Book: Назло громам



Назло громам

Джон Диксон Карр

«Назло громам»

Акт I

Не следует доверять этому человеку.

Послушайте, мне столько раз доводилось играть преступников, так что я ЗНАЮ, что этому человеку доверять нельзя!

Сэр Генри Ирвинг

Глава 1

«Понимаешь, Брайан, у меня нет никаких доказательств против этой женщины — даже в министерстве иностранных дел их нет, но я не желаю, чтобы моя дочь общалась с ней».

«Ну что ж, вполне справедливо», — насмешливо подумал Брайан Иннес. Ему не было нужды перечитывать письмо, лежавшее в кармане, — он знал его почти наизусть.

«Одри вылетает рейсом БЕАК[1] из Лондона в тот же день, когда ты возвращаешься в Женеву из Парижа. Прежде чем отправиться на виллу этой женщины, она проведет одну ночь в Женеве в отеле «Метрополь». Во имя нашей старой дружбы прошу тебя встретиться с Одри и уговорить ее не ехать туда».

«Во имя старой дружбы…» — каково, а? Хотя нагружать меня грязной работой — вполне типично для него.

В восьмом часу вечера Брайан Иннес выехал из аэропорта Женевы. На таможне его не досматривали, так как там его уже хорошо знали, и просто махнули ему рукой.

Окликнув такси, он на мгновение заколебался. Особой спешки не было, так что вполне можно было успеть завезти чемодан домой, прежде чем отправиться на встречу с Одри.

— Месье? — напомнил о себе водитель такси.

— Набережная Туреттини, дом 3, — сказал Брайан, забрасывая в машину свой небольшой чемодан. — Нет, погодите! — добавил он на прекрасном французском.

— Месье?

— Поедем в другое место: отель «Метрополь», Большая набережная.

Водитель такси солидно, словно дипломат в ООН, пожал плечами, со стуком захлопнул дверцу и опустил металлический флажок.

Ясным днем по дороге из женевского аэропорта на бледно-голубом фоне неба вырисовываются призрачные очертания белых вершин расположенных неподалеку Альп, но сегодня вечером их не было видно. Стояло начало августа, и жаркий предгрозовой воздух, насыщенный тяжелыми тучами, казалось, толстым слоем давил на разум и настроение. Минут через двадцать стало темнеть и показались окраины серовато-белого города, выросшего вокруг озера.

Трамваи с грохотом проносились по более современной и всегда суматошной части Женевы, однако с озера не доносилось ни ветерка; даже брызги, разбрасываемые единственным фонтаном среди огромного водного пространства, казались неподвижными, а южный берег озера, видневшийся позади всех мостов и набережных Старого города, выглядел полупустынным, а потому немного зловещим.

Брайан Иннес сидел на заднем сиденье, положив черную фетровую шляпу на колени.

Черт бы побрал эту его сознательность! Но такой уж он был человек. А может быть, он испытывал к Одри Пейдж больше интереса, чем сам себе признавался в этом?

Брайан был высоким худощавым сорокашестилетним мужчиной с едва заметной сединой в жестких рыжих волосах. Наделенный от природы легким покладистым характером и богатым воображением, сочетавшимися с несколько язвительным чувством юмора, он напоминал дипломата в общепринятом понимании этого слова.

Правда, чувство юмора выручало далеко не всегда. На самом деле он был успешным художником, принадлежавшим к так называемой традиционной школе изобразительного искусства, однако сам Брайан очень не любил подобной терминологии. Будучи уроженцем Северной Ирландии, он принадлежал к той международной группе людей, которые жили за границей, сохраняя британское подданство. Какими же беспокойными и неугомонными были большинство из них! Женева служила им сборным пунктом, местом сосредоточения. «Не будь то Женева, — подумал Брайан, — эта ситуация и вовсе могла бы не возникнуть».

Де Форрест Пейдж, который с помощью различных манипуляций все же сохранял то, что осталось от его когда-то огромного состояния, вынужден был жить в Лондоне, и ему, как правило, удавалось удерживать дочь рядом с собой. Де Форрест редко выходил из себя и никогда не терял головы. И вот теперь тревога сквозила в каждой строке его письма.

«Дело в том, Брайан, что тебе известна правда о Еве Иден и ее последнем любовнике, с которым она познакомилась в Германии как раз перед самой войной. Я об этом не знаю. Однако, какой бы неприглядной ни была эта история…»

Неприглядной? Пожалуй, да.

«…прошу тебя рассказать ее Одри. Она уже не ребенок — ей скоро тридцать, поэтому пора иметь чувство ответственности. Похоже, ты единственный, кто имеет на нее какое-то влияние».

«Простите великодушно, — подумал получатель письма, — если здесь я громко рассмеюсь».

Брайан отвлекся от своих мыслей и огляделся.

Такси мчалось по тихой сумеречной Большой набережной. Фонари еще не горели. Слева промелькнул строго симметричный английский сад; справа — административные здания, выстроенные во французском стиле в этой французской части Швейцарии. На пересечении с рю д'Итали показалось солидное здание девяностых годов девятнадцатого века, отделанное снаружи массивным камнем, с интерьерами, украшенными красным плюшем.

— Отель «Метрополь», — как-то торжественно произнес водитель. — Прикажете подождать?

— Нет, не надо, — ответил Брайан, выбираясь из такси. — Боже милостивый! — тихо добавил он.

Едва он успел надеть шляпу и расплатиться с шофером, как произошла совершенно ошеломившая его вещь: из дверей отеля вырвался маленький холодный вихрь и, стуча высокими каблуками, помчался прямо на него.

— Что, в конце концов, все это значит? — задыхаясь, воскликнул знакомый нежный голос. — Ты приехал слишком рано! Ты все испортишь! А хуже всего…

— Добрый вечер, Одри, — исключительно вежливым тоном произнес Брайан. — Ты ждала кого-то еще?

— Да уж, конечно! — произнесла Одри Пейдж и внезапно замолчала.

Было заметно, что она довольно тщательно и продуманно оделась к обеду: на ней было белое вечернее платье с большим вырезом, обнажавшее красивые, крепкие плечи. Хотя лицо Одри оставалось в тени, неяркий свет из фойе отеля выхватил из темноты ее тяжелые блестящие темно-каштановые волосы. Как всегда в моменты волнения, она казалась воплощением совершенно противоречивых качеств: бесстрастности и в то же время хрупкости, самообладания и нерешительности.

Одри чуть отступила в сторону, невинно и простодушно глядя на Брайана своими удлиненными, чуть раскосыми голубыми глазами с длинными черными ресницами, и в этом взгляде не было ни тени гнева или тревоги. В руках Одри держала дамскую сумочку и короткую накидку, которую уже начала нервно пощипывать пальцами.

— Ну конечно! — выдохнула она. — Такая неожиданная честь — Брайан Иннес собственной персоной! Могу я узнать, что ты здесь делаешь?

— Конечно можешь. Я здесь живу.

— Здесь? — Взгляд ее упал на чемодан. — В этом отеле?

— Нет, не в этом отеле. Я имею в виду — здесь, в Женеве. Надеюсь, ты этого не забыла?

— Забыла или нет, — ответила Одри дрожащим голосом, — но я думаю, что это уже слишком, — я сыта по горло! Я приехала сюда на несколько дней — всего лишь на несколько дней, чтобы навестить подругу, которая живет на вилле по эту сторону французской границы по дороге на Шамбери.

— Да, я слышал.

— Вот-вот. Я так и поняла. Значит, это он послал тебя.

— Кто?

— Де Форрест, мой отец. Он послал тебя шпионить за мной.

Брайан рассмеялся:

— Это вряд ли, юная леди. Я редко беру с собой чемодан, когда собираюсь шпионить, и, пожалуйста, не надо всех этих трагических жестов. — Вдруг он сменил тон: — Но мне действительно необходимо поговорить с тобой о твоей подруге Еве Иден — бывшей кинозвезде с вымышленной фамилией.

— Ее настоящее имя — Ева Ферье, — запротестовала Одри, — мисс Ева Ферье. В любом случае у нее было право взять какое угодно имя. Под этим именем она снималась в кино, и многие звали ее именно так. — Вдруг Одри затопала ногами. — Ах ты, рыжий гоблин! С каким удовольствием я бы вырвала твое гнусное сердце!

— Было бы очень жаль.

— Я в этом не уверена. Если бы ты хоть раз захотел отнестись ко мне серьезно, многое между нами могло бы быть совсем по-другому. Но как же, нет! Ты считаешь меня дурочкой и обращаешься как с ребенком — что бы я ни сказала и ни сделала. Я так зла на тебя, что готова убить!

— Послушай меня, Одри.

Их голоса звучали все громче на темнеющей улице. Плотный, жаркий воздух буквально давил. В этот тихий предобеденный час откуда-то издалека, наперебой со звоном трамваев, доносились автомобильные гудки.

— Во-первых, Одри, я вовсе не считаю тебя глупой.

— Неужели?

— Безусловно не считаю. И во-вторых, раз твой отец хочет, чтобы я отговорил тебя ехать в дом этой женщины…

— Тебе не кажется, что на этот раз он слишком далеко зашел?

— Вообще-то я с тобой согласен, однако не думай, что мне доставляет удовольствие находиться здесь. И все же, поскольку мне дано такое поручение, я расскажу тебе о том, что просил твой отец, и тогда поступай так, как сочтешь нужным. Может быть, мы присядем минут на пять и выпьем чего-нибудь?

— Даже если бы я и хотела посидеть и выпить с вами, мистер Брайан Иннес, уже слишком поздно. Кое-кто пригласил меня на обед и будет здесь с минуты на минуту.

— Ты его не пропустишь — мы можем подождать в баре.

— О нет, не сможем! В этом отеле нет бара.

— Но черт побери, должно же здесь быть какое-то место для отдыха?

— Даже если и есть, о чем нам с тобой говорить? Ах да, о Еве! Большое спасибо, я уже слышала все эти старые сплетни.

— Что именно?

Одри взмахнула сумочкой:

— К примеру, перед самой войной, когда Ева была знаменитой кинозвездой, она говорила о том, что хорошо относится к Гитлеру и нацистам. Но послушай, в то время так говорили многие, к тому же с тех пор прошло уже семнадцать лет. Они были не правы и признали это, в том числе и Ева. Разве не об этом ты хотел говорить?

— Нет, это лишь часть того, что я собирался тебе рассказать.

— А что еще? Ее любовную историю?

— Нет — разве что косвенно.

— Тогда в чем ты, в конце концов, ее обвиняешь?

— Я ни в чем ее не обвиняю. Возможно, эта женщина ни в чем не виновата. С другой стороны… — сомнение и нерешительность мелькнули на его лице; к тому же Одри Пейдж была так привлекательна, — с другой стороны, если то, что произошло в тридцать девятом году, не было несчастным случаем, она виновна в ловко задуманном и исполненном убийстве.

— Убийстве?

— Вот именно — убийстве. Она убила Гектора Мэтьюза из-за денег; это могла сделать только она. Эта очаровательная блондинка была такой же безопасной любовницей, как королевская кобра.

— Я не верю. Ты просто шутишь.

— Что угодно, только не шучу — уверяю тебя. Идем со мной.

В этот момент вспыхнули уличные фонари. Они засияли белым светом на фоне деревьев английского сада и превратили в сверкающее ожерелье Большую набережную на всем ее протяжении до самой площади Роны, откуда доносился приглушенный шум дорожного движения.

Сжав сумочку, Одри откинула назад тяжелые блестящие волосы, волнами спускавшиеся почти до самых плеч. Она смотрела на Брайана, чуть приоткрыв рот, и выражение недоверия на ее лице сменилось каким-то новым, к которому надо было присмотреться повнимательнее.

— Не говори глупостей, Брайан! Никогда не слышала…

— Ты и не могла слышать. Идем.

«Метрополь» был роскошным отелем, хотя не самым роскошным и далеко не самым современным. Войдя через парадную дверь, Брайан повел свою спутницу налево через маленькое фойе мимо лифта, напоминавшего гроб красного дерева, в салон с высоким потолком и большими окнами, выходящими на набережную и озеро.

Ничто не нарушало царившую здесь гнетущую атмосферу. Тусклый свет из углов освещал ядовито-зеленую мебель, обильную позолоту и обнаженных богинь, вырезанных и написанных на штукатурке стен. Бросив на стол сумочку и накидку, Одри села напротив Брайана; по ее настроению было видно, как любопытство боролось в ней с вызовом.

— Одри, где и когда ты встретилась с этой женщиной?

— О господи, какое это имеет значение?

— Может быть, и никакого, но будет лучше, если мы точно восстановим все факты. Где и когда ты встретилась с этой женщиной?

— Я встретилась с ней прошлой зимой в Лондоне. Она была там вместе с мужем; они ходили по всем театрам. Ее муж — Десмонд Ферье, — кстати, ты знаешь, кто он?

— Да, мне известно, кто он, так же как и то, что они поженились во время войны.

— Не могу сказать, что я с самого сначала знала все это. Кажется, когда-то мистер Ферье был не менее знаменит на драматической сцене, чем Ева в кино. Хотя боюсь, что никогда даже не слышала о нем — просто смутно припоминаю что-то…

— Ничего удивительного. Десмонд Ферье был выдающимся актером — лучшего Отелло и Макбета сцена не знала. Ты слишком молода для того, чтобы помнить его.

— Молода! Молода! Молода!

— Тем не менее это правда, моя дорогая. Тебе — двадцать семь, но ты кажешься намного моложе; мне — сорок шесть, а выгляжу я старше, и это — как ни жаль — неоспоримая истина.

Снаружи послышался шум проехавшей машины, и тусклые огни дрогнули. Одри быстро подошла к одному из окон и выглянула, но машина не остановилась, и девушка вернулась к столу.

— По-моему, Ева и мистер Ферье не очень ладят друг с другом. Они оба уже не работают, и это им очень не нравится. Ну так вот, — Одри приподняла плечо, — я рассказывала о том, как встретилась с Евой. Она очень привязалась ко мне и пригласила приезжать к ней в любое время, как только я захочу. Позже стала писать мне, а три недели назад назначила определенную дату. Вот и все.

— Она пригласила тебя на виллу, а ты устроилась в отеле?

— Конечно! Естественно!

— Что-то я тебя не вполне понимаю.

— Дело в том, что она организует нечто вроде приема; будут и другие гости. Он состоится завтра, но, зная, как мой отец шпионит за мной, я, естественно тайком, воспользовалась возможностью иметь в своем распоряжении двадцать четыре часа, но тут Фил позвонил мне и пригласил пообедать, и я, конечно, согласилась.

— Фил?

— Филип Ферье. — Нежный голос зазвучал громче. — Это — сын Десмонда Ферье от предыдущего брака. Я познакомилась с ним тоже в Лондоне, если тебе так хочется знать. Он — очень серьезный человек и не смеется надо мной, к тому же он очень милый и довольно волнующий.

— Тем лучше для Фила.

Снаружи снова раздался шум мотора, и Одри обернулась.

— Я вижу, ты нервничаешь, ожидая его приезда?

— Да, нервничаю! Послушай, Брайан, к чему все эти расспросы?

— Ничего особенного, просто я пытался найти какую-нибудь связь, которой, может быть, и не существует, между виллой в холмах по дороге на Шамбери и тем, что произошло севернее Берхтесгадена в июле тридцать девятого.

— Берхтесгадена?! — воскликнула Одри.

— Да. В знаменитом Кельштайнхаусе — «Орлином гнезде» Гитлера в горах юго-восточной оконечности Баварских Альп. Там кое у кого закружилась голова; именно там умер Гектор Мэтьюз.

Ни Брайан, ни Одри не присели. Хотя он и нажал на звонок, чтобы вызвать официанта, тот не появился; только обнаженные богини томились, глядя на них с потолка, словно бы сожалея о своем заточении.

Брайан сделал недоуменный жест.

— Я могу очень коротко рассказать тебе о том, что произошло, — сказал он. — Однако это мало что даст, если ты не поймешь состояние духа, атмосферу, условия того времени: это невероятное количество микрофонов, флагов и знамен; толпы людей, в исступлении скандирующих: «Зиг хайль!»

Но даже это не поможет, если не знать человеческие мотивы поведения этой женщины. Что толкнуло ее на этот шаг? О чем она думала, когда совершала это? Тут-то я и застрял.

Твоя подруга Ева была тогда не старше, чем ты сейчас, и находилась на самом пике своей довольно успешной карьеры в Голливуде. В начале июня она приехала в Германию и сразу же стала направо и налево расхваливать «новый порядок».

Лидерам «нового порядка» она тоже нравилась. Помимо того что Ева была великолепно сложенной блондинкой, она прекрасно говорила по-немецки для англичанки. Немцы и мечтать не могли о такой пропаганде. Чего только они для нее не делали: она была во всех газетах, кинохронике, журналах. Ева и шагу не делала, чтобы ее не сфотографировали под руку с каким-нибудь высокопоставленным нацистским деятелем.

Рекламный трюк? Может быть. Но некоторые сомневаются в этом.

Во-первых, это никоим образом не способствовало ее карьере за пределами Германии. Во-вторых, я думаю, что в частной жизни она изо всех сил старалась быть похожей на персонажей, которых обычно играла на сцене и на экране: шикарной, чувственной, пресыщенной удовольствиями и тому подобное. Если не принимать во внимание соображения рекламы, она никогда не шла на то, чтобы провозглашать, что место женщины — дома и что мужчина имеет право лишать ее возможности самой зарабатывать себе известность. — Брайан замялся и, оглянувшись, спросил: — Ты встречалась с ней, Одри. На твой взгляд, это справедливая оценка?



— Нет, не вполне. С такой оценкой она может показаться воплощением притворства и неестественности.

— А разве это не так?

— Как сказать… может быть. А разве это так важно? — Одри отвела взгляд.

— Это может быть ключом к разгадке истории с Гектором Мэтьюзом. Во время всех этих событий и криков «Хайль!» Ева совершала тур по Фатерлянду, и Гектор Мэтьюз отправился вместе с ней.

Не могу сказать о нем ничего, кроме того, что есть в официальных отчетах. Это был довольно хитрый и практичный пятидесятидевятилетний холостяк родом из Йоркшира, добившийся успеха своими собственными силами. В отношении еды у него был особый заскок: он никогда не завтракал и очень любил говорить на эту тему.

Хозяева посмеивались над ним, покровительственно похлопывая по плечу, и благоволили к нему. Его котелок можно увидеть с краю каждой фотографии. Когда Еве дарили букет цветов или священный флаг, он всегда нес их вместо нее, а если какой-нибудь коричнево- или чернорубашечник начинал уделять ей слишком много внимания, Мэтьюз был тут как тут.

Он был самым преданным из ее поклонников… и самым богатым. Известно, что он сопровождал Еву в Германию по ее просьбе. Однако мало кому известно, что перед отъездом из Англии он составил завещание в ее пользу…

Одри отступила от стола:

— Завещание? Ты намекаешь…

— Нет, я просто говорю о том, что произошло. В Мюнхене, где заканчивался их тур, мисс Иден объявила, что она и мистер Мэтьюз обручились и собираются пожениться.

Хотя хозяева, вероятно, были не очень довольны, все же они похлопали ее по плечу и поздравили с этим событием. Собираются ли они объявить об этом? «Пока нет», — ответила она: они с мистером Мэтьюзом пока решили не афишировать это. Ну что же! Кстати, она оказала «новому порядку» большую услугу; не могут ли ей в таком случае преподнести в качестве подарка какой-нибудь контракт или выразить свою благодарность каким-то другим способом?

Ну конечно, пожалуйста! Тогда она сказала, что существует самый лучший на свете подарок: нельзя ли предоставить ей и мистеру Мэтьюзу возможность лично выразить свое почтение фюреру? Они находились в Мюнхене, то есть совсем недалеко от него. Нельзя ли посетить фюрера в его резиденции в Берхтесгадене?

И это устроили. Чрезвычайно польщенный, Гитлер пригласил их на обед.

Четырнадцать человек в сопровождении шарфюрера Ганса Йогста входили в эту группу. Кроме будущих молодоженов и двоих приглашенных (оба — британцы, которые были вынуждены войти в эту группу), имена остальных десяти гостей значения не имеют, так как все они работали в нацистской службе безопасности и впоследствии умерли насильственной смертью. Их можно представить себе однообразной массой с притворно веселыми улыбками.

И все же мы можем в деталях восстановить все, что тогда происходило.

Колонна автомобилей доставила их в «Гастхоф цум Тюркен» — дом для гостей Гитлера, находившийся по пути в его горную резиденцию. Там они провели ночь, а на следующее утро по извилистой дороге поехали в Вендеплатте. Поднявшись в «Орлиное гнездо» на знаменитом подъемнике, построенном прямо в горе, они обнаружили, что в это время года там не было холодно. Яркий солнечный свет, пьянящий горный воздух, сбегающие вниз по склону деревья — представляешь?

Все, кроме Гектора Мэтьюза, пребывали в прекрасном настроении; он же, казалось, страдал от разреженного горного воздуха. Фотокамера (ох уж эта неизменная фотокамера!) запечатлела очень высокого человека с редкими развевающимися волосами и печальным взглядом.

Но какое это имело значение — все равно всем было весело!

Пока гости ждали неподражаемого Адольфа в большой комнате, из которой была видна часть террасы, мисс Иден, взяв за руку жениха, потащила его на эту самую террасу полюбоваться прекрасным видом. Кроме них, там никого не было — кто-то из свидетелей говорил, что их было видно из комнаты, кто-то отрицал это. Будущие молодожены стояли у довольно низкого парапета над отвесным обрывом.

Вдруг кто-то вскрикнул — возможно, женщина, а может быть, и сам Мэтьюз, когда перевернулся.

Он опрокинулся вниз головой и разбился насмерть о сосну, росшую внизу в тридцати с лишним метрах. Выбежавшие на террасу, глянув вниз, увидели то, что от него осталось.

Шарфюрер Йогст поддерживал мисс Иден, прислонившуюся к парапету и пребывавшую в полуобморочном состоянии. Один из свидетелей, не симпатизировавший нацистам и, строго говоря, не обожавший и саму леди, все же склонен думать, что ее шок и ужас были довольно искренними. В этот момент она не притворялась, или, по крайней мере, так казалось.

«Я не знала, — твердила она. — Господи, я не знала. Все дело в высоте. Он почувствовал дурноту, побледнел, и я ничем не могла ему помочь. Господи боже мой, это все из-за высоты!»

Шарфюрер Йогст с необыкновенно важным и в то же время заботливым видом сказал, что это, безусловно, произошло из-за высоты, что этот несчастный случай достоин самого глубокого сожаления и что он лично видел, как все произошло. Еще два свидетеля в один голос подтвердили, что видели то же самое. Мисс Иден без чувств упала на руки шарфюрера Йогста, и на террасе замерли все, кроме красного флага с черной свастикой, развевающегося над ними и отбрасывающего тени.

Вот и все.

Глава 2

— Все? — словно эхо прозвучал шепот Одри. — Все?

— По официальной версии — да.

— Но это все, что произошло, не так ли? Я хочу сказать, что это то, что реально произошло?

— Дай, пожалуйста, определение реально произошедшего события.

— Брайан Иннес, не будь циничным и не выводи меня из терпения. Ты прекрасно понимаешь, о чем я веду речь. Эти три свидетеля видели, как этот бедняга упал?

— Нет, они лгали. Никто из них даже не смотрел в его сторону.

— Но…

Брайан тряхнул головой, словно для того, чтобы как-то прояснить ее, и стоящая перед глазами картина исчезла.

Он снова был в салоне, устланном толстым ковром, душном, несмотря на распахнутые настежь высокие окна за кружевными занавесками и пыльными зелеными бархатными шторами. Теперь это снова был 1956 год, и его волновало физическое присутствие Одри Пейдж, как, должно быть, когда-то Гектора Мэтьюза волновала юная Ева Иден.

Одри стояла у стола, касаясь руками фарфоровой пепельницы. Она казалась такой невинной — даже слишком невинной, что моментами невольно наводило на мысль о ее распущенности. Не выдержав прямого и пристального взгляда Брайана, она отвела глаза.

— Послушай, — настаивал Брайан, — я не утверждаю, что это не был несчастный случай. Я лишь сказал, что они не видели, как все произошло. Никто этого не видел.

— Тогда зачем же они говорили?

— Не могу этого сказать. С медицинской точки зрения представляется очень маловероятным, чтобы человек, на какое-то мгновение потеряв сознание, мог упасть, перекинувшись через парапет высотой ему по грудь. Маловероятно, но все же возможно. С другой стороны, если он потерял сознание и она лишь ловко подтолкнула его…

Фарфоровая пепельница с грохотом пролетела через весь стол.

— В любом случае, — продолжал он, — будет лучше, если ты послушаешь, чем кончилось дело.

— Ее арестовали или что-нибудь в этом роде?

— Ну что ты, как можно! В прессе была опубликована официальная версия: английский турист мистер Гектор Мэтьюз погиб в результате несчастного случая во время восхождения в горах Баварии. Ни о Еве Иден, ни, естественно, об «Орлином гнезде» даже не упоминалось. Но поскольку мистер Мэтьюз был известен как «друг» Евы, к тому же у него не было живых родственников, ей позволили вывезти морем его тело на родину. Это — самое малое, что она могла для него сделать, — в конце концов, она была единственной наследницей его состояния.

Одри открыла было рот, чтобы что-то сказать, но промолчала. Ее собеседник стал мерить шагами салон.

— После этого, — продолжал он, — началась война, которая никого не оставила в стороне. Всякий интерес к делу Гектора Мэтьюза пропал. В Голливуд Ева Иден больше не вернулась, а ее контракт с «Рэдиант пикчерз» не был возобновлен, о чем она, вероятно, знала еще до поездки в Германию. С финансовой точки зрения это значения не имело. Как только завещание Мэтьюза вступило в силу, Ева унаследовала все его имущество, за исключением некоторой части, предназначенной на благотворительность.

Неожиданно Одри заговорила полным отчаяния голосом:

— Послушай, это просто ужасно и отвратительно. Раньше мне такое и в голову не приходило, но все равно это ужасно!

— Однако это лишь поразительное стечение обстоятельств.

— Вообще-то все это ничего не значит!..

— Нет. Успокойтесь, юная леди. И все же я вполне могу понять, почему твой отец не хочет, чтобы ты ехала к ней.

— А ты бы к ней поехал?

— Конечно, с удовольствием! Добродетельные люди никогда меня не интересовали, тогда как другие — всегда.

Одри обернулась и взглянула на него; странный блеск промелькнул в ее необычных раскосых глазах и тут же исчез, а может быть, это была просто игра света на ее обнаженных плечах.

— Брайан, что известно Де Форресту? И если так случится, что тебе придется ему это рассказать, как ты сможешь повторить все это? Ты что, был там? Ты лично видел, как все произошло?

— Вряд ли. В 1939 году я был молодым художником, еще только пробивавшимся в жизни и значившим для окружающих гораздо меньше, чем сейчас. Рассказав тебе всю эту историю, я в каком-то смысле нарушил слово, но чувствую, что должен был сделать это. Да, меня там не было, но там был мой большой друг: Джералд Хатауэй.

Одри неожиданно вскрикнула.

— В чем дело? — испугался Брайан.

— Сэр Джералд Хатауэй? Директор какой-то галереи?

— Да, к тому же и замечательный художник. Я знаком с ним уже много лет. Правда, какое-то время мы не виделись.

— Тогда у тебя есть возможность встретиться с ним гораздо раньше, чем ты думаешь. Он здесь.

— Здесь?

— Да нет, не здесь, в отеле, и даже не в Женеве! Но завтра он будет здесь. Ева Иден его тоже пригласила.

Потрясенный, Брайан остановился у окна и обернулся к Одри.

— Но этого не может быть, Одри! Нет, погоди, послушай, — невероятно разумным тоном продолжил он. — Любопытство уже однажды подвело Хатауэя, когда он был приглашен на обед к Гитлеру в Берхтесгаден. Он очень стыдился этого; до последнего времени даже скрывал этот факт и рассказал о нем только мне, так как мы много беседовали с ним о разных преступлениях и детективных историях. Даже если у твоей подруги Евы хватило духу пригласить его, он ни за что не согласится приехать. Ты, должно быть, ошибаешься.

— Я говорю т-тебе лишь то, — воскликнула Одри, которая в моменты особого волнения начинала слегка заикаться, — о чем Ева написала мне в последнем письме: сэр Джералд Хатауэй охотно принял приглашение! Думаешь, она написала одно имя, а имела в виду совсем другое?

— Полагаю, что нет.

— Понимаешь, в этом может не быть ничего особенно таинственного. Может быть, как и в случае с обедом у Гитлера, все дело в его любопытстве?

— И тебя нисколько не смущают эти ужасные намеки, не так ли?

— А что, разве такого не может быть?

— Конечно, может. А может быть, так оно и есть на самом деле. И все же мне хотелось бы больше знать о мотивации поступков этой леди. — Пристально глядя в открытое окно, Брайан едва замечал уличные фонари и упорядоченный покой Большой набережной. — Погоди, Одри! Сколько человек должны приехать на этот прием?

— На самом деле это не обычный прием в загородном доме, когда гостей приглашают на несколько дней. Будет приглашен только еще один человек.

— Только один человек? И кто же это?

— Не знаю. Ева не говорила.

— Нет, я что-то ничего не понимаю. Не могу объяснить это внятно, но ситуация мне что-то не нравится. Почему бы тебе не послушаться отца и не вернуться в Лондон на ближайшем самолете?

— Послушаться? Опять слушаться! Ты что, будешь пытаться остановить меня, если я поеду к Еве?

— Нет, я не стану этого делать, — едва сдерживая гнев, вежливо проговорил Брайан. — Тебе уже больше двадцати одного года, ты вольна поступать по своему усмотрению.

— Благодарю за разъяснения. В таком случае мне хотелось бы сказать тебе…

Но Одри так и не смогла закончить фразу, если она вообще собиралась ее заканчивать.

Свет передних фар стремительно подъехавшего автомобиля ярко осветил кружевные занавески и бархатные шторы, и двухместный «бентли» остановился у отеля. Глубоко вздохнув, Одри подбежала к окну и встала рядом с Брайаном, но больше уже не смотрела на своего собеседника — она словно забыла о нем.

Из машины вышел темноволосый молодой человек в белом смокинге и без шляпы.

Одри резко отдернула занавеску:

— Фил! Фил, дорогой!

Молодой человек, который был не кем иным, как сыном Десмонда Ферье, резко остановился.

— Я здесь, — сказала Одри (и это было совершенно излишне). — Я жду тебя! Я здесь!

— Да-да, я тебя вижу. Кто это с тобой? — В голосе, хотя и довольно приятном, неожиданно послышались нотки враждебности и подозрительности.

Одри попыталась улыбнуться. Она по-прежнему не смотрела на Брайана, но он буквально физически почувствовал, как поднялись ее брови.

— О, Фил, не надо так. Мне он никто! Совершенно никто!

Брайан не сказал ничего.

— Фил, я хочу сказать, — громко говорила Одри, выворачивая запястье, — что тебе совершенно не стоит о нем думать. Это всего лишь старый друг нашего дома, Брайан Иннес, и я не знаю, зачем… — Она снова замолчала.

Произнесенное имя Брайана оказало довольно любопытный эффект на кое-кого на этой тихой улице.

Филипу Ферье оно ни о чем не говорило; он просто кивнул и вошел в отель. Однако для кое-кого другого это имя имело вполне определенное значение. На противоположной стороне улицы, в тени английского сада, по тротуару шел невысокий коротконогий и толстый человек, погруженный в собственные мысли, и словно разговаривал с самим собой. Вдруг он остановился, огляделся и, пересекая улицу, направился к отелю «Метрополь».

— Ага! — выдохнул толстяк.

У него было довольно примечательное лицо, обрамленное коротко остриженной, с проседью бородой и шляпой с остроконечным верхом, очень похожей на ту, в которой обычно изображают Гая Фокса. Поношенная темная шляпа контрастировала с парадным вечерним костюмом.

Последние вспышки вечерней зарницы тускло озаряли небо над озером. Одри, казалось бы поглощенная собственными мыслями, все же не могла не обратить внимание на этого человека.

— Брайан, взгляни, какой странный человек в шляпе! Кажется, он направляется прямо сюда!

— Да, ты права, хотя этот, как ты сказала, странный человек вовсе не такой уж и странный; он всегда отдает себе отчет в том, что делает. Это — Джералд Хатауэй.

— Сэр Джералд Хатауэй?

— Собственной персоной.

— Но что ему здесь нужно? Что он делает в Женеве так рано?

— Понятия не имею. Хотя… помнишь, я говорил тебе, что на знаменитом обеде в Берхтесгадене помимо Евы Иден и Гектора Мэтьюза было еще двое гостей из Англии?

— Да, ну и что?

— Одним из них был Хатауэй, а второй — некая журналистка по имени Паула Кэтфорд. Когда ты упомянула о Хатауэе, я подумал, не повторяется ли история заново и не появится ли Паула Кэтфорд тоже.

Новая вспышка зарницы осветила неподвижные деревья, но нашим героям было не до того, чтобы заметить ее. За дверью раздался голос, и в салон энергичным, широким шагом вошел молодой человек в белом смокинге. Это был Филип Ферье.

Брайан отметил, что Ферье-младший не похож на отца. Легендарный Десмонд Ферье был таким же высоким и худощавым, как сам Брайан; он отличался громовым голосом и, к сожалению, легкомысленными и даже несколько фривольными манерами. Его же двадцатичетырехлетний сын казался слишком серьезным, на грани напыщенности, да и ростом был пониже, однако от всей удивительно красивой внешности Филипа — начиная с темных вьющихся волос и заканчивая классическим профилем с широко вырезанными ноздрями — веяло кипучей энергией и большой жизненной силой.

Одри так и устремилась к нему:

— Мистер Ферье, позвольте вам представить мистера Иннеса.

Единственный внимательный взгляд, брошенный на Брайана, убедил Филипа, что ему не стоит опасаться соперника, и его враждебность тут же исчезла.

— Как поживаете? — спросил он. — Э-э-э… Од и я обедаем в «Ричмонде», а потом идем в ночной клуб. Вы не против, если мы пойдем?

— Да, конечно, не против.

— Благодарю вас. Мы очень опаздываем. — Он с облегчением выдохнул через широкие ноздри. — Од, извини меня за опоздание. Наши два гения снова демонстрировали свой буйный нрав.

— Фил, прошу тебя, не говори так. Это нехорошо.

Филип прикусил губу.

— Может быть, и так — не знаю. Я обожаю моего старика, да и Еву тоже, но тебе не следует нянчиться с ними.



Нечто совершенно новое, очень человечное и внушающее симпатию послышалось в словах, прозвучавших из уст этого напыщенного на вид молодого человека. Какая-то тревога, словно аура, окружала Филипа Ферье.

— Беда в том, — продолжал он, — что никогда нельзя понять, что есть на самом деле, а чего нет. Ни тот ни другой не могут толком объяснить, да, пожалуй, и не знают. Ох уж эти люди театра и кино! А вы, случайно, не связаны с театром или кино, сэр?

— Никоим образом, — усмехнулся Брайан. — А что, я похож на одного из них?

— Вообще-то нет, — с серьезным видом ответил Филип, — но в вас что-то такое есть, а что — не пойму. Так вот, — он повернулся к Одри, — сейчас оба они пишут мемуары, пытаясь перещеголять друг друга перед издателем, откуда-то вытаскивают подшивки из газетных вырезок, в которых о них упоминается хоть словом, — просто сумасшествие какое-то!

— Д-думаю, это так, — согласилась Одри.

— Не сомневайся! «Видите, что Джеймс Эгейт написал обо мне в 1934 году?» — «Что-то не припомню: это не тот ли старик, который играл лорда Портеса в фильме «Круг» «Бинки Бомонт продакшн» в 1936-м?» — «Да, этот старик — крупная личность, прекрасный человек, и все мы очень любим его, но, между нами говоря, он самый отвратительный актер в мире». Ох уж эти актеры!

Брайан, продолжавший прислушиваться к приближавшемуся по фойе сэру Джералду Хатауэю, оглянулся. Одри облизала губы.

— Фил, ты хочешь сказать, что тебе это не нравится?

— Мне это никогда не нравилось. Я знаю, что это огорчает и раздражает меня.

— Почему ты мне об этом рассказываешь? Что-то произошло, не так ли?

— В том-то и дело, девочка моя, что в действительности никогда ничего не происходит!

— Тогда в чем же дело?

— Ты ведь собираешься приехать к нам, Од. Так вот, если старик скажет тебе, что Ева пытается его отравить, постарайся не воспринимать это всерьез. А теперь идем немного перекусим.

Звук шагов эхом отзывался в фойе, вымощенном мрамором; гудел лифт. Внезапно шаги замерли.

— Мистер Ферье! Одну минуточку! — резко попросил Брайан.

— В чем дело?

Филип уже взял накидку Одри со стола и держал ее в руках. Одри, как никогда яркая, женственная и привлекательная, подняла руку, словно для того, чтобы отразить удар.

— Ваш отец на самом деле считает, что мисс Иден пытается отравить его? Чем? Мышьяком, стрихнином или чем-нибудь в этом роде?

— Нет. Нет. Вовсе нет! Вот я и говорю: избави меня бог от этих истеричных людей! Поэтому-то я и здесь. — Филип явно пытался подобрать слова. — Я хотел предупредить Од…

— О чем?

— В последнее время это — любимая шутка старика, да и Евы тоже. Он начинает рассказывать, как она якобы хотела отравить, до смерти напугать или зарезать его, и описывает все это с кажущейся серьезностью. Пару раз и Ева отомстила ему тем же. Если не знать, что оба они просто развлекаются таким образом, то волосы могут встать дыбом. Одна женщина-репортер из «Вуман'з лайф» была настолько шокирована, что мне пришлось потом целый час беседовать с ней в аэропорту. Но вообще-то это вовсе не забавно, по крайней мере для меня. Вы что, не можете понять всего этого?

— Я-то могу понять это, мистер Ферье, но хотел бы знать, понимают ли они.

— Что вы имеете в виду?

В голове Брайана мелькнули догадки…

Краем глаза он наблюдал за дверью, открывавшей небольшой проход в фойе, тоже вымощенное мрамором. Света там не было, но благодаря зеркалам Брайан видел отражение манжета рукава, плеча и полей шляпы. Джералд Хатауэй, этот безупречный человек, стоял в фойе и откровенно, если не сказать нагло, подслушивал.

Снаружи просигналила машина.

— Мистер Ферье, не могли бы вы ответить мне на один вопрос?

— Да, если сумею.

— Помимо Одри к вам приглашены еще два гостя. Один из них — сэр Джералд Хатауэй. Вы не знаете, кто второй?

— Конечно знаю. Правда, я никогда не встречался с ней…

— С ней?

— Да. А что тут особенного? Она — какая-то журналистка, говорят, большая шишка. Пишет книги о знаменитостях, с которыми ей доводится встречаться, и обещала помочь Еве с ее мемуарами.

— Ее зовут не Паула Кэтфорд?

— Да, но оставим в покое Паулу Кэтфорд. Мы говорили с вами о Еве и старике. Они — артисты, а я не понимаю артистов. Но они также, слава богу, и человеческие существа. Что бы они ни говорили и что бы ни изображали, в реальной жизни они не делают того, что те люди, которых они играют в пьесах.

— Вы в этом уверены? Разве, к примеру, мисс Иден никогда не была замешана в деле, связанном с насильственной смертью при подозрительных обстоятельствах?

— Нет, конечно нет. Никогда.

— А если, предположим, была? Предположим, что для подтверждения этого я здесь и сейчас предоставлю вам свидетеля? Что вы тогда скажете?

— Не верю ни единому вашему слову. — Филип аж задохнулся от возмущения. — Вы говорите о моем отце и о порядочной женщине, на которой он женат уже много лет.

— Никто не имеет ничего против вашего отца. Наоборот! Мне будет очень неприятно, если с ним тоже произойдет «несчастный случай». А как быть с Одри?

— Одри?

— Ни вы, ни она не подумали об этом, поэтому я прошу вас сделать это сейчас. — Брайан говорил спокойно и уверенно, глядя прямо в глаза молодому человеку. — Предыдущий жених Евы Иден разбился насмерть, упав с террасы дома в Альпах, на которой он в тот момент находился вдвоем с невестой. Мисс Кэтфорд и Джералд Хатауэй находились в соседней комнате, когда все это произошло. И вот теперь, по прошествии многих лет, она приглашает их обоих на виллу на холмах юго-западнее Женевы. Мы не знаем, почему она послала эти приглашения; возможно, они тоже.

Но главное, что и Одри, которая была лишь ребенком в то время, когда погиб Гектор Мэтьюз, также приглашена туда. Для чего? Это, как и все остальные факты, можно посчитать подозрительными обстоятельствами, которые буквально «кричат», требуя объяснений. Каким образом Одри вписывается в эту схему? Неужели вы так рады видеть ее там?

— Послушайте… — начал было Филип.

— Минуточку!

Стало так тихо, что было слышно, как тикают часы Филипа.

— После смерти Мэтьюза Ева Иден унаследовала его состояние. Если это не был настоящий несчастный случай, тогда это — часть тщательно разработанного убийства. Хатауэй и мисс Кэтфорд могут быть здесь не случайно. Одри тоже. Если мне удастся вас в этом убедить, вы позволите ей остаться здесь и увидеть то, что произойдет? Что вы сделаете?

— Можно мне сказать?! — воскликнула Одри.

— Нет, нельзя. Мистер Ферье, так что вы тогда сделаете?

— Я отправлю ее домой, — ответил Филип, — и, черт возьми, сделаю это как можно быстрее.

— Тогда будет лучше начать ее готовить к этому уже сейчас. Свидетель, которого я могу вам представить, находится за дверью. Хатауэй!

Во время этой внезапно возникшей паузы Филип бросил накидку Одри на стол. Этот очень серьезный, даже величественный молодой человек с чрезмерным чувством собственного достоинства, как верно заметил Брайан, был глубоко и искренне влюблен в Одри Пейдж, а Одри (по крайней мере, тогда ему так показалось) была готова выполнить любую просьбу Филипа Ферье.

И даже когда Брайан думал об этом и когда звал своего свидетеля, он заметил то самое загадочное выражение ее голубых глаз, которое снова поразило и озадачило его.

— Хатауэй!

Никто не ответил. Брайан подошел к двери в фойе, но увидел лишь собственное отражение в зеркалах. Мраморный пол продолжался дальше вправо. Но обещанного свидетеля и там не было.

Глава 3

Примерно двумя часами позже в модернистском баре совершенно другого отеля — на северном, а не на южном берегу озера — за столиком у двери на террасу, лицом друг к другу сидели двое мужчин.

Они уже пообедали в «Отель дю Рон» и перешли в бар. Их стаканы с бренди давно опустели; осадок холодного кофе застыл в маленьких чашечках. Однако хороший обед не принес мира и не прекратил горячего спора.

— Говоришь, спрятался в телефонной будке? — спросил Брайан Иннес.

— Фактически, — признался Джералд Хатауэй, вынимая сигару изо рта, — фактически да.

— Так-так! И долго ты там сидел?

— До тех пор, пока молодые люди не поругались с тобой и не ушли, а потом — помнишь? — я встал, открыл дверь и сказал: «Добрый вечер!»

— Получилось довольно необычно, — едва сдерживаясь, отозвался Брайан. — Это-то я помню.

— Да ладно уж! И не надо…

— Нет, надо, обязательно надо. Оригинальность, — продолжал Брайан, — прекрасная вещь, но в данном случае тебе, по-моему, не очень удалось ею блеснуть. Если ты не хотел быть моим свидетелем, мог бы придумать какой-нибудь более интересный ход — к примеру, таинственно исчезнуть из «Метрополя», изменив внешность приставным носом или париком из гофрированной бумаги.

Коротконогий толстяк Хатауэй вскочил со стула.

— Сделай одолжение, — запальчиво произнес он, — воздержись от этого детского сарказма. Нам сейчас не до развлечений.

— Я тоже так думаю.

— Вот слушаю тебя — и ты все больше и больше напоминаешь мне твоего друга Гидеона Фелла.

— Фелла? Нет, чепуха! Ему не очень хорошо удается разгадывать таинственные преступления. У меня это получается лучше. Но какое отношение ко всему этому имеет доктор Фелл? Не мог бы ты объяснить все свои фокусы-покусы?

Где-то вдалеке часы на храме пробили четверть одиннадцатого. Огромный и в то же время элегантный «Отель дю Рон» — весь из стекла и хромированного металла, возвышавшийся над Башенным мостом на набережной Туреттини, — казался сонным, как и этот простой, без излишней роскоши бар.

— Дорогой мой!.. — начал Хатауэй.

Он достал большие часы и, взглянув на циферблат, внимательно оглядел зал, в котором, за исключением их двоих и молодого бармена в белом, дремавшего у стены, уставленной бутылками с яркими наклейками, никого не было.

Боковое освещение придавало лысой голове Хатауэя с коротко остриженной бородой и усами какой-то призрачный вид. Его островерхая шляпа и старый кожаный портфель лежали рядом. Нахмурившись, он загасил окурок сигары в пепельнице. Затем сэр Джералд Хатауэй — модный художник-портретист, дамский угодник и криминалист-любитель — окинул Брайана взглядом, в котором одновременно сочетались и дружеский цинизм, и крайняя поглощенность собственным увлечением.

— Дорогой мой, прости, что из-за меня ты попал в затруднительное положение, особенно, — он немного злобно подмигнул, — в присутствии мисс Одри Пейдж, но ты сам виноват.

— Это как же?

— А вот так. Ты не должен был отговаривать ее ехать на эту чертову виллу миссис Ферье. Ты слишком самодовольно и очень многословно запрещал ей там появляться, даже не признаваясь самому себе в том, что лично заинтересован в этом. Так вот, теперь, если в ближайшую неделю с ней что-нибудь произойдет, ты будешь нести ответственность.

Брайан стукнул кулаком по столу. Бармен открыл заспанные глаза, но не сдвинулся с места.

— Послушай меня! — тоже стукнув по столу, сказал Хатауэй. — Мы имеем дело с таинственным убийством, гораздо более загадочным, чем думаем, и с женщиной гораздо более умной, чем она кажется.

— Евой Иден?

— Предпочитаю называть ее миссис Ферье.

— Называй ее как тебе угодно. Ты уже определился, убила или не убила она Гектора Мэтьюза в Берхтесгадене?

— Ну конечно, она убила его, только не так, как мы думали.

— Не так, как мы думали? Если это было преднамеренное убийство, она, должно быть, каким-то образом подтолкнула или опрокинула его, когда ему стало дурно?

— Нет. Она опрокинула его, не прикасаясь к нему.

— О чем, черт побери, ты толкуешь? И кто теперь из нас говорит как Гидеон Фелл?

— Ага, — пробормотал Хатауэй, — сам поймешь. А что касается того, что я приехал сюда на день раньше, остановился именно в этом отеле и разработал (ты простишь меня за это?) план, который самодовольно оцениваю довольно высоко… — Тут Хатауэй снова посмотрел на часы и на дверь, ведущую в такое большое и высокое фойе, что голоса, раздававшиеся в нем, звучали приглушенно. — Кстати, — внезапно добавил он, — ты как-то говорил, что никогда не встречался с миссис Ферье и видел ее только в фильмах. А не доводилось ли тебе видеть ее на сцене еще до того, как она начала сниматься в кино?

— Нет. А что, она хорошо играла?

— О да, эта леди была очень профессиональной актрисой, особенно по части эмоций. Это ни о чем не говорит: каждая молодая многообещающая актриса Королевской академии драматического искусства мечтает сыграть в пьесах Ибсена и Чехова. И все надеются получить роль пленительной падшей женщины с сотней любовников и загадочной, никем не понятой душой. Господи Иисусе! Как же все они это любят! И любая женщина в зрительном зале, пусть даже среди самой респектабельной публики, тоже потенциально представляет себя именно в такой роли…

— Ну и что тут плохого?

— Я не говорю, что это плохо. Я только хочу сказать, что в душе миссис Ферье — вполне респектабельная женщина, которая, тем не менее, не станет долго раздумывать над тем, стоит ли совершать убийство, если это будет необходимо для достижения ее цели, и это — самый опасный тип женщин.

— Но послушай, ты что, изменил свое мнение с момента нашего последнего разговора об этом деле?

— Да, это так, — признался Хатауэй. — Ровно четыре недели назад она неожиданно прислала мне письмо на клуб «Сэвидж». Я не взял его с собой; возможно, когда-нибудь оно понадобится, но я могу точно передать тебе его содержание.

Это письмо — крик ужаса. Миссис Ферье писала, что недавно в Женеве до нее дошел слух, настолько потрясший ее, что она не поверила своим ушам. Каким-то людям нашептали, будто смерть несчастного мистера Мэтьюза в Берхтесгадене в 1939 году не была несчастным случаем и в этом грязном деле подозревают именно ее. Она никогда не думала, что по прошествии семнадцати лет такое может случиться.

Брайан уставился на Хатауэя:

— Она так и написала?..

— Да!

— Что даже не думала об этом?

— Полагаешь, нет? Хотелось бы знать. А теперь сделай одолжение, — он нервно взмахнул пухлыми руками, — позволь мне рассказать историю, изложенную ею в письме. В тот ужасный день (я цитирую ее собственные слова) она стояла, как минимум, в трех с половиной метрах от мистера Мэтьюза, когда он вскрикнул и упал. Шарфюрер Йогст и еще два человека тут же сказали, что видели, как все произошло. Ей и в голову не приходило, что могли возникнуть какие-то подозрения! Ведь все было именно так.

Теперь это в прошлом, и кому-то может даже показаться смешным, что ее волнуют появившиеся слухи. Тем не менее она написала письмо «той милой девушке» мисс Пауле Кэтфорд на адрес ее издателя и вот спрашивает меня, не могу ли я ее успокоить и рассказать, как запомнилось мне это несчастье. Далее энергичный росчерк пера — «Искренне ваша Ева Ферье».

Наступила пауза.

Хатауэй скорчил гримасу и развел руками:

— Так вот, я ничего не могу сказать по этому поводу. И сомневаюсь, может ли что-либо рассказать мисс Кэтфорд. Так я и ответил миссис Ферье.

— И что потом?

— От нее авиапочтой пришло второе письмо, написанное в более резком тоне. Она сообщила, что оказалась в ужасном положении и на карту может быть поставлено ее доброе имя. И спрашивала: не удастся ли мне приехать к ней на недельку, начиная с пятницы, 10 августа, чтобы обговорить проблему? А она постарается пригласить и мисс Кэтфорд.

На сей раз я сообщил ей, что принимаю ее предложение (а кто бы не принял?), воздержавшись от упоминания некоторых очевидных вещей. Когда ты являешься гостем буйного нациста, а вокруг тебя — его бандиты и он объявляет о том, что кто-то случайно свалился через парапет, самое благоразумное — молчать. Не станешь же ты говорить: «Дорогой шарфюрер, вы только не волнуйтесь, но кто-то из вас чудовищно врет». Во всяком случае, я этого не сказал. Не стал я также спрашивать миссис Ферье о том, что нам предстоит обговорить, однако предпринял некоторые действия.

— Да? И какие же?

— Что значит — какие, черт побери! — резко откликнулся Хатауэй. — Постарался связаться с тобой! Кстати, я пытался сделать это сразу же после первого письма, но тебя не оказалось в Женеве.

— Я был в Париже.

— Ну да, вскоре я это выяснил. Так вот, вопрос в том, кто же пустил слух о том, что она замешана в убийстве? Я отнюдь не горжусь тем, что был тогда в Берхтесгадене, и никому, кроме тебя, об этом не рассказывал. Выходит, это сделал кто-то другой. Скажи, скольким людям ты поведал эту историю?

— Только Одри Пейдж. Причем лишь сегодня вечером, по настоянию ее отца.

— Ты в этом уверен?

— Абсолютно. И то…

— И то, полагаю, рассказал ей ее только потому, что влюблен в эту юную леди?

Брайан улыбнулся, пытаясь скрыть свои чувства:

— Это не имеет значения.

— Неужели? Ну и сила духа!

— Я хочу сказать — это не имеет значения, даже если бы было правдой. Одри по уши влюблена в кое-кого другого.

— В юного Филипа? Гм. — Хатауэй стукнул пальцем по столу. — Так поэтому ты совершенно не тревожишься о ее безопасности?

— Для этого нет реальной причины. Письма миссис Ферье к тебе могут быть посланиями невиновной женщины, пытающейся защититься от клеветы и злословия. А Одри она приглашала к себе еще прошлой зимой. Это — всего лишь случайное приглашение случайной подруги, а примерно месяц назад она его уточнила, назначив ту же дату… — Брайан внезапно замолчал.

— Случайное приглашение, да? И миссис Ферье подтвердила его месяц назад, когда не могла думать ни о чем другом, кроме как только о слухах с ее причастностью к убийству? И ты не находишь в этом ничего подозрительного? Не смеши меня!

Сутуловатый Хатауэй, похожий на вопросительный знак с лысой головой на его конце, вскочил из-за стола. Брайан быстро поднялся вслед за ним. В наступившей тягостной тишине они грустно уставились друг на друга; было слышно, как щелкнула минутная стрелка на больших электронных часах. Хатауэй взял свою шляпу и портфель.

— Идем, — позвал он. — Идем, пора!

— Куда мы идем?

— Не задавай вопросов. Если ты не собираешься защищать мисс Пейдж, то я намерен сделать это. Мне надо еще получить кое-какую информацию, и тогда мы обойдем Гидеона Фелла в его игре.

— Ты, наконец, скажешь мне, — уже не сдерживаясь, спросил Брайан, — зачем ты впутываешь во все это доктора Фелла? Он ведь не в курсе этого дела, не так ли? Или Ева Ферье пригласила и его приятно провести недельку на ее вилле?

— Нет, — коротко ответил Хатауэй, — это сделал Десмонд Ферье.

Стулья шаркнули по эбонитовому полу.

— Представь себе, — продолжил Хатауэй, нахлобучивая свою островерхую шляпу и тут же снова стаскивая ее. — Все обстоит именно так, как я сказал: Десмонд Ферье действительно пригласил доктора. Он шепнул об этом твоему слоноподобному другу. Сегодня в полдень Фелл уже находился на вилле «Розалинда». А теперь оплати счет и иди за мной.

Брайан положил на стол банкнот, проделав это медленно, чтобы выиграть время на раздумье. Сквозь открытые двустворчатые двери, выходящие на террасу и набережную Туреттини, был слышен шум волн Роны, пенящихся в самой узкой ее части, где она огибала мост, соединявший набережную с островом. Этот шум, совершенно неслышный днем, громко звучал в эти тихие вечерние часы. Брайан вслед за Хатауэем направился в фойе.

Немногочисленные постояльцы отеля уже вернулись — кто из театра, кто из ресторана или ночного клуба. Ресторан еще работал. Хромированная стрелка на часах над регистрационной стойкой в фойе отсвечивала кремово-оранжевым и черным цветами, приближаясь к половине одиннадцатого. Хатауэй потащил своего спутника к лифтам.

— Скоро мы убедимся, — объявил он, — что лучше: мое тщательное планирование или рассеянный ум Гидеона Фелла. Кстати, тебе когда-нибудь доводилось встречаться с мисс Паулой Кэтфорд?

— Нет.

— Но может быть, ты видел ее фотографию?

— Насколько помню, нет.

— Ага! Так вот, если ты посмотришь туда, куда я тебе показываю, — вон туда! — то тебя ждет сюрприз.

Один из лифтов резко спустился вниз, его зеленая дверь открылась, и Брайан от неожиданности даже остановился. Хатауэй был прав: Брайан предполагал, что журналистка, объездившая чуть ли не весь свет, должна быть сильно накрашенной самовлюбленной дамой крепкого телосложения, с заученными жестами и резким голосом, потому, увидев Паулу Кэтфорд, был просто потрясен. Из лифта вышла скромная, благообразная черноволосая девушка; ее высокая и стройная, с немного округлыми формами фигура и манера держаться производили очень приятное впечатление. Ее скорее можно было назвать девушкой, чем дамой, хотя, судя по всему, ей должно было быть около тридцати. Паулу нельзя было назвать красавицей, но цвет лица и большие глаза делали ее очень привлекательной. Если бы не модная одежда, ее можно было бы принять за дочь приходского священника, приехавшую на каникулы.

Девушка поспешила к Хатауэю, на ходу укладывая в сумочку ключ от номера.

— Я опоздала, сэр Джералд?

— Нет, что вы, напротив, милая леди, вы пришли на пять минут раньше. Но прежде всего я хочу принести вам мои извинения.

— Но послушайте, вы не должны этого делать. Вы такой известный и занятой человек, я же не привыкла к такому большому вниманию.

Хатауэй аж затряс бородой от галантности:

— Милая леди, было вообще неприлично вытаскивать вас сюда из Стокгольма, не объясняя ни слова, потом пригласить вас на обед и звонком отменять его… Это все из-за негодника Иннеса!..

Дружески улыбнувшись, Паула протянула Брайану руку:

— Мистер Иннес? Очень приятно. Сэр Джералд никак не мог вас найти.

— У него дома, — недовольно продолжил Хатауэй, — мне сказали, что он должен вернуться семичасовым самолетом. Когда в восемь его по-прежнему не было, я был вне себя и просто не мог находиться среди людей; тогда я отправился бродить по улицам, чтобы спустить пары. Но даже и тогда, когда я совершенно случайно встретил его у отеля «Метрополь», он заставил ждать себя еще полчаса, так как ему понадобилось сменить костюм.

Брайан кивнул:

— Сэр Джералд совершенно прав, мисс Кэтфорд. Советую вам никогда не доверять импульсивным людям.

— Простите, я… я…

— Остерегайтесь художников! Они постоянно заставляют себя ждать, то переодеваясь, то когда прячутся в телефонных будках… И вообще, им нельзя верить ни на грош!

— О, вы преувеличиваете — я уверена в этом. Я…

Внезапно Паула словно бы очнулась; то же произошло и с Брайаном. В этот момент он держал ее руку в своей. Ее большие сверкающие карие глаза смотрели прямо в его, будто она стремилась уловить каждое слово, и в то же время Брайану показалось, что она его не слышит. За вежливостью Паула скрывала какие-то чувства, которые он скорее угадывал, но не мог определить. Хатауэй тоже почувствовал это. Между ними словно пробежала искра, и галантность мгновенно исчезла.

— Что такое, дорогая? — спросил старик. В этот момент он был похож на взволнованного заботливого дядюшку. — Что случилось? В чем дело?

— Ничего. Я просто задумалась — вот и все! О Берхтесгадене. Неужели с тех пор прошло уже семнадцать лет?

— Даже больше семнадцати. Тогда вас называли «юным чудом с Флит-стрит», помните?

— Да, именно об этом я и подумала. Боже мой! — Криво улыбнувшись, Паула слегка вздрогнула и отступила назад. — В тридцать девятом, — продолжила она, — я опубликовала мой первый дневник путешествий. Он был полон просто ужасных описаний и псевдоинтеллектуальных мыслей о политике — теперь я краснею, вспоминая об этом. Интересно, с тех пор кто-нибудь из нас действительно повзрослел?

— Мне тоже хотелось бы это знать, — резко отозвался Хатауэй. — Вам известно, почему я здесь?

— Конечно.

— Ну что ж, тогда давайте поговорим о миссис Ферье. Она не просила вас подтвердить ее алиби в деле об убийстве Гектора Мэтьюза?

— Не стоит обсуждать это здесь, — после некоторой паузы произнесла Паула. — Идемте со мной, прошу вас.

— Может быть, в бар?..

— Нет, только не в бар. Для меня это будет уже слишком. Идемте сюда.

Перед фойе, выходившим прямо на набережную, сквозь открытую стеклянную дверь были видны группы смеющихся людей, возвращающихся в отель. Справа от главного входа, на две ступеньки ниже, за газетным киоском на мраморном полу стояло несколько мягких кресел: это пространство чем-то напоминало салон. Паула повела их именно туда.

— Видите ли, сэр Джералд, боюсь, что я приехала сюда из Стокгольма не только из-за вашего знаменитого имени. Мне было необходимо увидеть вас до того, как вы встретитесь с Евой.

— Слушаю вас, милая леди.

— Юное чудо с Флит-стрит было страшно глупым, но в чем-то очень счастливым существом. Наверное, у меня был ангел-хранитель или врожденное чувство приличия, а может быть, что-нибудь еще, что теперь утеряно. — Паула выпрямилась. — Когда этот самый Мэтьюз упал вниз головой через парапет, а Ева вскрикнула, мне случившееся не показалось поводом для газетной сенсации. Я не сделала того, что вы, боюсь, собираетесь сделать теперь. Я не могла бы оскорбить ее подозрением. Не понимаете? Я видела, как все произошло.

— Вы видели, как она толкнула его?

— Она его не толкала. Она даже не стояла рядом с ним.

— Ага!

Они стояли в окружении кожаных кресел; свою шляпу и портфель Хатауэй осторожно положил на диван. Из фойе доносился шум голосов.

— Я видела это в окно; другие — те толстые офицеры, которые не отрываясь смотрели на нее влюбленными глазами — я даже ревновала! — они, может быть, тоже видели, а может быть, и нет. Не знаю. Я смотрела в окно на террасу. Вы что, не понимаете, о чем я говорю? Я видела, как все произошло!

— А что же произошло?

— Ева не делала этого — вот и все. Она находилась метрах в четырех-пяти от того места, откуда он упал. По-моему, она его позвала. Дул легкий ветер. Она лишь перегнулась через парапет и, слегка повернувшись налево, указала ему на что-то внизу, на холме.

— Ага! — произнес Хатауэй.

Это его многократно повторяемое «Ага!» могло показаться даже комичным, если бы не неожиданно прорвавшаяся нотка просветления. Паула Кэтфорд неподвижно стояла рядом. Стеклянные витрины с роскошными товарами, расположенные вдоль стен и освещавшиеся маленькими лампочками, вмонтированными внутри их, отражали ее стройный, женственный силуэт, отбрасывая свет на темные волосы.

— Юное чудо с Флит-стрит, сэр Джералд, говорит вам правду, только правду и ничего, кроме правды. Вы не верите?

— Милая леди! Конечно верю! В том смысле, что это могло выглядеть так.

— Могло выглядеть?

— Милая леди! Если я допускаю несправедливость но отношению к нашей подруге…

— Ой, да перестаньте!

— Миссис Ферье не было необходимости дотрагиваться до своей жертвы. Ей было достаточно просто внимательно посмотреть на нее. Я допускаю, что Мэтьюз потерял сознание, но отнюдь не от большой высоты. Теперь же я совершенно убежден, что она отравила его либо наркотиком, либо ядом, и, кажется, знаю, как она это сделала.

Глава 4

Оглядев сбоку в витрине свою бороду и усы, Хатауэй, торжествующе и несколько вызывающе шагнул вперед, чтобы расстегнуть портфель.

— У меня здесь альбом с фотографиями, — сообщил он, — которые, возможно, убедят вас обоих. Гектор Мэтьюз был очень высокого роста: если точно, то один метр девяносто сантиметров. Низкий парапет мог оказаться для него смертельной ловушкой. А если к тому времени он был отравлен, то, указав ему куда-то вдаль и вниз, можно было заставить его наклониться к парапету.

— Стоп! — Вдохнув, Брайан хотел что-то возразить.

Однако Хатауэй не собирался ничего слушать. Достав из портфеля большой потрепанный старый альбом с фотографиями, он протянул его ему:

— Полагаю, вы видели такое раньше? Заводить подобные альбомы — противная провинциальная привычка. Не рекомендую этим заниматься — разве что для научного (исключительно научного!) изучения преступления.

— Ты говоришь «научного»?

— Именно так.

— А что еще?

— Все фотографии, находящиеся в этом альбоме, за исключением первой, были сделаны сотрудниками министерства пропаганды в Германии. Не обращайте внимания на первый снимок — он для нас не представляет интереса.

Но это было не так.

— Хатауэй, можно мне сказать кое-что о тебе самом? — Брайан с такой силой рванул альбом, что чуть не разодрал его. Альбом раскрылся именно на первой странице, и на них с большой черно-белой фотографии глянуло сияющее, словно живое, прекрасное лицо Евы Ферье. — Взгляни на это! — сказал он. — Взгляни на нее, а потом послушай, что ты несешь.

— Ну и что?

— Если не знать тебя, то можно подумать, что ты — просто отъявленный негодяй, питающий личную неприязнь к миссис Ферье. Но ведь на самом деле это не так. Ты исключительно добрый человек.

— «Отъявленный негодяй»! — раздраженно повторил Хатауэй. — Какие высокопарные выражения! — Выдохнув, он швырнул альбом на диван. — И вообще, не стой здесь и не бухти! Это невыносимо! Не желаю больше слушать!

— Ладно. Пусть я зануда и выражаюсь высокопарно, но должен же кто-то сказать тебе это. Мы не полицейские, а в тюремном архиве не хранится дело на миссис Ферье. Ты, кажется, забываешь об этом. Я и сам находился в некотором заблуждении до тех пор, пока мисс Кэтфорд не рассказала нам о том, что она видела.

— Благодарю вас! — прошептала Паула, шагнув к нему. — Благодарю!

Хатауэй, обежав диван, остановился за его спинкой напротив собеседников, словно защищаясь от возможной физической атаки.

— Нет дела на миссис Ферье? И это говоришь ты, Иннес?

— Именно так, и твои разговоры о наркотиках…

— Ну и ну! Позволь напомнить тебе то, что ты слышал собственными ушами сегодня вечером в отеле «Метрополь». Десмонд Ферье считает, что жена пытается его отравить! — И снова разговор вернулся в прежнее неприятное русло. — Отравить — вот ключевое слово. Я нечаянно услышал его, находясь за дверью, и не отрицаю этого. Поэтому-то и не стал вмешиваться, а «спрятался», как ты насмешливо заметил. Мне необходимо было время, чтобы все обдумать. И мне пришлось сделать это в телефонной будке — потому что надо было отменить приглашение пообедать здесь вот с этой леди. Это имеет отношение к делу — не думай, что все обстоит иначе. Между прочим, я с большим удовольствием скажу об этом и самой миссис Ферье.

— Не сомневаюсь, что вы сделаете это, сэр Джералд, — проговорила Паула. — Только я считаю, что вы должны прислушаться: в этом нет ни слова правды.

— Мадемуазель, ваше мнение…

— Это не мое мнение. Пожалуйста, я могу предоставить вам доказательства; я не прошу вас принимать ни мои, ни чьи-либо еще слова на веру.

— Так что же? О каких доказательствах идет речь?

— Вы ведь находились вместе с нами, будучи среди тех, кто провел ночь в гостевом домике, а на следующий день поехал в резиденцию Гитлера на обед, на котором в итоге нам всем так и не удалось побывать. Если бы Ева напоила Мэтьюза наркотиком или ядом, как она могла бы проделать все это у нас на глазах?

— Именно для того, чтобы определить это, мы и собрались здесь, мадемуазель!

— И все же я не могу согласиться. Каким образом она могла это сделать? И где? — Паула поднесла дрожащую руку к глазам, словно пытаясь прикрыть их от света. — Не ожидала такого от мистера Ферье! — воскликнула она. — Даже подумать не могла о чем-то подобном! Но что бы он ни говорил, это следует воспринимать как шутку. Как же глупы люди! В их глазах мистер Ферье всегда невольно ассоциируется с героями Шекспира. Если бы вы видели его в «Цезаре и Клеопатре» или в роли Хиггинса в «Пигмалионе», то поняли бы: он — прекрасный комедийный актер и играет так естественно, словно это его реальная жизнь. Постойте, я понимаю, что вы хотите спросить. Да, я не очень хорошо его знаю, хотя мне довелось нередко встречаться с ним, но, по рассказам Евы, он именно такой, да и от других я это слышала.

— Продолжайте, милая леди, — неожиданно и подчеркнуто вежливо попросил Хатауэй. — Продолжайте эту интересную беседу между мной и собой.

— Погодите, пожалуйста! Я думала… — Встревоженными блестящими глазами Паула смотрела мимо Брайана, словно разглядывая что-то в фойе, но на самом деле не видела ни этого фойе с мраморным полом, ни кремовых, оранжевых и черных красок, которыми оно было расцвечено, ни блестящих стеклянных дверей, выходящих на улицу. — «Гастхоф цум Тюркен» — вот как назывался домик для гостей, или отель, или не знаю, как это называлось, где наша группа провела ночь. Помните?

— Да, прекрасно помню. У меня даже есть фотография…

— Да бог с ней, с фотографией! На следующее утро мы четверо из нашей специальной группы — вы, Ева, мистер Мэтьюз и я — завтракали за одним столом. Кроме нас, за столом больше никого не было. Это происходило ровно в восемь часов утра, верно?

— Совершенно справедливо!

— Мистер Мэтьюз не съел ни кусочка и не выпил ни капли — он заявил, что никогда не завтракает. Вы тогда еще сказали, что у него настоящий пунктик насчет еды, и стали уговаривать его выпить хотя бы чашечку кофе, так как раньше половины второго ленча не предвиделось. Правильно?

— Не отрицаю…

— С этого момента мы все четверо держались вместе тесной группой, что было вполне естественно, — из нас только одна Ева говорила по-немецки. Мы все вместе сидели на террасе в ожидании машины, а в «Орлиное гнездо» ехали в одном автомобиле. С восьми часов и по крайней мере до четверти второго мы все были рядом. Вы согласны?

Хатауэй стоял неподвижно, изучая взглядом собеседницу.

— Вы согласны со мной, сэр Джералд?

— Искренне и чистосердечно: все верно. Да!

— В четверть второго, сразу же после того, как мы приехали в «Орлиное гнездо», Ева и мистер Мэтьюз вышли на балкон-террасу, не так ли? И буквально секунд через тридцать-сорок раздался крик Евы. Вы киваете в знак согласия, да? Тогда где и когда мог быть отравлен этот бедняга?

— Должен напомнить вам, милая леди, что около часу дня у жертвы начали проявляться признаки «горной» болезни — головокружение. Если ему всыпали дозу до восьми часов утра…

— За пять часов? — выдохнула Паула. — Вы серьезно думаете, что это можно было сделать за пять часов? Поверьте, мне довелось знать немало детективов-любителей — такие есть в каждой газете. Скажите, а вы можете назвать какой-нибудь яд или лекарственный препарат настолько медленно действующие, что они никак не проявляются в организме в течение пяти часов?

— Нет, признаю: такого не бывает. — Быстрыми шагами Хатауэй вышел из-за дивана. — Но погодите! Я допускаю, что между восемью утра и часом с четвертью дня жертва ничего не ела и не пила. Кроме того, поскольку мы все это время находились рядом, у убийцы не было возможности сделать ей какую-либо подкожную инъекцию. Точно так же нам следует исключить губку, пропитанную хлороформом, или что-нибудь подобное. Совершенно согласен с вами, что ни один из этих способов не представляется мне возможным, и все же…

— И все же?..

Альбом с фотографиями, брошенный на диван, по-прежнему был открыт на первой странице, откуда на них с большой фотографии смотрела Ева Ферье. Указав на нее, Хатауэй, сердито глядя на Брайана, произнес:

— Минуту назад ты призывал меня посмотреть на это лицо. Ну что ж, мой славный друг, теперь ты посмотри на него.

— Смотрю. Ну и что?

— А то, — провозгласил Хатауэй, — что между восемью и четвертью второго эта женщина убила Гектора Мэтьюза.

— Но как? Ты можешь нам сказать, как она это сделала?

— Ей-богу, — каким-то гортанным голосом произнес Хатауэй, — я смогу это объяснить.

— И собираешься кому-то это сообщить?

— Да, в нужное время я сделаю и это.

Он продолжал указывать на фотографию, и ни Брайан, ни Паула не могли отвести от нее глаз.

Брайан почти забыл поразительную красоту этой женщины. От снимка исходил какой-то невидимый на первый взгляд свет. Густые светлые волосы, уложенные по моде тридцатых годов, обрамляли лицо Евы Ферье, которое нельзя было назвать классически правильным из-за широко поставленных глаз с тяжелыми веками, полных губ и маленького носа. Могло показаться, что рот выражает насмешливость или жестокость его обладательницы, но с таким же успехом это могло быть и лишь игрой его воображения. Была ли Ева Ферье на самом деле чувственной натурой или нет, трудно сказать, однако немногие женщины способны лучше ее выразить это одним взглядом, а ведь на снимке она даже не улыбалась.

— Понимаешь? — спросил Хатауэй.

— Что понимаю? — начал было Брайан, но тут же замолчал, не давая вовлечь себя в дискуссию.

Хатауэй же ликовал, чего нельзя было сказать об остальных.

С другого конца фойе из столовой донеслись звуки оркестра, заигравшего популярную мелодию, но наши собеседники едва ли ее слышали.

За какие-то десять секунд Брайан, мысли которого все еще были заняты разговором вокруг фотографии, вдруг обостренно осознал совершенно очевидные вещи и краски, окружавшие его в это мгновение: Хатауэя в официальном вечернем костюме с мятой манишкой, тогда как ни Паула, ни он сам не позаботились о соответствующих случаю нарядах, огромные окна, выходящие на набережную Туреттини, ночного портье, подзывавшего снаружи такси. Однако наряду со всем этим его особенно поразила перемена, произошедшая с Паулой Кэтфорд.

Она стояла так близко, что даже слегка касалась его плеча, но неожиданно отпрянула назад с таким выражением лица, которое отнюдь нельзя было назвать «кротким лицом дочери священника».

— Я, конечно, не могу заставить вас говорить, мистер Джералд, — ведь я всего лишь скромный представитель прессы.

— С вашей стороны очень разумно признать этот факт, милая леди.

— Но вы ведь не станете возражать, что не существует таких документов, из которых можно было бы почерпнуть об этом какую-то информацию. Проводилось ли вскрытие трупа мистера Мэтьюза?

— Если проводилось, мисс Кэтфорд…

— Что значит «если»?! Разве по законам Германии, пусть нацистской, в случае насильственной смерти вскрытие не было обязательным? И если мистер Мэтьюз был отравлен, то это должно было быть обнаружено.

— Именно это я и имею в виду. Они ни за что не опубликовали бы результаты вскрытия, так что можете делать собственные выводы.

— Тогда что это был за яд? Или вы все это выдумали? И вообще, за что вы так ненавидите Еву?

Хатауэй побледнел, отчего его усы и борода стали выделяться еще больше.

— Я ничего не выдумываю, — отчетливо произнес он. — Вы, как Иннес, можете считать, что я сую свой нос в чужие дела, но я не подлец и не лгун и никогда никого не вожу за нос. Если это журналистская уловка, с помощью которой вы хотите заставить меня говорить…

— Нет, что вы! Клянусь, это не так!

— Ненавижу миссис Ферье? Я вовсе не ненавижу ее! Кажется, по-вашему, тот факт, что эта незаурядная женщина столь удачно унаследовала огромное состояние после смерти Мэтьюза, заслуживает самого доброжелательного отношения?

— Да, я считаю именно так. Кстати, сейчас у нее вовсе не такое уж «огромное состояние»: она и мистер Ферье разорены вчистую, но дело не в этом. Вы хорошо знаете Еву? Когда вы беседовали с ней в последний раз?

— Беседовал с ней?

— Да! Скажите мне, пожалуйста!

— Милая юная леди, я семнадцать лет в глаза не видел миссис Ферье. В последний раз я разговаривал с ней в Берхтесгадене, именно в тот день, о котором мы сейчас ведем речь.

Паула прошептала какое-то проклятие. Однако разговора больше не продолжила, а стала смотреть мимо Хатауэя в сторону входа в отель. Хатауэй и Брайан обернулись, следуя за ее взглядом.

Поприветствовав посетителя, ночной портье открыл огромную стеклянную дверь, и в фойе, окутанная облаком аромата духов, стремительно вошла женщина в сверкающем серебристо-голубом вечернем платье, плотно облегающем ее великолепную фигуру.

У порога она остановилась с высоко поднятой головой; ее плавные жесты были очень естественны и исполнены невероятной грации. Если бы она посмотрела налево, то увидела бы Паулу, Хатауэя и Брайана, но она глядела прямо перед собой, в направлении ресторана, находившегося в противоположной от входа стороне. Даже не разглядывая ее лица, было ясно, что она с трудом сдерживает гнев или страх.

Вдруг Джералд Хатауэй бросил недоверчивый взгляд на фотографию в раскрытом альбоме, затем снова взглянул на женщину:

— Это не…

— Тише! — прошептал Брайан.

Поведя плечами, женщина в серебристо-голубом обхватила пальцами с ярко накрашенными ногтями сумочку и поспешила в ресторан. У входа она остановилась и стала о чем-то спрашивать метрдотеля, а затем все с той же бессознательной, если не сказать несколько преувеличенной грацией пошла через фойе в направлении наших трех героев. Что заставило ее поднять взгляд, так и осталось загадкой, но она снова остановилась.

Стрелки часов показывали без двадцати одиннадцать.

— Ну… — словно чревовещатель произнесла Паула, — теперь нам не избежать встречи с ней. Что скажете, сэр Джералд? Вы собираетесь сейчас предъявить ей ваши обвинения в убийстве?

Хатауэй ничего не ответил.

— Ну что? — прошептала Паула, подергивая его за рукав. — Или, как говорит мистер Иннес, это дело полиции, а не ваше?

Ответа снова не последовало.

Застигнутая врасплох, Ева Ферье смотрела на них с нескрываемым испугом и тревогой, но ее приход явно был связан не с ними. Яркий свет высвечивал каждую черточку ее лица.

Вряд ли можно было назвать трагедией то, что когда-то знаменитое на весь свет своей красотой лицо больше не походило на улыбающийся облик двадцатилетней давности, — так считают только излишне романтические особы. И все же для них стало шоком ныне дряблое и опустошенное лицо. И она это явно понимала.

Миссис Ферье по-прежнему была очаровательна или, по крайней мере, казалась такой, когда брала себя в руки; ее тело осталось все таким же красивым — разве что чуть-чуть располнело, да и вообще в целом она выглядела очень даже привлекательно. Однако Брайан подумал, что появилось нечто, не имеющее отношения к дамскому салону и не поддающееся определению, что портило это лицо, искажая его черты. Возможно, трагедия заключалась в неспособности этой женщины с достаточной выдержкой воспринимать реальность.

Мгновенное замешательство прошло. Придя в себя, Ева улыбнулась и устремилась вперед с почти убедительной легкостью:

— Паула, дорогая! Как очень славно снова встретиться с вами! Это ужасно мило с вашей стороны после того, как у меня хватило глупости написать то письмо.

— Это вовсе не глупо, — ответила Паула, быстро поднимаясь по двум мраморным ступенькам навстречу Еве. — Кому понравится, когда о нем болтают столько вздора и нелепостей, — любому это было бы неприятно!

— Да, именно так я себя чувствую — тут я полностью согласна с вами, но ничего не могу с этим поделать. Как это ни покажется странным, — ее красивый голос зазвенел, — но все обстоит именно так. Однако очень славно встретиться с вами. Или я уже это говорила? А это, кажется, мистер Хатауэй? О, прошу прощения! Я хочу сказать — сэр Джералд, не так ли?

— К вашим услугам, мадам, — произнес он. Лицо его по-прежнему было бледным.

Ева, стоявшая на ступеньках, застыла в нерешительности.

— Надеюсь, я могу на вас положиться, — неожиданно спросила она, обратившись к Пауле.

— Безусловно, и вы это знаете!

— Да, конечно. Дорогой сэр Джералд! — Блеск и сияние исходили от слишком светлых волос Евы, а когда она протянула к нему руки, голос ее зазвучал вполне искренне. — Наша последняя встреча была омрачена страшно неприятным событием. Мне не хотелось бы снова волновать вас. Знаете что, давайте не будем больше вспоминать о тех днях, договорились? Надеюсь, вы не собираетесь утверждать, что я кого-то отравила, не так ли?

— А почему вы решили, что я могу это сделать, мадам? — спросил Хатауэй, внимательно глядя на нее.

«Спокойно!» — подумал Брайан.

— Ну, другие-то делают, — смеясь, произнесла Ева и, оглянувшись, обвела глазами фойе. — Я… я пришла сюда, чтобы найти Десмонда. Так глупо и нелепо быть влюбленной в собственного мужа после стольких лет совместной жизни, правда? Наверное, это ужасная дикость, но это так. Вы меня понимаете, Паула?

— Думаю, да.

— Вот что я хотела сказать. Я намерена быть очень серьезной, сэр Джералд, — объявила Ева, — и очень скоро вы сможете в этом убедиться. Мне вовсе не хотелось прерывать вашу беседу; кстати, я, кажется, никогда раньше не встречала здесь этого джентльмена. — Ева посмотрела на Брайана, и попутно ее взгляд упал на диван, где лежал раскрытый альбом.

Он с ужасом взглянул туда же, но, к счастью, обнаружил, что альбом закрыт, — очевидно, Паула незаметно успела это сделать. Брайан представился:

— Я — друг отца Одри Пейдж, миссис Ферье.

— Одри? Ах да… Слышала, что и она была здесь. Этому-то я не удивляюсь, а вот встретить здесь всех вас… — Улыбка Евы была поистине магнетической, но все остальное — расцветка платья, макияж и целый ряд других неудачных деталей — казалось совершенно неуместным для женщины, которая, как считалось, обладала хорошим вкусом. — Ну ладно, а теперь серьезно. Я не стану спрашивать, что вы делаете в этом отеле, но спрошу вот что: вы пренебрегаете мной? Вы все пренебрегаете мной? Вы все же решили не ехать на виллу «Розалинда»?

— Вы обращаетесь ко мне, мадам?

— Если вам угодно — да.

— Миссис Ферье, вопрос заключается в том, по-прежнему ли вы хотите, чтобы мы туда приехали? Мисс Кэтфорд старается помочь вам, я же — нет.

— А с чего это вы должны мне помогать? Я на это и не рассчитывала, но иногда нам может что-то понадобиться друг от друга, не так ли?

— Ну, если вы так ставите вопрос!.. — пожал плечами Хатауэй.

— Именно так. Вам хочется поиграть в детектива, я же хочу уничтожить эти старые слухи, причем уничтожить навсегда! — заявила Ева, словно бы пристально вглядываясь в прошлое. — Я много страдала, и вы это знаете. После того как я закончу книгу, которую пишу сейчас, для меня может начаться новая жизнь; я даже смогу вернуться на сцену, причем с триумфом! Так невыразимо приятно думать об этом! Однако все это может не состояться, если кто-то по-прежнему будет называть меня убийцей и полусумасшедшей. Вы все трое остановились в «Отель дю Рон?»

— Мы с мисс Кэтфорд остановились здесь.

— Вам обязательно это делать? Нельзя оставить номера за собой и поехать на мою виллу? Прямо сейчас, сегодня ночью? Если вы, конечно, не боитесь.

— Ну, что касается последнего, то едва ли, дорогая миссис Ферье…

Ева кивнула. Бросив на Хатауэя быстрый неприязненный взгляд, она грациозно присела на обитый кожей диван рядом с портфелем и альбомом.

— Полагаю, это ваш, — сказала она, взяв в руки портфель с вытисненными на нем буквами «Д» и «X». — И это тоже. — Она полистала альбом. — Дорогой друг, скажите мне, ради бога, — совершенно другим тоном продолжала она, — неужели вы и в самом деле думаете, что я отравила Гектора Мэтьюза наркотиком или ядом? — И хотя Ева произнесла эти слова негромко, судя по всему, они ее напугали, она неожиданно резко выпрямила спину. — Прошу прощения, сэр Джералд, это непростительная жестокость с моей стороны, но вы же видите: я в отчаянии. Ведь речь идет о моем счастье. Вы действительно так думаете?

— Да, но что заставило вас говорить, что я думаю именно так?

— Но ведь это очевидно, не так ли?

— Не вполне очевидно. Нет, нет и нет! Большинство считает, что вы преднамеренно столкнули Гектора Мэтьюза, когда у него закружилась голова, но, коль скоро вы задали мне прямой вопрос, я даю вам прямой ответ.

Ева закрыла глаза.

— Вы должны были знать об этом, миссис Ферье, — это ясно из ваших писем. Почему вы заговорили об отравлении наркотиком или ядом? Лично мне это пришло в голову только после вашего письма, полученного месяц назад.

— Только тогда?

— Только тогда. А где и когда вы услышали это предположение?

— Семнадцать лет назад, — просто ответила Ева. Положив альбом на диван, она встала. — От немецкого хирурга, который производил вскрытие тела бедного Гектора.

Паула Кэтфорд отвернулась, но затем повернулась обратно.

— Мне и в голову не приходило, — продолжала Ева, — что эти нацистские чиновники могут заподозрить меня. Никогда! Но они подозревали всех и вся, охраняя своего драгоценного фюрера. Там находились представители службы безопасности. Когда они конфиденциально сообщили мне, что будет произведено вскрытие, я по своей наивности спросила: «Зачем?» Доктор Рихтер рассмеялся и сказал, что это всего лишь формальность. «Понимаете, мы должны сделать пробы на яд». — И все вдруг словно бы увидели лицо доктора и услышали его голос в умелой имитации Евы. — Семнадцать лет! Я не вспоминала об этом до тех пор, пока не поползли эти гнусные слухи насчет моего содействия падению Гектора за парапет. А может быть, произошло что-то еще? Господи! Почему все такие злые? Почему мешают другим быть счастливыми?

— Ева! — воскликнула Паула. — Вы должны прекратить думать об этом. Эти волнения убьют вас. Так больше не может продолжаться.

— Очень боюсь, миссис Ферье, — резко проговорил Хатауэй, — что вам все же придется продолжить думать об этом. Вы ведь не сказали, что было произведено вскрытие.

— Но я только что сказала именно это!

— Вряд ли его проводил какой-нибудь признанный хирург.

— О нет, это делал очень уважаемый хирург — доктор Вальтер Рихтер. По-моему, он ваш друг? По крайней мере, он так говорил.

— Он действительно мой друг и очень надежный человек. Откуда вам все это известно?

— Я написала ему. Так вот, в теле несчастного Гектора не было следов ни наркотиков, ни яда.

За стеклянными стенами отеля, делавшими его похожим на огромный аквариум, жаркий ночной воздух впервые зашевелился от бриза. Со стороны озера донесся слабый раскат грома. Только Брайан, взглянувший туда, увидел, как сверкнула входная стеклянная дверь, — единственное, что он успел заметить в тот момент.

— Мадам, — воскликнул Хатауэй, — это невозможно!

— Здесь у меня, — сказала Ева, открывая сумочку, — письмо от доктора Рихтера. Вот его адрес: Штутгарт, Кенигштрассе, 15; есть и номер телефона.

— И что из этого?

— Прочтите, пожалуйста, что пишет доктор Рихтер. Письмо на английском. Если вы по-прежнему считаете, что я веду какую-то игру, можете позвонить ему лично за мой счет. — Доставая письмо из сумочки, Ева обнаружила кое-что, что ее очень удивило: на вид это был флакон для духов из дымчатого стекла на пару унций с обвитой вокруг него золоченой этикеткой, на которой выделялась надпись, сделанная рельефными красными буквами: «Видение Розы». Чуть дрожащей рукой Ева перевернула его и произнесла: — Надо же, я не клала это в сумочку. Зачем его сюда положили? Похоже, у меня действительно совсем плохо с памятью. Ну да бог с ним!.. — И она сделала неопределенный жест рукой.

Позади нее, поднявшись на две мраморные ступеньки, появился высокий мужчина, буквально мгновение назад вошедший в отель. Его щегольская фигура в мягкой черной шляпе и небрежном темном пиджачном костюме внезапно возникла на фоне окрашенных в светлые тона стен. Мужчина был явно старше среднего возраста, но неизбежно обращал на себя внимание своим особым видом, какой-то непредсказуемой живостью и энергией, словно спираль стальной пружины.

— В любом случае, — продолжала Ева, — вскрытие было произведено вскоре после смерти, так что следы препарата, от которого Гектор мог нетвердо стоять на ногах, должны были остаться, однако ничего подобного не обнаружили. Вы прочтете это, сэр Джералд?

— Как вам угодно, мадам.

Той же рукой, в которой Ева держала флакон, она протянула Хатауэю письмо, и тот взял его.

— Я хочу, чтобы все мы были друзьями, — сказала Ева. — Очень хочу! Хочу, чтобы сегодня вечером вы приехали к нам домой, прямо сегодня вечером, и мы все обсудили бы. Никакого яда нет и никогда не было!

За спиной Евы, взойдя на мраморные ступеньки, высокий мужчина остановился.

Брайан снова взглянул на него. Паула, стоявшая к Брайану так близко, что касалась плечом его левой руки, тоже посмотрела на вошедшего.

Брайан оглядел шляпу, плечи и осанку человека, стоявшего перед ним, и неожиданно ему на ум пришло объяснение одной части проблемы, но сейчас у него не было времени задумываться над этим.

— Мадам, это письмо…

— Вы должны ему верить! Мне часто приходилось играть убийц — это довольно занятно и волнительно. Однако теперь не тот случай. Паула и я не лжем. Мы не можем просто так выдумать, что человек умер от несчастного случая, но с бедным Гектором произошло именно это. Будем друзьями! Разве это невозможно?

И тут Десмонд Ферье, стоявший позади нее, заговорил:

— Эй, черные полуночные ведьмы, чем заняты вы?

Ева не вскрикнула, однако под слоем макияжа лицо ее приобрело землистый оттенок. Маленький флакон духов выпал из ее протянутой руки и разбился на три куска о мраморный пол у самых ног Хатауэя. Выругавшись, тот неуклюже отпрыгнул в сторону. Содержимое флакона с шипением и едким запахом вылилось наружу, и многочисленные мелкие пузырьки мгновенно выжгли на полу разрастающееся черное пятно. Подхватив Паулу на руки, Брайан перенес ее в сторону, пока зловещая жидкость не добралась до ее ног.

— Бросьте туда журналы, пока никто не видел, — сказал он. — Это — купоросное масло, или, иными словами, серная кислота.

Глава 5

Белое вечернее платье Одри Пейдж, ее руки и плечи были видны даже сквозь висевшее облако дыма. Столик, за которым она сидела, находился рядом с местом, освещенным прожекторами. Музыканты играли танго, мелодия которого у Брайана всегда ассоциировалась с Парижем.

Он все еще продолжал ругать себя. Не стоило так злиться на Одри за то, что она говорила прошлым вечером. Даже несмотря на то, что ему «повезло» влюбиться в девушку на двадцать лет моложе его, это не давало ему никакого права вести себя так. Но желание свернуть ей шею…

Ночной клуб под названием «Черный шар», который находился неподалеку от «Ба-Та-Клан» и очень напоминал последний, размещался в Старом городе, на втором этаже одного из домов, стоящего на крутой узкой улочке, поднимающейся к собору.

Часы пробили без четверти полночь, и Брайан с удивлением осознал, что инцидент с разлитой серной кислотой, послуживший предупреждением об опасности, произошел всего час назад.

Музыка обрушилась на него, перебивая гул голосов. Со всех сторон натёртой до блеска танцплощадки были видны лица зрителей, а над длинной стойкой бара возвышалась пирамида, созданная из многочисленных фотографий спиртных напитков.

— Месье, свободных мест нет. Следующее шоу начнется…

Банкнот в пятьдесят швейцарских франков, который Брайан тут же достал, мгновенно разрешил эту проблему.

Пятна яркого света высвечивали на сверкающем полу пару танцоров, исполнявших свой номер под оглушительные радостные вопли публики. Жара и пары алкоголя висели над толпой, в которую, словно кролики в норку, ловко ныряли официанты.

— Пожалуйста! Будьте любезны!

И снова только стофранковый банкнот остановил одного из этих официантов.

— Видите вон того темноволосого молодого человека с молодой леди в белом платье? Они сидят за средним столом у самой танцплощадки.

— Вон за тем?

— Да-да. Скажите ему, что его просят к телефону и что телефон находится здесь, у бара. Еще скажите, что это очень важно и что ему звонят из дома.

Официант что-то крикнул в знак согласия и снова нырнул в толпу.

На танцплощадке высокая блондинка, тело которой было прикрыто лишь слоем пудры и ленточками бикини, с партнером несоразмерно маленького роста, одетым в какой-то зловещий бандитский наряд — кепку, кашне и клетчатый костюм, — изображали под барабанную дробь пародию на танец апашей.[2] Блондинка, бросая своего партнера через всю танцплощадку, проделывала с ним то, что обычно устраивают апаши с девушками.

Апаш снова рухнул на пол с таким грохотом, что задребезжали ведерки со льдом для шампанского и поднялась пыль. Толпа завопила. Блондинка с бесстрастным лицом подобрала партнера, и они продолжили свой танец. В следующий раз апаш чуть не упал на стол, за которым сидела упитанная пожилая пара в вечерних костюмах.

Филип Ферье, в слегка помятом белом смокинге, пробирался сквозь толпу.

— Никакого телефонного звонка не было, — остановил его Брайан, взяв за руку. — Мне надо поговорить с вами наедине.

— Но послушайте! Одри там осталась одна!

— Ну и что такого? Это же вполне респектабельное заведение.

— Может быть, и так, — резко ответил Филип, поправляя галстук, — но это не то место, куда приводят свою девушку, — разве только если она настаивает. А вдруг кто-нибудь подумает, что она участница шоу, и предложит ей поехать к нему домой?..

— Вот об этом не стоит беспокоиться.

— Послушайте, а что, собственно, случилось? В чем дело?

— Дело — хуже некуда, — ответил Брайан.

— Почему?

— Убийство. — Последнее слово ему пришлось прокричать, потому что в этот момент апаш упал физиономией вниз, умудрившись опрокинуть полдюжины стаканов. Жара, сомнение, неуверенность — все сплелось с ритмом музыки. — Нет, пока еще никого не убили, — поспешил добавить Брайан, — но готовятся, и я не знаю, кто станет жертвой. Паулу Кэтфорд и Джералда Хатауэя убедили или, точнее, им бросили вызов, предложив сегодня же ночью переехать из отеля на виллу «Розалинда». Я же хочу попросить вас о большом одолжении: извинитесь перед Одри и скажите, что вас срочно вызвали. Мне хотелось бы, чтобы вы ушли отсюда прямо сейчас и позволили мне проводить Одри обратно в отель.

— А вам не кажется, что вы, черт побери, хотите слишком многого, а?

— Да, вы правы. И тем не менее, если вы, как мне показалось, дорожите этой чертовой ненормальной девчонкой, то согласитесь.

— Послушайте, но я не могу оставить ее здесь, даже если бы захотел. Если это так важно, я могу пойти вместе с вами!

— Нет, это невозможно. Я хотел бы поговорить с ней наедине.

Филип покачался, словно бы раздавливая что-то подошвами туфель.

— Знаете что, — начал он, — если бы я не знал, что вы одного возраста с отцом Одри…

— Ну, видите ли, это не совсем так. — Брайан почувствовал, что произнес эти слова излишне громко. — Давайте отойдем, вы не против?

Чуть в стороне от общего шума можно было говорить спокойнее. Брайан пригласил своего собеседника пройти дальше вдоль стойки бара, где зрители, стоя на перекладинах высоких табуретов, смотрели на представление через головы других зрителей. Остановившись в конце стойки между ее углом и окном с тяжелыми шторами, выходившим на улицу, Брайан продолжил:

— В любое другое время я, может быть, и посоперничал бы с вами, но не теперь. Сейчас Одри интересует меня не больше, чем… чем Паула Кэтфорд.

И зачем он произнес последние слова?

— Так вы хотите, чтобы я прямо сейчас попрощался с Од?

— Я хочу, чтобы вы ушли, даже не прощаясь. Позвольте мне это сделать за вас, так будет даже солиднее. Когда вы поймете причину происходящего, то вы убедитесь, что это жизненно важно не только для вас, но и для Одри. Если вы ее любите, то уйдете.

Брайан замолчал и огляделся, затем присмотрелся повнимательнее. Так и есть, в плохо освещенном углу рядом со стойкой бара сидел его друг — доктор Гидеон Фелл. Точнее сказать, глыбой, находящейся в углу и украшенной бандитскими усами, концы которых свисали над несколькими подбородками, а также пенсне на широкой черной ленте, болтавшейся сбоку, был доктор Фелл. Он прокашлялся так громко, что его стало слышно даже здесь. Доктор держал в руках большую стеклянную кружку пива «Карлсберг», но лицо его было сосредоточенным и выражало напряженное внимание.

— Сэр, — вежливо обратился он к Филипу Ферье, — настоятельно прошу вас поступить так, как просит Иннес.

— Будь он неладен! — сердито выдохнул Филип, рванув себя за воротник. — Можно ли этому верить?

— Можно, — сказал Брайан, — и вы это знаете. Когда заканчивается первое шоу?

— С минуты на минуту. Мы собирались после него уйти. Счет…

— Я оплачу счет. Постарайтесь понять: от того, что вы сейчас отправитесь домой, не задавая вопросов, может зависеть будущее Одри. Вы сможете позвонить ей позже, или она сама позвонит вам. Договорились?

Состояние легкой истерии распространилось по ночному клубу. Потрясенный Филип, считавший себя человеком героического склада, бросил последний взгляд в сторону Одри и, проталкиваясь сквозь толпу, пошел прочь. Доктор Фелл, вся глыбообразная фигура которого выражала уныние, держал в руках стеклянную кружку, словно могучий и впечатляющий рекламный персонаж.

— Сэр, — громоподобно прозвучал его исполненный достоинства голос, — в силу сложившихся обстоятельств я готов воздержаться от лишних вопросов, и все же не могли бы вы одним словом объяснить все это?

— Одним словом — серная кислота.

— О, кхм…

— Объяснение состоит не из одного слова, но не менее важное. Не станете же вы шутки ради наливать ее во флакон из-под духов.

Доктор Фелл бросил взгляд в сторону:

— Согласен, это необычно. Однако я нахожу слова «серная кислота» менее интересными, чем… кха-кха! — Он громко прочистил горло. — Не имеет значения! Отправляйтесь к юной леди!

С танцплощадки, которую теперь не было видно, донесся глухой звук от удара и крики, от которых зашатался дом: оказывается, апаша швырнули вперед ногами в самую гущу какой-то компании. Проталкиваясь сквозь толпу, Брайан добрался до края площадки.

И тут же его ослепил свет юпитера. Брайан остановился в облаке косметической пудры и табачного дыма, прикрыв глаза рукой, и с очень противоречивым чувством посмотрел на Одри и ее стол, стоявший у самой кромки танцплощадки.

Не было никаких сомнений, что она развлекалась с огромным удовольствием.

Несмотря на некоторую нервозность, Одри, наклонившись вперед, с радостью и восхищением наблюдала, как танцовщики, топая ногами, готовились к финальному вращению. Отойдя от площадки, Брайан остановился у стола Одри и склонился над ней.

— О! — воскликнула она так, словно увидела привидение.

— Еще раз добрый вечер, — произнес Брайан, усаживаясь напротив нее.

— Вот как! А что ты здесь делаешь?

— Ищу тебя.

— И как же ты нас разыскал?

— Филип сказал, что вы собираетесь пообедать в «Ричмонде» и потом отправитесь в ночной клуб, а их здесь не так уж много.

— Я хотела спросить, — на щеках Одри запылали два красных пятна, — что ты здесь делаешь? Что тебе от меня нужно?

— Мне надо кое-что тебе сказать.

— Неужели?

— Ты не поедешь к Еве Ферье ни сегодня, ни когда-либо в другое время, а завтра утром я отправлю тебя самолетом в Лондон.

— Ах вот как! — воскликнула пораженная Одри. — А что, если я этого не сделаю, мистер Брайан Иннес? Что, если не стану тебе подчиняться? Как ты поступишь в этом случае?

На заднем плане апаш на ощупь искал свою партнершу, и высокая блондинка, закатив ему звонкую пощечину, так пихнула беднягу, что тот растянулся на полу и ноги его разъехались в разные стороны. Раздался последний высокий музыкальный аккорд. Брайан указал на выступавших:

— По-моему, ты заслуживаешь большего, чем это.

Тяжело дыша, танцовщики, закончившие номер, стали раскланиваться перед зрителями. Зал взорвался бурей аплодисментов, которые, несомненно, заглушили бы слова, произнесенные Одри. Однако она не сказала ни слова, а сев прямо, вытянувшись в струнку, посмотрела Брайану в глаза. Танцовщики, продолжая кланяться, взбежали на сцену и скрылись за сомкнувшимся занавесом. В зале погасли все огни, что должно было означать окончание первого шоу. Одри наконец что-то проговорила, но Брайан ее не расслышал.

За длинной барабанной дробью последовал шум двигающихся стульев, шаркающих подошв, гомон голосов. Секунд через десять под расписным потолком зажегся мягкий свет. Одри встала; на столе между ней и Брайаном стояло серебряное ведерко с бутылкой шампанского.

— Как только Филип поговорит по телефону и вернется, — крикнула она, — мы уйдем отсюда!

— Ты так думаешь?

— Конечно!

— Он не вернется.

— Не знаю, о чем ты думаешь и что хочешь сказать, но, в конце концов, это не имеет значения: я уйду одна.

— О нет, не уйдешь. Садись.

Одри села.

— Нам с тобой, — продолжал Брайан, доставая бутылку шампанского изо льда и рассматривая ее, — надо прояснить кое-какие вещи. Здесь и сейчас. — Из бутылки вылилось совсем немного шампанского. — Влюбленные пьют немного, не так ли?

— Что ты хочешь этим сказать?

— А ты не понимаешь?

— Конечно не понимаю. Ты… Ты говоришь, что Филип не вернется. Почему?

— Потому что я убедил его не встречаться сейчас с тобой; сказал, что от этого может зависеть твое будущее, и это правда. Он любит тебя.

— Тогда как ты — нет. Не так ли?

— Конечно нет. А почему ты решила, что я могу быть до такой степени ненормальным, чтобы в тебя влюбиться?

— О! — воскликнула Одри, сжимая кулаки. В это мгновение она показалась Брайану как никогда привлекательной и желанной. — Ты же не запрещал мне ехать к Еве, когда мы разговаривали сегодня вечером. Почему же запрещаешь сейчас?

— Я назову всего лишь одну из множества причин.

— Только одну?

— Послушай меня. — И он коротко, но очень живо описал ей встречу с Хатауэем и Паулой Кэтфорд, объяснил, почему Мэтьюз не мог быть отравлен в Берхтесгадене, рассказал о приходе Евы Ферье, появлении флакона из-под духов с серной кислотой и письме от немецкого хирурга.

— Серная кислота? — отозвалась Одри. — Это которой преступники плещут в лицо?

— Известны и такие случаи.

— Но ведь мистера Мэтьюза не могли убить таким способом?

— Конечно нет. Подумай над тем, что я тебе сообщил. — Барабаня пальцами по столу, Брайан заговорил на манер театрального режиссера: — Гремит гром, сверкает молния. Полный энергии и слегка навеселе, входит Десмонд Ферье. Как только он произносит фразу из «Макбета», флакон падает из руки его супруги и — случайно или нарочно — разбивается вдребезги.

— Нарочно?

— Да. Здесь вполне мог присутствовать элемент постановки; его могла придумать сама Ева. Поэтому-то я и не знаю, откуда чего ждать.

— А тебе не кажется, что у тебя — ужасный склад ума?

— Возможно. Все мы грешны. Теперь слушай, что было дальше. Никто, кроме нас, не видел, как все это произошло. Мы попросили ночного портье не предавать этот случай огласке и убрать следы. Миссис Ферье воспользовалась этим инцидентом как поводом для того, чтобы мистер Хатауэй и мисс Кэтфорд покинули отель со всем багажом и отправились к ней на виллу. Похоже, они недолго думая согласились. Затем она предложила привезти к ней и тебя.

Одри подняла бокал с шампанским, однако даже не пригубила его.

— Но ведь Ева Ферье не знала, что я приехала в Женеву на день раньше! Помнишь? Фил не говорил им об этом.

— И все же миссис Ферье это стало известно. Она сказала, что слышала о твоем приезде и удивлена. Ты говорила о нем кому-нибудь, кроме Фила?

— Нет.

— Ты уверена, Одри?

— Конечно уверена!

Брайан внимательно посмотрел на нее. Большой зал, из которого уже вышли зрители первого шоу, снова заполнялся народом. С места для оркестра доносились пронзительные звуки настраиваемых инструментов. За столом позади Одри, в полном одиночестве и со страшно виноватым видом, расположился доктор Фелл. Перед ним стояли шесть бутылок пива, а его палка с набалдашником была прислонена к столу. Официанты осторожно обходили ее.

— Конечно уверена! — громко повторила Одри. — А что миссис Ферье делала в «Отель дю Рон»?

— Искала своего мужа.

— А мистер Ферье?

— Он не сказал. Какая разница! — Брайан, казалось, упустил мысль. — Так вот, нас там было пятеро — настоящее столпотворение. Миссис Ферье, повторяю, хотела, чтобы ты тоже немедленно поехала с ними. Как только Хатауэй заговорил о том, что ты остановилась в «Метрополе», я перебил его и сказал, что вы с Филипом пошли обедать, а о том, куда направитесь после этого и когда вернетесь обратно, понятия не имею.

— И что дальше?

— Дальше они уехали в одной машине и такси, прихватив с собой с полтонны багажа. Перед отъездом миссис Ферье, как минимум, дважды позвонила в «Метрополь». Сейчас они, должно быть, уже добрались до виллы, и она снова звонит в твой отель.

— Но зачем ей это надо?

Свет в зале стал медленно гаснуть. Подняв руку, Брайан обратился к несущемуся мимо официанту.

— Еще шампанского, — попросил он по-французски. — Мне показалось, — вежливо обратился он к Одри, — что ты не прочь посмотреть шоу еще раз? Обычно у них бывает восемь или десять номеров, и иногда очень неплохие.

— Если ты думаешь, что можешь заставить меня делать что-то против моей воли, то лучше сразу откажись от этого! — воскликнула Одри. — А номера действительно хорошие, даже если и не очень красивые. Правда, мой отец вряд ли бы их одобрил. Я… я просто не ожидала увидеть здесь что-либо подобное: обычно Женева ассоциировалась у меня с Жаном Кальвином[3] и добродетельностью.

— Это — французская часть Швейцарии. Здесь люди стремятся забыть об этом. Послушай, Одри, неужели ты всерьез считаешь, что влюблена в молодого Филипа Ферье?

Наступила пауза. Синие глаза Одри раскрылись еще шире.

— Совершенно уверена, что влюблена, — со всей искренностью ответила она, — потому что это правда! Разве есть причины, вызывающие недоверие к этому?

— Могу привести целый ряд причин, подтверждающих, что твое поведение можно назвать своеобразным, если считать, что ты влюблена в Филипа.

— Тогда назови, пожалуйста, хотя бы одну из них.

— С удовольствием. Когда сегодня вечером я вернулся из Парижа, то, не заезжая к себе на квартиру, отправился на такси прямо в твой отель.

— Неужели? Не может быть! Как это мило с твоей стороны! Но я уже сказала…

— Одри, помнишь, что ты говорила тогда? Помолчи и подумай. Когда я расплачивался за такси, ты вышла из отеля и обрушилась на меня с обвинениями. Ты была страшно рассержена и находилась на грани паники. Прежде чем ты поняла, что приняла меня за кого-то другого, ты спросила, что все это значит, и сказала, что я приехал слишком рано и все испорчу.

— Ну и что из этого?

— А то, — резко произнес Брайан, не повышая голоса, — что ты, конечно, ждала Филипа Ферье, чтобы пойти с ним обедать. Однако любая женщина, получившая приглашение даже от самого лучшего друга, ждет его в фойе или же в своем номере до тех пор, пока ей не позвонят от регистрационной стойки и не сообщат, что ее ожидают внизу. Она не поступает так, как поступила ты, и не говорит того, что сказала ты.

— Я только…

— Помолчи! — Он постучал по столу костяшками пальцев. — Все дело в том, что ты приняла меня за Филипа Ферье, не так ли?

— Конечно! Именно так и произошло!

— Ну уж нет! Этого не могло произойти! Мой рост больше метра восьмидесяти, к тому же меня никак нельзя назвать тяжеловесом, а Филип на полголовы ниже меня и коренастый. Тебе же был виден только силуэт высокого поджарого типа в фетровой шляпе, который расплачивался с таксистом на полутемной улице. Однако этого было достаточно, чтобы страшно тебя расстроить. — Брайан внимательно посмотрел на Одри. Несмотря на меркнущий свет, было видно, что гнев на ее лице сменился глубокой и отчаянной тревогой. — Может, ты приняла меня за кого-то другого? Например, за Десмонда Ферье, приехавшего в отель на несколько часов раньше, чем ты его ожидала? И если это так, можешь ли ты с чистой совестью утверждать, что испытываешь большую любовь к его сыну?

Глава 6

В зале погасли все огни.

К звукам тамтама добавились какие-то новые, выбивающие варварский ритм. В его шуме, доросшем до настоящего грома, голос Брайана совсем потонул. В абсолютной темноте не стало видно даже белоснежного платья Одри.

Круги света от двух юпитеров, прыгавшие по обеим сторонам натертой до блеска танцплощадки, сошлись на закрытом занавесе сцены. Их рассеянный свет коснулся темных волос Одри и ее лица, похожего на маску. Брайан не смог прочитать на нем ничего.

Секунд через десять удары тамтама уже так начали бить по нервам, что Одри стала похлопывать по столу рукой, как взвинченная женщина или ребенок в приступе раздражения.

— О Господи! Спаси нас, грешных, и в первую очередь тебя! Ты думаешь, что у меня какие-то отношения с мистером Ферье, не так ли?

— Даже если это так, то это не имеет значения.

— Не имеет значения! Еще как имеет! Ведь именно об этом ты подумал?

— Да.

— А поскольку в руках у тебя был портфель, ты решил, что…

— Мы не придем ни к чему, если ты будешь уклоняться от ответов на вопросы. Так ты ждала в отеле Десмонда Ферье? Он действительно должен был появиться там сегодня поздно вечером в назначенное время?

— Да, ждала, да, должен был. Только не по тем причинам, о которых ты думаешь. И если ты скажешь Филу хоть слово об этом или о моем согласии встретиться с ним…

— Не собираюсь говорить об этом никому, но я слишком хорошо к тебе отношусь, чтобы спокойно наблюдать за тем, как тебя вовлекают в самую гущу ситуации, развивающейся прямиком к новому убийству.

— Брайан, уведи меня отсюда. Я не вернусь в отель, если ты боишься, что они снова станут мне звонить и выманивать меня оттуда, — клянусь, не вернусь. А теперь уведи меня, пожалуйста, отсюда!

Брайан встал, доставая бумажник. В то же мгновение рядом с ним появился официант и что-то сказал, но что именно — он не разобрал в грохоте барабанов.

Занавес распахнулся, и шесть в высшей степени неодетых юных леди, по три с каждой стороны сцены, спустились по ступенькам и двинулись к зрителям (в программке это называлось пантомимой «В джунглях»).

— Одри! Погоди!

Но Одри, которая ненавидела теперь «Черный шар» так же сильно, как незадолго до этого любила его, остановилась только тогда, когда Брайан схватил ее за руку. И в этот момент они оба увидели Десмонда Ферье.

Он их не заметил — по крайней мере, им так показалось. Пробравшись сквозь толпу, Ферье остановился у столика, стоящего у самой кромки танцплощадки, и попытался зажечь спичку, чтобы прикурить сигарету.

Головной убор он, по-видимому, поднявшись наверх, оставил в гардеробе, что сделал и Брайан со своей черной фетровой шляпой. Пламя от спички осветило его выразительное лицо с тяжелыми веками, впалыми щеками, орлиным носом и насмешливо искривленной линией губ. Если не считать морщин горечи или досады на лбу и вокруг рта, которые Брайан заметил еще в «Отель дю Рон», на лице Десмонда было не так уж много признаков преклонного возраста. К тому же его темные взъерошенные волосы были едва тронуты сединой.

Несмотря на быстро погасшее пламя спички, было ясно видно, что глаза Десмонда Ферье устремлены на брюнетку с великолепными формами, выступающую впереди танцовщиц.

— Брайан, ну что ты остановился?

— А ты не видишь?

— Конечно, вижу. Ну и что?

— Думаю, это о чем-то говорит. В последний раз я видел его уезжающим домой со всей остальной компанией, так что возникает несколько вопросов.

— Нет, Брайан! Ты не посмеешь!

— Почему это, черт возьми, я не посмею? И какие это у него особые привилегии?

Позади послышались сердитые голоса, потребовавшие от них либо сесть, либо выйти вон. Брайан посмотрел в глаза Одри, и ему стало ясно, что он совершенно не понимает, насколько правдиво все то, о чем она ему говорила, и насколько он может ей верить.

Одри повернулась и быстро зашагала прочь сквозь толпу расступившихся перед ней людей; Брайан пошел следом, но не по причине собственной нерешительности, а из-за жеста, который сделал Десмонд Ферье. Тот, накачавшийся виски еще больше, чем час назад, делал знаки кому-то, находившемуся на противоположной стороне танцплощадки, а именно доктору Гидеону Феллу. Тем временем Одри…

Выйдя из зала, Брайан почувствовал большое облегчение для легких и мозга. Он взял в гардеробе свою шляпу и сбежал вниз по лестнице. Шум затих, и мысли его успокоились тоже. Внизу у лестницы было длинное, узкое, растянувшееся до самой двери, выходящей на улицу, наполовину освещенное помещение нижнего бара, уставленное такими же стульями и хромированными столами с черной поверхностью.

Раскрасневшаяся Одри, с накидкой, свисающей с плеча, ждала его, стоя у одного из этих столов. Никого больше не было видно.

— Ну ладно, — автоматически громко произнес Брайан, но тут же понизил голос: — Куда бы ты хотела пойти? Моя машина за углом со стороны Новой площади.

— Твоя машина?

— Ты все еще не вспомнила, что я живу здесь метрах в двухстах от «Отель дю Рон»? Так куда ты хочешь пойти?

— Никуда я не хочу идти, но мне надо было уйти из этой духоты, пока я не потеряла сознание. А не могли бы мы… не могли бы мы посидеть здесь? Ты не против?

Брайан едва сдержался, чтобы не закричать на нее.

— Где тебе будет угодно, Одри, только прекрати мне лгать и объясни, зачем твой большой друг Десмонд Ферье собирался навестить тебя в «Метрополе» сегодня ночью? Кстати, ты все еще собираешься туда?

— Мистер Ферье — вовсе не мой большой друг, и я на самом деле не лгала тебе, — отозвалась Одри, — хотя и не могла рассказать обо всем, потому что обещала этого не делать. — Взгляд ее сверкающих глаз как-то странно застыл. — Брайан, я думаю…

— Что ты думаешь?

Она шагнула назад, мимо него. Ему показалось, что Одри собирается пройти через арку и снова подняться наверх; но вместо этого она села в углу у перегородки, отделявшей арочный проход, напротив которой стоял стол с черной крышкой, и где над головой висела реклама чинзано.

— Так что ты думаешь, — повторил Брайан, — и что ты имеешь в виду, утверждая, что говорила правду?

— Мистер Ферье хотел поговорить со мной о Еве! Вот все, что было.

— Все?

— Все, что имеет значение. Я уже объяснила тебе в отеле: мой отец держит меня под таким возмутительным и оскорбительным надзором, что иногда мне хочется выть. Вот мне и захотелось иметь здесь в своем распоряжении хотя бы двадцать четыре часа. Просто побыть свободной. Ты можешь это понять или нет?

— Не имеет значения. И что произошло?

— Я даже не была уверена, что хочу встретиться с Филом. В одном из писем я сообщила ему, что, возможно, приеду на день раньше. Не утверждала, что обязательно приеду, — просто написала, что, возможно, приеду и где в таком случае собираюсь остановиться. Мой самолет прибыл в аэропорт во второй половине дня, и там меня встречал мистер Ферье.

— Десмонд Ферье?

— Да! — Одри очень тщательно выговаривала каждое слово. — Ни ему, ни Филу я не сообщала о своем приезде, однако он был там. Сказал, что ему нужно обсудить со мной что-то ужасно серьезное, имеющее отношение к Еве. Еще он говорил, что, к сожалению, будет занят до самого позднего вечера, но что здесь, в отличие от Лондона, не принято делать дела в раннее время и что не мог бы… не мог бы он попросить меня о любезности разрешить ему зайти ко мне в отель в полночь и пригласить немного выпить.

— В полночь?

— Брайан, это правда!

— А разве я отрицаю?

— Ну так вот. — Одри раскинула руки. — Он такой знаменитый, такой изысканный; он умеет настоять на своем и умеет произвести такое ошеломляющее впечатление! Я просто не знала, что сказать, и сказала «да».

— Однажды, девочка моя, это может стать твоей эпитафией.

— Боже сохрани, Брайан. Но ты когда-нибудь будешь воспринимать меня всерьез? Это было совершенно неопасно, разве не так? Ну так вот, не прошло и получаса после того, как я устроилась в отеле, как вдруг позвонил Филип, чтобы узнать, не приехала ли я, и пригласил меня на обед. Не могла же я ему отказать, правда?

— Нет, разумеется, не могла, — немного сдержанно проговорил Брайан. — Но ты, конечно, сообщила ему, что позже собираешься встретиться с его отцом?

— Нет, не сообщила, и ты это знаешь. В этом не было ничего плохого. Мистер Ферье не сделал ничего предосудительного. Просто… в общем, он ничего такого не сделал. А что, если бы у Фила создалось неверное впечатление? В общем, по телефону я попросила Фила после обеда отвести меня в какой-нибудь ночной клуб или еще куда-нибудь, и, если бы он согласился, тогда я смогла бы изменить мои планы и не встречаться с мистером Ферье.

Брайан выдвинул стул и сел напротив Одри. Сверху доносился такой шум, хотя и ослабленный, что казалось, будто весь дом ходит ходуном.

— Ну и что такого сказал или сделал мистер Десмонд Ферье, что могло бы быть неверно истолковано?

— А тебя это волнует? На самом деле волнует?

На столе стояла пепельница тоже с рекламой чинзано, и Брайан едва удержался от желания схватить ее и разбить вдребезги об пол.

— Ты похож на мистера Десмонда Ферье, — сказала Одри, — очень во многом, только не знаешь об этом и никогда не узнаешь. Естественно, я испугалась, когда подумала, что это он выходит из такси!

— Но это оказался не актер, исполняющий роль героя-любовника, — это был я. Наверное, когда ты успокоилась, то была разочарована?

Одри тяжело вздохнула:

— Разочарована? Упоминание о Десмонде Ферье явно приводит тебя в бешенство, не так ли?

— Я этого не говорил.

— А я это утверждаю. О Филе ты что-то не вспоминаешь. Фил тебе нравится. Хочешь скажу почему?

Брайан взял в руки пепельницу, но тут же поставил ее на место.

— Фил — славный, — горячо продолжила Одри, — он ужасно симпатичный, всегда действует только из лучших побуждений и страшно добрый, но все же, согласно твоим стандартам, немного глуповатый. Ты ничего не имеешь против него. А вот мистер Ферье умен, а умный человек раздражает тебя, потому что ты сам умен… Ты не посмеешь ударить меня!

— Я и не собираюсь этого делать. Однако мы здесь не для того, чтобы обсуждать мои недостатки.

— Конечно нет. По-моему, мы обсуждаем мои недостатки. Ну да ладно! Итак, ты приехал в отель «Метрополь» и рассказал, что Еву обвиняют в убийстве, якобы совершенном ею в Берхтесгадене; затем я слышу рассказ о «шутке» мистера Ферье — если это была шутка — о том, что Ева хочет его отравить. За обедом…

— Продолжай!

— За обедом, — на глаза Одри навернулись слезы, — Фил сообщил мне о неожиданном госте, приехавшем к ним домой в полдень. Он немного знал об этом человеке, но я о нем слышала. Его зовут доктор Фелл.

— Ну, кажется, наконец-то появились признаки здравого смысла. Ты видела доктора Фелла, не так ли?

— Видела его? Господи, да где же я могла его видеть?

— Прямо сейчас, наверху. Он сидел за столом рядом с нами. Мне даже показалось, что он наблюдает за тобой.

Наступила пауза.

— Неужели ты хочешь сказать, что это тот самый ужасный, невероятно толстый человек с прядью, закрывающей глаз? Он показался мне таким рассеянным, что, по-моему, даже не понимал, где находится. Неужели это доктор Фелл?

— Да, это он.

— Но…

— Он действительно очень рассеян, Одри. Ты, наверное, слышала о телеграмме, которую он отправил жене: «Я в Маркет-Харбороу. Где я должен быть?» В отличие от Джералда Хатауэя, который никогда ничего не делает случайно, Гидеон Фелл редко делает что-либо намеренно. С другой стороны, его присутствие в ночном клубе — вещь слишком невероятная, разве что кто-то попросил его понаблюдать за тобой.

Одри показалось, что ее ухватила за горло абсолютная несправедливость.

— Но почему? Я… я ведь не имею никакого отношения к этому ужасному делу — каким бы оно не было!

— Конечно не имеешь, и никто не собирается этого утверждать, поэтому завтра ты летишь обратно в Лондон. — Брайан замолчат и посмотрел направо. — Слышишь?

Одри начала что-то говорить, но потом тоже прислушалась.

Рев голосов и шум аплодисментов, постепенно затихая, сменился тишиной, свидетельствовавшей о том, что номер с джунглями закончился. В этом довольно мрачном баре на первом этаже с фотографиями в рамках, развешанными вдоль стен, тоже было тихо.

И тогда со стороны лестницы донеслись звуки, похожие на то, будто по ней спускается тяжеленный слон с пажой. Затем послышался голос, который не спутаешь ни с каким другим, — голос Десмонда Ферье, замечательный не только своей веселостью и мощью, но чистой и прекрасной дикцией.

— Доктор, это не по-джентльменски — сообщать моей дорогой жене, что у нее не все дома.

— Кха-кха? Ммм…

— Однако должен вам заметить, что мы движемся прямиком к опасности. — Голос умолк. — Черт побери, друг мой, вы что, не видите, куда идете? У вас совершенно неподходящая фигура для переговоров на лестнице ночного клуба.

— Сэр, — отозвался голос доктора Фелла, — моя фигура вообще не годится для ночных клубов, особенно если учесть, что я не знаю, для чего здесь нахожусь.

— Вы оказываете услугу старому другу.

— Какую именно? Если ваш сын и мисс Пейдж собираются пожениться…

Подчеркнуто насмешливо, словно Мефистофель, Десмонд Ферье ответил:

— Ах, но ведь мы не знаем, что они решили. Внимательное изучение письма мисс Пейдж к моему сыну, попавшее в мои руки без его ведома, позволяет мне предположить, что это скоро произойдет. В любом случае, надеюсь, это состоится.

— И почему же?

— Потому что это помешает совершиться кое-чему очень неприятному, — пояснил Десмонд Ферье. — Это помешает моей дорогой жене отравить мисс Пейдж, отравить себя или меня.

— Сэр, но это…

— Несерьезно? Вы тоже так считаете? Мой дорогой доктор Фелл! Остановитесь там, где сейчас стоите! Стойте там, у подножия лестницы!

Громыхание шагов прекратилось. Окурок еще не докуренной сигареты, зажатый между большим и указательным пальцами, вылетел из-за арки и, продолжая тлеть, упал на пол посреди бара.

— Моя дорогая жена твердо уверена, что я положил глаз на Одри Пейдж, но, что еще хуже, Одри Пейдж влюблена в меня больше, чем в Фила. В перспективе возможен развод, а затем — новый брак. — Тут актер, видимо, задумался.

Брайан, выглянув из-за перегородки, увидел его высоко поднятые брови и длинный указательный палец, направленный на доктора Фелла.

— К вашему сведению, первая часть, — продолжил Десмонд Ферье, — не так уж глупа по сравнению с некоторыми идеями моей дорогой жены. Девушка очень соблазнительна. Строго между нами: я ничего не имел бы против такой попытки. Однако, полагаю, в отношении невесты сына должны быть соблюдены приличия. У нее есть деньги, а Филу они нужны. В конце концов ревность моей дорогой жены ко всем женщинам вместе и к каждой в отдельности достигла такой точки, когда все, чего я хочу, — это хоть немного мира и покоя.

— Гм… — произнес доктор Фелл.

— Вы мне не верите?

— Сэр, я жду…

Мгновенная улыбка мелькнула в полутьме за аркой.

— Теперь рассмотрим упомянутые три возможности в обратном порядке. Первая: Ева отравит меня. Это вполне возможно, и на то воля Аллаха. Я могу позаботиться о себе сам. Вторая: Ева отравит себя.

— Кха-кха! И как вы себе это представляете?

— Это тоже вполне возможно; моя дорогая жена довольно часто грозится так сделать. Однако сделает это не иначе, как найдя возможность взвалить вину за свою смерть на Одри Пейдж.

Оркестр наверху заиграл веселую мелодию. Побледневшая Одри, бросившись через стол, схватила за руку Брайана, собравшегося вскочить. Пепельница сдвинулась к самому краю стола.

— И третья, — продолжал Десмонд Ферье. — Третья: она убьет Одри Пейдж. Если честно, я не вполне это себе представляю, и все же такое тоже возможно.

— О… хм-м-м… И какова же моя роль во всем этом?

— Что бы ни решила предпринять моя дорогая жена, — очень четко произнес Ферье, — вы должны узнать об этом и остановить ее. Вы обратили внимание, в каком патологическом состоянии она сейчас находится? Я же рассказывал вам, что она закончила тем, что сегодня вечером принесла серную кислоту во флаконе из-под духов. Сегодня мне удалось все устроить так, что весь вечер рядом с Одри Пейдж находились Фил и вы, но это не может продолжаться вечно.

— Уважаемый сэр, а так ли это необходимо? Разве не было бы проще предупредить мисс Пейдж и отправить ее домой?

— Я собирался сделать это сегодня ночью: хотел предупредить ее. Но должен ли я разрушать женитьбу моего сына, если моя дорогая жена просто блефует? — В тоне Десмонда Ферье больше не было слышно насмешки. — Доктор Фелл, мы с Евой разорены. Моя дорогая жена думает, что может с триумфом вернуться на сцену, но она не сможет этого сделать. С ней все кончено. Да и сам я, после стольких лет простоя, нахожусь в незавидном положении. Кураж ушел, да и кости стали мягче. Поверьте, мне в голову приходят мысли, о которых вам было бы не очень приятно услышать.

— Я в этом не сомневаюсь, сэр, — заметил доктор Фелл.

— Что вы хотите этим сказать?

Выброшенный окурок сигареты, валявшийся на полу, погас сам собой. Было слышно долгое громкое сопение доктора Фелла. Внезапно он всей своей громадой оказался совсем близко от перегородки, за которой скрывались Брайан и Одри.

Однако, пробормотав что-то себе под нос, неожиданно повернул обратно и направился к двери продолговатого бара. Подойдя к ней, остановился, одной рукой взялся за ручку, а другой помахал палкой. Десмонд Ферье двинулся к нему.

— Итак, магистр? — вопросил он. — Потрудитесь высказать ваше мнение!

Распахнув обе створки двери, выходящей прямо на улицу, доктор Фелл произнес что-то невнятное, а затем повернул к собеседнику покрасневшее лицо, задрав все свои подбородки:

— Мое мнение, сэр, в настоящий момент скрыто за таким количеством фактов, что кажется почти бесполезным. А вот что касается мисс Пейдж… Скажите, вашему сыну известно о том, что произошло в Берхтесгадене семнадцать лет назад?

— До сегодняшнего вечера он этого не знал. Мы с Евой были очень осторожны. Но я вам уже говорил: если учесть, что в городе неожиданно появились все эти люди — Джералд Хатауэй, моя дражайшая Кэтфорд и этот парень по фамилии Иннес, — то он, конечно, уже оповещен. Не сомневаюсь, что и Одри Пейдж тоже.

— Ох… гм. Да. Уж будьте уверены.

— Так отвечайте мне, магистр! «Трясешь кровавыми кудрями ты напрасно!»

— А на что я должен отвечать?

Стоя спиной к Брайану и Одри, скрывавшимися в углу, Ферье сделал циничный жест, словно насмехаясь над самим собой.

— Давайте будем честными до конца! Я прекрасно могу сыграть самые лучшие характерные роли. К счастью, большинство людей не знает, что это — самое легкое для профессионального актера. Но роль героя в идеальном о нем представлении — не для меня, разве что если надо подыграть женщине. Для семьи я человек конченый, к тому же обычно не мучаюсь угрызениями совести, и это меня тревожит. — Его глубокий голос зазвучал иначе: — Не совершил ли я ошибки, предупредив малышку Пейдж?

— Возможно, нет.

— Возможно?

— Во всяком случае, по моему скромному мнению, мисс Пейдж не угрожает опасность. Но черт возьми! Совершенно необходимо предупредить кое-кого другого!

— Неужели? Кого же?

Доктор Фелл назвал имя, но Брайан и Одри не услышали его: оно затерялось за его плечами на Новой площади в тени бастионов, когда-то укреплявших крепостные стены, защищавшие Женеву. Десмонд Ферье вышел следом за ним. Створки двери со скрипом захлопнул поднявшийся ветер.

Несколько секунд после их ухода Одри сидела неподвижно; необычный блеск ее глаз привел Брайана в замешательство и встревожил его.

В следующее мгновение Одри вскочила из-за стола и побежала к двери. Но около нее остановилась. Брайан поспешил за ней.

— Так-так! — прошептала она. — Кто же это, господи? Кого надо предупредить?

— Я не расслышал. Кого-то помимо тебя. А тебе-то не все равно?

— Да, но…

— Тебе-то что до этого? Ты же больше не собираешься присоединиться к их веселой вечеринке? Или я должен всю ночь сидеть рядом с тобой в отеле и стеречь тебя до самого самолета?

— Нет. Нет, клянусь! Ты не должен делать этого!

— Ты снова лжешь мне!..

Одри повернула к нему бледное лицо, подняла глаза и полным искренности голосом произнесла:

— О, Брайан! Неужели ты думаешь, что я так глупа? Я ни за что на свете не поеду туда. Я все сделаю так, как ты хочешь: при первой же возможности куплю билет на самолет в Лондон и улечу туда завтра утром или позже. Обещаю.

* * *

Одри не сдержала своего обещания.

Эти события произошли ночью в четверг, 9 августа. В восемь часов утра следующего дня (Брайану удалось поспать всего лишь четыре часа) в его спальне раздался телефонный звонок.

То, что он услышал, вскочив с постели, сбросило пелену с его глаз и разума, заставило помчаться вниз, к машине, и погнать ее прочь из Женевы по рю де Лион и трассе к французской границе. Только часом позже он понял, как любит Одри, несмотря на ее ложь, выходки и все остальное. А в тот момент у него не было времени даже проклинать ее. Страшная угроза окутала виллу «Розалинда». Смертельная ловушка в конце концов захлопнулась.

Глава 7

Дверной звонок не работал — или, по крайней мере, ему так показалось.

— Есть кто-нибудь? — крикнул Брайан и, открыв дверь в холл, постучал в нее с внутренней стороны.

Ответа не последовало.

Он оглянулся на свой автомобиль — побитый «моррис-гараж», оставленный им перед воротами виллы. В доме царила тишина. А небо было сплошь покрыто мрачными грозовыми тучами, которые, казалось, так и будут висеть весь оставшийся день над землей.

Как только Брайан, миновав пригороды Женевы, свернул направо на трассу на Аннеси и Шамбери, холмы сменились крутыми известняковыми хребтами, очень похожими на горы. До французской границы, если он не ошибался, было километров шесть или восемь.

— Вилла «Розалинда», месье? — прокричал в ответ на его вопрос встречный велосипедист. — Конечно, знаю эту виллу.

— Это далеко?

— Нет, недалеко.

— А как ее найти?

— Да она сама найдется! Такой невысокий белый дом с фронтоном и creuser позади.

Брайан справедливо решил, что «creuser» означает лощину или овраг.

Сейчас, стоя перед виллой — скромным, ничем не примечательным двухэтажным домом комнат на четырнадцать, — он слышал, как поднимающийся ветер рыщет в кронах деревьев. Фронтон или, скорее, его очертания виднелись над несомненно парадной дверью, над которой выделялось яркое и нарядное круглое слуховое окно из разноцветного стекла.

Ветер крепчал. Слева от виллы находился открытый и пустой навес для двух машин. Воспоминания о прошлой ночи, особенно о нескольких последних часах, проведенных с Одри, неожиданно ожили вновь.

* * *

Во втором часу ночи он привез ее обратно в отель «Метрополь». Приостановившись в дверях, Одри протянула ему руку и произнесла:

— Спокойной ночи, Брайан.

— Спокойной ночи.

— Ты… ты выглядишь подавленным.

— Есть немного.

Внезапно, вместо того чтобы пожать протянутую руку, ему страшно захотелось обнять ее, и это желание было таким сильным, что даже напугало его. Может быть, интуитивно Одри почувствовала это, а может быть, и нет, но взгляд ее изменился.

— Что с тобой? Ты по-прежнему думаешь, что мистер Ферье и я…

— Нет, не думаю, — почти прорычал он в ответ. — Это было идиотское заблуждение.

— Брайан, если мне позвонит кто-нибудь с виллы «Розалинда», я не стану отвечать. И вообще, я не стану отвечать на телефонные звонки.

— Нет, этого делать не стоит. Я хотел бы, чтобы ты позвонила Филу, — я ему обещал.

— Позвонить Филу? — Одри замерла в тускло освещенном дверном проеме. — Брайан! Ты не говорил ему, что подумал, будто мистер Ферье и я…

— Черт побери, Одри! Какой же свиньей ты меня считаешь! Конечно нет! Просто скажи ему, что у меня, как и у всех несносных импульсивных людей, не все дома; скажи, что ты летишь в Лондон и напишешь ему оттуда. Только слышишь: ни с кем другим из этого дома не разговаривай, особенно с мадам Евой. Договорились?

— Брайан, и все-таки что с тобой?

— Договорились?

— Да. — Ее губы дрогнули. — Да, да, да! Спокойной ночи!

Обратный путь Брайана домой проходил под визг и скрежет тормозов, что вполне соответствовало его настроению. Позже, сидя в гостиной своей небольшой квартиры на шестом этаже нового дома, выходившей на Рону, он, уставившись в окно, курил сигарету за сигаретой.

Без снотворного было не уснуть. Сквозь открытое окно слышался шум зеленых волн реки, бившихся о набережную; ночной город был тих, как Помпеи. В голову снова полезли мысли об убийстве или попытке убийства, пока, наконец, не подействовало лекарство. Об Одри он уже не думал, по крайней мере (если совершенно честно) так, как тогда, у отеля.

Его сон нарушил настойчивый пронзительный звук телефонного звонка. Спотыкаясь обо что-то, Брайан бросился в соседнюю комнату и секунд двадцать прислушивался к взволнованному голосу, прежде чем понял смысл того, что говорила ему Одри.

— Минутку! Повтори еще раз!

— Брайан, не сердись, ради бога! Я только хочу сказать…

— Где, где ты сейчас? Неужели ты все-таки поехала на эту виллу?

— Я не собиралась! Клянусь, не собиралась!

— И давно ты там?

— С ночи. Примерно через час после того, как мы расстались, я уже оказалась здесь.

Часы на низком книжном шкафу в комнате с отштукатуренными стенами кремового цвета показывали восемь утра.

— Ты что, поговорила со своим другом, и он посоветовал тебе…

— Нет, я с Филом не разговаривала. Мне сказали, что будет лучше, если я…

— Кто сказал?

— Брайан, прости меня! Я говорила с Евой. И… и мистер Ферье пригласил меня поехать с ним на «роллс-ройсе».

Когда худшие подозрения, оказавшись в реальности еще мрачнее и мучительнее, чем представлялись раньше, возвращаются, на душе становится еще тяжелее, потому что понимаешь, что тебе отвели роль дурака.

— Ну что же, юная леди, — произнес Брайан, ощутив легкую тошноту. — Ты сделала свой выбор. А теперь выбирайся из этого сама, как сумеешь.

— Брайан, ты что, собираешься бросить меня?

Он чуть было не швырнул трубку. Но, глянув на шторы, надувшиеся от ветра словно паруса, попытался встряхнуть затуманенный барбитуратами мозг.

— Одри, ты еще ночью знала, что сделаешь это?

— Нет, нет, нет! Не сердись! О нет, пожалуйста, только не сердись! Если ты меня бросишь…

— Никто тебя не бросает. У тебя есть замечательный друг, на которого, как мне показалось, ты можешь рассчитывать. Или…

— Он уехал в Женеву. Он работает там в банке «Дюфрен», и сейчас здесь никого нет.

— Совсем никого? В восемь утра?

— То есть нет никого, кому я могу доверять. Ты должен приехать и забрать меня отсюда. Кажется, я совершила ужасную глупость. Я… я не думала, что это окажется хоть сколько-нибудь опасным, ей-богу! Но она сошла с ума! Пожалуйста, ну пожалуйста, не оставляй меня с ней!

На востоке, отбрасывая тени, сгустились грозовые тучи. Брайан не отрываясь смотрел на телефон.

— Брайан, пожалуйста! Ты меня слышишь?

— Клади трубку, — ответил он. — Я буду у тебя сразу же, как только смогу.

* * *

Итак, без четверти девять он уже стоял у одинокого белого дома на скале, со слуховым окном из разноцветного стекла над входом. Брайан спустился на несколько ступенек вниз, чтобы лучше разглядеть фасад, но это ничего не дало: снаружи были видны лишь ящики с цветами и узкая полоса кирпичной террасы перед открытой дверью. Или же…

— Эй, есть кто-нибудь? — снова прокричал Брайан и вошел в холл.

Там царил легкий беспорядок, несмотря на блеск отполированного пола и чистые шторы на окнах. Открытые двери комнат слева и справа выходили в широкий арочный проход, соединявший с центральным холлом, у левой стены которого находилась лестница. В глаза бросились ярко раскрашенные часы, висевшие на стене словно для того, чтобы подчеркнуть несколько наивный стиль украшения интерьера. Их покачивающийся маятник был сделан в виде фигурки девушки на качелях.

Часы громко тикали, и фигурка девушки, прикрепленная за одно плечо, двигалась взад и вперед.

Неожиданно чей-то голос произнес:

— Слушаю вас!

На противоположной стене, отделанной полированными панелями, открылась дверь, и к Брайану быстро направилась женщина средних лет, показавшаяся ему чем-то взволнованной. Очевидно, она была швейцаркой, хотя обратилась к нему на прекрасном английском.

— Слушаю вас! Что вам угодно?

— Доброе утро, — пытаясь сдержать расходившиеся нервы, произнес Брайан. — Мне показалось…

— Простите, это я виновата. Так что вам угодно?

— Мисс Одри Пейдж. Где она?

— Мисс Одри Пейдж нет с нами.

Тик-так — стучали часы; качели с девушкой проделали две дуги, прежде чем до Брайана дошло, что он ошибся, вложив в произнесенные слова страшный смысл.

— Простите! — слегка улыбнувшись, сказала женщина, взгляд которой по-прежнему оставался встревоженным. — Я хотела сказать, что мисс Пейдж ушла. Она отправилась на прогулку.

— На прогулку? Когда она ушла? В каком она была состоянии?

— Это было примерно полчаса назад. Настроение у нее было хорошее. Я слышала, как она напевала.

Веселый маятник часов качнулся еще несколько раз, пока Брайан пытался совладать с собой. Если эта маленькая чертовка решила вытащить его сюда по какой-нибудь нелепой лживой причине или вовсе без причины, он покончит с этим раз и навсегда. Все! Хватит! Она должна… Брайан решительно отбросил эти мысли.

— Я — друг мистера Ферье и миссис Ферье, — сказал он, отдавая себе отчет, что эти слова тоже с натяжкой можно назвать правдивыми.

Женщина изобразила нечто среднее между поклоном и реверансом.

— Однако я понял… Где все?

— Сегодня у нас полный беспорядок.

— Понимаю. Так где же все?

— Миссис Ферье занята; мистер Ферье и мисс Кэтфорд еще не встали. Джентльмен с титулом уехал на хозяйском «роллс-ройсе» в Женеву, а очень-очень большой и полный джентльмен с тростью… Ах да! По-моему, он в подвале!

Слегка вздрогнувшей женщине не было необходимости объяснять, что означает ее последняя фраза, ибо в этот момент послышался грохот тяжелых шагов, поднимавшихся по невидимой лестнице.

Дверь в противоположной стене вела в проход, куда выходили комнаты задней половины дома. Брайан смог увидеть это, когда доктор Гидеон Фелл, в черном костюме из альпаки, с галстуком-ленточкой и неопрятной «паутинкой» по всему воротнику, появился в проходе позади женщины.

Сопя и тяжело дыша, но уже не с таким красным лицом, как в последние несколько лет, доктор Фелл, как-то сманеврировав, боком вышел в холл. Он был глубоко погружен в собственные мысли, так что не заметил ни Брайана, ни кого-либо вообще.

— Флакон! — четко произнес он. — Афинские архонты! Флакон!

— Меня зовут Стефани, — громко произнесла женщина, пытаясь как-то разрядить обстановку. — Ну, я пойду. — И она поспешно скрылась за дверью в стене с полированными панелями.

Доктор Фелл стоял в холле, опершись на трость, наморщив широкий лоб под сильно поседевшей шевелюрой, и, казалось, даже не слышал, что кто-то только что произнес какие-то слова. Но вдруг на его лице мелькнули проблески узнавания.

— Дорогой Иннес! — прогремел он голосом, в котором слышались тревожные и извиняющиеся нотки. — Как поживаете? Какая неожиданность! Для меня большое удовольствие встретить вас в этой непростой ситуации. Э-э-э… могу я чем-нибудь помочь вам?

— Возможно. Кто эта женщина, которая только что ушла?

— Простите, а что, отсюда сейчас вышла какая-то женщина? Фу-ты! Опишите ее! — попросил доктор Фелл и, видимо окончательно придя в себя, пока Брайан ее описывал, объявил: — Да, точно. Это была Стефани, служанка.

— Вы хотите сказать — домоправительница?

— Нет, мне было объяснено, что служанка, причем единственная. Что такое? Кажется, мое сообщение вас встревожило?

Брайан огляделся.

— В каком-то смысле — да. Доктор Фелл, вы видели, какие машины в этом доме? «Роллс-ройс» и «бентли», и на все про все — только одна служанка?

— Сэр, я не очень хорошо осведомлен о правилах ведения хозяйства в Швейцарии.

— Я тоже, но…

— Послушайте! — прогремел доктор Фелл с яростью, за которой скрывалась попытка справиться с дурными предчувствиями и опасениями. — Это очень симпатичная и высокоцивилизованная страна. Я тут впервые. Полагаю, здесь самый низкий процент убийств в мире. Одним из самых знаменитых было дело об убийстве некоей женщины в 1898 году. К сожалению, помимо этого факта, мое знание страны ограничивается неверными представлениями, полученными в мюзик-холле. Моя фигура не приспособлена для подъема в горы; я не любитель слушать тирольские песни на улицах — и по сей день пренебрегаю этим. Все, что я знаю, — это то, что проблема слуг может стоять здесь так же остро, как и в любом другом месте. Все и так ясно — на этом я закончу.

— Я имел в виду не проблему слуг вообще, и вы тоже.

— Ох, кха-кха! — закряхтел и забормотал доктор, неожиданно перестав защищаться. — Ох, кха! Да, это очевидно. Идемте со мной. — И повел Брайана в гостиную, расположенную справа. — Прошлой ночью, — продолжил он, — здесь было столько теоретизирований и разговоров об убийстве — у меня просто мурашки по коже бегали. Черт побери, какими же цивилизованными мы стали!

— И Одри Пейдж тоже?

— О… кхм! Особенно Одри Пейдж.

«Одри еще не стала вполне цивилизованной», — подумал Брайан (он подозревал, что Ева Ферье тоже), но тут же постарался изгнать эти мысли из своего сознания.

Рядом с гостиной находилась столовая, где на столе в беспорядке валялись остатки чьих-то завтраков. Сама гостиная была очень удобная, но слишком забитая мебелью в белых чехлах. Два ее огромных окна выходили на сторону фасада. Еще из двух окон в восточной стене открывался вид на обширное пространство, где на месте выкорчеванных деревьев был разбит английский сад, протянувшийся вплоть до каменной стены, которая отгораживала виллу от оврага, находящегося с ее тыльной стороны.

Между этими двумя окнами, над выложенным из камня камином, висел поясной портрет Десмонда Ферье в роли Гамлета.

Над портретом горела единственная в комнате маленькая желтая лампа. В ее свете играли яркие краски на лице Ферье. И хотя подпись художника была очень неразборчивой, дату все же можно было разобрать: 1926. На столе у камина, рядом с открытым портфелем и альбомом с фотографиями, лежала островерхая шляпа сэра Джералда Хатауэя. Все эти предметы, даже в отсутствие связанных с ними людей, делали комнату взрывоопасной.

— О да! — произнес доктор Фелл, проследив за взглядом Брайана. — Если вы подумали о вашем друге Хатауэе…

— Кстати, где он?

— Думаю, в Женеве. Он уехал туда на одной из машин, но вчера он всю ночь спорил тут со мной.

— И что же он говорил? Ему удалось объяснить, как был отравлен Гектор Мэтьюз, притом что никакой возможности дать ему лекарство или яд не было?

Доктор Фелл возвел глаза к небу и постучал металлическим наконечником трости об пол.

— Чтобы не кончить в сумасшедшем доме, мы должны поверить слову компетентного и уважаемого немецкого хирурга, который поклялся, что не было следов ни наркотика, ни яда. Мы звонили ему в Штутгарт и даже разбудили его.

— Ладно, давайте пользоваться терминологией, которая вас устроит. Хатауэй объяснил, как можно заставить человека прыгнуть с балкона с помощью колдовства или черной магии?

— Нет, не объяснил. Он, главным образом, пытался определить движущие силы — так сказать, факторы проблемы. И все же, мне кажется, он не прав в отношении одного из них.

— На ваш взгляд, этого нельзя было сделать?

— Да, я так считаю, но не знаю. Афинские архонты, я не знаю! — Тут доктор Фелл, проявив похвальную сдержанность, поднял трость, но удержался от того, чтобы стукнуть ею по шляпе Хатауэя. — Позвольте напомнить вам, — сказал он, — о такой добродетели, как скромность. Примерно к двум часам ночи я пришел к убеждению: если против кого-либо в этом доме и замышляется убийство, то предполагаемой жертвой может быть только один человек.

— Да? И кто же это?

— Безусловно, Ева Ферье.

— Почему «безусловно»?

— Не стану докучать вам, — с чувством собственного достоинства произнес доктор Фелл, — изложением своих доводов. В целом (может быть, и ошибочно) я считаю их вескими. — Он явно волновался. — Тем не менее, когда кому-то удалось каким-то образом убедить мисс Одри Пейдж присоединиться к нам после часу ночи, мои прежние опасения ожили вновь. До этого момента я не осознавал, что миссис Ферье ненавидит ее.

Брайан молчал. Из окон доносился шум волнующихся крон деревьев, покрывавших огромные пространства обрывистых холмов.

— Вчера ночью… — начал он. — Вчера ночью вы клялись, что Одри не угрожает опасность.

— Я не клялся. Я просто сказал. А откуда вы знаете, что я это говорил?

— Мы с Одри нечаянно слышали ваш разговор, но это не имеет значения. Примерно час назад Одри позвонила мне домой…

— О… кхм! И что же?

— Вначале я подумал, что это какая-то игра, но потом испугался. Одри умоляла меня увезти ее отсюда; она сказала, что миссис Ферье совсем обезумела.

Рот доктора Фелла под бандитскими усами стал медленно открываться; выражение его лица изменилось. Между тем Брайан чуть ли не кричал.

— Но когда я приехал сюда, то увидел, что в конечном итоге это оказалось игрой, — по крайней мере, мне так показалось. Одри ведь пошла прогуляться, не так ли?

— По-моему, да. Мне Стефани так сказала.

— Вы видели, как она уходила?

— Нет, не видел.

— А где миссис Ферье?

Доктор Фелл глубоко вздохнул:

— Не стоит так беспокоиться, сэр! Миссис Ферье находится в комнате, которую здесь называют кабинетом, и, скорее всего, она там одна. Похоже, леди захвачена идеей написать мемуары. Она объявила, что не может начать «новую жизнь», не закончив книгу, в которой собирается «рассказать все». Так что, повторяю… — Тут доктор Фелл внезапно остановился, словно в голову ему пришла другая мысль.

— Где находится ее кабинет?

— Наверху, в противоположной стороне дома.

— Доктор Фелл, а там, случайно, нет балкона?

Осторожно, чрезвычайно осторожно доктор положил свою трость рядом с портфелем и альбомом.

— Послушайте меня! — обратился он к Брайану. — Если вы думаете, что история может повториться, выбросьте это из головы. Возможно, именно проблеск надежды, которая есть у меня, так раздражает Хатауэя. Но даже если в случае неблагоприятного развития событий он окажется прав, не стоит бояться повторения того, что уже произошло раньше.

— И все же, есть ли там балкон?

— Наверху, на противоположной стороне дома, находятся три комнаты, которые выходят на один балкон; дверь кабинета — посередине.

— Думаю, нам лучше подняться туда.

— Идите, если хотите. Я уже много раз попадал в дурацкое положение. Балкон не имеет отношения к делу. Мне приходила в голову эта мысль, но ее следует отбросить. Она неверна.

— Может быть, и так. И все же я поднимусь.

— О боже! О Бахус! Ну надо же! «Рассказать все». Миссис Ферье прячется там и никому не позволяет к ней входить.

Но Брайан уже не слышал этих слов. Он направился к лестнице.

У нее было шестнадцать ступенек, не покрытых ковром и выкрашенных в коричневый цвет. Шагая через две ступеньки, он поднимался почти бесшумно. Наверху он увидел перед собой три закрытые двери, но тут шаги его так громко застучали по твердой древесине, что он остановился.

Все вокруг выглядело очень обычным: пылесос, стоявший рядом со шкафом для белья у входа на лестницу, тут же — швабра… Наверное, ничего страшного не произойдет, если он постучится. Быстро подойдя к двери кабинета, Брайан поднял руку и… замер.

— Ты его не получишь! — услышал он голос Евы Ферье. — После всех прожитых лет… Ты его не получишь!

Из-за закрытой двери голос звучал негромко, но чувствовалось, что-то тут не так.

— Я даже не смотрела на него! — узнал Брайан голос Одри. — Никогда даже не думала о нем!

— Не лги мне. В дневнике все написано. Я видела его вчера вечером. Ты изображала одно, а делала совсем другое.

Брайан схватился за ручку двери и попытался повернуть ее, но дверь оказалась запертой изнутри на замок и на задвижку. Он что-то прокричал (теперь уже не помнит, что именно), а потом стал колотить в дверь кулаком.

Ответа не было. Звук шагов стал удаляться в сторону окна.

Все ночные кошмары, во время которых ощущаешь свое полное бессилие, словно объединились, образовав перед Брайаном Иннесом непреодолимую стену. Он еще дважды с силой ударил по двери кулаком и понял, что голоса перешли на шепот. Затем, оглядевшись по сторонам, бросился к двери справа.

Она не была заперта. Распахнув ее, Брайан оказался в спальне с двумя окнами до самого пола, выходящими на задний балкон, который он искал. Прежде чем сделать пять шагов, отделявших его от ближайшего к кабинету окна, Брайан увидел открытый и наполовину упакованный женской одеждой небольшой чемодан, лежащий на стуле в ногах кровати.

Однако это прошло мимо его внимания. Очутившись у окна, он почувствовал на лице дуновение влажного ветра. Снаружи был виден очень большой, если не сказать фундаментальный балкон с перилами и решеткой, выкрашенными зеленой краской. Деревянные ступеньки спускались с него на узкую террасу, под которой за каменной стеной находился глубокий овраг, беспорядочно поросший массой деревьев.

Ева и Одри стояли на балконе. Одна из них не долго оставалась там…

— Одри!

Но она не слышала Брайана. Обе женщины стояли к нему спиной; их силуэты вырисовывались на фоне бесконечного мрачного неба. Нельзя сказать, что Ева нападала на Одри — скорее это выглядело наоборот (если бы на самом деле кто-то вообще дотрагивался до Евы).

Одри, находящаяся ближе к Брайану, вскинула руку, словно взывая к нему, а Ева, довольно нелепо выглядевшая в желтой домашней куртке, черных слаксах и туфлях на высоких каблуках, неожиданно бросилась к перилам.

Именно в тот момент, когда Брайан оказался рядом с Одри, Ева выбросила руки вперед, будто пытаясь ухватиться за что-то в воздухе. Вспышка молнии прочертила в небе ломаную линию, и в это мгновение Ева бросилась головой вперед, держась руками за горло. Если даже она и кричала, то ее все равно не было слышно из-за раскатов грома.

Когда ее тело, пролетевшее мимо низкой каменной стены, подхватили и поглотили кроны деревьев метрах в двадцати внизу, никакого шума не послышалось. Только раскаты грома эхом отозвались над холмами. На балконе остались лишь Брайан и Одри.

Акт II

Какой-нибудь глупый молодой актер, сыграв в трагедии, может обмануть горожан, а вот комедия — дело серьезное.

Вы еще не готовы к комедии.

Дэвид Гаррик

Глава 8

Минут через двадцать Брайан, все еще потрясенный произошедшим, вышел из кабинета.

Когда он пытался открыть дверь кабинета, запертую на замок и задвижку, сильная боль пронзила его руку.

Обдирая руки и одежду, весь перепачканный, он спустился в овраг, чтобы осмотреть деревья. Во время подъема обратно к вилле у него заболели сердце и легкие. Только физическая боль была не самым страшным.

Ложь, которую он собирался сказать, чтобы выйти из сложившейся ситуации, уже была придумана. Остановившись в дверях кабинета, он оглядел его в последний раз.

«Нет ли здесь какого-то противоречия? — в отчаянии подумал он. — Неужели нет абсолютно ничего, что может сбивать меня с толку?»

Нет!

Гроза еще не разразилась. В открытые окна за блестящим зеленым балконом были видны зигзаги молнии; небо сотрясалось от раскатов грома.

В кабинете со стенами цвета зеленого яблока, заполненном множеством книг и картин, ничего не было тронуто, все оставалось по-прежнему. На письменном столе между хрустальной пепельницей и вазой с розами хромированная настольная лампа освещала желтым светом довольно странный ворох листков, исписанных темно-синими чернилами; рядом лежала авторучка Евы со снятым колпачком.

От сильного сквозняка из-за открытой двери белые шторы на окнах раздулись колоколом. Несколько листов рукописи слетели на ковер. «Сейчас не до них», — решил Брайан и взглянул на часы, стоявшие на каминной полке. Было двадцать минут десятого.

Закрыв за собой дверь, он подошел к лестнице.

— Доктор Фелл! — отчетливо произнес он. — Доктор Фелл! — Голос был каким-то нетвердым. Брайан прокашлялся.

Однако в ответ прозвучали лишь раскаты грома.

В холле наверху было почти совсем темно. Брайан попытался из того, что он слышал и видел, разобраться с расположением комнат на этом этаже, чтобы выяснить, кто где спал (или не спал).

Со стороны фасада находились две спальни, разделенные огромной ванной с тем самым слуховым окном с разноцветными стеклами. Одна из них принадлежала Еве Ферье, другая — ее супругу. Мысли Брайана путались, и он никак не мог сообразить, где чья комната.

Дальше шел вытянутый в длину холл еще с двумя спальнями: одной — слева, другой — справа. Там должны были спать Филип Ферье и Паула Кэтфорд. Еще дальше находился поперечный проход с маленькими ванными комнатами по обеим его сторонам, а затем — комната Джералда Хатауэя слева, посередине — кабинет и спальня Одри Пейдж — справа.

«Доктор Фелл, — вспомнил он, — спал на первом этаже».

Наверху стало слышно, как задрожал от грохота пол из твердой древесины, крытый блеклым лаком.

— Доктор Фелл!

— Да?

— Не могли бы вы подняться сюда? — Брайан отошел от лестницы.

Неожиданно прямо перед его лицом распахнулась дверь, и появилась Паула Кэтфорд с всклокоченными волосами, в плотно облегающем фигуру шелковом пеньюаре. В руках у нее было полотенце и мешочек с банными принадлежностями. То, что в свою очередь увидела она, — смертельно бледное лицо и стиснутые зубы — заставило ее вначале броситься вперед, а затем, вздрогнув, отпрянуть назад.

— Вы не Десмонд. Вы вовсе не Десмонд! Кто вы?

— Мисс Кэтфорд, пожалуйста, вернитесь в свою комнату.

— Ну конечно, я знаю! Вы — Брайан Иннес. — Глаза ее широко раскрылись. — Что это? У вас на руках кровь!

— Кровь на руках кого-то другого. Не вмешивайтесь в это.

Паула была потрясена. Она не заслуживала такого обращения. Однако, несмотря на вежливые манеры, была ничуть не меньшей феминисткой, чем Одри.

— Я не буду вмешиваться в это и не стану задавать вопросов, но только если вы промоете эти ссадины и смажете их йодом.

— Мисс Кэтфорд, ради бога!

Ванная в конце прохода находилась шагах в десяти от них. Горячая вода полилась в раковину, но йода в аптечке не оказалось. Тогда Паула взяла склянку с антисептиком и вылила половину ее содержимого на руки Брайана. И тут заскрипела, затрещала, заходила ходуном лестница — это доктор Фелл начал подниматься по ней на второй этаж. Паула мельком оглянулась на шум, потом снова повернулась к Брайану:

— Ну пожалуйста! Что случилось?

Брайан вышел из ванной, громко захлопнув за собой дверь; Паула швырнула полотенце и сумочку на край ванны. В ожидании доктора Фелла Брайан вынул ключ из скважины изнутри кабинета, запер дверь снаружи и положил его в карман. Тем временем доктор Фелл протиснул свои гигантские габариты в спальню Хатауэя, находившуюся слева от кабинета, если стоять к нему спиной.

Еще раз хлопнула дверь, и ее стук громовым эхом отозвался снаружи. Даже такой не слишком наблюдательный человек, как Гидеон Фелл, взглянув на лицо своего друга, понял все.

— Миссис Ферье мертва. Она упала отсюда с балкона, — произнес Брайан, — и очень сильно разбилась — такое я видел только во время Второй мировой войны. Я хочу рассказать вам, как все произошло. Я полностью доверюсь вам, но предупреждаю: полиции я намерен говорить любую разумную ложь, которая придет мне в голову.

Доктор Фелл стоял опустив голову и чувствовал нечто между недоверием, скепсисом и смятением. Открыв рот, он собрался было заорать, но Брайан остановил его:

— Погодите!

— Но, дорогой сэр…

— Погодите! Это было убийство. Они захотят услышать, что это было убийство. Эта проклятая и несчастная женщина — я хочу сказать, что она была проклятой и несчастной во многих отношениях, — так вот, она еще дышала, когда я ее нашел. Такое невозможно забыть.

— Тогда зачем вам лгать?

— Я расскажу вам все, что видел и слышал, когда прибежал сюда.

И Брайан рассказал все, начиная с первого сомнамбулического возгласа «Ты его не получишь!» и до падения вперед головой и вытянутой руки Одри, стоявшей на вполне досягаемом расстоянии от Евы Ферье. И снова перед ним словно бы возникла спина Евы и ее руки, когда она падала вниз.

Кровать в спальне Хатауэя еще не была убрана; над ней висело большое распятие из слоновой кости. Тяжело сопя, доктор Фелл опустился на кровать:

— Значит, мисс Пейдж не выходила на прогулку?

— Нет, выходила, но вернулась обратно минут за пять до моего приезда сюда. Она была слишком напугана, чтобы оставаться в доме, но, выйдя, испугалась еще больше.

— Сэр, вы полагаете, что кто-нибудь этому поверит?

— Нет, они не поверят ни единому ее слову, поэтому… — Брайан замолчал.

— Но кто-нибудь видел, как она вернулась? Стефани видела ее?

— Никто не видел. Взгляните сюда! — Он подошел к закрытым окнам, отпер и поднял одно из них.

Мощный поток воздуха ворвался в комнату, развеяв стоявший здесь затхлый и немного сладковатый запах. Доктор Фелл, у которого, судя по всему, шок уже прошел, так как его легкая мысль уже была готова обдумывать это страшное происшествие, с трудом поднялся с кровати и подошел к Брайану.

Тот указал ему на балкон, проведя рукой вдоль него до дальней спальни, а также на зеленые деревянные ступени, ведущие с балкона на террасу, расположенную ниже.

— Насколько я понял, Одри приехала сюда еще до двух часов ночи. Десмонд Ферье привез ее на «роллс-ройсе», а миссис Ферье предоставила ей эту спальню.

— Мне это известно, сэр.

Гнев буквально пронзил Брайана, как боль от раненой руки и вывихнутого плеча.

— Это не утверждения, это — вопросы. Опять же, насколько я понимаю, вы впятером позавтракали в половине восьмого. Вы и Одри не могли уснуть; у Хатауэя возникло какое-то дело в Женеве; Филипу надо было ехать на работу, а Еве — писать книгу, на которой она помешалась в последнее время и которая должна «рассказать все». Верно?

— О… кхм! Совершенно верно.

— Слушайте дальше! — потребовал Брайан. — В восемь часов Одри позвонила мне по параллельному аппарату, который находится в этой спальне. Приехав сюда, она до смерти испугалась, почувствовав изменение в отношении к ней миссис Ферье.

— Минуточку. — Очень мягко, словно бы колеблясь и едва дыша, доктор Фелл дотронулся до руки Брайана. — Значит, до приезда сюда мисс Пейдж не боялась миссис Ферье?

— Нет, она боялась ее и раньше. — Брайан посмотрел доктору в глаза. — Это началось еще в ночном клубе, когда мы услышали, как Десмонд Ферье сказал вам…

И Брайан рассказал обо всем, включая и то, о чем Одри поведала ему в «Черном шаре».

— Зачем же тогда она согласилась приехать сюда?

— Не знаю.

— Мисс Пейдж отказалась объяснить это?

— Нет, не отказалась, но несколько минут назад она пребывала в такой истерике, что вряд ли имело смысл спрашивать ее об этом. — Брайан помолчал. — Вы, безусловно, можете сказать, что у нее была интрижка с Десмондом Ферье, что она не смогла устоять против него и, как только он свистнул, тут же помчалась к нему, хотя обещала мне, что не станет этого делать. Именно так все и будут говорить.

— Спокойно! Успокойтесь!

Брайан сжал кулак и почувствовал, как между пальцами сочится кровь, в нос ударил запах антисептика.

— Одри категорически отрицает, — продолжал он, — что между ней и Десмондом Ферье и любым другим что-то было.

— Вы в это верите?

— Да, верю.

— Тогда причина, заставившая ее приехать сюда, вероятно, была очень важной?

— Да, наверное. Я тоже так полагаю. — Брайан уставился перед собой застывшим взглядом. Погруженный в собственные мысли, доктор Фелл сделал ему ободряющий жест, и он снова заговорил: — Итак, в восемь часов она была здесь, в этой спальне. Одри знала, что миссис Ферье — в кабинете и неистово работает над книгой, которая «расскажет все». Одри говорила, что буквально ощущала ее присутствие и не могла находиться рядом. Видите вон те ступеньки снаружи?

— Да, вижу.

— Так вот, Одри надела туфли на толстой каучуковой подошве, вышла из комнаты и спустилась по ступенькам. Она рассказывала, что двигалась буквально по миллиметру, чтобы ее не было слышно. Добравшись до террасы, расположенной ниже, она повела себя демонстративно, чтобы не подумали, что она убегает. Кажется, стала что-то мурлыкать или напевать — она точно не помнит; ну, это как если бы вы или я стали насвистывать что-то на кладбище. Наверное, именно это и имела в виду Стефани, когда говорила, что Одри что-то пела.

Короче говоря, она убежала с виллы и пошла прогуляться по трассе в юго-западном направлении в сторону французской границы и Верхней Савойи. Но Одри не могла отсутствовать долго, потому что ожидала моего приезда. В то же время, вернувшись обратно, не могла сопротивляться пугающему обаянию от присутствия миссис Ферье. Она не могла противиться потребности терроризировать саму себя, как мы с вами иногда нажимаем на больной зуб, делая боль еще сильнее. Она снова вернулась на балкон, крадучись прошла по нему, стараясь оставаться незамеченной, но миссис Ферье ее увидела.

— Увидела, — повторил доктор Фелл.

Дымчатые тяжелые тучи плыли на сером горизонте над волнующимися кронами деревьев. Брайан неотрывно смотрел на балкон, мысленно представляя там Одри в коричневом твидовом костюме, желтовато-коричневых чулках и туфлях на каучуковой подошве; видел ее глаза и губы… Он тяжело вздохнул.

— Увидела ее, — бормотал доктор Фелл, погруженный в собственные мысли и, казалось, находившийся за многие мили отсюда.

— В это время миссис Ферье писала свою книгу. Глянув в окно, она заметила Одри, накричала на нее и силой затащила в кабинет. Я вмешался в тот момент, когда эта сумасшедшая сцена еще продолжалась. Услышав мой стук в дверь и крик, Одри побежала к балкону, а миссис Ферье бросилась за ней следом.

— А потом?

— Позвольте мне передать вам это словами Одри: «Я даже не дотрагивалась до нее. Произошло так, будто ее поразила молния; она выбросила вперед руки и упала вниз». Вот такой конец. Так умерла Ева Ферье.

— А где сейчас мисс Пейдж?

— Она уехала. Я отправил ее.

— И куда же вы ее отослали?

— Послушайте, Одри была не в том состоянии, чтобы разговаривать с кем бы то ни было, не говоря уж о полиции. Она сказала, что ей не поверят, да и мне — тоже. Думаю, она совершенно права.

— Сэр, — доктор Фелл стукнул металлическим наконечником трости по полу, — они не поверят ей, верно, но сейчас не это важно. Куда вы ее отправили?

— Ко мне на квартиру. Я дал ей ключи. По пути она должна заехать в отель «Метрополь».

— Заехать в «Метрополь»?

— Да, и на то есть причины: когда Десмонд Ферье заехал за ней в отель, она не отказалась от своего номера. Там остался ее багаж: все, кроме небольшого чемодана, который сейчас находится в этой спальне. Она сказала, что собирается вернуться…

— Вернуться? А юная леди не объяснила, почему она сделала это?

— Нет. Не фыркайте! Это избавило меня от необходимости придумывать для нее историю.

Доктор Фелл ждал. Брайан отошел от окна и закрыл глаза. Открыв их снова, продолжил рассказ:

— Отношение Евы Ферье к Одри изменилось с момента ее приезда сюда. Одри была напугана, и все это видели. Так ведь?

— А если и так?

— А то, что, по ее версии, она удрала отсюда чуть позже восьми утра. Есть свидетели того, как она уходила, но никто не видел ее возвращения, или, по крайней мере, мы так полагаем. Формально она вообще не заходила в этот кабинет. Она не станет отрицать, что у Евы Ферье была масса сумасшедших идей, потому что ее будут расспрашивать об этом. По версии Одри, она убежала отсюда до того, как все произошло, а я подтвержу, что миссис Ферье была в кабинете одна.

— Одна?

— Да.

— Но вы ведь слышали, как женщины ссорились там. Именно поэтому вы стали колотить в дверь и побежали на балкон через спальню. Как вы собираетесь объяснить свое поведение?

— А вы не догадываетесь? Моя версия будет такой: миссис Ферье разговаривала сама с собой, причем довольно громко и бурно — я не смог разобрать ни слова, — а когда постучал в дверь, она не отозвалась. Тогда я побежал к ней через соседнюю комнату, но не успел и увидел ее в момент падения.

— Ага… кха-кха! Предположим, полицейские спросят: как кто-то мог столкнуть ее с балкона, если она была там одна?

— Доктор Фелл, никто ее и не сталкивал!

— И все же предположим, что они спросят об этом или подумают, что вы сами напали на нее.

— Если они до этого додумаются, тогда конец. На самом деле этого не было. Эту женщину отравили, причем именно тем же таинственным образом, что и Гектора Мэтьюза в Берхтесгадене семнадцать лет назад! Если провести честное расследование — а в этой стране его проведут, — то истина будет установлена.

— Только в том случае, если обнаружится, что был использован какой-то наркотик или яд? И что тогда?

— Бог его знает! — отозвался Брайан после некоторой паузы. — Поймите! Это не лицемерная ложь. Я абсолютно уверен, что все произошло именно так. А теперь давайте! Читайте мне мораль, называйте меня эгоистичной и бесчувственной свиньей… Если вы решите все рассказать полиции и выдать меня, я не смогу помешать вам и даже вас упрекнуть. Вот так-то.

Потрясенный, доктор Фелл повернулся к нему и буквально «встал на дыбы»:

— Рассказать полиции? Выдать вас?

— Да.

Доктор Фелл смерил Брайана взглядом и с безупречной вежливостью объявил:

— Сэр, вас можно назвать по-разному, причем гораздо более нелицеприятно, чем вы полагаете, но только не эгоистичным и не бесчувственным. Неужели вы действительно считаете меня таким лицемерным ханжой?

— Я только сказал…

— Послушайте, — прервал его доктор Фелл. — Неужели формальное соблюдение закона — такой сильный и эффективный ритуал? Неужели утверждение статуса старшего брата важнее, чем защита безрассудного или невиновного? В этой жизни сильные люди, к примеру Джералд Хатауэй, могут сами позаботиться о себе, а вот слабые — Одри Пейдж или Десмонд Ферье…

— Ферье? И вы называете его слабым?

— Клянусь всеми архонтами — это так! Но я обещал ему помочь. Для этого, по моему скромному мнению, лучше всего будет скрыть от него местопребывание мисс Пейдж. А теперь нам лучше осмотреть кабинет.

— Доктор Фелл, мы больше не можем оставлять ее там лежать. Надо звонить в полицию!

— Конечно, и мы очень скоро сделаем это. Между тем, поскольку мы настаиваем на даче ложных показаний, не стоит действовать безрассудно. Показывайте дорогу.

Брайан тут же шагнул через открытое окно; его собеседник осторожно двинулся следом.

Хотя еще не упало ни капли дождя, непрерывно грохотали раскаты грома и эхом отзывались по всему небу. На балконе сохранять равновесие было сложнее. Ветер бил в лицо и трепал ленточку, висевшую сбоку пенсне доктора, пока тот добирался до окон кабинета.

— Так где же все это произошло? Откуда упала миссис Ферье?

— Отсюда, — ответил Брайан, встав примерно в метре левее более удаленного окна, лицом к перилам, — где я сейчас стою, только она стояла повернувшись спиной.

— Повернувшись спиной к мисс Пейдж?

— Да.

— Вы видели ее лицо?

— Нет, не все время.

— Осторожно! — воскликнул доктор Фелл, хватаясь за перила. — Эта балюстрада довольно неустойчивая: неожиданный толчок — и любой может упасть вниз, а миссис Ферье была женщиной высокой. Черт побери! Перила были ей по меньшей мере по грудь?

— Я вам уже говорил, что она была в туфлях на высоких каблуках.

— И в слаксах? Разве это обычная одежда для женщин?

— Вообще-то нет, но если речь идет о человеке с нестандартным образом мыслей… Насколько нам известно, миссис Ферье была именно такой.

— Насколько нам известно! Насколько нам известно! Ох… кха-кха! А теперь будьте добры рассказать еще раз, как все произошло.

Пока Брайан повторял свой рассказ, доктор Фелл разглядывал в окно кабинет. Сначала его внимание привлек большой письменный стол, стоявший с восточной стороны, или, иначе говоря, у левой стены, на котором хромированная настольная лампа освещала груду листов бумаги, исписанных синими чернилами; затем взгляд доктора переместился к западной стене и каминной стенке, где часы с белым циферблатом показывали без двадцати десять, и, наконец, на запертую дверь напротив окон.

И вдруг в одно ужасное мгновение все его оценки сместились. На лице доктора Фелла появилось выражение такого явного и полного смятения, что у Брайана, знавшего его уже пятнадцать лет, внутри все похолодело.

— Что случилось? Что с вами?

— Сэр, я очень боюсь… — начал доктор Фелл. Казалось, у него перехватило горло. — Некоторое время назад вы, как я полагаю, — произнес он немного резко, — вы заперли эту дверь, а ключ положили к себе в карман? Не могли бы вы отпереть дверь? Отоприте ее!

— Отпереть дверь? Почему?

— Потому, что я боюсь, — повторил доктор Фелл, — что страшно ошибался, а Хатауэй был ужасно прав. Нравится нам это или нет, но мисс Пейдж не может быть исключена из этого дела.

— Что вы говорите?

— Говорю то, что думаю, — ни больше ни меньше. Вы только что назвали фактор, меняющий все. Вы не можете представить полиции ту версию, которую собирались. — Взрыв его эмоций был подобен раскату грома, но тут он увидел лицо Брайана. — Во имя Господа всемогущего, — произнес доктор Фелл голосом, который у него бывал довольно редко, — постарайтесь поверить мне ради мисс Пейдж. Вы не должны отрицать, что она была здесь и видела, как миссис Ферье упала, разбилась. Если вы станете это отрицать, то направите девушку прямо в ловушку, тогда как сейчас вы делаете все возможное, чтобы этого избежать. Поверьте моему слову!

— Нет, не могу. Когда так много нестыковок, которые надо фальсифицировать…

— Наоборот! Никаких! Только вам следует отказаться от вашей версии, которая может привести к аресту мисс Пейдж, тогда как я могу предложить вам другую. Послушайте меня!

Его свирепый тон заставил Брайана замолчать.

— Что является единственным реальным пунктом обвинения против мисс Пейдж? Это — очевидная ссора с Евой Ферье, обвинение в том, что она отбивала у миссис Ферье мужа, — то есть ряд, завершившийся насилием. Этого ни за что не следует говорить; это ни в коем случае не должно обнаружиться, потому что только введет в заблуждение.

— В последний раз…

— Вы будете слушать? — Металлический наконечник трости стукнул о пол балкона. — Ева Ферье, — продолжал доктор, — не предъявляла мисс Пейдж своих обвинений в присутствии других людей. Однако всем известно, что мисс Пейдж была напугана, поэтому она позвонила вам в восемь утра — это ведь вам нетрудно будет принять? Ну что, мне продолжать дальше?

— Продолжайте.

— Вы приехали, чтобы забрать ее отсюда, поговорили со мной, и я вам сказал, где находится ее комната. Вы поднялись наверх и тихонько постучали в ту дверь. Ответа не последовало, и вы вошли. Мисс Пейдж стояла у окна и с ужасом смотрела влево. Вы подбежали к ней, и в этот момент вы оба увидели, как упала миссис Ферье.

Тогда не будет нужды в этой неубедительной истории о женщине, «разговаривавшей с самой собой» в кабинете, а вместо этого у вас и мисс Пейдж появится алиби, которое, если вы будете его придерживаться, не сможет поколебать ни один допрос. Разве это не лучше того, что предлагаете вы?

Прошло секунд десять. Гром продолжал атаковать балкон.

— Да, вы правы, эта версия лучше. — На Брайана снова нахлынуло печально-ироническое настроение. — Конечно, у вас больше опыта. Но Одри убежала! Я велел ей сделать это!

— О нет! Это я велел ей!

— Вы?..

— Девушка испытала потрясение; она была в истерике, и от нее не было никакого толку, поэтому я предложил ей уехать, пока мы с вами займемся расследованием. Я немного знаком с мистером Обертеном, начальником здешней полиции, — он раз шесть приезжал в Лондон. Вы согласны поверить мне так, как вы и другие верили мне раньше?

— Что касается веры в вас, тут — никаких сомнений! Доктор Фелл, а вы действительно можете объяснить произошедшее?

— Думаю, в какой-то степени — да.

— Так расскажите мне!

— Хорошо. Как только мы, оказавшись вне подозрений, уедем отсюда, я должен спросить кое-что у мисс Пейдж, и тогда вы узнаете правду. Я не смог бы скрыть ее от вас, даже если бы хотел. Все узнают правду меньше чем через двадцать четыре часа. Если вы согласны, я смогу защитить девушку, которую вы, совершенно очевидно, очень любите. А если откажетесь…

— Боже правый, как я могу отказаться? Но вот Одри…

— Ох… кхм! Мисс Пейдж должна согласиться с этой версией. — Доктор Фелл тяжело засопел и повел плечами. — Вы говорили, что она вышла отсюда примерно в двадцать минут десятого? Расскажите точно, что вы велели ей делать?

— Одри не умеет водить машину, иначе она могла бы воспользоваться моей. Но отсюда до окрестностей Женевы всего три километра. Она должна была дойти туда пешком или поймать такси.

— Нам необходимо поговорить с ней до того, как это сделает полиция. Вы понимаете?

— Это просто. Она должна быть еще недалеко отсюда, так что я могу сесть в машину и…

— Нет! Любое наше перемещение позже будет тщательно проверено. Не стоит гоняться за свидетельницей после того, как вы разрешили ей уйти ввиду ее полной бесполезности. Кто-нибудь сообщит об этом, и полицейские захотят узнать детали. По этой же причине мы не сможем оставить ей сообщение в отеле «Метрополь» или позвонить домой. Вы предупредили ее, чтобы она ни с кем не разговаривала до тех пор, пока вы не встретитесь с ней?

— Да.

— Тогда этого должно быть достаточно. Надеюсь, она так и сделает. Надеюсь, что так!

И все же Брайан, которого доктор пригласил пройти в кабинет, все еще путался в сетях неуверенности.

— Ох… кха-кха! — закряхтел доктор Фелл. — Если вы и говорите, что это дело вам не но вкусу, это лишь свидетельствует о том, что ваше чувство сильнее моего, — произнес он с какой-то болезненной яростью. — Мне, к несчастью, не удалось предотвратить одну трагедию. Вторая не должна произойти. А теперь отоприте дверь, пока нас не заподозрили в конспирации. И если, к несчастью, нам придется расследовать связь мисс Пейдж с неким актером…

Конспираторы. Новая трагедия.

Связь мисс Пейдж с неким актером.

Девушка, которую вы, совершенно очевидно, очень любите…

Да, все верно: он действительно любил ее и не мог отрицать этого перед самим собой, хотя теперь должен был делать это перед другими. Образ Одри никогда не покидал его.

Свет хромированной настольной лампы падал на рукопись, оставляя большую часть кабинета в тени. Подойдя к двери, Брайан стал доставать из кармана ключ, и в тот момент, когда он отпирал дверь, раздался удар грома такой силы, что задрожали хрустальная пепельница и ваза с розами, стоявшие на столе, и все картины на стенах.

За дверью, подняв кулак, чтобы постучать в нее, стоял Десмонд Ферье.

Глава 9

Десмонд Ферье.

Он был в пижаме, шлепанцах и парчовом халате. Высокий, небритый, с взъерошенными волосами, Десмонд выглядел на все свои пятьдесят восемь с точностью до минуты. И все же его кипучая энергия давала себя знать, несмотря на то что вальяжные манеры и улыбка исчезли.

Ферье стоял с поднятой рукой, но выражение его глаз было таким, словно он ожидал и рассчитывал услышать то, чего очень боялся.

Раскаты грома затихли. Доктор Фелл, страшно расстроенный случившейся бедой, стоял спиной к окну. Увидев Десмонда, он шагнул ему навстречу.

— Сэр, — печально произнес толстяк. — Я должен сообщить вам новость, которая будет для вас очень неприятным потрясением. Однако ее нельзя назвать неожиданной. Как видите, вашей жены здесь нет.

Кадык заходил на длинной шее Ферье. На мгновение его взгляд стал каким-то пристальным и даже злобным, но он тут же сумел скрыть его под привычной маской.

— Прошлой ночью, — продолжил доктор Фелл, — вы говорили, что миссис Ферье может попытаться убить Одри Пейдж, или себя, или вас. Если помните, я предположил, что опасность угрожает самой миссис Ферье.

Знаменитый голос прозвучал немного фальшиво:

— Ева — славная старушка и всегда была такой. Так что же случилось?

— И все же мои предупреждения не могут служить оправданием того, что я не уследил…

— Да бог с вами! Что произошло?

— Нет! — воскликнул доктор Фелл, когда Десмонд сделал шаг вперед. — Вам сюда нельзя. Давайте спустимся в гостиную, и я все вам расскажу.

— Мистер Иннес!

— Слушаю вас? — коротко откликнулся Брайан, глядя на Ферье. Стоило ему представить Одри Пейдж в объятиях этого человека, как яд ревности отравил его сознание, так же как и яд самобичевания отравлял доктора Фелла. И все же, непонятно почему, в нем не было ненависти к Десмонду Ферье. Внезапно он заметил кое-кого еще.

В холле, метрах в полутора от них, стояла Паула Кэтфорд с выражением ужаса и сострадания на лице. Она уже переоделась и теперь стояла, сложив руки с ярко-красными ногтями, словно для мольбы.

— Мистер Иннес, — пророкотал доктор Фелл, — в комнате мисс Пейдж есть параллельный телефонный аппарат. Будьте так любезны связаться с управлением полиции Женевы; попросите пригласить к телефону мистера Гюстава Обертена и скажите, что у вас есть сообщение от меня. Какие бы затруднения ни возникли, не разговаривайте ни с кем, кроме него, а мистеру Обертену сообщите ровно то, что вы сочтете нужным.

— Боже милостивый! — воскликнул Десмонд Ферье глубоким голосом. — Вы считаете, что стоит делать это?

— Да! — резко ответил доктор Фелл. — Вы обратились ко мне за помощью, и вы ее получите, но все должно быть в рамках закона. — Он взял себя в руки. — Мистер Иннес!

— Слушаю вас, доктор!

— Пожалуйста, после того, как поговорите с мистером Обертеном, присоединяйтесь к нам в гостиной.

Потоки эмоций, как и налетевшая буря, тяжело давили на всех. Шагая наверх, Брайан неожиданно обратил внимание на свою перепачканную одежду и растрепанный вид. Войдя в комнату Одри (точнее, в ту, что называли комнатой Одри), он закрыл за собой дверь.

Именно здесь, запинаясь и заикаясь, Одри рассказала ему, как все случилось. Небольшой чемодан, который она привезла с собой, — по-прежнему открытый и до конца не упакованный, — лежал там же, где он увидел его в первый раз: на стуле в ногах кровати.

Одри не совершала убийства — в этом нет сомнений, и эта мысль должна была радовать его, но все было не так.

Телефон стоял на маленьком столике в изголовье кровати. Потянувшись за трубкой, чтобы взять ее и набрать «ноль», Брайан заколебался. В его сознании, словно джин, выпущенный из бутылки, пронеслась череда образов: он живо ощутил присутствие Одри, взгляд Паулы Кэтфорд и измученный вид Евы Ферье; в его памяти возникла неубранная кровать в комнате Хатауэя, с распятием из слоновой кости над ней, и любопытно было то, что все это давало ему сильнейшее ощущение надвигающейся беды, источника которой он не видел — он только чувствовал его. Стоп, хватит!

Надо использовать время. Мадам Дюваллон должна была прийти к девяти тридцати к нему на квартиру на набережной Туреттини, чтобы приготовить завтрак.

Завтрак, мадам Дюваллон… Мадам Дюваллон, эта храбрая и сердечная пожилая женщина, преданная как бультерьер, которой можно было полностью доверять.

Брайан присел на кровать и набрал номер своей квартиры. Не успели раздаться несколько гудков, как мадам Дюваллон ответила:

— Это вы, месье?

— Да, я, мадам. Нет-нет, я не приеду домой! Но послушайте: к вам приедет молодая леди, правда, не могу точно сказать, как скоро. Не могли бы вы, если возникнет необходимость, дождаться ее? И еще: не могли бы вы передать ей очень важное сообщение? — Едва ли ему нужны были доказательства мгновенного внимания и трепетные заверения. — Передайте ей следующее: «Дорогая, наши планы изменились». И еще скажите, чтобы она ни с кем не разговаривала по телефону и не открывала дверь, если кто-нибудь позвонит. Мадам Дюваллон! Когда вы сами будете уходить, оставьте, пожалуйста, ваш ключ в почтовом ящике внизу. Вы поняли меня?

Хотя мадам Дюваллон буквально сгорала от любопытства, ее ровный голос ничем не выдал этого.

— Я все прекрасно поняла, месье! Это все?

— Еще кое-что: если кто-нибудь когда-нибудь спросит вас об этой юной леди, вы никогда ее не видели и никогда о ней не слышали. Теперь все, благодарю вас.

Брайан немного расслабился.

Его следующий звонок в полицию занял на удивление мало времени. После недолгого ожидания он поговорил с обладателем исключительно интеллигентного голоса, вкрадчивость и учтивость которого сменились озабоченностью. Затем Брайан поспешил вниз. То, что он услышал, еще не видя говорящих, заставило его остановиться на середине лестницы.

— …таково, сэр, — произнес голос доктора Фелла, — свидетельство мисс Пейдж и мистера Иннеса — то, что они видели из окна спальни.

Десмонд Ферье, хоть и потрясенный услышанным, все же не удержался от богохульства:

— Вот это да! Ну прямо как старик Гектор — или как его там? — в Берхтесгадене!

— По-видимому — я подчеркиваю: по-видимому, — тот же случай.

— Ева была одна?

— В определенном смысле — да.

— Так, значит, бедная старушка совершила самоубийство? Бросилась с балкона?

— На первый взгляд — еще раз подчеркиваю: на первый взгляд — ваша жена, вероятно, покончила с собой именно таким образом.

— Тогда почему вы собираетесь допрашивать меня? В любом случае я не могу ничего рассказать о сегодняшнем утре. Я крепко спал, пока Паула не постучала в дверь и не сказала, что ей показалось, будто здесь что-то случилось.

— Это правда, — подтвердила Паула Кэтфорд.

— Сэр, — прорычал доктор Фелл, — меня не очень волнует то, что происходило вчера ночью или сегодня утром. Мне важно знать о некоторых событиях второй половины вчерашнего дня. Кроме того, интересно было бы услышать об увлечениях (вежливо назовем это делами сердечными) целого ряда людей.

Наступила мертвая тишина.

В гостиной стоял полумрак; единственная лампа горела над портретом Десмонда Ферье в роли Гамлета, и это привносило в атмосферу нечто дикое, созвучное тем грозовым облакам, что плыли за окнами на восток.

Нервозный и едва владеющий собой Десмонд Ферье стоял под портретом спиной к камину; рядом с ним — Паула. Доктор Фелл восседал в мягком кресле, обтянутом белым чехлом и выделявшемся в темноте; его лицо частично было обращено к ним. В руках доктор держал альбом с фотографиями. На каминной доске лежала островерхая шляпа сэра Джералда Хатауэя.

Громко и отчетливо прозвучали шаги Брайана, вошедшего в гостиную. Не оборачиваясь, доктор Фелл обратился к нему:

— Вам удалось связаться с Обертеном?

— Да. Месье Обертен передал вам самые изысканные приветствия и обещал быть через полчаса.

Ферье резко вынул руки из карманов парчового халата.

— Через полчаса? Они что, действительно собираются…

— Почему бы и нет? — сказал Брайан. — Кстати, вам он также передал самые изысканные изъявления своего почтения и соболезнования в связи со смертью… и все такое прочее.

— Я, конечно, подлец, и признаю это, — заявил Ферье, глядя на Брайана, — однако не стоит так явно подчеркивать это.

— Никто и не подчеркивает. Никто этого даже не говорит.

— Хотите выпить?

— Благодарю вас, не сейчас.

Тут в разговор вступил доктор Фелл:

— Итак, вернемся к миссис Ферье, к делам любовным и к тому, что привело к вспышке. У нас всего лишь полчаса на то, чтобы откровенно поговорить друг с другом.

— Ну ладно, если вы так настаиваете. — Ферье достал из кармана халата пачку сигарет. — А это действительно так важно?

— Так важно? Ну и ну! Дорогой сэр, вы ведь умный человек и понимаете, насколько это важно.

— Итак?

— По отрывочной информации, — начал доктор Фелл, — полученной из того, что было сказано лично мне или другим, а также из того, что мне довелось увидеть собственными глазами, я попытался составить картину того, что произошло вчера. В деталях я не нуждаюсь, и все же многое мне по-прежнему не ясно.

Так что будьте снисходительны! Я приехал в этот дом примерно в полдень. Вы, ваша жена и я, то есть мы втроем, великолепно пообедали в половине второго. Тогда ваша жена пребывала в очень радостном расположении духа. Она просто сияла. Помните?

Ферье кивнул, достал сигарету, но закуривать не стал.

— Через некоторое время вы извинились и, не объясняя, куда направляетесь, уехали на большой машине. Полагаю, — доктор Фелл приподнял брови, — вы отправились в аэропорт и встретили Одри Пейдж?

— Да.

— Вы также спросили у нее, можете ли заехать поздно вечером (около полуночи) в отель, где собиралась остановиться мисс Пейдж, чтобы поговорить с ней о вашей жене?

— Да. — Достав из кармана зажигалку, Десмонд Ферье поднес ее к сигарете и с наслаждением затянулся. Вспышка пламени на мгновение осветила его лицо под освещенным портретом.

— Вы действительно хотели предупредить мисс Пейдж об опасной ревности к ней миссис Ферье?

— Да.

Паула в лимонно-желтом платье, контрастировавшем с ее на удивление холодным выражением лица, перешла на другую сторону комнаты и села на диван напротив доктора Фелла. Ферье, казалось, ее не замечал.

— И все же ваше полуночное свидание не состоялось? И вы не предупредили мисс Пейдж?

— Нет. Но черт побери, вы же прекрасно знаете, чем я занимался. В полночь я был с вами и обо всем вам рассказал.

— Хорошо! — отреагировал доктор Фелл. — Остальное время вчерашнего дня, — мягко продолжил он, — я провел здесь, в гостиной, с миссис Ферье. Она была в прекрасном настроении и принесла подшивки газетных вырезок, одна из которых находится сейчас тут.

Вы приехали домой около шести часов. К тому времени ваш сын Филип уже вернулся из банка «Дюфрен». Теоретически ни вы, ни ваша жена не должны были знать о планах Филипа пригласить мисс Пейдж пообедать с ним. Однако миссис Ферье это стало известно: она рассказала мне это вечером, причем с большим удовольствием и даже некоторым лукавством. Вы это знали?

— Дружище, дорогой, — широко улыбаясь, произнес Ферье, — я с трудом понимаю, какое это имеет значение?

— Тогда позвольте освежить вашу память. Я веду вас к кульминации.

Огонек сигареты Ферье мерцал в полумраке гостиной.

— Представим себе, — и доктор Фелл пристально посмотрел на Ферье, — что сейчас — вечер вчерашнего дня; время — около семи. Филип поднимается наверх переодеться. Вы, миссис Ферье и я не делаем этого — нам это ни к чему, мы ведь обедаем дома. Мы сидим в гостиной; нас по-прежнему трое. Вы с миссис Ферье пьете коктейль, я — шерри…

— Кстати…

— Нет! — Доктор Фелл поднял руку, останавливая Ферье, направившегося было к буфету, стоявшему между двумя окнами в сторону фасада.

Тот остался на месте, продолжая улыбаться.

— Больше не стану употреблять настоящее время, — продолжил доктор. — Вдруг вы поставили бокал с коктейлем вон на тот кофейный столик и сказали жене: «Дорогая, я только что вспомнил, что мне надо уехать». Она воскликнула: «Ты собираешься уехать до обеда?» — «Увы, — ответили вы, — я должен ехать как раз на обед».

А дальше я вынужден извиниться за то, что мне придется описать приведший меня в смущение семейный скандал. Вас обвинили в том, что вы оставляете своего гостя; мои искренние протесты не возымели действия.

Филип, еще не успевший отправиться в отель «Метрополь», попытался было вмешаться, но ему посоветовали уехать, что он и сделал на своем «бентли». Ваша жена категорично спросила, куда вы направляетесь. Вы улыбнулись так же, как и сейчас, и сказали, что собираетесь обедать в одиночестве. И вот теперь вы едете в «роллс-ройсе»… Кстати, куда вы тогда поехали?

Ферье глубоко затянулся сигаретой и ответил:

— Я обедал один.

— Где?

— Боюсь, что не вспомню. Кстати, Фелл, это тогда я решил убить мою жену?

— О нет. — Доктор Фелл откинулся на спинку кресла. — Если мы примем шутливый тон, сэр, остальные решат, что мы чрезвычайно серьезны. Мы оба понимаем это, не так ли?

— Конечно.

— Тогда ваша жена еще не разозлилась (я хочу сказать, не разозлилась по-настоящему). Она еще не была в ярости, но уже была на пути к этому. Это неизбежно должно было произойти. Когда мы с миссис Ферье принялись за великолепный обед, приготовленный ее служанкой, она уже пребывала в серьезном нервном напряжении, но не более того. Прошу заметить, что на самом деле миссис Ферье ни к кому не испытывала ненависти, в том числе и к мисс Пейдж.

Она сомневалась, размышляла — все это я мог прочитать в ее глазах. Когда после обеда мы пили здесь кофе — я сидел в этом кресле, а она — на диване, где сейчас сидит мисс Кэтфорд, — с ней что-то произошло: вдруг вскочила с места и, не говоря ни слова, вышла из комнаты.

Меня это не встревожило. Жизнь актеров бывает такой необычной и захватывающей… Сколько прошло времени, пока я сидел и раздумывал в своей манере, сказать трудно: может быть, час, а может быть, и намного больше, как неожиданно послышался стук высоких каблуков, спускающихся по лестнице, тогда как наверх поднимались в туфлях на низких каблуках. Я взглянул в сторону холла. Надо ли говорить, что я увидел?

Тут одновременно заговорили два голоса. Паула Кэтфорд сказала:

— Нет, это говорить необязательно.

— Паула, солнышко, вам не стоит беспокоиться. Вы можете сами не понимать, что говорите.

— О, думаю, я знаю, что говорю! — Паула, стройная и изящная, характер которой явно проявлялся в пристальном взгляде ее глаз цвета ореха, встала с дивана и, обращаясь к доктору Феллу, сказала: — Вы увидели страшно рассерженную Еву, не так ли? На ней было голубое с серебром платье, и от нее очень сильно пахло духами, как это бывало обычно. Возможно, она, не говоря вам ни слова, позвонила и заказала такси. Такси подъехало; Ева выбежала за дверь и уехала. Все было так?

Доктор Фелл наклонился вперед:

— Ну и ну! Прямо в яблочко! Так что же, может быть, вы изложите и дальнейшие ваши умозаключения из фактов?

— Был поздний вечер, — объявила Паула все с тем же неподвижным взглядом человека, настойчиво вспоминающего что-то. — Был поздний вечер, около половины одиннадцатого, не так ли? Ева села в такси и поехала прямо в «Отель дю Рон», где мы и встретились с ней.

— Отлично! В «Отель дю Рон» меня не было, но не сомневаюсь, что вы правы. Что-нибудь еще?

— Ева сделала это потому, что кое о чем подумала или, что еще более вероятно, получила доказательства чего-то такого, что привело ее в ярость. Ну конечно! Прошлой ночью мы могли бы все это понять, если бы не были так сильно заняты спором о том, как могло быть совершено убийство в Берхтесгадене!

— Ладно, ладно, ладно, — проговорил Десмонд Ферье, бросая сигарету в камин. — Не останавливайтесь на этом, дорогуша. Теперь не поворачивайте назад. Сделайте еще один маленький шаг вперед, Паула, и вы доставите мне еще больше таких неприятностей, перед которыми все бедствия, обрушившиеся на Иова,[4] покажутся ерундой.

Паула от неожиданности отступила назад:

— Господи, о чем вы говорите? Неприятности? Но каким образом?

— Спросите у доктора Фелла.

— Сэр, — произнес доктор Фелл в некотором замешательстве, — все это не доставляет мне удовольствия.

— Спросите его, Паула!

— Да? О чем идет речь?

— Не успела миссис Ферье уехать на такси, — произнес доктор Фелл, — как на «роллс-ройсе» вернулся ее муж, — они разминулись буквально на минуту. Должно быть, их автомобили встретились недалеко от виллы. И снова я столкнулся с сюрпризами и новыми впечатлениями от артистического темперамента.

— В каком смысле?

— Когда я рассказал мистеру Ферье о том, что произошло, он тоже страшно разозлился и настоял на том, чтобы немедленно вернуться в Женеву, причем вместе со мной. Он не желал отвечать ни на какие вопросы и не принимал никаких замечаний. Он сказал, что мисс Пейдж находилась в ночном клубе недалеко от Новой площади. Оставив меня там, чтобы следить за ней, сам последовал за своей женой в «Отель дю Рон».

Паула широко раскрыла глаза, потом прищурилась:

— Но это же абсурд!

— Что вы называете абсурдом? — спросил Ферье. — Существуют вещи, которые кажутся такими очевидными, что на них даже не обращаешь внимания, хотя потом очень удивляешься этому. Попробуйте задать себе некоторые вопросы, с которыми обрушатся на меня полицейские. — После очень непродолжительного потрясения он явно начал получать актерское удовольствие от своего нынешнего положения. — Откуда мне было знать, что Ева отправится в «Отель дю Рон»? Это один вопрос. Второй: что такое Ева обнаружила в моей спальне, что заставило ее ехать вслед за мной в этот отель? Что же касается всего остального, если бы я действительно думал, что Ева могла попытаться убить Одри Пейдж потому, что между мной и Одри что-то было, то разве позволил бы я девушке приехать в этот дом прошлой ночью?

За окнами гостиной над английским садом небо потемнело настолько, что стало почти невозможно увидеть лица друг друга в свете единственной лампы над портретом.

Пласт грозового воздуха пригвоздил жару к земле, не давая пролиться дождю. Паула обхватила лицо руками:

— Одри Пейдж?

— Не притворяйтесь такой глупой, Паула.

— Я вовсе не глупа — ни намеренно, ни как-либо иначе. Я только спрашиваю…

— У полицейских, — горько произнес Десмонд Ферье, — может быть только один ответ: убийство. Ева думала — или говорила, что думает, — продолжил он с задумчивым взглядом, — что я пытался обойти собственного сына и сам собирался жениться на Одри. Таким образом, получается, что мы с ней вместе решили прикончить Еву, — такое случалось в этом мире пару раз. Как вы думаете, доктор Фелл, может существовать подобная версия?

— Ох… кха-кха! Да. Очень боюсь, но у полиции вполне могут возникнуть подобные понятия.

Паула облизала губы.

— Но вы… вы же этого не делали, правда? Господи, вы же не делали этого?

— Нет, не делал. Черт побери, не было ничего подобного. Что я должен отвечать полицейским, когда они скажут, что я сделал это?

— Но у вас… у вас не было связи с ней? С Одри Пейдж? Этой слишком впечатлительной и слишком романтической юной леди, которая настолько помешана на Брайане Иннесе, что позволила убедить себя приехать сюда в надежде, что он немедленно последует за ней, чтобы увезти ее обратно.

Секунд десять все молчали.

Доктор Фелл, откинувшись на спинку кресла, затаив дыхание, смотрел на Десмонда Ферье. Улыбка Ферье стала еще шире и еще зловещее. Брайан, с трудом различавший в темноте своих собеседников, шагнул к Пауле, повернувшейся к нему лицом.

— Что скажете, мистер Иннес?

— Что? Что вы сказали?

— Что я сказала? А разве вы, будучи человеком разумным и цивилизованным, не ведете себя сейчас как глупец? Вы же знаете, что девушка поступала именно так. Каждое слово, которое она о вас говорила, и, думаю, каждое слово, которое она говорила вам, делали это совершенно очевидным для всех. Когда сегодня утром она позвонила и попросила увезти ее отсюда, неужели вы об этом не догадались?

Глава 10

— Так, значит, вы не догадались об этом? — еще громче и настойчивее повторила Паула. Казалось, она разговаривала скорее не с ним, а сама с собой — одинокой странной фигурой, силуэт которой вырисовывался на фоне высокого окна. Паула спокойно встретилась с Брайаном взглядом. — Простите, если это прозвучало немного грубо. Но дело в том, что это — правда. Женщины, подобные Одри Пейдж, могут влюбиться только в мужчин старше себя, которым они придают романтический ореол. В такого, как вы, или как тот человек у камина, который находит все происходящее очень забавным. Неужели это никогда не приходило вам в голову — я имею в виду то, что касается вас?

— Да, приходило, — честно признался Брайан, — и не раз. Я надеялся, что все было именно так, да и сейчас надеюсь. Однако мне кажется, что человеком более всего пострадавшим в этом скверном деле является Филип Ферье.

Человек у камина рассмеялся:

— Никогда не старайтесь быть джентльменом, дружище. Хватайте, что можете, и благодарите судьбу за это. — А затем совершенно другим тоном добавил: — Хотя женитьба — совершенно другое дело. Мы должны предостеречь вас от женитьбы на ней.

— Вы полагаете, что можете сделать это?

— Полагаю, что могу попытаться.

Поскольку Паула считала совершенно безнадежными мужчин с возбужденным самолюбием и тщеславием, она решила перейти к вещам, гораздо больше ее волновавшим:

— Десмонд, прекратите! Если бедная Ева думала, что вы добиваетесь Одри Пейдж, тогда это объясняет многое из того, что я не могла понять: я не понимала, отчего девушка так напугана, почему Ева была так мила и ласкова с ней до того момента, как Одри перешагнула порог этого дома. Но прошу вас: довольно притворства! В конце концов, это совсем не смешно.

— Притворства, да? Вы полагаете, что я нахожу это смешным?

— По крайней мере, это так выглядит.

— Тогда поразмыслите еще, ангелочек. Я смеюсь, как вы выразились, потому, что моя история чертовски глупа и каждое слово в ней — правда. Мне приходилось играть подобную роль, но я никогда не ожидал, что такое произойдет со мной в реальной жизни. Спросите меня почему?

— Десмонд, я…

— Давайте, Паула! Ваши большие глаза никого не обманут. Вначале вы выпытываете суждения у людей, которые даже не подозревают, насколько опрометчиво они поступают до тех пор, пока не увидят свои слова процитированными на первой странице. Ну что ж, давайте, оттачивайте свое мастерство на мне!

— Десмонд, я не могу! Не сейчас.

— Тогда кто-то другой должен сделать это, чтобы все узнали, как я веду себя. — Ферье повернул свирепое лицо к Брайану: — Может быть, вы, дружище? Не хотите ли задать мне несколько вопросов?

— Только об этом и мечтаю.

— Тогда вперед! Разве что если доктор Фелл…

Но доктор Фелл молчал. Погруженный в свои мысли, сосредоточенный и немного испуганный, он переводил взгляд с Ферье на Паулу и снова на Ферье. Это сильно потрясло Паулу, тогда как на Десмонда Ферье не произвело никакого впечатления. Фигура Ферье в парчовом халате царила, словно Отелло на сцене.

— Оракул и авгур безмолвствуют. Из него ничего не вытянешь. Фон готов, можно смешивать краски, только поменьше дилетантства. Это я к тому, что вы, надеюсь, умеете допрашивать свидетеля.

— Постараюсь, — торопливо и сердито буркнул Брайан. Опрос он начал очень неуверенно, но с самого начала: — Состояли или не состояли вы в любовной связи с Одри?

— Хо! Это единственное, о чем он может думать!

— Так состояли или нет?

— Нет, не состоял. Что-нибудь еще?

— Да. Мистер Ферье, вы ведете дневник?

Тишина наступила так внезапно, как удар гонга. Паула быстро взглянула на Ферье; глаза доктора Фелла забегали.

— Да, я веду дневник. Я вел его двадцать лет. А почему вы об этом спрашиваете?

— Готовы ли вы передать этот дневник полиции?

— Нет, конечно нет. Не больше, чем хотел бы опубликовать его в континентальном издании «Дейли мейл». А кто бы на такое согласился?

— Вчера вы уехали из дому около семи часов вечера и не возвращались до половины одиннадцатого. Куда вы ездили?

— Как я уже говорил доктору Феллу, я обедал один, если это можно назвать обедом.

— Где это происходило?

— В «Пещере ведьм».

— «Пещере ведьм»? Что это такое?

— О нет! Я согласился только отвечать на вопросы, дружище, а не обучать вас тому, что вы уже давно должны были сами знать.

— Почему вы так внезапно решили ехать обедать в одиночестве?

— Потому что больше не мог выдерживать притворства моей дорогой жены, а может быть, ее болтовни. Кроме того, мне хотелось кое-что обдумать.

Паула, сжав руки, тихо вздохнула, почувствовав в поведении Десмонда Ферье одну лишь безнадежность, повернулась и быстро пошла к буфету, стоявшему между двумя окнами, в сторону фасада. Протянув руку к графину с бренди, она вдруг замерла, так и не дотронувшись до него.

Ферье смотрел на Брайана с застывшей приятной улыбкой.

— В половине одиннадцатого, узнав, что миссис Ферье уехала на такси, вы поехали прямо в «Отель дю Рон». Ответьте, пожалуйста, на ваш собственный вопрос: откуда вы узнали, что она поехала туда?

— Я не знал.

— Неужели?

— Но это было вполне естественное предположение, — быстро возразил Ферье. — Мне сказали, что Ева отправилась пообедать. Сам я часто обедал там, как и все вы. Для нее было вполне естественным искать меня там.

— А вам искать ее? После того, как она уже пообедала у себя дома?

— А почему бы и нет?

— Вы только по этой причине направились в тот отель?

— Да!

— Очень хорошо. Если вы полагали, что Одри угрожает опасность, то почему позволили ей приехать сюда?

— Потому что я был почти уверен, что моя дорогая жена блефует, и что реальной опасности нет. Одри и сама так не думала. Спросите ее!

— Откуда вам известно, что думала Одри?

— Говорю вам, спросите ее! Ну ладно, мы оба ошибались: моя жена покончила с собой, попытавшись возложить вину на Одри. У Евы не было никакого повода для подозрений, однако она считала наоборот. — И снова у Ферье появился застывший пристальный взгляд. — Так называемое убийство было самоубийством. Это единственное преступление, которое смогут обнаружить копы.

Брайан, терзаемый сомнениями, никак не мог составить собственного мнения.

— По сравнению с малым из Дунсинана, который от страха стал белее сметаны,[5] — негромко воскликнул Ферье, щелкнув пальцами, — я довольно успешно справился с объяснениями! Можете напускать на меня полицию.

Паула, стоявшая у буфета, резко обернулась и воскликнула:

— Десмонд, ради бога! Будьте осторожны!

— Говорю вам, напускайте!

— Послушайте, — заговорил Гидеон Фелл, — пора остановиться. — Резкость этого благоразумного голоса на фоне взвинченных нервов принесла тишину, но не мир. Медленно, с невероятными усилиями доктор Фелл встал с кресла. — Сэр, — нешуточно грозно произнес он, — было бы лучше, если бы вы посмотрели в лицо тому факту, что смерть вашей жены была убийством. Ни я, ни кто-либо другой не сможет помочь вам, если вы заставите нас слушать ложь. У вас еще есть что сказать мне?

— Нет.

— Тогда позвольте еще раз напомнить, — очень взволнованно и даже гневно проговорил доктор, — вашу жену убили.

— Боже всемогущий! — вздохнул Ферье. — Я не хотел, чтобы она умирала! — На мгновение он потерял контроль над собой. На глазах Паулы Кэтфорд выступили слезы. Затем Ферье взял себя в руки и снова стал, как всегда, любезным, учтивым.

— Вашу жену убили.

— Вы что, так и будете без конца повторять это, магистр?

— Боюсь, что так. Для начала скажу, что полиция для вас опасна, если вы дорожите своей шкурой. И не только она.

— Кто же еще?

— Сэр Джералд Хатауэй. По крайней мере, мне он угрожает. Я почти уверен, что ему известно, как было совершено преступление. А вам это известно?

— Нет. Я придумаю какую-нибудь версию в более подходящее время. Кстати, что имеет против меня Хатауэй? До прошлой ночи я никогда в жизни не встречал этого типа.

— Вовсе не обязательно, что у него есть что-то против вас. Но если он может выставить меня глупцом и тупицей, каковым я, несомненно, являюсь…

— Магистр, а вы уверены в том, что он не блефует? Взгляните сюда!

Отойдя от камина, Ферье огляделся и отыскал взглядом стол, служивший своего рода защитным экраном для камина (Брайан приметил это, когда впервые зашел в гостиную). Передвинув его на прежнее место, Ферье взял из рук доктора Фелла альбом с фотографиями и положил его на стол. На полу, рядом с другим креслом, лежала толстая подшивка газетных вырезок, которую он поднял и тоже положил на стол. Сдернув шляпу Хатауэя с каминной полки, бросил ее рядом с двумя другими предметами.

— Этот Хатауэй — настоящий нахал, не правда ли? Вчера до трех часов ночи стоял здесь и читал нам лекцию, как учитель перед классом.

— Мне можете не напоминать, — буркнул доктор Фелл.

— Он совершенно хладнокровно обвинял Еву в отравлении ее богатого любовника, Гектора Мэтьюза, полагая при этом, что она не вышвырнет его из дома за такие слова. И надо отдать ему должное — оказался прав. — Ферье прикусил верхнюю губу. — Так вы говорите, что согласны с ним?

— В чем? — резко спросил доктор Фелл.

— Он упомянул все способы, с помощью которых Мэтьюз не мог быть отравлен: он не мог проглотить яд, поскольку ничего не ел и не пил; ему не могли сделать инъекцию яда, так как все время рядом с ним сидели и стояли свидетели; наконец, Мэтьюз не мог вдохнуть яд, потому что в таком случае это затронуло бы других. Короче говоря, ни одного способа не оставалось.

— Похоже, что так.

— И тем не менее, если мы считаем смерть Мэтьюза убийством, то должны предложить и обосновать и другие доводы.

— Сэр, вы хотите заняться очевидными вещами? Да, представьте себе, нам придется делать именно это! — И Десмонд Ферье указал пальцем на доктора Фелла, словно Мефистофель на Фауста. — Итак, вы полагаете, что, по их мнению, я — убийца моей жены? В таком случае не опасайтесь за мою шкуру. Они не настолько проницательны и не смогут увидеть того, чего не было. Меня не было в Берхтесгадене в 1939 году.

— Ну что вы, в самом деле! Убийца вашей жены необязательно должен был находиться в Берхтесгадене, и вам это так же хорошо известно, как и мне.

— Что значит «хорошо известно»? Что вы хотите этим сказать? — Кровь прилила к лицу Десмонда Ферье, на его лбу набухли вены. — Если бы я и убил Еву, то сделал бы это только ради Одри Пейдж. Таким образом, я свидетельствую против себя. Прошу всех вас не заблуждаться, — он взглянул на Брайана, — насчет этого симпатичного дома, легкомысленного образа жизни и двух дорогих машин в гараже. Дом куплен в кредит, «роллс-ройс» — тоже в кредит, «бентли» — мой, но его я купил еще тогда, когда играл Гамлета в Королевском театре в 1926 году. Поэтому… — Он внезапно замолчал.

Доктор Фелл, с таким выражением лица, словно его ударили сзади по голове тяжелой дубиной, неподвижно смотрел в угол потолка.

— Мотоциклы, — прошептал он загробным голосом. — Мотоциклы! Час за часом погружаясь в интеллектуальные глубины, я безрезультатно искал какие-то помещения или хотя бы подвал, и все потому, что совершенно упускал из виду мотоциклы. — Тут доктор Фелл, прочнее закрепив на носу пенсне, посмотрел на Брайана и забормотал какие-то бессвязные слова благодарности, извинений: — Простите меня за то, что не понял вашего намека. Вы же сегодня уже напоминали мне о мотоциклах. Когда-то, как это ни покажется вам невероятным, у меня тоже был автомобиль. Я его даже водил. Возможно, я не разбирался в его устройстве, тем не менее ездил.

— Это должно что-то означать? — спросил явно ничего не понимающий Десмонд Ферье. — Было бы гораздо интереснее разобраться, что вы держите в голове.

Настроение доктора Фелла тут же изменилось.

— Ради бога, так как это касается вас. Черт побери, вы ведь понимаете, что время уходит. Мы не можем больше ждать.

— Чего?

— Хотя бы какой-то откровенности с вашей стороны. Прежде всего, посмотрите на Хатауэя не только с одной стороны. Действительно, он устроил нам публичную лекцию. Кроме того, вы, несомненно, заметили, что у него было что-то вроде конфиденциального обмена мнениями с миссис Ферье…

— С Евой? Когда?

— Незадолго до того, как все мы отправились спать. Они сидели в столовой и вели очень серьезный разговор — чуть не подрались. Ну, помните? Вы же, конечно, обратили на это внимание?

— Я не заметил, магистр. Тогда я очень прилично выпил.

— Честно говоря, я тоже, а вот Хатауэй и миссис Ферье оставались трезвыми как стеклышко. Я очень подозреваю, что целью поездки Хатауэя в Женеву сегодня утром являются какие-то дела на телеграфе. Видимо, он пытается получить информацию, которую мне дали в Скотленд-Ярде перед отъездом из Лондона.

Паула Кэтфорд, пребывающая в явном замешательстве и безумно испуганная, стояла выпрямившись, прислонясь к буфету. Но на Ферье эти слова произвели еще большее впечатление.

— О, дьявол! — произнес он молитвенным тоном. — Месяц назад я ездил в Англию специально для того, чтобы встретиться с вами. Я сообщил вам кое-какие конфиденциальные сведения, когда просил вас приехать сюда. И вы передали их полиции?

— Нет. Никто вас не предал. Но может быть, было бы лучше, если бы кто-то это сделал.

— Я спрашиваю!..

— Так вот, тогда вы рассказали мне очень мало. Только поведали историю в Берхтесгадене и намекнули на то, что ваша жена может попытаться вас отравить. Вы не были откровенны так же, как и сейчас.

— Интересно, в чем?

— Я и намерен говорить об этом. Сэр, вы никогда не опасались того, что ваша жена отравит вас. Это было по-детски, как и все остальное. Не было никакой необходимости защищать миссис Ферье (да, защищать!) тем, что на первый взгляд может показаться обвинением. Точно так же, как и не стоило чернить себя для того, чтобы обелить других.

Ферье поднял глаза к небу и возопил:

— Паула, вы понимаете, о чем говорит этот маньяк?

— Нет. А вы?

— Думаю, понимает, — возразил доктор Фелл, взглянув на Ферье. — Вы утверждали минуту назад, что у вас был замысел относительно мисс Пейдж из-за денег ее отца — не столько детский, сколько гротескный. Ваша репутация — давайте смотреть правде в глаза — не только печально известна, но и заслуженна. Вы можете перерезать глотку актеру или актрисе, которые покусятся на вашу роль или испортят сцену. Вы охотно броситесь на любую женщину от пятнадцати до пятидесяти лет и посчитаете это в порядке вещей. Но жениться из-за денег вы ни за что не станете.

— Вы хотите обвинить меня в добродетельности? Что все это значит?

Доктор Фелл говорил резко, что никак не вязалось с его страшно взволнованным и встревоженным видом.

— Мисс Кэтфорд права, — заявил он. — Довольно притворяться. Спускайтесь на грешную землю, иначе вы угодите в тюрьму и пробудете там до конца ваших дней.

— Идите вы все к черту! Отстаньте от меня! — огрызнулся Ферье, направляясь к арочному проходу, ведущему в холл.

— Тогда еще один, последний вопрос! Информация, полученная от полиции, не имеет никакого отношения ни к преступлению, ни к преступникам. Хатауэй оказался прав еще в одном: ключ к этой загадке следует искать в личности вашей покойной жены. Почему вы не сказали мне, что, прежде чем выйти за вас замуж в 1943 году, она уже дважды была замужем?

И снова у Брайана возникло ощущение, что у него что-то не в порядке с головой и он никак не может разумно осмыслить происходящее.

Совершенно невинный и даже не вполне уместный на первый взгляд вопрос заставил Ферье замереть прямо в проходе.

— Почему я должен был говорить вам об этом? — резко обернувшись, спросил он. — Эти факты общеизвестны, да и какая, собственно, разница?

— Так вы по-прежнему не желаете говорить об этом?

— Это то же самое, что желать высказать свое мнение о погоде. Мне и в голову не приходило…

— Зато кое-кому другому пришло. У заместителя командира Эллиота есть некоторые замечания на этот счет.

— Например?

— Что касается первого мужа миссис Ферье, с которым она развелась в 1936 году, то о нем я узнал не так давно. Однако существовала одна очень важная причина, по которой ей не следовало сообщать о своем «обручении» с Гектором Мэтьюзом три года спустя.

— Почему же?

— Потому что ее второй муж, за которого она вышла в 1937-м, был еще жив и они еще были женаты. В начале войны он стал летчиком-истребителем Королевских ВВС и в 1940 году погиб. Похоже, это не было общеизвестно, а потому, естественно, никак не повлияло на завещание Мэтьюза.

Некоторое время было так тихо, что стало слышно, как маятник часов в холле со светловолосой куклой, по-идиотски бодро покачивающейся из стороны в сторону, громко отсчитывал секунды. Паула подошла к Ферье и, дотронувшись до его руки, повернулась к доктору Феллу.

— Опять вы со своими обвинениями? Вы снова хотите доказать, что бедная Ева каким-то образом убила мистера Мэтьюза? — воскликнула она.

— Спросите у мистера Ферье.

— Я не поверю…

— Спросите у мистера Ферье. Спросите его, что это может означать.

— Паула, — сказал Ферье и затем произнес слова, которые редко услышишь в изысканном обществе: — Держитесь подальше от этого!

— Мисс Кэтфорд должна держаться подальше от этого. Ох… кха-кха! Вы тоже. Если тюремное заключение или несправедливое обвинение для вас ничего не значат, тогда вообще о чем говорить?

Дернув плечом, Ферье сбросил руку Паулы и прикрыл глаза длинными пальцами.

— Господь свидетель — я не хочу больше неприятностей. Но ведь уже больше нет угрозы от…

— От чего? Вы в этом уверены? — прорычал доктор Фелл. — Я изо всех сил пытался проявлять осторожность; Хатауэй этого делать не станет.

— Не знаю, — протянул Ферье, — не знаю. Дайте мне пять минут, всего пять минут, чтобы все обдумать!

Доктор Фелл шагнул к нему, а следом за ним и Брайан. И вдруг все трое услышали шум мотоциклов, повернувших на вымощенную гравием дорогу и поднимающихся к вилле. Служанка Стефани, желая предупредить хозяина, быстро вошла в гостиную и объявила:

— Мистер Ферье, полиция.

Глава 11

В восемь часов вечера начало темнеть.

Брайан надеялся встретиться с Одри еще несколько часов назад. А теперь, не обращая внимания на скользкую после дождя дорогу, гнал свою машину в сторону пригородов Женевы.

Ему нередко приходило в голову, что людям, которым значительную часть своей жизни приходится проводить в поездках, больше всего на свете хочется повесить, или застрелить, или еще каким-то образом уничтожить всех, кто занимает какое-то официальное положение. Хотя это было совершенно несправедливо.

Чиновники тут ни при чем. И если цель многих современных правительств состоит в том, чтобы максимально усложнить жизнь остальных людей и привнести в нее как можно больше раздражающих факторов, то он, несомненно, должен был быть благодарен швейцарской системе, позволяющей поступать как тебе заблагорассудится до тех пор, пока ты не ущемляешь прав другого.

Нет ничего более вежливого и тактичного, чем полицейский допрос; однако ничто не длится так долго — почти десять часов. Брайан не знал, что говорили другие свидетели. Они находились в отдельных комнатах, как в разных отсеках. В половине второго неутомимая Стефани принесла свидетелям поесть. Гроза, разразившаяся ливнем сразу же после прибытия полиции, явилась фоном, вполне совпадавшим с настроением Брайана.

Он понимал, что источник его беспокойства заключался совсем в другом.

«Как всегда, я пытался быть слишком умным, — с горечью думал он, — и, как всегда, действовал во вред себе».

Когда Брайан давал показания, никто не усомнился в его рассказе (точнее сказать, в рассказе доктора Фелла), что они с Одри были вместе и видели, как Ева Ферье упала с балкона. И сообщение, что Одри отослали с виллы потому, что она страшно расстроилась от перенесенного потрясения, ни у кого не вызвало ни удивления, ни гнева.

Вежливый и учтивый месье Обертен, говорящий на трех языках — французском, английском и, как понял Брайан, немецком, — в ответ на это просто кивнул:

— Ведь это так естественно, мистер Иннес.

— Вы собираетесь допросить ее?

— Вполне возможно. Однако сейчас у нас есть чем заняться.

— Я рассказал вам все, что знал, и уже пересказал это дважды. Можно мне теперь уехать отсюда?

— В свое время, мистер Иннес. Для наибольшей полноты информации нам необходимо уточнить еще кое-что. Вы, наверное… э-э-э… беспокоитесь о юной леди?

— Да, беспокоюсь.

— Где она сейчас?

— Точно не знаю; она может быть в нескольких местах.

— Ну что ж, все очень просто: позвоните в одно из этих мест, где она, как вы предполагаете, может находиться, и скажите, что вы задерживаетесь.

А вот этого-то он как раз и не мог сделать! Во-первых, потому, что не должен был рисковать и разговаривать с Одри до тех пор, пока, встретившись с нею, не договорится о версии, которой они оба должны придерживаться. Так что это великодушное предложение полицейского могло стать ловушкой. А во-вторых, если Одри получила его сообщение, переданное через мадам Дюватлон, то даже не ответит на телефонный звонок.

О каких только возможностях пообщаться с Одри не думал Брайан, но все они оказывались неприемлемыми. К тому же из головы не выходили последние слова доктора Фелла, сказанные им перед самым приездом полиции.

Мысли о необходимости встретиться с Одри, которые он не менее умело, чем месье Обертен, скрывал за вежливостью и учтивостью, за время их разлуки превратились в нечто вроде мании. А еще Брайан ждал объяснений доктора Фелла. Этот гигант обещал сопровождать его в Женеву и после разговора с Одри рассказать, как произошло убийство.

Однако доктор Фелл не смог с ним поехать.

— Сэр, это невозможно! Я пока не могу уехать отсюда.

— Почему?

— Поверьте мне на слово, что это невозможно. Я постараюсь присоединиться к вам позже.

— Какие-то новые трудности?

— Надеюсь, не со стороны властей. Хочется верить, что и с другой стороны их не будет.

И вот теперь, в восемь вечера, Брайан мчался на огромной скорости сквозь заново омытый и еще влажный мир с мокрой листвой. Позади остался горный хребет из песчаника, а впереди уже маячили огни Женевы.

Красноватые лучи закатного солнца, отсвечивающие от мелькавших мимо деревьев, обещали на завтра прекрасный день, но это обещание относилось только к погоде. Люди не станут поступать так, как должны (или как они сами считают нужным). «Но по крайней мере, — думал он, притормаживая у дорожных знаков согласно правилам движения и, наконец, поворачивая на набережную Туреттини, — наконец-то состоится встреча с Одри».

Но состоится ли?

От каменного фасада его довольно современного многоквартирного дома, как всегда, веяло величием и дремотой. Вытянув шею, Брайан увидел свет в двух окнах на шестом этаже.

Он оставил машину на небольшой поперечной улице, неподалеку от дома, рядом со знаком, категорически запрещающим там парковку транспорта. В темном тамбуре у входа в дом едва поблескивали желтые металлические дверцы почтовых ящиков.

Свой ключ от квартиры Брайан отдал Одри, а мадам Дюваллон попросил оставить ее ключ в почтовом ящике. Дрожащими пальцами он достал из кармана крошечный ключик от ящика. Но если там ключа не окажется…

Но он оказался на месте.

Войдя в лифт, Брайан стал подниматься мимо площадок этажей, где тусклые лампочки освещали грубо отштукатуренные темно-серые стены, и где царила мертвая тишина.

Одри тоже была на месте. Не успел он открыть входную дверь в квартиру, как раздался ее крик: «Кто там?» Она стояла в маленькой прихожей — очевидно, собиралась выйти, но, услышав звук ключа в замочной скважине, отпрянула назад.

Они уставились друг на друга.

Инстинктивно Одри бросилась к нему, но Брайан не сделал ни шагу ей навстречу. Подбежав, она остановилась в смущении, которое почувствовал и он сам. Они смотрели друг другу в глаза, и каждый понимал, что в этот момент чувствует другой.

И тотчас оба сделали вид, будто ничего особенного не происходит.

— Не волнуйся, — резко проговорил Брайан. — Тебе ничто не угрожает.

— Я думала наоборот.

— И откуда, по-твоему, эта опасность?

— От нее.

— От кого?

— Сам знаешь. От Евы. Или от… — Тут Одри замолчала, широко раскрыв глаза.

— Нет, минуточку, погоди! Кажется, у тебя с нервами хуже, чем я предполагал. Ева мертва.

— Я знаю, но всякий раз, когда кто-то проходил мимо двери, я слышала ее. Что случилось? Где ты был целый день?

— Я не мог приехать раньше.

— А что происходит на вилле? Наверное, все думают, что это сделала я?

— Нет, никто так не думает, и вообще выбрось это из головы раз и навсегда! Кстати, ты встретилась с мадам Дюваллон? И еще, ты ела хоть что-нибудь?

— Да, да, да! В холодильнике полно еды. Я не могла много есть, но мадам Дюваллон так настаивала, что мне пришлось.

— В таком случае сейчас ты немного выпьешь, а потом, после того, как я объясню тебе, что следует говорить полиции, когда они станут тебя допрашивать, мы отсюда на некоторое время уедем.

Помимо маленькой прихожей, кухни и ванной в квартире было всего две маленькие комнатки, а также гостиная и спальня. Работал Брайан в студии, которая находилась в Везене. Присутствие Одри в квартире, которая могла служить настоящим символом неустроенной холостяцкой жизни, только еще больше это подчеркивало.

Одри вернулась в небольшую гостиную, где лампы освещали кремовые отштукатуренные стены. Подойдя к шкафу с переносным баром, Брайан еще раз посмотрел на нее. На Одри были все тот же твидовый костюм, коричневые чулки и туфли на толстой каучуковой подошве.

— Похоже, ты добралась до города еще до дождя?

— Да, — ответила Одри, взглянув на него. — А ты, кажется, умылся и причесался после того, как спускался посмотреть-посмотреть, что с ней случилось.

— Да, с любезного разрешения полиции.

— Что они говорят? Что думают?

— Хотелось бы мне знать. Вот так-то.

Брайан налил виски с содовой и подал бокал Одри. Между двумя окнами над низкими книжными полками висел черно-белый набросок Одри, который он нарисовал по памяти. Всякий раз, когда Брайан обращался к ней, она старательно избегала смотреть на рисунок.

— …Так вот, все выводы доктора Фелла — какими бы они ни были — с самого начала основывались на информации, полученной им в Скотленд-Ярде еще до того, как он приехал из Лондона.

— Значит, Ева, — недоверчиво спросила Одри, — уже дважды побывала замужем, прежде чем выйти за мистера Ферье?

— Кажется, тебя это удивляет?

— По правде говоря, да. Я… я не знаю почему.

— Не имеет значения. Можешь вспомнить, что ты, как предполагается, должна была говорить и делать сегодня утром? Можешь повторить все, чтобы тебя не уличили в неточностях?

— Ну конечно, могу. За это время я уже должна была привыкнуть ко лжи и обману. А теперь, когда ты рядом, и вовсе не боюсь.

Она глотнула бренди с содовой. На ее лице чувство горечи смешалось с чем-то еще, чего Брайан не мог объяснить. Потом Одри поставила бокал на полку.

— Я не разговаривала с Евой и вообще не входила в кабинет. Правильно?

— Совершенно верно.

— После завтрака в половине восьмого я пошла в свою комнату. Я была напугана Евой; позвонила тебе и после этого отправилась на прогулку. Вернувшись, опять прошла прямо в свою комнату по внешней лестнице. Находясь там, выглянула на балкон и обнаружила, что Ева выбежала туда. Тут ты присоединился ко мне, и мы оба увидели, как она упала вниз. Господи боже мой! Все это могло быть именно так! Но…

— Но — что?

Одри сделала недоуменный жест:

— Знаешь, я много думала о Еве. Скажи, почему такое большое значение придается ее второму мужу?

— Я этого не знаю.

— Но ведь доктор Фелл наверняка сказал нечто такое, что должно указывать… — Она замолчала.

— Нет, доктор Фелл не рассказывал никаких подробностей о втором муже Евы, за исключением того, что этот парень был убит на войне. Он даже не упомянул его имени. Хотя… погоди минутку! Как раз перед тем, как вошел месье Обертен, доктор добавил, что второй муж, кажется, был самой большой любовью в жизни Евы Иден.

Глаза Одри изменились так, что Брайану показалось, будто она снова собирается сбежать. Положив ключ от квартиры в переносной бар, Брайан налил себе виски и вдруг засомневался.

— Одри, ты много разговаривала с Евой о том, чего я не слышал. Есть ли еще что-нибудь такое, о чем ты мне не говорила?

— Нет, правда нет!

— Ты уверена?

— Совершенно. Но мне все же хотелось бы знать… возможно ли такое, что этот самый второй муж до сих пор жив?

Брайан досчитал до десяти, прежде чем ответил:

— Нет, это невозможно, как невозможно и то, что сама Ева жива. Она упала, ударилась головой и умерла буквально через несколько секунд после того, как я ее нашел. Ты же не находишься в гипнотической власти мрачных фантазий, не так ли? Или тебе кажется, что Ева может прийти за тобой и постучать в дверь?

— Нет! Нет! Брайан, ты должен выслушать меня!

Самым странным выводом из всего сумбурного разговора с Одри было то, что она, кажется, здорово повзрослела за это утро. Брайан не мог определить смысла этой зрелости, не мог понять, прав он или нет, но чувствовал, что так произошло, хотя поклясться в этом не мог.

— Я только хотела знать, — Одри, казалось, на ощупь выбирала разрозненные впечатления, — не могла ли я неправильно понять то, что она мне говорила?

— Каким образом?

— Ты говорил о гипнотической власти… призраков или чего-то там еще. Знаешь, о чем я вначале подумала, когда Ева стала кричать на меня? Мне показалось, что она была загипнотизирована, — именно так она тогда выглядела и говорила.

— Не хочешь ли ты ко всему тому, что мы обнаружили, добавить убийство с помощью гипноза?

— Хотела бы я это знать.

— Вокруг этого дела и так уже создалась какая-то таинственная атмосфера, так что, поверь мне, не стоит добавлять еще. Давай забудем об этом, а?

— Но послушай, Брайан. Когда ты только что произнес слова «убийство с помощью гипноза», не добавив ничего, то это, конечно, прозвучало глупо. Но это еще не все. — Одри выпрямилась. — Ты знаешь, что я была очень глупа и вела себя совершенно по-дурацки. Доставила тебе массу ужасных неприятностей, потому что пыталась что-то доказать себе самой и тебе тоже. И все же есть кое-что, что ты должен понять, несмотря на то что может произойти, пока мы оба живы. Между мной и Десмондом Ферье никогда не было никаких — абсолютно никаких! — отношений. — Голос ее зазвенел. — О, я знаю! — добавила она, прежде чем он успел начать говорить. — Я знаю, что ты сейчас скажешь. Раньше ты мне уже говорил, что не имеет значения, даже если что-то и было. Ты так часто это повторял, что я уже почти поверила, что для тебя это действительно не имеет никакого значения…

— Одри, прекрати это чертово кокетство! Для меня это значит все на свете, что тебе прекрасно известно. Я люблю тебя уже много лет.

— Нет, не подходи ко мне! Не дотрагивайся до меня. Не сейчас! У меня еще остались какие-то остатки гордости, хотя кому-то в это невозможно поверить.

— Я и не собирался до тебя дотрагиваться — по крайней мере, пока не закончится это дело. А уж потом, черт побери, возьмусь за тебя так, как никто этого не делал в твоей жизни!

— Ну что ж, я надеюсь на это. Но неужели ты не можешь просто с-сказать, что любишь меня, — закричала на него Одри, — а не ругаться и не смотреть на меня так, будто хочешь задушить!

— Нет, не могу. Это ты так действуешь на людей.

— Ну хорошо, я не против. Мне это нравится. Но ты сказал «людей», и я тоже имела это в виду. Я хочу доказать тебе, что никого другого никогда не было. Так ты будешь слушать?

Через какое-то мгновение накал эмоций мог выйти из-под контроля. Брайан выпил виски и с громким стуком поставил стакан на крышку бара.

— Я весь внимание, мадам, как это сформулировал бы Хатауэй.

— Ты снова надо мной смеешься?..

— Можешь ты понять своей милой хорошенькой головкой, дорогая моя, что никто над тобой не смеется? И даже не собирается? Ты — дьявол в юбке, тридцатилетний суккуб,[6] выдающий себя за девятнадцатилетнюю девушку.

— То, что ты сказал, звучит не очень симпатично, как ты считаешь?

— А стоит ли стараться говорить симпатичные вещи? Мы уже это проходили. Я люблю тебя. Я искал тебя всю мою жизнь. А теперь говори, что ты хотела рассказать о смерти Евы Ферье?

Слово «смерть» упало между ними и осталось. Раскрасневшаяся Одри отвернулась от Брайана, затем повернулась к нему вновь:

— Ева кричала мне, что я… я украла у нее кого-то. Естественно, я думала, что она имела в виду своего нынешнего мужа. Однако имени она ни разу не назвала. Многое из того, что она говорила, не имело большого смысла. А если предположить, что она имела в виду своего предыдущего мужа?

— Того, который умер?

— Предположительно умер. Кроме того, по твоим словам, был еще и первый муж. Что узнал о нем доктор Фелл?

— Не так уж много. Можешь у него спросить. — Брайан задумался. — Предположить можно все, что угодно. По мнению доктора, самое важное — второй муж. Ферье считает так же, хотя ни тот ни другой не пожелали объяснить почему. А поскольку доктор Фелл помогает Ферье, так же как и тебе…

— Брайан, почему доктор Фелл решил помогать мне?

— Потому что он не хочет, чтобы тебя арестовали за то, чего ты не делала. Он так захотел. Если говорить об убийстве, то слабость гипотезы о первом или втором муже состоит в том, что Еву разозлило то, что она прочитала в дневнике.

— Интересно, что это могло быть? Я вела дневник. Как, думаю, и многие другие в том доме. В дневнике пишут самые разные вещи, и это необязательно какие-то признания о себе самом. Мистер Ферье мог написать о ком-то другом.

— Включая и тебя? Помнишь, написанное касалось именно тебя?

Одри побледнела:

— Так, значит, ты думаешь, что в конечном итоге это я ее убила?

— Ничего подобного я не думаю!

— И что мы с мистером Ферье, б-безусловно…

— Ну хватит болтать ерунду, ей-богу!

— Если ты так не считаешь, — неожиданно сказала Одри, — то остается только одна возможность. — На нее словно сошло вдохновение. — Может быть, я смогу тебе помочь? Может быть, я смогу оправдаться?

Брайан обнял Одри за плечи, но, предупрежденный истеричным, однако решительным взглядом, вспомнил о ее нервном состоянии и отпустил, взглянув на тикающие часы на книжной полке.

— Тебе нет нужды оправдываться. Ты просто устала; мы оба устали. Знаешь, сколько времени?

— Б-без двенадцати девять? Или что-то около этого?

— Недалеко отсюда, на улице Станд, есть тихий ресторанчик, где очень хорошо готовят. Пойдем туда и постараемся хоть ненадолго забыть об убийстве.

— Да, ты прав. Извини меня.

— Тогда готовься. После хорошего обеда с хорошим вином мы будем в состоянии рационально обдумать проблему, которая сейчас, как кажется, не имеет значения. И кстати, забросим твой чемодан в «Метрополь».

— Чемодан?

— Ты что, забыла, что оставила в своей комнате на вилле наполовину упакованный чемодан? Я привез его с собой. Он сейчас внизу, в машине.

— Но, Брайан…

— Что-то не так?

— Нет, конечно нет. Только я не могу больше вернуться в «Метрополь»; по крайней мере, не хочу этого. Это будет ужасно смешно.

— Почему же? Разве номер еще не числится за тобой?

— Уже нет. Когда ты отправил меня сюда сегодня утром, я была страшно растеряна. Думала, что ты хочешь спрятать меня до тех пор, пока я не смогу уехать из страны, поэтому отказалась от номера и велела переслать остальной мой багаж в аэропорт. А теперь я не хочу уезжать. Вдруг полиция подумает, что я сбежала?

— Ты не можешь сбежать, дорогая моя. А вот чемодан тебе пригодится. Лучше спущусь и принесу его сюда.

— Брайан, дорогой, я не могу остаться здесь, с тобой! Я хочу сказать…

Он не отреагировал на мисс Одри Пейдж, как не отреагировал бы на подобные слова и любой другой женщины на свете. Брайан был страшно серьезен — такой уж это был человек. Даже не улыбнулся.

— Да, я понимаю, что ты имеешь в виду. И это может быть единственным способом предупредить еще большие неприятности. И все же при любом раскладе тебе нужен чемодан. Подожди минутку!

Наружная дверь захлопнулась за ним. Он спустился на лифте вниз. Однако и тридцати секунд не чувствовал себя свободным от ощущения, что кто-то преследует его.

Дом Брайана находился почти в тени моста Кулувреньер — серо-белого сооружения из семи мостов на Роне. На фоне прекрасного ясного вечера, правда не очень теплого, его огни отражались в стремительных водах реки.

Однако маленькая боковая улица почти не освещалась. В свете уличного фонаря на набережной Брайан увидел, как какая-то едва заметная тень открыла заднюю дверцу его машины и, кажется, уселась на заднее сиденье.

Он набросился на незваного гостя, схватил его за запястье, вытащил из машины и поволок на свет.

— Какого черта! — завопил знакомый скрипучий голос. — Ты соображаешь, что делаешь?

Брайан отпустил руку, выругавшись от разочарования, а маленькая, коренастая, бочкообразная фигура закачалась и чуть было не упала наземь. В свете фонаря он увидел Джералда Хатауэя без шляпы, злобно уставившегося на него.

— Итак, друг мой? Что ты, по-твоему, здесь делаешь?

— Нет, это что ты здесь, по-твоему, делаешь, если уж об этом зашла речь?

— Ты что, живешь здесь, а? И это твоя машина, да?

— Отвечаю «да» на оба твои вопроса. Откуда ты так много знаешь?

— Я знаю, что ты живешь в одной из этих квартир, — бойко пояснил Хатауэй, — потому что звонил сюда вчера вечером. Какая-то мадам Дюваллон или Дювалле, которая, как она сказала, «открывала» для тебя квартиру, сообщила, что ты должен приехать из Парижа. Я знаю, что это твоя машина, потому что утром, еще до того, как не смог позвонить тебе и остановить, увидел, как ты на ней уехал. Или мои глаза меня обманывают?

— То есть?

— Неужели это ультраконсервативный и важный мистер Брайан Иннес? Ведешь себя так, будто за каждым углом видишь гангстера. Полагаю, это из-за той девушки?

— Да, думаю, что так. А как насчет коварного и трусливого сэра Джералда Хатауэя…

Только чувство собственного достоинства Хатауэя удержало его от того, чтобы изобразить на мостовой нечто вроде танца.

— Ах ты, рыжий идиот! — заорал он. — Я собирался подождать тебя здесь, потому что я — человек очень деликатный. Ты же, конечно, повел ее к себе.

Эти слова не требовали ответа, потому что прозвучали не как вопрос, а как утверждение. Брайан воспринял их как нападение.

— Почему ты решил, что она здесь?

— Не уклоняйся от ответа, друг мой! В «Метрополе» ее нет; на вилле «Розалинда» — тоже. Больше ей негде быть.

— Снова дедукция? Хатауэй, так зачем ты меня ждал?

— Чтобы предупредить об одной вещи. Если ты влюбился в эту девушку, будь осторожен. Ты видел вечерние газеты?

— Нет.

В кармане Хатауэя лежала сложенная в несколько раз газета. Он достал ее и помахал ею, но Брайан не мог видеть ничего, кроме силуэта его лысой головы и ощетинившейся бороды.

— Расписано во всех газетах. Похоже, что пресса здесь так же несдержанна, как во Франции, — с горечью заметил он.

— Я все еще ничего не понимаю…

— Де Форрест Пейдж тоже мой друг. Он попросил тебя позаботиться о его дочери и не допустить, чтобы ее преследовала полиция. Когда эти новости долетят до Лондона, отцу будет не очень-то приятно о них узнать.

— Неужели имя Одри Пейдж упомянуто в газетах?

— Неужели? Взгляни сюда! И это не все. Не очень-то верь Гидеону Феллу. Согласно отчетам, которые публикуются чуть ли не во всех газетах, он говорит только загадками, скрывая очень важную информацию.

— Тогда как человек по имени Хатауэй никогда не делает этого, да? И забудь о том, что пишут в газетах. Что говорят на вилле «Розалинда»?

— Не знаю, что говорят на вилле «Розалинда». Я там не был.

— С какого времени?

— С раннего утра.

— Так кто после этого чокнутый, Хатауэй? Ты хочешь, чтобы тебя тоже разыскивала полиция?

Собеседник Брайана выпрямился, вздрогнув от волнения. Его высокий, резкий голос победно зазвучал:

— Я обошел Гидеона Фелла! Я обошел его по всем статьям! Часть этого дела может объясняться одной субстанцией — серной кислотой; другая же часть объясняется другой субстанцией — маслом горького миндаля.

— Маслом горького миндаля? Что это такое?

— Яд, которым убили миссис Ферье. Иди сюда!

Глава 12

Непредсказуемый, охваченный каким-то смешанным чувством между триумфом и смутным страхом, Хатауэй бросился через дорогу к парапету набережной. Брайан последовал за ним. Хатауэй остановился под фонарем с газетой в руках.

— Если ты прочтешь, что здесь написано… — начал он с горячностью.

— Не хочу я ничего читать! Скажи лучше, что такое масло горького миндаля?

— То же самое, что нитробензол.

— Звучит как производное синильной кислоты. Я не прав?

— Фу-ты! Твое невежество просто преступно! Прочти книгу Мьюрелла о ядах. Хотел бы отметить, — провозгласил далее Хатауэй, поднимая газету, как статуя Свободы — факел, — что Гидеон Фелл лгал.

— Что ты имеешь в виду?

— Если бы ты был на вилле вчера поздно ночью, то слышал бы, как он говорил (нет, скорее намекал!), что впервые узнал о смерти Гектора Мэтьюза от Десмонда Ферье совсем недавно в Лондоне.

— А это не так?

— Он узнал об этом от меня, причем несколько лет тому назад, в Клубе расследования убийств.

— Какое это имеет значение?

— Клуб расследования убийств, — отчетливо произнося каждое слово, продолжил Хатауэй, — это группа людей, собирающихся в ресторане «Белтринг» в Сохо, чтобы обсудить разные проблемы. Однажды я присутствовал там в качестве гостя. Когда я попытался заинтересовать твоего слоноподобного друга историей Гектора Мэтьюза, он сделал вид, что его это мало волнует.

— Так что, твое самолюбие было уязвлено?

— Молодой человек, вы меня обижаете.

— Спасибо за «молодого». И это все, что произошло?

— Я не намерен выслушивать оскорбления. Вот так-то! — Хатауэй громко сглотнул. — Разве мог я предположить, что миссис Ферье убьют сегодня утром? Вряд ли. Даже самый проницательный из живущих не мог бы предвидеть это. Поэтому…

— А теперь послушай, — с ощущением безнадежности перебил его Брайан и кивнул в сторону своего дома. — Одри там одна. Я должен вернуться. Ты пришел ко мне, чтобы подстраховаться, — так я постараюсь подстраховать тебя. А теперь говори, что у тебя на уме?

— Сегодня утром (следишь за моей мыслью?) я отправил телеграмму из «Отель дю Рон».

— Нет, я не понимаю твоей мысли.

— В клубе «Сэвидж» прекрасно знали, что Ферье советовался с Гидеоном Феллом, и если бы Феллу понадобились дополнительные факты о миссис Ферье или о ком-нибудь еще, то куда бы он обратился? В Скотленд-Ярд! Каждый дурак об этом догадается. Его коллега Хэдли вышел на пенсию. Я почти уверен, что он разговаривал с заместителем командира Эллиотом. Согласен?

— Да, он разговаривал с ним.

— Что ты говоришь?! Фелл признался в этом?

— Ничего особенного. Он сам сказал нам об этом сегодня утром.

— Неужели? Со мной они были не так любезны. Для меня было разумнее подождать, пока Фелл оказался здесь, в Женеве, а потом послать Эллиоту телеграмму с запросом за подписью Фелла.

— О господи! Час от часу не легче! Ты что, послал в Скотленд-Ярд поддельную телеграмму?

— Одну телеграмму. Только одну! В отеле я мог бы проследить за получением ответа. Конечно, какой-то элемент риска предполагался.

— Держу пари, что риск был, потому что подделка вышла довольно неважной.

— Ох уж этот твой детский сарказм!..

— Хатауэй, я тебя не осуждаю. Все мы — лжецы в одной лодке. Но если ты опасаешься последствий…

Хатауэй изумленно взглянул на Брайана:

— Последствий? Ну и ну! Думаешь, я стал бы связываться с таким рискованным предприятием? Нет, нет и нет! Я составил послание в самых общих словах: «Располагаете ли вы дополнительной информацией, касающейся обсуждаемого объекта?» Фелл мог не видеться с Эллиотом, или Эллиот мог не ответить, даже если бы был оплачен ответ на сто слов. В конце концов, он мог ответить по официальным каналам. Риск!

— Так, значит, он не ответил?

— О нет, ответил. — Хатауэй схватил газету двумя руками. — Очевидно, они с Феллом обсуждали двух первых мужей леди. Я знал об этих двух мужьях уже давно, но тогда не обратил на них внимания, потому что ни от одного из этих бедолаг она не унаследовала ни пенни. С моей стороны это было ошибкой.

— Значит, ответ Эллиота касался ее второго мужа? Летчика-истребителя Королевских ВВС?

Хатауэй оглядел Брайана с ног до головы:

— Откуда моему славному другу это известно?..

— Не имеет значения! Так это касалось ее второго мужа, не так ли?

— Нет. Там речь шла о первом муже. Я уже знал, что это был очень молодой и нервический химик-аналитик, работавший в компании «Ферндейл Энилин Дай». В марте 1936-го они разошлись, а через месяц он покончил с собой, приняв яд под названием нитробензол. Эта информация и была в телеграмме. Может ли теперь кто-то сомневаться в том, что, где бы ни появлялась эта женщина, там происходило самоубийство или убийство?

Брайан отвернулся.

Дома на набережной Туреттини стояли словно темно-серые столпы, освещенные светом уличных фонарей и восходящей луны. Брайан взглянул на огни «Отель дю Рон». Он колебался; затем, обернувшись, снова внимательно посмотрел в лицо человека, стоявшего перед ним.

— Смеешься над моими умозаключениями? Смейся! — сказал Хатауэй. — Они были верными во всех отношениях.

— Я не смеюсь. С помощью этого нитробензола, или масла горького миндаля, миссис Ферье и покончила с собой?

— Да, и вскрытие это подтвердит.

— В таком случае почему ты здесь?

Теперь смутился Хатауэй.

— Не понимаю, — произнес он.

— Думаю, понимаешь. Почему ты не поехал на виллу, чтобы отпраздновать победу над Феллом и полицией? Почему остался здесь и трясешься, будто боишься их вопросов?

— Дело в том, дорогой друг…

— Так в чем же?

— Дело в том, дорогой друг, — громко повторил Хатауэй, — что я не хочу, чтобы они задавали мне вопросы. Вот так! Я могу доказать каждую деталь способа, с помощью которого была убита миссис Ферье, однако не могу объяснить способ, использованный в случае с Гектором Мэтьюзом.

— Мэтьюзом? Мэтьюзом в Берхтесгадене? Ты ведь говорил, что можешь объяснить именно этот случай! Кричал об этом всем и каждому прошлой ночью!

— Я был слишком оптимистичен. Я могу объяснить все, кроме одной очень маленькой детали. Мне не нравится, когда кто-то сомневается или насмехается надо мной. Короче говоря…

— Короче говоря, ты умышленно лгал?

Хатауэй швырнул смятую газету через парапет в реку. Даже его лысая голова выражала нешуточную злобу.

— Я не лгал, — отрезал он, — не терплю, когда меня называют лгуном.

— Тогда как это называется? Нитробензол, очевидно, оставляет следы в теле жертвы?

— Естественно.

— Значит, на самом деле не существует никакой тайны о способе, которым была убита миссис Ферье? Он отличался от того, который использовали в случае с Мэтьюзом?

— Нет тайны? Другой способ? — Хатауэй перевел дыхание, чтобы не задохнуться от собственной честности. — Думаю, тебе следовало бы знать, мой славный друг, что в обоих случаях применялся один и тот же способ. Сегодня утром я завтракал в обществе миссис Ферье, так вот она ничего не ела и не пила, точно так же, как и Мэтьюз в свое время. Инъекции с ядом ей тоже не делали, и никто не подходил к ней с ядом. Тайна, если ты желаешь это так называть, по-прежнему остается.

— Значит, ты не можешь объяснить эти две смерти? Брось курить, отвечай! Почему ты не можешь объяснить эти смерти?

— Потому что… — Хатауэй снова замолчал, но уже по другой причине.

Вначале он просто смотрел в сторону «Отель дю Рон», но затем его взгляд стал внимательнее. К отелю подъехала полицейская машина и остановилась у входа. Из нее вышли Филип Ферье, месье Гюстав Обертен и доктор Гидеон Фелл.

Брайан понял, что последние двое приехали, чтобы допросить Хатауэя, а это означало, что очень скоро очередь дойдет и до Одри. Он непроизвольно поднял глаза, чтобы увидеть светящиеся окна своей гостиной на шестом этаже дома, стоящего напротив.

Однако окна гостиной были темны, как и все остальные окна его квартиры.

Брайана охватила тихая паника. Пересчитав все окна вдоль и поперек, он убедился, что не ошибся: это была его квартира и его окна. Он сам на мгновение погрузился в подобную пустоту.

Хатауэй, протянув к нему руку, протараторил какой-то вопрос, но Брайан его не слышал. Не замечая ничего вокруг и не отрывая взгляда от окон, он побежал через улицу наперерез какой-то машине, которая подала оглушительный сигнал, прежде чем его пропустить.

Вбежав в дом и уже добравшись до лифта, Брайан вдруг вспомнил вопрос, который с самого утра собирался задать Хатауэю, но конечно же забыл это сделать.

Однако теперь было не до него. К беспокойству об Одри добавилось еще одно: уже находясь в коридоре шестого этажа, он засунул руку в карман, чтобы достать ключ от наружной двери квартиры, и с ужасом обнаружил, что его там нет.

Дурак! Идиот!

Брайан вспомнил, что положил ключ для мадам Дюваллон на переносной бар и не удосужился взять его оттуда. А когда спустился вниз за чемоданом Одри, о котором, кстати, снова забыл в суматохе встречи с Хатауэем, автоматический замок захлопнулся, и теперь, если с Одри что-то случилось…

Брайан замер. Он стоял в знакомом коридоре, в котором витали ароматы самых разных блюд; вокруг ощущалось присутствие людей, хотя он ни разу ни с кем из них не встречался. Из некоторых квартир доносились приглушенные звуки работающего телевизора — Брайан знал, что это был именно телевизор, а не радио, по более резкому и тяжелому звуку.

Если что-то случилось с Одри…

— Чушь! — громко произнес он.

Он нажал на дверной звонок и не отпускал палец несколько секунд, прислушиваясь к шуму внутри. Затем позвал Одри по имени, но не уловил ни звука голоса, ни шума шагов.

Первая мысль, что Ева Ферье могла вернуться и забрать с собой во тьму Одри, была просто патологической и совершенно ему несвойственной. Взявшись за ручку двери, он стал вертеть и толкать ее. И дверь неожиданно поддалась. Брайан буквально влетел в темную прихожую.

Дверь была заперта, но не на задвижку, пружинка осталась в открытом положении. Очевидно, это сделала сама Одри, которая могла незаметно выйти из дома, пока он разговаривал с Хатауэем. Брайан заметался по квартире, зажигая повсюду свет и постепенно убеждаясь, что, скорее всего, так все и произошло. А войдя в ванную, нашел там подтверждающее тему сообщение, написанное губной помадой на зеркале туалетного столика: «Я тоже тебя люблю. Прости меня, пожалуйста, за то, что я собираюсь сделать».

В открытые окна квартиры доносилась какофония из пронзительных звуков ночного города и шума стремительных вод реки. Брайан вернулся в гостиную.

Здесь все оставалось по-прежнему, в том числе и стаканы, из которых они пили вместе с Одри, но вдруг безумный взгляд Брайана остановился на телефоне. Хотя на первый взгляд могло показаться, что аппарат стоял на старом месте, все же маленький блокнот рядом с ним был чуть сдвинут в сторону.

В блокноте не было никаких записей и пометок, но когда Брайан поднес его к лампе и немного наклонил, то проступили очертания слов, написанных твердым карандашом на оторванном тонком листке.

Он взял со стола тупой карандаш с мягким грифелем и, положив блокнот на стол, легкими движениями стал заштриховывать поверхность листа до тех пор, пока не проявилась запись: «Десмонд Ферье. Десмонд Ферье. Десмонд Ферье».

Должно быть, Одри трижды написала это имя, сидя у телефона, излив на бумагу то, что было у нее на уме. Он почти явственно видел, как она писала это, ожидая ответа оттуда, куда звонила.

Серая штриховка спускалась вниз по листу, и вдруг посередине страницы появился твердо написанный адрес, который ей, вероятно, сообщили по телефону. Все слова были подчеркнуты:

«Пещера ведьм» Улица Жана Жанвье. 16 двадцать минут».

Больше на листке ничего не было.

«Пещера ведьм»… «Пещера ведьм»… И вдруг Брайан вспомнил, где уже слышал это название.

Он вырвал листок и положил его в карман. Взглянув на черно-белый набросок Одри Пейдж, печально смотревшей на него со стены между двумя окнами, Брайан не стал ее бранить за импульсивность, но и восхищаться стремлением взглянуть в лицо опасности, даже испытывая при этом смертельный страх, тоже не мог. В памяти всплыло предупреждение доктора Фелла: «Мне, к несчастью, не удалось предотвратить одну трагедию. Вторая не должна произойти».

Именно в этот момент раздался требовательный звонок в дверь, пробившийся сквозь мысли Брайана и заставивший его подпрыгнуть со стула, на котором он сидел.

Это могла быть только полиция.

Если бы в квартире был запасный выход, он заперся бы изнутри. Нет, они не смогут помешать ему встретиться с Одри. С другой стороны, они не должны узнать адреса до тех пор, пока он сам не разберется, что Одри собиралась сделать.

Звонок продолжал пронзительно звенеть, действуя на нервы. Вероятно, доктор Фелл и месье Обертен заметили его, так же как и он их. Теперь ему вряд ли можно сделать вид, что его нет дома, и нет никакого другого способа выйти отсюда, как только через эту дребезжащую дверь.

Однако, открыв ее, Брайан обнаружил, что это вовсе не полиция, а Паула Кэтфорд, казавшаяся сегодня чуть менее благожелательной и симпатичной, чем обычно. Мгновение постояв в нерешительности у входа, она безо всякого приглашения энергично шагнула в прихожую, оттеснив Брайана.

— Простите мне это вторжение, мистер Иннес, — произнесла Паула, меряя шагами прихожую. — Мне очень жаль, но я должна встретиться с ней. Где она?

— Если вы имеете в виду Одри…

— Пожалуйста, прошу вас! Ну конечно же я имею в виду Одри! Только не говорите мне, что ее здесь нет. Ей больше некуда было деться.

— Так решил бы всякий, — с горечью проговорил Брайан, — но на самом деле все обстоит иначе: она действительно была здесь, но ушла.

— Куда?

— Не знаю. К сожалению, мне тоже надо идти, причем немедленно. Не хочу показаться негостеприимным, но вы извините меня?

— Нет, я не могу извинить вас. Убийство не шутка; среди нас психически больной человек; полиция уже близка к аресту.

— По-вашему, я этого не знаю? В любом случае, что вам нужно от Одри?

— Мистер Иннес, зачем она совсем недавно звонила Десмонду Ферье?

Брайан взглянул на часы, стоявшие на книжной полке. Было уже почти десять минут десятого — намного больше, чем он ожидал.

— Совершенно случайно, — продолжала Паула, — я сняла трубку параллельного аппарата и услышала их разговор. Это так просто: на вилле много параллельных аппаратов. Конечно, я тут же положила трубку. Но зачем она звонила ему? Почему Десмонд уехал?

Паула, по крайней мере, не представляла опасности. Часы тикали все более настойчиво. Наконец Брайан решился:

— Я могу сказать вам то, что думаю сам, но в ответ вы тоже должны мне сказать кое-что.

— Все, что угодно, поверьте мне! О, все, что угодно!

— Что на самом деле представляет собой «Пещера ведьм»? Ферье действительно обедал там прошлой ночью?

— Я… я… простите?

— Ферье говорил, что обедал там, хотя и добавил: «Если это можно назвать обедом». Не похоже, чтобы это было название ресторана. Кроме того, он считал, что я почему-то должен тоже знать это место.

— «Пещера ведьм»? — встревоженно произнесла Паула. — Так это они туда отправились с Одри?

— Ответьте, пожалуйста, на мой вопрос.

— «Пещера ведьм»! Это на улице Жана Жанвье, следом за той, на которой находится ратуша в старом городе. Поэтому Десмонд и сказал, что вы должны знать это место. Он пошутил.

— Верьте не верьте, но я сыт по горло подобными замечаниями Десмонда Ферье, которые он считает шутками.

— Так вот послушайте! — резко потребовала Паула. — В восьмидесятые и девяностые годы девятнадцатого века здесь, в Женеве, жил художник, взявший себе псевдоним Жан Жанвье. Я как-то писала о нем статью. Вы когда-нибудь слышали о нем?

— Нет.

— Говорят, он был не очень хорошим художником, но его работы отличались ярким колоритом. Он специализировался на колдовстве, черной магии, вампиризме и всяких садистских ужасах. Его творчеством увлекались многие люди. В начале двадцатого века был создан небольшой музей его картин, но, говорят, они были непристойными, и вскоре интерес к ним угас: картины Жанвье стали на рынке неходким товаром.

После Второй мировой войны кому-то в голову пришла новая идея. Человек по имени Лафарг купил несколько сенсационных холстов и открыл на улице, где когда-то жил Жан Жанвье, заведение, сочетавшее в себе ресторан и ночной клуб. Это довольно эксцентричный ночной клуб, хотя вечерами там можно и поесть. А кроме того… там есть развлечения.

— Какие развлечения?

Паула проигнорировала этот вопрос:

— Не имеет значения! Просто многих посетителей трясет от восторга от зрелища официанток и прочей обслуги с великолепными фигурами и черепами из папье-маше на головах. Вообще-то, конечно, это грубо, но кого-то иногда пугает.

— И в этом — суть этого заведения?

— Да, что-то вроде усложненной версии «поезда-призрака» или «мельницы с привидениями» в парках развлечений. — В выразительных глазах Паулы появились искорки чувства, близкого к страху. — Пожалуйста, скажите, Десмонд повел Одри туда?

— Не знаю. Честное слово, не могу вам сказать. Меня здесь не было, когда она звонила ему. А почему он должен повести ее туда?

— Вот этого-то я и не знаю! Понимаете…

— Продолжайте!

— Это было любимое место Евы. Там даже сделали маску с ее лица. Мистер Иннес, вы кому-нибудь об этом говорили?

— Нет, я только что об этом узнал. Все произошло меньше чем за полчаса.

— Тогда никому не говорите! Обещаете?

— Почему?

— Я не могу сказать, в каком настроении может быть Десмонд. Ваша Одри Пейдж кажется довольно приятной девушкой. Я уверена, что это так, и знаю, что вы ее очень любите, — тут Паула заговорила громче, — но именно из-за нее произошло много бед, и, может быть, Десмонд пытается… пытается наказать ее, решив немного попугать.

— Так вот оно что! Это тоже из разряда его шуток? — В словах Брайана прозвучало скрытое оскорбление, что было словно пощечина Пауле.

На этот раз такая чуткая и хрупкая Паула, столь чувствительная к реакции других людей, видимо, недооценила эффекта, который желала произвести. Она вдруг рванулась вперед:

— Погодите! Куда вы?

— Вы знаете куда.

— Нет, вы не должны. Я вам не позволю!

Наружная дверь в квартиру все еще оставалась открытой настежь, и сквозь нее проникали запахи пищи. Издалека доносились приглушенные звуки работающего телевизора. Подбежав к двери, Паула с грохотом захлопнула ее и прислонилась к ней спиной.

— Брайан, я прошу, я умоляю вас! Вы всего не понимаете!

— Я ничего не понимаю! Отойдите от двери!

— Полиция…

— Меня не волнует полиция. Прошлой ночью, когда на пол разлили серную кислоту, я поднял вас на руки и перенес в сторону. Мне повторить это сейчас? Отойдите от двери!

— Я очень не хотела этого говорить, поверьте, пожалуйста, я действительно очень не хотела, но вас должна волновать полиция, после того как вы и доктор Фелл рассказали обыкновенную неправду — иного слова не подберу! — об Одри Пейдж.

— Что вы имеете в виду?

— Вы забыли, что в то утро на вилле я тоже была наверху — очень даже живая и проснувшаяся, — в то время как вы с доктором Феллом находились в комнате сэра Джералда Хатауэя? И тогда вы рассказали ему по секрету то, что на самом деле произошло в кабинете перед тем, как Ева разбилась насмерть. Если полиция узнает о том, что было, и что Ева говорила Одри, то не отправится ли Одри прямиком в тюрьму, где она, возможно, и должна находиться?

Глава 13

От этих слов Брайан замер на месте. Только это могло его остановить.

Он смотрел на Паулу, внимательно изучая ее.

Словно бросая ему вызов, Паула повернула ручку двери и приоткрыла ее на несколько сантиметров, по-прежнему придерживая рукой, оставаясь на страже. Из коридора доносились знакомые звуки.

Выражение лица Паулы стало еще более решительным.

— Вы, наверное, сочтете это шантажом, но я ничего не могу поделать. Да! Я подслушивала, стоя в то утро у комнаты сэра Джералда. Нет! Я не рассказала этого полиции, хотя совсем недавно приехала в город в одной машине с месье Обертеном, доктором Феллом и Филипом Ферье. Называйте меня как хотите! Я сражаюсь за то, что мне очень дорого, и сделаю все, что в моих силах!

Брайан молчал.

— Что это? — неожиданно спросила она. — Что вы делаете?

По-прежнему не сказав ни слова, Брайан бросился в гостиную. Дверь в нее была широкой, и, кроме того, там был арочный проход, через который гостиная просматривалась от самого входа. Он почти физически ощущал, как неумолимо бежит время, как уходят в вечность минуты, а в этот момент в какой-нибудь келье на улице Жанвье Одри уже, может быть, «наказывают» и запугивают какими-нибудь уродливыми дешевыми эффектами. Сознание этого отнюдь не успокаивало его гнев.

Брайан взял ключ мадам Дюваллон с переносного бара. У него было такое чувство, будто, выйдя отсюда, он сдался и проиграл игру.

Паула повторила вопрос:

— Что вы делаете?

Брайан положил ключ в карман и обернулся:

— Чуть раньше, выйдя отсюда, я забыл этот ключ. Теперь я снова собираюсь уйти.

— Вы этого не сделаете!

— Все, что я намереваюсь сделать, — отрезал он, — это посетить общедоступный ресторан на общедоступной улице. Стоит ли использовать такие угрозы, чтобы попытаться остановить меня?

— Да, простите, но стоит. Как будто вы не знаете, как много бед уже натворила ваша драгоценная мисс Одри Пейдж. Видимо, она настолько изводила Десмонда угрозами, что у него не осталось другого выхода, как отвести ее туда.

— В «Пещеру ведьм»? Одри просила его об этом?

— Что еще?

— Дорогая Паула, прекратите вы это! Ставлю десять против одного, что Одри никогда даже не слышала об этом месте.

— Однако это она ему позвонила! Это из-за нее он, бледный как смерть, уехал с виллы! Говорю вам, я больше не позволю делать его несчастным! Он и так уже слишком много страдал!

— Страдал? Этот малый?

От этих пренебрежительных слов Паула мгновенно взвилась, словно от удара хлыста, потеряв над собой контроль:

— Господи! Ну какой же вы глупый! Как мало вы понимаете! С такой отъявленной нимфоманкой, как Ева…

— Нимфоманкой? — Наступила мертвая тишина, которую снова нарушил Брайан: — А вам не кажется, что ваш тон несколько изменился по сравнению с прошлой ночью? Не слишком ли серьезны эти изменения для женщины, которая была лучшей подругой и защитницей Евы?

— Я и остаюсь ее подругой, и всегда ею была. Раньше Ева никогда — никогда — не была такой, пока не потеряла красоту. — Паула стояла откинув голову и сцепив руки. — Вы когда-нибудь замечали, что действительно красивых женщин, а зачастую и тех, кто особенно подчеркивает свою сексуальность, на самом деле секс не очень-то интересует? Они ничего собой не представляют в этом отношении, потому что слишком тщеславны и интересуются только собственной персоной. О господи, что я говорю?!

— Да уж, не скажешь, что это очень относится к делу. Так вы ответите на мой вопрос?

— Какой вопрос?

— Почему вы не хотите, чтобы я пошел в «Пещеру ведьм»? И стараетесь, чтобы полиция тоже туда не попала?

— Я…

— Потому что я могу задать кое-какие вопросы? И полиция, естественно, тоже? А потом обнаружить, что вчера вечером Ферье там и близко не было?

— Да, это так, но это только часть правды. Вы не понимаете!

— Тогда скажите мне еще кое-что. Я собирался спросить об этом Хатауэя, но теперь сможете ответить мне вы. Итак, ясно, что вчера вечером вы должны были обедать с Хатауэем, но кто-то отменил это мероприятие. Вы не виделись с ним до тех пор, пока не встретили его вместе со мной в холле «Отель дю Рон». Верно я говорю?

— Конечно верно. Только я не понимаю…

— Сейчас все поймете. Хатауэй сказал, что звонил вам в отель и договорился о времени обеда. Вы разговаривали с ним лично или он лишь оставил для вас сообщение?

— Он оставил сообщение. Меня не было в номере, я спускалась вниз купить сигарет.

— Вас не было в номере. А были ли вы в отеле?

— В…

— Да! Не по той ли причине Десмонд Ферье не смог отчитаться за несколько часов вчерашнего вечера, потому что в это время он находился с вами?

Кровь отлила от лица Паулы, а ее яркие глаза стали огромными. Дверь, приоткрывшаяся позади нее сантиметра на два, закачалась от легкого сквозняка.

— Мистер Иннес, это самое отвратительное и невыносимое, что мне доводилось когда-либо слышать! Вы что, обвиняете меня в… в причастности к убийству Евы?

— Нет, — прорычал Брайан.

— Тогда что вы говорите?

— То, что вы — Исключительно Славная Девушка с большой буквы. Вы попали в бешеный водоворот журналистики, но все, что вам нужно, — это муж и дом.

Паула Кэтфорд так побледнела, словно он обвинил ее в чем-то еще более тяжком, чем убийство. Она стояла выпрямившись и приоткрыв рот.

— Вы испытывали угрызения совести по отношению к Еве, — продолжал Брайан. — Вполне возможно, что Ферье любит вас. Иначе зачем ему надо было так галантно лгать о столь незначительном эпизоде его славной молодой жизни. А теперь отойдите от двери. Я собираюсь найти его и разобраться с ним, если он вздумал попугать Одри.

— О, тогда я спокойна. Думаете, вам это поможет?

— Почему бы и нет?

— Послушайте! — Отодвинувшись от двери, Паула протянула руку и распахнула ее.

В коридоре за дверью, у стеклянной панели в дальнем его конце, раздался металлический скрежет лифта, поднимавшегося с первого этажа.

— Уходить уже слишком поздно, — проговорила Паула. — Это — полиция.

Сделав широкий шаг, Брайан очутился в проходе. Чуть правее, рядом с дверью лифта, была дверь на запасную лестницу. Медлительному «астматическому» лифту понадобится не меньше тридцати секунд, чтобы добраться до шестого этажа. За это время он, никем не замеченный, сможет спокойно спуститься вниз.

Однако последние слова Паулы, сказанные исполненным боли и ненависти голосом, ненадолго остановили его.

— Если вы полагаете, что сможете причинить Десмонду боль или новые неприятности, я не думаю, что вам позволят сделать это. Это все равно не поможет, когда арестуют Одри.

— Арестуют Одри? Вы что, с ума сошли?

— О, я не думаю, что она сделала это! А вот Обертен так считает. Уверяю вас.

— Потому что опять подслушивали под дверью?

Это прозвучало еще более жестоко, чем его последняя атака, но Паула не вздрогнула.

— Да, если хотите знать! У кого больше опыта по части методов полицейских допросов в любой стране — у вас или у меня? Доктор Фелл защищал Одри изо всех сил. Он обеспечил ей алиби, сказав, что был с ней до завтрака сегодня утром.

— До завтрака сегодня утром? И что это дает?

— К сожалению, не имею ни малейшего представления. Хотя звучит не очень правдоподобно. Если вы хотите позаботиться о ней, вам лучше остаться и сделать это. Вам все равно уже не удастся избежать разговора с Обертеном.

— Думаю, удастся, — резко возразил Брайан и бегом бросился по переходу, а грохот лифта уже достиг такой громкости, что даже перекрывал глухие звуки работающего телевизора.

Добежав до тяжелой двери на запасную лестницу, он убедился, что за стеклянной панелью, сквозь которую можно было проследить прибытие лифта, света не было.

Оглянувшись через плечо в последний раз, Брайан увидел Паулу, стоявшую в дверях его квартиры и прижимающую тыльную сторону ладони к зубам. Он многое бы отдал за то, чтобы взять обратно свои слова, потому что теперь его провожал обиженный, полный ненависти взгляд оскорбленной женщины, пребывающей в полном отчаянии. Этот образ так и стоял перед его глазами, пока он бежал по лестнице вниз.

Точно так же он не мог избавиться от мыслей о Хатауэе; из головы не выходил его озадаченный вид и опущенные плечи, когда там, на набережной, до него дошло, что в реальной жизни убийство отличается от академического случая.

Брайан попытался прогнать от себя эти воспоминания. Он не мог сказать Пауле, что доктор Фелл делал все возможное, чтобы защитить Десмонда Ферье (почему? Ну почему он защищал шкуру этого проклятого Ферье?) и Одри. Теперь облик Десмонда Ферье в образе Мефистофеля с лихорадочно горящими глазами вытеснил все другие, кроме Одри.

Так, значит, этот элегантный и изысканный джентльмен «наказывает» Одри? Наказывает так утонченно, используя фривольные приемы, в которых он преуспел, чтобы напугать ее?

Шаги Брайана по лестнице, представлявшей собой сооружение из бетона, в бетонном же каркасе, с армированными металлом ступенями, отдавались гулким эхом. Всякий раз, когда он пробегал мимо площадки очередного этажа, это эхо усиливалось. Гнев его сменился яростью.

И все же он не должен позволить этим образам затмить здравый смысл. Не должен… Спокойствие.

Брайан добежал до последней площадки, где находилась массивная дверь с окошком на уровне глаз, которая вела в коридор на первом этаже и к выходу из дома. Он взялся за ручку двери, собравшись ее открыть, и чуть было не столкнулся лицом к лицу с Гюставом Обертеном — начальником полиции Женевы.

Остальные, по-видимому, воспользовались лифтом, который они слышали с Паулой, решив, что это — полиция. Однако на площадке первого этажа, напротив шахты лифта, стояли сэр Хатауэй, Филип Ферье, доктор Гидеон Фелл и сам Обертен.

Брайан видел их в окошко и слышал их голоса, так как дверь была снабжена пневматическим устройством, не позволявшим ей шумно захлопываться, — она оставалась чуть-чуть приоткрытой.

Обертен, седеющий человек в хорошо сшитом костюме, стоял позади всех и внимательно смотрел на окошко в двери, словно видел за ним Брайана, но тот понимал, что полицейский, полностью поглощенный разговором, внимательно слушает остальных, что-то обдумывает и ждет.

— Сэр, — прогудел доктор Фелл, обращаясь к Хатауэю, — будем надеяться, что вы испытываете не больше неудобств, чем все остальные.

— Даже меньше, — тихо произнес Обертен.

— Вопрос, — повысив голос, продолжал доктор Фелл, — исключительно важный и касается всех, кто присутствовал за завтраком сегодня утром. Вы, несомненно, должны это понимать.

— Конечно понимаю, — холодно и с горечью ответил Хатауэй.

— А, кха-кха! Так вот, как столовая, так и гостиная расположены в восточной части виллы, окна из них выходят в сторону сада. Теперь вы должны помочь нам. Кто выходил в сад вскоре после семи утра?

— Я уже отвечал вам: сама миссис Ферье. Она выходила прогуляться.

— Только миссис Ферье, и больше никто?

— Я видел только ее, — ответил Хатауэй, глядя в сторону. — Вам это ни о чем не говорит?

— Сэр, нам хотелось бы, чтобы именно вы сказали нам что-нибудь.

— Что, например?

Атмосфера над этой группой на вид спокойных, словно на совещании, людей, стоявших у лифта, постепенно накалялась и уже была готова взорваться. У входа в дом стоял постовой полицейский. Брайану был виден его силуэт в свете уличного фонаря.

В шахте лифта стало тихо: видимо, кабина остановилась на одном из первых этажей. Доктор Фелл шагнул вперед и нажал кнопку вызова. Раздалось жужжание и скрип начавшей спускаться кабины, но доктор Фелл — взволнованная глыба с красным лицом — настойчиво продолжал держать палец на кнопке, хотя в этом уже не было никакой необходимости.

— Итак, — напомнил Хатауэй.

— Кха-кха-кха! Прав ли я, предполагая, сэр Джералд, что вы сами были не на шутку взволнованы, когда сели в «роллс-ройс» и поехали в город после завтрака?

— Взволнован? Я? Фу-ты! Кто говорит, что я был взволнован?

Это было похоже на лай терьера. Доктор Фелл внимательно посмотрел на него.

— Я лишь хотел упомянуть тот факт, — вежливо заметил он, — что вы даже забыли свою шляпу. Ее и до сих пор нет с вами. Если человек забывает такую великолепную вещь, как эта шляпа, с которой я вас поздравляю и даже немного завидую, это позволяет предположить, что он был расстроен не меньше, чем, к примеру, миссис Ферье, надевшая слаксы с туфлями на высоком каблуке.

— Неужели? И что вы хотите этим сказать?

— Кстати, верное замечание. Говорите! — вмешался Обертен.

— Прошу прощения, сэр! — горячо заговорил доктор Фелл, обращаясь к начальнику полиции. — Вы заставляли меня молчать весь день, и это было ваше право. Однако я не могу допрашивать ваших свидетелей. Я не могу служить и нашим и вашим, что, собственно, и приходилось мне делать сегодня.

— Да, друг мой, — ответил месье Обертен, — кажется, вам досталась именно эта участь.

Грохот лифта становился все громче.

Филип с запавшими глазами, пребывавший, как и Брайан, в состоянии полного отчаяния, сделал жест, как бы пытаясь остановить ускользающую кабину.

— Послушайте, — проговорил он, — поскольку Одри имеет отношение…

— Мы собираемся встретиться с мисс Пейдж, — резко перебил его начальник полиции, — в нужное время. Это может подождать. Что же касается вас, друг мой, — продолжил он, обращаясь к доктору Феллу еще более жестким тоном, — то совершенно очевидно, что вы пытались руководить нами. Однако мне кажется, что вам тоже хотелось бы докопаться до истины, так что задавайте ваши вопросы.

Какое-то мгновение доктор Фелл колебался.

— На самом деле существуют только два самых важных вопроса, остальные — производные от них. Ну что ж, хорошо. — Доктор взглянул на Хатауэя: — Первый вопрос (и он — кха… черт побери! — очень важен) я хотел бы задать вам.

— Ага! И он конечно же касается сегодняшнего утра?

— Нет, — ответил доктор Фелл, особо подчеркнув это слово. — Речь пойдет об альбоме с фотографиями, который находится у вас, и смерти Гектора Мэтьюза семнадцать лет назад.

Всякое упоминание о Гекторе Мэтьюзе действовало на Хатауэя как удар хлыста.

— Когда вы прошлой ночью читали нам лекцию, — продолжал доктор, — вы перечислили способы, которыми этот человек не мог быть убит, размахивая при этом, словно талисманом, этим самым альбомом. Если он действительно так важен, то это должно означать, что на одной из фотографий, сделанных в Берхтесгадене, вами, по-видимому, обнаружены доказательства. Я очень внимательно — чуть ли не до полного отупения — изучил весь альбом, но нигде не нашел никаких доказательств.

— Совершенно верно, — холодно заметил Хатауэй. — Их там и нет.

С грохотом, достигшим апогея, лифт остановился на первом этаже. Свет из его кабины осветил сквозь стеклянную панель лица стоявших на площадке. Доктор Фелл, собравшийся было открыть дверь лифта, остановился, и она с шумом захлопнулась.

— Ага, так-так… Значит, ваша знаменитая и до сей поры не объясненная теория основана не более чем на случайных догадках?

— Сделайте одолжение, — сердито произнес Хатауэй, — избавьте меня от оскорбительных замечаний. Моя теория основывается на других — других! — фотографиях поездки миссис Ферье в Германию. Если бы вы слушали меня много лет назад в Клубе расследования убийств, то услышали бы об основной улике. Я и Брайану Иннесу о ней говорил.

Месье Обертен, несмотря на свой безупречный английский, заговорил неожиданно резко и гортанно:

— Будьте так любезны, сэр Джералд, назвать нам ее сейчас!

— Остановитесь! — вмешался доктор Фелл.

— Друг мой, — возразил Обертен, — но ведь всякому терпению существует предел!

— Остановитесь, говорю вам, — прорычал доктор Фелл, сощурив глаза. — Теперь я понял, что он имеет в виду, и это, возможно, расчистит почву у нас под ногами. — Некоторое время доктор стоял, не открывая глаз. — А теперь — второй, не менее важный вопрос, — он взглянул на Филипа Ферье, — и задам я его вам. Я настаиваю, я прошу вас крайне тщательно обдумать его.

Филип, стоявший с опущенной головой, слегка кивнул. Весь вид этого совершенно безупречного молодого человека, в безупречном пиджаке и безупречно отутюженных брюках, с безупречно накрахмаленным воротничком, был глубоко трагичным. С ним плохо обошлись, и он понимал это. Он сделал все, что мог, но этого оказалось недостаточно. И вот теперь твердо и решительно стремился понять происходящее.

— Послушайте! — произнес он. — Вы знаете, каким образом убили Еву?

— Да, — ответил доктор Фелл, переглянувшись с месье Обертеном. — У нас есть все основания предполагать, что знаем.

— Я ни в коем случае не уклоняюсь от ответа на ваш вопрос, — горячо продолжал Филип. — С тех пор как я вернулся из банка, мне пришлось ответить на целую их вереницу. Так вот что я думаю: из того, что вы оба говорили (и это, похоже, не секрет), следует, что Ева либо покончила с собой, либо была отравлена ядом?

— Верно, молодой человек, — подтвердил месье Обертен. — Мы почти уверены, что это был яд.

— Ага! — пробормотал сэр Джералд Хатауэй.

— То есть все это должно было произойти во время завтрака…

— Или до завтрака, — вставил доктор Фелл.

— Так… «или до завтрака»! Вы говорите, что докопались до сути дела, — закричал Филип, — а сами утверждаете, что ее отравили либо во время завтрака, либо до него?

— В каком-то смысле, — спокойно согласился доктор Фелл, — это абсолютная правда.

— Но этого не могло быть. Это же полная чушь! Ева не завтракала. Она всегда сидела за столом во время завтрака, иногда могла выпить кофе с булочкой, но сегодня утром ничего не ела.

— В данном конкретном случае, — заметил доктор Фелл, — речь не идет о завтраке в привычном смысле. Это и есть предмет моего вопроса.

Несколько мгновений стояла мертвая, леденящая душу тишина. Хатауэй, опустив голову, неотрывно глядел в пол.

— Мы пятеро, — продолжал доктор Фелл, — спустились к завтраку в разное время. В моем случае сказать «спустились» было бы неверным, поскольку я спал на первом этаже, кстати тоже в восточной части виллы. Так вот, позвольте продолжить. — Он секунду помолчал. — В какое бы время ни спустился каждый из нас — вы, сама миссис Ферье, мисс Пейдж, сэр Джералд Хатауэй и я, — важно то, что все мы вышли из-за стола в половине восьмого. По словам сэра Хатауэя, миссис Ферье выходила прогуляться в сад вскоре после семи часов. Вы видели ее тогда?

— Нет, не видел, но уверен, что она выходила.

— Почему вы так уверены?

— Потому что она всегда так делала. Каждое утро с тех пор, как начала работать над книгой.

— Когда и где вы в первый раз увидели ее в это утро?

— Когда спускался вниз, примерно в четверть восьмого. Она выходила из кабинета.

— Из кабинета? — Доктор Фелл повысил голос. — Из кабинета? Вы совершенно в этом уверены?

— Конечно уверен! — закричал Филип с искренностью и отчаянием, в которых невозможно было усомниться. — Почему она не могла этого сделать? Она сказала, что посидит с нами и выкурит сигарету, прежде чем приступит к работе.

В мертвой тишине Брайан, стоя за дверью, увидел, как двинулся силуэт полицейского, дежурившего у входа. Вначале послышался звук его шагов по плитке, а затем по бетонному полу коридора. Подойдя к месье Обертену, полицейский отдал честь и сказал по-французски:

— Господин начальник, сигнал подан.

— Прекрасно! — произнес месье Обертен с легкой хитроватой усмешкой. — Можете идти. А вас прошу в лифт вместе с остальными. Теперь мы должны встретиться с мисс Пейдж.

— Но послушайте… — начал Филип.

— Прошу вас зайти в лифт! Думаю, как-нибудь поместимся все, хотя и будет немного тесновато. Мисс Пейдж наверху, сигнал подан. У нас очень мало времени.

Полицейский ушел, оставив Брайану путь открытым, однако даже после того, как вся группа зашла в лифт, он не мог сдвинуться с места. И стоял неподвижно до тех пор, пока не услышал сзади, со стороны лестницы, голос.

Позже он припомнит, как был подан сигнал (поднята полицейская дубинка), давший волю другим силам, которые не остановились вплоть до той самой отвратительной сцены следующего утра.

В этот момент, когда его разум был готов взорваться от гнева и злости, на лестнице раздался голос Паулы Кэтфорд.

Она стояла в середине последнего пролета, держась рукой за железные перила; электрическая лампочка над ее головой, забранная в металлическую сетку, отбрасывала резкие тени на ее нежное лицо. Брайан никогда не забудет ее гибкую, стройную фигуру в желтом платье, в таких же, как и у Одри, желтовато-коричневых туфлях и чулках. Паула спустилась вниз, на площадку.

— Не думала, что догоню вас… — Она замолчала. — Пожалуйста, простите меня за то, что я вам наговорила. Я ничего подобного не имела в виду! Если вы собираетесь в «Пещеру ведьм», то я пойду с вами.

Брайан разозлился еще больше, хотя ему было трудно устоять перед этим умоляющим голосом и поднятыми на него глазами.

— Не хотелось бы показаться негалантным, но у вас есть на это какие-то особые причины?

— Да! Все на свете причины!

— И все ради Десмонда Ферье?

— И ради вас тоже. Я не была до конца откровенна с вами, да я и не могла. Возможно, и не смогу! — Ее умоляющий взгляд действовал на Брайана почти гипнотически. — Можно мне пойти с вами?

— Если пообещаете не вмешиваться.

— Обещаю совершенно ни во что не вмешиваться, — проговорила Паула, — в том смысле, который вы имеете в виду. Только вы не представляете, что может случиться, если я не пойду. Вы не представляете, что может случиться, — она дотронулась до лацкана его пиджака, — в «Пещере ведьм».

Глава 14

В сиянии лунного света над низкими крышами домов, стоящих на самой вершине холма, севернее улицы Жана Жанвье выделялся темный силуэт «Отель де Виль».

— Вы как-то говорили о невероятных убийствах, — раздался в темноте голос Паулы, — и в то же время не знаете имени Обертена?

— Вообще-то это имя мне немного знакомо. Я где-то уже слышал его.

— Должны были слышать. Держу пари, сэру Джералду Хатауэю оно известно.

— Хатауэю известно все. А откуда ему знать именно об этом случае?

— Он произошел в Женеве, — ответила Паула. — Убитая женщина продолжала идти.

Когда Брайан попытался припарковать машину у глухой стены, где, кстати, этого не следовало делать, он услышал, что задние колеса прокручиваются в грязи. Брайан попытался сделать еще одно усилие, но мотор взревел и заглох. Паулу, сидевшую рядом, наклонило к нему, она взглянула в его глаза.

Но что можно было увидеть в глазах, кроме легкого блеска?.. Куранты пробили десять. Если не считать доносившегося издалека лая собаки, улицы были такими тихими, что казались совершенно опустевшими. Брайан вежливо наклонил голову и спросил:

— Это была какая-то особенная мертвая женщина?

— Я вам серьезно говорю.

— Я тоже серьезно. Кстати, где находится эта «Пещера ведьм»?

— Бросьте камень — и попадете в нее. — Паула прислонилась еще ближе. — Показать?

Брайан вышел из машины, обошел вокруг нее, открыл дверцу и чуть ли не вытащил Паулу наружу.

— Ладно, показывайте, где жил этот Жан Жанвье. Раз уж мы собираемся в ночной клуб с таким названием, не стоит тащить туда призраков или шагающий труп.

— Жан Жанвье жил в другом месте, а сюда принесли самые лучшие его картины. Кстати, хотите верьте, хотите нет, но я расскажу вам правду об этой мертвой женщине. Это была императрица Елизавета Австрийская, жена императора Франца-Иосифа, а произошло это лет шестьдесят назад.

Под «небесным оком» луны на маленькой, сбегавшей под уклон уличке, освещенной тусклыми лампами на уровне земли, Брайан приостановился, услышав это имя.

— Австрийская императрица, — продолжала Паула, — приплыла по озеру пароходом из Кокса и остановилась инкогнито в одном из отелей, выходивших на набережную Мон-Блан. На следующий день, когда она возвращалась пешком по набережной на пароход, молодой итальянец по фамилии Лукени поднялся с лавочки и подбежал к ней.

Никто, включая и императрицу, не увидел в его руках оружия. Свидетелям показалось, что Лукени хотел украсть часы, висевшие на груди Елизаветы. Он ударил ее кулаком и убежал. Императрица сказала, что ничего не случилось, и продолжала идти к пароходу вместе с графиней Штараи. Теперь припоминаете этот случай?

— Да.

— Императрица, сама того не зная, уже была мертва. Ей проткнули легкие и сердце ножом с таким тонким лезвием, что она даже не почувствовала, как началось внутреннее кровотечение, пока не упала.

— Еще один случай из вашего журналистского опыта? И к чему вы его упомянули?

— А вы не понимаете? Тогда комиссара полиции звали Обертен. Возможно, это простое совпадение имен, но в любом случае наш Обертен — начальник полиции.

— И это все? Вы только поэтому вспомнили тот случай?

Они стояли близко друг к другу. Паула снова взглянула на Брайана. То ли она забылась, охваченная каким-то непонятным волнением, от которого глаза ее засияли, а может быть, вспомнила о своей привлекательности и невольно разыграла роль соблазнительной сирены даже перед таким мужчиной, идеалом которого была Одри Пейдж.

Где-то неподалеку раздавались негромкие высокие звуки аккордеона и слышались голоса. Вначале это был чуть слышный гул, но затем их звучание приобрело глубину и силу, а мелодия аккордеона взвилась вверх.

— Так это единственная причина? — снова спросил Брайан.

— Вы сами знаете, что нет.

— Тогда что?

— Мы почти пришли. Вот ступеньки, которые ведут вниз, в пещеру.

— Вижу. Вы думаете, мы можем встретить здесь мертвую женщину?

— О, не говорите глупостей! Когда мы встретимся с Десмондом Ферье и вашей юной подружкой — если мы, конечно, вообще найдем их, — вы позволите вначале поговорить мне? Позволите?

— Нет.

— Вы не очень-то хотите помочь мне, как я посмотрю?

— В том, чтобы Одри арестовали за убийство?

— Ее не станут арестовывать. По крайней мере, обещайте, что не будете говорить до тех пор, пока я не скажу Десмонду одну вещь! Только одну! Нет, не отвечайте! Не отвечайте! Сюда.

Спотыкаясь, они спустились по ступеням мимо тяжелой двери, которую открыла Паула, потом прошли по коридору; затем снова преодолели несколько ступеней вниз и повернули направо, а когда вошли в зал, их оглушили звуки аккордеона и гвалт голосов.

— Мадам и месье! — завопил по-французски визгливый женский голос. — Добро пожаловать! Очень рады приветствовать вас у себя.

Первым желанием Брайана было расхохотаться при виде абсурдности происходящего, однако оно быстро прошло.

Это было довольно просторное помещение, стилизованное под пещеру в скале, с гротами и толстыми столбами. Шесть или семь солидных пар танцевали под визгливые звуки аккордеона. За исключением этих немногочисленных людей среднего возраста, основную массу посетителей заведения составляли полные энтузиазма молодые мужчины и женщины, очевидно завсегдатаи танцплощадок.

Брайан оглядел убранство стен и, наконец, официантку.

Приглушенный жутковатый ритм, смешиваясь с барабанным боем, звуками трубы и пианино, приводил в восторг танцующих. Причудливый и даже какой-то неестественный эффект достигался через эмоции тех, кто смотрел на них. Танцующие пары двигались как зачарованные.

В тусклом свете ламп к ним «подплыла» официантка, выставленные напоказ прелести которой резко контрастировали с ее мертвенно-бледным лицом с широко раскрытым ртом и шрамом на шее от удара шпаги.

— Закажете столик? Столик для месье и мадам? Столик?

То, что на официантке была надета маска, можно было разглядеть, только находясь рядом с ней. Паула, несмотря на легкомысленное настроение, страшно испугалась и отпрянула назад.

— Их здесь нет, — сказал Брайан, — Одри и вашего дружка. Их здесь нет.

— Они должны быть здесь!

Неприятный пронзительный смех, производимый специальной машиной (гримаса цивилизации), звучал громче музыки. У Брайана создалось впечатление, к счастью всего лишь на мгновение, что присутствующие здесь вовсе не были человеческими существами.

— Ладно, осмотритесь! — прокричал Брайан сквозь шум. — Вам видно каждый…

— Вот они! Под картиной с тремя вампирами и их жертвой!

— Закажете столик?

— Да, столик. — Брайан хотел было спросить, нельзя ли здесь что-нибудь перекусить, но передумал. — Вон там! Нужен столик вон там!

Кто-то из посетителей, перебравший спиртного, упал прямо на один из столов, расставленных вокруг столбов и у стены. Одри Пейдж и Десмонд Ферье сидели напротив друг друга; головы их почти соприкасались. Одри что-то энергично говорила, а ее собеседник, похоже, отрицал каждое ее слово.

— Погодите! — попросила Паула.

Но Брайан не стал ждать. Пройдя мимо официантки, он направился прямо к столику у стены. Он не мог слышать последних слов Одри и восклицания Ферье.

Однако, когда Одри взглянула на Брайана, он увидел в ее глазах застывший ужас, да и выражение лица Десмонда Ферье было виноватым и тоже почти паническим, что он поспешно попытался скрыть. Вскочив со стула, отчего тот упал, Десмонд прокричал во все горло какое-то слово, которое утонуло в музыкальном крещендо.

Музыка умолкла. Все до одной официантки — а их было шестеро, в разных масках и костюмах — необъяснимым образом исчезли, словно их и вовсе не было. Мягкий зеленоватый свет разлился и засиял под сводами гротов.

Точно так же исчезли и все иллюзии. Если не считать своеобразных картин, которыми были увешаны все стены, пещера превратилась в обычный ночной клуб, заполненный довольно немодно одетыми жителями пригорода, аплодирующими музыкантам и возвращающимися за свои столики, покрытые красно-белыми скатертями.

— Добрый вечер, дружище, — приветливо произнес Десмонд Ферье. — Какой сюрприз — видеть вас здесь. Не желаете присесть?

Брайан, у которого то ли от жары, то ли по какой-то другой причине немного кружилась голова, ничего не ответил.

— Присаживайтесь, пожалуйста, — снова предложил Ферье. — После десяти еду уже не подают, но у вас такой вид, что, кажется, сандвич вам не помешал бы. Заказать вам?

— Благодарю вас, — в том же тоне ответил Брайан.

— Что-нибудь выпьете?

— Спасибо.

Однако эта хрупкая и нервозная вежливость могла оборваться от напряжения в любой момент; атмосфера была неподходящей.

Не посетители, экономично потягивавшие весь вечер маленькую рюмочку бренди или кружку пива, и не металлические пепельницы были главной достопримечательностью «Пещеры ведьм» на улице Жана Жанвье, 16. Взгляд к себе прежде всего притягивали слегка подсвеченные картины, висящие на стенах.

Написаны они были скверно: краски были слишком мрачными, а детали — слишком замысловатыми, но все это вместе придавало им какую-то грубую силу, пробуждавшую в сознании образы. На них были изображены юные ведьмы и старые карги, поклоняющиеся Сатане. Среди прочих один холст был с претензией на сюжет о Синей Бороде и его женах, который и позже долго не выходил из головы Брайана.

— Присаживайтесь, пожалуйста, — уже очень громко повторил Ферье.

— Нет, не думаю, что кому-то из нас следует садиться, — вмешалась Паула. — Десмонд, так дальше продолжаться не может. Я разговаривала с Брайаном. — Она помолчала. — Он знает.

— Что знает?

— Сегодня утром, — высоким голосом напомнила Паула, — ты велел мне не притворяться глупой. Надеюсь, ты тоже не будешь вести себя глупо. Если Брайан догадался, то полиция тоже сделает это. Почему ты им не скажешь, что вчера вечером, по крайней мере между началом восьмого и началом одиннадцатого, ты был со мной в моем номере «Отель дю Рон»?

Несколько секунд все молчали.

Одри Пейдж медленно встала. Паула, заставившая себя безо всякого смущения произнести эти слова, покраснела и замерла на месте. Однако Ферье, вместо того чтобы по привычке отнестись к сказанному легко и пренебрежительно, стал совершать движения человека, пробирающегося сквозь густой туман.

Его сухощавая фигура, в темном ворсистом костюме с черным галстуком, глубоко посаженными глазами, орлиным носом и большим ртом, выделялась на фоне картины с вампирами, висевшей позади него.

— Ты спрашиваешь, почему я не сказал им, да? — произнес он. — Ты имеешь в виду вчерашний вечер? А почему бы мне не сказать им, что вчера вечером между — какими ты там говорила? — часами я находился в номере Одри Пейдж в отеле «Метрополь»?

— Десмонд! — воскликнула Паула.

— Я не скажу им этого, — громко продолжал Ферье, — потому что это неправда — такая же неправда, как и твоя история с «Отель дю Рон».

Паула пристально посмотрела на него:

— Не стоит защищать…

— А разве кто-то кого-то защищает? — спросил Ферье, и в зеленом свете пещеры стало заметно, как лицо его исказила судорога и на лбу выступили капли пота. — В свое время мне доводилось играть во многих пьесах, но я никогда не участвовал в постельном фарсе. Можете вы, женщины, думать хоть о чем-нибудь другом?

— И все же, — вмешался Брайан, — мы имеем то, что имеем. Совершено убийство — самое серьезное убийство на свете, и в то же время это — постельный фарс, потому что муж отсутствует.

— А вы-то о чем говорите? Какое вам-то до этого дело?

— Меня это совершенно не касается. Вы можете тащить в свою постель сколько угодно женщин. — Неожиданно Брайан схватил Ферье за шиворот, развернул его и отшвырнул к стене. — А теперь расскажите о том, как вы собирались «попугать» Одри.

Худыми плечами Десмонд Ферье ударился о картину, сдвинув ее набок; бутылка, стоявшая на столе, перевернулась. Однако после этой короткой вспышки ярости некоторые зрители решили, что это была забавная немая сцена, и принялись аплодировать. Брайану и Десмонду Ферье пришлось взять себя в руки.

Ферье это удалось не сразу. Поправляя галстук, он произнес:

— Напугать Одри? Вы что, спятили?

— Это я сказала, — крикнула Паула, — но на самом деле я так не думала! Я имею в виду, что я не знала, что было на самом деле. То есть… — Она замолчала, очевидно так и не зная, что же она имела в виду.

— Мистер Ферье, — официальным тоном проговорил Брайан, оттягивая собственный воротник, — я прошу у вас прощения. Похоже, мы ведем себя как не очень цивилизованные люди.

Неожиданно Ферье разразился своим привычным громким смехом:

— Довольно справедливо, дружище! Я рад, что вы это сказали. Вообще-то для того, чтобы не уронить своей чести, я должен был бы нанести вам ответный удар, но я уже не молод, как когда-то. — Затем, все еще продолжая посмеиваться над собой, он заговорил совсем другим голосом. При этом осанка его совершенно изменилась. Теперь у него был вселяющий трепет величавый, царственный вид; в тусклом свете было видно, как преобразилась каждая черточка его лица.

Сперва позвольте слово или два.

Потом пойдем. Я оказал услуги

Венеции. Про это знают все.

Речь не о том, я вот с какою просьбой.

Когда вы будете писать в сенат

Об этих бедах, не изображайте

Меня не тем, что есть. Не надо класть

Густых теней, смягчать не надо красок.

Вы скажете, что этот человек

Любил без меры и благоразумья.[7]

После этих слов голос Десмонда Ферье зазвучал как обычно, развеяв иллюзию вихрем сарказма:

— Или, как, впрочем, не говорил Отелло, просто бедолага, который, кажется, нерасчетливо любил всех, кто попадался ему на глаза. Эх, вы, дурачок, я вовсе не пугал Одри. Если на то пошло, это она пугала меня.

— Что вы имеете в виду?

Возглас Одри: «Это не смешно!» — он тут же пресек:

— Согласен, не смешно, малышка. — Ферье взглянул на Брайана: — Она допрашивала меня, как Обертен и доктор Фелл, вместе взятые.

— Да, я задавала ему вопросы, — с отчаянием в голосе подтвердила Одри, — однако в ответ услышала совсем немного, хотя была с ним совершенно откровенна и рассказала о том, что произошло сегодня утром.

И снова угроза надвигающейся беды расправила крылья. Была ли беда на самом деле?

— Ты рассказала ему…

— Я рассказала ему о том, что была вместе с Евой в кабинете; рассказала, что между нами произошел страшный скандал, что Ева обвинила меня в том, что я краду у нее мужа, хотя теперь не уверена, что она имела в виду мистера Ферье. Я рассказала ему, что она выбежала вслед за мной на балкон, и призналась, что в тот момент, когда Ева упала, с ней рядом была только я.

Паула ничего не сказала — в конце концов, она уже знала всю эту историю.

На столе между Одри и Десмондом Ферье лежали кое-какие остатки обеда и стояли две бутылки бургундского. Одна из них — та, что перевернулась, — была пуста. Ферье, взяв вторую и совершенно не заботясь о стакане, опрокинул ее и стал скорее не глотать, а вдыхать содержимое.

— Выпейте! — предложил он, шумно ставя бутылку на стол. — Кстати, Иннес, что сделают в этой стране с тем, кого обвинят в убийстве? Здесь ведь нет смертной казни?

— Пока нет.

— Что значит «пока нет»? Они что, хотят поменяться с Англией и ввести смертную казнь, вместо того чтобы отменить ее там?

— Не волнуйтесь! Дело в том, что…

— Дело в том, — сказал Ферье, который теперь был разумен и строг, — что сегодня утром я еще не понимал всей глубины моего горя. Если двенадцать часов назад против меня и Одри уже выдвигалось гипотетическое обвинение, то теперь у меня бегут мурашки по телу, когда я думаю о том, что будет, если Обертен и доктор Фелл узнают все остальное.

— Доктор Фелл знает.

— Что-что?

— Я сказал, что доктор Фелл знает. Он обещал помочь вам и мне тоже. Не жалуйтесь, вы — невероятно везучий человек.

— Значит, я — невероятно везучий человек, да? Я — невероятно везучий человек, говорит этот шутник! Да всего каких-то пять минут назад моя дражайшая Паула, войдя сюда, разыграла какой-то балаган о сомнительном приключении в «Отель дю Рон». Думаю, если меня обвинят в убийстве моей дорогой жены, то при вынесении приговора для присяжных не будет иметь большого значения, произошло ли это из-за милой чаровницы, ожидавшей меня в отеле «Метрополь», или же из-за другой милой чаровницы в «Отель дю Рон».

Паула, тяжело дыша, начала было говорить одно, но закончила совершенно другим:

— Ты думаешь только о себе, а я все это глупое романтическое время моего увлечения думала…

— О чем же ты думала? — быстро спросил Ферье.

— На самом деле это не имеет значения.

— Будь справедлива, детка, — со страданием и иронией в голосе произнес Ферье. — Я — твой абсолютный и преданный раб. Целую твои лодыжки и далее вверх!

— Довольно! Довольно! Довольно!

— О нет! Я никогда не обманывал тебя и никогда не стану этого делать. Однако я не вижу никакого выхода из этой неприятности, кроме как прямо в тюрьму. Кто, черт возьми, может теперь кому-то из нас помочь?

— Возможно, я смогу, — сказал Брайан Иннес.

— Хо! Со всем уважением, приятель…

«Итак, теперь, — размышлял Брайан с некоторой иронией, — я благородно и великодушно собираюсь спасти человека, которого совсем недавно был готов растоптать обеими ногами — прямо как в мелодрамах, в которых он обычно играл».

Однако эти мысли никак не сказались на его поведении.

— Послушайте, — потребовал он. — Ситуация может сложиться не так плохо, как вам кажется. Одри задавала вам какие-то вопросы, не так ли?

— Да! Ну и что?

— Так вот, если вы сейчас правдиво сообщите нам о некоторых вещах, а Одри осознает необходимость рассказать о сегодняшнем завтраке…

— О завтраке?

— Да, именно о завтраке. Так вот, если вы оба сделаете это, мы сможем схватить убийцу и без помощи полиции и даже доктора Фелла.

Паула бросила быстрый взгляд на Брайана; Одри не отрываясь смотрела на стол. Ферье снова взял бутылку, опустошил ее одним огромным глотком и, пронзив Брайана тяжелым, подозрительным взглядом, поставил бутылку на стол.

— Кажется, я предлагал вам выпить? — спросил он. — Нет, погодите. Нас не станут обслуживать до тех пор, пока не погасят свет и не вернутся ведьмы. Но послушайте: если вы берете на себя роль Великого Детектива, которую в последнее время выполнял сэр Джералд Хатауэй…

— Я не беру на себя роль великого детектива. Я не могу на это претендовать.

— Действуйте по своему усмотрению, дружище. Теперь уже все равно! Только как вы собираетесь справиться с тем, что они могут арестовать Одри за то, что она столкнула Еву с балкона?

— Одри никого не сталкивала с балкона. Полиция теперь это знает. Мистер Ферье, вашу жену отравили.

— Что?

— Повторяю: вашу жену отравили сегодня утром — либо за завтраком, либо после него. Это выводит вас из круга подозреваемых, так как вы не спускались к завтраку, и Паулу тоже, потому что ее там не было. И наконец, если бы Одри действительно отравила миссис Ферье, стала бы она ходить следом за ней и смотреть, действует ли яд, тем самым навлекая на себя подозрения?

Неожиданно в одном из гротов этого подобия пещеры машина издала пронзительное хриплое «ха-ха-ха!». Женщины тихо и с удовольствием взвизгнули. Одри села за стол, прикрыв лицо руками.

— Так Еву отравили? — спросил Ферье, доставая серебряный портсигар. — Откуда вы это знаете?

— Я слышал, как об этом говорили Обертен и доктор Фелл.

— Да? И как же ее отравили?

— Они не удостоили меня чести это объяснить. По крайней мере, существует одна возможность. Что вы думаете насчет сигареты, выкуренной за завтраком?

Глава 15

— Сигареты? — недоверчиво переспросил Ферье. Его взгляд невольно упал на собственный портсигар. Лихорадочным жестом он убрал его обратно в карман. — Как вы указали раньше, приятель, сегодня утром меня за завтраком не было; ни о какой сигарете я не слышал ни слова. Что вас натолкнуло на мысль, что все могло произойти именно так?

— Да вовсе не обязательно, что именно так. Может быть, и полиция так не считает. Яд могли подложить в завтрак. Просто доктор Фелл утверждал это, правда не так многословно. С другой стороны, он прямо указал на отравление ядом, так что теперь это наш единственный ключ к разгадке. — Если бы ногти у Брайана были длиннее, то он, наверное, стал бы их грызть. — Правда, вполне возможно, — продолжил он, — что у полиции есть какие-то козыри, которые они не раскрывают до тех пор, пока не раскопают все.

— Что вы имеете в виду, друг мой?

— То, что она могла вовсе и не быть отравлена.

— Но погодите!

— Миссис Ферье вполне могли пронзить таким тонким лезвием, что кровь не проступила, и рану не обнаружили до тех пор, пока ее не осмотрел полицейский хирург. Как в случае с императрицей Австрийской. Сегодня утром доктор Фелл дал слово, что в течение двадцати четырех часов все узнают правду.

«Ха-ха-ха!» — раздался из металлической глотки резкий демонический хохот, от которого задрожали столы и бутылки на них.

Паула Кэтфорд вздрогнула, но как-то слишком спокойно для испуганного человека.

— Нам это ничего не дает, да к тому же и довольно глупое предположение. Потанцуешь со мной, Десмонд? Мне надо с тобой поговорить. Потанцуешь со мной?

— Мы не можем танцевать с тобой, солнышко, до тех пор, пока музыканты не заиграют, но это веселое «ха-ха» означает, что представление начинается: сейчас погасят свет, и музыканты заиграют в любую минуту. Кстати, кто эта императрица Австрийская? Что там с ней произошло?

— Ничего, — буркнул Брайан. — Не стоит в это углубляться, так как это может снова навести на мысль о виновности Одри. Давайте рассуждать в более разумном направлении. Мистер Ферье, вы когда-нибудь слышали о яде под названием нитробензол?

Естественно, Ферье слышал о нем.

Он даже не стал пытаться уклоняться от ответа или отрицать. Наклонившись, чтобы поднять упавший стул, он стукнул по нему, и когда тот подскочил, то аккуратно поставил его на ножки.

— Да, я слышал о нем. Первый муж моей дорогой жены покончил с собой с помощью этого вещества. А вам рассказал об этом Обертен, не так ли?

— Обертен?

— Естественно. — В голосе Ферье послышались нетерпеливые нотки. — Они почти целый день обсуждали это в отдельной комнате, и Обертен постарался сделать так, чтобы я не услышал этого.

— Нет, мне сказал… — Брайан чуть было не назвал имя Хатауэя, но остановился. Уже гораздо позже, когда выяснилась вся правда, он вспоминал, как среагировали на этот вопрос темноволосая высокая Паула Кэтфорд в плотно облегающем фигуру желтом платье, стоявшая рядом с ним, и Одри, которая была пониже ростом, покруглее и одета в коричневый костюм с оранжевым свитером, сидевшая за столом и внезапно взглянувшая на него. Обе они заговорили почти одновременно.

— Ее первый муж? — спросила Одри.

— Похоже, не только я подслушиваю под дверью, — заметила Паула.

Ферье сжал спинку стула.

— Минуту назад, приятель, вы что-то болтали насчет постельного фарса…

— И отсутствующего мужа. Да.

— Неужели вы думаете, что с этим может быть связан один из мужей моей покойной жены?

— Думаю, что это может стать ключом к разгадке, если мы его найдем.

— Но это же черт знает что! — нараспев произнес Десмонд Ферье с таким раскатистым «р», словно он снова играл роль Отелло. — Ведь все эти типы уже давно мертвы. М-е-р-т-в-ы, мертвы, и не могут вернуться назад, так же как и сама Ева.

— Не говорите так! — крикнула Одри.

— Позвольте мне все-таки спросить вас кое о чем, — обратился к Ферье Брайан, не отрывая от него взгляда. — Ваша жена курила, не так ли?

— Да, и довольно много.

— Мне тоже так показалось. В кабинете слева от рукописи, которую она писала какими-то красными чернилами, стояла большая хрустальная пепельница.

— А что с рукописью? — резко спросил Ферье.

— Минуточку! Вы сами когда-нибудь работали в кабинете?

— Нет, никогда. Это были только владения Евы, и никого другого.

— Но насколько я понял, вы тоже писали мемуары?

— Пытался. — Ферье повел шеей. — Я начал писать, пытался, ей-богу! Уселся на террасе, помусолил карандаш, а потом, когда оглянулся на то, что именуют великой театральной карьерой, на память пришли лишь забавные или непристойные случаи.

Паула вскинула глаза:

— Десмонд, прошу тебя! Сейчас не время…

— Ничего не могу поделать, детка. Таков уж я есть. Всего лишь пара серьезных интервью, взятых когда-то журналистами, буквально забросавшими меня вопросами о моей собственной концепции характера Гамлета. «Мистер Ферье, у нас сложилось впечатление, что нам удалось понять все проблемы этой пьесы, за исключением одной. Мистер Ферье, Гамлет соблазнил Офелию?» — «В мое время, — ответил я, — однозначно».

— Десмонд!

— Говорю тебе, детка: я — такой, и ты не сможешь сделать меня другим. Не думаю, что мои мемуары могли бы добавить что-нибудь новое к уже существующим комментариям творчества Шекспира или намного улучшить мою собственную репутацию.

— Десмонд, разве ты еще не достаточно оклеветал себя?

— Возможно, и нет, — резко вмешался Брайан, и взгляд Ферье несколько изменился, — потому что теперь мы продолжим разговор об убийстве, потому что мой вопрос имеет отношение к убийству.

— Каким образом? Если моя дорогая жена совершила самоубийство или еще… Послушайте, Иннес, а мог яд находиться в сигарете?

— Думаю, мог.

— Нитробензол?

— В отличие от доктора Фелла и Хатауэя, обладающих энциклопедическими познаниями, мне известны лишь один-два факта, связанные с этим ядом. Его широко применяют при изготовлении красок и… и других вещей. Если пропитать сигаретный табак этим веществом, то запах, я думаю, можно каким-то образом скрыть, а вот курение такой сигареты может стать смертельно опасным.

— Вы в этом уверены?

— Нет! Однако нам стоит обстоятельно обсудить это. Одри!

Одри выпрямилась:

— Да? Что такое?

Свет в «Пещере ведьм» стал постепенно тускнеть и гаснуть в пространствах между колоннами. Из-за соседних столиков донеслись восторженные возгласы, приветствующие наступление темноты. В конце концов освещенными остались только картины вроде той, что висела позади Десмонда Ферье, изображавшая трех женщин-вампиров, выпивающих кровь из, по-видимому, мертвой девушки на кладбище. Благодаря подсветке лица сидевших за столиками рядом с картинами также были видны.

— Ну вот, началось, — заметил Ферье, — это делается для пущего эффекта от всех этих призраков и трупов. — Он отодвинул стул. — Кто-нибудь может ответить мне, отчего моя дорогая покойная жена так любила это место?

Одри, с морщинками усталости под глазами, нервно повернула голову так, что волна блестящих каштановых волос накрыла ее щеки, и спросила:

— Уж не хотите ли вы сказать, мистер Ферье, что не знаете этого?

— Именно так, детка!

— Даже если остальные сочтут меня глупой, я без труда могу объяснить вам это. Ей нравилось представлять себя… роковой женщиной, или женщиной-ведьмой, или любой другой, подобной тем, которых она играла в старых фильмах и которые возрождались в ней вновь.

— Умница, умница, умница! — выдохнула Паула из темноты. — Какая чуткость! Представить только, как вы заметили это!

— Большое спасибо, я очень многое замечаю, — парировала Одри. — Вы хотите сказать, что вам не нравится это место, мистер Ферье?

— Нет, нравится. Как бы поэлегантней выразиться — ну и что из этого? — Голос Ферье снова поднялся до крика. — Вы разговариваете точно таким же тоном, как те полицейские, которые сегодня днем загнали меня в угол в гостиной и поджаривали, как рыбу. Обедал ли я здесь вчера вечером? Не предпочитаю ли я обедать в «Пещере ведьм», когда приходится делать это вне дома? А кто еще предпочитает там обедать?

— И что ты им ответил? — полюбопытствовала Паула, тоже повысив голос.

— Больше всего это место любила Ева, да. Мне тоже тут нравится — это правда, но я предпочитаю хорошую еду в «Беарне». Фил не любит «Пещеру ведьм», он отдает предпочтение «Глоб» или «Отель дю Рон». А вот ты, Паула, любишь здесь бывать намного больше, чем решишься признаться в этом кому бы то ни было…

— Но это же глупость!

— Ну ладно, ладно. Можешь снова назвать меня хамом. Это я так, болтал — ведь это не так просто, как отвечать на вопросы Иннеса. Кстати, Иннес, что вы предполагали узнать от Одри?

— Я собирался узнать, что происходило сегодня утром, — ответил Брайан. — Конечно, если Одри в состоянии это рассказать.

— Дорогой, я вовсе не такая хрупкая! — воскликнула Одри и взглянула ему прямо в глаза так пристально, что у него перевернулось сердце. — Только я не понимаю, что еще я могу тебе сообщить? Ведь ничего не происходило!

— Могло происходить очень многое. Подумай и вспомни. В какое время перед завтраком миссис Ферье пошла на прогулку в сад?

— Ева? В сад?

— «А вот змея, — провозгласил Ферье, — что так нежна и так коварна средь тварей полевых, Богом сотворенных. И женщине сказал он…»

— Ферье! — завопил Брайан. — Ради бога, помолчите! Одри, ответь мне, пожалуйста. В какое время миссис Ферье вышла на прогулку в сад?

Ничего не понимая, Одри смотрела на Брайана широко раскрытыми голубыми глазами.

— Брайан, я не понимаю, о чем ты говоришь. Она этого не делала.

— Не делала чего?

— Она вообще не выходила в сад.

— Но ее там видели!

— Кто видел?

В дальнем углу «Пещеры» раздался долгий звук аккордеона, что означало начало танцев. В темноте задвигались стулья, но никто из четверых за столиком у стены не тронулся с места.

— Давайте разберемся! — настаивал Брайан. — Насколько я понял, перед завтраком она обычно ходила в сад на прогулку. — Он взглянул на Ферье: — Это так?

— Да, она всегда ходила. Только ничего не спрашивайте у меня о сегодняшнем утре. Мы с Паулой еще не встали. В конце концов, как вы сами сказали…

Одри взглянула по очереди на каждого из них.

— Д-дорогой, — начав заикаться, обратилась она к Брайану, — я могу тебе рассказать, как все случилось.

— Слушаю тебя.

— Вниз я спустилась первой. В ту ночь я глаз не сомкнула. Д-доктор Фелл постучал в мою дверь примерно без четверти семь. Я была уже одета, и мы вместе спустились. Служанка — кажется, Стефани? — накрывала на стол…

— Продолжай.

— Сэр Джералд присоединился к нам минут в пять восьмого; Ева пришла вместе с ним. Сэр Джералд спросил, может ли он воспользоваться «роллс-ройсом», чтобы съездить в Женеву. Ева разрешила. Она не хотела садиться за стол и смотрела на меня очень враждебно. Когда сэр Джералд поинтересовался, не хочет ли Ева съесть чего-нибудь, она отказалась, но сказала, что у нее в кабинете есть сигареты и ей хочется покурить. Затем поднялась наверх. Я еще тогда подумала: «О господи, что она собирается сделать?» — выскочила и посмотрела наверх, но она просто вошла в кабинет, вышла оттуда с обычной пачкой сигарет «Плейер» и спустилась вниз в столовую. Потом выкурила одну сигарету, да. Но… — Одри замолчала, будто что-то вспоминая. Наконец спросила: — Брайан, почему ты думаешь, что это так ужасно важно? Я имею в виду ее прогулку в саду.

— Это не я, это доктор Фелл так думает.

— Почему?

— Бог его знает! Послушай! Когда Ева поднялась в кабинет за сигаретами, не могла ли она спуститься вниз и уйти в сад по внешней лестнице? А потом подняться обратно в кабинет?

— Нет. У нее не хватило бы для этого времени. В любом случае, с восточной стороны между задней террасой и садом высокая каменная стена. Она не могла бы забраться на нее: не такая это женщина. Мне кажется более важным другое. — Одри прокашлялась. — Я… я ничего не понимаю в ядах и подобных вещах, но почти совершенно уверена, что она не могла отравиться той сигаретой.

Молчавшая до этого Паула Кэтфорд громко произнесла:

— Знаете, а ведь Одри права.

— Помолчи, детка! — оборвал ее Ферье.

— Десмонд, пожалуйста, ну где твой здравый смысл? Могла ли бедная Ева выкурить отравленную сигарету за столом, где сидели все остальные, без того, чтобы кто-нибудь еще не вдохнул этот дым? Или, если она выкурила ее до половины восьмого, могло ли это сказаться только около девяти часов, то есть через довольно продолжительное время? Как и в случае с мистером Мэтьюзом в Берхтесгадене?

Наступила тишина. И полное крушение версии.

Все больше людей выходило на танцплощадку. К барабану и пианино присоединился аккордеон, однако механический хохот перекрывал звуки музыки. Из темноты к их столику подошла маска Смерти на женском теле в полупрозрачном красном газовом платье, заставив Паулу невольно вздрогнуть, а Одри — даже вскрикнуть, когда голова Смерти наклонилась к ним.

Ферье стал отдавать какие-то распоряжения, которых Брайан не мог слышать. Паула потащила его за руку.

— Десмонд, я хочу танцевать, и мне очень надо с тобой поговорить.

— Секундочку, секундочку! Погоди немного! — Ферье повернулся к Брайану, опустившему от огорчения голову: — Я ведь был почти уверен, что вы разгадали. Но ведь должно быть какое-то решение у этой загадки.

— Да, должно быть.

— Десмонд! — умоляла Паула.

Неохотно, с натянутым выражением лица Ферье взял руку Паулы, и они исчезли в темноте. Брайан посмотрел на Одри:

— Думаю, тебе не до танцев?

— Нет, с удовольствием, — мгновенно вскочив, откликнулась она. — Встань рядом, близко-близко, и больше не отходи далеко.

— В таком случае, надеюсь, и ты будешь помнить собственное признание. Если ты снова исчезнешь в синеве, как уже проделала дважды…

— Брайан, не будь таким злюкой! Я не исчезну. Как же ты нашел меня? А ты понимаешь, что мы впервые танцуем вместе? Впервые за все время ты снизошел до этого.

— Снизошел? Новые танцы — не моя стихия; мне лучше удаются фокстроты двадцатилетней давности. Но ведь это старомодный вальс, который умеют танцевать все.

Был ли это старомодный вальс или что-то другое, уже не имело никакого значения, так же как и сам дух, царивший в «Пещере», раскачивавший и круживший их вместе с десятком других пар. Немного раскосые темно-голубые глаза Одри неотрывно смотрели в глаза Брайана. Случайно или намеренно, они кружили слева направо по окружности зала — то, что называется «против часовой стрелки».

— Неверно! — пробормотал он. — Это мое решение совершенно неверно! И все же…

— Нет! Я в это не верю! Помнишь, еще вечером я тебе говорила, что, когда Ева кричала на меня, у нее был такой голос, будто она находилась под гипнозом?

— Да?

— Если точнее, она была словно пьяная и как-то нетвердо держалась на ногах. Поэтому и говорила всякую бессмыслицу. Видимо, она была отравлена; да, наверное, она была отравлена.

— Да, я думал об этом. Когда я, стоя за дверью, слышал ее голос, он был похож на голос сомнамбулы. Потом, когда Ева, как безумная, побежала к перилам балкона, она обхватила руками горло, как будто яд уже начал действовать.

Брайан почувствовал, как Одри вздрогнула в его руках. Музыканты ускорили темп. В тусклом зеленоватом свете под арками и гротами танцевало немного пар, зато это был парад творений Жана Жанвье, изображавших уродство и смерть в их самых преувеличенных проявлениях.

— Брайан!

Глядя через его плечо, Одри потеряла ритм; оба они чуть не споткнулись, затем снова вернулись к верному ритму и продолжили двигаться дальше, а он, обернувшись, автоматически посмотрел в том направлении, куда смотрела Одри.

Паула Кэтфорд уходила из «Пещеры ведьм».

Не было никаких сомнений в том, что это была Паула.

Метрах в десяти, под следующей аркой, Брайан видел пять ступенек, ведущих в коридор, через который они вошли. Несмотря на плохое освещение, было видно, что Паула двигается уверенно. Она не пыталась делать это незаметно. Быстро пройдя по ступенькам, она исчезла.

— Ну конечно, — начал Брайан, — она, наверное…

— Если ты думаешь, что она пошла в дамскую комнату, то ошибаешься: комната в другом месте.

— А где Ферье?

— Не знаю. Я его не вижу.

Шарканье ног, увлеченные лица танцующих пар, проносившихся мимо, превращали происходящее в какой-то ритуал, тогда как музыканты все больше и больше взвинчивали темп. Остававшийся слабым, свет постепенно погас, и наступила полная темнота, за исключением смутного фосфоресцирующего света вокруг картин.

Музыка взмыла к высоким звукам и смолкла под триумфальный бой барабанов. Никаких аплодисментов — только взволнованный вздох толпы танцующих и зрителей.

— Брайан, мне это не нравится. Что происходит?

— Просто музыка закончилась, и люди, кажется, расходятся за столики. Нам тоже, по-моему, лучше пойти к нашему.

— Но что это?

— Наверное, что-то вроде представления среди публики. Почти во всех ночных клубах бывают такие. Держись за мою руку.

И действительно, со стороны оркестра раздался грубый мужской голос, слова которого тут же заглушили барабанная дробь и приглушенный шум голосов под крышей. Держа Одри за руку, Брайан повел ее в другом направлении: к едва освещенной картине с вампирами рядом со столом у стены.

Он не сомневался, что сейчас начнется представление. Об этом свидетельствовали неясные силуэты, зрители, вставшие со своих мест и собравшиеся чуть впереди, вокруг хоровода колонн, и смотрящие на руководителя ансамбля — все это Брайан примечал, пробираясь сквозь ряды к «убежищу» — их столику.

Добравшись до цели, он обнаружил на столике открытую бутылку бренди и два чистых стакана. Однако Ферье не было.

— Он придет, — заверил Брайан Одри, — по крайней мере, я надеюсь, что придет. В каком бы ночном клубе мы ни оказались, мы, кажется, обречены заканчивать выпивку, заказанную кем-то другим. Я вовсе не собирался пить. Я слишком голоден.

— Дорогой, ты действительно хочешь есть?

— Нет. По правде говоря, не хочу. Только одно утешает: слава богу, прекратился этот проклятый механический смех.

Механический смех действительно прекратился. Других оригинальных установок Брайан не заметил, а Одри никогда их и не знала.

Вначале зажглись ряды ослепительных белых сияющих искусственных огней, а затем над самыми головами слушателей раздались раскаты грома. В первый момент Брайан забеспокоился, но затем даже рассердился на такое дурачество.

— Ферье должен быть здесь, — сказал он. — Ему бы это понравилось: очень похоже на пещеру ведьм из четвертого акта «Макбета». Мне ни разу не довелось видеть знаменитого спектакля в Королевском театре — это было еще до меня. Но кипящего котла здесь, кажется, не будет, а вообще-то очень напоминает. «Мяукнул трижды пестрый кот…»

— Брайан, давай уйдем отсюда.

— Все хорошо.

— Думаю, да, но все-таки давай уйдем. Очень напоминает сегодняшнее утро: над балконом точно так же гремел гром, когда Ева…

Они стояли недалеко от прохода между колоннами, окруженными столами с красно-белыми скатертями. Брайан снова заверил Одри, что все в порядке. В то же время его мозг пронзила мысль, что он слишком уж разозлился на это театральное приспособление, а если ты так злишься на подобные вещи, то, значит, к тебе тайком протягивает свои щупальца страх.

Вдруг Одри вскрикнула.

Вначале довольно долго, словно ледяное сияние, сверкал свет, а затем раздались оглушительные раскаты грома. Брайан и Одри стояли плотно прижавшись друг к другу. Неожиданно они одновременно увидели лицо Евы, выглядывающее из-за одной из колонн.

Брайан понимал, что это, безусловно, всего лишь маска. По крайней мере, он понял это сразу же после первого мгновения шока, однако не заметил, как чья-то рука в перчатке поднялась в их направлении.

Раздались три выстрела из оружия очень мелкого калибра с расстояния трех метров. Даже Брайан не слышат выстрелов, похожих на удары бича и потонувших в раскатах грома; никто другой их тоже не слышал.

Он не видел фигуры за колонной, потому что в «Пещере» было темно, но в дьявольском освещении вокруг картины с вампирами увидел результат этих выстрелов.

Одри покачнулась и упала поперек стола. Пустая бутылка из-под вина, прокатившись с неприятным звуком, грохнула на пол.

Акт III

…Ты жить не будешь, Чтоб мог я бледный страх назвать лжецом

И крепко спать назло громам.[8]

У. Шекспир. «Макбет»

Глава 16

Брайану Иннесу снился сон.

И снилось ему, что он не спит в своей собственной квартире на набережной Туреттини рано утром в субботу, 11 августа, что происходило на самом деле, а все еще находится в «Пещере ведьм» в тот момент, когда прозвучали выстрелы.

Может быть, было правильно, что этот сон удивительно походил на реальность, потому что той ночью в «Пещере» реальность казалась сном.

В ночных кошмарах независимо от того, что происходит, никто ничему не удивляется. Ты сам можешь испытывать какие угодно чувства — от гнева до ужаса, но все окружающие остаются бесстрастными и даже не замечают происходящего.

Ты стоишь в толпе рядом с девушкой, в которую влюблен. Банальные обстоятельства, довольно безвкусный ночной клуб, в котором дают шоу, и ты прекрасно понимаешь, что это — шоу, но вдруг из-за прикосновения извне все это растворяется и превращается в нечто ужасное.

Реальное человеческое существо, в маске из резины или папье-маше, неожиданно меняет всю картину, пытаясь убить то ли тебя, то ли женщину, стоящую рядом с тобой.

Никто не оглядывается, чтобы взглянуть на это, да и ты, хоть и чувствуешь холодок страха, пробежавший по спине, все же не удивлен. Может, потому, что подсознательно уже почти знаешь, кто убийца?

Брайан понимал, что ему снится сон, но от этого не было легче в эти мрачные утренние часы, когда сон так тонок и тело покрывается потом.

Во сне кто-то вскрикнул.

В испуге Брайан проснулся и сел. Наверное, это было вчерашнее утро, потому что звонил телефон.

— Да? — произнес он вслух.

Брайан обнаружил, что находится не в спальне, а лежит, согнув ноги и шею, на софе в маленькой гостиной с отштукатуренными кремовыми стенами. На нем халат, надетый поверх пижамы. А комната залита ясным солнечным светом, и на открытых окнах занавески колышутся от ветра.

Он сжал телефонную трубку так, словно собирался ее раздавить, но она молчала. Наконец на его «алло», произнесенное неуверенным голосом, в ответ раздалось покашливание, в котором одновременно слышались волнение и угроза.

— Сэр, — произнес голос доктора Фелла.

— Тсс! — прошептал Брайан.

— Что случилось?

— Тсс!

— Надеюсь, — заметил доктор Фелл, — вы в здравом рассудке? — Брайан представил себе выражение лица доктора на другом конце провода: свирепое и сострадающее одновременно. — Да? Тогда могу я спросить, что произошло прошлой ночью с вами и мисс Пейдж? Мы с Обертеном звонили вам.

— Я знаю.

— Ага… кха-кха! Тогда вы, вероятно, помните, что дверь вашей квартиры была открыта настежь, но в ней никого не было. К тому же вы не оставили никакого сообщения.

— Возникли некоторые проблемы.

— Их может стать больше. Где вы были?

— Тсс! — Брайан огляделся, заметив, что его одежда разбросана по стульям. — У меня нет времени рассказывать вам все это по телефону. В двух словах: мы с Паулой Кэтфорд ходили в ночной клуб под названием «Пещера ведьм».

Когда Брайан в общих чертах сообщил все остальное, в трубке послышалось еще более тяжелое и хриплое дыхание доктора.

— Это, конечно, не был ни призрак, ни труп миссис Ферье. Это была омерзительная, словно живая, маска со светлыми волосами, выглянувшая из-за колонны и смотревшая в прорези для глаз. Фигуру мне совершенно не удалось разглядеть, особенно при том освещении.

— Кого-нибудь убили, ранили?

— Никого. Три пули, пройдя по диагонали, попали в картину над нашими головами. Следы от них очень маленькие, похожи на 22-й калибр.

— Но мисс Пейдж, вы сказали, упала?

— Просто Одри очень ослабла, и не столько от страха, сколько от полного нервного истощения. Слава богу, ее не ранили. А общее впечатление было такое, будто смотришь фильм по телевидению или в кино: видишь, как кто-то целится в направлении кого-то и спускает курок. Престо![9] Магическим оружием можно убить с любого расстояния, причем моментально, и при любом освещении. Здесь же было чуть сложнее этого…

— Где теперь мисс Пейдж?

— Тсс! Она спит; в моей спальне. Минуточку.

— Сэр…

— Одну минуточку, черт побери!

Осторожно положив трубку, Брайан надел на ощупь тапочки, взглянул на часы и на цыпочках прошел в небольшой коридор. Дверь в спальню, выкрашенная белой краской, была успокаивающе закрыта. В это чудное субботнее утро, в десять минут десятого, казалось, можно было пить искрящийся воздух. Он вернулся к телефону:

— Я отвечу на ваш следующий вопрос, доктор Фелл, хотя вы его еще не задали. Нет, я не закричал, чтобы ловили и держали того, кто стрелял. В тех обстоятельствах не было смысла это делать. Я поднял Одри и унес ее оттуда.

Трубка молчала, видимо, доктор обдумывал что-то.

— Вы слышали, что я сказал? — спросил Брайан.

— Слышал, сэр.

— Там даже никто не заметил, что произошло. Единственный, кто подошел, была официантка, которая весело произнесла: «Ой, бедняжка!» — и сказала, что на этих восхитительных шоу люди постоянно падают в обморок. Что касается Паулы и Десмонда Ферье…

— Ага… кха! Ну-ну? — притворно небрежно произнес голос на другом конце провода.

— К тому времени они уже ушли. Оба. Правда, мы видели, только как уходила Паула. Когда мы с Одри вернулись к столу, на нем стояли открытая бутылка бренди и два чистых стакана, а под бутылкой лежала записка от Ферье, которую я заметил только после того, как Одри упала на стол.

— Записка?

— Паула была расстроена больше, чем она признавалась. В записке они просили нас их извинить, кроме того, написали, что за бренди уплачено и они надеются, что мы выпьем его за них.

— А сейчас с мисс Пейдж все в порядке?

— Рад сообщить, что да. Но вчера все было не так хорошо, поэтому я не мог позволить ей провести ночь одной в отеле. — В сознании Брайана, которое обычно не посещали никакие видения, вдруг возникло лицо за колонной. — В любом случае — верно или неверно — я сделал это. Дело сделано.

— Да, как вы сказали, сэр, дело сделано. А теперь скажите мне: стрелявший в маске, случайно, не использовал автоматический браунинг 22-го калибра, типа тех, что производят в Бельгии?

— Вполне возможно. Я его близко не рассматривал.

— А маска, — с глухой угрозой произнес доктор Фелл, — не была ли той самой маской миссис Ферье, которую изготовил для нее человек по имени Лафарг, хозяин ночного клуба? Лицо Евы в годы расцвета ее красоты?

— Паула говорила мне, что такая маска существует, — это все, что я знаю. А где вы слышали о ней и о пистолете?

— Обертен нашел их вчера утром в кабинете, когда производил обыск. И маска, и пистолет принадлежали миссис Ферье. И вчера же утром они были опознаны ее мужем. — Доктор охнул. — Значит, кто-то их украл. Нам следовало бы уделить больше внимания «Пещере ведьм». И последнее: как вы узнали, что мисс Пейдж отправилась в этот необычный клуб?

Брайан рассказал.

— Восстановили текст по вдавленным отпечаткам? На листке блокнота? — Дыхание доктора стало еще более затрудненным. — Вы сказали, что положили этот листок к себе в карман. Он и сейчас у вас там?

— Думаю, да. С чего бы ему…

— Будьте любезны посмотреть и убедиться в этом.

Брайан снова положил телефонную трубку. Пиджак костюма, который он надевал вчера, висел на спинке стула совсем рядом. Порывшись в боковом кармане и не обнаружив листка, он стал внимательно осматривать остальные карманы.

— Исчезла, — сообщил он в трубку. — Наверное, я его выронил, только не помню где и когда.

— Ох… кха-кха! Я так и знал, что вы его потеряли. А теперь слушайте внимательно! — Голос в трубке звучал тяжело, но предельно четко. — Как вы уже, наверное, догадались, я нахожусь на вилле «Розалинда». Не могли бы вы приехать сюда в течение часа и привезти с собой мисс Пейдж?

— Конечно, если это необходимо.

— Это совершенно необходимо. Обертен собирается произвести арест. Эта новость о нападении прошлой ночью, несомненно, заставит его поторопиться. Между тем следует предупредить сэра Джералда Хатауэя, чтобы он не нарвался на неприятности, потому что, боюсь, он намерен это сделать.

— Хатауэй? Уж не собирается ли он снова на кого-то напасть?

— О да. Очень даже собирается. Пожалуйста, позаботьтесь о мисс Пейдж, да и сами будьте очень осторожны. До конца сегодняшнего дня вы можете столкнуться с гораздо более неприятными вещами, чем думаете. Тогда до встречи! — И доктор Фелл отключился.

Брайан положил трубку на место и так задумчиво на нее уставился, словно она могла рассказать ему все, что он хотел знать. От этого занятия его оторвал звонок в дверь, настырное дребезжание которого можно было охарактеризовать только словами: «Пришла еще одна неприятность».

Но это оказалась мадам Дюваллон — бодрая и приветливая, как всегда. Теперь у нее не было своего ключа, однако, будучи человеком пунктуальным, она явилась ровно в половине десятого. Брайан открыл ей дверь, и мадам Дюваллон, поздоровавшись, еще на пороге поинтересовалась:

— А юная леди? Она еще здесь? И надеюсь, чувствует себя хорошо?

— Не очень, мадам. Пожалуйста, приготовьте чашку чаю и разбудите ее.

— А потом будет английский завтрак?

— Очень обильный английский завтрак, мадам. Я так голоден, что… — Брайан неожиданно замолчал. На лестничной клетке, метрах в грех от двери, стоял кто-то еще и смотрел на него. Конечно, нервы Брайана были не в лучшем состоянии, потому что он едва удержался от того, чтобы не заорать: «Кто здесь?» — хотя в следующую секунду прекрасно понял, кто это.

Десмонд Ферье, во внешности которого не было ничего радостного, одетый в серые слаксы и клетчатую спортивную куртку, грозно шагнул к нему.

— Доброе утро, приятель. Да не удивляйтесь вы так, — буркнул он. — Вы же знаете, что ваш адрес есть в телефонной книге.

— Могли бы предварительно позвонить. А если хотите увидеть кого-то еще…

— Я хотел увидеться с вами. Вы не против, если я войду?

— Завтрак, мадам Дюваллон.

Брайан подождал, пока мадам Дюваллон, сняв пальто и шляпу, прошла на маленькую кухню, затем жестом пригласил Ферье войти и закрыл дверь. Ферье, не очень убедительно изображая слегка развязный вид, прошел в гостиную.

— Итак? — напомнил Брайан. — У вас какие-то особые причины для того, чтобы находиться здесь?

— Только одна, — ответил Ферье, вынимая руки из карманов. — Меня вышвырнули из собственного дома — или практически вышвырнули. Только подумать, ведь я сам просил доктора Фелла прояснить это дело!

Брайан молча ждал продолжения.

— Я сам попросил его, — с горечью повторил Ферье. — Я всем рассказывал о нем, причем говорил только хорошее; думал, что его присутствие в доме сможет предотвратить беду. Я… — Он помолчал. — А теперь доктор заодно с полицией и работает вместе с ними. Похоже, Обертен о нем еще более высокого мнения, чем я. Доктор даже считается с этим мелким хамом Хатауэем, и все это начиная с ночи четверга.

— Хатауэй прав; просто он немного переоценивает себя — только и всего.

— Ах да! Я совсем забыл, что он и ваш друг.

Внезапно, ощетинившись, они посмотрели друг на друга.

— Ну и что из этого? — спросил Брайан. — Вы пришли сюда, чтобы сказать мне это?

— Нет.

— Тогда зачем?

— Мне хотелось встретиться с вами, — повторил Ферье после некоторой паузы, сделав слегка протестующий жест, — потому что об этом меня попросила Паула. — И после этих слов произнес уже безо всякой настороженности: — Иннес, у меня серьезные чувства к ней, такие же серьезные, как у вас к Одри.

— Серьезные?

— Ну почему я не могу прямо сказать об этом? Почему все мы (и вы в том числе) делаем вид, будто настоящие чувства ниже нашего достоинства? В двадцатые годы, когда я был еще совсем молодым актером, многие люди в театре стали насмехаться над старыми пьесами, посчитав, что все они уже смешны. Если ты получал роль, в которой был настоящий характер, если серьезно работал над ней и играл во всю свою мощь, они это тоже находили смешным. Тебя старались запугать словом «бездарь», создать славу актера, бьющего на дешевый эффект. Но почему? Да потому, что они просто не умели играть настоящие характеры и предпочитали этого не делать.

Теперь, слава богу, театр изменился или, по крайней мере, меняется, но даже и сейчас я думаю: «К черту эту сладкоречивую ерунду! Или играй достойно, или не играй вовсе. Если роль трудная, докажи свое умение выйти из этого положения». Я хочу сказать… — Ферье снова помолчал и спросил: — Послушайте, Иннес, вы понимаете, о чем я говорю, или нет?

— Да, понимаю. — Брайан подумал, что всякий раз, когда он чувствовал неприязнь к этому человеку, его буквально обезоруживали и притягивали его откровенность и даже наивность.

— Это — реальная жизнь, приятель; это не сцена. Я пытаюсь сказать…

— Вы пытаетесь сказать, — перебил его Брайан, — что на самом деле в четверг ночью в течение трех часов вы были с Паулой. Паула не обманывает. Она и раньше не обманывала и не пыталась увести вас от Евы, однако вам кажется, что если вы об этом скажете, то это может показаться ужасно смешным.

— Вот именно!

— Но почему это должно казаться смешным?

— Потому что я действительно влюблен в эту чертову женщину, хотя я намного старше ее. Вы не можете этого понять, Иннес…

— Это я-то не могу, да?

— Но дело не в этом. Вы думаете, что я был с ней. Вы говорили об этом полиции?

— Нет, я обещал ей, что не скажу, и сдержал свое обещание.

— А Хатауэю говорили?

— Хатауэю? Нет, ни слова. Хатауэй этого и не касался.

— А может быть, и не должен был, но он пытается использовать свое влияние. Прошлой ночью, когда мы оставили вас с Одри в «Пещере ведьм», мы поехали прямо домой. Хатауэй вернулся на полчаса позже, и воодушевление было просто написано на его физиономии. Он начал расспрашивать Паулу. Она, конечно, не скажет, что говорила ему, но мне это не нравится.

— Если вы беспокоитесь о себе…

— Ради всего святого и все такое прочее, — воскликнул Ферье, употребив одну из библейских клятв, которые стали частью его образа мыслей и речи, — неужели вы думаете, что я забочусь о себе? Разве я вообще когда-нибудь делал это? Меня волнует только Паула.

Снова зазвонил телефон.

Воздействие этого звонка на нервы усилил внезапно раздавшийся на кухне свист закипевшего чайника. К этому еще добавился и голос, который Брайан услышал в трубке.

— Простите за беспокойство, — произнес он. — Десмонд у вас? Он говорил, что собирается встретиться с вами. Можно мне…

Этот голос, а может, и слова услышал Ферье.

— Это Паула, да?

— Да. Она хочет с вами поговорить. — Протянув Ферье телефонную трубку, Брайан отошел в сторону и выглянул в окно, подчеркивая таким образом свое нежелание слушать, о чем они беседуют.

В мягких лучах солнца Женева предстала перед ним в своих обычных пастельных серо-коричнево-белых тонах. Высунувшись из окна, он мог увидеть серо-голубые воды озера с редкими белыми пятнами парусов.

— Но ведь это было семнадцать лет назад, — услышал Брайан слова Ферье. — Не понимаю, какая разница, что ты не могла ему тогда сказать! И не понимаю, какая теперь разница.

Дальше послышалось слабое жужжание голоса в трубке, а через полминуты Брайан уже больше не мог делать вид, что разговор его не интересует.

— Загнал в угол? Что ты имеешь в виду, говоря, что он загнал тебя в угол? — Ферье, на лице которого было написано сомнение и потрясение, выслушал ответ. Затем сказал: — Ладно, я приеду. Это мой дом, и они не могут выгнать меня оттуда. Я приеду. — И он разъединился.

— Что случилось? — спросил Брайан. — В чем дело?

— Простите, приятель, но я должен торопиться.

Трудно было поверить, что человек, называвший себя стариком, может так быстро передвигаться. Его большие ноги тяжело протопали через гостиную к выходу, затем входная дверь открылась и захлопнулась.

Брайан почувствовал надвигающуюся катастрофу, поэтому, когда тоже поспешил в коридор, ему потребовалось привести свои нервы в порядок, чтобы вспомнить французский.

— Мадам Дюваллон! — позвал он. — Пожалуйста, разбудите как можно скорее мисс Пейдж. Возможно, на завтрак не останется времени. Лучше… — И вдруг остановился.

Дверь в спальню была открыта. Мадам Дюваллон с подносом, на котором стояла огромная чашка с блюдцем, выходила оттуда. Фарфоровая посуда подрагивала на нем.

— Месье Иннес, я не могу ее разбудить. Юной леди там нет.

Несколько секунд оба молчали. С набережной доносились крики и все усиливающийся шум транспорта.

— Месье Иннес! — воскликнула мадам Дюваллон, обратив внимание на его лицо. — Юная леди ушла. Я ничего не могу поделать, раз она ушла. Позаботьтесь о себе!

Брайан оглядел спальню. Легкая, прозрачная ночная рубашка Одри была брошена в ногах неубранной постели, а ее маленький чемоданчик, который он вчера ночью все-таки принес из машины, снова лежал открытым на стуле. На зеркале туалетного столика, словно в насмешку, остались слова, написанные Одри губной помадой еще вчера. По-видимому, вместо тех, которые должны были бы быть написаны сегодня рано утром.

«Я тоже люблю тебя, — пробежал он глазами надпись. — Прости меня за то, что собираюсь сделать».

Относились ли эти слова к тому, что она собралась сделать сегодня утром? А может, Одри просто забыла их стереть? Брайан не мог этого понять. Но она ушла.

Телефонный звонок, назойливо зазвучавший в это мгновение, возродил исчезнувшие было надежды. Однако человеческая натура остается неизменной, поэтому, услышав этот внезапный звук, заставивший его подпрыгнуть, Брайан первым делом выругался. Мадам Дюваллон, будучи женщиной практичной, имела правильные представления обо всем.

— Месье Иннес, — провозгласила она с холодным достоинством. — Это — дурной тон. Звонит телефон. Ответьте, пожалуйста.

Брайан подчинился. Голос доктора Фелла был настолько хриплым и взволнованным, что первые несколько слов он с трудом разобрал.

— Я очень боюсь, — прогудел он.

— Чего?

— Дело вышло из-под контроля. Афинские архонты! Я и не предполагал, что человек может зайти так далеко и довести нас до такого безумного состояния. Мистер Десмонд Ферье еще у вас?

— Нет. Вы могли бы об этом догадаться. Он ушел минуту-две назад. А где Одри? У вас есть хоть какие-нибудь предположения о том, что с ней случилось?

— Ах! Кхм! Я… э-э-э… только что узнал об этом. Если не говорить достаточно честно и достаточно точно, то можно сказать, что мисс Пейдж арестована…

— Арестована?!

— Поверьте мне на слово, — прорычал доктор Фелл, — что у вас очень мало оснований для беспокойства. Я очень прошу вас последовать за мистером Ферье, догнать его и остановить, если сможете. А если нет, то приезжайте сами на виллу. Не спорьте со мной; остановите его!

— Погодите минуточку!

Но в трубке раздались короткие гудки. Мадам Дюваллон, опустив поднос с чайной посудой, вначале воззвала к Создателю, а потом расплакалась.

Глава 17

Белое здание виллы «Розалинда», единственным украшением которого были ящики с яркими цветами да круглое слуховое окно с цветными стеклами, смутно вырисовывалось вдали и в бледных лучах солнца казалось даже менее приятным местом, чем во мраке приближающейся грозы.

Окна с закрытыми ставнями напоминали пустые глазницы. Вилла казалась заброшенной, несмотря на многочисленные машины на подъездной аллее. Даже тишина и покой, царившие и здесь, и в окружающих лесах, и в глубоком овраге позади виллы, делали ее похожей на дом, населенный призраками, а может быть, именно эта тишина и была причиной такого впечатления.

Чувства достигают слишком высокого накала; все заканчивается убийством. Когда уходит жизнь и тело разлагается, наступает черед других сил; они собираются вместе и нашептывают рассудку свои мысли.

Брайан не мог избавиться от фантазий. Погруженный в них, он, подъезжая к вилле, немного снизил скорость, но внезапно почувствовал, как сердце застучало у него в самом горле, однако произошло это совсем по другой причине. Он затормозил как раз вовремя, чтобы не врезаться в задний бампер «роллс-ройса».

«Ролле» невозможно обогнать на стареньком «моррисе», даже если обеим машинам будет мешать уличное движение и даже если, в отличие от соперника, вести автомобиль как ненормальный.

«Ролле» стоял перед виллой, но в нем никого уже не было, так же как и в других машинах, находящихся рядом. Очевидно, Десмонд Ферье уже зашел в дом.

И все же… Даже несмотря на то, что Брайан был полностью поглощен судьбой Одри, он не мог избавиться от ощущения, что эта вилла — воплощение умершей женщины.

— Эй, кто-нибудь! — как и прошлым утром, крикнул Брайан у входной двери и автоматически потянулся рукой к неработающему звонку.

Ответа не последовало.

Открыв дверь, он прошел в нижний холл.

Там было почти совсем темно; деревянные ставни на окнах в комнатах нижнего этажа по обеим сторонам дома были Закрыты. Только тикали часы с маятником в виде девушки на качелях, продолжающей без остановки качаться. Но тут Брайан услышал, как у подножия лестницы кто-то пошевелился.

Это оказался Гюстав Обертен, начальник полиции. Его худощавое, с резкими чертами лицо едва освещалось лучом света, пробивающимся сквозь щели в закрытых ставнях.

— Доброе утро, мистер Иннес. Поднимайтесь наверх, пожалуйста. Там вы встретите кое-кого из ваших друзей.

Эти слова, абсолютно правильно произнесенные Обертеном по-английски, были столь же эмоциональны, как тикающие часы. Брайан подошел к нему:

— Где Одри Пейдж?

— Поднимайтесь наверх, мистер Иннес.

— Где Одри Пейдж?

— Она здесь, но вы ее пока не увидите. Она задержана для ее же собственного блага.

— То есть вы хотите сказать — арестована?

— Арестована? Какая ерунда! — Было видно, как месье Обертен, волосы и даже лицо которого казались седыми, нетерпеливо скривил губы. — Ее задержали в аэропорту сегодня рано утром.

Другая догадка, которая уже давно приходила Брайану в голову, заставила его перестроить мысли и воспоминания.

— Аэропорт. Аэропорт! Надеюсь, вы не думаете, что она собиралась покинуть страну? Вчера, — Брайан старался говорить спокойно, — она отправила весь свой багаж в аэропорт, кроме маленького чемоданчика, который оставила в моей квартире. Так что если она и поехала сегодня утром в аэропорт, то только для того, чтобы забрать свой багаж обратно. Вот и все.

— Она говорила именно так.

— Но вы ей не верите?

— Поднимитесь наверх, мистер Иннес. Неужели меня так трудно понять или, может, вы совсем меня не понимаете? И все же, прежде чем вы уйдете… — Месье Обертен поколебался, пристально глядя на Брайана, затем договорил: — Больше никто ничего не должен скрывать. Вы вместе с моим другом доктором Феллом проинструктировали мисс Пейдж, чтобы она солгала, что она и сделала (и не раз). Я требую, чтобы этого больше не было! Мы убедили мисс Пейдж сказать правду о том, что она видела и слышала в кабинете вчера утром.

— Понятно. Доктор Фелл тоже задержан? Я тоже один из обвиняемых?

— О нет! — Мрачный, но по-прежнему обходительный, сердитый, но все же справедливый начальник полиции протянул руку. — Доктор Фелл был совершенно прав, избрав этот образ действий, так же как и вы, хотя у вас причиной были менее дальновидные мотивы. Если бы мы услышали правдивую историю мисс Пейдж в самом начале расследования, мы могли бы впасть в глубокое заблуждение. Мисс Паулу мы тоже убедили сказать правду.

— О чем?

— Обо всех разговорах с вами, с мисс Пейдж, с мистером Ферье и другими. У нас есть все улики. Сэр Джералд Хатауэй тоже слышал это.

— Но…

— Думаю, все справедливо: и ставить ловушку, и плести веревку. Поднимитесь наверх, мистер Иннес! У меня есть еще дела.

— Я хотел спросить: Десмонд Ферье приехал передо мной?

— Он тоже задержан, правда по несколько другой причине. Его вы тоже не увидите. Сколько раз я должен повторять, чтобы вы поднялись наверх?! — воскликнул месье Обертен.

Да, ловушка начала захлопываться.

В холле наверху было так же темно, как и вчерашним утром, ибо свет проникал только через открытые двери двух ванных комнат, находящихся на концах поперечного прохода из одной части виллы в другую.

Оказавшись на самом верху лестницы. Брайан снова обнаружил перед собой три двери, две из которых — в спальни по обеим сторонам кабинета — были закрыты. У каждой из них неподвижно стоял полицейский. Только дверь в кабинет не охранялась и была чуть приоткрыта, словно бы приглашая войти.

Из кабинета доносились голоса, один из которых принадлежал Джералду Хатауэю, другой — доктору Феллу.

— …метод, — говорил Хатауэй, — бесспорно метод, использованный при совершении обоих убийств.

— Каких убийств? — спросил доктор Фелл.

— Что за глупость! Бросьте вы! Это просто глупость в худшем и самом несерьезном ее проявлении. Неужели вам надо объяснять, какие убийства я имею в виду?

— Думаю, будет лучше, если вы это сделаете.

Но в кабинете находились трое, и третьей оказалась Паула Кэтфорд.

Хатауэй и доктор Фелл были настолько увлечены разговором, что, казалось, не заметили вошедшего Брайана. А его ждал еще один неприятный удар.

Хотя на больших окнах до самого пола, расположенных с тыльной стороны виллы и выходивших на север, где находился овраг и лесной массив, ставен не было и висели прозрачные белые шторы, солнце все равно не попадало в кабинет. Нельзя сказать, что в нем было темно, — просто немного мрачновато, что придавало некоторую неясность очертаниям предметов.

У восточной стены стоял большой письменный стол; хромированная лампа на нем не горела, но стояла так, что должна была освещать ворох листков рукописи, лежавших под ней. У западной стены над камином тикали часы с белым циферблатом. Стены кабинета цвета зеленого яблока в местах, не занятых книжными полками, были увешаны фотографиями в рамках. Все здесь было как вчера, и все-таки…

В целом кабинет выглядел иначе.

Доктор Фелл сидел в большом мягком кресле спиной к окнам. На середину был выдвинут маленький круглый стол, рядом с которым стоял Хатауэй. Паула Кэтфорд, застывшая у камина, испуганно смотрела на два предмета, лежащие на столе: маленький автоматический пистолет и смятую цветную резиновую маску на голову и лицо, обрамленную натуральными светлыми волосами.

— Кто-то надевал ее, — произнес Хатауэй. — Кто-то надевал ее прошлой ночью. Вы мне так сказали.

— Совершенно верно, — ответил доктор Фелл.

Хатауэй взял маску и надел ее на тыльную сторону правой руки; маска приняла объемную форму, и над столом появилось лицо Евы Ферье.

— Кроме того, вы были так любезны сообщить мне, что кто-то проследовал за Одри Пейдж в заведение под названием «Пещера ведьм». Эта маска…

— Положите ее на место! — взмолилась Паула Кэтфорд. — Ради всего святого, положите ее!

Хатауэй быстро повернулся к ней:

— Прошу простить меня, милая леди, за доставленное волнение, но ложь, которую вы с ясным, невинным взором сообщили в четверг ночью, не оставляет мне выбора. Почему вы тогда сказали, что не очень хорошо знаете мистера Десмонда Ферье? А теперь заявили начальнику полиции, что многие годы были самой преданной его поклонницей?

— Да, это правда. Прошу, положите маску!

— Ага! — пробормотал Хатауэй. — Так, значит, в пятницу ночью кто-то надел маску в «Пещере ведьм», а потом рано утром положил ее обратно, на этот буфет рядом с камином. Я спрашиваю доктора Фелла: верно?

— Нет, — ответил доктор Фелл.

— Неверно? Но вы же сами говорили мне…

— Маску и пистолет, совершенно очевидно, брали и вернули на место. Это верно.

— И человек, взявший их, убийца?

— Ох… кхм! Мы можем это предположить, но почему вы так уверены, что убийца последовал за Одри Пейдж?

В бледном свете, пробивающемся из окна, было видно, как резко дернулась лысая голова Хатауэя и все его лицо, с усами и коротко остриженной седой бородой, скорчилось в мучительной гримасе.

— Меня что, снова обманули? Мне обещали предоставить факты.

— Все верно. Поскольку вы настаиваете на собственной трактовке всего произошедшего, невзирая на чувства присутствующих здесь людей, Обертен разрешил предоставить вам факты, однако он не позволил вам делать неоправданные выводы из имеющихся доказательств.

— Чувства присутствующих людей? Ну-ну! Я всего лишь следую за истиной.

— Куда бы она нас ни привела?

— Вот именно!

— Сэр, мисс Пейдж не убили; ее даже не ранили. Блеск вашего интеллекта не сможет ослепить нас, если вы станете выдумывать то, чего на самом деле не происходило в «Пещере ведьм». — Доктор Фелл даже чуть-чуть привстал. — Вы сказали «убийство» и «убийца». Единственным убийцей в данном деле является тот, кто убил миссис Ферье. Если в связи с этим у вас есть какое-то еще не обсуждавшееся нами объяснение, мы готовы выслушать его.

— Вы это серьезно?

— Да, черт побери!

— И именно поэтому, — воскликнул рассвирепевший Хатауэй, указывая куда-то своим коротким, словно обрубок, указательным пальцем, — вы скрываете от меня Одри Пейдж? Если мне предстоит воссоздать картину преступления (скажу не хвалясь, она будет лучше любой, когда-либо сделанной вами), мне необходимо поговорить с тем, кто был в «Пещере ведьм» и видел все собственными глазами. Мне нужен хотя бы Иннес. Где Иннес?

— Здесь, — ответил стоящий в дверях Брайан.

— Ага! — торжествующе-радостно воскликнул Хатауэй. Продолжая держать надетую на руку маску, он обернулся так, что ее лицо обратилось прямо на Паулу, и бросил на Брайана взгляд, в котором сквозили одновременно беспокойство и насмешка. — Входи, дорогой друг! Входи!

— Только я попрошу вас не закрывать плотно дверь, — сказал доктор Фелл. — Оставьте ее чуть-чуть приоткрытой. Да-да, вот так.

В белесом свете все трое — Хатауэй, доктор Фелл и Паула — внимательно рассматривали Брайана.

— Дорогой друг, — по-отечески ласково обратился к нему Хатауэй, — ваша тайна раскрыта. Властям все известно. Им известно все, что происходило в этом кабинете во время ссоры мисс Пейдж с миссис Ферье вчера утром.

— Тогда им известно больше, чем мне.

— Только, ради бога, — закричал Хатауэй, потрясая маской, — не уклоняйся от ответа! Обещаешь быть честным до конца?

— Если хочешь, чтобы я ответил на твои вопросы, задавай их, я готов.

Хатауэй кивнул и положил маску на стол рядом с маленьким блестящим автоматическим револьвером, затем быстрыми, суетливыми шагами подошел к письменному столу, но не остановился рядом с ним. Бросив беглый взгляд на аккуратную стопку листов рукописи, лежавших у настольной лампы, он взял с книжной полки, висевшей чуть правее стола, две книги.

Все неподвижно следили за ним. Доктор Фелл, казалось, дремал, откинувшись на спинку мягкого кресла, но на самом деле он вовсе не спал. Он наблюдал.

Хатауэй вернулся к столику в центре кабинета с двумя книгами в руках; одна была маленькой и тонкой, другая — большой, в красном переплете.

— Книга Мьюрелла о ядах,[10] — провозгласил он, указывая на тоненькую книжку, — а вторая — великолепная книга Томпсона.[11] Обе они принадлежали покойной миссис Ферье, о чем свидетельствует ее имя, написанное на форзаце каждой из них. Однако я не удивился, обнаружив их здесь. А, мисс Кэтфорд?

Паула ничего не ответила.

Хатауэй положил книги на стол и, взглянув на Брайана, втянул голову в плечи, отчего его борода выступила вперед.

— Милый юноша! Вчера примерно в девять часов утра ты поднялся в эту комнату. Если бы ты раньше рассказал мне все, что знал (только то, что ты знал!), раскрыть это дело было бы еще проще, чем теперь. Совершенно очевидно, что преступник продумал сценарий убийства миссис Ферье. Его целью было создать видимость «магического убийства», то есть ситуации, невозможной в реальной жизни…

— Нет, — словно выстрел пистолета прозвучал голос доктора Фелла.

Хатауэй обернулся:

— Вы это отрицаете, доктор? Вы отрицаете, что убийца попытался в точности воспроизвести то, что произошло в Берхтесгадене семнадцать лет назад?

— Я отрицаю это.

— И почему же? Объяснитесь!

— Сэр, не думаю, что это необходимо, — повысил голос доктор Фелл. — Некоторое время назад вы уже высказались относительно метода, использованного убийцей миссис Ферье, опередив меня с моими скромными умственными способностями…

— Ага! Так вы сами признаете, что я вас опередил и обошел?

— Охотно.

— Что ж, это лестно. Да-да, очень лестно! Вы заблуждались с самого начала, дорогой доктор. Признание очень полезно для души. Кое-кому удалось даже большее. — И он, пожав плечами, указал на Брайана. — Вот Иннеса, несмотря на его дурные манеры и отсутствие наблюдательности, все-таки пару раз осенило, и он выдвинул предположение об отравленной сигарете, которое мисс Кэтфорд сочла неверным и ошибочным. Однако оно было ближе к истине, чем прежние попытки разгадать это дело.

Из книги Мьюрелла, — Хатауэй взял ее в руки, — мы можем узнать массу фактов использования нитробензола, широко известного также как масло горького миндаля, и бензальдегида. Если вдыхать его пары в течение продолжительного времени даже на открытом воздухе, это может оказаться смертельно опасным, точно так же, как если проглотить его в жидком виде. Это пришло в голову даже Иннесу, так ведь, молодой человек?

Стараясь сдержать гнев, Брайан ответил:

— Стоя за дверью этого кабинета и слушая разговор, я понял, что с миссис Ферье что-то не в порядке, и это, насколько я понимаю, верно.

— Что значит «что-то не в порядке»? Выражайся конкретнее!

— Она говорила как-то слишком бурно и нелепо. Мне даже показалось, что она ведет себя как сомнамбула; Одри же говорила, что миссис Ферье была словно под гипнозом. Перед тем как упасть, она подбежала к перилам балкона, держась руками за горло. Но каким образом она могла быть отравлена за столом во время завтрака?

— Она не была отравлена во время завтрака. Твоя глупость…

— Хатауэй, прекрати это свое хвастовство, черт побери!

— А я и не хвастаю. Я только констатирую факт. А теперь ты должен быть абсолютно откровенен со мной. Я совершенно не желаю слушать ни твое мнение, ни твои комментарии. На мои вопросы мне нужен только однозначный ответ: «да» или «нет». Ты готов?

— Давай!

— У миссис Ферье была привычка работать в этой комнате каждое утро, после завтрака, не так ли?

— Да!

— Больше никто не пользовался этой комнатой? Это была только ее территория?

— Именно это я тебе уже говорил.

— У нее была привычка запирать эту дверь в холл на задвижку, чтобы никто не мог ей помешать? Миссис Ферье садилась за письменный стол (вот сюда, смотри!) и писала авторучкой?

— Да, именно это она делала вчера утром, когда Одри смотрела на нее в окно.

— Ага! Когда Одри Пейдж смотрела на нее в окно! Вообще-то твои комментарии мне совершенно не нужны, но этот я принимаю. А когда Одри Пейдж смотрела в окно, не могла ли миссис Ферье к тому времени находиться за письменным столом уже примерно часа полтора?

— Да, но…

— Никаких комментариев! Говорю только я! Что еще нам известно о леди? Она, как обычно (как обычно!), была слишком сильно надушена? Да мы и сами могли почувствовать это накануне ночью, в «Отель дю Рон», за несколько метров до того, как она приблизилась к нам, не так ли? Не были ли это духи «Видение Розы» — очень насыщенная субстанция, которая в смеси с другим ароматом розы уничтожает более слабый запах? Да или нет?

— Да!

— В то же время, — продолжал Хатауэй, — не было ли тогда сильного ветра, дувшего в комнату через открытые окна, который мог рассеять любой другой запах роз, кроме того, который распространялся непосредственно над ними или рядом с ними?

— Распространялся над чем или рядом с чем?

— Ну и дурак!

— Это не ответ…

— Дурак! — повторил Хатауэй, сверкая глазами. — Ну вспомни, что я (лично я!) рассказывал тебе о поездке Евы Ферье в Германию в 1939 году. Когда она ездила вместе с Гектором Мэтьюзом, им все время кое-что дарили. Помнишь?

— Да. Ты говорил…

— Однако миссис Ферье никогда не носила этот подарок сама, а всегда передавала его Мэтьюзу. Он носил его для нее. А теперь вернемся в эту комнату на семнадцать лет позже. Оглянись и поищи ловушку. Неужели ты не понимаешь, мой глупый шутник, что секрет убийства миссис Ферье можно выразить двумя словами?

— Какими двумя словами?

— Сейчас покажу.

Паула Кэтфорд вскрикнула, отчаянно протестуя, однако Хатауэя это не остановило.

Неловко подпрыгивая, он целенаправленно двинулся к большому письменному столу и, протянув руку, включил хромированную настольную лампу.

В белесом воздухе кабинета появился яркий желтый свет. Несмотря на то что большая часть кабинета по-прежнему оставалась в полутьме, Брайан отметил, что, как и вчера, этот свет оживил атмосферу. Слева от пресс-папье и пачки листов рукописи стояла хрустальная пепельница, а справа еще более явно была видна ваза с розами.

— Какими двумя словами, спрашиваешь? — Воздух со свистом вырывался из ноздрей Хатауэя. Осторожно, дрожащими руками он взял вазу китайского фарфора с красными розами в ней. Так же осторожно, победоносно вернулся к столу, стоявшему в середине кабинета, и поставил на него вазу. — Отравленные цветы, — объявил он.

Глава 18

— Эти цветы? — удивился Брайан.

— О нет! Это — ни в чем не повинные розы. Они тоже из сада, что находится с восточной стороны дома. Полиция конечно же удалила те, что стояли здесь вчера. Они были необходимы для химического анализа. Все так, Гидеон Фелл?

— Да, все так.

— Полагаю, на них было достаточно нитробензола для убийства? Предполагалось, что жертва будет сидеть рядом с ними, вдыхая их запах ровно столько, сколько она будет дышать? Верно?

— Да, верно.

— Миссис Ферье была отравлена, вдохнув запах нитробензола, замаскированный запахом роз из букета и ее собственных духов с ароматом розы. Это так?

— Да, так, — снова прозвучал голос доктора Фелла.

— То-то! — прошептал Хатауэй, после чего, словно Просперо,[12] взывающий ко всем духам, поднял короткопалую руку и щелкнул пальцами. — Ты спрашиваешь, мой славный друг, — ядовито произнес он, обращаясь к Брайану, — насколько реален такой способ убийства? Могло ли такое произойти? Дорогой мой, это произошло.

В книге Томпсона на сто двадцать четвертой странице приведен случай, произошедший несколько лет назад с уличным торговцем в Стоквелле. Этот человек, продававший с тележки сирень и душистую лаванду, однажды стал вести себя так, словно был пьян или находился под воздействием наркотиков. Начал громко и странно говорить, потом толкать свою тележку все быстрее и быстрее, пока не побежал вместе с ней и в конце концов, покачнувшись, упал без сознания.

Вначале на тележку никто не обратил внимания: в ней лежали букеты лаванды и пахли лавандой же, только запах был гораздо сильнее обычного. Прошло довольно много времени, прежде чем раскрыли секрет. К счастью, до этого времени в полиции не осматривали тележку. Торговца доставили в Ламбетскую больницу, где он и умер, а в его кармане врач обнаружил флакон с нитробензолом.

Оказывается, торговец, не пожелав удовлетвориться естественным ароматом букетов лаванды, решил усилить его, чтобы привлечь покупателей. Он побрызгал цветы нитробензолом, который, кстати, используется в парфюмерии именно для этой цели, но перестарался. Нитробензола было слишком много, а поскольку торговец долгое время находился рядом со своей тележкой, вдыхая этот запах, тот беднягу и убил.

Это, безусловно, был несчастный случай, чего нельзя сказать о смерти миссис Ферье. Книга Томпсона содержит полный и подробный план убийства. Этого-то вы не можете отрицать, Гидеон Фелл?

Доктор Фелл, с большой пенковой трубкой в одной руке и толстым кисетом с табаком в другой, повернул голову в сторону Хатауэя:

— Я этого и не отрицаю, сэр. Подобные легенды об отравленных цветах, распространенные в эпоху Средневековья, которые люди эпохи королевы Виктории считали просто сказками, на самом деле вовсе не были выдумкой. Напротив, их чертовски часто использовали на практике. Какая дата указана в книге?

— Вы имеете в виду дату смерти уличного торговца? Откуда, черт побери, я могу ее знать?

— Сэр, я имел в виду не эту дату.

— А о чем же тогда вы ведете речь?

— Как вы уже упоминали, сэр, миссис Ферье написала на форзаце этой книги свое имя; кроме того, она, как и многие люди, вероятно, написала дату ее покупки. Так какая там дата?

— 14 января 1956 года. Похоже, книга куплена в Лондоне. Почему?

— Продолжайте, — без всякого выражения произнес доктор Фелл.

Побледневший от сосредоточенности, Хатауэй снова обратился к Брайану:

— Хочу напомнить тебе, Иннес, вопрос, заданный мной совсем недавно. Что всегда дарили Еве Ферье, тогда — Еве Иден, во время ее поездки в Германию в 1939 году?

Брайан облизнул губы.

— Не увиливай, приятель, отвечай!

— Букеты цветов, — ответил тот, — или памятные флажки. Мэтьюз всегда носил их вместо нее.

— Говорил я тебе об этом, когда мы в первый раз обсуждали этот случай? Именно этими словами?

— Да, и я повторил их Одри в четверг вечером.

— А я, — заявил Хатауэй, — говорил их Гидеону Феллу в Клубе расследования убийств. Ты, Иннес, видел альбом с фотографиями поездки леди в Германию. Там штук шесть снимков, на которых ей вручают букеты цветов, которые она затем передавала Мэтьюзу. Только глупец не может заметить, что в убийстве Евы Ферье в 1956 году и убийстве Гектора Мэтьюза в 1939-м использован один и тот же метод.

— Отравленные цветы в Берхтесгадене? Но тогда у нее в руках не было букета. По крайней мере, нет ни одной такой фотографии.

— Ага!

— Ради бога, прекрати делать такое лицо и произносить это свое «Ага!», — взорвался Брайан, — иначе здесь произойдет еще одно убийство!

— Ты меня очень обяжешь, — заявил Хатауэй, — если воздержишься от подобных грубых шуточек. Уже давно, очень давно мне в голову пришла мысль об отравленных цветах, однако факты скрывали. Несмотря на мои протесты, самые важные факты скрывали от меня, от тебя и ото всех. Если бы семнадцать лет назад я узнал то, что заставил сболтнуть прошлой ночью самого скрытного свидетеля, никакой тайны вообще не было бы.

— Прошлой ночью? И что такого ты узнал?

— Спроси у мисс Кэтфорд.

Белые шторы на окнах шелохнулись; Паула открыла было рот, но ничего не произнесла.

— Я знал разгадку все это время, — сообщил Хатауэй, — но она казалась мне невозможной. По крайней мере, лично я не видел, чтобы в Берхтесгадене миссис Ферье вручали букет цветов.

— Так что же?..

— Вчера утром, друг мой, я поехал в Женеву, чтобы дать телеграмму. Меня не было здесь, когда миссис Ферье умерла от метода, который сама же и придумала. В вечерних газетах сообщили шокирующую новость о ее смерти. Я был в страшном недоумении до тех пор, пока прошлой ночью доктор Фелл и месье Обертен не вызвали меня, чтобы допросить и безо всякого умысла рассказать, что на письменном столе, за которым сидела Ева Ферье, стояла ваза с розами.

В розах должен был быть нитробензол. Должен, должен, должен! И Гектор Мэтьюз должен был умереть по этой же причине.

Но как? Как доказать это? Мисс Кэтфорд была единственным из оставшихся в живых свидетелей того обеда в «Орлином гнезде» Гитлера. По ее собственному признанию, в тот момент, когда Мэтьюз упал, мисс Кэтфорд смотрела в окно на террасу «Орлиного гнезда». Расспросив ее подробнее, я убедился, что она увидела то, чего не удалось заметить мне, стоявшему в столовой, в толпе из четырнадцати гостей и шести официантов. Непосредственно перед тем, как Ева Ферье стала торопить своего жениха выйти на террасу, кто-то преподнес ей букет белых лилий — безо всякой суматохи, без поз, без фотосъемки.

Кто подарил ей эти лилии? Имеет ли это какое-то значение? То-то! Ты знаешь, что не имеет. Но мисс Кэтфорд видела это. Букет был в руках Мэтьюза, когда тот упал и разбился насмерть. Перед этим он страдал от горной болезни. Яд, находившийся в цветах, довершил эту работу. Ответьте мне, мисс Кэтфорд! Был ли этот букет?

— Да! — подтвердила Паула.

— Почему вы никогда не упоминали о нем?

— А почему никто другой не упоминал о нем? Потому что я даже не предполагала, что это так важно. Но вы сейчас говорите, что…

— Да, Ева Ферье отравила тот букет. Именно так я считал всегда.

Паула, стоявшая у камина, бросила на него взгляд, в котором смешались недоверие и ужас.

— Вы хотите сказать, — воскликнула она, — что Ева сделала это за несколько секунд до того, как вышла на террасу? И никто не видел, как она разбрызгивала яд? И этот яд подействовал на бедного Мэтьюза в течение всего нескольких секунд?

— Конечно.

— Но как это могло случиться?

— Вы разочаровываете меня, милая леди. Мэтьюзу было достаточно только вдохнуть этот запах, чтобы усугубить болезненное состояние. Именно поэтому хирург при вскрытии тела и не обнаружил никаких следов. Букет упал вместе с ним, и его никто не нашел. Таким образом было сотворено безупречное убийство. А теперь точно такое же было предпринято в отношении уже самой миссис Ферье.

— Но кто убил Еву? Кого вы обвиняете в этом?

— Милая леди, — вкрадчиво произнес Хатауэй, — я обвиняю вас.

Белые шторы на окнах по-прежнему колыхались от легкого ветерка, залетавшего в кабинет вместе со слабыми лучами солнца. Хромированная лампа освещала стол. Паула вскрикнула, но тут же замолчала, обхватив лицо руками.

— Милая леди, — почти закричал Хатауэй, — Десмонд Ферье женился бы на вас в ту же секунду, как только его жена ушла бы в мир иной. Теперь она не стоит у вас на пути. Вы либо сами сделали это, либо он был вашим сообщником. И это вы надевали маску вчера вечером, — тут он снова схватил лежавшую на столе резиновую маску, — потому что вы страшно ревновали Одри Пейдж. Именно любовная связь между вами и Десмондом Ферье и является разгадкой этого убийства. — Просунув руку вовнутрь маски так, что подвижное безглазое лицо стало смотреть прямо на Паулу, побледневший Хатауэй стоял, трепеща и торжествуя. — Я человек гуманный, милая леди, и вовсе не хотел бы обвинять вас, но истина есть истина, а факты есть факты. Вы убили миссис Ферье. Я поклялся найти ответ, и я нашел его. Я обещал объяснить смерть Мэтьюза, и я сделал это. Я поклялся самостоятельно довести дело до конца, и я довел его, а теперь могу уйти.

— О нет, не можете, — возразил доктор Фелл.

А затем в тишине, которая произвела еще больший эффект, чем удар грома, одновременно произошло сразу несколько вещей.

Доктор Фелл, набивший и раскуривший свою большую пенковую трубку, внезапно вынул ее изо рта. Опираясь на свою трость с набалдашником, он встал, и его массивная фигура, казалось, заполнила все пространство кабинета. Гнев, смущение, просьба о прощении и глубокая жалость прозвучали в его словах, которые он выдохнул, словно тепло из печи:

— Не расстраивайтесь, мисс Кэтфорд. Поверьте, мы позаботимся о том, чтобы с вами не случилось ничего плохого. Считает ли мистер Хатауэй, что вы убили миссис Ферье, или нет, — не имеет значения, больше никто не разделяет его мнения. Обертен!

Дверь кабинета открылась.

Гюстав Обертен с едва заметной улыбкой пересек кабинет, подошел к окну и, потянув за шнур, висевший сбоку, раздвинул шторы вначале на одном, а затем и на другом окне. Свет ясного дня, в котором были видны выкрашенный в зеленый цвет балкон и лесной массив под ним, заполнил кабинет, осветив лица находившихся в нем людей.

— Да, черт побери! — произнес доктор Фелл. — Настало время для света и воздуха!

— Настало время, — добавил начальник полиции, — но не только для этого. — Он взглянул на Хатауэя: — У вас очень изобретательный ум, сэр Джералд. Примите мои поздравления.

Кулак Хатауэя с грохотом обрушился на стол, стоящий посреди кабинета.

— Я не позволю обращаться со мной… — начал он.

— Сэр, — перебил его доктор Фелл, — как вы не позволите обращаться с собой? Уж не так ли, как вы обращались с мисс Кэтфорд?

— Прекратите все это! Миссис Ферье умерла именно так, как я сказал!

— Что касается последнего случая, — совершенно недвусмысленно сообщил доктор Фелл, — это верно. Вы можете быть довольны своим достижением. — Он бросил взгляд на Обертена: — Кажется, мы обсуждали с вашим полицейским хирургом возможность отравления Гектора Мэтьюза подобным способом?

— Да, обсуждали.

— И он находит это возможным? — вежливо спросил доктор Фелл.

— По мнению немецкого хирурга, честность которого не подлежит сомнению, это было невозможно. Если бы он вдохнул хотя бы некоторое количество испарений нитробензола или подобного ему яда, это вызвало бы раздражение носовой полости и горла. Посмертное вскрытие этого не выявило.

Доктор Фелл стукнул металлическим наконечником своей трости об пол.

— Таким образом, смерть Мэтьюза была не более чем горьким и ужасающим несчастным случаем, в чем всегда клялась миссис Ферье? Значит, нацистские чиновники, сами того не подозревая, по иронии судьбы говорили правду? А кто-то спустя семнадцать лет использовал этот несчастный случай, чтобы убить миссис Ферье?

— Я тоже так считаю, — согласился начальник полиции.

Паула, вцепившись в край каминной стенки, перевела взгляд с Хатауэя на доктора Фелла.

— «Использовал этот несчастный случай», — повторила она. — Доктор Фелл, кто убил Еву?

— Об этом мы поговорим позже.

— Прошу прощения, — очень официальным тоном произнес Обертен и, оглядев кабинет с видом хозяина, желающего убедиться, что обеденный стол накрыт как следует, удалился в коридор.

«Внимание, будь бдителен!» — предупредил себя Брайан, словно бегун в конце дистанции.

Паула с расширенными зрачками смотрела в сторону балкона.

— Ева, — произнесла она, — была совершенно невиновна. Она ни в чем не была виновата.

— О нет, была, — возразил доктор Фелл.

— Что вы имеете в виду? Вы же сами только что говорили…

— Леди, — доктор Фелл повысил голос, — не была виновна в убийстве. Она действительно ни разу в жизни не думала об убийстве, хотя и мечтала (если я не ошибаюсь, Ева говорила вам об этом?) сыграть роль убийцы в каком-нибудь фильме. Но в последнее время она потеряла связь с действительностью. Но если она не совершала убийства, спросите себя: что она могла сделать?

— Ничего! Абсолютно ничего!

— А что скажете вы, сэр Джералд?

В свете дня стати видны щеголеватый удлиненный пиджак и тщательно подстриженные борода и усы Хатауэя.

— Я уже высказал мое мнение, — резко ответил он, — но, по-видимому (по-видимому!), ошибся. Больше мне нечего добавить.

— Нет, есть кое-что, сэр. К примеру, вы можете рассказать нам, зачем вы лгали?

— Лгал? О чем?

— Это мы тоже обсудим позже.

Приподняв плечи, Хатауэй, словно черепаха, втянул шею и подбородок:

— Скажите, что вы имеете в виду! Я не стану ничего говорить! Мне это не нравится! В основных положениях моя версия верна, включая и тот факт, что убийца использовал сценарий смерти Мэтьюза, чтобы картина смерти миссис Ферье казалась такой же невероятной и сверхъестественной.

— Сэр, — вежливо произнес доктор Фелл, — не будьте ослом.

— Что такое?

— Своего рода перефразирование вашего собственного вызывающего воинственного клича: не будьте ослом. Убийца использовал ту, другую смерть, но не для того, чтобы убийство показалось невероятным и сверхъестественным. Было слишком много пустых разговоров о «воспроизведении невозможных ситуаций» и о том, что «заставляет людей прыгать с балконов» и так далее. Ничего такого не происходило и даже не замышлялось. Разве что если вы не думаете, что виновной является Одри Пейдж.

Брайан яростно запротестовал. Доктор Фелл убрал выкуренную трубку в боковой карман и повернулся к Хатауэю:

— Если вы не верите в это, значит, не существует никакой реальной параллели между смертью Гектора Мэтьюза и убийством Евы Ферье. Позвольте зачитать вам несколько слов из заключения доктора Бутэ — полицейского хирурга, производившего вчера днем вскрытие тела миссис Ферье и вчера же ранним вечером предоставившего отчет об этом.

Пошарив во внутреннем нагрудном кармане, доктор Фелл извлек оттуда блокнот, такой же помятый и потертый, как его старый костюм из альпаки, и продолжил:

— «Нитробензол, — я цитирую Бутэ, — представляет собой светлую маслянистую жидкость, которую можно легко приобрести во Франции, особенно в приграничных районах, благодаря его широкому применению в самых различных областях. Умышленно распыленный в растворенном виде в цветах с выраженным запахом, он не может быть выявлен ни жертвой, ни кем-либо другим, подошедшим к цветам слишком близко или слишком долго вдыхающим эти испарения».

— Но ведь все это я вам уже говорил! — рванул воротник Хатауэй.

— Да, говорили. «Маловероятно, чтобы, вдыхая испарения, жертва осознавала это, — я продолжаю цитировать доктора Бутэ. — Испарения действуют медленно и со временем производят эффект, сходный с алкогольным возбуждением».

— И это я вам тоже говорил!

— «Испарения действуют медленно — отнюдь не несколько секунд, — поэтому совершенно определенно нельзя провести параллель со смертью Гектора Мэтьюза, последовавшей в результате несчастного случая».

— Ну…

— Рассмотрим другие отличия. Ни один убийца, отравивший букет роз вчера рано утром, не мог предвидеть приход Одри Пейдж и то, что за этим последовало. Миссис Ферье, как и тот уличный торговец из Стоквелла, надышавшаяся ядовитых испарений, повела себя так же, как и он. Она ругала мисс Пейдж, угрожала ей, пошла вслед за ней на балкон и при последнем спазме от яда подбежала прямо к перилам балкона. Если бы ни одна из этих вещей не произошла, вопрос балкона и не возник бы. Думаю, это очевидно.

— Конечно очевидно, — согласилась Паула. — Но что хотел сделать убийца?

— Он хотел убить ее нитробензолом, и сделать это как можно более очевидно, чтобы никто не смог его заподозрить. Этот яд ассоциировался с ее, а не с его жизнью. Ее должны были найти мертвой, лежащей на полу. Доказательство смерти от вдыхания испарений нитробензола обнаружили бы через двадцать четыре часа, что и произошло на самом деле. Таким образом, естественным предположением должно было стать то, что ее отравили тем же способом, которым, должно быть, отравили Мэтьюза. И никто никогда не раскрыл бы…

— Не раскрыл бы что?

— Мотивы убийцы, — ответил доктор Фелл. — Ему пришлось убить ее очень быстро, иначе она выдала бы его.

— Она выдала… — Паула остановилась. — Я не понимаю!

— А вы понимаете, сэр Джералд?

— Нет, не понимаю.

Доктор Фелл закрыл глаза.

— Мой друг Обертен, — сказал он, — возложил на меня такую тяжкую обязанность, которую мне до сих пор не доводилось исполнять. Я должен сделать это, хотя и мог бы отказаться. Мне очень не хотелось бы срывать еще одну маску, чтобы показать неприятное лицо человека, которого вы сами наверняка когда-либо видели. Мисс Кэтфорд, вы спрашивали, чего хотел убийца. А вас когда-нибудь интересовало, чего хотела миссис Ферье?

— Конечно нет! Или, но крайней мере…

Паула снова замолчала, контролируя себя, и в глазах ее снова мелькнул страх. Тут заговорил Брайан, сражающийся с призраками:

— Она мечтала о новой жизни и постоянно об этом говорила. «Я много страдала, и вы это знаете. У меня может начаться новая жизнь; я даже смогу вернуться на сцену, причем с триумфом!» Наверное, никто из нас никогда не забудет, с каким восторгом она это говорила, и вообще ее настроение в ту ночь в «Отель дю Рон».

Доктор Фелл, неподвижно стоявший у стола в центре кабинета, открыл глаза и поднял свою трость с набалдашником.

— Вот именно, — произнес он с какой-то яростью. — Черт побери, это уже теплее! Не забывайте об «Отель дю Рон» и ее настроении во время нашей с ней встречи. Раз уж вы вспомнили об этом, делайте следующий шаг. Она могла бы начать новую жизнь, могла быть счастлива, с триумфом вернувшись на сцену (возможно, думая так, она ошибалась), и когда все это могло произойти?

— Она сказала, что когда закончит свою книгу и очистит себя от всех подозрений, связанных со смертью Мэтьюза.

— Это все, чего она хотела? Это все, что было мечтой и блестящей иллюзией Евы Ферье? — Доктор Фелл поднял руку, опережая реплику Брайана. — Прежде чем вы ответите, прошу вас подумать об этой женщине, какой она была на самом деле, а не какой ее обычно изображают. Я прошу вас подумать о той Еве, которую вы увидели в «Отель дю Рон»: красота ее уже увяла, нервы были взвинчены до предела, она жила только в мире фантазий.

Вспомните, что произошло с ней перед этим. Ева бросилась прочь из собственного дома — этого дома, вызвав такси. Буквально перед этим она читала чей-то дневник, после чего весь ее мир лопнул, словно мыльный пузырь, а иллюзии рассыпались в прах. В страхе и гневе покинула она свой дом. Почему?

Вы все трое видели ее в ту ночь четверга, без четверти одиннадцать, когда она ворвалась в отель. На меня произвели большое впечатление ваши такие разные описания этого события, которые вы дали полиции. Ева была одета в совершенно неподходящее блестящее платье, словно она хотела завоевать чье-то расположение, и духами в этот раз от нее пахло намного больше, чем обычно. Она направилась прямо в ресторан «Отель дю Рон». Почему? — Доктор Фелл продолжал стоять, подняв руку. — «Может быть, еще не все потеряно», — думала она, продолжая жить иллюзиями. Помните ее слова: «Я хочу, чтобы все мы были друзьями!» Услышьте этот крик, которым она взывала ко всем вам, и вспомните, что Ева Ферье, так же как и любая женщина, пережившая крушение мечты, еще на что-то надеялась. Помня все это…

— Помня все это, — резко перебил доктора Хатауэй, выпятив бороду, — мы, как вы считаете, должны сделать какие-то выводы?

— Да, должны, черт побери! — рявкнул доктор Фелл, надувая щеки. — Ева Ферье не совершала преступления, но она совершила то, что люди старой закалки до сих пор считают греховным проступком. А теперь в свете указанных фактов спросите себя: какой проступок совершила Ева Ферье? И что она больше всего хотела сделать?

— Ну и что же?

— Она совершила прелюбодеяние, которое уже длилось некоторое время, — заявил доктор Фелл. — Она была полна решимости развестись с мужем и выйти замуж за человека, которого любила.

— Что за ерунда? Она любила своего мужа, — прохрипел Хатауэй.

— Сэр, — ответил ему доктор Фелл, — вы в этом уверены?

— Она нам говорила…

— О да. Если учесть, что ей с любовником надо было какое-то время поддерживать отношения, делая вид, что между ними ничего нет, ей приходилось это говорить. Вы ведь, по-моему, сами рассказывали о том, как сильно она была встревожена, когда вернулась из ресторана отеля, подошла к вам троим и стала расспрашивать кое о ком?

— Она расспрашивала о своем муже!

— О нет, — возразил доктор Фелл.

И если Хатауэй по-прежнему ничего не понимал, то Паула все прекрасно поняла. Страшно побледнев, она отвернулась, закрыв лицо руками.

— Я с почтением допускаю, — сказал доктор Фелл, бросив взгляд на приоткрытую дверь, — что все могло быть и не так. Если бы Ева действительно искала своего мужа, то ни за что не пошла бы прямо в «Отель дю Рон». Я основываюсь на факте, который хорошо известен Брайану Иннесу. — Теперь голос доктора был хорошо слышен и за пределами кабинета. — Десмонда Ферье трудно смутить, испугать или вывести из себя. Я пытался сделать это, но безрезультатно. Он испугался только вчера днем, когда Обертен слишком «нажал» на него. Тогда Десмонд Ферье случайно выдал, что место, где он любит и всегда предпочитает обедать, — «Беарн». А дальше он совершил еще один промах, назвав имя человека, предпочитающего «Отель дю Рон». Это было большой ошибкой после его неистовых попыток защитить настоящего убийцу. — Доктор Фелл говорил так громко, будто адресовал свои слова тому, кто стоял внизу лестницы. — Нам больше не нужно продолжать расследование. В руках полиции дневник убийцы. Совершенно очевидно, что это не дневник Десмонда Ферье, и, поскольку еще только один человек живет на этой вилле, не надо быть слишком проницательным, чтобы понять…

За дверью в холле прокричали команду на французском языке.

Дверь в кабинет распахнулась, и кто-то быстро пробежал мимо доктора Фелла к левому высокому окну. Стол, стоящий посреди кабинета, с грохотом упал вместе со всеми вещественными доказательствами.

Показавшийся в дверях Гюстав Обертен отдал другую команду, и двое полицейских, появившихся с обеих сторон балкона, схватили человека, выбежавшего на балкон и пытавшегося спрыгнуть с него и, как Ева, разбиться насмерть. Позже Брайан Иннес не любил вспоминать последовавшие затем крики и потасовку.

— Кажется, наша стратегия, — заметил начальник полиции, — в конце концов оправдала себя.

— Не называйте это нашей стратегией, — взмолился доктор Фелл. — Ради бога, никогда не называйте это нашей стратегией. — Несколько мгновений он, тяжело дыша, смотрел на валявшиеся на полу кабинета обрывки резиновой маски, автоматический пистолет, две книги и разбившуюся вдребезги вазу с розами. — О да, — добавил он, обращаясь ко всем присутствовавшим. — Убийца — Филип Ферье.

Глава 19

Двумя ночами позже в ресторане под названием «Отель дю Рон» на улице Станд четверо посетителей заканчивали обед. Они сидели в одном из тех укромных кабинетов, где так замечательно готовят цыплят прямо на открытом огне, а если вы к тому же привилегированный посетитель, да еще если и ночь довольно теплая, вас посадят близко к огню, отчего у вас просто закружится голова.

Однако ночью в понедельник, 13 августа, похолодало. Доктор Фелл, Одри Пейдж, Брайан Иннес и сэр Джералд Хатауэй пребывали в подавленном настроении, под стать вечеру. На столе перед ними стояли кофе и бренди.

— Сэр Джералд, вы по-прежнему считаете, — спросил доктор Фелл, — что расследование криминальных случаев — приятное времяпрепровождение?

— Откровенно говоря, — раскуривая сигару, ответил Хатауэй, имевший сегодня не самый цветущий вид, — откровенно говоря — нет.

Брайан довольно нерешительно взглянул на Одри.

— Но Филип Ферье? — недоверчиво произнес он. — Филип Ферье?!

— Думаете, он не мог этого сделать? — спросил доктор Фелл. — Он — сын Десмонда Ферье. Поверьте мне, этот молодой человек, который жаловался на то, что не понимает артистов, в каком-то смысле оказался гораздо лучшим артистом, чем любой из вас.

— Что с ним будет? — поинтересовалась Одри, не поднимая глаз.

— Пожизненное заключение, — отозвался Брайан. — Как я уже говорил его отцу, в кантоне Женева в настоящий момент нет смертной казни за убийство.

— Погодите! — раздраженно воскликнул Хатауэй. — Я готов проглотить обиду, если вы так настаиваете, но хочу ясности. Его отец знал, что он виновен?

Доктор Фелл приподнял голову над пенковой трубкой, которую раскуривал.

— Нет, черт возьми! Но его отец страшно боялся этого, и боялся с того самого момента, как начались отношения между его сыном и женой. Когда он наконец понял, что его сын — прирожденный убийца, было уже слишком поздно. Убийство было совершено, а дело передано из любительских рук (моих), которые Десмонд Ферье мог контролировать, в руки полиции, и ему оставалось лишь постараться как-то его замять. Таким образом (и вы в этом убедитесь) по невероятной иронии судьбы он вынужден был играть роль, которую ему чаще всего приходилось исполнять на сцене, но это, разумеется, не доставляло ему совершенно никакого удовольствия. На самом деле это еще мягко сказано. Бывали дни, когда Десмонд находился на грани помешательства. Если попытаться объяснить…

Хатауэй легонько стукнул по столу рукой.

— Прошу вас, объясните! — попросил он. — Объясните все с самого начала.

Отблески пламени плясали на потолке. Доктор Фелл, лохматая фигура которого казалась странной и даже немного безумной, к своему удовлетворению наконец раскурил трубку и выдохнул дым, что-то бормоча про себя.

— Ну что ж, сначала так сначала, — согласился он. — Месяц назад Десмонд Ферье специально приехал в Лондон, чтобы встретиться со мной, и попросил меня прибыть в Женеву. Он говорил, что страшно обеспокоен, рассказал мне историю, произошедшую с его женой в Берхтесгадене семнадцать лет назад, а потом в свойственном ему шутливом тоне (чтобы в случае необходимости отказаться от своих слов) намекнул на то, что его жена якобы хочет его отравить.

— Но ведь на самом деле Ферье так не думал, не так ли? — спросил Брайан. — Помнится, вы прямо сказали ему, что он сам не верит в то, что говорит.

— Погодите! — остановил его доктор Фелл. — Если позволите, я продолжу последовательно излагать события, чтобы все стало ясно. — И он снова задумчиво затянулся трубкой. — Даже для таких слепых глаз и глухих ушей, как мои, было совершенно очевидно, что его волновала ситуация, сложившаяся в его семье. Он не говорил всей правды — по какой-то неведомой мне причине явно кого-то защищал. Как вам известно, несколько лет назад я, благодаря информации сэра Джералда, изучал случай, произошедший в Берхтесгадене…

— Вот еще! — откликнулся Хатауэй.

— Как стало известно позже, в то самое время, когда Десмонд Ферье приезжал ко мне в Лондон, миссис Ферье взялась доказывать свою невиновность в берхтесгаденском деле. Для этого она пригласила к себе мисс Кэтфорд и сэра Джералда. Но также пригласила и вас, мисс Пейдж, — спрашивается, зачем? Итак, мне предстояло разобраться в этой непростой и странной истории, рассказанной Десмондом Ферье. Что именно так огорчало и тревожило его в собственной семье? Было очевидно, что тот, кого он так стремится защитить, вовсе не миссис Ферье. Наоборот, он намеренно намекал, что жена грозится его отравить, и даже не пытался скрыть какие-либо факты, касающиеся ее жизни, за исключением одного: он не сказал мне, что до брака с ним Ева Ферье уже дважды была замужем. А когда я обнаружил некоторые сведения об этих двух мужьях…

Доктор Фелл смущенно замолчал, и Одри тут же набросилась на него с вопросами:

— Не могли бы вы объяснить, доктор, почему вы придаете такое большое значение этим двум мужьям? Не потому ли, что оба они умерли насильственной смертью?

— Нет, — ответил доктор Фелл. — Этот факт, безусловно, важен, однако не менее важно показать, как развивались события. Красивые женщины, так сказать, профессиональные чаровницы, а особенно такого чрезмерно невротического типа, как Ева Ферье, склонны привлекать подобных же мужчин. Им нравится существовать в атмосфере волнений, тревог и даже насилия.

С другой стороны, их не следует считать потенциальными убийцами. Еву Ферье нельзя обвинить в том, что ее первый муж, химик-аналитик с неустойчивой психикой, покончил с собой после их развода, а смерть в бою второго ее мужа, летчика-истребителя, была обычным военным эпизодом. В данном случае меня интересовал другой факт…

— Какой другой факт? — настаивала Одри. — Что именно вас интересовало?

— Каждый из двух предыдущих мужей Евы, — ответил доктор Фелл, — был моложе ее.

— Моложе?

— Ох… кхм… да! Кстати, второй муж, который, как я слышал, был самой большой любовью в ее жизни, был намного моложе Евы.

Во второй раз она вышла замуж в 1937 году. В это время (даже если она и была старше, чем утверждала) ей было лет двадцать пять — двадцать шесть. Через два года разразилась война, и муж Евы вступил в военно-воздушные силы Великобритании, стал летчиком-истребителем. Обратите внимание: через два года! Я, может быть, и не стал бы так углубляться, если бы в дальнейшем не обнаружились реальные даты. Если бы «большая любовь» Евы был одного с ней возраста или даже старше, то разве могли его принять на службу и обучать специальности летчика-истребителя, то есть специальности, для которой двадцативосьмилетние люди считаются стариками?

Позже я узнал, что, когда они поженились, ему было девятнадцать. Если я хитрил и не рассказывал всего, что знал, — доктор взглянул на Брайана, — то только потому, что мне приходилось с величайшей осторожностью расспрашивать Десмонда Ферье в присутствии других людей.

— О первом муже Евы вы тоже знали? — спросил Брайан.

— Да, знал; собственно говоря, так же, как и вы. — Доктор Фелл взъерошил свою густую шевелюру. — Кстати, мне стало известно, что сэр Джералд послал от моего имени телеграмму заместителю командира Эллиоту. Того не удивила просьба срочно предоставить информацию, за которой я уже обращался к нему ранее. В конце концов, послал же я однажды телеграмму, в которой сообщил, что нахожусь в Маркет-Харбороу, и спрашивал, где я должен быть. Так что Эллиот снова сообщил все, что ему было известно об этом молодом человеке — первом муже Евы Ферье.

Затем, приехав в полдень четверга в Женеву, я стал изучать те факты, о которых вы сами узнавали в различное время. Оказалось, что у Десмонда Ферье, так обеспокоенного чем-то, есть сын двадцати четырех лет. Каждым своим словом тот человек давал понять, что он себе на уме. С отцом и мачехой он поддерживал довольно странные отношения; они, в свою очередь, тоже относились к нему весьма своеобразно, например… — Тут доктор, который до этого как бы обращался к Брайану, бросил беспокойный взгляд на Одри, а затем снова на Брайана. — Например, говорил вам Филип Ферье, что даже не подозревал, что Ева была замешана в опасном инциденте в Берхтесгадене в 1939 году?

— Да, — ответил Брайан. — Он так и сказал в отеле «Метрополь», когда мы впервые встретились с ним.

— Кха… кхм… да! То же самое говорил он и мне. Но было ли это возможно на самом деле? Афинские архонты! Неужели с тех пор, как Десмонд Ферье и Ева (в то время Ева Иден) поженились в 1943 году, он ни слова не слышал об этом?

Более того, Десмонд Ферье клятвенно заверил меня, что все эти годы они тщательно скрывали от сына этот факт. Он сказал «они» и особенно настаивал на этом, когда я попытался задать ему прямой вопрос. И при всем при этом отец неожиданно занял довольно странную позицию в отношении возможной женитьбы сына на Одри Пейдж. Может быть, он еще что-то скрывал, вызывая огонь на себя? О чем он действительно хотел предупредить Одри Пейдж?

Прошу вас внимательно отнестись к каждому слову, сказанному Десмондом Ферье. Попытайтесь интерпретировать их, отойдя от поверхностного, видимого значения. Филип Ферье, как все мы знаем, действительно очень полюбил мисс Пейдж. К тому же у нее есть деньги, так что она — то, что надо.

— Не заходите слишком далеко, — тихо попросила Одри. — Говоря о Филе, не заходите слишком далеко!

— Мне необходимо зайти даже немного дальше, — серьезно возразил доктор Фелл, — но сейчас я хотел бы обратить ваше внимание на инцидент, произошедший на глазах кое-кого из вас, а также упомянуть о возможности, возникшей у меня вскоре после приезда сюда.

В прошлом у Десмонда Ферье было много любовных связей, о которых известно всем. И вот теперь он был почти готов к тому, чтобы позволить обвинить себя в умысле завести интрижку с юной леди Одри Пейдж — девушкой значительно моложе его, что вполне свойственно человеческой натуре. И тогда я подумал, что на самом деле все могло происходить с точностью наоборот, то есть его красавица жена имела виды на своего пасынка, который, естественно, гораздо моложе ее.

И как теперь нам стало известно из многочисленных деталей признания самого Филипа Ферье, произошло именно это. Однако с такими характерами, как у этой женщины и этого молодого человека, все могло закончиться только трагедией.

Их связь началась примерно два года назад. Ева совершенно потеряла чувство реальности. Ей казалось, что в этом ладном, красивом и таком внешне очаровательном молодом человеке, но с большой внутренней твердостью, о которой, вероятно, подозревал только его отец, вновь возродилась ее «большая любовь» — юный летчик-истребитель, убитый на войне.

Филип ей подыгрывал, потому что, как часто бывает, это льстило его самолюбию. Однако вскоре ему все стало надоедать, и чем больше он скучал, тем настойчивее становилась она. В январе нынешнего, 1956 года Десмонд Ферье с женой ездили в Лондон; сын сопровождал их и встретился там с Одри Пейдж. Мне очень жаль, что приходится говорить об этом, — доктор взглянул на Одри, — и что это будет обсуждаться в суде.

Филип — очень тщеславный и самодовольный молодой человек. Если вы когда-нибудь замечали…

— Я заметил, — подтвердил Брайан, — но не очень обратил внимание на это мое внимание.

Доктор Фелл взглянул на него:

— Вы заметили это? Когда?

— В тот же четверг, когда Филип приехал за Одри, чтобы пойти с ней обедать. Манеры этого молодого человека выразились в четырех словах: «Кто это с тобой?» То, как он их произнес, сказало о нем многое. Он видел, что я стоял рядом с Одри; он даже не знал, кто я, но в тот момент это стало очень явным проявлением его натуры. Ну, довольно об этом, рассказывайте дальше о… о признании.

— Я могу продолжать, мисс Пейдж?

— Да! Да! Простите мои слова, — попросила Одри, не поднимая глаз от стола, — потому что я тоже должна кое в чем признаться.

— О… гхм! Итак, в январе прошлого года, — повторил доктор Фелл, — Филип Ферье встретил в Лондоне эту юную леди. Она ему очень понравилась. Он очень желал ее, и ему казалось, что она испытывает к нему те же чувства. Однако Филип находился в незавидной связи с женщиной старше себя, которая постоянно была рядом и безумно его любила. И он мгновенно нашел выход из трудного положения, как впоследствии признался начальнику полиции с воодушевлением, свойственным только настоящему потенциальному преступнику.

Ева, по-прежнему пребывавшая в мире грез и мечтаний, пыталась осмыслить происходящее. «Разве сможем мы когда-нибудь открыть нашу большую любовь? — говорила она нетерпеливому и доведенному до отчаяния молодому человеку. — Если даже мы решимся пожениться, что подумают люди? Сможем ли мы когда-нибудь сделать это?»

Это и спровоцировало его на действия. «Конечно сможем», — внушал он Еве и уверял, что на самом деле его абсолютно не интересует мисс Пейдж и что надо устроить все так, чтобы для всех стало совершенно очевидным, что ею интересуется его отец, и если отец отобьет у него девушку, то путь будет свободен. Отец женится на молодой девушке, а сын, наоборот, будет счастлив найти утешение в объятиях Евы.

Это стало основой интриги спектакля, в котором жили эти люди, и в котором умерла Ева Ферье. Она была прирожденной интриганкой, не видела в этом ничего странного. Ева была ослеплена, упивалась счастьем. Филип «делал вид», что проявляет интерес к Одри, и она даже «поощряла» его. В нужное время, когда они сбросят маски, Филип проявит свою истинную любовь к Еве.

Естественно, Филип вовсе не собирался этого делать. Он знал, что, для того чтобы получить то, чего он действительно хотел, ему нужно убить свою мачеху.

Его отец, будучи человеком неглупым, начал догадываться, как могут дальше развиваться события. Конечно, он не мог предположить это во всех деталях или то, в какой форме произойдет взрыв. Ему только оставалось стоять в стороне, размышляя, чем он еще может помочь.

Даже если никогда раньше вы не испытывали симпатии к Десмонду Ферье, теперь я прошу вас быть к нему милосердными. Его многочисленные пресловутые любовные интрижки бумерангом вернулись к нему в самой худшей форме. Если он не прав и его поощрения лишь плод его собственного дьявольского ума, то может случиться скандал с обвинениями жены или сына, но если он прав и при этом продолжит молчать, то какая катастрофа может произойти со всеми? — Доктор Фелл замолчал. Трубка его погасла; покрасневшее лицо нахмурилось. — Да! — задумчиво добавил он. — В первые месяцы года развитие событий шло к неизбежному концу. Но здесь я позволю себе отказаться от печальной практики предвосхищать события. Давайте забудем об этом и рассмотрим ситуацию в том виде, какой она предстала передо мной, когда Ферье приехал ко мне в Лондон, а потом я прибыл сюда и узнал все, что мог узнать.

Миссис Ферье исступленно говорила о «новой жизни». То ли сама решила, то ли кто-то убедил ее в том, что она еще способна с триумфом вернуться на сцену. И первым шагом к этому станут ее мемуары, которые она должна писать в предназначенном только для нее кабинете. А тем временем кто-то стал распространять слухи о том, что она якобы отравила Гектора Мэтьюза. То ли сама она придумала, то ли опять же кто-то убедил ее продемонстрировать безмятежную невинность, пригласив к себе на виллу «Розалинда» группу избранных людей.

Здорово! Я повторяю: здорово!

Было бы неразумно предположить, что эти слухи распространяла она сама, да и ни один из ее поступков не был похож на прелюдию к чьему-то убийству. Если в этом доме и замышлялось какое-то грязное дело, то миссис Ферье могла фигурировать в нем не возможной убийцей, а, скорее всего, жертвой.

К тому же на первый взгляд потенциальным убийцей мог бы показаться Десмонд Ферье. Ведь он делал намеки о возможном отравлении, а я своей глупой башкой не мог этого понять.

Не говоря о том, что, по существу, я знаю его как честного и добродушного человека, часто, как и все мы, слабого; он не мог дать Еве новую жизнь. Несмотря на все ее слова, реальность была такова: она заботилась о нем меньше, чем он о ней. Он никогда не советовал ей вернуться на сцену, да и она все равно не стала бы чувствовать себя такой счастливой, даже если бы он посоветовал это. Более того, поскольку Десмонд так много говорил об отравлении ядом, и его жена умерла именно от этого, тяжкие подозрения тут же должны были пасть на него. Это не было планом убийцы. Все его разговоры выглядели скорее как предупреждение кому-то другому, а не миссис Ферье: «Не делай этого, откажись, измени свое решение, не будь глупым!»

Когда я исключил из списка потенциальных убийц этих двоих людей, у меня остался только один (я имею в виду семейный круг) подозреваемый. Помня, что это всего лишь предположение, я внимательно наблюдал за событиями, происходившими в четверг вечером и ночью.

На втором этаже виллы миссис Ферье обнаружила нечто, разрушившее ее мир и заставившее немедленно отправиться прямо в «Отель дю Рон». Зная репутацию своего мужа, была бы она так потрясена, узнав, что у него связь с другой женщиной?

Ну, о том, что произошло в отеле, вы хорошо знаете сами. Кто-то положил в ее сумочку флакон из-под духов, которыми она всегда пользовалась. Ева ничего не замечала до тех пор, пока, достав флакон из сумочки, не обратила внимание на необычный цвет его содержимого. Она непременно должна была обнаружить это на публике. Но почему серная кислота? И откуда она появилась? И наконец, почему во флаконе из-под духов?

Десмонд Ферье, оставивший меня в ночном клубе на Новой площади, поспешил вернуться обратно, чтобы сообщить мне эту новость, каждым своим словом обнажая тревожное состояние его души. Имя Одри Пейдж упоминалось в связи с местью. Было ясно, что он беспокоится за сына, однако теперь Десмонд делал вид, будто его волнует безопасность мисс Пейдж. В каком-то смысле это было правдой, с той лишь разницей, что угроза попытки отравления исходила не от Евы Ферье.

Я изложил ему свои подозрения и недвусмысленно дал понять, что, по моему мнению, опасность может угрожать его жене. Двое из вас могли убедиться — это ему не понравилось. Сказав это, я совершил еще одну из грубейших ошибок в моей жизни.

Хатауэй не без удовлетворения втянул воздух сквозь зуб с дуплом.

— Да, — подтвердил он. — Я тоже все еще продолжаю считать, что вы совершили ошибку.

— Что вы имеете в виду?

Хатауэй вскипел от ярости, но решил воздержаться от того, чтобы назвать кого бы то ни было глупцом или идиотом.

— Много лет назад в Клубе расследования убийств, как я уже упоминал, — сообщил он, — я обрисовал в общих чертах берхтесгаденское дело и привел целый ряд свидетельств того, что Мэтьюз мог быть убит в результате отравления ядом букета цветов. Однако Мэтьюза не отравили! Это был несчастный случай. Вы сами ничего не смогли доказать, потому что ни о каких цветах в Берхтесгадене и не было сказано ни слова, точно так же, как никто ничего не говорил о розах в кабинете виллы, пока мы не увидели их там!

Доктор Фелл сдержал подступивший гнев.

— Такая возможность, — сказал он, — должна была рассматриваться. Поскольку у Филипа Ферье был план покушения на жизнь миссис Ферье, я ожидал чего-то более грубого, к примеру серной кислоты, от которой смог бы защитить.

Серная кислота действительно была применена, но как угроза, как предупреждение. Настоящей целью было привлечь внимание к флакону из-под духов. Когда леди нашли бы мертвой, мы сразу же должны были бы подумать о розах и о духах с ароматом розы. Эта мысль мелькнула у меня в голове, но я отбросил ее. А поскольку Мэтьюз не был отравлен, я окончательно отверг образ отравленных цветов.

Помните, в пятницу утром вы в панике покинули виллу? Я говорил тогда, что вам нечего бояться. Я уже упоминал о том, что имел смутное представление о подозрениях Хатауэя, но, поскольку мне не удалось обнаружить никаких доказательств, я чуть ли не с насмешкой отнесся к его идее.

— А потом?

— Миссис Ферье бросилась с балкона. Одри Пейдж случайно оказалась в центре этого несчастья, и ее, несомненно, впутали бы в это, если бы мы не придумали легенду, чтобы защитить ее. Один взгляд на кабинет позволил мне увидеть, что ваза с розами стояла рядом с тем местом, где обычно сидела миссис Ферье. Каждый эпизод доказательств — Хатауэй это уже обрисовывал — свидетельствовал о том, что отравление было осуществлено с помощью цветов. Поэтому для того, чтобы защитить мисс Пейдж, нам было необходимо избрать другую линию.

Здесь, словно бы желая подчеркнуть всю дьявольскую сложность обстоятельств человеческой жизни, доктор Фелл обратился к Одри:

— Вы помните это, не так ли? Иннес решил отрицать, что вы находились рядом с миссис Ферье в тот момент, когда она упала и разбилась насмерть. Он хотел сказать, что вы в это время были далеко оттуда. Если бы вас заподозрили в том, что вы столкнули Еву с балкона, идея убийства была бы превосходной. С другой стороны, поскольку ловушка с ядом была расставлена, такой ход событий мог быть фатальным.

Если бы эту ловушку расставили вы и Десмонд Ферье, вы сами не стали бы заходить в кабинет и наблюдать, как она сработает. Вы уехали бы куда-нибудь подальше. Следовательно, я не мог позволить Иннесу или вам утверждать это.

Мой лучший план состоял в том, чтобы настаивать на правде. Присутствие яда — или, точнее, нитробензола — должно было быть установлено в течение двадцати четырех часов. Кстати, хотел спросить еще вот о чем: когда миссис Ферье в исступлении кричала на вас, не сложилось ли у вас впечатления, что она говорила вовсе не о муже?

Одри вздрогнула.

— Позже мне пришло это в голову, — ответила она, — и я даже сказала об этом Брайану, но в тот момент — нет! Мы говорили не понимая друг друга: Ева имела в виду Филипа, а я думала, что она говорит о своем муже. Правда, Ева ни разу не назвала его имени.

— Позже вы заподозрили, что это мог быть Филип?

— Нет! Даже тогда, когда я поняла, что это мог быть кто-то другой, и пыталась разузнать, кто именно, у Десмонда Ферье в «Пещере ведьм». А до того времени…

— До того времени, — пробормотал доктор Фелл, — это, мягко говоря, непонимание между вами втянуло всех в неразбериху, которую я отчаялся распутать.

Это было неизбежно. С самого начала каждая из вас вела себя в соответствии с собственным темпераментом, притом что обе вы, как и очень многие женщины, довольно взбалмошны. Было бы несправедливо утверждать, что Ева Ферье испытывала патологическую страсть к мужчинам, как, по словам Иннеса, кто-то о ней отзывался, точно так же, как несправедливо было бы считать Филипа Ферье законченным убийцей. Оба они были слишком респектабельны от рождения, чтобы дойти до уровня напыщенного ничтожества: мнение окружающих имело для них слишком большое значение.

У миссис Ферье явно была страсть к мужчинам моложе ее. Сначала она пыталась преодолеть это чувство, объявив помолвку с человеком намного старше себя — Гектором Мэтьюзом, а затем и выйдя замуж за такого же немолодого человека — Десмонда Ферье. Если учесть, что у первого были деньги, а у второго — громкое имя, это было очень практично. Однако, похоже, не сработало ни в первом, ни во втором случае.

Филип Ферье, должно быть, таким образом выразил протест и до сих пор продолжает протестовать со слезами на глазах. Он вовсе не хотел убивать старушку. Однако его собственная практичность не помогла ему преодолеть эту ситуацию; его жизнь, его будущее, его грезы — все оказалось под угрозой; он слишком боялся ее; она не должна была жить, и он воспользовался случаем.

В прошлом году в Лондоне миссис Ферье купила книгу под названием «Яды и отравители». Мы с Обертеном обнаружили эту книгу в ее кабинете в пятницу днем. Она помогла мне убедить Обертена. Хатауэй нашел ее позже. Как вы сказали, сэр Джералд, в ней изложен полный и подробный план убийства.

Прочитав ее, Ева с искренним ужасом поняла, что она могла убить Мэтьюза в Берхтесгадене, хотя не сделала ничего подобного. Просто мужчины в возрасте Мэтьюза очень чувствительны как к высоте, так и к сильным страстям. Однако она могла сделать это, потому что в свое время немецкий полицейский хирург упомянул о яде. Ева была одержима желанием доказать всем, что не делала этого, особенно после того, как Филип, вдохновленный той же книгой, стал распускать о Еве слухи и, кстати, задумал воспользоваться описанным в книге способом отравления.

Рассерженный Хатауэй, словно настойчивый призрак, слегка постучал по столу, привлекая к себе внимание.

— Вы хотите сказать, — произнес он, — что Ева была убита тем способом, о котором знала сама?

— Безусловно. Посмотрите медицинское заключение доктора Бутэ.

— И каким же образом?

— Как нам известно, действуя на жертву, яд вызывает расстройство рассудка, подобное алкогольной интоксикации, причем вредное воздействие начинается еще до того, как жертва начинает это осознавать. Сэр Джералд, с учетом чудовищной лжи, допущенной вами в пятницу вечером, вы, конечно, можете признать это?

Одри, испытывающая глубокое почтение и даже трепет по отношению к сэру Джералду, с изумлением посмотрела на него:

— Сэр Джералд тоже говорил неправду?

— С ужасающими потерями для здравого смысла я понял, — резко проговорил доктор Фелл, — что никто не говорил правды, и ваш покорный слуга — не исключение. В пятницу ночью, желая допросить вас, мы с Обертеном позвонили в квартиру Иннеса на набережной Туреттини; сэр Джералд и Филип Ферье были с нами (запомните это, потому что в дальнейшем сей факт будет иметь важное значение).

— Но что…

— К этому времени сэр Джералд, слышавший наш с Обертеном разговор, был уже совершенно уверен, что человеком, использовавшим яд, была сама миссис Ферье. Он только не знал, как леди угодила в собственную ловушку. Ему было известно лишь то, что ядом были обработаны розы из сада, поэтому он решил укрепить свою версию, заявив, что перед завтраком миссис Ферье выходила в сад.

Но она туда не выходила, и это могут подтвердить другие свидетели, включая меня самого. Сэр Джералд пытался сделать свою версию слишком законченной и основательной. Позже, с криками и воплями, он выпытал нужное признание у Паулы Кэтфорд, а затем набросился на нее, объявив ее виновной. Если таким образом сэр Джералд хотел продемонстрировать свое согласие с Эмерсоном[13] в том, что постоянство в глупости — удел ограниченных, он не мог бы сделать это лучше.

— Я думал… — горячо начал Хатауэй.

— Вы думали, что так будет лучше? Ох… кхм! Остальные тоже так думали. Так вот, никто не выходил в сад в пятницу утром. Ваза с розами стояла в кабинете с предыдущего дня. Филип Ферье, последним спустившийся к завтраку, разбрызгал яд перед тем, как присоединился к нам за столом. — Тут доктор Фелл, безуспешно пытаясь раскурить свою трубку, сделал нервный жест и сказал: — Фу-ты! Ну вот! Я снова предвосхищаю события. Давайте вернемся к утру пятницы, к тому моменту, когда стало известно о преступлении, и когда я расспрашивал Десмонда Ферье в гостиной виллы «Розалинда». Это происходило в присутствии Паулы Кэтфорд и Брайана Иннеса, еще до прибытия полиции.

Никогда в жизни я не добивался столь малого результата. Все, что мне удалось узнать, был лишь ответ на один вопрос, имевший определенное значение: где преступник взял соляную кислоту?

Как ни парадоксально — и об этом пишет доктор Бутэ, — но купить нитробензол действительно довольно просто. Под самыми различными названиями — бензальдегида или синтетического масла горького миндаля — он широко применяется в самых различных областях. Однако прийти в аптеку и попросить продать на шесть пенсов серной кислоты, не вызвав при этом любопытства, невозможно. Тем не менее я осмотрел всю виллу, чтобы найти какую-нибудь бутылку или другую емкость, в которой могла бы храниться кислота, но мои поиски были безрезультатными до тех пор, пока я вдруг не услышал в гостиной замечание Иннеса…

— Мое замечание? — удивился Брайан. — О чем?

— О мотоциклах, — ответил доктор Фелл.

— Вы хотите сказать, что Филип взял кислоту?..

— Он взял кислоту из аккумулятора заботливо сохраняемого старого мотоцикла двадцатых годов, которым, кстати, пользовался только он один. В современных аккумуляторах серная кислота защищена лучше. Мне вспомнилось, как на заре туманной юности, когда я был стройнее, я тоже ездил на подобном транспорте. Однажды мой мотоцикл случайно перевернулся на аккумулятор, и я увидел, как из него, словно пиво из бутылки, вытекла серная кислота.

— Но какой толк в этой информации? Никакого!

— Тогда в гостиной я пытался заставить Десмонда Ферье рассказать все, что ему было известно. Я дал ему понять, что многое уже знаю. Однако, благодаря некоторым замечаниям Паулы Кэтфорд, он со всей ясностью понял затруднительность своего (и Одри Пейдж) положения. И тогда он отказался говорить. — Доктор Фелл вздохнул. — Я едва ли мог надеяться на то, что он выдаст собственного сына. Но дело не только в этом. Тут снова взыграл темперамент. Десмонд Ферье обрел (хочу в это верить) свою большую любовь; это — Паула Кэтфорд. Слишком большая откровенность с его стороны могла навлечь подозрения на мисс Кэтфорд, как это и случилось впоследствии, когда сэр Джералд заподозрил ее. Кроме того, он не мог устоять перед соблазном сыграть благородную роль несправедливо обвиненного.

Паула Кэтфорд знала, что накануне ночью Десмонд Ферье не был в «Пещере ведьм», как он утверждал. Она знала, что с начала восьмого до начала одиннадцати он находился с ней в гостиничном номере, поэтому и попросила его прекратить играть. Но он по-прежнему отказался.

Черт побери! В такой ситуации у меня не оставалось другого выбора, как только присоединиться к полиции.

Я еще мог защитить Одри Пейдж, которая невольно была вовлечена в эту историю, но Десмонду Ферье я уже не мог помочь. Даже я, человек известный своим умением обходить закон, когда к делу примешиваются мои личные чувства (Ферье это тоже знал, поэтому с самого начала и примчался ко мне в Лондон), больше не мог надеяться защитить Филипа. Безусловно, я не мог рисковать и допустить новой трагедии.

— Вы уже не первый раз говорите о какой-то новой трагедии, — напомнил Брайан. — Что это за трагедия? С кем она могла произойти?

— Либо с вами, либо с Одри Пейдж, — ответил доктор Фелл. — Факт тот, что только благодаря милости Божьей вам удалось отделаться лишь свистом пуль.

Гидеон Фелл — человек, тяжело переживавший свою вину, но в случае необходимости способный выдержать буквально все, никогда не читая проповедей, — взглянув на Одри, покачал головой.

— Вот смотрите! — воскликнул он. — Возможность новых действий убийцы существовала уже начиная с ночи четверга. Пообещав Иннесу ни за что на свете не подходить близко к вилле «Розалинда», вы, юная леди, позволили увести себя туда в надежде, что Иннес последует за вами. Тот, кто видел вас ночью того четверга, мог легко догадаться, что вас ни капельки не заботил ни Филип Ферье, ни его отец. Думаю, это было из-за Иннеса?

— Да, и я это не отрицаю, — подтвердила Одри, глядя ему в глаза. — Он… он хочет, чтобы я вышла за него замуж.

— Дорогая юная леди, вам не нужно извиняться. Я заметил это уже в четверг ночью на вилле, и Паула Кэтфорд тоже заметила и высказалась по этому поводу на следующий день.

Вопрос состоял в том, заметил ли это Филип? Если так, то можно было ожидать каких угодно неприятностей.

— Так Филип заметил это?

— Гхм-кхм! Да. Заметил ли он это тогда или нет — не знаю, зато в пятницу ночью у него уже были причины не сомневаться в этом. О Бахус, он узнал!

— Но откуда? И еще скажите, пожалуйста, о многом ли знала или догадывалась Паула?

Доктор Фелл посмотрел вниз поверх своих нескольких подбородков и снова вздохнул:

— Чтобы ответить на оба этих вопроса сразу, нам надо размотать все дело. — Несколько секунд он сосредоточивался, словно собирая воедино все нити, затем продолжил: — Из того, что Иннес рассказал мне вчера, в воскресенье, поведение Паулы Кэтфорд можно проследить без труда. В пятницу утром она находилась на втором этаже виллы, подслушивая за дверью спальни сэра Джералда Хатауэя наш с Иннесом разговор, когда мы обсуждали, как лучше защитить вас. На самом деле она не верила, что у вас с Десмондом Ферье бурный роман, потому что знала, что сама нравится ему. С другой стороны, если закрадываются сомнения, то такое знание никогда не убеждает полностью ни одну женщину.

После этого, во время известного разговора в гостиной, когда Ферье так закрутил против себя и вас дело, намекая на то, что вы оба и любовники, и убийцы, интерес Паулы усилился. В конце концов, когда той ночью вы позвонили Десмонду Ферье на виллу «Розалинда», мисс Кэтфорд взяла параллельную трубку и подслушала разговор. Сразу же после этого Ферье уехал из дома.

Она знала, что у вас была назначена встреча, но не имела представления где. Тогда она попросила у Обертена разрешения поехать вместе с ним, со мной и Филипом Ферье в Женеву, куда мы направлялись для того, чтобы допросить вначале Хатауэя, а затем и вас. Поскольку Паула догадывалась, где вы прятались (о чем рассказана позже Иннесу), она ускользнула и, опередив нас, пришла к нему на квартиру, а там узнала, что ваша встреча назначена в «Пещере ведьм».

Обратите внимание на одну вещь! В глубине сердца (по крайней мере, я в этом твердо убежден) Паула Кэтфорд по-прежнему не верила ни в интрижку между вами, ни в то, что вы вместе с ним запланировали убийство. Нет. Насколько мне стало известно, она подслушала разговор Обертена и вашего покорного слуги, когда мы совещались на вилле. То ли Десмонд Ферье что-то ей сболтнул, то ли она своим гибким умом самостоятельно пришла к такому выводу, но в любом случае мисс Кэтфорд стала подозревать Филипа.

Паула, конечно, не могла показать этого — она слишком хорошо относилась к Десмонду Ферье. И одновременно ей хотелось развеять сомнения насчет вас и Десмонда. Интуитивно она чувствовала, что проще всего это сделать так — заставить его открыто признаться в любви к ней, откровенно заявив, что в четверг вечером он был с ней. Это, и только это было ее целью, когда она вместе с Иннесом пришла в «Пещеру ведьм».

Теперь на доктора Фелла насел Брайан, не давший Одри возможности задать вопрос:

— Минуточку! О чем вы тогда совещались с Обертеном? Вы пришли к выводу…

— Мы поняли, кто совершил убийство и каким способом. Единственное, в чем меня можно было обвинить, — это в том, что я обеспечил алиби мисс Пейдж на критический период времени — перед завтраком, когда цветы были отравлены. Обертен не обратил на это внимания.

— А потом?

— Так вот, признание Десмонда Ферье, что его сын предпочитает обедать в ресторане «Глоб» или в «Отель дю Рон», подтвердилось звонком в эти заведения. Ева Ферье искала там Филипа и спрашивала о нем, хотя именно в ночь четверга Филип повел мисс Пейдж в «Ричмонд». Обнаруженный дневник стал решающей уликой.

В результате, когда мы с Обертеном и Паулой Кэтфорд собрались в Женеву, мы убедили Филипа поехать с нами. С этого момента Обертен решил постоянно следить за ним.

— Следить?

— Конечно. Мы должны были предотвратить любую попытку нового убийства.

И снова перед Брайаном возникла вереница воспоминаний.

— Вы стали следить за Филипом с того момента, как все вместе с Обертеном пришли в дом, где я живу? Верно? Когда полицейский отрапортовал: «Господин начальник, сигнал подан», это означало, что ваши люди были готовы следовать за ним, куда бы он ни пошел?

— Верно. Филип, отношение которого как к вам, так и к юной леди, открыто расположившейся в вашей квартире, нельзя было назвать доброжелательным, вошел вместе с нами в лифт и поднялся наверх. Ни вас, ни мисс Пейдж в квартире не оказалось, однако входная дверь, как вы знаете, была распахнута настежь. После этого наша группа разделилась, а Филип сделал находку, которая расстроила его еще больше…

— Находку? Какую находку?

— Вы забыли об оторванном листке из блокнота? Листке бумаги, который вы потеряли?

Брайан ничего не ответил.

— На нем был адрес ночного клуба, — терпеливо продолжил объяснять доктор Фелл, — который проступил после того, как вы заштриховали листок мягким карандашом, — след от записи, сделанной рукой мисс Пейдж. Вы еще не могли найти его на следующий день. Филип тогда подобрал этот листок в вашей квартире. А тут еще эта яркая надпись губной помадой, тоже почерком Одри, на зеркале в вашей спальне, начинающаяся словами: «Я тебя тоже люблю…» — Доктор Фелл замолчал, поглядывая сквозь стекла очков.

— И поэтому он отправился в «Пещеру ведьм»? — спросил Брайан.

— Ох… кха-кха! Только после того, как, схватив такси, вернулся на виллу, где взял автоматический пистолет и маску. Этот чрезвычайно замкнутый молодой человек впал в неистовство: его великолепный план провалился, блестящее и ужасное убийство было совершено напрасно, и теперь кто-то должен был заплатить за это. Он хотел заставить заплатить вас обоих. К сожалению, полицейский «хвост» не заметил в «Пещере ведьм» ничего опасного, да вы и сами говорили, что там никто ничего не заметил. И когда на следующий день мы с Обертеном узнали о попытке убийства, Обертен приготовился к наступлению. Он не мог больше ждать.

Мне было приказано… кха-кха!.. обсудить факты и доказательства в кабинете, а в это время Обертен должен был задержать Филипа за дверью, чтобы тот все слышал. Но я, черт побери, настоял, чтобы отец парня не видел, как будут арестовывать его сына. И снова недоразумение…

— Десмонд Ферье вернулся на виллу?

— Да. Несмотря на многочисленные ругательства, его задержали в другой комнате, где он не мог ни видеть, ни слышать ничего. Затем посыпались ругательства со стороны Обертена, когда на вилле объявился другой неожиданный гость. Нельзя сказать, что для мисс Пейдж арест Филипа тоже был желанным событием. К сожалению, когда она направилась в аэропорт с не самой плохой целью — забрать свой багаж, один из людей Обертена подумал, что она решила бежать из города. Он задержал ее и торжественно отправил на виллу, где она должна была оставаться до тех пор, пока не опустится занавес.

Наступила долгая пауза.

— В заключение, дорогой сэр, — сказал доктор Фелл, взглянув на Хатауэя, — в заключение я дам вам маленький совет на случай, если у вас возникнет искушение попытаться снова вмешаться в разгадку какого-нибудь убийства.

— Неужели?

— Пригласив меня на виллу еще до того, как все случилось, Десмонд Ферье надеялся, что мое присутствие остановит действия его сына, которые тот намеревался предпринять, однако это не дало никакого результата. Хотя по профессии Филип и не был актером, в его жилах было больше артистической крови, чем у его мачехи, и не меньше, чем у отца. Я хотел бы предупредить вас, сэр Джералд: как говорил сам Филип Ферье, нелегко иметь дело с актерами.

Положив сигару, Хатауэй ответил доктору, вложив в эти слова все свое раздражение:

— Меня больше не интересуют преступления.

— Ох… кха! Но если вам случится…

— К чему такие ограничения, доктор Фелл? Почему вы относите это только к людям такой благородной профессии, как актеры? Нелегко справиться с людьми — и точка. Ей-богу, я извлек урок из этого дела! Нелегко иметь дело с людьми.

ПРИМЕЧАНИЯ

1

БЕАК — Британская Европейская авиатранспортная компания (Здесь и далее примеч. пер.)

2

Апаш — по названию индейского племени апачи — деклассированный элемент во Франции; хулиган, вор (фр.).

3

Кальвин, Жан (1509–1564) — деятель Реформации. Отличался крайней религиозной нетерпимостью.

4

Иов — в Библии праведник (наряду с Даниилом и Ноем).

5

Имеется в виду слуга Макбета из пьесы У. Шекспира «Макбет».

6

Суккуб — дьявол в образе женщины, приходящей ночью к спящим мужчинам для совокупления.

7

Монолог Отелло из одноименной трагедии У. Шекспира в переводе Б. Пастернака.

8

Перевод Ю. Корнеева.

9

Престо — очень быстрый темп в музыке (ит.).

10

«Как поступать в случае отравления ядом». Издана в Лондоне в 1944 г.

11

«Яды и отравители». Издана там же в 1931 г.

12

Просперо — герой комедии У. Шекспира «Буря».

13

Эмерсон, Ралф Уолдо (1803–1882) — американский философ, эссеист, поэт.


home | my bookshelf | | Назло громам |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу