когда Стефани катила по кукурузному полю.

Прежде чем они успели заговорить снова, холл наполнил низкий, чувственный голос Стефани, и Мартин понял, что началась ее передача. Анджела вскинула руку и выключила звук. Заметив, что на нее смотрят, она воинственно произнесла:

— Я не слушаю похабщину! — И презрительно фыркнула.

Мартин взглянул на Фрэнка, в ответ шериф легонько кивнул. Он тоже отметил для себя это слово.

— Давай пройдем внутрь, — спокойно сказал он. — Мне нужно еще повидаться с Дженетт.

Они двинулись по длинному узкому коридору.

— Вот ее кабинет, — бросил Фрэнк через плечо, показывая на дверь. — Можешь зайти со мной, а можешь подождать здесь.

Мартин не услышал его, потому что отстал и остановился. В коридоре было внутреннее окно, через которое посетители могли наблюдать, как ведут свои передачи дикторы. Стефани не видела его, а вот Мартин мог рассмотреть ее во всех подробностях.

Ее лицо выглядело оживленным, щеки раскраснелись, наушники казались непомерно большими на аккуратной красивой головке. Она принимала первый звонок, и в карих глазах светился неподдельный интерес. Мартин был не властен подавить всплеск чувств, вызванный звучанием ее голоса через усилитель. Было сразу видно, насколько она любит свою работу.

— Прошу вас, слушатель. Какой вопрос волнует вас сегодня утром?

— Ну… он не совсем о сексе. Это ничего?

— Все в порядке, — успокоила его Стефани. — Сегодня у нас свободная тема. Подойдет любой…

— Вообще-то, он касается и секса тоже… Я встречаюсь со своим другом почти три месяца, и у нас бурная сексуальная жизнь, но… Ну, мне кажется, я люблю его, но я не до конца в этом уверена. Как это можно определить? Как отличить любовь от простого сексуального влечения?

Стефани на мгновение прикусила нижнюю губу, а затем приблизила к себе микрофон.

— Вы задали трудный вопрос. Он настолько личный… Думаю, только вам по силам на него ответить.

— Но не могли бы вы хотя бы намекнуть? — В голосе женщины звучала мольба, даже с оттенком отчаяния. — Он хочет переехать ко мне, а я даже не знаю…

— И это само по себе уже о чем-то говорит.

— Что вы имеете в виду?

— Если вы не знаете — значит, не уверены в себе. Любовь разит наповал. А если вы задумываетесь о своем отношении к вашему избраннику, то, может быть, это и не любовь.

— Но что, если я ошибаюсь? Что, если он тот, единственный, а я позволю ему уйти?

Эти вопросы, казалось, смутили Стефани, но она быстро взяла себя в руки и ответила почти без запинки. Если бы Мартин не видел ее, он бы и понятия не имел о крошечной паузе.

— Если он единственный, то вы это знаете. Где-то глубоко внутри. — Она прикрыла глаза. — Вы не способны думать ни о ком, кроме него. Когда вы врозь, то всей душой стремитесь к нему, а когда вместе, то весь остальной мир для вас перестает существовать. Все внутри вас напряжено, и ничто не имеет значения, кроме его прикосновений, его улыбки… его голоса. Вы это знаете, поверьте. Вы знаете.

Стефани открыла глаза. И в этот момент увидела Мартина. Их разделяли два слоя стекла и пятнадцать футов пространства, но Мартину казалось, что она рядом, касается его. Он вдруг почувствовал аромат ее духов, вкус кожи, шелковистость волос.

И он понял, что Стефани говорила о нем.

Не задумываясь, он распахнул дверь. Блондинка, оказавшаяся в комнате, бросила на него испуганный взгляд, но он прошагал мимо, прямо к звуконепроницаемой кабине. За мгновение до того, как он заключил ее в объятия, Стефани успела нажать красную кнопку, и зазвучала реклама.

— Сеть магазинов «Пять звезд» предлагает вам широкий выбор товаров для пикника…

Однако они этого не слышали. Стиснув ее в объятиях, Мартин целовал Стефани. Его чувство достигло такой силы, что отрицать его было уже невозможно.

Мартин ждал в коридоре, пока Стефани закончит передачу. Она не осознавала, что отвечает на вопросы слушателей, в том числе и того мужчины, которого волновало, возможна ли передозировка стимулирующего потенцию средства. Он собирался отправиться в свадебное путешествие и хотел быть в форме.

Единственное, что она понимала, — это то, что любит Мартина и что он испытывает к ней те же чувства. Они сказали это друг другу сразу после поцелуя и после того, как «Пять звезд» закончили рекламировать свои продукты для пикника. Они сказали это друг другу, а также всему Стонвиллу. Несмотря на отчаянную жестикуляцию Саманты, они так и не заметили горящую красным табличку «Прямой эфир». Впрочем, Стефани это не волновало. То, что она поведала слушательнице, было правдой. Она любит Мартина — только теперь нужно решить, что ей с этим делать.

Выходя в коридор, Стефани продолжала улыбаться.

— Я только захвачу сумочку, и поедем, — сказала она, подозревая, что выражение ее лица при этом было глуповатым.

Мартин улыбнулся в ответ.

— Я подожду здесь.

Она вошла в свой кабинет и схватила сумочку, но, направляясь к двери, услышала, как зазвонил телефон. Это была Дженетт.

— Зайди ко мне.

Ей не оставалось ничего другого, как повиноваться.

— Начальница хочет меня видеть. Наверное, существует какой-то неизвестный мне закон, запрещающий объясняться в любви в эфире. Ты можешь еще немного подождать? — спросила она Мартина.

Он наклонился и посмотрел на нее так, что у Стефани ослабели колени. Взгляд синих глаз проникал, казалось, ей в душу.

— У меня вся жизнь впереди. Я буду здесь. Держа руки Стефани в своих, он страстно поцеловал ее. Когда спустя бесконечно сладостное мгновение он отстранился, Стефани пришлось минутку постоять на месте, чтобы вернуть утраченное душевное равновесие. Она чувствовала себя так, словно только что сошла с карусели на городской ярмарке.

— Я… я сейчас же вернусь.

Мартин кивнул, и Стефани медленно пошла по коридору, чувствуя спиной его горячий взгляд. Впрочем, она не только чувствовала, она знала, поскольку раза два останавливалась, чтобы посмотреть на него через плечо.

Дверь кабинета Дженетт открылась, как только Стефани подошла к ней. На пороге стоял ухмыляющийся Фрэнк.

— Хорошее окончание для передачи, — поддразнил он. — Я и не знал, что ты так печешься о своих слушателях.

— Я их всех очень люблю, — весело проговорила Стефани и, обернувшись еще раз, послала Мартину воздушный поцелуй, а затем вошла в кабинет Дженетт.

Мы любим друг друга, вне себя от счастья думала она. Ничто больше не имеет значения. Передачу, возможно, никуда не возьмут, а если и возьмут — что ж, они решат эту проблему, когда столкнутся с ней. Мартин любит ее! Только это и важно.

— Только что звонили с Аш-ди-ви-эс, — зазвенел взволнованный голос Дженетт, едва Стефани переступила порог. — Они покупают передачу!

Сердце у Стефани остановилось. Она слышала, что оно перестало биться.

— Ты шутишь?

— Черт, нет! Я не шучу, и они тоже. Они хотят, чтобы ты была в Чаттануге уже к концу следующей недели. — Глаза Дженетт за стеклами очков сияли. — Это одно из условий сделки. Ты должна переехать туда, иначе они не купят права. — Улыбаясь, она подошла к Стефани и протянула руку. — Мои поздравления. Ты получила то, ради чего трудилась все эти годы.

Мартин понял, что что-то случилось, как только Стефани вышла из кабинета начальницы. На ее побелевшем лице отчетливо читалось потрясение. Он поспешил ей навстречу и подхватил под руку.

— Что произошло?

Она подняла на него взгляд. Карие глаза смотрели ошеломленно и растерянно.

— Передача… — запинаясь пробормотала она. — Права на нее… покупает Аш-ди-ви-эс из Чаттануги.

— Но ведь это… потрясающе. Верно?

— Они хотят, чтобы я переехала туда, — сказала Стефани. — Чтобы жила там, в Чаттануге.

— Ну… чудесно. — У Мартина так сжалось горло, что он с большим трудом мог выталкивать слова. Но ему наконец удалось справиться с голосом и даже добавить в него некоторую толику энтузиазма. — Разве не этого ты всегда хотела?

Стефани заморгала от неожиданности при этих задушевных интонациях.

— Д-да. Я этого хотела.

— Пойдем отпразднуем это событие. Я отвезу тебя домой, ты переоденешься, а потом поедем в Хантсвилл. Съедим по бифштексу.

Она медленно кивнула.

— Звучит привлекательно.

Когда они выходили на улицу, Мартин обнял ее за плечи. Солнце палило нещадно. Но Мартин едва замечал жару. В его груди словно образовалась ледяная глыба. Конечно, у них был неплохой роман, конечно, им было хорошо вдвоем, но он с самого начала знал, что это ненадолго, и именно этого они оба хотели. Мартин говорил себе, что ее отъезд — это то, что нужно. Он положит естественный конец их отношениям, которые в противном случае могли бы закончиться горьким и болезненным разрывом.

Они подошли к машине Стефани, и она, ни слова не говоря, протянула ему ключи. За время поездки они нарушили молчание только однажды — когда мимо с воем пронеслась машина стонвиллской добровольной пожарной дружины.

— У кого-то проблемы, — пробормотал себе под нос Мартин.

Стефани посмотрела вслед удаляющимся красным мигалкам.

— Похоже на то.

Через минуту они уже знали, у кого проблемы.

Глава 11

Стефани увидела языки пламени, как только они свернули на подъездную дорожку к ее дому. Они взмывали выше ветвей каштана, росшего во дворе, и, казалось, уже лизали крышу.

— О Боже! Это же мой дом! Горит мой дом!

— Спокойнее, детка! Только спокойнее! — Мартин обогнул скопление машин и грузовиков. — Может быть, все не так плохо, как выглядит. Похоже на то, что горит только дерево…

Мартин остановил джип, и Стефани, не слушая дальнейших увещеваний, тут же выпрыгнула из него и бросилась к лужайке перед домом, на которой стояла группа людей. В центре возвышался раздающий указания Чед Винсент, президент правления городского банка и шеф крохотной местной пожарной дружины. Стефани протиснулась к нему.

— Чед! Чед! Боже мой, что случилось?

— Кто-то проезжал мимо, увидел огонь и позвонил нам. Все под контролем, Стефани. Мы справимся с этим за несколько минут.

— Отчего начался пожар?

— Этого мы пока не знаем.

— Мой дом… — простонала она. Чед похлопал ее по руке и успокаивающе произнес:

— Все не так плохо, Стефани. Правда. Мне кажется, загорелось что-то под деревом. А до крыши огонь добрался только потому, что ветви нависают над ней. Сам дом вряд ли пострадал. А вот некоторые ветки у каштана, наверное, придется отпилить.

— Просто не верится, — тряхнув головой, сказала она, когда подошел Мартин. — Как это могло случиться? Ничего не понимаю…

Кто-то из добровольных помощников Чеда что-то передал ему. Это оказалась жестяная банка дюймов восьми в высоту и дюймов пяти в диаметре. Этикетка обгорела.

— Стефани, это твое? — спросил он. Она уставилась на банку.

— Не знаю. Что это?

Мартин наклонился, чтобы получше ее рассмотреть, затем выпрямился с озадаченным выражением на лице.

— Ты ведь ничего не выбрасывала под каштан вчера вечером?

— Конечно нет.

Чед покачал головой.

— Как бы то ни было, именно с этой банки и начался пожар. Вы не держите во дворе легковоспламеняющихся веществ? Краски? Керосина? Бензина для газонокосилки?

Стефани, зачарованно смотревшая на банку, оторвала от нее взгляд и подняла глаза на Чеда.

— Нет-нет. Я даже понятия не имею, что это могло быть. Я не держу ни в доме, ни рядом ничего огнеопасного. Я очень осторожна с такими вещами.

— В общем, эта банка сыграла роль искры, от которой и начался пожар. — Чед перевел взгляд со Стефани на Мартина и обратно. — И это подсказывает нам нечто очень важное: пожар не случайность, Стефани. Кто-то преднамеренно учинил его.

Сон не приходил, и измученная Стефани в четыре часа утра наконец встала с постели и вышла посидеть на террасе. В воздухе по-прежнему стоял сильный запах гари, хотя огонь потушили много часов назад. Попивая кофе, она рассеянно думала обо всем, что приходило в голову. Кто может так ненавидеть ее передачу, чтобы попытаться поджечь дом? Что ей делать с предложением, поступившим из Чаттануги?

Сможет ли она вот так просто оставить Мартина и уехать?

Ее мысли хромали и спотыкались, и чем больше усилий она прикладывала, для того чтобы упорядочить их, тем сильнее они запутывались. Вот почему она попросила Мартина уехать домой вчера вечером. Ей нужно было побыть одной, чтобы все как следует обдумать.

Из-за крыши дома успело выползти солнце и разбросать по поверхности озера золотистые блики, пока Стефани размышляла над своими проблемами. Если она уедет, перед ней откроются головокружительные перспективы. Если она уедет, сбудется ее давняя мечта — вырваться из Стонвилла. Если она уедет, ее карьера наконец может пойти в гору.

Но если она уедет, то никогда больше не увидит Мартина.

Еще ни разу Стефани не приходилось сталкиваться с подобной дилеммой. Даже когда она вернулась в Стонвилл после колледжа, ей были ясны стоящие перед ней задачи, и поэтому все было много проще. А сейчас Стефани словно разрывалась надвое: одна ее часть хотела остаться, а другая по-прежнему стремилась уехать… Нет-нет, быстро поправила она себя. Вся целиком она хотела остаться — и вся целиком хотела уехать. Ей нужен был Мартин и нужна была новая работа — только в этом случае в душе ее воцарится спокойствие.

Ей нужно было все!

Озеро превратилось в жидкое золото, когда солнце поднялось еще выше. Где-то позади, на крыше или в ветвях почерневшего каштана, закричал пересмешник. Его громкий призыв разнесся далеко в тишине раннего утра. Стефани сидела не шевелясь и слушала, как бьется ее сердце, но ответ на вопросы так и не приходил. Встав, она направилась в дом, чтобы переодеться и поехать на работу.

Мартин встал рано. Его обычная утренняя пробежка растянулась с четырех миль до восьми — ноги сначала топтали гравий подъездной дорожки, затем шлепали по асфальту шоссе, которое вело в город. Он изо всех сил заставлял себя думать о чем-нибудь другом, а не о Стефани, и первой темой, пришедшей на ум, был пожар. У них с Фрэнком состоялся длинный телефонный разговор вчера вечером. И шериф дал ему прослушать пленку, на которой были записаны все звонки диспетчеру пожарной службы. О пожаре сообщил явно расстроенный и испуганный голос… Возникло ощущение, что звонит не случайный свидетель, а, возможно, сам поджигатель, что случается нередко. Пламя вырвалось из-под контроля, языки достигли крыши — и поджигатель неожиданно для себя испугался.

Звонившей, кстати, была женщина.

Она старалась изменить голос, и отчасти ей это удалось. Фрэнк не знал, кто это может быть, но и он, и Мартин были согласны в одном — это не Анджела Браун. Регистратор говорила весьма своеобразно — частила и немного подвывала. А звонившая, напротив, по-южному тянула слова, хотя изо всех сил пыталась скрыть акцент.

Кое-какие подозрения одолевали Мартина уже давно, и неделю назад он поделился ими с Фрэнком. Друг заверил его, что он глубоко ошибается, но ради успокоения совести посетил упомянутую персону. Та, конечно, все отрицала, и шериф ей поверил.

Однако у Мартина такой уверенности не было.

Именно поэтому он попросил Чеда Винсента об одной услуге. Чед с сомнением посмотрел на него, когда Мартин изложил свою просьбу, но после объяснений с радостью пошел навстречу. Он дал Мартину банку, найденную во дворе Стефани, и через несколько дней у них уже были ответы на некоторые вопросы.

Мартин на бегу смахнул пот со лба и свернул на подъездную дорожку, ведущую к лачуге шерифа. Да, ответы на некоторые вопросы были, но не на тот единственный, который он хотел получить. Для этого ему нужно было поговорить со Стефани.

Она позвонила Мартину в пятницу и предложила вместе пообедать. После того дня, когда случился пожар и Дженетт сообщила Стефани о предложении из Чаттануги, они виделись лишь несколько раз мельком, и Стефани безумно скучала по нему. Но если она собиралась вскоре уехать, то было бы просто нечестно встречаться с ним. Однако подобное решение стоило ей множества мук. По ночам она беспокойно ворочалась в постели, протягивала руки, чтобы коснуться его, — хватала пустоту и просыпалась, понимая, что его здесь нет. Неужели ей придется провести остаток жизни, сожалея об утраченном?

Она успела трижды сменить одежду к тому моменту, когда увидела джип Мартина, появившийся в конце подъездной дорожки. Теперь на ней были холщовый сарафан и белые сандалии.

Когда Мартин подошел к террасе, глаза его потемнели при виде стоявшей в дверях Стефани. Он не сказал ни слова — просто потянулся к ней, и она бросилась ему в объятия. Он обхватил ее руками и крепко прижал к себе. Она опустила голову ему на грудь. В отличие от ее собственного неистово колотившегося, сердце Мартина билось спокойно и ровно.

Наконец Стефани посмотрела на него и попыталась заговорить, но Мартин остановил ее поцелуем. Его губы были такими же настойчивыми и требовательными, как всегда, и Стефани целиком отдалась своим ощущениям, бездумно потонув в них. Несколько мгновений спустя они отстранились друг от Друга.

— Я скучал по тебе, — тихо сказал Мартин.

— Я… я тоже скучала по тебе.

Он не стал ходить вокруг да около.

— Ты уезжаешь?

У Стефани стиснуло горло.

— Н-не могли бы мы поговорить об этом позже?

Немного помедлив, он нехотя кивнул и повел ее в дом. Они задержались в кухне, чтобы захватить по бутылке холодного пива, а потом вышли на заднюю террасу. Стефани уже приготовила угли для жарки бифштексов, и они уселись рядом с жаровней, вдыхая поднимающийся от нее ароматный дымок, напоминающий о несчастье, случившемся на прошлой неделе.

Фрэнк на днях звонил Стефани и сообщил, что Мартин разрабатывает одну из версий, касающихся пожара. Теперь она повернулась к нему, чтобы спросить у него самого. Казалось, легче говорить об этом, чем о том, что ей необходимо было обсудить с Мартином.

— Ты что-нибудь выяснил по поводу пожара?

Мартин откинулся на спинку стула, вытянув ноги, и отпил пива.

— Да, у меня есть кое-какие новости. Стефани, удивленная, нетерпеливо повернулась к нему.

— Расскажи.

— Я отвез ту банку в Чаттанугу и попросил ребят из лаборатории исследовать ее. Этикетка сгорела, но внутри обнаружились остатки содержимого, которых вполне хватило для анализа. — Синие глаза казались еще синее в вечерних сумерках. — В банке был кулинарный жир, Стефани.

Она остолбенело посмотрела на него, не веря собственным ушам.

— Кулинарный жир?! Ты имеешь в виду то, на чем готовят?

— Именно. Оказывается, с помощью топленого свиного жира можно развести нешуточный огонь.

— Бред какой-то! Кому могло прийти в голову совершить поджог при помощи кулинарного жира? Ну, растворитель для краски, бензин, еще что-нибудь — это я могу понять. Но кулинарный жир!

— Как насчет тех, кому не раз случалось бывать в кухне? Кому прекрасно известны качества используемых продуктов?

У Стефани в голове закружились мысли, но быстро остановились, и она изумленно посмотрела на Мартина.

— Ты смеешься надо мной? Мартин коротко кивнул.

— Эвелин Сюзан Арчер. Похоже, это она.

— Не может быть…

— С минуты на минуту Фрэнку должны стать известны результаты проверки отпечатков пальцев. Фрэнк вызвал свою тетку в участок, чтобы снять их, и теперь ребята в Чаттануге сравнивают отпечатки с теми, что обнаружены на записках.

Ошеломленная Стефани подалась вперед на своем стуле.

— Господи, сначала шоколад, теперь кулинарный жир… Наверное, ты прав, только я не пойму, зачем ей это?

— Можешь спросить у нее сама в понедельник, если отпечатки совпадут.

Мартин наклонился к ней, прежде чем Стефани успела снова заговорить, и взял ее руки в свои. Его голос теперь звучал совершенно иначе.

— Послушай, Стефани, я много думал о твоем отъезде и хочу сказать тебе, что, по-моему, ты поступишь правильно, если переедешь в Чаттанугу. Вряд ли у нас может быть общее будущее, и, когда все начиналось, мы оба понимали это. Я приехал сюда, устав и сдавшись, а твоя жизнь только начинается. Было бы ужасной глупостью, если бы ты отказалась от столь заманчивого предложения.

Стефани вдруг стало нечем дышать. Она смотрела на Мартина, ничего не говоря.

— Ты ведь всегда хотела уехать из Стонвилла, и теперь представилась такая потрясающая возможность. Господи, да если ты вдруг решишь отказаться, я сам погоню тебя туда пинками. Ведь Чаттануга для тебя всего лишь промежуточный этап, и ты знаешь это.

Стефани высвободила руки и встала, у нее по-настоящему болело сердце. До этого самого момента она не знала, какой ответ дать Дженетт. Она проигрывала в уме разные сценарии: остаться, уехать, остаться и каждый день ездить на работу в Чаттанугу. Она обдумывала дюжину вариантов, не представляла только одного: Мартина, уговаривающего ее уехать.

Он встал и приблизился к ней.

— Это твой шанс, Стефани. Ты должна воспользоваться им.

— А как же мы?

На его лице отразилась твердая решимость. Стефани не сразу поняла, что означает это выражение, поскольку прежде не видела его у Мартина.

— То, что случилось с нами, просто чудесно. Однако мы оба знали, что это не навсегда, ты не забыла?

— Но я…

Он прижал палец к губам Стефани. Прикосновение было теплым, чувственным, но Мартин всего лишь останавливал ее, так как догадывался, что она собирается сказать. Что она любит его. Что она не хочет уезжать от него. А он не желал слышать этих слов.

Стефани хотелось неистовствовать, плакать и кричать, но она не могла себе этого позволить, поскольку отлично понимала, что делает Мартин. Он выбирает самый легкий путь. Самый цивилизованный.

— Ты должна последовать за своей мечтой, Стефани. Если бы я сказал тебе, что хочу, чтобы ты осталась в Стонвилле, со мной, рано или поздно ты начала бы жалеть об упущенной возможности. Обида, поселившаяся в твоей душе, изменила бы наши чувства, и добро обернулось бы злом.

— Не уверена, что согласна с тобой. Он приподнял ее подбородок и заставил посмотреть себе в глаза.

— На этот раз у тебя нет выбора, милая. Ты уедешь отсюда — и тебе будет сопутствовать удача. Вот и все, что можно сказать.

Глава 12

Вскоре после этого разговора Мартин уехал, а Стефани всю ночь провела в слезах. Она совсем не была уверена в правильности своего решения, но ей больше ничего не оставалось делать. Мартин был непреклонен, и в глубине души она понимала, что он прав, по крайней мере отчасти. Она могла со временем пожалеть о том, что потеряла блестящую возможность сделать карьеру. Но одна мысль не давала ей покоя: а не будет ли она жалеть намного больше, если потеряет Мартина?

Входя в понедельник утром в кабинет Дженетт, Стефани выглядела ужасно.

— Я принимаю предложение Аш-ди-ви-эс, — быстро проговорила она, словно боясь передумать и сказать что-то совсем другое. — Позвони им и скажи, что я буду в пятницу. Я хочу сделать еще одну передачу здесь, а потом приеду.

На лице Дженетт не отразилось того восторга, на который могла бы рассчитывать Стефани. Напротив, начальница казалась очень подавленной и расстроенной.

— Ты уверена, Стефани?

— Почему все без конца меня об этом спрашивают? — выкрикнула она. — Конечно, уверена! Если бы я не была уверена, то не говорила бы этого. Я всегда все скрупулезно обдумываю. Это ведь я, Стефани-аналитик!

Дженетт молча смотрела на нее.

— Я уверена! — стояла на своем Стефани. — Я всегда хотела уехать из Стонвилла. Это позволит мне сделать карьеру. Так будет правильно.

— А как же Мартин?

— Что — Мартин?

— Ты обсудила это с ним?

— Да, и получила его благословение. — В голосе Стефани прозвучала горечь, удивившая ее саму.

— Вы порвали?

— Нам нечего было рвать. Судя по его словам, у наших отношений все равно нет будущего.

— Может, он просто хочет, чтобы ты уехала, не чувствуя себя виноватой? Стефани покачала головой.

— Мы говорили об этом, Дженетт. Он настаивает на том, чтобы я приняла предложение Аш-ди-ви-эс… и он прав. Мне действительно нужно уехать. Я хочу уехать. Мне давно уже тесно в Стонвилле!

— Ну что ж, хорошо. — Подойдя к своему столу, Дженетт водрузила на нос очки и начала что-то писать в блокноте. — Я позвоню на Аш-ди-ви-эс и сообщу им о твоем согласии. А потом дам об этом знать менеджеру Ай-ви-си в Нашвилле.

Стефани, устремившаяся было к двери, застыла на месте, затем повернулась.

— Ай-ви-си в Нашвилле? О чем ты хочешь дать им знать?

Дженетт продолжала писать.

— От них тоже поступило предложение. — Она наконец подняла взгляд. — Разве я об этом не говорила?

По непонятной причине пульс Стефани резко участился.

— Н-нет. Ты ни словом об этом не обмолвилась.

— О, прошу меня извинить. — Дженетт сняла очки и посмотрела вдаль. — На Ай-ви-си слышали твою последнюю передачу и пришли в полный восторг. Они позвонили в пятницу и выдвинули свое предложение.

Стефани немного подождала, но Дженетт молчала.

— Ну? И в чем заключается это предложение?

— О… да в основном ничего нового. Они хотят купить права на передачу. Сделать тебе там рекламу, расширить аудиторию. Все то же самое… за одним незначительным исключением.

— Каким?

— Они предлагают тебе вести ее здесь. На самом деле они даже настаивают на том, чтобы ты оставалась в Стонвилле. Они говорят, что вопросы слушателей будут совсем другими, если станут поступать от их найшвиллской аудитории… Не такими, как они выразились, «причудливыми».

Прошло десять секунд, затем еще десять. Стефани просто смотрела на женщину, стоящую у стола. Наконец она обрела дар речи.

— Они говорят, что я могу делать передачу… здесь?

Дженетт кивнула.

— Да, но я сказала, что ты в этом не заинтересована, что хочешь уехать из города…

Стефани удалось-таки отодрать ноги от ковра, к которому они приросли, и проковылять к столу. Она вцепилась в его край, чтобы не упасть.

— Перезвони им! — завопила она. — Перезвони им сейчас же! Я не хочу уезжать из Стон-вилла! Я хочу остаться здесь! Только этого я и хочу…

Дженетт усмехнулась, и Стефани вдруг поняла, что происходит. Положив очки на стол, начальница нажала кнопку на интеркоме и произнесла:

— Шеррил, ты держишь тот звонок, о котором я тебя просила?

— Да, он на третьей линии, — ответила секретарша. — Я предупредила, что это потребует некоторого времени, но парень настаивал, чтобы я его не отсоединяла. Сказал, что это очень важно и он подождет.

Дженетт взглянула на Стефани и улыбнулась.

— Тогда я сейчас поговорю с ним. Думаю, мы уже готовы.

Эвелин Сюзан Арчер, возвышающаяся над столом шерифа, свирепо взирала на мир. Отчасти ее взгляд был направлен на Фрэнка, но в основном предназначался сидящему рядом с ним Мартину. Сверкание светло-голубых глаз придавало еще большую убедительность читающейся в них угрозе.

— Она мне обещала, — сказала Эвелин Сюзан с протяжным южным акцентом, который стал еще заметнее. — Стефани говорила мне, что я стану звездой радиоэфира. Но когда я услышала тот мерзкий первый звонок… разве могла я остаться там, терпя подобное унижение?

Слово «унижение» в ее исполнении имело больше ударений, чем Мартин мог сосчитать.

— А вы не думали, что эту ситуацию можно было разрешить каким-нибудь другим способом? — примирительным тоном спросил Фрэнк.

— Например? — с негодованием выпалила Эвелин Сюзан. — Я не желаю выслушивать похабщину!

Ее губы искривились, и Мартин, присмотревшись к ним внимательнее, узнал оттенок помады. Такой же была написана часть приходивших Стефани ругательных записок.

— Что ж, Эвелин Сюзан, теперь я должен что-то предпринять в связи с этим. Не могу же я просто смотреть, как вы разгуливаете повсюду, бросая камни в окна, кромсая шины на чужих машинах и поджигая деревья во дворах честных налогоплательщиков. Я уж не говорю о шоколаде и автомобильной аварии.

— Я даже не ехала по ее полосе, — фыркнула она-. — Я вовремя вильнула в сторону. С какой стати мне портить мой новый «крайслер»! И я сама позвонила этим старым калошам из пожарной бригады сразу же после того, как подожгла банку с жиром.

— А шоколад?

Она улыбнулась и поправила причудливую копну на голове.

— Но я ведь здорово его накачала — никто даже не заметил! Если бы те два парня не были такими жадными, их бы не стошнило. Я вовсе не пыталась убить ее. Боже упаси! Просто хотела преподать ей урок — вот и все!

— Да, но то, что вы сделали, противозаконно. Я должен привлечь вас к суду — по меньшей мере за злостное хулиганство.

Светло-голубые глаза испуганно округлились.

— Меня посадят в тюрьму?

— Это будет зависеть от судьи.

— Но я не могу сесть в тюрьму. На следующей неделе я должна готовить для двух свадеб и крестин ребенка.

Фрэнк бросил взгляд на Мартина, едва удерживаясь от улыбки.

— Думаю, сначала нам нужно во всем разобраться, а потом…

Шериф смеясь покачал головой, когда женщина спустя несколько минут уехала, взметнув тучу пыли, почти скрывшую ее белый «крайслер».

— Ты ей веришь? — спросил он у Мартина. Поднявшись со стула, Фрэнк похлопал друга по руке. — Отличная детективная работа, Эббот! Должен сказать, меня она одурачила. Я рад, что ты уловил этот кулинарный оттенок в деле.

— Да-да… — мрачно проговорил Мартин. — А я рад, что смог чем-то помочь.

Фрэнк с пониманием посмотрел на него.

— Жаль, что ты с такой же легкостью не можешь разобраться в твоей личной жизни. Мартин поднял взгляд.

— Это настолько заметно?

— Боюсь, что так, приятель. Тебе бы лучше поскорее что-нибудь предпринять, иначе твое разбитое сердце истечет кровью.

— Я ничего не могу предпринять. Стефани уезжает из города. Ее ждет хорошая работа, и я не хочу оказаться тем, кто препятствует ей в этом.

— Почему, черт возьми?

Мартин с недоверием посмотрел на друга.

— Я просто не имею права помешать ей сделать то, к чему она всегда стремилась! Она возненавидит меня за это!

Фрэнк покачал головой.

— Может быть, ты и отличный полицейский репортер, но ты самый тупой сукин сын, которого мне приходилось встречать, Эббот. Ступай разыщи Стефани и скажи ей, что не хочешь, чтобы она уезжала. А там вы уж как-нибудь разберетесь.

Стефани пыталась дозвониться Мартину пять раз, но в рыбачьем домике никто не подходил к телефону. Ей хотелось прыгнуть в машину и броситься на его поиски, чтобы сообщить новость, но это было невозможно, поскольку через пять минут начиналась передача. Она едва успела влететь в кабину, надела наушники и, задыхаясь, придвинула к себе микрофон.

— Доброе утро, Стонвилл. Сегодняшняя тема… — Она взглянула на листок бумаги, который держала в руке, и поморщилась. Саманта пожала плечами, словно говоря, что сделала все, что могла. — Хмм, сегодняшняя тема: «Секс в необычных местах — нормально ли это?» Звоните нам и сообщайте о самых экзотических местах, в которых вам приходилось заниматься сексом. — Она потянулась к красной кнопке. — Но сначала послушаем сообщение от нашего нового спонсора — кофейного магазина Переса. Хотите взбодриться перед ответственным свиданием? Вам очень важно не заснуть, когда вы умираете от скуки? Заверните в магазин Переса, и через минуту вы уже будете прыгать…

Пошел обычный блок рекламы, и Стефани нажала кнопку паузы.

— Кто, черт возьми, придумал эту тему?! Саманта усмехнулась.

— Эй, я старалась как могла. Ты была немного занята всеми этими отравленными шоколадками и горящими кустами…

— Это был не куст, а мой каштан, — возразила Стефани. — И к твоему сведению…

— Три… два… один…

Стефани выбрала первую линию.

— Вы в эфире, слушатель. О чем вы хотите нам рассказать?

— О сексе в странных местах. — У мужчины был такой сильный теннессийский акцент, что Стефани с трудом его понимала.

— Прекрасно. — Она закатила глаза и уставила на подругу обличающий перст. — Давайте расскажите нам о самом экзотическом месте, в котором вы занимались сексом.

— Ну… хмм… вы уверены, что мой звонок останется анонимным? Мне бы не хотелось, чтобы кто-нибудь узнал, понимаете?.. У вас нет этих дерьмовых определителей?

Стефани опоздала нажать на кнопку отключения звука, и бранное слово «загрязнило» эфир. Оставалось только надеяться, что на Ай-ви-си еще не слушают передачу.

— Нет, слушатель. У нас нет приспособлений, позволяющих идентифицировать номер телефона, с которого вы звоните. Продолжайте. Что это за место?

Мужчина долго молчал, и Стефани даже подумала, не повесил ли он трубку, но потом он наконец поспешно проговорил:

— Самое странное место, в котором мне приходилось заниматься любовью… — Он отчаянно закашлялся и теперь уже действительно повесил трубку. В наушниках у Стефани раздался треск.

Несколько мгновений в эфире стояла мертвая тишина, а затем Стефани, взяв себя в руки, подключилась к другой телефонной линии.

— Пожалуйста, слушатель, вы в эфире. У вас есть какие-нибудь комментарии?

— Мне не хотелось бы комментировать сегодняшнюю тему, но у меня есть вопрос к вам. — Голос был глубокий, чувственный, и у Стефани внутри все замерло.

— Да… Что у вас за вопрос, слушатель?

— Я хотел бы узнать, что мне нужно сделать, чтобы убедить тебя остаться со мной. Здесь, в Стонвилле…

У Стефани пересохло во рту, когда она осознала смысл услышанных слов, и в тот же момент какое-то движение на периферии зрения привлекло ее взгляд. Она с изумлением увидела высокую фигуру Мартина в окне, выходящем в коридор. Он прижимал к уху трубку и смотрел Стефани прямо в глаза. Она почувствовала, что сгорает в пламени этого взгляда.

— Ч-что вы хотите сказать, слушатель?

— Я хочу сказать, что люблю тебя, Стефани Митчелл, и не переживу, если ты уедешь отсюда. Поэтому… не могла бы ты остаться здесь и выйти за меня замуж? Это не самая заманчивая перспектива, но это единственное предложение, которое я могу противопоставить тому, что ты уже получила.

Стефани открыла рот.

— Выйти за тебя замуж?

— Именно это я и сказал, — проворчал Мартин. — Я знаю, вопрос имеет мало отношения к теме дня. Но если хочешь, я могу позвонить потом, после медового месяца, и тогда мы обсудим все странные места для занятий сексом.

— М-медового месяца?

— Эй, чтобы стать хорошим ведущим, тебе нужно немного поработать над дикцией.

— Я… я н-не знаю, что сказать.

— Постарайся сказать «да».

Стефани смотрела на него через стекло, и ее переполняли чувства, которые она не в состоянии была больше сдерживать. Мартин даже не знал о втором предложении — понятия не имел, что все их проблемы уже разрешились, — но стремился сам, по-своему разрешить их! Сняв наушники, Стефани вышла из кабины и оказалась в его объятиях.

Мартин крепко прижал ее к себе, а затем она посмотрела в его синие глаза. Где-то истошно кричала Саманта:

— Мертвый эфир! Мертвый эфир! Стефани не обращала на нее внимания.

— Так какой у вас был вопрос, слушатель?

— Ты выйдешь за меня замуж? Она страстно поцеловала его, затем отстранилась и усмехнулась.

— Пусть только кто-нибудь попробует мне помешать!

Эвелин Сюзан Арчер металась от кухни к лужайке перед домом Митчеллов, где накрывали столы. Ее прическа то едва поспевала за ней, то убегала вперед. Раздавая последние указания добровольным помощницам, она казалась полководцем на поле решающей битвы. Это был ее звездный час!

В кухне Мэрион придирчиво осмотрела свадебный торт и легонько шлепнула по руке дочь, прикоснувшуюся пальцем к фигурке невесты, венчающей его.

— Нет, каждый все-таки должен заниматься своим делом, — философски изрекла она, бросив взгляд в открытое окно.

— Да, — встряла Кортни, — дядя Мартин заметно повеселел, когда заключил договор с издательством. Подумать только, мой крестный — писатель, да еще и детективных романов. Полный улет!

— Выбирай выражения, юная леди. К тому же я говорю не о дяде Мартине, а о тете Эвелин. — В кухне она просто добрая волшебница, но стоило ей вторгнуться на чужое поле, как она сразу превратилась в злую колдунью. Теперь-то, слава Богу, все вернулось на круги своя. Посмотри, как она весело порхает по лужайке!

— Да-а, как бегемотик с крылышками. — Не обращая внимания на укоризненный взгляд матери, Кортни продолжила:

— Знаешь, мам, а может быть, все-таки дать сначала ма-аленький кусочек торта Сноуи. Ну так, на всякий случай?

Получив шутливый подзатыльник, Кортни выбежала на лужайку, где в это время послышался звук приближающихся моторов.

— Едут! Едут! — взволнованно завопила она. Все вокруг замерли на мгновение, затем одни засуетились с удвоенной силой, а другие бросились встречать кортеж новобрачных.


home | my bookshelf | | Только поцелуй |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу