Book: Ставки сделаны



Ставки сделаны

Андрей ВОРОНИН

СТАВКИ СДЕЛАНЫ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1

– Начинается посадка на рейс номер сто двенадцать Москва – Лондон, – объявил приятный женский голос Панкрат в несколько глотков допил кофе и встал. То же самое сделал и его спутник – семнадцатилетний парень, одетый в широкие светлые брюки со множеством карманов и обтягивающую майку малинового цвета, выгодно подчеркивавшую рельеф мускулатуры.

– Пора, Кирюха.

Парень молча кивнул и подхватил с пола большую спортивную сумку.

– Документы не забыл?

– Нет конечно Бросив взгляд на часы, Панкрат дернул щекой.

– Опаздывает святой отец. Не иначе как фотомодель исповедует.

Кирилл, не удержавшись, хмыкнул. Потом вздохнул:

– Жаль. Я думал, он приедет.

– Идем, – Панкрат положил руку ему на плечо. – Самолет уже на полосу вырулил.

Он махнул в направлении застекленной стены. За ней на сером бетоне взлетного поля разворачивался огромный аэробус с надписью «Внуковские авиалинии» на борту.

Вытащив из кармана штанов билет и паспорт, Кирилл закинул сумку на плечо Несмотря на размеры, она была совсем не тяжелой он готовился к покорению туманного Альбиона налегке, с несколькими сменами белья, теплым свитером и парой желтых ботинок. Все прочее решено было покупать уже на месте, по необходимости.

Панкрат осмотрел его придирчиво, сдержанно улыбнулся.

– Орел Ну, пошли…

Пассажиры рейса номер сто двенадцать выстроились в очередь к четвертому терминалу. Их было довольно много.

Большинство составляли мужчины, разного возраста, но в строгих костюмах практически одинакового покроя, с кожаными портфелями, матерчатыми чемоданами и плоскими кейсами для ноутбуков. Кто-то, улыбаясь, перебрасывался короткими фразами с рядом стоящими, кто-то говорил по мобильному телефону, кто-то молчал, хмурясь, и глядел в спину перед собой. Парень и девушка в середине очереди синхронно кивали головами под музыку, звучавшую у них в наушниках.

Женщина лет сорока с разнокалиберным золотом на пальцах обеих рук, стоявшая сразу за ними, неодобрительно поджимала обильно накрашенные губы. Еще одна женщина, помоложе, в брючном костюме свободного покроя, погрузилась в чтение Sunday – наверное, это была возвращающаяся домой англичанка.

Кирилл встал в очередь, Панкрат – рядом.

Со стороны их можно было принять за отца и сына. Оба подтянутые, загорелые, с уверенными скупыми движениями, сдержанной мимикой и глазами, которые смотрели со скептическим прищуром, ничего в жизни не принимая на веру.

Вот только Панкрату было тридцать пять, а Кириллу – почти в два раза меньше. И с точки зрения благополучного обывателя, семнадцатилетнему подростку такого взгляда не полагалось. В силу элементарного отсутствия жизненного опыта.

Аэропорт безразлично суетился вокруг них, растворяя все звуки в низком монотонном гуле. Они молчали: все уже было сказано, напутствия сделаны, примерное поведение в древних стенах Кембриджа обещано. А то, что не высказать словами, каждый из них отлично чувствовал сердцем.

– Пожалуйста, – девушка в строгой белой блузке протянула тонкую холеную ладонь с ухоженными ногтями и бесцветным маникюром, – Ваш билет и паспорт.

И тут, перекрывая гул аэропорта, раздался зычный голос, эхом заметавшийся под сводами:

– А ну, стой, отрок!

Вздрогнув, девушка едва не выронила документы Кирилла. Парень обернулся, не веря своим ушам, и его лицо расплылось в улыбке: к четвертому терминалу бежал, рассыпаясь в извинениях перед всеми, кто оказывался у него на пути, могучего телосложения бородач в джинсовом костюме.

Панкрат усмехнулся, поскольку ожидал чего-то подобного от Алексея, больше всего на свете не любившего, как он помнил, шумных мест и долгих прощаний.

Кирилл умоляюще посмотрел на девушку – и, поскольку, кроме него, в очереди уже "больше никого не было, та кивнула, предупредив:

– Полминуты, не больше.

Поставив сумку, он легко перемахнул через поручень и тут же угодил в медвежьи объятия бородача. Тот, стиснув парня как следует, несколько раз гулко шлепнул его по спине широкой ладонью. Потом отпустил и привычно осенил крестным знамением:

– Благословляю в дорогу, сыне, и на учебу прилежную, – он бесцеремонно ткнул Кирилла в плечо кулачищем и заговорщически подмигнул:

– Накупил небось презервативов-то?

Парень покраснел: сказано было довольно громко.

– Леха, не смущай молодежь, – усмехнулся, подойдя, Панкрат.

Бородач повернулся, смерил его преувеличенно суровым взглядом.

– Изыди, грешная душа. С тобою мы опосля поговорим.

Дай с парнем попрощаться.

– Пожалуйста, быстрее, – поторопила их девушка, делая строгое лицо.

Алексей просто протянул Кириллу руку.

– Удачи тебе, – и совершенно серьезно добавил:

– Не посрами.

Тот крепко пожал внушительную ладонь, посмотрел в глаза бородачу и ответил:

– Спасибо вам… – почувствовав теплый взгляд Панкрата, добавил:

– Всем.

Вернувшись на терминал, Кирилл извинился перед девушкой и, в последний раз оглянувшись, прошел в стеклянную дверь.

* * *

– Вот и все…

Негромкие слова Панкрата потонули в отдаленном, но мощном реве взлетающего аэробуса.

Алексей, сунув руки в карманы джинсов, молча смотрел в небо, на самолет, который делался все меньше и меньше, пока не превратился в тонкий белый росчерк на синем фоне.

Панкрат вытащил сигарету, прикурил.

– Ты, часом, не постишься? – спросил он у Алексея, затянувшись и выдохнув сизый дым через ноздри.

Тот улыбнулся.

– Знаю, к чему клонишь. Опять в «Шанхай», богопротивных змей кушать?

– А то, – хмыкнул Панкрат.

Он вздохнул, сопровождая задумчивым взглядом заходящий на посадку «Боинг-747». Затем почесал переносицу и кивнул.

– Поехали, искуситель. Но учти, – Алексей предостерегающе поднял палец, – китайской водки – ни-ни. Только нашенскую.

– Заметано, – согласился Панкрат. – Отгоним моего железного коня в платное стойло и – вперед, к детям Мао.

Пошли, вон там моя машина.

Он махнул рукой. Посмотрев в указанном направлении, Алексей уперся взглядом в элегантный внедорожник производства компании «Мерседес-Бенц», сверкавший на солнце обтекаемыми черными боками.

– Однако.. – невольно присвистнул он.

Панкрат хлопнул его по плечу.

– Это служебная, соловей-разбойник.

– Хорошая у тебя служба, – уже на ходу заметил Алексей. – И сам бы рад послужить…

– Ваша братия тоже не на самокатах ездит, – отшутился Панкрат.

– Это точно, – поддакнул бородач. – В прошлом месяце велосипеды выдали.

Подойдя к машине, Панкрат вытащил брелок и отключил сигнализацию. Замки дверей открылись автоматически.

– Полезай, отче.

Откуда ни возьмись, рядом с ними возник вдруг худой прыщавый паренек в полинявшей майке и широких джинсах, с серьгой в ухе и выкрашенными в рубиновый цвет волосами.

– Мужики, девочку не хотите? Прежде чем Панкрат успел что-либо ответить, Алексей взял парня за руку и сжал – да так, что тот подскочил от боли.

– Девочку – не хотим, – сделав упор на первое слово, ответил бородач. – А вот мальчик сгодится, – и он игриво подмигнул парню. – Поехали, милашка.

Прыщавый ойкнул, вырвал руку и сей момент растворился среди машин, запрудивших стоянку перед аэропортом.

– Куда же ты, сладенький? – разочарованно пробасил ему вслед Алексей.

Панкрат покачал головой, едва сдерживая смех.

– Грешник, – кротко вздохнул его спутник. – Гореть его тощей заднице в геенне огненной.

Они сели в машину. Панкрат опустил со своей стороны стекло и включил кондиционер со встроенным ароматизатором воздуха. Запахло мятой.

Вырулив со стоянки, он, по-прежнему не выпуская из зубов сигарету, спросил:

– Что в обители делается, Леха? Я слышал, Патриарх тебя благословил братию кулачному бою обучать. Как успехи?

Бородач хохотнул.

– Есть и успехи. Хотя, сказал бы я, у нашего настоятеля, егды он во гневе, и таким, как мы с тобой, поучиться не грех.

Панкрат поморщился.

– Я ж серьезно спросил. А ты – «егды»!

– Церковнославянский язык, между прочим, – с обидой заметил Алексей. – На нем, ежели хочешь знать, русский человек завсегда с Богом общался…

– Вот с Богом – пожалуйста, – тут же отпарировал Панкрат. – А со мной можно и по-простому, я не претендую.

– Ладно, не лезь в бутылку, – бородач переключил свое внимание на девушку, голосующую на обочине. – Лучше девчонку подбрось.

Однако длинноногая особа в еще новых, но концептуально порванных джинсах при виде джипа опасливо опустила руку. Панкрат пожал плечами и не стал сбавлять скорость.

– Вот еще. Знаем мы эти штуки: сначала – подбрось, потом – поймай.

Оценив в зеркало заднего вида ладную фигурку автостопщицы, Панкрат добавил:

– А глазомер, отче, у тебя не ослаб. Тело на пять с плюсом.

– Когда ж ему слабнуть, – пробасил Алексей. – Ты думаешь, кто в Новодевичьем монастыре кастинг проводит?

Панкрат рассмеялся и посильнее прижал педаль акселератора. Ветер запел в ушах, взъерошил ежик седых волос и забрался под светло-серую тишотку, принеся с собой восхитительное ощущение прохлады.

– Все-таки здорово, что ты приехал, – негромко произнес он. – Теперь у меня больше никого нет…

* * *

Из Чечни они вернулись втроем – Панкрат, Алексей и Кирилл Ворошилов. Степан, его отец, остался в чеченской земле. Приехал спасать сына, а не уберегся сам.

Панкрат тогда поклялся, что будет Кириллу вместо отца.

Он пообещал это Степану, когда тот умирал у него на руках.

А себе дал слово, что обязательно найдет человека, организовавшего похищение Кирилла.

Этим человеком, как он подозревал, был некто Родион Волков, старший инструктор известной на всю страну Ассоциации русского боя «Правь-Сатори». В прошлом Волков возглавлял оперативное подразделение в Московском отделе по борьбе с организованной преступностью. Степан даже считал его одним из своих немногих друзей. Он рассказывал Панкрату о том, как Родион когда-то помог освободить его жену, взятую в заложницы бандой рэкетиров…

В Москве им суждено было оказаться не скоро.

Панкрат осторожничал, стараясь сбить с толку возможных преследователей. Они меняли паспорта практически в каждом городе, где задерживались дольше чем на месяц. Жили на деньги, приготовленные Степаном для выкупа, который так и не понадобился. В первом же российском городе, где имелся филиал Нацбанка, Панкрат открыл валютный счет, на который положил девятьсот девяносто тысяч долларов. У работника банка, принимавшего наличность, так и чесался язык задать нескромный вопрос, но, глядя на суровые лица клиентов, он понял, что этого лучше не делать даже в шутку. Десять тысяч были оставлены на экстренные расходы – на тот случай, если на новом месте жительства не окажется ни банкоматов, ни банков вообще.

Как правило, приезжая в новый город, они снимали квартиру или номера в гостиницах попроще. Иногда даже устраивались на работу – все, кроме Кирилла. Парень так и не успел сдать выпускные экзамены, и Панкрат сильно переживал из-за того, что в ближайшем будущем он не сможет этого сделать.

Первое время он ходил по улицам, оглядываясь в поисках возможной слежки, и сам следил за подозрительными, на его взгляд, людьми. Кирилла он никогда не оставлял в одиночестве: при нем всегда находился либо Алексей, либо сам Панкрат. Он запрещал пользоваться телефонами в гостиницах и снятых квартирах – если нужно было вызвать сантехника, звонили из автомата или с почтамта.

Потом наступил день, когда Панкрат сказал себе: стоп!

У тебя начинается паранойя, дружище. Твою манию преследования скоро можно будет описывать в учебниках, как классический случай. Никто тебя не ищет, все о тебе позабыли.

Пора остановиться и переписать жизнь с чистого листа.

Так он и сделал.

Почти год они скитались по стране, медленно, но верно приближаясь к столице. И наконец, в Москве появился некто Андрей Белов с сыном. Панкрат купил Кириллу квартиру в центре, устроил его в выпускной класс престижного лицея, а сам занялся тем, что хорошо умел делать, – пошел в охрану крупнейшего коммерческого банка «Омега-кредит».

Приблизительно в это время их покинул Алексей.

Панкрат хорошо помнил день, когда тот объявил о своем решении. Была Пасха. Они вдвоем сидели в небольшом, но уютном и недорогом пивном ресторанчике неподалеку от лицея, в котором учился Кирилл, и ждали окончания какой-то поздней лекции. За неспешньм разговором Панкрат предложил Алексею пойти охранником в банк, где сам он к тому времени уже был произведен в шефы службы безопасности.

– Как раз вакансия освободилась, – без улыбки произнес он. – На прошлой неделе Жору грабители подстрелили. Нет, не насмерть. Но из строя он вышел и, как сказали врачи, для нашей нервной работы теперь долго не сгодится. Так что приглашаю тебя на освободившееся место.

Насколько было известно Панкрату, Алексей снимал квартирку на окраине Москвы и подрабатывал телохранителем у какого-то нэпмана, возомнившего себя крутым бизнесменом. Тот жмотился и платил сущие копейки, а оклад банковского охранника был на порядок выше. Да и работа недыльная: случай с нападением на филиал был, скорее, неприятным исключением.

В ожидании ответа Панкрат отпил глоток темного чешского пива и отправил в рот горсть соленого арахиса.

Алексей как-то странно на него посмотрел и отрицательно покачал головой.

– Извини, не могу.

Панкрат совершенно искренне удивился:

– Леха, я не понял – тебе что, твой толстожопый частный капиталист дороже нормальной работы с восьми до пяти?

Тот вздохнул.

– От капиталиста я уже ушел, Панкрат.

– Так, значит, – тот откинулся на спинку стула. – Ну-ну.

И что же теперь?

Алексей потянулся к своей кружке и сделал добрый глоток, ополовинив посуду.

– Постриг у меня на этой неделе, – осторожно, будто не доверяя собственному языку, произнес он.

– Не понял! – Панкрат почувствовал, что у него глаза лезут на лоб. – Что ты сказал?

– Постриг, – повторил Алексей. – В монахи.

Панкрат попробовал улыбнуться, но ничего не получилось.

Затем он представил себе Леху – с его кришнаитской косичкой, которую тот до сих пор сохранял из ностальгии по шафрановому прошлому, но в черном монашеском одеянии.

Ему хотелось сказать так много, что в итоге он решил промолчать, и решительным жестом подозвал официанта.

– Бутылку «Посольской», – заказал было он, но, глянув на Алексея, быстро поправился:

– Лучше две… Выпьем за твою присягу, дружище.

* * *

С того дня прошло полтора года.

Кирилл закончил лицей, съездил на каникулы в Лондон и выразил желание поступать в Кембриджский университет.

Панкрат согласился и нанял парню репетиторов. В течение двенадцати месяцев того не было видно из-за учебников, но результат оказался впечатляющим: выдержав вступительные экзамены в самом Кембридже, он вошел в десятку лучших среди абитуриентов, не являвшихся подданным Британской короны.

Теперь ему предстояло пять лет напряженной учебы в одном из самых престижных университетов мира, из которого, как поговаривали, ведут только три дороги – в бизнес, политику или на театральную сцену. Панкрат больше склонялся к первому варианту, а сам Кирилл – ко второму. Его тайной мечтой было разрешить «чеченский вопрос».

В течение этих полутора лет Панкрат и Алексей виделись всего дважды. Одна из этих встреч закончилась в китайском ресторане «Шанхай», где друзья выпили бутыль восточной огненной воды с цельными змеями внутри. Тогда-то Алексей, в иночестве получивший имя Евстафий, и признался Панкрату, что не может оставить старых привычек и по ночам на заднем монастырском дворе «поддерживает форму» – занимается рукопашным боем. В последнее время к тому же он обрел горячих последователей кулачной премудрости среди иноков помоложе.

В ответ Панкрат смеха ради порекомендовал ему радеть перед настоятелем об открытии вполне официальной рукопашной секции в стенах монастыря.

Каково же было его удивление, когда совсем недавно в одной из центральных газет он прочел статью, озаглавленную коротко и броско: «Подмосковный Шаолинь. Русские монахи-воины».

Оказалось, что своих занятий Алексей не оставил. Более того, ссылаясь на многочисленные цитаты из Библии, смог достаточно уверенно доказать необходимость физической подготовки монахов перед самим Патриархом, которому пожаловался озадаченный таким положением дел настоятель. После двухчасовой беседы с неуемным иноком Патриарх благословил его на тренерскую деятельность и пожелал, чтобы во всех крупных монастырях России последовали этому примеру.

Материал был обильно проиллюстрирован. Фотограф запечатлел черноризцев в момент исполнения приемов рукопашного боя: несколько здоровых мужиков в рясах с одухотворенными лицами отрабатывали восходящий блок от удара в лицо.

На другом снимке до пояса раздетые монахи перебрасывались внушительными валунами во время разминки. На третьем – обливались холодной водой перед тренировкой.

Однако ни в одном из кадров Панкрат не увидел лица Алексея. Наверняка это был результат предварительной договоренности с фотографом. Да и автор статьи ни одним словом не обмолвился о прошлом монаха-рукопашника, не задал ни одного «неудобного» вопроса, обычного для таких изданий. Даже обращался он к нему только по имени, полученному в иночестве. Видимо, таковы были условия, на которых Алексей согласился встретиться с журналистом.



Такая предусмотрительность порадовала Панкрата. Несмотря на то что с момента их возвращения из Чечни ни спецслужбы, ни кавказские бандиты не проявляли к ним интереса, он по-прежнему стремился к сохранению инкогнито там, где это было возможно и не вызывало подозрений.

В общем-то, Панкрат не слишком беспокоился о себе.

В первую очередь он должен был выполнить обещание, данное своему погибшему Другу, – воспитать Кирилла и выдать ему, как говорится, путевку в жизнь. По сравнению с этой задачей даже месть за смерть друга отошла на второй план:

Панкрат решил для себя, что не будет разыскивать Волкова до тех пор, пока Кирилл не окажется в безопасном месте, – таком, например, как Кембридж.

* * *

Панкрат предусмотрительно заказал в «Шанхае» столик, и улыбающийся китаец Лю, хозяин заведения, лично провел их в укромный уголок зала, отгороженный расписными ширмами, на которых сплетались в причудливые кольца золотые и оранжевые чудовища. Отсюда, из этой ниши, открывался отличный вид на небольшой подиум в противоположном углу зала, где стояла двадцатилитровая бутыль китайской водки, крепостью сравнимой только с медицинским спиртом, под названием «Схватка тигра с драконом».

Внутри этой бутыли заспиртованная целиком полосатая кошка мертвой хваткой сжимала горло такой же заспиртованной змее. Причем горлышко у бутылки было самое обычное, узенькое.

– Эка мерзость, – пробасил Алексей, усаживаясь. – Каждый раз смотрю и думаю: как они умудрились животных туда запихать?

В стенку бутылки был встроен краник с вентилем, чтобы любой желающий мог подойти и нацедить себе рюмочку – за счет заведения. Как ни странно, желающие находились всегда. Время от времени кто-нибудь из шумных молодежных компаний, обычно занимавших несколько столиков в центре зала, вставал и под одобрительные возгласы своих сотрапезников подходил к бутыли. Опрокинув в себя крошечную рюмку настоящей огненной воды, смельчак обычно бегом возвращался к столику, чтобы запить ее побыстрее, – уже под дружный смех остальных.

Панкрат, как обычно, заказал хо-хо, любимое лакомство маньчжурских императоров. Лю, улыбаясь, сделал знак официанткам, обряженным в шелковые халаты, и те, смешно семеня ногами, поднесли гостям четыре внушительных блюда с тонко нарезанными – почти прозрачными – полосками сырого мяса, рыбы, курицы и кальмаров. Официант-мужчина в черном одеянии из блестящего шелка поставил на стол небольшую жаровную, над которой был закреплен маленький котелок с бульоном, и шесть чашек с мелконатертыми специями.

– Что будете пить? – еще шире улыбнулся Лю.

– Ты уж не обессудь, дружище, но сегодня – нашу, – извиняющимся тоном произнес Панкрат. – Давай-ка бутылочку «Московской», из холодильника. Я знаю, у тебя есть Если китаец и разочаровался, то на его лице это не отразилось. Продолжая улыбаться, он с поклоном отступил от столика. Через минуту перед гостями поставили запотевшую бутылку.

– Вот это дело, – щелкнул ногтем по стеклу Алексей.

Панкрат разлил водку по крошечным рюмкам. Согласно китайской застольной традиции, полагалось не закусывать спиртное, а запивать им еду. А приготовить ее нужно было… самостоятельно.

Поднаторевший в кухонных делах Панкрат быстро всыпал специи в булькающий котелок. Над столиком сразу же поплыл неземной аромат – сладковатый, но не приторный, острый, но в меру. Взяв палочками полоску мяса, Панкрат опустил ее в котелок и подержал в кипящей воде секунд пятнадцать. Затем вытащил и, подув, отправил в рот.

Теперь можно было и запить. Он опрокинул в горло рюмку ледяной водки. По телу растеклось блаженное тепло.

Алексей, последовавший его примеру, тоже выпил.

– Хороша, – крякнул от удовольствия. – Вот и о серьезном поговорить можно. Спрашивай, что хотел.

Прежде чем приступить к разговору, Панкрат выложил на столик пачку «Десанта» и закурил. Тут же откуда ни возьмись появилась официантка с пепельницей в виде разевающего пасть дракона из глазурованной красной глины. Здесь, как и во многих других китайских ресторанах, курить разрешалось.

Алексей поморщился: в отношении этой привычки он всегда выступал убежденным «борцом против».

– Знаешь, откуда табак появился? – с хитрецой спросил он Панкрата. – Из причинного места блудницы вавилонской он вырос, вот откуда.

Тот пожал плечами, затянулся и выдохнул дым через ноздри.

– Не понимаю, чем тебя это самое место не устраивает.

Надеюсь, вавилоняне-то никак тебе не досадили?

– Пропащий ты человек, – Алексей покачал головой и запустил пятерню в окладистую бороду. – Слушай, давай-ка повторим. Что-то я ее не распробовал.

Они повторили.

– Когда своих монахов на соревнования выставишь? – поинтересовался Панкрат, ставя пустую рюмку.

– Не в этом цель, – ответил бородач. – Задача наша в том, чтобы плоть укрепить. Господу какая польза от хилого? А соревнования – суета. Светское развлечение. Вот ты мне скажи – что толку в олимпийском золоте, например?

– А для чего тогда плоть укреплять? – хмыкнул Панкрат. – В мир вы не выходите, между собой не соревнуетесь… Какая от вас людям польза?

Алексей не успел ответить: раздалась мелодичная трель, и бородач вытащил из нагрудного кармана джинсовой рубашки плоский мобильник в корпусе цвета «металлик».

– Евстафий слушает, – пробасил он. – Нет, сегодня не будет. Кто сказал «отдыхаем»? Слушай, брат Владимир, силовые упражнения и акробатику вам никто не отменял. Вот и проведешь. Все, Господь с тобой.

– Извини, – вздохнул он, обращаясь к Панкрату. – Видишь – дела.

Тот понимающе кивнул.

– В здоровом теле – здоровый дух, – назидательно проговорил Алексей, возвращаясь к прерванному разговору. – Вот для чего монаху плоть укреплять. И людям, между прочим, от нас польза есть: мы их грехи замаливаем. А когда болячки всякие не отвлекают, и молитва спорится. Собраннее становится человек, дисциплины в нем больше, ответственности. Да и много чего еще…

Панкрат усмехнулся.

– Интересно говоришь. «Спорится» – так, будто о работе.

Алексей кивнул.

– В том наша работа и есть. Только мне больше слово «труд» нравится. Работают все-таки на заводе, с восьми до пяти, а мы – тружаемся. Денно, как говорится, и нощно.

– И за меня молишься? – посерьезнев, спросил вдруг Панкрат.

– Бывает, – так же серьезно ответил Алексей. – Вообще я за всех молюсь. За все прогрессивное – и не очень – человечество.

– Давай тогда за труды, – предложил Панкрат, обмакивая в кипящую воду полоску кальмара. – Хоть я с сегодняшнего дня и в отпуске…

Пока он жевал, Алексей наполнил рюмки. Они выпили, и Панкрат закурил новую сигарету.

Некоторое время друзья просто молчали, слушая легкий перезвон колокольчиков, будто нанизанный на грустную, тягучую мелодию китайской флейты, которую сопровождали аритмичные шлепки по кожаному барабану. Музыканты сидели за небольшой ширмой из тонкой рисовой бумаги, которая находилась в темной нише, но была подсвечена с их стороны масляными светильниками. От этого на самой ширме видны были только движущиеся тени музыкантов, сидевших практически без движения.

– Волкова еще не нашел? – первым нарушил тишину Алексей.

Панкрат отрицательно покачал головой.

– Как в воду канул, – он глубоко затянулся. – С должности инструктора уволился через неделю после того, как мы освободили Кирилла. Видно, получил весточку от своих сообщников и решил, что мы за ним вернемся.

Помолчав, он добавил:

– Правильно, в общем-то, решил. Да только где его теперь искать? Ведь вполне может быть, что сидит эта сволочь в Москве, под самым носом, а я и знать не знаю, – Панкрат вздохнул, заставил себя улыбнуться. – Ну ничего. Кирилла я в хорошее место отправил, безопасное. Теперь можно и за поиски всерьез приниматься.

– А по линии спецслужб ты его ни разу не пробовал вычислить? – Алексей точным движением палочек ухватил с блюда полоску курицы. – Он же «конторщик», егды не ошибаюсь. Поспрошал бы ты своих бывших коллег…

Панкрат удивленно поднял бровь.

– Издеваешься? Все мои коллеги в Чечне пулю получили.., от своих же. Или почти все, – подумав, добавил он. – Считается, Леха, что отдела нашего нет и не было никогда.

По принципу: «сделал дело – спрятал тело – нет и не было отдела». А задачки нам подкидывали довольно грязные. Часто мы даже не понимали, каковы истинные цели нашего руководства. А если кто-то начинал догадываться, белые воротнички, сидевшие в московских офисах, ставили на нем крест и высылали команду ликвидаторов…

– Извини, что разбередил, – Алексей взвесил в руке бутылку. – Давай, что ли, за тех, кого с нами нет сейчас.

– Но кто с нами всегда, – закончил Панкрат. – За Степана, земля ему пухом. За Имрада. За всех наших, кто не вернулся.

В этот раз бородач налил в три рюмки. Одну он отставил в сторону, не преминув посетовать на нехватку хлеба: нечем, дескать, накрыть, как по обычаю положено.

Потом, уже закусывая, Алексей проговорил:

– Знаешь, я когда Контору вспомнил, вот о чем подумал, – нахмурившись, он рассеянно почесал переносицу. – Есть у меня человек один, который мог бы тебе помочь в поисках. Но по-особому. Если ты, конечно, не против.

– Это как? – заинтересованно посмотрел на него Панкрат. – Экстрасенс, что ли?

Алексей усмехнулся.

– Почти. Только немного в другой области. Хакер, в общем.

– Монастырский? – пришла пора улыбнуться Панкрату. – Бесов из Интернета изгоняет?

Бородач обиделся.

– Зря зубоскалишь. Вот сведу – сам увидишь. В миру ему равных не было. Парень любую корпоративную защиту на флажки рвал… Митник твой и рядом не валялся. К тому же наш, в отличие от этого американца, ни разу не залетел.

– Чего же он к вам пришел-то?

– Ангел ему явился, – совершенно невозмутимо, будто речь шла о чем-то обыденном, ответил Алексей. – Нет, не в Интернете, – опередил он открывшего было рот Панкрата. – В СИЗО.

– Так ты же говоришь, он не залетал, – прищурился тот.

Бородач кивнул.

– Все верно. По хакерским делам – нет. У него наркотики нашли. Случайно. А Господь вразумил по милости.., или еще с каким умыслом, – туманно закончил он. – Так что предлагаю тебе Волкова поискать по «служебным справочникам».

– Чем черт не шутит, в самом деле… – протянул в раздумье Панкрат.

– Не поминай бесов, язычник, – оборвал его Алексей. – Похмелье накличешь.

* * *

Они просидели в «Шанхае» до одиннадцати часов вечера.

Когда Алексей затянул «Многая лета» и хотел было пройти за ширму музыкантов, чтобы потребовать от флейты аккомпанемента, Панкрат оставил на столе деньги (немного больше, чем следовало, но не больше, чем обычно) и вышел с другом на воздух.

У входа в ресторан, как всегда, дежурили несколько автомобилей с шашечками на дверцах. Усадив Алексея в серую «Волгу», Панкрат предоставил ему полную самостоятельность в выборе маршрута. В конце концов, монах был достаточно трезв, чтобы правильно сообщить адрес, а в наличии у него денег сомневаться не приходилось.

На прощание они обменялись номерами мобильных телефонов и договорились созвониться в ближайшее время. Помахав рукой вслед удаляющейся «Волге», Панкрат пешком направился вниз по проспекту. Перед сном он хотел прогуляться, чтобы выветрить хмель.

Отдав пятнадцать минут вечернему моциону, Панкрат остановил первую же машину – зеленый «мерседес» с шашечками на борту, сел сзади и назвал водителю адрес. Рассеянно наблюдая в окне машины мелькание вечерних огней столицы, он начал было клевать носом, но тут раздался звонок телефона.

Спохватившись, Панкрат посмотрел на часы: к этому времени Кирилл должен был прибыть в Лондон.

– Алло, – произнес он, вытащив аппарат из чехла на поясе и поднеся к уху. – Я слушаю.

– Добрый вечер, – раздался в трубке немного усталый, но все такой же жизнерадостный голос. – Я уже в Англии, звоню тебе из лондонского мотеля. Не «Хилтон», конечно, но тоже ничего.

– Как долетел?

– Спасибо, отлично. Попутчик интересный попался – преподаватель из Кембриджа. Я, правда, о себе ничего ему не рассказывал, – с хитрецой произнес он. – Все больше о России. О политике говорили, о женщинах и русской водке.

Слушая Кирилла, Панкрат невольно улыбался. Было что-то волшебное в том, что он мог вот так, запросто, пересекая Москву в салоне ночного такси, болтать с человеком, который находится по ту сторону Ла-Манша.

– Как там погода?

– Не балует – туманный Альбион все-таки. Но я уже купил себе куртку, так что все о'кей…

Они закончили разговор минуты через две, пожелав друг другу спокойной ночи. Всю дорогу до самого дома на лице Панкрата блуждала счастливая улыбка.

Наконец такси свернуло под арку, в один из неосвещенных двориков. Свет фар выхватил из темноты серый асфальт, испещренный, словно оспинами, ямами и трещинами.

Машину несколько раз встряхнуло, и водитель включил пониженную передачу.

– Я здесь выйду, – махнул рукой Панкрат. – Спасибо.

Он заплатил водителю и выбрался из машины. «Мерседес» попятился в арку, мигнул фарами и скрылся в густеющем сумраке. Панкрат, подумав, достал сигарету, прикурил и сел на скамейку возле своего подъезда. Высокий кустарник и зеленые стебли винограда, за которым с маниакальной заботой ухаживал военный пенсионер с первого этажа, укрыли его своей непроницаемой тенью, и лишь огонек папиросы то затухал, то разгорался в чернильной темноте.

В квартиру подниматься не хотелось. Панкрат решил, что посидит еще немного на свежем воздухе.

Незаметно пролетел час. Он обнаружил это, включив подсветку на циферблате часов. Пора было, в конце концов, и на боковую.

В этот момент со стороны арки послышался негромкий шум автомобильного двигателя. Панкрат обернулся на звук, силясь что-нибудь разглядеть в темноте. Однако автомобиль ехал с выключенными фарами, и ему удалось лишь угадать очертания пикапа.

Ни у кого из тех, кто жил в этом доме, такой машины не было. Это Панкрат, отличавшийся профессиональной наблюдательностью, за несколько месяцев уже выяснил. А чужой не стал бы ехать без света по местным выбоинам и колдобинам.

Здесь что-то было не так.

Машина приблизилась. Панкрат аккуратно потушил сигарету и отступил дальше в тень.

Пикап притормозил рядом с трансформаторной будкой и развернулся. Потом водитель сдал задом в направлении полуразрушенной беседки, окруженной дикой порослью кустов, которые давно перестали обрезать. Автомобиль практически уткнулся в них бампером и встал.

В салоне оказался еще и пассажир. Он и водитель вышли, аккуратно придерживая двери, так что те закрылись практически бесшумно. Панкрат насторожился: эти двое явно не хотели быть замеченными.

Хмель разом покинул голову.

Водитель открыл кузов пикапа. Какое-то время он и его пассажир стояли, глядя внутрь, и негромко переговаривались.

Наконец водитель вернулся за руль. Что он делал в кабине, Панкрат не мог разглядеть: было слишком темно, а лампочка в салоне – выключена. Однако, судя по долетавшим до него обрывочным звукам, тот вроде бы говорил по радиотелефону.

Было уже далеко за полночь. Свет в окнах не горел, и в темноте, затопившей дворик, можно было делать все, что угодно. К тому же внушительная коробка трансформаторной будки закрывала беседку от взглядов тех, кого в этот час могла мучать бессонница.

Спустя минуту водитель выбрался из кабины и снова обошел пикап сзади. Вдвоем со своим спутником он стал выгружать из кузова какой-то продолговатый сверток.

Вид его тут же напомнил Панкрату человеческое тело.

Таких свертков он сам перетаскал достаточно на чеченских перевалках. В основном это были завернутые в черный полиэтилен неопознанные трупы русских солдат.

Стараясь не производить лишнего шума, Панкрат отошел к дому и прокрался вдоль стены к соседнему подъезду. Там он, поднявшись по ступенькам, громко хлопнул дверью и, имитируя неуверенную походку пьяницы, двинулся к беседке.

Обогнув трансформатор, Панкрат, пошатываясь, встал лицом к стене и, не обращая внимания на машину и людей, буквально остолбеневших со своим грузом в руках, сделал вид, что расстегивает ширинку, собираясь справить малую нужду.

Краем глаза, однако, он внимательно следил за каждым движением этой пары.

Водитель и пассажир, опомнившись, аккуратно положили сверток на землю. Первый едва заметно кивнул второму. Тот, хрустнув суставами, сжал внушительные кулаки и, не говоря ни слова, шагнул вперед, явно настраиваясь на решительные действия. Пассажир остался стоять вполоборота к Панкрату, положив руку на пояс, где, по всей видимости, находилась кобура пистолета.

Шансы есть, подумал он. Если бы сразу стрелять начали – тут и конец моей авантюре.

– Мужик-ик-икии, – протянул писклявым голосом Панкрат, не оборачиваясь – Зак.., ик.., ку-рить не найдется?

– Не курим, – подойдя ближе, процедил сквозь зубы водитель. – Вали отсюда, кретин.

– Эт-та т-ты ммм-не? – прогнусавил Панкрат, оборачиваясь к нему. – Т-ты, гнойный п-прыщ.., ик!

Водитель словно бы с сожалением вздохнул.

– Не хочешь по-хорошему – будешь пользоваться услугами платной медицины, – резюмировал он и коротко, профессионально замахнулся.



Глава 2

Летними вечерами все московские дворики одинаковы. Зажатые каменными глыбами невысоких домов советской постройки, в них негромко шумят листвой престарелые тополя. Серебристое сияние набирающейся сил луны льется сквозь пока еще зеленые кроны деревьев, цвет которых, впрочем, уже едва различим в густеющем полумраке. Причудливая вязь теней ложится на подоконники маленьких кухонь, где заканчивают ужин москвичи старшего поколения (по какой-то странной прихоти градостроителей, во дворики почти всегда выходят именно кухонные окна). Покидают насиженные за день лавочки у подъездов разомлевшие от солнца бабушки, жалующиеся на ревматизм и поминающие своих непутевых мужей. Матери зовут домой заигравшихся детей, в ответ на свои просьбы слыша непременное: «Еще немножко, мамочка!». Бренчат плохо настроенные гитары городской шпаны, переходит из рук в руки бутыль дешевого портвейна, заливисто хохочут девчонки с пухлыми губами, ждущими смелого поцелуя.

Но пройдет еще несколько часов, ночь зальет дворики непроглядной черной тушью, и на улицах станет небезопасно.

К тому времени, правда, несмышленых детей уже уведут домой, зачастую – силой. Серьезные парни отправятся на разборки с конкурентами из соседних дворов – сегодня чужих толкачей видели на их территории. Случайному прохожему, опоздавшему на последний поезд метро, может ох как не поздоровиться. Хорошо, если список его потерь ограничится одним только кошельком. Девчонкам вообще лучше не казать нос на улицу после полуночи: большой город плодит психопатов одного за другим, и газеты изо дня в день смакуют подробности очередного кровавого убийства.

Начинается суматошная и непредсказуемая ночная жизнь, от которой те, кто послабее, прячутся за кирпичными стенами старых домов.

За пределами крохотных двориков, на широких улицах, освещенных неоновой иллюминацией клубов, пабов, ресторанов, казино и прочих увеселительных заведений, появляются в это же время дорогие автомобили, которые днем несколько теряются в потоках штампованного на одном прессе «совкового» железа, а вот в темное время суток предстают во всей красе, соревнуясь друг с другом. Драг-дилеры тусуются у входов в клубы, растворяются в толпах завсегдатаев, ожидают клиентов в туалетах и на пожарных лестницах. Охрана посматривает на них сквозь пальцы, если те между делом не забывают сунуть в эти пальцы одну-другую купюру с портретом Франклина. «Ночные бабочки» порхают поблизости – за них охране платят сутенеры; время от времени какая-нибудь из них садится в притормаживающую у тротуара иномарку с тонированными стеклами. Остальные страхуют подругу: записывают номер автомобиля, а потом передают информацию сутенеру по мобильному телефону; в это же время за машиной незаметно отправляется бригада охраны, но такого «почетного эскорта» удостаиваются только те девочки, которые приносят своему хозяину значительную прибыль. Среднего класса в этом контингенте нет – есть только расходный материал.

…Потом большие и дорогие машины сворачивают с шумных улиц в тихие московские дворики. Если клиент торопится, все происходит прямо в салоне, в густой тени раскидистых деревьев. Чаще всего дальше орального секса дело не идет: у серьезных людей на большее просто нет времени. Если же клиент настроен отдохнуть по полной программе, он отправляется вслед за девочкой в подъезд и поднимается в квартиру, которую для нее снимает сутенер на сутки или на пару часов.

Раньше, когда в этом бизнесе было больше самодеятельности, шлюхи не брезговали клофелином, и вместо качественного обслуживания клиент получал жестокую головную боль, которая только усиливалась после тщетных поисков бумажника, документов, барсетки и прочих атрибутов делового человека. Но пришла эпоха централизации, и сервис сделался куда как безопаснее. Одиночки попросту не выживали в жесткой – и жестокой! – конкурентной борьбе, а за «кидалово» работодатель мог навсегда испортить девочке «вывеску». Кислотой, например. Или художественным выжиганием на коже лица с помощью обыкновенного паяльника.

Впрочем, и для таких имелась работа. Настоящий бизнес всему находит применение, даже порченому товару, тем более что некоторые только им и интересуются.

А для того, чтобы не идти на удовлетворение весьма специфических запросов, девочки ведут себя благоразумно. Что касается клиента, то его всегда готова приструнить «группа поддержки», возникающая в квартире по условленному сигналу.

В общем, сервис обзавелся «человеческим лицом». Хотя, как водится, не обходилось без исключений.

* * *

Закрытый VIP-клуб «Титаник» расположился на Тверской в окружении бутиков, магазинов молодежной одежды, ресторанов, кафе и элитных закусочных, где московские яппи вкушали свои бизнес-ланчи по астрономическим ценам.

Человек, задумавший построить клуб на улице, и без того запруженной увеселительными заведениями подобного рода, здорово рисковал. Для того чтобы успешно конкурировать с соседями, ему нужна была мощная, дорогая рекламная кампания и частые промоушен-акции в течение длительного времени. Но выяснилось, что новый хозяин заведения преследовал несколько иные цели.

Он выкупил помещение авангардной галереи, медленно, но верно загнивавшей между кинотеатром и японским рестораном «Мэйдзи». Если в огромный зал, оснащенный системой Dolby Digital, москвичи еще заглядывали, чтобы посмотреть премьеру очередного блокбастера, а в ресторане кушали суси и якитори, то на вернисажи одних и тех же художников, когда-то бывших модными, ходили только критики, которые, разумеется, прибыли арт-заведению не приносили. Поэтому владелец галереи был безумно счастлив, когда в его офис позвонил человек, пожелавший приобрести по довольно-таки сносной цене внушительные выставочные площади с подвальными помещениями, где хранились «шедевры» и пустые бутылки. Сделка была оформлена через три дня.

Ремонт прошел гладко и споро. Несколько автопоездов с логотипами итальянских мебельных фабрик в течение недели доставили восемнадцать тонн современных отделочных материалов и эксклюзивной мебели в стилях «хай-тек», «этно» и «классик». Забеспокоились владельцы соседних клубов; таких масштабных вложений в интерьер не делал никто из них.

Впрочем, по окончании ремонта хозяин развеял их беспокойство. Как оказалось, новый клуб никоим образом не будет их конкурентом. Закрытый VIP с системой карточек и тщательной предварительной проверкой будущих членов не имел шансов стать массовым, поэтому остальные вздохнули свободно. Почти неделю после открытия напрягалась клубная тусовка «своих», привыкших на все мероприятия в городских заведениях ходить бесплатно, однако в «Титанике» их даже не пустили на порог.

Была еще одна категория людей, пытавшихся всеми правдами и не правдами попасть в «Титаник», – журналисты.

На свое счастье, они так и не смогли пройти дальше входной двери, которую перед ними попросту не открыли. Когда один из назойливых телеведущих принялся колотить в дверь ногами, охранник, так и не выйдя к нему, вызвал милицию. Те, как на диво, примчались сию секунду, и на следующий день известный журналист национального телеканала, переночевавший в «обезьяннике», был обвинен в мелком хулиганстве.

И тут представители прессы не на шутку разозлились.

Они разразились разгромными статьями, в которых разрабатывались две основные версии. Согласно первой, это был клуб для новых русских гомосексуалистов; по другой, его посещали клиенты со стандартной ориентацией, но любившие необычный секс, чреватый телесными повреждениями. Некоторые досужие языки шли еще дальше и совмещали оба предположения в одном. В течение месяца газеты изощрялись на эту тему, выдумывая все новые сенсационные подробности; хозяин клуба, однако, никак не реагировал на публикации, и постепенно их задор выдохся.

Доказательств у журналистов, конечно же, не было. Хозяева «Титаника» тщательно охраняли тайны своих клиентов.

Безопасность была включена в счет: покупая клубную карточку за баснословные деньги, клиент в первую очередь оплачивал сохранность своей тайны. А среди посетителей клуба были видные московские лица из чиновничества, шоу-бизнеса и просто бизнес? Очень крупного, правда.

На самом деле журналисты были не так уж далеки от истины…

«Титаник» не отличался богатым экстерьером: скромная металлическая дверь, приводимая в движение мощной пневматикой, была выкрашена в черный цвет, а над ней тонули в неоновых волнах алые буквы латинского названия. Еще имелась видеокамера. Спрятанная в кирпичной кладке стенного выступа, она находилась чуть в стороне и позволяла обозревать не только пространство перед дверью, но и часть улицы.

За дверью постоянно дежурил охранник, открывавший ее только в том случае, если человек снаружи имел при себе заветную карточку члена клуба. Ее требовалось приложить к небольшому экранчику сканера, установленного справа от двери; собственно говоря, охранник во время дежурства гораздо больше беспокоился о сохранности этого дорогого прибора, который сам прекрасно разбирался, кому следует открывать, а кому – нет. И даже если лучший друг директора клуба по тем или иным причинам не мог продемонстрировать белый пластиковый прямоугольник с золотой защитной нитью, то охранник имел полное право не впустить его. Без каких-либо последствий для себя.

Более того, клубную карту следовало предъявить также и при выходе. Поскольку хозяева, несмотря на принятые меры предосторожности, допускали вероятность проникновения в клуб нежелательных лиц, они хотели быть уверены в том, что те, по крайней мере, никому не расскажут об увиденном.

Обеспечить их молчание входило в скромный перечень обязанностей охраны клуба.

* * *

– Добрый вечер, господин… – хозяин «Титаника» лучился гостеприимной улыбкой, тонувшей в складках жирных щек.

Он был невероятно, омерзительно толст. Глядя на эту гору сытой плоти, возвышавшейся в модерновом кресле из хромированных труб, можно было подумать, что перед вами – гиппопотам, неведомо как вставший на задние лапы.

Голова его казалась крошечной в сравнении с непомерным телом; лысый череп сверкал в матовом свете цепочки ламп; газовый платок, кокетливо повязанный на шею, почти утонул под лоснящимися, тщательно выбритыми подбородками.

За глаза хозяина называли Туша.

Он восседал за низким столиком, инкрустированным пластинами из слоновой кости. Напротив него стоял человек в неброском, но ладно скроенном сером костюме, вид которого говорила знатоку о многом. Хозяин «Титаника» был знатоком.

О лице клиента можно было сказать то же самое, что и о его костюме. Невыразительные на первый взгляд черты заставляли насторожиться человека проницательного.

– Фамилии не имеют значения, – человек в сером дернул головой, будто отгоняя назойливую муху. – То, что я купил членскую карточку, отнюдь не означает, что с этого момента между нами возможны неформальные отношения. Надеюсь, вы это понимаете.

Тон его голоса был настолько ледяным, что толстяк невольно поежился.

– Конечно-конечно, – закивал он китайским болванчиком, не отпуская с лица улыбку и машинально поправляя платок. – Тем более что никто не позволил бы вам это сделать без наведения предварительных справок, господин президент аналитического центра «Восток – Запад»…

Посетитель переступил с ноги на ногу и улыбнулся – скупо, одними губами. Так могла бы улыбаться кобра, умей она это делать.

– Я убедительно прошу вас не демонстрировать свою осведомленность всуе. Это не производит на меня того впечатления, которого вы хотите добиться, – так же холодно произнес он, глянув на существо в блестящем кожаном трико и полностью закрывавшем голову кожаном шлеме, зашевелившееся у ног хозяина. – Не то я вынужден буду расценивать все это как попытку шантажа, и мое мнение о вас значительно ухудшится.

Перехватив его взгляд, Туша ласково погладил отекшей ладонью голову существа.

– Малыша не стоит бояться. Он немой. Не сможет ни о чем рассказать даже при желании…

– Вы исполнили мой заказ? – перебил его человек в сером, не скрывая нетерпения в своем голосе.

– В точности, – толстяк энергично кивнул, отчего его подбородки зашевелились, все разом.

При этом в глазах Туши мелькнула тень брезгливости, но улыбка осталась без изменений.

– Мы с абсолютной точностью исполняем желания клиентов, – вкрадчиво произнес он. – Девушка ждет вас в одной из комнат. Семнадцать лет, девственница, больна как раз тем, о чем вы говорили. Возьмите эту таблетку, – он протянул руку с голубым зернышком, зажатым между большим и указательным пальцами. – Этот препарат спровоцирует приступ.

Посетитель осторожно, будто ядовитое насекомое, взял с ладони хозяина клуба голубую таблетку и положил ее в карман. Тут же, хлопнув себя по лбу, он вытащил сложенный вчетверо лист белой бумаги.

– Взгляните, пожалуйста, – произнес клиент. – Вот перечень музыкальных произведений, которые должны звучать.., в это время. Подберите все точно в такой же последовательности. Видите ли, я совсем позабыл об этом и вспомнил лишь накануне приезда в клуб.

– Вагнер, Стравинский… Бах.., еще раз Вагнер, – пропуская извинения мимо ушей, хозяин пробежал список оценивающим взглядом. – Да вы эстет. Хорошо, это для нас не проблема. Наши помещения оборудованы скрытыми акустическими системами, класс «хай-фай», брэнд-нэйм – «Бэнг энд Олафсен»…

– Достаточно, – клиент вскинул руку, останавливая хозяина. – Вообще-то, я платил не за высококачественную акустику.

Хозяин кивнул с понимающим видом и произнес:

– Музыка зазвучит, как только вы войдете в комнату.

О'кей?

Человек кивнул.

– Грета вас проводит.

Он громко щелкнул пальцами.

Десятью секундами позже рядом с хозяином возникла фигура в костюме средневековой монахини, сделанном из переливающегося черного латекса, в алой кожаной маске с «молниями» для глаз и такого же цвета перчатках.

– Проводите нашего гостя, – хозяин слабо взмахнул жирной рукой, и от многочисленных браслетов, звякнувших на запястье, зарябили золотые блики. – Каюта номер тринадцать.

Серый костюм непроизвольно отер дорогим батистовьм платком выступивший на лбу пот, скомкал кружевную ткань и, сунув платок в карман пиджака, проследовал за своей провожатой. Звуки их шагов полностью поглощал толстый ковер темно-багрового оттенка, которым был выстлан пол коридора.

Двое шли мимо череды массивных дверей из мореного дуба с золотой инкрустацией, на которых, как ни странно, не было видно ни одного номера. На стены, выложенные черной мраморной плиткой, ложились призрачные отблески газовых фонарей, расположенных через равные интервалы. Клиент уже начал обеспокоенно поглядывать на маячившую перед ним безмолвную фигуру, когда та вдруг остановилась и, подняв руку, все так же молча указала на одну из дверей, по виду ничем не отличавшуюся от прочих. От неожиданности человек в сером пиджаке не успел сбавить шаг и уткнулся носом в пахнущее пластмассой латексовое одеяние. Отпрянув, он невольно выругался себе под нос, а потом, спохватившись, извинился. Но его провожатая – впрочем, в этом заведении с тем же успехом в одежду монахини мог обрядиться и какой-нибудь трансвестит – уже развернулась и отправилась обратно.

Человек замер перед дверью, положив ладонь на ручку – округлую, литую, холодную на ощупь. Его сердце билось в груди, словно паровой молот, дыхание стало частым и поверхностным. Время будто остановилось, а потом сорвалось в галоп.

Он резко надавил ручку вниз и, толкнув массивную дверь, окунулся в вязкую темноту за ней.

* * *

Неистовые скрипки полоснули по натянутым нервам – и в ту же секунду темноту разрезали на куски рубиновые лучи, скрестившиеся на противоположной стене. Темнота отпрянула в стороны и спряталась по углам.

В точке пересечения лучей – бледное, усеянное тысячью бисеринок пота лицо девушки, до крови закусившей тонкие губы. Чуть-чуть ржавых веснушек и ужас в расширившихся глазах.

Человек, стиснув зубы, закрыл за собой дверь.

Затем он начал срывать с себя одежду, ничуть не заботясь о таких мелочах, как застегнутые пуговицы. У него было мускулистое, атлетическое тело – результат регулярных занятий в фитнесс-зале. Модная татуировка на левом плече – черные линии, сплетающиеся в причудливый орнамент, покрывали бицепс до самого локтя.

Сейчас это сильное тело плейбоя тряслось в ознобе предвкушения.

Девушка закричала. Ее вопль подхватили скрипки. Рубиновые лучи, словно кинжалы, располосовали худое тело, выхватывая из темноты то впалый живот, то небольшие груди, розовые соски которых сморщились от холода.

Ноздри смотревшего на нее человека хищно раздулись, крылья носа практически вывернулись наружу. Он вскинул голову к стеклянному потолку, внутри которого в такт музыке метались причудливые тени, и впился ногтями обеих рук себе в грудь. Так, что почти сразу же выступила кровь.

Потом он шагнул к ней.

Оковы, которыми ее приковали к стене, имели весьма древний вид. Можно было не сомневаться, что аксессуары выкупили или попросту украли в каком-нибудь из музеев.

Руки и ноги девушки были разведены в стороны, и она висела в оковах, вздернутая над полом. Лучи скрытых лазеров продолжали плясать по ее телу – теперь к рубиновым добавился изумрудный.

Человек, пошатываясь, словно пьяный, подошел к ней и, встав напротив, впился взглядом в ее лицо. Девушка зажмурилась и отвернулась, прижавшись щекой к холодной и влажной поверхности стены, покрытой настоящим диким камнем.

Он продолжал стоять, будто бы ожидая чего-то. Девушка колотилась от страха У нее не было сил даже на то, чтобы закричать.

Когда Вагнер уступил Стравинскому, человек коротко, без замаха ударил ее по лицу. Девушка уронила голову на грудь, но он тут же схватил ее пальцами, словно клещами, за подбородок и прошептал ей прямо в ухо, прикрытое спутанными русыми волосами – Меня зовут Марк, сука…

* * *

Он искусал ее грудь до крови. В лучах лазера крохотные капли вспыхивали, словно драгоценные камни, и постепенно собирались в горошины побольше, которые под действием силы притяжения прокладывали себе путь вниз, ко впадине живота – и еще ниже, туда, где курчавились лобковые волосы.

Человек был полностью обнажен. Его член был покрыт кровью девушки Внутренние стороны ее бедер были запачканы красным Туша не солгал ему, и она действительно оказалась нетронутой. Марк уже овладел ею несколько раз, однако оставалось самое главное. То, ради чего он был здесь То, о чем он мечтал так давно, что уже почти разуверился в возможности осуществления своих мечтаний.

Он был ее палачом. К его услугам было все – там, за пределами светового круга, очерченного лазерами, находился стол с разложенными на нем инструментами, один вид которых способен был привести в содрогание не слишком закаленную психику. Но хотелось ему чего-то иного, более изощренного.

Человек приблизился к девушке и, тяжело дыша, еще раз прижался к ней всем телом. Взяв ее за руки чуть пониже схваченных оковами запястий, он еще раз вошел в нее – и, замерев так на мгновение, повторив сказанное ранее:

– Сейчас я разбужу твоих бесов, сука. Я, Марк, разбужу твоих бесов, ведьма. Я, твой инквизитор..

Девушка резко выгнулась дугой, насколько ей позволяли оковы, и член Марка выскользнул из нее Отступив на шаг, тот несильно ткнул ее в подреберье, и она зашлась мучительным кашлем, застонала от боли, пронзившей левый бок.

– Так-то лучше… – пробормотал ее мучитель себе под нос.

Неверным шагом он подошел к куче своей одежды, сваленной у двери. Сунул руку в карман скомканных брюк, долго пытался нащупать что-то и наконец извлек голубую таблетку.

Вернувшись к девушке, он зажал ей нос пальцами и дождался, пока она откроет рот, чтобы вдохнуть. В ту же секунду он сунул ей между зубов таблетку, отпустил ее нос и как следует прижал подбородок.

– Можешь не глотать, – проговорил он, сверля глазами свою беспомощную жертву. – Достаточно, чтобы она начала растворяться у тебя во рту. Давай, детка, прими свое лекарство…

Девушка замотала головой, пытаясь освободиться, но Марк, не выпуская ее подбородок из своих стальных пальцев, другой рукой схватил ее за волосы и намотал русые пряди на кулак так, что от боли глаза ее закатились под веки.

Худенькое тельце обмякло и безвольно повисло в оковах, подчинившись своей участи. Марк, выждав еще минуту, разжал кулак, отпустил волосы девушки и принялся мастурбировать освободившейся рукой.

Он внимательно смотрел на ее заострившееся лицо, не желая пропустить ни малейшей детали.

– Ну же, давай…

Его тело лоснилось от пота, а рука двигалась все быстрее.

– Давай, давай, – почти причитал он.

Внезапно колени Марка подогнулись, и он упал на пол, уткнувшись лицом в окровавленную промежность девушки.

В этот момент по ее телу прокатилась первая судорога.

Оно выгнулось, словно натянутый лук, и на какое-то мгновение Марку показалось, что оковы лопнут на ее запястьях.

Каждый мускул отчетливо проступил под ее тонкой, почти прозрачной кожей, и набухли, внезапно потемнев, вены. С губ девушки сорвалось низкое мычание, перешедшее в захлебывающийся лай.

Марк опрокинулся на спину, не оставляя своего занятия.

– Бесы, бесы в тебе… – бормотал он, не сводя восхищенного взгляда с неподвижно застывшего тела. – Бесы просят служить… Иди, иди к ним…

Обычному человеку не под силу было бы сохранять «позу лука» столь долго, но, как известно, в состоянии эпилептического припадка это вполне возможно. А то, что девушка страдала именно эпилепсией, Марк знал наверняка. Он мог определить симптомы с первого раза, поскольку значительную часть своего свободного времени посвятил изучению этой болезни. Такое было у него хобби.

Вслед за судорогой должна была наступить фаза расслабления, и Марк, внимательно следя за состоянием несчастной, начал подниматься с толстого ковра, ворс которого лип к его влажной от пота коже.

Лай захлебнулся так же внезапно, как и начался. Марк знал, что у него мало времени, поэтому действовал стремительно: едва только тело безжизненно обвисло в оковах, превратившись словно бы в студень, он схватил девушку за бедра, приподнял и еще раз вошел в нее. Струйка горячей и вязкой слюны, скопившейся в уголке ее рта, пролилась на его плечо, и тут же последовала вторая судорога.

Такого оргазма у Марка еще не было… Во время эпилептического припадка напрягаются все мышцы – все без исключения. Член его оказался будто в тисках, и Марк повис на выгнувшейся девушке, впившись зубами в ее ключицу, а ногтями – в спину, между ребер. Из его горла вырвался хриплый животный стон, в котором боль слилась с наслаждением.

– Я тр-р-рахну-ул твои-и-их бес-сов, с-с-су-ука! – яростно взвыл он, перед тем как потерять сознание.

* * *

Хозяин «Титаника» сидел в кресле на небольшом подиуме, одетый в некое подобие римской тоги. Его необъятные телеса были практически обнажены до самого пояса. В руке он держал дорогую сигару, казавшуюся крошечной в его пальцах-сосисках, поросших жесткими рыжими волосами. Взгляд Туши был направлен на огромный, почти во всю стену довольно просторного помещения, экран, слабо светившийся в полумраке. В углу его горела красным цифра «13».

Площадь экрана была поделена на четыре равных сегмента, в каждом из которых воспроизводилось изображение, переданное скрытой камерой. С различных ракурсов можно было наблюдать одно и то же: девушку, распятую на каменной стене, и лежащего у ее ног мужчину. Грудь последнего часто и тяжело вздымалась, но глаза были плотно зажмурены, а губы – искривлены в болезненно-сладострастной гримасе.

– Подай мне пульт, – приказал хозяин тому, кого ранее, в беседе с клиентом, назвал Малышом.

Малыш потянулся вперед и, подняв с пола пластиковый цилиндрик, протянул хозяину. Тот взял его и указательным пальцем повернул на несколько делений кольцо с надписью «zoom». Изображение скачком увеличилось сначала в два, а потом в четыре раза. Не удовлетворившись этим, хозяин откорректировал наведение камер так, чтобы в поле его зрения крупным планом оказались исключительно лицо и торс девушки, не подававшей никаких признаков жизни. На протяжении вот уже пятнадцати минут.

– Похоже, готова… – с едва ощутимым оттенком сомнения пробормотал хозяин в пустоту перед собой и глубоко затянулся. – Слабоват оказался материал…

Выдохнув через ноздри густой сизый дым, он несильно пнул Малыша ногой.

– Принеси телефон.

Когда тот выполнил приказание, хозяин поднес трубку к уху и, нажав кнопку вызова, отрывисто бросил:

– Утилизируйте тело из тринадцатой комнаты, – на его лице не дрогнул ни один мускул – такие распоряжения давно уже стали в «Титанике» привычным делом. – По варианту бэ-два или цэ. Пореалистичнее, господа. У нее в крови химия, поэтому закатите на всякий случай чего-нибудь беленького – так, чтобы похоже было на передозу. Давай, Крест, действуй, – хозяин хихикнул. – Верю в твои способности, мой мальчик.

Отключив телефон, он вздохнул, и по всей туше разошлась мелкая рябь.

– Опять Док чего-то недосмотрел, а, Малыш? – Хозяин опустил руку и рассеянно погладил существо по голове, упрятанной в кожаный шлем. – Надо его квалификацию под сомнение ставить, правда? Ну же, сладенький, сделай мне хорошо…

И он, широко раздвинув жирные ляжки, изуродованные целлюлитом, подтянул вверх край своей тоги.

* * *

Они вошли в комнату, по стенам которой метались рубиново-изумрудные отсветы лазерных вспышек. Обнаженный человек все так же лежал на полу, и грудь его равномерно вздымалась. Член и лицо лежащего были в крови, пальцы рук время от времени судорожно сжимались, хватая ворс ковра.

Лицо было искажено гримасой отвращения и боли.

– Я мерзкий.., прости меня, мерзкого… – время от времени срывалось с его губ, но так тихо, что никто из вошедших не мог расслышать этих слов.

Их было двое – рослые, крепкие парни в серой униформе безо всяких опознавательных знаков. Один – помоложе, вихрастый. Второй – лет сорока, с рваным шрамом на лбу. На их широких кожаных поясах висели удобные кобуры с самовзводом, в которых покоились пистолеты «глок» австрийского производства – оружие, ценимое профессиональными военными и сотрудниками спецслужб во всем мире. Один из низе держал в руке сверток с одеждой, другой – небольшой металлический чемоданчик, похожий на стильные атташе-кейсы банкиров.

Это были «чистильщики» – те, кто убирал за эксцентричными посетителями «Титаника».

– Поднимайся, парень, – произнес тот, что помоложе, склонившись над лежащим. – Накинь чего-нибудь, а то болт застудишь. Да и обтереться не помешает.

– Это точно, – хмыкнул старший, не скрывая презрительной интонации. – Давай, мужик, шевели задницей.

Пришел в театр, а разлегся как в гостинице.

Молодой бросил на него неодобрительный взгляд.

– Уволят тебя, Крест, за нетактичное обхождение с клиентами, – процедил он сквозь зубы – тихо, чтобы не услышал лежащий. – Как пить дать.

– Отсюда не увольняют, – осклабился тот. – Запомни это, Свищ. Выходное пособие – пуля в затылок… И нечего трепаться – надо девку снимать, Лежащий открыл глаза и устремил невидящий взгляд в потолок.

– Я – дерьмо… – уже громче произнес он.

– Не возражаю, – подхватил Крест. – Душевая здесь имеется – поди обмойся.

И он махнул рукой в дальний угол – там действительно находилась небольшая дверка в ванную комнату, которую Марк раньше не приметил.

Пока он поднимался и шел, увязая в толстенном ворсе ковра, чистильщики разомкнули оковы и положили на пол бледное словно мел тело девушки. Свищ открыл свой чемоданчик, вынул губку, флакон с органическим растворителем и принялся смывать засохшую кровь с ее груди и бедер. Крест в это время распаковал куль с одеждой и разложил на полу рваные джинсы, носки, кроссовки и розовую майку-топ с коротенькой курточкой из кожзаменителя.

Когда молодой закончил, чистильщики вдвоем обрядили девушку в эту одежду. Потом Свищ без труда взвалил ее на плечо, и они покинули помещение.

За дверью ванной комнаты слышался шум воды и фырканье – Марк принимал душ.

* * *

Чистильщики вышли во двор с черного хода. Там уже стоял пикап с кузовом, специально приспособленный для перевозки тел. Или, как говорил хозяин, любивший выражаться иносказательно, – «отработанного материала».

Крест и Свищ действовали по не раз уже опробованной схеме. Им предстояло отвезти труп подальше от «Титаника», в какой-нибудь старый квартал, и там выбросить, сымитировав смерть от передозировки героина. Таким образом страховались в большинстве случаев: мало ли распрощавшихся с жизнью наркоманов находят по утрам участковые милиционеры?

Исключения делались лишь в том случае, когда посетители клуба заказывали жертву из высокопоставленных кругов – например, дочь какого-нибудь депутата или облеченного немалой властью функционера. От этих предпочитали не оставлять и следа, растворяя в кислотных ваннах. Но такие из ряда вон выходящие заказы случались нечасто.

Свищ сел за руль, завел двигатель и неспешно тронулся с места. Крест принялся негромко насвистывать какой-то веселенький марш – так беззаботно, будто за спинкой его сиденья не было никакого трупа. Свищ даже оглянулся на всякий случай – вот она, девчонка, аккуратно прикрыта брезентом. Выруливая из-под арки на проспект, будто вымерший посреди ночи, он в который раз уже подумал, что не хотел бы иметь Креста среди своих врагов.

– Куда поедем? – полюбопытствовал тот, прекратив вдруг свистеть. – Прикинул, где пассажирку высадим?

Свищ кивнул. Назвал адрес: старый, непрестижный район чуть в стороне от центра столицы.

– Неосвоенная территория, – криво усмехнулся Крест. – Ты их по уровню криминала выбираешь?

Отрицательно покачав головой. Свищ произнес, внимательно глядя на дорогу:

– По количеству зарегистрированных местных наркоманов. Я в Центре здоровья статистику для этого взял, карту города специальную составил, – и, не сдержав прорвавшейся гордости, добавил:

– Все по уму делать надо.

Посмотрев на него, Крест хмыкнул.

– Если по уму, паря, то ты не здесь должен быть, а в институте учиться. Так что не трепись.

И, откинувшись на спинку сиденья, он снова принялся насвистывать. Свищ обиженно промолчал. Следующие десять кварталов никто из них не произнес ни слова.

Улочки становились все уже, все темнее, все грязнее.

Под колесами хрустело бутылочное стекло, шелестели картонки и прочий мусор. Свет фар выхватил из темноты стоящего у стены парня с расстегнутыми штанами, но тот и не подумал прекратить свое занятие.

Оставив «писающего мальчика» метрах в пятисот позади, Свищ повернул машину в низенькую арку, соединявшую два пятиэтажных дома. Стены ее были покрыты граффити, а местами – обычным русским матом.

Выключив фары, он въехал в небольшой дворик с покосившейся беседкой в центре. Вокруг беседки росли несколько деревьев и кустарник, ограничивавший видимость с нескольких сторон.

– Вот туда ее и посадим, – удовлетворенно заключил Крест, посвятив несколько минут внимательному изучению местности. – Луна нынче дохлая, за что ей большое товарищеское спасибо. Давай-ка, Свищ, разворачивайся, да поаккуратнее – так, чтобы поближе к беседке.

Напарник выполнил его указания в точности. Они вышли из машины, стараясь не хлопать дверями. Крест откинул брезент с тела девушки – руки ее были вытянуты и зажаты между бедер.

– Ты, что ли, так ее уложил? – хмыкнул он.

Свищ выпучил глаза.

– Рехнулся? – он тут же сделал шаг вперед и приложил палец к сонной артерии. – Да она живая! Твою мать…

– Не по-о-нял, – протянул Крест. – Как это живая?

Выходит, ее еще замочить надо?

Девушка застонала и перевернулась на спину.

– Хрен их разберет, этих эпилептиков, – зло проговорил Свищ. – Может, это приступ какой-нибудь был, а мы и не заметили.

Поколебавшись, он обошел пикап и сел обратно на место водителя.

– Ты куда собрался? – подозрительно спросил Крест.

– Надо звонить Туше, – бросил через плечо его напарник. – Хочу быть уверенным на все сто, что это тело ему больше не нужно.

– Валяй, – расслабился старший. – А я посмотрю, чтобы не сбежала наша спящая красавица.

Свищ взял радиотелефон и набрал номер.

– Девчонка еще дышит, – сообщил он в трубку. – Что делать, Босс?

Пауза.

– Понял.

Отключив телефон, он выбрался из-за руля и подошел к Кресту.

– Действуем, как было приказано. Шалава больше не нужна. Я закачу ей такой дозняк, которого даже слон не переживет.

– О'кей, – кивнул тот. – Бери ее за ноги.

Они подхватили легкое, почти невесомое тело.

В этот момент с грохотом распахнулась входная дверь в одном из подъездов. Кто-то спустился по ступенькам. Судя по тяжелым, заплетающимся шагам – пьяный.

Свищ и Крест замерли, удерживая тело на весу. Девушка едва слышно застонала.

– Ч-черт! – сквозь зубы ругнулся Крест. – Что делать будем?

– Да это бухарь, наверное, – предположил Свищ. – Бухаря пугнем. Кто ему потом поверит, что он тут видел?

Из-за угла трансформаторной будки показалась едва видимая в темноте фигура, ступающая весьма неуверенно. Не дойдя до пикапа десяти метров, фигура сделала резкий поворот вправо и встала, шатаясь, у стены. Судя по всему, алкаш собирался справить малую нужду – он возился с ширинкой, но совладать с замком никак не получалось.

– Точно, бухарь, – облегченно произнес Крест. – Давай, Свищ, клади чуву на землю и побаклань с ним.

Они положили девушку прямо на траву.

– Муж-жик-ик!., зак-кури ик! ить не найдется? – громко спросил бухарь, стоя к ним боком.

– Не курим, – приглушенно ответил Свищ, делая несколько быстрых шагов по направлению к пьянчуге. – Вали отсюда, кретин.

– Эт-та т-ты ммм-не? – прогнусавил тот, оборачиваясь. – Т-ты, гной-ный п-прыщ…ик!

Свищ ухмыльнулся: происходящее начало его забавлять.

– Не хочешь по-хорошему, – назидательным тоном произнес он, – будешь пользоваться услугами платной медицины.

В конце фразы Свищ ударил – резко, по-боксерски, целя в голову. Но пьянчуга вдруг с неожиданной резвостью качнулся в сторону, выйдя из зоны досягаемости, и подбил его руку так, что удар по инерции ушел вверх. Тут же он врезал Свищу модным ботинком с окованным носком в открывшееся подреберье.

– Подстава… – захрипел парень и схватился за бок, который тут же пронзила острая боль.

Панкрат знал, что делал, и был уверен в том, что сломал тому как минимум два ребра. Но на всякий случай еще добавил запястьем в основание шеи и, подхватив падающее тело, прикрылся им как щитом.

Прикрылся вовремя – напарник Свища, недолго думая, вытащил пистолет и разрядил его в своего же товарища. Прозвучали два выстрела, смягченные глушителем, и Панкрат почувствовал, как пули вошли в чужую плоть, превращая его живой щит в мертвый. Не давая стрелявшему возможности опомниться, он ринулся вперед, держа обмякшее тело перед собой, и, когда до противника оставалось чуть больше метра, толкнул Свища на него.

Уворачиваясь, тот отвел в сторону руку с пистолетом и сбил прицел. Панкрат прыгнул следом за падающим телом и всем весом обрушился на человека с пистолетом. Они тяжело врезались в землю, и тот, что был снизу, от удара потерял сознание. Панкрат вытащил пистолет из его скрюченных пальцев и на всякий случай ткнул противника кулаком в висок.

Поднявшись, он подошел к темневшему на траве «свертку».

При первом взгляде на него он решил, что перед ним труп.

К счастью, оказалось, что с этим выводом он явно поспешил. В следующую секунду «мертвец» пошевелился и издал слабый стон. Панкрат опустился на одно колено рядом с лежащим, всмотрелся повнимательнее и обнаружил, что перед ним девушка. Возраст в темноте определить было трудно, но вот выступающие округлости под майкой-топиком просматривались хорошо.

– Что с вами? – спросил он. – Как вы себя чувствуете?

Ответом было сдавленное мычание.

– Хреново, значит, – резюмировал Панкрат.

Предаваться раздумьям было некогда. Однако произошедшее нужно было представить так, чтобы оказаться вне подозрений. Связываться с милицией не хотелось: в лучшем случае, он потерял бы работу, в худшем – стал бы главным подозреваемым.

Панкрат поднял парня, не подававшего признаков жизни, и затолкал в открытый багажник пикапа. Потом втащил на сиденье водителя его оглушенного напарника и тщательно вытер свои отпечатки как с машины, так и с пистолета, который вложил ему в руку. Пусть сам думает, как выкручиваться, когда придет в себя.

Удовлетворенно оглядев дело рук своих, Панкрат взвалил на плечо девушку, оказавшуюся на удивление легкой, и почти бегом бросился к своему подъезду.

Он взлетел по ступенькам так, будто за спиной у него выросли крылья. Адреналин в крови снова сделал его бойцом – как на той, далекой и почти забытой, Чеченской войне. А боец не рассуждает, он сначала действует. Иначе может просто не успеть.

Панкрат на одном дыхании преодолел четыре лестничных пролета. Вытащил из кармана джинсов ключи, отпер неказистую с виду дверь, потом – еще одну, массивную металлическую плиту с английским замком, больше напоминавшую дверь сейфа.

Он отнес девушку в гостиную и уложил на низкий кожаный диван. Она дышала неглубоко и прерывисто, время от времени ее тело сотрясали судороги, на лбу и над верхней губой выступили крупные горошины пота.

Панкрат сходил в ванную и намочил в холодной воде полотенце. Потом вернулся в гостиную, сел рядом с девушкой на диван и аккуратно вытер ее лицо полотенцем. Быстро осмотрел тонкие руки с бледно-голубыми дорожками вен, но никаких следов уколов не обнаружил. Лишь ссадины и синяки, да еще похожие на отметины от укусов кровоподтеки, многие из которых до сих пор сочились кровью.

Вызвав такси, Панкрат открыл городской телефонный справочник и принялся искать адрес какой-нибудь частной клиники. Конечно, и там обязаны были сообщать в милицию о всяких подозрительных случаях, но договориться с частниками всегда было намного легче. И как ни странно, дешевле.

Наконец он разыскал подходящую клинику, расположенную, правда, в самом центре Москвы. Подумав, вынул из домашнего сейфа все наличные и положил их в большой кожаный кошелек, который пристегнул к поясу.

Зазвонил телефон – таксист ожидал его внизу.

Панкрат взял девушку на руки, закрыл за собой обе двери и торопливо спустился вниз.

Увидев его, таксист заерзал, подозрительно поглядывая на тело, не подающее признаков жизни. Даже руку положил на рукоять переключения передач, готовый в любой момент вдавить педаль в пол.

– Не нервничай, мужик, – грубовато произнес Панкрат. – В больницу едем. Съела чего-то племянница, понятно?

Водитель покривился: знаем, мол, какая она тебе племянница и что съела. Но дверь открыл – садись, мол.

Панкрат забрался на заднее сиденье и, положив голову девушки к себе на колени, назвал водителю адрес.

Так многообещающе заканчивался первый день его отпуска.

Глава 3

Потрепанный черный микроавтобус «форд» с ядовито-желтой надписью «Харон: ритуальные услуги» на борту остановился в двух кварталах от клуба «Титаник». Человек в синем комбинезоне, сидевший за рулем, вынул из нагрудного кармана рацию и негромко произнес в динамик:

– «Первый» на месте.

– Вас понял, – откликнулась рация. – Занимайте места согласно купленным билетам. Пока что все – по расписанию.

– О'кей, – кивнул водитель.

Спрятав рацию, он достал из бардачка светло-коричневый бумажный пакет с красочным логотипом «Макдональдс» и принялся поглощать двойной чизбургер, запивая его холодной, как Арктика, колой, от которой сладко заломило в зубах.

На еду он потратил ровно десять минут. Доев, тщательно вытер рот и пальцы бумажной салфеткой, положил ее в пакет вместе с пустым пластиковым стаканчиком и вышел на улицу, чтобы выбросить мусор в урну.

Вернувшись в кабину, водитель посмотрел на часы. Было без четверти одиннадцать, и уже начинало темнеть. Он включил приемник, отыскал FM-станцию с красивым названием «Ностальжи» и принялся с видимым удовольствием слушать одну из ранних песен Джо Дасена, постукивая пальцами по рулевому колесу. Когда песня закончилась, водитель снова сунул руку в бардачок, но на этот раз извлек оттуда не еду, а пистолет с навинченным на ствол глушителем. Вытащил обойму, от нечего делать повертел ее в руках и вставил обратно. Затем еще раз посмотрел на часы и снова достал рацию.

– Как вы там? – спросил он, нажав кнопку.

– Все по плану, «Первый», – тут же откликнулся невыразительный голос. – Не опережай события. Босс и Ерема вошли внутрь десять минут назад. Ждите сигнала, и воздается вам.

Их разговор был прерван стуком в стекло кабины со стороны водителя. Тот выключил рацию и бросил ее на сиденье пассажира. Потом повернулся на стук и встретился глазами с молодым милиционером в серо-коричневом камуфляже.

– Сержант Сергейко, – козырнул тот. – Будьте добры, ваши права и документы.

Водитель с готовностью сунул руку в задний карман джинсов и подал милиционеру кожаную книжечку с паспортом и закатанное в пластик водительское удостоверение.

– Иванов Иван Иванович, – прочел тот. – Интересно…

Человек в синем комбинезоне пожал плечами – дескать, что же тут может быть интересного.

– Будьте добры, выйдите из машины, – очень вежливо предложил милиционер.

– Что-то случилось? – полюбопытствовал водитель, выполнив его просьбу.

Сержант посмотрел на него исподлобья.

– Случилось, – и, переводя разговор в нужное ему русло, спросил:

– Что в машине?

– Гробы, – равнодушно произнес водитель. – Видите, что на борту написано?

– А почему здесь остановились? – продолжал допытываться милиционер. – Я за вами уже пятнадцать с половиной минут наблюдаю.

– Похвальная точность, – водитель едва заметно улыбнулся. – Решил поужинать перед рейсом.

– Куда это вы на ночь глядя?

– Вот тут все написано, – водитель сунул руку в другой карман джинсов и вытащил смятый путевой лист. – Везу товар конечному потребителю в город Вологду.

Сержант хмыкнул. Изучил документы и, поколебавшись, вернул их водителю. Тот быстро глянул на часы.

Одиннадцать десять. Нужно включить рацию. Черт бы побрал этого мента!

Видимо, водитель не сумел скрыть своего беспокойства, и оно отразилось на его лице. Так или иначе, милиционер, собиравшийся было уходить, сдвинул кобуру с пистолетом вперед и решительным голосом произнес:

– Открывайте багажник.

Водитель дернул щекой.

– Как хотите.

Он подошел к задней двери, на ходу вынимая из кармана ключи.

Милиционер, державшийся чуть сзади, незаметно для него открыл кобуру и положил ладонь на ребристую рукоять «Макарова».

Водитель вставил ключ в замок багажной двери и, повернув, дернул ее на себя.

В лицо опешившему сержанту уставился черный зрачок штурмового автомата. И не один, а целых пять. Именно столько было в кузове микроавтобуса рослых мускулистых парней в точно таких же, как у водителя, синих комбинезонах. Глаза их сквозь прорези в черных вязаных масках смотрели прямо и решительно. Милиционер не стал строить из себя героя и убрал руку с кобуры.

– Молодец, – одобрил водитель.

Оглянувшись по сторонам, он сам вытащил пистолет сержанта, щелкнул предохранителем и ткнул стволом ему в спину, аккурат под ребра.

– Полезай, братишка.

Тот заколебался.

Один из сидевших в багажном отсеке сделал приглашающий жест стволом.

– Прокачу с ветерком, – усмехнулся водитель.

Забравшегося в кузов милиционера тут же уложили на пол лицом вниз, а когда он попробовал сопротивляться, заломили за спину руки и, надавав по почкам прикладами автоматов, надели наручники.

Водитель, еще раз бегло осмотрев территорию вокруг микроавтобуса, захлопнул дверь и бегом вернулся за руль. Заурчав, машина тронулась с места и, набрав скорость, свернула на ближайшем перекрестке.

Взяв валявшуюся на сиденье рацию, водитель включил ее на прием и тут же услышал взволнованный голос:

– ..вас черти носят? Что случилось, «Первый»?

– Мент поганый привязался, – с досадой ответил водитель, не сводя глаз с дороги. – Что, бенефис уже в разгаре?

– А то! – отозвался голос. – Только вас и ждем. Давай-ка с черного хода, и побыстрее: надо крысам отступление сорвать.

Ерема и Босс уже две минуты как внутри…

* * *

Перед металлической дверью клуба «Титаник» остановился человек в легком белом плаще, тонкой водолазке и светлых брюках. Он замер в круге света, исходившего от мощной лампы, и видеокамера сфокусировалась на его лице.

По другую сторону двери находился дежурный охранник.

Он сидел в небольшом стеклянном боксе, сделанном из металлизированного стекла, способного без труда выдержать выстрел из дробовика, в окружении многочисленных пультов и мониторов системы безопасности. Включив компьютер, охранник запустил программу сканирования и распознавания внешности. На дисплее тут же возник объемный каркас черепа, сотканный из бесчисленного количества зеленых линий, который тут же начал «обрастать» кожей.

– Пожалуйста, подождите немного, – произнес охранник, придвинув к губам усик микрофона.

Человек за дверью кивнул, услышав его голос из скрытого переговорного устройства.

Компьютер завершил распознавание и выдал на экран информацию о посетителе. Охранник быстро пробежал глазами несколько строчек текста: кто такой, когда в последний раз был, что заказывал.

Вроде бы достойный человек, в который раз подумал он.

В общем-то, как и большинство клиентов этого заведения. Чего им всем не хватает?

– О'кей, – кивнул охранник. – А теперь покажите вашу клубную карточку.

С непроницаемым лицом человек сунул руку за отворот плаща и медленно извлек из внутреннего кармана белый прямоугольник с золотой нитью и выпуклым тиснением.

– Вставьте в идентификатор, – попросил его тот же голос.

Прибор, в щель которого человек вставил край своей карточки, единожды пискнул. На пульте охранника вспыхнул зеленый сигнал, означавший, что счет владельца карточки еще не исчерпан и допуск разрешен. Он щелкнул тумблером в подлокотнике своего кресла, и массивная дверь, представлявшая собой литую металлическую плиту, медленно приоткрылась.

– Добро пожаловать, – заученно произнес охранник в микрофон.

Откинувшись на спинку кресла, он вытащил из пачки «Мальборо», лежавшей на пульте, одну сигарету.

– Извращенец, мать твою, – пробормотал он, сдвинув микрофон на затылок. – Добро пожаловать, извращенец. Была бы моя воля…

Охранник щелкнул зажигалкой, но прикурить не успел.

Стеклянные двери его бокса приоткрылись, и в проеме возник давешний посетитель в светлом плаще, державший за спиной правую руку. На его лице застыло не то растерянное, не то смущенное выражение.

– Извините, но вам сюда нельзя, – решительным тоном начал охранник, поднимаясь из своего кресла. – Если позволите, я проведу вас к администратору клуба.

Незнакомец улыбнулся и вынул руку из-за спины. Глаза охранника расширились, а лицо вытянулось от вполне объяснимого удивления. В руке вошедшего был пистолет с глушителем.

– Не надо… – внезапно севшим голосом просипел охранник, стараясь незаметно переместить руку поближе к кобуре.

Все так же улыбаясь, человек дважды нажал спусковой крючок.

Охранник, дернувшийся было, чтобы достать оружие, получил две пули – одну в грудь, другую в живот – и повалился на пол, словно куль с мукой. Убийца, подойдя к лежащему, хладнокровно выстрелил ему в голову и окинул взглядом пульт, мигавший разноцветными огоньками. На то, чтобы разобраться в управлении здешней системой безопасности, ему потребовалось не больше двадцати секунд.

Затем он наклонился к трупу и снял с его головы микрофон. Тот был выпачкан в крови, вытекшей из входного отверстия пули, и человек в плаще брезгливо вытер его о серую форму охранника. Вдавив тумблер, открывавший двери, он негромко сказал в микрофон:

– Входи, Ерема.

В поле обзора установленной на входе видеокамеры внезапно появился мужчина внушительного телосложения, одетый в спортивные штаны и черную олимпийку, под которой бугрились атлетические мышцы. Он на удивление легко проскользнул в щель приоткрывшейся двери и оказался в небольшом холле, освещенном настоящими газовыми фонарями.

Там Ерема присел и, подтянув правую штанину, вытащил из кобуры, пристегнутой к голени, пистолет – себе под стать: сорок пятого калибра, не меньше.

– Готово, Босс, – прошептал он, прижав ко рту горошину микрофона, вшитого в воротник олимпийки. – Теперь куда?

Человек в плаще вышел из стеклянного бокса и махнул атлету рукой, в которой был зажат пистолет: следуй да мной. Ерема кивнул и, не задавая больше вопросов, пошел за светлым плащом.

В коридоре им попались двое охранников. Не останавливаясь, первый из вошедших вскинул пистолет и несколько раз выстрелил, целясь им в корпус. Но оба секьюрити оказались в бронежилетах, вполне способных выдержать пистолетный выстрел. И хотя одного из охранников силой удара пули швырнуло на пол, он успел выстрелить из помпового ружья. В дорогой потолок, обшитый панелями из красного дерева, с грохотом ударил заряд картечи.

Второй, грузный мужчина лет сорока, получил две пули – в область живота и в левую часть грудины. Он покачнулся, но устоял на ногах и попробовал скрыться за одной из боковой дверей. Огромный пистолет Еремы дважды дернулся, и охранник завалился на спину, пятная кровью стены и пол.

Обе пули угодили ему в голову.

В это время Босс кинулся на первого охранника, не оставляя ему времени на то, чтобы перезарядить оружие, ударил коленом в пах и чиркнул ребром ладони по горлу. Тот захрипел, схватившись руками за шею, и человек в плаще, выхватив из его рук карабин, одним ударом приклада проломил ему голову.

– Детский сад, – пробасил Ерема, озираясь по сторонам. – Я думал, серьезные люди этот отстойник охраняют.

– Они серьезные и есть, – усмехнулся человек в плаще. – Просто мы для них – чересчур.

В голосе, которым были сказаны эти слова, не чувствовалось ни грамма пустой похвальбы: говоривший в действительности знал цену себе и своему напарнику.

– Насколько я помню, там – коридор, ведущий к кабинету хозяина, – показал он на дверь, в которую пытался сбежать один из охранников. – Туда я пойду сам, а ты побудь здесь на стреме. Скоро должен подъехать «Первый», и тогда мы начнем генеральную уборку.

Ерема сдул воображаемый дымок над стволом пистолета.

– Как скажете, шериф.

– Не паясничай, – нахмурился Босс. – Здесь тебе не Дикий Запад.

– Ясно, – усмехнулся его напарник. – Титаник, бля.

Суперкорабль и блокбастер, мать его так. Давай, Босс, вручим местному Голливуду еще пару «Оскаров».

Человек в светлом плаще позволил себе короткий смешок, отворил дверь и шагнул в коридор, освещенный такими же газовыми фонарями. Пламя в них слегка подрагивало и дробилось на тысячи бликов в многогранных хрустальных плафонах. Багряные отблески легли на его лицо, и на мгновение оно показалось залитым кровью.

* * *

У дверей кабинета, в которые упирался недлинный коридор, дремал охранник. Идеальная звукоизоляция помещений клуба очень помогла тем, кто вторгся в «Титаник». Звуки выстрелов, практически поглощенные многослойной пленкой, которой здесь были оклеены все стены, так и не достигли этого помещения.

Положив на колени американский карабин «ремингтон» и уронив голову на грудь, охранник сидел в антикварном кресле с обитой атласом высокой выгнутой спинкой и причудливо изогнутыми ножками. Немолодой уже мужчина с проседью в волосах, резкими чертами худого лица и крепко сбитой фигурой профессионального спортсмена. Наверное, у него были хорошие рефлексы – во всяком случае, приближение непрошеного гостя он ощутил каким-то шестым чувством.

В одно мгновение охранник подхватился с кресла, отработанным движением вскидывая карабин, но было уже поздно: вошедший шел с поднятым оружием, и ему оставалось только нажать на курок. Выстрел был не громче хлопка в ладоши.

Пуля угодила охраннику точно в голову, и он с удивленным выражением на лице опустился обратно в кресло.

Вторым выстрелом человек уничтожил видеокамеру, наблюдавшую за пространством перед дверью. Подойдя к мертвому охраннику, он нагнулся и поднял карабин, ухватив его так, как держат дубину.

Затем повернул круглую ручку двери и толкнул ее от себя. Та, однако, не поддалась.

Босс закусил губу: по всей видимости, хозяин заведения каким-то образом уже прознал о вторжении. Если в комнате есть другой выход, то наверняка он уже покинул клуб. Следовало поторопиться.

Поэтому, отставив на время соображения безопасности, человек в светлом плаще отошел на три шага от двери и четырьмя точными выстрелами из дробовика расстрелял замок. В разные стороны полетели щепы дорогого ливанского кедра, из которого была сделана дверь. Воздух в коридоре наполнился кислым запахом порохового дыма.

Поморщившись, Босс отшвырнул в сторону дробовик, ударом ноги вышиб то, что осталось от двери, и ворвался в комнату, обеими руками держа пистолет с глушителем.

Здесь царила полная темнота. Рассеянный свет, проникавший из коридора в проем за его спиной, позволял видеть на метр вперед, не больше.

Босс замер, широко расставив чуть согнутые в коленях ноги и поводя пистолетом из стороны в сторону.

В следующее мгновение кто-то прыгнул на него сзади.

Острый запах хорошо выделанной кожи ударил в расширившиеся ноздри, цепкие пальцы сдавили горло.

Захрипев, Босс выбросил пистолет и вытянул назад обе руки, сжав запястья нападавшего. Ослабить железную хватку не удалось: слишком невыгодное было у него положение.

Перед глазами поплыли багровые круги.

Он попятился, заставляя противника сделать то же самое, и, быстро набрав скорость, врезался вместе с ним в стену Резко присев, схватил нападавшего чуть повыше локтей и бросил вперед, заставив того отпустить его горло.

Глаза успели немного привыкнуть к темноте, и теперь он видел перед собой размытую серую тень – противник упал, кувырнулся и тут же вскочил, чтобы снова броситься на Босса.

Но тот уже был наготове – его пушечный удар в солнечное сплетение остановил бы, наверное, даже быка. Нападавший переломился в пояснице и, надсадно кашляя, рухнул на колени. Не раздумывая, человек в плаще ударил его ногой в лицо, и тот без чувств распластался на спине, раскинув руки.

Выдохнув сквозь стиснутые зубы, Босс подобрал с пола свой пистолет и с нескольких попыток нашарил выключатель на стене справа от двери. Маленькие светильники, четырехугольником расположенные на потолке, загорелись, разогнав темноту по углам помещения.

Перед Боссом лежал некто затянутый в кожу с ног до головы. Его черный костюм был покрыт разнообразной формы и размеров металлическими заклепками, а в маске, облегавшей голову, имелись прорези для глаз с расстегнутыми «молниями». На шее у него был ошейник с шипами и большим, тускло блестевшим кольцом – по-видимому, это существо держали на цепи.

– О черт, – пробормотал Босс, осматриваясь.

Помещение имело форму круга, в центре которого находился подиум. На нем стояло кресло из никелированных трубок и кожаных полос, а в противоположную стену был вмонтирован огромный телеэкран. Вдоль боковых стен помещались аквариумы-колбы – высокие, от пола до потолка, наполненные разноцветной водой. В клетке из черных металлических прутьев, свисавшей с потолка, спала какая-то ящерица внушительных размеров – ее хвост вяло болтался в воздухе.

Человек в плаще обежал комнату быстрым, но внимательным взглядом: нигде не было и следа самого хозяина. От досады он даже заскрипел зубами.

– Ничего, сука, далеко не уйдешь, – прошипел он.

Пнув носком туфли лежащее на полу существо, Босс резко скомандовал ему:

– Встать!

Лежащий застонал, но не пошевелился. Впрочем, симулировал он бездарно.

– Встать, я сказал! – на этот раз что было мочи заорал Босс и добавил еще точнехонько по почкам.

Существо сначала скрючилось от боли, приняв позу эмбриона, а потом начало медленно выпрямляться, пытаясь встать.

Не дожидаясь этого, человек в плаще схватил его за кольцо ошейника и потащил к подиуму.

Бросив в кресло задыхающееся существо – ошейник пережал тому горло, – он приставил к его лбу пистолет и спокойно произнес:

– Отвечаешь на вопросы – будешь жить. Нет – пристрелю сразу же.

– Согласен, – тут же донесся из-под маски глухой голос, искаженный настолько, что нельзя было понять, кому он принадлежит – мужчине или женщине.

– Где твой хозяин?

– Ушел.

– Сам вижу, – Босс ткнул его глушителем под нижнюю челюсть. – Как ушел? Куда?

Существо дернуло головой от боли.

– Здесь есть.., потайная дверь. Кнопка – вот тут, в подлокотнике, – в подтверждение своих слов человек в черной коже тут же нажал ее. – Вот там, смотри… – он вскинул руку.

Босс повернулся в указанном направлении и увидел, как рядом с экраном возникает прямоугольный проем в стене, часть которой поднялась вверх. В этот момент поверженный противник ударил Босса по руке, державшей пистолет, и выбил оружие.

Удар ноги в пах Босс успел блокировать, но едва только он собрался как следует врезать наглецу, чей-то грубый голос за его спиной произнес:

– Не двигайся, или я разнесу твою башку.

Угрозу говоривший тут же подкрепил выстрелом – пуля свистнула над головой Босса и щелкнула по потолку, проделав в гипсокартоне аккуратное отверстие.

– А теперь подними руки.

Человек в плаще выполнил приказание. Человек в черной коже опасливо выбрался из кресла, не сводя с него цепкого, настороженного взгляда, и попятился.

– Не оборачивайся, – продолжал голос.

Босс не мог видеть, как из проема потайной двери вышел человек в серой униформе охраны клуба, со шрамом на лбу и «глоком» в руке. Но зато он хорошо видел, как в проеме двери, высаженной им с помощью карабина, мелькнула огромная, хорошо знакомая тень.

Секьюрити почти вплотную подошел к Боссу и уже замахнулся, чтобы ударить его рукояткой пистолета по затылку, однако в этот момент громыхнул выстрел. Пуля угодила в плечо охраннику, его рука повисла плетью, а пистолет выпал из разжавшихся пальцев и со стуком ударился о пол.

В комнату, по-кошачьи мягко ступая, вошел улыбающийся Ерема.

* * *

Хозяин «Титаника» далеко не ушел.

Тяжело дыша, толстяк выбрался из потайного хода во двор, огороженный высоким забором из густой металлической сетки, по верху которого тянулась колючая спираль под электрическим током и цепь фонарей, освещавших территорию, принадлежавшую клубу, мягким желтым светом. Здесь стоял личный транспорт охранников и администрации клуба, то бишь два скромняги-"фольксвагена" не первой молодости и роскошный, похожий на акулу, спортивный «мерседес» – кабриолет. У железных ворот прохаживался охранник с укороченным «калашом» в руках, на шее у него висел прибор ночного видения, а из кармана торчал усик портативной рации.

– Открывай ворота! – визгливо крикнул толстяк, у которого от страха тряслись не только поджилки, но и все жировые складки сразу. – Пошевеливайся, черт тебя задери!

Пальцы дрожали, и он только с четвертой попытки смог попасть ключом в отверстие замка на дверце. Втиснувшись за руль, Туша сразу же завел двигатель. «Мерседес» сдержанно заурчал – негромко, но уверенно, как и положено хорошей технике.

Охранник не стал задавать вопросов. Он набрал условленную комбинацию на кодовом замке и запустил электромотор.

Створки дверей медленно поехали в стороны.

Подгоняемый страхом, толстяк вдавил педаль газа, и машина рванулась вперед, словно пришпоренная лошадь.

Однако ему пришлось тут же ударить по тормозам: выезд со двора перекрыл черный микроавтобус с желтой надписью на борту. Какой – толстяк не успел разобрать, поскольку перед самым его лицом в этот момент распухла подушка безопасности. Начиненный электроникой автомобиль среагировал на экстренное торможение самостоятельно, обезопасив хозяина. Вышло, однако, так, что теперь водитель не мог даже по, шевелиться. Ему оставалось только сидеть и дожидаться решения своей судьбы. А в том, что ближайшее будущее не сулило ему ничего хорошего, он был более чем уверен.

Охранник оказался не из робкого десятка и к тому же сообразительный. При виде фургона он тут же нажал кнопку, закрывающую ворота, и, отбежав под прикрытие машины хозяина, вытащил из кармана рацию.

– Тревога! – крикнул он, переключившись на общую частоту. – Во дворе – чужие!

Из микроавтобуса один за другим стали выпрыгивать люди, одетые в синие комбинезоны рабочих. Но в руках у них были вовсе не лопаты и кирки, а внушительного вида штурмовые автоматы «гроза», снабженные непривычно длинными , глушителями и подствольными гранатометами. Вязаные черные маски наводили на мысль о том, что это – ребята из ОМОНа или СОБРа, но те обычно ни под кого не маскировались, предпочитая обычный камуфляж.

Один из «синих» на бегу выстрелил в панель кодового замка, а другой – в силовой кабель, идущий от электромотора.

Створки ворот заскрежетали, вздрогнули и замерли, когда расстояние между их краями составляло всего полтора метра.

Еще один из нападавших выбрал своей мишенью охранника: пуля штурмового автомата угодила тому в грудь. Секьюрити отбросило назад на несколько метров, и он, выронив оружие, рухнул на спину. На асфальте под ним тут же начала расплываться темная лужа «Синие» бросились в проем между створками. Одновременно навстречу им из распахнувшихся дверей черного хода выбежали еще двое охранников. Нападавшие даже не приостановились, действуя хладнокровно, будто на полигоне. Чувствовалась армейская выучка, но где они ее приобрели, можно было только догадываться Не давая секьюрити прицелиться, «синие» кинулись врассыпную. Один из них рванул вправо и перекувырнулся, продемонстрировав отличные навыки акробатики. Выстрелив с колен, он уложил на асфальт замешкавшегося охранника Еще один нападавший тем же манером ушел влево и откатился за ближайший «фольксваген». Второй охранник вскинул было автомат, но тут же получил пулю в горло – это выстрелил «синий», вскочивший на капот «мерседеса». Из простреленной аорты ударил фонтан ярко-алой крови, и секьюрити повалился на землю, суча ногами.

Туша, перед лицом которого вдруг с грохотом ударили о блестящий металл подкованные армейские ботинки, не выдержав потрясения, обмочился.

Не прошло и пяти секунд, как во дворе остались только «синие», три мертвых охранника и полуживой от ужаса хозяин клуба «Титаник».

Между створками тенью проскользнул водитель микроавтобуса, а за ним – еще двое штурмовиков. Осмотрев поле боя, хорошо видимое в свете ламп на высоком заборе, он вытащил из нагрудного кармана рацию и доложил:

– Мы накрыли их во дворе. Хозяин клуба у нас, – не удержавшись, усмехнулся – Подушкой безопасности придавило.

Выслушав реплику собеседника, он быстро спросил:

– Как там Босс? Все в норме?

Словно в ответ на его вопрос, дверь черного хода распахнулась, и на пороге появился человек в светлом плаще собственной персоной, здоровый и невредимый. «Синий», державший под прицелом дверной проем, опустил оружие.

Водитель отключил и спрятал рацию.

– Ерема пока задерживается, у него спецзадание, – Босс бросил взгляд на «мерседес», из которого с ужасом смотрел на все происходящее хозяин «Титаника». – Отлично, ребята.

Мне с ним надо парой слов перекинуться.

Туша, прижатый к спинке сиденья подушкой, ловил ртом воздух, словно рыба, выброшенная на песок. Его лицо уже начало приобретать синюшный оттенок. Казалось, вот-вот – и толстяк потеряет сознание.

– Импортная техника подвела, – хмыкнул водитель. – Из «запорожца», глядишь, и выбрался бы. Хотя мы уже двор перекрыли, так что уходить ему было некуда.

Босс отрицательно покачал головой:

– Ты не прав, Искандер. В «запорожец» он бы просто не поместился.

Затем, повернувшись к «синим», которые стояли, ожидая следующего приказа, человек в плаще с нарочитой торжественностью произнес:

– Объявляю начало тотальной зачистки. Думаю, план помещений помнят все. На всякий случай напоминаю: здесь – шестнадцать комнат. В некоторых из них до сих пор есть клиенты, по причине звукоизоляции не слышавшие никакой стрельбы. С клиентами будут или мужчины, или женщины – а может, те и другие сразу. Задача проста: обслуживающий персонал – в расход, а вот с посетителями я бы хотел побеседовать лично…

– Эй, меня подождите! – зычный голос из-за двери прервал инструктаж Босса.

Во двор вышел Ерема. В одной руке атлет держал все тот же огромный пистолет, а в другой – плоский атташе-кейс из серебристого металла.

– Вот, нашел, – он передал кейс Боссу. – Весь видеоархив записан на компакт-дисках. У них тут комната особая есть, куда видеокамеры выведены. Там они пишут, оцифровывают и…

– Потом расскажешь, – остановил его Босс. – Ребята, выполняйте. На все – не больше десяти минут.

Вооруженные люди один за другим молча исчезли в двери черного хода. Во дворе остались только Босс, Ерема и водитель микроавтобуса.

– Этот кейс ты лучше у себя подержи, – человек в плаще вернул чемодан напарнику. – Головой отвечаешь. А я пока что переговорю с Тушей.

И он направился было к «мерседесу». Но приостановился, услышав слова водителя:

– Босс, у меня мент в фургоне. Патрульный, – пояснил тот извиняющимся тоном. – Приставучий какой-то сержант попался, потребовал багажник показать. За пять минут до начала операции – что мне оставалось делать?

Босс кивнул.

– Все верно, все верно, – с отсутствующим выражением лица произнес он – Ладно, потом затащите сержанта внутрь и положите в какой-нибудь из комнат. И вот еще что – разденьте его сначала. Совсем. А форму бросьте рядом.

– Понял, – водитель повернулся к Ереме. – Поможешь мне его вынести, а то один, боюсь, не управлюсь.

– Босс, может, отпустим парня? – вдруг проговорил атлет. – Он-то в чем виноват?

– Плохо тебя учили, Ерема, – бросил через плечо человек в светлом плаще. – Он нас видел. А мы не имеем права оставлять свидетелей Иначе когда-нибудь не станет нас самих.

Подойдя к «мерседесу», Босс дернул на себя дверцу со стороны водителя. Жестом волшебника он извлек откуда-то – может быть, даже из рукава – нож с тонким, наподобие стилетного, лезвием. Туша замер и обмочился во второй раз.

Босс вспорол подушку безопасности. Когда она со змеиным шипением съежилась и опала, толстяк невольно вдохнул полной грудью.

– Привет, Туша, – ровным голосом произнес Босс. – Сбежать хотел?

Какие-то смутно знакомые нотки в его голосе заставили толстяка вскинуть голову и, хотя это стоило ему невероятного напряжения сил, посмотреть в лицо заговорившего с ним человека.

– Вы? – изумленно воскликнул он.

Глава 4

В «Титаник» вошли пятеро штурмовиков. Быстрым шагом они миновали полутемный коридор черного хода и, распахнув металлическую дверь с несколькими запорами, которую Ерема предусмотрительно оставил открытой, очутились в следующем, на этот раз – ярко освещенном коридоре. По обеим сторонам его тянулись ряды дубовых дверей, покрытых орнаментом. Между дверями на высоте человеческого роста были закреплены газовые светильники, дававшие вполне достаточно света. Толстый ковер на полу и деревянные панели на стенах были одного цвета – темно-багрового, словно запекшаяся кровь. Потолок в коридоре был зеркальным, и в нем отражались бесчисленные блики газового пламени, колеблющегося в хрустальных чашах фонарей.

– Чертовщина какая-то, – кто-то из «синих» глухо пробормотал из-под маски. – Декорации фильма ужасов.

Они рассредоточились. Один из штурмовиков остался в коридоре – на всякий случай, чтобы устранить неожиданную угрозу с тыла, если таковая возникнет. Каждый из них, конечно же, знал, что вход в клуб блокирован еще одной группой, но требованиям безопасности нужно было следовать беспрекословно.

Четверо «синих» разделились на двойки и начали зачистку помещений, распахивая двери тех комнат, которые находились друг против друга.

В первой же они обнаружили импозантного пожилого мужчину, вся одежда которого, однако же, состояла из одной лишь байкерской куртки. Он с упоением хлестал ржавой железной цепью женщину лет сорока в порванных джинсах, примотанную широкими полосами скотча к сиденью самого настоящего, сверкающего никелированными деталями "Харлей-Дэвидсона ".

– Неплохая тачка, – произнес один из «синих», очутившись в комнате. – А ну-ка, дедуля, отвали в сторону.

Женщина, все тело которой было покрыто кровоточащими ссадинами, облегченно вздохнула, приняв вооруженных людей за своих спасителей. Но не успела она как следует обрадоваться, как один из них тут же вскинул автомат и прекратил страдания несчастной весьма радикальным способом – одиночным выстрелом в голову. Хрюкнул глушитель автомата, и ее мозг выплеснулся на ближайшую стену.

Второй парень для острастки двинул стареющего извращенца прикладом в солнечное сплетение и шустро надел на его запястья заранее припасенные наручники.

– Попробуешь сбежать – и ты труп, – на всякий случай предупредил он задыхающегося мужчину. Лицо того исказил неописуемый ужас: до его сознания наконец-то дошел истинный смысл происходящего.

Когда оба парня вышли в коридор, там их уже ждали товарищи, которым «поразвлечься» не удалось, поскольку комната напротив оказалась пустой.

Но впереди было еще четырнадцать, и стоило поторопиться.

В одной из комнат чистильщики наткнулись на троицу из двух мужчин, сплетавшихся в страстных объятиях друг с другом, и женщины, капавшей на их обнаженные, лоснящиеся от пота тела расплавленным свечным воском. На ней был чрезвычайно скудный наряд из алого шелка, не прикрывавший абсолютно ничего.

– Кто клиент? – рявкнул один из парней, наводя на троицу дуло автомата.

Мужчина с дрябловатым жирком чиновника начал судорожно освобождаться от горячих объятий своего более молодого и мускулистого партнера, но тот, возможно, был под наркотическим кайфом и продолжал активно двигать тазом, не обращая никакого внимания на ворвавшихся в комнату людей.

Наконец старшему удалось сбросить с плеч его руки и отползти в сторону.

Чистильщики молча расстреляли молодого атлета, так и не осознавшего, что происходит, и забившуюся в угол женщину в красном, визжавшую, словно стая мартовских кошек.

– Вот дерьмо! – сплюнул один из них прямо на перепуганного клиента. – Сиди здесь, педик вонючий. Если рыпнешься, я тебе свинцовую клизму сделаю, понял?

Мужчина затряс головой и, увидев наручники, не стал сопротивляться, а сам протянул руки.

– Любишь небось такие штуки, – с издевкой протянул чистильщик. – А ну-ка, повернись задом. Живее, козел!

Под дулом автомата мужчина опасливо повернулся, демонстрируя тощие, поросшие черными волосами ягодицы, между которых парень тут же от души засандалил подкованным армейским ботинком. От удара мужчина полетел вперед и, врезавшись головой в стену, сполз на пол – видимо, потерял сознание.

В одной из комнат обнаружилось нечто вроде королевского трона, поставленного у стены на небольшом возвышении. На этом троне восседал обнаженный молодой человек приятной наружности, а два голых подростка стояли перед ним на коленях, облизывая его ступни. Третий пристроился между раздвинутых ног клиента и быстро двигал головой вверх-вниз.

Один из чистильщиков вскинул автомат, но почему-то так и не выстрелил. Второй бросил на него вопросительный взгляд.

– Не могу я, – глухо произнес парень. – Дети все-таки.

Они ж не виноваты…

– Босс сказал – всех, – твердо произнес его напарник. – Выйди в коридор, подыши.

Клиент даже не пошевелился: он просто оцепенел от ужаса. Когда один из чистильщиков последовал совету своего товарища и вышел из комнаты, тот вскинул автомат и дал три короткие очереди по детям, пытавшимся укрыться за троном.

Потом подошел к молодому человеку и ногой в ботинке наступил на его скукожившийся член.

Клиент взвыл от боли, однако не дернулся.

– Молодец, – голос чистильщика звенел от плохо скрытой ненависти. – Терпи, сучонок, терпи.

– Ты сдохнешь, ментяра! – завизжал молодой высоким голосом, распяливая рот. – Сдохнешь! Да ты понятия не имеешь, козел вонючий, какие у меня связи…

Чистильщик усмехнулся и надавил сильнее.

– Это ты понятия не имеешь, пацан, – медленно произнес он. – Понты не помогут, когда твои яйца попали под чужой ботинок. И мне плевать на твои связи, потому что я – не ментяра.

Он несильно напряг мышцы бедра, и под его ботинком что-то сочно чавкнуло. Молодой заорал, от боли его глаза едва не вывалились из орбит. Чистильщик убрал ногу, и клиент, зажимая руками промежность, упал на пол.

От вида того, что происходило в последней комнате, одного из парней, которые за свою жизнь – ив том числе за последние несколько минут – насмотрелись всякого, тут же стошнило. В центре помещения, освещенный лампочкой, свешивавшейся с потолка на голом шнуре, стоял широкий разделочный стол, сбитый из грубо отесанных досок, блестевших от слизи и крови. Вокруг стола суетливо бегал маленький сухонький человечек в кожаном фартуке, надетом на голое тело, и что-то передвигал тоненькими щипчиками в окровавленной груде мяса, громоздившейся на столе.

Еще в комнате нестерпимо воняло калом.

Штурмовика, вошедшего первым, тут же вывернуло наизнанку. Человечек у стола на мгновение оторвался от своего занятия, остекленевшим взглядом посмотрел на блюющего парня и невозмутимо вернулся к своему занятию.

Второй чистильщик некоторое время стоял, оцепенев, и боролся с подкатившим к горлу комом. Не обращая на него внимания, человечек взял со стола причудливо искромсанный кусок мяса, поднял полу фартука и насадил кровоточащую плоть за свой вздыбленный член.

Не совладав с собой, чистильщик схватил своего товарища, который к тому времени уже успел опорожнить желудок, и вытащил его из комнаты.

– Ну их на х.., этих извращенцев гребаных, – лихорадочно пробормотал он, плотно притворив дверь. – Пусть с этим уродом Босс разбирается. Мне на такое смотреть вредно, а то приказ нарушу.

– Будь моя воля, всех бы тут порешил, – поддержал его товарищ. – Подствольник в задницу – и к Аллаху!

Они вымученно рассмеялись* * *

– Не надо так бурно проявлять эмоции… – Босс понизил голос и для пущей убедительности кольнул Тушу в четвертый подбородок. – Хотите сказать, что мы уже встречались?

– Директор аналитического центра «Восток – Запад» Леонид Трухнов, – едва заметно шевеля побелевшими губами, тихо проговорил толстяк. – Не советую меня убивать: в надежном месте спрятана видеозапись ваших развлечений, которая в случае моей смерти будет обнародована…

Босс поморщился.

– Любительское порно меня не интересует. Вся фишка в том, – он улыбнулся уголками губ, – что Леонид Трухнов – это несуществующий персонаж. К тому же ваше надежное место уже обнаружено, а видеозаписи изъяты. Можете поблагодарить некоторых ваших сотрудников.., когда встретитесь с ними на небесах, – Босс усмехнулся. – Хотя, впрочем, вам туда путь заказан.

– Что значит «несуществующий персонаж»? – не удержался толстяк. – Но мы же проверяли…

– Не надо переоценивать свои возможности. Если хотите знать, вашему клубу позволили работать только для того, чтобы получить компромат на некоторых.., гм.., очень влиятельных, но испорченных людей нашего города. – Босс вздохнул с притворным сожалением. – Сегодня ваша лавочка закрывается. Напоследок у меня есть несколько вопросов. Будете отвечать – возможны чудеса. Не будете – тогда шансов у вас точно нет.

Остекленевшими глазами толстяк наблюдал за тем, как Ерема и водитель микроавтобуса проносят мимо них отчаянно вырывающегося человека в милицейской форме. Увиденное произвело на него столь сильное впечатление, что он мелко затрясся всем телом.

– Кто.., вы? – наконец выдавил толстяк.

– Этого не знает даже президент, – покачал головой Босс. – А вы, любезный, определенно не круче первого лица государства. Так что отвечайте, пока вас спрашивают.

– Что именно вы хотите знать? – голос толстяка дрогнул.

– Откуда взялась и куда подевалась девчонка, которая обслуживала меня на прошлой неделе? – несмотря на самообладание Босса, в голосе его на миг прорвалось беспокойство. – Будешь врать – в рай не пропустят, – добавил он.

– Мы купили ее по объявлению в одной из этих мелких газетенок.., что-то типа «Голоса» или «Звонаря».., не помню точно, – толстяк старательно наморщил лоб. – Из родственников – никого, кроме матери-алкоголички.., она и продавала девчонку. Наши сотрудники потом для подстраховки несчастный случай старухе устроили – якобы заснула в постели с сигаретой. Так что родных у нее не осталось, будьте уверены.

Он замолчал.

– Дальше, – поторопил его Босс. – Мне уезжать скоро, а ты телишься. Нехорошо.

Толстяк судорожно сглотнул и положил пухлые руки на руль.

– Дальше – все, – он шумно выдохнул и машинально отер вспотевший лоб. – У нас расходный материал ликвидируется по нескольким разным схемам, чтобы невозможно было найти никакой закономерности.

– А мне вот один из твоих «ликвидаторов», – это слово Босс произнес с нескрываемым презрением, – другое сказал. Дескать, девчонку эту отбил у них некий ушлый фраер, чуть ли не чемпион мира по рукопашному бою. Как тебе такой вариант?

Хозяин «Титаника» посмотрел на него с нескрываемым удивлением.

Таким искренним, что Босс ему поверил.

– Ах да… – словно догадавшись о чем-то, толстяк хлопнул себя по лбу. – После той ночи Свищ на работу не вышел.

Крест сказал, что он приболел. Я-то сразу должен был просечь, что у них проблемы возникли! Черт, что ж теперь делать-то? Живой свидетель… Черт…

Он явно забыл о том, что его собственная жизнь в данный момент висит на волоске.

Усмехнувшись, Босс проговорил:

– Я тебя утешу. Можешь не беспокоиться, с этого момента лично у тебя не будет никаких проблем.

И отточенным движением профессионала он вогнал нож в левую часть груди толстяка. Тот выпучил глаза и, хватая ртом воздух, попытался что-то сказать. Потом разом обмяк, уронил голову на плечо и затих. Из уголка губ по всем четырем подбородкам сбежала алая струйка.

Наклонившись к уху мертвого хозяина клуба, человек в плаще прошептал:

– Меня зовут Марк, скотина…

Из двери черного хода опять показался Ерема, до сих пор не выпускавший из рук металлический кейс.

– Готово, Босс! – сообщил он. – Шесть тел и четыре клиента. Плюс одно непонятное… Мерзость, в общем.

– Иду, – крикнул тот, вытирая платком в крупную клетку рукоять ножа.

* * *

Он вгляделся в лицо каждого из клиентов, задержанных чистильщиками. Внимательно, словно бы сверяя каждую морщину на этих лицах с фотографиями в своей памяти. Ткнул пальцем сначала в того, что был в байкерской куртке, а потом и в сухонького мужичонку, которого так и выволокли на улицу в кожаном фартуке.

– Этих забираем на базу. Уж больно личности значительные. Грех моментом не воспользоваться, – и, повернувшись к водителю микроавтобуса, который безучастно наблюдал за происходящим, попросил:

– Искандер, передай «Второму» – пусть подъезжает за пассажирами.

– Слушаюсь, – ответил тот и, вытащив рацию, отошел в сторону.

– Что это за произвол, – вдруг взвился до сих пор молчавший «байкер». – Вы нарушаете право на личную жизнь!

В конце концов, я депутат Государственной думы, мою неприкосновенность еще никто не отменял…

Он запнулся, встретившись с ледяным взглядом Босса.

– Депутат – это хорошо, – произнес он голосом, тон которого ничего хорошего седовласому не обещал. – С вами, господин депутат, хотят побеседовать мои работодатели. Очень, смею вас заверить, достойные люди. Но если еще раз заикнетесь о правах, можете до этой беседы и не дожить. Дело в том, что у меня тоже есть право – отменить вашу неприкосновенность в любой момент.

Депутат стушевался и принялся теребить лацкан измятого пиджака, полностью утратившего свой прежний респектабельный вид.

Человечек в кожаном фартуке, наоборот, вел себя спокойно, не ерзал. Он с несколько удивленным лицом осматривался вокруг, словно до сих пор не понимал, что с ним происходит. А потом вдруг вскочил и, оттолкнув застигнутого врасплох Ерему, бросился наутек.

Босс разочарованно вздохнул и вскинул руку, в которой словно по волшебству оказался пистолет. И, хотя в сумерках было сложно прицелиться, он сумел-таки подстрелить убегавшего за мгновение до того, как тот попытался юркнуть в щель между заклинившими створками ворот.

Человечек словно бы споткнулся, потерял равновесие и рухнул плашмя, даже не вскрикнув. Босс спрятал пистолет в подмышечную кобуру и приказал седовласому:

– Встать.

Тот вскочил, словно пионер, только что по струнке не вытянулся.

– На выход, – Босс махнул рукой в сторону ворот. – Ерема, присмотри за ним.

Атлет, державший в одной руке кейс, молча кивнул.

– С этими что делать? – спросил Искандер, кивая в сторону молодого парня в кожаных штанах и модной футболке, не убиравшего рук от промежности, и мужичка лет сорока с внешностью типичного бухгалтера.

– Нашей фирме они ни к чему, – ответил Босс, не удостоив их даже взглядом. – А что делать со случайными свидетелями, вы и сами знаете…

Парень попытался было подняться и даже начал что-то говорить тонким, срывающимся голосом, но чистильщики были скоры на расправу. Один из них вскинул автомат и произнес назидательно:

– Видишь, связи здесь ни при чем. А еще ментами нас обзывал. Среди них, кстати, тоже достойные люди попадаются…

Молодой рухнул на колени и принялся хватать его за ботинки. Поморщившись, парень в синем комбинезоне выстрелил ему в открывшийся затылок. Посучив ногами секунд пятнадцать, тот затих в луже собственной крови.

Второй клиент, которого следовало убрать, умер, похоже, еще до того, как в его тело вошла пуля – с лицом, искаженным от ужаса, он повалился на пол, закатывая глаза. Кто-то из чистильщиков выстрелил ему в голову из пистолета.

Затем все направились к воротам. Проходя мимо «мерседеса», Искандер бросил в салон заранее приготовленное взрывное устройство с радиодетонатором.

– Жалко такие колеса гробить, – не удержавшись, с сожалением заметил один из парней. – Кабриолет все-таки – в самый раз по сезону.

– Разговорчики, – оборвал его Искандер. – У вас хватает денег на нормальные машины. Хочешь кабриолет – сними крышу с «запорожца». Желательно – автогеном.

Остальные сдержанно засмеялись его немудреной шутке.

Чувство юмора Искандеру случалось оттачивать не часто…

Спустя несколько минут черный микроавтобус с желтой надписью «Харон: ритуальные услуги» выехал со двора почившего в бозе клуба и затерялся в хитросплетении московских улиц, улочек и переулочков. Следом отправился милицейский уазик, приспособленный для перевозки особо опасных преступников; в зарешеченном отсеке этого автомобиля, среди промасленного тряпья и пустых канистр, сидел плачущий депутат Государственной думы.

Босс и Ерема пошли пешком. Человек в светлом плаще и атлет с внешностью типичного бандита-рэкетира шагали бок о бок по освещенному проспекту, неспешно удаляясь от клуба «Титаник». В руке атлета покачивался серебристый атташе-кейс.

– Слушай, а давай кофе выпьем? – предложил Босс, когда они поравнялись с несколькими столиками, расставленными под разноцветными зонтами с логотипом «Мальборо».

– Не вопрос, – пожал плечами Ерема.

Они расположились за столиком чуть в стороне от прочих. Взмахом руки Босс подозвал официантку и заказал два кофе. Когда девушка в довольно откровенном мини удалилась, он вытащил из кармана плаща мобильный телефон и быстро набрал последовательность из двенадцати цифр и четырех знаков.

Ерема, следивший за его действиями, прислушался.

В отдалении раздался взрыв. Под ногами слабо задрожала земля, и подставка для салфеток, стоявшая в центре столика, чуть-чуть съехала к краю.

– Абзац «очкарику», – вздохнул Ерема, имея в виду только что подорвавшийся кабриолет. – Тысяч сто, наверное, стоила эта тачка. Так поневоле и задумаешься о бренности бытия.

Босс усмехнулся.

– Да ты философ, – и, морща лоб, набрал еще один номер. – Алло, это Максим? Нет, мы не знакомы. Хотите заработать пару тысяч «зеленых» и громкое имя? (Пауза.) Да не надо меня никуда посылать, я совершенно нормальный. Так вот, Максим, поезжайте сей момент к клубу «Титаник», там через пять минут будет весь свет столичной милиции… (Еще одна пауза, на этот раз значительно большая.) Заинтересовал? То-то же. Похоже на наезд конкурентов или рэкетиров, но, если желаете поиметь настоящий эксклюзив, проверьте завтра утром свой мэйл. Часиков этак в семь, а то и раньше.

Обещаю качественные фото. Все, пока…

Он отключил телефон. Как раз в этот момент вернулась официантка с двумя микроскопическими чашечками дымящегося кофе.

– Спасибо, – благовоспитанно поблагодарил Ерема. – Слушай, Босс, кому это ты звонил сейчас?

– Много будешь знать – умрешь молодым, – мрачно отшутился тот. – Да так, журналюге одному. Видишь ли, наше с тобой начальство рекомендовало кое-какой компромат слить в прессу в экстренном порядке. Буду всю ночь просматривать то дерьмо, которое у тебя в чемодане, а потом нарезать на фрагменты, пригодные для печати. Так что кофе очень даже пригодится.

Ерема вздохнул.

– Вот она, продажная пресса, – и, подув на кофе, сделал небольшой глоток. – Не буду я больше эти хреновы газеты покупать, брехня в них сплошная.

– Это точно, – без улыбки поддержал его Босс. – Кстати, как и в ящике.

И он кивнул в сторону телевизора, где выступал депутат Госдумы от блока левых, возглавивший комиссию по расследованию коррупции в Администрации Президента.

– Я готов предъявить народу убедительные доказательства того, что люди, доверять которым глава нашего государства по сей день имеет несчастье, занимаются не чем иным, как лоббированием интересов олигархов и откровенных бандитов, – заявлял депутат, хорошо отрепетированным жестом поправляя седую шевелюру. – На завтрашнем заседании нашей комиссии я продемонстрирую и тщательно скрывавшиеся документы, и другие абсолютно неопровержимые свидетельства…

Босс отвернулся от телеэкрана, безразлично махнув рукой.

– Запись выступления сделана вчера вечером, – отхлебнув кофе, произнес он. – Ручаюсь, что намерения нашего главного антикоррупционера еще до полуночи радикально изменятся. В смысле – диаметрально.

И, сделав еще один глоток, он добавил, ни к кому конкретно не обращаясь:

– Выходя на бой со злом, вымой руки.

Глава 5

– Хотите кофе?

Медсестра в белоснежном халатике чуть выше колен была сама любезность: располагающая улыбка и лучистый взгляд, предупредительные, но лишенные суетливости движения, искреннее желание не только помочь, но и сделать для любого посетителя клиники даже пятиминутное пребывание в ней комфортным и запоминающимся – если не на всю жизнь, то как минимум наполовину ее.

– Скажу вам по секрету, – медсестра чуть-чуть, соблюдая необходимую дистанцию, наклонилась к нему. – У нас кофе особенный. Настоящий. И варим мы его по собственным, оригинальным рецептам.

– Ив самом деле, – кивнул Панкрат, уступая не столько своему желанию выпить чашечку, сколько задорному взгляду девушки. – Если вас не затруднит. А я пока пройду к племяннице.., в какой она палате, вы говорите?

– Номер семнадцать. Дальше по коридору, с правой стороны, – медсестра что-то нажала на подковообразном пульте и внимательно посмотрела на включившийся монитор, по которому побежали какие-то меняющиеся кривые. – Сегодня ей уже намного лучше, но доктор настоял на полном переливании крови. Сейчас я сообщу ему, что вы пришли, и он сам вам все подробно расскажет.

– Благодарю вас, – кивнул ей Панкрат.

– Если хотите, я вас провожу, – с еще более милой улыбкой добавила девушка.

– Не стоит, – покачал головой Панкрат. – У вас, наверное, и без меня работы хватает. Я уж как-нибудь сам.

С бумажным пакетом, полным свежих фруктов и соков, он пошел по коридору, глядя на номера сияющих белизной стеклопластиковых дверей. Медсестра проводила его долгим задумчивым взглядом. Этот уверенный в себе и обходительный посетитель, мужественную внешность которого ничуть не портил рваный звездообразный шрам над правым виском, сразу же завоевал ее симпатию.

Интересно, женат ли он, подумала девушка. Кольца вроде нет.

Она вздохнула и принялась просматривать физиограммы больных травматологического отделения. Потом, спохватившись, включила интерком и негромко проговорила:

– Будьте добры, один кофе для посетителя.

* * *

Стены и потолок в палате были светло-бежевые, на полу лежал ковер столь же неброской расцветки. Кровать, сверкающая хромированными деталями, стояла напротив большого окна со встроенным кондиционером-ионизатором. За окном светило солнце, и его лучи, проникая в палату, золотили светлый пушок на исцарапанных руках девушки, лежавших поверх тонкого белого одеяла.

От ее запястий, локтевых сгибов, ключиц и висков тянулись тонкие проводки, исчезавшие позади изголовья кровати, где стояла, бесшумно помигивая несколькими рядами крошечных лампочек, установка МФМ – многофункционального физиологического мониторинга.

Панкрат присел на удобный стул из никелированных трубок и закатанных в пластик пружин, стоявший в полутора метрах от кровати, и посмотрел на лицо девушки, которую волей случая спас прошлой ночью.

Ей было не больше восемнадцати. Бледная кожа, сквозь .которую на висках просвечивали пульсирующие жилки, темные круги под глазами, вздернутый нос, усыпанный веснушками, заострившиеся черты – все это вызывало у него желание погладить ее по голове, запустить пальцы в светлые, будто выгоревшие, волосы и по-отечески прижать к груди. А вот расплывшаяся на левой скуле бархатная синева, по краям приобретавшая желтоватый оттенок, вызывала совершенно иное желание – еще раз повстречать тех типов, с которыми свела его судьба во дворе Тониного дома, и расспросить их, не стесняясь в средствах, что же такое они сделали с этой девочкой.

В его памяти всплыли слова дежурного врача по фамилии Иртеньев, который осматривал пострадавшую: «Такое впечатление, будто она провела несколько часов в бочке с голодными крысами… Но вся штука в том, что на ее теле – следы только человеческих зубов». Потом, отведя Панкрата в сторону, врач добавил: «Ее лишили девственности явно не.., хм, обычным способом. Влагалище – сплошная рана, словно его обработали чем-то, похожим на… – он замялся, подыскивая подходящее определение, – похожим на надфиль, я бы сказал».

Вспоминая прошедшую ночь, Панкрат устало опустил голову на руки, да так и застыл в этой позе, исподлобья следя за безмятежным лицом девушки, которая продолжала лежать с закрытыми глазами и, по всей видимости, спала.

Через несколько минут медсестра принесла кофе.

– Спасибо, – Панкрат осторожно взял с небольшого подноса крошечную чашку из настоящего фарфора. – Скажите, а как долго она у вас пробудет?

Изобразив на лице искреннее сожаление, медсестра пожала плечами.

– Об этом вам может сказать только лечащий врач. Он, кстати, скоро подойдет, – она виновато улыбнулась. – Наверное, задержался на каком-нибудь внеплановом осмотре.

– Ничего, я подожду, – кивнул Панкрат. – Скажите, а где у вас здесь можно фрукты оставить?

Улыбка девушки сделалась чуть-чуть виноватой.

– Вообще-то, вы зря старались. Все то питание, которое разрешено пациенту, наша клиника ему обеспечивает самостоятельно. Это входит в счет. У нас, если вы заметили, даже холодильника в палате нет.

Панкрат вздохнул.

– Теперь заметил, – он поставил чашку с кофе на стеклянный столик рядом с кроватью, взял стоявший на полу пакет, зачем-то заглянул в него. – А можно, я вам все эти вкусности подарю? Нет, правда – возьмите.

Она посерьезнела.

– Извините, но нам запрещено…

Бесшумно отворилась дверь, и в палату, широко ступая, вошел мужчина огромного роста, больше всего напомнивший Панкрату штангенциркуль. Белый халат на нем был явно сшит на заказ.

Мысленно он тут же дал ему прозвище Доктор Циркуль.

– А вот и врач, – почему-то покраснев, сказала медсестра. – Добрый день, Александр Михайлович.

Великан – в нем было два с лишком метра роста – кивнул ей и протянул Панкрату худую руку. Девушка бочком скользнула в дверь за его спиной.

Ладонь врача оказалась сухой и сильной. Он сверху вниз заглянул в лицо Панкрату, невольно привставшему со стула, чтобы не чувствовать себя лилипутом, и сразу же перешел к делу:

– Сегодня она еще отдохнет, а завтра сделаем ей полное переливание крови, – поймав его удивленный взгляд, доктор энергично тряхнул головой, упреждая всякие возражения:

– Жизненно необходимо. Дело в том, что экспресс-анализ показал присутствие в ее крови некоего химического соединения, формулу которого удалось определить лишь с помощью полноформатного исследования. Я избавлю вас от ненужных подробностей и скажу только, что это соединение – экспериментальный препарат-провокатор эпилептических приступов, последняя разработка современной медицины. Вещица необычайно редкая в этой стране, – доктор пожевал губами. – Скажем так, ни в одном из запрошенных нами медучреждений, включая академии, его нет. Это американское детище, один грамм которого стоит дороже «шестисотого». Создавался препарат с целью исследования пограничных состояний человеческого организма, и даже там, – он подчеркнул это слово, – используется лишь в считанных научно-исследовательских учреждениях.

Доктор сделал паузу, наблюдая за реакцией Панкрата, но тот постарался придать лицу непробиваемое глуповато-изумленное выражение.

– Если я правильно вас понял, – осторожно произнес он, – этот препарат может вызвать эпилептический припадок у совершенно здорового человека?

– Верно, – утвердительно кивнул врач. – А поскольку мы можем лишь догадываться о механизме его действия и возможных последствиях – американских коллег мы запросили по электронной почте сегодня утром, но ответ, к сожалению, пока еще не получен, – необходимо как можно скорее восстановить нормальный химический состав крови. Проще всего это сделать путем переливания, благо ваша племянница имеет универсальную группу.

– Спасибо, доктор, – обдумывая услышанное, Панкрат отхлебнул кофе.

Первый же глоток обжигающего напитка вызвал странное ощущение – под сводом черепа словно подул холодный ветер, Не удержавшись, он поднял на врача изумленный взгляд.

– Кофе у вас какой-то особенный.

– Не особенный, – поправил тот, – а настоящий. Мало кто в этом городе пьет настоящий кофе. Тот суррогат, который сюда привозят с Запада, даже помоями назвать стыдно – так, пыль придорожная. Исключительная бодрость в течение дня вам гарантирована.

– И где вы берете такое чудо? – Панкрат сделал еще один глоток.

– Прямые поставки из Колумбии, с высокогорных плантаций. У него даже названия нет. Просто кофе, – хитро улыбнувшись, он предостерегающе поднял палец. – Но больше одной чашки в день нельзя, это я вам как врач говорю.

– А что будет? Подсяду, как на «траву»?

– Нет, все гораздо проще, – доктор улыбнулся еще шире. – Нервная система не выдержит. Истощится. Сожжет сама себя, и вы превратитесь в растение, – и вежливо, но категорично добавил:

– Если вопросов больше нет, я вас оставлю. Меня ждут пациенты.

– Одну минутку, доктор, – спохватился Панкрат. – Как вы думаете, сколько ей еще придется здесь пробыть?

– Неделю как минимум, – ответил тот уже на пороге. – Не волнуйтесь, ее состояние стабильно. Если проснется, постарайтесь не утомлять ее разговором. Десять-пятнадцать минут, не больше. Да, и вот еще. Если вдруг.., ну, мало ли – вот там кнопка вызова дежурной медсестры, – он махнул рукой.

Посмотрев в указанном направлении, Панкрат обнаружил выпуклую красную кнопку на стене рядом с мигающим аппаратом.

– И последнее, – извиняющимся тоном произнес он. – Доктор, я хочу быть уверен в абсолютной конфиденциальности. Если что-нибудь нужно…

– Нужно лишь расплатиться за лечение вашей.., племянницы, – быстро произнес Александр Михайлович и вышел.

Дверь за ним бесшумно закрылась сама собой. Панкрат допил кофе, поставил чашку на столик и подошел к окну. Солнечные лучи теплыми прикосновениями обласкали лицо.

С того момента как он вошел в комнату, девушка ни разу не пошевелилась. Ее не потревожив его разговор с доктором – впрочем, они беседовали по возможности негромко.

Будить ее Панкрату не хотелось: в конце концов, он понятия не имел, что будет говорить ей, когда она проснется и начнет задавать вопросы. А самому расспрашивать о случившемся – слишком рано. Психика ее вряд ли оправилась от того, что произошло с ней прошлой ночью.

С другой стороны, у этой девчонки наверняка есть родные, которые сейчас ее ищут. И чем быстрее он сможет дать им знать, где она находится, тем лучше.

Поразмыслив, Панкрат не пришел ни к какому решению и собрался было выйти на улицу – перекурить. Но, едва только он подошел к двери и взялся за ручку, тихий голос за его спиной слабо позвал:

– Не уходи.., пожалуйста.

* * *

– Э-э.., будьте любезны…

Дежурная медсестра отвлеклась от рассматривания кривых, бегущих по монитору, и подняла доброжелательный взгляд на обратившегося к ней человека.

Это был молодой – не старше тридцати лет – мужчина с мягкими черными волосами, тщательно уложенными с помощью геля. Слишком резкие черты делали его лицо не то чтобы отталкивающим, но малосимпатичным. Впрочем, многим женщинам нравился именно такой тип. Крупный нос с четко очерченными ноздрями позволял предположить толику еврейской крови, антрацитовые глаза глядели пристально и словно бы сквозь.

Девушка внутренне поежилась: на мгновение ей показалось, что чьи-то холодные пальцы сжали ее сердце.

– Чем могу вам помочь?

Человек улыбнулся («Лучше бы он этого не делал», – тут же отметила про себя медсестра) и сунул руку за отворот легкого летнего пиджака. Девушка отчего-то напряглась, но тут же расслабилась: он достал всего-навсего служебное удостоверение.

Раскрыв маленькую краснокожую книжечку, человек протянул ее медсестре. Та внимательно посмотрела на фотографию, печать.

– Антонов Сергей Антонович, оперативный сотрудник, – прочла она вполголоса. – И что привело федеральную службу безопасности в наше скромное медучреждение?

– Вполне конкретный интерес, знаете ли, – человек перегнулся через пульт и забрал удостоверение из ее рук. – Вчера к вам привезли девушку…

– Извините, но сведения о пациентах мы предоставляем только их близким, – с едва уловимым злорадством тут же парировала медсестра. – Обратитесь к нашему директору, и, если он разрешит, тогда, возможно…

Встретившись взглядом с оперативником, она запнулась, вдруг позабыв о том, что хотела сказать. Он смотрел на нее, будто она была чем-то вроде назойливого насекомого, с чуть озабоченным прищуром, словно раздумывая о том, прихлопнуть газетой или выпустить в окно.

– Уже согласовано, девушка, – произнес Антонов, заполняя возникшую паузу. – Если хотите, можете позвонить Аркадию Петровичу и проверить. Вот только он сейчас очень перспективного пациента окучивает и вашему звонку не обрадуется.

Медсестра заколебалась. Ей очень хотелось проверить слова фээсбэшника, но отнюдь не улыбалось отвлекать шефа во время важного разговора. В конце концов она сдалась и, стараясь сохранять непроницаемый вид, спросила:

– Так что вы хотели узнать?

– Совсем другое дело, – посетитель широко улыбнулся. – Итак, сегодня ночью к вам привезли девушку с весьма – как бы это правильно выразиться? – скажем, специфическими травмами. Я уточню, – закивал он, упреждая вопрос, готовый сорваться с губ медсестры. – Многочисленные повреждения кожи в виде укусов, ссадины во влагалище и, возможно" измененный химический состав крови. Достаточно подробное описание?

– Да, такая девушка к нам поступила, – тут же кивнула медсестра. – Она в семнадцатой палате. Если хотите поговорить с ней, пройдите дальше по коридору. Особенно не усердствуйте: в ее состоянии долгие посещения противопоказаны.

И она тут же отвернулась к экрану монитора, сделав вид, что полностью позабыла о существовании оперативника.

Тот, впрочем, ничуть не обиделся. Продолжая улыбаться, он энергичным, пружинистым шагом двинулся по коридору, обмахиваясь зажатой в руке газетой.

Когда он отошел на несколько метров, медсестра вдруг вспомнила, что к пациентке в семнадцатой палате несколько минут назад пришел дядя. Она хотела было окликнуть следователя, чтобы сообщить ему об этом, но тот уже исчез за поворотом коридора.

Остановившись у искомой двери, Антонов быстро огляделся по сторонам: коридор был пуст в обоих направлениях, а с пульта дежурной этот участок не просматривался. Тогда «оперативник» сунул руку за пазуху и вытащил из подмышечной кобуры пистолет с глушителем. Завернув его ствол в газету, он взялся за ручку двери и, повернув ее, мягко толкнул от себя.

* * *

– ..Потом доктор Иртеньев оказал тебе первую помощь, – Панкрат глянул на дверь палаты. – Вот такая история, Люся, с тобой приключилась, – закончил он свой рассказ.

Все это время девушка молча слушала его. Молчала она и сейчас. Панкрат кашлянул в кулак, заполняя возникшую паузу, и спросил:

– Тебя когда к родителям отвезти-то? Небось обыскались уже, как думаешь?

– Нет у меня родителей, – глядя в потолок, проговорила Люся. – И искать меня некому. Да и денег у меня нет, чтобы за лечение в частной клинике расплатиться. Натурой возьмете?

Она дерзко взглянула ему прямо в лицо.

– Перестань, – поморщился Панкрат. – Не все в этом мире свиньи. Хочешь апельсин?

Плюнув на запрет медсестры, он сунул руку в пакет и вытащил оттуда внушительных размеров оранжевый фрукт, яркий и сочный, похожий на маленькое солнце.

– Спасибо, – бесцветным голосом произнесла Люся.

– Спасибо – «да» или спасибо – «нет»? – уточнил он, улыбнувшись.

Она не ответила.

Пожав плечами, Панкрат от нечего делать принялся перебрасывать апельсин из ладони в ладонь. Он чувствовал себя не совсем уютно: сказывалось неумение разговаривать с молодежью, в особенности с ершистыми девицами вроде этой.

Затянувшуюся паузу нарушил едва слышный звук открывшейся двери. Панкрат решил было, что по какой-то надобности вернулся доктор, однако в образовавшуюся щель заглянул какой-то брюнет в светлом пиджаке. В левой руке он держал газету – но как-то странно держал, будто в нее было что-то завернуто. На его лице мелькнула тень досады. Впрочем, оно тут же приняло равнодушное выражение.

– Извините, – вежливо произнес он, внимательно рассматривая Панкрата. – Я, наверное, ошибся.

Однако закрывать дверь брюнет не спешил, и теперь его взгляд переместился на Люсю.

– Ошибки надо исправлять, – совершенно нейтрально проговорил Панкрат, поднимаясь со стула с апельсином в руке. – Или как?

– Извините, – еще раз повторил брюнет и закрыл дверь с обратной стороны.

– Болван какой-то, – пробормотал Панкрат, повернувшись к Люсе.

И вздрогнул: та с расширенными от ужаса глазами смотрела куда-то поверх его плеча.

– Что случилось? – он резко обернулся, потом бросился к ее койке. – Тебе плохо?

– Это он… – Люся вдруг начала мотать головой из стороны в сторону, на губах ее выступила белая пена. – Это он.., ночью… Это он… Аыыыы!!!

Она выгнулась дугой – и тут же резко согнулась, разом оборвав все провода, идущие к аппарату в ее изголовье. Тот тревожно запищал на высокой ноте и отключился. Панкрат схватил девушку за плечи и попробовал разогнуть ее, но с тем же успехом можно было пытаться развязать узел из железнодорожной рельсы.

Вспомнив о кнопке вызова медсестры, он вдавил ее что было силы. И сразу же, не дожидаясь прихода дежурной, выскочил в коридор.

Светлый пиджак на его глазах повернул за угол и исчез.

Медсестра уже бежала к палате, и следом за ней – когда только успел? – мчался гигантскими шагами нескладный Доктор Циркуль.

– У нее припадок! – крикнул Панкрат врачу. – Помогите, скорее!

Сам он бросился вслед за светлым пиджаком, но тот, едва завернув за угол, сразу же перешел на бег, стремительно миновал залитый солнечным светом вестибюль и очутился на улице.

Газету он бросил в урну – там что-то глухо звякнуло.

Панкрат успел увидеть лишь то, как брюнет садился в серебристо-серый «БМВ» с зеркальными стеклами. Машина с места набрала скорость и, надсадно сигналя, влилась в железный поток, запрудивший проспект. Он не успел даже разглядеть номер.

– ..твою мать! – выругался Панкрат.

На всякий случай он подошел к урне и, нисколько не заботясь о том, что подумают о нем прохожие, вытащил газету.

Под ней лежал пистолет Стечкина с навинченным на ствол глушителем – оружие, практически не уступающее западным аналогам, еще недавно пользовавшееся большим спросом у русских киллеров. Невольно присвистнув, Панкрат спохватился и бросился обратно в палату.

* * *

– Вот вам и приступ, – Доктор Циркуль, казалось, был доволен тем, что все произошло так, а не иначе. – Вы сами теперь видите, что переливание крови ей жизненно необходимо.

Девушка снова лежала совершенно неподвижно, но теперь глаза ее были широко открыты. Медсестра с озабоченным видом прикрепляла обратно резиновые нашлепки датчиков.

Только что Люсе сделали два укола и заставили выпить транквилизатор. Теперь ее остановившийся взгляд исследовал какую-то точку на потолке, видимую лишь ей одной.

– На переливание нет времени, доктор, – тоном, не допускающим возражений, произнес Панкрат. – Я хочу сейчас же забрать девушку отсюда.

И врач, и медсестра воззрились на него с изумлением.

– Это невозможно, – доктор наконец обрел дар речи. – Если вы сделаете это сейчас, еще какое-то время приступы будут повторяться – как эхо, которое исчезает не сразу, а слабеет постепенно.

– Что ж, так тому и быть, – Панкрат дернул уголком рта. – Поймите, доктор, я не могу оставить ее здесь. Только что девчонку пытались убить, и только мое присутствие этому помешало. Приди я пятью минутами позже, никакое переливание ей уже не понадобилось бы.

– Как убить? – не выдержал врач. – Что вы несете.. простите, но этого не может быть.

– Может, – утвердительно кивнул Панкрат. – Киллер только что выбежал. Вполне нормальный на вид молодой парень, прилично одет, в руке газетка…

Медсестра ойкнула и прикрыла рот ладонью.

– Что такое? – нахмурился доктор.

– Вы видели того парня, да? – спросила девушка, обращаясь к Панкрату. – Сухощавый брюнет в светлом пиджаке, а в лице что-то такое.., хищное, что ли.

– Один к одному, – Панкрат впился в нее взглядом. – Он что, проходил мимо вас?

Губы медсестры задрожали.

– Я сама его сюда направила, – она всхлипнула. – Ну кто бы мог подумать, правда… Он сказал, что из милиции. Удостоверение предъявил. Печать, фото.

Панкрат хотел было спросить у нее, что было написано в удостоверении, но передумал: можно было голову давать на отсечение, что этот документ – поддельный.

Врач думал, сдвинув брови к переносице. Потом неуверенно предложил:

– Может, обратиться в милицию? Пусть выставят охрану возле палаты.

В ответ на его слова Панкрат только рукой махнул.

– В милицию нельзя. Ни к чему это. И не смотрите на меня так! – он повысил голос, заметив подозрение во взгляде врача. – Я не бандит. И девчонку эту, если хотите знать, первый раз минувшей ночью увидел. При таких обстоятельствах встретились, что не дай вам бог!.. А вот в какую историю она впуталась и кому теперь мешает, понятия не имею. Знаю одно – от этих ребят милиция не защитит. Так что буду вам чрезвычайно благодарен, если вы принесете одежду, в которой я привез ее в вашу клинику.

– Наташа, принесите, – распорядился доктор, поняв, что возражения больше не принимаются.

Когда медсестра вышла, Панкрат пристально посмотрел на него – снизу вверх, чувствуя себя не совсем комфортно.

– Я вас хочу попросить, – медленно, чеканя каждое слово, произнес он. – Пусть все, что здесь произошло, останется между нами. А с Наташей поговорите сами, я вам доверяю. Что касается денег, то окончательный расчет я могу произвести прямо сейчас. Буду вам очень признателен, если мне сообщат сумму как можно скорее.

Доктор Циркуль со вздохом кивнул.

– Знаете, как врач я по-прежнему настаиваю на том, чтобы Людмиле сделали переливание крови, – все же осмелился повторить он. – Но уступаю силе.., обстоятельств.

А насчет денег – не беспокойтесь, Наташа сейчас все узнает.

Панкрат потер переносицу.

– Если вы меня в чем-то подозреваете, Александр Михайлович, то можете вызвать милицию прямо сейчас, – проговорил он, глядя в сторону. – Но я вас предупреждаю сразу: тем, кто попробует меня задержать, потребуется очень серьезная медицинская помощь. Не стоит рисковать другими людьми.

«Какого же черта ты рискуешь собственной шкурой, – подумал он. – Ради кого?»

– Мне ни к чему вас задерживать, – врач хмуро смотрел на осунувшееся лицо Люси. – А вот мой совет насчет переливания крови остается в силе. Эта химия в ее венах все еще работает. Правда, рецидивы становятся слабее и длятся меньше, но их будет еще не меньше трех. Причем заранее определить провоцирующий фактор практически невозможно – может, например, подействовать даже чрезмерная жара в помещении, – сделав паузу, он задумчиво пожевал губами. – На всякий случай я выпишу вам несколько препаратов. Думаю, они вам пригодятся. Эти лекарства облегчат девушке протекание приступа. И пусть она пьет побольше жидкости – это поможет вывести химию.

– Спасибо, доктор, – совершенно искренне поблагодарил Панкрат. – Я постараюсь выполнить ваши рекомендации.

* * *

Он вынес Люсю на руках, заботливо прижимая к груди.

Она так и не очнулась: транквилизатор погрузил ее в крепкий сон минимум на несколько часов, как сказал доктор. Он лично сопроводил Панкрата к машине, чтобы не возникло вопросов у охранника, дежурящего на входе в клинику, и на прощание пожелал удачи.

Вдвоем они уложили девушку на заднее сиденье. Панкрат пристегнул ее ремнями безопасности и сел за руль. Стекла в его джипе были тонированными, почти черными, и случайный взгляд не мог проникнуть вовнутрь. А милиционеры, насколько он знал из собственной практики, предпочитали такие автомобили не останавливать.

Впрочем, он опасался не милиции.

Поглядывая в зеркала заднего и бокового вида, Панкрат выехал со стоянки перед клиникой и влился в поток автомобилей. На вычисление предполагаемого «хвоста» он дал себе пятнадцать минут. На отрыв – еще пять. При этом он не исключал варианта, что его могут вести целой «обоймой» – на жаргоне оперативников это выражение означало группу слежения, включавшую от шести до двенадцати человек, которые передавали объект друг другу, используя рации и постоянно синхронизируя свои перемещения. Панкрат, однако же, надеялся, что до этого еще не дошло, и «обойму» просто не успели сформировать и пустить по его следу. Он исходил из того, что его персона явилась для ликвидатора абсолютно неожиданным фактором, и отреагировать столь гибко в течение весьма ограниченного времени будет сложно. Скорее всего они успеют отправить лишь одного наблюдателя.

Кто такие эти «они», Панкрат сейчас гадать не пытался.

Он действовал по старому, проверенному принципу, усвоенному еще в спецшколе ГРУ: «Предполагай худшее, что с тобой может случиться, и делай лучшее, на что ты способен».

Худшее, что можно было предположить в такой ситуации, то, что против него действует команда профессионалов, да еще находящихся на государственной службе. Лучшее, что он мог сейчас сделать, это сменить место жительства, машину и паспортные данные.

То есть стать другим человеком.

Размышляя таким образом, Панкрат продолжал наблюдать в зеркало заднего вида за едущими позади машинами.

Через пару поворотов обнаружился и «хвост» – новенькая «мазда» цвета спелой вишни в точности повторяла все маневры его джипа.

Разглядеть того, кто сидел за рулем, у Панкрата не получилось. Стекла в машине преследователя были сильно тонированы.

Нужно было отрываться.

Перед следующим перекрестком Панкрат перестроился в крайнюю левую полосу. «Мазда», коротко просигналив потрепанному «жигуленку», пытавшемуся было пристроиться в кильватер джипа, втиснулась за ним.

Загорелся красный сигнал светофора, и машины встали.

Панкрату удалось все рассчитать так, что его джип оказался первым в колонне автомобилей, занявших левый ряд. Чем он и воспользовался, дождавшись, когда вспыхнет желтый сигнал.

Вдавив педаль газа, Панкрат бросил машину вперед, выворачивая руль резко вправо. «Мазда», не ожидавшая такого маневра, ринулась было следом, но под загоревшийся в эту секунду зеленый сигнал светофора уже ехал большегрузный автопоезд, перед самым носом у которого и успел проскочить джип. Чтобы избежать столкновения, водителю «мазды» пришлось ударить по тормозам. Машина остановилась, когда между ее бампером и бортом автопоезда было расстояние не больше ладони.

Панкрат, не убирая ногу с акселератора, вытер вспотевший лоб.

– Кажется, ушли, – пробормотал он сам себе.

На всякий случай он проехал еще несколько кварталов, замысловато петляя и продолжая поглядывать в зеркала. Скорее всего его преследователи действительно не успели сформировать «обойму», и тот «хвост», от которого ему только что удалось избавиться, был единственным.

Спохватившись, Панкрат оглянулся на заднее сиденье. Люся лежала неподвижно, надув губы во сне. Облегченно вздохнув, он снова перевел взгляд на дорогу.

Слова доктора Панкрат хорошо запомнил: невозможно заранее определить фактор, который спровоцирует приступ.

Резкий рывок машины с места… Почему бы и нет, в конце концов?

Оставалось только порадоваться, что все обошлось. Но впереди, он был уверен, его ждало еще немало совершенно безрадостных сюрпризов.

Панкрат притормозил машину рядом с газетным киоском, вышел и купил пачку рекламных газет с предложениями о продаже автомобилей и сдаче внаем гаражей и квартир. Потом, чтобы никому не мозолить глаза своей машиной, загнал джип в подземную стоянку гостиницы «Рэдиссон-Славянская».

Там он принялся изучать прессу, ожидая, когда закончится действие транквилизатора и Люся придет наконец в себя.

Обведя маркером несколько подходящих вариантов, Панкрат не стал дочитывать оставшиеся газеты и вышел из машины, чтобы покурить. Заодно он начал звонить по указанным в объявлениях телефонам, помечая подробности тут же, в газете.

Не прошло и пятнадцати минут, как он уже договорился о покупке подержанного микроавтобуса «хонда». «Жилищный вопрос», однако, разрешился не так быстро. Панкрату пришлось обзвонить как минимум сотню номеров, прежде чем он подобрал подходящий вариант – берлогу, где можно было отсидеться в течение нескольких дней и выработать хоть какой-то план действий.

Квартира оказалась на окраине Москвы, и за сутки хозяин просил смешные деньги. Он оказался мужичонкой словоохотливым. Сразу же предупредил, что район, где находится дом, уже выселяют, и надолго там осесть не удастся. Какая-то строительная компания уже ведет с муниципальными властями переговоры о покупке этого земельного участка, поэтому дома в ближайшее время будут сносить. Некоторые из них стоят совсем опустевшие, а в других жителей осталось меньше трети. Говорят, опять же, что здесь выстроят элитный микрорайон-крепость для новых русских и госчиновников. У самого хозяина была дача в Подмосковье – три часа езды на электричке, и он собирался переехать туда на постоянное местожительство. Тем более что совсем уже замучили сквоттеры – накачанные дешевым портвейном музыканты и художники со своими подругами, захватывающие опустевшие помещения на день-два. Но если господам не мешают шумные компании по соседству, то на пару дней остановиться – в самый раз квартирка.

А пока что Панкрату предстояло раздобыть новые паспорта, себе и Люсе. Предстояло – в который уже раз! – начинать новую жизнь Чтобы «обновить» документы, он решил воспользоваться своими старыми связями, налаженными еще в то время, когда он, Кирилл и Алексей только что вернулись из Чечни и остро нуждались в «чистых» паспортах с московской пропиской. «Подергав» наугад за добрый десяток ниточек в столичном криминальном мире; они разыскали наконец лучшего специалиста по этой части, которого можно было купить за деньги.

Семидесятилетний старик по прозвищу Гриб, трижды сидевший за подделку документов еще на малолетке, с момента последней «детской» ходки дал себе зарок больше не попадаться и за долгие годы практики довел качество своих «изделий» до высочайшего уровня. Он работал в «кооперативе» со своими сыновьями, коих у него было двое. Здоровенные лбы, обеспечивавшие батьке спокойные условия труда и безопасность. За это он снабжал их деньгами, которых хватало на всех – грибовские подделки в бандитском мире ценились высоко.

Панкрату оставалось только надеяться, что за время, прошедшее с момента их первой и последней встречи, старик не помер.

* * *

Люся очнулась к трем часам дня.

Она тут же попросила пить; поколебавшись, Панкрат оставил ее на десять минут и вышел в магазин, чтобы купить грейпфрутовый сок: горький, он прекрасно утолял жажду. Почувствовав вдруг, что у него тоже чертовски пересохло в горле, Панкрат взял два пакета.

– Как себя чувствуешь? – спросил он, когда девчонка наконец оторвалась от почти что опустошенного «тетрапака».

– Хреново, – передернув худыми плечами, ответила Люся. – Между ног будто танк проехал.

Панкрат поморщился.

– Давай-ка без этих… – он замялся, подбирая слово. – Без этого.., цинизма, в общем.

Люся снова пожала плечами.

– Вы же сами спросили, – произнесла она с совершенно невинным видом. – Как чувствую, так и ответила.

– Ладно, проехали, – Панкрат махнул рукой. – Надо подумать о том, что мы с тобой будем дальше делать.

– «Мы»? – скептически переспросила Люся. – Это как понимать? Удочерить меня решили, что ли? Так я не напрашивалась, между прочим.

Да, разговор выходит не из легких, подумал Панкрат.

В глубине души он даже пожалел, что не остался в ресторане китайца Лю в тот вечер. А ведь не раз, бывало, сиживал там допоздна.

Он тут же отогнал от себя эту мысль. Раз уж судьба подкинула ему такую проблему – значит, нужно дать достойный ответ судьбе. В общем, как ни крути, а за девчонкой присмотреть нужно. Хотя бы сейчас.

Вслух же он произнес:

– Да, мы. И не ухмыляйся так. Я тебя не для того прошлой ночью у каких-то ублюдков отбил, чтобы на следующий день ты по своей глупости пулю получила. Ясно?

В его голосе послышались металлические нотки. Люся явно хотела что-то сказать в ответ, но смолчала. Только кивнула в знак согласия.

– Значит, ясно, – вздохнул Панкрат. – А теперь нам предстоит самое трудное. Вернее, тебе, – тут же поправился он. – Сможешь рассказать о том, что случилось прошлой ночью?

Глава 6

Аналитический центр «Восток – Запад» имел несколько офисов в престижных районах Москвы и два филиала в Санкт-Петербурге. «Сердцем» этого центра было трехэтажное здание в форме буквы "П", расположенное в одном из кварталов дорогих новостроек на северо-западе, всего в нескольких километрах от МКАД, в окружении отелей и административных зданий. Деятельность организации включала в себя «исследования существующих и разработку новаторских политических технологий с целью влияния на процессы глобальных взаимодействий между субъектами Федерации и странами Содружества». По крайней мере, так было указано в Уставе организации и тех немногочисленных рекламных проспектах, которые можно было найти исключительно в ее офисах.

В общем-то, голословной декларацией это нельзя было назвать: в центре существовал отдел, который в действительности занимался именно этим направлением. Его специалисты неплохо зарабатывали, выполняя конкретные социополитические исследования по заказам тех, кто предпочитал играть наверняка на политическом поле и был готов за это платить.

Кроме этого, они ездили с докладами на различные форумы и конференции, где их всегда выслушивали с большим вниманием – и, разумеется, не бесплатно. В качестве экспертов их приглашали для консультаций по самым разным поводам, что также подразумевало получение солидных гонораров, за исключением тех случаев, когда приходилось работать на правительство, предпочитавшее недорогих энтузиастов. Тогда центр благоразумно понижал ставки, порой – до нуля. Ведь все-таки именно правительство и дало в свое время добро на его создание.

Зато счета организации никогда не проверяла налоговая инспекция.

«Под» экспертами работали четырнадцать отделов сбора и обработки информации, сгруппированные по категориям и регионам. Их сотрудники занимались типичной «белой разведкой», но исключительно для нужд организации. Последней информация была необходима для того, чтобы ее систематизировать, проанализировать и синтезировать в доступных формах.

В результате такой обработки даже бесполезная на первый взгляд информация превращалась их в ценные – в обоих смыслах слова – сведения, поскольку становилась зеркалом, отражающим вполне определенные тенденции в различных сферах жизни общества, а также особенности этих тенденций в зависимости от географии объектов исследования.

Собственно, сбор информации подразумевал ежедневное изучение общедоступных печатных и электронных ее источников: газет, журналов, альманахов, бюллетеней, телепередач, радиопрограмм, веб-сайтов и интернет-порталов. В каждом отделе, занимавшемся подобной работой, числилось не меньше десяти сотрудников. Самым большим был отдел политики и социальных взаимодействий – туда входило сорок восемь человек.

Обработкой информации занимались здесь же, но уже не вручную, а с помощью специального программного обеспечения, созданного специального для этих целей сотрудниками IT-департамента. Таковых в центре насчитывалось восемь, из которых шестеро были собственно программистами, а двое – профессиональными хакерами, нанятыми для обеспечения безопасности в компьютерной среде центра. В свободное время хакеры занимались тем, что по жребию атаковали защиту компьютерных сетей центра в поисках пресловутой бреши. Впрочем, тем же самым им предписывалось заниматься и в рабочие часы, так что ничего странного, кроме хронического перевыполнения плана, в этом не было. Иногда хакеры отвлекались на виртуальные разборки в Quake, самодеятельный взлом корпоративных серверов по всему миру, и сноуборд.

Центру приходилось содержать целую армию технического персонала и уборщиков. Кроме того, была расквартирована в его стенах и настоящая армия – четыре десятка крепких ребят с весьма внушительными габаритами, в черной форме, с автоматами на плечах и шокерами размером с дубинку на поясных ремнях. Они дежурили в центральном корпусе центра, а также в левом и правом крыле здания – разумеется, исключительно на трех верхних уровнях.

О существовании подземных этажей охране, как и всем остальным штатным работникам, было известно мало. Да и сведения эти ни в коем случае нельзя было назвать вполне достоверными.

Доступ к подземной части центра имели от силы полсотни человек. Они не числились в списках сотрудников организации, но появлялись здесь как минимум раз в неделю и свободно перемещались по всему зданию. Эти люди были единственными, кто никогда не надевал никаких бэджей.

Спуститься в подземелье можно было на самом обычном лифте. Однако для того, чтобы активировать еще две кнопки на его панели, регулирующих движение вверх-вниз, нужна была специальная идентификационная карта с магнитным кодом, изменявшимся каждую неделю.

На случай если сыщется специалист, который не только пожелает, но и сможет подделать этот пропуск, было приготовлено еще несколько сюрпризов. Каждого, кто спустится вниз, ожидал хитрый дактилоскопический замок, а вдобавок – сканирование сетчатки глаза. Если данные не соответствовали помещенным в базу, кабина лифта становилась тюрьмой для неудачника Но пока что попыток вторжения не было.

* * *

Перед главным входом белоснежного трехэтажного здания стояло несколько автомобилей престижных марок. Марк Эрдман, руководитель отдела «ноль», не стал останавливаться здесь, хотя и мог бы Его серебристый «БМВ», тихо шурша шинами по идеально ровному асфальту, обогнул левое крыло здания и остановился у металлических ворот, перегораживавших въезд во внутренний двор.

Снаружи охрану не выставляли никогда. Предполагалось, что каждый, заехавший с этой стороны, либо имеет возможность самостоятельно проникнуть во двор, либо нет.

У Марка такая возможность была.

Он открыл бардачок и вынул оттуда небольшое устройство, больше всего напоминавшее пульт дистанционного управления телевизором. Правда, в отличие от большинства пультов, обычно изобилующих различными кнопками, на этом были только две – красная и зеленая Опустив стекло, Марк вытянул руку с пультом в направлении ворот. Он нажал зеленую кнопку, и устройство послало инфракрасный сигнал, отпирающий электронный замок. Створки вздрогнули (это заработал скрытый и почти бесшумный мотор) и медленно разъехались в стороны Марк убрал «пульт» в бардачок и двинул машину вперед Во дворе находились четверо вооруженных охранников и два «мерседеса» – красный и синий. Рядом с этими представительными машинами по-хулигански смотрелся разрисованный оранжевыми, красными и желтыми языками пламени «Харлей-Дэвидсон» с невероятно вытянутой передней вилкой. На этом мотоцикле ездил Ерема.

Марк поприветствовал охранников кивком головы и подрулил к «Харлею». Створки ворот за его спиной так же неторопливо сомкнулись.

Спустя минуту он уже шагал по пустым, ярко освещенным коридорам центра. Система кондиционеров поддерживала в здании постоянную температуру, и здесь было совсем не жарко даже в костюме. В пальцах правой руки Марк держал заблаговременно вытащенную из внутреннего кармана магнитную карточку. В левой – небольшой плоский кейс из серебристого металла с двумя электронными замками.

В просторном лифте, рассчитанном на восьмерых, негромко играла какая-то итальянская музыка и чуть-чуть пахло жасмином Марк вставил карточку в щель распознающего автомата. Тот одобрительно пискнул, и он нажал на кнопку. Кабина, мелко вибрируя, поехала вниз.

Через несколько секунд лифт мягко остановился. Его двери открылись, но за ними оказалась сплошная металлическая стена. Из нее выдвинулась небольшая панель с матовым кружком, по размерам не превышавшим металлический рубль. Марк подошел и прижал к этому кружку большой палец правой руки.

Матовая поверхность засветилась розовым.

– Идет сканирование, – сообщил металлический голос.

Марк вздохнул: процедура, повторявшаяся каждый раз, успела ему порядком поднадоесть.

– Идет распознавание, – снова произнес голос. – Пожалуйста, подождите.

Палец вдруг начало покалывать. Впрочем, Марк знал, что ощущения эти – чисто субъективные, на самом деле работа аппарата совершенно незаметна.

– Идет идентификация, – не унимался голос, – В случае отрицательного результата ваши яйца попадут в музей нашей компании.

Не выдержав, Марк фыркнул. Опять Еремины штучки.

Его коллега не только накачал завидные мускулы, но и был докой по части компьютеров Речевые сэмплы в этом аппарате он заменял регулярно. По его собственным словам, «в чисто эстетических целях». Чтобы хоть как-то разнообразить для своих коллег нудную процедуру идентификации.

– Можно закурить и оправиться, – произнес наконец компьютер голосом героя одного из старых кинофильмов. – Вы действительно тот, кем себе кажетесь.

– Спасибо, – автоматически поблагодарил Марк.

Панель дактилоскопического сканера скрылась. Ей на смену выдвинулся телескопический окуляр, к которому следовало приникнуть одним глазом секунд на тридцать. Чтобы опознаваемый не скучал, тот же самый Ерема несколько усовершенствовал прибор: теперь во время сканирования можно было наблюдать, например, избранные сцены из немецкого порно.

Некоторых это раздражало. Марк воспринимал Еремины проделки как озорство, и не более. О том, насколько оно уместно в такой серьезной работе, можно было судить по-разному.

В любом случае, ни на оперативных, ни на изыскательных результатах, которые демонстрировал Ерема, это никак не отражалось. И те и другие были неизменно высокими.

В этот раз, однако, вместо привычного уже порно Марк посмотрел отрывок из старого диснеевского мультфильма, наверняка скачанного Еремой из Интернета.

Сканирование сетчатки глаза, в отличие от опознания папиллярных узоров, происходило совершенно беззвучно. Когда результат был сопоставлен с тем, что имелось в памяти компьютера, массивная металлическая плита с тихим шипением ушла вверх – будто гильотина, приготовленная для рокового удара.

Чуть-чуть пригнувшись, Марк шагнул в коридор, ярко освещенный вертикальными плафонами, которые были встроены в стены, обшитые пластиком светло-серого цвета.

* * *

Сегодня утром он впервые ощутил, что его карьере грозит серьезная опасность. Банальная ликвидация не только не удалась, но и обернулась позорным бегством. Удача отвернулась от Марка, и девчонку, которую вся его группа, делавшая большие глаза от удивления, смогла-таки разыскать в рекордно короткие сроки, так и не удалось убрать из-за какого-то «непредвиденного» родственника.

Которого к тому же у нее не должно было быть.

Впрочем, в душе Марка постепенно крепла уверенность в том, что никаким родственником девчонке этот мужчина с цепким взглядом серо-стальных глаз не приходится. Так ли это, ему предстояло сейчас проверить с помощью обширнейшей компьютерной базы данных, в составление которой внесли свою лепту все силовые структуры России. Те, кто так или иначе занимался внутренней разведкой и негласной слежкой за людьми, представлявшими особенный интерес для власть предержащих.

Худшим вариантом для Марка было бы узнать, что незнакомец является сотрудником одной из негласно конкурирующих с его отделом спецслужб, которых полно было при всяких структурах типа Совета безопасности и законспирированных самодеятельных организаций вроде нашумевшего Красного Фронта, в котором объединились еще крепенькие отставники ельцинского ФСБ. Такой вариант мог грозить неприятностями по службе – вплоть до того, что морально неустойчивого, хотя и имеющего высокий ранг, сотрудника отправят в бессрочный отпуск под номерную плиту на каком-нибудь из захолустных подмосковных кладбищ.

Поэтому следовало как можно скорее узнать об этом человеке все, что только возможно, и выяснить, с какой целью он использует девчонку. Марк не исключал ни одного из приходивших ему в голову вариантов, в том числе самых бредовых, вроде конкуренции внутри его собственного отдела.

Как только детали будут установлены, Марк запустит механизм ликвидации по всем правилам. Так, чтобы объект не смог укрыться не только в столице, но и вообще в России.

Главное – не опоздать. Ведь кто знает, вдруг этот ушлый парень уже разузнал у своей «подопечной» все, что было возможно, и теперь ведет собственное расследование, приближаясь к самому Марку.

Если вдуматься, Марк оставил ему немаловажную зацепку. Он назвал этой девчонке собственное имя. В общем-то, кто мог тогда предположить, что она выживет?

Именем своим он гордился. По-мужски краткое, благородное, с патрицианским звучанием. Довольно редкое. Теперь это его качество могло обратиться против Марка.

Толковый компьютерщик – если таковой имеется под началом «родственника» – непременно попробует разыскать его, используя этот след. Просеять через «фильтры» возраста и определенных видов профессиональной деятельности. Учитывая степень компьютеризации Москвы, тотальный электронный поиск в данном случае становится вполне возможен.

В конце концов достаточно наглый хакер даже может попытаться взломать базы данных спецслужб – так называемую сеть «Мнемосина».

Если же за незнакомцем действительно стоит целая организация, скорость отработки всех этих оперативных действий можно запросто увеличивать на несколько порядков. И ожидать ближайшей пробы сил уже на днях.

"Погоди, – остановил он сам себя – Не надо увлекаться.

Вполне возможно, что это случайное совпадение. Ну прогуливался крепкий мужик поздно ночью, нарвался некстати на подручных Туши, освободил и отвез в больницу девчонку, поступил во всех отношениях благородно. Без какого бы то ни было двойного дна. Без зловещих теней за спиной.

А у тебя, похоже, просто начинается паранойя, дружище.

Определенно, самое время взять отпуск. Но сначала – убрать подальше от своей головы этот дамоклов меч "

Обо всем этом Марк успел подумать, дойдя до двери в самом конце коридора, длина которого составляла ровно два десятка метров. Автоматический фотоэлемент открыл ее, среагировав на его приближение, и он прошел в залитый ярким светом просторный зал.

* * *

Головной бункер представлял собой помещение площадью в шестьдесят квадратных метров. Здесь стояли четыре мощных стационарных компьютера «Квазар» – детища российских IT-специалистов, работавших по спецзаказу оборонного комплекса. В них использовались исключительно отечественные комплектующие, начиная с процессора «Тайфун», на порядок обгонявшего по производительности западные «пентиумы» и «атлоны», и заканчивая симуляторами виртуальной реальности, значительно упрощавшими работу в пока еще несовершенной сети Интернет, выход в которую осуществлялся на умопомрачительной скорости через выделенную линию министерства обороны и дублировался к тому же спутниковым каналом.

Каждый компьютер был оборудован девятнадцатидюймовым монитором с жидкокристаллическим дисплеем. Кроме этого, в бункере имелся огромный общий экран, занимавший практически всю стену, на него можно было вывести изображение с любого из установленных в бункере компьютеров, объединенных в сеть.

Отсюда можно было получить доступ практически к любой информации, переведенной в цифровую форму, независимо от того, в какой точке мира она находится и насколько хорошо защищена. Даже с элементарным подбором двадцатизначного пароля все четыре компьютера, работая одновременно, справлялись за каких-то шестнадцать часов. А штатные хакеры, коих под началом Марка было целых два, могли пройти сквозь любой корпоративный файерволл – защитные программы, которые использовали всевозможные фирмы и организации, – как нож сквозь масло.

Именно возможности компьютерной техники и собирался использовать Марк для установления личности человека, который помешал ему устранить знавшую слишком много девчонку.

Войдя в основное помещение бункера, он обнаружил, что находится здесь не один. За компьютером, который использовался в качестве сервера и хранилища данных, сидел Ерема.

Всякому постороннему человеку странно было бы видеть эту гору мускулов рядом с изощренной вычислительной техникой, но Марк-то знал, что Ерема – не только отличный стрелок и рукопашник, но еще и классный программист.

– Привет, – поздоровался он, войдя.

Ерема, не поднимая головы, что-то буркнул в ответ.

– Не в духе? – поинтересовался Марк. – Давно здесь сидишь?

– Часов пять, – нехотя отозвался тот.

Сам Марк ушел из бункера сегодня утром, после того как просмотрел видеоархивы клуба «Титаник», уничтожил ролик с собственным участием и отправил по мэйлу пакет компромата вкупе с информацией о деятельности почившего в бозе злачного заведения журналисту самого популярного в столице бульварного листка. Там было все необходимое, включая и парочку откровенных фотографий. Для затравки выбрали одного из крупных бизнесменов, в следующем году собравшегося поучаствовать в выборах, и председателя межпарламентской комиссии по расследованию причин катастрофы на одной из атомных подводных лодок, который зашел слишком далеко, раскапывая непрезентабельные факты махинаций в довольно-таки высоких сферах государственной власти.

– Ты перекусил хоть? – спросил Марк, впрочем, не столько из чувства искреннего участия, сколько для проформы.

Ерема кивнул.

– В холодильнике еще осталось, – после паузы добавил он. – Ветчина, сыр, джус, пару салатов. Присоединяйся.

После его слов Марк внезапно ощутил сильнейший приступ голода. Заглянув в холодильник, который был встроен в стену, он сделал себе несколько бутербродов с бородинским хлебом и рокфором, съел их, запил апельсиновым соком и вытер губы бумажным полотенцем.

– Новости по нашим баранам есть? – спросил он Ерему, садясь за один из свободных компьютеров.

Вместо ответа тот щелкнул мышкой, взял со стола пульт дистанционного управления и включил экран, вмонтированный в стену. На нем тут же появилось изображение авторитетного новостного интернет-портала. На странице, которую открыл Ерема, доминировал крупный заголовок «гвоздевого» материала: «Самоубийство антикоррупционера».

– Самый свежак, – мрачно произнес он. – Слушай, Марк, мы ведь не такой вариант предполагали? Да и руководство вроде бы не слишком напрягало, а?

Руководитель отдела «ноль» не ответил: он уже читал первый абзац материала, выделенный полужирным шрифтом.

"Сегодня в полдень у себя на даче свел счеты с жизнью председатель антикоррупционной комиссии Андрей Сорокин.

Его труп обнаружил охранник, прибежавший на звук выстрела в кабинет Сорокина. Рядом с телом был обнаружен пистолет «Макарова» и, по неподтвержденным данным, цифровой видеодиск с какой-то компрометирующей записью."

– Говно, – не выдержал Марк, дочитав до этого места. – Придурок слабонервный.

Он еще раз посмотрел на фото Сорокина, взятое в черную рамку: еще не старый, но с лицом умудренного жизнью человека. Главному российскому борцу с коррупцией очень шла седина в буйной шевелюре, тщательно уложенной дорогим парикмахером.

Потом Марк вспомнил о том, что у Сорокина было двое детей, а в прошлом году он был назван секс-символом левых сил.

– Операция «Иглоукалывание» накрылась медным тазом, – пробормотал Эрдман. – Куда смотрели аналитики?

Гоблин бил себя в грудь и клялся, что психотип просчитан на сто процентов. Волевой, прирожденный лидер, никаких суицидальных тенденций… На тебе.

Ерема почесал переносицу. Взял со своего стола пластиковую папку-файл, вынул несколько листков с текстом, полистал.

– Последний доклад Гоблина на тему самоубийства Сорокина… – пояснил он в ответ на вопросительный взгляд Марка. – Ага, вот… – он быстро пробежал глазами страницу. – После недавней смерти матери – согласись, этого наши просчитать не могли – Сорокин начал принимать транквилизаторы.

Слабые, но из тех, которые обладают целым букетом побочных эффектов. Вполне могли повлиять на стереотипы поведения… вкупе с алкоголем. Там, – он кивнул в сторону экрана, – ничего не написано про то, что в кабинете была початая бутылка «Чивас Регал». Ну а ты знаешь, как говорит Гоблин: душа – это продукт химических реакций… Но в самом деле, не отменять же было операцию после разгрома «Титаника».

– Про отмену никто и не говорит, – Марк подошел к холодильнику и налил себе еще сока. – Нужно было силу воздействия как-то уменьшить. Не видеодиском его придавить, а хотя бы парочку фотографий подбросить. Например: Сорокин, входящий в клуб «Титаник», и Сорокин же, выходящий из него. Остальное дорисовало бы его собственное воображение. А тут – полтора часа жесткого порно. Кто такое выдержит на трезвую голову?

– Тем более что он как раз трезвым-то и не был, – будто бы с сожалением вздохнул Ерема.

Они замолчали.

– А что с нашим борзописцем? – спросил Марк через полминуты, с отсутствующим видом глядя на экран. – Схавал наживку?

Ерема повернулся к компьютеру и взялся за мышь.

– Минутку, – он вышел в Интернет и проверил почту по одному из многочисленных адресов, которыми пользовался отдел «ноль». – Получил твой писака наш мэйл. Даже «спасибо» сказал. Сейчас уже, наверное, материал строчит. Глядишь, в вечернем выпуске и почитаем. Что-нибудь вроде:

«„Титаник“ пошел ко дну.., и потянул за собой высокопоставленных извращенцев».

– Слишком круто, – заметил Марк. – Я намекнул ему, что очень важно не переборщить. Иначе его задницу найдут где-нибудь на свалке. Причем не люди, а голодные дворняги.

– Ты всегда отличался врожденной деликатностью, – усмехнулся Ерема.

Эрдман посчитал тему закрытой и перевел взгляд на экран загрузившегося «Квазара». Абсолютно чистое поле успокаивающего серо-голубого оттенка – операционная система «Древо. I», разработанная российскими программистами специально для этих компьютеров, была практически полностью основана на всплывающих меню и позволяла использовать одновременно любую другую операционку, будь то «Windows» или «MacOS».

Марк сел за стол-подкову и вошел в систему под общим паролем. На экране появилось изображение крутящейся рулетки и скачущего по ней шарика. Со звуком пистолетного выстрела тот угодил в гнездо «ноль» – или, как говорят профессиональные игроки, «зеро», – и на экране возникла надпись черным по красному: «Добро пожаловать в ад».

Хмыкнув, он набрал свой личный пароль и нажал enter.

Экран мигнул и сменил цвет на пепельно-серый – это поле Марк выбрал по рекомендации Гоблина, психофизиолога, руководившего группой аналитиков-психологов в подчинении спецотдела поведенческого прогнозирования. Настоящую фамилию его никто не знал, а прозвище появилось благодаря примечательной внешности: невысокий, сутулящийся, с горбатым носом и узкими, вечно кривящимися губами, он удивительно походил на одноименного персонажа из диснеевских мультфильмов.

«Гармонизирует отношения личности и Вселенной» – так пояснил Гоблин свою рекомендацию насчет выбора цвета для десктопа. Тогда Марк над ним просто посмеялся. Придя в бункер, однако, первым делом убрал из палитры «sky» – небо – и вместо него установил «ashes» – прах.

Сейчас он очень нуждался в этой самой гармонизации.

Ему, по сути, было плевать, что операция «Иглоукалывание» дала трещину и одна из ключевых фигур, которыми планировала манипулировать Контора, самоликвидировалась, тем самым радикально изменив расклад и поставив авторов операции в затруднительное положение. Аналитики разберутся с возникшими трудностями и выдадут новые рекомендации. Не поспят ночку, глотнут своих умных пилюль – в первый раз, что ли?

А вот ему следовало как можно быстрее позаботиться о себе. То есть разыскать и ликвидировать свидетельницу, угрожавшую не только его карьере, но и жизни.

Поэтому нервы его были натянуты как струны.

Первым делом Марк вышел в Интернет и проверил ящик для оперативных электронных сообщений по адресу, который был известен только сотрудникам отдела. Там его ожидал архивный пакет с тремя графическими файлами, открыть который, кроме отправителя, мог только тот, кто неким образом узнал придуманный им пароль.

Скачав пакет на винчестер своего «Квазара» и поместив его в личную «папку», Марк набрал в строке поисковика адрес крупнейшего телефонного сервера в сети Интернет. Потом, когда тот открылся, он надел наушники с микрофоном и позвонил на мобильник одного из сотрудников отдела. Сегодня утром тот страховал Эрдмана во время его визита в клинику, и Марк, которому пришлось экстренно покинуть это заведение, столкнувшись с незнакомцем в семнадцатой палате, успел дать своему коллеге задание сфотографировать «родственника» и проследить за ним как можно дольше.

Для обычной мобильной связи бункер был недоступен: полностью экранированный от всех известных науке видов излучений, он не пропускал сигнал от источника, находящегося снаружи, а также не выпускал сигнал изнутри. Вот почему Марк вынужден был воспользоваться промежуточными средствами связи, позволявшими виртуально выйти за пределы штаб-квартиры отдела «ноль», физически не покидая ее.

– Слушаю, – раздался в наушниках голос сотрудника, использовавшего звучный ник «Терминатор».

– Привет, Термос, – Марк внутренне усмехнулся, представив выражение досады на лице абонента. – Это Босс. Нужен пароль к твоей посылке. Брось-ка мне сообщение в реальном времени.

– Не вопрос. Лови.

Секундой позже на экране монитора вспыхнула надпись:

«Получено письмо. Вскрыть?».

– Спасибо, – поблагодарил Марк, перетаскивая файл в свою личную папку. – Как поработалось?

– Хреново, – ответил тот. – Но пару снимков я успел сделать. Потом он очень грамотно меня «отрезал» и ушел. Я едва тачку не испортил о какой-то грузовик, – он выдержал паузу и спросил:

– Слушай, а кто это вообще? И при чем здесь девчонка? Наши ропщут, хотят все знать.

– Нужно было в детстве одноименный киножурнал смотреть, – отшутился Марк. – Все, пока. Придет время – узнаете.

Надеюсь, оно никогда не придет, подумал он, выходя из сети Интернет.

Марк бросил взгляд на Ерему: тот сидел спиной к нему и вроде как по-прежнему смотрел на большой экран. Сняв наушники, Марк выдвинул верхний ящик в боковой тумбе стола и взял оттуда плоскую деревянную коробочку с позолоченной защелкой. Откинул крышку, достал длинную и толстую сигару, свернутую из цельных листьев настоящего кубинского табака, и прикурил.

Теперь можно было поработать.

Собственно, работать предстояло компьютеру. И очень напряженно.

Открыв «посылку», Марк некоторое время изучал фотографии человека, помешавшего ему сегодня утром, и одновременно раскуривал сигару. Одно фото в анфас, два в профиль – слева и справа, одно со спины. Вот он выходит из клиники, вот садится в машину, вот выдыхает сигаретный дым. Фотографом Терминатор был классным.

Марк обработал снимки с помощью трехмерного редактора и получил математическую модель головы незнакомца.

Теперь нужно было сопоставить ее с теми восьмьюдесятью шестью миллионами, которые хранились в интегрированной базе данных Сети Безопасности – образования, аналогичного Интернет, но поддерживаемого IT-специалистами только российских спецслужб. И доступного, естественно, лишь их сотрудникам.

Отдел «ноль», будучи структурой полумифической, официальным участником СБ не числился. То есть не мог никоим образом ее модифицировать – например, убрать какие-то компрометирующие данные или добавить дезинформацию. Но вот пользоваться наработками коллег – всегда пожалуйста.

Что и собирался сделать Марк.

– Ерема, – окликнул он напарника, когда на экране развернулось рабочее окно базы персоналий и запустилась программа-идентификатор. – Заканчивай там. Мне надо всю сеть задействовать.

Тот без слов закрыл все программы, с которыми работал, поднялся из-за стола и до хруста в костях потянулся. Потом, вытащив из кармана джинсов сигареты, прикурил и в задумчивости встал у решетки ионизатора.

Марк импортировал все четыре снимка в рабочую среду идентификатора и тоже встал, зажав в зубах дымящуюся сигару. Компьютерная сеть бункера была готова к обработке огромного массива информации, накопление и систематизация которого заняли у спецслужб не один десяток лет. По сути, этот процесс можно было уподобить кропотливому просеиванию песчинок через сито с целью отыскать две абсолютно одинаковые. По предварительной" оценке компьютера, на все могло понадобиться от восемнадцати до двадцати двух часов.

Если, конечно, на помощь «Квазарам» и Марку не придет счастливый случай.

Разумеется, он не исключал и отрицательный результат.

Но и тогда у него оставалась еще одна возможность – рискнуть и осуществить то, что на официальном языке называется «несанкционированным проникновением», то есть взломать секретные базы данных сотрудников спецслужб, поддерживающих Сеть Безопасности. Он никак не мог забыть слова Терминатора: чтобы грамотно «отрезать» хвост, нужно иметь вполне определенные навыки. В школе такому не научат, если только это не школа Конторы. Это был еще один факт, говоривший в пользу той версии, что «родственник» мог оказаться бывшим или действующим сотрудником спецслужб. В таком случае данные о нем следовало искать в списках личного состава организаций, предпочитавших не афишировать свою деятельность.

Найти их было вполне реально, поскольку ни одна из этих структур не превосходила в техническом и программном оснащении отдел «ноль».

А значит, проигрывала в защите собственной информации.

Размышляя таким образом, Марк совершил еще один набег на холодильник. Нарезав ветчину, он поинтересовался у Еремы:

– Тебе бутерброд сделать?

Тот не ответил. Молча стоял и курил, хотя сигарета догорела уже почти до самых пальцев.

– Слушай, ты с какой ноги встал? – нахмурившись, спросил Марк.

– Со средней, – мрачно ответил тот.

– Мутант, что ли? – попытался пошутить Эрдман.

– Я-то нормальный, – резко бросил Ерема.

Тон, которым была сказана эта фраза, Марку не понравился.

– Ну извини, если обидел, – начал было он.

– Не стоит извиняться, – остановил его Ерема. – Послушай, Марк, мы же друзья, верно?

При этих словах он внимательно посмотрел в лицо Эрдману, словно ища поддержки.

Тот кивнул.

– Я могу говорить с тобой на правах твоего друга, Марк? – продолжал допытываться Ерема.

– Конечно, – с некоторым недоумением ответил тот, пытаясь понять, куда же клонит его напарник.

– Я хочу сказать тебе, – на лице Еремы появилось такое выражение, будто ему предстояло вот-вот кинуться в ледяную прорубь, – кое-что о «Титанике».

Марк непроизвольно напрягся. В области солнечного сплетения образовалась пустота – так интуиция, по обыкновению, предупреждала о неприятностях.

– Ты ведь был там, – Ерема не спрашивал, он констатировал факт.

– Конечно, – постаравшись, чтобы его голос звучал совершенно естественно, тут же отозвался Марк. – Об этом знает вся наша группа, – он усмехнулся. – Обкатал членскую карточку, провел рекогносцировку, «засветился» перед охранником – только и всего. Или ты предпочел бы взрывать входную дверь пластитом?

– Ты не просто «засветился», Марк, – покачал головой Ерема. – Видишь ли, несколько дней назад я написал одну небольшую программку.., просто так, безо всякого умысла, – быстро произнес он. – И решил обкатать ее на нашей системе, – он снова запнулся. – Ведь у нас нет секретов друг от друга, верно?

– Что за программа? – со спокойствием сфинкса поинтересовался Марк.

– Понимаешь, она через определенные промежутки делает полные копии, точные, если так можно выразиться, «слепки» оперативной памяти компьютера, – пояснил Ерема. – Мне было интересно, как она сможет работать с большими объемами информации. Например, с тем же видео. Поэтому я установил ее в сеть, и последние три дня она функционирует в режиме тестирования…

Ерема замолчал.

– Ну? – уронил Марк.

Впрочем, он уже знал, что именно услышит.

– Сегодня я пришел, чтобы посмотреть результаты, – слова давались ему тяжело, словно он катил в гору огромные валуны. – И.., я думаю, ты знаешь, что я увидел.

Он по-прежнему стоял спиной к Марку, и голос его звучал необычайно глухо. Так, словно доносился из погреба. Рука с потухшим окурком дрожала на весу. Было хорошо видно, как напряглись узловатые, словно корни деревьев, мышцы его шеи.

Итак, Ерема видел… Видел кадры с того диска, который Марк, перед тем как уничтожить, еще раз внимательно просмотрел.

– Где эти файлы?

– Их никто не видел, кроме меня, – быстро произнес Ерема. – Никто из наших не знает даже, что они существуют. Послушай, Марк, я не осуждаю, нет. Тебе нужен врач. Да, у тебя есть проблема, но зачем носить ее в себе? Зачем кому-то еще страдать от этого?

Ерема говорил быстро и с каждым словом все больше сутулился, словно на плечи ему давила непосильная тяжесть.

Он по-прежнему не оборачивался, и без того прекрасно понимая, что сейчас делает его напарник.

– К врачу, говоришь? – Марк был абсолютно спокоен. – Спасибо за совет. Я завтра же запишусь на прием. К лучшему психоаналитику в этом гребаном городе. Уверен, что он, конечно же, решит мою.., проблему.

Говоря это, Эрдман медленно тянул из подмышечной кобуры пистолет.

– Марк, мы же с тобой друзья, – голос Еремы сорвался. – Я тебя со школьной скамьи знаю. Не делай этого, Марк.

Уходи в отставку и лечись, слышишь! – он почти кричал.

– Ты не хуже меня знаешь, что с этой работы в отставку не уходят, – процедил Марк, снимая предохранитель. – Где спрятаны файлы?!

– В корневом каталоге, диск «эр», расширение «ави», – быстро произнес Ерема. – Доступ парольный…

– Пароль!

Ерема четко и раздельно назвал последовательность из двенадцати знаков. Не опуская пистолета, нацеленного ему в затылок, Марк свободной рукой навел курсор мыши на иконку Microsoft Word, запустил программу и набрал этот пароль, потом сохранил во временном файле.

В висках клокотала кровь. На мгновение ему показалось, что он вот-вот потеряет сознание. Даже чуть-чуть потемнело в глазах – так, будто откуда-то вдруг упала тень, накрывшая бункер и все, что в нем было.

Он заскрипел зубами и по-бычьи наклонил голову, по-прежнему не выпуская Ерему из поля зрения.

– Прощай, друг.

– Марк, стой'.. Ты не все знаешь, – скороговоркой затараторил тот. – Я подстраховался, Марк, специально ради такого случая… Я предполагал, что ты… В общем, существует еще одна копия этого файла. И если ты меня…

Последняя фраза потонула в грохоте выстрела, который в замкнутом пространстве бункера прозвучал оглушительно.

Пуля ударила Ерему в бритый затылок и бросила его на колени. Решетку ионизатора и часть стены забрызгало красным и серо-розовым.

Марк, словно оглушенный, погрузился в абсолютное безмолвие. Он уронил пистолет на пол, но тот упал совершенно бесшумно. Словно в кино, когда в телевизоре отключаешь звук.

С минуту Эрдман сидел неподвижно, уперевшись остекленевшим взглядом в залитый кровью угол, и пытался понять, почему человек на полу совершенно недвижим. Провел рукой по лицу, словно стирая память о происшедшем, смахивая липкую паутину реальности.

Звуки вернулись, только теперь они были в тысячу раз сильнее, чем обычно. Шаги Марка отдавались под сводом его черепа, словно бой часов на Спасской. Но тем не менее он поднялся и на деревянных ногах подошел к телу.

Что он хотел сказать.., в самом конце.., что-то про копию?

Марк застонал от боли, пульсирующей в голове. Эхо выстрела ворочалось в ушных раковинах, задевая барабанные перепонки; молоточки что было мочи били в наковаленки, и грохот никак не прекращался.

Ему хотелось проклясть себя за свою импульсивность, за слепую ярость, охватившую разум. «Есть копия…» – проговорил Ерема, но палец уже нельзя было остановить. Теперь он скорее всего никогда ее не отыщет.

Эрдман вздохнул. Вернулся назад и, подняв пистолет, сунул его за пояс джинсов.

Предстояла серьезная уборка.

Вот и отлично, зло сказал он сам себе. Будет чем заняться, пока компьютеры ведут поиск. После вчерашней операции вся группа получила выходной, так что и отвлекать его будет некому.

* * *

Марк поднялся на первый этаж и заглянул в помещение, где хранился немудреный инвентарь уборщиков. Там он прихватил несколько черных пластиковых пакетов – тех, в которых обычно выносят мусор, – и вернулся с ними в бункер.

На недоуменные взгляды, которыми украдкой провожали, его охранники, Марку было плевать.

За его недолгое отсутствие воздух в просторном помещении успел приобрести железистый привкус крови. По крайней мере, так показалось Марку, когда он вдохнул полной грудью.

С некоторыми трудностям" – все-таки Ерема весил почти сто килограммов – Эрдмана удалось упаковать его тело сразу в три пластиковых мешка. Он сделал это, чтобы не вытекала кровь, продолжавшая сочиться из той кошмарной раны, в которую пуля превратила лицо Еремы.

Когда с этим было покончено, Марк, тяжело дыша, выпрямился и, чувствуя пульсирующую боль в спине, посмотрел на продолговатый сверток у своих ног. Непроницаемо черный пластик блестел в ярком свете плафонов.

В ящике его стола был спрятан НЗ – плоская бутылка Teacher's. Отвинтив пробку, Марк сделал несколько жадных глотков прямо из горлышка. Жидкий огонь стек по пищеводу в желудок, и через несколько секунд волна дурманящего тепла ударила в мозг.

Приложившись к бутылке еще раз, он спрятал ее обратно в стол.

Нужно было приступать ко второму этапу уборки.

В бункере имелся пылесос. Как и везде, здесь полагалось время от времени бороться с вездесущей пылью. Разумеется, никто и никогда не собирался допускать сюда уборщиков сверху, поэтому всю подобную работу приходилось делать самим сотрудникам отдела. Благо пылесос был с горячим отпаривателем. На него Марк и возлагал все свои надежды.

Вытащив агрегат из небольшой стенной ниши, он принялся удалять со стен и решетки кондиционера кровь и частички мозга, перемешанные с осколками лицевой кости. В его черепной коробке плескался алкогольный прибой; чтобы усилить его шум, Марк время от времени останавливался, подходил к столу и ненадолго прикладывался к бутылке виски.

Белая струя нагретого пара, словно влажный язык, легко очищала поверхность керамической плитки до ослепительного сверкания. К тому времени, когда следы перестали существовать, Марка уже довольно серьезно качало. А еще нужно было вытащить тело наверх, погрузить в БМВ и увезти подальше отсюда.

Эрдман решил, что обратится за помощью к какому-нибудь охраннику из ночной смены.

Потом, разумеется, парня придется убрать, но это его не смущало.

Глава 7

Все то время, пока длился рассказ Люси, Панкрат беспокоился, чтобы воспоминания о случившемся не спровоцировали у нее очередной приступ. Он неотрывно следил за лицом девушки, выражение которого оставалось совершенно безучастным даже тогда, когда она говорила о вещах настолько ужасных, что Панкрат, привыкший тщательно скрывать свои чувства, невольно скрежетал зубами. Люся ничего не скрывала, не опускала никаких подробностей, и порой Панкрат просто поражался цинизму, звучавшему в ее, в общем-то, приятном голосе.

За полтора часа он узнал о ней практически все. Впрочем, Панкрат не сомневался, что некоторые страницы Люсиной биографии – просто-напросто выдумка, но пока что не мог отделить дезинформацию от того, что с уверенностью можно было назвать истиной.

Единственное, в чем он был уверен на все сто, – это в описании событий позапрошлой ночи.

– ..Он прижался ко мне всем телом и прямо в ухо прошептал: меня зовут Марк, сука, – говорила Люся бесцветным голосом автомата. – Это имя я точно запомнила. От него пахло дорогой туалетной водой – может, «Адидас Айсдайв». Татуировка на плече, вот здесь, – она показала на себе. – Модная такая, черно-белая, что-то вроде водорослей. Сам весь.., очень спортивный.

Панкрат, уже минут пять мявший в пальцах сигарету, спросил:

– А куревом от него не пахло?

Люся бросила на него уничтожающий взгляд.

– Куревом не пахнет, – отчеканила она. – Им воняет.

Потом отрицательно покачала головой и уже без сарказма добавила:

– Нет. Я не думаю, что он курит. Может быть, редко.

И не такую махру, как вы. От вас совсем другой.., запах.

Почувствовав, что краснеет, Панкрат воздержался от уточнений.

– Спасибо и на том, – буркнул он. – Ты мне нарисуй словесный портрет этого типа. , – Зачем? – девушка пожала плечами. – Вы же сами его видели. В клинике.

Панкрат, не удержавшись, хлопнул себя по лбу.

– Слишком много впечатлений за один день, – усмехнулся он. – Все и не упомнишь. Точно, я его видел. Рожа у него какая-то.., еврейская, что ли.

– Ay меня дед – еврей, – вдруг ни с того ни с сего вставила Люся. – Мамин папа.

– Да? – удивился Панкрат. – Ну тогда извини.

– Да ничего, – она хмыкнула и обхватила руками колено. – Я его ни разу в жизни не видела. Он в Израиле живет.

Панкрат посмотрел на сигарету и, подумав, спрятал ее обратно в пачку. У него было совсем немного информации: имя, которое могло оказаться пустым звуком, модная татуировка, в обычное время скрытая одеждой, атлетическое телосложение и уровень дохода выше среднего, о котором свидетельствовал дорогой аромат, если только Люся ничего не перепутала. Плюс словесный портрет, который с помощью современных технологий можно было превратить в изображение, но какой в этом толк для них?

Впрочем, одна идейка у Панкрата все-таки имелась. Он не слишком на нее полагался, поэтому и решил попридержать в резерве, на самый крайний случай.

– Ладно, поехали, – прервав размышления, решительно произнес он. – Закончишь свой рассказ на новом месте жительства.

– А приставать не будете? – неожиданно с вызовом спросила девушка. – Врач сказал, мне пока еще нельзя… это самое. Слишком серьезные повреждения.

– Что «это самое»? – механически переспросил Панкрат, запуская двигатель.

Потом до него дошло.

– ..твою мать! – не выдержав, заорал он на нее.

Люся, не предвидевшая такой реакции, вздрогнула и забилась в правый угол сиденья.

– Во-первых, запомни: я предпочитаю взрослых женщин, – взяв себя в руки, произнес Панкрат каким-то ненатуральным голосом. – Во-вторых, еще раз скажешь какую-нибудь херню на эту тему – и вернешься к врачам. Там тебя не замедлит навестить добрый дядя Марк, экзорцист и утешитель сирот. Ты все поняла?

Она кивнула. Вспомнив, что сказал доктор, Панкрат на мгновение испугался: вдруг реакцией на его крик станет очередной приступ?

К счастью, обошлось.

Когда он выруливал из подземного гаража, Люся спросила:

– А кто такой экзорцист?

– Есть такая профессия – демонов изгонять, – бросил Панкрат через плечо.

* * *

Гриб не подвел: новые паспорта ему и Люсе изготовил в их присутствии, даже не спросив доплату за срочность.

Видно, хорошо помнил старик тот случай, когда Панкрат здорово намял бока его сыновьям-богатырям, вздумавшим кинуть клиента, которого они посчитали лохом.

Сами сыновья, ребята с косою саженью в плечах, предпочитали держаться от него подальше. Младший, сидя в кресле, положил на колени помповое ружье внушительных размеров и не выпускал его из рук. Всем своим видом он давал понять, что всадит в Панкрата заряд картечи при любом, с его точки зрения, слишком резком движении.

Второй сын – его прозвище было Молотобоец – стоял, подпирая косяк двери, за которую удалился сам папаша, чтобы предаться не праведным трудам по изготовлению фальшивых документов. Фотографии для паспорта Панкрат и Люся сделали в салоне «Кодак» на первом этаже дома, в котором жил Гриб; вполне вероятно, что это заведение ему и принадлежало.

В правой руке Молотобоец держал предмет, принесший ему известность и прозвище, – ударное орудие, по виду напоминавшее молот для метания. С помощью кожаной петли на рукоять крепилась к волосатому предплечью толщиной с голень нормального человека. Молотобоец был неразговорчив, но расторопен в деле.

Это мог подтвердить сам Панкрат: во время стычки с братьями его череп едва не познакомился с «молотом», хотя в результате пострадал всего лишь антикварный комод в прихожей.

Знающие люди утверждали, что время от времени Грибов сын не брезгует попробовать силушку молодецкую в нелегальных боях насмерть, где разрешено любое оружие. В пользу этого предположения говорили и многочисленные шрамы на его теле, делавшие Молотобойца похожим на жертву пластического хирурга, страдавшего жестоким тремором конечностей.

Когда он открыл им дверь и показался на пороге, не выпуская свое оружие, Люся ойкнула и испуганно прижалась к Панкрату.

Впрочем, сама она была изукрашена не хуже. Оба брата, не стесняясь, разглядывали лиловеющие следы от укусов на ее руках и шее, пока Панкрат не встретился с ними взглядом.

С этого момента внимание Грибовых «деток» сконцентрировалось на нем – видимо, заныли старые раны.

Около часа они просидели на небольшом диванчике, обитом клетчатым дерматином. По всей видимости, комод, разнесенный в щепки Молотобойцем, был в этой квартире единственной пристойной мебелью. Все остальные предметы интерьера наводили на мысль о том, что местные жители обставляются за счет того, что потихоньку грабят коммунальные квартиры.

Или закупаются исключительно у старьевщика.

Простота обстановки была уж слишком навязчивой, она так и бросалась в глаза. Панкрат ничуть не удивился бы, узнав, что Гриб владеет несколькими квартирами в престижных районах Москвы. Весьма вероятно, что у старика и счет имелся в банке какой-нибудь европейской страны с уравновешенной экономикой. А здесь… Скромно жить не запретишь, однако.

– Что-то недолго ты с папиной ксивой погулял, фраер, – нервно усмехнувшись, нарушил тяжелое молчание Гриб-младший. – Мусора на хвост сели?

Судя по всему, Грибовы детки считали Панкрата кем-то вроде бандита, но не авторитетного вора, а скорее, беспредельщика. Наверное, потому, что он от души поколотил их в прошлую встречу, не оправдав не слишком почетное звание «лох», которое получил, как говорится, по одежке.

Панкрат промолчал. Затевать разговоры не хотелось.

Однако Люся совершенно некстати фыркнула – голос у младшего был писклявый, и феня в его «исполнении» звучала довольно-таки смешно.

Тот недоуменно приподнял сначала бровь, а затем карабин. Молотобоец отделился от дверного косяка в предвкушении потехи, поудобнее перехватил свое оружие. Панкрат пожалел о том, что оставил в машине служебную «беретту».

Но в этот момент открылась дверь кабинета, в котором Гриб трудился над новыми паспортами, и хозяин появился на пороге собственной персоной – хмурый старик в полосатых штанах, с виду напоминавших пижамные, и вытянутом турецком свитере, больших кожаных шлепанцах и квадратных очках с очень толстыми стеклами в старомодной черной оправе.

Ни дать ни взять опустившийся интеллигент.

Папаша коротко глянул на своих чад, и те сию секунду расслабились, мило заулыбавшись.

Гриб подошел к Панкрату и протянул ему два паспорта и водительское удостоверение.

– Теперь она тебе дочка, – прошамкал он. – А прописка у тебя тамбовская, такую по компьютеру проверять не будут.

Хочешь – получай временную, хочешь – прямо сейчас из города сваливай. Права на те же категории… В общем, я свое дело сделал.

– Спасибо, – Панкрат сунул документы в задний карман джинсов – Вот деньги.

Он достал портмоне и отсчитал десять зеленых бумажек с портретами самого любимого в России американского президента – Франклина. Гриб не признавал российские рубли принципиально и все расчеты предпочитал производить в дензнаках США – Пошли, – Панкрат дернул Люсю за руку.

Уже на пороге девушка обернулась и показала младшему язык. Парень побагровел и вскинул было дробовик, но сдержался под сверкнувшим из-под косматых бровей взглядом отца.

Старик дождался, пока на лестнице затихнут шаги «клиентов». Потом он подошел к окну, занавешенному простым, давно не стиранным тюлем. Он выглянул на улицу: мужчина и девушка садились в белые «Жигули» с шашечками на борту, имевшие в меру потрепанный вид.

– Саша, поди-ка сюда, – позвал Гриб.

Молотобоец в два шага пересек комнату и встал рядом с отцом.

– Тачку видишь? – спросил отец.

Сын кивнул.

– Бери машину и дуй за ней. Возьми с собой телефон.

Чтобы каждые пять минут отзванивался мне, понял?

– Ясно, батя Младший с тобой останется, что ли?

– Останется, – кивнул старик. – Брось свою дубину и шевели батонами.

Сын бросился выполнять отцовский приказ.

Когда «Жигули» выехали со двора, Гриб достал из кармана своих полосатых штанов мобильный телефон в корпусе хай-тек и по памяти набрал номер. Потом приложил трубку к уху, а к глазам поднес обрывок газеты, на котором Молотобоец записал номер машины.

– Здорово, Родион, – произнес старик. – Сдается мне, объявился твой друг долгожданный. Ну тот, что со шрамом.

Пауза.

– Да ты не благодари, – Гриб усмехнулся. – Вот если жив останешься – тогда спасибо скажешь.

Еще одна пауза – на этот раз значительно дольше. Старик недовольно поморщился. Так, будто у него разом заболели все оставшиеся зубы.

– Не сквернословь, Родион. Имей уважение к моим сединам. Он только что от моего подъезда отчалил… Нет, на такси.

Не один… Ты не так меня понял. С ним только девчонка какая-то худосочная. Я своего старшего ему вдогон отправил, авось он и проведет твоего человечка до самого логова. Ты телефончик-то не отключай, я сообщу, что да как. Все, бывай.

В тот момент, когда он закончил разговор, во двор выскочил Молотобоец, дожидавшийся в подъезде, пока такси скроется под аркой. Он быстро забрался в черный БМВ, стоявший под окнами, включил зажигание и, вдавив педаль акселератора, вырулил со двора следом за Панкратом.

Гриб спрятал мобильник в карман и прислонился к раме, словно разговор его утомил.

– Ты кому звонил, батя? – поинтересовался младший, ставя в угол ружье.

– Серьезному человеку. Он обещался за любое словцо о нем заплатить, – Гриб мотнул головой в сторону окна. – За любое, понял? Разбор к этому фраеру есть, и нешуточный.

– Что за разбор?

– А это, сынок, уже не наши с тобой рамсы. Этажом повыше, с видом на море.

– Чего? – сощурился младший. – Да он фраер беспонтовый! Гонишь, батя.

– Ну-ка, фильтруй базар! – взвился старик. – Иди-ка ты, в натуре, мясца настругай: старшой вернется, жрать небось спросит. Давай-давай, шевели батонами…

* * *

Амортизаторы «Жигулей», похоже, давно уже пошли вразнос. Даже на ровной дороге машина громыхала, вибрировала и тряслась, будто в ознобе.

Люся, сидевшая на заднем сиденье, кривилась, словно от зубной боли. Потом, не выдержав, пододвинулась вперед, к Панкрату и раздраженно буркнула, не обращая никакого внимания на водителя:

– У меня от такой поездки матка выпадет… Не понимаю, зачем было оставлять джип.

Таксист покосился на нее, но ничего не сказал. Панкрат ответил на эту реплику как можно более холодным взглядом.

Когда он ставил свой «мерседес» в гараже банка на консервацию, коллеги смотрели на него, мягко говоря, с удивлением. Его заместитель на всякий случай полюбопытствовал, не уезжает ли Панкрат за море на отдых, а потом осторожно попросил у него разрешения время от времени пользоваться машиной. С такой тачкой, сказал он, за один вечер телок можно снять больше, чем пешком за месяц. В ответ Панкрат переадресовал его к заместителю управляющего, а насчет турпоездки утвердительно кивнул: да, мол, предвидится двухнедельный круиз по Средиземноморью. Поэтому ставлю коня в стойло и снимаю со счета кругленькую сумму.

Знал бы ты, какой мне круиз предстоит и где, подумал он тогда про себя, стискивая зубы.

Но продолжать ездить на джипе и дальше на самом деле не имело смысла. Это было все равно что прятаться ночью рядом с газовым факелом. Однако пешие прогулки они с Люсей тоже не могли себе сейчас позволить: для них важнее всего была мобильность. Поэтому как можно скорее необходимо было пересесть на не столь заметные, но в то же время надежные «колеса».

Панкрат остановил свой выбор на японском микроавтобусе потому, что вовсе не исключал в ближайшем будущем жизни на колесах. В легковом автомобиле спать, например, можно, но не долго. Другое дело – автобус.

К тому же продавец «хонды» обещал уладить все формальности в течение часа. Оперативность в данном случае тоже значила немало.

Так что сейчас таксист вез их к продавцу. От него они должны были отправиться – уже в новом автомобиле – на квартиру, о съеме которой Панкрат три часа назад договорился по телефону.

А вот что дальше… Панкрат признавался себе честно: чем больше он думал о будущем, тем меньше оно ему нравилось.

Однако кое-какие варианты все же были. Правда, из разряда чисто теоретических. Например, удочерить Люсю, чтобы проще было охранять девушку на протяжении всей последующей жизни, или отдать ее в монастырь по протекции Алексея и переложить это бремя на Господа Бога. Наивность обоих планов угнетала в равной степени.

Конечно, можно было ограничиться программой-минимум: оплатить Люсе полное переливание крови, вылечить ее, сутками дежуря в это время у койки для устрашения киллеров. Однако стоит только Панкрату оставить Люсю, а затем она не проживет и получаса. Почему-то он был уверен, что Марк не отступится.

Был еще выход номер четыре. С тремя восклицательными знаками и большим черепом, намалеванным на двери.

Плюс известная надпись: «Опасно для жизни!».

А впрочем, пятьдесят на пятьдесят.

Этот выход работал по принципу: «Топор – лучшее средство от головной боли». Если враг не сдается, его уничтожают. Сие Панкрат крепко усвоил еще там, на войне.

В том, что Марк капитулировать не собирается, он не сомневался. Отсюда возможен был лишь один-единственный вывод: нужно сделать так, чтобы он перестал угрожать Люсе.

То бишь – ликвидировать его самого. А девушку пока что использовать в качестве приманки.

Само собой, ставить ее в известность об этом не предполагалось.

Вот в таком направлении дрейфовали мысли в расслабленном мозгу Панкрата, пока таксист разыскивал названный им адрес…

* * *

В очереди в кассу – по дороге они остановились у небольшого магазинчика, чтобы взять несколько пакетов сока и разной еды на пару дней, – Панкратов вспомнил, что следовало бы купить и свежих газет. К собранному Люсей вороху желтой прессы он добавил пару-тройку серьезных аналитических изданий. По крайней мере, в последних можно было найти не только сплетни, но и новости.

Он взял сдачу и вышел из магазина, а следом за ним – Люся со стопкой газет.

Панкрат довольно долго петлял на «хонде», разыскивая адрес, который назвал ему хозяин квартиры. В конце концов пришлось поинтересоваться у местного старожила, одиноко вкушавшего пенный напиток в открытом кафе. Потеющий от жары и пива толстяк долго и путано объяснял им дорогу, даже нарисовал Панкрату какую-то схему на своей мозолистой ладони размером с совковую лопату, но безуспешно. Впрочем, он все же указал им с Люсей нужное направление, поскольку оказалось, что улицы, на которой находился искомый дом, официально уже не существовало.

Наконец они отыскали группу «хрущевок» из десяти-двенадцати домов, построенных в своего рода яме – естественном углублении рельефа. За исключением трех зданий, на балконах которых еще кое-где сушилось белье, а во дворах играли дети, все они выглядели неважно: горы хлама под окнами, переполненные мусорные контейнеры, распространяющие зловоние, выбитые стекла и сорванные с петель двери подъездов. Между домами бродили бесхозные собаки и кошки весьма унылого вида; они перемещались стаями под четыре-пять особей и не обращали друг на друга никакого внимания, занятые поиском еды.

«Хонда» начала подпрыгивать на ухабах: асфальт в этом квартале давно пришел в негодность, и чинить его, похоже, уже никто не собирался. Все здесь ожидало прихода «больших денег», вот только жители «хрущоб» вряд ли могли рассчитывать на то, что им удастся вкусить от тех благ, которые принесут с собой инвестиции. Один квадратный метр новой застройки здесь будет стоить скорее всего гораздо больше, чем сейчас вся квартира в несколько комнат.

Панкрат даже удивился, на что рассчитывал местный житель, помещавший объявление о сдаче жилплощади в "этом загнивающем заповеднике социалистического строительства.

Впрочем, нам эта квартира подошла, подумал он. Почему бы не найтись и другим людям с такими же запросами?

Подъезжая к нужному дому – полустертый номер был все еще различим на грязном кирпиче стены, – Панкрат обратил внимание на компанию людей в самой разной, как поношенной, так и новенькой «с иголочки», одежде, сидевших вокруг большого костра из строительного мусора. Это, наверное, и были те самые сквоттеры, о которых предупреждал его хозяин квартиры, – бродяжничающие представители богемы, самовольно захватывающие пустующую муниципальную собственность.

Потом они поднялись в квартиру, которая находилась на третьем этаже. Панкрат, собравший на всякий случай все, что могло понадобиться им в длительном путешествии, потащил на себе два рюкзака, а в руках еще и большой пакет с едой.

Люся несла стопку газет и, вертя головой, с живым интересом рассматривала стены, покрытые затейливой графикой на сексуальную тематику. Взглянув на эту девчонку впервые, никто бы не сказал, что совсем недавно над ней надругались на редкость жестоко и извращенно.

Хозяин оказался мужчиной лет пятидесяти, с лысиной и свекольно-красными щеками. Еще у него были вставные зубы, а на носу плотно сидели очки в железной, местами ржавой оправе. Он встретил их грустной улыбкой и взглядом, в котором ясно читалось примерно следующее: «И как тебе, взрослому мужику, не стыдно путаться с этой пигалицей?»

Либо: «Как тебе, пигалице, не стыдно…»

Вслух он, однако, ничего не сказал. Молча взял деньги, пересчитал их, предварительно послюнив желтый, с неровно обрезанным ногтем указательный палец. Потом удовлетворенно кивнул и передал Панкрату ключ от входной двери.

– Холодильник работает, мебель имеется, телефон подключен, но межгород блокирован, – сообщил он каким-то тоскливым голосом. – Через три дня я вернусь. Счастливо оставаться.

И он, подхватив с пола залатанный во многих местах рюкзак, вышел. По всей видимости, отправился на электричку.

На ближайшие сутки эти две комнаты должны были стать для них домом.

Панкрат открыл дверь в гостиную и пропустил Люсю вперед. Когда та входила, он впервые за день обратил внимание на то, что она заметно прихрамывает, и вспомнил, как Доктор Циркуль шепотом перечислял все полученные ею повреждения.

– Пойди приляг, – посоветовал он ей. – Я ужин приготовлю.

– Вы и готовить умеете? – совершенно искренне удивилась она, глянув через плечо.

– Почему нет? Деликатесы в моем меню не значатся, но пару яиц разбить и зажарить сумею, – Панкрат хмыкнул. – Если не промахнусь, конечно же.

– Смотрите не перепутайте, – фыркнула она. – Сначала разбить, потом зажарить.

Он рассмеялся.

– А ты не промах. Но в самом деле, приляг. Хочешь, возьми сок и пару яблок, перекуси слегка.

Прилечь в этой квартире можно было на полу или на диване. Люся, разумеется, выбрала второе. Тщательно осмотрев продавленный предмет мебели на наличие паразитирующей живности, она положила под голову свернутый спальник, вытащенный из принесенного Панкратом рюкзака, и улеглась, с блаженным вздохом вытянув ноги.

Минут пятнадцать она вообще не двигалась, прислушиваясь то к саднящей боли внутри, то к негромким, таким домашним звукам, доносившимся из кухни, где хозяйничал Панкрат.

Похоже было, что он мурлычет себе под нос какую-то нехитрую песенку, ужасно, впрочем, фальшивя.

Люся слабо улыбнулась и закрыла глаза…

– Кушать подано, – донесся откуда-то издалека смутно знакомый голос. – Э, да ты уже спишь.

– Не сплю я, – пробормотала она, внезапно ощутив сильнейший голод. – Уже просыпаюсь, то есть.

Люся приподнялась на локтях, а потом открыла глаза. Рядом с диваном стоял Панкрат, держа в руках старый алюминиевый поднос с несколькими тарелками: дымящийся омлет, салат из свежих овощей, тонкие полоски жареного мяса и несколько крупных ломтей свежего хлеба.

К этому прилагался пакет абрикосового сока и отдельное блюдо с очищенными и мелко нарезанными фруктами – его Панкрат поставил на табуретку, принесенную из кухни.

– Здорово… – восхищенно протянула Люся и, вдруг спохватившись, добавила:

– А который час?

Панкрат улыбнулся:

– Пять. Ты минут сорок всего спала, – он внимательно на нее посмотрел. – Что, спешишь куда-то?

Девушка утвердительно тряхнула головой.

– Не понял? – он изогнул бровь.

– Я спешу услышать твою историю, – совершенно серьезно произнесла она. – Я хочу знать, откуда берутся мужчины.

– Оттуда же, откуда и женщины, – буркнул Панкрат, чувствуя, что совершенно по-дурацки краснеет. – Ешь, а то остынет. И не жди никаких историй.

Люся обиженно надула губы. Потом подумала и взяла с подноса вилку: возникшее было желание отказаться от еды из гордости не выстояло в коротком поединке с голодом.

– Я имела в виду – настоящие мужчины, – пояснила она как ни в чем не бывало и воткнула вилку в один из кусков заблаговременно разрезанного омлета.

Он не ответил.

Ужин прошел в молчании.

– Подумать только, еще утром лежала под капельницей, – проговорила Люся, опустошив пакет сока. – А теперь вот – разносолы всякие. Врач, наверное, с ума сошел бы.

Она негромко рассмеялась и потянулась за газетами, которые Панкрат сложил на полу.

– А спасибо? – хмуро поинтересовался он.

– Съеденное без остатка блюдо – лучшая благодарность повару, – назидательно произнесла девушка, раскрывая ту газету, что была сверху.

Панкрат хотел было ответить что-нибудь в тон, но увидел, как резко изменилось выражение ее лица, и вместо этого с тревогой спросил:

– Что-то случилось?

Но Люсины глаза уже бегали вверх-вниз по колонкам, и вместо ответа она лишь похлопала ладонью по дивану рядом с собой.

Садись, мол.

Хмыкнув, Панкрат забрал поднос с пустой посудой и вышел на кухню. Она, похоже, этого не заметила.

Сначала он вымыл тарелки. Потом открыл окно, сел на подоконник и закурил. Ветер подхватил синие струи дыма и унес куда-то вверх, где они превратились в причудливо извивающихся воздушных змей.

Из комнаты не доносилось ни звука, за исключением шороха переворачиваемых газетных страниц.

Потом Люсин голос негромко позвал:

– Идите сюда, пожалуйста.

* * *

Перед ним лежали несколько газет, раскрытых на разных страницах. Здесь был и желтый-прежелтый «Вагон новостей», и довольно сдержанная «Московская аналитика». Между ними уместились несколько изданий, совмещавших, так сказать, приятное с полезным.

Все они сегодня писали об одном и том же.

Панкрат еще раз пробежал взглядом по заголовкам.

«Палач для маньяков: резня в клубе „Титаник“».

«Секс и смерть в „Титанике“».

«Клубные разборки: с каким „айсбергом“ столкнулся „Титаник“?».

«Извращенцев искупали в крови. Собственной».

«Элит-эротик-некро-шоу: Последний день „Титаника“».

Все материалы был щедро проиллюстрированы фотографиями. В основном снимками обнаженных человеческих тел, залитых кровью.

На одном из фото Панкрат увидел невероятно толстого человека, заколотого ножом прямо за рулем «мерседеса»; как утверждала подпись, именно он и был хозяином элит-эротик клуба.

Панкрат несколько раз перечитывал статьи, а некоторые абзацы даже обвел карандашом. Потом открыл блокнот и разделил чистый лист на две колонки, назвав их «Факты» и «Версии».

– Что ты делаешь? – тихо спросила Люся, все это время молча наблюдавшая за ним с дивана.

– Привожу в порядок мысли, – ответил он, пропустив ее «ты» мимо ушей.

Панкрат начал методично заполнять колонки, время от времени сверяясь с текстами в разных газетах. В некоторых местах из-за разночтений приходилось ставить знаки вопроса.

Вскоре в колонке «Версии» свободные строчки закончились. В колонке «Факты» при этом их оставалось более чем достаточно.

В итоге у Панкрата получилось следующее.

Неоспоримыми он признал всего лишь две вещи: то, что нападение было совершено вчера вечером, а также то, что при этом погиб владелец и директор клуба некто Самуил Левин, хорошо известный персонаж московской «голубой» тусовки.

Остальное не выдерживало никакой критики и годилось только в качестве версии, хотя досужие газетчики и лезли из кожи вон, чтобы продемонстрировать свою компетентность в данном вопросе. Начальник московского управления по борьбе с организованной преступностью в связи с происшествием выразился однозначно: бандитские разборки, обычный передел сфер влияния.

Насчет точного количества жертв у журналистов единого мнения не было, хотя это вполне можно было узнать у того же милицейского чиновника. В «Вагоне новостей» Панкрат обратил внимание на еще одну деталь весьма сомнительного плана: в клубе был обнаружен труп милиционера, вышедшего на патрулирование в нескольких кварталах от «Титаника».

Якобы сержант веселился там с мальчиками. По крайней мере, так утверждал автор статьи, ссылавшийся при этом на «неофициальные источники в милиции».

Панкрат только фыркнул, прочитав эту фразу. Если верить тому, что было написано о клубе выше, попасть в него милиционеру, да еще в форме (ее нашли рядом с ним), невозможно было ни за какие деньги. Его тело явно подбросили – вот только с какой целью?

Первое, что приходило в голову: скомпрометировать хотели именно этого милиционера. Рассудив здраво, Панкрат отбросил эту мысль: кому мог насолить простой патрульный, чтобы его не просто застрелить, а еще и в грязи вывалять захотелось? Будь это крупный милицейский чиновник – другое дело, он поднял бы обе руки за эту версию.

Кроме этой, лежащей на поверхности, гипотезы, все остальные казались излишне надуманными Но Панкрат не унимался: ему казалось, что именно в этой детали и скрыт какой-то ключ.., или, по крайней мере, знак, указывающий на что-то очень важное.

– Не думаю, что из газет можно узнать что-то действительно ценное, – снова нарушила молчание Люся. – Они все врут.

– Они не могут врать абсолютно все, – не оборачиваясь, отозвался Панкрат. – Журналистская фантазия, как и состряпанная контрразведкой дезинформация, всегда основывается на реальных фактах. Главное – отделить первое от второго.

С этими словами он еще раз вернулся к «Московской аналитике» и перечитал предпоследний абзац.

«Предполагается, что среди клиентов элит-эротик клуба были не только богачи с извращенной фантазией, но и вполне респектабельные люди, имеющие непосредственное отношение к государственному управлению. Думается, что вскоре нас ожидают громкие отставки и внешне необъяснимые кадровые перемещения если не в самых верхах, то в близких к ним сферах. Во всяком случае, именно в этом контексте приобретает совершенно иное звучание еще одна сегодняшняя трагедия – самоубийство Андрея Сорокина, в последнее время более известного под прозвищем Антикоррупционера. Как сообщил нашему корреспонденту охранник депутата, первым прибежавший на звук выстрела, на его рабочем столе действительно лежала коробка от некоего видеодиска. К тому же в этот момент на экране телевизора, подключенного к DVD-проигрывателю, охранник заметил сексуальную сцену непристойного содержания. Так что же это могло быть на самом деле?»

После минутного размышления Панкрат вписал в колонку «Версии» слово «ловушка», подумал еще минуту и поставил против него знак вопроса.

Больше ни одна газета не увязала самоубийство Сорокина, о котором уже трубили все СМИ, с разгромом клуба «Титаник». А ведь эта версия была хотя и нестандартной, но перспективной.

Он попытался нарисовать логическую схему ситуации в таком вот ключе.

Итак, есть клуб для извращенцев. Каких, уточнять не будем. Скажем, для всяких. Его администрация жестко контролирует клиентуру, допуская в «чертоги страсти» людей не просто с капиталом, но и репутацией. Дескать, чтобы иметь уверенность в их последующем достойном поведении. На самом деле – и это вполне естественно – комнаты клуба оборудованы скрытыми камерами, которые записывают все происходящее внутри. Потом эти записи используются для шантажа клиентов… Все гениальное просто!

Однако есть несколько «но». Об этом оборудовании не написала ни одна газета – раз Ни в одной статье не было даже намека на обнаружение соответствующих видеозаписей – два.

Хотя как раз в момент нападения и должна была вовсю работать аппаратура, поскольку в клубе находились клиенты.

Возможно, подумал Панкрат, я ошибаюсь Но вряд ли.

Скорее всего информация о видеокамерах не просочилась в газеты благодаря чьим-то вполне конкретным стараниям.

В любом случае Левин не мог быть последней фигурой в этом «бизнесе для извращенцев», кто-то стоял и над ним. Так сказать, возглавлял кооперативное товарищество. И этот «кто-то» вполне может обладать властью, достаточной для ограничения информации Куда, в таком случае, мог подеваться компромат? Нападавшие с собой забрали? А чем не вариант, в самом деле.

Возможно, этот налет вообще был совершен исключительно с целью изъятия компромата Например, его организатором выступил некто, чьи возможности шантажист Левин и сотоварищи просто недооценили.

Не исключено и то, что это была конкурирующая фирма.

Почувствовав, как голова начинает пухнуть от самых невероятных версий и предположений, Панкрат встал с пола, на котором сидел в окружении раскрытых газет, и потянулся всем телом до хруста в костях.

– Высидели что-нибудь4 – поинтересовалась Люся.

На ее лице была написана откровенная – может быть, чуть-чуть преувеличенная – скука – Высидел, – ответил Панкрат. – Вот только Марку никак не могу роль определить в этом спектакле – Чем могла – помогла, – Люся нахмурилась. – Или, может, подробности пикантные вспомнить?

– И так достаточно, – остановил ее Панкрат – Ты отдыхай Мне еще подумать надо. Я на кухню пойду, покурю.

По лицу девушки снова скользнула тень обиды.

– Отдохнешь здесь, – с плохо скрытым раздражением бросила она. – Ни телевизора, ни радио нет.

– Газеты читай, – парировал он. – В них еще масса интересного вранья имеется.

С этими словами Панкрат вышел в коридор.

На кухне он снова открыл окно, впустив в помещение теплый летний ветерок. Облокотившись на подоконник, закурил и задумался.

Для Марка в схеме Панкрата оставалась лишь одна «экологическая ниша» – организатора нападения. Или, по крайней мере, руководителя всей этой операции по зачистке клуба.

В пользу первой версии говорило то, что он вообще смог побывать в «Титанике». Значит, имел для этого достаточный вес в обществе и определенный капитал. Среди бандитов средней руки и новых русских «калифов на час» Марка искать явно не стоило.

С другой стороны, он лично наведался в палату к Люсе, чтобы устранить нежелательную свидетельницу. А значит, как минимум умеет обращаться с огнестрельным оружием. Хладнокровен (Панкрат вспомнил холодный взгляд с тенью разочарования и заинтересованности, которым тот одарил его в клинике).

И более того, чтобы в столь короткие сроки получить информацию, необходимую для установления местонахождения девушки, нужно обладать соответствующими навыками ее сбора и некоторыми, сугубо технологическими, возможностями.

Такому не учат на улице. Поэтому Панкрат все больше склонялся к мысли о том, что Марк имеет непосредственное отношение к спецслужбам А если это так, то вполне объяснимо исчезновение видеоархива Левина и последовавшее за этим самоубийство Антикоррупционера. Скорее всего последнего попытались припугнуть, используя компромат, добытый в клубе, но перегнули палку. Или Сорокин оказался не столь крепок, как можно было предположить.

Значит, опять Контора…

Панкрат затянулся, выдохнул дым и некоторое время наблюдал за тем, как ветер вьет из его синих нитей причудливые узоры.

Вот так и человек со своей судьбой, внезапно подумал он.

Она – ветер, он – струйка дыма, и вьет она из него что хочет.

А потом дым без следа растворяется в воздухе.

Докурив, Панкрат щелчком отправил сигарету в окно и достал мобильник. Быстро набрал по памяти номер, приложил к уху трубку.

– Слушаю, – раздался могучий бас.

– Добрый вечер, брат Алексий, – с небольшой толикой доброй иронии произнес он. – Как поживаешь?

– А, Панкрат, – обрадовался голос. – Все о'кей с Божией помощью. Кстати, собирался тебе позвонить.

– О'кей – это не по-старославянски, – в шутку упрекнул его Панкрат. – Если серьезно, Леха, мне твоя помощь нужна. Позарез. И твоего хакера – тоже.

– Да ты никак на тропу войны вышел? – поинтересовался монах.

– Скорее она на меня, – кисло улыбнулся Панкрат. – К Волкову моя просьба не имеет никакого отношения, между прочим. Нужно поискать личное дело совсем другого человека.

Если честно, то я даже не знаю точно, кого именно.

– Типичная ситуация для русской сказки, – резюмировал Алексей. – Хорошо, я постараюсь быть как можно скорее.

Но есть кое-какие дела пред Господом. Завтра к обеду ты еще будешь жив, я надеюсь?

– Типун тебе на язык! – не выдержал Панкрат. – Шути как-нибудь попроще.

– Значит, у тебя все серьезнее, чем я думал, – монах цокнул языком. – Если уж ты нормальных шуток не воспринимаешь, то прижали тебя крепко…

– Пока еще нет, – вздохнул Панкрат. – Есть еще шанс прижать самому. Очень небольшой, правда.

– О'кей, – подвел черту Алексей. – Говори адрес, и завтра мы подъедем.

– Не понял, – протянул Панкрат. – Что значит «мы»?

– «Мы» – значит я и еще парочка братьев, – пояснил монах.

– А зачем посторонние-то?

– Посторонних я брать не буду. Исключительно проверенных людей – наш монастырский «спецназ».

– Шутишь? – нахмурился Панкрат.

– Сам увидишь, – ответил монах. – Давай диктуй адрес.

Панкрат назвал улицу, дом и квартиру.

– Это же вроде как не твоя, – усомнился Алексей.

– Точно, – подтвердил Панкрат. – Я нынче в бегах.

– И давно?

– С сегодняшнего утра.

– Ясно, – пробасил Алексей. – В общем, Господь с тобой, Панкрат. Жди в гости.

– Спасибо, Леха.

Панкрат отключил телефон, положил его в кожаный футляр на поясе и опять потянулся к сигаретной пачке.

– С кем это вы говорили? – неожиданно раздался за его спиной Люсин голос.

– Нехорошо подслушивать, – бросил он через плечо вместо ответа. – Родители тебе такого не говорили?

– Банально, – отреагировала девушка. – Так с кем? Я ведь тоже имею право знать.

– С монахом, – ответил Панкрат, закуривая.

Некоторое время за его спиной было тихо.

– С кем? – переспросила девушка, совладав с собственным удивлением. – Я что, ослышалась?

– Нет, – Панкрат был немногословен и по-прежнему не оборачивался.

Скрипнул пол – Люся вошла в кухню и села на табурет у стола.

– Может, вы панихиду по нам заказали? – наконец предположила она. – Нет, правда, зачем нам какой-то монах?

– Он не какой-то, – Панкрат выдохнул сизый дым. – Мы с ним бок о бок успели повоевать… – он спохватился. – В общем, сама увидишь. Он должен нам помочь.

Подумав, Панкрат поправился:

– По крайней мере, обещал.

– Интересные у вас друзья, – заметила Люся. – Так, значит, вы военный?

– Был когда-то, – неохотно отозвался он, злясь на себя за досадную оговорку. – Теперь – начальник службы безопасности «Омега-банка». Все очень просто и скучно.

– А где вы воевали? – продолжала допытываться она. – В горячих точках, да?

– В холодных, – буркнул Панкрат. – Иди спать, в самом деле – Шрам тоже на войне получили? – не отставала Люся. – Или жена скалкой ударила?

Он машинально коснулся виска.

– Жена, конечно. Вот что давай-ка спать, правда. Поздновато уже для душевной беседы.

Девушка покривила губы, но подчинилась. Молча встав, вышла.

– Мне надо принять душ, – донесся из коридора ее голос. – Здесь есть, я надеюсь, горячая вода?

– Конечно, – откликнулся он. – Мыло и полотенце – в рюкзаке.

Вскоре в ванной комнате зашумела вода. Панкрат взял в коридоре свой спальник, бросил его на пол рядом с диваном и распаковал. Потом забрался внутрь, поворочался и, устроившись поудобнее, моментально уснул.

Люся, вышедшая из душа, застала его уже спящим. Он лежал и сопел совершенно по-детски. На мгновение ей захотелось забраться к нему в спальник и прижаться к нему всем телом.., но она лишь тихо-тихо произнесла:

– Спокойной ночи.

Глава 8

– Он мне нужен живым, – спокойно произнес Родион Волков, маленькой серебряной ложечкой насыпая в трубку темный табак с терпким ароматом. – А вы предлагаете мне труп. Не пойдет.

Молотобоец украдкой бросил взгляд на отца: Гриб недовольно поджал бескровные губы, но с ответом не спешил.

Сухонького старичка, по случаю визита в модный ресторан одевшего свой лучший довоенный костюм, практически не было видно из глубокого трехногого кресла с высокой изогнутой спинкой, полностью затянутого в кожу яркого апельсинового цвета. Его старший сын, судя по бегающему взгляду и беспокойным рукам, чувствовал себя неуверенно без своего молота, который пришлось оставить в машине. Одет Молотобоец был в кожаный пиджак и антрацитовые джинсы стильного поношенного вида; на его бочкообразной груди нет-нет да и останавливались взгляды девушек из-за соседних столиков, мечтавших о сильных мужских объятиях.

– А вы хорошо его знаете? – осторожно поинтересовался Гриб-младший, вальяжно развалившийся в кресле с коктейлем немыслимой расцветки в руке – Мы вот на собственной шкуре убедились, что этого коня легче завалить, чем стреножить.

– Окороти язык, Жорик, – резко оборвал его отец.

Сам Волков одарил младшего таким взглядом, от которого тот едва не поперхнулся, и поспешил поставить высокий бокал с легкомысленной соломинкой на столик. Подумав, он еще и сменил позу: выпрямился и положил руки на колени, словно примерная гимназистка.

– Я много о нем знаю, – проговорил Родион. – Хотя виделись мы всего один раз… И со своей стороны, разделяю ваши опасения. Но в таком случае вам остается, как говорят политики, лишь снять свои кандидатуры. Я найду других напарников. Причем, – он тронул лежащий на столике мобильный телефон, – сделаю это, даже не выходя отсюда.

– Зачем он тебе живой? – сделав ударение на последнем слове, спросил Гриб. – Хочешь наказать примерно, или как?

Волков усмехнулся, взял лежавший на столике длинный коробок с танцующими инками и вынул из него спичку с темно-фиолетовой серой. Взяв ее так, как обычно берут стрелы для дартс, он резко чиркнул по терке и поднес вспыхнувший огонек к трубке, которую зажал в зубах.

Старик терпеливо ждал, пока он затянется, изобразит довольный вид и выдохнет светлый, почти невидимый дым.

– Или как, – наконец произнес Волков. – Я с удовольствием застрелил бы его из снайперской винтовки с расстояния в полтора километра Но мне нужны деньги, которые этот парень прикарманил. И даже – я говорю это по большому секрету, старик, запомни – не столько мне, сколько другим хорошим людям, перед которыми я., хм, в некотором долгу И он откинулся на спинку кресла, попыхивая трубкой.

– Я удовлетворил ваше любопытство?

Гриб кивнул, сохраняя непроницаемое выражение лица.

Леха потянулся к коктейлю, в котором было много алкоголя.

Молотобоец не слишком удачно подавил зевок.

– В карты, что ли, проигрался? – спросил он, игнорируя предостерегающий взгляд отца.

Волков, однако, сделал вид, что не расслышал.

Рядом с ними совершенно беззвучно материализовался офипиант-мачо, в кружевной рубашке навыпуск и кожаных джинсах. Он виртуозно приземлил на столик большое блюдо с разнообразными шедеврами итальянской кухни и поинтересовался, что будут пить уважаемые гости.

Молотобоец открыл было рот, но Волков уже кивнул официанту – отрицательно.

– Спасибо, любезный, но пить пока не будем. У нас еще деловая часть встречи не закончена, – и, посмотрев на Грибово семейство, он раздвинул губы в улыбке.

Официант безмолвно испарился.

Некоторое время они вкушали салат из свежих овощей с гусиной печенью и оливками, а затем отдали должное рыбе в изысканном миланском соусе. Глядя на то, как обращаются с приборами его визави, Волков не мог сдержать гримасу неодобрения. Старик громко чавкал своими беззубыми деснами, а Жорик вообще отложил нож в сторону и орудовал вилкой, отделяя ею от рыбного филе внушительные куски и целиком запихивая в необъятный рот. Молотобоец еще и пальцами себе помогал в особо трудных случаях, Родион с огромным удовольствием встал бы сейчас из-за этого столика и ушел бы куда глаза глядят. Но дело было в том, что он не мог себе этого позволить. В течение всего вечера он блефовал, представляя себя хозяином ситуации, перед бандитами, необходимыми ему гораздо больше, чем он – им. Но эту заинтересованность нельзя было показывать никоим образом, иначе ставки тут же возросли бы.

А денег у Волкова было мало. Собственно, после того как он заплатил Грибу за информацию о Панкрате, остатков его бюджета хватило лишь на ужин в хорошем ресторане. Он решил потратиться, поскольку произвести впечатление и поддержать имидж человека состоятельного в данный момент было просто необходимо. Жизненно необходимо.

Покончив с рыбой, Волков снова раскурил трубку и окутался клубами дыма…

* * *

Два года назад, узнав о том, что Степан Ворошилов погиб в Чечне, но двое его друзей и сын Кирилл уцелели, он впер вые в жизни почувствовал настоящий страх. То обстоятельство, что им удалось захватить Удоева, прокурора Грозного, поставило под угрозу самого Волкова: высокопоставленный чеченец вполне мог «сдать» его ради спасения собственной жизни, поскольку был прекрасно осведомлен о составе всей цепочки, начиная с исполнителей и заканчивая организаторами и заказчиком. А рассчитывать на снисхождение со стороны такого человека, как Панкрат Суворин, было попросту глупо.

Тогда Волков колебался недолго. В тот же вечер он собрал все необходимое, обналичил свои пластиковые карты и уехал из Москвы, взяв билет на поезд до Праги. С его капиталом можно было прожить в этом красивом и относительно безопасном городе довольно долго. О своем увольнении с поста старшего инструктора в «Правь-Сатори» он сообщил администрации клуба по телефону, уже из вагона поезда.

Не прошло и двух месяцев, как он уже устроился на работу по специальности, получив должность секьюрити в пражском филиале одной из российских фирм.

По прошествии полутора лет жизнь, как показалось Родиону, наладилась и вошла в колею. Более или менее сносно изучил чешский язык и начал подыскивать аналогичную работу, но уже в местных организациях. Будущее представлялось если не радужным, то определенно не мрачным, ностальгия отнюдь не мучила, а мертвый друг уже год как перестал являться к нему в кошмарных снах.

Неизвестно, каким боком повернулась бы к нему фортуна, уйди Волков в чешскую фирму раньше. Возможно, его след затерялся бы вовсе.

Но он не успел.

В один из теплых летних вечеров он возвращался из пивницы (так чехи называют небольшие бары с преимущественно пивным ассортиментом) в свою двухкомнатную квартиру с видом на Градчаны. Свернув в одну из старых узеньких улочек, Родион нос к носу столкнулся с двумя «детьми гор» довольно-таки представительной наружности. Один из них, абрек постарше, был одет в короткий светлый плащ, серую тройку и летние туфли. На втором, помоложе, были кремовый пиджак на три пуговицы, рубашка с воротником в духе 60-х, прямые джинсы и казаки без шпор.

– Добрый вечер, господин Волков, – без улыбки поздоровался с ним тот, что постарше.

Родион мгновенно подобрался: от своих бывших компаньонов по криминальному «бизнесу» он не ожидал ничего хорошего.

– Добрый, – ответил он и поднял руку, делая вид, что хочет почесать нос. – Не припомню, чтобы мы встречались.

Молодой при этих словах сверкнул глазами. Волков с совершенно невинным видом коснулся носа и, опустив руку, принялся теребить лацкан пиджака Он готов был в любой момент выхватить пистолет, лежавший в подмышечной кобуре.

– Меня зовут Бас, – представился старший. – Нам надо поговорить о наших общих.., знакомых.

Решив, что приятную во всех отношениях беседу нужно заканчивать как можно быстрее, Родион выхватил пистолет.

Сделал он это довольно быстро, но, как оказалось, напрасно: в затылок ему тут же уперся ствол.

– Рахмет, забери у него пушку, – улыбаясь, попросил тот, что представился Басом. – Нарушаете этикет, Родион Иванович. Нехорошо.

Волков, однако, не собирался сдаваться так просто.

Пожав плечами, он взял свой «магнум» за ствол и протянул его молодому. В тот момент, когда абрек сомкнул пальцы на рукояти, Родион присел и резко ударил ногой назад. Ботинок уткнулся в невидимое для него тело, которое охнуло от резкой боли в подреберье.

Возвратным движением той же ноги он достал Рахмета в лицо. Тот, впрочем, успел нажать курок. Грохнул выстрел, и Волкову обожгло висок раскаленным воздухом. Пуля прошла в миллиметре от головы, но он уже оттолкнул Баса и кинулся прочь. Молодой выронил пистолет, схватился за лицо – по-видимому, у него был сломан нос – и сделал несколько шагов следом, но споткнулся и полетел на каменную мостовую.

Бас стоял неподвижно и улыбался.

Когда Родиону уже казалось, что он ушел, из подворотни вдруг вылетел, словно сухопутная акула, обтекаемый черный БМВ и аккуратно, со знанием дела «взял» его на капот.

Так, как это умеют профессионалы, – с минимумом телесных повреждений для бегущего, но с гарантированной остановкой.

Очнулся Волков в больнице.

Московской У его койки сидел Бас.

Застонав, Волков отвернулся к стене. «Не убили – значит, будут пытать» – это было первое, что пришло ему в голову.

Оказалось, что нет.

У чеченцев – а это были именно они – имелись несколько другие планы.

– Ты нам кое-что должен, Родион, – начал Бас, закурив сигарету и выдохнув дым в лицо Волкову. – Совсем пустяк – один миллион долларов.

Тогда только он полностью осознал, в какой дерьмовой ситуации оказался.

– Видишь ли, – мягко пояснял Бас. – Ты подбросил моим соотечественникам эту идею с похищением. Не спорю, куш получался солидный, да и с правительством не нужно было ради выкупа заигрывать. В общем, в случае успешного завершения этой.., хм, авантюры мы были бы довольны.

Он вздохнул, стряхнул пепел прямо на бежевый тафтинг и снова затянулся.

– К сожалению, шайтан спутал твои – и наши, разумеется, тоже – планы. В итоге мы потеряли своего человека, стоявшего во главе грозненской прокуратуры, лучший из имевшихся у нас схрон для заложников и законспирированную военную базу стоимостью в добрую сотню тысяч долларов. Все это – из-за каких-то троих русских, о которых ты не предоставил нам совершенно никакой информации.

– В чем здесь моя вина? – глухо спросил Волков, чувствуя, как что-то заныло под сердцем.

– Вах, дорогой, кто говорит о какой-то вине? – с притворством иезуита изумился чеченец. – Мы предлагаем тебе шанс поправить твои дела и восстановить доброе имя, Родион Волков хмыкнул: снова в ту же мышеловку, но уже не по собственной воле. Впрочем, выбора не было: если он откажется, то из этой палаты скорее всего попадет прямиком в морг.

– Это как же?

– Есть информация, пока что неподтвержденная, правда, о том, что наш общий знакомый Панкрат Суворин снова появился в Москве, – проговорил Бас. – Причем у нас имеются все основания предполагать, что вернулся он не «пустой»: ведь деньги, которые он привез тогда в Чечню, так и не всплыли.

А это довольно крупная сумма, согласись.

– И что вы хотите от меня? – довольно резко спросил Родион.

Впрочем, он уже догадывался, каким будет ответ.

* * *

Волков курил и украдкой бросал на сидевших перед ним сыновей Гриба оценивающие взгляды. Парни мало походили на профессионалов, но он и не стремился заполучить в команду дорогих специалистов. На высокие гонорары у него уже не было денег, поскольку финансовое обеспечение поисков Панкрата кавказцы с самого начала возложили на него. Дескать, если тебе нужны какие-то деньги на карманные расходы – обналичь свои карты и разложи купюры по карманам.

Довольно много усилий и денег он потратил на то, чтобы смахнуть пыль со своих старых знакомств в силовых структурах и криминальных кругах. Его глаза и уши оказались в конце концов повсюду: вынужденный просчитывать максимальное количество вариантов, Родион занимался тем, что палил из пушки по воробьям. Но, странное дело, человек с приметным шрамом у виска словно в воду канул. Ни один из его потенциальных осведомителей в течение нескольких месяцев так и не предоставил полезной информации.

Впрочем, человек, который не якшался с бандитами и не вступал в конфликт с представителями закона, становился как бы невидимым и для тех, и для других. Было от чего впасть в отчаяние: сроки, установленные кавказцами, подходили к концу.

Неделю назад Волков даже попытался бежать. Собрал вещички и последние деньги, заказал такси на Белорусский вокзал и билет до Минска. Авось, подумал он, удастся потеряться в братском государстве.

По дороге на вокзал, впрочем, его одолели сомнения в правильности своих действий. После того как Родион заметил внедорожник, неотступно следующий за такси, они только усилились.

Потом появился второй джип. Он вырулил откуда-то из переулка и перегородил старую узкую улочку, на которую водитель свернул по просьбе своего пассажира. Таксист ударил по тормозам, потом покосился на побледневшего Волкова и молча врубил заднюю. Однако и путь к отступлению был уже перекрыт.

– Подождите, я сейчас, – устало сказал Родион водителю, открывая дверцу.

– Интересно, куда я денусь, – хмыкнул тот, стараясь во что бы то ни стало сохранить лицо.

При этом он смотрел на своего пассажира как на смертника.

Волков, оставив дверцу открытой, пошел к джипу, перекрывшему им тыл. Ему навстречу из внедорожника выбрался Рахмет с пистолетом в руке.

– Без фокусов, – издалека предупредил чеченец. – Дернешься – получишь пулю.

Терять Родиону уже было нечего, и он просто усмехнулся.

С момента их встречи на пражской улочке он еще ни разу не встречался с Рахметом, и теперь не без удовлетворения отметил, что его переносица потеряла естественную форму.

– Возвращайся домой, – произнес чеченец, подойдя к нему вплотную. – У тебя есть еще неделя. Так сказал Бас.

Рахмет смотрел на Волкова с нескрываемой ненавистью.

– Я бы убил тебя прямо сейчас, – процедил он сквозь зубы. – Но Бас говорит, ты еще сгодишься. В любом случае, если через неделю ты не найдешь Суворина, тебя передадут мне.

– И мы, конечно же, славно выпьем чаю, – отрешенно проговорил Родион, почему-то устремляя взгляд вверх, на ночное небо. – А потом.., займемся любовью.

Чеченец яростно сверкнул глазами и вскинул пистолет, но тут Волков молниеносным движением перехватил его запястье и вывернул руку с оружием так, что тот присел от боли. Сделав шаг вперед и в сторону, Родион бросил Рахмета на капот такси и легко вынул из его разжавшихся пальцев пистолет.

– Зря ты думаешь, что я слабее, – произнес он прямо в лицо ошарашенному чеченцу. – В прошлый раз мне просто не повезло. Да и Бас серьезно подошел к организации нашей встречи.

Родион вынул из пистолета обойму и швырнул ее на тротуар, к урне. Потом вернул разряженное оружие кавказцу.

– Держи, абрек. В зубах ковыряйся.

В ночной тишине раздались громкие, неторопливые аплодисменты. Обернувшись, Волков увидел Баса, стоявшего рядом со вторым джипом. Он широко улыбался и хлопал в ладоши.

– Впечатляет, – произнес наконец старший чеченец. – Будь у меня такая возможность, я всех своих боевиков отправил бы к вам, учиться рукопашному бою. Кстати, – он многозначительно поднял указательный палец, – если через неделю вы все еще будете живы, Родион, такой вариант не исключается. Ну как, согласны? Мы заплатим…

Вместо ответа Волков зашагал к такси.

Бас перестал улыбаться и сделал знак Рахмету, кипевшему от злости. Тот почти бегом вернулся к джипу, сел за руль и сдал назад, освобождая дорогу автомобилю с шашечками.

Всю обратную дорогу водитель молчал и только на прощание, когда Родион хотел было с ним рассчитаться, открыл рот:

– Не надо, – он махнул рукой. – Это я вам приплатить должен. Надо же – первый раз на стрелке побывал, да на какой!

…Очнувшись от воспоминаний, еще не успевших потускнеть в памяти, Волков обнаружил, что на его персоне скрестились тяжелые взгляды Грибовых отпрысков. На столе перед ними стояла опустошенная посуда из-под главных блюд и на три четверти выпитая бутылка «Мадам Клико» Молотобоец положил кулаки на белоснежную скатерть, словно торговец арбузами – свой товар. Жорик с помощью зубочистки вслепую приводил в порядок ногти, не сводя прищуренных глаз с Волкова.

– У меня третий глаз вырос? – с ехидцей спросил тот. – Что это твои детки так на меня пялятся, а, Пафнутий?

Это было настоящее имя Гриба. Старик, услышав его, вздрогнул: как видно, успел отвыкнуть.

– Их размер оплаты интересуют, – почти не шевеля губами, ответил он. – Да и на деньги, стало быть, хотят посмотреть.

Волков подобрался: наступил ответственный момент переговоров. Сейчас предстояло блефовать, хотя в случае успешного исхода и поимки Панкрата он запросто смог бы рассчитаться по любым обязательствам.

Пока что он широко улыбнулся и произнес как можно более убедительным тоном.

– Десять тысяч каждому, если дело выгорит.

Братья переглянулись. Видимо, сумма их устраивала.

Младший даже не сумел сдержать довольной ухмылки.

– Ну а бабки-то эти у тебя хоть есть? – по-простому спросил Молотобоец.

– А как же, – голос Родиона ничуть не изменился, выражение лица – тоже. – Поэтому сейчас мы закажем хорошей финской водки в двухлитровой банке и гуся по-итальянски.

Цельного. О'кей?

Ребята расцвели и не стали требовать от Волкова показать их долю сейчас. Дешевый пиаровский трюк, как всегда, сработал безупречно.

Родион сделал знак официанту. Предстоял тяжелый вечер. Сам он не собирался пить перед завтрашней акцией: алкоголь замедлял скорость реакции. О Грибовых же сыновьях Волков в этом отношении беспокоился мало, поскольку тем все равно предстояло сыграть при нем нехитрую роль пушечного мяса. К тому же Молотобоец мог, наверное, пить водку ведрами без особенного вреда для здоровья.

– Будем брать его завтра, – на всякий случай предупредил их Родион. – В первой половине дня.

– А что с девчонкой делать? – спросил вдруг Жорик. – Она, сучка, язык мне показала.

Волков с трудом подавил смех: столько неподдельной обиды было в писклявом голосе парня.

– Вот язык ей и отрежь, – посоветовал он. – На память. Если серьезно, то можете делать с ней все, что вам в голову взбредет. Но только после того, как Панкрат окажется у меня в машине, связанный по рукам и ногам. Все понятно?

– Идет, – кивнул Жорик. – Кроме одного. Где же этот гребаный гусь?..

* * *

Панкрата разбудил телефонный звонок. Не открывая глаза, он вытащил из спальника одну руку и нашарил мобильник, который положил рядом, на полу.

– Але, – сипло произнес в трубку.

– Кто рано встает, тому Бог дает, – жизнерадостно заявил Алексей вместо приветствия. – По сонному голосу слышу, что это не про тебя.

– Устал вчера, – негромко ответил Панкрат, протирая глаза. – Ты откуда звонишь?

– Из монастыря, естественно. Машину уже заправил, так что скоро подъедем. Жди.

– Ага, – буркнул он. – Удачи на дорогах.

Еще полчаса Панкрат провел в раздумьях – вылезать из спальника или нет. Потом все-таки выбрался и, на цыпочках прокравшись мимо Люси, которую не разбудил ни звонок телефона, ни его разговор с Алексеем, отправился в душ.

Ледяные упругие струи живо вымыли из него всю усталость. С остервенением растершись махровым полотенцем, Панкрат повязал его на бедра и глянул на себя в зеркало.

Сухой, лишенный жировой прослойки торс бугрился мышцами, не чрезмерно накачанными, но рельефными, отчего и создавался эффект дополнительного объема.

На правом бицепсе у него был шрам в форме небольшой звездочки – там прошла насквозь пуля чеченского снайпера. Левое подреберье наискосок перечеркивал другой шрам, длинный и белый. Там кожу рассек до кости нож одурманенного наркотиками террориста. Еще было прострелено левое бедро, причем в двух местах.

Сделав несколько глубоких вдохов и выдохов с выпячиванием живота, Панкрат приступил к выполнению утреннего комплекса корейского самомассажа пхань, заставлявшего, как говорил врач в спецшколе ГРУ, кровь быстрее бежать по венам. Мягкие поглаживания по активным точкам он чередовал со щипками и чувствительными тычками пальцев, и вскоре вся его кожа покрылась массой красноватых пятнышек, которые сделали Панкрата похожим на больного какой-то диковинной хворью. Впрочем, не прошло и трех минут, как эти пятнышки побледнели и исчезли, а его организм окончательно проснулся и пришел в состояние полной готовности к активным действиям.

Еще раз растеревшись полотенцем, теперь уже досуха, он снова облачился в джинсы и футболку.

Выйдя из ванной, Панкрат нос к носу столкнулся с Люсей.

– Доброе утро, – поздоровался он с девушкой. – Как спалось?

– Спасибо, отвратительно, – буркнула та. – Особенно под аккомпанемент мобильника.

– Я думал, ты не услышала, – удивился Панкрат. – Даже не шелохнулась.

– Это я до десяти про себя считала, – ответила девушка. – Чтобы не разораться спросонок на ваш дурацкий телефон.

И она юркнула в душ, с изворотливостью ящерки протиснувшись в дверь между стеной и Панкратом. Тот не успел посторониться, и Люся задела его грудь своими маленькими острыми холмиками. От этого случайного прикосновения он буквально оцепенел на несколько секунд да так и встал под дверью.

Но в итоге, с решимостью отшельника отогнав греховные мысли, Панкрат все-таки отправился в кухню стряпать завтрак и выкурить первую утреннюю сигарету.

* * *

Алексей со своей братией приехал ровно через час.

Панкрат, случайно увидевший из окна, как на ухабах полуразрушенного асфальтового покрытия подпрыгивает антрацитовый «мерседес» класса CL, весь – от радиатора до колпаков колес – в ослепительных солнечных бликах, заподозрил поначалу что-то неладное. Обтекаемый корпус, сработанный производителем всего полгода назад, наводил на мысль о том, что машина была куплена во время проходившего недавно в Москве Международного автосалона, где компания устроила ее премьеру. Панкрат присутствовал на этом мероприятии вместе с управляющим банка, который собирался присмотреть что-нибудь для обновления VIP-автопарка, то есть служебных машин банковской администрации. Насколько мог вспомнить Панкрат, во время автосалона было продано два таких «мерседеса», один из которых приобрела неравнодушная к прекрасному Администрация Президента, а второй – некий аноним новых русских.

Отступив так, чтобы его нельзя было увидеть с улицы, Панкрат наблюдал за автомобилем. Тот подкатил к подъезду, в котором как раз и находилась снятая ими квартира. Потом открылась правая передняя дверца, и из машины вышел…

Алексей. Одет он был, как обычно, в свой потертый джинсовый костюм, а в руке держал плоский черный чемоданчик, Он поднял голову вверх, и Панкрат, не удержавшись, распахнул окно, чтобы помахать ему рукой. Заметив его, монах помахал в ответ.

– Что там такое? – спросила у него Люся, оторвавшись от мытья посуды, на которое сама вызвалась после завтрака.

– Монахи приехали, – ответил Панкрат.

Девушка выглянула из окна и не смогла сдержать возглас изумления.

– На этой вот тачке?

Он кивнул.

Следом за Алексеем из машины выбрались еще трое. У двоих были такие же окладистые бороды, и богатырской статью они тоже походили на него. Третий носил большие очки в роговой оправе, был брит наголо и абсолютно безбород, а телосложением скорее напоминал кузнечика. В руке он держал еще один черный чемоданчик, но размерами чуть побольше.

Панкрат догадался, что это и есть тот самый хакер, о котором завел речь Алексей во время их последней встречи.

Трое, среди которых был и «кузнечик», вошли в подъезд.

Один из «братьев» остался при машине. Он присел на скамейку рядом с подъездом, развернул газетку, которую до этого держал под мышкой, и погрузился в чтение.

Панкрат направился в прихожую, чтобы открыть дверь новоприбывшим.

– Ну здорово! – с порога пробасил Алексей. – Насилу вас отыскали. Забрался ты, Панкрат, в какие-то трущобы. Тут даже улицы и те без названий.

Войдя в прихожую, он от души пожал Панкрату руку, сдавив ладонь будто клещами. Тот сразу же вспомнил Молотобойца – пожалуй, монах был не слабее Грибова бугая.

Следом за ним в квартиру прошли и двое его спутников.

Хакер даже в очках близоруко щурился и застенчиво улыбался. Второй бородач был серьезен и смотрел неприветливо.

– Знакомься, это Илья, – представил его Алексей. – Не пророк, но тоже не промах.

Панкрат пожал протянутую ладонь – она оказалась сухой и сильной.

– А это – Кузьма-хакер, – Алексей спрятал в бороде хитрую улыбку. – Гроза сетей и баз данных, неофициальный чемпион мира по количеству успешных взломов.

– Брат Алексий шутит, – бледные щеки Ильи и даже бритая макушка покраснели. – На самом деле все не так.

Мне больше нравится программировать…

– Ага, – хохотнул Алексей. – Хакерничаем, значит, исключительно во время отдыха и по велению свыше.

– Не кощунствуй, – мимоходом заметил Илья. – И без того стремно.

Панкрат удивленно приподнял бровь: может, ослышался?

– Не обращай внимания, – хлопнул его по плечу Алексей. – Брат Илья послушание в тюремном госпитале проходил, вот фени и нахватался.

– Хороший у вас коллектив, – улыбнулся Панкрат. – Ну что, за работу?

– А к отступлению вы приготовились? – робко поинтересовался хакер Кузьма.

– К отступлению? – переспросил Панкрат.

Тот кивнул.

– Насколько я понял, мы будем потрошить какие-то секретные базы, – произнес он. – Это решаемо, но там ребята тоже не лыком шиты. Защиту можно обойти или проломить, однако работать с базой вам все равно долго не позволят. Чем ценнее база, тем меньше времени у нас будет на то, чтобы действовать, оставаясь незамеченными. Когда нас заметят, то начнут вычислять. Рекомендую исходить из того, что сделают это быстро: противника лучше переоценить. А едва только нас вычислят в реале, хозяева базы спустят всех псов, какие только найдутся поблизости. Если не будут успевать спецы, на нас натравят ближайшего участкового. Вот тут-то мы и должны не оставить им ни малейшего шанса. В смысле – отступить быстро и организованно. Вы не поверите, но полиция в этом городе с каждым годом работает все лучше и лучше. Вот.

Закончив эту тираду, Кузьма глубоко вздохнул и вытер лоб тыльной стороной кисти.

– О'кей, – кивнул Панкрат. – Сборы начинаем сейчас же.

Он повернулся в сторону комнаты и позвал:

– Люся!

Алексей тут же толкнул его кулаком в плечо и подмигнул.

Илья нахмурился еще больше, а хакер не отреагировал никак.

Девушка, до этого момента сидевшая в комнате на диване, вышла и молча окинула новоприбывших равнодушным взглядом.

– Люся, собери наши вещи, пожалуйста, – попросил он. – Спальники положи в мой рюкзак.

Так же беззвучно кивнув, она ушла обратно.

– Без комментариев, – Панкрат предупреждающе поднял руку, заметив, что Алексей хочет о чем-то спросить. – Так сложились обстоятельства.

И, чтобы перевести разговор в другое русло, спросил:

– Слушай, Леха, а откуда у вас такие «колеса» шикарные? Ты мне говорил, вам только велосипеды положены.

– Так сложились обстоятельства, – хитро усмехнулся тот. – Ладно, пошли на кухню, расскажу. Держишь тут у порога, хозяин ты гостеприимный.

– Ив самом деле, ребята, – спохватился Панкрат. – Извините, как-то так вышло…

– Да ладно, – махнул рукой Илья.

Они прошли на кухню. Табуреток на всех не хватило, и Панкрат, закурив сигарету, забрался на подоконник.

– Так вот о «мерее», – начал Алексей. – Это ж, типа, подарок. Нашему монастырю. От кого – не знаю. Да это и не важно. Ты пойми тенденцию. Раньше убивцы всякие и купцы для спасения души на строительство храмов жертвовали, помнишь? А теперь, как видишь, прогресс не стоит на месте. Дарят и такие цацки. Бизнесмен некий на Международном автосалоне приобрел да нам и подарил. Дескать, во искупление грехов. Почему именно нам – не знаю. Но, скажу тебе по секрету, Патриарх уже завидует.

– Да, кучеряво живете, – протянул Панкрат, затянувшись. – А я думал, это вы за свои нетрудовые доходы приобрели.

Алексей рассмеялся. Как ни странно, к нему присоединился мрачный Илья. Кузьме было не до смеха. Он открыл принесенный с собой ноутбук и сосредоточенно колдовал над ним, готовясь к предстоящему взлому.

Они проговорили минут десять, пока из коридора не вышла Люся.

– Готово, – сообщила она. – Все собрано, рюкзаки в прихожей. Можно выступать.

Хакер поднял взгляд от экрана.

– Хорошо, – спокойно произнес он. – А теперь, пожалуйста, обувайтесь и ждите.

Глава 9

Напротив «хрущевки», где снял квартиру Панкрат, стоял давно уже обветшавший дом в два с половиной этажа, сложенный из старого, цвета запекшейся крови кирпича. Жильцы покинули его несколько лет назад, отчаявшись дождаться помощи от муниципальных властей, которые никак не могли наскрести денег на ремонт протекающей крыши. На следующий год фундамент здания просел с одной стороны, стена в этом месте дала трещину, и часть ее провалилась вовнутрь. Ветер зашвырнул в образовавшееся отверстие семя какой-то лозы, и всего две весны спустя в потолок первого этажа уперлось молодое деревце, пустившее корни там, откуда уже ушли люди.

Одинокая руина не слишком мозолила глаза окрестным жителям, которых к тому же становилось все меньше и меньше, а местные власти в свою очередь не торопились сносить ее, дальновидно уповая на то, что этим займется стройфирма, которая вот-вот да и выкупит муниципальную землю. Вдобавок еще и Совет по охране памятников архитектуры уперся: дескать, вполне возможно, что в этом доме в незапамятном году останавливался некий гений русской то ли словесности, то ли революции. Пока буквоеды трудились в архивах, разыскивая этому подтверждение, в доме "останавливались случайные бомжи, а временами – и кочующие цыгане. Последних, впрочем, оперативно сгонял все еще контролировавший этот участок милиционер.

Раньше в доме была жилая мансарда. Теперь она превратилась в самое обычное чердачное помещение, маленькую и пыльную свалку ничейного хлама. Однако у нее по-прежнему оставалось одно достоинство: отсюда великолепно просматривались окна квартиры, что на третьем этаже в доме напротив.

До последнего времени это достоинство так и не было востребовано. Если точнее, до вчерашнего вечера, когда трое крепких, спортивного сложения мужчин поднялись на чердак полуразрушенного дома, выбрав его именно по этой причине.

Это были Родион Волков, Молотобоец и Жорик.

Первый из этой троицы был одет в серую куртку спортивного покроя и широкие серые штаны со множеством карманов. На ногах у него были легкие ботинки с толстой каучуковой подошвой, скрадывавшей звуки шагов, а на плече висел рюкзак из камуфляжной ткани. Грибовы сыновья были в джинсах и футболках; на это все им предстояло потом надеть выцветшие рабочие комбинезоны – наподобие тех, в которых до сих пор можно увидеть сантехников. С собой каждый из них принес по обшарпанному черному дипломату, в которых представители этой профессии обычно носят инструменты и всякие детали.

Они провели на чердаке всю ночь, в жаре и пыли. Спали на принесенных с собой пледах, ворочаясь с боку на бок, отгоняя изголодавшихся комаров и прочую расплодившуюся в здешнем хламе живность. Обстановка, конечно же, была не из лучших, но Родион настоял на том, чтобы они заняли наблюдательный пост накануне вечером, когда уже стемнеет и никто не заметит незнакомцев, входящих в полуразрушенный и давно пустующий дом. Днем их троица запросто могла попасться на глаза кому-нибудь и неминуемо вызвать подозрения, которые бдительный гражданин тут же постарался бы разрешить с помощью ОМОНа. Тем более что после нескольких взорванных чеченцами московских высоток бдительность столичных жителей скачком увеличилась на несколько порядков.

С пяти утра начали дежурить. Первым досталось наблюдать за чужими окнами Молотобойцу. Жорик в это время продолжал храпеть, а Волков начал проверять оружие, чтобы с помощью простых, отлаженных действий привести в порядок мысли и собраться перед схваткой, от которой зависела сейчас его собственная жизнь.

Он взял с собой два российских пистолета ПСС, предназначенных для бесшумной и беспламенной стрельбы. В последнее время «псы войны» и профессионалы на государственной службе отдавали предпочтение именно этому оружию: при абсолютно бесшумном выстреле пуля, выпущенная из него, на дистанции до двадцати метров запросто пробивала стальную каску. С помощью специальной «сбруи» Родион закрепил пистолеты под мышками, дулами вверх, чтобы их можно было без труда выхватить одновременно. В потайную кобуру на правой голени он вложил австрийский пистолет SPP. Изготовленный из ударопрочных составляющих, он был значительно легче прочего оружия. Свободные серые штаны модного покроя и легкая полуспортивная куртка со множеством карманов надежно скрывали оружие от постороннего взгляда.

Расстегнув «молнию» на куртке, Родион несколько раз проверил, как вынимаются оба пистолета. Проделав то же самое с австрийским «стволом», он решил чуть-чуть ослабить крепление потайной кобуры. Потом, чтобы не париться, выложил все оружие на деревянный ящик, валявшийся у стены, предварительно накрыв его пледом, и сам присел на угол. В этой позе он просидел без движения почти полтора часа.

Когда небо за окном из розово-серого сделалось грязно-голубым, Волков сменил Молотобойца.

– Пока ничего, – с разочарованной миной констатировал тот, передавая бинокль Родиону. – Давит массу твой кореш.

И подруги его не видать что-то. Слушай, – Молотобоец вдруг хитро подмигнул ему. – А может, он там телку давит вместо массы? Прикинь – натягивает ее, потеет, а мы здесь пыль глотаем. Несправедливость, по-другому не скажешь.

Волков, не разделявший бесшабашного настроения Молотобойца, ничего не ответил. Молча взяв у него бинокль, он поудобнее устроился рядом с приоткрытой форточкой и приник к окулярам.

Настала очередь Молотобойца позаботиться о своих «инструментах».

Конечно же, он и здесь не мог обойтись без молота. Это орудие убийства получило свое название из-за вытянутой ударной части, хотя формой оно скорее напоминало булаву или биту – конусообразное, с утяжеленным концом. С помощью петли из толстой сыромятной кожи «молот», весивший пятнадцать килограммов, удерживался на запястье.

Родион сомневался в пользе излюбленного оружия Грибова отпрыска. По крайней мере, эффективность его применения против нескольких нападающих – например, кучки пьяных хулиганов – в открытом пространстве была неизмеримо выше, чем в поединке с одним, к тому же очень серьезным противником в стесненных условиях городской квартиры.

Впрочем, в ручищах Молотобойца этот «инструмент» казался самой обычной дубинкой, и управлялся он с ним без особых усилий. Оставалось надеяться, что это умение не подведет его в решающий момент.

Кроме молота, однако, имелось у него еще и кое-что посовременней. В черной спортивной сумке с белой надписью «Adidas» лежал карабин российского производства, предназначенный для отстрела специальных боеприпасов – пластиковых пуль останавливающе-оглушающего действия. Молва утверждала, что одного выстрела из него достаточно, чтобы свалить с ног разъяренного быка приличных размеров. На быке Родион так ни разу и не проверял, но в бытность свою командиром спецподразделения по борьбе с оргпреступностью успел-таки опробовать его на людях.

Человека эта штука вырубала без проблем и надолго, причем независимо от комплекции. Для этого, разумеется, нужно было угодить ему в голову; если же пуля попадала в корпус, то жесточайший болевой шок, как правило, заставлял нападающего кардинально пересмотреть свои планы.

Достав из сумки карабин и оранжевую коробку с пластиковыми боеприпасами, Молотобоец уселся на трехногий табурет в углу и принялся снаряжать оружие. Делал он это с таким удовлетворенным лицом, словно сам процесс доставлял ему радость. Доставал патрон, подолгу вертел его в пальцах, подносил капсюлем чуть ли не к самому носу, потом причмокивал губами и одним коротким движением загонял в магазин. При этом он еще и притопывал слегка ногой в ритме лишь ему слышимой музыки. Поскольку Молотобоец был обут в казак со шпорами, каждое «топ» сопровождалось еще и позвякиванием.

– Другой обуви в хозяйстве не нашлось? – вполоборота спросил у него Волков, не скрывая раздражения.

– Ладно тебе, – отмахнулся Молотобоец, разглядывая очередной патрон в косых лучах солнца, давно уже проникавшего на чердак. – Все равно мы его уделаем. Трое как-никак, с оружием. Он же не бог, я думаю.

– Да нет, конечно, не бог, – помедлив, отозвался Родион. – Но вполне тянет на его ближайшего родственника.

Молотобоец на это ничего не ответил, но лицом отчего-то помрачнел. На чердаке повисла напряженная тишина.

* * *

Проснувшись, Жорик первым делом откупорил полуторалитровую бутылку минеральной воды и надолго присосался к горлышку. После вчерашнего всем хотелось пива, но Родион недвусмысленно заявил братьям, что лично пристрелит того, кто осмелится взять с собой или выпить перед «делом» хотя бы банку. Судя по всему, заявление возымело силу.

– Как наш клиент? – оторвавшись от бутылки, спросил Жорик без особого интереса.

– Пока никак, – ответил, не оборачиваясь, Родион. – Спит. Хотя.., а вот и он!

В окне комнаты, которое выходило на ту сторону, где стоял дом, служивший для них наблюдательным пунктом, как раз в этот момент зажегся свет. В поле зрения Волкова оказался обнаженный до пояса мускулистый мужчина. Благодаря мощному увеличению виден был даже звездообразный шрам на виске, ставший своего рода визитной карточкой Панкрата.

Родион бросил быстрый взгляд на часы в стильном квадратном корпусе из светло-серого металла: было девять двадцать..

– Все верно, – наконец удовлетворенно произнес он. – Тот, кого я ищу. Не ошиблись, молодцы. Честно говоря, я до самого последнего момента сомневался.

Молотобоец только хмыкнул в ответ: дескать, знай наших.

– А девчонку, девчонку-то видишь? – спросил он. – Он вчера с какой-то пацанкой таскался, помнишь, я тебе говорил?

Волков отмахнулся.

– Плевать на девчонку. Попадется на глаза – пулю ей в голову, и весь разговор. Для нас важен только он. Если при нем не будет оружия – никакой стрельбы. Постараемся взять так.

– А если будет? – тут же встрял Жорик, уже прикончивший бутылку.

– Еще раз повторяю – от мертвого тела нам проку нет, – с нажимом произнес Родион. – Вам я, во всяком случае, плачу не за это. А потому никакой стрельбы из огнестрельного оружия в голову или корпус – целиться только по конечностям, то бишь в руки-ноги. Стрелять метко следует не только потому, что за труп вы не получите денег, но еще и по той простой причине, что вы сами станете трупами, если его прихлопнете. Уж я-то позабочусь об этом, будьте уверены.

Услышав последнюю фразу, Молотобоец сверкнул глазами, но вслух спросил только:

– Так что, уже выступаем?

– Не спешите, – покачал головой Волков. – Надо присмотреться повнимательнее. Да и рации проверить не мешало бы. Все должно работать на «пять».

– Проверяли уже, – пробурчал Жорик, которому, судя по всему, уже не терпелось поквитаться за пережитое когда-то поражение. – В порядке они, базара нет.

– Значит, проверьте еще раз, – настойчиво повторил Родион.

Молотобоец исподлобья метнул на него еще один недовольный взгляд, однако на этот раз смолчал.

– Жорик, ну-ка, смени меня, – потребовал Волков.

Отдав ему бинокль, он присел на угол ящика, достал из внутреннего кармана куртки мобильный телефон и набрал номер.

– Здорово, старик, – поприветствовал Родион Гриба. – Не соврал твой старший – птичка в клетке. Давай подгоняй транспорт.

На этом их разговор и закончился. Приказ был отдан, и операция с этого момента вступила, как говорят штабисты, в активную фазу.

Волков спрятал телефон и замер, положив руки на колени.

Время пошло.

Честно говоря, у него даже засосало под ложечкой. Только самому себе он мог признаться, что это – не от голода, а от страха. Если Панкрат выжил в Чечне, когда против него одного – Ворошилов и Леха Сутько не в счет – работала хорошо отлаженная террористическая машина, как могут сладить с ним они – втроем?

Родион считал себя профессионалом. Неплохим рукопашником, метким стрелком и физически выносливым бойцом. Но для того, чтобы взять верх над Панкратом, этого было мало. Он помнил, что Степан Ворошилов в их последнюю встречу под хмельком как-то обронил: «Этот человек, Родя, пройдет сквозь таких, как мы с тобой, легче, чем нож сквозь масло. А вот где он этому научился, я тебе не скажу. Но умирал он не один раз».

Волков и сам подозревал, что прошлое Панкрата так или иначе было связано со спецслужбами. Это было видно даже по той манере боя, которую демонстрировал его ученик на всероссийском чемпионате по контактным поединкам – кумитэ.

Некоторые технические приемы из его богатого арсенала в свое время изучал и Родион в спецшколе для старшего командного состава криминальной милиции. Но даже сын Ворошилова, прошедший обучение у Панкрата, владел гораздо большим набором приемов, чем сам Волков.

Поэтому сейчас он делал ставку на оружие. То, что на профессионала такого уровня, как Панкрат, они вынуждены были идти практически вслепую, отнюдь не радовало Волкова, но времени у него было в обрез. Срок, отпущенный ему чеченской мафией, истекал завтра, и сегодня он должен был доставить пленного Панкрата в заранее оговоренное место. В противном случае днем позже ему уже не будет места в этом городе.

Насколько мог понять Волков, его «объект» сейчас находился не в лучшем положении. Раз уж ему во второй раз понадобились новые документы, значит, у него крупные неприятности. В том, что это не чеченцы, Родион был уверен: те до вчерашнего дня сами не знали точных координат Панкрата.

Скорее всего он успел насолить кому-то еще. Но зачем ему, в самом деле, таскать с собой эту девчонку, которую вчера приметил Молотобоец?

Вопросов было больше, чем ответов. Нельзя было сомневаться только в одном: сейчас все рефлексы Панкрата обострены, и он готов дать отпор любыми средствами.

Тем временем Жорику стало скучно подглядывать за чужими окнами, в почти что абсолютной тишине, и он включил карманный приемник размером в пол-ладони, настроенный на несколько столичных FM-станций. Поискав музыкальный канал, он остановил свой выбор на энергичном техно с бодрым ритмом. Волков, однако, тут же поднялся с ящика, подошел к нему и, несильно ткнув в плечо, произнес:

– Хочешь слушать – надень наушники. Не хватало, чтобы на эту дискотеку приперлись какие-нибудь бомжи или прохожие, – и, не сдержавшись, бросил:

– Как дите малое, черт тебя подери!

Наушников у Жорика не оказалось, поэтому он скрепя сердце выключил радио. А когда снова взял в руки бинокль, не смог сдержать возглас изумления.

– Об-балдеть!

Родион тут же оказался рядом с ним.

– Что случилось?

– Тачка подъехала – просто отпад! – сообщил Гриб-младший с горящими, как у ребенка, глазами. – Много видел всяких «мерсов», но чтобы такой…

И Жорик протянул бинокль Волкову: мол, сам посмотри.

– Ясно, – с иронией произнес тот. – Мальчик увидел машинку. С кем я связался, м-м-мать вашу!

– По-моему, это к твоему корешу… – протянул Жорик уже совсем другим тоном.

– Что?! – Родион рванул бинокль из его рук. – Не может быть!

Он прильнул к окулярам как раз вовремя, чтобы увидеть выходящих из машины троих здоровяков, на фоне которых казался совершенно незаметным бритоголовый очкарик с ноутбуком в руке. Еще один ноутбук (или, по крайней мере, что-то похожее на него) держал в руке человек, в котором Родион с изумлением узнал… Алексея Сутько – бывшего охранника Степана Ворошилова. Когда-то брившийся по два раза в сутки, теперь Сутько отпустил окладистую бороду и сделался похож на священника.

Поэтому Волков даже не удивился, когда на третьем этаже распахнулось окно, и Панкрат, высунувшийся из него чуть ли не по пояс, замахал рукой, приветствуя своего давнего знакомого. Тот махнул в ответ, и троица, оставив водителя дышать воздухом на улице, вошла в подъезд.

– А вы рвались в бой, – назидательным тоном напомнил братьям Родион, не прекращая наблюдения. – Теперь придется немножко подкорректировать наш план. Начинать будем сейчас, ждать больше не имеет смысла. Если промедлим еще, он, вполне возможно, просто-напросто уедет вместе с ними. Тогда нам не видать его как своих ушей.

– А что делать с этими? – Жорик неопределенно кивнул в сторону многоэтажки.

– Этих придется мочить. Другого выхода нет, – по-прежнему не оборачиваясь, ответил Волков. – Инструмент имеется. У меня в рюкзаке – «кипарис» с отличным глушителем. Я его на всякий случай прихватил.., надеялся, что не пригодится. Не автомат, а сказка, специально под глушак сделан, поэтому шума от него меньше, чем от швейной машинки. При стрельбе в квартире целиться не придется, так что эта пушка – для тебя, Жорик.

– Здорово ты все придумал, – неожиданно подал голос Молотобоец. – Братана моего на мокруху толкаешь? А сам?

На таких тачках шушера левая не ездит. Ежели кто из них прознает, нам такой разбор устроят, что черти в пекле потом не примут: испугаются. Твое дело, значит, сторона?

Волков положил бинокль и медленно обернулся.

– Ты что, не видел, в какой упряжи я сюда пришел? – негромко, но с угрозой спросил он. – Думаешь, я шприцы для кондитерского крема в ней таскаю? Не беспокойся, когда надо будет, у меня рука не дрогнет. Вот только стреляю я получше, поэтому мишень у меня потруднее. А этих толстомясых расстреливать – занятие нехитрое и особых навыков не требует.

Молотобоец проворчал что-то примирительное.

– Ладно, не пылите, – Жорик поднялся и подошел к своему видавшему виды «дипломату», который стоял рядом с окном. – Согласен я. Нечего жвачку тянуть. Давай свой «кипарис».

– О'кей, – подвел черту Волков. – Возьми в рюкзаке сам, у меня там никаких секретов нет. А я пока что вашему старику перезвоню, чтобы не путался, когда эти «колеса» понтовые увидит.

* * *

Было десять часов утра, когда защитные программы сети «Мнемосина» зафиксировали первую попытку проникновения в одну из баз данных с ограниченным доступом. Зафиксировали, но уведомление об этом так и не было отправлено.

Ни администратору локальной сети, в которую вошел злоумышленник, ни технической бригаде, занимавшейся поддержкой головного сервера.

Компьютер будто бы забыл об этом. На самом деле такая «забывчивость» стала результатом работы вируса, идентифицировать который и устранить пока еще не могла ни одна из существующих антивирусных программ. Вирусу было два дня от роду, и «Мнемосина» стала для него первой пробой сил.

Без труда внедряясь в корневые каталоги охранных программ, этот «зверь» избирательно блокировал выполнение некоторых функций – в частности, разрывал логические цепочки команд обратной связи. В итоге электронные сторожа, которые должны были подать знак о нарушителе виртуальной границы, вдруг «теряли голос». То есть были не в состоянии поднять настоящую тревогу и уведомить о ЧП тех, кому полагалось узнать о нем первыми.

Поэтому неизвестный злоумышленник практически беспрепятственно миновал первый уровень защиты. На втором требовалось ввести пароль общего доступа, но и тут он не оплошал. На подтверждение прав доступа давалось пять секунд.

За это время пользователь должен был набрать четырехзначный пароль из трех латинских букв и одной цифры.

Нарушитель сумел отключить лимит времени с помощью программы-"обманки" и получил тайм-аут для спокойного перебора всех доступных комбинаций. На это ушло ровно две минуты. Затем пароль был введен, и неизвестный последовал далее.

Чтобы преодолеть последний бастион сетевой защиты, требовался пароль из восьми знаков. Заниматься перебором просто не имело смысла: слишком долго. Да и отключить лимит времени здесь было посложнее. Поэтому, наплевав на этикет, злоумышленник просто «сломал» защиту.

Компьютер так и не понял, что произошло. Защитная программа, запрашивающая пароль у всех входящих, вдруг попыталась выполнить операцию, не входящую в перечень ее функций, вызвала сбой в модуле памяти и «заснула». Тут же включилась дублирующая версия, но у взломщика оказался достаточно мощный компьютер, и той сотой доли миллисекунды, в течение которой «Мнемосина» предстала перед ним в обнаженном виде, вполне хватило на то, чтобы внедрить еще один вирус из разновидности «троянских коней» в беззащитное тело выполняемого файла.

Шустрый «троянец» – тоже сделанный специально для этого случая – быстро освоился в системе и принялся безнаказанно пакостить под самым носом у антивируса.

Первым делом он вскрыл базу паролей VIP-доступа и передал их своему хозяину. Затем переписал загрузочные дорожки так, чтобы при следующем запуске компьютер автоматически удалил всю информацию, имеющуюся на его жестких дисках. После этого «троянец» самоуничтожился.

Следует отдать честь «Мнемосине»: все это время она отнюдь не оставалась пассивной жертвой агрессора. Почти сразу же активизировалась программа-трейсер, отслеживающая путь злоумышленника в обратной последовательности – до той самой исходной доменной зоны, из которой было осуществлено вторжение, минуя все промежуточные сервера и порталы, с помощью которых он пытался запутать следы. Одновременно программы-кодеры формировали новое пространство защиты, чтобы старыми паролями никто уже не смог воспользоваться. Делали они это, в общем-то, быстро – но, как оказалось, безуспешно.

Неизвестный успел-таки войти в базу данных под одним из старых паролей.

* * *

"Имя: Панкрат.

Фамилия: Суворин.

Дата рождения: 13.07.1970г.

Звание: рядовой.

Последнее место службы: спецподразделение ГРУ, известное под кодовым названием «ноль».

Уровень подготовки: А-топ.

Подробности: хай-мастер рукопашного боя по системе ГРУ, владеет еще несколькими малораспространенными школами боя без оружия: хапкидо, пенчак-силат, вьетводао, тайбо.

Психотип: исключительно стойкий к внешним стрессовым воздействиям, лабильный, склонный к умеренной саморефлексии, ответственный.

Стрелковая подготовка: владеет стрельбой по-македонски и «качанием маятника», любимое оружие – по собственным словам, «все, что произведено в России, кроме ПМ и винтовки Мосина».

Вождение: любые автомобили производства России и западных стран, предпочтение отдает полноприводным машинам и скоростным моделям.

Сопутствующие навыки: подводное плавание, альпинизм, хождение на лыжах.

Семейное положение: холост, детей вне брака не имеет.

Детдомовец, родители не установлены.

Медицинский реестр: положительный. Хронических патологий нет. Рефлексы: выше среднего. Ай-кью: сто шестьдесят.

Образование: среднее.

Послужной список: информации нет.

Участие в спецоперациях открытой информации нет."

И так далее, и тому подобное…

Марк бросил на пол сколотые скрепкой листы с отпечатанным на принтере текстом, вытянулся на диване во весь рост и не глядя взял из коробки, стоявшей на журнальном столике в изголовье, гаванскую сигару. Щелкнула зажигалка, и сизый дым тонкой змейкой потянулся к потолку.

Почти всю ночь компьютеры отдела трудились, просеивая информацию о тысячах тысяч людей через идентификационное «сито». Как оказалось, Марк искал не там. Только в базе данных третьей, наивысшей, степени секретности ему удалось обнаружить файл этого человека.

Пока шел поиск, он успел вытащить наружу труп Еремы и даже самостоятельно вывез его из здания, погрузив на специальную тележку для мусора, которой пользовались уборщики. В темноте не составило труда перегрузить труп в багажник БМВ и потом вывезти за МКАД, к одному из городских коллекторов. Марк даже испытал какое-то внутреннее облегчение оттого, что не пришлось искать себе помощника, которого потом пришлось бы тоже убрать.

А когда он вернулся в бункер, из принтера один за другим уже выползали листы с нужной ему информацией…

Вот, значит, кто перешел ему дорогу.

"А ведь он не намного старше меня, – вдруг подумал Марк. – Мы вполне могли бы работать в одном отделе. Очень даже запросто. Такой крутой парень, как этот Панкрат, стал бы скорее всего моим начальником.

Интересно, как он до сих пор еще жив?"

Насколько было известно Марку, два предыдущих состава отдела «ноль» были ликвидированы по приказу сверху: детище стратегов из ближайшего окружения президента оказалось то ли слишком крутым, то ли не слишком управляемым. Во всяком случае, из тех слухов, которые ходили в Конторе, можно было понять, что оба раза сотрудников этого отдела руководство использовало, как говорится, в личных целях, а потом избавлялось от них единственно возможным способом. На пенсию по выслуге лет из отдела «ноль» так никто и не ушел.

Да и в деле Панкрата Суворина черным по белому значилось: «Погиб во время выполнения операции по освобождению заложников на территории Чеченской Республики; тело не обнаружено».

Оказывается, что вовсе даже и не погиб. Что жив, здравствует и, самое главное, находится в Москве – городе который просто нашпигован подслушивающими устройствами. скрытыми видеокамерами, всевозможными датчиками и прочими «жучками». Живет себе под носом у всех известных и неизвестных среднему горожанину спецслужб, соблюдает закон и не якшается с подозрительными элементами. В общем, свято чтит кодекс, выпадая вследствие этого из поля зрения «компетентных органов».

Фотографию Панкрата, сделанную почти пять лет назад, Марк распечатал на специальной бумаге, с высоким разрешением. Волевое лицо, широкие скулы и средних размеров рот, прямой, открытый взгляд, волосы стрижены коротко, подбородок четко очерчен и выдает недюжинную силу воли.

Он практически не изменился за прошедшие с тех пор годы. Видно, стареть было некогда. Тех, кто не щадит себя, щадит само время. Вот только рваный звездообразный шрам на виске добавился к «портрету».

Такие должны нравиться женщинам, с внезапной злостью подумал Марк. Вот он сам никогда не пользовался особенной популярностью у слабой половины человечества.

Марк скрипнул зубами. Пальцы, державшие распечатку с фотографией, сжались сами собой. Плотный глянцевый лист превратился в смятый комок бумаги, который он с силой швырнул в стену.

Чтобы успокоиться, он встал с кровати, положил сигару на специальную подставку стоимостью в несколько сотен американских долларов и, открыв встроенный в стену бар, достал стакан и бутылку Bailye's.

Однако налить себе не успел. Зазвонил мобильный телефон, лежавший на журнальном столике. Номер его знали только подчиненные и начальники Марка, поэтому звонок этот скорее всего был служебным.

Разочарованно вздохнув, он взял со стола трубку и поднес ее к уху.

– Слушаю вас.

– Привет, Марк, – разбитной голос принадлежал ай-ти специалисту отдела, записному хакеру еврейской национальности Мише Зельверу. – Решил тебя побеспокоить. Тут кто-то в «Зину» ломится, не спросясь. Я подумал, может, тебе будет это интересно.

В голове Марка тут же словно порыв холодного ветра пронесся.

– Давай-ка поподробнее, – потребовал он.

Все знали, что Миша – большой любитель марихуаны, но ввиду исключительно высокой квалификации и богатого опыта на эту его маленькую слабость закрывали глаза. Марк искренне надеялся, что этот звонок – не плод галлюцинаторных фантазий.

– Некто очень грамотно вошел в систему, – быстро, проглатывая слоги, заговорил Зельвер. – Если бы не мониторинговая программа, которая запускается через случайные интервалы, я бы, честно скажу, ни хрена не обнаружил. Она его взяла за яйца, когда парень шарил по сусекам, то бишь полез в базы данных наших сотрудников. Ну и не только наших.

Но запрос у него был специфический, на ключевое слово «Марк». Вот почему я тебе позвонил, кстати.

– Ну? – поторопил его Эрдман. – Дальше-то что?

Он внезапно ощутил, как над ним сгущаются тяжелые грозовые тучи.

– Дальше мы его отследили, – довольно произнес Миша. – Он находится в Москве и входит в Интернет с мобильной параболы. Сейчас пеленгуем сигнал. Сектор нам уже известен, и там мы подняли по тревоге всю местную киберполицию.

Из нашей базы я его пока не гоню. Пусть парень развернется как следует и не беспокоится о своей безопасности.

Марк знал, что в большинстве случаев скрывается за модным и загадочным термином «киберполиция»: три оперативника, из которых двое – чистой воды «менты», а третий – выпускник технического вуза с тройкой по специальности «информатика». Они даже самого захудалого кардера – грабителя электронных магазинов – могли вычислить только по недоразумению.

– Говори мне сектор! – резко потребовал Марк. – И высылай туда нашу группу! Немедленно высылай, ясно? Местные лохи все только испортят.

Прижимая трубку плечом к уху, он помчался в прихожую – обуваться.

– А-шестнадцать, – откликнулся Зельвер. – Ребят я уже выслал. Минут пять назад, когда стало ясно, откуда он входит… Ты что, лично выезжаешь?

– Ага, – ответил Марк и выключил телефон.

Трудно сказать, на каком основании, но интуиция подсказывала ему, что Панкрат каким-то образом связан со вторжением в компьютерную сеть спецслужб.

* * *

– Нас застукали, – пробормотал Кузьма, не отрывая взгляд от экрана, по которому бежали строчки цифр, латинских букв и каких-то уж вовсе непонятных символов. – Начинают вычислять.

Панкрат скрипнул зубами.

– Так что, надо сваливать? – поинтересовалась Люся, пришедшая на кухню, чтобы увидеть настоящего хакера. – Но вы же еще ничего не нашли.

– Это точно, – неопределенно ответил Кузьма. – Не волнуйтесь, я скажу когда. Пока что трейсер нас пингует, но не очень уверенно: я гейты с максимальным графиком выбирал…

Последняя фраза показалась Панкрату чем-то вроде заклинания. Сам хакер был похож сейчас на пианиста и шамана одновременно: его пальцы взлетали над клавиатурой, что-то быстро на ней отстукивали, падали – и взлетали снова.

Ноутбук пискнул, и на экране открылось небольшое «окошко» – черный прямоугольник на синем фоне экрана. В нем пульсировали всего два слова: «Введите пароль».

Хакер, растопырив пальцы совершенно немыслимым образом, нажал комбинацию сразу из трех клавиш, и вместо этой фразы в прямоугольнике замелькали крохотные звездочки.

– Прикурите мне сигарету, пожалуйста, – попросил Кузьма.

Алексей неодобрительно хмыкнул, но промолчал.

Панкрат чиркнул спичкой и протянул парню «Десант».

Тот, не оборачиваясь, взял папиросу и затянулся.

Мелькание звездочек на экране прекратилось. Ноутбук пискнул еще раз, и на черном фоне засветились белые буквы: «Разрешен доступ в базу данных уровня „зеро“».

– Бинго, – очень ровным голосом проговорил Кузьма.

Он зажал дымящуюся сигарету в зубах и снова застучал по клавишам.

– Имя – Марк?

– Да, – отчего-то хрипло произнес Панкрат.

На экране ноутбука возник выполненный в сдержанных цветах интерфейс базы данных. Кузьма ввел нужное имя в строку поиска и щелкнул мышью.

Появилась надпись: «Идет поиск… Ожидайте». В правом верхнем углу экрана замелькали, сливаясь в сплошной мозаичный поток, фотографии сотрудников; в левой колонке бежали строчки текста – биографии, послужные списки и прочие разделы личных дел.

– Ну вот, – пожал плечами Кузьма. – Остается надеяться, что база эта не слишком большая и ваш Марк отыщется до того, как за нами приедут добрые дяди на «светлячке».

Такая невозмутимость поразила даже видавшего виды Панкрата. Возможно, потому, что хакер чувствовал себя в своей стихии, в то время как для него все это было в диковинку: параболическая антенна размером с кухонное блюдце, стоящая на холодильнике; калейдоскоп изображений на экране портативного компьютера; пальцы Кузьмы, которые, казалось, сами знали, что им надо делать, и жили какой-то своей, отдельной жизнью.

Хакер, подперев голову рукой, курил, выпуская дым через ноздри. Алексей морщился, вдыхая запах табака, и стоически терпел. Илья сидел абсолютно неподвижно, сцепив пальцы в замок и наклонив голову вперед – со стороны могло показаться, что он заснул. Люся стояла рядом с Панкратом, который по-прежнему сидел на подоконнике и нервно затягивался, практически не делая пауз.

– Откройте форточку, – наконец не выдержала девушка. – Скоро можно будет топор вешать.

Панкрат повернулся к окну и собрался было выполнить ее просьбу, но замер, так и не дотянувшись до ручки. Глаза его резко сузились, словно у заметившего дичь хищника, и он сделал скользящий шаг в сторону, отступив за край окна, чтобы наблюдение не смогли заметить с улицы.

К их подъезду шли двое мужчин, одетых в некогда синие робы сантехников, с потертыми «дипломатами» в руках Один из них был выдающегося телосложения, больше подходящего борцу или штангисту; второй заметно уступал ему и в росте, и в размахе плеч. Монах, читавший на скамейке рядом с подъездом, скользнул по ним взглядом и снова уткнулся в свою газету.

«Что здесь делать сантехникам? – спросил сам себя Панкрат. – Дома заброшены и ожидают сноса, чинить в них трубы и краны уже не имеет смысла».

Отвернувшись от окна, он спросил, обращаясь ко всем одновременно:

– Оружие у кого-нибудь есть?

Алексей удивленно поднял брови.

– На что тебе?

– Похоже, к нам гости, – произнес Панкрат, бросив красноречивый взгляд на Кузьму. – Двое ребят в спецовках сантехников, хотя здесь эта профессия уже давно ни к чему.

Хакер хладнокровно покачал головой в ответ.

– Я ручаюсь, что нас пока что не обнаружили. До этого еще как минимум минута. Только потом и заработает система задержания, и к нам выедет ближайшее подразделение киберполиции. А оно, судя по местности, находится в более перспективных районах и сюда будет добираться сравнительно долго. Это еще десять-пятнадцать минут.

В общем-то, он прав, подумал Панкрат. К тому же зачем сотрудникам элитного подразделения рядиться в сантехников? Да и когда они могли успеть это сделать?

Ситуация становилась все запутаннее. Если эти ребята не работают на киберполицию, то кто же они?

Вздохнув, Панкрат отложил все вопросы про запас. Нужно было действовать, не теряя ни секунды.

– Значит, оружия нет, – резюмировал он. – Что ж, будем обходиться подручными средствами.

С этими словами он выдвинул ящик кухонного стола и собрал все столовые ножи – их оказалось шесть. Люся следила за его действиями с широко раскрытыми глазами.

Илья как ни в чем не бывало поднялся со своего табурета.

– Что надо делать? – спросил он совершенно обыденным тоном. – Я могу помочь.

Панкрат хотел было отказаться, но быстро передумал, вспомнив о чемоданах «сантехников». Вряд ли у них там лежали плоскогубцы или вантузы.

– Я поднимусь этажом выше, а ты жди у дверей. Возьми что-нибудь потяжелее и, как только на лестнице завяжется потасовка, вступай в дело, – в двух предложениях пояснил он свой нехитрый план. – И не забывай, они могут оказаться настоящими сантехниками. В смысле, бей не насмерть.

Илья кивнул и, ничтоже сумняшеся, прихватил с собой табурет, на котором сидел. Люся, увидев это, едва сдержала улыбку. Похоже, девушка не до конца осознавала тот факт, что сейчас, вполне возможно, жизни каждого из находящихся в этой квартире угрожает серьезная опасность.

В том числе – и ее жизни.

Хотя, может быть, она смотрела на вещи проще.

* * *

Первым в подъезд вошел Родион. Шагая легко и непринужденно, с модным рюкзаком в стиле military за плечами и желтых замшевых ботинках, он вполне мог сойти за студента или того же сквоттера. К тому же по его загорелому, свежему лицу точно определить возраст было невозможно: ему с равным успехом можно было дать как двадцать пять лет, так и на десяток больше.

Поэтому шофер «мерседеса» не обратил на него никакого внимания. Волков, насвистывая недавно услышанный по радио молодежный хит, прошел в дверной проем – сама дверь отсутствовала – и без помех поднялся на лестничный пролет между третьим и четвертым этажом. Там он совершенно непринужденно закурил, поставил на пол свой рюкзак и расстегнул его – так, чтобы в любой момент можно было без труда выхватить американский электрошокер «Эйр Тэйзер», стрелявший иглами на тоненьких проводах длиной в полтора метра. Этого должно было оказаться вполне достаточно для ближнего боя на лестничной клетке и в квартире; для более серьезного случая у него все еще оставались три огнестрельных «ствола».

Условились, что Молотобоец и Жорик последуют за ним ровно через пять минут. Из укрытия на чердаке братья выбрались даже раньше, чем он: для пущей достоверности им предстояло сделать небольшой крюк метров на четыреста, чтобы не показаться стороннему наблюдателю чертиками, выскочившими из табакерки. Теперь, покуривая и стараясь сохранять хладнокровие, Родион ожидал их появления.

Следуя плану, который он разработал, «сантехники» должны были с ходу выбить дверь в квартиру. Для того Молотобоец и прихватил, собственно, свой молот: этот «инструмент» как нельзя лучше подходил для выполнения такого рода задач.

Вышибить им замок с комплекцией Молотобойца не составило бы труда. После этого оба брата должны были ворваться внутрь и, рассредоточившись, взять под контроль комнаты, которых, как предполагал Родион, исходя из типовой конструкции «хрущевки», должно быть две.

В общем-то, их миссия была прежде всего отвлекающей.

На серьезную помощь Волков не слишком рассчитывал, разве что случайно подфартит. Братья должны были мельтешить перед противником, не давая ему сосредоточиться, в то время как Родион прицельно отстрелял бы лишних и сосредоточился на захвате «объекта».

Выглянув в очередной раз из выбитого окна на улицу, он, наконец-то увидел, как приближаются к подъезду Молотобоец и Жорик. Братья шли, о чем-то непринужденно беседуя, и раскованно жестикулировали. Родион, никак не ожидавший от них такого естественного поведения, одобрительно хмыкнул актеры еще те.

Вскоре он уже слышал их шаги на лестнице. Готовясь к решающему этапу операции, Волков расстегнул куртку, поправил «сбрую» и еще раз нащупал пистолет в потайной кобуре. Потом вынул из рюкзака электрошокер и сунул его в специальный пластиковый чехол на поясе.

Между вторым и третьим этажом братья задержались секунд на тридцать. Мысленным зрением Родион почти что видел, как они раскрывают дипломаты и достают оружие: Жорик – «кипарис» с двадцатисантиметровым глушителем и откидным прикладом, Молотобоец – компоненты карабина, которые затем собирает несколькими экономными, хорошо отработанными движениями.

Волков сделал шаг вниз но лестнице – и замер, услышав как скрипнула дверь квартиры Той самой

Глава 10

Панкрат выскользнул за дверь и оказался на лестничной площадке Он решил подняться на этаж выше и ожидать «сантехников» там Если те и не подумают задерживаться на третьем этаже, ему останется только закурить и со спокойной душой вернуться в квартиру. Если же нет, они вряд ли будут ожидать нападения со спины. Коль они не те, за кого себя выдают, то явно рассчитывают на внезапность.

Обутый в мягкие кроссовки с толстой подошвой, Панкрат ступал практически бесшумно по бетонным ступенькам Он на одном дыхании преодолел пролет и.., нос к носу столкнулся с человеком, которого меньше всего ожидал здесь увидеть.

Вернее, в нос Панкрата едва не уперся увенчанный Глушителем ствол пистолета, который держал в своей руке Родион Волков, в прошлом – Друг Степана Ворошилова, предавший его, как это чаще всего бывает с друзьями, из-за денег.

– Привет, – негромко произнес тот, ничуть, видимо, не удивленный появлением Панкрата. – Руки подними Панкрат ответил ему взглядом, полным ненависти Волков даже не поморщился.

– Быстрее, ну! – в его голосе послышались требовательные нотки. – Подними руки и положи их на затылок. Делай, как я говорю, супермен, а не то мозги вышибу.

Поскольку безоружный Панкрат стоял на три ступеньки ниже Родиона, вооруженного пистолетом, тот решил, что его преимущество бесспорно И зря. В спецшколе ГРУ были толковые учителя-рукопашники, которые учили бойцов тому, что из любой безвыходной ситуации имеется как минимум два выхода: один – на кладбище, а второй – в прямо противоположном направлении. Задача проста: не ошибиться в выборе.

– У меня есть деньги, – прошептал Панкрат. – Много денег. Там, в квартире.

Родион улыбнулся одними уголками губ.

– Мне нужен ты, – твердо произнес он. – Но и деньги, конечно же, не помешают.

– Брось, тебе я ни к чему, – быстро проговорил Панкрат. – Скажи мне, кто тебя нанял. Я все равно заплачу больше.

На этот раз улыбка Волкова стала значительно шире.

– Ты не понимаешь, – сказал он. – Я и так возьму все.

Ты попался, Панкрат.

Стволом пистолета Родион сделал ему знак отойти на несколько шагов. Потом вытащил из внутреннего кармана рацию, включил ее и произнес в динамик:

– Он у меня. Ждите, сейчас будем спускаться.

Что ж, дальше все казалось очень просто.

Сейчас они выйдут отсюда вдвоем с Панкратом и проведут его к карете "скорой помощи'?, которую полчаса назад подогнал к соседнему дому Гриб. Если здоровяк с газетой попытается им помешать, он его пристрелит. Братья поднимутся в квартиру и разберутся с остальными. То есть попросту всех расстреляют.

Судя по тому, что Панкрат выбежал на лестницу с голыми руками, оружия не было ни у него, ни у тех, кто сейчас находился в его квартире.

У Волкова мелькнула было мысль захватить в качестве «трофея» стоящий внизу «мерседес», но он тут же от нее отказался. На такой машине в случае преследования далеко не уйти: слишком уж она заметна.

– Ступай вниз, – произнес Родион, спрятав рацию. – Там тебя знакомые ждут.

Панкрат подчинился, заставляя свой мозг работать в лихорадочном темпе.

Волкову я не нужен, подумал он. Если бы он разыскал меня по собственной инициативе, то просто убил бы при первом же удобном случае. Вот как сейчас, например. То, что он сохранил мне жизнь, может означать только одно – ему меня заказали. Причем живого.

Кто это мог сделать? Марк? Вряд ли. Зачем работнику спецслужбы нанимать кого-то на стороне, когда под рукой всегда есть свои профессионалы?

Остается одно: чеченцы. Они не забыли, они искали его все это время. В таком случае становится понятен выбор Волкова в качестве исполнителя: дескать, ты эту кашу два года назад заварил, ты ее и расхлебывай.

А о каких таких знакомых говорил Родион? Впрочем, сейчас это неважно.

Все эти мысли промелькнули в голове у Панкрата с быстротой молнии, пока он спускался на лестничную площадку третьего этажа, чувствуя за спиной ровное дыхание Волкова и ствол пистолета, нацеленный в затылок. Панкрат хорошо представлял себе, как замер за дверью Илья, сжимая в руке табурет.., он ждет его сигнала, чтобы вырваться, точно ураган, из квартиры и вступить в схватку, которая все еще не началась.

Итак, он нужен им живым. Что ж, это можно использовать в собственных целях.

На последней ступеньке Панкрат сделал вид, что споткнулся и потерял равновесие. Как он и предполагал, Волков не стал стрелять. Но вместо пистолета, однако, он выхватил электрошокер, и, когда Панкрат обернулся к нему, зажав в кулаке один из столовых ножей, ему навстречу вылетели тонкие иглы электродов.

Прежде чем ток напряжением в пятьдесят тысяч вольт отправил его в нокаут, он все-таки успел метнуть нож. Пущенный умело и с достаточной силой, кухонный прибор воткнулся Волкову в бицепс руки, державшей электрошоке?. Выронив «Эйр Тэйзер», он взвыл от боли, подавая своим криком сигнал тревоги Молотобойцу и Лехе, которые ожидали этажом ниже, и здоровой рукой схватился за нож, торчавший из кровоточащей раны.

Но Панкрат этого уже не видел и не слышал. Его грудь ожгло так, словно к коже прикоснулись работающим автогеном. Он повалился на грязный бетонный пол, потеряв сознание от мощного электрического удара…

* * *

Услыхав чей-то вопль, Илья, не долго думая, распахнул дверь и в ту же секунду оказался на лестничной площадке, сжимая в руке ножку табурета. Монах успел увидеть, как Панкрат упал навзничь, а человек в сером, стоявший напротив, отшвырнул в сторону какой-то предмет, по виду напоминающий пистолет, но более крупных размеров, и схватился за окровавленное плечо, из которого торчала рукоять столового ножа. Вне всякого сомнения, метнул его Панкрат – перед тем как свалиться на пол.

Илья шагнул было в направлении раненого незнакомца, но тут наперерез ему кинулся, перепрыгивая через несколько ступенек, парень весьма внушительных габаритов. В правой руке он держал карабин, а в левой – что-то вроде полутораметровой биты или дубины. Следом за ним по лестнице взбежал еще один, поуже в плечах, но с пистолетом-пулеметом в руках. Монах очутился между двух огней: человек, в бицепсе у которого торчал нож, выдернул его и бросил под ноги, а здоровой рукой потянул из подмышечной кобуры пистолет с удлиненным раструбом глушителя.

Мгновенно сориентировавшись, Илья принял единственно верное решение. Размахнувшись, он что было силы запустил табурет в голову первому из бежавших по лестнице парней, а сам прыгнул следом.

Вовремя: напротив того места, где он стоял, в дверь одна за другой ударили две пули. Но монаха там уже не было – он живым пушечным ядром врезался в здоровяка с карабином и битой, не дав ему воспользоваться ни тем, ни другим. Тот, увернувшись от табурета, который пролетел над его головой и угодил в стену, еще не успел разогнуться, как на него всем своим весом обрушился Илья. Сцепившись, они покатились под ноги второму парню, который не удержал равновесия и опрокинулся навзничь. В одно мгновение на лестнице образовалась куча мала. Чтобы освободить руки для борьбы с монахом, здоровяк сам отбросил в сторону и карабин, и биту; а вот его товарищ выронил оружие при падении, ударившись затылком о край ступеньки.

Человек со вспоротым плечом, пошатываясь, сделал несколько неуверенных шагов вперед и вскинул пистолет.

Прицелиться наверняка в такой ситуации было невозможно, но сейчас Родиона меньше всего беспокоило то, в кого попадут пули. Он хотел одного – просто-напросто очистить дорогу к отступлению и вытащить бесчувственное тело Суворина на улицу, где его ожидал Гриб в угнанной вчера вечером карете «скорой помощи».

При таком раскладе он избавлялся от исполнителей, а следовательно, и от необходимости им платить. Тем более что все равно не собирался этого делать, используя братьев в качестве обычного пушечного мяса.

Старика, разумеется, придется убрать вслед за сыновьями, но сейчас Родион готов был без колебаний отправить на тот свет любого, кто встанет у него на пути. В первую очередь ему нужно было сохранить свой страховой полис – Панкрата.

А ради этого стоило пожертвовать всеми остальными.

Потому он, не долго думая, нажал на курок Раздалось несколько тяжелых сочных шлепков – это пули вошли в чье-то тело Вполне возможно, он попал сразу в обоих.

В это время зашевелился пришедший в себя Панкрат.

Стараясь не шуметь, он вытащил из кармана еще один нож и, несмотря на звон в голове, попытался приподняться и примериться для броска.

Услышав за спиной шорох, Родион резко обернулся, но выстрелить еще раз не успел Очнувшись, Панкрат с пола метнул нож, который угодил Волкову точно под правую лопатку. Лезвие с глухим стуком царапнуло кость – так, будто задело сосновую доску-мишень, на которых новички обучаются метанию холодного оружия Родион сделал удивленное лицо и округлил губы, словно собираясь произнести долгое «О'», но в следующую секунду из его рта на грудь с бульканьем хлынула кровь. Выронив пистолет, он покачнулся и упал, здоровой рукой судорожно пытаясь ухватиться за перила. Его тело рухнуло, словно мешок с мукой, а голова запрокинулась через край верхней ступеньки. Струйки крови побежали вниз по подбородку.

– Вот и все – сипло произнес Панкрат. – Вот мы с тобой и в расчете.

Впрочем, Волков отвлек его ненадолго. Нельзя было позволять себе лирических отступлений – сейчас требовалось действовать как можно быстрее.

Первым делом Панкрат перекатился на живот и дотянулся до пистолета, выпавшего из руки Родиона В полный рост подниматься не рискнул: так можно было запросто угодить в поле обстрела, если кто-то из нападавших остался жив и при оружии. Ощутив в ладони тяжесть ребристой рукояти, Панкрат почувствовал себя намного увереннее и осторожно придвинулся к краю лестничного пролета.

Ни одно из трех тел, лежавших на нижних ступеньках, не подавало признаков жизни. На выгоревшей ткани комбинезона одного из «сантехников» – Панкрат с удивлением узнал в нем Молотобойца – расплывались крупные темные кляксы.

Джинсовая куртка Ильи тоже была в нескольких местах выпачкана красным.

Панкрату очень хотелось думать, что это была кровь его противника.

Разглядев внизу еще и Жорика, Панкрат невольно хмыкнул: оба братца были в сборе. Жорик лежал, не двигаясь, но никаких следов ранений на его одежде не было. По всей видимости, потерял сознание от удара затылком о ступеньки либо свернул шею.

Для Панкрата предпочтительнее было второе, потому что тогда ему не пришлось бы убивать Жорика собственноручно.

Видит бог, он не получал от убийства абсолютно никакого удовольствия.

И тем не менее Панкрат готов был стрелять на поражение, если Гриб-младший подаст хоть какие-нибудь признаки жизни. Вот только в скорости своей реакции он сейчас сильно сомневался. После удара током все мышцы болели, словно он полдня не вылезал из спортзала. Было тяжело даже спускаться по лестнице, к тому же его слегка подташнивало.

Впрочем, состояние Жорика после падения навзничь и удара головой тоже вряд ли было нормальным. В этом они сейчас были скорее всего на равных.

Держась правой рукой за перила, а в левой сжимая рукоять пистолета, Панкрат начал спускаться по ступенькам. Он хотел выяснить, в каком состоянии находится Илья, мертв он или ранен.

Но тут за его спиной скрипнула дверь квартиры. Обернувшись, Панкрат увидел, что на площадку вышли хакер, Алексей и Люся.

– Готово, – радостно сообщила девушка. – Он у нас в компьютере. Ой А что это с ними?

Ее глаза расширились от ужаса, когда она увидела трупы. Под телом Волкова, который лежал, неестественно подвернув ногу, уже успела образоваться темная лужа.

У Панкрата возникло нехорошее предчувствие, которое не замедлило подтвердиться.

Люсины зрачки вдруг закатились под верхние веки; девушка выронила оба рюкзака, которые держала за лямки, и, будто одеревенев, рухнула навзничь. Алексей, стоявший рядом, едва успел ее подхватить. Однако уже в следующую секунду ему пришлось приложить максимум усилий, чтобы удержать в своих руках бьющееся в конвульсии худое тело.

На губах Люси пузырилась пена, а пальцы, скрюченные, словно древесные корни, пытались что-то поймать в воздухе перед самым лицом монаха.

– Что за!.. – вырвалось у него.

– У нее эпилепсия, – не стал вдаваться в подробности Панкрат. – Сможешь удержать?

– Попробую, – краснея от натуги, выдавил из себя Алексей.

Ему удалось-таки схватить Люсины запястья, и теперь он старался убрать ее руки подальше от своего лица, одновременно удерживая девушку практически на весу. Получалось с переменным успехом – ногти девушки уже оставили на его правой щеке несколько багровых полос.

Панкрат присел и быстро расстегнул наружный карман одного из рюкзаков. Вынув из него небольшую пластмассовую баночку, он свинтил крышку и вытряхнул на ладонь маленькую зеленую пилюлю.

Кузьма все это время стоял, бестолково моргая и переводя ошалевший взгляд с бьющейся в припадке Люси на Илью, лежащего без движения под телом Молотобойца. Панкрат, заметив это, прикрикнул на него:

– А ну, глянь-ка, что там с ним! Пошевеливайся, Кузьма, мать твою! Может, он жив еще…

Сказав это, он выпрямился, без всяких церемоний схватил Люсю за волосы и намотал их на кулак. Она на мгновение перестала дергать головой – видимо, ощутила боль даже в таком состоянии, – и Панкрат прижал к ее скользкому от слюны и пены рту ладонь с таблеткой. Он держал ее так до тех пор, пока Люся не сглотнула.

В это время худосочный Кузьма, спустившийся на пролет ниже, напрягался до лилового румянца, стараясь вызволить Илью, придавленного тушей Молотобойца. Кряхтя, он осилил эту задачу с третьей попытки. А когда, взяв под мышки Илью, хакер приподнял и его тоже, от всей этой возни пришел в себя Жорик.

Он пошевелился, застонал и открыл глаза.

Некоторое время они так и смотрели друг на друга – Кузьма и осоловевший от удара головой о ступеньку бандит.

Потом Жорик потянулся к «кипарису», лежавшему все еще в пределах его досягаемости, и тогда хакер, высвободив одну руку, молча ударил его в переносицу.

Жалобно пискнув, Жорик, еще не до конца очнувшись, снова потерял сознание и распластался на кафеле. Вот только нос его теперь смотрел вбок и стремительно наливался синевой, а из ноздрей вытекали две ржавые струйки.

Кузьма тут же позабыл о существовании бандита и переключил все свое внимание на Илью.

– Вроде живой, – без особой уверенности произнес хакер, прижав пальцами его сонную артерию. – Надо везти брата в монастырь, да побыстрее.

– В больницу его надо, – покачал головой Панкрат, прижимая к груди Люсю, по телу которой все еще прокатывались затухающие судороги. – Тут молитвами не обойтись.

– У нас в монастыре своя больница, – отпарировал Кузьма. – Не хуже городских. И лечим мы там не молитвами – в смысле, не только ими, – тут же поправился он.

– Никуда меня., ар-ргх.., не надо, – хрипло произнес вдруг Илья, открывая глаза. – Просто этот бугай.., хр-р-р… мне шею сдавил так, что я.., гр-р-м.., тут же отрубился.

Сказав это, он без помощи Кузьмы встал на ноги и, пошатываясь, принялся растирать ладонью гортань, на которой остались продолговатые отметины багрово-синюшного цвета.

– Ишь ты, даже своего не пожалел, – Илья посмотрел на труп Молотобойца, валявшийся у него под ногами. – Спасибо Тебе, Господи, что от меня пулю-то отвел.

Он широко, с чувством перекрестился.

– Надо торопиться, – подал голос Кузьма, тут же подхвативший свою электронику. – По моим подсчетам, они будут здесь с минуты на минуту. Если уже не приехали… А на два чуда в один день Господь даже ради тебя, Илья, не пойдет.

– Богохульствуешь, – с укоризной покачал головой монах. – Однако правда твоя.

– Леха, возьми рюкзаки, – попросил Панкрат. – Я Люсю понесу.

Тот кивнул и сгреб все лямки в одну руку. Спускаясь последним, Панкрат на мгновение задержался и, наклонившись, поднял с пола «кипарис» Жорика. Бандит так и не успел сделать из него ни одного выстрела.

Когда они оказались на улице, шофер «мерседеса» тут же отшвырнул газету в сторону и кинулся открывать заднюю дверцу.

– Садитесь сюда, – скомандовал он, обращаясь к Панкрату и Кузьме. – Положите ее на колени. Там и подушечка под голову найдется.

Хакер кивнул и забрался в машину первым. Следом за ним, по-прежнему прижимая к себе уже успокоившуюся девушку, – Панкрат. С краю его прижал крупногабаритный Илья.

– Будешь поддерживать ей голову, – обращаясь к Кузьме, сказал Панкрат. – И смотри, поаккуратнее.

Тот энергично кивнул. Он положил свои чемоданчики прямо на коврик, достал откуда-то небольшую подушечку и сунул ее под голову Люсе.

– Вот так уже лучше, – произнес удовлетворенно.

Водитель сел за руль и повернул ключ в замке зажигания. Алексей, занявший кресло справа от него, сразу же предупредил, положив на колени «кипарис»:

– Не гони. Уезжать надо с достоинством. К тому же девчонка у нас на борту.., приболевшая. А эта киберполиция сейчас может даже вон в той «скорой помощи» сидеть и наблюдать за нами.

Монах махнул рукой в направлении белой кареты с облупленными красными крестами и номером, заляпанным грязью.

Она стояла рядом с первым подъездом соседнего дома.

В ответ водитель только хмыкнул, но все и так прекрасно поняли, что он хотел сказать. Если за ними уже действительно велось наружное наблюдение, то вынос бесчувственного тела из подъезда не мог остаться незамеченным. А значит, их попытаются задержать прямо сейчас, и ничего уже не изменишь.

Словно в подтверждение слов Алексея, заурчал двигатель «скорой». Машина начала сдавать назад, чтобы развернуться, и монах на всякий случай снял «кипарис» с предохранителя.

– Типун тебе на язык, Леха, – почему-то шепотом произнес Панкрат. – Лучше бы молитву прочитал подходящую. Дорожную, например. Я знаю, есть такие.

– Езжай, Федор, – поморщившись, скомандовал Алексей. – Километра полтора давай поумеренней, а потом – жми к монастырю так, чтобы ни один бес за нами не угнался.

В этот момент карета «скорой помощи» развернулась так, что Панкрат смог разглядеть лицо человека, сидевшего за рулем. С изумлением он узнал самого Гриба. Видимо, Волкову удалось «подбить» на это дело и старика.

«Да он же меня и сдал ему!» – тут же пронеслась в голове Панкрата внезапная догадка.

Но сейчас было не до сведения счетов. Нужно было уходить: с минуты на минуту здесь могла появиться киберполиция или кто-нибудь покруче.

Например, подразделение быстрого реагирования какой-нибудь из спецслужб, входящих в сеть «Мнемосина», основательно разворошенную сегодня Кузьмой в поисках личного дела Марка..

«Скорая» надсадно взревела двигателем и рванула с места в карьер, будто лошадь, которой сунули чертополох под хвост. Гриб не мог разглядеть тех, кто сидел в «мерседесе», потому что стекла его были затонированы до непрозрачности. Зато Панкрат отлично видел побелевшее лицо старика, искаженное гримасой боли.

Издалека донесся вой сирен.

– А вот эти скорее всего по нашу душу, – пробормотал Кузьма, пытаясь разглядеть в зеркало заднего вида приближающиеся автомобили – Суета сует, – вздохнул водитель, сдавая назад, чтобы пропустить «скорую». – Все суета..

С этими словами он выжал акселератор, и «мерседес», тяжело перевалившись через бордюр, покатил напрямик через пустырь, расстилавшийся за домами. Машина мягко подпрыгивала на неровностях и ухабах: мощные амортизаторы делали эти препятствия практически неощутимыми.

Им наперерез вынырнул из-за ближайшего дома серебристый БМВ с такими же черными, как у «мерседеса», стеклами.

Следом за этим автомобилем, который хищными очертаниями корпуса напоминал акулу, с отставанием метров в триста мчались, не разбирая дороги, громоздкий джип марки «мицубиси» и два «опеля» с сиренами и мигалками на крышах.

Судя по всему, водителя БМВ нисколько не беспокоила VIP-внешность «мерседеса» – он без колебаний пошел на таран, метя в правое переднее крыло автомобиля.

– Опусти-ка стекло, – бросил водителю Алексей, передергивая затвор «кипариса».

Тот нахмурился, но молча подчинился и нажал кнопку на приборной панели. Стекло бесшумно ушло вниз, и монах высунул из окна руку с «кипарисом». Для удобства прицеливания он разложил металлический приклад и, поймав на мушку колесо БМВ, плавно, словно на стрельбище, потянул спусковую скобу.

Пистолет-пулемет ожил и задергался в его руке, выбрасывая смертоносный свинец в направлении стремительно приближавшегося автомобиля.

Пули легли веером, и несколько из них угодили в цель.

Резина левого переднего колеса превратилась в ошметки, ступица заскрежетала по битому кирпичу, высекая искры, а сама машина пошла юзом, тычась, словно слепой котенок, то в правую, то в левую сторону.

Ее водитель развил слишком большую скорость – наскочив уцелевшим колесом на какую-то балку, некстати подвернувшуюся на пути, БМВ взлетел в воздух и, перевернувшись, с грохотом приземлился на крышу. Потом, влекомый силой инерции, перевернулся еще раз и снова встал на колеса.

Уклоняясь от столкновения с потерявшим управление автомобилем, монах, сидевший за рулем «мерседеса», бросил машину влево, резко вывернув руль. Еще одна очередь из «кипариса», на этот раз адресованная не желавшему отставать джипу, ушла вверх. Однако и этого оказалось достаточно, чтобы поумерить героизм преследователей. Джип резко затормозил, подняв такое облако пыли, что практически пропал из виду, заслоненный ее серыми клубами.

Оба «опеля» последовали примеру своего тяжеловесного «флагмана» практически одновременно. Из них выбежали люди в милицейской форме и бросились на помощь водителю перевернутой машины, чтобы вытащить его как можно скорее – вдруг, не ровен час, взорвется бензобак.

Убедившись, что на хвосте больше никого нет, Алексей убрал руку с оружием и, облегченно вздохнув, откинулся на спинку сиденья. Затемненное стекло тут же поползло вверх, отделяя маленький мирок автомобильного салона от большого и агрессивного мира снаружи.

– Не спеши, – остановил Алексей водителя. – Опусти-ка еще на минуту.

Собственной рубашкой он тщательно вытер рукоять и магазин «кипариса», а потом выбросил оружие в окно. «Мерседес» как раз поравнялся с одиноко стоящим контейнером для мусора, и бросок получился точным – пистолет-пулемет глухо звякнул о его проржавевшее металлическое дно .

Монах перекрестился и что-то зашептал про себя. Было видно, как шевелятся его побледневшие губы.

В этот момент у Панкрата зазвонил мобильник. Пожав плечами в ответ на удивленный взгляд обернувшегося на звук Алексея, он снял телефон с клипсы на поясе джинсов и поднес к уху.

– Алло, я вас слушаю.

– Привет, – произнес голос Кирилла. – Как у вас там погода?

– Солнечно, – машинально ответил Панкрат, меньше всего ожидавший в этот момент звонка из Англии – И тебе здорово.

– Вчера была вечеринка студентов-первокурсников, но я не злоупотреблял. Поэтому сейчас во всем кампусе – единственный, кто чувствует себя нормально. Остальные жрут алка-зельцер ведрами, – Ты разрушаешь складывавшийся веками имидж русских, – Панкрат старался, чтобы в его голосе звучала ирония и веселость, а сам чувствовал, как начинает щемить сердце. – Соотечественники не простят – Кто-то же должен начинать, – философски ответил Кирилл. – А как твои дела?

– Спасибо, ничего, – ответил он, в зеркало заднего вида следя за тем, как БМВ занялся малиновым пламенем. – У нас тут тоже вечеринка.., с фейерверками.

– Скорее уж утренник, – хмыкнул водитель, притормаживая перед очередной выбоиной в асфальте.

– Тогда удачи и хорошего настроения, – весело пожелал Кирилл. – До скорого. Я еще позвоню. Завтра – первая лекция, ее будет читать тот проф, с которым я в самолете познакомился.

– Удача нам точно не помешает, – хмыкнул Панкрат. – Держись там, Кирюха.

За его спиной громыхнуло – это БМВ исчез в шаре пламени.

* * *

– Говорят, американские диетологи признали местную кухню самой полезной в мире, – произнес пышущий здоровьем загорелый брюнет лет сорока пяти, протягивая руку к ажурному серебряному подносу за очередным ломтем овечьего сыра. – Предохраняет организм от сердечно-сосудистых и даже раковых заболеваний.

Человек, сидевший напротив него за небольшим столиком, накрытым для завтрака прямо на краю голого, лишенного растительности утеса, выдающегося на полкилометра в море, слабо усмехнулся, услышав последнюю фразу.

– Тебе следовало рассказать мне об этом лет пять назад, – помедлив, негромко ответил он. – Тогда, когда шансы еще были. Когда имело смысл слово «профилактика». А теперь… Это очень похоже на издевательство.

И он красноречиво махнул тонкой, словно птичья лапка, рукой.

Этот человек был полной противоположностью своему собеседнику. Он выглядел как скелет, обтянутый бледной кожей какого-то нездорового оттенка. Казалось, что изнутри ее подсветили голубой лампой. Она обтягивала его череп так, что четко обозначались все детали костного рельефа. Сверкавшая на солнце безволосая макушка – результат многочисленных сеансов химио– и лучевой терапии – была покрыта буграми и шишками. Он сидел в самодвижущейся инвалидной коляске с электрическим двигателем, а его ноги, несмотря на теплую погоду, были накрыты шотландским пледом, из-под которого торчали плюшевые домашние тапочки.

На стоявшем между ними небольшом столике помещались две глиняные тарелки – одна с нарезанным сыром, другая, поглубже, с настоящим оливковым маслом, которое можно было попробовать исключительно здесь, в Греции. Рядом стоял пузатый кувшин с вином из неглазурованной керамики и два модерновых бокала.

Брюнет макнул ломоть сыра в оливковое масло и сразу же откусил целую треть. Самозабвенно работая челюстями, он проговорил с набитым ртом:

– Греки.., э-э.., соблюдают православные.., у-мм.., по сты. Мясо тут.., м-м-м.., принято есть.., гм-м.., раз в неделю.

– Когда я ем – я глух и нем, – ответил на это его собеседник. – А насчет постов и без тебя знаю. Не первый год сюда в отпуск езжу. Есть в этом месте какая-то.., аура, что ли. Благотворно влияющая на организм.

Проглотив остатки сыра, брюнет взял со стола бокал с вином и сделал несколько глотков.

– Предлагаю считать светскую часть нашего разговора оконченной, – его лицо сделалось серьезным и непроницаемым. – Я приехал к тебе, чтобы сообщить кое-какие новости, потому что в последнее время не слишком доверяю мобильной связи.

– Правильно не доверяешь, – кивнул его собеседник, беря со столика свой бокал. – Мы ее прослушиваем уже лет восемь… Кстати, ты знаешь, что греческие виноделы примерно в течение этого же периода времени часто получают от французских экспертов награды за качество своей продукции?

– Не вижу связи. Проехали, – брюнет поморщился. – Ты знаешь, что Марк в больнице?

При этих словах лысый человечек вперил в него взгляд черно-жгучих глаз, которые, казалось, жили сами по себе на мертвенно-бледном лице.

– Как это случилось? – быстро спросил он.

Брюнет откинулся в своем шезлонге и отпил еще вина.

– Обстоятельства происшедшего вызывают у меня массу вопросов, – проговорил он. – Дело в том, что три дня назад неизвестный взломал «Мнемосину». Грамотно взломал, судя по почерку. До этого момента мы самонадеянно думали, что уже купили или посадили всех лучших хакеров. А вышло так, что ошиблись…

– Так при чем здесь Марк? – резко перебил его собеседник.

– Знаешь, что искал взломщик? – вопросом на вопрос ответил брюнет. – Так я тебе скажу: его личное дело.

Поставив бокал на стол, он вынул из нагрудного кармана рубашки серебряный портсигар с монограммой в виде стилизованной под славянскую вязь буквы "Р". Открыл, взял папиросу «Житан» и прикурил от встроенной в портсигар зажигалки. Затянувшись, брюнет выдохнул сизый дым и с равнодушным лицом принялся наблюдать за его причудливыми извивами.

Его собеседник заерзал в своем кресле.

– Дальше, – потребовал он. – Рассказывай, не ломайся.

– Дальше все было по схеме, – произнес брюнет. – Служба компьютерной безопасности вычислила взломщика, который выходил в Интернет с помощью мобильной параболической антенны, и определила его местонахождение – квартал в юго-западной части города, в ближайшем будущем подлежащий выселению и сносу. Поскольку сами могли не успеть, сбросили информацию местному отделению киберполиции. Те выехали, но почему-то к ним на подмогу тут же отправился наш Марк.

– Ясно почему, – хмыкнул человек в кресле. – Я бы тоже захотел посмотреть на человека, который взламывает компьютерную сеть спецслужб с целью разузнать что-нибудь обо мне.

– Нет, – тут же возразил ему брюнет, в голосе которого звякнули металлические нотки. – Это простительно непрофессионалу. Марку же не следовало включаться в оперативные действия, которые не были тщательно спланированы заранее. Случай-то, если разобраться, вполне штатный… – он выдержал паузу. – По крайней мере, мы можем сделать такой вывод из того, что нам известно. А знаем мы, как мне кажется, очень и очень мало – почти ничего, если уж говорить откровенно.

Человек в кресле молчал, хмурясь и кусая высохшие бесцветные губы. Брюнет победно улыбнулся.

Возразить было нечего.

– Ну и?.. – произнес он наконец.

– Киберполиция и Марк практически опоздали. Взломщик оказался грамотным парнем и точно рассчитал время. Вернее, взломщики: судя по всему, в этой команде было несколько человек. Их застали в тот момент, когда они готовились смыться.

Причем машина оказалась не лишь бы какая – «мерседес» класса CL, каких пока что два на Москву и область. Один принадлежит Администрации Президента, а второй, – брюнет усмехнулся, – был несколько месяцев назад пожертвован православному монастырю недалеко от столицы. Его обнаружили в нескольких кварталах от того места. Разумеется, автомобиль был пуст.

– Проверили обе машины? – оживился человек в кресле.

Брюнет кивнул.

– У Администрации все в порядке. В тот день их «мере» возил премьера. А вот монастырский – отсутствовал. Думаю, что следует копать в этом направлении…

Он запнулся и потер лоб, словно вспоминая некую важную деталь.

Его собеседник терпеливо ждал продолжения.

– Так вот, – снова заговорил брюнет. – В тот момент, когда они попытались задержать хакера, но стало ясно, что тот все равно уйдет, Марк повел себя совершенно неадекватно и попытался таранить «мерседес», – он усмехнулся, заметив, как поползли вверх седые брови человека в кресле. – В общем, любой ценой хотел остановить преступника. Опять же скажу: со стороны рядового сотрудника подобное рвение можно было бы только приветствовать. Но для начальника отдела такие выходки – это ребячество, объяснения которому найти невозможно. По крайней мере, мотивы такого поступка трудно понять. А это плохо, поскольку в таком случае Марк становится непредсказуем.

– В больницу он угодил после тарана? – спросил человек в кресле.

– Не было никакого тарана. В его автомобиле прострелили колесо, и он перевернулся на полном ходу. Как результат – два перелома правой руки, перелом ноги, ребер и сотрясение мозга второй степени. Сейчас Марк отдыхает в нашей ведомственной больнице на Байкале – там, говорят, даже воздух способствует скорейшему выздоровлению, – с едва заметной улыбкой закончил он.

– Вот ведь хакеры какие пошли, – задумчиво протянул человек в коляске. – На псе руки мастера. Базу данных взломать – пожалуйста, по движущейся мишени пострелять – нет проблем… Да еще на монастырских тачках разъезжают.

Беспредел!

Брюнет посмотрел на свой пустой бокал и добавил еще вина из пузатого глиняного кувшина.

– И это еще не все, – вздохнув, произнес он. – В подъезде одного из домов мы обнаружили одного убитого и двух раненых. Один попытался оказать сопротивление с помощью нелегального карабина, но опера не разобрались и нашпиговали его свинцом под завязку. Второго мы смогли залатать, несмотря на потерю крови. Он нам и признался, что нанял этих двоих для захвата какого-то человека. Вроде как бывшего работника спецслужб. И этот бывший оказался одним из тех, кто ушел от Марка и киберполиции на том самом «мерее»… А ты знаешь, кем оказался человек, который был у нас в руках? Не поверишь – бывший начальник Московского управления по борьбе с организованной преступностью Родион Волков. Шесть лет назад уволился из органов в звании подполковника, три года проработал в клубе «Правь-Сатори» старшим инструктором рукопашного боя. По нашей информации, он был некоторое время связан с чеченской диаспорой в Москве. Кстати, сам клуб есть не что иное, как кузница кадров для бандитских бригад – Да, занятный винегрет получается, – на удивление спокойно произнес человек в коляске. – Почему, кстати, ты сказал, что Волков был у вас в руках?

Его собеседник потупился.

– Он бежал из госпиталя, в котором его.., лечили, – произнес брюнет. – Я сам еще не знаю деталей. Мне всего лишь два часа назад позвонили на мобильник, перед самой встречей с тобой, и сообщили об этом.

Человек в коляске усмехнулся, но ничего не сказал.

Приободренный его молчанием, брюнет сделал несколько глотков вина и продолжил как ни в чем не бывало:

– А на десерт послушай вот что: исчез один из лучших сотрудников отдела Ерема Крымов. В последний раз, кстати, его видели вместе с Марком в здании центра. Ни на какие мысли не…

Но человек в коляске не дал ему закончить фразу, спросив вдруг резко и без обиняков:

– Зачем ты приехал сюда, Олег?

Уставившись на бокал в своих руках, брюнет некоторое время молчал. Его собеседник терпеливо ждал, устало прикрыв глаза и подставив обтянутое пергаментной кожей лицо первым лучам восходящего солнца.

– Я хочу просить у тебя разрешения начать внутреннее расследование, – наконец проговорил брюнет.

Было видно, что каждое слово дается ему с трудом, словно камень, который приходится из последних сил втаскивать в гору.

– Против моего сына? – уточнил человек в коляске.

Брюнет закусил губу. Потом одним глотком осушил остававшееся в бокале вино и бросил с вызовом:

– И моего брата, не забывай!.. Или ты думаешь, что такое решение ничего мне не стоило?

Уже тише он добавил:

– Я помню, что ты говорил о чести мундира, когда мы были еще пацанами.. Хорошо помню.

Глаза человека в коляске блеснули.

Возможно, от скупой отцовской слезы. А может, в них просто отразился солнечный луч.

– Это семейное дело, – наконец произнес он. – Постарайся, чтобы результаты твоего расследования не стали оружием в руках наших врагов. Я их достаточно нажил., а по наследству и вам передам немало.

Брюнет кивнул, щелчком пальцев отправил окурок в светло-зеленые волны, плескавшиеся у подножия утеса, и, сощурившись, долго-долго следил за его полетом – Я позвоню в Москву, – произнес человек в коляске. – Тебе никто не станет чинить препятствий. Будь уверен.

– Спасибо, отец, – ответил брюнет. – Сыр был просто превосходен Через пятнадцать минут за мной пришлют катер с Крита, поэтому, если позволишь, я пойду к гавани: отсюда ведь путь неблизкий Человек в коляске едва заметно кивнул.

– Ступай. – произнес он.

И, когда брюнет поднялся, чтобы идти, негромко добавил:

– Рад был тебя повидать, сын.

* * *

…Десять дней его пичкали регенераторами, стимуляторами и нутрицевтиками с такими названиями, каких не встретишь в аптеках. К концу второй недели в палату к Марку пришел его лечащий доктор, низенький розовощекий толстяк, посмотрел данные общефизического мониторинга, пощупал ногу и предплечье, удовлетворенно хмыкнул и разрешил ему встать.

Время от времени в голове у Марка все еще позванивали тибетские колокольцы, а перед глазами бросались взапуски разноцветные круги фосфорических расцветок. Несмотря на эти «спецэффекты», во второй половине дня, ближе к вечеру, он выбрался-таки из стационарного бокса, где, похоже, находился в гордом одиночестве, и вышел на незастекленную веранду, чтобы подышать свежим воздухом.

Дверь из прозрачного пластика, управляемая фотоэлементом, открылась автоматически при его приближении.

Оказавшись снаружи, он в первые секунды не поверил своим глазам: веранда нависала над самым склоном величественной сопки, у подножия которой, сверкая в косых лучах вечернего солнца, расстилалась ничем не замутненная озерная гладь.

С непривычки даже стало больно глазам. Зажмурившись, Марк сделал несколько шагов вперед и схватился за перила. Некоторое время он так и стоял, щурясь и разглядывая озеро, окруженное сопками, которые поросли вековым лесом. Воздух, холодный и свежий, распирал ему легкие и пьянил почище вина.

Потом на него как-то разом обрушились воспоминания.

Ужасный удар и калейдоскоп из земли и неба на треснувшем экране лобового стекла. Через секунду – яркая-яркая вспышка и темная-темная ночь. Боль…

В кувыркающейся машине тело Марка швыряло в разные стороны, словно тряпичную куклу, его голова колотилась обо все выступающие предметы. К счастью, ремень безопасности выдержал. Помогло и то, что пальцы, сомкнутые на рулевом колесе, так и не разжались. Он вспомнил, словно вырезанный из видеоклипа кадр, как их силой разгибали здоровенные небритые санитары..

От таких воспоминаний его замутило, стало труднее дышать. Ладони вспотели, а пальцы так впились в перила, что побелели костяшки. На мгновение показалось, что сейчас его вырвет прямо вниз, на все эти красоты.

Но почти сразу же тошнота прекратилась.

За его спиной с негромким шорохом растворились двери.

Марк обернулся. Слишком резко – перед глазами расплескался неоновый свет. Зажмурившись, он усилием воли призвал к порядку рвущийся наружу желудок.

– После сотрясения это бывает, – услышал Марк женский голос и, не отпуская перила, открыл глаза. – А после такого, как у вас, головокружение и приступы тошноты будут продолжаться еще минимум недели две. Удивительно уже то, что мы с вами сейчас разговариваем.

– Что-то очень серьезное? – спросил он, с неприкрытым интересом рассматривая нарушившую его одиночество женщину весьма приятной наружности.

Перед ним стояла блондинка, с ногами, едва прикрытыми ослепительно белым медицинским халатом, длина которого наводила на мысль о заграничном порно на околобольничные темы.

Марк готов был поклясться, что, кроме белья и стройного тела, под этим халатом сейчас ничего нет.

– Не буду утомлять вас специальными терминами, – слегка улыбнулась она. – Но больше всего мы опасались, что вы забудете свое имя и предназначение зубной щетки. Или же вас всю оставшуюся жизнь надо будет кормить с ложечки.

Мозг был., м-м… – она задумалась, подыскивая подходящее слово, – не то чтобы поврежден, но… В общем, имелись точечные кровоизлияния. Очень-очень незначительные, но в критически важных областях.

– Суть мне понятна, – осторожно, чтобы не вызвать нового приступа головокружения, кивнул Марк – Но эти страхи уже позади, я надеюсь?

– Да, к счастью, – кивнула женщина и, спохватившись, представилась:

– Я – главный врач этого учреждения, а зовут меня Маргарита.

– Просто Маргарита? – уточнил он – Можно даже Рита, – она улыбнулась и поправила прядь золотистых волос. – Как вам у нас нравится?

Марк и Маргарита, произнес он про себя. Очень романтично.

Интересно, доктор мне разрешил бы сейчас?..

Он хотел было отпустить какой-нибудь банальный комплимент. Но с памятью, видимо, действительно что-то случилось. Ни одно, даже самое затасканное, клише, с помощью которых общаются с девушками завсегдатаи баров, Марку так и не удалось вспомнить.

Неловкую паузу заполнил звонок мобильника.

Извинившись, Маргарита вынула из бокового кармана элегантный телефон в серебристом корпусе и поднесла его к уху.

Поздоровалась, внимательно выслушала собеседника и, улыбнувшись, подала трубку Марку:

– Это вас.

– Меня?!

Взяв телефон, он случайно коснулся ее сухих теплых пальцев с длинными ухоженными ногтями. Маргарита улыбнулась; Марк же ощутил стремительно крепнущую эрекцию.

– Алло, – слегка настороженно произнес он.

– Привет, больной! – это оказался его заместитель капитан Грехов. – Как себя чувствуешь?

– Нормально, Толя, спасибо, – Марк расслабился, услышав знакомый голос. – Как вы там?

– Без тебя – о'кей, – жизнерадостно отозвался Грехов. – В смысле, шутка.

И он развязано расхохотался. Так, что Марк даже поморщился от раздавшегося из трубки громоподобного смеха. Судя по этим звукам, о Грехове можно было составить впечатление как о могучем здоровяке, но на самом деле он был весьма субтильным типом. Откуда только, интересно, брались в его узкой груди такие раскаты?

– Если серьезно, Марк, то мы вычислили-таки, куда ведут следы этой замечательной гоп-компании, от которой ты пострадал пару недель назад, – отсмеявшись над своей убогой шуткой, продолжил его заместитель. – Ты не поверишь, но ребята связаны с одним из православных монастырей в Подмосковье. Сейчас, судя по всему, они находятся там. Я, собственно, и звоню тебе по этому поводу: предпринимать нам какие-нибудь меры до твоего возвращения или повременить?

– А девчонка с ними есть? – не выдержав, спросил Марк.

И тут же пожалел об этом: не стоило привлекать к себе излишнее внимание своих же сотрудников такими вопросами.

– Девчонка? – ему показалось, что он видит, как Грехов морщит высокий лоб. – Нет, не было… Да мы еще и не уточняли состав этой группы. Это же надо своего человека в монастырь направлять, согласовывать с руководством… Я же говорю, звоню тебе как раз по этому поводу, – еще раз повторил он. – Руководство у нас ты.

– Спасибо, что напомнил, – усмехнулся Марк. – Нет, Толя, пока что сидите тихо. Я приеду – тогда и начнем, – и добавил на всякий случай:

– Это приказ.

– Понял, – ответил Грехов. – Тогда все. Скорейшего тебе выздоровления. И возвращения в строй.

– Спасибо. Тут у меня такая замечательная компания, что в строй как-то не хочется, – и он бросил выразительный взгляд на Маргариту. – Все, Толя, пока.

Выключив телефон, он вернул его женщине, терпеливо дожидавшейся окончания их беседы. А когда их пальцы снова соприкоснулись, сжал ее запястье и потянул на себя.

Она не сопротивлялась.

Мобильник упал на пол веранды, застеленный мягким ковром. Через мгновение, срывая друг с друга одежду, на этот же ковер опустились Марк и Маргарита…

Внезапно вспомнилась та ночь в «Титанике». Она промелькнула перед его внутренним взором, словно короткометражный фильм в ускоренном режиме воспроизведения. Марк ощутил чувство отвращения к самому себе. Никогда раньше он не испытывал такого.

Точечные кровоизлияния – так, кажется, она сказала?..

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 1

Здоровенный детина пошел напролом, замахиваясь двухметровым колом, вытесанным из молодой осины. Панкрат усмехнулся и остался стоять неподвижно Когда казалось, что удар противника вот-вот достигнет цели, он сделал скользящий шаг в сторону, и кол со всего маху врезался в землю, жирные комья которой полетели в собравшихся вокруг зрителей.

– Сначала надо научиться стоять, – прокомментировал ситуацию Панкрат. – Боец, который не суетится, внушает сопернику страх и неуверенность. В результате тот бьет плохо либо не бьет вообще. Верно, брат Глеб?

Вместо ответа здоровяк отшвырнул свою дубину и вновь бросился на него При этом детина широко развел руки, напоминавшие коромысло, и явно намеревался сграбастать Панкрата в свои железные объятия.

На этот раз тот не собирался уклоняться.

Глеб уже практически сцепил руки в замок на спине противника, как тот присел, уходя в поперечный шпагат, и коротко, почти без замаха ткнул его кулаком в пах. Детина взвыл от боли и неожиданности, его руки повисли вдоль тела, а сам он, сделав несколько шагов назад, шлепнулся на «пятую точку» А поскольку весу в нем было не меньше семи пудов, земля под ногами Панкрата вздрогнула.

– Захват хорош только после хорошего удара, – пояснил он зрителям – Ваш соперник не собирается с вами бороться – если, конечно, он не дурак. И не медведь, к примеру Его главная задача – ударить и отступить, чтобы самому не попасть под ответный удар или контратаку. А вот если вам удалось достать его тычком или хуком, тогда лишь есть смысл развить успех захватом. Желательно – удушающим или болевым Еще можно взять на излом… В общем, – закончил он, вытирая со лба выступивший пот, – есть еще очень много хороших способов.

Монахи слушали его внимательно Их было человек двадцать; раздетые до пояса, они стояли по периметру вытоптанного в траве квадрата, ловя каждое слово своего босого наставника, одетого в потертые джинсы и серо-зеленую футболку.

Иноки были самой разной комплекции, но у всех тела одинаково лоснились от пота: только что Панкрат прогнал с ними комплекс из двадцати четырех связок блок-удар, которые они успели изучить еще под руководством Алексея.

Между тем Глеб, постанывая, начал подниматься с земли.

Глаза его все еще смотрели куда-то на кончик носа, а ноги мелко-мелко подрагивали.

– Мог бы и послабше вдарить, – пробурчал он. – Словно молотом по причинному месту приложил.

Панкрат с готовностью кивнул.

– Мог. А мог и вообще не вдарить – просто обозначить, как это в каратэ спортивном делается. Но тогда бы ты так и не узнал, чем тебе этот удар грозит. Больно – значит, правильно.

Теперь в настоящем бою будешь эту боль помнить и делать все, чтобы она не повторилась, – критически посмотрев на монаха, Панкрат подвел итог:

– Давай-ка присядь сотню раз для поддержания штанов – ив баню. Ты уже сегодня не боец.

Тот беспрекословно подчинился и тут же, морщась от боли, начал приседать, уперев руки в бока.

Повернувшись к остальным, Панкрат зычным голосом скомандовал:

– Вокруг монастырской ограды за мной – бегом марш Без команды не останавливаться. Вперед!

И, подавая пример инокам, первым побежал по гравийной дорожке, обходившей монастырские постройки под самой оградой, еще в допетровские времена сложенной из валунов размером в полчеловека.

Глеб остался в одиночестве и, кряхтя, продолжал приседать, считая вслух:

– Пятнадцать.., уф-ф-ф.., шестнадцать.., кх-гм.., уф-ф больно же, в самом деле , сем-м-мнадцать…

* * *

Настоятель монастыря отвел им место в хозяйственной постройке – одноэтажном срубе, который служил монахам чем-то вроде подсобного помещения и склада одновременно Люся, в первый же вечер досконально обследовавшая все закоулки, обнаружила в одной из комнат заготовки для икон – куски дерева разных размеров, от крошечных до полутораметровых, – и краски, приготовленные не кем иным, как Ильей.

Оказалось, что здоровяк, которого можно было представить разве что с кузнечным молотом в руках, неплохо обращался с тоненькими кистями и писал образа, за которыми приезжали не только из Москвы, а, почитай, со всего света.

Панкрат первым делом справился у Алексея о больнице, о которой мимоходом упомянул Кузьма. Монах подтвердил: на территории монастыря действительно располагалась оборудованная по последнему слову медицинской техники больница с диагностическими палатами и многофункциональными операционными. А работали в ней врачи, которые собирались стать монахами. Это, по словам Алексея, было их послушанием.

– А что такое послушание? – спросил Панкрат.

– Это как испытание, проверка, – ответил Алексей. – Кого-то, например, в сиротские приюты отец-настоятель отправляет, за детьми приглядывать. Илья вон образа рисует.

В больнице – тоже послушание. Они ведь там не за деньги работают, а из любви к ближнему, которая есть обратная сторона любви к Господу. А послушанием это называется потому, что человек узнает, насколько он покорен обстоятельствам и таким же, как сам, людям. Сказано ведь: непокорный человеку – непокорный и Богу. Не выдержит кто-нибудь, ослушается, возгордится, осерчает в сердце своем – и все.

Что означает это «все», Алексей так и не уточнил. Панкрат же не стал его расспрашивать: как-то неловко ему было слышать богословский слог из уст бесшабашного Лехи по прозвищу Кришнаит, вместе с которым они выбирались из множества передряг в Чечне.

Да, вздохнул он про себя, неисповедимы пути Господни.

Вечером того же дня Алексея вызвал настоятель. Предстояло каким-то образом объяснить пропажу «мерседеса» и появление в монастыре несовершеннолетней девицы. А также то, чем занимались в столице братья Илья, Феодор и Кузьма, который по возвращении сразу же засел за свой стационарный компьютер и не показывался даже к обеденной трапезе.

– Понимаешь, – ответил он Панкрату на просьбу посмотреть, что за информацию удалось вытащить из «Мнемосины». – Мне еще дня два – если только Господь не смилуется – ломать ту защиту, в которую этот файл ихние спецы завернули. Я по атрибутам его опознал, а прочесть пока что не могу. У них в сети алгоритм специальный автоматически выполняется, а у меня его нет. Можно было, конечно, подольше порыться, но тогда они нас точно за горячим бы заспели. Сечешь?

– Ни бум-бум я в твоей электронике, – вздохнул Панкрат. – Ладно, ковыряйся. Но как только получится – сразу…

– Понял-понял, – поспешил заверить его Кузьма. – Среди ночи разбужу, будь уверен. Главное – чтобы настоятель епитимью не наложил на недельку.

– Ты по-человечески говори, – нахмурился Панкрат. – Уж больно это слово на эпидемию похоже.

– Наказание такое, – усмехнулся хакер. – Типа как гауптвахта за самоволку.

– Теперь ясно, – нахмурился Панкрат. – Слушай, Кузьма, нельзя тебе епитимью. Я не знаю, на что именно способен человек, информацию о котором мы искали, но уверен, что на многое. Тут время терять нельзя. Ты уж настоятелю объясни.

– Алексей объяснит, – произнес Кузьма. – Если послушает его отец, тогда все обойдется. А если нет…

– Тогда я сам с ним поговорю, – твердо проговорил Панкрат.

Хакер как-то странно на него посмотрел и, слабо улыбнувшись, кивнул.

В тот вечер Алексей пришел в каморку, где расположились Панкрат и Люся, с лицом чернее тучи.

– Что случилось? – стараясь, чтобы его голос звучал спокойно, спросил Панкрат. – Епитимью наложили?

Монах метнул на него быстрый взгляд, вздохнул.

– Да нет, – было видно, что вариант с епитимьей устраивал его намного больше. – Послушание отец настоятель подобрал нехилое.

Панкрат вопросительно изогнул бровь.

– В смысле?

– На Валаам ехать, – ответил Алексей. – Там месяц служить молебны и каяться… Эх, попутал меня лукавый этот «мерседес» из стойла выгнать! – в сердцах вдруг вырвалось у него.

У Панкрата от удивления вытянулось лицо. Не выдержав, он через секунду расхохотался. Люся, которая лежала в своем спальнике и уже начинала дремать, испуганно подхватилась и села, переводя с одного на другого непонимающий взгляд.

– В тачке все дело, да?! – Панкрат утер выступившие слезы тыльной стороной ладони. – Вот это номер!

Внезапно посерьезнев, он спросил Алексея:

– Поедешь?

Тот открыл было рот, но так ничего и не ответил. На бесхитростном лице монаха красноречиво отразилась внутренняя борьба, которая в этот момент происходила в его душе.

– Ясно, – резюмировал Панкрат. – Значит, поедешь.

Он сел на свой спальник, расстеленный на дощатом полу.

– Я тут даже табурета не нашел, – произнес извиняющимся тоном. – Уж не обессудь.

– Ничего, на полу посижу, – Алексей вздохнул с каким-то облегчением. – Да, кстати: я тебя настоятелю на свое место сосватал. Ты подмени меня на месяцок, ладно?

Во второй раз за последние пять минут Панкрат ощутил, как у него от удивления вытягивается лицо.

– А меня ты спросил? – довольно резко бросил он. – Может, у меня другие планы?

– Да не кипятись ты, Панкрат, – с философским спокойствием проговорил Алексей. – Хуже все равно не будет. Девчонка твоя, – он кивнул в сторону Люси, которая снова свернулась калачиком в своем спальнике, – отлежится как следует в нашей больнице. Ты говорил, что ей переливание крови нужно. Так наши врачи сделают, без проблем. А ты пока нервишки свои успокоишь, в норму придешь. Моих ребят поднатаскаешь, опять же…

Последнюю фразу он произнес негромким, вкрадчивым голосом, боясь, что Панкрат снова вспылит.

Но тот молчал, всерьез раздумывая над сказанным.

– А что у тебя тут за монастырский спецназ? – наконец нарушил он воцарившуюся в избе тишину. – Ты по телефону как-то обронил, помнишь?

– Спецназ? – усмехнулся Алексей. – Есть тут своя изюминка. Как ты думаешь, почему Патриарх меня благословил на тренерскую деятельность в этих стенах?

Панкрат пожал плечами:

– Наплел небось тут ему с три короба…

Улыбка монаха стала еще шире.

– Ну, это само собой, – протянул он. – А если серьезно, то непростые здесь иноки, Панкрат. Их православная церковь к отправке в сербские земли готовит.

– Да ну? – не поверил услышанному тот. – В качестве кого? Неуловимых православных ниндзя?

Алексей нахмурился, улыбка пропала с его лица.

– Зря ты над этим смеешься, – покачал он головой. – Эти парни будут первыми, кто заложит в Косово новые православные монастыри, церкви и святыни. Они начнут нести слово Божие…

– Завязывай с миссионерством, – скривился Панкрат. – Суть я понял, спасибо. А вот страстные речи твои меня до сих пор в некоторое замешательство вводят. Ты сам-то уверен, что.., веришь?

Он спросил, и тут же пожалел об этом, чувствуя, что такие слова вряд ли понравятся Алексею. К его удивлению, тот не обиделся. Но ответил не сразу.

– Знаешь, – после продолжительного молчания заговорил он, – уже в вопросе твоем – ошибка. Думаешь, все так просто? Шел, упал, очнулся – поверил? И так – на всю оставшуюся жизнь? Да нет, Панкрат… Может, в этом и есть смысл веры, что она неотделима от сомнений? Что не однозначна, как знание? Каждый день, по сути, моя вера подвергается испытаниям, но от этого она только крепче. Понимаешь, о чем я?

– А что будет, когда она не выдержит? Исчерпается, так сказать, запас прочности? – осторожно спросил Панкрат. – Что тогда случится с тобой?

– Неисповедимы пути… – вздохнул Алексей. – Я не собираюсь загадывать так далеко. К тому же Господь заповедал радоваться. Не забывай об этом, когда тебя одолевают мрачные настроения.

Панкрат хмыкнул – порадуешься тут, как же.

– Лады, Леха, – решительно проговорил он. – Дуй на свой Валаам. А я уж тут разберусь как-нибудь. Ты со своими орлами на чем остановился?

Лицо Алексея расплылось в довольной улыбке.

– Знал, что поможешь. Так вот, значит…

Они пробалагурили полночи С тренировочного плана «иноков-спецназовцев» перекинулись на общие воспоминания о Чечне; долго и неспешно говорили про Степана Ворошилова, про его сына и планы на будущее. А потом Панкрат рассказал Алексею про то, как слепой случай свел его с Люсей; о том, что довелось накануне их встречи пережить девушке в элитэротик клубе «Титаник» и как в этом деле оказался замешан некто по имени Марк…

* * *

Он никого не предупредил о своем возвращении.

В неизменном светло-сером плаще, светлых замшевых туфлях с широкими пряжками и легких брюках, стрелки на которых казались острее бритвы, он производил впечатление щеголеватого денди, которое ничуть не портил даже средних размеров кожаный портфель с матовой металлической бляхой «Hugo Boss», висевший на правом плече. Чисто выбритое загорелое лицо лучилось здоровьем, а по легкой пружинистой походке и на редкость прямой осанке никак нельзя было догадаться, что еще три недели назад этот человек валялся на больничной койке с переломом ноги и ребер.

Жизнь пахла хорошим афтешейвом и дорогим табаком.

Марк вдыхал этот запах с жадностью заново родившегося человека, оставившего позади нечто такое, что здорово омрачало его предыдущее существование.

Марк стал другим. И это не было фигурой речи.

Отношения с Маргаритой стали первым толчком к пониманию произошедших в нем изменений. Он не впервые занимался сексом со взрослой женщиной, но впервые ощутил от этого оргазм.

Он размышлял об этом по дороге домой, в кабине такси.

Шереметьево, полное искусственных звуков, осталось позади, Марк опустил стекло, закурил сигарету и слушал ветер, тянувший на одной и той же низкой ноте свое «ууу-уу-у». Таксист попытался было заговорить с ним – сначала о погоде, потом о курсе доллара и ценах на бензин, но Марк просто попросил его: «Давай помолчим, а?».

Водитель, чудак человек, почему-то обиделся.

Наверное, это все из-за аварии, думал Марк Как оказалось, сотрясение – очень мягкое название для того, что произошло с его мозгом. В конце концов, первую неделю своего пребывания в этом байкальском спецгоспитале он вообще не помнил; Маргарита сказала, что его состояние в это время было «пограничным» и напоминало кому. Но только напоминало: организм выдюжил и сумел продержаться, а потом наступила ремиссия.

От ударов, которые вытерпела его голова, в мозгу случилось несколько точечных кровоизлияний. Врачи очень внимательно наблюдали за Марком именно по этой причине: они опасались, что один или несколько идеомоторных навыков могут быть утрачены навсегда. Например, он мог напрочь позабыть о том, для чего предназначена туалетная бумага и как ею пользоваться – такие прецеденты в истории медицины уже бывали.

Обошлось, однако.

Зато он позабыл кое-что иное…

Чтобы проверить свои догадки, Марк в последующие несколько дней еще дважды занимался сексом с Маргаритой.

В общем-то, не только из «диагностического» интереса, но и потому, что эта женщина вызывала у него желание.

А лучшего ответа на его главный вопрос к самому себе и не требовалось.

…Когда Марку было шестнадцать, у него случился первый сексуальный опыт с одноклассницей. Она появилась в их классе совсем недавно, и тогда никто из них еще не слышал страшного, отдающего нашатырным спиртом слова «эпилепсия».

Так вышло, что Марк застал ее в раздевалке. Все произошло совершенно естественно, это был нормальный молодежный драйв, секс без обязательств и комплексов. Только вот в момент кульминации изо рта у девчонки забурлила белая пена, а член Марка что-то сжало с такой силой, что он попросту вырубился от накатившего оргазма.

Было немного страшно, довольно-таки больно – и невыносимо приятно. Так бывает, когда отрываешь присохший к ране бинт.

Впрочем, удовольствие в этом находят, конечно же, не все.

Марк – нашел.

В тот месяц они занимались сексом еще дважды. Потом девчонку перевели в другую школу, и он никогда больше ее не видел. Но запомнил на всю жизнь.

Она снилась ему каждую ночь. Часы, дни и недели посвятил Марк изучению болезни под названием «эпилепсия».

Одно это слово вызывало у него эрекцию. Описания припадков возбуждали еще больше. Случалось, он мастурбировал прямо во время чтения.

Когда на его нездоровое увлечение обратили внимание родители, Марк понял, что не может просто так, без помех, предаваться любимому занятию. Оно стало его тайной страстью – он по-прежнему собирал описания симптомов и приступов, выписывая их как из серьезной медицинской литературы, так и из художественных произведений, но стал делать это вдали от посторонних глаз, в самых дальних углах библиотек.

И – мечтал о ней.

Он мечтал о ней каждую ночь, и его мечты оставляли свои влажные отметины на его трусах и постельном белье.

Секс с другой женщиной он испытал лишь в двадцать лет. Это было слишком буднично, и ему не понравилось.

Оральный секс и «черный ход» тоже не прельстили Марка, и он по-прежнему искал той остроты ощущений, которую впервые пережил в школьной раздевалке. Преуспеть в поисках, однако, не удавалось.

Он грезил о том, что проделает с ней, если когда-нибудь встретит снова. Его фантазии становились все изощреннее, все безумнее. Увы, этой встречи не случилось.

А может быть, к счастью?

Та девчонка, в «Титанике»… Казалось, прошлое вдруг ожило. Его мечты воплотились в реальность. Правда, стоило это очень больших денег.

Сейчас, в салоне такси, воспоминания о той ночи вызывали у него только одно чувство: отвращение к самому себе.

Такого с ним не было никогда.

Марк нервно затягивался и привыкал к этому чувству.

Такси свернуло во двор его дома – двадцатиэтажной высотки в новом районе престижной застройки.

– Приехали, – сердито буркнул водитель. – С вас сто пятьдесят рублей ноль копеек.

Отсчитав две сотенные купюры, Марк бросил их на приборную панель вместе со снисходительным: «Сдачи не надо».

Он не любил развязных типов со слишком широкой душой и болтливых таксистов, для которых всякий пассажир – чуть ли не друг навеки. И тем и другим следовало поумерить жажду общения.

Охранник в стеклянном боксе поприветствовал его кивком головы. Марк вошел в лифт и поднялся на свой двадцатый этаж.

Кабина двигалась с тихим гудением, от которого его начало клонить в сон. Выйдя из нее, он уже клевал носом.

Однако в квартире Марка вдруг охватила неуемная жажда деятельности. Разувшись, он поспешно стянул с себя плащ и бросился в кабинет, где стояли два массивных книжных шкафа, до верха забитые медицинскими справочниками, подшивками ксерокопий и старыми альбомами с пожелтевшими вырезками За пятнадцать минут он полностью выпотрошил шкафы.

Вытерев со лба крупные горошины пота, Марк перевел дух и уставился на гору бумаг, возвышавшуюся в центре кабинета.

Нужно будет купить моток бельевой веревки или шпагата, подумал он. Связать это все в пачки и сегодня же вынести вниз, в мусорный контейнер.

Марк не хотел, чтобы в квартире осталось хоть какое-то напоминание о его прежней страсти.

Он подошел к окну и открыл жалюзи. В комнату тут же хлынул яркий солнечный свет. В его лучах засеребрилась пыль, покрывшая за время его отсутствия все вещи в квартире. Предстояла большая уборка.

Переодевшись в домашний костюм, Марк с азартом принялся наводить чистоту. На то, чтобы в трехкомнатной квартире все заблестело, как раньше, ему понадобилось три с половиной часа. Потом он в изнеможении упал на диван, вперил взгляд в потолок и закурил, поставив пепельницу рядом, на пол.

Его вновь одолели невеселые мысли.

Анализируя заново события, в результате которых он оказался в госпитале на берегу Байкала, Марк понимал: люди, которых он преследовал в заброшенном микрорайоне, не должны остаться в живых. Так же, как и та девчонка из «Титаника».

Он был виноват перед ней.., виноват неизмеримо. И жалел о сделанном, и презирал себя. Но сейчас эта девушка стала непосредственной угрозой его безопасности – живым свидетелем того, что никак несовместимо не только с карьерой в Конторе, но, может быть, и с дальнейшим существованием вообще. Ведь он теперь – грязное пятно на репутации целой системы. И это пятно не смыть никаким химическим средством.

Если только люди, взломавшие «Мнемосину», были как-то связаны с этой девчонкой и Панкратом, наверняка имевшим прямое отношение к спецслужбам, тогда ему нужно было действовать как можно скорее. Если они доберутся до какого-нибудь журналиста-правдоискателя (а такие пока еще встречаются) и предъявят ему рассказ девчонки вкупе со служебной информацией о Марке Эрдмане, – жди взрыва. И не только в прессе, но и в собственной квартире или машине.

Контора не позволит живому компромату так просто ходить по земле.

Вариантов у него было немного. Если уж совсем точно, то один.

Девчонку необходимо было убрать.

Затушив сигарету, Марк поднялся, подошел к журнальному столику из зеленого стекла на никелированных ножках и взял мобильник. Набрал номер Толика Грехова.

– Привет, – поздоровался он со своим заместителем. – Как дела?

– Да все в норме, – отозвался тот на фоне шелеста автомобильных шин: видимо, звонок застал его в машине. – А ты еще подлечиваешься? Как там погода, на берегах Байкала? Медсестричек небось потрахиваешь? – засыпал он его вопросами.

– Уже нет, – ответил Марк. – Я прилетел сегодня утром в Москву. Отдыхаю.

– Предупредил бы, что ли, – обиделся Грехов. – Мы бы тебя встретили. Если не всем отделом, то…

– Ладно, неважно, – перебил его Марк. – Слушай, Толик, окажи мне одну услугу.

– Какую?

– К завтрашнему дню подготовь все материалы по тем ребятам, которые вскрыли нашу спецсеть. Ты говорил, что уже накопал кой-чего, монастырь вспоминал, по-моему. В общем, подсуетись, Толян, о'кей?

– Решил окунуться в работу? – Марк ощутил его усмешку. – Давай-давай. Но я бы на твоем месте сейчас в зоопарк сходил.

– Куда-куда?!

– В зоопарк, – повторил Грехов как ни в чем не бывало. – Я сегодня по радио слышал, что лучшее расслабляющее средство – это прогулка в зоопарке. Разумеется, без капризных детей и надоедливой супруги. У тебя нет ни того ни Другого, так что вариант, по-моему, практически идеальный.

– Зоопарка мне на работе хватит, – отшутился Марк. – Давай, Толя, действуй. И какую-нибудь аналитическую отсебятину добавь. Хочу посмотреть на ход твоих мыслей.

– Мои мысли – как рыба: ходят глубоко и с поверхности не видны, – рассмеялся Толик. – Ладно, я задачу понял. Ты завтра в бункере появишься или тебе на ящик кинуть?

– Не знаю, – задумчиво протянул Марк. – Но ты на всякий случай кинь.

– Deal, – с настоящим оксфордским акцентом ответил Грехов. – Пока.

– Увидимся.

Марк отключил телефон.

«Мне будет нелегко убивать ее, – внезапно осознал он. – Пожалуй, впервые в жизни мне будет нелегко кого-то убивать».

* * *

Олег Эрдман возглавлял в организации, частью которой был отдел «ноль», службу внутренних расследований, за что и получил прозвище Гранд-Стукач. Так называли его за глаза сослуживцы всех званий и должностей, даже собственные подчиненные.

Зная об этом, он не обижался.

Но, услышав от собеседника такое в лицо, мог запросто сломать ему переносицу.

Сам он называл себя и своих сотрудников «санитарами леса». И твердо придерживался того принципа, что порочить не положено даже генеральский мундир. Олег не делал исключений ни для кого, и мало-помалу остался без друзей. А со своим сводным братом, который стремительно сделал карьеру в Конторе, за четыре года поднявшись до уровня руководителя отдела, общался только по делам службы.

Впрочем, он никогда не завидовал Марку. Поскольку знал, что брат всегда рассчитывал на собственные силы, а не на помощь отца, легендарного контрразведчика и непотопляемого заместителя начальника КГБ, пережившего на своем веку трех генсеков и четырех руководителей Конторы.

Сейчас, устав от мирских забот, старик Эрдман доживал свои последние дни на одном из островов в Эгейском море, который, ничтоже сумняшеся, приобрел в собственность, чтобы даже случайный турист не потревожил его покой. У Бориса Эрдмана несколько лет назад обнаружили лейкемию, и раз в неделю он посещал клинику на Крите, оборудованную по последнему слову техники специально для лечения всех разновидностей рака. Там ему делали полное переливание крови и вкачивали препараты с неудобопроизносимыми названиями и неприлично высокими ценами.

Когда у Олега возникли сомнения в служебной чистоплотности Марка, он первым делом отправился к отцу, чтобы получить его разрешение на внутреннее расследование. Дело в том, что оба сына Бориса Эрдмана обладали особой неприкосновенностью, когда речь заходила о мероприятиях такого рода. Своей до сих пор еще не ослабшей властью старик наложил негласное «вето» на любые попытки преследования как Олега, так и Марка, о чем те всегда прекрасно знали, но никогда не злоупотребляли своим «иммунитетом». Поэтому, начни даже сам Гранд-Стукач «копать» под брата без ведома и санкции собственного отца, против него тут же заработала бы вся машина Конторы и организаций-сателлитов, подчиняясь приказу старика, хорошо знавшего, какие скелеты хранятся в шкафу у каждого из тех, кто на сегодняшний день находился у власти.

Олег видел, насколько тяжело далось отцу то решение, которое он принял. Марк был младшим и любимым его сыном.., а может, Борис просто больше любил свою вторую жену Анюту, умершую этими родами.

Как бы то ни было, теперь у него был карт-бланш. Никто не станет чинить ему препятствий здесь, в Москве. Но по личной просьбе отца расследование придется проводить неофициально, всеми способами стараясь избежать огласки до того момента, когда будут расставлены все точки над "i".

Если окажется, что Марк действительно связан с криминальными структурами или ведет двойную игру, то при наличии неопровержимых улик Олег мог начать действовать в открытую и предъявить брату конкретное обвинение.

Но пока что ему предстояла скрупулезная работа. И начать Олег решил с Еремы Крымова, сотрудника отдела «ноль», исчезнувшего несколько недель назад.

Никакого ажиотажа в отделе по этому поводу не наблюдалось. Спокойно, без резких движений заместитель Марка объявил о начале поисков и – параллельно – расследования этого исчезновения. Были назначены люди, ответственные за то и другое, и работа началась. Медленная, рутинная, как в любой другой конторе, которая пишется не с большой, а с маленькой буквы.

Известно было мало. Предположительно в день исчезновения Ерема приехал на своем эксклюзивном «харлее» на территорию центра «Восток – Запад», с которой он так и не выехал.

Во всяком случае, на мотоцикле: тот остался на стоянке во внутреннем дворе. Если же он ушел пешком, оставалось по-прежнему неясно, как удалось Ереме проскользнуть незамеченным мимо охраны, которая расставлена там у каждой двери.

В тот же день в центре допоздна находился и Марк. Он уехал очень поздно и, если верить словам охранника, в очень угнетенном состоянии. Последнее, впрочем, никак нельзя было проверить. Поэтому Олег тут же постарался забыть о субъективном замечании секьюрити, чтобы оно никак не повлияло на его собственную оценку ситуации. Ведь если он и гордился чем-то в своей жизни, так это беспристрастностью.

Узнать, к каким результатам пришло собственное расследование отдела, в котором работал Ерема, Олег не мог. Прояви он такой интерес и сделай официальный запрос, «нолевики» сразу же насторожились бы: дескать, дыма без огня не бывает, а Гранд-Стукач просто так запросами не разбрасывается. Даже постарайся он поговорить об этом неофициально . с тем же Греховым, например, – ничего бы не вышло. На такую попытку с его стороны любой из функционеров отдела «ноль» отреагировал бы полным молчанием.

Поэтому Олег должен был сам начинать все с самого начала. И первым делом он решил наведаться к Ереме домой.

Как и абсолютное большинство сотрудников Конторы, работавших в особо засекреченных отделах, Крымов не был женат и жил отдельно от своих родственников. Из них, впрочем, у него осталась лишь старушка мать, слышавшая уже только на одно ухо и равнодушная ко всему, кроме выращивания помидоров на собственном подоконнике.

В связи с этим риск столкнуться в квартире Еремы нос к носу с кем-нибудь еще сводился к минимуму. Если только Грехов не распорядился выставить там круглосуточное дежурство с хлебом и солью в надежде на внезапное возвращение сотрудника. Впрочем, вероятность этого была ничтожно мала, и беспокоиться практически не стоило.

Олег приехал в район, где жил Крымов, на метро. Смешался с толпой и на всякий случай покружил по территории квартала, вычисляя «топтуна». Недооценивать потенциальных противников не стоило. Грехов, например, запросто мог оставить в этом секторе группу наблюдателей. По крайней мере, сам Олег поступил бы именно так.

Однако никакой слежки он не обнаружил и, несколько расслабившись, решил убить оставшееся время в небольшом кафе, которое более всего походило на длинный узкий коридор. В его дальнем конце располагалась барная стойка, а вдоль стен стояли высокие табуреты, сидя на которых посетителям приходилось воздерживаться от неосторожных движений, чтобы не сталкиваться спинами. Здесь он выпил чашечку на удивление хорошего кофе по-турецки, выкурил сигарету и просидел еще минут сорок, слушая ностальгический голос Демиса Руссоса.

Когда сумерки сгустились окончательно, Олег вышел из кафе и направился к дому, в котором находилась квартира Крымова. Одетый в черную футболку и джинсы, он практически растворялся в вечерней тьме, а благодаря летним туфлям с каучуковой подошвой его шаги были почти не слышны.

Ерема жил на четвертом этаже новехонькой четырнадцатиэтажки, которую выстроила солидная фирма недвижимости для элитных клиентов. Контора старалась, чтобы ее люди были обеспечены всем необходимым и еще сверх того: тогда, по расчетам штатных психологов, у тех не возникнет соблазна заработать на стороне. Например, для улучшения жилищных условий.

К тому же организовать своим сотрудникам жилплощадь в крутых «коробках», «башнях» и «китайских стенах», которые то там, то здесь вырастали что ни день по всей Москве, для Конторы было очень даже несложно. За каждым владельцем таких компаний-монстров, как риэлтерские и строительные корпорации, водились грешки, и порой немалые. При достаточном усердии раскопать можно было все, что угодно; а там, глядишь, очередной новый русский откупался от людей в штатском небольшой такой квартиркой на двести квадратов в престижном районе. Или новой моделью БМВ. Или платиновой карточкой престижного клуба. Или еще чем.

Чем мог, тем и откупался, в общем…

Олег вошел в подъезд, кивнул молодому охраннику, словно старому знакомому, и набрал код Крымова на серебристой металлической панели рядом с лифтом. Уверенные действия незнакомца успокоили секьюрити, который поднялся было из своего кресла в небольшом стеклянном боксе. Снова придав лицу расслаблено-скучающий вид, он снял трубку телефона и принялся набирать номер.

Кабина опустилась бесшумно. Почти так же раскрылись и двери, из которых пахнуло каким-то тонким ароматом.

Ступив внутрь, Олег нажал на тактильном дисплее цифру «четыре». Та вспыхнула красным, зазвучала негромкая симфоническая музыка, и лифт плавно двинулся вверх.

Пока кабина поднималась, Олег вытащил из небольшой сумочки на поясе тонкие виниловые перчатки и, надев их, спрятал руки в карманы, поверх приспустив футболку. В той же сумочке у него лежала универсальная отмычка со сменными насадками, ручка-пистолет, фонарик толщиной с палец, при необходимости превращавшийся в электрошокер, выстреливавший два электрода на расстояние до полутора метров, и дискета, выполненная с использованием особо прочных материалов. Он планировал спокойно и основательно покопаться у Еремы в компьютере.

Из оружия Олег взял с собой только сверхлегкий пневматический «глок» – особую модель для спецподразделений, в которой вместо обычных патронов использовались иглы из отравляющих веществ, полученные методом холодного пресса. Попав в тело, такая игла растворялась, не оставляя следа, а жертва, пораженная особо сильным синтетическим ядом, умирала практически мгновенно. Причем игла растворялась бесследно, не оставляя после себя химических «меток», по которым ее можно было бы распознать. Наступала смерть – и все.

В дополнение к «глоку» Олег пристегнул к правой голени ножны с утяжеленным титановым клинком каплевидной формы, одинаково хорошо подходившим как для метания, так и ближнего боя. Им можно было и колоть, и рубить, оставляя серьезные и глубокие раны на теле противника.

Еще на левом запястье Олега был намотан шнур, который с первого взгляда можно было принять за одну из безобидных фенечек, широко распространившихся в среде современной молодежи. Это было оружие для ближнего боя – тонкая углеродная нить, с двух концов закатанная в шероховатый пластик, чтобы ее было удобно держать обеими руками. Такая нить представляла собой доведенную до совершенства с помощью современных полимерных технологий итальянскую удавку, называвшуюся гаррота.

В экипировке Эрдмана не было лишних вещей, которые могли бы хоть как-то затруднить его передвижение. Легким пружинистым шагом уверенного в себе человека он вышел из кабины, когда та достигла четвертого этажа, и поискал дверь Еремы. На площадке их было всего две; Олег приблизился к той, на которой значился номер «тринадцать».

Он уже подготовил отмычки и, подойдя к двери, сразу же опробовал первую – длинную, причудливо изогнутую, с мелкими насечками насадку для так называемых английских замков. Осторожно, без напряжения, ввел ее в узкую скважину и плавно повернул. Затем, после щелчка, – еще раз.

Сегодня ему светила счастливая звезда. Замок легко отворился. Оглядевшись, Олег бесшумно проскользнул внутрь и аккуратно притворил за собой дверь.

В квартире было жарко и стоял затхлый, чуть прогорклый запах. Такой, какой бывает в нежилых помещениях солнечным летом.

Некоторое время Олег стоял неподвижно, выжидая, пока глаза привыкнут к темноте, царившей в помещении. Когда проявились, словно на пленке, очертания стен, мебели и дверных проемов, он внимательно осмотрелся. Из прихожей вели два коридора: один, по всей видимости, в кухню, а второй – в гостиную. Он выбрал второй.

Гостиная, как и следовало ожидать, оказалась просторной. В ней был электрокамин, кожаный гарнитур из большого дивана и двух кресел, несколько гравюр на стене и ряд галогеновых светильников, свисающих с потолка на тонких проводах. В нише напротив дивана стоял телевизор с гигантским экраном. Слева и справа от него, в углах комнаты, возвышались полутораметровые башни акустических колонок домашнего кинотеатра.

Из гостиной можно было попасть в спальню и кабинет.

В первую – через арку, занавешенную стилизованным под средневековье гобеленом. Во второй – через стеклянную дверь, такую прозрачную, что Олег поначалу едва не прошиб ее лбом.

На этот раз он выбрал кабинет.

Там было несколько высоких, практически до потолка стеклянно-металлических стоек для книг, видеокассет и компакт-дисков. У стены напротив окна, прикрытого горизонтальными жалюзи, стоял компьютер – «Макинтош» из знаменитой и чертовски дорогой «кубической» серии, в которой использовались лишь беспроводные соединения.

Первым делом Олег решил осмотреть компьютер. Включив фонарик, он внимательно обследовал системный блок – монолитный на вид серый куб, стоявший на прозрачной стеклянной подошве, отчего казалось, особенно сейчас, в сумерках, что он просто висит в воздухе. Наконец он отыскал внешне незаметную полоску тактильного пульта и ткнул в то место, где был изображен значок «вкл».

«Мак» запустился практически бесшумно. Замерцал серым монитор, в течение трех секунд загрузилась MacOS, и началось автоматическое подключение к Интернету, о чем возвестил в своем открывшемся «окне» фирменный макинтошевский браузер последней версии. Олег подвинул к себе причудливо изогнутую эргономичную клавиатуру и хотел было прервать этот процесс, но внезапно передумал.

Интересно, какой сайт проставлен в строке браузера по умолчанию, подумал он.

К вящему удивлению Эрдмана, это оказался несерьезный chat.ru – сайт, где собирались поболтать всякие бездельники, девчонки с косичками, прыщавые студентишки с понтами и уставшие от жизни дяди с одышкой.

Он еще раз потянулся к клавиатуре, чтобы выйти из Интернета и обследовать память компьютера, но тут его внимание привлекло происходящее на экране.

Браузер не просто установил соединение с chat.ru. Он сразу же подключился к приватной комнате, разумеется виртуальной, где, как оказалось, уже был посетитель.

То есть – посетительница, поскольку на мерцающем экране тут же появились следующие строки:


Anabel>привет, наконец-то, где ты пропадал, любимый? я так соскучилась, думала, случилось то, чего ты так боялся.., как твои дела?


Некоторое время Олег просто смотрел на буквы – так, будто впервые их видел. Потом положил пальцы на клавиатуру и набрал наудачу:


Erema>привет, любимая.

Глава 2

Волков жил в подвале. Сухом, чистом и относительно хорошо проветриваемом подвале музея Великой Отечественной войны. Бок о бок с ним здесь обитали тощие крысы, которых он каждую ночь для острастки разгонял по норам, зашибая насмерть парочку. Еще здесь были изъеденные молью знамена каких-то дивизий, пулемет системы «максим», новенький и даже в смазке, ящик с солдатскими гимнастерками и несколько проржавевших касок, повешенных на вбитые в стену и такие же ржавые гвозди-"сотки". Всю возможную мебель ему заменял небольшой топчан в углу, под которым Родион прятал укороченный автомат Калашникова с двумя запасными обоймами. Этим «стволом» ему удалось разжиться во время побега из ведомственного госпиталя Конторы, больше похожего на тюрьму, а не на медицинское учреждение.

О том, что он живет в подвале, знал только музейный сторож Акимыч, приходивший сюда исключительно по ночам. В его обязанности входило охранять «эхо войны» от посягательств окрестной молодежи, всерьез рассчитывавшей поживиться оружием с полей второй мировой. Несколько попыток ограбить музей уже было, после чего Акимычу выдали для устрашения «тулку» со снятым бойком – своего рода пугало, которое в случае опасности старик мог использовать разве что как дубинку.

Когда Акимыч обнаружил в подведомственном ему подвале несанкционированного постояльца, то первым делом предложил ему чаю. Взяться за оружие ему и в голову не пришло. Старик и не подозревал, что находился на волосок от смерти, когда спустился в подвальное помещение. Родион, услышавший его приближение, уже держал наготове тяжелый флагшток, которым можно было запросто проломить голову человеку.

Однако этого не произошло. Что-то заставило Волкова в последний момент отложить импровизированное оружие, а Акимыч оказался убежденным пацифистом и за все это время так ни разу и не поинтересовался, какими ветрами его занесло в музейный подвал. Даже не попенял ему за выдернутый засов на двери.

С Акимычем Родион гонял чаи и говорил «за жисть», а днем – спал или шел на Белорусский вокзал, чтобы подработать носильщиком. Когда он там примелькался, местные заправилы наехали на него, чтобы взять дань и растолковать суть бизнеса «по понятиям». Волков даже обрадовался возможности потренироваться на движущихся объектах, проверить, не ослаб ли удар и сноровка за время, проведенное на больничной койке, в прозрачной палате из стеклопластика, обнесенной никелированной металлической сеткой в мелкую ячейку.

Толстяка в грязной робе, местного босса, он поставил на четвереньки точным и сильным ударом в промежность. Тот, побледнев и обмякнув, распластался на пыльном полу подсобки, куда «цеховики» зазвали Родиона, чтобы поболтать «по душам». Несколько шестерок бросились было на его защиту, но Волков так отделал первых двух, что остальные моментально одумались, увидев, как их товарищи с переломанными конечностями скулят от боли.

Он не претендовал на пост босса и сразу же объяснил это неформальному братству носильщиков. Те облегченно вздохнули, и в дальнейшем проблем не возникало: Волкову отвели одну из платформ, и он продолжил работу.

Если бы еще месяц назад кто-то сказал ему, что он будет подносить сумки на вокзале или разгружать вагоны, Родион бы ни за что не поверил и послал бы такого «предсказателя» куда подальше. Теперь же, скрипя зубами, он вынужден был уговаривать самого себя поверить в то, что это ненадолго.

Что вот-вот он разыщет Панкрата, привезет его Басу, реабилитируется в глазах чеченцев и наконец-то плюнет на все с высокой башни.

А пока что Волков продолжал вести подпольную жизнь, по ночам беседовать с Акимычем о политике и потихоньку выяснять, в каком из монастырей Подмосковья мог находиться тот «мерседес», вид которого так хорошо запал ему в память.

О монастыре он впервые услышал от людей, навещавших его в больничной палате. Суровые ребята в штатском (оба – уверенные в себе мачо с квадратными подбородками) проговорились случайно или намеренно, что автомобиль, дескать, находится в собственности духовных лиц, то есть пожертвован каким-то неслабым психом во искупление явно неслабых грехов. Об этом, мол, даже в газетах было написано, раскопали-таки ушлые журналюги.

Родион тогда усиленно симулировал околокоматозное состояние, упрямо игнорируя показания приборов, утверждавших, что он в полном порядке. Он постоянно жаловался на боли в голове, симулировал одышку, терял сознание во время допросов Волков выдержал несколько рентгеновских снимков и томограмму, не обнаруживших абсолютно ничего ни в мозгу, ни в дыхательном аппарате, но был настолько красноречив и убедителен, что врачи в конце концов поверили в его почти полную неспособность самостоятельно передвигаться и уходить далеко от палаты А когда количество охранников, присматривавших за Волковым, сократилось с трех до одного, совсем еще зеленого пацана, он резко «выздоровел» и покинул это неприятное место, оставив после себя труп со свернутой шеей.

Сейчас он жалел только об одном, что не попытался окольными путями выведать у тех, кто его допрашивал, побольше деталей о монастыре. По крайней мере, узнать хотя бы, в какой газете была напечатана заметка о пожертвованном «мерседесе»

Но, предположив вполне резонно, что такой случай не могли обойти вниманием крупнейшие желтые листки столицы, Родион решил в обратном порядке просмотреть все их выпуски за последние полгода Задачу затрудняло то, что он не мог записаться в библиотеку, не имея паспорта. Разумеется, собираясь на охоту за Панкратом в тот злополучный день, Волков вполне сознательно не прихватил с собой удостоверение личности.

Тут ему пришлось положиться на Акимыча. Оказалось, что старик – тот еще кухонный политик и следит за новостями, в силу отсутствия прочих занятий, очень внимательно. В пылу очередного спора о будущем государства Российского он любил достать из кармана очки с гибкими дужками, скрепленные широкой резинкой, водрузить их на нос, принять весьма ученый вид и начать свой монолог с многозначительного «Однако .», за которым следовала порой довольно длительная пауза, заполненная скрипом стариковских извилин Акимыч с удовольствием приносил Родиону старые газеты из ближайшей библиотеки, в архиве которой работал его военный дружок. Предварительно старик сам прочитывал издание и если что-то принимал близко к сердцу, то устраивал с Волковым горячую дискуссию, несмотря на то что новость, которую они обсуждали, была уже недельной, а то и месячной давности.

Его усилия увенчались успехом Через полторы недели после появления в музейном подвале Родион встретил упоминание о «мерседесе» в статье на страницах «Столичного вестника». Кричащий заголовок материала гласил «Дорога в рай вымощена „мерседесами“», а фотографии автомобиля в разных ракурсах занимали едва не половину полосы.

Монастырь назывался Свято-Тихоновским, был «одного возраста с Московией», как писал автор статьи, и находился на расстоянии сорока километров от МКАД, рядом с городским поселком, название которого Родион поспешил выписать отдельно на листе бумаги В тот день они с Акимычем славно поговорили о церкви и вере.

* * *

– Свято-Тихоновский, значит, – пробормотал Марк, еще раз пробежав глазами небольшой (всего-то на шесть страниц, включая аналитическую записку) отчет, подготовленный для него Греховым. – Посмотрим-ка, господа монахи, вашу страничку в Интернете…

Он сидел перед включенным компьютером в бункере центра, попивая крепкий натуральный кофе и дымя хорошей сигарой. В помещении благодаря мощному кондиционеру было не жарко, но и не слишком прохладно – в общем, самые подходящие условия для плодотворной работы.

В строке поиска Марк набрал адрес Свято-Тихоновского монастыря и нажал «ввод». Главная страница открылась мгновенно; на ней было четыре вкладки – «История», «Сегодня», «Карта» и «Жертвую». Ради интереса Эрдман кликнул мышью по последней вкладке, сразу же привлекшей его внимание.

Кроме стандартной формы, которую предлагалось заполнить жертвователю, пожелавшему перевести энную сумму со своего счета на счет монастыря, там имелся список наиболее значительных жертв и жертвователей – разумеется, если последние пожелали оставить о себе какую-либо информацию. В столбце «Анонимы» значился и «мерседес» класса С, причем тут же приводилась его цена в американских долларах. Наверное, для того, чтобы солидная цифра убедила очередного жертвователя быть пощедрее.

Хмыкнув, Марк перешел на вкладку «Карта».

Изучив ее в онлайне, он скопировал стилизованную под старину карту монастыря в отдельный графический файл, увеличил масштаб и распечатал на принтере.

Затем он внимательно просмотрел раздел «Сегодня». Присвистнул, увидев количество послушников: целых сто пятьдесят черноризцев. В монастыре был свой яблоневый сад, огород в несколько аров, иконописная мастерская с собственной древней («Ну, разумеется», – кивнул, прочтя это, Марк) манерой, известной на «всякой русской земле». Кроме этого, имелась и вполне современная многопрофильная больница для нуждающихся, где квалифицированные доктора-волонтеры готовы были осмотреть любого, кто только пожелает пройти обследование. Здесь же был свой, хотя и не очень большой, стационар на двенадцать мест.

Интересно, подумал Марк, они, часом, не по количеству апостолов вместительность стационара подгоняли?

К долгой и весьма подробно изложенной истории монастыря он остался совершенно равнодушен: знание прошлого никоим образом не могло помочь ему в задуманном.

Выключив компьютер, Марк отхлебнул кофе и, затянувшись сигарой, откинулся на спинку причудливо изогнутого, но удобного кресла Затем он подвинул к себе лежавшую на рабочем столе распечатку карты монастыря и принялся внимательно ее изучать. На это ушло минут пятнадцать. Он даже начертил карандашом предполагаемые маршруты проникновения на территорию, расположенную за двухметровой стеной из внушительных валунов. По ней будет легко взобраться, решил Марк, выступов – сколько угодно.

Он еще раз пролистал отчет Грехова. По его данным, машина в монастырь не вернулась. Брошенный «мерседес» был обнаружен дорожным патрулем по эту сторону МКАД. Беглецы бросили его на расстоянии пяти с половиной километров от кольцевой, в районе, который менее всего можно было назвать престижным. Но даже там, где реальная власть принадлежит бандам молодых отморозков, никто не покусился на машину: видно, инстинкт самосохранения все-таки не до конца умер даже в уличных беспредельщиках.

Скорее всего, предполагал Грехов, они пересели в другую машину. По словам Волкова, бывшего силовика, который в тот день был задержан с оружием и двумя резаными ранами, их было пятеро. Четверо мужчин и одна девушка. Этот факт стал для Марка практически неоспоримым аргументом в пользу того, что взлом «Мнемосины» – дело рук либо самого Панкрата, либо его сподручных. Он с удовольствием допросил бы этого Волкова сам, но, к сожалению, тот бежал из ведомственного госпиталя, удачно симулировав тяжелое состояние после потери крови и обманув бдительность как врачей, так и охраны. Видно было, что профессионал.

Марк чертыхнулся. Эта история прямо-таки кишела «бывшими». То нехорошее предчувствие, которое возникло у него с самого начала, только крепло с каждым новым фактом, выходившим наружу. Хотелось закрыть глаза, забыться сном без сновидений и проснуться в другом мире – там, где нет необходимости спасать собственную шкуру ценой чужих жизней.

Он покачал головой в ответ своим невеселым мыслям, хорошо помня, как некоторое время назад на этом самом месте собственноручно убил своего школьного друга. А теперь, получается, заранее раскаивается в еще только предстоящем убийстве этой девчонки из «Титаника».

В то, что такие тонкие метаморфозы в человеческой психике способны вызвать точечные кровоизлияния в мозгу, верилось с трудом. Однако именно так и обстояло все на самом деле.

В спецшколе ГРУ их целенаправленно отучали от слова «убийство», чтобы пусть иллюзорно, на уровне языка, но все-таки облегчить совесть. «Ликвидация» – это звучит нейтрально и даже чуть-чуть научно. Почти что внушает уважение, как фамилия хорошего хирурга перед сложной операцией.

Марк повторил про себя еще раз: «Это – ликвидация. Я не должен думать об этой девчонке как о личности. Такой подход создаст проблемы».

Маленький аутотренинг перед убийством, мелькнула непрошеная мысль. Тьфу, черт!., перед ликвидацией.

Он допил кофе, взял со стола бумаги и ключи от новой, на этот раз – пепельно-серой БМВ, дожидавшейся его на стоянке во внутреннем дворе, и направился в оружейный бокс, который сотрудники отдела в шутку называли «арсеналом». Там находилось все необходимое для настоящего дела – оружие, спецтехника, средства защиты и прослушивания, наблюдения за объектом.

Оружейный бокс представлял собой стерильно чистую комнату, всю заставленную металлическими пеналами, в которых хранилось лучшее мировое и российское оружие.

Марк не задержался там надолго: он выбирал, практически не задумываясь. Пистолет с глушителем, пистолет-пулемет с глушителем и пламегасителем, шоковая и газовая гранаты, два метательных ножа, облегченный бронежилет… На «десерт» он прихватил темно-серый спецкостюм-балахон со множеством карманов-клапанов для оружия и прочих полезных мелочей, а также прибор ночного видения и армейский бинокль с пятисоткратным увеличением. Подумав, отложил еще пару наручников и моток клейкой ленты. Оружие, кроме пистолета, комбинезон и прочее Марк аккуратно уложил в небольшой рюкзак.

Пора было отправляться в путь.

* * *

Человек, который вышел из последнего вагона электрички, следовавшей из Москвы, был одет как все и выглядел ничем не примечательно. На его плече болталась большая хозяйственная сумка, однако она была полной едва лишь наполовину.

Одетый в рабочую одежду, он выглядел как дачник, но никаких садово-полевых инструментов с собой не тащил.

Уже вечерело, и в сумерках на небольшой привокзальной площади городского поселка мелькали огоньки зажженных сигарет. Курили таксисты, подъехавшие к поезду в надежде заполучить клиента. Человек с хозяйственной сумкой оказался единственным, кто к ним подошел, и потому коммерческие предложения посыпались сразу с нескольких сторон, одно другого заманчивее.

Усевшись в машину к парню с рябоватым лицом, Волков – а это был он – попросил подвезти его к Свято-Тихоновскому монастырю.

Водитель оказался набожным, и всю дорогу без умолку рассказывал о безмерной святости «места сего» и о чудесах и явлениях, которые в Свято-Тихоновском монастыре случаются чуть ли не по дюжине в неделю. Очень скоро Родион пожалел, что выбрал именно этого таксиста, и едва превозмог желание заткнуть ему рот хорошей зуботычиной.

Чтобы хоть как-то перевести разговор в более приземленное русло, он с деланным интересом полюбопытствовал:

– А правда это, будто настоятелю местному такую машину подарили, что даже у президента нету?

Водитель улыбнулся сочувствующе и бросил на него не по-мужски ласковый взгляд.

– Во-первых, не настоятелю подарили, а монастырю пожертвовали, – назидательно пояснил он. – Во-вторых, машины этой и нет уже, так что президенту завидовать нечему.

– Как так нету? – боясь, что переигрывает, удивился Родион. – Где же она подевалась? Угнали, что ли?

Таксист пожал плечами.

– Бог дал – Бог взял, – рассудительно изрек он. – Как-то уехали монахи из братии на ней в столицу, а вернулись почти на такой вот, – парень хлопнул широкой натруженной ладонью по рулевому колесу, – колымаге.

Волков почувствовал, как сердце вдруг пропустило такт.

«Точно, – подумал он, – это Панкрат со своими. Никогда бы не сказал, что это были монахи», – вспомнил он происшедшее несколько недель назад на окраине Москвы.

Через несколько минут словоохотливый водитель шепотом выдал ему главный монастырский секрет: в тот самый день, когда пропал пожертвованный «мерседес», монахи привезли из столицы женщину. Вернее, совсем еще молодую девушку, у которой, дескать, не все ладно со здоровьем, и ее определили в местную клинику, а клиника здесь просто замечательная, по последнему слову техники оборудованная…

Родион закрыл глаза и постарался не слушать.

Наконец «жигуленок», попетляв по изрытым ухабами загородным дорогам, взобрался на большой холм и остановился среди высоких сосен, у высокой стены из валунов, серые бока которых то тут, то там выпирали из грубой, но надежной кладки. Речь водителя, впрочем, на этом не закончилась.

– Вот мы и на месте, – с улыбкой произнес парень. – А место, кстати, святое. Здесь еще при Владимире Красно Солнышко церковь построили деревянную, так в ней явление было…

Не слушая таксиста, Родион расстегнул сумку и вынул из нее автомат. Передернув затвор, направил ствол в переносицу ошеломленному водителю.

– Выходи из машины, – скомандовал Волков. – И не вздумай позвать на помощь, все равно не успеют. А про явление я у монахов расспрошу.

Парень шумно сглотнул набежавшую слюну и, не отводя взгляда от оружия, открыл дверцу со своей стороны. Выбираясь из машины, он пригнул голову недостаточно низко и ударился затылком, но только замычал сквозь зубы.

Водитель казался загипнотизированным. Родиону на мгновение даже стало того жалко. Но он не мог отпустить его живым по двум причинам: во-первых, ему требовалась машина, чтобы увезти из монастыря Панкрата, а во-вторых, он опасался, что шофер поспешит сообщить о нем в милицию.

Держа таксиста на мушке, Волков быстро огляделся по сторонам. Холм был погружен в густую мглу, от деревьев и зарослей можжевельника по земле ползли длинные черные языки теней. Поблизости не было ни единого источника искусственного освещения, а луна только что, словно по заказу, спряталась за одинокое облако, кляксой расплывшееся по небу.

– Иди туда, – приказал Родион парню, поведя стволом автомата в сторону ближайшего кустарника.

– Не надо… – прошептал тот посеревшими губами.

– Думаешь, мне жить не хочется? – огрызнулся Волков. – Давай пошевеливайся.

Сунув руку в карман брюк, он нащупал нож, тяжелое лезвие которого было вырезано из мясницкого тесака для разделки туш. Этот нож Родион бессовестно украл у Акимыча.

Когда парень проходил мимо него, по-прежнему опасливо косясь на автомат, Волков сделал скользящий шаг в сторону и назад, очутившись у него за спиной. Рука с ножом молнией взлетела вверх и камнем рухнула вниз. Лезвие вошло точно в ямку над левой ключицей. Таксист споткнулся, поднял к горлу правую руку, но не закончил движения и рухнул в траву лицом вперед.

Крови практически не было. Это был любимый удар ликвидаторов, пользовавшихся холодным оружием: длинное лезвие без помех входило в самое сердце, если удар был нанесен точно, и жертва умирала практически мгновенно.

Опустившись на одно колено, Родион вытащил нож из мертвого тела и тщательно почистил лезвие: сначала несколько раз воткнул его в землю, а затем еще и вытер о легкую серую ветровку таксиста. Лишь потом он положил его обратно в карман.

Труп он оттащил в заросли можжевельника. Присыпал хвоей, которая в изобилии валялась под ногами, чтобы не была заметна издалека светлая одежда покойного. Отошел на несколько шагов, придирчиво осмотрел дело рук своих и решил, что, если не знать о лежащем в кустах теле, ни за что не догадаешься.

Потом Родион сел в «жигуленок», завел двигатель и, не включая фары, подогнал машину поближе к большим воротам, сбитым из цельных дубовых плах. В них была еще небольшая калитка, в которую мог пройти человек. Этим ходом он и рассчитывал вывести с территории монастыря Панкрата – если тот, конечно же, еще там.

Волков вышел из машины и некоторое время постоял у стены, в густой тени деревьев, чтобы его не смог разглядеть чей-нибудь случайный взгляд. Те времена, когда на монастырские стены всходили наблюдатели, чтобы высматривать в степи врагов-кочевников, давно миновали, но подстраховаться все равно не мешало: как ни крути, а он не знал здешних порядков.

Подъем будет несложным, решил Родион. Лишь бы не подвела рука, время от времени дававшая о себе знать – та, в которую Панкрат воткнул кухонный нож. Хотя в клинике Конторы его и подлечили какими-то чудодейственными препаратами, иногда бицепс все еще сводила внезапная судорога.

По-прежнему не выходя из тени деревьев, он начал неспешный обход монастыря по периметру стены, оставив высокие деревянные ворота, к вечеру уже запертые, от себя по левую руку.

«Девчонку в местную клинику определили…» Родион решил, что начнет с визита именно туда. Отыскать Панкрата ему не удастся без посторонней помощи; обыскивать каждую келью было бы верхом идиотизма. А кто другой может знать его точное местонахождение, как не эта девчонка, которую он все время таскает за собой?

Итак, сначала он проникнет в больницу. Допросит девчонку, избавится от нее и отправится за Панкратом. Вот здесь-то и начнутся настоящие трудности его нужно будет захватить живым, чтобы доставить чеченцам.

Даже если это ему удастся, Волков с трудом представлял себе, как он будет выбираться из монастыря вдвоем с Панкратом.

Но лихорадочный азарт охоты за человеком уже овладел им, и Родион в конце концов махнул рукой на свои сомнения.

Разберусь на месте, решил он. Должна быть у них хоть какая-то машина, в самом деле. В любом случае отступать не имело смысла: рано или поздно Бас со своими людьми найдет его, и тогда – все. А пока есть хоть какой-то шанс откупиться…

Через пару десятков метров Волкову попалось старое дерево с раскидистой кроной, которая простиралась далеко за монастырскую ограду, облегчая ему задачу. О лучшем нельзя было и мечтать.

Для начала он решил устроить в этих ветвях наблюдательный пункт и осмотреться как следует. То бишь провести рекогносцировку, говоря военным языком.

Родион бесшумно взобрался на дерево, выбрал ветвь потолще, расходившуюся на середине латинской буквой V, и устроился на этой развилке. Предварительно он вынул из сумки автомат и забросил оружие на спину; саму сумку повесил на ближайшую ветку, взял в руки бинокль и приник к окулярам.

Взошла луна, и все вокруг было залито мертвенно-бледным светом. В нем хорошо были различимы очертания нескольких монастырских строений, небольшого сруба и относительно нового здания из красного облицовочного кирпича – скорее всего больницы, о которой говорил таксист.

Довольно большую часть территории за стеной занимали сад – по всей видимости, яблоневый – и правильные темные прямоугольники вскопанных огородов. Монастырь, как и большинство заведений подобного типа, находился на продовольственном самообеспечении.

За стеной не наблюдалось практически никакого движения. Один только раз загорелся свет в угловом окне больницы да вышел на крыльцо покурить хлипкий мужичонка в белом халате – дежурный врач, наверное. Он сделал несколько быстрых нервных затяжек и, бросив недокуренную сигарету под ноги, тщательно затоптал ее носком ботинка.

Все остальные строения были абсолютно безмолвны и не подавали никаких признаков жизни. Волков на всякий случай понаблюдал еще пятнадцать минут, но ситуация ничуть не изменилась. Монахи в своих кельях скорее всего уже отошли ко сну после традиционной вечерней молитвы.

Поправив автомат, переброшенный через спину, Родион осторожно пополз дальше, по той из ветвей, которая показалась ему толще. Через полтора метра, почти над самой стеной, она начала предательски гнуться. Тогда он ухватился за ветку руками, чувствуя, как впивается в ладонь незамеченный мелкий сучок, и повис, болтая ногами в воздухе. Раскачавшись в три приема, Волков разжал пальцы и приземлился на верх ограды – плоскую, шириной сантиметров сорок поверхность, залитую бетоном.

Звук получился не слишком громким, но в царившей вокруг тишине показался ему оглушительным. Поэтому Родион не стал терять времени и тут же соскользнул со стены вниз. Едва только подошвы его ботинок коснулись земли, как он распластался в высокой, чуть пожухлой траве.

Он лежал так несколько минут, внимательно вслушиваясь в то, что происходило вокруг. Тишина, потревоженная было его проникновением на монастырскую землю, сгустилась над нею вновь. Никто из немногих, не спавших в эту ночь, так и не заметил тени, мелькнувшей над оградой.

Волков стянул через голову ремень автомата и, намотав его на левый кулак и запястье, взял «Калашников» за ствольную коробку. Вжимаясь, будто под огнем противника, в землю всем телом, он пополз вперед. Трава становилась ниже и реже, и скоро ему начало казаться, что он ползет по совершенно открытой местности. Время от времени, обнаруживая на своем пути густую тень от какого-нибудь дерева, здания или автомобиля на стоянке, Родион замирал в ней, чтобы передохнуть и помассировать правый бицепс: в руке вдруг проснулась тупая ноющая боль, выбравшая для этого самый неподходящий момент.

Однако, несмотря на это, он медленно, но верно приближался к зданию больницы.

* * *

Марк решил сработать под журналиста.

Он позвонил в монастырь и, представившись корреспондентом белорусской духовной газеты, название которой ровным счетом ничего не могло сказать местному духовенству, попросил разрешения встретиться с настоятелем. Дескать, прознал о вашей благотворительной больнице и древней иконописной манере, желаю сделать интервью и большую статью для своего издания. Марк рассчитывал на то, что настоятель или кто там еще хотя бы из одной только вежливости не станет отказывать прибывшему из соседнего государства журналисту, и оказался прав.

Приехав в городской поселок на собственном БМВ, он отогнал машину на платную стоянку и взял такси на небольшой привокзальной площади. Привлекать к себе внимание шикарным автомобилем ему хотелось меньше всего: новенький БМВ никак не вязался с имиджем провинциального журналиста.

У Марка даже был с собой диктофон. Делая заинтересованное лицо, он полдня слонялся за особами в черных рясах до самого пола, задавая вопросы, которые предусмотрительно обдумал заранее. Он записал в общей сложности четыре часа бесед с духовными братьями, отцом-настоятелем и несколькими врачами из благотворительной больницы. При этом Марк допустил, в силу незнания догматов веры и обрядности, немало ляпов со своей стороны, которые с идиотской улыбкой объяснял тем, что работает в религиозной газете меньше месяца, а раньше писал для белорусской версии журнала «Плейбой».

Пока, дескать, не послал ему Господь видение ангела и все такое…

В разговорах мало-помалу выяснилось то, что местные монахи занимаются рукопашным боем, дабы сподручнее было нести слово Божие в небезопасные регионы Боснии и Герцеговины. Узнал Марк и об исчезновении пожертвованного монастырю «мерседеса» – про это поведал ему сам настоятель.

Один из монахов предложил Марку пройти и посмотреть, как тренируется братия. Заодно – побеседовать с новым наставником, который на месяц подменил прежнего, уехавшего на Валаам отбывать послушание (в устах монаха это почему-то прозвучало все равно как «отбывать срок»).

Следом за черноризцем, представившимся как «браг Егорий», Марк проследовал во внутренний двор, где, раздевшись до пояса, отрабатывали приемы рукопашного боя две дюжины человек. Командовал ими, отдавая приказы негромким, но сильным голосом, не кто иной, как… Панкрат.

Тут же вежливо поблагодарив монаха, Марк сообщил ему, что совсем позабыл о своих планах насчет больницы.

Мол, именно об этом замечательном заведении он собирался написать большой материал и, чтобы успеть как следует побеседовать с врачами, ему следует поспешить. А с наставником он обязательно еще перекинется парой слов, но чуть позже.

Брат Егорий если и удивился, то виду не подал. Послушно кивнув, он отвел «журналиста» к больнице, которая вместе с прилегающей территорией была обнесена невысокой, в полтора метра, оградой из витого чугуна.

Оказавшись внутри, Марк под предлогом беседы с персоналом исходил и осмотрел все здание, то и дело обращаясь к сопровождающим с простодушным вопросом: «А что это у вас тут такое?». Ему, мягко улыбаясь, все снисходительно объясняли.

Между делом он обнаружил техническое помещение – проще говоря, кладовку для уборщицы, которое, в отличие от палат и кабинетов, запиралось лишь на крючок. Там и решил укрыться Марк, чтобы дождаться, пока здание больницы не покинут посторонние.

В конце дня он поблагодарил всех духовных лиц, с которыми успел пообщаться, за любезное согласие на встречу и объявил, что ему нужно попрощаться с медиками. Там он проделал ту же самую процедуру «благодарения» и, улучив момент, спрятался в сухой темноте кладовки.

На протяжении еще полутора часов он прислушивался к тому, как постепенно затихала в больнице рутинная дневная суета. Больше не скрипели колесики нагруженных каталок и не шаркали тапочки пациентов, не раздавались в коридорах голоса докторов, не хлопали двери палат. В коридорах стационара царила полная тишина .

Негромкий скрип двери, раздавшийся в этом безмолвии, заставил дежурного врача вздрогнуть, как от выстрела стартового пистолета.

Задремав было над очередной историей болезни, он встрепенулся и первым делом протянул руку к пачке сигарет, лежавшей на столе. Закурив, доктор ожесточенно растер лицо тыльной стороной ладони, поднялся и вышел из комнаты дежурного, чтобы взглянуть на техническое помещение, расположенное в конце коридора. Как ему показалось, звук донесся именно оттуда.

Скрип был похож на тот, который обычно производит открывающаяся дверь, если ее петли некоторое время не смазывать. Именно такая дверь была в крошечной подсобке, где старушка уборщица хранила свои швабры, ведра и всякую химию для уборки этажа.

Зажав в зубах сигарету, врач неторопливо свернул в изгиб коридора и нос к носу столкнулся с человеком в бесформенном сером балахоне, на плече которого болтался такой же серый рюкзак. Ступал человек совершенно бесшумно, и его появление стало для врача полной неожиданностью.

– Господин журналист? – обескураженно произнес он. – Вы что, заблудились?

Человек, широко улыбнувшись, кивнул и, не сбавляя шага, чиркнул врача ребром ладони по горлу. Подхватив падающее тело, он оглянулся, взял его под мышки и без особого труда потащил в обратном направлении, к помещению дежурного, Усадив потерявшего сознание врача в его собственное кресло, человек поставил на пол рюкзак и вынул из него наручники и моток клейкой ленты. Отведя обе руки врача за спинку кресла, он сковал его запястья. Потом закрыл дверь, чтобы наружу не доносился громкий треск скотча, и как следует замотал им рот медработника.

Критически осмотрев результаты своего труда, Марк пожевал губами и на всякий случай примотал ноги врача к ножкам кресла. Удовлетворенно кивнув, он вытащил пистолет с глушителем.

В это мгновение врач пришел в себя. Увидев оружие, он напрягся и замычал, а глаза его чуть не выскочили из орбит.

Марк отрицательно покачал головой и приложил глушитель к губам. Мужчина понял, расслабился и тут же с готовностью закивал, словно китайский болванчик.

– Номер палаты, в которой лежит девчонка, – поморщившись, спросил Марк.

Врач удивленно приподнял брови.

– Ей недавно сделали переливание крови, – нетерпеливо уточнил Эрдман. – И не вздумай врать: сейчас в твоей жизни наступил такой момент, когда в первую очередь стоит позаботиться о себе. К тому же пойми одну простую вещь. Я ведь все равно найду то, что мне нужно, методом элементарного тыка. Вот только порадоваться этой находке вместе со мной ты в таком случае не сможешь. Я тебя пристрелю.

Он уже знал, что в монастырской больнице всего лишь двенадцать палат. Поэтому принялся загибать пальцы перед лицом врача, делая небольшие паузы между цифрами. Когда Марк показал ему восемь пальцев, тот энергично кивнул.

Хмыкнув, Эрдман похлопал его по плечу. Затем обошел кресло и, оказавшись за спиной врача, ударил его рукоятью пистолета по затылку. Тот обмяк, уронив голову на грудь.

– Так-то лучше, – пробормотал Марк.

Перестраховаться никогда не помешает, подумал он.

Выйдя из кабинета, человек в сером балахоне пошел по коридору, внимательно разглядывая номера на дверях палат.

* * *

Волков подполз к чугунной ограде, окружавшей больницу по периметру, и некоторое время лежал, разглядывая здание в промежуток между причудливо изогнутыми прутьями. Оно, как и часом раньше, было безмолвно и, если не считать лампы, горевшей, по всей вероятности, в боксе дежурного, не освещено.

Он поднялся и, пригибаясь, побежал в ту сторону, где должна была быть калитка. Однако та оказалась заперта – в ушко засова был продет внушительного вида амбарный замок.

Родион снова перебросил автомат на спину и одним рывком перемахнул через препятствие. Очутившись по другую сторону, он короткими перебежками преодолел еще полсотни метров практически по открытому пространству и, тяжело дыша, прислонился к входной двери. Осторожно потянул за ручку – дверь отворилась, и на крыльцо упала полоска размытого, жиденького света, сочившегося из глухого коридора.

Чтобы его не успели заметить снаружи, Волков проскользнул в образовавшуюся щель и аккуратно закрыл за собой дверь. Сделав это, он перебросил автомат со спины на грудь, снял ремень и взял оружие в обе руки.

Затем Родион ступил в коридор и осмотрелся по сторонам. То, что он увидел, тут же заставило его прянуть назад и прижаться к стене, затаив дыхание: спиной к нему по коридору шел человек в сером спецкостюме и разглядывал двери палат – по всей видимости, он искал какой-то определенный номер.

Ночной сторож? Волков тут же отбросил эту мысль. Откуда здесь взяться сторожу в военном спецкостюме? Может, Панкрат приставил к своей девчонке охрану? А что, если это он и есть?

Глушителя на «Калашникове» не было, и Родион не мог себе позволить решить все одним выстрелом с тыла – например, в правое плечо, чтобы наверняка лишить этого доморощенного супермена всякой возможности сопротивляться. Тут же сбежались бы все врачи и монахи, и пришлось бы думать о том, как вырваться отсюда хотя бы самому.

Выбора у него не было, и Волков, покрепче перехватив автомат, установил переводчик вида огня в положение стрельбы одиночными. Затем он набрал в грудь побольше воздуха, вышел из-за стены и, вскинув «Калашников», негромко, но четко произнес:

– Не шевелись.

Ствол оружия смотрел в спину человека в балахоне.

До цели было метров пятнадцать, и с такого расстояния Родион не промахнулся бы даже пьяным в дым.

Незнакомец обладал, судя по всему, железной выдержкой и хладнокровием. Он даже не вздрогнул, когда совершенно внезапно в тишине коридора прозвучало требование Волкова.

Только молча и так, чтобы хорошо было видно, поднял руки.

В правой оказался пистолет с насадкой глушителя.

– Присядь и положи оружие на пол, – не повышая голоса ни на йоту, продолжал командовать Родион.

Казалось, незнакомец заколебался. Однако в конце концов он выполнил то, что от него требовали.

– Так и сиди, – чуть резче проговорил Волков, когда тот попытался выпрямиться. – Руки за голову, пальцы сцепи на затылке.

Опустив ствол «Калашникова» ниже, чтобы держать цель, он подошел к сидевшему на корточках человеку и ногой отбросил подальше пистолет, оказавшийся неожиданно легким С глухим стуком оружие отлетело к противоположной стене коридора.

– Кого-то ищешь? – вкрадчиво спросил Волков.

Незнакомец молчал.

– А ну-ка, давай вовнутрь, – приказал Родион, кивая на приоткрытую дверь палаты с номером «восемь».

Человек в балахоне снова сделал попытку встать, но Волков умерил его пыл чувствительным тычком ствола в основание шеи.

– Гуськом, – спокойно произнес он. – Топай.

И тут же полетел наземь от сильнейшего удара ногой в низ живота. Как это произошло, Родион даже не сообразил: вот только что он возвышался над сидящим в беспомощно-унизительной позе человеком – ив следующую секунду врезался, словно пушечное ядро, в стену коридора, обшитую деревянными панелями.

Тот, кого он держал на мушке, просто бросил свое тело на спину, под ствол «Калашникова», и, упав на пол, ударил ногой назад, в корпус стоявшего за ним Волкова. Удар был рассчитан точно – подушечки пальцев бившей ноги воткнулись в мышцы брюшного пресса на пол-ладони выше паха, туда, где находилась одна из наиболее чувствительных болевых точек на всем человеческом теле.

Боль заставила Родиона буквально переломиться пополам. Кроме этого, он ударился затылком о стену, и в глазах у него на мгновение потемнело. Недолгого периода помутнения сознания оказалось достаточно, чтобы «Калашников» из его рук практически беспрепятственно перешел к человеку в балахоне.

Обезоружив Волкова, тот, не долго думая, оглушил его, воспользовавшись автоматом как дубинкой. От удара в затылок ноги Родиона разъехались, и он ткнулся лицом в пол, не успев выставить перед собой руки. Впрочем, из-за сильной боли в сломанной переносице он тут же пришел в себя и даже попытался подняться, но второй удар не заставил себя долго ждать и поверг его обратно в черную муть беспамятства…

Схватив Родиона за ворот куртки, незнакомец втащил его бесчувственное тело в палату и прислонил, словно мешок, к стене. Затем выглянул в коридор, чтобы подобрать свой пистолет, и скользнул обратно, осторожно прикрыв за собой дверь.

Волков действительно походил на куль с мукой. Единственное отличие заключалось в том, что из ноздрей его по подбородку стекали две узкие алые струйки, пятная ржавчиной вылинявшую рубашку в серо-го"убую клетку.

Человек в балахоне двигался беззвучно, словно тень. Оставив в покое потерявшего сознание Волкова, он проверил пистолет и поднял руку, целясь в тело на койке у дальней – той, что прямо напротив двери – стены. На мгновение рука его дрогнула, но…

Три негромких хлопка прозвучали один за другим, практически слитно. Над койкой взметнулись перья и пух из нашпигованного свинцом одеяла и подушки. Незнакомец сделал несколько шагов вперед, чтобы произвести контрольный выстрел, и только сейчас, случайно глянув влево, заметил, что узкое окно, через которое в палату проникал скудный лунный свет, распахнуто настежь.

С нехорошим предчувствием он поспешил броситься к койке и откинуть в сторону одеяло. Под ним оказались две подушки и жгут, свернутый из халата и нескольких пижам.

Он заскрипел зубами в приступе злости. Так и есть: девчонку разбудил шум потасовки в коридоре, и она предпочла побыстрее сделать ноги.

Человек в балахоне развернулся и вскинул оружие, чтобы прикончить хотя бы своего неизвестно откуда взявшегося соперника, но застыл теперь уже в полном недоумении – не подававшее признаков жизни тело, которое он только что прислонил к стене у входной двери, бесследно исчезло.

Было от чего взяться за голову. Однако на то, чтобы впадать в отчаяние, у него не оставалось времени. Ему следовало как можно скорее уходить из больницы.

* * *

Марк на мгновение замер, прислушиваясь. В коридоре явственно прозвучали удаляющиеся шаги: его неизвестный противник, по всей видимости, тоже принял решение отступить. Ситуация осложнялась тем, что он забрал свой «Калашников» и снова был при оружии. А меньше всего Эрдману сейчас хотелось привлекать всеобщее внимание, ввязываясь в перестрелку.

Он должен был признать, что вылазка полностью провалилась. Вот только из-за кого? Человека, который попытался захватить его в плен, он не знал совершенно; охранял ли тот девчонку или тоже пришел убить ее, нельзя было сказать наверняка.

Впрочем, поспешное бегство этого незнакомца скорее доказывало второе.

Решив, что незачем им двоим уходить одним и тем же путем, Марк подтянул лямки рюкзака, сунул пистолет в специальную петлю-кобуру на поясе балахона и выбрался из палаты через окно. Спрыгнув в темноту, он угодил в цветочную клумбу – его ноги по щиколотку погрузились в мягкую землю.

Сориентировавшись, Марк двинулся направо, прижимаясь спиной к стене. На расстоянии нескольких десятков метров возвышалась монастырская ограда, которую сейчас, если девчонка бросилась за подмогой, будет не так-то просто преодолеть. Одно дело – лазать по валунам, когда тебя ничто не беспокоит; совсем другое – делать это, спасаясь от погони.

Судьба словно подслушала его невысказанные опасения.

Внезапно совсем рядом зазвучали встревоженные голоса – наверное, девчонка разбудила монахов. Представив себе, как черноризцы бестолково суетятся во дворе, пытаясь решить, что делать и где искать незваных гостей, Марк улыбнулся.

Вытащив из поясной петли пистолет, он, пригибаясь, побежал к чугунной ограде, окружавшей больницу. Взяв разбег и ухватившись одной рукой за изогнутый прут вверху, он легко перемахнул через нее и, приземлившись, длинным кувырком ушел в ближайшую тень, которую отбрасывала раскидистая яблоня.

Прижавшись к земле, он замер на мгновение и оглянулся.

Загорелся свет на крыльце больницы, и хорошо было видно, как стоят перед ней, переговариваясь, полтора десятка монахов. В палатах, одна за другой, тоже вспыхивало электричество, освещая близлежащую территорию на три-пять метров.

Марк понял, что если кто-нибудь сейчас направится в обход здания, то неминуемо обнаружит на клумбе следы его ног и определит нужное направление.

Поэтому он прыжком поднялся с земли и бросился к сложенной из валунов ограде. Пистолет снова вернулся в петлю и на бегу бил его по бедру.

Когда до ограды оставалось не более трех метров, Марк ощутил вдруг, что земля уходит у него из-под ног. Кто-то свалил его искусной подножкой, и Эрдман, едва успев сгруппироваться, покатился вперед. Однако он тут же вскочил на ноги и потянулся к пистолету, но человек, возникший перед ним словно из пустоты, пресек это намерение хлестким ударом ноги по его предплечью.

– Ну что, добегался? – спросил уже знакомый ему голос с толикой ехидства. – Руки за голову и не вздумай рыпаться Для пущей убедительности говоривший сопроводил свои слова недвусмысленным движением автоматного дула.

– Не знаю, на кого ты работаешь, но сейчас не время для разборок, – быстро проговорил Марк, тем не менее поднимая руки. – Нужно уходить.

У человека, стоявшего перед ним, был сломан нос – свернутый набок, он распух и посинел, а на подбородке двумя черными полосами запеклась кровь.

– Кто тебе сказал, что у нас есть общие интересы? – не скрывая враждебности, спросил он.

– И мне, и тебе нужна девчонка, – Марк пошел ва-банк. – Не лучше ли объединить усилия?

Человек заколебался. По его лицу было видно, что он весьма скептически оценивает эту перспективу.

Громкие голоса приближающихся монахов заставили его поторопиться с решением.

– Девчонка мне не нужна, – ответил он. – Но так и быть. Только отдай мне рюкзак и пистолет, быстро… Возьми за ствол и протяни – без резких движений.

Облегченно вздохнув, Марк проделал все то, что было ему приказано.

– Теперь – за мной, – произнес человек и припустил трусцой вдоль ограды.

Перелезать не пришлось. Он откинул засов и отворил маленькую дверцу в воротах. Всеобщая суета у больничного крыльца позволила им незаметно выскользнуть в темноту, сгустившуюся, словно чернила.

Человек, забросив на плечо рюкзак Марка и свой автомат, сделал выразительный жест стволом пистолета: мол, шагай вперед. Тот повиновался.

– У меня здесь машина, – сообщил ему незнакомец, махнув рукой в неопределенном направлении. – Сядешь за руль. До города поедем вместе, а там – выбирайся как знаешь, я тебе не советчик. И без фокусов, ясно?

Марк кивнул. Услышав про машину, он обрадовался, но виду не подал. Про себя же решил, что при первом же удобном случае обязательно постарается завладеть автомобилем и избавиться от спутника.

Глава 3

Anabel>я не верю тебе, он жив.

Erema>мне очень жаль, но его действительно убили. по крайней мере, я так думаю, труп пока что не найден.

Anabel>ты воспользовался его ником, я не верю тебе, ты думаешь плохо.

Erema>скажи мне, чего он боялся, это очень важно, я хочу, чтобы его убийца был наказан.

Anabel> смерти, мы все боимся смерти, ты его друг?

Erema>я его коллега.

Anabel>верю, сейчас тебе было бы лучше ответить – друг, но ты выбрал правду, я тебе верю.

Erema>спасибо, ему кто-то угрожал?

Anabel>нет, тогда нет, в будущем – вполне возможно. он собирался сделать что-то опасное.

Erema>что именно?

Anabel>какой-то компромат на своего босса, что-то очень жуткое, это сейчас у меня.

Erema>что – это?

Anabel>компакт-диск с видеозаписью, я не смотрела его. он велел не смотреть, он сказал: если что-то случится, сделай несколько копий и отправь по адресам из списка.

Erema>сейчас я назову тебе один из этих адресов, если угадаю, ты отдашь мне диск?

Anabel>да.

Erema>улица спокойная, 12.

Anabel>да, это твой адрес?

Erema>нет, там я работаю, ты передашь мне диск?

Anabel>хорошо, завтра.

Erema>нет, сегодня, завтра может быть поздно.

Anabel>пускай будет сегодня, приходи на тверскую, бар у сильвера.

* * *

Олег нагнулся к системному блоку, чтобы выключить компьютер.

В этот самый момент за его спиной с немелодичным звоном осыпалось оконное стекло, и пуля, влетевшая в комнату, угодила в экран монитора.

То, что произошло, можно было с полным правом назвать настольным ядерным взрывом. Полыхнуло ярчайшее пламя, и монитор окутался серыми клубами дыма, в котором замелькали синие и оранжевые змейки электрических разрядов.

Пламя лизнуло стол, и лак затрещал от его жара, на глазах коробясь и превращаясь во вздыбленную чешую. Олег упал на пол.

– Твою мать! – вырвалось у него.

Вторая пуля ударила чуть ниже и угодила под стол. Если бы он не упал, вошла бы в торс на уровне сердца. Стрелял, несомненно, снайпер, и только случайность спасла Олега от гибели после первого же выстрела.

Он бросился прочь из комнаты, и третья пуля, пущенная вдогонку, вонзилась в дверной косяк над самым его ухом.

Олег бегом пересек гостиную, нырнул в темноту прихожей и замер, переводя дыхание и прислушиваясь.

Через тридцать секунд он, как ни в чем не бывало, отворил дверь и степенно вышел на площадку, на всякий случай держа в ладони метательный нож.

Там его уже поджидали.

С верхнего пролета на него кинулась размытая серая тень, но Эрдман успел метнуть нож. С плотоядным причмокиванием лезвие вошло в плоть, но по инерции атакующий пролетел разделявшее их расстояние и упал. Сделав небольшой шаг вперед, Олег позволил ему приземлиться на плитку, которой была выложена площадка.

Тело грузно, словно мешок с картошкой, шлепнулось у его ног Он не стал задерживаться и тратить время на то, чтобы расспрашивать умирающего о заказчике. Всего лишь через час Олег должен был увидеться с девушкой по имени Анабель и подозревал, что может не успеть.

Ведь если за квартирой Еремы все-таки следили («Болван! – обругал он сам себя. – Нужно было организовать проверку по всем правилам» ), то вполне вероятно, что и в компьютер поместили какое-то хитрое устройство. В таком случае сейчас не он один спешит на встречу с незнакомкой, которой Ерема доверил свою месть на случай непредвиденных обстоятельств.

Войдя в лифт, он снял перчатки, спрятал их обратно в сумочку и нажал кнопку первого этажа. Снова заиграла классическая музыка – на этот раз что-то из Вивальди.

Его мысли получили еще одно подтверждение, когда он попытался с независимым видом пройти мимо охранника. Тот нажал на пульте какую-то кнопку, заблокировав дверь подъезда, и вытащил из кобуры пистолет. Выйдя из бокса, он, держа оружие двумя руками, направил его на Олега и грубовато потребовал:

– Не двигаться. Подними руки.

– Что случилось? – недоуменно спросил Эрдман, подчиняясь его приказу. – Я, между прочим, здесь живу.

И имею право войти в эту дверь и выйти.

– Это мы еще проверим, – холодно произнес охранник. – Милиция разберется.

– Что все-таки произошло? – с наигранным возмущением предпринял Олег вторую попытку.

При этом, обернувшись, он совсем чуть-чуть подвинулся в сторону охранника. Тот явно принадлежал к типу городского ковбоя: любил эффектно обращаться с оружием, но не был готов вот так, запросто, убить человека, на которого оно направлено. В поединке с таким у решительного человека всегда есть как минимум секунда или даже две в запасе:

«ковбой» в течение этого недолгого времени будет колебаться, выкрикивать угрозы и отступать. А для Олега достаточно было и полсекунды.

– Произошло убийство, – отрывисто бросил охранник. – На том этаже, где вы живете. И мне сообщили, что убийца – вы.

– Оперативно, – присвистнул Олег.

Следовало признать, что его противники работали быстро и чисто, задействуй все возможные каналы. Они, конечно же, не рассчитывали остановить его с помощью охранника; скорее всего просто задержать на какое-то время, пока другие сотрудники не выедут на место встречи с Анабель.

– А кто это такой осведомленный? – спросил Олег, чтобы на мгновение отвлечь секьюрити разговором. – Сосед, что ли?

– Не знаю, – ответил охранник. – Не представился.

– И скоро твоя милиция приедет?

– Не переживай, не опоздает, – хмыкнул парень. – Здесь ОМОН рядом, практически за углом.

В этот момент Олег прыгнул, резко сократив расстояние между собой и охранником. Тот, как он и предполагал, сделал шаг назад и, вытянув руки с оружием, выкрикнул хрестоматийную фразу:

– Стой! Стрелять буду!

Ударом ноги Эрдман выбил у него пистолет. Парень озадаченно посмотрел на свою опустевшую руку, потом – на улыбающегося противника.

– Разблокируй дверь, – скомандовал Олег.

– Сейчас, сейчас, – пробормотал охранник.

Попятившись к боксу, он вошел в него спиной вперед.

Пока Эрдман подбирал с пола упавший ПМ, секьюрити дрожащей рукой ткнул нужную кнопку. Раздался негромкий щелчок – дверь отворилась.

– Сядь там и считай до ста, – сделав злую мину, приказал Олег. – Не досчитаешь – убью.

Парень послушно кивнул и в изнеможении рухнул в свое кресло, шевеля губами: похоже, действительно начал считать.

Эрдман одобрительно кивнул ему – старайся, мол.

С пистолетом охранника в руке он толкнул массивную дверь.

И очутился нос к носу с рослым омоновцем в черной униформе, маске и бронежилете.

Не дав тому опомниться, Олег резко вскинул руку с оружием и уткнул ствол ПМ аккурат под массивную нижнюю челюсть омоновца.

– Будешь вести себя не правильно – мозги в потолок вылетят, – пообещал он. – Руки за голову и на выход Здоровяк положил ладони на затылок и попятился.

– Осторожно, ступеньки. – предупредил его Олег, когда они оказались на крыльце подъезда.

Но тут ему в затылок уперся холодный ствол – скорее всего укороченного «Калашникова». Это подоспел еще один омоновец, страховавший своего товарища за дверью.

Всего их здесь было около десятка. Может, немного больше. Все, как один, рослые и широкоплечие. Они держали оружие наготове и, не колеблясь, использовали бы его, дай он им хоть какой-то шанс. Рядом стоял черный фургон без надписей – служебный транспорт.

– Я неуравновешенный, – предупредил Олег того, который стоял сзади. – И завалю этого ханурика раньше, чем ты из своей волыны пукнешь.

Он сознательно использовал воровской жаргон – пусть думают, что имеют дело с уголовником.

– Ему за это медаль дадут, – проговорил флегматичный голос за спиной Эрдмана. – И семью будут всю жизнь кормить бесплатно. Он не доживет до старости и не узнает, что такое импотенция. В общем, кругом – сплошные выгоды Тебе, кстати, тоже – пуля этого калибра гарантирует, что в тюрьму ты уже не сядешь. Никогда.

– Очень большое спасибо, гражданин мусор, – процедил, растягивая слова, Олег. – Только не согласный я.

С этими словами он резко присел и, словно заяц, сиганул через кусты, росшие по обе стороны от крыльца. Туда, где свет лампы рассеивался и ослабевал, – в темноту ночи.

Вслед ему хлестнула автоматная очередь. С веток посыпались листья, но Олег в этот момент вильнул в сторону, прижавшись вплотную к стене, и тут же – обратно, чтобы омоновцы не смогли удержать прицел.

Еще несколько коротких очередей прозвучало вдогонку.

Один раз пуля пропела совсем близко – волной горячего воздуха ему обожгло висок. Потом Олег услышал за спиной топот солдатских ботинок – несколько человек бросились в погоню, Можно было предположить, что еще одна группа сейчас обходит дом с другой стороны.

Остальные забрались в фургон, водитель которого завел двигатель сразу же после рывка Олега. Они скорее всего попытаются обогнать его и блокировать главную улицу на выезде из этого престижного района.

Все эти мысли стремительно мелькали в голове Эрдмана в то время, как ноги уносили его все дальше и дальше от злополучного дома. Сжимая в руке ПМ охранника, который он так и не выбросил, Олег обернулся и, увидев на расстоянии в полсотни метров три широкоплечие тени, сделал несколько выстрелов.

Омоновцы даже не замедлили бег.

Он перемахнул через какую-то канаву, оказавшуюся на пути, и побежал дальше. Легкие работали, словно кузнечные мехи. Не зная планировки этого района, он мчался куда глаза глядят. Преследователи не отставали.

Еще через двадцать-тридцать секунд этой сумасшедшей гонки по незнакомому району Олег решил, что пора менять тактику и показать зубы. Бросившись за угол первого попавшегося дома, он резко остановился, обернулся и присел на одно колено. Спокойно, словно на стрельбище, поднял пистолет на уровень глаз и замер, выжидая.

Преследователи тоже были не лыком шиты. Они не стали соваться следом очертя голову. Омоновцы применили тактику городских боев на территории с ограниченной видимостью, когда первый нападающий сбивает прицел противника, резко меняя уровень атаки, второй отходит назад, прикрывая третьего, а тот, собственно, атакует.

Но ребята не подозревали, что перед ними – не уголовник, а профессионал, в свое время изучавший те же приемы.

Когда первый омоновец показался из-за угла дома и сразу же ушел в низкий кувырок, Олег даже ухом не повел. Будь на его месте неискушенный боец, он попытался бы поразить движущуюся по земле цель, инстинктивно поведя стволом следом за ней. А когда в его поле зрения тут же появился бы второй омоновец, а затем и третий, толком не успел бы прицелиться ни в одного из них.

Поэтому на лице Эрдмана не дрогнул ни один мускул, когда омоновец, кувыркаясь, дал с земли две короткие очереди.

Это была скорее психологическая атака: попасть из такого положения он мог разве что случайно. Пули ударили в стену над головой Олега, осыпав его штукатуркой.

В это же мгновение из-за угла показался второй омоновец – он, как и можно было предугадать, отступил на несколько метров, чтобы прикрыть своего третьего напарника, который без промедления бросился на Олега.

Эрдман чувствовал себя так, будто находился в тире перед двумя мишенями, движущимися по разным дорожкам. Он дважды потянул спусковую скобу. Сухо треснули выстрелы, и тот омоновец, что был от него на расстоянии всего в полтора метра, будто налетел на невидимую стену.

Убивать парня Олегу не хотелось, поэтому он сознательно выстрелил сначала в торс, который был прикрыт бронежилетом, а потом, чуть качнув стволом, – в бедро. Омоновец споткнулся и рухнул лицом вперед, по инерции проехал по земле разделявшее их расстояние и почти что уткнулся лицом в туфли Эрдмана.

Олег отскочил назад, и еще одна очередь из «Калашникова» поразила пустоту. Сам он успел выстрелить еще дважды, заметил, как покосилась облитая лунным светом фигура того омоновца, который стоял дальше, и снова бросился бежать.

* * *

Было похоже на то, что преследователи целенаправленно гнали его в какую-то нужную им сторону. В пистолете осталось три пули, но ему ни разу так и не дали прицелиться.

Омоновцы, видно, поняли, что имеют дело не с простым бандитом, и теперь открывали массированный огонь каждый раз, когда Олег попадал в поле их зрения.

А это происходило уж слишком часто.

Можно было только гадать, сколько жителей этого престижного района проснулось от грохота автоматных очередей сегодня ночью. Но Олегу недосуг было об этом задумываться. Единственное, что он знал точно: командир ОМОНа завтра получит от своего начальства нагоняй за стрельбу в секторе элитной застройки, потому что телефон дежурного к полудню раскалится от звонков сытых и разгневанных граждан.

Мысль эта была приятной, но, к сожалению, в его положении бесполезной.

У Олега создалось впечатление, что омоновцы – повсюду. Чуть ли не в каждом втором переулке его встречали автоматные очереди или свет фар черного фургона, бивший прямо в глаза. Он понимал, что, прекрасно зная свой район, омоновцы загоняют его в угол, в тупик, из которого уже не будет выхода.

Улочки становились все уже и грязнее. На них стали попадаться кучи мусора, через которые ему приходилось перепрыгивать на бегу, и перевернутые железные баки, еще недавно горевшие, а теперь сочившиеся густым черным дымом.

Судя по всему, застройка спального района закончилась, и Олег оказался в старых кварталах. Топот ног за его спиной не отставал, и он мчался из последних сил, надеясь только на открытие второго дыхания.

Свернув в очередной поворот, он выбежал на длинную узкую улочку, освещенную всего лишь двумя фонарями, скудный свет которых был плохой заменой спрятавшейся среди облаков луне.

Интуиция тут же забила тревогу.

Я попал, понял Эрдман. Но не остановился.

Омоновцы выбежали следом. И тут же вспыхнули впереди, на расстоянии не более тридцати метров, фары знакомого фургона. Черная машина медленно ехала ему навстречу, и урчание двигателя тонуло в топоте солдатских ботинок за спиной Олега.

Улочка была настолько узкой, что разминуться никак не получалось. Омоновцы явно готовились взять его живым, зажав в клещи.

Но у Олега были другие планы.

Он не стал сбавлять скорость. Наоборот, из последних сил набрал еще больший разгон. С пистолетом в руке он мчался на фургон, щурясь от слепящего света фар.

В последние секунды, когда расстояние между ним и автомобилем сократилось до пяти метров, он успел даже разглядеть вытянувшееся лицо водителя и то, как высунулся из кабины, вскидывая пистолет, сидевший рядом омоновец.

Но было уже поздно – не успев прицелиться как следует, тот поразил пустоту.

Оттолкнувшись, Олег взлетел в воздух и обеими ногами приземлился на вытянутую вперед под острым углом кабину автомобиля. Раздался громкий хруст многослойного лобового стекла, которое сразу же угрожающе просело под его весом Водитель инстинктивно ударил по тормозам, и машину дернуло так, что Эрдман едва не упал.

Удержавшись каким-то чудом, он пробежал по крыше автомобиля и спрыгнул на асфальт позади него. Но отбежать не успел – водитель оказался профессионалом и сразу же сдал назад. Олег получил чувствительный удар задним бампером под колени, повалился на асфальт и едва успел откатиться в сторону.

Ему повезло. Водитель не успел набрать скорость, и кости уцелели. Вскочив, Олег отбежал на несколько метров, обернулся и три последние пули всадил в обе задние шины. Затем он швырнул пистолет через фургон, в сгрудившихся по другую сторону омоновцев, и побежал дальше, превозмогая боль от удара О том, какие синяки образуются завтра в верхней части икр, он старался не думать.

До завтра еще надо было дожить.

Вдогонку убегающему раздавалось свистящее шипение выходящего из пробитых баллонов воздуха. Часть погони была выведена из строя, и о ней можно было не беспокоиться. «Обездвиженный» фургон практически перегородил улочку.

Когда Олег в конце улицы оглянулся, его уже никто не Преследовал. Глянув на часы, он увидел, что до условленной встречи с Анабель осталось сорок минут. Вся эта безумная гонка заняла менее получаса.

Теперь ему нужно было такси.

Он никак не мог сориентироваться на местности и определить, где же все-таки оказался. Но, решив пойти наобум, миновал одну-другую арку, прошел через небольшой, но сильно загаженный дворик и оказался на проспекте. Сегодня ему определенно везло.

Если не считать того, что на выходе из этого дворика его окликнули пьяными голосами какие-то молодые отморозки. Кажется, спросили денег. Первому же, кто подошел поближе, Олег без лишних слов врезал в подреберье и, наверное, что-то повредил. Когда парень от удара отлетел назад, «по воздуху» вернувшись к товарищам, те осознали свою ошибку.

На этом везение закончилось.

Поймать такси оказалось нелегкой задачей. Поначалу Олег не мог понять, отчего даже «пустые» водители проезжают мимо, никак не реагируя на его вытянутую руку с отставленным большим пальцем. Потом, когда он отдышался после бега и представил, как сейчас выглядит его физиономия, все стало ясно кто бы взял себе в машину человека с растрепанными волосами, раскрасневшимся лицом, покрытым крупными горошинами пота, в одежде, испачканной и разорванной в нескольких местах? Такой вид в первую очередь вызывает подозрения, а во вторую – нежелание связываться с субъектом, у которого и денег-то может не оказаться.

Олег еще минут пять посвятил безуспешному голосованию, пока наконец перед ним не остановилась ухоженная «десятка» с фирменными логотипами и фонарями какого-то местного радио-такси. Водитель, хмурый субъект весом килограммов сто, распахнул дверцу и сразу же потребовал:

– Покажи деньги!

С облегчением Олег сунул руку в карман и вытащил несколько смятых сторублевок. Это водителя убедило.

– Садись, – милосердно кивнул он наголо бритой головой. – Куда ехать будем?

Эрдман по памяти назвал адрес, который назвала Анабель. Таксист кивнул, отъехал от тротуара и занял крайнюю левую. Быстро набрав скорость, он откинулся на подголовник и спросил, будто бы невзначай:

– Стрельбу слыхал?

С равнодушным лицом Олег пожал плечами.

– Сейчас ее где только не услышишь.

Водитель покосился на него, но ничего не сказал, только кивнул.

– Вообще-то район спокойный, – заметил он спустя минуту-другую. – А тут – прямо с цепи сорвались. Омоновцы среди ночи из автоматов бабахают, спать толстосумам мешают… Да, занятно.

Насторожившись, Олег переспросил:

– Омоновцы? Ты что, видел их, что ли?

Таксист, пристально глядя на дорогу, кивнул.

– Я как раз у подъезда стоял возле одной «элитки», – пояснил он как ни в чем не бывало. – Да и парня того видел, которого они загоняли Шустрый был парень. Ушел, наверно.

Он сбавил скорость и притормозил на красный. Рядом с такси остановился милицейский «опель» в сине-белой раскраске. Сидевший за рулем лейтенант скользнул рассеянным взглядом по Олегу, отчего тому захотелось вдруг вжать голову в плечи, и отвернулся.

Эрдман покосился на таксиста. Тот в свою очередь флегматично глянул на милиционера, взял с приборной доски пачку сигарет и закурил.

Сзади просигналил какой-то нетерпеливый джип. Водитель, не выпуская из зубов сигарету, негромко выругался матом и включил первую передачу.

– Не бойся, – проговорил он, трогаясь с места. – Я клиентов не сдаю.

– Утешил, – хмыкнул Олег. – До конца дней буду спать спокойно.

Больше они не произнесли ни слова до самой Тверской.

Дорога заняла почти полчаса.

В начале улицы Эрдман попросил водителя сбавить скорость, и они медленно поехали вдоль сверкающих витрин модных бутиков, огней ресторанов и закусочных, стильных вывесок ночных клубов, у которых толпилась пестро одетая молодежь и стояло как минимум по две дюжины дорогих автомобилей.

Кафе с названием «У Сильвера» втиснулось между авангардистской галереей и итальянским рестораном, хозяином которого, как слышал Олег, был один из молодых российских артистов, заработавший деньги на отечественных сериалах.

Между их пышными и экстравагантными фасадами относительно скромная вывеска с неоновым попугаем и одноногим пиратом была практически незаметна, поэтому, не вглядывайся Эрдман с особой тщательностью, они непременно пропустили бы распахнутую дверь, в темном зеве которой мерцали какие-то огоньки и звучала музыка – какое-то латино, вполне уместное во флибустьерском заведении.

Таксист остановил машину точно напротив вывески.

– Спасибо, – рассчитываясь, поблагодарил Олег Уже открыв дверь, он на мгновение задержался.

– Слушай, – Эрдман повернулся к водителю – А ты не мог бы меня подождать? Это недолго.., минут десять.

Таксист кивнул.

– О'кей Олег захлопнул дверцу и окунулся в шумный прибой ночной жизни. Впрочем, грохот клубной музыки и огни рекламы через какой-то десяток шагов остались у него за спиной, а сам он очутился в гостях «У Сильвера», в уютном помещении, интерьер которого был очень удачно стилизован под каюту пиратского галеона. Его бесспорным украшением были попугаи, и в другой раз Эрдман, вне всякого сомнения, посвятил бы достаточно времени разглядыванию живых радуг, часть которых суматошно носилась под потолком, а часть – пребывала в неподвижности, вцепившись в металлические кольца разных размеров, висевшие под самым потолком, над барной стойкой, да и вообще – повсюду.

Но сейчас ему было не до экзотических красот, поскольку загадочная подруга Еремы, девушка с экзотическим именем Анабель, назначила ему встречу именно здесь Олег подошел к стойке и взгромоздился на одну из бочек, в которых когда-то, вполне возможно, плескался настоящий гавайский ром. Теперь они использовались вместо стульев, создавая экзотический колорит. Чтобы не бросаться в глаза, Эрдман заказал мексиканское пиво похолоднее и принялся украдкой осматривать небольшой зал, сплошь уставленный грубосколоченной мебелью, большими плетеными корзинами и бутылями всевозможных размеров из мутно-зеленого, покрытого пылью стекла. На небольшом подиуме был установлен самый настоящий корабельный штурвал, обнесенный невысоким ограждением. Там находился VIP-столик на четверых, за которым сидели и вели неспешный разговор солидные дядьки в костюмах и с «ролексами» на волосатых запястьях, менее всего походившие на развязных завсегдатаев пиратского клуба.

Остальные места были заняты в основном молодежью, компаниями по четыре-семь человек. В двух гамаках, подвешенных перед стойкой, раскачивались парочки с разноцветными коктейлями в руках и время от времени целовались взасос. Большой фиолетовый попугай то и дело хрипло выкрикивал: «Пиастры!».

Еще здесь имелось стрип-шоу. В тот момент, когда Олег вошел в заведение, на небольшом пятачке под энергичную латинскую музыку постепенно разоблачалась рыжая девушка невысокого роста, но отличного телосложения. Определенно, местечко «У Сильвера» было не лишено своего шарма, даже роль шеста здесь выполняла корабельная мачта, конструкция которой предоставляла гораздо больше возможностей для маневров.

Понаблюдав немного за рыженькой, Олег глянул на часы: до условленного времени оставалось еще пять минут. Устало вздохнув, он отхлебнул пиво из глиняной кружки и принялся ждать, с надеждой поглядывая на дверь.

Девушки все не было. Эрдман начал нервничать: неужели все зря, и он, рисковавший жизнью под пулями ОМОНа, уйдет из этого бара ни с чем?

Рыженькая закончила танец, во время финального па сорвав под восторженные возгласы зрителей последний предмет одежды – кружевные трусики из полупрозрачного материала. Она встала на четвереньки задом к публике и, широко раздвигая ноги, прогнулась, словно кошка.

На мгновение все замерло. Потом аудитория взорвалась аплодисментами. Девушка обернулась через плечо, послала томный воздушный поцелуй посетителям, поднялась на ноги и, покачивая бедрами, ушла в темноту позади пятачка, на котором проходило ее выступление.

Олег отставил пиво, чтобы похлопать вместе со всеми.

И вздрогнул от неожиданности, когда над самым его ухом бармен в микрофон объявил:

– А сейчас встречайте любимицу публики – Анабель!

Он не поверил своим ушам и даже оглянулся на бармена: не послышалось ли ему? Мускулистый парень в каких-то псевдоисторических лохмотьях и с красным платком на голове вопросительно посмотрел на него одним глазом – второй был прикрыт стильной черной повязкой, – и Олег поспешил отвернуться.

У мачты появилась Анабель.

Эрдман, стараясь сохранять спокойствие, взял со стойки свое пиво и сделал несколько глотков подряд.

Она оказалась мулаткой. Жгучей брюнеткой с волосами, извивающимися, словно змеи, высокой и стройной, без единого грамма лишнего жира. У нее был плоский мускулистый живот, тонкие сильные руки, небольшая грудь и в меру полные бедра.

Да, Ерема, вкус у тебя оказался что надо, невольно подумал Эрдман. А главное, никто даже и не догадывался…

Анабель непринужденно оперлась плечом о мачту и под расслабляющие вступительные аккорды обвела зал скучающим взглядом. На мгновение ее глаза задержались на Олеге, и тот поспешил коснуться переносицы условленным жестом, о котором они успели договориться в чате А потом грянула музыка, и стройное тело, на смуглой коже которого сверкал белый купальник, начало извиваться вокруг мачты, принимая позы одна другой соблазнительней.

Механически глотая пиво, Олег погрузился в созерцание выступления Анабель, совсем позабыв о том, что на улице его дожидается водитель такси.

Под рукоплескания собравшихся девушка сбросила топ и сошла в зал. Она двигалась среди столов, то сладострастно изгибаясь, то переходя на чисто рок-н-ролльные па.

Видя, как ее бедер, живота и ягодиц касаются руки завсегдатаев, Олег почему-то испытывал жгучую ревность.

Пиво было здесь ни при чем: пенный напиток ничуть не нарушил ясности сознания Эрдмана. Просто эта женщина вызывала желание, сильнейшее желание обладать ею.. единолично.

Как себя чувствовал в такие моменты Ерема, он не мог себе даже представить.

Анабель определенно направлялась к нему, но со стороны это выглядело как случайный выбор. Приблизившись практически вплотную, она начала танцевать специально для него, широко разводя и сводя бедра, приседая и резко выпрямляясь, взмахивая головой так, что волосы черными змеями взлетали вверх и, падая, рассыпались по смуглым плечам А потом она подступила к нему, обняла и прижалась всем телом. Совершенно естественно он положил руки на ее горячие бедра и почувствовал, что не может совладать со своей плотью.

– Когда я закончу, попросишь бармена провести тебя в мою гримерку, – с небольшим акцентом прошептала девушка, извиваясь в его руках. – Он все сделает, не волнуйся, я предупредила.

И, рассмеявшись, она оставила Олега, чтобы перейти к следующему счастливчику.

Все были увлечены ее зажигательным танцем, и никто не обратил внимания на то, как четверо посетителей, сидевших за VIP-столиком, собрались и ушли. Впрочем, к выходу направились трое; четвертый же скрылся за дверью с латинскими буквами WC.

Не заметил этого и Эрдман, следивший за Анабель во все глаза.

Она протанцевала через зал обратно на пятачок и, прильнув к мачте так, что тыл оказался выставлен на обозрение посетителей, избавилась от второй – и последней – детали купальника.

На несколько вязких мгновений она застыла, опираясь на отполированную поверхность мачты, а затем резко встряхнула задом – и исчезла в темноте за сценой.

Олег допил пиво и повернулся к бармену.

– Послушай, флибустьер, – начал он, – ты можешь провести меня к Анабель?

«Флибустьер» с подозрением посмотрел на него, но тут же смягчил взгляд и утвердительно кивнул.

– Сейчас, только объявлю следующую.

Он взял микрофон и предложил посетителям поприветствовать «китаянку Ли». Затем кивком головы указал Олегу на дверь по другую сторону стойки и сам тут же скрылся за ней, тем самым молча приглашая последовать за собой.

Эрдман, оглянувшись на зал, увлеченный новой стриптизершей, открыл дверь и шагнул через порог.

Он очутился в неярко освещенном коридорчике, по одну сторону которого находилось царство поваров: из полуоткрытых дверей сочились запахи всевозможных яств, приготовленных, вполне возможно, по самым настоящим пиратским рецептам.

Слева было еще три двери. На одной – табличка с надписью «Директор», на другой – «Винный погреб», а третья была никак не обозначена. В нее и вошел Олег следом за барменом, в ухе которого тускло поблескивала крупная золотая серьга, а на поясе, как оказалось, болтался музейного вида широкий изогнутый клинок в ножнах.

Интересно, есть ли у них разрешение на ношение холодного оружия, подумал Эрдман. Впрочем, вполне может быть, что клинок не заточен или, что еще надежнее, вовсе не вынимается из ножен За этой дверью оказался еще один маленький коридорчик. В конце его – еще одна дверь.

Бармен махнул рукой в ее сторону, показывая Олегу: тебе туда. Эрдман выжидательно посмотрел на него, но парень, ничуть не смутившись, ответил ему таким же взглядом.

– Не понял? – нахмурясь, спросил Олег.

– А за услуги? – хитро усмехаясь, вопросом на вопрос ответил «пират».

Хлопнув себя по лбу, Эрдман вытащил из кармана несколько бумажек и положил их в протянутую ладонь бармена. Тот кивнул и тут же скрылся за дверью, через которую они вошли.

Оставшись один, Олег почему-то оробел. Такое с ним случалось впервые. Он нетвердыми шагами приблизился к двери, слушая, как шумит в его висках кровь.

Превозмогая одолевшую его растерянность, Эрдман решительно поднял руку и коротко, но сильно постучал Ответа не было.

Он постучал еще раз – тишина. Тогда Олег, подчиняясь велению интуиции, вытащил из поясной сумочки свой небольшой игольный пистолет, спрятал оружие за спину, повернул ручку двери и толкнул ее от себя Комнатка, в которой он оказался, была обставлена небогато. У стены – зеркало в полный рост, перед ним – тумба, уставленная косметикой, и глубокое кресло с высокой спинкой, в котором…

С порога он видел только безвольно свесившуюся через подлокотник смуглую руку. И мускулистые икры. И дымящуюся на паркетном полу тонкую дамскую сигарету, выпавшую из ослабевших пальцев.

Олег бросился к креслу, позабыв закрыть дверь.

Анабель полулежала в кресле, а во лбу у нее темнело аккуратное отверстие, из которого вытекло совсем немного крови. Впрочем, тонкая струйка уже успела проложить себе путь вниз по ее переносице, и на кончике носа повисла некрасивая капля. На лице убитой застыло выражение какой-то умиротворенности.

Прекрасно понимая, что станет главным подозреваемым, если в этот момент его застанут рядом с мертвой стриптизершей, Эрдман быстро огляделся по сторонам в поисках выхода.

Как ни странно, но распахнутое настежь окно он заметил только сейчас. В том, что именно этим путем и скрылся настоящий убийца, у него не было никаких сомнений.

Оставалось только последовать за ним. К тому же в коридорчике за дверью, как назло, уже слышались чьи-то голоса. Приметив рядом с тумбой, на которой была расставлена косметика, сумочку Анабель из черной лакированной кожи, Олег схватил ее и с разбегу сиганул в окно.

Он надеялся, что убийца не успел выпотрошить ее личные вещи и, может быть…

Впрочем, надежда эта была ничтожно мала. Судя по стилю, здесь поработал профессионал.

Все эти мысли пронеслись у него в голове со скоростью курьерского поезда, а тело в это время действовало само по себе. Выпрыгнув из окна в темноту, он приземлился на кучу строительного мусора во внутреннем дворе бара и едва не потерял равновесие, когда его нога угодила в груду битого кирпича. Сделав несколько путающихся шагов по инерции, он все-таки упал – в этом был виноват кусок рельсы, неизвестно как здесь оказавшийся. Пытаясь смягчить падение, Олег отшвырнул сумочку в сторону и выставил перед собой левую руку. Ощущение было такое, будто он попробовал опереться о крупную наждачную бумагу; как оказалось, земля под его ногами была усыпана то ли щебнем, то ли еще каким каменным крошевом. А когда он сделал попытку подняться, на его затылок обрушился сильнейший удар, тут же погасивший сознание. Перед глазами Эрдмана в один миг разверзлась черная пустота, и он плашмя рухнул на землю…

* * *

Лежать было мягко. Пахло хорошо выделанной кожей – такой, которой обычно обтягивают дорогую европейскую мебель. Темнота казалась почти осязаемой. В затылке пульсировала боль. Казалось, что в основание черепа вбили раскаленный гвоздь.

Потом сквозь эту боль проникли звуки шагов. Олег внутренне напрягся, но не сделал ни одного движения, которое могло бы выдать его состояние. Даже в том случае, если его визитер пользовался прибором ночного видения, он не смог бы заподозрить, что лежащий на диване человек пришел в себя и не спит.

Впрочем, неизвестный не крался в темноте, а был явно хорошо знаком с этой комнатой и расположением мебели в ней. Шаги были громкими и уверенными – он шел не скрываясь.

Щелкнул выключатель, и загорелась лампа. Веки Олега дрогнули, когда по ним ударил электрический свет.

– Не нужно притворяться спящим, майор, – раздался у его изголовья чей-то знакомый, полный усталости голос. – Я знаю, что вы проснулись. Давайте-ка лучше поговорим.

Олег открыл глаза, но вынужден был тут же зажмуриться. Лампа – большой матовый шар, усыпанный золотистыми блестками, – стояла на низком столике всего в метре от дивана, на котором он лежал, и светила так ярко, что по глазам, казалось, полоснули бритвенным лезвием.

Он дождался, пока погаснут разноцветные неоновые круги с внутренней стороны век, и сделал еще одну попытку осмотреться, Обстановка вокруг напоминала офис: дорогая кожаная мебель, компьютеры, абстрактные картины на стенах, большой телевизор в нише противоположной стены. За то время, которое понадобилось Олегу, чтобы привыкнуть к яркому свету лампы, незнакомец уселся в кресло напротив с чашкой кофе в руке и теперь выжидательно смотрел на Эрдмана.

Стоило тому пошевелиться, как гвоздь в затылке сразу же напомнил о себе. Морщась от боли, Олег оторвал-таки свою чугунную голову от подушки, которую под нее заботливо подложили, и сел так, чтобы видеть своего визави.

А увидев, с трудом сдержал возглас изумления.

– Не ожидали? – усмехнулся Анатолий Грехов, заместитель руководителя отдела «ноль». – Мы, честно говоря, тоже.

Эрдман вопросительно приподнял бровь.

– Знай мы, майор, что вы занимаетесь исчезновением Еремы.., неофициально, никто и не подумал бы создавать вам столько неприятностей, – пояснил свою фразу Грехов. – Но мы получили приказ организовать круглосуточное наблюдение за его квартирой и задержать любого, кто попытается в нее проникнуть или хотя бы за ручку подергает. Так что в случившемся можете с полным правом винить собственного брата.

С этими словами он отхлебнул кофе и поставил чашку на столик.

– Заварить вам?

Олег хотел было отрицательно мотнуть головой, но вовремя вспомнил про «гвоздь». Поэтому односложно ответил:

– Нет.

– Как хотите, – Грехов пожал плечами. – В общем-то, Олег, мы в некотором роде ваши должники. Если бы не вы, девушка так и осталась бы вне нашего поля зрения…

– И была сейчас жива! – не сдержавшись, оборвал его Эрдман. – Будь моя воля, я бы весь ваш отдел к стенке поставил за такие методы.

– И своего брата? – совершенно спокойно спросил Грехов.

На это Олег ничего не ответил.

– Наши методы вас не касаются, – с толикой надменно, ста произнес его собеседник, снова отпив кофе. – Не вам их.., корректировать. Я, знаете ли, счастлив, что мы не подчиняемся Конторе напрямую. Мне страшно даже представить, какую бюрократию вы развели бы вокруг обыкновенного прослушивания. О запросе на ликвидацию и не говорю…

– Оставим эту тему, – прервал его Эрдман. – Что вы у нее нашли?

Грехов ответил не сразу. Несколько минут он вертел в пальцах пустую чашку, разглядывая ее с нахмуренным лицом.

– Вот об этом я и хотел с вами поговорить, майор, – наконец произнес он. – Но сначала предлагаю посмотреть интересное кино.

Поднявшись с кресла, Грехов подошел к телевизору, к которому был подключен VHS-DVD проигрыватель, и вынул из кармана пиджака прозрачную пластиковую коробку с компакт-диском.

Положив диск на лоток проигрывателя, он взял с телевизора пульт дистанционного управления, вернулся к креслу и развернул его в сторону экрана.

– Кстати, майор, вы совершенно зря прихватили ее сумочку, – между делом сообщил Грехов. – В ней уже ничего не было. Наш человек забрал диск.

– Как вы узнали, что я встречусь с ней в «Сильвере»? – спросил Олег, пропустив полное замаскированной издевки замечание собеседника мимо ушей.

– Мы нашпиговали всю технику в его квартире кое-какой аппаратурой, – отозвался Грехов, нажимая play. – В первую очередь – компьютер. Стоило вам запустить его и выйти в Интернет, как весь график начал дублироваться на другую машину. Все просто. А у него система была настроена так, что при запуске автоматически входила в контакт с компьютером этой девушки. И та, если была дома, могла сразу же это заметить и ответить ему.

– Я так и думал, – кивнул Олег. – Интересно, что было бы, реши я воспользоваться пылесосом?

– Наша аппаратура зафиксировала бы эту попытку, тем самым предупредив, что в квартире кто-то находится, – совершенно серьезно ответил Грехов. – Но вы лучше на экран сейчас смотрите, а то самое интересное пропустите.

Эрдман последовал его совету…

* * *

Они долго сидели молча. На лице у Олега застыла горечь, будто он потерял одного из ближайших родственников.

Или всех сразу.

Собственно, так оно и было.

Похожее чувство он уже пережил однажды, когда врачи сообщили, что у отца рак крови.

Грехов, похоже, тоже не очень радовался. Хотя на его месте… Попади этот видеодиск к кадровикам из президентской администрации, и должность руководителя отдела ему обеспечена.

– Я знаю, о чем ты думаешь, – неожиданно переходя на «ты», первым нарушил установившееся молчание Анатолий. – Если бы я метил на место Марка, к чему мне было показывать тебе этот диск? Ты ведь прекрасно знаешь – в таких вопросах те, что на самом верху, твоим мнением все равно не поинтересуются. Даже отцовское влияние тут не поможет.

Эрдман, поразмыслив, кивнул. Как ни тяжело ему было это признавать.

– Тогда зачем ты мне его показал? – спросил он. – Посоветоваться захотелось?

Перед тем как ответить, его собеседник вытащил из внутреннего кармана пиджака сигарету, прикурил и подвинул к краю столика изящную пепельницу из матового металла, по краям которой были выгравированы иероглифы.

– Мы с Марком друзья, – произнес Грехов, выдохнув синий дым «Галуаза». – И сейчас мне очень тяжело решить, что будет правильнее – отослать этот материал в высокие кабинеты или просто взять да уничтожить диск.

Он устало прикрыл глаза.

– Дай-ка и мне сигарету, – попросил Эрдман.

Прикурив от зажигалки Грехова и затянувшись, он медленно проговорил:

– Значит, посоветоваться решил… Дескать, как я с этим диском по долгу своей службы поступлю, так тому и быть.

А поскольку я Гранд-Стукач, – он поморщился, словно от зубной боли, – то и родство меня не остановит. Сдам сводного брата – и совесть твоя, Толик, будет свободна от нежелательного груза ответственности. Так или нет?

Грехов вдавил окурок в пепельницу. Встал с кресла, подошел к столу, изогнутому в форме подковы.

– Выпьешь? – спросил каким-то незнакомым, хриплым голосом. – Тут виски есть. По-моему, «Бейлис».

Судя по всему, он не собирался отвечать на вопрос Эрдмана. И это молчание было красноречивее любого ответа.

Посмотрев на дымящуюся в пальцах сигарету, Олег утвердительно кивнул. При этом гвоздь в затылке, о котором он неосмотрительно позабыл, словно кто-то дернул клещами, и в глазах сразу же расплылись черные круги.

– Негуманно по голове бить, – сквозь зубы процедил он, борясь с подступившей вдруг тошнотой. – Ас тыла – и вовсе не по-джентельменски.

– Может, еще паспорт надо было спросить? – хмуро бросил Грехов, доставая из ящика стола плоскую бутылку и стаканы.

Одним движением свернув пробку, он плеснул в каждый из них на два пальца янтарной жидкости и один протянул Олегу.

– Держи. За твое здоровье. Чтобы головная боль отпустила.

Эрдман выпил, снова затянулся.

– Где это было? – спросил он отстраненным, совершенно безжизненным голосом. – Уже выяснили?

Грехов хмыкнул.

– А тут и выяснять нечего, – он встряхнул свой стакан, полюбовался на игру световых бликов в опалесцирующей жидкости. – Клуб «Титаник» на Тверской. Оч-чень дорогой притон, который мы организовали для богатых и влиятельных любителей клубнички. Преимущественно – подгнившей.

– Не понял… – удивленно протянул Олег. – Кто это – «мы»? И что значит – подгнившей?

Он пристально посмотрел на Анатолия, но тот нисколько не смутился.

– То и значит. В смысле – извращения всякие, вплоть до полного непотребства. У нас же это модно сейчас, – Грехов поморщился. – Бабе не в ту дырку засадить – уже банально.

А вот соски с грудей срезать, например, – это куда как приятнее. Тьфу!

Одним глотком допив остававшееся в стакане виски, он коротко выдохнул и достал еще одну сигарету.

– Так как насчет «мы»? – напомнил ему Олег.

– А что ты хочешь узнать? – в свою очередь спросил Грехов. – Это, между прочим, секретная информация.

Эрдман пожал плечами.

– Груздем ты уже назвался, Толя. Не вижу смысла темнить. Если хочешь моими руками убрать Марка, то можешь считать свою откровенность авансом…

– Ничего я не хочу, понял! – резко повернулся к нему Грехов. – Я все равно отправил бы этот диск тебе, не волнуйся. Анонимно или еще как – не знаю. Но сразу наверх – ни за что, это тебе ясно? Я отлично понимаю, каким было бы решение…

Олег с преувеличенным спокойствием сделал последнюю затяжку, потушил сигарету и устало прикрыл глаза. В желудке стало тепло, начинало клонить в сон.

– Я слушаю, – негромко произнес он.

Грехов плеснул себе еще виски. Уткнулся взглядом в стакан и стоял так минуты полторы. Потом уселся на широкий подлокотник кожаного кресла и, не поморщившись, сделал большой глоток алкоголя.

– Кто разработал операцию, я тебе не скажу, – произнес он наконец. – А вот название Марк придумал сам – «Иглоукалывание». Понимаешь, это был своего рода эксперимент по разработке новых технологий влияния. Помнишь случай с генпрокурором, которого в бане с голыми тетками засняли?

Так это еще цветочки. Мы решили шантаж поставить на конвейер. Сыграть для этого на одной из самых распространенных человеческих слабостей – похоти. На первом этапе мы просто дергали за ниточки, – Грехов усмехнулся и покачал головой. – Одному подкинули идею, другому – выдали кредит… Все через посредников, разумеется. Был построен элитный клуб с очень дорогим входом…

Глава 4

– Они приходили сюда, чтобы убить меня, – прошептала Люся, почему-то избегая встречаться взглядом с Панкратом.

Она лежала на больничной койке, до подбородка натянув легкое одеяльце, и, чуть повернув голову на белоснежной подушке, смотрела в окно, где колыхались ветви отцветшей сирени. По раме, выкрашенной в голубой цвет, полз крошечный черный жучок, которому было абсолютно все равно, кто и кого хотел убить прошлой ночью.

Панкрат не стал разубеждать девушку: это было бы глупо. Факт очевидный и бесспорный: их не оставят в покое.

Марк или кто еще – неважно.

Он сидел молча, уперевшись локтями в бедра и положив подбородок на ладони. В отдельной палате, куда поместили Люсю после полного переливания крови, было светло, свежо и просторно. Но после вчерашнего находиться в ней стало как-то неуютно.

– Доктор не говорил, когда тебе можно будет вставать? – Панкрат задал этот вопрос скорее для поддержания разговора, поскольку сам полчаса назад побеседовал очень подробно с врачом, который наблюдал Люсю. – Нам надо побыстрее отсюда уехать.

Уголки ее губ приподнялись.

– Вчера я очень даже неплохо встала и пробежалась, – четко произнесла она, подчеркивая каждое слово. – Если помнишь, конечно.

Панкрат поморщился.

– К чему этот сарказм? – в его голосе прорвалось неподдельное раздражение.

– А к тому, – она резко повернула голову в его сторону. – Прекрати считать меня молоденькой дурой. Если надо ехать – так и скажи, что надо. Я соберусь и поеду, понятно?

Потому что тоже хочу жить. Переливание крови – не такая уж и сложная штука, после него на месяц в реанимацию не загоняют.

Он вскинул руки в шутливом ужасе. Правда, без улыбки.

– Понял-понял. Только дурой тебя никто не считает.

Просто, – Панкрат замялся, подыскивая нужное слово, – у меня никогда не было опыта общения с.., детьми. Не доводилось, понимаешь?

Люся вздохнула.

– Я только что сказала тебе, что я – уже не ребенок, – она поджала губы. – Ладно, толку все равно не получится.

Давай лучше решим, когда ехать. Вещи соберем…

– Собирать нам особо нечего, – усмехнулся Панкрат. – Так что можем хоть сейчас.

– Сейчас нельзя, – прозвучало у него за спиной. – Следователь из города звонил. Пообещал приехать.

Басовитый голос, произнесший эти слова, принадлежал настоятелю монастыря, семидесятилетнему старцу Аврамию.

Панкрат, даже не услышавший, как тот вошел в палату, почти что подпрыгнул от неожиданности.

– Вам бы, святой отец, охрану снимать… – пробормотал он.

С момента появления в монастыре Панкрат видел настоятеля лишь однажды, да и то с расстояния в добрую сотню метров. Встав как-то раз рано утром, чтобы пробежаться босиком по еще не просохшей росе, он сделал несколько кругов вдоль ограды с внутренней стороны и краем глаза приметил сухонького старичка в старорусских портах, который, фыркая, обливался холодной водой, черпая ее полуведерным ковшом из огромной бочки. На впалой груди старика тускло поблескивал в лучах восходящего солнца здоровый наперсный крест, висевший на цепи толщиною в полпальца. Почувствовав чужой взгляд, старик вскинул голову и сердито посмотрел на Панкрата. Потом властно махнул рукой: уходи.

Алексей, тогда еще не отправившийся исполнять послушание на Валаам, ответил на вопрос друга, что тому довелось видеть самого отца Аврамия. С первого дня настоятельства тот не изменял своему обычаю обливаться ледяной водой на восходе солнца. Зимой, в самые суровые морозы, он чуть подогревал воду, опуская в сорокаведерную бочку, простоявшую ночь, раскаленный камень размером с человеческую голову.

Теперь же Панкрат получил возможность рассмотреть легендарного отца Аврамия с расстояния в несколько шагов.

Обернувшись, он встретился с осуждающим взглядом черных, как антрацит, глаз, прятавшихся под кустистыми бровями, посеребренными сединой. Само лицо настоятеля походило на печеное яблоко и, казалось, состояло из одних морщин, но эти глаза вели отдельную от прочего тела жизнь и могли скорее принадлежать двадцатилетнему юноше. В худом теле старца, который даже в своем парадном одеянии умудрялся выглядеть как жертва Освенцима, жил гулкий бас, доносившийся будто бы из бочки.

– Следователь приедет, – еще раз проговорил настоятель, переводя взгляд с Панкрата на Люсю. – У нас под стеной, в десяти, почитай, шагах от ворот труп местного таксиста обнаружился. А машину его сегодня аж возле МКАД нашли.

Не хотите неприятностей – погодите сбегать-то.

Панкрат тяжело вздохнул: ну вот, опоздали. Священнослужитель, конечно же, уже сообщил работнику милиции о случившемся ночью. Впрочем, поймал он себя на мысли, это не обязательно должен был быть отец Аврамий. Мог и кто-нибудь из врачей заявить.

– А чего нам сбегать? – хмуро произнес он – И так, и сяк – влипли. Сбежишь – в подозреваемые попадешь. Не сбежишь – в свидетелях окажешься. А мне с ней вот, – Панкрат кивнул в сторону Люси, лежавшей молча, как истукан, – ни в те, ни в другие сейчас нельзя.

– Говорил мне Алеша, – словно только сейчас заметив стоявший у стены табурет, отец Аврамий опустился на него и, сложив руки на коленях, устало прикрыл свои пронзительные глаза. – Знаю про беду твою. Верю и ему, и тебе. Потому вы с ней, – он, не открывая глаза, неопределенно кивнул, – и здесь до сих пор. Или ты думаешь, что нынче всякий пришлый человек в монастыре укрыться может?

Панкрат пожал плечами.

– Следователя тебе бояться не стоит, мил человек, – продолжал между тем отец Аврамий. – Он хоть и не из местных, но парень неплохой. Да и верующий к тому же, страх Господень знает. В общем, не волнуйся. Если что, я с ним побеседую.

И, неожиданно открыв глаза, настоятель вперил свой антрацитовый взгляд прямо в Панкрата.

– Выдь-ка на минуту, милый человек, – почти ласково произнес он. – Мне с девицей поговорить надобно. Поди, поди…

Панкрат нахмурился.

– Не по… – начал было он.

Но Люся, подняв тонкую руку, лежавшую поверх одеяла, коснулась его предплечья.

– Пусть. Выйди.

Устыдившись своего порыва, Панкрат почувствовал, что краснеет. И в самом деле, чего плохого можно было ожидать от старика, денно и нощно проводившего время в молитвах?

Он кивнул и, не поднимая глаза на отца Аврамия, вышел из палаты в пустой, пахнущий лекарствами коридор. Нашарил в кармане джинсовой куртки пачку сигарет, вытащил одну и, зажав в зубах, поднес к ней огонек зажигалки. Уже затянувшись, он спохватился, спрятал горящую сигарету в кулак и почти бегом ретировался из здания больницы на свежий воздух.

Там, на крыльце, Панкрат нос к носу столкнулся с Кузьмой.

– А я вас ищу, – близоруко щурясь, сообщил хакер. – Дело в том, что сегодня ночью я подобрал ключ к шифру, которым закодирован файл с данными на вашего Марка. Пятнадцать минут назад я закончил писать алгоритм для дешифратора, и сейчас мы можем пойти и взглянуть на то, что получилось.

Он выпалил все это на одном дыхании, не в силах, сдержать расплывающуюся от уха до уха улыбку. Панкрат с мрачным лицом сделал несколько затяжек и кивнул:

– Пошли, коли не шутишь. Я, честно говоря, и позабыл уже про нашу добычу.

При этих словах лицо Кузьмы обиженно вытянулось.

– Одно дело – захватить к-контроль над уд-д-даленным к-компью-тером и с его п-помощью стибрить файл, – запинаясь, проговорил он. – И с-совсем д-д-ругое дело – рас-сколоть зашиф-фрованный с помощью неиз-з-звестного алгоритма ф-ф-ф…

– Файл, – вместо него закончил Панкрат. – Извини.

Не думал, что ты так обидишься. Просто у нас неприятности.

– Какие? – уже нормальным тоном осведомился хакер. – Что случилось?

Панкрат оценивающе глянул на него, хмыкнул удивленно.

– Ты ночью что делал? – спросил он.

– Я же говорю – с файлом этим возился, – повторил Кузьма. – А что так?

– Люсю пытались убить, – просто сказал Панкрат. – А так – ничего.

Хакер внезапно побледнел.

– Кто? – с неподдельным волнением спросил он.

– Ты еще спроси, сколько ангелов на конце иглы уместится, – криво усмехнулся Панкрат. – Ладно, веди в свой вычислительный центр. По дороге расскажу.

И они бок о бок пошли в направлении келий. Кузьма все время забегал вперед и сыпал вопросами, чаще всего повторяя один: «Ну и как она сейчас?». Панкрат дымил сигаретой и каждый раз повторял: «Нормально».

Только влюбленных мне еще тут не хватало, с раздражением думал он про себя.

Солнце светило в спину, в лицо дул прохладный ветерок, дышалось легко и свободно. В самый раз порыбачить, грибы поискать, просто выехать на природу в хорошей компании…

Однако все это казалось сейчас Панкрату какими-то несбыточными мечтами, ничего общего не имеющими с той жизнью, которую он вел последние несколько недель.

Самое печальное заключалось в том, что он искал, но так и не находил выхода из положения, в котором оказался. Избавиться от человека, преследовавшего их, можно было только одним способом – уничтожив его. Для этого в первую очередь следовало перестать убегать и повернуться к Марку лицом. Вот только куда девать Люсю? Круг замыкался на этом вопросе.

А тут еще этот следователь… Нужно было не слушать врачей, болтавших про какие-то там последние анализы, а собирать вещи и рвать когти отсюда еще до наступления этого утра. Но теперь жалеть о несделанном уже не имело смысла.

От своих невеселых мыслей Панкрат очнулся в келье Кузьмы, представлявшей собой небольшое помещение, в котором умещались только грубая деревянная кровать, стул и странно смотревшийся в окружении этой примитивной мебели стол из стекла и никелированных трубок. Кроме него, о цивилизации напоминала галогеновая лампа на гнущейся ножке.

В углу висела икона, перед которой теплилась лампада.

Кузьма что-то подправил в ней, подлил масла и перекрестился. Панкрат, кашлянув, подвинул табурет и сел у стола, перед включенным ноутбуком, на экране которого был какой-то текст, перемежавшийся причудливыми загогулинами непонятных символов, похожих на буквы всех существующих алфавитов сразу.

– Минуту, – Кузьма досадливо закусил губу. – Надо кое-что подправить.

Он уселся за клавиатуру и некоторое время колдовал над этим текстом, отлаживая алгоритм дешифратора. Панкрат нетерпеливо постукивал по краю табурета костяшками пальцев.

– Готово, – не без гордости произнес наконец хакер. – Можно почитать.

Панкрат резко придвинулся к столу.

«Марк Иосифович Эрдман. Текущий статус: руководитель отдела „ноль“. Послужной список…»

Экран неожиданно расплылся у него перед глазами. Вот кому они перешли дорогу. Оказывается, отдел «ноль» до сих пор существует… Панкрат, не удержавшись, стукнул кулаком по ладони.

Все то, что, как он сам думал, давным-давно осело на самое дно его души и окаменело, вдруг разом взметнулось из глубин памяти к поверхности. Все самое темное из его прошлого, самые черные дни его жизни, потеря друзей, погибавших у него на глазах, удары в спину и яд предательства – все разом воскресло и стремительно пронеслось у него перед глазами, словно при ускоренном просмотре.

* * *

Черная «Волга» с тонированными стеклами остановилась у подъезда типичного сталинского дома, построенного еще по проекту известного в те времена архитектора Руднева. Строили этот дом для генералитета – энкавэдэшного, армейского, генштабовского. Минули годы, но здание ничуть не изменилось и на фоне суперсовременных многоэтажек, окруживших его со всех сторон, смотрелось приземистым угловатым уродцем нездорового серого цвета, чудом сохранившимся куском прошлого. Однако, несмотря на дисгармонию, которую вносил в архитектурный ландшафт этот тяжеловесный монстр, сносить его не торопились. Дом по-прежнему выполнял свое предназначение, и проживали в нем люди, одним движением пальца способные изменить положение дел на чеченском фронте или отправить за решетку сколь угодно высокосидящего думского чиновника.

«Волга» подъехала к первому подъезду и свернула на небольшую стоянку со скромной табличкой: «Только для жильцов дома», выполненной черными буквами на ярко-желтом фоне, чтобы сразу же бросалось в глаза. Открылась передняя дверь со стороны пассажира, и плотный человечек, лысиной и округлым животом напоминавший бильярдный шар, с неожиданной для его комплекции легкостью буквально выпорхнул из машины.

– Приедешь за мной часика через три, – бросил он водителю. – Езжай, голубчик.

Сидевший за рулем парень лет двадцати пяти с военной выправкой и непроницаемым лицом бросил взгляд на часы, кивнул и выехал со стоянки. Негромко урча двигателем, «Волга» проехала по улице в обратную сторону и влилась в крайний из восьми рядов машин, двигавшихся по Садовому кольцу.

«Бильярдный шар», весело насвистывая какой-то мотивчик давно минувшей эпохи, вкатился в подъезд, на ходу расстегивая кремового цвета дорогой плащ. Его черные ботинки были начищены так, что отбрасывали тысячи ярких солнечных бликов. На мизинце правой руки блестело массивное золотое кольцо с темно-зеленым камнем.

Он не был жильцом этого дома, но кивнул охраннику на первом этаже с видом частого гостя. Тот подобострастно поднялся со своего стула и, приветствуя вошедшего, приложил руку к козырьку воображаемой фуражки. Пока за «бильярдным шаром» не закрылись двери лифта, сделанные из матово-серого металла, охранник так и стоял, вытянувшись во фрунт.

Кабина поднялась на пятый этаж. На небольшой лестничной площадке здесь была всего одна дверь – простая, обитая дерматином, с желтым латунным номером «18». Человек подошел к ней и нажал кнопку самого обыкновенного звонка образца доперестроечной эры.

Некоторое время за дверью было тихо. Потом донеслось:

«Сейчас иду, подожди…». Послышались шаги, и по другую ее сторону к глазку приник хозяин.

– Я это, Николай Дмитриевич, – усмехнулся «бильярдный шар».

Сначала звякнула цепочка, а потом щелкнул замок. Улыбка снова появилась на лице гостя, когда он увидел на пороге крепкого еще старичка в полосатом банном халате.

– Извини, профессиональная подозрительность, – с ответной улыбкой произнес хозяин квартиры вместо приветствия. – Ты проходи, Саша, – он посторонился, чтобы пропустить пришельца. – В гостиную иди, налей там себе чего-нибудь. Я сейчас.

Саша, он же Александр Матвеевич Кротов, советник президента России, практически неизвестный ушлой журналистской братии в силу некоторых особенностей своей работы, переступил порог и принялся снимать плащ. Старик снова ушел в ванную комнату, оставив его одного в просторной прихожей, интерьер которой никак не вязался с дешевым дерматином двери.

Стены и потолок были покрыты бежевой краской, а в подсвеченных нишах стояли крошечные нэцкэ – давнее увлечение хозяина, Николая Дмитриевича Горелко, в прошлом – директора ГРУ, а нынче – почетного пенсионера-силовика.

Знающие люди, однако, утверждали, что, даже находясь на почетном отдыхе, старик до сих пор умудряется весьма серьезно влиять на дела и делишки Конторы.

Сняв плащ, Кротов повесил его на зуб металлической вешалки, прикрепленной к стене, а ботинки поставил на сделанную из никелированной металлической проволоки витую подставку. Ступая по мягкому светлому ковру с ворсом толщиной в несколько сантиметров, он прошел в гостиную, обставленную в том же духе: кожаные диван и кресла прямоугольной формы с металлическими ножками, галогеновые светильники, стеклянный бар на вращающейся подставке и экран домашнего кинотеатра на полстены. В углу, рядом с диваном, стоял голландский торшер с регулируемой высотой лампы, по краю матового абажура которой бежала цепочка китайских иероглифов. По обе стороны от плоского экрана, висевшего на стене, возвышались ажурные вазы, кованные из чугуна, а в них – сухие камышовые листья. Дополнял картину небольшой столик из стекла и металла, на котором имелась пепельница из цельного куска горного хрусталя и коробка сигар.

Кротову было известно, что интерьер своей квартиры бывший «грушник» разрабатывал самостоятельно, не обращаясь за помощью к дизайнерской братии, хотя со своими возможностями мог выбрать самых лучших. Тем более удивительным казался результат. Первый раз войдя в эту квартиру, Александр ожидал, что окажется в обществе старых вещей под стать самому дому, поэтому некоторое время не мог прийти в себя и попросту разглядывал окружающую обстановку, позабыв даже о присутствии хозяина.

Сейчас все это по-прежнему казалось ему красивым и стильным, но изумления уже не вызывало. Его визиты к Горелко стали довольно-таки частыми, и советник попросту привык к изысканному интерьеру. Сам старик шутил: «Не хватит пенсии – пойду подрабатывать дизайнером». Кротов вежливо улыбался его словам, прекрасно зная о счете в одном из швейцарских банков, где бывшему шефу ГРУ удалось скопить внушительную сумму, помогавшую с оптимизмом смотреть даже в далекое будущее.

Подойдя к бару, советник достал бутылку виски, скотч и стаканы. Смешал напитки в своей излюбленной пропорции один к трем, добавил лед из мини-холодильника и встал у широкого, почти что во всю стену, окна, из которого открывался вида на запруженное автомобилями кольцо. Глотнув янтарную жидкость, Кротов вытащил из кармана брюк пачку Davidoff, вытряхнул сигарету и прикурил от крошечной зажигалки, встроенной в эксклюзивный «паркер». Тут же сам по себе включился скрытый в нише под потолком кондиционер-ионизатор. В воздухе немедленно запахло перечной мятой – Ты садись, Саша, в ногах правды нет, – услышал он за спиной и обернулся.

Горелко, несмотря на свои шестьдесят пять, выглядел бодро и жизнерадостно. Этакий живчик-пенсионер, о котором никогда не скажешь, что за плечами у него – почти двадцать лет оперативной работы, а половина правого легкого удалена после ранения в грудную клетку пулей со смещенным центром тяжести. Кротов знал, что в одной из комнат этой квартиры у хозяина имеется спортзал, где он ежедневно накручивает пять-десять километров на велотренажере.

Сейчас на старике была белоснежная футболка с маленьким шведским флажком и легкие светлые брюки. На ногах – плюшевые тапочки. Всем своим видом он производил впечатление не советского пенсионера, а вышедшего в отставку чиновника американского госдепартамента.

Николай Дмитриевич взял сигару из коробки на столике, обрезал кончик специальной машинкой и прикурил. Он налил себе виски, не разбавляя, и опустился на диван со стаканом в руке.

Кротов сделал еще один глоток, стряхнул пепел в хрустальный грот и расположился в кресле по левую сторону.

– Как поживаете? – вежливо поинтересовался он у хозяина. – Как здоровье?

– Не жалуюсь, – Горелко затянулся и выдохнул синий дым. – В любом случае, получше, чем у Деда.

При упоминании клички самого известного пенсионера Конторы, давно и безуспешно лечившего рак в клинике для миллионеров на Крите, советник сдержанно усмехнулся.

Все-таки не угас еще огонек соперничества между двумя этими «зубрами», до сих пор державшими в своих пальцах нити, дергая за которые можно было приводить к власти новых президентов.

– А как ты отдохнул в этом Катманду? – в свою очередь полюбопытствовал старик. – Целых две недели, почитай, не было видно.

– В Камбодже, – с едва заметной улыбкой поправил его Кротов. – И не отдыхал, а работал. В поте лица, между прочим. Там как-никак почти сорок в тени было, джунгли… Даже местное население женского пола в силу климатических условий сделалось вялое, будто угри на стекловолокне.

И он махнул рукой, предлагая оставить эту тему.

– Сын Эрдмана недавно слетал навестить отца, – как бы между делом произнес Кротов. – Старший. Слыхали небось?

Старик сверкнул в его сторону не по возрасту живыми глазами.

– Запомни, Саша, – беззлобно проговорил он, рассматривая виски в своем стакане. – Ты мне новостей сообщить не можешь. Это – профессиональное. Я всегда в курсе всего, что происходит в этой стране, и буду на шаг впереди тебя при любом раскладе.

Кротов сощурился, словно от яркого солнца, хотя жалюзи на окне были прикрыты. Он кивнул, отпил немного алкоголя и затянулся. Потом очень хладнокровно спросил:

– Может быть, тогда вы объясните мне, что сейчас происходит в отделе «ноль»? Как-никак это ваше детище, Николай Дмитриевич, и даже я, официальный отец-основатель, всего знать не могу. А порой очень хочется.'..

– Что конкретно тебя интересует? – на лице старика было написано полное безразличие к заданному Кротовым вопросу.

– Поведение младшего Эрдмана. Чем оно обусловлено?

Какие такие подводные течения возникли в организации, которой, между прочим, мы хотели во многом доверить будущее России? Почему на задержание группы хакеров он выезжает лично и, как идиот, лезет под пули? А потом в качестве приоритетной цели ставит перед своим отделом поиск какой-то девчонки, объявляя ее главным свидетелем в деле об исчезновении Еремы? Все это внушает мне некоторые опасения. Ситуация похожа на ту, как если бы скальпель в руках хирурга обрел вдруг собственную жизнь, понимаете?

Горелко многозначительно поднял палец.

– Что касается будущего России – этого ты хотел, Саша. Ты. Я мыслю не так глобально, – он сделал паузу и заполнил ее виски. – А вот в отношении Марка Эрдмана я вынужден признать, что допустил-таки досадную ошибку. Хотя в тот период, когда я подбирал кадры, он показался мне оптимальным кандидатом на пост руководителя отдела… и это несмотря на мою неприязнь к его папаше, о которой ты хорошо знаешь.

Его сигара сгорела уже до половины. Старик положил ее в специальный никелированный держатель, стоявший на полу у дивана, и поднялся – легко, словно юноша. Под взглядом Кротова он подошел к стойке с видеотехникой, вынул из ящика с компактами безымянный видеодиск в прозрачной пластиковой коробке и положил его на лоток проигрывателя.

– Порнушку любишь? – спросил, не оборачиваясь.

Советник поморщился.

– Предпочитаю мясо, – ответил он. – Движущиеся картинки меня не вдохновляют.

– Эта штука тебе понравится, – усмехнулся старик. – Любительское порно, снятое на профессиональном уровне.

Кроме того, главный герой хорошо знаком нам обоим… Ладно, гляди.

Взяв пульт, он включил проигрыватель, и на панели возникло необыкновенно четкое и объемное изображение.

Хмыкнув, Горелко вернулся на диван, к своему виски и сигаре.

Кротов моргнул, не веря своим глазам. Камера, словно прочитав его мысли, показала лицо обнаженного мужчины.

Марк Эрдман, так и есть. И девчонка, прикованная к стене крест-накрест.

Почувствовав, что у него пересохло во рту, советник глотнул еще виски…

Отдел «ноль» действительно напоминал скальпель по своему функциональному предназначению. Кротов загорелся идеей создания подобной структуры, когда узнал о двух предшествовавших попытках. Но те подразделения, которые создавались до него, использовались преимущественно для проведения спецопераций на территории Чечни, во время военных действий. Он же хотел, чтобы под рукой всегда была организация, способная, если нужно, вскрыть политический или социальный нарыв радикальными методами. При этом она должна была одновременно действовать в сугубо нейтральном поле, чтобы не привлекать к себе внимания общественности. Так возник аналитический центр «Восток – Запад», а под его крышей – не только в переносном, но и в прямом смысле этого слова – расположился отдел «ноль». Два десятка лучших профессионалов, которые восприняли близко к сердцу немудрящий лозунг «Долой полумеры!». Подбором кадров занимался сам Горелко, придирчиво изучавший личные дела каждого кандидата.

За несколько месяцев, прошедших с момента его создания (правильнее было бы сказать – возрождения), отдел разработал и выполнил несколько вполне успешных операций. Например, был ликвидирован один из руководителей Ростовской области, прошедший во власть на деньги местной мафии и активно их отрабатывавший. Вместе со своим первым помощником, который «по совместительству» руководил Ростовской преступной группировкой, он погиб во время крушения вертолета, происшедшего будто бы по вине летчика.

На самом деле сотруднику отдела «ноль» удалось внедрить в механизм управления вертолетом микромину, взрыв которой вывел из строя электронное оборудование, обеспечивавшее работу навигационных приборов и топливного насоса.

Произошло это на высоте нескольких сотен метров, над вековым сосновым лесом. Первыми на место падения прибыли не МЧС и не следственные органы, а сотрудники отдела «ноль».

Хоть и внушительной была высота, с которой упала винтокрылая машина, им требовалась стопроцентная уверенность в том, что чуда не произошло.

После этого они же спровоцировали войну за передел рынков сбыта между дилерами нескольких преступных группировок в самой Москве, выбросив на рынок несколько десятков килограммов синтетического наркотика, известного под названием «черного льда». Химическая формула его была заведомо не правильной, и газеты в ту пору много и изощренно, выдвигая самые причудливые версии, писали о странной эпидемии, стремительно выкашивающей ряды столичных наркоманов. В войне, ставшей результатом этой акции, погибло около полутора сотен рядовых торговцев, дюжина бригадиров и даже один авторитет – чеченец по кличке Вах, контролировавший сбыт наркотиков на нескольких рынках и прилегающих к ним территориях, довольно обширных.

Кроме бандитов пострадало и мирное население. В тот момент, когда взорвался «мерседес» Ваха, рядом выгуливала собаку школьница. Здоровенного мастино неаполитано так и не нашли – судя по всему, пес, подбежавший к машине, чтобы справить малую нужду на левое заднее колесо, просто-напросто сгорел в считанные секунды. Останки девочки взрывом отнесло в сквер напротив.

Однако эта операция все же считалась удачной – у отдела были свои показатели объективной полезности.

Одну из своих операций отдел «ноль» выполнил за пределами России. В Грузии его сотрудниками был ликвидирован одиозный политик, имевший немалые шансы на победу на досрочных президентских выборах, к которым медленно, но верно шло дело. Он громче всех агитировал за вступление Грузии в НАТО и разрыв всяких отношений с Россией, а также призывал к ответу российских миротворцев за их якобы «бесчинства» в Абхазии. В одно прекрасное утро машина, на которой ехал кандидат в президенты, упала под откос с, горного серпантина. Высота была небольшой, и люди могли-таки выжить, но при падении взорвался бак и пламя оставило от пассажиров только обуглившиеся трупы, непригодные для идентификации.

А не так давно закончилась длившаяся почти месяц операция «Иглоукалывание», имевшая мало общего со спецификой, которой занимался отдел «ноль». Ее идею подбросил сам Марк Эрдман; она заключалась в том, чтобы управлять политиками без пуль и несчастных случаев, но с помощью тяжеловесного компромата. В общем, если как следует провести профилактику, скальпелем работать не придется.

Марк Эрдман предложил организовать бордель для политического истеблишмента и бизнес-элиты. Причем бордель не простой, а с изюминкой, которой должна была стать сексуальная вседозволенность. Такой компромат мог испортить репутацию серьезно и навсегда. Одно дело, когда вас снимут на видео в бане с голыми тетками; другое – когда запечатлеют в момент забивания гвоздей в ладони тринадцатилетней девочке. Впрочем, в момент искушения человек не задумывается о последствиях. В особенности – когда ему предлагают полную конфиденциальность.

Через подставных лиц сотрудники отдела «ноль» разыскали очень известного в кругах гомосексуалистов бизнесмена по прозвищу Туша. Потом в его окружении появился человек, озвучивший идею борделя для VIP и выразивший желание дать деньги под это предприятие. Через месяц в клубе, который получил претенциозное название «Титаник», появились первые клиенты.

Поначалу к ним действительно пришли настоящие извращенцы. Но всего через несколько недель новая «фишка», о которой шепотом рассказывали друг другу очень влиятельные в стране люди, стала новым веянием моды. Как новое направление в музыке или искусстве, не приобщиться к которому значило заработать себе ярлык ретрограда и скучного человека. Многие, очень многие захотели попробовать. А стоило им сделать первый шаг, как все то черное, что они носили в себе, вырывалось на волю.

Так засветился и Антикоррупционер, поставивший под угрозу безопасность некоторых каналов финансирования находящихся в тени силовых организаций, в том числе и отдела «ноль». С этим думцем, правда, чистой работы не получилось.

Психика, видите ли, у него не выдержала.

А вот некоторые члены правительства и хозяева естественных монополий оказались очень даже сговорчивыми.

И Кротов, поначалу скептически отнесшийся к «Иглоукалыванию», вынужден был признать, что Марк выдвинул просто блестящую идею. В руках отдела – а в общем-то, самого Кротова – оказались ниточки, дергая за которые можно было заставить выделывать какие угодно па даже самых закоснелых консерваторов. Единственными, на кого не удалось завести «компроматное» дело посредством «Титаника», оказались коммунисты, которым посещать бордели не позволяла то ли руководящая «надстройка», то ли вышедший из строя по причине немолодого уже среднего возраста партийцев «базис».

И вот теперь, сидя перед экраном, на котором было видно яснее ясного, что автор операции «Иглоукалывание» сам опустился до уровня животного, советник президента испытывал бурные и сложные чувства.

…Когда изображение остановилось, а потом исчезло, Кротов допил виски одним большим глотком. Поморщился – в пищеводе словно вспыхнул газовый факел.

– Я ответил на твой вопрос? – спросил Горелко. – Думай сам. Девчонка, которую он сейчас ищет под всеми парами, скорее всего она и есть, – старик кивнул в сторону потухшего экрана. – Ерему, как мне думается, сам Эрдман и убил.., тот мог каким-то образом узнать о компромате на Марка, например. Другой причины не вижу: эти ребята были, в общем-то, дружны.

– Знаю, – вздохнул Кротов. – Могу догадаться. Но какого черта понадобилось кому-то лезть в базу данных центра?

По-видимому, о случившемся узнал некто третий. Стоп! – он резко вскинул голову. – А что искали в базе? Могу поспорить – файл…

– Точно, – кивнул Николай Дмитриевич. – Его личное дело. И нашли, между прочим. Очень толковый хакер потрудился. То, что Эрдман тут же рванул туда, где их засекли, означает его глубочайшую заинтересованность в случившемся.

А значит, можно предположить, что он подозревал о существовании некой связи между этим взломом и тем, что на тот момент представляло для него первостепенную важность, – сбежавшей из «Титаника» девчонкой.

Кротов кивнул и смял в пепельнице догоревшую сигарету. Окурок стал третьим по счету, но он машинально закурил новую.

– Все это – предположения, пока их не подтвердит сам Эрдман, – проговорил советник. – С вашего разрешения, Николай Дмитриевич, я плесну себе еще виски.

– Конечно, – тот сделал неопределенный жест рукой. – Угощайся, Саша, тебе после этого фильма нужно нервы успокоить. Я так и вовсе полбутылки опорожнил, когда первый раз его увидел. На такие страсти в моем возрасте глядеть не безвредно.

– Кстати, а как этот диск у вас оказался? – поинтересовался Кротов, смешивая на льду виски и скотч. – Не поделитесь профессиональными секретами?

– Пословица, Саша, есть хорошая: не имей сто рублей, а имей сто друзей, – назидательно проговорил старик. – Вот друзья и передали. Помнишь этого шустрого парня Грехова, заместителя Эрдмана? К нему самому, между прочим, этот диск попал такими путями, что я до конца и не понял. Одно могу сказать наверняка – раздобыл его Олег Эрдман.

– Олег? – советник резко обернулся к Горелко. – Тогда ясно, за каким чертом он поперся к своему старику… Пожаловаться решил на сводного братца, а заодно и разрешения испросить на выполнение своего служебного долга.

– Очень даже может быть, – кивнул Николай Дмитриевич. – Насколько мне известно, отдел внутренних расследований сегодня отрабатывает задержание Марка Эрдмана.

– Вот как? – Кротов приподнял бровь, что у него являлось признаком крайнего изумления. – Отстал я от жизни.

– Меньше надо по Камбоджам шляться, – усмехнулся старик. – И по камбоджийкам.

– Я там, между прочим, российский бюджет пополнял.

Думаете, легко продавать наши «миги» со свалки настоящему королю? – отмахнулся советник. – Но вернемся к нашему барану… Что же будет с Эрдманом, когда его задержит старший братец? На отделе можно ставить крест?

Горелкин помрачнел лицом.

– На отделе нужно ставить крест, Саша, – жестко произнес он. – Наши ребята выполнили программу на двести процентов и вполне могут уходить на заслуженный отдых. Срыв Марка – или же его психическая болезнь, которую он умудрялся тщательно скрывать, – это сигнал для нас. Тревожный сигнал. Я думаю, что пора сворачиваться. Сажай их всех в самолет и отправляй в наш байкальский санаторий. А там.., я думаю, в воздухе что-нибудь случится. Ты все не хуже меня понимаешь.

Разгоряченный алкоголем, Кротов на мгновение ощутил себя так, будто на него вылили ушат ледяной воды. Его всегда поражала та легкость, с которой профессиональный чекист предлагал свои немудрящие решения кадровых вопросов.

Николай Дмитриевич заметил тень, которая легла на его лицо, и уже более мягко произнес:

– Саша, ты прекрасно знал, что случилось с двумя отделами «ноль», существовавшими до этого. И ты знал, что нам придется делать то же самое. Момент наступил. До этого наши ребята были отличной смазкой в шестернях сложного государственного механизма, а теперь они могут стать горстью песка, которая выведет его из строя. Не насовсем, но кое-что подпортит.

Кротов усмехнулся одним уголком рта. Вышло криво и неуверенно.

– Очень поэтические у вас аналогии, – пробормотал он. – Не ожидал. Вы, часом, стихи не пишете?

– Аналогии у меня избитые, Саша, – ответил, вставая, Горелко. – И поэзией здесь не пахнет. А легкость, с которой я все это говорю, – характерный отпечаток нашей профессии.

Ты политик, привык вокруг да около, через третьих лиц… А я людей на смерть посылал, как в магазин за хлебом. Но думаем мы с тобой об одном и том же – о государстве.

И он махнул рукой – дескать, нечего об этом.

Кротов же воспринял его жест как приглашение к окончанию разговора и достал мобильник, чтобы позвонить своему водителю.

* * *

Марк отправился поужинать в ресторан «Тройка» на Пироговском водохранилище, в бухте Радости. Отправился на новенькой БМВ, как две капли воды похожей на ту, которую он разбил, преследуя Панкрата Суворина и его сообщников.

Даже оттенок кожаной обивки салона удалось подобрать точно такой же – расстарался местный дилер немецкого концерна, которому Марк некогда помог избежать тюрьмы, грозившей жадному бизнесмену за неуплату налогов в особо крупных размерах. Речь тогда шла о сумме в несколько миллионов американских долларов.

С бокалом вина в руке Эрдман сидел на втором этаже внушительных размеров трехэтажного сруба. Здесь размещалась так называемая клубная часть – небольшой, но уютный ресторанчик, каминная и бильярд. На первом этаже была самая настоящая конюшня на двенадцать лошадей, две из которых принадлежали хозяину этого заведения, а остальные – местному конезаводу, расположенному поблизости. На них могли кататься гости, подолгу останавливавшиеся на третьем этаже, – там находились номера, которые можно было снять сразу на несколько лет и обставить по собственному вкусу. Предназначалась эта услуга для бизнесменов, которым некогда было заниматься строительством загородного дома, а выходные все равно хотелось провести в деревне.

В камине потрескивали толстенные сосновые поленья, истекающие вязкой, почти прозрачной смолой, пузырившейся в огне с громким сердитым шипением. С расстояния в несколько метров Марк практически не чувствовал жара, но получал огромное удовольствие от созерцания живого огня, пожиравшего сочную древесину.

Он закурил сигарету, отставил на две трети пустой бокал бургундского и положил голову на мягкий подголовник глубокого кожаного кресла. Глаза закрылись сами собой: все-таки после вчерашней ночи он еще не совсем пришел в себя.

Да и кто смог бы так быстро восстановиться?

…До самой МКАД он гнал машину с бешеной скоростью.

Так приказал Волков, всю дорогу державший его на мушке.

Стоило стрелке спидометра хоть чуть-чуть качнуться влево от метки «140 км/ч», и тут же следовал жесткий тычок стволом «Калашникова» в подреберье. Ничего не поделаешь – Марк вынужден был немедленно дожимать педаль газа, опять набирая требуемую скорость.

Да, этот парень оказался чертовски хитер. Явно не бык какой-то, не пушечное мясо из братковской бригады, а с хорошей школой за плечами. При такой скорости, само собой, все внимание Марку приходилось уделять только дороге. Если бы он, как и задумывал, попробовал на ходу избавиться от своего спутника, этот автомобиль скорее всего стал бы гробом для них обоих.

Волков позволил ему перейти на пониженную передачу только в районе новостроек. Когда сквозь густой сумрак начали проступать размытые контуры многоэтажек, он приказал Эрдману свернуть с главной дороги на грунтовую, полотно которой было беспощадно вспахано протекторами большегрузных автомобилей, траками бульдозеров и тягачей. «Жигули» тут же заскребли дном по грунту и через несколько метров окончательно сели в этом разрыхленном слое. Марк попробовал дать задний ход, но тщетно. Мотор взревел, гравий полетел из-под колес, машина осталась на месте.

Впрочем, Волкова это ничуть не огорчило. Было похоже на то, что он так все и задумывал.

– Вылезай, – скомандовал Волков, по-прежнему не отводя ствол автомата от лица Марка, – И топай. Куда хочешь, но только не в одну сторону со мной.

– Пистолет отдашь? – для проформы спросил Эрдман.

– Ага, – усмехнулся Волков. – И автомат тоже. Только застрелюсь сначала… Давай вылезай быстрее!

Вздохнув, Марк открыл дверь и ступил ногой в мягкий грунт. Ботинок тут же ушел в землю по щиколотку.

Он напрягся, ожидая выстрела в спину. Даже замер на мгновение, будто парализованный.

– Не сегодня, – услышал Эрдман усталый голос. – Топай, так уж и быть. Я тебе все-таки обещал.

При этих словах Марк недоуменно пожал плечами. Про себя, поскольку такой жест, хотя и плохо видимый в темноте, мог все-таки навлечь на него неприятности в виде пули калибра 7,62. Испытывать благородство вооруженного человека не стоило, и Эрдман, с усилием вытаскивая ноги из рыхлой земли, зашагал прочь от машины, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не обернуться.

Не обернулся…

Звонок телефона прервал цепь ничуть не утративших своей свежести воспоминаний. Марк сунул руку во внутренний карман легкого пиджака и вынул мобильник. Поднес его к уху и коротко бросил:

– Слушаю.

– Марк, мне придется задержаться, – произнес голос Толика Грехова. – У нас тут высокие гости.., а я, кстати, за тебя отдуваюсь.

– Насколько высокие, Толя? – поинтересовался Марк.

– Выше не бывает, – загадочно ответил тот.

Эрдман беззвучно усмехнулся.

– Господь Бог с инспекцией архангелов? – предположил он.

– Хуже, – поддержал шутку Грехов. – Советник из Катманду вернулся. Преподает нам начальственную Камасутру. Проще говоря, ставит раком и имеет.

Марк хмыкнул.

– Ценю твой тонкий юмор, Толя, – ответил он. – Добро, я тебя подожду. Здесь, в «Тройке», как и договорились.

Ты уж давай не плошай там.

– See you, – попрощался Грехов, любивший при случае ввернуть английское словечко.

Отключив телефон, Эрдман вытряхнул из пачки «Галуаза» еще одну сигарету. Прикурил. Плеснул в бокал бургундского из пыльной, с потеками сургуча и полустершейся этикеткой пузатой бутылки.

Он договорился встретиться с Греховым, чтобы обсудить то, что случилось за время его недолгого – на протяжении всего одной ночи – отсутствия в Москве. Стоило ему уехать из города, как тут же кого-то угораздило забраться в квартиру Еремы… Кому и что было там нужно, Толик не сказал, когда Марк позвонил ему сегодня первый раз, рано утром. Предложил встретиться позже и переговорить без посредничества телефонной связи.

Вино здесь было неподражаемым. Он вдохнул его терпкий, с неуловимым сладковатым оттенком запах, отпил и, зажмурившись от удовольствия, подержал немного во рту.

Глотнув, Марк открыл глаза.., и вздрогнул от неожиданности.

В кресле перед ним сидел закинув ногу на ногу его старший брат Олег.

Сводный брат, поправил он сам себя. А значит, почти никто.

Некоторое время Олег внимательно рассматривал Марка, словно тот был удивительно качественным экспонатом в музее восковых фигур, поразительно похожим на свой оригинал. Потом произнес, почти не разжимая губ:

– Здравствуй.., братец.

– И тебе того же, – настороженно ответил Марк. – Хочешь вина?

– Не откажусь, – с равнодушным видом пожал плечами тот.

И подвинул ему пустой бокал, который официант поставил на стол секунду спустя после появления Олега.

Наливая вино, Марк с неудовольствием отметил, что руки у него отчего-то дрожат. Зачем сюда приперся Гранд-Стукач?

Его братец никогда еще не приносил хороших новостей… Сослуживцы мрачно шутили, что у него вместо тени – внутреннее расследование.

– У меня здесь встреча, – сообщил он Олегу самым невинным тоном. – Конфиденциальная. Выпей вина, брат мой, и ступай. Я ничуть не обижусь.

Издевку в последней фразе он даже не стал скрывать.

– Я знаю, – кивнул Олег. – Это я попросил Грехова пригласить тебя сюда.

Марк напрягся. Похоже, ситуация начинала выходить из-под контроля.

– Что-то случилось, брат? – по-прежнему язвительно произнес он, одновременно прокручивая в голове маршрут возможного отступления. – Забыл номер моего мобильного?

Бывает. Ты звони почаще.

– Ты хотел поговорить с Греховым о происшествии в квартире Еремы? – между тем продолжал Олег. – Так поговори со мной. Я и есть это происшествие.

– Загадками говоришь. Давай без этих ребусов. Что тебе было нужно в квартире моего сотрудника? У тебя была санкция?

Олег отрицательно покачал головой.

– А зачем? – он, казалось, наслаждался смятением брата. – То, что я в итоге обнаружил, оправдывает отсутствие любой санкции. С лихвой. Понимаешь?

– Я, кажется, догадываюсь, о чем речь, – медленно протянул Марк.

Он сразу же вспомнил слова Еремы, сказанные им перед смертью.., от его пули. Что-то про копию видеодиска, спрятанную в надежном месте.

К вину ни один из них так и не притронулся.

Марк нервно курил, стараясь сохранить независимый вид, и думал о том, как же он все-таки ненавидит эту чертову девчонку вместе с ее безмозглой мамашей, продавшей «тело» рекрутерам из «Титаника».., впрочем, чуть меньше, чем себя самого и природу, так опоздавшую с «исцелением» его недуга.

– Будет лучше, Марк, если ты пройдешь со мной, – наконец проговорил Олег, вставая. – Без лишнего шума и пыли, как говорится. Здесь тихое и солидное место, поэтому ты, я надеюсь, не станешь поднимать скандал и заставлять нас прибегать к силе?

– Кого это «нас»? – Марк тоже поднялся – «Тройка» окружена. Вот, посмотри в окно, – и Олег сделал широкий жест рукой, на мгновение повернувшись к нему боком.

За окном уже сгустился вечерний сумрак и разглядеть что-либо было сложно, но Марк не стал упускать волею случая подвернувшуюся возможность.

В мгновение ока он схватил со стола недопитую бутылку отличного бургундского и с размаху опустил ее на голову сводному брату. Толстое стекло лопнуло так, будто взорвали небольшую гранату. Во все стороны полетели рубиновые брызги.

Олег беззвучно повалился обратно в кресло.

У Марка не было с собой никакого оружия. Металлоискатель в начале лестницы, ведущей на второй этаж, полчаса назад прореагировал на него металлическим дребезжанием, и Марк вынужден был оставить «беретту» и швейцарский нож у гороподобного охранника, несшего там свою трудовую вахту.

Но у него был отличный перьевой «паркер» с самой настоящей позолотой. Именно его и выхватил Марк, когда обшарил карманы в поисках чего-нибудь, что можно было бы использовать для контроля над заложником.

Не обращая никакого внимания на вытянувшиеся лица нескольких бизнесменов, обедавших в этом же ресторане, Марк перескочил через стол, поднял Олега из кресла и зажал его шею локтевым сгибом. Сняв колпачок с «паркера», он ткнул им под нижнюю челюсть потерявшего сознание брата.

Перо чуть-чуть прокололо кожу, и выступила крошечная капелька крови. От этой боли Олег Эрдман начал приходить в себя и пробормотал что-то неразборчивое.

Марк начал двигаться к лестнице. Там уже стоял охранник, при виде их без колебаний вытащивший пистолет из подмышечной кобуры.

– Отпустите его, – очень вежливо произнес этот молодой парень с цепким взглядом льдисто-голубых глаз. – Иначе мне придется стрелять.

Видимо, охранник не принял всерьез «паркер», который сжимал в руке Марк. Однако это было довольно грозное метательное оружие, о чем он узнал буквально в следующее мгновение.

Не выпуская шею брата, Марк резко взмахнул рукой, будто тренер, дающий отмашку стайерам. «Паркер» сверкнул позолотой и с сочным звуком воткнулся охраннику в правый глаз. Заорав от боли, парень выронил пистолет и закрыл лицо ладонями. Между его пальцев быстро просочилась струйка крови.

Недобро усмехнувшись, Марк изо всех сил толкнул на него почти опомнившегося брата и, нагнувшись, подхватил с пола упавший пистолет. Олег и охранник грохнулись на пол.

Парень продолжал орать. Бизнесмены у столиков замерли и неотрывно следили за происходящим. Им явно не добавил аппетита вид корчащегося охранника, по предплечьям которого бежали багровые струи.

С пистолетом в руке Эрдман бросился по лестнице вниз.

Там он проскочил через металлоискатель, залившийся дребезжащей трелью ему вслед. Не имело смысла даже пытаться сбежать через главный вход: там его наверняка ждали несколько человек с винтовками, нацеленными на дверь. Поэтому Марк выбрал другой путь к отступлению.

Толкнув старую скрипучую дверь из потемневшего дуба, он оказался на веранде первого этажа, выходившей как раз на стоянку, где среди прочих автомобилей была припаркована и его БМВ.

Но просчитался.

– Стоять, – раздался за его спиной знакомый голос. – Вы у меня на мушке, командир. Поднимите руки.

Марк замер неподвижно. Было похоже на то, что для его задержания брат использовал его же подчиненных. Судя по всему, теперь их можно было называть уже бывшими подчиненными. Но это все еще давало ему неплохой шанс.

– Ты собираешься выстрелить в меня, Искандер? – спокойным тоном, вроде бы даже с некоторым облегчением, спросил Марк. – Так ты теперь подчиняешься Стукачу? Скажешь мне хотя бы, в чем меня обвиняют?

И он медленно обернулся, чтобы посмотреть на своего сотрудника через плечо.

На лице Искандера мелькнула тень неуверенности – Нам этого не сообщили, – наконец ответил он. – Бросьте, пожалуйста, оружие.

– Искандер, мы полгода проработали вместе, – пристально глядя в узкие черные глаза, проговорил Марк. – И ты поверил людям, которые даже не предоставили тебе доказательств? Вашими руками они делают свою грязную работу, пойми…

Его слова, произнесенные очень убедительным тоном, достигли наконец своей цели. Искандер заколебался и опустил пистолет. Тогда Марк, не раздумывая, вскинул оружие и выстрелил ему прямо в лоб. Кровью и мозгом, брызнувшими из развороченного пулей затылка Искандера, запачкало дверь веранды.

Эрдман услышал резкие выкрики команд чуть в стороне и одним прыжком перемахнул через невысокие металлические перила. Он пересек свежеподстриженную лужайку, от которой шел сочный и сильный запах скошенной травы, и подбежал к своему автомобилю. Со стороны главного входа к нему бросились несколько человек в свободных серых балахонах без знаков различия, и Марк, одной рукой открывая дверцу БМВ, вскинул другую, в которой был пистолет, и несколько раз нажал спусковую скобу. Пули легли веером, отбив у его собственных подчиненных всякое желание торопиться Видимо, у них пока еще не было приказа отвечать на огонь. Скорее всего Олегом в какой-то степени двигали родственные чувства, когда он приказал им не делать этого.

Сев за руль, Марк завел двигатель, немедленно отозвавшийся голодным урчанием. Включив заднюю передачу, он пулей вылетел из ряда машин, оставив на асфальте черные полосы горелой резины. Развернувшись, Эрдман вжал педаль газа в пол и бросил автомобиль прямо на группу в серых балахонах, практически растворявшихся в приглушенных тонах позднего летнего вечера. Те бросились врассыпную; при этом он успел разглядеть перекошенные лица нескольких сотрудников.

Разумеется, Толик Грехов и не собирался сюда приезжать. Он сыграл роль приманки, назначив ему встречу в «Тройке».

Марк стиснул зубы от злости и вывернул руль до отказа вправо, осыпав крупным желтым гравием бойцов отдела «ноль», снова бросившихся к его автомобилю.

Идиоты, подумал он про себя. Что вам здесь, коррида?

Он стремительно промчался мимо ресторана, устроенного на самом берегу водохранилища, намереваясь выехать на главную дорогу. Однако тут в игру вступили снайперы. Сухо треснули несколько винтовочных выстрелов, и камеры сначала переднего левого, а потом и заднего колеса будто взорвались.

Дорога, по которой мчался Марк на своем БМВ, шла по краю водохранилища, взбираясь к автостраде по небольшой насыпи. Когда лопнули простреленные колеса, машина вильнула влево, потом вправо, и руль сам вылетел у него из рук. В момент, когда автомобиль на полной скорости сорвался с насыпи и полетел в воду, Марк, никогда не веривший в приметы, успел пожалеть о том, что во второй раз купил себе точно такую же БМВ, как та, на которой он уже однажды попал в беду.

Серебристая «акула» с громким плеском вонзилась носом в неподвижную черную гладь воды и начала погружаться…

Глава 5

Следователь задумчиво посмотрел на лежавшие перед ним паспорта. На первый взгляд документы были в полном порядке – С какой целью вы прибыли в монастырь? – в очередной раз спросил он.

Панкрат медленно выдохнул сквозь сжатые зубы.

– Решил здоровье дочке поправить, – внешне спокойно ответил он. – Святые места все-таки. Да и больница бесплатная здесь Он старался выглядеть простоватым жителем провинции, которым был по паспорту, и с работником милиции вести себя соответственно, то бишь слегка испуганно и подобострастно.

Однако разговор с настоящим провинциалом, которым был следователь, уже начал его доставать.

Если Люся и чувствовала то же самое, что Панкрат, то отлично держала себя в руках и просто не подавала виду.

– Чем болеет ваша дочь? – следователь явно вознамерился взять его измором. – От чего ее лечили в монастырской клинике?

При этом на саму Люсю он почему-то не смотрел.

– Я же вам объяснял, – в голосе Панкрата прорвалось-таки раздражение. – У нее заболевание крови.

– Как называется? – не унимался следователь.

Панкрат открыл было рот, но Люся, все это время сидевшая смирно и разглядывавшая собственные ладони, оторвалась вдруг от своего увлекательного занятия и, вскинув голову, четко произнесла:

– Вы его название уже записали. Посмотрите у себя в блокноте.

Следователь покраснел. Он не так давно работал в уголовном розыске и еще не утратил чувствительности. Он даже посмотрел в блокнот и что-то пробормотал – видимо, еще раз прочитал для себя название из шести довольно сложных медицинских слов, которое Панкрат и Люся придумали с помощью одного из врачей.

– Если хотите, можете посмотреть направление наших врачей, – пошел ва-банк Панкрат. – Оно есть в поликлинике.

Никакого направления, разумеется, у местных врачей не было, да и быть не могло. Но говорил он с такой уверенностью, что следователь в ответ на это предложение отрицательно замотал большой белобрысой головой:

– Не нужно, я вам верю.

На его лице отразилась глубокая задумчивость. Было видно, что ему не терпится уехать, но… Он уже записал показания Панкрата, Люси и еще двух десятков монахов. Всех расспрашивал об одном и том же: что они видели и слышали прошлой ночью. Причем рассказ каждого – а они почти не отличались друг от друга – дотошно заносил в свой блокнот, что требовало немалого терпения.

– Я вам верю, – еще раз произнес он, по-прежнему избегая смотреть на Люсю. – Однако должен просить вас не покидать территорию монастыря, не поставив меня предварительно в известность. Вот моя визитка.

Он вынул из внутреннего кармана пиджака кусочек ламинированного белого картона со щитом и мечом в окружении лавровых листьев. «Андрей Викторович Костылин, следователь, N-ский отдел уголовного розыска», – прочел Панкрат.

Вздохнув, он положил ее в карман джинсов.

В уголовке работает, подумал он, а краснеть так и не отвык.

Следователь старательно переписал в свой блокнот их паспортные данные и вернул документы Панкрату.

– Я должен буду проверить вашу прописку, – извиняющимся тоном произнес он.

Это начало забавлять Панкрата. Сделав обеспокоенное лицо, он поинтересовался, робко и с плохо скрытым волнением:

– Мы что, под подозрением?

– Да нет, что вы! – чересчур энергично ответил следователь. – Это простая формальность. Процедура, которую нужно выполнить, поскольку вы – иногородние.

Сказав это, следователь встал и попрощался. В пиджаке ему было очень жарко и не терпелось вытереть пот, выступивший на лбу. Однако сделать это при посторонних он не решался; его носовой платок был скомкан и давно уже не стиран. Так сказать, издержки холостяцкого образа жизни.

Когда Костылин закрыл за собой дверь, Люся тут же прыснула в кулак.

– Наивный чукотский парень! – рассмеялась она. – Даже и не подозревает, что мы – уже на чемоданах.

Панкрат не разделял ее веселья. Вернее, он был в мрачном расположении духа из-за того, что им приходилось действовать так, как если бы они и в самом деле были в чем-то виноваты.

Он подошел к окну и встал у стены так, чтобы оставаться невидимым. Следователь, вытирая платком вспотевший лоб, шел прочь от их домика, в сторону монастырских ворот. Выезжать на территорию монастыря на автомобилях было не принято, и ему пришлось оставить свою служебную машину по другую сторону ограды.

– Ближайшая электричка на Москву через сорок минут, – отойдя от окна, сообщил он Люсе. – Насчет транспорта я уже договорился, нас подбросит до города один из местных эскулапов. Ты пока что можешь прогуляться по свежему воздуху.., а я, с твоего позволения, прилягу перед дорогой – минут на пятнадцать.

И он прилег на койку, стоявшую в «мужской» половине дома. Уже закрывая глаза, Панкрат услышал негромкое бряцание щеколды входной двери.

* * *

Его спасло то, что к этому времени уже стемнело. Как только машина ушла под воду, Марк, превозмогая давление на дверь, все-таки открыл ее и, оттолкнувшись от сиденья, всплыл на поверхность. Но лишь для того, чтобы, набрав побольше воздуха, нырнуть снова. Он действовал совершенно хладнокровно. Так, будто происходило все это не в реальной жизни, а в не раз уже пройденном эпизоде увлекательной компьютерной игры.

Под водой он освободился от одежды и, оставшись в одних трусах, всплыл еще раз, чтобы определить направление, в котором нужно было грести, чтобы добраться до противоположного берега водохранилища. К этому моменту он уже на несколько десятков метров отдалился от водоворота, возникшего в том месте, где затонула БМВ. Большие пузыри все еще поднимались на поверхность.

Нельзя было останавливаться. Марк был уверен, что Олег не теряет времени даром, рассылая бойцов по периметру всего водохранилища. Однако дальний берег плотно порос диким кустарником и лесом, поэтому подобраться к нему было не так-то просто. Туда он и направлялся в расчете выиграть время.

Вода хорошо прогрелась за день и приятно ласкала кожу.

Марк поднимался лицом к поверхности, несколько секунд продувал легкие и набирал запас свежего воздуха, потом погружался и мощными гребками направлял свое тело, будто торпеду, к цели. Ему это даже начинало нравиться – адреналин бурлил в крови, заставляя воспринимать происходящее с азартом игрока. К тому же нервно-психическое возбуждение только придавало ему силы.

Вверх – вдох-выдох-глубокий вдох – вниз… Его тело, войдя в этот ритм, работало словно машина. Он перемещался чисто механически, не обращая внимания на стучащую в висках кровь. Он знал, что останавливаться нельзя, иначе они успеют раньше. А тогда – все.

Впрочем, в его голове на самом деле не было даже этих несложных мыслей. Только желание выжить, подчинившее себе все до единого сокращения мышц. Марк даже потерял чувство времени и опомнился только тогда, когда коснулся животом песчаного дна на прибрежной отмели. По инерции он сделал еще один гребок и довольно ощутимо ободрал кожу.

Цель была достигнута. Марк осторожно выполз на берег и, не поднимаясь на ноги, ящерицей преодолел неширокую полосу бледного песка, отделявшую воду от зарослей. Потом только вскочил и, набрав в грудь воздуха, словно перед прыжком в прорубь, нырнул в сплетение колючих ветвей. Кустарник больно хлестнул по коже, оставив на ней широкие багровые полосы, но Марк стиснув зубы молча ринулся сквозь него.

Сейчас его заботило только одно – не налететь босою ногой на какое-нибудь битое стекло, оставленное любителями «культурного» отдыха на природе.

С потемневшего вечернего неба за ним следили безучастные холодные звезды.

Он бежал, ничуть не беспокоясь о шуме, который производил, ломясь через заросли, словно испуганный лось. Интуиция подсказывала: сюда его преследователи пока еще не успели добраться. Но, в очередной раз бросившись грудью на туго переплетенные ветви молодого орешника, Марк совершенно неожиданно для себя вылетел на открытое пространство, оказавшееся автострадой.

Понять, что это именно она, ему помог шершавый асфальт под ногами и слепящие фары автомобиля, мчавшегося прямо на него.

За какую-то долю секунды в его голове пронеслись несколько мыслей-молний, в том числе и такая: как, должно быть, по-идиотски я выгляжу, стоя в мокрых трусах посреди автострады!

В следующий момент его тело рефлекторно среагировало на угрозу, пытаясь преодолеть инерцию бега. Однако из этого ничего не вышло, и, если бы не мастерство водителя за рулем фиолетового «порше», мчавшегося совершенно беззвучно, словно не касаясь дороги, Марк превратился бы в мокрое пятно на асфальте.

Раздался скрип тормозов, слившийся со скрежетом шин по асфальту. Фары вильнули в сторону, и железный зверь пронесся мимо Марка, обдав его потоком горячего воздуха.

Он ощутил его близость всей кожей: между человеком и машиной оставалось лишь несколько сантиметров.

Ошеломленный и ослепленный, Марк стоял, покачиваясь и совершенно утратив ощущение реальности. Появись сейчас его бывшие подчиненные, они взяли бы своего шефа без особых проблем.

К еще большему его изумлению, «порше» остановился, помедлил, словно раздумывая, а потом дал задний ход. И на этот раз бампер машины точно так же замер на расстоянии в толщину конского волоса от его бедра.

Хлопнула дверца. Марк не поверил своим глазам: из автомобиля выбралась высокая девушка лет двадцати, со стройной спортивной фигурой и платиновыми волосами ниже плеч. Она было одета в короткие джинсовые шорты и майку-топ, на ногах – кроссовки.

Он стоял, дрожа непонятно отчего. Загорелая кожа покрылась пупырышками. В неярком свете стоп-сигналов татуировка казалась не нарисованной, а вырезанной на коже.

Девушка окинула Марка оценивающим взглядом. Вздохнула, положила руку на покатую крышу своего железного коня и приглашающе кивнула:

– Садись.

Голос у нее оказался низкий и чуть хрипловатый, какой бывает у женщин, в меру злоупотребляющих сигаретами.

Марк, хотя и чувствовал себя персонажем дешевой мелодрамы, не колебался ни мгновения. Он обошел автомобиль, открыл дверцу и, ничуть не смущаясь, сел на переднее сиденье рядом с водителем. Увидев на приборной панели пачку сигарет, не удержался и вытащил одну.

Девушка никак не отреагировала на такое поведение незнакомца. Вернее, отреагировала, но довольно миролюбиво: она протянула ему зажигалку. Когда Марк прикурил, она поудобнее устроилась за рулем и с места взяла такую скорость, что протектор передних колес со свистом обжег асфальт.

«Порше» вонзился в темноту, словно вылетевшая из ствола пуля, но краем глаза в боковом зеркале заднего вида Марк успел заметить фары двух автомобилей, выруливавших на автостраду с какой-то грунтовой дороги.

Девушка тоже их увидела.

– За тобой? – спросила она. – Если да, то не волнуйся.

И вдавила в пол педаль газа. Во всяком случае, Марку показалось, что именно это она и сделала. Мотор под капотом взревел диким зверем, и стрелка спидометра резко прыгнула вправо. Его самого прижало к спинке сиденья.

Наверное, что-то похожее должны испытывать космонавты во время старта, подумал Марк.

Он с удовлетворением наблюдал за тем, как исчезают в полумраке две пары фар. Неизвестно, на чем ехали преследователи, но их автомобили явно не могли составить достойную конкуренцию «порше».

Облегченно вздохнув, Марк перевел взгляд на лицо девушки, собираясь поблагодарить свою спасительницу, но вздрогнул от неожиданности: ее глаза были.., плотно закрыты.

– Эй! – заорал он что было силы. – Ты угробить нас захотела, да?!

В ответ на его возмущенный и откровенно испуганный вопль на ее губах сначала появилась отсутствующая улыбка, а секундой позже она открыла глаза. Когда девушка посмотрела на него, Марк ощутил себя пустым местом.

Чувство было не из приятных.

– У тебя никогда не было желания зажмуриться и выжать педаль газа? – спросила она, отвернувшись и глядя на Дорогу.

– Каждый раз так делаю, когда в булочную езжу, – буркнул Марк. – Психованная какая-то… Мне крупно повезло, что ты ехала с открытыми глазами, когда я выбежал на дорогу.

Девушка усмехнулась.

– Хотя бы чувства юмора не лишен, в этот раз внимательно следя за дорогой. Кстати меня зовут Виктория. – произнесла она.

–А меня – Вася.

– Очень приятно, – ответил Марк. У тебя есть деньги?

В следующее мгновение он очень пожалел о том, что задал этот вопрос. Виктория рассмеялась, запрокидывая голову так, что могла видеть только потолок салона.

– Ну хватит! – резко оборвал он ее. – Я имел в виду, есть ли они у тебя с собой. И смотри на дорогу, раз уж обзавелась пассажиром.

После этих слов Виктория глянула на него совершенно по-другому. Похоже, «пустое место» начало заполняться содержимым, отметил Марк.

– Ты что, в карты проигрался? – спросила она сочувствующе.

– Хуже, Вика, хуже, – с отсутствующим выражением лица ответил он. – В карты можно отыграться… Мне нужно купить какую-нибудь одежду. Потом отвезешь меня в банк, и я верну тебе долг. Договорились?

Она кивнула, не задавая лишних вопросов. Похоже, рейтинг Марка начал стремительно расти.

Когда впереди показались призрачные огни окраинных многоэтажек, он уже успел выкурить три сигареты и обдумать ситуацию. Единственное, что он не сумел сделать, – найти из нее выход.

* * *

– А почему этот следователь на тебя даже ни разу не глянул? – спросил Панкрат не то чтобы из настоящего интереса, а просто для завязки разговора.

Он и Люся сидели в обшарпанном вагоне пригородной электрички на жестких скамьях, обтянутых рыжим дерматином. Сквозь мутные стекла сочился слабеющий свет вечернего солнца, растекавшийся по стенам, расписанным граффити и просто матерными словами. Ехать предстояло около часа, и Панкрату не хотелось проводить все это время в молчании.

На его вопрос девушка сначала ответила пожатием плеч, а потом неохотно произнесла;

– Он на меня уже насмотрелся.

Панкрат непонимающе нахмурился.

– Что ты сказала?

– То и сказала, – Люся снова пожала плечами. – Он раньше работал в московской уголовке. Я у него была свидетельницей по делу об убийстве. Случайно оказалась рядом, когда скины подрались с патлатыми. Тогда многих замели.

– Ну-ну… – тщетно пытаясь скрыть свое изумление, протянул Панкрат. – Так он, выходит, знал, что ты москвичка, но сделал вид, будто купился на наши паспорта? Не понимаю я этого, хоть убей ты меня… Какой у него резон подставляться из-за нас? Ты что по этому поводу думаешь?

– А что тут думать, – усмехнулась Люся. – Он хороший парень. Из-за меня работу в столице потерял. Я перед ним виновата.., очень. Не думала, что еще повстречаемся.

Панкрат поразился внезапной перемене, происшедшей с девушкой при этих словах. Перед ним вместо семнадцатилетнего подростка вдруг оказалась зрелая женщина с усталым, но красивым лицом, отмеченным печатью какой-то неизбывной грусти. Впрочем, это наваждение длилось не дольше секунды, а когда оно прошло, Люся опять превратилась в обыкновенную девчонку, каких миллионы.

У Панкрата на языке вертелся вполне понятный вопрос, но он так и не решился его задать.

В конце концов, это было ее дело.

А в отношении Костылина интуиция подсказывала ему, что здесь никак не обошлось без отца Аврамия. Как нельзя кстати вспомнилось Панкрату и обещание настоятеля поговорить со следователем, и фраза о том, что тот «страх Господень имеет».

«Ай да старик, – подумал он. – Спасибо тебе, отец Аврамий. Не знаю – и не узнаю уже, наверное, – что именно ты говорил следователю, но за это спасибо тебе от всей души».

– Ты посиди пока, – проговорил он, обращаясь к Люсе. – Я в тамбур выйду, покурю.

Девушка кивнула, отстраненно глядя в окно. Наверное, погрузилась в воспоминания. Вздохнув, Панкрат в который раз ощутил непреодолимую пропасть между ними и пожалел о том, что у него никогда не было детей.

Он встал и, на ходу доставая сигареты из кармана, направился к двери в тамбур. У самого выхода из вагона на двух скамьях сидела компания бритоголовых юнцов в кожаных куртках, время от времени неистово хохотавших над пошлыми шутками друг друга. Они пили пиво из жестяных банок, а пустые швыряли в открытое окно.

Один из юнцов, сидевший на краю скамьи, выставил в проход ногу в высоком шнурованном ботинке и, развалясь, нагло смотрел в лицо Панкрату, ожидая, что тот будет делать. Его друзья смолкли, готовые к потасовке; на их физиономиях было написано предвкушение драки.

Однако ожидания бритоголовых не оправдались. Панкрат ; усилием воли усмирил поднявшуюся было в душе волну ярости и с непроницаемым лицом переступил ногу, преграждавшую ему путь. Открыв дверь, он шагнул в тамбур и, закурив, привалился к стене. Бритоголовые, разочарованно вздохнув, опять зашумели.

Панкрат поднес к глазам руку с сигаретой. Она дрожала от еле сдерживаемого гнева. Но ввязываться в драку сейчас, когда и ему, и Люсе следовало привлекать к себе как можно меньше внимания со стороны правоохранительных органов, было, по меньше мере, глупо и нецелесообразно.

Он курил и, хмурясь, смотрел на закат. Небо темнело, делаясь цвета засыхающей крови, а солнце казалось просто дырой в багряно-черном своде небес, сквозь которую все еще лился свет с той стороны, где никогда не кончается день. Слабея, он делался мутным, как будто солнечные лучи проходили сквозь целлофановую пленку.

Колеса электропоезда отстукивали свой монотонный ритм, а пейзаж за окном ничуть не менялся. Панкрат докурил сигарету, выбросил окурок в щель между дверьми вагона и нижней ступенькой и еще некоторое время стоял, слушая звенящий стук колес, гипнотизировавший его и вводивший в состояние, очень напоминавшее наркотический транс.

А потом по нервам резанул девичий крик:

– Панкрат!

Он словно вынырнул на поверхность из какой-то темной, давящей глубины. Рванув в сторону дверь тамбура, Панкрат пулей ворвался в вагон.

Люсю уже окружили бритоголовые, один из которых сел рядом с ней и под лошадиное ржание своих четырех товарищей пытался обнять девушку. Пассажиры, среди которых было много здоровых мужчин, предпочитали сидеть со скучными лицами и ни во что не вмешиваться. По всей видимости, такие зрелища для них давно вошли в привычку.

Панкрат коротко и беззвучно выдохнул и шагнул к парням, обернувшимся в его сторону при звуке открывшейся двери.

– А вот и супермен, – недобро усмехнулся один из бритоголовых, выступая вперед. – Мужик, у тебя хоть медицинская страховка есть, а?

Его товарищи угрожающе расхохотались, щерясь волчьими улыбками. Панкрат представлялся им легкой добычей.

Разумеется, они не рассчитывали встретить в электричке настоящего бойца. Привыкли приставать к беззащитным дачникам, которые возвращались по вечерам со своих делянок в Подмосковье. Привыкли к безнаказанности своих действий и равнодушию молчаливых пассажиров.

Но в этот раз все получилось совсем по-другому.

Того, кто вышел ему навстречу, Панкрат, не колеблясь, ударил прямым в подбородок. Потом, когда клацнули челюсти, а голова, словно на веревочке, отлетела назад, он добавил короткий, практически без замаха, хук слева. Голова парня мотнулась в противоположную сторону, а глаза закатились, блеснув белками. Обеими руками схватив пошатнувшегося бритоголового за ворот куртки, Панкрат рванул его вниз, навстречу собственному колену. Удар в лоб оглушил парня, и тот беспомощно повис в его руках. Отпустив его, Панкрат сделал шаг назад. Бритоголовый шлепнулся в проходе лицом в пол.

Возникла пауза. Тот, что приставал к Люсе, теперь смотрел на Панкрата, раскрыв от удивления рот. Еще трое угрюмо поигрывали желваками. На лицах пассажиров, не веривших своим глазам, появились робкие улыбки. Они впервые увидели открытое сопротивление наглости и хамству.

Но бритоголовые быстро преодолели возникшее было замешательство. Подбадривая друг друга отборными матерными ругательствами, они бросились на Панкрата все одновременно. Причем в руках у них неизвестно откуда взялись опасные приспособления, которые ученики спецшкол ГРУ обычно изучали в разделе «оружие уличного бойца».

В узком проходе между двумя рядами скамей было недостаточно места для развернутой фронтальной атаки, поэтому бритоголовым пришлось действовать поодиночке. Первый из них перепрыгнул через неподвижное тело своего товарища, занося для удара продолговатый предмет, оплетенный кожей.

К его ударному концу был приварен свинцовый груз, который при хорошем замахе мог запросто пробить череп.

Панкрат ушел от удара в сторону, вскочив на сиденье скамьи. Когда бритоголовый, не в силах преодолеть инерцию, завалился вперед, он пнул его ногой в подмышку руки, державшей оружие. Пнул жестко и изо всех сил – так, чтобы выбить сустав.

Судя по воплю парня, выронившего дубинку, он достиг своей цели. Но порадоваться этому Панкрат не успел: на него тут же бросился второй бритоголовый, вооруженный кастетом. Он бил в колено его опорной ноги, и Панкрат едва ушел от удара, отпрыгнув к окну и одновременно разворачиваясь вокруг своей оси.., а в последней стадии этого разворота его кулак основанием врезался в затылок нападавшего. Такой удар назывался в карате-до «железный молот» и мог быть смертельным, но Панкрат собирался лишь оглушить своего противника. Тот рухнул вперед, ударившись головой о спинку скамьи. Кастет, звякнув, выпал из его руки.

В результате всех этих перемещений Панкрат оказался в очень неудобном положении. Его прижали спиной к окну, а движения в обе стороны были ограничены скамьями.

Именно в этот момент на него бросились сразу двое бритоголовых – один с велосипедной цепью, другой – с ножом-бабочкой.

Тот, что держал в руке цепь, хлестнул ею сверху вниз, целясь в голову Панкрату. Ему удалось увернуться, но нападавший умудрился-таки достать его плечо. Оказалось, что к звеньям цепи еще и припаяны острые шипы, один из которых распорол Панкрату футболку и рассек кожу. Он откинулся назад, чтобы разорвать дистанцию, но было поздно.

В это время бритоголовый с ножом в руке бросился вперед, метя в живот Панкрату. Он отмахнулся ногой, ребром стопы ударив нападавшего в локоть. Хрустнула кость, и ножик отлетел на несколько метров. Опередив следующий замах вооруженного цепью противника, Панкрат схватил бритоголового за поврежденную руку, от чего тот завизжал, словно кошка, которой наступили на хвост, и рванул его к себе, разворачивая и прикрываясь им, словно живым щитом.

Подонок, вооруженный цепью, уже размахнулся и не смог преодолеть инерцию удара. В следующую секунду лицо его товарища пересекла кровавая полоса, задевшая левый глаз. Раненый бритоголовый завопил, закрывая лицо руками, и Панкрат резко толкнул его на застывшего в замешательстве противника. Тот, не прекращая орать, живым снарядом врезался в своего товарища и опрокинул его на спину.

Панкрат, в азарте боя не замечая жгучей боли в правом плече, сделал два шага вперед и наступил ногой на запястье упавшего, который все еще продолжал сжимать цепь. Бритоголовый скривился от боли и с криком: «Сука!» – выпустил свое оружие.

– Ну что, ребятки, порезвились? – шумно дыша, спросил Панкрат.

Ответом ему были всхлипывающие вопли парня с окровавленным лицом.

– На следующей остановке выметайтесь из вагона, – угрожающе произнес он. – Не то сам вышвырну. Ясно?

Бритоголовые поднимались, скуля и глухо огрызаясь, словно побитые псы. Панкрат знал, что они не станут перечить. Когда последние двое, один из которых поддерживал другого, вышли из их вагона, он повернулся к Люсе и, ничуть не смущаясь присутствующих, начал стаскивать с себя футболку, правая половина которой уже стала пропитываться кровью.

– Сделаешь перевязку? – осведомился он у девушки будничным тоном.

Та молча кивнула, не отводя взгляда от его распоротого плеча. Потом, будто очнувшись, она торопливо расстегнула рюкзак Панкрата и дрожащими руками достала аптечку, которую тот предусмотрительно возил с собой. Держа в руках картонную коробку с красным крестом, она вопросительно посмотрела на него. Было видно, что ей ни разу не приходилось перевязывать раны.

Панкрат хмуро окинул взглядом вагон, и пассажиры – некоторые из них даже вытянули шеи, чтобы лучше видеть происходящее, – отвернулись к мутным немытым окнам, разом заинтересовавшись немудреным пейзажем.

Хмыкнув, Панкрат ободряюще посмотрел на Люсю.

– Сначала возьми тампон и вытри кровь вокруг раны, – начал он. – Потом обработай ее йодом и перевяжи. Можно перед этим наложить на рану еще один тампон. Поняла?

Люся решительно кивнула и, закусив нижнюю губу, приступила к выполнению его указаний со всем старанием, на которое только была способна.

* * *

Волков нашел себе прибежище в здании заброшенной шоколадной фабрики, расположенной в одной из московских промзон. Эта фабрика когда-то принадлежала Российской кофейной компании, владелец и генеральный директор которой уже несколько лет разыскивался Интерполом за финансовые махинации на территории европейских государств, а проще говоря – за отмывание денег колумбийских наркокартелей, у которых кроме кофе покупал еще и кокаин. Впрочем, надеяться на положительный результат поисков Интерпола не стоило: при таких капиталах, которые скопил господин Давыдов, можно было раз в год делать себе новую пластическую операцию и перемещаться по миру сколь угодно причудливыми маршрутами.

Покупателя на фабрику не нашлось. К тому времени оборудование, купленное ее хозяином в Германии на аукционе всякой промышленной рухляди, устарело уже окончательно. Район, в котором она находилась, был далеко не престижным, поэтому не входил в сферу коммерческих интересов ни одной из акул, промышлявших на московском рынке недвижимости. Муниципалитет тоже не желал тратиться на снос железобетонного монстра: уничтожение фабрики обошлось бы городскому бюджету в сумму не намного меньшую, чем та, которая была потрачена Давыдовым на его постройку.

Так и стояло это здание, напоминающее одновременно самолетный ангар и футуристическое складское помещение, посреди промзоны, в окружении «хрущевок» и выросших позднее многоэтажек. Поначалу его охраняли, но потом вычеркнули и эту статью из городских расходов. Со временем там обосновались бомжи, местные хулиганы, любители расписывать стены и наркоманы, жившие общинами. Иногда приезжали экстремальные альпинисты, лазавшие без страховки по железобетонным конструкциям высотой в несколько десятков метров. С частотой раз в полгода сменяли друг друга сквоттеры. «Свободные художники» особенно любили оставлять после себя причудливые инсталляции из фекалий и прочих подручных материалов.

Вернувшись в город после неудачной вылазки в подмосковный монастырь, Волков, прячась от милицейских патрулей, за несколько часов добрался до фабрики, и, когда лучи солнца позолотили грязноватые облака над столицей, он уже укрылся на втором этаже, где находились цеха по замешиванию жидкого шоколада. Отыскав относительно чистый угол, он без особой брезгливости выгреб оттуда остатки мусора и отходов человеческой жизнедеятельности, а потом растянулся прямо на пузырчатом линолеуме, провалившись в мертвецкий сон без сновидений. Автомат Родион положил себе под бок и свернулся калачиком так, что закрыл оружие своим телом.

Сколько он проспал, неизвестно. Разбудило его громкое шуршание, источником которого оказались здоровенные, размером с котенка, крысы, подбиравшиеся к Волкову со всех сторон. Родион поднял веки и увидел мерцающие бусинки крысиных глаз прямо напротив своего лица.

Он тут же вскочил, рассчитывая, что крысы, напуганные его пробуждением, бросятся наутек. Но нет – к удивлению Волкова, животные сначала всего лишь немного отпрянули, а потом и вовсе неторопливо вернулись на исходные позиции.

Сжимая в руках автомат, Родион уже подумывал было нажать на курок – таким ужасом веяло от этих самоуверенных остромордых тварей, смотревших на него со всех сторон.

Казалось, они готовы были вот-вот броситься скопом на свою жертву и свалить ее с ног. Волков никогда не считал себя трусом, но тут вспомнил прочитанную в каком-то московском таблоиде статью о крысах-мутантах, обладавших невероятной прыгучестью и вредной привычкой вцепляться человеку прямо в лицо. Он представил себе это, и вдоль позвоночника пробежал мерзкий холодок.

Установилось шаткое, готовое вот-вот нарушиться равновесие: Родион стоял неподвижно с оружием в руках, стараясь дышать практически бесшумно, а несколько десятков крыс сидели вокруг, не сводя с него маленьких блестящих глазок, напоминающих нефритовые бусинки. Может, это было чистой воды самовнушение, но Волков не испытывал сомнений в том, что, сделай он хоть одно движение, эти отвратительные животные немедленно набросятся на него. Все сразу. И он не сумеет отбиться.

По спине бежали ручьи пота, а он все стоял. Крысы не двигались. Время превратилось в тягучий студень. Родион почти физически ощущал каждую секунду, каплей срывающуюся в бездонный колодец времени.

Но в этот момент где-то далеко, практически на пределе слышимости, послышались чьи-то шаркающие шаги. Боясь поверить в это, Волков напряг свой слух. Он не обманулся: кто-то действительно приближался.

Крысы тоже расслышали этот звук. Они забеспокоились, занервничали, а потом.., сиганули врассыпную, все разом, подняв облачка пыли. Их серые тела исчезли в завалах строительного мусора, похожих на дюны некоей мертвой пустыни.

Родион выдохнул скопившийся в легких воздух и уронил голову на грудь. В сломанной переносице шевельнулась боль, но это было не так страшно, как пережитое им только что. Почувствовав, что дрожат ноги, он сел на пол прямо там, где стоял. Впрочем, автомат из рук так и не выпустил.

Шаги приближались. Становились все громче, все увереннее. На всякий случай он передернул затвор.

– Что, крысы доняли? – громко спросил сутулый человечек, появившийся в дверном проеме в следующую секунду. – Ничего, тоже Божьи твари. Ты не бойся, они не придут. Потому что меня не любят.

– Стой! – Родион поднял оружие. – Ты кто такой?

– Может, еще пароль сказать? – усмехнулся человек, лицо которого было не разглядеть в сумерках, сгустившихся внутри здания фабрики. – Странные у тебя понятия о благодарности, мил человек.

– За что мне тебя благодарить? – не опуская автомат, спросил Волков.

Он не выстрелил до сих пор лишь потому, что не видел в руках незнакомца оружия и не хотел привлекать к себе излишнего внимания со стороны прочих квартирантов, обитавших на этих заброшенных площадях.

– Так ведь это я прогнал крыс, – искренне удивился человечек. – Или ты думаешь, что они тебя испугались?

Зря ты так думаешь, нет в этом твоей заслуги. Я их уже не первый год в здешних местах истребляю, вот они меня и боятся. За версту чуют, обходят.

Странный говор незнакомца, от которого веяло стародавними временами, что-то затронул в памяти Волкова, но это «что-то» так и не смогло оформиться в четкую и ясную картину. Наморщив лоб и держа незнакомца на мушке, Родион осторожно проговорил:

– Ладно, подходи.

Человечек приблизился настолько, что теперь его внешность можно было хорошо рассмотреть. Волкову показалось, что перед ним призрак. Того, что он увидел, здесь, в этом заброшенном месте, попросту не могло быть.

Незнакомец, говоривший на языке старых книг, оказался монахом. По крайней мере, на нем была черная, местами грязная и полинявшая ряса, а на груди висел настоящий крест, хотя и вряд ли из золота.

– Ни фига себе… – пробормотал Волков. – Ну-ну.

На вид монаху можно было дать все семьдесят. Его лицо походило на печеное яблоко количеством и причудливыми траекториями морщин. Глаза – бледные, водянистые и слегка безумные – прятались в дряблых, пронизанных ярко-красными капиллярами веках. Нос был острый и крючковатый, как у злых волшебников в детских сказках. На подбородке, разделенном надвое широким шрамом, кудрявились несколько длинных седых волос.

На мгновение Волкову показалось, что этот монах из монастыря, где он побывал предыдущей ночью. Но он тут же отогнал эту бредовую мысль. Никто не мог разыскать его здесь.

Даже чеченцы, знавшие практически все о перемещениях нужных им лиц.

– Это место, – Родион обвел помещение стволом автомата, – не похоже на церковь.

Старый монах пожал плечами.

– Весь мир – храм Божий. Как тебя зовут?

– Какая тебе разница? – вопросом на вопрос ответил Волков.

– Никакой, – снова пожатие плеч. – Важно спасение, а не имя спасенного.

– Перестань говорить библейскими цитатами! – вдруг заорал на него Родион. – Ты что, других слов не знаешь?

– Знаю, – согласно кивнул монах. – Ты не против, если я присяду? У меня есть чай, чистая консервная банка, вода и спички. Если ты соберешь немного щепок – а их здесь предостаточно, – мы сможем выпить хорошего бодрящего напитка.

Волков, хотя и выспался, неожиданно ощутил, как на плечи наваливается дикая усталость, пригибая его к земле.

Аромат чая вспомнился ему так ясно и живо, что едва не закружилась голова. Совершенно обалдев от происходящего, он спросил:

– Который час?

Монах воспринял это как разрешение и неуклюже опустился на груду кирпича. Уже сев, он ответил:

– Насчет часа не знаю. Но на дворе ночь.

– Какая ночь? Прошлая или… – Волков запнулся, поняв, какую ерунду говорит.

По всему выходило, что проспал он весь день. Уронив голову на руки, Родион застыл без движения. В конце концов идея насчет чаепития показалась ему не такой уж и безумной. Убрав с колен автомат, он встал и отправился на поиски дров.

Вскоре он собрал их достаточно, чтобы разложить небольшой костерок. Монах извлек из многочисленных складок своей одежды консервную банку, бумажную пачку чая с красным слоном и полбутылки негазированной столовой воды с отклеившейся этикеткой. Последним появился коробок спичек.

В тишине, иногда нарушаемой лишь воплями пьяных бомжей на первом этаже, они дождались, когда закипит чай.

Густой запах заварки достиг ноздрей Волкова и, как ему показалось, на мгновение даже смягчил тупую ноющую боль в сломанной переносице. Он полной грудью вдохнул сочный аромат и одобрительно покачал головой.

Потом ткнул пальцем в монаха и сказал:

– Пей первым.

Тот не стал противиться.

После того как старик сделал глоток темной дымящейся жидкости, консервная банка, которую следовало держать за отогнутую крышку, перешла к Волкову. Он осторожно, чтобы не пораниться о зазубренный край, прижал его к губам и чуть-чуть наклонил. Глотнув горячего чая, он сразу же ощутил себя так, будто с его головы сняли сжимавший ее до этого железный обруч.

– Слушай, старик, а как ты здесь оказался? – спросил Родион монаха, сделав еще один глоток.

– В женщине корень зла, – ответил тот, подняв скрюченный артритом палец. – Расстригли меня из-за Евиной дщери.

– Понял, – кивнул Волков, чувствуя, как по телу разливается приятное тепло. – Я из-за женщины.., тоже.

Он замолчал, стиснув зубы. Вспомнил Аню, своего друга Степана Ворошилова, после женитьбы на ней ставшего его врагом, жажду мести, которая долгое время была единственным ориентиром в жизни. Вот как оно все закончилось – в заброшенной фабрике, среди бомжей и наркоманов, в обществе полубезумного монаха-расстриги…

Волков не выдержал и заскрипел зубами. На глаза навернулись слезы детской обиды на собственную судьбу.

– Банку-то верни, – напомнил ему монах. – А заодно, сын мой, и душу свою заблудшую облегчи. Да не торопись – конец света не завтра. Это я точно знаю.., прости, Господи.

Родион протянул ему банку.

– Кто тебе сказал, старик, что я собираюсь исповедаться? – спросил он. – Может, мне это на хрен не надо.

Монах пожал плечами.

– Да и мне, сын мой, плевать на твою исповедь с церковной колокольни. И Богу, если разобраться, она вовсе ни к чему. А вот кому она действительно нужна, так это тебе, – веско произнес он. – Мы не для кого-то исповедуемся, запомни.

Для себя токмо.

Несколько удивленный как лексикой монаха-расстриги, так и его богословскими рассуждениями, Волков в задумчивости поскреб щетинистый подбородок. Сморгнул – и горячая капля упала на руку.

Почему бы и нет, подумал он вдруг. Ситуация, конечно, безумна и абсурдна, но разве не такой же была, по большому счету, вся его предыдущая жизнь?

– Когда-то давно я предал своего друга… – глухо начал он свое покаяние.

* * *

На вокзальный перрон они вышли, когда совсем уже стемнело.

Панкрат еще в поезде надел запасную футболку и теперь двигался так, что никто не смог бы догадаться о полученной им ране. Одна Люся могла понять, чего это ему стоило. Она морщилась каждый раз, когда Панкрату случалось двигать правой рукой, словно могла чувствовать и переживать его боль как свою собственную.

Люди небольшими группами выходили из вагонов, с поклажей и без, чтобы торопливо скрыться в стеклянно-бетонном чреве вокзала либо подземном переходе. Электричкам метро оставалось ходить еще целых два часа, но люди все равно спешили: стоило им вновь окунуться в суету большого города, как он мгновенно подчинял их своему ритму.

Закинув на плечо рюкзак и взяв Люсю за руку, Панкрат направился в метро, с некоторым трепетом внутри пройдя мимо дежурного милиционера, задумчиво ковырявшего в зубах антенной служебной радиостанции. Впрочем, стражей правопорядка бояться пока что не стоило. «Хороший парень» Костылин вряд ли уже подал на Панкрата и его подозрительную спутницу в федеральный розыск. Будь оно так, их бы встречали подтянутые ребята с квадратными лицами в штатской одежде мышиной расцветки.

В метро было все как всегда: многолюдно, душно, грязно.

Под ногами валялась шелуха от подсолнечных семечек, нащелканных гостями столицы из провинциальных городов.

Какие-то типы с испитыми рожами гнусно хохотали у входа в кассы, но на этот раз Панкрат предусмотрительно постарался проскользнуть так, чтобы ни он, ни Люся не попали в их поле зрения.

Они купили жетоны и прошли турникет вместе со всеми, кто спешил по своим делам. Вот только им двоим некуда было спешить: впереди их ждала полная неизвестность.

Не выпуская Люсиной руки, Панкрат вошел в полупустой вагон подъехавшей электрички. Двери за ними захлопнулись с металлическим лязгом – резиновые прокладки были почти полностью срезаны с обеих кромок. Скорее всего над ними поработали футбольные фанаты, более прочих любившие уродовать общественный транспорт.

Свободных мест в электричке оказалось предостаточно, и они сели на такие же изрезанные сиденья, из которых торчали куски светло-коричневого поролона. Все стены и даже потолок вагона были расписаны замысловатыми граффити.

Панкрат положил правую руку на бедро, чтобы хоть ненадолго успокоилась дергающая боль в рассеченном плече.

Люся, севшая слева от него, почти сразу же начала клевать носом.

Еще когда они уезжали из городка, в окрестностях которого располагался монастырь, Панкрат задумался о том, почему Кузьма не пришел проводить если не его, так Люсю, к которой явно был неравнодушен. Он даже не смог попрощаться с хакером. Тот куда-то подевался с самого утра, и никто не мог подсказать Панкрату, где именно он может быть и когда возвратится. Поэтому единственным провожатым на провинциальном вокзальчике был врач, который привез их туда на своем автомобиле. А единственным напоминанием о хакере остались несколько листов, на которых он распечатал личное дело Марка Эрдмана.

Панкрат хотел было спросить Люсю о том, что она думает о столь внезапном и необъяснимом исчезновении Кузьмы, но обнаружил, что девушка мирно посапывает у него на плече. Позабыв о ране, он поднял правую руку, чтобы коснуться ее светлых волос, но тут же едва не вскрикнул от боли в разошедшемся порезе. Чтобы не разбудить Люсю, он изо всей силы стиснул зубы, и получился сдавленный полустон-полушипение.

Никто из сидевших в вагоне пассажиров не обратил внимания на его лицо, искаженное болью. Только старушка напротив поправила очки и близоруко прищурилась, но в следующую секунду Панкрат уже улыбнулся ей самой располагающей улыбкой.

Через три остановки он пошевелил затекшим плечом, и Люся, проснувшись, недоуменно заозиралась вокруг. Встретившись взглядом с Панкратом, она вдруг почему-то опустила глаза.

– Выходим, – с преувеличенной бодростью произнес он, сделав вид, что ничего не заметил.

Они вышли из вагона одними из первых и почти последними поднялись на эскалатор. Впрочем, не последними: уже на выходе из метро Панкрат расслышал за своей спиной шаги человека, явно торопившегося догнать их.

Только бы это был не милиционер, подумал он. Я устал настолько, что просто не переживу еще одной проверки документов.

Когда шаги приблизились вплотную, Панкрат подтолкнул Люсю вперед, а сам, остановившись, резко обернулся, готовый отразить удар или ударить.

Он чуть ли не носом к носу столкнулся с тощим и длинным парнем, бритым наголо. Абсолютно не готовый к такой встрече, Панкрат даже не сразу признал в нем Кузьму.

– Ну ты даешь, хакер… – удивленно протянул он.

Глава 6

На следующий день Марк Эрдман был объявлен в федеральный розыск. Согласовав свое решение с Кротовым, Олег отдал необходимые распоряжения, сказал дежурному, что его сегодня ни для кого нет, поставил запрет на все входящие звонки по служебному телефону и заперся у себя в кабинете.

Оказавшись в полном одиночестве, он открыл сейф и достал из мини-холодильника, устроенного в одном из его отделений, запотевшую бутылку чешской водки.

Но алкоголь не пьянил. Не закусывая, он выпил почти две трети ее содержимого, прежде чем появилось ощущение легкости во всем теле и едва слышный звон в ушах. Откинувшись на спинку кресла, Олег закурил и погрузился в раздумья.

Начиная «дело брата», он даже не подозревал, чем обернется это служебное расследование. Сейчас ему казалось, что было бы намного лучше, раскопай он факты какой-нибудь банальной коррупции. А вместо этого на поверхность всплыли настолько не укладывающиеся в голове вещи, что он до сих пор не мог с ними смириться.

Марк – сексуальный извращенец… Олег живо вспомнил кадры из видеоролика с бьющейся в конвульсиях девушкой – очень похоже на эпилептический припадок. К тому же выглядела она несовершеннолетней. Но то, что вытворял с ней его брат, и без этого заслуживало жестокого наказания Он передернул плечами от омерзения и налил себе еще одну рюмку водки. Потом протянул было руку к лежавшему на столе мобильному телефону, но не завершил движения.

Олег очень хотел позвонить отцу, чтобы хоть с кем-то близким поделиться тем, что происходило сейчас у него в душе. Однако он не имел никакого желания расстраивать человека, перенесшего уже не один инфаркт, сообщением о том, что его любимый (Олег не строил на этот счет никаких иллюзий) сын – психопат.

Стряхнув сигаретный пепел в квадратную пепельницу из блестящего металла, Олег положил подбородок на руки и уткнулся в дверь своего кабинета отсутствующим взглядом.

Он словно впал в какое-то оцепенение. Перед глазами бежали строчки ориентировки, собственноручно отправленной им в федеральный розыск. «Агрессивен и непредсказуем… может быть вооружен.., владеет рукопашным боем и всеми видами холодного и огнестрельного оружия.., в момент задержания необходимо проявлять максимальную осторожность… будет лучше, если вы предварительно свяжетесь с ОВД ФСБ по телефону…» Дальше шел номер его собственного мобильного.

Этим факсом он открывал вполне официальную охоту на собственного брата. И хотя между ними никогда не существовало особенно теплых отношений, глава отдела внутренних расследований чувствовал себя сейчас подлецом, по крайней мере наполовину.

И в первую очередь потому, что не смог заставить себя передать расследование кому-нибудь другому.

Олег задумчиво посмотрел на недопитую водку. Налил себе еще одну рюмку, решив, что это последняя и спрятал бутылку под стол. Потом передумал и отнес ее обратно в сейф.

Его уже вполне ощутимо покачивало.

Опустившись в кресло, он выдвинул ящик стола и достал оттуда глянцевое фото, закатанное в пластик. Отец, Марк и он на берегу горного озера в Швейцарии. На переднем плане – их обнявшаяся улыбчивая троица, похожая на все счастливые семьи одновременно. Фон – темно-синяя гладь в лучах восходящего солнца, обрамленная часовыми-скалами.

Тогда еще отец не знал, что у него рак.

Потушив в пепельнице окурок, Олег закурил новую сигарету.

Переливчатая трель мобильного телефона вывела его из состояния вязкой алкогольной дремы. Вскинув голову, он первым делом посмотрел на часы. Впрочем, это было лишним – в окнах плескался сумрак, разрезанный на узкие полоски чуть приоткрытыми вертикальными жалюзи.

Олег некоторое время смотрел, морща лоб, на звонивший телефон, потом протянул руку и взял трубку. Она была холодной, и от этого прикосновения по его телу вдруг пробежала мелкая дрожь. Протирая заспанные глаза, он поднес мобильник к уху:

– Слушаю вас.

– Здравствуй, сын.

Меньше всего Олег ожидал услышать сейчас этот усталый голос, звучащий через много-много километров, отделявших Москву от острова Крит.

– Здравствуй, – быстро трезвея, ответил он.

С языка чуть было не сорвалось: «Почему ты звонишь?»

Олег вовремя удержался от бестактного вопроса. У него слегка кружилась голова, и он встал, чтобы включить негромко жужжащий кондиционер на полную мощность.

Но так и не дошел до него. Следующая фраза отца заставила его замереть на месте.

– Мне звонил Марк, – еще более усталым голосом произнес Эрдман-старший. – Ему нужна твоя помощь.

Олег долго думал, что ответить на это, но так и не подобрал подходящих слов.

Его отец тяжело вздохнул.

– Я все знаю, – проговорил он. – Доброжелатели постарались. Горелко, будь он неладен. Но Марк…

Он запнулся, – Что – Марк?!! – Олег взорвался внезапно, сам от себя не ожидая. – Что – Марк?! Твой чертов любимый сын – извращенец, ясно тебе?! И всю жизнь таким был! Чертовым ублюдком! Ублюдком, ты понял?! Трахал маленьких девочек в…

– Заткнись, – голос в трубке стал ледяным и невообразимо далеким. – Сядь и внимательно меня выслушай.

Олега будто волной холода окатило. Он недоуменно посмотрел на телефон в своей руке, потом медленно попятился к креслу. Когда ноги уперлись в край сиденья, он рухнул в него всем весом. Тяжело дыша, словно после марафонского забега, снова поднес трубку к уху.

– Я тебя слушаю.

– Понимаю, что нелегко, – сила, неожиданно появившаяся в голосе отца, так же неожиданно исчезла, уступив место все той же невообразимой, вселенской усталости. – Но ситуация несколько изменилась. Я не могу тебе сказать, каким образом, – по телефону он сам не захотел мне об этом говорить.

Его сейчас можно понять, я думаю… – Эрдман-старший выдержал паузу, готовый к возможным возражениям Олега, но тот молчал. – Ты должен встретиться с ним, сын. Ты должен помочь ему бежать из этой страны.

– С какой стати я должен помогать этому психу? – сквозь зубы процедил Олег.

На этот раз молчание было таким долгим, что он начал беспокоиться, не случилось ли чего с отцом. Наконец его голос твердо произнес:

– Потому что это наша кровь, сын. Потому что он твой брат. Пойми, – он заговорил торопливо, не давая Олегу вставить слово, – если бы речь шла о любом другом нарушении закона.., сознательном нарушении.., я был бы первым, кто потребовал судебного разбирательства. Но он не виноват.., то есть, конечно же, виноват, но не в том смысле.., ты понимаешь меня, сынок? Он не отвечает за свои действия, это же патология, это не преступление.., его надо лечить.

Но они не будут лечить его, Олежек, не будут. Ты сам знаешь, мне не нужно тебе доказывать. Здесь одно решение – ликвидация, а этого ты не должен допустить, не должен…

Олег, я умираю, мне осталось недолго, так вчера сказал врач. Можешь считать это моей последней просьбой, сын… послушай…

– Он объявлен в федеральный розыск! Сегодня! – заорал Олег, чтобы перекрыть этот поток слов. – Это дело ведется в открытую. Я больше не могу заниматься самодеятельностью, меня контролируют Кротов и Горелко лично, понимаешь, лично!!! Не сегодня-завтра об этом узнает президент…

Олег замолчал, тяжело дыша.

– Марк сегодня придет к тебе, – глухо ответил его отец. – Делай что хочешь.

На этом связь с островом Крит прекратилась. Олег некоторое время сидел неподвижно, уставясь на свой мобильник, потом сосредоточенно и хладнокровно швырнул его в стену Хрупкий аппарат от удара разлетелся на несколько частей.

– А он сказал тебе, что на его совести – уже два сослуживца? – тихо спросил Олег у разлетевшихся по полу обломков телефона.

Разумеется, никто ему не ответил.

Эрдман взял со стола сигареты, закурил и посмотрел на часы. Половина десятого. Он нажал кнопку интеркома и вызвал дежурного.

– Скажешь, чтобы прибрали здесь, – хмуро распорядился он, когда в дверь его кабинета протиснулся парень шкафоподобного вида.

Уже уходя, Олег, подумав, вынул из сейфа табельный пистолет в подмышечной кобуре и надел ее под кремового цвета летний пиджак.

«Никогда не знаешь, – подумал он, – чего ожидать от братца, у которого не все в порядке с головой».

* * *

На всякий случай они решили разделиться и не подавать виду, что знакомы. Отыскав многоэтажную гостиницу из тех, советских, до которых еще не добрались риэлтеры, инвесторы и реконструкторы, Панкрат и Люся вошли в нее первыми. Он снял двухместный номер на четвертом этаже, отвел туда девушку и спустился, чтобы купить сигареты в гостиничном киоске. Там уже стоял Кузьма, и Панкрат, проходя мимо него к стойке с куревом, будто бы случайно уронил карточку-ключ с номером снятой им комнаты. Хакер, сообразив, тут же подал ему перфорированный пластиковый прямоугольник, не забыв как следует разглядеть цифры. Купив пачку «Житан», он, после недолгих размышлений, набрал еще целый пакет всякой еды: нужно было перекусить как следует. Потом Панкрат, не глядя на Кузьму, прошел к лифтам и поднялся обратно в номер.

Хакер постучал в их дверь через пятнадцать минут К этому времени Люся уже успела распаковать и разложить в принесенную Панкратом одноразовую посуду те продукты, которые он купил в киоске.

– Заходи, поужинаешь, – сдержанно пригласил он Кузьму. – Заодно расскажешь, как ты нас выследил. И кто тебя вообще надоумил…

Панкрат замолчал, недовольно поигрывая желваками. Он и не ожидал, что на его плечи свалится еще одна обуза в виде этого худосочного хакера, влюбленного в Люсю, с которой и без того было немало хлопот.

Кузьма почувствовал в словах Панкрата плохо скрытое раздражение и вошел, уткнув глаза в пол. Коротко глянул на Люсю и тут же отвел взгляд. Выглядел он смешно, как и всякий влюбленный.

Он сел на стул. Панкрат закурил, указал на тарелки с солеными огурцами, нарезанной колбасой, ветчиной и хлебом.

– Угощайся, Джеймс Бонд, пока к отцу Аврамию не отправил твою блудную душу.

– Да не хочу я, – дернул головой хакер. – Вот только сока, с вашего позволения, выпью.

И он взял пакет с апельсиновым нектаром.

– А на хрена тебе мое позволение? – саркастически спросил Панкрат. – Ты вон какого-то черта из монастыря за нами поперся и никакого позволения у меня не спрашивал.

У меня, между прочим, один ребенок уже есть, – он кивнул на Люсю, поджавшую губы. – С тобой мне что прикажешь делать?

– Ну, я-то не ребенок, – усмехнулся Кузьма, наливая сок в низкий стакан. – Мне тридцать скоро.

– Месяцев? – уточнил Панкрат тем же насмешливым тоном.

Люся, не выдержав, прыснула.

– Тем более, Кузьма, – продолжал Панкрат. – Ведешь себя как ребенок. Я понимаю, конечно, твое состояние, только мы ведь с ней сюда не в биртольки приехали играть. Нам жизни свои спасать надо. От психа, который не сегодня-завтра может нас стереть в порошок. Если найдет. А твоя задница – извини, Люся, – скорости и мобильности нам вовсе не добавляет, понял?

– Я могу помочь, – Хакер, у которого покраснели не только щеки, но и бритая макушка, отставил в сторону стакан с соком, так и не отпив из него. – Вернее, я знаю одного неплохого парня, который может вам помочь.

При этом Кузьма украдкой глянул на Люсю.

Но похоже, его слова не произвели на нее никакого впечатления. Девушка сидела на кровати, скрестив обтянутые джинсами ноги и подложив под спину подушку. Слушая перепалку Панкрата и хакера, она молча рассматривала свои ногти и, казалось, была больше всего на свете озабочена их состоянием.

Плотный вечерний сумрак понемногу расцвечивался огоньками загорающихся окон. Панкрат с пепельницей в руках подошел к двери небольшого балкончика, имевшегося в номере, открыл ее и прислонился к косяку.

– Что это за неплохой парень? – негромко спросил он, не оборачиваясь.

Кузьма, однако же, хорошо расслышал вопрос. Поняв, что Панкрат заинтересовался, хакер быстро проговорил:

– Он журналист. Хороший журналист, три года назад даже премию получил от издательского синдиката. Сейчас у него нет постоянного работодателя, он разовые заказы выполняет. Парень с кучей полезных знакомств в любой сфере, начиная от бандитов и заканчивая политиками и шоуменами.

– А каким боком он может быть полезен нам? – спросил Панкрат. Уже просто из вредности.

– Так я и говорю, – Кузьма хлопнул себя ладонью по колену. – У него куча знакомств. В крайнем случае, он просто передаст информацию, которой вы располагаете, по нужным каналам. Или устроит встречу с тем, кому это может быть интересно. Или то и другое вместе.

Панкрат с подозрением посмотрел на него.

– Готов побиться об заклад, что ты ему уже позвонил…

Так или нет, а?

Поколебавшись, Кузьма кивнул.

– Точно, позвонил. Сразу с вокзала, когда утром приехал. Он дома сейчас, ждет нас.

– И что ты ему рассказал? – на это раз Панкрат обернулся, чтобы пристально взглянуть в лицо Кузьме.

Но тот не смутился и не отвел взгляд.

– Не волнуйтесь, ничего я не болтал, – ответил он. – Сказал только, что он может раскопать сенсацию. Все остальное сами ему расскажете – так, как захотите.

– Шустрый ты, однако, – проворчал Панкрат.

На этот раз уже более миролюбиво.

– А впрочем, Кузьма, спасибо, – добавил он чуть позже. – Может, и выгорит что-нибудь из этого. Один журналист мне как-то крепко помог.., глядишь, и твой друг не подведет.

Краем глаза заметив, как лицо хакера расплывается в довольной улыбке, а взгляд, полный гордости, медленно смещается в сторону Люси, Панкрат усмехнулся сам и вышел на балкончик, притворив за собой дверь.

Здесь было темно и свежо. С верхних этажей, где скорее всего располагался обычный для гостиниц такого типа дорогой ресторан, доносилась громкая ритмичная музыка. Наверное, играл вживую какой-нибудь коллектив. Слов было не разобрать: они растворялись в звуках клавишных и стуке драм-машины.

Панкрат курил, глядя вниз, на гостиничную стоянку, и старался не думать о завтрашнем дне. На самом деле он был скептически настроен в отношении затеи Кузьмы. К тому же ему было жаль парня, которого придется втянуть в «крутые разборки» со спецслужбами.

Впрочем, именно так эти ребята и зарабатывают себе на жизнь. Суя свой нос повсюду, где висят запрещающие знаки…

Когда Панкрат вышел на балкон, в номере установилась хрупкая тишина. Кузьма сидел неестественно прямо, постукивая костяшками пальцев по лакированной поверхности стола, в которой отражалось его худое лицо в больших роговых очках.

Время от времени он исподлобья посматривал на Люсю.

Со стороны это выглядело довольно-таки забавно: зрелый мужчина, боящийся взглянуть в лицо девчонке. Та же явно наслаждалась этим моментом, с независимым видом поглядывая на Кузьму и усмехаясь, когда тот поспешно отводил взгляд.

Потом она совершенно серьезно произнесла:

– Зря ты приехал. – И добавила:

– Мне жаль. Правда.

Но – зря.

На лице хакера появилась глуповатая улыбка.

– Почему? – спросил он, втайне надеясь, что ослышался:

– Я хотел помочь…

– Я знаю, – кивнула девушка. – Спасибо. Но…

Она замолчала, кусая губы.

Кузьма ждал, все так же постукивая по столу. Сейчас он больше всего был похож на механическую куклу, у которой вот-вот закончится завод.

– Понимаешь, – прошептала она наконец. – Я люблю его.

– Кого – его? – переспросил он каким-то чужим голосом.

Люся кивнула в сторону балконной двери.

– Его, – повторила со спокойной уверенностью. – Ты хороший парень, Кузьма…

Она опять замолчала. Потом вскинула голову и, словно бросаясь в прорубь, выпалила:

– Я сегодня перевязывала ему рану и поняла: без него – не смогу, – и, понизив голос чуть ли не до шепота, спросила:

– Ты понимаешь, о чем я?

Она посмотрела Кузьме в лицо с тревогой и надеждой.

– Извини, ладно?

Хакер тряхнул головой. Так, будто бы у него были длинные волосы и он отбрасывал с глаз непослушную прядь.

– Ничего, – севшим внезапно голосом ответил он. – Я просто хотел помочь. Отведу вас к своему другу – и больше не появлюсь. Обещаю тебе.

Люся совершенно по-детски шмыгнула носом и спрятала лицо в ладонях.

* * *

У Олега был черный «лендкрузер» – машина не самого высокого класса, но вполне солидная. Выезжая из гаража, расположенного на подземном уровне ведомственного здания, в котором находился отдел внутренних расследований, он на прощание помахал рукой охраннику. Парень, целый день занимавшийся только тем, что нажимал кнопку подъема ворот, с тоской посмотрел ему вслед. Предстояло еще ночное дежурство. Олег поймал этот взгляд в зеркале заднего вида и криво усмехнулся: вряд ли охранник подозревает о том, что начальник отдела с удовольствием поменялся бы сейчас местами с ним, простым винтиком в системе.

– Да и я такой же винтик, – вслух произнес он. – Только сечением побольше.

Джип выехал из гаража в заасфальтированный дворик, пересек его и миновал еще одну линию безопасности – рельсовые ворота, охраняемые на этот раз двумя секьюрити в серой форме без знаков различия. В Конторе не любили бросаться в глаза, если речь, разумеется, шла не об автомобилях.

Впрочем, и в этой области на выбор неплохо обеспеченных сотрудников в первую очередь влияли такие свойства машины, как надежность и солидность. Скорость и красота при этом отходили на второй план.

Один из охранников, хотя и знал все машины в отделе так же хорошо, как и их владельцев, подошел к джипу и, приложив руку к воображаемому козырьку, заглянул внутрь. Этого требовали инструкции, а здесь ими не пренебрегали.

– Счастливого пути, – пожелал секьюрити Эрдману. – И доброй ночи.

Тот кивнул и притопил педаль акселератора. Машина по