Book: Умереть, чтобы воскреснуть



Умереть, чтобы воскреснуть

Андрей ВОРОНИН

УМЕРЕТЬ, ЧТОБЫ ВОСКРЕСНУТЬ

Глава 1

Эту мечеть местные называли Синей из-за тысяч изразцов небесно-голубого, бирюзового, насыщенно-синего и фиолетового цвета на огромном куполе и башне минарета. Веденееву и Пашутинскому показали в Москве множество снимков, среди них и фотографии мечети с разных точек. Но реальная мечеть, прокаленная солнцем, овеянная песчаными бурями, выглядела гораздо красивей, чем можно было ожидать.

Мимо кофейни медленно прокатил внедорожник «Тойота-Лэндкрузер» — именно его поджидали двое российских граждан. До мечети еще оставалось метров двести, но водитель из религиозного благоговения уже сбросил скорость. Это был один из телохранителей, второй расположился сзади.

Впереди, в своей традиционной невысокой папахе сидел бывший и, о, президента Ичкерии, главный чеченский казначей при Дудаеве и Масхадове бригадный генерал Зелимхан Яндарбиев.

— Хорошо выглядит, — заметил Веденеев, делая глоток из крохотной чашечки.

Им показывали фотографии разных лет общим числом не меньше сотни. Вот Зелимхан в камуфляже, вот он под зеленым знаменем принимает на Коране президентскую присягу. Подписывает договор с Черномырдиным, дает интервью арабскому журналисту. Вот личная встреча в Кабуле с муллой Омаром, после которой правительство Талибана приняло решение признать независимость Чечни и установить дипломатические отношения.

А это уже снимки времен изгнания — Турция, Пакистан, Катар.

Последний снимок из архива ФСБ был годичной давности. На нем Зелимхан с его знаменитой родинкой выглядел уставшим, бледноватым, с «думой на челе» о судьбах родного народа. Сейчас за стеклом кондиционированного джипа маячило лицо с ровным загаром и неопределенной улыбкой на полных губах.

— Здоровеньким помрет, — одними губами произнес Пашутинский, глядя, как грузный низкорослый «казначей» выходит из машины в сопровождении двух широких спин.

— Не говори «гоп», Володя, — поморщился Веденеев.

Ему с самого отлета не нравилось настроение напарника. Тот отправлялся в Доху как на легкую прогулку. Здешние арабы в его представлении остались все теми же пастухами верблюдов, что и прежде.

Понастроили на нефтяные миллиарды небоскребов, пересели на джипы, но по сути остались кочевниками. Сам Веденеев так не считал и удивлялся — почему начальство решило послать сюда человека плохо знакомого с Ближним Востоком.

Сняв обувь у резных дверей, Зелимхан направился в прохладный зал мечети, чтобы предстать с молитвой перед Аллахом. Оба сотрудника ФСБ были заняты более прозаическими и насущными вещами — изучали условия для того, чтобы отправить Яндарбиева на прямую аудиенцию ко Всевышнему.

Внимание их было приковано к черному «Лэндкрузеру», который, казалось, плавился на солнцепеке. Оба телохранителя вошли в мечеть вместе с Яндарбиевым, и внедорожник остался без присмотра.

Машин на стоянке собралось не меньше полусотни. Дежурил здесь худой, дочерна загорелый юноша, принимавший оплату. Задача выглядела простой: отключить охранную сигнализацию яндарбиевского авто и незаметно прилепить к днищу взрывное устройство.

Зелимхан приезжал в эту мечеть трижды в неделю из своего дома, выделенного катарским эмиром, в престижном квартале дипломатических особняков. Дольше всего задерживался в пятницу, об этом двух сотрудников проинструктировали еще в Москве.

«Сегодня среда, день последней примерки „костюмчика“ для этого ублюдка. В пятницу работа должна быть сделана — сделана так, чтобы комар носа не подточил» — это четко понимали оба сотрудника ФСБ.

В кофейне подавали кофе дюжины разновидностей: черный, двойной черный, с корицей, лимоном, молоком, взбитыми сливками, перцем и прочим.

Пашутинский пил не слишком аккуратно, на блюдце красовалась коричневая лужица.

Многое в напарнике раздражало Веденеева.

Утешало одно: задание свело их ненадолго, уже вечером в субботу они вернутся в Москву. Там, в Москве, отчет о проделанной работе будут принимать у каждого по отдельности. И вряд ли их еще раз отправят куда-нибудь вместе. Не потому, что не сошлись характерами. В ФСБ вообще не способствуют появлению стабильных пар или троек.

Во взаимной притирке больше минусов, чем плюсов. Идеал — это полная взаимозаменяемость сотрудников.

Оба засекли время, но ни один при этом не взглянул на часы. Ни тогда, когда черный внедорожник вырулил из-за угла, ни потом, когда его покинули водитель и пассажиры. Внутренние часы у обоих шли с малой погрешностью.

По знаку Пашутинского со стола убрали пустые чашки и блюдца с нежными скорлупками от фисташек. ,Еще раз протерли его тряпкой не первой свежести и поставили, сняв с тусклого металлического подноса, еще две полные чашки. Всем этим занимался молодой парень того же возраста, что и парень на стоянке. В Катаре, как и на всем Ближнем Востоке, женщин в обслуге не увидишь. Нет официанток, продавщиц и так далее — всю эту работу выполняют исключительно мужчины.

— Серебро? — по-английски спросил у парня Пашутинский, постучав по подносу ногтем.

Подделываться под местных от них не требовали. Иностранцев в Катаре больше, чем арабов, — гастарбайтеры, туристы. Чужая речь здесь не режет слуха, особенно все привыкли к международному языку — ломаному английскому.

Поднос отчасти был похож на серебряный. Пашутинский прекрасно знал, что это подделка, но все же спросил. Иногда полезно глуповато выглядеть.

Праздные и глуповатые люди вызывают меньше подозрений и «до» и «после», когда человеку приходится давать показания.

Парень улыбнулся и покачал головой. Он привык к специфическим интересам приезжих. Медные и позолоченные, серебряные и бронзовые изделия — главные сувениры, которые туристы увозят домой. С утра до вечера они толпами бродят по узким улочкам старого города. Разглядывают кувшины с насечкой, вычеканенные на блюдах сказочные сюжеты, звенят верблюжьими колокольчиками. Роются в больших чанах, доверху наполненных дешевыми кольцами и перстнями.

По подсчетам Веденеева, Зелимхан и его, телохранители покинули мечеть спустя сорок одну с половиной минуту, его напарник насчитал почти сорок две. Чеченец выглядел уже не таким веселым, зато весь лучился умиротворенностью. Внедорожник проехал мимо в обратном направлении, теперь гораздо шустрей.

Напарники не сразу покинули кофейню. Выдержали достаточно долгую паузу, чтобы никто из случайных свидетелей не смог сопоставить два события: отъезд одних и отбытие других.

* * *

Черный внедорожник въехал во внутренний дворик особняка, выложенный плиткой. Зелимхан жил здесь уже три года вместе с семьей, успел посадить несколько абрикосовых деревьев и много цветов.

Пищу принимал под полотняным навесом — иногда вместе с сыном, иногда с заезжим гостем, но чаще в одиночестве. Стол накрывала сама жена, она и готовила — домработница занималась только уборкой.

Вот и теперь Малика поставила перед ним тарелку риса с финиками и шербет в тонкостенном стакане.

Последнее время он особенно любил сладкое.

— Хлеба хватит? — спросила она по-русски.

Дома они всегда говорили по-русски больше, чем по-вайнахски, — ив советское время, и в войну, и в годы независимости, и в эмиграции.

— Хватит.

Еще одна привычка из прошлого, все есть с хлебом, даже рис. Свои первые стихи начинающий поэт-комсомолец Яндарбиев тоже написал о хлебе.

Больше шансов напечататься.

Малика работала библиотекарем, а начинающий поэт Зелим сотрудничал в грозненской газете «Ленинский путь». Вероятно, пописывал бы до конца своих дней правильные статьи и лирические стихотворения — в советское время этот труд неплохо оплачивался.

— И вдруг закрутился водоворот. Пока власть казалась незыблемой, она устраивала всех. Но при первых же трещинках стальной Вавилонской башни все сразу вспомнили, какой они нации, какой веры. Всплыли старые обиды — оказалось, никто ничего не забыл.

В мае девяностого Зелимхан организовал крохотную Вайнахскую демократическую партию, в ее программе уже была прописана независимость. Через полгода он стал зампредом исполкома Общенационального конгресса чеченского народа — надел папаху и снимал ее, только ложась спать. В начале девяносто второго Яндарбиев уже отпустил бороду, нацепил камуфляж, тогда он активно участвовал в грабеже брошенных на произвол судьбы российских военных складов.

Он стал ближайшим сподвижником Дудаева.

Удостоился чести первого покушения — в октябре девяносто третьего в Грозном, по его машине, остановившейся возле дома, дважды стреляли из подствольного гранатомета. Бывший комсомольский секретарь редакции, он повесил на стенку коврик с изображением Каабы, стал молиться положенное число раз и регулярно посещать мечеть.

Когда началась война, против него и еще шести чеченских вождей возбудили уголовные дела и добились санкции на арест. После гибели Дудаева Яндарбиев сменил его на президентском посту. Вел в Кремле переговоры с Ельциным, подписывал перемирие с Черномырдиным, остался в Москве заложником на время вылета Бориса Николаевича в Чечню… :

Смуглый молодой парень, только что вернувшийся вместе с шефом из мечети, сообщил о визите посланца Абу-Валида. Вытерев лоснящиеся губы белым полотенцем, Зелимхан тяжело поднялся с места и вошел в небольшую комнатку, чтобы лично глянуть на монитор.

— Впускай, я его знаю. Проверь с головы до ног и впускай. Скажи Малике-ханум, чтобы сделала нам два кофе.

Посланец не обиделся на тщательный обыск.

На войне как на войне. Эта категория людей давно привыкла следовать восточной мудрости: «На Аллаха надейся, но верблюда все равно привязывай».

Они сами следовали ей и не возражали против применения тех же правил к себе.

Широким шагом гость прошел по плиткам двора и приветствовал Зелимхана, как младший старшего: приобнял и коснулся лбом плеча.

— Садись, Алимардан, рад тебя видеть.

Оба сделали по глотку кофе, только потом хозяин спросил:

— Откуда сейчас?

— Самолетом из Баку. Два дня назад еще был в лесу.

— Как там наши леса?

— Скоро зазеленеют. Русские много пожгли за последний год. Но это капля в море.

— Каждую весну проклинают «зеленку». Помню, сам слышал радиоперехваты.

Эти двое пили кофе совсем не так, как двое эфэсбэшников в кофейне. Восточные люди умеют смаковать каждый глоток напитка, каждый кусок еды.

Даже в фанатике-боевике, способном годами прятаться в горных пещерах и жить на подножном корму, живет сибарит. Эта часть личности только ждет удобного случая, чтобы проснуться.

— Абу-Валид просил передать, что его с начала года упорно пытаются с тобой стравить. Льют на тебя грязь, будто ты собрал здесь не десять миллионов, а пятнадцать.

Несмотря на иерархию, воюющие против Москвы чеченцы обращались друг к другу на «ты», подчеркивая свое единство в борьбе за общее дело.

— С начала года? Обо мне давно уже такое говорят. Пора федералам сменить пластинку.

Или они верят, что ложь от долгого повторения станет похожа на правду?

— В прошлом году они не пытались ничего насчет тебя запустить.

— Папку не в тот шкаф засунули. А перед Новым годом, наверное, инвентаризацию устроили.

— Сейчас взялись очень активно. Абу-Валид считает, что не только ему все это подбрасывают.

— Конечно. Посмотрим, кто еще поделится со мной своими тревогами. Твоему командиру понадобился месяц, чтобы встревожиться.

— Он в самом деле встревожен. Считает, что ФСБ взяло тебя на мушку.

— Мы все у них на мушке. Что делать? Мы принадлежим Аллаху и к нему возвращаемся.

— Воистину.

Хозяин и гость провели по лицу сложенными вместе ладонями.

— Что передать Абу-Валиду?

— Что нашел меня в добром здравии. Переводы будут продолжаться в прежнем ритме. Просто сейчас жертвователи дают деньги адресно. Если их дают для Шамиля, я не вправе перебросить средства кому-то другому. Хотя сам, может быть, считаю, что там потребность более насущная. Шамиль на прошлой неделе показал товар лицом…

Посланец Абу-Валида молча кивнул, он знал о взрыве в московском метро.

— Шамиль показал товар лицом, и теперь снова пойдет перекос в его пользу.

— Мы тоже работаем, не сидим на месте.

— Есть вещи, о которых русские просто умалчивают. У них сейчас сильнейшая цензура, они почти закрыли тему своих потерь в Чечне.

— Мы снимаем свою работу на видео.

— Последнее время кассетам вообще мало доверия. Сейчас любой дурак знает, что дату на пленке можно в два счета подделать. Все можно подделать. Никто из наших, конечно, не занимается подобными вещами. И жертвователи впрямую не бросаются такими обвинениями. Но я вижу, что им хочется подтверждений. А русские поприжали и телеканалы и печать, упрямо молчат о потерях.

Вот взрывы в метро и в электричках, они обсасывают месяцами. Пусть Абу-Валид примет это к сведению.



Глава 2

В августе, через полгода после появления в Катаре сотрудников ФСБ, Глеб Сиверов сидел на ведомственной московской квартире напротив человека в генеральских погонах. Тот хмурился, двигая по столу свою дешевую зажигалку.

— Срочное задание. Твой предшественник его чуть не провалил. Поезжай, разберись и прими от него дела.

— Куда ехать?

— Недалеко. Из Москвы в Москву. Ты давно общался с «золотой молодежью»?

— Не наш, вообще-то, контингент, — пожал плечами Слепой.

— Теперь наш. Пришлось взять их под крылышко. Только не надо морщиться и говорить мне, что задание не твоего уровня.

— У меня и в мыслях не было, товарищ генерал.

Генерал, конечно, держит в уме его, Сиверова, профиль — значит, имеет веские причины поручить это дело именно ему.

— Нет времени все подробно тебе объяснять.

Важно поскорей взять бразды в свои руки. Ребятки — дети высокопоставленных мидовцев. Только не кривись, не говори мне, что эту публику ты на дух не переносишь.

— Вы меня с кем-то путаете, Федор Филиппович. Когда я последний раз капризничал?

— Да я сам обо всем этом думаю вместо тебя.

Короче, поезжай, там объяснят суть. На днях встретимся, поговорим обстоятельней.

…Уже через сорок минут Сиверов прибыл по указанному адресу — в гольф-клуб на Аптекарском. Для поля с восемнадцатью лунками здесь был спроектирован искусственный рельеф: водоемы и террасы, деревянные ограждения и препятствия. Под жарким солнцем покрытие из искусственной травы выглядело не правдоподобно зеленым и свежим.

Глеба встретил тот, кого ему предстояло сменить. Невысокого роста жилистый человек в белой шапочке с козырьком. Обменявшись рукопожатием, они присели рядом на ровно подстриженную траву.

— Их всего пятеро, — объяснил сотрудник, представившийся Михал Михалычем. — Неразлучная компания. Называют себя «Magnifisent Five».

— Знают старое кино?

Название для компании, конечно же, придумано по аналогии с «Magnifisent Seven» — знаменитым вестерном «Великолепная семерка». Среди советских граждан в шестидесятые годы он был, пожалуй, еще больше знаменит, чем среди американцев. Единственный штатовский вестерн, который выпустили в прокат по личному распоряжению Хрущева.

— Они вообще много чего знают. И о себе понимают слишком много. Через пару дней тебя так достанут, что волком взвоешь. Я уже дважды подавал рапорт, чтобы избавили меня от этих аристократов. Что я с ними только не творил мысленно: ломал кости, расстреливал из автомата, подвешивал за ноги, топил в дерьме.

— И девушек тоже? — спросил Слепой, уже выделив взглядом стайку с клюшками.

— Всех без исключения.

— А там кто маячит?

— Наш человек. Вон другой, видишь? Мои подчиненные в количестве двух единиц. Их менять не собираются, так что ты их унаследуешь.

— Подчиненных ты мысленно не поджаривал?

— Нет. Пару раз сделал втык по делу, а в остальном жили дружно.

— Кто против нас?

— Человек опытный. Одиночка.

— Чего хочет?

— Убивать он их вроде бы не собирается. Всего-навсего взять в заложники.

— Каких требований от него ждут?

— Точно неизвестно.

— Насколько я понял, денежный выкуп для него не первоочередная вещь. Иначе бы он нашел себе кого-нибудь поперспективней.

— Торопишься с выводами. Конечно, предки у них не олигархи, зато мог при надобности выбить денежки на выкуп из кармана у государства. Трудно заранее сказать, какие будут требования, но личный мотив тут безусловно присутствует.

— Что известно об этом типе?

— Бывший наш сотрудник.

— И как он дошел до жизни такой? — искренне удивился Глеб.

— Не знаю. Мне объяснить не удосужились.

— Поставили охранять и закрыли от тебя информацию?

— Ты с этим впервые сталкиваешься?

— Да нет.

Худощавый парень с золотистыми волосами до плеч замахнулся клюшкой и послал мячик высоко в небеса. Чем-то он напоминал юношу эпохи Возрождения. Казалось, будто его, нарисованного на холсте, оживили с помощью магии и переодели в современные шмотки — светлые брюки и желтую тенниску с короткими рукавами.

— Расскажи мне про них.

— Денис Воротынцев, восемнадцать лет. Учится в Англии, сейчас на каникулах. Единственный из них, кто по-настоящему умеет играть в теннис и гольф, остальные, считай, дурака валяют. К сверстницам относится флегматично, спиртного не потребляет — только минералку и натуральные соки.

— Человек из светлого будущего.

— До такого будущего я, надеюсь, не доживу.

— Давай тогда про минусы.

— Да у них у всех минусы одинаковые. Стеб без конца и края. Презрение ко всем и вся.

— На то они и «золотая молодежь».

— Понимаю, но от этого не легче.

— А девочка в голубом со стройными ножками?

— Маша Прилукская, стерва не дай бог. И фамилии, черт бы их побрал, не такие, как у всех.

— Маша постарше будет.

— Заканчивает МГИМО. Сразу пойдет в МИД, там папаша заведует целым сектором. Цинична до беспредела, нас считала паршивой обслугой. Мимо меня несколько раз прошла голышом. Чего стесняться, я ведь холуй, недочеловек.

— А ты не слишком серьезно их воспринимаешь?

— Попробуй по-другому, если ты сутками рядом. Лучше сделать себе обрезание и работать среди моджахедов, притворяться мусульманином хоть целый год.

С шутками и смешками компания добралась до места падения мячика, откуда Денис пульнул им еще раз. До бывшего и нового руководителя «службы охраны» донеслись аплодисменты.

— Давай дальше. Кто у нас второй молодой человек?

— У этого, по крайней мере, есть одна нормальная человеческая слабость. Азартен до беспредела.

Без конца заключает пари, время от времени пытается затащить компанию в казино или бильярдную.

Или на квартиру, где богатенькие Буратино сражаются в преферанс.

— Преф все-таки не рулетка. Если «классику» считать азартной игрой, тогда и шахматы тоже.

— Не игра ведь важна, а игрок.

— Согласен. Везучий он или нет?

— Везучий, собака. Его уже не во все казино пускают.

— Чем этот товарищ занимается в свободное от игр время?

— Выперли из института. Отец добился, восстановили. Через полгода не выдержали и выперли снова. Прямо на занятиях играл под бабки. Отбирали колоду — он кости из кармана доставал. Отсаживали от него всех — он играл сам с собой.

— О нем, ты, похоже, больше знаешь.

— Потому что любитель хвастаться. Если заведется, слова никому вставить не дает.

— Зовут как?

— Мирон Митрохин. К нам он, правда, не приставал со своими пари, считал, что сотрудникам расплачиваться нечем.

Глеб перевел взгляд на стриженую рыжеволосую девушку в черной майке и бриджах: ухватив клюшку, как автомат, она направила ее на Мирона.

— Лена Ричи. Это не фамилия, а прозвище. Фанатка Гая Ричи, ее подкалывают, будто она его вторая, заочная жена после Мадонны. Знает наизусть «Карты, деньги, два ствола», цитирует к месту и не к месту.

— Где учится?

— Тоже в МГИМО, пойдет по стопам отца и всей родни по отцовской линии. В свободное время рисует комиксы… Ну и последняя — Вероника. Они все помешаны на модном и стильном барахле, но эта дура особенно. Ни о чем другом не в состоянии говорить — только о шмотках, косметике, мобильниках, тачках. Закончила юрфак, член гильдии адвокатов. Но никто ей пока даже самого сраного дела не доверил.

Вероника как раз общалась по сотовому и держалась особняком. На зеленой подстриженной траве поля для гольфа она смотрелась самым ярким пятном в своем красном брючном костюме.

Посторонних игроков и зрителей здесь не было. Компания заплатила за два часа исключительного пользования.

— Но ведь они же не целые сутки проводят вместе. Как вы обходились втроем?

Переведя взгляд на собеседника, Сиверов не мог не почувствовать резкий контраст с «великолепной пятеркой». Дешевая и не слишком свежая тенниска, сумрачно-сосредоточенный взгляд и тускловатые белки глаз — признак усталости от непрерывного напряжения. С другой стороны, Михалыч выглядел плотным, жилистым, земным созданием по сравнению с компанией, нарисованной на траве акварельными красками. Может быть, при ближайшем рассмотрении в них тоже проступит материальное начало?

— Да они не могут друг без друга, — ответил Глебу предшественник. — Начало учебного года их, конечно, разводит. А сейчас, во время каникул, они целыми днями вместе. Одни не учатся, у других нет работы. «Дольче вита», одним словом.

— Странно, что они в Москве. Им бы сейчас полагалось валяться где-нибудь на средиземноморском пляже.

— Они и собирались туда. Родители не пустили. Сочли, что здесь больше возможностей обеспечить их безопасность. Часть времени компания торчит за городом, там у родителей Дениса коттедж со всеми прибамбасами. Однажды наш бывший сослуживец пытался проникнуть туда среди ночи.

— Пытался проникнуть? — удивился Слепой. — И никто при этом не пострадал?

— У него, как я убедился, своеобразный кодекс чести. Не хочет стрелять в бывших коллег.

— Черт возьми, я готов прослезиться.

Слепой все больше убеждался — такого задания у него еще не было. До сих пор он был скорее киллером на государственной службе, чем телохранителем. Всегда действовал против врагов, не брезгующих ничем, и никогда еще не имел подобного рода противника.

— А вы, значит, тоже…

— Мы стреляли, как положено. Только ведь он знает наши методы работы от и до. Смог уйти живым и невредимым.

— Как молодежь перенесла стрельбу?

— Для них это все как приключение, как кино.

Они вообще не чувствуют реальности выстрелов, ни разу не видели, как свинец вышибает мозги.

— Никто не испугался? Даже девчонки не закатили истерику?

— Скоро сам убедишься, как они к этому относятся.

Михалыч снял шапочку с козырьком и провел рукой по волосам ото лба к затылку. Он выглядел безмерно уставшим и подавленным. Слепой знал, что ждать гораздо тяжелей, чем действовать самому. И его самого будет тяготить работа охранника, цепного пса на привязи.

— Так тебя за случай в коттедже решили убрать?

— Тому случаю уже неделя исполнилась. Скорей за вчерашнее. Вчера я не выдержал, выложил Прилукской все, что о ней думаю. Достала уже, — Михалыч провел ребром ладони сперва под подбородком, потом над головой. — С одной стороны, я рад, что избавился. С другой… Противно, что на первую же ее претензию с такой готовностью отреагировали.

«Великолепная пятерка» лишний раз убедилась, что мы действительно холуи, заменить нас даже проще, чем затребовать другого официанта.

Шапочку с козырьком он не стал подбирать, он в ней больше не нуждался.

— Какую с тебя требовали отчетность?

— Насчет этого пожаловаться не могу, особо не грузили. Писать заставляли по минимуму.

— Для Филиппыча?

— Работа здесь под началом подполковника Звонарева.

— Нормальный мужик?

— Я так и не понял. Слишком редко контачили. Он не придирался по пустякам. Но много о чем умалчивал.

— Может, не по своей инициативе?

Предшественник пожал плечами. Ему явно хотелось поскорей убраться с поля. Хоть он и сам спровоцировал свое увольнение, все равно этот факт останется пятном в его послужном списке.

На двух открытых легких электромобильчиках компания молодежи поехала к водной преграде, обозначенной красными колышками. Где-то там упал после очередного удара мяч. Слышались громкие, с небрежным шиком произносимые термины: питч, слайс, богги.

Слепой уже внутренне взял на себя ответственность за молодых людей. Двое сотрудников справа и слева от корта побежали трусцой за компанией. Глеб тоже двинулся небыстрым, но широким шагом. Предшественник вынужден был следовать рядом с ним — он не получил пока позволения отправляться восвояси.

— Знаешь, на сколько тянет все это удовольствие — в смысле, поле? Мощение, озеленение, альпинарий, водопад, искусственные водоемы. Трава с длиной ворса два миллиметра, чтобы условия качения мяча приближались к натуральному грину…

— Даром ты время не терял. Набрался по части гольфа.

— Спортивный комментарий, по крайней мере, вести могу… Сорок пять штук «уев» здесь вбухано.

Не так уж много по московским меркам.

Глава 3

Операцией «Оазис» руководил Коломийцев, сотрудник ФСБ, уже три года работавший под «крышей» российского посольства в Дохе. Прибыв на арендованную посольством дачу, Олег Веденеев и Володя Пашутинский рассказали ему о последней примерке.

— Со стоянкой все в порядке, — улыбался Владимир. — Ни полиции поблизости, ни камер наблюдения. Один только джигит лет восемнадцати квитанции выписывает.

«Джигит», «пастух» — подобные определения вызывали у Веденеева кратковременную зубную боль. Сколько раз он уже сталкивался с некомпетентностью таких «деятелей», свысока поглядывающих вокруг.

— Как поступим, если машина втиснется в щель? — спросил старший.

Заранее было решено, что взятый напрокат минивэн припаркуется бок о бок с яндарбиевским внедорожником. Но водитель «Тойоты-Лэндкрузера» мог поставить машину на свободное место между двумя занятыми. Ближайшие места в соседнем ряду тоже могли занять — ведь желательно было выдержать минутную паузу и подъезжать на минивэне уже после отхода Зелимхана и его спутников от стоянки.

— В худшем варианте нас будут разделять машины две, не больше. Я беру ключи, лезу озабоченный под минивэн. Как только Олег дает добро, я уже под «Лэндкрузером», — без запинки произнес Пашутинский.

— Туда-сюда-обратно, тебе и мне приятно, — задумчиво пробормотал Коломийцев.

— Именно так.

— За три года я насмотрелся, как здесь машинами пользуются. Если в Европе никто сам не заглядывает под капот, то здесь тем более.

Прямиком на СТО — своим ходом или на эвакуаторе. А уж ложиться на землю, как наши мужики привыкли… На вас моментом обратят внимание.

— Можно надеть одинаковые комбинезоны, — предложил Веденеев. — Тогда Володя будет смотреться убедительнее.

— Комбинезоны само собой, — кивнул старший.

Олег готов был поручиться, что Коломийцев даже не думал о спецодежде. Он терпеть не мог начальников, которые выискивали недостатки в работе подчиненных, а все дельные предложения принимали как само собой разумеющееся. "Успокойся, — сказал он себе. — Ты сегодня слишком раздражен.

Коломийцев не лучше и не хуже других. Просто у него есть дипломатический паспорт, а у вас с Володей обычные с визой".

— Придумаем название фирмы и нанесем по трафарету на оба комбинезона. Еще и на транспорт в придачу. Загнать в какой-нибудь тупик, взять распылитель и за минуту пустить надпись по борту. Смываемой краской, чтобы не было вопросов при возврате «колес».

«Вот это дельная мысль, — отметил Олег. — Надпись всегда отвлекает от номера. Даже если после взрыва соседство минивэна с „Лэндкрузером“ покажется кому-то подозрительным, полиция потратит день-другой на поиски мнимой фирмы».

Еще один вопрос: что потом делать с минивэном, взятым напрокат по подложным документам? Сейчас он стоит среди тысяч других машин на огромной крытой стоянке в пять наземных этажей и три подземных. Лучше всего после взрыва загнать его туда же.

Ни в коем случае не оставлять на открытой стоянке, там минивэн быстрей обнаружат, если кто-нибудь из свидетелей-зевак все-таки заметит и сообщит номера. На крытой стоянке данные машин не вбиваются в компьютер. При въезде на четвертушке разграфленной розовой бумаги проставляют от руки время и прижимают ее «дворниками» к лобовому стеклу. При выезде считают срок и выбирают чек к оплате.

— Сколько пробудете возле мечети?

«Сколько ни скажем, он обязательно скорректирует время», — подумал Олег.

— Думаю, четверть часа хватит, — прикинул Пашутинский.

Старший перевел взгляд на Веденеева.

— По пятницам наш герой молится в два раза дольше обычного. Можно еще поторчать, — ответил Олег.

По плану операции он должен был все это время оставаться на водительском месте. Пашутинский подвесит взрывное устройство к днищу «Лэндкрузера» и отправится в магазинчик, где купит хурму — большую открытую коробку. У возможных зевак, не знающих куда деть глаза, не должно возникнуть вопросов: кого ждут в минивэне эти двое, почему уехали, не дождавшись. Выход человека к магазинчику и возвращение с хурмой объяснит все сразу: приезд, ожидание и отъезд.

Хронометраж уже провели. Неспешный путь к магазинчику — три с половиной минуты. Осмотреть товар, поторговаться и расплатиться — от пяти до десяти минут. Возвращение к минивэну с полной коробкой — еще пять.

— Сколько влезает в такую коробку? — спросил старший.

— Килограмм двадцать — двадцать пять.

— С грузом человек идет быстрее, чем с пустыми руками. С пустыми руками идешь в свое удовольствие, с грузом хочется побыстрее дойти.

Веденеев оценил крепкую фигуру напарника.

Специалист-взрывотехник походил скорее на десантника. Это было еще одним минусом кандидатуры Пашутинского — минусом, почему-то не принятым во внимание в Москве. Здесь, на Аравийском полуострове, народ щупловатый, узкоплечий, здесь «шкафы» всегда бросаются в глаза.

— Для Володи двадцать кило не вес. Он может забыть о нем и по-прежнему глазеть по сторонам.



— В самом деле, — кивнул Коломийцев. — Пусть возьмет две коробки, тогда он будет выглядеть убедительнее. Дважды по две.

— Чья жена в посольстве собралась варенье варить? — недовольно осведомился Пашутинский.

Коломийцев жизнерадостно рассмеялся. От долгого пребывания в посольстве под дипломатическим прикрытием он стал похож на настоящего дипломата. Запах дорогого мужского одеколона, нежнейшая белая сорочка и отбеленные зубы, стильный галстук и перьевая авторучка с золотистым колпачком. Отутюженные брюки и черные туфли с тонкими черными шнурками, завязанными двумя совершенно одинаковыми узлами.

Веденеев сам любил аккуратность, но его аккуратность не стоила таких денег. Сейчас он по «легенде» считался водилой и просто обязан был выглядеть соответствующе. На ногах сандалии, на запястье недорогие часы на металлическом браслете. Мятые брюки, мятая майка. Володя Пашутинский выглядел примерно так же, но в отличие от напарника чувствовал себя в своей шкуре.

— По времени получаем, — старший стал суммировать на калькуляторе. — Минута на работу, от силы две. Три минуты до лавки, семь минут на все дела с продавцом. Две минуты донести до машины первую партию хурмы. Еще три туда плюс две обратно. Итого девятнадцать минут плюс-минус одна.

* * *

На следующий день, в четверг, Пашутинскому выдали билеты на рейсовый катер до Абу-Даби и на «Боинг» из Абу-Даби в Берлин. В последний момент в Москве приняли решение, что безопаснее вылетать не из Катара, а из Объединенных Арабских Эмиратов. Благо, большой задержки не будет — по морю до Абу-Даби всего ничего. Еще в ФСБ решили, что Пашутинский с Веденеевым не должны улетать вместе в первую же ночь после убийства. Пусть вначале полетит один, а другой — в воскресенье.

Перед тем как заснуть в четверг на посольской даче, они обсуждали последние новости. Володя завидовал, что напарник еще остается.

— Повар здесь классный, бассейн тоже. Что еще нужно, чтобы спокойно встретить старость? Я вообще не люблю резко рвать когти — неуютно себя чувствуешь. Кажется, будто кто-то дышит тебе в затылок.

— А я бы лучше улетел, чем торчать здесь лишние два дня, — заметил Веденеев. — Сейчас нас здесь более или менее терпят: как-никак по делу в командировку прибыли. А завтра, когда вернусь, я уже буду чувствовать себя лишним. Я, знаешь, человек мнительный. Не очень люблю пользоваться бесплатными благами.

— Наплюй на всех. Господи! Эти дипломаты здесь только соблюдают этикет, больше ничем не занимаются. Неделю вместе со всеми будут притворно посыпать головы пеплом: как же это убили-замочили личного гостя эмира? Разве сравнится наша работа с их? Да они нам должны лично прислуживать, включая посла и его жену.

— Во-первых, никто, кроме Коломийцева, не посвящен в дело.

— Ничего, завтра догадаются. Дураков здесь нет. Требуй внимания, пользуйся всеми благами.

Плавай, отъедайся, загорай. На это лето в Москве дохлый прогноз — не больно загоришь.

— Купил что-нибудь своим?

— С этими купишь. Как узнали, что я лечу, всучили дерьма на полный чемодан. Я уже открытым текстом первому секретарю сказал: хорош борзеть!

А он все равно прикинулся, что не понял. Одно слово, дипломат.

— Ладно. Надо отоспаться.

Оба умолкли на узких кроватях под мерное гудение кондиционера. Веденеев лежал с открытыми глазами и думал о собственной мнительности. Для сотрудника ФСБ это палка о двух концах. Мнительность может спасти тебя от верной смерти, мнительность может и погубить.

Нужно позволять ей нашептывать все что угодно. Если затыкать уши, она будет громко кричать.

Нужно кивать ей: отлично, я все понял. А делать по-своему, отсеивая полезные зерна от плевел.

На работе Веденееву почти всегда это удавалось. В личной жизни — нет. Он дважды разводился и оба раза так и остался в неведении, насколько оправданными были его подозрения. Человек, привыкший обращать внимание на каждое слово, каждый пустяк, он до сих пор даже задним числом не мог сделать окончательный вывод: изменяли ему жены или нет?

Он чувствовал, что для женщин нет постоянных правил и принципов, нет правого и левого, верха и низа — все решается здесь и сейчас. И это сбивало его систему координат, наделяло внутренний голос большими, чем обычно, правами.

Глава 4

Веденеев с Пашутинским покинули загородный дом еще затемно — никто не должен был видеть их выходящими отсюда. Они сели на рейсовый автобус и через полчаса сошли в центре Дохи. Взрывное устройство уже находилось в минивэне, поэтому руки у них оставались свободными.

При себе они имели российские загранпаспорта на чужие фамилии. Эти документы они предъявили, когда брали транспортное средство напрокат, данные именно этих паспортов были внесены в авиабилеты.

Ключ от минивэна лежал в кармане у «водителя» — Олега. Обнаружив машину на месте, они с напарником первым делом проверили незаметные постороннему глазу метки. Все в порядке: никто не дотрагивался до дверцы и стекол, не пытался проникнуть внутрь. Можно садиться и ехать.

Выбравшись на спиральный съезд, медленно скатились на первый этаж. Здесь от них приняли плату и выпустили наружу, приподняв легкую, чисто символическую загородку. Веденеев сразу повел машину в заранее выбранное место, укрытое от посторонних глаз.

Сейчас, с началом последней фазы операции, его глаза превратились в сканирующие устройства. Все вокруг оценивалось как сомнительное или нейтральное: авто, блюстители порядка, прохожие в длинных, до пят, накидках-биштах и платках-куфиях, фигуры за прозрачными витринами, лица в раскрытых окнах домов.

Все было важно, все могло сыграть в плюс или минус: сегодняшняя температура воздуха, ветер с песком или безветрие. Даже число верблюдов, привезенных на «конкурс красоты», — вот их ведут под уздцы по тротуару, украшенных шелковыми лентами и крупными монетами, с колокольчиками на шеях, бубенцами на ногах и небольшими ковриками на спинах.

Еще вчера напарники перекинулись бы словом по поводу этой процессии, растянутой по всему городу. Но сегодня оба были слишком сосредоточены. По мере удаления от центра с его отелями, банками, представительствами транснациональных корпораций все меньше становилось высотных зданий. Дома принимали традиционный восточный облик: на улицу смотрели непроницаемые, без единого окна стены, только зелень внутренних двориков осторожно выглядывала из-за глухих заборов.

Веденеев заехал в узкий тупик, огражденный с трех сторон стенами из местного камня, а с четвертой — плотными декоративными кустами.

Напарник прилепил к левому борту минивэна заготовленный для надписи бумажный трафарет.

Медленно водя распылителем, Олег старался добиться наилучшего результата: буквы должны быть закрашены равномерно и густо, но за границы трафаретной полоски не должна брызнуть ни одна капля.

Надпись повторили на другом борту и сзади — везде Олег действовал с одинаковой тщательностью. Пашутинский держал в руках тряпку, чтобы стереть лишние брызги, но воспользоваться ею так и не пришлось. Оба молча вернулись в машину — один на водительское место, другой на пассажирское.

Теперь свежие надписи у них на комбинезонах соответствовали таким же, только более крупным, на минивэне. Оба окончательно стали похожи на гастарбайтеров — сотрудников фирмы, отправленных с утра по делу.

Машина двинулась обратно к центру. Уже маячил впереди минарет Синей мечети, будто кто-то попробовал протереть от пыли тусклый небосвод и оставил после себя узкую полоску насыщенного цвета.

Слева из кафе донеслась англоязычная песня «Тату». Музыка смешалась с городскими шумами и тут же снова потонула, когда кафе осталось позади. Две недели назад девочки из России приехали сюда с гастролями и, говорят, произвели фурор. Кое-где остались еще афиши, и пресловутое «Нас не догонят» до сих пор доносилось из кафе и дискотек.

* * *

Когда Зелимхан увидел через спутниковую антенну первую «картинку» с заложниками в «Норд-Осте», он сразу обратил внимание на детей, сверстников его собственных. Из всех, кто контактировал с Бараевым, только два человека — Зелимхан и Шамиль — могли реально влиять на него. Формально говоря, житель благополучной Дохи не мог отдавать безапелляционные приказы, как Басаев из своего леса. Но Бараев чувствовал себя неуверенно, сам обращался за советом.

Яндарбиев мог бы посоветовать отпустить всех несовершеннолетних, чтобы не повредить образу чеченцев как «борцов за свободу». Но не стал: в теперешнее суровое время нет и не может быть места компромиссам. Война будет длиться не десять и не двадцать лет. Мальчишки вырастут, пойдут в армию. Девочки родят детей. Борьба малого народа с большим — это еще и демография.

В чеченских семьях издавна имели много детей, но при той жизни, которая сейчас, женщины боятся рожать. Нужно, чтоб и русские женщины боялись рожать, чтобы их жизнь тоже была не сладкой. Если чеченка думает о том, что ее будущий ребенок может стать жертвой шального снаряда, пусть русская испугается, что ее дитя погибнет при теракте. После «Норд-Оста» он заявил в интервью:

«Чеченский и любой другой народ, который борется за свое освобождение, имеет полное и безусловное право на использование любых методов и средств».

— Собирайся, поедем в мечеть, — Зелимхан погладил сына по голове.

Малика сразу захлопотала, кинулась гладить одежду — по пятницам в самой большой столичной мечети собирается много народу, ее сын должен выглядеть чистеньким и аккуратным.

— А я не ошибусь? — с тревогой взглянул на отца Дауд.

— Смотри на других и делай как они. Смотри на меня, — улыбнулся Зелимхан.

Они уже три года жили в Катаре под покровительством самого эмира Хамада аль-Тани. Первое время после бегства из Чечни Яндарбиев жил с семьей в Объединенных Арабских Эмиратах. Ездил оттуда в Пакистан и Афганистан, Кувейт и Саудовскую Аравию. Называл войну против России частью великого джихада, великого противостояния ислама с иноверным миром. Но однажды власти аннулировали его вид на жительство и не впустили обратно в страну.

Переждав некоторое время в Турции, Зелимхан обосновался в Катаре. В 2Ю1 году его объявили в международный розыск по линии Интерпола.

Без одобрения американцев такие вещи не происходили. Яндарбиев отлично знал причину — еще до первой чеченской войны ему и Удугову устроили встречу с бен Ладеном. Контакт ограничился взаимными вежливостями и общими фразами, американцы об этом узнали через своего осведомителя. Но после 11-го сентября даже мимолетной встречи с главным врагом Америки оказалось достаточно, чтобы попасть из разряда борцов за свободу в разряд преступников.

Зелимхан проклинал себя за эту бесполезную встречу, однако ничего уже не мог изменить. Не раз и не два Россия требовала его выдачи. В ноябре 2002-го катарские власти обещали рассмотреть вопрос о пребывании Яндарбиева на своей территории. Зелимхан уже прикидывал, куда податься, но «рассмотрение» закончилось в его пользу. Министр иностранных дел Ахмед бен Абдалла аль-Махмуд официально заявил, что бывший президент Ичкерии находится в Дохе на положении «беженца без права политической деятельности».

Позицию властей не изменило даже решение комитета ООН по санкциям в отношении талибов, «Аль-Каиды» и связанных с ними лиц — с подачи русских ооновцы включили Яндарбиева в список международных террористов. Это решение Комитета обязывало все государства-члены ООН немедленно заморозить счета и другие имущественные средства Яндарбиева, «не допускать его въезда на свою территорию или транзита через нее, исключить оказание ему какой-либо материальной помощи или поддержки».

К счастью для человека с прилипшей к голове папахой, эмир Хамад мог позволить себе наплевать на решения ООН. Зелимхан продолжал благоденствовать в просторном особняке на территории охраняемого дипломатического квартала. Жить, как в раю, который сравнивается в Коране с чудесным садом. Что может быть красивее цветов и плодовых деревьев во внутреннем дворике, надежно укрытом от посторонних взглядов? Что может ласкать нежнее, чем водяная пыльца от крохотного фонтанчика?

Малика знала, что муж сейчас выполняет обязанности казначея, через него проходят главные потоки финансовой помощи чеченскому делу. Больше всего ей хотелось, чтобы сам он забыл о прошлом и люди из прошлого забыли о нем. Если б Аллах продлил дни эмира и его замечательной жены, шейхи Мозы, она, Малика, была бы счастлива жить в этом доме даже под домашним арестом, не имея права переступать порог.

Но люди из прошлого приходили, вели долгие разговоры. Она ни разу не видела денег, но понимала, что очень часто они уносят с собой крупные суммы. Она не верила в победу. Чеченцы сумеют отомстить Москве, но не победить. И все-таки дело ее мужа должно крутиться, иначе семья не сможет бесплатно жить в этом особняке, куда ежедневно по заказу Малики доставляют бесплатные продукты.

Любовно глянув на готового к поездке сына, она поправила ему шапочку, в которой положено появляться в мечети. Мальчик недовольно мотнул головой.

— Еще заедете куда-нибудь? — спросила Малика у мужа.

— На «Сак Голд», хочу купить сережки для Аминат. Только смотри не проговорись ей.

«Сак Голд» в переводе означало «Золотой рынок». Малика мысленно порадовалась за дочь.

Нужно будет пригласить женщину из косметического салона, чтобы она безболезненно проколола мочки ушей. Первые золотые сережки — это событие, которое должно запомниться на всю жизнь.

Глава 5

Перед началом пятничной молитвы к Синей мечети, съезжалось и сходилось множество народу.

За несколько минут все места по соседству с черным внедорожником могли занять. Веденеев остановил минивэн в тихой улочке на расстоянии двух кварталов. За стоянкой следил Коломийцев. Вскоре он позвонил и сообщил, что приехали две машины.

Олег тронулся с места, пока Володя дослушивал по сотовому сообщение. Кивнул, дал отбой и нервно поморщился.

— Черти… Подъехали на двух машинах. На «Лэндкрузере» папа с сыном, охрана — на «аудюхе».

За Зелимханом вели наблюдение задолго до появления в Дохе Веденеева и Пашутинского. Впервые за весь срок охрана прибыла к месту назначения на отдельной машине. Что бы это значило?

Охранники останутся на стоянке? Почему вдруг именно сейчас? Чистое совпадение, утечка информации или дьявольская интуиция отъявленного мерзавца?

Вообще говоря, охранники могли ожидать на стоянке, даже если бы приехали с Яндарбиевым в одной машине. Этот вариант обсуждался заранее.

Он означал отбой операции, перенос ее на другой день.

Коломийцев перезвонил еще раз.

— Не гоните. Я должен убедиться, кто куда пойдет.

Он прав. Если операция отменяется, незачем лишний раз маячить на одной стоянке с черным вне дорожником. Веденеев не стал сворачивать в сторону мечети, проехал дальше. Коломийцев еще был на связи.

— Теперь пора. Заперли обе машины, потащились к мечети.

Разворот разрешен, но у любого зеваки такой маневр может вызвать недоумение. Синяя мечеть — слишком хороший ориентир, чтобы пропустить нужный поворот и сразу же опомниться, вернуться к нему.

Прибавив скорости, Олег выбрался на соседнюю улицу и подъехал к стоянке при мечети с другого конца. Коломийцев уже объяснил, где припаркованы авто Яндарбиева и охраны. Приблизившись, Веденеев обнаружил свободное местечко слева от «Лэндкрузера». Пашутинский тем временем присмотрелся ко входу в мечеть, но никого из чеченцев не заметил.

— Все четверо вошли? — спросил он у старшего.

— Все четверо.

Отлегло от сердца. Если б Яндарбиева что-то встревожило, охранники провели бы его с сыном до резных дверей и вернулись бы обратно. Но если они вошли внутрь, значит, пробудут до конца пятничной церемонии.

— Ни пуха.

— К черту.

Открыв капот минивэна, Володя стал изучать открывшийся вид на узлы и агрегаты. Взялся за накидной ключ, потом присел на корточки. Олег внимательно смотрел сразу во все стороны: вперед, вправо-влево и назад — в зеркальце заднего обзора.

Все отлично, ни одной пары лишних глаз. Правда, впереди через три ряда в машине ожидает женщина в традиционной черной накидке абая. Но она читает книгу. Даже если она заинтересуется происходящим на стоянке, с ее места не видно присевшего на корточки Пашутинского.

«Давай, пошел», — хотелось сказать Олегу. Но по проезду между рядами машин уже катил темно-синий «Пежо». Если Володя мгновенно среагирует на сигнал, сделает быстрое и точное движение, водитель в клетчатой куфии ничего не заметит. Но если хоть чуть-чуть замешкается…

Веденеев решил переждать. «Пежо» припарковался рядом. Кому-то на месте Олега показалось бы, что водитель-араб все делает безумно медленно. Но внутренние часы сотрудника ФСБ никогда не сбивались из-за его нетерпения.

Человек в куфии просто закрыл своего «новехонького француза» и не стал ставить его на сигнализацию. Катар во всех смыслах благополучная страна, уровень преступности здесь мизерный. Терактов или убийств по политическим мотивам здесь не происходило, по крайней мере за последние пятьдесят лет. Возле Синей мечети даже краж никогда не случалось. Взрыв «Лэндкрузера» взбудоражит всех гораздо больше, чем взрыв в той же Москве.

Наконец человек в куфии отошел на достаточное расстояние. Получив от напарника добро, Пашутинский привычным жестом завел руку под днище внедорожника и подвесил небольшое взрывное устройство. Вместо одной-двух минут, запланированных на главную фазу работы, с момента парковки прошло уже три.

Коломийцев больше не выходил на связь — не поторапливал, не висел над душой. В его присутствии уже не было необходимости, и он исчез с места событий. Пашутинский выпрямился, вытер руки чистой ветошью и отправился в магазинчик покупать четыре коробки хурмы.

Два его похода туда и обратно четко уложились в расписание. В кабине повис приятный фруктовый аромат. Включив зажигание, Олег подумал о везении и невезении. Охранникам повезло: скорей всего отделаются осколочными ранениями и травмами. Яндарбиевскому сыну — наоборот, не подфартило. Не вовремя отец надумал приобщать его к религии.

* * *

Взрывное устройство имело обратную связь.

Оно послало на приемопередатчик, выполненный в форме сотового телефона, сигнал о включении в работу мотора. В мороз водитель мог тщательно прогревать машину. Но здесь, в жарком климате, такой сигнал свидетельствовал о начале движения.

Нажав «восьмерку», Пашутинский послал ответный сигнал. Включился таймер. В Москве предупредили не взрывать Яндарбиева возле мечети.

ФСБ намерено запустить сразу две версии: о кровной мести и о разборках в связи с чеченским «общаком». Если валить вину на самих чеченцев, значит, убийство не должно быть исполнено с пренебрежением к исламу. Окрестности Синей мечети — священное место и не должно быть запачкано кровью.

До последнего момента оставались опасения, что охранники заглянут под днище. Эти люди явно не были профессионалами и могли уберечь разве что от грабителей или от одиночки, пожелавшего свершить кровную месть с помощью кинжала по «законам гор».

Час, проведенный в мечети, нагнал на Зелимхана сонливость. Он никогда не был верующим человеком. Просто уважал ислам, как уважают боевое знамя. Кого-то можно поднять на борьбу за независимость. Других способна расшевелить только идея джихада, борьбы за веру. Кто бы на Востоке жертвовал деньги на войну с русскими, если бы не исламская солидарность? Пару лет назад в мечетях ставили ящики, куда люди кидали золотые украшения. Небогатые женщины могли отдать свое единственное кольцо.

— Пап, а что говорил мулла? — спросил Дауд.

Зелимхан знал по-арабски только обиходные слова и фразы и плохо понимал молитвы и наставления Корана. Он мог бы сейчас пересказать сыну суть, но не хотел, чтобы Дауд принимал религию слишком близко к сердцу. Дауда нужно воспитать трезвым человеком, понимающим главные пружины человеческих поступков.

Внедорожник успел проехать триста метров и свернуть за угол, когда взрыв подбросил его вверх. Шедшее следом «Ауди» охранников чудом увернулось от столкновения. Выбив в «аудюхе» все стекла, взрывная волна накренила машину на крутом вираже, и та всего лишь чиркнула боком по искореженному «Лэндкрузеру». Оглушенные взрывом, посеченные в кровь мелкими осколками, охранники все-таки нашли в себе силы выскочить из машины, подбежать к дымящемуся внедорожнику.

Подобрали раненого мальчишку, залитого своей и отцовской кровью. Вытащили самого Зелимхана, не подающего признаков жизни. Уложили обоих на сиденья своей машины, заняв и передние и задние. Не успели они осознать случившееся и сообразить, что делать, как рядом притормозил полицейский автомобиль. Через пару минут пожарники поливали из шланга пустой искореженный внедорожник, а «скорая» с красным полумесяцем мчала отца и сына в больницу.

Яндарбиев скончался уже в палате, не приходя в сознание — ему оторвало обе ноги, нашпиговало осколками промежность и брюшную полость. Сын отделался гораздо легче: взрывом его выбросило наружу через распахнувшуюся дверь. После двухчасовой операции Малике сообщили, что опасность для его, жизни миновала.

* * *

Веденееву предстояло вернуть минивэн на многоэтажную стоянку и оставить там на пару дней.

Если машину с такими приметами начнут разыскивать, значит, транспорт останется на стоянке, пока не будет обнаружен полицией. Если взрыв никак не увяжут с минивэном, его надо забрать и вернуть в срок окончания проката. Иначе фирма поднимет хай и полиция может взять «русский след».

Недалеко от въезда на стоянку минивэн тормознул местный «гаишник» в фуражке с непомерно высокой тульей. Веденеев отлично знал арабский, но сейчас по документам, выписанным прокатной конторой, в нем должны были опознать иностранца.

Поэтому он решил говорить на порядок ниже своих истинных возможностей. В роли местного надо выжимать из себя все, в роли иностранца лучше ломать язык. Иностранец, говорящий без акцента и слишком бегло, иногда вызывает подозрения.

Неужели известие о ЧП разнеслось по служебной связи так быстро? Похоже, нет — «гаишник» чисто формально глянул в документы на транспорт и махнул рукой, не пожелав еще о чем-то спрашивать.

Припарковав минивэн на другом конце здания, Олег решил не оставлять в кузове хурму. Слишком спелая, вот-вот начнет подгнивать. Минивэн не должен привлекать внимание неприятным запахом. Надо поместить коробки в холодильные камеры хранения на самом нижнем из подвальных этажей. Благо их не придется переть на горбу, туда спускается лифт.

Глава 6

Отпустив своего предшественника, Слепой познакомился с подчиненными, доставшимися по наследству. Михалыч охарактеризовал их как нормальных сотрудников низшего звена. Без слов тебя не поймут, на лету мысль не схватят, но задание отрабатывают четко, не позволяют себе расслабиться.

Ближе к Глебу оказался густобровый Смольский с толстыми короткими пальцами. К нему первому и направился Сиверов, чтобы обменяться рукопожатием, сообщить, что работа продолжается в прежнем плотном режиме.

Смольский уже знал про смену на капитанском мостике. Слегка ссутулился, бережно пожимая руку, — так обычно жмут ее старшим по званию.

На секунду внимательный взгляд задержался на сиверовском лице, потом снова переключился на веселую стайку.

Ко второму сотруднику Глеб проследовал через два округлых искусственных холма, напоминавших женские груди. Он уже отметил разную длину травы. Возле лунок она была подстрижена короче всего, на большей части поля имела среднюю длину, а по краям росла довольно высокой. Здесь, в высокой траве, остановился второй сиверовский подчиненный по фамилии Каланцов.

Внешность его никак не походила на эфэсбэшника. Сплошь характерные, запоминающиеся черты — большой клювообразный нос, крупные не правильной формы зубы, вьющиеся волосы грязновато-желтого цвета до ворота пиджака. Рукопожатие Каланцова оказалось более крепким и менее заинтересованным, чем у Смольского. Оно как бы говорило: «Сегодня прислали тебя, завтра пришлют еще кого-нибудь. Или меня перебросят на другое задание».

Компания молодежи тоже заметила новое лицо.

Особых комментариев не последовало, все продолжали обсуждать исполненный Денисом «питч», спорили, клюшкой какого номера следовало наносить удар.

Сам Глеб окончательно освоился на новом для себя месте. Оценил его видимые границы и близлежащие здания — белые и коричневые спичечные коробки с крохотными, будто игрушечными оконцами.

Несмотря на слова предшественника, он не спешил исключать возможность стрельбы. На нем был легкий бронежилет, на пояснице отогревалась «беретта» 92-й модели. Своим феноменально-острым зрением он различил бы снайпера на плоской крыше, даже если бы тот выполз на нее как ящерица.

Если противник в самом деле не намерен никого убивать, это во много раз упрощает охрану. Но успокаиваться нельзя — мягкий диагноз может оказаться ошибочным, одни намерения могут по ходу дела смениться другими.

Компания вдруг решила бросить дуракаваляние с гольфом. Все пятеро так синхронно и неожиданно направились к зданию клуба, будто их погнало порывом ветра. Если бы не беспечные голоса, Слепой обязательно бы встревожился. Но и сейчас, оставаясь абсолютно спокойным, он быстро двигался параллельным курсом.

Возможно, его предшественник держался на большей дистанции. Слепой услышал выражение «жлоб» — явно в свой адрес. Первый укол того самого презрения, которым эти симпатичные парни и девушки достали Михалыча? Личного здесь немного — ведь он, Глеб Сиверов, не успел еще проявить себя ни с плохой стороны, ни с хорошей.

Просто это их отношение к служивым. И армеец, и гаишник, и сотрудник ФСБ для них мало чем отличаются от другой обслуги. Даже стоят ступенью ниже: ведь официант, парикмахер или массажист понимают толк в вещах близких и понятных любому из «великолепной пятерки».

Смольский и Каланцов трусцой бежали к своей «девятке» с пыльными стеклами. Она представляла разительный контраст с сияющей «Мицубиси» — машиной Дениса, который привез сюда друзей. Этого породистого «коня» явно отмывали эксклюзивными шампунями на элитных мойках.

Бровастый Смольский сел за руль, Глеб устроился рядом, а Каланцов так плюхнулся на заднее сиденье, что тускло-желтые волосы взлетели вверх и опали снова.

— Опять моча в голову ударила! — произнес он.

Он не столько старался сообщить новому начальнику полезные сведения, сколько изливал перед ним злость на компанию.

— Отрываться не пробовали? — поинтересовался Глеб.

— До этого, слава богу, не доходило, — ответил Смольский. — Частенько придуряются, но свои рамки у них есть.

Денис пролетел перекресток, игнорируя загоревшийся «красный». Пришлось и Смольскому нарушить правила, чтобы не отстать.

— Это не отрыв — обычная его езда.

— Сейчас завалятся в какой-нибудь дорогущий магазин, где мы будем чувствовать себя париями, — предположил Каланцов.

Он угадал: «Мицубиси» остановилась возле парфюмерного салона с надраенным полом и красиво подсвеченными флаконами в стенных нишах.

Азартный Мирон проявил явное безразличие и остался сидеть в машине, посверкивая дорогущими массивными часами. Глеб позволил Каланцову остаться снаружи, а сам прошел в магазин вместе с другим своим «бойцом». Услышал, как Маша говорит Веронике:

— Мне надо сходить на эпиляцию.

— Куда? Во «Вселенную красоты»?

— Нет, там плохо делают фотоэпиляцию. Я предпочитаю другое заведение…

Лена не дала договорить, какое именно:

— Знаю. Только я предпочитаю энзимную. С ней во «Вселенной» все в порядке.

— Да пошли они в жопу, в этой «Вселенной».

Ты бы знала, каким дерьмовым кофе они меня угостили!

— А зачем пить у них кофе? Так всегда получается, когда хочешь совместить приятное с полезным'.

Слепому всегда было противно слушать чисто женские разговоры. Но сейчас сама его миссия требовала знаний о том, чем «дышут» эти молодые люди. Как часто у них случаются перепады настроения, есть ли в компании скрытые антипатии, кто здесь самый отвязанный, от кого в первую очередь ожидать непредсказуемых фокусов? Он не имел права полагаться на выводы своих временных подчиненных, следовало самому составить обо всем мнение.

— Новый «Givenchy». Этот аромат сейчас рекламирует Лив Тайлер.

— А мне нравится «Eternity». Смотри, какие строгие флаконы. И реклама у них черно-белая.

— Да, помню. Под девизом: «Love, sweet love».

Идиотский девиз, не могли придумать ничего оригинальнее.

— По твоей же логике не стоит совмещать полезное с приятным. Требовать и запаха, и классного девиза.

Этой компании, похоже, редко случалось заглянуть в магазин и уйти с пустыми руками. Вот и сейчас Лена Ричи купила мужской одеколон в подарок отцу на день рождения. Вероника — «Eternity» в строгом флаконе.

Все кроме Лены собрались ехать ночевать за город, в коттедж Денисовых родителей. Лена позвонила по сотовому знакомому парню, попросила, чтобы тот завез ее домой.

— Обычно кто-то из нас двоих едет с отколовшимся от коллектива товарищем, — сказал Слепому Смольский. — Пока предыдущий не вернется, никто не откалывается, насчет этого договорились с самого начала.

Глебу не очень нравился такой порядок — охраняемых нужно держать вместе. Но попробуй ограничить свободу молодых людей, которые не испытывают страха. Если он как новый глава охраны просто возьмет и запретит Лене отлучаться, молодежь может ощетиниться. Слишком жесткие меры к ним применять нельзя, а любую толику либерализма они используют, чтобы начать хитрить, обманывать, устраивать мелкие пакости.

— Поезжай ты, — кивнул он Смольскому. — Регулярно выходи на связь.

Неплохо бы собрать родителей-дипломатов, по крайней мере тех, кто сейчас здесь, в Москве.

Обосновать новые, более строгие правила. Подопечные должны согласиться с ними, принять как горькое, но полезное лекарство.

Он не рассчитывал влюбить в ФСБ эту аристократию. Аристократы с наследственными привилегиями — неважно, ведут они свой род от рыцарей эпохи крестовых походов или от советских чиновников, — всегда презирали и будут презирать спецслужбы.

Ленин знакомый не заставил себя долго ждать.

— Пустит он тебя или мне убедить? — Слепой кивнул в сторону новой модели шестой «Ауди» серебристого цвета.

— Пускал уже, — заверил Смольский. — И не он один. Морщатся, конечно. Кто-то из родни уже пытался надавить, чтобы выделили нам вторую машину. Но все пока по-прежнему.

Серебристая «Ауди» легко рванулась с места, увозя вместе с Леной и другого, нежеланного пассажира.

— Сколько вообще народу знает, что мы охраняем компанию? — спросил Слепой у Каланцова, без всякого воодушевления пересевшего за руль «девятки».

— Друзья-знакомые, чада-домочадцы.

Новый водитель щелкнул переключателем, и в прокуренный салон «девятки» ворвались молодые голоса — в Денисовом авто стоял «жучок», позволяя держать «руку на пульсе». Денис с Мироном заинтересованно обсуждали новое поколение «Ауди», представитель которого побывал у них перед глазами.

— Нормальная тачка. Полный привод «Quattro», сцепление четкое. Движок тоже без вопросов — бензин на три и два.

— Я слышал, там всякие примочки вроде клавиши для ручника. Если трогаешься с пристегнутым ремнем, тормоз сам разблокируется.

— Ну, это не последний писк. Другое дело, что движок можно запускать и глушить не ключом, а кнопками.

Мирон наконец проявил свой характер: затеял спор по поводу разных консолей и предложил пари.

— Громкость у нас не регулируется? — спросил Слепой.

Давно он не сидел на прослушке. Либо получал выжимки снятой с «жучков» информации, либо сам добывал ее собственными методами. Если космонавты на орбитальных станциях и полярники на зимовке больше всего страдают от невозможности остаться в одиночестве, то главная беда гласных и негласных сотрудников спецслужб — поток ненужной информации, который приходится пропускать через себя. Слепой предпочел бы валяться в грязи в ожидании цели, чем слушать чужую болтовню.

Связка двух машин уже пересекла Кольцевую.

Дважды по дороге сотрудники ГИБДД тормозили «Мицубиси» за явные нарушения, но оба раза Денис закладывал в права весомые аргументы, и разбирательство быстро кончалось.

— Там, в квартире, тоже стоят «жучки»? — Слепому приходилось задавать много вопросов.

— А как же? Они, голубчики, больше нигде по стольку не торчат.

Слепой запомнил съезд с шоссе, первый поворот, второй. Озаряя сосновый бор, заходящее солнце превращало прямые стволы в медные колонны, разукрашенные мелкой насечкой. Глеб не мог позволить себе отвлечься на эту красоту, неумолчная болтовня портила пейзаж. Патлатый Каланцов со своим птичьим клювом криво улыбался: вам еще долго предстоит это бесплатное удовольствие.

Глава 7

На арендованной посольством даче Коломийцев поздравил их с успехом. Он не сказал «с завершением операции». Операция «Оазис» могла считаться завершенной только по возвращении исполнителей в Россию.

— Записал для вас первые отклики.

Он прокрутил записанное на видео короткое информационное сообщение. Набеленное лицо дикторши с подрисованными бровями под эмблемой катарского телеканала в верхнем уголке. На «картинке» струя из шланга поливает дымящиеся остатки внедорожника. Вид с другой точки: Яндарбиева укладывают на носилки и вносят в машину скорой помощи, на тротуаре видны сбежавшиеся на звук взрыва мальчишки.

— Доигрался, ублюдок, — Пашутинский покрутил головой, с хрустом разминая шею.

— Пока еще о смерти не объявили, — сказал Коломийцев. — Без сознания, положение критическое.

— Да подохнет он, уже подох. Я-то знаю, что ставил и куда.

— А пацан его? — спросил Веденеев.

— Вроде ничего, в рубашке родился.

— Спрашивается, какого черта ты, сволочь, держал при себе семью? — вслух обратился Пашутинский к Зелимхану, которого сам же считал скорее мертвым, чем живым. — Думал, ты здесь в безопасности? Неужели мозгов не хватало понять, что мы до тебя дотянемся?

— До всех дотянемся, — пробормотал Коломийцев. — И до этого рыжего, которого англичане отказались выдавать.

Володя стал похрустывать запястьями, сперва правым, потом левым. Со стороны могло показаться, что он убил Яндарбиева на ринге в бою без правил, теперь суставы и кости слегка побаливают.

— Какого черта вы, суки, заставляете нас калечить ваших же детей? — продолжал он диалог с отсутствующим врагом. — Если ты действительно мужчина, не хочешь сдаваться, позаботься о ребенке, держи его подальше от себя.

— Глянем CNN, — Веденеев нажал кнопку пульта.

В очередном выпуске последних известий показали кадры, купленные у катарцев, и добавили к ним свои, снятые с гораздо большим профессионализмом.

— Чисто все было при отходе? — спросил старший.

Олег кивнул. Володя, как человек более словоохотливый, стал рассказывать, как он шел пешком через город, как местные смотрели на него, вытаращив глаза.

— Если бы я здесь не пробыл пять дней, я бы очень неуютно себя почувствовал. Таращатся и таращатся — кажется, все про тебя знают.

Но я, слава богу, успел уже понять: они на всех пялятся, как бараны. На европейцев, арабов, на чужих, на своих. На любую машину — хоть старую, хоть новую. Что-то движется в ближнем радиусе — значит, надо все бросить и смотреть.

— У меня тоже чисто, — сообщил Коломийцев, терпеливо выслушав «зарисовки» подчиненного.

— Все это замечательно, но через два часа у меня морская прогулка до Абу-Даби, — напомнил Пашутинский, будто не он говорил сейчас больше всех.

— Успеешь. Вот твои чемоданы, — отворив дверцу шкафа, Коломийцев продемонстрировал два огромных чемодана из черной пупырчатой пластмассы.

— Был один, теперь два. Два чемодана посольского барахла! Я отказываюсь обслуживать эту публику!

— Никого ты не обслуживаешь. У них куча других возможностей отправить эти вещи. Все делается ради твоей же пользы: чем больше у пассажира багажа, тем меньше он вызывает подозрений. Есть устойчивый образ сотрудника спецслужбы — человек с кейсом.

— Согласен. Только выкиньте оттуда посольское барахло и дайте возможность взять то, что нужно лично мне.

— Отправишься на шоппинг?

— Нет, накуплю вещей в аэропорту, в зоне «дьюти-фри»!

— Может, перестанешь орать?

— Извиняюсь. Но второй чемодан стал для меня последней каплей.

— Откуда у тебя столько денег, чтобы набить два чемодана?

— Какая разница? Может, мне нравится здешняя туалетная бумага.

— Успокойся, Володя, — мягко произнес Веденеев. — Зачем вести пустые разговоры? Даже если Геннадьич согласится, ты ведь сам не рискнешь поехать в аэропорт с пустыми чемоданами.

— Не вижу риска. Два часа назад мы с тобой действительно рисковали. А сейчас посольским крысам понадобились курьеры.

— Не трать время. Перечитай лучше список барахла. Мы не заслужили такого отношения, но не время сейчас качать права. Следствие уже началось, и первым делом здешняя полиция вспомнит про Москву.

— Там еще папка с документами по нефти, — Коломийцев указал на ближний к себе чемодан. — Теми, что ты просматривал.

По «легенде» Веденеев и Пашутинский приехали в Катар в качестве сотрудников российской компании по производству оборудования для нефтедобычи. Бумаги в багаже призваны были подтвердить эту версию.

— Если вдруг, не дай бог, тормознут, не переборщи с истерикой. По шерсти тоже не гладь.

Спокойные встречные претензии: кто оплатит билет, если ты опоздаешь на рейс? Требуй связи с посольством — это первая реакция обычного гражданина. Если отберут сотовый и запретят звонить, молчишь, отказываешься идти на контакт.

Пашутинский кивнул. «Хватит гудеть в ухо, я и сам знаю эту технику», — было написано у него на лице. Единственным узким местом он считал посадку на катер. Если у него обнаружат билет на самолет из Абу-Даби, полиция может задать резонный вопрос: какого черта он не летит в Европу прямиком из Дохи?

Версия, конечно, заготовлена: он должен встретиться в Абу-Даби с представителем своей компании и передать из рук в руки бумаги, содержащие коммерческую тайну, — по факсу их сбрасывать нельзя. Если же представитель окажется в этот момент на нефтепромыслах и не успеет подъехать в аэропорт, Пашутинскому предписано положить документы в ячейку банка, код которой ему известен. Обо всем этом он сообщит полицейским — пусть сами решают, требовать ли у него конфиденциальные бумаги, чтобы отвечать потом по претензиям компании?

Версия была неплохой, но казалась Пашутинскому слишком сложной для местных верблюжьих пастухов, которых выучили когда-то на полицейских.

Ни хрена они в этой версии не поймут и только утвердятся в своих подозрениях. Просто объяснить, что он хочет сделать в Абу-Даби покупку. Это лучший аргумент для восточных торгашеских душ.

Он уже пытался переубедить Коломийцева, но тот не собирался отступать от согласованного плана. Одно дело провал при утвержденном сценарии, совсем другое — при отсебятине. Как старший, Коломийцев будет нести всю полноту ответственности.

Очередной раз поднимать этот вопрос не имело смысла. В отличие от солдата на поле боя, у сотрудника ФСБ уровня Пашутинского есть право высказать свое мнение. Но права настаивать на нем нет и никогда не появится.

— Передавай там привет, — закруглил Коломийцев, поднимаясь с кресла.

— Нас не догонят? — Веденеев вспомнил песенку «Тату», доносившуюся утром из арабского кафе.

— Не догонят, — улыбнулся Пашутинский, приобняв напарника.

* * *

Черная маслянистая вода дышала утробным теплом. Будто огромное существо растеклось по обе стороны от пирса — оно не слишком следило за своей чистотой и попахивало нефтью, как потом из подмышек.

Белый игрушечный катер заполнялся пассажирами — наполовину арабами, наполовину европейцами. За десять дней в Катаре Володя практически ни с кем не общался, кроме двух сослуживцев, но местных лицезрел в большом количестве.

Он уже успел соскучиться по белым людям и был готов брататься с ними прямо здесь — хоть на пирсе, хоть на трапе, хоть на палубе.

Проверкой документов и багажа не пахло, будто катер направлялся на морскую прогулку, а вовсе не в соседнюю страну. Пашутинский внутренне расслабился. Смотрел, как и все остальные, на портовые огни — их отсветы колебались на воде и казались лесом свай, поддерживающих сушу.

Он стоял рядом с англоязычной парой средних лет. Решил поделиться с ними хорошим настроем в преддверии скорой встречи с Родиной, с заснеженными улицами и площадями Москвы.

— Шторма не предвидится? — с дружеской улыбкой пошутил он на хорошем английском.

Но пара не считала нужным даже на словах проявлять солидарность цивилизованных людей, оказавшихся вдали от дома. Женщина молча смерила Пашутинского недоуменным взглядом. Ее спутник из чистой вежливости ответил: «Конечно». При этом на "попутчика ему было явно плевать, он просто считал нужным сам перед собой соответствовать своим представлениям о вежливости.

Пашутинский чуть не задохнулся от обиды. «Да пошли вы… Да кто вы такие? Да я вас всех…» — вертелось у него на языке. «Братание» с белыми туристами моментально прекратилось. Хотелось обматерить их скопом. Он бы сделал это, если бы не находился на задании.

В отместку англоговорящей паре и остальным европейцам на палубе он закурил. «Теперь это у вас не принято в общественных местах, не политкорректно? А у меня подышите, схаваете», — злорадно подумал он.

Пашутинский жаждал услышать от кого-нибудь замечание. Он бы просто промолчал в ответ, даже не оттопырил бы презрительно губу. Посмотрел бы холодно-недоуменно, как эта англоговорящая сучка.

Берег с его огнями остался вдалеке и померк.

К легкому нефтяному запаху моря добавился еще один, не менее противный. Будто тухлая рыба всплыла на поверхность и катер быстро расшвыривал ее, разрезая черную ночную воду. Большинство пассажиров спустились в крытое помещение с деревянными скамьями, похожее на вагон электрички. Владимир последовал за ними.

Руки его были свободны, чемоданы лежали в багажном отделении. В кармане остался паспорт, выданный в Москве на имя жителя Махачкалы Руслана Арсанукаева. В ФСБ предпочли дагестанскую фамилию — в случае чего вызовет в Катаре меньше подозрений, чем русская. Володя считал это лишней перестраховкой: никто в Катаре не слышал про дыру под названием Махачкала, и любой человек с российским паспортом для них по определению русский. Они даже чеченцев считают просто мусульманами из России.

Подмывало закурить и здесь, в «вагоне». Но злость уже прошла, и Пашутинский легко поборол это искушение. До самого Абу-Даби ничего примечательного не происходило. Сойдя на берег, он взял такси до аэропорта. Столица Объединенных Эмиратов так же сияла огнями и рекламами, как Доха.

И оставила Пашутинского столь же равнодушным.

Он даже закрыл глаза, абсолютно не интересуясь мешаниной из мечетей, небоскребов, роскошных торговых центров.

Представил себе, как завтра будет хлестать себя в баньке березовым веничком, как сиганет потом в прорубь, как дернет сто пятьдесят и закусит селедочкой с промасленным кольцом репчатого лука. Резидента из него никогда не выйдет, он не в состоянии десятилетиями жить вдали от Родины.

В отличие от многих сослуживцев Пашутинский не был суеверным человеком. Веденеев никогда бы не представил заранее свое возвращение и отдых.

Володя считал это пустяковыми предрассудками вроде избегания числа тринадцать и черных кошек.

Рассчитавшись с таксистом, он вышел возле аэропорта за сорок минут до начала регистрации. Покатил на колесиках оба своих чемодана по гладкому мраморному полу огромного зала ожидания, где беззвучно охлаждала воздух почти сотня мощных кондиционеров. По множеству телевизоров крутили арабскую музыку. «Татушками» здесь не пахло, столичный аэропорт — витрина страны. Для новостей не настал час, хотя к скупой дневной информации о взрыве наверняка уже приросли довески.

Началась регистрация на берлинский рейс. Пашутинский не спешил вставать в очередь. Он посматривал со стороны, не лезет ли кто-то из будущих пассажиров за документами по неслышному требованию человека в форме или в штатском.

С такими, как Веденеев и Пашутинский, ситуацию проверки в аэропорту отрабатывали давно и многократно. Достаточно было «общего плана», чтобы определить, кто есть кто.

При теперешней ситуации в мире в любом мало-мальски крупном аэропорту хватает и полицейских и замаскированных агентов, которые ежедневно отслеживают ситуацию. Вон один, другой. Не потеют, двигаются без напряга. Все признаки штатного режима.

Благополучно отстояв очередь к стойке, Пашутинский сдал багаж и поискал глазами на табло объявления о начале посадки. И в этот момент периферийным зрением заметил двух людей, которые направлялись прямо к нему. Выражения их лиц свидетельствовали, что это не случайный выбор. «Мы знаем, что ты способен показать зубы, — без слов говорили они Пашутинскому. — Но здесь у нас все схвачено, поэтому лучше не дергайся».

Он и не собирался дергаться. Его выучили, при необходимости подавлять в себе бойцовский инстинкт. Сейчас был именно тот случай: он не имел права выходить из роли мирного человека, сотрудника нефтяной компании. Пока он еще не понимал, каким образом чертовы арабы так быстро на него вышли, но сути дела это не меняло. Они с Веденеевым все сделали как положено, нигде не допустили промашки. Явных улик против них быть не должно.

У него вежливо попросили документы на ломаном английском, так же вежливо попросили на выход.

— В чем проблема? — поинтересовался Пашутинский с той специфической нервозностью, которую обязан был проявить обычный командированный. — Я здесь уже целый час, почему вы раньше меня не нашли? Прошу вас побыстрей, иначе я опоздаю на самолет. Я уже сдал багаж…

— Багаж у нас, — с жесткой улыбкой сказал сопровождающий по левую руку. — Вам придется задержаться.

— Там документы, содержащие коммерческую тайну. Ваша служба будет нести ответственность.

Пашутинский чувствовал себе дистрибьютором, пытающимся продать незнакомым людям залежалый товар — собственную невиновность.

Впервые в его карьере на горизонте замаячил провал. Но его основательно подготовили к тому, чтобы не испытывать в таких случаях психологических перегрузок.

— Кто вы такие? Предъявите документы!

Игнорируя законное требование, его подвели к машине. Надавили на плечо, заставляя пригнуться и влезть внутрь. Пашутинский с тоской представил, как бы он вмазал сейчас этим двум: два удара — две отключки. Забрал бы пистолет, вышвырнул из машины водилу и погнал бы прочь, сшибая к е.., матери всех на своем пути. Но правила нарушать нельзя, тем более сейчас. Там, в Москве, ему этого не простят.

Только сейчас на заднем сиденье машины его начали обыскивать.

— Что вы вообще ищете? — взвизгнул Пашутинский, как взвизгнула бы какая-нибудь толстозадая штатская крыса, до глубины души возмущенная бесцеремонностью.

У него изъяли бумажник, авторучку, сотовый и даже носовой платок. Следовало немедленно вспомнить о звонке в посольство — Владимир так и сделал. В ответ только кивнули, показывая всем своим видом, что не уполномочены ни удовлетворять просьбы, ни окончательно отказывать.

Когда на запястьях защелкнулись наручники, Пашутинский нервно засмеялся:

— Ну, прямо враг народа. Даже интересно, в чем меня подозревают? У вас вообще принято в таких случаях присутствие адвоката?

Машина тронулась. Пашутинский подозревал, что его чемоданы лежат здесь же, в багажнике.

— Только не вашего, он мне не нужен. Мне нужен человек из российского посольства. Вся эта история — полный идиотизм.

Глава 8

Часом позже возле загородного дома, арендованного российским посольством в Катаре, одновременно притормозило четыре автомобиля. Фары дальнего света ударили в упор по оплетенному виноградом забору и фасаду здания, оштукатуренному в белый цвет. Первые несколько человек, выскочив наружу, забежали с тыльной стороны участка, чтобы отрезать пути к бегству. Человек с мегафоном объявил, что прибыла полиция, любое сопротивление будет жестко пресекаться.

Автоматчики в униформе выбили дверь, не дожидаясь, пока ее отопрут. С громкими гортанными воплями ворвались в дом, разворачивая к стенке всех, кто попадался на пути. Они не боялись оскорбить действием персону с дипломатическим статусом — похоже, им предоставили возможность заранее изучить фотографии всех сотрудников посольства со статусом неприкосновенности.

В доме находилось пять человек: кроме Коломийцева и Веденеева еще садовник, повариха и переводчица — жена второго секретаря посольства, никоим образом не посвященного в операцию. Все были россиянами — работников из местных старались не набирать.

В момент полицейского налета Коломийцев в сто первый раз смотрел на видео комедию «С легким паром», Олег брился в ванной перед зеркалом. Он делал это дважды в день — утром и вечером, даже если оказывался в «полевых условиях».

Веденеев не признавал готовую пену из баллончика. Он всегда сам взбивал мыльную пену и наносил ее кисточкой с той же тщательностью, с какой художник обрабатывает холст перед началом творческой работы. «Творил» Олег при помощи бритвенного станка. Его движения были бережными и точными, даже последовательность очищения кожи от белой полумаски день ото дня оставалась неизменной.

В течение секунды он услышал скрип тормозов, топот ног, первый сильный удар в дверь. Он сумел бы уйти из-под носа у этих людей, но незаметно ускользнуть уже не смог бы. Они засекут его бегство, попытаются помешать.

Их с Пашутинским еще в Москве предупредили: после устранения «объекта» не дергаться ни при каких обстоятельствах.

Олег продолжал бриться. Его беспокоили две вещи. Успеет ли он привести себя в нормальный вид перед арестом? Где сейчас Володя и что с ним? Вопрос о причинах провала был непростым, он планировал обдумать его уже по пути, в полицейской машине.

Когда «гости» выбили дверь, их крики стали слышны отчетливей. Веденеев провел лезвием от левой скулы к подбородку и обратно. Шею он вряд ли успеет побрить. Особо отчаиваться не стоит — в ближайшие дни ему в любом случае предстоит обрастать щетиной.

Отложив на полку бритвенный станок, он ополоснул лицо, чтобы не ехать в мыльной пене.

Стал вытираться полотенцем и, глядя в зеркало, «натягивать» на лицо выражение испуга и недоумения.

Тем, кто влетел в просторную ванную комнату, на выражение было наплевать. Их заботили только приметы. Ударом приклада Олега повалили на пол, защелкнули на запястьях наручники и потащили вниз по лестнице. Внизу был слышен отчетливый, как у диктора Советского Информбюро времен войны, голос Коломийцева — голос настаивал, что здание является дипломатической резиденцией.

Олег знал, что на самом деле это не так: договор аренды подписан всего на два года, и правом экстерриториальности здесь не пахнет. При обсуждении операции на высоком уровне МИД просто запретил использовать посольский комплекс для временного укрытия «командированных». Одно дело — заниматься сбором информации под дипломатической крышей. И совсем другое — убивать.

Веденеева вывели не сразу. Вначале прислонили к стенке, несколько раз сфотографировали. Потом сняли отпечатки пальцев, как будто он мог откусить их по дороге. Несмотря на протесты Коломийцева, в доме начался обыск.

Направляясь к машине, Олег ощущал легкий зуд недобритой шеи. Это неприятное чувство досаждало больше всего.

* * *

В центральном управлении катарской полиции Олегу сообщили, что он обвиняется в теракте и убийстве Зелимхана Яндарбиева.

— Вообще-то я в шоке. Но, с другой стороны, всегда интересно узнать о себе что-то новое, — ответил он. — Живешь, работаешь, считаешь себя маленьким человеком. И вдруг ненароком попадаешь в историю.

— Не надо рассуждать, отвечайте только на вопросы. Как вы провезли через границу взрывное устройство? Или оно было изготовлено здесь, на месте?

Человек с тонкими, в ниточку, усами не повышал голоса. Слишком он был доволен последними событиями. Еще бы — первое политическое убийство в истории Катара. Каждый причастный к расследованию этого дела наверняка пойдет на повышение.

— Сперва расскажите, как выглядит это самое взрывное устройство, — улыбнулся Олег.

— Послушайте, Шарафетдинов… Конечно, это не настоящая ваша фамилия, но настоящую мы узнаем очень скоро. У нас достаточно улик, чтобы обеспечить вам смертную казнь. Вам и вашему сообщнику придется обращаться к высокочтимому эмиру, да продлит Аллах его дни, с просьбой о помиловании. Но такая просьба предполагает признание вины.

«По крайней мере, в отношении Володи появилась определенность, — констатировал Веденеев. — Плохие новости важно узнать как можно раньше».

— Я не делал ничего предосудительного. Слышал про взрыв по «Новостям». Может быть вы и правы, это в самом деле разборки между российскими гражданами. Но хватать первых попавшихся под руку…

— Мы работаем быстро, ко никогда те спешим, — самодовольно произнес араб.

Его не интересовало веденеевское алиби. В Москве при планировании операции этому вопросу тоже не уделили внимания. В ФСБ всегда четко понимали разницу между уголовными и политическими делами. В уголовном процессе за алиби иногда можно зацепиться. Но если замешана политика, главное решается не в зале суда, не в состязании между адвокатом и работником прокуратуры.

Катарцы не посмеют арестовать граждан России без весомых на то оснований. Алиби изначально будет подвергнуто сомнению. Если свидетелем защиты окажется россиянин, суд вряд ли примет его слова за чистую монету. Если подготовить местного свидетеля, его начнут проверять и перепроверять на предмет сотрудничества с российскими спецслужбами. Излишняя перестраховка с алиби может только повредить успешному завершению операции «Оазис».

— Как вы провезли через границу взрывчатку? — повторил свой вопрос человек с тонкой ниточкой усов.

Естественно, этот вопрос больше всего интересовал здешнюю службу безопасности. Он непосредственно задевал интересы страны — канал важно обнаружить и ликвидировать.

— Я бы хотел связаться с посольством. Если вы серьезно настроены, мне важно получить нормального адвоката.

— Как агенту спецслужбы, Москва вам обязательно обеспечит хороших адвокатов. Но даже лучшим в мире юристам не удастся вас выгородить. Насчет посольства не беспокойтесь: первый советник уже прибыл на место и присутствует при обыске. Они в курсе, какие обвинения предъявлены вам и вашему напарнику.

* * *

Информации пока было маловато, но ничто не мешало Олегу строить догадки. Ему выдали шлепанцы и тренировочный костюм по размеру. Впервые за все время командировки в Катар он оказался в помещении без кондиционера. Пока не так уж жарко, но пару месяцев здесь будет настоящая камера пыток.

Правильный куб три на три метра в основании и три метра высотой. Небольшое зарешеченное оконце под самым потолком. С другой стороны под потолком зарешеченный светильник. Ночь уже на исходе, но светильник плавится от усердия и плавит небрежно оштукатуренные стены. Если они думают, что яркий свет создаст ему проблемы со сном, они крупно ошибаются. Если надо, он заснет и под фейерверк и под рок-музыку. Если надо, он будет сутками бодрствовать в полном мраке и абсолютной тишине.

Перед сном нужно сделать первые выводы.

Вряд ли Пашутинский в первые же часы сделал признание. Если взяли и его, значит, их видели вместе. Кто, где? Допустим, они получили четкие приметы. Но приметы еще не все, даже если ограничить поиск исключительно россиянами. Русских в Катаре вагон и маленькая тележка. Работников, правда, мало — сюда едут исключительно отдыхать.

Результат исключительно быстрый. Может, их пасли еще до взрыва и не стали сразу брать, чтобы проследить контакты. Может быть, заполучив приметы, местные службы обратились к какой-то базе данных. Оперативно отследить человека в аэропорту соседней страны гораздо реальнее, если знать фамилию, на которую заказан билет.

Прокрутить от начала до конца прошлые сутки. Многоэтажная стоянка. Тупик, где они украсили минивэн придуманным названием фирмы. Окрестности мечети. Возможно, с началом нового витка борьбы с терроризмом американцы подкинули эмирату деньги на закупку оборудования и расширение штатов службы безопасности. Тогда скрытых камер и переодетых сотрудников гораздо больше, чем они с Володей предполагали. Где-нибудь на фонаре или на крыше ближайшего здания мог находиться хорошо замаскированный и круглосуточно открытый «глаз» с нужным увеличением. Да хоть на минарете Синей мечети — даже с такого расстояния запросто можно определить номера машины.

В Америке умеют считать деньги. Есть куча мест, где пресловутая «Аль-Каида» действительно может тряхануть америкосов или европейцев: отели, представительства банков и компаний, вокзалы и аэропорты. Туда террористы явятся по делу.

В мечеть они направятся по зову души, помолиться перед «богоугодным» делом.

Наверное, ошибка была заложена в самом плане. Еще в Москве Веденеев высказывался в пользу другого места покушения. Ему объяснили, что стоянка возле мечети очень удобна. Черный «внедорожник» прибывает туда в заранее известное время и остается, как минимум, на срок молитвы.

Во всех остальных случаях время становится непредсказуемым фактором.

Еще одно в утвержденном плане казалось Олегу сомнительным. По-хорошему им с Пашутинским должны были соорудить по две пары паспортов. Под одними фамилиями они должны были прилететь и улететь, перемещаться по Дохе и за ее пределами пешком и на такси. Под другими брать минивэн и пользоваться им.

Но отправлять каждого с двумя паспортами начальство не пожелало. Мотив был такой: при теперешней обстановке в аэропортах любого могут подвергнуть тщательному личному досмотру, всякий багаж могут перетряхнуть. Если только у кого-то обнаружат два разных паспорта — арест и срок обеспечены.

…Тем временем обыск в загородном доме подошел к концу. Никаких улик найти не удалось, но Коломийцеву запретили покидать пределы коттеджа и приставили к нему охрану. Советника посольства известили о том, что двое россиян находятся в камерах предварительного заключения, как исполнители покушения. Свидетели видели их машину в непосредственной близости от «Тойоты-Лэндкрузера». Есть и другие улики, бесспорно подтверждающие их участие в подрыве.

Главных улик катарская сторона, конечно, не могла назвать — их действительно предоставили американцы. Вывод Олега оказался верным: возле главной мечети Дохи ЦРУ имело несколько скрытых камер, расположенных слишком высоко, чтобы быть замеченными с земли. В Катаре об этом знало только руководство службы безопасности. Именно руководство затребовало у ЦРУ пленки: если мы сотрудничаем, значит, делимся сведениями.

Чеченцы кончили Яндарбиева или русские — для ЦРУ не представляло интереса. Им не хотелось портить с Россией отношения в случае второго варианта, но отказывать катарцам было не с руки. Зачем обижать хозяев, которые предоставляют ЦРУ на своей земле полную свободу? Американцы передали копии пленок, потребовав, чтобы они не фигурировали в деле.

Великолепное разрешение кадра позволяло четко прочесть номер минивэна. Имея точный номер, катарская служба безопасности не стала отвлекаться на название фирмы на борту. Они моментом определили, где и кем машина взята напрокат. Имея приметы и фамилии россиян, их тут же сообщили во все ближайшие аэропорты. Так что арест Пашутинского оказался делом техники.

Веденеев мог рассчитывать на лучшее, но его напарник не успел стереть из памяти мобилъника номер последнего вызова. Звонок был как раз из загородного дома — Коломийцев интересовался, все ли благополучно. После этого шеф катарской службы безопасности дал добро группе захвата.

Глава 9

Спустя полгода после операции «Оазис» в другой стране и другом загородном доме развивались на первый взгляд гораздо менее драматические события. Вероника раскладывала на большое блюдо крохотные суши. Они были разных сортов, и ей хотелось выложить с их помощью нечто красивое — например, розоватое солнце, встающее над водой.

— Мне не хватает еще тунца, — прохныкала она капризно. — Денис, у тебя нет больше суши с тунцом, хотя бы штучки три.

— Хрен его знает. Глянь в холодильнике, — ответил парень с мягким загаром и золотистыми волосами до плеч, внешне похожий на юношу эпохи Возрождения.

— Хватит уже перекладывать, — заметила Веронике Маша Прилукская. — Однажды я благополучно отравилась такими вот суши. Все потому, что они целый вечер лежали на столе, в жаре.

— Совсем отравилась? — уточнил Мирон. — Блевала в унитаз?

— Нет. Ты разочарован? Если такое случится, я специально тебе позвоню и буду терпеть до твоего приезда, зажимая ладонью рот.

Так и не найдя добавочных суши с тунцом, Вероника отнесла большое блюдо на стеклянный столик.

— Так даже лучше, — оценила она. — Полностью законченная картина выглядит мертвой.

Глеб находился как раз на кухне, откуда Вероника забрала блюдо, — сидел в непосредственной близости к «подшефным» на высоком табурете у стойки, по типу барной. Вдобавок отсюда он мог обозревать через окно подстриженный газон и часть небольших туй, равномерно рассаженных по периметру большого участка.

Каланцова он отправил на крышу следить за окрестностями: соседними участками, полоской асфальта, берегом озерца и опушкой леса. Отсутствие комфорта здесь компенсировалось красотой пейзажа и тишиной — возможность не видеть и не слышать «подшефных» Каланцов ценил как великое благо.

Сиверову, наоборот, следовало присмотреться и прислушаться к компании повнимательнее. Он не имел большой практики охранных мероприятий, но твердо знал, что главные проблемы создает не противник, а сами охраняемые. Особенно если их достаточно много и они из привилегированных кругов.

— Как вам мой соевый соус? — поинтересовался Денис в качестве хозяина.

— По-моему, пересолил, — пробормотал Мирон с полным ртом.

— А я ловлю кайф, когда ем что-нибудь сильно соленое, сильно сладкое или сильно жирное. Когда живешь за бугром постоянно, начинает доставать их озабоченность проблемами жрачки. Лишняя соль, лишний сахар, лишний холестерин.

— Они просто не хотят к полтиннику превратиться в свиней с вытаращенными глазами.

— Дожить до полтинника? Это же катастрофа.

— Поддерживай отношения на другом социальном уровне. Там хлещут пиво и не парятся насчет калорий.

— Между прочим, я завел себе пару друзей из футбольных болельщиков. Полные кретины, но с ними весело.

Никто не подсаживался к столику с суши. Все брали их мимоходом, медленно двигаясь по просторному холлу в беспорядочном хороводе. Будто играли в игру, где остановиться означало проиграть. Слепой впервые оценил всю точность слова «тусовка».

Они именно тусовались. Кто-то усаживался на спинку кресла, потом вставал, чтобы ткнуть в клавишу на пульте и переключить трек песни, не дослушав до конца. Кто-то подходил к бару налить вина, а потом принимался кружить с сигаретой в поисках пепельницы.

Слепой наблюдал за ними сквозь открытый проем, как за существами с другой планеты. Впрочем, инопланетяне вызвали бы у него живейший интерес, а эта компания при всей своей чуждости не вызывала ни малейшего. Он только по обязанности слушал и пытался вникать.

— Эй! Не подкинете нам пепельницу? — послышался голос Маши Прилукской, ненадолго выпавшей из поля зрения. — Она где-то там, рядом с вами.

Глеб сразу вспомнил ненависть к этой особе своего предшественника. Прилукская в самом деле умела передать скупыми средствами бездну презрения к «обслуге». Это чувство было для нее настолько само собой разумеющимся, что у недостаточно крепкого человека мог легко развиться комплекс неполноценности.

Глеб не увидел рядом пепельницу и не стал крутить головой. В памяти ее конкретно не фиксировал — просто целостный образ большой кухни.

Сейчас он поставил его перед мысленным взором и увидел пепельницу у себя за спиной, на краю хромированной мойки.

— Я человек ленивый, — отозвался Слепой. — Так что не бейте напрасно язык. — Претендует на звание мужчины, — прокомментировала Маша за стенкой. — И считает для себя зазорным оказать услугу женщине.

— Рано или поздно мне придется быть невежливым. Зачем же откладывать это дело в долгий ящик?

Возможно, его предшественник хотел вначале выглядеть приятным во всех отношениях человеком, джентльменом по отношению к дамам. А закончил жгучей ненавистью.

Глеб не забывал посматривать в окно — на газоне разлегся крупный пудель, лысый садовник подстригал кусты большими ножницами. Сиверов твердо знал, что «великолепной пятерке» не удастся вывести его из себя. Он не завидовал их привилегиям и не ждал от них уважения. Он смотрел на них примерно так же, как энтомолог смотрит на редких мотыльков под стеклянным колпаком — мотыльков, которых надо всеми силами оберегать ради интересов науки.

— В случае со Слепым интересы науки заменял приказ. Он никогда не верил, что устные распоряжения генерала Потапчука отражают некую истину в последней инстанции, что каждой своей буквой они служат высшим интересам Отечества.

Но для секретного агента было бы абсурдным задумываться о конечном смысле каждого задания.

Если с тобой случилось такое, нужно менять профессию.

За пепельницей так никто и не пожаловал. Глебу было видно, как Мирон Митрохин стряхивает пепел в декоративную вазочку. Денис расхаживал с пригоршней неизвестных Сиверову зеленых плодов, которые распространяли сильный клубничный запах.

— Слыхали? Закрыли «Лимпопо» под предлогом, что нашли наркоту.

— Вот уроды, — послышался голос Вероники. — Так любой клуб можно закрыть, у кого-нибудь да найдется.

— Конкуренты навели.

В другой руке Денис держал полный бокал с плавающими на поверхности дольками, апельсинной и лимонной, и кубиком льда на донышке.

Красный цвет напитка не походил ни на цвет томатного сока, ни на цвет ягодного ликера. Один к одному кровь.

На секунду Слепому представилось, что он охраняет компанию молодых стильно разодетых вампиров. Он улыбнулся этой фантазии, сунул в ухо крохотную затычку-наушник, подсоединенную к рации размером с плеер, и вышел на связь с крышей. Каланцов отчитался о событиях в поле зрения — проехали шесть машин, две компании вернулись с озаренного закатом озера, на соседнем участке работник продолжает выкладывать дорожку из плит.

— Новый персонаж? — быстро уточнил Слепой.

— Третий день его вижу.

— И как он тебе?

— Смольский его заснял на всякий случай. Фотки мы при надобности быстро перекидываем по сотовому — там проверили, вопросов нет.

— Ясно. Конец связи.

— Погодите. Это к нам.

— Кого еще принесло?

Глеб поднялся с места, чтобы подойти вплотную к окну. По привычке он подходил к нему сбоку, чтобы не светиться самому.

В свободном ухе раздался голос Прилукской:

— Уважаемый, вы там, кажется, оторвались от стула. Может, все-таки забросите нам пепельницу?

И чистое блюдце заодно. И вообще, нам бы хотелось задать пару вопросов.

Слепой проигнорировал это заявление из трех пунктов, потому что Каланцов как раз ответил по линии связи:

— Жанна из светской хроники. Нас заставили запомнить всех, с кем компания может пересечься.

Глеба направили на задание в такой спешке, что он не получил и десятой доли необходимых инструкций. Пришлось в очередной раз консультироваться у подчиненного:

— Для нее доступ закрыт?

— В общем-то, всех велено пропускать. Даже Жанну.

Садовник уже открывал ворота, и новенький миниатюрный «Ситроен» веселого ярко-зеленого цвета вкатился на участок. Известив сигналом о своем прибытии, журналистка выскочила наружу — такая же миниатюрная, как машинка, с «художественным беспорядком» на голове, который наверняка потребовал долгого сидения в парикмахерском кресле.

Через минуту она уже здоровалась со всеми по очереди, исполняя заведенный ритуал приветствия — соприкоснуться щеками, целуя воздух.

На боку у Жанны висело сразу два фотоаппарата в дорогих кожаных футлярах. Слепой подозревал, что они будут пущены в дело. Это уже серьезный вопрос. «Великолепная пятерка» проводит здесь много времени, их фотографии в журнале на фоне здешних стильных интерьеров могут сослужить противнику хорошую службу.

По всем правилам Сиверов обязан был запретить съемку. Отобрать у Жанны все ее средства производства и вернуть только при отъезде. Но охраняемый контингент был особенным. У ФСБ с давних пор деликатные взаимоотношения не только с МВД, но и с МИДом. Раз уж его, Глеба, не успели проинструктировать во всех подробностях, придется обратиться самому.

Он уже знал фамилию и звание непосредственного руководителя «охранных мероприятий» — подполковник Звонарев. Глебу показалось странным, что Федор Филиппович прямиком отправил его на задание, даже не упомянув о подполковнике. Предшественник оставил рабочий номер Звонарева, и Глеб уже час назад собирался позвонить подполковнику с отчетом о своем вступлении на дежурство. Но решил еще чуточку повременить, узнать побольше деталей, чтобы достойнее выглядеть.

Теперь возникла срочная нужда. Услышав в трубке четкий голос, Глеб представился и сделал паузу, предоставив старшему по званию первому задать вопросы.

Вопрос оказался самым общим:

— Как у вас, порядок?

— В целом да. Один технический момент: съемки для журнала в доме. Разрешать, запрещать?

— Ничего страшного, главное — самим не попадать в объектив. Статью мы проконтролируем, о нашей работе там упомянуто не будет. День-два освойся, и мы плотно поговорим по теме. Лады?

— Так точно.

Слепой никогда не стремился выслужиться за счет чинопочитания. Сам его статус секретного агента за рамками штата предполагал иную психологию. Его «так точно» звучало спокойно и нейтрально, без радостного звона в голосе.

Поговорив со Звонаревым, он успокоился и вернулся на насиженное место на кухне, откуда открывался наилучший обзор. Жанна уже тараторила, засыпая компанию последними сплетнями. По ее данным, «Лимпопо» закрыли совсем не из-за наркотиков, это была только версия для общего пользования. В клубе даже поленились устроить серьезную облаву, чтобы подкрепить обвинение. На самом деле… Тут она понизила голос до шепота. Она знала, чем здесь занимается незнакомый для нее человек, и не хотела, чтобы сотрудник ФСБ услышал продолжение истории.

Слепой сильно не напрягал слух. История о закрытии клуба ничего не могла добавить к характеристике его подопечных, а значит, не представляла большого интереса.

— Держу пари, его откроют через неделю, — прервал шепот Жанны Мирон. — Кто надо заплатит!

— Последнее время у тебя классный загар, — похоже, Жанна делала комплимент Денису. — Начал пользоваться кремом?

— Я даже знаю каким. «Sunshine Medium», — вставила Вероника.

— Чушь собачья! Сама ты им пользуешься!

«Конспиратор из Воротынцева никакой», — оценил Глеб. По возмущенному тону сразу стало ясно, что Вероника угадала или просто оказалась свидетельницей.

— Неплохой крем, — прощебетала Жанна. — Ничего зазорного. Можешь признаться не для прессы.

— Давайте сменим пластинку, — проворчала Прилукская, и журналистка решила переключить внимание на нее.

— Я могу написать, откуда взялось у тебя то зеленое платье с вышивкой?

— На фига? С какой стати делать бесплатную рекламу салону и самому гражданину Kenzo.

— С Kenzo мы ничего не сорвем, а с салона можно.

— Деньги я брать не буду. Если только подарок.

— Борзыми щенками, — усмехнулся Мирон.

— Кстати, Мирон. Я должна написать о твоей последней пассии, — обернулась к нему Жанна.

— Про Аленку? Какая к черту пассия — пару раз трахнулись после клуба и все дела.

— Но дело-то ведь прошлое.

— Вот и не стоит тащить всякую рухлядь в твой свежий номер. ; ; , — Тогда напишу, как тебя не пустили последний раз в казино.

— Ни в коем случае, — в голосе Мирона появился металл. — Это их не пристыдит и не исправит.

Только даст сигнал другим последовать их примеру.

— Что-то вы сегодня не в духе. Цензура хуже, чем у эфэсбэшников.

— Вот про охоту за нами можешь писать сколько угодно. Тираж точно взлетит.

— Какой ты щедрый. Прекрасно знаешь, что не пропустят.

— А ты подай жалобу в Европарламент, в Комиссию по правам человека, — предложил Денис. — Цензуры у нас нет, так пусть не воняют.

— Что ты предлагаешь человеку? — возмутилась Вероника, как девушка с юридическим образованием. — Надо всегда понимать, что твои слова могут воспринять всерьез.

— А я без шуток.

— Чего ж ты сам не подашь жалобу? Тебе нравится вечная свора под боком? Нравится, что нам разрешают отлучаться только поодиночке?

— Больше всего мне нравится быть рядом с тобой. Ради этого я готов все вытерпеть, — с театральным придыханием ответил Воротынцев.

— Давайте не ссориться, — взмолилась Жанна. — Иначе фотки не покатят. Машенька, лапочка, пересядь вот сюда, к свету.

Глава 10

Веденеева повели на допрос только к середине дня. Человек с усиками ниточкой выглядел еще более довольным, чем в прошлый раз, двое его помощников тоже посматривали на Олега без агрессии, с превосходством победителей.

Начали с опознания. Справа и слева от задержанного поставили двух арабов. По сравнению с основной массой населения Катара они возможно и выглядели «белокурыми бестиями». Но множество признаков, в частности форма носа и линия рта, позволяли легко сделать выбор между ними и россиянином.

Протестовать не имело смысла. Вся процедура была и так шита белыми нитками, свидетелю — настоящему или мнимому — наверняка показали заранее, кого он должен опознать. Чистая формальность для протокола. Олег дождался, пока в него ткнули пальцем, и с некоторым облегчением вернулся в прежнюю, уже знакомую комнату для допроса. Ритуалы с заранее известным финалом всегда наводили на него тоску, а теперь особенно.

Прежде чем начать допрос, ему передали стопку газет на русском языке.

"Сегодня утром в МИД России был вызван посол Катара Аль-Кубейси, где ему было сделано официальное заявление: "В ночь с 18 на 19 февраля в городе Доха местными спецслужбами были арестованы трое российских граждан, находившихся в служебной командировке. Арест был произведен с применением оружия и грубой физической силы.

Указанные российские граждане, один из которых имеет дипломатический паспорт, являются сотрудниками российских спецслужб. В рамках своего статуса они пребывали в Катаре на законных основаниях и выполняли задачи информационно-аналитического характера, связанные с противодействием международному терроризму. Эти действия полностью вписываются в усилия государств — участников антитеррористической коалиции по выявлению источников и каналов финансирования, организационных механизмов и иных средств поддержки террористических организаций. Власти Катара не только пошли на насильственный захват российских граждан, но и вопреки элементарным нормам межгосударственных отношений не проинформировали российское посольство. Более того, в нарушение международного права российским гражданам отказывают во встрече с представителями посольства России"".

Вот это был действительно удар ниже пояса, причем от своих. Почему в МИДе решили так радикально изменить «легенду»? Они хоть консультировались с ФСБ или правая рука понятия не имеет, что делает левая?

К чему громкие заявления о том, что «Российское государство предпринимает самые энергичные меры с целью защиты своих граждан»? Для начала не надо этих самых граждан топить. Приказывали выдавать себя за инженеров, а теперь признают в них сотрудников спецслужб. Беспредел, да и только!

"Катарская сторона пытается инкриминировать российским гражданам ответственность за недавнее покушение на небезызвестного 3. Яндарбиева.

Такие попытки лишены основания — арестованные к этому инциденту никоим образом не причастны.

Что касается личности 3. Яндарбиева и его пребывания в Катаре…"

Перечисление всех его грехов можно пропустить. "…Катарское руководство не только не выполняло свои международные обязательства по борьбе с терроризмом, но и фактически взяло 3. Яндарбиева под опеку, предоставив ему полную свободу передвижения, общения с представителями различных террористических и экстремистских религиозных организаций, сбора средств для совершения новых терактов в различных странах.

Подобная линия попустительства международному терроризму…"

Тем не менее «давайте жить дружно»:

«Россия выступает за развитие ровных отношений с Катаром, что отвечает интересам наших государств и народов. Этого можно добиться на основе строгого уважения Устава ООН и других норм международного права…»

Конечно, при современной компьютерной верстке ничего не стоило вставить в номер нужный материал и отпечатать липовые газеты в местной типографии. Но Веденеев слишком хорошо узнавал родной бардак, украшенный чайными розочками бюрократического стиля. Арабам никогда не проникнуться всеми тонкостями «великого и могучего» в его казенном варианте.

Нота заканчивалась красивой виньеткой: «МИД требует от властей Катара незамедлительно освободить незаконно удерживаемых российских граждан и предоставить им возможность беспрепятственно вернуться на Родину».

— Что скажете, това-рищ Види-ниев? — слово «товарищ» следователь с усиками ниточкой произнес на ломаном русском.

Они уже знают их с Володей настоящие фамилии. Отлично! Веденеев попробовал представить себе последствия нокаута для своего напарника. Коломийцева тоже арестовали, но ему в любом случае легче. Он твердо знает, что задница его прикрыта диппаспортом. Против международного права арабы не попрут. Денька три-четыре промаринуют и вышлют из страны.

— Правду о вас пишут?

— Я не буду говорить без адвоката.

— Нет вопросов, — следователь сделал такой жест, будто адвокат давно стоит за дверью и готов войти по первому зову.

— Без адвоката, которому я могу доверять. Я хочу видеть представителя посольства, остальное потом.

— Значит, вы отказываетесь давать показания?

— Временно вынужден отказаться.

— На что вы вообще рассчитываете? Пусть даже все лучшие еврейские адвокаты соберутся здесь, они не сумеют вас выгородить. Единственная надежда — милосердие эмира. Признайте свою вину, подайте прошение. Пока еще наши власти рассматривают вас как исполнителя, вынужденного выполнять преступный приказ. Если вы долго будете упорствовать, эмир окончательно уверится в необходимости самого сурового наказания.

"А Яндарбиева как рассматривали ваши власти? — хотелось спросить Олегу. — Надо и ему дать исчерпывающее определение. Святой мученик?

Борец за веру? Светоч ислама?"

Он промолчал, не собираясь метать бисер. Как сотрудник ФСБ, он понимал всю тщетность споров о политике.

* * *

Увидев, что яркий свет не мешает Олегу расслабляться и отдыхать в камере, под самым потолком подвесили пару динамиков и двадцать четыре часа в сутки крутили арабскую музыку вперемежку с богословскими проповедями. Американцы в Ираке изводили пленных трансляцией «металла». Здесь тоже решили, что чуждая музыка будет давить арестанту на мозги.

Возможно, для Пашутинского это оказалось бы пыткой, но Веденеев давно был связан с Арабским Востоком по профилю своей работы, понимал и любил здешние песни. Он даже на слух научился различать лад песни: рас или истиклаль, сигах или хиджаз. И даже сейчас, в трудные для себя дни, принимался отбивать пальцами на стене сложный ритм.

При этом он не забывал строить мучительные гримасы, зажимать уши ладонями или снимать с себя верх тренировочного костюма, чтобы закутывать голову. Тюремщики должны удостовериться, что они ему действительно досаждают, иначе придумают еще что-нибудь новенькое.

Раз за разом его выдергивали из камеры проверить на прочность — держится или начал уже скисать? Эти короткие допросы проводил не следователь с тонкими усиками, а другие — мелкая сошка.

Они по сто раз повторяли одни и те же вопросы из короткого вызубренного списка. Повторяли скороговоркой, даже не дожидаясь ответа.

— От кого получил задание, от кого получил задание, от кого получил задание? Как провез бомбу через границу, как провез бомбу через границу, как провез бомбу через границу?

На арабском и на русском, «взрывное устройство» было слишком длинным словосочетанием, и для громкой речевки «бомба» лучше годилась.

— С кем здесь имел дело, с кем здесь имел дело, с кем здесь имел дело?

— С парикмахером.

«Декламатор» осекся от неожиданности и вперил в арестанта удивленный взгляд. Секунд десять Олег наслаждался тишиной, пока оба катарца продолжали молчать в каком-то ступоре. Они явно не имели статуса, чтобы принимать признательные показания. Их задачей было просто вносить в пытку некоторое разнообразие. Музыка, проповеди и на закуску монотонное повторение вопросов.

Здесь не сомневались, что Олег — профессионал, и не ждали быстрых результатов. И вдруг упоминание о парикмахере — первое конкретное слово, которое удалось выдавить из русского.

Один из катарцев выскочил за дверь, чтобы срочно позвонить. Другой остался в помещении и неловко нажал под столом кнопку — запустил диктофон.

— Очень хорошо. Продолжайте.

— Мне очень нравится, как у вас бреют.

Веденеев говорил правду. При своей аккуратности, любви к чистоте и порядку он дважды доставил себе удовольствие провести время в парикмахерской.

В каждом ближневосточном городе — большом или малом — парикмахерских пруд пруди. Они всегда раздельны: вы не найдете заведений со смежными залами — мужским и женским. Если в Европе роль клубов играют бары и пабы, то на Востоке — кофейни и парикмахерские. Уважающий себя мужчина заходит к парикмахеру раза три в неделю. Подправить усы и волосы на висках, побриться, узнать о том, чего не прочтешь в газетах, обсудить то, о чем в газетах пишут на первых полосах.

Оба раза Веденееву сделали горячий компресс — сложенный вчетверо белоснежный платок опускали в разогретую воду и прикладывали к лицу. Оба раза его щеки любовно мылили кисточкой, оба раза парикмахер вскрывал бумажную упаковку, извлекал оттуда новое лезвие, ломал его на две половинки и вставлял в держатель бритвы с красивой тонкой изогнутой рукояткой.

Почему-то Олегу всегда доставляла удовольствие мысль о горизонтальном движении руки, при котором острая бритва перерезает горло. Брадобрей может убить клиента за долю секунды, но он относится к его коже как к величайшей на свете ценности.

Веденеев не собирался давать точный адрес парикмахерской. Он притворился, что плохо знает город, но, оказавшись на улицах города, сумеет воспроизвести свой маршрут. Катарец кивнул, не удосужившись пораскинуть мозгами: если парикмахер работал на русских, Веденеев просто обязан был знать и точный адрес заведения и четкие ориентиры.

Появился прежний следователь с усами ниточкой, разбуженный посреди ночи. Пять минут послушал речи арестованного, все понял и уехал обратно. Веденеев продемонстрировал, что он в состоянии так же дергать ответственных лиц, как дергают его самого.

Наутро к нему допустили второго секретаря посольства Астафьева. Тот явился с кислым лицом, недовольный теми, кто затеял операцию, кто привел приговор в исполнение, кто сумел вычислить и задержать сотрудников ФСБ. Жили себе не тужили, посещали с женами дипломатические тусовки и светские приемы во дворце эмира. А теперь?

Теперь посольство запачкано всей этой историей. Чертов Коломийцев, проработавший три года под посольской крышей, получил наконец возможность проявить себя и благополучно сел в лужу.

Сидит теперь под домашним арестом в ожидании высылки в Москву.

Но Коломийцевым дело не ограничится. Эмир не тот человек, которого так уж сильно заботят добрые отношения с Москвой. Он сидит на своих нефтяных скважинах при полной поддержке американцев. Вдруг теперь никого кроме полномочного посла и его жены не будут приглашать на приемы? Это еще самый мягкий вариант. Хуже, если кого-то еще за компанию с Коломийцевым объявят персоной «нон грата» и отправят на Родину.

Вдобавок навесили заботу об арестованных.

Как-то надо защищать их интересы, хотя он, Астафьев, не виноват, что они удосужились проколоться. По старому законодательству могут навесить на двух исполнителей по пожизненному сроку. Даже смертную казнь — как раз недавно статьи за террор ужесточили во всех странах Персидского залива.

— Нас могут прослушивать, — с самого начала предупредил Веденеев. — Я ни в чем не виноват, но все равно лучше соблюдать осторожность.

— Как вы? Держитесь?

Ни переживаний, ни заботы в голосе не звучало.

Словно занятого человека на выходе из офиса поймал докучливый нищий с болячками, живописно намалеванными краской. Но репортеры рядом, и никак нельзя отпихнуть проходимца.

— Держусь. Подавляют, но держусь. Можно, я задам несколько вопросов?

— Пожалуйста, — сделал одолжение дипломат.

— Сколько человек они арестовали?

— Пашутинского в аэропорту Абу-Даби. И Коломийцева.

Судя по тому, что первая фамилия была назвала вслух, паспорт на имя жителя Махачкалы уже отыграл свое.

— Нам еще не устраивали очных ставок. Кто он такой, Пашутинский?

Вопрос имел целью уточнить: окончательно ли Москва остановилась на признании в них сотрудников спецслужб. Может, кого-то в МИДе уже отправили на пенсию за вопиющую ошибку, вернулись к прежней версии или изобрели новую, третью?

Второй секретарь нахмурился. Недипломатично заданный вопрос поставил его в неудобное положение.

— Говорит, тоже специалист по нефтепромысловому оборудованию, — вывернулся он после недолгой заминки.

«Значит, в Москве сделали осознанный выбор, — окончательно убедился Олег. — Если бы они еще нашли возможность вовремя довести до нас, простых смертных, новую генеральную линию».

— Бедняга. Мы с ним дважды коллеги. По работе и по несчастью. Видели его после ареста?

— Полчаса назад. Он не слишком хорошо выглядит. Пока мы общались, у него трижды сменилось настроение: от агрессивного возбуждения до депрессии и обратно.

— — Еще бы. Ни за что ни про что оказаться в камере; У меня в жизни были разные неприятности, я в этом смысле человек закаленный.

— Какие есть пожелания? Что передать родным?

— — Что нас не оставят в беде. Когда появится адвокат?

— Завтра прилетает.

— Вы уже обговорили с местными товарищами время нашей с ним первой встречи? Чем раньше, .тем лучше.

— — Думаю, он сам по приезде…

— Нет уж, будьте добры. Пока он устроится в гостинице и примет ванну, пока застанет начальство на рабочем месте, пройдут лишние сутки. Мне бы хотелось сотрудничать со следствием и быстро разрешить недоразумение. Но в одиночку я не потяну. Нужен человек досконально знающий здешнее судопроизводство.

— Понимаю-понимаю.

«Так какого же хрена ты до сих пор не решил вопрос? — кипел внутри Веденеев. — Почему вас, номенклатурных чинуш, постоянно надо клевать, чтобы заставить хоть немного крутиться?»

— Есть претензии по условиям содержания?

Как вас кормят?

Олег не собирался грузить Астафьева мелочами, но вопрос прозвучал настолько равнодушно и формально, что он выдал полный список:

— Кормят ничего, но чай — моча. Передайте мне пакетики, и я буду просить один кипяток. Спать не дают, свет в камере еще ни разу не гасили. Шум бесконечный. Вы в состоянии решить хоть один из этих вопросов?

Этот холеный мерзавец все-таки вывел его из себя. На самую малость, но вывел. Была бы воля мидовцев, они начисто удалили бы из своих посольств всех, кто выполняет разведывательные функции.

Запретили бы операции за границей и процветали бы в посольствах поколение за поколением, списывая государственные денежки на свои «представительские расходы».

При встрече этот обязательно сообщит адвокату:

«Настроение у вашего подзащитного сменяется от агрессивного возбуждения до депрессии».

Глава 11

У адвоката брали интервью прямо в самолете.

При каждом слове у него тряслись щеки, при каждом ерзанье в кресле колыхалась грудь, почти женская по размерам и мягкости.

— Мне поручено представлять интересы Российской Федерации по защите прав наших граждан, задержанных в государстве Катар. На сегодня запланирован первый контакт с арестованными и переговоры с местным адвокатом — его участие в деле обязательно, согласно тамошнему законодательству.

— Ваша основная задача?

— Обеспечить нашим соотечественникам высококвалифицированную юридическую помощь.

Если дело дойдет до суда, приложить все усилия, чтобы процесс проходил по международно признанным нормам.

Вместе с женоподобным Приходько в Доху летела и настоящая женщина — красавица в брючном костюме от Giorgio di Sant Angelo, туфлях, изготовленных по дизайну Karl Lagerfeld, с сумочкой от Calvin Klein и швейцарскими часиками «Edox» от «Les Bemonts». Молодой адвокат Вероника Никифорова, выпускница юрфака МГУ, член гильдии адвокатов. Ее — адвоката только по названию — Приходько был вынужден взять в помощницы. Мидовцу не пришлось долго настаивать, Приходько взял бы с собой и козу с бубенчиком. Поездка в Катар была для него прекрасным средством засветиться на газетных страницах, обеспечить рекламу себе и своей адвокатской конторе.

— Могли бы вы что-нибудь добавить?

Вопрос был обращен к красавице в брючном костюме, и Приходько заерзал рядом, глянув на нее с тревогой. После первых часов общения женоподобный адвокат понял, что особа эта ничего не смыслит в юриспруденции, — она закончила университет и стала членом гильдии точно таким же образом, каким попала к нему в помощницы.

Лишь бы только не ляпнула ничего. Журналюги не откажут себе в удовольствии лишний раз попользоваться черной краской. «Кого посылают спасать наших граждан? Просто кошмар! Ни в одни ворота не лезет!» — мысленно возмущался адвокат. И секретаршей ведь ее не назовешь. Папамидовец постарался, чтобы во всех сообщениях ее фамилия фигурировала через запятую после Приходько.

— Наших ребят мы в беде не оставим. Обвинение построено на песке.

— А вы уже ознакомились с делом? — радостно накинулся журналист.

— Это изначально понятно, — улыбнулась Вероника, и Приходько подумал, что никогда еще не видел на женских губах помады такого тонкого, необычного оттенка. — Наши государственные структуры не организуют подобных акций за рубежом.

«По крайней мере, пустыми фразами умеет бросаться», — он испытал некоторое облегчение.

— Речь не о виновности наших ребят, о материалах дела, — не унимался журналист. — Возможно, они для нас очень невыгодны.

— Чепуха, — улыбнулась Вероника. — Если обвиняемые невиновны, это всегда можно доказать в суде.

«Лишь бы она там поменьше влезала со своей уверенностью, — подумал Приходько. — Надо сразу установить четкую субординацию. Предупредить, что она здесь нечто среднее между практиканткой и лаборанткой. Пусть решает технические задачи: для начала получит материалы дела, найдет как минимум пять-шесть переводчиков, чтобы как можно быстрее закончить перевод. Эти чертовы катарцы успели намолотить под тысячу страниц, собрать пятнадцать свидетелей. Больше половины — сотрудники полиции и службы безопасности, принимавшие участие в задержании».

— Как вы оцениваете катарскую судебную практику? По-вашему, она соотносится с цивилизованными нормами защиты прав человека?

«Да она о российской судебной практике понятия не имеет!» — воскликнул про себя Приходько.

— Давайте повременим, — вмешался он в разговор. — Практика — это практика, она меняется от судьи к судье, от дела к делу. Подождем первых заседаний и тогда уже будем говорить конкретно.

Журналист на время умолк, ухватив у стюардессы сразу два бокала с минералкой.

— Отшейте его, — шепнул Приходько Веронике. — Нам сейчас важно отдохнуть, набраться сил.

Она молча улыбнулась светской, ничего не означающей улыбкой. «Как она все-таки стильно выглядит, — в который раз оценил адвокат. — Макияж в блеклых тонах, натуральный пепельный цвет волос. Или она просто пользуется самой лучшей краской? В любом случае арабы выпадут в осадок от ее белой кожи и глаз цвета моря. Для траха они, конечно, предпочитают пышные бедра и бюст приличных размеров. Но перед такой женщиной они будут преклоняться. Как только нам понадобится одолжение, надо будет посылать ее на разговор».

* * *

Им забронировали два одноместных номера в «Шератоне» — лучшем из отелей Дохи. Почти сразу Вероника явилась к Приходько жаловаться:

— Что за дела? Кондиционер гудит, вид из окна отвратительный. И этот ковер — его чистили всухую, обычным пылесосом. Так пыль не вычистишь. Эти люди из посольства хотя бы заглянули в номер, прежде чем нам его предлагать!

Его собственный номер, точно такой же, понравился Приходько во всех отношениях. Особенно возможностью жить в полном комфорте за государственный счет. Сейчас, после резких заявлений своей спутницы, у него тоже зашевелились некоторые сомнения. Но в любом случае не столь сильные, чтобы выражать недовольство послу или советникам посольства.

Нервно достав изящную пачку сигарет «Virginia Slims», Вероника позвонила в администрацию, попросила показать ей другие номера. Сообщила Приходько, что готова доплатить разницу из собственного кармана. Ему совсем не хотелось, чтобы его помощница жила в более дорогом номере, это ломало мысленно выстроенную субординацию. Но сам он не собирался ничего доплачивать.

Приняв душ, он связался с посольством и уточнил, что им с Вероникой оплачен полупансион — то есть утренний завтрак и по выбору: обед или ужин. Спустился в ресторан, чтобы просмотреть вывешенное меню, все три варианта. Он неплохо подкрепился в самолете, но ему не терпелось оценить здешнюю кухню, попробовать что-нибудь экзотическое.

Вероника так и не нашла себе в гостинице ничего подходящего и согласилась занять забронированный номер. К столу она явилась не в духе, второе блюдо с фисташками, фаршированной курицей и шафранно-желтым рисом назвала «парашей».

— Если арабы и кофе разучились делать, тогда я не знаю… — Вероника направилась к стойке бара.

Приходько уплетал еду за обе щеки и чувствовал, что теряет свой авторитет. Молодая женщина в брючном костюме смотрела на него как на язвенника, готового пить за чужой счет до полусмерти.

«Да пошла она, — подумал про себя Приходько. — Не хватало еще портить аппетит из-за этой дуры».

— Надо купить газету с объявлениями, — Вероника вернулась из бара с бокалом скотча вместо кофе. — Если «Шератон» в самом деле лучшая гостиница, тогда я поинтересуюсь частным жильем.

— Это создаст кучу проблем, — Приходько вытер салфеткой лоснящиеся губы. — Нам придется постоянно выезжать то в суд, то в посольство, то в тюрьму на свидание с ребятами. Я не могу каждый раз тратить лишнее время на нашу с тобой состыковку.

Вероника неопределенно пожала плечами и достала из сумочки крохотный сотовый, похожий на пудреницу.

— Куда ты звонишь?

— Подруге в Москву, — она явно была недовольна вопросом.

— Погоди, я еще не договорил. Сейчас мы вместе со вторым секретарем поедем в главное полицейское управление, потом в тюрьму, разговаривать с тамошним начальством. Нехорошо, если от тебя будет пахнуть спиртным.

— А если у вас вспучит живот от обжорства, это будет нормально? И вообще, я не девочка, будьте добры общаться со мной на «вы»?

* * *

Володе Пашутинскому досталось по полной программе. По отдельным деталям его поведения катарцы решили, что именно он в этой паре «слабое звено». Возможно, он переиграл с возмущением, перебрал эмоций. Его решили прижать как следует, чтобы добиться признания.

Сажали связанным возле овчарок на цепи.

Длина каждой цепи была точно рассчитана: если русский сидел съежившись в комок, собачьи зубы щелкали в десятке сантиметров от него — справа, слева, сзади.

Сидеть приходилось на солнцепеке. Жар плавил мозги, Пашутинский боялся потерять сознание и повалиться, раскинув руки-ноги в стороны. Конечно, здешним мастерам дознания меньше всего нужно скармливать его собакам. Но кто их знает, насколько эти арабы бдительны? Успеют ли оттащить овчарок? Может, у них послеобеденная расслабуха? Сиеста или как там это время называется по-арабски?

На овчарок жара не действовала. Обычно собаки от нее скисают, валяются с высунутыми языками. Но Пашутинский был для них слишком сильным раздражающим фактором. Овчарки продолжали прыгать, натягивая цепь как струну. Они оглушительно лаяли, обдавая арестованного своим утробным дыханием, еще более жарким, чем солнце Южной Аравии.

Пашутинский стал ругаться матом в надежде, что переводчика рядом нет. Загибал цветисто и яростно — обкладывал эмира, его предков и потомков, катарских полицейских и «особистов», здешние землю и небо, святых и пророков, которых не знал поименно.

Но кто-то все же разобрался в некоторых деталях или угадал смысл сказанного по энергии выкриков. Пашутинского отволокли в помещение и отделали оружием, хорошо известным российской милиции, — наполненными водой пластиковыми бутылками, не оставляющими следов от ударов. Потом снова выбросили на солнцепек, к собакам, уже накормленным и напоенным.

Ночью взялись допрашивать. Он сидел с отвисшей челюстью и полузакрытыми глазами, не реагируя ни на крик, ни на холодную воду, которой его поливали из шланга. Пусть убедятся, что гестаповскими методами его не возьмешь, эффект будет обратным.

На следующий день ему действительно предложили понежиться в джакузи, угостили обедом с американскими сигаретами на десерт. Его поразила разница в качестве между этим, настоящим, «Филипп Моррис» и тем, который он покупал в Москве. Под занавес перед ним поставили запотевший бокал пива с эмблемой «Heineken» и полное блюдо креветок. , Пашутинский ожидал, что сейчас с ним поведут вдумчивый разговор, попробуют по-хорошему развязать язык. Но его снова потащили на солнцепек к овчаркам, и теперь, на полный желудок, все оказалось гораздо хуже. В прошлый раз он напрягся, превращаясь в сплошные кости и жилы. В этот раз желудок переваривал пищу и пиво, клонило в сон. Кости размягчились, жилы ослабли под тонкой пленочкой кожи. Казалось, стоит овчарке дотянуться, щелкнуть зубами, и она перекусит руку или ногу. Проглотит, как большую котлету, даже не пережевывая.

Он старался взнуздать себя, но тело расплывалось, утекало в стороны. Вдобавок началась дикая головная боль. Вчерашняя ненависть к мучителям улетучилась, на нее больше не осталось сил.

Когда солнце зашло, Пашутинского снова поволокли на допрос. Он продолжил прежнюю линию.

Валился со стула на пол, безвольно запрокидывал голову назад, когда его привязывали к стулу. Пускал пузырчатые слюни, закатывал глаза. Про себя прикидывал: через недельку такой жизни он при всем желании не сумеет вразумительно объясняться.

Как и Веденееву, ему подкинули газеты с заявлением МИДа. Но он счел это уловкой, грамотно состряпанной туфтой. Заранее решил, что официальных нот не будет. Просто в один из ближайших дней катарскому эмиру, мучающемуся запором на золотом унитазе, принесут на золотом подносе его сотовый телефон из чистого золота. В трубке прозвучит голос. Пет, ни в коем случае не голос Президента России, директора ФСБ или министра иностранных дел. Они слишком крупные величины, чтобы лично общаться с главой государства, составляющего одну тысячную часть от Российской Федерации.

С эмиром будет разговаривать какой-нибудь зам, например зам главы президентской администрации. Будет разговаривать на русском — это личные проблемы эмира, как оперативно наладить перевод и не упустить ни единого слова. Впрочем, слов будет немного.

«Арестованных нужно отпустить в ближайшие часы». Никаких угроз, просто несколько спокойных фраз, не предваряемых приветствием. Прощания тоже не будет, эмир просто услышит гудки. И сразу отдаст приказ, потому что ему в сущности наплевать на Яндарбиева и Чечню, наплевать на братьев-мусульман в горах и идею джихада. Он не захочет потерять главное: золотой унитаз с подогревом, оснащенный японской электроникой. Унитаз, который нежным голосом спрашивает, хорошо ли эмир просрался.

Когда Пашутинского вдруг оставили на полдня в камере, он уже решил, что звонок из Москвы прозвенел. Потом его повели в тренировочном костюме и без наручников по длинному коридору, оставили в небольшой комнатушке с зарешеченным окном и безмолвным смуглым охранником. Через другую дверь в комнату запустили бледного толстяка с прилипшими ко лбу кудряшками и девушку с пепельными волосами, в черном брючном костюме в багровую полоску.

Приехали его забирать?

— Здравствуйте, дорогой вы наш человек, — радостно выдохнул толстяк. — Я Приходько Григорий Семенович, ваш адвокат. Моя помощница — Вероника Никифорова.

— Адвокат… — вяло повторил Пашутинский.

— Приехал заниматься исключительно вашим делом. Вашим и вашего товарища.., по несчастью.

Материалы уже затребованы для изучения. Завтра мы их получим и отдадим на перевод. В любом случае это не мешает нам установить личный контакт.

— И сколько займет этот перевод? Вы по собственной инициативе явились или…

— Нет-нет, все согласовано с МИДом, с нашей Генеральной прокуратурой. Фактически у меня мандат…

— Да они там что, совсем охренели?! Меня здесь п…дячат каждый день, собаками травят, а они там решили игру с бумажками на полгода развести?!

— Тише, спокойнее, — толстяк испуганно оглянулся в сторону смуглого парня-охранника, продолжавшего стоять с непроницаемым видом.

— Испугался, что я лишнее ляпнул? Может, мне нельзя ронять престиж катарской службы безопасности? Может, ты мне и на суде посоветуешь промолчать про их методы?

— Ни в коем случае. Если мы сумеем доказать применение силы, это будет крупной удачей. Просто не надо кричать, чтобы они не нашли предлог прервать наше свидание.

— А девчонка кто? Стенографистка?

— Нет, моя помощница. Член гильдии адвокатов.

— Короче, лучшие силы бросили, — устало пробормотал Пашутинский, опускаясь на стул.

Приходько внешне кое-как соответствовал его представлению о хорошем адвокате: толстый, кудрявый, вежливый. А девица… Куда ее к черту прислали — издеваются, что ли?

Глава 12

К помощи из Москвы Веденеев с самого начала отнесся положительное, чем напарник. Он ни одной минуты не верил, что ради них на официальном уровне возьмут жесткий тон или отправят в Катар ультиматум. Их должны выручить, но не сразу — закулисный торг будет долгим и упорным.

Конечно, Олег ждал адвокатов пораньше, но не видел смысла предъявлять претензии. Возможно, они задержались в Москве, проходя собеседование во всевозможных инстанциях. Дело все-таки исключительное, на карте престиж государства.

Формально-вежливо Олег поинтересовался, как они доехали, как устроились, отпустил даме комплимент. По контрасту с недавней встречей Приходько и Никифорова были приятно удивлены.

— Для начала нужно добиться, чтобы мы общались без «попок», — кивнул Веденеев в сторону того самого охранника, который уже присутствовал при первом контакте с Пашутинским. — Если они не хотят обеспечить адвокатскую тайну, о чем дальше можно говорить?

— Вы ведь понимаете, они в любом случае постараются прослушать наши разговоры, — тихо произнес адвокат.

Олег улыбнулся не разжимая губ.

«Не забывайте, где и кем я работаю, — уточнил его спокойный взгляд глаза в глаза. — Ни один „жучок“ для меня не останется тайной».

Вероника изучала его не как адвокат подзащитного, а как женщина мужчину. Веденеев понравился ей гораздо больше своего напарника.

Причесан, умыт, не воняет потом, чисто выбрит — значит, добился для себя решения всех вопросов с личной гигиеной. Тот же самый тренировочный костюм выглядит гораздо аккуратнее, чем у Пашутинского. Наверное, именно спокойствие и уверенность не дали повода излишне на него давить.

— Объясните тюремному начальству, чтобы они не рассчитывали на закрытый процесс, — внушал тем временем арестант изнывающему от жары Приходько. — Все попытки давления вылезут на свет, попадут в прессу. Сразу поставьте себя на должный уровень: не вы здесь должны заискивать, заискивать должны перед вами. Все должно соответствовать международным нормам: когда следствие закончится, я тоже должен получить материалы для ознакомления. Определимся с линией защиты и не будем от нее отступать ни на шаг.

Приходько уже понял, что фокус МИДа с признанием в арестованных сотрудников спецслужбы оказался для них совершенно неожиданным и здорово осложнил жизнь. Во время консультаций в Москве адвокату объяснили причину. У катарцев, похоже, достаточно улик. Версию насчет двух инженеров-нефтяников защитить будет трудно. Если упрямо на ней стоять, это может осложнить дальнейшие переговоры о помиловании и выдаче. Если линия обороны прорвана в нескольких местах, лучше сразу организованно отойти на вторую укрепленную линию. Остается более разумный вариант: признать в арестованных согражданах сотрудников ФСБ — якобы их отправили на сбор свежей информации о международных террористах, о Яндарбиеве в том числе.

* * *

Прибытие адвокатов из России заставило катарцев поумерить пыл. Пашутинского оставили в покое, Веденеева перестали донимать круглосуточным шумом и светом. По всей видимости, решили, что улик достаточно, можно обойтись без признания самих обвиняемых. Гораздо важнее соблюсти нормы и представить суровое катарское правосудие образцом законности.

Затягивать с началом процесса не стали — в ходе предварительного слушания было оглашено обвинение. Арестованных доставили в зал поодиночке, они так и не смогли увидеть друг друга.

Когда Олег, скованный наручниками с лейтенантом полиции, поднимался по мраморным ступенькам, проходил через фойе с арабской вязью на стенах в отделанный мрамором зал, он впервые оценил собственную скромность, нежелание быть на виду. Возможно, эта черта характера и привела его в ФСБ. Сейчас, когда все глаза были устремлены только на него, он чувствовал себя не в своей тарелке.

Он заявил, что не признает свою вину ни по одному пункту обвинений, и тут же был отправлен обратно в камеру — на сегодня суд больше не нуждался в его присутствии.

В отличие от Олега, Володя Пашутинский попытался произнести длинную речь, не обращая внимания на гримасы Приходько и его недовольно трясущуюся грудь. Когда судья потребовал вывести его из зала, обвиняемый стал кричать не на кого-нибудь, а именно на адвокатов:

— Какого хрена мышей не ловите? Протестуйте, требуйте, чтобы мне дали высказаться!

Нанятый катарский адвокат улыбался и одновременно хмурился. Приходько приложил обе ладони к своей женственной груди, как бы говоря:

«положись на нас и не дергайся». Когда Пашутинского вывели под конвоем, они в один голос попросили отложить слушание для более полного ознакомления с материалами. Повторно ходатайствовали о допуске Веденеева и Пашутинского к чтению дела.

Вероники в зале не было. Приходько попросил ее поконтачить со следователем, употребить в интересах дела свое женское обаяние. Вообще-то он не замечал обаяния в Веронике. Она была скорее красивой, чем сексуальной или обаятельной.

Помощница раздражала его все больше. Большую часть времени она бродила по модным бутикам в пятиэтажном торговом комплексе «Сити Центр Доха» — самом большом на Ближнем Востоке и седьмом по величине во всем мире. Звонила друзьям в Москву, часами описывая по сотовому детали сумочек, фасоны платьев и особенно ювелирные украшения.

«Хоть какой-то толк с нее поиметь бы», — бесился Приходько, у которого не было свободной минуты. Но давить на Веронику не имело смысла: с ее поддержкой в МИДе она спокойно могла послать его подальше со всеми его указаниями.

Пусть хотя бы пококетничает с кем нужно — как все восточные люди, арабы падки на светлоглазых и светловолосых женщин. А любую нормальную женщину приятно щекочет восхищенный взгляд.

После похода к следователю Вероника вернулась в гостиницу поздно вечером. «Уж не переусердствовала ли? — ядовито подумал Приходько. — Не пожертвовала ли слишком многим ради интересов Родины?»

— Ну, как успехи?

— Этот убогий тип решил, что я ехала сюда за тридевять земель, чтобы ему отдаться…

— Только не убивайте меня, не говорите, что вы его послали открытым текстом, — Приходько аккуратно соблюдал требование обращаться на «вы». — Работники полиции понимают ругань на всех языках.

— Зачем? Мне достаточно взгляда, чтобы ему еще неделю не хотелось женщины.

В это адвокату легко верилось.

— Зато я встретилась с человеком другого уровня. Он пригласил меня в гости, познакомил со своими друзьями. Вот кто может нам пригодиться.

— Господи, Вероника. Я же просил вас не влезать ни в какие истории, не заводить здесь знакомств. Вы можете нарваться на негодяев, а у меня только прибавится проблем.

— К негодяю вы сами меня послали. Только негодяи носят такие тонкие усики.

— Давайте заключим джентльменское соглашение. Обещаю больше вас никуда не посылать и не давать никаких поручений. Отдыхайте, делайте покупки, любуйтесь достопримечательностями. Вы видели огромный аквариум в бывшем дворце шейха? Съездите в «Аладдин» — это здешний вариант «Диснейленда», в «Хаятт Плаза», наконец. При одном условии: не заводить знакомств, не садиться в частные машины и возвращаться в номер не позднее десяти вечера.

— А вы мастер тонких комплиментов. Если бы нас кто-то подслушивал, люди бы решили, что вы здесь разговариваете с юной шестнадцатилетней особой… Только не надо меня учить. Еще неизвестно, кто из нас лучше разбирается в людях. Если хотите, могу вас познакомить с моими новыми друзьями. При одном условии: не говорить о нашем деле и ничего у них не просить. Предоставьте это мне.

* * *

Как в любой мусульманской стране, воскресенье в Катаре был рабочим днем. В воскресенье Веденеев и Пашутинский впервые оказались в зале суда вместе. Олега поразил вид напарника — исхудавший, с воспаленными глазами, как будто его держали не в камере, а в земляной яме. Очень скоро выяснилось, что с Володей в самом деле обошлись гораздо суровее.

Россиянам не разрешили сидеть рядом — в большой клетке поставили решетчатую перегородку и по обе стороны от нее посадили охранников, чтобы исключить общение. Но когда в качестве свидетеля обвинения появился некий полковник Дауд, начальник оперативно-следственной группы, Олег сразу заметил, как дернулся и вскочил на ноги напарник.

— Я хочу сделать заявление, — он сдерживался из последних сил, чтобы говорить спокойно.

Обернувшись, адвокат сделал предостерегающий жест.

— Этот тип заправлял всей травлей, — у осипшего от волнения Пашутинского, надулась вена на лбу. — Хватило наглости вызвать его сюда! — возмутился он.

Приходько быстро переориентировался: момент в самом деле не стоило упускать. Он повторил просьбу устами катарскгго адвоката, сидевшего с ним бок и бок. Судья медленно и глубокомысленно ответил, что выслушает заявление на следующий день, когда полковник Дауд закончит давать показания.

В отличие от судьи начальник оперативно-следственной группы говорил быстро и по-военному четко. Катарский адвокат не успевал все переводить для Приходько. Пашутинский вообще ничего не понимал. И только Олег, свободно владевший арабским, с возрастающей озабоченностью слушал показания. По словам полковника, выходило, что Володя признался в главном.

Отчитавшись перед судьей, Дауд отправился прочь из зала. Приходько заторопился, вскочил на ноги, тряся щеками и пышной грудью. Ему важно было сделать заявление о недозволенных методах и сразу же задать «свидетелю» важные вопросы.

Услышав о пытках, судья неожиданно изменил мнение. Об этом он позволит сказать под занавес процесса, когда подзащитным будет предоставлено последнее слово.

— То есть как? — взвизгнул Приходько. — Вы ведь сами только что обещали дать нам возможность сделать заявление. Это уже ни в какие ворота… Если вы попытаетесь замять вопрос, я буду ходатайствовать перед органами прокуратуры России о международном следственном поручении. С учетом Нью-йоркской конвенции против пыток от восемьдесят четвертого года, которую ваша страна благополучно подписала! Как минимум, признания, выбитые такими методами, не могут быть использованы в качестве доказательств!

Местный адвокат еще не начал переводить, а судья уже вынес решение удалить российского адвоката из зала суда. Только подсудимые-иностранцы вправе выступать вслух на родном языке. Остальные могут высказываться только по-арабски. Зарубежные адвокаты не должны впрямую участвовать в процессе, превращая катарского юриста в переводчика. Приходько разрешается только конфиденциально высказать свое мнение нанятому для защиты катарцу. Либо в фойе, в перерыве между заседаниями, либо в зале «на ушко».

Заявления о пытках судья так и не допустил.

Глава 13

Начались прения сторон. Защита передала суду подборку документов о деятельности обвиняемых в Катаре. Да, они следили за чеченскими эмиссарами, отслеживали маршруты и встречи Яндарбиева и некоторых других. Но единственное нарушение катарского законодательства — пребывание в стране под вымышленными фамилиями. Оба подсудимых рассказали, где и как провели день гибели Яндарбиева, их показания были подтверждены свидетелями защиты.

Вероника не принимала во всем этом участия — она проводила время со своими арабскими друзьями то на яхте, то на верблюжьих бегах, то в катарских ресторанах. Однажды она позвала Приходько с собой — отдохнуть и расслабиться.

Толстяк в самом деле нуждался хотя бы в кратковременном отдыхе. Он уже жалел, что взялся за это тяжелое дело. Уже понял линию катарских властей: вынести как можно более строгий приговор, а потом посмотреть, что предложит Москва.

При таком раскладе на него, Приходько, посыплются все шишки дома, именно его обвинят в проигрыше дела.

Попробовали бы участвовать в процессе на таких птичьих правах. Ты делаешь всю работу, а на суде ты никто, ты даже не в состоянии проявить свои ораторские способности.

Вдобавок постоянные проблемы в контактах с подзащитными: свидания то и дело переносятся, откладываются. Из материалов дела им до сих пор предоставили только десятую часть. На последнем коротком свидании Приходько посоветовал Олегу отказаться под этим предлогом от ответов на вопросы прокуратуры и дачи дальнейших показаний.

— Могу отказаться, — едва разжимая губы, Веденеев тем не менее отчетливо произносил каждое слово. — А потом? Что думают наверху? Они догадываются, чем это все закончится?

Охранник уже не присутствовал при их свиданиях — этого Приходько добился. Олег каждый раз внимательно осматривал небольшую комнату, быстро проверял все места, потенциально удобные для установки «жучков». Говорить можно было спокойно, особенно если не повышать голоса.

— Здесь все в конечном счете решает эмир.

А эмир наверняка зол — ведь замочили не кого-нибудь, а его личного гостя. Нам с Володей можно держаться на суде и так и эдак. Если нас гарантированно вытащат при любом приговоре, мы ведем себя жестко — демонстративно молчим. Но после фокуса мидовцев я уже ни в чем не уверен.

Может, наверху решили добиваться только смягчения приговора? Тогда придется отбывать здесь какой-то срок.

— Для вас сделают все возможное и невозможное.

— Это только слова… Я мог бы скрыться, мне хватало времени. И Володя, я уверен, мог бы шлепнуть пару человек, и его бы не задержали. Но мы не могли подставлять страну, обязаны были делать вид, что ни при чем. А теперь? Настроение — вещь переменчивая, особенно у политиков. За родную «нефтяную фирму» я не сомневаюсь, они действительно все сделают. Но реально торговаться будет МИД.

— Поговорю еще раз с послом. Хотя его, похоже, не посвящают во все подробности.

Беседа с послом подтвердила предположение Приходько. Тема не годилась для обсуждения по телефону, поэтому звонить в Москву тоже не имело смысла. Толстяку все больше казалось, что он крутится и треплет себе нервы впустую — в суде разыгрывается долгий спектакль, финал которого предопределен заранее…

Даже на роскошной яхте в компании с Вероникой и ее новыми знакомыми расслабиться не удалось Он улыбался, кивал, хотя светский треп, как теннисный мячик, большей частью пролетал у него перед носом.

Вероника действительно пользовалась уважением в компании молодых повес, больше говорящих по-английски, чем по-арабски. Она явно не играла здесь роль доступной женщины, падкой на роскошные интерьеры и дорогие подарки. Это была тусовка «золотой молодежи» с долей ближневосточной специфики. Местные парни больше говорили о скаковых лошадях и золотых украшениях, чем о дорогих авто и эксклюзивном шмотье.

Приезжие девушки курили кальян, но о наркотиках не было даже речи.

Сидя среди этих людей, Приходько невольно начинало казаться, что войны, теракты, преступления происходят в каком-то тупом и убогом мире, где копошатся нищие и агрессивные создания, неспособные оценить все блага жизни. Кровь и грязь в том мире будут литься всегда. Там постоянно кого-то пускают в расход, кого-то предают, кого-то списывают в утиль. И не стоит принимать это близко к сердцу — «пипл» для того и создан.

Очнувшись от наваждения, он улучил момент и тихо напомнил Веронике насчет ее обещания.

— Да, конечно. Я уже замолвила словечко и сейчас при вас повторю.

Она действительно тут же упомянула о Веденееве и Пашутинском. Правда, реплика никак не походила на просьбу о насущном, на крик души. Вероника словно удивлялась, что приехала сюда не просто потусоваться и сделать покупки, а по громкому процессу.

Все собравшиеся, кроме Приходько, были страшно далеки от политики, поэтому трепа на тему суда не получилось. Один из арабов сказал, что эмир ужасно зол на «киллеров из КГБ». Но тем не менее пообещал замолвить слово в министерстве безопасности — с арестованными должны обращаться по закону.

Плавный жест его смуглой руки удовлетворил Веронику, и разговор снова перескочил на модели яхт, марки наручных часов, достоинства огранки камней в той или другой ювелирной фирме. Конечно, семья Вероники не обладала и десятой частью тех доходов, которые маячили за спинами молодых арабов. Но Вероника не испытывала ни малейших комплексов, чувствовала себя здесь как рыба в воде.

На обратном пути в гостиницу Приходько мягко упрекнул ее:

— Вы изложили нашу просьбу как-то мимоходом.

.. — А что, мне надо было на колени встать и запустить руку ему в ширинку? Я все сделала правильно.

«Возможно, она и права, — подумал Приходько. — Эту публику опасно грузить, свои проблемы нужно преподносить им как хрустальный бокал с холодным шербетом»

* * *

Когда знакомый парень привез в коттедж Лену Ричи, у охраны произошла перестановка сил. Приехавший Смольский занял место на крыше, Каланцов спустился в дом, а сам Слепой решил пройтись по ярко освещенному участку.

Подстриженный газон зеленел ненатуральным цветом, посаженные вдоль ограды туи казались черными. Несколько плетеных стульев стояли вразброс — похоже, давно забытые.

Журналистка Жанна укатила на своем «Ситроене» сразу после возвращения Лены. Ее бурная энергия больше не подпитывала компанию. «Пятерка» отправилась в Денисов домашний кинотеатр смотреть какой-то фильм — из дома доносились голоса актеров. Потом начались стрельба, крики, визг тормозов.

Глебу это не мешало, он умел фильтровать звуки. Он всматривался в темноту за коваными решетками забора.

Темнота бывает разной. Теперешняя не нравилась Сиверову. Он пронизывал ее своим уникальным зрением, но не мог уловить ничего подозрительного. И все-таки интуиция подсказывала, что противник где-то рядом. В таких случаях темнота перед глазами всегда начинала струиться, вибрировать, словно насыщаясь электричеством.

Обзор у Смольского, конечно, лучше. Но в такой тьме он ни черта не разберет с крыши. При подборе сотрудников никто голову не ломал. Ребята неплохие, но, как говорится, не орлы. Похоже, и раньше все держалось на старшем, на предшественнике Глеба.

Редко когда у Слепого появлялась возможность спокойно насладиться красотой ночи — красотой, доступной только его зрению. Вот и теперь он сканировал тьму, как робот целевого предназначения — тщательно и неотступно.

Вдруг он различил пятно возле вагончика-бытовки строителей. Пятно с руками и головой. Сразу пригнулся, ступил влево, укрывшись за кирпичным столбиком в человеческий рост. Рванул с поясницы нагретую «беретту» 92-й модели. Нагнулся еще ниже и перескочил за плотную хвою ближайшей из ряда туи. Выглянул снова, уверенный, что уже не заметит пятна на прежнем месте.

Нет, оно никуда не делось. Может, вышел отлить сторож или рабочий, ночующий в вагончике? Нет, у этого гражданина особая осанка. Он готов в любой момент отскочить в сторону, раствориться и исчезнуть. Его неподвижность — неподвижность тренированного тела.

Глеб не мог выстрелить в черное пятно. Не только потому, что допускал ничтожную вероятность ошибки. Он помнил слышанное о бывшем сослуживце — этот человек не намерен никого убивать.

Возможно, противник первым увидел Слепого.

Вряд ли он побоялся спугнуть шумом «великолепную пятерку» и охрану — у профессионала всегда есть в распоряжении «глушак». Похоже, он по-прежнему намерен выполнить задачу без лишней крови.

Что, если попробовать подобраться к бывшему сослуживцу поближе?"

Глеб продолжил обход участка по периметру.

Выпав из поля зрения противника, связался с крышей.

— Как дела? Ситуация штатная?

— С крыши — да, — ответил Смольский не очень уверенным голосом.

Причина его сомнений выяснилась сразу:

— Вы как будто среагировали. Вроде бы увидели что-то на стройке.

— Ничего особенного. Сейчас подойду туда, а вы с Каланцовым побдительней.

Даже у завзятых одиночек иногда появляются сообщники. Возможно, один из таких отвлекает сейчас внимание, хочет выманить подальше, увести за собой. Это скоро выяснится.

Под киношные стрельбу и ругань Слепой легко перемахнул через ограду и кружным путем стал быстро приближаться к недостроенному коттеджу.

На прежнем месте пятна с головой и руками не оказалось. Но Глеб не стал спешить с поисками. Притормозил, отслеживая ситуацию с домом Воротынцевых. Связался с Каланцовым.

— Как там компания?

— Смотрят кино.

— Все вместе?

— Да, все пятеро.

Сиверов мысленно вспомнил комнату, которую успел уже осмотреть, как и все остальные в доме.

Окно-стеклопакет с жалюзи. Решеток, конечно, нет — станут вам богатые люди портить решетками внешний вид дома.

— Где ты сейчас?

— У двери. Дверь закрыта.

— Приоткрой дверь, чтобы видеть окно. Будь готов стрелять. Я на полпути к соседскому коттеджу.

Слепой стал медленно двигаться в нужную сторону. Участок еще не был обнесен забором. Низко пригнувшись, он подобрался с пистолетом в руках к штабелю обрезной доски. Прислушался, пытаясь уловить чужое дыхание с другой стороны штабеля.

Мяукнула кошка и быстро проскочила по верхним доскам. Глеб успел различить в темноте ее темную ухоженную шерстку с белым пятном на груди и белыми «носочками».

По животным можно приблизительно определить местонахождение затаившегося человека.

Сейчас кошка выдала его, Слепого. Можно проследить за траекторией ее бега: если животное заметит или почует еще одно существо из породы двуногих, оно вильнет в сторону или мяукнет еще раз.

Загнув плавный вираж, кошка юркнула в щель между двумя бумажными мешками с окаменевшим цементом.

Вышел на связь Каланцов:

— Они захлопнули дверь у меня перед носом.

— То есть как? — Слепой старался говорить как можно тише, не исключая близости противника.

Какого черта охрана сразу не поставила дело должным образом? Какого черта его предшественник потворствовал такой беспардонности молодняка? Здесь нет хозяев и работников — ни эти пятеро бездельников, ни их родители не платят за охрану из своего кармана. Здесь есть сотрудники ФСБ, которые находятся на работе. Нужно было с самого начала требовать к себе уважения.

Всего этого он, конечно, не стал говорить по рации.

— Открой еще раз и больше не позволяй никаких фокусов.

— А если начнут капризничать по-крупному?

— Исполняй. Под мою ответственность.

Через пустой проем Слепой пролез внутрь недостроенного коттеджа. В «коробке» из кирпича и блоков пахло известкой и кошачьим дерьмом, легкий сквознячок гулял по пустым, никак еще не отделанным помещениям.

Со второго этажа Глеб выглянул на противоположную сторону. В сложной мозаике из пятен на сей раз не было ни одного сколько-нибудь похожего на фигуру человека или хотя бы на ее часть.

Противник не стал нападать и сам не подставился под удар.

Глава 14

Процесс не стали растягивать надолго. Веденеев спокойно выслушал приговор: пожизненное заключение. По катарским законам пожизненный срок означал двадцать пять лет. Что ж, вот она точка отсчета, с которой начнется решающий торг. В каком-нибудь тихом особняке на европейской улице благополучные люди сейчас начнут обсуждать детали сделки.

Защита сразу же обжаловала приговор, обвинение тоже — оно по-прежнему добивалось смертной казни. Но все эти телодвижения были пустой формальностью по сравнению с беседами где-то за тридевять земель за крепким кофе или коллекционным вином. Беседой людей с хорошим образованием, которые никогда не пачкают обувь в грязи, к чьим услугам за столом всегда ножи и вилки.

Над ними не каплет, поэтому ожидание может оказаться долгим.

Веденеева пока вернули в прежнюю камеру.

Может, для них с Пашутинским еще только оборудуют долговременные «квартиры» — в крошечном Катаре счет «пожизненников» скорей всего ведется на единицы.

Хотелось быстрей убраться из камеры предварительного заключения. И не только потому, что здесь с каждым днем становилось жарче. Когда Олег просыпался, ему в первый момент казалось, что суд еще не закончен. Нужно еще продираться сквозь крючкотворство в надежде выиграть номер статьи или пару слов в окончательном вердикте. Только потом он понял: процесс позади и можно целый день напролет смотреть в потолок, ни о чем не заботясь.

Прошла неделя. От него и раньше зависело немного, но теперь не зависело абсолютно ничего. Показания на допросах или в зале суда тоже есть форма борьбы, даже если эта борьба обречена на поражение. Теперь к нему потеряли интерес. Никто не пытался давить на психику громкой музыкой или круглосуточным светом. Кормили трижды в день одинаковой похлебкой с хлебной лепешкой.

Раз в неделю меняли хлопчатобумажную куртку и штаны.

Вместе со сменой одежды подкидывали пару газет, он прочитывал их по пять раз и жалел Пашутинского: бедный Володя знает по-арабски совсем немного, а чтению и вовсе не обучен. Теперь вот лишен даже такого скромного удовольствия.

В течение месяца о русских арестантах не упоминалось в прессе. Потом появилась скупая заметка: апелляционный суд оставил приговор в силе.

На первой полосе были куда более важные новости о гастролях в Дохе новой звезды арабской поп-музыки, о предстоящем совещании стран — членов ОПЕК.

Однажды ему не кинули газет вместе с застиранным шмотьем. Олег заподозрил, что неспроста.

У него снова появилась цель: заглянуть именно в эти, недополученные газеты или неким другим образом узнать важную для себя новость. Но как достичь своей цели, если его никуда не выводят из камеры, даже на прогулку?

Объявить себя нездоровым, добиться перевода в тюремную больницу? Заинтриговать местную службу безопасности, начать водить их за нос туманными байками?

Неожиданно помогло разгильдяйство. Как все мусульмане, катарские арабы посещали уборную со специальным сосудом для воды. Европейцы с их туалетной бумагой казались им чрезвычайно грязными созданиями. Необходимый пластмассовый сосуд имелся в каждой камере, но Веденееву, превозмогая отвращение к обычаям северян, кидали еще и обрывки бумаги. Конечно, не туалетной — клочья газет. Среди них попался именно тот номер, что ему не позволили прочесть в нормальном виде.

У привычного ко многому капитана ФСБ чуть не отвисла челюсть. В газете сообщалось о помиловании его величеством эмиром двух русских преступников и состоявшейся передаче Веденеева с Пашутинским представителям Москвы.

Край был оборван неровно, окончания статьи Олег не нашел. Судя по началу последней фразы, дальше шли привычные славословия в адрес мудрого и милосердного эмира.

В чем причина такой новости авансом? Почему ее решили объявить раньше реального события?

Восток, понятно, дело тонкое. Но чтоб настолько?

Может, подгадали ко дню рождения эмира или к его поездке за рубеж?

Несколько дней Веденеев пребывал в ожидании скорого освобождения. И жара в каменном мешке стала переноситься легче, и опостылевшая похлебка уже не стояла поперек горла. Больше всего он беспокоился о состоянии напарника. Как важно сейчас Володе узнать хорошую новость! Но зачем тюремщикам ее скрывать — явно ведь не из чистой вредности.

Вдруг он все понял: обмена не будет. Точнее, он состоялся именно в тот день и час, какие указаны в заметке. Ко взаимному удовлетворению стороны разыграли чистый блеф, о котором условились благополучные люди в тихом особняке на нейтральной европейской улице.

Вытерев задницу бережно хранимым обрывком, он смял его и выбросил в парашу.

* * *

Еще через неделю их с Пашутинским посадили в бронированный автомобиль вроде инкассаторского и повезли по шоссе. Двое конвоиров передали русских двум другим, ожидавшим в тесном раскаленном нутре «броневика».

Володя успел обрасти бородой и выглядел даже хуже, чем во время суда.

— Какие новости? — резко спросил он у напарника.

Разговаривать по-русски можно было спокойно, не опасаясь, что тебя поймут.

— Сейчас. Только не падай со стула.

Последняя реплика прозвучала мрачной иронией. Нутро машины было разделено стальной, запирающейся решеткой. В меньшую часть затолкали Веденеева и Пашутинского, скованных наручниками. Сидений здесь не было, пришлось ехать стоя, пригнувшись из-за низкого потолка. Цепочки от обоих наручников прихватили к потолку специальными защелками, поэтому руки у заключенных оказались поднятыми и поза в целом выглядела уродливо-нелепой. Хорошо хоть «броневик» не трясло, иначе оба непрерывно стукались бы макушками или затылками.

— Соберись с силами, надо срываться. Здесь одна тюрьма на всю страну, и я о ней достаточно наслышан. Оттуда мы не вырвемся.

— Бежать? — осипшим от волнения голосом переспросил Володя.

— Или говори нормально, или заткнись и слушай, — с деланым равнодушием произнес Олег.

— Не ожидал от тебя. Ты выглядел таким уверенным, спокойным, даже завидки брали. Давно созрел?

— Я и сейчас спокоен. Нас не вытащат, понимаешь? Подробности потом, но поверь мне — это точно. Мы нигде не сплоховали, в Москве что-то недоучли…

— Наш треп могут записать и перевести.

— Теперь уже наплевать… Мы не стали срываться при захвате…

— Ты тоже мог уйти? Я мог наверняка.

— Взамен нас бросили здесь подыхать. Четвертак — для меня длинноватый срок, я к нему морально не готов.

— Я с самого начала подозревал: Москва все спустит на тормозах.

— Даже хуже. Подробности потом.

— У тебя есть план?

— Откуда? Я только час назад узнал, что нас с тобой переводят.

— У кого ключи от наручников?

— У офицера рядом с водилой.

Кабина броневичка была отделена от кузова прозрачным, очевидно пуленепробиваемым стеклом. Офицер о чем-то беззвучно переговаривался с водителем. Конвоиры настороженно поглядывали на русских, но молчания не требовали.

— До приезда решетку не отомкнут.

— Отомкнут, заставим. Сейчас начнем драться.

— Да им по барабану.

— Ну нет. Они обязаны нас доставить в целости и сохранности.

— Кто кого будет мочить?

— Ты меня. Пару ударов головой по носу. Потом за горло и душить, сколько сил хватит.

— Да я еле на ногах держусь.

— Вот и я о том же. Если я начну тебя обрабатывать, ты уже ни на что не сгодишься. Давай лучше ты. Старайся, не жалей. Главное, чтобы было натурально.

Веденеев уже начал повышать голос, вкладывая в него всю злость по поводу предательского фарса с обменом. Конвоиры насторожились. Один из них что-то угрожающе рявкнул и направил на Олега короткоствольный автомат.

«Направляй сколько угодно, — подумал капитан. — Без крайней нужды стрелять не посмеешь».

— Ну что, Володя? — крикнул он в ярости. — Мудаком тебя обозвать, чтобы ты по-настоящему рассердился?

Пашутинский наконец среагировал, ударил лбом пониже переносицы. Из носа у Олега потекла кровь. Завидев ее, конвоиры не на шутку встревожились. Вскочили с мест, стали отпирать стальную решетку. Их командир рядом с водителем тоже заметил неладное в зеркальце и энергично обернулся назад.

Руки у обоих заключенных были сцеплены не за спиной, а впереди. Подвешенные к потолку, они не имели достаточной свободы для размашистого удара, но душить друг друга могли. Володя принялся за дело с такой энергией, которой Олег от него не ждал.

Только что шатался из стороны в сторону, а теперь играл с такой убедительностью, что сам Станиславский немедленно принял бы его в труппу.

Веденеев сопротивлялся — мотал головой, пытался разжать хватку скованными руками. Но в глазах у него уже начинало темнеть. Володя, похоже, не догадывался, что перегибает палку. Считал, что напарник хрипит и дергается ради правдоподобия.

Зато водитель затормозил. Напуганные внезапной ссорой заключенных, охранники отомкнули решетку посреди трассы. Один из них развернул автомат, чтобы ударить Пашутинского прикладом по голове. По силе замаха Олег понял, что этот удар может вырубить Володю. Повиснув на цепочке наручников, оторвал ноги от пола и ударил араба голой пяткой по зубам.

Пашутинский словно очнулся. Не оборачиваясь, резко откинул голову назад и стукнул затылком по лицу второго конвоира. Потом развернулся к нему боком и въехал коленом в живот.

Теперь оба араба валялись в отключке. Несмотря на тесноту в «броневичке», дотянуться до их оружия было очень сложно. Офицер целился из пистолета с искаженным лицом, но не решался отлипнуть от сиденья, вылезти из кабины и зайти в одиночку в «клетку к тиграм». Раскачавшись на цепочке собственных наручников, любой из заключенных мог достать его уже на подножке.

Ему следовало просто открыть дверцу и сразу же отскочить назад, держа их на прицеле. Через секунду-другую он должен был так и поступить.

Веденеев сморгнул, прогоняя радужные круги. Уцепился ногами за ствол валявшегося на полу автомата и подтянул их к животу, согнув в коленях. Пришлось извернуться змеей, чтобы ухватить автомат пальцами левой руки.

Пашутинский попытался повторить тот же трюк, но выронил автомат, не смог удержать ступнями.

Впрочем, это уже не имело большого значения Смуглый человек в летней форме успел приоткрыть дверцу кабины, но юркнул обратно. Они с Веденеевым смотрели друг на друга через прозрачное пуленепробиваемое стекло.

— Езжай, — по-арабски бросил офицер шоферу.

Машина стала выкатываться с обочины на трассу. Этого никак нельзя было допустить — от стен тюрьмы заключенным уже не дадут уйти. Вдобавок офицер вытащил рацию. Одно его слово — и дорогу перекроют, с места сорвется спецназ.

— Переворачиваем колымагу! — бросил Олег напарнику. — Раз, два…

На повороте они одновременно ударили ногами в левый от себя бок. Момент был выбран удачно: несмотря на приличную тяжесть, машина зависла в неустойчивом равновесии. Потом все же завалилась и съехала юзом в неглубокий песчаный кювет. При падении офицер вылетел из кабины, бронированное стекло больше не заслоняло противников друг от друга.

Одновременно раздались двойной выстрел из пистолета и короткая автоматная очередь. Тяжелораненый офицер конвульсивно задергался и застонал, Олег услышал рядом с собой тяжкий вздох Пашутинского.

Обезумевший от страха водитель сам выскочил из кабины и побежал прочь, придерживая сломанную при аварии руку. Олег не позволил ему выбраться на трассу — подкосил очередью.

— Хана мне, — пробормотал рядом Пашутинский.

— Не дури голову. Сейчас.

Олег попытался развернуть автомат, вытянуть руки вперед и перебить пулей цепочку наручников в том месте, где она прикреплялась к потолку. Но слишком она была коротка: дуло уходило дальше, чем нужно. Тогда он прострелил Володину цепочку — Пашутинский осел на пол и снова застонал.

— Возьми второй автомат, — потребовал Олег.

— Не могу. Ноги отказали.

Обе пули попали в живот в области пупка — ранение в самом деле было тяжелым.

— Кидаю свой. Перебей мою цепь.

— Не надо, я не попаду… Сейчас я сдохну… А ты второй раз можешь не достать ствол.

— Ты все сможешь, понял? — Олег бросил автомат, судорожно спрашивая себя, сколько пуль осталось в рожке.

Целиться по-хорошему напарник уже не мог, стрелял от бедра с гримасой боли. Но желание было столь велико, что первая же пуля попала в цель. Руки у Веденеева освободились, хотя стальные новехонькие браслеты по-прежнему украшали их.

— Отлично! Ты в порядке.

На самом деле он видел, что кровь остановить не удастся, даже тугая перевязка не поможет.

— Сваливай, — попросил Пашутинский. — Не строй из себя героя. Отомсти всем сукам, всем, кто нас бросил здесь с концами.

У него уже заплетался язык. Одиночными выстрелами в голову Олег прикончил двух конвоиров и корячащегося офицера. Огляделся по сторонам.

Пустыня наблюдала за кровавой схваткой с равнодушием свидетеля, за чьи показания можно не беспокоиться. С шоссе разглядеть машину в кювете было не просто. Прямое, как стрела, мало уступающее по качеству немецким автобанам, оно было обсажено низкорослым кустарником, пепельно-серым от песчаных ветров. Примятые тяжелой машиной, жесткие кусты снова распрямились, как закаленные бойцы. Нужно было пристально смотреть вправо, чтобы на скорости под сто километров в час разглядеть сквозь узкие щелки покоящийся в кювете «броневичок». А с меньшей скоростью по этой трассе почти не ездили.

Забрав у мертвого офицера ключи от наручников, Веденеев окончательно избавился от «украшений». Повис всей тяжестью на борту машины, пытаясь перевернуть ее на колеса. Но тут заметил жирное пятно. Где нарушилась герметичность, какая именно жидкость вытекала на песок — уже не имело значения. На ремонт времени не оставалось.

К тому же от «броневичка» все равно следовало избавиться в ближайшее время.

Прибытия машины с заключенными уже ожидают в тюрьме. Несколько минут задержки заставят выйти на связь. С этого момента характерный силуэт превратится в объект для охоты.

Засунув короткое дуло автомата в рот, Пашутинский выстрелил одиночным. У Веденеева кольнуло сердце, и все-таки он был благодарен напарнику за мужество. В противном случае пришлось бы тащить его на себе — верный конец для обоих.

Переодевшись в форму офицера, где следы крови уже превратились в темные пятна, Веденеев выбрался к обочине и уверенно махнул рукой…

Глава 15

Обещанного обстоятельного разговора с генералом Потапчуком Глеб так и не дождался. Вместо этого курьер доставил листок папиросной бумаги с «ориентировкой» на бывшего сотрудника ФСБ капитана Олега Евгеньевича Веденеева, 1965 года рождения, русского…

Листок ответил на большинство скопившихся у Слепого вопросов. Он не общался по работе с другими сотрудниками и о катарском деле знал только официальную версию. Вначале о деле писали и говорили очень скупо, чтобы ненароком не испортить ситуацию для обвиняемых. Через некоторое время после приговора в прессе появились намеки на закулисные переговоры. Якобы российская сторона ходатайствует перед эмиром о разрешении осужденным отбывать срок наказания на родине.

Потом все снова затихло. И вдруг — скупое сообщение о помиловании и выдаче. По «ящику» показали общим планом кадры — пустой, раскаленный солнцем аэропорт, две фигуры в спортивных костюмах спускаются по трапу и попадают в объятия людей в белых сорочках и галстуках.

Теперь Слепой узнал реальные обстоятельства, изложенные кратко и сухо:

— «…совершили побег. В ходе совместной операции полиции и вооруженных сил Катара по поимке беглецов капитан Владимир Пашутинский получил смертельное ранение. Капитану Олегу Веденееву удалось скрыться и покинуть пределы страны».

Глеб перечитал первые два абзаца. Таких противников Слепому еще не выпадало. Человек по любым меркам заслужил Звезду Героя России. Что же он дальше натворил?

«…Не поступало никаких сведений. 9-го мая при взрыве во время торжественных мероприятий на стадионе г. Грозного погиб президент Чечни И. Кадыров и другие ответственные руководители республики. При расследовании теракта удалось выяснить, что взрыв был подготовлен и осуществлен террористом-одиночкой славянской национальности. Некоторые технические детали позволили сделать вывод о причастности бывшего сотрудника ФСБ. В результате внутреннего расследования была однозначно установлена виновность капитана Веденеева, нелегально вернувшегося на территорию Российской Федерации».

Слепой сделал еще одну паузу. Будучи засекреченным агентом, он не ходил по коридорам на Лубянке, не торчал в кабинетах. Но хорошо знал, что уже тогда, в начале мая, многих специалистов удивил почерк взрывников. Замуровать взрывчатку в бетон, исключив возможность ее обнаружения спецаппаратурой. Идеально точно рассчитать глубину заложения и ударную волну. Прежде абреки так не работали.

Погибли только чеченцы. Если бы командующему федеральными войсками в Чечне не вздумалось неожиданно подойти к Кадырову, если бы тот остался стоять, как стоял — в десяти метрах, нога его осталась бы целой и дело ограничилось бы контузией.

В первые дни после взрыва Слепой решил, что бывший муфтий боевиков Кадыров и ближайшее его окружение перестали устраивать кого-то в Кремле, но потом по реакции федералов понял, что это не так. «Ориентировка» многое объясняла:

«После вынесения приговора катарским судом Веденеев сделал ошибочный вывод о недостаточном участии к его судьбе федеральных ведомств: прокуратуры, МИДа и ФСБ. Очевидно, в связи с этим он принял решение нанести ущерб государственным интересам в таком важном вопросе, как мир и безопасность в Чечне. Пользуясь конфиденциальными сведениями о методах работы ФСБ, ему удалось осуществить свои преступные намерения».

Стоп-стоп. Когда это он обиделся: до помилования или после? Было ли оно вообще — помилование? Или трогательную сцену в аэропорту разыграли по технологии телевизионных реалити-шоу?

Катарцы не протестовали — значит, это сотворили с обоюдного согласия.

Капитан крепко обиделся. Конечно, основания у него были: не вытащили, списали в утиль. Но не-; ужели Веденеев не понимал, кого еще задевает его месть, кроме министерств и ведомств? Гибель Кадырова — духовная подпитка боевикам и бандитам всех мастей. Значит, новые жертвы среди рядовых солдат, омоновцев.

Бывает, стоит наградить человека Звездой Героя и сразу же отобрать у него почетное звание, отправив под трибунал. Слепой хорошо понимал мотивы бывшего сослуживца, но оправдать его действия никак не мог.

«Подтвердились подозрения о том, что дальнейшие акции Веденеева будут предприняты уже в Москве. 12-го июля только случайность помешала ему осуществить свое намерение и взять в заложники пять человек, находящихся в родстве с ответственными сотрудниками министерства иностранных дел».

То бить «великолепную пятерку» в полном составе. Наверное, эти молодые люди дружили еще с детства, когда «предки» только продвигались к руководящим должностям, совместно отмечая Первое мая и Седьмое ноября.

«Было признано целесообразным обеспечить им общую охрану…»

К листку обыкновенной скрепкой прикреплена фотография три на четыре, ее тоже полагается вернуть. Лицо не слишком выразительное, идеальное для оперативного сотрудника службы безопасности. Набор отличительных признаков в общем и целом такой же, как и у самого Слепого: прямой нос, тонкие губы, серо-стальные глаза.

Правда, взгляд напряженнее, губы сжаты плотней. Человек предъявляет к себе и к миру повышенные требования, для него всякая мелочь важна.

Такому непросто жить и служить. С таким нелегко иметь дело и своим и чужим…

Ночная тревога у коттеджа ничем серьезным не закончилась, но ясно показала, что новое задание не было формальностью, уступкой чьим-то пустым страхам. Расслабляться в самом деле нельзя ни на секунду.

Сейчас, в половине одиннадцатого утра, четверо из компании спали в трех разных спальнях наверху. Отдельно Денис, отдельно Вероника, Маша вместе с Леной в самой большой комнате. Мирон играл сам с собой на бильярде, время от времени заглатывая из горлышка сухое мартини.

— Как вам новое назначение? — спросил он у Слепого, запустив «свояка» в дальнюю лузу.

— Работа как работа.

Стол и шары были как новенькие. Чувствовалось, что бильярд в доме стоит больше для декорации. Глеб перевидал достаточно дорогих коттеджей и знал набор непременных атрибутов внутри: большой камин, домашний кинотеатр, сауна, бильярдная, отдельное помещение с тренажерами, стильная кухня с деталями из нержавейки и мрамора, абстрактная живопись, обнаженные балки деревянных потолков.

Слепой отправил Каланцова отдохнуть в этот тихий час. Сейчас он спал на диване в соседней комнате, уткнувшись своим клювом в подушку, держа под ней правую руку с пистолетом. Спал с семи часов и в самое ближайшее время должен был уступить эту привилегию Смольскому, заменив его на крыше.

Ночью Каланцову пришлось перетерпеть возмущение хозяина. Когда он вторично приоткрыл дверь в домашний кинотеатр, Денис накинулся на него с громкой бранью. Стиснув зубы, Каланцов сдержался. Поставил в дверном проеме стул и сел боком, чтобы одновременно держать в поле зрения окно в комнате и коридор.

Когда Глеб вернулся после безрезультатной своей вылазки, Воротынцев предъявил претензии ему как старшему.

— Дом, между прочим, мой, и вы у меня в гостях, — заявил он, вздернув подбородок. — Пусть ваши люди знают свое место.

«Отшлепать бы тебя по заднице», — подумал Сиверов.

— Вы в корне не правы, — заметил он вежливо. — Мы здесь не гости, не нанятая охрана. Мы представляем Федеральную службу безопасности, и в ближайшее время правила буду устанавливать лично я.

— Ваш предшественник не позволял себе таких громких заявлений, — даже в гневе движения рук и поворот головы Воротынцева отличались изяществом.

— Моего предшественника вы и ваши друзья постарались выжить. Получили взамен меня. Если добьетесь моего перевода отсюда, третий вариант окажется еще жестче.

— Не уверен, что человек на вашей должности может делать точные предсказания.

— Короче, претензий я не принимаю. По мере возможности мы щадим ваши нежные чувства, но по мере надобности делаем и будем делать то, что считаем нужным.

Мирон единственный не накинулся вчера на Каланцова и продолжал спокойно досматривать фильм. Пора было составлять для себя примерный портрет каждого из подопечных, и по стечению обстоятельств Глеб начал именно с Митрохина. Тем более что сам Мирон, тяготясь одиночеством, продолжил разговор:

— В какие настольные игры играете, товарищ сотрудник?

— Во всякие. Особенно люблю в шашки-поддавки.

— Не предлагаю, потому как вы все равно откажетесь. Вы, как серьезный человек, на работе, наверное, ни-ни. А вот вашего предшественника я однажды уломал. Он вообще был слишком мягким человеком для эфэсбэшника. Такими всегда все бывают недовольны.

Мирон снова приложился к бутылке, не предлагая ее по тем же причинам, что и игру. «Любитель принять на душу? — спросил себя Слепой. — Не похоже. Такие всегда припадают с жадностью путника в пустыне. Этот просто смакует, не делает больших глотков».

— Вам здесь, наверное, кажется, что опасность здорово преувеличена?

— Да нет, почему? В первый раз мы хором испугались, — признался Мирон.

— Когда вас еще никто не берег?

— Ага. Он сказал, что хочет с нами подружиться хочет стать шестым в компании.

— Вы его видели в лицо?

— Веденеева? Так же, как вас. Он не собирался скрывать свою личность. Тогда мы, правда, не знали, кто он такой и откуда взялся. Увидели пушку и решили, что какие-то бандиты хотят посадить нас под замок и затребовать выкуп.

— Где все произошло?

— Вам разве не рассказали?

— Только в общих чертах.

Глеб не мог признать, что до самого последнего момента оставался в полном неведении. Даже главные факты стали известны ему только час назад, с получением от курьера отпечатанного на тонкой бумаге листа.

— Могу красочно расписать подробности, — загнав в лузу очередной шар, Мирон бросил полированный кий на стол и сам присел рядом, на борт. — Ленкин бойфренд повез нас на перформанс, который давали его друзья-художники. Без друзей-знакомых сейчас никуда, ничего без них не закрутится.

Вот у вас маловато друзей, потому и приходится выполнять чужие приказы.

— Кто сказал, что у меня нет друзей?

— По лицу видно завзятого одиночку. Когда играешь в азартные игры, волей-неволей учишься быстро распознавать людей.

— Обо мне в другой раз. Давайте не отвлекаться.

— У Ленкиного бойфренда тогда была не та тачка, какую вы видели. «Shevrolet TrailBlazer».

Тачка нас в конечном счете и выручила, но все равно он ее толкнул… Перформанс устроили на лужайке за Балашихой, человек сорок собралось поглядеть. Художники приперли на прицепе целую бочку томатной пасты, оделись в белые балахоны до пят и стали этой пастой мазать друг друга. Народ посмотрел, более-менее похлопал. Вообще красиво было визуально — ярко-зеленая трава и ярко-красная паста на белых балахонах… Охраны там, кстати, хватало. Я не в курсе, кто ее оплатил, но шкафы в пиджаках бродили по периметру. Веденеев буквально у них перед носом к нам сунулся, аккуратно показал пистолет.

— Когда сунулся, как?

— Так вам вообще ничего не рассказали?

— Неважно. Хочу услышать от непосредственного участника.

— Я уж точно был непосредственным. Мы садились в машину: девчонки уже были внутри, а мы с Денисом только собирались влезать. Подходит кадр и вполне цивильно объясняет, что поедет шестым в компании.

— Вы не подумали, что это продолжение перформанса, когда увидели оружие?

Мирон отхлебнул еще из горлышка, задержал мартини во рту, чтобы полнее насладиться вкусом, запустил его внутрь и покачал головой.

— Лицо было слишком убедительным для перформанса. Как и ваше, кстати. В вас никогда не заподозришь участника спектакля.

— Все сразу послушались?

— Конечно. Никто и не пикнул. Места для шестерых пассажиров хватало, так что устроились в лучшем виде. Естественно, он велел нам ехать в противоположную от Москвы сторону.

— По какой дороге?

Веденеев должен был взять курс туда, где он собирался удерживать заложников. Наверняка какие-то поисковые меры были приняты. Но Глеб хотел знать как можно больше.

— Вначале по Ярославскому шоссе, потом по какой-то грунтовой. Ленкиного бойфренда он высадил, только мобильник отобрал. Сказал, что машину и мобильник тот получит обратно в целости и сохранности. Велел Денису сесть за руль и слушать указания. А дальше случилось по пословице «клин клином вышибают». Оказалось, на «Shevrolet» положили глаз какие-то бандюганы. Пронюхали, что мы собираемся за город, и пасли в ожидании подходящего момента.

— Чтобы забрать машину?

— Ну, может, еще деньги из карманов, часы, колечки. Правда, кроме Вероники, у нас золотом никто не увлекается. Неважно… Выскочили вдруг на двух тачках. Одна ехала навстречу и развернулась поперек, другая сзади вдруг нарисовалась. В первой сидели трое в масках, во второй двое.

— Красивое совпадение, — отметил Слепой.

— Вообще этот Веденеев нормально владеет собой. Мне сразу показалось, что он из бывших сотрудников.

«Выходил ли приказ о его увольнении? — подумал Глеб. — Разве только в последний месяц».

— Я сидел рядом, ближе всех, — продолжил Мирон, ставя бутылку на зеленое сукно. — Собственным боком почувствовал, как он напрягся, когда увидел пару автоматов. Его приняли за охранника — слишком уж он отличался от всех нас и по возрасту и по прикиду. Поэтому целили в него, требовали, чтоб он первый вылезал. Еще кричали, чтобы Денис мотор заглушил. Вокруг никого — ни встречных машин, ни поперечных. Дедок на велико показался, но сразу же свернул в кусты.

Слепого заинтересовали детали поведения Веденеева в минуту опасности. Всех сотрудников учат одному и тому же, но у каждого в таких ситуациях свой коронный номер.

К сожалению, Мирон не мог сказать ничего вразумительного.

— Не знаю, как бы он с ними разбирался, если бы был один. В тот раз он явно не хотел, чтобы нас зацепили шальные пули. Вылез с поднятыми руками, отошел в сторону, как велели. Я сидел впереди, рядом с Дэнни. Шепчу ему: давай погнали, пока есть шанс, пока они все разом на нашем «друге» сосредоточились. Дэнни в ступоре, бледный как смерть, девчонки сзади тоже молчат. Давай, говорю ему, местами, поменяемся. Сидит, не реагирует.

В сторону Веденеева я даже не смотрел. Смотрел на этих бандитов в масках — вперед и в зеркальце.

Вижу: всего трое осталось, значит двое пошли обыскивать «друга». Еще двое смотрят в ту сторону, и только один шагает к нам. Вдруг стрельба — который шагал, за голову хватается, у них в тачке стекла вдрызг. Мы все пригнулись, и я с пассажирского места даю зажигание, жму левой на газ. Дэнни, обалделый, выкручивает руль. Разбиваем фару, тычем в бок чужую машину и открываем себе путь.

Вот что, оказывается, крылось за скупой фразой отпечатанной на тонкой бумаге: «только случайность помешала ему осуществить свое намерение и взять в заложники пять человек».

— И назад вы уже не оглядывались?

— Вообще голов не поднимали, решили, что стреляют вдогонку. Дэнни почти вслепую вел. Хорошо там кусок дороги был более или менее прямой. Потом мы в кусты влетели, ломали их, оцарапали «Шевроле» бока. Потом я все-таки продрался к рулю и вытеснил Дэнни. Вот так оно и случилось. Я, конечно, не ждал, что «друг» наш выживет один против всех. Потом, когда уже началось разбирательство, нашли там три трупа и двух раненых. А он ушел своей дорогой. Думаю, недовольный ушел, потому что дело сорвалось по идиотской случайности.

— Так вам растолковали, кто он такой и что ему нужно?

— В общем, да, — Мирон закрутил шар всеми пятью пальцами, пустив вращаться на одном месте вокруг собственной оси. — Принцип коллективной ответственности, старый как мир. Я бы, допустим, понял, если бы он за Вероникой охотился.

— За Вероникой?

— Вам и про нее толком не рассказали? Она ведь ездила в Катар на процесс. Конечно, не на главных ролях, главную роль играл настоящий адвокат.

— Что-нибудь рассказывала?

— Спрашивайте у нее.

Словоохотливость Митрохина быстро сошла на нет. Видимо, причиной была не столько щепетильность, сколько потеря интереса. Мирон готов был живо обсуждать только детали собственной жизни и биографии.

Глава 16

Проснувшись, вся компания подкрепилась взбитыми сливками и крепчайшим кофе. Слепому и его подчиненным никто ничего не предлагал.

Впрочем, эфэсбэшники не были в претензии. Состоявшие в штате Каланцов и Смольский получали суточные, Глебу выдали на руки деньги на бензин, пропитание и непредвиденные расходы.

Еду покупали такую, чтобы не тратить время на готовку, разве только на разогрев в микроволновой печи.

По дороге сюда, за город, Каланцов ухватил в городе селедку «Матиас» в вакуумной упаковке, хлеб в целлофане и несколько коробок пиццы. Садиться за один стол было для охраны слишком большой роскошью, пицца была благополучно съедена в разное время и в разных точках — на крыше, на подоконнике, возле ограды.

Ранним утром Слепой ограничился сигаретой и чаем «Принцесса Нури» из бумажного пакетика в одноразовом пластиковом стакане. Сейчас, к полудню, ему требовалось кое-что посущественней. Прикончив свою долю селедки Глеб подумал, что кто-нибудь да выскажет ему свое «фэ» за рыбный запах.

Высказали не ему, а Смольскому — сдав пост Каланцову, тот спустился с крыши и отведал свою порцию селедки. Инспектируя участок с туями и подстриженным газоном, он совместил эту обязанность с приятным для себя делом — выкурил послеобеденную сигарету.

Никто из молодежи не курил, поэтому отравлять воздух в их присутствии было строго запрещено. Готовясь отоспаться, Смольский отправился к Слепому с кратким отчетом о наблюдении. И тут наткнулся на Машу Прилукскую, только что отведавшую кофе с двумя чайными ложками взбитых сливок.

— Вы же не в казарме, в конце концов! Неужели так обязательно питаться селедкой? Или вы специально, чтобы всех нас наизнанку выворачивало? Да еще табак! Потрясающий коктейль — хоть стой, хоть падай!

Смольский не стал ничего отвечать, чтобы не обдать «светскую» особу новой порцией неприятного запаха. Быстро прошел мимо и предстал перед старшим с виноватым выражением лица.

— Мужественно принял первый удар на себя?

— Да пошла она, — пробормотал, глядя в сторону, Смольский.

— Я не призываю ходить на цыпочках, но с покупкой селедки мы, признаться, погорячились. Теперь о деле. Звонарев предупреждает, когда наведывается?

— За все время один раз подъехал. Еще разок Михалыч к нему отлучался на час, — вспомнил Смольский прежнего старшого.

Сиверова удивляло отношение начальства: как это подполковник, непосредственный руководитель операции до сих пор не удосужился увидеться с вновь назначенным человеком? В ФСБ такое не принято. Или во всем полагается на выбор генерала Потапчука?

— ..Ездила я в прошлом году на карнавал, — донесся голос Вероники. — Народу тьма-тьмущая, цены атомные. А в магазинах ничего сверхъестественного, в Милане выбор гораздо больше.

— Да я вообще терпеть не могу Венецию, — ответила Маша. — Сырость, мусор в каналах плавает, наглые гондольеры.

При слове «Венеция» Сиверову, как знатоку оперной музыки, первым делом вспомнился театр «Ла Фениче», где давали в свое время премьеры «Танкреда», «Риголетто» и «Травиаты». Если бы ему случилось попасть в этот славный город, он бы первым делом постарался купить билет именно в «Ла Фениче».

— С вами хотят поговорить мои родители, — Денис Воротынцев сухо протянул ему трубку.

— Добрый день, — произнес с дежурной вежливостью хорошо поставленный голос. — Звоню с конференции черноморского сотрудничества в Стамбуле.

«Знаю-знаю, ты большой человек», — мысленно ответил Слепой.

— Надеюсь, ваше начальство нашло наконец опытного и грамотного во всех отношениях сотрудника.

Дипломат сделал паузу, ожидая ответа… Но терпения хватило ненадолго.

— Вы что-то сказали?

— Нет-нет, я слушаю. Слушаю внимательно.

— Все мы, кто находится под угрозой, уже говорили вашему начальству, что проблема имеет много аспектов. Хочу повторить лично вам наши общие требования. Проще всего охранять людей, окружив их колючей проволокой под высоким напряжением.

Можно еще посадить их под замок в подвал. Но это мало чем будет отличаться от содержания в заложниках. Вы что-то хотите сказать?

— Нет-нет, я внимательно слушаю.

— Представьте себе бронежилет. Ведь он не только обязан вас надежно прикрывать. Он еще не должен слишком тяготить, вы меня понимаете?

«Крупный спец по экипировке», — усмехнулся про себя Слепой.

— Конечно, понимаю. «С людьми надо, мягче, а на вопросы смотреть ширше».

— Вот-вот, очень уместная цитата. Вам лучше задействовать больше людей, тогда не будет необходимости держать ребят так плотно. А то взыграет по молодости дух противоречия, и натворят глупостей.

— Насчет личного состава вопрос не ко мне.

— Но вы ведь имеете право написать докладную или рапорт — не знаю точно, как это у вас называется. Если, конечно, поддерживаете мою точку зрения. Вы что-то сказали? — дипломата начала раздражать немногословность человека на проводе.

— Вы совершенно правы, — Глебу хотелось, чтобы пустой разговор поскорей закончился и не отвлекал его от работы.

— Рад нашему взаимопониманию, — продолжал «наш человек в Стамбуле» свою дипломатию. — Железная хватка в мягких рукавицах. Постарайтесь, и ваше старание обязательно будет вознаграждено.

— Извините, меня тут отвлекают, — решительно произнес Глеб. — Ценю ваш звонок, разделяю вашу позицию. До свиданья.

— Что он там пел? — морщась, спросил Денис.

Он еще пребывал в том возрасте, когда родительская забота вызывает досаду.

— На арию не похоже. Нормальный речитатив для баритона.

«Приходило ли Воротынцеву на ум забрать „дите“ к себе и подержать под боком? — подумал Слепой. — В любом случае выбор был сделан другой, и мы имеем то, что имеем».

— Пока не забыл. На сегодня нас пригласили на свадьбу, — объявил Денис.

Слепой уже слышал краем уха разговоры о женихе — сыне владельца крупнейшего в Москве салона итальянской мебели и невесте — дочери префекта одного из столичных округов. Нормальный союз бизнеса и номенклатуры.

— Все пятеро приглашены?

— Конечно.

— Куда?

— Совершенно новое заведение. В вашей конторе еще не вынюхали там все утлы.

— Тем более давайте адрес.

Под свадьбу сняли ресторан средиземноморской кухни под названием «Капри». Об этом заведении Слепой в самом деле ничего не слышал.

Самолично отлучаться он не хотел, снимать Каланцова с крыши — тоже. Пришлось сдернуть Смольского с дивана — благо он еще не успел провалиться в заслуженный сон. Слепой велел ему наведаться в заведение, предварительно заехав на Лубянку за видеокамерой. Через два с половиной часа Смольский вернулся с материалом на кассете — пленка давала полное представление о главном зале ресторана и зоне отдыха, кухне и туалетах, парадном и «черном» входах.

Главной изюминкой «Капри» была доступность для обозрения кухни — часть пола по замыслу архитектора выложили прозрачными стеклянными панелями, и посетители могли наблюдать сверху, как повара возятся со сверкающими ножами и кастрюлями.

— Хозяин не возникал? — спросил Глеб.

— Глянул удостоверение, поинтересовался, в чем причина. Я сказал про охранные мероприятия, и его это устроило.

Просматривая кассету по второму кругу, Слепой обращал внимание на приметы персонала.

— Вы с Каланцовым тоже запомните каждого, чтобы у нас не ходили по залу неучтенные официанты.

Слепой ожидал, что молодежь навострится домой — переодеться, навести марафет. Прикидывал, в каком порядке все лучше организовать. Но случилось по-другому. Трое девушек, как оказалось, заранее договорились со «своим» косметическим салоном — там им должны были сделать макияж, туда же им привезли платья. У Дениса хватало шмотья в коттедже. Мирон был с ним примерно одного роста и комплекции и спокойно воспользовался чужим костюмом из тонкой ткани — фиолетовой с багровой нитью, подобрал из трех десятков галстуков подходящий по цвету.

Взвесив относительную ценность двух неравных частей, на которые разбилась компания, Слепой решил поехать вместе с дамами, оставить коттедж на попечение подчиненных. В салоне он попал в женское царство, пересыщенное тонкими запахами и сплетнями. Пропуская мимо ушей подробный перечень добрачных связей жениха и невесты, он внимательно следил, как с трех молодых лиц стирали прежние черты и рисовали на их месте новые.

Ему самому не раз приходилось менять внешность. Некоторые из врагов тоже маскировались, перекрашивая волосы, отпуская бородку или более радикально — при помощи пластической операции. Но таким мощным оружием, как косметика, мужчины могли пользоваться лишь в очень малых дозах.

Глеб в очередной раз убедился, что женщинам нет нужды прибегать к помощи хирурга, если они хотят остаться неузнанными. Тени, румяна, помада, карандаш, крем и пудра способны вылепить новое лицо. От мальчишеского облика рыжеволосой Лены Ричи не осталось ровным счетом ничего. Ресницы выгнулись дугой, глаза удлинились, как у восточной красавицы, волосы стали черными как смоль и спадали вниз отдельными густыми прядями. Ее подруги тоже обрели новый облик, соответствующий выбранным вечерним нарядам.

Когда все вместе направились к машине, Глеб почувствовал себя персонажем из кино — телохранителем «звезд». Хотя ни в кино, ни в жизни у нескольких «звезд» не бывает общего телохранителя.

— Надеюсь, вы не собираетесь маячить возле нас на свадьбе? — осведомилась Маша, чью аристократическую бледность новый макияж подчеркнул еще больше. — Нормальных охранников должно быть не видно и не слышно, но на Лубянке такие, наверное, не водятся.

Сиверов предпочел ответить не на ее ядовитую реплику, а на звонок по сотовому Каланцова — малогабаритная рация работала только на небольших расстояниях.

— Где вы, шеф? — он впервые назвал так Глеба.

В роли шефа Сиверову никогда не нравилось выступать. Он решил при «воссоединении» уточнить для обоих сотрудников, что это почетное звание годится только для подполковника Звонарева.

— Выезжаем.

— Мы тоже. Значит, будем позже вашего.

— Еще увидим. Время такое, что в пробку попасть ничего не стоит. Тем более дождь льет вовсю.

— Правда? А у нас солнышко.

Москва с ближними окрестностями — не город, а целая страна, где погода по разным адресам частенько бывает разной. Проливной дождь с неизбежностью вызывает пробки в центре города. Причем такие, из которых не выбраться даже знатоку объездных путей.

Сиверов оказался пророком — к ресторану обе половинки «компании» подкатили почти одновременно. Он воспользовался моментом, чтобы дать установку на вечер своим людям:

— Будет тяжело. Особенно когда народ разогреется и начнется блуждание по залам. Следить за входами бесполезно — для такого, как Веденеев, здесь слишком много вариантов проникнуть внутрь.

«Маячки» прицепили надежно? Девочки тоже в порядке, сигнал идет.

Отправляясь на задание, Сиверов прихватил из собственного арсенала крохотные радиомаячки, специально изготовленные, чтобы незаметно цеплять к одежде. В комплекте с ними — простенький компьютер-ноутбук, способный ловить излучение и рисовать простую «картинку».

За ноутбук он решил посадить Смольского — только при очевидной угрозе тот имел право отвлечься от экрана. Каланцову предстояло отвечать за главный зал с псевдоантичными колоннами. Лично на себя Глеб взял всю остальную территорию ресторана.

Иномарки подкатывались одна За другой. Дождь уже перестал, но гости вылезали раздраженные из-за пробок. Впрочем, сразу замечали знакомые лица и расплывались в улыбках — искренних или деланых.

Слепой мог бы затребовать у Дениса одежду для себя и подчиненных, чтобы не слишком выделяться из нарядной толпы. Прижимистостью Воротынцев не отличался и вполне мог бы выделить три костюма. Но Глеб не видел смысла в маскировке: противник не раз и не два наблюдал за компанией и отлично знает в лицо не только двух охранников, которые остались на своих постах, но уже и его, Сиверова, заступившего совсем недавно.

Глеб не привык надеяться на других, вербовать себе добровольных или вынужденных помощников.

Впрочем, у него не было запаса веденеевских фотографий, чтобы раздать ресторанному персоналу.

Каланцову и Смольскому показали снимок только один раз и не выдали на руки. Слепой объяснил себе это тем, что Веденеев все-таки был капитаном ФСБ, задействованным в самых разных операциях, в том числе и за границей.

В общей веренице гостей порог празднично гудящего ресторана переступили и пятеро «объектов» с тремя охранниками.

Глава 17

«Капри» выглядел гораздо более нарядным, чем на видеокассете. Во время съемки освещение еще было скупым, сейчас яркий свет подчеркивал нарочито-аляповатый контраст красного потолка, синего пола, желтых и зеленых стен. С белых скатертей бросали блики столовые приборы. Работали кондиционеры, внутри было гораздо прохладнее, чем снаружи, на улице, но все равно создавалось ощущение средиземноморского юга — того самого острова Капри, в честь которого был назван ресторан.

Не было нужды заставлять компанию садиться вместе — они не желали растворяться среди остальных гостей, хотя многих здесь знали, со многими здоровались и перешучивались на ходу.

В отличие от традиционных свадеб столы не были сдвинуты буквой "П", остались стоять вразброс, и компания сразу оккупировала подходящий. Сиверову с Каланцовым мест, конечно не нашлось.

Глеб не стал даже требовать у метрдотеля стулья.

Сам он не собирался долго задерживаться на одном месте. Ответственному за главный зал Каланцову удобнее было обозревать свою «территорию» стоя, чем сидя.

Под музыку и аплодисменты появились жених с невестой. Глеба они нисколько не интересовали, он внимательно рассматривал остальных гостей, особенно тех, кто стоял на заднем плане. Наконец все окончательно расселись, сквозь звон посуды кто-то потребовал внимания. Что это было — торжественное вступление или первый тост — Слепой не услышал. Выйдя в коридор, он лавировал между официантами с подносами, пока не нашел нужную дверь.

Густобровый его подчиненный устроился в маленьком подсобном закутке без окон, с жалкой лампочкой без абажура. На одном табурете уселся сам, на другой водрузил ноутбук. Пять белых точек плотно группировались на разграфленном в клетку экране.

— Сориентировался, что к чему?

— Вроде бы. Здесь я, здесь зона отдыха, вот так идет коридор.

— А туалеты?

Задумавшись на секунду, Смольский ткнул коротким пальцем в угол одного из квадратов.

— Нормально. За тебя я спокоен, — Глеб потрепал густобрового сотрудника по плечу и вышел обратно.

На сей раз он направился вниз, на кухню. Повара в белых халатах и колпаках работали быстро и артистично, исполняя время от времени чисто жонглерские номера. Пахло разогретым вином, его здесь активно добавляли при жарке и тушении мяса.

Стекла на потолке кухни имели одностороннюю прозрачность, чтобы персонал не отвлекался, заглядывая под юбки посетительницам. Впрочем, со своих столиков или с площадки для танцев гости тоже не могли заглянуть сверху вниз на кухню — широкая полоса просвета находилась между залом и зоной отдыха с разноцветными диванами и пепельницами из натуральных морских раковин.

Занятые своим делом, повара никак не прореагировали на незнакомца. Убедившись, что посторонних среди них нет, Глеб вышел наружу, переписал номера всех машин на стоянке, запомнил их приметы, чтобы сразу отличить новую.

Киллер может позволить себе прийти пешком и уехать на общественном транспорте. Но если преступник намерен захватить заложников, без авто ему не обойтись. Где-то на отшибе можно впихнуть своих жертв в их же собственную машину. Но из центра Москвы таким макаром далеко не уедешь — по сигналу тревоги машину с известными номерами быстро тормознут.

Побывав на стоянке и на заднем дворе ресторана, Сиверов вернулся в зал. Оценил, насколько быстро продвигается мероприятие к запрограммированному шумному финалу. Как ни крути, свадьба есть свадьба. Играют ли ее на деревенском дворе или в столичном ресторане средиземноморской кухни — гости все равно основательно перепьются.

Пока что прогресс в этом смысле был невелик.

Разговоры шелестели вполне вменяемые — сплетни о молодых и их родне перемежались с трепом на общие темы: о том как Тарантино не пустили выпить кофе на Столешниковом, ткнув его носом в табличку «Перерыв», о краже драгоценностей у модной певицы, о возможности заказать в церкви освящение автомобиля.

Встретившись взглядом с глазами Каланцова, мелкими на фоне большого клювообразного носа и крупных зубов, Глеб убедился, что все пока в порядке. Народ исправно жует и не выкидывает коленцев.

Под заливистое «горько» Глеб проследовал в зону отдыха, мельком глянув по пути на газовые факелы приличных размеров, над которыми повара внизу крутили и вертели большие сковородки. На один из диванов на секунду присел метрдотель, наблюдая за ходом праздника не менее внимательно, чем Сиверов и Каланцов. «Мэтр» прекрасно знал, что Сиверов здесь на работе, но тем не менее быстро поднялся с места, как будто его застали за неприличным занятием. Предупредительно вытянул шею в сторону Глеба. С охраной приходят самые уважаемые посетители; значит, старший из охранников тоже должен быть доволен.

— Вам организовать ужин на скорую руку?

Все, что есть в меню, пожалуйста.

Слепой жестом показал, чтобы «мэтр» не тревожился. Присел возле колонны с искусственными щербинами, откуда виднелась часть коридора с двумя туалетными дверями. Метрдотель тем временем отправился с замечанием к одному из официантов, подметив, что при разливе шампанского тот держал бутылку не совсем правильно.

— Первый тронулся в сторону зоны отдыха, — сообщил Смольский, не зная, что Глеб все видит собственными глазами.

— Первый идет в туалет.

Радиомаячки были пронумерованы, первый номер достался Мирону. Он действительно проследовал в коридор, подмигнув на ходу Слепому. Явно дошел до той кондиции, в которой мог пребывать достаточно долго, невзирая на количество выпитого.

— Добрый вечер, — прозвучал «живой» голос слева.

Слепой удивился тому, как тихо и незаметно подсел на диван моложавый мужчина в дорогом темном костюме и относительно строгом галстуке.

По контрасту с лицами большинства гостей его лицо не лоснилось от выпитого, съеденного и услышанного.

— Товарищ подполковник? — догадался Глеб.

— Используешь собственный технический арсенал? Неплохо. Только такие вещи надо согласовывать. Если кто-нибудь из наших подопечных обнаружит твой маячок, он может закатить скандал, что подвергается облучению. Они ведь не курят, как ты уже заметил. Привыкли потреблять мало холестерина. Новое поколение элиты гораздо больше заботится о своем здоровье, чем поколение их родителей.

— Всегда можно провести проверку в лаборатории. Доказать, что устройства совершенно безвредны.

— Надо было с этого начинать!

— Так точно. В следующий раз учту.

Слепой внутренне согласился с замечанием.

Подполковника в самом деле стоило поставить в известность. Но Глеб решил, что Звонарев слишком занят и не хочет обременять себя деталями.

— Хотя есть у детей и родителей много общего, — продолжал Звонарев. — И те и другие очень склочные люди. Знал бы ты, как нас достали эти чертовы дипломаты.

Глеб почувствовал в подполковнике то же самое предубеждение против аристократов-мидовцев, которое уже заметил у Михалыча и Каланцова со Смольским.

— Обрывают телефон, звенят за тысячи километров золотыми яйцами. Требуют бросить все силы. Почему до сих пор нет результата? Почему Веденеева не изловили, не обезвредили?

Господа забывают, что капитан был одним из лучших наших оперативных сотрудников. Нам не просто было отхватить кусок у ГРУ — по профилю скорее им положено было ликвидировать Яндарбиева.

«Представляю, как все потом пожалели, что „отхватили этот кусок“», — подумал Слепой.

— Вы были с ним знакомы, товарищ подполковник?

— Видел пару раз. Крепкий офицер. Что и доказал побегом.

— А потом почему сломался? Почему пошел против своих?

— Решил, что его сознательно списали в утиль из высших международных соображений. Мы могли бы попробовать наладить канал связи с тюрьмой, но не хотели рисковать, чтобы катарцы не получили дополнительные улики.

— Дойти до того, чтобы подорвать Кадырова, — покачал головой Слепой.

— Я его не оправдываю. Он обиделся, как баба.

Обиделся до такой степени, что возлюбил себя превыше своего дела. А в остальном… Нет нужды возиться с психологическим портретом. По сути он такой же, как мы. Возьми самого себя, представь, что ты зол на всех. Считаешь, что тебя предали по полной программе. Представь, что ты дал волю чувствам. Получишь точную картину.

— Первый возвращается, — доложил по рации Смольский.

— Нормально у тебя пашут люди. Молодец.

— Вместе пашем. Клиенты, конечно, недовольны.

— Можешь не рассказывать, догадываюсь, как эта публика на вас смотрит.

— Меня этим не проймешь.

— Слышал, специализация у тебя другая, на охрану никогда не ставили? Ничего, надо всего попробовать. Может, ненадолго: найдем тебе замену или отловим Веденеева. Вдруг тебе повезет его взять.

Глеб кивнул. Он слушал начальника, блуждая взглядом направо и налево, уверенный, что Звонарев не будет в претензии за невежливость.

— Отрывать тебя для бесед не хочу — повредит делу. Так что звони, не стесняйся. Держи в курсе, — пожав на прощанье Глебову руку, подполковник встал и направился к своему столику.

* * *

Постепенно напряжение начало возрастать.

Гости уже не сидели на своих местах — одни беспрестанно танцевали, другие пересаживались, порхая со столика на столик, третьи слонялись взад-вперед по зоне отдыха, четвертые искали, где бы уединиться.

Компания все чаще разбивалась, и только «маячки» позволяли Сиверову по-прежнему не ограничивать их в перемещениях. Номера с первого по пятый расползались в разные стороны, но быстро сливались, как отдельные капельки ртути.

В зале они по-прежнему находились под присмотром Каланцова, а Сиверов «вычерчивал» свои неторопливые траектории, пользуясь информацией от Смольского.

Его обеспокоило новое лицо — этот тип крепкого сложения явился в ресторан не для того, чтобы поздравить молодоженов и вкусить средиземноморских блюд. Он не был похож на Веденеева ни с какой стороны, но напряжение не сползало с его физиономии.

Как и Сиверов с подчиненными, он не присаживался за столик. Бродил по ресторану, иногда останавливаясь, иногда резко дергаясь с места. Наконец возле бара, где тесные ряды подсвеченных бутылок стояли от пола до потолка, он столкнулся с Глебом лицом к лицу.

— По какому вы здесь случаю? — спросил он грубовато и резко. — Можете показать разрешение на оружие?

Только несколько минут назад Слепому удалось синхронизировать перемещения этого товарища с блужданиями супружеской пары средних лет.

Телохранитель старался держаться от них на расстоянии — ему велели скрыть свою работу от остальных гостей, а возможно, и от самих подопечных. Очевидно, вызвали сюда, обеспокоившись фигурами Сиверова и Каланцова.

— Я многое могу, — ответил Глеб. — Могу вышвырнуть вас отсюда, если будете мельтешить под ногами. Успокойтесь сами и успокойте кого следует.

Ситуация штатная, пусть расслабляются дальше.

Людей, озабоченных своей безопасностью, в зале хватало, и сейчас могла начаться цепная реакция. Если он, Слепой, и его люди вели себя деликатно, то этот хмурый «спец» со стиснутыми зубами мог встревожить кучу народу. А ведь замуж выходит дочь префекта, значит, сюда могут запросто затребовать и милицию. Конечно, у Глеба и его ребят будет что им предъявить. Но менты иногда прикидываются глупее, чем они есть на самом деле, а за минуту разбирательств многое может произойти.

У озабоченного охранника хватило ума понять, что он имеет дело с государственным ведомством.

Он закивал и слегка уменьшился в размерах. Через минуту возникла новая проблема: Денис и Мирон затеяли ссору с двумя другими парнями. Те выглядели покрупнее и помощнее, но на рожон лезли скорее сиверовские подопечные.

Подоспевший Каланцов скороговоркой доложил, что ссора случилась из-за Лены Ричи. Изменив свой внешний имидж, она осталась верна внутренней сути: на приглашение потанцевать попросила не лезть руками в ее суп. Домогающийся не разобрал в этом ответе цитаты из любимого Лениного фильма и послал ее в ответ на три буквы. Мирон с Денисом что-то живо обсуждали и среагировали не сразу — молодой человек успел отойти к стойке бара, где теперь разворачивалась негромкая, но напряженная сцена.

Каланцова в одинаковой степени раздражали все ее участники: отведали морских деликатесов под дорогое вино, а теперь решили порезвиться для полноты удовольствия. А он, глотавший слюнки, обязан разнимать этих бездельников.

— Аккуратнее, — попросил Глеб.

Пожалуй, Каланцов искренне хотел быть аккуратней, но его спровоцировали.

— Что еще за чмо? — один из противников сиверовских подопечных поморщился на тускло-желтую, достающую до воротника шевелюру и прочие достопримечательности облика эфэсбэшника.

Каланцов усилием воли сдержался, чтобы не ткнуть ему в лицо дуло пистолета. Обошелся голыми руками — притиснул парня к стойке бара и незаметно для остальных гостей прихватил его левой между ног. У бедняги вылезли на лоб глаза, товарищ его резко побледнел, а Денис с Мироном моментально потеряли интерес к продолжению ссоры — развернулись и стали отходить.

— Прекратить сейчас же, — негромко потребовал от подчиненного Слепой.

Парень с защемленными яйцами попытался нащупать за спиной бутылку. Но активно обороняться ему не пришлось — Каланцов разжал хватку и вытер ладонь носовым платком.

— Получишь у меня выговор, — предупредил Глеб и сразу же оглянулся в сторону трех красавиц, которые на минуту остались без присмотра.

Их не было ни за столом, ни среди танцующих.

— Какого хрена молчишь? — тотчас дернул он Смольского через переговорное устройство.

— Вы ведь сказали, что сами видите.

Смольский действительно начал сообщать по рации про ребят, но Глеб резко оборвал из-за «обострения ситуации». Теперь его подчиненный смог закончить свое сообщение: девочки находятся в зоне отдыха.

— Глянь как они, — бросил Каланцову недовольный Слепой. — И спроси себе валерьянку, вдруг у кого завалялась в сумочке. Разнервничался, понимаешь.

Сам он решил проследить, окончательно ли исчерпан дурацкий инцидент. Конфликт однозначно погас, но возникла новая проблема. Каланцов вышел на связь с расстояния в двадцать метров и сообщил, что не видит девушек в указанном месте.

Глеб моментально все понял. Экран ноутбука показывал перемещение «маячков» в горизонтальной плоскости: о переходе на другой уровень можно было только догадаться, определив попадание того или другого номера на лестницу. Но Смольский, похоже, упустил этот момент. Он считал, что девушки находятся в зоне отдыха, хотя они стояли сейчас точно под ней — на кухне, среди поваров.

Глеб уже заметил их, подскочив к прозрачной части пола. Точнее, их новые прически, потому что стоял у них над головами. Все трое замерли перед человеком в белом колпаке с широким сверкающим ножом в руках.

Расталкивая по пути гостей, Сиверов не сбежал, а слетел с узкой лестницы. Ворвался из кондиционированного рая в жар и духоту кухни, которую не могли ни остудить, ни развеять холодные люминесцентные светильники и мощная вентиляция.

В первое же посещение кухни Слепой заглянул в вентиляционные шахты — их было несколько, но ни в одну не смог бы пробраться взрослый мужчина нормального телосложения. Впрочем, хватало других, самых разных вариантов. Сигнализация в ресторане включалась только после закрытия и сейчас для защиты здания от «несанкционированного доступа» вряд ли хватило бы даже десятка сотрудников.

С первого же взгляда Слепой узнал в человеке с широким ножом шеф-повара. Открытая для обзора кухня предусматривала интерес посетителей к рецептам и способам приготовления особо понравившихся блюд, кратковременные визиты с вопросами.

Быстро погасив мощный двигательный импульс, Слепой нисколько не расслабился. В любом случае создалась потенциально опасная ситуация. Он не просто ошибся, его вынудили ошибиться.

Не обращая внимания на раздражение подопечных, он внимательно осматривался вокруг.

Потрескивание, скворчание, шипение, красные от жара лица. Мелькание ножа, строгающего пучок зелени. Красиво уложенные на тарелку куски рыбы со стручками перца и специями. Эти же стручки, подбрасываемые на раскаленной сковороде.

Он подскочил к лотку, обшитому оцинкованной жестью, по которому вниз сбрасывались ошметки и очистки. Лег на пол, просунулся вниз до пояса, выхватив оружие уже там, внутри. Услышал быстрые удаляющиеся шаги и спрыгнул вниз, точнее, вывалился — руки, голова, а потом уже остальное туловище.

Он знал, что не рискует сломать себе кости, и действительно попал в мусорный бак. Бак стоял на тележке — по заполнении доверху его выкатывали на задний двор и ставили в общий ряд. Соскочив на выложенный плиткой пол, Сиверов выскочил на задний двор, но там уже было пусто.

— Забирай девчонок с кухни, — быстро потребовал Слепой через миниатюрную рацию.

— Есть, — откликнулся Каланцов. — Где вы?

— Сейчас буду.

Глеб почти наверняка знал, что слышал шаги Веденеева. Бросил взгляд на видимый кусок улицы, окна близлежащих домов. Кто-то из жильцов наверняка заметил, куда метнулся человек. Пока получишь эти сведения, они уже сто раз потеряют свою актуальность.

По крайней мере, не мешает проинформировать Звонарева. Глеб своими глазами видел, как подполковник покинул свадьбу минут через сорок после их разговора. Пусть сам решает, есть смысл высылать группу захвата или тревожиться не стоит.

Лично он, Глеб Сиверов, не имеет права далеко отрываться от своих подопечных. Бывший катарский узник может загнуть дугу и вернуться назад.

Глава 18

Разбор эпизода на свадьбе привел Сиверова к неутешительным выводам. Кто-то из своих работает на Веденеева, иначе трудно объяснить цепочку совпадений. Противник выбрал точный момент.

Похоже, он знал про особенности приемопередатчика и самой программы, которые могли спутать карты в определении уровня и дать ему нужный выигрыш во времени.

Случайно ли совпали ошибка Смольского и прихват Каланцова, потребовавший вмешательства Глеба? Хотя каждое из этих событий могло быть вызвано недостаточным профессионализмом. Но как случился «выстрел дуплетом» — стечение обстоятельств?

Либо Смольский заодно с противником, либо Каланцов. Либо оба вместе. А как быть еще с двумя синхронными действиями: ссорой, затеянной мальчиками, и походом на кухню девочек? Вероника удосужилась дать по этому поводу объяснения. Да, они отправились узнать рецепт жаркого, когда увидели что их не пасут. В противном случае пришлось бы клянчить разрешение, и это испортило бы весь кайф.

— Клянчить? — удивился Сиверов. — Если бы я только сегодня заступил, я бы вам еще поверил.

Но когда и по какому случаю кто-то из вас пробовал меня по-хорошему предупредить?

— Не сушите мозги, уважаемый, — отмахнулась Маша Прилукская. — Не надо проводить среди нас разъяснительную работу.

Слепого ужасно тяготила вся эта мышиная возня.

Охранять тех, кто тебя презирает; иметь под началом тех, кому ты не слишком доверяешь.

Денис и трое подруг вернулись к обсуждению свадьбы. Они не сплетничали насчет гостей — они слишком их презирали. Богатство и положение ничего не значили для «великолепной пятерки», если не были подкреплены чувством стиля. Обсуждались только блюда на столе и внешний вид приглашенных.

— Галстук у таможенника был приличный.

— Темно-серый в жемчужно-серый горошек.

Такие шьет только Comme des Garsons Homme.

— Но не с этой шелковой сорочкой. Убожество. А как тебе понравился тот двубортный костюм?

— — На шести пуговицах в этом сезоне не носят.

В нем есть что-то от формы, а это всегда отстойно.

Они могли на расстоянии угадать фирму-производителя и материал вещи. Но даже обладатели самого модного шмотья не удостоились одобрения.

— С ее цветом помады надо в ужастиках играть.

Я даже вздрогнула, когда она обернулась…

— А мамаша? Надела такой костюм, а рыло — совковее некуда! Ну просто жена генсека!

Разговор происходил все в том же коттедже, куда они благополучно вернулись. Все хотели спать, но только Митрохин смог заснуть сразу. У остальных после свадьбы гудело в голове, хотя в сравнении с другими гостями они не переусердствовали в еде и питье.

— Судейкина вначале ничего смотрелась со своим пастельным акцентом на верхние веки. Но потом все испортил этот якобы друг отца, полез ее целовать в щечку и оставил вот такущее пятно из водки и слюней.

— — «Абсолют» по крайней мере дезинфицировал заразу.

— — Этот друг отца уже не отличал дырки в ухе от дырки в заднице, — Лена Ричи снова процитировала «Карты, деньги, два ствола».

Разговор снова вернулся к маркам косметики, одежды и дорогих причиндалов — от часиков до сумочек. Компания как будто жила в особом мире, где ничего не имело значения, кроме фасона и марки производителя. Ни любовь, ни ненависть, ни даже опасность, реально угрожающая им самим.

Всего пару часов назад Веденеев имел реальный шанс до них добраться. А они как ни в чем не бывало сравнивали помаду с эффектом атласа из коллекции Nuit Glamour и Diorific 036 от Dior. Похоже, боль, несвобода, смерть, люди с их мыслями и чувствами казались компании ненастоящими. Казались виртуальными прибамбасами, выдуманными устроителем огромного шоу «Москва».

А он сам? У него ведь тоже своя реальность.

В ней нет места не только тонким различиям одной кофеварки от другой, одного бальзама-ополаскивателя от остальных. Еще в ней нет места сожалениям о прошлом, надеждам на будущее, безотчетному доверию, глубокой скорби. Он тоже замкнут в рамках своего особенного мира — стволы, бронежилеты, взрыватели, фотографии, где «объект» выделен кружком или стрелкой, планы зданий и подземных коммуникаций.

До утра Слепой поговорил по отдельности с обоими подчиненными. Сомнения не развеялись, но и не подтвердились окончательно. Каланцов смотрел в пол, убирая со лба тускло-желтые пряди. Безоговорочно признавал свою несдержанность и готов был ко всему: к «строгачу», к выводу из задания.

— Могу сказать одно. За эти несколько секунд я отвел душу и теперь в состоянии терпеть эту компанию как минимум месяц.

— Я послал тебя в зону отдыха. Хватило бы десяти шагов разобраться, что девчонок там нет.

— Там, как назло, собрался народ. Музыканты сделали короткий перерыв, и все танцующие потащились на диваны.

Музыка в самом деле затихла, это Слепой помнил.

— Я хотел сперва убедиться точно, а потом уже поднимать тревогу, — продолжал Каланцов. — Наверное, я ошибся.

— А вниз на кухню ты не догадался заглянуть?

Оттуда, где ты стоял, можно было прекрасно их разглядеть. Сразу доложить мне, что они спустились. Согласись, разница большая. Я мог кинуться совсем в другую сторону, тогда мы благополучно провалили бы дело.

— Наверное, это моя главная ошибка, — снова опустил голову Каланцов.

Смольский, наоборот, активно защищался:

— Вы мельком упомянули насчет уровней.

Но я не думал, что эта штука работает настолько примитивно и первый этаж для нее то же, что второй.

— Если сразу не понял, надо было переспросить. Я ведь проверял: ты с самого начала прекрасно сориентировался, какие клетки на экране чему соответствуют. Ты должен был понять, что девушки на лестнице и двигаются от верхней площадки к нижней. Сделать вывод совсем несложно, правда ведь?

— Как назло, постучали в дверь. Непроизвольно отвлекаешься. Наверное, не все из персонала знали, что вы договорились с метрдотелем насчет этой каморки. То дергали дверь, то стучали, черт бы их побрал.

— Надо было мне пожаловаться.

— Надо было. Только ведь я знал, сколько вы на себя навесили: коридоры, туалеты, фойе Глеб сделал вид, что удовлетворен объяснениями и не имеет к подчиненным претензий. Объявил, что отдохнет часика три, пусть поработают без него — один на крыше, другой в непосредственной близости от компании.

* * *

После очередной бессонной ночи Слепой встал с тяжелой головой. В первый день он думал, что скоро освоится — получше узнает подчиненных и каждого из «пятерки», тогда работать станет легче. Он действительно многое узнал, но стало только сложней.

С металлическим привкусом во рту Слепой провел утреннюю ревизию. Мирон, как обычно, встал раньше всех, на этот раз компанию ему составила Лена — непричесанная и вялая, она крутила педалями велотренажера. Приближаясь к просторной ванной комнате, Глеб не слышал ни шума воды, ни других каких-либо признаков чьего-то присутствия. Он машинально приоткрыл дверь и увидел Веронику с чалмой из полотенца и лицом намазанным чем-то белым.

Из-за привычки Сиверова передвигаться бесшумно его появление оказалось совершенно неожиданным. На раковине перед Вероникой стояло множество самых разных флаконов и баллончиков. Отшатнувшись в глубину ванной, она схватила один из них и пустила струю из тысяч микроскопических капелек Глебу в лицо.

Он не успел ни прикрыться, ни зажмуриться, и роговицу обожгло так сильно, что по щекам покатились слезы.

— Извините, я не хотела, — пробормотала Вероника, глядя, как он пытается промыть глаза под струей из массивного бронзового крана.

— Что это было? — спокойно спросил Сиверов.

Он был так раздосадован на себя, что не злился на выходку молодой женщины.

— Думаете, я знаю? Сейчас… Лак для волос.

Жжение не проходило. Сиверов заставил себя приоткрыть глаза, но увидел только смутное свечение, словно поверхность глазных яблок покрывал сплошной толстый слой этого самого лака.

Замечательно. Только ослепнуть сейчас не хватало. Скорей всего зрение восстановится. Но на несколько часов, а может и дней, оно останется, мягко говоря, неважным. Временно он будет соответствовать своему прозвищу.

Набрав полные пригоршни воды, он опустил в нее лицо, закрывая и открывая веки.

— Ну как? Прошло? — поинтересовалась Вероника, продолжив равномерно распределять по лицу белую массу с цветочным запахом.

Глеб скорее догадывался о ее действиях. Пальцев он не мог разобрать, как и рта, глаз. Вместо лица и рук он видел только большое, светлое пятно и два поменьше, потемнее.

— Нормально.

Нельзя им дать почувствовать, что ты сейчас беспомощен.

— В следующий раз лучше бей по голове.

— Я так испугалась. Думала, это он подобрался так тихо, — судя по голосу, Вероника окончательно успокоилась.

— Проще всего запираться на задвижку.

— — Разрешите мне закончить туалет?

Выйдя из ванной, Глеб достал из нагрудного кармана защитные очки. С ними видимость стала еще хуже. Зато он мог надеяться, что его частичная потеря зрения останется незамеченной.

Ткнуться в стену или опрокинуть по дороге стул Сиверову не грозило. Контуры крупных предметов были ему видны, вдобавок он уже занес в «оперативную память» весь дом с его интерьерами и мелкими безделушками. Гораздо сложнее придется, когда компания захочет развлечься на новом месте.

От Смольского и Каланцова Глеб решил скрывать свое состояние, точно так же как и от подопечных. Вероника, конечно, растрезвонит о случае в ванной. Он объяснит свои очки резью в глазах, и вопрос будет закрыт. Если только не выдать себя неверным движением.

Глава 19

Как назло, компания собралась в город. Судя по разговорам, они не намеревались в ближайшие дни возвращаться в коттедж Воротынцевых. Никто из друзей Вероники не поинтересовался состоянием Глеба. В разговоре с подчиненными Слепой отшутился и закрыл тему.

Он уверенно вел себя в холле на первом этаже.

Так же уверенно сошел с крыльца, сел в машину.

Он и раньше делал все неспешно, если обстоятельства не требовали иного. Поэтому сейчас его взвешенные движения ни у кого не вызывали подозрений.

Митрохин решил заскочить к своему знакомому, посмотреть на новый, только что купленный в салоне автомобиль. Каланцов отправился присмотреть за ним, а Глеб со Смольским сопроводили остальную компанию на презентацию какой-то книжонки, куда их усиленно агитировала съездить Жанна.

Автору книги явно не давали покоя лавры западных творцов контркультурной прозы. На мероприятие он явился в черной майке с кривой белой надписью «X.., всем!». Крыл на чем свет стоит пагубное влияние на личность цивилизации и всяческой политкорректности. Откровенничал о своем личном опыте наркомана и алкоголика, хотя цвет кожи и выверенное строение каждой фразы обличали в нем человека не склонного к излишествам, ведущего здоровый и размеренный образ жизни.

— Нам это надо? — обернулся Денис к Маше Прилукской.

— Я не в настроении его слушать. Пусть кому-то другому впаривает.

Слепой сидел у них за спиной. Стоять возле дверей, обозревая небольшой зал, не имело смысла — все сливалось в кисель, даже крупная надпись на майке автора. Глеб слышал, как о ней шептались, но сам прочесть не мог. Зато мог пересчитать своих подопечных по затылкам: раз, два, три, четыре.

У входа в зал дежурил Смольский, неизвестно «свой» или «чужой».

Вслед за «компанией» Глеб собрался уйти раньше времени. Многие гости презентации, очевидно, прониклись идеей контркультуры и для начала решили отменить для себя элементарную вежливость. Продвигаясь по ряду, Слепой дважды споткнулся о ноги, которые не удосужились убрать из прохода. Осталась ли странная неловкость не замеченной для «компании»?

Воссоединившись с Мироном, «пятерка» в полном составе отправилась в казино. Играть никто, кроме него, не собирался. Только поболеть за Митрохина, потусоваться между столами и приколоться, наблюдая, как люди переживают выигрыши и проигрыши.

Несмотря на дневное время, казино не пустовало. К счастью, Слепой уже бывал здесь и худо-бедно ориентировался. Солнце пробивалось сквозь задернутые шторы только узкими, как лезвие, полосками, а электрический свет концентрировался над столами. Остальная часть просторного помещения тонула для Глеба во мраке. И этот мрак вызывал постоянную тревогу.

Может, Вероника не случайно схватила именно баллончик с лаком? Прекрасно знает реальное состояние его, Глеба, глаз и весело перемигивается с Веденеевым, который уже маячит в дальнем углу.

Три рулеточных колеса закрутились почти одновременно. Под аккомпанемент их мягкого стрекота Глеб прошел мимо стойки бара до тех пор, пока в нос не ударил запах пыли со штор.

В трубке ответил чужой голос.

— Мне товарища подполковника… Товарищ Звонарев, звоню, как вы сами велели.

— Как обстановка? — интонации у подполковника звучали бодрее и оптимистичнее, чем на свадьбе.

— Для меня мрачнее некуда, — в двух словах Слепой рассказал об утренней неприятности. — Рассчитывал справиться, переждать, пока зрение восстановится. Но риск слишком велик, не хочу ставить дело под удар. На данный момент я просто не владею ситуацией.

— Как лечился?

— Промывал водой. До сих пор глаза мокрые.

— Надо капли попробовать. Скажи еще раз, чем тебя обрызгали, и я тут на месте проконсультируюсь.

— Лаком для волос. Может, пришлете временно замену?

— "Пока человек будет входить в курс, ты уже оклемаешься. Да и нет у нас сейчас свободных людей нужной квалификации. Главное, виду не подавай, держись уверенно.

«Легко сказать», — подумал Сиверов.

— Если это было не случайно, тогда ему все уже известно.

— Не усложняй дело, не забивай себе голову.

Перезвони минут через десять. Я тебе скажу, какие капли должны помочь. Пошлешь кого-нибудь из ребят в ближайшую аптеку.

Обратно от окон Слепой двинулся медленно.

— И хорошо сделал, потому что наткнулся в сумерках на кресло. В прошлое посещение кресел здесь не было. Значит, за полгода в интерьер внесли кое-какие изменения.

Скоро он уже закапывал себе в мужском туалете лекарство из пипетки. Ощутимых изменений не произошло, но, возможно, они должны последовать в ближайшие часы.

* * *

Мирон выиграл раз-другой по мелочи, ставя просто на цвет. Потом проиграл в два раза больше, поставив на «чет-нечет». Попросил Смольского прикупить еще жетонов. Глеб плохо различал выражение лица своего подчиненного, но физически ощутил вопросительный взгляд из-под густых бровей. Отрицательно покачал головой — пусть сам решает свои вопросы, мы здесь услуг не оказываем.

Мирон чертыхнулся, и Лена решила его пожалеть, возможно, еще и потому, что ей пришла в голову очередная цитата из фильма Гая Ричи:

— Может, нам посчастливится увидеть деньги?

— Держи, золотко. Покупай на все. Ты ведь понимаешь, почему мне нельзя.

Тут Слепому вспомнились слова предшественника: «Везучий, собака. Его уже не во все казино пускают». Наверное, и здесь помнят его выигрыши, просто бдительность не на высоте.

Как только он обнаружит свои таланты, его моментом опознают. Захотят выкинуть вон, но он рассчитывает, что охрана по обязанности прикроет. Вот почему он так настойчиво звал в казино.

Под любым предлогом следовало не пускать сюда компанию.

Предположения оправдались очень быстро. Крупье только раз придвинул лопаточкой три стопки выигранных Мироном жетонов, и Слепой различил крупные фигуры без пиджаков, но при белых сорочках и галстуках.

— Будьте добры. Нам нужно выяснить некоторые детали, — голос прозвучал неожиданно тихо и вкрадчиво.

Митрохин, наоборот, хотел привлечь всеобщее внимание к нарушению своих прав.

— Сейчас я занят! — звонко и отчетливо продекларировал он. — Все выяснения потом. Если вас интересует моя личность, придется пригласить милицию.

— Частным лицам никто не обязан показывать паспорт, — вмешалась Вероника. — И вообще…

Ее полностью проигнорировали, продолжая разговаривать только с Мироном.

— На вас жаловались другие клиенты. Минуту назад поступил сигнал, что вы легко и непринужденно присвоили несколько чужих фишек. Поэтому будьте добры…

— Попробуйте предъявить доказательства. У вас все фиксируется, каждый стол снимает камера, — Мирон указал на потолок. — Если я взял чужое, почему хозяин фишек сам не поднял шум?

— За доказательствами дело не станет. Пройдемте.

Слепой ни секунды не сомневался, что Мирон ни в чем не виноват. Он слишком хорошо знал, как относятся в московских казино к крупным выигрышам посетителей и к тем, кому стабильно везет.

— Предъявите мне пострадавшего. Эй, у кого пропали фишки?!

— Его здесь нет. Давайте не будем устраивать скандал в зале.

Один человек из службы охраны уже прихватил Митрохина за предплечье, второй настойчиво оттеснял в сторону коридора, перекрывая широкой спиной видимость для остальных посетителей.

Глеб не спешил вставать на защиту своего подопечного. Мирон прекрасно знал, чем закончится дело, — будучи «персоной нон грата», он сунулся сюда в расчете на авторитетное прикрытие ФСБ.

Если сейчас вмешаться, завтра другим из компании тоже захочется покуролесить. Приятно ходить по натянутому канату, когда уверен в страховке.

Ничего плохого с ним не сделают, просто конфискуют выигрыш и выведут через служебный вход. Пусть поймет, что ни сам Слепой, ни его люди не сделают и шага за рамками своих непосредственных обязанностей.

Видя полное отсутствие реакции, Мирон полез на рожон. Стал упираться изо всех сил. Не найдя другой подходящей опоры, присел на корточки и ухватился за массивную ножку стола. Его Друзья громогласно возмущались, пытаясь мешать службе безопасности казино. Все три крупье как ни в чем не бывало объявляли очередные розыгрыши, но Слепой слышал отчетливый ропот публики.

— Я адвоката — — объявила Вероника. — Член московской коллегии. Будьте добры оставить человека в покое и предъявить улики. Тогда мы с моим клиентом посоветуемся и решим, как быть. Если будете продолжать самоуправство, готовьтесь к разбирательству в суде. Обещаю, у вас отзовут лицензию!

Появился некто лысоватый, облеченный полномочиями.

— Где тут у нас адвокат? Извините, визитки мне недостаточно. Хотите помочь своему другу — убедите его выйти из зала подобру-поздорову.

И остальные пусть успокоятся, иначе мы всех вышвырнем вон.

Воротынцев тем временем обругал матом одного из вышибал в белых сорочках и галстуках. Тот заломил ему руку за спину, но Денис, изловчившись, укусил противника. Сиверов не разобрал выражения лица золотоволосого юноши: в самом ли деле он впал в бешенство или раскручивает скандал скорее для прикола, из чисто спортивного интереса?

Конечно, серьезных последствий никому из компании не угрожало. Служба безопасности казино все же не бандиты с большой дороги. Прежде чем отпускать полновесные удары, они обязательно выяснят, с кем имеют дело и кто стоит за молодым человеком или девушкой.

И все-таки Слепому пришлось вмешаться, чтобы развести наконец «враждующие стороны». Подойдя к мужчине из руководства казино, он вполне дружелюбно заметил:

— Я бы на вашем месте объявил технический перерыв. Когда люди перестают чувствовать себя на сцене, такая проблема быстро рассасывается.

Через пять минут компания своим ходом спустится в фойе.

— Не нужно мне бесплатных советов, — отмахнулся лысоватый. — Или у вас тоже зачесалось в одном месте?

— Последний совет: отдайте гражданину Митрохину честно выигранные денежки. Это был ваш прокол, это вы его прошляпили на входе. А раз уж пустили внутрь, будьте добры не передергивать карты.

— Кто ты вообще такой? Адвокат номер два?

— Я представляю здесь Федеральную службу безопасности.

— И тоже без удостоверения? Пошел ты знаешь куда!

После едва заметного движения Сиверова мужчина согнулся в три погибели, держась за живот. Каланцов и Смольский мгновенно среагировали на этот недвусмысленный сигнал к действиям. Один стукнул в печень вышибалу, оттолкнувшего Веронику. Второй ребром ладони подрубил другого детину в сорочке и галстуке. Денис получил возможность распрямиться, подуть на аристократически-тонкое запястье, где отпечатался на шелковистой коже красный след сурового хвата.

— Лежать! — раздался вдруг голос очередного запыхавшегося детины в той же «униформе».

Придерживая в «чашке» левой ладони вытянутую правую руку с пистолетом, он водил ею туда-сюда, намереваясь испугать сразу всех. За его спиной посетители и крупье быстро рассасывались через лестницу. Но вся компания и трое опекунов оказались в поле его зрения.

Наплевав на опасность, Каланцов подошел почти вплотную, держа в развернутом виде удостоверение.

— Читать умеешь?

Человек в сорочке и галстуке промолчал.

— Вопросы есть?

Спрятав оружие, сотрудник казино медленно направился помочь своим потерпевшим.

— Я хочу, чтобы вы отыскали всех ублюдков по эту сторону экватора и жестко пытали, — бросила Смольскому Лена.

— Живо на выход! — скомандовал раздосадованный Слепой. — Демократии конец. С этого дня программу на день будете заранее согласовывать со мной.

— Ага, — издевательски кивнула Маша. — Уже готовим список.

— Никуда я не пойду, пока не получу свой выигрыш, — заявил Мирон. — Это вопрос принципа.

— Пойдешь. Морального удовлетворения с тебя хватит.

«Построить их один раз по-настоящему? — задался вопросом Слепой. — Либо меня выпрут с треском, либо я наведу полный порядок».

Но тут же он вспомнил, что кто-то из своих работает против. С этим обязательно нужно разобраться, он не имеет права оставлять сменщику дурное наследство.

Внизу прозвучала милицейская сирена, и сразу стала понятна уступчивость персонала казино.

Возможно, ментов вызвал какой-нибудь запасной крупье; возможно, последний из «галстучников», перед тем как выскочить в зал с пистолетом.

«Доигрались, — подумал Глеб. — Сейчас начнется качание прав».

При «теплых» взаимоотношениях между двумя ведомствами каждое второе пересечение приводило к долгой выясняловке.

— Встаньте туда, чтобы не попасть под горячую руку, — показал он «пятерке». — Из виду не пропадать.

Глава 20

Ворвавшись в казино, омоновцы в камуфляже по привычке заорали во все горло хриплыми надрывными голосами. Слепого, как любителя оперного пения, всегда раздражали эти «вопли индейцев».

У него, как у сотрудника за штатом, удостоверения не было. Звонарев при встрече обещал выдать временно на другую фамилию, но курьера пока еще не прислал. Каланцов и Смольский выступили вперед, держа документы в раскрытом виде. В противном случае омоновцы могли с места в карьер начать работать прикладами.

Офицер омоновцев не порывался изъять удостоверения для проверки, но переписал себе в блокнот данные и велел обоим эфэсбэшникам оставаться на местах до окончательного подтверждения их принадлежности названному ведомству.

От Глеба он потребовал сдать оружие и проехать в наручниках в отделение. Настояния Смольского и Каланцова не помогали.

— Не вам за кого-то ручаться, — заявил омоновец. — В лучшем случае я вас отпущу на все четыре стороны. Дальше пусть начальство разбирается между собой. У нас людей не посылают решать вопросы без документов. Надо и вам приучаться к порядку.

— Я только позвоню, — предложил Сиверов.

— Заберем оружие, наденем браслеты. Из отделения звони куда угодно.

Омоновцев было человек восемь. Они окружили Глеба и его подопечных, отделили их от компании, которую приняли за обычных посетителей, примороженных страхом. Никто из «великолепной пятерки» не спешил рассеивать это заблуждение.

— Я не шучу, — не разжимая губ, произнес офицер-омоновец в камуфляже без знаков различий. — Нет разрешения на оружие, нет служебного удостоверения. Плюс вызов от лица потерпевших, плюс факт насилия. Плюс темные очки — терпеть не могу пижонов в темных очках. Я действую в рамках закона, и ты, дружок, это знаешь.

— Вообще оборзели, — попробовал заикнуться лысоватый «деятель» казино, все еще держась за низ живота.

— А ты заткнись, тебя пока, не спрашивают, — отрезал омоновец.

Едва уловимым движением головы Слепой напомнил подчиненным, что «великолепную пятерку» нельзя выпускать из виду. Лена Ричи уже вернулась к своим традиционным рыжим волосам, черная майка так обтягивает, что даже плоская грудь отчетливо выпирает. В брючном костюме, со скрещенными на груди руками — Вероника. Высокая, со стройными ножками — стерва Маша. Чуть пониже ее и ближе всех к лестнице — «виновник торжества». Стоит бочком, стараясь не попасть в фокус. И еще Денис — словно старинный портрет в полный рост.

— Уважаю тех, кто следует правилам, — признался омоновцу Глеб. — В Москве такие в дефиците. Давай так: забираешь оружие, надеваешь мне наручники. Но звоню я прямо сейчас, отсюда.

Командир в камуфляже, похоже, поверил в принадлежность клану ФСБ широкоплечего русоволосого человека с тонкими губами и серо-стальными глазами. Защелкивая наручники, он не стал заводить Слепому руки за спину, чтобы тому не составило проблем позвонить. Глеб набрал звонаревский номер, но не застал никого на месте — ни самого подполковника, ни сотрудников рангом ниже.

— Это шулер и вор, — лысоватый показал на Мирона ближайшему к себе рядовому омоновцу. — А они с ним в доле, они за него вступились.

— Молчи, урод, — огрызнулась на него Лена Ричи. — Чем ты занимаешься, когда не торгуешь краденым?

На всякий случай Слепой подождал четвертого гудка и дал отбой. ;

— Все, пошли, — командир в камуфляже легонько потянул за цепочку наручников.

— Сейчас. Еще один номер.

— Нет уж, извини. Разговор шел об одном звонке, на десять я не соглашался.

— Ты мне все до копейки выплатишь, — тем временем пообещал лысоватому Митрохин. — Не выплатишь — под суд пойдешь. Думаешь, я мало знаю про ваше заведение? Как вы тут наводки даете, едва только от вас выходит человек с выигрышем.

— Они трое в доле, на прикрытии, — лысоватый попытался внушить свою версию командиру в камуфляже. — А эти для скандала.

— Как ты мне надоел, — вздохнул омоновец. — Садись и молча пиши заявление.

Бросив удивленный взгляд на компанию молодежи, он поинтересовался:

— А вы чего здесь торчите? Здесь не цирк, по-моему. Идите, мне массовость не нужна. Если понадобится, вызовем как свидетелей.

Персонал казино не протестовал. Они смирились, надеясь получить моральное удовлетворение от неприятностей троицы во главе со Слепым.

Зато Каланцова перекосило:

— Потише, начальник. Этим ребятам пока нельзя без нас ходить.

Коротко стриженный, подтянутый командир ОМОНа взглянул на него скептически. Всклокоченные соломенные пряди до плеч лично для него никак не соответствовали облику представителя спецслужбы.

— Да ради бога, валяйте следом. Лично вас никто не держит.

— Вам это дорого обойдется, — Каланцов оскалил свои лошадиные зубы.

— Успокойся, — одернул его Глеб.

Он прекрасно знал, чем кончатся взаимные выяснения между ведомствами. МВД выразит сожаление с некоторыми оговорками, перекладывающими часть вины на сотрудников службы безопасности. Командир ОМОНа получит для вида «строгача», а устно его похвалят: «Молодчина, утер им нос. Так держать!»

Компания уже спустилась вниз в фойе, нисколько не озабоченная судьбой охраны. Вряд ли они попытаются надолго исчезнуть из виду, но сорваться на пару часов с поводка — за это проголосуют быстро и единогласно.

— Выполняйте свои обязанности, — приказал своим Слепой. — Я уж как-нибудь сам справлюсь.

Смольский молча поспешил вниз по витой лестнице, а Каланцов не смог промолчать.

— Сейчас дозвонимся, — пообещал он Глебу. — А вас, товарищ омоновец, мы отлично запомнили.

Мы не злопамятные, мы просто злые, и память у нас хорошая.

— Иди уже! — прикрикнул Слепой.

Вдруг снизу донесся сдавленный окрик Смольского. Потом выстрел, звон бьющегося стекла, короткий визг. Слепой рванулся в сторону окна, Каланцов за ним. Омоновцы разделились: большинство кинулось вниз по лестнице и только двое — к окну, откуда они, возможно, смогли бы быстрей вмешаться.

Слепого никто специально не держал. Сразу стало ясно, что весь прессинг был чистой игрой на нервах, попыткой унизить «дружественное» ведомство.

(Отдернув штору, Глеб слегка поморщился от ударившего в глаза потока солнечного света. Для его обожженной роговицы даже защитные стекла не смогли смягчить удар.

Вглядываться сверху не имело смысла — оружие Глеб отдал в надежде получить обратно через несколько минут. Он был уверен, что ОМОН не станет доставлять его в отделение. Вполне удовлетворятся, препроводив вниз в наручниках. Позволят позвонить из своей припаркованной машины столько раз, сколько потребуется. Вернут оружие и даже извинятся с довольной улыбкой.

Он решил побыстрей доставить им удовольствие, чтобы не затягивать процесс. Но Веденеев успел вклиниться даже в узкую «форточку»…

Ничего еще не разобрав, Глеб прыгнул со второго этажа в наручниках. Следом выпрыгнул Каланцов, едва не свалившись на шею — приземлился буквально в метре от старшего. Смольского нигде не было видно. Зато Глеб различил в щели между автомобилями слегка пригнувшегося человека. Взмахами дула пистолета с насадкой-глушителем он молча подгонял «великолепную пятерку» к микроавтобусу с занавешенными окнами.

Парный прыжок из окна второго этажа, конечно же, не остался для него незамеченным. Он дважды выстрелил — звук выстрела, будто обернутый мягким войлоком, был тише, чем звук удара пуль о стену и визг рикошета. Веденеев не стрелял на убой — он всего лишь хотел, чтобы оба противника не высовывались.

— Пушку, — тихо потребовал Слепой, прячась за ближайшую машину.

Каланцов, присевший на корточки, беспрекословно отдал ему свой пистолет.

— Тормозни ОМОН, чтоб не гремели здесь очередями. Это наше дело, и возиться нам. Глянь, где Смольский, боюсь ему нужна помощь.

Заметив охрану, «пятерка» приостановила покорное продвижение. Веденеев крикнул им что-то неразборчивое и выстрелил поверх голов. Цепочка снова сдвинулась в нужную сторону. От Дениса Воротынцева до распахнутых дверей микроавтобуса оставалось всего метра три.

От глазных капель зрение немного улучшилось, но контуры все равно расплывались. Звякнув цепочкой наручников, Слепой трижды выстрелил, «причесывая» противника. Он пытался заставить Веденеева пригнуться еще ниже и отодвинуться дальше. В таком случае бывший сотрудник резко ограничил бы свой обзор.

Капитан ответил такой же серией выстрелов, рассчитанной на оттеснение, на выигрыш в пространстве и влиянии на ситуацию. Потом откровенно перенацелился на своих пленников, продвигающихся по асфальту со скоростью гусениц, — давал понять Глебу, что загнать его глубже в щель не удастся, при попытке стрельбы на поражение он успеет нажать на спусковой крючок и унести с собой хотя бы одного.

Краем глаза Глеб заметил неспешный отъезд омоновцев. Убедившись, что у ФСБ здесь в самом деле серьезная работа, они предпочли не мешать.

Каланцова и Смольского по-прежнему не было видно. Это могло означать что угодно.

Выстрелить по колесам микроавтобуса? Но лишать Веденеева всяких шансов чересчур опасно.

Для начала следует застраховать молодняк. Неужели они сами не соображают, что нужно разом упасть на асфальт? И все будет кончено в течение одной секунды.

Все надо подсказать. Да еще помолиться, чтоб послушали.

— Лечь!

Среагировали только Лена и Мирон. Остальные продолжали ползти на карачках к распахнутой двери, как в пасть к удаву. Тут вдруг раздался визг детища российского автопрома, вынужденного стартовать с места в карьер. Каланцов на всех парах пронесся на служебной «девятке», задевая правой стороной бамперы выстроившихся на стоянке машин. Сам «жигуль» накренился, поскольку левыми колесами ехал по широкому бордюру.

Веденеев не ожидал такого оборота и запоздал с реакцией. «Девятка» с разгона ударила микроавтобус, ожидавший отъезда с заведенным движком, завалила его на бок. Теперь и оставшиеся трое сиверовских подопечных попадали на асфальт, пытаясь заползти под ближайшие иномарки.

Глеб по инерции выпустил еще несколько пуль, чтобы сковать активность противника. И только потом обнаружил отсутствие на прежнем месте мутных контуров плеча и ноги, согнутой в колене.

Ретировался бывший сослуживец или просто сменил позицию?

Лена Ричи ползла по открытому участку в сторону казино, и нужно было ее прикрыть. Денис вытряхивал осколки стекла из своих роскошных волос, не обращая внимания на то, что ладони и пальцы кровоточат от мелких порезов.

Сиверов рывком преодолел разделяющие его и «девятку» метры. Увидел перепачканное в крови лицо Каланцова — бледное, но с осмысленным выражением. Похоже, ничего серьезного… Главное — Веденеев. Где он притаился?

Интуиция подсказывала, что бывший сослуживец признал свою временную неудачу и скрылся с места. И все-таки Слепой с большой осторожностью осмотрел стоянку. Бронежилет его не сильно грел. Он знал, с кем имеет дело — Веденеев в совершенстве владел техникой мгновенной стрельбы. Правая резко и быстро выбрасывается вперед, в направлении головы, одновременно подкручиваясь большим пальцем вниз, как в рукопашном бою.

Наконец Слепой уверенно выпрямился в полный рост и осознал, что пытается донести до его внимания подчиненный:

— Смольскому досталось по ногам, я уже вызвал «скорую». Можете снять наручники: менты перед отъездом бросили мне ключи.

Глава 21

Противник мог застрелить Смольского, но выстрелил по ногам. Рана получилась неопасной, но сиверовского подчиненного тем не менее увезли в больницу.

«Для охраны в любой момент может потребоваться недюжинная резвость. Даже если его там быстро поставят на ноги, в ближайшую пару недель рассчитывать на него нельзя», — решил Слепой. Зато Каланцов был как огурчик, если не считать легкого сотрясения мозга и пореза на щеке.

Глубокий порез от осколка стекла зашили за час под местной анестезией, и Каланцов вернулся на боевой пост, залепив щеку пластырем. Все это время Глеб просидел один с мидовскими отпрысками в подсобном помещении, которое предоставила перепуганная стрельбой дирекция казино.

Заведение срочно закрылось, в здании было тихо. В комнате тоже висела гнетущая тишина.

Сиверов не видел смысла читать подопечным мораль и ругать за безответственность. Глазные капли избавили его от острого жжения, боль уже не мешала думать, и следовало быстро осмыслить случившееся.

Ему было совестно за подозрения — Смольский и Каланцов рисковали здоровьем и жизнью, без них ему пришлось бы гораздо трудней. Но его по-прежнему не оставляло чувство, что проблемы в казино не могли свалиться на голову случайно, как кирпич.

Скандал с Мироном вполне объясним. Но вот наглость командира ОМОНа, чрезмерная даже для ментов, безответные гудки по номеру Звонарева, очередное появление противника в нужное время и на нужном месте…

Подполковник уже сам перезвонил очевидно, телефонный аппарат записал вызов. Глеб поблагодарил за совет насчет капель — положительный эффект уже чувствуется. Отчитался о всех перипетиях с момента появления компании в казино.

— Стрелял в Смольского? Его обиды нам дорого обходятся. Сейчас пришлю двух на замену.

— Присылайте пока одного. У Каланцова все должно обойтись.

— Одного так одного. Передам с ним твое удостоверение на имя капитана Шаронова.

— И я, значит, капитаном буду?

— В чем дело? Звание не подходит?

— Никак нет, товарищ подполковник. Просто все говорят, что мы с Веденеевым внешне слегка похожи. Теперь вот и звание у нас будет одинаковое.

— Ты же у нас товарищ не суеверный. Но если желаешь, можно исправить. Генерала, конечно, не дам, но майора запросто.

— Нет, что вы? Мне лишь бы было что предъявить.

— Ас ОМОНом мы разберемся. Не формально, а по существу. Напиши подробный рапорт по части ихних безобразий.

— И еще одно. Служебную машину пришлось помять.

— «Девятку»? На ходу она или нет?

— Не было времени проверить. Ребят забрали, я пока один.

— Как проверишь, звони. Если надо, пришлем эвакуатор.

Появившегося Каланцова Глеб встретил тепло, крепко пожал ему руку, внимательно рассмотрев свежий шов.

— Нормально. Мужика шрамы украшают. Главное, голова не болит?

— Я же не с размаху. Нежно чмокнул стекло.

Неизрасходованное возбуждение Каланцова свидетельствовало о том, что он не так часто попадал в подобные переделки.

— Шефу докладывали? — поинтересовался он.

— Пока устно, надо будет еще и письменно.

Твои подвиги расписал в лучшем виде.

— Не ругался, что упустили?

— Да нет.

Сиверов сам удивился, что у подполковника не возникло претензий. Понятное дело, омоновцы создали кучу осложнений. Но потом омоновцы убрались, они с Каланцовым остались вдвоем против одного. Или Звонарев не ждет слишком многого, не в курсе всех заданий, которые он, Глеб Сиверов, успешно провернул? Или слишком уж высокого мнения о Веденееве?

* * *

Ближайшие дни прошли без приключений.

«Пятерка» вела себя тихо, хотя от испуга все они отряхнулись достаточно быстро. «Как собаки от воды», — сравнил Каланцов. Сменщик Смольского выглядел исполнительным и безликим. Настолько безликим, что Глеб с некоторым напряжением запомнил его простую и непритязательную фамилию — Сергеев.

Зрение медленно улучшалось. У Глеба не было сомнений, что противник в курсе его проблем, спрятанных за темными стеклами очков. Веденеев с его опытом наверняка засек некоторую странность в движениях противника — в его приземлении после прыжка, в его манере стрельбы. Наверняка сделал правильный вывод, даже если никто не поставляет ему сведений.

Значит, он постарается использовать шанс. Предпримет еще одну попытку в ближайшее время, пока зрение Слепого не восстановилось.

Компания по-прежнему околачивалась в доме Воротынцева, но уже не общалась так активно. Они временно утратили интерес друг к другу. Все делали поодиночке — ели, пили кофе, читали, смотрели фильмы в домашнем кинотеатре, валялись в постели. Благо размеры дома позволяли.

Зато у некоторых появилась потребность пообщаться тет-а-тет с Сиверовым. Вначале Вероника поднялась на крышу — он ненадолго расположился здесь, чтобы проверить качество зрения относительно дальних и близких предметов. Часть крыши занимал зимний сад, и Сиверов видел ее через стекло — в купальнике.

Верхние рамы легко приводились в вертикальное положение. В такие жаркие дни, как сейчас, их открывали, чтобы впустить воздух, поэтому Вероника могла загорать под прямыми солнечными лучами.

— Вам хоть доплачивают за вредность? — голос Вероники был слегка приглушен толстым стеклом.

— Нет повода. Работа не из приятных, но таким, как мы, с самого начала никто не обещает удовольствия от процесса.

— Понятно. Но охранять тех, кого ненавидишь…

На этом можно язву заработать.

— Сильные эмоции я приберегу для какого-нибудь особого случая.

В зимнем саду было влажно. Ближнее зрение у Глеба восстановилось настолько, что он, не видя отдельных капелек пота, мог оценить блеск женской кожи. Без тени смущения Вероника сняла лифчик и осталась в треугольных трусиках-танго, узком символическом лоскутке ткани. Если она хотела проверить свое воздействие на мужское естество Глеба, то взялась за очень неблагодарную задачу. Между работой и личными чувствами он уже давно выстроил непроницаемую преграду.

— Кстати, я для вас ценный источник. Я ведь единственная из всей нашей компании общалась с Веденеевым. Вначале я даже думала, что он только меня преследует.

— Потом передумала?

— Здесь в Москве ему с самого начала представился случай подцепить меня одну. Смог бы наверняка, но не стал. Я для него — яркий представитель своего класса.

— Как оно было в Катаре?

Вероника не поверит, если он прикинется абсолютно несведущим. Наверняка считает, что он узнал об этом еще при получении задания.

— Больше в командировки я ни ногой! Я поехала на подхвате, все решали другие люди. Ошибок наделали кучу. Почему он не мстит адвокату, которого конкретно послали разрулить вопрос? Не мстит тому же самому Коломийцеву, которому с самого начала прикрыли задницу диппаспортом?

Нет, он видите ли взъелся на меня и на таких, как я.

Типа мы гнилая аристократия и нас нужно жестоко проучить.

Слепой пока еще не понимал, чего ради Вероника соизволила завязать с ним этот разговор.

Она решила, что зрелище практически обнаженного тела за стеклом не отвлечет старшего в охране от ее слов, а наоборот, сделает их более убедительными.

— Для всех остальных это просто приключение.

Они не верят в крупные неприятности. И скорей всего правы. Они нужны ему как приложение, как зрители. Чтобы размазать меня на публике, на виду у моих друзей.

«Теперь понятно, — убедился Слепой. — Хочет выделиться из компании, представить себя главной жертвой, чтобы я в первую очередь охранял именно нее». Слепого всегда поражала женская практичность. За каждым словом женщины и каждым вздохом кроется осознанное намерение.

— Я могу ошибаться, но, кажется, я знаю главную причину. Адвокатам ведь положены регулярные свидания с подзащитными. С самого начала он требовал, чтобы встречи происходили с глазу на глаз. Вполне обоснованное требование — этого требуют интересы дела. В конце концов, такова международная практика. Когда Приходько…

— Кто это?

— Адвокат. Человек, от которого многое зависело, — Вероника перевернулась на живот, прогнув спину и выставив на обозрение свои плотные ягодицы. — Когда Приходько счел для себя выгодным заболеть, мне пришлось самой отправиться на свидание. И тут выяснилось, что наш подзащитный видит во мне средство решения всех проблем. Если он страдает от прекращения половой жизни, я что, и с этим обязана помочь? Может, я нарушила свой гражданский долг, но тут я, извините, отказалась. Он сделал вид, будто ничего не произошло. Потом, когда закрутилось здесь, в Москве, я поняла, что его сильно задел мой отказ. Моя брезгливость. Брезгливость, конечно же, присутствовала на самом деле — арабской тюрьме далеко до голландской. Но главное: мне он не нравился. Да, я ему сочувствовала, желала добра, хотела помочь в меру сил. Но я не обязана любить его!

Вероника снова перевернулась на спину. Крепкая грудь даже без поддержки не растекалась по ребрам, стояла торчком.

Слепой задумался, что же на самом деле произошло в Катаре.

Глава 22

Когда Приходько свалился с температурой, Веронику допустили в специальное помещение для свиданий. То самое, где Веденеев после быстрого и профессионального осмотра не обнаружил ни скрытых камер, ни «жучков». Дверь сюда не запиралась изнутри. Слышны были шаги надзирателя, прохаживающегося по коридору. Он мог в любую минуту заглянуть внутрь, проверить, все ли в порядке.

Во время первых свиданий с Приходько так оно и происходило, потом они стали рутинным делом, и надзиратель прохаживался больше для проформы. Адвоката тщательно обыскивали до встречи и после. Еще проще было обыскать капитана ФСБ, одетого в линялый тренировочный костюм. Передача чего-то противозаконного начисто исключалась.

Веронику ощупала с ног до головы молчаливая женщина. Формы на ней не было — длинное платье и обычный для мусульманок платок. Прикосновения ее жестких ладоней слегка возбудили Веронику, и порог бетонного куба она переступила уже подогретой.

Как многие женщины, она делила мужчин в своей жизни на случайных и стабильных и предъявляла к ним совершенно разные требования.

От случайного мужчины обязательно должен был исходить запах мачо.

Возбужденная от прикосновений арабки в темном платке, Вероника вдруг вспомнила историю из глянцевого журнала о коротком тюремном романе — точнее, связи между арестованным мужчиной и женщиной-адвокатом. Примерила историю на себя и Веденеева. Представила себе весь экзотический антураж за пределами голых стен — пальмы и небоскребы среди пустыни. Представила, как убивал этот капитан ФСБ, — наверняка он делал это не раз, прежде чем его послали с миссией в Катар.

Он, конечно, не Бред Питт и не Джонни Депп.

Но этого и не требуется. Предъявленного обвинения вполне достаточно, чтобы сделать его привлекательным. Тюремное заключение должно добавить ему страстности. Отсутствие хоть какой-то мебели, незапирающаяся дверь и шаги охранника должны сделать их близость особенно яркой.

Олега запустили в комнату, он бросил на Веронику взгляд исподлобья. "Почему бы нет? — спросила она себя и сразу же ответила:

— Да и еще раз да".

— Где Приходько? — спросил у нее подзащитный.

— Подцепил какую-то хворь. Лежит в номере с температурой.

— Значит, вы за него, — мрачно констатировал Олег. — И надолго?

— Прописали ему антибиотики. Пьет и хнычет, что уничтожает себе флору кишечника.

— Какую еще флору?

— Побочный эффект всех антибиотиков. Да все будет нормально и с температурой его и с флорой.

Денька, я думаю, через три.

— Для вас это, может, и немного.

Какой смысл капитану зацикливаться сейчас на проблемах, лучше осознать, что он наедине с молодой красивой женщиной. Следующий шанс неизвестно когда представится.

Вероника молча, слегка прищурившись, посмотрела ему в глаза.

— Мне нужны сигареты.

— Ах да, — вспомнила она про блок, закупленный Приходько, — Я их отдала в окошко для передач. Сюда ведь все равно не разрешают.

— Вас бы пропустили с сигаретой в зубах.

Приходько всегда закуривает и отдает потом мне.

Какие вы передали?

— «Кэмел».

Он с досадой пожал плечами. То ли маркой был не слишком доволен, то ли болезнью толстяка адвоката.

— Да будьте вы мужчиной, Олег, — сказала она именно те слова, которые вертелись на языке.

Наконец он взглянул ей в глаза прямым взглядом. Вероника слегка накренилась, опершись плечом о плохо оштукатуренную стену. Одна загорелая рука безвольно повисла вдоль стены, другая, согнутая в локте, замерла на поясе. Молодая женщина ждала движения арестанта, чтобы прильнуть к нему всем телом. Но Веденеев только криво усмехнулся, присел на корточки и, зажмурившись, запрокинул голову назад.

* * *

Вскоре после разговора с Вероникой Денис Воротынцев тоже вдруг решил навести мосты с Глебом. Он присоединился к Слепому, когда тот обходил участок по периметру.

«Тоже проняло? И этому теперь захотелось под крылышко?» — подумал Слепой.

— Вы меня удивили в казино, — начал молодой человек, встряхнув гривой золотистых волос. — Я всегда думал, что уровень ФСБ гораздо выше, чем у ментов. Что поганые менты просто засунут язык в задницу, как только поймут, с кем имеют дело. Оказывается, нет. Зачем вы так перед ними прогибались? Кому-кому, а вам нечего их бояться.

— Все не так просто, — ответил Слепой.

Он не собирался читать юноше лекцию о давней вражде между двумя ведомствами и их пристрастном отношении друг к другу. Тем более не хотел рассказывать о сложном положении, в котором оказался из-за отсутствия удостоверения.

— Омоновцы бывают разные. Тот омоновец не собирался меня никуда везти, просто хотел показать перед всеми, что он в этой жизни главный.

— Честно говоря, вы и все ваши мне здорово не нравились, — сообщил Денис. — Но после казино, когда вы стояли в наручниках…

— Спасибо за сочувствие. Но лучше нам не выходить из ролей, оставить все как есть.

— Роли… Думаете, я в восторге от своей жизни, от нашей компании? Вы их еще слишком мало знаете. Особенно слабый пол. Такие стервы!

«А он переплюнул Веронику с ее голой грудью, — отметил Слепой. — Первое место по сюрпризам. Во всяком случае пока».

— Прилукская осточертела своим самомнением.

По крайней мере, самомнение должно быть несовместимо с завистью. Ни фига: бесится, что я учусь в Англии, а она здесь. Отец не просто так ее оставил — из высших соображений. Для той карьеры, для какой он ее готовит, лучше иметь в послужном списке именно МГИМО. Вашего товарища, которого убрали, она просто довела. Сейчас он, наверное, увеличил ее фотку, размножил и каждый раз приносит с собой, когда настает пора упражняться в тире. Вероника тоже уникум в своем роде. Вы в курсе, что она у нас член коллегии адвокатов? Да она разбирается в юриспруденции как свинья в апельсинах.

Я пару раз спросил без задней мысли — просто понадобилось. Ни законов не знает, ни постановлений.

Завтра навяжут какому-нибудь бедняге в защитницы. Она его так защитит — судья пропишет больший срок, чем прокурор затребует.

Сиверову неприятно было выслушивать эти злобствования за спиной. Но он не имел дурной привычки кого-то воспитывать.

— С кем она только не связывалась! Тусуется с нормальными людьми, а ложится черт знает с кем.

Это не ревность — я слишком давно ее знаю и не собираюсь с ней трахаться. Но иногда она таких экземпляров откапывает!

«Скоро и до Лены дойдет очередь», — подумал Сиверов и не ошибся.

— А третья замуж собирается. Представьте, Лена и вдруг — хозяйка дома! Хоть стой, хоть падай. Лично я могу приготовить свои любимые блюда по всем правилам. По три часа на каждое надо потратить. А она в жизни яйцо на сковородку не разбила! Только и знает смотреть на экране одно и то же и в тысячу первый раз тащиться.

«У Дениски своя тактика, — оценил Слепой. — Не столько себя превознести, сколько остальных обделать».

— Мне нужно отлучиться до завтра, — поморщился Воротынцев, переходя непосредственно к просьбе.

— Нет вопросов. Одного из вас я всегда могу отпустить. Предупреди остальных, чтобы никуда не просились на время твоего отсутствия.

— Меня обязательно должен кто-то сопровождать?

— Ну а как же?

— Понимаю, вам нельзя отступать от правил.

Ну а если сделать так, чтобы все получилось незаметно?

— Можешь толком объяснить?

— Мне нужно быть в одном месте. Снять на сутки квартиру… Но другой человек.., ей важно, чтобы все осталось шито-крыто. Ну, вы меня понимаете.

«Замужняя любовница? Такие мальчики с золотыми волосиками должны нравиться дамам за тридцать», — подумал Глеб.

— Пошлю Каланцова. Предупрежу насчет аккуратности. Но на площадке под дверью он стоять будет.

— Под дверью тоже не надо! — недовольно воскликнул Денис, — Можно запросто подождать внизу. Никто меня убивать не собирается. А похитить через балкон, согласитесь, сложновато, если я сниму квартиру повыше этажом.

— Сложно. Но если постараться…

— О чем вы говорите? — прервал в запальчивости любитель гольфа. — Не станет Веденеев ради меня одного рисковать.

— Давай не будем торговаться. Ни на улице, ни на лестничной площадке. Только в самой квартире, в соседней комнате. Скажешь даме, что комнату заперли сами хозяева.

— Издеваетесь? На вашего Каланцова я уже насмотрелся. Сколько он там просидит тихо — полчаса в лучшем случае. Потом приспичит: чихнуть или позвонить с докладом. Я бы музыку включил, но ей нравится только тихая, вроде старшего Иглесиаса.

«Ого. Тогда ей слегка за сорок», — невольно прикинул Слепой.

— Может быть, Каланцов засядет в соседней квартире? Я вообще не хочу, чтобы ее кто-то видел.

— Если очень заботишься о своей даме, лучше пока воздержаться от встреч.

— И сколько еще воздерживаться? Вы же знаете женщин, их природа не терпит пустоты. Может, вы сами съездите со мной? — ухватился Денис за спасательный круг.

— Я должен оставаться с большинством.

— У вас бы все четко получилось. Если знать про Каланцова за стенкой, это поломает весь кайф.

Слепой пожал плечами, он не собирался подкреплять свою позицию новыми аргументами.

От чего он сам сейчас способен ловить настоящий кайф? Пожалуй, только от оперной музыки. Надеть наушники, прикрыть глаза. Если бы только выкроить для этого время!

Глава 23

В конце концов Денис благоразумно согласился на компромисс — позволить Каланцову дежурить в соседней комнате и ограничить встречу относительно коротким сроком. Он покинул родной дом, преспокойно оставив здесь гостей и двух человек из охраны.

Сиверов решил, что личного общения ему на сегодня хватит, следующую попытку он пресечет в самом зародыше. Но обстоятельства не позволили сдержать данное себе слово. Возле ворот притормозила машина, и садовник прибежал сообщить, что приехали Машины родители.

Глебов предшественник упомянул, что они работают в Москве. Подъезжают порознь, каждый на своей машине, к сталинской высотке на Смоленской, чей облик с давних времен был визитной карточкой советского МИДа, а теперь символизирует российский.

Вполне нормальное желание повидать дочку, если она сама за все время Глебова дежурства ни разу не отпросилась домой. Лишь бы только не случилось дурацкого совпадения, лишь бы они не приехали забрать ее «погостить» именно сейчас.

— Вам предъявить документы? — сухо спросил у Сиверова крупный представительный мужчина с проседью на висках.

Казалось, он даже в бане не снимает галстук и держится официально, с достоинством.

Глеб покачал головой. В документах не было нужды при таком разительном внешнем сходстве.

Не сказав больше ни слова, мужчина с женщиной вошли в дом. Ее темное платье заронило смутные подозрения в душу Глеба, и они оправдались буквально через несколько минут.

Сама Маша не пожелала сообщать охране новость. Появился Мирон с известием, что у нее только что умерла родная бабушка. Он еще не закончил, а семья Прилукских появилась в полном составе на крыльце, явно с намерением проследовать обратно к машине.

Чувствуя себя не в своей тарелке, Глеб преградил им путь.

— Прошу прощения, но вам придется подождать.

— То есть как? — с оскорбленным видом воззрилась на него женщина в темном. — Вам разве не объяснили?

— Не имею права. Отсутствовать может только один из пяти. На данный момент у нас в отсутствии Воротынцев. Сейчас свяжусь, чтобы вернуть его. Придется вам подождать.

— Что с ним говорить? — Маша с досадой отвернулась в сторону. — Это не человек, это фишка, которую двигают туда-сюда. Зачем ему ради кого-то осложнять себе жизнь? Он будет тупо придерживаться приказа.

Прилукский достал сотовый и стал набирать чей-то номер. "Звонареву звонить собрался? — подумал Слепой. — Лишь бы застал на месте. Если Звонарев разрешит, «фишка» не будет против.

«Фишке» в самом деле неохота проводить разъяснительную работу".

Прилукский набрал один номер, другой, третий и с досадой захлопнул крышечку сотового.

— У нас в восемь вечера полно народу на работе. А здесь вымерли все.

Он помялся с досадой, потом все-таки преодолел себя:

— Послушайте, любезный. Смерть случилась скоропостижно, ее никто не ждал. Мы должны сейчас быть там, вместе.

— Мои соболезнования. Сейчас звоню и срочно требую Дениса назад. Как только машина появится у ворот, можете отправляться.

— Боитесь отпустить ее одну? У вас остался еще человек — пусть едет с нами.

— Спасибо за подсказку. Только мне не разрешено одному охранять троих.

— Вас же не просто так назначили старшим, — вмешалась женщина в темном. — Вы наверняка крупный спец.

Видя полное отсутствие реакции на лесть, она не удержалась и съязвила:

— Одни очки чего стоят.

— Успокойся, Валюта, — муж коснулся ее плеча.

Потом сделал шаг к Сиверову и, сделав над собой очередное усилие, коснулся двумя пальцами его руки повыше локтя.

— Давайте отойдем в сторонку.

«Взятку предлагать собрался?» — подумал Сиверов.

В руке у Прилукского в самом деле мелькнули разноцветные купюры евро: бледно-зеленая и бледно-желтая.

— Я вас прошу. Три юных создания — это ведь не саммит большой восьмерки. Час или полчаса тоже не срок. Я уверен, вы замечательно справитесь.

— Если бы вы мне не мешали позвонить, от получаса осталось бы двадцать минут, — отведя руку с деньгами, Глеб вышел на связь с Каланцовым.

Последний раз тот позвонил незадолго до приезда Прилукских: все идет нормально — он расположился в соседней комнате, и с минуты на минуту должна появиться Денисова дама.

Договорился со Слепым не выходить на связь без крайней нужды, иначе дама расслышит голос за стенкой, и лучшие ее чувства будут оскорблены.

Делая одолжение Прилукским, Глеб все портил Денису. При крайней своей капризности, парень уступил по всем пунктам, и, несмотря на это, придется ломать ему кайф. Ничего не поделаешь.

— Да, — раздался едва слышный голос Каланцова.

Наверное, он переключил сотовый на виброзвонок и все еще не терял надежды остаться незамеченным. «Жизнь, как всегда, не соблюдает чистоту жанров, — подумал Глеб. — И комедия, и трагедия в одном флаконе».

— Постучи как-нибудь поделикатней Денису.

Объясни, что бабка у Маши скончалась, ей нужно срочно убыть.

* * *

Услышав стук в дверь, Каланцов первым заглянул в замочную скважину. Женщина среднего возраста стояла с завитыми волосами и неуверенной улыбкой на лице. Оно не показалось Каланцову знакомым, хотя Денис беспокоился, как бы его любовницу не расшифровали. «Зачем стучать, когда есть звонок? — удивился Каланцов. — Или так романтичнее?»

Отступив на заготовленную позицию, Каланцов нащупал своего «Макарова» Нельзя было исключить, что противник в курсе всего и стоит где-то рядом на лестнице, ожидая верного шанса прорваться внутрь.

Наконец входной замок благополучно защелкнулся под звуки нежных приветствий. Сотрудник успокоился и затих в неподвижности.

— Проходи сюда, — засуетился Денис.

— Ты так спешишь, — проворковала явно польщенная дама.

Снятая на сутки квартира была трехкомнатной.

В распоряжении парочки остались спальня и гостиная, не считая кухни, коридора, ванной и санузла. Вполне достаточно для удовлетворения всех потребностей. А он, Каланцов, как-нибудь продержится три часа в третьей, самой маленькой комнатушке. Неприятно, конечно, подслушивать, пусть даже невольно. Но служба есть служба, и не такое приходилось терпеть.

Прошло не больше десяти минут, пара за стенкой уже готовилась вплотную заняться любовью, как вдруг мобильный в нагрудном кармане каланцовской тенниски задрожал мелкой дрожью. Эфэсбэшник нервно прихватил его, как трепыхающуюся рыбу, — судя по номеру на экранчике, его вызывал старший. Рассчитывает, что дамочки еще нет, и хочет передать последние указания?

У Дениса сейчас случится опущение всех органов, и у нее тоже.

Приоткрыв пустой шкаф в углу, Каланцов просунул туда голову, чтобы как можно больше погасить звук. Ответил как можно тише, выслушал Глебово указание и кивнул, чуть не ударившись подбородком о полку:

— Есть.

Прислушался к ситуации за стенкой. Не стоило, наверное, переключаться на виброзвонок. Тогда не возникла бы дурацкая ситуация, когда надо вылезать как черт из табакерки и объявлять неизвестно о чем.

Как назло, Каланцов впервые почувствовал солидарность с кем-то из «великолепной пятерки».

Денис, как нормальный мужик, привел трахаться чужую бабу. Все уладил по-хорошему, а теперь придется подлянку человеку подложить, показать кукиш на самом интересном месте. И все из-за этой стервы, из-за Маши. И преставившаяся бабка, небось, была такой же стервой.

Что сейчас сказать, чтобы не облажать парня?

С каким лицом высунуться? Представиться другом Дениса — прискакал по срочному делу? Как узнал, куда скакать? А ключи откуда? Представиться соседом, у которого потолок протекает? Тихонько выйти за дверь и колошматить снаружи. Крикнуть: «Пожар!» Так можно других жильцов взбудоражить.

Начнется паника, суета. А в суете враг может словить рыбку.

Каланцов решил в любом случае выбраться из квартиры и постучать снаружи, чтобы не испортить навсегда отношений между Денисом и его сорокалетней возлюбленной. На цыпочках прокрался по коридору, приоткрыл входную дверь. Вышел на площадку, но захлопывать за собой дверь не стал.

Вдруг Денис откажется открывать?

Позвонил старший:

— Где вы там, в дороге?

Каланцов не решился сказать, что еще не приступил к малоприятной миссии. Откашлялся:

— Да. Как раз отъезжаем от дома.

— Значит, еще не в дороге. Это называется «трогаемся». Долго возишься, пошустрей работать надо! У меня здесь люди в трауре!

— Едем, торопимся.

Ответ опять не удовлетворил старшего:

— Не надо, не хватало в аварию влететь! Сам за руль не садись. Пусть Денис ведет, твое дело по сторонам смотреть. Все, конец связи.

— Счас-счас, — пробормотал себе под нос эфэсбэшник. — В самом деле не время миндальничать. Будет еще баб у Дениса, как снега зимой и грязи осенью.

На лестничной площадке все было тихо. Каланцов по-прежнему стоял лицом к двери и собрался еще раз оглянуться для профилактики.

Как вдруг в затылок что-то стукнуло, ошпарив все тело болью…

Узнав, что Каланцов с подопечным уже в машине, Глеб свистнул новичка Сергеева.

— Давай спускайся. Хорош загорать, солнце давно зашло.

Сиверов еще не бывал в шкуре человека с неважным зрением. Оказалось, труднее всего уловить выражение человеческого лица. Сейчас оба глаза настолько восстановились, что он уже способен был различить каждую мелкую травинку на ровно подстриженном газоне, каждый завиток табака в сигарете, которую разминал пальцами. Но выражений лиц Прилукских — отца, матери и дочери — распознать не мог.

Никто из них ни словом не поблагодарил за одолжение. Развернулись к нему спинами и зашагали в сторону ворот. Взглянув на часы, Слепой прикинул, что пробудет без помощников совсем недолго.

Зашел на просторную кухню, где каждый занимался своим делом. Мирон цедил скотч, наблюдая по спутниковому каналу чемпионат по снукеру.

Вероника подтачивала пилкой коготки и с неприязнью поглядывала на большое блюдо с недоеденной цветной капустой, обжаренной в яйце, — ленилась сделать два шага и убрать ее в огромный холодильник из нержавейки. Лена рисовала большими размашистыми линиями — очевидно, заготовки для своих комиксов на тему любимого фильма. Скомкала очередной лист и отправила его под ноги, в пластмассовое ведро.

Глеб устроился на своем привычном месте на подоконнике. Сел вполоборота, чтобы видеть одновременно и пейзаж за окном и кухню. Царящее здесь молчание его вполне устраивало. Даже телик не верещал, как обычно, — комментатор чемпионата был точен и негромок, под стать самой игре.

Прошло сорок минут, сорок пять. Сиверов не хотел без нужды дергать Каланцова, но почувствовал в этом необходимость. Номер был занят похоже, подчиненный сам решил позвонить с отчетом о ситуации. Глеб выдержал минутную паузу, но мобильник так и не пропел марш из оперы «Аида». Неужели Каланцов набрался наглости звонить по собственным делам?

Широко зевнув, Мирон выключил пультом телевизор, и сверху вдруг донесся отчетливый шум — явно не со второго этажа, а с чердачного помещения. Глеб быстро выглянул в окно — садовник и сторож по совместительству опрыскивал кусты. Кухарка и уборщица жили неподалеку и приезжали по вызову — сейчас на месте не было ни той, ни другой. Кошки в доме не держали, пудель никак не мог забраться столь высоко, даже если б не был таким ленивым. Дежуривший на крыше Сергеев слез и укатил вместе с Прилукскими у Глеба на глазах. Вернуться так быстро, да еще тайком — вряд ли сотрудник ФСБ способен на такие шутки.

Встав с места, Слепой быстро набрал номер. Если и этот занят… Нет, Сергеев берет трубку.

— Да, уже на месте. Народу много.

— Держись незаметно, но от Маши не отставай, как бы там на тебя не давили. Все.

При нормальном раскладе Глеб поднялся бы наверх, оставив компанию под присмотром. Теперь ему предстояло выбирать — идти с проверкой или ждать здесь. Загнать всех троих в подвал для надежности? Даже там, в подвале, нет ни одного помещения без окон и с крепкой надежной дверью.

Еще один тревожный сигнал с крыши повторился — не настолько громкий, чтобы уверенно счесть его приманкой. Тихо приоткрыв окно, Слепой слегка перегнулся через подоконник и бросил взгляд наверх. Увидел только аккуратно подшитый край крыши и больше ничего.

Дал знак троим подопечным не трогаться с места и быстрыми шагами подскочил к другому концу просторной кухни, встал в дверном проеме. Незаметный до сих пор гул двухметрового холодильника из нержавейки стал здорово мешать. Выдернув вилку из розетки, Сиверов установил в кухне полную тишину. Вся троица сидела неподвижно, наблюдая за выражением его лица.

Звуки прекратились, зато по воздуху просочился другой намек. Сиверов дважды втянул носом воздух — за короткий секундный интервал горьковатый дымный запах резко усилился. Намека на химию в нем, к счастью, не было. Сиверов мог с ходу отличить все газы: слезоточивые, отравляющие и нервно-паралитические, как парфюмер может распознать марку духов. Сам по себе запах не представлял угрозы — он просто-напросто означал начало пожара на крыше.

Глава 24

Выгонять всех наружу? Но Веденеев где-то там, наверху. Намерен ли он по-прежнему воздерживаться от стрельбы по целям? Трудно ручаться за человека, пустившегося во все тяжкие.

Выскочив на крыльцо, Глеб свистом подозвал садовника.

— В доме есть огнетушитель?

— А что случилось?

— Не чувствуешь? Глаза подними.

Садовник послушно задрал голову. Лицо его исказилось — значит, дым действительно стал пробиваться из щелей.

— Огнетушитель? Не знаю, никогда не видел.

В голосе звучало отчаяние, он предчувствовал, что потеряет выгодное место.

Изучая в первые дни чердачное помещение, Слепой проверял среди прочего и проводку. Сделана она была по всем правилам, возгорание из-за неисправности полностью исключалось. Зато пищи для огня — легкой и удобоваримой — хватало с избытком: утеплитель, деревянные стропила, обрешетка.

— Звони пожарникам!

У самого Глеба скопилась очередь из других срочных звонков. Занятый номер Каланцова заставлял подозревать, что с ним и Денисом не все в порядке. Зато Сергеев, заменивший раненого Смольского, отозвался сразу.

— Обманули, не ихняя старуха померла. Какого-то большого начальника из МИДа. Всей братии здесь надо присутствовать с женами и детьми.

— С этим еще разберемся. Тут у нас Веденеев активничает. Без моего позволения Машу обратно не вези. Еще раз прошу утроить бдительность.

Необходимо было известить и начальство. Звонарева снова не оказалось на месте, но кто-то из младших офицеров взял трубку. Этот человек был в курсе операции и сразу узнал Глеба по голосу.

— Что у вас? Объявился наш общий знакомый?

— Да. Решайте, какие меры принимать на дорогах. И еще одно: возможно, он все-таки обзавелся сообщником. У меня Каланцов не отвечает — пропал на пути из города вместе с Денисом.

— Машина Дениса?

— Да. Номер…

— Не надо, у меня записано.

— Прислать на дом людей?

— Вывезу компанию на нашей машине и буду ждать у выезда на трассу. Пришлите хоть пару человек, а то я здесь как на привязи.

Даже на первом этаже стало заметно жарче, доносилось потрескивание пламени. Но дым не замутил видимость — его пока большей частью относило с крыши наверх. Сиверов понимал, что сгоревший коттедж поставят ему в вину, но в отсутствие помощников не мог пренебречь главной задачей — не мог бросить без присмотра Веронику, Лену и Мирона. Оставалось надеяться, что пожарники успеют раньше, чем от дома останутся рожки да ножки.

«Девятка», отремонтированная на скорую руку после лобовой атаки, стояла в гараже, туда можно было легко спуститься. С гаражными воротами проблем не будет, а вот с «роллетами» при выезде с участка… Пока они закрыты. Открыть их заранее — значит подсказать Веденееву, как будут развиваться события.

— А вы уверены, что нам надо стоять и бояться? — спросила у Слепого Лена. — Может, залезем наверх и попробуем потушить пожар? Если мы даже попытки не сделаем, Денис нам по гроб жизни не простит.

— Бояться надо, но стоять — уже нет. Все в гараж, грузимся в машину.

— А огонь?

— Огнем займутся профессионалы. Грузимся, мальчики и девочки.

"Какие планы у Веденеева, если он действительно один? — думал Слепой. — На что он сейчас рассчитывает? Знает ли, кто ему противостоит?

Кто такой Глеб Сиверов по прозвищу Слепой? Если знает, должно быть, надеется, что Слепой не изменит своему бойцовскому инстинкту. Не сможет отступить, уходя от прямого столкновения. Попытается нейтрализовать противника, положить конец затянувшейся игре на нервах. Хоть на минуту выпустит подопечных из поля зрения, и этого будет достаточно".

— Надо в самом деле убираться, иначе пропахнем дымом на год вперед, — заметила Вероника.

Мирон оглянулся по сторонам:

— Дайте хоть что-нибудь прихватить. Дайте сообразить, что Денису дороже всего.

— Ну, во-первых, бабки, — среагировала Лена. — Если кто запамятовал, на втором этаже сейф в стенке.

По случаю пожара она временно отказалась от цитат. Но вообще, паникой пока даже не пахло. Или они не верили в присутствие Веденеева, или чувствовали себя за Глебом как за каменной стеной.

— Сейф только закоптится. Внутри все останется целым, — заверил Слепой.

Содержимое этого сейфа может быть еще одной целью Веденеева. Вдруг там есть кое-какие бумаги, с помощью которых можно шантажировать старшего Воротынцева? Но никто его, Сиверова, насчет этого не предупреждал. Задача поставлена другая, и он ее выполняет. Скажут, что главное сейф, а на «золотую молодежь» можно наплевать, он отправится прямым ходом в огонь и дым, из которого может вылететь пуля. И не будет терзаться о судьбе компании. Велят заботиться о сохранности дома и свежести розовых кустов на участке? Он постарается обеспечить то и другое.

— Коллекция бабочек, — сообразил Митрохин. — Этого точно не восстановишь.

Сиверов еще раз выглянул наверх через распахнутое окно. Дым валит с крыши во все стороны, но по-прежнему ни малейших признаков того, что Веденеев спустился на второй этаж или спрыгнул вниз с противоположной стороны дома. Впрочем, при его квалификации ни за что нельзя ручаться.

Он способен выскочить сейчас где угодно — на кухне, в гараже.

Глеб уже стоял на середине лестницы в подвал.

Пригнувшись, он мог обозревать большую часть гаража. Выпрямившись, мог видеть своих подопечных и настойчиво подгонять их. Наконец все уселись в машину. Последним — Мирон с большой стопкой рамок, где под стеклами переливались тропические бабочки.

— Пристегивайтесь, — предупредил Сиверов. — Сейчас будем ворота выбивать.

— А это обязательно? — спросила Вероника таким тоном, как будто он хотел просто покрасоваться своей лихостью.

Сиверов не ответил. Не дать противнику подсказки — тогда есть шанс, что он не успеет прицельно выстрелить по бензобаку или колесам.

А выбить ворота несложно, заделаны они кое-как.

От гаража до границы участка было метров тридцать по прямой. Пожар набирал обороты, в воздухе уже клубилась дымная муть, и это могло дополнительно помешать Веденееву. Глеб знал, как разогнать на этом коротком отрезке «убитый» мотор служебной «девятки».

— Ну-ка пригнулись.

Он уверенно бросил машину вперед по выложенной плиткой дорожке. Нарядные ворота понесло навстречу будто порывом ураганного ветра. Выправленный и подшпаклеванный передок «девятки» снова сработал как таран, выбивая под женский визг «закладные» ворот из кирпичных столбиков.

Но мгновением раньше Сиверов услышал два выстрела вслед и два синхронных хлопка спустивших воздух задних колес.

Проехав по упавшим наземь воротам, он вывернул на дорогу и протащился кое-как еще пару сотен метров на ободьях. В багажнике лежала только одна «запаска», она сейчас проблемы не решала.

— И еще одно, — процитировала Лена. — Было круто.

Все трое пассажиров как по команде оглянулись назад, получив наконец возможность увидеть ; пожар со стороны. Пламя уже выбивалось наружу, прожигая листы искусственной черепицы.

Из окон второго этажа вовсю валил дым.

Послышался протяжный сигнал, впереди показались две ярко-красные пожарные машины. «Как бы он в пожарников не начал стрелять», — забеспокоился Глеб. Но тут же ответил себе: «Нет, не станет. Есть вещи, которые он не позволит себе до тех пор, пока не будет загнан в угол. А до этого еще далеко».

Обе пожарных машины заехали на участок одна за другой. Сноровисто размотанные шланги начали плеваться пеной. Убедившись, что случай несложный, пожарные весело пересмеивались.

— Может попросить у них запасное колесо? — предложила Вероника.

— Главное — круглое, — криво усмехнулся Мирон. — Размер — это мелочи жизни.

Стряхнув осколки вторично разбитого лобового стекла, Слепой вышел наружу, чтобы открыть покореженный капот и проверить состояние машины. Оно было совсем не радужным — даже при замене двух колес далеко не уедешь.

— Дом ваш? — поинтересовался пожарник из третьей машины, которая уже не стала протискиваться на участок.

— Мы здесь проездом, — сухо ответил Слепой.

Пламя быстро удалось сбить. И сразу обнаружился избыток людей в новеньких комбинезонах и касках. Кто-то вяло вырубал топором изнутри тлеющие рамы второго этажа, кто-то выкидывал на траву обгоревшее кресло, кто-то сматывал обратно лишний шланг.

Другие бродили по участку, общались с садовником-сторожем. Третьи расположились покурить недалеко от помятой «девятки». Четвертые пытались приманить собаку — убежав с началом пожара, она описывала вокруг непрерывные круги. Похоже, все наряды собирались, «закрыть» себе целый рабочий день тушением этого пожара.

Прикатили по вызову и сотрудники ФСБ — двое в штатском и двое в камуфляже и бронежилетах. Экипированная пара разбилась, огибая забор с разных сторон и внимательно поглядывая на закопченный дом. Пара в штатском осталась возле «девятки». Глеб тоже не спешил уходить — Веденеев только и ждет, чтобы он отправился на поиски.

Мирон остался в машине, а Вероника с Леной вылезли поболтать о каких-то своих делах. К ним мгновенно пристроились трое молодых пожарников с анекдотами и прибаутками. Сиверов не выпускал девушек из поля зрения, благо Ленина черная майка и рыжие волосы были отличным ориентиром.

Позвонил Сергеев, доложил, что прибыл на кладбище вместе с многочисленными участниками похорон. Маша, к счастью, не капризничает.

Ее родители тоже не препятствуют выполнению охранных функций.

— Каланцов не выходил на связь?

— Не-ет, — удивленно протянул новый подчиненный. — Он разве со мной должен был связываться?

— На всякий случай спрашиваю.

У Глеба было тоскливое ощущение, что противник держит руку на пульсе. Знал, куда и с кем отправился один охранник, знает, где сейчас другой.

— Скоро будут закругляться?

— Еще поминки.

Тем временем Лена и Вероника высокомерно отшили пожарников — улыбки у ребят завяли, и поток анекдотов пересох, едва начавшись. Один из эфэсбэшников аккуратно отодвинул «укротителей огня» в сторону, посоветовав заниматься прямыми обязанностями, и с въедливым видом обратился к девушкам с вопросами.

Глеб испытал ревность: если его сделали ответственным за охрану компании, значит, все должно происходить через него и с его ведома. Мысленно чертыхнувшись, он направился от машины к этому типу, прервав его на полуслове:

— Я запрашивал информацию по «Мицубиси».

Вы мне что-нибудь привезли?

— Нет.

— Там в курсе, насколько это серьезно?

— А что, Денис пропал? — полезли вверх тонкие брови Вероники. — Веденеев же не вездесущий, он не может проворачивать дела одновременно в разных местах.

— Если он завел себе сообщника, мы их быстро накроем, — заметил сотрудник ФСБ.

Тем временем на связь с ним вышли двое в камуфляже. Спецназовцы уже осмотрели дом сверху донизу и теперь прочесывали ближайшие окрестности.

— Он как-то проявил себя после выстрела? — спросил у девушек сотрудник в штатском.

— Давайте отойдем на пару слов, — предложил ему Сиверов. — А вы, девочки, возвращайтесь в машину.

— Там все сиденья в битом стекле, — оскорбилась Вероника.

— Снимите чехлы и вытряхните. А мы с товарищем пока переговорим по существу.

— Не надо их спроваживать, — раздраженно возразил сотрудник в штатском. — Вы сами создали эту ситуацию, потому что нарушили предписание. Вы не имели права отпускать сразу обоих подчиненных. И теперь хотите обелить себя, представить дело в выгодном свете.

— Ну-ка грузитесь в свою тачку и катитесь вон, — спокойно порекомендовал Сиверов. — Не нужно мне здесь таких грамотных. А отчет о своих действиях я представлю кому следует.

— Вот так же точно он и с нами разговаривает, — встряла Лена Ричи. — Даже хуже: как с отребьем.

Вероника промолчала, но это явно диктовалось чисто тактическими соображениями. Как начинающий адвокат, она просчитала, что Сиверова вряд ли уберут, поэтому лучше не поливать его в открытую.

В конфликт включился второй сотрудник штатском. Сиверова удивляло, с какой беззастенчивостью эти люди готовы были выносить при посторонних сор из избы. Несколько пожарников подтянулись поближе и стояли как зрители. Кто-то из них отпустил пошловатый комплимент Веронике, и та недовольно отодвинулась в сторону.

Сиверов замолчал, не желая тешить публику.

«Не хотят убираться — пускай торчат здесь, — подумал он об эфэсбэшниках. — Я уеду и увезу свой контингент. И пусть кто-то попробует меня тормознуть».

До сих пор эта мысль не приходила ему в голову, поскольку «девятка» настоятельно требовала ремонта. Но сейчас он увидел грузовичок: разгрузившись на соседней стройке силикатными блоками, машина теперь отправлялась обратно. Водитель сбросил скорость и, снедаемый любопытством, высунулся из окна. «Девочки в кабину, а мы с Мироном в кузов, — прикинул Слепой. — Не дворяне».

На пальцах осведомился, подбросит ли водитель людей в сторону города. Голова с расплывчатым, непонятным выражением лица ответила кивком.

— Грузимся, — Глеб с облегчением громко хлопнул в ладоши.

Обернувшись, он увидел Мирона, флегматично покидающего покореженную «девятку», знакомый огненно-рыжий ежик волос Лены. Где Вероника?

Секунду назад стояла вот здесь, в тени от пожарной машины. Красная машина по-прежнему сверкает свежей краской в лучах солнца, а Вероника как сквозь землю провалилась.

Выхватив «беретту», Слепой в два прыжка бросился вперед. Теперь ему открылась зона за машиной, прежде «мертвая», закрытая от обзора. Там не было ни души.

— Ни с места! Всем лежать! — крикнул он в бешенстве.

Голос свидетельствовал, что любое неповиновение может плохо кончиться. Даже двое вооруженных сотрудников опустились на колени в придорожную пыль, а водитель выпал из кабины и съежился под колесами собственного грузовичка, не говоря уже о зрителях-пожарниках. Сейчас Слепому не нужна была ничья помощь. Сейчас он не верил никому и хотел заморозить ситуацию, остановить время, чтобы помешать Веденееву.

Это капитан сюда затесался, приняв покровительственную окраску. Сумел утянуть Веронику под носом у него, Глеба Сиверова, до сих пор считавшего себя профессионалом высшего класса.

В одну секунду Глеб заскочил на крышу ярко-красной кабины. Чуть поодаль, возле забора, продолжали копошиться пожарные. Все они слышали окрик, но мало кто разобрал суть. Увидев человека на крыше кабины, обернулись как по команде — набор пятен вместо лиц. Сиверов вдруг остро ощутил давно забытое чувство бессилия.

Глава 25

Человек, внешне похожий на Глеба Сиверова, затащил за ноги оглушенного Каланцова обратно в квартиру. Любовники как раз остывали после первых ласк, лежа бок о бок, и еще не осознали странный шум, который производили спина и затылок Каланцова при трении о половицы. Войдя в комнату, капитан приложил к губам палец левой руки, взмахом правой велел перепуганной парочке одеться как можно быстрей.

Дениса он забрал с собой, а сорокалетнюю даму запер в ванной, прекрасно оценив, что у нее не хватит ни сил, ни духу сломать дверь в коридор или стекло под самым потолком.

Быстро затолкал заложника в такси, подогнанное к подъезду, сам сел за руль. Как и все остальные в пятерке, парень прежде не испытывал особой паники перед бывшим капитаном ФСБ. Знал, что Веденеев не собирается их убивать, а только взять в заложники. Возле казино он боялся не столько преступника, сколько неминуемой перестрелки. Но сейчас они остались один на один, это меняло дело.

Не только ноги и руки стали ватными, но полностью тело и душа. Он один принимал на себя заряд и целеустремленность капитана и будто съеживался, как сказочный мальчик, одновременно уменьшаясь в росте и возрасте.

Да, Веденеев не проявляет желания изувечить, убить — не пинает ногами, не сует пушку в рот.

Но сразу видно, что у него ясная цель и полный набор качеств для ее достижения. Что он отрезал для себя пути к отступлению и не выпускает когти ровно до тех пор, пока «объект» подчиняется указаниям. Стоит сделать один шаг, который способен осложнить ему жизнь, и последствия могут быть непредсказуемыми.

Все это Денис почувствовал не умом и не сердцем, а своей шелковистой кожей, гораздо более нежной, чем кожа его любовницы. Покорно позволил препроводить себя вниз, усадить в машину. Его собственная машина, досконально известная ФСБ по приметам, осталась мирно стоять во дворе.

Веденеев, конечно, не мог себе позволить завязать глаза человеку, которого вез через город. Он просто велел первому по счету пленнику надеть защитные очки — пусть слегка старомодные для такого стильного молодого человека, но весьма эффективно выполняющие свою задачу. В очках он сменил стекла — они радикально защищали глаза от света, перекрывая его наглухо. Денис видел только узкие полоски по бокам и понятия не имел, где проезжает такси.

Шум долго не угасал — значит, они ехали по крупной артерии. Ему казалось, что они едут все в одном и том же направлении. Похоже, должны уже пересечь Кольцевую. Он молчал, ни о чем не спрашивая. Еще теплился росток надежды, что все может пройти как страшный сон.

Вдруг обвалилась тишина, будто они свернули с федерального шоссе на тропинку в лесу. Правда, ход машины свидетельствовал, что под коле-) сами пока еще асфальт вполне приличного качества.

Пока он пытался размягчить и растворить собственное "я", такси затряслось на выбоинах. Веденеев не сбавлял скорость, не собираясь щадить ходовую часть. Потом резко притормозил, заглушил движок и хлопнул дверцей.

— Давай шевели ногами.

Денис почувствовал, что его грубо тянут наружу. Значит, свидетелей вокруг нет. После не" скольких неуверенных шагов он споткнулся на ровном месте. Твердые пальцы прихватили его за локоть, и прежний жесткий голос предупредил:

— Здесь ступенька. Высокая.

Жильем не пахло. Пахло чем-то недостроенным и заброшенным, помеченным кое-где собачьей мочой. За двумя ступеньками вверх последовал десяток вниз. Дальше сырая затхлость непроветриваемого помещения…

Стресс не позволил Денису ориентироваться не только в пространстве, но и во времени. Времени прошло совсем немного: сидя в коттедже Воротынцевых, Глеб еще не начал беспокоиться о судьбе двух людей, отъехавших на «Мицубиси». К тому моменту, когда он начал «бомбить» каланцовский номер через кнопку повторного вызова, противник уже пристроил Дениса и проник в дом.

Слепой не оправдал надежд Веденеева, не ринулся в бой. Но оставался еще второй шанс на общую суету — и он оправдался на все сто. Главное было не позволить трем «объектам» и старшему охраннику оторваться на машине от горящего здания, выехать на трассу.

Бывший капитан ФСБ не стал трогать никого из пожарников ради костюма. Он заранее запланировал поджог и заранее запасся экипировкой.

Закопченного, с чумазым лицом, его трудно было опознать. Выскользнув из коттеджа в дымной мути, он ни разу не повернулся лицом ни к Сиверову, ни к штатным сотрудникам ФСБ, отлично знавшим его приметы. С пожарниками все было проще. На объект выехало сразу три наряда — при текучке кадров им было не впервой видеть новые лица…

Вероника пережила примерно то же, что и Денис. Пожалуй, ей было еще страшнее. Во-первых, ей катарский узник действительно мог поставить в вину свою искалеченную судьбу. Во-вторых, она помнила встречи в комнате для свиданий — тогда она видела перед собой нервного, издерганного человека. Мужчину, у которого крупные неприятности на работе.

Возле казино Вероника не разглядела его как следует, а сейчас он вдруг возник в шаге от нее.

Обычно чумазое лицо вызывает непроизвольную улыбку. Но Вероника увидела перед собой не лицо, а застывшую безжалостную маску с холодными глазами. Огнезащитный комбинезон, каска пожарника, следы копоти на щеках и лбу смотрелись на этом новом Веденееве жутковато, как маска Микки-Мауса на серийном убийце.

Ухватив Веронику за волосы на затылке, он одним рывком затащил ее за пожарную машину.

Не выпуская пряди волос из руки, бегом обогнул забор дома напротив и завернул за угол. Вероника не пыталась кричать и сопротивляться по той же самой причине, что и Денис. Она точно знала, что поставит под угрозу жизнь Веденеева и он вряд ли оставит это безнаказанным.

Несколько десятков метров она послушно пробежала с той скоростью, с какой никогда в жизни не бегала. Здесь Веденеев втолкнул ее в то самое такси, на котором вывез за городскую черту первого пленника.

Вначале тихо покатил на первой передаче. Тут требовались стальные нервы — сквозь приспущенное стекло он отчетливо слышал нарастающую суматоху. В любую секунду кто-то мог подсказать Сиверову, в какую сторону ушел охотник с добычей. К примеру, водитель порожнего грузовичка — если он оторвался от удивленного созерцания следов пожара и ухватил в последний момент две фигуры, которые проскочили прямо перед носом.

Проехав метров пятьдесят, Веденеев стал разгоняться, но и то не слишком резво. Он не знал, что водитель не в состоянии помочь Глебу.

Вдобавок в дело некстати вмешались двое спецяазовцев. Их короткий рейд вокруг дома никаких результатов не дал. Они как раз заканчивали описывать вторую петлю и оказались на точке, откуда могли видеть резкий прыжок Глеба на пожарную машину, пистолет у него в руке и людей, попадавших наземь, в том числе и двух сотрудников в штатском.

— Чего это он? Совсем спятил? — пробормотал один из спецназовцев, вскидывая винтовку с оптическим прицелом.

— А это он? Ты уверен? — с некоторой задержкой второй спецназовец тоже поймал Слепого в перекрестье.

Он видели старшего охраны вблизи, даже обменялись с ним рукопожатием. Но видели они и фотографии взбунтовавшегося капитана, оценили сходство между двумя бывшими соратниками, оказавшимися по разные стороны баррикад.

Вдруг это Веденеев нацепил те же темные очки и рубашку того же цвета. Старый испытанный прием — набросить чужую шкуру.

— Эй! — крикнул первый спецназовец во всю мочь легких. — Лучше не дергайся!

— Брось оружие и руки за голову! — отрывисто скомандовал второй.

— И все-таки это наш, — пробормотал «не для широкой аудитории» первый спецназовец, разглядывая лицо Слепого в прицел. — Рот не тот, что на фотке, и нос тоже.

Обоим одновременно пришло в голову правильное объяснение внезапной выходки Сиверова.

Противник утянул жертву у всех из-под носа, и у Глеба не было времени церемониться. Так при освобождении заложников всем без разбору зверским голосом кричат: «Лежать, руки за голову!»

Овцы послушно валятся, остальных сносят, не опасаясь задеть невинных. Человек в темных очках замер на минуту, потом на лице его появилась гримаса досады.

— Не туда глядите! — столь же громко крикнул он в ответ. — Он у меня девушку увел!

И, невзирая на предупреждение, спрыгнул на землю.

Не прошло и трех минут совместных поисков, как хозяйка одного из коттеджей высунулась из окна, чтобы сообщить про такси с «шашечками». Информация тут же ушла на трассу. Взамен от звонаревского помощника пришли новости о пустом, стоящем на приколе «Мицубиси» и очухавшемся Каланцове.

«Двух человек я уже прошляпил, — сказал себе Сиверов. — Личный рекорд. Держу пари, он на достигнутом не остановится. Он четко знает весь расклад и скоро рванет на кладбище. Если Маша еще там, надо готовить срочные контрмеры».

Слепой снова разрывался между несколькими решениями. Преследовать такси? Отправиться на кладбище? А может, Веденеев сыграет внаглую?

Выкинет Веронику где-нибудь в лесу, недалеко от обочины, — связанную, с заклеенным ртом? Вернется сюда, где никто его не ждет, за Митрохиным или Леной?

Сегодня его день. Фортуна — это женщина, от нее нужно брать все в сжатые сроки, пока попал под настроение.

Глеб решил попросить совета у Звонарева. Тот как раз позвонил — в первый раз за тошнотворно длинный день Глеб услышал его голос. Доложил в двух словах обстановку, подозревая, что подполковник, возможно, знает и больше. Например, от Каланцова.

— — Не хочу вешать на тебя всех собак. Но разбираться придется. Прогнило что-то в твоем датском королевстве.

«Королем я здесь точно не был, — подумал Сиверов. — Скорее исполнителем, подставленным под монастырь».

Но вслух говорить о короле он не стал. Звонарев принял бы это за намек в свой адрес. — за попытку в чем-то обвинить его, как шефа всей операции.

— Куда мне сейчас?

— А сам ты как считаешь? Кровью искупать вину мне не надо. Главное, чтобы всем нам не стало еще хуже. Мне, между прочим, предстоит общение с родителями и прочими лицами, по чьей просьбе мы взяли на себя охрану. Врагу не пожелаешь.

— Так что мне делать? — Слепой физически ощущал, как утекает время, словно кровь из разверстой раны.

— Вцепиться в эту пару ногтями и зубами. Ребята помогут вернуть назад Веронику. Только вот куда… Подъезжайте в наш служебный гостиничный номер, лучшее место, чтобы успокоиться. Если б можно было запереть там с самого начала всю компанию… И напиши подробный отчет — до завтрашнего утра сумеешь?

Глава 26

Веденеев в самом деле быстро избавился от Вероники — еще быстрее, чем от Дениса, Загнал такси на одну из подмосковных свалок мусора. Подъехал с той стороны, где никто не мог заметить ярко-желтую тачку — ни бомжи, ни водители многотонных грузовиков, бесконечной чередой опорожняющих свои кузова. Разве только крикливые и наглые птицы видели, как авто зарылось в мусорную кучу, сгинув в ней без следа.

— Не бойся, это не насовсем. Промежуточная стоянка.

Веденеев нажал какую-то кнопку, и на приборной панели замигал крохотный зеленый «глазок».

— Попробуешь открыть дверь или сломать стекло — сработает взрывное устройство. Если кто-то снаружи дотронется до машины, случится то же самое. Все тютелька в тютельку: кроме меня никто не разминирует.

— Я задохнусь. Я уже задыхаюсь.

— Просто тебе неохота дышать вонью. На самом деле воздуха хватит: в этой куче достаточно мелких пустот, плюс запас в салоне.

Веденеев приоткрыл дверь, отчего внутрь просочилось несколько мятых банок от пива и прохладительных напитков, промасленный газетный ком, полбуханки заплесневелого хлеба, колпачок от авторучки и еще какая-то мелочь. Вероника смотрела на весь «джентльменский набор» с таким ужасом, с каким смотрят на клубок ядовитых змей. Ей казалось, что она не выдержит больше пяти минут. Вначале по телу пойдет аллергическая сыпь, потом воспалятся глаза — воспалятся так, что она будет чесать их, раздирая веки в кровь. Ну а потом.., медленное удушье с отеком лица и пеной изо рта.

Ее катарский знакомец выскользнул наружу и закрыл дверцу на ключ. Мусор не прилипал, не приставал к нему, будто подался в сторону под действием мощного биополя. Он словно бы знал, как обращаться с этой дрянью, как держать ее на дистанции. Сейчас вылезет наружу, и ему даже не придется отряхиваться…

Расставшись с Вероникой, Веденеев выскочил на накатанную грунтовую дорогу, по которой грузовики проезжали последний километр до мусорки. Проголосовал с широкой улыбкой, и его тут же подобрал «КАМАЗ», катящий обратно за новой порцией столичных отходов. Тем временем траурная церемония близилась к завершению. Сын покойной — один из столпов МИДа — конечно, мог организовать для матери участок на кладбище в городской черте. Но старушка много лет проводила лето на даче у подруги, и близлежащее тихое кладбище под березками без помпезных мраморных памятников чрезвычайно ей приглянулось.

Никогда раньше здесь не собиралось столько иномарок, столько хорошо одетых и хорошо пахнущих людей. Две пенсионерки, приковылявшие навестить одну из могил, поразились и полированному гробу и огромным венкам из желтых роз. Вначале решили, что собрался мафиозный клан. Потом засомневались в своем выводе из-за отсутствия широких плеч и массивных челюстей. Вдобавок эти люди грамматически правильно строили фразы и произносили слова с отчетливой дикцией.

После нескольких предупреждений от старшего новый сиверовский подчиненный держал ухо востро. К счастью, березовую рощицу насквозь пронизывало солнце — тонкие белые стволы не позволяли спрятаться за ними даже ребенку. Имея прекрасную память, Сергеев уже запомнил всех мужчин из более чем полусотни собравшихся — не только в профиль и анфас, но еще и по затылкам, пиджачным спинам. Он был уверен, что сразу заметит в этом однородном контингенте чуждое вкрапление.

Контингент в самом деле был особенным.

Сергеев еще не видел людей подобного рода в таком количестве — они казались иностранцами, хотя имели вполне славянскую внешность и общались на чисто русском языке; Во-первых, язык был слишком чистым, особенно у людей среднего возраста и старше. Во-вторых, поражало абсолютно нехарактерное для современной России сочетание признаков богатства и рафинированной культуры.

Разбогатевших бандитов и проходимцев он с первого взгляда видел как облупленных, чувствуя свое внутреннее превосходство над ними.

Здесь же каждый был вещью в себе, одновременно личностью и членом касты. Сергееву не хотелось бы, чтобы их увидела его жена. «Вот видишь, — сказала бы она. — Можно служить государству, исполнять долг и не ходить по десять лет в одних брюках, выбирать колбасу не по цене, а по качеству».

Скорби на лицах не наблюдалось, старушке приспело время отправиться в мир иной. Светскую тусовку небольшая толпа на кладбище тоже не напоминала — присутствующие вели себя сдержанно, переговариваясь вполголоса.

Сергеев стоял метрах в трех позади Маши. Он сам не хотел приближаться ближе. Люди не теснились — между ним и девушкой никого не было, и хватило бы мгновения, чтоб плотно прикрыть ее. Дистанция диктовалась маловатым ростом сотрудника ФСБ. Стройная, длинноногая Маша была гораздо выше, и, если бы он стоял совсем близко, это ограничило бы Сергееву обзор.

Узнав по сотовому о неприятности с Каланцовым, он испытал одновременно прилив страха и некоторое облегчение. Лишний раз стало ясно, что Веденеев не хочет причинять серьезного вреда бывшим сослуживцам. Но опыт и решимость капитана холодили кровь. Сам Сергеев ни разу не участвовал в боевых операциях — ни на Кавказе, ни где-то в другом месте — и преклонялся перед капитаном хотя бы за последнее задание в Катаре.

Следом, почти сразу, пришла новость о захвате в заложницы Вероники. В это время солнце перекрыло пышно взбитое облако. Могила уже была почти засыпана, и последние в длинной очереди изящными движениями бросали по три горсти земли. Стало пасмурно, и Сергеев отчетливо ощутил запах сырой развороченной земли. Он уверял себя, что капитану сейчас хватает дел надежно припрятать двух пленников, и вдруг поймал себя на монотонном бормотании:

— Тучи сгущаются, тучи сгущаются…

Из уважения к покойнице и ее родственникам большинство присутствующих отключило сотовые телефоны. Но несколько человек приехало на служебных автомобилях, где оставались за рулем водители. Один из водил трусцой подбежал к худощавому человеку с аккуратной бородкой, который поправлял черную с золотом ленту на одном из венков.

Поблагодарив кивком, худощавый мидовец оглянулся по сторонам и подозвал к себе такую же сухопарую женщину под черным зонтом, чья кожа, по-видимому, не терпела прямых солнечных лучей. С появлением облаков женщина не стала складывать зонт — то ли не верила, что они приплыли надолго, то ли, наоборот, ожидала скорого дождя. Вдвоем они быстро зашагали к служебной машине.

Это событие послужило толчком. У всех в руках стали как по команде появляться сотовые, все выслушивали новости с разной степенью озабоченности. Признаков паники не наблюдалось, но небольшая толпа стала быстро рассасываться.

Прилукские тоже отправились к веренице машин. Однако вокруг них образовался настоящий вакуум. Кто-то притормаживал, пропуская их вперед, кто-то прибавлял шагу. Радиус подвижной «мертвой зоны» насчитывал не меньше полутора десятков метров. Все знали, что за Машей охотится Веденеев. Мидовцы понимали также, что список потенциальных заложников достаточно условен — Веденееву ничего не стоит расширить его, если обстоятельства будут благоприятствовать.

Одна группа машин рванула с места в карьер.

Другие, стали откровенно медлить, ожидая, пока Прилукские вместе с охранником отъедут подальше.

— Какое счастье, что мы забрали Машу, — произнесла жена, как только машина тронулась. — Если бы она осталась там, она бы запросто попала в лапы к капитану.

— Я всегда говорил: виноваты не люди, а система, — авторитетно произнес муж. — У аппарата ФСБ дурная наследственность, она заражает человеконенавистничеством.

— Зачем же вы тогда согласились на охрану из человеконенавистников? — не выдержал Сергеев.

— А какой у нас был выбор? — спросил, не оборачиваясь, Прилукский. — Менты, извините за выражение? Это вообще легально вооруженные преступники. В ФСБ по крайней мере есть некий процент интеллигентных людей. Беда только в том, что вы и ваши соратники циничны до крайности — отдельная человеческая личность для вас ничтожно малая величина.

— Ну, почему? — возразила жена. — За отдельной личностью они и на край света поедут, чтобы разорвать в клочья.

Сергеев хотел сосредоточиться — каждая встречная и попутная машина на трассе могла внезапно обратиться в угрозу.

— Отложим дискуссию до более спокойной обстановки.

— Надо было никого не слушать и отправить девочку за границу, — не мог никак успокоиться Прилукский.

Дочь отвернулась к окну:

— Зачем мне нужна была их охрана? Папа ездит на «Жигулях»? Нет, потому что это ведро с болтами. Так почему меня должны охранять? :

— Сравнение некорректное, — отец решил все-таки защитить первоначальную свою позицию. — В СССР было три качественные вещи: шоколад, балет Большого и КГБ. Там, за границей…

Я не смог бы устроить, чтобы тебя охраняло Центральное Разведывательное Управление. А частным охранным агентствам я, извини, не верю. Никаким.

— Теперь мы будем пожинать плоды твоего неверия.

Сергеев не уставал удивляться этим людям.

Другие бы кричали, размахивали руками. К примеру, они с женой, если уж дело доходило до серьезной семейной ссоры. Тут повод был серьезней некуда, а никто из членов семьи не повысил голоса.

Он сидел на заднем сиденье рядом с Машей, посматривая во все стороны. Остальные коллеги успешно оставили Прилукских в одиночестве, впереди и сзади в сторону Москвы по трассе катил самый разномастный транспорт: «Икарусы», рефрижераторы, легковушки с прицепами. Встретился пост ГАИ — несколько сотрудников как мухи облепили ярко-желтое такси с раскрытым багажником. Сергееву уже сообщили, что именно на такой машине капитан умыкнул Веронику. Но вряд ли он вот так глупо сунулся с ней на федеральную трассу.

Жена Прилукского что-то прошептала на ухо мужу. Тот кивнул и стал высматривать подходящее место для остановки.

— Никаких остановок, пока я не разрешу, — заявил Сергеев.

— Вы потеряли моральное право давать нам указания, — высокомерно заметил Прилукский. — Мы будем настаивать, чтобы охрану немедленно заменили.

— Пока еще этого не случилось, и я отвечаю за вашу дочь.

— Вот и отвечайте, она никуда не намерена выходить. А мы с женой отлучимся на пару минут.

Увидев зеленые кабинки туалета возле придорожного кафе, мидовец притормозил. «Под кустом ни за что не сядут ни он, ни жена», — с долей уважения подумал Сергеев.

На всякий случай пересел за руль и развернулся вполоборота к Маше, чтобы не выпускать ее из виду, Красивая девушка, а сколько в ней злости.

Может, выйдет замуж, родит ребенка и станет чуточку добрей. А может, наоборот, добавится еще желчи.

Зазвонил сотовый. На табло появился номер Сиверова. Переживает, боится, как бы подчиненный не облажался. От такого человека не зазорно получить лишнее ЦУ.

Эфэсбэшник сидел лицом к шоссе, спиной к кафе возле обочины. Левая рука лежала на ободе руля, правая упиралась предплечьем в спинку сиденья и придерживала в кармане рукоять пистолета. Сотовый лежал на коленях, после секундного раздумья Сергеев взял его левой и поднес к уху.

Несмотря на жару, стекла остались поднятыми — окружающий мир не вызывал особого доверия.

— Да, — сказал Сергеев в трубку.

Вместо ответа он услышал свободным ухом судорожный Машин вдох и сразу понял, что его подловили на простом трюке. Звонивший знал номер сотового Глеба и имел в своем мобильнике генератор ложного номера вызова.

— Не оборачивайся, — произнес голос по ту сторону дверцы.

Сергеев мог сейчас поклясться, что капитан стоит в легкой куртке, держа руку в боковом кармане. Пистолет направлен ему в затылок, но капитан не станет стрелять на убой. Он не убивает своих, он вообще не собирается никого убивать. Его списали в мусор, утиль, в отходы. В усушку и утруску. А он воскрес из мусора, чтобы возместить моральный ущерб.

— Я на работе, я выполняю задание, — произнес Сергеев, медленно оборачиваясь, несмотря на запрет.

Одновременно он вел навстречу цели дуло служебного «ПМ». Казалось, все происходит очень медленно — вот-вот нечто взорвет невыносимую для него ситуацию.

— Тогда стреляй.

— Мне поручили ее охранять.

— Правильно. А ты рискуешь ее жизнью.

Противник действительно стоял в куртке без рукавов из тонкой светло-бежевой ткани. Одна ее пола слегка задиралась; судя по выпуклости, на прицеле была Маша — в классических традициях захвата заложников.

«Вы ведь не сможете в нее выстрелить, товарищ капитан», — Сергеев с усилием поднял глаза, чтобы взглянуть противнику в лицо и молча выразить суть своей мысли. На знакомом по фотографиям лице не было обреченности преступника, отрезавшего себе все пути назад. Капитан смотрел на Сергеева скорее как старший на младшего по званию, которого другие поставили в дурацкое положение.

— Вылезай, — сказал Веденеев Маше. — Вдруг твоему охраннику взбредет в голову выстрелить? Неизвестно, что сделает мой палец на спусковом крючке, когда пуля продырявит мне голову.

Глава 27

Стоя у окна гостиничного номера, Сиверов видел сквозь жалюзи оживленный кусок Тверской-Ямской и Триумфальную площадь с памятником Маяковскому. В гостинице «Пекин» не было ничего китайского, кроме ресторана на первом этаже. Сталинская высотка с лепниной и шпилем — один из немых, но красноречивых памятников эпохи.

Для троих номер вроде был достаточно просторным. Но массивные предметы интерьера давили на мозги — кровати с фундаментальными полированными спинками, пузатый графин из толстого стекла, тяжеленная пепельница, которой с легкостью можно было бы проломить череп.

Общее настроение было подавленным. Обоих Глебовых подчиненных отстранили от дела, замены им не прислали. Родители Мирона и Лены возражали против продолжения «охранных мероприятий» в прежнем виде, и МИД поддержал их на самом высоком уровне. Как все организовать дальше, еще не решили и в преддверии такого решения Сиверова пока оставили исполнять свои обязанности.

Как только заселились, Лена напилась в номере и не хотела вылезать из ванны. Она могла захлебнуться в воде, Сиверову пришлось открыть дверь, запертую изнутри на нехитрую задвижку, вытащить безвольную девушку, которая превратилась в большую куклу, неспособную держаться на ногах, обтереть ее насухо гостиничным полотенцем и уложить в кровать.

Лена материлась по-русски и по-английски, кричала, что она устала и не желает больше никого видеть. Несколько раз попыталась пнуть Слепого ногой.

— Пусти, урод! Я скажу, что ты пытался меня изнасиловать, а Мирон подтвердит, — Прекрати ломать комедию, — мрачно ответил Мирон, занятый строительством карточного домика.

Сейчас, по прошествии полных суток, Лена продолжала дрыхнуть, а Мирон был поглощен прежним делом. Выше четвертого этажа сооружение никак не поднималось — беззвучно разваливалось. Словно один и тот же заснятый на камеру эпизод прокручивали бесконечное число раз. Эпизод, символизирующий полный провал сиверовской миссии.

Почему так случилось? Потому что его обманывали свои и чужие? Обманывал Каланцов насчет отъезда с места. Обманывали Машины родители, кощунственно хороня давно умершую бабушку. Правда, сами они не стали унижаться, отправили врать Мирона.

Но была еще одна ложь — главная. Контуры этой лжи начали проступать для Сиверова, пока он смотрел сквозь жалюзи на Триумфальную площадь. Зрение окончательно восстановилось, он четко различал выражение лиц людей и все перипетии движений птиц, клюющих крошки у подножия бронзового памятника.

— Держу пари, нам с Ленусей теперь вряд ли что-то грозит, — прервал наконец Митрохин многочасовое молчание. — Троих ему вполне хватит, чтобы не поперхнуться. Он уже выставил требования?

— Не знаю, — пожал плечами Сиверов.

— Сколько он запросит, по-вашему? Миллиона два-три?

— В каких единицах измерения? — уточнил Глеб, думая о своем.

— Конечно, в евро. Дураком будет, если потребует в долларах… Жалко, я не умею обращаться с оружием. Сам бы взял в заложники компанию вроде нашей. А можно было бы и наших, их-то я знаю как облупленных. Важно понимать, кто из заложников на что способен.

— Не подскажу, не пробовал, — Глеб отошел от окна, запустив вращаться на полированном столе массивную круглую пепельницу.

— Значит, это служебный номер? — сменил пластинку Мирон. — Интересно, во сколько он обходится за год? Место для встреч с любовницами и внештатными сотрудниками — стукачами и осведомителями разного пошиба.

В дверь решительно постучали.

— Не волнуйся, Глеб, это я, — раздался голой подполковника Звонарева.

«Приехал лично изучить обстановку? Да уж, после таких неприятностей трудно усидеть в кабинете», — подумал Слепой.

Звонарев вошел в сопровождении двух младших офицеров. Быстро огляделся по сторонам и неопределенно хмыкнул. Сейчас он был в форме, в отличие от первой встречи на свадьбе. Выглядел еще более моложавым и подтянутым.

— Прочитал твой отчет. Нужно поговорить.

Сам выбирай место, ты здесь хозяин.

Вышли на крохотный балкончик, облитый лучами закатного солнца. Младший офицер услужливо притащил откуда-то два раскладных стула.

Плотно закрыл за собой дверь, и начальник с подчиненным остались вдвоем.

— Важно понимать, что предстоят нелегкие объяснения с МИДом и твой отчет будет фигурировать как один из главных документов. В сопроводиловке ты проходишь под кодом, как секретный агент, но сути дела это не меняет. Копать они будут основательно — и под тебя, и под меня.

— Вряд ли они сочтут отчет объективным.

С самого начала решат, что я защищаю честь мундира.

— Вот-вот. Потому и не надо пытаться быть объективным. Все равно они сделают поправку в минус. Важно, каким будет твой материал; если «плюсовым», получим нейтральный, близкий к объективному итог. Нужно изложить нашу версию событий. Почему не написал, что тебя злонамеренно обманули в связи с похоронами?

— Это меня не оправдывает. Я ведь не работал на гуманитарную миссию ООН. Значит, не имел права отпускать Прилукских до возвращения Каланцова с Денисом.

— В моих глазах в самом деле не оправдывает.

Но на разборе полетов мне надо иметь в руках все аргументы. Короче, надо будет подкорректировать отчет. Не волнуйся, нам известны истинные обстоятельства дела. Себя не выгораживай, но ведомству жизнь облегчи.

— Можно вопрос, товарищ подполковник? Мне ведь не все истинные обстоятельства известны.

Звонарев снова неопределенно хмыкнул, но кивнул:

— Слушаю.

— Это ведь вы помогали Веденееву, это от вас он имел полную информацию?

— Ну-ка, ну-ка? Такую мысль надо развить, так что будь добр.

— Я заподозрил это еще в ресторане, когда вы выразили недовольство моим самоуправством в использовании «маячков». Потом оказалось, что Веденеев четко использовал единственное слабое место в работе этой системы. Каланцов со Смольским не имели достаточно опыта, чтобы так быстро все просечь и передать капитану. Они с начала и до конца добросовестно старались, но не могли прыгнуть выше головы. Вы поддерживали с ними контакт через мою голову и знали каждый очередной шаг. Вы разрешили журналистке снимать в коттедже, чтобы Веденеев мог четко представить себе внутреннюю планировку. Вы специально затянули дело с моим удостоверением. Вы все знали про казино, но сознательно не брали трубку, чтобы разъяснить ОМОНу ситуацию. Скорей всего они так быстро примчались не без вашего содействия.

— Тут ты явно оговорился, в их оперативности моей заслуги нет.

— Не буду спорить. У меня и так достаточно эпизодов. Вы ни разу не упрекнули, что Веденеев ускользнул.

— У тебя были другие обязанности:

— Зачем вы поставили меня старшим? Могли ведь найти более подходящую кандидатуру.

— По многим соображениям. На таком месте умный человек больше устраивал меня, чем профан. С умным человеком можно разрулить любой вопрос, даже если он окажется слишком проницательным. О твоего предшественника молодежь вытирала ноги. Я вовремя заменил его, и сейчас никто не может обвинить меня в плохом подборе кадров.

И второе, если уж взялись говорить начистоту. Я не хотел портить никому из моих офицеров карьеру. Дело было обречено на провал, такое жирное пятно не украшает послужной список. С тобой все по-другому. Ты секретный агент за штатом, с твоим личным делом можно поступить как угодно. Изъять страницы или вовсе их не добавлять.

Сиверов не ожидал такой прямоты. Кому-то она могла показаться циничной, но его, наоборот, подкупила. Услышанное, конечно, не обрадовало, но все-таки ему полегчало. Похоже, Звонарев готов был раскрыть карты задним числом.

— Лучше бы с самого начала…

— Я не был уверен в твоих актерских способностях. Эти милые мальчики и девочки могли заподозрить неладное. Вы ведь были рядом круглые сутки — хватило бы случайной интонации, а она могла проскочить рано или поздно.

— Теперь я больше не нужен?

— Теперь-то ты стал нужен по-настоящему.

Сперва надо расставить все точки над i. Ты ведь прочел, что капитан Веденеев организовал взрыв в Грозном девятого мая. Разозлился настолько, что решил в отместку оприходовать Кадырова и создать нам кучу проблем.

— Вот почему никто не захотел лично озвучить «справку». Я смутно догадывался, что это не его рук дело. Он не мог так далеко зайти.

— Мы все патриоты: во-первых, России, а во-вторых, своего ведомства. С Веденеевым обошлись подло. Ты мог испытать те же чувства, что и я, встать на его сторону, самостоятельно выйти на контакт. Это меня совсем не устраивало. Дезу изобрел не я, — Звонарев недвусмысленно показал пальцем вверх. — Я просто не счел нужным просвещать тебя раньше времени.

Глеб вспомнил, с какой неохотой, необычно скупо говорил с ним о деле генерал Потапчук. Похоже, в ФСБ не было единого мнения по вопросу капитана с его незапланированным побегом из плена. Кто-то придумал пресечь на корню сочувствие личного состава, приписав Веденееву теракт. Кто-то не мог развенчать эту фальшивку, но относился к ней с брезгливостью.

— Подло обошлись? Но почему? Как начальство допустило?

— Мы проиграли дело в президентской администрации. Там состоялось нечто вроде третейского суда: мы защищали свою правду, МИД свою. Легальные возможности были исчерпаны, эмир уперся рогом. Мы предлагали хирургическое вмешательство силами трех-четырех человек, операцию освобождения, рассчитанную по минутам. Мидовцы активно возражали. Напирали на серьезные проколы по Яндарбиеву. Меня там не было, но наши, насколько я знаю, не остались в долгу. Если считать мидовские проколы за последние пятнадцать лет, нужно на руках и ногах пальцы загибать. Все-таки они настаивали, что момент неподходящий. Хорошо, когда он по прогнозам станет подходящим, какие для этого должны сложиться условия? Распад НАТО, принятие эмиром иудаизма? Тут они выложили на стол свой главный аргумент.

— Предварительную договоренность с катарцами?

— Совершенно верно. Это же их стихия — закулисные контакты. И не где-нибудь по месту жительства. Все мидовцы на свете — даже если они из какой-то паршивой страны, где нет ни черта, кроме борделей и зарослей дурной травы, — все мидовцы контачат в Женеве, Брюсселе или Стокгольме. Снимают за государственный счет номера в пятизвездочных отелях, выкидывают деньги в трубу на представительские расходы.

Как же, ведь в их лице государство поддерживает свой престиж. Короче, в этой самой Женеве они договорились с одним из двоюродных братьев эмира, которых не меньше дюжины. Оказалось, для эмира важнее всего наказать конкретных людей. Что касается общественного резонанса, здесь он поможет нам, русским, спасти лицо и объявит о помиловании. Даже готов выдать по этому случаю двух человек, паршивых сутенеров, осужденных за убийство проститутки. Один из них вообще оказался гражданином Украины, но это выяснилось потом.

— Значит, процесс был закрытым, мало кто видел лица?

— Да. Журналисты в зал не допускались. Только свидетели, защитники и обвинитель, и еще вдова Яндарбиева в качестве потерпевшей. Здесь у мужиков тоже негусто было с сослуживцами. Телевидение могло спокойно показать акт передачи «наших разведчиков» где-нибудь на пустынном аэродроме, и только два десятка человек здесь и столько же в Катаре могли понять, что это спектакль. Вот и ты тоже решил, что эмир в последний момент перетрухнул. А на самом деле… На самом деле мы тогда проиграли мидовцам, их вариант был взят за основу. И теперь мы имеем то, что имеем.

Глеб представил двух сотрудников в каменном мешке. Перспектива двадцати пяти лет и надежда, что тебя не бросят. Себя на их место он поставить не мог, потому что ни секунды не тешил бы себя этой надеждой. На то он и внештатный агент, чтобы в случае провала не признавать в нем исполнителя воли государства.

— Как они в тюрьме догадались про сделку?

— Насчет этого он не рассказывал. Мы виделись всего один раз: сидели и курили в полной темноте.

«А мне зачем все знать? — задался вопросом Слепой. — Как еще меня можно использовать?»

Ответ был получен очень скоро. Но вначале подполковник последний раз прошелся по мидовцам:

— Они больше собственные Интересы отстаивают, чем державы. Я не имею в виду, что они продают Родину за деньги. Все не так грубо и пошло.

Просто за рубежом у всех этих людей хорошие связи и свои интересы. Их дети учатся за границей, их жены лечатся там, их мемуары там печатаются. Наша линия в международных отношениях только наполовину российская, а наполовину мидовская. Там, где не надо, наш МИД проявляет показную жесткость. Там где действительно нужна жесткость, они стремятся закруглить дело по-хорошему. Искусно втирают очки администрации президента.

«И ничего хорошего не заслуживают», — мысленно закончил Сиверов.

— Ничего плохого не станется ни с нашими мидовцами, ни с их золотыми детками. Детки займут приготовленные для них места, сами обзаведутся потомством — такими же урожденными мидовцами. Но нервы аристократам попортить стоит. Слегка опустить их на бренную землю. Чтобы не смотрели на страну как на большую фишку в своих переговорах.

— Не станется ничего плохого?

— Веденеев обещал, и я ему верю. У нас не служат люди с преступными наклонностями. Кстати, насчет заложников ты сам скоро сможешь убедиться. Я же тебе не просто так объясняю расклад.

Ты лучше всего подходишь для посредника. Через тебя он должен выставлять требования, через тебя получать ответ.

— Это новое задание?

— Считай как хочешь. Новое или продолжение прежнего.

— В конце мне опять предстоит сесть в лужу?

— Вряд ли. Пока не вижу в этом необходимости.

— По-вашему, мидовцы станут мне доверять как посреднику? Не заподозрят, что я с самого начала был в сговоре с капитаном?

— Они сами явятся с предложением. Увидишь.

За время их разговора городской пейзаж внизу успел измениться, закатное солнце спряталось за дома, зажглись цепочки фонарей. Цветы на клумбе казались теперь пластмассовыми, а статуя Маяковского — хромированной. Точно так же изменилось и освещение самого дела — дела о капитане ФСБ, который чудом спасся от двадцатипятилетнего срока.

— Если бы он просто пришел и откозырял: капитан Веденеев прибыл для продолжения службы?

— Продолжал бы себе служить. Он ведь ни в коем случае не стал неудобной фигурой. Никто другой не засвечивался по телевизору в качестве капитана Веденеева, не давал интервью о своем освобождении… Все хорошо, только он не хочет возвращаться.

Глава 28

Назначение посредником Сиверов получил легко и быстро. Формальное утверждение новой миссии оказалось более продолжительным. Почти одновременно с разговором на балконе гостиницы «Пекин» в приемную МИДа вместе с другой почтой доставили конверт без обратного адреса. Потом раздался звонок, и неизвестный голос предупредил, какой именно конверт надо срочно распечатать.

Внутри оказалось послание от Веденеева:

«С вами и теми, кого вы выберете, я ничего обсуждать не буду. Все переговоры через старшего охраны. Я перед ним в долгу, теперь хочу дать ему возможность проявить себя с лучшей стороны».

На следующий день в гостиничном номере «Пекина» состоялось «расширенное совещание» с участием представителя МИДа и родителей всей «пятерки» — некоторые из них специально прилетели в Москву. От ФСБ присутствовали подполковник Звонарев и один из младших офицеров, сопровождавших его в прошлый приезд в гостиницу.

Глеба пригласили участвовать только через два часа. Он догадывался, о чем шла речь в его отсутствие. Родители, конечно, обрушились с претензиями. Звонарев выставил свои контраргументы по поводу поведения «золотой молодежи». Припомнил наверняка и Миронов скандал в казино, и капризы Дениса по поводу свидания, и ложь Прилукских насчет похорон. Обсуждались, конечно, варианты поиска заложников и охрана отпрысков, оставшихся на свободе.

Обсуждение не было мирным. Когда Сиверов переступил порог, наэлектризованный воздух сильно вибрировал. Мидовцы сидели по одну сторону стола, не желая смешиваться с чужими. Пока Глеб усаживался, они неотрывно смотрели на него.

Смотрели как на главного врага, даже более ненавистного, чем сам Веденеев.

Присутствовала только одна женщина, остальные семьи представляли отцы. Представитель министерства тоже был мужчиной — самым молодым из всех по ту сторону стола.

— Почему он выбрал именно вас? — спросил этот белокожий блондин, скорее скандинавского, чем славянского типа.

Звонарев не дал Глебу открыть рот.

— Зачем нам ходить по кругу? Я уже объяснял: сам того не желая, Веденеев испортил человеку послужной список. Теперь он дает ему шанс уладить дело к общему удовлетворению. Другого ответа вы все равно не услышите.

— Можно нам пообщаться с этим самым человеком без вашего посредничества? — спросил Воротынцев-старший.

— На здоровье. Вы ведь уже общались по телефону, и никто этому не препятствовал.

— Тогда была другая ситуация, — поджав губу, старший Воротынцев перевел бесцветный взгляд на Глеба. — Я не спрашиваю, как сгорел дом.

В конце концов, вы не пожарник и не подряжались беречь мое имущество. Не спрашиваю, почему вы отпустили моего сына к любовнице, которая старше его в два раза, — вас никто не обязывал следить за его нравственностью. Меня удивляет катастрофический общий итог. Товарищ подполковник уже представил свои объяснения, — слово «товарищ» Воротынцев особо подчеркнул, как своего рода характеристику. — Я бы свел их к двум пунктам. Первый: никто не застрахован от ошибок, особенно если имеет дело со специалистом из своих.

Второй: ваши подопечные вели себя далеко не лучшим образом, ежечасно создавая вам проблемы.

У вас есть что добавить? Вы находились на месте, вам создавали проблемы. В самом деле все было так невыносимо?

— Я себя не оправдываю, — кратко ответил Слепой.

— Для начала неплохо.

— Вас выбрали, как опытного агента, — у крайнего из мидовцев явно были нелады со здоровьем, отечные глаза и обвислые щеки делали его похожим на породистого пса. — Настолько засекреченного, что нам отказались сообщить даже вашу настоящую фамилию. Неужели задание было настолько сложным?

Сиверов юлить не собирался.

— Психологически да.

Мидовцы едва заметно подались вперед, ближе к краю стола. Они явно не ожидали такого признания.

— Взять эпизод возле казино. Ни вы, ни Веденеев не стреляли на убой. Почему? Когда вы приступали к своим обязанностям, вы тоже были так миролюбиво настроены? Или настроение поменялось уже потом, по ходу дела?

— Передо мной стояла задача охраны. Меня не посвящали в общий план операции, но я решил, что работой по ликвидации объекта занят кто-то другой.

— Разве охрана не подразумевает устранение угрозы? — раздраженно спросил блондин нордического типа.

Слепой продолжал говорить то, что думает:

— Это разные вещи, и отрабатывать их надо совсем по-разному.

— Допустим, вы правы, — натянуто улыбнулась женщина с заправленными за уши волосами. — А Веденеев? Захват заложников и ликвидация помех — тоже разные вещи?

— Веденеев считает себя патриотом ФСБ, — не вытерпел Звонарев.

— Правильно считает или нет? — резко повернулась к нему женщина, неуловимо похожая на Лену Ричи.

— Конечно, нет. Как можно быть патриотом ФСБ и создавать нам столько головной боли?

— Теперь мы получаем от него кандидатуру посредника, — сказал молчавший до сих пор мужчина, который посасывал пустую трубку из дорогого сорта дерева. — И она, согласитесь, наводит на размышления. Удивительное, безоговорочное доверие. Вы точно нигде раньше не пересекались с капитаном Веденеевым?

— Нет. Я, как правило, работаю один.

— Значит, доверие вы успели заслужить именно теперь? За тот небольшой срок, пока противостояли этому человеку?

— Если бы у нас с ним был сговор, он бы не стал требовать мою кандидатуру.

Вопросы продолжались еще некоторое время, но Сиверов уловил неожиданную перемену настроения. Мидовцы смирились с ситуацией. Похоже, нашли в ней выгодные стороны.

* * *

Сиверова освободили от охранных функций, ему предстояло целиком сосредоточиться на контактах с бывшим капитаном. В преддверии вызова на встречу мидовцы достали ему по своим каналам японское прослушивающее устройство, в пять раз меньше самого миниатюрного из тех, какими пользовались в ФСБ. Ничего не сказали о дополнительных функциях этой штуки, но Глеб не сомневался, что она работает еще и как «маячок», позволяя определить местонахождение в обширном радиусе.

С помощью специального шприца «японца» загнали ему под кожу — он никак не прощупывался, просто на внутренней стороне правой коленки осталось красноватое пятнышко вроде разросшейся родинки.

Сиверов однажды слышал о таких приборах — они считывают внутреннюю емкость тела, состав крови, частоту биения сердца. Попытку извлечь «жучка» можно отследить и точно зафиксировать по времени. Пересадка в другое тело тоже никого не обманет.

Глеб теперь должен был трижды подумать, прежде чем высказать что-то вслух. Известие о безболезненной операции Звонарев прочел с листа бумаги, где Глеб у него на глазах написал несколько фраз. Помрачнел, подтвердил кивком все опасения Сиверова. Показал на телефонную трубку, потом качнул указательным пальцем вправо-влево, наподобие метронома. «В обе стороны», — оценил Сиверов. Это означало, что «жучок» особо чувствителен: при разговоре по телефону он поймает голос не только твой, но и собеседника.

«Отказываться было нельзя», — согласился Звонарев, воспользовавшись свободным местом на листе.

«Я даже поблагодарил».

«Правильно».

Кто прав, кто виноват? Обычно он не задавался такими вопросами: предельно конкретное задание не оставляло места для сомнений. Но сейчас все слишком запуталось. Трудно принять сторону бывшего сослуживца, который докатился до захвата заложников. Еще труднее — сторону МИДа, списавшего капитана в утиль.

"Наверное, лучшим выходом будет исполнить роль посредника. Честно по отношению ко всем.

Еще неизвестно, какую игру поведет сам Веденеев. Но мидовцы точно не желают договариваться с ним по-хорошему, хотят как можно быстрее освободить своих наследников. На словах сказали, что рисковать не намерены, попробуют удовлетворить запросы капитана, некстати воскресшего из бетонной могилы. На деле они скорее всего решили обратиться к услугам другой структуры — официальной или теневой. Эта структура первой получит радиосигнал и не станет церемониться с бывшим сотрудником ФСБ", — написал Сиверов.

"Я предупреждал, что тебя возьмут под особый контроль, — написал подполковник на другой стороне листа, где бумага была разграфлена под бланк.

Потом развел руками. Это означало, что регулярного канала связи с Веденеевым у него нет, нет гарантий, что он успеет предупредить капитана.

* * *

Сиверову было неприятно, что каждый его шаг и каждое слово теперь под контролем. Он много ездил по городу, совершая необходимые покупки, которые давно откладывал. Сидеть на месте нельзя — срочный рывок сразу поднимет на ноги всех, кому поручена охота.

В спортивном магазине Глеб купил новую боксерскую грушу взамен старой с облезлой краской — та уже не раз лопалась по шву от удара, он боялся бить по ней в полную силу. В «Пурпурном легионе» приобрел музыкальный диск с подборкой арий Монсеррат Кабалье. Купил моющее средство для посуды, комплект лезвий для бритья. Испытывая чувство вины перед восстановленной служебной «девяткой», съездил в автосервис и залил за свой счет синтетическое масло — пусть лошадка хоть раз почувствует себя породистым скакуном.

Он знал, что его постоянно «ведут». С меньшей долей уверенности предполагал, что и Веденеев за ним присматривает со стороны, выбирает подходящий момент. Большой магазин — удобное место для контакта. В очередном таком магазине он поднялся на второй этаж, чтобы примерить костюм, который не собирался покупать.

Ходил по секции, брал с вешалки то один, то другой, критически осматривал и вешал обратно.

Наконец вернулся к первому. Ушел с ним в примерочный закуток, задернул занавеску. И с удовлетворением обнаружил в кармане сложенный вдвое листок.

Бережно развернул записку, старясь, чтобы датчик не уловил шелест бумаги. Шелестеть, конечно, могут и купюры — покупатель пересчитывает деньги, намереваясь приобрести вещь. Но лучше исключить этот звук.

Записка отличалась лаконичностью: «Сандуны, 14.М, 6-й номер». Глеб давненько не парился в городской бане общего пользования. Пусть даже номера выложены мрамором, все равно далеко ей до простой деревянной баньки на природе.

Впрочем, выбор вполне объясним. Зачем обыскивать посредника на предмет оружия, искать хитрую пуговицу с «жучком», когда можно разом исключить эти проблемы?

На самом деле «жучок» останется и будет исправно подавать сигнал.

Глава 29

Номер оказался просторным — с бассейном, выложенным мрамором, мраморными скамьями и благородными разводами плесени по углам потолка. Все здесь дышало старомодной тяжеловесной роскошью, которая теперь стала смотреться причудливым излишеством.

Номер сдали Глебу как свободный, и он в самом деле оказался таковым. Ни в предбаннике, ни в зале с бассейном, ни в парилке никого не обнаружилось. Слепой решил не дергаться, подгоняя события. Воспользоваться выбором Веденеева и ненадолго расслабиться.

Вымывшись под душем, он улегся на полке, над которым еще витал запах распаренных березовых листьев. Слепой не захватил с собой веника, некогда было. Но ему и не хотелось хлестать себя в ожидании встречи, которая могла стать ключевой.

Выйдя в зал, он с наслаждением вдохнул разогретыми легкими райскую прохладу. Нырнул в бассейн с головой и снова вынырнул на поверхность.

Небольшая волна, вызванная броском человеческого тела, уже отразилась от мраморного бортика и пошла в обратном направлении. Повинуясь интуиции, Глеб вылез из бассейна и прошлепал мокрыми ногами обратно в парилку. Открыв дверь, он увидел наверху на полке человека, такого же голого, как и он сам. Поднялся по деревянным ступенькам, уселся рядом.

Руки не подал, даже не кивнул, веденеевским сообщником он не собирался становиться. Однако сразу показал вшитую на ноге «пилюлю». Он, Глеб Сиверов, никогда не будет живым передатчиком информации, особенно при таком неясном, двусмысленном раскладе. Он сам решит, кому что знать. Только подполковник Звонарев имеет право знать все без ограничений — откровенность за откровенность.

— Я знал, — спокойно произнес человек, внешне слегка похожий на Глеба. — Знал, что они не поскупятся на техническую сторону. Но при такой температуре и влажности у этой штуки временно едет крыша. Сейчас нас никто не слышит.

— Уверен?

— Гарантия.

— А я уверен, что охотники рядом.

— Наши?

— Сторонние. Когда датчик обрубится, они могут все понять и полезть на рожон.

— Датчик не обрубился, он исправно регистрирует твой участившийся пульс, отсутствие алкоголя в крови. Разве ты не имеешь права молчать в парилке, лежать не шевелясь?

— Не знаю. Еще минут десять максимум.

— Нам хватит. Как у тебя со зрением?

— Порядок. Это было чистой случайностью.

Веронику я не заподозрил в сговоре.

— Вот и отлично. Мои условия: два миллиона евро наличными и коттедж в Прибалтике, на взморье. Не хочется мне оставаться в России.

— Близко решил устроиться, считай под боком. Думаешь, не достанут?

— Это моя забота. Миллион для меня, миллион семье Пашутинского. Только я сам его передам в том виде, в каком посчитаю нужным. Два миллиона евро. Если мидовцы поднимут сумму, будем обсуждать детали.

— Думаешь, поднимут?

— Думаешь, они своими деньгами будут рассчитываться? Спишут по статье «представительские расходы» или «обеспечение безопасности сотрудников в зарубежных командировках».

Веденеев умолк, пригладив ладонью влажные волосы.

— Как там мои подопечные? — спросил Глеб.

— Неплохо. Будет возможность — сам убедишься. Ладно, пойду окунусь.

Слепой знал, что капитан уже не вернется и следовать за ним не стоит.

* * *

«Почему он не мог отправить свои требования по почте, тем же макаром, каким отправил в секретариат МИДа свое первое и пока единственное послание? — думал Сиверов. — Зачем ему понадобился живой посредник?»

Покидая знаменитую сандуновскую баню, Сиверов не мог ответить на этот вопрос. Он не хотел сразу после бани возвращаться домой, чтобы не подсказать мидовцам точные координаты своего первого контакта с Веденеевым.

Но охотники за капитаном, хоть и с некоторым опозданием, все поняли. В баре на Неглинной, куда Глеб заглянул выпить кофе, к нему подсел человек лет тридцати с туго обтянутой смугловатой кожей.

— Чтобы не быть голословным, — он протянул Сиверову трубку мобильного.

Воротынцев-старший сообщал, что незнакомого Глебу мужчину зовут Максим, потерпевшие уполномочили его быть «координатором» со своей стороны.

— Что передал капитан? — без обиняков поинтересовался Максим.

— Прежде чем с вами общаться, я должен получить добро от своего начальства.

С тем же каменным выражением сосед по столику набрал еще один номер и снова протянул трубку Глебу. Тот ожидал услышать голос Звонарева, но ответил сам Федор Филиппович Потапчук.

— Извините, товарищ генерал, я вас не собирался беспокоить. Тут мне просто трубку передали.

— А-а? Этот самый Максим… Работай с ним по полной программе, мы со Звонаревым в курсе.

— Ясно, товарищ генерал.

— Почему общались молча? Это вы предупредили Веденеева? — спросил Максим, заполучив свой мобильник назад.

— На какой вопрос мне отвечать: на первый или на второй?

— Можно по порядку.

Глебу захотелось бережно поставить чашку на блюдце и, не отрываясь от стула, дать этому типу по физиономии.

— Вы и дальше предполагаете «координировать проект» в таком стиле? Сбавьте на пару тонов.

Максим промолчал. Достал из пачки сигарету и закурил, не предлагая Сиверову. Глеб медленно допил свой кофе. Он знал, что характер отношений устанавливается сразу. Такому, как Максим, нельзя уступать позицию сверху, даже если за него попросит сам Господь Бог.

Перевернув чашку на блюдце, Глеб подождал несколько минут, потом снова поставил ее на донышко, бросив взгляд внутрь, на расползшиеся по стенкам остатки кофе.

— Не любите гадать на кофейной гуще?

— Нет.

— Одна моя знакомая любила. Если ей что-то в чашке померещилось, обязательно находила в жизни подтверждение. Это я насчет скоропалительных выводов. Мы с Веденеевым разговаривали на том же уровне громкости, как и с вами сейчас. Проверьте «жучок», как он работает при высокой температуре и большой влажности… Теперь насчет требований. Два миллиона евро и коттедж современной планировки в Прибалтике.

— А дальше что?

— Детали обмена он оговорит потом, когда получит принципиальное согласие.

— Не пытались проследить, куда он делся?

— А вы? Я всего лишь посредник. А вы у нас координатор. Должны везде поспевать, все на лету ухватывать.

— Какое впечатление? — последовал еще один отрывистый вопрос.

— Спокоен, уверен в себе. Не производит впечатления загнанного волка. Особого ожесточения я не заметил. Не думаю, что он плохо обращается с заложниками.

— Так он остановился, решил ограничиться этими тремя?

— Не знаю. Возможно, это зависит от ответа.

— Следующий раз мы должны слышать разговор. Эта техника безотказная.

— Проверьте ее в критическом режиме.

— Ладно, проверим.

«В следующий раз капитану из бани не выбраться, — подумал Сиверов. — Хоть из Сандунов, хоть из любой другой».

* * *

Мидовцы дали принципиальное согласие на условия Веденеева. Но выставили свое требование: Сиверов должен увидеть заложников, переговорить со всеми тремя. Зашитая в ногу «пилюля» оттранслирует этот разговор, по нему можно будет судить о состоянии Вероники, Маши и Дениса.

«И еще пилюля позволит определить их местонахождение на данный момент», — констатировал про себя Сиверов. Он не стал предупреждать насчет осторожности, отговаривать от попыток захвата. Мидовцы по-прежнему не считали Глеба нейтральным посредником, и его слова только подтолкнули бы их к решительным действиям.

Бывший катарский узник не подсказал никакого способа выхода с ним на связь. Но Сиверов не мог пассивно ждать от него следующего приглашения. Засев за карту, Глеб отметил на ней три точки, где капитан с небольшим интервалом совершил три захвата заложников. Пометил время захвата, измерил расстояние и рассчитал необходимую скорость.

Веденеев не мог двигаться слишком быстро, не привлекая к себе внимания. В потоке транспорта он должен был ехать со средними оборотами.

Значит, место первоначального содержания заложников где-то в пределах ограниченного сектора между тремя крайними точками. Мало шансов, что они по-прежнему там. Но раскопать промежуточную «базу» тоже важно. При внимательном осмотре там может обнаружиться важная деталь, кончик нити. Главное, чтобы никто другой за него не уцепился.

Два поселка, четыре заправки и одна станция техобслуживания. Церкви — одна действующая, другая на реставрации. Железнодорожная станция, мост, мелкие заведения вдоль трассы, не отмеченные на карте. Дорожно-строительное управление, нефтебаза. И, конечно, лес, сельхозугодья.

Глеб неспешно курсировал по этой территории, спрашивал встречных и поперечных про желтое такси. Про захват заложников люди ничего не знали — вся история с возвращением Веденеева с самого начала не предавалась огласке.

Место содержания должно было находиться недалеко от дороги, пригодной для проезда. Веденеев не имел времени уводить Дениса и Веронику дальше, чем на двести-триста метров от машины. Вряд ли он стал держать их среди жилых домов или на работающем производстве, где можно было бы в его отсутствие докричаться о помощи.

Связать заложника, заклеить ему рот и оставите до ночи где-то в придорожном овраге, тщательно замаскировав зелеными ветками? Такой вариант нельзя исключить. Но в Подмосковье последнее время развелось много агрессивных бродячих собак. Вряд ли капитан пойдет на риск иметь потом на руках сильно искусанного человека, за которым нужен медицинский уход. В глухом месте стая может и загрызть до смерти того, кто не способен сопротивляться.

Сиверов осмотрел церковь в строительных лесах, наполовину покрытую снаружи белой штукатуркой. Работы, как он узнал, были приостановлены неделю назад, и пустая церковь могла служить неплохим местом для содержания. Оконные проемы пока были заколочены, сквозняк внутри не гулял, и тонкий запах Вероникиных духов не должен был выветриться без остатка. Но ни следов аромата, ни других каких-то следов Глебу обнаружить не удалось.

Потом он заглянул на площадку недалеко от дорожно-строительного управления, где ржавела среди сорняков давно списанная техника — бульдозер и кран. Осмотрел на станции пустые, загнанные в тупик товарные вагоны. Поговорил с двумя водителями рейсовых автобусов, работавших в тот день на трассе, с братьями-азербайджанцами — хозяевами того самого кафе, у которого капитан захватил Машу. Все впустую.

Несколько раз во время прочесывания придорожной полосы ему попались собачьи стаи. Овчарки со свалявшейся шерстью, выброшенные хозяевами на произвол судьбы, злобные крохотные шавки, пятнистые неопределенного цвета «мутанты» от собачьих «смешанных браков». Им есть где кормиться — кроме отходов придорожных забегаловок еще и свалка в пяти километрах отсюда.

Свалка находилась за пределами очерченной Глебом зоны, но достаточно близко к ее северной границе. Слепой заранее почуял приближение к месту — по вони мусора, разлагающегося на солнце.

Птицы тучами. Нет, пожалуй, собакам сюда путь закрыт. Эти огромные, разожравшиеся вороны кому хочешь глаза выклюют.

Бомжи ничего не видели или не хотели признаваться. Зато один из опрошенных водителей странно посмотрел на Сиверова:

— Брательника, что ли, ищешь? Похожий на тебя мужик на днях ко мне вон там подсел. Слишком приличный на вид для здешних мест. Я сперва думал, может начальство какое с инспекцией — местные жители столько уже телег писали насчет свалки. Вижу, нет, не начальник.

Как оказалось, пассажир не отличался разговорчивостью. Кроме места, где он голосовал, водитель не смог рассказать ничего полезного. Поблагодарив его, Слепой отправился побродить по кучам мусора под аккомпанемент непрекращающегося карканья.

«Если капитану понадобились колеса, значит, свою тачку он оставил где-нибудь здесь, — решил Сиверов. — Понял, что желтое такси уже на примете. Наверное, и заложников запер в машине — обоих или кого-то одного».

Слепой двинулся по окраине свалки — по старой, неподвижной границе, а не по новой, которая ежедневно менялась. Мусор отравил землю настолько, что рядом не росла даже трава. Наконец Глеб заметил на голой земле небольшой отрезок свежего следа колеса. Похоже, след того самого такси. А что дальше? Какой конец нити можно отыскать в близлежащей горе мусора?

Пожав плечами, Сиверов подобрал гнутую тонкую трубу из легкого сплава, пошевелил кучу там и сям. Вдруг из трубы наружу выпала скатанная бумага. Развернув ее, он прочел: "Южное Тушино.

Угол Фабрициуса и улицы Свободы. 22.10".

Ничего себе! Выходит, капитан все заранее просчитал. Знал, что Глеба потянет на поиски ниточки.

Знал, что он приблизительно просчитает вероятную зону. Достаточно скоро поиски приведут к свалке, там — к опросу водил или к самостоятельной догадке. Дальше короткий след протектора и удобная труба — пошевелить на всякий случай ближайшую кучу.

«Неужели я настолько предсказуем?» — огорчился Глеб. Пришлось признать, что так и есть, по крайней мере для бывшего капитана ФСБ Веденеева. Если б хоть одно из предположений не оправдалось, разорвалась бы вся цепочка. Впрочем, Веденеев ничем особенно не рисковал. Не отыскал бы Сиверов записки до вечера, капитан придумал бы иной вариант.

Глава 30

Нанятые мидовцами охотники старались незаметно следовать за Глебом по пятам. Им это неплохо удавалось — сигнал от датчика позволял контролировать ситуацию даже в отсутствие прямой видимости. Они правильно оценили смысл действий Сиверова в течение дня, хотя не могли догадаться ни о записке, ни о ее содержании.

Твердо знали одно: предстоит очередной контакт, второй раз Веденеева упустить нельзя. Проезжая по длиннющей улице Свободы вдоль берега Химкинского водохранилища, мимо парка Северное Тушино и речного порта, Глеб прикидывал, в каком виде появится капитан. Как действовать самому, если их вдвоем обложат и потребуют от Веденеева сдаться?

Для начала нельзя вставать на прикол или сбрасывать скорость, чтобы охотники не догадались, где назначена встреча. Веденеев молодец, что не выбрал время ровно в десять часов. Ровно в 22.00 охотники обязательно навострятся, точно так же как и в 20, 21, 23… Большинству людей свойственна неосторожная привычка договариваться на такое вот «круглое» время.

Завернув направо, на Фабрициуса, Слепой продолжал двигаться на прежних пятидесяти километрах в час. Включив на полную мощность периферийное зрение, он так и не заметил ничего особенного по обе стороны улицы.

Может, Веденеев имел в виду, что надо будет выйти из машины? В любом случае уже поздно, перекресток остался далеко позади. Теперь придется делать петлю, возвращаясь на прежнее место и давая охотникам столь желанную для них подсказку.

Веденеев написал 22.10, и для него, как для военного человека, минуты в цене. Свернув на Сходненскую, Глеб проехал на многострадальной «девятке» до Волоколамского шоссе и развернулся в сторону центра.

Пришлось чуть прибавить скорость, чтобы не выбиваться из общего бодрого и плотного потока, не заставлять водителей раздраженно сигналить. Проскочив под железнодорожным мостом, Глеб снова свернул на улицу со странноватым названием. Улица Труда Звучит привычно для русского уха, улица Мира — тоже. Но улица Свободы…

Химкинское водохранилище было еще впереди, по правую руку открывался только узкий канал имени Москвы. Глеб напрягся, продолжая все же доверять веденеевскому опыту. Человек знает про «пилюлю», значит, должен вести себя соответственно.

Вдруг за несколько кварталов до назначенного перекрестка он увидел слева, в глубине перпендикулярной улицы желтый «газон» с гребешком на крыше. Неужели капитан решился прикатить на той самой тачке?

Успев завернуть, Глеб остановил «девятку» у первого по счету жилого дома и резвым шагом приблизился к такси. «Таксист» решил для пущего правдоподобия взять пассажира. Клиент рядом с Веденеевым недовольно курил, сбрасывая пепел через приоткрытое окно.

— Я же вам говорил, пару минут, — бросил ему капитан, когда Сиверов открыл заднюю дверцу.

— Да вы меня почти уже довезли. Могли бы проехать до конца, а потом вернуться.

«Значит, долго ехать не придется. Скоро будем высаживаться», — понял Глеб.

За спиной легко визгнула машина, завернувшая на полной скорости. Пассажир не оценил возможной связи между этим автомобилем и такси. Даже тогда, когда грузовик с длинными, торчащими из кузова досками, выскочил наперерез на «красный», он счел это случайностью;

— Кретин! Совсем уже оборзели! — обернулся он назад после мастерского виража «таксиста».

Проскочив еще квартал, Веденеев резко свернул и притормозил в нескольких шагах от бетонных ступенек, ведущих на платформу станции.

— Денег не возьму, — спокойно улыбнулся он пассажиру. — В возмещение неудобств.

— Да ну… — начал было тот, но его никто не слушал.

Выйдя из такси, капитан начал жестикулировать, пользуясь языком немых. Глеб последовал было за ним, но быстро остановился, уяснив себе смысл. Правда, не без труда — в свое время его обучали этому способу коммуникации, однако слишком долго это знание оставалось невостребованным и слишком спешил Веденеев.

— Потом найдешь меня в первом вагоне… Предупреди, чтобы больше не пытались… Скажи, я взял с собой заложницу…

Жестикулируя, он пятился дальше по платформе, потом развернулся, и Глеб потерял его из виду в куче людей.

— Странный у вас знакомый, — заметил недавний пассажир такси.

Электричка с туповатой мордой быстро выворачивала к платформе по рельсовой дуге.

— Даже дверцу в такси не захлопнул. В наше время, когда вокруг черт знает что творится…

Тут ему ткнули ствол между лопаток. Сам Максим, возможно, находился где-то рядом, среди тех, кто выбежал на платформу, Глеб его не заметил. Насчитал четверых — они понятия не имели, кто сидел в машине третьим. Может, капитанов сообщник. Глеб однозначно-отрицательно мотнул головой.

— Оставьте его.

— Где главный, куда делся?

— Здесь, на перроне. Слишком грубо работаете, он все раскусил.

— В чем дело? — задергался мужик, преодолев первый ступор. — Что за день сегодня сумасшедший?

— Заткнись и молчи, — урезонили его.

Вагоны уже тормозили с металлическим лязганьем.

— Сядет в электричку или нет?

— Обещал. Если вы готовы поверить ему на слово.

Дверцы разъехались в стороны. Человек в штатском, разговаривавший с Глебом, высоко подпрыгнул и сделал знак кому-то на дальнем конце платформы. «Порядочно народу задействовали», — подумал Сиверов, ожидая, пока люди сойдут и сядут те, кто стоят перед ним, ближе к дверям.

— Он сказал, что взял с собой заложницу, — Она была в машине?

— Я ее не видел, — ответил Глеб, хватаясь за поручни и ступая на нижнюю ступеньку. — Может, в багажнике? Но из багажника он никого не вытаскивал.

Народ, как всегда, медленно рассасывался из тамбура. Бойкая старушка поторапливала других в заботе об оставшихся на перроне. Молодые люди не собирались давать себя в обиду: трое из четырех разом вскочили на подножку перед самым закрытием двери, один остался по собственной воле.

— Значит, ты никого с ним не видел? Блефует, гад.

Уверенности в голосе не прозвучало. От них наверняка строго потребовали исключить для заложников всякую тень риска. Предупредили, что Веденеев в силу своей квалификации способен на самые неожиданные ходы.

Платформа плавно уплыла назад, электричка набирала обороты.

— Вообще-то я так не договаривался, — заметил Глеб. — Я взялся быть посредником, а не средством ориентировки при захвате.

:., —; — Тебя не заденут, не бойся.

— И еще он передал: если кто-то из вас войдет в вагон, он за последствия не отвечает.

— Он нас не знает в лицо, — процедил сквозь зубы ближний к Сиверову «охотник».

— Много он успел передать, — заметил другой. — Мы ни черта такого не слышали.

Собеседник протянул Сиверову обычные миниатюрные наушники, какие подростки используют для своих плееров. Глеб отчетливо различил в них окружающие звуки, усиленные раза в два и слегка измененные по тембру, — стук колес, разговоры пассажиров, голос продавца, вошедшего в вагон с набором газет и журналов.

— Мы такого не слышали, — повторил Глебов собеседник.

— Капитан на пальцах объяснялся. Подозревает, что на мне микрофон с передатчиком.

— Если он нас собрался предупреждать, какого черта не озвучить?

— Будет возможность — лично спросишь. Может, он привык разговаривать глядя в глаза и не желает общаться через микрофон?

— Тонкая натура, мать его.

— Пойду искать. А вы поступайте как знаете.

Веденеев обнаружился в третьем вагоне с «головы». Он рассчитал все правильно. Кто-то из «охотников» будет следить по экрану ноутбука, когда встанет метка, то есть Сиверов. Остановка будет означать, что Глеб нашел капитана и вступил с ним в контакт. Движение означает продолжение поиска.

Капитан жестом показал, что останавливаться не надо. Электричка не была забита битком, но в проходе торчало достаточно много народу. Сиверов продолжал медленно протискиваться дальше, как если бы он внимательно оглядывался по сторонам.

Веденеев пристроился перед ним — бывший оперативный сотрудник уже избавился от легкой куртки без рукавов, остался в рубашке. Теперь его спина представляла собой не светлое, а темно-синее пятно. Время от времени он поворачивался вполоборота назад, чтобы обменяться с Глебом фразами на языке немых.

— Там, в принципе, согласны, — сообщил Сиверов. — Но хотят услышать всех троих, убедиться, что они в порядке. По-моему, вполне законное желание.

Как все настоящие или мнимые глухонемые, он отчетливо шевелил губами, произнося беззвучно слова в дополнение к движениям рук.

— Я не против. Если возьмешь камеру, они смогут даже увидеть. Только не хочу давать наводку. Пока «пилюля» на месте, такая услуга не покатит. Если сможешь избавиться от начинки и от «хвоста», появись на объекте 149А. Повторяю: 149А. Все, конец, в Павшине мне выходить.

Глеб притормозил только в последнем по счету, головном вагоне. И тут же рядом оказались знакомые личности в штатском.

— Я его не нашел, — развел руками Сиверов. — Может, он вообще не сел?

— Наши остались в Тушине, следили за Платформой.

— Значит, на Трикотажной слез или в Павшине.

— Мы же высовывались из вагонов, отслеживали всех сходящих! — мрачно процедил другой «охотник».

— Не до конца, значит, высовывались, — пожал плечами Сиверов. — Давайте пройдем еще раз, от головы к хвосту.

Глава 31

— У нас есть все основания думать, что вы помогаете преступнику, — начал разговор Прилукский. — Вполне возможно, вы помогали ему с самого начала, как только были назначены старшим охраны. «Жучок» гарантировал нам успех. А вы сделали все, чтобы этого не случилось.

— — Вы уже наняли других людей, со стороны, — возразил Слепой. — Откажитесь вообще от услуг ФСБ! Что вам мешает?

— Вы не вольный художник, вы получили приказ. Принципиальные вопросы мы решаем с подполковником Звонаревым. Все претензии к нему. Требуйте именные часы и молоко за вредность.

«Далековато он ушел от дипломатичного способа выражаться, — подумал о Прилукском Слепой. — Впрочем, они все сейчас на нервах. Кажется, этого и добивался Веденеев».

— Мы все докажем, товарищ секретный агент.

На скамье подсудимых вы окажетесь рядом с Веденеевым!

— Вы не доведете дело до суда. Вы наняли людей, чтобы шлепнуть капитана при первой возможности…

— Бывшего капитана.

— ..а моя посредническая миссия, выходит, для отвода глаз?

— Свяжитесь с начальством еще раз, уточните свое задание. Вы на стороне закона или намерены дальше проявлять корпоративную солидарность?

В теперешнем виде вы нас точно так же не устраиваете, как и мы вас.

— Хорошо посидели, — поднялся с места Глеб.

В ближайшие два дня его не отягощали работой. На третий вызвали к подполковнику.

— Я им предоставил другого сотрудника. Двух суток хватило, чтобы они уяснили: без тебя дело затянется черт знает на сколько. В результате состоялось соглашение: они готовы забрать «пилюлю» и отменить слежку, если мы гарантируем возвращение заложников в течение трех дней.

— Деньги готовы?

— Да. Вот планы коттеджей на взморье и фотографии. Здесь пять или шесть вариантов, пусть выбирает любой. Насколько спокойно он будет там жить, уже его трудности.

— Думаю, он отдает себе отчет, что в покое его не оставят. Так я могу избавиться от своей «пилюли»?

— Мы подписываемся на три дня?

— Постараюсь.

Сиверов чувствовал себя обязанным довести дело до конца.

— Тогда действуй. Моя поддержка тебе обеспечена. Мы должны заткнуть все поганые рты, которые позволяют себе чернить наше ведомство.

Последняя фраза предназначалась не только для Сиверова, но и для прослушки — подполковник не упускал из виду, что «пилюля» пока еще на месте и действует исправно.

Разговор происходил в гостиничном номере — том самом, где недавно содержались Мирон Митрохин и Лена по прозвищу Ричи. Сейчас родители забрали их под свою ответственность. Наверное, передали под охрану человека с костистым лицом и его людей.

Перед тем как зайти в ванную комнату, Слепой достал из кармана хирургический ланцет, взял из бара початую бутылку водки. Закатал штанину, поставил ногу на край ванны. Ополоснул водкой лезвие над раковиной и сделал уверенный надрез.

Поддев кончиком ланцета «пилюлю», извлек ее наружу, поднял с плиточного пола, промыл и положил на полку. Вещь дорогая, и мидовцы потребуют ее назад.

Продезинфицировал порез водкой, наложил несколько оборотов бинта. Убедился, что кровь не капает, и опустил штанину. Совсем другое чувство — он больше не под колпаком, руки и язык наконец развязаны.

* * *

За время вынужденного простоя он уточнил, что представляет собой объект 149А. Бывшая ракетная часть с шахтами и прочими сооружениями. Десять лет назад расформирована — ракеты порезаны на куски по соглашению с американцами, тягачи и прочая техника выведены.

Землю никак не могут передать местным властям, те требуют предварительного демонтажа железобетонных конструкций — наземных и подземных.

Несколько лет назад военные вроде нашли подрядчика по демонтажу, но тот первым делом превратил территорию части в небольшой карьер по добыче песка. Его прогнали и даже завели уголовное дело, теперь ищут нового подрядчика. Никому ничего особо не надо: местные власти не знают, что делать с этим куском земли, военным тем более не горит заниматься пустым делом.

Покружив немного по Москве, Глеб убедился в отсутствии «хвоста». Но все равно не стал добираться на служебной «девятке», чей номер стал теперь многим известен. Подмосковных гибэдэдэшников вполне могли попросить об одолжении, и его маршрут был бы моментально вычислен.

Большую часть пути он проехал на рейсовом автобусе, последние несколько километров прошел пешком по редколесью. И вот он — объект 149А. Воронкообразная ямища карьера, земля, когда-то укатанная груженными под завязку грузовиками. Дальше бетон в окружении гигантских сорняков.

Отправляясь на объект, Сиверов прихватил дозиметр. Вообще-то он не верил, что капитан в крайнем ожесточении мог держать заложников в зоне с повышенной радиацией. На картах независимых экологов эта зона была окрашена в бледноватый цвет — означавший двойное-тройное превышение уровня.

Но у экологов своя правда, своя политкорректность. Иногда им выгодно преувеличивать угрозу.

Когда Сиверов очутился внутри бетонного забора, дозиметр едва прореагировал.

Веденеев вырос как из-под земли — загорелый, голый по пояс. Вопросительно взглянул на Глеба.

— Все чисто, — подтвердил Сиверов. — Чужеродных тел не осталось, нарыв с общего согласия удален.

— Тогда добро пожаловать.

«А он ведь рискует, веря мне на слово, — подумал Глеб. — На его месте я бы дольше сомневался».

Тут Веденеев показал, что доверие его не безгранично. Обыскав Глеба, он забрал оружие, пообещав вернуть на прощание. Черной косынкой завязал ему глаза и повел путаной дорогой с лишними петлями. Несколько раз они спускались в шахту по вделанным в стенку стальным скобам, несколько раз куда-то карабкались по бетонным ступенькам. Спуски, подъемы, солнце и тень — жара и запах сорной травы сменялись сыростью бетонного склепа.

Повернулся ключ в замке — и то и другое явно смазали, избавив от ржавчины. Щелкнула еще одна дверь, и Сиверов услышал знакомые голоса. Когда капитан снял повязку, Глеб увидел просторное помещение без окон с тремя двухъярусными солдатскими кроватями и не слишком тусклой лампочкой под потолком.

— От аккумулятора, — объяснил Веденеев причину такой экономии.

Кроме как на кроватях с матрацами, сидеть было не на чем. Денис молча смотрел в стенку, скрестив по-турецки ноги. Вероника с Машей ели ложками кашу из общей алюминиевой миски. Все трое были одеты как в момент захвата, но дорогие вещи уже выглядели, будто купленные на вес в «сэкондхэнде». Обе девушки кивнули Глебу — они не казались запуганными или подавленными. Денис продолжал смотреть в одну точку, будто спал с открытыми глазами.

— Решил заняться аутотренингом, — объяснил капитан. — Я тут подсказал ему пару упражнений.

Чего, в самом деле, время зря тратить?

Наверху кто-то зашевелился, скрипнув металлической сеткой. Человек лежал, с головой накрывшись простыней. Присмотревшись, Глеб узнал его ладонь — единственную часть тела, выглядывающую наружу. Узнал, но не поверил глазам.

Мирон?

— Сегодня к нам присоединился, — прокомментировал Веденеев. — Я просто хотел доказать, что дело не в тебе и не в твоих ребятах. У теперешних сторожей мне гораздо легче забрать, что надо.

Вероника присела в углу на корточки, стала мыть пустую миску в тазу, поливая водой из канистры.

— Сейчас будешь снимать или потом? — изучив при встрече спортивную сумку Глеба, капитан обнаружил в ней видеокамеру. — Объектив подходящий и такую освещенность возьмет.

— Это для кого, для телевидения? — спокойно поинтересовалась Маша.

— Для родни и прочих заинтересованных лиц, — ответил Сиверов.

— Тогда можно и бесплатно, — заметила она.

На свободе Маша шутила реже других, а тут вдруг в ней прорезалось чувство юмора.

— Сама понимаешь, чего нельзя говорить, — предупредил Веденеев.

Маша молча кивнула. Нельзя ни одним словом характеризовать свое местонахождение.

— Не хочешь поснимать? — обратился капитан к выпавшему из сосредоточения Денису.

Тот встряхнул золотистыми прядями и с легким удивлением поздоровался со Слепым. Только потом разглядел видеокамеру и осознал вопрос.

— Что снимать?

— Всех по очереди. Есть возможность передать приветы.

Приняв камеру из рук Глеба, Денис включил ее и собрался направить на Прилукскую.

— Стоп. Маша становится вон туда, — показал капитан. — Следующие тоже. Камерой не водить из стороны в сторону.

Солдатские кровати не обязательно должны были находиться на территории части, но капитан все равно не хотел, чтобы они попали в кадр. Маша послушно встала в угол, спиной к стенке, и сразу же, не подыскивая нужные слова, сказала:

— За меня не беспокойтесь, жива-здорова. Конечно, хотелось бы попасть на свободу. Чтоб это была настоящая свобода, без надзора. Мы стали заложниками раньше, чем оказались здесь. Это вы нас сделали заложниками своей подлости. Мы хотим, чтобы все закончилось, чтобы вы хоть частично искупили свою вину.

Сиверов не верил своим ушам. Гордая, самовлюбленная девчонка, откровенно презиравшая людей не своего круга, не своей тусовки, говорила именно то, что было нужно капитану. И главное, не через силу, не ломая себя, не сквозь зубы. Как ему "удалось за такой короткий срок подчинить их своей воле?

— Все, конец, — объявила Маша, выходя из угла.

— Кто у нас следующий? — поинтересовался Веденеев.

Вероника как раз закончила мыть алюминиевую миску и две ложки. Вытерла ладони о свои ярко-красные, уже основательно запачканные брюки от Calvin Klein и заняла место подруги.

— Я тоже в порядке, паниковать не стоит. Просто сядьте и задумайтесь о причинах: почему все так случилось? Лично я уже задумалась. У меня особый случай: я единственная из всех несу не только коллективную ответственность. Я еще лично виновата в том, что случилось с нашими согражданами. Исход суда был во многом предопределен, но я все равно обязана была выполнить свой долг до конца. А я оказалась не готова.

Сиверов непроизвольно поморщился. Не зная точных обстоятельств дела, он был уверен, что Вероникины слова соответствуют истине. Но как-то уж слишком гладко звучало ее признание. Может, все заложники решили подыграть капитану в интересах скорейшего освобождения? Они ведь не боятся унизиться перед людьми второго и третьего сорта.

— Главная вина, конечно, не моя. Тех, кто придумал, обосновал и совершил жуткий фарс, предательство в худшем виде.

«Или ее красноречие всего-навсего профессиональная привычка юриста?» — засомневался Глеб.

Маша растолкала спящего Мирона. Тот, наоборот, не удивился присутствию Сиверова и сразу понял, кого и зачем снимают на камеру. Машинально пригладил волосы, отряхнул пиджак. Чувствовалось, что он совсем свежий человек на объекте 149А и еще не потерял интереса к собственной внешности.

— Уже идти держать спич? Сейчас, секунду.

Он протер глаза, глубоко вздохнул, помассировал пальцами затекшую шею и, наконец, занял место в углу.

— Уверен, что больших новостей я здесь не выдам. Я присоединился к большинству. Лена, привет… Хотя тебе это, может, и не покажут. Короче, надо было иметь совесть и сразу договариваться с товарищем капитаном. А если бы все сложилось по-другому, если бы его поймали или застрелили?

Неужели вы все смогли бы спокойно спать, не чувствуя за собой никакой вины? Бьюсь об заклад, что кто-то из вас сейчас сидит и придумывает очередную дерьмовую хитрость. Папа, если ты сможешь меня увидеть и услышать…

Он подумал еще и махнул рукой.

— Пустой разговор. Не хочу больше. Давай, Денис, отсниму твой спич.

Камера перекочевала из рук в руки. Последняя речь мало отличалась от предыдущих. Денис говорил, что Веденеев не виноват, ни один нормальный человек не мог бы примириться с такой несправедливостью. Единственный из всех он пожаловался на условия содержания:

— Здесь нет нормального света. Здесь далеко не шикарно…

Закусив задрожавшую губу, он вскинул аристократический подбородок и отвернулся в сторону от камеры.

— Кто-то хочет еще что-нибудь передать на волю неофициальным порядком? — осведомился Веденеев.

Денис отсел подальше и молчал, стыдясь собственного малодушия перед камерой. Остальные тоже не кидались с просьбами и пожеланиями. «Неужели они способны так четко один за другим отыграть роль? — задавался вопросом Сиверов. — Хоть кто-нибудь должен был сорваться по-серьезному, чтоб потребовался дубль».

— Тогда пойдем, — кивнул ему капитан.

«Потом хором заявят на допросе, что я имел все возможности для неожиданной атаки, но не воспользовался случаем, — подумал Сиверов. — Ну и черт с ним, пусть так. Мое дело вытащить их на свободу за трое суток. За этот срок каждый должен получить свое».

На этот раз Веденеев не стал завязывать глаза бывшему сослуживцу. Они просто перешли в соседнее помещение, отличное от первого только отсутствием света. Глеб успел заметить толщину бетонной стены: пленники не услышат их разговора.

Глава 32

Капитан зажег огарок, прикурил от него и поставил свечу в дальний конец помещения на цементный пол. Свою сигарету Сиверов прикурил от капитанской. Вспомнил слова Звонарева о таком же разговоре в темной комнате, в облаках табачного дыма. О чем сейчас намерен говорить изгой-одиночка?

— Не знаю, понимаешь ты меня или нет?

— Не до конца.

— Считаешь, я замарал погоны, прихватив молодняк ни за что ни про что?

— Я сотрудник за штатом и мыслю другими категориями. Если спросишь, скажу, что согласен с целью, но не с методами.

— Так я и думал. По-твоему, лучше было подорвать Кадырова, что мне и пытаются до сих пор приписать?

— Конечно, нет.

— Работать более адресно?

— Наверное.

— Надо было захватить этих ублюдков, которые сочинили спектакль с выдачей, и от них же потребовать возмещения? Не стал бы я от них ничего требовать. Просто не смог бы удержаться и перестрелял бы, как собак. А трупы потом нашли бы на той самой свалке, где ты уже побывал.

— Ты с самого начала решил обойтись без крови?

— Если уж мне суждено было выжить, незачем гневить Бога. Это решение я принял первым, и оно далось не легко. Дальше стало легче. Дальше я понял, что сообщники мне не нужны, они только помешают. О чем бы ни шла речь — о взрывах на промышленных объектах, ликвидации людей, захвате заложников, наиболее эффективны действия одиночки. Большинство диверсий проваливается по двум причинам — из-за утечки информации или небрежности исполнителей. Если ты работаешь один, ты сводишь то и другое к минимуму.

— Согласен на все сто, — кивнул Слепой. — Из трех человек обязательно найдется либо предатель, либо раздолбай. Если бы все террористы это понимали, они бы действовали гораздо эффективнее.

— Итак, я отказался от попыток найти сообщников среди разного рода обиженных или кого-то подкупить.

— А как насчет Звонарева? Хотя я, наверное, влезаю не в свое дело…

— Тут дело случая. Я не просил мне помогать, наоборот, уговаривал его держаться подальше.

Мы виделись только однажды, и потом я всегда старался перепроверять его информацию.

— Однако он здорово тебе помог.

— Чепуха, я бы и сам справился. Просто получилось чуть быстрей.

Сиверов так и не понял: было это простой похвальбой или желанием на всякий случай выгородить подполковника. Капитан погасил окурок и скрестил руки на груди. Отсвет огня слабо освещал его чисто выбритое лицо.

— В третьих, я решил, что любое мое действие не должно наносить ущерб интересам страны. Потому я и не требую сейчас публичных признаний насчет фарса с освобождением. Это унизит Россию гораздо больше, чем сценаристов из МИДа. Я решил, что затрону эту касту за самое живое — побеспокою их детей. Засек эту компанию и стал за ними внимательно следить. Через неделю эти пустые создания стали мне настолько противны, что я уже был готов.

— Я тоже был от них, мягко говоря, не в восторге. Но сейчас просто не узнаю. То ли они фальшивят, то ли ты мастер перевоспитания.

— По большому счету мне плевать, что творится у них внутри. Раз уж мы временно оказались вместе, я постарался настроить их против родителей. Похоже, мне кое-что удалось: они достаточно молоды и внутренне готовы к конфликту с предками. Вряд ли это фальшивые речи. А если фальшивые, я не буду рвать на себе волосы. Мне не нужно солидарности от этой компании… Ладно, перейдем к делу. Я видел, ты привез рекламные проспекты прибалтийских коттеджей.

— Тебе так нужно получить от них жилье? Не проще ли было попросить больше денег?

— Пусть их постоянно мучит искушение достать меня. Вот он, я, совсем рядом, через одну границу. Пусть посылают наемников. Я так прищемлю этим ребятам яйца, что они все расскажут в прибалтийской полиции, назовут фамилии заказчиков.

Добьюсь, чтобы эти фамилии попали в списки Интерпола, чтобы они не смели сунуться в Шенгенскую зону, в привычные Женевы и Брюссели… Пожалуй, вот этот домишко. И район меня устраивает: берег красивый, место не людное.

— Какие у тебя предложения по процедуре обмена? Нет гарантий, что их примут один к одному, но я, по крайней мере, передам.

— Привозишь сюда деньги. Привозишь документы на дом и вид на жительство. Я ухожу, компания остается с тобой.

Прощаясь, он вернул Глебу «беретту» с двумя запасными обоймами.

* * *

Во втором расширенном совещании в гостинице «Пекин» приняли участие те же лица, что и в первом. Человек с костистым лицом здесь по-прежнему не фигурировал — «охотники» оставались за кадром, хотя их существование ни для кого не было секретом.

Все уже успели ознакомиться с видеокассетой.

С одной стороны, родители испытали облегчение, убедившись, что их отпрыски не подвергались насилию, с другой — краткие устные послания их просто шокировали.

— Что за бред? Одно и то же, как под копирку.

Он заставил их выучить текст по бумажке наизусть? — спросил Прилукский.

Глеб пожал плечами в знак неведения.

— Как там насчет бытовых условий? — счел нужным вставить свои «пять копеек» представитель министерства.

— Условия, конечно, невеселые, если иметь в виду людей привычных к комфорту.

— В ваших глазах это, конечно, клеймо на всю жизнь, — единственная в комнате женщина показала в злой улыбке свои хорошо отбеленные зубы. — Тот, кто не приучен спать на голой земле, для вас недочеловек.

— Не надо исходить желчью по делу и без дела, — Звонарев активно встал на защиту подчиненного. — Задали вопрос и не даете толком ответить.

— А почему мы должны души не чаять в ваших сотрудниках? — риторически осведомился дипломат с пустой трубкой из черного дерева.

Курить он бросил, по-видимому, по настоянию врачей. Время от времени приоткрывал и подносил к носу пакет из золотистой фольги. Табак высочайшего качества заполнял пространство душистым запахом.

— Давайте просто держаться в рамках и не устраивать сцен, — предложил подполковник.

— Хорошо-хорошо, — примирительно выставил мягкую ладонь представитель МИДа. — С нашей стороны здесь нет приверженцев агрессивного стиля переговоров. Продолжайте, уважаемый, будьте так любезны.

Чрезмерная вежливость звучала так же оскорбительно, как и грубость, но Сиверов, в отличие от подполковника, не считал нужным реагировать. Он кивнул:

— Помещение, насколько я понял, находится под землей. Подвал с одной тусклой лампочкой.

— Господи, — прикрыл глаза Воротынцев-старший.

Человек с пустой трубкой спрятал ее в карман вместе с пакетом табака высшего качества.

— Оттуда есть шанс убежать? — быстро спросил Прилукский.

— Для гражданского человека — нет.

— Это даже к лучшему, не будет искушения.

Подонок на все способен, если вывести его из себя.

Глеб ответил на вопросы о еде, возможности поспать и помыться. Речь о том, как Мирон оказался среди заложников, никто не заводил. Во всяком случае, мидовцы убедились, что отказ от охранных услуг ФСБ не облегчил их положения.

— Назовите хотя бы приблизительно место, — потребовал представитель министерства.

— Не могу, меня долго возили в машине с завязанными глазами.

— В какой машине?

— В кузове грузовика.

— Номер?

— К машине я подходил уже вслепую. В чем вообще дело? Я вам обещал свободу заложников, а капитана потом ловите сами — слава богу, руки будут развязаны. Осталось совсем немного потерпеть. Напоминаю, нужны купчая на дом и вид на жительство в Латвии.

— Вид на жительство уже готов. Какой он выбрал дом, мы узнали только сейчас, но уже позвонили — сделка сегодня должна состояться. Выкупную сумму сможете увидеть завтра утром.

«Значит, все-таки выписали им казенные деньги, провели по нужной статье», — понял Сиверов.

— Зачем мне на них смотреть? Считать вы умеете. Как выглядят евро я, худо-бедно, знаю.

Схема обмена пришлась мидовцам не по душе.

Они заговорили наперебой:

— Мы не можем оказаться в полной зависимости от вас одного. А если он обманет: заберет выкуп и не отдаст заложников? Или отдаст не всех? Да он просто может пристрелить вас, как только убедится, что вы доставили деньги и документы…

— По-вашему, мы отправим такую сумму в никуда? Вы представляете, какие это деньги?

«Или казна одолжила деньги на время? — подумал Глеб. — Как реквизит для очередного представления».

— Мы, конечно, не собираемся обложить его в заранее известном месте. Но в другую крайность тоже ударяться не будем. Очень рады за вас, что вы пользуетесь его доверием. Но там должны присутствовать еще по крайней мере два человека, которым доверяем мы…

— Пусть они ничего до последнего момента не знают, если ему так спокойней.

— Можно? — Сиверов решил прекратить словесный поток, точнее, подправить его русло. — Если эти двое узнают координаты даже в самую последнюю минуту, их тотчас узнает еще куча народу. Веденеев наверняка живым не уйдет.

Единственный вариант — они попадут на место так же, как и я: без оружия, с завязанными глазами.

И без радиомаячков — на этот крючок капитана не взять. Теперь подумайте: без оружия, с завязанными глазами — зачем вам нужны там два лишних мальчика для битья?

— Погодите, не отвечайте за преступника. Откуда вам знать, вдруг он согласится, чтобы они присутствовали? Подберите убедительные аргументы для вашего бывшего сослуживца, вам ведь легче найти с ним общий язык.

— Но сделать из дерьма конфетку я не способен, — попробовал объяснить Слепой. — Я не смогу заставить опытного спеца принять игру в поддавки.

Сиверов устало откинулся на спинку стула. Он устал исполнять свою миссию посредника, доказывать, какой он хороший и пушистый. Устал содействовать в получении выкупа за преступный захват заложников.

Веденеева с Пашутинским послали убивать за тридевять земель. Потом интересы «большой» мидовской политики потребовали не ссориться с Востоком из-за пустяков и списать пару человек в утиль, сохранив перед всем миром лицо.

Одного из двух списать не удалось, он ответил злом на зло.

«Как теперь ни поступи, твоя роль не будет благовидной, — подумал Сиверов. — Справедливость в этой жизни — всего лишь слабый ветерок от лопастей мельницы насилия. Но если мельница остановится, победят худшие из худших».

* * *

К окончательному решению так и не пришли.

Мидовцы взяли тайм-аут на размышление. Сиверов пообещал в самое ближайшее время выйти на контакт с капитаном и склонить его к уступкам.

В отличие от мидовцев Звонарев не донимал Слепого расспросами, не давал ни указаний, ни советов. Даже не требовал постоянного отчета. Неужели это дело настолько второстепенное для ФСБ, что Звонарев занимается им между прочим?

Глебу уже не было нужды дожидаться приглашения от Веденеева. Теперь он мог отправиться к нему по собственной инициативе. Главное — не утратить бдительности, не позволить засечь свой маршрут. Не только ради капитана, но в такой же мере ради заложников. При любой попытке силового решения они могут серьезно пострадать.

Позволив себе трехчасовой сон, Глеб вышел на улицу в половине шестого вечера. Солнце еще стояло достаточно высоко, Москва задыхалась от жары. Нет ничего хуже зноя в огромном среднеевропейском мегаполисе.

Глеб хотел попасть на «объект» до темноты, чтобы капитан сразу узнал его и не дернулся от ненужных сомнений. Служебной машиной он по-прежнему не собирался пользоваться. Ехать предстояло с пересадками, кружным путем.

Вдобавок случилась непредвиденная задержка: он направлялся ко входу в метро, когда рядом притормозил серый «Опель-Астра».

— Садись, подброшу, — высунулся из окна «координатор» Максим.

— Ты же знаешь, нам не по пути.

— Да мне все равно куда, — невесело улыбнулся человек с туго натянутой на лице смугловатой кожей. — Я не жду, что ты назовешь мне конечный адрес.

Еще в «Пекине», улучив момент, Слепой поинтересовался у Звонарева, к кому обратились за помощью мидовцы. Подполковник неопределенно упомянул о странной структуре, вроде бы частной, но пользующейся серьезной поддержкой в высших эшелонах.

«Не ссорься с ними в открытую», — предупредил он как бы между прочим. После генерала Потапчука уже второе лицо в чинах требовало от Глеба того же самого. Что это за структура такая, которую могущественное ФСБ не может задвинуть в сторону?

По всему чувствовалось — Максиму есть что сказать. Глеб нехотя сел в машину и назвал соседнюю станцию метро.

— Есть дело на миллион, точнее, на два, — сообщил человек за рулем.

— У нас с тобой?

— Так точно. Рекомендую никого больше не посвящать. Ты, я и Веденеев.

— Странная компания.

— Чисто сиюминутная. Никто никому в друзья не навязывается. Меня просто попросили сделать капитану выгодное предложение. Но сделать его можно только через тебя.

Максим вел свой «Опель» быстро и уверенно.

Следующая буква "М" уже замаячила впереди.

— Паркуюсь или поедем дальше?

— Можешь показать мне еще пару достопримечательностей. Главное — разговор закруглить.

— Понимаю, тебе нужно успеть вовремя. Заявляться ночью в гости — плохая примета. Ты ведь знаешь прекрасно, где он окопался. Так что будь другом, передай капитану, пусть попросит не два лимона, а четыре.

— Что за чушь?

— Не волнуйся, я в своем уме. Попросив четыре, он наверняка отхватит два. Попросив два, не получит даже паршивого червонца.

— И кто тебя уполномочил?

— Неважно. Они сдержат слово. Если он попросит четыре, дело закруглится по-хорошему. Если сумма не изменится, дело закончится паршиво.

Паршиво для всех, и для тебя в том числе.

— То есть два миллиона чистоганом пойдут кому-то в карман?

— А как иначе? Не порежут ведь их на мелкие .кусочки. Веденеев останется при своих. Кто-то, может, скажет, что он такой-сякой, на ходу меняет требования. Ну и пусть говорят, эти люди в любом случае не пылают к нему любовью. Поэтому он ничего не теряет.

— Сильный ход, ничего не скажешь.

— Какие люди, такой и ход. Кажется, все, Москву я тебе достаточно показал. Будь здоров.

Глава 33

Интуиция подсказывала Глебу, что капитан откажется от предложения. Так оно и случилось.

Сумерки еще только растворили тени, когда Слепой встал на прежнее место на краю воронкообразного котлована, оставшегося от добычи песка. Перед ним маячили заброшенные бетонные сооружения, которые показались бы странными любому человеку, далекому от армии. Ни одно из них не возвышалось над землей больше чем на пять метров, но многие были опрокинуты по вертикали в другую сторону — под землю, вглубь.

На этот раз капитан появился с другой стороны. Буднично обыскал Глеба, исполнил ритуал с завязыванием глаз. После разговора с Максимом время ускорило ход. Сиверов не стал дожи-, даться окончания пути вслепую, чтобы изложить суть непредвиденного поворота дела.

— Не дождутся, — ответил Веденеев. — Я не намерен помогать кому-то наживаться за государственный счет.

— Вряд ли это те самые люди, которым ты предъявлял условия.

— Неважно. Я не собираюсь быть пешкой в чьей-то игре.

— Возможно, это блеф. Только с какой целью?

— На туфту не похоже. Предложение очень трезвое и логичное. Вроде бы в самом деле выгодное абсолютно для всех. Слушай! Посиди пока с молодежью, а я доделаю свои дела. Не ждал сегодня гостей, так что не обессудь.

Он запер Сиверова вместе с заложниками. Воздух в подземном помещении не стал тяжелым от постоянного пребывания четырех человек. У ракетчиков все было предусмотрено, в том числе и вентиляция. В первый раз Глеб не разглядел узкое отверстие под самым потолком, поскольку оттуда не пробивался ни один луч света.

Все заложники выглядели вполне приспособившимися к малоподвижному, почти растительному существованию. Мирон по-прежнему валялся на одной из верхних кроватей: повернулся на другой бок, чтобы увидеть, кто вошел, и снова возвратился в прежнее положение. Денис сидел на матраце скрестив ноги, тихо выстукивая пальцами по дну алюминиевой миски. Вероника с Машей играли в «города».

Никто не кинулся к Сиверову с вопросами о свежих новостях: удалось ли двум сторонам окончательно договориться. Он спросил, как они себя чувствуют, не нужна ли кому-нибудь помощь — лекарства, например.

— Тоже мне добрый доктор Айболит, — пробормотала Маша, перед тем как назвать очередной город.

«Винят меня, что оказались здесь. Ладно, пускай», — подумал он. ,…

— Родители передавали привет. Просили не падать духом, все скоро закончится наилучшим образом.

— За такие новости полагается дать на чай, — заметил Денис, не прерывая своего перестука. — Только нечем, извините.

Тем временем Веденеев, выбравшись на поверхность, вернулся к месту своей встречи со Слепым.

Стал тщательно заметать следы на сухой рыхлой почве обычной щеткой на длинной палке. Он делал это каждый раз, когда выходил с объекта 149А или возвращался туда. Внимательно «сканировал» окрестности, потом начинал идти пятясь и подчищая за собой отпечатки подошв.

Каждый раз во время «уборки» он сосредоточивался на песчаной поверхности с редкими пятнами сорной травы. И невольно вспоминал свое бегство по аравийской пустыне уже после гибели Пашутинского.

Он с самого начала не рассчитывал далеко уехать на пижонском внедорожнике араба с золотистой решеткой радиатора и такой же отделкой приборной панели. Просто хотел совершить короткий рывок в сторону границы. Подозревал, что весь транспорт активно досматривают и на ближайших нескольких километрах такого досмотра не избежать.

Даже если чудом удастся прорваться, они поднимут в воздух вертолеты. Это Катар, и они с Пашутинским сотворили двойное ЧП в этой крохотной баснословно богатой стране. Первый в истории подрыв автотранспорта и первое бегство «пожизненных» зэков. Авиационного топлива у эмира хватает, «винтов» тоже — у них у всех сейчас единственная цель.

Конечно, хотелось бы отмахать побольше по идеально ровной трассе. Но съезжать надо заранее, прежде чем замаячит патруль.

Желательно иметь впереди и сзади поменьше машин, чтобы свидетелей съезда с шоссе было как можно меньше. Богатые владельцы верблюжьих стад позволяют себе иногда сворачивать в пустыню, чтобы полюбоваться на своих питомцев, лично убедиться в их добром здравии, поэтому на маневр внедорожника с золотистой отделкой никто не вытаращит в изумлении глаза. Но если у кого-то включено радио, если он прослушал последние известия…

Олег велел катарцу тормозить и выметаться с водительского места. Спецов по Ближнему и Среднему Востоку натаскивали не только говорить на арабском и фарси, они должны были пройти курс выживания в пустыне. Тренировки включали в себя не только пешие марш-броски без воды, под палящим солнцем, но и другие способы передвижения по морю песка, в том числе и на колесах.

Веденеев в свое время проходил обучение на отличном полигоне — в туркменских Каракумах.

Тогда обшарпанный, замордованный джип вел себя как упрямый осел — то и дело упирался всеми четырьмя широкими колесами, фыркал.

По сравнению с тем джипом на полигоне этот, японский, был просто подарком. После первой сотни метров по песку Веденеев оценил экспортный вариант исполнения, предназначенный для здешнего региона. При определенной сноровке на нем можно было бороздить пустыню со скоростью до сорока километров в час.

Правда, в салоне с ковровыми чехлами началась морская качка — без резких ударов, но с постоянными нырками вниз и взмыванием вертикально вверх, на гребень. Катарца мутило, он просил слабым голосом высадить его. Но остановка означала проблемы с новым стартом.

Можно было и на ходу скинуть хозяина в песок — он бы даже пальца не сломал. Но Олег не хотел отвлекаться. Каждое мгновение ему важно было чувствовать педали, подкручивать руль; риск увязнуть на каждом метре оставался серьезным. Песчинки вздымались роем, как водяные брызги, окатывая корпус и задраенные стекла.

Минут через сорок они миновали несколько черных вышек над старыми скважинами, где люди уже вычерпали нефть до предела. Потом в пустыне снова пропали всякие ориентиры. Машина не была оснащена бортовым компьютером, карта на экране не высвечивалась. Но цифровой компас, встроенный в приборную доску, точно указывал направление.

По подсчетам Веденеева, до границы оставалось меньше десяти километров, когда в небе послышался отчетливый стрекот. Вертушка… Делает облет на авось или пилот получил наводку?

В любом случае машину не оставит без внимания.

Олег заглушил движок.

— Я здесь, под машиной, — по-арабски бросил он хозяину. — Пушка на взводе. Скажешь хоть слово — ты труп. Даже если вдруг выживешь, запишут в сообщники. Пойди докажи, заодно мы с тобой были или нет.

Слегка приоткрыв дверцу, капитан скользнул под колеса и быстрым, как у ящерицы, броском заполз под днище. Здесь было горячо как в аду. Жар разогретого японского «коня» складывался с обжигающим жаром песка. Одна сковородка, прикрытая другой. Густой масляный запах затекал через спекшиеся ноздри, будто само кипящее машинное масло втекало внутрь.

Гул и клекот наверху звучали все громче. После первой же предупредительной очереди араб выбежал наружу и предупредительно замер. Сквозь щель между днищем и песком Олег видел его худые щиколотки и белые спущенные носки — черные туфли полностью утопали в песке.

Потом винт поднял вокруг внедорожника песчаный смерч в миниатюре. Грубые окрики, лязг затворов, жалкий лепет хозяина машины. Олег еще раньше начал зарываться в песок, но не спешил, опасаясь испечься заживо. По крайней мере куриное яйцо запросто сварилось бы в этом песке вкрутую. Нижние слои, конечно, были прохладнее, но, закапываясь слишком глубоко, он рисковал задохнуться.

Мучения оказались не напрасными. Как он и предполагал, внедорожник подцепили к «винту» стальными тросами и подняли в воздух. Никто не приглядывался внимательно к освободившейся четвертушке песка, но, если б и пригляделся, вряд ли заметил бы какие-то признаки присутствия человеческого существа…

Глава 34

Веденеев наотрез отказался просить четыре миллиона евро. Зато неожиданно пошел на уступку по порядку обмена. Согласился на условия мидовцев — присутствие двух вооруженных человек с их стороны.

— Место встречи сообщу за час. Будь доступен по мобильному.

— Это риск для всех. Зачем вводить людей в искушение?

— Не надо мне добрых советов. Ты все равно меня осуждаешь за заложников, правда ведь?

— Я далеко не чистоплюй. Но я бы все-таки пошел другим путем, — сказал Сиверов.

— Ты просто не веришь в коллективную ответственность. А мне кажется, в этом что-то есть.

Веденеев провел по щеке тыльной стороной ладони, проверяя малейшие признаки щетины. Похоже, потребность бриться была для него столь же насущной, как потребность дышать.

— Они ни черта не поняли из всей этой истории. Просто соприкоснулись с силой. Ты не был для них силой. Над тобой было начальство, ты должен был держаться в рамках некоторой вежливости. А я — сам себе Бог и Царь. Могу изнасиловать по очереди девчонок, могу протолкнуть дуло в горло тому же Денису и накормить его свинцом. Но я этого не делаю, я «благородный разбойник». Перед такими молодняк преклоняется, про таких пишут книги и снимают кино.

— Тебе от этого легче? — удивился Сиверов.

— Нет. Но смотри что получается. Ты их защищал. И независимо от результата они не считают тебя за человека. Я посадил их в подземелье, держу как собак в конуре. И они преклоняются передо мной, всему верят на слово. И будут верить еще долго после того, как отсюда выйдут. Потому что я «благородный разбойник», а ты всего лишь «честный сторож».

— Я с самого начала знал, что у меня невыгодная роль. Вообще-то я люблю появляться в эпизодах, на заднем плане. Ни веры, ни собачьей преданности мне не нужно.

— Тебя просто не предавали.

— Предавали, не беспокойся. Я выкручивался, отряхивался и снова отправлялся на задание. Желание, чтобы тебя не предавали, — это оборотная сторона потребности в любви. А у меня эта потребность никогда не была особо острой. Любовь преходяща, а вот музыка — вечна.

* * *

Для церемонии обмена капитан выбрал недостроенный дом возле коттеджа Воротынцевых. Услышав новость по телефону, Глеб без большой охоты повторил ее тем, кто собрался в ожидании вокруг.

— А вы говорили, он никогда не согласится. Он ведь понимает, что два миллиона никто просто так не выпустит из рук. Это цена полной определенности.

«Считайте, счет 1:0 в вашу пользу. Пусть это греет вас до поры до времени», — подумал Глеб.

Максима здесь не было. После своего неожиданного предложения он больше не появлялся на глазах у Сиверова. Находясь в постоянном контакте с мидовцами, он мог легко сделать вывод, что капитан своих требований не изменил.

— Готовьтесь. А мы подготовим вам компаньонов.

При Глебе никто не стал обсуждать планы. Все отошли в сторону, ухватившись за мобильники как за палочки-выручалочки. Глеб спокойно курил в бронежилете, пока ему не продемонстрировали в открытом виде кейс с нужными документами и заказанной суммой, упакованной лимонно-желтыми купюрами по 200 евро.

К ручке кейса был пристегнут браслет наручников. Другой, пока еще свободный, болтался на короткой цепочке.

— С вашего позволения.

Браслет защелкнули на левом запястье Слепого. Ключик отдавать не спешили.

Вот и те самые двое вооруженных людей, которым предстоит присутствовать при обмене. Знакомые по электричке товарищи. У одного усы черные, у другого рыжие, концами загибающиеся вниз, к подбородку.

— Ключ будет у него, — объявил Воротынцев-старший, кивая на рыжеусого. — Когда заложники переступят черту и окажутся возле вас, он разомкнет браслет.

Слепой уже знал от Звонарева, что именно он, Воротынцев, был главным автором идеи фиктивного помилования осужденных катарским эмиром.

Грамотный мужик, спец по комбинациям. Но предстоящий обмен — совсем иное дело. При всех своих дипломатических талантах Воротынцев не видит и не понимает очевидных вещей. Хотя бы двойной игры Максима.

— Сами вы при оружии? Хотя вряд ли в этом есть необходимость. Наверное, двух человек хватит. Посредник по всем правилам должен…

— Я вас не только с пистолетом не устраиваю, так ведь?

— Ладно-ладно, езжайте как хотите. Если вы уверены, что преступник не предъявит претензий насчет третьего вооруженного человека.

— Это моя забота. Из-за меня обмен не остановится, будьте уверены.

Пора было садиться в машину. Желательно было прибыть на место хоть с малым запасом по времени.

Слепой и двое сопровождающих поехали на служебном мидовском автомобиле — черной «Ауди» со спецномерами. Следом держался пустой «мерседесовский» микроавтобус — для перевозки освобожденных заложников.

Оба человека Максима были далеко не «шкафами» — худые, жилистые, сосредоточенные.

За всю дорогу они не проронили ни слова. Слепой пытался разгадать, что за структуру подключил МИД и кому принадлежит инициатива насчет удвоения суммы выкупа.

Он хорошо знал все российские силовые ведомства от ГРУ до президентской службы безопасности — не только почерк работы, но и стиль поведения. Нет, эти люди явно не находились на госслужбе. С криминальным миром щепетильные мидовцы вряд ли стали бы связываться, да и не пахло в салоне братвой.

Больше всего Максим и его люди похожи были на отставных спецназовцев, создавших свою контору под чьим-то высоким покровительством.

Во время двух первых встреч Слепого с Веденеевым они проявили себя не самым лучшим образом, но теперь ситуация совсем другая. Есть время на обдумывание и подготовку, как при решении шахматного этюда. Час — совсем не малый срок.

Черная «Ауди» затормозила у знакомого Сиверову недостроенного дома между штабелем обрезной доски и вагончиком-бытовкой строителей.

Здесь он первый раз пытался установить с капитаном контакт.

Сейчас Веденеев наверняка где-то рядом. Вряд ли он вознамерился ехать сюда по единственной нормальной дороге, рискуя в последние минуты быть перехваченным по пути.

Этих самых минут оставалось еще двенадцать.

Вместе с двумя усачами Сиверов бегло осмотрел все помещения в доме. Ничего не прибавилось и не убавилось, знакомый запах извести и кошачьего дерьма. Похоже, стройка основательно заморожена.

Выйдя из машины, Глеб обратил внимание на крыши близлежащих домов. И сейчас, переходя из помещения в помещение, незаметно от спутников он бросал пристальный взгляд на те крыши, которые открывались из очередного пустого проема. Пока он не заметил ничего подозрительного ни там, на крышах, ни в мансардных или чердачных окнах.

Время тает… Четыре минуты… На этот раз Веденеев назначил встречу ровно на шесть вечера.

Вечер-то вечер, но солнце еще высоко и жарит вовсю. Время от времени усачам звонят по сотовым.

Иногда они односложно отвечают на вопрос, иногда молча слушают и дают отбой.

Наконец останавливаются на месте, в центре самого большого из помещений, продуваемого легким сквозняком. В окна не смотрят — есть кому следить за близлежащими улицами и подходами к дому. Присесть или прислониться не хотят, слишком чисто одеты. Обычный человек в ожидании скрестит руки на груди или сцепит их за спиной. У этих руки свисают вдоль туловища чуть согнутые в локтях — так удобней выхватить оружие.

Часы заранее сверены с точным временем. Капитан опаздывает уже на две минуты, в этом нет сомнений. Один из усачей нервно сплевывает, второй хрустит шейными позвонками. Трудно все время сохранять постоянную готовность. Долгое напряжение может перерасти в ступор, краткое расслабление может случиться в самый неподходящий момент.

Шаги на лестнице. Знакомые шаги — с завязанными глазами звуки особенно хорошо запоминаются. Рыжеусый и черноусый слышат их в первый раз, но, похоже, не испытывают сомнений. Другие вопросы лезут в голову: как попал наверх капитан, с какого времени он там?

— Принесли? — буднично поинтересовался Веденеев.

— А где заложники? — вопросом на вопрос ответил рыжеусый.

— Здесь, в кармане, — похлопал себя по брюкам капитан и улыбнулся одними губами.

С самого начала Сиверов чувствовал, что обмен не пройдет гладко, и с облегчением увидел капитана в одиночестве. Если б рядом стоял хоть один из заложников, трудно было бы поручиться за его здоровье в ближайшие минуты. При схватке больше всего страдают те, в кого никто не целится.

— Тогда показывай, а мы покажем наш товар, — сказал черноусый.

По всем признакам от них не стоило ожидать подвоха. Они были призваны вести честную игру, отвлекая на себя внимание капитана. Сиверов не участвовал пока в диалоге и мог направить свой взгляд чуть в сторону. Он снова бросил его в пустой оконный проем и в этот раз заметил птицу, вспорхнувшую с кирпичной трубы одной из крыш. Вспорхнула она как-то тревожно, будто обнаружила угрозу в непосредственной близости. В следующий миг оконечность ствола снайперской винтовки поймала крохотный солнечный блик.

Капитан пока стоял в «мертвой» для выстрела с этой точки зоне. Сознательно он не двигался вперед или случайно решил остановиться? Блик на оружейной стали сразу же погас, и крыша выглядела необитаемой, но птицы больше туда не садились.

— Ну-у… — протянул рыжеусый. — Ждем-с.

— Кто показывает первый? По справедливости надо бы жребий кинуть!

Обе стороны тянули время. Противников Веденеева Слепой понимал. Они пока не услышали, где находятся заложники, не удостоверились, близко четверка или далеко. Неоштукатуренная ни снаружи, ни изнутри стена прикрывала пока фигуру капитана от снайпера на крыше.

Но зачем тянул время сам капитан? Что в раскладе могло измениться к лучшему? Или он хотел удостовериться в решимости Максима осуществить угрозу? Вдруг это просто наглый блеф, Максим и его люди не посмеют сорвать обмен?

Глеб ожидал хотя бы косого взгляда Веденеева, чтобы движением зрачков указать в направлении окна. Но его позиция оказалась не слишком удачной. Он стоял левее двух усачей. Капитан не мог выпустить из поля зрения ни одного из них. Вдобавок присматривал за временной, наспех сколоченной лестницей — она находилась справа.

Сиверову нужно было сместиться, как-то оправдав свое движение. Если он посредник, пора, хотя бы для виду, брать инициативу в свои руки.

— Есть старый проверенный способ…

Капитан слушал его, не отводя взгляда от лестницы и усачей. Считает, что не нуждается в подсказках?

Если гора не идет к Магомету, Магомет сам идет к горе.

— Обмен по частям… — Сиверов сдвинулся, чтобы оказаться в центре, между двумя усачами — В нашем случае это легко осуществимо, потому как заложников несколько и деньги тоже легко разделить на части.

— Чем это лучше, не понял? — проворчал рыжеусый.

— Насколько я понимаю, мы здесь все настроены на честную сделку. Так ведь? Когда обмен совершается разом.

Наконец Сиверов встретился взглядом с капитаном и указал на оконный проем движением зрачков, невидимым для двух других участников разговора. На лице Веденеева ничего не отразилось. Если б Глеб не успел его немного узнать, он бы усомнился, понят ли намек.

— ..есть искушение урвать свое, не отдав ничего взамен. Когда обмен идет по частям, каждая часть не стоит…

— Не надо усложнять, — попытался прервать черноусый. — Пусть просто покажет заложников, а мы одновременно откроем кейс. Потом…

— Посредник здесь я, — твердо произнес Глеб. — Вы оба просто люди с пушками. Вы не вмешиваетесь, пока все идет по правилам.

Он догадывался, что голос его записывается, как и другие голоса, что их сейчас прослушивают в «прямом эфире». Пусть отслушивают, он все говорит правильно, по делу.

— Когда обмен идет по частям, каждая часть не стоит того, чтобы ради нее нарушать правила.

Вначале это вроде бы рано делать, потом вроде бы уже поздно.

"Может, стоило заранее предупредить родителей заложников об инициативе Максима? — подумал Сиверов. — Нет, они бы просто не поверили.

А представитель министерства — вдруг он как раз из лагеря тех, кто решил нажиться? Вот если дело сейчас сорвется, если снайпер обнаружит себя…"

— Пусть первый шаг будет за мной, — Веденеев продублировал свои слова реальным шагом вперед и оказался на самой границе обстреливаемой зоны. — Вы обозначили кейс, я должен обозначить заложников. Они не так уж далеко…

Он наклонился немного вперед. Сиверов хотел метнуться вперед и сбить его с ног. Но капитан упал сам — долей секунды раньше, чем выстрелила винтовка с глушителем. Выстрела не было слышно, зато пуля с громким треском выбила часть белого силикатного кирпича и, злобно визгнув, срикошетила к потолку.

Пару усатых предупредили, как действовать в случае такого прокола, хотя наверняка отвели на подобный исход один шанс из тысячи. Оба попытались исправить ошибку снайпера. Но капитан оказался проворнее, выстрелив из лежачего положения. На этот раз у него не было повода стрелять по ногам — пара усатых не относилась к его родному ведомству.

Бронежилеты не пригодились: рыжеусому пуля пробила надбровную дугу, его товарищ получил свинец в шею под самым подбородком. Прежде чем покинуть дом, капитан успел знаком предложить Сиверову выстрелить раза три для порядка, и Глеб не замедлил последовать совету, выпустив подряд три пули в нужную сторону.

Сам Веденеев проскочил в соседнее помещение и выпрыгнул через другой оконный проем. Сразу же на улице захлопали новые выстрелы — стреляли уже без глушителей, не таясь. Сиверов усомнился, что капитану при всех его боевых качествах удастся уйти живым. Собрался последовать за ним, чтобы сориентироваться на ходу, не пора ли помочь человеку в открытую. Но тут в спину прозвучал окрик:

— Брось!

С лестницы доносился голос Максима. У него были все основания для такого тона. Он направил ствол Слепому в затылок. Через оконный проем в комнату запрыгнули еще двое из «охотников», мгновенно взяв Глеба на прицел.

Он сразу все понял. Конечно же, кейс с двумя евролимонами гораздо важней для них, чем капитан. Если убить или захватить Веденеева, он уже точно не попросит четыре миллиона. Выходит, снайпер с крыши не стрелял на убой — это было всего лишь последнее предупреждение, своего рода призыв к благоразумию. Двух своих усачей .Максим ни о чем не предупредил. Элементарно подставил — он ведь не мог не предвидеть реакцию капитана на выстрел.

— А вы уж решили, что я собрался под шумок присвоить выкуп? Обижаете, — Сиверов спокойно убрал «беретту» на поясницу и пригладил волосы освободившейся рукой.

— Без обид, — ухмыльнулся Максим. — Всего лишь подстраховка.

Подойдя к валявшемуся в луже крови подчиненному, он даже для виду не выказал беспокойства за его жизнь — не стал прислушиваться к дыханию или щупать пульс. Признаков скорби тоже не обнаружил — деловито достал ключ и разомкнул браслет на сиверовском запястье. Да уж, рыжеусый с черноусым не относились к числу ценнейших кадров.

Глава 35

Предстоял серьезный разбор полетов. Мидовцы подозревали всех. Проклинали капитана — кажется, он даже не подумал привести кого-то на обмен. Обвиняли Максима и его людей, хотя он и божился, что Веденеев первым открыл огонь, собираясь захватить деньги, только после этого выстрелил снайпер. По-прежнему сомневались в Слепом — оба усача мертвы, а на нем ни царапины.

Выяснений с Максимом Сиверов не слышал, они не предназначались для его ушей. Ему в лицо тоже никто ничего не высказал, претензии предъявили Звонареву. Уже сам подполковник на балконе гостиницы «Пекин» вкратце их пересказал.

— Мидовцы кипятком мочатся. Они скоро самих себя начнут подозревать.

— Пускай закажут баллистическую экспертизу кто куда стрелял.

— Уже заказали, знают, что ты вроде бы выпустил по капитану три пули. Но этого слишком мало, чтобы их убедить.

— По-моему, ничего не изменилось. Они и раньше мне не доверяли.

— Никуда не денутся. На другого посредника Веденеев не согласится. Мы с ним разговаривали по нашей служебной линии. Заложников он, конечно, отдаст, но еще немного потреплет аристократам нервишки.

«Промолчал насчет ультиматума от Максима? — прикинул Слепой. — Или Звонарев обходит скользкую тему?»

— Как там ситуация у него в «хозяйстве»? — спросил подполковник. — Ты ведь своими глазами видел.

— Пока терпимая. Но с любым из заложников может случиться срыв. А вы ведь знаете — это как зараза.

— Не только для других заложников, — кивнул подполковник. — И для того, кто их удерживает. Веденеев, конечно, человек волевой, но сама ситуация постоянно его провоцирует.

— Будет лучше, если мидовцы откажутся от услуг Максима. Опасный тип.

— Пусть сами решают. Уже сели пару раз в дерьмо с его помощью. Пусть сядут еще разок. Чтоб не думали, будто все их беды исходят от нас.

— Выходит, его люди имеют законное право и дальше стрелять из снайперских винтовок?

— Мы давно уже даем сведения об этой структуре. Как ты догадываешься, этот Максим — не самая большая шишка. Мы даем сведения начальству, начальство ставит вопрос. Но нам не разрешают ими заняться и вряд ли разрешат.

Есть в стране работа для милиции, есть работа для нас. Есть такие порученцы, как Максим и иже с ним.

* * *

В МИДе все еще решали, как быть дальше, пытались переварить собственные подозрения и сделать надлежащие «оргвыводы». Глеб, наоборот, решил наведаться к капитану с собственным предложением.

Он проверил себя и всю свою одежду специальным прибором, фиксирующим даже самое слабое излучение в радиочастотном спектре. Нет, никаких микродатчиков ему не прицепили за последние дни.

Потом он долго и тщательно плутал по Москве, отрываясь от возможных «хвостов». И вот снова заброшенный объект за городом, бетонный забор.

Концентрическая воронка, откуда предприимчивый мелкий бизнесмен вывозил на продажу песок.

Ни единого следа, ни единого признака живого человеческого присутствия. Хотя нет…

Пройдя еще несколько шагов. Сиверов увидел на стене бывшей казармы свежее граффити — какие-то сатанинские рожи и надписи готическим шрифтом. Внутри обнаружилось множество пустых пивных банок, пара рваных упаковок от соленых орешков, использованный презерватив и черная бандана.

Прошло почти полчаса самостоятельных блужданий и поисков — он должен был найти веденеевскую «базу». Возникло дурное предчувствие, что капитан передислоцировал все свое хозяйство, но тут как раз Веденеев появился из-за угла с недовольным видом.

— Натоптал, черт возьми. Вчера эти наследили, сегодня ты.

— За любителями пива ты, по-моему, не спешишь прибирать.

— Их следы меня устраивают. Объект не должен выглядеть как часть марсианского пейзажа, без всяких признаков жизни. А вот твои отпечатки… Это шаги профессионала, умеющего правильно ходить. Размерчик у меня тот же, поэтому твои шаги могут запросто вызвать интерес.

— Долго здесь развлекались эти ребята?

— Прилично. Орали так, что мертвых могли бы разбудить.

— Ты не боишься, что особо любознательные один раз увидят то, что им не положено видеть?

Что ты тогда будешь делать? Их тоже посадишь под замок?

— К чему ты клонишь? — нахмурился капитан. — Ты понял в прошлый раз мою линию?

— Да, конечно! Ты хотел доказать мидовцам, что Максим ведет свою игру. Только от Максима им все равно не избавиться, он прочно взял обмен в свои руки.

— Чепуха. Они влиятельные люди.

— Два миллиона себе и два миллиона левых — других условий ты уже не получишь. Если будешь по-прежнему упираться, ничего хорошего не жди. Первое предупреждение ты уже получил.

Максимовы ребята не побрезгуют даже заложника пристрелить, чтобы лишний раз на тебя надавить.

— За них агитируешь?

— Нет, я агитирую отпустить заложников без всякого выкупа. Прямо сейчас, на все четыре стороны.

— Интересная идея.

— Тут они уже ничего не смогут поделать.

— Разве что сами их прихватят по пути и будут дальше вести переговоры от моего имени.

— Максим не ждет от тебя такого. Но для страховки я могу сопроводить всех четверых на Смоленскую, прямо в здание министерства.

— Тебя оценят по достоинству. Сразу предложат работенку в посольстве или консульстве. Резидент под дипломатическим прикрытием где-нибудь в благословенном средиземноморском климате. Нет уж извини: я «добрый разбойник», но не раскаявшийся.

— Ты с самого начала допустил ошибку. Мы с тобой люди схожие, и брать заложников — не наш метод. Отпусти всех четверых, и я тебе помогу наказать МИД другим способом.

— Не тебя ведь списали в утиль! Не тебя оставили подыхать медленной смертью. Так что предоставь мне выбирать способы и рецепты. Я заварил кашу, мне ее расхлебывать.

Вдруг выражение его лица резко изменилось — глаза превратились в щелки. Он скорее прислушивался, чем присматривался. Из бывшей казармы в самом деле немногое можно было увидеть.

В следующий момент он выхватил «ТТ» и направил Сиверову в лоб.

— Привел облаву и заговариваешь мне зубы? — процедил он шепотом.

Глеб тоже услышал странные шорохи и чьи-то осторожные замедленные движения. Слишком осторожные, чтобы проникновение на объект могло быть случайным.

— Это без меня постарались.

— Чистое совпадение? Ты предал братство по оружию, — в узких щелках глаз проступила холодная ненависть.

— Рано ставить мне окончательный диагноз.

Скоро все прояснится, жизнь определит правых и виноватых. А пока надо убираться. Вокруг не один человек и не два.

— Ты даже хуже, чем те твари из МИДа.

— Давай подождем с семейным скандалом. Если не веришь мне, могу отдать пистолет.

— Ты его и так отдашь, никуда не денешься.

— Теряем драгоценное время. Возьми себя в руки и задумайся. Я мог предать тебя гораздо раньше.

— Мог. Но вначале поломался для порядка.

Дальше медлить нельзя. Либо капитан нажмет на спусковой крючок, либо захочет напоследок выплюнуть в лицо еще несколько уничижительных фраз.

Последние секунды, последний шанс уйти от облавы.

Он продолжал сидеть на корточках, Веденеев опирался коленом на пыльный пол. Глеб отдавал себе отчет, с кем имеет дело. Тут требовалась молниеносная вспышка, нужна была скорость, сравнимая со скоростью полета пули.

Он резко качнулся вправо, одновременно перехватывая левой капитанское запястье. Веденеев хотел было дернуть на себя указательный палец, но ладонь парализовало от боли. В следующую секунду он лежал на спине, полупридушенный Глебовым локтем. Масса тела Слепого давила сверху вниз, не позволяя шевельнуться.

Глеб не стал задавать риторических вопросов: перекрыть ли капитану кислород, заставить ли выпустить оружие? Было очевидно, что по крайней мере статус-кво он сумеет сохранить достаточно долго. Передав все это одним выразительным взглядом, Глеб разжал тиски и сдвинулся в сторону.

— Вопросы еще есть?

Веденеев молча перехватил рукоять пистолета левой рукой и медленно пошевелил пальцами правой, проверяя ее работоспособность. Он досадовал на себя — уступил по всем статьям.

— Нет? Зато есть у меня. Вместе мы или порознь?

— Отвлеки их, если сможешь. Мне надо вывести заложников.

Шорохи приближались. Почти минуту драгоценного времени они вдвоем уже потратили на разбирательства.

— Ты же сам не исключал, что Максим захочет перехватить заложников, — бросил в оправдание Веденеев.

Черт возьми, в самом деле. Что помешает этой банде под высоким покровительством прибрать заложников к рукам и продолжить торг от имени капитана? Явка Веденеева с повинной. Тогда можно будет сослаться на мифических сообщников.

Нет, сейчас в самом деле не время бросать «золотую молодежь»

— Я отвлеку облаву. Ты решай свои вопросы как знаешь. Главное не пусти молодняк под шальные пули.

— Не волнуйся, не пущу. Только полчасика продержись, не уходи с объекта.

— Подумай над моим советом, — наклонился к его уху Глеб. — Сдай их без всяких условий через Звонарева в целости и сохранности. К МИДу мы найдем другой подход.

* * *

Веденеев исчез, Слепой остался в одиночестве.

Итак, ему предстоит переключить внимание на себя и удерживать свою персону в фокусе как можно дольше. Они не ждут здесь встретить никого другого, способного на вооруженный отпор, только капитана и полностью сосредоточатся на противнике-одиночке.

За несколько визитов он более или менее изучил объект 149А, особенно его надземную часть, хотя так и не успел определить место содержания заложников. Возможно, капитан за долгое время пребывания здесь успел подготовить надежный вариант отступления — что-то вроде короткого подземного хода, ведущего от любой из крайних шахт в лесок по ту сторону бетонного забора.

Не надо вести «охотников» под землю, лучше удерживать их внимание на поверхности. Выскочив из казармы, Сиверов кубарем прокатился десять метров под ближайший кирпичный угол. Его бросок оказался неожиданным — вслед с опозданием пролаяло несколько очередей.

Он успел заметить несколько пригнувшихся фигур в камуфляже. Стрелять пока не стал — успеется. Во-первых, патронов не так много, во-вторых, он не намерен выбивать людей. Еще неизвестно, кто они на самом деле, что означает их камуфляж — форму или деталь боевой экипировки.

Ему пришлось выстрелить, чтобы удержать особо ретивых на дистанции. Феноменальный снайпер, Сиверов в совершенстве владел щадящей техникой, когда противнику просто не дают поднять головы, продвинуться дальше. Автоматическое оружие .подходит для этой цели как нельзя лучше, но высокий класс позволяет какое-то время обходиться пистолетом.

Два бойца залегли под пулями, замерли. Еще один показался левее, в просвете между бывшим складом и зданием подстанции. Сиверов заставил и его упасть вниз, но «охотник» ползком продвинулся дальше.

«Нельзя застывать на месте, иначе окружат в два счета», — подумал Слепой.

Еще одна короткая перебежка. Два выстрела и новый непредсказуемый бросок в сторону.

Все эти маневры могли только ненадолго отсрочить окружение. Пора было выбирать себе «бастион» для обороны. Глеб приметил подходящее одноэтажное здание с выдранными оконными блоками и наполовину порушенными перегородками внутри. Окна смотрят на все четыре стороны, и нападающим трудно будет подобраться незамеченными.

По пути его свалила пуля в спину. Бронежилет спас от ранения, но ребра сотряслись, будто от удара чугунным молотом. Превозмогая боль, он дотянул-таки до стены, перевалился через проем и вставил в «беретту» последнюю обойму.

Бросил взгляд на часы. Вот-вот натикает двадцать минут. Маловато, надо еще протянуть. Потом с последним патроном можно будет свалиться в ракетную шахту.

Люди в камуфляже поперли одновременно с нескольких сторон. Пришлось оказать им ответную «любезность», отбросив двоих встречным ударом свинца в защищенную бронежилетом грудь. Это заставило всю команду действовать помедленнее, поосмотрительнее.

Пошли в ход дымовые шашки, окна на север и запад заволокло густыми, неестественно белыми облаками, похожими по плотности на вату. Зрение Сиверова давно уже восстановилось в прежней мере, и он смог проявить свой талант во всем блеске.

Дымовые шашки заставили Глеба склониться к мысли, что он все-таки имеет дело с ведомственным спецназом. Похоже, он правильно сделал, когда решил бережно отстреливаться. Прошло двадцать шесть минут, ровно столько времени он играл роль капитана, отвлекая внимание на себя.

Наконец с двумя патронами в обойме он уже собрался стартовать к шахте, как вдруг у самого оконного проема разорвалась граната, и взрывная волна отшвырнула Глеба назад, ударив спиной и затылком о перегородку…

Глава 36

Очнулся он среди ночи в больничной палате.

На черепной коробке будто держался весь аккуратно побеленный потолок. Сиверову показалось, что хребет его согнут в дугу неимоверной тяжестью. Он попытался пошевелить руками и ногами.

Это удалось, но вызвало прилив одуряющей боли.

«Спасибо, хоть конечности работают», — подумал он перед тем, как провалиться в забытье.

С утра ему ставили капельницу, возили на тележке делать снимок. Вкололи обезболивающее.

Оно подействовало: Сиверов даже вспотел от облегчения. Снова надолго заснул, но мозг теперь не крутился на холостых оборотах.

Он снова очнулся ночью — уже второй ночью в одноместной больничной палате. Где мобильник?

Без него чувствуешь себя отключенным от внешнего мира.

Приподняв руку, он увидел рукав больничной пижамы — «веселенький» в цветочек ситец. Вещи, наверное, висят во встроенном шкафу. Он сделал усилие, отрывая спину от кровати. Сел, переводя дух, попробовал встать на ноги. Голова моментально налилась чем-то тяжелым вроде ртути, центр тяжести нарушился, Глеб упал боком на матрац.

После нескольких безуспешных попыток он все-таки добрался до встроенного шкафа. Оружия, конечно, не было, но отключенный сотовый отыскался в кармане брюк. Специально оставили — проследить, куда и кому он позвонит?

Забрав мобильник, Глеб спрятал его в тумбочку и снова лег, оценивая свое состояние. Сотрясение мозга, травма позвоночника. Но, кажется, обошлось. Только вот когда он вернется в рабочее состояние? Прогресс, в общем-то, заметный. Если врачи не попытаются мешать организму, через сутки можно высунуть нос на улицу.

Он прислушался к женским шагам в коридоре.

Наверное, дежурная медсестра. Через какое-то время она прошла опять, на этот раз гораздо быстрее и целеустремленнее — возможно, кому-то из больных понадобилась помощь.

«Как там капитан? — думал Глеб. — Куда он увел заложников? Не так-то просто тащить их за собой в пожарном режиме, даже если они ничего не имеют против».

Сиверов думал медленно, заново привыкая к этому процессу, как человек, который учится ходить после травмы ног. Его прервал звук мужских шагов. Почему-то Глеб сразу понял, что это к нему. Захотели прикончить в постели?

Не зажигая света, в палату вошел подполковник в белом халате. Увидел Глеба, лежащего с открытыми глазами.

— Не спишь? Вот и отлично. Боялся тебя напугать.

— Здравствуйте, товарищ подполковник.

— Здравствуй.

Присев на стул, он огляделся по сторонам, оценивая палату.

— Как тебе здесь? Персонал, уход?

— Нормально.

— Так иногда случается. Свои по ошибке стреляют по своим.

— Знать бы наверняка, мы бы сдались. Я засомневался — вдруг это Максимовы «охотники».

— Тебя, как ты догадываешься, приняли за капитана.

— Догадываюсь.

— Хочешь спросить, как они там оказались?

Сейчас у нас на Лубянке сложная ситуация. На руководство давят в связи с этим делом. Отсутствие результата недешево нам обходится. Вот они и задействовали людей без моего ведома. Причем далеко не вчера и не позавчера. Опрашивали народ по всему Подмосковью, анализировали информацию и в конце концов вышли на объект 149А. Представляешь мое состояние, когда я обо всем узнаю? После такого впору рапорт об отставке писать.

Он хрустнул пальцами и покрутил на безымянном тонкое обручальное кольцо.

— На самом деле здесь ничего личного, никакого недоверия ко мне. Это мода у нас такая: назначать ответственного, а потом действовать через его голову.

— Что теперь?

— Тебя я кое-как отстоял. Слава богу, тебе хватило ума никого не ранить. Вот с Веденеевым проблем прибавилось. Если сообразит, что на объект нагрянули свои, его доверие к ФСБ резко пойдет на убыль. В том числе и ко мне. А ему сейчас как никогда нужна помощь. Во время всей этой кутерьмы Мирону Митрохину удалось сбежать. Он уже повидался с родителями, я даже не знаю, куда они его пристроили до завершения всей истории. Но меня не Мирон волнует, а остальные.

Веденеев мог взбелениться. Пусть он бывший наш сотрудник со стажем. Неважно — имея дело с заложниками, в любом случае влезаешь в волчью шкуру, и она местами начинает прирастать к коже.

— Неужели отыграется на остальных? — с трудом проговорил Слепой.

Он вспомнил капитана, прижатого к полу. Уже тогда веденеевское самолюбие было основательно уязвлено. Дальше — больше…

— Начнет прессовать, радикально пересмотрит режим содержания. Нужно срочно выйти на контакт. Раньше мы с ним регулярно сверяли часы, а теперь он молчит.

— Я уговаривал его отдать заложников без всякого выкупа. Наполовину, кажется, убедил.

— Но теперь, после бегства Мирона, все насмарку.

Глеб не стал спорить.

— Его сейчас активно ищут все, — встав со стула, Звонарев стал мерить палату шагами. — Максим и его братия, там людей хватает. Ищут наши: по приказу тех высоких начальников, что не хотят для себя неприятностей в еще более высоких кабинетах. Я уже фактически побоку, хотя никто меня не отстранял.

— Надо внушить Веденееву, что дело зашло слишком далеко. Удобный момент упущен, сейчас ему ничего не отхватить. Даже если он отпустит заложников, он может считать себя удовлетворенным: нервы мидовцам потрепал по полной программе. Надо сказать ему об этом, остудить. Кроме нас с тобой, некому. У тебя чутье, ты его найдешь.

Вместе подберем нужные слова.

— А потом? Какую вы ему нарисуете перспективу?

— Это отдельный, самый весомый аргумент.

Если он тихо сидит год, наглядно доказывает, что со всеми загибами покончено, его можно будет пристроить под дипломатическую крышу — в посольстве где-нибудь на Кубе или в Северной Корее.

— С трудом верится.

— Я с самого начала вентилировал вопрос с МИДом.

— Это было вначале. А теперь вы сами-то верите?

Может, не слова Звонарева давят, а его навязчивый хруст пальцами и покручивание кольца.

Нервничает подполковник и даже не пытается скрывать.

— Отправить его подальше, к черту на кулички. Для него это будет лучшим выходом. Только надо спешить.

У Слепого не только голова раскалывалась, позвоночник тоже простреливала боль, будто и спинной мозг принимал участие в мучительной попытке осмысления чего-то очень важного, сквозящего между слов.

* * *

Глеб не ошибся: капитан в самом деле обитал на объекте 149А почти два с половиной месяца. Параллельно с выслеживанием «великолепной пятерки» он работал не покладая рук на собственной «базе». Главной его заботой было сооружение лаза для быстрой и незаметной эвакуации. Пробив ломом дыру в боковой стенке одной из вертикальных ракетных шахт, он стал копать горизонтальный ход.

Своды укреплял обломками железобетона, подпертыми снизу чем попало.

Именно по этому лазу он потом вытащил с объекта заложников. Передвигаться можно было только в согнутом виде, упираясь руками и ногами. Сам Веденеев двигался в середине с фонариком, пристегнутым к плечу. Таким образом он контролировал всех: Мирона с Вероникой, ползущих первыми, и Дениса Воротынцева с Машей в арьергарде.

Для пущей надежности уже под землей все были наскоро связаны одной веревкой.

Лаз выходил на поверхность метрах в тридцати от забора, на склонах оврага, густо заросшего зеленью. Понижение рельефа прикрывало выход на поверхность от случайных взглядов со стороны 149А.

Бойцы в камуфляжной форме и бронежилетах не могли его видеть ни с какой точки объекта.

Он допускал, что убежище может быть раскрыто, но не верил, что объект 149А решатся штурмовать при наличии там заложников. Обложить — возможно, но только не штурмовать. Он ведь никому не давал обязательств быть с ними предупредительным и вежливым.

Его враги должны понимать, что он сжег за собой все мосты. Почему бы ему не поставить всех вплотную друг за другом, не направить дуло в грудь первому или в спину последнему. Конечно, он не выстрелит, но достоверно это известно только ему самому.

Почему он не остался? Наверное, потому что осознал: он не сможет угрожать заложникам смертью.

Не сможет нацелить на кого-то заряженный пистолет, чтобы он или она дрожали, мысленно прощаясь с жизнью. При захвате смог, но то были короткие импульсы.

Прожив с заложниками больше недели, он узнал их получше.

Слепой прав, он переоценил свою ненависть.

Она толкала его вперед от самого шоссе через пустыню. Достаточно сильно, чтобы уйти от погони, чтобы пробраться нелегалом на огромный сухогруз под либерийским флагом, готовый отчалить из порта Абу-Даби. Чтобы вернуться без документов обратно в Россию, захватить этих вот отпрысков благородных семейств. Осталось остановить облаву, хладнокровно угрожая им смертью. Если сказал "А", скажи "Б". Нет, не получится…

Испачканные в земле ребята вылезли на поверхность, и капитан показал рукой, куда пробираться дальше под прикрытием зарослей. Он не учел одного: митрохинской натуры игрока. Большинство картежников в тот или иной момент жизни интересуются, хотя бы ненадолго, карточными фокусами. Однажды и Митрохин изучал их по брошюрке в мягком переплете. Там же рассказывалось о морских узлах.

Двигаясь по узкому лазу первым, Мирон не оставлял попыток распутать наспех завязанный узел, К моменту выхода на поверхность он преуспел в этом деле и при первой же возможности отцепился от связки. Рванулся, ломая кусты, в сторону как от Веденеева, так и от бывшего военного объекта, откуда доносилась стрельба.

Капитан вскинул пистолет, но ощутил свою беспомощность. Пугать уже поздно. Стрелять?

Даже предупредительным выстрелом он рисковал выдать местонахождение — свое и заложников.

Догнать? Можно было бы в два счета, но как бросить остальных? До забора всего тридцать метров, успеют добежать обратно.

Подавив в себе ярость, капитан погнал троих оставшихся вперед. Если только этот паскудник сообщит сейчас про своих друзей, он, Веденеев, в самом деле решится на крайнюю меру.

Нет, Мирон не вернется сейчас к объекту из опасения получить пулю. Этому молодняку незнакомы настоящая дружба и взаимовыручка, они каждый за себя, даже если годами тусуются вместе.

Капитан не сомневался, что Митрохин побежит в сторону дороги. Попробует поймать машину или найти тех, кто временно ограничил движение в преддверии возможного бегства «преступника». Только оттуда, с дороги, придет по рации сигнал командиру отряда на объекте…

* * *

Маше и Веронике повезло с обувью. Они не носили летом босоножек на высоких каблуках, считали такую «красоту» убожеством. Только легкая спортивная обувь на шнурках, дорогая и неброская. Именно поэтому они могли позволить себе бежать не разуваясь, в противном случае капитан погнал бы их по лесу босиком.

Бежать в связке было неудобно. Веденеев избавил их от веревки и двигался последним, подгоняя в спину негромкими, но злыми окриками. Для Дениса и его подруг темп был слишком высок — они тяжело дышали и время от времени спотыкались о длинные корни, проступающие из-под земли. Веденеев бежал трусцой, вполсилы, он мог себе позволить периодически оглядываться во все стороны.

Мог ругаться на ходу:

— Хорош гусь, да? Называется друг. Он ведь мог сразу сообщить, где вы, и не пришлось бы вам сейчас волочиться, как загнанным клячам. Нет, ваш Мирон рванул от греха подальше. Лишь бы ненароком не продырявили его шкуру. Все вы такие, наплюете друг на друга ради копеечной выгоды.

Трое заложников были в общем-то согласны с оценкой действий Мирона. Но усталость и страх подвернуть ногу были гораздо актуальнее. Маша и Денис несколько раз притворно падали в надежде передохнуть. Но капитан быстро раскусил эту уловку и пригрозил самыми нехорошими последствиями.

Несколько раз ему самому пришлось резко тормозить бег. В Подмосковье почти нигде нет сплошного безлюдья, даже в лесах. Дважды он услышал перекличку грибников. Потом разглядел велосипедиста, медленно и безмятежно катящего по тропинке.

Ожидая команду бежать дальше, Денис сплевывал, держась за колющий бок. Густая слюна плохо отделялась от губ, стекала по подбородку.

— Я вообще хотел вас отпустить без всякого выкупа, — в очередной раз повторил капитан. — Теперь все. Пеняйте на своего друга и на самих себя. Надо было вам его удержать любыми средствами.

Ребят поначалу покорила властность и немногословность Веденеева.

В его пристальном взгляде, твердых скулах и тщательно зачесанных назад прямых волосах отпечатались детали биографии, частично им известные. Катарское дело позволяло предположить другие, так же хладнокровно осуществленные операции.

Они не фальшивили, когда говорили перед видеокамерой в пользу капитана. Но защищали его не как обиженного, а как грозную силу, недооцененную по достоинству.

Теперь они разочаровались. Они не считали его способным на отступление, бегство. Думали, что он поставит их на колени, чтоб легче было, не целясь, дырявить головы.

Никто из троих не допускал мысли, что кое-кому на этом свете наплевать на их драгоценные жизни гораздо больше, чем капитану. Кое для кого они просто средство положить в карман пару миллионов из казны.

Они не знали множества важных вещей и мелких деталей, и Веденеев стремительно терял в их глазах свой ореол. В том числе из-за явного раздражения, из-за постоянной ругани.

— Вперед, не останавливаться!

Капитан погнал их по руслу мелководной речки, чтобы запутать овчарок, если их используют в деле. Он не ошибся: родная контора в самом деле изменила своим правилам и прибегла по примеру милиции к услугам собак. После контузии Глеба спецназ ФСБ почти час обыскивал территорию объекта.

Только услышав по рации от дорожного патруля пересказ митрохинских новостей, кинулись искать лаз за бетонным забором.

Пока ответственные лица решали, в какую сторону бросить главные силы преследования, были упущены еще драгоценные полчаса. Собак доставили на место примерно в тот момент, когда Веденеев загнал заложников в воду. Принюхавшись к матрацам, пять овчарок уверенно взяли след, но в конце концов им было суждено потерять его…

Выбравшись из воды, две заложницы сцепились друг с другом. Чтобы двигаться быстрей, им пришлось плыть даже там, где ноги легко касались дна, руки путались в подводной траве, и теперь они предъявляли друг другу претензии:

— Господи, Маша! Неужели нельзя плыть прямо? Ты все время забирала вправо, вылезала у меня перед носом и сбивала дыхание!

— Помолчала бы! Размахалась руками, как мельница. Стукнула меня по ноге, смотри, какой синяк!

— Вижу у вас еще достаточно сил. Вперед, перекура не будет, — махнул рукой Веденеев.

Но подруг уже трудно было разнять. С непривычки к марш-броскам у обеих болело все тело, стильное шмотье уже успело порваться о сучья, теперь оно намокло и окончательно приобрело вид лохмотьев. Без всякого стеснения они поливали друг друга матом и готовы были вцепиться в волосы.

Отломав сухую ветку, капитан замахнулся на них. Он чувствовал, что надо бы ударить разок для острастки. Но потом трудно будет остановиться.

Темп будет падать, чем дальше, тем больше. Лиха беда начало — позволь себе шлепнуть двух дур веткой, и скоро зачешутся руки хлестнуть их веревкой в полную силу, заехать в лопатку рукоятью «ТТ». Нет, черт возьми, они все-таки женщины.

— Крыса! Адвокатша сраная! — кричала Маша. — Если б ты со своим толстяком не обделалась в Катаре, все было бы нормально!

— А ты вообще никто без твоего папаши. Пара длинных ног и больше ни черта за душой!

— Пара ног и утроба, полная зависти, — не удержался Денис.

— А ты заткнись, мальчик для престарелых теток! — отбрила Прилукская.

Шагнув вперед, Денис с размаху влепил ей пощечину. Не оставшись в долгу, она ударила его коленом между ног. Тут уж капитан не мог оставаться в стороне. Быстро раскидав всех в стороны, он в полную силу хлестнул концом веревки по мелководью. Сноп брызг взметнулся выше человеческого роста. Маша хотела огрызнуться и на него, но в последний момент проглотила собственную реплику. Все сдвинулись с места, будто короткая свара подзарядила их новой энергией.

— Ругань между заложниками смогла бы послужить капитану оправданием для большей суровости. Но на него вдруг навалилась тоска. Сиверов прав — он вконец запутался, загнал себя в угол. В жизни не бывает добрых разбойников, нельзя требовать выкуп за заложников и продолжать при этом руководствоваться неким кодексом чести.

Глава 37

Утром Глеб понял, что его мучило во время визита Звонарева. Никто подполковника не отстранял, именно он затеял облаву на Веденеева, определив его местонахождение во время сеансов связи.

Именно он и есть тот высокий начальник, который не хочет неприятностей в еще более высоких кабинетах. Поэтому он так торопится.

Он долго проявлял солидарность с бывшим катарским узником. Он по сей день ненавидит аристократов-мидовцев. Но собственная карьера в конце концов оказалась важнее и солидарности, и ненависти. Именно в этом капитан подозревал самого Слепого.

Что ж, пусть товарищ подполковник считает, что убедил Слепого. Стянув больничную пижаму, Глеб заставил себя надеть собственные джинсы и рубашку с нагрудными карманами. Один из них топорщился от двух обойм. Звонарев оставил — предчувствовал, что Глеб к утру покинет больницу. Значит, и «беретта» где-то здесь. Точно, на подоконнике. Подполковник был уверен, что пациент поднимется на ноги раньше, чем в палату войдет медсестра.

Сиверову не составило труда покинуть больницу, избежав возгласов дежурной медсестры и прочего ночного персонала, готового к сдаче смены. От ночного гостя он знал: с позавчерашнего дня в окрестностях объекта 149А все тщательно прочесывают и проверяют. Досматривают автотранспорт, подвижной состав, следующий по ближайшей железнодорожной ветке, — и пассажирские вагоны, и товарные, даже пустые цистерны.

Досмотр ведут не менты, а ФСБ. В одиночку Веденеев, конечно, проскочил бы, но с заложниками — никогда. Правда, он мог бросить двоих, забрать из опасной зоны кого-то одного. Но это означало расписаться в собственном бессилии.

Для проб и ошибок больше нет времени. Подполковник, конечно, двуличная лиса, но в одном он прав: Веденеев может ожесточиться, тогда никому не поздоровится. Нужно первым найти его и завершить разговор, прерванный неуместным вторжением.

Особенно дотошно должны сейчас прочесывать лесной массив и все нежилые строения. Пятно леса не так уж велико и со всех сторон ограничено открытой местностью — шоссе, лугами, полями разных хозяйств и агрофирм. Поблизости от лесной опушки окрестности двух сел, общего для них кладбища и поселка городского типа.

Сиверов, не таясь, погнал на казенной «девятке», которая все еще оставалась в его распоряжении.

Заметать следы пока не имело смысла, и так легко догадаться, в какую сторону он поедет из города.

Он вел машину будто в полусне, не в силах в нужной мере сосредоточиться ни на мыслях, ни на движении. Уже несколько раз ему возмущенно сигналили, но на палку сотрудников ГИБДД он пока не нарывался.

Добравшись до Федюкова, первого по счету села на границе лесного массива, он, пошатываясь, двинулся по улице. Мужчины посматривали сочувственно, женщины с нескрываемым раздражением — пьяный ни свет ни заря. Только две пары глаз посмотрели с нескрываемой завистью. Два тощих кадра в спортивных штанах и линялых майках были трезвы как стеклышко, но чувствовали себя отвратительно.

— Ищешь кого? — спросил один из них в надежде скинуться и сообразить вместе.

— Или его ищут, — заявил другой, не дожидаясь ответа. — Помнишь, какой вчера шорох наводили? Тебе ведь тоже фотку показывали.

— Я так ни хрена и не понял, кто откуда сбежал: солдат из части или маньяк из дурдома.

— Сейчас тебя этот маньяк из дурдома научит родину любить. На одну ладонь посадит, другой прихлопнет.

— А ты? — огрызнулся более молодой. — Покруче меня будешь?

— По крайней мере, лишнего не ляпаю.

Наверняка кто-то еще обратил внимание на его сходство с преступником на фотографии. Может, уже и позвонил по оставленному на такой случай номеру телефона. В любом случае все причастные к делу охоты опознают его не приближаясь.

— А он не пьяный, по глазам видно, — догадался «крупный специалист».

— Это для маскировки, — тихо прошептал Глеб. — Чтоб не догадались.

— Мы-то ведь догадались, — тоже перешел на шепот второй «крупный специалист».

— Просто я не выдержал дистанцию. Так где здесь лучше перекантоваться, а?

— Сегодня уже проще. А вчера такой шорох наводили. Лапшу вешали, что у тебя еще заложники.

— Надо ж было народ напрячь!

— Хошь, ко мне домой завалим? Если бабло с собой есть, так затаривайся вон в магазине и хоть месяц не выходи, — предложил первый.

— У меня тоже можно, — перебил второй. — В магазине лучше не появляйся. Там такие сучки: что продавщицы, что кассирша. Даешь мне сколько надо, я иду беру, что доктор прописал. Возвращаюсь с чеком и сдачей.

Первый досадливо поморщился — как это ему не пришел в голову такой сервис.

— На хату не полезу, не хочу вас подводить, — думая о своем, ответил Слепой. — Впаяют вам потом за соучастие. А где еще можно? Куда вчера облава не совалась?

— Везде, блин, шманали. Как будто здесь не Подмосковье, а Чечня.

— Вначале без собак, потом с собаками. И все тряпку им какую-то давали нюхать.

— Откуда быстрей всего вышли? — спросил Сиверов.

— Из бывшего клуба. Там же склад фирмы — частная, блин, собственность. То ли прокладками забит, то ли памперсами. Двери стальные, решетки на окнах. Эти, в камуфляже, стали замок сбивать, а сторож аккурат через дорогу живет. Прибежал руками махать — нельзя без согласия хозяина. Пока хозяин не прикатил, выставили охрану. Потом он сам открыл своим ключом. Глянули вместе с ним за пару минут, извинились за беспокойство и дальше поперли.

«Клуб? А почему бы нет? — подумал Глеб. — Мог Веденеев просчитать эти события? Запросто мог».

Он внезапно попрощался с мужиками, якобы почуяв признаки опасности. Посетовал, что не может сейчас долго торчать на виду, но предложения их обязательно обдумает.

Клуб стоял недалеко, в ста с небольшим метрах, окруженный небольшим сквером с десятком лип. Сиверов рванул туда как под обстрелом: низко пригнувшись, короткими перебежками от кустов до кустов. Несколько раз на него залаяли дворовые собаки.

Важно не опоздать. Плевать, что «хвост» болтается где-то здесь рядом. Пусть даже Звонарев узнает в самом ближайшем времени об интересе Глеба к складу — если не терять ни минуты, можно все успеть. Как только Веденеев избавится от бремени заложников, остальное дело техники. Вдвоем они выберутся из любого кольца без единого выстрела, спецназу останется только поаплодировать вслед.

Оказавшись возле бывшего клуба, Слепой легко вскрыл запасной выход — на такой случай он всегда имел в кармане пару стальных инструментов из арсенала зубного врача. Он не позволил сработать нехитрой сигнализации — ничто не нарушило подмосковной тишины, разморенной жарой.

Коридоры и комнаты в самом деле были забиты коробками с импортными гигиеническими принадлежностями. Сиверову хватило пары минут, чтобы убедиться: спецназ вчера не ошибся, в клубе действительно никто не прячется.

Глава 38

В это время Веденеев с заложниками теснились в крохотном помещении другого клуба в поселке Суханове за двенадцать километров от Федюкова. В клубе когда-то затеяли ремонт, потом бросили и забили досками вход в левую пристройку-флигель, чтобы известковая пыль не разносилась по всему зданию.

Вчера вечером Олегу показалось, что клуб закрыт. Скоро, однако, донеслись старушечьи голоса и шарканье ног. Местный хор начал то ли репетицию, то ли занятие. Женщин было не меньше дюжины, руководитель хора почему-то предпочитал не народные песни, а репертуар Михаила Боярского. Дениса чуть не вывернуло наизнанку, когда дребезжащие голоса, безбожно фальшивя, затянули:

— Городские цветы, городские цветы…

Он старательно затыкал уши, но помогало плохо;

— Что угодно, только не это. Этого я не выдержу.

— Тихо, — приказал Веденеев. — Больше ни звука, говорю только я.

В первый момент он даже улыбнулся нелепости самодеятельного пения именно здесь, рядом с измотанными грязными заложниками. Именно сейчас, когда он понятия не имеет, как дальше быть.

— Городские цветы, городские цветы, навсегда завладели вы сердцем моим, — увлеченно выводили старушки.

Потом послышались другие голоса — мужские, отрывистые вперемежку со звонким лаем. По лицу Вероники капитан заметил, что она панически боится овчарок: если собака поблизости, горе-адвокатша может запаниковать.

Но овчарки не должны были ничего почуять.

Веденеев выбрал флигель именно потому, что за окнами разрослись самосевом когда-то высаженные флоксы. Их запах висел снаружи и просочился внутрь, забив даже запах известки.

Тяжело забухали шаги, хор прервался. Старухи стали возмущаться. Кто-то тихо роптал, кто-то громко ругал спецназовцев.

— Да еще живоглотов своих привели, нашли где обыск с овчарками устраивать!

Спецназовцам предъявили все претензии: за высокие коммунальные платежи, за малые пенсии.

Они сунулись во флигель, но никого не увидели — Веденеев запрессовал заложников в крохотную комнатушку непонятного назначения с ободранными обоями.

Старухи стали ворчать, что люди в камуфляже сейчас разнесут грязь. Те запустили внутрь овчарку, ослабив поводок. Огромный изжелта-серый зверь ничего не учуял, и бойцы не стали понапрасну терять время.

Отправившись с досмотром дальше по поселку, они забыли прикрыть дверь из небольшого зала во флигель. Старушки из принципа не стали ее закрывать. Теперь их голоса звучали отчетливее, а Веденеев с заложниками не мог покинуть тесный закуток — сразу попался бы на глаза.

Они вынуждены были стоять, упираясь друг в друга локтями, коленями и ребрами. Они молчали, подчиняясь приказу, но казалось, вот-вот начнут кусать, царапать друг друга и таскать за волосы. Веденеев замечал все, кроме одного — изменившегося отношения к нему самому.

Его беспокоило другое: заложникам становилось все тяжелей. Сколько еще они продержатся так — сдавленные, без единого звука? Что он сделает, если кто-то не сдержится и застонет или зайдется в кашле?

— А-а-а-а. Зеленогла-а-азое такси. А-а-а-а, — распевали старушки очередной бородатый хит.

Смехотворная фальшь их пения только оттенят мрачность ситуации.

«А ведь первый звонок прозвенел еще месяц назад», — сказал себе капитан.

Тогда он наведался домой к Коломийцеву. Позвонил в дверь и спокойно стал перед «глазком», Секунду назад хозяин дома громко разговаривал с женой и не решился притвориться отсутствующим. Он открыл дверь, чтобы Олег ее не взломал, — открыл с изумленным и радостным видом.

— Господи! Ты жив, ты на свободе! Давно приехал?

— Сегодня и сразу к тебе, — виновато улыбнулся Веденеев. — Ничего? Не слишком поздно?

— Не говори глупостей, проходи.

Первый шок у Коломийцева миновал, он вознамерился сделать хорошую мину при плохой игре.

— Сейчас выпьем с тобой. Знаешь за что? Нет, потом скажу, когда нальем.

Он познакомил Веденеева с женой и дочерью.

Представил как сослуживца, как настоящего героя, но ни словом не обмолвился о Катаре. Быстро отправил их с кухни и прикрыл дверь. Налил две рюмки, Веденееву от «широты души» с верхом, даже разлил чуть-чуть на скатерть.

— Давай за судьбу, за удачу. Рассказывай, черт побери! Я ведь без понятия…

— У меня рассказ долгий. Вначале ты. Расскажи, как встретили в Москве, какие были разговоры насчет нас с Володей.

— Прости, Олег, Христа ради. Но я же не виноват, что у меня был этот паспорт, а вам выписали только обычные. Сам посуди…

— Я ведь не о паспорте, я о другом спросил.

Тут Коломийцев понял, что гость обо всем знает, и сник, посерел лицом.

— Неважно выглядишь, пошли-ка на воздух.

Хозяин поднялся, глядя в пол, прошагал механически к двери, как заводной манекен. В прихожей красовался телефон, у него чесались руки позвонить, позвать на помощь. Но он прекрасно понимал, что гость такого не допустит.

На улице, за гаражами, он упал на колени.

— Прости, Олег. За все…

— Я многое могу понять. Но зачем ты нас с Володей обделал в своем отчете? Зачем возвел напраслину? Мы ведь нигде не напортачили.

— Нигде, Олег, нигде. Меня заставили. Если не вы напортачили, значит, сам пойми, начальство.

— Никто тебя не заставлял. Ты просто почуял, в какую сторону ветер дует.

— Прости, прости…

Коломийцев ловил снизу взгляд, и Олег почувствовал брезгливость.

— Встань, черт возьми. Ты же офицер!

— Встаю-встаю.

— Не трону я тебя, если напишешь рапорт и уйдешь с работы на все четыре стороны.

— Как я уйду? А семья?

— Найдешь другое место. Нельзя таких, как ты, держать в ФСБ.

— Дай мне хоть до конца года дотянуть.

— Завтра чтоб написал. Иначе пеняй на себя.

Олег так и не проверил, написал ли Коломийцев рапорт. В тот поздний вечер он понял, что не сделает ничего дурного бывшему сослуживцу, несмотря на все отвращение к этому человеку.

— «Отпустить всех троих к чертовой матери? — решал сейчас новую задачу капитан. — Это не капитуляция, просто корректировка плана».

Он думал о том, как объявить об этом заложникам. Как самому не попасться, когда они вылезут на свободу и немедленно захотят позвонить?

Старушки развлекали их песнями еще часа два с перерывами, потом наконец разбрелись по домам, погасив в клубе свет. Выбравшись из «коробки для шпрот» обратно в просторное помещение, все трое — Маша, Вероника и Денис — повалились на пол. Они давно уже держались в стоячем положении только за счет стенок. Приняв долгожданное лежачее, моментально заснули.

Теперь уже «золотая молодежь» вызывала у капитана только сочувствие. Ему даже жаль было будить их, чтобы сообщить важную новость. Пусть отоспятся, пусть встретят свободу завтра утром.

Уйти сейчас, пока они спят? Тогда уж точно освобождение не возымеет для него опасных последствий. Но это будет напоминать бегство. Заложники должны узнать, что он освободил их по своей воле. Важно сказать им на прощание несколько слов.

* * *

К тому времени, когда Слепой появился в Федюкове, заложники уже проснулись. Здесь, во флигеле, не было ничего, в том числе кроватей с матрацами. Единственным преимуществом был солнечный свет, пробивавшийся в окно сквозь зелень.

Капитан стоял у окна так, чтобы его не было заметно с улицы, наблюдал. Он перекатывал по нижней губе сигарету, но не закуривал — кто-то мог учуять на расстоянии сигаретный запах.

— Неужели никто не поет? — облегченно вздохнула Маша. — Только птицы. Какое счастье!

— Не напоминай, ради бога, — простонал Денис.

Веденеев хотел начать раньше, чем они успеют сцепиться снова.

— Минуту внимания. Нам с вами пришло время расстаться. Не буду долго объясняться по этому поводу. Когда вернетесь к себе, передайте одно: я не оставлю в покое МИД. Скоро я дам о себе знать.

«Пусть готовят заявления об уходе по собственному желанию», — хотел добавить он, но решил в такой момент не перегружать молодежь подробностями.

— Все, можете идти. Извиняться за причиненные неудобства не считаю нужным. У меня с МИДом состояние войны, а на войне все средства хороши.

Что бы ни говорил Веденеев, трое заложников по-своему оценили его поступок. Решили, что капитан окончательно сломался, не выдержал напряжения и теперь старается просто замаскировать свою слабость. Значит, первое впечатление оказалось правильным — бегство с объекта было первым сигналом капитуляции.

— Так куда нам идти? — спросила Прилукская.

— Туда, наружу, — показал капитан.

— Вы серьезно?

— Я бы не стал шутить такими вещами. Давайте, выметайтесь.

Капитан хотел взять честное слово, чтобы они в течение получаса никому не звонили, но ему противно стало обращаться с просьбой. Пусть, идут и поступают как знают…

Сиверов тем временем уже гнал в соседнее Суханове. Из-за сотрясения мозга он еще не т четко мыслить. Но интуиция свидетельствовала, что в Федюкове ловить нечего, кроме бутылки на троих.

Может, неспроста замаячил вариант клуба, может, и в Суханове имеется нечто подобное?

…В кабинете у Прилукского-старшего истерично-радостно заверещал телефон. Дочь сообщила, что она на свободе, местные пустили ее позвонить.

— Он отпустил нас пару минут назад. Он сейчас в Суханове. Здесь есть такое здание с розовой штукатуркой… Ага, правильно, — ответила она кому-то рядом с собой. — Говорят, Дом культуры.

Прилукский сразу же перезвонил. Люди Максима уже третьи сутки вели свои поиски на границе леса. Сам он вместе с двумя подручными принял сообщение в трех километрах от Суханова.

Тем временем капитан с наслаждением курил.

Теперь он мог себе это позволить. Через пару затяжек его больше не будет во флигеле, а запах сигаретного дыма пусть остается на здоровье, перемешанный с резким запахом флоксов.

Он никогда не видел этих цветов ни на кладбище, ни в комнате с покойником, но почему-то резкий аромат упрямо напоминал о похоронах. Может, цветы хотят предупредить, спасти во второй раз, как спасли от овчарок?

Он устал бежать, срываясь с места. Это началось в Катаре и продолжается здесь, в Подмосковье. Что-то не так, если он бегает в своей собственной стране, как затравленный зверь. Сейчас, когда он снова остался один, хотелось взять паузу и решить: куда дальше следовать — затеряться в лесу среди деревьев или в городе среди людей и машин?

Он выглянул в одно окно, в другое. Погасил окурок, сделал шаг из флигеля наружу и свалился с пробитым виском. Стрелок целил издали — к дому решили не приближаться, чтобы не спугнуть капитана.

К крыльцу подогнали машину. Труп проволокли за ноги по ступенькам и закинули в багажник.

Перед тем как захлопнуть крышку, Максим плюнул мертвому капитану в лицо.

— Мудак.

Что еще он мог сказать о человеке, не понявшем своей выгоды?

Через несколько минут сюда же, к одноэтажному зданию, оштукатуренному в розовый цвет, подбежал Сиверов, оставив «девятку» за два квартала.

Сразу разнюхал в цветочном аромате еще два, совсем других запаха: свежевыкуренной сигареты и свежепролитой крови. Неужели капитан все сделал правильно, но не вовремя?

* * *

Машина выехала за пределы поселка. Несмотря на удачу, праздничным настроением и не пахло.

— Не пойму таких людей, — Максим вытер лоб широкой ладонью, такой же костистой, как лицо. — Даже родное ФСБ больше ему насолило, чем мы. Мы ведь хотели как лучше, а он с нами — как со злейшими врагами. Все сделал, даже заложников отпустил.

— Не из-за нас, — пробормотал водитель. — Прижали слишком.

— Да если б он нам хоть свистнул, мы бы ему прямо сейчас такую нору организовали, — покачал головой человек на заднем сиденье. — Со всеми удобствами и полной гарантией безопасности.

— Ну не захотел человек два лимона и коттедж в Прибалтике, — раздраженно констатировал Максим. — Таких в самом деле надо мочить. Они мутанты, выродки. Только внешне похожи на нормальных людей, а мозги шиворот-навыворот. В любой момент свинью подложить могут. Сам разнесу его в клочья, обложу тротилом и подорву, чтобы соплями размазало.

— Соплей особо не наберется; пока доедем, вся кровь в пакет вытечет.

— Из башки много не вытечет.

— Кажется, за нами еще один такой же экземпляр пристроился, — заметил водитель в зеркальце заднего обзора.

— Его только не хватало, — оба пассажира полезли за оружием, в то время как иномарка резко прибавила скорости.

Сиверов не замешкался с выстрелами, поймав противника на ускорении. Резко осев на два задних колеса, иномарка потеряла устойчивость, крутанулась несколько раз вокруг оси и скатилась с дороги.

Никто особо не пострадал, если не считать царапин от разбитого стекла.

— Мутантов надо мочить, — прошептал Максим, выскакивая наружу вместе с двумя подручными.

На дорогу они подниматься не стали, чтобы «девятка» не снесла их на полной скорости. Они встретили сиверовскую машину градом проклятий и пуль.

Глеб пригнулся до предела и даже руку на ободе руля спустил в нижнюю точку. В последний момент он вывернул машину в сторону с дороги — прямо на противников.

Максим и водитель успели отскочить в сторону.

Снайперу — убийце капитана — раздробило ноги и расплющило всю нижнюю часть туловища от пояса. Содержимое лопнувшего кишечника, смешанное с кровью, забрызгало лобовое стекло «девятки» с дырками от пуль.

Развернув руль, Глеб сразу выпрыгнул из машины. Сила инерции понесла его кувырком на встречную полосу, где начинал уже тормозить дальнобойщик на груженом трейлере. «Вот как надо лечиться от контузии», — мелькнуло в голове у Сиверова, пока перед глазами кувыркались асфальт и безоблачный небосвод.

Он привстал почти одновременно с отпрянувшими от «девятки» противниками. И выстрелил тоже синхронно. Максимова пуля обожгла ему плечо, пуля водилы ударила в бампер трейлера и срикошетила в никуда. Выстрел Слепого с колена оказался удачнее. От удара свинцом подручный Максима попытался совершить нечто вроде неуклюжего сальто назад. Но предсмертный трюк оказался неудачным — он упал на обе лопатки и затих.

Трейлер быстро покатился задним ходом, освобождая пространство для боя один на один. Справа от Слепого тоже визгнули тормоза: еще кто-то предпочел прервать плавную езду. Укрывшись в кювете за двумя искореженными машинами, Максим ждал Сиверова в гости. Но Слепой уже попал в свою стихию, в искусстве убивать ему не было равных.

Он не стал долго маневрировать, выжидая ошибки врага. Ему пришлось по душе только что увиденное «сальто», и он решил повторить нечто похожее.

С разбегу пересек полосу асфальта и перед самым уклоном толкнулся вверх.

Чего не ожидал увидеть человек с костистым лицом, так это фигуру, которая летела над землей прямо на него, одновременно переворачиваясь вниз головой. На долю секунды он замешкался, пытаясь определить точку для верного поражения. В следующую долю секунды у него уже не было шанса выстрелить, он корчился в крови и пыли.

Добив его контрольным выстрелом в голову, Слепой вскрыл ударом ноги помятую крышку багажника. Вытянул наружу тело капитана и оттащил его чуть в сторону. Присел рядом на корточки.

Сколько еще предстоит дел! Похоронить бывшего сослуживца, постараться разгрести дерьмо со Смоленской площади. Разобраться в авторстве идеи о четырех выкупных миллионах.

А Звонарев… Начальство есть начальство. И не внештатному агенту упрекать в чем-то подполковника ФСБ.


home | my bookshelf | | Умереть, чтобы воскреснуть |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу