Book: Ложная тревога



Ложная тревога

Вернор Виндж

Ложная тревога

(рассказы)

Беги, книжный червь![1]

В пятидесятые я был ребенком, маленьким мальчиком, который умел говорить и писать лучше, чем думать, но обладал живым воображением и читал все, что мог, – все, что писали люди, которые были умнее меня. Я хотел знать будущее науки и, прежде всего, хотел знать о той революции, которая должна была вот-вот произойти в науке.

Научная фантастика представлялась мне окном в это будущее. Я хотел, чтобы межзвездные империи (ну, на худой конец, межпланетные) стали реальностью. Я жаждал суперкомпьютеров, искусственного интеллекта и фактического бессмертия. Все это казалось возможным. Если разобраться, наши технические достижения, в конечном счете, основаны на интеллекте. Если бы мы могли использовать технологии, которые усиливают (или создают) разум…

Первая история, которую я написал (а потом продал) выражала мой взгляд на эту идею. Вместо Искусственного Разума (ИР) я использовал Расширение Интеллекта (РА). Идея, казалось, лежала на поверхности. В конце концов (так я думал), что есть память, как не способность восстанавливать информацию? Почему бы не переписать память человека на жесткий диск?

Возможно, мне очень повезло, что на тот момент я слабо представлял, как работает компьютер. Не исключено, что у меня бы очень сильно поубавилосьпылу. Я бы держался подальше от научной фантастики… И уж всяко не осмелился бы рассуждать о перфокартах и циклических процессах.

Шел 1962 год. Я заканчивал высшую школу и хотел написать о первом человеке, который соединил свой разум с компьютером. Я даже полагал, что стану первым человеком, который такое напишет. В этом я, конечно, ошибался – но действительно, в те времена мало кто брался за эту тему. Я корпел над рассказом, стараясь, чтобы это соответствовало моим тогдашними представлениями о том, как пишут научную фантастику. На заднем плане я поместил всевозможные приметы времени – чтобы было интересно, даже если сюжет будет местами провисать. Дешевые термоядерные двигатели (которые работают при комнатной температуре!), свалки огромных машин и кратковременные периоды спада… На самом деле, это было продолжение рассказа Рэнделла Гаррета[2]«Чтоб мне провалиться, если это не вы», который я просто обожал. Экономический спад был позади, а от инопланетян меня тошнило.

И, конечно, должны были быть эксперименты на обезьянах – прежде чем усилителем интеллекта сможет воспользоваться главный герой.

Испытывая некоторые сомнения, я дал почитать рассказ своей маленькой сестренке (тогда ей было 10 лет). Представьте мое разочарование, когда она сообщила: «Скука страшная – кроме того места, где про шимпанзе». Какой удар… Однако в этом был свой резон. История с шимпанзе была действительно законченным фрагментом. После того, как это сделало меня знаменитым, я смог написать действительно значительную вещь – там, где героем был человек. Но в пятидесятые я был ребенком, мальчиком, который говорил и писал куда лучше, чем думал, но обладал хорошим воображением и читал все, что мог, – все, что писали люди, которые были умнее его. Я хотел знать будущее науки и, прежде всего, хотел знать о той научной революции, которая должна была вот-вот произойти.

Джону Вуду Кэмпбеллу[3]тоже понравилось «то место, где про шимпанзе». Но, в отличие от моей сестры, он с удовольствием прочитал продолжение истории Рэнделла Гаррета. И купил ее для «Аналога».

Итак… На дворе 1984 год (каким мы его себе представляли в шестидесятые), и наш герой столкнулся с очень серьезными проблемами.

* * *

Они знают, что он это сделал. Норман Симмонс[4] съежился от страха, его мозолистые черные пальцы так крепко стиснули «Тарзана, приемыша обезьян», что несколько страниц оказались порваны. Увидев, что натворил, Норман захлопнул книгу и бережно положил ее на стол. Потом, дрожа крупной дрожью, он попытался сжаться в клубок – маленький-маленький, чтобы никто не смог обнаружить. Мало-помалу он расслаблялся, тяжело дыша. Кимболл Киннингсон[5] никогда не отступил бы перед лицом опасности. Должен быть какой-то выход отсюда. Он знает несколько маршрутов, которыми можно выбраться на поверхность. Если никто его не видел…

Они начнут на него охоту. Они схватят его, и он умрет.

Внезапно он пожалел, что покинул сборные алюминиевые стены своей комнаты и школы, выкрашенные в зеленый цвет – но что поделать? Норман расстелил на полу простыню, которую снял со своей постели. Потом положил на простыню пять или шесть своих самых любимых книжек, метнулся через всю комнату к бельевому шкафу, вытащил оттуда красно-оранжевые бермуды и кинул их поверх книг и замер. Следом за бермудами полетело одеяло, потом портативная пишущая машинка, блокнот и ручка. Теперь он был готов к любым неожиданностям.

Норман туго связал края простыни и подтащил свой импровизированный саквояж к двери, открыл ее на волосок и выглянул наружу. Коридор был пуст. Норман открыл дверь шире и шагнул на грубый каменный пол туннеля, вырубленного в скале. Выволок свой завернутый в простыню груз из дверного проема. Сумка соскользнула с десятидюймового алюминиевого порожка – пол комнаты был выше уровня каменного пола коридора, – и пишущая машинка глухо брякнула. Норман опасливо огляделся. Свет в Маленькой Школе уже погасили: была суббота, и рабочий день у преподавателей закончился. Лаборатория тоже закрыта – нежданная удача, потому что обычно в такое время важный доктор Дунбан еще сидит там.

Норман осторожно обошел ближайший грузовик. Грузотранспортер «Форд», модель D-49, армейский транспорт Марк Х1Хе. Договор на разработку D-49-fl-086-1979. Первая поставка – январь 1982… ТОЛЬКО ДЛЯ СЛУЖЕБНОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ. Несанкционированное использование материалов, предназначенных ДЛЯ СЛУЖЕБНОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ, карается тюремным заключением сроком от десяти лет и/или штрафом на сумму от 10 тысяч долларов… Руководство по эксплуатации, глава 1… статья… Марк Х1Хе – среднескоростной транспорт, предназначенный для перевозки грузов весом до 50 тонн в ограниченном пространстве, таком, как штреки, шахты и складские помещения. Модификация «е» указывает, что роторно-поршневой двигатель Ванкеля, который первоначально устанавливался на моделях XIX, заменен термоядерной силовой установкой – генератором Бендера мощностью 500 лошадиных сил. В связи с тем, что устройство Бендера использует в качестве топлива пары воды, которые находятся в воздухе, оно является значительным усовершенствованием по сравнению с устройствами, использующими другие источники. Эта экономия, в сочетании с перфолентным программируемым автопилотом, делает Х1Хе одним из…

Норман помотал головой, пытаясь оборвать нескончаемый поток бесполезной информации, которая хлынула в его сознание. По опыту он знал, что всегда сможет вытащить сведения, которые необходимы для решения проблемы. Однако зачастую она оказывалась слишком запутанной.

Проход, куда он смотрел, был между флуоресцентными тубами 345 и 346 – считая от его комнаты. Он находился на левой стороне туннеля. Норман побежал, толкая сумку перед собой. Это было весьма неудобно, и вскоре ему пришлось перейти на шаг. Он сосредоточился на том, чтобы считать светящиеся трубы, которые свисали с потолка туннеля. Трубы заливали стены жестким белым светом, но между ними оставались легкие тени. Стены коридора густо покрывали бесчисленные завитушки, отчего они выглядели почти как древесина или мрамор, но были гораздо темнее и серовато-зеленого цвета. Норман шел, и легкие потоки свежего воздуха, истекающего из далеких генераторов, шевелили волосы у него на спине.

* * *

Наконец Норман повернулся лицом к левой стене прохода и остановился. 343… 344… 345. Те же завитки пиробола и полевого шпата, что и в остальных секциях туннеля. Сделав еще шаг, Норман остановился перед темной кнопкой, расположенной между двух лампочек. Он осторожно отмерил пять ладоней от точки, где стена уходила в пол. В этой точке он сложил ладони чашечкой и крикнул в стену:

– Почему домохозяйка подает «датскую болезнь»[6] к чаю?

– Не знаю, – отозвалась стена. – Я тут просто работаю.

Норман покопался в памяти и выловил еще один кусочек информации – один из миллиардов.

– Хорошо, разоблачи ее прежде, чем это сделает ее муж.

Ответа не последовало. Вместо этого громоздкая каменная секция бесшумно отделилась от остального массива, открыв проход в другой туннель – он шел под прямым углом к тому, в котором стоял Норман.

Он метнулся туда, потом вдруг остановился и оглянулся. Огромная дверь уже почти закрылась.

Двигаясь по новому туннелю, Норман не забывал аккуратно считать лампы. Добравшись до сорок восьмой, он снова выбрал место на стене и прокричал новую команду. Новый туннель, как и три следующих, уходил наискось и вперед. Наконец он достиг входа в шестой туннель. Здесь был выход на поверхность. Норман помедлил. Он одновременно ощущал облегчение и страх. Облегчение – потому, что больше не придется вспоминать никаких секретных кодов. Страх – оттого, что он не знал, что или кто может ждать его там, по другую сторону двери. Может быть, они притаились там, чтобы его схватить?

Норман набрал полные легкие воздуха и громко произнес:

– Осталось всего три миллиона четыреста пятьдесят шесть тысяч шестьсот двадцать восемь дней, чтобы закупиться к Рождеству.

– И что? – ответил глухой голос.

Норман знал: АНБ (Агентство Национальной Безопасности), организация анализа и моделирования криптограмм (кодов). Рапорт Номер 3 6390.201. Сверхсекретно (незаконное использование материалов с грифом «Сверхсекретно» карается смертью). «Математический анализ голосовых и электронных кодов», Мелвин М. Россетер, научно-исследовательская корпорация RAND, договор 748 970-1975. Параграф 1: рассмотрим L, матрицу размерности т на п (прямоугольная таблица из (п х т) элементов), образованных продуктом Вревика… Норман истошно завопил. Второпях он вызвал у себя не то воспоминание. Лавина информации, перекрестные ссылки, пояснительные заметки – все это ошеломляло почти так же, как в то время, когда он по тупости решил заняться физикой плазмы.

Сделав над собой усилие, он приглушил воспоминания. Но теперь отступать было поздно. Он должен как-то исхитриться и очень быстро вспомнить код.

Наконец-то.

«… И опасайтесь слякоти. Делайте покупки двести шестьдесят третьего декабря».

* * *

Огромная секция потолка опустилась на пол туннеля. Теперь Норман мог увидеть небо. Но оно было серым! Вовсе не голубым, как прошлый раз! Норман не предполагал, что пасмурный день может выглядеть так мрачно. Холодный, сырой туман проник в туннель. Норман вздрогнул, но вскарабкался по наклонной плоскости, которую образовала опустившаяся секция. Массивная дверь тут же закрылась за ним.

Воздух казался неподвижным, но влажным и промозглым. Норман огляделся. Он стоял на вершине большого каменного утеса. Почти всю местность покрывали заросли – карликовые деревца и чахлый кустарник, но то тут, то там виднелись огромные участки коренных скальных пород, ободранные ледником до зеленоватой гладкости. Каждая поверхность блестела, покрытая тонкой пленкой воды. Норман чихнул. В последний раз тут было так хорошо, так тепло… Он приподнялся на цыпочки, чтобы взглянуть на то, что находилось у подножья утеса, и увидел туман. Это было очень похоже на одно описание из «Приключений пары и тройки». Туман затопил низины, точно призрачное море, так что утесы стали напоминать скальные фьорды. Деревья, кусты и валуны как будто затаились в нем, полные загадочной угрозы.

Эта таинственность придала Норману сил. Он был отважным искателем приключений, который отправился открывать новые земли.

И еще он был зверем, на которого идет охота.

Норман нашел узенькую тропку, которую помнил очень хорошо, и пересек утес. Мокрая трава щекотала ноги, и волосы уже промокли насквозь. Его книги и пишущая машинка, должно быть, серьезно пострадали, когда он волок свой узел по выбоинам и кочкам.

Он шел к обрыву. Трава расступилась, показался выход скальной породы, который возвышался где-то на пятьдесят футов. Год за годом ветер и снег делали свою работу. От поверхности скалы откололся огромный кусок. Теперь этот валун лежал на полпути между вершиной и подножием, словно лавина небрежно швырнула его сюда вместе с мелкой галькой… если не принимать в расчет, что этот камушек весил много тонн. Туман проползал во все щели, просачивался меж валунов – казалось, склоны скалы покрыты липкой ватой.

Норман добрался до края обрыва и посмотрел вниз. Пятью футами ниже располагался карниз, около десяти дюймов шириной. Уступ вел вниз по склону. В самом его конце до основания скалы оставалось всего семь футов. Норман шагнул вперед, ухватился за край скалы одной рукой, а другой схватил узел, который лежал на земле рядом с ним. Он не представлял, насколько скользкими становятся камни в сырую погоду. Рука соскользнула, и он упал на уступ. Узел с книгами перевалился через край, но Норман удержал его. Печатная машинка ударилась о край скалы и издала громкий металлический лязг.

Он призвал всю свою сообразительность и некоторое время полз по уступу на четвереньках. Потом все-таки встал в полный рост; здесь можно было идти, но очень осторожно, чтобы не поскользнуться. Однако под конец, зазевавшись, наступил на крупный валун, который торчал прямо на пути. Миг – и узел с грохотом упал на камни. Норман поднял его и вскоре уже был у подножья.

Ближайшие предметы выступили из тумана. Здесь было еще более промозгло, чем наверху. Казалось, туман хочет забраться ему в ноздри, в рот и вытеснить изнутри все тепло. Норман постоял, потом направился туда, где в последний раз видел ангар с аэропланами – если он правильно запомнил. Теперь мокрая трава доходила до щиколоток.

Еще через сотню ярдов Норман заметил, что слева что-то темнеет. Он повернул и вскоре увидел, что это такое. Понемногу очертания легкого самолета становились все более четкими. Вскоре он мог узнать «Пайпер-Каб».[8]Четырехместный, одномоторный летательный аппарат, максимальная грузоподъемность 1200 фунтов, минимальный разбег для взлета с полным грузом 90 ярдов; максимальная скорость 250 миль в час. Крылья и фюзеляж тускло блестели. Норман подбежал к «Пайперу», вскарабкался по стойке шасси, подтянулся и влез в кабину. Свой узел он пристроил на кресле второго пилота, а потом крепко захлопнул дверцу. Ключ торчал в замке зажигания: кто-то проявил потрясающую беспечность.

Норман внимательно разглядывал панель управления маленького самолета. Страх как-то сам собой отступил, и нужные снова потекли в мозг. Автопилот находится справа, за переборкой, но он туповат, и особого разнообразия от него ждать не стоит. Можно им воспользоваться, но только если хочешь просто долететь из одной точки в другую.

Он потянулся и почувствовал, как ступни коснулись ребристой поверхности педалей. Если лечь спиной на сиденье, то можно будет одновременно достать штурвал. Конечно, тогда наблюдать за происходящим снаружи будет затруднительно, но там особо не на что смотреть.

Он должен как можно скорее пересечь границу. И этот самолет – возможно, единственное средство, которое есть у него в распоряжении.

Он повернул ключ и услышал, как топливные насосы и турбины начали вращаться. Норман покосился на приборную доску. Что теперь надо делать? Он ткнул пальцем в кнопку с надписью ЗАЖИГАНИЕ и был вознагражден громким «ф-ф-ф… паффф!» – это воспламенилось топливо в двигателе под крылом. Теперь открыть дроссельную заслонку. «Пайпер-Каб» покатился по площадке, набирая скорость, потом подпрыгнул и полетел над торфяником.

… на максимальном газе, держать штурвал прямо… пока скорость не станет выше критической (35 миль в час для «Пайпер-Каб» 1980 года)… плавно потяните штурвал на себя, будьте осторожны, следите, чтобы скорость оставалась выше… (35 – миль в час)…

Он вытянул шею, пытаясь увидеть, что происходит снаружи. Движение стало ровным. «Пайпер» в воздухе! И все бы ничего, вот только этот туман впереди… На мгновенье дымка стала реже, позволив увидеть тридцатифутовую Защитную стену, до которой оставалось каких-то пятьдесят ярдов. Надо срочно набирать высоту!

… Ни при каких обстоятельствах не прибегайте к увеличению угла атаки (набору высоты), если скорость самолета недостаточно высока…

Редко инструкции могут заменить опыт, и сейчас Норману предстоял более трудный путь – учиться на собственных ошибках. Он полностью выжал газ и с силой потянул на себя штурвал. Маленький самолет резко задрал нос, его крошечный движок взвизгнул. Скорость упала, а вместе с ней и подъемная сила крыльев. На миг «Пайпер» завис в воздухе… и пошел вниз. Реактивный двигатель жалобно взвыл, самолет клюнул носом и врезался в землю.

* * *

Представьте себе тарелку спагетти – никакого соуса, никаких тефтелей. А теперь – целую комнату спагетти. Этот ночной кошмар, похожий на клубок червей, даст вам некоторое представление об устройстве Первой Зоны Безопасности, обычно именуемой «Лабиринтом». Если продолжать в том же духе, каждая макаронина – это туннель, уходящий в толщу скальных пород. Лабиринт заполняет пространство объемом в четыре кубических мили под городами Ишпеминг и Негони, штат Мичиган, что расположены на Верхнем Полуострове. Без мощи управляемого термоядерного синтеза подобное сооружение создать было бы невозможно. Каждый туннель соединяется с несколькими другими с помощью потайных переходов, которые открывались с помощью голосовых и электронных кодов. Воистину, ни один объект во всей Солнечной системе не был защищен от проникновения шпионов так хорошо, как Первая Зона Безопасности. Комбинат «Саванна»[9], ЦРУ, советское КГБ и целая система «мозговых фабрик» могли бы действовать здесь одновременно и даже не догадываться о существовании друг друга. Фактически, в Лабиринте велась работа над тридцать одним секретным проектом – и работу всех лабораторий, отделов и военных баз координировал один единственный компьютер. Вот в чем заключался весь секрет.



– … Потому что он получил высшую оценку по всем предметам, – закончил доктор Уильям Данбар.

Генерал-лейтенант Элвин Педерсон, командующий Первой Зоной Безопасности, посмотрел поверх панели компьютера. На его лице было написано крайнее раздражение. Кроме них двоих, в камере, содержащей банк памяти Центрального Архива Правительства США – обычно его называли «Центральным Архивом» или просто «Архивом» – никого не было. Позади консоли возвышались стеллажи из стеклотекстолита. Их шеренги и ряды заполняли почти все помещение.

У основания каждого стеллажа были установлены когерентные излучатели – крошечные лазерные эмиттеры. Проникая сквозь волокна, свет преломлялся, делая заметными мельчайшие включения. По мощности этот компьютер в десятки тысяч раз превосходил самые лучшие криогенные модели. В Центральном Архиве находилась вся информация – а не только особо секретная, – которой располагали Соединенные Штаты: например, библиотеки Конгресса, которая занимала десять процентов объема памяти Архива. Тот факт, что кабинет Педерсона чаще находился здесь, чем в Штаб-квартире командования ПВО континентальной части США (Штаб-квартира тоже находилась в Лабиринте, только в другой его части), указывал, какую важную роль играет сейчас Архив. Педерсон нахмурился. Делать ему нечего, кроме как выслушивать издерганных гениев, которым приспичило почесать языком! Правда, обычно Данбар обращался к нему только тогда, когда надо было сообщить что-то важное.

– Лучше начните все сначала, доктор. Математик занервничал.

– Смотрите. Норманн никогда не проявлял интереса к школьным занятиям. Мы можем дать шимпу высокий интеллект, подключив его мозг к компьютеру. Но в плане эмоций он останется на уровне девятилетнего подростка. Норман понятлив, любопытен… и в то же время ленив. Он предпочитает читать научную фантастику, а не изучать историю. Его работы выполнены кое-как… были выполнены кое-как. Исключение – последние шесть недель. Шесть недель, в течение которых он, по сути, вообще не занимался. И в то же время демонстрировал владение полным объемом материала по учебному курсу. Знаете, на что это похоже? Как будто у него эйдетическая память на вещи, которые с ним никогда не происходили. Как будто он…

Данбар сменил тему.

– Генерал, вы знаете, сколько проблем у нас было, когда мы координировали работу компьютера и мозга обезьяны. С одной стороны, у вас африканский шимпанзе, с Другой – последняя модель оптического компьютера, который теоретически даже мощнее, чем компьютер Архива. Мы хотим, чтобы компьютер и мозг взаимодействовали так же, как взаимодействуют полушария человеческого мозга. Это означает следующее: компьютер необходимо программировать так, чтобы он работал как мозг шимпанзе. Кроме того, мы должны проводить коррекцию временных промежутков, потому что физически шимп и компьютер находятся в разных местах. В общем, вы понимаете: технически это все очень и очень непросто. В сравнении с этим программа экономического планирования кажется примитивной, как детская игрушка «Лиса и гуси», которую подгружают в «Мудрого Советчика»…

Заметив нетерпение собеседника, доктор решил не углубляться в подробности.

– В любом случае, вы помните, что нам необходимо пользоваться компьютером Архива – хотя бы для того, чтобы программировать наш компьютер. А это значит, что эти две машины оказываются связаны… – ученый внезапно подошел к сути разговора. – Если в силу несчастного случая или механического сбоя связь между Норманом и Архивом так и не прервется, шимп получит доступ ко всем архивам Соединенных Штатов.

Что бы ни занимало Педерсона, теперь это отступило на второй план.

– Если так, то у нас назревают чертовски серьезные проблемы. Но это очень и очень многое объясняет. Смотрите, – он сунул Данбару клочок бумаги, – ну вот, что-то наподобие. Архив сообщает, к каким файлам было обращение в течение последних двадцати четырех часов. На самом деле это просто трюк. Чтобы посетители увидели, какая это эффективная и полезная штука – Архив. На самом деле к нему одновременно обращается чертова уйма разных служб и… Так вот, до сих пор объем считываемой информации составлял около десяти в десятой степени бит в день. Но за последние шесть недель он подскочил до десяти в двенадцатой степени, а потом до десяти в четырнадцатой. Источник запроса мы вычислить не можем. Большинство техников считает, что это какая-то техническая неполадка. В общей сложности скачано десять в пятнадцатой степени бит – скачано непонятно кем. И это, доктор, почти весь объем информации, который содержится в Архиве. Похоже, наша обезьянка загрузила себе в голову все, что известно Соединенным Штатам.

* * *

Педерсон повернулся к диалоговой панели и ввел два вопроса. Бобина с магнитной лентой быстро прокрутилась, потом замерла. Генерал ткнул в нее пальцем.

– Здесь координаты вашей лаборатории. Я послал пару ребят, чтобы поймать вашего человекоподобного приятеля. И еще несколько человек ищут его компьютер, где бы он ни находился.

Он выжидающе посмотрел на ленту… и вдруг заметил, что на экране, выступающем над поверхностью консоли, вспыхнули слова:


«Запрашиваемые координаты в Архиве не значатся».


Педерсон бросился к консоли и снова ввел запрос, на этот раз более аккуратно. Но сообщение на экране появилось снова:


«Запрашиваемые координаты в Архиве не значатся».


Доктор склонился над консолью.

– Все верно, – хрипло произнес он, впервые поддавшись своим страхам. – Возможно, Норман подумал, что ему крепко достанется, если мы обнаружим, что он пользовался Архивом.

– Так мы и сделаем, – отрезал Педерсон.

– Но за то время, пока Норман пользуется Архивом, он мог повредить информацию. Вряд ли мы сможем добраться до туннеля, где установлен компьютер. Поэтому мы До сих пор даже предположить не могли, что он может стереть свои координаты.

Теперь, когда угроза стала очевидной, доктор Данбар выглядел абсолютно спокойным. Неумолимо и безжалостно он продолжал:

– И если Норман напуган и опасается, что его обнаружат, он постарается сделать так, чтобы Архив уведомил его, когда мы попытаемся обнаружить местоположение его компьютера. Моя лаборатория находится в паре сотен футов ниже поверхности – и, уверен, он знает, как оттуда выбраться.

Генерал мрачно кивнул.

– Похоже, шимп опережает нас на шаг, – он повернул ручку, включая внутреннюю связь, и проговорил в микрофон: – Смит, пошли пару человек в лабораторию Данбара… Да, сейчас дам координаты.

Он нажал на кнопку, бобина завертелась, разматывая ленту и отправляя послание на другой конец цепи.

– Прикажите им захватить подопытного шимпа и доставить его в Центральный архив. Только не обижайте его. И будьте осторожны – вы знаете, какой он сообразительный, – генерал отключил микрофон и повернулся к Данбару.

– Если он все еще здесь, он наш. Но если он уже выбрался наружу, я не представляю, как его остановить. Это место слишком… децентрализовано, – он подумал еще секунду, снова включил связь и начал инструктаж.

– Я свяжусь с базой ВВС «Сойер» и вызову воздушно-десантную пехоту. Больше, чем они, мы ничего не сможем делать – только наблюдать.

Прошло несколько минут. Потом тщательно замаскированный и уравновешенный кусок скалы в центре их поля зрения опустился. И взгляду генерала предстала черная фигура в оранжевых бермудах, которая выбиралась из-под земли, волоча за собой огромный белый сверток. Шимп завопил, потом двинулся прочь и исчез за гребнем утеса.

Охваченный разочарованием, Педерсон с такой силой стиснул подлокотники кресла, что суставы пальцев побелели. Хотя Первая Зона Безопасности находилась под Ишпемингом, его главные выходы находились в пятидесяти милях от базы ВВС «Сойер». Здесь же было лишь три небольших, расположенных далеко друг от друга лаза, одним из которых и воспользовался Норман. К счастью для шимпа, его «квартира» находилась неподалеку. Территория, на которой находились эти выходы, принадлежала Горно-обогатительной Службе – правительственной конторе, которой был поручен поиск более эффективных методов разработки низкосортных рудных месторождений. В сложившейся экономической ситуации это было толком никому не нужно: проблема состояла скорее в том, чтобы избавиться от уже добытой руды, нежели в том, чтобы обеспечивать рост добычи. Эта фальшивка была создана одной-единственной целью – скрыть от противника местоположение Первой Зоны Безопасности… и в то же время усложняла контроль за поверхностью.

Спикерфон на панели пронзительно взвизгнул.

– Похоже на запуск реактивного двигателя, – недоуменно произнес Данбар.

– Возможно, это он и есть, – отозвался Педерсон. – У горняков там небольшая контора – на всякий случай, – и самолетик, «Пайпер-Каб»… Может, наш шимп записался в летучие обезьяны?

– Сомневаюсь… Но если прижмет… думаю, он может попытаться.

Голос Смита прервал рассуждения доктора.

– Генерал, местные РЛС обнаружения засекли самолет, следующий на высоте пятидесяти футов. В настоящее время идет прямым курсом на периметр… – жужжание стало громче. Пилот сбрасывает скорость! И одновременно набирает высоту… восемьдесят футов, сто… Скорость потеряна!

Еще секунду жужжащий вой доносился из динамиков… и вдруг смолк.

* * *

Пишущая машинка с огромной скоростью вылетела через ветровое стекло. Норман Симмонс обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как «Галактический патруль», хлопая на ветру, точно уши спаниеля, исчезает внизу, в темной воде. Он сделал дикий рывок, промахнулся, острые края разбитого стекла больно оцарапали руки. Все, что ему удалось спасти, – это второй том «Основания»[10] и плед, который наполовину выскользнул наружу, но каким-то образом зацепился стекло. Нижний край пледа свободно свисал, не доставая пары дюймов до поверхности воды. Книги, без которых он просто не мог… на самом деле – простая сентиментальность. С тех пор, как он освоил Уловку, в книгах как таковых не было нужды. Но плед, несомненно, пригодится в холодную погоду. Поэтому Норман осторожно втащил его в кабину.

Потом он пинком открыл дверцу, высунулся наружу и осмотрелся. Нос «Пайпер-Каба» зарылся в дно мелкого пруда. Двигатель заглох, и самым громким звуком, который слышал Норман, было его собственное дыхание. Он втянул туман. Как далеко суша – в смысле, сухая земля? В нескольких ярдах над гладью воды торчали стебли каких-то болотных растений. За ними не было ничего, кроме тумана. Легкие потоки воздуха разгоняли хмарь. Туда! В следующий миг на расстоянии около тридцати ярдов он заметил темные деревья и кустарник.

Тридцать ярдов. По мерзкой, холодной воде. Губы Нормана скривились в гримасе отвращения, едва он шагнул в маслянистую жидкость. Возможно, здесь следовало бы передвигаться по воздуху, как это делал Тарзан. Некоторое время он опасливо оглядывался по сторонам в поисках плакучих ветвей или лиан. Безуспешно. Придется идти, погрузившись в воду. При мысли об этом Норман едва не завопил от отчаяния. Призрак смерти от удушья при утоплении возник в мозгу. Он представлял тварей с острыми зубами и бешеным аппетитом, которые, возможно, притаились в обманчиво спокойной воде. Пираньи, которые обдирают мясо до костей… Нет, эти рыбки живут в тропиках. Но тут может водиться что-нибудь столь же опасное. Если бы можно было хотя бы надеяться, что вода чистая, а глубина не больше, чем по щиколотку.

Дэл молча плыл мимо залитых лунным светом пальм и тускло поблескивающего песка, до которого оставалось лишь пять ярдов. Каких-то пять ярдов, ликовал он, пять ярдов до того места, где он будет свободен, где он будет среди своих. Враги никогда не смогут обнаружить то, что лишь кажется атоллом… Он не заметил легкого завихрения, не заметил, как из воды появилось кожистое щупальце. Он мог лишь отчаянно бороться, когда оно обвилось вокруг его ног. Вскоре вопли вскоре сменились бульканьем пузырей, почти заглушённых мягким шумом прибоя, и беспомощное тело исчезло в глубине, за невидимым частоколом острых зубов…

На секунду самообладание изменило Норману, и он оказался во власти воображения.

Когда он сидел в своей уютной комнате, гибель Дэла была всего лишь гибелью книжного злодея, вызывающая приятный холодок по коже. Но здесь ощущения были почти невыносимыми. Норман с опаской сунул одну ногу в воду и тут же отдернул. Потом повторил попытку. На этот раз он поставил сначала одну ногу, потом другую. Никто не тронул его, и он осторожно вошел в холодную воду. Водоросли нежно касались его ляжек. Медленно, важно ступая, Норман продолжал идти вперед, пока вода не коснулась шеи. По мере того, как он погружался в пруд, масса водорослей становилась все более плотной и теперь удерживала его вес – даже когда ноги не касались дна. Обнаружив опору, Норман почувствовал себя увереннее и направился к берегу, одной рукой пытаясь удерживать на весу плед, а другой подгребая. Он таращился по сторонам – вдруг где-то покажется щупальце или плавник? Но в пруду не было ничего, кроме водорослей.

Он уже мог довольно ясно различить деревья на берегу, а водоросли под ногами исчезли, уступив место твердому дну. Еще несколько ярдов – и Норман вздохнул с облегчением и выбрался из воды. Ноги и руки страшно чесались: оказывается, в воде обитало множество пиявок. Они были, к счастью, совсем крошечными, но пришлось задержаться, чтобы содрать кровососов со своей кожи.

Норман яростно чихнул, обследовал плед и, хотя ткань напиталась влагой, закутался в него. Только более-менее придя в себя, он понял, что слева, откуда-то из-за деревьев, доносится прерывистый гул. Такой звук издает транспортный вагон в туннеле или автомобиль, который он видел в фильме.

Продираясь сквозь кусты, Норман пошел на звук и спустя некоторое время вышел к четырехполосному асфальтированному хайвею. Каждую минуту – иногда часто, иногда реже – из тумана показывалась машина, проносилась мимо и снова исчезала.

СВЕРХСЕКРЕТНО. Несанкционированное использование сверхсекретных материалов карается смертью. Ему надо попасть в Канаду – или его убьют, в этом можно не сомневаться. Он знает миллионы, миллиарды вещей, которые носят пометку «СВЕРХСЕКРЕТНО». По большей части в них невозможно разобраться. Остальные – обычно что-то скучное. Очень малый процент составляют интересные вещи, вроде историй о приключениях. И еще есть ужасные, леденящие кровь непридуманные истории. Но все они помечены «СВЕРХСЕКРЕТНО». И, само собой, никто не давал ему санкций на то, чтобы это узнать. Если бы только знать заранее, к чему приведет желание Запомнить Все! Казалось, это так легко, так полезно… но подарок оказался смертельно опасным, и возвратить его уже невозможно.

Теперь, после того, как самолет разбился, надо найти какой-то другой способ попасть в Канаду. Может быть, одна из этих машин доставит его куда-нибудь, где повезет больше.

В силу ряда причин, эта идея не вызывала никаких тревожных воспоминаний. Вообще-то, говорящие шимпанзе в США встречаются нечасто, но Норман пребывал по этому поводу в блаженном неведении. Поэтому он спустился к хайвею, встал на обочине и, следуя традициям автостопщиков, описанным в книге «Двое на дороге», поднял большой палец.

* * *

Три минуты спустя Норману пришлось поплотнее закутаться в плед: от холода у него начали стучать зубы. Тут вдалеке послышался шум приближающегося грузовика, и Норман пристально посмотрел туда, откуда доносился звук. Еще через пятнадцать минут шеститонный грузовоз вынырнул из тумана и с грохотом помчался прямо на него. Норман бешено запрыгал на обочине, размахивая руками и вереща. Плед делал его похожим на маленького америнда[11], который исполняет неистовую ритуальную пляску, призывая дождь. Огромный грузовик мчался со скоростью около тридцати пяти миль в час. Когда между ними оставалось сорок с небольшим ярдов, водитель ударил по тормозам, и неповоротливый «роллагон»[12] съехал на обочину.

Не помня себя от счастья, Норман подбежал к кабине. Он не обратил внимания на то, какими неухоженными выглядят краны для погрузки руды, торчащие над правым бортом, на то, что кабина облезла и покрыта щербинами, и на то, что ванкелевский роторный двигатель хрипит и посвистывает, точно страдает одышкой – все признаки того, что машина скоро развалится и непонятно, как она ездит последние четыре года.

Он остановился напротив двери и встретил взгляд пары налитых кровью глаз, которые бесстыдно разглядывали его из зарослей трехдневной щетины.

– Ты к… это еще что такое?

Водитель пребывал точно в таком же состоянии, как и его машина.

Меня зовут Норман… Джонс.

Норман решил придумать себе псевдоним. И прикинуться глупым, потому что большинство шимпов туго соображают и толком не умеют говорить – потому что им, в отличие от него самого, не делали никаких специальных операций. Правда, в ходе одной из них Норман получил искусственный блок, который не давал ему, несмотря на память и сообразительность, осознать собственную уникальность.



– Я хочу попасть, – он покопался в памяти, – в Маркетт[13].

Водитель прищурился и наклонил голову сначала в одну сторону, потом в другую, словно хотел получше рассмотреть Нормана.

– Слушай, но ты же мартышка.

– Нет, – Норман гордо выпрямился, забыв о своем решении. – Я шимпанзе.

– Говорящая мартышка, – буркнул водитель, обращаясь в первую очередь к самому себе. – Ты можешь стоить ку… Как ты сказал – Маркетт? Лады, залезай. Этот гроб как раз туда едет.

Норман вскарабкался по лесенке и оказался в теплых недрах кабины.

– О, премного благодарен.

Водитель рудовоза начал разгонять свою машину. Хайвей был прорублен среди зеленоватых скал, но то и дело поворачивал и поднимался на склоны холмов.

Водителя потянуло на откровенность.

– Ты, наверно, ждешь не дождешься, когда путешествие закончится. Так вот, не жди. Это моя последняя ходка, имей в виду. Пошли они все – рудовозы и наше гребаное правительство со своей программой общественных работ. Я знаю пару выходов на черный рынок термояда – сечешь? Открою свою собственную линию. И никому даже не догадается, откуда я беру горючку, – он свернул, чтобы уйти от естественной границы зеленых скал, которые торчали из тумана, и наконец-то решил, что пора включить противотуманные фары. Его ум снова устремился в направлении перспективы будущих успехов, но по другой дороге. – Слышь, Мартышка, любишь поболтать? Ты можешь принести мне кучу бабок. Вот представь: «Джим Трэли и его говорящая мартышка». Круто звучит, а?

Поначалу Норман решил, что слушает пьяного. Манеры у него были почти такие же, как у оруженосца главного злодея из «Нравов морга». У Нормана не было ни малейшего желания работать «говорящей мартышкой» у кого-то вроде Трэли – он только что вспомнил одно описание из «Списков Общественной Безопасности». Там подобное описание соответствовало типу людей «неуравновешенных, малообеспеченных, в состоянии разочарования склонных к насилию».

Грузовик двигался все медленнее: Водитель потянулся через сиденье и схватил Нормана за пурпурные помочи, которые поддерживали его оранжевые шорты. Взрослый шимпанзе ростом не уступает человеку, но водитель весил около трехсот футов, и Норман испуганно засопел.

– Ночуешь здесь, понял? – рявкнул Трэли ему в лицо, и шимпанзе едва не задохнулся от запаха перегара. Водитель переместил свою пятерню на загривок Нормана, и грузовик снова набрал прежнюю скорость.

* * *

– … Упал в мелкий водоем прямо за периметром, сэр, – молодой армейский капитан поднес к камере книгу. – Этот экземпляр Азимова – все, что осталось в кабине, но мы выловили еще несколько книг и пишущую машинку. Там глубина всего пять футов, сэр.

– А куда делся шим… пилот? – спросил Педерсон.

– Пилот, сэр? – капитан знал, кого ищут на самом деле, но генералу надо было подыграть. – У нас есть человек, служит в войсках особого назначения, профессиональный следопыт, сэр. Он говорит, что пилот покинул кабину и выбрался на берег. Оттуда пилот пошел через кусты к старой дороге Ишпенинг-Маркетт. Он почти уверен, что… м-м-м… пилот отправится в Маркетт автостопом.

Капитан и представить себе не мог, как удивился лейтенант войск особого назначения, когда увидел следы пилота.

– … Возможно, он покинул территорию около получаса назад, сэр.

– Очень хорошо, капитан. Установите оцепление вокруг самолета. Если услышите шум, скажите, что горняки вызвали вас для охраны самолета, который потерпел крушение. Выгребите из кабины все, что можете, возвращайтесь в Сойер и пошлите это сюда, в Архив.

– Слушаюсь, сэр.

Петерсон отключил связь и начал отправку детального инструктажа референту своего начальника – в дополнение к основному циркуляру. Наконец он снова повернулся к Данбару.

– Недолго вашему шимпу осталось нас опережать. Я собираюсь бросить на его поиски все силы Верхнего Полуострова и особый упор сделать на Маркетт. Если я получу разрешение на проведение кое-каких маневров – считайте, что нам крупно повезло. Скорее всего, нам понадобится масса времени только на то, чтобы выбить разрешение на полеты над городом.

– И теперь у нас очень мало времени, чтобы обсуждать, каким образом поймать этого Нормана Симмонса. Даже меньше, чем на то, чтобы передать ему инициативу и судорожно реагировать.

– Прежде всего, вы может прервать связь между Архивом и компьютером Нормана, – быстро произнес Данбар.

Педерсон хмыкнул.

– Недурно. Это входило в указания, которые я дал Смиту. Если я правильно понял, два компьютера соединены простым медным кабелем. Это часть главной кабельной сети, которая проведена под обшивкой во всей системе туннелей. Вся операция сводится к тому, чтобы перекусить кабель в том месте, где он входит в помещение Архива.

Генерал на секунду смолк.

– Сейчас наша задача – поймать шимпа или выяснить, где его компьютер… а лучше – и то, и другое. Пока мы сидим тут, в подземелье, с обезьяной мы ничего сделать не можем. Но вот что касается компьютера… Норман Симмонс постоянно с ним связывается. Мы можем проследить эти эманации?

Данбар моргнул.

– Вам лучше знать, генерал. Войска связи пользуются результатами наших экспериментов, чтобы попытаться выработать – цитирую – «принципиально новое представление о коммуникации». Точка, конец цитаты. Они полностью оплатили оборудование для связи – даже те штуки, которые вживили Норману. И штуки эти устроены так, что никто толком не понимает, как они работают. Что бы это ни было, оно проходит почти сквозь все, скорость у него меньше световой, и оно позволяет передавать несколько миллиардов бит в секунду. Возможно, это даже экстрасенсорика… если то, что я читал о телепатии, – правда.

Генерал тупо посмотрел на него.

– Я признаю «новую концепцию», о которой вы говорите. Я никогда не имел дела с нейтри… этой технологией, которую вы изучаете в своем проекте. Но чтоб вы знали: у нас есть только один способ проходить сквозь твердую породу, как сквозь вакуум. К сожалению, с теми устройствами, которые сейчас есть в нашем распоряжении, нет способа осуществлять подобную передачу в определенном направлении. Думаю, будь у нас достаточно времени, мы могли бы попробовать его засечь. Но это на самый худой конец.

Теперь роль глупого советчика перешла к Данбару.

– Может быть, если обыскать все туннели, мы сможем найти…

Педерсон скривился.

– Билл, ты тут уже скоро три года. Неужели ты до сих пор не понял, какая это сложная штука – Лабиринт? Тысячи туннелей, переплетенных между собой в объеме нескольких кубических миль. Это просто непосильная задача искать что-то вслепую. К тому же чертежи существуют только в одном экземпляре, – он провел большим пальцем по фиберглассовой стойке. – Даже для того, чтобы просто обойти Лабиринт, нам придется выписать распоряжение, чтобы прислали транспорт. Если бы мы не поселили шимпа так близко к поверхности, у нас была бы возможность перехватить его на полпути. Мистеру Норману пришлось бы изрядно побродить по Лабиринту, даже если он знает, какие проходы ведут наружу.

– Примерно дважды в день я езжу в Штаб-квартиру ПВО, – продолжал он. – Это занимает около часа, а впечатлений, как от полета на «тарзанке». Были когда-нибудь на карнавале, доктор? Так вот, до Штаб-квартиры где-то сотня ярдов от того места, где мы сидим. А может быть, и две мили – в любом направлении. Если разобраться, я даже толком не знаю, где именно мы сейчас находимся… Но зато, – он позволил себе лукаво улыбнуться, – ни russkie[14], ни ракетчики этого тоже не знают. Прошу прощения, доктор, но поиски могут занять не один год. Может быть, тогда мы чисто случайно найдем этот компьютер.

И Данбар понял, что Педерсон прав. Это была генеральная политика Первой Зоны Безопасности – рассеять экспериментальные базы и всевозможные установки по всему Лабиринту. Что уж говорить о компьютере Нормана. Благодаря собственным источникам эта штука может работать автономно.

Ученый помнил этот странный предмет, который покоился в пустом туннеле, подобно гигантской драгоценности… Где? Это где-то в совершенно другой стороне относительно местонахождения Архива. Компьютер Нормана действительно напоминал ограненный драгоценный камень, хотя такая форма была продиктована скорее функциональной необходимостью, нежели стремлением к красоте. Данбар помнил многоцветные блики, которые плясали на поверхностях этих граней. Глубже можно было заметить неопределенные проблески, изысканные переливы преломленного света – там, где прожилки и пузырьки микрокомпонентов, впаянных в стекло, соединялись в таинственные мерцающие структуры, которые словно предвещали что-то радостное незрелому разуму, которым тогда обладал Норман Симмонс.

Вот каким был объект, который они должны найти.

* * *

Данбар вырвал себя из грез. Сейчас у него другая задача.

– В самом деле, генерал. Я не понимаю, почему ситуация представляется вам такой безнадежной. Норман не собирается продавать наши секреты красным. Он столь же лоялен, как любой человеческий ребенок. Он даже более надежен, чем большинство взрослых, потому что не может с такой легкостью обосновать для себя идею неблагонадежности. К тому же вы знаете: в конце концов мы все равно собирались дать ему доступ к большим массивам данных. Цель проекта как такового – оценить, можно ли искусственно наделить человека энциклопедической эрудицией. Он увидел, для чего нужна информация, насколько легче просто черпать знания, нежели учиться. И сам сделал так, чтобы эксперимент перешел в следующую фазу. И не надо его за это наказывать, не надо унижать его, причинять ему боль. Никто не виноват, что ситуация так сложилась.

Петерсон в ответ только фыркнул.

– Конечно, никто не виноват. Но в том то вся и соль! Когда некого винить, это означает, что ситуация полностью вышла из-под контроля. Что до меня, весь этот проект вышел из-под контроля людей, и контролировал его кто-то другой. Что у нас есть? Подопытное животное, шимпанзе, которое перехватило инициативу у правительства Соединенных Штатов. Только не смейтесь, или я буду вынужден… – угрожающий жест. – Ваш шимпанзе не просто научился пользоваться информацией. Он стал умнее, чем раньше. И на что будет похож человек, который окажется на его месте?

Сделав усилие, Педерсон заставил себя успокоиться.

– Ладно, не берите в голову. Это очень важно – найти Нормана. Потому что он, кажется, единственный, кто… м-м-м… кто знает, где находится его собственный мозг. Так что давайте займемся делом. Чего мы можем от него ожидать? Насколько ему легко коррелировать воспоминания?

Данбар задумался.

– Полагаю, самой точной будет аналогия с процессом, который происходит в нормальном сознании: это эйдетическая память[15]. Огромный объем эйдетической памяти. Как я себе это представляю: сначала к любой информации, которую он запрашивал, примешивалась масса шумовой. Все, что он видел, порождало лавину связанных воспоминаний. Наверно, когда его подсознание в этом попрактиковалось, он научился вспоминать только то, что непосредственно относится к проблеме. Скажем, он увидел машину, решил узнать, какого она года, и спросил. Подсознание Норманна перерывает собственную копию Архива – с очень большой скоростью – и через десятую долю секунды он «вспомнит» и получит ответ на свой вопрос. Однако если по какой-то причине Норман внезапно обнаружит, что перед ним дифференциальное уравнение, он окажется в весьма затруднительном положении. Потому что он не понимает, что за информацию ему предоставили. И ему придется перелопатить массу дополнительной информации, которую каждый ребенок получает в высшей школе, на уроках математики. Но он сможет сделать это куда быстрее, чем любой ребенок, – благодаря легкости, с которой может выдергивать нужные цитаты из самых разных текстов. Я представляю, с какой легкостью он считает: для того, чтобы изучить алгебру, ему хватит пары часов.

– Иными словами, чем дольше он сохраняет доступ к информации, тем опаснее становится.

– Хм-м… да. Однако и у нас есть свои козыри. Во-первых, снаружи, скорее всего, холодно и сыро – Норман к такому не привык. Через несколько часов он будет совсем никакой. Во-вторых, если он заберется достаточно далеко от Первой Зоны Безопасности, он утратит способность связно Мыслить. Правда, сам Норман этого не знает – разве что специально начнет копать в этом направлении. Но если он окажется дальше, чем в пятнадцати милях от базы, он превратится в слабоумного. Сознание Нормана поддерживается хрупким балансом между работой его собственного органического мозга и неизвестно где спрятанного компьютера. Координация этой совместной работы – процесс настолько же деликатный, как в нервных путях человеческого мозга. В секунду по каналу связи между ними проходит больше миллиарда бит информации. Если Норман окажется дальше некоторой точки, разрыв во времени окажется слишком велик, чтобы эта координация стала возможна. Все равно как радиосвязь с космическим кораблем: на определенном расстоянии становится трудно или вообще невозможно поддерживать осмысленный диалог. Как только Норман удалится на некоторое расстояние, он уже не сможет мыслить связно…

Данбар осекся: казалось, он был потрясен мыслью, которая только что посетила его.

– Подождите. Я вижу еще одну причину, по которой ситуация оказывается весьма щекотливой. А если Норман попадет в руки иностранным шпионам? Это будет величайший успех шпионажа в истории человечества.

По губам Педерсона скользнула мимолетная улыбка.

– О, у вас начинают открываться глаза. Да, кое-какие данные, если они попадут в руки не тем людям, позволят уничтожить все, что есть на Земле. Ну, некоторые, возможно – только Соединенные Штаты. К счастью, я почти уверен: поскольку красные снова переживают период разрухи, им пришлось если не свернуть свою деятельность за океаном, то свести ее почти к нулю. Насколько я помню, в Мичигане всего один их агент – ну, может быть, двое. Возблагодарим же Бога за эту маленькую милость.

* * *

Борис Кученко почесал затылок. Вид у него был жалкий. Еще несколько минут назад он радостно предвкушал, как получит свое еженедельное пособие по безработице и проведет первую половину дня, выдергивая статьи из «Дайджеста Вооруженных сил НАТО», чтобы послать их в Москву. А сейчас этот плешивый болван расхаживает тут как царь и вот-вот все испортит. Кученко повернулся к своему противнику и попытался сделать хорошую мину при плохой игре.

– Простите, товарищ, но у меня приказ. Как дипломатический представитель Советского Союза на Верхнем полуос…

Тот презрительно фыркнул.

– Скажете тоже – «дипломатический представитель»! Вам это и в голову не приходило, Кученко, но вы – нуль без палочки, тупая марионетка! Советские разведслужбы вбили вам в голову, что СССР развернула мощную шпионскую деятельность. Да будь у меня пара хороших агентов в Маркетте, я не стал бы связываться с такими идиотами, как вы.

Иван Слив был шпионом от бога – если так можно сказать о русском шпионе. За неприметной внешностью человека средних лет скрывался блестящий ум. Слив говорил на пяти языках и превосходно разбирался в технике, географии и истории – настоящей истории, а не американских заказных сказочках. Он мог с блеском поддержать разговор на светском рауте за коктейлем и с тем же успехом совершить политическое убийство. Слив был единственным, кто действительно занимался шпионажем на крайне важном в военном отношении Верхнем полуострове. Он и еще несколько талантливых агентов сосредоточили свои усилия на том, чтобы собрать информацию о базе Сойер и непонятном объекте под названием «Первая Зона Безопасности».

Создание Бендером термоядерного двигателя привело к экономической депрессии мирового масштаба, и бюрократическая система России достойно встретила этот вызов, продемонстрировав ударопрочность, которой не позавидовал бы и размоченный сухарик. Советская экономика развалилась, причем ситуация оказалась куда более плачевной, чем в большинстве крупных стран. В то время как Соединенные Штаты почти оправились от упадка, вызванного неограниченным доступом к источнику энергии, контрреволюционные армии подошли к Москве с запада… и с востока тоже. Лишь пять из десяти баз межконтинентальных баллистических ракет осталось в руках Партии. Однако в одном «товарищи» проявили сообразительность. Если вы не можете одолеть врага грубой силой, вы можете победить его хитростью. Во-первых, спутники-шпионы стали действовать куда активнее; во-вторых в пещерах под Уралом начал разрабатываться некий секретный проект. Об этом проекте Слив старался не думать вообще – он был одним из немногих посвященных, и это знание должно было оставаться при нем. Слив пристально посмотрел на Кученко.

– Слушай, ты, жирный болван. Объясняю тебе последний раз, и по возможности односложно. Я только что получил новость с Сойера. Проект, с которым штатники так носились, накрылся. Подопытная свинка – или над кем там они ставили эксперименты – сбежала из подземного лабиринта, и теперь ее ловит добрая половина всех солдат на Полуострове. Они думают, что она в Маркетте.

Кученко побледнел.

– Исследование биологического оружия? Товарищ, это могло быть… – при одной мысли о такой возможности толстяку становилось дурно. Слив выругался.

– Нет, нет, нет! Военным приказано поймать животное, а не уничтожить. Мы – просто сотрудники посольства, которые случайно оказались в Маркетте, и у нас есть шанс пройти сквозь кордоны – а город оцепят, можете не сомневаться. Мы минуем их и… – он смолк и напряженно прислушался к жужжанию, которое становилось все громче на протяжении последних минут. Потом быстро пересек комнатушку и распахнул окно. Рама угрожающе скрипнула. Холодный воздух, казалось, не ворвался, а медленно втек в комнату. Под окном плескалось озеро, волны шлепали о сваи огромного механизированного пирса, в котором волей случая разместилась их штаб-квартира. Слив ткнул пальцем в небо.

– Видишь? – рявкнул он. Кученко выглядел совсем жалко. – Штатники подняли авиацию. Самолеты, наверно, уже пять минут крутятся над городом. Пора в дорогу, приятель!

– На самом деле, – начал он, – я не уверен, что это правильно, товарищ. Мы…

* * *

Туман рассеялся, осталась только мелкая морось. Джим Трэли вел свой рудовоз через Маркетт в направлении береговой линии. Водитель был пьян в хлам, но его рука по-прежнему крепко сжимала загривок Нормана. Рудовоз свернул на другую улицу, и Норман впервые в жизни увидел Верхнее Озеро. Каким оно было серым и холодным! Казалось, что за волнорезами его поверхность соединяется с угрюмым небом. Рудовоз снова завернул. Теперь они ехали параллельно берегу, вдоль ряда погрузочных пирсов. Несмотря на широкие, как у катка, колеса, машина то и дело подскакивала на выбоинах: состояние дорожного покрытия не соответствовало никаким стандартам. Дождевая вода скапливалась в этих ямах, и машину время от времени обдавало брызгами. Трэли, очевидно, хорошо представлял, куда надо ехать. Вскоре он сбросил скорость и припарковал рудовоз возле тротуара.

Затем он распахнул дверцу и вылез наружу, таща за собой Нормана. Каким-то чудом шимпанзе удержал равновесие и не приземлился на собственную макушку. Трэли совсем развезло, и он бормотал без умолку:

– Пс… следний раз вожу это ведро… Пусть сами возят свое хозяйство… Скатертью д… дорожка… – он пнул колесо. – Только пог… дите, прихвачу несколько «бендеров»… И вы у меня п… пляшете.

Он подтолкнул Нормана и направился через улицу.

На берегу было почти безлюдно. Трэли направлялся к единственному в округе заведению, которое по какой-то причине работало. Заведение называлось «таверной», но на деле было баром и выглядело плачевно. «Алюминиевые» наличники на двери давно покрылись ржавчиной, а ячейка памяти проектора страдала приступами амнезии, в результате чего надпись, которая высвечивалась в воздухе над входом, выглядела следующим образом:

ТАвер на «П яная СосИска»

Трэли ввалился в бар и втащил за собой Нормана. Не исключено, что в былые времена внутреннее помещение было ярко освещено, однако сейчас работали только два или три светильника, и те в дальнем углу. Трэли подтолкнул шимпа вперед: ему не терпелось продемонстрировать всем свою «говорящую мартышку». Однако, демонстрировать было некому. Никто не сидел за столиками, хотя на некоторых красовались мокрые кольца, которые оставляют кружки пива. В глубине помещения бармен вел оживленную дискуссию с четырьмя или пятью посетителями.

– А где все? – Трэли был удивлен.

В этот момент бармен заметил его.

– О, Джимми! Только что по телеку показывали президента Лэнгли[16]. Знаешь, что он сказал? Правительство решило, что теперь каждому разрешено купить столько «бендеров», сколько душа пожелает. Можешь прямо сейчас пойти и купить. Двадцать пять баксов. Как только наши услышали, сразу задали вопрос: а чего ради они, собственно, просиживают штаны в баре, когда можно получить работу, а то и завести собственное дело. Так что у меня в кассе пусто. Но я не переживаю. Я знаю, где можно купить несколько старых вертушек. Воткну на каждую по «бендеру» и буду катать туристов. «Увидеть Полуостров с Доном Залевски», – и бармен подмигнул.

У Трэли отвисла челюсть. Он даже забыл о Нормане.

– Ты серьезно? Значит, никаких «черных рынков»? Можно будет покупать «ядерные коробки» где угодно?

Один из посетителей, коротышка с большим крючковатым носом и лысиной, похожей на тонзуру, повернулся к Трэли.

– Зачем нужен черный рынок, если вы можете купить вещь всего за двадцать пять долларов? Вы только посмотрите, как Трэли разочарован. Теперь можешь сделать то, чем всегда похвалялся: иди и откопай несколько «ядерных чемоданчиков». И сделай на этом деньги.

И коротышка снова принял прежнее положение.

– Мы теперь все по гроб жизни обязаны президенту, – продолжал он, – за его отношение к физике и экономике. Потому что «бендеровский ящик» мог уничтожить нашу нацию. Вместо этого мы пережили небольшой спад – а что теперь? С тех пор, как изобрели эту штуку, прошло три года, у нас тишь да гладь, и каждый может купить столько агрегатов, сколько душе угодно.

Его перебили.

– У тебя явно не все дома, приятель. Правительство закрыло большинство шахт, а нефтяные компании получили рынок по производству пластиков. Мы тут должны добывать руду тоннами, чтобы не умереть от голода. А с этими «экономическими мерами» этим все и закончится. Если правительство позволит нам покупать столько «бендеров», сколько мы захотим, тут же начнется свободная конкуренция, и все будут рвать друг другу глотки.

Судя по насмешливым репликам других, это было мнение меньшинства. Какой-то еврейчик оставил свой стакан с пивом на стойку и повернулся к оппоненту.

– А ты знаешь, что происходит там, где никто не вмешивается?

Он не стал дожидаться ответа.

– Каждый пойдет и купит себе термоящик. И не все конторы, что есть в Штатах, обанкротятся, потому что тем, кто покупает термоящики и электромоторы, надо-таки покупать и другие товары, а не только еду. Вот вы говорите – «упадок». Вы говорите «мы будем жить как в джунглях». Нет, будет подъем, только очень плавный, – похоже, он цитировал какую-то статью. – Сейчас мы встали на ноги. Нам нужно топливо. Эти бадейки для руды на берегу могут летать и по воздуху, и в космосе, и мы можем добывать соль из воды, и…

– О, ты просто повторяешь за Лэнгли, вот и все.

– Возможно, но это правильные слова, – еврейчик понял, что у него есть еще один аргумент. – И теперь нам не нужны никакие общественные работы.

– Да, да, никаких общественных работ, – вставил Трэли. Он чувствовал разочарование. – Они вообще были никому не нужны, кроме самого Лэнгли с его завиральными идеями. Мой старик говорил то же самое про Рузвельта.

Так бывает всегда: недовольных несть числа, но все заканчивается разговорами.

* * *

Норману было что возразить. Разговор настолько увлек его, что он забыл, в каком угрожающем положении находится. Еще в Первой Безопасной он получил кое-какие знания по экономике, в рамках курса обучения – и, само собой, помнил многое из того, чему его не учили. Он решил внести свой вклад в беседу, тем более что Трэли как раз выпустил его холку. Шимпанзе легко освободился и прыгнул на стойку.

– Знаете, этот человек, – он ткнул пальцем в еврейчика, – абсолютно прав. Использование администрацией автоматических стабилизаторов[17] и дискреционных мер[18] приведут к тотальной катастро…

– А это что такое, Джимми? – бармен, который до сих пор просто с заинтересованным видом слушал разговор, нарушил молчание.

– Это как раз то, о чем я хотел вам сказать, парни. Я подобрал эту мартышку недалеко от Ишпенинга. Он как попугай, только лучше. Вы его только послушайте. Думаю, он стоит охрененных бабок.

– Тогда можешь открывать свое дело, Джимми.

Трэли передернул плечами.

– Ну, так о чем и речь.

– Он не как попугай, – заметил еврейчик. – Эта обе-зьяна-таки говорит по-настоящему. Он разумный, как мы с вами.

Пожалуй, придется кому-то довериться.

– Да, я разумный, разумный! И мне нужно в Канаду. Иначе…

Дверь таверны «Пьяная сосиска» натужно скрипнула, и молодой человек в коричневой робе, приоткрыв ее, заглянул внутрь.

– Эй, Эд, ребята! Там над заливом вертушки так и носятся, и вояк повсюду тьма-тьмущая. Непохоже на обычные учения, – он выпалил это так, словно только что пробежал несколько кварталов.

– Слышал? – подхватил Еврейчик. Слова молодого человека вызвали у него самый живой интерес. Даже бармен, казалось, собрался покинуть свое место. Норман вздрогнул. Это за ним. Они уже совсем близко. Он спрыгнул со стойки и бросился к полуоткрытой двери, прямо на колени к вновь прибывшему. Тот уже успел заметить шимпа и непроизвольным движением сгреб его в охапку. Однако Норман выскользнул из его объятий и припустил вниз по улице. Удирая, он слышал, как Трэли спорит с молодым человеком о том, кто позволил «говорящей мартышке» сбежать.

Свой плед он бросил, когда прыгнул на стойку. Теперь ледяная морось заставила его пожалеть об этой потере. Скоро Норман снова промерз до костей. Вода текла по плечам и ляжкам – она скапливалась среди разломанных и вывороченных тротуарных панелей, по которым он бежал. Все магазины и лавочки на улице были закрыты, окна и двери заколочены. Некоторые владельцы, вероятно, покинули их, будучи с столь подавленном состоянии, что даже не потрудились убрать тенты. Норман остановился под одним из них, чтобы отдышаться и обсохнуть.

Норман огляделся, ожидая увидеть воздушных десантников, но в небе не было ни самолетов, ни парашютистов – по крайней мере, в поле его зрения. Потом осмотрел тент, под которым стоял. За несколько лет зеленая пластиковая попеременно подвергалась разрушительному воздействию солнца и дождя. Это был дешевый– пластик: местами он прохудился, и через огромные дыры виднелось серое небо. Тут Нормана осенило. Он вышел из-под тента, разбежался, подпрыгнул и уцепился за проржавевший каркас. Тент провис еще сильнее, но выдержал. Норман подтянулся, ненадолго задержался на пластиковой поверхности, а потом влез на подоконник квартиры, которая находилась на втором этаже.

Он огляделся, но увидел только старую кровать и платяной шкаф с одинокой вешалкой. Тогда Норман ухватился за карниз над окном и подтянулся. Почти как Тарзан (обычно Норман был склонен ассоциировать себя именно с Тарзаном, а не с кем-нибудь из человекоподобных прихлебателей «короля джунглей»). Он поймал карниз пальцами ног, выпрямился и смог достать край плоской крыши. Еще несколько рывков – и он лежал на ровном слое битума и гравия, который часто используют в качестве кровельного материала. Там, где битум выкрошился, кто-то побрызгал пластитом, но времени прошло слишком много, и «строительный чудо-материал» тоже пришел в негодность.

На крыше обзор был явно недостаточным. Однако в пятидесяти футах, на крыше другого здания, Норман обнаружил черную конструкцию, похожую на гигантского паука – радиовышку. Вышка хорошо сохранилась; вероятно, на ней размещался правительственный навигационный радиомаяк. Яростно чихнув несколько раз, Норман осторожно пополз через крышу в направлении вышки. Здания разделял проулок в два фута шириной, и преодолеть это препятствие не составило труда.

Норман достиг основания башни. Ее черные пластмассовые секции поблескивали в унылом свете дня, словно мерцали намазанные ваксой. Подобно многим подобным сооружениям восьмидесятых годов, она была изготовлена в соответствии с распоряжением Управления Нефтехимическим Производством, то есть из материалов, изготовленных из отходов нефтяной и угольной промышленности. Это Норман хорошо помнил. В любом случае, хитросплетения этой конструкции обеспечат неплохую маскировку. Норман устроился среди балок и стал смотреть на Маркетт.

* * *

Их были сотни! Далеко внизу по улицам двигались крошечные фигурки в зеленой форме войск общего назначения, осматривая каждое здание. Выше, в небе, висели транспортно-десантные вертолеты и «воздушные танки». Еще несколько «танков», двигаясь по трудноописуемой замкнутой кривой, явно осматривали город и залив. Норман опознал боевой порядок: один из стандартных, «обнаружить и окружить противника». Он посмотрел в небо над собой, уже догадываясь, что там увидит. Каждые несколько секунд из серой пустоты появлялась очередная копия Бака Роджерса[19]. Преодолев пять тысяч футов в свободном падении, всего в двух-трех сотнях футов над городом, десантники запускали свои портативные реактивные двигатели. Уже около двадцати «роджерсов» пересекали небо по различным траекториям.

Шимпанзе склонил голову набок, пытаясь получше разглядеть ближайшего десантника. Казалось, воздух под ногами солдата и у него за спиной дрожит, размывая изображение. Лишь это да чуть слышное завывание – вот и все признаки того, что из теплоэлемента, который подпитывался силовой установкой Бендера, спрятанной в ранце десантника, вырывается струя раскаленного воздуха. Плечи «роджерса» казались перекошенными. При более внимательном рассмотрении Норман понял причину: разведывательная камера «Дженерал Электрик» с разрешением пятьдесят тысяч, которая словно прицепилась к плечу и предплечью солдата. Восьмидюймовая линза, похожая на зияющий черный зрачок, сверкнула, когда десантник – повернулся в сторону беглеца.

Норман похолодел. Он знал, что каждая картинка, полученная этой гиперчувствительной камерой, поступает на авиабазу Сойер, где компьютеры и целая команда фотодешифровщиков будут анализировать ее. При определенных условиях достаточно четкого отпечатка ноги – или просто его глаза блеснут в лабиринте пластиковых балок. Реакция последует немедленно. Нет… если точно, то с некоторым запозданием.

«Роджерс» отвернулся, и Норман вздохнул с облегчением. Однако это место недолго будет оставаться безопасным. Рано или поздно – скорее первое – они смогут выследить его. И затем… Он с ужасом восстановил в памяти несколько бит страшной информации, которая скрылась в огромной куче всего, что он знал. Наказания за использование запрещенных сведений. Не бывать этому! Норман перебирал в памяти способы, которыми пользовались вымышленные и реальные герои, чтобы ускользнуть от преследователей.

Прежде всего: необходимо признать, что без помощи со стороны не обойтись – иначе ему не выбраться за пределы страны. Потом он вспомнил, что Эрик Сэтенсен всегда был двойным агентом и получал выгоду от сотрудничества с обеими сторонами – вплоть до самой развязки. Или взять Скользкого Джима ДиГриза[20]… Да, даже в самой хитрой ловушке, оснащенной по последнему слову техники, можно найти лазейку. Какая организация может поставить себе целью пересечь Озеро Верхнее, чтобы доставить кого-то в Канаду? Конечно, Красные!

Норман перестал теребить свои пропитавшиеся водой подтяжки и задумался. В некоторых историях это был стандартный ход. Долгое время делать вид, что играешь на стороне злодеев – чтобы вылезти из неприятностей, а потом разоблачить их. Повернувшись, он пристально разглядывал огромный механизированный пирс, который далеко вдавался в залив. На его нижнем ярусе располагалось несколько низкопробных квартирок – ив одной из них обитал единственный на Верхнем Полуострове советский агент! Норман постарался побольше вспомнить о Борисе Кученко. Что же это за правительство, если оно использует для шпионажа таких тупиц? Он мучительно напрягал память, но так и не обнаружил других упоминаний о шпионской деятельности на Полуострове.

Множество крошечных деталей выстраивались в идею. В точности как в некоторых рассказах, где герой берет мысли буквально из воздуха. По какой-то причине Норман знал, что положение Советов было не столь плачевно, как могло показаться. Старк, Боровский и Иванов были умными ребятами – намного умнее некоего Бампкинова, которого они сменили, человека совершенно непригодного для этой должности. Если бы в то время у власти находился тот же Старк, Советский Союз, возможно, пережил бы последствия изобретения Бендера или, в крайнем случае, потерял бы несколько периферийных республик. Теперь же партийные боссы контролируют лишь окрестности Москвы и несколько «укрепленных» баз на Урале. Как бы то ни было, Норман чувствовал: если бы советское правительство бросило все силы, все умственные и физические ресурсы на борьбу с контрреволюцией, положение Красных было бы куда лучше. Боровский и, в особенности, Иванов могли похвастаться выдающимися победами в закулисной борьбе. И от всего этого сильно попахивало шпионажем.

Если Кученко окажется еще хуже, чем о нем можно подумать, это все равно выход. Если удастся обмануть Красных, прикинуться дурачком или предателем, они могут обеспечить ему безопасное убежище в Канаде. Конечно, их заинтересует и он сам, и то, что ему известно. Эти знания – ключ к успеху и величайшая опасность одновременно. Они никогда не должны узнать, что ему известно. А позже, уже в Канаде… не исключено, что он сможет разоблачить русских шпионов и заслужить прощение.

* * *

Ближайший из «роджерсов» смотрел прямо на вышку, в которой спрятался Норман. Шимпанзе выбрался наружу и поспешил к краю крыши, уцепился за козырек и повис. Теперь он находился вне зоны видимости десантника. Спустившись на землю, он пересек пустую улицу. Потом побежал вдоль основания огромного пирса. Дальше улица словно уходила в его недра. Здесь царил полумрак, но, по крайней мере, не было дождя. Вдоль внутренней стены тянулась лестница со ступенями из металлической сетки. Взобравшись по ней, шимпанзе оказался в узком коридоре, куда выходили двери дешевых квартирок. Раньше, когда на пирсе располагались склады, это пространство вообще не использовалось. Норман замер, а потом повернул дверную ручку.

– Проходите быстрее!

Ручка двери выскользнула из пальцев Нормана: тот, кто находился внутри, рывком распахнул дверь. Норман буквально влетел в комнату.

– Какого черта… – человек хлопнул дверью у него за спиной. Шимп огляделся. Первый, кого он увидел, был Борис Кученко, который, похоже, разминал руки, да так и застыл. Второй обошел вокруг– Нормана: шимпанзе узнал некоего Иена Слоэна, гражданского служащего с авиабазы «Сойер», который числился под номером 36 902u. Значит догадка была верна! Красные развернули куда более активную деятельность, чем подозревало правительство.

– Доброе утро, господа… – Норман постарался напустить на себя таинственность. – Или лучше сказать «товарищи»?

Старший из двоих, Слоэн, крепко схватил шимпа за предплечье. На его лице одновременно появилось выражение удивления, торжества и – как ни странно – ужаса. Пожалуй, не стоит выходить из роли двойного агента.

– Я хотел бы предложить свои услуги… м-м-м товарищи. Возможно, вы не вполне понимаете, кто я такой… – Норман с надеждой и некоторым любопытством огляделся по сторонам. Слоэн – единственное имя которое ему известно. Но вряд ли это имя настоящее.

Слоэн пристально следил за ним, но его рука по-прежнему сжимала предплечье беглеца. Убедившись, что ответа скорее всего, не последует, Норман продолжал, уже не столь уверенно:

– Я… Я знаю, кто вы такие. Помогите мне выбраться из этой страны, и вы никогда об этом не пожалеете У вас должен быть какой-то способ это сделать. Или какое-нибудь тайное убежище…

Случайно он поймал взгляд Бориса Кученко. Шпион разглядывал пятно на потолке, которое доходило до стыка со стеной. Несомненно, это тайный лаз – если можно так назвать кое-как замаскированную дыру, прорубленную в потолочном перекрытии. Настоящий шпион сделал бы то же самое, но аккуратнее.

Наконец Слоэн заговорил.

– Думаю, мы можем организовать ваше спасение А в том, что мы об этом не пожалеем, я уверен.

Его тон заставил Нормана осознать всю наивность своих планов. Эти агенты получат всю информацию, выведают все его тайны или уничтожат его. И третьего не дано Он оказался меж двух огней, и жар этого огня был реальностью, в котором таял фантастический мир. Он, Норман Симмонс, влип.

Пф-Ф-Ф…

Слабое шипение – и одновременно что-то вроде булавочного укола в ляжку. Занавески на окне всколыхнулись. На миг в воздухе повис легкий зеленоватый туман, затем исчез. Норман почесал ногу свободной рукой и вытащил из шерсти черный шарик. И понял, что группа фотодешифровщиков на базе «Сойер» напала на его след. Они узнали, где он находился, и теперь начали действовать. Только что в комнату попало по меньшей мере два патрона PAX[21]. И теперь отсюда никому не уйти. Маленький черный предмет был капсулой, содержащей знаменитый газ нервно-психического действия.

Во время Питсбургских Хлебных Бунтов восемьдесят первого года вопящая толпа, которая сметала на своем пути полицейские кордоны, стала послушной и спокойно подчинилась словесным приказам благодаря несколькими граммам PAX, распыленного в районах беспорядков. Конечно, это было далеко не идеальное средство: приблизительно у половины процента населения наблюдались нежелательные побочные эффекты наподобие псевдоэпилептических припадков и поражения нервной системы; еще полпроцента вообще ничего не почувствовали. Однако подавляющее большинство немедленно утрачивало способность сопротивляться внушению. Норман почувствовал, что хватка Слоэн ослабла, и сбросил его руку.

– Поднимите меня и помогите пролезть в этот люк, – сказал он, обращаясь одновременно к обоим.

– Есть, сэр.

Мужчины послушно сцепили руки замком и подняли шимпа к потолку. Внезапно Норман понял, что происходит что-то странное.

Почему газ на меня не действует?

Потому что я здесь не полностью!

Он едва удержался от истерического смешка. Газ действует только на ту его часть, которая существует физически. Конечно, это очень важная часть, однако благодаря той, другой он все еще сохранял способность действовать по собственной инициативе.

Едва Норман открыл люк, снизу донесся звон бьющегося стекла. Это десантники в полном боевом вооружении ввалились в комнату. Сделав судорожный рывок, шимпанзе вылетел наружу, в темноту. В комнате кто-то почти похоронным тоном рявкнул «Руки вверх!», а потом послышался когда-то полный ярости голос Слоэна:

– Все в порядке, офицер. Уже идем.

* * *

Норман собрался с силами и побежал. Слабый свет окон, расположенных где-то наверху, освещал ему путь. Теперь, когда его глаза привыкли к полумраку, он мог разглядеть огромные упаковочные клети вокруг и выше. Норман взглянул вниз, и у него перехватило дыхание: там тоже были клети, стоящие одна на другой. Он словно висел в воздухе. Потом Норман понял, в чем дело. Освещение было тусклым, и из-за этого толстая проволочная решетка, из которой были сделаны пол и потолок на этом этаже, казались невидимыми. Где-то в глубине здания находился пульт управления. Достаточно было нажать кнопку, и ролики, спрятанные в этой решетке, приходили в движение, благодаря чему самые тяжелые контейнеры можно было перемещать по всему пирсу, словно игрушечную коробку. Когда пирс действовал, через него ежедневно проходил миллион тонн грузов. Товары подвозили на грузовиках, некоторое время они хранились на складе, а затем – вот так, с помощью роликов – отправлялись в трюмы супергрузовиков. Предполагалось, что этот единственный пирс позволит дать толчок к развитию сталелитейной промышленности в Маркетте и таким образом слить добычу руды и производство в единый комплекс. Возможно, после Восстановления эти ожидания оправдаются. Пока же здание оставалось мертвым и темным.

Норман обогнул несколько клетей, потом побежал вниз по какому-то пандусу. Позади он слышал пехотинцев: сбросив свое летное снаряжение, они карабкались через люк.

Теперь они никогда не поверят в его честность – после того, как его застали в компании коммунистов. Ситуация выглядела мрачно – он похвалил себя за то, что даже в минуту опасности способен на каламбур. Но еще оставался призрачный шанс сбежать, спастись от ужасного наказания, которое – он в этом не сомневался – было неотвратимо. У него осталась капсула с PAX. Очевидно, удар о живое тело оказался недостаточно сильным, поэтому она не раскололась. Возможно, не у всех солдат есть носовые фильтры, защищающие от воздействия газа. Значит, он сможет угнать вертолет. Это была дикая идея, но время осторожности прошло.

Пирс казался бесконечным, но Норман продолжал бежать. Он должен убраться отсюда… Однако его начала одолевать какая-то болезненная слабость. Возможно, газ все-таки немного действовал. Он побежал быстрее, но страх все нарастал. Его сознание словно распадалось, рассыпалось… Может быть, это – тоже результат действие PAX? Он мысленно нащупывал объяснение происходящему, но что-то мешало вспоминать самые очевидные вещи, и одновременно наплывали какие-то посторонние воспоминания, полностью затопляя сознание – с большей силой, чем когда-либо за последние несколько недель. Он должен понять, что ему угрожает, но каким-то образом… Я не здесь не полностью! Вот и ответ! Но он уже не понимал, что это означает. Он больше не мог взвешивать и строить планы. Осталась лишь цель – бежать от того, что его преследует. Тусклое серое марево, которое колыхалось далеко впереди, кажется, обещало что-то вроде безопасности. Только бы Добежать… Рассудок покидал его, а на место рассудка вползал хаос.

Быстрее!

Осталось 3 456 628 дней, чтобы закупитъся к Рождеству…

40. 9234° северной широты, 121. 3018° западной долготы: Полузаглубленного типа склад ракет типа «Изида», совокупная мощность 102 мегатонны… 59. 00 160° северной широты, 87. 4763 ° западной долготы: Группа трех пусковых установок для баллистических ракет подводного запуска класса «Бега»; совокупная мощность 35 мегатонн… глубина 105. 4 фатомов…

Общевойсковой код идентификации «свой-чужой»:

1. 398 547… 436 344… 51…

Эй, выпустите меня!..

Владыка джунглей выпрямился, нож:, готовый…

… происхождение этого скального образования оставалось загадкой, пока плутонистическая[22]теория Бендеровских…

… Оборонный пояс гавани Веллингтона в Новой Зеландии состоит из: трех противолодочных кольца обнаружения на расстоянии 10,98 миль от…

… совокупная мощность бытовых силовых установок на термоядерном топливе, находящихся на складе радиоэлектронной фабрики Бойсе, штат Айдахо, составляет 242 925 миллионов лошадиных сил; инвентарный список прилагается…

Холодный серый свет бил в глаза. И я должен бежать, или…

… «умереть с колом, вонзенным в сердце», – засмеялся профессор.

… ОСТАНОВИТЕСЬ – и упадете; ДВИГАЙТЕСЬ – или умрете; избегайте красивого вида на море… бежать бежать бежать абежать илибежать Зежать5ежать2тежа4еа1а00б30 6 891 350 10112131010001010110000101010100001 111 101 0101…

Шимпанзе застыл, сидя на корточках, и с безумным видом смотрел на мягкий серый свет, льющийся в окно.

* * *

Маленькое черное личико казалось маской, утонувшей в накрахмаленной белой подушке, глазки-бусинки бездумно глядели в потолок. Над койкой висели сверкающие инструменты СоС – Соматоподдерживающей Системы. СоС могла часами поддерживать жизнь в теле, сколь бы ужасные повреждения оно не получило; исключение составляли лишь ткани мозга. В настоящее время СоС вела борьбу за жизнь лежащего на койке пациента – борьбу с пневмонией, туберкулезом и полиомиелитом.

Уильям Данбар чихнул. Медицинская служба Лабиринта использовала новейшие методы лечения, но процедура дезинфекции в буквальном смысле сохранила аромат прежних лет. Бактерицидные препараты действовали очень тонко… но благодаря своему запаху могли использоваться для уничтожения живой силы противника. Так было и в шестидесятые, и в семидесятые. Данбар обернулся к Педерсону; кроме них, в комнате не было ни одного человека… ни одного человека.

– Если верить врачам, он выкарабкается, – Данбар махнул рукой в сторону лежащего без сознания шимпанзе. – И судя по его реакции на вопросы, которые вы задавали, пока он находился под действием «сыворотки правды», его «усиленная индивидуальность» не слишком пострадала.

– Конечно, – ответил Педерсон, – но мы не поймем, насколько правдиво он отвечал, пока я не получу координаты его компьютера. Только тогда мы сможем его проверить, – он повертел листок бумаги, на котором были нацарапаны несколько цифр, продиктованных Норманом. – Судя по тому, что нам известно… Не исключено, что он невосприимчив к «сыворотке правды». Ведь PAX на него не подействовал.

– Нет, генерал. Думаю, что он сказал правду. В конце концов, он был так растерян…

– Теперь, когда мы знаем местонахождение его компьютера, нам ничего не стоит стереть из него опасную информацию. Когда мы опробуем это изобретение на человеке, придется быть стократ осторожнее с информацией, которую мы будем ему подгружать.

В течение долгих мгновений Педерсон удивленно взирал на ученого.

– Полагаю, вы в курсе, что я всегда выступал против вашего проекта.

– М-м-м, конечно, – Данбар явно такого не ожидал. – Правда, до сих пор не могу понять, почему.

– Мне никогда не удавалось убедить начальство в том, что ваши затеи таят в себе большую угрозу, – Педерсон продолжал, словно не услышав слов доктора. – Думаю, теперь мне это удастся. И я намерен сделать все, что в моей власти, чтобы вы никогда не опробовали свои методы на человеке – равно как и на любом другом существе.

У Данбара отвисла челюсть.

– Но почему? Это изобретение необходимо! В настоящее время мы накопили столько знаний в самых различных областях, что человек просто не в состоянии стать настоящим специалистом более чем по двум или трем направлениям. Если отказаться от этого открытия, большинство знаний человечества осядет на электронных складах, ожидая понимания и проверки – но этого никогда не произойдет. Симбиоз человека и компьютера позволит совершить скачок в развитии, причем не только сознания. Интеллектуальные возможности человека могут быть…

Педерсон выругался.

– Вы с Бернером – два сапога пара, Данбар. Вы оба смотрите на последствия от внедрения ваших изобретений сквозь шоры и видите Утопию. Но ваше изобретение не в пример опаснее. Вы только осознайте, что ваш шимпанзе натворил меньше чем за шесть часов. Сбежал с самого защищенного пункта в Америке. Ускользнул от целой толпы вооруженных военных. Раскрыл существование шпионской сети, о которой мы понятия не имели. Мы поймали только по счастливой случайности… или, если хотите, называйте это несчастным случаем. Будь у него достаточно времени, чтобы об этом подумать, он догадался бы и о критической дистанции. И нашел бы способ провести нас – причем этот способ наверняка бы сработал. И это при том, что вы ставили опыт на животном. По мере того, как его связь с банком данных укреплялась, он сам становился все умнее. Повторяю: можете считать, что мы поймали его случайно. И смогли удержать его только потому, что действовали быстро, а сам он находился под воздействием газа. И после этого вы хотите поставить подобный эксперимент на человеке?! Скажите мне, доктор, неужели вы готовы претендовать на божественность, а? Тогда, если ошибетесь в выборе, ваше изобретение будет дьявольским, а не божественным. Это будет дьявол, с которым нам будет не сладить – разве что нам поможет какая-нибудь счастливая случайность, – и которого мы в принципе не сможем перехитрить, какими бы умными мы ни были. Малейшая ненадежность со стороны человека, которого вы выбираете – и род человеческий погибнет. Или… будет приручен.

Педерсон расслабился, его голос зазвучал спокойнее.

– Есть одна старая мудрая пословица, доктор: самое страшное оружие – это человек. Если исходить из этого, вы – единственный, который добился прогресса в вооружении за последние сто тысяч лет! – он натянуто улыбнулся. – Возможно, вам это покажется странным, но я против гонки вооружений. И надеюсь, вы не дадите толчок новому ее витку.

Уильям Данбар побледнел. У него на глазах его мечта показывала свою другую сторону, оборачиваясь кошмаром. Педерсон заметил, как ученый меняется в лице, и с легким удовлетворением кивнул.

Эта немая сцена была прервана гудением интеркома. Педерсон нажал кнопку.

– Слушаю, – сказал он, узнав в человеке на экране своего адъютанта Смита.

– Мы только закончили с теми двумя «товарищами», которых мы подбирали на пирсе, сэр, – адъютант, похоже, немного нервничал. – Первый – Борис Кученко, тот самый увалень, за которым мы наблюдали все это время. Второй – Иван Слив. Последние девять месяцев он работал на базе Сойер под именем Иена Слоэна. До сих пор он был вне подозрений. Как бы то ни было, мы устроили им глубокое зондирование, а потом стерли воспоминания обо всем, что случилось сегодня. Теперь мы можем освободить их: они у нас под колпаком.

– Прекрасно, – отозвался Педерсон.

– Они бы таких дел наделали, эти шпионы… – Смит сглотнул. – Но я связался с вами не только из-за этого.

– Да?

– Я могу говорить? Вы один?

– Выкладывай, Смит.

– Этот Слив – действительно важная птица, сэр. Некоторые из его воспоминаний заблокированы, и я уверен: русские думают, что мы никогда не догадаемся, как их вскрыть. И еще… он знает о проекте, который Советы разрабатывают в системе искусственных пещер на Урале. Они взяли собаку и подключили ее… подключили ее к компьютеру. Слив слышал, как эта собака разговаривает – в точности как шимп Данбара. Очевидно это тот самый проект, в который они вкладывают все средства, даже в ущерб другим. Фактически, одна из главных задач Слива состояла в том, чтобы не допустить реализации подобного проекта у нас. Когда все возможные баги будут устранены, Старк или кто-нибудь еще из их вождей опробует это на себе и…

Педерсон отключил экран. Он не мог это слушать. Краем глаза он заметил, что Данбар побледнел еще сильнее. Он чувствовал себя опустошенным. Нечто подобное происходило четыре года назад, когда он впервые услышал о термоядерной силовой установке Бендера. Каждый раз вес происходит по одному и тому же сценарию. Открытие, анализ опасности, попытка утаить его – и, наконец, сокрушительное осознание того, что изобретение утаить невозможно и что нынешний случай не будет исключением. Открытие следует за открытием, и каждое приносит большие перемены. Изобретение Бендера, в конечном счете, вызвало роспуск центральной власти, исчезновению городов… Но изобретение Данбара – вот настоящее открытие.

Где-то на Урале обитает действительно очень умный сукин сын…

Таким образом, придется выбирать между бедствием безусловным, которым станет появление русского диктатора со сверхчеловеческими способностями, и бедствием вероятным, сопряженным с возможностью обойти врага.

Он знал, каким должно быть решение: как человек практичный, он должен приспособиться к изменениям, которые не в состоянии контролировать, должен спланировать самую безопасную обработку неизбежного.

… И очень скоро мир изменится. К лучшему или к худшему – неизвестно, но он станет совершенно неузнаваемым.


Конечно, я так и не написал «главную» историю – о человеке с расширенным сознанием. Правда, попытка была. Письмо Джона Кампбелла, в котором он сообщал мне об отказе напечатать эту вещь, началось словами: «Увы, вы не можете написать об этом. Равно как и о чем-либо еще». Отсюда мораль: держите своих суперменов за кулисами. Или выводите их на сцену, пока они еще маленькие (Вильма Ширас, «Дети атома»). Или когда никто не знает, что они супермены (рассказ самого Кампбелла «Идеалисты»). Есть еще один вариант, о нем Джон никогда мне не говорил. Это супермен, впавший в старческий маразм. В телесериале «Кварк» есть такой эпизод – получилось очень забавно.

«Книжный червь» преподал мне очень важный урок. Я попытался прямо рассказывать о тонкостях технологии – и понял, что этот путь ведет к пропасти. С подобной проблемой автор сталкивается всякий раз, когда должен писать о чем-то таком, о чем нет сведений ни у него, ни у всего остального человечества. Когда это случается, человеческая история достигает своего рода точки сингулярности. Здесь экстраполяция прекращается, приходится применять совершенно новые модели – и мир, который вы описываете, оказывается за пределами вашего понимания. В том или ином виде Технологическая Сингулярность часто посещает фантастов: яркий тому пример – Марк Твен, предсказавший появление телевидения, но такое не каждому дано. Лучшее, что мы, писатели, можем сделать – это приблизиться к истинной Сингулярности и балансировать на краю, держась за него пальцами ног, как во время катания на доске. Подробнее об этом – в моей статье «Технологическая сингулярность», http://www.rohan.sdsu.edu/faculty/vinge/misc/singularity.html. В этом эссе 1993 года я пытаюсь проследить историю этой идеи в двадцатом столетии. К тому времени я понял нечто большее: в шестидесятые меня направляли идеи других – например, Ликлайдера, Эшби и Гуда. Идеи, которые тогда буквально носились в воздухе.[24]

Очевидно, имеется в виду Стивен Джей Гуд, известный биолог, создатель теории «точного равновесия». С точки зрения этой теории неожиданное появление нового вида вызывается быстрым видообразованием в новой среде. За этими событиями следуют быстрые изменения в биологических организмах до тех пор, пока не достигается новое равновесие. Эта точка зрения заменила ранее распространенное мнение о непрерывности процесса эволюции.

Соучастник[25]

Внимание: некоторые части вступления можно пропустить, чтобы не испортить себе удовольствие от чтения рассказа.

Фредерик Пол опубликовал «Соучастника» в 1967 году, в апрельском номере «If». Это был мой третий рассказ, который я попытался напечатать. Вольфганг Ешке[26] включил этот рассказ (переведенный на немецкий язык) в свой сборник «Science Fiction Story-Reader» № 16. Плюс пара упоминаний в каких-то брошюрах – вот и все. Таким образом, «Соучастник» оказался одним из редко публикуемых рассказов.

Качество текста соответствует моему среднему уровню времен шестидесятых. Внутренний мир героя представлен более интригующим, чем в моих ранних историях. Вот в чем проблема. На нынешнем уровне «Соучастник» – самая отталкивающая комбинация досадных оплошностей и редких озарений, какую только можно придумать. Поэтому я не раз исключал этот рассказ из списков для переиздания.

Даррелл Швайцер[27] с восхитительной теплотой и великодушием написал обо всем хорошем, что я сделал в «Соучастнике» («The New York Review of Science Fiction», апрель 1996 г, стр. 14–15). Такое в НФ случается часто: хорошие отзывы обычно оказываются пророческими. «Соучастник» увидел свет в январе 1993 года, хотя сама история появилась в середине 1966 года. Даже будь я умнее, чем думал, я должен был учитывать действие Закона Мура. Дело в том, что в 1965 году Гордон Мур обнаружил любопытную закономерность: тактовая частота микропроцессоров удваивается каждые полтора-два года. Фактически, этот процесс наблюдается вплоть до нынешних дней. В любом случае, создается впечатление, словно я довольно точно предсказал эру суперкомпьютеров 1993 года. Вся суть в том, что всего за несколько лет мощность компьютеров на потребительском рынке значительно возросла. А еще… а еще, черт возьми, я совершенно упустил из виду последствия появления в этом мире домашних компьютеров.

Главная идея, которая вдохновила меня на написание этой истории – это компьютерное приложение, которое становится чрезвычайно значимым. Я всегда был влюблен в диснеевскую «Фантазию»[28]. В 1963 году, когда я только-только закончил высшую школу, во время своего первого визита в Диснейленд, я задумался над тем, сколько компьютеров нужно, чтобы заставить двигаться рисованных персонажей, согласовывая их действия – так я думал – в крупномасштабной драматической постановке, как это делают с живыми артистами. По большому счету, к этому все и идет, хотя самые значительные наши проекты до сих пор осуществляют силами огромных команд блестящих актеров. Идея компьютерной анимации, возможно, была просто озарением, хотя сейчас я знаю, что люди вроде Айвена Сазерленда[29] уже тогда напряженно работали над тем, чтобы осуществить эту идею. Да, прошли годы, прежде чем компьютеры стали достаточно мощными, чтобы качественно передать движение. Но я оказался прав!

Вот пример, говорящий о некотором недостатке прозорливости (по сравнению с другими недостатками это действительно мелочи!). Люди говорили о возможностях анимации за годы до того, как появились первые анимационные фильмы, еще совсем короткие. Прежде, чем стали возможны компьютерные анимационные фильмы уровня «Фантазии», компьютерная анимация должна была стать индустрией. И, как в моей истории, она принесла с собой много неожиданностей. Внезапно оказалось, что компьютеры стали достаточно мощными, чтобы создавать анимационные образы для полнометражных фильмов. Сталкиваться с такого рода проблемами в научной фантастике приходится довольно часто, и избежать их нелегко. В редких случаях, благодаря особым ухищрениям автору удается выйти за рамки настоящего, создав при этом убедительную картину. Но в таком случае все, что происходит в рассказе, воспринимается как само собой разумеющееся.

Есть ряд неудачных моментов, по поводу которых я не слишком переживаю: например, летающие автомобили и впечатляющие успехи в освоении космоса в «моем» 1993 году. Такого рода «ошибки прогнозов» в научной фантастике – обычное дело. Что касается аэромобилей, то их можно считать просто шуткой.

Тогда что по-настоящему неудачно в «Соучастнике»? Главное – это отсутствие персональных компьютеров. Их появление неизбежно следует из предположения, которое я сделал правильно. Что еще? Вопиющий сексизм. «ТВ-картриджи», которые приходится вручную заталкивать в записывающее устройство. А еще… р-р-р! Список можно продолжать, но мне уже неловко. В общем, напишите рассказ и посмотрите, что из этого выйдет.

Словом, «Соучастник» – это мое больное место. Сегодня тысяча девятьсот шестьдесят шестой кажется мне странным и чуждым. Я смотрю на себя со стороны и удивляюсь. И очень рад, что у этого рассказа снова появился шанс выйти в свет.

P. S. Я провел небольшое исследование по истории компьютерной анимации. По этим адресам можно ознакомиться с его результатами (на конец июня 2001 г.).


Один из моих служащих – вор. Черт побери. Я склонен верить таким вещам, это моя прямая обязанность.

Арнольд Су восторженно фыркнул и положил сводку мне на стол.

– Компьютерное время дорого, мистер Ройс, – изрек он с важным видом – словно лично открыл эту истину. – И за последний год кто-то на нашем 4D5 присвоил себе больше семидесяти часов.

Я возвел очи горе… вернее, посмотрел на фрески, которые покрывали три стены моего офиса.

Голограмма казалась объемной и создавала ощущение, что мы расположились среди высоких хвойных деревьев где-нибудь в Канаде, в Скалистых горах. Глядя на них, ни за что не догадаешься, что офис находится глубоко под зданием «Ройс Инкорпорейтед» в Большом Сан-Диего.

– Храни меня боже от вашей расторопности, Арнольд. Семьдесят часов на 4D5 компьютере стоят четыре миллиона долларов. С вашими данными нужно служить в контрразведке[30]. Вам потребовался всего год, чтобы установить, что кто-то ворует у нас из-под носа.

Моя несправедливая критика задела Су.

– Большинство компьютеров, особенно самые мощные, вроде нашего 4D5, можно программировать с удаленных терминалов, из кабинетов отдельных исследователей, к которым компания особенно благоволит. Данные о таких случаях автоматически фиксируются и попадают в отчет.

– Тогда это должен быть кто-то, занимающий высокий пост в компании. Кто-то очень толковый. Шеф, на самом деле он запрограммировал компьютер так, чтобы тот покрывал его. 4D5 дублирует весь комплект книг, чтобы избежать хищений в обход еженедельных проверок.

Конечно, случаи кражи с помощью компьютера случались и раньше – обычно воровали – деньги. Вот одна из причин, почему все дипломированные финансисты вполне могут работать по совместительству техниками-программистами. Однако, чтобы замести следы, надо быть настоящим профи. Очевидно, с одним из таких мы и столкнулись.

– Тогда как ты обнаружил вора, Арни?

Арнольд расплылся в ухмылке. Именно этого вопроса он и ожидал.

– Вы недооцениваете меня, босс. Я уже долго кое за чем слежу. Мой отдел получил разрешение от CDC. Каждый год мы проводим проверку их компьютерного комплекса с помощью нашего, и наоборот. Таким образом все сводится к битве компьютеров, и мы можем раскрыть жульничество подобного рода. Но этот проходимец начал свою деятельность после проверки девяносто второго года, так что до вчерашнего дня мы ничего не могли обнаружить.

Я взял папку с отчетом Арнольда.

– И кто у нас на подозрении?

Четыре миллиона долларов, подумал я. Только бы добраться до этого махинатора. Неудивительно, что производительность компании за последний год так упала.

– Все так туманно, – заметил Су. – За исключением того, что это кто-то из начальства, пользующийся особыми привилегиями в доступе к компьютеру. Теперь, если вы позволите установить «жучков» в офисах и душевых…

– Знаешь, Арни, – тихо сказал я, – иногда мне кажется, что в штабе герра Гиммлера ты был бы как у себя дома.

Арни густо покраснел.

– Простите, босс, я не имел в виду…

– Ничего, ничего.

Су славный парень, дипломированный специалист одной из лучших в стране школ управления бизнесом. Правда, он больной до разнюхивания всяких секретов, но иначе он не был бы настоящим секыорити.

– Мы даже не можем установить, какого рода компьютерная проблема возникает в течение этих семидесяти часов, – смягчившись, продолжал Арни. – То, что вор проделал с компьютером… Это просто уму непостижимо.

Я посмотрел на долину, поросшую хвойным лесом. Уверен, меня кто-то подставил. Я работал двенадцать лет, чтобы сделать имя «Ройс» синонимом слова «компьютер», а «Ройс Технолоджи Инкорпорейтед» – достойным конкурентом ЮМ и CDC. В то время я собрал под крышей корпорации много славных ребят. Они – костяк «Ройс», больше, чем я со своим дипломом об окончании высшей школы. И один из них оказался паршивой овцой. Кто?

Был только один человек, кто был в состоянии найти ответ на этот вопрос. Я встал и направился к двери.

– Нам стоит повидать Ховарда.

– Прентиса? – Су прихватил свой рапорт и устремился следом за мной. – Вы же не думаете, что это его рук дело!

– Конечно, я так не думаю, – ответил я, запирая дверь своего офиса.

Когда мы оказались вне зоны досягаемости ушей моих секретарш и их звукозаписывающих устройств, я решил продолжить свою мысль.

– С кем бы мы не столкнулись, он знает компьютеры снаружи и изнутри. Если пользоваться старыми приемами, мы его не поймаем. Нам придется подойти к вопросу с чисто человеческой точки зрения. Ховард Прентис развлекается с этим дольше, чем мы оба вместе взятые. Он знает человеческую натуру и знает больше способов поймать этого засранца за шиворот, чем мы можем себе представить. Он даст фору любому следователю… – я заметил, как на лице Арни появилось оскорбленное выражение, и поспешил добавить: – в таких уникальных случаев, как этот.

Нужно только пять минут, чтобы добраться на аэромобиле из Чула Виста до побережья, где находились лаборатории ройсовского исследовательского центра. Я предпочитаю общаться с людьми лично, а не по телефону – из таких встреч больше выносишь. На этот раз дело не выгорело: лаборатория была заперта, Прентис куда-то ушел. Я уже собрался вернуться на парковку, но Су меня остановил.

– Одну минутку, босс.

Он достал плоскую металлическую пластинку и сунул в замок.

– Ключ от всех дверей, – объяснил он тоном заговорщика. – Теперь можем подождать его внутри.

Я был слишком удивлен, чтобы отчитать его за вторжение в частную собственность, да еще и в столь позднее время. Наверно, Арни никогда не повзрослеет.

Как только мы вошли, в комнате вспыхнул свет. У одной из стен разместились печатающие устройства и телеэкраны. Я также узнал устройства для видеозаписи с высоким разрешением и для считывания рисунков. Вдоль рабочих стендов аккуратными рядами висели картины Прентиса. Сотни картин, выполненных на холсте маслом. Иногда я задавался вопросом: кто он – художник или ученый? Хотя меня не слишком интересовало, как он распоряжается своим временем, закончив работу над очередным проектом. Су уже обследовал полотна – кажется, они его очаровали.

Прентис не мог отлучиться надолго. Он руководитель отдела, и в его подчинении находятся тридцать компьютерных лабораторий.

В настоящее время его отдел трудится над разработкой оптических и коммуникационных систем для исследовательского зонда, который НАСА собрались запустить к Альфе Центавра. В следующем году.

Я сел в кресло перед компьютером и постарался успокоиться. Потом в глаза мне бросилась голограмма на рабочем столе. Это был цветной портрет Ховарда и Мойры, сделанный на их бриллиантовой свадьбе. Должно быть, Мойре больше девяноста лет. Только одна женщина из миллиарда способна пройти такой путь и все равно выглядеть потрясающе. Но Мойре, высокой и стройной, это каким-то образом удавалось. Она держала Ховарда за плечо, точно ей пятнадцать, и она только что открыла, для чего нужны мальчики. Какая женщина… и какой мужчина. Ховарду перевалило за девяносто пять. Вы знаете, что он работал с самим Томасом Эдисоном. Факт. Это человек-история. Во время Великой депрессии 1929 года он возглавил одну из нефтяных компаний. Депрессия, очевидно, послужила причиной тому, что промышленность Ховарду опротивела. Следующие сорок лет – обычно этот возраст называют «солидным» – он провел в Гринвич-виллидж[31], став битником, усталым, разочарованным во всем, кроме музыки. В семидесятые Ховард снова изменил род деятельности. Он – что бы вы думали? – поступил в колледж. Когда вы достаточно стары, можно вспомнить краткое содержание своей жизни… и снова дать обет первокурсника. Что он и сделал. Ховард занялся не больше и не меньше, как математикой. Он был рядом со мной с тех пор, как мне исполнилось пятнадцать.

Один из лучших моих людей. Я нетерпеливо забарабанил пальцами по подлокотнику кресла. Ховард, где тебя черти носят?!

– Босс, это грандиозно!!!

О чем это Арии? Я встал, чтобы посмотреть. Несколько холстов были сложены друг на друга, и Су указывал на те, что лежали в самом низу. Он сходил с ума по живописи и кино. У него были записи всех фильмов, созданные начиная с 1980 года, и огромная коллекция живописи всех времен.

У Арни были причины восхищаться картинами Ховарда. Прентис – превосходный живописец, возможно, даже великий. У него есть много обычных абстракционистских полотен, но на самом деле Ховард, сколько я его знаю, всегда был неореалистом. Взять хотя бы холсты, которые висят в его лаборатории. Они столь же просты и непретенциозны, сколь мастерски исполнены. Пейзажи, портреты, интерьеры… Но нигде в реальном мире вы не увидите этих мест. Лица на портретах лишены выражения и напоминают снимки в уголовном деле: фас, три четверти, профиль. Не все, изображенные на этих портретах, – люди. Все полотна строго одного размера. Год за годом я расспрашивал о них Ховарда, но он всегда отвечал в той манере, с помощью которой художники показывают, что вас разделяет пропасть. Думаю, он не хотел позволить нам увидеть то, что видел сам.

Арнольд окликнул меня, чтобы показать три пейзажа, которые только что обнаружил.

Он расположил их в ряд, и получилась панорама – обычно их составляют из фотоснимков. Это было едва ли не самое потрясающее, что я видел у Прентиса.

Пока я разглядывал картины, свет в комнате стал чуть более тусклым. На картинах была ночь. Серп луны освещал глубокую долину, а может быть, это было горное ущелье. Наш наблюдательный пункт находился где-то на середине склона. Поблизости виднелись чахлые кусты и вулканический шлак. Ниже, почти на дне долины возвышался замок или крепость, величественное черное строение, лунный свет очерчивал его контуры. Огромное, мощное – но что-то указывало на то, что оно пришло в запустение и разрушалось. Это был лишь остов, который медленно разлагался, превращался в прах. Замок окружали поля пурпурных цветов, их лепестки тускло мерцали в лучах луны. Может быть, люминесцентная краска? Но цветы не были красивы: даже на таком расстоянии они казались пористыми, словно состояли из гнили, из которой росли.

Я снова перевел взгляд на окружающий пейзаж. Это было самое жуткое из всего, что я видел у Прентиса. И при этом в нем было что-то знакомое. У меня даже возникло ощущение, что я уже видел это, причем среди работ того же Ховарда – хотя обычно его пейзажи вызывали скорее не страх, а благоговейный трепет. Картина не производила бы столь сильного впечатления, будь она написана на одном холсте.

Затем в дальнем конце стеллажа я заметил устройство для считывания рисунков. Мы используем такие устройства для того, чтобы загружать изображения напрямую в логические схемы компьютера. Это весьма дорогостоящая процедура: она означает, что множество вычислительных схем компьютера будут задействованы всерьез и надолго. Обычно проще загружать информацию о рисунке с кассеты, но иногда мы хотим, чтобы компьютер мог работать с картинкой напрямую и обращаться к ней непрерывно – скажем, для того, чтобы внести изменения в перспективу. Вот тогда и приходится пользоваться считывающими устройствами.

Ужасная догадка начала складываться у меня в сознании. Я взял одну из картин и положил на гладкую стеклянную панель на крышке устройства. Размеры совпадали идеально. Так вот почему все холсты словно вырезаны по шаблону!

Забыв про Су, я потянулся и вытащил с одной из полок под скамьей тяжелый ноутбук. Я должен докопаться до истины. Теперь этот человек на подозрении, и я должен найти какое-то разумное объяснение его поступкам.

Ноутбук служит для изучения рабочих движений. Мы используем такие, когда надо программировать на компьютере схему изменения пространственного вращения, например, во всевозможных сложных механизмах. Компьютер должен знать местонахождение каждого винтика в любой момент, чтобы предсказать технические характеристики и обнаружить неисправности. Надпись на экране гласила: «Том XIX – техника изображения рук». Я пробежал глазами текст. Тысячи грубых набросков, показывающих человека в разных позах. Рядом с каждым наброском цифры, которые указывают, какое движение следует за этим. Том XIX?! Ничего себе! Значит, Прентису пришлось завести отдельный электронный блокнот для выражения лица… по одному для каждого класса движений! Его проект – в чем бы он ни заключался – был просто грандиозным. Такое Ховард должен был планировать не один год. Судя по тому, что я только что обнаружил, семидесяти часов на 4D5 будет маловато… Да, все верно. Прентис и есть та самая крыса, что крадет у своих. Но зачем? Что он делает с украденным компьютерным временем?

За дверью послышались шаги.

Арнольд посмотрел на картину, которая так очаровала его, и тепло произнес:

– О, Ховард!

– Приветствую, – Прентис положил портфель на стеллаж и снял жакет, потом обернулся, посмотрел на меня.

– Вообще-то, это мой рабочий кабинет, – мягко заметил он.

Я не поддался. В таком состоянии уже не до любезностей.

– Прентис, тебе придется кое-что объяснить, – я жестом указал на картины и считывающее устройство. – Кто-то ворует компьютерное время, и я думаю, что это ты.

Прентис бросил взгляд на Су.

– Решили наконец-то устроить перекрестную проверку – верно, Арнольд? Ладно. Я знаю, что больше года не протяну. И знаю, за что бьюсь.

Судя по виду Арни, для него это оказалось полной неожиданностью. Целый год Прентису удавалось скрывать подлог, а сейчас он спокойно во всем признался.

– Ну да, – я фыркнул. – Что такое четыре миллиона Долларов для «Ройс Инкорпорейтед»?

– Как думаешь, что это такое? – он не стал дожидаться ответа. – Я получил это буквально только что.

Прентис полез в свой портфель и вытащил ТВ-картридж.

– Нас с Мойрой всегда приводил в ужас тот факт, что в некоторых видах искусства художнику-одиночке делать нечего. Взять ту же киноиндустрию. Большинство фильмов обходятся в миллионы долларов, для съемок задействуют сотни людей – актеров, режиссеров, операторов…

За разговором он прогонял пленку через многочисленные головки считывающего устройства. Наверно, вы думаете, что он хочет показать нам что-то из домашнего видео. Вот язва! Но я не стал его останавливать. В конце концов, он меня заинтриговал. Ради чего ему было губить свою карьеру?

– Как бы то ни было, – продолжал Прентис, – вернемся в 1957 год. Тогда я понял, каким образом человек может в одиночку создавать фильмы. С тех пор для нас с Мойрой это стало главной целью в жизни. Поначалу мы и представить себе не могли, какая эта адская работа и какими мощными должны стать компьютеры, чтобы помочь нам сделать то, чего мы хотим. Но я получил диплом, и мы ухватились за эту возможность, – он заправил ленту в приемный картридж и щелчком загнал его на место. – С помощью 4D5 мы смогли экранизировать один из величайших романов двадцатого века.

– Вы использовали 4D5, чтобы снять мультик!

Арнольд, похоже, не верил своим ушам. Он уже забыл о преступлении, из-за которого мы сюда пришли.

Впервые за все это время Прентис выказал раздражение.

– Да, представьте себе, мультик! Можете заодно назвать «Мону Лизу» мазней… Сделайте одолжение, Арнольд, выключите свет.

Лампы погасли. Прентис включил проектор. Телеэкран на стене ожил.

У меня перехватило дух.

Ночь. Пейзаж с пурпурными цветами.

Но сейчас он выглядел иначе. Это было окно в другой мир. Когда я разглядывал картину, мне стало не по себе, но сейчас меня охватил ужас.

Три хрупких фигурки спускались по склону в долину. Внезапно я понял, почему пейзаж показался мне знакомым.

Прентис снял мультфильм по «Властелину Колец».

Если вы учились в английской высшей школе… Если не учились, я беру вас на работу – мое эго требует, чтобы в моей конторе хоть у одного человека образование было ниже, чем у меня. Так вот, если вы учились в английской высшей школе, то наверняка читали Толкиена. Сейчас мы смотрели сцену, где Фродо, Сэм и Горлум, проникнув в Минас Моргул, поднимаются по лестнице Кирит Унгола. Именно Минас Моргулом был тот замок в долине. У Прентиса это выглядело куда более реалистично и куда более жутко, чем я мог себе представить.

Потом до меня дошло, что Прентис что-то говорит.

– Мы с Мойрой работали тридцать лет. Рисовали эскизы, прорабатывали движения, сценарий, записывали звуковую дорожку… Но без 4D5 мы не смогли бы свести все это воедино. Мы бы так и остались с кучей рисунков, набросков и всего прочего.

Трое на склоне остановились, чтобы отдохнуть. «Камера» наехала, и теперь было слышно, как они спорят – вполголоса, но яростно. Теперь я знал, почему лица на портретах Прентиса кажутся невыразительными. В 4D5 они оживали и начинали двигаться.

Нет, это никакой не мультик. Фигуры были прекрасно прорисованы, и у каждого был свой голос. Я видел бесконечное смирение Фродо, ужас Сэма. Видел, как в глазах Горлума вспыхивают зеленые огоньки: он боролся со своим вторым «я».

Да, это был синтез живописи и результата изучения движений человеческого тела – плод гения Ховарда и 4D5-анализа. Продолжая двигаться – ровно, без толчков, – «камера» отползла назад, чтобы показать древнюю каменную лестницу, которая вела куда-то в горы. Трое встали и продолжили свой долгий путь к логову Шелоб.

Щелк! Пленка кончилась. Прентис включил свет. Пару секунд я хлопал глазами, пытаясь вернуться к реальности.

– Это только пятиминутный эпизод, – проговорил Прентис. – Общая продолжительность фильма – больше четырех часов.

Су опомнился первым.

– Господи, Ховард… Это потрясающе. Это самое великое достижение техники и искусства за последние полвека…

– Ну, наверно, – согласился Прентис. – Теперь любой писатель или художник сможет создать такую постановку.

– Уверен, – саркастически заметил я. – Каждый, кто пожелает выложить четыре миллиона доллара за компьютерное время.

Прентис обернулся ко мне.

– На самом деле нет, Боб. Компьютерное время дорого только из-за нехватки компьютеров класса 4D5. Ну, есть еще ряд проблем, которые иначе как с 4D5 не решишь. Учитывая темпы технического прогресса… подозреваю, что еще каких-то пять лет – и ты сможешь купить компьютер не хуже 4D5 за каких-нибудь десять тысяч долларов. Любой, кто очень хочет стать аниматором, сможет на такое раскошелиться.

– А ты ждать не захотел.

Он улыбнулся.

– Совершенно верно. Я ждал тридцать лет. А ты говоришь: «еще пять». Я не знаю, буду ли к тому времени хоть на что-нибудь способен.

– Замечательно. Насколько я понимаю, ты хочешь, чтобы я дал тебе шанс. Когда я с тобой разделаюсь, тебе будет не из чего выбирать для…

– Секунду, босс, – Арни прервал меня. Вне себя от злости, я обернулся.

– Су, ты что, не понимаешь? – мой голос стал выше на пол-октавы. – Прентис украл четыре миллиона долларов! Мои четыре миллиона!

– Так я и говорю о ваших деньгах, босс. Вы когда-нибудь видели «Фантазию»? Или «Волшебство»?

– Диснеевские полнометражки? Конечно.

– Догадываетесь, сколько они стоят?

– Шутки в сторону, Арни. Я же знаю, ты в этом эксперт. Так сколько?

– «Фантазия» появилась в 1940 году. И обошлась Диснею в два с лишним миллиона долларов. Когда тридцать пять лет спустя он занялся «Волшебством», расходы подскочили аж до двадцати миллионов. И это при том, что «Волшебство» – вещь на порядок более слабая. В наши дни для того, чтобы снять картину на хорошем уровне – не важно, анимационную или с живыми актерами – нужно потратить больше десяти миллионов долларов. Ховард открыл способ делать фильмы за гро-ши.

– И почему вы не обратились ко мне? – спросил я у Прентиса.

Ховард мрачно посмотрел на меня. У него свои представления о честности.

– Боб, положа руку на сердце, – вы уверены, что ответили бы «да»? Я художник. Возможно, я толковый исследователь, но это на втором месте. Мы с Мойрой сделали это, хотя знали, что мистер Ройс в ближайшее время спустит на нас всех собак.

– Босс, – снова вмешался Арни, – это совершенно неважно, собирался Ховард помогать вам или нет. Как бы то ни было, на нас свалилась удача.

Когда Арнольд говорит таким тоном… Четыре миллиона Долларов – не так уж страшно. Можно считать, я купил за них бесподобный фильм, о котором скоро заговорят все. Если помочь Ховарду с организацией процесса – до сих пор ему помогала только супруга, – можно будет неплохо сэкономить. В конце концов, пройдет еще лет восемь, если не больше, прежде чем мы сможем сделать компьютеры 4D5-класса такими маленькими, чтобы выйти с ними на потребительский рынок. Пока этого не произойдет, создание фильмов будет оставаться прерогативой крупных фирм.

Все эти годы Ховард будет оттачивать свое мастерство, так что конкурентам за нами не угнаться. Образно выражаясь, мы заложили фундамент новой индустрии.

Су прервал мои размышления.

– Ну что?

– Отлично, – я решил сдерживать чувства. – Полагаю, нам стоит заняться кинобизнесом.

Я и представить себе не мог, насколько был прав… До тех пор, пока мы не получили первого «Оскара».

Ученик торговца[32]

Многие годы я был очарован рассказом Фредерика Брауна «Письмо в Феникс». Что если один человек пережил свою цивилизацию, а потом еще раз и еще? Главный герой Брауна почти бессмертен. Того же мог бы добиться и обычный человек, используя нечто вроде фрагментарной анимации. Что могло двигать таким путешественником, кроме сумасшедшего любопытства? Возможно, я мог бы взять торговца, который продает товары не в разных местах, а в разных эпохах. Но мой торговец способен двигаться только в одном направлении… и проблема оценки «потребительского спроса» в следующей точке для него действительно огромна.

В конце 1960-х я и так и сяк крутил эту идею, часть рассказа уже была написана, но я никак не мог дотянуть его до конца. Я отложил рассказ в сторону. И оказалось, что это самое удачное решение, которое я мог принять.

С 1972 по 1979 год я был женат на Джоан Д. Виндж. Конечно, мы все время обсуждали самые разнообразные проекты; разрабатывать что-либо с таким хорошим писателем – большое удовольствие. И все же, несмотря на наши постоянные споры о сюжетах, только однажды разговор коснулся этого рассказа: я показал Джоан отрывок из моего «вне временного торговца» и поделился с ней идеями возможного финала. Мы все обсудили и решили, что для того, чтобы соединить разрозненные части, рассказу необходима «канва». (Думаю, это один из немногочисленных разов, когда она или я пользовались этим приемом) Джоан написала канву и последнюю часть «Ученика торговца», затем переписала мой черновик. Результат вы видите ниже. Имейте в виду, что до определенного места писал я (с последующей правкой Джоан), а затем Джоан. Вы можете определить, кто что писал?


Властелин Файфа лорд Бакри I сидел, лениво развалясь на троне и смотрел, как два его младших сына в шутку сражаются в пустом зале для аудиенций. Кинжалы были деревянными, но соперничество самым настоящим, и мальчик помладше явно проигрывал. Лорд Бакри начал теребить тяжелую золотую серьгу. Стройный темноволосый Ганабан был его тайным любимцем. Мальчик унаследовал от отца и внешность, и склад ума.

Повелитель Равнинных Земель был высоким мужчиной, его некогда каштановые взъерошенные волосы уже начали седеть на висках. Голубые глаза на худощавом лисьем лице все еще взирали на мир с приводящей в замешательство резкостью, хотя многолетний опыт и научил его прятать свои мысли. Более двадцати лет прошло с тех пор, как он выиграл в битве за власть над своими землями. Не будь он умен и осторожен, он бы не удержал в руках опасное место правителя. Сейчас, когда Ганабан крикнул: «Трэйс, посмотри, что там!», в его глазах вспыхнуло столь не свойственное ему выражение одобрения. Стоило брату отвлечься, отвернувшись, как Ганабан хорошенько ударил его в грудь.

– Я тебя сделал, – радостно закричал Ганабан. Трэйс скривился от досады.

Их отец тихонько засмеялся, но выражение лица мгновенно изменилось, когда он услышал шум снаружи залы. Тяжелые прозрачные двери в дальнем конце комнаты с треском распахнулись. Гонец с Равнинных Земель прорвался сквозь стражу, пересек огромный с высокими потолками зал, в котором эхом отдавались все звуки, и склонился в низком поклоне. Его ружье с грохотом свалилось на пол.

– Ваша светлость.

Лорд Бакри щелкнул пальцами, и его сгорающие от любопытства сыновья молча покинули комнату.

– Поднимись, – сказал он нетерпеливо. – Что, в конце концов, это значит?

– Ваша светлость, – гонец поднял запылившееся лицо, мысленно вздрогнув, услышав тягучее произношение лорда – уроженца Нагорных Земель. – Ходят слухи, что морские королевства собрали новую армию. Сейчас они переходят через прибрежные горы, и…

– Невозможно. И полугода не прошло, как мы разбили их на голову.

– Они набрали множество людей на побережье, ваша светлость. – Даже поза всадника выражала извинения. – И Джейли Акульи зубы заключил на этот раз договор с Южными Землями.

Лорд Бакри фыркнул.

– Сколько помню, они всю жизнь были заклятыми врагами. – Он нахмурился, теребя серьгу. – Единственное, что их объединяет – это я. Проклятие.

Он рассеяно выслушал отчет наездника, затем резко поднялся, запоздало решив отпустить гонца. Пока плавно закрывались тяжелые двери зала, он уже шел широкими шагами к лифту мимо колонны с баллистическим транспортировщиком, ведущим к выходу, которым не пользовались более тридцати лет. Мягкие подошвы обуви с Нагорных Земель неслышно скользили по холодному полированному полу.

С башни замка он оглядел необъятную ширь своих владений, богатых, совершенно плоских пахотных земель, расположенных в тянущейся на многие километры долине. Именно эти земли жаждали получить Юг и Запад. Сейчас поля были темными из-за вспаханной земли, готовой для весенних посевов. Нет времени собирать армию. Он был уверен, что его враги прекрасно об этом осведомлены. День стоял исключительно ясный, и на восточном рубеже открывающейся перед ним панорамы, он мог различить пурпурную стену седых гор: – Нагорные Земли, в которых он родился и в которых заключалось сейчас нечто даже более для него важное.

Сухой ветер ворошил его волосы, в то время как он сквозь тридцатилетие смотрел назад в прошлое. Загорелые руки обхватили зеленоватую черноту древних цельных перил. «Будь ты проклят, мистер Джаггед! – бросил он ветру. – Где твое волшебство, когда я в нем нуждаюсь?»

* * *

Торговец пришел к Границам Темного леса с востока в тот день, когда Виму Бакри исполнилось семнадцать лет. Лето только начиналось, и Вим все еще видел, как искрятся солнечные лучи, падая на снег, который покрывал поросший соснами холм, возвышающийся над Границами. Пласты снега на тех холмах, что повыше, таяли в последнюю очередь, заливая овраги, которые большую часть года стояли сухими, превращая Маленько-большую Речушку в холодный шумный поток, изливающийся на землю внизу лачуг на северной стороне дороги. Еще неделю назад Восточный Перевал покрывали более тридцати футов снега.

Что-то вроде молчаливого оцепенения охватило горожан, в то время как они смотрели на торговца, волочившего повозку по восточной дороге в направлении Границ. Фургон был примерно десять футов в высоту и пятнадцать в длину с резными ярко раскрашенными деревянными стенками, которые уходили от колес вверх, резко наклоняясь, и венчались остроконечной крышей. Глаза Вима широко распахнулись от удивления, когда он увидел эти колеса – – длинные и тонкие, словно ива, но тем не менее более пяти футов в ширину. Под весом повозки они на полфута, а то и больше, уходили в дорожную грязь, но разрезали ее без сопротивления и не оставляли колеи.

Несмотря на это, торговец сгибался почти вдвое, волоча свой груз. Мужчина был низкорослым и грузным, а его кожа намного темнее той, что когда-либо доводилось видеть Виму. Заостренная черная бородка задиралась под определенным углом, когда он, пошатываясь, брел по колее по лодыжки в грязи. Над икрами светилась чернотой и чистотой кожа гетр с вытесненным на ней узором. Несколько вялых псов осторожно увивались вокруг, пока он с трудом тащился по середине дороги. Он не обращал на них внимания, так же как не обращал внимания на глазеющих горожан.

Вим резко передвинул пустую кружку назад к Оунзу Рампстеру, который сидел ближе всех к двери таверны. «Еще», – сказал он. Оунз выругался, встал со ступенек и исчез в таверне.

Вим ни на секунду не отрывал взгляда от торговца. Когда смуглый человек достиг того места, где дорога в центре города расширялась, он затащил повозку прямо в грязную трясину, где некогда стоял дом Вдовы Хенли, пока его не разрушила Маленько-большая Речушка. Теперь к незнакомцу было приковано всеобщее внимание. Даже городской кузнец оставил меха и стоял в дверном проеме, выпучив на торговца глаза.

Пока торговец ногой опускал тормозное приспособление позади раскрашенного фургона и закреплял его в грязи, спина его была повернута к горожанам. Затем он возвратился к передней части повозки и повернул несколько колесиков внутри деревянной обшивки. Узкая подвесная дощечка, выкрашенная в голубой цвет, отделилась сверху от фронтона и стремительно завибрировала. Из фургона раздалась резкая, металлическая, свистящая мелодия. Этот звук опустошил таверну и привел на улицу оставшихся жителей Границ. Оунз Рампстер чуть не свалился с деревянных ступеней, торопясь разглядеть источник музыки. Он тяжело опустился, протянув Виму наполненную вновь кружку. Вим даже не заметил.

Когда торговец повернулся к толпе, жуткая музыка прекратилась, и речушка громко шумела в тишине. А потом маленький человек прогремел неожиданно низким голосом: «Меня зовут Джейгит Кэтчетурианц, и я торгую коваными изделиями. Иглы, тесла, клинки – нужны они вам?». Он потянул за щеколду на стенке фургона и из нее выскочила панель, открыв взорам ряды сияющих игл и лезвий для ножей, настолько острых, что Вим мог видеть только сверкание в тех местах, куда падал солнечный свет. «Подходите-ка, люди добрые, сюда. Посмотрите, потрогайте. Скажите, что вы можете за них дать?». Приглашение не пришлось повторять дважды – он был окружен в мгновенье ока. Поскольку горожане сомкнулись сплошной стеной, он взобрался наверх на несколько ступенек, которые находились сбоку фургона, чтобы его можно было различить сквозь толпу.

Парни Вима вскочили на ноги; но он сидел неподвижно, на заостренном лице застыло решительное выражение. «На место», – сказал он, довольно громко. – У вас глаза почти выскочили из орбит. Они сдерут с нас шкуры значительно быстрее, если мы что-нибудь предпримем здесь. Слишком много народа. На место!» Он пнул с боку голень ближайшего из них, Батекара Хенли; все сели. «Пьяница, дай-ка мне одно из ваших кольц, то большое».

Младший брат Оунза Рампстера впился в него взглядом, затем вытащил из грязного шерстяного манжета кулак с драгоценностью и протянул Виму. «Как получается, Вим, что ты внезапно становишься таким храбрым?» Он с раздражением опустил кольцо в его руку. Вим отвернулся, не удостоив парня ответом, и передал массивный кусок золота пухлой, симпатичной подружке Батекара.

«Ну, Эмми, просто иди к тому фургону и позаботься о том, чтобы купить нам несколько клинков. Не слишком длинных, скажем, таких, – он вытянул пальцы. – И выясни, как они крепятся на стойке».

«Конечно, Вим». Она поднялась со ступеней и засеменила по грязной дороге к толпе, окружившей фургон торговца. Вим поморщился, раздумывая о том, что красное вязаное платье, которое купил ей Батекар, возможно чересчур маленькое.

Разглагольствования торговца продолжались, почти заглушая шум Маленько-большой Речушки. «Просто опробуйте свои клинки на моих, друзья. Давайте. Смотрите, вы не оставили на них ни царапины, видите? Ну и сколько они стоят, друзья? Я беру золото, серебро. Или ремесленные изделия. И мне нужна лошадь – свою я потерял, спускаясь по тем чертовым тропам». Он махнул рукой на Восточный Перевал. Ряды горожан сомкнулись еще плотнее, поскольку каждый из них пытался изыскать возможность испытать сверкающий металл и предложить цену, которая бы устроила торговца. Эмми мастерски лавировала в толпе; через несколько секунд Вим уже видел ее красное платье в первых рядах. Она восторженно поглаживала товары, соревнуясь с остальными за внимание незнакомца.

Ганабан Крой поменял положение своего массивного тела на жесткой деревянной ступеньке. «Три золотые свиньи говорят, что пришелец – с нижнего запада. Он просто пришел с востока, чтобы между нами появились пересуды. Никто не делает такие ножи к востоку от перевала».

Вим едва заметно кивнул. «Возможно». Он наблюдал за торговцем и теребил пальцами толстую золотую серьгу, наполовину спрятанную за взлохмаченными каштановыми волосами.

Через дорогу от него продавца с четырех сторон забрасывали предложениями о сделках. Многие горожане хотели продать меха или арбалеты, но Джейгита Кэтчетурианца они не интересовали. Это значительно сузило круг его потенциальных покупателей. Даже когда он яростно спорил со стоящими внизу, его быстрые темные глаза стреляли вверх и вниз по улице, не обойдя вниманием и компанию у таверны, на миг они остановились на Виме, как будто пронзив его.

Торговец снял со стойки несколько лезвий и передал их вниз, очевидно получив в оплату металл. Эмми досталось по крайней мере два. Затем, добиваясь тишины, он поднял руки. «Люди, я действительно сожалею, что свалился вам как снег на голову, и вы все не были готовы к моему приходу. Давайте разойдемся сейчас и повторим попытку завтра, когда вы сможете принести то, что имеете для торговли. Я, возможно, буду брать некоторые меха. И приводите также лошадей, если хотите. Так как мне одна нужна позарез, я отдам два, возможно, три тесла за хорошую лошадь или мула. Хорошо?»

Не тут-то было. Несколько разочарованных горожан попробовали сорвать товары со стойки. Вим заметил, что у них ничего не вышло. Торговец потянул за шнур в передней части повозки и стойка развернулась внутрь, вместо нее снова появилась резная деревянная обшивка. Когда толпа поредела, Виму стало видно Эмми, которая сжимала в руках два ножа и кусочек ситцевой ткани. Она все еще о чем-то горячо говорила с торговцем.

Торговец снял с талии серебристую цепь, пропустил через колеса телеги, а затем обмотал вокруг ближайшего дерева. После этого последовал за Эмми назад через дорогу.

Оунз Рампстер фыркнул. «Уверен, это просто детская забава. Спорю, что мы без труда ее разломаем».

«Возможно». Вим снова кивнул, не слушая. Его глаза стали синими от гнева, когда Эмми подвела торговца прямо к ступеням таверны. «О, Батекар, только взгляни, какие чудесные иглы продал мне мистер Кэтчетур». Пьяница вскочил на ноги. «Ты! Тупая маленькая, маленькая… мы сказали тебе купить ножи. Ножи! А ты спустила мое кольцо, чтобы купить иглы!». – Он вырвал ткань из рук Эмми и принялся рвать ее на кусочки.

«Эй! – Эмми начала колотить его в бессильной ярости, хватаясь за свою добычу. – Батекар, пусть он остановится!» Батекар и Оунз опустили Пьяницу на место, вернув ей иглы и ткань. Эмми надула губы. «Страшный мужлан».

Вим нахмурился и выпил, не выпуская торговца из виду. Смуглый чужеземец стоял, разглядывая всех по очереди. Руки свободно болтались по бокам, а на губах играла едва заметная улыбка, спокойные черные глаза не пропускали ни одной детали. Такие глаза совсем не подходили к упитанной физиономии торговца. Вим неловко заерзал, терзаясь какой-то неуверенностью. Но он стряхнул с себя это чувство. Непонятно, какие у них тут шансы, чтобы начинать состязание, исход которого не очевиден. Он встал и протянул руку. «Меня зовут Вим Бакри, мистер Кэтчетур. Прошу простить за поведение Пьяницы, он все время навеселе, это уж точно».

Торговцу пришлось слегка приподняться, чтобы пожать ему руку. «Люди обычно зовут меня просто Джейгит. Рад познакомиться. Мисс Эмми сказала мне, что ты и твои друзья иногда нанимаетесь охранять людей вроде меня».

За его спиной Батекар стоял, открыв рот. Эмми самодовольно улыбалась. Время от времени она доказывала, что не столь глупа, как кажется.

Вим благоразумно кивнул. «Случается. И дело стоит того, чтобы иметь нас на службе». В этих горах множество воров, но большинство из них попятится, завидев шесть добрых лучников». Он взглянул на Пьяницу. «Пять добрых лучников».

«Вот и хорошо». Маленький толстый человек ласково улыбнулся, и мгновение Вим недоумевал, чем это лицо могло его так насторожить. «Хотелось бы предложить вам работку».

* * *

Вот так они начали спускаться с высоких гор. Было самое начало лета, но в Нагорных Землях оно больше напоминает шумную весну. Под сверкающим голубым небом всюду по земле распространяется зелень, оттесняя мрачные холмики тающего снега и покрывая выходящие на поверхность пласты гранита. Полноводные ручьи подпрыгивали и, журча, бежали вниз по горным долинам, проносясь сквозь водопады и пороги, которые вдребезги разбивали воду, превращая ее в пену и раскидывая блестящим покрывалом едва ли ни в дюйм глубиной над горными породами. Рваные вершины, окаймленные шкурами ледников, оставались все дальше и дальше, и все же день не становился теплее. Ледяная вода кругом не давала воздуху прогреться.

Торговец и шесть его «защитников» шли извилистым тропами сквозь глухой болотистый сосновый лес, прерываемый альпийскими лугами, на которых цвели яркие, подобные звездам, цветы, а невысокая трава на пригорках заставляла лодыжки болеть от усталости. Они проходили мимо болот, где даже в такой холод роились тучи комаров, и высокие мокасины Вима пронзительно скрипели на мягкой сырой земле.

Но ближе к вечеру отряд дошел до Тропы в Ведьминской Низине, и путь для лошади, тащившей фургон торговца, стал легче. Где-то впереди отряда Оунз Рампстер занимал лидирующее место, вдалеке по бокам шли толстый Ганабан, Батекар и Коротышка, в то время как Пьяница Рампстер, сейчас почти трезвый, прикрывал тыл. В Нагорных Землях даже грабители, особенно грабители, путешествуют с предосторожностями.

Большую часть дня Вим провел в молчании, слушая журчание воды, ветер, щебечущих среди сосен птиц – прислушиваясь к звукам людского вероломства. Но, похоже, вокруг никого не было. Он видел только одного земледельца в четырех милях от Границ Темного леса, и с тех пор ни души.

Вчера торговец расспрашивал его об этих землях и о том, сколько людей живет вблизи Границ, чем они зарабатывают на жизнь. Он, казалось, расстроился, услышав, что в окрестностях обитают в основном лишь бедные, живущие далеко друг от друга земледельцы да охотники. Сказал, его товары из разряда тех, что скорее заинтересуют богатых горожан. Вим тут же заявил, что он один из тех немногих людей с Нагорных Земель, которые когда-либо бывали в Великой Долине и доходили до огромного города Файф, и что они будут более чем рады сопроводить его до Равнинных Земель – за вознаграждение. Если за толикой жадности скроются их истинные намерения, то тем лучше. А предоплата торговца, выданная странными усеянными драгоценными камнями серебряными шариками, только предала больше искренности заинтересованности в его планах на будущее.

Вим бросил взгляд на торговца, идущего сбоку от него рядом с пятнистой лошадью, запряженной в повозку. Вблизи он казался даже более примечательным, чем на расстоянии. Его прямые черные волосы были подстрижены невероятно аккуратно у основания шеи, Вим задумался, надевал ли он на голову миску, чтобы стричь вокруг. И от него странно пахло, не то чтобы неприятно, но скорее старой хвоей, чем человеком. Серебряная нитка, которой была прошита рубашка из мягкой кожи, была тоньше, чем Виму доводилось видеть. Будет совсем не плохо получить такую рубаху, Вим рассеяно потянул рукой за петли бус и гладкий металл, которые висели поверх его собственной льняной рубашки.

Они уже прошли около полумили, когда Вим решил поведать: «Это называют Ведьминской Низиной. Есть поверье, что раньше у людей было волшебство, и они могли летать по воздуху на хитрых приспособлениях. Один из них утратил волшебство недалеко отсюда. Еще двадцать лет назад можно было найти место, где лежат кости и кусочки стали, как я слышал, целиком покрытые ржавчиной. Некоторые говорят, что эта тропа через низину также не обычная».

Джейгит не ответил, брел, опустив вниз голову, заостренная черная борода загибалась на груди. Впервые с того времени, как началось путешествие, его, казалось, не интересовал ландшафт. Наконец он произнес: «Сколько, ты считаешь, прошло времени, с тех пор как летающее приспособление рухнуло здесь?».

Вим пожал плечами. «Мой дед слышал историю от своего собственного деда»

«Хм. И это все… волшебство, о котором, как ты слышал, рассказывают?»

Вим решил не говорить торговцу о том, что он знал о городе Файф. Это, наверное, напугает маленького человека так, что он повернет обратно, и это станет причиной преждевременного противоборства. «Ну, у нас есть в горах ведьмы, вроде двоюродной сестры Вдовы Хенли, но большинство из них ненастоящие, по крайней мере те, которых я видел. Только внешний вид и несчастья, которые, как говорит народ, идут в наказание за грехи, – ухмылка скривила его лицо – ну, а о волшебстве я ничего не знаю. А чего вы ожидали?»

Джейгит покачал головой. «Нечто большее, чем ничтожные неудавшиеся ведьмы, можешь не сомневаться. Чем больше смотрю на страну, тем больше убеждаюсь, это не то место, откуда я отправлялся в путь».

Следующую милю они шли в молчании. Тропу пронзал гранитный гребень. Вим мельком увидел Ганабана слева, высоко наверху, параллельно фургону. Его лицо было красным от напряжения. Он быстро махнул им, показывая, что все в порядке. Вим также посигналил ему и вернулся к размышлениям о необычном маленьком человеке, который шагает сбоку от него. Почему-то он продолжал вспоминать вчерашний день, Ганабан пожаловался: «Вим, не нравится мне этот коротышка. Говорю же, что надо его бросить». Снова пришло ощущение надвигающейся беды и огромная, как никогда, злость на самого себя. Он резко бросил: «Трусишь, Ган? То, что парень странный, вовсе не значит, что у него дурной глаз». И знал, что не убедил ни его, ни себя.

Может быть, почувствовав направление его молчания или, может быть, по другим причинам, торговец начал говорить снова. На этот раз не о том, куда он направлялся, но, скорее о себе самом и о том, откуда он пришел, о месте под названием Шарн, земле, на которой творились такие чудеса, что если бы Вим услышал рассказ от кого-нибудь другого, он бы рассмеялся.

Потому что Шарн – это земли где правили настоящие маги, где летающие приспособления были бы примечательны только своей заурядностью. Шарн – огромные земли и одновременно город, город, где нет улиц, это один блестящий, живой кристалл, который снопами света бросает вызов небесам. И люди из страны Шарн благодаря своей магической силе сделались похожими на богов. Они носили одежду из тончайшего шелка, летали в небо на молниях, пока гремел гром, переговаривались друг с другом через мили. Они спускались под воду теплых пограничных морей, погода повиновалась им, и они оставались молодыми столь долго, сколь жили. Волшебство превратило их в грозных воителей и могущественных завоевателей, так как они могли убить чуть ли не одной мыслью и кивком головы. И если их раздражала гора, они в одно мгновение могли ее разрушить. Вим подумал о Нагорных Землях и содрогнулся, потрогав костяную рукоять ножа, пристегнутого ремнем к ноге.

Джейгит пришел в Шарн из страны, которая располагала еще дальше на восток и была значительно примитивнее. Он остался и овладел тем волшебством, которое было ему под силу. Товары, которые он привез в Шарн, пользовались успехом и за них платили немалую цену. За время, проведенное в волшебных землях, он овладел некоторыми не очень мощными шарнскими заклинаниями. Потом он ушел, чтобы найти место сбыта для этого приобретения, в земли, где знали волшебство, но не так глубоко, как в Шарне.

Когда торговец закончил рассказ, Вим увидел, что солнце почти докатилось до горных хребтов к востоку от них. Несколько минут он шел, искоса глядя на закат, пытаясь обнаружить следы потерянных земель Шарн.

Тропа изогнулась под углом в девяносто градусов, направляясь вниз через небольшую долину. Наполовину спрятанный в сгущающемся полумраке, который сейчас расползался по земле, шаткий деревянный мост пересекал реку. По ту сторону моста в неожиданном свете солнца сосны карабкались на затемненные склоны гор. Вдоль гряды холмов, расположенных чуть дальше, чем в миле, десять или двенадцать громадных, одиноких деревьев ловили, возвышаясь над лесом, свет.

«Мистер Джейгит, вы – лучший лгун, которого я встречал в своей жизни». Вим упорно гнал от себя страх, чувствуя, как торговец спокойно смотрит ему в лицо, в то время как сам он показывает рукой за долину. «Мы думаем устроиться на ночь как раз за той грядой. В месте, которое называется Дедова роща. Возможно, вы никогда не видели таких больших деревьев, даже в Шарне!»

Торговец вглядывался в умирающий закат. «Возможно, – сказал он, – в любом случае я, конечно же, хочу посмотреть на такие большие деревья».

Они шли вниз от солнечного света к поднимающейся темноте. Вим мельком увидел высокую фетровую шляпу Оунза, когда он вынырнул из тени на другой стороне долины, но никого из остальных ребят заметить не удалось. Вим и торговец были вынуждены оставить Тропу в Ведьминской Низине. Для лошади с повозкой передвижение затруднилось, но несмотря на это, они достигли края Дедовой Рощи менее, чем за полчаса, минуя одно из высоченных деревьев, затем второе и третье. Низкие жердеобразные сосны стали тонкими, а потом и вовсе исчезли. Впереди были только дедовы деревья, их шероховатые полосатые стволы казались красно-коричневыми и золотыми в умирающем свете солнца. Легкий ветерок, который с ними вместе пересек долину, рев реки позади, все звуки растворились в кафедральной тишине, остался лишь прохладный неподвижный воздух и золотые деревья. Вим остановился и откинул голову назад, чтобы поймать даже мимолетное колыхание самых низких ветвей, унизанных колкой золотисто-зеленой хвоей. Это была их земля, и он знал не один рассказ, в котором говорилось, как деревья охраняют ее, не пуская опасные существа, сохраняя воздух прохладным, а почву ароматной и слегка влажной на протяжении всего лета.

«Сюда», – слева раздался приглушенный голос Ганабана. Они обошли вокруг двадцатифутового ствола и обнаружили Ганабана и Батекара, разжигающих небольшой костер при помощи лучин, которые они подобрали в роще. Вим знал, что кора дедовых деревьев очень плохо горит. Трепещущее пламя осветило огромную темную впадину за их спинами: ствол древнего дерева разрушился, образовав пещеру, в которой могли найти ночное убежище путешественники.

К тому времени, как они поели и поменяли дозорных, солнце село. Вим потушил костер, и единственным источником света стал серп месяца, катящийся вслед за солнцем на запад.

Вим заметил с возрастающим раздражением, что торговец и не пошевелился, чтобы пойти спать. А неподвижно сидел, скрестив ноги, в тени своего фургона. Он надел темное пальто от холода, и был практически невидим. Однако Вим думал, что он смотрит вверх на небо. Молчание тянулось все то время, пока Вим не решил, что ему надо прикинуться спящим до того, как уснет торговец. Наконец, Джейгит встал и подошел к задней части фургона. Он открыт крошечную заслонку и переместил два предмета.

«Что это?», – спросил Вим, испытывая одновременно и любопытство, и подозрение.

«Просто немного безобидного волшебства». Он поставил одно устройство вниз на землю, по виду оно напоминало брусок с ручкой на одном конце. Вим подошел к торговцу, пока тот устанавливал второй предмет на уровне глаз. Второе устройство выглядело куда как сложнее. Оно мерцало, почти искрилось в тусклом свете луны, и Вим подумал, что видит зеркала со странными линиями по бокам. Крошечный пузырек плавал вдоль боков в трубке. Торговец взирал через устройство на разбросанные по небу бледные звезды, заметные среди ветвей. Наконец, он поставил устройство назад в фургон, и подобрал брусок. Вим осторожно смотрел на торговца, в то время как остальные удалились в направлении дерева-пещеры, брусок уж слишком напоминал оружие.

Джейгит нажал что-то у ручки бруска, и в роще раздался жуткий вой. Он вскоре растаял в тишине, но Вим был уверен, что теперь передняя часть бруска вращается. Джейгит поместил его напротив серебрящейся в лунном свете коры дерева-пещеры, и верхний конец начал без напряжения пробираться внутрь массивного ствола.

Голос Вим слегка дрожал. «Это… это кое-что из вашего шарнского волшебства?»

Торговец мягко засмеялся, заканчивая свой эксперимент. «Едва ли. Шарнское колдовство гораздо изощреннее, намного проще выглядит. А это лишь простые чары, чтобы прочитать Знаки».

«А-а». Вим явно колебался, испытывая страх, смешанный с любопытством. В стволе дерева-пещеры появилась глубокая аккуратная дырка. То, что парень странный, Ган, вовсе не значит, что у него дурной глаз… Вим инстинктивно скрестил пальцы. Потому как дело явно шло к тому, что торговец, по-видимому, вовсе не был самым большим в мире лжецом, а это значило… «Может, я лучше проверю, как там устроились ребята».

Когда торговец не ответил, Вим развернулся и быстро пошел прочь. По крайне мере, он надеялся, что выглядит это именно так, самому ему казалось, что он бежал. Он прошел мимо Оунза, наполовину скрытого гигантским пнем. Вим ничего не сказал, но показал жестом, чтобы тот продолжал наблюдать за торговцем и фургоном. Остальные стояли в ожидании у среднего размера дедова дерева, примерно в сотне ярдов от дерева-пещеры, в месте, о котором они условились в последний вечер на Границах Темного леса. Вим в молчании двигался по упругой земле, огибая остатки того, что некогда, похоже, являлось одним из огромнейших деревьев в роще – четырехсотфутовая громадина, которую поразила болезнь, и через годы она рухнула. Большущий диск разрушенной корневой системы взмыл в воздух больше, чем на тридцать шагов. Вим по сравнению с ним казался очень маленьким, когда он, тяжело спрыгнув вниз, встал рядом, сбоку от Ганабана.

Батекар Хенли зашептал. «Я оставил Оунза и Пьяницу охранять».

Вим кивнул головой. «Вряд ли это имеет значение. Мы не тронем этого торговца».

«Что?!», – восклицание Батекара прозвучало громко от удивления. Он лишь слегка понизил голос, когда стал продолжать. «Одного парня? Ты испугался одного парня?»

Вим угрожающим жестом призвал к молчанию. «Вы слышали меня. Ганабан был прав, этот Джейгит чертовски опасен. Он колдун, у него дурной глаз. И у него там нечто вроде ножа, который может без труда проникнуть в дедово дерево! И его манера говорить, это самое незначительное…»

Его прервали приглушенные ругательства остальных. Только Ганабан Крой молчал.

«Ты сошел с ума, Вим, – произнесла громоздкая тень Коротышки. – Мы прошли сегодня пятнадцать миль. И ты заявляешь, что все зря. Эдак нам проще заняться земледелием, чтобы заработать себе на жизнь».

«Мы все-таки кое-что получим, но, похоже, на какое-то время должны стать честными. Я думаю, проводить его вниз, скажем, до того места, где начинаются лиственные леса, а затем довольно вежливо попросить дать половину того, что он обещал нам на Границах».

«Я уверен, как сам сатана, что не попрусь провожать никого на такое расстояние вниз в Долину». Батекар нахмурился.

«Ну тогда можешь просто развернуться и пойти назад. Пока здесь управляю я, Батекар, не забывай. Мы уже и так кое-что получили с этого дела. Серебряные шарики, которые он дал нам в качестве предоплаты».

Раздался свистящий звук. Глухой шлепок. Ганабан, обессилев, упал ничком на освещенную лунным светом землю по другую сторону от тени дерева. Из его горла торчала стрела арбалета.

Пока Вим и Батекар взбирались в поисках укрытия на гниющие вывороченные корни дерева, Коротышка встал на ноги и прорычал: «Все чертов торговец!». Это стоило ему жизни. Три стрелы пронзили его на месте, и он осел на Ганабана.

Вим слышал, что те, кто на них напали, приближаются. Из того, что он мог видеть, все они были вооружены арбалетами, у его парней не было ни единого шанса при таком перевесе сил. Он еще глубже зарылся в когтистые корни, почувствовав, как нитка бус хрустнула и рассыпалась где-то над рукой. Позади Батекар отстегивал свой собственный арбалет и вставлял стрелу.

Вим взглянул за его плечо и на мгновение, которое длится удар сердца, увидел золотисто-белое сияние в раскрашенном луной пейзаже с резко затемненным голубым блеском. Ослепленный и озадаченный, он встряхнул головой. Однако изумление вскоре вытеснили неожиданные крики. Он молился и отчаянно ругался одновременно.

Но их противники уже подошли к поваленному дереву. Вим слышал, как они протискиваются сквозь корни, и отклонялся назад все дальше, за пределы досягаемости их ножей. Совсем близко раздался еще один вскрик, и чей-то голос заметил: «Эй, Руф, я достал ублюдка, который пристрелил Рокера прошлой осенью».

Другой голос ответил: «Теперь их пять, – все, за исключением торговца и Вима Бакри».

Обливаясь потом, Вим затаил дыхание. Он узнал второй голос – Эксл Борк, старший из братьев Борк. Последние два года банда Вима стала оспаривать у рода Борков их семейное дело – воровство, и вплоть до сегодняшней ночи находчивость Вима спасала их от мести Борков. Но сегодня ночью – как же он так оплошал сегодня ночью? Будь проклят торговец!

Он услышал, как снова обшаривают корни, теперь уже ближе. Затем чьи-то пальцы внезапно поймали его за волосы. Он дернулся, но другая пара рук присоединилась к первой и схватила его за волосы, а потом и за воротник кожаной куртки. Вима грубо выволокли из запутанного клубка корней. Он взмыл на ноги, но получил удар в живот до того, как смог убежать. Он повалился обратно на землю, хватая ртом воздух, и почувствовал, как выдергивают из ножен кинжал. Три темных фигуры маячили над ним. Тот человек, что был ближе всех к Виму, поставил тяжелую ногу ему на грудь и сказал: «Ну, Вим Бакри, лежи спокойненько, мальчик. Сегодня удачная ночь, даже если мы не поймаем торговца. Ты просто слегка свихнулся от жадности, мальчик. Мои двоюродные братья убили всех твоих бандитов до одного». Раздавшийся хохот, как стрела, пронзил Вима. «Всего пятнадцать минут и мы сделали то, чего не могли сделать последние два года».

«Лу, ты отведешь Вима в дерево-пещеру. Сейчас найдем торговца и устроим небольшое веселье с этими двумя».

Вима поставили на землю, потом сбили ударом ноги, и он растянулся поверх тел Ганабана и Коротышки. С трудом вскочив на ноги, он побежал. Но лишь для того, чтобы его повалил и избил другой из братьев Борк. К тому моменту, как он достиг дерева-пещеры его правая рука безвольно болталась, а один глаз ничего не видел из-за теплой липкой крови.

Борки попытались вновь разжечь костер. Трое из них стояли вокруг Вима в колеблющемся свете, он слышал, как остальные рыщут среди деревьев. Он мрачно размышлял над тем, почему они не могут найти на открытой местности фургон, когда они достали всех его парней.

Один из младших братьев, которому едва ли исполнилось больше пятнадцати, нерешительно забавлялся тем, что размахивал тлеющими прутиками вокруг лица Вима. Вим попытался его шлепнуть, промахнулся. Но, наконец, один из Борков, выбил горящую палку из рук мальчишки. Вим вспомнил, что право первым наказывать тех, кто провинился перед бандой, было закреплено за Экслом Борком. Оглушенный болью и отчаянием, он, извиваясь, отодвинулся от огня и прислонился к сухому упругому стволу дерева-пещеры. Одним глазам он видел, как возвращаются с пустыми руками другие Борки. Всего он насчитал шесть, но из-за слабого, едва брезжущего света не мог рассмотреть их лиц. Единственный, кого он распознал бы наверняка, был Эксл Борк, но его коренастого силуэта пока не было видно. Двое из клана Борков прошли мимо него в черноту, где находилось самое сердце дерева-пещеры, он слышал, как они опускаются на карачки, чтобы обогнуть поворот в самом конце прохода. Торговец мог бы там спрятаться, но его фургон перегородил бы вход в пещеру. Вим снова недоуменно подумал, почему Борки не могут найти фургон, и снова пожалел о том, что встретил его на пути.

Двое парней вылезли из дерева-пещеры как раз тогда, когда в мерцающий круг света от костра, прихрамывая. шагнул Экс. Коренастому бандиту было по меньшей мере лет сорок. За эти сорок лет он проиграл положенную ему часть битв и ходил слегка согнувшись. Вим знал, что за свисающей вниз шляпой скрывается череп, испещренный шрамами, среди них была даже одна вмятина. Старший Борк подошел поближе к костру, небрежно отправляя труху и несгораемую кору в угасающее пламя. «Ну, хорошо… и куда же вы, сукины дети, гори вы все в аду, смотрели? Вы стояли в двух шагах от этого дерева, вы проткнули всех ублюдков из шайки Бакри, за исключением Вима. Почему же вы не нашли торговца?»

«Он ушел, Экс, ушел». Мальчишке, который играл с Вимом, показалось, что он сделал открытие. Но Эксла это не впечатлило, ударом слева он отбросил мальчишку к дереву.

Один из силуэтов запинаясь заговорил. «Только не говори, что я лжец, когда я тебе расскажу, Эксл… но я ведь смотрел прямо на дерево-пещеру, когда вы пошли за остальными. Я видел торговца так же ясно, как сейчас вижу тебя. Он стоял рядом с фургоном и лошадью. Затем неожиданно случилась эта голубая вспышка, говорю тебе. Экс, она была яркой, и минуту я ничего не видел, а когда зрение ко мне вернулось, этого чужака и дух простыл».

«Гм». Старший Борк воспринял рассказ без видимого гнева. Он почесал левую подмышку и стал перемещаться вокруг затухающего костра туда, где лежал Вим. «Значит, ушел? Просто взял и испарился. Похоже, он желанная добыча…» Эксл неожиданно подскочил и схватил Вима за воротник, после чего поволок к костру. Остановившись в кольце света, подтянул Вима прямо к лицу. Широкие свисающие поля шляпы превратили его лицо в черную дыру, которая была куда страшнее настоящего лица.

Заметив ужас Вима, он скрипуче захохотал, и не стал поворачиваться к костру. «Давненько, Вим, я хотел преподать тебе урок. Но сейчас я могу совместить дело и удовольствие. Мы просто будем сжигать тебя по дюйму за раз, пока ты не скажешь нам, куда так спешно исчез твой дружок».

* * *

Вим едва не подавился комком, который подступил к горлу. Эксл Борк стал дюйм за дюймом подвигать его здоровую руку к огню. Больше всего хотелось прокричать правду о том, что торговец никогда не посвящал его в свое волшебство. Но он знал, что правду, как и мольбы о пощаде, никто не будет слушать. Единственный выход – врать. Врать лучше, чем он врал за всю свою прошлую жизнь. Рассказы, поведанные торговцем за день, всплыли у него в голове и приняли форму слов. «Продолжай, Экс. Веселись. Я знаю, я почти мертв. Но и вы тоже…» Плечи и шею по-прежнему сжимала мертвая хватка, но узловатая рука перестала тащить его в костер. Он почувствовал, как кисть обжигает невыносимо горячий воздух над углями. В отчаянии он заставил боль, как совсем недавно страх, отступить и решил не обращать на нее внимания. «Почему, думаешь, я и мои ребята за день и пальцем не тронули этого торговца? Дожидались, пока угодим в вашу засаду?» Его смех звучал слегка истерически. «На самом деле, мы испугались до мозга костей. Чужеземец – колдун, он слишком опасен, чтобы его преследовать. Он может проникнуть прямо тебе в голову, задурманить ум, заставить видеть то, чего в действительности и близко нет. Он может убить, просто взглянув на тебя. Да… – на него нашло настоящее вдохновение. – Да ведь возможно, он даже убил одного из твоих распрекрасных братцев и стоит сейчас здесь, претворяясь Борком, и ты никогда не узнаешь, пока он не поразит тебя…»

Эксл выругался и распластал по горячей золе руку Вима. Даже ожидая этого, Вим ничего не смог с собой поделать. Он закричал громко и пронзительно. Мгновение – длинное, как никогда, и Эксл вытащил его руку из пекла. Движение расшевелило угли. Костер погас, выбросив напоследок над углями несколько злых красных языков пламени. Соперничать со светом луны остались лишь тусклые красные точки. Молчание длилось довольно долго. Вим прикусил язык, чтобы сдержать стон. Тишину прерывали лишь легкий ветерок, который шелестел листьями в кронах дедовых деревьев на высоте в несколько сотен футов, да храпение лошади где-то поблизости.

«Эй, у нас ведь нет лошадей», – сказал один из братьев с тревогой в голосе.

Семь человеческих фигур замерли в огромной распростертой тени дерева-пещеры. На них лежали тусклые серебряные полосы света уходящей луны. Борки стояли неподвижно, смотря друг на друга. И тогда Вим понял то, что они сами должно быть уже заметили. Братьев Борк восемь. Каким-то образом торговец уничтожил одного из Борков во время нападения, да так тихо и быстро, что никто не заметил потери.

Вим вздрогнул, неожиданно вспомнив вспышку сверхъестественного бело-голубого света и заверения, которые он сделал о торговце. Если одного Борка можно так легко убить, то почему не двоих? А тогда…

«Он здесь, претворяется одним из вас!», – закричал Вим, его голос треснул.

И он почти почувствовал их ужас, который расползался во все стороны, передавался, непрерывно возрастая, от одного к другому, пока один из самых маленьких силуэтов не сломался и не выбежал на лунный свет.

Он не пробежал и двадцати футов, как его пригвоздила к земле пущенная в спину арбалетная стрела. Несмотря на то, что беглец свалился в мягкую золотистую грязь, заговорил другой арбалет и другой брат рухнул мертвым на ноги Вима.

«Это Клайн, ты… колдун». Вновь несколько луков были готовы выстелить.

«А сейчас подождите», – заорал Эксл. Теперь осталось только пять Борков. На земле распростерлись два неподвижных тела. «Торговец поймал нас в свои колдовские сети. Мы не должны потерять голову и вычислить, кем из нас он прикидывается».

«Но, Экс, он ведь не просто маскируется, мы бы не увидели, кто он… он, он может заставить нас поверить, что он любой!»

Придавленный трупом Вим видел в ночи только пять теней. Лица были укрыты от света, а преувеличенно огромная одежда стерла какие-либо различия.

Он прикусил губу, чтобы не издать ни малейшего стона. Совсем не время напоминать оставшимся Боркам о Виме Бакри. Но адская боль ползла от кисти по всей руке, и вскоре он почувствовал ужасное головокружение. Все расплылось и поплыло перед глазами, голова безвольно повисла…

Он снова открыл глаза и увидел, что на поляне стоят только три человека. Еще двое умерли. Их тела до сих пор подрагивали на земле.

Голос Эксла стал пронзительным от ярости. «Ты, чудовище! Ты околдовал нас, чтобы мы поубивали друг друга». «Нет, Экс, я должен был застрелить его. Клянусь, это был торговец. Переверни его. Он пристрелил Яна, после того как ты приказал нам остановиться».

«Колдун, – воскликнул третий голос. – Все они мертвы». Два арбалета натянулись и выстрелили одновременно. Два человека упали замертво.

Эксл довольно долго стоял в молчании. Один среди мертвых тел. Луна, наконец, села. И оставшиеся редкие звезды едва светили сквозь колыхающиеся ветви дедова дерева высоко над головой. Вим был неподвижен, как сама смерть.

Он слышал запах крови, пота и паленого мяса. И приближающихся шагов. Ослабев от страха, он взглянул вверх на темную коренастую фигура Эксла Борка.

«Все еще здесь? Хорошо». Обутая в черный сапог нога откатила мертвое тело с ног Вима. «Ну, мальчик, тебе лучше разрешить мне взглянуть на твою руку». Голос принадлежал Джейгиту Кэтчетурианцу.

«Уф! – Вима бросило в дрожь. – Уф. Мистер Джаггед… это ведь… вы?».

В ладони торговца, пришедшего из страны Шарн, появился свет.

Вим потерял сознание.

* * *

Раннее утро пронзило Дедову Рощу пыльными снопами света. Вим Баркли сидел, прислонившись к стволу, у входа в дерево-пещеру. Маленькими глотками он неуклюже прихлебывал что-то горячее и горькое из кружки, зажатой в забинтованной руке. Вторая рука была заткнута за пояс, чтобы уберечь вывихнутое правое плечо. Он в молчании наблюдал, как торговец чистит пеструю кобылу. И в десятый раз осматривал залитую солнечным светом рощу, где ни одно напоминание о событиях минувшей ночи не омрачало тихого дневного спокойствия. Воспоминания о пережитом ужасе, как плохой сон, казались сейчас нереальными, и он раздумывал, не было ли это очередным колдовством, вроде напитка, который успокаивал боль во всем теле. Он взглянул вниз на штаны, где темнели засохшие пятна крови. Я позабочусь об останках, сказал торговец. Так и произошло, все хорошо – все Борки. И все мальчики. Секунду он с тоской думал о драгоценностях, которые ушли в землю вместе с ними, скрывая за этим более глубокое чувство потери.

Торговец вернулся к костру, завалил огонь грязью. До этого ему не составило ни малейшего труда развести огонь. Вим выпрямил ноги. В темных глазах на угрюмом лице застыл вопрос.

«Мистер Джаггед, – теперь не было и тени насмешки в том, как он его называл. – Чего вы от меня хотите?».

Джейгит смахнул пыль со своей кожаной рубашки. «Я подумал, что если ты в силах, то, может, ты не захочешь прервать наше соглашение».

Вим поднял забинтованную руку. «С меня мало пользы. Одна не действует».

«Но я не знаю дороги вниз через Долину, которую знаешь ты».

Вим недоверчиво рассмеялся. «Я считаю, вы можете слетать к луне на метле. И сто пудов, что вы не нуждаетесь в защите! Зачем вы вообще нас наняли, мистер Джаггед?» Горе неожиданно успокоило его, мысли в голове прояснились. «Вы ведь все знали, не так ли? Что мы намерены делать. Вы взяли нас с собой, чтобы наблюдать за нами и, возможно, нас пугать. Ну, сейчас-то вам совсем не обязательно за мной наблюдать. Я… мы уже поменяли наше решение до того, как случилось все это с Борками. Мы порешили спуститься с вами вниз, как и сказали. Все по честному».

«Знаю, – торговец кивнул. – Ты когда-нибудь слышал старую поговорку, Вим, одна голова хорошо, а две лучше? Никогда ничего не знаешь наверняка. Ты вполне можешь мне пригодиться».

Вим уныло пожал плечами, недоумевая, где торговец слышал эту «старую поговорку». «Что ж, за сегодняшнее утро лучших предложений мне не поступало».

* * *

Они оставили Дедову Рощу и продолжали спускаться к Великой Долине. Все раннее утро их продолжал окружать сосновый лес, но по мере приближения полудня, Вим заметил, что вечнозеленые уступают место дубам и кленам, а воздух потерял прохладу и значительную часть влажности. К концу дня он увидел золотисто-зеленые просветы просторов, это и была Долина. Вим указал на них торговцу. Джейгит кивнул с видимым удовольствием и вновь принялся беззаботно мурлыкать что-то себе под нос, как подозревал Вим, скрывая за этим свои дьявольские мысли. Он вновь смерил взглядом круглого коренастого торговца, последнего человека на свете, которого заподозришь в колдовстве. Может, поэтому оно выглядело так убедительно… «Мистер Джаггит? Как вы это делаете? Я имею в виду колдовство с Борками».

Джейгит улыбнулся и покачал головой. «Настоящий волшебник никогда не говорит, как. Что, еще куда ни шло, но как – никогда. Нужно наблюдать и самому понять, как. Вот как становятся по-настоящему хорошими волшебниками».

Вим вздохнул, изменил положение руки под ремнем. «Думаю, тогда я не хочу этого знать».

Торговец захихикал. «Довольно честно».

Оставшуюся часть дня Вим наблюдал за каждым его движением. После ужина торговец опять отправился в темноте к своему вагону. Вим, растянувшийся без сил у костра, видел слабый свет волшебной палочки колдуна, но на этот раз даже не попытался разузнать подробности, только для предосторожности скрестил пальцы. Ему и без этого было, что обдумать, во время отдыха. Он уставился на пламя, нестерпимо болела рука.

«Так ты считаешь, завтра мы после часа пути окажемся в Долине. Говоришь, потом надо идти на северо-запад, пока не придем в Файф?»

Вим вскочил, услышав голос торговца. «А… да, я так считаю. Нужно двигаться на север, и любая дорога доведет туда. Они все идут в Файф».

«Все дороги ведут в Файф?» – торговец неожиданно рассмеялся, садясь на корточки перед огнем.

Вим задумался, что в этом такого уж смешного. «Любой покажет вам путь отсюда, мистер Джаггет. Думаю, наутро, я поверну назад. Я… мы никогда не ходили так далеко. Мы, горный народ, не особо любим спускаться вниз, в Равнинные Земли».

«Гм, мне жаль это слышать, Вим. – Джейгит бросил еще одну ветку в костер. – Но все же, я полагаю, некогда ты был в Файфе?»

«Ну, да. Я был… почти. – Он озадаченно поднял глаза. – Три-четыре года назад, когда я был совсем мальчишкой, с папой и еще кое-какими людьми. Понимаете, мой дед был кузнецом на Границах Темного леса, и он изготовил ружье…» Вим и не заметил, как начал рассказывать торговцу то, что все и так знали, и то, что он никому не рассказывал. Как его дед изобрел черный порох, как жители гор решили свергнуть властителей Файфа и захватить богатые долины себе. И как из города, чтобы отразить нападение, выступили всадники с ружьями и колдовскими чарами. Как золотистые поля были истерзаны и превратились в красные, как умер отец, когда ружье выстрелило ему в лицо. Как окровавленный мальчик с крепко стиснутыми губами вернувшись один к Границам Темного леса, вселил в души жителей страх перед Богом и властителями Файфа… Он сел, болезненно дергая за золотую серьгу. «И я слышал о том, что они используют там внизу черную магию, мы такой и не видывали, чтобы околдовывать все Равнинные Земли. Может, вам тоже стоит еще раз обдумать, надо ли вам спускаться вниз, мистер Джаггед».

«Благодарю за предупреждение, Вим, – Джейгит кивнул. – Но, скажу тебе, я торговец по профессии и по призванию. Если я не могу продать свои товары, жизнь теряет всякий смысл, а я не могу продать товары в этих горах».

«Вы не боитесь, что они попытаются остановить вас?»

Торговец улыбнулся. «Ну, я еще такого не говорил. Уверен, их колдовство мне неизвестно, оно пришло не из Шарна… Кто знает, может статься, они мои лучшие покупатели. Господа любят бросать деньги на ветер». Во взгляде, обращенном на Вима, промелькнуло что-то вроде уважения. «Но, как я уже говорил, две головы лучше одной. Я ужасно сожалею, что ты хочешь быть один. Может случиться так, что утром мы рассчитаемся…»

Утром торговец запряг лошадь и отправился вниз по направлению к Великой Долине. И, сам не понимая почему, Вим Баркли пошел с ним.

* * *

В самом начале дня они вышли из гостеприимного укрытия последнего дубового леса, следуя через открывшиеся их взору качающиеся холмы диких трав, пока не наткнулись на изрезанную колеями дорогу, которая вела на север. Вим сорвал с себя куртку и освободил рубашку. Его бледная кожа жителя Нагорных Земель постепенно краснела под восходящим солнцем Долины. Смуглый торговец посмеивался над ним, и Вим с раздражением подумал, что тот наслаждается жарой. К полудню они дошли до тянущейся в бесконечность зеленой ребристой каймы возделываемых земель, последняя кочка – и они оказались на мощеной дороге.

Перед тем, как продолжить путь, Джейгит опустился на колени и проткнул упругую поверхность покрытия. Вим смутно помнил это мягкое покрытие, казавшееся странной роскошью выходцам с Нагорных Земель. Полотно дороги стелилось вплоть до самого города. В этот раз Вим заметил, что время местами испортило покрытие, но оно было аккуратно залатано гладко обтесанным камнем.

Торговец почти не говорил с ним, только мурлыкал себе под нос, вероятно погруженный в поиски признаков равнинной магии. Настоящий волшебник наблюдает… Вим заставил себя изучить наполовину знакомый ландшафт. Насколько хватало глаз, долину, словно огромное, живое лоскутное одеяло в зеленых и золотых тонах, которое накинули на богатую темную землю, покрывали колосящиеся поля и пастбища. Вдалеке виднелся бледный туман. Вим заинтересовало, колдовская ли это выходка или только дневная жара. Он увидел упитанных, небрежно одетых земледельцев за работой в придорожных полях. Загорелые спокойные лица взирали на их процессию с покорным равнодушием, какое, как он предполагал, должно быть у рабочих мулов. Вим нахмурился.

«Я бы сказал, довольно любопытное отсутствие любопытства, вы согласны?» Торговец взглянул на него. «Из них выйдут плохие покупатели».

«Только посмотрите на них! – зло взорвался Вим. – Они смогли сделать все это? Они ни чуть не лучшие земледельцы, чем мы в Нагорных Землях. В горах от работы стираешь до костей руки и ничего не получаешь, только камни. А посмотрите-ка на них, они жирные! Как так, мистер Джаггед?»

«А как ты думаешь, Вим?»

«Я… – он замолк. Хороший волшебник сам понимает, как… – Ну, у них земли лучше».

«Правда».

«И… не обошлось без магии».

«Она и сейчас есть?»

«Вы видели – их гладко выстланные потоки, вот эта дорога. Она ненастоящая. И… все они выглядят, как будто и сами заколдованы, я так и слышал. Может статься, только властители в Файфе владеют магией. Мы на них идем смотреть?» Он скрестил пальцы.

«Возможно, и так. Похоже, они будут моими единственными покупателями, если ничего не изменится». Лицо торговца абсолютно ничего не выражало. «Перестань скрещивать пальцы, Вим, единственное, что может тебя спасти – это уважение образованных людей».

Вим распрямил пальцы. Прошло несколько минут, прежде чем он понял, что торговец теперь говорит, как обитатели Равнинных Земель так же хорошо, как до этого говорил на наречии Нагорья.

К вечеру они добрались до колодца в одной из земледельческих деревень, которая, словно ось в огромном колесе, раскинулась в центре полей. Торговец окунул в ведро чашку, а потом Вим сделал огромный глоток прямо из ведра. Рот наполнился горьким вкусом металла, и он испуганно выплюнул воду, оглянувшись на торговца. Джейгит водил рукой над чашкой, точнее, бросал что-то в нее. И, насколько Вим мог видеть, вода начала пениться и неожиданно превратилась в ярко-красную. Черные брови торговца с интересом поползли вверх, и он медленно вылил воду на землю. Вим побледнел и тщательно вытер рот рукавом. «Вкус, как у яда».

Джейгит покачал головой. «То, что ты чувствуешь, не яд. Я бы сказал, крестьяне чем-то загрязнили колодец. Но вода испорчена». Он осмотрел деревенских жителей невнятно бормочущих что-то рядом с его фургоном.

«Бараны». Лицо Вима скривилось от отвращения.

Торговец пожал плечами. «Но они все здоровые, богатые и благоразумные… ну, здоровые и благоразумные, в любом случае… здоровые?..» Он пошел назад, чтобы предложить свои товары. Покупателей было немного. Когда Вим вернулся к фургону, глотая затхлую воду, принесенную с гор, он услышал, как маленький человек снова бормочет что-то себе под нос, как будто произносит заклинание: «Файф… Файф… Дистон-Файф, говорят они… Пятый город в районе?… Не может быть».

Он нахмурился, пытаясь сосредоточиться. «Но тогда опять, а почему бы и нет?..»

Торговец держал свои мысли при себе весь остаток дня. Он был непривычно угрюм и время от времени извергал проклятия на каком-то непонятном языке. В тот вечер, когда они расположились на ночлег и в уставшей голове Вима против его воли стали вновь всплывать мысли о потере единственных в жизни друзей, он захотел узнать, также ли одинок смуглый молчаливый незнакомец, сидящий по другую сторону костра. «Мистер Джаггит, вы когда-нибудь чувствовали, как будто возвращаетесь домой?»

«Домой? – Джейгит поднял взгляд. – Иногда. Возможно, сегодня вечером. Но я пришел из такого далека, что, думаю, это невозможно. Когда я вернулся, все уже исчезло». Неожиданно сквозь пламя его лицо показалось Виму очень старым. «То, что делало его домом, исчезло до того, как я ушел… Но, может, я найду свой дом снова, где-нибудь еще, пока иду».

«А-а…» – Вим кивнул, понимая одновременно и больше и меньше, чем он сам осознавал. Он завернулся в одеяло, ставшее вдруг уютным, и уснул крепким сном.

* * *

Незначительные чудеса продолжали преследовать Вима во время их путешествия, как и вопрос «почему», до тех пор, пока постепенно стараниями Джейгита его суеверный страх не превратился в дерзкое любопытство, которое временами заставляло торговца хмурить брови, хоть он ничего и не говорил по этому поводу.

До тех пор, пока на третье утро, Вим не заявил. «Это все обманки. Надо просто понимать, что за ними стоит. Как с ведьмами в горах. Все имеет объяснение. Думаю, не существует никакого волшебства!»

Джейгит уперся в него спокойным взглядом, в котором, казалось, мерцали отблески ночи, проведенной в Дедовой Роще. «Думаешь, нет, а?»

Вим беспокойно опустил глаза вниз.

«Волшебство есть, Вим, это уж точно. Оно нас здесь окружает со всех сторон. Только теперь ты смотришь на него глазами волшебника. Так как есть объяснение всему, что происходит, ты можешь не знать, что это волшебство, но все-таки оно существует. А знание не делает вещи менее волшебными, странными или ужасными, просто с ними становится легче иметь дело. Стоит иметь это в виду, где бы ты ни оказался… Также имей в виду, что незначительное знание – опасная вещь».

Отчитанный волшебником Вим, кивнул и почувствовал, как краснеют уши. «То же можно сказать и о незначительном невежестве…» – пробормотал торговец.

Третий день пути открыл им вид на город Файф, хотя он и походил скорее на неясное пятно, парящее над горизонтом. Вим взглянул назад поверх бесконечно зеленого моря на горы, но они спрятались за золотистым туманом равнины. Пока он следовал вперед по знакомой и вместе с тем чужой дороге, снова всматриваясь вперед в направлении города, он убедился, что страх, который пришел в Великую Долину вместе с ним, уменьшился вместо того, чтобы возрасти. Пестрая, запряженная в повозку лошадь громко фыркала в душном пыльном молчании, и он понял, что именно торговец с вагоном полным волшебных вещей, подарил ему это мужество.

Он улыбнулся, сгибая обожженную руку. Джейгит ни разу не извинился за то, что сделал, но Вим не был настолько ханжой, чтобы действительно ожидать этого, учитывая обстоятельства. Торговец вылечил его раны зельями, так что синяки начали исчезать, а ожоги зажили почти на глазах. Это было почти…

Мысли Вима прервались, так как он споткнулся о неровную поверхность дороги. Город, значительно приблизившийся, бесстрастно лежал среди полей в удлинившихся после полудня тенях жаркого дня. Интересно, в каком поле его отец… он снова резко изменил ход своих мыслей, направив их на настоящее. Он заметил, что у города нет стен или других видимых признаков защиты. Почему? Может, им нечего бояться. Он почувствовал, как тело сковывает прежний ужас. Однако по мере приближения цели от некогда мрачного настроения торговца не осталось и следа, как будто он обрел решимость. А если торговец столь уверен, то и Вим должен быть таким. Он взглянул на город глазами волшебника, и ему пришло в голову, что властители Файфа вряд ли когда-нибудь бросали столь диковинный вызов.

Они вошли в город, и хотя торговец выглядел почти что разочарованным, Вим что есть мочи старался не глазеть по сторонам, что у него довольно плохо получалось. Массивные каменные и деревянные здания заполнили собой мощеную булыжниками улицу, возвышаясь на два, а то и на три этажа, заслоняя тем самым вид на поля. По краю улицы выстроились в линию витрины магазинов. Окна из увеличительного стекла и облупленные крашеные вывески объявляли о предлагаемом товаре. Этажами выше, как он предполагал, жили люди. Обветренные камни бордюров были стерты до дыр ногами бессчетных пешеходов. И одна мысль о том, что так много людей – пять тысяч, по подсчетам торговца, могут жить на такой маленькой территории, заставила его содрогнуться.

Они шли мимо невзрачно одетых, упитанных горожан и крестьян, заканчивающих дневную торговлю в прохладе уходящего дня. Вим уловил обрывки временами весьма горячих сделок, но заметил, что город проявил не больше интереса к причудливой процессии, состоящей из него и торговца, чем сельский люд, с которым они имели дело во время путешествия. По крайней мере, уж дети-то должны бежать за разноцветным фургоном. В него закралось смутное беспокойство, когда он понял, что едва ли видел, здесь или в округе детей, а те, которые им встретились, держались только рядом с родителями. По всему видно, дела у торговца не будут идти здесь лучше, чем в Нагорных Землях. Как свиньи в загоне… Он оглядел улицу в одну и другую сторону. «Где все свиньи?»

«Что?» – торговец посмотрел на него.

«Чисто. Все эти люди, которые тут живут. И ни следа мусора. Как так может быть. По крайней мере, держат же они свиней для еды? Но я ни одной не вижу. Так же как и карапузов».

«Да-а-а», – торговец пожал плечами, улыбаясь. «Хороший вопрос. Возможно, нам следует задать его хозяевам города».

Вим покачал головой. Пока что он вынужден был признать, что город, несмотря на все странности, не обнаружил признаков чар более могущественных, чем те, что он видел в полях. Быть может, властители Файфа не такие уж грозные, как гласит молва. Их воины не волшебные, а просто лучше вооружены.

Улица сделала резкий поворот, цепляющиеся впереди друг за дружку здания выходили на открытую площадь, заполненную крытыми прилавками городского рынка. И за ним… Вим остановился, уставившись. За ним, он знал, стоял дом властителей Файфа. В два раза больше, чем любое здание, которое он видел. В зелено-черных стенах с пилястрами отражалась, как в огромном злобном зеркале, площадь. Здание обладало прочностью сооружения, которое выросло прямо из земли. Создавало впечатление незыблемости, которое заставляло весь остальной город казаться эфемерным. Сейчас, он знал, он смотрит на здание в поисках волшебства, которое может противостоять торговцу и стране Шарн.

На губах Джейгита, который стоял рядом с ним, заиграла искренняя и смутная улыбка. «Прошу прощения, мадам, – торговец остановил проходящую мимо женщину с девочкой, – но мы чужеземцы. Как называется то здание?»

«Да ведь это Правительственный Дом». Женщина лишь слегка удивилась. Вим любовался ее лодыжками, обтянутыми чулками.

«Вот как. И что там делают?»

Она рассеяно отодвинула маленькую девочку подальше от фургона. «Там сидят правители. Люди носят туда прошения и все такое. Они правят, я думаю. Лизи, отойди от этого грязного животного».

«Спасибо, мадам. А могу ли я показать вам…»

«Не сегодня. Пойдем, дочка, мы опоздаем».

Торговец поклонился, испытывая нечто вроде недовольства, когда она продолжила свой путь. Вим вздохнул, а торговец покачал головой. «Я начинаю думать, что вряд ли этот рынок пригоден для чудес из Шарна. Я, должно быть, перехитрил сам себя. Получается, что мой единственный шанс – нанести визит властителям Файфа. У меня, вероятно, найдется пара вещей, чтобы заинтересовать их». Его глаза сузились, когда он, оценивая ситуацию, взглянул через площадь.

В ответ на неодобрительное сопение Вима, Джейгит оглянулся и указал на удлинившиеся тени. «Но сейчас в любом случае слишком поздно начинать торговлю. Что ты скажешь на то, что мы просто посмотрим…» Он неожиданно замолчал.

Вим обернулся. К ним приближалась группа из полудюжины солдат с суровыми лицами. У предводителя на шляпе с жесткими полями красовался крест, который был знаком Виму. Они снимали с плеч ружья. Вопрос застрял у Вима в горле, когда они спокойно оцепили фургон, отрезав его от торговца. Полицейский адресовался к торговцу с некоторым презрением. «Правители…».

Вим схватился за ствол ближайшего ружья, отбросил его хозяина на соседнего солдата, потом вырвал ружье и опустил его на голову третьего глазеющего на все это охранника.

«Вим!» Он нахмурился, заслышав звук голоса торговца и обернулся. «Брось ружье». Торговец стоял, не сопротивляясь, рядом с фургоном. А три оставшихся ствола уперлись в Вима. Лицо его исказила злость от предательства, он бросил ружье.

«Свяжите парня с гор… Правители требуют и тебя на пару слов, как я и говорил, торговец. Ты пойдешь с нами». Глава полицейских невозмутимо стоял в отдалении, пока его подчиненные поднимались на ноги. Вим поморщился, когда ему грубо стягивали спереди руки. Однако в покрытых синяками лицах охранников не было мстительности. Его подтолкнули вперед, чтобы он шел с торговцем. И Вим горько пробормотал: «Ну почему же вы не применили свое колдовство!».

Джейгит покачал головой. «Было бы плохо для дела. В конце концов, властители Файфа пришли ко мне».

Вим назло перекрестил пальцы, когда они поднимались по зелено-черным ступеням Правительственного Дома.

В совершенно невыразительной, лишенной окон комнате, где их оставили дожидаться, часы тянулись бесконечно долго.

И Вима вскоре перестала удивлять ровная поверхность стен и отсутствие дыма от ламп. Торговец вертел в руках какие-то мелкие предметы, которые остались у него в карманах, а Вим, вопреки своему желанию, уже начал дремать, когда, наконец, вернулись охранники, чтобы отвести их на столь надолго отложенную аудиенцию с правителями Файфа.

Охрана привела их к одному единственному человеку, который улыбаясь, поднялся над простором рыжевато-коричневого стола, когда они вошли в комнату с зелеными стенами. «Ну, наконец-то». Ему было к шестидесяти и одет он был, как простой горожанин, ростом примерно с Вима, но тяжелее, с седеющими волосами. Вим отметил, что в улыбающемся лице не было и следа тупости их захватчиков. «Я Шарль Айдрикс, представитель Мирового Правительства. Приношу свои извинения за то, что заставил вас ждать, но я находился вне города. Мы следили за вашим продвижением с некоторым интересом».

Вима страшно интересовало, за кого, черт побери, принимает себя этот никчемный господинишко, объявляя Равнинные Земли целым миром. Он взглянул на невыразительную, освещенную лампами комнату. На губернаторском столе он заметил лишь один признак богатства правителя – необычный шар из добытого в этих землях металла, в основном синий, но с коричневыми и зелеными вставками, установленный на золотой подставке. Еще больше Вима интересовало, где другие правители Файфа. Айдрикс был один, даже без охранников… Вим неожиданно вспомнил, что кем бы ни был этот человек, он волшебник, в не меньшей, чем торговец, степени.

Джейгит вежливо поклонился. «Джейгит Кэтчетурианц, к вашим услугам. Торговец по профессии, и льстец по интересам. Это мой ученик…»

«Вим Бакри». Оценивающий взгляд правителя неожиданно переместился на Вима. «Да, мы помним тебя, Вим. Признаться я удивлен видеть тебя здесь снова. Но доволен. Мы хотели захватить вас всех». Выражение крайней заинтересованности промелькнуло на лице Айдрикса.

Вим с тоской взглянул на закрытую дверь.

«Пожалуйста, садитесь». Правитель вернулся к своему столу. «К нам не часто приходят столь… Интригующие посетители…»

Джейгит спокойно сел, а Вим почти упал на соседний стул, колени внезапно ослабели. Когда он провалился на мягкую поверхность, он почувствовал, что на него давит сверху какая-то не имеющая источника сила, он рванулся вперед, как испуганный жеребенок, но был лишь еще сильнее пригвожден к сиденью. Он тяжело задышал и почувствовал, как давление ослабевает, по мере того, как сам он перестает сопротивляться, потерпев поражение.

Джейгит посмотрел на него сочувственно, а затем вновь взглянул на правителя. Вим видел, что пальцы торговца довольно сильно дергаются на ручке стула. «Вы, конечно, не расцениваете нас как угрозу». В его голосе звучала легкая насмешка.

«Мы знаем о силах, которые вы использовали в Дедовой Роще».

«Да неужели! Я на это и рассчитывал». Джейгит встретил пристальный взгляд и выдержал его. «Тогда я очевидно, наконец, имею дело с несколько технологически искушенным человеком. У меня есть несколько предметов на продажу, которые могли бы заинтересовать вас…»

«Можете быть уверены, мы не оставим их без внимания. Но давайте будем честными друг с другом, договорились? Вы такой же торговец, как я. Нам не знакомы ваши приемы. И если бы вы действительно пришли с востока, да откуда бы ни пришли, я бы об этом знал. Наши каналы коммуникаций бесперебойны. Вы просто появились из ниоткуда в Высокогорном Заповеднике. Действительно из ниоткуда на этой земле, не так ли?»

Джейгит ничего не сказал, продолжая выжидать. Вим неподвижно уставился на зеленое покрытие стен, пытаясь забыть о том, что является свидетелем переговоров двух колдунов.

Айдрикс нетерпеливо заерзал. «Из ниоткуда на этой земле. И не из наших колоний на луне, значит, не с планеты этой системы. Остаются Потерянные Колонии – вы пришли из одного из имперских колониальных миров, из другой звездной системы. И если вы ожидали, что нас это удивит, вы ошибаетесь».

Джейгит пожал плечами. «Честно говоря, я этого не ожидал. Но я также не ожидал и всего остального. Все обернулось совсем не так, как я ожидал…».

Вим, поборов себя, слушал в молчаливом удивлении. Над его миром существуют другие, которые не более чем искры в черных просторах ночи? Значит, там находилась страна Шарн со всеми своими чудесами? Над небом, где, как говорят люди, провидение?

«… Очевидно», – говорил правитель, «что вы самая настоящая сокрушительная угроза Мировому Правительству. Потому что это мировое правительство, и оно поддерживает порядок и спокойствие на протяжении тысячелетий. Наша система космической безопасности смотрит за тем, чтобы пришельцы не могли потревожить мир. Так, по крайней мере, было до недавнего времени. Вы – первый, кто проник сквозь нашу систему, а мы даже не знаем, как вы это сделали. А именно это мы и должны знать, Джейгит, не столько, кого вы представляете, или где, или даже почему, сколько, как. Мы ничему не позволим разрушить наш порядок». Айдрикс наклонился через стол вперед, руки в защитном жесте сомкнулись над подставкой со странным металлическим шаром. От его любезности не осталось и следа. И Вим почувствовал, как тают его надежды, он осознал, что каким-то образом правитель знает все секреты торговца. Джейгит не был непробиваемым, и в этот раз он позволил поймать себя в ловушку.

Но Джейгит, казалось, вовсе не падал духом. «Если вы так дорожите вашим спокойствием, тогда, я бы сказал, его давно пора кому-нибудь побеспокоить».

«Это ожидалось». Айдрикс сел на место, выражение лица переменилось и стало презрительным. «Но вы будете не единственным. Мы десять тысяч лет улучшали нашу систему, и никто не преуспел в том, чтобы сломать ее. Мы, по крайней мере, положили конец бесконечным тысячелетиям разрушительных потерь на этой земле…»

Десять тысяч лет?.. По мере того, как он говорил, Вим ощупью пробирался к осознанию второй истины, которая рвалась из самых основ его понимая.

На протяжении бессчетных тысячелетий история человечества тянет вглубь чудо за чудом, сквозь гигантские круги, заполненные кругами поменьше. Цивилизация достигла высот, где каждая мечта стала реальностью, а человечество пустило ветвь к звездам. Но лишь для того, чтобы свалиться из-за своей же глупости в пропасть поражения тогда, когда люди забывают о человечности, и действительность становится кошмаром. Затем, постепенно, круг вновь изменяется, и в свое время человечество достигнет новых вершин, на которых парадоксальным образом оно не сможет удержаться. Люди в разгар своих творений, по-видимому, никогда не были способны противостоять желанию разрушения, и всегда находили способы разрушить все до основания.

Вплоть до конца последней великой циклической империи, когда группа людей среди правящей верхушки увидела, что грядет новое падение и начала действовать, чтобы предотвратить его. Они заставили мир принять новый порядок, не имеющую модели стабильность низкого уровня и оставили все в таком состоянии. «… И благодаря нам такое мироустройство, без раздоров и страданий, существует уже десять тысяч лет неизменно. В буквальном смысле слова – неизменно. Я один из отцов-основателей Мирового Правительства».

* * *

Вим с недоверием взглянул на улыбающееся, ничем не примечательное лицо и столкнулся с глазами фанатического, невероятного возраста.

«Вы хорошо сохранились», – сказал Джейгит.

Правитель разразился искренним смехом. «Это не настоящее мое тело. Используя нашу компьютерную сеть, мы можем перемещать наши воспоминания неповрежденными в тело „наследника“ – кого-то из обычных жителей, молодого и полного сил. До тех пор пока индивидуальность человека совместима, она поглощается в более мощное целое.

И человек становится нашей воскрешенной частью. Вот почему я внимательно наблюдал за Вимом, у него есть черты, которые должны сделать из него прекрасного правителя». На лице правителя вновь показалась чересчур заинтересованная улыбка.

Связанные руки Вима сжались в кулаки. Невидимое давление опрокинуло его назад на место, его лицо исказилось.

Айдрикс, веселясь, наблюдал за ним. «Тяга к прогрессу и личная агрессивность – ключевые факторы, которые ведут к неуправляемому обществу. Так как, для того чтобы поддерживать порядок, мы вынуждены подавлять эти факторы у населения, нам приходится держать несколько неконтролируемых групп и не вмешиваться в их жизнь, например, людей с гор, жителей Нагорных Земель. И у нас всегда есть надежный источник различных типов личностей, в которых мы нуждаемся».

Но эта система, так же как и все вокруг вас, детально разработана. Компьютерная сеть снабжает нас нашими последовательностями, технологией, коммуникациями, и – источниками власти, в которых мы нуждаемся, чтобы поддерживать порядок. В замен мы обеспечиваем непрерывность работы компьютера, потому что храним знания, необходимые для его работы. Не существует причин, по которым система не может действовать вечно».

Вим взглянул на лицо торговца в поисках подтверждения, но в нем была лишь мрачность, которая заставила Вима отвернуться вновь, когда Джейгит произнес: «И вы думаете, это подвиг, который я должен оценить? То, что вы манипулируете судьбой каждого живого существа в течение десяти тысяч лет на свое усмотрение, и то, что вы собираетесь делать это бесконечно?».

«Но ведь все ради их же блага, разве вы не видите? Мы ничего не просим взамен, никакой пользы для себя, никакой другой награды, кроме, как знать, что человечество никогда не сможет вновь прийти к варварству, что цикл разрушительных растрат, взлетов и падений, наконец-то, остановлен на земле. Люди в безопасности, их мир прочен, они знают, что такая же жизнь будет и грядущих поколений. Может ли ваш собственный мир предложить так много?»

Вим видел, как Джейгит заставил себя успокоиться, на губах торговца вновь заиграла улыбка. «Но ведь факт остается фактом – цикл взлетов и падений – это естественный порядок вещей. Жизнь и смерть, если хотите так его называть. Он дает человечеству шанс достичь новых высот, и полное забвение старому порядку. Застой – это кома, нет спусков, но нет и высот, нет выбора. Почему-то мне кажется, что Шарн предпочел бы полное уничтожение тому…»

«Шарн? Что ты знаешь о древней империи?» – правитель наклонился вперед, утратив обходительность.

«Шарн?..» – в голове у Вима все перемешалось.

«Они знали все о Шарне, откуда я пришел. Кристаллический город с гнилью в сердце. Игры Троих. Они даже видели пути, которые приведут к этому, но и им и в голову не приходило, что это столь успешно осуществится.»

«Да-а-а, становится все интереснее и интереснее». Голос правителя стал стальным. «Учитывая то, что никто со стороны не мог знать о последних годах империи. Но я подозреваю в таком случае, у нас появляется все больше и больше вопросов. Думаю, пора получить и некоторые ответы».

Вим затих на стуле, представляя себе зрелища пыток. Но правитель только вышел из-за стола и, миновав Вима, со взглядом, в котором читалась жажда знания, водрузил сияющий обруч из филигранного металла на голову Джейгита.

«Вас может удивить то, что вы получите», – выражение лица Джейгита оставалось спокойным, но Виму показалось, что напряжение сковало его голос.

Правитель вернулся на свое место. «Ну, я так не думаю, я просто подсоединил вас к нашей компьютерной сети».

Внезапно лицо Джейгита стало суровым от удивления, затем снова расплылось в полуулыбке, но Айдрикс заметил перемену. «Когда она проникнет в мозг, у вас будут значительные сложности с тем, чтобы что-то скрыть. Быстро и всегда эффективно. Хотя, к сожалению, я не могу вам обещать, что вы не останетесь идиотом».

Улыбка торговца растаяла. «Как гуманно – сказал он спокойно. Он встретил вопросительный взгляд Вима. – Ну, Вим, ты помнишь, что я тебе показывал? И скрещивание пальцев не помогло, не так ли?»

Вим потряс головой. «Что бы вы ни говорили, мистер Джаггит…», – он подозревал, что у него никогда не будет возможности что-либо вспомнить.

Неожиданно торговец тяжело вздохнул, и его глаза закрылись, тело безвольно обвисло на стуле. «Мистер, Джаггит…» Но ответа не было. В одиночестве, Вим немо вопрошал, какого рода страшные чары содержатся в металлической короне, и будет ли больно, когда компьютер – что бы это ни было – проглотит его собственную душу.

«Вы следите? Все районы? Прямое соединение, да». Казалось, правитель говорит со своим столом. Он поколебался, как будто слушая, затем уставился в пространство.

Вим обречено повис на стуле, было уже не страшно. Он не замечал, и его не замечали два заколдованных человека. Молчание затянулось в зеленой комнате. На мгновение свет вспыхнул и потускнел.

Глаза Вима широко распахнулись, когда он почувствовал, что невидимое давление, которое прижимало его к стулу, слегка ослабло, затем вернулось вместе с освещением. Правитель не понятно почему нахмурился, все еще глядя в пространство. Вим тщетно попытался освободить связанные руки. Как бы ни работало колдовство в этой комнате, оно только что перестало работать, если оно перестанет вновь, он будет готов… Он взглянул на Джейгита. Он улыбнулся?..

«Район номер восемнадцать на связи. Айдрикс, что это?»

Вим вздрогнул. Живая, лишенная туловища голова рыжеволосого юнца только что появилась в неожиданно ярком пятне, расплывшемся на стене. Правитель, щурясь, повернулся к призраку.

«Полученная нами информация искажена. Сведения не могут быть достоверными, получается, что он… – Призрачное лицо закачалось, а голос поглотил звук, похожий на мчащийся поток воды, – … что происходит с передачей? Он соединен напрямую? Мы ничего теперь не получаем…»

Еще два лица, – одно старика, с кожей даже более смуглой, чем у торговца и другое женщины средних лет, – появилось на стене, выражая протест. И тогда Вим понял, что видит других властителей Файфа, а точнее мира, здесь, и все же не здесь. Они перенеслись сюда с помощью волшебства с дальних концов земли. Рыжеволосый призрак впился глазами в Вима, который отпрянул от злых молодых и одновременно старых глаз, затем взглянул на Джейгита. Хмурый взгляд неподвижно застыл, затем стал озадаченным, его сменило выражение недоверия. «Нет, это невозможно!»

«Что это?» – Айдрикс выглядел обеспокоенным.

«Я знаю этого человека»

Черноволосая женщина повернулась, как будто могла его видеть. «Что ты имеешь в виду, ты…»

«Я тоже знаю! – Появилось еще одно смуглое лицо. – Из Шарна, из империи. Но… после десяти тысяч лет, как он может оставаться тем же самым… Айдрикс! Вспомни продавца примитивными товарами, он был знаменитым, он тратил… – голос стал неясным, – нужно выкинуть его из коммуникационной системы! Он знает коммуникационно-установочные коды, он может…» Лицо призрака полностью дематериализовалось.

Айдрикс дико взглянул на неподвижного торговца, обратно на оставшихся правителей.

Вим видел, что появились новые лица, и еще одно лицо медленно погасло. Тот же самый человек…

«Останови его, Айдрикс!». Голос женщины повысился. «Он уничтожит нас. Он изменяет коммуникационно-установочные коды, разрушая связь!».

«Я не могу его выключить!».

«Он сейчас в моем соединении, я теряю кон…», – рыжеголовый призрак исчез.

«Останови его, Айдрикс, или мы сожжем Файф!».

«Джейгит, берегись! – Вим принялся бороться со своими невидимыми узами, когда увидел, что правитель с мрачной решительностью потянулся за разноцветным металлическим шаром на столе. Он знал, что Айдрикс собирается размозжить им голову торговца, и беспомощное тело на стуле не может его остановить. – Мистер Джейгит, очнитесь!» В отчаянии Вим выставил ногу, когда Айдрикс проходил мимо, правитель споткнулся. Еще одно лицо исчезло со стены, и свет погас. Вим соскользнул со стула, он стал свободным и неловко пытался нащупать нож, которого у него больше не было.

Под неуверенными взглядами привидений на стене, Айдрикс на ощупь пробирался к Джейгиту.

Вим вцепился в ногу Айдрикса, как раз тогда, когда включился свет, и поймал лодыжку. С проклятиями, правитель обернулся назад, чтобы пнуть его, но Вим был уже на ногах, отпрыгнув от удара тяжелым изваянием.

«Айдрикс, останови торговца!»

Внезапно разозлившись, Вим тяжело выдохнул: «Будь ты проклят, на этот раз ничего у вас не выйдет!» Стоило правителю отвернуться, как он набросился на него со спины, заставив покачнуться, и перекинул связанные руки через шею Айдрикса. Айдрикс изо всех сил сопротивлялся, пытаясь освободиться. Когда он начал пятиться назад, чтобы ударить противника о стол, то выронил шар. От удара Вим застонал, позвоночник болезненно терся о край стола, он потерял равновесие. Но во время падения, успел выбросить вперед колено. Раздался резкий хруст, правитель приземлился и замер рядом с ним. Вим поднялся на колени. Древние глаза смотрели на него с упреком и страхом. «Нет, о, нет». Глаза остекленели.

Спустя неделю после своего семнадцатилетия, Вим Бакри убил десятитысячелетнего человека. И, сам того не ведая, помог разрушить империю. В комнате было тихо, головы оставшихся властителей исчезли со стены. Вим медленно поднялся на ноги. Рот исказило в усмешке отвращения. Никакое волшебство в мире уже не поможет этому колдуну. Он отправился к тому месту, где все еще в трансе сидел Джейгит, поднял руку, чтобы стянуть с головы металлический обруч и разрушить чары. Он поколебался, неожиданно потеряв уверенность в своих действиях. Если чары разрушатся, то пробудит ли это торговца или убьет его? Надо уходить отсюда, но Джейгит, как он понимает, каким-то образом уничтожает колдовство правителей, и, останови он его сейчас… Он опустил руки и стоял, сомневаясь и выжидая. И выжидая.

Вновь нерешительно поднял руки к металлической короне и резко отдернул, когда Джейгит неожиданно ему улыбнулся. Темные глаза открылись, и торговец посмотрел вперед, затем стал спокойно снимать с головы металлический обруч. «Я рад, что ты медлил. Ты даже не знаешь, насколько рад!» Вим усмехнулся теперь уже по-настоящему, с облегчением.

Джейгит встал на подкашивающиеся ноги, бросил взгляд на тело Айдрикса и покачал головой. Лицо выглядело изможденным. «Говорил же, что твоя помощь может потребоваться, говорил?» Вим флегматично стоял, пока торговец, который был стар, как сам Шарн, высвобождал из пут его кровоточащие запястья. «Я бы сказал, мы закончили свое дело. Ты готов выбираться отсюда? У нас мало времени».

В ответ Вим направился к двери, открыл ее и столкнулся лицом к лицу с незваным охранником, стоящим в коридоре. Кулак подпирал отвисшую от изумления челюсть. Колени охранника подогнулись, и он без сознания упал на пол. Вим уже подобрал ружье, когда рядом появился Джейгит, жестом приглашая его продолжить путь по тусклому коридору. «Где все?»

«Будем надеяться, дома, в кроватях. Сейчас четыре тридцать утра. Тревога не должна подняться».

Вим счастливо засмеялся – «Это в тысячу раз проще, чем удрать от Борков!»

«Мы все еще здесь, возможно, мы уже опоздали. Те лица на стене пытались бросить частицу солнца на Файф. Думаю, я остановил их, но не знаю наверняка. Если мне это полностью не удалось, то лучше нам быть отсюда подальше». Он повел Вима в обратный путь вниз по широкой лестнице, в пустой зал, где собирались в течение дня просители. Вим пошел было по гулкому полу к выходу, но Джейгит, позвал его обратно, всматриваясь во что-то на стене, они спустились вниз на еще один пролет, ведомые волшебным светом торговца. У подножья лестницы проход перекрывала наглухо закрытая дверь. Джейгит выглядел раздосадованным, затем внезапно луч его света засветился голубым, он полоснул им по металлической дощечке на двери. Дверь плавно раскрылась, и он прошел внутрь.

Вим последовал за ним в тесное, светящееся мягким светом небольшое помещение, почти целиком занятое тремя туго набитыми сидениями вокруг необычного стола. Вим отметил, что мебель вероятнее всего прикручена к полу и неожиданно почувствовал приступ клаустрофобии.

«Садись, Вим. Благодари Бога, что я не ошибся, рассчитывая, что эта башня – баллистический выход. Пристегни ремни, потому что нам предстоит им воспользоваться». Он начал нажимать подсвеченные кнопки напротив себя, на столе.

Вим возился с ремнями безопасности, боясь предположить, что имел в виду торговец, когда тяжелая внутренняя дверь захлопнулась, отрезав их от остального мира. Почему было просто не убежать из здания? Как такое может быть… Что-то вдавило его в подушки сиденья, словно мягкая настойчивая рука. Сначала он решил, что это еще одна ловушка, но по мере продолжения давления, он понял, что это что-то новое. А затем, подняв глаза и миновав взглядом лицо Джейгита, он увидел, что вместо ровных стен их окружает ночное звездное небо. Он наклонился вперед, под ногами раскинулся город Файф, становящийся все меньше и меньше с каждым ударом сердца, исчезающий во всепоглощающей тьме. Он видел то, что видят орлы… он летел. Он вновь откинулся на сиденье, пытаясь ощутить надежную твердость невидимого пола, но неожиданно обнаружил, что ноги, больше его не касаются. Не было и давления, которое отбрасывало его назад, не было вообще ничего. Тело, ставшее легче, чем птица, свободно двигалось за ремнями безопасности. Из груди вырвался тихий вздох недоверия к происходящему чуду, когда он стал вглядываться в неожиданно появившиеся звезды.

И увидел, что за темной линией горизонта разливается, с каждой секундой все больше и больше, яркий блеск, замазывая звезды нежными красками рассвета. Пылающее лицо солнца прорвалось сквозь край мира, заставляя Вима щуриться, и стало подниматься с невиданной скоростью и сверхъестественным сиянием в небо, покрытое упорным ночным сумраком. Наконец, солнечный шар показался целиком, и продолжил наступление на кромешную тьму небес. Теперь Вим видел тонкую полоску голубого неба, тянущуюся вдоль оставшегося позади горизонта, который посередине все еще полыхал ярко-желтыми красками рассвета. Сверху над этой полоской солнце облачилось в остроконечную корону самой яркой звезды, а снизу на краю горизонта он мог разглядеть мир, входящий в новый день. Горизонт не был совершенно плоским, но по сторонам плавно загибался книзу… Под ногами все еще царила полнейшая тьма, которая поглотила Файф. Он вздохнул.

«Вот это зрелище». Джейгит сидел позади светящегося стола, слегка паря над сидением, на лице играла уставшая улыбка.

«Вы тоже это видите?» – хрипло спросил Вим.

Торговец кивнул. «В первый раз я себя чувствовал также. Полагаю, как и все. Каждый раз, когда цивилизация дорастает до освоения небесных просторов, в награду она получает такой вид».

Вим промолчал, не в состоянии подобрать слова. Вид на горизонт едва заметно изменился, и насколько он видел, вместе с этим произошли и дальнейшие перемены. Солнце стало медленно, но верно двигаться обратно по своей траектории, снова заходя за ту точку, которая дала ему рождение. Или, как он неожиданно понял, это они сами снова начали скользить вниз с вершин славы в темноту земного мира. Вим ждал, пока солнце исчезнет с черного чуждого неба, оказавшись там, где оно уже вставало до этого повторного погружения в ночь, и горизонт вновь заслонял зрелище. Он упал на сиденье, как будто поддавшись невидимому зову мира, и снова появились звезды. Тяжелый крен, словно взрыв, потряс кабину, а затем все движение прекратилось.

Когда дверь отъехала в сторону, и холодный пронизывающий воздух заполнил крошечное помещение, он сидел не шевелясь, не понимая, что происходит. За дверным проемом вновь была темнота, но он знал, что за ней скрывается уже не зал правительственного здания.

Джейгит устало возился с ремнями безопасности. «Домой в тот же день…»

Вим не стал ждать, ведомый инстинктом, он высвободился и шагнул к дверному проему. И резко остановился, когда обнаружил, что они находятся не на уровне земли. Ноги нащупали лестницу, и когда он сошел с последней ступени, то услышал и почувствовал, как, с тихим шелестом, хрустит под ногами галька. Единственными, кроме этого, звуками были вздохи ледяного ветра и плеск воды. Когда глаза привыкли к темноте, они сообщили ему о том, что уже знали остальные пять чувств – он был дома. Не на Границах Темного леса, но где-то в его родных красивых суровой красотой Нагорных Землях. Призрачные клыки вершин поднимались с двух сторон, закрывая звезды, но они сверкали на гладкой поверхности водного зеркала, слегка дрожа, как дрожал он сам от холодного ветра, весь липкий от пота под тонкой тканью рубашки. Он стоял на валуне горной тропы, где-то над линией деревьев. А на востоке разрез между двумя вершинами окрасился розовато-серым цветом возвращающегося дня.

За спиной он услышал движение и оглянулся. Торговец медленно спускался по лестнице на землю. Снаружи кабина волшебника по форме напоминала усеченную ружейную пулю. Джейгит взял с собой позаимствованное у охранника ружье, и теперь стоял, опираясь на него, как на трость. «Ну что ж, навыки пилотирования пока меня не подвели». Он потер глаза и выпрямился.

Вим вспомнил подобное замечание, сделанное страшно давно о полете на метле к луне, и снова взглянул на восход, который на этот раз привычно и мирно разгорался на посветлевшем небе. «Мы прилетели сюда. Разве не так, мистер Джейгит, – его зубы стучали, – как птицы. Только… мы ле-летели очень высоко над землей». Он прервался, испуганный своим собственным откровением. Какое-то время его старая жизнь, полная суеверного ужаса кричала о том, что он не имеет права знать о тех вещах, которые он видел, или верить в них. Слова вырывались в дерзком неповиновении. «Да, именно – очень высоко над землей. И… это все правда. Я слышал, что мир круглый, как камень. Должно быть правда, что есть другие миры, как вы сказали в зеленой комнате, и люди там такие же, как здесь. Я увидел, солнце такая же звезда, как и другие звезды, только больше…» Он нахмурился. «Оно… ближе? Я…»

Джейгит вовсю улыбался, его зубы сияли в бороде белизной. «Волшебник, первый класс».

Вим вновь взглянул вверх, на небо. «Если оно не превосходит все остальные… – сказал он. Затем, переключившись на более насущные дела, промолвил: – А что насчет призраков? Они будут нас преследовать?»

Джейгит покачал головой. «Нет. Я думаю, что положил конец этим призракам весьма и весьма надолго. Я изменил кодовые слова в их коммуникационной системе. Большую ее часть сейчас совершенно невозможно использовать. Их компьютерная сеть разломана, а система их космической защиты, должно быть, навеки вышла из строя, судя по тому, что они не разрушили Файф. Я бы сказал, что Мировому Правительству пришел конец. Они еще не знают об этом и, возможно, не уйдут еще пару сотен лет, но в конце концов они сдадутся. Их громадный механизм поддержания «покоя» наконец-то дал сбои в работе… Полагаю, они больше не смогут контролировать ситуацию в этих краях и использовать свое колдовство».

Вим подумал, а потом с надеждой спросил: «Вы ведь собираетесь туда вернуться, мистер Джейгит? Примените свое волшебство к жителям Плоских Земель? Мы могли бы…»

Но торговец покачал головой. «Нет, боюсь, это совсем меня не интересует, Вим. В действительности я хотел лишь сломать закрытую систему, которую те колдуны установили в этом мире. И я уже это сделал».

«Тогда… вы хотите сказать, что в действительности делали все это, рисковали нашими жизнями, за так? Как вы сказали, просто потому, что не правильно использовать волшебство на тех людях, которые не могут ему противится? Вы сделали это для нас… и ничего не хотели взамен? Вы должно быть сумасшедший».

Джейгит рассмеялся. «Я бы так не считал. Я уже говорил тебе до этого. Все чего я хочу – это получать новые впечатления и продавать мои изделия. А Мировое Правительство препятствовало моим делам».

Вим встретился с пристальным взглядом торговца и в неуверенности отвел глаза. «Куда вы собираетесь отправиться теперь? Он почти ожидал, что ответ будет «обратно за облака».

«Обратно спать». Джейгит оставил баллистический транспортировщик и начал карабкаться по каменистому склону, идущему вверх от озера. Он жестом пригласил Вима следовать за ним. Вим шел следом, тяжело дыша из-за тонкого горного воздуха, до тех пор, пока они не достигли большущей впадины из валунов перед отвесной гранитной стеной. Только когда он оказался прямо перед ней, он понял, что они пришли к входу в пещеру, спрятанную в горах. Он заметил, что отверстие поразительно симметрично, а сквозь тьму, казалось, мерцает радуга, напоминающая туман. Он непонимающе уставился на нее, потирая замерзшие руки.

«Вот отсюда я и пришел, Вим. Не с востока, как ты считал, или из космоса, как думали правители». Торговец кивнул на темный вход. «Видишь, Мировое Правительство полностью ошибалось относительно меня. Они заключили, что я мог прийти только из места, которое не находится в их власти. Но на самом деле, все это время я был на земле. Эта пещера была моим домом на протяжении пятидесяти семи тысяч лет. Внутри нее что-то вроде волшебства, которое погружает меня в «очаровывающий» сон на пять-десять тысячелетий за раз. А тем временем мир меняется. Когда он меняется достаточно, я снова просыпаюсь и выхожу на него посмотреть. Этим я и занимался в Шарне десять тысяч лет назад. Я привез товары из более ранней, примитивной эпохи, они стали популярными, и я превратился во что-то вроде знаменитости. Так я получил доступ к новым товарам для торговли – шарнскому волшебству, чтобы пустить его в ход где-нибудь еще, когда вещи вновь поменяются.

Мировое Правительство этому препятствовало, они нарушили естественные циклы истории, от которых я завишу, а это в свою очередь нарушило ритмы моего бодрствования. Поддержание покоя они превратили в целую науку так, что все могло остаться неизменным пятьдесят или сто тысяч лет. Десять или пятнадцать тысяч, и я мог бы вновь прийти сюда и переждать, но пятьдесят тысяч – слишком долго. Я должен был вновь привести вещи в движение, иначе остался бы не у дел».

Воображение Вима споткнулось о бесконечно длинную череду веков, которая отделяла его от торговца, которая отделяла торговца от всего, что когда-либо было частью человека или когда-нибудь могло бы ею быть. Какая нужна вера и какой характер, чтобы переживать это одному? И какие потери и награды привели его к этому? Должно быть что-то, что делает все это стоящим…

«Было сделано больше вещей, Вим, чем потомки Шарна когда-либо мечтали. Я удивляюсь каждой новой вершине, которую беру… Сейчас я тебя покину. Ты оказался лучшим провожатым, чем я ожидал. Благодарю тебя за это. Я бы сказал, что до Границ Темного леса два или три дня пути на северо-запад отсюда».

Вим колебался, испытывая одновременно и страх и непреодолимое желание. «Могу я пойти с вами…»

Джейгит покачал головой. «Там комната только для одного. Но ты уже повидал намного больше чудес, чем другие люди. И я думаю, ты также и научился многим вещам. Я бы сказал, тебе представится неоднократная возможность применить их здесь. Ты помог изменить мир, Вим – как ты собираешься это повторить?»

Вим молча стоял в нерешительности. Джейгит поднял ружье и перекинул ему. Вим поймал ружье, на его лице медленно стала появляться улыбка, предвкушающая огромные возможности.

«До свидания, Вим».

«До свидания, мистер Джейгит». Вим смотрел, как торговец уходил в пещеру.

Добравшись до входа, Джейгит заколебался и оглянулся назад. «И еще, Вим, в этой пещере больше чудес, чем ты когда-нибудь мечтал. Я не задерживаюсь надолго, потому что я легкая добыча. И не вздумай прельститься грабежом моего убежища». На мгновение радуга вырвала из темноты его силуэт.

Вим медлил у входа до тех пор, пока, наконец, холод не заставил его отправиться обратно по серому каменистому склону. Он снова остановился у зеркальной глади озера, оглядываясь назад, за пулеобразный транспортировщик волшебника, покоящийся на откосе. Восходящее солнце омывало окрестности золотым светом, но теперь почему-то Вим совсем не был уверен в том, где находится пещера.

Он вздохнул, перекинул ружье через плечо, и начал долгий путь домой.

* * *

Лорд Бакри вздохнул, когда воспоминания отступили, и вместе с ними ушло и грызущее желание вновь отыскать пещеру торговца, желание, которое не оставляло его на протяжении тридцати лет. Там находится решение всех проблем, с которыми он когда-либо сталкивался, но он никогда не пытался преступить через предупреждение Джейгита. И не столько из-за риска, риска одновременно смертельно опасного и обоснованного, сколько из-за понимания того, что его собственная жизнь со всеми достижениями эфемерна, меньше чем ничто в сравнении с жизнью, которая измеряется половиной истории человечества. Внутри пещеры торговца находится невозможное, вот почему он никогда не попытается проникнуть туда.

Вместо этого он вернулся к возможному и сделал его действительностью, зависящей от него и от необычайно ясного видения вещей, которое оставил ему торговец. Он решал все проблемы один просто потому, что должен был так поступать, и теперь ему просто предстоит в одиночестве решить еще и эту.

Он взглянул вниз, и в его душе неожиданно встрепенулась гордость за ту власть, которую он имел над горожанами на площади, над городом Файф, ныне окруженном прочной стеной… Так значит, Запад и Юг объединились по одной единственной причине. Она ненадежно балансирует на одной чаше весов с огромным количеством старых обид. И если что-то нарушит баланс – например, пара удачно пущенных сплетен, то они снова будут готовы перегрызть друг другу горло. Возможно, ему даже не понадобится собирать армию. Они разберутся без него. А потом…

Лорд Бакри начал улыбаться. Ему всегда ужасно хотелось повидать море.

* * *

Признаюсь, я не знаю истинных побуждений Джейгита. Я могу представить себе героя, его слова и поступки, но что касается побуждений… Объяснения Джейгита по поводу того, почему он разрушил существующую цивилизацию, без сомнения благоразумны: Мировое Правительство препятствовало Джейгиту, какие бы у него ни были причины для путешествия по оси времени. Быть может, он был простым торговцем, желающим получать новые впечатления, но я думаю, у него были и другие намерения. Возможно, его занимал вопрос, почему никогда не встречаются Сингулярности, и искал цивилизацию, которая, в конце концов, вырвалась бы из колеса фортуны. Возможно, все предыдущие цивилизации уже закончились в Сингулярности. А Джейгит остался убедиться, что это может произойти вновь. Перечитывая рассказ, я чувствую себя почти так же, как Вим в конце, трепещущим… и слегка побаивающимся узнать правду.

Вы нашли место, где перестал писать я, и вступила Джоан? Последнее, над чем работал я – спасение от банды Эксла Борка. Я писал мою часть рассказа все лето, по странице в день (для меня странный, но забавный, способ писать). После эпизода со спасением у меня – имелись лишь общие соображения, и работа прервалась; конец рассказа стал плодом удачного и интересного сотрудничества.

Неуправляемые[33]

По крайней мере, в четырех рассказах этого сборника действие разворачивается после катастрофической войны. Два из них – это рассказы-предупреждения. Но стремление предупредить человечество об опасности – отнюдь не единственный повод писать подобные истории.

Война такого масштаба приводит к тому, что наступление Технологической Сингулярности отодвигается, и мир останется понятным и привычным для нас, обычных людей. Множество писателей пробовали свои силы в создании «мира после мира», где можно в различных пропорциях смешивать высокие технологии и обычаи средневековья.

Предсказать последствия мировой войны – задача непростая. Не исключено, что она будет означать конец человеческой расы. Далее если этого не произойдет, война и послевоенные годы могут оказаться еще ужасней, чем нам обещают. Но не исключено, что человечество выживет. Война отбросит его далеко назад, во тьму. Но годы пройдут, выжившие состарятся, дети их детей станут взрослыми… и будут вспоминать страшные годы как далекую бурю. Возможно, за упадком последуют счастливые времена. Война станет концом нашегоно не их – мира. Большая часть нашего наследия находится в миллионах библиотек, и это наследие представляется куда более здоровым, чем само человечество. И я не принимаю аргумента, что технологический уровень не будет восстановлен, потому что наша цивилизация исчерпала все ранее доступные ресурсы. Это касается только нефти; цивилизациям, возникшим после катастроф, легче найти ресурсы, чем прежде. Руины городов, которых не коснулось заражение, – это, по сути, настоящие сокровищницы.

Возможны и иные сценарии: послевоенное общество сможет поднять уровень образования и ясными глазами взглянуть на собственное прошлое. Именно в таких декорациях будет разворачиваться сюжет следующего рассказа. Полагаю, удача в конце концов отвернется от нынешней цивилизации, результатом чего будут и войны, и скверные времена – куда более скверные, чем я могу описать (или хочу представить). Но, в конце концов, откроются новые возможности для процветания и прогресса. И в особенности мне хотелось бы найти ответы на два вопроса, которые возникают в этом рассказе. Каким будет система правления в такую эпоху? Что новая цивилизация будет делать с ядерным оружием и возможно ли такое, что все, что достигнуто, будет утрачено вновь? Название рассказа – это мой ответ на первый вопрос. На второй ответ будет сходным.


«Рэкет-группа Эла» действовала в Манхэттене, штат Канзас. Вопреки своему названию, эта была настоящая полицейская служба, хотя и маленькая, и занималась она охраной правопорядка – или, скорее, его поддержания. Их клиентура составляла двадцать тысяч человек, живущих в радиусе ста километров от главного офиса. Очевидно, у этого Эла с чувством юмора все в порядке[34]. Даже его имя напоминает о гангстерах… «даже» – потому что его помощники экипируются в точности как уличные бандиты начала двадцатого века. Уил Брайерсон считал, что это дань ностальгии. Кстати, как и название компании, в которой служил Уил. Все, что навевает воспоминания о старых временах и старых традициях, сулит те или иные выгоды.

«Ну и что с того, – думал Брайерсон, сажая свой флайер на площадку возле штаб-квартиры Эла. – „Полиция Штата Мичиган“[35]… звучит куда более благородно».

Он откинул кокпит и вышел в мрачное молчание утра. Близился рассвет, но небо оставалось темным, а воздух – сырым. Вдоль горизонта строем двигались грозовые тучи, среди них то и дело вспыхивали молнии, но не доносилось даже слабого раската грома. Потом Уил заметил торнадо-убийцу – одинокий силуэт, похожий на орлиный, мелькающий далеко в небе. Погода не предвещала ничего доброго – как и предупреждали в Ист-Лансингской[36] штаб-квартире Эла четыре часа назад.

В этот миг из полумрака высочил некто долговязый и тощий.

– Рад вас видеть! Меня зовут Элвин Свенсен. Я здесь хозяин, – Свенсен с воодушевлением пожал Уилу руку. Он был одет в мешковатые брюки и пиджак на толстой подкладке, которыми не побрезговал бы и сам Фрэнк Нити[37]. – А я-то боялся, что вы будете ждать, пока не пройдет фронт…

Шеф местной полиции подтолкнул коллегу, приглашая его войти в здание. Вокруг не было ни души. Местность казалась совершенно пустынной, и наличие деревенского домика, где размещалось полицейское отделение, ничего не меняло, особенно ранним утром буднего дня. И зачем тогда горячку пороть?

Внутри, за консолью внутренней связи, сидел клерк (а может быть, и полицейский), одетый в точности, как Эл. Свенсен посмотрел на него и ухмыльнулся.

– Это из «Полиции Штата Мичиган», все в порядке. Они на самом деле пришли, Джим. Они На Самом Деле пришли! Просто проходите в холл, лейтенант. Мой кабинет в задней комнате. На самом деле, мы тут ненадолго… Но пока можем спокойно поговорить.

Уил кивнул, хотя эти слова скорее озадачили его, чем внесли ясность. В дальнем конце холла, из приоткрытой Двери, выбивался свет. На матовом стекле красовалась надпись, сделанная по трафарету: «Большой Эл». От преклонных лет ковра и деревянного пола, который прогибался под Уиллом с его девяноста килограммами живого веса, исходил слабый запах плесени. Брайерсон чуть заметно усмехнулся. Возможно, Эл не такой уж псих. Гангстерская тема вполне оправдывала эту неряшливость. Некоторые клиенты даже сочтут, что полицейской организации, которая поддерживает в своем здании подобный порядок, доверять можно.

Большой Эл направил Брайерсона к двери и жестом предложил гостю пухлое кресло. Высокий, угловатый, он больше походил на школьного учителя, чем на полицейского… или гангстера. Его светлые, с рыжиной, волосы казались растрепанными, хотя он то и дело приглаживал их, и от этого казалось, что шеф полиции то ли недавно встал с постели, то ли забыл причесаться. Прибавьте к этому нервные, суетливые движения… Уил подумал, что последнее все-таки ближе к истине. Свенсен, похоже, дошел до точки, и появление Уила было для него чем-то вроде отсрочки смертного приговора… ну, или, по крайней мере, позволяло сделать передышку. Он посмотрел на табличку с именем на груди Уила, и его ухмылка стала еще шире.

– У. У. Брайерсон. Я наслышан о вас. Я знаю, «Полиция Штата Мичиган» не даст нам пропасть. И пришлет лучших из лучших.

Уил улыбнулся в ответ, надеясь, что не выдал смущения. Отчасти своей славой он был обязан очковтирательству сослуживцев и уже начинал ее ненавидеть.

– хм-м-м… Спасибо, Большой Эл. Мы считаем это своим долгом – помогать небольшим полицейским бригадам защищать тех, кто не имеет права носить оружие. Но вы хотели мне что-то рассказать. Почему такая секретность?

Эл махнул рукой.

– Боюсь слишком длинных языков. Я не могу допустить, чтобы враг узнал о том, что вы получили наше приглашение – пока вы не выйдете на сцену и не начнете действовать.

Странно. Не «ублюдкам», не «проходимцам», не «мерзавцам»… «врагам».

– Но даже если крупную банду спугнуть…

– Слушайте, я не говорю о кучке раздолбаев. Я говорю о Республике Нью-Мексико. О нападении. На Соединенные Штаты, – он плюхнулся в свое кресло и продолжал немного спокойнее – почти так, словно эта информация была тяжкой ношей, от которой он только что избавился. – Не ожидали?

Брайерсон молча кивнул.

– Я тоже. Вернее, это было неожиданностью месяц назад. У Республики всегда хватало внутренних проблем. Но даже когда они захватили все земли к югу от Арканзас-Ривер[38], у них не было ни одного поселения на сотни километров отсюда. Даже сейчас, думаю, это сущий авантюризм: мы можем сосредоточить силы и раздавить их… – он посмотрел на часы. – Как скоро – не имеет значения. Нам необходимо скоординировать усилия. Сколько штурм-патрулей вы привели?

Выражение лица у Брайерсона было достаточно красноречивым.

– Как? Только один? Проклятье. Ладно. Полагаю, это моя ошибка. Вся эта секретность… но…

Уил прочистил горло.

– Здесь только я, Большой Эл. Я – единственный, кого прислал Мичиган.

Его собеседник, казалось, вот-вот упадет в обморок. Облегчение сменилось отчаянием, затем на его лице появилось слабая тень ярости.

– Ч-ч-чтоб в-вам п-провалиться, Брайерсон… Я рискую потерять все, что здесь создал. И люди, которые мне доверяют, тоже лишатся всего, что у них есть. Но клянусь, я подам в суд на «Полицию Штата Мичиган». За забывчивость. Пятнадцать лет я платил вам премиальные и никогда ничего не требовал. А сейчас, когда меня прижало так, что дальше некуда, мне присылают одну-единственную ослиную жопу с одной-единственной десятимиллиметровой пукалкой!

Брайерсон встал и выпрямился во весь свой почти двухметровый рост. Теперь он возвышался над Свенсеном, как башня, а его медвежья лапа легла Элу на плечо.

– «Полиция Штата Мичиган» действительно не даст вам пропасть, мистер Свенсен, – он говорил спокойно, но твердо. – Вы платите нам за защиту от насилия – защиту как таковую, а не в каждом конкретном случае – и мы намерены ее вам предоставить. Мичиган никогда не нарушает условия соглашения.

С последними словами его пятерня крепче сжала плечо Элвина Свенсена. Взгляды полицейских встретились. Затем Большой Эл слабо кивнул, и Уил сел.

– Вы правы. Извините меня. Я плачу за результат, а не за то, каким образом он получен. Но я знаю, с чем мы столкнулись. И, черт возьми, напуган до смерти.

– И вот еще одна причина, по которой я здесь, Эл. Чтобы выяснить, с чем мы столкнулись, прежде чем бросаться на это, паля из пушек и выпрыгивая из собственных штанов. Ваши предположения?

Эл откинулся на спинку стула, и она мягко скрипнула. Он смотрел в окно, в темное молчание утра, и на миг показалось, что он успокоился. Однако такого просто не могло случиться. Похоже, что-то его не на шутку тревожило.

– Все началось три года назад. Тогда это выглядело довольно невинно и почти законно…

Хотя Республика Нью-Мексико захватила земли от Колорадо на западе до Миссисипи на востоке и Арканзаса на севере, большинство ее поселений находились между побережьем Залива[39] и Рио-Гранде. Больше века Оклахома и Северный Техас оставались незаселенными. «Граница» между Арканзас-Ривер не вызывала интереса у Республики, где хватало проблем с Водяной Войной в Колорадо. Еще меньше нью-мексиканцев интересовали фермерские хозяйства на северной границе неуправляемых земель – или «неправительственных», кому как больше нравится[40]. В течение последних десяти лет поток иммигрантов из Республики на север, где условия были более благоприятными, неуклонно возрастал. Лишь некоторые из южан остались на территории Манхэттена: места, где можно было найти работу, находились гораздо севернее.

Но вот уже три года как сюда потянулись зажиточные нью-мексиканцы, и они были готовы платить за пахотные земли любую цену.

– Теперь ясно: это были подставные лица, через которых действовало правительство Республики. Они платили больше, чем могли бы получить со своих поместий. И приобретать землю они начали сразу после выборов их последнего президента. Ты знаешь – Хастигс как-его-там… В любом случае, для многих из нас это было славное времечко. Если какой-то нью-мексиканский толстосум захотел обзавестись уединенной фазендой в неупра… неправительственных землях, это его личное дело. В любом случае: даже если все нью-мексиканцы дружно скинутся, они не смогут купить и десятой части Канзаса.

Поначалу приезжие старательно изображали добрососедские отношения. Некоторые даже заключили контракт с «Рэкет-группой Эла» и «Правосудием Среднего Запада»[41]. Но шли месяцы, и становилось очевидно, что новые соседи – не фермеры и не праздные богатеи. Как заметили местные жители, эти люди скорее напоминали производителей работ, которым дали подряд. Из южных городов – Галвестона[42], Корпус-Кристи[43] и даже из Альбукерке[44], столицы Нью-Мексико – бесконечным потоком ползли грузовики с бедно одетыми мужчинами и женщинами. Эти оборванцы селились в бараках, которые возводили на своих землях новые владельцы. Что до самих владельцев, то, глядя на них, никто бы не сказал, что они когда-либо часами работали в поле.

«Фермеров» становилось все больше и больше, что немало удивляло местных жителей. Хотя пока было неясно, ради чего затевается столь масштабная операция, у репортеров «Гранд-журнал» начался зуд любопытства. Может быть, нанимать батраков выгоднее, чем арендовать всякую технику? Тем временем работники начали наниматься к местным фермерам.

– Эти люди работали как проклятые, причем за бесценок. Каждую ночь наниматели свозили их на грузовиках в бараки, и наши фермеры общались с ними не больше, чем с машинами. В общем и целом, мексиканцы сбили цену на пять процентов или что-то около того.

Уил начинал понимать, к чему он клонит. Кто-то в Республике, похоже, хорошо разбирается в законах Среднего Запада.

– Гм-м-м… ну, знаешь, Эл, будь я на месте этих батраков, я бы не стал гнуть спину в поле. Я бы двинулся на север, где с работой получше. Можно хотя бы наняться в ученики и к дворецкому и получать больше, чем иной новобранец. Богатым всегда нужны слуги, и в наши дни платят за это баснословные деньги.

Большой Эл кивнул.

– Да, у нас тоже есть богатые. Когда они услышали, что эти ребята готовы на них работать, у них слюнки потекли. Тут-то все и началось.

Поначалу нью-мексиканские батраки даже толком не поняли, что на них есть спрос.

Они полагали, что должны работать, где и когда прикажут. Но поначалу немногим, очень немногим предложили работу.

– Они по-настоящему испугались, эти первые. Они снова и снова просили гарантий, что по окончании рабочего дня смогут возвращаться к своим семьям. Наверно, они решили, что их хотят похитить, а не обеспечить работой. Потом… это был как взрыв. Они не могли дождаться, когда смогут покинуть свои бараки. Они хотели взять с собой своих родных…

– И тогда ваши новые соседи оцепили лагеря?

– Ты быстро схватываешь, дружище. Они не позволили родственникам батраков покидать лагеря. И, как мы теперь знаем, конфисковали у них деньги.

– А у них не было чего-нибудь вроде долгосрочного контракта?

– Нет, черт подери. Возможно, с точки зрения «правосудия Инкорпорейтед» и такое законно, но рабство по договору на Средним Западе не принято. Так что никаких контрактов не было и в помине. Сейчас я вижу, что это было нарочно подстроено. В общем, вчера наступила развязка. Из Топеки прилетел парень из Красного Креста, привез письмо от «Правосудия Среднего Запада». Он должен был пройтись по поселениям и объяснить этим бедолагам, что закон на их стороне. Я взял пару своих ребят и отправился за ним. Нас не пустили, а парнишку из Красного Креста, когда он попытался настоять на своем, просто вышвырнули пинками. Их главарь – некий Стронг – сунул мне какую-то бумагу, в которой написано, что начиная с настоящего момента у них своя полиция и свое правосудие. Затем нас выпроводили за пределы частного владения – под дулами винтовок.

– В общем, решили поиграть в броненосца. Это не проблема. Но рабочие до сих пор считаются вашими клиентами?

– Не просто считаются. Пока не началась эта свистопляска, многие из них заключили контракт с нами и Средним Западом. Обычно такое списывают на форс-мажор, но сейчас я влип.

Уил кивнул.

– Верно. И твой единственный выбор – пустить огонь на огонь. А в качестве встречного огня выступит моя команда.

Большой Эл наклонился, страх уступил место возмущению.

– Конечно. Но это еще не все, лейтенант. Эти работяги – вернее сказать, рабы – были только частью ловушки, которую нам расставили. Правда, в большинстве своем они храбрые, честные ребята. Они знают, что произошло, и радуются по этому поводу ничуть не больше моего. Прошлой ночью, после того как мы получили пинка под зад, трое из них сбежали. Они прошли пятнадцать километров до Манхэттена, чтобы увидеть меня и попросить НЕ вмешиваться. НЕ выполнять условия контракта. Они объяснили, почему. На протяжении сотни километров, которые они проехали на своем грузовике, им ни разу не дали полюбоваться местами, по которым их везли. Но уши им никто не затыкал. И один из них умудрился проковырять дырку в тенте. Он видел броневики и боевые самолеты в камуфляжной раскраске к югу от Арканзаса. Чертовы нью-мексиканцы просто взяли и спрятали часть своего техасского гарнизона в десяти минутах лету от Манхэттена. И готовы выступать.

Возможно, так оно и есть. «Водяные войны» с Ацтланом угасли несколько лет назад. Возможно, у нью-мексиканцев сохранились запасы вооружения – скорее всего, так оно и есть, учитывая, что им приходится удерживать города на побережье залива. Уил встал и подошел к окну. Рассвет уже окрасил небо под далекими низкими облаками. Земля, которая простиралась вокруг полицейского участка, казалась изумрудной. Внезапно Уил почувствовал, что оказался в весьма затруднительном положении. Смерть, которая может придти с этого неба, не слишком станет утруждать себя предупреждениями. У.У. Брайерсон не был студентом исторического факультета, но обожал старое кино и видел несколько фильмов о войне. Предполагается, что агрессора интересует создание определенного мнения в обществе – или мировом сообществе. Должна быть провокация, предлог для массового насилия, которое выдается за меры самообороны. Нью-мексиканцы действуют умно: они создали ситуацию, к которой У.У. Брайерсону – или тому, кто окажется на его месте – ничего не останется, кроме как применять силу, атаковать их поселения.

– Так… Если мы воздержимся от принудительных мер – как думаете, насколько удастся отсрочить вторжение?

Извращать таким образом условия контракта – значит, не уважать самого себя.

Но прецедент есть прецедент. В особо неприятных случаях и время может стать оружием.

– Ну, может, на секунду их это задержит. Тем или иным способом они до нас доберутся. Если мы вообще ничего не будем делать, они используют в качестве повода мою вчерашнюю «вылазку». На мой взгляд, тут поможет только одно: если «Полиция Штата Мичиган» положит все, что у нее есть, когда эти ублюдки к нам полезут. Изобразим массированное сопротивление. Возможно, этого окажется достаточно, чтобы их отогнать.

Брайерсон отвернулся, чтобы посмотреть на Большого Эла. Понятно, почему у парня зуб на зуб не попадает от страха. Должно быть, в эту ночь ему пришлось крепко держать себя в руках. Но теперь У.У. Брайерсон прибыл и обо всем позаботится.

– Ладно, Большой Эл. С твоего разрешения, я принимаю командование.

– Ты решился, лейтенант!

Эл вскочил, точно все пружины в его кресле разом распрямились, и от этого толчка на лице образовалась широкая трещина. Уил уже направлялся к двери.

– Первое, что надо сделать – это убраться из этой халупы. Много тут у вас народу?

– Кроме меня – только двое.

– Собери их и выведи во двор. И если есть какое-нибудь оружие – его тоже прихватите.

* * *

Уил как раз выгружал из флаера рацию, когда трое полицейских вышли из штаб-квартиры Эла и остановились на пороге. Лейтенант помахал рукой, приветствуя их.

– Если мексиканцы настроены серьезно, то первым делом они будут добиваться превосходства в воздухе. Что у нас с наземным транспортом?

– Пара автомобилей. С дюжину мотоциклов. Джим, загляни в гараж.

Полицейский, больше похожий на уличного хулигана, помчался выполнять приказание. Уил с любопытством разглядывал того, кто остался с Элом. Этому индивиду было не больше четырнадцати. Он (или она?) сгибался (или сгибалась?) под весом пяти коробок. Некоторые из них были снабжены импровизированными лямками, другие, казалось, вообще было невозможно удержать на весу. Скорее всего, радиооборудование… Существо широко улыбалось.

– Кики ван Стин, лейтенант, – сообщил Эл. – Она фанатик военных игр – сейчас от этого может быть прок.

– Привет, Кики.

– Бу'м знакомы, лейтенант.

Она приподняла один из своих ящиков – что-то вроде чемодана – чтобы изобразить салют. Если там оборудование, хорошо же его встряхнуло.

– Теперь мы должны решить, куда идти и каким образом туда добираться. Думаю, мотоциклы – лучший вариант, Эл. Они достаточно невелики, чтобы…

Кики перебила его.

– Нафиг. Честно, лейтенант, их кокнуть почти так же просто, как телегу. И мы никуда далеко не пойдем. Я глянула пару минут назад, нет там никаких самолетов. У нас есть минут пять, это точно.

Уил посмотрел на Элла, и тот кивнул.

– Идет. Тогда машины.

Ухмылка девчонки стала еще шире, и она заковыляла в сторону гаража – на удивление резво, учитывая количество и вид навьюченных на нее коробок.

– Она в самом деле славный ребенок, лейтенант, – сообщил Большой Эл. – Хотя слегка не от мира сего. Почти все, что я ей плачу, она тратит на всякие штуки для военных игр. Шесть месяцев назад она заговорила о том, что на юге творится что-то странное. Но никто не стал ее слушать, и она заткнулась. Слава богу, она до сих пор здесь. Всю ночь она следила за тем, что происходит на юге. Так что, как только они пойдут в атаку, мы сразу узнаем.

– У вас есть что-нибудь вроде убежища, Эл?

– А как же. Фермы на юго-запад отсюда все изрыты туннелями и пещерами. Это старый комплекс Форт-Райли. Сейчас большей частью этих туннелей владеют мои друзья. Туда я прошлой ночью послал почти всех своих людей. Их не так много… но, в конце концов, без боя мы не сдадимся.

Вокруг уже вились какие-то насекомые, на одном из деревьев к западу от штаб-квартиры ворковал голубь. Солнечные лучи достигли верхушек облаков. Воздух все еще оставался холодным и влажным. Торнадо идет. И кому от этого хорошо!

Тишину нарушило сухое покашливание поршневого двигателя. Секунду спустя из гаража на подъездную дорожку выкатилось нечто немыслимо древнее. Уил узнал удлиненные обводы черного «линкольна», который появился на свет не позже пятидесятого года двадцатого века. Брайерсон и Большой Эл забросили на заднее сидение оружие и оборудование для связи и забрались следом.

«Ностальгия может далеко завести», – подумал Уил. Должно быть, восстановленный «линкольн» обошелся Элу в ту же сумму, что и вся его деятельность в совокупности. Автомобиль мягко катился по дороге, которая проходила мимо территории полицейского участка, и Уил понял, что это не настоящий «линкольн», а самодельная и довольно дешевая копия. Да, Большой Эл деньги на ветер не бросает.

Здание штаб-квартиры становилось все меньше, пока не исчезло на фоне обычной для Канзаса местности.

– Кики… Можешь выйти на линию прямой видимости с вышкой на участке?

Девочка кивнула.

– Отлично. Я хочу связаться с Ист-Лансингом. Чтобы это выглядело так, словно я никуда не отлучался.

– Конечно.

Она повозилась со сферической антенной и сунула Уилу микрофон. Лейтенант быстро надиктовал код назначения. Первым делом нужно было связаться с дежурным по штабу, а затем – с полковником Поттсом и кое с кем из командования.

Когда все было сделано, Большой Эл с ужасом уставился на него.

– Сотня самолетов-штурмовиков! Четыре тысячи пехотинцев! Бог ты мой… Я не представляю, как вы будете отбиваться от такой оравы.

Уил не стал спешить с ответом. Он передал микрофон Кики.

– Установи такой канал, чтобы слышали все. И кричи на всю Северную Америку, что здесь творится смертоубийство… – после этой тирады он смущенно посмотрел на Большого Эла. – Нам не справиться, Эл. Все, что есть у «Полиции Штата Мичиган», – это двадцать вертолетов-штурмовиков и с десяток самолетов. Самолеты почти все на Юконе. Можно, конечно, установить пушки на наши поисково-спасательные суда – их, пожалуй, сотня наберется. Но на это уйдет не одна неделя.

Эл побледнел, но ужас, которому он дал волю раньше, уже прошел.

– Значит, остается блефовать? Лейтенант кивнул.

– Но мы дадим все, что есть у Мичигана, и так быстро, как это только можно. Если нью-мексиканские запасы не слишком велики… возможно, этого хватит, чтобы их отогнать.

Большой Эл вздрогнул – но, может быть, это только показалось – и равнодушно посмотрел через плечо лейтенанта на дорогу впереди. На переднем сидении Кики расписывала душераздирающие подробности вражеских передвижений и кричала, что нападение неизбежно. Время от времени она упоминала позывные и звания, так что вряд ли кто-нибудь усомнился, что эти призывы и предупреждения исходят от самой что ни на есть настоящей полицейской службы.

Ветер задувал в открытые окна, принося с собой будоражащий запах росной травы, которая казалась темно-зеленой. Вдалеке сверкал серебряный купол хранилища свежих продуктов, недавно возведенный на ферме. «Линкольн» миновал маленькую церквушку Методистов – она белела на фоне клумб и ухоженных газончиков, точно была сделана из сахара. Позади, в пасторском садике, уже кто-то трудился.

Дорога оказалась достаточно хорошей, чтобы ее не смогли разбить огромные колеса сельскохозяйственных машин. Однако «линкольн» не мог двигаться быстрее пятидесяти километров в час. Довольно часто какой-нибудь фургон или трактор, который ехал на полевые работы, заставлял их выбирать другой путь. Водители приветливо махали Элу, Обычное утро среди ферм в неуправляемых землях. И скоро все это изменится. Должно быть, сети новостей уже подхватили вопль Кики. И направили своих пытливых служащих с голокамерами, которые поведут прямой репортаж о любом противнике на свое усмотрение. Некоторые из этих передач увидят и в Республике. Возможно, этого окажется достаточно, чтобы настроить нью-мексиканцев против их собственного правительства. Было бы желательно…

Но вероятнее всего, воздух вокруг вдруг наполнится визжащим металлом. И конец мирной жизни.

Большой Эл издал короткий смешок. Лейтенант вопросительно посмотрел на него, и полицейский фыркнул.

– Я просто подумал… Вся работа полицейского – это что-то вроде кредитного банка. Только вместо золота Мичиган возвращает нам обещания. Нападения – это как наплыв требований в «банк насилия» с требованием возврата депозитов. У тебя достаточно средств, чтобы удовлетворить нормальный спрос на ссуды. А вот когда все наваливаются скопом…

… Тогда тебе придется сворачивать лавочку и умиратьили продавать себя в рабство…

Сознание Уила отказывалось принимать такую аналогию.

– Может быть, Эл. Но подобно огромному количеству банков, мы заключаем друг с другом соглашения. Готов держать пари: «Портленд Секъюрити» и мормоны одолжат нам по паре-тройке самолетов. В любом случае, эти земли никогда не принадлежали Республике. Вы имеете дело с теми, кто не имеет права носить оружия, но вокруг вас множество людей, вооруженных до зубов.

– Не спорю. Мой главный конкурент – «Правосудие Инкорпорейтед». Они поощряют людей, которые вкладываются в легкое огнестрельное оружие и безопасность жилища. Конечно, если мексиканцы полезут к ним, то получат пинка под зад. Но к тому времени мы будем убиты… или обанкротимся… а вместе с нами – тысячи ни в чем неповинных людей.

– Эй, лейтенант, – водитель оглянулся и посмотрел на них. – А почему бы Мичиганской полиции не заплатить какой-нибудь крупной конторе и не дать мексиканцам сдачи? Накрыть пару их важных точек…

Уил помотал головой.

– Правительство Нью-Мексико об этом позаботилось. Наверняка эти самые важные точки оборудованы глушилками Уачендона[45].

Внезапно Кики прервала свой монолог и завизжала:

– Бандиты! Бандиты!

Она указывала на дисплей, укрепленный на подголовнике перед носом у Эла. Формат был привычный, но из-за ямок, на которых «линкольн» то и дело подбрасывало, читать изображение становилось трудно. Картинка строилась на основе радиолокатора бокового обзора, сигналов с орбитального спутника и массы других данных. Зеленые пятна обозначали растительность, а пастельные – плотный облачный покров. Понять, что изображает это абстрактное полотно, было непросто, пока Уил не нашел Манхэттен и Канзас-Ривер. Кики увеличила изображение. Три красных точки заметно выросли: до сих пор они напоминали мерцающие пылинки, которые случайно прилипли в нижней части дисплея. Сейчас они продолжали расти, сияние набирало силу.

– Они только что вышли из облаков, – объяснила Кики. Возле каждой из точек появились движущиеся цифры и буквы – должно быть, скорость и высота.

– Они прошли выше твоего канала? Кики радостно осклабилась.

– А как же! Но это ненадолго… – она потянулась и ткнула пальцем в одну из точек. – У нас есть две минуты, а потом дом дядюшки Эла сделает большой бубум. Я не хочу подставляться, поэтому подключать главный спутниковый канал не буду. А все остальное еще опаснее. До некоторой степени, подумал Уил.

– Мать моя женщина! Мне не верится, просто не верится. Два года «Разжигатели розни» – ну, это мой клуб, вы знаете, – следил за Водяными Войнами. У нас было железо, проги, криптограммы – все, чтобы не отставать от жизни. Мы даже прогнозы строили и заключали пари с другим клубами. Но это же не участие, верно? А сейчас у нас самая взаправдашняя война!

И она смолкла с выражением неподдельного ужаса. Интересно: может быть, она психопатка? А вовсе не юная наивная девочка… Эта мысль мелькнула у Уила в голове и исчезла.

– Ты можешь навести камеры на участок? – этот вопрос был обращен равно к Кики и Элу. – Мы сможем показать, как по-настоящему происходило нападение.

Девочка кивнула.

– Я все равно зацепила два канала. Камера смотрит на мачту, которая на юго-западе. Представляю, как они там прибьются, когда такое увидят!

– Хорошо. Действуй.

Девчонка скорчила рожу.

– Лады. Правда, не думаю, что вам это понравится, – она соскользнула обратно на переднее сиденье. Заглянув ей через плечо, Уил увидел, что она держит на коленях немереных размеров плоский дисплей. На нем была абстракция наподобие прежней, но на этот раз снабженная массой подписей. В этом было что-то до боли знакомое. Через миг Уил понял, что видел нечто подобное в своих любимых фильмах: старые как мир сокращения, обозначающие военные единицы и звания. «Разжигатели Розни», должно быть, разжились программами для транслирования многоканальных данных, поступающих со спутников, на вот такие дисплеи. Проклятье, не исключено, что они могут даже прослушивать переговоры военных! Что там девчонка говорила по поводу общественного мнения? Кажется, в этом клубе учат по-настоящему играть в войну. Да, возможно, что у этих ребят не все дома, но они могут оказаться чертовски полезны.

Кики что-то пробормотала в микрофон, и картинка на экране дисплея, который Эл держал в руках, разделилась пополам. Слева появилась карта, которая показывала передвижения противника; справа было голубое небо, сельский пейзаж и парковка перед полицейским участком. Уил увидел и собственный штурмовичок, сияющий в лучах утреннего солнца: камера находилась всего в нескольких метрах.

– Пятнадцать секунд. Если посмотреть на юг, вы их увидите.

Машина свернула на боковую дорогу, и Джим указал пальцем куда-то в окно.

– Уже вижу!

Уил тоже видел. Три черных жука, летящих быстро и пока бесшумно – расстояние было слишком велико. Они проплыли в западном направлении и скрылись за деревьями. Однако с точки зрения камеры на радиомачте они никуда не плыли. Для камеры они зависли в небе над парковкой, неотвратимые, как смерть. Потом под каждым образовалось пухлое облачко дыма, какие-то крошечные черные предметы вывалились из них и теперь падали на землю. Вертолеты, казалось, были так близко, что Уил мог разглядеть каждый изгиб обшивки, увидеть, как солнце играет на лобовых стеклах.

Потом был взрыв.

Странно: камера сильно дернулась и лишь после этого начала медленно опускаться. Перед объективом замелькали осколки и языки пламени. Наконец роторный отсек флаера взорвался, и дисплей стал серым. Уил осознал, что никто не управлял камерой: просто высокая мачта надломилась, а потом ее повалило.

Прошло несколько секунд, послышался грохот, похожий на раскат грома, а затем – истошный визг бомбардировщиков, набиравших высоту.

– Все, сворачиваем репортаж, – сообщила Кики. – Пока не доберемся до подземки, я сижу тихо.

Джим прибавил скорость. Он не смотрел на дисплей, однако звуков взрыва было достаточно, чтобы понять: теперь надо гнать что есть духу. Дорога и прежде была неважной, но сейчас стала напоминать стиральную доску. Уил вцепился в спинку переднего сидения. Если противник поймет, что между ними и голосами в эфире есть какая-то связь…

– Долго еще, Эл?

– Ближайший вход – примерно в четырех километрах, но это по прямой. Нам придется сделать хороший крюк, чтобы объехать ферму Шварца, – он махнул рукой, указывая на изгородь из колючей проволоки справа от дороги. К северу от нее, насколько хватало глаз, тянулись хлебные поля. Вдалеке из зелени что-то торчало. Комбайн?

– Значит, у нас есть пятнадцать ми…

– Десять! – решительно отозвался Джим, и скачка начала напоминать родео.

– … чтобы объехать ферму.

Машина въехала на вершину небольшого холма. Не более чем в трехстах метрах Уил увидел еще одну дорогу, которая уходила прямо на север.

– Но мы могли проехать там.

– У нас не было ни малейшего шанса. Это земли Шварца, – Большой Эл оглянулся и поглядел на своего коллегу. – И это не потому, что я такой законопослушный гражданин. Просто не хочу лезть по доброй воле в пекло. Джейк Шварц вот уже три года назад залез в свою раковину. Видите эту штуку в поле? – он попытался указать пальцем, но машину слишком трясло.

– Комбайн?

– Никакой это не комбайн. Эта штука бронированная. Думаю, боевой робот. Если присмотритесь повнимательнее, то увидите ствол, который направлен прямо на нас.

Уил повиновался. Действительно: то, что он принял за трубу, из которой вылетает мякина, больше походило на высокоскоростную пусковую установку типа катапульты.

Машина проехала Т-образную развилку. Уил бросил взгляд на ворота, украшенные предупреждающей надписью в окружении каких-то таинственных символов, в которых можно было узнать человеческие черепа. Ферма к западу от дороги казалась заброшенной. В небольшой рощице на вершине соседнего холма, скорее всего, скрывались постройки.

– Это же разорение. Даже если он блефует…

– Да ничего он не блефует. Бедняга Джейк. Он всегда был упрям как бык и считал, что только он один прав. Заключил договор с «Правосудием Инкорпорейтед» – и то твердил, что они, на его вкус, слишком добренькие. Как-то ночью один из его отпрысков, еще больший тупица, чем сам Джейк, напился до поросячьего визга и прикончил какого-то идиота. К несчастью для Джейка и его сынишки, убитый был моим клиентом. Потому что, например, в соглашении между «Правосудием Инкорпорейтед» и «Правосудием Среднего Запада» пункта об исправительных работах нет. Денежная компенсация – это само собой, но сыночку Джейка все равно придется провести немало времени за решеткой. Тогда Джейк поклялся, что больше никому не доверит защиту собственных прав. Денег у него куры не клюют, и теперь он чуть ли не каждый цент тратит на оружие, ловушки и детекторы. Только подумаю, как они там живут – дурно становится. Ходят слухи, что они откопали какой-то ядовитый порошок в развалинах Хэнфорда, на тот случай, если кто-нибудь все-таки сумеет к ним просочиться.

Раковины, броненосцы… Это уже не знаешь как назвать.

Последние несколько минут Кики словно не замечала их: все ее внимание было сосредоточено на дисплее, который по-прежнему лежал на ее коленях. Одев крошечную гарнитуру с наушниками, девочка почти без умолку бубнила что-то в микрофон.

– Упс… – неожиданно произнесла она. – Ничего у нас не выйдет, Большой Эл.

И она начала распихивать свое оборудование и дисплеи по коробкам.

– Я их засекла. Сейчас несколько вертушек идут нам на перехват. Им это как раз плюнуть. У нас две минуты. Ну от силы три.

Джим сбросил скорость и оглянулся через плечо.

– А если выкинуть вас здесь и ехать дальше? Думаю, сколько-то километров я проеду, прежде чем они меня тормознут.

Брайерсон никогда не замечал, чтобы полицейский терял присутствие духа вместе с пистолетом.

– Классная идея! Пока, ребята!

Кики распахнула дверцу и выкатилась наружу, в глубокую и – будем надеяться – мягкую поросль на обочине дороги.

– Кики! – завопил Большой Эл, оборачиваясь назад. Машина уже успела проехать некоторое расстояние. Они лишь увидели, как коробки с рациями, компьютерами и прочей электроникой дико скачут среди кустарника. Мелькнула светлая куртка: Кики продиралась со всем своим скарбом сквозь заросли.

Потом из-за вершин деревьев, мимо которых только что проезжал «линкольн», раздалось мерное «хуп-хуп-хуп». Не прошло и двух минут… Уил подался вперед.

– Нет, Джим. Гони что есть мочи. И помни: нас всегда было только трое.

Водитель кивнул, машина выехала на середину дороги, и стрелка спидометра скользнула к отметке «80». Ненадолго все звуки потонули в реве и грохоте двигателя. Еще тридцать секунд – и над деревьями появились три вертолета.

Интересно, разделим ли мы судьбу полицейского участка?

Миг – и под брюхом одного из вертолетов сверкнуло белое пламя. Дорога впереди взорвалась, пыль и обломки брызнули фонтаном. Джим ударил по тормозам, машину развернуло, и она, чудом не опрокинувшись, запрыгала среди воронок, оставленных снарядами. Двигатель заглох. Теперь рокот винтов стал таким громким, что его биение ощущалось почти физически. Самый большой из вертолетов уже опускался, взметая пыль и порождая сотни крошечных смерчиков. Два других по-прежнему кружили в высоте, их автоматические орудия держали «линкольн» на прицеле.

Люк пассажирского отсека скользнул в сторону, и два типа в бронежилетах выскочили наружу. Один качнул в сторону полицейских дулом своего полуавтомата, призывая их покинуть машину. Брайерсон, а затем и остальные, поспешно перешли дорогу, в это время другой солдат выкидывал из салона «линкольна» все, что там находилось. Уил наблюдал эту сцену, чувствуя, как мелкая пыль облепляет потное лицо и язык. Не зря древние в знак скорби посыпали голову пеплом…

В этот миг из его кобуры вытащили пистолет.

– Все на борт, джентльмены, – человек говорил с акцентом Нижнего Запада, чеканя каждое слово.

Уил как раз оборачивался, когда это произошло.

Вспышка, потом со стороны одного из вертолетов, которые оставались в воздухе, донеслось глухое «бум-м-м!». Его хвостовой винт разлетелся веером обломков. Машина завертелась вокруг своей оси и рухнула на дорогу в том месте, где они еще недавно проезжали. Из топливных магистралей вырвалось бледное пламя, послышались хлопки. Уил мог видеть, как экипаж пытается покинуть горящую машину.

– Я сказал «на борт»!

Автоматчик вспомнил о существовании пленников. Дуло оружия указывало, куда обращено его внимание. Похоже, парень – ветеран Водяных Войн; бандиты, которые сейчас именовались «правительством» Нью-Мексики и Ацтлана, называли их «битвой народов». Получив задание, этот тип не станет отвлекаться. Ну подумаешь, несчастный случай.

«Военнопленных» впихнули в недра вертолета; в первый момент могло показаться, что там совсем темно. Уил увидел солдата, который все еще стоял снаружи: он оглянулся на обломки вертолета и что-то заговорил в шлемный микрофон, сопровождая слова выразительными жестами. Потом он тоже забрался внутрь и задвинул люк. Вертолет оторвался от земли, повисел на небольшой высоте, а потом стал набирать скорость. Они летели на восток от места крушения, и у пленников не было ни малейшей возможности взглянуть в маленькое окошко.

Так значит, несчастный случай!

Или кто-то достаточно хорошо вооружен, чтобы сбить бронированный вертолет в центре Канзаса?

Потом Уил вспомнил. Прежде, чем лишиться хвостового винта, вертушка свернула на север и пролетела как раз над территорией, которая считается землями Броненосца Шварца. Он посмотрел на Большого Эла; тот чуть заметно кивнул. Это была ничтожная потеря… но спасибо тебе, Господи, за то, что ты создал броненосцев. Теперь дело за конторами вроде «Полиции Штата Мичиган»: пусть враг знает, что все только начинается. И что на каждом квадратном километре неправительственных – вернее неуправляемых – земель его ждет нечто подобное.

* * *

Сто восемьдесят километров за шесть часов. Потери республиканцев: один мотоцикл (столкновение с грузовиком) и один вертолет (вероятно, результат механической неисправности). Эдвард Стронг, особый советник Президента, чувствовал, как на губах сама собой появляется довольная улыбка, стоит лишь взглянуть на большой информационный экран, где отмечалось продвижение армии республиканцев. Даже во время парада в День Свободы, в центре Альбукерке было больше жертв. Его собственный анализ ситуации, сделанный лично для Президента – равно как и другой, более подробный и не столь впечатляющий, предназначенный для Объединенного комитета начальников штабов – показывал, что расширение владений Республики до Миссисипи посредством присоединения штата Канзас не будет сопряжено с какими бы то ни было трудностями. Совсем другое дело – ацтланские фанатики: каждый отвоеванный у них метр был полит кровью. После этого испытываешь странное чувство, когда думаешь о таком наступлении. Сотни километров в день…

Стронг прошелся по узкому коридору кунга, в котором размещался командный пункт, мимо аналитиков и клерков. Постоял мгновение у задней двери, чувствуя, как потоки охлажденного кондиционерами воздуха овевают лицо. Сверху кунг был завешен камуфляжной сеткой, но сквозь нее было все прекрасно видно. Изумрудные листья отбрасывали причудливые тени, и те играли в пятнашки на бледно-лимонной поверхности известняковых глыб. Кунг установили в поросшей лесом лощине, у ручья, на землях, которые разведслужба Республики приобрела некоторое время назад. Чуть к северу находятся бараки, а в них – люди, которых та же разведслужба привезла сюда, якобы для работы на фермах. Благодаря этим бедолагам у республиканцев есть законное право находиться на неуправляемых землях. То-то они удивятся, когда поймут, какую роль играли. А потом обнаружат, через какие-то несколько месяцев, что им больше не грозит нищета, что у них есть собственные фермы – на земле, которая, возможно, окажется более гостеприимной, чем пустыни Юго-Запада.

В шестнадцати километров к северу находится Манхэттен. Это – задача-минимум, но войскам Республики все-таки следует соблюдать осторожность. Это очень важное, хотя и маленькое испытание, которое позволит ему внести в свой анализ определенные коррективы. В этом городе и его окрестностях обитают Жестянщики. Они выпускают точнейшие электронные приборы и не уступающее им оружие. Это внушает уважение и одновременно – беспокойство. Откровенно говоря, Стронг считал их единственной силой, способной помешать вторжению, план которого он предложил Президенту три года назад.

Три года строить планы, вымаливать ресурсы у различных ведомств – и поселять в умах мысль о том, что все это вот-вот окупится. Воистину, канзасская операция будет самой легкой частью этого дела.

О результатах продвижения к Манхэттену надо сообщить генералу Крику, командующему бронетанковой дивизией, которая сейчас движется по Старой Семидесятой[46]. После полудня танки Крика должны достичь окрестностей Топики[47]. Старые американские хайвеи позволяют проводить танковые операции, которых еще не знала военная история. Если взятие Манхэттена пройдет по плану, к ночи Крик займет Топику и двинет остальную часть своих войск к Миссисипи.

Стронг снова обернулся и бросил взгляд в глубину кунга, на панель, где таймер на табло обстановки отсчитывал время до очередного сеанса связи. Через двадцать минут ему надлежит позвонить Президенту и доложить о продвижении к Манхэттену. Пока же в расписании Стронга зияла брешь. Возможно, это время, когда следует принять последние меры предосторожности. Советник повернулся к женоподобному полковнику, который отвечал за войсковую связь.

– Билл, эти местные, которых вы взяли – ну, эти… мафиози… Думаю, с ними стоит поговорить, прежде чем позвонит Главный.

– Прямо здесь?

– Да, если можно.

– Есть.

В голосе офицера сквозила легкая тень недовольства. Похоже, Билл Альварес не сможет спокойно смотреть, как агенты противника входят в штабной кунг. Но какого черта? Ни оружия, ни аппаратуры у них при себе нет… к тому же вряд ли им удастся сообщить о том, что они здесь увидели. А ему самому нельзя отлучаться, потому что Старик может позвонить раньше времени.

Минуту спустя в помещение, где обычно проводились совещания, втащили троих. Кисти и лодыжки пленников были скованы. Все трое отчаянно моргали, ослепленные полумраком, царящим в кунге, и у Стронга была возможность их разглядеть. Люди как люди, разве что одеты совершенно немыслимым образом. Здоровенный негр носил что-то вроде униформы: большой значок, наручная кобура и нечто вроде сапог для верховой езды. Стронг узнал эмблему, которая украшала нашивку у него на рукаве. Так называемая «Полиция Штата Мичиган». Одна из самых влиятельных гангстерских группировок на неправительственных землях… или, лучше сказать, «неуправляемых»? Разведка сообщала, что у них есть кое-какое современное оружие – во всяком случае, достаточно современное, чтобы «клиенты» не жаловались.

– Присаживайтесь, джентльмены.

Звякнули наручники. Всем троим удалось принять приглашение. Пленники сидели с мрачным видом, а позади возвышался вооруженный охранник. Стронг пробежал глазами сводку, полученную из разведуправления.

– Мист… м-м-м… лейтенант Брайерсон, возможно, вам будет небезынтересно узнать, почему войска и вертолеты, о которых вы спрашивали у своего начальства этим утром, так и не материализовались. Наша разведка сочла, что вы просто блефуете, и до сих пор придерживается этого мнения.

Северянин только пожал плечами, но его белый приятель в нелепой полосатой рубашке – в отчете он именовался Элвином Свенсеном – подался вперед и зашипел:

– Может так, а может, и иначе, ослиная жопа! Но это не имеет значения. Вы собираетесь перебить массу народу… но в конце концов вам ничего не останется, кроме как удирать, поджав хвост, обратно на юг!

Возможно, у предков Стронга, помимо хвоста, были подвижные ушные раковины. Сейчас про него можно было смело сказать «навострил уши», хотя внешне это почти никак не выражалось.

– Почитайте как-нибудь учебник истории, – продолжал полосатый. – Вы замахнулись на свободных людей, а не кучку атцланских рабов. Каждый отдельно взятый фермер, каждая отдельно взятая семья – против вас. И это образованные люди, а многие вооружены не только знаниями. Дайте только срок. Возможно, вы уничтожите многое из того, что для нас ценно. Но каждый день, который вы здесь находитесь, вы будете истекать кровью. А когда потеряете столько крови, что станет невмоготу, вы уползете домой.

Стронг окинул взглядом карту на стенде и позволил себе рассмеяться.

– Вы несчастный глупец. Какие «свободные люди»? Что вы видите, кроме своего видео, кроме пропаганды? Вот уже больше восьми лет этими землями никто не управляет. Вы сколотили свои банды, увешались оружием и начали делить территорию. Большинство даже не может позволить своим так называемым клиентам носить оружие. Не удивлюсь, если большинство ваших жертв с распростертыми объятьями примет правительство, которое позволит участвовать в выборах. Где все решает число бюллетеней. А не число стволов в арсенале «Полиции Штата Мичиган». Нет, мистер Свенсен. Маленьким людям, живущим в неправительственных землях, плевать на ваш statusquo. А если местным бандам не терпится устроить нам guerrilla…[48]. Флаг вам в руки. У нас в таких делах опыта несколько больше. Вы не знаете, что значит жить – просто жить – на территории вроде старой доброй Нью-Мексики. Во время Войны Пузырей мы сражались за каждый литр воды. А противник был настроен так решительно, так жаждал крови, что вы и представить не можете[49]. Но мы выжили, победили и создали демократическое правительство. И до сих пор остаемся свободными людьми.

– Это точно. Свободными – как те бедные простаки, которых вы держите взаперти где-то неподалеку, – Свенсен махнул рукой примерно в том направлении, где находились бараки рабочих.

Стронг перегнулся через низкий стол и посмотрел на Свенсена так, словно хотел пригвоздить его взглядом к стулу.

– Я вырос среди таких «простаков», мистер. В Нью-Мексике каждый, кто беден, имеет возможность улучшить свое положение. Земли, за которые вы так бьетесь, фактически пустуют. Вы не представляете, как их возделывать; у вас нет правительства, которое может организовать постройку плотин и оросительных систем. Вы даже не представляете, что такое правительственная сельскохозяйственная политика и какая от нее польза отдельным гражданам. Уверен, эти рабочие даже не смогут толком объяснить, с чего их сюда понесло. Но когда все закончится, их назовут героями. И они получат такие наделы, о которых сейчас даже мечтать не смеют.

Свенсен отпрянул, словно его попытались ударить, но явно не собирался сдаваться.

«И чего ради я распинаюсь?» – подумал Стронг. – «Как можно убедить волка, что с овцами можно обращаться по-доброму?»

В этот миг на дисплее вспыхнул сигнал.

– Мы готовимся принять послание Президента, мистер Стронг, – объявил один из клерков.

Советник выругался сквозь зубы. Сегодня Старик решил не откладывать дело в долгий ящик. А эти трое… Вообще-то, их привели сюда для того, чтобы получить от них нужные сведения, а не разговаривать о политике.

Над креслом во главе стола словно повисла перламутровая дымка. Она быстро сгустилась и приняла облик четвертого Президента Республики.

Для своего биологического возраста – около пятидесяти – Хастингс Мартинес выглядел превосходно. Достаточно зрелый, чтобы внушать уважение, достаточно молодой, чтобы действовать решительно… По мнению Стронга, Мартинес был не лучшим из всех президентов Республики, которых ему доводилось видеть, однако советнику полагается быть почтительным и лояльным. В самом институте президентства есть что-то вызывающее почтение. Что-то такое, что делает человека, именующегося Президентом, Человеком с Большой Буквы.

– Мистер Президент, – почтительно произнес Стронг.

– Привет, Эд, – изображение Мартинеса кивнуло. Проекция выглядела такой материальной, что можно было подумать, будто Президент действительно находится в помещении. Почему? Этого Советник не знал. Возможно, потому, что в кунге темно. А может быть, из-за того, что трансляция ведется из поместья Президента в Альве, что всего в трех сотнях километров отсюда. Стронг небрежным жестом указал на пленников.

– Трое местных, сэр. Я надеялся, что…

Мартинес немного подался вперед.

– Неплохо! Кажется, кое с кем мы уже встречались… – он повернулся к чернокожему офицеру. – У «Полиции Штата Мичиган» неплохая реклама. Наши разведчики показывали мне ваши брошюры. Насколько я понимаю, вы защищаете своих клиентов от других банд.

Брайерсон кивнул, на его губах появилась кривая улыбка. Теперь Стронг узнал его и мысленно дал себе пинка. Ну почему до него не дошло раньше?! Если эти рекламные проспекты – не фальшивка, им удалось захватить одного из главарей Мичиганской Полиции.

– Там вас представляют настоящим суперменом. Неужели вы в самом деле полагаете, что ваши люди остановят современную, хорошо обученную армию?

– Рано или поздно, мистер Мартинес. Рано или поздно так и будет.

Президент улыбнулся, но Стронг не мог бы поручиться, что этот ответ не задел его, а просто позабавил.

– Наши бронеколонны будут в Манхэттене точно по расписанию, сэр. Как вы знаете, мы считаем эту операцию чем-то вроде… воскресной прогулки на пляж. Манхэттен почти не уступает по размерам Топике, но там электронная промышленность – правда, на кустарном уровне. Из поселений, которые находятся в неправительственных землях, он больше всех напоминает город.

Стронг сделал знак охраннику, чтобы тот вывел пленников, но Президент, подняв руку, остановил его.

– Пусть остаются, Эд. И пусть господин офицер «Полиции Штата Мичиган» увидит все собственными глазами. Возможно, этим людям закон не писан… но они отнюдь не сумасшедшие. Чем раньше они поймут, что превосходство на нашей стороне – и что мы можем правильно этим воспользоваться, – тем раньше они поймут, что ситуацию можно только принять как есть.

– Слушаюсь, сэр.

Стронг сигнализировал аналитикам, и дисплей на панели ожил. Одновременно стол превратился в трехмерную голографическую карту центрального Канзаса. Северянин посмотрел на нее… и Стронг с трудом подавил улыбку. Ясно, что эти люди даже не догадывались об истинном размахе операции. Месяц за месяцем Республика стягивала силы вдоль берега Арканзас-Ривер. Такое скрыть нелегко; эти трое знали об этом. Но до тех пор, пока вся военная машина не пришла в движение, невозможно было догадаться о ее истинных размерах. Стронг не занимался самообманом. Во всей Республике не найдется гения, которому удастся перехитрить электронику северян. Этот план так бы и остался на бумаге, если бы не кое-какое оборудование – которое поступало, в том числе и от самих северян.

Сейчас компьютеры сортируют поступающие радиосигналы. Звуки, сопровождающие радиообмен, создают постоянный шумовой фон. Он уже неоднократно разговаривал об этом с техниками. Президент не должен упустить из виду ни один аспект операции. Советник ткнул пальцем в карту.

– К северу от Старой Семидесятой находится бронетанковая группа полковника Альвареса. Она должна войти в Манхэттен с востока. Остальные войска подтянутся через несколько минут и подойдут к городу вот по этой дороге…

В том месте, куда он указывал, на карте появилось несколько серебряных точек. Еще одно созвездие, более яркое, повисло в нескольких сантиметрах над поверхностью стола – это были вертолеты и самолеты, которые обеспечивали прикрытие. Они грациозно двигались взад и вперед и, возможно, старались держаться как можно ближе к земле.

Голос, который раздавался на фоне гула турбин, сообщил, что на восточном фронте войска не встретили никакого сопротивления.

– На самом деле, мы вообще никого не встретили. Возможно, люди сидят по домам, а может быть, вообще залезли в «пузыри» прежде, чем мы подошли на расстояние выстрела. Мы стараемся обходить стороной дома, сельскохозяйственные постройки и двигаемся по дорогам и открытой местности.

Стронг вывел на экран изображение, которое транслировалось с запада. На табло обстановки появилась картинка, которая явно транслировалась с борта вертолета. Дюжина танков ползла по дороге, вздымая тучи пыли. Должно быть, камера была снабжена микрофоном: на миг шумы радиообмена утонули в грохоте и металлическом лязге. Эти танки были гордостью Нью-Мексики. В отличие от авиации, они до самого последнего винтика были изготовлены и собраны в Республике. С полезными ископаемыми в бывшем штате всегда было туго, но, подобно Японии (в двадцатом веке) и Великобритании (несколько раньше), мексиканцы делали ставку на промышленность и изобретения. В один прекрасный день Республика сможет похвастаться своей электроникой. Однако сегодня лучшие образцы оборудования для разведки и связи поступали от Жестянщиков, многие из которых жили именно в неправительственных – или неуправляемых – землях. Это и было то самое слабое место, которое давно обнаружил Стронг – и не только он один. Вот почему следовало приобретать приборы по всему миру, изготовленные в разных местах, на разных фабриках и заводах, а в некоторых особо ответственных ситуациях полагаться на второсортные железяки. Можете ли вы с уверенностью сказать, что в устройстве, которое вы приобрели, нет «жучков»? Что оно не взорвется в самый неожиданный момент? Прецеденты уже были. Исход Войны Пузырей во многом решили именно Жестянщики, которые удостоили своим вниманием разведывательные системы Мирных Властей.

Тем временем Стронг узнал участок дороги, по которому двигалась колонна. В нескольких сотнях метров от головного танка чернела беспорядочная куча искореженного металла, которая когда-то была вертолетом.

Потом головной танк окутало облаком дыма и послышался слабый треск далекого взрыва.

– Нас обстреляли, – голос Билла Альвареса тоже доносился словно издалека. – Легкий реактивный бомбомет.

Танк снова пришел в движение, но по широкой дуге, направляясь прямо в кювет. На том, что следовал за ним, все орудия и антенны смотрели на север.

– Противнику очень повезло, либо снаряд был самонаводящийся. Мы уже отследили его по радару. Должно быть, стреляли со стороны одной из ферм, мимо которых мы проезжали. Там есть что-то вроде входа в туннели старого Форта Рэйли… Подождите… кажется, мы перехватили радиопереговоры…

Голос Альвареса сменился сухим хрустом высоких частот. Потом послышался другой голос – женский, но это, пожалуй, все, что о нем можно было сказать.

– Генерал ван Стин – группе… – неразборчиво. – Можете продолжать огонь, когда будете готовы… – снова треск, скрежет и неразборчивая многоголосица.

Стронг увидел, что у Свенсена отвисла челюсть – то ли от неожиданности, от ли то ужаса.

– Генерал ван Стин?!

– Ответные сигналы приходят с нескольких точек, расположенных к северу, – голос полковника Альвареса снова донесся из динамиков. – Пусковой комплекс, подбивший первый танк, выпустил еще два снаряда.

Прежде чем он закончил фразу, из-под гусениц двух других танков повалил черный дым. Ни один из них нельзя было считать «уничтоженным», но двигаться они уже не могли.

– Господин Президент, мистер Стронг… Все снаряды были выпущены примерно с одной позиции. Маловероятно, что это крупнокалиберная установка – разве что у них очень толковые расчеты… Готов спорить, этот так называемый «генерал ван Стин» – еще один из местных гангстеров, который решил поиграть в героя. Через минуту мы это выясним.

Две «звездочки» отделились от «созвездия», висящего над голограммой, и стремительно поплыли над миниатюрным канзасским пейзажем. Президент кивнул, однако на этот раз кивок был адресован другому собеседнику, невидимому.

– Генерал Крик?

– Согласен, сэр, – казалось, генерал говорит гораздо громче, чем Альварес, и его голос звучит чище. Тем не менее он находился в пятидесяти километрах к востоку от кунга, во главе танковой колонны, которая двигалась к Топике. – Но разве вы не видели бронированный тягач, который стоит посреди пшеничного поля, Билл?

– Конечно, видел, – отозвался Альварес. – Выглядит так, будто стоит здесь уже не один месяц. Кажется, от него вообще один корпус остался. Мы его тоже уничтожим.

Стронг заметил, что северянин напрягся. Что же до Свенсена, то тот выглядел так, словно изо всех сил пытался не закричать. Они что-то знают… но вот что?

Самолеты-штурмовики, двухмоторные, разрисованные серыми и зелеными пятнами, снова появились на главном экране – скорее всего, невидимые для пусковой установки противника. Объектив камеры находился в двадцати метрах от ближайшего, может быть, в тридцати. Головной самолет плавно повернул на восток и выпустил несколько ракет по неподвижному силуэту, который почти затерялся среди холмов и колосьев. Спустя секунду цель была уничтожена, исчезнув в роскошном огненно-грязевом гейзере.

А спустя еще секунду, прямо посреди мирного поля, земля разверзлась, и адское пламя вырвалось наружу. Вспыхнули бледные лучи невидимых прожекторов, и оба штурмовика, превратившись в огромные шаровые молнии, рухнули вниз. Автоматическая система наведения развернула танковые орудия в сторону источника разрушения, ракетные и лазерные установки обрушили шквал огня на крошечный пятачок к северу от дороги. Потом четыре танка взорвались, остальные охватило пламя. Крошечные фигурки выкатывались из горящих машин и разбегались кто куда.

К северу от фермы что-то взорвалось. Наверно, та самая установка, которая первой открыла огонь, подумал Стронг. Кто-то догадался выстрелить в том – направлении!

Потом камеру как будто пнули ногой, а потом закружили. Вертолет падал в огненный водоворот, бушующий на дороге. Изображение пропало. Представление, которое Стронг так тщательно планировал, было сорвано и стремительно оборачивалось полным хаосом. Альварес орал не своим голосом, требуя подкрепления. Однако подкрепление пришлось бы перебрасывать со Старой Семидесятой, чуть ли не из-под Манхэттена. Слышно было, как Крик приказывает какому-то крылу направляться туда, где так неожиданно развернулось сражение.

Лишь много позже Стронг поймет, что означали фразы, которыми обменивались в это время северяне.

– Кики, как ты могла!

Свенсен склонился над голокартой и в отчаянии качал головой… может быть, чувствовал, что опозорен? Брайерсон разглядывал дисплеи, его лицо казалось непроницаемым.

– Она действовала в рамках закона, Эл.

– Не сомневаюсь. Но это безнравственно! Бедняга Джейк Шварц… Бедняга Джейк…

На экране снова появилось изображение. В первый момент могло показаться, что заработала прежняя камера. Однако картинка стала более зернистой и слегка расплывалась. Скорее всего, камера находилась на борту одного из самолетов, которые подтянули с юга. Голокарта дернулась: изменения, которые пришлось внести, были довольно существенны. Местные действовали жестко и весьма успешно. В радиусе пяти километров не было никого, кто мог бы придти на помощь попавшей под огонь колонне. Войска, засевшие на территории фермы, отгоняли ракетами всех, кто пытался подойти с юга, и танки, которые направлялись к Старой Семидесятой, оказались в ловушке.

– Крик на линии, мистер Президент, – генерал сохранил бодрость в голосе, как и полагается профессионалу. Потом будет обмен упреками с разведслужбой… но это потом. – Местоположение врага установлено, но он невероятно хорошо окопался. Если это изолированная огневая точка, мы можем попытаться обойти ее, но ни Альваресу, ни мне нечем прикрыть фланги. Думаю, мы слегка потреплем их, а потом просто проедемся по ним.

Стронг мысленно кивнул. В любом случае, это опорный пункт противника, который им придется уничтожить – просто потому, что его обнаружили. Еще одно «созвездие» плыло над голокартой в направлении вражеских укреплений. Одни звездочки двигались по баллистической дуге, другие плыли над самой землей – очевидно, чтобы не оказаться под прямым обстрелом неприятельской артиллерии. Сияние, исходящее от голокарты, освещало лица северян, стоящих по другую сторону стола. Свенсен казался еще бледнее, чем обычно, лицо Брайерсона было мрачным и неподвижным. В комнате едва ощутимо пахло потом – этот запах почему-то пробивался сквозь более сильные запахи металла и свежего пластика.

Проклятье.

Для этих троих засада, похоже, тоже оказалась неожиданностью, но Стронг был уверен: они понимали, что она устроена здесь неспроста. Знали, что произойдет дальше и почему. Будь у него время и кое-какие препараты, которыми пользуются спецслужбы, он смог бы получить ответы на эти вопросы. Склонившись над столом, он обратился к чернокожему офицеру.

– Итак… Вы не блефовали. Но сколько бы у вас не было таких отрядов, вы сможете разве что замедлить наше продвижение. Множество людей с обеих сторон погибнут.

Свенсен хотел что-то ответить, но посмотрел на Брайерсона и смолк. Офицер «Полиции Штата Мичиган», казалось, раздумывал над тем, что именно сказать – или как не сказать лишнего и, наконец, пожал плечами.

– Я и не собирался вас обманывать. Только «Полиция Штата Мичиган» не имеет к этой атаке никакого отношения.

– Какая-то другая банда?

– Нет. Просто вам посчастливилось наткнуться на фермера, который защищает свою собственность.

Находясь на военной службе, Эд Стронг успел поучаствовать в боях на берегах реки Колорадо. Он не понаслышке знал, как трактовать разведданные и управлять тактическими группами. Но еще он знал, что значит лежать, припав к земле, когда частью реальности становятся пули, снаряды и осколки. Он знал, каково держать оборону в ситуации наподобие той, которую они сейчас наблюдали.

– Мистер Брайерсон, вы хотите сказать, что один человек в состоянии купить оружие наподобие того, которое мы сейчас видели, и спрятать его так хорошо, что мы до сих пор даже представить себе не можем, что еще для нас припасли? Вы хотите сказать, что у этого человека достаточно средств, чтобы купить МГД-генератор[50] для этих лазеров?

– Уверен. Возможно, его семья надрывалась несколько лет, копила каждый цент, чтобы осуществить эту затею. Но, мало-помалу, они построили эту систему. Однако… – он вздохнул. – Скоро ракеты у них закончатся, генераторы сдохнут. Так что остыньте.

Казалось, на цель обрушился настоящий ливень ракет и снарядов, начиненных высоковзрывчатыми веществами. Вспышки и разноцветные пятна замелькали на экране; теперь картинка напоминала скорее абстрактное полотно, чем пейзаж. Никто не смог бы уцелеть в таком аду – ни люди, ни техника. Потом бомбардировщики, которые до сих пор держались в стороне, сбросили свой смертоносный груз. Пока вражеская оборона не будет сломлена, все прочее можно считать пустой тратой времени.

Через пару минут осколки, наполнившие воздух, исчезли в еще более мощном взрыве. Вспыхнул напалм, и все окутало желтым сиянием невероятной красоты. Вражеские лазеры продолжали бить, но теперь от них было мало толку. И даже после того, как умерли лазеры, на голокарте можно было видеть, как отдельные снаряды пытаются поразить бомбардировщики. Однако вскоре это тоже прекратилось.

Мексиканцы продолжали обстрел. Тьма и свет смешались над полем. Динамики молчали, однако из-за стен кунга время от времени доносился звук наподобие далеких глухих ударов. В конце концов, бой шел в каких-то семи километрах отсюда. Немного странно: почему противник до сих пор не попытался выбить их отсюда? Возможно, этот Брайерсон был куда более важной персоной и знал куда больше, чем представлялось Стронгу.

Время шло. Все – и Президент, и «гангстеры» – следили за тем, как заканчивается обстрел и ветер срывает дымную вуаль, открывая взгляду картину разрушения, какую способна создать лишь современная война. К северу и западу горели поля. Танки, наконец-то, получившие возможность пройти по спорной территории, должны были подойти с минуты на минуту.

Впрочем, картина не выглядела однообразной. Нью-мексиканцы сосредоточили огонь на тех местах, где находились лазерные и ракетные установки. Там сама земля была превращена в мелкую пыль. Сначала снаряды с неконтактными взрывателями, потом бомбы, которыми обычно разрушают взлетно-посадочные площадки, потом напалм… Самолеты-разведчики носились над самой землей, их мультисканеры искали малейшие признаки вражеского вооружения, которое могло уцелеть. Когда подойдут танки и бронетранспортеры, солдаты еще раз прочешут местность.

Наконец, Стронг решил, что можно вернуться к нелепому заключению, высказанному Брайерсоном.

– Как вы видели, это просто небольшое совпадение – что именно тот фермер, который тратил все свои деньги на оружие, оказался у нас на пути.

– Совпадение и небольшое вмешательство со стороны генерала ван Стин.

Президент Мартинес оторвал взгляд от дисплеев. Его голос звучал ровно, однако Стронг знал, что это признак внутреннего напряжения.

– Мистер… м-м-м… Брайерсон… А вот теперь скажите: сколько у вас таких мини-крепостей?

Лейтенант сел. Его слова можно было счесть насмешкой, но в тоне не было даже намека на сарказм.

– Понятия не имею, мистер Мартинес. До тех пор, пока они не создают проблем нашим клиентам, они не интересуют и «Полицию Штата Мичиган». Не все так хорошо устроились, как Шварц, но вы не беспокойтесь. Большинство из них вас не тронет, пока вы не сунетесь в их владения.

– Вы хотите сказать, что если мы обнаружим их и обойдем стороной, они не попытаются препятствовать нашим планам?

– Совершенно верно.

На главном экране появились танки. Они проходили в нескольких сотнях метров от горящего поля. Камера повернулась, и Стронг увидел, что Крик не поскупился. По крайней мере сто танков – почти вся резервная группа – наступала по пятикилометровому фронту. За ними следовали бронетранспортеры с пехотой, и их было явно больше сотни. Эскадрилья, осуществляющая прикрытие с воздуха, выглядела весьма внушительно. Ясно было, что любое орудие противника, которое посмеет открыть огонь, будет немедленно уничтожено. Камера вернулась в прежнее положение, словно хотела полюбоваться разрушениями, пока колонна не миновала этот отрезок пути. Стронг сомневался, что здесь осталось хоть что-то живое. Пейзаж напоминал поверхность луны – и, по всей видимости, был столь же непригоден для жизни.

Президента, казалось, это совершенно не интересует. Он смотрел только на северянина.

– То есть мы можем избежать столкновения с этими бандитами, если обнаружим, что они окопались где-то неподалеку… Вы всерьез меня озадачили, мистер Брайерсон. Вы рассуждаете о сильных и слабых сторонах своего народа, но эти рассуждения звучат слегка неправдоподобно. И у меня возникает чувство, что вам, по большому счету, неважно, поверим мы вам или нет. Для вас гораздо важнее то, что вы сами в это верите.

– Вы весьма проницательны. Я и в самом деле пытался вас надуть. Откровенно говоря, один раз я уже пытался это сделать. Глядя на все это, – Брайерсон поднял свои скованные руки и сделал жест в сторону пульта управления; на его губах появилась лукавая улыбка, – я думаю вот о чем. Допустим, нам удалось напугать вас до такой степени, что вы убежите. Но только один раз. Потом вы поймете, что мы сделали, и вернетесь. Через год, через десять лет… И получите все то же самое, только на этот раз уже без обмана. Думаю, мистер Мартинес, это самый лучший урок, который вы могли получить. Поймите, с чем вы столкнулись. Люди вроде Шварца – это только начало. Даже если вам удастся стереть их с лица земли – а заодно и все службы вроде нашей Полиции, – вы получите партизанскую войну. Причем в таких масштабах, какие вам и не снились. И тем самым настроите против себя свой собственный народ. Насколько я знаю, у вас в армию призывают?

Лицо Президента окаменело. Стронг понял, что северянин зашел слишком далеко.

– Разумеется. Как любой свободный народ – или, по крайней мере, как любой народ, который решил оставаться свободным. Если вы хотите сказать, что ваши орудия – или ваши агитаторы – смогут заставить наших людей дезертировать… Мой личный опыт подсказывает, что все будет с точностью до наоборот, – и Президент отвернулся, словно потерял к Брайерсону всякий интерес.

– Подкрепление прибыло, сэр.

Как только танки начали занимать позицию на дымящихся склонах холмов, из бронетранспортеров высыпала пехота. Крошечные фигурки двигались быстро, устанавливая невидимые устройства в открытые раны земли. Время от времени Стронг слышал хлопки. Неполадки в двигателе? Или неразорвавшиеся снаряды?

Тактическая эскадрилья носилась в небе, пусковые установки и орудия готовы в любой момент поддержать огнем наземные войска. На заднем плане без умолку журчал голос техника, который докладывал обстановку.

– Обнаружено три укрепленных точки, – тарахтение чего-то малокалиберного. – Две уничтожены, одна захвачена. Ультразвуковые зонды показывают наличие множества туннелей. Электрическая активность…

Люди на картинке обернулись, как по команде, словно заметили что-то невидимое камере.

В остальном картинка не изменилась. Однако радары уже заметили вторжение, и голокарта отразила данные комплексного анализа ситуации. От поверхности карты оторвалось светлое пятнышко, медленно, но верно начало набирать высоту. Пятьсот метров, шестьсот… Оно двигалось все медленнее и медленнее. Самолеты развернулись, пошли на перехват и…

Пурпурная вспышка, ослепительная, но беззвучная… Стронгу показалось, что взрыв произошел прямо у него в голове. Голокарта и дисплеи мигнули и погасли, но только на миг. Изображение Президента тоже восстановилось, но теперь оно не издавало ни звука, и было ясно, что связь не восстановится.

По всему кунгу метались клерки и аналитики. Момент замешательства прошел, и они работали как одержимые, пытаясь вернуть к жизни свое оборудование. По помещению пополз едкий дымок. На смену демонстрации, внушающей уверенность и ощущение безопасности, пришла реальность. Жестокая и неотвратимая, как смерть.

– Ядерный взрыв с высокой интенсивностью излучения, – голос, который произнес это, звучал ровно, словно принадлежал механизму.

«Высокая интенсивность излучения»… Радиационная бомба. Стронг вскочил, его переполняли гнев и ужас. Если не считать бомб, по ошибке оказавшихся в «пузырях», в Северной Америке вот уже сто лет не произошло ни одного ядерного взрыва. Даже в самые тяжелые годы Водяных Войн ни Ацтлан, ни Нью-Мексика не позволяли себе применять ядерное оружие, считая это самоубийством. И вот здесь, на плодородных землях, без предупреждения, без каких-либо достаточно веских причин…

– Вы – животные, – выплюнул он, не глядя на северян. Свенсен метнулся вперед.

– Да пошли вы! Шварц – не мой клиент!

И тут кунг накрыло ударной волной.

Стронг рухнул прямо на карту, его лицо вспыхнуло, превратившись в часть пейзажа. Мгновенье спустя он снова был на ногах. Охранника, который стоял позади пленников, отбросило к дальней стене; сейчас он на четвереньках проползал сквозь безмолвное изображение Президента Мартинеса, чтобы подобрать пистолет-станнер[51], вылетевший у него из рук.

В момент взрыва Брайерсон сидел неподвижно, пряча руки под столешницей. Внезапно его тело распрямилось, как пружина, он перелетел через стол, и через миг его по-прежнему скованные руки уже держали рукоятку станнера. Сверкнуло дуло, и Стронг почувствовал, как немеет лицо. С ужасом он наблюдал, как Брайерсон разворачивается на пятках и начинает палить, распыляя газ по проходу. Когда кунг тряхнуло, мало кто смог удержатся на ногах. Некоторые только-только начинали подниматься и стояли на четвереньках. Большинство даже не поняли, что произошло, когда осознали, что уже не в состоянии встать. Какой-то парень в дальнем конце коридора схватился за голову.

Лишь один человек, кроме Брайерсона, был готов действовать.

Билл Альварес выскочил из-за прямоугольного корпуса вычислительной машины с пятимиллиметровым пистолетом в руках. В тот же миг раздался выстрел.

Затем Особый советник Президента почувствовал, как онемение проникает в череп, наполняет мозг… и мир стал серым.

* * *

Уил окинул взглядом темный коридор, который тянулся через весь кунг. Никакого движения – лишь двое ворочались и постанывали. Офицер, который бросился на него с пистолетом, растянулся на полу, безвольно раскинув руки, его оружие лежало рядом, на расстоянии нескольких сантиметров. Над головой Уила синел кусочек неба – судя по размеру дыры в стенке кунга, парень был настроен решительно. Окажись он чуть-чуть проворнее, и…

Уил протянул станнер Большому Элу.

– Помоги Джиму встать, и пусть он заберет у того парня пистолет. Если кто-нибудь начнет рыпаться, ты знаешь, что делать.

Эл кивнул, однако в его взгляде все еще можно было заметить отголоски пережитого потрясения. За последние несколько часов его мир успел перевернуться несколько раз. Сколько его клиентов – людей, которые платили ему за защиту – убиты? Эл пытался не думать об этом; в конце концов, эти люди, хотя и не напрямую, заплатили и «Полиции Штата Мичиган». Щиколотки у него были по-прежнему скованы, однако он каким-то образом умудрился переступить через неподвижно лежащего охранника и приземлиться в ближайшее рабочее кресло, предназначенное для техников. Несмотря на то, что Нью-Мексика считалась иностранным государством, пульт управления выглядел до боли знакомо. А чего удивительного? Нью-мексиканцы активно пользовались электроникой, изготовленной Жестянщиками – правда, не особенно ей доверяли. Изначально эти приборы должны были работать гораздо лучше, однако все подозрительные детали были заменены аналогичными, уже мексиканского производства. Что ж, за паранойю тоже приходится платить.

Брайерсон подцепил гарнитуру с микрофоном для голосового управления, послал какой-то простой запрос и некоторое время изучал реакцию приборов.

– Слушай, Эл, трансляция прервалась точно в момент взрыва! – он быстро ввел еще одну команду. Изображение Мартинеса исчезло – это означало, что канал заблокирован, и возобновление передачи невозможно. Потом запросил обстановку.

Кондиционер вышел из строя, однако автономные источники питания смогут некоторое время поддерживать работу техники. Аналитические приборы, установленные в кунге, показали, что мощность взрыва составила три килотонны в тротиловом эквиваленте, семьдесят процентов приходится на излучение. Брайерсону показалось, что его желудок сделал сальто-мортале. Он знал, что такое ядерный взрыв – возможно, знал даже лучше, чем нью-мексиканцы. Хранение ядерного оружия считалось незаконным. «Сезон охоты на броненосцев» открывался всякий раз, как только выяснялось, что один из них пополнил такой игрушкой свой арсенал. Тем не менее той же «Полиции Штата Мичиган» частенько приходилось разбирать случаи, в которых фигурировало ядерное оружие. Любой, кто оказался в радиусе двух километров от места взрыва, уже мертв. В ходе своей «частной войны» Шварц успел уничтожить значительную часть сил вторжения.

Люди, которых взрыв застал в кунге, тоже схватили приличную дозу, однако их жизни ничего не угрожает – конечно, при условии, что они своевременно получат медицинскую помощь. Тем, кто находился снаружи, неподалеку от штаба, пришлось хуже. Сколько времени пройдет, прежде чем остальные части обратят внимание на подозрительное молчание главнокомандующего? Если бы он только мог позвонить…

Однако на этот раз миссис Фортуна решила объявить У.У. Брайерсону персональную вендетту. В переднюю дверь кунга громко постучали. Уил сделал знак Джиму и Элу, призывая их сохранять тишину, осторожно выбрался из кресла и заковылял к старомодному глазку, вмонтированному в дверь. На некотором расстоянии он заметил медицинский фургон и людей с носилками; те, кто лежал на этих носилках, получили сильные ожоги и выглядели очень скверно. Непосредственно перед дверью стояло пятеро военных – стояли достаточно близко, чтобы можно было видеть, что кожа у всех пятерых покрыта волдырями, а форма превратилась в обгорелые лохмотья. Однако их оружие явно могло использоваться по назначению, а жилистый сержант-срочник, который только что стучал в дверь, был полон энергии и настроен весьма решительно.

– Эй, внутри! Открывайте!

Шевели мозгами, Уил. Как звали этого типа в штатском? Ведь наверняка большая шишка…

– Прошу прощения! – заорал он, изо всех сил пытаясь говорить с мексиканским акцентом. – Мистер Стронг настаивает на сохранении герметичности во избежание заражения!

Боже, только бы они не заметили пулевые отверстия в стенке… Сержант отошел от двери, его губы шевельнулись – судя по всему, он крепко выругался. Брайерсон почти читал его мысли. Из людей, можно сказать, сделали картошку-фри, а тут какой-то штабист думает о том, как бы ни запачкать свои белые перчатки.

Срочник снова шагнул к кунгу и крикнул:

– Есть пострадавшие?

– Если не считать того, что мы все схватили дозу – все в порядке. Несколько разбитых носов и выбитых зубов, – отозвался Уил. – Главная батарея накрылась, так что связь мы держать не можем.

– Ясно, сэр. Ваш узел выпал из сети. Мы наладили связь с «Оклахома Лидер компани» и мобильным штабом дивизии. «Оклахома» хочет говорить с мистером Стронгом. Штаб дивизии хочет говорить с полковником Альваресом. Долго еще вы не сможете выйти?

«Долго, спрашиваете? Столько, сколько будет нужно».

– Подождите пятнадцать минут, – крикнул он после секунды размышлений.

– Слушаюсь, сэр. Мы вернемся, – с этим двусмысленным обещанием сержант и его сопровождающие удалились.

Брайерсон запрыгал обратно к пульту управления.

– Не спускайте глаз с наших спящих красавцев, Эл. Если мне повезет, нам этих пятнадцати минут хватит за глаза.

– На что? Чтобы связаться с Мичиганом?

– Я придумал кое-что получше. И собирался сделать это еще сегодня утром, – Уил пробежал список в главном меню. Так, спутниковая связь… Нью-мексиканские военные, по-видимому, люди весьма осторожные и подозрительные, но определенные шансы все-таки есть. Ага, вот оно! Брайерсон произвел фазирование со геостационарным спутником, который Хайнаньская[52] коммуна повесила над Бразилией. Если воспользоваться «узким лучом», можно не опасаться, что мексиканцы его засекут. Он ввел номер кредитной карты, потом код…

На дисплее появилась надпись, сообщающая, что сигнал достиг острова Уидби[53]. Прошла секунда, потом другая… Снаружи послышался рокот: над кунгом пролетела вертушка. Еще раненных привезли? Будь ты проклят, Робер… Если ты не дома.

Помещение для совещаний затянула голубая дымка, потом превратилось в веранду, залитую солнечным светом, с видом на поросшую лесом бухту. Со стороны воды слабо доносился смех и плеск волн. Старый Роберто Ричардсон использовал только полномасштабную голотрансляцию и никогда не соглашался на меньшее. Однако сцена была блеклой, почти призрачной. Возможности внутренних источников питания кунга не соответствовали претензиям грузного мужчины, на вид лет тридцати, который только поднимался по ступеням. Мистер Ричардсон удивленно смотрел на них.

– Уил? Ты?

Если бы не спертый воздух и легкая расплывчатость изображения, Уил мог бы поверить, что каким-то образом перенесся через полконтинента. Ричардсон жил в своем поместье, которое целиком занимало остров Уидби. По тихоокеанскому времени только что наступило утро, и через лужайки, границы которых исчезали за ухоженными деревцами, протянулись длинные тени. Не впервые, глядя на этот волшебный пейзаж, Уил вспоминал работы Максфилда Пэрриша[54]. Роберто Ричардсон был одним из самых богатых людей в мире: он выпускал ряд продуктов, без которых люди просто не могли выжить. И ему хватало денег на то, чтобы сделать реальностью любую фантазию на свое усмотрение.

Брайерсон повернул камеру так, чтобы видеть стол.

– Dios…[55]Это в самом деле ты, Уил! А я уже решил, что ты убит или попал в плен.

– Как видишь, ни то, ни другое. Значит, ты следишь за этими склоками?

– Forcierto. Их освещает большинство служб новостей. Могу поспорить: они тратят на эту войну больше денег, чем ваша благословенная Мичиганская Полиция. Кстати, ядерная бомба не из вашего арсенала? Уилли, мальчик мой, это было потрясающе. Вы уничтожили пятую часть их бронетехники!

– Это не наша бомба, Робер.

– Ах… Ну, тоже хорошо. «Правосудие Среднего Запада» за такие штуки разрывает контракт.

Время было дорого, но Уил не удержался и задал еще один вопрос:

– А что «Полиция Штата Мичиган»?

Ричардсон вздохнул.

– Как я и предполагал. Наконец-то подняли в воздух несколько вертушек. Теперь они летают над головой у Дэйва Крика и жужжат. «Спрингфилдский киборг-клуб» вдруг заинтересовался линиями поставок нью-мексиканской армии. Результат – несколько аварий. Убить киборга не так-то просто, да еще «Норкросс Секьюрити» поддержали ребят транспортом и оружием. Нью-мексиканцы выделили каждому батальону Уачендоновскую глушилку, так что пузырями сейчас никто не пользуется. Воюем по старинке, как в двадцатом веке.

– В общем, масса внимания со стороны общественности – думаю, даже в Республике. К сожалению, общественным мнением орудия не зарядишь.

– Ты же знаешь, Уил, вам стоило купить у меня еще что-нибудь. А так… Сэкономили несколько миллионов – на воздушных торпедах, на штурмовиках, на танках. И что из этого получилось. Если бы…

– Господи Иисусе, да это же Роббер Ричардсон!!!

Большой Эл с возрастающим изумлением таращился на голокартинку. Ричардсон прищурился.

– Так плохо видно, Уил… Тебя что, уже сослали в ад на вечные муки? Откуда ты говоришь?.. Да, мистер Невидимка, это Роберто Ричардсон.

Большой Эл вышел на «веранду». Если бы она была настоящей, он оказался бы в двух метрах от Ричардсона; подойти ближе не позволял стол.

– Из-за таких засранцев, как вы, все и началось! Вы продавали нью-мексиканцам все, что они не могли произвести сами: самолеты с роскошными характеристиками, военную электронику…

Эл сделал неопределенное движение руками, указывая куда-то в недра кунга. То, что он говорил, было весьма недалеко от истины. Уил заметил, что на некоторых приборах действительно красуется логотип фирмы Ричардсона. «ВВС США инкорпорейтед – Поставки пассивной аппаратуры ночного видения, более – двадцати лет на рынке оружия». Вот за эту технику нью-мексиканцы могли не беспокоиться.

В начале своего пути Роберто был мелким ацтланским аристократом. Но во время Войны Пузырей он оказался в нужном месте и в нужное время, поэтому в конце концов в его ведении оказался весь огромный комплекс складов военного снаряжения, наследие Мирных Властей. Все, что оставалось Роберто Ричардсону – это не упустить свой шанс. После этого он переселился в неуправляемые земли и открыл собственное производство оборудования. А тяжелая промышленность, которая его усилиями появилась в Беллвью[57], достигла уровня двадцатого века… или нынешней Нью-Мексики.

Ричардсон привстал со своего кресла и стукнул кулаком по воздуху.

– Смотрите сюда. Мне хватает оскорблений, которые я выслушиваю от собственной племянницы и внуков… чтобы выслушивать их еще и от первого встречного, – он встал, положил свои дисплей в кресло и направился к лестнице, которая вела вниз к реке, прячущейся где-то в тени.

– Подожди, Робер! – крикнул Брайерсон; он несколько раз махнул рукой, призывая Большого Эла отступить в дальний угол. – Я позвонил тебе не за тем, чтобы ты выслушивал оскорбления. Ты очень удивишься, если я скажу, зачем именно… Слушай, я сейчас все объясню…

К тому моменту, как он закончил, торговец оружием снова вернулся в свое кресло. Потом засмеялся.

– Могу догадаться. Ты залез прямо в львиное логово, верно? – его смех внезапно оборвался. – И попался. Верно. И никаких «в последний миг Брайерсона осенило»? Извини, Уил, но я такой, какой есть. Если я смогу что-нибудь сделать, я сделаю. Я не забываю тех, кому должен… или обязан.

Это были как раз те слова, которые Уил надеялся услышать.

– Ты ничего не сможешь для меня сделать, Робер. Когда мы оказались в этом кунге, мы позволили себе небольшой блеф, но скоро нас раскусят. А вот кое-кому другому благотворительная помощь пришлась бы очень кстати.

Лицо Ричардсона осталось непроницаемым.

– Смотри, могу поспорить, что у тебя есть несколько самолетов и бронетранспортеров, которые проходят последние испытания на плато Беллвью. Еще, насколько я знаю, у тебя есть склады боеприпасов. Если собрать вместе «Полицию Штата Мичиган», «Правосудие Инкорпорейтед» и еще пару-тройку полицейских служб, народу наберется как раз достаточно, чтобы укомплектовать эту технику экипажами. В конце концов, этого будет достаточно, чтобы нью-мексиканцы дважды подумали, прежде чем…

Ричардсон покачал головой.

– Я человек нежадный, Уил. Если бы я сдавал технику напрокат, вашей «Мичиганской Полиции» было бы достаточно попросить. Но, видишь ли, вас немного перехитрили. Нью-мексиканцы – и люди, которые, как я сейчас думаю, за ними стоят, – заплатили мне авансом за всю технику, которая будет выпущена в течение ближайших четырех месяцев. Понимаешь, о чем я говорю? Одно дело – помогать людям, которые мне симпатичны, и другое – нарушать условия контракта. Особенно учитывая, что мы всегда делали ставку на надежность.

Уил кивнул. Идея оказалась не такой уж блестящей.

– Возможно, все обернется к лучшему, Уил, – умиротворенно продолжал Ричардсон. – Я знаю, твой дружок-горлопан мне не поверит – просто потому, что это я говорю, – но мне кажется, что Среднему Западу не стоит ввязываться в эту драку. Мы оба знаем: из этого завоевательного похода ничего не выйдет – и в ближайшее время это станет очевидно. Вопрос заключается только в том, сколько жизней положат обе стороны и сколько всего при этом будет разрушено. И еще – сколько зла затаят люди. Эти мексиканцы заслужили, чтобы на них скинули бомбу… да и не только этого… Но все это может закончиться священной войной, наподобие той, что так долго бушевала на берегах Колорадо. С другой стороны, если вы позволите им прийти и поселиться на этих землях, посадить там какое-нибудь «правительство»… что ж, лет через десять они сами собой превратятся в счастливых анархистов.

Уил невольно улыбнулся. Если разобраться, Ричардсон говорил о себе. Уил знал: этот старый самодур первоначально был атцланским агентом, который должен был подготовить вторжение на Северо-Запад.

– Ладно, Робер. Я об этом подумаю. Спасибо за беседу.

Казалось, Ричардсон действительно разговаривает с призраком Уила, стоящим на его веранде. Во всяком случае, его темные глаза смотрели прямо в глаза лейтенанта.

– Береги себя, Уилли.

Холодный северный пейзаж подернулся рябью и на миг стал похож на сон о рае, а потом исчез. Вокруг снова была жестокая реальность – с ее темным пластиком, мигающими дисплеями и оглушенными нью-мексиканцами, которые лежали на полу.

Ну, что теперь, лейтенант!

Позвонить Роберу – вот единственная идея, которую можно было осуществить. Еще можно связаться с «Полицией Штата Мичиган», но он не сможет сообщить им ничего полезного. Уил облокотился на пульт управления и закрыл потное лицо руками. Почему бы не последовать совету Робера? Позволить им прийти, и пусть силы, которые вершат историю, сами обо всем позаботятся.

Нет.

Для начала, нет никаких «сил, которые вершат историю», кроме тех, что существуют в представлении и воображении отдельных личностей. Правительство – это просто учреждение, созданное людьми тысячу лет назад. И нет никакой причины надеяться на то, что нью-мексиканцы откажутся от этой идеи – разве что принудить их к этому силой. Либо они должны сами убедиться в ее несостоятельности.

Но была и другая причина, более личная. Ричардсон рассуждает так, словно нью-мексиканское вторжение – это нечто особенное, стоящее выше таких вещей, как «коммерция», «законы», «контракты». Но он ошибается. За исключением своей силы и уверенности в собственной правоте, нью-мексиканцы ничем не отличаются от какой-нибудь банды, которая решила пощипать клиентов «Полиции Штата Мичиган». И если он умоет руки, если умоет руки «Полиция Штата Мичиган», это будет означать нарушение контракта. Подобно Роберу, «Полиция Штата Мичиган» может сказать, что надежность – это ее конек.

Значит, рано вылезать из седла и складывать оружие. Вот только вопрос: что они с Элом могут сделать прямо сейчас?

Уил повернулся, чтобы взглянуть на монитор камеры внешнего наблюдения, вмонтированный в люк. Обычный недостаток подобных устройств: картинка не поступает в компьютерную сеть кунга, а поэтому, чтобы посмотреть на монитор, приходилось подойти к двери.

Впрочем, смотреть было не на что. Штаб дивизии был уничтожен, а сам кунг стоял на дне небольшой расщелины. Наиболее сильное впечатление производила дымящаяся листва и желтый известняк. Потом послышался вой реактивной турбины. Боже милостивый… К кунгу направлялось три машины. Потом Уил увидел сержанта-срочника, с которым разговаривал несколько минут назад. Если что-то делать, то прямо сейчас.

Он оглядел окрестности кунга. Стронг – высокопоставленный правительственный чиновник. И что с того?.. Уил попытался вспомнить. В Атцлане, который фактически оставался феодальным государством, такой человек считался бы очень важной персоной. Собственно, правительство занимается только тем, что обеспечивает безопасность нескольких вождей. Однако Нью-Мексика – совсем другое дело. Ее правители выбираются путем голосования, а законы преемственности выглядят куда более разумно, так что люди вроде Стронга особенной ценности не представляют. На самом деле, в этом-то и заключается смысл. Такое государство – нечто вроде огромной корпорации, в которой граждане выступают в качестве акционеров. Конечно, это не совсем точная аналогия: ни одна корпорация не станет силой принуждать акционеров поддерживать ее существование. Но тем не менее. Если угрожать кому-то из управляющих этой огромной организации, это произведет куда больший эффект, чем, скажем, оскорбление в адрес совета директоров «Мичиганской Полиции». В конце концов, в непра… неуправляемых землях существует добрый десяток полицейских служб, куда более сильных, и многие из них заключают субконтракты с более мелкими фирмами…

Значит, вопрос заключается в том, как дотянуться до кого-нибудь вроде Президента Мартинеса или генерала Крика. Уил нажал кнопку вывел на экран изображение, которое поступало с камеры на борту самолета или вертолета, пролетающего южнее поля сражения. Юго-восточнее фермы Шварца растянулась цепочка облаков, похожая на товарный состав. Воздух как будто подернуло дымкой. С севера над горизонтом громоздились грозовые тучи. Как все знакомо… Ах, да. Предупреждение Метеослужбы Топики… Угроза торнадо…

Брайерсон поморщился. Он знал об этом еще с утра. И что-то сидящее в самом дальнем углу его сознания твердило с безумной надеждой: торнадо сам выбирает себе жертву. Конечно, это чушь. Современные ученые придумали, как уничтожать торнадо. Правда, еще не научились управлять ими…

Современные ученые придумали, как уничтожать торнадо.

Уил сглотнул. Вот что надо было сделать – если бы было время. Один звонок в штаб-квартиру. И все.

Снаружи донеслись крики, в дверь начали стучать. Хуже того: Уил услышал, как что-то царапает металл, и кунг слегка качнулся. Значит, кто-то пытается пролезть через пол… На шаги по крыше Уил просто не обращал внимания: он пытался поймать спутниковый канал и связаться с «Полицией Штата Мичиган». Вот уже появилась знакомая эмблема, черная с золотом…

И тут дисплей погас.

Лейтенант предпринял еще одну тщетную попытку ввести код, потом снова посмотрел на экран внешней камеры. Прямо перед кунгом стоял майор, его лицо казалось высеченным из камня. Уил потянулся и включил громкую связь.

– Мы только что отладили звук, майор. Что происходит?

Это остановило мексиканца, который уже приоткрыл рот, чтобы произнести заготовленную фразу. Офицер попятился и заговорил куда более спокойно, чем собирался.

– Я только что сказал, что выпадения радиоактивных осадков не отмечалось.

Один из его подчиненных шумно блевал в кустах. Возможно, радиоактивных осадков действительно не было, однако, если никто из них не получит медицинскую помощь в самое ближайшее время – а не после радиоактивного дождичка в четверг, – то это отразится не только на боеспособности солдат.

– … Поэтому нет никакой необходимости герметизироваться.

– Майор, мы почти готовы выйти на связь. Но я не хочу рисковать.

– С кем я говорю?

– Эд Стронг, Особый советник Президента, – Уил произнес эти слова с тем вызывающим высокомерием, которое сделало бы честь настоящему Стронгу.

– Ясно, сэр. Могу я поговорить с полковником Альваресом?

– С Альваресом?

Этого человека майор наверняка узнает по голосу.

– Простите, но он ударился головой об угол ящика с оборудованием и не в состоянии встать.

Офицер обернулся и бросил на знакомого Уилу сержанта косой взгляд. Тот слегка покачал головой: «Вижу». Похоже, он действительно видел. Губы майора сжались, превратившись в тонкую линию. Он что-то сказал сержанту, а потом направился к машине.

Уил вернулся к своим дисплеям. Сейчас все решают секунды. Майор явно заподозрил неладное. А без спутниковой связи у Брайерсона не было ни малейшего шанса дотянуться до Ист-Лансинга – даже если использовать канал широкого вещания. Оставался только один способ. Одна ниточка, которая, как он знал, никогда не проходила через неприятельские узлы связи. Он может связаться с Метеослужбой Топики. Они поймут, о чем он говорит. Даже если они откажутся помочь, то передадут сообщение в штаб-квартиру. Он вошел в локальную директорию. Прошло несколько секунд, потом в узком прямоугольнике появилась черно-белая картинка. Смазливый юноша за столом, судя по размерам – секретарским. Юноша ослепительно улыбнулся и произнес:

– Метеорологическая Служба Топики, отдел по работе с клиентами. Могу ли я чем-то помочь?

– Надеюсь. Моя фамилия Брайерсон, «Полиция Штата Мичиган».

Уил чувствовал, что начинает глотать слова – в течение последних часов уже несколько раз проговаривал про себя эту маленькую речь. Идея была проста, но вся соль заключалась в некоторых деталях. Заканчивая, он заметил, что майор снова идет к кунгу. Один из его подчиненных нес переговорное устройство.

Сотрудник службы по работе с клиентами деликатно нахмурился.

– Вы один из наших клиентов, сэр?

– Нет, черт подери. Вы смотрите новости? По Старой Семидесятой автостраде, в направлении Топики, двигаются четыреста танков. Вас возьмут со всеми потрохами, парень. И прикроют вашу лавочку.

Молодой человек пожал плечами. Судя по всему, он никогда не интересовался новостями.

– Бандиты собираются напасть на Топику? Топика – это город, сэр. Большой город, а не сельская община. В любом случае… Это неподходящий способ для использования торнадо-убийц. Возможно…

– Послушайте, – перебил Уил. Его голос звучал умиротворенно, почти испуганно. – В конце концов, просто передайте это сообщение «Полиции Штата Мичиган». Идет?

Юноша снова дружелюбно и ослепительно улыбнулся, показывая, что готов продолжать разговор.

– Безусловно, сэр.

И Уил понял, что пропал. Он разговаривал с идиотом, с низкопробной копией человека – что, впрочем, одно и то же. Метеослужба Топики ничем не отличается от других компаний: она хороша только в своем деле. Да, вот повезло…

Голоса снаружи звучали негромко, но внятно.

– … кем бы они ни были, они воспользовались однополостным каналом местной телефонной сети, сэр, – это срочник обращался к майору. Тот кивнул и подошел к кунгу.

Вот и все. Больше нет времени на размышления. Уил наугад ткнул пальцем в адресный лист. «Специалист по работе с клиентами» исчез, и на экране появилось мигающее кольцо.

– Хорошо, мистер Стронг! – снова заговорил майор – так громко, что его было слышно даже сквозь стенки кунга. На голове у него появилась гарнитура. – Президент на линии. Он хочет поговорить с вами. Прямо сейчас.

И его мексиканская рожа расплылась в мрачной улыбке.

Уил провел пальцами по панели. Из внешних динамиков донесся ужасающий скрежет, потом наступила тишина, и лейтенант услышал, как срочник говорит:

– Они все еще на линии, майор.

В этот момент кольцо на дисплее исчезло. Последний шанс. Даже если это автоответчик… Экран осветился, и Уил обнаружил, что оказался нос к носу с пятилетней девчушкой.

– Резиденция Трасков, – она выглядела так, словно появление рослого мрачного полицейского ее немного напугало. Однако она не заикалась и вообще вела себя как человек, которого специально научили отвечать на вопросы незнакомых людей. Ее серьезные карие глазки заставили Брайерсона вспомнить собственную сестренку. Глаза ребенка, который немного знает и немного понимает, но в меру своего разумения хотя бы пытается делать все правильно.

Это потребовало немыслимых усилий – немного расслабить лицо и улыбнуться девочке.

– Привет. Вы знаете, как записать то, что я сейчас скажу, мисс?

Девчушка кивнула.

– Тогда запиши, а потом покажи родителям. Ладно?

– Хорошо.

Девочка исчезла за пределами экрана, потом где-то в углу квартиры зазвенел регистратор, и Уил начал говорить. Быстро.

Из динамиков послышался голос майора: «Вскрывайте, сержант». Потом торопливый топот – и что-то со всей силы врезалось в люк.

– Уил! – Большой Эл схватил его за плечо. – Сворачивайся. Отойди от люка. Они стреляют из дробовиков!

Однако сейчас останавливаться было нельзя. Брайерсон оттолкнул Свенсена и махнул рукой в сторону мексиканцев. Это означало: «ложись и сделай вид, что ты один из них».

Звук взрыва напоминал жесткий треск. Стенка кунга раскололась. Однако связь не прервалась, и Уил продолжал говорить. Потом дверь рухнула – скорее всего, ее просто выбили, – и внутрь хлынул дневной свет.

– Отойдите от телефона!

Девочка по-прежнему смотрела на Уила. Только ее глаза расширились. Это было последнее, что видел У.У. Брайерсон.

* * *

Он видел сны.

Некоторые он действительно просто видел. В других он был слеп, в них присутствовали только запахи и звуки, причем вперемешку. В некоторых оставалась только боль, она становилась сильнее и сильнее, как пламя, раздуваемое ветром, пока все вокруг не становилось болью, которая скручивала кости и иглами вонзалась в каждую клеточку его истерзанной плоти. Потом боль уходила, и он снова видел. И тогда были цветы, целые цветочные джунгли. Цветы, которые почти касались глаз, и аромат скрипичной музыки.

Снег. Мягкий, чистый – насколько хватает глаз. Деревья, сверкающие инеем, на фоне безоблачного голубого неба. Уил поднял руку, чтобы протереть глаза, и с легким удивлением обнаружил, что рука слушается. Что она может коснуться его лица, когда он сам того хочет.

– Уил, Уил! Ты в самом деле очнулся!

Что-то темное и теплое приблизилось сбоку. Крошечные ручки обвили его шею.

– Мы знали, что ты вернешься. Но так долго…

И его пятилетняя сестренка спрятала личико у него на груди.

Он опустил руку, чтобы погладить ее по голове, когда откуда-то сзади появился человек в медицинском халате.

– Подожди минутку, солнышко. Он только раскрыл глаза. Это не совсем означает, что он очнулся. Такое уже случалось… – Уил ухмыльнулся, и глаза техника тоже раскрылись – чуть шире.

– Л-лейтенант Брайерсон?! Вы меня узнали?

Уил кивнул, и техник поднял голову – вероятно, чтобы посмотреть на дисплей диагностической аппаратуры.

– Действительно! – он улыбнулся. – Подождите минутку, я позову главного. Только ничего не трогайте.

Человек поспешно выбежал из палаты. Последние слова он пробормотал себе под нос, обращаясь скорее к себе, чем к кому бы то ни было: «А я уже начал удивляться: никаких отклонений… Не положено».

Бет Брайерсон посмотрела на брата.

– С тобой теперь точно все в порядке, Уилли?

Уил пошевелил пальцами ног… и почувствовал, как они шевелятся. Да, похоже, с ним действительно все в порядке… Он кивнул. Бет отступила на шаг.

– Пойду, скажу папе и маме.

Уил снова улыбнулся.

– Жду вас здесь.

Когда она убежала, Уил оглядел палату. Здесь разворачивалось действие некоторых из его ночных кошмаров. Но это была самая обычная больничная палата. Разве что немного перегруженная электроникой. И еще он обнаружил, что не остался в одиночестве. Элвин Свенсен, одетый все также вызывающе, сидел в тени возле окна. Поймав взгляд Уила, он вскочил и пересек палату, чтобы пожать лейтенанту руку. Уил усмехнулся.

– Моих родителей нет, чтобы поприветствовать меня, а Большой Эл – тут как тут.

– Тебе чертовски не повезло. Если бы ты соизволил оглядеться по сторонам, когда тебя пытались откачать первый раз, то увидел бы все свое семейство, а заодно и половину штата «Мичиганской Полиции». И все тебя ждали. Ты был настоящим героем.

– Был?!

– Ох, конечно, ты и есть настоящий герой, Уил. Но за это время столько воды утекло… – Большой Эл криво улыбнулся.

Брайерсон поглядел в окно. Ясный зимний день. И пейзаж знакомый. Он снова в Мичигане, скорее всего – в медицинском центре Оксмоса. Но Бет вроде бы не очень выросла…

– Где-то месяцев за шесть, насколько я понимаю.

Большой Эл кивнул.

– И, как ты понимаешь, я тоже не сидел здесь, ожидая, пока на твоей физиономии появятся признаки жизни. Мне просто посчастливилось побывать сегодня в Ист-Лансинге. Моя «Рэкет-группа» возбудила страховой иск против твоей конторы. Основную часть «Мичиганская Полиция» выплатила почти сразу, но остались кое-какие мелочи – вроде дырок от пуль в стенах домов. Они до сих пор тянут кота за хвост. Да в любом случае, надо было заглянуть сюда и узнать, как ты поживаешь.

– Гм-м… А как поживает нью-мексиканский флаг над Манхэттеном?

– Что? Какой флаг? Да перестань ты! – затем Эл как будто вспомнил, с кем разговаривает. – Слушай, через несколько минут сюда ввалится толпа здешних медиков, все начнут пожимать друг другу руки и говорить о том, какие чудеса творит нынешняя медицина. А больше всех будет радоваться твое семейство. И вот уже после всего этого прибудет ваш полковник Поттс. И расскажет тебе во всех подробностях, что тут произошло. Ты уверен, что готов выслушать Трехминутную версию истории Войны на Равнинах от Элвина Свенсена?

Уил кивнул.

– Отлично, – Большой Эл придвинул свой стул поближе к койке. – Так вот: мексиканцев вышибли с неуправля… извини, неправительственных земель меньше чем через три дня после того, как они сцапали нас с тобой и Джима Тернера. С точки зрения властей Республики операция на Великих Равнинах завершилась победой, учитывая ограниченное, хотя и решительное, применение войск. «Банды бродячих гангстеров», орудующие в неупра… неправительственных землях и доставляющие немало беспокойства нью-мексиканским поселенцам, понесли заслуженное наказание. Один из их главарей, некий У.У. Брайерсон, убит.

– Так получается, я покойник?

– Настолько, насколько им это нужно, – на миг Большой Эл смутился. – Не знаю, стоит ли говорить человеку в твоем состоянии, что когда-то он находился в еще более худшем состоянии… но у тебя на затылке взорвался пятимиллиметровый снаряд. Нью-мексы не тронули ни меня, ни Джима – насколько я понимаю, по чистой случайности. Но представь себя на их месте. Они вышибают дверь и видят тебя, развлекающегося с их штабной аппаратурой. Они и так обалдели от злости – думаю, никому даже в голову не пришло хвататься за станнер.

Пять миллиметров… Уил знал, что это такое. Он должен был отправиться прямиком на тот свет. Если эта штука взорвалась у основания черепа, ему снесло бы кусок левого или правого полушария. А если возле лица… Он недоверчиво ощупал собственный нос. Эл заметил это движение.

– Не волнуйся. Ты все такой же красавец. Но тогда ты действительно выглядел как покойник. Даже с точки зрения медиков. Они закатали тебя в стазис, после чего отправили вместе с нами в Оклахому. Около месяца мы провели там – все трое. Потом нас вроде как репатриировали. С твоим лицом в Окемосе проблем не возникло – думаю, с этим бы даже сами мексиканцы справились. Проблема была в другом. Ты лишился куска своих мозгов, – Большой Эл похлопал себя по затылку. – Вот его было никак заново не вырастить. Поэтому пришлось заменить ее электроникой, а потом написать программу, чтобы все это нормально работало и не ругалось с тем, что осталось у тебя в черепушке.

Уил пережил несколько секунд леденящего ужаса. Словно он внезапно обернулся назад и узрел нечто чудовищное… Значит, он действительно был мертв. Получается, все его видения – просто результат отладки этой чертовой программы?

Должно быть, он сильно изменился в лице. Эл был поражен.

– Честно говоря Уил, не такой уж он был большой, этот кусок… Ну, конечно, достаточно большой, чтобы одурачить этих мексиканских олухов…

Момент ужаса прошел, и Брайерсон был уже готов рассмеяться. Если сомневаться в существовании собственной личности, как вообще можно быть в чем-то уверенным?

– Ладно. Таким образом, нью-мексиканское вторжение завершилось весьма успешно. А теперь объясни, из-за чего они на самом деле ушли. Просто из-за Шварца и его бомбы?

– Думаю, не без этого.

Но даже после ядерного взрыва потери мексиканцев трудно было назвать тяжелыми. Погибли только те, кто находился на земле или в танках в радиусе трех-четырех километров от эпицентра – от силы две с половиной тысячи человек. Уилу эта цифра показалась огромной. Но по меркам тех же Водяных Войн… В целом, нью-мексиканцы могли с полным правом утверждать, что отделались «малой кровью».

Однако сам прецедент…

Тот факт, что даже простые фермеры имеют в своем арсенале ядерное оружие, поверг правительство Нью-Мексики в трепет. Считалось, что самой большой проблемой, с которой они могут столкнуться на Среднем Западе – это школьники, которые приносят в класс пистолеты и ружья. Возможно, мексиканцы не догадывались: узнай соседи Шварца о том, что он хранит в своих «подвалах», и они линчевали бы его… стоило бы ему сделать хоть шаг за пределы своих владений.

– … Но, думаю, не меньшую роль сыграл твой телефонный звонок.

– Насчет «истребителей торнадо»?

– Вот-вот. Одно дело – наступить на гремучую змею, а другое дело – внезапно понять, что они у тебя под ногами кишмя кишат. Готов спорить: метеослужба раздала торнадо-убийц сотням фермеров – от Окемоса до Грили.

Уил вспомнил, как увидел торнадо-убийцу в тот летний день. Обычная крылатая ракета. Их траекторию корректируют из метеоцентра; метеорологи платят фермерам за то, что те держат «истребителей» у себя. Когда начинается буря, координирующий процессор в штаб-квартире метеоцентра снимает показания датчиков и отдает команду ракетам, базирующимся в определенном районе страны. Обычно они находятся в воздухе несколько минут, но случается, что летают часами. Как только датчики обнаруживают торнадо, «истребитель» устремляется на вершину воронки, создает пузырь пятидесяти метров в диаметре и тем самым дестабилизирует ее.

Возьмите за основу время пребывания в воздухе, произведите элементарные изменения в программе управления полетом, и вы получите оружие, способное пролететь сотни километров и способное доставить тонну груза точно по адресу.

– Даже без ядерной начинки они способны нагнать страху. Особенно если использовать их так, как ты предложил.

Уил фыркнул. В самом деле, имей он дело с бандой грабителей, он предложил бы действовать именно так. Просто банда оказалась чуть побольше, чем обычно…

– Помнишь Трасков – семейство, до которого ты дозвонился в самом конце? Братец Билла Траска сдает Метеослужбе Топики помещение под три «истребителя». И одного они использовали согласно твоей инструкции. Благодаря службам новостей, весь мир знает, где найти Президента Мартинеса. Так вот, Траски закинули «истребителя» прямо на крышу особняка в Оклахоме, где El Presidente обитал вместе со своим штабом. Мы даже получили картинку со спутника. Представь себе: важные господа выскакивают на улицу и разбегаются, словно муравьи из горящего муравейника! – даже спустя несколько месяцев Большой Эл не мог вспоминать об этом без смеха. – Тем более что и пожара никакого не было. Но Билл Траск сказал мне, что написал на корпусе ракеты: «Эй, Хастингс, следующая будет настоящей!». Готов поспорить: их шишки до сих пор не могут вылезти из бункера и думают, включать глушилки или выключать. Однако ультиматум они получили. Через двенадцать часов их войска вернулись на юг и рассказывали на каждом углу, как они проучили бандитов и защитили своих сограждан.

Уил тоже рассмеялся… и комната у него перед глазами расцвела разноцветными огнями. Это не причиняло боли, но обескуражило настолько, что он умолк.

– Отлично. Так что нам не пришлось обращаться к этим болванам из «Метеослужбы Топики».

– Не пришлось. Правда, они заставили меня взять Трасков под арест – якобы за воровство. Но потом вытащили голову из песка, одумались и отвели все обвинения. И начали утверждать, что изначально идея принадлежала им. Теперь они бросились переделывать «истребителей» и продают своим клиентам права на использование их в случае чрезвычайных ситуаций.

Где-то вдалеке – теперь он вспомнил, какие длинные коридоры в медицинском центре Окемоса – послышались голоса. Ни одного знакомого… Проклятье. Медики придут к нему раньше, чем его родные. Большой Эл тоже это услышал. Он выглянул за дверь, потом снова повернулся к Уилу.

– Ну что ж, лейтенант, за сим я удаляюсь. В любом случае, сокращенную версию ты слышал, – и он снова пересек комнату, чтобы забрать свой электронный блокнот. Уил проследил за его взглядом.

– Значит, все счастливы. Кроме…

Кроме тех бедных нью-мексиканцев, которые увидели свет более яркий, чем солнце над Канзасом. Кроме…

– … Кроме Кики и Шварца. Жаль, что они не узнают, как все обернулось.

Большой Эл остановился на полпути к двери. На его лице играли лучи солнца.

– Кики и Джейк? Она слишком умна, чтобы умереть, а он – слишком скользкий тип. Старина Джейк стал самым популярным «броненосцем» Среднего Запада. Никому из нас и в голову такое не могло придти, да и ему самому тоже. Он, кажется, даже получает от этого удовольствие. Они с Кики зарыли топор войны. Сейчас даже поговаривают о том, чтобы открыть «клуб броненосцев». Знаешь, как они говорят? Если один «броненосец» смог остановить целую армию, то целая стая и подавно. Сам понимаешь. Сделать мир безопасным для неуправляемых…

С тем он и ушел. Примерно секунду Уил размышлял о том, сколько проблем будет у «Полиции Штата Мичиган» с «генералом ван Стин» и Шварцем. А потом в палату ввалилась толпа ликующих медиков.

* * *

Насколько я серьезен, когда рассуждаю в «Неуправляемых» об анархо-капитализме? Это нечто такое, что кажется мне вполне реальным. Если разобраться, это та самая конечная точка, к которой приходят многие течения, возникшие в последние пятьсот лет. Не думаю, что подобная система сможет существовать без высокой степени понимания отдельных личностей (в основе осознания которого лежит готовность долгое время проявлять интерес к собственному «я»). Если вы хотите познакомиться с детальным анализом этой идеи, настоятельно рекомендую «Машинерию свободы» Дэвида Фридмана. Если же вас интересует эта версия моей «истории будущего», прочтите «Мирную Войну» (то, что происходило перед событиями, описанными в «Неуправляемых») и «Брошенные в реальном времени» (продолжение).

Что касается ядерного оружия… Точка зрения, которой я придерживаюсь в «Неуправляемых», может показаться спорной (и, надеюсь, устаревшей). В двадцатом веке мы живем под страхом перенаселения и возлагаем надежды на ядерную монополию. Проблема состоит в другом. Возможно, таким образом можно будет предотвратить всемирную ядерную войну. Но если она начнется, воюющие стороны будут использовать тысячи различных видов оружия. Боже нас сохрани от такой катастрофы. Большинство послевоенных сценариев строятся на том, что ядерное оружие все-таки используется, но в ограниченном количестве – в первую очередь потому, что крупные силовые блоки применяли его против мелких соседей, которых терпеть не могли. Такой мир, скорее всего, будет довольно опасным (особенно для задир), но более спокойным, чем наш мир – прочтите роман «Мутант» Генри Каттнера. Из всей научной фантастики, написанной до Хиросимы, эта история кажется мне наименее запоминающейся – и наиболее пророческой. В конечном счете, конечно, даже отдельные личности могут обладать исключительной способностью к разрушению. Вот еще одно объяснение, почему расе, которая хочет жить спокойно, одной планеты мало.

Дальний прицел[58]

Может ли война как таковая уничтожить человеческую расу или хотя бы надолго остановить наше плавное движение в направлении Сингулярности? Вряд ли. Однако Вселенная весьма сурова; мы знаем немало примеров массового вымирания видов. Если война с применением высоких технологий совпадет с глобальной природной катастрофой, мы рискуем разделить судьбу динозавров.

Но остаются некоторые виды природных катаклизмов, которые могут уничтожить не только жизнь на планете, но и саму планету. К счастью, самые страшные катастрофы – вроде взрыва сверхновых – никогда не произойдут в системах вроде Солнечной. Но как насчет таких событий, как вспышки на поверхности обычно спокойных звезд? Никто не гарантировал нам безопасность со стороны Солнца. И что мы будем делать, если в течение ближайших пятнадцать лет обнаружим, что оно намерено вступить в длительный период повышенной активности и выжечь поверхности собственных планет? Сможем ли мы, имея в запасе десять лет, создать на одной из внешних планет Солнечной системы колонию, которая сама будет поддерживать свое существование? Если нет – сможем ли найти подобные земле планеты где-нибудь еще? В настоящее время мы не в состоянии отправить даже самый маленький исследовательский зонд к ближайшим звездам. Так что спастись не удастся никому. И что бы мы ни предприняли, это будет сделано с дальним прицелом…

* * *

Они назвали ее Узе[59], и она была, наверно, самым долгоживущим из всех земных созданий – и, возможно, последним. Мудрая черепаха может прожить триста лет, остистая сосна – шесть тысяч. Срок жизни Узе, предусмотренный ее создателями, должен был превысить сто веков. И хотя ее мозг состоял из железа и германия, легированного мышьяком, а сердце – из крошечного сгустка водородной плазмы, Узе – с самого момента своего появления – была жителем Земли. Она могла чувствовать, сомневаться, а также – это она обнаружила по прошествии множества темных столетий, предшествовавших ее концу, – забывать.

Самое раннее воспоминание Узе представляло собой отрывок продолжительностью менее пятнадцати секунд. Кто-то – возможно, по неосторожности – привел ее в сознание, когда она сидела на крышке своей ракеты-носителя S-5N. Была ночь, но время запуска неотвратимо приближалось, и ракета-носитель, белая с серебром, стояла в лучах дюжины прожекторов. Зоркий глаз Узе быстро обследовав линию горизонта – яркий свет, бьющий снизу, не мешал ей. То, что тянулось вдаль, было строем из тридцати стартовых площадок. Некоторые были оснащены собственными ракетами-носителями, но ни одна не освещалась так ярко, как та, на которой стояла Узе. В трех тысячах метров к западу сияло множество прожекторов, среди которых время от времени вспыхивали искры сварочных автоматов. На востоке о пляж острова Меррит[60] разбивались фосфоресцирующие шеренги прибоя.

На этом отрывок заканчивался: во время запуска Узе была без сознания. Но эта сцена так и осталась ее самым ярким и самым непостижимым воспоминанием.

Потом Узе проснулась. Она уже находилась на низкой околоземной орбите. Ее единственный глаз был подключен к стапятидесятисантиметровому зеркальному телескопу. Теперь она могла различать звезды, расположенные на расстоянии менее одной десятой секунды друг от друга, а взглянув вниз – пересчитать гусей, стая которых летела в двух сотнях километров.

Больше года Узе оставалась на орбите. Она не бездельничала: это время ее создатели выделили для испытаний. Крошечная пилотируемая станция двигалась по орбите следом, и с нее по радиоканалу поступал бесконечный поток инструкций и заданий.

Большинство задач касалось баллистики. Сближения по гиперболической траектории, эллипсы перехода и тому подобное. Но часто случалось так, что Узе приходилось использовать собственный телескоп и спектрометр, чтобы определить необходимые параметры. Типичное задание: определить орбиты Венеры и Меркурия; вычислить минимальное количество энергии, необходимое для того, чтобы достичь обеих планет. Или: определить орбиту Марса; произвести анализ состава его атмосферы; составить план входа в атмосферу по гиперболе, учитывая все ограничения. Во многих задачах использовались данные, для получения которых надо было вести наблюдение за Землей. Определить давление и состав атмосферы; выполнить мультиспектральный анализ растительности. Обычно на решение задачи, связанной с органическим анализом, должно было уходить не более тридцати секунд. Они напоминали игру, в которой правила менялись еще до финала. Случалось, струйные рули системы ориентации переставали подчиняться командам. Начинали отказывать органы чувств или жизненно важные участки мозга.

Одним из первых навыков, освоенным Узе, стало умение пользоваться тем, что дополняло ее личные воспоминания: программируемой памятью, «библиотекой» процедур и фактов. Как и большинство библиотек, программируемая память была не столь легкодоступна, как собственные воспоминания Узе, но информация в ней была намного более полной и точной. Можно было извлечь программу, необходимую для решения практически любой баллистической или химико-аналитической задачи, использовать ее несколько секунд или часов как неотъемлемую часть собственного сознания, а потом снова возвратить обратно в библиотеку. Вся тонкость состояла в том, чтобы выбрать нужную программу, основываясь на неполных данных, а затем изменить ее, чтобы использовать в случае неполадок в энергосистеме и отказа оборудования в различном их сочетании. Поначалу получалось плохо, но в конце концов Узе начала добиваться результатов более высоких, чем предполагали ее проектные характеристики. На этом ее обучение закончилось и в первый раз – но не в последний – Узе оказалась предоставленной самой себе.

Возможно, ей стоило задаться вопросом: какова окончательная цель всего этого? Но ей хотелось увидеть мир. Увидеть так много, как только возможно. Основную часть светового дня она занималась тем, что глядела вниз, пытаясь усмотреть хоть какую-то закономерность в беспорядочном расположении синих, зеленых и белых пятен. Она могла с легкость следовать за грузовыми ракетами, когда те взлетали с острова Меррит и Байконура и шли на сближение с ней. В самом конце больше сотни ракет плавали вокруг. По мере того как шли недели, приплюснутые белые цилиндры соединялись друг с другом, превращаясь в ажурную конструкцию.

Теперь двенадцатиметровое тело Узе затерялось в паутине цилиндров и балок, которая раскинулась на двести метров позади нее. Программируемая память сообщала, что общая масса этой конструкции составляет двадцать две тысячи пятьсот шестьдесят три тонны девятьсот один килограмм – больше, чем у большинства океанских судов, – и небольшой эксперимент со струйными рулями, управляющими ее положением в пространстве, подтвердил эту цифру.

Вскоре создатели Узе подключили ее органы чувств к устройствам, управляющим гигантским сооружением. Это было все равно что дать ей новое тело; теперь она могла чувствовать, видеть и использовать все, что его составляло: каждый из сотни топливных баков и каждый из пятнадцати термоядерных реакторов. И она поняла, что теперь в состоянии выполнить некоторые из маневров, которые просчитывала в ходе обучения.

* * *

Наконец великий момент настал. С пилотируемой станции – связь осуществлялась с помощью мазера[61] – поступило задание на курс. Узе быстро рассчитала траекторию. Ответ подтвердил правильность ее расчетов, но это было лишь самая малая часть всего, что ей предстояло сделать.

Все еще находясь на своей орбите, на двухсоткилометровой высоте, Узе плавно скользила над Тихим океаном, навстречу солнцу, которое поднималось к зениту. Ее взгляд был устремлен вперед, на расплывчатую голубую линию, где уже можно было разглядеть берег Северной Америки. Ближе, заслоняя от взгляда океан, рассыпались перистые облака. Потом с пилотируемой станции поступила команда на запуск двигателей. Однако Узе сама следила за временем и решила в случае ошибки произвести запуск. В двух сотнях метров позади нее, в глубине лабиринта из топливных резервуаров и бериллиевых ферм – Узе почувствовала это – возникло магнитное поле, образовалась водородная плазма, начался процесс термоядерного синтеза. Новый сигнал со станции – и вот уже топливо омывало каждый из пятнадцати реакторов.

Узе со своим носителем весом в двадцать тысяч тонн отправлялась в путь.

Ускорение плавно возросло до одного «g». Видиконы, укрепленные на носителе и обращенные назад, показывали, как Земля становится все меньше и меньше. В течение получаса, под наблюдением Узе, продолжалась ядерная реакция. Пилотируемая станция исчезла где-то далеко позади. Узе осталась один на один со своей ракетой-носителем, направляясь прочь от Земли и ее создателей со скоростью свыше двадцати километров в секунду.

Узе начала падать на Солнце. Одиннадцать недель продолжалось это падение. В это время ей было почти нечего делать: следить за поступлением топлива и за тем, чтобы гигантский «зонтик» ракеты-носителя сохранял правильное положение в пространстве, а также отправлять данные на Землю. По сравнению с основной частью ее дальнейшей жизни, однако, это было время лихорадочной деятельности.

Свободное падение в сторону Солнца – или любого другого столь же массивного тела – может привести лишь к одному: вы будете падать все быстрее. Последние несколько часов Узе мчалась со скоростью, превышающей двести пятьдесят километров в секунду, каждые полчаса покрывая дистанцию, равную расстоянию от Земли до Луны. За сорок пять минут до того, как достичь точки максимального приближения к Солнцу – точки перигелия – Узе сбросила опустевшую первую ступень носителя вместе с «зонтиком», который ее прикрывал. Теперь у нее осталась только вторая ступень, весом в две тысячи тонн, покрытая слоями изоляции и выкрашенная ослепительно белой краской. Однако Узе чувствовала, как начинает возрастать давление в топливных баках.

Хотя ее телескоп был направлен не на Солнце, а в противоположную сторону, видиконы второй ступени позволяли ей наблюдать восхитительную картину – огненный шар, похожий на гигантскую шаровую молнию. Теперь Узе двигалась так быстро, что могла видеть, как раскаленные добела протуберанцы искажают перспективу.

Семнадцать минут до точки перигелия. Откуда-то из-за огненной завесы, мазер доставил долгожданное послание. Узе развернула ракету-носитель так, чтобы смотреть вдоль линии своей траектории. Теперь ничто не закрывало ее тело от ярких прямых лучей солнца. В телескоп можно было видеть люминесцентный узор солнечной короны. Топливные баки ракеты-носителя опасно нагрелись, грозя воспламениться, и Узе становилось трудно поддерживать температуру собственного тела на приемлемом уровне.

Пятнадцать минут до точки перигелия. С Земли поступил приказ запустить реакторы. Сверившись с собственными траекторными данными, Узе пришла к выводу, что команда поступила на тринадцать секунд раньше срока. Консультация с Землей займет по меньшей мере шестнадцать минут, а решение должно быть принято не позже чем через четыре секунды. Любое из прежних, не столь совершенных творений человечества сочло бы свои выводы ошибочными, и миссия завершилась бы катастрофой, но Узе по сути своей была независимой. Она отклонила команду и произвела воспламенение именно тогда, когда сочла нужным.

* * *

Северное полушарие Солнца проплывало под ней на расстоянии менее трех солнечных диаметров.

Вспышка – и Узе получила ускорение почти в два «g». Ее качнуло в сторону предполагаемой точки перигелия, и ракета-носитель перешла с эллиптической орбиты на гиперболическую. Полчаса спустя она уже неслась прочь от Солнца, двигаясь на юг относительно плоскости эклиптики, со скоростью триста двадцать километров в секунду – то есть каждый час проходя расстояние, равное диаметру Солнца. Пустые топливные баки ракеты-носителя принимали на себя жар солнечных лучей, и ее тело понемногу остывало.

Вскоре после того, как топливо выгорело и двигатель прекратил работу, Земля как бы между прочим признала, что в навигационных расчетах была допущена ошибка. Нельзя сказать, что создатели не испытывали раскаяния или гордости за Узе. На самом деле, несколько человек потеряли то немногое, что у них можно было отнять, – за то, что они подвергли опасности эту миссию и последнюю надежду человечества. Просто создатели Узе полагали, что она не способна оценить извинения или похвалу.

Теперь Узе мчалась прочь от Солнца по гравитационному колодцу. Для того чтобы «упасть», ей потребовалось одиннадцать недель. Однако меньше чем через две недели она вернулась на прежнюю «высоту» и продолжала движение со скоростью более ста километров в секунду. Эту скорость можно было считать прощальным подарком Солнца. Если бы не использование гравитационного колодца, ее ракету-носитель пришлось бы сделать в пятьсот раз больше, либо путешествие растянулось бы втрое. Это было лучшее, что могли сделать для нее – учитывая, сколько времени у них оставалось.

Так началось путешествие длиной в сто веков. Узе рассталась с пустой ракетой-носителем и снова осталась наедине с собой: кургузый цилиндр, двенадцать метров шириной, пять метров длиной, с большим телескопом, прикрепленным с одного конца. На дне колодца глубиной в четыре световых года, наполненного тьмой, сияла Альфа Центавра, место назначения Узе. Если смотреть на нее невооруженным глазом, может показаться, что это просто яркая звезда, но в свой телескоп Узе могла ясно видеть, что их две: одна немного слабее другой и более красная. Узе тщательно измерила их положение, затем свое собственное и заключила, что цель расположена столь превосходно, что корректировки курса в течение ближайшей тысячи лет не потребуется.

В течение многих месяцев луч мазера был ниточкой, которая позволяла ей поддерживать связь с Землей. Люди ставили перед Узе задачи, справлялись о ее здоровье. В этом была какая-то патетика: теперь – равно как и в течение последующих веков – Земля мало что сможет сделать, если что-нибудь пойдет не так. Однако задачи оказались интересными. Узе попросили составить карту несветящихся тел Солнечной Системы. Она стала весьма искусной в этом и в конечном счете обнаружила все девять планет, основную часть их лун, нескольких астероидов и комет.

Не прошло и двух лет, а Узе находилась дальше от Солнца, чем любая известная планета, чем любой из зондов прежде запущенных с Земли. Само Солнце было теперь всего лишь очень яркой звездой, сияющей позади, и для Узе не составляло никаких проблем поддерживать внутри своего организма подобающе низкую температуру. Однако на то, чтобы задать вопрос с Земли и получить ответ, уходило шестнадцать часов.

Потом произошло нечто странное. В течение трех недель светимость Солнца неуклонно возрастала, пока оно не засияло в десять раз ярче, чем прежде. На самом деле, не такое уж крупное изменение. Гораздо меньше того, что астрономы Земли называют «вспышкой новой». Тем не менее Узе была по-своему озадачена. Она размышляла над этим в течение многих месяцев, поскольку именно в это время потеряла контакт с Землей. Контакт так никогда и не восстановился.

Теперь Узе стала изменять себя, чтобы провести несколько пустых столетий. Как и планировали ее создатели, она разделила свое сознание на три равных объекта. Теоретически, каждое из этих сознаний могло самостоятельно выполнить миссию от начала и до конца. Но для того, чтобы принять по-настоящему важное решение, по крайней мере два должны были прийти к согласию. В этом расколотом состоянии Узе уже не могла мыслить столь блестяще, столь быстро, как прежде, во время запуска. Но едва ли что-нибудь могло угрожать ей в межзвездном пространстве: главной угрозой было что-то вроде старческого слабоумия. Три сознания Узе проводили немало времени, проверяя друг друга и одновременно наблюдая за состоянием различных подсистем.

Была лишь одна вещь, которую они не проверяли регулярно: программируемая память. Создатели Узе ошибочно решили, что такие проверки для воспоминаний опасней, чем течение времени.

Ее умственные способности сократились; ей приходилось выполнять обязанности человека, которому поручили присматривать за домом в отсутствие хозяев – при этом она заодно была и отсутствующим хозяином, и домом. Но даже теперь основную часть времени Узе наблюдала окружающую вселенную. Она обнаружила бинарные звездные системы, следила за тем, как мерцают крошечные огоньки прямо по курсу и позади… Так прошли десятилетия, потом века. Вселенная стала для нее чем-то вроде живого существа, пребывающего в непрерывном движении. Несколько ближе расположенных звезд перемещались за столетие почти на целый градус, в то время как большая галактика в Андромеде на протяжении тысячи лет сдвинулась меньше чем угловую секунду.

Иногда Узе оборачивалась, чтобы взглянуть на Солнце. Даже десять веков спустя она все еще могла разглядеть Юпитер и Сатурн. Это был добрый знак.

Наконец настало время для корректировки курса. Предыдущее столетие Узе провела, выверяя свое положение и уточняя результаты навигационных наблюдений. Импульс двигателя должен был обеспечить ускорение не более ста метров в секунду, и выполнить все следовало столь же точно, как и точке перигелия. Без корректировки курса она пройдет мимо системы Центавра. Когда время настало, а Узе оказалась точно в том месте, где следовало, она запустила крошечный реактивный двигатель… и обнаружила, что может получить в лучшем случае три четверти расчетной мощности. Потребовалось еще два импульса, прежде чем она осталась довольна новым курсом.

В течение следующих пятидесяти лет Узе изучала эту проблему. Она сотни раз проверила электрическую систему ракеты, даже на одну миллисекунду запустила реактивный двигатель. Ничто не говорило о том, что прошедшие столетия ограбили ее. Однако после экстраполяции результатов своих наблюдений, Узе поняла: к тому моменту, когда она войдет в систему Центавра, ее двигатели смогут развить ускорение лишь тысячу метров в секунду – меньше половины от ее проектных возможностей. Но даже в этом случае – если, конечно, не возникнет никаких дополнительных осложнений – не исключено, что она сможет исследовать планеты обеих звезд этой системы.

Но прежде, чем исследование этой проблемы было завершено, Узе обнаружила другую – самую серьезную, с которой только могла столкнуться.

Она забыла цель своей миссии. На протяжении столетий рисунок магнитных полей в ее программируемой памяти мало-помалу стирался, и первыми исчезали программы, которые использовались реже других. Узе запросила эти программы, чтобы понять, как отразится уменьшение ее маневренности на ходе миссии – и обнаружила, что понятия не имеет о своей окончательной цели. Воспоминания заканчивались ужасно пострадавшими программами биохимических исследований и входа в атмосферу планеты. Можно было предположить, что после успешного приземления на подходящей планете требовалось сделать нечто очень и очень важное.

Узе была терпелива – особенно в своей нынешней конфигурации, предназначенной для долгого путешествия. Сейчас окончательная цель путешествия не волновала ее, благо осуществление этой цели было пока делом далекого будущего. Но она приложила все усилия, чтобы сохранить уцелевшие программы. Она проиграла в уме каждую, – а затем переписала обратно, в программируемую память. Повторяя эту операцию каждые семьдесят лет, она не позволяла воспоминаниям исчезать. С другой стороны… у нее не было возможности понять, сколько ошибок породило это бесконечное перезаписывание. По этой причине каждое из ее субсознаний выполняло работу независимо от других. Особенно часто Узе проверяла баллистические и астрономические программы – сама ставила себе задачи и решала их.

Она даже пошла дальше, занявшись изучением собственного тела: возможно, это позволило бы понять, для чего оно предназначено. Основная его часть была заполнена неким веществом; приходилось следить, чтобы температура этого вещества оставалась в пределах нескольких градусов Кельвина. В глубь массы уходило несколько проводков и трубок. Однако единственным, что позволяло чувствовать эту часть тела, были термометры. Теперь Узе подняла ее температуру на несколько тысячных градуса – изменение, которое не выходило за рамки проектных спецификаций, но само по себе было достаточно велико. Химико-аналитические программы провели сравнение результатов наблюдений с массой секции, и Узе заключила, что таинственная часть тела представляла собой относительно однородную глыбу замороженной воды с незначительными вкраплениями различных примесей. Это была любопытная информация, однако, даже соотнеся ее со своими воспоминаниями, Узе не смогла понять, для чего это предназначено.

Она плыла дальше и дальше. Промежуток времени от момента корректировки курса и следующим значимым событием в ее расписании был длиннее, чем тот период, за который человек на Земле научился земледелию.

Но века прошли, и две близко расположенных звезды, которые были пунктом ее назначения, становились все ярче. Наконец, когда до Альфы Центавра оставалось тысяча лет пути, Узе решила начать поиск планет в системе. Она навела телескоп на более яркую из двух звезд… назовем ее Астра[62]. Расстояние до Астры и второй, меньшей, звезды – назовем ее Бейкер – все еще было в тридцать пять тысяч раз больше, чем между Землей и Солнцем. Даже зоркому глазу Узе Астра представлялась не диском, а чем-то вроде дифракционной картинки – круглой огненной кляксой, более крупной, чем должен быть настоящий диск звезды, и окруженной светящимся кольцом. Любая планета, с ее слабым блеском, затерялась бы в этом сиянии. В течение пяти лет Узе наблюдала и анализировала эту картину с помощью самых сложных программ. Время от времени она сдвигала шторки телескопа и следила за тем, как искажается изображение. Через пять лет ей удалось обнаружить некоторые аномалии. Это наводило на размышления, но никаких явных признаков существования планет пока не было.

Неважно. Узе была терпелива. Она развернула телескоп на крошечную долю градуса и в течение следующих пяти лет наблюдала за Бейкер. Затем снова повернулась к Астре. Пятнадцать раз повторялся этот цикл. За время наблюдений Бейкер дважды полностью обошел вокруг Астры, и максимальное взаимное удаление увеличилось почти до одной десятой градуса. И в конце концов Узе убедилась: у Бейкера была планета. Возможно, еще одна вращалась вокруг Астры. Скорее всего, обе были газовыми гигантами.

* * *

До прибытия в систему Центавра осталось меньше девяти сотен лет.

Узе продолжала наблюдения. Под конец она видела газовые гиганты как крошечные светлые пятнышки – они больше не были просто статистическими корреляциями ее тщательно собранных данных. Через четыреста лет стало ясно, что остальные аномалии дифракционной картины Астры – это еще одна планета, которая находилась приблизительно том же расстоянии от звезды, что и Земля от Солнца. Пятнадцать лет спустя Узе обнаружила такую же планету у Бейкера.

Если исследовать эти планеты, то это следовало распланировать очень тщательно. Те способности к маневрированию, которые были указаны в проектных спецификациях, позволяли исследовать лишь одну систему. Однако навигационная система Узе за эти столетия сохранилась лучше, чем ожидалось. Пожалуй, визуальное наблюдение было по-прежнему возможно.

Триста пятьдесят лет спустя Узе произвела еще одну, довольно значительную, корректировку курса – более чем на двести метров в секунду. Эта поправка, по существу, была чем-то вроде промежуточного шага. Прибытие откладывалось на четыре месяца. Но, таким образом, Узе могла пройти мимо планеты, которую хотела исследовать, а затем, если попытка приземления не будет предпринята, поле тяготения Астры вызовет искривление ее траектории и выбросит ее в планетную систему Бейкера.

Теперь реактивные двигатели Узе могли развивать ускорение менее восьмисот метров в секунду – меньше одного процента от той скорости, с которой она двигалась относительно Астры и Бейкера. Если оказаться в нужном месте в нужное время, этого будет достаточно, но в противном случае…

* * *

Узе снова и снова, все более точно, рассчитывала орбиты небесных тел, которые она обнаружила. Со временем выяснилось, что планет несколько больше: у Астры в общей сложности их оказалось три, у Бейкера – четыре. Но лишь два главных кандидата – назовем их Астра II и Бейкер II – находились на нужном расстоянии от своих светил.

Восемнадцать месяцев спустя Узе увидела, что у Астры II есть луны. Это была хорошая весть. Теперь можно было определить массу планеты и еще точнее рассчитать свой курс. От Астры ее отделяло менее пятидесяти астрономических единиц, от Бейкера – восемьдесят. Произвести спектроскопическое исследование планет не составило никакого труда. У главных кандидатов имелось достаточно кислорода в атмосфере; правда, атмосфера более далекого Бейкера II казалась не столь богата водяными парами. В то же время в состав атмосферы Астры II входили сложные углеродные соединения, и планета казалась сине-зеленой. Согласно воспоминаниям Узе, изрядно поврежденным, последнее почему-то представлялось особенно желательным.

Счет шел на века, затем на десятилетия, на годы; наконец, время стало измеряться днями. Узе пересекла орбиту газового гиганта в системе Астры и приближалась к самой звезде. Впереди, на расстоянии десяти миллионов километров, по почти идеально круглой орбите, мчалась ее цель. В двадцати семи астрономических единицах от Астры мерцал Бейкер.

Однако сейчас все внимание Узе было приковано к Астре II. Можно уже было разглядеть очертания огромного континента. Узе выбрала место для посадки, и вспышка двигателей придала ей ускорение в двести метров в секунду. Если уж она решила приземлиться, то пусть это будет покрытая зеленью, затемненная территория.

Двенадцать часов до контакта. Узе в последний раз проверила каждое из трех своих субсознаний. Она удалила все работающие со сбоями циклы и снова собрала воедино то, что осталось. За прошедшие столетия, помимо утраченных воспоминаний, она потеряла треть своей электроники и была уже не столь блистательна, как в начале миссии. Однако теперь ее сознание снова стало цельным и функционировало куда лучше, чем во время путешествия. Сейчас требовалась куда большая осторожность: за часы и минуты, предшествующие ее контакту с Астрой II, ей предстоит проанализировать больше данных и принять больше решений, чем когда-либо прежде.

Один час до контакта. Узе пересекла орбиту внешней луны. Впереди смутно мерцала цель ее назначения – бело-голубой полумесяц, два градуса в поперечнике. Место, выбранное для посадки, находилось около горизонта планеты. Не важно. Главная задача, которую она должна выполнить в эти последние мгновения – биохимическое исследование, по крайней мере, соответственно уцелевшим программам. Узе пристально разглядывала полумесяц, отыскивая за облаками следы зелени – и нашла большой остров в океане, сравнимом размерами с Пасификом. Теперь можно было начинать тот утонченно сложный анализ, необходимый для определения ориентации аминокислот. Каждую пятую секунду она прерывалась, чтобы заново оценить плотность атмосферы. Задача выглядела еще более сложной, чем все учебные задания, которые она когда-то выполняла на орбите Земли.

Пять минут до контакта. До поверхности планеты оставалось меньше сорока тысяч километров, и туманный лимб планеты заслонил небо. В течение ближайших десяти секунд ей предстояло решить, действительно ли следует совершить посадку на Астре П. Миссия продолжительностью в десять тысяч лет снова была под угрозой. Узе знала: если решение будет положительным, ей уже никогда не взлететь снова. Без огромной ракеты-носителя, которая отправила ее в это путешествие, она была не более чем мозгом, заключенным в защитной оболочке, и глыбой замороженной воды. Если она решит обойти Астру II, то сейчас ей придется почти полностью использовать остатки топлива, и вектор ускорения должен быть направлен под прямым углом к ее нынешней траектории. Это позволит ей, пройдя сквозь верхние слои атмосферы планеты, устремиться прочь из планетной системы Астры. Тринадцать месяцев спустя она достигнет окрестностей системы Бейкера – и, возможно, в баках ее реактивных двигателей окажется достаточно топлива, чтобы войти в атмосферу Бейкера II. Но если та планета окажется непригодной для жизни, возврата уже не будет.

Узе взвешивала все «за» и «против» в течение трех секунд и пришла к выводу, что Астра II удовлетворяет всем требованиям, которые она могла вспомнить, в то время как Бейкер II казался немного желтоватым, а значит, там слишком сухо.

Узе развернулась на девяносто градусов и сбросила маленький реактивный двигатель, с которым было столько проблем. Заодно она избавилась от телескопа, который служил ей верой и правдой. Она вновь была просто белым двояковыпуклым диском, двенадцать метров в диаметре и с массой пятнадцать тонн.

Потом она развернулась еще на девяносто градусов, словно хотела оглянуться назад, строго по своей траектории. Впрочем, сейчас ей было почти нечем смотреть – но она видела светящуюся точку, которая была солнцем Земли, и снова задалась вопросом: что было в тех программах, которые она забыла?

Пять секунд. Узе закрыла свой глаз и стала ждать.

Контакт начался едва заметным ускорением. Меньше чем через две секунды ускорение возросло до двухсот пятидесяти «g». Узе никогда не доводилось испытать ничего подобного, однако она была создана так, чтобы это пережить. В ее теле не было ни подвижных частей, ни пустот – разве что емкость термоядерного реактора. Проблема состояла лишь в том, чтобы не позволить себе перевернуться и запустить его. Сама того не зная, Узе использовала – почти в точности – технику приземления, которую люди освоили давным-давно. Правда, сейчас кинетическая энергия, которую ей предстояло погасить, была в восемьсот раз больше, чем при возвращении капсулы «Аполлона». Соответственно возрастала и опасность, однако создатели не могли дать ей реактивный двигатель достаточной мощности, чтобы замедлить ее движение, выбора у нее не оставалось.

Теперь Узе призвала всю свою сообразительность, чтобы использовать каждую дину своих крошечных электрических толкателей, чтобы пройти по дуге над Астрой II, сохраняя должное положение и высоту. Ускорение неуклонно возрастало, достигло пятисот «g»… Каждую секунду ее скорость уменьшалась почти на пять километров в секунду. Узе знала, что потеряет сознание. В каких-то сантиметрах от поверхности ее тела воздух раскалился до пятидесяти тысяч градусов. Огненный шар, в котором она находилась, летел на высоте семьдесят километров над океаном, превращая ночь в день.

Четыреста пятьдесят «g». Узе почувствовала, как разлетелся вдребезги криостат, и одну из ветвей ее мозга закоротило. Однако Узе слепо и терпеливо продолжала удерживать свое тело в нужном положении. Если расчеты верны, ей осталось меньше пяти секунд.

Теперь она двигалась не более чем в шестидесяти километрах от поверхности, затем снова устремилась в космос. Но теперь ее скорость составляла всего семь километров в секунду. Ускорение упало до пятнадцати «g», потом до нуля…

Описав длинный эллипс, она снова – на этот раз почти бережно – погрузилась в атмосферу Астры II.

На высоте двадцать тысяч метров Узе открыла глаз и окинула взглядом мир, который расстилался под ней. Ее линза треснула, некоторые программы распознавания образов пострадали, но она видела что-то зеленое и знала, что не так уж и плохо сориентировалась.

Возможно, это был бы момент ее торжества… если бы только она помнила, что должна сделать после того, как приземлится.

На высоте десяти тысяч метров Узе раскрыла параплан, спрятанный в корпусе позади глаза. Послышался хлопок, цветок из упругого пластика раскрылся над ней, и падение сменилось плавным скольжением. Узе видела, что летит над прерией, по которой разбросаны островки леса. Близился закат, и длинные тени, отбрасываемые деревьями и холмами, помогали ей производить топографические измерения.

Две тысячи метров. Учитывая, что относительная дальность планирования составляла один к четырем, ей удастся пролететь, самое большее, еще восемь километров. Узе посмотрела вперед, увидела лесок и ручей, сверкающий среди деревьев. Потом поляну у самой кромки леса… Какое-то случайное воспоминание подсказывало ей, что это подходящее место. Она подтянула передние стропы параплана, и угол скольжения стал круче. Пролетев три-четыре метра над самыми деревьями, окружающими поляну, Узе сделала то же самое с задними стропами, параплан замер, и она упала в глубокую, влажную траву. Пластик, разрисованный серовато-бурыми пятнами, окутал ее обугленное тело. Сейчас ее можно было по ошибке принять за большой черный камень, полускрытый растительностью.

Путешествие длиной в сто веков и четыре световых года, подошло к концу.

* * *

Узе сидела в сгущающихся сумерках и прислушивалась. Невообразимое количество звуков. Крошечные существа, прячущиеся в своих норах; журчащий ручей; щебет, чуть слышный на расстоянии. Солнце село, и легкий туман поднялся над в темной поляной. Узе знала, что ее путешествие закончено. И никогда не начнется снова. Не важно. Так было задумано, в этом она не сомневалась. Она знала это, потому что основная часть ее вычислительных машин – ее мозг – была разрушена при посадке. Как сознательное существо она сможет просуществовать от силы сто-двести лет.

Не важно.

А вот что действительно было важно – теперь она знала точно: ее миссия на этом не закончилась. Оставалась самая важная ее часть, еще один раунд великой игры, которую начали ее создатели. И теперь эта игра может закончиться ничем. Вот что на самом деле пугало Узе. Это было частью замысла, ради которого она создавалась.

Она снова изучила содержимое программируемой памяти – все, что уцелело по прошествии веков и пережило приземление, – но не обнаружила ничто нового. Потом обратила внимание на оставшуюся часть своего тела, исследовала его части теми жестокими, почти разрушительными способами, которые не могла себе позволить в течение столетий – до тех пор, пока не прибыла на место назначения. И, наконец, обратилась к тому грузу льда, который несла до сих пор. Один из ее криостатов был разбит, и она знала, что не сможет поддерживать нужную температуру больше, чем несколько лет. Потом вспомнила о проводах и трубках, которые исчезали во льду – очевидно, бесполезных. Это было единственным, что оставалось попробовать.

Узе отключила криостаты и стала ждать. Температура внутри ее тела поднималась. Раньше всего лед начал таять около ее маленького термоядерного реактора. Потом где-то в глубине смерзшейся массы нагрелся крошечный кусочек металла… Расширился настолько, чтобы замкнуть цепь… И Узе обнаружила, что ее создатели приняли меры, чтобы обеспечить ее надежность. В основании ледяной глыбы, рядом с реактором, они поместили вспомогательную ячейку периферийной памяти, и теперь Узе получила к ней доступ. Ее создатели понимали: всех опасностей не предусмотреть. И решили, что эта копия, резервная, должна до самого конца путешествия оставаться замороженной, бездействующей. Но новая ячейка памяти все-таки очень отличалась от тех, что прежде использовала Узе. Ее накопитель был оптическим, а не магнитным.

Теперь Узе знала, что должна сделать. Она нагрела цилиндрический резервуар, заполненный замороженной амниотической жидкостью, до тридцати семи градусов по Цельсию. Из отсека, который находился рядом с цилиндром, она извлекла один-единственный микроорганизм и поместила в резервуар. Через несколько минут через резервуар потечет кровь.

Сейчас только наступало утро, темнота была сырой и прохладной. Узе попробовала продолжить исследования своей новой памяти, но что-то мешало. Очевидно, инструкции поступали согласно некоему списку, чтобы избежать ненужных воспоминаний. Однако она вспомнила, чему научилась за это время… и решила, что через девять месяцев будет знать больше.

* * *

«Дальний прицел» создавался действительно с дальним прицелом. Я хотел, чтобы он стал апофеозом межпланетных миссий, которые составляли основную часть космических исследований двадцатого века. Я хотел описать самую маленькую колонизацию, которую только можно себе представить. Фактически, единственная причина, по которой я авторским произволом «взорвал» Солнце заключалась в том, чтобы оправдать столь эксцентричную попытку.

Я описал только часть авантюры – безусловно, она задумывалась с дальним прицелом. Но это не самая рискованная часть миссии. В конце истории мы узнаем, что Узе несет человеческие зиготы. Теперь вспомните ее размеры. Этих зигот может быть множество, но что дальше? И что она будет делать с младенцами? Как она будет кормить их, как учить? И, конечно, человечество не ожидает, что планета-цель может быть уже заселена…

Гм-м, не исключено, что ожидало! Мы только знаем лишь то, что помнит Узе. Появление на сцене инопланетной расы – самое простое решение, но продолжение может оказаться весьма любопытным. У меня есть несколько мыслей относительно будущего Узе – «дальний прицел» есть «дальний прицел». Это продолжение еще не написано, но события могут происходить, скажем, десять лет спустя. И какое-нибудь приятное название – например, «Первородный сын».

Конечно, Узе – далеко не самый миниатюрный вариант Межзвездного зонда. В начале двадцатого века Сванте Архениус предположил, что микроорганизмы могли бы пережить межзвездные рейсы, распространяя по Вселенной некоторые формы жизни. Даже если делать это намеренно, «микрозонды» окажутся очень медлительными, а их возможности – ограниченными. С тех пор как был написан «Дальний прицел», я не раз становился свидетелем обсуждения о создании управляемых и функциональных зондов намного меньшего размера, чем Узе. Один такой описал Роберт Л. Форвард: этот прибор предназначался для межзвездных путешествий и весил несколько граммов («Starwisp», Отчет о научной работе № 555, Исследовательская Лаборатория Хьюджес, июнь 1983 года). Марк Циммерманн скомбинировал это с идеей «искусственного интеллекта», чтобы еще уменьшить массу своего разумного зонда… Оглянитесь по сторонам! Видите вон ту гальку на дороге, которую вы так небрежно пнули? А тот клочок пуха, который летает по двору… Вам не кажется, что он выглядит несколько необычно?


Роберт Л. Форвард (1932–2002) – американский фантаст, ученый-астрофизик и изобретатель, к сожалению, почти не знакомый отечественному читателю. Пожалуй, единственный автор, чей жанр был определен как «сверхтвердая фантастика». Научная концепция, которую упоминает Виндж – лишь одна из немногих, предложенных Форвардом: например, идея создания «солнечного паруса» принадлежит ему.

Обособленность[63]

Майкл Муркок купил «Обособленность» для «Новых Миров». Это стало моей первой публикацией (хотя «Книжный червь» был написан раньше). Позже «Обособленность» вошла в антологию Дона Уолейма и Тэрри Карра – в один из их сборников «лучшего-в-этом-году». О таком успехе начинающий автор может только мечтать. Но я подозреваю, что главная причина успеха – это вопрос, который побудил меня написать этот рассказ. Вопрос заключался в следующем: почему в Антарктиде нет «эскимосов» – то есть народов, которые обитали бы там длительное время? Может быть, эти земли находятся слишком далеко, чтобы вызвать интерес потенциальных колонистов? Или здесь более суровые условия, чем в Арктике? Я почитал, что пишут по этой теме, и пришел к выводу, что оба положения не лишены оснований. На этом континенте найдется не так много мест, где смогли бы выжить колонисты дотехнической эпохи. У них должен быть по-настоящему серьезный повод, чтобы поселиться там. Таким образом, дело было за немногим: этот повод найти. Учитывая, что рассказ был написан в 1964 году…

Сюжет сложился сам собой.

* * *

– Но он видел свет! На берегу. Неужели вы не понимаете, что это означает?

Диего Рибера-и-Родригес перегнулся через маленький деревянный столик, чтобы подчеркнуть свои слова. Его собеседник сидел темном углу, словно не хотел, чтобы тусклый свет лампы, наполненной ворванью и висящей под потолком каюты, падал ему на лицо. Во время короткой паузы, которая последовала за его словами, Диего мог слышать, как ветер скулит в мачтах и снастях у них над головой. Внезапно Рибера осознал, что палуба мерно переваливается с боку на бок, что медленно, точно маятник, качается лампа. Ощущение было почти болезненным. Но он не сводил взгляда с человека, сидящего напротив, и ждал ответа.

Наконец капитан Мануэль Дельгадо склонил голову и высунулся из полумрака. Улыбка у него была неприятная. Узкое лицо и жесткие черные усики придавали ему вид человека, который обладает властью – властью в политике, властью военной и властью над людьми. Собственно, таким человеком он и был.

– Это означает, что там есть люди, – ответил Дельгадо. – И что дальше?

– Правильно. Люди. На полуострове Палмера. Антарктида обитаема. Да ведь это фантастика. Скорее можно было бы обнаружить людей в Европе…

– Mire, сеньор профессор. Я приблизительно догадываюсь, насколько важно то, о чем что вы говорите… – снова улыбка. – Но «Виджилансия»…[66]

Диего предпринял еще одну попытку.

– Мы просто должны высадиться и разобраться, откуда этот свет. Только представьте, какую научную ценность…

Это была ошибка. Циничного безразличия Дельгадо как ни бывало; его лицо – лицо человека молодого, но искушенного – стало жестким.

– «Научное значение»! Если бы ваши скользкие австралийские друзья пожелали, они поделились бы с нами всеми своими научными знаниями – всем, что им когда-либо было известно. Вместо этого они посылают к нам своих подпевал, – он ткнул пальцем в сторону Риберы, – которые убеждают нас носиться по всему Южному полушарию ради каких-то «исследований». Они исследуют в десять раз больше, чем два века назад. А эти свиньи даже не желают использовать свои знания ради собственной выгоды.

Более серьезного обвинения Дельгадо выдвинуть не мог.

Рибера с некоторым усилием удержался от едкого замечания. На сегодняшний вечер хватит и одной ошибки. Он мог понять – но не одобрить – ту ожесточенность, с которой Дельгадо относился к его народу. Народу, которому хватило мудрости (а может быть, это было просто везение) не сжечь свои библиотеки во время бунтов, которые последовали за Северной мировой войной. Отлично, у австралийцев есть знания, думал Рибера, но еще у них есть мудрость. И эта мудрость подсказывает: в человеческом обществе должны произойти некоторые фундаментальные изменения, прежде чем эти знания можно возвратить. Иначе дело закончится Южной мировой войной и гибелью всего рода людского. Это соображение Дельгадо отказывался принять – и не только он один.

– Но мы проводим исследования, которые прежде не проводились, сеньор капитан. Океанские течения, численность и состав населения изменяются год от года. Наши данные зачастую сильно отличаются от тех, что было получены прежде. И свет, который Жуарес видел сегодня вечером – самое веское тому подтверждение. Мир меняется.

И для Диего Риберы это было особенно важно. Во время этого рейса антропологу было совершенно нечего делать, к тому же он страдал морской болезнью. Тысячу раз он задавал себе вопрос: чего ради он собрал этих экологов и океанографов, чего ради добивался, чтобы их взяли на борт? Теперь он знал. Если бы только убедить этого твердолобого упрямца…

Кажется, Дельгадо снова немного смягчился.

– И вот еще что, сеньор профессор. Вы должны помнить, что вы, ученые, на самом деле лишние в этой экспедиции. Вам просто повезло, что вас вообще пустили на корабль.

Что верно, то верно. El Presidente Imperial относился к ученым Мельбурнской Школы еще более враждебно, чем Дельгадо. Рибера старался не думать о том, сколько потребовалось низкопробной лести, сколько подхалимажа, сколько уговоров, чтобы его люди вошли в состав экспедиции.

– Конечно, – антрополог говорил вежливо, почти кротко. – Я знаю, вы делаете что-то действительно важное…

Рибера осекся. К черту все это, подумал он. Эти заискивания заставляли его ощущать почти физическую слабость. Проклятого болвана не проймешь ни логикой, ни лестью.

– Да, я знаю, – тон антрополога изменился. – Вы делаете что-то действительно важное. Где-то в Буэнос-Айресе Главный Астролог вашего El Presidente посмотрел в свой хрустальный шар – или куда он еще смотрит – и сказал Альфредо Четвертому своим замогильным тоном: «Сеньор Президенте, звезды говорят: все тайны радости и богатства сокрыты на плавающем Кроличьем Острове. Пошлите своих людей на юг, чтобы найти его». И вот в итоге вы все – лично вы и корабль Президентского Флота «Виджилансия» с доброй половиной умственных калек Судамерики на борту – блуждаете вдоль побережья Антарктиды в поисках этого самого Кроличьего Острова.

Запас красноречия иссяк одновременно с запасами воздуха в легких. Рибера знал, что не зря держал в узде свой нрав; только что пленник вырвался на волю и разрушил все его планы… а может быть, и поставил под угрозу саму его жизнь.

Лицо Дельгадо стало ледяным. Его взгляд метнулся куда-то за плечо Риберы – там висело зеркало, в стратегических целях помещенное между дверным косяком и верхним плинтусом. Потом снова устремился на антрополога.

– Если бы я не был разумным человеком, вы пошли бы на корм касаткам раньше, чем солнце встанет, – капитан улыбнулся, но на этот раз улыбка была искренней и дружеской. – Но вы правы. Эти остолопы в Буэнос-Айресе не способны управлять даже свинарником, не то что Судамериканской Империей. Вот Альфредо Первый – он был человеком, сверхчеловеком. Прежде, чем военная зараза изжила саму себя, он объединил весь континент и держал его в кулаке. Дело, которое было не под силу никому, даже тем, у кого были автоматы и реактивные самолеты. Но его наследники – и особенно нынешний – просто суеверные проходимцы. Откровенно говоря, именно поэтому я не могу высадиться на побережье. Когда мы вернемся в Буэнос-Айрес, Имперский Астролог, этот недотепа Джонс-и-Уррутия, начнет орать, что я угождаю австралийскому прихлебателю – то есть вам. И El Presidente ему поверит. Для меня это, скорее всего, закончится тем, что я отправлюсь в Северное полушарие с билетом в один конец.

Несколько секунд Рибера не мог произнести не звука, пытаясь сжиться со столь внезапным проявлением дружелюбия. Наконец он рискнул.

– Как я понимаю, вы хорошо относитесь к астрологам… и недолюбливаете нас, ученых.

– Вы используете ярлыки, Рибера. За этими ярлыками я ничего не вижу. Вам повезло, вы завоевали мое расположение и сумели погасить мой гнев. Возможно, когда-то давно были времена, когда группа людей, именующая себя астрологами, могла добиться каких-то убедительных результатов. Я этого не знаю, и вопрос этот меня не интересует, поскольку я живу в настоящем. В наше время люди, именующие себя астрологами, не способны добиться каких бы то ни было результатов вообще, а значит, сознательно занимаются мошенничеством. Но вам тоже не стоит задирать нос. Вашим людям, откровенно, говоря, нечем похвастаться. И если когда-нибудь случится так, что успеха добьются именно астрологи, я приму их искусство без колебаний и буду осуждать вас, а ваши хваленые Научные Методы называть суеверием. Потому что они и будут суеверием по сравнению с иным, более действенным методом.

Законченный прагматик, подумал Рибера. Но, по крайней мере, одна форма убеждения сработала.

– Я понимаю, что вы имеете в виду, сеньор капитан. Что же касается успешности… Есть одна причина, по которой вы можете безнаказанно разрешить высадку. Вы понимаете, за сотни лет может случиться всякое… – он лукаво улыбнулся. – Что если плавучий остров перестал быть плавучим и пристал к берегу континента? Если астрологи примут эту идею…

Он позволил себе не договорить.

Дельгадо погрузился в размышления – но ненадолго.

– Слушайте! А это мысль. Лично мне тоже любопытно знать, что за существо предпочло этот холодильник остальной части Южного Мира. Замечательно. Я попробую… А теперь выйдите. Я оказываюсь перед необходимостью убедить астрологов, что идея целиком и полностью принадлежит им. А если вы будете маячить на горизонте, эта иллюзия развеется как дым.

Рибера качнулся, чтобы поймать момент, когда движение палубы могло уравновесить его собственное. Без сомнения, Дельгадо был самым необычным судамериканским офицером, которого Рибера когда-либо встречал.

– Muchisimasgracias, синьор капитан.

Он развернулся и нетвердой походкой вышел за дверь, над которой висел штормовой фонарь, в продуваемую всеми ветрами темноту короткой антарктической ночи.

* * *

Астрологам эта идея и в самом деле пришлась по душе. В два тридцать (сразу после восхода солнца) «Виджилансия», корабль Nave del Presidente[68], лег на другой курс – в сторону побережья, где вчера заметили свет. Прежде, чем склянки пробили шесть, несколько шлюпок уже плыли к берегу.

В пылу воодушевления Диего Рибера-и-Родригес сел в первую шлюпку, которая была спущена на воду. Для него уже не имело значения, что Имперские Астрологи воспользовались своим привилегированным положением, чтобы ее оккупировать. День был ясный, но ветер поднимал волну, и ледяные соленые брызги то и дело окатывали гребцов и пассажиров. Крошечная посудинка взлетала и падала, взлетала и падала… с монотонностью, от которой Риберу вскоре начало мутить.

– Ах, выходит, вы наконец-то заинтересовались нашими Поисками!

Пронзительный голос прервал размышления Риберы. Антрополог обернулся и узнал того самого Хуана Джонса-и-Уррутию, Второго Субассистента Главного Астролога Е1 Presidente Imperial. Без сомнения, этот бесцветный молодой мистик искренне верил всем этим сказкам о Кроличьем Острове – иначе почему он не захотел остаться в Буэнос-Айресе, при дворе Альфредо, вместе с остальной толпой любителей наслаждений?

Рядом сидел Дельгадо. Славный капитан, должно быть, хорошо постарался: Джонс выглядел так, словно идея посетить побережье родилась у него еще до начала экспедиции. Рибера попытался улыбнуться.

– Гм-м-м… Почему бы и нет? Джонс не отступал.

– Скажите, могло ли вам когда-нибудь прийти в голову, что здесь возможна жизнь? Вам, кто не потрудился обратиться к Фундаментальным Истинам?

Рибера застонал. Он заметил, как Дельгадо посмеивается, видя его мучения. Еще один скачок, подумал антрополог, и я заору.

Лодка качнулась снова, но он не заорал.

– Я полагаю, что мы, скорее всего, этого не предполагали, – Рибера привалился к борту шлюпки. И угораздило же его полезть в первую! Он рассеянно разглядывал линию горизонта – просто для того, чтобы не видеть праздного самодовольства, написанного на лице Джонса. Берег был серым, холодным, усеян огромными валунами. Волны, которые разбивались о них, казались то ли чуть желтоватыми, то ли красноватыми – за исключением венчающей их белоснежной пены. Вероятно, какие-то водоросли… скорее всего, диатомовые, но не только. Вон сидят экологи, они лучше знают.

– Дым прямо по курсу!

Крик, долетевший со второй лодки, казался слабым. Рибера бросил на нее косой взгляд, потом с минуту разглядывал берег. Точно! Правда, в этом трудно было узнать дым – скорее, полоса тумана, которой ветер придал причудливые очертания. Место, откуда этот дым – или туман – поднимался, было скрыто пологими прибрежными холмами. А если это просто небольшой вулканчик, который курится себе понемногу? Неприятная мысль, которая до сих пор как-то не приходила ему в голову. Возможно, геологи найдут это любопытным, но в какую лужу сядет он сам… В любом случае, через несколько минут все выяснится.

Капитан Дельгадо оценил ситуацию, затем что-то коротко скомандовал. Половина весел повисла над водой, и лодка повернула на девяносто градусов, чтобы идти в пяти сотнях метров от берега, параллельно ему и неровным рядам бурунов. Остальные лодки проделали тот же маневр. Скоро береговая линия резко изогнулась, уходя в глубь материка, и показалось длинное, тесное устье канала. Должно быть, прошлой ночью «Виджилансия» проходила именно здесь, поэтому Жуарес смог увидеть свет.

Одна за другой шлюпки входили в узкий канал. Скоро ветер стих; все, что напоминало о его существовании, – это пронзительный ледяной свист, с которым он прорывался сквозь холмы по берегам канала. Здесь волнение стало куда более мягким. Холодные брызги больше не перелетали через борт шлюпки и не окатывали людей. Впрочем, их парки и без того покрылись соляной коркой и затвердели. Вода, которая до сих пор была желтоватой, теперь казалась оранжевой, почти красной; чем дальше от устья, тем это становилось заметнее. Эти яркие краски, которые указывали на бактериальное загрязнение, резко контрастировали с унылыми холмами, где не оставалось даже намека на растительность. Ни трав, ни деревьев – лишь однородно серые валуны всех размеров. Снега тоже не было – скорее всего, он выпадет месяцев через пять, когда наступит зима. Но Рибере казалось, что даже самым холодным зимним днем в Судамерике не увидишь столь неприветливого пейзажа, как этот. Красная вода, серые холмы. Единственное, что казалось относительно нормальным – это сияющее голубое небо и солнце, которое отбрасывало длинные тени в эту затопленную долину; солнце, которое словно навсегда зависло на полпути к закату – даже сейчас, когда оно только что взошло.

Пристальный взгляд Риберы был устремлен вглубь канала. Он забыл морскую болезнь, кровавую воду, мертвую землю. Он видел… нет, не смутный огонь в ночи – людей! Он видел их хижины, очевидно, сделанные из камня и шкур, наполовину уходящие в землю. Он видел что-то похожее на каяки – во всяком случае, это были лодки, обтянутые шкурами, и лодку, а что это еще могло быть? – большего размера, с белыми бортами, которые лежали на земле возле маленькой деревни. Люди! Он еще не видел выражения их лиц, не мог разобрать, как они одеты – но он мог видеть их, и на данный момент этого было достаточно. Здесь было нечто действительно новое. Нечто такое, о чем давно почившие ученые Оксфорда, Кембриджа и Лос-Анджелеса[69] никогда не знали и, возможно, никогда бы не узнали. Здесь было нечто такое, что человечество видело впервые – не во второй, не в третий, не в четвертый раз!

«Что привело сюда этих людей?» – спросил себя Рибера. Из тех немногих книг, посвященных народам Приполярья, которые ему довелось читать в Мельбурнском Университете, он знал, что чаще всего причиной переселения к полюсу становится конкуренция между народами и племенами. Но какая сила породила именно эту миграцию? Кем были раньше эти люди?

Шлюпки стремительно скользили по тихой воде. Скоро Рибера почувствовал, как днище его лодки царапает дно. Спрыгнув вместе с Дельгадо в багровую воду, он помог гребцам вытащить шлюпку на берег. Антрополог нетерпеливо ждал, когда прибудут еще две лодки, где сидели его коллеги. Чтобы не терять времени, он начал пристально разглядывать туземцев. Возможно, некоторые особенности их жизни станут ясны сразу.

Ни один из аборигенов не шевельнулся; никто не бежал; никто не пытался напасть. Они так и стояли там, где он их увидел в первый раз. Они не хмурились, не размахивали оружием, однако Рибера отчетливо понимал, что их настроение отнюдь не было дружелюбным. Никаких улыбок, никаких приветливых оскалов. Наверно, это очень гордые люди… Взрослые были рослыми, а их лица – настолько грязными и загорелыми, настолько изрезаны морщинами, что антрополог мог лишь предположить, к какой расе они принадлежат. Форма их губ указывала, что у большинства из них не хватает зубов. Дети жались к ногам своих матерей – женщин, которые выглядели настолько старыми, что могли быть их прабабушками. Будь эти люди судамериканцами, он оценил бы их средний возраст в шестьдесят-семьдесят лет, но знал, что ни одному из них не могло быть больше двадцати пяти.

Судя по расположению жировой ткани на их лицах, они были неплохо приспособлены к холоду. Может быть это эскимосы? Вряд ли: никакой народ физически не смог бы перекочевать в разгар Северной Мировой войны с одного полюса на другой. Их парки были сшиты кое-как, а лодки выглядели куда более громоздкими, чем каяки эскимосов – по крайней мере, если судить по картинкам. И гарпуны, которые они держали, были сделаны без той изобретательности, которая ему так запомнилась. Если предположить, что эти люди – потомки угасающей эскимосской расы, то это какая-то очень примитивная ветвь. К тому же, у мужчин слишком густая растительность на лицах. Они не могут быть ни чистокровными индейцами, ни эскимосами.

В то время как половина его сознания билась над этой загадкой, он заметил, с каким видом астрологи разглядывают деревню. Они прибыли сюда ради Кроличьего Острова, а не кучки вонючих аборигенов. Рибера горько улыбнулся. Какова бы была реакция Джонса, узнай он, что их Кроличий Остров – просто-напросто парк аттракционов[70]? Столько легенд появилось после Северной Мировой войны… и байка о Кроличьем Острове была далеко не из самых причудливых.

Джонс вел свою команду вверх по склону одного из ближайших холмов – очевидно, оттуда было лучше видно, – и капитан Дельгадо поспешно направил двенадцать человек из команды корабля, чтобы сопровождать мистиков. Славный моряк догадывался, в каком положении он окажется, если хотя бы один из астрологов потеряется.

Рибера снова вернулся к загадке. Откуда эти люди? Как они сюда добрались? Возможно, это оптимальный подход к проблеме. Люди из земли не растут. Такие жалкие каяки… Да это и не каяки – у них нет ничего, что закрывало бы полулежащего гребца. Человек сможет проплыть в них не более десяти километров по открытой воде. А вот как насчет той большой белой лодки, что лежит чуть дальше на берегу? Она выглядит куда крепче, чем сделанные из костей и шкур «каяки». Антрополог присмотрелся повнимательнее. Похоже, стекловолокно – его использовали до войны. Возможно, если подойти ближе, можно будет это выяснить.

Крик привлек внимание Риберы. Антрополог обернулся. Вторая шлюпка, в которой находилось большинство ученых, пристала к скалистом берегу. Рибера подбежал к ней и в двух словах пересказал ход своих размышлений. После объяснений он пригласил экологов – Энрике Кардону и Ари Жуареса – сопровождать его во время переговоров с туземцами.

Все трое приблизились к самой многочисленной группе уроженцев, которые с каменными лицами наблюдали за пришельцами. Судамериканцы остановились в нескольких шагах от них. Рибера поднял руки в знак мира.

– Друзья мои, можно нам осмотреть вашу прекрасную лодку – вон ту? Мы ее не испортим.

Ответа не последовало, однако Рибере показалось, что он почувствовал, как растет напряжение туземцев. Он попытался снова, повторил вопрос на португальском языке, затем на австралийском. Кардона сделал попытку спросить на зуландском, а Жуарес – на ломанном французском. По-прежнему никакого ответа. Однако гарпуны, казалось, дрогнули, а руки чуть заметно потянулись к костяным ножам.

– Ладно, ну их в бездну, – фыркнул, наконец, Кардона. – Идемте, Диего, давайте посмотрим, что это такое.

Нетерпеливый эколог развернулся, и направился к таинственной белой лодке. На сей раз ошибки быть не могло. Гарпуны поднялись, несколько человек выхватили ножи.

– Подождите, Энрике, – торопливо проговорил Рибера.

Кардона остановился. Антрополог был уверен: еще один шаг – и его коллегу утыкали бы гарпунами.

– Подождите. У нас масса времени. Зачем создавать проблему? Это будет просто безумие, – и он указал на вооруженных туземцев.

Кардона тоже заметил оружие.

– Ладно. Подождем, пока у них ветер переменится.

Казалось, нацеленные на него гарпуны он воспринимал как затруднение, а не как реальную угрозу. Тем не менее все трое решили, что разумнее будет отступить и не раздувать конфликт. Рибера заметил, что половина людей Дельгадо успели вытащить пистолеты. Участникам экспедиции чудом удалось избежать кровопролития, однако ученым пришлось довольствоваться осмотром окраины деревни.

В каком-то отношении этому можно было только порадоваться. Хижины буквально заросли грязью и отбросами. Лет через сто на этой территории образуется вполне сносный почвенный слой.

Минут через десять племя вернулось к прежним занятиям. Взрослые мужчины чинили лодки. Очевидно, предстояла охота на тюленей; однако непохоже, чтобы в окрестностях деревни водились тюлени или морские птицы, которые во множестве обитали почти по всему побережью.

Найти бы с ними общий язык, подумал Рибера. Обычно аборигены знают о своем происхождении – во всяком случае, могут рассказать об этом легенду. Однако чего нет, того нет, и Рибере оставалось лишь обратиться к косвенным свидетельствам. Он мысленно подытожил факты, которые успел собрать. Расовую принадлежность туземцев установить не удается; у них густая растительность на лице, однако некоторые признаки указывают на физиологическую приспособленность к холоду, что позволяет отнести их к вымершим эскимосам. Что касается всего остального… – это настоящие дикари. Их орудия и техника их применения кажется примитивной по сравнению с изобретениями эскимосов. Далее, туземцы не говорят ни на одном из ныне распространенных языков. Еще один штрих: костер, который горит в центре деревни и огонь которого они поддерживают, не имеет никакого практического применения. Скорее всего, это просто религиозный символ. Таковы факты. А теперь… Черт возьми, кто эти люди?

Загадка представлялась настолько интригующей, что на какое-то время Рибера забыл о сером пейзаже с вечно заходящим солнцем, который походил на сон безумного художника.

Прошло примерно полчаса. Геологи, мягко говоря, были в экстазе, однако для Риберы ситуация становилась все более и более невыносимой. Он не смел приближаться ни к обитателям деревни, ни к их белой лодке. Однако положение вещей все более настоятельно требовало это сделать. Возможно, нетерпение сделало его особенно чутким, поскольку он первым из ученых услышал грохот катящихся по склону камней и голоса, которые прорывались сквозь пронзительный свист ветра.

Он обернулся и увидел Джонса с товарищами, которые бегом спускались с соседнего холма, рискуя переломать себе шеи. Малейшая оплошность – и всей компании пришлось бы спускаться с холма на собственных ягодицах. Однако камни, которые вылетали у них из-под ног, все-таки катились быстрее.

Астрологи достигли основания холма, оставив далеко позади моряков, которым было поручено охранять их, но не остановились.

– Удивляешься, что их до сих пор не съели? – спросил Рибера, обращаясь к Жуаресу, полушутя-полусерьезно.

– Думаю, мы нашли это, капитан! – прокричал Джонс, пробегая мимо Дельгадо. – Нечто рукотворное, торчит прямо посреди моря!

Он дико замахал в сторону холма, с которого они только что спускались. Астрологи попрыгали в шлюпку. Видя, что мистики действительно намерены отчалить, Дельгадо отрядил пятнадцать моряков, чтобы столкнуть лодку на воду, и еще пятнадцати приказал сесть в другую. Через несколько минут обе уже вовсю плыли по каналу и направлялись в открытое море.

– Что за черт? – крикнул Рибера, обращаясь к капитану Дельгадо.

– Вы знаете столько же, сколько и я, сеньор профессор. Давайте посмотрим. Если вы не возражаете против небольшой прогулки, – он кивнул в сторону холма, – мы можем оказаться на достаточном расстоянии от находки мистера Джонса, чтобы увидеть ее собственными глазами. Еще раньше, чем сам мистер Джонс и его товарищи до нее доплывут. – Дельгадо обернулся к оставшимся членам своей команды. – Всем оставаться здесь. Если эти дикари попытаются конфисковать нашу лодку, покажите им, что у нас есть огнестрельное оружие… и как оно действует. То же самое касается вас, господа ученые. Те, кто может остаться, – оставайтесь. Желательно, чтобы вас было побольше. Потому что если мы лишимся лодки, добираться до «Виджилансии» придется долго и не посуху. Идемте, Рибера. Можете взять с собой несколько человек, если хотите.

Рибера и Жуарес последовали за Дельгадо и тремя корабельными офицерами. Подниматься по склону пришлось осторожно и медленно: россыпи валунов и гальки делали этот подъем весьма опасным. Едва люди достигли гребня холма, ветер налетел с такой яростью, словно хотел сорвать с них парки. Здесь холмов было меньше, но в отдалении можно было увидеть горы, которые занимали основную часть полуострова.

– Если они видели что-то в океане, то это должно быть где-то вон там, – Дельгадо указал рукой. – Остальную часть побережья мы видели, когда плыли сюда.

Все шестеро двинулись в указанном направлении. Ветер бил в лицо, поэтому идти приходилось медленно. Однако пятнадцать минут спустя они перевалили через пологий холм и достигли побережья. Здесь вода была чистой, синевато-зеленой, прибой разбивался о скалы – можно было по ошибке подумать, что они находятся совсем на другом берегу Тихого океана, где-нибудь на юге Чилийской Провинции.

Рибера просмотрел на океан. Плавную серебряную линию горизонта разрывали два черных, совершенно неподвижных предмета. Судя по их бескомпромиссной угловатости, они действительно были «рукотворными».

Дельгадо вытащил из кармана парки бинокль. Рибера с удивлением заметил маркировку: «Склады военного флота США». Едва ли не лучшая из ныне существующих оптическая систем! На некоторых рынках за такую вещицу предложили бы цену, сопоставимую со стоимостью «Виджилансии». Капитан Дельгадо поднял бинокль и принялся разглядывать черные предметы в океане. Прошло примерно полминуты.

– MadredelPresidente. – Дельгадо выругался мягко, но с чувством, и вручил бинокль Рибере. – Вы только полюбуйтесь, сеньор профессор.

Антрополог некоторое время разглядывал горизонт, пока не навел бинокль на черные силуэты. Каждую зиму море, сковывая их льдом, дробило их корпуса, лежащие на мелководье. Но это, несомненно, были корабли – атомные или на нефтяном двигателе. Довоенные. В поле его зрения попали два белых пятнышка, которые двигались по воде, – шлюпки с «Виджилансии». Каждые несколько секунд лодки исчезали в волнах, потом снова появлялись. Они подплыли чуть ближе к полузатонувшим кораблям, затем развернулись и начали удаляться. Рибера мог представить, что случилось. Джонс увидел, что эти громадины ничем не отличаются от остатков Аргентинского флота, затонувшего недалеко от Буэнос-Айреса. Астролог, наверно, был вне себя от злости.

Еще минуту Рибера разглядывал корабли. Один наполовину опрокинулся и спрятался за другим. Пристальный взгляд антрополога задержался на ближайшем. На носу судна было что-то написано. Буквы, почти стертые льдом и волнами, на пластиковой обшивке…

– Боже… – прошептал Рибера.

S-HEN-K-V… WOE-D…

Не было нужды осматривать второе судно, чтобы знать, что оно когда-то называлось «Нация».

Рибера с мрачным видом сунул бинокль Жуаресу.

Тайна была разгадана. Теперь он знал, что за сила пригнала сюда туземцев.

– Если зуландцы узнают… – Рибера не договорил.

– Это точно, – отозвался Дельгадо. Он тоже все понял и впервые казался несколько подавленным. – Ладно, возвращаемся. Эта земля не годится, чтобы… вообще никуда не годится.

Все шестеро, как один, развернулись и направились в обратный путь. Хотя корабельным офицерам так и не представилась возможность воспользоваться биноклем, они вряд ли поняли значение этого открытия – равно как и астрологи. Лишь трое – Жуарес, Рибера и Дельгадо – знали теперь тайну туземцев. Если новости разлетятся слишком быстро, ничем хорошим это не кончится. В этом Рибера был уверен.

Теперь ветер дул им в спину, но это не помогало двигаться быстрее. Потребовалось около четверти часа, чтобы достичь гребня холма, за которым скрывалась деревня и залив с красной водой.

Первым, что Рибера заметил внизу, были взрослые туземцы, сбившиеся плотной группой. Примерно в десяти футах от них стояли ученые и члены команды. Один из судамериканцев стоял между этими двумя группами. Рибера прищурился и узнал Энрике Кардону. Эколог яростно и сердито размахивал руками.

– О нет!

Рибера бросился вниз по склону холма, следом за ним помчались и остальные. Сейчас он бежал куда быстрее, чем астрологи час назад… и почти вдвое быстрее, чем любой нормальный человек счел бы разумным. Крошечные лавины, которые он вызывал каждым шагом, пытались угнаться за ним, но безнадежно отставали. При этом Рибера чувствовал, как его сознание педантично, отстраненно анализирует сцену, которая разворачивается внизу.

Кардона орал, словно хотел убедить туземцев исключительно силой своих легких. Позади стояли экологи и биологи, им явно не терпелось осмотреть деревню и лодку. Перед Кардоной возвышался рослый, иссохшийся туземец, которому, должно быть, было лет сорок. Даже издали было видно, что он едва сдерживает гнев. Его куртка… Рибера никогда в жизни не видел более непрактичного одеяния. Можно было поклясться: это грубая имитация двубортного пиджака, сшитого из тюленьих шкур.

– Черт побери, – надрывался Кардона, – почему мы не можем осмотреть вашу лодку?

Рибера сделал еще одно, последнее усилие и закричал экологу, чтобы тот прекратил провокацию. Слишком поздно. В ту секунду, когда антрополог появился на сцене, туземец в странной куртке выпрямился в полный рост, указал на судамериканцев и завизжал – Рибера привык думать на испанском, почти увидел, как записывает латиницей эту абракадабру:

– In di nam niutrini stals mos yusterf…

Полуподнятые гарпуны взметнулись… и Кардона осел на землю, пронзенный тремя из них. Упало еще несколько человек. Туземцы выхватывали ножи и бросались вперед, пользуясь смятением, которые посеяли гарпуны. Прямо над ухом Риберы раздалось оглушительное «Бум-м-м!» – это Дельгадо выстрелил в вождя из своего пистолета. Моряки, оправившись от первого потрясения, тоже открыли огонь. Рибера выхватил пистолет, который держал в боковом кармане, и выстрелил в самую гущу толпы дикарей. Однако пистолеты были однозарядными, и перезаряжать их не было времени. Ученым и команде оставалось только пустить в ход ножи.

В следующие несколько секунд воцарился хаос. Ножи взлетали и опускались, мерцая багровым, точно вода в бухте. Антрополог спотыкался о корчащиеся тела. Воздух гудел от хриплых криков и натужного кряхтения дерущихся.

Вскоре оказалось, что противники разбились на равные группы, которые яростно уничтожают друг друга. Какая-то часть сознания Риберы, которая по-прежнему оставалась спокойной, позволила ему заметить лодку, в которой возвращались астрологи. И моряков, которые целились из мушкетов и лишь ожидали момента, когда окажутся достаточно близко к дикарям.

Потом какой-то вихрь подхватил его и бросил в самую гущу схватки. Надо отступать. Еще несколько минут – и из десяти человек, высадившихся на берег, в живых останется в лучшем случае один. Рибера окрикнул Дельгадо; каким-то чудом капитан услышал его и согласился. Отступление было единственным разумным шагом. Судамериканцы врассыпную бросились к лодке, туземцы следовали за ними по пятам. С воды донеслись звуки, похожие на громкий сухой треск. Беглецам удалось оторваться от преследователей, и моряки в шлюпках не преминули этим воспользоваться.

В конце концов, уцелевшие достигли лодки и начали сталкивать ее на воду. Несколько человек, в том числе и Рибера, повернулись навстречу туземцам. Выстрелы мушкетов заставили большинство дикарей отступить, но некоторые еще бежали к берегу, размахивая ножами. Рибера пригнулся и поднял небольшой камушек. Кое-какие навыки, приобретенные в нежном возрасте, остаются на всю жизнь; он замахнулся, со всей силы метнул камушек, и тот полетел почти по прямой. Послышалось смачное «шмяк», и один из туземцев упал мертвым: Рибера попал ему точно в переносицу. Человек упал лицом вперед и больше не шевелился.

Рибера развернулся и побежал по мелководью следом за лодкой, а вместе с ним и остальная часть арьергарда. Чьи-то нетерпеливые руки протянулись из лодки, чтобы втащить антрополога на борт. Еще пара футов – и он в безопасности.

Сильный удар толкнул его вперед. Рибера упал… и с немым ужасом увидел темно-красное острие гарпуна, которое высунулось из его парки чуть ниже правого кармана.

Почему? Почему мы должны вечно повторять одни и те же ошибки – снова, снова, снова? У Риберы не было времени, чтобы поразмышлять над этим мимолетно возникшим, нелепым вопросом. Багровая мгла сомкнулась над ним.

* * *

Легкий бриз принес издали звуки смеха, переклички веселых голосов. У кого-то вечеринка… Ветерок влетел в широкие окна бунгало и ласково погладил каждую вещицу, которая находилась внутри. Ночь была прохладной – как обычно в конце лета. Первые, едва заметные признаки увядания делали темноту приятной, почти манящей. Дом стоял на гребне небольшого хребта, где когда-то проходила береговая линия Ла-Платы. Лужайки и изгороди плавно спускались к обширной равнине, на которой стоял город. Слабый, деликатный свет масляных фонарей очерчивал правильные прямоугольники городских кварталов и делал здания – в один и два этажа – почти одинаковыми: они различались лишь по высоте. Чуть дальше край ровной светящейся клетки казался грубо оборванным – здесь начиналась береговая линия. Но даже там продолжалось движение желтых фонарей на лодках и кораблях, бороздящих Ла-Плату. И наконец, слева, почти на пределе видимости, горели яркие прожектора вокруг Закрытых Военно-морских сооружений, где в правительственных лабораториях шла работа над неким секретным оружием – не исключено, что над кораблем с паровым двигателем.

Мирная сцена, счастливый вечер. Приготовления почти закончены. Стол завален положительными ответами на его предложения. Это была трудная работа – и в то же время он получил массу удовольствия. Вряд ли есть лучшая база для подобной операции, чем Буэнос-Айрес. Альфредо Четвертый совершал поездку по западным провинциям… если выражаться точнее, El Presidente Imperial и его двор посещали злачные места Сантьяго (как будто Альфредо не создал ничего подобного в самом Буэнос-Айресе!). Имперская Гвардия и Тайная полиция группировались вокруг монарха (больше всего на свете Альфредо боялся дворцовых переворотов); таким образом, Буэнос-Айрес впервые за многие годы вздохнул спокойно.

Да, два месяца тяжелой работы. Многих важных людей надо поставить в известность, причем конфиденциально. Но почти во всех ответах звучит воодушевление. Кажется, никто не может разрушить его планы – а те, кто может, ничего о них не знает. Конечно, не стоит забывать: чем больше людей в курсе, тем больше риск. Однако ради такого стоит рискнуть.

И, подумал Диего Рибера, прошло два месяца после Сражения в Кровавой Бухте – название возникло почти спонтанно. Остается надеяться, что туземцы не настолько испугались, чтобы покинуть это место. Или, что бесконечно хуже, не поумирали от голода после этой резни. Если бы этот болван Энрике Кардона держал рот на замке, стороны, возможно, разошлись бы мирно – а может быть, и полюбовно. И многие добрые люди до сих пор были бы живы.

Рибера задумчиво почесал бок. Пара дюймов – и его бы уже ничто не спасло. Если бы гарпун прошел чуть глубже… Чья-то сметливость и его собственная удача. Кто-то перебил толстую веревку, к которой гарпун был привязан. Если бы этого не произошло, гарпун рвануло бы обратно, и его острие с крючками застряли бы внутри. Куда удивительнее было другое: он выжил, несмотря на сквозное ранение… и несмотря на то, что условия для оказания медицинской помощи на борту «Виджилансии», мягко говоря, оставляли желать лучшего. Все, что осталось в памяти – это пара аккуратных круглых шрамов. Но это лишь телесные повреждения. А вот в целом… После такого одни люди ударяются в религию, а другие, наоборот, решают, что им сам черт не брат…

Значит, в январе следующего года он вернется вместе с секретной экспедицией, к организации которой он положил столько сил. Девять месяцев – большой срок, особенно для тех, кто ждет. Но отправляться этой осенью или зимой невозможно. К тому же необходимо время, чтобы собрать именно то оборудование, которое нужно.

Размышления Диего были прерваны глухими ударами в дверь. Он встал и направился к входной двери бунгало. Этот маленький домик в самом престижном районе города был еще одним свидетельством поддержки, которую он получил от некоторых очень важных людей. Но кто может прийти в столь поздний час? Рибера просто не представлял, однако у него были все основания ожидать лишь добрых новостей. Он подошел к двери и распахнул ее.

– Мкамбве Лунама!

Зуландец стоял, перегородив дверной проем, его черное лицо было почти невидимо на фоне вечернего неба. Гость был больше двух метров ростом и весил почти сто килограммов; он словно сошел со страниц книги о суперменах. В свое время зуландское правительство уделило особое внимание тому, чтобы производить впечатление расы сверхлюдей при налаживании торговых отношений с другими нациями. Несомненно, эта процедура повлекла за собой потерю некоторых талантливых людей, но в Судамерике до сих пор не изжил себя миф о том, что один зуландец стоит трех бойцов любой другой национальности.

После первой вспышки Рибера на мгновение замер. Он был напуган, мысли путались. Он знал – вернее, смутно догадывался, – что Лунама является Светочем Верности, то есть агентом службы пропаганды, при зуландском посольстве в Буэнос-Айресе. «Светоч» делал многочисленные попытки снискать расположение академического сообщества La Universidad de Buenos Aires[72]. Вероятно, эти усилия были направлены на пополнение рядов сочувствующих – разногласия между Судамериканской Империей и Пределами Зуландии всегда могли перерасти в открытый конфликт.

Отчаянно надеясь, что этот визит вызван просто неудачным стечением обстоятельств, Рибера заставил себя сосредоточиться.

– Проходите, Мкамбве, – он попытался изобразить нечто вроде обезоруживающей улыбки. – Давно не виделись.

Зуландец улыбнулся, белоснежные зубы великолепно оттеняли цвет его кожи. Он вошел в комнату. Его свободная блуза переливалась блестящими нитями – красными, синими, зелеными, являя разительный контраст унылому деловому костюму судамериканца. На бедре висел «Мавимбеламейк» – револьвер калибром в двадцать миллиметров. У зуландцев были свои представления о дипломатическом этикете.

Мкамбве пересек комнату и расположился в кресле. Его движения были гибкими и плавными. Рибера поспешно примостился на край стола, постаравшись загородить собой письма, на которые мог случайно упасть взгляд зуландца. Если это произойдет – и если гость поймет, что написано хотя бы в одном, – игра проиграна.

– К сожалению, не могу предложить вам выпить, Мкамбве, – Рибера старался держаться непринужденно. – У меня сухо, как в пустыне.

Стоит встать, и зуландец почти наверняка увидит…

Диего продолжал весело разглагольствовать, хотя извлечь на свет божий воспоминания (Помнишь, как в свое время ваши мальчики выкрасили лица белой краской, завалились в Ла-Каза-Росада-Нуева и устроили заварушку…) было чертовски трудно.

Наконец Лунама усмехнулся.

– Откровенно говоря, старина, это деловой визит, – зуландец щеголял псевдокастильским акцентом, который, несомненно, считал аристократическим.

– Ох, – отозвался Рибера.

– Я слышал, что ты собираешься в небольшую экспедицию на полуостров Палмера в январе этого года.

– Ну да, – с непроницаемым выражением лица ответил Рибера. Возможно, шанс еще есть; возможно, Лунама не знает всей правды. – Но это секрет. Если El Presidente Imperial узнает, что ваше правительство в курсе…

– Перестань, Диего. Это не тот секрет, о котором ты думаешь. Я знаю, что вы выяснили, что случилось с «Хендриком Фервурдом» и «Нацией».[73]

– Ох, – повторил Рибера. – Как вы узнали?

Глупый вопрос.

– Ты говорил со многими людьми, Диего, – зуландец сделал неопределенный жест. – Конечно, ты не думал, что каждый будет хранить твою тайну. И конечно, не думал, что сможешь держать что-то важное в секрете от нас.

Он посмотрел куда-то мимо антрополога, и его тон изменился.

– Триста лет мы жили под пятой белых дьяволов. Потом свершилась Кара над Севером и…

Да, любопытное имя зуландцы придумали Северной мировой войне, подумал Рибера. Это была война, где ради уничтожения противника шли в ход любые средства: ядерное, биологическое, химическое оружие. То что осталось после принесения в жертву Китая, стерло с лица земли Индонезию и Индию. Мексика и Центральная Америка исчезли с Соединенными Штатами и Канадой, Северная Африка вместе с Европой. Слабые отголоски этого ядерно-биологического кошмара легко коснулись Южного полушария и едва не превратили его в отравленную пустыню. Еще несколько мегатонн, еще несколько вспышек эпидемий – и войне некому было бы придумывать название, некому было бы вести ее хронику. Вот что с такой легкостью Лунама называл Карой над Севером.

– … и у белых дьяволов больше не осталось друзей, которые могли бы их поддержать. Тогда начались Шестьдесят Дней Битвы за Свободу.

В те шестьдесят дней все были дьяволами – и белые, и черные. И были святые всех цветов кожи, храбрецы, которые изо всех сил пытались предотвратить геноцид. Но годы рабства были слишком долгими, и святые проиграли – не в первый раз.

– В начале Восстания мы сражались против автоматов и реактивных истребителей винтовками и ножами, – продолжал Лунама, почти завороженный собственным рассказом. – Мы гибли десятками тысяч. Но дни шли, и их ряды тоже редели. К пятидесятому дню у нас были автоматы, а у них – ножи и винтовки. Последних мы загнали в Капу и Дурб, – он называл Кейптаун и Дурбан на зуландский манер, – и сбросили их в море.

В буквальном смысле слова, добавил про себя Рибера. Последние остатки Белых Африканцев были сброшены в океан с причалов и солнечных берегов – физически. Зуландцы преуспели в истреблении белых… и думали, что смогли стереть африкандерскую цивилизацию с континента. Разумеется, они заблуждались. Африкандеры оставили слишком глубокий след – это очевидно для любого непредубежденного наблюдателя. Самое название «зуландер», которое нынешние африканцы произносят с таким фанатичным трепетом, было частью коррумпированной политики бывших англичан.

– На шестидесятый день мы могли сказать, на всем континенте не осталось ни одного живого белого. Насколько мы знаем, лишь горстка избежала мести. Некоторые из высших чиновников-африкандеров, возможно, даже сам Премьер-министр, захватили два роскошных судна, «Хендрик Фервурд» и «Нация». Они уплыли за много часов до последнего освободительного удара по Капе.

Пять тысяч отчаявшихся мужчин женщины и детей, набившихся на два роскошных судна. Корабли пересекли Южную Атлантику, чтобы найти убежище в Аргентине. Но правительству Аргентины хватало собственных неприятностей. Два легких аргентинских патрульных судна серьезно повредили «Нацию» прежде, чем африкандеры убедились, что Судамерика не даст им убежища. Тогда они повернули на юг – возможно, в попытке обогнуть Огненную Землю и достичь Австралии. Это было последним, что о них слышали в течение более двух сотен лет. До экспедиции «Виджилансии» на полуостров Палмера.

Рибера знал: бесполезно взывать к сочувствию и отговаривать зуландцев от идеи уничтожить жалкую колонию. Придется применить иную тактику.

– То, что ты говоришь – истинная правда, Мкамбве. Но прошу вас, пожалуйста, не уничтожайте этих потомков ваших врагов. Племя на полуострове Палмера – единственная полярная цивилизация, оставшаяся на Земле.

Едва произнеся эти слова, Рибера понял, насколько слаб этот аргумент. Подобное могло убедить лишь антрополога, такого, как он сам.

Зуландец казался удивленным. Он еще не опомнился от рассказа об ужасной истории своего континента.

– Уничтожить их? Дорогой друг, неужели мы сделали бы это? Я приехал сюда с тем, чтобы спросить, могут ли несколько наблюдателей от Министерства Верности войти в состав вашей экспедиции. Чтобы более полно освещать события, ты понимаешь. Думаю, Альфредо можно убедить, если должным образом поставить вопрос. «Уничтожить их»? Не глупи! Они – лучшее свидетельство уничтожения. Значит, ты говоришь, что они называют этот кусок льда и камня Ньютрансвааль, верно? – он рассмеялся. – И у них есть даже Премьер-министр, беззубый старик, который размахивает своим гарпуном перед носом судамериканцев…

Очевидно, осведомитель Лунамы не зря ел свой хлеб.

– И они еще большие дикари, чем эскимосы. Короче говоря, дикари, живущие тюленьей охотой.

В его голосе больше не было щегольской небрежности. Глаза горели древней, очень древней ненавистью – ненавистью, которая привела Зуландию к величию и которая могла бы, в конечном счете, привести уцелевшее полушарие к новой войне – если бы австралийские социологи не нашли ответов на некоторые весьма остро стоящие вопросы. Ветер, овевающий комнату, больше не казался прохладным и нежным. Он был ледяным, словно долетал из пустоты, оставшейся после миллионов погибших – погибших за столетия страданий, в которых живет человечество.

– Это будет для нас таким наслаждением – видеть, как они наслаждаются своим превосходством, – Лунама чуть сильнее подался вперед. – Они наконец-то получили обособленность, которой их вид так долго добивался. Так позвольте им и дальше гнить в ней.[74]

Завоевание по умолчанию[75]

В течение нескольких лет после моей первой публикации некий редактор возвращал все мои рукописи, сопровождая каждый отказ похвалой «Обособленности». Думаю, он имел в виду ту часть этого рассказа, которая отвечала морали того времени. У меня не возникало достаточно ярких идей по поводу того, как продолжить эту линию – однако я был почти уверен, что об этом варианте будущего можно написать еще не один рассказ.

Я наслаждался историями Чэда Оливера и подумал: будет забавно представить, как будут выглядеть общественные науки в совершенно ином обществе. Современные антропологи, как мне кажется, исполнены культурного релятивизма и терпимости. Можно ли расширить контекст и представить себе антропологию, основанную на совершенно иных принципах? Я хотел придумать цивилизацию, которая будет технологически превосходить нашу, существование которой реально возможно – и при этом настолько отличную, что принять ее будет трудно даже для непредубежденных людей с широкими взглядами.

Но что может оказаться достаточно чуждым? Еще в средней школе меня очаровали идеи анархистов. В любой анархической системе есть некоторый набор положений, на основе которых ее участники будут сотрудничать. Обычно о них можно судить по названиям: анархо-коммунизм, анархо-капитализм… Есть лишь одна фундаментальная проблема, которая рано или поздно встает перед любой подобной системой: как предотвратить формирование властных групп, достаточно крупных, чтобы фактически стать правительством.

В этом рассказе я сделал попытку решить эту проблему, что называется, «в лоб».

Небольшое отступление

Я всегда питал слабость к труднопроизносимым названиям и причудливой орфографии. Проблема с именами возникла в этом рассказе с самого начала. Но стоило мне прослушать ознакомительный курс лингвистики, меня осенило. Мои инопланетяне могут перекрывать носовые отверстия и таким образом использовать настоящие назальные согласные и фрикативы!

В версии, которую Джон Кэмпбелл купил у меня примерно в 1967 году, я обозначил глухой назальный согласный буквой «p» с тильдой, а звонкий назальный фрикатив[76] – буквой «v» с тильдой. Джон объяснил мне, что, по его мнению, у наборщиков может возникнуть путаница. Он был прав: даже теперь такие необычные символы трудно напечатать. Потом Джим Баен, любезно предложил мне принести фотокопию – чтобы я мог точно установить тип шрифта. В этом издании я решил обозначить глухой назальный согласный значком «%», а звонкий назальный фрикатив – «#».

* * *

Это случилось давным-давно и почти в двадцати световых годах от того места, где мы сейчас находимся. Сегодня вечером вы чествуете меня как гуманиста, как человека, который что-то сделал, чтобы хотя бы ненадолго зажечь свет в вечной темноте, каковой является наша вселенная. Но не обманывайте себя. Я просто сделал ситуацию достаточно цивилизованной, но это лишь драпировка, окропленная кровью и скрывающая омерзительную жестокость.

Я вижу, вы мне не верите. Подозреваю, из всех присутствующих в этой аудитории только Мелмвун действительно понимает меня – и понимает лучше, чем я. Далеко не одному из вас эти факты покажутся плевком в лицо. Возможно, если я расскажу вам эту историю так, словно она произошла со мной, это заставить вас ощутить ужас, с которым я описываю эти события.

* * *

Двести лет назад Компания «%Вурлиг Спайс энд Трейдинг» совершила первый межзвездный перелет, на тридцать лет обогнав своих наиболее успешных конкурентов. Теперь в их распоряжении была целая планета… если бы не одно незначительное осложнение.

Беспокойные туземцы.

Мое внимание неравномерно распределялось между очаровательной девушкой, которая только что назвала свое имя, и древним городом, мерцавшим в мареве у нее за спиной.

Мэри Далманн. Так просто не выговоришь, но я почти два года изучил австралийский… и будь проклят, если не смогу произнести его правильно. Неуклюже продравшись сквозь сложности лингвистики, я все-таки смог ответить.

– Конечно… э… мисс… э… Далманн. Я – Рон Мелмвун, новый антрополог Компании. Но мне казалось, что меня должен встречать Вице-президент по делам аборигенов.

Нгагн Че# ткнул меня ребра.

– Скажите на милость! – шепнул он на микин. Ты действительно способен произносить эту абракадабру, Мелмвун?

Че# был Вице-президентом по вопросам насилия. Неплохой парень, но упрямец, каких поискать.

Услышав его фразу, Мэри Далманн рассеянно улыбнулась. Потом ответила на мой вопрос.

– Мистер Хорлиг будет с минуты на минуту. Он попросил меня встретить вас. Мой отец – Главный Представитель Правительства Ее Величества.

Позже я узнал, что Ее Величество вот уже двести лет как умерла.

– Позвольте, я провожу вас с поля.

Она схватила меня за руку и удерживала в течение секунды… нет, мгновения. Кажется, я вырвался. Ее рука упала, и от воодушевления не осталось и следа.

– Сюда, – ледяным тоном произнесла она, указывая на ворота в заборе с колючей проволокой, который окружал посадочную площадку «%Вурлиг Компани». Мне очень хотелось, чтобы она снова взяла меня за руку – тогда бы я уже не стал вырываться. Да, у нее были светлые волосы и бледная кожа – но она была женщиной, и женщиной необъяснимо привлекательной. Кроме того, она смогла преодолеть все, что имела против таких, как я.

В неловком молчании пятеро из нас покинули посадочную шлюпку и направились к воротам.

Солнце было ярким – даже ярче того, что сияет над Мики. Еще здесь было очень сухо. В небе ни облачка. На посадочной площадке работали двадцать-тридцать человек. Большинство из них были микин, но я заметил и несколько групп землян. Одна такая группа собралась вокруг какого-то устройства в самом углу площадки – там две секции забора образовывали стык, направленный к берегу. Земляне стояли перед устройством на коленях.

Потом на одном конце машины замерцало оранжевое пламя и послышалось громкое «гуда-гуда-бам!». Едва до меня дошло, что нас обстреливают, я упал на землю и вжался в нее, насколько это было в моих силах. Возможно, вы слышали, что во время боя восприятие реальности обостряется. Не знаю. Но что правда, то правда: когда вы лежите ничком, ткнувшись лицом в грязь, вся вселенная предстает вам в совершенно ином виде. Красно-коричневый песок был горячим. Крошечные острые камушки впивались мне в лицо. Стебелек шалфея, торчащий в двух дюймах от моего носа, казался высоким и толстым, как дерево #ола.

Я осторожно приподнял голову – буквально на миллиметр, чтобы Видеть, что делают остальные. Разумеется, все лежали. За одним исключением: эта идиотка-землянка все еще стояла. Прошло больше секунды с начала обстрела, а она все еще не пришла к мысли, что ее пытаются убить. Только сумасшедшие или Маленькие Сестры, которые с рождения воспитывались в монастыре, могут быть столь глупы. Я потянулся, схватил ее тонкую лодыжку и рванул. Она неуклюже упала, но больше не пыталась встать и не шевелилась.

Нгагн Че# и какой-то аудитор, имени которого я не помню, ползли в сторону «огневой точки». Я никогда в жизни не видел, чтобы кто-нибудь ползал по-пластунски так быстро, как этот аудитор. Земляне предпринимали отчаянные попытки опустить ствол своего орудия, но оно было слишком примитивным, и повернуть его больше, чем на пять градусов, не удавалось. Оказавшись от него метрах в двадцати, маленький аудитор сунул руку в карман, выхватил гранату и метнул. Я снова ткнулся лицом в пыль и стал ждать взрыва, однако услышал только приглушенный хлопок. Граната была газовая, а не осколочная. Зеленая дымка на миг окутала землян и их орудие. Когда я приблизился, Че# уже хвалил аудитора за меткий бросок.

– Личная инициатива? – спросил я.

Глава службы безопасности выглядел слегка удивленным.

– Почему бы и нет. Эти ребята, – он указал на лежащих без сознания землян, – устроили какой-то заговор, чтобы выгнать нас с этой планеты. Жалкое сборище…

Он указал на «орудие». Что правда, то правда. Двадцать стволов, стянутых тремя сварными обручами… Поворачивая ручку кривошипного рычага, стволы можно было разворачивать на патронном поясе.

– Точность попадания не больше, чем у шрапнельной мины, – продолжал Че#. – Не самое опасное оружие, но я собираюсь навести порядок, чтобы на территорию не пускали кого попало. И уверяю тебя: мои агенты, которые позволили этим туземцам пробраться сюда, получат хорошую взбучку. Так или иначе, мы взяли этих паразитов живьем. Они в состоянии ответить на некоторые вопросы.

Он легонько пнул одного из лежащих носком ботинка.

– Иногда мне кажется, что было бы лучше просто уничтожить эту расу. Не потому, что они занимают большую территорию. Я уверен: они доставят нам еще немало хлопот. Вот, смотри, – он поднял с земли какую-то карточку и вручил ее мне. Надпись на ней была сделана на микин и довольно аккуратно. – «МЕРЛИН НАСЫЛАЕТ НА ВАС СМЕРТЬ». «Мерлин» – это название террористической организации, некоммерческой. По крайней мере, я так думаю. Но вообще, от землян можно ожидать чего угодно.

В этот момент появилось несколько вооруженных охранников, и Че# набросился на них с криком, причем не слишком стеснялся в выражениях. Это было любопытно, но немного смущало. Я развернулся и направился к главным воротам. Никто не освобождал меня от обязанности встретиться со своим новым начальником – Хорлигом, Вице-президентом по делам аборигенов.

Но где девушка-землянка? В суматохе я совершенно забыл про нее.

Девушка исчезла. Я побежал туда, где мы стояли, когда раздались первые выстрелы. Потом посмотрел на то место, где она упала… и почувствовал, что холодею. Возможно, ее просто зацепило. Возможно, санитары унесли ее. Но можно долго придумывать объяснения, когда на песке растекается лужица почти тридцать сантиметров в поперечнике. Пока я стоял и смотрел, она впитывалась в песок, и вскоре осталось только темно-коричневое жирное пятно, едва различимое на красновато-бурой почве. Это была, если можно так выразиться, человеческая кровь.

Хорлиг оказался глойном. Я должен был понять это, едва услышав его имя. Как бы то ни было, я искренне удивился, увидев его. Со своей бледно-серой кожей и такими же волосами Херул Хорлиг мог легко сойти за землянина. Возможно, Вице-президент устраивал маскарад ради того, чтобы продемонстрировать близость к тем, чьими делами он занимался, а может быть, и впрямь гордился тем, что его бабушки и дедушки жили как в каменном веке. Он щеголял в деревянных щитках-поножах на голенях и черной набедренной повязке. Единственным его оружием был пристегнутый к запястью маленький механический самострел, заряженный дротиками.

Очень скоро стало ясно, что мой новый начальник совершенно не рад подобному пополнению своего штата. Я мог его понять. Я профессионал, и его мнение будет иметь меньше веса в глазах Совета директоров и Президента, чем мое. Впрочем, Хорлиг приложил все усилия, чтобы скрыть неудовольствие. Он казался искренним, хотя и весьма упрямым; не исключено, что он способен быть безжалостным, но всегда верил в то, что поступает правильно. Однако за обедом в Центре Поставок он заметно смягчился. Стоило мне намекнуть, что я хотел бы пообщаться с кем-нибудь из местных жителей, он, к моему удивлению, предложил мне слетать в город туземцев прямо этим вечером.

Когда мы покинули Центр уже стемнело. Мы прошли на парковочную площадку и сели в аэромобиль Хорлига. Три минуты спустя мы, подобно духам, парили над западными предместьями Аделаиды. Хорлиг опытным взглядом окинул странные прямоугольные кварталы, и вскоре мы уже совершили посадку на лужайке напротив двухэтажного деревянного дома. Я поспешил вылезти.

– Минутку, Мелмвун.

Он вытащил наушники и вывел на экран панораму. За то время, пока он осматривал окрестности на предмет поиска скрытой угрозы, я не произнес ни слова. Любопытно: обычно поклонники примитивности стараются не пользоваться современными охранными системами. Установив на бортовом компьютере режим «ОХРАНЯТЬ» и распахнув люк, Хорлиг объяснил мне, в чем дело.

– Наш блистательный Совет директоров требует, чтобы мы использовали – цитирую – «все средства для обеспечения безопасности, находящиеся в нашем распоряжении». Точка. Даже когда земляне удосужатся на нас напасть, они не более опасны, чем добропорядочные уличные хулиганы, с которыми мы имеем дело на родной планете. Сомневаюсь, что за двадцать лет – со дня первой высадки кораблей «%Вурлиг Компани» – в этом городе произошло больше тридцати убийств.

Я спрыгнул на мягкую траву и огляделся. Здесь действительно было спокойно. Газовые фонари освещали булыжную мостовую и смутно обрисовывали очертания деревянных домов, выстроившихся вдоль переулка. В окнах загорался тусклый желтый свет. Дальше по улице раздавался чей-то негромкий смех. Наше приземление осталось незамеченным.

Нечисть!

Я шарахнулся в сторону. Желтые луны-близнецы сверкнули безумным блеском: это кот повернул к нам мордочку, и свет фонарей отразился в его круглых глазах. Потом зверек медленно отвернулся и с презрительным видом двинулся через лужайку. Скверное предзнаменование. Сегодня вечером мне следует быть особенно внимательным к Знакам. Впрочем, Хорлига это, кажется, совершенно не взволновало. Сомневаюсь, что он знал, насколько я боюсь нечистой силы.

Мы неспеша направились к ближайшему дому.

– Имейте в виду, Мелмвун. Землянин, которого мы сегодня навестим – не просто старик-туземец. Он антрополог – разумеется, в местном смысле этого слова. Конечно, он такой же пресный, как и все остальные, но нашим сотрудникам приходится часто использовать его в качестве посредника…

Антрополог! Это обещает быть интересным – в том числе в плане обмена информацией и методиками исследований.

– … К тому же он – непосредственный представитель аборигенов, выбранный австралийским прави… прависель… В общем, это что-то вроде огромной корпорации, насколько я понимаю.

– Гм-м… да.

Фактически, я знал о таинственном «правительстве» намного больше, чем Хорлиг. Моя работа на соискание ученой степени была посвящена теоретическому исследованию структур макроорганизаций. Работу чудом удалось протолкнуть: мои преподаватели утверждали, что это был анализ несуществующего в природе.

Потом выяснилось, что на Земле существуют по крайней мере три макроорганизации.

* * *

Мы поднялись по ступеням на веранду, и Хорлиг постучал.

– Фамилия этого человека – Налман.

Произношение у моего начальника явно хромало. Далманн! Вот как его фамилия звучала на австралийском. Возможно, я смогу узнать, что случилось с девушкой.

В глубине дома послышались шаркающие шаги. Кто бы это ни было, он даже не потрудился заглянуть в глазок.

Земляне – сама доверчивость. Дверь распахнулась, и мы оказались лицом к лицу с высоким мужчиной средних лет. Волосы у него были тонкие и отливали серебром. Когда он вытаскивал изо рта курительную трубку, я заметил, что его рука немного дрожит. Или он напуган до полусмерти, или у него серьезные проблемы с координацией движений.

Скорее последнее: когда он заговорил, в его голосе не было даже тени страха.

– А, мистер Хорлиг… Не желаете пройти внутрь?

Голос был мягким, а слова спокойными, но за этой мягкостью таилась огромная уверенность. До сих пор я слышал такой тон лишь у Судий. Это означало, что ни бури, ни столкновения, ни телесная немощь не смогут смутить ум существа с таким голосом. Немногое можно понять из шести тихих слов – но в этих словах было все.

Когда мы прошли в кабинет Ученого Далманна, Хорлиг представил меня. Вице-президент прекрасно понимал австралийский, но его акцент был ужасен.

– Как вы знаете, Ученый Далманн – а вы, я уверен, знаете, – объективное время перелета до нашей родной планеты, которая находится в системе Эпсилон Эридана II, составляет почти двенадцать лет. Три дня назад Третий Флот Поддержки «%Вурлиг Компани» достиг Земли и занял орбиту ожидания. В настоящий момент Флот находится над территорией, населенной вашим народом, и возможности его очень велики.

Далманн только улыбнулся.

– В любом случае, первые пассажиры уже разморожены и доставлены на Наземную Базу Компании. Это Ученый Рон Мелмвун, антрополог Компании, который прибыл вместе с Флотом.

Глаза Ученого, полускрытые толстыми стеклами его очков, смотрели на меня с любопытством.

– Прекрасно. Безусловно, я счастлив познакомиться с коллегой-микин. Как я понимаю, наша встреча – кое-что первого, которому я верю.

– Я тоже так думаю. На Мики мало что известно о ваших учреждениях. Это естественно: до сих пор «%Вурлиг Компани» интересовали прежде всего коммерческие перспективы и возможности заселения вашего северного полушария. Я хочу исправить ситуацию. В течение моего пребывания на Земле я надеюсь воспользоваться вашей помощью, равно как и помощью других землян, чтобы собрать материалы для исследования вашей истории и… м-м-м… правительства. Это особая удача – то, что я встретил профессионала, такого, как вы.

Кажется, Далманн был счастлив поговорить на эту тему, и скоро мы с головой погрузились в беседу об истории землян и их культуры. Правда, многое из того, что он рассказал мне, я уже знал по отчетам, полученным с Земли, но позволил ему рассказать все от начала и до конца.

Похоже, двести лет назад в Северном полушарии существовала высокоразвитая технологическая цивилизация. Судя по словам Далманна, почти уровня микин – северяне даже освоили примитивные формы космического полета. Затем началась война. Война – это нечто вроде драки, только нечто несравненно большего масштаба, даже большего, чем антимонопольные акции. Люди сбросили на собственные города огромное количество бомб – их общая мощность превысила двенадцать с половиной тысяч мегатонн бомб. Но мало того: специально выведенные микробы должны были убить любого, кто пережил ядерные взрывы. Если бы не антирадиационные экраны и универсальные прививки, это было бы просто истребление всех и вся. Погибли все млекопитающие в Северном полушарии. Если верить Далманну, некоторое время сохранялась опасность, что радиация и эпидемии распространятся дальше и отравят Южное полушарие.

Очень трудно представить, с чего все началось. Но ведь кто-то начал первым! Причины «войн» были одним из предметов моего исследования. Конечно, можно объяснить все тем, что у землян никогда существовало ни института Судий, ни истинного представления о Хаосе. Зато у них были гигантские организации, именуемые «правительствами». Но основной вопрос состоит в другом. По какой причине они выбрали этот странный путь? Может быть, земляне просто неразумны? А может быть, микин просто повезло, и они встали на Путь Истинный?

Война не заставила землян отказаться от своих заблуждений. На пепелище войны возникли три новых правительства – австралийское, судамериканское и зуландское. И даже самая маленькая из этих организаций, Австралия, по численности в тысячу раз превосходит «%Вурлиг Спайс энд Трейдинг Компани». Не забывайте: численность «%Вурлиг Компани» – это тот предел, которого может достичь группа… не рискуя получить от Судий уведомление о применении антимонопольных мер.

Я забыл обо всем на свете. Далманн продолжал посвящать меня в особенности нынешних структур власти.

Сейчас две наиболее сильные нации боролись за то, чтобы защитить колонии в той части Северного полушария, где ядовитые следы войны уже стерлись временем. По мнению землянина-антрополога, эта ситуация была очень опасной.

Не исключено, что вирусы некоторых смертельных заболеваний в Северном полушарии до сих пор не погибли и ждут своего часа. Это означает, что в Южном полушарии могли вспыхнуть эпидемии, поскольку земляне все еще не вернулись на тот уровень развития технологий, которого достигли к моменту катастрофы – они отставали примерно на сто лет.

На протяжении этой беседы Хорлиг хранил почти высокомерное молчание, не прислушиваясь к словам и наблюдая за нами, точно за любопытными экземплярами какого-то биологического вида. Наконец он решил, что с нас хватит.

– Отлично, я рад видеть, что вы нашли общий язык. Однако время уже позднее. Я вынужден вас покинуть… Нет, Мелмвун, вы можете оставаться. Я пошлю за вами аэромобиль, как только вернусь на Базу.

– Не стоит беспокоиться, Хорлиг. Насколько я вижу, здесь все мирно и мило. Я могу вернуться пешком.

– Нет, – твердо возразил Хорлиг. – У меня есть четкие распоряжения. К тому же не забудьте, существует такая вещь, как «Мерлин»…

Кого я совершенно не боялся, так это головорезов из «Мерлина». Но я вспомнил кота. И внезапно понял, что буду счастлив вернуться по воздуху.

После того, как Хорлиг уехал, мы вернулись в кабинет с его тусклыми газовыми лампами. Могу понять, почему у Далманна настолько плохое зрение. Попробуете десятилетиями читать по ночам без электричества, и вы тоже ослепнете. Антрополог покопался в своем столе и вытащил мешочек с «табаком». Потом извлек из него щепотку землистых листьев и принялся заталкивать их в чашечку своей трубки, неуклюже приминая их указательным пальцем. Когда он поджигал эту смесь, я решил, что он сейчас опалит себе лицо. На нашей планете человек с такой координацией движений не прожил бы и двух дней, разве что поселился бы в каком-нибудь анклаве пацифистов. Да, культура землян – это действительно нечто совершенно чуждое. Они пользовались понятиями, которые мы даже не могли себе вообразить. Это напоминало жизнь в другой системе координат, описанной в математических теориях, достоверность которых вызывает определенные сомнения.

Землянин откинулся на спинку кресла и изучал меня долгим-долгим взглядом. Его глаза за толстыми стеклами очков казались грозными и мудрыми. Теперь я сам себе казался беспомощным. Наконец он отдернул занавески и столь же долго изучал лужайку перед домом и улицу, где был припаркован аэромобиль.

– Полагаю, Ученый Мелмвун, что Вы – человек paзумный и рассудительный. Надеюсь, даже более того. Вы понимаете, что готовите уничтожение целой расы?

Такого поворота я не ожидал.

– Как?! Что вы имеете в виду?

Казалось, он пропустил мой вопрос мимо ушей.

– Я знаю, когда вы высадились первый раз. Мы все видели ваши машины: Наша культура обречена. Я надеялся что мы хотя бы сможем спасти наши жизни… правда, судя по опыту нашей собственной истории, немногие получат такой шанс. Я надеялся, что ваши общественные науки не уступают вашим технологиям. Но я ошибался. Ваш Вице-президент по делам аборигенов прибыл со Вторым флотом «%Вурлиг Компани». Скажите, геноцид – это обычная политика вашей компании или личная инициатива Хорлига?

Это было уже слишком.

– Я нахожу ваши предположения оскорбительными, землянин! «%Вурлиг Компани» не намерена причинять вам никакого вреда. Наши интересы ограничиваются очисткой и колонизацией тех областей вашей планеты, которые вы сами считаете слишком опасными.

Теперь Далманну пришлось перейти от нападения к обороне.

– Прошу простить меня за резкость, Ученый Мелмвун. Я слишком увлекся. Я не хотел вас оскорбить. Если вы позволите, я поделюсь своими опасениями и объясню, на чем они основаны. Я верю, что Херул Хорлиг не ограничится уничтожением земной цивилизации. Он будет рад уничтожить самих лю… землян. Официально его задача состоит в том, чтобы обеспечивать взаимовыгодное сотрудничество наших рас и предотвращать возможные трения. Но фактически он делает нечто противоположное. Каждый его шаг, который он совершает с момента своего появления на Земле, направлен на обострение противоречий. Взять, например, его так называемый «визит вежливости» в столицу Зуландии. Он и ваш армейский командир, Ногган Чем… Я правильно произнес его имя?

– «Нгагн Че#», – поправил я.

– В общем, они примчались в Прет вооруженные до зубов – пятнадцать воздушных танков и военное воздушно-космическое судно. Зуландское правительство потребовало, чтобы Хорлиг отправил эту посудину обратно на орбиту прежде, чем начнутся переговоры. В ответ на это микин разрушили полгорода. Тогда я надеялся, что это было дело рук какого-нибудь сумасшедшего стрелка. Но Хорлиг устроил такое же представление в Буэнос-Айресе, столице Судамерики. И на этот раз он даже не удосужился найти повод, хотя судамериканцы были готовы на что угодно, только бы избежать столкновений. Он пользуется любой возможностью, этот парень. Любой возможностью, чтобы показать, какими скверными могут быть микин.

* * *

Когда вернусь на базу, надо непременно с этим разобраться.

– И тогда, – произнес я вслух, – вы поверили, что Хорлиг пытается провоцировать террористические группы вроде «Мерлина», чтобы у него был повод перебить всех землян?

Далманн не спешил с ответом. Он осторожно отодвинул занавеску и выглянул во двор. Аэрокар еще не вернулся. Думаю, он сообразил, что микин, которые находятся на борту, без особого труда могут записать на пленку каждое наше слово.

– Вы не совсем верно меня поняли, Ученый Мелмвун. Я уверен, что Хорлиг – это и есть Мерлин.

Я недоверчиво фыркнул.

– Понимаю, звучит нелепо… но это так и есть. Вот хотя бы само слово «Мерлин». Если вы спросите австралийца, кто такой Мерлин, вам скажут: волшебник, который жил давным-давно в Англии – до войны было такое великое государство в Северном полушарии. В то же время любой из микин произнесет это слово без труда: оно вписывается в вашу систему фонем, поскольку не содержит звонких взрывных согласных. Далее, оно наводит на мысли о магии, а поэтому будет вызывать у микин ужас. Микин должны прийти к тому, чтобы ассоциировать страх и ненависть с действиями землян, и слово «Мерлин» для этого вполне подходит. Но заметьте: мы, земляне, не склонны к суевериям, особенно австралийцы и зуландцы. И очень немногие из нас настолько суеверны, как вы, с вашим страхом перед нечистой силой и верой в колдовство. Поэтому имя «Мерлин» находит в вашем сознании куда более живой отклик.

Заметив, что я хочу перебить, Далманн поспешно сделал мне знак.

– Учтите еще вот что: когда кто-то срывает теракты и люди попадают в плен, они оказываются полоумными пьяницами, вооруженными кое-как. Неужели такими должны быть агенты организации, которая действует по всему миру? Но всякий раз, когда случается что-то по-настоящему серьезное – вроде взрыва на складе боеприпасов в прошлом году, – никого схватить не удается. Это уму непостижимо. Как такое вообще удалось учинить, учитывая уровень технологий микин? Сначала я отбросил эту версию: при взрыве погибло множество микин. Но потом я узнал, что вы не считаете, что акт насилия – это неприемлемая форма решения деловых вопросов. Тогда становится ясно, чьих это рук дело. Среди микин достаточно сторонников виолент-нигилизма. У них есть собственные компании.

И возможно, «%Вурлиг Компани» – одна из них. Но эту мысль он предпочел оставить при себе.

– … В итоге все сводится к тому, что Хорлиг искусственно создает угрозу, потому что верит: это оправдает будущие акты геноцида. И последний штрих. Вы прибыли на флотской посадочной шлюпке этим утром, верно? Предполагалось, что вас будет встречать Хорлиг. Но он попросил, чтобы я взял эту обязанность на себя – как-никак, я Главный представитель правительства Ее величества в Австралии. Это был первый дружеский жест, который этот человек позволил себе за все три года. Так получилось, что я пойти не смог и послал вместо себя свою дочь Мэри. Когда ваша шлюпка приземлилась, Хорлиг обнаружил, что ему под щиток попала щепка… или еще что-то такое… словом, он не смог сразу выйти на поле. Он появился только пять минут спустя, после того, как «люди Мерлина» вас обстреляли.

Мэри Далманн. Теперь можно спрашивать.

– Как… как ваша дочь, Ученый Далманн?

Кажется, я привел его в замешательство.

– С ней все в порядке. Судя по всему, кто-то отбросил ее с линии огня. Она отделалась разбитым носом.

В силу ряда причин я почувствовал огромное облегчение, когда услышал эту новость.

Я посмотрел на часы: тридцать минут до полуночи, часа ведьм. Этой ночью я ничего так не жаждал, как вернуться на Базу до наступления Часа Освобождения Демонов. И угораздило же меня выяснить, что Мерлин – имя волшебника… Я встал.

– Вы действительно дали мне пищу для размышлений, Далманн. Несомненно, вы знаете, кому я, в конечном счете, симпатизирую. Но я буду настороже, если обнаружу признаки заговора, о котором вы мне рассказали. И никому не расскажу о нашей беседе.

Землянин встал.

– Это все, о чем я прошу.

Мы покинули кабинет и пересекли неосвещенную гостиную. Дощатый пол уютно поскрипывал под толстым ковром. Хрустальные бокалы, выстроившись в ряд на деревянных полках, ловили слабые отблески света, который проникал из кабинета. Справа была лестница, которая вела на второй этаж. Может быть, она спит там, подумал я. Или где-то в другом месте, с каким-нибудь мужчиной?

Когда мы подходили к двери, мне пришла в голову еще одна догадка. Я тронул Далманна за локоть; антрополог остановился, уже готовый повернуть дверную ручку.

– Один момент, Ученый Далманн. Факты, с которыми вы меня ознакомили, удовлетворяют еще одной теории. Она состоит в том, что некий землянин, который хорошо знает микин, сам создал группу «Мерлин» и распускает слухи о том, что в заговоре виновны сотрудники «%Вурлиг Компани». Возможно, я говорю о вас.

Не могу утверждать, но мне показалось, что он улыбнулся.

– Ваш контраргумент не противоречит фактам. Однако меня пугает та сила, которой обладаете вы, микин. И еще я боюсь, что сопротивляться вам – бесполезно… – он открыл дверь, и я шагнул за порог. – Доброй ночи.

– Доброй ночи.

Несколько секунд я стоял, прислушиваясь к звуку удаляющихся шагов и удивляясь тому, как изменился мир.

* * *

Я повернулся и уже наполовину пересек улицу, когда мягкий голосок у меня за спиной спросил:

– Ну и как вам папа?

Я подпрыгнул на добрых пятнадцать сантиметров и развернулся на пятках, одновременно выхватывая пистолет. На крыльце, на деревянной доске, подвешенной к поперечине, сидела Мэри Далманн. Она легонько отталкивалась и покачивалась взад и вперед. Я вернулся и присел рядом.

– Разумный и рассудительный человек, – сказал я.

– Я хочу поблагодарить вас за то, что сбили меня с ног сегодня утром, – кажется, она беспорядочно перескакивала с темы на тему.

– Ух… все в порядке. На самом деле никакой особенной опасности не было. Эта пушка настолько примитивна… Догадываюсь, что смотреть в ее прицел столь же неприятно, сколь находиться под прицелом. Думаю, вы были первой, кто понял, что на нас напали. Вы должны хорошо знать австралийское оружие.

– Вы шутите? Самая большая пушка, какую я когда-либо видела – это двадцатимиллиметровое ружье на выставке.

– Вы хотите сказать, что до сегодняшнего дня в вас никто никогда не стрелял?!

Ответ напрашивался сам собой.

– Я не хотел вас обидеть, мисс Далманн. Я на самом деле не имел возможности получить информацию о землянах из первых рук. Вот одна из причин, почему я здесь.

Она рассмеялась.

– Если мы вас озадачили, то это чувство взаимно. С тех пор, как папа стал Главным представителем правительства, он делает все, что может, лишь бы задать кому-нибудь из микин пару вопросов, чтобы разобраться в устройстве вашего общества. Спорю, он полночи вас допрашивал. Учитывая, что вы антрополог, лучшего источника информации ему не найти. За последние три года мы провели интервью с пятнадцатью микин, а может быть, и больше. С ума сойти. Вы все такие разные… Вы утверждаете, что родом с одного и того же континента, однако такое ощущение, что вы воспитывались в совершенно разных традициях. Одни вообще не носят одежды, другие стараются прикрыть каждый дюйм тела. Некоторые, вроде Хорлига, молятся на примитивность. Но мы знаем одного парня, который настолько увешан всякими электронными штучками, что ему приходится носить силовую броню. Он такой тяжелый, что проломил любимый папин стул. Мы не можем найти ни одного микин, кого можно было бы назвать «типичным представителем своей расы». Микин верят в единого бога, во множество богов, вообще ни во что не верят. И в то же время многие из них суеверны до умопомрачения. Мы всегда гадали: какими могут быть пришельцы? Но никогда даже не предполагали, что… Что случилось?

Мой дрожащий палец указывал на существо, которое брело по улице. Мэри положила мне на плечо руку – явно для того, чтобы ободрить.

– Просто кошка, что в этом такого? Разве у вас на Мики нет каких-нибудь зверьков, похожих на кошек?

– Вообще-то есть.

– Тогда что вас так потрясло? У ваших кошек ядовитые зубы?

– Конечно, нет. Многие держат дома ручных котов. Но если встречаешь кошку ночью, это дурной знак. Особенно если она смотрит на тебя, и у нее глаза светятся, – я с сожалением почувствовал, что ее рука соскользнула с моего плеча. Мэри Далманн пристально посмотрела на меня.

– Надеюсь, вы не рассердитесь, мистер Мелмвун, но я скажу вам прямо. Как может раса, которая путешествует между звездами, верить в добрые или дурные предзнаменования? Или вы занимаетесь магией наравне с наукой?

– Конечно, нет. Многие из микин не верят в предзнаменования. В зависимости от того, поклоняетесь ли вы демонам или боитесь их, вы по-разному трактуете знаки. Что касается меня, то я верю в ненаучные, неэмпирические знаки – так проще. В этой вселенной есть много причинно-следственных связей, которые наука микин еще не обнаружила. Я уверен: именно их обожествляют те, кто боится нечистой силы. И хотя я сам немного боюсь нечистой силы, я не хочу рисковать зря.

– Но вы же антрополог. Я думаю, что в ходе своей работы вы сталкивались с таким множеством вер и суеверий, что перестали обращать на них внимание в обычной жизни!

Я с опаской посмотрел на кота, который сворачивал за угол, потом снова на Мэри Далманн.

– Так и происходит с земными антропологами? Возможно, это не совсем верно – называть то, чем я занимаюсь, «антропологией». До того, как меня пригласили в «%Вурлиг Компани», я работал в «Тихоокеанской Корпорации Энклав энд Моторс Ана#ог». Чудная контора. В мои обязанности входило изучение подсознательных установок перспективных сотрудников. Например, я не должен был допустить, чтобы Каннибал и Воинствующий Вегетарианец оказались в производственной линии рядом, иначе они убьют друг друга меньше чем за три часа, и компания понесет убытки.

Она взволнованно качнулась назад.

– Давайте вернемся к тому, с чего начали. Каким образом одна цивилизация порождает и каннибалов, и воинствующих вегетарианцев?

Ее вопрос заставил меня задуматься. Он касался не только культуры в целом – он касался самой сути реальности. Я знал цивилизацию микин изнутри – и подобных вопросов просто не возникало. Возможно, придется действительно начать с самого начала.

* * *

– Наша система основана на концепции хаоса, – начал я. – Изначально Вселенная была мрачным и унылым местом – местом, где господствовали враждебность, несправедливость и случайность. Ирония заключается в том, что сам акт организации приводит к еще большим разрушениям. Организация общества – это естественное стремление к монополизации и потере гибкости. Когда она рушится окончательно, это оборачивается катастрофой, наподобие прорыва плотины. В итоге нам приходится прилагать немало усилий, чтобы вносить в свою жизнь беспорядок и насилие, но именно это позволяет избежать настоящего краха.

Каждый микин свободен в попытке что-либо делать. Люди объединяются, чтобы выжить. Это естественно. Поэтому вы видите, что наше общество состоит из десятков тысяч организаций, корпораций и группировок. Но ни одна из них не становится монополистом. Вот зачем нужны Судии. Не думаю, что у вас есть что-то подобное. Судии следят за тем, чтобы не возникало слишком крупных организаций. Они делают так, чтобы наше общество не стало таким же негибким и нечувствительным, как изначальный мир. Наша система существует в течение очень долгого времени…

«Гораздо дольше, чем ваше», добавил я мысленно. Она нахмурилась.

– Не понимаю. Судии… Это что-то вроде полиции? Каким образом они препятствуют формированию правительства? И что их удерживает от того, чтобы самим стать правительством?

Если бы не меры предосторожности, я знал бы о собственной расе больше, чем о землянах. Вопросы Мэри открыли дверцу, о существовании которой я даже не подозревал. Мой ответ звучал для меня самого столь же ново, как и для нее.

– Полагаю, потому, что традиция, связанная с Судиями, такая же древняя, как наше общество. За одним маленьким исключением, Микин следуют ей около четырех тысяч лет. Вероятно, изначально Судии были чем-то вроде судейского класса, который служил разом нескольким кочевым племенам. Судий никогда не было много. Они не носят оружия. Их выбирают за мудрость и гибкость. Их окружает некая… м-м-м… тайна, и это воспринимается как само собой разумеющееся. Я полагаю, что они пребывают под действием каких-то странных снадобий. Вы, наверно, скажете, что они занимаются промыванием мозгов. Во всей нашей истории не найдется периода, когда они проявили бы свою власть в полной мере. Основную часть своей жизни они проводят в теоретических исследованиях человеческого поведения. Их настоящая задача – следить за признаками укрупнения структур общества. Например, один из них наблюдает за «%Вурлиг Компани». Если он решит, что наша компания слишком разрослась – а дело явно идет к тому, потому что в ней в общей сложности насчитывается около двенадцати тысяч сотрудников – Судия выпустит… как бы это выразиться… антимонопольное постановление, в котором описывается ситуация и указывается, какие изменения надо произвести. Опротестовать это постановление невозможно. Отказ следовать постановлению – это единственный поступок, который рассматривается микин как… как тяжкий грех. Если такое произойдет, все микин присоединятся к антимонопольной акции с целью уничтожить преступников. В ходе некоторых акций применялось оружие массового поражения и ядерные бомбы – это больше всего напоминает ваши войны.

Кажется, она не поняла.

– Откровенно говоря, я не могу представить, каким образом диктатура Судий спасает ваше общество.

– То же самое я могу сказать и о вашей цивилизации.

– Насколько велики ваши… организации?

– Это может быть один человек. Больше половины групп микин – это семьи или семейные группы. Дальше – больше, до тех пор, пока группа не становится слишком многочисленной и не возникает угрозы для ее стабильности. Самые крупные – это группы последователей какой-нибудь безобидной религии, например Ассоциация Маленьких Братьев. Они исповедуют принципы наподобие вашего христианства – насколько я понял из книг. Но они не стремятся обращать других в свою веру, и поэтому никто не пытается применить к ним антимонопольные меры. Самая крупная из наших организаций насчитывает около пятнадцать тысяч человек.

– И каким образом вы смогли организовать межпланетные перелеты?

– Очень хороший вопрос. «%Вурлиг Компани» пришлось объединить усилия с несколькими сотнями промышленных групп. Мы были очень близки к тому, чтобы получить постановление.

Некоторое время Мэри сидела молча и размышляла.

– Тогда получается… что вы можете применить антимонопольные меры против правительства Австралии?

Я засмеялся.

– Не стоит из-за этого переживать. Это не нарушение, потому что антимонопольное постановление может быть применено только к человеческим группам.

Ей это явно не понравилось, но возражений не последовало. Вместо этого она возвратилась к прежней теме.

– Тогда получается, что мы не можем рассчитывать на защиту ваших Судий, если ваша компания начнет против нас акцию геноцида.

Это звучало омерзительно… но, в конце концов, такова традиция. Убийство миллионов людей однозначно повлекло бы за собой вручение антимонопольного постановления, но земляне не были людьми.

В первый момент мне показалось, что она смеется, только смех был горький и глухой. Но потом ее лицо исказилось, и я понял, что она рыдает. Такого поворота событий я не ожидал. Неловко обняв ее одной рукой за плечи, я попытался ее успокоить. Она больше не была землянкой – она была просто человеком, которому больно.

– Пожалуйста, Мэри Далманн. Мы не чудовища. Мы только хотим использовать некоторые земли на вашей планете – где никто не живет, где вы просто не можете находиться без риска для жизни. Если разобраться, мы сделаем Землю безопаснее. Когда мы колонизируем Север, мы уничтожим вирусы, и там больше не будет радиации.

Плач не прекратился, но она подвинулась ко мне поближе. Моя рука по-прежнему лежала у нее на плече. Прошло несколько секунд, и она бормотала что-что вроде «Опять та же история».

Так мы сидели в течение почти получаса. И лишь возвращаясь на Базу, я осознал: мы провели Час Освобождения Демонов и дождались рассвета, даже не подумав очертить себя защитной гексаграммой.

* * *

На следующий день я начал заселяться.

Мою офис-резиденцию построили в каких-то пяти с половиной километрах от территории Центра Снабжения. Это было просто замечательно – особенно если учесть, что участок оказался совсем недалеко от западных предместий Аделаиды. Хотя офис был построен исключительно из местных материалов, старинный стиль «#имву#» соблюдался безукоризненно. В подвале находились спальное помещение и комната охранника, на первом этаже – кабинет и коммерческий компьютер. Снаружи здание было обшито полированным деревом, на крыше розовая черепица под мрамор. В центре крыши красовалась рельсовая пушка и живая карта минного поля, которое окружало здание. Совсем как дома – то есть в полном соответствии с условиями, которые я поставил, подписывая контракт на Мики. Я ожидал, что в этом захолустье придется вносить некоторые поправки в спецификацию, однако «%Вурлиг Компани» проявила редкую порядочность, что было весьма приятно.

Проверив оборудование, я позвонил Хорлигу и получил у него копию журнала отчета выполнения задачи. Мне не терпелось проверить обвинения Далманна. Предоставляя эту информацию, Хорлиг выглядел подозрительно несчастным. Однако я объяснил, что пока все равно сижу без дела, поскольку не получил никаких сведений по истории вопроса. В итоге он согласился переслать мне копию.

Инцидент развивался почти в полном соответствии с рассказом Далманна. За одним исключением. В Прете зуландеры обстреляли «воздушные танки» микин из самодельной зенитки – а значит, получили по заслугам. Был также один случай, о котором Далманн не упомянул. Всего за пять дней до этого Че# – по приказу Хорлига – сжег продовольственные склады судамериканской колонии в Панаме, таким образом вынудив землян, проводивших там исследования, возвратиться в населенную часть континента. Пожалуй, за этим стоит проследить. Далманн утверждал, что здесь творится что-то скверное, и был прав.

Позже, в тот день, Хорлиг дал мне первое задание. Мне предстояло заново составить каталог Центральной Библиотеки Канберры. Эта работа ни к чему не обязывала и была придумана только для того, чтобы я не путался под ногами.

Следующие две недели я собирал материалы, и особенно мне помог Роберт Далманн. Он телеграфировал своему руководству в Канберру, и те согласились выделить мне в помощь клерков-землян в операции регистрации. Догадываюсь, что не последней причиной для такого широкого жеста было желание познакомиться с нашей аппаратурой.

Зато мне не пришлось ни разу летать в Канберру. Один из заместителей Хорлига доставил оборудование и показал туземцам, как им пользоваться. Канберрская библиотека оказалась огромной – она почти не уступала библиотеке Информационной Службы на нашей планете. Только для ведения электронного каталога пришлось выделить отдельного сотрудника, который работал бы полный день. Это оказалось куда интереснее, чем я ожидал. Когда работа будет сделана, у меня в распоряжении будет гораздо больше материала, чем я, возможно, собрал бы сам.

Странное дело. Шли недели, и я все чаще виделся с Мэри Далманн. Правда, даже сейчас я все еще твердил себе, что это просто полевой эксперимент, возможность получше познакомиться с обычаями землян. Как-то мы отправились пикник в бесплодные пустоши, что к северу от Аделаиды. В следующий раз она устроила мне экскурсию по деловому району города – удивительно, столько людей умудряются изо дня в день находиться так близко друг к другу. Мы даже доехали на поезде до Мюррей Бридж[77]. В вагоне ужасно воняет, там шумно, грязно, но в этом тоже есть своя прелесть. К тому же железнодорожные перевозки дешевы – перевозя груз водным транспортом, вы выгадаете немного. Мэри обладала блестящим умом и мягким нравом, что делало наши поездки еще более интересное. Тем не менее, я продолжал называть это «количественными исследованиями».

Спустя примерно шесть недель после моего приземления я пригласил ее на Базу «%Вурлиг Компани». Конечно, Центр Снабжения находился всего в четырех-пяти километрах к западу от Аделаиды, мы отправились туда по воздуху, чтобы Мэри смогла увидеть Базу целиком. Думаю, это был первый полет в ее жизни.

Изначально территория Базы «%Вурлиг Компани» занимала прямоугольник площадью пятнадцать на тридцать километров. Австралийское правительство уступило эту землю в знак благодарности за поддержку во время Сражения на Гавайях, которое произошло семнадцать лет назад.

Возможно, вы спросите: почему мы с самого начала не разместили все наши базы в Северном полушарии? Ведь тогда на землян можно было бы просто не обращать внимания. Самая важная причина состоит в том, что ни Первый, ни Второй Флот не имеет оборудования для проведения крупномасштабной дезактивации. Кроме того, для доставки килограмма груза с Мики на Землю требуется почти сто тысяч мегатонн энергии. Это слишком накладно. Нам нужна рабочая сила, нужны материалы – местные жители могли обеспечить нас и тем, и другим. Следовательно: поскольку Южное полушарие заселено, первые базы нужно размещать именно там.

По туземным стандартам «%Вурлиг Компани» платит очень щедро. Настолько щедро, что тридцать тысяч землян с удовольствием работают на Наземной Базе. Многие из этих людей поселились неподалеку от Базы – Мэри называла этот городок «Клоун-таун». Его жители очарованы превосходством технологий микин. Это вполне можно понять; это даже было бы похвально, но то, к чему приводит это восхищение, может вызвать только смех. Обитатели «Клоун-тауна» пытаются копировать то, что видят у микин. Они одеваются весьма эксцентрично – по крайней мере, так считают земляне – и перенимают различные образцы социального поведения. При этом их городок столь же перенаселен, как и другие австралийские поселения.

И хотя им гораздо чаще, чем другим туземным поселениям, перепадают всевозможные технологические излишки, их городок ужасно грязен. Да, трудно следовать принципам анархии, живя друг у друга на голове. Они усвоили некоторые внешние стороны жизни нашего общества, но никогда не придут ни к институту Судий, ни к антимонопольной политике.

Мэри отказалась отправиться со мной в Клоун-таун, ссылаясь на отсутствие там полиции. Не думаю, что это была истинная причина.

Под нами синело море, белые буруны разлетались об оранжевые и серо-зеленые прибрежные утесы. Центральная Пустыня тянулась до самого океана. Трудно представить, что когда-то здесь могли расти деревья и трава. Здесь, в песках, поросших пучками шалфея, были беспорядочно разбросаны офис-резиденции и мастерские служащих Компании. И все они были неповторимы. Одни напоминали рукотворные оазисы, другие – приземистые серые форты. Некоторые были похожи на дома землян. И, конечно, многих было попросту не видно – эти постройки принадлежали обскурантистам, которые держали свое местонахождение в тайне даже от компании, на которую работали. В общем, База «%Вурлиг Компани» весьма напоминала уютную метрополию на полуострове Алву%. Если бы Компания изначально базировалась в Северном полушарии, от всех этих удобств пришлось бы отказаться и жить в заранее построенных куполах.

Я заставил аэромобиль описать широкую дугу и пролетел над центральной частью базы. Здесь находилась фабрика-автомат, на которой создавались всевозможные необходимые вещи – от «воздушных танков» до смесителей для питьевой воды – все то, что не могли выпускать туземцы. Теперь мы могли видеть главную посадочную площадку и невесомые колонны Центра Поставок. Неподалеку находились жилища групп, которые считали, что должны жить вместе – секс-клуб и община Маленьких Братьев. Из здания общины словно выпирала низкая пристройка – ясли для детей, рожденных Бесстрастными Родителями. Здесь обитало даже несколько полукровок, потомков землян и людей. Биологи были потрясены, обнаружив, что наши виды могут скрещиваться. По мнению некоторых ученых, это доказывало существование доисторической межзвездной империи.

* * *

Я припарковал машину, мы сели в лифт и поднялись на открытую обеденную площадку на крыше Центра Поставок. Это был самый обычный кафетерий, который обслуживали экстраверты, служащие в штате Компании. С высоты открывался великолепный вид, позволяющий любоваться парусными лодками, людьми, катающимися на досках, и тремя или четырьмя офис-резиденциями, которые были построены прямо в море. Едва мы сели, как двое официантов-землян подошли к нашему столику, чтобы принять заказ. Один из них удостоил Мэри долгого ледяного взгляда, но обслужил нас достаточно вежливо.

Мэри посмотрела им вслед и заметила:

– Вы поняли, что они ненавидят меня до кончиков ногтей?

– Простите? За что им вас ненавидеть?

– За то, что я… э-э-э… якшаюсь с «зеленушками». То есть с вами. Я знаю одного из них, мы вместе учились в колледже. Действительно славный паренек. Он хотел изучать низкоэнергетические ядерные реакции – довоенные ученые так и не успели изучить эту область. Его жизнь закончилась, когда он обнаружил, что вы знаете куда больше, чем он когда-либо сможет узнать – разве что начнет с самого начала, но уже на ваших условиях, Теперь он, если разобраться, – просто раб, который прислуживает за столом.

– Он не раб, девочка. «%Вурлиг Компани» – не тот тип организации. Ваш приятель – слуга, которому доверяют, о котором заботятся. Служащий, если вам будет угодно. Он может собрать вещи и уехать в любое время, когда пожелает. Мы достаточно хорошо платим, чтобы земляне сами просили у нас работу.

– Вот именно об этом я и говорю, – неопределенно отозвалась Мэри. – А вы? Разве вы не чувствуете враждебности со стороны своих друзей из-за того, что развлекаетесь с землянкой?

Я рассмеялся.

– Во-первых, я не развлекаюсь. Я провожу научное исследование, и вы снабжаете меня необходимым материалом. Во-вторых, ни одного из этих людей я не знаю настолько, чтобы называть его своим другом. Это касается даже тех, с кем я сюда прилетел. Все это время мы провели в глубокой заморозке, имейте в виду. Некоторые из микин, если разобраться, поддерживают весьма тесные дружеские отношения с туземцами – например, те же Маленькие Братья. Знаешь, что они говорят при каждом удобном случае? Иди к ним с миром и занимайся любовью… можно так выразиться? Думаю, в Компании есть люди, которые настроены по отношению к вам весьма враждебно – например, Хорлиг и Че#. Но я не спрашивал у них разрешения. Если они хотят остановить меня, им придется иметь дело вот с этим, – и я крутанул барабан маленького пистолета, стреляющего дротиками, который был прикреплен у меня на запястье.

– Правда?

Думаю, что она собиралась сказать кое-что еще, но в этот момент подошли официанты и начали накрывать на стол. Это было очень кстати. В течение нескольких минут никто из нас не произнес ни слова. Вскоре с обедом было покончено. Мы сидели и смотрели на людей, которые катались на досках. У одной пары доски были оборудованы мотором, и они летали по заливу наперегонки с дельфинами. Их оливковые тела красиво блестели среди волн.

Наконец она заговорила.

– Хорлиг всегда меня смущал. Он странный даже для микин… только без обид. Мне кажется, он считает землян тупыми трусливыми невеждами. И при этом внешне он куда больше похож на землянина, чем на микин.

– Он действительно принадлежит к другому подвиду. Разница та же, что между вами и зуландерами. Немного иная структура скелета, другой цвет кожи – не оливково-зеленый, а пепельно-серый. Наши предки жили на разных континентах. Их раса – в отличие от нашей – так и осталась на уровне каменного века. Примерно четыреста лет назад наша раса начала заселять их континент. Тогда у нас уже было огнестрельное оружие. Они просто смели предков Хорлига. Всякий раз, когда они пытались оказать нам сопротивление, мы убивали их. Всякий раз, когда они не оказывали сопротивления, мы отправляли их в резервации. Последний глойн умер в резервации, думаю, где-то пятьдесят лет назад. Остальные смешались с расой победителей. Хорлиг похож на чистокровного глойна больше, чем кто-либо, кого я видел. Возможно, именно поэтому его так привлекает все примитивное.

– Если бы он не собирался уничтожить лю… землян… Думаю, мне было бы его жалко.

Я не понял, о чем она говорит. Возможно, когда-то с предками Хорлига поступили жестоко, но это в прошлом. Сейчас ему живется так, как они и представить себе не могли.

* * *

В трех столиках от нас какая-то пара вела весьма оживленную беседу. Постепенно беседа начала перерастать в спор. Мужчина бросил что-то оскорбительное, женщина посмотрела на него пристально и как будто с любопытством. Внезапно у нее в руке появился нож, лезвие сверкнуло у груди собеседника. Тот отскочил назад, опрокинув стул. Мэри приглушенно ахнула: мужчина сделал резкое движение и полоснул свою противницу пониже груди. На зеленоватой коже мгновенно выступили красные капли. Они танцевали вокруг столиков – обманный выпад, отскок, удар…

– Рон, сделайте что-нибудь! Он же ее убьет!

Они дрались прямо на площадке, где другие принимали пищу. Вообще-то это было против правил компании… но, с другой стороны, ни один не использовал никакого оружия, поражающего на расстоянии.

– Я не собираюсь ничего делать, Мэри. Это просто ссора любовников.

У нее отвисла челюсть.

– Любовников?! Что вы ска…

– Именно так. Если я вмещаюсь, это будет выглядеть так, словно мы оба хотим одну и ту же женщину.

Мне показалось, что ей сейчас станет дурно. Когда ссора началась, какой-то Маленький Брат, сидящий на другом конце крыши, вскочил и побежал к дерущимся. Теперь он стоял неподалеку и умолял обоих уважать святость жизни и решить дело миром. Однако этой паре было явно не до проповедей. Мужчина обернулся к Маленькому Брату и прошипел что-то вроде «Проваливай, пока жив». Он отвлекся лишь на мгновение, но женщина воспользовалась этим и вскинула руку. Именно в этот момент на крыше появился один из управляющих компании, который объяснил спорщикам, что им придется заплатить крупный штраф, если они будут продолжать драку в ограниченном пространстве. Это остановило дерущихся. Перебрасываясь колкостями, они разошлись. Маленький Брат последовал за ними к лифту: похоже, он еще не оставил надежды склонить их к согласию.

Мэри совсем расстроилась.

– Ваша интимная жизнь… она делает свободную любовь похожей на моногамию…

– Вы ошибаетесь, Мэри. Просто у разных людей разные взгляды. Представьте себе, что все обычаи землян, связанные с отношениями полов, существуют одновременно и в одном месте. Большинство выберет для себя какой-то один тип.

Я решил не рассказывать ей про секс-клубы.

– Разве у вас не вступают в брак?

– Все, как я уже сказал. Основная часть людей женится и выходит замуж. Мы даже добавляем к фамилиям «а». Например «миссис Смит» по-нашему будет «а-Смит» Могу сказать, что почти пятнадцать процентов микин моногамны в том смысле, в котором вы подразумеваете. И еще больше людей никогда не вступает в отношения, которые вы считаете извращениями.

Она мотнула головой.

– Вы знаете… если бы у вашей группы не было таких технологий, вас заперли бы в психиатрической больнице? Вы лично мне очень нравитесь, но большинство микин… они слишком странные.

Я почувствовал, как во мне начинает расти раздражение.

– Вы упираетесь и не желаете понять очевидных вещей. Служащие, которых «%Вурлиг Компани» командировала на Землю, отбирались целенаправленно. Это наиболее разумные и уживчивые. Те, кто мог бы показаться вам действительно странным, остались дома.

– Я… Мне кажется, я знаю, в чем дело, – ее голос дрогнул. – Вы все… так непохожи друг на друга… И еще я знаю, что все, чем мы сейчас живем, будет уничтожено, и все мы будем мертвы – скорее всего, мертвы. Нет, не спорьте. В нашей истории не раз повторялась ситуация вроде той, о которой вы рассказали. Колонизация земли глойнов. Шестьсот лет назад европейцы захватили Северную Америку, вытеснив индейцев. Они тоже жили как в каменном веке. Одно племя индейцев – племя под названием «чероки» – поняли, что не смогут одолеть захватчиков. И они решили: единственный способ выжить состоит в том, чтобы принять европейский образ жизни – сколь бы чуждым он ни показался. Чероки начали строить школы и города; они даже издавали газеты на своем языке. Но это не устраивало европейцев. Они хотели получить землю, на которой жили чероки. В конце концов, они выселили индейцев с этих земель, заставили пересечь полконтинента и поселиться в пустыне, в резервациях. Чероки были готовы приспосабливаться, но их постигла та же судьба, что и ваших глойнов. И теперь скажите, Рон, чем вы отличаетесь от европейцев – или от ваших предков-микин? Мой народ тоже будет уничтожен, верно? А те немногие, кто останется в живых, станут микин и будут жить по вашим ужа… чуждым нам обычаям? Неужели нет способа спасти нас?

Она протянула руку и сжала мои пальцы. Я видел, что она с трудом сдерживает слезы.

Этому невозможно придумать рационального объяснения. Я влюбился в нее. Я тихо проклинал свое моралистическое воспитание – я воспитывался у Маленьких Братьев. В тот момент я знал: скажи она хоть слово – и я спущусь на берег и отправлюсь вплавь в Антарктиду. Ее рука сжимала мою, и под взглядом ее глаз я не мог бы дать другого ответа. На миг я спросил себя: знает ли она о той ужасной власти, которую надо мной имеет?

– Я сделаю все, что смогу, Мэри. Не думаю, что вам есть о чем беспокоиться. Мы проделали долгий путь с тех пор, как столкнулись с глойнами. Лишь некоторые из нас желают землянам зла. Но я что-нибудь придумаю, чтобы защитить ваших людей от уничтожения и рабства. Этого обещания достаточно?

Она сильнее сжала мою руку.

– Да. Это самое большее обещание, чем кто-либо когда-либо делал.

– Прекрасно, – я встал. Мне хотелось уйти от этой болезненной темы так быстро, как только возможно. – А теперь, с вашего позволения, я покажу вам кое-что из нашего оборудования.

Мы отправились в офис Отдела по Делам Аборигенов. Это был не просто офис-резиденция – становилось ясно, что никто не мог построить ее, кроме Хорлига. Даже вблизи она напоминала «орлиное гнездо» глойнов – огромная груда валунов посреди заболоченных (разумеется, искусственным образом) джунглей. Даже мне было непросто определить местоположение рельсовых орудий-винтовок и пулеметных точек. Внутри неолитический мотив тоже был выдержан. Компьютеры и телеэкраны прятались за ткаными занавесками, свет, казалось, пробивался из щелей между валунами. Хорлиг отказывался нанимать на работу землян, а его клерки и техники еще не вернулись с обеда.

Маленький водопад в дальнем конце «комнаты» с журчанием наполнял искусственный водоем. За этим водопадом находился кабинет Хорлига, скрытый от прямого взгляда крупным обломком скалы. Я заметил на поверхности водоемчика отражение – искаженное, подернутое рябью, но позволяющее видеть все, что происходит в кабинете. Это недостаток всех «открытых» архитектурных форм: где нет настоящих комнат, там не может быть секретности. Я мог видеть перевернутое отражение Хорлига и Че#а. Жестом попросив Мэри соблюдать тишину, я опустился на колени и стал наблюдать.

Их голоса едва пробивались сквозь шум падающей воды.

– Вы всегда были весьма чувствительны, Хорлиг, – Че#, разумеется, говорил на микин: – То, что я предлагаю, – логическое продолжение той политики, которую мы проводили до сих пор. Уверен, у «%Вурлиг Компани» не будет никаких возражений. Земляне обеспечили нас почти всеми материалами, в которых мы нуждались. Больше они ни на что не годны. Они – паразиты, и ничто больше. Компания тратит по две тысячи человеко-часов каждый месяц, чтобы обеспечить безопасность – защищаться приходится не только от прямых нападений, но и просто от их невыносимой наглости. Че# сунул Хорлигу пачку бумаг.

– В течение двух недель покинуть Наземную Базу и сбросить радиационные бомбы на три наиболее крупных населенных территории. Затем – капсулы с вирусами, вызывающими смертельные заболевания, чтобы убрать уцелевших. Полагаю, в целом это обойдется в сто тысяч человеко-часов, но мы будем навсегда избавлены от этих неприятностей. К тому же наши сооружения не пострадают. Все, что требуется от вас – обеспечить некоторое прикрытие для наших первых шагов, чтобы администрация Компании на Орбитальной Базе не поняла…

– Хватит! – взорвался Хорлиг. Он захватил Че#а за воротник накидки и рывком приподнял со стула, на котором тот сидел. – Вы, крючкотвор, гнилой мешок тухлятины… Я сообщу о ваших происках на Орбитальную Базу. И если вы еще раз, когда-нибудь, хотя бы подумаете об этом плане, я лично вас уничтожу. Если только «%Вурлиг Компани» не сделает этого раньше!

Он швырнул Вице-президента по вопросам насилия на пол. Че# встал, готовый стрелять, но оружие на запястье Хорлига уже было нацелено прямо ему в грудь. Че# сплюнул на пол и попятился к выходу.

– Что это было? – шепнула Мэри. Я покачал головой. Это был разговор. И переводить я не собирался. Реакция Хорлига меня потрясла и обрадовала. Этот человек мне почти нравился – после того, как он отделал Че#а. И если только я не наблюдал спектакль, разыгранный специально для меня, это разрушает версию Роберта Далманна. Хорлиг – не «Мерлин». Может быть, это Че# маскируется под мятежника-землянина?

Он только что ссылался на саботаж со стороны землян, чтобы оправдать геноцид.

А может быть, «Мерлин» и есть то, чем кажется – террористическая группа, созданная и управляемая мятежными землянами? Возможно и то, и другое, и третье… и все одновременно.

Нгагн Че# вылетел на небольшую галерею, которая вела из кабинета Хорлига. Стремительно проследовав мимо нас в направлении входной двери – правильнее было бы назвать ее входным отверстием, – он сверкнул глазами, окинув нас с Мэри смертоносным взглядом.

Я оглянулся и снова заглянул в водоем. Казалось, что отражение Хорлига смотрит прямо на меня. Возможно, по поверхности воды просто пробежала рябь… но мне показалось, что глойн знает, что я подслушивал, и разъярен не меньше, чем предложением Че#а. Если это прямое столкновение, мне стоит приготовиться к бою.

В этот момент Хорлиг вспомнил о защитном поле, включил его и исчез из виду.

* * *

Мой библиотечный проект быстро шел к завершению. Все книги были переписаны на пленку, и я получил 2хе7 указателей, связанных перекрестными ссылками. Эта компьютеризированная библиотека стала самым мощным инструментом моих исследований. Далманн не шутил, когда говорил, что довоенная цивилизация достигла потрясающих успехов. Если бы жители Северной Америки и Азии сумели избежать войны, они вполне могли послать экспедицию на Мики, когда мы только разрабатывали атомную бомбу. Как вам такое – земляне колонизируют нашу планету!

За двести лет, которые прошли после Северной мировой войны, австралийцы приложили немало усилий в развитии общественных наук. Да, они не отказались от нездоровой идеи правительства, но изменили его структуру. Таким образом, оно приносило гораздо меньше вреда, чем в прошлом. Сейчас Австралия содержала почти одиннадцать миллионов человек, причем уровень их жизни был довольно высок. Думаю, если разобраться, в некоторых регионах Мики куда больше нуждающихся, чем здесь. Куда хуже было другое. Сам образ жизни землян обречен.

Земляне были людьми, они были народом. В этом простом заключении состояло решение проблемы как таковой, хотя в то время я этого еще не понимал. Я читал очень много, и во всех книгах искал ответа лишь на один вопрос: как спасти землян от физического уничтожения, раз невозможно спасти их культуру.

По мере того как шли недели, эта проблема оттеснила все мои служебные обязанности на второй план. Я даже нашел историю чероки и прочитал о вожде Секвойе[78] и Элиасе Будиноте[79]. История настолько напоминала то, происходило сейчас между микин и землянами, что становилось жутко. Единственный путь, который позволял землянам надеяться на физическую безопасность, состоял в том, чтобы сделать свое общество таким, как общество микин. Но даже тогда… где гарантия, что после этого мы не поступим с ними так же, как президент Эндрю Джексон с чероки[80]? Разве мы, по большому счету, не хотим получить всю территорию Земли?

Пытаясь найти долгосрочное решение проблемы, я не переставал следить за действиями Че#а. Некоторые из его подчиненных оказались честными людьми, а с одним из них, взводным, я сошелся довольно близко. Как-то вечером, примерно через десять недель после моего прибытия, он по-дружески сообщил мне, что завтра Че# намерен устроить резню в Перте.

В ту же ночь я отправился навестить Хорлига. Его реакция на прошлое предложение Че#а была достаточно определенной, и я почти не сомневался: он сделает так, чтобы этот план провалился.

Обычно глойн работал допоздна. Неудивительно, что я застал его в «орлином гнезде», в том же самом кабинете, за столом с каменной столешницей.

Когда я вошел, он осторожно посмотрел на меня и спросил:

– Что такое, Мелмвун?

– Вы должны что-то сделать, Хорлиг. Че# отправляет три взвода в Перт. Я знаю, что он собирается устроить бойню, но…

– В Рокингхем.

– Простите?

– Че# отправит их к Рокингхем, а не в Перт. Хорлиг пристально посмотрел на меня.

– Так вы знаете? Что он собирается…

– Я знаю, потому что сам ему это предложил. Я вычислил, кто из местных взорвал наш склад боеприпасов в прошлом году. Среди главарей – чиновники городской администрации Рокингхема. Я собираюсь преподать им урок.

Он помолчал, потом заговорил сурово, словно показывая, что возражения бесполезны.

– Завтра в это время, каждый десятый житель Рокингхема будет мертв.

В течение секунды я не мог произнести ни слова. Я просто не мог. Наконец, язык начал мне повиноваться.

– Вы этого не сделаете, Хорлиг, – я говорил так, словно излагал некую оригинальную мысль. – У нас уже были столкновения с судамериканцами и зуланцами. Вы уничтожите лишь горстку австралийцев. Но это докажет всем и каждому, что микин не хотят мира. Вы только усилите враждебность со стороны землян. Если у вас действительно есть доказательство того, что эти чиновники – «люди Мерлина», прикажите Че#у их арестовать и доставить сюда, а потом устроить что-нибудь вроде расследования. Только так и никак иначе! То, что вы собираетесь учинить – это произвол.

Хорлиг откинулся на спинку кресла. В его чертах появилась прямота и резкость, которых я раньше не замечал.

– Возможно, именно это я и собираюсь сделать. А доказательства можно сфабриковать позже, когда возникнет необходимость.

Я не ожидал такой откровенности.

– Завтра утром с Орбитальной Базы прибудет Второй Сын «%Вурлиг Компани», – сказал я. – Возможно, Вы думаете, что он не узнает о ваших планах, пока они не будут приведены в исполнение. Не знаю, зачем вы это затеяли, но уверяю: как только Второй Сын покинет борт шлюпки, он будет поставлен в известность.

Хорлиг очаровательно улыбнулся.

– Вон.

* * *

Я развернулся и направился к двери.

Допускаю, что я слишком расслабился и потерял бдительность. Общение с туземцами, особенно столь длительное, накладывает свой отпечаток – это единственное, что меня оправдывает. Земляне говорят все, что им приходит в голову, потому что привыкли находиться под защитой своей беспристрастной и всесильной полиции.

Эта мысль посетила меня за миг до того, как я услышал характерный звук, с которым самострел щелкает о запястье. Только безумный бросок, после которого я распластался на полу, спас меня от дротика калибром семь сотых миллиметра – острие поразило валун справа от дверного отверстия. Следующее, что я осознал, – что я лежу, забившись в щель между двумя или тремя крупными валунами, куда меня отбросило взрывом. Левая рука онемела: похоже, осколок скалы располосовал мышцы до самой кости.

В течение нескольких секунд Хорлиг выпустил, наверно, около двадцати дротиков. Свет погас. Многотонная каменная громада пришла в движение. «Орлиное гнездо» было построено для того, чтобы выдерживать удары снаружи, но сейчас равновесие было нарушено, и конструкция стремились принять новое устойчивое положение. Только чудом меня не раздавило, Хорлиг завопил. Стрельба прекратилась. Мертв? Надо быть ненормальным, чтобы выпустить больше одного дротика в закрытом помещении. Должно быть, ему уж слишком хотелось меня достать.

Жуткое эхо стихло, и я услышал, как бранится Хорлиг. «Орлиное гнездо» изменилось до неузнаваемости. Теперь в щели между валунами действительно можно было увидеть небо. Лунный свет, проходя сквозь висящую в воздухе пыль, образовал серебристые колонны. Мне чудились очертания тел, которые смутно напоминали человеческие и были наполовину погребены под обломками. «Гнездо» было куда больше, чем я думал. Слева от меня оползень медленно заполнял какое-то подземное пространство. То, что находилось на поверхности, было лишь частью целого. Сейчас Хорлиг может находиться вон за той глыбой, что торчит неподалеку. Или в ста метрах от меня… Резиденция пережила весьма серьезную перестройку.

– Мелмвун, старина! Все еще не угомонился?

Голос Хорлига звучал очень ясно. Глойн находился где-то справа, но не слишком близко. Возможно, если двигаться достаточно тихо, я смогу проползти среди камней и добраться до своего аэромобиля. Еще можно притвориться мертвым и дождаться утра, когда придут сотрудники Хор-лига… Но некоторые из них могут оказаться сообщниками глойна – что бы он ни задумал. Значит, остается только одно.

Я перебрался через ближайший валун и пополз в обход залитой лунным светом скалы. Двигаться бесшумно не удавалось – слишком много всевозможных камушков и обломков лежало свободно и скатывалось при малейшем толчке. Вскоре позади послышался шорох – Хорлиг следовал за мной. Я замер. Бесполезно. Даже если я сумею выбраться отсюда, сверху меня легко заметить, и что помешает Хорлигу подстрелить меня? Я должен избавиться от противника и только потом бежать. Кроме того, если даже я благополучно улечу, Хорлиг сможет сообщить Че#у, и завтра его охрана арестует меня, как только я появлюсь на посадочной площадке.

Я неподвижно лежал в темноте. Похоже, моя рука действительно серьезно пострадала: земля подо мной стала влажной, и я понял, что оставил за собой кровавый след.

– Ну, Мелмвун, говори. Я знаю, ты еще жив.

Я улыбнулся. Если Хорлиг надеется, что я заговорю и тем самым выдам свое местонахождение, он еще более сумасшедший, чем я думал. Каждый раз, когда он подавал голос, мое представление о том, где находится он сам, становилось все более четким.

– Я предлагаю сделку, Мелмвун. Твой голос за мои сведения.

Возможно, не такой он и сумасшедший. Во всяком случае. он вспомнил, что любопытство – мое слабое место. Если я убью его этой ночью, то никогда не узнаю, какие мотивы им двигали. К тому же я тоже вооружен. Если он будет продолжать разговор… мне это не менее выгодно, чем ему.

– Ладно, Хорлиг. Сделка так сделка.

Я сказал больше, чем я хотел. Чем короче будут мои ответы, тем лучше.

Надеясь уловить признаки движения, я прислушался… но услышал лишь голос Хорлига.

– Видишь ли, Мелмвун, я и есть Мерлин.

Вот оно: шорох и скрип. Он сменил позицию. Сейчас у него была та же задача: заставить меня продолжать разговор. Теперь моя очередь говорить.

– Говори, Хорлиг.

– Я должен был убить тебя раньше. Когда ты подслушал мою беседу с Че#ом. Думаю, ты уже тогда понял правду.

Я действительно услышал тогда много неожиданного, но насчет правды… То, как Хорлиг отверг план Че#а, доказывало нечто противоположное: что Хорлиг не имел ничего общего с Мерлином.

– Но почему, Хорлиг? На что ты рассчитываешь? Чего ты хочешь?

Мой противник рассмеялся.

– Я альтруист, Мелмвун. И еще я глойн. Возможно, последний чистокровный глойн. Вам не удастся одурачить землян, как вы одурачили мой народ. Земляне – люди. И именно так к ним нужно относиться.

* * *

Эта идея плавала у меня в голове вот уже много недель. Земляне – люди. И именно так к ним нужно относиться. Когда я услышал слова Хорлига… Вот оно, решение. Я видел, в чем заключалась главная ошибка чероки и почему все мои предыдущие планы спасения землян были обречены на провал. Мотивы Хорлига оказались для меня полной неожиданностью, но я мог понять его. В каком-то смысле мы добивались одного и того же – правда, его методы не могли привести к должному результату. Возможно, тогда бы дело не дошло до перестрелки.

– Слушай, Хорлиг. Этого можно добиться совсем другим способом, без кровопролития. Землян можно спасти.

И я рассказал ему свой план. Я говорил в течение почти двух минут. Как только я закончил, дротик ударил о валун в тридцати метрах от меня.

– Я не принимаю твой план. Ты предлагаешь то, против чего я борюсь.

Казалось, он говорил сам с собой, двигаясь и двигаясь по какому-то кругу, который замкнулся у него в сознании.

– Твой план состоит в том, чтобы сделать из землян точную копию микин. Их культура будет полностью уничтожена – как в свое время была уничтожена моя. Гораздо лучше умереть, сражаясь с вами, чудовища, чем опустить руки и позволить вам вступить во владение своей землей. Вот почему я стал Мерлином. Я – опора для всех мятежных группировок землян. Я снабжаю их секретной информацией, оружием. Будучи должностным лицом микин, я могу спровоцировать ситуацию, которая заставит самых бесхребетных туземцев понять, что их физическое существование под угрозой. Австралийцы оказались самыми трусливыми. Очевидно, их правительство стерпит любые оскорбления. Именно поэтому мне приходится быть особенно жестоким – завтра, в Рокингхеме.

– Твой план – это просто безумие, – слова сами вылетали у меня изо рта. – «%Вурлиг Компани» может уничтожить все живое на Земле, не покидая орбиты.

– И это будет лучше, чем уничтожение цивилизации, которое ты предлагаешь! Мы умрем, сражаясь!

Кажется, он плакал.

– Я вырос в последней резервации. Я был последним, кто слышал наши легенды. Последним, кто слышал рассказы о прошлом нашей страны, о том, как мы охотились, о том, как мы жили… прежде, чем вы пришли и стали убивать нас, согнали с наших земель, отняли все, что было для нас ценно. Если бы мы взялись за оружие… по крайней мере, я бы не родился. Не родился бы в вашем мире, похожем на страшный сон.

На миг стало очень тихо. Я медленно полз на звук его голоса. Левую руку пришлось вытащить из рукава и сунуть под рубашку, чтобы она не мешала двигаться. Думаю, Хорлиг тоже был ранен: когда он перемещался, я слышал характерный «мокрый» звук.

Он настолько ушел в себя, что продолжал говорить. Странно, но теперь, обнаружив способ спасти землян, я вдвое сильнее беспокоился о том, чтобы покинуть развалины «гнезда» живым.

– Вы думаете, что мы проиграем, Мелмвун? Не будьте таким самоуверенным. Я не собираюсь добиваться, чтобы восстание началось немедленно. Я собираю силы. Третий Флот должен доставить на Землю вторую фабрику-автомат. Ее привезет с орбиты Второй Сын «%Вурлиг Компани» – завтра. Войска Че#а будут на Западном Побережье, и «людям Мерлина» ничего не стоит похитить фабрику вместе с орбитальным «паромом», на котором ее привезут. Я уже нашел тайное место, рядом с рудными месторождениями. Пройдет несколько лет, и у нас будет оружие и транспорт – все, в чем мы сейчас нуждаемся. И когда-нибудь… когда-нибудь мы поднимемся и уничтожим всех микин.

Кажется, Хорлиг действительно обезумел. Он перепутал глойнов и землян. Однако план похищения фабрики-автомата не был безумием и изобретением безумца. Я продолжал ползти – то между валунами, то перебираясь через них. Луна висела почти в зените, освещая одиноко стоящие глыбы. Хорлиг где-то совсем близко… Я замер и осмотрел небольшую площадку перед собой. В каких-то пяти метрах, из щели между двух валунов у меня над головой, падал тонкий луч лунного света.

– Завтра… да, завтра… это будет самый удачный день Мерлина…

Едва Хорлиг заговорил, мне показалось, что облаке каменной пыли, которая серебрилась в лунном луче, возникли завихрения. Их могла породить струйка воздуха, вытекающего из поврежденной теплосети. Или дыхание Хорлига.

Мне оставалось вскарабкаться на последний валун, чтобы выстрелить наверняка и не вызвать новых обрушений. Да, я не ошибся. Хорлиг вскочил и на миг оказался в луче лунного света. Его глаза были расширены и горели. Он был воином-глойном в деревянных щитках, защищающих голени, и черной набедренной повязке который стоит среди развалин своего дома, готовый защищать от чужаков-чудовищ… нет, не себя, не свою землю, но свое право жить так, как жил раньше.

Он просто опоздал на четыре века.

Мы выстрелили одновременно. Хорлиг промахнулся. Я – нет.

Последний глойн исчез в сверкающей вспышке.

К тому времени, когда мне удалось добраться до аэромобиля и вызвать медиков, я был уже совсем плох. Следующие пара часов не оставили после себя каких-либо воспоминаний.

В полтретьего ночи я разбудил Судию. Казалось, это его не слишком обеспокоило: Судия в любое время суток готов приступить к выполнению своего долга. Я рассказал ему все от начала и до конца, потом сообщил свое решение. Не думаю, что был весьма красноречив. Но либо мой план был действительно блестящим, либо мне повезло с Судией. Он принял план без поправок, включая обвинение против «%Вурлиг Компани». Откровенно говоря, он бы и сам принял такое решение – разве что со временем. Но он только неделю назад прибыл с Орбитальной Базы и только начал вникать в дела туземцев. Он сказал, что примет официальное решение в течение дня и сразу сообщит мне.

Я прилетел к себе в резиденцию, перевел все охранные системы в автоматический режим и, наверно, потерял сознание.

Я проснулся – или пришел в себя – только пятнадцать часов спустя. Мне звонил Гури Ким – тот самый Судия, с которым я разговаривал. Он просил меня отправиться вместе с ним в Аделаиду.

Спустя всего двадцать четыре часа после боя с Хорлигом мы стояли в кабинете Роберта Далманна. Я представил Судию Кима и объяснил, что тот умеет читать по-австралийски, но из-за недостатка разговорной практики просит меня переводить.

– Ученый Далманн, – продолжал я, – вы были правы относительно Херула Хорлига, но относительно причины его поступков ошибались.

Я изложил ему истинные мотивы Хорлига. Далманн был явно удивлен.

– Карательная экспедиция Че#а не состоится, его части отозваны с Западного Побережья. Так что за судьбу Рокингхема можно не волноваться… – я сделал паузу, затем перешел к более важной теме. – Думаю, я понял, каким образом можно спасти вашу расу от истребления. Судия Ким со мной согласился.

Судия положил документ на стол перед Далманном и произнес ритуальную фразу.

– Что это такое? – спросил Далманн. Документ был напечатан на микин.

– Австралийский текст – с другой стороны, – пояснил я. – Как представитель австралийского правительства, вы только что получили антимонопольное постановление. Помимо всего прочего, это обязывает людей, входящих в состав этой группы, разделиться не менее чем на сто тысяч автономных организаций. Нгагн Че# передаст подобные документы правительствам Судамерики и Зуландии. Вам дается год, чтобы произвести необходимые изменения. Не знаю, интересно ли вам это знать, но «%Вурлиг Компани» также получила постановление и должна разделиться по крайней мере на четыре конкурентоспособных группы.

«%Вурлиг Компани» действительно получила антимонопольное постановление сегодня утром. Сказать, что мое начальство не было в восторге – значит не сказать ничего. Ким сообщил мне, что Второй Сын грозился лично пристрелить меня, если я когда-нибудь появлюсь на территории, принадлежащей компании. Я оказывался перед необходимостью на некоторое время «лечь на дно», как говорят земляне. Но я знал, насколько «%Вурлиг Компани» нуждается в тех, кто на нее когда-либо работал. В конце концов меня простят. Я не переживал: стоило рисковать, чтобы спасти землян от порабощения и гибели.

Я ожидал восторженного одобрения со стороны Далманна, но Ученый был мрачен. Мы с Судией Кимом провели целый час, растолковывая ему каждый пункт постановления. Когда мы вышли из кабинета, я чувствовал себя опустошенным. Судя по реакции землянина можно было подумать, что я собственноручно подписал его расе смертный приговор.

Мэри сидела на крыльце, на своих качелях. Когда мы вышли, я попросил Судию возвращаться на Базу без меня. Ее отец принял мой план холодно; может быть, хотя бы Мэри обрадуется? В конце концов, именно она обратила мое внимание на эту проблему. В каком-то смысле, я сделал все это для нее.

Я присел рядом с ней на качели.

– Ваша рука! Что случилось?

Она осторожно провела пальцами по пластиковой сетке, в которую было упаковано мое предплечье. Я рассказал ей о Хорлиге. Совсем как финал мелодрамы. Восхищение в ее глазах, его рука в ее руке – мальчик и девочка снова вместе и так далее.

– И тогда я понял, – продолжал я, – как сделать, чтобы вы не повторили судьбу чероки.

– Это замечательно, Рон. Я так и знала, что вы сможете это сделать, – и она поцеловала меня.

– Главный недостаток плана чероки заключался в том, что они не были частью общества белых, хотя занимали земли, на которые белые претендовали. Если бы они были гражданами Соединенных Штатов Америки, у американцев не было бы юридического права конфисковать их землю и убивать их. Конечно, у микин нет понятия «граждане»: решение Судии распространяется на всех людей. Я добился, чтобы Судия объявил землян людьми. Я знаю, это кажется очевидным, но только потому, что вы еще никогда не сталкивались с такой проблемой. Теперь любые акции геноцида в отношении вас будут признаны незаконными, потому что геноцид – это одна из разновидностей монополизма. Правительство Австралии уже получило антимонопольное постановление – равно как и правительства других стран…

Воодушевление Мэри, казалось, несколько угасло.

– Значит, наши правительства будут распущены?

– Конечно, Мэри.

– И через несколько десятков лет мы будем такими же, как вы? И у нас тоже будут эти… извращения, насилие и смерть?

– Не надо так говорить, Мэри. У вас будет культура микин – но, возможно, останутся поселения, где сохранятся обычаи землян. Это процесс, который ничто не может остановить. Но вы, по крайней мере, не будете уничтожены. Я спас…

На миг мне показалось, что мне выстрелили в лицо. Мое сознание описало три мертвых петли, прежде чем я понял, что Мэри просто наотмашь ударила меня по щеке.

– Ты, зеленомордый, – прошипела она. – Ничего ты не спас. Посмотри на эту улицу. Смотри! Здесь тихо. Никто никого не убивает. Большинство людей более или менее счастливое. Этот городок не такой уж древний, но так он живет уже почти пять сотен лет. В свое время мы работали как проклятые, чтобы сделать его лучше, и добились своего – разными путями, но добились. И вот теперь, когда мы вот-вот поймем, как сделать, чтобы все люди жили в мире – раз! И появляетесь вы, чудовища. Вы снесете наши города. «Они слишком большие», говорите вы. Вы разгоните нашу полицию. «Монополия» – так вы это называете. И через несколько лет у нас будет «Клоун-таун» размером с планету. Чтобы выжить, нам придется относиться друг к другу, как к животным, – ведь вы создали для нас такие роскошные условия! – она на миг смолкла, чтобы перевести дух, но ее гнев еще не иссяк.

И впервые я понял, чего она боится на самом деле. Она говорила об этом с самого начала. Она боялась погибнуть – вместе со своей расой; этого, в конце концов, боятся все. Однако было еще кое-что, не менее важное для нее: ее дом, ее семья, ее друзья. Торговый центр, развлечения, театры, понятия о том, что хорошо, а что плохо. Да, мы не уничтожим ее физически – ее тело будет жить. Но мы уничтожим все вещи, которые она считает смыслом жизни. Я не нашел решения – я просто нашел способ совершить убийство без убийства.

Я попытался обнять ее за плечи.

– Я люблю тебя, Мэри.

Слова вырвались сами собой – неуместные, непостижимые.

– Я люблю тебя, Мэри.

На этот раз я произнес их более внятно. Не думаю, что она услышала.

– Вот Хорлиг был прав! – крикнула она почти в истерике. – Он прав, не ты. Лучше сражаться и умирать, чем…

Она не договорила. Она ударила меня по лицу, потом в грудь – отчаянно, неумело. Ее явно не учили наносить удары, но она била яростно, с силой, словно хотела покалечить меня. Я знал, что не смогу остановить ее, не причинив ей вреда. Под градом ударов, которые сыпались на меня, я встал и шагнул к лестнице. Она не отставала, рыдая и колотя меня. На ступенях я споткнулся…

Она осталась на крыльце, захлебываясь глухим, булькающим плачем. Хромая, я пошел мимо уличного фонаря, в темноту.

* * *

Итак, что у нас получается? Анархия делает стабильной нестабильность! Конечно, я не могу представить себе что-то подобное нашем мире, где законы в основном используются, чтобы поддерживать монополию власти. Однако у моих инопланетных захватчиков «законы» больше напоминают религиозные обычаи. Подозреваю, что успешное существование этого общества – это самое «инопланетное», что есть у моих инопланетян.

Превратности судьбы[81]

События этого рассказа разворачиваются после Великой Войны. В это время ужас от пережитого, скорее всего, уже пройдет – останется печаль только о потерянном «золотом веке» и ошибках, которые были совершены. Думаю, этот мотив хорошо слышен в «Обособленности» и «Завоевании по умолчанию». Эти два рассказа весьма тенденциозно повествуют о причинах Великой Войны и мотивах воюющих сторон; мои протагонисты считают это неприемлемым. Однако я должен был написать рассказ, в котором одной стороне удается победить с помощью ядерного удара.

В свое время, в 1970 году, я прочел в «AviationWeek» о предстоящем (теперь уже так не скажешь) выпуске противоракет «Спирит», которые через четыре секунды после запуска способны оказаться на расстоянии шестидесяти тысяч футов. Немного увеличьте эту цифру и оцените свои ощущения. Идея была записана на карточку размером три на пять, а карточка положена в деревянную коробочку – так я поступаю со всеми своими озарениями. Позже из этого получились «Превратности судьбы». Рассказ был опубликован в 1974 году, задолго до СОИ.

* * *

Станция ПВО, расположенная высоко в горах Сьерра де Лагуна, с самого рассвета находилась в состоянии боевой готовности. День прошел без происшествий; солнце село, и теперь на поросшие соснами холмы опускалась темнота. Прохладный, сухой ветер носился среди деревьев, ворошил толстый слой опавшей сосновой хвои и скользил вокруг бронированных куполов станции. Наверху, путаясь в темных силуэтах сосен, появлялись звезды – более многочисленные, более яркие, чем когда-либо можно увидеть в небе над городом.

На западе, окаймляя по горизонту мрачный Пасифик, светилась узкая зеленовато-желтая полоса – все, что оставил после себя день, – а у самого океана пригоршней прекрасной огненной пыли рассыпался город. Со склонов Сьерра де Лагуна, что в восьмидесяти километрах от побережья, он казался сюрреалистическим ковром крошечных пылающих самоцветов. Он и был самым драгоценным из сокровищ, для охраны которого построили эту станцию.

Таков был последний миг безопасности и спокойствия, которым жила эта земля вот уже много-много веков.

Жители леса – птицы, спящие в деревьях, белки в дуплах – ничего не услышали и не почувствовали. Однако люди, которые сидели в самом сердце станции и смотрели в космос микроволновыми глазами, видели, как над полярным горизонтом поднялось несколько крошечных пятнышек. Люди рассчитали их траектории и предсказали, что этой ночью на небеса и на землю придет огненный ад.

На земле с треском раскрывались бетонные и стальные обтекатели; из них показались лазеры и баллистические ракеты, которые теперь отслеживали врагов, падающих из космоса. Птицы на деревьях тревожно зашевелились, разбуженные шумом и слабым красным сиянием, которое вырвалось из невидимых прежде нор. Однако за ближайшим гребнем холмов ночь уже казалась тихой, и залитый звездным светом сосновый лес спал безмятежно.

Потом на северном склоне неба, на полпути между зенитом и горизонтом, вспыхнули три новых звезды – настолько яркие, что в лесу, все еще объятом тишиной, засиял бело-голубой день. Свет стремительно ослабевал, стал апельсиновым, потом красным… и погас, оставив лишь переливы бледной зелени и золота, которые охватили весь небосвод. Эти пастельные волны были единственным видимым признаком того, что взрывы породили колоссальную вуаль из заряженных частиц между наземными радарами и ракетами, которые должны были вот-вот появиться. Люди на станции не растерялись. Взрывы не вполне ослепили их: они по-прежнему сохраняли представление о происходящем на поле битвы благодаря геостационарному спутнику. Однако пока цели находились слишком далеко.

На севере и востоке можно было разглядеть множество новых звездочек – в основном ракеты, которыми вели заградительный огонь. Неестественный рассвет растянулся от горизонта до горизонта. Однако огни города на западе сияли все так же спокойно, так же красиво, как прежде, словно это не было началом конца.

Теперь радары могли засечь вражеские боеголовки, которые прорывали камуфляж ионосферной дымки. Но ни одна из них не летела к городу на западе: все они должны были рухнуть на станции противовоздушной обороны и базы межконтинентальных баллистических ракет, расположенных восточнее, в пустыне. Защитники заметили это, но времени ломать голову не оставалось. Надо было действовать – иначе через несколько секунд их ждала гибель. Ударил главный лазер, и сосны на холмах вспыхнули, озаренные его багровым светом. Казалось, что луч – стокилометровая огненная нить толщиной десять сантиметров – исчезает в верхних слоях атмосферы; на самом деле, там просто было слишком мало молекул, которые можно ионизировать. Звук, с которым тонны воздуха мгновенно превратились в плазму, напоминал стократ усиленный треск ломающейся кости. Этот звук отразился от дальних холмов, и безумное эхо запрыгало, заметалось по равнинам.

Теперь в лесу ничто не могло спать.

Луч исчез, но оставил после себя светло-голубую нить; казалось, кто-то подвесил ее высоко в небе и завязал золотисто-желтый огненный узелок. Первая цель, по крайней мере, была уничтожена. Мощи луча хватило, чтобы, проходя через ионосферу, зажечь собственный мини-рассвет, а узелок на конце нити был боеголовкой, в один миг испаренной, распыленной на атомы.

Потом заработали другие лазеры, и странные красные молнии расчертили небо косой клеткой. Со склонов холмов взлетали баллистические ракеты, их вой, который трудно было с чем-то спутать, подобающим образом дополнял картину этого маленького Армагеддона. Ракеты поменьше походили на капли расплавленного металла на конце лучей из огня и дыма, вырывающихся из-под земли. Промах или попадание – это становилось ясно спустя жалкие пять секунд их управляемого полета, пяти секунд, за которые они успевали подняться в небо более чем на тридцать километров. Пространство над холмами заполнилось новыми яркими звездами, но еще чаще – и это выглядело куда внушительнее – вспыхивало зарево, которое отмечало каждый успешный выстрел лазеров.

Семьдесят пять секунд продолжалась битва в пространстве над станцией. За это время люди мало что могли сделать – только сидеть и наблюдать за машинами: для того, чтобы отражать удары, требовалось реагировать в течение микросекунды, а на такое способна лишь техника. За эти семьдесят пять миллионов микросекунд станция уничтожила множество вражеских ракет. Лишь десяти удалось прорвать заслон: яркие голубые вспышки на восточном горизонте ознаменовали конец расположенных там станций межконтинентальных ракет. Возможно, даже эти десять удалось бы перехватить, но станция придерживала резервы, ожидая атаки на город, которая рано или поздно должна была начаться.

Семьдесят пять секунд – а город, атаки на который они ждали и который должны были защитить, все еще лежал пылающим ковром под желто-зеленым небом.

А затем в самой середине мерцающего ковра, который был городом, родилась еще одна звезда. Астрономы сказали бы, что это очень маленькая звезда. Но тем, кто находился поблизости, она показалась расширяющимся сгустком адского пламени, газообразной смесью продуктов ядерного распада, нейтронов и гамма-лучей.

В течение нескольких секунд город прекратил существование. И его защитники в горах поняли, почему все вражеские боеголовки были нацелены на военные объекты… и что должно случаться со всеми большими городами этой страны. Они поняли, насколько это было легче – тайно доставить бомбы в каждый из них, вместо того, чтобы сбрасывать ракеты по баллистическим траекториям.

* * *

С того места, где проплывала яхта – на миллион километров выше плоскости эклиптики, на шесть миллионов километров отставая от Земли в движении по ее орбите, – родная планета казалась синеватым мраморным шаром, и почти столь же ярким, как полная Луна, хотя в настоящий момент находилась в фазе первой четверти. Сама Луна сияла несколькими градусами дальше относительно Солнца, примерно вдвое ярче, чем Венера. Остальная часть небес казалась бесконечно далекой, туманной россыпью звезд на дне бесконечного глубокого колодца.

Сама же яхта, залитая бело-голубым солнечным светом, представляла собой трехсотметровый серебряный полумесяц – ни стабилизаторов, ни антенн, ни люков. Фактически, единственное, что выделялось на ее обшивке – это императорский герб, золотая пятиконечная звезда, окруженная алым венком, у самого носа.

Однако изнутри основная часть корпуса выглядела совершенно иначе. Арочный потолок, выгибающийся над главной палубой, был прозрачным, как воздух ночью над пустыней. Дамы и господа, которые собрались здесь, чтобы отпраздновать день рождения принца, могли любоваться Луной, кружащейся вокруг Земли чуть выше искусственного горизонта – там, где палуба упиралась в корпус.

Для большинства из них этой картины словно не существовало. Лишь немногие снисходили до того, чтобы бросить взгляд на столь странно выглядящее небо. В пятнадцатом поколении аристократия обычно начинает воспринимать вселенную как нечто само собой разумеющееся. Такую же скуку – или такое же удивление – они испытывали бы и на Луне, и, по возвращении на Землю, где-нибудь на Австралианской Ривьере.

Внутри огромного корпуса весом два миллиона тонн нашлось бы от силы четверо или пятеро человек, которые действительно имели какое-то представление об окружающей их пустоте.

Ваня Биладзе плавал почти в центре крошечной рубки управления – он любил невесомость – и слегка корректировал свое положение в пространстве с помощью ременного поручня, небрежно намотанного на руку. Его команда в количестве трех человек сидела в креслах перед пультом управления с компьютерными клавиатурами и голоэкранами. Все трое были пристегнуты. Биладзе махнул рукой в сторону центрального экрана, на котором медленно кувыркался серовато-белый конус.

– Ты представляешь, что это может быть, Боблансон?

Вместе с коротышкой, к которому он обращался, в рубке находилось пять человек. Боблансон только что вошел – вернее, вплыл сюда из межпалубного пространства и в буквальном смысле слова имел бледный вид. Его руки, искривленные перенесенным в детстве рахитом, судорожно вцепились в поручень, а плешивая голова покачивалась из стороны в сторону: он пытался сосредоточиться на экране. Для троицы, сидящей в креслах, этот скрюченный гном представлял зрелище столь же любопытное, как и изображение на экране, полученное с помощью дальномерной оптики. Все трое были новичками на императорской яхте, и Биладзе полагал, что этого негражданина они тоже видят впервые. В самом деле, где его можно было увидеть, кроме как в Заповеднике[83]? Только в императорском зверинце.

Близорукие глаза Боблансона бесконечно долго косились на экран. Бортовой компьютер позволял нанести на изображение размерную сетку, благодаря чему становилось ясно, что диаметр основания конуса около метра, а длина, скорее всего, около трех. Согласно данным, напечатанным под сеткой, расстояние до объекта составляло больше двухсот километров. Но даже на таком удалении метод синтезированной апертуры позволял разглядеть множество деталей.

Конус не был ни гладким, ни однородно окрашенным. Его поверхность была расчерчена сотнями идеально ровных линий, идущих параллельно оси. Ни антенн, ни панелей солнечных батарей – наружу ничто не торчало. Каждые пятнадцать секунд объект поворачивался к наблюдателям основанием – темное отверстие, о котором вряд ли можно было что-то сказать.

Коротышка нервно облизнул губы. Если бы в невесомости можно было пасть ниц, этот Боблансон так бы и сделал – в этом Биладзе не сомневался.

– Изумительно, Ваше Преосвященство. Несомненно, оно искусственного происхождения.

Один из членов команды закатил глаза.

– Знаем, идиот. Вопрос в другом: заинтересует это принца или нет? Нам сказали, что ты у него эксперт по доимперским космическим аппаратам.

Боблансон выразительно кивнул, и остальная часть его тела закачалась соответственно.

– Да, Ваше Преосвященство. Я родился в Великокняжеском Калифорнийском Заповеднике. На протяжении столетий мое племя передает премудрость Большого Врага от отца сыну. Много раз Великий Князь посылал меня обследовать пылающие руины, которые расположены в Заповедниках. Я узнал о прошлом все, что мог.

Помощник Вани открыл было рот – без сомнения, для того, чтобы сделать какое-нибудь едкое замечание в адрес неграмотных дикарей, которые строят из себя археологов – но Биладзе не дал ему заговорить. Парень плохо знаком с обычаями Двора, но уже не настолько новичок, чтобы ему сошли с рук оскорбительные высказывания по поводу мнения принца. Биладзе знал: каждое слово, произнесенное в рубке управления, становится известно агентам Комитета Безопасности, которые прячутся где-то на борту. Более того: каждый маневр, который осуществляет команда, проходит проверку компьютеров Комитета Безопасности. Для слежки использовались и граждане Империи. Правда, лишь немногие начинали понимать, насколько распространена тактика наушничества, прежде чем попадали на Императорскую Службу.

– Я перефразирую вопрос Коли, – сказал Биладзе. – Как тебе известно, мы двигаемся назад по орбите Земли. В конечном счете, через пятнадцать часов мы – если только не задержимся из-за этой штуки – мы окажемся достаточно далеко, чтобы столкнуться с объектами на троянских орбитах. Теперь у нас есть определенная причина полагать, что по крайней мере несколько зондов были запущены с орбит типа земной и со временем оказались в троянских точках Земли…

– Да, Ваше Преосвященство, я предложил эту идею, – ответил Боблансон.

И все-таки, сколько же в нем мужества, удивленно подумал Биладзе. Возможно, коротышка знал, что для принца его зверек порой может оказаться важнее, чем гражданин Империи. Ясно одно: образование этого парня не ограничивается байками, которые в его племени рассказывают из поколения в поколение. Идея поиска искусственных объектов в районе троянских точек остроумна… правда, Биладзе полагал, что при более внимательном рассмотрении найдется пара причин, по которой это окажется трудно применить на практике. Но принц редко утруждает себя внимательным рассмотрением вопроса.

– В любом случае, – продолжал Ваня Биладзе, – мы что-то нашли, но оно находится весьма неблизко от пункта нашего назначения. Возможно, принц не заинтересуется. В конце концов, главный повод для этой экскурсии – празднование его дня рождения. Не исключено, что Император, принц и все благородное собрание будут не слишком счастливы, если мы заставим их отвлечься на подобные вопросы. Но мы знаем, что ты пользуешься особым доверием принца, когда дело касается его коллекции доимперских космических зондов. Мы надеялись…

Мы надеялись, что ты снимешь нас с крючка, приятель. Его предшественник на этой должности был казнен принцем, тогда еще совсем мальчиком. Преступление заключалось в следующем: он оторвал Его высочество от обеда. В тысячный раз Биладзе осознал, насколько хочет вернуться на флот с его старомодными порядками – где исследование можно было провести под видом маневров… или даже на Землю, в какую-нибудь грузинскую лабораторию. Чем ближе Гражданин находится к центральной власти, тем больше вселенная вокруг него напоминает сумасшедший дом.

– Понимаю, Ваше Преосвященство.

Боблансон произнес это так, словно действительно понимал. Он еще раз поглядел на экран, потом повернулся к Биладзе.

– И уверяю вас, принц не сможет мимо такого пройти. Его коллекция огромна, вы знаете. Конечно, у него есть все луноходы, которые когда-либо запускались. Их было довольно легко найти – с помощью карт, которые используют у вас на Флоте. У него есть даже два марсианских зонда: один республиканский и один запущенный Большим Врагом. Искать уцелевшие околоземные спутники в основном тоже было несложно. Но зонды, предназначенные для исследования Солнца и внешних планет – их чрезвычайно трудно обнаружить. Они больше не привязаны ни к какому небесному телу и блуждают в бесконечных просторах космоса. В коллекции принца есть только два солнечных зонда, и оба были запущены Республикой. Я никогда не видел ничего подобного, – он судорожным движением указал в сторону кувыркающегося на экране белого конуса. – Даже если бы я понял, что оно запущено вашими предками в дни Республики, это все равно была бы редкая находка. Но если эта вещь принадлежала Большому Врагу, она стала бы любимым экспонатом в коллекции принца, в этом нет сомнений. Но, откровенно говоря… – Боблансон понизил голос. – Думаю, этот космический корабль был запущен не Республикой и не Большим Врагом.

– Что?!

Этот возглас вырвался одновременно из четырех глоток.

Казалось, маленький человечек все еще взвинчен, его подташнивало, но впервые Биладзе понял, что почти заворожен им. Этот коротышка болен, он почти калека. В конце концов, он вырос в отравленной, опустошенной земле. С тех пор, как он состоит на Императорской Службе, его, очевидно, использовали для исследования радиоактивных руин, оставшихся на месте городов Большого Врага. И все же… каким бы ущербным ни было это тело, в нем жил мозг, все еще мощный и способный рассуждать убедительно. Биладзе задавался вопросом: понял ли Император, что ручной зверек его сына в пять раз больше человек, чем сам принц.

– Да, может быть, это просто фантазия, – сказал Боблансон. – Человечество не обнаружило ни одного свидетельства, что где-то еще во Вселенной существует жизнь – тем более разумная. Но я знаю… Я знаю, что в свое время Флот получил сигналы из межзвездного пространства. Надежда еще жива. И этот предмет – он такой странный. Вот например: где хоть какие-то устройства связи, торчащие из корпуса? Я знаю, что Империя отказалась от внешних антенн – но во время Республики они были на каждом космическом аппарате. Нет солнечных батарей. Хотя, возможно, здесь используется энергия изотопов… Но самое странное – это рисунок в виде лучей на корпусе. Таких канавок вы не увидите ни на метеорите, ни на космическом зонде, который упал на поверхность планеты, пройдя атмосферу. Просто представить невозможно, каким образом эта вещь оказалась в межпланетном пространстве.

А вот это меняет дело, подумал Биладзе. Все, что произносит Гражданин, пишется где-нибудь на ленту. И если когда-нибудь всплывет, что Ваня Биладзе отказался от возможности пополнить коллекцию принца инопланетным космическим аппаратом, императорской яхте потребуется новый пилот.

– Коля, – сказал он, – включите «клавиши» и сообщите Лорду Чемберлену[84], что Боблансон здесь обнаружил.

Возможно, эти слова послужат оправданием ему и его людям, если кувыркающийся белый конус, паче чаяния, не заинтересует принца.

Коля забарабанил по клавиатуре корабельного буквопечатающего аппарата. Теоретически, любой Гражданин может лично обратиться к Лорду Чемберлену, поскольку этот офицер выполняет роль передаточного звена между императорским двором и императорскими подданными. Фактически же протокол общения с представителями аристократии настолько сложен, что с людьми подобного сорта безопаснее всего общаться письменно. И порой этот письменный отчет можно было использовать, чтобы спустя некоторое время прикрыть себе тыл – если дворянин, с которым Вы имели дело, будет в состоянии разумно рассуждать. Биладзе внимательно читал строчки, по мере того как они появлялись на дисплее считывающего устройства, потом дал Коле знак отправить сообщение. Текст исчез, на Дисплее вспыхнуло слово «доставку подтверждаю». Теперь сообщение хранилось в почтовом ящике Чемберлена на главной палубе. Когда его очередь согласно уровню приоритета подойдет, сообщение появится на экране. И если Лорд Чемберлен не слишком занят, контролируя ход развлечений, он ответит.

Ваня пробовал расслабиться. Боблансону не было нужды произносить свой страстный монолог: он дал бы руку и ногу, чтобы поближе разглядеть этот предмет. Но Ваня Биладзе был слишком опытен, слишком осторожен, чтобы позволить себе демонстрацию подобных чувств.

Биладзе провел на Флоте тридцать лет – целые годы в открытом космосе, так далеко от Земли, Луны и всепроникающего влияния Комитета Безопасности, что родная планета начинала порой казаться чем-то несуществующим. Затем на Флоте начались репрессии. Император отвел Флот обратно в околоземное место, подвергая подозрительных тщательной проверке, для которой использовались другие Граждане, и объявляя «незаконными» исследования, которые до сих пор можно было проводить. С появлением нового космического двигателя во всей Солнечной системе не осталось точки, которая находилась бы более чем в часе лета от Земли, и столь пристальный надзор, несомненно, был практически необходим. Для многих офицеров перемены оказались роковыми. Они выросли в космосе, вдали от Империи, и забыли – либо так и не узнали, – как скрывать чувства и держаться с должным смирением. Но Биладзе хорошо это помнил. Он родился в Грузии, в Сухуми – это место было любимым курортом аристократии. Как бы ни были совершенны ослепительно-белые пляжи Сухуми с разбросанными по ним пальмовыми парками, мгновенная смерть ждала здесь любого Гражданина, проявившего непочтительность. И когда Ваня переехал восточнее, в Тифлис, и поступил в техническую школу, жизнь не стала менее опасной. Потому что в Тифлисе постоянно наблюдались случаи вольнодумия – и подобные мысли куда сильнее беспокоили Комитет Безопасности, чем нечаянная непочтительность.

Если бы его опыт жизни на Земле сводился к этому… Не исключено, что тогда Биладзе забыл бы, подобно своим товарищам, как жить в присутствии Комитета Безопасности. Но в ту весну, его последнюю в Гидромеханическом Институте и Тифлисе, он встретил Клазу. Блестящую красавицу Клазу. Она специализировалась по скульптоархитектуре – это было одно из немногих направлений технических исследований, которые Императоры когда-либо допускали на Земле. В конце концов, статуи наподобие колосса, между ног у которого теперь шумел Гибралтар, не удалось бы создать без методов, разработанных предшественниками Клазы. И в то время как его друзья-офицеры умудрялись годами оставаться в космосе, Ваня Биладзе возвращался в Тифлис, к Клазе – снова и снова.

И никогда не забывал правил выживания в Империи.

Внезапно, словно от толчка, мысли Вани вернулись к рубке управления с ее белыми стенами. Боблансон уставился на него так, словно прикидывал что-то в уме – или собирался сделать замечание, которое сам считал рискованным. В течение долгих секунд они пристально смотрели друг другу в глаза. Биладзе довелось лишь четыре или пять раз видеть неграждан «во плоти», а не на экране, хотя он водил императорскую яхту больше года. Эти существа были чахлыми и чаще всего ничего не соображали – просто уродцы, которых держали ради развлечения дворян, имевших доступ к обширным Заповедникам Америки. Боблансон был единственным из всех, кто казался не только разумным, но и умным. Биладзе поймал себя на странной мысли: ему просто не верится, что предки этого хилого человечка и были Большим Врагом, который боролся с Республикой за власть над Землей. О тех временах было известно очень немного, и Биладзе никогда не осмеливался заняться их изучением. Что он знал точно – так это что Враг был умен и хитер, что его никогда не удавалось победить полностью, пока он, наконец, не перешел в наступление, вероломно напав на Республику. Республика яростно отразила нападение, а затем сровняла Вражеские города с землей, сожгла его леса и превратила весь его континент в радиоактивную пустошь. Даже пять веков спустя единственными, кто жили на этих руинах, были жалкие неграждане, последние жертвы вероломства собственных предков.

А победоносная Республика продолжала идти вперед – к тому, чтобы стать Мировой Империей.

Так или иначе, это история. Можно сомневаться во всем или в отдельных деталях – но Ваня Биладзе знал, что Боблансон – последний потомок людей, которые выступили против Империи. На миг Ваня задался вопросом: в какой версии, спустя все эти годы, история преподавалась Боб-лансону?

На считывающем устройстве все еще не появилось никакого ответа. Очевидно, Лорд Чемберлен слишком занят, чтобы беспокоиться по пустякам.

– Ты из Заповедника Калифорнийя? – спросил Ваня.

– Да, Ваше Преосвященство, – короткий кивок.

– Конечно, я там никогда не бывал, но видел большинство Заповедников с низкой орбиты. Калифорнийя – самая ужасная пустошь из всех, верно?

Биладзе только что нарушил одну из первых заповедей выживания в Империи: он выказал любопытство. Это всегда было его самой опасной ошибкой; правда, он убеждал себя в том, что знает, как задать безопасные вопросы. Действительно, что секретного в негражданах? Они – всего лишь меньшинство, обитающее, в силу превратности судьбы, в этих землях, слишком опустошенных, чтобы их можно было заселить. Император любил показывать этих несчастных по головидению, словно хотел сказать своим Гражданам: «Смотрите, что случилось с моими противниками». Конечно, не будет никакого вреда, если он поговорит с этим парнем, который, кажется, до сих пор живет под впечатлением великого поражения Большого Врага и его еще более великого предательства.

Боблансон снова лихорадочно кивнул.

– Да, Ваше Преосвященство. Я сожалею, что некоторые из крупнейших и наиболее омерзительных форпостов моего народа находились в южной части Калифорнийи. И еще больше я сожалею, что именно мое племя происходит от тех недолюдей, которые вдохновили нападение на Республику. Много ночей мы собирались вокруг походных костров – когда могли найти достаточно хвороста, чтобы разжечь огонь – и Старейшины рассказывали нам легенды. Сейчас я понимаю, что они говорили о реактивных ракетах и лазерах с накачкой. По нынешним меркам это примитивное оружие. Но оно было, вероятно, лучшим из всего, чем в те дни обладала любая из сторон. Я могу лишь возблагодарить храбрость ваших предков, благодаря которым победили Республика и справедливость. Но я все еще чувствую позор и ношу свое одеяние в наказание за свое происхождение. Это – точная копия униформы, которую носили проклятые существа, вдохновившие Последний Конфликт.

Он беспокойно потеребил голубую материю, и Биладзе впервые обратил внимание на одежду коротышки. Не потому, что она была неприметной. Фактически, эта синяя униформа с жесткими серебряными прямоугольниками на плечах обращала на себя внимание именно своей нелепостью. В невесомости брюки непрерывно колыхались, позволяя увидеть тощие кривые ноги Боблансона. Прежде Биладзе думал, что это просто один из сумасшедших костюмов, которые по декрету императорской фамилии должны были носить существа в зверинце, но теперь становилось ясно, что издевательство было куда более утонченным. Должно быть, это очень позабавило принца – взять это чучело и одеть его как Врага, а потом унижать его и заставлять пресмыкаться. Императорская семья никогда не забывала своих противников, как бы далеко они ни находились в пространстве или времени.

Затем он снова посмотрел в глаза маленькому человечку и похолодел. До сих пор ему была видна лишь одна сторона медали. Без сомнения, Боблансон носил униформу по приказу принца – но самого негражданина это скорее позабавило: словно перед этими блеклыми голубыми глазками находилась невидимая остальным комната смеха, был тем, кто был удивлен – если была какая-нибудь комната для юмора позади тех светло-голубых глаз. Вполне вероятно, подумал Биладзе, что коротышка сам навел принца на мысль одеть его таким образом. И теперь Боблансон, потомок Большого Врага, щеголял при императорском дворе в полной униформе своих предков. Биладзе внутренне содрогнулся. Впервые он начинал верить мифам о хитрости и изобретательности Врага, способности обманывать и предавать. Этот человечек все еще помнил, что произошло в те давние времена – и испытывал куда более сильные чувства, чем кто-либо из императорской семьи.

Слово «подтверждение» исчезло с экрана, и на его месте появилось лицо, украшенное двойным подбородком. Ростов, Лорд Чемберлен. Члены экипажа на миг склонили головы, стараясь выглядеть сосредоточенными. Что необычно, Чемберлен снизошел до ответа; это говорило о том, что сообщение Вани, наконец-то полученное, заинтересовало его.

– Пилот Биладзе, предложенное вами отклонение от плана полета принято допустимым, равно как и использование вами домашнего животного принца, – Лорд говорил вяло, складки жира на его подбородках колыхались. Биладзе надеялся, что колкие замечания в адрес старика Ростова делались просто ради проформы. Лорд Чемберлен не мог позволить себе переменчивости, свойственной большинству представителей знати. Он был непреклонен в своем желании выполнять малейшую прихоть своих повелителей.

– Существо по кличке Боблансон вы посылаете сюда. Сохраняйте нынешнее положение относительно неопознанного объекта. Я оставляю эту линию связи открытой, чтобы вы могли реагировать непосредственно на пожелания Императора, – лорд Чемберлен вышел из радиуса действия камеры, без лишних слов прервав разговор, словно говорил с компьютером. По крайней мере, это избавило Биладзе и его команду от неприятной необходимости формулировать в должной мере почтительный ответ.

Биладзе ударом кулака распахнул люк, и охранники Боблансона вошли в рубку.

– Приказано отвести его на главную палубу, – сообщил Ваня.

Боблансон бросил короткий взгляд на главный экран, на котором по-прежнему медленно вращался загадочный объект, затем позволил охранникам сковать себя декоративными цепями и вывести наружу. Люк за коротышкой и двумя его сопровождающими захлопнулся, и экипаж снова повернулся к голографическому изображению над печатающим устройством.

Камера, с которой транслировалось изображение, но теперь грузная туша Ростова не загораживала вид. Яхта была подарена принцу Императором на день рождения, когда мальчику исполнилось десять. А когда дело касалось подарков, Император не мелочился. На главной палубе, накрытой прозрачным куполом, открытым всем небесам, могло находиться почти две тысячи человек. По крайней мере, к этой цифре приближалось число собравшихся на эту вечеринку – или пир под открытым небом – по случаю восемнадцатилетия принца.

Многие дамы и господа ходили в алом, хотя некоторые предпочитали костюмы пастельных тонов и разной степени прозрачности. Огни на главной палубе были пригашены, и облака звезд, увенчанные двумя полумесяцами – Землей и Луной – сияли над головами; задник не слишком подходил к спектаклю. Люди, которые находились на палубе, должны были править этими мирами…

Окинув беглым взглядом толпу, Биладзе заметил несколько серых и коричневых фигурок – лакеи в униформе, которые разносили напитки и лакомства. Любая достаточно развитая цивилизация использовала бы для подобной работы машины. Лакеи подобострастно кланялись, всегда готовые наилучшим образом исполнить пожелания, всегда безгранично почтительные. Скорее всего, эта почтительность сохранялась главным образом ради наблюдателей из Комитета Безопасности. Большинство гостей были уже настолько одурманены всевозможными более или менее экзотическими снадобьями, что ни один из них не понял бы, что случилось, плюнь ему кто-нибудь в глаза. Дело шло к тому, чтобы вечеринка превратилась в разнузданную оргию, и три четверти пути были уже пройдены. Биладзе пожал плечами. Ничего нового – просто на этот раз масштабы оргии будут чуть побольше.

Потом справа на голоэкране появились крошечные фигуры Боблансона и его охранников. Граждане двигались осторожно – плечи ссутулены, глаза в пол. Боблансон, казалось, держался почти так же, но в следующий миг Биладзе заметил, что коротышка то и дело стреляет глазами по сторонам, наблюдая за происходящим. Забавно. Никто из Граждан не смог бы позволить себе столь вызывающего высокомерия. Но Боблансон – не Гражданин. Он – животное-игрушка, причем игрушка любимая. Животное можно убить, если оно вызвало у вас недовольство, но на животное не распространяются запреты, которые должен выполнять человек. Без сомнения, даже Комитет Безопасности не уделяет этому существу особого внимания.

По мере того, как фигурки двигались налево, Биладзе сдвинулся к правому краю экрана, чтобы не терять их из виду. Теперь он видел Императора и его сына. Паса Третий восседал на своем передвижном троне, его облачение напоминало водопад алой материи и драгоценностей. Лицо Императора было узким, худым, с резкими чертами. В другое время такой человек скорее бы создал собственную империю, а не унаследовал ее от предков. Как бы то ни было, Паса стал настоящим самодержцем, который держал под контролем все государственные функции – в том числе и в первую очередь научные исследования, – направив их на безумные поиски возродившегося врага.

Лишь в одном вопросе Пасу можно было назвать мягким человеком. Его сын, которому сегодня исполнилось восемнадцать, пользовался возможностями и удовольствиями, которых хватило бы на тысячу его сверстников. В облегающих красных бриджах с усыпанным алмазами поясом, Саса Десятый стоял возле трона своего отца. Черноволосая красавица, которая льнула к нему, обладала роскошными формами и невероятно гладкой кожей, но рука принца скользила по ее телу небрежно, словно по перилам лестницы.

Охранники простерлись ниц перед троном и наконец-то удостоились высочайшего внимания. Биладзе едва удержался, чтобы не выругаться. Проклятый микрофон не ловит! Как узнать, чего пожелает Император или его сын, если он не может услышать ни слова из их беседы? Все, что доносилось из динамиков – это музыка и смех… плюс обрывки какого-то непристойного диалога, который происходил неподалеку от микрофона. Один из технических недочетов, который делал положение Главного Пилота Яхты очень шатким – сколь бы ни был осторожен тот, кто занимал эту должность.

Один из помощников Вани поиграл с настройками, но ситуация не изменилась. Они могли видеть и слышать лишь то, что Лорд Чемберлен соблаговолил считать нужным. Биладзе склонился к экрану и попытался уловить в многоголосом шуме вечеринки хотя бы часть разговора, который происходил между Боблансоном и принцем.

Охранники все еще лежали в ногах Императора, словно были не в силах подняться. На самом деле, им просто не дали разрешения. Боблансон оставался стоять, хотя и съежился, демонстрируя робость. Лакеи по-прежнему лавировали в толпе, разнося напитки и угощение – со стороны трона придворных собралось больше, чем где бы то ни было.

Император и его сын, казалось, не вполне осознавали факт присутствия этих согбенных созданий. Странно было наблюдать за двумя людьми, настолько возвысившимися над остальным стадом. Эта картина пробудила одно очень старое воспоминание. Это было его последнее лето в Тифлисе, когда он обрел и Клазу, и ту свободу, которая существовала лишь на Флоте. Тем летом они с Клазой часто летали в предгорья Кавказа, чтобы провести день в одиночестве, на альпийских лугах. Здесь они могли свободно высказывать собственное мнение – без робости, без опасения, что их подслушают. Во всяком случае, так казалось. Спустя годы Биладзе понял, насколько они ошибались. Это была просто удача – то, что их не обнаружили.

Во время этих тайных пикников Клаза рассказала ему то, что никогда не должно было выйти за пределы аудиторий, в которых она училась. Студентам-архитекторам рассказывали о старинных зданиях и учили читать надписи, которые можно было обнаружить на них. Таким образом, Клаза – одна из немногих в Империи, кто получил определенные познания в области истории и древних языков пусть даже эти знания были отрывочными и получены окольными путями.

И еще эти знания были опасны, хотя в силу ряда причин полны очарования: в дни Республики, утверждала Клаза, слово «Император» означало что-то вроде «Генеральный Секретарь», то есть чиновник, избранный на эту должность – подобно тому, как избирали на некоторые должности на Флоте. Например, экипаж выбирал секретаря, который распоряжался имуществом боевой единицы. Это была удивительная эволюция – от избранного равными до полубога. Биладзе часто задавался вопросом: сколько еще понятий утратило первоначальный смысл, сколько истин искажено временем и людьми вроде тех, которых он наблюдал сейчас на голоэкране.

– Отец… Думаю, все именно так, как говорит мой зверек.

Звук по аудиоканалу раздался громко и резко; одновременно камера развернулась, чтобы принц и его отец оказались в центре экрана. Очевидно, Ростов понял свою ошибку. Лорд Чемберлен имел все шансы разделить участь Биладзе, если желания Императора не будут немедленно выполнены.

Биладзе вздохнул с облегчением. Он поймал нить беседы.

– Разве я не говорил, что прогулка выйдет на славу, отец? – в пронзительном голосе Сасы послышалось оживление. – Теперь мы наткнулись на кое-что совершенно новое. Возможно, эта штука вообще не из Солнечной Системы. Это будет украшение моей коллекции, – принц немного повысил голос. – О, отец, мы должны подобрать ее!

Император поморщился и пробормотал что-то насчет «бесполезных увлечений» Сасы… И уступил – поскольку он почти всегда уступал желаниям сына.

– Ну хорошо, хорошо, подбери эту несчастную безделушку. Смею надеяться, она окажется хотя бы отчасти столь интересной, как говорит это существо, – он небрежно махнул унизанной драгоценностями рукой в сторону Боблансона.

Не гражданин задрожал внутри своей синей униформы, и заскулил, словно вымаливал подачку.

– О Ваше бесценное величество, дрожащая тварь клянется вам всем сердцем: эта вещь принесет величайшую пользу вашей Империи!

Прежде, чем последнее слово этой клятвы сорвалось с языка Боблансона, Ваня отвернулся от голоэкрана.

– Отлично. Идем на сближение с объектом.

Один из членов экипажа тут же склонился над пультом управления.

– Подцепим эту штуку захватами третьего шлюза, – продолжал Биладзе, обращаясь к Коле. – Как только она окажется внутри, я хочу ее осмотреть. Помнится, я где-то читал, что древние использовали реактивные двигатели для управления кораблем и разгона – они так и не додумались до инерционного двигателя. Там, в баках, может сохраниться немного топлива – хотя столько лет прошло… но я не хочу, чтобы оно взорвалось у кого-нибудь перед носом.

– Верно, – отозвался Коля, поворачиваясь к собственному пульту. Биладзе продолжал вполуха следить за разговором, который продолжался на главной палубе – на всякий случай: вдруг ветер переменится. Но собеседники понемногу ушли от обсуждения специфических особенностей находки и заговорили о коллекции спутников. Синяя фигура Боблансона все еще торчала перед троном; время от времени коротышка вставлял замечания, поддакивая Принцу.

Ваня оттолкнулся от стены, чтобы проверить программу курса сближения, которую ввел его подчиненный. Яхта была оборудована новой моделью двигателя и могла без труда развивать ускорение до тысячи «g». Но их цель находилась всего в паре сотен километров, и здесь в буквальном смысле требовался деликатный подход. Биладзе нажал кнопку «пуск программы», и корабельные дисплеи показали, что судно начало движение в сторону артефакта с неторопливыми двумя «g». Должно пройти почти двести секунд, прежде чем они окажутся на месте – возможно, длительность фиксации внимания у Сасы несколько больше.

Сто двадцать секунд до контакта. Впервые у Вани появилось немного времени, чтобы подумать о таинственном предмете как таковом – впервые за десять минут, которые прошли с тех пор, как он вызвал Боблансона к себе в рубку. Несомненно, этот конус изготовлен разумными существами – слишком правильная у него форма. Однако внеземное происхождение вызывало сомнение, что бы там ни говорил Боблансон. Его орбита имела тот же период и ту же эксцентрику, что и орбита Земли; в данный момент он находился чуть более чем в семи миллионах километров от системы Земля – Луна. Подобные орбиты не могут долгое время сохранять стабильность. В конце концов, такой объект должен быть захвачен Землей, Луной или переместиться на эксцентричную орбиту. Конус не мог появиться здесь раньше, чем человек начал исследовать космос. На миг Биладзе задался вопросом: много ли можно узнать о небесном теле с помощью динамического анализа его орбиты? Вероятно, не очень.

В настоящий момент его орбита отличается от земной лишь наклонением: разница составляет примерно три градуса. Это может означать, что объект стартовал с Земли со скоростью немногим больше второй космической, по исходной асимптоте, направленной точно на север. Но с какой целью можно выбрать именно такую траекторию?

Девяносто секунд до контакта. Изображение медленно кувыркающегося конуса стало гораздо более четким. Если не считать легких линий вдоль корпуса, однообразная белая поверхность была словно облита глазурью. Эта штука действительно выглядела так, словно прошла сквозь атмосферу планеты. Ваня видел подобное лишь раз или два: сбросить скорость перед входом в атмосферу с инерционным двигателем не составляет труда. Но у древних были только реактивные двигатели и зависели от количества топлива. Скорее всего, в целях экономии они использовали аэродинамическое торможение.

Возможно, это космический зонд, который возвращался на Землю и вошел в атмосферу под слишком малым углом. Проскочив верхние слои, он снова вернулся в космос и был навсегда потерян из-за примитивности технологии древних пород. Но это не объясняет его форму – узкий, заостренный конус. Чтобы использовать аэродинамическое торможение, зонд должен быть тупоносым, плохообтекаемым. А эта вещь выглядит так, словно ее создатели старались свести сопротивление к минимуму.

Шестьдесят секунд до контакта. Теперь он видел, что черная дыра в основании объекта – это приплюснутое сопло реактивного двигателя. Еще одно доказательство, что странный объект был запущен с Земли еще до Последнего Конфликта. Биладзе снова посмотрел на голоэкран. Император и его сын, казалось, были полностью захвачены тем, что видели на экране, установленном перед троном. Позади них стоял Боблансон, его блеклые близорукие глаза чуть искоса глядели на экран. Коротышка выглядел еще более странно, чем прежде. Его челюсти были сжаты, лицо время от времени подергивалось. Биладзе снова перевел взгляд на главный экран. Этот человечек знал о таинственном конусе куда больше, чем рассказал. Если бы Комитет Безопасности снизошел до того, чтобы понаблюдать за ним…

Тридцать секунд. Какую тайну хранил Боблансон? Биладзе попытался связать глубокую вековую ненависть, которая жила в этом существе, с тем, что известно о кувыркающемся белом конусе. Эта вещь запущена примерно во времена Заключительного Конфликта, по траектории, которая, возможно, была направлена на север. Но объект не предназначен для космических исследований: очевидно, максимума скорости он достиг, еще находясь в пределах земной атмосферы. Никакой груз нельзя перемещать в атмосфере с такой скоростью…

… если только это не оружие.

При этой мысли Ване показалось, что в животе образовался вакуум. Последний Конфликт, по сути, представлял собой перестрелку баллистическими ракетами, которые носились взад и вперед над Северным полюсом. Единственной защитой от такого оружия были быстроразгоняющиеся противоракеты. Допустим, одна из них прошла мимо цели… Ее скорости достаточно, чтобы покинуть систему Земля – Луна и выйти на околосолнечную орбиту. Там она будет кружить – все еще опасная, все еще ожидающая.

Хорошо, почему его приборы не засекли в системе «пустую» бомбу? Вопрос едва не заставил его отказаться от всей гипотезы, пока он не вспомнил, насколько мощные взрывы можно производить с помощью ядерного и термоядерного синтеза. Только физикам были известны столь странные факты. В то же время «пустые» бомбы намного легче изготовить – если только знать секрет. Получается, древние его знали?

Биладзе небрежно скрестил руки на груди, сохраняя положение в пространстве с помощью ременного поручня. Какой-то голос внутри вопил: «Прекратить сближение, прекратить сближение!» Если он прав и если бомба в конусе все еще может взорваться, Император, а с ним и вся верхушка дворянства исчезнет с лица вселенной.

Такого шанса еще не было ни у одного человека, ни у одной группы со времен Финального Конфликта.

«Но ради этого не стоит умирать!» – вопил тоненький, испуганный голосок.

Биладзе пристально смотрел на голоэкран, на праздных гедонистов, чей талант состоял лишь в одном: в управлении аппаратом безопасности, который так долго подавлял людей и человеческие идеи. Если не станет Императора и верхушки Комитета Безопасности, политическая власть перейдет к техникам – обычным Гражданам Тифлиса, Луна-Сити, Истгварда. Среди обычных людей тоже есть определенный процент негодяев – на этот счет Биладзе не питал никаких иллюзий. Будет драка… а может быть, даже гражданская война. Но, в конце концов, люди будут свободны отправиться к звездам, и никакой тиран с Земли не заставит их вернуться.

Боблансон, стоящий позади Императора и толпы знати, больше не сутулился. Ненависть и торжество осветили его лицо. Биладзе вспомнил его слова: «эта вещь принесет величайшую пользу вашей Империи».

Значит, вот как мстит твой народ спустя столько веков, подумал Биладзе. Конечно, это все объясняет. Но причем тут он, Ваня Биладзе? Почему он по-прежнему висит в рубке и даже не пытается остановить приближение к кувыркающемуся в пространстве конусу. Он был напуган до смерти. Просто месть? Нет, она того не стоит. А вот будущее… Возможно.

Теперь до объекта оставалось не более пары тысяч метров. Изображение конуса заполнило экран, словно еще вращался за пределами корпуса яхты. Аппаратура зарегистрировала слабое радиоактивное излучение.

До свидания, Клаза.

* * *

В шести миллионах километров от Земли родилась новая звезда. Астрономы сказали бы, что это очень маленькая звезда. Но если бы кто-то находился поблизости, она показалась бы расширяющимся сгустком адского пламени, газообразной смесью продуктов ядерного распада, нейтронов и гамма-лучей.

Ложная тревога[85]

В свое время Роберт Хайнлайн сформулировал пять правил успешной продажи фантастики («О том, как писать научную фантастику», сб. Ллойда Артура Эшбаха «Внешние миры: Наука о научной фантастике», AdventPublishers, 1964 г.). Правила просты, но следовать им весьма нелегко. Например, пятое правило Хайнлайна гласит: «Предлагайте свой рассказ всем, пока не продадите». История «Воздушной тревоги», безусловно, иллюстрирует этот принцип, но с небольшим «но». Я написал историю в 1963 году и всюду получал отказ. Даже я знал, что рассказ слабый и потому не стал предлагать его своему любимому редактору, Джону В. Кэмпбеллу-младшему. Я не хотел разочаровывать этого человека. Однако к 1970 году выбора у меня не оставалось. Я должен был либо предложить рассказ редакции «Аналога», либо нарушить пятое правило Хайнлайна…

Джон незамедлительно купил рассказ. Отсюда мораль: конечно, это очень важно – следовать правилам Хайнлайна. Но не все редакторы об этом знают…

* * *

Принц Лал э'Дорвик растянул ротовое отверстие и привычно поковырял между своих заостренных клыков. С великой задумчивостью и вниманием он разглядывал небо. Водоворот – спираль серебряного тумана, пятьдесят градусов в поперечнике – сверкал и искрился. Однако его блеск затмевал чуть срезанный по левому краю диск голубой планеты, висящий почти в зените. Это голубое сияние изливалось сквозь прозрачную секцию корпуса, затопляя причудливые сады на борту Имперского флаг-линкора и превращая мягкие дюны бурого песка в смятый синий ковер. Пестро окрашенная ящерица пробежала по песку. В поле зрения принца находилось не меньше пяти кустовых кактусов: такое изобилие растительности делало картину почти омерзительно роскошной. Если бы не синеватый отсвет, Лал мог бы представить, что вернулся домой, в свой зимний дворец.

С притворной беспечностью он обернулся, чтобы взглянуть на своего собеседника, Великого Генерала Харла э'Крафта. Говорили, что принц Лал жесток – и это в обществе, где казнь десяти тысяч солдат считалась дисциплинарной мерой, необходимой для поддержания морального духа. Сейчас он понемногу подбирался к сути разговора – с такой репутацией можно было позволить себе говорить мягко.

– Тут всегда ночь?

– Да, Могучий. Мы ориентируем корабль так, чтобы солнце находилось ниже горизонта садов. Конечно, я могу устроить «восход». Это займет не больше пятнадцати минут – просто развернуть…

– О, не беспокойтесь, – мягко ответил Лал. – Я просто задаюсь вопросом: на что похоже это… сверхсолнце.

Он снова взглянул на сине-зеленую планету высоко в небе.

– Или это теоретически невозможно – чтобы у такой гигантской звезды была планетная система?

Молодой генерал смутно почуял неладное.

– Хорошо. Звезды такого размера никогда не образуют системы за счет уплотнения. Вероятно, эта случайно захватила три планеты из какой-то другой системы. Такое, должно быть, случается очень редко, но рано или поздно мы обязательно столкнулись бы с чем-нибудь подобным.

– Ах, да. Планет быть не должно, и все же они есть. И эти планеты населяет разумная, технологически развитая раса. И эти «несуществующие» планеты нужны нам в качестве индустриальной базы для экспансии в этой области пространства. Однако у нас их нет, – Лал выдержал паузу и выпалил с неожиданной, почти рептильей свирепостью: – Почему?

На мгновение Харл застыл под змеиным взглядом светящихся глаз принца. Потом с заметным усилием заставил свое ротовое отверстие открыться в обезоруживающей улыбке.

– Не желаете милваков, Могучий? – он пододвинулся к мелкому блюду с закуской.

Лал вынужден был признать, что генерал отлично соображает. Он не ответил на вопрос; за такое э'Крафту грозила Долгая Смерть, однако он предложил своему командиру лакомство, а не объяснения. Это обещает быть интересным… Принц осторожно подцепил корчащегося милвака когтем на запястье и погрузил клыки в голую кожу крошечного млекопитающего. Послышался чавкающий звук: он высасывал из существа жизненные соки.

Харл э'Крафт вежливо ждал, пока Лал закончит трапезу, а затем вручил ему стопку цветных снимков.

– Мягколицые. Все, что вы сказали об уровне их развития – верно. Две внешних планеты могут обеспечить нам опору для дальнейшей экспансии, которая столь желательна в Зоне 095. Они…

Принц Лал соскользнул в более удобное положение – стойку отдыха – и разглядывал главную фотографию. Мягколицые… весьма подходящее название. Чудовище с оливковой кожей, которое смотрело с фотографии, казалось одутловатым, болезненным.

– … пока не освоили преобразование массы в энергию, но на своих космических кораблях используют весьма эффективный вид водородного термоядерного синтеза. Масса самого крупного носителя – более тридцати тысяч тонн.

Недурно для термоядерного двигателя. Лал посмотрел на следующий снимок. Это была схема линкора мягколицых. Форма сигары, типичная для подобного класса кораблей, основную часть кормового отсека занимают катушки Вентури. Десять баллистических ракет размещены в носовом отсеке, и еще несколько – на внешних стойках, тоже на носу.

– В одном отношении их технологии опережают наши, – Харл выдержал паузу, затем медленно проговорил: – Мягколицые могут экранировать действие наших масс-энергетических конвертеров.

Это сообщение должно было вызвать изумление, если не потрясение… если бы шпионы не сообщили Лалу то же самое, но несколько раньше.

* * *

Прадед Лала в тридцатом поколении, Гришнак, мечом завоевал три оазиса на Родной планете. Элбрек IV, его прадед в двадцатом поколении, объединил Родную планету с помощью пороха и песчаных вагонов на паровой тяге. Прадед в двенадцатом поколении вывел на орбиту первые ракеты и усовершенствовал водородную бомбу, чтобы с се помощью усмирить отряды еретиков в Южных Полярных Песках. Но меч, порох, пар и даже водородная бомба – все это было ничто перед масс-энергетическим конвертером. Это очень простое в применении оружие: установите конвертер на надлежащем расстоянии до цели, включите его, и любая фракция по вашему желанию будет преобразована в эквивалентное количество энергии. Если можно оградить себя от действия такого оружия, Дорвик терял один из своих самых крупных козырей.

– Это просто случайность, – продолжал э'Крафт. – У мягколицых нет конвертеров, и кажется маловероятным, что они стали бы целенаправленно разрабатывать защиту от оружия, которого у них нет. В любом случае, единственный способ, которым мы можем разрушить их корабли – преобразовать существенное количество массы в энергию за пределами их экранов. Другими словами, нам придется ограничиться использованием управляемых бомб. Еще одно преимущество, Могучий – их анатомия. Мягколицые могут перенести ускорение в пять раз большее, чем Дорвик. Эта выносливость в сочетании с тысячами тяжелых крылатых ракет – достаточный повод считать их космические силы не просто досадной помехой. Мы нанесли их промышленным центрам такой урон, какой только могли себе позволить. Это не сломило мягколицых. Пока мы не обретем полного контроля над ближним космосом, завоевания не будет.

Последнюю фразу генерал произнес тупо, почти против воли.

Лал мог представить, как крошечный вражеский кораблик, прорвавшись сквозь боевые экраны Дорвик, наводит свои ракеты на линкор. Как из докладов генерала, так и из донесений шпионов принца со всей очевидностью следовало: э'Крафт сделал в этой ужасной ситуации все, что мог. Необходимы превосходные тактические способности, чтобы устоять против врага, у которого оборона лучше, а ноги длиннее. Принц пролистал остальные фотографии. На них были представлены способы превращения разведчиков Дорвика в самодвижущиеся бомбы. Сородичи Лала вот уже триста лет не пользовались баллистическими ракетами. Теперь это оружие было вновь востребовано – и недоступно.

Когда Лал наконец заговорил, ни его тон, ни выражение лица не предвещали ничего хорошего.

– Таким образом, эти гнойные мешки слишком упрямы, поэтому вы не сумели их одолеть? Вы узко мыслите, генерал.

Принц вытащил из поясного мешочка грифельную дощечку, покрытую орнаментом.

– Все, что есть на этой омерзительной голубой планете, – он махнул в сторону блестящего диска, сияющего над головой, – это двадцать процентов населения системы и три процента промышленности. Ее разрушение вряд ли помешает нам полноценно использовать остальные планеты, – принц помахал треугольной табличкой. – Вот приказ, подписанный моим отцом. Вам надлежит взорвать эту планету.

Симпатические мембраны э'Крафта побледнели.

– Вы находите, что это чересчур? – мягко прошипел Принц Лал.

– Д… да.

Генерал все еще не понимал.

– Возможно, но это имеет смысл. Вы преобразуете в энергию одну триллионную процента массы планеты. Взрыв будет настолько мощным, что слегка опалит поверхность двух соседних планет. Весь смысл акции в грубом насилии; надо показать этой расе, что дальнейшее сопротивление хуже, чем капитуляция на любых условиях, – и Лал процитировал несколько строф из литургии Господства, которая заканчивалась строками: «Все сущее в мире – наше, и мы управляем всем сущим, ибо мы – Дорвик, сыны Песков. И тем, кто отрицает наше право, мы говорим: склонитесь – или вас не станет». Неважно, как вы относитесь к этим дурацким стишкам. Важно другое: божественной властью или нет, но наша раса должна оставаться на вершине. День, когда мы станем вторыми во вселенной, будет для Дорвик началом конца. Если из-за слабости духа мы не в состоянии завоевать эту систему, то наше место – в музеях будущего. Так, как если бы нас разгромили в битве.

Одним плавным движением Лал покинул свой лежак и вручил своему подчиненному табличку с приказом.

– Привести в исполнение немедленно. И убедитесь, что массовая доля вещества, которое вы аннигилируете, не больше и не меньше, чем необходимо. Иначе вы уничтожите всю планетную систему.

– Я едва ознако…

Э'Крафт уже вырыл себе могилу, и лишь появление одного из его адъютантов помешало генералу прыгнуть туда. Трехмерное изображение замерцало, затем стало устойчивым.

– Могучий, – адъютант поклонился Лалу, затем э'Крафту, – генерал… Тринадцать секунд назад мы обнаружили гравитационные возмущения около местного солнца. Кто-то вошел в систему.

– Даже так!

Лал вспыхнул. Пусть только этот наглый мерзавец, который осмелился войти в зону боевых действий, не получив предварительного разрешения, попадет к нему в когти…

– Могучий, – взволнованно продолжал адъютант, – он не зарегистрирован в нашей системе опознания. Он не из наших.

Принц Лал резко обернулся к Харлу.

– Мягколицые могут проводить испытания межзвездных двигателей?

– Вряд ли, Могучий. Масса самого крупного объекта, который они когда-либо выводили в невесомость, не составляла и ста тысяч тонн. Самая мелкая из наших боевых единиц, оснащенных подобным двигателем, имеет массу больше миллиарда тонн.

Это был еще один козырь Дорвика. Без масс-энергетических конвертеров двигатели оказывались практически бесполезны: их невозможно было бы вывести на орбиту.

Адъютант обернулся, чтобы взглянуть на что-то, находящееся вне грузового отсека, и его волнение сменилось унизительным, беспомощным ужасом.

– Злоумышленник приблизился к солнцу на… на расстояние… радиуса поражения!

Чтобы взорвать звезду…

Лал задохнулся. В то время как он отдал приказ об уничтожении одной-единственной населенной планеты, некто, несомненно, враждебный – или что-то несомненно враждебное – вот-вот превратит Солнце в термоядерную бомбу, чтобы уничтожить галактику.

* * *

Так оно и было – там, где еще мгновенье назад ничего не было.

В пределах радиуса поражения от солнца висел крошечный яйцевидный объект, словно опутанный переплетениями замысловатого узора, видимого лишь в гамма-диапазоне. Неистовый белый свет солнечных лучей отражался от его блестящей поверхности.

Внутри сидели два существа. На что они были похожи? Рассматривая все разнообразие видов, которые могут существовать в этой вселенной, они больше всего напоминали Дорвик.

При более внимательном изучении… Займись этим кто-то достаточно умный и искушенный в подобных вопросах, он бы обнаружил в строении тел злоумышленников некую рациональность и продуманность, которая не свойственна Дорвик – равно как и любой другой расе, сформировавшейся естественным путем.

Раса, к которой принадлежали злоумышленники, контролировала собственное развитие на протяжении более ста тысяч лет. Внешне результат был не особо впечатляющим, зато мозг, заключенный в каждом из этих тел, работал намного быстрее, намного тоньше, чем любой другой, созданный естественным отбором без посторонней помощи. И хотя их наиболее грубые эмоции, возможно, еще были доступы пониманию, при попытке составить представление о сути их разговора картина получилась бы неполной, и неполнота граничила бы с грубым искажением смысла.

Одно из созданий – его можно было отличить по двум щетинистыми шипам, которые росли у него на голове, образуя две параллельных касательных – повернулось к другому и сказало:

– А я все равно хочу С Золотой Рыбы.

Именно это и имелось в виду.

– Гирд, эта звезда немногим меньше[87]. К тому же до нее куда проще добраться, – второе существо сделало паузу и что-то поправило на панели управления. – Расчет-представление обратного скачка потребует от меня полной концентрации, и тебе придется отменить значение относительной скорости для конвертера, который мы хотели сбросить.

– Нечего указывать, Арн, – ответило первое.

Ощущение враждебности, от которой недалеко до физического насилия, заполнило крошечную каюту. Существо по имени Гирд пригнулось, выражая готовность подчиняться.

– Вот так-то лучше, – Арн расслабился. – Только вообрази, как эти личинки будут жариться на огне, который мы раздуем.

* * *

Лал нарушил невыносимое молчание.

– Как далеко этот объект?

– В двенадцати миллиардах километров от нас, Могучий. В течение ближайших десяти часов мы не сможем обнаружить его электромагнетическими методами.

– Сколько времени нужно, чтобы рассчитать скачок в точку его местонахождения?

Адъютант быстро произвел какие-то подсчеты.

– Если использовать все ресурсы, включая тактические компьютеры – около десяти минут.

– Очень хорошо, бросьте все, что у нас есть, на решение этой задачи. Мы отправляем в скачок один из наших линкоров.

– Слушаюсь, Могучий.

– Но, Могучий… Как насчет мягколицых? Если тактические компьютеры не смогут обеспечивать хотя бы минимальный уровень оборонительных мер, эти твари растерзают наш флот.

Лал почти не колебался.

– Определенные потери неизбежны, и с этим приходится смириться. Если мы не сможем остановить ту… вещь… около солнца, мы все в любом случае будем мертвы, а империя Дорвик рухнет меньше чем за десять столетий… – он заметил, что адъютант все еще пребывает в напряженном ожидании, повернулся к изображению и взвизгнул: – Шевелись!

Адъютант судорожно поклонился, и изображение исчезло. Принц изо всех сил пытался вновь обрести контроль над своим голосом.

– Генерал, выведите экипаж с одного из ваших линкоров. Мы аннигилируем его полную массу в непосредственной близости от врага.

Последнее слово он произнес с особым выражением. Мягколицые были просто «противником».

– Слушаюсь, Могучий.

– Десять минут. – Харл кивнул и начал отдавать приказы по своему личному каналу связи. В присутствии члена императорской семьи его звание ничего не значило. Он становился просто мальчиком на побегушках.

Лал уже сказал свое слово. Теперь оставалось лишь пережить маленькую вечность, прежде чем осужденные будут казнены. Он знал, что где-то громадный компьютер планомерно и безжалостно отсчитывает секунды вычислений, которые необходимы для самого короткого скачка. Где-то в другом месте десять тысяч бойцов пытались покинуть свой линкор до срока, который он установил. И где-то еще, на расстоянии в двенадцать миллиардов километров, находился объект, который необходимо уничтожить, иначе галактика погибнет.

Блестящая красная звезда появилась над самым «горизонтом», осветив сады. Точка расширялась, становясь по мере роста все бледнее – безумное багровое око чудовища А. Почти одновременно вспыхнули три близко расположенных алых «звезды», всего в двух градусах от первой. Лал узнал характерный цвет термоядерного взрыва. Мягколицые, должно быть, обнаружили, что защитные системы Дорвик больше не реагируют на происходящее. Без своих тактических компьютеров Дорвик становились подобны милвакам, которые покорно ждали нападения, присев на корточки и обхватив колени передними конечностями. Скорее всего, бомбы взорвались не ближе чем в сотне тысяч километров, но противник приближался.

– Неприятельские ракеты в пятидесяти тысячах километров и ближе, – произнес бестелесный голос.

Лал напрягся. Хоть бы какой-то намек на присутствие врага… Он заметил серебристый полумесяц – это был еще один линкор Дорвик, на расстоянии около двухсот километров, – но и только. Принц и Генерал сидели в садах императорского флаг-линкора и считали секунды.

Ослепительно белая вспышка озарила сады. Лал в ужасе огляделся. Линкор, который он заметил прежде, выпустил ракеты и теперь медленно двигался, пересекая небо. Огонь, вырывающийся из сопел его реактивных двигателей, был ярким.

– Ничего не получится, – прошептал Харл.

Однако, неизвестно каким образом, у них получилось так или иначе это было сделано. Тупая баллистическая ракета приняла один из линкоров за цель, которая появилась неожиданно, но очень кстати. Кристально чистые выпуклые стены над садами затуманились: это сработали экранирующие системы флагмана. Когда стены вновь стали прозрачными, линкор уже исчез. Десять тысяч бойцов, пилотов, техников и годовой валовый продукт целого континента меньше чем за миллисекунду превратились в ничто. Генерал э'Крафт заскрежетал зубами, пытаясь справиться с чувствами. Потери на войне ожидались, но сидеть и беспомощно ждать, пока противник, чье оружие уступает твоему, уничтожит тебя… Такого не могло привидеться и в страшном сне. Генерал быстро огляделся, словно прислушиваясь к какому-то внутреннему голосу.

– Могучий, экипаж «Возмездия» уничтожил «Мегу Алькры».

Еще несколько красных точек появились в зените, но Лал не стал обращать на них внимание. Если бы корабли оставались вместе чуть дольше…

Адъютант появился снова.

– Расчеты завершены, Могучий. Только скажите, какой лин…

– «Возмездие». Как только скачок будет сделан и вы убедитесь, что враг поблизости, аннигилируйте всю массу линкора.

Казалось, нетерпение Лала передалось адъютанту, и тот исчез, даже не поклонившись.

Харл что-то передал по частной линии связи, и в воздухе появилось плоское изображение.

– Камера находится на борту «Возмездия», – пояснил он. – Передача осуществляется средствами гравитации, так что мы сможем наблюдать за происходящим до самого момента взрыва.

На экране появился Водоворот с планетой мягколицых, словно лежащей на одном из его «рукавов». Внезапно голубая планета исчезла. Потрясенный, Лал посмотрел в небо: планета никуда не делась. Через миг он со стыдом сообразил, что «Возмездие» просто сделало скачок. Ориентация линкора в пространстве сохранилась, поэтому звезды выглядели по-прежнему.

Затем камера развернулась, и созвездия соскользнули вбок. Она рыскала в поисках цели… и нашла. В центре экрана Лал видел крошечную белую точку, которая медленно пересекала россыпь звезд. Враг. Не ближе чем в десяти тысячах километров.

Взрыв «Возмездия» на таком расстоянии будет весьма эффективным – правда, скачок можно было выполнить и поаккуратнее.

Очевидно, та же самая мысль посетила и э'Крафта.

– Навигатор, на каком расстоянии от цели находится «Возмездие»?

– Десять километров, Генерал. Длина вражеского судна меньше девяти метров.

Меньше девяти метров. Самый маленький межзвездный челнок, когда-либо созданный Дорвик, был больше километра в поперечнике. Возможности врага превосходили все, что Лал мог вообразить.

Если только существовал способ захватить вражеское судно, изучать его секреты… И может быть – что гораздо важнее – узнать, каким образом это чудовище собиралось уничтожить солнце.

– Взорвать «Возмездие».

И экран стал серым.

– Вся масса линкора преобразована в энергию, Могучий, – сообщил э'Крафт.

Лал тупо смотрел в пространство. Какая скука. В одну секунду они произвели больше энергии, чем средняя звезда класса G за час. И все это выглядело как исчезновение изображения с экрана или движение крошечной стрелки на детекторе гравитационных волн. Свету потребуется десять часов, чтобы пройти расстояние от эпицентра взрыва до того места, где они находятся. Но и тогда все