Book: Девушки из Монте-Карло



Девушки из Монте-Карло

Кристина Винсент

Девушки из Монте-Карло

Уиллу и моим трем мальчикам

Пролог

Раннее утро, вторник, 9 сентября 1969 года, юг Франции

Она смахнула с глаз слезы и повернула ключ в замке зажигания. Взревел мощный мотор, машина рванулась с места. Слезы застилали глаза, не давали следить за дорогой. Автомобиль с открытым верхом на дикой скорости несся по пустынным предрассветным улицам, мимо домов с темными окнами. Она ощущала лишь боль — невыносимую боль, которую не в силах было выдержать ее страдающее, израненное сердце. Дорога круто пошла в гору, оставляя внизу захватывающую дух бесконечную пропасть.

Прохладный горный воздух приятно холодил распухшее от слез лицо, ласково трепал длинные светлые волосы. Боль и отчаяние постепенно стихали, уступая место полному безразличию, граничащему с безрассудством. Она с силой надавила педаль, и машина, взвизгнув покрышками, еще стремительнее понеслась к горной вершине. Бешеная скорость опьяняла, вселяла уверенность и надежду. Ей казалось, что она, словно птица, парит в темном предрассветном небе.

Она не услышала дикого скрежета металла, грохота и глухого удара, от которого мощный ствол высокого дерева разлетелся в щепки. Внезапно сомкнулись тучи, небо сделалось черным, резко опрокинулось и потащило ее за собой в раскинувшуюся внизу бездну, за краем которой начиналось небытие.

Глава 1

Монте-Карло, май 1969 года

У Лоры тревожно и часто забилось сердце, когда Пьер, хлопнув передней дверцей огромной неуклюжей черной «симки», с грозным видом поманил ее пальцем. Она послушно вышла из машины и молча наблюдала, как он прикуривает сигарету. Яркий язычок пламени на миг осветил пылающие гневом темные глаза и орлиный нос, придающий лицу Пьера сходство с большой зловещей птицей. Предчувствие надвигающейся беды охватило девушку. Зачем Пьер привез ее сюда, на безлюдную, тускло освещенную бледной луной горную дорогу, если всего полчаса назад они мирно договорились поехать к Лоре домой и остаться там ночевать?

Презрительный взгляд Пьера скользнул по ее бледному красивому лицу и задержался на больших выразительных голубых глазах, которые настороженно и холодно смотрели на него.

— Ну что, красотка? — процедил Пьер сквозь зубы. — Похоже, я тебе надоел? Ведь у тебя голова занята лишь твоими легкомысленными друзьями-англичанами и бесконечными вечеринками! В твоем сердце больше нет места для человека, который искренне любит тебя — глупую, эгоистичную девчонку? Нет места для Пьера, красотка? Ты думаешь только о том, как бы поярче раскрасить лицо и вырядиться повычурнее!

С неожиданной резкостью он схватил Лору за плечо, и тонкая бретелька ее голубого платья оборвалась, обнажив грудь. Лора испуганно отпрянула от него, пытаясь прикрыться но Пьер крепко держал ее.

— Нет! — вскрикнула Лора. — Пожалуйста, отпусти меня!

Пьер сжал кулак и поднес его к широко открытым от страха глазам девушки.

— Предупреждаю, красотка, — медленно произнес он. — Если вздумаешь бросить меня, то очень пожалеешь об этом!

С ухмылкой глядя в бледное лицо Лоры, Пьер начал медленно ласкать рукой ее обнаженную грудь, наблюдая, как она постепенно набухает, а нежная кожа розовеет.

Лора стояла неподвижно, боясь пошевелиться; ее пухлые, четко очерченные губы были плотно сжаты в тонкую прямую линию. Лицо девушки не выражало никаких чувств, кроме обреченной покорности. Пьер со злостью сгреб в горсть прядь ее длинных льняных волос и сильно дернул.

— Ах это прелестное личико… эта нежная грудь, — хрипло проговорил он. — Если ты, милая, не будешь мне подчиняться и делать то, что я скажу, обещаю — у тебя появятся крупные неприятности!

Разжав руку и выпустив волосы, Пьер вынул из пачки новую сигарету и прикурил. Наблюдая за его действиями, Лора машинально отметила, что он держит сигарету между большим и указательным пальцами, как это обычно делают мужчины, занятые физическим трудом. Пьер глубоко затянулся и с шумом выдохнул дым прямо Лоре в лицо.

— Ты видела это? — Красный огонек зажженной сигареты приблизился к ее обнаженной груди, затем Пьер с ухмылкой помахал ею около ее шеи и бледных щек. — А что, если немного оживить прекрасный цвет твоего лица, дорогая? Не слишком ли оно белое? Несколько маленьких красных точек добавят ему шарма, согласна? — Пьер приблизился к Лоре почти вплотную, и она почувствовала крепкий запах никотина у него изо рта. — Ну, что скажешь, красотка?

До боли стиснув зубы, Лора молча глядела на Пьера, и ей казалось, что все это — лишь дурной сон, который вот-вот закончится, и она проснется. Уговаривать Пьера или спорить с ним было бесполезно и даже опасно. За время их знакомства она хорошо изучила его крутой нрав, и теперь ей оставалось лишь терпеливо ждать, пока очередная вспышка гнева пройдет и Пьер успокоится.

— Пьер, — тихо попросила Лора, — уже поздно. Пожалуйста, давай вернемся домой. Я сварю кофе, и мы спокойно все обсудим. Пожалуйста!

Пока Пьер молча, угрюмо нахмурившись, докуривал сигарету, Лора вернулась в машину, достала из сумочки английскую булавку и приколола оторванную бретельку.

Наконец Пьер отшвырнул окурок, сел за руль, и черная громоздкая «симка» помчалась вниз, вдоль склона горы, к дому, где жила Лора.


Шел третий час ночи, но Лора лежала в постели без сна, снова и снова проигрывая в памяти события минувшего вечера. Длинные шелковистые волосы разметались по подушке, а голубые глаза неподвижно глядели в потолок, словно там можно было отыскать ответы на волновавшие ее вопросы. Нервы были напряжены, а тревожное чувство не утихало ни на минуту.

Лора приподнялась на локте и с опаской поглядела на спящего рядом Пьера. Даже во сне с его лица не сходило мрачное и гневное выражение. Черные густые брови хмурились, длинные темные ресницы изредка трепетали, а тонкие крылья орлиного носа вздрагивали. Губы Пьера, казавшиеся абсолютно бесцветными в тусклом свете луны, заглядывавшей в окно спальни, были плотно сжаты. Пьер лежал на спине, его широкая грудь с шумом поднималась и опускалась, одна рука по-хозяйски расположилась на Лориной груди, другая была закинута за голову.

Лора осторожно, боясь разбудить Пьера, выскользнула из-под его руки и отодвинулась к краю постели. Ей очень хотелось встать, выйти на балкон и полюбоваться серебристой луной, отражавшейся в воде, но она опасалась, что Пьер проснется и их недавняя ссора возобновится. Лора снова устремила усталый взгляд на белый потолок и стала анализировать отношения с Пьером, которыми она уже давно тяготилась. Сколько таких вот ночей, с грубыми ссорами, необоснованными претензиями и неизбежной после всего этого насильственной физической близостью, миновало за последнее время? Много, очень много. Сегодняшняя ночь не стала исключением. После очередной бурной сцены Пьер овладел ею, гнев его утих, он успокоился и заснул.

В тот вечер Лора ходила на прием в британское консульство, а потом намеревалась провести время с друзьями, но Пьер появился, как всегда, неожиданно и почти силой увел ее. Теперь Лоре даже не верилось, что их отношения начинались так романтично; Пьер был нежен, добр и предупредителен. Но его неуравновешенный характер, буйный темперамент и отсутствие воспитания постепенно вытеснили из сердца Лоры любовь к этому молодому симпатичному человеку, и сейчас, пожалуй, уже ничто не могло возродить угасшие чувства. В опустошенной душе остались лишь разочарование, досада и злость на саму себя. Давно следовало прервать эту связь и не мириться с грубостью и унижениями. Лора тяжело вздохнула, закрыла глаза и стала вспоминать недавнее прошлое.


Два года назад, ярким солнечным апрельским утром восемнадцатилетняя Лора, полная радужных надежд и счастливых ожиданий, сошла с поезда на вокзале Монте-Карло. Она стремилась начать взрослую, самостоятельную жизнь, и подтолкнул ее к этому, сам того не желая, отец, врач-терапевт. Семья Лоры жила в Англии, в Девоне, отец занимался лечением больных, мать — рассеянная ученая дама — писала научные статьи, которые никто не читал, а старший брат учился в университете. Лора, окончив школу, мечтала по примеру брата продолжить образование, но мистер Форсайт — добрый, здравомыслящий человек, каковым он себя считал, — был категорически против дальнейшей учебы дочери. Он полагал, что учеба в университете превратит Лору в «синий чулок». Миссис Форсайт поначалу пыталась возражать мужу, приветствуя желание дочери получить хорошее образование, но скоро сдала свои позиции под его энергичным напором. Лоре было очень обидно, что отец не считается с ее желаниями, не понимает ее устремлений, но она не стала перечить и поступила в колледж, готовивший секретарей. После окончания колледжа Лора устроилась на работу и втайне от отца начала копить деньги для поездки за границу. Она рассуждала так: если отец недооценивает ее способности, считая, что учеба в университете не женское дело, она уедет из Англии и на практике получит знания, о которых мечтает. А мечтала Лора заниматься изучением современных европейских языков.

Поработав год после окончания колледжа секретаршей в фирме, Лора скопила достаточно денег и покинула Англию. Как ни странно, но на сей раз родители не стали ей препятствовать, очевидно оценив твердость характера дочери и ее стремление достичь поставленной цели.

Лора долго путешествовала, останавливаясь в разных странах; она жила в Италии, Франции и Испании, пока наконец не выбрала конечной точкой своего образовательного маршрута Монте-Карло в княжестве Монако. Во-первых, город славился красотой, прекрасным климатом и обилием развлекательных заведений, а во-вторых, удобно располагался неподалеку от франко-итальянской границы.

К этому времени денег у Лоры почти не осталось, и она надеялась найти в Монте-Карло перспективную, хорошо оплачиваемую работу.

Сперва поиски успехом не увенчались. Остатки денег быстро таяли, а даже в самой дешевой гостинице, где поселилась Лора, номер и еда стоили дорого. Через некоторое время Лоре ничего не оставалось, как попросить хозяев гостиницы взять ее на работу горничной. Эта скромная должность позволила ей практически бесплатно жить в крошечной комнатушке и даже понемногу откладывать деньги на будущее. Но Лора даже не предполагала, насколько тяжелым и изнуряющим окажется труд горничной! С шести утра и до восьми вечера ей вместе с коренастыми крестьянками из Калабрезе приходилось убирать номера, чистить, мыть, драить, скрести… Лора, стиснув зубы, заправляла постели постояльцев, вытирала пыль, чистила огромные вазы, украшавшие холлы, мыла полы, ванные комнаты, туалеты…

Она часто писала родителям письма, тон которых был радостным и бодрым. Разве гордость и чувство собственного достоинства позволили бы Лоре признаться родителям, а особенно отцу, в том, что она, как простая малограмотная женщина, выполняет в Монте-Карло самую грязную работу и не видит для себя в ближайшем будущем благоприятных перспектив?

Последней каплей, переполнившей чашу Лориного терпения и подтолкнувшей к принятию кардинального решения, стал незначительный на первый взгляд эпизод.

Однажды она проснулась на рассвете, ощущая во всем теле страшную усталость, и, к своему ужасу, заметила, что лежит на постели в том же грязном халате, в котором накануне мыла, стирала и убирала помещения гостиницы. Значит, она так устала и измучилась за день, что рухнула на кровать, даже не найдя сил раздеться! Лора медленно добрела до зеркала и взглянула на свое отражение: худое, осунувшееся лицо, темные тени под глазами, спутанные грязные волосы… Этого оказалось достаточно, и решение было принято мгновенно. Сколько же можно вкалывать в этой захудалой гостинице! И как, собственно, она может найти приличную работу, когда у нее нет ни минуты свободного времени?

В тот же день Лора сказала хозяевам гостиницы, что она заболела, нуждается в длительном лечении и больше ни минуты не может у них оставаться. Собрав скромные пожитки, Лора переехала в маленькую гостиницу, расположенную в Бесоле, небольшом городке на границе Франции и Монако. Там она сняла самую дешевую комнату, попросила скидку в оплате, поскольку внесла деньги за месяц вперед, и отказалась от услуг горничной. Теперь можно было приступать к поискам приличной и хорошо оплачиваемой работы.

Разумеется, устроиться на такую работу было непросто» но Лора утешала себя мыслью о том, что в процессе поисков сможет ознакомиться с красотами Ривьеры. Она пешком исходила весь Монте-Карло, любуясь его красивыми приморскими бульварами, нарядными магазинами, роскошными садами, утопающими в цветах, и бесконечными великолепными пляжами. Особенно Лору восхищали сады, раскинувшиеся вокруг высокого здания Казино. Цветы, безупречно подстриженная трава, величественные пальмы казались здесь ярче, небо синее, музыкальные фонтаны мелодичнее. А само многоэтажное здание Казино напоминало прекрасный свадебный торт, богато и причудливо украшенный, нарядный и манящий. Да, Монте-Карло казался воплощением земного рая, и Лора решила остаться здесь во что бы то ни стало.

Как-то раз она заглянула на почту, выписала из телефонной книги адреса и телефоны компаний, названия которых звучали на английский и американский манер, и решила посетить их все без исключения.

«Ничего сомнительного, никаких приключений, — твердила себе Лора. — Мне нужна приличная, спокойная работа».

Визит в первую фирму оказался неудачным. Пристально оглядев девушку с головы до ног сквозь стекла пенсне и обратив особое внимание на ее длинные светлые волосы и короткую юбку, пожилая англичанка заявила ей, что в их адвокатской конторе вакантных мест нет и в ближайшее время не предвидится. Лора попрощалась и направилась дальше в «Каликис шиппинг энд ойл», главой которой был грек Таки Каликис.

В вестибюле компании царили полумрак и прохлада.

Ощущая сильное волнение, Лора подошла к массивной двери красного дерева, прочитала надпись на нарядной начищенной медной табличке, тихо приоткрыла дверь и остановилась на пороге.

«Спокойно, Лора, все будет хорошо!» — мысленно произнесла она.

В просторной комнате, залитой ярким солнечным светом, за широким столом сидел высокий мужчина лет шестидесяти с усталым лицом, светло-голубыми глазами, с усами цвета соли с перцем и тонкими седыми волосами. Он вскинул голову и нетерпеливо сказал:

— Я вас слушаю!

Лора глубоко вздохнула и объявила о цели своего визита.

— Так-так… — пробормотал хозяин кабинета и нервным жестом провел рукой по волосам. — Видите, я просто зашиваюсь, — с неожиданной откровенностью признался он. — Моя секретарша заболела, и дел у меня просто невпроворот!

— Разрешите я помогу вам, — набравшись смелости, произнесла Лора. — Я окончила колледж по специальности «секретарь-референт».

Мужчина поднял голову от бумаг, которыми был завален его рабочий стол, и с сомнением посмотрел на девушку.

— Не знаю, — неуверенно протянул он, — сможете ли вы мне чем-нибудь помочь. Здесь столько всего накопилось…

— Разрешите я попробую, — предложила Лора и приблизилась к столу, за которым сидел хозяин кабинета. — Господи! — невольно вырвалось у нее, когда она окинула беглым взглядом комнату. — Что у вас здесь творится!

Бумагами был завален не только стол, за которым сидел хозяин. Они валялись повсюду: на полу, на подоконниках, а длинные вереницы телексов с биржевыми новостями бесконечной лентой тянулись из громко стрекотавшего телеграфного аппарата «Рейтер» и сворачивались на полу в рулоны.

«Удивительно, как этот пожилой господин вообще может работать в таком беспорядке!» — подумала Лора.

Она молча подошла к телеграфному аппарату, из которого тянулась мятая, испачканная черной краской бумага, и выключила его. Затем открыла глянцевую верхнюю крышку, вытащила испорченную бумагу, заправила чистый рулон и снова включила. Аппарат застрекотал с новой силой.

Хозяин кабинета с нескрываемым интересом следил за действиями Лоры, а потом восторженно воскликнул:

— Вот это да! Позвольте вас спросить, юная леди, где вы научились так хорошо управляться с техникой? Я просто восхищен вами! Этот аппарат часто барахлит, а сегодня весь день мнет и пачкает бумагу. А без биржевых сводок я как без рук!

Лора вежливо улыбнулась.

— Я год проработала секретарем в фирме, — сказала она.

— Прекрасно! — воскликнул пожилой мужчина и продолжил:

— Разрешите представиться, юная леди. Меня зовут Патрик Фицджералд, я работаю инвестиционным директором компании «Каликис шиппинг энд ойл». А кто вы, леди механик?

Лора улыбнулась. Ей с первой минуты понравился этот голубоглазый седовласый господин с длинными усами. Он производил впечатление умного, доброжелательного и порядочного человека. Но нужно ли рассказывать ему о том, что она еще с детства любила вместе с братом возиться со сломанными пишущими и швейными машинками, купленными за бесценок на распродажах?



— Меня зовут Лора Форсайт, — ответила она. — Прошу прощения, что не могу подать вам руки, так как она испачкана краской. Я была рада помочь вам и хоть немного облегчить работу.

— Вы хотите у меня работать? — прямо спросил мистер Фицджералд.

— Очень хочу! — воскликнула Лора и с надеждой заглянула ему в глаза. — Если вы возьмете меня, я буду делать все что вы скажете: чинить телеграфный аппарат, печатать, варить вам кофе…

Он добродушно улыбнулся и кивнул. Так началась карьера Лоры в инвестиционном бизнесе под руководством Патрика Фицджералда. Через несколько месяцев его пожилая секретарша ушла на пенсию, и Лора стала правой рукой своего шефа.


«Господи, как быстро летит время, — с грустью думала Лора, глядя в лицо спящего Пьера. — Я добилась определенных успехов на службе, а вот моя личная жизнь не удалась».

— Пьер, — еле слышно вымолвила Лора, — что же с нами произошло? Кто бы мог подумать, что наш бурный, полный любви и радости роман превратится в тягостную связь с грубыми ссорами, взаимными оскорблениями и упреками?

Подробности и детали того дня, когда Лора познакомилась с Пьером Леженом, так прочно врезались в ее память, словно все это произошло лишь вчера. Она уже несколько месяцев успешно трудилась в фирме Каликиса и ежедневно во время перерыва на ленч совершала короткие прогулки по бульвару Муленс. Лоре очень нравилось разглядывать в нарядных витринах магазинов одежду и ювелирные украшения и мечтать о том дне, когда она будет богатой и сможет покупать себе эти дорогие красивые вещи. Однажды, увлекшись созерцанием витрин, Лора столкнулась с каким-то прохожим. Она испуганно вскинула голову и начала смущенно бормотать извинения. Незнакомец молча глядел на нее, на его красивом лице играла лукавая улыбка. Никогда прежде Лора не встречала таких привлекательных мужчин; ее прежний круг общения ограничивался лишь приятелями брата, которые воспринимали Лору как товарища по играм и детским забавам.

Незнакомец был высок, широкоплеч, хорошо сложен, на симпатичном лице сияли большие, глубокие карие глаза. На нем была черная с золотом полицейская форма и белая фуражка. Сердце Лоры подпрыгнуло и часто забилось. Она с нескрываемым восхищением смотрела на молодого человека, не в силах отвести глаз и понимая, что со стороны выглядит, наверное, довольно глупо.

— Все в порядке, мадемуазель, — улыбнувшись, сказал полицейский по-французски. — Будьте внимательны на улицах Счастливого пути! — И он козырнул рукой в белой перчатке.

Лора тоже улыбнулась, кивнула и медленно пошла дальше. Чувствуя на себе пристальный взгляд незнакомца и еле сдерживаясь, чтобы не обернуться, она думала одновременно о двух вещах. Все ли французы так же галантны и учтивы, как этот офицер полиции, и суждено ли им встретиться вновь? Лора надеялась, что да.

К ее большой радости, все получилось именно так, как она и мечтала. Каждый день во время перерыва на ленч Лора прогуливалась по бульвару Муленс, теперь уже только делая вид, что разглядывает яркие витрины магазинов, а француз шел за ней следом, держась поодаль. Иногда они перебрасывались парой ничего не значащих фраз, потом наконец познакомились, а через неделю полицейский, которого звали Пьер Лежен, осмелился пригласить Лору на свидание.

«Почему бы и нет? — думала Лора. — Симпатичный молодой человек, к тому же полицейский .» Прожив некоторое время в Монако, Лора уже знала, что здесь полиция считается элитным подразделением, в котором служат достойные люди, пользующиеся уважением сограждан.

Роман Лоры с Пьером Леженом начался бурно и стремительно и обещал счастливое продолжение. Пьер был ее первым мужчиной, и она была благодарна ему за то, что он оказался нежным, ласковым и внимательным любовником.

Они встречались каждый день, обнявшись, гуляли по набережным, загорали на пляжах, заходили в кафе и рестораны.

Ночи наполненные страстью и восторгом, казалось, длились бесконечно, превращаясь в один сплошной праздник.

В начале бурного романа Лоре удавалось за ночь поспать не более нескольких часов, но состояние влюбленности и внутренний душевный подъем помогали ей бодро ходить на работу и выполнять множество поручений мистера Фицджералда. Ей казалось, что она летает по воздуху, парит в облаках, ни на минуту не опускаясь на землю.

Лора и Пьер занимались любовью везде, где им это только удавалось, но их любимым местом был ночной пустынный пляж. Они раздевались, с веселыми криками бросались в теплую, нагретую за день солнцем воду, которая искрилась и фосфоресцировала от резких движений их тел, жадно прижимались друг к другу, страстно целовались, а потом сливались в экстазе, всякий раз поражаясь, что морская вода делает их тела почти невесомыми.

— Я люблю тебя, Лора, люблю… — бормотал Пьер, целуя ее влажные, пахнущие морем губы. — Я так тебя люблю…

Потом он на руках нес Лору на берег, осторожно опускал на песок и ложился рядом. Они подолгу лежали, обнявшись и молча слушая, как морские волны ласково плещутся о берег, а затем одевались и ехали к Лоре, чтобы до наступления утра снова заниматься любовью и наслаждаться объятиями друг друга…

Лора горестно вздохнула, и слезы потекли у нее по щекам. Как давно все это было: романтические мечты, жаркие объятия, нежные признания и восторженные комплименты… Теперь их красивый роман выродился в примитивную физическую близость, не подкрепленную со стороны Лоры никакими нежными чувствами. Единственное желание, которое не покидало ее ни на минуту, — как можно скорее разорвать эту связь, ставшую тягостной и ненужной.


Мысль о том, что отношения с Пьером постепенно заходят в тупик, впервые появилась у Лоры после знакомства с двумя веселыми, общительными девушками-англичанками, ее соотечественницами, Дженифер Морган и Кэролайн Браунинг. Вначале она познакомилась с Кэролайн, которая работала в той самой адвокатской конторе, где пожилая близорукая дама отказала Лоре, сказав, что вакантных мест нет и не предвидится.

Мистер Фицджералд направил Лору в эту контору проконсультироваться относительно разрешения на постоянную работу. Она шла туда не без внутреннего трепета. Но на месте пожилой мисс Пенсне оказалась молодая хорошенькая темноволосая англичанка, которая очень приветливо встретила Лору и радостно сообщила, что ее предшественница ушла на пенсию. Девушки познакомились и уже через несколько минут так весело смеялись и оживленно болтали, словно были давно знакомы. Кэролайн Браунинг была зарегистрирована в Монте-Карло как студентка-юрист, приехавшая на практику, но срок ее пребывания уже истек, а уезжать она пока не предполагала.

— Мне нравится Монте-Карло, — говорила Кэролайн. — И пока я не собираюсь возвращаться в Англию.

— Правильно! — одобрительно воскликнула Лора. — Здесь ты не только обучаешься будущей профессии, но и неплохо зарабатываешь.

— Странно, мы почти год работаем рядом и ни разу не встретились, — удивилась Кэролайн. — Надо же! А как ты проводишь время, Лора?

— Работаю, а по вечерам хожу на свидания со своим приятелем-французом. Знаешь… мы редко бываем на людях, наверное, поэтому и не познакомились с тобой раньше. — В Лорином голосе прозвучала грусть.

Кэролайн окинула новую приятельницу задумчивым взглядом, а потом заявила:

— Слушай, по-моему, тебе надо менять свою жизнь, дорогая! Вот что… давай после работы зайдем ко мне, я познакомлю тебя со своей подругой, с которой мы вместе снимаем квартиру. Дженифер — такая забавная и жизнерадостная девчонка Мы поболтаем, выпьем немного вина. Половина восьмого тебя устроит?

Лора неуверенно улыбнулась.

— Спасибо, Кэролайн, но я не уверена, что у меня найдется вечером свободное время.

— Лора, заходи обязательно! — решительно заявила Кэролайн.

— Но вечером я собиралась встретиться с Пьером…

Может быть, как-нибудь в другой раз?

— Ничего не случится, если твой француз немного поскучает без тебя! Имеешь ты право посвятить хоть пять минут себе самой?

«А почему бы и нет? — подумала Лора. — Разве у меня не могут появиться подруги, новые интересы и увлечения? Почему каждый вечер я должна проводить в обществе Пьера?»

— Ладно, мы зайдем к вам сразу после работы, — сказала Лора Кэролайн.

Так началась ее новая, полная впечатлений и событий жизнь. Теперь Лора часто встречалась с Кэролайн и Дженифер, и чем больше крепла их дружба, тем скучнее и безрадостнее казались ей встречи с Пьером Леженом. Все выглядело привычно, обыденно и не шло ни в какое сравнение с шумными вечеринками в компании подруг. У Лоры появились новые знакомые — молодые люди лет двадцати с небольшим или чуть старше, уже довольно давно они жили в Монте-Карло. Встречались и люди иного круга — поразительные красавцы, обладающие деньгами и влиянием. Для Лоры, которая прожила в Монте-Карло почти год, только сейчас, благодаря Кэролайн и Дженифер, открылась новая, интересная жизнь: приемы в ресторанах, дружеские встречи в кафе и барах, загородные поездки, прогулки на быстроходных катерах, вечеринки на пляжах, водные лыжи…

Сколько незабываемых впечатлений! Концерты, балет с участием знаменитого русского танцовщика Нуриева, на котором присутствовали принц Ренье и прекрасная принцесса Грейс!

Встречи Лоры с Пьером становились все реже. Он злился, негодовал, ревновал, пытался угрожать, но Лора словно не замечала всего этого. Что мог ей предложить скучный, угрюмый, не очень образованный Пьер, кроме бесконечных упреков, грубых ласк и сцен ревности? А когда Лора изредка брала его в компанию своих новых друзей, он терялся, замыкался в себе, становился подозрительным, молчаливым…

Больше всего Лору раздражали представления Пьера о месте женщины в обществе и семье. Он искренне удивлялся ее желанию получить образование и сделать карьеру, считая все это глупыми дамскими амбициями, которым никогда не суждено сбыться. Дом и семья — вот к чему, по мнению Пьера, должна была стремиться двадцатилетняя Лора.

День ото дня их отношения ухудшались, все чаще Пьер провоцировал грубые сцены со взаимными упреками и оскорблениями, и наконец Лора решила порвать с ним окончательно. Какой смысл продолжать встречаться с человеком, чувства к которому давно умерли и кроме раздражения и досады ничего не осталось? Иногда Лора даже удивлялась своему долготерпению. Что держало ее около Пьера? Очевидно, он все еще привлекал ее своей мужской красотой, силой, все еще заставлял трепетать ее тело, не знавшее других мужчин. Но физическая близость без любви, уважения и общих интересов была для Лоры невыносима.


Лора тихо лежала в постели, изредка поглядывая на угрюмое лицо спящего Пьера, и мечтала, чтобы поскорее наступило утро. Этот вечер и ночь стали последней каплей, переполнившей чашу ее терпения. «Все, с меня достаточно», — думала она.

Завтра утром она навсегда покинет своего незадачливого возлюбленного. Вместе с новыми подругами Лора еще месяц назад придумала план избавления от Пьера, и план этот держался в строжайшем секрете.

«Завтра… завтра… — твердила про себя Лора. — Завтра я буду свободной!»

Но сейчас она чувствовала себя страшно усталой, разбитой и измученной. Даже мысль о том, что Пьер Лежен навсегда уйдет из ее жизни, не вызывала радости и не приносила успокоения.

Глава 2

К четырем часам дня Лора наконец упаковала все вещи и вынесла их в вестибюль первого этажа. Затем она снова поднялась в свою — теперь уже бывшую — квартиру и вышла на балкон, чтобы еще раз полюбоваться плескавшимся внизу светло-голубым морем и посмотреть на лодки, казавшиеся на его фоне маленькими темными точками, качавшимися где-то у горизонта.

Сколько счастливых дней и ночей провели они с Пьером в этой комнате, сколько несбыточных надежд осталось здесь навсегда… Лора печально вздохнула, вернулась в комнату и, закрыв ее, заторопилась на первый этаж.

Подойдя к стойке консьержа, она молча отдала ключи.

На лице консьержа отразилось недоумение.

— Как, мадемуазель собралась уезжать? — удивленно спросил он. — Но почему? Я думал, что вы будете жить здесь по крайней мере еще месяц. Что-то случилось?

— . Лора постаралась сдержать охватившее ее раздражение.

Какой назойливый и любопытный тип!

— Да, обстоятельства сложились таким образом, что мне необходимо съехать раньше намеченного срока. Я уезжаю прямо сейчас.

— Но, мадемуазель… Я думал, что вы предупредите о вашем отъезде заранее! — недовольно покачав головой, заявил консьерж.

— А в чем, собственно, проблема? — спросила Лора. — Я заплатила вам за месяц вперед и не требую возврата этих денег!

— И тем не менее, мадемуазель, вы поступаете нехорошо — обиженно произнес консьерж. — Все-таки надо было предупредить, что вы собрались покинуть этот дом!

Лора раздраженно махнула рукой. Этот назойливый человек ей уже порядком надоел!

— Знаете, — продолжал он, — у нас существует правило: жильцы, покидающие нас, оставляют свой новый адрес, чтобы в случае необходимости мы могли бы с ними связаться.

«Только этого мне не хватало, — усмехнувшись, подумала Лора. — Для чего же я тогда уезжаю отсюда? Чтобы вы сообщили Пьеру мой новый адрес и он нашел меня?

Ну уж нет!»

— Прошу прощения, но в силу определенных обстоятельств я не хотела бы оставлять вам свой новый адрес, — решительно сказала Лора. — Всего хорошего, спасибо.

Отвернувшись от консьержа, Лора направилась к входной двери и стала выносить свои вещи на улицу. Консьерж неодобрительно наблюдал за ней, не делая попытки помочь.

Наконец Лора перетащила все сумки и стала ловить такси.

Через несколько минут молодой симпатичный таксист-француз, с интересом оглядев длинные стройные Лорины ноги, взял ее вещи, положил в багажник и любезно распахнул перед ней заднюю дверцу. Лора уселась, и машина тронулась с места.

«Надеюсь, Пьер не следил за мной из-за угла, — насмешливо подумала она. — От него всего можно ожидать!»

— Куда мы едем, мадемуазель? — дружелюбно спросил таксист, обернувшись к Лоре. — Отдыхать?

— Почему отдыхать?

— У вас столько вещей!

— Нет, — улыбнулась Лора. — Просто я переезжаю на другую квартиру.

— А, понятно!


Через пятнадцать минут такси затормозило около «Мерибель» — восьмиэтажного, старинной постройки дома с внушительными, пышно декорированными колоннами. Это здание с просторными, удобными меблированными комнатами и квартирами находилось в фешенебельном районе неподалеку от центра Монте-Карло, где располагались богатые виллы в стиле рококо, утопавшие в свежей зелени цветущих деревьев.

С восторгом оглядывая все это великолепие, Лора думала о том, что здесь она, безусловно, будет недосягаема для Пьера. Даже если, не дай Бог, он все-таки отыщет ее, то вряд ли осмелится затеять на улице скандал или начнет ей досаждать. Этот район Монте-Карло — один из самых респектабельных, здесь постоянно дежурят полицейские патрули, и Пьер не станет рисковать своей должностью и карьерой.

Веселый, улыбчивый таксист вынул вещи из багажника и помог Лоре отнести их к лифту.

— Мадемуазель, давайте вечером сходим в кафе? — предложил он, и в его глазах мелькнули озорные искорки. — Посидим, поболтаем? А?

Лора поблагодарила молодого француза за столь оригинальное предложение, расплатилась с ним, дав щедрые чаевые, и вошла в лифт.

«Никаких интрижек и романов, — твердо решила она. — Только работа и тихая, спокойная жизнь».

Лифт остановился на шестом этаже, Лора вышла из него и направилась к квартире № 613. Повернув ключ в замочной скважине массивной голубой двери, она вошла в холл и сразу же услышала радостные крики подруг:

— Ура! Ура! Приветствуем тебя, Лора!

Дженифер и Кэролайн кинулись к ней.

— Как хорошо, что ты приехала! — радостно восклицала Кэролайн. — Правда, мы ожидали тебя чуть позднее!

— Шампанское еще не успело охладиться, но это не страшно! — говорила Дженифер. — Немного погодя мы все-таки выпьем за нашу дальнейшую совместную жизнь в этой квартире!

— Как я рада, что вы уже дома! — растроганным голосом произнесла Лора. — Я была уверена, что вы обе вернетесь только к вечеру. Вы что, лишились работы?

— В честь такого знаменательного случая мне удалось отпроситься пораньше, — объяснила Кэролайн. — А наша дорогая Дженифер сейчас вообще не работает! — Она повернулась к ней и подмигнула. — Этот старый осел вчера уволил ее.

— Черт с ним! — беспечно махнула рукой Дженифер. — Мне там так надоело, что, если бы он не попросил меня уйти, через некоторое время я сама бы сбежала оттуда. — Она тряхнула копной пышных светлых волос и, сделав важное лицо, торжественно произнесла:

— Приветствуем тебя, уважаемая мисс Форсайт, в нашем скромном жилище!

— Спасибо, — рассмеялась Лора.

— Прости, что не успели убрать его к твоему приходу, — продолжала Дженифер. — Пойдем, я покажу тебе квартиру.

Кэролайн спит в отдельной комнате, а у нас с тобой будет общая спальня.

— Надеюсь, твой назойливый приятель Пьер здесь тебя не отыщет! — засмеялась Кэролайн.



— Я тоже надеюсь! — искренне воскликнула Лора. — Если только мы случайно не столкнемся с ним где-нибудь на улице… Впрочем, вряд ли ему придет в голову искать меня в этом районе!

— Мы договорились со служащими подземного гаража, что ты будешь оставлять там свою машину, — сказала Дженифер.

— Дженифер, а где ты теперь будешь работать? — озабоченно спросила Лора.

— Найду что-нибудь, — беспечно отозвалась девушка.

— Нашу Дженифер не прельщает процесс труда, — засмеялась Кэролайн. — Ей нравится купаться и загорать. Она никогда подолгу не задерживается на месте, хотя живет в Монте-Карло уже три года.

В ответ Дженифер показала Кэролайн язык.

— Ладно, что ты пристала ко мне со своими нравоучениями, — беззлобно произнесла она. — Просто ни одна работа мне не нравилась. Я мечтаю найти для себя что-нибудь интересное, увлекательное…

— Что же, например?

Дженифер пожала плечами.

— Поживем — увидим, — и, обратившись к Лоре, предложила:

— Пойдем попьем чаю, распакуем твои вещи, а когда шампанское как следует охладится, отметим твой переезд. Лора, Монте-Карло — это сказка! — воскликнула она. — Прекрасный город, свободный от налогов и грехов!

— Идите пока разбирать вещи, а я приготовлю чай, — сказала Кэролайн и направилась на кухню, а Дженифер повела Лору осматривать квартиру.

Просторная, со вкусом обставленная гостиная с первого же взгляда понравилась Лоре. Там находился низкий широкий диван, несколько мягких кресел и буфет; посреди комнаты стоял маленький обеденный стол. На синем мозаичном полу лежали разноцветные коврики. Стеклянные двери вели на просторный балкон, прикрытый от солнечных лучей ярким тентом с фестонами. Дом был выстроен в форме подковы, и с балкона открывался вид на противоположное крыло. Во внутреннем дворике был разбит прелестный сад, где на газонах росли пальмы, агавы, великолепные цветы. В центре сада находился высокий, богато украшенный фонтан. Мелодичное журчание и плеск воды доносились даже до шестого этажа.

Дверь из прихожей вела в небольшую светлую кухню, в центре которой стоял квадратный стол. Кроме того, обстановку кухни составляли три подвесных шкафчика для посуды, рабочий стол, большая газовая плита и огромный холодильник. Старинная раковина из белого фарфора с деревянным стоком находилась возле окна.

Комната, которую Лоре предстояло делить с Дженифер, была большая, с двумя окнами, двумя широкими кроватями ночными столиками около каждой и большим зеркалом висевшим на стене. К спальне примыкала отделанная светлым нарядным кафелем ванная комната, оборудованная по новейшим, французским стандартам. Там даже была душевая кабинка.

Оглядев свое новое жилище, Лора удовлетворенно улыбнулась. Квартира № 613, в которой ей предстояло жить, ей очень понравилась. Она была светлая, просторная, удобная, здесь жили замечательные Лорины подруги Кэролайн и Дженифер, а главное, она обещала спокойное, размеренное существование. Никогда больше Пьер не отыщет Лору и не сможет настаивать на продолжении их отношений, ставших ненужными и тягостными. Итак, он остался где-то в далеком прошлом… А существовал ли Пьер вообще или это все Лоре приснилось?

— Лора, давай я покажу тебе, куда повесить платья! — Веселый голос Дженифер вывел ее из задумчивости.

Дженифер открыла шкаф, в котором на вешалках висело множество платьев и костюмов, а внизу стояли ряды туфель.

— Сколько же у тебя одежды и обуви! — удивленно воскликнула Лора. — Когда только ты успеваешь все это носить?

— Успеваю, — улыбнулась Дженифер. — Знаешь, почему Кэролайн занимает отдельную спальню? Она говорит, что я неаккуратная и вечно разбрасываю повсюду свои вещи, а у меня их великое множество! Но ты не волнуйся, я постараюсь все убирать и ничего не разбрасывать!


Через несколько дней после переезда Лоре пришлось расстаться с мыслью о спокойной и тихой жизни. В общем и целом ей нравилось жить вместе со своими новыми подругами, но делить одну спальню и ванную комнату с Дженифер оказалось нелегко. Дженифер была веселой, приветливой и доброжелательной девушкой, но один ее, весьма существенный недостаток часто портил Лоре настроение: она была неаккуратной и неряшливой. Лора с детства любила во всем порядок, хранила одежду, вещи, тетради и книги аккуратно, терпеть не могла пыль и мусор, и неряшливость Дженифер иногда приводила ее в отчаяние.

Вернувшись вечером с работы, Лора заставала одну и ту же картину: платья и костюмы Дженифер валяются на постели, на журнальном столике разбросаны тушь для ресниц, пудра и губная помада, в ванной на полу просыпай тальк, а раковина хранит следы засохшей зубной пасты, которой Дженифер утром чистила зубы. Лора беспомощно разводила руками, сразу же принимаясь за уборку и чистку, высказывала Дженифер свое неудовольствие, но в глубине души не обижалась на нее.

«Пусть она разбрасывает вещи, пусть не убирает постель… — думала Лора, вытирая пыль или убирая в шкаф платья. — Все равно это лучше, чем жить с Пьером! Никто меня не унижает, не грубит, не требует постоянного внимания и не устраивает безобразных сцен! Зато Кэролайн — аккуратная, опрятная девушка. Ничего, скоро мы с ней приучим и Дженифер к порядку!»

— Джен, почему ты опять не повесила вещи в шкаф? — рано утром, собираясь на работу, строго спрашивала Лора.

— Лора, дорогая, обещаю, что к твоему приходу я все уберу! — горячо восклицала Дженифер, прижав руки к груди. — Честное слово!

Лора уходила на работу, а вернувшись, заставала одну и ту же картину: все оставалось по-прежнему. Дженифер пока не работала и утром убегала на пляж или к своим друзьям, а ее вещи так и валялись по всей комнате.

«И все равно такая жизнь меня устраивает», — беззлобно думала Лора, Принимаясь за очередную уборку.


Патрик Фицджералд работал инвестиционным директором огромной могущественной компании «Каликис шиппинг энд ойл», хозяином которой был грек Таки Каликис — богатейший человек, чье состояние и положение в финансовом мире оценивалось чуть ниже, чем у Онассиса. В последнее время он жил в основном на родине и его роскошная яхта «Кристина» редко появлялась в гавани Монте-Карло.

Лора Форсайт уже почти год проработала у мистера Фиццжералда, и каждый день, приходя на работу, он искренне радовался, что ему удалось найти такую великолепную помощницу. Собственно, он ее и не искал, она сама, пришла к нему, и Патрик Фицджералд благодарил Бога за то, что оставил ее у себя.

Двадцатилетняя Лора поражала Фицджералда своим умом, быстрой реакцией, способностью схватывать все на лету, аккуратностью и работоспособностью. Поработав немного и войдя в курс дела, Лора быстро сориентировалась в обстановке, царящей на бирже, вникла в биржевые сводки, котировки акций и постепенно стала правой рукой Патрика Фицджералда. Она начала неплохо разбираться в инвестициях, научилась грамотно общаться с биржевыми маклерами, держала в голове огромное количество имен и телефонных номеров. Мистер Фицджералд постепенно стал поручать ей все более серьезные вопросы, и она ни разу не подводила его. Более того, Лора иногда даже давала ему дельные советы!

— Лора, у тебя ум как вычислительная машина! — шутливо говорил ей Патрик Фицджералд. — Какая блестящая память!

Несколько раз Фицджералд, отправляясь в деловые поездки, оставлял Лору на несколько дней одну и, возвращаюсь, с удовлетворением отмечал, что дела фирмы идут нормально, нерешенных проблем нет, а Лора все так же старательно собирает биржевые сводки, регистрирует документы, ведет переговоры с брокерами и подбирает необходимую для него информацию.

Лора тоже была довольна работой и своим боссом. Он обучал ее экономике, вводил в курс финансовых операций, передавал свой огромный опыт, был вежлив, внимателен и по-отечески добр. Спустя несколько месяцев, полностью войдя в курс дела, Лора почувствовала, что ей самой нужен секретарь, который бы помогал ей печатать документы, собирать информацию и следить за биржевыми сводками. Но как намекнуть на это мистеру Фицджералду? Еще Лоре хотелось, чтобы начальник увеличил ей оклад, который, в общем, был неплох, но хотелось получать больше. Работы у Лоры всегда было очень много, но иногда выпадали напряженные дни, когда она приходила в офис в восемь часов утра, а уходила домой лишь в девятом часу вечера!

В один из таких дней Патрик Фицджералд, придя рано утром на работу, увидел сидевшую за столом Лору — аккуратная, сосредоточенная, деловая, она вскрывала очередную порцию корреспонденции. Он благодарно улыбнулся ей.

— Доброе утро, мистер Фицджералд! — бодро приветствовала его Лора, подавая ему свежий номер «Уолл-стрит джорнэл». К вашему приходу я сварила кофе, — продолжала Лора. — Последние биржевые сводки подготовлены, а вчерашние котировки акций лежат у вас на столе.

Патрик Фицджералд быстрым взглядом окинул ее стол: как всегда, идеальный порядок, бумаги разложены аккуратными стопками в строго определенном месте.

— Знаете, Лора, иногда я думаю: может быть, вы святая? — шутливым тоном произнес он. — Как вам удается держать в голове столько информации и при этом соблюдать во всем идеальный порядок? Честно говоря, не представляю, что бы я делал без вас!

На прелестном Лорином личике появилась очаровательная улыбка.

— Спасибо, мистер Фицджералд, — сказала она. — Просто мне нравится моя работа.

«Чудесная девушка», — подумал он, садясь за свой стол и углубляясь в биржевые сводки.

— Кстати, Лора. — Он поднял голову и посмотрел на ее — Вы так много и напряженно работаете, что мне хочется сделать вам приятное. Я хочу пригласить вас на ленч.

Посмотрите, пожалуйста, по еженедельнику, когда у меня на этой неделе есть свободное время.

Лора открыла толстую записную книжку, где фиксировались все деловые встречи мистера Фицджералда, полистала ее и ответила:

— Сегодня, мистер Фицджералд.

Голубые глаза Патрика засияли.

— Прекрасно! Итак, сегодня я приглашаю вас на ленч!

— Большое спасибо, мистер Фиццжералд, — тихо ответила Лора. — С удовольствием принимаю ваше предложение.

— Тогда позвоните, пожалуйста, в ресторан «Бразилия» и закажите столик.

«Надо ковать железо, пока горячо!» — думала Лора, набирая номер. Пожалуй, за едой и бокалом вина они смогут спокойно обсудить волнующие ее вопросы, Ей нравилось работать в могущественной империи Таки Каликиса, и она мечтала сделать здесь карьеру.

Глава 3

Яркий теплый солнечный луч скользнул по лицу Дженифер, она открыла глаза и сразу же застонала. Господи, как же болит голова! Металлические молоточки били в виски, гулко звенели, острая боль пульсировала и не давала Сосредоточиться.

Дженифер прикрыла глаза и стала шарить рукой по смятой постели. Рядом на одеяле валялась одежда, которую она, вернувшись ночью домой, даже не повесила в шкаф. Дженифер нащупала пачку сигарет, лежавшую около подушки, и металлическую зажигалку «Данхилл». Прикурив, она осторожно села, попыталась сосредоточиться и привести в порядок мелькавшие в голове отрывочные мысли.

Итак, несколько дней назад ее уволили с работы. А за что, спрашивается? Видите ли, хозяину не понравилось, что она часто опаздывала. Подумаешь! В глубине души Дженифер была даже рада такому повороту событий.

Когда она устраивалась в магазин модного платья, хозяин уверял ее, что работа будет несложной, интересной и хорошо оплачиваемой. Дженифер по наивности решила, что в магазин, где цены были очень высокими, будут часто захаживать богатые мужчины, возможно, даже миллионеры, она познакомится с одним из них и удачно устроит свою жизнь.

А что оказалось в действительности? Целый день Дженифер — помощник продавца — в черно-белой униформе, напоминающей костюм гувернантки, стояла за прилавком и любезно улыбалась входящим потенциальным покупателям. Их было мало, миллионеров среди них не наблюдалось а благополучные с виду мужчины заходили в магазин с немолодыми противными дамами, которые, завидев издали красивую стройную светловолосую Дженифер, торопились увести своих спутников!

Хозяин магазина постоянно приставал к Дженифер, то и дело задевая ее локтями, как бы невзначай касаясь руками ощупывая похотливым взглядом, и говорил пошлости и сальности. В помещении магазина было темно, холодно и неуютно, а многочисленные платья, висевшие на вешалках и красующиеся на манекенах, казались Дженифер немодными и безвкусными.

Разумеется, хозяин магазина не уволил бы белокурую красавицу продавщицу, если бы она была более сговорчивой и откликалась на его так называемые ухаживания. Но Дженифер явно отвергала его, пренебрегала знаками внимания, и несколько опозданий решили ее дальнейшую участь. Что ж, все к лучшему! Она еще найдет в Монте-Карло подходящую работу и обязательно познакомится с каким-нибудь миллионером, который с радостью захочет обеспечить ее будущее!

Цена за аренду квартиры, которую Дженифер делила вместе с Кэролайн и Лорой, была высокой, а деньги практически закончились… Разумеется, некоторое время подруги могли бы платить за нее, но ведь долго так продолжаться не может!

Дженифер тяжело вздохнула, резко повернула голову, и пульсирующая боль дала о себе знать с новой силой.

«Господи, кто только придумал эти спиртные напитки? — тоскливо подумала Дженифер. — Почему после их употребления наутро всегда бывает так плохо? Наверное, все дело в количестве выпитого. Но разве можно удержаться, когда кругом веселые друзья, музыка, танцы, смех?»

Дженифер взглянула на часы, висевшие на противоположной стене, и внезапная мысль пронзила ее, отозвавшись в голове новым приступом боли. Половина двенадцатого!

Ведь сегодня днем у нее назначено свидание с богатым человеком — миллионером! Как же она могла об этом забыть!

Господи, вот до чего доводят бесконечные пирушки!

Дженифер мгновенно вскочила с постели и побежала в ванную комнату. Надо попытаться быстро привести себя в порядок, чтобы новый знакомый не разочаровался, увидев ее после вчерашней попойки! Она на минуту остановилась посреди ванной и задумалась. Где же они договорились встретиться? Ах да, ну конечно же, в ресторане «Бразилия»!

Надо торопиться, чтобы не упустить свой шанс!

Правда, Дженифер смутно помнила, где они с миллионером познакомились и как он выглядит, но это не важно.

Сейчас она приведет себя в порядок и побежит в эту самую «Бразилию» на свидание!

Дженифер встала под душ, включила сильную прохладную струю, намылила голову шампунем и начала напряженно думать, пытаясь восстановить в памяти образ нового знакомого. Холодная вода немного взбодрила ее, и в голове стало проясняться.

— Давай, Дженифер, думай, — твердила она. — Думай быстрее!

Вдруг, неожиданно для себя, она сразу все вспомнила.

Миллионера, с которым она познакомилась накануне, зовут Джулиус Креп! Конечно, он немолод, некрасив, толстоват, но, возможно, знакомство с ним окажется для нее полезным. У Джулиуса Крепа наверняка много влиятельных друзей и знакомых, и если Дженифер удастся войти в их круг, то она сумеет подыскать молодого состоятельного мужчину!

Дженифер выключила душ, растерлась махровым полотенцем и принялась пристально разглядывать свое отражение в большом зеркале. Бледное, осунувшееся лицо, усталые светло-серые глаза, темные, почти черные круги под ними… да — огорченно подумала она. — Надо приложить максимум усилий, чтобы выглядеть свежей и отдохнувшей!»

Ее взгляд упал на зеркальный столик, на котором была аккуратно разложена Лорина косметика: тушь для ресниц тональный крем, тени для век, карандаш для бровей и губная помада. Прекрасно! Ничего страшного не случится если она воспользуется чужой косметикой. Лора даже не заметит.

Дженифер включила фен, высушила волосы и еще раз критически оглядела себя в зеркале. Сейчас она положит на посвежевшее после купания лицо тон, подрумянит щеки, накрасит глаза, которые сразу же станут выразительными и глубокими, тронет губы помадой, и никто не догадается, что эта очаровательная, цветущая девушка всю ночь веселилась напропалую и явно злоупотребила спиртным! Ни один мужчина не сможет спокойно пройти мимо нее, не обернувшись и не проводив ее долгим жадным взглядом!

Дженифер вернулась в спальню, открыла дверцы шкафа и стала с задумчивым видом перебирать висевшие на плечиках платья. Что же выбрать для свидания с Крепом? Конечно, яркое летнее платье, соблазнительно открывающее красивые длинные ноги и изящно подчеркивающее тонкую стройную фигуру!

Дженифер надела платье, застегнула ремешки легких кожаных туфель и, открыв сумочку, стала искать ключ от входной двери. Как всегда, ключа на месте не оказалось.

«Господи, куда же подевался этот чертов ключ?»

Дженифер принялась судорожно рыться в шкафу, выдвигать ящички туалетного столика и наконец догадалась заглянуть под кровать. Конечно, ключ валялся там! Бросив его в сумочку, она вдруг вспомнила, что у нее нет денег.

Кажется, на ночном столике Лоры валялась какая-то мелочь. Взяв деньги, Дженифер положила их в сумочку, мысленно поклявшись никогда больше не брать чужого.

Вечером, вернувшись домой, она обязательно попросит у Лоры прощения!

«Да, — покачала головой Дженифер, — пора устраиваться на работу! Не станут же, в самом деле, Лора и Кэролайн содержать меня! Они и так слишком ко мне добры и терпеливы, но всякому терпению приходит конец. Они просто попросят меня съехать с этой удобной просторной квартиры, вот и все! И что я тогда буду делать, где жить?»

Захлопнув входную дверь, Дженифер спустилась на лифте на первый этаж и вышла на улицу, ведущую к ресторану «Бразилия». Полуденное солнце ярко светило, было жарко, но легкий ветерок приятно освежал лицо Дженифер и ласково трепал длинные, распущенные по плечам светлые волосы.

«Только бы не опоздать! — думала она, ускоряя шаг. — Господи, хоть бы это проклятое похмелье побыстрее прошло!»

По обеим сторонам улицы, тесно прижавшись друг к другу, располагались многочисленные магазинчики и кафе, из открытых окон и дверей которых доносился запах свежеиспеченных булочек. Дженифер почти бежала по тротуару, с наслаждением вдыхая приятный аромат, и чувствовала, как подступает голод. В следующем квартале находились модные магазины и салоны, торгующие дорогой одеждой, обувью и драгоценными украшениями. Проходя мимо них, Дженифер по привычке разглядывала яркие, нарядно украшенные витрины и с воодушевлением думала о том, что очень скоро она сможет позволить себе покупать эти вещи, не обращая внимания на астрономические цены. Дженифер взглянула на часы: наступил полдень. Если она поторопится, то через пять — семь минут дойдет до ресторана, где назначена встреча с Джулиусом Крепом.

Наконец показалось здание отеля, где находился ресторан «Бразилия». Она подошла к дверям и на секунду остановилась, глядя на свое отражение в стеклах.

«Я неплохо выгляжу», — с удовлетворением подумала Дженифер, тряхнула головой и решительно направилась через холл, в конце которого располагался ресторан.

Джулиус Креп, невысокий толстый господин, с круглым лицом, зализанными назад волосами, тонкими усиками и темными проницательными глазками, в одиночестве сидел за столиком и наблюдал за девушкой, уверенной походкой приближающейся к нему.

«Да я в ней не ошибся, — с одобрением подумал он. — Хороша, ничего не скажешь!»

Вчера вечером, случайно познакомившись с Дженифер в ресторане, где она сидела в шумной молодежной компании он был очарован ее яркой внешностью, стройной соблазнительной фигурой и сразу же предложил ей работать у него Работа была несложной и заключалась в следующем:

— Ты будешь «хозяйкой» на моей яхте, — уверенным тоном заявил Джулиус удивленной Дженифер.

У Джулиуса Крепа в гавани Монте-Карло покачивалась на якоре роскошная белоснежная трехмачтовая яхта, на которой он совершал морские прогулки в компании друзей, нужных людей и любовниц. Джулиусу требовалась юная красотка, которая развлекала бы его гостей, умела поддержать приятную беседу, а главное, создавала ему репутацию неотразимого мужчины, пользующегося успехом у молодых девушек.

Разумеется, Джулиус Креп рассчитывал, что «хозяйка» станет оказывать ему услуги и иного рода; ею в любую минуту можно будет воспользоваться, а потом забыть о ней или выбросить за ненадобностью. Если вдруг «хозяйка» приглянется кому-нибудь из высокопоставленных гостей — что ж, он, как радушный хозяин, согласится уступить ее на некоторое время. В общем, как получится…

Дженифер увидела сидящего за столиком Джулиуса и немного замедлила шаг, чтобы повнимательнее разглядеть своего нового знакомого. Миллионер при ярком свете дня оказался малопривлекательным толстяком с тройным подбородком. Белый льняной пиджак, застегнутый на все пуговицы, был явно тесноват своему владельцу, который нетерпеливо барабанил по столу пухлыми коротенькими пальцами…

— Добрый день, красавица! Рад тебя видеть! Садись, пожалуйста! — воскликнул Креп, когда Дженифер остановилась около его столика и натянуто улыбнулась.

Ее неприятно поразило, что он даже не поднялся со стула, как это принято у воспитанных мужчин, когда они встречают женщину.

— Здравствуйте, мистер Креп, — сухо ответила она. — Спасибо.

Дженифер решила ни в коем случае не расстраиваться из-за плохих манер миллионера.

— Выпьешь шампанского, моя прелесть? — спросил Креп, не сводя с Дженифер пристального, оценивающего взгляда.

— Почему бы и нет? — коротко бросила она.

«Посмотрим, как он будет вести себя дальше, — подумала Дженифер. — В конце концов, первое впечатление о человеке часто бывает ошибочным».

Джулиус Креп повернул голову в сторону проходившего мимо их столика официанта и небрежно щелкнул Пальцами.

— Эй, парень! Бокал шампанского для моей прелестной .спутницы, и побыстрей! — лениво произнес он.

Темноволосый официант вернулся через минуту, держа в руках серебряное ведерко со льдом, в котором стояла бутылка шампанского. Он откупорил бутылку, разлил шампанское по бокалам, молча поклонился и отошел в сторону.

— Большое спасибо! — громко сказала Дженифер ему вслед.

Молодой официант показался ей весьма симпатичным парнем, и она сожалела о том, что ее новый знакомый — миллионер был совершенно не похож на него.

«Почему богатые и преуспевающие мужчины все как один толстые, низенькие и некрасивые?» — угрюмо подумала Дженифер.

— С тобой все в порядке? — спросил Джулиус Креп, прищурив и без того маленькие глазки.

— Па все хорошо, — с видимым спокойствием ответила Дженифер и заставила себя улыбнуться.

— По-моему, вчера вечером мы неплохо повеселились, — вдруг сказал миллионер. — Правда, красавица?

— Да было шумно и весело, — ответила Дженифер, смутно припоминая подробности вчерашней вечеринки. — Неплохая собралась компания.

— Мне нравится проводить свободное время — хотя у меня его практически не бывает — в обществе хорошеньких девушек, — заметил Джулиус Креп. — Их присутствие благотворно сказывается на моей репутации! — Он окинул ее взглядом, явно очень довольный собой, и поднял свой бокал.

Дженифер тоже взяла бокал, они чокнулись и выпили.

Потом Креп поставил пустой бокал на стол и, подперев подбородок рукой, принялся откровенно рассматривать сидевшую напротив Дженифер.

«Господи, до чего же он отвратителен! — внезапно подумала она, словно прочитав на его лице откровенные мысли. — Как же мне заставить себя вести с ним любезно и приветливо? Ведь он абсолютно уверен, что за деньги можно купить все, и меня в том числе».

— Давайте что-нибудь закажем, мистер Креп? — предложила она и слабо улыбнулась.

— Разумеется, все, что ты пожелаешь, моя королева! — живо откликнулся Креп, снова повернул голову и щелкнул пальцами, подзывая официанта.

Тот молча приблизился и вежливо наклонил голову в ожидании заказа, но в этот момент внимание миллионера привлекла пара, идущая по проходу между столиками. Высокий представительный мужчина и молодая стройная женщина со светлыми, стянутыми в пучок волосами.

— Ого! — громко и одобрительно воскликнул Джулиус Креп, не отрывая удивленного взгляда от прелестного, чуть тронутого загаром лица девушки. — Две красавицы блондинки, пришедшие на ленч в один и тот же ресторан! Просто глаза разбегаются!

Дженифер резко повернула голову и с изумлением узнала в девушке, которая так поразила ее спутника, свою подругу Лору! А внешность пожилого представительного мужчины точно соответствовала описанию ее шефа Патрика Фицджералда.

Дженифер очень не хотелось, чтобы Лора видела ее в компании с малопривлекательным немолодым толстяком, но пришлось изобразить на лице оживленную улыбку и радостно помахать подруге рукой.

— Кто эта роскошная юная особа? — провожая Лору взглядом, поинтересовался Креп. — Вы знакомы?

— Конечно, знакомы, — кивнула Дженифер. — Это Лора Форсайт, моя подруга, мы вместе с ней и еще с одной девушкой снимаем квартиру. А пожилой господин — ее патрон, Патрик Фицджералд, директор по инвестициям. Они помогают Таки Каликису делать деньги.

— Однако… — удивленно протянул Креп. — Редко можно встретить красотку, у которой помимо всех прелестей еще и голова на плечах! Ну надо же: хорошенькая мордашка с мозгами в придачу! — Он постучал по столу короткими пальцами.

— Да, Лора — очень умная и способная девушка, — с уважением произнесла Дженифер. — Вот бы мне ее голову!

Неожиданно Джулиус Креп громко рассмеялся.

— Тебе вполне достаточно хорошенького личика и стройной фигурки, — заявил он, и в его глазах Дженифер отчетливо прочитала вспыхнувшее желание. — А мозги. тебе ни к чему!

Дженифер с легким удивлением пожала плечами, но снова решила сдержаться и не реагировать на столь откровенные высказывания.

Креп вынул бутылку из серебряного ведерка и налил себе и Дженифер еще шампанского. Она подняла бокал и начала пить медленными глотками, а он не отрываясь смотрел на нее и с вожделением думал о том, что эта хорошенькая сероглазая девушка очень скоро будет принадлежать ему.

Он искренне восхищался ее стройной фигурой, светлыми длинными густыми волосами и мысленно представлял себе, как будет вдыхать их аромат, когда обнаженная Дженифер окажется в его жарких объятиях. Он будет гладить и ласкать ее стройное молодое тело, целовать полные, сочные, ярко-алые губы, а она станет отвечать ему взаимностью…

Яркие, отчетливые картины недалекого будущего так ясно мелькали перед глазами Крепа, что он даже на секунду зажмурился и тряхнул головой. Ему показалось, что Дженифер неодобрительно смотрит на него, словно читая его откровенные мысли.

«Пусть, — подумал он. — Я не собираюсь скрывать от нее свои намерения. — Очень скоро она окажется в моей постели и я буду делать с ней все, что захочу. Слегка рассерженный вид только придает ей дополнительный шарм».

В голове Крепа снова с бешеной скоростью завертелись мысли о том, как Дженифер — соблазнительная юная особа — поднимется по трапу его роскошной яхты и станет ее «хозяйкой» со всеми вытекающими из этого звания последствиями. Он пригласит нескольких деловых партнеров и просто приятелей, они увидят прелестную Дженифер, которая будет с ним мила, приветлива и любезна, и позавидуют ему… Он обязательно уговорит ее стать «хозяйкой», посулит хорошие деньги. Где еще она найдет такую легкую, приятную и необременительную работу? Многие девушки мечтают об этом…

Пока Креп предавался сладостным размышлениям, Дженифер повернула голову в сторону стола, за которым расположились Лора и ее шеф, и обменялась с подругой многозначительными взглядами. Лора невольно улыбнулась — уж очень ясно на лице Джен и ее спутника читались одолевавшие их мысли.

— Мистер Креп, может быть, мы что-нибудь закажем? — Голос Дженифер прервал приятные мысли миллионера.

— Ox, конечно, крошка! — Он смущенно улыбнулся. — Извини, я отвлекся. Так… что же мы закажем? Да все, что ты пожелаешь! Не начать ли нам с дюжины устриц?

Дженифер немного помолчала, отпила из бокала шампанское, а потом ответила:

— Благодарю, но их сезон миновал. Думаю, сейчас они не так хороши. — Ответ прозвучал резко, хотя Дженифер изо всех сил старалась скрыть презрение.

— В таком случае мы закажем копченого лосося, — ничуть не смутившись, предложил Креп. — Согласна?

— Хорошо. А на горячее я хотела бы заказать мясо по-татарски и салат.

— Все, что ты пожелаешь, моя прелесть!

Он щелкнул пальцами, и к их столику снова подошел черноволосый официант, который так понравился Дженифер.

Джулиус Креп на ломаном французском принялся объяснять официанту, что они хотят заказать. Дженифер с трудом подавила усмешку. Официант с вежливой улыбкой принял заказ и ответил на чистом английском языке.

Дженифер тем временем пожирала глазами его греческий профиль, темные, цвета терновых ягод, глаза, опушенные длинными ресницами. Боже, как же он сексуален! Какая жалость, что одежда скрывает его тело!

Дженифер с трудом направила свои мысли в практическое русло. Дело прежде всего. Она по уши в долгах. Ей нужна работа, а не прелестные глаза! Сделав над собой титаническое усилие, Дженифер лучезарно улыбнулась и обратила все свое внимание, обаяние, шарм на Джулиуса Крепа.


Вечером после работы Лора вернулась домой в приподнятом настроении. Ленч с мистером Фицджералдом прошел замечательно, он согласился нанять для Лоры секретаря и увеличить жалованье! Больше того: теперь часть его обязанностей переходила к Лоре, а у него, в свою очередь, высвобождалось время для других, более важных дел Мистер Фицджералд еще раз похвалил Лору за прекрасную работу, внимание и аккуратность, шутливо добавив, что с ее приходом могущественная финансовая империя Каликиса стала стремительно набирать обороты.

— Ты права, Лора, тебе действительно уже самой нужен секретарь, — говорил мистер Фицджералд. — За время работы ты приобрела опыт и знания, поэтому нецелесообразно использовать тебя как простого помощника. И раз уж у тебя будет собственный секретарь, думаю, что и ко мне ты можешь обращаться не официально, а называть меня просто Фиц. И никаких «мистер Фицджералд».

Дома Лора снова и снова вспоминала все детали дружеского разговора с мистером Фицджералдом. Все складывалось как нельзя лучше — шеф, судя по всему, по достоинству оценил ее деловые качества.

Лора улыбнулась и направилась в кухню, чтобы взять бутылку коки. По пути она заглянула в ванную и застыла, пораженная. На столике стояли два стакана с жидкостью, напоминающей «Алка-Зельтцер», явно оставленные здесь Дженифер, в раковине плавал размокший окурок, а Лорина косметика была разбросана в полном беспорядке.

— Дженифер! — закричала Лора. — Ну почему ты пользовалась моей косметикой и даже не сочла нужным привести все в порядок? Сколько можно? Иди и убери за собой!

В дверях показалось смущенное лицо Дженифер.

— Лора, дорогая, прости, — быстро заговорила она извиняющимся тоном. — Я очень торопилась и схватила то, что попалось под руку! Я сейчас все уберу, не сердись! О, моя голова! — Она поморщилась и взглянула на себя в зеркало. — Боже, ну и видок!

— Дженифер, у меня нет сил бороться с тобой! — проговорила Лора. — Ты неисправима! Кстати, что это за толстый коротышка, с которым ты была за ленчем? Где ты его откопала? Я даже не решилась представить тебя моему боссу.

Дженифер обхватила голову руками, сделала страшное лицо и трагическим голосом произнесла:

— Лора, умоляю, не напоминай мне о нем!

— Скажи только: что ему от тебя надо?

— Креп предложил мне неплохую работу. — В голосе Дженифер прозвучали торжествующие нотки.

— Работу? Какую?

— У него есть роскошная яхта, и он хочет, чтобы я работала там «хозяйкой».

— Знаем, знаем, что эта за работа! — раздался за спиной у Дженифер веселый голос Кэролайн. — «Хозяйка»… Звучит, конечно, привлекательно, но означает на самом деле только одно!

— Что же? — спросила Дженифер.

— А то, что ты будешь работать, находясь в горизонтальном положении! Лежа!

— Совершенно не обязательно, Кэролайн! — возразила Дженифер. — На яхте часто собираются высокопоставленные гости: политики, бизнесмены, артисты, а я буду встречать их и развлекать светской беседой. Кстати, первая вечеринка намечается на эту пятницу, и я уже дала Крепу согласие. Представляете, шикарная яхта — и я в роли хозяйки! — Дженифер прикурила сигарету и мечтательно прикрыла глаза.

— Интересно, что скажет Жан-Клод, когда в пятницу вечером тебя не окажется дома? — насмешливо спросила Кэролайн. — Уж точно не похвалит!

— А, черт с ним, с этим Жан-Клодом! — презрительно бросила Дженифер. — Он мне давно надоел! Такая зануда!

— По-моему, еще недавно он тебе нравился, — заметила Лора.

— Я давно собираюсь бросить его! — воскликнула Дженифер и яростно затушила сигарету. — Он скучный, нудный, и все его мысли только об одном: чтобы жениться на мне! Но я не хочу выходить за него замуж! Я еще молода, а кроме того, надеюсь подыскать себе более достойную партию!

— Миллионера Крепа? — ехидно промолвила Лора.

— Нет… Он тоже мне не нравится. Креп — противный, самовлюбленный толстяк! — И Дженифер поморщилась.


Чуть позже девушки расположились поужинать на балконе Они немного выпили, отмечая повышение Лоры и новое назначение Дженифер, и теперь оживленно беседовали и весело смеялись. А тем временем из корпуса «С», с балкона, расположенного напротив, за ними наблюдал какой-то мужчина. Он разглядывал трех англичанок в сильный бинокль. Очаровательные юные создания — две блондинки и брюнетка — беззаботно болтали. Мужчина лежал в гамаке, рядом на полу стояла открытая бутылка пива. Время от времени он отрывал взгляд от бинокля, делал несколько глотков и хрипло бормотал себе под нос:

— Хороши… хороши красотки!

Пока незнакомец не предпринимал никаких шагов — он лишь подолгу разглядывал девушек в бинокль и наблюдал, наблюдал, наблюдал…

— Теперь вы никуда от меня не денетесь, мои пташки…

Рассматривая в бинокль их соблазнительные стройные фигурки, мужчина то и дело качал головой, а в его узких темных глазах вспыхивало желание. Он судорожно облизывал кривившиеся в зловещей ухмылке губы, и на его лице появлялось презрительное выражение. Иногда он откладывал в сторону бинокль, неподвижно лежал, что-то обдумывая, а потом снова подносил окуляры к глазам и наблюдал за молодыми красотками. Сейчас от него больше ничего не требовалось: лишь пристально наблюдать и ждать своего часа. А он пока еще не пробил…

Глава 4

Всю неделю Лора и Кэролайн напряженно работали в отличие от Дженифер, которая, лишившись места помощника продавца, развлекалась, ходила загорать на пляж, встречалась со своими многочисленными друзьями и приятелями в кафе и ресторанах. Денег у нее практически не осталось, поэтому постоянные обеды и ужины в компании знакомых очень ее выручали. Иногда она даже тайком, пока никто Не видел, отсыпала из лежавших на столе пачек сигареты и прятала их в сумочку.

Отношения с ее приятелем Жан-Клодом, длившиеся почти год с переменным успехом, давно наскучили Дженифер, и она все чаще подумывала о том, чтобы окончательно прекратить их. Жан-Клод, двадцатишестилетний молодой человек, приятной наружности, вежливый и внимательный, много и упорно работал, полагая, что главная цель в жизни мужчины — сделать приличную карьеру. Дженифер была уверена, что в будущем он действительно многого добьется, но ждать, когда это произойдет, ей не хотелось. Кто знает, когда Жан-Клод твердо станет на ноги и сумеет обеспечить ей достойную, безбедную жизнь?

Детство и ранняя юность Дженифер прошли в роскоши. Она привыкла получать все самое лучшее, жить в богатом, красиво обставленном доме, носить дорогие вещи, отдыхать на фешенебельных курортах и общаться с состоятельными людьми. Потом все рухнуло в один день: отец Дженифер лишился всего состояния, занявшись земельными спекуляциями, и семья осталась без средств к существованию.

Прошло уже несколько лет, но Дженифер так и не смогла привыкнуть к своему новому положению. Она до сих пор удивлялась, что ей приходится работать целый день, чтобы было на что жить, бережно считать деньги и выгадывать незначительные суммы на покупку нового платья или посещение ресторана. Дженифер была неглупой, образованной девушкой, но крах привычного образа жизни тяжело отразился на ней. Она не была приучена добиваться всего в жизни упорным трудом, а хотела получить все сразу.

Сколько лет придется ждать, пока ее любовник Жан-Клод сделает карьеру и она сможет распоряжаться большими деньгами по своему усмотрению? Удастся ли ему это?

Откроет ли он перед ней дорогу в земной рай, где обеспеченные люди живут в свое удовольствие, сорят деньгами, ездят в роскошных лимузинах, ходят на приемы… Нет, подобный вариант долгого ожидания совершенно не устраивал Дженифер. К тому же Жан-Клод, несмотря на приятную внешность и хорошую фигуру, был занудливым малым, скучным и напрочь лишенным чувства юмора. Карьера и благополучная семья — вот чем ограничивался круг его интересов.

Жан-Клод неоднократно предлагал Дженифер пожениться, но она всегда старалась избегать разговоров на эту тему.

Мысль о том, что ей предстоит стать замужней дамой, матерью двоих, а то и троих детей и жить с занудой Жан-Клодом в каком-нибудь захолустном французском городишке, наводила на нее тоску и уныние. Какое замужество, какие дети, когда ей всего двадцать два года? Разве о такой жизни она мечтает? Нет, Дженифер твердо решила в самое ближайшее время окончательно порвать с Жан-Клодом и подыскать кого-нибудь поинтереснее.

Самым перспективным на данном этапе был, разумеется, Джулиус Креп. Конечно, он противный: немолод, толстоват, плохо воспитан, с похотливой, гадкой улыбочкой на круглом оплывшем лице, зато сказочно богат, а главное, у него есть влиятельные и состоятельные знакомые. Если Дженифер, стиснув зубы от отвращения к Крепу, сумеет пробиться в круг его друзей, она наверняка познакомится с каким-нибудь молодым человеком, который с радостью обеспечит ее! Да, миллионер Джулиус Креп — мостик в будущую счастливую, беззаботную жизнь, и пренебрегать им ни в коем случае нельзя!


И вот настал великий день — пятница, которую Дженифер с нетерпением ждала всю неделю. Сегодня вечером на роскошной яхте Крепа состоится грандиозный прием!

Дженифер в панике металась по квартире, то и дело обращаясь к подругам.

— Лора! — нервно кричала она. — Лора, что мне надеть?

Кэролайн, как ты думаешь, какую мне сделать прическу?

Распустить волосы по плечам или собрать на затылке в пучок? Господи, я же совершенно не готова!

Кэролайн, полностью одетая для вечернего выхода — они с Лорой собирались провести этот вечер с друзьями, — сидела за столом и покрывала ногти ярко-красным лаком, гармонировавшим по цвету с ее шелковой блузкой.

— Нет, вы только посмотрите на нашу Дженифер! — насмешливо воскликнула она, оторвавшись от своего занятия. — Она так долго ждала этой вечеринки, но даже не позаботилась заранее подобрать наряд! Дженифер, разве так можно?

— Кэролайн, умоляю, перестань меня нервировать! — произнесла Дженифер с жалобной гримасой. — Я очень волнуюсь!

— Дженифер, у тебя в шкафу висит больше нарядных платьев, чем у нас обеих, вместе взятых, — заметила Лора.

— К тому же твой толстячок миллионер жаждет увидеть тебя вообще без платья, — засмеялась Кэролайн. — Как бы ты ни нарядилась, он все равно сорвет с тебя все одежки!

— Кэролайн, прекрати издеваться! — умоляюще произнесла Дженифер. — Неужели ты думаешь, что я позволю этому Джулиусу Крепу раздеть меня? Никогда в жизни! Я не позволю ему даже дотронуться до меня пальцем! Знаешь, как он мне противен?

— Знаем, знаем — ответила Кэролайн, и в ее карих глазах засверкали озорные искорки. — Ты что же, в самом деле думаешь, что твой толстячок окажется галантным кавалером, вы будете прогуливаться под ручку по палубе и вести светские беседы?

— Не надейся, Дженифер, — смеясь, добавила Лора. — Пригласив тебя на роль «хозяйки», Креп преследовал весьма определенную цель. Вот увидишь, он добьется ее! То есть тебя!

Дженифер несколько минут задумчиво стояла посреди комнаты, а потом ответила:

— Я знаю, как вести себя с подобными неприятными типами. Этот Креп ничего от меня не дождется, уверяю тебя, Лора!

— Слушай, если он так тебе противен, как говоришь, то зачем ты ходила с ним в ресторан, а теперь собираешься к нему на яхту? Мы же видим, как ты волнуешься, бегаешь по квартире, выбираешь платья.

— Все очень просто, — ответила Дженифер. — Вы ведь знаете, что меня уволили с работы, денег у меня почти не осталось, а обращаться за помощью к Жан-Клоду я не намерена. Что мне остается делать, как не принять предложение Крепа и стать «хозяйкой» на яхте? Я абсолютно уверена, что на этой вечеринке будут важные гости, богатые влиятельные люди. Может, я заведу с кем-то из них выгодное знакомство… Кстати, Джулиус Креп говорил, что сегодня вечером к нему придут известные киноактеры. Представляете, как интересно увидеть их живыми, а не на экране!

Кэролайн оглядела свои ногти, чтобы убедиться, высох ли лак.

— Впечатляет до безумия, — утомленно протянула она. — Да только все это старая-старая сказка. — Осторожно, чтобы не повредить маникюр, она взяла сумочку. — Ну ладно, мы тоже сейчас уходим. Жду не дождусь утра, чтобы тебя дослушать.

Лора и Кэролайн попрощались с Дженифер, весело подмигнули, ей и вышли из квартиры. Дженифер взглянула на часы, ахнула и побежала, в спальню, где стоял платяной шкаф. Открыв его, она несколько минут перебирала висевшие на вешалках наряды и наконец выбрала белое крепдешиновое платье от Ози Кларк с глубоким вырезом на спине.

Узкие перекрещивающиеся полоски ткани соединяли края выреза подобно свободной шнуровке. Сексуально, но не вызывающе. Затем Дженифер надела ожерелье из трех ниток жемчуга, которое отец подарил ей на семнадцатилетие, и жемчужные серьги.

«Ну чем не кинозвезда! — с удовлетворением подумала она. — Очаровательная девушка, изысканно одетая, соблазнительная, манящая…»

Дженифер еще немного покрутилась перед зеркалом, репетируя очаровательные улыбки и томные взгляды, и наконец покинула квартиру. Спустившись на первый этаж, она вышла из дома и танцующей походкой направилась вдоль улицы, ведущей вниз, к морю. Полюбовавшись на нарядное, похожее на ажурный свадебный торт здание Казино со светло-зеленой куполообразной крышей, куда уже стекались толпы людей, Дженифер в который раз восхитилась живописным видом возвышавшегося над морем розового дворца правящей в Монако династии Гримальди и вышла к гавани.

Понемногу начинали сгущаться сумерки, и на красивой широкой набережной зажглись круглые, сделанные под старину фонари. Их мягкий, приглушенный свет отражался в море, и Дженифер казалось, что оно искрится и переливается разноцветными огоньками. У причалов на якорях стояли, чуть покачиваясь, и другие яхты, но Дженифер, окинув их восхищенным взглядом, безошибочно определила ту, которая принадлежит ее новому знакомому.

Красавица яхта «Ксерина», белоснежная, изящная, тихо покачивалась на волнах, ее высокие мачты уходили в темное бархатное небо, а нос и корма были ярко освещены разноцветными фонариками. С палубы доносились оживленные мужские и женские голоса, играла музыка. Внешнее великолепие яхты поразило Дженифер, и ей вдруг показалось странным, что такой малопривлекательный и неотесанный человек, как Джулиус Креп, смог выбрать столь изысканную вещь.

Дженифер подошла к широкому трапу, устланному ковром, задержалась около него на несколько секунд, а затем, высоко подняв голову, стала медленно подниматься на борт.

Оказавшись на палубе, она с легкой растерянностью оглянулась по сторонам, и к ней тотчас же подошел официант в белой отутюженной куртке и с подносом в руках. Он вежливо поклонился и произнес:

— Мадемуазель, прошу вас, проходите и угощайтесь.

Затем официант протянул ей поднос, на котором стояли бокалы с шампанским. Дженифер взяла один, поблагодарила и отошла к борту.

Держа бокал в руке, она облокотилась о поручень, и ее внимательный взгляд заскользил по присутствующим.

«Интересно, где этот старый осел? — думала она. — Хоть бы он подольше не появлялся. Пусть занимается с гостями, а я сама найду, чем развлечься».

Дженифер нисколько не смущало то обстоятельство, что она явилась на вечеринку, где ее никто не знает. Она с детства легко сходилась с людьми, всегда умела поддержать непринужденную беседу и не испытывала страха перед незнакомцами. Особенно хорошо ей удавалось общение с представителями противоположного пола. Дженифер давно усвоила простую, но очень важную истину: быть хорошей слушательницей и всегда делать вид, что тебе интересен собеседник.

Мужчины бывали просто счастливы, когда Дженифер — эффектная блондинка со светло-серыми наивными глазами — внимательно выслушивала их незамысловатые истории и изображала предельную заинтересованность и дружеское участие.

«Какая девушка! — в восторге думали они. — Как она умеет слушать, искренне сочувствовать и вникать в суть вопроса…»

Все без исключения мужчины — молодые и не очень — считали Дженифер умной, воспитанной, интеллигентной и обязательно сообщали ей об этом. Дженифер широко раскрывала невинные глаза, хлопала длинными пушистыми ресницами и, услышав очередной цветистый комплимент, скромно опускала голову. Она-то прекрасно знала цену мужским похвалам и отлично сознавала, что за всеми этими комплиментами скрывается всего лишь жадное мужское желание.

Дженифер допила шампанское, поставила пустой бокал на поднос, который держал в руках официант, и стала оглядываться по сторонам в поисках знакомых лиц.

Наконец она заметила одного из своих многочисленных знакомых и радостно помахала ему рукой. Это был Терри Мартин. Увидев Дженифер, Терри поспешил к ней навстречу, и на его полноватом, сильно загорелом лице засияла добродушная улыбка.

Как замечательно, что Терри тоже пригласили на вечеринку! Дженифер просто обожала этого пятидесятилетнего гея, с которым ее связывали чисто дружеские отношения!

Терри был среднего роста, немного полноватый, с красивым загаром на лице, лучезарной улыбкой и широко раскрытыми карими глазами. Она пристально оглядела его с головы до ног и в который раз подумала о том, что ее друг весьма эффектен. На нем были белый бархатный смокинг, брюки, отделанные золотой тесьмой, пурпурная рубашка с оборками и ярко-розовый галстук-бабочка. У Терри была забавная привычка оттопыривать нижнюю губу, что придавало его лицу чуть капризное выражение, которое вовсе не соответствовало веселому настроению.

Терри Мартин казался Дженифер светским львом. Он дружил со многими кинозвездами, постоянно был в курсе последних слухов и сплетен, знал множество подробностей из жизни высшего света, с ним было интересно, легко и весело. Терри держался очень естественно, иногда в беседе с Дженифер позволял себе некоторые вольности и непечатные выражения, но она никогда на него не обижалась. Разве можно злиться и обижаться на Терри — весельчака и балагура? Разумеется, нет!

— Дженифер, малышка! Рад тебя видеть! — воскликнул Терри, подходя к ней.

Они обнялись, и он чмокнул Дженифер в щеку.

— Ну как ты? Все нормально?

— Да, — улыбнулась Дженифер, — А ты? Я давно тебя не видела.

— Только что вернулся из Калифорнии, — начал оживленно рассказывать Терри. — Дела идут неважно, вот и пришлось продать там кое-какую недвижимость, чтобы было на что беззаботно жить.

— Ой, Терри, не любишь ты трудиться! — притворно проворчала Дженифер.

— Детка, по-моему, и ты не обременяешь себя изнурительным трудом! — беззлобно парировал Терри Мартин. — Кстати, ты сейчас где-нибудь работаешь?

— Нет, — вздохнула Дженифер. — Я уволилась из магазина.

— Ну и правильно сделала! — одобрил Терри. Он окинул Дженифер лукавым взглядом и продолжал:

— Я так понимаю, дорогуша: раз ты здесь, на яхте, значит, тебя пригласил сам хозяин, Джулиус Креп. Я прав?

— Да, он пригласил меня.

— Прекрасно, Дженифер! Сейчас для тебя главное — не теряться и брать быка за рога! Ты — соблазнительная юная красотка, и Креп, разумеется, положил на; тебя глаз.

Дженифер неопределенно пожала плечами и ничего не ответила.

— Если тебе удастся охмурить Крепа, считай, ты поймала курицу, несущую золотые яйца! — оживленно продолжал Терри Мартин. — Все, что от тебя требуется, малышка, — это почаще принимать горизонтальное положение и подсчитывать дивиденды!

— Терри, перестань, как ты можешь! — воскликнула Дженифер, изобразив на лице возмущение.

На самом деле она совершенно не обиделась на Терри Мартина, поскольку давно привыкла к его скабрезным шуткам и замечаниям. На Терри нельзя обижаться! Даже порой откровенные грубости звучали в его устах как невинные детские шутки.

— Дженифер, малышка, я достаточно долго живу на свете и хорошо знаю жизнь, — продолжал Терри. — Такие богатые мужчины, как Джулиус Креп, любят окружать себя молоденькими хорошенькими девочками. Это возвышает их в собственных глазах и в глазах окружающих. Мой совет: пользуйся случаем, не упускай свой шанс! — Терри немного помолчал, а потом, рассмеявшись, добавил:

— Если бы я не был тем, кто я есть, то, клянусь, дорого заплатил бы за то, чтобы поразвлечься с тобой!

— Ах, Терри, ты ведешь себя несносно! — с притворным возмущением воскликнула Дженифер, — Я же не проститутка какая-нибудь, чтобы отдаваться за деньги богатым мужчинам! Нет, такой образ жизни не для меня! Существует много других, приличных способов зарабатывать себе на жизнь!

Терри громко рассмеялся, жестом подозвал официанта и взял с подноса два бокала с шампанским. Протянув один Дженифер, он сделал несколько глотков из своего бокала и глубокомысленно изрек:

— Лапуля, если хочешь знать мое мнение, все женщины по своей натуре проститутки! — в большей или меньшей степени!

— Терри, как тебе не стыдно! Перестань, а то я действительно обижусь!

— Да-да именно так, Дженифер! Даже замужество женщины — своего рода продажа, заключение сделки. Она продает себя в обмен на будущую благополучную жизнь, личную безопасность, возможность сидеть дома… Да мало ли еще на что привлекательное!

— Терри, ты рассуждаешь как закоренелый циник! — возразила Дженифер. — Что плохого в том, если женщина стремится подыскать себе приличную партию, выйти замуж и обеспечить благополучную жизнь? Это отнюдь не означает, что она продается! Женщине нужен дом, семья, уют и защита.

— Да, разумеется, но, с моей точки зрения, замужество — легализованная форма проституции. Разве женщина не платит определенную цену каждый день за предоставленные ей мужем удобства? — В карих глазах Терри Мартина вспыхнули лукавые огоньки. Он достал из кармана смокинга сигарету, прикурил и сделал несколько глубоких затяжек.

— Не все в жизни измеряется деньгами! — горячо ответила Дженифер. — Неужели ты всерьез полагаешь, что женщина будет любить лишь того мужчину, который обеспечивает ее?

— Дорогуша, когда тебе будет сколько же лет, сколько сейчас мне, ты многое в жизни поймешь, — глубокомысленно изрек Терри, а затем весело подмигнул Дженифер. — Ладно, давай оставим наш беспредметный спор. В конце концов мы пришли на вечеринку, а не на научный диспут.

— Да, Терри, ты прав, — согласилась Дженифер, облегченно вздохнув.

Ей уже порядком надоел этот разговор и хотелось познакомиться с гостями. Ведь Креп обещал, что пригласит на яхту бизнесменов, политиков и актеров! Правда, бизнесмены и политики мало интересовали Дженифер, а вот посмотреть на кинозвезд, познакомиться с ними и попытаться войти в их круг — об этом она мечтала!

— Пойдем, прогуляемся по яхте, и я представлю тебя гостям, — предложил Терри, словно угадав мысли Дженифер. — Посмотришь на кинозвезд и режиссеров. А вдруг ты приглянешься какому-нибудь продюсеру и он пригласит тебя сниматься в новом фильме? — Терри озорно подмигнул ей.

— Пойдем! — воскликнула Дженифер. — Я сгораю от нетерпения увидеть своими глазами так называемые сливки общества! — Она весело рассмеялась, взяла Терри под руку, и они медленно двинулись вдоль широкой палубы, где небольшими группками стояли гости Джулиуса. Терри, который, казалось, был знаком со всеми, подводил Дженифер к гостям, представлял ее, они перебрасывались приветствиями, остротами, шутками и шли дальше.

Гости Крепа и царящая на яхте веселая и непринужденная атмосфера восхищали Дженифер. Да, это была жизнь, настоящая светская жизнь! Нарядно одетые мужчины беседовали с роскошными дамами в элегантных платьях. На шее, в ушах, на пальцах и на запястьях дам сверкали крупные бриллианты. Когда на них попадал свет разноцветных огоньков, горевших на яхте, они переливались и искрились. На ухоженных, с умело наложенным дорогим макияжем загорелых лицах сияли очаровательные улыбки, обнажая жемчужно-белые зубы. От роскошных дам исходила уверенность в собственной неотразимости, мужчины олицетворяли собой силу и финансовое благополучие.

Громко играла веселая музыка, между гостями бесшумно сновали официанты с подносами, на которых стояли хрустальные бокалы с шампанским и вазочки с фруктами.

Да, здесь кипела и бурлила настоящая жизнь, и Дженифер чувствовала себя счастливой уже оттого, что удалось прикоснуться к этому великолепию… После нескольких бокалов шампанского голова у нее приятно кружилась, но Дженифер помнила о тяжелых последствиях недавней выпивки и дала себе слово не увлекаться спиртным.

Она весело смеялась с несколькими гостями, когда совершенно неожиданно перед ней возник хозяин яхты Джулиус Креп.

«О черт! — угрюмо подумала Дженифер. — Как он здесь некстати появился! Сейчас начнутся прозрачные намеки, ухмылки…»

Креп был одет в строгий черный костюм, который зрительно немного скрадывал его внушительную фигуру и белую рубашку с черным галстуком-бабочкой. Он подошел вплотную к Дженифер, взял ее за руку и громко произнес:

— Какое у тебя элегантное платье, красавица! Ну что?

Ты уже освоилась со своей новой ролью?

Дженифер натянуто улыбнулась:

— Да, мистер Креп. У вас великолепная яхта! Я в восторге!

Миллионер снисходительно улыбнулся и кивнул.

— Рад, что тебе здесь нравится, дорогая. Я был уверен, что ты не станешь скучать в обществе моих гостей. Пойдем, я угощу тебя ужином, и мы поговорим.

— Спасибо, мистер Креп, я не голодна! — попыталась протестовать Дженифер, боясь, что миллионер уведет ее от гостей.

— Пойдем, пойдем, драгоценная моя, — продолжал он тоном, не допускающим возражений. — Слегка перекусим и вернемся обратно.

Он крепко взял Дженифер под локоть, и они направились в одну из небольших гостиных, располагавшихся в кормовой части яхты. Креп то и дело останавливался около гостей, перебрасывался с ними шутками и, как показалось Дженифер, демонстрировал ее, как удачно приобретенную красивую безделушку.

Около дверей стоял официант, который, увидев хозяина, вежливо кивнул. Джулиус Креп, не выпуская руки Дженифер, наклонился к нему и что-то тихо прошептал на ухо.

Официант молча открыл дверь и отошел в сторону, пропуская хозяина с дамой.

Гостиная была обставлена дорогой мебелью, на окнах висели шелковые занавеси, пол покрывал толстый пушистый ковер; а под потолком висела роскошная хрустальная люстра.

— Как красиво! — воскликнула Дженифер, обведя восторженным взглядом богатый интерьер.

— Нравится? — довольно усмехнулся хозяин.

— Да, очень! А вы часто выходите на яхте в море, мистер Креп?

— Нет, к сожалению, редко, — ответил он. — Мы с друзьями плаваем на ней, лишь когда море спокойно, совершаем недолгие прогулки. Как говорится, только чтобы мотор не заржавел. Большую часть времени она стоит на якоре в порту. А иногда я разрешаю своим друзьям использовать ее для увеселительных прогулок и мой шкипер катает их. Видишь ли, красавица, у меня столько дел и так мало свободного времени, что я редко могу наслаждаться своей яхтой.

Он усадил Дженифер на широкий белый кожаный диван с подушками, предложил бокал шампанского и сел рядом, слегка наклонив голову в ее сторону.

— Кстати, о делах, красавица… Если ты помнишь, я предложил тебе работать у меня. Ты согласна?

Дженифер некоторое время задумчиво молчала, а потом сказала:

— Мистер Креп, я хотела бы еще раз услышать о своих обязанностях. Если они окажутся не очень сложными, я приму ваше предложение.

Джулиус Креп придвинулся к ней и нетерпеливым тоном произнес:

— Куколка моя, о каких сложностях ты говоришь? Мне нужна всего лишь помощница, что-то вроде личного секретаря, вот и все! Ты неглупа, обаятельна, молода, я и хочу, чтобы ты помогала мне вести дела. Присутствовала бы на моих встречах с деловыми людьми, принимала участие в вечеринках, подобных сегодняшней…

В дверь бесшумно вошел официант, держа в руках поднос с закусками: копченый лосось, салаты, тонко нарезанная нежно-розовая ветчина, украшенная ломтиками дыни, и канапе с икрой. Он поставил закуски на низкий столик, стоявший около дивана, на котором сидели Дженифер и Коеп. Там уже стояло серебряное ведерко с закрытой бутылкой шампанского.

— Все в порядке. Мы сами справимся. — Креп нетерпеливым жестом приказал молодому человеку удалиться и обратился к Дженифер:

— Давай, дорогуша, приступай к еде.

Дженифер, чувствуя легкое головокружение от выпитого шампанского, с удовольствием принялась поглощать изысканные закуски, а Джулиус Креп, пристально смотрел на нее и улыбался.

— А у тебя хороший аппетит, детка, — заметил он.

Он разглядывал девушку, думая о том, что в ней есть что-то очень притягательное. За долгую жизнь он повидал множество женщин, часто менял их, влюблялся, бросал, искал новые связи, но… Ни одна из них не волновала его так, как эта юная красотка Дженифер. Если бы Крепа спросили, что именно ему так нравится в девушке, он затруднился бы ответить однозначно. Его привлекало в ней все: непосредственное очарование юности, стройная точеная фигура, шелковистые светлые волосы, большие серые глаза, которые светились искренностью и неподдельным интересом, полные губы и даже голос — глубокий, с легкой .хрипотцой.

В общем. Креп был без ума от Дженифер. Ее образ будил в нем страстное желание, он мечтал о ней ночи напролет и поклялся себе, что рано или поздно это очаровательное создание будет принадлежать ему. Лучше бы, конечно, сделать ее своей как можно раньше…

Собственно, в жизни нет ничего невозможного, часто думал Джулиус Креп. Он богат, влиятелен, умен, расчетлив, не лишен внешней привлекательности, у него было много женщин, и практически ни с одной из них не возникало проблем. А Дженифер… Она молода, неопытна, наивна, а самое главное, нуждается в деньгах. Завоевать ее сердце и овладеть ею будет не так сложно. Надо только постараться, приложить усилия — и прекрасная, божественная Дженифер окажется в его жарких объятиях!

— Ну а теперь давай поговорим о делах, — произнес он. — Итак, Джен, ты подумала? Хотела бы ты работать в «Джулиус Креп энтерпрайзис»?

— Ну… — В ее голосе звучало сомнение. Она тряхнула головой, и Креп в который раз восхитился ее светлыми пышными шелковистыми волосами. — Знаете, мистер Креп, я не совсем уверена в том, что мои обязанности будут ограничиваться лишь теми, о которых вы упомянули, — откровенно призналась Дженифер.

Джулиус придвинулся к ней вплотную, настойчиво заглянул ей в глаза, в которых плясали хмельные огоньки, и его обожгла волна страсти. Его темные, иссиня-серые с искорками глаза были, как с изумлением заметила Дженифер, очень притягательными и выразительными. Но их почему-то было не два, а четыре. «Боже мой, — подумала она. — Я слишком много выпила!»

— Куколка моя, — хрипло произнес Креп и взмахнул рукой, словно дирижируя оркестром. — Я уже говорил тебе: все, что мне нужно, — это молодая привлекательная девушка-помощница, умеющая держаться на людях, вести светскую беседу, быть приветливой, улыбаться… — Он наполнил ее бокал шампанским и положил руку ей на колено.

— И все? — рассмеялась Дженифер.

Она сделала большой глоток шампанского и облокотилась на спинку дивана, даже не пытаясь убрать его руку.

«В решающий момент я всегда сумею остановить его», — немного отстранение подумала Дженифер.

Ей казалось, что мысли лениво плавают в хмельной голове, и не хотелось сосредоточиваться ни на одной.

— Давай еще выпьем, Дженифер! — Креп снова подал ей бокал с шампанским и продолжил:

— Если ты примешь мое предложение, я куплю тебе самые дорогие платья и ты будешь выглядеть как королева. Я буду щедро платить, чтобы ты ни в чем не нуждалась.

Он выпил шампанское, поставил пустой бокал на поднос и снова принялся поглаживать ее колени.

— Ни в чем не нуждалась… — повторила Дженифер и пьяно захихикала. — Заманчиво…

Она допила шампанское и откинулась на мягкие кожаные подушки. Голова приятно кружилась; а тело казалось легким, почти невесомым.

«Похоже, я опять напилась, — краем затуманенного сознания отметила Дженифер. — А ведь клялась себе соблюдать меру…»

— Дженифер, куколка моя, подумай, где еще ты найдешь такую простую и необременительную работу? — говорил тем временем Креп. — Я обещаю тебе легкую, приятную жизнь, наполненную интересными событиями, встречами, развлечениями…

Дженифер улыбалась и молчала. Убедительные слова Крепа доносились до нее как бы издалека, хотя он сидел рядом, и она не очень вникала в их смысл.

— Хочешь сигарету, дорогая? — вдруг спросил Джулиус.

— Да, спасибо, — пробормотала Дженифер.

Джулиус протянул ей открытый золотой портсигар, поднес зажигалку. Дженифер прикурила и глубоко затянулась.

Сигарета имела необычный сладковатый привкус, а запах дыма казался непривычным. Странно…

Дженифер запрокинула голову, сделала еще несколько затяжек и почувствовала, как тело наполняется весельем и беззаботностью. Ей представилось, что она, словно белое облачко, легко парит в небесах, в голове зазвучали голоса птиц, их звонкое щебетание успокоило ее.

«Жизнь действительно прекрасна, — слышала она свой голос как бы со стороны. — Все замечательно, и нет никаких проблем!»

Дженифер чувствовала, как горячие руки Крепа перебирают ее шелковистые волосы, но это не вызывало у нее раздражения или отвращения.

«Иди ко мне, сладенькая. У меня есть для тебя кое-что…» — Его голос ласкал ее.

Дженифер попыталась встать с дивана и без возражений следовать за ним, но ноги не слушались ее. «Господи, я все-таки умудрилась напиться», — промелькнуло у нее в голове.

Дженифер беспомощно развела руками, взглянула на Джулиуса Крепа, тот усмехнулся, поднял ее на руки и отнес в великолепную каюту, соединенную с гостиной. Какой восхитительный сон! Сильные руки крепко держали Дженифер, она безвольно опустила голову и коснулась горячей щекой его лица.

В самом центре комнаты стояла огромная круглая кровать, застеленная атласной черной простыней, на которой лежали такие же черные подушки.

«Черное постельное белье? Вульгарно… Странно… — завертелось в голове Дженифер. — А что, собственно, странного? Наоборот, в этом что-то есть… таинственное, притягивающее… какой-то особый шик! Скорее бы лечь и закрыть глаза…»

Джулиус осторожно уложил Дженифер на постель и начал снимать с нее платье. Она не сопротивлялась, почти не ощущая тяжести своего тела. Неожиданно Дженифер почувствовала, как сильные руки Крепа стали настойчиво ласкать ее обнаженную грудь. Она закрыла глаза и тихо застонала от удовольствия, ощущая необычайный прилив сил и острое наслаждение. Потом руки Крепа на некоторое время отпустили ее, и Дженифер краем глаза увидела, что он торопливо снимает одежду.

Наконец Джулиус оказался в постели и, навалившись на Дженифер всей тяжестью своего тела, жадно впился гулами в ее пересохшие губы. Почувствовав его настойчивый язык у себя во рту, Дженифер открыла глаза и встретилась с Крепом взглядом. Его глаза пылали безумным огнем желания, по круглому лицу градом катился пот.

Внезапно Дженифер опомнилась. Она резко оттолкнула Джулиуса нащупала валявшееся рядом платье, кое-как напела его К горлу мгновенно подступила тошнота, перед глазами заплясали ярко-оранжевые блики. Дженифер зажала рот ладонью, выскочила из постели и бросилась вон из каюты, едва не опрокинув низенький столик, оказавшийся на ее пути.

Коеп застыв от неожиданности, молча лежал на огромной круглой кровати, накрытой атласной черной простыней и ошарашенно глядел ей вслед.

Глава 5

На следующее утро Дженифер проснулась от сильной головной боли. Но голова болела не так, как это обычно бывало после злоупотребления спиртным.

«Он предложил мне сигарету с каким-то непривычным запахом и вкусом, — вспомнила Дженифер. — Что же это было? Может, марихуана? Чертов мерзавец! Чтоб ему провалиться!» — с ненавистью подумала Дженифер и уткнулась лицом в подушку.

Она не помнила, как выбежала из гостиной, где они с Крепом пили шампанское, а потом он уложил ее на огромную круглую кровать с черными атласными простынями.

Не помнила она и как покинула роскошную яхту и добралась до дома.

«Господи, эти отвратительные пошлые черные простыни, — думала Дженифер. — Только этот мерзавец мог догадаться застелить ими постель. Какая безвкусица… Господи, как хорошо, что я не успела дать окончательное согласие работать у него! Что-то такое мы обсуждали с этим жирным пауком… Но я точно помню: мы не успели договориться… он дал мне сигарету…»

Дженифер села и окинула мутным взглядом спальню.

На полу валялось смятое белое вечернее платье, туфли почему-то отсутствовали…

«Наверное, я сбежала с яхты босиком, — пришла к выводу Дженифер, и эта мысль ее немного позабавила. — Наплевать на Крепа и его гнусную яхту. Жизнь на этом не заканчивается! Я обязательно найду себе работу, а ублажать старых миллионеров — нет уж, увольте, мне это не подходит. Пусть ищет себе другую дурочку, готовую ради денег на все даже на то, чтобы спать с таким отвратительным пауком!»

Она слабо улыбнулась, потрогала болевшую голову и решила поспать еще пару часов, чтобы окончательно прийти в себя.

Тем временем Лора и Кэролайн готовили на кухне завтрак. Кэролайн поставила на стол старый хромированный кофейник, а Лора тем временем выложила на большое блюдо теплые круассаны.

Была суббота, выходной день, и девушки решили провести его на пляже. Обе они были одеты в футболки с короткими рукавами и шорты. Лора перевязала длинные волосы яркой пестрой лентой, а Кэролайн собрала пышную вьющуюся каштановую шевелюру в пучок на затылке.

Они сели за стол и начали неторопливо пить горячий кофе со сливками, макая в него круассаны. Конечно, с точки зрения английского воспитания это было вопиющим нарушением хороших манер, но здесь, к счастью, была не чопорная Англия. К тому же все знакомые французы Лоры и Кэролайн поглощали булочки именно таким примитивным способом.

— Давай отнесем Дженифер чашку горячего кофе, — предложила Лора.

— Она еще спит, не стоит ее будить, — ответила Кэролайн.

— Да, очевидно, восстанавливает силы после бурной ночи с миллионером. Интересно, как прошло их свидание? — Лора подмигнула подруге, и они дружно рассмеялись.

— Да уж, представляю себе, каково было нашей Дженифер общаться с этим толстячком! — весело воскликнула Кэролайн. — Она ведь такая хрупкая, утонченная натура…

— Зато будет работать «хозяйкой» на роскошной яхте!

Представляешь, наша Дженифер бродит среди высокопоставленных гостей, улыбается им и всячески выказывает Крепу свое расположение! Он снисходительно улыбается, а в душе цветет от счастья. «Вот какое юное сокровище я отхватил, глядите на меня!» — И девушки снова принялись громко смеяться.

Они не спеша попивали кофе и беседовали, вспоминая вчерашний вечер, проведенный в компании общих знакомых, французов и англичан. Потом Лора предложила:

— Кэролайн, пойдем все-таки разбудим нашу будущую миллионершу. А то мы с тобой съедим все круассаны и ей ничего не останется.

Кэролайн кивнула, достала из кухонного шкафчика чистую кружку и налила в нее кофе. Лора положила на тарелочку чудом уцелевший круассан, и девушки, перемигиваясь и хихикая, двинулись в сторону спальни.

— Эй, подруга, просыпайся! — хором закричали они. — Пора вставать! Твой толстенький миллионер уже ждет тебя!

Дженифер открыла глаза, приподняла голову и застонала:

— Господи, ну что вам надо! Я хочу спать!

— Вставай, соня, мы принесли тебе кофе и круассанчик!

— Уйдите, дайте мне поспать! У меня голова болит, просто раскалывается!

— Неудивительно! — насмешливо произнесла Кэролайн. — Ничего другого мы и не ожидали! Меньше надо пить шампанского!

Чудесный аромат свежесваренного кофе приятно щекотал ноздри. Дженифер зевнула, села в постели, а Лора заботливо подложила ей под спину подушки. Кэролайн протянула Дженифер кружку с кофе и поставила на туалетный столик тарелочку с круассаном.

— Ну, подруга, рассказывай, как прошло свидание на яхте, — бодро сказала Лора, и девушки с самым заинтересованным видом уселись на пол возле кровати, скрестив ноги.

— Да что рассказывать, — угрюмо протянула Дженифер, отхлебывая кофе маленькими глотками. Голова понемногу начала проясняться. — Отвратительный тип этот Джулиус Креп! Мерзкий старикашка!

— Так чем же вы занимались? — насмешливо спросила Кэролайн. — Мы с Лорой очень удивились, когда пришли вчера вечером домой и застали тебя спящей. Мы-то думали что ты будешь гулять на вечеринке всю ночь!

— Как бы не так, — пробурчала Дженифер. — Я еле ноги оттуда унесла. — И она подробно рассказала подругам, что с ней произошло на яхте.

Внимательно выслушав не слишком веселые подробности ее ночного приключения, Лора и Кэролайн некоторое время молчали, не зная, как реагировать на слова Дженифер, а потом Лора ободряюще произнесла:

— Джен, дорогая, не расстраивайся! Путь этот гнусный Креп катится к черту со своей яхтой и работой!

— Вот именно, — поморщилась Дженифер.

— Вообще-то мы тебя предупреждали насчет его намерений, — с легкой насмешкой промолвила Кэролайн. — Но ведь ты нас не слушала!

— Кто же мог предположить, что ради того, чтобы затащить меня в постель, он прибегнет к столь извращенной уловке, как сигарета с марихуаной? — возразила Дженифер.

— Как же тебе удалось сбежать?

— Не помню!

— Да, вот они, утехи миллионеров! — усмехнулась Кэролайн. — Ладно, Джен, не переживай! Главное, что ты дома, а этому толстому пауку так и не удалось переспать с тобой!

В следующий раз будешь осторожнее, когда богатые толстяки станут предлагать тебе легкую, необременительную работу!

Дженифер вздохнула, поставила пустую кружку на туалетный столик и встала с постели.

— Куда это вы собрались? — спросила она, словно только что заметила на Лоре и Кэролайн легкие майки и шорты.

— Хотим пойти позагорать на пляж, — ответила Лора. — Собирайся, приводи себя ч порядок и пойдем с нами.

— Не знаю… — нерешительно протянула Дженифер. — Мне совсем не хочется куда-то идти. Я лучше немного полежу.

— Джен, нечего валяться в постели! — решительно заявила Кэролайн. — Ты искупаешься, позагораешь и восстановишь силы. Давай, подруга, собирайся, мы тебя ждем! , — Сейчас на пляже мало народу, так что воспользуемся благоприятной обстановкой! — добавила Лора.

Дженифер сделала страшные глаза, взъерошила волосы, тяжело вздохнула и медленно побрела в ванную комнату.

Глядя на ее неверную походку, Лора и Кэролайн подмигнули друг другу и весело рассмеялись.


Лора была права. В мае пляжи были пустынны. Французам нравилось купаться в теплой воде, и они дожидались, пока море хорошенько прогреется. Но Лора, Кэролайн и Дженифер были англичанками, более стойкими, с детства закаленными холодной сырой погодой, и майская морская прохладная вода и нежаркое солнце их не смущали. Наоборот, они радовались, что в это время года на пляжах почти нет отдыхающих и они могут с комфортом расположиться на чистом желтоватом песке под разноцветным широким зонтиком, шумно резвиться и плавать в море, наслаждаться тишиной и отсутствием жадных мужских глаз.

Хотя посетителей на городском пляже практически не было, там работал бар, где торговали прохладительными напитками, пивом, сигаретами и мороженым. Девушки недавно позавтракали и еще не успели проголодаться; они решили зайти туда попозже, когда захочется пить. Разложив на песке свои циновки, они раскрыли большой разноцветный зонтик. Бикини были надеты заранее, и подругам осталось только скинуть с себя шорты и майки.

Кэролайн достала из сумки масло для загара и начала методично втирать его в кожу, а Лора нахлобучила на голову соломенную шляпу и вытянулась на циновке.

— Господи, какое блаженство! — промолвила она. — Что еще нужно человеку для счастья? Только чистый теплый песок, ласковое солнце и голубое спокойное море!

— Ты тут права… — задумчиво отозвалась Кэролайн, натирая маслом ноги. — Так бы и валялась на пляже целый день…

— Нет, девушки, это скучно! — вдруг подала голос Дженифер.

— Все бы тебе веселиться, — насмешливо сказала Кэролайн. — Вечеринки, свидания с миллионерами…

— Кэролайн, хватит вспоминать о моей неудаче. — беззлобно произнесла Дженифер. — Я имела в виду, что скучно, когда на пляже даже не на кого посмотреть. Хоть бы какой симпатичный парень появился!

Лора и Кэролайн громко рассмеялись.

— Нет, наша Дженифер неисправима! Мало ей вчерашних приключений — так подавай новые!

— Неужели великосветское свидание с мистером Джулиусом Крепом вас ничему не научило, мадемуазель?

— Прекратите надо мной издеваться! — обиженно сказала Дженифер. — Я имела в виду настоящих симпатичных молодых мужчин, а не этого толстого паука! Я его и за мужчину-то не считаю!

— А вот он в отличие от тебя сразу же разобрался в твоих женских прелестях! — продолжала смеяться Лора. — Понял, что к чему…

Дженифер легла на циновку, надела шляпу, сдвинув ее на затылок, и пробурчала:

— Господи, вам бы только издеваться над подругой! — Неожиданно она повернулась к Лоре и спросила:

— Кстати, а как твой Пьер? Что-то ты ничего не рассказываешь о нем. Ему не удалось отыскать тебя?

На лице Лоры мгновенно отразилось беспокойство.

— Слава Богу, нет! И надеюсь, мы больше никогда с ним не встретимся! А если случайно и столкнемся где-нибудь, я пройду мимо, не взглянув на него.

Дженифер уважительно посмотрела на подругу.

— Какая ты сильная и решительная, Лора! — горячо воскликнула она. — Вот бы мне твой ум и характер, я бы тогда тоже разорвала свои отношения с Жан-Клодом.

— А разве вы не расстались? — подала голос читавшая книгу Кэролайн.

— Расстались… Но если он опять возобновит свои ухаживания, будет клянчить, просить… Мне проще уступить ему, чем выслушивать пустую болтовню о любви, замужестве и карьере.

Слушая Дженифер краем уха, Лора закрыла глаза, и перед ней мгновенно возник образ Пьера Лежена. Господи, как давно это было… Пылкая влюбленность, признания в любви, страстные ночи, нелепые подозрения, шумные выяснения отношений, грубые ссоры, взаимные претензии…

«Все в прошлом, — мысленно сказала себе Лора. — Мне надо работать, делать карьеру. Кто знает, может быть, очень скоро я встречу достойного парня — негрубого, незлого и неревнивого. Кто знает…»

— Ладно, я немного подремлю. — Негромкий голос Дженифер вернул Лору к действительности. — Может, головная боль пройдет…

Дженифер вытянулась на циновке, закрыла лицо соломенной шляпой, и очень скоро Лора услышала ее ровное, спокойное дыхание. Глядя на подругу, Лора улыбнулась и в который раз подумала о том, какое это счастье — быть беззаботным. Например, Дженифер. Все ей нипочем. Веселая, добрая девчонка с пустой, не обремененной мыслями головой. Она не приучена думать и анализировать события. Принимает жизнь как она есть.

Просто плывет по течению — как сложится жизнь, так и сложится… А может, так и надо?


Девушки пробыли на пляже почти до половины пятого, а потом стали собираться домой.

— Хорошо отдохнули, — говорила Кэролайн подругам, когда они неторопливо шли по бульвару Муленс, ведущему к их дому.

Они машинально разглядывали витрины дорогих магазинов которые видели каждый день, и Дженифер время от времени вздыхала:

— Господи! Какие платья, духи, драгоценности…

— Дженифер, у тебя теперь есть дядюшка Креп. Не забывай об этом, — беззлобно поддразнивала ее Лора.

— Ты только подмигни своему толстячку, и он купит тебе все, что захочешь, — смеялась Кэролайн. — Один кокетливый взмах твоих длинных ресниц — и бриллиантовое колье от Картье у тебя на шее!

— Ну перестаньте же издеваться! — бурчала Дженифер, забавно морща нос. — Не смейте напоминать мне о нем!

— Джен, дорогая, за все надо платить, — сделав строгое лицо, изрекла Кэролайн, — а бриллиантовое колье стоит дорого!

Вернувшись домой, девушки развесили бикини сушиться на балконе, а сами друг за другом кинулись в ванную, чтобы принять душ, весело подшучивая над Дженифер, которая, стоя нагишом перед платяным шкафом, решала извечную проблему: что бы надеть.

Кэролайн заглянула к ней в комнату.

— О, классные сисечки! — воскликнула она и легонько ущипнула зазевавшуюся Дженифер за грудь.

— Эй, руки прочь, что за шутки?! Можно подумать, ты никогда такого не видела, — хихикнула Дженифер, шокированная такой бесцеремонностью. — Ну так что же мне надеть — розовое или голубое?

Через несколько минут в комнате зазвонил телефон.

Кэролайн сняла трубку, молча выслушала, что ей говорили на том конце провода, затем извинилась и положила трубку на рычаг.

— Кто звонил? — поинтересовалась Лора. — Перед кем ты извинялась?

— Это консьерж. Кто-то уже сообщил ему, что на нашем балконе развешаны бикини, и он просил убрать их оттуда.

— Ах, скажите, пожалуйста! Мокрые купальники оскорбляют его взор! — возмутилась Дженифер.

— Он сказал, что балкон — не прачечная, — добавила Кэролайн, пожав плечами.

Она подошла к стеклянным дверям, ведущим на балкон, открыла их, и в ту же минуту две яркие вспышки ослепили ее. Это блеснули на солнце линзы бинокля. Кэролайн зажмурилась, а потом, открыв глаза, посмотрела на противоположное крыло дома, где с одного из балконов кто-то следил за ней. Кэролайн, мгновенно вспомнив, что почти раздета, бросилась в комнату. Не хватало еще, чтобы какой-нибудь сладострастный старикашка, подглядывающий за молоденькими девушками, застал ее в таком виде!

Лора, заметив растерянное и сердитое выражение лица подруги, встревоженно спросила:

— Кэролайн, что-нибудь случилось? Ты так побледнела.

— Знаешь… — Кэролайн развела руками. — Может, мне показалось, но… с одного из балконов соседнего блока за нами кто-то подглядывает.

— В каком смысле? — с тревогой в голосе произнесла Лора — Ведь противоположная часть дома находится достаточно далеко.

— Он подглядывает в бинокль! — воскликнула Кэролайн. — Линзы сверкнули в лучах солнца и просто ослепили меня!

— Да… интересно… — озадаченно протянула Лора и в недоумении покачала головой. — Кому это надо, как ты думаешь?

— Вряд ли за нами следят шпионы. — Кэролайн и сама терялась в догадках. — Думаю, это какой-нибудь любопытный бездельник развлекается подобным образом. Во всяком случае, ничего зловещего или пугающего я в его поведении не усматриваю.

— Будем надеяться, что это всего лишь мерзкий, но безобидный старикашка, которому ничего больше в жизни не остается как подглядывать за девушками! Что ж, пожалуй, не стоит больше расхаживать возле окон в чем мать родила, — глубокомысленно изрекла Лора.

— Наверное, ты права, давайте забудем о нем, — решительно сказала Кэролайн. — Кстати, у нас на вечер намечены грандиозные планы. Мы идем в ресторан, а потом в ночной клуб?

— Конечно, идем! — радостно воскликнула Лора, стараясь отбросить прочь мысли о таинственном наблюдателе с биноклем. — Давай собираться и одеваться. Знаешь, мне нравится «Пуассон д'Ор». Там весело, шумно, много молодежи и очень хорошая рыбная кухня.

— Грандиозно! Нам предстоит еще одна бурная ночь.

Пойду наряжаться и наводить красоту.

Кэролайн направилась в ванную, по пути снова заглянув в комнату Дженифер.

— Эй, подруга! — крикнула она, увидев, что Дженифер по-прежнему стоит раздетая около шкафа и задумчиво перебирает висящие на плечиках платья. — Одевайся, мы выходим через пять минут!

— Что-о-о? — взвизгнула Дженифер, так и не достигшая прогресса в своих исканиях. — Но я же совершенно не готова!

— Решай!

Кэролайн стояла перед зеркалом и подкрашивала губы, когда раздался звонок в дверь. Она с недовольным видом отложила губную помаду и пошла в прихожую.

— Господи, ну кто там еще? — негромко проворчала она.

Открыв дверь, Кэролайн замерла от удивления. На пороге стоял приятель Дженифер Жан-Клод в нарядной голубой рубашке и темных брюках. Его густые каштановые волосы были приглажены, в глазах мелькали лукавые искорки.

— Привет… — растерянно произнесла Кэролайн. — Что ты здесь делаешь?

— Разве непонятно? — усмехнулся Жан-Клод. — Пришел проведать Дженифер. — Можно войти?

Кэролайн некоторое время растерянно глядела на молодого француза, а затем неуверенным тоном произнесла:

— Но она занята… она одевается.

Жан-Клод, воспользовавшись минутной заминкой, бесцеремонно убрал руку Кэролайн с дверного косяка и вошел в квартиру.

— Кто пришел? — раздался из спальни голос Дженифер, — Жан-Клод, — резко ответил француз и решительно направился к ней.

Дженифер голышом стояла возле кровати. Увидев Жан-Клода, она от неожиданности отпрянула и прижала руки к груди.

— Что тебе нужно?

Жан-Клод внимательно оглядел обнаженную Дженифер с головы до ног, ухмыльнулся и насмешливо произнес:

— Мне нужна ты. Похоже, ты чувствовала, что я приду, и не одевалась. Молодец, Дженифер! Всегда бы так меня встречала!

— Жан-Клод, уходи! — опомнившись, воскликнула Дженифер. — Мне некогда, мы с Лорой и Кэролайн собираемся в ресторан!

Жан-Клод покачал головой, затем неожиданно стремительно подошел к Дженифер, схватил ее за плечи и потащил в постель.

— Отпусти меня, слышишь, отпусти! — Она попыталась вырваться из его крепких объятий, но Жан-Клод уже повалил ее на кровать.

— Перестань сопротивляться, — хрипло произнес он, — Ты моя, я хочу тебя… Неужели не понятно?

Резким жестом он расстегнул молнию на брюках и всем телом навалился на Дженифер. Она некоторое время пыталась бороться, отталкивала его, ругалась, но, почувствовав, что сопротивление бесполезно, затихла и крепко сжала губы.

«Черт с ним, все равно от него не отвяжешься, — раздраженно думала Дженифер. — Пусть делает что хочет, лишь бы поскорее отпустил меня».

Неожиданно перед ее глазами мелькнуло потное, разгоряченное, рыхлое тело Крепа, и она даже поморщилась — настолько ясным и отчетливым было видение.

«Тьфу, какой же он мерзкий, никакого сравнения с Жан-Клодом…» — мелькнуло у нее в голове.

Молодой француз нравился Дженифер как мужчина. Он был выше среднего роста, с хорошей мускулистой фигурой, большими, глубокими глазами орехового цвета; симпатичное загорелое лицо красиво обрамляли густые вьющиеся каштановые волосы. Он был страстным, ненасытным любовником, порой грубоватым и бесцеремонным… Все дело портил его характер — на редкость скучный и занудливый .

Тело Жан-Клода конвульсивно дернулось, он тихо застонал и отпустил Дженифер. Несколько минут он молча лежал, тяжело дыша, потом поднялся с постели, застегнул брюки, пригладил растрепавшиеся волосы и провел ладонью по разгоряченному лицу.

Дженифер вскочила с постели с негодующим воплем:

— Какой же ты мерзавец, Жан-Клод! Кто тебе позволил так себя вести? Я что — уличная девка, к которой можно завалиться в любой момент и она не откажет?

На лице Жан-Клода появилось насмешливое выражение.

— Но ты же не отказала мне, малышка!

Дженифер при этих словах просто задохнулась от возмущения:

— Да я даже сопротивляться не могла, ведь ты навалился на меня, как медведь? Не смей больше здесь появляться, слышишь?!

Жан-Клод подошел к ней, обнял и горячо забормотал:

— Моя прекрасная англичаночка, я не в силах устоять перед тобой. Вернись ко мне. Останься с Жан-Клодом, Ты нужна мне. Я все время думаю о тебе, представляю твое тело…

Он еще крепче прижал Дженифер к себе и стал осыпать поцелуями ее лицо.

— Жан-Клод, какой ты ненасытный, — промычала Дженифер. — Ну сколько можно…

— Я всегда хочу тебя, всегда…

— Пусти, мне надо одеться!

Дженифер выскользнула из объятий Жан-Клода и выбежала из спальни. В ванной комнате она чуть не столкнулась с Лорой.

— Кэролайн сказала мне, что пришел твой пылкий француз? — насмешливо спросила Лора.

Дженифер устало махнула рукой.

— Кто только его звал, — проворчала она. — Накинулся на меня, как дикий зверь, повалил на постель…

Лора весело рассмеялась.

— Да, Дженифер, мужчины просто не дают тебе проходу, — сказала она. — Ну и как? Надеюсь, он помог забыть Крепа?

— Лора, умоляю, не напоминай мне о нем! — Дженифер сделала страдальческое лицо. — Все что угодно, но только не этот жирный паук!

— Значит, у вас с Жан-Клодом все наладилось?

Дженифер на минуту замялась.

— Да ничего не наладилось! — наконец бросила она. — Он такой зануда… Ну как мне сделать, чтобы он отстал?

Господи, что им всем от меня нужно?

— А ты сама не догадываешься? — хихикнула Лора. — Ладно, Джен, давай собирайся, одевайся и пойдем!

— А как быть с Жан-Клодом? Его же не выгонишь, он такой упрямый и настырный!

— Пусть идет с нами.

Лора направилась на балкон, где одетая, накрашенная Кэролайн развлекала француза светской беседой. В руках они держали бокалы с сухим вином. Снова раздался звонок и Лоре пришлось вернуться в прихожую.

Открыв дверь, она увидела посыльного, который держал в руках роскошный букет и квитанцию.

— Мадемуазель, вам прислали цветы, — сказал он, улыбаясь — распишитесь, пожалуйста, вот здесь.

Лора поблагодарила, взяла букет и направилась в спальню где Дженифер торопливо приводила себя в порядок.

— Кто приходил? — спросила она не оборачиваясь.

— Посыльный. Принес букет. Посмотри, какие красивые орхидеи и розы!

Дженифер повернулась и подошла к Лоре.

— А кому цветы? — поинтересовалась она. — Там есть карточка?

— Сейчас посмотрим.

Лора достала из середины букета небольшой конверт и вынула из него белую карточку.

— «Дорогая Дженифер, прими эти цветы в знак моего восхищения и обожания. Люблю, целую. Джулиус Креп», — громко и с выражением прочитала она.

— Вот это да! — изумленно произнесла Дженифер.

— Твой миллионер, похоже, имеет на тебя серьезные виды, — лукаво заметила Лора.

— Странно…

— Что здесь странного?

— Я-то думала, он обиделся, что я так с ним поступила, оттолкнув и убежав с яхты… А он, оказывается, не оставил свою затею уложить меня в постель!

Лора засмеялась:

— Дженифер, мне кажется, тебе следует определиться в своих чувствах к дядюшке Крепу.

— Пошел он к черту! — горячо воскликнула Дженифер. — Как вспомню его противную оплывшую физиономию, становится тошно!

— Когда ты собиралась стать «хозяйкой» на его яхте, ты так не высказывалась, — насмешливо заметила Лора.

— О, не напоминай мне об этом!

— Знаешь, подруга, у меня такое чувство, что если ты захочешь, то легко станешь миссис Джулиус Креп, — вдруг сказала Лора.

— Господи, о чем ты говоришь! Во-первых, я никогда этого не захочу, хоть он и миллионер; а во-вторых, я уверена, что он женат на какой-нибудь толстой, благочестивой, глупой гусыне.. — Дженифер некоторое время молчала, а потом с грустью добавила:

— И почему все миллионеры такие непривлекательные?

Неожиданно в спальню вошел Жан-Клод и, увидев в руках Дженифер роскошный букет, удивленно спросил:

— Кому прислали цветы?

— Мне! — с вызовом в голосе ответила Дженифер.

Глаза француза сузились, в них мелькнули гневные огоньки.

— Кто?

— Не твое дело!

— Дженифер, — в голосе Жан-Клода прозвучали угрожающие нотки, — откуда эти цветы?

Дженифер вздохнула и с деланным спокойствием произнесла:

— Жан-Клод, давай не будем ссориться. Можем мы хоть один вечер провести нормально, без выяснения отношений? Или ты перестанешь задавать глупые вопросы — или я никуда с тобой не пойду!


Светло-серый «пежо» был припаркован около дома. Жан-Клод направился к нему, но Дженифер остановила его.

— Давай поедем на спортивной машине Лоры, — предложила она.

— Это еще почему? — недовольно спросил француз.

— Мне не нравится твой автомобиль. Он старый и плохо смотрится.

Жан-Клод пожал плечами, решив не спорить с Дженифер.

— Ладно, поедем на Лориной машине, но только если за руль сяду я, — сказал он.

Он не мог допустить, чтобы кто-нибудь из знакомых увидел что его везет на машине девушка. Жан-Клод почему-то был убежден, что это унижает его мужское достоинство.

Лора с радостью уступила ему право сесть за руль, и вся компания, смеясь и перешучиваясь, направилась к ее новой спортивной машине. Консьерж с недовольным видом наблюдал за ними через окно, осуждающе качая головой.

Лора и Кэролайн разместились на заднем сиденье, а Дженифер села впереди, рядом с Жан-Клодом. Время от времени она украдкой поглядывала на его красиво очерченный профиль и думала о том, что, в сущности, француз — неплохой парень, только чересчур ревнивый и упрямый. Хочет, чтобы все было так, как он сказал.

Жан-Клод повернулся к ней и спросил:

— Все нормально, малышка?

— Знаешь, когда ты ведешь себя тихо и спокойно, ты мне даже нравишься, — поддразнила его Дженифер. — Ты становишься таким милым… И почему это бывает так редко?

— Потому что ты постоянно меня провоцируешь, — беззлобно ответил Жан-Клод. — Никогда не считаешься ни с моим мнением, ни с моими желаниями.

— Дорогой, мы же договорились, что не будем сегодня ссориться, — примирительным тоном произнесла Дженифер.

Жан-Клод кивнул. Ему очень нравилась эта англичанка — симпатичная, веселая, неглупая, но чересчур уж неуступчивая. Не то что французские девчонки, которые с детства приучены делать то, что им говорят. Дженифер была своенравна, она постоянно сбивала с толку, путала все устоявшиеся представления. Она то отталкивала его, то вновь влекла к себе, маня своим красивым, соблазнительным телом.

— Да, мадемуазель, — произнес он. — Я постараюсь доставить вам удовольствие, чего бы мне это ни стоило.

Ресторан «Пуассон д'Ор» располагался на главной набережной, напротив пляжа. Он был невелик, там вкусно и недорого кормили, и поэтому его охотно посещала молодежь. Каждый вечер в ресторане собирались шумные компании, гремела веселая музыка, столики сдвигались вместе по два-три и более, а проворные официанты бесшумно сновали между ними с огромными подносами, на которых стояли блюда с рыбными закусками и бутылки вина. Молодые посетители ресторана громко пели, много танцевали и знакомились с другими компаниями.

Через несколько часов Дженифер была уже сильно пьяна. Скинув туфли, она влезла на длинный стол и танцевала там, держа в зубах красную розу. Поначалу Жан-Клод пытался остановить ее, но потом решил не вмешиваться — ведь Дженифер было трудно в чем-либо переубедить. Глядя на танцующую подругу, которой дружно хлопали посетители ресторана, он вдруг вспомнил о том, что в самом начале их романа она, собственно, и привлекла его бурным темпераментом, непосредственностью и весельем.

К столику, за которым сидели Лора, Кэролайн, Жан-Клод и несколько их друзей, подсел хозяин ресторана — невысокий, коренастый седой мужчина. Он не только не возражал против самодеятельного кабаре, которое устроила неугомонная во хмелю Дженифер, но и всячески подбадривал ее, хлопая в ладоши.

Хозяин подал знак проходившему мимо официанту, и тот через несколько минут вернулся, держа в руках большую бутылку хорошего коньяка. Он разлил коньяк по рюмкам, и хозяин ресторана сказал, обращаясь к Лоре и Кэролайн:

— Вы замечательные девушки, а ваша веселая подруга — просто прелесть! — Он восхищенно взглянул на танцующую Дженифер, чье розовое облегающее мини-платье от резких движений поднялось почти до бедер. — Никогда бы не поверил, что вы англичанки!


Вволю повеселившись в ресторане, вся компания отправилась в ночной клуб «Эль Фреско»[1]. Этому названию вполне соответствовал интерьер клуба. Большая часть помещения находилась под открытым небом, и многие посетители предпочитали сидеть за уютными столиками именно там вдыхая свежий, прохладный морской воздух. Крытая танцевальная площадка была украшена разноцветными фонариками, развешанными на стенах и под потолком.

Здесь тоже царило шумное веселье. Молодежь развлекалась ночь напролет.

— Кэролайн, смотри, вон за тем столиком сидит Терри Мартин со своими друзьями! — обрадованно воскликнула Дженифер и показала рукой в дальний угол.

Терри тоже заметил ее, радостно помахал рукой, поднялся со стула и направился к их столику. Жан-Клод, видя оживленное выражение лица своей подруги, угрюмо промолвил:

— Во-первых, неприлично размахивать руками и громко кричать, а во-вторых, тебе не следовало подзывать к нам своего очередного приятеля.

— Жан-Клод, перестань! — возмутилась Дженифер. — Ты, кажется, все-таки решил испортить мне настроение своим занудством!

Терри Мартин, в ярко-оранжевой рубашке и светло-коричневых брюках, улыбаясь, подошел к столу, ведя за собой двух друзей. Оба выглядели значительно моложе его, на вид им можно было дать не более тридцати лет. Оба были в светлых рубашках и темных слаксах. Один — высокий, очень привлекательный, светловолосый, голубоглазый, с красивым загорелым лицом. Другой — пониже ростом, тоже симпатичный, с льняными вьющимися волосами.

— Привет, ребята! — радостно воскликнул Терри. — Рад вас видеть! Мы уже давно здесь сидим, изрядно выпили, а вот потанцевать не с кем!

— Так уж и не с кем! — лукаво улыбнулась Дженифер.

— Давайте сдвинем столы, присоединяйтесь к нам, Терри! — предложила Кэролайн.

— А главное, не забудьте захватить с собой шампанское! — напомнила Лора.

Пока Терри с друзьями сдвигали столы, ставили бутылки и бокалы, Жан-Клод с угрюмым, недоверчивым видом молча наблюдал за ними. Когда вся компания разместилась за сдвинутыми столами, он наклонился к Дженифер и тихо пробурчал:

— Вы, англичане, — как овцы. Вам обязательно надо находиться в большом стаде. По-другому вы не можете.

— Заткнись! — злобно прошипела Дженифер. — Мне надоела твоя ревность! Кстати, если хочешь знать, Терри не англичанин, а американец. Он не интересуется женщинами, и, думаю, его друзья — из того же теста! Что плохого в том, если мы с ними просто потанцуем?

Жан-Клод больно сжал ее руку и с негодованием ответил:

— Не хватало еще, чтобы кто-нибудь из моих знакомых случайно увидел меня в компании гомосексуалистов! Черт возьми!

— Отстань, Жан-Клод! Ты мне надоел!

— Ну что, дорогие девушки, давайте танцевать! — воскликнул Терри. — Разбираем партнеров! Дженифер, ты не возражаешь, если я приглашу на танец тебя, а мои друзья — очаровательных Кэролайн и Лору?

— Не возражаем! — смеясь, хором закричали девушки.

Терри подал Дженифер руку и повел на танцевальную площадку. Один из его друзей — высокий — взял под локоть Кэролайн, другой — Лору, и они направились вслед за Терри и Дженифер. Жан-Клод остался за столом в одиночестве.

— А ты неплохо танцуешь, — сказала Лора своему партнеру так как тот явно не спешил завязать разговор.

— Ты тоже, — с готовностью откликнулся он. — Давно у меня не было такой очаровательной партнерши! с готовностью откликнулся он. — Давно Лора подняла голову и взглянула на молодого человека.

На его красивом загорелом лице с большими бирюзового цвета глазами играла шутливая улыбка.

«Какой симпатичный парень», — подумала Лора.

— Меня зовут Квентин Фармайл, а тебя? Ты актриса?

— Почему актриса? — удивилась Лора.

— У Терри много знакомых девушек-актрис, — объяснил Квентин. — Ему нравится вращаться в актерской среде. Ты очень милая. — Он со значением посмотрел на Лору. — Вот я и подумал, что актриса.

— Нет, — засмеялась она. — Меня зовут Лора Форсайт.

Я работаю менеджером в инвестиционной компании, которая занимается морскими перевозками и нефтью. А что касается нашего знакомства с Терри, так его в Монако, по-моему, все знают.

— Понятно. — Квентин немного помолчал. — Слушай, трудно поверить, что такая красотка, как ты, работает в серьезной фирме и занимается важными вопросами!

— Представь себе!

— Если твоя компания занимается инвестиционными проектами, то могу предложить свой ночной клуб, который я открываю на днях, — лукаво улыбаясь, заявил Квентин. — Мне как раз не хватает этих самых инвестиций!

— Боюсь, у нашей компании не тот размах, — ответила Лора и засмеялась. — Что там корабли и нефть по сравнению с твоим ночным клубом! Ну а если говорить серьезно, то наша компания огромная, богатая и очень влиятельная.

— А вот мне всегда не хватает денег! — беззаботно воскликнул Квентин. — Наверное, потому, что я много трачу на женщин.

— А я думала… — Лора внезапно осеклась.

Квентин весело рассмеялся и легонько сжал ее плечо.

— Напрасно ты обо мне такого мнения, — сказал он, но в его голосе не прозвучало обиды или раздражения. — Честно говоря, я мог бы стать тем, о ком ты подумала, если бы не видел вокруг такого количества восхитительных женщин. Я. очень люблю женщин, Лора!

Квентин со значением посмотрел на нее, и она увидела в его больших бирюзовых глазах откровенное предложение.

— Мне нравится этот ночной клуб, — сказала она, чтобы сменить тему. — Здесь весело, красиво, хорошая музыка…

— Да, тут неплохо, — небрежно ответил Квентин. — Посмотрим, что ты скажешь, если увидишь мой ночной клуб.

— А когда он откроется? — спросила Лора.

— Он начнет работать на днях, и я приглашаю тебя на торжественное открытие!

— Спасибо, — улыбнулась она. — Я обязательно приду посмотреть.

— Кстати, а ты не хотела бы работать у меня? — неожиданно спросил Квентин.

Ему очень понравилась Лора: красивая, стройная, неглупая, хорошо воспитанная. Англичанки, с которыми Квентину доводилось встречаться раньше, производили на него тягостное впечатление. Все они были замороженные, скучные, белесые и неинтересные. Лора же сильно отличалась от них, обладая яркой внешностью и живым темпераментом.

«Вот бы действительно взять ее в клуб! — с надеждой подумал Квентин. — До чего ж хороша куколка!»

— Работать у тебя? — удивленно переспросила Лора.

— Да, мне нужны красивые девушки. Я бы взял тебя менеджером. Соглашайся, Лора!

— Нет, Квентин, спасибо, но это невозможно.

— Но почему? Неужели тебе нравится работать в инвестиционной компании и заниматься сугубо мужским делом?

— Нравится, — искренне ответила Лора. — И я хочу сделать в этой компании карьеру!

Квентин уважительно взглянул на нее.

— Что ж, чувствуется, ты девушка целеустремленная и многого добьешься в жизни, — произнес он. — Но… все-таки жаль.

— Слушай… — Лора неожиданно вспомнила про Дженифер которая все еще не нашла работу. — Если тебе нужны красивые девушки, то я могу порекомендовать нашу Дженифер.

— Дженифер?

— Да, та блондинка, которая танцует с Терри! Мы вместе с ней снимаем квартиру.

Квентин обернулся и кивнул головой.

— А… Тоже красивая! — одобрительно произнес он. — В стиле принцессы Грейс. Вы с ней очень похожи: светловолосые, голубоглазые, стройные.

— Да, нас часто принимают за сестер, — засмеялась Лора. — Только у Дженифер глаза не голубые, а светло-серые. Она сейчас без работы, и было бы здорово, если бы ты взял ее в свой клуб. Кстати, она веселая, дружелюбная и любит ночную жизнь.

— А ты? — вдруг спросил Квентин, и в его бирюзовых глазах вспыхнули лукавые искорки.

— Я — нет, — ответила Лора. — То есть… конечно, я люблю повеселиться, но у меня, к сожалению, нет на это времени. Я много работаю.

— Никогда не поверю, что у такой красотки не найдется пары часов для свидания с мужчиной! — поддразнил ее Квентин.

— Это правда.

— Слушай, так, может быть, вы с Дженифер не просто подруги-соседки, а спите в одной постели?

Лора возмущенно отпрянула от него.

— Перестань, как ты можешь говорить такие глупости! — негодующе воскликнула она.

— Ладно, прости, я неудачно пошутил, — отозвался Квентин. — Знаешь, когда ты сердишься, то становишься еще красивее.

— Квентин, если ты не прекратишь свои глупые шутки, я рассержусь и уйду!

— Ну, Лора, извини, больше не буду.

— Так что, возьмешь Дженифер к себе в клуб? — спросила она.

Квентин мысленно уже принял решение обязательно пригласить на работу Дженифер. А что? Она тоже весьма привлекательная юная особа, а главное, не такая целеустремленная интеллектуалка, как эта Лора.

— Когда с ней можно будет переговорить? — спросил он.

— Я оставлю тебе наш телефон, ты позвонишь ей, и вы договоритесь о встрече, — ответила Лора.

— Может быть, нам поговорить после танцев?

Лора на минуту замялась, а потом нехотя ответила:

— Видишь ли, она пришла со своим парнем, Жан-Клодом, а он очень ревнив и подозрителен. Так что при нем лучше не заводить никаких разговоров.

— Понятно! Он может психануть! — засмеялся Квентин. — В таком случае лучше, действительно, дай мне ваш телефон. — Он взглянул на часы. — Прости, Лора, но мне пора уходить. У меня еще есть кое-какие дела.

Он подвел Лору к столику, за которым в одиночестве с угрюмым видом сидел Жан-Клод, расцеловал ее в обе щеки и со значением сказал:

— Не забудь: на днях состоится открытие моего ночного клуба, и я надеюсь увидеть тебя среди почетных гостей!

— Обязательно приду! Спасибо!

Квентин помахал рукой приятелям и направился к выходу. Лора села за столик и задумалась. Что и говорить, этот Квентин — очень привлекательный парень, хотя и пошловат. Эдакий тип очаровательного негодяя, сердцееда… Нет, с ним надо вести себя поосторожнее, а то еще можно ненароком влюбиться…

«Сейчас надо думать только о работе, — мысленно сказала себе Лора. — Любовные переживания мне ни к чему».

Она взглянула на Жан-Клода, который со скучающим видом пил шампанское, и ей стало немного жаль его.

«Он неплохой парень, влюблен в Джен, а она… Нет, они не пара, — подумала Лора. — Дженифер — веселая, общительная, беззаботная, а Жан-Клод — упрямый, скучный, занудливый…»

— Пойдем потанцуем, — предложила Лора. — Хватит тебе сидеть в одиночестве и пожирать глазами свою ненаглядную Дженифер!

Лора была почему-то уверена, что француз откажется, но к ее удивлению, он с готовностью встал со стула, подал ей руку и повел на середину танцевальной площадки. Зазвучала мелодия романтической баллады, Жан-Клод обнял Лору за талию, она положила руки ему на плечи, и они начали танцевать.

От Жан-Клода пахло крепкими сигаретами. Такие же курил Пьер… Перед глазами Лоры мгновенно возник образ бывшего любовника, и настроение испортилось. Она-то надеялась, что забыла Пьера Лежена, а оказывается, нет!

Даже запах его сигарет вызывает в ней грусть и навевает печальные воспоминания…

— Как ты думаешь, Джен не будет ревновать, увидев, что я танцую с тобой? — Голос Жан-Клода вывел Лору из задумчивости.

— Дженифер? — рассеянно переспросила она. — А почему она должна ревновать?

— Ну… — Жан-Клод замялся. — Я же для нее не чужой, как ты понимаешь.

Надежда француза на ревность ветреной Дженифер заставила Лору улыбнуться.

— Жан-Клод, послушай лучше, какая красивая музыка, — сказала она. — Дженифер танцует с Терри, но ты же знаешь, что это ничего не значит.

Француз вздохнул и легонько коснулся щекой волос Лоры. Они были такие шелковистые, нежные, и от них исходил тонкий аромат духов…

«Лора — очень красивая и умная девушка, — подумал Жан-Клод. — С такой никогда бы не было неприятностей, переживаний».

Он крепче прижал Лору к себе; ему казалось, что он обнимает Дженифер. Пусть Джен ветреная, безалаберная, со вспыльчивым характером… Зато у нее роскошное, податливое тело, она страстная, понимает толк в любви.

«Да, очевидно, в жизни не бывает так, чтобы в одном человеке сочеталось все: и ум, и внешность, и темперамент», — с грустью размышлял Жан-Клод.

Мысли Лоры текли приблизительно в том же направлении. Она думала о Пьере Лежене.

«Если бы Пьер был лучше воспитан, не так груб, порывист и настойчив, я никогда бы не бросила его, — рассуждала Лора. — Но Пьер ко всем своим недостаткам, еще и ограниченный человек. Практически ничем не интересуется, даже не хочет сделать карьеру. А ведь он неглупый, способный парень. Что ж, так, видно, и проработает всю жизнь полицейским, будет изо дня в день ходить по одному и тому же маршруту и следить за общественным порядком. Ему не хватает внутреннего стержня и твердости характера, чтобы добиться в жизни большего…»

В глубине души Лора сознавала, что ее все еще тянет к Пьеру. За две недели, что они не виделись, она даже немного соскучилась по нему… Пьер был прекрасным любовником, ее первым мужчиной, и она знала, что ей будет трудно забыть его. Но постараться, чтобы воспоминания о нем не навевали грусть и не портили настроение, — в ее силах.

Глава 6

В три часа ночи Лора, Кэролайн и Дженифер в сопровождении Жан-Клода возвращались в «Мерибель». Они весело смеялись, делясь впечатлениями, и постоянно напоминали друг другу, что надо вести себя потише, чтобы не разбудить других жильцов. В спящем доме стояла мертвая тишина, и когда Кэролайн уронила ключ, он с таким звоном упал на пол, что девушкам показалось, будто разбилось стекло. Тем не менее они дружно рассмеялись.

— Тише, Кэролайн, тише! — громким шепотом говорила Лора.

— Ты разбудишь соседа снизу, и он пожалуется на нас консьержу, — хихикала Дженифер. — Наконец они вошли в квартиру и сразу же направились на кухню.

— Кто будет пить кофе? — спросила Кэролайн.

— Все! — воскликнула Дженифер.

Жан-Клод многозначительно посмотрел на нее и усмехнулся.

— Кроме меня. Спасибо.

Дженифер понимала, что он сердится на нее за то, что она не собирается сразу же лечь в постель, а хочет потянуть время, посидев с подругами за чашкой кофе. Она видела, что Жан-Клод мечтает поскорее сжать ее в объятиях, но даже мысль об этом была ей неприятна.

«Хотя, конечно, сколько ни тяни время, а спать с ним все равно придется, — думала Дженифер. — Не выгонишь же его из квартиры в три часа ночи!»

Жан-Клод подошел к ней и сжал плечи. Дженифер попыталась отстраниться, но он крепко держал ее.

— Если ты думаешь, что я попрошу Лору уйти из нашей с ней спальни, то ошибаешься, — ехидно бросила Дженифер.

В глазах француза горел огонь желания, и ему было все равно, где спать, лишь бы поскорее заключить Дженифер в объятия.

— Послушайте, вы, голубки, — вдруг сказала Кэролайн. — Я могу уступить вам свою спальню, а сама переберусь на ночь к Лоре.

Дженифер сделала страшные глаза, а Кэролайн улыбнулась как ни в чем не бывало.

— Уж так и быть, — продолжала она. — Войду в ваше положение!

«Ох эта Кэролайн! — с тоской подумала Дженифер. — Святая простота! Ну кто ее просил уступать свою спальню?

И главное, она это сделала искренне, желая нам помочь…

Теперь уж точно нет никакой надежды, что Жан-Клод уйдет. Придется спать с этим занудой всю ночь и терпеть его настойчивые ласки!»

— Джен, держи, — сказала Лора и поставила перед ней дымящуюся чашку.

— Спасибо, — ответила Дженифер и принялась неторопливо пить кофе.

Лора взглянула на Жан-Клода, угрюмо смотревшего на Дженифер, подмигнула подруге и хихикнула.

— Ну и сколько еще ты собираешься возиться? — произнес француз, наблюдая, как Дженифер неторопливо размешивает ложечкой сахар. — Пора спать! — Он нетерпеливо провел рукой по ее бедру. — Сколько можно Тянуть время! — Он наклонился и прошептал ей в ухо:

— Пошли…

— Отстань! — прошипела Дженифер и демонстративно завела с Лорой и Кэролайн разговор о каких-то пустяках.

— Ты начинаешь действовать мне на нервы, — сквозь зубы процедил француз.

— А ты — мне! — весело парировала Дженифер. — Если хочешь спать — иди! Кэролайн любезно уступила свою спальню. А я хочу еще посидеть здесь и поболтать с подругами.

Какое-то время они еще сидели и беседовали, потом Дженифер наконец смилостивилась и насмешливо сказала угрюмому Жан-Клоду:

— Ну что, пошли спать?

— Наконец-то! — Он схватил ее за руку и быстро увел в спальню Кэролайн.

Когда Жан-Клод наконец утолил свою страсть и заснул, отвернувшись от Дженифер, она еще долго лежала с открытыми глазами, глядя в потолок. И все-таки ей нравился этот француз. Да, он не любит шумных компаний, иногда бывает резковат, но в общем и целом неплохой парень… А уж по сравнению с Джулиусом Крепом — просто идеал мужской красоты…

Перед глазами Дженифер промелькнуло навязчивое воспоминание: жирный, потный Креп пытается овладеть ею…

Она резко тряхнула головой и поморщилась, чтобы отвратительная картинка поскорее исчезла.

«Все что угодно, только не этот тип, — с тоской подумала она. — Нет, я не смогу у него работать! Слишком дорогую цену придется платить за сомнительное удовольствие быть „хозяйкой“ на роскошной яхте!»

Дженифер повернула голову и посмотрела на спящего Жан-Клода. Вот если бы он стал миллионером… Ведь он упорный и добивается поставленной цели. Но сколько ждать? Год, два, десять лет? Нет, это не для нее. Она обязательно найдет себе молодого, симпатичного, богатого муж.» чину, который с радостью возьмется обеспечить ей роскошную жизнь! А Жан-Клода она все-таки бросит!

С этой обнадеживающей мыслью Дженифер уснула. Она не привыкла долго размышлять над событиями и анализировать факты. Наступающий новый день… а может быть, новая неделя все расставит по своим местам…

Спустя какое-то время Жан-Клод проснулся и взглянул на умиротворенное лицо спящей Дженифер. До чего же хороша! Как хорошо ему с ней в постели! Вот если бы она была немного сговорчивее, более мягкой и уступчивой!

Ничего, он добьется своего: Дженифер станет его женой, он обуздает ее темперамент и научит быть терпеливой, ласковой, а главное, послушной.


В воскресенье Лора, Кэролайн и Дженифер проснулись около полудня. Жан-Клод к этому времени уже уехал домой. Он еще накануне договорился с родителями поехать в гости к родственникам и приглашал Дженифер, но та категорически отказалась. Не хватало еще совместных обедов и пустых бесед с предками Жан-Клода, которые почему-то представлялись ей такими же скучными и занудливыми.

Жан-Клод, правда, как-то обмолвился, что родители тоже не в восторге от его романа с англичанкой, и Дженифер это устраивало. Зачем знакомиться с родителями человека, за которого не собираешься замуж? Им не нравится, что она англичанка? Интересно, что бы они сказали, увидев ее танцующей в ночном клубе на столе с цветком в зубах? Родители-то думают, что она бесцветная, плоская и холодная…

Пусть думают, ей это безразлично!

Дженифер представила постные физиономии родителей Жан-Клода и засмеялась. Услышав ее смех, в комнату заглянула Кэролайн.

— Привет, ночная красавица! — весело воскликнула она. — Над чем это ты смеешься в одиночестве?

— Привет! Просто мне смешно, вот и все!

— Похоже, страстная ночь с французом подняла тебе настроение, — насмешливо произнесла Кэролайн.

— Господи, только не порть мне его, напоминая о нем! — Дженифер театральным жестом закрыла лицо. — Из-за него я совсем не спала!

— Как любопытно… Кстати, давай, подруга, освобождай мою постель!

— О Господи! — застонала Дженифер. — Как вы любите приставать ко мне со всякой ерундой, когда у меня похмелье!

— Оно у тебя всегда после посещения ресторанов и ночных клубов! — съязвила Кэролайн.

— Просто я не выспалась из-за этого Жан-Клода, — сказала Дженифер. — Не давал мне покоя всю ночь!

Кэролайн знала, чем можно поднять с постели сонную подругу, и решила воспользоваться этим безотказным средством.

— Когда же состоится торжественное бракосочетание? — ехидно спросила она.

Дженифер мгновенно вскочила, схватила подушку и швырнула ее в Кэролайн.

— Прекрати надо мной издеваться! Сколько раз можно повторять, что я почти рассталась с Жан-Клодом!

— Почти? — рассмеялась Кэролайн, ловя подушку и кидая ее в Дженифер.

— Он надоел мне своим занудством! Предлагает жить у его родителей, пока он не закончит учиться! Представляешь?

— Да, хорошенькая перспектива!

— Мать будет меня тихо ненавидеть, а папаша — таращить на меня глаза и завидовать сыну! — Дженифер остановилась посреди комнаты и шумно втянула носом воздух:

— Что там? Кофе сварили?

— Да, собираемся завтракать, — ответила Кэролайн. — Не желаешь присоединиться?

— Ой… так хочется кофе… А ты не могла бы принести мне его сюда?

— Дженифер, ты пока еще не заработала на официантку, — беззлобно ответила Кэролайн. — Одевайся и приходи на кухню, а уж там мы с Лорой тебя обслужим.

Дженифер несколько минут постояла в задумчивости и, ворча и вздыхая, принялась собирать свои вещи, разбросанные возле постели.

Затем она нагишом подошла к балконной двери и выглянула на улицу.

— Хочешь, чтобы наш соглядатай увидел все твои прелести? — насмешливо спросила Кэролайн. — Он, наверное, только и ждет, когда кто-нибудь из нас появится на балконе в чем мать родила.

— Вот крыса помоечная! — с негодованием воскликнула Дженифер. — Попался бы он мне! Я бы ему…

— Кстати, не забудь сменить белье на моей постели, — напомнила Кэролайн. — Одевайся и приходи на кухню.

— Ладно, не забуду! — пробурчала Дженифер и, накинув яркое шелковое кимоно, направилась к подругам.

На кухне витал приятный аромат свежесваренного кофе.

Кэролайн подогревала на плите молоко.

— А где омлет с беконом? — весело спросила Дженифер, садясь за стол.

— Если бы у меня было под рукой что-нибудь тяжелое, я бы запустила им тебе в голову! — весело отозвалась Кэролайн.

— Вот так всегда! — вздохнула Дженифер, взяла кружку с горячим кофе и начала пить мелкими глотками. — Где Лора? — спросила она.

— В ванной комнате, моет голову.

— Что-то не слышно шума воды.

— Дженифер, уймись! Может быть, она сидит в туалете.

Откуда мне знать? — Кэролайн разлила горячее молоко по чашкам.

В дверях кухни показалось улыбающееся лицо Лоры.

— Кто меня искал? А, наша блистательная Джен, непревзойденная танцовщица на столе с цветком в зубах!

— Да ладно тебе, — неожиданно смутилась Дженифер.

— Нет, я серьезно: ты была просто неотразима! Все посетители только на тебя и смотрели! — И Лора громко рассмеялась. — А хозяин заведения был в восторге от бесплатного развлечения для посетителей!

— Перестань! Ты просто мне завидуешь! — сказала Дженифер. — Ни ты, ни Кэролайн не смогли бы так танцевать.

— Это точно, — ответила Кэролайн. — Мы бы так не смогли.

— Странно, как Жан-Клод это пережил, — посмеиваясь, добавила Лора.

— Ну а теперь, — торжественно произнесла Кэролайн, — побалуем себя шоколадными пирожными. — Она схватила промаслившийся бумажный пакет и стала выкладывать угощение на блюдо. — Итак, чем же мы займемся в воскресенье, этот благословенный день?

— Почему благословенный? — спросили девушки, дружно принимаясь за тающее во рту лакомство.

— Да потому, что Лора уже две недели как рассталась с Пьером, а ты, Дженифер, по-моему, окончательно примирилась с тем, что отныне рядом с тобой будет Жан-Клод.

— Кэролайн, прошу тебя, перестань! — с обидой воскликнула Дженифер. — Ну сколько можно вспоминать этого Жан-Клода?

— Разве не с ним ты провела ночь в моей постели? — насмешливо спросила Кэролайн.

— Подумаешь! Я просто не знала, как от него отвязаться!

— Дженифер, что-то я не пойму, ты кому с кем изменяешь: дядюшке Джулиусу с Жан-Клодом или Жан-Клоду с мистером Крепом? — спросила Лора и засмеялась.

— Не говорите мне об этом Крепе! — воскликнула Дженифер. — Он мне является в ночных кошмарах!

— А как же роскошная яхта и твоя будущая работа «хозяйкой»?

Дженифер несколько минут сидела молча, а потом серьезным тоном произнесла:

— Лучше такой зануда, как Жан-Клод, чем этот жирный паук!

Лора и Кэролайн подмигнули друг другу.

— Почему жизнь так устроена, что молодые симпатичные мужчины или бедны, или скучны? — продолжила Дженифер. — Почему не может быть так: богат, молод, хорош собой, остроумен, весел…

— Слишком многого ты хочешь, дорогая, — ответила Кэролайн. — Все тебе сразу подавай: и богатство, и красоту, и молодость. Так не бывает.

— А вдруг я все-таки встречу такого? — с надеждой в голосе спросила Дженифер.

— Таких уже всех разобрали, — сказала Кэролайн. — И все же какие у нас планы на сегодняшний день?

Дженифер и Лора пожали плечами.

— Я предлагаю съездить в Сен-Тропез. Это не так далеко, всего пару часов на машине. Там великолепные, почти безлюдные пляжи, уютные кафе на набережной. К тому же по воскресеньям в Сен-Тропезе работают почти все магазины, не то что здесь. Ну, как вам мое предложение?

— Отличная идея! — одобрила Лора. — Обязательно поедем! Да, Дженифер?

— Да я-то вряд ли, — уныло произнесла та, уткнувшись в свою кружку с кофе…

— А в чем дело?

— Идея-то замечательная, но у меня нет денег. Неудобно, я и так у вас постоянно занимаю.

— Господи, Джен, уж так и быть, купим мы тебе кока-колу и сандвич! — насмешливо воскликнула Кэролайн.

— Дженифер, кстати, ты помнишь друзей Терри, которые вчера вечером были с нами в «Пуассон д'Ор»? — спросила Лора. — Один из них — Квентин — на днях открывает в городе ночной клуб. Ему нужна такая девушка, как ты.

У Дженифер, которой давно надоело постоянно одалживаться у друзей и подруг, загорелись глаза.

— А что за работа? — с надеждой в голосе спросила она.

— Что-то вроде менеджера, — ответила Лора. — Мы с Квентином обменялись телефонами. Сегодня вечером можешь позвонить ему.

— Лора, большое спасибо! Ты настоящий друг! — Дженифер вскочила со стула и порывисто обняла подругу. — Работа в ночном клубе — это то, что мне нужно! Потрясающе! А какой он… Квентин?

— Неужели ты его не помнишь? Он светловолосый, среднего роста, с большими бирюзовыми глазами. — Она лукаво взглянула на Дженифер. — Очень обходительный и сексуальный.

— Ах, мужчина моей мечты! — воскликнула Дженифер и чмокнула Лору в щеку.


На следующей неделе Лорин шеф Патрик Фицджералд сдержал обещание и принял на работу Мэри — нового секретаря. Она взяла на себя часть обязанностей Лоры. Джулиус Креп регулярно посылал Дженифер цветы, а угрюмый француз Жан-Клод несколько раз заходил в «Мерибель» и интересовался своей подругой. Дженифер категорически не желала с ним встречаться, поэтому во время его неожиданных визитов пряталась в ванной, а Лоре и Кэролайн приходилось придумывать невероятные истории, объясняющие ее постоянное отсутствие. Выслушивая их путаные объяснения, Жан-Клод хмурился, мрачнел и молча уходил. Он не верил в подобные россказни, но вслух своих подозрений не высказывал.

Дженифер созвонилась с хозяином нового ночного клуба, и они договорились о встрече. Квентин Фармайл должен был рассказать ей о будущей работе и ее обязанностях.

Здание клуба располагалось очень удачно — в центре города, между «Кафе де Пари» и Казино. Дженифер, немного волнуясь, прошла через парадные двери и очутилась в прохладном полутемном зале. Интерьер заведения, где ей предстояло работать, был выдержан в черных тонах. Черные стены, потолок, ковер, лакированные столы и мягкие банкетки; обстановку удачно дополняли черно-белые постеры, с которых на посетителей взирали чуть прикрытые одеждой фотомодели, возлежащие в томных, соблазнительных позах.

Дженифер остановилась, ожидая, когда глаза привыкнут к полумраку, но тут навстречу ей вышел молодой светловолосый мужчина. Он приветливо помахал рукой, и Дженифер узнала Квентина, которого уже видела в ресторане.

Дженифер оценивающе взглянула на молодого человека и отметила про себя, что Лора была права, назвав его очаровательным негодяем, разбивающим женские сердца. Квентин Фармайл был и вправду хорош собой. На нем была легкая светлая рубашка и кремовые брюки, плотно облегавшие длинные мускулистые ноги. Несколько пуговиц на рубашке было расстегнуто, открывая взорам крепкую загорелую грудь, на которой красовалась толстая золотая цепь.

«Да, о таком боссе можно только мечтать, — подумала Дженифер. — Высший класс! Разве его можно сравнить с угрюмым, вечно недовольным Жан-Клодом? Никогда!»

Квентин взялся показать помещения нового клуба. Дженифер, уже покоренная его яркой внешностью, была в восторге от энтузиазма, с которым он рассказывал, как хочет построить работу своего заведения, где и что разместить, каких людей нанять.

«Какой контраст с Жан-Клодом! — постоянно мелькало у нее в голове. — Какой интересный человек!»

— Танцевальная площадка подсвечивается снизу. Лампочки будут мигать в такт исполняемой музыке, — увлеченно объяснял Квентин. — Получится очень красивое и впечатляющее зрелище. Публика будет в восторге!

— А как вы назовете свой клуб? — спросила Дженифер. — Тоже как-нибудь необычно?

Квентин покачал головой.

— «Диско», — ответил он. — Просто «Диско». Что, не очень оригинально?

Дженифер промолчала.

— Молодые люди, которые захотят прийти сюда, сразу поймут, что их здесь ждет: классная музыка, опытные диск-жокеи веселье и танцы всю ночь, — продолжал Квентин. — Знаешь, выбрать подходящее название не так и просто: какие-то уже есть в городе, что-то сверхоригинальное может не понравиться местным властям — так пусть уж мой клуб называется просто «Диско»!

Квентин предложил Дженифер присесть на банкетку и принес ей стакан коки. Сам он расположился в кресле напротив нее, и они продолжили разговор. Квентин рассказывал о своих планах, а Дженифер внимательно слушала и не переставала восхищаться естественностью его поведения, приятными манерами и умением красиво и убедительно говорить. Потом Квентин начал задавать вопросы ей.

— Я живу в Монако уже несколько лет, — сообщила о себе Дженифер, скрестив ноги с таким расчетом, чтобы Квентин оценил их длину и стройность. — Я родилась и воспитывалась в состоятельной семье, у нас был большой дом, загородная вилла с бассейном, но мой отец разорился на земельных спекуляциях, и в один день мы потеряли все, что имели.

Квентин внимательно слушал и кивал головой.

— Мне пришлось поступить в колледж секретарей-референтов, а после его окончания начать самостоятельно зарабатывать деньги.

— Тебе нравилась секретарская работа?

— Пет, не очень, — откровенно призналась Дженифер.

— Мне тоже трудно представить тебя за письменным столом с бумагами в руках, — улыбнувшись, сказал Квентин.

— Три года назад одна из моих тетушек оставила мне в наследство немного денег, и я уехала из Англии вместе со своим тогдашним приятелем.

— Так сколько лет ты уже живешь в Монако? — уточнил Квентин.

— Три года. За это время я сменила несколько профессии, и если бы вы взяли меня работать в ночной клуб, то я была бы вам очень признательна, — сказал Дженифер.

— Можешь называть меня на ты, — разрешил Квентин.

— Хорошо. Мне бы очень хотелось, чтобы ты взял меня в свой клуб, — повторила Дженифер.

— А где ты живешь? Я понял, что ты снимаешь квартиру вместе с Лорой?

— Да. Вначале мы снимали ее на пару с Кэролайн, с которой я познакомилась на секретарских курсах, а теперь с нами живет и Лора.

Квентин кивнул и задал следующий вопрос:

— Сколько тебе лет?

— Джентльмены не задают дамам подобных вопросов, — кокетливо улыбнулась Дженифер, поигрывая стаканом. — Но я не настолько стара, чтобы скрывать свой возраст. Мне двадцать два, если тебя это интересует.

Квентин весело рассмеялся, а потом уже совсем другим тоном сказал:

— Вполне подходящий возраст, чтобы почувствовать ответственность и взяться за поиски своего места в жизни.

Кстати, твои навыки секретарской работы мне пригодятся, Тебе придется не только заниматься с гостями, но и просматривать счета, заполнять бумаги, кое-что подсчитывать…

Итак. ты согласна работать в ночном клубе «Диско»? — Квентин придал своему лицу значительность и серьезность.

— Согласна! — воскликнула Дженифер. — А когда можно приступать?

— Вчера! — ответил Квентин и весело подмигнул.

— Спасибо! Значит, я действительно получила работу, — сказала Дженифер, все еще не в силах поверить в свою удачу.

Квентин кивнул.

— Вот и замечательно, — подытожил он. — Считай, что мы договорились.


Всю неделю Лора напряженно работала и возвращалась домой не раньше восьми часов вечера. По пути, который пролегал через бульвар Суси мимо древнеримской арки и ярко-желтого здания почты, Лора заходила в магазины и покупала что-нибудь на ужин. Обычно она брала жареных цыплят и салат с таким расчетом, чтобы еды хватило и для Кэролайн с Дженифер.

В один из таких вечеров, голодная и усталая, она торопилась домой, держа в руках бумажные пакеты с продуктами. На бульваре Принцессы Шарлотты Лора внезапно почувствовала, что за ней следом кто-то идет. Собственно, ей и до этого чудились чьи-то напряженные шаги, но она не обращала на них внимания. Мало ли кто, подобно ей, торопится домой после работы… Лора пошла медленнее — идущий за ней человек тоже замедлил шаг. Тогда она убыстрила темп — шаги за спиной стали быстрее и чаще.

Легкий холодок пробежал у Лоры по спине, и она почувствовала, что у нее пересохло в горле.

«Господи, неужели за мной кто-то следит?» — билась в голове настойчивая мысль.

Боясь обернуться, Лора пошла дальше, надеясь, что все ее страхи необоснованны и вызваны лишь усталостью.

— Лора! — вдруг услышала она знакомый мужской голос. — Лора, остановись!

Она резко обернулась и замерла на месте от неожиданности и страха. Перед ней стоял бывший возлюбленный Пьер Лежен. То, чего она так боялась, все-таки произошло.

Он выследил ее и теперь… А что, собственно, теперь? Между ними все кончено, они чужие люди!

Пьер был в полицейской форме, и это немного успокоило Лору. Вряд ли он затеет ссору или устроит сцену в таком виде. Не будет же он рисковать карьерой и ругаться с ней на виду у всех! Коллеги Пьера — полицейские, патрулирующие улицы, не одобрят его поведения, и у него могут возникнуть неприятности по службе.

— Чего ты хочешь? — сухо спросила Лора.

— Почему ты так поступила? — вопросом на вопрос ответил Пьер. В его голосе звучали неподдельные обида и непонимание. — Что произошло? Почему ты тайком съехала с квартиры, даже не сочтя нужным сообщить мне свой новый адрес?

Лора молча смотрела Пьеру в лицо и думала о том, что он все-таки очень хорош собой. Вот если бы не его отвратительный характер и дикий темперамент…

— Лора, ты мне нужна, — продолжал Пьер, и в его глазах она прочла страдание и боль. — Мне плохо без тебя…

— Между нами все кончено, — промолвила Лора. — Так лучше для нас обоих.

— Но почему, объясни, почему? — Голос Пьера становился все громче и злее.

— Не будем говорить о прошлом, — тихо сказала Лора. — Былого не вернуть.

— Я люблю тебя. Понимаешь? Люблю!

На долю мгновения Лоре отчаянно захотелось вернуться к Пьеру, почувствовать его сильные, настойчивые руки, прильнуть к его губам… Но она тотчас же справилась со своим порывом и сухо проговорила:

— Пьер, пожалуйста, не задерживай меня, я тороплюсь.

И не вздумай следить за мной. — Лора отвернулась и пошла дальше по бульвару, прислушиваясь, не идет ли за ней Пьер.

За спиной было тихо. Никто ее не преследовал.

«Значит, у Пьера хватило ума не устраивать сцену на улице. Сообразил, что в полицейской форме этого делать не следует», — с облегчением подумала Лора.

Но облегчение мгновенно сменилось тревогой. Сегодня вечером ей повезло — Пьер был при исполнении служебных обязанностей. А если завтра или через несколько дней он выследит ее, узнает, где она живет, — что тогда?

Лора тяжело вздохнула, вошла в подъезд и поднялась на лифте на шестой этаж. Открыв ключом дверь квартиры № 613, она сразу же прошла на кухню, чтобы положить пакеты на стол.

На кухне, поджидая ее, сидела Кэролайн.

— У тебя какой-то потерянный вид, — заметила она, внимательно посмотрев на подругу.

— Я только что встретилась с Пьером, — объяснила Лора.

Карие глаза Кэролайн округлились от неожиданного известия.

— Ну что? — тихо произнесла она.

Лора подсела к столу и подробно рассказала о случайной встрече с бывшим возлюбленным. Когда она закончила свой рассказ, Кэролайн, в свою очередь, ошарашила ее не очень приятной новостью: ей необходимо незамедлительно вернуться домой, в Англию.

— Как? — огорченно воскликнула Лора. — Зачем?

— Родители попросили, — начала объяснять Кэролайн. — У нас своя юридическая фирма. Мой брат неожиданно решил бросить семейный бизнес и начать собственное дело. Родители хотят, чтобы я вернулась и на некоторое время заменила брата. Я надеялась пробыть здесь до конца года, но обстоятельства сильнее нас.

— Как жаль… — вздохнула Лора. Новость об отъезде подруги искренне огорчила ее.

— Лора, не стоит так огорчаться, — утешала ее Кэролайн. — Если верить картам, то мне на какое-то время суждено воссоединиться с семьей. Вот я и меняю сейчас яркое солнце на туман.

— Нет, ну как же так… — повторяла Лора. — Мы с Дженифер так к тебе привыкли… Нам будет тебя не хватать.

Кстати, — вдруг вспомнила она, — наша красотка Джек наконец устроилась на работу!

— Куда?

— В ночной клуб к Квентину, приятелю Терри Мартина.

— А ты уверена, что это будет действительно настоящая работа, а не… что-нибудь еще, как, например, у дядюшки Крепа? — насмешливо спросила Кэролайн. — По-моему, этот Квентин — парень не промах! Ловкач и очаровательный негодяй!

Лора засмеялась.

— Ты права, но на сей раз, надеюсь, речь идет о настоящей работе. Клуб открывается на днях, а Дженифер уже сегодня приступила к своим обязанностям. Как она мне сказала, Квентин пообещал ей приличное жалованье.

— Хорошо если так. Пора ей наконец заняться делом, — сказала Кэролайн. — Кстати, Лора, арендную плату, которую я внесла за месяц вперед, я забирать не буду. Это даст вам возможность спокойно подыскать мне замену.

— Нет, Кэролайн, что ты, не надо! — запротестовала Лора. — Это слишком большая сумма. Мы сумеем выкрутиться. Тем более что и Дженифер наконец устроилась.

— Лора, не спорь, — твердо заявила Кэролайн. — Я уже решила.

Лора поняла, что возражения бесполезны.

— Значит, сегодня вечером Дженифер уже работает в клубе? — сменила тему Кэролайн.

— Да, — улыбнулась Лора. — Составляет списки гостей, которых Квентин хочет пригласить на открытие клуба. Наверное, будет очень весело. Жаль, ты это пропустишь…

Кэролайн печально кивнула, но потом повеселела и предложила:

— А давай сходим в наше любимое кафе. Вот только доедим цыпленка и салат.

«Прощай, мой тихий, спокойный вечер», — подумала Лора, но скорое расставание с лучшей подругой заставило ее собраться с силами и принять предложение Кэролайн.

— Конечно, пойдем, — она постаралась придать своему голосу оживление, — а позднее к нам присоединятся Дженифер и Квентин, и мы проведем потрясающий вечер. Должны же мы выпить за твою будущую карьеру!

Глава 7

Погрустив после отъезда подруги, Лора постаралась утешить себя тем, что теперь не надо будет делить спальню с неряхой Дженифер. Она перенесла вещи в комнату Кэролайн и занялась обустройством новой спальни.

Дженифер, вернувшись домой и увидев Лору, разбирающую платья в гардеробе, с обидой поджала губы.

— Теперь ты будешь спать в этой комнате? — спросила она, хотя и так все было ясно.

Лора подошла к ней и обняла за плечи.

— Дженифер, дорогая, поверь, я очень тебя люблю, на будет лучше, если мы расселимся по разным комнатам.

Дженифер пожала плечами.

— Тебе надоело, что я постоянно разбрасываю свои вещи? — спросила она. — Обещаю, больше этого не будет!

Лора улыбнулась:

— Просто теперь ты возвращаешься с работы под утро, а мне надо рано вставать. Не обижайся, Джен!

— Ладно, не буду, — примирительным тоном произнесла Дженифер. — Кстати, а как мы будем платить за квартиру? Я пока еще не получила жалованье, но Квентин обещал платить мне еженедельно. Как только он заплатит, я сразу же отдам тебе деньги.

Лора махнула рукой.

— Дженифер, перестань! Я прекрасно понимаю твое нынешнее положение. Не волнуйся, у меня есть деньги, и, пока Квентин тебе не заплатил, я сама внесу арендную плату.

— Лора, мне так неудобно перед тобой, — вздохнула Дженифер. — Но я обещаю, как только…

— Прекрати! — перебила ее Лора. — Вы с Кэролайн помогли мне, поддержали в трудную минуту! Вспомни, как мне было тяжело, когда я решила расстаться с Пьером. Я очень вам признательна за дружеское участие — и тебе, и ей!

На лице Дженифер засияла веселая улыбка.

— Мы же твои подруги! — с гордостью заявила она.

— Конечно, вы — мои лучшие подруги. — В Лориных глазах появились насмешливые искорки. — Но вот если ты — лучшая подруга — будешь тайком пользоваться моей косметикой, мы с тобой поссоримся! — со смехом произнесла она.

Дженифер смутилась и прижала руки к груди.

— Лора, обещаю, это в последний раз! Просто я…

Они расхохотались и с нежностью посмотрели друг на друга.

— Значит, теперь мы будем оплачивать квартиру вдвоем, — продолжила Дженифер уже деловым тоном. — Как ты думаешь, у нас хватит на это денег?

— Хватит, — уверенно ответила Лора. — Я зарабатываю прилично, да и ты сможешь платить, если не будешь бездумно тратить деньги.

— Я постараюсь экономить, — ответила Дженифер. — Думаю, у меня получится. — Иногда мне кажется, было бы лучше, если бы в детстве я жила в семье со средним достатком. Научилась бы ценить деньги. Но я постараюсь!

В глубине души Лора сомневалась, что Дженифер когда-нибудь научится экономить, но надеялась, что работа в ночном клубе будет отнимать у нее много времени и сил и ей будет некогда ходить по кафе и ресторанам.

— Мне бы не хотелось, чтобы вместе с нами жил кто-нибудь еще, — сказала Лора. — Нам ни к чему чужие люди, а такую прекрасную подругу, как Кэролайн, мы вряд ли когда-либо встретим.

— Да, ты права, — вздохнула Дженифер. — Лучше будем жить вдвоем.

— Тем более что Кэролайн не стала забирать свою часть квартплаты за следующий месяц, — добавила Лора.


Первое время Лора скучала по Кэролайн и, возвращаясь вечером после работы, остро чувствовала пустоту и одиночество. Но работы было много, а Патрик Фицджералд давал ей все новые и новые задания, так что вскоре Лора даже стала находить в своем одиночестве некоторые преимущества. По вечерам Дженифер уходила на работу, и когда Лора возвращалась, вся квартира была в ее распоряжении.

Никто не мешал ей, не шумел, не приставал с вопросами, и непривычная тишина радовала Лору. Она готовила ужин, отдыхала, а перед сном предавалась размышлениям о жизни, вспоминая недавнее прошлое.

Чаще всего она вспоминала последнюю случайную встречу с Пьером Леженом. Тогда она не на шутку испугалась, решив, что за ней следят, и боялась даже оглянуться. Теперь этот страх казался нелепым, она смеялась над своим глупым поведением и сердилась на себя за то, что согласилась выслушивать запоздалые признания Пьера в любви.

Вторая проблема, которая волновала Лору, была связана с работой. Ей очень нравилось работать у Фица, она многому научилась, но теперь чувствовала, что пришло время получить и фундаментальные знания. Если она решила делать карьеру, то диплом или иной документ, подтверждающий ее квалификацию, был просто необходим.

«В самое ближайшее время надо поговорить с Фицем и спросить его совета, как действовать дальше, — думала Лора. — Дженифер по вечерам отсутствует, и никто не будет мешать моим занятиям».

Дженифер теперь действительно отсутствовала целыми вечерами. Ей очень нравилась новая работа. Она принимала заказы на посещение клуба по телефону, встречала и провожала посетителей, размещала их за столиками, следила за тем, чтобы важные и нужные хозяину гости всегда чувствовали себя комфортно.

Дженифер была хорошенькой блондинкой — улыбчивой, приветливой, доброжелательной, и во многом благодаря ей клуб Квентина Фармайла с самого начала стал очень популярным. Кроме того, прожив в Монако несколько лет, Дженифер обзавелась множеством друзей и приятелей и теперь бесплатно делала Квентину рекламу, приглашая их посетить ночной клуб. В общем, Дженифер и Квентин прекрасно сработались, и он радовался, что взял ее к себе в помощницы.

Иногда Квентин, наблюдая, как симпатичная, нарядно одетая Дженифер расхаживает между столиками, думал о том, что неплохо бы сделать ее своей любовницей, но расчетливый ум бизнесмена брал вверх над чувствами.

«Не стоит смешивать работу и личную жизнь, — мысленно убеждал себя Квентин. — Пока Дженифер просто работает у меня — это одно, а если между нами возникнет нечто большее — кто знает, чем это обернется. Женщины любят садиться на шею своим любовникам: начинают выдвигать разные условия, требования, претензии… Нет, мне этого не нужно. Незачем осложнять жизнь связью с молоденькой девушкой, которой платишь деньги за работу! И вообще я предпочел бы иметь дело с ее подругой Лорой, но… вряд ли удастся сойтись с ней. Чересчур уж она деловита и самостоятельна…»

Тем не менее повод для новой встречи с Лорой он нашел легко. Точнее, даже не повод, а действительно серьезную причину. Он хотел просить ее о помощи в одном важном деле.

Квентин через Дженифер передал Лоре приглашение посетить его ночной клуб в пятницу. Сначала Лора отказывалась, ссылаясь на то, что за неделю очень устала и хочет побыть дома, но Дженифер все-таки упросила ее не отказываться заинтриговав словами о «каком-то деле», которое Квентин хочет обсудить с ней лично.

Собираясь на эту встречу, Лора надела элегантное короткое черное платье, отделанное блестками, и явилась в клуб точно в назначенное время. Квентин уже ждал ее в холле.

— Лора, ты очаровательна! — прямо заявил он, не отводя от нее восхищенного взгляда, в котором читалось откровенное желание. — Тебе очень к лицу это платье. Оно так соблазнительно подчеркивает твои формы! Но без платья ты была бы просто неотразима!

Лора усмехнулась. Ей были приятны комплименты красавчика хозяина, но его откровенность немного смущала и настораживала.

— Квентин, Дженифер сказала, что ты хотел поговорить со мной о каком-то деле, — сказала она. — Я тебя слушаю.

— Вот так, без предисловий… Какая ты серьезная! — насмешливо произнес Квентин. — Ладно, перейдем к делу.

Он повел Лору в один из отдельных кабинетов, предназначенных для особо важных гостей, которые приходили в клуб не танцевать и шумно веселиться, а беседовать. Громкая музыка, игравшая в общем зале, была здесь не так слышна и служила лишь ненавязчивым фоном для разговоров.

— Я тебя слушаю, Квентин, — сказала Лора, когда они сели в мягкие кожаные кресла и хозяин предложил ей кока-колу.

— Дженифер говорила, что ваша третья подруга съехала с квартиры, — начал он. — Это правда?

— Правда. — Лора удивленно подняла брови. — А почему ты спрашиваешь?

— Дело в том, что я нанял нескольких девушек. Так вот, одной из них негде жить, и я хотел попросить тебя приютить ее в вашей квартире. Ты согласна?

— Нет, — не задумываясь ответила Лора. — Не согласна.

— Почему? Она будет платить — точнее, я буду платить за нее, — и вы прекрасно уживетесь втроем!

Лора покачала головой.

— Видишь ли, я не хочу, чтобы у нас в квартире жили посторонние люди, — прямо заявила она.

— Но вы же жили втроем до отъезда вашей прежней соседки! — настаивал Квентин.

— Кэролайн — совсем другое дело. Она была нашей подругой.

— Вы быстро подружитесь и с этой девушкой, уверяю тебя! — воскликнул Квентин.

— Нет, извини, но я не могу выполнить твою просьбу, — твердо заявила Лора.

— Она же может жить в одной комнате с Дженифер, как когда-то жила ты. Теперь у тебя отдельная комната, и никто не будет тебе мешать.

Мысль о том, что в их квартире окажется какая-то чужая девушка, не вдохновляла Лору.

— Прости, Квен, но я вынуждена тебе отказать.

На лице Фармайла отразилось разочарование, взгляд бирюзовых глаз потух.

— Ты ставишь меня в затруднительное положение, — с досадой произнес он. — Я так надеялся на твое согласие.

Может, ты все же разрешишь ей пожить у вас, хотя бы совсем недолго?

— А почему бы тебе не взять ее к себе или не поселить прямо в клубе? — спросила Лора, которой уже начинал надоедать этот разговор.

— Ну… здесь я ее поселить не могу и у себя дома тоже, — ответил Квентин. — Один из законов бизнеса — не смешивать личные проблемы с деловыми.

— А эта девушка — твоя личная проблема? — с иронией спросила Лора.

— В какой-то степени — да. Но только это совсем не то, что ты можешь подумать. Просто мои хорошие друзья просили за нее.

— Понятно.

— Лора, ну пожалуйста, разреши ей пожить у вас некоторое время, — взмолился Квентин. — Пожалуйста! — И добавил после небольшой паузы:

— Платить за квартиру втроем легче, чем вдвоем. Думаю, вам с Джен не помешают лишние деньги.

— Лишние деньги никому не помешают, — усмехнулась Лора. — Да, Дженифер пока на мели, а что касается меня, то я прилично зарабатываю, чтобы позволить себе снимать квартиру.

— А что бы ты сказала, если в обмен на твое согласие я стал бы частично оплачивать и долю Дженифер? — предложил Квентин. — Да, со временем она будет получать неплохие деньги, но ты, уверен, прекрасно знаешь свою подругу!

Она редкая транжира и вряд ли сумеет что-то сэкономить.

Друзья, шампанское рекой, развлечения, танцы…

— Ты прав, Квентин, — вздохнула Лора. — Боюсь, Дженифер так и не научится сдерживать свои порывы…

Ладно, — вдруг сказала она. — Так и быть, пусть твоя «куколка» поживет у нас некоторое время, но при условии, что ты будешь вносить не только ее долю, но и помогать Дженифер, а также оплачивать расходы на прачечную. Договорились?

— Лора, ты прелесть! — воскликнул Квентин, и в его бирюзовых глазах снова загорелись озорные огоньки. — Я тебя обожаю! Давай отметим удачный исход нашего разговора бутылкой шампанского!

— Давай! — улыбнулась Лора. — А ты умеешь убеждать и настаивать на своем, — добавила она.

Квентин ослепительно улыбнулся, поднялся с кресла и галантно поцеловал ей руку.

«Хорошо, что ты по достоинству оценила мою способность убеждать, — самодовольно подумал он. — Возможно, в дальнейшем мне удастся убедить тебя еще кое в чем. Но это не сейчас. Позднее».


В субботу вечером в «Диско» неожиданно заявился Джулиус Креп с компанией. Он уже разузнал, где работает его обожаемая куколка Дженифер, и специально предложил друзьям посетить именно этот клуб.

«Куда теперь она от меня денется? — рассуждал он. — Ей по долгу службы придется весь вечер обслуживать меня и моих приятелей».

Дженифер, увидев Крепа, одетого в темный блестящий костюм с безвкусным, кричащим галстуком, не могла сдержать усмешки. Разумеется, перспектива провести весь вечер рядом с Джулиусом ее не обрадовала, но его нелепый вид рассмешил.

«Я на работе, значит, надо вести себя с ним и его дружками так же вежливо и предупредительно, как и с остальными клиентами, чтоб ему провалиться», — резонно рассудила она.

Дженифер изобразила на лице приветливую улыбку, встретила компанию у входа и посадила за самый лучший и удобный столик. Джулиус, прищурив глаза, пристально оглядывал свою драгоценную куколку с головы до ног и прикидывал, как лучше выстроить стратегию и тактику ее завоевания. На роскошные букеты, которые он ежедневно посылал ей, она не реагировала. Снова зазывать Дженифер на яхту, учитывая то, что не так давно произошло там между ними, не имело смысла. Как же быть? Пригласить ее в самый лучший и дорогой ресторан Монте-Карло? Он заранее был уверен в отказе. Что же делать, как приблизиться, пусть пока на несколько шагов, к предмету своего вожделения и пылкой страсти? Настаивать, уговаривать, упрашивать? На сегодняшний вечер его тактика сработает четко: он пришел в клуб, где Дженифер работает, и постарается сделать так, чтобы она ни на минуту не отходила от него.

Дженифер, в потрясающем длинном красном платье, остановилась около столика, где сидел Креп с приятелями; и стала вежливо ожидать заказ.

«Как же хороша! — думал Джулиус. — В этом платье она просто неотразима!» Ему вдруг неодолимо захотелось рвануть пышные кружева так, чтобы они разлетелись в клочья, чтобы из-под разодранной ткани показалось нагое тело. А нежное стройное, загорелое тело Дженифер Джулиус помнил хорошо.

— Друзья мои! — торжественно произнес он со значительной миной, встав со стула. — Перед вами девушка моей мечты, которая, увы, отвергает меня и не дает ни малейшего шанса завоевать ее сердце! — На полном круглом лице Крепа появилось насмешливое выражение, в глазах заплясали игривые огоньки, и Дженифер поняла, что он уже слегка пьян. — Все ночи я провожу без сна, думая о ней, а она остается холодна как лед и лишает меня последней надежды!

Друзья Крепа громко засмеялись, захлопали в ладоши, и Дженифер, не удержавшись, тоже расхохоталась.

— Этот монолог вы вычитали у Шекспира? — поинтересовалась она.

«Ну что ж, с чувством юмора у нее все в порядке, — усмехнувшись, подумал Креп. — Продолжим…»

— Дженифер, очарование мое, что мне сделать, чтобы завоевать твою благосклонность? — Джулиус достал из кармана яркий шелковый носовой платок, помахал им в воздухе и низко поклонился стоявшей рядом Дженифер.

Компания снова дружно засмеялась, ободряя своего приятеля.

— Вы видите, друзья, мои мольбы для нее ничто! — трагическим голосом продолжал Креп. — Бессердечная, жестокая Дженифер! — Он еще раз поклонился и уселся на место.

— Мистер Креп, что вы будете заказывать? — очаровательно улыбнувшись, спросила Дженифер, решив, что концерт окончен и ей пора переходить к своим прямым обязанностям — обслуживанию гостей. — Шампанское?

— Да, моя куколка. Принеси самого лучшего шампанского и подсаживайся к нам за столик, — сказал Креп. — Я мечтаю посидеть с тобой рядом, очарование мое!

Он снова поднялся со стула и взял ее за руку.

— Мистер Креп…

— Просто Джулиус! — нетерпеливо поправил он.

— Хорошо, Джулиус… Так вот, Джулиус, я нахожусь на работе, — произнесла Дженифер и высвободила руку. — Сегодня суббота, и у нас много посетителей, — уже более мягким тоном объяснила она. — Спасибо за приглашение.

Если у меня выдастся свободная минута, я обязательно присоединюсь к вашей компании.

Креп понимающе кивнул, и Дженифер направилась к официанту передать заказ.

«Ничего, иди, куколка моя, работай, — усмехнувшись про себя, подумал Креп. — Все равно сегодня вечером тебе некуда от меня деться. Ты — в ловушке. Я просижу до самого закрытия, а ты будешь обслуживать меня и моих друзей».

Идя по проходу между столиками, Дженифер отчетливо ощущала на себе пристальный, жадный взгляд Крепа. Она резко обернулась: он сидел, подперев подбородок рукой, и не отрываясь глядел ей вслед. Дженифер, уже привыкшая к его томным и похотливым взглядам, на сей раз почувствовала легкую тревогу. Во взгляде Крепа было что-то зловещее… Или ей показалось?

Неожиданная и нелепая мысль вдруг пришла ей в голову. А вдруг это Креп наблюдает за ними в бинокль с балкона напротив их квартиры? Нет, не может быть! Но ведь кто-то же подглядывает за ними, какой-то мерзкий гаденыш! Нет, глупо и нелепо. Взрослый, солидный человек, пусть и не очень благовоспитанный, не станет опускаться до таких вещей! Подобные штучки вытворяют сумасшедшие, а Джулиус вовсе не похож на психа.

Дженифер тряхнула головой, чтобы прогнать тревожные и глупые подозрения, и подошла к Квентину.

— Ну, как там твои гости? — спросил он. — Все в порядке?

— Да, — ответила она. — Заказали большую бутылку шампанского.

— Прекрасно!

— Креп просил меня присоединиться к их компании, — продолжила Дженифер. — Но я ответила, что нахожусь на работе и не смогу побыть с ними.

К ее удивлению, Квентин слегка нахмурился.

— Дженифер, малышка, — начал он серьезным тоном. — Не забывай: в твои обязанности входит занимать гостей развлекать их и вдохновлять на новые и новые заказы. Согласна?

Дженифер кивнула.

— Умница, все схватываешь на лету! — улыбнулся Квентин. — Если Креп зовет тебя за свой столик, иди, развлекай его самого и его приятелей.

— Квентин, прошу тебя, избавь меня от этого Крепа! Пожалуйста! — произнесла Дженифер умоляющим тоном. — Может быть, я подсяду к кому-нибудь еще?

— Нет, моя дорогая! Отправляйся к мистеру Крепу, пей вместе с ним и его друзьями шампанское и не давай им скучать!

— Но, Квентин… — уныло произнесла Дженифер. — Он такой противный, этот Креп!

— Ну и что? Подумаешь, противный! Видишь ли, лапуля, Креп очень богат и влиятелен. То, что он заглянул в наш клуб, делает нам хорошую рекламу. Мы же заинтересованы в именитых клиентах, не правда ли?

Дженифер вздохнула и покорно кивнула, — Если Крепу у нас понравится, в следующий раз он снова придет сюда, приведет приятелей, расскажет людям своего круга о нашем клубе. Ясно?

— Ясно.

— Тогда вперед!

Квентин фамильярно похлопал ее по плечу и удалился.

Дженифер постаралась изобразить на лице приветливую улыбку и направилась к столику, за которым сидел Креп с приятелями.

«„Какой вреднюга этот Квентин, — с досадой думала она. — Видит, что мне неприятен Креп, и нарочно заставляет меня развлекать его! Хотя… Миллионер — гость нашего клуба вправе требовать к себе особого внимания и уважения. Пожалуй, Квентин прав. Да и что, собственно, плохого в том, если я посижу с Крепом и выпью шампанского?“

— А, вот и ты, моя очаровательная куколка! — радостно воскликнул Джулиус при появлении Дженифер. — Садись рядом со мной, прелестное создание!

— Спасибо, Джулиус, — , с любезной улыбкой ответила Дженифер, однако села на свободный стул, стоявший напротив.

Приятели Крепа наполнили ее бокал и принялись наперебой ухаживать за ней. К удивлению Дженифер, они оказались вполне приличными людьми, с хорошими манерами, не вульгарными, остроумными и веселыми. Они пришли повеселиться своей мужской компанией, без жен и любовниц, поэтому все внимание было сосредоточено на очаровательной Дженифер. Ей говорили цветистые комплименты, шутили и подливали шампанское.

Через некоторое время Джулиус Креп уже не казался ей таким противным. Дженифер была навеселе, поэтому охотно приняла его приглашение на танец. Она положила руки ему на плечи, он обнял ее за талию и голосом, прерывающимся от страсти, произнес:

— Наконец-то я могу обнять тебя, моя принцесса! Как приятно чувствовать твое упругое, стройное тело!

— Джулиус, не забывайся. — Дженифер немного отстранилась он него.

— Дорогая, я сгораю от любви… — хрипло продолжал он, приблизив свое лицо к лицу Дженифер.

Неожиданно она рассмеялась.

— Что тебя развеселило? — спросил Креп уже другим тоном.

— Только сейчас заметала, что я выше тебя, — заявила Дженифер.

— Ничего подобного! Если ты снимешь туфли, то мы будем одного роста! — с обидой в голосе возразил миллионер. — — Ладно, не обижайся, я пошутила!

Джулиус заулыбался, и Дженифер впервые заметила, что у него приятная, доброжелательная улыбка.

— Знаешь, я не в восторге от твоих манер, — откровенно сказала она. — Но мне нравятся твои улыбка и глаза!

Услышав такой комплимент, Джулиус громко засмеялся.

— О это уже прогресс! — воскликнул он. — Значит, у меня оказывается, есть небольшие, но достоинства! Благодарю покорно! — И он лукаво подмигнул Дженифер.

— Я сказала это искренне!

Креп театрально закатил глаза и с томным, видом произнес:

— От твоего комплимента, дорогая, у меня подкашиваются ноги! Поддержи меня, а не то упаду! Смею ли я еще рассчитывать на подобные проявления благосклонности с твоей стороны?

Дженифер засмеялась.

— Пока хватит!

— Одна ласточка не может принести на крыльях лето? — шутливо произнес Креп и лукаво взглянул на нее.

«Давай, приятель, давай, — мысленно подбодрил он себя. — Переходи в наступление, пока она в хорошем настроении и ты держишь ее в своих руках!»

— Куколка моя, — медленно произнес Джулиус. — Я хотел бы предложить тебе завтра совершить небольшую прогулку в Сан-Ремо. Море спокойное, тихое, мы немного покатаемся, побродим по городу и засветло вернемся обратно. Согласна? — И он замер в ожидании ответа.

Дженифер несколько минут молчала, подозрительно глядя на него и раздумывая, какое решение принять.

«А почему бы и нет? Разве плохо прокатиться в Италию?

Вряд ли он снова осмелится затеять нечестную игру, — размышляла она. — Просто надо будет вести себя осторожнее, поменьше пить и не провоцировать его на активные действия…»

— Дорогуша! — не выдержал Креп. — Так что же ты скажешь? Отведаем итальянской пищи, оценим итальянскую моду. Магазины там фантастические.

Неожиданно для себя Дженифер нашла верное решение.

— Знаешь, Джулиус, — медленно начала она. — Я приму твое предложение, если ты согласишься выполнить два моих условия.

— Какие? — с готовностью спросил миллионер.

—  — Первое: ты будешь вести себя в рамках приличий, не… ну, ты понимаешь, что я имею в виду?

— Обещаю, милая, что даже не дотронусь до тебя пальцем! А второе условие?

— Пригласи и мою подругу Лору. Без нее я не поеду.

— С удовольствием! — искренне воскликнул Джулиус. — А как ты думаешь, она согласится?

— Думаю, что да.

— Что ж, тогда прекрасно! Значит, завтра мы отправляемся в Сан-Ремо!


Гамак, подвешенный на одном из балконов, слегка качнулся, когда лежавший в нем человек протянул руку, чтобы взять со столика бинокль. Опять эти мерзавки разгуливают нагишом по своему балкону! Бессовестные, невоспитанные девки… Словно нарочно дразнят его — крутятся, бегают, размахивают руками…

— Ладно, красотки, подождите еще немного, — злобно пробормотал хозяин гамака. — Скоро наступит день, когда я заставлю заплатить вас за все. Очень скоро.

Он опустил руку, нащупал стоявшую на полу бутылку пива, взял ее и сделал несколько жадных глотков. Мысль о полуобнаженной блондинке с балкона, за которой он чаще всего следил в бинокль, тревожила и возбуждала его.

Он снова поднес бинокль к глазам и стал напряженно всматриваться. На балконе никого не было.

— Ничего, — негромко сказал он. — Скоро кто-нибудь из них вернется. Лучше бы блондинка.

Он поставил пустую бутылку на пол, поднялся с гамака и побрел в спальню, где стояло высокое зеркало. Там он стал пристально вглядываться в свое отражение, пытаясь успокоиться и совладать с охватившим его возбуждением.

— Уже скоро, — сказал он своему двойнику из Зазеркалья. — Потерпи немного. Уже скоро.


Поздно вечером Лора сидела в кресле-качалке на балконе и читала книгу. Она очень устала за день и теперь была рада посидеть в тишине и одиночестве, пока не вернулась шумная Дженифер. Лора читала книгу, но то и дело ловила себя на том, что страницы мелькают у нее перед глазами, а мысли далеки от сюжета.

Она вздохнула, отложила книгу и решила немного подремать на свежем воздухе. Неожиданно перед глазами мелькнул яркий блик. Лора вздрогнула и открыла глаза. Что это такое? Мгновенная вспышка света, отражение от какого-то предмета?

Она резко поднялась из кресла-качалки, подбежала к перилам балкона и стала оглядываться по сторонам. Во внутреннем дворе их дома был разбит прекрасный сад с аккуратно подстриженным газоном, изящным фонтаном, цветочными клумбами и огромными величественными пальмами. Из сада доносился приятный аромат цветов, смешанный с запахом свежескошенной травы, повсюду горели фонари, но там никого не было. На балконах противоположного крыла дома Лора тоже никого не увидела. Вокруг стояла тишина, изредка нарушаемая звуком проезжающих вдалеке машин.

Внезапно Лора вспомнила о Кэролайн, которая как-то с тревогой в голосе уверяла ее, что с балкона напротив за ними в бинокль наблюдал человек. Тогда Лора отнеслась к ее рассказу с улыбкой. Мало ли что Кэролайн привиделось…

Нет, она верила подруге, но ее страхи показались тогда смешными. Теперь же, когда она сама заметила непонятную вспышку, Лоре стало тревожно.

Она напрягла зрение и снова стала вглядываться в балконы напротив, пытаясь разглядеть человека с биноклем, но никого не увидела.

«По-моему, я просто переутомилась, — подумала она, — вот мне и мерещатся вспышки и таинственные незнакомцы, следящие за мной в бинокль».

Лора села в кресло-качалку, снова взяла книгу и попыталась сосредоточиться на ее содержании, но через несколько минут зазвонил телефон. С сожалением отложив книгу в сторону, она прошла в комнату и сняла трубку.

— Да, я вас слушаю.

— Лора? Это ты? — шепотом спросил хорошо знакомый мужской голос.

— Пьер? — Сердце Лоры часто забилось от нехорошего предчувствия. — Что тебе нужно?

— Ты отлично знаешь, что мне нужно, — заявил он.

— Пьер… Пожалуйста, не звони мне. Мы расстались, и не нужно ворошить прошлое. — Лора попыталась придать голосу твердость.

— Я хочу поговорить с тобой.

— Мы давно все выяснили. Нам не о чем разговаривать.

— Лора, подожди, не вешай трубку! Позволь мне увидеть тебя! Лора, только пять минут!

— Нет, Пьер.

— Но почему? — В голосе Пьера прозвучали раздраженные ноты. — Мы ведь не чужие! Я прошу у тебя только пять минут!

— Нет.

— Ты что, не одна? У тебя кто-то есть? Лора, я не могу представить тебя с другим мужчиной!

— Нет, Пьер, я одна. У меня никого нет.

— Я не верю тебе! Если ты сейчас одна, то почему не хочешь уделить мне всего пять минут своего времени?

Лора тяжело вздохнула.

— Пьер я одна. У меня нет мужчины, и я не собираюсь заводить романы. Все свое время я отдаю работе, так что успокойся!

— Лора, прошу, выслушай меня!

— Давай останемся друзьями, Пьер. Я не хочу, чтобы ты испытывал ко мне ненависть или злость, но встречаться С тобой даже на пять минут не буду.

На том конце телефонного провода стояла напряженная тишина.

— Алло, Пьер, ты слышишь меня?

В трубке раздался какой-то приглушенный звук, похожий на сдавленный стон, а затем послышались частые гудки. Лора недоуменно пожала плечами и повесила трубку.


Дженифер вернулась домой поздно ночью и была удивлена, застав Лору не в постели, а на кухне с книгой в руках.

— Привет! Я была уверена, что ты давно спишь! — воскликнула она. — Как ты провела вечер?

— Нормально, — вымученно улыбнулась Лора. — А как твои дела? Посетителей было много?

— Очень. Угадай, кто сегодня наведался в клуб и просидел там до закрытия?

— Кто?

— Джулиус Креп! — Дженифер сделала страшные глаза. — Представляешь, он нарочно притащился туда со своими друзьями, и я была вынуждена весь вечер их развлекать и пить с ними шампанское!

— Вот это номер! — Лора снова попыталась улыбнуться, но Дженифер мгновенно заметила встревоженное выражение ее лица.

— Лора, у тебя что-то случилось? — спросила она.

— Мне звонил Пьер.

— Пьер? — удивленно повторила Дженифер. — А что он хотел?

— Встретиться, поговорить…

— И начать все сначала! — с негодованием подхватила Дженифер. — Надеюсь, ты ему отказала?

— Разумеется!

— Он грубо разговаривал с тобой? Кричал? Ругался?

— Слава Богу, до этого дело не дошло. Но в какой-то момент в его голосе послышалась угроза. Или мне это показалось?

— Вот что, Лора, — твердо сказала Дженифер. — Не вздумай идти на поводу у этого типа! Он такой отвратительный и злобный, что ждать от него хорошего не приходится.

Вспомни, какие безобразные сцены он тебе закатывал!

Лора согласно кивнула.

— Не беспокойся, Джен, я все для себя решила. Я давно выбросила Пьера из головы, и ничто на свете не заставит меня снова полюбить его!

— Вот и молодец! — обрадованно промолвила Дженифер. — Кстати, подруга, какие у тебя планы на завтра?

Лора пожала плечами.

— Никаких. Буду сидеть дома, отдыхать… А что?

— Джулиус Креп приглашает нас с тобой прокатиться в Сан-Ремо! — торжественным голосом объявила Дженифер.

— Я… я не поеду, — торопливо ответила Лора.

— Но почему? Неужели тебе нравится одной сидеть в квартире и скучать? Лора, поедем, пожалуйста! Погуляем, походим по магазинам! Креп обещал сводить нас в ресторан. Соглашайся!

«А в самом деле, почему бы и нет? — подумала Лора. — Местные пляжи уже надоели, одной пойти больше некуда, да вдруг еще снова Пьер позвонит…»

— А если снова позвонит Пьер? — словно угадав ее мысли, сказала Дженифер. — Или узнает твой адрес и придет?

Лора кивнула.

— Ты права, Дженифер. Не хочу оставаться в воскресенье одна и обязательно поеду с тобой и твоим обожателем в Сан-Ремо.

— Лора, ты чудо! — радостно воскликнула подруга. — Завтра мы отлично проведем время!

— Надеюсь, твой дядюшка Креп будет прилично себя вести? — насмешливо спросила Лора. — А то боюсь, как бы он снова не выкинул какой-нибудь номер!

— Я провела с ним воспитательную беседу, и он торжественно поклялся быть тихим и робким, как ягненок!

И девушки дружно рассмеялись, нарушив ночную тишину спящего дома.

Глава 8

В воскресенье утром за Лорой и Дженифер заехал Джулиус Креп, чтобы забрать их с собой на морскую прогулку.

Девушки не смогли сдержать улыбки, увидев его белые парусиновые брюки, блейзер с золотыми пуговицами и синюю форменную фуражку, на которой золотыми буквами было вышито «Капитан».

Оглядев своего спутника с головы до ног, Лора и Дженифер дружно рассмеялись и в один голос воскликнули:

— Джулиус, ты неотразим! Вот это да!

— А какая отличная фуражка с надписью! Прочитав ее, все сразу же поймут, что капитан — именно ты, а не мы! — добавила Дженифер.

— Старался изо всех сил, чтобы доставить вам удовольствие, — оживленно откликнулся он. — Рад, что вы по достоинству оценили мой наряд.

Да, у Джулиуса Крепа была масса недостатков, но за время их недолгого знакомства Дженифер поняла, что он человек необидчивый, с чувством юмора и всегда готов посмеяться над собой. Другой бы на его месте обиделся, когда девушки так дружно рассмеялись, увидев его наряд, а Джулиус Креп просто отшутился.

— Милые дамы, вы готовы? — спросил он. — Мы поплывем в Сан-Ремо на быстроходном катере, так что захватите с собой теплые свитера и непромокаемые куртки.

Когда катер несется по морю, дует сильный ветер.

— А зачем нам непромокаемые куртки? — со смехом спросила Дженифер. — Ты что, собираешься нас топить?

Коеп шутливо погрозил ей пальцем.

— Все зависит от вашего поведения, — ответил он. — Будете плохо себя вести — придется применить к вам жесткие меры.

— Выбросить за борт?

— Знаешь пословицу, детка? Чем меньше вопросов, тем меньше лжи!

Быстроходный катер Джулиуса Крепа был так же великолепен, как и яхта. Легкий, обшитый изнутри полированным деревом, он выглядел изящным и в то же время надежным и мощным. Прокатиться на таком катере можно было только мечтать!

Джулиус помог девушкам подняться на борт, усадил их на сиденья, обтянутые белой кожей, а сам сел за руль. Взревели моторы, катер легко тронулся с места и начал неспешно лавировать между другими судами, стоявшими в гавани.

Когда наконец все препятствия были преодолены. Креп переключил скорость и катер легко и изящно заскользил по нежно-голубой поверхности моря.

Дженифер сидела сбоку от Крепа и пристально изучала его. В профиль лицо Джулиуса казалось ей более привлекательным: хорошей формы нос, четко очерченные губы, сильный, волевой подбородок… В нем было что-то значительное, чувствовалась уверенность в себе, внутренняя убежденность и физическая сила, расчетливость и ум… и некая старомодность.

«Он многого добился в жизни, — думала Дженифер. — Сколотил огромный капитал, владеет компаниями и фирмами. Если бы он был глупым или слабым человеком, ему никогда бы не удалось достичь такого высокого положения в обществе. Креп — самодовольный и самоуверенный. Что ж, он вправе гордиться собой. Далеко не каждому в жизни удается ворочать такими деньжищами, постоянно приумножая капитал».

Дженифер удивлялась себе. Теперь она смотрела на Джулиуса другими глазами, стараясь отыскать в нем не пороки, а положительные качества. Она не только оценила его веселый характер, чувство юмора и умение посмеяться над собой, но и отметила, что Креп — добрый, даже щедрый, человек. Эта черта характера приятно удивила ее, поскольку Дженифер знала, что чем человек богаче, тем, как правило, скупее и расчетливее.

Вот если бы Джулиус не был порой так вульгарен и не выказывал столь откровенно своих чувств к ней, Дженифер смогла бы со временем даже увлечься им! А так…

Разумеется, она не слишком доверяла миллионеру — чересчур свежи были в памяти впечатления недавнего прошлого, когда он не только напоил ее, но и подсунул сигарету с марихуаной в расчете, что она отключится и он без труда овладеет ею.

— Как настроение, детка? — Джулиус повернул голову к Дженифер и весело подмигнул. — Все в порядке?

— Да, все хорошо.

— Что это ты так пристально изучаешь — уж не меня ли? — спросил он, заметив ее внимательный взгляд.

— Твое веселое лицо, — быстро ответила застигнутая врасплох Дженифер.

На лице Джулиуса появилась лукавая усмешка.

— Знаешь, детка, в молодости я был недурен собой. Эх и лихим же я был парнем!

— Да ты и сейчас еще ничего, вот только похудеть бы тебе не мешало.

— Ты так считаешь? — усмехнулся он, поглядев на свое внушительное брюшко. — Знала бы ты, чего мне стоило отрастить его.

— Чтобы его лишиться, тоже придется попотеть. Но ты даже не представляешь, каким счастливым себя почувствуешь, когда избавишься от этого пивного бочонка.

— Ради тебя я ботов на любые жертвы, — вздохнул Джулиус. — Какие еще будут пожелания у моей принцессы?

— Мы с Лорой умираем от жажды, — ответила Дженифер. — Надеюсь, ты этого не допустишь?

— О да конечно! — спохватился Джулиус. — Одну минуту. — Он нагнулся и вынул из-под сиденья бутылку шампанского. — Сумеешь открыть сама?

— разумеется!

Открывать шампанское на летящем по глади Средиземного моря катере оказалось совсем не просто. Наконец пробка вылетела из бутылки, и Дженифер самодовольно улыбнулась.

— Молодец! — похвалил ее Креп.

— Да, я способная!

— И на многое ты способна? — В его голубых глазах замелькали лукавые огоньки.

— На многое!

— А на то, чтобы поразвлечься со мной?

— Джулиус, по-моему, мы с тобой уже договорились…

— Все, детка, молчу!

Лора сидела ближе к корме и молча с улыбкой прислушивалась к их разговору, но мысли ее были далеко. Она смотрела в сторону берега и любовалась стремительно уменьшающейся панорамой Монте-Карло, окруженного величественными горами. Легкий ветерок ласково трепал ее длинные распущенные волосы и приятно освежал лицо, разгоряченное яркими лучами солнца.

— Лора, выпей с нами шампанского, — предложил Джулиус, обернувшись к ней.

Лора не расслышала его слов и не ответила.

— Куколка, — негромко обратился Джулиус к Дженифер, — почему твоя подруга такая грустная? У нее плохое настроение или какие-нибудь неприятности?

Дженифер пожала плечами.

— Нет, с ней все в порядке, — ответила она. — Просто… вчера у нее состоялся неприятный разговор с бывшим возлюбленным, и она, очевидно, все еще переживает.

— Вот как? — удивился Джулиус. — Такая роскошная девушка — и переживает из-за какого-то парня? Да Она найдет себе сотни поклонников!

— Почему ты так думаешь?

— Да потому, что Лора очень красива! Стройная, голубоглазая…

— Эй, прекрати! — перебила его Дженифер. — Конечно, Лора — моя подруга, я очень люблю ее, но не забывай, что женщины не выносят, когда в их присутствии хвалят других! Даже лучших подруг!

— Так… Прекрасно! — насмешливо воскликнул Креп. — Я определенно делаю успехи!

— О чем это ты? — недоуменно спросила Дженифер.

— Как о чем? Ты уже меня ревнуешь, а это хороший признак! Глядишь, дело у нас с тобой и наладится! — И он весело засмеялся.

— Мистер Зазнайка, лучше следите за катером, а не то мы уплывем куда-нибудь в Африку! — Дженифер строго погрозила ему пальцем. — Неужели ты думаешь, что Я тебя ревную?

— Разумеется.

— Джулиус, перестань, это шутка.

— Замечательная шутка. Пожалуй, я начну ухаживать за твоей лучшей подругой. Согласна?

— Нет!

Джулиус улыбнулся про себя, расценив их легкую перепалку как добрый знак.

Ему было приятно сознавать, что напряженность в их отношениях с Дженифер постепенно начинает спадать. Она не только согласилась совершить морскую прогулку в Сан-Ремо, но даже приревновала его! И все же рассчитывать на скорую победу было бы глупо.

Джулиус Креп сколотил свое состояние много лет назад и за эти годы так привык к вниманию женщин, привлеченных его богатством, что теперь чувствовал себя весьма затруднительно. Как завоевать Дженифер? Купить? Но он уже мог убедиться, что она не из той породы женщин, которые легко отдаются за деньги. Анализируя черты характера Дженифер, Креп давно пришел к выводу, что она в отличие от многих не стремится попасть под его покровительство и мало интересуется его финансовым положением. Что же придумать, чтобы завоевать ее?

Креп был не только очарован юностью, красотой и стройной фигуркой Дженифер Морган — она нравилась ему как человек. Крепу было приятно проводить время в ее обществе беседовать с ней, шутить. Дженифер производила впечатление открытой, искренней и неглупой девушки.

Наверное, она такая и есть на самом деле… Не расчетливая, не хищница.

«Надо использовать все возможности, чтобы сблизиться с ней», — рассуждал Джулиус, крепко держа обтянутый белой кожей руль катера. Он решил действовать во всех направлениях, видеться как можно чаще, совершать прогулки, ходить в ночной клуб, войти в круг ее друзей.

Ему не впервой было преодолевать трудности. Он не склонял перед ними голову, добиваясь успехов в бизнесе.

Неужели же спасует теперь, добиваясь благосклонности женщины? Он будет настойчив, он сумеет стать ее лучшим другом. Успех ему гарантирован. В этом он не сомневался. И не важно, сколько времени и усилий это потребует. Для начала он решил заручиться поддержкой Лоры — лучшей подруги Дженифер.

— Лора, дорогая, иди сюда! — крикнул он и схватил девушку за руку. — Хочешь научиться управлять катером?

Она с сомнением покачала головой.

— Вряд ли у меня получится.

— Это очень просто! Иди, садись со мной и смотри, как я это делаю…

Лора нехотя поднялась и направилась к Джулиусу. Ей совсем не хотелось учиться управлять катером, но отказаться было бы невежливо. К тому же еще вчера вечером, после неприятного телефонного разговора с Пьером, она дала себе слово не думать ни о чем плохом, а главное, не вспоминать прошлое. Лора села рядом с Крепом, он взял ее руки в свои и положил на руль.

— Смотри, как все просто, — ободряюще приговаривал он. — Вот, вот так…

Лора тоже понемногу начинала привыкать к Джулиусу Крепу. Ей нравились его гостеприимство, веселый нрав и добродушие. По прежним рассказам Дженифер он представлялся ей чудовищем, но теперь она убедилась, что это не так. В обществе Крепа Лора не испытывала дискомфорта и чувствовала себя спокойно. Он не производил впечатления агрессивного, злого или коварного человека, а его выходку с той сигаретой она теперь воспринимала как отчаянную попытку добиться Дженифер любыми, пусть и недостойными, средствами.

Креп, сидя рядом с Лорой, обучал ее премудростям навигации, а сам тем временем исподволь любовался ее лицом, пышными светлыми волосами и стройной фигурой.

Ему доставляла истинное наслаждение компания юных очаровательных блондинок! Хороши, ничего не скажешь, просто обворожительны…

Он повернул голову, решив узнать, чем занимается обожаемая Дженифер, и его мгновенно обожгла волна желания. Девушка, закрыв глаза, в купальнике, который был больше похож на две узкие яркие ленточки, принимала солнечную ванну, расположившись на корме на большом, обтянутом кожей лежаке. Джулиус попытался справиться с нахлынувшими чувствами, плотно сжал губы и продолжил неторопливую беседу с Лорой. Смотреть на почти обнаженную девушку было выше его сил!

Дженифер лениво слушала доносившиеся до нее обрывки фраз и дремала под мерный звук работающего мотора. Она тоже чувствовала себя спокойно и непринужденно. Джулиус Креп вел себя самым благопристойным образом, и она постепенно изживала свою неприязнь, интуитивно поняв, что от этого человека не следует ждать неприятностей.

Лора и Дженифер провели в обществе Джулиуса Крепа замечательный день в Сан-Ремо. Они с интересом осматривали город, долго бродили по магазинам, а потом обедали в ресторане, с террасы которого открывался чудесный вид на море и скалы. Креп не переставая шутил, развлекал девушек как мог, и они все больше и больше привязывались к нему, подпадая под власть его обаяния.

«О нем говорят много плохого, — размышляла Дженифер. — Чего только не придумывают! А что касается слухов о безобразных оргиях на его яхте, так их распускают подлые завистники, которым не дают покоя его деньги и положение в обществе. Насколько правдивы эти сплетни?

Время покажет…»


Лора и Дженифер навсегда запомнили тот день, когда в их чистой, уютной квартире, где им так хорошо жилось вдвоем, поселилась Нова — та самая девица, за которую просил Квентин. Она была высокая, с угрюмым, малопривлекательным лицом, пустыми глазами и ярко-рыжими крашеными волосами. Лора, которая раньше часто ругала Дженифер за неряшливость, теперь была готова признать ее эталоном чистоты и порядка, потому что их новая соседка оказалась просто ужасающей неряхой. Она постоянно курила — у нее даже пальцы пожелтели от никотина — и имела привычку стряхивать пепел куда попало: на пол, на ковер, на стол.

Первое время Лора и Дженифер пытались наладить с ней отношения, наивно полагая, что замкнутость Новы вызвана естественным смущением в общении с новыми людьми, но очень скоро поняли, что это невозможно. Девица была скучной, угрюмой, нелюдимой, и в ее тяжелом взгляде постоянно сквозило подозрение. Несколько раз Лора, случайно зайдя в спальню, которую теперь Дженифер делила с Новой, ужасалась царившему там беспорядку и радовалась, что после внезапного отъезда Кэролайн догадалась перебраться в освободившуюся комнату. Она бы и дня не смогла провести в спальне с Новой: повсюду валялись одежда, нижнее белье, туфли, косметика, грязные стаканы…

— Господи, Джен, ну и соседка у нас! — качая головой, говорила Лора, сидя на кухне. — Наверное, я поступила опрометчиво, согласившись приютить ее на некоторое время. — Меня утешает только то, что, во-первых, она скоро съедет от нас, а во-вторых, значительную часть денег за квартиру платит Квентин. Слушай, а характер у этой Новы такой же противный, как и ее внешность?

— Да, девица не подарок, — откровенно заявила Дженифер. — Дымит как паровоз, повсюду разбрасывает окурки. А поглядела бы ты, сколько косметики она накладывает!

У нее и ресницы накладные! И знаешь, она не любит мыться, а по вечерам разгуливает в голом виде, как будто она одна в комнате. А ее прическа? Она напоминает мне стог сена, только ярко-рыжего цвета.

Лора брезгливо поморщилась.

— Честно говоря, я ей не доверяю… И все-таки хорошо, что утром я ухожу, пока она еще спит, и возвращаюсь вечером, когда она на работе! — воскликнула она. — Ладно, будем надеяться, что это чучело скоро переедет на другую квартиру, как и обещал Квентин.

Дженифер с надеждой посмотрела на подругу.

— Хорошо бы! И мы с тобой снова будем жить вдвоем.

— Если бы ты, Джен, так не транжирила деньги, никакая бы Нова у нас не поселилась! — с легким укором в голосе заметила Лора.

Дженифер скорчила забавную гримасу и показала подруге язык.

— Под твоим чутким руководством я очень скоро стану работящей девушкой, которая прячет все денежки в чулок!

Они весело рассмеялись, а потом Дженифер уже другим тоном добавила:

— Если неумение экономить деньги — дурная привычка, то, признаюсь, мне будет нелегко от нее избавиться.

— Ты уж постарайся, пожалуйста!


Дженифер провела бессонную ночь. Накануне у нее был тяжелый, напряженный день, к тому же она успела крепко повздорить с Жан-Клодом и нагрубить Джулиусу.

Сначала к ней в ночной клуб заявился француз и начал высказывать свое недовольство. Он пренебрежительно отзывался о ее работе, без конца повторял, что «Диско» — не лучшее место для молодой девушки и здесь, разумеется, будет невозможно сделать карьеру, а под конец просто сразил аргументом, который до слез рассмешил Дженифер. Жан-Клод заявил, что его родители, узнав, где работает будущая невеста сына, не одобрят этого и будут против их женитьбы! Последняя фраза не только позабавила, но и возмутила Дженифер. Господи, какое ей дело до родителей Жан-Клода, когда она давно решила с ним порвать! О какой женитьбе он говорит? В общем, Дженифер, не стесняясь в выражениях, высказала французу все, что она думает о нем и о его родителях, и настойчиво попросила больше не показываться ей на глаза. Жан-Клод обиделся и ушел, погрозив на прощание кулаком.

Чуть позже в клубе появился Джулиус Креп и предложил совершить на его яхте морскую прогулку на Сардинию. Дженифер, еще не остывшая после бурной сцены, не только решительно отклонила его предложение, но и обрушила на ничего не понимающего Джулиуса свой гнев. Ошарашенный Креп пожал плечами, обиженно хмыкнул и тоже удалился.

Потому-то Дженифер, уставшая после долгого рабочего дня и выяснения отношений с настойчивыми поклонниками, лежала в постели и мучилась бессонницей.

«Господи, как они все мне надоели! — угрюмо думала она. — Почему-то все мужчины убеждены в своей неотразимости и уверены, что стоит им только свистнуть, как девушка помчится за ними, ласково заглядывая им в глаза.

Придурки, самонадеянные придурки!»

Мысли Дженифер мелькали и путались, а сон все не шел. Она зажгла свет и взглянула на часы: половина третьего ночи. Что же делать, как заснуть? Внезапно Дженифер вспомнила, что в ванной комнате валялась Новина косметичка. Может быть, там есть какое-нибудь снотворное?

Дженифер встала с постели и побрела в ванную. Открыв косметичку, она вытряхнула на столик ее содержимое и стала его разглядывать. Таблетки от головной боли, таблетки от кашля, пустой тюбик из-под губной помады, упаковка спичек с надписью «Нью-Йорк», какие-то мягкие шарики… Это еще что такое? Пластилин? Вряд ли — он мягче и принимает любую форму, когда его мнут пальцами.

Небольшая серебряная коробочка, похожая на портсигар, а в ней — белый порошок. Тальк? Нет, тальк почти не пахнет, а эта смесь издает какой-то сладковатый запах…

Наконец Дженифер отыскала таблетки, приняла сразу две штуки и вернулась в спальню. Она легла на кровать, закрыла глаза и через несколько секунд почувствовала, как по телу разливается приятное блаженство и она мягко проваливается в сладостную дрему. Тревожные мысли исчезли, Дженифер стало хорошо и легко.

Под утро — было еще темно — Дженифер внезапно проснулась, словно ее кто-то толкнул. Она открыла глаза и с удивлением обнаружила, что ее соседка Нова находится в их общей спальне с двумя молодыми людьми. Вся троица разлеглась на пушистом ковре и молча занималась любовью. Тела переплетались, и оцепеневшей от изумления Дженифер казалось, что в полутьме она не может различить, кто есть кто. Иногда Нова и ее партнеры сладострастно постанывали и тихо охали.

Дженифер резко тряхнула головой, надеясь, что безобразная сцена происходит не наяву, а во сне — ведь она приняла две таблетки снотворного. Но нет, грудастая Нова и ее партнеры действительно занимались любовью, только теперь они поднялись с ковра и продолжали извиваться и переплетаться телами стоя.

Дженифер, не зная, как ей поступить — то ли сделать вид что она проснулась, и возмутиться, то ли продолжать молчать — выбрала второй, более безопасный, вариант. Она закрыла глаза, натянула на голову одеяло и постаралась заснуть. Ей все никак не верилось, что эта отвратительная сцена происходит здесь, в спальне, в ее присутствии! Наконец сон снова охватил ее, веки сделались тяжелыми, и она провалилась в густую, вязкую черноту.


На следующее утро Дженифер проснулась позднее обычного. Голова была тяжелой и плохо соображала. Она немного полежала в постели, стараясь припомнить ночные видения, а потом, зевая и охая, встала и побрела варить себе кофе.

На кухне, к ее удивлению, абсолютно голая Нова, сидя у стола, пила кофе и курила сигарету, бессмысленно глядя на колечки дыма. Похоже, она даже не заметила появления своей соседки. Дженифер вздрогнула от неожиданности и посмотрела ей в лицо. Да, ночные забавы не лучшим образом отразились на внешности Новы, которая не отличалась красотой и благородством черт. Лицо помятое, со следами вчерашней размазавшейся косметики, торчащие рыжие крашеные волосы, в глазах — пустота и угрюмость.

— Привет, — хмуро процедила Дженифер, опустив глаза, чтобы не видеть голого тела Новы.

Та в ответ пробурчала что-то невнятное.

Дженифер поставила молоко на плиту. Нова продолжала сидеть молча, очевидно не желая заводить разговор.

Дженифер и Лора с первого дня заметили, что их новая соседка — не только замкнутая и нелюдимая особа, но и обладает скудным словарным запасом и плохо умеет выражать свои мысли. Им удалось вытянуть из нее совсем немного: Нова какое-то время работала в одном из ночных клубов Лондона, потом судьба забросила ее в Монте-Карло, где благодаря знакомым Квентина она и устроилась в «Диско».

«Черт с ней, — раздраженно подумала Дженифер. — Придется потерпеть, пока Квентин не подыщет ей другую квартиру. Но до чего же она безобразна и отвратительна!

Грубое, откровенно предлагающее себя тело, непомерно большая грудь… Странно, что нашли в ней вчерашние ночные гости? Похоть и бесстыдство?»

Дженифер насыпала в кружку растворимого кофе, развела его горячим молоком и села за стол. Сделав несколько глотков, она прикурила сигарету. Нова еще немного посидела напротив нее, бессмысленно уставившись в стену, а потом, так и не произнеся ни слова, неожиданно встала и вышла из кухни, покачивая широкими бедрами. Дверь эй ней с шумом захлопнулась.

— Ну и катись! — злобно прошипела ей вслед Дженифер. — Толстая, грязная, тупая корова!

Дженифер, обладая известной долей самокритичности, сознавала, что она сама тоже далеко не ангел, но Нова…

Нет, Дженифер по сравнению с ней — добродетельная чистюля, а Лора… Лора — просто святая!


Веселая морская прогулка с Дженифер и Джулиусом в Сан-Ремо зарядила Лору хорошим настроением, бодростью и оптимизмом на всю неделю. А начавшаяся неделя обещала быть трудной и напряженной. В офисе без конца звонили телефоны, Лора вела переговоры с брокерами и со швейцарскими банкирами, следила за всей документацией, готовила множество справок и сводок для Фица. Иногда работы бывало столько, что даже в6 время ленча Лоре не удавалось выйти на улицу и зайти в кафе перекусить. Но все же… официально она оставалась лишь помощников мистера Фицджералда и не более.

Мысль о продолжении учебы, которая дала бы возможность получить не только теоретические знания, но и диплом, не оставляла Лору ни на минуту. Она неоднократно собиралась обсудить с Фицем проблему своей дальнейшей карьеры, но всякий раз ее останавливала одна и та же мысль.

Как отнесется шеф к ее честолюбивым планам? А вдруг сочтет ее намерения не разумными, а продиктованными лишь неоправданными амбициями? Да и вообще Лора по опыту знала, что мужчины скептически относятся к умственным способностям женщин, не видят или не желают видеть в них равных партнеров и всячески препятствуют продвижению женщин по службе. Как же рассказать Фицу о своих далеко идущих планах на будущее?

Удобный случай представился, когда Патрик сам заговорил о ее служебных обязанностях.

— Знаешь, Лора, что я думаю? — задумчиво произнес он после очередных напряженных переговоров с брокерами, в которых Лора тоже принимала участие. — Почему бы тебе не вести переговоры самостоятельно? Ты полностью владеешь проблемой и в дальнейшем, уверен, сможешь справляться и без меня. Я таким образом выгадаю время, которого мне катастрофически не хватает, а ты приобретешь дополнительные знания и опыт, необходимые в нашем деле. Согласна?

Лора немного помолчала, польщенная таким предложением, а потом наконец решилась заговорить о главном — Спасибо, Фиц, что вы оценили мои возможности, — мягко улыбнувшись, ответила она — Дело, которое вы мне поручаете, — очень ответственное, и я со всей серьезностью отнесусь к нему. Но… мне хотелось бы поговорить о моих дальнейших перспективах.

— Я слушаю, — сказал Фиц и внимательно посмотрел на девушку.

— В вашей фирме я приобрела неплохой опыт, но чувствую, что мне не хватает теоретических знаний, и поэтому я хотела бы продолжить образование. Наверное, существуют какие-нибудь курсы или отделения, на которых обучают брокерскому делу и работе с инвестиционными проектами?

Некоторое время в комнате царила тишина, и Лора с замиранием сердца ждала, что ей ответит Патрик, Наконец он улыбнулся, а в его голубых глазах появилось лукавое выражение.

— Молодая девушка… мечтающая изучать биржевые операции и инвестиционный анализ? — медленно произнес он. — Сделать карьеру, став биржевым маклером или финансовым консультантом?

— А почему вас это удивляет? — тихо спросила Лора.

— Признаться, раньше мне как-то не встречались такие целеустремленные и умные девушки, — уже серьезным тоном добавил Фиц.

— Вы поручаете мне вести дела с брокерами, а у меня нет должной подготовки и квалификации! — пылко сказала Лора. — А если бы я окончила курсы, то смогла бы работать с ними на равных и приносить большую пользу нашей компании.

Патрик Фиццжералд усмехнулся и начал задумчиво подкручивать усы.

— Ладно, Лора, я подумаю над твоей просьбой, а потом сообщу о своем решении, — сказал он и ушел к себе в кабинет.

Лора долго смотрела на закрывшуюся за ним дверь.

Странно, раньше Фиц практически никогда не закрывал двери. У него не было от нее тайн и секретов.

Из-за двери доносился его приглушенный голос. Лора, вслушивалась, пытаясь разобрать слова, но так ничего и не поняла. Через некоторое время Фиц вышел из кабинета и остановился возле ее стола.

— Лора, — сказал он, — твое решение продолжить учебу — правильное, и я поддерживаю его. Ты умна, способна и, уверен, сделаешь отличную карьеру. Как ты расцениваешь предложение получить диплом в Нью-йоркском институте финансов? По-моему, это самый подходящий вариант. Тебя зачислят на заочное отделение, будут присылать домашние задания, методические разработки, а потом сдашь экзамены и получишь диплом.

Лора в волнении вскочила со стула и чуть не бросилась ему на шею.

— Я… я так благодарна вам? — воскликнула она. — Большое спасибо!

Да диплом Нью-Йоркского института финансов — это крутая лестница, на верху которой ее ожидает удачная карьера, материальное благополучие и достойное место в жизни!

— Я буду прилежно учиться и постараюсь хорошо сдать экзамены! — заверила она Фица. — Моя подруга теперь по вечерам работает в клубе, и, пока ее нет, я смогу заниматься. Мне никто не будет мешать, — возбужденно тараторила Лора. — Я обязательно получу диплом Института финансов!

— Я разговаривал с Джоном Уилдером — представителем фирмы «Хаусон Мэй интернэшнл». Он сказал, что тебе нужно написать заявление, заполнить анкету, еще кое-какие документы, а потом мы вышлем им чек за твое обучение. Свяжись с ним, и он подробно тебе обо всем расскажет.

Джон Уилдер был рад услужить Фицджералду — своему старому знакомому и одному из важных клиентов, поэтому через несколько минут после Лориного звонка он перезвонил и сообщил, что дело решено положительно. Он только что связался с представителями Нью-йоркского института финансов, и они обещали в течение нескольких дней выслать все необходимые документы.

Глаза у Лоры сияли от счастья и благодарности. Все происходящее было слишком хорошо, чтобы быть правдой.

— Спасибо, Фиц! Это так чудесно! Я дождаться не могу, когда начну учебу!

Глава 9

Дженифер проснулась около полудня и с радостью обнаружила, что Нова не ночевала дома. Ее постель была заправлена, а вещи прибраны.

«Как хорошо, что этой коровы нет дома, — подумала Дженифер. — Хоть бы она поскорее съехала от нас! Наверное, на сегодняшнюю ночь нашла партнера или партнеров с квартирой! Господи, до чего же она отвратительна!»

Дженифер встала, умылась, приняла душ и решила выпить кофе с молоком на свежем воздухе. Она вышла на балкон и пристально оглядела противоположное крыло дома, пытаясь определить, не подглядывает ли за ней тот мерзавец с биноклем. Но там никого не было, и Дженифер, облегченно вздохнув, удобно устроилась в кресле-качалке, держа в руках кружку с дымящимся кофе. Она задумчиво глядела на раскинувшийся внизу сад, любуясь нежно журчащим фонтаном, аккуратно подстриженным газоном, яркими клумбами, вьющейся геранью, стебли которой обвивали толстые стволы пальм и тянулись вверх, достигая второго этажа и радуя глаз пышными шапками красных и розовых соцветий.

«Какая красота, — мысленно восхищалась Дженифер. — Как чудесно пахнут цветы!»

Допив кофе, она поставила кружку на столик. Пожалуй, можно еще немного посидеть на балконе, а потом сходить за покупками и отправиться на пляж обновить загар. Резкий звонок в дверь внезапно прервал ее размышления. Она нехотя поднялась с кресла-качалки и побрела в прихожую.

«Наверное, эта толстая корова снова забыла ключи, — угрюмо подумала она. — Что за растяпа!»

Открыв дверь, Дженифер застыла от удивления. На пороге стоял улыбающийся Жан-Клод, всем своим видом демонстрируя, что между ними ничего не произошло.

— Привет, дорогая! — радостно произнес он. — Как поживаешь?

— Привет… Нормально. Что это ты решил заглянуть ко мне? — удивленно протянула Дженифер.

— Хочу пригласить тебя пожить пару дней на вилле моей тетушки! — оживленно сообщил француз.

Дженифер покачала головой. Что за человек этот Жан-Клод! Ведь несколько дней назад она устроила ему скандал, заявив, что между ними все кончено, а он является как ни в чем не бывало и приглашает ее на виллу! Какой настырный!

Жан-Клод молча стоял в прихожей и ждал ответа. Дженифер окинула его критическим взглядом и непроизвольно отметила, что выглядит он весьма привлекательно. На нем были новые джинсы, подчеркивающие его стройную фигуру, и легкая рубашка с короткими рукавами.

— Так куда ты меня приглашаешь? — переспросила Дженифер.

— На тетушкину виллу. Помнишь, мы как-то там бывали?

Дженифер кивнула. Да, однажды они с Жан-Клодом ездили на эту виллу, когда тетушка со своей семьей уезжала на несколько дней. Роскошный дом с огромным бассейном произвел на нее неизгладимое впечатление. Вот если бы вилла принадлежала Жан-Клоду, а не его родственникам, тогда она, возможно, согласилась бы выйти за него замуж, а так…

— Дженифер, прошу тебя, поедем! — В глазах молодого человека было просительное, почти умоляющее выражение. — Мы прекрасно проведем время, будем купаться в бассейне, загорать, пить шампанское! Пожалуйста!

Дженифер усмехнулась и покачала головой.

— О чем ты говоришь, Жан-Клод! — воскликнула она. — Разве ты забыл, что я теперь по вечерам работаю? Квентин ни за что меня не отпустит! Да и как я ему объясню?

Дескать, захотелось пару дней побездельничать и поплавать в бассейне?

— Господи, мне надоело слушать про твой дурацкий ночной клуб! — раздраженно бросил француз. — Что это за работа? Бегать между столиками и ублажать посетителей!

— Послушай, не смей так пренебрежительно отзываться о моей работе! — возмутилась Дженифер. — Меня полностью устраивает это место! К тому же там я неплохо зарабатываю!

Жан-Клод, поняв, что погорячился, ласково дотронулся до ее плеча и примирительным тоном произнес:

— Дорогая, не сердись, я сказал глупость. Пожалуйста, не отказывай мне. Такая замечательная возможность отдохнуть на роскошной вилле выпадает нечасто, и мы должны ее использовать.

Он наклонился и, обняв Дженифер, начал нежно покрывать поцелуями ее лоб, щеки и глаза. Она почувствовала, как тело легким трепетом отзывается на ласку. Все-таки Жан-Клод — симпатичный парень, ласковый, нежный, и его прикосновения будят в ней желание.

— Мы так давно не были вместе, — горячо шептал француз, проводя рукой по ее спине. — Пожалуйста, дорогая, позвони Квентину и отпросись на два дня. Всего два дня!

Тем более что неделя только начинается, а наплыв посетителей, как правило, бывает по выходным.

— В понедельник тоже приходят люди, — пробормотала Дженифер, приникая к влажным мягким губам Жан-Клода. — Квентин не отпустит меня, пойми!

Француз, почувствовав, что Дженифер уже готова дать согласие, крепко прижал ее К себе и настойчиво прошептал:

— Пожалуйста, пойди позвони Квентину!

Дженифер высвободилась из его объятий, подошла к телефону и несколько минут молча глядела на него, словно раздумывая, стоит ли звонить. Потом тряхнула головой и решительно произнесла:

— Ладно, сейчас попробую! Может быть, он и не откажет ведь сегодня понедельник и гостей правда будет немного. Как ты планируешь нашу поездку?

Жан-Клод просиял и торопливо заговорил:

— Мы поедем на виллу прямо сейчас. Тетушка с семейством уезжает в Довиль и предоставила дом в мое полное распоряжение. Прислуга тоже предупреждена. У нас не будет никаких забот. Мы прекрасно проведем время, наслаждаясь обществом друг друга!

— Значит, твоя родственница не возражает, что ты явишься на виллу не один?

— Наоборот, она сама предложила мне побыть там и приглядеть за домом и садом! — воскликнул Жан-Клод. — Я сказал ей, что возьму с собой девушку.

Дженифер немного помолчала, обдумывая сложившуюся ситуацию. Ей очень хотелось провести два беззаботных веселых дня в компании Жан-Клода и поплавать в огромном бассейне. Ежедневная работа по вечерам выматывала ее, и ей требовался короткий отдых. Но как сказать об этом Квентину? Нет, он наверняка откажет!

«Будь что будет!» — подумала Дженифер и лукаво улыбнулась Жан-Клоду.

— А твои родственнички в курсе, что ты приедешь с «ужасной англичанкой»? — спросила она, сделав ударение на последних словах.

— Нет, не в курсе.

— А почему? Боишься их разочаровать?

— Дженифер, перестань! Я взрослый человек и сам решаю, с кем мне встречаться.

— А прислуга не расскажет твоей родне, что ты развлекался на их вилле с «ужасной англичанкой»? — Обычно, когда я там бываю, то плачу ей, — ответил Жан-Клод.

— За то, что тебя обслуживают? — усмехнулась Дженифер.

— Да, только не в том смысле, как ты думаешь! Пожалуйста, позвони Квентину!

Дженифер вздохнула и набрала номер ночного клуба. К ее изумлению, Квентин сразу же согласился отпустить ее на два дня.

— Разумеется, малышка, тебе нужно отдохнуть, — сказал он бархатным голосом. — Я не возражаю. Только обещай мне, что в среду обязательно появишься на работе. У нас намечается большой прием, будут важные персоны, и ты будешь мне нужна.

— Квентин, не знаю как тебя благодарить! — не веря своей удаче, воскликнула Дженифер. — Большое спасибо!

Ты прелесть!

— Ладно, не рассыпайся в благодарностях, — самодовольно произнес Квентин. — Имей в виду, малышка: если ты меня подведешь и не явишься в среду на работу, я тебя просто растерзаю! — И он весело рассмеялся.

— Квентин, обещаю, что в среду обязательно буду! — горячо заверила его Дженифер. — Еще раз спасибо!

— Счастливо повеселиться!

Дженифер повесила трубку и подмигнула Жан-Клоду:

— Ну что, доволен?

Француз обнял ее и крепко прижал к себе.

— Давай собираться, — пробормотал он, целуя ее в губы.

— А что мне взять с собой?

— Много вещей не бери. Пару купальников, шорты и майку — вот и все.

Он отпустил Дженифер, и она торопливо принялась за сбиры. Когда все было готово, Жан-Клод подхватил ее сумку и уже хотел идти к двери, но вдруг остановился и спросил:

— А как же Лора?

— А что Лора?

— Напиши ей записку, чтобы она не волновалась, что ты будешь отсутствовать два дня.

— Правильно! — воскликнула Дженифер. — Как же я сама об этом не подумала? Лучше я позвоню ей на работу и сообщу, что уезжаю.

— Нет, — твердо возразил француз. — Напиши записку.

На работе она занята, и ей некогда с тобой беседовать.

Дженифер немного удивила его настойчивость, но она не стала возражать и отправилась в Лорину комнату, чтобы оставить там послание. Когда через несколько минут она вернулась к себе в спальню, то увидела, что Жан-Клод торопливо застегивает молнию на сумке. Ей показалось, что на его лице мелькнуло испуганное, виноватое выражение.

— Почему ты роешься в моей сумке? — с подозрением спросила Дженифер.

— Я… я просто проверял, хорошо ли застегнута молния, — пробормотал француз и отвел взгляд.

Дженифер пожала плечами.

— Ладно, Жан-Клод, я готова, пошли.


К Лоре в кабинет перед обедом заглянул улыбающийся Джон Уилдер — высокий американец, лет тридцати с небольшим, с открытым доброжелательным лицом и тонкими волосами песочного цвета.

— Привет, Лора! — радостно воскликнул он. — Вот, явился к тебе с документами!

— Спасибо, Джон! Я так тебе благодарна! — радостно произнесла она.

— Ну какие могут быть благодарности! Лучше посмотри бумаги из Нью-Йоркского института финансов. — И он положил ей на стол большой конверт.

Она вскрыла его и стала нетерпеливо доставать различные анкеты и бланки для заполнения.

— Если я правильно понял, то ты собираешься успешно освоить курс, сдать экзамены и присоединиться к нашей работе на фондовой бирже? — улыбаясь, спросил Джон Уилдер.

Работать биржевым маклером или консультантом на фондовой бирже? О подобном Лора даже и не мечтала!

— Нет, — ответила она. — Пока я мечтаю лишь о том, чтобы получить диплом, который поможет мне в работе.

— Ладно, Лора, не скромничай! — засмеялся Джон Уилдер, — Ты с твоим умом запросто освоишь все премудрости биржевой работы. Представляешь, хорошенькая молодая англичаночка — биржевой маклер!

Лора немного смутилась.

— Пока не представляю, — честно призналась она. — Для меня главное — хорошо усвоить курс и сдать экзамены.

— Лора, упорства тебе не занимать, все у тебя получится! — убежденно произнес Джон Уилдер. — А пока я хочу пригласить тебя на ленч. Согласна?

— Конечно! — воскликнула Лора и стремительно поднялась из-за стола.


После ленча Лора то и дело возвращалась мыслями к словам Джона Уилдера о том, что после окончания института она сможет работать биржевым маклером. Подобный вариант раньше даже не приходил ей в голову. Ведь к женщинам, делающим карьеру, мужчины относятся не слишком доброжелательно! Однако теперь это обстоятельство ее не смущало. Она получит долгожданный диплом! А уж с дипломом и с накопленным за время работы у Фица опытом ей удастся занять достойное место в среде финансистов, брокеров и консультантов. Женщина-англичанка — одна из самых молодых биржевых маклеров в Европе! Звучит…

А почему бы и нет? Чем она, собственно, хуже того же Фица или Крепа? Они в свое время сумели сделать карьеру и сколотить состояние, почему же ей это не удастся? Ради будущей карьеры стоит пожертвовать свободными вечерами и развлечениями в кругу друзей. Сейчас главное — выполнить все задания, которые ей будут присылать из института, и успешно сдать экзамены. Трудолюбие и усердие — залог будущего успеха.


Вечером после работы Лора в возбужденно-радостном настроении торопилась домой, чтобы поскорее поделиться с Дженифер последними событиями, связанными с будущей учебой. Но дома, к ее великому разочарованию, никого не оказалось. Она прошла к себе в комнату и увидела на столе записку, в которой Дженифер сообщала о своем отъезде. Лора вздохнула и, отложив записку, села за стол и задумалась. Перспектива провести два дня в обществе противной Новы пугала ее. Как же поступить? Невыносимо видеть эту глупую, неопрятную корову, угрюмо разгуливающую с бессмысленным видом по квартире!

Лора знала, что Нова уходит на работу в клуб к девяти вечера, и решила до этого времени уйти из дома и поужинать в «Кафе де Пари». Она закажет к ужину полбутылки шампанского и в одиночестве отметит начало своей учебы.

Как жаль, что Дженифер уехала, — Лоре так хотелось обо всем ей рассказать! Что ж, придется два дня подождать.


Нова в короткой майке бесцельно слонялась по пустой квартире и вздыхала. Ей было скучно, и она никак не могла придумать, чем себя занять. Сегодня у нее выдался свободный вечер, и мысль о том, что он пройдет впустую, не давала ей покоя. Конечно, можно было съездить в порт и подцепить пару-тройку каких-нибудь греков или ливанцев, но они давно уже ей надоели. Шведы тоже наскучили: все они, по ее мнению, были жадными, а в постели — ленивыми и неизобретательными. Деньги у Новы заканчивались — в последнее время дела шли не лучшим образом, а тут еще пришлось потратиться на билет до Ниццы и на такси до арабского квартала. Новых же поступлений в ближайшее время не предвиделось.

Нова шумно вздохнула и побрела на кухню. Единственное, что ее немного утешало — так это отсутствие соседок, глупых и противных куриц. Лора, которую Нова презрительно называла святошей, раздражала ее своими придирками и нравоучениями. Сколько можно ворчать по поводу чистоты в квартире? Какое ей вообще дело до того, убирает ли Нова за собой постель или нет, разбрасывает ли свои вещи по комнате? Это не ее ума дело, и Нова не собирается плясать под ее дудку! Нравится Лоре постоянно убирать квартиру и раскладывать все вещи по своим местам — пожалуйста! А она будет жить так, как привыкла, как ей нравится, и слушать пустые рассуждения «святоши» о чистоте и порядке она не намерена!

Пустоголовая, по мнению Новы, Дженифер тоже сильно раздражала ее. Даже не сама Дженифер, а то, как доброжелательно относился к ней Квентин. Разве он без предварительного согласования и долгих упрашиваний разрешил бы Нове взять два выходных дня? Да никогда!

А эта дурочка запросто позвонила ему и попросила отпустить ее отдохнуть с любовником на вилле! И Квентин сразу же согласился. В общем. Нова завидовала Дженифер и не могла понять, чем вызвано такое благодушие со стороны Квентина.

Нова несколько минут постояла в кухне, уставившись в стену, а затем принялась открывать все кухонные шкафчики, надеясь обнаружить спиртное. Как бы не так! Эти девки сразу же выпивают все, что покупают. Мерзкие твари! Хоть бы оставили какого-нибудь вина! Нова заглянула в холодильник, увидела открытую бутылку кока-колы, взяла ее и сделала несколько больших глотков. Затем она облегченно вздохнула и решила выйти на балкон, чтобы подышать свежим воздухом.

Усевшись в кресло-качалку, она стала рассматривать раскинувшийся внизу сад, а потом ее взгляд бесцельно заскользил по балконам напротив. Внезапно ее ослепили два ярких блика. Она зажмурилась, но через секунду, открыв глаза, вскочила с кресла-качалки, подбежала к краю балкона и посмотрела туда, откуда, как ей показалось, блеснули вспышки. На том балконе в гамаке полулежал человек и рассматривал ее в бинокль! Это что-то новенькое!

— Ах ты, старый осел! — с ненавистью прошипела Нова. — На, полюбуйся!

Она задрала майку и продемонстрировала наблюдателю свои чудовищные колышущиеся груди, после чего сделала рукой непристойный жест. Через несколько секунд на противоположном балконе зашевелились — видимо, мужчина засуетился и убрал бинокль, — а потом Нова увидела, как длинная тень метнулась в проем балконной двери. Значит, незнакомец ретировался.

— Ублюдок! — сквозь зубы процедила Нова. — Попадись ты мне…

Она снова уселась в кресло-качалку, но в этот момент раздался звонок в дверь.

«Не пойду открывать, — угрюмо подумала Нова. — Наверное, опять этот толстый коротышка-миллионер прислал цветы своей надутой суке Дженифер! Ни за что не открою!»

В дверь снова несколько раз настойчиво позвонили, она негромко выругалась, поднялась с кресла-качалки и побрела в прихожую. Распахнув дверь, Нова от неожиданности и удивления замерла на пороге. На пороге стоял высокий брюнет с симпатичным, немного угрюмым лицом и молча разглядывал ее. Нова, мгновенно сообразив, что на ней надета лишь ядовито-зеленая майка, едва прикрывающая причинное место, приняла соблазнительную позу и широко улыбнулась. Незнакомец был слишком хорош собой, чтобы так просто упустить его!

— Где Лора? — строго спросил он, даже не посчитав нужным поздороваться.

Тон его вопроса не понравился Нове. Она-то полагала, что молодой человек, увидев ее в столь откровенном наряде, забудет обо всем на свете, тем более о какой-то Лоре!

— Откуда я знаю? — грубо бросила Нова. — Я за ней следить не нанималась.

«Похоже, это ее бывший хахаль, — вдруг поняла она, вспомнив, как несколько раз подслушивала разговоры Лоры и Дженифер о Лорином любовнике, с которым та не желала больше встречаться. — Хорошо, что бывший…»

Она медленно провела кончиком языка по пухлым алым губам, наблюдая, какую реакцию этот хорошо отрепетированный жест вызовет у незнакомца. Странно, но никакой реакции, если не считать того, что следующую фразу он произнес более вежливым тоном.

— Мне надо срочно поговорить с Лорой, — сказал он и еле заметно улыбнулся. — Вы не знаете, когда она придет?

«Вот так-то лучше», — усмехнулась про себя Нова.

Она кокетливо захлопала накладными ресницами и отступила на несколько шагов, жестом приглашая незнакомца войти. Но Пьер Лежен упрямо стоял на пороге и не двигался с места. Внешний вид Лориной соседки привел его в ужас. То, что она дешевая шлюха, видно невооруженным глазом: одежда, речь, манера поведения… Неужели Лора опустилась до того, что соседствует с этой девкой? Ну и ну!

Как же так? Невозможно представить, что Лора общается с подобными людьми.

«Надо непременно поговорить с ней и упросить ее вернуться ко мне, — угрюмо подумал Пьер. — Вращаясь в столь сомнительной компании, недолго и самой сбиться с пути».

— А вы не знаете, скоро ли вернется Лора? — Пьер постарался ничем не выдать своих чувств.

— Обычно она возвращается с работы примерно в это время, — с улыбкой ответила Нова. — Жду ее с минуты на минуту.

Разумеется, Нова лгала. Во-первых, она не ждала свою соседку, а радовалась ее отсутствию, а во-вторых, была твердо уверена в том, что Лора пошла ужинать в кафе и вернется нескоро.

— В таком случае я зайду и подожду ее.

Пьер, сопровождаемый Новой, прошел в гостиную и сел на диван, а Нова устроилась в низком мягком кресле, закинув ногу на ногу.

— Между прочим, меня зовут Нова, — кокетливо сообщила она. — Хотите, я приготовлю вам кофе?

— Нет, спасибо, — сухо отозвался Пьер.

— Может быть, хотите чего-нибудь еще?

— Нет, мне ничего не нужно.

Пьеру Лежену было неприятно смотреть на неуклюжие, с его точки зрения, попытки Новы соблазнить его. Откровенность, с которой она это делала, не вызывала у Пьера ответного желания, а сама девица казалась грязной и отвратительной.

«Господи, как же Лора могла поселиться с этой распущенной девкой в одной квартире? — в который раз с негодованием мысленно повторял Пьер. — Ведь до чего развратна! Знает, что я пришел к Лоре, и тем не менее это ее не останавливает! А до чего же тупая физиономия и пустые, глупые глаза!»

Нова, удобно устроившись в кресле, в упор разглядывала сидящего перед ней незнакомца и молчала. Ей было обидно, что он не реагирует на нее должным образом.

«Ладно, подождем, что будет дальше, — угрюмо подумала она. — И не таких обламывали».

Пьер Лежен встал с дивана и начал неторопливо прохаживаться по гостиной, рассматривая стены, мебель и ковер на полу. Наконец его взгляд упал на журнальный столик, где стоял в вазе роскошный, искусно подобранный букет из орхидей и белых лилий, присланный Джулиусом Крепом Дженифер.

— Красивые цветы, — безразличным голосом произнес он, чувствуя неловкость оттого, что ему не о чем говорить с Лориной соседкой.

— Правда, вам они нравятся? — с готовностью подхватила Нова, и в ее карих глазах вспыхнули недобрые огоньки. «Подожди, угрюмый красавчик, сейчас я испорчу тебе настроение и собью спесь!» — злорадно подумала она, а вслух произнесла:

— Это Лоре прислал один из ее любовников. — Голос Новы звучал совершенно невинно.

— Ты врешь! — вспыхнув, бросил Пьер. — Врешь, какие любовники? Лора работает целыми днями? Ей некогда крутить романы! А кроме того, в отличие от тебя она не шлюха!

Грубые слова незнакомца обидели Нову. Ублюдок! Как он смеет так с ней разговаривать?

Она немного помолчала, а потом предложила:

— Не веришь? Между прочим, в букете лежит карточка.

Возьми ее и прочитай.

Пьер подошел к столику, нетерпеливым жестом выхватил карточку из букета и пробежал глазами.

«Моему белокурому ангелочку… с любовью… Всегда твой…'Обожаю тебя… Джулиус Креп».

Пьер швырнул карточку на стол, и на его угрюмом лице появилась презрительная ухмылка.

«Эта тварь врет!» — с ненавистью подумал он.

— Ну что, убедился? — пристально глядя на Пьера, спросила Нова. — Теперь тебе все ясно?

— Откуда я знаю, может быть, этот чертов букет прислали Дженифер? — зло бросил Пьер. — Между прочим, она тоже блондинка!

Нова поднялась с кресла, притворно-громко вздохнула и захлопала ресницами.

— Если хочешь знать, — медленно произнесла она, — Дженифер на два дня укатила со своим женихом Жан-Клодом на виллу. Вот так-то! А букет этот прислан именно твоей невинной малышке Лоре. Стала бы Дженифер оставлять там карточку, зная, что за ней заедет жених и сможет просесть! — И Нова, довольная своими вескими аргументами, хрипло рассмеялась.

Пьер Лежен яростно сжимал и разжимал кулаки. Да, это было похоже на правду. Его Лора… его малышка Лора.

Представить ее в объятиях другого мужчины было выше его сил! Лицо Пьера мгновенно залила краска ярости, а в голове застучали железные молоточки. Он до боли стиснул зубы и решительным шагом направился к стеклянным двойным дверям, ведущим на балкон. Может быть, глоток свежего воздуха немного успокоит его и безумная вспышка ревности пройдет?

«Нет, эта крашеная рыжая дрянь врет, — мысленно твердил он, стоя на балконе, вцепившись руками в перила. — Конечно, врет!»

Немного успокоившись, Пьер хотел уже вернуться в комнату, как вдруг заметил два ярких блика. Кто-то подглядывал в бинокль за квартирой № 613! От неожиданности Пьер даже растерялся, а когда опомнился, то человек с биноклем, очевидно поняв, что его заметили, поспешно скрылся.

Несколько минут Пьер задумчиво глядел на расположенный напротив балкон, а потом на его лице вдруг появилось хитрое выражение. Человек, подглядывающий в бинокль… Наверняка это тот самый ублюдок Луи Ратти! Уж очень на него похоже! А кто же еще станет заниматься подобной мерзостью?

Пьер Лежен, работая полицейским, неоднократно задерживал этого негодяя за домогательства и приставания к юношам и совсем молоденьким девушкам, но Луи Ратти с помощью взяток всегда удавалось благополучно избежать уголовной ответственности. Сталкиваясь в очередной раз с проделками Ратти, Пьер не переставал удивляться, как в богатой, влиятельной семье, пользующейся уважением в городе, мог вырасти такой отвратительный полубезумный негодяй со столь специфическими наклонностями.

Что ж, Ратти снова оказался под угрозой уголовного преследования и, чтобы избежать его, не откажет Пьеру в маленькой невинной просьбе. Пусть его страсть к подглядыванию за молоденькими девушками на сей раз послужит хорошему делу. С помощью его мощного бинокля полицейский Лежен сможет узнать, соврала ли ему крашеная рыжая девка про Лору и ее любовников или нет. А выяснить это ему просто необходимо, чтобы понять, как вести себя с Лорой дальше.


Жан-Клод, довольный тем, что удалось уговорить Дженифер поехать с ним на виллу, был настроен романтически и изо всех сил старался ухаживать за ней. Она же наслаждалась этим вниманием. За домом располагался огромный бассейн, к которому вела широкая каменная терраса, нагретая за день теплыми лучами солнца. По обеим ее сторонам вился дикий виноград и росли необыкновенной красоты розы. Они сидели на террасе за длинным, накрытым на двоих столом, украшенным цветами. Им подали спаржу под соусом, рыбу и салат, после чего прислуга удалилась, оставив их вдвоем.

Жан-Клод откупорил бутылку шампанского, пробка вылетела с характерным хлопком. Он разлил шампанское по бокалам и подал один Дженифер. Она сделала несколько глотков и одобрительно кивнула. Похоже, Жан-Клод принес бутылку из подвала, где его дядя хранит старые запасы. Дженифер улыбнулась Жан-Клоду и отметила про себя, что сегодня ее француз просто неотразим. Светящиеся радостью глаза, широкая улыбка, а главное, веселое настроение и никакого занудства! Кто бы мог подумать, что большую часть времени он пребывает в угрюмом настроении и любит читать ей мораль!

«Наверное, я недооцениваю Жан-Клода, — думала Дженифер, наблюдая, как он смакует шампанское. — Почему я решила, что его путь к удачной карьере будет длительным?

Он умный, способный парень и, похоже, знает, как добиться в жизни успеха».

Роскошная обстановка действовала на Дженифер успокаивающе; ей казалось, что она находится в чудесном земном раю, где воздух настоян на ароматах цветущих роз и растущих вокруг высоких пиний, и она искренне радовалась, что согласилась принять предложение Жан-Клода и приехала на шикарную виллу.

Как же ей отблагодарить его за этот замечательный праздник? Очевидно, так, как обычно благодарят женщины влюбленных в них мужчин.

— Малышка. — Голос Жан-Клода вывел Дженифер из задумчивости. Его глубокие глаза, обрамленные длинными густыми черными ресницами, светились радостью. — Тебе хорошо?

— Да, Жан-Клод! — искренне воскликнула Дженифер.

В глазах француза мелькнули озорные огоньки.

— А что у нашей девочки надето под платьем? — шутливым тоном произнес он.

— Ничего! — ответила Дженифер, соблазнительно улыбнувшись. — После купания я сняла мокрый купальник, так что…

Она поставила пустой бокал на стол и села на колени к Жан-Клоду. Он обнял ее, крепко прижал к себе и начал настойчиво целовать в губы. Дженифер обхватила ногами его талию. Он сунул руки ей под платье, погладил нежные, шелковистые ягодицы, а потом встал, поднял Дженифер, словно пушинку, и уложил на стол. Склонившись над ней, француз взял с тарелки стрелку спаржи и провел ею по губам Дженифер.

— Открой рот, — хрипло прошептал он.

— Дорогой, ты же забыл про соус, — пробормотала она, закрывая глаза.

Отбросив спаржу в сторону, Жан-Клод тесно прижался грудью к груди Дженифер и начал осыпать поцелуями ее лицо. Волна страсти прокатилась по телу Дженифер, она тихо застонала и еще крепче обхватила ногами талию Жан-Клода. Он торопливо расстегнул молнию на джинсах, и в следующий момент Дженифер почувствовала, как он вошел в нее. Его движения были четкими и ритмичными, и Дженифер казалось, что ее тело охвачено сладострастным огнем. Жан-Клод тихо вскрикнул и оперся рукой о стол.

Стоявшая рядом ваза с цветами закачалась и, упав на каменный пол террасы, со звоном разбилась на множество мелких осколков.

— Джен… Джен… — бормотал Жан-Клод. — Что ты со мной делаешь, маленькая распутница…

Глава 10

В среду вечером Дженифер вернулась домой. Лора, встретив ее в прихожей, по выражению лица догадалась, что поездка с Жан-Клодом прошла неудачно. Лоре не терпелось поделиться с подругой радостными новостями относительно будущей учебы, но, почувствовав настроение Дженифер, она решила отложить это на потом.

— Привет, дорогая! — воскликнула она. — Как провела время?

Они прошли на кухню и сели за стол, на котором уже стоял чайник с кипятком и две чашки.

— О Господи! — закатила глаза Дженифер. — Если бы ты только знала, как мне надоел этот француз! Видеть его не могу!

— Джен, расскажи обо всем по порядку, — попросила Лора, наливая подруге чай.

Дженифер тяжело вздохнула, немного помолчала, собираясь с мыслями.

— Ну, во-первых, этот тип не выпускал меня из постели, — начала она. — Он, понимаешь ли, воображает себя суперменом, думает, что он неотразимый мужчина…

— А на самом деле? — со смехом перебила Лора.

Дженифер презрительно поморщилась.

— Обычный, каких много, — заявила она. — Но у него такое самомнение, такой гонор…

— По-моему, Жан-Клод — неплохой парень, — неуверенно отозвалась Лора.

— Ох, ну как же ты не понимаешь! — воскликнула Дженифер. — Все его интересы сводятся лишь к тому, чтобы вынудить меня выйти за него замуж! А я этого не хочу, не хочу! Понимаешь, Лора, если бы я была твердо уверена, что в ближайшем будущем Жан-Клод сделает карьеру и сможет обеспечить мне достойное существование, я бы еще подумала над его предложением, а так… Сколько мне ждать? А вдруг у него не получится? Я выйду за него замуж и превращусь в домохозяйку, воспитывающую детей? Нет уж, подобная перспектива не для меня!

— Значит, ты недовольна поездкой, — подытожила Лора.

— А чему радоваться? Мне было откровенно скучно, вот и все! Шампанское, постель, бассейн и бесконечное ворчание по поводу моей работы в ночном клубе!

— Он против твоей работы? — удивилась Лора.

— Разумеется! Говорит, что мне надо думать о будущем, подыскивать что-нибудь более перспективное и приличное! — Слово «приличное» Дженифер произнесла особенно выразительно. — Он считает, что молодой девушке из хорошей семьи не пристало обслуживать посетителей ночного клуба!

— И что ты решила?

— Окончательно порвать с ним, вот что! Я не собираюсь в ближайшее время становиться добропорядочной домохозяйкой и обслуживать Жан-Клода! В конце концов у меня броская внешность, хорошая фигура, и я уверена, что скоро подыщу себе подходящий вариант для замужества или найду богатого молодого любовника!

— В таком случае тебе надо серьезно поговорить с Жан-Клодом и твердо заявить ему, что ваши отношения закончились, — сказала Лора. — Вспомни, какую глупость я совершила, не порвав с Пьером раньше, а дотянула до того, что он стал вести себя со мной как животное! Грубила угрожал! Господи, сколько слез я пролила.

— Да, Лора, ты права. Нечего тянуть и выжидать. Я не люблю Жан-Клода, он надоел мне, и я хочу найти более достойный вариант! — горячо воскликнула Дженифер. — Кстати, ты знаешь… — На лице Дженифер появилось недоуменное выражение. — Когда мы собирались на виллу, я точно помню, что положила в сумку противозачаточные таблетки, а когда там начала их искать, таблеток не оказалось. Но я хорошо помню, что положила их в сумку!

— Дженифер… надеюсь, ты была осторожна? — с тревогой произнесла Лора.

— Я тоже надеюсь! Жан-Клод уверял меня, что все будет хорошо. Но как знать…

— Джен, а как же так получилось, что ты забыла взять таблетки?

— Я точно помню, что брала их!

— А ты… не допускаешь мысли о том, что твой француз вытащил их у тебя из сумки и спрятал? — неуверенным тоном спросила Лора.

Дженифер растерянно глядела на нее и молчала. Наконец она пробормотала:

— Не знаю… Вряд ли. Но если это так, то он — последний негодяй и мерзавец!

— В общем, поскорее рви с ним, — твердо заявила Лора. — Ни к чему хорошему это не приведет!

— Ты права, подруга. — Дженифер вздохнула и зевнула. — Господи, как же не хочется идти в клуб! Я так устала за эти два дня! Слушай, Лора, — неожиданно произнесла она совсем другим тоном, и в ее глазах мелькнули озорные огоньки. — А что, если мне попробовать окрутить Квентина? По-моему, неплохая идея, как ты считаешь?

— Джен, не глупи! — раздраженно отмахнулась Лора. — Только этого не хватало!

— А что? — улыбнулась Дженифер. — Он веселый, симпатичный, богатый…

— Твой Квентин — распущенный и самодовольный! — '-возразила Лора. — Типичный бабнике, искренне полагающий, что любая женщина будет рада его обществу! Нет, Джен, этот вариант не для тебя!

— Но я все-таки у него работаю…

— Ну и что? У него таких, как ты, миллион! Зачем тебе это нужно? Он позабавится с тобой и тут же бросит. Он несерьезный и легкомысленный, уверяю тебя.

— Значит, Квентина как возможный вариант мы отбрасываем, — задумчиво пробормотала Дженифер. — Ладно, подыщем что-нибудь более подходящее и серьезное.

— Вот именно, более серьезное, — поддержала ее Лора. — Кстати, вспомни, как он уговаривал меня взять к нам на квартиру эту Нову! По его словам выходило, что она — приличная девушка, тихая, скромная… А что оказалось в действительности? Грязная корова!

Дженифер вдруг вскочила со стула и воскликнула:

— Лора! Кстати… Как же я забыла тебе рассказать!

— О чем?

— Накануне моего отъезда на виллу эта потаскуха привела ночью двух мужиков!

— Куда?

— В нашу с ней спальню!

— То есть как, Дженифер?

— А вот так!

— Ты расскажи по порядку! — забеспокоилась Лора.

— В общем, дело было так. Вечером я долго не могла уснуть, все ворочалась, думала о всякой ерунде. Потом пошла в ванную, нашла снотворные таблетки, приняла их, легла и мгновенно заснула. Через какое-то время я внезапно проснулась и в полутьме увидела, что на полу, на ковре, эта грязная корова занимается любовью с двумя мужиками!

— Не может быть… — Лора в изумлении глядела на подругу. — В спальне, втроем? Не может быть… Тебе, наверное, это приснилось.

— Вначале и я так подумала: мне это снится, ведь я приняла две таблетки снотворного! Потом пригляделась и , поняла, что это не сон. Я глазам своим не поверила!

— И что ты сделала?

— А что я могла сделать? Встать и наорать на них? Честно говоря, я даже испугалась. Кто знает, как повели бы себя эти идиоты? Я просто притворилась спящей, вот и все.

— А что было потом?

— Ничего. Утром, когда я проснулась, эта отвратительная корова сидела на кухне в чем мать родила, курила и пила кофе. Ты бы видела ее! Тупая, бессмысленная физиономия, пустые, глупые глаза… В общем, полная идиотка!

— Ты что-нибудь сказала ей?

— А что я могла ей сказать? Увидев меня, она тотчас встала и вышла. А потом неожиданно пришел Жан-Клод, стал уговаривать меня поехать с ним на виллу, позвонить Квентину… Я закрутилась и совершенно забыла о ночном кошмаре.

— Ну и ну! — Лора поморщилась от отвращения. — Хороша штучка, эта Нова! Не может быть… А ты не врешь?

Дженифер обиженно поджала губы.

— Мне незачем тебя обманывать, Лора, — бросила она. — Я сама, своими глазами видела, как эта мерзкая тварь занималась любовью на ковре в моей спальне!

— Ладно, Джен, не сердись, — примирительным тоном произнесла Лора. — Знаешь, надо поговорить с Квентином, чтобы он поскорее забрал от нас эту дрянь. Я не намерена терпеть в нашей квартире эту грязную шлюху! А если у нас начнут пропадать вещи, что тогда? Кто знает, чем она тут занимается в наше отсутствие? Господи, как же все это мерзко! — В ярости Лора даже стукнула кулаком по столу.

— Квентин обещал забрать ее, — сказала Дженифер. — Давай подождем несколько дней, а если она опять кого-нибудь приведет, тогда обо всем расскажем Квентину и попросим выгнать ее.

— Ты приглядывай за ней, — попросила Лора. — Как бы она не начала воровать у нас деньги или что-нибудь еще.

— Ладно, — вздохнула Дженифер, — буду приглядывать.


На следующей неделе Дженифер встретилась с Жан-Клодом для окончательного выяснения отношений. Решительным тоном она заявила ему, что их роман затянулся и она не видит смысла в его продолжении.

— Между нами все кончено! — объявила Дженифер. — Я не хочу больше встречаться с тобой и уж тем более выходить за тебя замуж.

Заранее готовясь к разговору, Дженифер была уверена, что француз станет просить ее остаться, начнет уговаривать, умолять или по крайней мере устроит грандиозный скандал. К ее удивлению, ничего подобного не произошло!

Жан-Клод угрюмо выслушал все доводы, затем презрительно усмехнулся и процедил сквозь зубы:

— Очень скоро ты об этом пожалеешь. Смотри, как бы тебе не пришлось бегать за мной и просить вернуться!

— Это что, угроза? — спросила Дженифер.

— Поживем — увидим! — бросил Жан-Клод, резко развернулся и ушел.

— Ой, как ты меня напугал! — крикнула ему вслед Дженифер. — Не тешьте себя пустыми надеждами, месье Высокомерие!

После разговора с Жан-Клодом Дженифер почувствовала себя легко и радостно. Ей казалось, что все время, пока она встречалась с ним, тяжелый груз давил ей на плечи, и вот теперь этот груз наконец свалился.

«Прощай, угрюмый зануда! — мысленно восклицала она. — Никогда больше я не услышу твоих нравоучений.

Здравствуй, свобода!»

Жизнь, как ей казалось, сулила теперь только хорошее.


В конце недели Лора получила большой коричневый конверт, в котором лежали первые учебные задания из Нью-йоркского института финансов. Сгорая от нетерпения, Лора вскрыла конверт и принялась просматривать бумаги. Заочный курс состоял из восемнадцати занятий, первые два лежали перед Лорой. Она должна будет внимательно изучить их, выполнить задания и отослать в Нью-Йорк; там их проверят, вернут с оценками и замечаниями и вышлют материалы для последующих занятий. Когда последний комплекс заданий будет выполнен, ей пришлют экзаменационное задание.

При мысли об экзаменах у Лоры часто забилось сердце.

А если она не сумеет их выдержать — что тогда? Но Лора постаралась справиться с нахлынувшей тревогой.

«Теперь по вечерам будешь сидеть за учебниками и заниматься, — строго сказала она себе. — Успех зависит только от твоего труда и прилежания!»

И она, с волнением открыв теоретическую часть первого урока, принялась внимательно читать «Историю создания и основные функции Нью-йоркской фондовой биржи».


Поздно ночью, после закрытия клуба, Дженифер вернулась домой и застала Лору сидящей на кухне с учебником в руках. Кухонный стол был завален листами с курсовыми заданиями.

— Ты еще не спишь? — удивилась она.

— А сколько времени? — рассеянно спросила Лора.

— Уже ночь наступила, а ты и не заметила, — рассмеялась Дженифер.

Лора оторвала взгляд от книги, посмотрела на подругу и зевнула.

— Да, Фиц был прав, — пробормотала она. — Учебники действительно написаны сухим, невыразительным языком, и читать их ужасно скучно.

— Давай-ка я приготовлю тебе кофе, хотя, как мне кажется, бренди взбодрит тебя лучше.

Лора снова зевнула. Да, пожалуй, для первого дня достаточно, пора закругляться. Она уже выполнила первое задание, осталось только отпечатать ответы. Ну, это она сделает завтра утром в офисе.

— Лора, я восхищаюсь тобой! — воскликнула, Дженифер, — Какая ты упорная и трудолюбивая, не то что я!

Лора улыбнулась.

— Смотри, не перехвали, — сказала она. — Кстати, а не пройтись ли нам перед сном? Сейчас, наверное, уже за полночь но мне просто необходим свежий воздух, чтобы проветрить мозги — Отличная идея! — подхватила Дженифер. — Мне это тоже не повредит. Ведь в клубе приходится целый вечер дышать сигаретным дымом и слушать грохочущую музыку.

С удовольствием составлю тебе компанию.

Лора внимательно посмотрела на подругу. Та действительно выглядела неважно — бледная, утомленная, это было заметно даже сквозь загар. Видно, ночная жизнь накладывает свой отпечаток.

Лора и Дженифер вышли из квартиры, спустились на лифте на первый этаж, пересекли вестибюль, вышли из дома и не спеша побрели вниз по бульвару, ведущему к морю.

— Как ты думаешь, когда вернется эта жуткая Нова? — спросила Лора. — Очень не хочется ее видеть — Думаю, раньше утра не заявится. После работы она, как правило, едет в какую-нибудь компанию — наверное, таких же сексуально озабоченных идиотов.

— Господи, какая же она противная! Как хорошо, что я не сталкиваюсь с ней дома! — воскликнула Лора. — Слушай, а как ты с ней уживаешься?

— Да никак. Мы практически не общаемся, — фыркнула Дженифер. — Если я вхожу в кухню и вижу, что она там сидит, то или я ухожу, или она встает и демонстративно удаляется.

— А она покупает себе продукты, готовит еду? Я ни разу не видела, чтобы она что-то делала.

— А она ничего и не покупает, — ответила Дженифер. — Разве только кока-колу и сигареты. Сидит с бессмысленным видом на кухне и курит.

Лора покачала головой.

— Да, не повезло нам с соседкой, — сказала они. — Скорей бы Квент забрал ее от нас!

— Лора, я непременно поговорю с ним и прямо заявлю, что мы не желаем жить с этой потаскухой! — решительно произнесла Дженифер. — А уж если, не дай Бог, она еще раз посмеет притащить сюда мужиков, то… — Дженифер задохнулась от возмущения, вспомнив подробности той кошмарной ночи.

— А как Жан-Клод? После того как ты высказала ему все, что думаешь, он не появлялся? — спросила Лора, чтобы сменить тему.

— К счастью, нет, — ответила Дженифер. — Она немного помолчала, а потом неожиданно призналась:

— Знаешь, Лора, мне не дает покоя тот случай с исчезновением противозачаточных таблеток. Через несколько дней я случайно обнаружила их у себя в шкафу. Они лежали под бельем!

— Ты сама, наверное, их туда засунула, — предположила Лора, зная, что подруга никогда не отличалась аккуратностью.

— Нет, Лора, я никогда не прятала таблетки в шкаф! — упрямо возразила Дженифер. — Я всегда ношу их с собой в сумочке!

Лора остановилась и пристально взглянула на нее.

— Тогда остается только тот вариант, о котором я тебе уже говорила: Жан-Клод вытащил их из сумки перед вашей поездкой.

— Не может быть! — ахнула Дженифер. — Неужели он мог так со мной поступить?

— Запросто! Ты ведь сама рассказывала, что он постоянно просил тебя выйти за него замуж, — сказала Лора. — Ты не соглашалась, отказывала ему, и тогда он решил пойти на крайние меры: стащить твои таблетки. Он же знал, что два дня вы будете заниматься любовью! Очень хитрый женишок!

— Лора, неужели это правда и этот мерзавец нарочно все подстроил? — Лицо Дженифер сделалось мертвенно-бледным. — Значит, он специально пригласил меня, уже зная, что вытащит из сумки таблетки?

— Выходит, что так, — усмехнулась Лора.

Дженифер остановилась посреди бульвара и растерянно взглянула на подругу.

— Но… но обычно такими уловками пользуются женщины, чтобы женить на себе мужчину, а чтобы мужчина…

— Дженифер, Жан-Клод строил в отношении тебя серьезные планы, но ему никак не удавалось уговорить тебя выйти за него замуж, вот он и решил воспользоваться старым как мир, проверенным способом. Если, не дай Бог, окажется, что ты попалась, значит, по его мнению, ты прибежишь к нему и будешь умолять его жениться на тебе. А уж он тогда вволю поиздевается над тобой, припомнит, как пренебрежительно ты с ним обходилась. Вот и весь расчет!

— Господи, неужели это правда? Вот почему он бросил на прощание фразу, что, мол, очень скоро я пожалею о нашем разрыве… «Поживем — увидим», — сказал он.

— Дженифер, а если ты действительно попалась? — с тревогой спросила Лора. — Что тогда делать? Ведь в Монако аборты запрещены.

— Об этом лучше не думать! — в отчаянии воскликнула Дженифер. — Будем надеяться, что все обойдется!

Лора печально кивнула. Она хорошо знала свою подругу: просчитывать заранее все варианты и искать выход из создавшегося положения — не в привычках Дженифер. А вот когда неприятность обрушится на ее голову, тогда она будет метаться из угла в угол и делать вид, что все случилось так неожиданно, так внезапно…


Наступил июнь, а Нова по-прежнему жила вместе с Дженифер и Лорой и отношения между ними понемногу начинали накаляться. Если раньше Лора делала Нове лишь вежливые замечания, а Дженифер отпускала ехидные реплики, то теперь подруги открыто выражали ей свою неприязнь, не здоровались, не разговаривали и всячески демонстрировали презрение.

— Господи, когда же она от нас уедет! — без конца повторяли они. — До каких пор эта старая корова будет нагишом слоняться по квартире и тупо пялиться на нас! Нет, надо срочно поговорить с Квентином!

И наконец час пробил. Последней каплей, переполнившей чашу терпения Дженифер, которая и без того в последнее время стала нервной и раздражительной, была очередная отвратительная оргия, устроенная в одну из ночей. Нова «притащила в комнату уже не двух, а трех мужиков, и они, как и в прошлый раз, занимались любовью на полу, стонали, вскрикивали и хрипло смеялись. На сей раз Дженифер не стала лежать затаившись, а в гневе вскочила с постели, наорала на них, схватила подушку и одеяло и помчалась в гостиную. Когда она уже выбегала из двери, один из парней грубо схватил ее за руку, дернул и громко рассмеялся.

— Эй, красотка, куда же ты? — крикнул он. — Не уходи, давай позабавимся!

Дженифер с негодованием отпихнула его, процедила сквозь зубы грязное ругательство и выбежала из спальни.

Вслед ей донеслось громкое наглое ржание.

На следующее утро она вошла в кухню и, увидев свою соседку, сидевшую, как всегда, нагишом, возмущенно воскликнула:

— Слушай, ты, любительница острых ощущений! Если еще раз посмеешь привести к нам в дом пьяный сброд и устроишь оргию, мы выгоним тебя и сообщим обо всем Квентину! Поняла?

Нова уставилась на Дженифер пустым, стеклянным взглядом и угрюмо пробормотала;

— Какая оргия? О чем ты? Тебе со сна померещилось!

— Мне это мерещится уже второй раз, не многовато ли?

Если ты такая озабоченная, устраивай свои дела где хочешь, но не в нашей квартире!

Вместо ответа Нова прикурила сигарету и демонстративно выдохнула дым ей в лицо. Дженифер сначала растерялась от такого хамства, а потом подскочила к Нове, выхватила у нее сигарету, бросила на пол и принялась яростно топтать ногами. Нова с бессмысленной ухмылкой наблюдала за ней, а когда возмущенная Дженифер выбежала из кухни, громко хлопнув дверью, рассмеялась ей вслед.

После этой стычки Дженифер окончательно перебралась ночевать в гостиную и каждый день, приходя на работу ждала удобного момента, чтобы поговорить с Квентином.

В один из вечеров ей наконец удалось застать его одного в кабинете. Квентин сидел за столом и просматривал какие-то бумаги.

— Джен, малышка, у тебя ко мне дело? — подняв голову и улыбнувшись, спросил он.

— Да, я хочу поговорить с тобой о нашей соседке Нове, — без предисловий заявила Дженифер.

— Что-то случилось? — нахмурился Квентин.

И Дженифер, не выбирая выражений, принялась с негодованием рассказывать ему о безобразном поведении соседки: про ночные оргии, непонятные мягкие шарики и белый порошок со странным сладковатым запахом, постоянно бессмысленный взгляд и странную привычку разгуливать по квартире нагишом…

Живописный рассказ о ночных развлечениях Новы не произвел на Квентина должного впечатления. Наоборот, он весело засмеялся и развязно произнес:

— Лапуля, может быть, ты злишься, что они не пригласили тебя в свою теплую компанию?

— Квентин, перестань шутить! — возмутилась Дженифер. — Если бы ты видел это отвратительное зрелище… — При воспоминании о ночных кошмарах она поморщилась.

— Ладно, малышка, не обижайся, — примирительным тоном сказал хозяин клуба. — А что там с шариками и порошком?

Дженифер снова рассказала о своей находке, и на Сей раз реакция Квентина была уже другой. Он нахмурился; взгляд его бирюзовых глаз потух, а загорелое лицо сделалось землисто-серым.

— Наркотики? — сквозь зубы процедил он. — Порошки, шарики? Не может быть… Она что, хочет, чтобы власти прикрыли мой клуб, а меня с позором выгнали из страны?!

Чертова девка!

Дженифер молча глядела на него, надеясь, что он прижмет единственно верное решение.

— Слушай, а ты уверена? — вдруг спросил Квентин. — А вдруг это просто снотворное, а порошок… ну, скажем, от головной боли?

— О чем ты говоришь? — невесело усмехнулась Дженифер. — Разумеется, это не безобидные лекарства! Иначе почему она все время ходит по квартире как в тумане?

К тому же, извини за подробность, она никогда не принимает душ!

— И все же… Я не могу поверить!

— Господи, Квентин, да говорю же я тебе: она наркоманка! — громко воскликнула Дженифер.

Квентин испуганно взглянул на нее и приложил указательный палец к губам.

— Тише, малышка, тише! Не дай Бог, нас кто-нибудь услышит! Представляешь, какой возникнет скандал!

Дженифер немного помолчала, а потом шепотом произнесла:

— Не волнуйся, за дверью никого нет.

— Лапуля, прошу тебя, никому не рассказывай о Нове! — попросил Квентин. — Если кто-нибудь узнает, то… я лишусь своего клуба, а вы все — работы. Поняла?

— Конечно, Квентин, ни о чем не беспокойся, — заверила его Дженифер. — Клянусь, никто ничего не узнает!

Квентин тяжело вздохнул и несколько минут сидел молча, глубоко задумавшись. Оргии, пьяные мужики — это все ерунда. Развлекается потаскуха — и черт с ней. В конце концов работает Нова неплохо, пока он ей доволен. Но вот наркотики… Это недопустимо! Если, не дай Бог, кто-нибудь узнает о том, что одна из девушек, работающих в его ночном клубе, балуется наркотиками, он лишится всего: клуба лицензии, больших денег, вложенных в проект…

Квентин слишком хорошо представлял себе последствия, поэтому рассказ Дженифер вызвал у него бурю негодования и страх.

Он хорошо знал, что в Монако — крошечной европейской стране, основным источником доходов которой является туризм, власти ревностно заботятся об общественном порядке. Здесь в отличие от многих цивилизованных европейских стран на улицах никогда не видно нищих, бродяг и даже пьяных. Множество полицейских патрулируют кварталы и строго следят за безопасностью и порядком. Когда возникают ситуации, связанные с распространением или употреблением наркотиков или иной противоправной деятельностью, нарушителей-иностранцев мгновенно лишают вида на жительство и высылают из страны навсегда. Примечательно, что подобные инциденты держатся властями в строжайшем секрете и практически ни один скандал не попадает на первые полосы местных газет.

В общем, Квентин отлично сознавал, чем может лично для него и для его ночного клуба закончиться история с Новой, если выяснится, что она действительно наркоманка. Об этом даже страшно подумать! Он столько денег вложил в свой клуб! Нове волноваться особо не о чем: если ее вышлют из Монако, она легко устроится танцовщицей или официанткой в любом клубе другой страны, а вот он…

Квентин поднял голову и взглянул на стоявшую перед ним Дженифер.

— Вот что, малышка, — взволнованно произнес он. — В самое ближайшее время я избавлюсь от Новы. Выгоню ее из клуба, и пусть катится на все четыре стороны. Слушай, а много мужиков приходило к ней? — вдруг спросил Квентин.

— Много, а что?

Квентин замялся, а потом нехотя произнес:

— Как бы не подцепить от нее какую-нибудь заразу!

Дженифер уставилась на него широко раскрытыми глазами.

— Ты… с ней… с этой грязной коровой? Квентин, как ты мог?

— Да у нас и было-то всего несколько раз… случайно.

Дженифер укоризненно покачала головой.

— Как только она уедет, мы с Лорой обязательно продезинфицируем всю квартиру. А то, не дай Бог, что-нибудь подхватим. Она ведь никогда не моется, эта потаскуха.

— Ладно, лапуля, иди работай, — сказал Квентин и улыбнулся. — Все будет хорошо. Через пару дней этой грязной девки в вашем доме не будет. И в моем клубе тоже.

Дженифер вышла из кабинета и облегченно вздохнула: одна серьезная проблема успешна решена. Но оставалась другая, не менее важная. Самочувствие Дженифер, которая в последние дни испытывала по утрам легкое головокружение и тошноту, свидетельствовало о том, что мерзавец Жан-Клод специально подстроил поездку на виллу, предусмотрительно украв противозачаточные таблетки. И срок беременности, судя по всему, насчитывал уже шесть недель.


Нова в ярости носилась по пустой квартире, расшвыривая по сторонам попадавшиеся на ее пути вещи и мебель.

Этот мерзавец Квентин сегодня вечером уволил ее, приказав немедленно купить билет на самолет и убраться из страны! А она-то настроилась провести жаркое лето в Монако, мечтала о развлечениях и сексе. Что же теперь делать? Возвращаться домой в Лондон? Нет, там ей делать нечего! Как же Квентин мог так с ней поступить? Выгнать как последнюю собаку. А все из-за этих мерзких тварей-соседок! Из-за святоши Лоры с ее вечно ханжеской улыбочкой и отвратительной тупицы Дженифер, которая, наверное, завидует бешеному успеху Новы у мужчин. Кто же как не эти курицы могли, поведать Квентину о ее привычках и маленьких слабостях?

Нова с силой толкнула ногой кожаное кресло и направилась в ванную комнату, чтобы забрать свои вещи. Она схватила со стеклянной полочки сумочку-косметичку и резко дернула молнию. Из сумочки выпал запечатанный пластиковый пакетик с белым порошком и упал на пол. Нова посмотрела на пакетик, и неожиданная мысль пришла ей в голову. Она довольно хмыкнула и потерла ладони в предвкушении удовольствия. Она отомстит этим отвратительным девкам, накличет на них беду…

Нова наклонилась, подняла пакетик с порошком и, открыв дверцу одной из верхних полок, которой никто никогда не пользовался, затолкала его в самый дальний угол.

Через некоторое время она сделает анонимный звонок в полицию Монте-Карло и сообщит, что в квартире № 613 в ванной комнате постояльцы прячут наркотики. Но позвонит не сразу, может быть, месяца через два, когда о ней все забудут и никому не придет в голову ее подозревать.

— Вот так-то, дешевки! — хрипло рассмеялась Нова, очень довольная замечательным планом, пришедшим ей в голову. — Будете знать, как связываться со мной! Глупые, самодовольные дуры!


В тот счастливый день, когда Нова наконец покинула их квартиру, Лора и Дженифер устроили поздно вечером маленький праздник. Они уютно расположились за кухонным столом, открыли бутылку шампанского и разлили его по бокалам.

— Господи, даже не верится, что эта потаскуха уехала! — радостно воскликнула Лора. — И квартира опять в нашем полном распоряжении! Совсем как в прежние времена!

— Да, это прекрасно! — поддержала ее Дженифер. — Наконец-то мы остались вдвоем.

— А главное, все люди, доставлявшие нам неприятности и трепавшие нервы, исчезли из нашей жизни! Ни Пьера Лежена, ни Жан-Клода, ни этой мерзкой Новы… Полная свобода действий!

Дженифер улыбнулась подруге, хотя на душе у нее было мрачно и тревожные мысли не оставляли ее ни на минуту. Легко сказать: Жан-Клод исчез из нашей жизни… Исчез-то он исчез, но оставил на память о себе весьма неприятный сюрприз.

«Господи, что же мне делать? — взволнованно думала Дженифер. — Неужели я действительно попалась? Какой же он негодяй, этот Жан-Клод! Но не надейся, хитрый французишка-лягушатник, ничего у тебя не выйдет. Тебе не удастся заманить меня в свои сети!»


Ратти полулежал в гамаке на балконе и внимательно следил в бинокль за двумя блондинками, сидевшими на кухне за столом и ведущими неторопливую беседу. Ему, конечно, не было слышно, о чем они говорят, но уже само созерцание юных прелестных девичьих лиц сильно возбуждало его. К тому же ему удалось выяснить, что их третья соседка, крашеная рыжеволосая шлюха, съехала с квартиры. Ее он ненавидел даже больше, чем двух блондинок.

Бесстыжая сука! Жаль, что она уехала раньше времени. Если бы Ратти знал об этом заранее, он бы не упустил ее. Теперь, когда у него есть новая замечательная игрушка — дорогой японский фотоаппарат…

Ратти вздохнул, отложил в сторону бинокль и взял со стула белый конверт, в котором лежали фотографии. Вот единственное его утешение. Это все, что он сумел сделать за столь короткий срок. Что ж, придется довольствоваться малым… В принципе, это тоже неплохо.

Ратти открыл бутылку пива, сделал несколько больших, жадных глотков. А почему, собственно, его так расстроил внезапный отъезд рыжеволосой девки? Ведь две другие-то остались и не собираются никуда исчезать. Значит, все в порядке. Он будет продолжать свои наблюдения и постарается сделать еще много снимков. Нет, все не так плохо, как кажется на первый взгляд!

Несколько резких звонков в дверь заставили Ратти вздрогнуть. Кто это может быть? Наверное, притащилась бывшая жена. Сейчас опять начнет клянчить у него деньги!

Или это пришла мать. Она любит являться без предупреждения и устраивать сцены, читать мораль непутевому сыну, пускаться в долгие рассуждения о его возмутительном, с ее точки зрения, образе жизни., .

— Господи, как же они мне надоели! — злобно прошипел он.

Послышалось еще несколько настойчивых звонков, и Ратти, поднявшись с гамака, отправился встречать незваных гостей. Рывком распахнув дверь, он от неожиданности и страха замер на пороге. Перед ним, ухмыляясь, стоял его давний враг и гонитель, этот чертов блюститель порядка полицейский Лежен.

Ратти быстро пришел в себя и попытался придать своему порочному грубому лицу учтивое выражение.

— Что вам угодно? — спросил он.

— Пришел с тобой поговорить, — без приветствия и предисловий заявил Пьер.

— Я вас слушаю, месье Лежен, — с видимым усилием произнес Ратти, и в его тусклых бледно-голубых слезящихся глазах мелькнул страх.

— Ты что, собираешься держать меня на пороге? — грубо спросил Пьер.

— Пожалуйста, проходите. Но я… я не сделал ничего такого, чтобы вы…

— Молчи и слушай, — оборвал его полицейский. — Я пришел не арестовывать тебя, а поговорить. Так вот… Мне известно, что ты ведешь постоянное наблюдение за шестьсот тринадцатой квартирой.

— Я… Там живут обыкновенные шлюхи, месье Лежен! Что плохого в том, если я изредка погляжу на них?

Я не делаю ничего противозаконного. Вы бы видели этих потаскушек…

«Похоже, Нова права», — стиснув зубы от ярости и ревности, подумал Пьер.

— Значит, так, Ратти, — сказал он. — Ты должен кое-что для меня сделать. Если откажешься — крупные неприятности я тебе гарантирую!

— Ну зачем вы так, месье Лежен? — засуетился Ратти. — Вы скажите, что делать, я мигом все исполню!

Полицейский презрительно ухмыльнулся и вкратце объяснил, что теперь Ратти будет постоянно наблюдать за блондинками из квартиры № 613 и обо всем ему докладывать.

Что ж, такое несложное и приятное задание вполне устраивало соглядатая. Какая разница, как следить за девками — просто так или для собственной выгоды? Этот полицейский… с ним опасно связываться, и надо сделать все, чтобы ему услужить. Как знать, а вдруг он снова потащит Ратти в участок за его невинные маленькие шалости?

— Можете не сомневаться, месье Лежен. Я глаз с этих красоток не спущу! С этой минуты они будут у меня под постоянным контролем! — заверил Пьера Ратти.

Пьер Лежен молча кивнул, вышел из квартиры, а Ратти, захлопнув за ним дверь, помчался на балкон.

— Вот так-то, птички, попались в клетку! — приговаривал он, настраивая резкость бинокля. — Теперь-то вы у меня на крючке!

Глава 11

— Смотри, Лора, смотри! Таинственный сосед снова наблюдает за нами! — воскликнула Дженифер, выливая остатки вина в Лорин бокал. Ей самой и смотреть на вино не хотелось.

— Господи, когда же ему надоест за нами шпионить! — покачала головой Лора. — Интересно, он следит только за нашей квартирой или за другими тоже?

— Какая разница! — беспечно махнув рукой, ответила Дженифер. — Таких придурков, как он, много!

— Ну, будем ложиться спать или пойдем прогуляемся к морю? — спросила Лора.

— Пойдем пройдемся перед сном, подышим воздухом.

Мне кажется, я слишком много выпила, хочу немного проветриться.

Когда девушки вышли на улицу, было уже около полуночи.

Стояла чудесная летняя ночь, легкий ветерок навевал приятную прохладу, и девушки с удовольствием подставляли ему разгоряченные лица. Они вышли на главный бульвар, миновали старинную каменную арку, около которой начинались ступени, ведущие к набережной. Их шаги гулко раздавались в вечерней тишине, они весело болтали и смеялись, но неожиданно Лора резко остановилась и схватила Дженифер за руку.

— Тише, — еле слышно прошептала она. — Тише!

У Дженифер от страха похолодела спина.

— Что? Что такое?

Лора судорожно сжимала ее руку и напряженно вслушивалась в тишину.

— Мне показалось… Шаги… Кто-то шел за нами следом.

У Дженифер округлились глаза.

— Я ничего не слышала, — тихо произнесла она. — Чьи шаги?

— Откуда я знаю? Но я твердо уверена в том, что за нами кто-то крался!

Дженифер глубоко вздохнула, пытаясь прогнать противный, липкий страх, и громким голосом сказала:

— Лора, может быть, тебе показалось? Это с набережной доносится шум моря!

— Нет, я совершенно уверена, что следом за нами кто-то шел! — настаивала Лора.

Некоторое время девушки стояли молча, прислушиваясь к тишине и вглядываясь в вечерние сумерки, а потом, пожав плечами, продолжили прогулку.

— Я думаю, это вино так на тебя подействовало, вот тебе и мерещатся шаги и преследователи, — улыбнувшись» сказала Дженифер.

— Точно! Наш сосед в гамаке заразил меня паранойей!

Ладно, давай сменим тему. Расскажи лучше, не собирается ли Квентин увеличить твой оклад?

Дженифер притворно закатила глаза.

— О чем ты говоришь, Лора! — воскликнула она. — Он объясняет, что клуб только начинает работу и, пока дело не наладится, ни о какой прибавке не может быть и речи!

— Жаль! — покачала головой Лора. — Когда жила Нова»

Квентин оплачивал ее часть аренды за квартиру, а теперь мы остались вдвоем и наши расходы увеличатся.

— Ладно, как-нибудь выкрутимся! — махнула рукой Дженифер.

— Тебе все-таки надо быть поэкономнее, — заметила Лора, — Господи, ну не получается у меня, хоть убей! — Дженифер немного помолчала, а потом со вздохом добавила:

— Где найти какого-нибудь добренького миллионера, чтобы меня обеспечивал?

— Дженифер, как где? А твой толстячок Джулиус Креп?

Разве он не миллионер?

— Миллионер… Но этот толстячок меня не вдохновляет?

— А по-моему, он неплохой человек, — заметила Лора. — Нежадный, веселый, с чувством юмора.

— Да, я тоже убедилась в этом, но у меня к нему не лежит душа. Понимаешь, не могу себя заставить делать вид, что он мне нравится.

Они вышли на пустынную набережную, немного прошлись, любуясь восхитительной картиной темного моря, послушали тихий шелест волн, плескавшихся о каменный парапет, а потом Лора предложила:

— Пойдем домой, Джен. Время позднее, а я еще хотела немного позаниматься.

Дженифер остановилась и с восхищением взглянула на подругу.

— Господи, Лора, как я тебе завидую! — искренне воскликнула она. — Вот бы мне стать такой же целеустремленной!

— А что тебе мешает? — рассмеялась Лора.

Дженифер пожала плечами.

— Не знаю. Лень, наверное.

— Просто ты хочешь иметь всего много и сразу, — сказала Лора. — А так не бывает.

Внезапно в больших серых глазах Дженифер мелькнул испуг.

— Ты слышала? — прошептала она.

— Нет… а что?

Лора вздрогнула и замерла.

— Шаги, — хрипло произнесла Дженифер. — Ты говорила про шаги… Я сейчас тоже их слышала.

Несколько минут девушки молча стояли, напряженно вслушиваясь и пытаясь определить, находится с ними поблизости кто-нибудь или нет. Наконец Лора заставила себя обернуться, затем посмотрела по сторонам. Никого не было.

— И все-таки кто-то шел за нами следом, — дрожащим голосом произнесла Дженифер. — Не могли же мы обе ослышаться?

— Пойдем домой! — твердо сказала Лора. — Мне начинают действовать на нервы наши общие галлюцинации!

Она решительно взяла Дженифер под руку, и они, не оглядываясь, быстрым шагом направились на бульвар, ведущий к их дому.


На следующее утро Лора встала позднее обычного. Она в спешке собиралась на работу, вспоминая вчерашний праздник и вечернюю прогулку к морю. Действительно за ними кто-то шел или им померещилось?

Лора в последний раз критически оглядела себя в зеркале, висевшем в прихожей, подошла к входной двери и уже хотела открыть ее, как вдруг увидела лежавший на полу маленький белый конверт. Очевидно, ночью или рано утром кто-то бросил его в дверную щель. Она торопливо подняла конверт, вскрыла его и пробежала глазами несколько слов, напечатанных на машинке. Содержание послания привело ее в ужас.

«Дешевая шлюха! — гласило послание. — Я знаю, чем ты занимаешься и с кем. Берегись!»

У Лоры сильно задрожали руки, и письмо упало на пол.

Она наклонилась, судорожно схватила с пола конверт и листок с текстом и снова прочитала его, машинально отметив несколько грамматических ошибок. Это чья-то глупая шутка или реальная угроза? Нова? Вряд ли. Она купила билет на самолет и покинула Монако; правда, никто не проследил, действительно ли она улетела. Пьер Лежен? Пытается таким грязным способом ей отомстить и запугать? Маловероятно. Со времени их последней встречи прошло довольно много времени и он ни разу не дал о себе знать. Нет, это не Пьер. Он не посмел бы писать такие гадости. Тогда кто же? Брошенный Дженифер Жан-Клод? Но он всегда производил впечатление воспитанного человека, хотя жгучая обида и растоптанное мужское самолюбие могли подтолкнуть его к подобного рода идиотским выходкам.

Может быть, это выходка их соглядатая? Как знать, а вдруг им не померещились шаги загадочного преследователя и это звенья одной цепи? Пожалуй, не стоит пока ни о чем рассказывать Дженифер. У той других проблем достаточно.

Лора тяжело вздохнула, сунула письмо в сумочку и заторопилась на работу. Она опаздывала на десять минут, чего раньше с ней никогда не случалось.


Наступивший день не сулил Дженифер ничего хорошего. Она пребывала в глубокой депрессии из-за того, что время шло, а ее проблема никак не решалась. Резкий звонок заставил ее вскочить с постели. Она подбежала к телефону, схватила трубку.

— Алло!

На другом конце провода молчали. Дженифер недоуменно пожала плечами и опустила трубку на рычаг. Через минуту телефон зазвонил снова. Она сняла трубку, и снова ей никто не ответил. Потом еще и еще… После четвертого или пятого раза взбешенная Дженифер схватила трубку и заорала:

— Черт бы вас побрал! Если вы не прекратите звонить и молчать, я сообщу в полицию и у вас будут крупные неприятности!

К ее изумлению, в телефонной трубке раздался растерянный голос Джулиуса Крепа:

— Дженифер, крошка, что с тобой? Почему ты кричишь на меня?

От неожиданности она долго не могла прийти в себя, а потом воскликнула:

— Это ты, Джулиус?

— Разумеется, я. А ты ждала кого-то еще? Что-нибудь случилось?

— Понимаешь, до того как ты позвонил, кто-то несколько раз набирал мой номер, я брала трубку, а он молчал, — начала торопливо объяснять Дженифер. — Я дико разозлилась, а в этот момент ты… Это не ты звонил?

— Зачем мне молчать в трубку? — спокойно ответил Креп.

— Да, действительно! — спохватилась Дженифер. — Как поживаешь, Джулиус?

— Прекрасно, моя красавица. Но мне очень недостает тебя. Я скучаю. Может, согласишься сходить со мной на ленч в «Кафе де Пари»? Пожалуйста, моя принцесса!

Дженифер на минуту замялась, не зная, принять ей заманчивое предложение Крепа или отказаться.

— Видишь ли, Джулиус, вообще-то я собиралась днем сходить на пляж и позагорать, — неуверенным тоном произнесла она.

— Соглашайся, моя бесценная! — сказал Креп. — Я угощу тебя деликатесами, которые ты любишь: копченым лососем, икрой… Чем еще?

— А как же пляж?

— Давай сделаем так, — деловым тоном произнес Джулиус. — Сейчас я заеду за тобой, мы сходим пообедать, потом мой «роллс-ройс» отвезет тебя на пляж, а сам я отправлюсь по делам. Кстати, на пляже у меня есть собственный купальный домик, так что не бери с собой ни полотенец, ни прохладительных напитков… У меня там все это имеется, и в большом количестве.

Предложение было ужасно заманчиво, и сердце у Дженифер часто забилось. Вот это жизнь!

— Хорошо, Джулиус, заезжай за мной, только обещай, что будешь деликатен и робок.

На том конце провода раздался веселый громкий смех.

— Как скажешь, моя бесценная. Для тебя я готов на все — даже на то, чтобы некоторое время побыть невинным ягненком. Я буду у тебя через десять минут.

— Нет… знаешь, лучше я пешком дойду до «Кафе де Пари», — сказала Дженифер. — Мне хочется немного прогуляться. Встретимся на террасе, Джулиус. Договорились?

— Ладно, моя куколка, как скажешь.

Дженифер положила трубку на рычаг и задумалась. Один из лучших и престижных пляжей Монте-Карло — ни больше ни меньше! Собственный купальный домик, в котором имеется все необходимое: душ, полотенца, зонтик, диван для отдыха…

Дженифер не терпелось рассказать обо всем Лоре, но время поджимало и она не стала звонить ей на работу, а начала торопливо собираться. Надела яркое открытое летнее платье, под него — купальник, напоминающий две узкие тоненькие разноцветные ленточки, повесила сумку через плечо и вышла из дома.

Встретившись на террасе кафе, Дженифер и Джулиус Креп выбрали уютный столик, откуда можно было любоваться великолепным видом на цветущий сад с возвышающимся в центре зданием Казино. Дженифер, наблюдая, как официанты с подносами суетятся около Крепа, расставляют тарелки и быстро подают закуски, думала о том, что именно о такой жизни она всегда и мечтала.

«Кафе де Пари» пользовалось большой популярностью у молодежи Монте-Карло. Дженифер часто бывала здесь с друзьями и всегда встречала много знакомых. Хорошо бы сейчас кто-нибудь из приятелей увидел ее рядом с миллионером и по достоинству оценил бы услужливость вышколенных официантов, суетящихся возле важных гостей!

Дженифер неторопливо ела копченого лосося с салатом, незаметно наблюдая, как Джулиус Креп быстро поглощает стоявшие перед ним закуски, и не переставала удивляться его аппетиту. Наконец он поднял голову от тарелки и внимательно посмотрел на Дженифер, пытаясь определить, всем ли она довольна, но на ней были большие солнцезащитные очки в модной оправе, скрывавшие пол-лица.

— Обычно я обедаю в ресторане отеля «Пари», но там собирается несколько иная публика. Я имею в виду возраст, — пояснил он. — Ты довольна, что я привел тебя сюда, моя красавица? По-моему, это место пользуется большой популярностью у таких молодых девушек, как ты. Я прав, куколка?

Дженифер кивнула и неожиданно для самой себя призналась:

— В последнее время я редко обедаю и ужинаю в кафе и ресторанах. Так, иногда, встречусь с друзьями в «Рокси» или в баре «Тип-Топ». Чаще я ем дома.

— Почему? — удивился Креп. — Ты стала домоседкой?

Дженифер печально усмехнулась.

— Финансы не позволяют, — мрачно изрекла она.

По лицу Джулиуса промелькнула тень.

— Лапуля, что же ты сразу не сказала? — огорченно воскликнул он. — Я был уверен, что ты неплохо зарабатываешь.

Дженифер неопределенно пожала плечами.

— Платят мне нормально, не жалуюсь, — ответила она. — Просто… я никак не научусь экономить деньги. Понимаешь, я привыкла тратить их не считая и все никак не могу побороть в себе эту скверную привычку!

— Дорогая моя девочка, ты очень огорчила меня! — искренне произнес Джулиус. — Тебе надо было признаться мне, что сидишь на мели! Я… я не могу допустить, чтобы моя очаровательная куколка в чем-либо нуждалась!

— Джулиус, все в порядке, — сказала Дженифер. — Ты только не подумай, что я жалуюсь.

— Нет, детка, нет! — запротестовал миллионер. — Позволь мне помочь тебе!

Он торопливым жестом достал из внутреннего кармана. пухлый кожаный бумажник и вынул из него чековую книжку и шариковую ручку. Дженифер мгновенно пожалела о своих опрометчивых словах. Зачем она призналась Крепу, что у нее финансовые трудности? Пока он просто присылал ей букеты цветов, водил в рестораны и катал на катере, она от него практически не зависела. Теперь же, если она примет от него финансовую помощь. Креп будет вправе требовать от нее большего, нежели простого внимания и доброжелательности. Как все-таки глупо она поступила! Только-только избавилась от настойчивых притязаний Жан-Клода, как тут же угодила в более серьезную ловушку! Французик по сравнению с цепкими когтями миллионера — невинный младенец!

— Нет! — решительно заявила Дженифер. — Нет! — Затем, спохватившись, благодарно улыбнулась:

— Большое спасибо, Джулиус. Мне очень приятно, что ты заботишься обо мне, но я не могу принять от тебя помощь. Не волнуйся, мои финансовые проблемы не так серьезны, как кажется. Все у меня нормально, и денег мне вполне хватает. Еще раз спасибо, Джулиус.

Миллионер пожал плечами и убрал бумажник в карман.

— Что ж, как хочешь, — с легким разочарованием промолвил он, потом, немного помолчав, добавил:

— Только обещай, что в случае необходимости без стеснения обратишься ко мне. Договорились?

— Спасибо, Джулиус, обязательно. А теперь… может быть, ты отвезешь меня на пляж?

— Да, конечно, моя драгоценная! — воскликнул Креп и улыбнулся.

Дженифер вдруг подумала, что ей все больше и больше начинает нравиться его улыбка. Когда Джулиус улыбается, его лицо становится добрым, а взгляд перестает быть холодным и оценивающим.

Они вышли на улицу, Джулиус помог Дженифер сесть в машину и велел своему шоферу отвезти девушку на пляж, а затем через пару часов вернуться и забрать ее.

— К сожалению, моя красавица, я вынужден расстаться с тобой, — сказал он на прощание. — Меня ждут дела. Я замечательно провел время, насладился твоим обществом, но бизнес есть бизнес и откладывать важные встречи на потом нельзя. — Креп улыбнулся и добавил:

— Не забывай, что я готов выполнять любые твои желания, моя принцесса! — Он наклонился, поцеловал ее в щеку и помахал рукой.

«Вот это жизнь! — восхищенно думала Дженифер, пока роскошная машина мчалась на пляж. — Я еду в „роллс-ройсе“ на самый фешенебельный пляж Монте-Карло. Потом шофер заедет за мной и отвезет домой. Ах, если бы жить этой жизнью всегда и не воспринимать сегодняшний день как подарок судьбы! Богатый дом, шикарная машина, любящий муж-миллионер, готовый выполнить любое твое желание… Как же всего этого добиться?»

У входа на пляж вежливый служитель вручил Дженифер пропуск в купальный домик Джулиуса Крепа. Дженифер прошла по аллее, обсаженной эвкалиптами, и очутилась на пляже, где располагались купальные домики, выкрашенные в белый и зеленый цвета.

Домик Джулиуса Крепа и его личный зонтик от солнца — огромный и яркий — показались Дженифер самыми красивыми и шикарными. Она вошла в домик и, оглядевшись по сторонам, вспомнила слова Джулиуса о том, что здесь имеется все необходимое для отдыха. Да, миллионер не преувеличивал: в купальном домике действительно было все, что только можно пожелать. В центре просторной комнаты на низком столике стояла красивая ваза с цветами; вдоль одной стены располагались полки, на которых лежали пляжные полотенца, а внизу находились ячейки для обуви; около другой стены стояли шезлонги и еще один стол — в этом уголке можно было расположиться и спокойно отдохнуть или даже поспать в холодке.

Дженифер заметила, что на столике рядом с вазой лежит какой-то небольшой сверток в яркой тонкой бумаге.

Она подошла поближе и, к своему изумлению, увидела, что на свертке написано ее имя. Торопливо развернув бумагу, она обнаружила ультрамодный купальник от Эмилио Паччи, нарядный, яркий, трехцветный — розово-бирюзово-зеленый!

От удивления и радости у Дженифер затряслись руки.

— Господи, он же стоит целое состояние! — громко воскликнула она. — Вот это да! Какой приятный сюрприз!

К купальнику была приложена белая визитная карточка Дженифер схватила ее и прочитала:

«Уверен, что не ошибся и правильно выбрал твой размер. Я же крупный знаток стройных фигурок! Дж. К.».

Дженифер засмеялась и прижала купальник к груди. Все-таки этот миллионер с выдумкой и хорошим чувством юмора!

Но как он сумел так все устроить — успеть купить купальник, доставить его на пляж? Дженифер была очень тронута подарком, а главное, вниманием Крепа.

«Он добрый и хороший человек, — с благодарностью думала она, примеряя обновку перед большим зеркалом. — Разве я сама смогла бы когда-нибудь приобрести такую дорогую вещь? Да никогда в жизни! Если, конечно, целый месяц ничего не есть и не пить… И почему мне раньше казалось, что у Крепа нет вкуса? Ведь сумел же он подобрать для меня именно то, о чем я мечтала».

Купальник сидел на Дженифер как влитой, а ярко-розовые и бирюзово-зеленые тона удачно гармонировали с ее светлыми длинными волосами и подчеркивали цвет глаз. Что за чудо! Дженифер долго разглядывала свое отражение в зеркале и осталась очень довольна, решив, что пора пойти позагорать. В таком шикарном купальнике она затмит всех жен и любовниц миллионеров, посещающих этот пляж!

Она вышла на просторную открытую террасу, на которой стояло несколько шезлонгов, и направилась в сторону моря, где под зонтиками удобно расположились небольшие группы людей. Войдя по щиколотку в воду, Дженифер стала грациозно дефилировать вдоль берега, незаметно наблюдая за тем, какую реакцию среди отдыхающих вызовет ее появление.

Все головы — мужские и женские — мгновенно повернулись в ее сторону. Дженифер действительно была очень хороша в новом купальнике, плотно облегавшем ее стройную фигуру и удачно оттенявшем светлые волосы, но.»

Женщины, находившиеся на пляже, молодые и не очень, считали себя достойными соперницами вновь прибывшей девушки! Подтянутые, спортивного вида, с ровным гладким загаром, с ухоженными лицами, с которых не сходили самодовольные улыбки, и… все в таких же дорогих, очень модных купальниках.

Они сидели небольшими группами в пластмассовых креслах, полулежали в шезлонгах под яркими зонтиками и широкими тентами, пили кока-колу, курили, смеялись, шутили, громко переговаривались. Оглядев с головы до ног медленно бредущую по прибрежной полосе Дженифер, дамы мгновенно утратили к ней интерес или по крайней мере сделали вид, что она им не интересна.

Мужчины же как по команде повернули головы в сторону новой посетительницы пляжа, но их внешний вид заставил Дженифер даже поморщиться. Все они, как на подбор, были пожилые толстяки, обрюзгшие, с оплывшими маловыразительными лицами и тройными подбородками. Некоторые вяло играли в мяч, кто-то — в карты, а большинство просто сидели, развалясь, в шезлонгах, пили вино и курили толстые сигары. Они лениво перебрасывались короткими фразами с соседями и, казалось, откровенно скучали. Разумеется, появление нового развлечения в образе молоденькой очаровательной девушки со стройной фигуркой внесло некоторое разнообразие в вялотекущую пляжную жизнь!

Дженифер дошла до тропинки, ведущей к огромному бассейну, окруженному со всех сторон высоченными пальмами, и миновала детский «лягушатник», в котором шумно плескались и веселились ребятишки. Затем, пройдя открытую веранду ресторана, она на минуту остановилась, чтобы полюбоваться изящным фонтаном, тонкие, ажурные струйки которого рассыпались в разные стороны с нежным журчанием.

«Как можно скучать среди такого великолепия?» — недоумевала она, возвращаясь к купальному домику Джулиуса Крепа.

Удобно расположившись в шезлонге под разноцветным зонтиком, она продолжала размышлять о богатых посетителях пляжа, сравнивать их жизнь со своей и мечтать о новых, пока недоступных ей развлечениях и удовольствиях.

«Сумею ли я так устроить свою жизнь, чтобы каждый день загорать на шикарном пляже и чувствовать себя ровней этим самодовольным дамам?»

А почему, собственно, и нет? Джулиус Креп — настоящий миллионер, безумно богатый, щедрый, а главное, влюблен в нее! Он же не напрасно проводит с ней время, которое стоит дорого, а рассчитывает на нечто большее. На то, что не дается бесплатно. Так в чем же дело?

Дженифер неожиданно вздрогнула и закрыла глаза. Господи, ну как же заставить себя делать вид, что ей небезразличен этот толстый коротышка? Улыбаться, заглядывать ему в глаза, ловить каждое его слово? Вот если бы Креп обладал другой, более привлекательной, внешностью, был высок, строен, подтянут…

Дженифер поморщилась от собственных мыслей. Какая же она глупая, о чем думает! Мечтает о несметном богатстве и хочет, чтобы хозяин этого богатства при этом был непременно хорош собой.

«Так не бывает, дорогая Дженифер, — строго сказала она себе. — Выбирай: или прекрасный принц с туманным будущим — или обладатель толстого кошелька!»

В конце концов ну почему она не может притвориться, что тоже влюблена в Джулиуса, если он готов бросить к ее ногам мир дорогих удовольствий, разнообразных развлечений, мир роскоши и настоящего уюта? Что ей мешает каждый вечер, ложась с ним в постель, закрывать глаза и представлять себя рядом с каким-нибудь актером, например с Полом Ньюменом? Тысячи женщин во всем мире поступают именно таким образом: каждый вечер ложатся на тонкие шелковые простыни, закрывают глаза и занимаются любовью с малосимпатичными богатыми мужчинами, воображая на их месте другого. Они ведут себя так по разным причинам: кому-то с детства внушили мысль о богатом муже, к которому жена попадает в полную зависимость, кто-то продает свои чувства в обмен на безопасное существование, кто-то ради материального благополучия детей…

Дженифер вдруг вспомнила фразу, оброненную Терри Мартином на яхте Джулиуса Крепа:

«Все женщины по своей природе проститутки. Продавать себя за деньги — у них в крови…»

Почему же она никак не решится немного обуздать свою гордость и стать такой, как подавляющее большинство женщин? Сколько можно ждать прекрасного принца с пухлым кошельком, готового бросить мир к ее ногам? Ведь стоит только поманить Джулиуса — и он сделает ради нее все… абсолютно все!

Дженифер мысленно представила себя лежащей с ним в постели, но воспоминания о черных атласных простынях и потном, обрюзгшем теле Крепа заставили ее вздрогнуть и поморщиться. Господи, только не это!

Невеселые размышления Дженифер прервал вежливый мужской голос:

— Мисс Морган? Месье Креп просил меня позаботиться о вас.

Дженифер подняла голову и увидела стоявшего перед ней молодого официанта в белой рубашке и черных брюках.

— Может быть, вы желаете пообедать или хотите, чтобы я принес вам прохладительные напитки?

— Дженифер кокетливо улыбнулась.

«До чего же хороши собой официанты в Монте-Карло! — мелькнуло у нее в голове. — И почему они всего лишь официанты?»

— Спасибо. Принесите мне, пожалуйста, стакан кока-колы со льдом, — попросила она.

— Вы останетесь здесь или вернетесь в домик, мисс Морган? — уточнил официант.

— Да, пожалуй, я вернусь в домик, — ответила Дженифер. — Принесите кока-колу туда.

«Вот если бы каждое лето моей жизни было похоже на этот чудесный день», — мечтательно думала Дженифер, провожая взглядом удаляющуюся фигуру молодого официанта.

Глава 12

Вечером, как только Лора вернулась с работы, Дженифер с восторгом начала рассказывать ей о том, как загорала в Вижи, на одном из самых шикарных пляжей Монте-Карло, и о ленче с Джулиусом Крепом в «Кафе де Пари».

— Лора, ты даже не представляешь, до чего же роскошный пляж! — возбужденно говорила Дженифер, размахивая руками. — Он окружен настоящим лесом из благоухающих пиний и гигантских магнолий. Там у Крепа собственный купальный домик! Это что-то потрясающее! А какая там тишина! Когда загораешь, то слышишь только плеск волн…

Такое чувство, что ты совершенно одна! А какой необыкновенный пляж! Яркие зонтики от солнца, громадные тенты, мельчайший чистый песок! Лора, а какая красивая эвкалиптовая аллея! Честное слово, это одно из самых замечательных мест на земле!

Лора молча и с интересом слушала подругу, кивая и улыбаясь, а Дженифер, усевшись на кровать, продолжала:

— А какие там женщины — все холеные, ухоженные!

Правда, мужики… толстые, коренастые, низкорослые. Сидят играют в карты, пьют вино… Как мне там понравилось!

— Да, любопытно там побывать и своими глазами на все посмотреть! — воскликнула Лора, убирая в шкаф свой розовый льняной костюм.

— Кстати, Джулиус сказал, что мы с тобой можем приходить туда, когда захотим. Он распорядится, чтобы нас пропустили и открыли его купальный домик. Представляешь, мы будем сидеть на террасе в шезлонгах и загорать, а потом прогуляемся по пляжу. Лора, чего там только нет: шикарный ресторан, кафе, огромный бассейн, дорогие магазины… Так что в этом земном раю мы сможем насладиться жизнью в любое время!

Лора присела напротив Дженифер и задумчиво произнесла:

— Звучит, конечно, весьма заманчиво, но… во-первых, у меня сейчас очень много работы, а во-вторых, я боюсь, как бы Джулиус не сделал из нашего посещения далеко идущих выводов.

— Лора, ты о чем? — удивилась Дженифер. — Что плохого в том, что я сходила позагорать на этот пляж?

— Как что? — Лорины голубые глаза насмешливо заискрились. — Креп может возомнить о себе слишком много. Раз ты ходишь с ним в рестораны, посещаешь его пляжный домик, значит, он вправе потребовать от тебя за все эти удовольствия определенную плату. Разве ты этого не понимаешь?

— По-моему, подруга, ты преувеличиваешь, — заметила Дженифер. — В сущности, Джулиус — неплохой человек.

Он добрый и рад доставить мне удовольствие.

Лора покачала головой и лукаво улыбнулась:

— Еще совсем недавно ты морщилась при одном упоминании его имени! А уж совместные обеды в ресторане вызывали у тебя ужас! Ты называла его отвратительным толстым коротышкой и всячески избегала. Что же такого произошло, что теперь ты говоришь о нем с теплотой в голосе?

Признавайся!

— Да не в чем признаваться! — воскликнула Дженифер. — Обед в ресторане и отдых на роскошном пляже не влекут за собой никаких последствий!

— Ты уверена?

— Абсолютно! Кроме того, за последнее время Креп действительно изменился в лучшую сторону и ведет себя вежливо и предупредительно.

Дженифер встала со стула и, подойдя к зеркалу, принялась разглядывать свое отражение. Оставшись довольной загаром, ровно покрывавшим ее стройное тело, она отошла от зеркала и продолжила:

— Я выработала правильную тактику поведения в отношении Крепа и твердо буду ее придерживаться.

— Смотри, не перехвали его, — заметила Лора. — Как бы он не потребовал, чтобы ты заплатила натурой за все эти развлечения! Неужели ты действительно думаешь, что он присылает тебе роскошные букеты, водит в рестораны и на пляж просто так, бескорыстно?

— Лора, не будь циничной, — с обидой промолвила Дженифер. — Честно говоря, я благодарна Крепу за его внимание и доброту.

— Что ж, ладно, — сказала Лора. — Жизнь покажет, можно ли верить в его бескорыстие. Кстати, а как поживает брошенный французик? — вдруг вспомнила она. — Не звонил, не приходил?

— Слава Богу, нет! — горячо воскликнула Дженифер. — Расставшись с ним, я почувствовала, словно гора упала с моих плеч! Какой же он был занудливый и скучный! — Внезапно лицо Дженифер помрачнело. — Ты знаешь, днем кто-то несколько раз звонил и молчал в трубку. Как ты думаешь, может быть, это Жан-Клод?

Взгляд Лоры стал настороженным.

— Ты говоришь, кто-то звонил? — тихо спросила она.

«Анонимные звонки, письмо с угрозами и оскорблениями, — мелькнуло у нее в голове. — Звенья одной цепи?

Нужно ли рассказать Дженифер о том гадком письме, которое я получила? И кому из нас оно адресовано?»

После некоторых раздумий Лора решила пока ничего не сообщать подруге. Зачем расстраивать ее и портить ей настроение?

— Я думаю, что просто ошиблись номером, — бодро ответила она. — Кстати, ты говорила о Жан-Клоде… — Лора на минуту замялась, а потом спросила:

— Твои проблемы разрешились? У тебя все в порядке?

Лицо Дженифер сделалось мрачным и напряженным, а светло-серые глаза потухли.

— Нет, — ответила она. — Если еще несколько дней назад у меня теплилась надежда, что все будет хорошо, то теперь я твердо уверена в том, что попалась! Господи, до чего же мерзок и ничтожен этот Жан-Клод! — с яростью в голосе вскрикнула она. — Как же он мог так со мной поступить! Неужели он действительно уверен в том, что я брошусь ему на шею и буду умолять его жениться на мне?

Негодяй!

— Что же ты собираешься делать? — с тревогой спросила Лора.

— Пока — ничего, — медленно произнесла Дженифер. — Подожду еще немного. Всякое случается… Может, все обойдется?


Через несколько дней Лора и Дженифер решили наконец убрать постельное белье и некоторые вещи, оставшиеся после отъезда Новы. Снимая простыни с ее кровати, они, к своему ужасу, заметили, что… по ним ползают мельчайшие насекомые! Девушки ошарашенно глядели на простыни, не веря своим глазам.

— Не может быть… — шептала Лора, — не может быть, чтобы она…

— Грязная свинья! Шлюха? Мерзавка! — кричала Дженифер. — Господи, а ведь я спала с ней в одной комнате!

Лора, что же нам делать?

— Идти к Квентину, — прошептала Лора и беззвучно заплакала. — Пусть он поможет нам продезинфицировать квартиру. В конце концов он должен нести ответственность.

Кто как не он умолял меня на несколько дней приютить эту потаскуху! Вот пусть и выгребает за ней грязь!

— Лора, дорогая, не плачь! — воскликнула Дженифер. — Я сейчас же пойду к нему домой и обо всем договорюсь!

«Чертов Квентин! — с возмущением думала Дженифер, добираясь до его квартиры. — Хороши же у него знакомые! А ведь он спал с этой девкой!» Она брезгливо поморщилась.

— Привет, дорогая! — удивленно произнес Квентин, открыв дверь и увидев на пороге раскрасневшуюся от быстрой ходьбы и негодования Дженифер. — Решила заглянуть ко мне на огонек? Это замечательно!

— Тебе бы все шутить! — мрачно произнесла Дженифер. — Ты знаешь, что мы обнаружили на простынях твоей Новы?

— Что?

И Дженифер коротко рассказала Квентину об их с Лорой ужасной находке. Красивое загорелое лицо хозяина клуба сделалось землисто-серым.

— Не может быть… не может быть, — повторял он, не в силах поверить в рассказ Дженифер.

— В общем, ты должен нам помочь, — заявила Дженифер. — Приходи к нам и принеси с собой какие-нибудь сильные дезинфицирующие средства.

Квентин молча кивнул, и Дженифер, быстро попрощавшись, заторопилась домой.

Через час хозяин клуба приехал к ним с какими-то баночками, пузырьками и дезодорантами, которые, по его заверениям, мгновенно уничтожали любую заразу. Лора была так расстроена и подавлена, что даже не предложила ему кофе, а просто молча ушла на кухню и увела за собой Дженифер. Они посидели немного, а потом по очереди приняли ванну, тщательно намыливаясь по несколько раз специальным шампунем. После этого девушки долго смазывали себя сильно пахнущим лосьоном и мысленно благодарили Бога за то, что у Лоры сегодня выходной день и ей не надо идти на работу, распространяя вокруг себя специфический запах дезинфекции, а Дженифер пойдет в клуб лишь поздно вечером.

Постельное белье было собрано в кучу и выброшено на помойку, ковры и мягкую мебель после опрыскивания раз личными составами пропылесосили, а шторы сдали в прачечную. На всякий случай.

— Этот запах продержится еще пару часов, а потом выветрится — успокаивающим тоном сказал Квентин. — Пожалуй вам следует поехать куда-нибудь прогуляться. Когда вернетесь домой, все будет хорошо.

Лора и Дженифер, не сговариваясь, вышли из квартиры и направились к лифту. Им казалось, что запах дезинфекции никогда не исчезнет и призрак отвратительной, грязной Новы будет вечно витать в их доме.


Красная спортивная машина с открытым верхом, за рулем которой сидела Лора, медленно ехала по узкой дороге, ведущей к вершине горы. Воздух здесь был чистый, свежий и прохладный, а вид, открывавшийся с вершины на лежавший внизу город, — великолепный и захватывающий дух.

Лора выключила мотор, глубоко вздохнула и откинулась на спинку сиденья. Подняв голову и посмотрев в ясное голубое небо, она неожиданно подумала о том, что проблемы, мучившие ее и Дженифер и казавшиеся неразрешимыми, на фоне спокойного неба кажутся мелкими и нелепыми. Над ее головой царила вечность, предполагающая мудрое и неторопливое созерцание, а не суетную спешку.

Несколько минут Лора сидела молча, а затем опустила голову и залюбовалась прекрасным видом города, лежащего у подножия горы: бледно-зеленый купол знаменитого Казино, которое сверху выглядело как нарядный свадебный торт, а справа, вдалеке, розовый дворец принца Монако Ренье, Лора повернулась к сидевшей рядом Дженифер и увидела, что та очень бледна. Казалось, ни великолепный вид, ни свежий, прохладный воздух не придали ей сил и бодрости. Дженифер молча глядела прямо перед собой, судорожно сцепив пальцы.

— Ты выглядишь очень бледной, — с тревогой сказала Лора. — Как ты себя чувствуешь?

В светло-серых глазах Дженифер мелькнули слезы.

— Я нормально себя чувствую, — произнесла она, изо всех сил стараясь не заплакать. — Но мои проблемы, увы, не разрешились благополучно. Прошло почти девять недель, а результата никакого!

Лора побледнела и в испуге прижала руки к груди. Затем она достала из сумочки бумажную салфетку и подала ее Дженифер.

— Неужели уже такой большой срок? — озабоченно спросила она. — Но… как же быть? Что же предпринять?

Она очень переживала за подругу, считая, что в неприятностях Дженифер есть и доля ее вины. Если бы она не была так занята работой и учебой, то вдвоем они смогли бы что-нибудь придумать. А теперь? Как бедной Дженифер выпутаться из того положения, в котором она очутилась?

— Джен, что же делать? — мрачно произнесла Лора. — Может, рассказать обо всем Жан-Клоду и возобновить ваши с ним отношения?

— Ну уж нет! — резко бросила Дженифер.

— Но ведь в том, что случилось, виноват он, а значит, он и должен нести ответственность за свои поступки! — Лора чувствовала, как ее захлестывает ненависть к Жан-Клоду. Хитрый мерзавец! Специально подстроил ловушку, все точно рассчитал!

— Да, конечно, во всем виноват он, — согласилась Дженифер. — Но я никогда в жизни не обращусь к нему за помощью! Он хотел на мне жениться, нарочно подстроил ловушку… Но он не дождется, чтобы я прибежала к нему со слезной просьбой узаконить наши отношения! Этого не будет никогда!

Лора горестно покачала головой, а потом произнесла:

— Как же быть? Аборты в Монако запрещены, обращаться в подпольную клинику опасно. Где же выход?

— Лора, у меня еще есть немного времени, и я обязательно что-нибудь придумаю, — сказала Дженифер.

— Слушай, а что, если тебе на некоторое время вернуться домой, в Англию? Я могу одолжить тебе денег на дорогу.

Может быть, твои родители помогут тебе?

— Нет, Лора, этот вариант меня не устраивает.

— Но объясни, почему? — воскликнула Лора. — В Англии все проще!

— Во-первых, мне уже двадцать два года, — ответила Дженифер, — и сваливаться родителям как снег на голову я не могу, тем более что у них и своих проблем хватает, особенно у отца. Да и как я им все объясню? Нет, домой я не поеду!

— В таком случае тебе надо что-то решать, Джен, — сказала Лора. — Сколько же можно тянуть? Скоро будет поздно.

Неожиданно Дженифер слабо улыбнулась.

— Спасибо за участие, — растроганным голосом произнесла она. — Я очень тебе благодарна. Не волнуйся за меня, в самые ближайшие дни я что-нибудь придумаю!

«Господи, ну почему все неприятности валятся мне на голову? — печально подумала она. — Почему я такая невезучая?»


К вечеру, когда Лора и Дженифер вернулись домой, в квартире все еще стоял слабый, но довольно противный запах дезинфекции.

— Ничего, еще несколько часов — и все выветрится, — бодро сказала Лора.

— Надеюсь, к тому времени, когда мы ляжем спать, он исчезнет, — промолвила Дженифер. — Почему-то этот запах напоминает мне больницу. — И она брезгливо сморщила нос.

После ужина Дженифер отправилась в «Диско», а Лора решила заняться выполнением очередного задания, присланного из Института финансов. Она вышла на балкон, села в кресло и углубилась в изучение главы «Обмен ценных бумаг в 1934 году». Неожиданно яркие блики заиграли на ее лице. Она вскинула голову и раздраженно взглянула на балкон напротив. Так и есть! Опять эта мерзкая крыса наблюдает за ней в свой мощный бинокль! Лора отложила учебник, вскочила с кресла и побежала к телефону. Стиснув зубы от злости и негодования, она набрала номер консьержа и строгим голосом потребовала, чтобы он поднялся к ней, посмотрел на балкон, откуда за ней постоянно следили, и сообщил, кто живет в той квартире. К ее удивлению, консьерж начал что-то невнятно мямлить, не желая» подниматься на шестой этаж. Лоре пришлось долго настаивать, и наконец он, тяжело вздохнув в трубку, сказал, что сейчас придет.

— Мадемуазель, вы напрасно волнуетесь, — начал уверять Лору консьерж. — Я убежден, что за вами наблюдает просто какой-то бездельник. Вы и ваша подруга — молодые очаровательные девушки, и ему приятно поглядеть на вас.

Лора задохнулась от возмущения.

— Почему я должна жить под постоянным наблюдением? Немедленно скажите мне, как имя и фамилия жильца, которому принадлежит квартира, расположенная напротив нашей?

Консьерж замялся, но затем высокомерным тоном произнес:

— Мадемуазель, я не обязан сообщать всем интересующимся сведения о жильцах нашего дома. Кстати, закон не запрещает людям пользоваться биноклями.

— Это вы меня причисляете к категории «интересующихся»? — вспылила Лора. — А разве я не живу в вашем доме и не плачу за свое проживание? Имейте в виду: если вы не назовете имя вашего подозрительного жильца, я заявлю на него в полицию и у вас тоже будут неприятности.

Лицо консьержа вытянулось. Он немного помолчал, что-то прикидывая в уме, а потом нехотя ответил:

— Жильца из той квартиры зовут Луи Ратти. Вы удовлетворены?


Дженифер вернулась домой поздно вечером и застала Лору в гостиной за учебниками. Шторы были плотно задернуты а двойные балконные двери закрыты. В гостиной еще стоял запах дезинфекции.

— Привет! — весело воскликнула Дженифер. — Почему ты закрыла окна и задернула шторы? Ты от кого-то прячешься, подруга? Как таинственно!

Лора подняла голову от учебника и улыбнулась. Она была рада возвращению Дженифер, поскольку замеченный в очередной раз соглядатай вызвал у нее тревожное чувство, которое никак не проходило. Кто же этот любопытный сосед, которому не лень сидеть и наблюдать за девушками на балконе? Что им движет: простое мужское любопытство и похоть или более серьезные причины?

— Когда ты ушла на работу, я села позаниматься и за мной снова следил тот придурок с соседнего балкона, — начала объяснять Лора. — Мне пришлось вызвать консьержа и потребовать, чтобы он назвал мне имя не в меру любопытного жильца. Знаешь, как его зовут?

— Как? — На лице Дженифер появилось удивленное выражение.

— Луи Ратти. Тебе что-нибудь говорит это имя?

Дженифер озадаченно помолчала, стараясь припомнить, не слышала ли она о нем раньше, но наконец ответила:

— Я никогда не слышала о нем. Может быть, потом что-то всплывет в памяти, а пока… Нет!

— Консьерж вышел на балкон, и Ратти мгновенно ретировался. Знаешь, я думаю, что теперь он поостережется подглядывать в открытую, так как знает, что его засекли, — сказала Лора. — И все-таки кто же он такой? Почему следит за нами?

«Может, он выполняет чье-то задание? — мелькнуло у нее в голове. — И что последует за простой слежкой? Какие-то более серьезные шаги? Угрозы, шантаж? Что?»

Но вслух Лора ничего не сказала. Она не хотела нагонять страх на Дженифер; у которой и без этого таинственного шпиона было много своих неприятностей.

Глава 13

Наступил жаркий месяц июль. В квартире Лоры и Дженифер поселилась новая соседка — девушка по имени Генриетта, высокая, худощавая, с овальным лицом и высокими скулами, с очень длинными черными волосами, тоже работающая в ночном клубе Квентина. У нее была грамотная речь и приятные манеры. В общем, полная противоположность Нове, о которой Лора и Дженифер не могли вспоминать без дрожи и отвращения.

— По-моему, Генриетта — неплохая девчонка, — делилась своими впечатлениями Дженифер. — В ее внешности есть что-то романтическое. — Они с Лорой сидели на веранде кафе «Калипсо», спасаясь от жарких лучей июльского солнца, и неторопливо потягивали холодный чай со льдом. — У нее хорошая дорогая косметика, она не разбрасывает вещи по всей квартире. В принципе, я довольна нашей новой соседкой, а ты?

Лора неопределенно пожала плечами. В последнее время она много и напряженно работала, засиживаясь в офисе до позднего вечера, поэтому пока не имела возможности составить собственное мнение о Генриетте.

— Правда, девица немного странная, — продолжала делиться впечатлениями Дженифер.

— В чем выражается ее странность?

— Ну… это не странность; наверное, я не правильно выразилась. Генриетта помешана на травах, различных отварах маленьких пилюлях. Как же они называются?

— Гомеопатические? — подсказала Лора.

— Точно! — воскликнула Дженифер и сделала несколько глотков ледяного чая.

— Она пьет травы?

— Пока я не видела, но раз она их держит, значит, пользуется ими. — На лице Дженифер появилось насмешливое выражение. — Может, она знает рецепты каких-нибудь травяных настоев, которые насылают порчу на мужчин? — сказала она. — Вот бы нам с помощью этих трав сжить со света Жан-Клода и твоего Пьера! Или пусть они всю жизнь мучаются!

Девушки дружно рассмеялись.

— Давай за это выпьем! — Лора подняла бокал с чаем и подмигнула подруге.

Некоторое время они сидели молча, думая каждая о своем, а потом вдруг Дженифер произнесла:

— Да… в жизни много странных людей, ситуаций, 007 бытии…

— Ты о чем?

— Да о тех телефонных звонках.

— О каких звонках?

— Ну… кто-то несколько раз звонил и молчал в трубку.

— А почему ты сразу не рассказала мне об этом?

— Не хотела расстраивать. К тому же кто-то вполне мог ошибиться номером, или плохо сработала телефонная линия.

Лора взглянула на подругу и улыбнулась. В нарядном купальнике, плотно облегающем красивое загорелое тело, Дженифер выглядела очень соблазнительно. Ее роскошные пышные волосы немного выгорели на солнце и стали почти, белыми, прекрасно гармонируя с загорелым телом.

— Дженифер, у тебя нет хороших новостей? — с надеждой спросила Лора.

Улыбка исчезла с лица ее подруги, и оно стало мрачным и напряженным.

— Нет, ничего обнадеживающего, — ответила Дженифер. — Господи, как я ненавижу всех мужчин! — в отчаянии выкрикнула она, а затем, понизив голос, добавила:

— Наверное, такое признание из моих уст звучит смешно и не правдоподобно. Но я действительно их ненавижу: от них одни неприятности! — Она тяжело вздохнула. — Время летит стремительно, а я все топчусь на месте. — На ее лице появилась горькая усмешка.

— Джен, но что же делать? — озабоченно спросила Лора.

Она очень сочувствовала подруге, но не знала, чем ей помочь. — Ты должна в самые ближайшие дни что-то для себя решить. У тебя осталось совсем мало времени.

Дженифер молча кивнула.

— Я обязательно что-нибудь придумаю, — твердо сказала она, а потом, улыбнувшись, добавила:

— Давай закажем еще чаю со льдом?

— Давай.


В течение следующей недели Лора почти не видела Дженифер, так как работы в офисе стало еще больше, чем прежде. Фиц, Лора и новая секретарша Мэри работали с утра до ночи, не прерываясь даже на ленч. Лора возвращалась домой очень поздно, когда Дженифер и Генриетта уже уходили в свой ночной клуб.

20 июля Терри Мартин пригласил Лору, Дженифер, Квентина и еще нескольких друзей к себе домой, чтобы всем вместе посмотреть по телевизору историческое событие: полет и высадку на Луну американского астронавта. Со слезами радости и восхищения они глядели на одетого в скафандр Нейла Армстронга и с замиранием сердца слушали его слова, впоследствии ставшие историческими: «Для человека — это лишь несколько маленьких шагов, а для всего человечества — огромный шаг вперед».

В это время в Европе было четыре часа утра, но никто и не думал ложиться спать. Каждому хотелось стать свидетелем грандиозного в мировом масштабе события, чтобы потом вспоминать о нем с гордостью и теплотой. Человек полетел на Луну, высадился и сделал несколько шагов по ее поверхности!

После того как передача закончилась, Терри Мартин и его друзья не стали расходиться по домам, а устроили вечеринку, которая затянулась до самого утра. Лоре так и не удалось поспать, а утром прямо из дома Терри Мартина она отправилась на работу, чувствуя себя смертельно усталой и разбитой.

Первую половину рабочего дня она еще как-то держалась, выполняла все поручения Фица, печатала сводки и таблицы, подбирала документы, но часам к четырем поняла, что в любую минуту может уснуть за рабочим столом.

Лора видела, что время от времени Патрик участливо поглядывает на нее, но отпроситься не решалась. Наконец он сам предложил:

— Лора, иди домой и как следует выспись. В последнее время мы все очень много работали и безумно устали. Иди, пожалуйста, отдохни!

Она пыталась слабо протестовать, но Фиц, сверкнув голубыми глазами, заявил:

— Ты должна пойти домой и хорошенько выспаться.

Не волнуйся, мы с Мэри справимся без тебя, девочка. А теперь иди.

Лора благодарно ему улыбнулась, быстро собралась и отправилась домой, мечтая по дороге о том счастливом моменте, когда ляжет в постель и заснет.

Открыв дверь квартиры, Лора столкнулась на пороге с Генриеттой, которая при виде ее почему-то испугалась. Глаза Генриетты были круглыми от страха, а веки нервно подрагивали. Не сказав Лоре не слова, она быстро выскочила из квартиры и побежала к лифту. Лора недоуменно пожала плечами» но не стала останавливать новую соседку, так как у нее не было сил на выяснения. Она мечтала лишь об одном: упасть в постель и уснуть.

Лора вошла в квартиру и сразу же направилась в спальню переодеться. Повсюду стояла тишина: очевидно, Дженифер пораньше ушла в ночной клуб или отправилась куда-то по делам. О странном поведении Генриетты Лора тотчас же забыла. Внезапно ей почудилось, что со стороны спальни, одна из дверей которой вела в ванную комнату, раздался приглушенный стон. Захлестнувшая волна страха намертво сковала Лору, а сонливость мгновенно пропала.

Лора несколько секунд неподвижно стояла на месте, пытаясь определить: почудилось ли ей или кто-то действительно стонал в ванной комнате?

Нет, ничего, полная тишина. Ни стонов, ни других звуков.

«От бессонной ночи у меня появились галлюцинации», — облегченно вздохнув, подумала Лора.

Стон, громче первого, протяжный и наполненный болью, послышался со стороны ванной. Лора вздрогнула, словно ее ударили, и ринулась в спальню Генриетты и Дженифер.

Неожиданно она поскользнулась на чем-то мокром и чуть не упала. Опустив голову, Лора, к своему ужасу, увидела, что по полу растекается тонкая бледно-розовая струйка. Она громко вскрикнула, и в тот же момент со стороны ванной комнаты донесся громкий, протяжный стон.

Лора, которую трясло как в лихорадке, рванулась в ванную комнату, стараясь не поскользнуться на мокром полу.

Она распахнула дверь и увидела Дженифер, лежавшую на спине в ванне, наполненной красновато-розовой водой, которая стекала через край. Ее глаза были полузакрыты, руки безвольно обвисли. Она тихо стонала, изредка мотая головой из стороны в сторону.

Лора подбежала к ней и наклонилась, чувствуя, как бешено колотится сердце. Дженифер… Господи… Что с ней?

Она стала испуганно озираться по сторонам, и вдруг ее взгляд натолкнулся на пустую бутылку из-под джина, несколько маленьких бутылочек, на дне которых остались капли жидкости и пригоршни мельчайших разноцветных таблеток, рассыпанных по полу. Кровотечение… Не может быть…

— Дженифер, что ты сделала? — зарыдав, в отчаянии закричала Лора. — Что это, Дженифер, что?

Тонкая розовая струйка продолжала растекаться по полу, образуя лужицы. Лора наконец сообразила закрыть кран и выдернуть пробку из ванны. Дженифер тихо застонала и попыталась поднять руку.

— Лора… Лора… — еле слышно прошептала она. Ее глаза блуждали, зрачки были расширены.

— Дженифер, я сейчас помогу тебе, — залепетала Лора. — Держись, дорогая, потерпи немного…

Дженифер снова глухо застонала, и Лора, к своему ужасу, заметила, что ее лицо и тело постепенно становятся желтовато-пергаментными.

— Дженифер, держись, держись…

— Лора, не оставляй меня, не уходи…

Лора оперлась о край ванны и постаралась собраться с мыслями. Что же делать, пока не подоспеет помощь? Как облегчить страдания Дженифер и остановить кровотечение, которое может привести к смерти? Неожиданно она вспомнила, как нужно поступать в таких случаях. На курсах секретарей-референтов, которые Лора в свое время окончила, им давали несколько уроков доврачебной помощи. Положить больному под спину несколько подушек и ни в коем случае не трогать его до прихода врача.

Лора метнулась в спальню, схватила подушки и плед и бегом вернулась в ванную. Осторожно приподняв Дженифер, она подложила ей под спину подушки и накрыла пледом. Теперь голова у нее работала четко и ясно, поскольку она понимала, что от ее правильных и быстрых действий зависит жизнь несчастной Дженифер.

Она наклонилась к ней и, стараясь, чтобы голос звучал твердо, сказала:

— Дженифер, потерпи немного, совсем чуть-чуть. Сейчас я вызову врача, и тебе окажут помощь.

— Нет, не надо врача, не надо, — забормотала Дженифер. — Лора, не уходи… не уходи… — В ее широко раскрытых глазах застыли боль и ужас. — Не вызывай врача, прошу тебя, — снова прошептала она. — Нельзя, чтобы… — Она закрыла глаза и тихо застонала.

Внезапно Лора поняла, о чем ей пытается сказать Дженифер: если врач сообщит властям, что пациентка пыталась самостоятельно сделать аборт, ей грозят большие неприятности.

«Господи, что же делать? — пульсировала в голове одна-единственная мысль. — Как же помочь Джен? А если она умрет? Нет, об этом даже страшно подумать…»

Пытаясь сосредоточиться и найти какой-нибудь выход из создавшегося положения, Лора быстро перебирала в уме всевозможные варианты спасения подруги, и вдруг внезапная мысль озарила ее: Джулиус Креп!

Именно он, человек с большими возможностями и деньгами, сумеет спасти Джен от смерти. Надо немедленно звонить ему. Лора легонько тронула Дженифер за руку и тихо сказала:

— Потерпи немного, все будет хорошо. Сейчас я позвоню Джулиусу, он приедет и поможет тебе.

В ответ Дженифер глухо застонала, ее голова бессильно опустилась на грудь. Лора помчалась в комнату, схватила телефонную трубку и стала торопливо набирать номер Крепа. Короткие гудки…

Стиснув зубы, она лихорадочно крутила телефонный диск, но каждый раз слышала в ответ короткие гудки. Лора в отчаянии швырнула трубку на рычаг и села на диван. Надо ждать, не может же он вечно говорить по телефону!

Она снова и снова набирала номер Джулиуса, мысленно молясь, чтобы он быстрее закончил разговор. Занято… занято…

Наконец, к радости Лоры, в телефонной трубке послышались длинные гудки и знакомый чуть хрипловатый голос коротко бросил:

— Алло!

— Джулиус, добрый день, это Лора Форсайт, — быстро затараторила в телефонную трубку Лора.

— Рад слышать твой голос, крошка, — с легким удивлением произнес Джулиус. — Как дела?

Лора не выдержала и разрыдалась.

— Джулиус… Дженифер…

— Что случилось? — Голос Крепа стал напряженным и обеспокоенным.

— Ты должен помочь Дженифер! Если ты не приедешь, она умрет! — выпалила Лора. — У нее сильное кровотечение и…

— Где вы с ней сейчас находитесь? — быстро спросил Джулиус.

— Мы дома. Пожалуйста, приезжай быстрее, умоляю тебя!

— Лора, постарайся успокоиться, я немедленно выезжаю, — сказал Креп. — Буду через десять минут. Захвачу с собой жену одного из членов команды моей яхты. Она медсестра. А также… распоряжусь, чтобы подготовили мой личный самолет в Ницце. Мы отправим Дженифер в Лондон, в одну из лучших клиник. — Он несколько секунд сосредоточенно молчал, а потом добавил:

— Я сам полечу с ней.

— Джулиус, спасибо… Не знаю, как тебя и благодарить! — всхлипывая, произнесла Лора. — Джулиус…

— Детка, перестань плакать, все будет хорошо, уверяю тебя. До встречи.

Лора бросила трубку и побежала к Дженифер. Та молча лежала, закрыв глаза; лицо было желтого цвета.

— Дженифер, потерпи еще немного, — умоляюще произнесла Лора. — Сейчас приедет Джулиус с медсестрой. Они помогут тебе, дорогая.

Дыхание у Дженифер стало прерывистым, она глухо застонала и, приоткрыв глаза, прошептала:

— Джулиус?

Примерно через десять минут в дверь позвонили, и Лора побежала в прихожую открывать. На пороге стояли бледный, взволнованный Джулиус Креп, его шофер и медсестра. Они прошли в ванную комнату, где лежала накрытая пледом Дженифер, и Лора с тревогой в голосе спросила:

— Как вы думаете, она сумеет перенести перелет в Лондон?

Медсестра окинула Дженифер взглядом и успокаивающим тоном сказала:

— Все не так плохо, как кажется на первый взгляд.

— Лора, все будет хорошо, — сказал Джулиус. — Миссис Мур права: все не так страшно, как мы себе представляем. Дженифер — молодая и сильная, она выдержит. Не волнуйся. Мне приходилось сталкиваться в жизни с подобными ситуациями. Уверяю тебя, все будет нормально.

Затем он и шофер осторожно подняли Дженифер на руки и вынесли из квартиры. Лора побежала за ними следом, чтобы побыстрее вызвать лифт.

— Ты думаешь, она… выживет? — снова тихо спросила она Джулиуса.

— Лора, не тревожься! Через несколько дней Дженифер поправится и вернется домой.

— Я хочу рассказать некоторые детали, чтобы ты в случае необходимости сообщил их врачу, — торопливо произнесла Лора. — Дженифер выпила бутылку джина, а потом, очевидно, наглоталась каких-то таблеток, которые ей дала Генриетта.

— Кто такая Генриетта? — сердито спросил Джулиус, и его лицо исказилось от ярости.

— Наша новая соседка. Она увлекается всякими травами, гомеопатическими средствами…

— Какое она имела право подсовывать их Дженифер? — злобно крикнул Креп. — Я еще разберусь с этой врачевательницей, будь она неладна! А ты, Лора, держись от нее подальше, поняла? Кстати, а где сейчас эта безмозглая девка?

— Я столкнулась с ней на пороге квартиры, — ответила Пора. — Очевидно, сообразив, что дело принимает плохой оборот она просто сбежала, бросив беспомощную Дженифер на произвол судьбы!

— Какая гадина!

Они спустились на лифте на первый этаж, вышли из дома, и Джулиус вместе с шофером бережно уложили завернутую в плед Дженифер на заднее сиденье машины. Туда же села и медсестра.

— В общем, так, Лора, — сказал Джулиус на прощание. — Я уже связался с врачом, который будет сопровождать нас в Англию, и, как только мы долетим и поместим Дженифер в клинику, я тебе позвоню. Так что жди моего звонка, а главное, не паникуй. Все образуется.

Джулиус старался говорить твердым, уверенным голосом, но его лицо было мрачным и напряженным.

— Я буду ждать твоего звонка, — сказала Лора, всхлипнув. — Позвони мне сразу же, умоляю тебя!

«Роллс-ройс» рванулся с места, и Лора, проводив его тревожным взглядом, вернулась в квартиру.

«Господи, сделай так, чтобы Дженифер осталась жива!» — повторяла она про себя, бесцельно бродя по комнатам и прислушиваясь, не зазвонит ли телефон. Ждать звонка от Джулиуса было, конечно, рано, но Лора не знала, чем себя занять и как успокоиться. Она снова и снова перебирала в уме эпизоды последнего часа, ужасаясь тому, что ей пришлось пережить, и молилась о здоровье Дженифер. В ушах постоянно звучал хрипловатый голос Джулиуса Крепа и почему-то повторялась одна и та же фраза: «Мне приходилось сталкиваться в жизни с подобными ситуациями».

Что он имел в виду? У него было много любовниц, которые поступали так же, как Дженифер, и он спасал их от смерти? А выживет ли Джен?

Лора тряхнула головой, стараясь отогнать навязчивые мысли.

Внезапно она вспомнила о Генриетте — главной виновнице происшедшего — и бросилась звонить Квентину.

Услышав в трубке его жизнерадостный голос, Лора, не выдержав, снова расплакалась и сбивчиво рассказала Квентину о том, что случилось с Дженифер. Квентин в ужасе слушал Лору, без конца повторяя: «Господи, ну как же так?»

— Квентин, ты должен разыскать Генриетту и выяснить, какими именно снадобьями она поила Джен. Может быть, эта информация пригодится врачу.

— Разумеется, Лора, я сейчас же вытрясу из этой безмозглой девки все, что необходимо! Как только поговорю с ней, сразу же перезвоню тебе. Господи, кто бы мог подумать… Дженифер…

Снова потянулись долгие, томительные минуты ожидания. Лора не отходила от телефона, то и дело поглядывая на него, молясь, чтобы Квентин и Джулиус поскорее позвонили. Наконец раздался телефонный звонок. Лора подскочила к аппарату и схватила трубку.

— Алло, Лора? Это Квентин. Я все выяснил: эта глупая корова поила Дженифер спорыньей, потом Дженифер выпила много джина и легла в очень горячую, почти обжигающую ванну. У меня зла не хватает на эту Генриетту, я убил бы ее, если бы мог! Но я ничего не знал про Джен… Она скрывала… Бедная, бедная Дженифер… Будем молиться Богу, чтобы все обошлось! Как только у тебя появятся новости, сразу же позвони мне. Обещаешь, Лора?

— Конечно, Квентин, обязательно!

— Лора, а как ты думаешь: Дженифер…. она выживет?

— Квентин, перестань! — зарыдала Лора в трубку. — Не мучай меня такими жестокими вопросами!

— Прости, я не хотел… За это время я очень привязался к Джен. Она такая хорошая девчонка, веселая, дружелюбная, исполнительная… Господи, будем надеяться, что все обойдется!

Лора повесила трубку и, судорожно сцепив руки, стала нервными шагами мерить гостиную.

«Скорее бы позвонил Джулиус! — мысленно молилась она. — Пусть он позвонит и скажет, что с Дженифер все в порядке!»

Резкие короткие звонки заставили Лору вздрогнуть и броситься к телефонному аппарату.

— Алло? Лора, это Джулиус.

Лора затаила дыхание, не в силах задать главный вопрос.

— Лора, ты слышишь меня? Дженифер уже вне опасности, и очень скоро все нормализуется.

— Это… правда?

— Да, детка, не волнуйся. Она потеряла много крови, но сейчас лежит под капельницей и за ней наблюдают лучшие врачи. Они уверяют, что у нее сильный организм и скоро она поправится.

Слезы облегчения градом хлынули из глаз Лоры. Она пыталась поблагодарить Джулиуса за его доброту и участие, но не находила подходящих слов.

— Джулиус… Как я благодарна тебе, если бы ты только знал… — бормотала Лора, всхлипывая. — Спасибо тебе…

— Лора, перестань плакать, — сказал Джулиус. — Все обошлось, клянусь тебе!

— Да, Джулиус! — спохватилась Лора. — Я узнала, что именно пила Дженифер. Может быть, это пригодится врачам… Эта Генриетта давала ей спорынью, джин…

— А таблетки?

— Видимо, они и содержали эту самую спорынью. Генриетта уверяла Квентина, что врач прописал ей их от мигрени.

— Понятно, — мрачно изрек миллионер. — И она решила дать большую дозу Дженифер. Мерзавка!

— Джулиус, передай Джен, что я и Квентин обнимаем ее, целуем и желаем скорейшего выздоровления! — крикнула в трубку Лора. — Пусть она поскорее возвращается домой, мы будем ждать ее с нетерпением!

— Обязательно передам, дорогая! — Джулиус немного помолчал, а потом неожиданно сказал:

— Лора… я…

— Что, Джулиус?

— Спасибо тебе! Тысячу раз спасибо!

— Господи, за что же? — удивленно воскликнула Лора. — Это я должна бесконечно благодарить тебя! Если бы не ты…

Об этом страшно даже подумать!

— Спасибо за то, что в трудную минуту ты позвонила именно мне. Видишь ли… я люблю эту девочку… Честное слово.

Раздались частые гудки, Лора повесила трубку и снова заплакала. Как, оказывается, хрупка человеческая жизнь, на каком тонком, в любой момент готовом оборваться волоске она порой висит! Как научиться жить так, чтобы не подвергать ни себя, ни других опасности и риску лишиться жизни?

Лора заплакала еще громче и сильнее. Незатейливые слова Крепа о том, что он любит Дженифер, прозвучали для Лоры символически. А как же ее собственная жизнь?

Доведется ли и ей когда-нибудь встретить человека, который полюбит ее и даст счастье? Или на ее пути и дальше будут попадаться лишь такие мужчины, как Пьер Лежен, которым быстро надоедает романтика любви и они становятся грубыми, подозрительными и жестокими? Если бы знать ответ…

Глава 14

Рано утром Дженифер разбудили звонкие капли дождя, барабанившие по крыше и стучавшие в окна. Она открыла глаза, недоуменным взглядом обвела белые стены небольшой комнаты и посмотрела в окно. Серые, нависшие облака, густой туман . Где она находится и чья это комната?

Ноющая боль во всем теле заставила ее напрячь память и попытаться вспомнить, что же с ней произошло и как она очутилась в этой комнате с белыми стенами. Она опустила глаза и увидела, что в запястье ее левой руки вставлена игла, прикрепленная к тонкой стеклянной трубочке, по которой медленно стекает какая-то белая жидкость. Место введения иглы в вену было заклеено пластырем, закреплено, чтобы игла случайно не выскользнула.

«Это больница, — догадалась Дженифер. — Похоже, я в Лондоне».

Капли дождя мерно стучали по оконному стеклу, и Дженифер, перебирая в уме эпизоды последних дней, начала понемногу восстанавливать ход событий. Она вспомнила отрывочные фразы, произнесенные Джулиусом, пока ее везли в аэропорт, взволнованный голос Лоры, успокаивающий тон медицинской сестры, приказания врача… Полностью восстановить ход событий ей не удалось, так как она несколько раз, теряя сознание, проваливалась в вязкий сон.

Как же так получилось, что она угодила в больницу? Ах да, началось все с того, что она по совету новой соседки, Генриетты, считавшей себя знатоком медицины, напилась джина… Затем Генриетта варила на медленном огне какие-то сильно пахнущие травы, постепенно разбавляя их водой.

Отвратительный запах этих трав она, кажется, ощущает до сих пор. Потом она глотала таблетки. А что же дальше?

В памяти всплывали обрывки воспоминаний: ее тело сотрясают приступы рвоты, она лежит в ванне, наполненной очень горячей, почти обжигающей водой… Вода, перемешанная с кровью, становится розовой, стекает на пол. Потом боль, пульсирующая во всем теле, мелькающие перед глазами разноцветные круги, черная бездна, в которую она стремительно летит, судорожно пытаясь уцепиться за край… Голоса, крики, снова встревоженные, громкие голоса.

Дженифер поморщилась, пытаясь прогнать страшные картины вчерашнего дня. Итак, она в больнице. Дженифер осторожно приподнялась на локте, стараясь не шевелить иглу, торчавшую в вене, и увидела на небольшом ночном столике вазу, в которой стояли роскошные розы. Их нежный аромат смешивался с больничным запахом, образуя причудливый аромат, наполнивший комнату.

Тихо скрипнула дверь, и в палату вошла медицинская сестра — женщина средних лет, пухлая, с улыбчивым, добрым лицом и в больших очках. Белый, сильно накрахмаленный халат, надетый поверх платья, чуть похрустывал, когда она двигалась.

— Доброе утро, мисс Дженифер! — приветливо произнесла медсестра. — Как вы себя чувствуете? — Она заботливо взглянула на пациентку, наклонилась к ней и продолжила:

— О, я вижу, вам уже лучше! Это замечательно! Признаюсь, вчера вечером вы выглядели плоховато. Да…

Ничего, мисс Дженифер, теперь вы пойдете на поправку, уверяю вас! Сейчас мы измерим температуру, а потом я принесу вам горячий сладкий чай.

Медсестра, присев на край постели, осторожно дотронулась до запястья Дженифер и стала считать пульс.

— Так… Пульс пока слабоват, но уже выровнялся, — с удовлетворением сообщила она через минуту.

Дженифер слабо улыбнулась и, взглянув на карточку, прикрепленную к нагрудному карману белого халата, прочитала: «Медицинская сестра М. Браунинг».

— У меня болит рука, в которую вставлена игла, миссис Браунинг, — пожаловалась она.

— Деточка, потерпите немного, скоро мы вынем иглу.

Через нее в вену поступает физиологический раствор, который сейчас так необходим вашему организму. Скоро меня сменит другая медсестра, она вынет иглу из вены, и рука перестанет болеть.

Дженифер кивнула с покорным видом.

— Хорошо, я потерплю.

— Может, дать вам обезболивающее? — спросила миссис Браунинг. — Врач прописал его вам, но разрешил давать только в случае необходимости. Вы еще чувствуете боль во всем теле?

— Немного, — ответила Дженифер.

— Тогда пока я не буду вам его давать. Так… сейчас мы измерим температуру, мисс Дженифер.

Медсестра вынула из стакана, стоявшего на столике, градусник, сунула его Дженифер в рот, а сама снова присела на край кровати.

— С вами это в первый раз? — участливым голосом спросила она.

Дженифер вздохнула и закрыла глаза. Меньше всего ей сейчас хотелось обсуждать эту неприятную тему. Она нехотя кивнула и мысленно сказала себе приблизительно те же слова, которые часто повторяла героиня известного романа «Унесенные ветром» Скарлетт О'Хара: «Я не хочу думать об этом сегодня. Лучше подумаю об этом завтра».

— Ничего, не переживайте, мисс Дженифер, — ласково произнесла миссис Браунинг. — Вы еще очень молоды, у вас все наладится.

Дженифер молча кивнула.

«Хорошо бы этот печальный опыт стал первым и последним в моей жизни, — угрюмо подумала она. — Больше я к себе и на пушечный выстрел не подпущу ни одного мужчину! Пусть они все катятся к чертям!»

Миссис Браунинг вынула градусник и, взглянув на него радостным голосом сообщила:

— Очень хорошо, мисс Дженифер. У вас нормальная температура. Значит, организм борется с недугом. Сейчас измерим давление, а потом я доложу врачу о вашем самочувствии.

Дженифер вытянула правую руку, и миссис Браунинг, ловко обмотав ее черной манжетой, начала измерять давление. Через минуту она сказала:

— Давление пока все еще низковато, но гораздо лучше по сравнению с тем, какое было вчера. Вы идете на поправку, мисс Дженифер. Я рада за вас.

Дженифер улыбнулась и кивнула. Ей нравилась эта добрая женщина с неторопливыми, уверенными движениями, заботливым голосом и приятным, внушающим доверие лицом. Дженифер мысленно поблагодарила медсестру за то, что из ее уст не прозвучало ни единого слова упрека или порицания. А ведь она видела, в каком плачевном состоянии доставили вчера пациентку, и знала, чем оно было вызвано. Наоборот, миссис Браунинг искренне сочувствовала молодой девушке, решившейся на такой ужасный способ избавления от беды.

Миссис Браунинг встала с постели, направилась к двери и, уже выходя из палаты, сказала:

— Не забывайте, что вам сейчас необходим полный покой. Вчера вы потеряли много крови, и теперь вам надо восстанавливать силы. Поправляйтесь, дорогая!

Дженифер слабо улыбнулась.

— Я рада была бы вскочить с постели и закружиться в танце, но в моей руке торчит игла, поэтому пока воздержусь.


Лора, в шелковой блузке кремового цвета и темно-серой прямой юбке, постукивая тонкими каблучками, быстро шла по чистому, чуть влажному тротуару, направляясь в офис. Впереди нее молодой человек в голубой униформе дворника убирал мостовую. В воздухе пахло чистотой и прохладой а на небе ярко сверкала радуга, появившаяся после утреннего дождя.

Лора каждое утро видела этого дворника, наводившего порядок на улице, и так привыкла к нему, что почти не обращала на него внимания. Но сегодня утром она впервые подумала о том, что страшные события, внезапно случающиеся в жизни, к сожалению, не выметешь из памяти метлой, как сор на улице. Лора все еще находилась под впечатлением вчерашней драмы, и мысли о самочувствии Дженифер не давали ей покоя. Вот если бы можно было зачеркнуть вчерашний день или переписать его заново! Она очень надеялась на то, что подруга скоро поправится, но опасалась, что пережитое еще долго будет мучить ее и сниться в кошмарных снах.

Лора злилась на Генриетту, чьи безответственные и бездумные действия чуть не привели к смерти Дженифер, и ненавидела Жан-Клода — самоуверенного, хитрого и… подлого. У нее просто не укладывалось в голове, как человек, признававшийся Дженифер в любви и желавший связать с ней свою дальнейшую судьбу, мог поступить столь цинично и жестоко.

«Негодяй, мерзавец! — мысленно твердила Лора, торопясь на работу. — Как бы я хотела, чтобы вчера вечером ты оказался у нас в квартире и увидел своими глазами желтое, безжизненное лицо якобы любимой тобой Дженифер, струйки крови, смешанные с водой и текущие по полу, и пережил бы тот ужас, который пережили мы! Если есть Бог, то он поможет Дженифер и накажет тебя за отвратительный, нечестный поступок!»


В одиннадцать часов дня в больничной палате, где лежала Дженифер, появился Джулиус — в темно-синем костюме и темном галстуке. В руках он держал огромный букет белых роз и ярко-голубых дельфиниумов, нежное благоухание которых сразу же распространилось по комнате. Он торопливо подошел к постели, и Дженифер заметила, что взгляд Крепа полон сочувствия и заботы.

Джулиус хотел взять Дженифер за руку, но, увидев трубочку, тянувшуюся от иглы, замешкался, а потом осторожно дотронулся пальцами до ее ладони.

— Ну как ты себя чувствуешь, дорогая? — спросил он, стараясь придать своему голосу бодрость. — Мне кажется, тебе уже лучше! — Он положил букет на подоконник, затем присел в изножье кровати и подмигнул Дженифер. — Все хорошо, моя драгоценная! — нарочито бодрым голосом произнес он. — Все хорошо. Я кое-что принес тебе, моя красавица, и надеюсь, что снова правильно угадал размер. — Он протянул ей небольшой сверток. Рука его при этом чуть заметно дрогнула.

Видя, что Джулиус пытается скрыть волнение и озабоченность, Дженифер с грустью подумала о том, что она, очевидно, выглядит не лучшим образом.

— Да, мне уже лучше, — сказала она, слабо улыбнувшись, и удивилась, услышав свой голос. Он показался ей тихим и усталым.

— За тобой здесь хорошо ухаживают? — озабоченно спросил Креп. — Я велел медперсоналу, чтобы они не сводили с тебя глаз и как можно скорее поставили на ноги! Ты всем довольна, моя крошка?

— Да, Джулиус, они такие заботливые и внимательные! — искренне ответила Дженифер.

Она посмотрела на него и, к своему изумлению, заметила, что в его глазах стоят слезы. К горлу Дженифер мгновенно подкатил комок. Неужели Джулиус — циничный, холодный, расчетливый Джулиус — принял так близко к сердцу ее беду?

Тем временем Креп, чтобы скрыть охватившие его чувства при виде бледного, измученного лица Дженифер, стал торопливо разворачивать яркую оберточную бумагу, в которую был завернут подарок. Дженифер хотела помочь ему, но он жестом остановил ее.

— Осторожно, куколка, не двигай руками! — воскликнул он. — Позволь я сам!

Наконец он справился с оберткой и, улыбнувшись, показал Дженифер подарок. Это был нежно-голубой шелковый пеньюар и сорочка такого же цвета.

— Как, нравится? — спросил Джулиус, подмигивая Дженифер. — Угадал твой размер, принцесса?

Дженифер улыбнулась и погладила рукой нежный, тонкий, прохладный шелк.

— Какая прелесть! Спасибо! — воскликнула она. — Это то, что мне сейчас необходимо!

В голубых глазах Джулиуса вспыхнули озорные огоньки.

— Надеюсь когда-нибудь увидеть тебя в этом пеньюаре не в больничной палате, — лукаво произнес он. — Есть у меня шанс?

Неожиданно для себя самой Дженифер смутилась, и на ее бледном лице проступил слабый румянец.

— Ладно, куколка, ладно, я пошутил, — пробормотал Джулиус. — Сейчас главное — поднять тебя с постели, поставить на ноги, а уж уложить в постель — это когда-нибудь потом.

Ему очень хотелось сжать Дженифер в объятиях… ну, или просто поцеловать, прикоснуться к ней, но его принцесса лежала такая бледная, измученная, с больными, усталыми глазами, от ее руки тянулась трубка, по которой капал физиологический раствор… Джулиус даже боялся дотронуться до нее пальцем. Страшно подумать, что вчера вечером его обожаемая Дженифер находилась на грани жизни и смерти и он опасался, что не довезет ее до больницы!

Джулиус разложил пеньюар поверх одеяла, которым была накрыта Дженифер, отошел на несколько шагов и театральным жестом прикрыл глаза рукой.

— Малышка моя, ты очаровательна! — воскликнул он.

Дженифер улыбнулась:

— Спасибо, Джулиус! Я мечтаю поскорее надеть его! Эта больничная одежда такая серая, бесформенная!

Джулиус снова присел на край постели и несколько минут молча смотрел на бледную, с темными кругами под глазами Дженифер. Как ему хотелось нарядить ее в самые лучшие, дорогие одежды, осыпать бриллиантами, вывести в свети представить друзьям и знакомым как свою женщину — любимую? и… любящую!

— Куколка моя, я сейчас позову медсестру и она поможет тебе переодеться, — наконец произнес он, отводя взгляд.

Нажав кнопку переговорного устройства, вмонтированного в стену, Креп сказал:

— Сестра? Зайдите к нам!

Не прошло и минуты, как дверь распахнулась и в палату вошла медсестра, заступившая на дежурство после миссис Браунинг. Это была молодая женщина с темными живыми глазами.

— Слушаю вас, мистер Креп, — вежливо произнесла она и улыбнулась.

— Я хочу, чтобы вы помогли нашей дорогой пациентке переодеться. Серая больничная одежда — не для такой очаровательной девушки, как мисс Морган, — сказал Креп.

— Сейчас, мистер Креп, конечно! — засуетилась медсестра. — Сейчас мы все сделаем в лучшем виде… Одну минуточку.

Джулиус взглянул на свой «Ролекс», покачал головой и, обратился к Дженифер:

— К сожалению, моя бесценная, я должен идти. У меня деловая встреча. Я вернусь примерно… — Он прикинул в уме время и продолжил:

— Я приду к тебе в половине восьмого вечера, моя куколка. Ты тут не скучай, отдыхай, набирайся сил.

Он сделал движение, чтобы поцеловать Дженифер, но, увидев торчавшую иглу, лишь послал ей воздушный поцелуй и вышел из палаты.

Медсестра приблизилась к Дженифер и вынула иглу из вены, отсоединила трубочки. Дженифер осторожно подвигала рукой и, убедившись, что рука почти не болит, радостно улыбнулась. Как хорошо, что медсестра освободила ее от иглы!

— Мисс Морган, давайте я вас вымою, — предложила медсестра.

— Как? В постели? — удивилась Дженифер.

— Да, У нас есть специальная ванна для лежачих больных, — объяснила медсестра.

— Нет, нет, не надо! — запротестовала Дженифер. — Я же не какая-нибудь беспомощная, неподвижная старая леди!

Я хочу искупаться сама!

— Нет, дорогая! — твердо возразила медсестра. — К сожалению, я не могу разрешить вам делать это самой. Вы еще очень слабы, и врач предписал вам постельный режим.

Лицо Дженифер выразило разочарование. Некоторое время она молчала, а потом, решив переменить тему разговора, спросила:

— Как вас зовут?

— Мисс Бейкер.

— А по имени?

— Энн.

— Разрешите, я буду обращаться к вам по имени? А вы зовите меня просто Дженифер.

— Хорошо, Дженифер, — улыбнулась медсестра. — Но купаться самостоятельно я все равно не могу вам позволить. Если врач узнает… то у меня будут неприятности.

Дженифер печально вздохнула и откинулась на мягкие подушки. Господи, ну почему в этой больнице такие строгие порядки? Ведь она чувствует себя неплохо, ей так хочется скинуть с себя больничную пижаму и примерить тонкое шелковое белье, подаренное Джулиусом!

И Дженифер решила пойти на хитрость. В ее светло-серых глазах вспыхнули озорные огоньки, она откинула одеяло и встала с постели. Медсестра Энн испуганно запротестовала:

— Дженифер, прошу вас немедленно лечь в постель!

Пожалуйста!

— Вы же видите, что со мной все в порядке и я твердо стою на ногах! — торжествующе заявила Дженифер. — Не волнуйтесь, я не упаду, обещаю вам! — Она улыбнулась. — Энн, я все-таки хочу принять ванну.

— Ну… не знаю, — покачала головой медсестра. — Смотрите, под вашу ответственность!

— Так я пойду в ванную?

— Только в моем сопровождении! — твердым голосом заявила Энн.

Дженифер вздохнула, взяла медсестру под руку, и они направились в ванную комнату. Энн включила воду и помогла Дженифер сесть в ванну.

«Господи, какое это наслаждение — погрузиться в теплую воду, которая смывает с тебя пережитый ужас и возвращает к жизни, — думала Дженифер. — Она ласкает твое измученное болью тело, успокаивает и обнадеживает…»

Дженифер прикрыла глаза, несколько минут лежала молча, а потом обратилась к медсестре:

— Энн, я хочу вымыть голову.

— Нет! — испуганно охнула медсестра. — Только не сегодня! Подождите еще немного, ведь вы очень слабы!

— Ну пожалуйста… — умоляюще протянула Дженифер.

— Нет, дорогая! Вы же не хотите, чтобы меня уволили с работы за нарушение режима больного?

— Ладно, нет — значит, нет, — покорно отозвалась Дженифер. — Подожду еще несколько дней.

Энн протянула ей руку, помогла выйти из ванны и заботливо укутала в махровую простыню. Они дошли до постели, и Дженифер, сев, стала надевать нежно-голубую сорочку. Она гладила рукой тонкий прохладный шелк, любовалась изящными кружевами.

Энн с улыбкой наблюдала за ней.

— Какая красивая ночная сорочка! — сказала она. — Как бы я хотела иметь такую же!

Неожиданно Дженифер почувствовала, как ее охватывает сильная слабость. Она тихо охнула и оперлась рукой о спинку кровати.

— Что такое? — заволновалась медсестра. — Вам плохо?

Дженифер заставила себя улыбнуться.

— Ничего страшного, просто немного закружилась голова, — ответила она. — Сейчас пройдет.

— Я же вас предупреждала! Вам необходим полный покой, а вы… — Энн с тревогой вглядывалась в бледное лицо пациентки. — Не надо было вставать! Вы еще слишком слабы, мисс Морган!

Она помогла Дженифер лечь в постель, укрыла ев одеялом и заботливо поправила подушку.

— Так-то лучше, юная леди, — приговаривала она. — Лежите и отдыхайте, дорогая.

— Спасибо, — прошептала Дженифер. — Вы такая заботливая, Энн!

Медсестра улыбнулась и шутливо погрозила пальцем.

— Ведите себя хорошо! Больше не вставайте!

Дженифер кивнула и закрыла глаза.

Энн еще несколько минут постояла около постели, а потом, вздохнув, вышла из палаты, тихонько притворив дверь. Да, похоже, эта молодая красотка привыкла делать все, что ей хочется, и вряд ли удастся заставить ее соблюдать постельный режим!

Дженифер лежала с закрытыми глазами и думала о Джулиусе. Почему он бросился ей на помощь и принял самое горячее участие в ее судьбе? Что заставило его лететь вместе с ней в Лондон, устраивать в одну из лучших клиник, оплачивать лечение, делать подарки? А может, она недооценивает Крепа и, помня о случае на яхте, сознательно не замечает положительных черт его характера? Господи, как хочется, чтобы рядом был сильный, мужественный человек, готовый в трудную минуту прийти на помощь, утешить, сказать ласковые слова… Сколько можно жить, считая деньги и боясь потратить их на мелочи? Почему бы не вверить свою судьбу именно Джулиусу Крепу? Чем он хуже других мужчин? Тот же Жан-Клод, например, не стоит его мизинца!

При одном воспоминании о французе, сыгравшем с ней такую жестокую шутку, Дженифер поморщилась. Пусть катится ко всем чертям! Пусть злобствует, что его хитроумный план с треском провалился! Дженифер Морган никогда не станет его женой!

Она постаралась снова сосредоточиться на мысли о Джулиусе. Как отблагодарить его за доброту, заботу и бескорыстие? Он спас ей жизнь, теперь она — его вечная должница. Вечером в половине восьмого он снова придет навестить ее…

Дженифер открыла глаза, пододвинулась к краю кровати, около которой стояла ее дорожная сумка, и открыла ее.

Спасибо заботливой Лоре, догадавшейся положить в сумку косметичку!

Дженифер вынула из косметички розовую губную помаду, подкрасила губы, затем мягкой кисточкой нанесла на щеки румяна, чтобы лицо не выглядело слишком бледным, и, придирчиво оглядев себя в ручном зеркальце, осталась довольна. Она улыбнулась и подмигнула своему отражению.

Жизнь продолжается, все приходит в норму. Сейчас она плотно пообедает, потом поспит и будет ждать половины восьмого вечера, когда вернется Джулиус Креп.

Глава 15

В течение нескольких дней, прошедших после драматического происшествия с Дженифер, Генриетта в квартире не появлялась. Лора каждый день разговаривала по телефону с Квентином, сообщала о здоровье Дженифер, но имени Генриетты даже не упоминала. Она была слишком зла на нее, но отлично понимала, что Генриетта вполне устраивает Квентина, он ценит ее и поэтому вряд ли уволит. Хозяин клуба молчал, не желая затрагивать щекотливую тему.

Лора старалась с головой уйти в работу, чтобы отвлечься от тревожных мыслей о подруге, но по вечерам, придя домой, чувствовала себя ужасно одинокой. Единственное, что немного радовало Лору в сложившейся ситуации, — это тишина в квартире. Никто не мешал ей после работы сидеть над учебниками и очередными заданиями, присланными из института финансов. В последние дни она практически не занималась и теперь была вынуждена наверстывать упущенное.

В один из вечеров Лора пришла с работы, немного отдохнула, приготовила себе на ужин овощной салат с тунцом и устроилась на кухне с учебником в руках. Только она сосредоточилась и углубилась в изучение курса, как резкий телефонный звонок заставил ее вздрогнуть. В последние дни она постоянно вздрагивала, когда звонил телефон: Лора боялась, что позвонят из лондонской клиники и сообщат об ухудшении здоровья Дженифер.

Она вскочила со стула и схватила трубку, но ей даже не удалось сказать «алло», потому что на том конце провода раздался приглушенный хрипловатый смех.

— Шлюха! — злобно прошипел незнакомый голос. — Шлюха!

Лора судорожно сжимала в руке трубку, не в силах вымолвить ни слова, и чувствовала, как по спине ползет липкий, противный холодок страха. Сердце бешено колотилось, норовя выскочить из груди.

— Что? — наконец еле слышно вымолвила она. — Кто… это… говорит?

В ответ послышался презрительный смешок и приглушенный хрипловатый голос:

— Шлюха! Грязная шлюха! Всем вам надо преподать хороший урок!

— Кто это говорит? — закричала Лора. — Что вам нужно?

Немедленно перестаньте хулиганить! Я позвоню в полицию!

— Очень скоро вы все получите по заслугам! Недолго вам осталось… — злобно захохотал незнакомец и повесил трубку.

Несколько минут Лора стояла в оцепенении, машинально сжимая трубку, потом положила ее на рычаг и прислонилась к стене. Господи, что же это такое? Сначала те странные звонки, потом письмо с оскорблениями, а вот теперь… угрозы. Кто это может быть?

Лора побрела в гостиную, бессильно опустилась на диван и закрыла глаза.

Что это — глупая выходка или реальная угроза? Кому предназначались грубые слова? Ей самой или, может быть, Нове, к которой действительно подходило то определение, которым наградил Лору по телефону злобный шипящий голос? Но Нова уехала из Монте-Карло. Уехала ли?

В ушах у Лоры снова и снова звучал хрипловатый приглушенный голос незнакомца, она пыталась вспомнить его интонации, чтобы определить, кто же это был. Но… она никогда не слышала его раньше и даже, к сожалению, не смогла определить, с английским он говорил акцентом или французским. Единственное, что она могла сказать наверняка, — голос принадлежал мужчине, а не женщине.

Лора вскочила с дивана и стала нервными шагами мерить гостиную. Она не может больше находиться в квартире одна, ждать возвращения Дженифер невыносимо, значит, надо через Квентина передать Генриетте, чтобы та возвращалась. Лора решительно подошла к телефону и набрала номер «Диско».


— С Дженифер все в порядке? — спросила Генриетта, когда Лора вечером вернулась с работы домой.

Лора сухо кивнула и, не отвечая, пошла в свою комнату, чтобы переодеться. Генриетта молча последовала за ней и остановилась на пороге. Лоре совершенно не хотелось видеть эту девицу, но оставаться одной в пустой квартире она больше не могла.

«Буду вести себя с ней холодно, — решила Лора. — Она должна осознать, что натворила своими снадобьями, едва не отправив Дженифер на тот свет! Но пока Дженифер не вернулась, пусть Генриетта остается в квартире».

— Лора, ты не ответила. Как себя чувствует Дженифер? — снова спросила Генриетта.

Лора подняла голову и холодно взглянула на свою соседку. Лицо Генриетты, покрытое толстым слоем светлого. грима, казалось неестественным и безжизненным, а большие черные глаза смотрели отчужденно и настороженно.

— А как, по-твоему, она должна себя чувствовать после всего, что с ней случилось? — ехидно произнесла Лора. — Плохо!

Генриетта вскинула голову и сказала с вызовом:

— Зато она решила свои проблемы! Разве не этого она хотела?

— Но не такой ценой! — взорвалась Лора. — Дженифер чуть не умерла! Знаешь, сколько крови она потеряла?

Неожиданно на лице Генриетты появилось сочувственное выражение.

— Лора, пойми, я не хотела причинить Дженифер вреда! — горячо заговорила она. — Я видела, как она переживает, мучается в поисках выхода, и когда она обратилась ко мне за помощью, просто не могла ей отказать!

Лора подошла к гардеробу и начала переодеваться, а Генриетта, робко переступив порог комнаты, продолжила:

— Дженифер очутилась в безвыходном положении. Что ей оставалось делать? Пойти на аборт в подпольную клинику, рискуя жизнью, или согласиться на брак с человеком, который ей противен? Она пришла ко мне в полном отчаянии и умоляла сделать хоть что-нибудь, но ни слова не сказала о том, что срок уже довольно большой…

Лора тяжело вздохнула. В чем-то Генриетта была права, но Лора не могла простить ее.

— А если бы Дженифер умерла по дороге в Лондон? — сухо произнесла она.

— Лора, но ведь все обошлось! — воскликнула Генриетта. — Клянусь, я ни за что не стала бы давать Дженифер таблетки, если бы знала, к чему это может привести!

Лора неопределенно пожала плечами. Разговор затягивался и становился бессмысленным. Она очень устала и мечтала сейчас об одном: принять горячую ванну, а потом отправиться в «Диско». Да, там шумно, накурено, многолюдно, но оставаться дома выше ее сил!

— Ладно, давай не будем больше говорить об этом, — уже спокойнее сказала Лора.

— Но ты веришь мне?

— Верю.

Лора накинула атласный пеньюар и прошла в ванную.

Она нежилась в горячей воде в облаке ароматной пены, чувствуя, как усталость покидает тело, настроение улучшается, но тут в дверь заглянула Генриетта и сообщила:

— Лора, какой-то странный тип просит тебя к телефону!

Лора вздрогнула, но тотчас же постаралась не дать подступающему к горлу страху овладеть ею. Опять этот негодяй! Что на сей раз он собирается сказать ей? Какие новые оскорбления и угрозы приготовил?

«Я его не боюсь, не боюсь, — мысленно твердила Лора, сжимая кулаки. — Пусть катится к черту!»

— Лора! Так ты подойдешь к телефону или нет? — крикнула Генриетта.

— Нет, не подойду!

— А что мне сказать ему? — удивленно спросила Генриетта.

— Пошли его куда подальше!

Генриетта засмеялась:

— В каких выражениях?

— В каких хочешь! Чем грубее, тем лучше!

— С удовольствием!

Генриетта скрылась за дверью, а Лора вылезла из ванны и стала вытираться. Она не сомневалась, что Генриетта достойно выполнит ее просьбу и незнакомец услышит в свой адрес много нелестных слов. Лора была уверена, что человек, грубивший по телефону, — трус и подонок.

«Попробуй еще раз сунься к нам, мерзавец! — злорадно думала Лора, одеваясь. — Получишь по заслугам, так и знай!»


На следующий день у Лоры в офисе неожиданно появился Джулиус Креп. На нем был ужасный темный костюм из блестящей ткани и галстук. С круглого полного лица стекал пот.

— Джулиус?! — воскликнула удивленная Лора. — Какими судьбами?

— Привет, малышка, привет! — радостно произнес Креп. — Я только что из аэропорта и сразу же зашел к тебе, чтобы сообщить, что с Дженифер все в порядке и она идет на поправку!

— Слава Богу! — облегченно вздохнула Лора. — Как я за нее рада!

— Лора, я хочу сегодня вечером пригласить тебя поужинать в ресторан отеля «Пари», — торжественно объявил Джулиус. — Там мы обо всем подробно поговорим.

Согласна?

— Спасибо, — Джулиус, конечно, согласна! — воскликнула Лора.

— Замечательно, детка! — обрадовался Креп. — В котором часу ты закончишь работу?

— Часов в семь, не раньше, — ответила Лора.

Он подошел поближе к Лориному столу и пробежал глазами биржевые сводки.

— Джулиус, может, присядешь? — предложила Лора, указав рукой на стоявший рядом стул.

— Спасибо, но у меня нет времени. Я заглянул к тебе сообщить, что все в порядке, и пригласить поужинать, — пробормотал Джулиус, не отрываясь от сводок. — Итак, во сколько за тобой заехать?

— Я сама доберусь до отеля, — сказала Лора. — Мне уже доводилось там бывать. К тому же после работы хочется немного пройтись по свежему воздуху. Давай в восемь часов встретимся в вестибюле.

— Ах, какие независимые эти современные девушки! — рассмеялся Креп. — Все-то они могут сами, не терпят никакой опеки… Ладно, я буду ждать тебя там в восемь.

Лора улыбнулась. Знал бы Джулиус, что два года назад она приехала в Монте-Карло с незначительной суммой денег в кармане и полным неведением относительно того, где она будет жить и работать!

— Ну а как там Дженифер? — поинтересовалась Лора.

Креп так увлекся изучением котировок акций, что не Сразу расслышал вопрос.

— Дженифер? Прекрасно! Она в полном порядке. Скоро вернется. Я обо всем скажу тебе вечером… Это последние данные?

— Да, если хочешь, можешь просмотреть списки, — предложила Лора.

— Вот спасибо, детка! Для меня это очень важно! Покажи-ка мне котировки «Атлантик ричфилд». Вчера они упали на пять пунктов.

Лора достала из папки сведения по «Атлантик ричфилд» и протянула Джулиусу. Тот начал внимательно просматривать их, пыхтя и вытирая пот со лба.

— Так… так… — бормотал он. Затем отложил бумаги и торопливо произнес:

— Лора, извини, мне надо бежать. Хочу позвонить своему маклеру в Нью-Йорк.

— Если это срочно, то можешь позвонить с телефона моего шефа, — предложила Лора. — Его сейчас нет, он уехал по делам на несколько дней.

— Спасибо! — Джулиус схватил телефонную трубку и быстро набрал номер.

Пока он разговаривал с маклером, Лора думала о том, как ей рациональнее построить рабочий день, чтобы успеть до вечера не только выполнить оставленные Фицем поручения, но и выкроить время для изучения нового задания «Регулирование разницы между себестоимостью и продажной ценой». Лора всегда очень тщательно готовила задания, но не только потому, что мечтала о дипломе. Фиц часто просил показать подготовленные ею ответы, и Лоре было приятно, когда он хвалил ее.

— Лора, какая же ты умница! — каждый раз восклицал Фицджералд. — Обычно такие красотки, как ты, торопятся выйти замуж и, уж конечно, не думают об учебе и карьере.

Ты молодец, я горжусь тобой!

Лора улыбалась и смущенно опускала голову.

— Жаль только, что ты получишь диплом и уйдешь от меня! — говорил Фиц.

— Почему вы так решили?

— Перед тобой откроются такие перспективы, что нынешняя работа покажется тебе мелкой и незначительной.

— Не надейтесь, — шутливо отвечала Лора. — Вам не удастся так легко от меня избавиться.

Мысли Лоры прервал громкий и злой голос Крепа.

— А меня не волнует, что ты продал их на днях! — кричал он в трубку. — Это твоя вина, и ты ответишь за свою глупость!

Лора поняла, что Джулиус обсуждал с маклером какие-то денежные дела, связанные с покупкой и продажей акций. Его потное лицо покраснело от ярости, в глазах сверкал гнев.

— ..И делай так, как я велю! — кричал он в телефонную трубку. — А вот это — твои проблемы! С чего это ты решил, что я купил долгосрочные? В общем, через час жду от тебя отчета!

Лора всерьез опасалась, как бы его не хватил апоплексический удар. Не хотела бы она оказаться на месте того маклера.

Креп швырнул трубку на рычаг, вытер пот со лба и тяжело вздохнул.

— Прости, детка, я немного погорячился. Спасибо за телефон, — улыбнувшись, произнес он. — Проклятый маклер! Придется его уволить.

Лора молча смотрела на него и думала о том, что сейчас перед ней стоял совсем другой Креп — расчетливый, цепкий, не желающий упустить ни единой возможности приумножения капитала. Сколько разных качеств намешано в одном человеке: щедрость и расчетливость, доброта и безжалостность, цинизм и бескорыстие…

Может, Дженифер была права, утверждая, что Джулиус Креп — развязный, циничный тип, для которого главное в жизни — деньги, и поэтому она не хочет с ним связываться? Но ведь та же Дженифер чуть позднее убеждала Лору в том, что Джулиус — щедрый, великодушный, бескорыстный и добрый! В его доброте Лора и сама убедилась несколько дней назад, когда он мгновенно откликнулся на ее просьбу помочь Дженифер, попавшей в беду! Он предоставил личный самолет, сам отправился вместе с Дженифер в Англию и сделал все, что было в его власти, чтобы спасти ее… Какие чувства двигали им? Он поступал бескорыстно или действовал с дальним прицелом, понимая, что теперь Дженифер — его должница? Вопросы… вопросы…

Внезапно Лора вспомнила, как Джулиус признался ей в том что любит Дженифер. Он так и сказал: «Я люблю ее, эту девочку…»

И ей тогда показалось, что его признание прозвучало искренне и нежно. «Время покажет, — подумала Лора. — Время все расставит по своим местам».


Лора — на ней в тот вечер было длинное белое платье в горошек с воротом «хомут» — прошла через крутящиеся двери отеля «Пари» и очутилась в огромном вестибюле, по обеим сторонам которого возвышались розовые мраморные колонны, а на стенах висели зеркала в позолоченных рамах. В центре зала размещался большой круглый диван, на котором сидели постояльцы отеля. Кто-то поджидал гостей, кто-то беседовал друг с другом, кто-то просто от нечего делать наблюдал за окружающей публикой. Почти все были в элегантных вечерних нарядах, на холеных лицах сияли ослепительные улыбки.

Отель «Пари» издавна считался излюбленным местом встреч с друзьями и знакомыми. Куда бы потом люди ни намеревались пойти, они неизменно начинали вечер в баре этого отеля. Это было неписаным правилом.

Джулиус стоял возле стойки портье и, увидев Лору, замахал ей обеими руками. Одет он был гораздо более легкомысленно, чем утром. Небесно-голубой льняной костюм в полоску полнил его и делал похожим на яркий воздушный шар. Лора улыбнулась при виде забавной фигуры Крепа и протянула ему руки. Он склонился и галантно поцеловал кончики ее пальцев, пощекотав их усами.

Они направились в бар; молодой официант встретил их У входа и усадил за уютный столик на двоих.

На столе уже стояли блюдо с канапе, маленькие тарелочки с маслинами, орешками, крекерами и шампанское, охлаждавшееся в серебряном ведерке со льдом. Лора с интересом разглядывала посетителей бара: веселые, беззаботные лица, дорогие украшения, изысканные наряды…

— Я очень рад, что ты пришла, — улыбнулся Джулиус. — Дженифер просила передать тебе привет. Она идет на поправку. Ужасно не хотелось «покидать ее, но пришлось вернуться. Бизнес — думаю, ты меня понимаешь.

Но Дженифер чувствовала себя хорошо, поэтому я со спокойной душой оставил ее там.

Затем он подробно рассказал Лоре о клинике, в которой лежала Дженифер, о прекрасных врачах, вышколенном обслуживающем персонале и о том, что Дженифер могли бы уже выписать, но он настоял на том, чтобы она пробыла в клинике еще пару дней, хорошенько отдохнула и окончательно пришла в себя…

— Представляю себе Дженифер в роли пациентки! — заметила Лора. — Наверное, она там всем дает прикурить.

— Ты права, — улыбнулся Джулиус. — На месте ей не сидится, и все врачи и сестры пляшут под ее дудку. Но в одном я точно уверен: пока она там, пить и танцевать ей точно не позволят.

— А когда же ее выпишут?

— В среду утром. За ней приедет машина и отвезет в аэропорт. А здесь Дженифер тоже встретит мой шофер и привезет домой. Жаль, что я не смог остаться с ней до среды. — Он вздохнул и принялся за маслины.

Некоторое время они сидели молча и Лора наблюдала, как Креп быстро поглощает закуски.

«Однако у него хороший аппетит, — улыбаясь, думала она. — Человеку с такой комплекцией не мешало бы ограничивать себя в еде».

— Я уговаривал Дженифер некоторое время пожить… так сказать, под моей опекой, но куда там! Она категорически отказалась! Я убеждал ее, что первое время ей нужен покой и полупостельный режим, не ты, же знаешь нашу мисс Независимость!

— Боюсь, что Дженифер, вернувшись, сразу же побежит на работу, — озабоченно сказала Лора.

— Господи, если бы ты знала, чего мне стоило убедить ее не делать этого! — воскликнул Джулиус. — Она обещала, но я не уверен, что она сдержит слово.

— Посмотрим, — сказала Лора. — Джен любит находиться среди людей и чувствовать себя нужной.

— Будь моя воля, она бы никогда в жизни не работала! — В голосе Крепа прозвучали возмущенные нотки. — Я бы обеспечил ей достойную жизнь, она купалась бы в роскоши… А, да что там говорить! — Он махнул рукой и снова принялся за еду.

— Ты и так очень много сделал для нее, — мягко сказала Лора. — Дженифер очень тебе благодарна за помощь, и я, разумеется, тоже.

— Лора, о чем ты говоришь? Что такого я сделал? — искренне удивился Джулиус. — Помог молодой девушке, попавшей в сложную ситуацию? — Внезапно на его лице появилась лукавая улыбка. — Зато мне выпало счастье лицезреть мою маленькую куколку Дженифер в прозрачном шелковом пеньюаре, под которым была надета такая же прозрачная сорочка! — И он громко рассмеялся.

Лора, немного смутившись, воскликнула:

— Джулиус, ты можешь побыть серьезным хоть пять минут?

— Не могу, моя драгоценная, не могу! — И он снова засмеялся, довольный своей удачной шуткой.

Когда с аперитивом было покончено. Креп спросил:

— Останемся здесь или пойдем ужинать в ресторан?

— В ресторан!

Они поднялись из-за стола, снова пересекли холл отеля и направились в ресторан «Людовик XV». При входе их встретил метрдотель, проводил до столика, а мгновенно появившийся официант предложил меню.

Пока они выбирали блюда и вино, Лора с интересом разглядывала зал — помпезный, с гигантскими зеркалами, большими хрустальными люстрами, сверкавшими под потолком, и столами, на которых в изящных вазах стояли букеты цветов. На белых накрахмаленных скатертях сияло столовое серебро, дорогой фарфор и хрусталь.

Джулиус и Лора возобновили беседу, предметом которой снова оказалась Дженифер и ее здоровье. Крепу очень хотелось расспросить у Лоры о любовнике Дженифер, по милости которого она попала в больницу, но он понимал, что его вопросы могут прозвучать бестактно.

«Спрашивать напрямую — нехорошо, значит, к этой теме нужно подбираться исподволь», — решил Джулиус.

— Я уже говорил тебе, Лора, что мне очень нравится Дженифер, — задумчиво произнес он. — То, что с ней случилось, — ужасно, и я рад, что сумел помочь ей выпутаться из этой ситуации. Жаль только, этот мерзавец не разделил ответственности с Дженифер.

Лора некоторое время молчала, а потом спросила:

— Она рассказывала тебе о нем?

— Нет. Не мог же я учинить ей допрос, видя, в каком тяжелом состоянии она находится! Она… собирается продолжать с ним отношения?

— Нет! — воскликнула Лора. — Дженифер давно дала ему отставку, а уж когда узнала, какую подлость он ей подстроил… О возобновлении отношений не может быть и речи!

Креп плотно сжал губы, его глаза гневно сверкнули.

— Если она… снова спутается с ним, это будет самой большой ее ошибкой!

— Джулиус, уверяю тебя, кроме отвращения, Дженифер никаких чувств к нему не испытывает.

— А сколько времени они были вместе?

— Примерно год или чуть больше.

— Это много! — сказал Джулиус, чувствуя, как его охватывает ревность. — Что же их удерживало вместе?

— Дженифер встречалась с ним от скуки, очень редко; ей хотелось иметь близкого друга, чтобы он заботился о ней… — начала объяснять Лора, но Креп неожиданно перебил ее.

— Получается, что и со мной она встречается, как ты выражаешься, «от скуки»! — огорченно произнес он. — Очень редко… просто чтобы убить время!

— Ну зачем ты так говоришь, Джулиус? — возразила Лора. — Если бы ты был Дженифер неприятен, она не стала бы общаться с тобой, уверяю тебя! Я слишком хорошо ее знаю.

Креп неопределенно пожал плечами.

— Джулиус… — Лора замялась, но потом все-таки спросила:

— Могу я задать тебе очень личный вопрос?

Он вскинул голову и улыбнулся:

— Ты хочешь спросить, женат ли я? Да, Лора, я женат, и давно, но мы живем раздельно. Моя жена в отличие от меня не любит шумные вечеринки с друзьями, путешествия, рестораны… Нас уже давно ничто не связывает. Детей у нас нет, все наши попытки завести их оканчивались неудачей, так что…

Лора мгновенно вспомнила странную фразу Джулиуса, сказанную им перед тем, как отправить Дженифер в аэропорт: «Мне приходилось сталкиваться с подобными ситуациями». Теперь она поняла, что он имел в виду.

— Но я не собираюсь с ней разводиться, — продолжал Джулиус. — Несмотря на все наши проблемы, мы остаемся хорошими друзьями, хотя каждый из нас живет собственной жизнью.

Лора долго молчала, не решаясь задать ему еще один важный вопрос, но потом все-таки осмелилась.

— Джулиус, так чего же ты хочешь от Дженифер? Какого рода отношения можешь ей предложить? Стать твоей любовницей?

Креп усмехнулся и отрицательно покачал головой.

— Нет, детка, ты не права. Я вовсе не хочу сделать Дженифер просто своей любовницей! — горячо ответил он. — Я хочу заботиться о ней, покупать дорогие наряды, водить по ресторанам, вместе путешествовать. Я люблю Дженифер и желаю ей только добра. Понимаешь, я хотел бы… сделать Дженифер главной целью моей жизни, хотел бы быть ей нужным, полезным. Ты будешь смеяться, Лора, но порой мне кажется, что Дженифер может стать мне не только любовницей, но и дочерью. Да, да, именно дочерью!

Лора молчала, внимательно слушая откровения Джулиуса, и не могла для себя решить, верить его словам или нет.

— Может, мои рассуждения покажутся тебе старомодными, — продолжал Джулиус, — ведь ты еще очень молода, но я придерживаюсь традиционных взглядов на брак и семью, поэтому не собираюсь разводиться с женой, какие бы отношения между нами ни существовали.

— Твои взгляды вовсе не старомодные! — возразила Лора. — А что касается Дженифер, то ей действительно нужен человек, который бы опекал ее и заботился о ней.

— Знаешь, о чем я хочу серьезно с ней поговорить? О том, чтобы она бросила эту работу, — заявил Джулиус. — Я готов давать ей столько денег, сколько потребуется, лишь бы она оставила свой ночной клуб.

— А что тебе не нравится?

Джулиус усмехнулся.

— Мне как клиенту нравится посещать его. Но я не хочу, чтобы Дженифер там работала. Посуди сама, Лора: ну что за радость — носиться до поздней ночи между столиками, за которыми сидят подвыпившие посетители, обслуживать их, угождать?..

«Согласится ли Дженифер променять шумную, хлопотную, но свободную жизнь на богатое, но скучноватое существование рядом с миллионером? — думала Лора. — На безропотное подчинение и готовность выполнять любые его желания и прихоти? Сомневаюсь., . Но сейчас Дженифер действительно нуждается во внимании и заботе, и Джулиус сможет ей их дать. Только он, и никто другой».

— Знаешь, Лора, — продолжал тем временем Креп, — признаюсь тебе откровенно: наши взаимоотношения с Дженифер меня озадачивают. Я способен в этой жизни на очень многое, добился всего своим трудом, привык получать все, что захочу, но никак не могу добиться расположения молодой девушки! Ну почему, Лора? Я готов ради нее на все, а она… По-моему, Дженифер просто играет со мной. Как ты думаешь?

Лоре показалось, что в голосе Крепа прозвучали нотки отчаяния, и ей стало жаль его.

— Джулиус, когда Дженифер вернется, я поговорю с ней о тебе, — сказала она.

— Правда? — обрадовался Креп. — А что ты ей скажешь?

— Не волнуйся, я найду нужные слова, — улыбнулась Лора. — Попытаюсь убедить ее в искренности твоих чувств и намерений.

— Спасибо, Лора, буду очень тебе признателен! — воскликнул Креп. — Вот только… захочет ли Дженифер поверить в это?

— Многое зависит от тебя самого, — уклончиво ответила Лора.

«Пожелает ли Дженифер прислушаться к моим словам и взглянуть на Джулиуса другими глазами? — подумала она. — Ведь, в сущности, он неплохой человек, обладает многими ценными качествами. Но его облик, манеры, вкус оставляют желать лучшего. У него симпатичное лицо, выразительные голубые глаза, добрая улыбка. А вот усы… Они портят его. Вне всякого сомнения, он должен заняться собой: сбросить лишний вес, отказаться от этих безвкусных костюмов, следить за своими манерами, выражениями… Пойдет ли он на такие жертвы ради Дженифер? Ведь он уже немолод, а с возрастом труднее заставить себя измениться».

Тем временем Креп рассказывал Лоре о своей жизни и о том, как ему удалось сколотить капитал и стать одним из влиятельных бизнесменов, с чьим мнением считаются не Только в Монако, но и в других европейских странах. Лора с удивлением узнала о том, что начинал Джулиус с торговли в маленьком магазинчике, оставленном ему отцом, а свой первый миллион заработал в двадцать семь лет.

Лоре нравилось, что Джулиус рассказывает о себе не с гордостью и самолюбованием, характерными для богатых людей, а с юмором, не скрывая, что и у него случались срывы, провалы и неудачи.

— Джулиус, а что, по-твоему, главное для делового человека? — спросила Лора.

— Знаешь, детка, я сказал бы, что самое главное — это чутье, — немного подумав, серьезно ответил Креп. — А оно у меня с детства было хорошо развито и крайне редко подводило. Ну… что-то вроде интуиции, подсказывающей тебе, удачной будет сделка или нет и стоит ли вообще ее совершать. Да, у меня в жизни случались неудачи, но я не зацикливался на отрицательных результатах, а анализировал причины и двигался дальше. Я ведь, Лора, оптимист! Подумаешь, неудачи! Меня ими не напугаешь!

Слушая Джулиуса, Лора все больше и больше проникалась к нему доверием и утверждалась в мысли, что Дженифер следует принимать его таким, какой он есть: умным, проницательным, с чувством юмора, щедрым и добрым.

Они покинули ресторан около десяти. Джулиус проводил Лору до дома и на прощание сказал:

— Спасибо за чудесный вечер, Лора. Мне было очень приятно встретиться и поговорить с тобой. — Он улыбнулся и расцеловал ее в обе щеки. — Через два дня я отправляюсь по делам за границу и вернусь в Монако в середине августа. Так что некоторое время мы не увидимся, а жаль!

— Ты уезжаешь? — огорчилась Лора.

— Да, мне предстоит длительная деловая поездка, но я буду часто звонить, так что забыть обо мне вам не удастся! — рассмеялся Креп. — А тебе, Лора, желаю успехов в учебе.

Ты умница и, вне всякого сомнения, многого добьешься в жизни. Поверь мне, уж я-то в этих вещах хорошо разбираюсь!

Лора благодарно улыбнулась ему.

— Счастливо, детка! До скорой встречи! Позаботься о Дженифер, обещаешь?


В клинике наступило время для посещений, но Дженифер никого не ждала — она знала, что Джулиус улетел в Монако. Дженифер удивлялась: она остро ощущала одиночество и искренне сожалела, что Джулиус не придет ее навестить.

— Прости, что покидаю тебя, но в Монако меня ждут очень важные деловые встречи, отменить которые не в силах даже ты, моя очаровательная мисс Морган! — объяснил он перед отъездом.

Дженифер вздохнула и стала рассеянно перелистывать журнал «Бог», но созерцание фотомоделей в модных элегантных туалетах не вдохновляло. Она скучала, ей надоело лежать в больнице, и мысль о том, что придется провести здесь еще несколько дней, удручала ее.

Она отложила в сторону журнал, закрыла глаза и вдруг услышала знакомый женский голос:

— Привет, моя дорогая! Ты спишь?

Дженифер встрепенулась и увидела входящую в палату… Кэролайн! Господи, какая радость! Какая приятная неожиданность!

— Кэролайн, как ты меня разыскала? — воскликнула Дженифер. — Откуда ты… Как замечательно!

Подруга подошла к постели, присела на край, обняла Дженифер, и они расцеловались.

— Мне позвонила Лора и сообщила, что ты находишься в Лондоне. Разве я могла упустить такой великолепный шанс увидеться с тобой?

На бледном лице Дженифер засияла счастливая улыбка.

— Господи, как же я по тебе соскучилась, Кэролайн! Ты молодец, что пришла ко мне! Лора рассказала тебе… обо всем, что со мной случилось?

— Да, рассказала. — В голосе Кэролайн прозвучали печальные нотки. — Я все о тебе знаю, дорогая, и очень переживаю случившееся.

— Ерунда! — Дженифер беспечно махнула рукой. — Я уже в полном порядке, не волнуйся за меня!

Кэролайн обвела взглядом больничную палату, уставленную многочисленными букетами, и, лукаво улыбнувшись, произнесла:

— Ого, я вижу, толстячок миллионер Джулиус Креп скрашивает твое больничное существование! Какие роскошные цветы!

Дженифер весело засмеялась.

— Да, старается. Жаль только, он уехал.

— Это прогресс! — воскликнула Кэролайн.

— О чем ты? — недоуменно протянула Дженифер.

— Да о том, что ты уже жалеешь, когда его нет рядом!

— Ну… не то чтобы очень жалею, — замялась Дженифер. — Но… знаешь, Кэролайн, Джулиус — очень неплохой человек, и если бы не он… страшно подумать, чем бы все могло кончиться!

В темных больших глазах Кэролайн промелькнула тревога.

— Слушай, а что же будет потом? — немного помолчав, спросила она.

— Когда потом?

— Когда тебя выпишут из больницы и ты вернешься в Монако? Наступит долгожданная райская жизнь с миллионером?

Дженифер пожала плечами.

— Я пока ничего не решила. Знаешь, меня многое привлекает в Джулиусе, но многое и отталкивает, — честно призналась она. — Уж слишком он противоречивая натура.

Он уехал из Монако до середины августа, так что у меня будет достаточно времени для размышлений.

— Чем ты собираешься заняться, когда вернешься в Монте-Карло? — спросила Кэролайн.

Дженифер на минуту задумалась.

— Вообще-то я хотела бы сразу же выйти на работу, но Джулиус уговорил меня подождать недельку-другую. Так что, вернувшись в Монте-Карло, я буду проводить время на пляже; — Она мечтательно улыбнулась. Затем окинула подругу пристальным взглядом и сказала:

— Так странно видеть тебя без загара, в строгом деловом костюме, а не в легком платье, Кэролайн! Расскажи, чем ты сейчас занимаешься, а то говорим только о моих делах.

— Работаю в отцовской юридической фирме, — ответила Кэролайн. — Я уже рассказывала вам с Лорой, что мой старший брат не захотел продолжать семейный бизнес и уехал в Штаты, поэтому мне пришлось заменить его.

— Значит, ты не собираешься возвращаться в Монако? — огорчилась Дженифер. — А мы-то с Лорой так надеялись, что ты приедешь и мы заживем втроем, как в былые времена!

— Скоро я возьму отпуск и обязательно приеду к вам! — заверила ее Кэролайн.

— Как здорово! — захлопала в ладоши Дженифер. — Мы снова будем вместе ходить на пляж, сводим тебя в наш ночной клуб, поближе познакомишься с Джулиусом! Кэролайн, приезжай поскорее, мы будем тебя ждать!

Девушки проговорили до самого вечера, пока в палату не заглянула медсестра и не напомнила, что время посещения больных уже закончилось. Они распрощались, Кэролайн ушла, пообещав навестить подругу на следующий день, а Дженифер, устало откинувшись на подушки, снова принялась размышлять о Джулиусе Крепе.

Как ей отблагодарить его за то, что в тяжелый, драматический момент ее жизни он пришел на помощь? Что им двигало: искреннее сочувствие или же желание продемонстрировать свою душевную щедрость? Если она сумеет убедить себя в том, что жить под покровительством могущественного миллионера Крепа удобно и выгодно, то не надоест ли ей скоро быть его тенью и зависеть от его прихотей?

Глава 16

На следующее утро Лора проснулась поздно, разбитая и с головной болью.

«Да… видимо, посещение ресторана не прошло бесследно, — с сожалением подумала она. — И зачем я пила так много шампанского?»

Единственное, что радовало и немного утешало Лору, — сегодня суббота, на работу идти не надо и можно спокойно отдохнуть и привести себя в порядок. Правда, еще несколько дней назад она предполагала на выходные позаниматься, но ведь не будет же голова болеть весь день?

Надо заставить себя встать, умыться, принять душ, позавтракать и засесть за книги.

Задания, присланные накануне, не содержали какого-либо сложного материала, и Лора надеялась легко их одолеть. Сегодня она выучит раздел «Существующая практика регулирования разницы между себестоимостью и продажной ценой», а в воскресенье — «Права клиентов».

Лора встала с постели и направилась в ванную. Стоя под упругими, прохладными струями душа, она размышляла о предложении Джона Уилдера сдать экзамены не заочно, по результатам присланных ответов, а поехать в Нью-Йорк самой. Там, в могущественной финансовой империи «Хаусон Мэй интернэшнл» на Уолл-стрит, она сдаст экзамены и получит диплом. Но сдаст ли? И как отнесется шеф к ее отъезду? Лора очень рассчитывала на то, что хорошей работой и похвальным прилежанием она заслужила право на отпуск. В конце концов шеф тоже заинтересован в том, чтобы иметь в штате дипломированного специалиста, чья высокая квалификация позволяет решать сложные финансовые вопросы.

После завтрака Лора позвонила Дженифер. Голос подруги звучал уже бодро. Дженифер поведала о визите Кэролайн и о том, что мечтает поскорее вернуться в Монте-Карло.

Короткая беседа развеселила Лору. Она очень соскучилась по Дженифер и тоже ждала ее возвращения.

Повесив трубку, Лора решила, что пора садиться за учебники. Но едва она расположилась со своими книгами и тетрадями на диване в гостиной, как в дверном проеме возникла Генриетта.

— Доброе утро! — сказала она. — Хочешь кофе? Я только что сварила.

Лора подняла голову и удивленно взглянула на соседку.

Вид у Генриетты был смущенный, а в голосе слышались заискивающие интонации.

— Доброе утро! — ответила Лора. — Спасибо, я с удовольствием составлю тебе компанию.

Она все еще держалась с Генриеттой подчеркнуто сухо и отстранение, не в силах простить ей бездарного «лечения» Дженифер. И то, что Лора позволила Генриетте вернуться, ни в коем случае не означало примирения.

Квентин несколько раз беседовал с Лорой, пытаясь убедить ее в том, что главной виновницей случившегося является сама Дженифер, но она оставалась непреклонна.

И вот теперь Лора внезапно осознала, что чересчур строго судила Генриетту, не желая отыскать для ее действий хоть каких-нибудь оправданий. Ведь, в сущности, та искренне хотела помочь подруге, попавшей в беду; другое дело, что не подумала о тяжелых последствиях и надеялась, что все закончится благополучно.

— Пойдем на кухню? — предложила Генриетта.

— Пойдем!

Генриетта повернулась спиной, и Лора вдруг заметила, что на затылке у нее торчат обожженные пряди волос.

Словно кто-то специально выжег ее черные волосы, образовав круг!

— Генриетта» что это у тебя на затылке? — воскликнула Лора. — Что случилось?

Соседка обернулась, вздохнула и печально махнула рукой.

— И не спрашивай! Я сожгла волосы.

— Как?

— А вот так! — Генриетта нахмурилась и принялась торопливо объяснять:

— Представляешь, вчера вечером собиралась на работу. Времени было в обрез, а я вымыла голову и хотела ее быстро высушить.

— И что же?

— Я не нашла фен и решила воспользоваться горячим утюгом!

— Господи, как же тебе могло прийти в голову сушить волосы утюгом? — И Лора, не сдержавшись, громко рассмеялась. — Первый раз слышу о таком оригинальном способе!

Генриетта хмыкнула.

— Вот и получилось, что теперь у меня на затылке плешь!

Спасибо, вовремя остановилась, а то вообще осталась бы лысой! Ума не приложу, чем ее прикрыть! Господи, что же делать?

Лора, не переставая смеяться, достала из шкафа ножницы и решительно заявила:

— Нет, в таком виде показываться в клубе нельзя! Там тебя просто засмеют! Давай я попробую что-нибудь сделать.

— Ты думаешь, это возможно? — с сомнением в голосе произнесла Генриетта.

— Конечно! Бери стул и садись!

Усадив Генриетту, Лора встала за ее спиной, аккуратно срезала обожженные концы, а уцелевшие волосы красиво уложила большим узлом на затылке. Затем придирчиво оглядела свою работу со всех сторон и осталась довольна.

— Ну вот, теперь никто ничего не заметит! — с удовлетворением произнесла она. — Вечером можешь смело отправляться в ночной клуб!

Генриетта подбежала к большому зеркалу, висевшему на стене и встав боком, стала разглядывать свое отражение.

— Лора! Ты гений! — радостно воскликнула она. — Действительно, ничего не видно! Большое спасибо!

Лора, улыбаясь, смотрела на безвкусно накрашенное лицо девушки с густо подведенными черным карандашом глазами и бровями, ярко-красными румянами и накладными ресницами, а потом предложила:

— Послушай, Генриетта… Давай немного изменим твой макияж?

— А что, тебе не нравится, как я накрашена? — удивилась соседка, искренне полагавшая, что чем больше на лице косметики, тем оно привлекательнее.

— Видишь ли… ты симпатичная, у тебя хорошие черты лица, но с косметикой явный перебор. Сейчас мы все смоем и накрасим тебя по-новому. — Лора пошла в свою спальню за косметическим набором.

Когда она вернулась, Генриетта молча, с покорным видом сидела на стуле и ждала. Лора очистила ее лицо от толстого слоя светлого грима и принялась объяснять:

— Смотри, жидкая пудра или грим должны подходить по тону к цвету кожи. От белого грима лицо выглядит безжизненным и напоминает маску. Накладные ресницы годятся для вечера, по утрам их носить не обязательно…

Генриетта молча слушала Лору, наблюдая за ее действиями.

— .. И никаких ярких румян — их используют только для того, чтобы подчеркнуть нежность кожи и придать лицу более совершенную форму. Яркая помада годится лишь для вечернего освещения, а утром и днем лучше пользоваться светлой…

Наконец Лора закончила, отошла на несколько шагов и внимательно всмотрелась в лицо Генриетты.

— Ну вот, теперь отлично! — воскликнула она. — Пойди, посмотрись в зеркало!

Генриетта нетерпеливо вскочила со стула и, подбежав к зеркалу, принялась изучающе себя рассматривать.

— И правда, хорошо! — одобрила она. — Сегодня вечером в «Диско» меня никто не узнает! — Генриетта радостно засмеялась. — Подумают, что Квентин привел новую «куколку»! — Она еще немного покрутилась перед зеркалом, а потом искренне воскликнула:

— Лора, ты просто волшебница! Думаю, что с новым лицом и у меня начнется время перемен!

Лора, улыбаясь, глядела на Генриетту. Ей было радостно оттого, что лед отчуждения, долго существовавший между ними, наконец растаял.

— Знаешь, я утром разговаривала по телефону с Дженифер, — сказала она.

— Да? Ну как у нее дела? — взволнованно спросила Генриетта.

— Ей уже лучше, и через несколько дней она возвращается домой!

— Господи, как я рада, что все закончилось благополучно! — искренне воскликнула Генриетта. — Значит, все обошлось!

— Да, к счастью! — Лора немного помолчала, а потом добавила:

— Ну а мне, пожалуй, пора заняться учебой.


Дженифер сидела в салоне самолета и, глядя в иллюминатор, любовалась изумрудно-голубым Средиземным морем, плескавшимся далеко внизу. Самолет начал заходить на посадку, монотонный шум моторов сделался резче, и вскоре Дженифер сумела различить стремительно приближающееся здание аэропорта Ниццы. Через несколько минут колеса шасси коснулись посадочной полосы, и Дженифер закрыла глаза, чтобы не видеть мелькающие с бешеной скоростью силуэты деревьев. Самолет прокатился по летному полю, постепенно замедляя ход, и наконец остановился.

Дженифер облегченно вздохнула и открыла глаза. Не то чтобы она боялась самолетов, но взлет и посадка всегда вызывали в ней тревожные чувства.

Вместе с другими пассажирами она спустилась по металлическим ступеням трапа и направилась в здание аэропорта. У Дженифер не было с собой багажа, поэтому она сразу же подошла к стойке паспортного контроля, где два молодых офицера, улыбаясь, больше глазели на ее стройные ноги, чем в паспорт.

В толпе пассажиров и встречающих Дженифер заметила шофера Джулиуса Крепа в темно-синей униформе и поспешила к нему. Он вежливо поздоровался, взял ее сумку и подвел к красному «мерседесу». Открыв заднюю дверцу, шофер помог Дженифер сесть, и машина тронулась с места.

Дженифер откинулась на спинку сиденья и, глядя в окно, размышляла о том, как все-таки хорошо иметь «мерседес» с личным шофером. Не стоять в очереди на автобус, доставляющий прибывших пассажиров в город, не ждать такси…

Господи, когда же она будет богатой — и будет ли? Казалось бы, вот оно, богатство, рядом: только нырни под крылышко Джулиуса Крепа, и все мечты станут явью, а желания исполнятся! Но мысль о том, что за все это придется расплачиваться, пугала Дженифер. Она и так в большом долгу перед Крепом, а в том, что он потребует с нее плату, Дженифер ни минуты не сомневалась. Оказаться с ним в постели… Об этом страшно подумать!

Чтобы отвлечься от неприятных мыслей, Дженифер постаралась сосредоточиться на знакомом пейзаже, мелькавшем за окном автомобиля. Как все-таки замечательно, что она возвращается в Монако! Даже не верится, что ее не было целую неделю. Все то же изумрудно-голубое море, сверкающее на солнце слева от дороги, прекрасные пляжи с чистым желтым песком, яркими зонтиками и широкими тентами, просторная Английская набережная, по обеим сторонам которой растут высокие, тянущиеся к небу пальмы, шумные толпы нарядных людей, гуляющих по улицам, потоки разноцветных машин… Неужели неделю назад она была на грани жизни и смерти? Дженифер казалось, будто страшные события случились не с ней, а с кем-то другим, будто она прочитала о них в книге или увидела во сне.

«Мерседес» бесшумно подъехал к «Мерибель». Дженифер поблагодарила шофера, вышла из машины и направилась в вестибюль. Поднявшись на лифте на шестой этаж, она открыла дверь квартиры и на пороге столкнулась с Генриеттой. Они обнялись, расцеловались, и Дженифер с удивлением заметила, что за время ее отсутствия подруга очень похорошела.

— Генриетта, тебя просто не узнать! — воскликнула она. — Ты так изменилась! Новая прическа, и глаза подкрашены по-другому!

Генриетта, довольная похвалой, с гордостью объяснила:

— Это Лора меня научила так краситься и сделала мне новую прическу. Тебе правда нравится?

— Очень! — искренне произнесла Дженифер, оглядывая подругу. — А кстати, где Лора?

— На работе, но она обещала по случаю твоего приезда вернуться пораньше, около шести. — Генриетта немного помолчала. — Дженифер… ты прости меня, пожалуйста, за то, что я… Ну в общем, ты понимаешь…

Дженифер махнула рукой.

— Да ладно, что там! Лучше дай мне горячего чаю, а то я умираю от жажды!

— Ой, Дженифер… — засуетилась Генриетта. — Конечно! Сейчас я все приготовлю.

Они прошли на кухню, и Генриетта, готовя чай, принялась торопливо говорить:

— Понимаешь, Джен, я действительно хотела тебе помочь. Ты мне веришь?

— Разумеется, верю!

— А вот Лора…

— Что, сильно тебе от нее досталось? — усмехнулась Дженифер.

Генриетта кивнула и призналась:

— Да, она долго злилась на меня, игнорировала и только недавно сменила гнев на милость. Видишь, даже сделала мне новую прическу! — Она кокетливо дотронулась рукой до черной пряди, упавшей на лоб. — Понимаешь, она почему-то решила, что я бросила тебя и сбежала.

— То есть? — удивилась Дженифер.

— Когда с тобой случился весь этот кошмар, я очень испугалась и хотела бежать к Квентину, чтобы вызвать «Скорую помощь». В дверях я столкнулась с Лорой… Я сразу же поняла, что она что-нибудь придумает… Ведь если бы тебя отправили в местный госпиталь, то у нас могли возникнуть серьезные проблемы. Надеюсь, ты понимаешь, что я имею в виду?

— Понимаю.

— Так вот, я спряталась под лестницей и через несколько минут увидела, как к дому подъехал Креп с медсестрой.

Их появление меня немного успокоило, хотя я очень за тебя переживала. Господи, если бы ты знала, как я молилась, чтобы ты выздоровела!

Дженифер кивнула и усмехнулась. Да, она действительно здорова, все нормализовалось, если не считать того обстоятельства, что теперь она вечная должница Крепа. Как говорится, из огня да в полымя!

— Ладно, Генриетта, все нормально, — примирительным тоном произнесла Дженифер и, неожиданно лукаво подмигнув, спросила:

— Расскажи лучше, как он поживает.

— Кто «он»? — озадаченно спросила Генриетта.

— Как кто? Квентин, разумеется!

— Ах, Квентин… А что рассказывать? Как всегда, сияет ослепительной улыбкой, весел, шутлив… Знаешь, после того как я сменила прическу и макияж, Квентин не отходит от меня ни на минуту. — Она довольно хихикнула. — Говорит, что в диком восторге от моего нового имиджа!

— Вот как?

Дженифер вдруг почувствовала укол ревности и очень удивилась. Она ревнует Квентина к Генриетте? Глупо и смешно. Он много раз и намекал ей, и прямо предлагал совместить служебные отношения с личными, но она всегда отвергала его. Генриетта оказалась более сговорчивой, вот и все. Такой мужчина, как Квентин, никогда не согласится играть роль неудачника-воздыхателя.

— И как далеко зашли ваши отношения? — поинтересовалась Дженифер.

Генриетта захихикала:

— Чем меньше вопросов, тем меньше лжи!

Дженифер внезапно вспомнила, что уже слышала эту фразу от Джулиуса, вот только в связи с чем он ее произнес?..

«Ну вот, опять этот Джулиус! — недовольно подумала она. — Что-то я слишком часто вспоминаю о нем! Если и дальше так пойдет, то скоро мысли о нем превратятся в навязчивую идею!»

Она усмехнулась и сказала:

— Можешь не темнить, подруга! И так все ясно. Ну и какой он любовник? Так же хорош в постели, как и в жизни?

— Дженифер, перестань! — воскликнула Генриетта, закатив глаза. — Твои откровенные вопросы вгоняют в краску такую скромницу, как я!

И они весело рассмеялись.

— Ладно, скромница, больше не буду тебя смущать! Расскажи мне, как идут дела в клубе. Посетителей много?

— Там все нормально, от посетителей отбоя нет, — ответила Генриетта. — Кстати, Квентин все время спрашивает о тебе. Надеется, что в самое ближайшее время ты вернешься в «Диско».

— Вот как? Что ж, рада слышать, что он по достоинству оценил мои скромные заслуги! — насмешливо произнесла Дженифер— Но Джулиус настаивает на том, чтобы я бросила работу. Даже не знаю, как мне поступить.

— Послушай, что я тебе скажу: пока ни о чем не думай и не принимай никаких решений, — неожиданно серьезным тоном сказала Генриетта. — Время покажет, как тебе поступить. Кстати, твой дядюшка Креп строго велел нам с Лорой присматривать за тобой, следить, чтобы ты вовремя ложилась спать. — Она улыбнулась. — Понятно?

Скоро придет Лора, мы поужинаем, а потом уложим тебя баиньки. — Генриетта протянула Дженифер чашку с чаем…

— Отлично! Это именно то, о чем я мечтала.

Дженифер прихлебывала чай, слушая болтовню Генриетты, и мечтательно думала о том, как они с Лорой сходят вечером в «Кафе де Пари», а потом, возможно, заглянут к Квентину в «Диско». Что же касается просьб Крепа присматривать за ней и следить за ее образом жизни — на них не стоит обращать внимание.

«Вряд ли Лора и Генриетта будут слишком строги, — утешала себя Дженифер. — Лора целый день на работе, Генриетта, наоборот, днем отсыпается, а вечером снова отправляется в клуб».

В седьмом часу вечера появилась Лора. Увидев Дженифер, она страшно обрадовалась и так крепко обняла подругу, что та еле устояла на ногах. Им казалось, что они давным-давно не виделись, поэтому обе говорили, перебивая друг друга, смеясь и плача одновременно, и никак не могли наговориться.

Генриетта тем временем приготовила ужин и позвала подруг на кухню. Лора быстренько переоделась, сменив строгий деловой костюм на любимые слаксы и футболку, и девушки расселись вокруг кухонного стола. Они отдали должное волованам с креветками и салату, запивая их холодным белым вином. Им о многом надо было поговорить, и разговор перескакивал с одного на другое, то и дело прерываясь взрывами смеха. Около девяти Генриетта начала собираться в «Диско», а Лора и Дженифер решили выпить по чашечке кофе на балконе.

Удобно расположившись в креслах-качалках, они неторопливо беседовали и любовались растущими в саду гигантскими кактусами и огромными пальмами, отбрасывавшими на газон длинные причудливые тени.

— И что теперь? — вдруг спросила Лора.

— Ты о чем? — с нарочитым удивлением отозвалась Дженифер.

Она прекрасно понимала, что имела в виду подруга, но в такой чудесный тихий вечер строить планы на дальнейшую жизнь совершенно не хотелось.

— Чем ты собираешься заняться? — продолжала Лора. — Ты что-нибудь решила?

Дженифер неопределенно пожала плечами. О каких решениях и планах на жизнь можно говорить, когда впереди у нее целая неделя свободы? Время, которое принадлежит только ей. Никаких обязательств, неотложных дел, спешки… Разве она не заслужила эту неделю, в течение которой можно делать все, что душа пожелает? А главное, Джулиус вернется в Монте-Карло не раньше середины августа!

Дженифер улыбнулась:

— Лора, дорогая, ты же меня знаешь! Я никогда ничего не загадываю на будущее. Пусть все идет своим чередом.

Лора огорченно вздохнула и покачала головой. Дженифер хорошо знала свою подругу, настолько хорошо, что могла бы читать ее мысли, но делать это ей совершенно не хотелось…

Не желая продолжать эту скучную, с ее точки зрения, тему, она поднялась с кресла-качалки и, подойдя к перилам балкона, облокотилась на них. Ее взгляд рассеянно заскользил по противоположному крылу дома и остановился на одном из балконов.

— Лора! Лора! — вдруг вскрикнула она. — Смотри! Эта помойная крыса снова наблюдает за нами!

Лора подбежала к Дженифер.

— Когда только ему надоест шпионить! — презрительно бросила она.

— Извращенец! — громко крикнула Дженифер, глядя на блестевшие линзы бинокля, и изогнулась в вызывающей позе.

— Что ты делаешь? — поразилась Лора.

— раз ему нравится глазеть на нас, надо доставить ему удовольствие! — весело рассмеялась Дженифер. — Пусть этот ублюдок знает, что мы его не боимся! — И она показала соглядатаю язык.

Лора покачала головой. В последнее время она тоже, как ни странно, свыклась с тем, что за ними постоянно наблюдают, и почти перестала бояться.

Девушки вернулись к прерванному занятию, не обращая больше внимания на блеск линз. Она решили игнорировать своего соглядатая. Может быть, и он, почувствовав их безразличие, утратит к ним интерес. Дженифер довольно потянулась. Ну разве может произойти еще что-нибудь плохое?


В воскресенье Лора встала пораньше и отправилась в булочную за свежими круассанами. Над возвышавшимися вдалеке горами медленно плыл густой туман, воздух был теплым и влажным.

«Сегодня буду заниматься весь день, — думала Лора. — И никаких развлечений. Хотя двенадцатое задание не слишком сложное, но все равно надо тщательно разобрать все. вопросы и выучить его назубок».

Мысль о том, что с каждым выполненным заданием она приближается к заветной цели, вдохновляла ее, радовала и немного тревожила. Удастся ли успешно сдать сложные экзамены, и если да, то где потом придется работать? Можно, конечно, пока оставаться у Фица, но диплом откроет перед ней иные, более заманчивые перспективы. Женева, Монтре, Мюнхен, Париж… Там больше возможностей сделать успешную карьеру, чем в крошечном княжестве Монако, которое Лора уже успела полюбить всем сердцем. Для ее честолюбивых планов лучше всего подходят, конечно, Штаты — многонациональная страна, где мирно уживаются разные культуры, нет собственных исторических традиций, а главное, отсутствует консерватизм во взглядах.

Лора прекрасно сознавала, что даже в крупных европейских городах на молодую девушку — брокера будут скорее всего смотреть скептически и с недоверием. Таковы уж консервативные представления и традиции старой Европы: мужчины делают карьеру, а женщины… обслуживают мужчин и ведут домашнее хозяйство. Женщина — биржевой маклер? Смешно!

Увлеченная собственными мыслями, Лора не заметила, как подошла к дверям булочной. Коренастая темноволосая хозяйка поспешила ей навстречу.

— Я вас слушаю, мадемуазель? — Ее маленькие черные глазки выжидательно смотрели на посетительницу.

Из булочной Лора вышла с пакетом из плотной коричневой бумаги, в котором лежали три теплых круассана и два длинных батона.

Вернувшись домой, Лора очень удивилась, увидев, что Дженифер уже поднялась и ожидает ее на кухне.

— Ты стала ранней пташкой? — улыбнулась Лора.

— Да нет. Просто привыкла в больнице рано просыпаться, — ответила Дженифер, ставя на стол чашки. — Думаю, все вернется на круги своя, как только я перестану бездельничать и начну опять работать ночами. Кстати, Лора, какие у тебя планы на сегодня?

— Собираюсь весь день зубрить! — твердо заявила Лора. — Но потом мы можем пойти пообедать в «Кафе де Пари». Что скажешь?

— Отлично! Только с одним условием: за обед плачу я! — торжественно объявила Дженифер. — Джулиус оставил мне денег — «на выздоровление», как он выразился, — И теперь ты намереваешься восстанавливать силы в кафе и ночных клубах? — рассмеялась Лора. — Вот уж не думала, что шампанское и танцы до упаду способствуют выздоровлению!

— Лора, перестань! — воскликнула Дженифер и тоже засмеялась. — Я буду тратить деньги Крепа экономно и не стану заглядывать во все рестораны подряд!

— Нет, Дженифер, ты неисправима! — вздохнула Лора. — Я уверена, что и твой воздыхатель дядюшка Креп тоже давно с этим смирился.

— За это он меня и любит! За мой веселый, неугомонный, взбалмошный характер! — заявила Дженифер, и в ее серых глазах запрыгали озорные огоньки.

Воскресенье прошло тихо и спокойно. Генриетта уехала к друзьям, Лора долго и прилежно занималась, а Дженифер, удобно расположившись в кресле-качалке на балконе, читала книгу. Иногда Лора поднимала голову и поглядывала через окно гостиной на подругу. Лицо Дженифер было спокойным, задумчивым и даже немного отрешенным. Казалось, она поглощена сюжетом книги или углубилась в собственные мысли.

«Надолго ли?» — скептически думала Лора.

Глава 17

Наступил август, и Лора начала готовиться к празднованию дня рождения. Она вообще любила отмечать свои дни рождения и приглашать гостей, но в этом году день был особенным. Ей исполнялся двадцать один год — ступень, за которой начиналась настоящая взрослая жизнь. Официальное совершеннолетие. Пора, когда девичьи мечты и надежды должны или исчезнуть, или стать реальностью.

Лора и Дженифер долго обсуждали, где и как отметить грядущее торжественное событие, и, перебрав множество вариантов, остановились на том, который с самого начала предлагала Дженифер: праздновать совершеннолетие Лоры в «Диско». Доводы подруги показались Лоре убедительными: Квентин выделит им для торжества небольшой зал, в котором можно будет разместить за столом примерно двадцать человек гостей и где никто им не будет мешать.

— Только подумай! — с воодушевлением говорила Дженифер. — Тебе не нужно будет самой готовить, а потом мыть посуду и прибираться. Кстати, Квентин согласился сделать скидку на заказанное спиртное. В общем, все, что от тебя требуется, — разослать приглашения и ждать гостей.

— Лора полностью согласилась с доводами подруги. Отмечать день рождения в «Диско» — единственно правильное решение, тем более что Генриетта, Дженифер и Квентин сами там работают. Оставалась одна проблема — Фиц. Как поступить с ним? Приглашать его с женой на день рождения в ночной клуб, где соберется в основном молодежь, казалось Лоре неуместным. Они, возможно, будут скучать там, а кроме того, прилично ли это?

Но проблема с Фицем разрешилась весьма неожиданным образом. Когда она поведала ему о своих планах, Патрик сам предложил отметить день ее рождения в узком кругу.

— О, это отличная идея, Фиц! — воскликнула Лора. — Но все-таки это мой день, и приглашать должна я. Может быть, вы согласитесь потом заглянуть в «Диско»?

— А во сколько начнется торжество?

— В десять вечера.

— Лора, дискотека — это не для меня, — со смехом заявил Фиц. — В десять я уже ложусь спать. Знаешь, давай поступим так: в половине восьмого встретимся в баре «У Гарри». Я приду с женой, а ты приведешь своих друзей.

Только скажи заранее, сколько их будет. Договорились?

— Договорились, — ответила Лора. — Я приду с Дженифер и Генриеттой. Хорошо?

— А я-то думал, что ты приведешь с собой весь Монте-Карло! — шутливо произнес Фиц.

Дома Лора занялась составлением списка гостей, но это оказалось не таким простым делом, как ей казалось раньше. Предварительно переговорив с друзьями, она выяснила, что некоторые хотят прийти не одни. Терри Мартин, как всегда, был окружен толпой самых замечательных личностей и норовил, естественно, привести их всех с собой.

— Терри, умоляю, ограничься несколькими! — просила Лора. — И сообщи точное количество.

Генриетта хотела взять с собой в клуб троих, друзей, Дженифер — двоих…

В общем, проблема количества приглашенных решалась непросто, и Лора всерьез опасалась, не окажется ли гостей намного больше, чем она ожидает.

Неделя перед днем рождения выдалась тяжелой. Лора много работала, приходила домой поздно, а по вечерам нужно было еще выкраивать время для занятий.

— Ты слишком много работаешь, — говорила ей Дженифер, заглядывая поздно вечером в гостиную и заставая одну и ту же картину: Лора за столом склонила голову над учебником. Дженифер одновременно восхищалась упорством подруги, завидовала ее трудолюбию и искренне жалела ее.

— Разве так можно? Работа и учеба, работа и учеба! — восклицала она.

— А что мне остается делать? — вздыхала Лора, поднимая голову от книги. — Никто же не будет готовиться за меня к экзаменам!

— Но ты совсем забыла о развлечениях! — укоряла ее Дженифер. — Если так и дальше пойдет, то скоро ты превратишься в настоящий «синий чулок»!

— Без труда не выловишь и рыбку из пруда, — отшучивалась Лора.

— Смотри, не перетрудись! — поддразнивала Дженифер.

— Об этом можно не волноваться. — У меня есть лучшая подруга Дженифер — она этого просто не допустит. — И Лора снова склонялась над книгами.


И вот долгожданный день наступил. Придя на работу рано утром, Лора увидела Фица, читающего «Уолл-стрит джорнэл». Она была уверена, что он поздравит ее, но Фиц лишь сделал таинственное лицо, подмигнул и снова уткнулся в газету. Лора удивилась, но не обиделась. Она поняла: если Патрик молчит, значит, готовит какой-то сюрприз.

Через некоторое время в офисе появился посыльный и вручил Лоре дюжину роскошных красных роз от Джона Уилдера. На карточке, приколотой к букету, было написано: «Прими мои искренние и сердечные поздравления! Пусть сегодняшний день станет для тебя счастливым началом новой, взрослой жизни! Дж. Уилдер».

Лора улыбнулась. Как все-таки приятно, что в такой день он не забыл о ней. А вот Фиц… Ладно, позднее все станет ясно..

Около четырех часов Патрик вышел из своего кабинета и, лукаво улыбнувшись, произнес:

— А теперь, Лора, отправляйся домой. На сегодня твой рабочий день закончился.

Лора попыталась протестовать, но он решительно прервал ее:

— Иди, иди! У тебя впереди торжественный вечер, и ты должна отлично выглядеть, дорогая. В последнее время ты очень много работаешь, и в этом моя вина. Нельзя так загружать молодую очаровательную девушку на пороге ее совершеннолетия! Сходи в парикмахерскую или салон красоты — в общем, туда, где женщины приводят себя в порядок перед ответственным мероприятием. Сегодня вечером ты должна выглядеть настоящей королевой бала!

Он вручил Лоре двести франков и снова таинственно подмигнул.

«Двухсот франков вполне хватило бы на то, чтобы несколько раз постричься и привести себя в порядок! Но… день рождения бывает раз в году, поэтому нечего экономить!» Рассудив таким образом, Лора направилась на бульвар Муленс, в один из самых престижных в городе парикмахерских салонов.

Едва она открыла дверь, как ей навстречу вышел молодой итальянец-парикмахер, любезно поздоровался и подвел к креслу. Итальянец был худощавый, высокий, с длинным носом и большими выразительными карими глазами, в которых постоянно вспыхивали озорные искорки.

Он пристально оглядел Лору, пробормотал себе под нос несколько слов по-итальянски и одобрительно закивал.

Лора усмехнулась. Парикмахер, как видно, не догадывался, что клиентка знает итальянский язык и поняла его фразу: «До чего же свежа и аппетитна!»

Итальянец встал за спиной у Лоры и, глядя на ее отражение в зеркале, начал перебирать тонкими пальцами ее длинные светлые волосы, играть с ними и закручивать в локоны.

— Восхитительно, восхитительно! — приговаривал он.

— Вы могли бы мне сделать какую-нибудь красивую прическу? — спросила Лора.

Итальянец еще немного поиграл с ее волосами, а потом, улыбаясь, ответил:

— У вас замечательные волосы, синьорита! Но… слишком длинные! Из таких волос я не сумею сделать что-то интересное. Разве что уложить их на затылке в пучок… Согласны?

Лора некоторое время задумчиво разглядывала себя в зеркале, а затем ответила:

— Нет, это слишком официально. Такая прическа хороша для офиса, а у меня сегодня намечается большой праздник и я должна быть неотразима!

— Тогда могу предложить другой вариант, — сказал парикмахер. — Давайте острижем ваши волосы!

— Как? — испугалась Лора. — Совсем коротко?

Парикмахер весело рассмеялся и сделал жест указательным и средним пальцами, изображая ножницы.

— Не волнуйтесь, синьорита! Я укорочу эти роскошные волосы всего лишь на шесть дюймов, потом уложу их красивыми волнами, чтобы они обрамляли ваше прелестное .личико. — Он причмокнул губами. — Это будет восхитительно. Вы согласны?

— Согласна, — ответила Лора.

А почему бы, в самом деле, не подрезать волосы? Она давно не стриглась, волосы отросли, за ними стало труднее ухаживать. К тому же она вступает в новую жизнь!

Смена прически — пожалуй, самый удачный шаг в этом направлении.


Домой Лора старалась идти медленно, чтобы ветер не растрепал чудесную новую прическу. В квартире ее уже ждали Дженифер и Генриетта. Они поздравили подругу с днем рождения и торжественно преподнесли сообща очень дорогой подарок — духи «Фам де Роша». Наспех перекусив, Лора приняла ванну, стараясь, чтобы ни одна капля воды не попала на прическу, и начала готовиться к празднеству.

Она долго примеряла новое элегантное шелковое платье сиреневого цвета с глубоким вырезом на груди и открытой спиной, а в тон платью — серьги с аметистами. Затем надела золотистые босоножки на высоком каблуке, накинула на обнаженные плечи боа из лиловых перьев и еще раз придирчиво оглядела себя в зеркале. Да, выглядит она очень эффектно!

Лора вошла в спальню к подругам, и те хором восхищенно воскликнули:

— Вот это да! Ты очаровательна!

— Лора, теперь, когда ты укоротила волосы, вы с Джен стали очень похожи, и если смотреть издалека, вас просто не отличить друг от друга! — добавила Генриетта. — Обе светловолосые, примерно одного роста…

Лора, в свою очередь, оценивающе оглядела подруг, готовых сопровождать ее на вечеринку, устраиваемую Фицем, и улыбнулась. Генриетта смотрелась очень элегантно — в черных вечерних брюках и жакете со шнуровкой. Лора умоляла Дженифер не надевать на сей раз чересчур откровенных туалетов, где юбки были не больше пяти дюймов длиной, поэтому на той было плотно облегающее фигуру платье золотистого цвета, длинное, но с разрезами по бокам чуть ли не до талии, открывающими стройные загорелые ноги при каждом шаге.

Увидев наряд Дженифер, Лора усмехнулась.

— Бедный Фиц! — воскликнула она, театрально закатив глаза. — Какое сильное потрясение его ожидает!

— Я не буду переодеваться, так и знай! — заявила Дженифер. — Твое платье ничуть не скромнее моего, а уж про голую спину я вообще молчу!

— Ладно, ладно, успокойся! — сказала Лора. — Никто и не заставляет тебя менять платье!

— А что, твой Фиц — монах? — шутливо поинтересовалась Генриетта..

— Вовсе нет! — рассмеялась Лора. — Ну что? Пора выходить, а то опоздаем.

В половине восьмого девушки прибыли в бар «У Гарри». При входе их встретил сам хозяин Серджио Мантони — красивый статный итальянец с томными карими глазами, обрамленными длинными черными ресницами.

Он был хорошо известен в Монте-Карло своей неуемной страстью к женскому полу, бесконечными романами и интрижками. Поговаривали, что он мог крутить романы одновременно с тремя, а то и четырьмя женщинами, часто менял их, бросал, но яркая внешность и бурный темперамент в сочетании с обходительными, мягкими манерами притягивали к нему все новых и новых искательниц любви и приключений.

В небольшом уютном зале негромко играла музыка, на столиках стояли подсвечники с зажженными Свечами, и, казалось, сама атмосфера заведения располагает к неторопливым беседам, отдыху и спокойствию.

Серджио окинул восторженным взглядом трех очаровательных, нарядно одетых девушек и, почтительно наклонив голову, произнес:

— Добрый вечер, прекрасные синьориты! Чем могу быть вам полезен?

— Добрый вечер! — ответила Лора. — У нас заказан столик, Нас ждет мистер Фиц.

— О да, конечно! — радушно воскликнул итальянец. — Позвольте, я провожу вас к нему!

Он сделал приглашающий жест рукой и повел их к уютному столику в дальнем углу зала, за которым сидели мистер и миссис Фиц. Увидев приближающихся девушек, Патрик поднялся со стула, поприветствовал их и помог сесть.

Затем он представил свою жену, а Лора — подруг.

Миссис Фицджералд, маленькая изящная женщина с темными блестящими глазами и выразительным лицом, приветливо улыбалась и с интересом посматривала на Лору — секретаря и «правую руку» мужа, но в ее взгляде не сквозило подозрения или недоверия.

Руки миссис Фицджералд украшали золотые кольца с крупными бриллиантами, которые сверкали, искрились и переливались на свету всеми цветами радуги.

Лора заметила, что Фиц часто поглядывает на жену — доброжелательно и с нежностью. Из его скупых отрывочных фраз, которые он иногда отпускал, Лоре было известно что они живут вдвоем, детей у них нет и жена значит для Патрика в жизни очень много. Он любил ее, баловал чем мог, покупал модные туалеты, дарил дорогие украшения. Глядя на чету Фицджералд, Лора с радостью думала о том, что все-таки встречаются супружеские пары, сумевшие пронести через десятилетия любовь и уважение, не растеряв их на жизненном пути. Сама Лора в последнее время разочаровалась в мужчинах и почти разуверилась в том, что существуют искренние и теплые отношения между людьми.

Патрик Фицджералд заказал гостям по коктейлю. Все поздравили «новорожденную», пожелали ей счастья, а потом Дженифер и Генриетта извинились за то, что вынуждены покинуть компанию, попрощались и ушли в клуб «Диско» помогать готовиться к встрече с другими гостями Лоры.

После их ухода к столу подошел Серджио и подал карту меню. Сделав заказ, Лора и Фиц какое-то время сидели молча, наблюдая, как официанты расставляют на столе блюда и наливают в фужеры шампанское, а потом Патрик достал из кармана большой розовый конверт, подал Лоре и торжественным голосом произнес:

— Дорогая Лора, это тебе!

Она заулыбалась и распечатала конверт. В нем лежала красивая поздравительная открытка и еще один конверт, поменьше. Немного удивившись, Лора раскрыла его и увидела… билет на самолет до Нью-Йорка и обратно.

— Что это? — растерянно прошептала она.

— А ты разве сама не видишь, юная леди? — засмеялся Патрик. — Это билет в оба конца.

— Да… я вижу, но… для чего? — От изумления ее ярко-голубые глаза сделались огромными и круглыми.

— Это мой подарок, — невозмутимо ответил Фицджералд и подмигнул Лоре, а его жена дружески прикоснулась пальцами к ее руке.

— Да, но… я не могу принять… Мистер Фицджералд, объясните, пожалуйста…

Патрик улыбнулся и подкрутил усы.

— Хорошо, моя дорогая помощница, сейчас все тебе объясню. Я беседовал с Джоном Уилдером, и он рассказал мне, что ты хотела бы сдавать экзамены не заочно, как планировал раньше, а непосредственно в Нью-Йорке. Ведь ты мечтаешь в дальнейшем работать на Нью-йоркской фондовой бирже, не так ли?

Внезапно Лора смутилась. Фиц словно читал ее мысли!

Впрочем, нетрудно догадаться, о чем мечтает девушка, собирающаяся сдавать экзамены на получение диплома Нью-Йоркского института финансов!

— Мистер Фиц, я надеюсь, вы не сочтете меня неблагодарной. Мне очень нравится у вас работать, только не подумайте, что я хочу…

Фиц рассмеялся:

— Лора, я все понимаю, и не надо ничего объяснять! В последнее время я много думал о тебе и твоем будущем, разговаривал с Джоном… В общем, послушай, что я решил.

Лора, затаив дыхание, ожидала, что он ей скажет. В горле пересохло, руки от волнения дрожали. Ведь речь шла о ее будущем!

— Так вот, дорогая Лора, — продолжил Патрик. — Когда-то я тоже был молодым и прекрасно помню, как мечтал сделать карьеру и занять достойное, прочное место в мире финансов и бизнеса. Теперь ты находишься в точно таком же положении. Я считаю, что самый для тебя оптимальный вариант — успешно сдать экзамены, а потом через несколько месяцев приступить к работе на бирже.

— Но… я не хочу уходить от вас! — возразила Лора, хотя идея стать биржевым маклером приводила ее в восторг. — Мне с вами прекрасно работается! Вы так многому меня научили…

— Знаешь, Лора, я тоже за многое тебе признателен, — серьезно ответил Фиц. — Ты прекрасно наладила работу, взяла на себя часть моих обязанностей, научилась грамотно и квалифицированно вести дела. Но видишь ли, Лора, наш хозяин Каликис — грек, ну а греки предпочитают, к моему большому сожалению, чтобы на руководящих должностях работали мужчины. В Нью-Йорке же совершенно иная общественная атмосфера, там работают другие принципы и критерии и практически нет предрассудков по поводу того, способна ли женщина занимать лидирующее положение в деловом мире. Насколько тебе известно, Джон Уилдер — мой старый, надежный партнер, — продолжал Патрик. — В настоящее время интересы дела требуют, чтобы он поработал здесь, а ты сможешь работать на его месте в Нью-Йорке, в «Хаусон Мэй интернэшнл». Как тебе мое предложение?

Лора смотрела на Фица широко раскрытыми глазами, все еще не веря в то, что ее честолюбивые планы начинают сбываться, а потом робко произнесла:

— А вдруг я не сдам экзамены?

Патрик Фицджералд рассмеялся.

— Господи, Лора, о чем ты говоришь! Ты блестяще их сдашь, я ни минуты в этом не сомневаюсь! Ты хорошо освоила курс, а главное, теоретические знания у тебя подкреплены практическим опытом. Так что выброси из головы все страхи, дорогая! Сколько тебе еще осталось выучить?

— Всего несколько заданий.

— Ну и прекрасно! За оставшиеся до отъезда в Нью-Йорк две недели ты успеешь их сделать!

Лоре казалось, что все происходит с ней во сне, а не наяву. Подумать только, через две недели она полетит в Америку, а примерно через полгода будет работать на Нью-Йоркской бирже! Разве можно в это поверить? Как благодарить Фица за доброту, заботу и искреннее участие в ее судьбе?

Фиц молча смотрел на нее и улыбался, радуясь ее радостью. Он хорошо относился к Лоре, ценил ее деловые качества и искренне желал ей счастья. Лора, несомненно, его заслужила. Он поднял фужер с шампанским и торжественным голосом произнес:

— Лора, давай выпьем за твое будущее, и пусть все твои мечты сбудутся!

— Лора, дорогая, — вдруг вступила в разговор жена Патрика, которая до этого момента лишь молча слушала мужа и улыбалась. — Разрешите и мне поздравить вас с наступившим совершеннолетием и пожелать успехов на вашем жизненном пути. Хочу признаться, что я за многое вам благодарна.

Лора удивленно подняла брови.

— О чем вы, миссис Фицджералд?

— С вашим приходом в офис в моей жизни кое-что изменилось в лучшую сторону. — Она подмигнула Лоре и снова коснулась ее руки. — Вы взяли на себя часть бесконечных обязанностей моего мужа, и он стал раньше возвращаться домой. Теперь я гораздо чаще вижу его по вечерам!

Лора и Патрик весело рассмеялись, все подняли фужеры и чокнулись.

«Какой день! — в волнении думала Лора. — Какой у меня замечательный сегодня день! Неужели мои мечты начинают сбываться?»

Внезапно ей на память пришли слова Джона Уилдера:

«Пусть сегодняшний день станет для тебя счастливым началом новой, взрослой жизни!»

Глава 18

Сияющая Лора вошла в ночной клуб «Диско», и гости, с нетерпением ожидавшие ее появления, громко захлопали в ладоши и шумно бросились поздравлять. Генриетта поставила на проигрыватель пластинку «С днем рождения!», и присутствовавшие начали хором подпевать.

К Лоре подошел Квентин, крепко обнял ее и громко произнес:

— Дорогая Лора, поздравляю и желаю тебе много радости и счастья! А чтобы сегодняшний день ты провела весело, хочу преподнести тебе вот это! — И он протянул ей огромную, на две кварты[2], бутыль шампанского, украшенную серебряным бантом.

Лора хотела принять подарок, но Квентин отвел руку в сторону:

— Погоди, она слишком тяжела для такого нежного цветка, как ты. Давай поставим ее пока на лед. А уж распить ее, думаю, у тебя сил хватит. — Он поставил шампанское в серебряное ведро со льдом.

— Спасибо, Квентин! — воскликнула Лора. — Ты просто чудо! Благодарю тебя за то, что предложил отпраздновать мой день рождения в своем клубе! Это — лучшее место, о котором я только могла мечтать!

Квентин самодовольно улыбнулся, продемонстрировав свои великолепные зубы.

— Не стоит благодарности. Это я должен благодарить тебя за то, что ты собрала всех этих замечательных людей в моем скромном заведении.

— Ну, Квентин, если уж «Диско» — скромное заведение… то не знаю! — рассмеялась Лора.

К ним подошел, как всегда, экстравагантно одетый Терри Мартин, в лимонно-желтом атласном пиджаке с серебряными пуговицами. Его сопровождали Таб, с внешностью и повадками кинозвезды, которого Лора уже как-то видела, немолодая, сильно накрашенная дама и угрюмый молодой парень, державший даму за руку.

Терри сунул Лоре в руку маленький сверток.

— Счастливого дня рождения, дорогая! — выдохнул он. — Ты, конечно, помнишь Таба, а это Вероника ван Дорен. Она снимается… или снималась в кинофильмах, но ты слишком молода, чтобы помнить ее роли! — сострил он, с легким злорадством покосившись на Веронику.

— Спасибо за поддержку, Терри! — хрипло рассмеялась кинозвезда. — И ты еще называешь себя моим другом!

— Ладно, красавица, не обижайся, ты же знаешь, я тебя обожаю! — Терри обнял даму за плечи и подмигнул ей.

Волосы Вероники были выкрашены в платиновый цвет, на ней было зеленое платье с открытой спиной и очень глубоким декольте, обнажавшим большую упругую грудь.

Актриса близоруко щурила ярко-изумрудные глаза, и Лора догадалась, что она носит цветные контактные линзы.

Терри вплотную приблизился к Лоре, обнял и, наклонившись, прошептал на ухо:

— У нее грудь силиконовая!

Лора тихонько захихикала, надеясь, что Вероника не услышит слов Терри. Актриса кокетливо улыбнулась и, не выпуская руки молодого парня, обратилась к Лоре:

— Познакомься, Лора, это Карло. Я вместе с ним снижаюсь в фильме в Риме. Он мой любовник!

Лора вежливо улыбнулась. Ей показалось, что в хриплом голосе стареющей киноактрисы прозвучали торжествующие нотки. Карло с угрюмым видом кивнул в знак приветствия, но не произнес ни слова. Лора с сомнением взглянула на молодого человека. Карло — любовник этой престарелой дамы? Но ему на вид не больше восемнадцати!

У Карло были длинные, до плеч, кудрявые волосы, томные карие выразительные глаза, короткий римский прямой нос, большой рот с пухлой нижней губой, придававшей лицу обиженное и капризное выражение, а в мочке левого уха блестела золотая серьга.

Квентин подвел Лору к столу, чтобы она могла выпить с каждым гостем, желавшим лично поздравить ее. Голова у Лоры слегка кружилась, она чувствовала во всем теле необыкновенную легкость, настроение было превосходное.

Остановившись около Дженифер, Лора наклонилась и тихо сказала:

— По-моему, я немного опьянела!

— Прекрасно! — бодро отозвалась Дженифер. — Сегодня твой день, и ты можешь позволить себе не только опьянеть, но даже напиться! Когда же весело погулять, если не в день собственного совершеннолетия!

— Пойдем, именинница, потанцуй со мной! — С этими словами Квентин увлек Лору на площадку для танцев, обнял и тесно прижал к своему мускулистому телу.

— Лора, ты прелестно выглядишь, дорогая! Это платье тебе к лицу и великолепно подчеркивает твои соблазнительные формы. — Его руки скользнули по ее обнаженной спине.

— Ты находишь, оно мне идет? — кокетливо улыбнулась Лора.

— Конечно, особенно если чувствуешь, что отсутствует одна маленькая деталь туалета — я имею в виду бюстгальтер. Так приятно чувствовать твою грудь!

Лора немного отстранилась и нарочито строго воскликнула:

— Квентин, перестань, ты вгоняешь меня в краску!

— А что такого я сказал? — удивился он. — Всего лишь то, что ты будишь во мне желание! Я просто болен тобой!

Разве подобные заявления могут обидеть женщину?

— Квентин, прошу тебя…

На самом деле Лора совершенно не сердилась на него.

Она давно привыкла к тому, что из уст Квентина можно услышать любой, весьма сомнительный и даже пошлый комплимент. Но его безграничное обаяние и способность говорить грубые или неприятные слова легким тоном, с очаровательной широкой улыбкой не позволяли на него обижаться.

— Я сгораю от любви к тебе, — продолжал шутливым и .вместе с тем страстным голосом Квентин, крепко прижимая к себе Лору. — У тебя сегодня день рождения, тебе надарили массу подарков… Может, ты тоже подаришь мне кое-что?

— Что именно? — притворно удивилась Лора, прекрасно понимая, на что он намекает.

— Как «что»? — Квентин вдохнул аромат ее шелковистых волос и чуть хрипло проговорил:

— Ночь любви, разумеется!

— Квентин, прошу тебя, перестань! — засмеялась Лора. — Ты несносный сердцеед!

— Тебя это пугает или вдохновляет?

— Ни то ни другое!

— Лора, красавица, не лишай меня последней надежды провести сладостную ночь в постели с именинницей! — притворно закатив глаза, пробормотал Квентин.

Затем он вдруг с силой прижал Лору к себе и пылко поцеловал в губы. От неожиданности она немного растерялась, попыталась отстраниться, но Квентин крепко держал ее, настойчиво и жадно лаская языком ее язык. Губы Квентина пахли шампанским, и Лора, удивляясь самой себе, с удовольствием вдыхала этот аромат. Напряжение, сковывающее ее, спало, тело стало податливым и мягким. Ей нравилось, как целуется Квентин — страстно и в то же время нежно. Внезапно у нее перед глазами промелькнуло и тотчас же исчезло лицо Пьера Лежена. Она вспомнила, как целовалась с ним, и пришла к неожиданному выводу: Квентин целуется гораздо лучше, чем Пьер, который имел обыкновение грубо прикусывать ей губы, делая больно. «Он вообще был грубым и необузданным, этот Пьер…» — отстраненно, как о чем-то очень далеком и незначительном, подумала Лора.

А вот Квентин… Да, Квентин необычайно хорош собой, с мягкими, обходительными манерами, веселый, дружелюбный, с отличным чувством юмора. Таких мужчин очень любят женщины и прощают им все, даже измены.

«Господи, о чем я думаю? — удивилась Лора, не прерывая поцелуя. — Какие могут быть сравнения в такие приятные минуты!»

Генриетта, заметив, что дружеское ухаживание Квентина за именинницей переросло в нечто большее, подошла к Дженифер и, кивнув в сторону целующейся пары, с обидой произнесла:

— Нет, ты только погляди!

— А в чем дело? — притворно удивилась Дженифер.

Она-то прекрасно видела, что Лора и Квентин уже давно с упоением целуются, позабыв о танце, но решила не упустить возможности и узнать, какие все-таки отношения связывают скрытную Генриетту с хозяином ночного клуба.

— Вон, видишь Квентин прижимает к себе Лору?

— Вижу, а что здесь плохого?

Генриетта пожала плечами.

— Плохого? Да ничего, конечно, но, по-моему, он слишком увлекся!

— Ты ревнуешь? — насмешливо спросила Дженифер.

— Еще чего! — бросила Генриетта и, подойдя к проигрывателю, выключила его.

Музыка стихла, Квентин вздрогнул, разжал объятия и отпустил Лору.

— Никогда не дадут в полной мере насладиться общением с прелестной девушкой! — беззлобно сказал он, взглянув на Генриетту, и повел Лору к столу.

Генриетта, сделав вид, что не расслышала его слова, завела оживленный разговор с Дженифер и своими давними знакомыми — двумя девушками и молодым человеком, которых она уже успела с ней познакомить. Одна из девушек — Антония Самплинг — была подающей надежды английской актрисой, которую пригласили сниматься в американском приключенческом телесериале. Молодой человек, к удивлению Дженифер, оказался сыном английского пэра и наследником огромного поместья в Суссексе, а другая — его подруга — работала, как удалось выяснить, манекенщицей. В отличие от Антонии — симпатичной, с роскошной копной волос, большими выразительными глазами и стройной фигурой, обтянутой коротким белым платьем, подчеркивающим изящные формы, — подруга наследника пэра произвела на Дженифер неприятное впечатление. Большегрудая, с толстым слоем грима на простоватом лице, с неестественно белыми, о чем свидетельствовали неподкрашенные темные корни, волосами, она казалась вульгарной и грубой.

Заметив Лору, Дженифер отделилась от компании и подошла к ней.

— Ну как, все в порядке? — спросила она.

— Лучше не бывает! — улыбнулась Лора.

— Видишь, в каких коротких платьях ходят девицы! Все напоказ! — шепнула ей Дженифер. — А ты не хотела, чтобы Я такое надевала!

Лора засмеялась.

— Но ведь ты тем не менее тоже надела не самый скромный из своих туалетов! Очевидно, эти девицы, глядя на твои разрезы, думают про тебя то же самое.

— Пусть думают что хотят! — воскликнула Дженифер. — Мне наплевать.

— Милые девушки, о чем вы тут спорите? — раздался рядом веселый голос Квентина.

Обе разом обернулись.

— Так, ни о чем, — ответила Лора. — Обсуждаем наряды гостей.

— И что? Надеюсь, вы не нуждаетесь в моих комплиментах?

— Комплиментах? — кокетливо переспросила Дженифер.

— Да, ведь вы с Лорой — самые очаровательные и красивые девушки, независимо от того, что на вас надето и надето ли вообще! — воскликнул Квентин и, послав Лоре и Дженифер воздушный поцелуй, направился к другим гостям.

Девушки дружно рассмеялись, надеясь, что комплимент Квентина прозвучал искренне. Прожив в Монте-Карло уже довольно долго, они уяснили, что это особенный город, где каждый житель или гость стремится хоть чем-то выделиться среди других. Монте-Карло не любил обыденности и посредственности. Здесь люди старались отличиться кто чем мог: большими деньгами, умением вести финансовые дела, известностью, славой, пусть даже дурной, красивой внешностью, стройной фигурой… Казалось, сам уклад жизни в Монте-Карло бросал людям вызов, заставляя их постоянно привлекать к себе внимание.

— Отличная вечеринка, правда? — спросила Дженифер.

Лора охотно с ней согласилась.

— По-моему, больше всех веселится Квентин, приударяя за тобой, — насмешливо заметила Дженифер. — Видела бы ты выражение лица Генриетты! Похоже, она умирает от ревности!

— Дженифер, о чем ты говоришь! — воскликнула Лора. — Какая ревность? Между мной и Квентином ничего нет и быть не может!

— Не зарекайся, любимая подруга, не зарекайся! — возразила Дженифер. — Квентин — тот еще тип, и тебе это хорошо известно. Насколько я знаю, женщины от него без ума и бегают за ним толпами.

— Вот именно! — усмехнулась Лора. — Завести с ним легкую интрижку — пара пустяков, а вот надеяться на нечто серьезное — глупо и бессмысленно.

— Ну, не драматизируй, а вдруг он влюбится в тебя по-настоящему?

— Перестань, рассчитывать на его искренние чувства — все равно что глазеть на витрины дорогих магазинов, не имея чековой книжки!

Дженифер лукаво улыбнулась:

— Глядя на ваши пылкие объятия и страстные поцелуи, никто бы не поверил, что у тебя этой самой книжки нет!

По-моему, ты даже выписала чек!

— Какой чек, когда мне через две недели надо ехать сдавать экзамены! — воскликнула Лора.

— Ладно, ладно, поживем — увидим, — сказала Дженифер и вдруг, подтолкнув Лору локтем, тихо произнесла:

— Смотри, он опять идет сюда!

Лора резко обернулась и, игриво закатив глаза, произнесла:

— Действительно, идет!

— Значит, чек ты все-таки выписала! — торжествующе изрекла Дженифер. — Ну, не буду вам мешать, голубки! — И она, подмигнув Лоре, отошла к Генриетте и ее друзьям.

Лениво поддерживая общий разговор, Дженифер с легкой грустью подумала, что немного завидует Лоре, которая развлекается в обществе Квентина. Нет, ей не хотелось оказаться на ее месте, просто время после выхода из больницы тянулось нудно и бесцельно. Дженифер хорошо себя чувствовала, раздражение от романа с Жан-Клодом, закончившегося так бездарно, исчезло, и теперь ее душа снова стремилась к новым любовным приключениям и переживаниям. Тем более что ее воздыхатель — дядюшка Креп — находится далеко. Но ведь он скоро вернется, и тогда…

«Отбить, что ли, у этой дешевки манекенщицы ее парня? — насмешливо подумала Дженифер. — Как его… Александр, богатый наследник папаши-пэра? А что, выгодная партия. Правда, у него, наверное, отбоя нет от желающих его окольцевать! Но ведь я же не стремлюсь к чему-то серьезному. Пусть даже на одну ночь, уж больно он хорош собой, этот наследничек».

Размышления Дженифер прервал Терри Мартин. Он обнял ее за талию, поцеловал в щеку и сказал:

— Киска, по-моему, у тебя чересчур задумчивый вид для шумной вечеринки по случаю дня рождения. Отвлекись и пойдем потанцуем!

Дженифер улыбнулась, и они с Терри направились на танцевальную площадку, где уже вовсю отплясывали другие гости.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Терри, и Дженифер, прочтя в его темных глазах искреннее участие и заботу, благодарно улыбнулась. — Я слышал, малышка, у тебя были неприятности и тебя даже возили в Лондон?

— Да, были, но теперь все нормально, — ответила Дженифер. — Я уже забыла, что побывала в больнице.

Она на секунду оставила его, взяла со стула Лорино боа и со смехом накинула его на плечи Терри. Лиловые перья резко контрастировали с лимонно-желтым пиджаком, но Терри, не смущаясь, театральным жестом обернул боа вокруг шеи и сделал значительное лицо.

— Мне идет? — озорно улыбнулся он.

— Просто бесподобно! — воскликнула Дженифер и весело рассмеялась.

Музыка заиграла еще громче, и со всех сторон заискрили и замелькали разноцветные неоновые огни. Они переливались, перемешивались, создавая удивительный, необыкновенный эффект трехмерного пространства. Все танцующие шумно зааплодировали и закричали, выражая восторг. Лора на минуту остановилась полюбоваться великолепным зрелищем, а потом, стараясь перекричать громкую веселую музыку, обратилась к своему партнеру — Квентину:

— Пойду выпью апельсинового сока, у меня пересохло горло.

Лора оставила Квентина и направилась к столу. Сока там не оказалось, и она налила себе в бокал немного шампанского. Неожиданно к ней подошел молодой любовник Вероники и, наклонившись к ее уху, начал что-то говорить на ломаном английском. Лора не разобрала почти ни слова, да ей и не хотелось беседовать с Карло. Она молча кивала, не вслушиваясь в его болтовню.

Внезапно со стороны танцплощадки появилась Вероника и, увидев, что ее любимый Карло что-то нашептывает Лоре, грозно двинулась к ним. Очевидно, ей показалось, что беседа носит интимный характер, — ее сильно накрашенное лицо исказилось от гнева, а в близоруких, неестественно изумрудных глазах вспыхнула ярость. Лора даже понять ничего не успела, лишь с ужасом увидела, как старая актриса метнулась к столу, схватила бутылку кока-колы и, разбив ее о край стола, направилась к ней. Горлышко бутылки с острыми краями превратилось в грозное орудие убийства. Лора мгновенно отпрянула назад, но захлестнувшая ее волна страха сковала все движения.

Глаза старой актрисы злобно сверкали, а ярко накрашенный рот искривился.

— Эй, ты, сука — негодующе выкрикнула Вероника. — Руки прочь от Карло! Он мой, понятно?

— Что… что? — пролепетала Лора. — О чем вы?

— Ты слышала, что я тебе сказала? — заорала Вероника. — Не смей приставать к Карло, дешевая шлюха, иначе я порежу твою смазливую физиономию!

Искаженное яростью лицо актрисы с густо наложенным гримом казалось Лоре ужасной маской. Ситуация, в которой она очутилась, выглядела нереальной и нелепой.

«Господи, неужели она действительно решила, что я хочу отбить у нее этого Карло? — с ужасом думала Лора. — Да он мне даром не нужен, этот молокосос!»

Вероника, выкрикивая ругательства и проклятия, тем временем надвигалась на нее, крепко сжимая разбитую бутылку. Лора в страхе прижала руки к груди, не зная, что делать и как избежать столкновения, но в этот момент в накалившуюся до предела ситуацию вмешался сам виновник — итальянец Карло.

— Эй, Вероника, ну в чем дело? — капризно произнес он. — Ты что, взбесилась?

— Я покажу ей, как отбивать чужих любовников! — задыхаясь от ярости, прошипела та.

— Ну перестань, перестань, никто и не думал меня отбивать. Успокойся и выброси эту ужасную бутылку!

Лора, видя, что слова Карло возымели действие, с облегчением вздохнула.

«Вот это да, — подумала она. — Ведь она действительно могла меня порезать…»

Терри Мартин, танцевавший с Дженифер, заметив угрожающую сцену, оставил свою партнершу и поспешил к Лоре и Веронике. Взяв старую актрису за руку, он отвел ее на несколько шагов и, успокаивая, произнес:

— Вероника, детка, по-моему, ты выпила лишнего.

Актриса залилась пьяными слезами и стала громко всхлипывать:

— Она хотела увести Карло… она хотела увести его…

По сильно накрашенному лицу Вероники текли слезы.

Лора заметила, что копна платиновых волос актрисы — всего лишь парик; он съехал набок, и из-под него показались седые волосы.

— Вероника, будь умницей, веди себя хорошо, — ласково сказал Терри, обняв актрису за плечи. — Может, ты хочешь, чтобы мы проводили тебя домой?

Вероника отрицательно покачала головой.

— Тогда будь добра, веди себя прилично. Договорились?

Актриса кивнула. Терри отпустил ее, и она направилась к Карло, стоявшему в стороне, молча взяла его за руку и повела на переполненную танцевальную площадку. Вероника крепко, по-хозяйски прижалась большой грудью к невысокому, кажущемуся на ее внушительном фоне тщедушным Карло, и они начали медленно покачиваться в такт музыке. На ее пьяном, с размазанным гримом лице появилось торжествующее выражение.

«Он мой! — словно говорила она, издали поглядывая на Лору. — И я никому не позволю его у меня отнять!»

Лора тряхнула головой, чтобы забыть недавнюю безобразную сцену, и услышала смущенный, виноватый голос Терри:

— Лора, прости за то, что здесь случилось.

— Перестань, ты же не виноват! — удивилась она.

— Но ведь это я привел ее сюда. Знаешь, Вероника, несмотря на все ее причуды и недостатки, неплохая женщина, и я отношусь к ней с уважением.

Лора покачала головой, но ничего не ответила.

— Она действительно была хорошей актрисой, много снималась в главных ролях, но это было давно — тридцать — сорок лет назад. Теперь она состарилась и никак не может примириться со своим возрастом.

— Сколько же ей лет? — спросила Лора.

— Ты не поверишь — около семидесяти! — воскликнул Терри.

— Не может быть… — изумленно протянула Лора. — А чем она сейчас занимается? Ее больше не снимают?

Терри покачал головой.

— Нет, не снимают. Иногда Вероника поет старые песни в одном баре, но не ради заработка — денег у нее хватает. Просто чтобы напомнить о себе и быть на людях. А большую часть времени она проводит, развлекаясь вот с такими молодыми жиголо, как этот итальянец Карло. Разумеется, много пьет.

Лоре вдруг почему-то стало жаль эту старую актрису, изо всех сил, но безуспешно старающуюся вернуть ушедшую молодость.

— В общем, Лора, прости, что так получилось, — подытожил Терри. — Забудь об этом неприятном эпизоде.

— Я не сержусь на Веронику! — искренне произнесла Лора. — Ведь не хотела же она на самом деле убить меня?

Она просто напилась и не смогла держать себя в руках.

Терри подмигнул и направился на танцевальную площадку, а к Лоре подошел улыбающийся Квентин.

— Ну как ты, очаровательная именинница? — спросил он.

— Все в порядке, — ответила Лора.

Она уже забыла о Веронике, ее мысли снова были заняты недавним разговором с Фицем и будущей поездкой в Нью-Йорк. Неужели все, о чем она так долго мечтала, понемногу начинает сбываться? И как это расценить: как везение или удачно продуманный и выполненный план? Нет, о простой удаче не может быть и речи, ведь она очень много и упорно работает ради достижения своей цели.

— Лора, ты сегодня так и сияешь! — улыбнулся Квентин. — Я давно не видел тебя такой! Это благодаря дню рождения или еще чему-нибудь?

Лора махнула рукой, не желая вдаваться в подробности.

— Мне просто очень хорошо, — ответила она. — И все у меня в жизни замечательно!

Квентин оживился, обнял ее и, наклонившись, прошептал на ухо:

— А как насчет того, чтобы сделать и мне небольшой подарок?

— Ты о чем это? — притворно удивилась Лора.

— Проведи со мной эту незабываемую ночь!

— Квентин, перестань! Сегодня я хочу просто веселиться и наслаждаться обществом моих гостей.

— Ах, Лора, Лора… — шутливо отозвался Квентин. — Ты лишаешь меня последней надежды!

В этот момент из боковой двери Дженифер выкатила сервировочный столик на колесиках. На столике в позе лотоса сидела одна из девушек, работающих в клубе, и держала на вытянутых руках огромный именинный торт с двадцатью одной зажженной свечой. На девушке были лишь две узенькие полоски материи, а тело покрывала фосфоресцирующая краска, и оно светилось в полумраке зала.

От неожиданности все гости на минуту замерли, а потом разразились бурными аплодисментами и восторженными возгласами. Дженифер торжественно подкатила столик к Лоре, девушка, державшая торт, протянула его ей и попросила погасить свечи. Лора набрала в легкие побольше воздуха, дунула, и все свечи разом погасли. Гости снова зааплодировали, пропели недружным хором «Ей сегодня двадцать один» и «С днем рождения!», а Лора, приняв из рук девушки торт, поставила его на стол и, нарезав, стала угощать присутствующих.

Она подала кусок торта Александру Фортескью-Темписту, и между ними завязалась непринужденная беседа. Он с увлечением принялся рассказывать о своих конюшнях, где готовил лошадей для игры в поло, о поместье в Англии, о своем увлечении охотой. Поскольку детство Лоры — счастливое и безмятежное — прошло в сельской местности, она с интересом и удовольствием слушала рассказ Александра.

Вернется ли она когда-нибудь к такой жизни? Вряд ли. Все осталось в прошлом, и обратной дороги нет.


Празднование дня рождения закончилось в четыре часа утра, и гости шумной толпой покидали ночной клуб. Генриетта куда-то исчезла — видимо, поехала отсыпаться к друзьям, а Квентин вызвался проводить Лору и Дженифер до дома. Смеясь и весело переговариваясь, они медленно брели по саду Казино, и вдруг Дженифер, скинув туфли, принялась танцевать вокруг высоченных пальм, обнимая их за толстые стволы, и, как газель, скакать через клумбы. Лора и Квентин шумно аплодировали ей, а она все убыстряла и убыстряла темп. Трое полицейских, патрулирующих сад, недоуменно глядели на нее.

— Джен, перестань! — весело смеясь, воскликнула Лора. — А не то тебя заберут в полицейский участок.

— А разве я нарушаю общественный порядок? — спросила Дженифер, продолжая выделывать немыслимые па.

Она кокетливо взглянула на молодых стражей порядка и улыбнулась им.

— Они мне нравятся! — сообщила она Лоре. — Пусть забирают! Мы весело проведем в участке остаток ночи!

«Какой сегодня грандиозный день! — с восторгом думала Лора, глядя на танцующую Дженифер. — Я должна запомнить его на всю жизнь».

Разумеется, Лора, Дженифер и Квентин не подозревали, что пара внимательных глаз наблюдает за ними из-за кустов. Это Луи Рагги с упоением выполнял поручение Пьера Лежена.

— Ну почему, почему эти чертовы девки так похожи между собой? — с негодованием хрипло шептал он себе под нос. — Их просто невозможно различить!

А ведь Лежен строго приказал ему следить только за одной из них! Но как же отличить их друг от друга? У обеих светлые волосы, они примерно одного роста, с соблазнительными стройными фигурками, при виде которых у Ратти текли слюнки.

— Проклятые шлюхи! — бормотал Ратти, наблюдая, как светловолосая девушка танцует вокруг пальм. — Совсем меня запутали… — Внезапно его лицо исказилось от злобы. — Ладно, подождите еще немного — и скоро вы получите по заслугам. Ждать осталось совсем недолго.

И он, поднеся ладонь к шее, сделал резкий характерный жест, словно перерезал ножом чье-то горло.

Глава 19

После дня рождения Лоры миновала неделя, и с каждым днем Дженифер все больше скучала, чувствуя одиночество и печаль. Она не знала, чем себя занять, подолгу бесцельно слонялась по квартире, много курила и без конца пила кофе. Она снова вернулась в «Диско», надеясь, что работа поможет ей справиться с тоской, но ничего не помогало. Хотелось какой-то другой, необычной жизни, полной увлечений, новых знакомств и, конечно, романов. Джулиус еще не вернулся, но Дженифер о нем почти и не вспоминала. Крутить с ним роман? Об этом ей не хотелось даже думать. Конечно, он снова начал бы ухаживать за ней, баловать, делать подарки, но мысль о том, что рано или поздно он потребует за это весьма определенную плату, приводила Дженифер в смятение.

Она с детства не была приучена анализировать свои поступки и размышлять над событиями, но чисто интуитивно осознавала, что причиной ее длительной хандры стало пребывание в больнице. Там все заботились о ней, спрашивали о здоровье, ежедневно звонили, беспокоились… А теперь?

Нет, разумеется, она по-прежнему дружила с Лорой и Генриеттой, встречалась с друзьями, но какого-то особенно трогательного к себе отношения не ощущала. Дженифер отлично понимала, что так и должно быть, что трогательная забота и опека с их стороны не могут продолжаться вечно, и все же ей хотелось снова оказаться в том состоянии, когда все вокруг бегают, суетятся, волнуются.

Поздно вечером, вернувшись из клуба, Дженифер неизменно заставала Лору склоненной над учебниками, поэтому старалась не обременять ее своими проблемами, которые в общем-то и проблемами назвать было нельзя.

Несмотря на сильную занятость, Лора тем не менее старалась уделять ей хоть немного внимания, расспрашивала о делах и событиях, но Дженифер видела, что мысли подруги далеко и больше всего ее сейчас волнует будущая поездка в Нью-Йорк.

Сколько вопросов предстояло решить, о скольких важных вещах надо было подумать! Получение визы, жилье в Нью-Йорке на время сдачи экзаменов, собеседование в «Хаусон Мэй интернэшнл», заполнение многочисленных анкет и заявлений… А главное, надо одолеть курс, успешная сдача которого позволит Лоре получить долгожданный диплом брокера!

Выслушивая, в свою очередь, Лорины душевные излияния, Дженифер в душе завидовала ей. Какая же Лора умная, целеустремленная и трудолюбивая! Почему она, Дженифер, никак не может поставить перед собой какие-то жизненно важные цели, организовать себя, заставить учиться или подыскать более достойное место работы? Неужели ей суждено всю жизнь плыть по течению, надеясь, что кто-то за нее все устроит? Но как не хочется ни о чем задумываться, что-то решать, делать над собой усилие…

Своими проблемами и невеселыми размышлениями Дженифер часто делилась с Генриеттой во время их совместных поздних завтраков.

— Знаешь, Ген, иногда мне кажется, что я живу не в своей эпохе, — как-то сказала Дженифер. — Мне бы следовало родиться в прошлом веке, иметь большой дом и много слуг. Моя жизнь протекала бы неторопливо, я, как и все женщины того времени, устраивала бы приемы, занималась рукоделием, слушала сплетни и обсуждала общих знакомых.

— А за тобой увивались бы молодые знатные кавалеры! — рассмеялась Генриетта. — Кому-то ты дарила бы свою благосклонность, кого-то отвергала! Что ж, интересная жизнь, о которой можно только мечтать! Но, подруга, мы живем в другое время, и придется тебе смириться с этим фактом.

— В последнее время меня гложет ужасная тоска, — жаловалась Дженифер. — Как ты думаешь, что бы такое предпринять, чтобы прогнать эту постоянную скуку?

— Почаще встречаться с молодыми людьми, ходить в кафе, веселиться!

Через несколько дней Генриетта решила помочь подруге развеять тоску и организовала встречу с Александром и Антонией. Дженифер с радостью согласилась, и в условленный день и час, после ленча, они с Генриеттой принарядились и направились в «Кафе де Пари». Когда они торопливо шли по узким улочкам, ведущим к центру города, где в садах Казино располагалось кафе, многие прохожие-мужчины оборачивались и долго глядели им вслед. Обе девушки — белокурая Дженифер и черноволосая смуглянка Генриетта — были очень хороши собой, но каждая по-своему.

Антония и Александр уже ждали их, удобно расположившись за столиком на открытой террасе под большим разноцветным зонтиком. На столе перед ними стоял графин с вином. При появлении девушек Александр поднялся со стула, вежливо поклонился и придвинул пару кресел для Дженифер и Генриетты. При свете дня его внешность, поведение, манера держаться в еще большей степени выдавали в нем истинного англичанина. Он сделал знак официанту, и тот принес еще один графин молодого белого вина и бокалы.

Беседа текла оживленно и непринужденно. Антония оказалась интересным собеседником, она увлеченно рассказывала о своей работе в новом сериале, сообщила несколько свежих сплетен из актерской жизни и поведала, что манекенщица, с которой они приходили в ночной клуб, уехала в Сен-Тропез.

Взгляд Дженифер то и дело задерживался на Александре, и она думала о том, что этот молодой человек смог бы развеять ее затянувшуюся скуку. Александр был хорош собой — выше среднего роста, со спортивной фигурой, правильными чертами лица, цвет которого свидетельствовал о том, что он много времени проводит на свежем воздухе.

Взгляд выразительных орехового цвета глаз казался открытым и доброжелательным. Дженифер нравился голос Александра — негромкий баритон с шутливыми интонациями, а его легкую усмешку она нашла сексуальной. В общем, Дженифер уже наметила себе план: продолжение знакомства с англичанином и, возможно, более тесное общение.

— Знаешь, Генриетта, а этот Александр очень даже ничего! — поделилась она с подругой, когда они вечером собирались в «Диско». — Симпатичный парень!

Генриетта улыбнулась:

— Давай-давай, прогоняй свою скуку!

— Хорошо бы он сегодня вечером заглянул к нам в клуб! — мечтательно протянула Дженифер.

— Не волнуйся, заглянет!


В половине восьмого Дженифер и Генриетта покинули «Мерибель», оставив Лору в одиночестве, но скучать ей было некогда: ждали очередные задания, которые надо было успеть выполнить до поездки в Нью-Йорк.

Придя в клуб, девушки сразу же включились в работу.

Дженифер встречала многочисленных гостей, рассаживала их за столики, уточняла заказы, а Генриетта занималась музыкой, меняла пластинки и следила за тем, чтобы в программе вечера не происходило сбоев.

Наплыв посетителей был большой. Дженифер узнавала знакомых по фильмам актеров и актрис и среди них даже Питера Селерса в обществе очаровательной блондинки и Грегори Пека.

К вечеру в «Диско» появился Терри Мартин, как всегда, с компанией многочисленных друзей и подруг. Пришла и Вероника ван Дорен со своим молодым итальянцем Карло.

Она была в открытом сиреневом платье, с контактными линзами, придававшими глазам фиалковый цвет, а Карло облачился в лиловый шелковый пиджак и, как обычно, бродил с угрюмой физиономией.

Глядя на эту странную и забавную парочку, Дженифер усмехалась про себя. Неужели взбалмошная старая актриса заставляет бедного Карло носить одежду в тон своей, чтобы подчеркнуть их тесное единство?

Дженифер с вежливой улыбкой фланировала между столиками, беседовала с гостями, следила, чтобы всем было хорошо и удобно, принимала заказы, а сама то и дело поглядывала на дверь, ожидая, когда же придут Александр с Антонией. Наконец они появились, и Дженифер с завистью оглядела Антонию — в роскошном белом сверкающем платье с большим круглым вырезом на талии.

«Генриетта говорила, что Антония — просто приятельница Александра и между ними ничего нет, но какой мужчина устоит перед девушкой в таком наряде? — подумала она. — Давай, Дженифер, действуй, пошевеливайся, а не то этого парня уведут у тебя из-под носа!»

Она приняла заказ и остановилась около Александра и Антонии, намереваясь завести приятный разговор, но в этот момент Квентин — будь он неладен! — подозвал ее и велел уделить внимание очередным важным гостям.

— Иди, лапуля, иди, работай, — сказал он. — Улыбайся, будь любезна и приветлива!

Дженифер, проклиная в душе Квентина, поспешила к гостям, долго занималась с ними, шутила, смеялась и на какое-то время забыла об Александре. Генриетта тоже крутилась как заводная, а потом, улучив момент, подошла к Дженифер и тихо спросила:

— Ты не видела Квентина?

— Нет, — ответила Дженифер. — Может быть, он у себя в кабинете?

— Я была там. Его нет. Мне сказали, что он вообще ушел. Куда же этот сукин сын мог запропаститься?

Дженифер быстрым взглядом окинула зал и отыскала столик, за которым в одиночестве сидел Александр. Антонии рядом с ним не было.

— А где Антония? — удивилась она.

— Я так и знала! — с досадой воскликнула Генриетта. — Этот негодяй смылся вместе с ней! Она увела его у меня из-под носа! Я убью ее!

— Генриетта, значит, у вас с Квентином все серьезно? — спросила Дженифер.

Ей казалось, что настал подходящий момент вытянуть из подруги правду.

— Отстань! — отмахнулась Генриетта.

— Но я же вижу, что ты ревнуешь! Вы с ним спите?

— И что из того? — резко бросила Генриетта.

— И как он в постели? — не унималась Дженифер.

К ее удивлению, Генриетта успокоилась и уже другим тоном ответила:

— В постели Квентин, честно говоря, очень хорош! Вот если бы он был таким и в жизни! А то гоняется за каждой юбкой!

— Ты же говорила, что Антония — твоя приятельница, разве нет?

— Да, — вздохнула Генриетта. — Мы знакомы с детства.

— С ее стороны просто свинство — уводить чужих мужиков! — с негодованием произнесла Дженифер.

— Это вполне в ее духе. В детстве она отбирала у меня игрушки, теперь — любовников!

Дженифер покачала головой.

— А Квентин тоже хорош!

— Да, его легко соблазнить, — согласилась Генриетта. — Но не могу же я следить за ним и устраивать сцены!

— Честно говоря, я вначале думала, что Антония решила позабавиться с Александром, — призналась Дженифер, — а вон оно как вышло…

— И что ты решила? — вдруг спросила Генриетта.

Дженифер слегка замялась.

— Что я решила? — медленно повторила она. — Знаешь, Генриетта, раз уж все так вышло, давай пригласим Александра сходить вместе с нами в «Тип-Топ»? Если он согласится, мы закончим работу, пойдем туда, посидим, выпьем? Ну как?

Генриетта неопределенно пожала плечами.

— Пойдем! — настаивала Дженифер. — , Ну что тебе вечером делать дома? Переживать из-за Квентина, а потом лечь спать? Скучно!

— Ладно, — улыбнулась Генриетта. — Зови Александра в «Тип-Топ»!

Дженифер захлопала в ладоши и быстрым шагом направилась к Александру, который теперь сидел в компании нескольких приятелей. Увидев Дженифер, он радостно улыбнулся и помахал рукой. Приблизившись к нему, она негромко сказала:

— Александр, как насчет того, чтобы сводить меня и Генриетту в «Тип-Топ»?

— Прекрасная мысль! — мгновенно отозвался Александр. — Почему бы и нет! А вам еще долго работать?

— Не очень, — ответила Дженифер, чувствуя, как у нее начинает гулко стучать сердце. — Мы скоро освободимся, подожди немного.

Бар «Тип-Топ» располагался по соседству с клубом «Диско». Это было старое, довольно ветхое здание, с длинным залом, где с потолка свешивались гирлянды из бутылок, и открытой террасой, на которой стояли столики. В «Тип-Топе» всегда было многолюдно и шумно, он работал всю ночь до утра. Здесь любила собираться молодежь: танцевать, пить дешевое итальянское вино и есть спагетти, приготовленные итальянкой — женой хозяина. Фирменными блюдами в «Тип-Топе» еще считались горячие итальянские закуски и жареная рыба.

Дженифер, Генриетта и Александр вошли в бар, с трудом отыскали свободный столик и в ожидании официанта стали слушать одну из популярных старых песен ансамбля «Бич Бойз», которая звучала из музыкального автомата.

С кухни доносились аппетитные запахи, и Дженифер, глотая слюнки, сказала:

— Здесь всегда готовят очень вкусно, но ждать приходится не менее двадцати минут!

— Что мы закажем? — спросил Александр.

— Конечно же, спагетти! — воскликнула Дженифер.

— И много красного вина! — добавила Генриетта. — Сегодня у меня такое скверное настроение, что без выпивки не обойтись!

— Генриетта, не волнуйся, мы с Александром постараемся тебя развеять! — заявила Дженифер. — Вино и хорошая компания — что еще нужно человеку, чтобы почувствовать себя счастливым?

Генриетта улыбнулась, а Александр одобрительно кивнул. Наконец подошел официант, принял заказ и поставил на стол большой графин красного домашнего вина. Через некоторое время он принес тарелки с дымящимися спагетти и к ним — острый томатный соус. Девушки и Александр принялись за еду, с удовольствием поглощая длинные тонкие макароны, густо приправленные обжигавшим горло соусом.

Дженифер время от времени поглядывала на Александра, думая о том, что лучше было бы этот вечер провести с ним вдвоем, без Генриетты, но… Ей все больше и больше нравился этот молодой аристократ, который, как ей показалось, тоже бросал на нее заинтересованные, полные желания взгляды. В зале громко играла музыка, посетители шумели и весело смеялись, и, чтобы расслышать друг друга, Дженифер, Генриетте и Александру приходилось все теснее сдвигать стулья. Несколько раз Дженифер чувствовала, как Александр прижимается ногой к ее ноге, иногда он задевал локтем ее руку. Она сама несколько раз, делая вид, что не расслышала его или Генриетту, как бы невзначай прижималась грудью к его плечу…

Генриетта, которая знала Александра давно и никогда прежде не подумывала о том, чтобы завести с ним роман, теперь смотрела на него с откровенным обожанием. Она была очень обижена на Квентина, улизнувшего с Антонией буквально у нее из-под носа, ревность душила ее, заставляла негодовать и искать способы отмщения.

«А почему бы не переспать с Александром? — думала Генриетта, потягивая из бокала красное вино. — Он привлекателен, прекрасно сложен, сексуален… Ночь в его объятиях заставит меня забыть об этом негодяе Квентине и будет достойной местью».

Александр, оказавшись между двумя очаровательными девушками, тоже подумывал о том, что неплохо бы закончить такой чудесный вечер в постели с одной из них. С которой? Ему было безразлично. Они обе были хороши собой, каждая по-своему. Выпитое вино будоражило Александра и заставляло бурлить молодую кровь. С Дженифер?

Прекрасно! Она весьма соблазнительна, сексуальна, непосредственна и не выглядит недотрогой. С Генриеттой? Тоже неплохой вариант. Тонкая фигура, чуть смуглая кожа, выразительные глаза, в которых горит откровенное желание…

А может, с обеими?

— Мы выпили все вино! — вдруг сказала Генриетта, поставив пустой бокал на стол. — Чем займемся дальше?

— Продолжим вечеринку! — весело воскликнула Дженифер. — Александр, ты не против?

— Какие могут быть возражения! Разумеется, я — за!

— Твои предложения? — лукаво улыбнулась Генриетта.

— Поехали ко мне на виллу! У меня есть бутылка старого коньяка! — ответил Александр. — Ну что, согласны, красавицы?

— Согласны! — одновременно воскликнули Дженифер и Генриетта. — Едем к тебе!

Они вышли из бара и направились к стоянке такси. Разбудив дремавшего шофера, Александр назвал адрес, и машина тронулась с места. Дженифер и Генриетта устроились на заднем сиденье, посадив между собой Александра, а тот, широко раскинув руки, обнял их и целовал попеременно то одну, то другую. Смеясь и шутя, они за несколько минут доехали до виллы.

Вилла Александра, окруженная цветущим садом, была расположена у подножия высокого холма, с фасада открывался живописный вид на плескавшееся внизу море. К огромному бассейну вела открытая терраса, по обеим сторонам которой в больших круглых кадках росли карликовые пальмы и вьющаяся розовая герань.

— Как красиво! — воскликнула Дженифер, окидывая восторженным взглядом виллу, сад и бассейн, залитые серебристым лунным светом. — Это все твое?

— Почти. Вилла принадлежит моим родителям, но сейчас они в отъезде, так что на сегодняшнюю ночь она наша! — Он многозначительно посмотрел на Дженифер. — Здесь никого, кроме нас троих!

Александр провел девушек в большую гостиную с высокими окнами, обставленную дорогой мебелью. Дженифер и Генриетта сели на диван, а затем, скинув туфли, забрались на него с ногами.

— Как здорово! — воскликнула Генриетта, Александр достал из бара бутылку, налил коньяк в широкие фужеры и подал девушкам.

— Восхитительный аромат! — сказала Дженифер, вдыхая запах золотисто-коричневой жидкости. Она сделала несколько глотков и продолжила:

— Похоже, мы закончим сегодняшний вечер абсолютно пьяными.

Александр сел на диван между девушками, обнял их и, наклонившись к Дженифер, прошептал ей в ухо:

— Вино подогревает желания, не так ли?

Дженифер провела ладонью по его груди и расстегнула верхние пуговицы рубашки. Александр поцеловал ее в шею и уже хотел прильнуть к влажным губам, но в этот момент Генриетта громко произнесла:

— Эй, вы, двое! Если собираетесь полюбезничать и поворковать, то я, пожалуй, поплаваю в бассейне. Можно, Алекс?

Она встала с дивана и поставила пустой бокал на столик.

— Ты собираешься плавать в одежде? — захихикала Дженифер. — Не самая удачная идея!

Генриетта усмехнулась, быстро сняла платье, немного постояла, словно в раздумье, а потом решительным жестом освободилась от нижнего белья. Александр, увидев ее обнаженное тело, освещенное лунным светом, поднялся с дивана, подошел к ней и сказал:

— Подожди, я открою тебе дверь.

Генриетта вышла на каменную террасу, и Александр, догнав ее, хрипло рассмеялся и негромко произнес:

— Почему ты сказала «вы, двое»? Нас не двое, красавица, а трое!

В его голосе Генриетта уловила намек. Она кокетливо улыбнулась и, покачивая бедрами, направилась к бассейну. Александр вернулся к Дженифер и увидел, что та тоже разделась, разбросав в беспорядке одежду по дивану. Он жадно оглядел ее стройное загорелое тело с небольшой грудью и округлыми бедрами, притянул ее к себе и поцеловал в губы.

— Я тоже хочу поплавать в бассейне, — прошептала Дженифер.

— Пошли, — сдавленно пробормотал Александр.

Обнявшись, они подошли к бассейну, Александр отпустил ее, и Дженифер нырнула в воду. К ней подплыла Генриетта, и они начали шумно веселиться, плескаться и хохотать.

Александр стоял на краю бассейна и молча наблюдал за ними.

Наконец Дженифер помахала ему рукой и позвала:

— Алекс! Иди сюда! Без тебя нам скучно!

— Он стесняется раздеваться при нас! — поддразнила Генриетта.

Александр усмехнулся, мгновенно скинул одежду, прыгнул в воду и размашисто поплыл к Дженифер. Оказавшись рядом, он крепко обнял ее. Дженифер обняла его за плечи и закрыла глаза, чувствуя, как волны страсти пробегают по телу, которое в воде казалось невесомым, и вызывают острое наслаждение. Поцелуи Александра становились все настойчивее, Дженифер ощущала у себя во рту его язык, а сильные руки гладили ее и ласкали.

Теплая вода, нагретая за день жарким летним солнцем, одновременно и возбуждала, и успокаивала Дженифер. Александр осыпал ее страстными поцелуями, шептал что-то на ухо, но она слышала лишь его частое прерывистое дыхание.

Неожиданно Александр подхватил ее под коленки. Повинуясь движениям сильных рук, она обхватила ногами его бедра, и он медленно вошел в нее. Их тела слились, двигаясь в едином ритме. Внезапно крик Дженифер разорвал ночную тишину, ее тело изогнулось в экстазе. Она давно не испытывала столь бурного оргазма.

Постепенно приходя в себя, Дженифер не заметила, как к ним подплыла Генриетта, с громким смехом окатив их брызгами воды. Александр вздрогнул, чуть отстранился от Дженифер и, держа ее одной рукой за плечо, другой поманил Генриетту. Теперь он стоял, а Дженифер, покачиваясь, лежала на воде.

Генриетта, подплыв вплотную к Александру, тесно прижалась к нему. Александр начал целовать ее, а Генриетта ласкала рукой его возбужденную плоть. Она ощущала, как возбуждение все нарастает, обжигая изнутри, и тихо постанывала, закрыв глаза и прикусив нижнюю губу.

Дженифер легонько оттолкнулась, отплыла в сторонку, легла на спину и, чуть покачиваясь на воде и полуприкрыв глаза, наблюдала за тем, как Александр и Генриетта, выбравшись из воды, продолжают заниматься любовью на бортике бассейна.

Теплая вода приятно ласкала тело, успокаивала и умиротворяла. Генриетта, обвив ногами торс Александра, стонала от удовольствия, серебристо-белая луна освещала ее смуглое лицо и отражалась в карих глазах, наполненных всепоглощающим желанием.

Глава 20

Утром Лора ходила по магазинам и, вернувшись около полудня, застала своих подруг на кухне. Они молча пили кофе, и вид у обеих был неважный: угрюмые, заспанные, опухшие лица, темные круги под глазами…

— В начале девятого я ходила за круассанами, а когда, вернувшись, хотела пригласить вас позавтракать вместе, то обнаружила, что ваша комната пуста! — насмешливо произнесла Лора, поглядывая на хмурых Дженифер и Генриетту. — Где вы были, ночные красавицы? Только не рассказывайте, что провели ночь на работе!

Дженифер мельком взглянула на Генриетту и быстро ответила:

— Мы решили встать пораньше и сходить на пляж, поплавать, пока народу немного, а потом остались там загорать…

Лора с сомнением покачала головой.

— Что-то выглядите вы неважно. Очевидно, перекупались! — Она лукаво подмигнула Дженифер.

— Нет, Лора, правда, мы были на пляже! — вступила в разговор Генриетта. — Хочешь кофе?

— Спасибо, я уже пила, — ответила Лора. — Доедайте круассаны. Жаль только, что они остыли.

— А чем ты собираешься заняться? — спросила Дженифер, когда опасная тема была, кажется, исчерпана.

— Последую вашему примеру: пойду загорать на пляж, а потом снова засяду за учебники.

Она вышла из кухни, закрыв за собой дверь.

— В последнее время Лора какая-то странная, — тихо сказала Генриетта. — У нее что-нибудь случилось?

— Ничего, — ответила Дженифер. — Просто скоро ей предстоит лететь в Нью-Йорк сдавать экзамены, и она очень волнуется.

— Да… — согласилась Генриетта. — Экзамены — дело серьезное. Ей не позавидуешь!

— Не скажи! — откликнулась Дженифер.. — Если честно, то я как раз Лоре немного завидую: она труженица и знает, чего хочет в жизни. Вот бы мне стать такой!

— С этими качествами надо родиться! — заявила Генриетта. — Знаешь, а я все время думаю о Квентине…

— Да выбрось ты его из головы! — с негодованием воскликнула Дженифер. — Он поступил с тобой как последняя скотина!

— Наверное, ты права… Но как же так можно? Ведь мы с ним только-только начали крутить роман, и вдруг он почти на моих глазах уводит мою же подругу и занимается с ней любовью!

— Хороша подруга! — хмыкнула Дженифер. — Увела парня и радуется! Та еще свинья!

Видя расстроенное лицо Генриетты и искренне сочувствуя ей, Дженифер понимала, что с Квентином по-другому и быть не могло. На что она рассчитывала? На верность до гробовой доски? Смешно! Такое случается только в дамских романах, а не в реальной жизни. Генриетта же с самого начала знала, что ее драгоценный Квентин готов бегать за каждой юбкой!

— Ладно, подруга, не огорчайся, — бодрым тоном произнесла Дженифер. — Ты сполна ему отомстила.

Генриетта, вспомнив бурно проведенную ночь, слабо улыбнулась:

— Отомстить-то отомстила, но мне от этого не легче!

Конечно, Квентин — совсем не подарок, он волочится за всеми смазливыми девками, но я бы не хотела… чтобы наш роман так скоро и глупо закончился. Несмотря ни на что!

— Так заставь его ревновать так, как ревнуешь ты! — воскликнула Дженифер. — В чем проблема?

— Что ты предлагаешь? Рассказать ему, чем мы втроем занимались в бассейне? — печально усмехнулась Генриетта.

— А почему бы и нет? Ему можно, а тебе нельзя?

— Ты что, с ума сошла? Да он убьет меня! Или выгонит с работы!

— Не убьет и не выгонит, — возразила Дженифер. — Пусть знает, что ты быстро утешилась и весело провела время.

— Нет, Джен, я не буду ни о чем ему рассказывать. Не хочу, чтобы он думал, будто я ревную и мщу ему за измену.

— Ладно, ничего не говори. Предоставь это мне.

— Что ты надумала? — с тревогой в голосе спросила Генриетта.

— Я сама расскажу обо всем Квентину. Вернее, не расскажу, а прозрачно намекну.

Генриетта с сомнением покачала головой.

— Ну, не знаю, стоит ли…

— Обязательно! — решительно заявила Дженифер. — Сегодня он наверняка спросит у меня, как закончился вчерашний вечер. А я намекну, что мы весело провели время в компании молодых людей. Уверяю тебя, он будет ревновать и злиться! Пусть знает, что ты легко можешь найти ему замену!

Генриетта махнула рукой.

— Поступай как знаешь! — сказала она. — Будь что будет!

Допив кофе, Дженифер и Генриетта отправились загорать на пляж, а вечером, придя на работу, стали претворять в жизнь намеченный план. Генриетта старалась избегать Квентина, держалась подчеркнуто сухо и отстраненно и разговаривала с ним только о работе. Квентин, удивленный резкой переменой в их отношениях, в течение всего вечера допытывался у Дженифер, в чем дело, и та, лукаво улыбаясь, намекнула, что они с Генриеттой этой ночью не теряли времени даром. Как, впрочем, и он, о чем им хорошо известно.

— Ну, как дела? — улучив момент, тихо спросила Генриетта, когда Дженифер проходила мимо нее. — Что он говорит?

— Бесится и клокочет от ярости! — радостно сообщила подруга. — В общем, все идет по плану, не волнуйся!

Генриетта поставила пластинку с исполненной печали песней Жака Бреля «Не покидай меня», которая всегда вызывала у нее слезы.

— Не расстраивайся! — подбодрила ее Дженифер. — Вот увидишь, он будет просить у тебя прощения и раскаиваться в том, что побежал за Антонией. Кстати, а где эта похотливая звезда телеэкрана? Не появлялась?

Генриетта покачала головой.

— Нет. Наверное, съемки закончились и она уехала.

Стерва!

В глазах у Дженифер неожиданно вспыхнули озорные огоньки.

— Слушай, Генриетта, а куда исчез наш герой-любовник, аристократ Александр? Не вынес тяжести напряженной ночи? — И она весело расхохоталась.

— Правда, а где же Алекс? — удивилась Генриетта. — Мог бы позвонить или зайти.

Дженифер отошла от подруги и занялась пришедшими гостями. Мысли об Александре не оставляли ее ни на минуту. Ей нравился этот молодой, уверенный в себе парень, и она мечтала о продолжении их бурно начавшегося знакомства. В следующую встречу она не станет так напиваться и не позволит никакой Генриетте заниматься с ним любовью. Алекс будет принадлежать только ей, и никому другому.

Лора отложила в сторону учебник, потянулась и зевнула. Она только что закончила изучать «Права и обязанности Национальной ассоциации дилеров» и чувствовала себя совершенно выжатой. Потерев глаза, она глубоко вздохнула, встала с дивана и пошла подышать свежим воздухом.

Выйдя на балкон, Лора облокотилась на перила и по привычке взглянула на противоположное крыло дома. Разумеется, Луи Ратти пребывал на своем боевом посту — правда, на сей раз без бинокля! Лора пригляделась повнимательнее и заметила, что на балконе вместе с ним находится еще один человек.

«Это уже что-то новенькое», — усмехнулась она.

Высокий, широкоплечий молодой мужчина. Что-то в его облике показалось Лоре знакомым. Фигура или смутно различаемый издалека профиль… Ратти и его гость отчаянно жестикулировали, и Лоре даже почудилось, что гость что-то выговаривает хозяину.

«Кого же он мне напоминает? — сосредоточенно думала она, глядя, как Ратти и молодой мужчина расхаживают по балкону. — Он похож… на Пьера Лежена! Господи, каркая глупость лезет мне в голову! При чем здесь Пьер? Что ему делать в квартире этого придурка? По-моему, дорогая, ты перезанималась. Тебе пора сменить обстановку и как следует проветрить мозги! Нет, а все-таки как похож! Если бы я не знала, что это абсолютно невозможно, я бы подумала, что это Пьер!»

Через некоторое время Лора вышла из дома и направилась в сторону порта. Она решила сначала заглянуть в одно из прибрежных кафе и выпить чашку капуччино, а потом побродить, любуясь на яхты. Был теплый вечер, начинали понемногу сгущаться сумерки, и Лора, с наслаждением вдыхая свежий воздух, вдруг вспомнила, что эту часть суток французы называют «час между волком и собакой» — иными словами, короткий отрезок времени, когда собаки ложатся спать, а волки просыпаются и выходят на охоту.

Лора неторопливо спускалась по склону невысокого холма, ведущего в гавань Монте-Карло, и любовалась яркими огоньками кораблей и яхт, стоящих на якоре. Разноцветные огоньки отражались в вечернем темном море, и казалось, что оно искрится и сверкает.

Лора на секунду остановилась около одного кафе и бросила быстрый взгляд на посетителей, расположившихся на открытой веранде. Это заведение было излюбленным местом моряков, приплывающих в Монте-Карло. Они проводили здесь свободные вечера за бесчисленными кружками пива, веселились, громко разговаривали и хохотали.

Лора ускорила шаг, миновала веранду и, спустившись по каменным ступеням, подошла к другому кафе, расположенному почти у входа в гавань. Заказав большую чашку капуччино, она стала медленно размешивать ложечкой кофе, размышлял о том, что через неделю оставит эту неторопливую, спокойную, уютную жизнь и перенесется в совершенно иной мир — в огромный Нью-Йорк, город небоскребов и деловых людей в строгих костюмах.

У причала покачивались на легких волнах яхты, катера и парусники, стоявшие на якоре. Многие из них были освещены, и Лора видела людей, прогуливающихся по палубам с бокалами в руках, танцующих или ведущих оживленные разговоры. Они веселились, отмечали какие-то события, просто отдыхали в компании друзей. Среди множества яхт и катеров выделялась яхта Джулиуса Крепа «Ксерина» — белоснежная красавица с тремя высокими мачтами, устремленными в небо.

«Интересно, как дела у Джулиуса? — подумала Лора. — Он должен скоро приехать. Жаль, что я улечу в Нью-Йорк прежде, чем он вернется. Как-то у них сложатся отношения с Дженифер?»

В последнее время Лора была очень занята и мало общалась с подругой, но и в те редкие часы, когда они бывали вместе, Дженифер совершенно не вспоминала о своем толстячке миллионере. Все робкие попытки завести о нем разговор заканчивались ничем. Лора помнила о своем обещании, данном Джулиусу, и искренне хотела внушить Дженифер, чтобы та повнимательнее пригляделась к нему и сделала шаг навстречу, но… похоже, ее легкомысленная подруга или напрочь забыла о своем воздыхателе, или мечтала о ком-нибудь еще. О ком? Дженифер не делилась с Лорой и всячески уходила от разговоров о планах на будущее.

Лора допила кофе, расплатилась, вышла из кафе и медленно побрела по набережной мимо яхт и катеров. Окна салона «Ксерины» были темными, но на палубе горели лампочки и несколько человек, очевидно членов команды, что-то делали: мыли или убирали.

Лора глубоко вдохнула прохладный вечерний воздух, поднялась по ступеням к высокой каменной стене, которая служила границей гавани. Здесь было прохладнее, легкий ветерок приятно холодил лицо и трепал распущенные волосы. Лора глядела на недавно выстроенные мощные волнорезы, которые на летнее время облюбовали юные обитатели Монте-Карло. Серые каменные блоки целыми днями были покрыты яркими полотенцами и растянувшимися на них загорелыми телами. Неподалеку от волнорезов располагалось уютное кафе-бар «Калипсо» с бамбуковой крышей. За маленькими столиками сидели посетители, а из музыкального автомата доносились хиты начала шестидесятых и время от времени французские песенки.

В «Калипсо» всегда собиралось много народу, преимущественно молодежь, любившая кафе-бар за недорогую вкусную еду и холодные напитки. Лора и сама часто заглядывала в «Калипсо» во время перерыва на ленч, потому что он находился неподалеку от ее офиса. Обычно «Калипсо» вечером закрывался, но сегодня оттуда доносились оживленные голоса, взрывы смеха, гремела музыка. Наверное, его сняли на всю ночь для празднования какого-то торжества.

Внезапно Лора ощутила тоску и полное одиночество; ее охватил страх перед будущим. Увидит ли она еще когда-нибудь «Калипсо?» Или ее жизнь наполнится суетой и будет протекать вдали от этого ветхого бара с его шумным музыкальным автоматом, небогатыми посетителями и их незатейливыми шутками?

Вот если бы знать заранее, что тебя ждет впереди! Жизнь порой бывает так переменчива. В ней столько вопросов и проблем, требующих разрешения.

Лора расправила плечи, подняла голову и решительным шагом направилась к дороге, пролегавшей сквозь каменный туннель, чтобы оттуда выйти прямо к своему дому. Этот путь был короче, Лора хорошо его знала и не хотела снова возвращаться по набережной. Конечно, прогулка по каменному туннелю в вечернее время не лучший вариант, но Лора предпочла именно его.

Звук ее быстрых шагов гулким эхом отдавался от массивных каменных стен и высокого сводчатого потолка. Где-то вдалеке слышались оживленные голоса, доносился шум прибоя и рев проезжавших наверху машин. Внезапно Лоре почудились чьи-то шаги у нее за спиной; она резко обернулась, и длинная причудливая тень мелькнула по стене. Сзади никого не было.

Лора пошла еще быстрее, пытаясь убедить себя, что у нее просто разыгралось воображение, но легкий холодок страха уже бежал по спине. Эхо ее гулких шагов смешалось с другими странными, пугающими звуками. Она снова обернулась и быстрым напряженным взглядом окинула туннель и стены. Никого.

Внезапно ей почудилось, что кто-то сипло дышит у нее над ухом; она громко вскрикнула и рванулась вперед, туда, где кончался туннель и брезжил тусклый свет. Лора неслась так стремительно, что ноги едва касались каменного пола. Ей казалось, что кто-то невидимый хватает ее за руку, тянет к себе, громко сопит в ухо, злобно шепчет и хрипло смеется…

По стенам туннеля мелькали страшные изогнутые длинные тени с жадно тянущимися к Лоре когтистыми пальцами, ветер свистел, злобные голоса нашептывали угрозы и проклятия, а массивные стены, казалось, сужаются, стараясь ее раздавить…

Задыхаясь от дикого ужаса и стремительного бега, Лора неслась вперед, подстегиваемая одной-единственной мыслью: скоро туннель закончится, она выберется на свет, туда, где ходят люди… они помогут ей, спасут…

Неожиданно сзади раздались автомобильные гудки. Лора отшатнулась к стене и, обернувшись, увидела, что по середине туннеля едет машина. Она вжалась в стену и стояла в оцепенении, не в силах сдвинуться с места. Захлестнувшая с новой силой волна страха намертво сковала ее. Машина промчалась мимо, а водитель обернулся и удивленно посмотрел на нее. Очевидно, его поразила безумная перепачканная блондинка, несущаяся среди ночи по безлюдному туннелю.

Лора проводила машину затравленным взглядом и побежала дальше. За ее спиной снова послышались торопливые шаги, но она инстинктивно чувствовала, что на сей раз преследователь — а был ли он на самом деле? — не собирается настигать ее: его спугнула проезжавшая мимо машина.

Длинная тень снова мелькнула на противоположной стене, резко изогнулась и, словно растворившись в воздухе, исчезла. Шаги смолкли, и в туннеле наступила тишина.

Лора быстрым шагом шла по бульвару по направлению к «Диско», пытаясь выровнять дыхание и сбросить с себя липкий, противный страх. О том, чтобы вернуться домой, она не могла даже подумать.

Что это было? Кто за ней гнался? Мысли одна страшнее другой мелькали у нее в голове. Неужели кто-то действительно следил за каждым ее шагом и, увидев, что она направляется в туннель, бросился за ней следом, желая свести счеты? Или ее хотели просто напугать? Кто он, таинственный преследователь, и что ему нужно? А может быть, это какое-то наваждение и ей все померещилось?

Как странно! Еще полчаса назад она сожалела о том, что покидает Монте-Карло, его нарядную набережную, зеленые бульвары, знакомые уютные кафе… Скорее в Нью-Йорк! Возможно, там, за океаном, ей удастся забыть о пережитом ужасе.

У дверей «Диско» Лора с облегчением вздохнула. В обществе Квентина и девушек она будет чувствовать себя в полной безопасности. Они успокоят ее, развеселят, и она поверит в то, что торопливые шаги, страшные тени, хриплый шепот и злобный смех — плод ее воображения.


На следующий день Дженифер позвонил Александр.

Услышав его голос, она вздрогнула и почувствовала, как сильно забилось сердце. Он сказал, что ему придется провести целый день дома, потому что приехали родители. От волнения Дженифер не могла вымолвить ни слова.

— Представляешь, если бы они вернулись в ту ночь? — со смехом воскликнул Александр, делая ударение на словах «та ночь».

— Да уж, было бы забавно, — усмехнулась Дженифер, мгновенно представив себе живописную картину возвращения родителей Алекса в тот момент, когда они втроем, голые и пьяные, резвились в бассейне или… Страшно подумать!

— А долго они собираются пробыть в Монако? — спросила она, стараясь, чтобы голос прозвучал как можно безразличнее.

— Завтра днем уедут.

— А куда, если не секрет?

— Сначала в Париж, а оттуда в Довиль. Может, мы встретимся завтра вечером?

Сердце Дженифер подпрыгнуло от радости.

— Давай! — легко отозвалась она. — Приходи к нам в клуб, там и встретимся. А я постараюсь освободиться пораньше.

— Договорились!

Дженифер положила телефонную трубку на рычаг, села на диван и задумалась. Он сказал «к тебе», а не «к вам с Генриеттой»! Это можно считать прогрессом в их отношениях и расценивать как маленькую победу. Нет, ни о какой Генриетте и встречах втроем не может быть и речи! Пусть она общается со своим драгоценным Квентином и не становится у Дженифер на пути.

«Надо непременно убедить Генриетту помириться с Квентином, — подумала Дженифер. — А то ее обида слишком затянулась. Больше я не позволю ей мстить ему, развлекаясь с Алексом. Алекс будет мой! Только мой!»

Но Генриетта, к радости Дженифер, уже не нуждалась в убеждении. Квентин ходил за ней по пятам, всячески демонстрируя раскаяние и необыкновенную любовь, и она быстро сдалась, забыв об обиде. Все-таки Квентин неотразим и имеет сильное влияние на молодых девушек!

Дженифер сидела на диване и мысленно представляла будущую встречу с Алексом. Как лучше себя вести: непринужденно, кокетливо, чуть развязно?

Будь что будет, решила она, как всегда, полагаясь на случай. Жизнь сама подскажет. Скорее бы наступил завтрашний вечер!

Она давно забыла о просьбах и наказах Крепа следить за здоровьем, рано ложиться спать и беречь себя. Да и образ Джулиуса затерялся где-то в уголках памяти, пропал, растворился. Все мысли Дженифер были заняты Алексом, и ни для кого другого просто не осталось места.


До отъезда в Нью-Йорк оставалось несколько дней, и Лора постоянно нервничала, опасаясь, что не успеет выполнить все намеченные дела. А дел было много: сходить на прием к главе филиала «Хаусон Мэй интернэшнл» Хэлу Петерсону, подписать у него кучу бумаг и заявлений и получить окончательное подтверждение, что через несколько месяцев после сдачи экзаменов она займет место Джона Уилдера.

Мысль о будущей работе приводила Лору в восторг. Она не боялась новой должности и того, что не справится с обязанностями. Она приобрела достаточный практический опыт в офисе Фица, знала детали и тонкости этой работы, а теперь еще и получила солидную теоретическую подготовку.

Лора верила словам Патрика и надеялась, что на Нью-Йоркской фондовой бирже на молодую женщину — брокера не будут смотреть скептически и с недоверием.

Лоре предстояло также забрать из американского консульства паспорт с американской визой, снять с банковского счета и упаковать деньги в дорожные сумки.

«Как хорошо и легко быть мужчиной! — думала Лора, прикидывая, какие костюмы и платья брать с собой. — Как просто: положил пару-тройку деловых костюмов, несколько галстуков и рубашек! А сколько всего нужно женщине!

Костюм дневной, вечерний костюм или платье, блузки, юбки, шарфики, ювелирные украшения, косметика…»

Лора заглянула в ванную и увидела Дженифер с чистыми, чуть влажными волосами, задумчиво разглядывающую свое отражение в зеркале. Как всегда, вокруг валялись всевозможные баночки и флакончики…

— Похоже, сегодня вечером у тебя намечается ответственное мероприятие! — улыбнувшись, сказала Лора.

Дженифер пожала плечами и начала подкрашивать губы.

— Я всегда стараюсь выглядеть хорошо, — с деланным безразличием произнесла она. — Просто собираюсь на работу, вот и все. — Она взяла флакончик духов «Шанель № 5» и спросила:

— Я хорошо выгляжу?

— Сногсшибательно! — искренне воскликнула Лора. — Но мне кажется, что ты темнишь, подруга. Уж не собираешься ли ты после работы пойти на свидание?

— С чего ты взяла? — пожала плечами Дженифер. — Я никуда не собираюсь.

Глядя на ее неуклюжие попытки скрыть очевидное, Лора рассмеялась.

— Да ладно тебе, какие могут быть тайны? Собираешься на свидание — и прекрасно! Интересно, с кем? У тебя новое увлечение?

— После работы я встречаюсь с Александром! — торжественно объявила Дженифер.

— С Александром? — удивилась Лора и насмешливо спросила:

— Уж не с ним ли ты и Генриетта проплавали всю ночь в бассейне?

— Может быть, — пробормотала Дженифер.

— Как же так? — продолжала дразнить ее Лора. — А я» то думала, что ты помолвлена с дядюшкой Крепом!

— Лора, перестань! — досадливо поморщилась Дженифер. — Не напоминай мне о нем, прошу тебя! — Она вышла из ванной и, задержавшись в дверях, добавила:

— В общем, сегодня я приду поздно, не жди меня. А ты после работы сразу домой?

— Нет, — покачала головой Лора. — У меня сегодня вечером прощальный ужин с Фицем, его женой и несколькими друзьями. Так что я тоже вернусь поздно.

— Тебя кто-нибудь проводит? — спросила Дженифер.

— Надеюсь, Патрик подвезет меня до дома, — ответила Лора. — Он настоящий джентльмен.

— Ну смотри, если что, заходи к нам в клуб и Квентин или кто-нибудь проводит тебя. Вдруг опять какой-нибудь псих погонится за тобой?

— Дженифер, не пугай меня! — Лора замахала руками. — Хотя теперь я все-таки прихожу к мысли о том, что это было лишь плодом моего воображения. Надеюсь по крайней мере.

— Ну ладно, дорогая, счастливо! — Дженифер улыбнулась и направилась в спальню. — Желаю тебе хорошо повеселиться!

— А я тебе желаю, чтобы свидание с Александром прошло удачно!

Лора проводила взглядом Дженифер и, когда та скрылась в спальне, покачала головой. Похоже, ее подруга снова принялась за старое: вечеринки, свидания с молодыми людьми… А как же Джулиус, ведь он скоро вернется? Лоре почему-то казалось, что, застав Дженифер, увлеченную новым молодым человеком. Креп обвинит в этом ее. Она же обещала ему поговорить с Дженифер.

Лора много раз честно предпринимала попытки убедить подругу в том, что Джулиус — не худший вариант, но та лишь отмахивалась и переводила разговор на другую тему.

Да и разве можно обвинять Дженифер в том, что ей хочется любви, страстных чувств и романтики?

Лора усмехнулась. По-видимому, Крепу придется самому бороться за свою ненаглядную принцессу, не рассчитывая на чью-то помощь и поддержку.


Дженифер казалось, что время тянется очень медленно, и она не могла дождаться, когда же наконец в ночном клубе появится Александр. Она с рассеянным видом ходила между столиками, машинально улыбалась посетителям, принимала заказы, шутила, но мысли ее были далеки от работы.

Несколько раз Дженифер ошибалась и путала заказы, а когда она появилась на кухне, держа в руках норковое манто, вместо того чтобы сдать его в гардероб, Квентин сначала нахмурился, а потом, не сдержавшись, расхохотался.

— Дженифер, лапуля, что с тобой сегодня? — воскликнул он. — Я наблюдаю за тобой целый вечер. Ты какая-то странная…

— Нет, со мной все в порядке, — ответила Дженифер, стараясь не встречаться с ним взглядом. — Просто немного устала.

— Уж не влюбилась ли ты, моя красавица? — насмешливо продолжал он. — У тебя такой вид, словно ты витаешь в облаках!

Дженифер натянуто улыбнулась и быстрым шагом направилась в зал, где ее ожидали посетители. Ей уже казалось, что Александр никогда не придет и ее надеждам не суждено сбыться. Мысли о нем не оставляли Дженифер ни на минуту. Она вспоминала его лицо, негромкий голос» атлетически сложенную фигуру и вздыхала.

«Неужели я действительно влюбилась? — спрашивала она себя. — И если да, то хорошо это или плохо?»

Когда Дженифер уже перестала надеяться на встречу с Александром, тот наконец появился. Он был одет в темно-зеленый блейзер, светло-зеленую майку и черные брюки, плотно облегавшие его стройные узкие бедра.

Увидев Александра, Дженифер почувствовала, как ее охватывает сильное волнение. В горле пересохло, ладони сделались влажными.

«Господи, да что это со мной? — подумала она. — Нельзя так нервничать из-за мужчины! Перестань! — мысленно сказала она себе. — А то все это добром не кончится! Держи свои эмоции при себе!»

Александр подошел к Дженифер, обнял и поцеловал в щеку.

— Привет, красавица, как поживаешь?

— Привет! — с деланным спокойствием отозвалась Дженифер. — Что-нибудь хочешь заказать?

Александр лукаво улыбнулся и тихо произнес:

— То, чего я хочу, в меню вашего клуба нет!

Дженифер немного смутилась и пробормотала:

— Так закажи то, что есть в меню.

— Ладно, тогда порцию виски. А когда ты закончишь работу?

— Скоро. Надеюсь, что через полчаса.

— Ладно, я буду ждать тебя.

— Виски со льдом?

— Нет, чистое.

Примерно через полчаса Дженифер, как и обещала, закончила работу, они с Александром вышли из ночного клуба, сели в его темно-синюю «альфа-ромео» и через несколько минут оказались возле виллы. Александр открыл массивные металлические ворота, поставил машину, и они с Дженифер направились в дом.

В ночном воздухе приятно пахло хвоей, жасмином и можжевельником.

— Как красиво! — сказала она, когда он обнял ее за плечи. — Какой дивный аромат!

— Да, мне тоже нравится, — ответил Александр, прижал ее к себе и нежно поцеловал.

Дженифер обняла его за плечи, прижалась к нему и закрыла глаза. Влажные губы Александра пахли чем-то очень приятным и возбуждающим, объятия были крепкими, настойчивыми, и Дженифер чувствовала, как он напряжен в предвкушении любви. Голова у нее слегка кружилась, а тело охватила истома.

— Как ты прекрасна, Дженифер, — тихо пробормотал Александр, покрывая поцелуями ее лицо. — Мне так хорошо с тобой…

— Уж не потому ли в ту ночь ты поимел нас обеих? — с напускной легкостью произнесла Дженифер.

— На самом деле я хотел только тебя. Не думай, что я такой ненасытный.

Он взял ее за руку и ввел в дом.

— Ты, наверное, хочешь снова искупаться в бассейне?

— Не сейчас! — жарко прошептала Дженифер и прильнула губами к его губам.


— Никогда прежде мне не было так хорошо, — призналась Дженифер, положив голову на плечо Александра и гладя кончиками пальцев его широкую волосатую грудь.

— Мне тоже, — отозвался он, прикуривая сигарету. — Можно тебя кое о чем спросить?

— Спрашивай.

— У тебя было много мужчин?

Дженифер на секунду замерла, а потом ответила:

— Нет, немного, но никто не доставлял мне такого удовольствия, как ты.

Она взяла у Алекса сигарету и сделала несколько затяжек.

— Извини, я не предложил тебе закурить, — сказал Александр.

— Ничего, мы выкурим эту на двоих. Так даже романтичнее.

— Вот уж не ожидал, что ты склонна к романтике, — улыбнулся он.

— Разве не похоже?

Дженифер переполняли чувства к Александру, его сильное тело заставляло ее трепетать и поднимало волну страсти. Никогда прежде она не испытывала таких чувств к мужчине.

«Неужели я правда влюбилась?» — думала Дженифер, нежно прикасаясь губами к его груди.

Да, она действительно влюбилась в Александра, ее мысли были заполнены только им. Это немного пугало, ведь Дженифер по опыту знала, что такие всепоглощающие чувства, как правило, влекут за собой разочарование и боль.

— Тебе правда было хорошо со мной? — вдруг спросил Александр. — Знаешь, когда мы занимались любовью, меня не покидала мысль о том, что мы с тобой созданы друг для друга. Ты просто околдовала меня.

Дженифер улыбнулась. Слова Александра, много раз слышанные от других мужчин, звучали для нее прекрасной нежной музыкой.

Он наклонился к ее лицу и, вглядываясь в него, думал о том, что никогда прежде не встречал столь очаровательной женщины. Его привлекали в ней непосредственность, откровенность, чувственность. Она была совершенно не похожа на хрупких дебютанток, торопливых и неумелых, каких немало перебывало у него в постели. Дженифер не стеснялась своих чувств, бурно проявляла их и будила в нем ответное желание.

Александр взял у Дженифер сигарету, затушил в пепельнице и прижался к девушке. Он начал настойчиво целовать ее, лаская плечи, грудь, а затем его руки скользнули ниже, и Дженифер, закрыв глаза, тихо застонала от удовольствия.

Волна страсти обожгла ее, она ритмично задвигалась, стараясь попасть в такт четким движениям Александра. Их тела слились воедино, и Дженифер казалось, что они плывут в неземном пространстве и вокруг никого не существует — только она и ее обожаемый Алекс.


Было уже одиннадцать, когда Фиц и Лора подошли к подъезду «Мерибель».

— Да… — со смехом сказал Фиц, — в компании молодых людей время бежит быстро. Я даже забыл о том, что обычно ложусь спать не позднее десяти.

Лора улыбнулась, поблагодарила его за то, что он проводил ее, попрощалась и вошла в дверь. Поднимаясь на лифте на шестой этаж, она вспоминала приятный, беззаботный вечер, проведенный в чудесной компании. Все желали ей удачи и поднимали тосты за ее здоровье и будущие успехи. Ей было немного грустно расставаться с друзьями, она переживала, что долго не увидит Фица, к которому испытывала искреннюю привязанность и уважение, но мысли о новой жизни и будущей карьере затмевали все остальное. Голова немного кружилась, на душе было весело и легко.

Она остановилась около квартиры № 613, достала из сумочки ключ и уже вставила его в замочную скважину, но в этот момент кто-то резко схватил ее сзади за плечо. От страха Лора вздрогнула, обернулась и увидела ухмыляющуюся физиономию Пьера Лежена.

— Ну, вот мы и встретились, красавица! — хрипло рассмеялся Пьер. — Что, не ожидала меня увидеть?

В голове у Лоры мелькнула мысль, что это, очевидно, он преследовал ее в туннеле, шпионил за ней…

— Пьер, отпусти меня! — презрительно бросила она, дернув плечом и пытаясь высвободить руку, но тот крепко держал ее.

— Ах, тебе неприятно мое общество? — злобно прошипел он. — Тебе, английской суке, которая изображает из себя невинную девочку! Ты и твои подруги — развратные девки, я знаю это! — Голос Пьера становился все громче, в нем появились угрожающие интонации. — Я знаю, что вы вытворяете вместе с этим плейбоем Фармайлом! Устраиваете в квартире оргии, балуетесь наркотиками, да Бог знает что еще. Я же не спускал с вас глаз. И не пытайся отрицать.

Никому еще не удалось обмануть Пьера Лежена!

— О чем ты говоришь? — недоуменно воскликнула Лора. — Какие оргии, какие наркотики? — Она чувствовала, как ею овладевает паника.

— Перестань строить из себя невинность! — зло бросил Пьер. — Ты даже похудела и осунулась за то время, что мы не виделись!

— Я… — пыталась возразить Лора, но Пьер грубо перебил ее:

— От тебя и сейчас пахнет вином, разве не так? Опять с кем-то шлялась?

— Прошу тебя, уйди и оставь меня в покое, — сухо проронила Лора. — Нам не о чем разговаривать.

— Уйду, когда захочу!

— Отпусти, ты делаешь мне больно!

— Ничего, потерпишь, ты тоже много раз делала мне больно, сука!

Лора бросила на Пьера презрительный взгляд. Черты его лица были искажены злобой и ненавистью, густые широкие брови сошлись на переносице, темные глаза сверкали гневом.

«Почему мне всегда казалось, что Пьер — красивый мужчина? — вдруг мелькнуло в голове Лоры. — Отвратительное лицо, порочное и грубое…»

Пьер еще крепче сжал ее плечо, и Лора чуть не вскрикнула от боли.

— Пусти, а не то я вызову полицию!

— Что? Полицию? — громко расхохотался он. — Ты, наверное, забыла, что я сам там работаю! Короткая же у тебя память! Что ты им скажешь? Ты думаешь, они поверят английской потаскухе?

— Отпусти меня, — бесстрастным голосом произнесла Лора и, оттолкнув Пьера, быстро открыла дверь и шагнула в квартиру, намереваясь захлопнуть дверь перед его носом, но он втиснулся вслед за ней, поставив ногу в дверной проем. Затем втолкнул Лору в прихожую, вырвал у нее из рук сумочку и швырнул на пол. Она оттолкнула Пьера, тогда он схватил ее за волосы и резко дернул. Дикая боль пронзила Лору, она вскрикнула и попятилась к стене.

— Не смей кричать, — хрипло произнес Пьер, — а не то я ударю тебя, шлюха!

Одной рукой держа Лору за волосы, он прижал ее к стене, а другой начал торопливо задирать ее длинное платье.

Лора попыталась оттолкнуть его, ударить ногой, но Пьер снова с силой дернул ее за волосы, и она застонала от боли.

— Я же предупреждал тебя — не дергайся! — прошипел Лежен. — Что, не хочешь со мной позабавиться?

Он навалился на нее всей тяжестью своего тела, сорвал маленькие кружевные трусики, быстро расстегнул молнию у себя на брюках, грубо раздвинул коленом ее ноги и, преодолевая неистовое сопротивление, вошел в нее. Лора стискивала зубы от боли и ужаса, стараясь не закричать, чтобы не вызвать у него новую вспышку гнева.

«Скорее бы все кончилось, — молилась она. — Скорее бы… Какой же он негодяй, мерзавец… Я не должна показывать, что боюсь его. Пусть видит мое презрение…»

Движения Пьера становились все быстрее, он хрипло дышал и постанывал. Наконец его тело несколько раз судорожно дернулось, он отпрянул от Лоры и, разжав руку, выпустил ее волосы.

— Сука, — прошептал он. — Маленькая английская сука…

Лора презрительно посмотрела в его разгоряченное лицо, затем ее взгляд скользнул ниже, задержался на спущенных брюках, и она холодно усмехнулась. Пьер торопливым жестом привел себя в порядок и с угрозой в голосе произнес:

— Не смей так смотреть на меня! Учти, то, что сейчас произошло, — только начало! Я не оставлю тебя в покое, так и знай!

«Он не должен видеть, что я его боюсь, — мысленно твердила Лора. — Не должен!»

— Сегодня ты получила хороший урок» не так ли? хрипло рассмеялся Пьер. — Надеюсь, запомнишь его надолго.

— Убирайся! — сквозь зубы процедила Лора, повернулась к Пьеру спиной и медленно пошла в комнату.

Лежен проводил ее долгим взглядом и вышел из квартиры, громко хлопнув дверью.

— Сука, — пробормотал он, нажимая кнопку лифта. — Грязная английская сука…


Дженифер вернулась домой только на следующее утро около десяти — счастливая и в радостном возбуждении. Лора уже ушла на работу, Генриетты тоже не было. В спальне на столике лежала записка:

«Дженифер, звонил Джулиус. На следующей неделе он возвращается в Монте-Карло. Я сказала, что ты уехала с друзьями. Пожалуйста, срочно позвони ему в „Мокстон Лип“, 843. Генриетта».

Дженифер снова и снова перечитывала записку, и настроение у нее портилось. Джулиус возвращается… Господи, как некстати! Она уж и думать о нем забыла! Разве можно вспоминать о Крепе, когда все ее мысли заняты Александром, его поцелуями, нежными прикосновениями, страстными порывами…

— Черт возьми! — громко сказала Дженифер. — Что же делать?

Она была настолько поглощена новой любовью, что даже не смогла заставить себя собраться с мыслями и что-нибудь решить в отношении Крепа. Теперь ей казалось, что он специально улучил момент, когда ей было плохо, нарочно проявлял заботу и внимание, руководствуясь лишь корыстными соображениями. В глубине души Дженифер сознавала, что не права, обвиняя Джулиуса в корысти, и тем не менее…

Она его должница, и как только он вернется, сразу же начнет требовать расплаты.

Быть рядом с ним, зависеть от его желаний, потворствовать прихотям, демонстрировать перед его друзьями и знакомыми свою преданность этому богачу, привыкшему покупать все, в том числе и любовь?

Дженифер села на кровать, тяжело вздохнула и закрыла лицо руками. Итак, на следующей неделе возвращается Джулиус Креп… Что же ей делать?..

Глава 21

Лора сидела в кресле самолета, совершавшего рейс по маршруту Ницца — Нью-Йорк, и слушала монотонный гул моторов. Вечерним рейсом пассажиров летело немного, и два кресла рядом с ней были свободны.

Улыбающаяся стюардесса шла по проходу и раздавала наушники. Чтобы скоротать время, Лора взяла их, надела, еще ниже опустила спинку кресла и включила радио. Классическая музыка немного отвлекала от тревожных мыслей, не отпускавших Лору ни на минуту.

Как же могло случиться, что Пьер Лежен, человек, с которым она так долго встречалась, любила его, грязно надругался над ней, оскорбил и унизил? Мерзость, совершенная Пьером, не укладывалась у нее в голове. Да, они расстались, она сама настояла на разрыве, но разве могла Лора предположить, что его месть будет столь жестокой и отвратительной?

Лора осторожно коснулась затылка — он болел с тех пор, как Лежен ударил ее головой о стену, — и горестно вздохнула. Почему Пьер считает, что если люди расстаются, то один из них непременно должен мстить другому, да еще столь чудовищным образом? Казалось бы, прошло много времени, Лежену давно следовало успокоиться и смириться с потерей… но нет.

Что он хотел доказать? Лишний раз подтвердить, что и раньше их отношения были далеко не безоблачными? Лора помнила, как грубо и вызывающе вел себя Лежен в последние месяцы их совместной жизни. Они часто ссорились, он оскорблял ее, делал больно и откровенно давал понять, что мужчина имеет право на пренебрежительное отношение к женщине. Почему же теперь она удивляется, что он так жестоко обошелся с ней? В сущности, Пьер всегда был таким — грубой, неотесанной скотиной.

Лора тряхнула головой, стараясь избавиться от навязчивых воспоминаний о Лежене. Нашла о чем думать! Впереди у нее цель, и она должна ее достигнуть, несмотря на все испытания. Сейчас надо думать только о том, как добиться успеха.

«Хорошо, что все это случилось накануне отъезда, — вдруг подумала Лора. — В Нью-Йорке у меня просто не будет времени без конца вспоминать мерзкие подробности гнусной сцены. Самолет унес меня от всего этого, и впереди меня ждет новая, интересная жизнь».

Накануне Лора рассказала подругам и Квентину о дикой выходке Пьера. Девушки были в ужасе, кляли Лежена на чем свет стоит. Квентин настаивал на том, чтобы Лора заявила в полицию на Лежена. Об этом не могло быть и речи! Что бы она сказала в полиции? Что их коллега-полицейский отомстил ей столь отвратительным образом фактически ни за что? Просто поиздевался? Да они подняли бы ее на смех! Нет, пережить еще одно сильное унижение она бы не смогла.

Вечером в клубе «Диско» девушки и Квентин устроили скромный прощальный ужин в честь Лоры, но его окончание было испорчено ссорой с Дженифер. И поводом для ссоры стал, сам того не ведая, Джулиус Креп. Он несколько раз звонил Дженифер, надеясь поговорить со своей драгоценной принцессой и обрадовать скорым возвращением, но ему так и не удалось застать ее дома. Отчаявшись, он послал телекс Лоре в офис и настойчиво просил разыскать легкомысленную подружку и передать ей, чтобы она немедленно позвонила ему.

Во время ужина Лора напомнила подруге о просьбе Крепа, но та лишь досадливо отмахнулась.

— Да ну его! — недовольным тоном произнесла Дженифер.

— Ты же обещала, что позвонишь! Джулиус ждет не дождется твоего звонка! Он волнуется, что тебя постоянно не бывает дома. Позвони ему обязательно!

— Не хочу! — неожиданно твердо заявила подруга. — Не хочу и не буду!

— То есть как? — опешила Лора.

— А вот так!

— Дженифер… Ну я прошу тебя… Джулиус беспокоится!

— Может, ты сама позвонишь ему и скажешь, что у меня все в порядке? — попросила Дженифер.

— Да ты что? Он хочет услышать твой голос, а не мой!

Он влюблен в тебя, разве ты забыла?

— Да, я об этом давно забыла! — вдруг со злостью воскликнула Дженифер. — Почему я должна о нем помнить?

— Хотя бы потому, что этот человек спас тебе жизнь! — резко бросила Лора. — Об этом ты тоже забыла? Да если бы не Джулиус, не знаю, чем бы закончилась твоя эпопея…

— О Господи… — раздраженно протянула Дженифер. — Начинается… Как мне надоело слушать одно и то же! Почему я всем обязана, почему всем от меня что-то нужно? Сначала этот проклятый Жан-Клод хотел поймать меня в ловушку — не получилось! Теперь Креп вынашивает в отношении меня коварные планы!

— О каких коварных планах ты говоришь? — возмутилась Лора. — Он любит тебя, волнуется, заботится о тебе!

— И поэтому я всю оставшуюся жизнь должна посвятить Крепу, ползать перед ним на коленях, выполнять любые его прихоти! — Дженифер налила в бокал кока-колы и залпом выпила. — Я хочу жить так, как мне нравится, — медленно произнесла она. — И никакой Креп не заставит меня подчиниться!

Лора с досадой бросила на стол крахмальную салфетку.

На лице у нее появилось раздраженное выражение.

— Ты категорически отказываешься звонить человеку, которому обязана собственной жизнью?

— Отказываюсь! Повторяю: если хочешь, звони сама!

Мне сейчас не до этого.

— Ах вот оно что! Чем же так заняты твои мысли, позволь спросить?

Неожиданно Дженифер улыбнулась.

— Я безумно влюблена, и все мои мысли заняты лишь этим, — призналась она.

Ее непосредственность и откровенность взбесили Лору.

— О какой любви ты говоришь? — воскликнула она. — К кому? К этому самодовольному, спесивому самцу Алексу, у которого таких, как ты, миллион? Да он же просто играет с тобой, вертит как хочет, неужели ты не понимаешь?

— Не смей так говорить о нем! — вскричала Дженифер. — Он любит меня, любит всей душой, а я — его!

Лора скривила губы и презрительно усмехнулась:

— Интересно, когда это ты успела так близко его узнать? За те несколько часов, что провела в горизонтальном положении, созерцая потолок? Подумать только, какая потрясающая проницательность!

Дженифер вскочила из-за стола, ее лицо побледнело от гнева, а серые глаза сузились.

— Нетрудно разобраться в мужчине, если имеешь кое-какой опыт, — злобно прошипела она. — Но тебе-то этого не дано! Ты же ведешь себя как монашка, точнее — вынуждена вести, потому что мужчины не балуют тебя своим вниманием! Вот и приходится тебе, бедненькой, изображать святошу!

— Что?

— То, что слышала! Ты просто завидуешь тем, у кого все получается! Тебе-то самой преподнесли хороший урок, вот ты и злишься! А меня Алекс любит, любит по-настоящему!

Лора не могла поверить услышанному. Дженифер… ее лучшая подруга… Неужели она действительно так думает или просто болтает, как всегда, не подумав? Нет, слишком серьезны оскорбления!

— Возможно, я не пользуюсь успехом у мужчин, — процедила сквозь зубы Лора, — но я прекрасно понимаю, почему они так липнут к тебе.

— И почему же?

— Да потому что ты — шлюха! — гневно выпалила Лора.

— Не смей так меня называть! — взвизгнула Дженифер. — Не смей! Ты завидуешь мне, завидуешь!

Лора попыталась подавить гнев и взять себя в руки. Зачем она уподобляется этой пустой, безголовой Дженифер?

— Так что мне передать Джулиусу? — промолвила она безразличным голосом.

— Что хочешь! Катитесь вы оба к черту! — бросила Дженифер и ушла.

Лора вздохнула, выключила радио и сняла наушники.

Стюардесса принесла на подносе холодное мясо, салат и хлеб. Лора не была голодна, но еда заставила ее отвлечься от тяжелых мыслей и неприятных воспоминаний.

Теперь она думала о том, что обе они с Дженифер, в общем, были не правы. Да, Дженифер вела себя вызывающе, грубо, развязно, но зачем она, Лора, взялась учить ее жизни? Ей ведь давно известно, что Джен не очень умна, беспечна, легкомысленна, она никогда не дает себе труда задуматься о будущем.

Вечером и на следующее утро Дженифер не вернулась домой, очевидно не желая встречаться с Лорой.

«Помчалась к своему ненаглядному Алексу, — усмехалась Лора. — Не хочет со мной сталкиваться».

Как глупо, в сущности, все получилось! Не надо было затевать эту дурацкую ссору и провоцировать друг друга на взаимные оскорбления. Теперь Лора чувствовала вину перед Дженифер, потому что в пылу гнева тоже наговорила ей много лишнего.

«Надо будет позвонить ей, как только прилечу в Нью-Йорк, — решила она, — или написать. Да, лучше напишу и извинюсь. Ведь, в сущности, Дженифер неплохая: добрая, искренняя, открытая, непосредственная… Я обязательно напишу ей».

Стюардесса забрала поднос с пустой посудой, Лора поблагодарила ее, откинулась в кресле, снова включила радио и надела наушники. Классическая музыка успокаивала и помогала расслабиться, направить ход мыслей в другую сторону. Нью-Йорк, экзамены, диплом, новая жизнь, карьера… Да, было над чем подумать.


Долгий полет наконец закончился, и самолет благополучно приземлился в нью-йоркском аэропорту Кеннеди.

Лора вместе с другими пассажирами спустилась по трапу и направилась в зал прилета.

Толкая перед собой тележку с вещами, она оглядывалась по сторонам, ища встречающего ее представителя «Хаусон Мэй интернэшнл», и наконец заметила молодого человека, держащего в поднятой руке табличку «Мисс Лора Форсайт». Обрадовавшись, Лора поспешила к нему. Молодой человек вежливо улыбнулся и спросил:

— Вы мисс Форсайт?

— Да, это я. Здравствуйте!

— Добрый вечер, мисс Форсайт! Мне поручено встретить вас и отвезти на квартиру, где вы временно будете жить.

Он подхватил Лорины вещи и повел ее к выходу, где стоял темно-серый лимузин. На улице было еще светло, вечер только начинался, и Лора улыбнулась, вспомнив, что в Монако сейчас глубокая ночь. Молодой человек усадил ее на заднее сиденье, и машина рванулась с места.

Лоре не раз доводилось видеть Манхэттен на фотографиях или в кино, но то, что она увидела из окна мчавшегося лимузина, поразило ее воображение. Потоки людей на широких улицах, бесконечные вереницы машин, несущихся с дикой скоростью, и… небоскребы, угрожающе обозначившиеся в наступающих сумерках. Стекло, бетон, сталь… и все, кажется, надвигается на людей, подавляет» заставляет чувствовать себя лилипутом, живущим в каком-то нереальном мире.

«Обитатели Нью-Йорка наверняка так не думают, — мысленно усмехнулась Лора. — Они давно ко всему привыкли и перестали удивляться мощи этого города».

— Вы уже бывали в Штатах, мэм? — спросил шофер» заметивший изумленное выражение ее лица в зеркальца заднего вида.

— Нет, я здесь впервые. Просто поражена, — ответила Лора.

Шофер снисходительно улыбнулся.

— Да, это неплохой город. Позвольте, однако, леди, дать вам несколько советов, — сказал он. — Во-первых, по вечерам не гуляйте в одиночку по улицам, — начал он. — Если вечером вам нужно выйти из дома, всегда берите такси — так будет безопаснее. Когда ходите по магазинам и рассматриваете витрины, следите за тем, чтобы кто-нибудь не вырвал у вас из рук сумочку. А когда идете по улице, старайтесь держаться на приличном расстоянии от входных дверей, не приближайтесь к ним.

— Почему? — прошептала Лора.

— На вас могут напасть из-за двери, — с невозмутимым видом объяснил шофер.

Немой восторг, охвативший Лору в первые минуты знакомства с Нью-Йорком, сменился тревогой и разочарованием.

«Да, это не Монако? — с горечью подумала она, мгновенно представив широкие, просторные бульвары и набережные, по которым в любое время дня и ночи можно гулять, не допуская даже мысли о том, что кто-то нападет или вырвет сумочку из рук. Полицейские круглосуточно патрулируют улицы, и ни о каких хулиганских выходках или грабежах не может быть и речи. Да и люди в Монако, видимо, живут Другие, нежели в Нью-Йорке.

Другие? Но я Монако живут и такие, как этот подонок Пьер Лежен, который напал на Лору не на улице, а в ее же квартире.

— Вряд ли я буду гулять по вечерам, — сказала Лора. — У меня и времени-то свободного не будет. Надо готовиться к экзаменам.

— Кстати, тот район, куда я вас везу, считается спокойным и безопасным, — сказал шофер. — Компания сняла для вас квартиру в доме на Пятой и Семьдесят четвертой.

Оттуда удобно и быстро добираться на метро до Уолл-стрит.

Двадцать минут — и никаких проблем!

— Я не совсем поняла… Так на которой из двух улиц я буду жить? На Пятой или на Семьдесят четвертой? — недоуменно спросила Лора.

Шофер громко рассмеялся:

— Мисс, вы не поняли! Это же очень просто; здание находится на углу Семьдесят четвертой улицы и Пятой авеню, понимаете?

Лора не была уверена, что на сей раз поняла все правильно, но переспрашивать не стала. Скоро она разберется в особенностях этого города, перестанет удивляться, что у большинства улиц нет названий, а есть лишь порядковые номера, освоится, изучит транспортную систему, познакомится с людьми, жизнь которых движется стремительно и «без проблем», и все встанет на свои места.

Темно-серый лимузин мчался по улицам Нью-Йорка, и Лора, не отрываясь, наблюдала в окно за бурлящей жизнью. Большие, длинные, роскошные машины, которые постоянно гудят, требуя пропустить их вперед, толпы пешеходов, нетерпеливо ожидающих, когда на светофорах зажжется надпись «Идите», огромные витрины многоэтажных магазинов, сверкающие всеми цветами неоновые вывески… и небоскребы. Гигантские, стремящиеся в небо и, кажется, живущие своей собственной, непонятной жизнью.

«Да, все-таки Нью-Йорк — замечательный город! — с восторгом думала Лора. — Возможно, он и опасен, если верить водителю, но ведь неприятности могут настигнуть где угодно, даже дома. Ничего, очень скоро я освоюсь и узнаю его получше».


На следующее утро Лора проснулась в хорошем настроении и предостережения водителя уже казались ей надув манным преувеличением.

«Все будет о'кей! — радостно повторяла она. — На метро до Уолл-стрит — и никаких проблем!»

Было очень рано, разница во времени между Нью-Йорком и Монте-Карло составляла пять часов. Когда здесь наступала полночь, в Монако уже занимался новый день, а время нью-йоркского рассвета приходилось в Европе на время ленча.

В новом жилище Лоры не было привычных высоких французских окон, которые она обычно распахивала по утрам, впуская чистый свежий воздух. В комнате имелся кондиционер, который охлаждал или нагревал воздух, и Лора никак не могла с ним справиться: то оттуда била струя ледяного воздуха, то налетал жаркий вихрь. Немного помучившись, Лора все-таки отрегулировала кондиционер, и в комнате установилась приятная прохлада. В ванной, встав под душ, она повернула ручку крана, и… струи воды ударили с такой силой, что Лора невольно вскрикнула и прижала руки к груди. Да, похоже, обитатели Нью-Йорка не любят полумер и полутонов. Все у них быстро, напористо и в полную силу.

Приняв душ и позавтракав, Лора оделась, вышла из дома и направилась к ближайшей станции метро. Спустившись вниз, она сразу же попала в толпу пассажиров, спешащих к подходящим поездам. Лора немного растерялась, замедлила шаг, но толпа обтекала ее, как сильный водный поток легкую лодочку, заставляя двигаться и крутиться на месте.

Она пыталась обратиться к кому-нибудь с вопросом, как ей попасть на перрон, но никто не только не отвечал ей, но, казалось, и не замечал ее присутствия.

Людской поток вынес Лору к билетному киоску, около которого стояли пассажиры. Когда подошла ее очередь, она вежливо обратилась к служащему и спросила про Уолл-стрит, но тот даже не удостоил ее ответом. Лора в недоумении последовала за другими пассажирами, но тут на ее пути выросли турникеты и преградили дорогу. Лора, двигаясь против людского потока, выбралась обратно, отыскала свободное местечко около киоска и стала наблюдать за пассажирами. Что же надо сделать, чтобы миновать эти чертовы турникеты?

Наконец она поняла, что нужно купить в киоске жетон, бросить его в узкую щель турникета, и тогда он пропустит тебя к перрону. Лора вздохнула с облегчением, снова встала в длинную очередь к киоску и, приблизившись к заветному окошку, молча положила перед служащим доллар. Он, даже не взглянув на нее, бросил несколько круглых жетонов и сдачу. Смерив служащего презрительным взглядом, Лора направилась к турникету. Она еще раз внимательно посмотрела, как идущий перед ней мужчина в деловом сером костюме бросает в щель жетон и проходит на перрон, и сделала то же самое. Цель была достигнута, турникет пропустил Лору, и она заторопилась к прибывающему поезду.

Лора не задумывалась над тем, следует ли этот поезд до Уолл-стрит; ей почему-то казалось, что все поезда должны туда следовать, ведь Уолл-стрит — сердце делового мира Нью-Йорка.

Войдя в вагон и увидев, что все места заняты, она встала в проходе, но в этот момент поезд так дернулся, что Лора чуть не упала. Схватившись за поручень, она постаралась крепче стоять на ногах, если поезд снова начнет дергать.

Первая поездка в нью-йоркском метро произвела на Лору сильное и неприятное впечатление. Вагон постоянно шатало из стороны в сторону, колеса грохотали, скрежетали и стучали. Пассажиры подземки тоже вели себя, с точки зрения Лоры, весьма своеобразно. У всех были сосредоточенные, хмурые лица, никто не улыбался, многие уткнулись в газеты, другие тупо глядели себе под ноги, а некоторые во» обще ехали с закрытыми глазами.

«Просто роботы какие-то или инопланетяне! — с досадой подумала Лора. — У кого же спросить про Уолл-стрит?»

Размышляя над странными особенностями поведения жителей Нью-Йорка, Лора не заметила, как осталась в вагоне одна. Она вскинула голову, обвела испуганным взгляд дом пустой вагон и растерянно посмотрела на часы.

Оказывается, она ехала пятнадцать минут!

Неожиданно поезд выехал из туннеля наверх, остановился, и в вагон вошел чернокожий служащий в униформе!

— Что вы здесь делаете, мисс? — строго спросил он» вращая яркими белками черных глаз. — Здесь нельзя находиться!

— Простите… Я заблудилась, — забормотала Лора.

— Как это — заблудились? — зло переспросил он.

Агрессивные манеры чернокожего служащего напугали Лору.

— Почему вы здесь оказались? — В его голосе прозвучали подозрительные интонации.

— Я… мне надо добраться до Уолл-стрит, — начала сбивчиво объяснять Лора. — Но я ехала пятнадцать минут, а нужной остановки так и не было! Я заблудилась!

Очевидно, иностранный акцент и ее растерянное лицо смягчили гнев служащего.

— Уолл-стрит? — повторил он. — Но по этой ветке метро вы туда не доберетесь, мисс.

— И что же мне теперь делать? — испуганно спросила Лора.

Негр неожиданно рассмеялся, сверкнув белками глаз.

— Леди, все очень просто! Поезжайте в обратном направлении до Четырнадцатой улицы, там сделаете пересадку и доберетесь до Уолл-стрит! О'кей?

В десятом часу Лора наконец добралась до Уолл-стрит и, запыхавшись, вбежала в аудиторию, где уже начались занятия. Она вежливо поздоровалась, извинилась за опоздание перед преподавателем и объяснила, что заблудилась в метро. К ее удивлению, преподаватель бросил в ответ несколько раздраженных фраз, смысл которых сводился к тому, что надо тщательнее планировать маршрут и свое время.

Лора тихо седа на свободное место в последнем ряду и стала соображать, о чем же идет речь. Преподаватель даже не соизволил сообщить ей, что он сейчас читает, из какого учебника, какое задание…

В группе было пятнадцать человек: четырнадцать молодых людей и только одна девушка — Лора. Ей показалось, что они отнеслись к ее появлению враждебно. Соискатели брокерских дипломов неодобрительно и даже презрительно поглядывали на нее, расценивая как самонадеянную выскочку, которая тоже решила приобщиться к миру бизнеса и финансов.

«Наверное, все они — сынки богатых родителей, — со злостью подумала Лора. — Ищут теплые места в жизни.

Таким все легко достается!»

Преподаватель продолжал монотонным голосом читать лекцию, и Лора, глядя на него, думала о том, что такой неприглядный и высокомерный человек не имеет права занимать эту должность. У него было худое вытянутое лицо, длинный крючковатый нос и большие навыкате глаза, с неприязнью глядящие на окружающих.

Лора робко заглянула через плечо сидевшего рядом молодого человека, пробежала глазами страницу открытого учебника, достала ручку и тетрадь.

«Как же я буду заниматься и сдавать экзамены в такой недоброжелательной, даже враждебной, атмосфере?» — с тоской подумала она.

К концу занятий настроение Лоры не улучшилось и в глубине души она уже сожалела о том, что неуемное честолюбие и амбиции привели ее в Нью-Йорк.

Глава 22

Дженифер возвратилась в «Мерибель» лишь на следующий день после Лориного отъезда. Она не решалась встретиться с Лорой, поскольку чувствовала свою вину. Зачем она затеяла эту глупую ссору, наговорила гадостей, унизила и оскорбила подругу? Вместо того чтобы поддержать ее в трудную минуту, она вела себя как свинья. Дженифер ругала себя последними словами и не находила себе оправданий, но по своей привычке откладывала решение проблемы со дня на день, рассчитывая в глубине души, что все уладится само собой.

Войдя в просторный вестибюль «Мерибель», она направилась к лифту, но в этот момент из-за конторки выскочил консьерж и бросился ей навстречу. На его лице была написана целая гамма чувств: удивление, восторг, недоумение…

— Мадемуазель! Подождите! — воскликнул он. — Подождите! Там, на улице, вас ожидает сюрприз! Такой сюрприз!

— О чем вы говорите? — в недоумении спросила Дженифер. — Какой сюрприз?

— Разве вы ничего не видели у входа в дом?

— А что я должна была увидеть?

— Машину! Разве вы не заметили?

— Какую машину?

— Как какую? — От изумления консьерж вытаращил глаза. — «Мерседес», мадемуазель, «мерседес»! Он стоит около нашего дома! Пойдемте, я покажу его вам!

И консьерж, бесцеремонно схватив за руку ничего не понимающую Дженифер, потащил ее на улицу, бормоча французские слова вперемежку с английскими. Услышав знакомую фамилию «Креп», Дженифер вздрогнула от неожиданности.

— Мистер Креп оставил здесь машину? — спросила она, чувствуя, как сердце начинает сильно биться.

— Ну конечно! Мистер Креп! Он подарил «мерседес» вам, мадемуазель!

— Подарил? — еле слышно повторила Дженифер. — Как… подарил?

Консьерж подвел Дженифер к припаркованному на стоянке спортивному серебристого цвета «мерседесу» и торжественно вручил ключи.

— Вот! — воскликнул он. — Вот ваша машина!

Дженифер недоуменным взглядом обвела серебристое чудо и не нашлась, что ответить. Неужели Джулиус Креп подарил ей «мерседес» стоимостью десятки тысяч франков?

Она открыла переднюю дверцу, осторожно потрогала руль, затем прикоснулась пальцами к мягкой кремовой коже сидений. Невероятно! Эта машина теперь принадлежит ей?

Фантастика…

— Мадемуазель! Где вы будете ее держать? — Голос консьержа вернул Дженифер к действительности. — Я полагаю, вам стоит арендовать место в подземном гараже. Он расположен через дорогу. Не стоит оставлять такую роскошную машину на оживленной улице!

— Я над этим подумаю, — сухо ответила Дженифер, давая понять назойливому консьержу, что разговор окончен. — Спасибо.

Консьерж пожал плечами, вернулся в дом, а Дженифер в раздумье продолжала стоять около машины, машинально поглаживая рукой ее блестящую гладкую поверхность. Как же ей поступить с таким дорогим, безумно дорогим подарком?

«Ты должна вернуть машину Крепу! — строго сказала она себе. — Нельзя принимать такие роскошные подарки от человека, которого не любишь!» , Внезапно она представила себя за рулем «мерседеса», мчащегося по улицам Монте-Карло. Да, увидев ее в такой шикарной машине, все друзья и знакомые умрут от зависти! Разве кто-либо из них может себе позволить приобрести такую роскошь?

«И все-таки ты не можешь принять столь дорогой подарок! — Дженифер тряхнула головой, чтобы прогнать красивые видения. — Цветы, купальник, пеньюар — это ничего» допустимо, но машина… Нет, обязательно верни ее Крепу!»

Влюбившись в Александра, Дженифер поклялась себе принимать подарки только от людей, с которыми ее связывают настоящие чувства. Незачем размениваться по мелочам и раздавать авансы. Она и так многим обязана Джулиусу Крепу. Да что там многим — собственной жизнью!

Дженифер покрутила в руках ключи, еще немного постояла около машины, не в силах оторвать восхищенного взгляда от серебристого чуда, и уже хотела вернуться в дом, как в этот момент подошел Александр. Господи, она совершенно о нем забыла! Они приехали вместе, чтобы Дженифер переоделась и забрала кое-какие вещи, и пока она разговаривала с консьержем и любовалась машиной, Александр ставил свою «альфа-ромео» на стоянку.

«Не хватало только, чтобы он узнал о подарке!» — с тревогой подумала Дженифер.

Александр восхищенным взглядом окинул автомобиль и воскликнул:

— Классная машина! Просто замечательная!

Дженифер быстро взяла его под руку, чтобы отвести подальше от «мерседеса», но Александр вдруг сказал:

— Я видел, как ты открывала дверцу, малышка. Ты, случайно, не хотела угнать машину?

— С чего ты взял? Просто я… — Что просто? — В его голосе прозвучали подозрительные интонации.

— Это машина… одного моего знакомого! — пробормотала Дженифер, чувствуя, как краска приливает к лицу. — Он сейчас в отъезде и просил присмотреть за ней.

— Кто он такой, этот твой знакомый?

« Дженифер постаралась придать своему лицу беспечное выражение.

— Ты его не знаешь, дорогой! Пойдем домой!

Александр пожал плечами, ничего не ответил, и они направились к лифту. Пока они поднимались и открывали входную дверь, Дженифер болтала без умолку, надеясь, что Александр забудет о серебристом «мерседесе», но… В квартире ее ожидало новое непростое испытание: на дверь спальни была приколота записка. Александр заметил ее раньше Дженифер.

«Дражайшая! Два дня назад вернулся твой Джулиус.

Извини, что сразу не сказала. Слишком занята с К. Срочно позвони ему! Он на яхте. Целую. Ген.».

Алекс прочитал записку, его лицо помрачнело, а брови сошлись на переносице.

— Так… Джулиус. Значит, Джулиус, — медленно произнес он.

Дженифер послышались в его тихом голосе угрожающие интонации.

— Это всего лишь мой знакомый! — быстро сказала она и попыталась обнять Алекса, но тот резко отстранился.

— Ах, знакомый! — презрительно бросил он. — Взгляд стал колючим и злым. — Уж не тот ли это Джулиус, владелец яхты «Ксерина»? Самоуверенный вульгарный маленький гаденыш? Прекрасно, Дженифер! И что же у Тебя с ним?

— Мы просто друзья, — Ответила она.

— Хорош друг, он ведь годится тебе в отцы, — хмыкнул Алекс.

Внезапно сильное раздражение охватило Дженифер.

Господи! Он рассуждает как Жан-Клод!

— Не будь таким снобом, — заявила она. — И попридержи язык. Я сама решаю, с кем дружить. Ты мне не хозяин.

— Я не люблю, когда меня принимают за идиота, — сквозь зубы процедил Александр.

— А ведешь себя как самый настоящий идиот! — выкрикнула Дженифер. — Я сказала тебе правду, хочешь верь, а хочешь нет. Дело твое!

Александр рванулся к двери, распахнул ее и выбежал из квартиры. Дженифер растерянно глядела ему вслед, не зная, как поступить: бежать за ним и умолять остаться или проявить твердость характера. Ей очень хотелось броситься за Александром, остановить его, задержать, но гордость не позволила этого сделать. Она молча пошла в гостиную, села на диван и закрыла лицо руками.

Господи, ну почему с ней всегда случаются какие-то неприятности, почему она то и дело попадает в дурацкие ситуации? Почему ей так не везет в жизни? Кто в этом виноват? Наверное, она сама, и никто больше. Она слишком долго игнорировала Джулиуса. Позвони она ему раньше, Алекс никогда не прочел бы эту дурацкую записку.

«Да, я сама во всем виновата, — печально думала Дженифер. — Мой дурной характер, эгоизм, непростительное легкомыслие, глупость… Неужели Алекс никогда больше мне не позвонит? Как же его вернуть? Вот если бы сейчас рядом со мной была Лора, она дала бы мне дельный совет…»

Мысль о лучшей подруге всколыхнула в Дженифер новую бурю эмоций, и она заплакала.

«Ведь я и Лору умудрилась обидеть! — с горечью думала Дженифер. — Лору — лучшую подругу, надежную, умную, рассудительную. Сколько раз она просила меня позвонить Джулиусу и хотя бы на словах выразить ему мою признательность и благодарность! Кто знает, вернется ли Алекс, а Джулиус Креп — вот он, рядом, и, готов выполнись любое мое желание! Он подарил мне роскошную машину. Невероятно, но факт! За что? За мою черствость и невнимательность? Я должна немедленно позвонить Джулиусу и поблагодарить его…»

Дженифер встала с дивана, подошла к телефону и набрала знакомый номер. Никто не ответил. Она позвонила еще раз, но в трубке звучали лишь длинные гудки. Дженифер тяжело вздохнула, повесила трубку и побрела на кухню приготовить себе чай. Она поставила чайник на плиту, зажгла газ, и в этот момент раздались телефонные звонки. Дженифер бросилась к телефону и рывком сняла трубку.

«Господи, сделай так, чтобы это был Алекс!» — успела она подумать, прежде чем сказать:

— Алло! Я вас слушаю!

— Здравствуй, моя любимая, драгоценная куколка! — услышала она хорошо знакомый мужской голос. — Наконец-то я до тебя дозвонился!

На лице Дженифер появилось разочарованное выражение.

— Джулиус! — Она постаралась, чтобы ее голос прозвучал как можно радостнее и оживленное. — Джулиус, как поживаешь? Рада тебя слышать! Как твои дела? Почему не заходишь в клуб повидаться со мной?

— Теперь приду, — проворчал Джулиус. — Тебя же невозможно застать дома. Я много раз звонил, но трубку брали то Лора, то Генриетта. Где ты пропадаешь?

— Я? Пропадаю? — притворно удивилась Дженифер. — Нигде! Работаю, встречаюсь с друзьями.

— А мне показалось, ты избегаешь меня, — усмехнулся Джулиус.

— Ну что ты… Я тоже звонила тебе, но не могла дозвониться.

— Ладно, детка, поверю тебе на слово, и то только потому, что мне хочется в это верить.

— Кстати Джулиус… вот а чем я хотела с тобой поговорить. Ты прислал мне такой роскошный подарок, машину, но… я не могу его принять.

— А что, собственно, тебя смущает? По-моему, машина — это удобно, быстро, надежно. Вот, например, ты говоришь, что не могла до меня дозвониться. Села бы в машину и приехала ко мне!

Голос Джулиуса звучал весело, но Дженифер казалось, что в интонациях таится определенный подтекст.

— В общем, моя драгоценная, сейчас же садись за руль и приезжай! — вдруг сказал Креп.

— Но я не умею водить машину! — испуганно воскликнула Дженифер. — Я… Нет, я не смогу!

— А что здесь уметь? — удивился Джулиус. — Открывай дверцу, садись, вставляй ключ зажигания, жми на педаль…

Такая машина, как эта, сама тебя отвезет, куда захочешь.

Между прочим, это самая лучшая и надежная модель. И в то же время простая в управлении. — В голосе Джулиуса прозвучали горделивые нотки.

— Но, Джулиус…

— А когда ты приедешь, мы обо всем поговорим и ты объяснишь, почему не хочешь принять мой подарок. И остальное тоже.

«Остальное тоже», — мысленно повторила Дженифер.

О чем именно будет разговор? О том, что она должна, просто обязана, с его точки зрения, лечь с ним в постель? О том, как умело опутывает ее Креп своими сетями? А что, если набраться храбрости и сказать ему правду? Признаться, что она любит другого? Какую реакцию вызовет у Джулиуса ее признание? Негодование? Ярость? Он набросится на нее и потащит в постель? Надругается, как Пьер Лежен над бедной Лорой?

— Ладно, — сказала Дженифер. — В котором часу мы встретимся? Только учти, я приду пешком. Я действительно боюсь разбить такую шикарную машину, Джулиус!

Он громко рассмеялся и ответил:

— Давай поступим по-другому. Я заеду за тобой около четырех, научу управлять машиной, а потом мы прокатимся куда-нибудь. Жди меня, моя принцесса!

Дженифер повесила трубку и задумалась. Как ловко Джулиус Креп умеет манипулировать людьми и навязывать «м свою волю. Вот и с ней он разобрался за пять минут.

Ненавязчиво дал понять, что машина остается у нее, сказал, что научит водить, словно речь шла о давно решенном вопросе, не позволил Дженифер даже что-либо возразить.

Впрочем, неудивительно, ведь он сделал свой первый миллион в двадцать семь лет! С его напором, решительностью и убедительными речами…

«А может, это и хорошо, что я встречусь с Джулиусом! — промелькнула неожиданная мысль. — Отвлекусь, развеюсь.

Он веселый, вмиг поднимет мне настроение».

Она взглянула на часы, висевшие на стене. До встречи с Крепом оставалось еще целых два часа. Чем же заняться?

Дженифер закурила, вышла на балкон и села в кресло-качалку. Она чувствовала себя совершенно вымотанной. Глаза слипались, хотелось спать. Потушив сигарету, Дженифер устроилась поудобнее в кресле-качалке и моментально задремала.

Ей снилось улыбающееся лицо Алекса, он обнимал ее за плечи, крепко прижимал к себе, шептал ласковые слова, они целовались, и у нее сладко замирало сердце. Даже во сне Дженифер чувствовала вкус его губ, наслаждалась прикосновением рук и ждала новых нежных признаний.

Лишь одна настойчивая мысль продолжала пульсировать в ее дремлющем сознании: увидит ли она когда-нибудь Алекса снова?


Рано утром, по дороге на Уолл-стрит, Лора вспоминала вчерашний день и старалась приободрить себя. Во-первых, руководитель группы, проводивший занятия, оказался вовсе не таким злым и страшным, каким ей почудилось вначале. Во-вторых, к его речи с сильным американским акцентом — Лора начала понемногу привыкать, а темы, которые он объяснял, были ей уже известны. В общем, не так вое плохо, а скоро будет о'кей.

В одиннадцать объявили перерыв, и молодой человек, сидевший рядом с Лорой, неожиданно предложил ей сходить выпить кофе. На вид ему было около тридцати, у него были коротко стриженные жесткие волосы и выразительные карие глаза. Лора взглянула на него с благодарностью.

Наконец-то хоть кто-то проявил к ней дружеское участие.

— Спасибо, с удовольствием, — ответила она. — Я ведь здесь никого не знаю и чувствую себя неуютно. Кстати, меня зовут Лора Форсайт.

Собеседник официально пожал ей руку.

— Чудесное имя! — произнес он. — А я Эндрю Пакарт.

Ты англичанка?

— Ты совершенно прав, — улыбнулась Лора.

Эндрю подошел к автомату с горячим кофе и налил» его в два белых стаканчика.

— Нетрудно догадаться по твоему акценту. Скажи, а сколько тебе лет? По-моему, ты слишком молода, чтобы здесь учиться.

— Две недели назад мне стукнуло двадцать один, — ответила Лора.

— Да ты самая юная в нашей группе! — воскликнул Эндрю. — Скажи, а почему ты приехала сдавать экзамены в Штаты? Разве в Англии нет фондовой биржи?

— Есть, конечно.

— Так в чем же дело? Почему ты предпочла именно Нью-Йорк?

Лора немного помолчала, а потом объяснила:

— Видишь ли, в Англии другие традиции — там на бирже работают в основном мужчины, и человеку из обычной семьи, тем более девушке, пробиться туда практически невозможно.

Эндрю удивленно приподнял брови.

— Вот оно что:.. — пробормотал он. — Да, в Америке все по-другому!

— И тем не менее в нашей группе четырнадцать парней и только одна девушка! — усмехнулась Лора.

— Значит, ты мечтаешь изменить установившиеся традиции и стать биржевым маклером в Англии? — спросил Эндрю.

— Нет, я собираюсь работать в отделении «Хаусон Мэй интернэшнл» в Монако, а потом… — Она осеклась. — Там видно будет.

Лора решила не говорить новому знакомому, что при благоприятном развитии событий она, возможно, будет работать на Нью-Йоркской бирже.

— В Монако? — переспросил Эндрю.

— Да, именно там, — кивнула она.

Допив кофе, они вернулись в аудиторию. Эндрю познакомил Лору со своими приятелями, и они оказались вовсе не такими надменными и заносчивыми, какими выглядели в первый день занятий.

В начале занятий преподаватель раздал всем учебники и, свирепо вращая глазами, строго предупредил:

— Вам надо выучить их назубок! Эти учебники должны стать вашими настольными книгами, библией, если хотите!

Понятно?

У Лоры вытянулось лицо. Книги весили, наверное, тонну, каждая была толщиной не меньше трех дюймов.

— Я работаю в бостонском отделении «Хаусон» и уже два раза заваливал экзамены, — шепнул Эндрю Лоре. — Если завалю и на сей раз… то все!

— Не волнуйся! — ободряющим тоном ответила она. — С третьего раза обязательно сдашь!

Во время занятия преподаватель, фамилия которого была Вэйс, несколько раз задавал Лоре непростые и, как ей казалось, каверзные вопросы, но она отвечала грамотно и правильно, чем вызвала у него легкое недоумение. Оказывается, эта юная самоуверенная: блондиночка неплохо подготовлена и знает предмет не хуже молодых людей!

В перерыве все отправились на ленч. Он произвел на Лору неизгладимое впечатление. Все было не так, как в Монако, где люди во время обеденного перерыва не спеша направлялись в ближайшее кафе, неторопливо ели, беседою вали, обменивались впечатлениями… Здесь же, в Нью-Йорке, представление о ленче было иным. Все студенты быстро спустились в закусочную, где не было столов. Их заменяли полки, укрепленные вокруг колонн, куда посетители ставил ли напитки и стоя поедали свои гамбургеры, громко разговаривая друг с другом. Лора, пытаясь угнаться за остальными, с трудом успела съесть сандвич и выпить кофе.

«Ну и ну! — удивлялась она. — Вот это скорость! Ни одной лишней минуты! Интересно, что бы сказал Фиц, увидев меня здесь, в этой тесноте и шуме? Наверное, его бы это здорово позабавило.

После ленча компания «Хаусон Мэй интернэшнл» знакомила будущих брокеров со своей могущественной империей. Сначала им прочитали короткую ознакомительную лекцию о работе компании, ее филиалах и отделениях, разбросанных по всему миру, а потом повели на экскурсию по этажам и офисам. Вел экскурсию руководитель отдела по работе с персоналом Боб Доусон, очень высокий худощавый мужчина средних лет с вытянутым лицом и тонкими редкими волосами. От студентов Лора уже знала, что Боб Доусон — в числе тех, кто будет оценивать ее знания и решать, выдать ей диплом по результатам экзаменов с первого раза или нет.

На бесчисленных этажах «Хаусон-билдинг» располагались многочисленные офисы компании, отделы доставки и продаж, совет директоров, международный отдел и многое, многое другое. Часть здания сдавалась в аренду другим компаниям.

Больше всего Лору поразил большой зал, где непосредственно заключались сделки, продавались и покупались пакеты акций, где брокеры, выступая от имени клиентов, играли на повышение и на понижение курса валют. На электронном табло в виде широкой ленты быстро бежали ряды, колонки и столбцы цифр и букв, которые для одних в данный момент означали крупный выигрыш, получение богатства, а для других — крах всех надежд и ожиданий, проигрыш и потерю состояния. Казалось, вся жизнь сосредоточилась в этом зале. Брокеры то и дело срывались с места, без конца звонили по телефону, принимали заявки, отказы, спрашивали совета, задавали вопросы, сообщали о результатах… но при этом умудрялись практически не отрывать напряженного взгляда от бегущей неоновой ленты с цифрами.

Да, жизнь в этом зале бурлила и кипела, поражая непосвященных своим стремительным ритмом. Молодые девушки-секретарши и помощники брокеров бегали от стола к столу, хватали листы бумаги, быстро пробежав их глазами, бросали обратно на стол, звонили по телефону, переговаривались с другими молодыми людьми и… глядели, глядели на ползущую неоновую ленту.

«Неужели и я скоро стану частью этой, напряженной, но такой увлекательной жизни? — с восторгом думала Лора, глядя на брокеров. — Может, мне действительно после сдачи экзаменов стоит остаться в Нью-Йорке и пойти работать на фондовую биржу? У меня будут свои постоянные клиенты, сначала немногочисленные, потом их круг расширится… Да, „Хаусон Мэй интернэшнл“ — могущественная финансовая империя, и я надеюсь, что мне удастся сделать здесь карьеру».

После ознакомительной экскурсии, которая произвела на Лору сильное впечатление, занятия продолжились, а вечером, вернувшись в свое временное жилище, она, вдохновленная увиденным, засела за учебники.

У нее оставалось две недели, после чего надо было сдать два очень сложных экзамена, от которых зависела, как ей казалось, дальнейшая жизнь. А жизнь для Лоры сейчас ассоциировалась со словом «карьера».


Зазвонил телефон, Дженифер проснулась и, вскочив с кресла-качалки, побежала в комнату. Взглянув на часы, она оторопела: неужели уже четыре? Значит, она два часа проспала на балконе! Она схватила телефонную трубку и пробормотала:

— Алло!

— Джен? Куколка моя, я здесь, внизу! — услышала она знакомый голое.

— Джулиус… Ты уже пришел?

— Конечно, и жажду увидеть мою драгоценную красавицу! — ответил Креп. — Давай, спускайся скорее!

Дженифер повесила трубку, быстро оделась, причесалась и побежала к лифту. Спустившись на первый этаж, она увидела стоявшего в вестибюле Джулиуса Крепа и остолбенела от изумления и неожиданности. Это был он… и не он. Невысокий, подтянутый мужчина в элегантном костюме… лет на пятнадцать моложе Джулиуса.

«Господи, так это он или его младший брат? — недоуменно подумала Дженифер. — Что за разительные перемены?»

— Привет, моя дорогая принцесса! — радостно произнес Джулиус, протягивая к ней руки. — Что ты так странно смотришь? Не узнала старину Джули? Иди же, поцелуй меня в щечку, детка!

— Это… ты? — едва вымолвила Дженифер. — Я тебя и правда не узнаю!

Она не верила своим глазам! Лицо Джулиуса изменилось так же сильно, как и фигура. Загорелое, чуть округлое; вместо двойного подбородка — сильная волевая челюсть; исчезли нелепые усики, придававшие Джулиусу несколько шутовской вид; темные волосы коротко пострижены и тщательно уложены. А глаза… Глаза, разумеется, остались голубыми, но, как показалось Дженифер, смотрели тоже по-другому.

Дженифер не отрываясь глядела на Крепа и молча разводила руками. Джулиус лукаво улыбнулся и подмигнул.

— Что, потеряла дар речи, моя драгоценная? — весело спросил он. — Теперь я тебе нравлюсь больше, чем раньше? Ну, не скупись на комплименты, порадуй дядюшку Джулиуса!

— Ты… неотразим! — наконец воскликнула Дженифер. — Но я… не узнаю тебя!

— Я очень старался! Хотел удивить тебя, моя красавица!

— Тебе это удалось!

Он взял Дженифер под руку, они вышли на улицу и направились к серебристому «мерседесу».

«Что за метаморфоза произошла с Джулиусом? — думала Дженифер. — Как он сумел так измениться?»

Она помнила, что раньше даже его внешний вид вызывал у нее если не омерзение, то по крайней мере физическую неприязнь, а уж чтобы лечь в постель с этим жирным, лоснящимся, обрюзгшим поросенком… об этом было страшно подумать. До чего отвратительным он был, липким, сладким, противным… А как безвкусно одевался: нелепые костюмы, полнившие его, какие-то немыслимые жилеты, лакированные ботинки…

Теперь все изменилось. Рядом с Дженифер шел элегантный привлекательный мужчина средних лет в дорогом, прекрасно сшитом темном блейзере и темно-серых брюках.

Начищенные до зеркального блеска черные ботинки классической модели сверкали на солнце.

Дженифер поймала себя на мысли, что ей приятно идти рядом с Джулиусом, разговаривать, шутить… и его прикосновение больше не вызывает у нее дрожи. А как же ее драгоценный, ненаглядный Алекс?

«Я подумаю о нем позднее, — привычно успокоила себя Дженифер. — Сейчас рядом со мной Джудиус Креп, и мне хорошо с ним, легко и спокойно».

— Малышка, ты, надеюсь, захватила ключи от, машины? — прервал ее размышления Джулиус.

— Да, вот они.

Дженифер протянула ключи, он открыл дверцу и сел на переднее сиденье. Но не на место водителя, а радом — на пассажирское.

— Садись за руль, моя принцесса! — бодрым тоном скомандовал он.

— Нет, Джулиус! Нет! — запротестовала Дженифер. — Я правда не умею водить машину! Мы врежемся в первый же столб!

— Не врежемся, если ты будешь внимательно слушать мои команды, — ответил Джулиус.

Дженифер вздохнула, послушно села в машину и положила руки на руль.

— Что теперь? — спросила она.

— Не будь трусихой! «Мерседес» — это машина, которая везет тебя сама, — я, кажется, уже говорил тебе об этом.

Он не спеша подробно растолковал перепуганной Дженифер, что и как делать, и буквально через пять минут она легко управляла машиной, словно за ее плечами были годы опыта.

— Так, дорогая, так? — подбадривал Джулиус. — Хорошо! Замечательно!

Дженифер радостно улыбалась, крепко сжимая обтянутый кожей руль.

— Вот здорово! — восторженно воскликнула она. — Как будто я всю жизнь водила машину!

— Итак, с этой минуты я твой вечный пассажир! — лукаво улыбаясь, произнес Джулиус. — Как приятно иметь такого очаровательного шофера! Мне повезло!

Дженифер кокетливо засмеялась, но сомнения, постоянно мучившие ее, не давали расслабиться и снять напряжение. Как вести себя дальше? Теперь ей уже не хотелось, как несколько часов назад, признаваться Джулиусу в том, что она по уши влюблена в Алекса и не мыслит без него жизни. К чему эти неуместные откровения? Тем более что в отношениях с Алексом возникли осложнения, если не сказать — разрыв. А если он никогда больше не позвонит ей «что тогда? Сидеть и ждать у моря погоды? Нет, она пока не будет рвать отношения с Джулиусом! И не потому, что он любит ее и делает такие потрясающие подарки, а просто ей действительно приятно общаться и быть вместе с ним. Ведь он стал совершенно другим.

— Куда прикажете вас отвезти? — шутливо поинтересовалась Дженифер.

— Вперед! Только вперед! — воскликнул Джулиус. — Машина сама знает дорогу!


Серебристый спортивный «мерседес» бесшумно мчался по дороге, ведущей в Белью. Дженифер наслаждалась быстрой ездой и упивалась сознанием того, как шикарно она выглядит за рулем этой великолепной машины. Автомобиль олицетворял для нее образ иной — богатой и беззаботной — жизни.

Джулиус попросил затормозить около ресторана, они вышли из машины и направились к столикам под ярко-желтыми зонтиками, расположенным на открытой террасе.

Отсюда открывался великолепный вид на побережье. Заказав по бокалу холодного вина, Джулиус наклонился к Дженифер, взял ее руку в свою и поцеловал пальцы.

Дженифер не отрываясь смотрела на него и все никак не могла привыкнуть к его новому облику. Теперь он выглядел лет на сорок, не больше, но она-то знала, сколько ему на самом деле. Он сам однажды признался ей в порыве откровения, что ему недавно исполнилось пятьдесят три. Да он и выглядел раньше на свои годы, если не старше!

— Я жду увлекательного рассказа о том, как толстому лягушонку удалось превратиться в принца, — с улыбкой произнесла Дженифер.

Джулиус Креп широко улыбнулся, показав жемчужно-белые зубы, казавшиеся еще белее на фоне лица, покрытого красивым загаром. Его голубые глаза светились радостью, и в них то и дело вспыхивали озорные искорки.

— Ладно, сейчас я поведаю тебе эту захватывающую историю, — ответил Джулиус. — Собственно, ничего удивительного в ней нет. Почти месяц я провел в специальной клинике, и за это время из меня сделали нового человека.

Массажи, специальные процедуры, ванны, гимнастика, разнообразные эффективные диеты, бассейн, тренажеры, комплекс упражнений… Вот я и стал другим человеком.

— Как здорово… — зачарованно протянула Дженифер.

— Да, забыл еще сказать. Там работает стилист. Я несколько раз посещал его, и он дал мне много практических советов, как улучшить свой внешний вид. Ну, я имею в виду прическу, стиль одежды, все остальное… Манеру поведения, речь.

— Ты очень изменился, Джулиус! — искренне сказала Дженифер. — Стал интересным, элегантным мужчиной!

— Я очень старался, моя куколка. — Он лукаво взглянул на нее. — Надеюсь, ты понимаешь, какую цель я преследовал?

— Какую же? — спросила Дженифер.

Она заранее знала ответ, и он немного беспокоил ее.

Неужели Креп снова начнет соблазнять ее, говорить двусмысленности, намекать?.. Как хочется просто встречаться с ним, не думая о том, что за простым дружеским общением между мужчиной и женщиной, как правило, следуют иные, более серьезные отношения!

— Послушай, но ведь тебе теперь придется постоянно следить за собой. Чтобы сохранить такую внешность и фигуру, нужно приложить немало сил. Гимнастика, диета, массаж…

— Думаю, с этим не будет проблем, особенно если ты будешь рядом, дорогая. К тому же я ведь купил эту клинику, — заявил Джулиус.

— Купил? — едва смогла вымолвить Дженифер. — Как купил?

— Да очень просто! У них там финансовые затруднения; вот я и предложил им сменить хозяина. Они, разумеется, с радостью согласились. Собственно, это даже не клиника, а небольшой пансионат.

— Но он же стоит огромных денег.

Джулиус пожал плечами.

— Я провернул несколько удачных сделок, в результате у меня появились лишние деньги, а их необходимо сразу же вложить в какое-нибудь выгодное предприятие. Этот пансионат я превращу в большой оздоровительный комплекс, и он будет приносить приличный доход. Все просто, моя куколка!

Дженифер восхищенно смотрела на Джулиуса. Да, он необыкновенный человек: умный, хитрый, расчетливый и… добрый. Джулиус снова взял ее руку и поцеловал.

— Ты все еще остерегаешься меня? — тихо спросил он.

«Ну вот, опять за старое!» — с досадой подумала Дженифер.

— Почему остерегаюсь? — возразила она. — Вовсе нет!

С чего ты взял?

Джулиус пожал плечами.

— А как твое здоровье? — Он предпочел сменить тему. — Все в порядке?

— Да, все хорошо, и я чувствую себя замечательно!

— Рад за тебя!

Дженифер пристально глядела на Крепа и пыталась понять, как следует расценить его нынешнее поведение. Как искренность или новую стратегию? Она самоуверенно считала себя умной девушкой, но в данной ситуации полагала, что в уме и хитрости с Крепом ей не тягаться.

— Кстати, о твоей машине… — произнес Джулиус.

— Это не моя машина, я не могу принять такой дорогой подарок! — запротестовала Дженифер.

— Малышка, послушай, что я тебе скажу. Машина — твоя, бери ее, а мне позволь ухаживать за тобой, пока ты окончательно не оправишься. — Голос Крепа звучал серьезно и настойчиво. — У тебя были не самые лучшие времена, и я хочу, чтобы ты поскорее о них забыла; Поверь, мне это доставляет удовольствие. Приходи и загорай, мой домик на пляже тоже к твоим услугам. Я хочу быть уверен в том, что ты нормально питаешься и восстанавливаешь силы.

— Но…

— И никаких «но»! Ты молодая очаровательная девушка, и у тебя должно быть все самое лучшее: одежда, украшения, меха, машина… Я мечтаю дать тебе все это и любоваться тобой, моя дорогая. Ты так нуждаешься во внимании и заботе.

— Но, Джулиус!.. — снова возразила Дженифер.

— Слушай, все, что я хочу, — это заботиться о тебе. Я готов носить тебя на руках. Поверь мне, прошу тебя. Я ничего не требую взамен. Скажи, ты согласна?

«Что это, искренняя забота или умело расставленная ловушка?» — взволнованно подумала Дженифер, но ей казалось, что слова Джулиуса прозвучали искренне и от души.

— Спасибо за заботу! — сказала она. — И все-таки я не смогу принять твой подарок.

— Ладно, — неожиданно легко согласился Креп. — Тогда мы поступим по-другому.

— Как? — удивилась Дженифер.

— А очень просто! Считай, что я дал тебе машину напрокат, и в любой момент, когда она окажется тебе не нужна, ты сможешь вернуть ее мне. Договорились?

Дженифер неопределенно пожала плечами.

— Учти, малышка, если не согласишься, я очень на тебя обижусь! — предупредил Джулиус.

Противоречивые чувства одолевали Дженифер: ей очень хотелось с гордым, независимым видом разъезжать на роскошном серебристом «мерседесе» по улицам Монте-Карло, вызывая черную зависть знакомых, и в то же время она опасалась попасть в прямую зависимость от миллионера.

Хотя, собственно, она уже давно в нее попала…

— Ладно, — улыбнулась Дженифер. — Будем считать, что ты дал мне машину напрокат.

— Вот и замечательно! — радостно воскликнул Джулиус. — А теперь допивай вино и отвези меня — твоего первого и, надеюсь, единственного пассажира — на яхту! Пусть члены моей команды умрут от зависти, увидев, какая принцесса привезла их хозяина!

На обратном пути Дженифер наслаждалась бесшумным ходом машины, любовалась изумительным морским пейзажем, а свежий ветерок ласково трепал ее длинные распущенные волосы и приятно холодил разгоряченное дневным солнцем лицо.

Джулиус, сидя рядом, исподволь наблюдал за своей обожаемой Дженифер и едва заметно улыбался уголками рта.

Очень скоро его мечты сбудутся; он не только оденет эту прелестную девушку в дорогие наряды и осыплет бриллиантами, но и сделает своей. А в том» что это обязательно произойдет, Джулиус теперь не сомневался.

Глава 23

Хотя учеба поглощала практически все время, Лора все же умудрялась замечать происходящее за стенами аудиторий — жизнь Нью-Йорка, его напряженный ритм, бешеные скорости и стремительное движение. Какие-то детали бросались в глаза, что-то она отмечала машинально, пытаясь потом осмыслить и переварить. Она уже привыкла к тому, что студенты и сотрудники «Хаусон Мэй интернэшнл» не ходят по огромному зданию, а носятся сломя голову.

Казалось, все в этом непостижимом мире одержимы тем, чтобы экономить время. Скоростные лифты, преодолевающие восемнадцать этажей за считанные секунды, тоже перестали удивлять. Вот и сейчас, спустившись на первый этаж, она лишь усмехнулась про себя, вспомнив старенький дребезжащий лифт в «Мерибель».

«Другая страна — другие скорости. Разве тихому, уютному Монако когда-нибудь угнаться за стремительным, рвущимся все время вперед Нью-Йорком? Да и нужно ли?»

Лора пересекла роскошный мраморный вестибюль и направилась к выходу, как вдруг за ее спиной раздался бодрый мужской голос:

— До чего же приятно видеть очаровательную девушку со счастливой улыбкой на губах!

Лора обернулась и удивленно посмотрела на молодого человека, произнесшего эти слова. Доли секунды ей хвати» до на то, чтобы оценить: незнакомец необыкновенно хорош собой. Он был высок, атлетически сложен, а таких необыкновенных глаз ей еще ни у кого не доводилось видеть.

Зеленые, с золотыми искорками, обрамленные длинными черными ресницами. Лицо покрывал красивый ровный загар. У незнакомца был прямой короткий нос и красиво очерченный рот, готовый в любой момент расплыться в улыбке.

Какая это была улыбка! Широкая, искренняя, добродушная и в то же время чуть лукавая и обольстительная. Короткие, жесткие, с золотистым отливом каштановые волосы аккуратно подстрижены. Незнакомец был одет в безукоризненного покроя костюм и белую рубашку.

— Эй, что случилось с вашей потрясающей улыбкой? — шутливо спросил молодой человек, и Лора вздрогнула при звуках его голоса — красивого и глубокого баритона. — У вас такой вид, словно вы увидели привидение.

— Простите, — пробормотала она. — Я немного задумалась, а вы меня напугали.

— Напугал? — улыбнулся незнакомец. — Надеюсь, вы поверите, что я вовсе не хотел этого?

Лора тоже улыбнулась и опустила голову.

— Я вижу, вы собираетесь вечером интенсивно готовиться к завтрашним занятиям? — спросил молодой человек, кивнув на толстые папки в ее руках. — Позвольте я помогу вам. — И, не дожидаясь разрешения, он взял папки из рук удивленной Лоры. — Я отвезу вас домой в своей машине, — продолжал незнакомец уверенным тоном. — Это слишком тяжелая ноша для такой изящной девушки, как вы.

В интонациях голоса, в движениях, манере держаться сквозила такая самоуверенность, что Лора откровенно растерялась. Она не успела и глазом моргнуть, а незнакомец уже вел ее к выходу.

— Подождите! — опомнилась наконец Лора. — Подождите… Конечно, это весьма любезно с вашей стороны, но я…

— О каких любезностях вы говорите? — улыбнулся он. — Все будет о'кей, не так ли?

— О'кей… — пробормотала Лора и послушно последовала за молодым человеком.

На улице около выхода стоял роскошный темно-серый лимузин, за рулем которого сидел водитель в униформе.

— Но я… мне… — пыталась слабо протестовать Лора.

Молодой человек широким жестом распахнул заднюю дверцу машины и произнес:

— Прошу вас, очаровательная леди, садитесь!

Лора села на удобное, обтянутое мягкой кожей сиденье, а незнакомец расположился рядом и сказал водителю:

— Сначала отвезем молодую леди, а потом поедем домой, Генри!

— Да, сэр, — ответил тот, и, прежде чем Лора успела что-либо возразить, роскошный лимузин тронулся с места, увозя ее с Уолл-стрит.

— Знаете, я все-таки попросила бы вас остановить машину! — сказала Лора, стараясь придать голосу твердость. — Я прекрасно доберусь до дома на метро!

Незнакомец лишь рассмеялся в ответ:

— Разве можно молодой очаровательной девушке ездить одной в метро? Вас там могут похитить!

— А вы разве не похитили меня? Куда вы меня везете?

Ведь вы даже не знаете мой адрес!

— Какой у вас приятный английский акцент! — весело воскликнул незнакомец. — Сделайте одолжение, скажите еще что-нибудь! Я просто наслаждаюсь, слушая вашу речь!

Лора улыбнулас