Book: Нежданная невеста



Нежданная невеста

Мейр Ансворт

Нежданная невеста

Глава 1

Крепко сжав ручку чемодана, Сара Линтон вышла из здания станции. Испытывая легкое волнение, она обвела взглядом представший ее взору небольшой торговый городок с домами из красного кирпича и серыми черепичными крышами. Теперь, чтобы добраться до Понтравона, ей предстояло преодолеть еще несколько миль. Однако во дворе станции ни одной повозки, кроме телеги, на которую загружали мешки с зерном, не было. Рядом прохаживался носильщик.

– Мисс, вас должны встретить? – подойдя к Саре, спросил он.

– Нет. – Сара покачала головой. – А я могла бы кого-либо здесь нанять?

– Можно было бы Иванса, но думаю, он загулял ныне. А вам куда нужно?

– В Понтравон.

– В Понтравон? Тогда вам повезло. Вон видите? – Он кивнул на стоявшую между деревьями двуколку с сидевшим на ступеньке кучером. – Встречают одного из членов семейства Лерри, владельцев Понтравона, – пояснил носильщик. – Мистера Кранога, младшего сына. Он прибыл в вашем поезде, но, видимо, остановился с кем-то поболтать. А-а, вот и он! Сейчас спрошу его, сможет ли он вас подвезти.

Прежде чем Сара успела остановить носильщика, он быстрым шагом направился к молодому человеку, отдававшему распоряжения по поводу своего багажа.

Итак, это Краног Лерри. Сара окинула взглядом своего попутчика. На вид ему двадцать два года, прикинула она, года на четыре старше ее. Но он совсем не похож на своего старшего брата. Лицо продолговатое, кожа смуглая, глаза карие.

Выслушав носильщика, он резко повернулся, посмотрел на Сару, затем, как ей показалось, задержал взгляд сначала на ее стареньком пальто, а потом на потрепанном чемодане.

– Как я понял, вам нужно в Понтравон, – подойдя к Саре, произнес мистер Лерри почти строго.

Под его суровым взглядом Сара почувствовала, как у нее внутри все сжалось. Она настолько растерялась, что не смогла ему сразу ответить. Если впереди ей предстоит отстаивание своих прав, то победительницей ей явно не стать.

– Да, мне нужно попасть в поместье Понтравон, – тихо ответила Сара. – Вот если бы вы смогли меня туда подвезти…

– В поместье Понтравон? Но носильщик сказал, что вы приехали из Лондона.

– Да, из Лондона.

– Тогда это странно, – кинув на нее подозрительный взгляд, сказал мистер Лерри. – Меня никто не предупредил, что на моем поезде кто-то едет в Понтравон.

– Я приехала повидаться с миссис Лерри. Но она меня не знает и не ждет меня.

– И вы тем не менее приехали! – Краног вновь перевел взгляд на ее видавший виды чемодан, и она смутилась. – Сегодня в Лондон вы уехать не сможете.

– Да, не смогу… – произнесла Сара с улыбкой и замолчала.

Она решила не говорить, почему приехала – решение должна была принять его мачеха, а не он. Надежды на то, что та позволит ей остаться, в поместье Понтравон, у нее не было. Ну, разве что на одну ночь. Во всяком случае, в соседнем городке она смогла бы найти себе временное пристанище.

Мистер Лерри пожал плечами и прервал затянувшееся молчание:

– Если моя мачеха не знает о вашем приезде, то ваше решение отправиться в столь долгий путь выглядит довольно неразумно.

Он взял ее чемодан, кинул взгляд в сторону экипажа и бросил через плечо:

– Три мили пешком многовато, а в моей двуколке есть свободное место.

Саре стало не по себе. Неужели все члены семейства Лерри такие неприветливые, в отчаянии подумала она. А что, если и в самом деле остальные такие же высокомерные, как Краног?

По улочкам, вымощенным булыжником, они ехали в полном молчании. Они миновали старое деревянное здание мэрии и пару гостиниц. Вскоре их двуколка протарахтела по мосту, перекинутому через речку, которая по сравнению с Темзой выглядела всего лишь ручейком. Сразу же за поворотом они выехали из города.

Сару, привыкшую к шуму лондонских улиц, тишина немного пугала. Увидев впереди окутанные темной пеленой дождя горы, она поежилась. Заметив это, Краног Лерри прикрыл ей колени ковриком.

– Это не дождь, а всего лишь туман, – заметил он.

Ну хотя бы улыбнулся, подумала Сара, Но похоже, этот молодой человек на такое не способен.

– Вы живете в Лондоне? – спросил Краног.

– Сколько себя помню, – ответила Сара. – Но мама говорила, что она родила меня в провинции, в пригороде…

При воспоминании о единственном родном человеке, чья внезапная смерть принесла ей так много горя, у Сары на глазах выступили слезы, и она отвернулась, чтобы мистер Лерри их не заметил.

– Здесь все так не похоже на Лондон, – произнес Краног. – Как только мы взберемся на вершину этого холма, вы увидите деревню Понтравон. Наш дом в миле от нее.

Когда он кивнул на разбросанные внизу дома и хозяйственные постройки, похожие на игрушечные домики, над которыми стелился туман, глаза его заблестели.

Вскоре они свернули в долину, где виднелись новые дома из красного кирпича. Удивленно разглядывая их, Сара непроизвольно воскликнула:

– Какие они некрасивые!

– А вы предпочли бы им покосившиеся хижины с соломенными крышами и глиняными полами? – резко спросил Краног.

Пораженная его тоном, Сара не нашлась что ответить. Она привыкла к красивым домам Лондона, а эти уродливые каменные постройки в живописной долине смотрелись словно шрам на лице.

– Если вам не по нраву эти дома, то вот те должны привести вас в ужас, – сказал Краног и указал на видневшиеся вдали бараки с дымящимися трубами.

То была шахта, где добывали свинец.

– Да, ужасающий вид, – поежившись, заметила Сара. – Еще хуже, чем у этих кирпичных домов.

– Как мне это знакомо, – произнес Краног. – Так говорят все, кто не думает о тех, кто нашел здесь стабильную и неплохо оплачиваемую работу. В противном случае их детям, чтобы заработать несколько пенсов, пришлось бы в любую погоду бороться с сорняками на полях или пропалывать посевы турнепса.

Пока они проезжали по территории шахты, Сара украдкой наблюдала за мистером Лерри. Ее не удивили его реплики, и если бы она чувствовала себя хоть чуточку уверенней, то ответила бы ему.

Их двуколка въехала в аллею, обсаженную двумя рядами елей. Вскоре справа показался огромный дом из светлого кирпича. Примыкавший к нему раскинувшийся на пологом склоне сад уходил к озеру. За озером виднелись горы.

Как только экипаж выехал из аллеи, бледные лучи угасавшего солнца прорезали серое небо, посеребрили водную гладь озера и осветили дом.

С того момента, как Сара покинула Лондон, ее уже в который раз стали мучить сомнения. Имела ли она право рассчитывать на то, что обитатели этого дома не укажут ей на дверь? И снова она услышала тихий голос, говоривший ей: «Ты должна поехать в Понтравон-Хаус… Передай им это письмо…»

Как только двуколка остановилась у крыльца с массивными ступенями, Сара, пытаясь себя успокоить, сунула руку в карман и нащупала конверт.

– Простите, – произнес Краног, – но я даже не спросил, как вас зовут.

– Сара… Линтон, – с трудом выговорила она.

В огромном холле дома, застланном цветастыми коврами, сновали слуги, в дубовых буфетах сверкала начищенная до блеска оловянная посуда, на стенах в позолоченных рамах висели портреты. Стоя за спиной Кранога, Сара чувствовала себя всеми забытой. И тут в дверях появилась маленькая румяная женщина в кружевном капоре.

– Мистер Краног, полковник, ваш отец, на несколько дней уехал, а госпожа в гостях, но к ужину обязательно вернется.

– В таком случае, миссис Хауэлз, я попросил бы вас позаботиться о мисс Линтон, у которой… у которой к моей мачехе есть какое-то дело, – сказал Краног и повернулся к Саре. – Миссис Хауэлз – наша домоправительница. Она проводит вас в вашу комнату, где вы побудете до возвращения моей мачехи.

Сара, следуя за женщиной, поднялась по лестнице, прошла в конец коридора, у стены которого стоял огромный буфет с хрустальной и фарфоровой посудой, расписанной золотом и синей эмалью, и вошла в отведенную ей комнату. Увидев доброту в голубых глазах домоправительницы, Сара стала понемногу успокаиваться.

– Вам надо с дороги умыться и что-нибудь перекусить, – сказала миссис Хауэлз, повернулась и быстро вышла из комнаты.

У себя в комнате Сара сняла пальто, привела себя в порядок, надела новое платье и, вернувшись в гостиную, села у камина. Миссис Хауэлз подала ей чашку с чаем, из буфета достала хлеб, сливочное масло, мед и фруктовый кекс.

– Этот мед от наших пчел, – сказала она. – Мы их вывозим в горы, когда там начинает цвести вереск. Какая же вы бледная! – заметила она погодя.

– В Лондоне все бледные.

– Этот город совершенно непригоден для жилья, – вздохнула домоправительница.

Она достала клубок белого кроше, села в кресло напротив Сары и принялась вязать крючком кружева. Сара огляделась. В этой комнате со столом, покрытым плюшевой скатертью, с пианино, на пюпитре которого стояла раскрытая нотная тетрадь, а на крышке семейные фотографии, она почувствовала себя как дома.

– Это – члены парламента, – сказала миссис Хауэлз, заметив, что Сара разглядывает большую фотографию. – Мистер Гладстон в самом центре. Мой покойный муж очень высоко отзывался о мистере Гладстоне. Вы наверняка видели его в Лондоне. Его и королеву Викторию.

– Я никого из них не видела, миссис Хауэлз, – ответила Сара.

– Вот как? Значит, вправду говорят, что королева все свое время проводит на острове Уайт или в Шотландии, в Балморале. Кое-кто ее за это осуждает, а я нет. Представляю, как ей было одиноко во дворце без супруга. Когда умер мой муж я испытывала то же самое.

В воцарившейся тишине было слышно кипение чайника и тиканье стоявших на каминной полке бронзовых часов.

– Вы путешествовали вместе с мистером Краногом? – спросила миссис Хауэлз.

– Нет. Мы встретились с ним на станции, и он предложил меня подвезти.

– Да-да, он такой, – кивнув, произнесла домоправительница.

Сара решила, что миссис Хауэлз настолько добрая, что обо всех думает только хорошо.

– В семье Лерри два сына, – продолжала домоправительница. – Мистер Краног – младший. Хотя во многом мистера Гетина он превосходит.

К щекам Сэры прилила кровь.

– А что их… различает? – спросила она. Снаружи послышалось цоканье копыт и скрип колес. Миссис Хауэлз поднялась, подошла к окну и, отдернув кружевные шторы, выглянула во двор.

– Да, это ландо госпожи, – сказала она. – Уверена, она за вами скоро пошлет.

Сара, заметно нервничая, разгладила рукой складки на своем синем платье и убрала за ухо выбившуюся из прически прядь волос.

– У вас красивое платье, – заметила миссис Хауэлз. – Очень идет к вашим голубым глазам.

– Я его сама сшила, – ответила Сара и поправила маленький кружевной воротничок.

Сара не стала объяснять домоправительнице, почему она надела синее платье, а не траурное черное. Как-никак, мамочке оно очень нравилось.

– Вы ранее встречались с миссис Лерри?

– Нет… Никогда.

Миссис Хауэлз намотала нитку кроше на клубок и прикрепила булавкой.

– Наверное, мне не следовало бы это говорить, но тому, кто незнаком с ней, она может показаться… резковатой. Но вы не волнуйтесь.

Однако добрые слова домоправительницы не успокоили Сару – сердце ее вновь учащенно забилось.

Вскоре пришла служанка и сказала, что госпожа ждет гостью в библиотеке. Проходя по холлу, девушка к радости своей увидела в нем Кранога, погруженного в рассматривание висевшей на стене картины.

– Я провожу мисс Линтон, – сказал он служанке и отпустил ее. Какое-то время он внимательно смотрел на Сару, а потом спросил: – Мать хотела бы знать, зачем вы приехали.

Сара промолчала, и он повел ее в библиотеку.

Увидев высокие, до потолка, шкафы с книгами и многочисленные хрустальные канделябры с зажженными свечами, Сара растерялась. Ну почему же Гетин не подготовил ее к этой встрече? – подумала она. Зная, как ее здесь встретят, она бы никогда сюда не приехала.

Дама, сидевшая на большом диване рядом с мраморным камином, не мигая, смотрела на нее.

– Мама, это – Сара Линтон, – произнес Краног. – А это – миссис Лерри, моя мачеха.

Представив их друг другу, он вышел.

Сара разглядывала мачеху Кранога и ее Гетина и поражалась ее красоте. Миссис Лерри оказалась моложавой блондинкой. Волосы у нее были аккуратно уложены, темно-зеленый цвет платья подчеркивал ее зеленые глаза.

– Как я понимаю, вы хотели меня видеть, – сказала она. – Вы же для этого приехали из Лондона. Не так ли?

Сара молча протянула ей письмо. Миссис Лерри посмотрела на конверт, и в ее глазах застыло удивление.

– Но это же почерк моего пасынка… Гетина.

– Он дал мне это письмо в качестве… своего рода рекомендации.

Миссис Лерри надорвала конверт, достала из него письмо и быстро пробежала его глазами. Ее удивление переросло в гнев. Она вскочила с дивана.

– Да он, должно быть, с ума сошел! – воскликнула миссис Лерри. – Вы знаете, что в этом письме?

– Думаю, он просит вас, чтобы я осталась у вас до его приезда, – собрав все свое мужество, произнесла Сара. – Он хочет на мне жениться.

– Послать к нам человека, о котором мы абсолютно ничего не знаем… Это неслыханно! Кто вы? Что за всем этим кроется? Гетин обязан на вас жениться?

Ее гнев и особенно недвусмысленный намек в последнем вопросе оскорбили Сару.

– Нет, миссис Лерри, жениться он на мне совсем не обязан, – ответила она. – Решение свое Гетин принял в спешке, поскольку его неожиданно послали из Лондона в Йорк. Моя мама недавно умерла… я осталась одна… и почти без денег. Мне негде жить…

– Похоже, на вашу голову действительно обрушилось слишком много несчастий, – протянула миссис Лерри.

В этот момент дверь отворилась, и в комнату вошел Краног.

– Я могу вас прервать? – спросил он. – Мне срочно нужна книга.

– Ты можешь не только прервать наш разговор, но и участвовать в нем, – ответила его мачеха. – А я вас покину. У меня началась мигрень. Так что обедать я буду у себя. Если, конечно, смогу хоть что-то съесть. Может быть, в отсутствие отца ты сам решишь, что нам делать с этой выходкой твоего брата?

Миссис Лерри зашуршала юбками по ковру. У двери она остановилась и, обернувшись, окинула Сару внимательным взглядом.

– Когда умерла ваша мать? – спросила она.

– Несколько месяцев назад.

– И вы надели синее платье?!

– Да.

– Уму непостижимо! Никакого уважения к покойной!

Оставшись наедине с Краногом, Сара, пытаясь успокоиться и собраться с мыслями, закусила нижнюю губу. Она наблюдала за мистером Лерри, пока тот раз за разом перечитывал письмо, которое она ему передала.

– Раз уж вы приехали, то, может быть, мне хоть что-то проясните? – сказал он после паузы. Хотя у него в голосе не было теплоты, но зато уже не было прежней суровости. – Как вы познакомились с моим братом?

Лицо у Сары просветлело, как только она вспомнила тот летний вечер. Их встреча с Гетином произошла около года назад.

– Впервые мы увиделись в доме, где моя мать работала экономкой, – ответила она. – Я приехала ее проведать. Хозяев дома не было, но ваш брат об этом не знал. В тот момент, когда я вошла в гостиную, моя мать подавала ему чай.

– Как фамилия той семьи? – спросил Краног.

– Гвинн.

Вскинув брови, он кивнул.

– Да, в этом графстве у них поместье. Надо полагать, ваша мать работала в их городском доме. А в Уэльс она когда-нибудь приезжала?

Сара покачала головой.

– Видите ли, моя мама умерла, но она никогда не говорила мне, что работала в других домах.

– Вы там жили вместе с ней?

– Нет. Никогда. Моя мама работала, чтобы содержать нас обеих. А вот отца своего я не помню. Я жила в Лондоне у пожилой пары. Несколько месяцев назад моя мама заболела, и мы стали жить у меня. Но вскоре ей стало хуже, и ее увезли в больницу.

Голос у Сары дрогнул. Тяжкие воспоминания о тех днях заставили ее прерваться.

– Не мучьте себя воспоминаниями, – участливо произнес Краног.

– После этого я в одном из лондонских домов нашла работу, – с трудом сдерживая слезы, сказала девушка. – Условия там были ужасные, но мне очень нужны были деньги. Найти лучшую работу, не имея никакой профессии, я не могла.

Краног, время от времени поглядывая на Сару, мерил шагами комнату.

– Спасибо, что вы мне об этом рассказали. Но я должен вам задать еще пару вопросов. Скажите, эти Гвинны… ну, та семья, в которой работала ваша мать, не проявляли о ней заботу? Они интересовались, как ей живется?

Сара задумалась.

– Миссис Гвинн постоянно живет в деревне, – сказала она.

Краног молча кивнул, и девушка продолжила:

– Моя мама очень любила эту свою пожилую хозяйку… а вот молодую пару, мне кажется, не очень. Когда она заболела, они были в отъезде. Не думаю, что они ее хоть раз навестили. А моя мама была весьма независимым человеком. Она запрещала мне обращаться к ним за помощью.

– Ваша мать была рада, что мой брат обратил на вас внимание?

– Не думаю! Знаете, в тот вечер Гетин остался, и, когда он предложил отвезти меня домой, она рассердилась.

– Но потом вы снова приехали?

– Да что вы! Мама сказала, чтобы я, пока Гетин в доме Гвиннов, к ней не приезжала.

– Но он уговаривал вас снова с ним встретиться?



Сара удивленно посмотрела на Кранога:

– Он что, вам об этом говорил?

– Нет. – Краног покачал головой. – Но я прекрасно знаю своего брата. Скажите, когда он предложил вам пожениться? Вы конечно же понимаете, что встреча с вами, будущей женою Гетина, для нас самое настоящее потрясение. Неудивительно, что моя мачеха так сильно расстроилась.

– Знай я, что мое появление у вас в доме доставит неприятности, то никогда бы сюда не приехала, – тихо заметила Сара.

– А вам приехать к нам предложил Гетин?

Сара вспомнила, как сразу же после смерти матери Гетин приехал к ней в маленький домик на южном берегу Темзы, вошел к ней в комнату, в которой она сидела, обливаясь слезами, обнял ее и тихо прошептал ей на ухо: «Ты одна не останешься… Поедешь ко мне домой, немного поживешь там, а когда я вернусь, мы поженимся…»

Расскажи она об этом Краногу, то он слова брата мог бы объяснить добротой, желанием хоть как-то ее утешить.

Сара коснулась пальцами лифа платья, под которым было спрятано золотое кольцо с маленькими жемчужинами. «Оно красивое, но не очень дорогое, – сказал тогда Гетин. – Можешь носить его до моего приезда, а потом я тебе подарю другое, еще более красивое, старинной работы, которое передается в нашей семье из поколения в поколение».

Но Сара носила подаренное им кольцо всего пару дней. Перед тем как появиться в доме Лерри, она сняла его. Не важно, какой красоты могло оказаться обещанное им второе кольцо, но это, первое, было для нее самым дорогим. Прикосновение к спрятанному под складкой лифа кольцу придавало ей уверенность, вызывало у нее чувство безопасности и давало возможность ощущать себя частью единственного близкого ей человека.

– Неужели вы думаете, будто я расскажу, как ваш брат сделал мне предложение? – неожиданно резко спросила Сара.

– Да, скорее всего, вы мне об этом не расскажете, – задумчиво произнес Краног. – Но для меня сейчас главное, что за этим последует. Мой отец в отъезде, мачеха в трансе, а мой брат в Йорке… – Он улыбнулся и продолжил: – Кажется, я нашел выход. Эту ночь вы проведете в нашем доме, о чем я и предупрежу миссис Хауэлз. Поужинаете вместе с ней.

– А завтра я должна буду уехать?

– Нет, этого я не сказал, – быстро ответил Краног. – С нашей стороны это было бы крайне невежливо. Надеюсь, вы меня в негостеприимстве не обвините. Не в наших правилах давать гостям от ворот поворот.

Когда миссис Хауэлз увела с собой Сару, Краног позвонил в колокольчик. Вскоре в комнату вошла горничная. Он спросил ее, что делает мачеха. Служанка ответила, что миссис Лерри заказала ужин к себе в комнату и никого не хочет видеть.

– В таком случае, я перекушу здесь, в библиотеке, – сказал Краног. – Принеси мне что-либо, и побыстрее. После ужина я уйду.

К тому времени, когда он вышел из дома, солнце уже опустилось за вершину горы, бросив на озеро темно-серые тени. Молодой Лерри пересек сад и пошел по долине. Вернулся домой и сразу же столкнулся с проблемами, размышлял он. Эта девушка, расстроена, а мачеха… В отсутствие отца придется все решать самому. Чувствует ли мисс Линтон, что она одинока? Наверное. Но она не знает, что и он в этой жизни одинок. Только по-своему. Такое ощущение, будто он живет между одним миром и другим. Какая роль как младшему брату ему отведена? Присматривать за имением до тех пор, пока из армии не вернется Гетин? Управлять шахтой? Он вспомнил, как эту шахту ненавидел брат, нахмурился и прибавил шагу.

Почти на границе имения среди деревьев стоял дом, очень похожий на дом в Понтравоне, но только гораздо меньший по размерам. Построен он был из более темного кирпича, но с такими же вытянутыми прямоугольными окнами.

Поднявшись по ступенькам крыльца, Краног дернул за шнур колокольчика. Дверь ему открыла Марта Джейн, некогда рыжеволосая, а теперь сильно поседевшая горничная его бабушки. Она одарила его улыбкой, которую Краног назвал бы «второй по теплоте» – «первая» у нее была припасена для Гетина.

Горничная ушла, чтобы доложить своей хозяйке о приходе внука, а Краног, наслаждаясь тишиной, царившей в маленьком домике, прошел по длинному с белыми стенами коридору, спустился в сад и остановился возле увитой цветущими клематисами беседки. Вскоре пришла Марта Джейн и сказала, что миссис Лерри ждет его в гостиной.

– Краног! – увидев младшего внука, радостно воскликнула пожилая дама и протянула к нему руки.

Краног улыбнулся и обнял ее. Даже сидя в кресле, миссис Лерри выглядела высоченной, а по меркам того времени она была весьма худощавой, но далеко не немощной.

– У вас, бабушка, шикарный кружевной капор, – заметил Краног.

– У меня глаза и волосы такие же черные, как и у тебя. Это – единственное, что у меня осталось от былой красоты. Так что я стараюсь оттенить их, хотя бы капором. С волосами мне повезло – в них почти нет седины. Правда?

Краног кивнул и обвел взглядом гостиную. Даже убранство комнаты, окна которой выходили в сад, соответствовало благообразному виду его бабушки – бирюзового цвета ковер, кресла, обитые темно-красной парчой, огромное количество красивых безделушек, книги, цветы и картины.

– Краног, как это мило, что в первый же день своего приезда ты навестил меня, – пристально глядя на внука, произнесла миссис Лерри.

– Бабушка, вы же знаете, как я люблю у вас бывать.

– Но ты не всегда спешил это делать.

– Вы читаете мои мысли.

– Пожалуй, я единственная, кто на это способен.

– У нас проблема в семье, и мне нужна ваша помощь.

Краног рассказал о приезде Сары и реакции на него мачехи.

– Гетин глупец, – заметила миссис Лерри. – Нет, правда. Для старшего брата совершить подобное…

– Не надо об этом. Прежде чем называть Гетина глупцом, вам бы следовало эту девушку увидеть.

– Встретиться с ней? Зачем? Лучше до возвращения Гетина попросить ее упаковать свои вещи и ехать обратно в Лондон.

– Бабушка! – укоризненно произнес Краног. – Но это же с нашей стороны было бы жестоко и…

Миссис Лерри резко вскинула голову:

– В мои времена так бы и поступили. Никакой сентиментальности! Если эта девушка низкого сословия, то ей нечего делать в Понтравоне. Она простолюдинка и никакого образования не получила. Она сделает из Гетина полнейшего дурачка. Нет, ему нужна жена, которая бы его наставляла.

– Бабушка, вы несправедливы к нему.

– Ты прекрасно понимаешь, что я говорю правду. Я же знаю, что скрывается за его красивой внешностью.

– Но природа наградила его не только красотой.

Поджав губы и постукивая ногой по полу, миссис Лерри сверлила внука взглядом.

– По-моему, ты что-то придумал. Не так ли? Тогда зачем говоришь, что пришел ко мне за помощью?

– Ничего я не придумал. Просто хотел тебе кое-что предложить.

– Очень хорошо. Я слушаю.

Миссис Лерри распрямила спину и положила ладони на колени.

– Обратно в Лондон мы эту девушку отослать не можем, – сказал Краног. – Если мы ее прогоним, то Гетин нам этого не простит. Он отправится ее искать. Но и держать ее в Понтравоне мы не можем. Не думаю, что мачеха вытерпит ее присутствие.

– Что ж, я впервые на ее стороне.

– Так что…

– Что?

– Я думаю завтра привести эту девушку к вам. Вы встретитесь с ней и придете к какому-то выводу.

Миссис Лерри, прищурившись, настороженно посмотрела на Кранога:

– А что потом?

– Может быть, вы позволите ей перебраться к вам. Пусть она поживет у вас, пока не приедет Гетин.

– Краног, от твоей мачехи гостью забирать я не стану. Этот дом построили не для того, чтобы в нем жили гости, которых не хотят в Понтравоне. Отошли эту девушку обратно в Лондон. И чем быстрее, тем лучше. Не думала я, что ты такой сентиментальный.

– Никакой я не сентиментальный! – сверкнув глазами, возмущенно воскликнул Краног. – Бабушка, я вас не понимаю. И это говорит та, кто готова с корзиной продуктов прошагать по горам несколько миль, чтобы накормить голодных? Та, которая, несмотря на ослабленное зрение, вяжет и шьет для детей-сирот? Та, которая, рискуя заразиться, ухаживает за больными?

– Молодой человек, не кричите на меня! То, что я делаю, это, в некотором роде, мой долг перед обществом, и его исполнение к девушке, дочери служанки, никакого отношения не имеет.

– Значит, встречаться вы с ней отказываетесь?

Миссис Лерри покрутила кольцо на безымянном пальце.

– Я этого не говорила. Ты так настаиваешь на нашей с ней встрече, что я не вправе тебе отказать. Раз уж ты решил проявить благородство…

– Никакого благородства я не проявляю, – прервав бабушку, возразил Краног. Он понял, что своим рассказом пробудил в ней любопытство. – Тогда, если вас устроит, я приведу девушку к вам завтра утром.

– Чем раньше ты ее приведешь, тем лучше. Скажи, ты хоть на этот раз побудешь дома? После того как ты в прошлом году вернулся из Оксфорда, мы тебя почти не видели.

– Нет, бабушка, я должен скоро уехать. По делам.

– Всех дел все равно не переделаешь.

– Моя проблема в том, что я младший сын и должен сам о себе позаботиться, – криво усмехнувшись, ответил Краног. – Тем более что я энергичнее моего старшего брата.

– Ты хотел бы управлять шахтой? – спросила миссис Лерри.

– Я бы хотел всего лишь осуществлять над ней контроль. Отец хочет передать шахту Гетину, а тот, как вы знаете, никакого интереса к шахте не испытывает. Мне кажется, брат ее просто ненавидит. Ему хотелось бы вести спокойный образ жизни – охотиться, ловить рыбу, тренироваться в стрельбе…

– А его девушка? Ей-то об этом известно?

Краног пожал плечами:

– Она нелестно отозвалась о наших новых постройках, а когда мы проезжали мимо шахты, сказала, что та портит пейзаж.

– Краног, прояви мудрость и избавься от этой особы. Пусть твоя мачеха осуществит задуманное.

– Что вы имеете в виду?

– Ты же знаешь, что она хочет женить Гетина на дочери Гвиннов. Да, это была бы совсем неплохая пара.

– На дочери Гвиннов? Но в их доме работала мать этой самой девушки.

– Да?

Неужели Гетин ухаживал за двумя девушками одновременно? – подумал Краног. Судя по всему, бабушка намерена рассказать ему обо всем, что произошло в его отсутствие. Интересно, встречался ли Гетин с Мэри Гвинн после того, как познакомился с Сарой?

Миссис Лерри кашлянула.

– Ну хорошо, я встречусь с этой служанкой.

– Но она не служанка, – возразил Краног. – Это ее мать работала…

Взмахом руки миссис Лерри прервала внука.

– Это не имеет значения, – сказала она. – Родословная та же самая. Приведи ее завтра утром.

Приподняв подол юбки, чтобы не намочить его в утренней росе, Сара шла по парку вместе с. Краногом. Солнечные лучи серебрили озеро, пели птицы, благоухали цветы. Все это было так не похоже на лондонские улицы, на которых всегда пахло дымом.

– Ваша бабушка хочет со мной познакомиться? – спросила Сара.

– Она член нашей семьи и к нашим делам проявляет огромный интерес, – ответил Краног.

– Естественно, она меня осудит.

– Вероятно, так оно и произойдет. Но вы ее не бойтесь.

Сара вспомнила, какой прием ей оказали в Понтравоне, и сердце у нее упало. Возможно, бабушка Гетина и не впадет в истерику, да и вес ее в семье Лерри, несомненно, больше, чем у ее невестки, подумала Сара.

Открыв дверь, Марта Джейн с любопытством посмотрела на стоявшую на крыльце девушку и только потом перевела взгляд на Кранога.

– Вас ждут, – улыбнувшись, сказала служанка. Она провела Кранога и Сару в гостиную, где уже сидела миссис Лерри.

– Бабушка, я привел к вам Сару Линтон, – сказал Краног и, взяв Сару под руку, подвел ее к миссис Лерри.

Пока та внимательно изучала лицо Сары, она так крепко сжимала ее руку, что ее кольца больно врезались Саре в ладонь. Наконец, миссис Лерри издала возглас удивления, и ее брови поползли вверх.

– Сара… Линтон, – задумчиво произнесла она и, отпустив руку девушки, указала на стоявшее напротив нее кресло. – Насколько мне известно, ваша мать работала в семье Гвинн. Она родилась в Лондоне?

– Не думаю, – волнуясь, ответила Сара. – Когда она уже была больна, то очень часто рассказывала мне о деревне.

– А она с семьей Гвинн не приезжала в наше графство?

– Нет. – Сара покачала головой. – Во всяком случае, мама мне об этом никогда не говорила. Когда ее хозяева уезжали в провинцию, она присматривала за их лондонским домом.

Миссис Лерри задавала девушке массу вопросов, а та терпеливо на них отвечала. Вскоре Сара поняла, что миссис Лерри, как и Краног, относится к ней без каких-либо предубеждений. Время от времени пожилая дама сверлила ее своими карими глазами.

– Вам нравится эта комната? – неожиданно спросила она.

– Да, – ответила Сара. – Очень.

– А чем?

– Тем, что в ней много цветов. На обивке кресел, на картинах… в вазах. У вас прекрасный ковер. Такая чудная расцветка. А потом, ваша гостиная не очень большая.

– Размером комнаты можно и напугать, – улыбнувшись, сказала миссис Лерри. – Вам все картины нравятся?

– Все я не успела рассмотреть, – ответила Сара.

– Тот, у кого есть картины, подолгу на них смотрит, – заметила миссис Лерри. – Я хочу, чтобы вы в Понтравон вернулись с букетом цветов. Передадите их миссис Хауэлз, и она украсит ими вашу комнату. У меня растут розы. Большинство из них уже цветет. В теплице, конечно. Пойдете в сад, найдете там садовника и попросите его срезать несколько бутонов «Мамаши Коше». Они вот-вот должны распуститься. Краног вас проводит.

Когда ее внук вернулся, она продолжила:

– Эта девушка будет жить у меня. Ее можно выдать за мою дальнюю родственницу, которая приехала, чтобы за мной ухаживать.

– Но… Но вы же сказали, чтобы я отослал ее обратно в Лондон, – удивленно произнес Краног. – Поначалу вы даже не хотели с ней встречаться. Мисс Линтон останется у вас до тех пор, пока не приедет Гетин?

– Вот именно. Хочу подготовить ее к вступлению в нашу семью.

– В качестве вашей компаньонки?

– Нет! В качестве… невесты моего старшего внука.

Глава 2

Краног был поражен. Он опустился в кресло и удивленно посмотрел на бабушку:

– Я отказываюсь вас понимать.

– Предсказуемых я всегда считала людьми скучными, – сказала миссис Лерри. – Знаешь, в этой девушке есть нечто такое, что вселяет мне надежду. Думаю, нам надо над ней поработать и сделать из нее жену, достойную Гетина.

– Бабушка, а вы не заблуждаетесь? – нахмурившись, спросил Краног.

– Краног, порой ты бываешь просто невыносимым, – недовольно пробурчала миссис Лерри. – Можно с уверенностью предположить, что твоя мачеха меня не поддержит. Поэтому о моих планах мы ей не расскажем. Что ж, попытка не пытка. Надо попробовать. А сейчас за кофе обсудим наши планы.

– Наши? – удивленно переспросил Краног. – Бабушка, эти планы… не совсем наши. Вы же не можете обращаться с этой девушкой как с куклой. Она может воспротивиться. А потом, что на это скажет отец? Он же ее еще не видел.

– Но это ты попросил, чтобы я взяла ее к себе, – укоризненно произнесла миссис Лерри.

– Я хотел, чтобы она у вас немного пожила. Гетин получит увольнение, приедет домой, и тогда все станет ясно.

– Это все так неопределенно.

– Все равно, отец сегодня вечером должен с ней встретиться.

– И твоя мачеха закатит ему истерику?

– Бабушка, если все пойдет как вы хотите, то она, постоянно видя Сару, привыкнет к ней.

– Я хочу посвятить Сару в свои планы, – сказала миссис Лерри.

– Хорошо, – согласился Краног. – Но только предупредите ее, что вы должны посоветоваться со своим сыном. Посмотрите, как она отреагирует на ваше предложение.

Миссис Лерри задумалась. Затем она поднялась с кресла, подошла к окну и посмотрела в сад. Краног последовал за ней. Они увидели, что садовник, жестикулируя, о чем-то оживленно разговаривает с Сарой.

– Она его обаяла, – заметила миссис Лерри. – А ведь с незнакомыми он держится скованно.

– А я впервые вижу Сару Линтон улыбающейся.

– Но ты и в слезах ее не видел. Представляю, в каком состоянии она до этого пребывала.

– О, вы предлагаете мне стать вашей компаньонкой! – воскликнула Сара, держа в руке чашку с кофе.

– Хочу сказать, что поначалу я так и думала сделать, представив вас окружающим дальней родственницей, – ответила миссис Лерри.

– Я буду жить у вас, миссис Лерри?

– Да.

– До тех пор, пока Гетин не приедет на побывку?

– Это мы обсудим позже.

– Я согласна. Находясь постоянно с вами, я могла бы многому научиться и стать похожей на настоящую леди.

Сара взмахнула своими длинными ресницами и взглянула на Кранога.

– Да, конечно, – поспешно произнес он. – Уверен, что…

– Я понимаю, что росла совсем в других условиях и во многом от вас отличаюсь, – прервала его Сара, гордо вскинув голову. – Но я окончила школу для девочек из привилегированных семей, а живя в семье старого актера, прочитала всего Шекспира. Хозяин дома часто читал мне… произведения Теннисона… Диккенса.

– У меня нет предвзятого отношения к лондонцам, но я очень рада, что в вашем языке нет ничего от кокни, этого ужасного лондонского просторечия, характерного для уроженцев Ист-Энда, – заметила миссис Лерри.



– Но мне предстоит еще вернуться в Понтравон и встретиться с отцом Гетина. А вдруг он не захочет, чтобы я стала его невесткой?

– И что тогда?

– Не знаю. Видимо, придется до приезда Гетина найти себе какую-то работу.

– А моей компаньонкой вы не станете?

– Нет, – сказала Сара после паузы. – Думаю, это будет неразумно…

– Похоже, вы с Гетином совеем обезумели, – вздохнула миссис Лерри. – Тогда возвращайтесь в Понтравон и ждите моего сына. Если ваша встреча с ним пройдет гладко, то завтра же перебирайтесь ко мне. Дорогу вы знаете. У вас много багажа?

– Только один чемодан, – улыбнувшись, ответила Сара.

– В таком случае, нам с вами придется пополнить ваш гардероб.

– Я умею шить, – заметила Сара.

Миссис Лерри смерила ее взглядом и покачала головой. Ей показалось странным, что девушка, у которой совсем недавно умерла мать, не в черном платье, а в синем. Впрочем, подумала она, теперь молодежь траура совсем не соблюдает. Ну хорошо, сейчас расспрашивать ее об этом она не станет. Узнает позже.

– Отлично. У меня в шкафах полно разных кружев, лент и тесьмы. Мне доставит удовольствие в них покопаться.

– В таком случае если я перееду к вам, то у нас будет много дел, – улыбнувшись, ответила Сара.

Краног удивленно поглядывал то на одну, то на другую. Они такие разные, подумал он. Единственное, что у них общее, это – умение радоваться жизни. Если бабушка решила сделать из Сары настоящую леди, то ей придется совсем нелегко. Да, эта девушка умна, но и характер у нее, судя по всему, тоже есть.

В полдень, вернувшись в Понтравон, Сара, расположившись в комнате экономки, разматывала клубок пожелтевших от времени кружев – миссис Хауэлз попросила девушку их постирать и разложить на траве для просушки. Закончив работу, Сара положила кружева в корзинку и направилась на кухню. Голова ее была занята мыслями о предстоящем разговоре с мистером Лерри и о Гетине. Спускаясь по лестнице, она заметила, что входная дверь распахнута настежь. У двери, передавая шляпу и перчатки слуге, стоял высокий мужчина. Сара сразу поняла, что это и есть полковник Лерри, отец Гетина, – отец и сын были похожи друг на друга.

Увидев у подножия лестницы незнакомую девушку, полковник направился к ней.

– А я и не знал, что у нас гостья, – протягивая ей руку, сказал он.

Саре было приятно, что он так назвал ее. Однако за гостью выдавать себя было опасно – в любой момент могла появиться супруга полковника.

Неправильно истолковав молчание Сары, полковник продолжил:

– Простите, но я не помню, кто вы. Как вас зовут?

– Сара Линтон, – ответила она, и тут ее охватил страх, поскольку в холл вошла Клаудия Лерри.

Сначала она замерла в нерешительности, затем, увидев мужа, улыбнулась и подошла к нему.

– Я думала, что ты вернешься позже, – сказала она и поздоровалась с ним за руку. – Проходи. Сейчас я попрошу, чтобы подали чай. За чаем расскажешь мне о своей поездке.

– Клаудия, но… – полковник растерянно посмотрел на Сару, – но мисс Линтон…

Его супруга бросила на стоявшую рядом с миссис Хауэлз Сару холодный взгляд.

– Мисс Линтон, вероятно, вы не поняли, что остаетесь с миссис Хауэлз, а дверь на кухню за лестницей, – произнесла она, взяла мужа под руку и, оживленно болтая, повела его за собой.

Открыв дверь гостиной, полковник обернулся и вновь посмотрел на Сару.

– Клаудия, ты ведешь себя с этой девушкой довольно неучтиво, – тихо сказал мистер Лерри. – Пусть даже она и родственница или знакомая нашей экономки. Я принял ее за нашу гостью.

Клаудия Лерри вздохнула и подняла глаза на принесшую чай горничную.

– Ты лучше расскажи, как твои дела, кого повидал.

– Знаешь, мне удалось кое-что сделать касательно нашей шахты. В общем, я решил кое-какие технические вопросы, рассказы о которых тебя бы утомили.

Полковник посмотрел вслед скрывшейся за дверью горничной.

– Скажи, кто такая гостья миссис Хауэлз и почему ты так неприветливо с ней обошлась?

– Почему неприветливо? Просто я ей дала понять, что ей с нами нечего делать.

– И все равно, ты могла бы быть с ней повежливее. Она что, родственница нашей экономки? – Клаудия покачала головой. – Тогда кто же она?

– Почему она так тебя заинтересовала?

– Просто любопытно.

– Не хотела тебя волновать до вечера, но теперь придется.

– Волновать? – удивленно переспросил мистер Лерри.

– Ее прислал к нам Гетин, – ответила Клаудия.

– Гетин?

Она неохотно рассказала мужу подробности истории, приключившейся с его сыном, особо подчеркнув, что девушка низкого сословия, и назвала Гетина неразумным молодым человеком. После ее рассказа в комнате воцарилась тишина.

– Чья идея оставить мисс Линтон на попечение миссис Хауэлз? – наконец, спросил полковник.

– Кранога. Я так расстроилась, что сразу же ушла к себе в комнату.

– Да, он поступил… разумно. Но ты, Клаудия, могла бы проявить больше такта.

– Больше такта! – возмущенно воскликнула миссис Лерри. – Ты что, одобряешь намерение Гетина взять ее в жены?

– Честно говоря, нет. Хотя не по той причине, по которой ты ее так невзлюбила. Однако, демонстрируя избраннице нашего сына свою неприязнь, мы ничего не добьемся.

– Сейчас я тебе кое-что расскажу. Тогда, может быть, ты по-другому заговоришь. Знаешь, твоя мать собирается приютить мисс Линтон у себя.

Полковник вскинул брови:

– Моя мать? Как же она на это решилась?

– Краног их познакомил. Не понимаю зачем. И вот он и твоя мать решили, что девушка должна стать ее компаньонкой. Но ты не должен этого допустить. Отправь ее обратно в Лондон.

– Но ты же сказала, что ее мать умерла и жить ей не на что.

– Ну, дадим ей немного денег. Или пристроим ее к кому-либо из своих знакомых. Могу с уверенностью сказать, что из нее получится хорошая горничная.

– А как к этому отнесется Гетин?

– Он прислал ее к нам из-за жалости. И не более того.

– Мне кажется, ты не права, – задумчиво произнес полковник. – Видишь ли, я тоже не хотел бы допустить их брака. Но только не таким путем. Сначала обсужу все с Краногом, а потом поговорю с матерью. Надо узнать, что она задумала.

– Я всегда считала ее дамой с хитринкой.

– Ничего подобного, она просто непредсказуемая.

Полковник Лерри увидел свою мать в саду. Миссис Лерри сидела на скамейке под старым дубом. Из-за тени, падающей на ее лицо, трудно было понять, о чем она размышляет.

– Как приятно, когда мужчины в нашей семье, вернувшись домой, сразу же меня навещают, – весело произнесла пожилая дама. – Как твои дела? Выяснил, необходимо ли на шахте новое оборудование?

Полковнику обсуждать технические вопросы с матерью было куда легче, чем с супругой.

– Пока не знаю, имеет ли смысл его закупать. Надо все просчитать и только потом решить.

– А почему бы тебе не посоветоваться с Краногом?

– Ну, он почти не в курсе относительно дел на шахте, поскольку она со временем перейдет к Гетину.

– Несмотря на свой ум, ты иногда бываешь ненаблюдательным. Да, Гетин твой старший сын, но он прирожденный помещик со всеми вытекающими из этого последствиями. Управление шахтой его увлечь не сможет. Краног же, наоборот, человек практичный и дальновидный. В отличие от своего брата он крайне заинтересован в развитии шахты.

– Согласен, Гетин не такой, как Краног, но я уверен, что чувство ответственности у него со временем появится, и то, что по праву старшего брата должно принадлежать ему, я отбирать у него не стану.

– Ах, это все слова, слова… Ну хорошо, теперь ты знаешь, что я об этом думаю. Но ты же пришел не для того, чтобы обсуждать со мной вопросы наследства.

– Да, не за этим.

Полковник задумался, а потом сказал:

– Я пришел, чтобы побольше узнать об избраннице Гетина.

– Ты уже виделся с ней?

– Наша встреча была непродолжительной. Мне, вероятно, надо было бы с ней обстоятельно поговорить. Однако Клаудия мне о ней кое-что рассказала. Говорил я о ней и с Краногом и вот решил узнать и твое мнение.

– Ну а ты сам-то что думаешь об этой девушке? Каково твое первое впечатление?

Полковник помолчал. Ему вспомнилась спускавшаяся по лестнице Сара. Да, такой улыбке, как у нее на губах, могла бы позавидовать даже Мона Лиза, подумал он. Хотя первое впечатление часто бывает обманчивым.

– Мы обменялись с ней всего-то парой фраз, – сказал полковник погодя.

– Думаешь, она авантюристка?

– О нет! – воскликнул мистер Лерри и сам поразился своей горячности.

– Тогда не противься плану Кранога, о котором он тебе, наверное, уже рассказал. Мы приняли решение сделать из этой девушки леди, которая стала бы достойной супругой твоего старшего сына.

– Нет, я против этого. Гетин – наследник, и, несмотря на то, что он может жениться на девушке из небогатой семьи, лишние деньги ему не помешают. Чтобы полностью модернизировать нашу шахту, необходимы дополнительные средства. Более того, я не верю, будто браки между представителями разных сословий бывают счастливыми. Правда, у этой девушки хорошие манеры…

– И не только манеры, – прервала сына миссис Лерри. – У тебя, должно быть, короткая память. Ты что, забыл, что моя бабушка была из крестьянской семьи?

– Если покопаться в семейных архивах, то можно узнать о произошедшем с ней скандале, – заметил он с улыбкой. – Она сбежала, а потом опозоренная семья ее вернула. Думаешь, наши соседи отнесутся к этой девушке как к ровне?

– Об этом поговорим, когда я закончу с ней заниматься! Но Гетин должен на ней жениться, как только приедет из армии. А когда это произойдет, еще неизвестно. Так что время у нас есть.

– А пока она будет жить у тебя? В качестве кого?

– Скажем всем, что она наша дальняя родственница, которую я пригласила в качестве компаньонки. А что касается ее приданого, то об этом уж я позабочусь.

– Но ты же с этой девушкой только что познакомилась.

– Свои решения я принимаю быстро, и, между прочим, ни разу еще не ошиблась.

– Когда муж и жена принадлежат к разным сословиям, их брак не бывает счастливым, – заметил полковник. Мистер Лерри помолчал, а потом сказал: – Ну хорошо, пусть мисс Линтон живет у тебя. Только не считай, что я передумал. Я все равно считаю эту выходку Гетина неразумной. Очень даже возможно, что к тому времени, когда мой сын приедет на побывку, он эту девушку уже разлюбит. Он же у нас такой импульсивный. Кстати, Клаудия предложила пристроить мисс Линтон к нашим знакомым. Пусть она поработает у них горничной.

Миссис Лерри ничего не ответила, но у нее на губах теперь играла самодовольная улыбка. Полковнику стало ясно, что эту схватку с матерью он проиграл.

В тот же вечер он распорядился, чтобы Сара Линтон ужинала со всеми вместе, а супруге на ее вопрос ответил так:

– Раз уж моя мать решила выдать Сару за нашу родственницу, то она должна сегодня вечером сидеть за одним столом с нами, а не с экономкой. Завтра Сара переберется к моей матери.

Миссис Хауэлз, передавшая эту новость Саре, была сильно взволнована.

– Сегодня вы ужинаете с ними, – сообщила она. – Так распорядился полковник. Какой он добрый! Мистер Гетин весь в него!

Глаза у Сары заблестели. Ей захотелось расспросить экономку о своем женихе.

– Вам нравится Гетин?

– Его все любят, – ответила миссис Хауэлз. – Для каждого у него находится доброе слово. Если у кого-то случаются неприятности, он старается тому помочь. Но многие этим пользуются. А он помогает всем. Даже тем, кто этого не заслуживает.

От этих слов Саре стало неловко. Уж не считает ли миссис Хауэлз ее не заслуживающей помощи Гетина? – подумала она. Но он сам предложил ей поехать к его родителям. Да, она попросила его написать письмо, но только для того, чтобы в Понтравоне о ней не подумали ничего плохого.

– Дорогая моя, может, разденетесь и укутаетесь в мой плед? – спросила экономка. – А я тем временем освежу и поглажу к ужину ваше платье.

Для Сары, никогда не бывавшей в столовой семейства Лерри, ужин стал тяжким испытанием. За столом, рассчитанным на двенадцать персон, расположились четверо. Сара сидела напротив Кранога, за спиной у которого на стене висел портрет джентльмена в костюме из зеленого бархата и в шляпе со страусовыми перьями. У ног мужчины лежал терьер. В комнате было много других портретов, и Саре вдруг показалось, что все, кто на них запечатлен, осуждающе смотрят на нее.

Пока слуги перемещались по столовой, она сидела, положив на колени крепко сжатые ладони. Она боялась, что все увидят, как у нее трясутся руки, когда она возьмет нож и вилку. Если ее о чем-либо спросят, сможет ли она ответить без дрожи в голосе? Не выронит ли она из рук вилку или нож?

И тут она услышала голос Кранога:

– Сара, на большинстве висящих в столовой портретов изображены предки нашей семьи. Мужчина в зеленом бархатном костюме был роялистом, который в период Английской буржуазной революции сражался на стороне Карла I, следующий, так называемый «круглоголовый», был пуританином, но тоже роялистом.

Он продолжал рассказывать об истории их семьи, а полковник время от времени уточнял некоторые детали. Постепенно к Саре стала возвращаться уверенность в себе. Она даже сумела задать несколько вопросов по поводу двух портретов.

Клаудия Лерри сидела во главе стола и надменно посматривала на Сару. Нет, своего отношения к ней эта женщина никогда не изменит, подумала Сара.

После ужина Сара намеревалась вернуться в комнату экономки, но полковник этому помешал.

– Пройдите с моей супругой в гостиную, а я к вам сейчас присоединюсь, – сказал он.

Клаудия, не проронив ни слова, направилась в гостиную. Едва Сара вошла в ярко освещенную комнату, как ее охватила робость. На полу пушистый ковер, хрустальные канделябры, фарфор – вся эта роскошь ошеломила ее. Попивая кофе, она рассматривала фрески на стенах, на которых были изображены красивая девушка, сова и множество парящих в воздухе птиц. Ей очень хотелось узнать, что это означает, но, взглянув на непроницаемое выражение лица миссис Лерри, задать вопрос она не решилась. Однако пауза затянулась до неприличия, и Сара, набравшись храбрости, наконец, произнесла:

– На этих стенах представлен сюжет какой-то истории?

– Вы, несомненно, имеете в виду фрески, – заметила Клаудия Лерри. – На них изображена сцена из старой уэльской легенды. – Пожав плечами, она добавила: – Для вас такая комната, как наша гостиная, конечно же в диковину.

– Не сказала бы, – возразила Сара. – Я бывала в подобных гостиных, когда навещала свою мать в лондонском доме Гвиннов.

– Ну, городской дом нельзя сравнивать с загородным.

– В каких-то случаях да, – заметила Сара. – Слуги часто рассказывали мне о тех местах, которые считали значимыми.

– Для них все значимо, – ухмыльнулась миссис Лерри.

– У простых людей тоже есть чувство прекрасного, – возразила Сара, – Слуги гордятся тем, что работают в семьях со славной родословной… в красивых домах…

– Их оценки часто бывают ошибочными.

Сара решила промолчать. Она вспомнила свои кратковременные пребывания в доме Гвиннов, где во время трапезы слуги частенько рассказывали смешные истории о своих хозяевах и о дорогих вещах, которыми те обладали. Сара часто задавала себе вопрос: а знают ли эти богачи, какими сокровищами они владеют?

Как только мужчины вошли в гостиную, полковник Лерри тотчас бросил взгляд на пианино, затем посмотрел на свою супругу и, наконец, на Сару.

– Вы играете в шахматы? – с надеждой в голосе спросил он.

Девушка смутилась и покачала головой.

– Понятно… В таком случае, я вам немного почитаю. Может быть, что-то из Диккенса?

Пока полковник читал длинную описательную часть из «Дэвида Копперфильда», Сара думала о своем. Она остро ощутила, насколько сильно беззаботная жизнь семьи ее жениха отличается от ее собственной. Ей всю жизнь приходилось много работать, бороться с лондонской копотью и пылью, штопать, стирать, готовить, ходить по магазинам, а позже ухаживать за больной матерью. Для семейства Лерри подавляющую часть такой работы выполняли другие.

Неожиданно Сара поймала на себе пристальный взгляд черных глаз Кранога и отвернулась. Она по-прежнему считала, что он не может понять ее и посочувствовать. Прежняя холодность по отношению к ней исчезла, чтобы она чувствовала себя более свободно, за столом он разговаривал с ней, да и вообще устроил ее жить у своей бабушки, что давало ей возможность некоторое время не встречаться с его мачехой. Однако причина таких его действий оставалась для нее загадкой. Она полагала, что Краног, как человек благородный и хорошо воспитанный, поступить по-другому просто не может. Оторвав глаза от книги, полковник сказал:

– Мне кажется, что я своим чтением почти усыпил всех. Саре, думаю, хочется подняться к миссис Хауэлз, ну а мы сейчас пойдем спать.

Краног поднялся и, словно боясь, что Сара сделает что-то не так, открыл перед ней дверь и склонил в поклоне голову.

Уже находясь среди плюшевого уюта комнаты экономки семейства Лерри, Сара испытывала смешанное чувство облегчения и радости – за ужином, который для нее был настоящим испытанием, она вела себя достойно и ничем себя не посрамила…

На следующий день дверь дома миссис Лерри Саре вновь открыла Марта Джейн. Удивленно и в то же время с подозрением поглядывая на нее, она проводила гостью в отведенную ей комнату.

Фасад дома смотрел на озеро, из которого вытекала небольшая речка. За речкой возвышалась гора серо-зеленого цвета, а за озером виднелись поля с редко растущими на них деревьями.

– Постель проветрена и прогрета горячей сковородой, – сказала горничная.

Сара, смутившись, окинула взглядом кровать, покрытую бледно-розовым покрывалом, и поблагодарила Марту Джейн.

– Здесь так все красиво. А вид из окна просто очаровательный!

– Да, мисс, здесь у нас хорошо, – заметила горничная и заправила под чепец выбившуюся прядь седовато-рыжих волос. – Вы у нас надолго?

– Даже и не знаю, – ответила Сара.

Три дня спустя пришло письмо. Каждое утро Сара, находясь в столовой, затаив дыхание, наблюдала за миссис Лерри, как та, намазывая на тост масло и отпивая кофе, медленно вскрывала серебряным ножом конверты с письмами. Времени на то, чтобы сообщить Гетину о своем новом местожительстве, у Сары не было. Однако она догадывалась, что местному почтальону сказали, где она теперь живет.

– О, простите, Сара, – наконец произнесла миссис Лерри. – Это письмо вам.

Она передала конверт Саре, и та сразу же надорвала у него край. Вздохнув, миссис Лерри отложила в сторону протянутый девушке серебряный нож.

– О! – радостно воскликнула Сара. – Гетин приезжает на следующей неделе. Как это замечательно! Он пишет, что мы сразу же и поженимся.

– Да, конечно, – сухо произнесла миссис Лерри. – Хотя объявление о браке должно быть помещено в прессе за три недели до самой церемонии.

– Но он говорит, что сочетаться браком мы будем без церковного оглашения.

– А сколько времени он пробудет дома?

– Пишет, что неделю.

– Тогда о сочетании браком без церковного оглашения и речи быть не может, а Гетину необходимо выполнить все необходимые в данном случае формальности. Дорогая моя, вы должны понять, что Гетин, как наследник, не имеет права так поспешно вступать в брак. Вы же не хотите, чтобы по округе о вас поползли разного рода пересуды?

Сара покраснела. Вид у нее стал удрученный.

– Но это же наше дело. Правда? Гетина и мое.

– Могу заверить, что это совсем не так. Запомните, что ваш жених не кучер.

– Вы против нашего брака, – упавшим голосом произнесла Сара.

– Если вы собираетесь войти в нашу семью, то я, пока вы находитесь в моем доме в качестве компаньонки, буду указывать вам на все допущенные вами промахи. Как на серьезные, так и на мелкие. Или вы уже передумали стать женою моего внука?

– Нет, что вы! Пожалуйста, не думайте, что я такая неблагодарная.

– Я буду учить вас вовсе не для того, чтобы вы меня благодарили. За то, что мне самой доставляет удовольствие, я благодарностей не жду. Просто я хочу, чтобы вы поняли, что так называемый гражданский брак навредит и Гетину, и вам. Практически все наше окружение отвернется от вас.

Сара вздохнула.

– Ну а теперь я сделаю вам приятное, – продолжила миссис Лерри. – Сейчас пойдем и попытаемся из моего старого платья сшить вам новое. Гетину в нем вы непременно понравитесь.

Они вместе переделывали платье из тяжелого коричневого шелка. Когда уже к его горлу и рукавам пришивались тонкие кремового цвета кружева, в комнату вошла Марта Джейн и доложила, что пришел Краног.

– Вы слышали, что приезжает Гетин? – с порога спросил он.

– Да, – ответила миссис Лерри. – Сара тоже получила от него письмо.

– Отец безмерно счастлив. Он хочет обсудить с ним вопрос о закупке нового оборудования для шахты. Сам он решения так и не принял.

– А ты считаешь, надо его закупать? – спросила миссис Лерри.

– Я обеими руками за. Новая техника позволит повысить производительность труда, а соответственно, и прибыль.

– Гетина дела на шахте совсем не интересуют, – тихо заметила Сара. – Он ее не любит.

– Гетин унаследует ее, – поспешно произнес Краног. – Он ее никогда не закроет. Если только не сойдет с ума. Если же Гетин продаст шахту, то ни о какой ее модернизации можно будет уже не говорить, что выльется в недовольство тех, кто на ней работает.

– Он считает, что шахта портит ландшафт местности, – сказала Сара.

– Прежде чем такое сказать, ему следовало бы съездить в Южный Уэльс и посмотреть на тамошние угольные шахты и чугуноплавильные заводы. А наша шахта сравнительно небольшая, пыль от нее серая, а не черная, машин совсем немного. Да и расположена она рядом с маленьким поселком, где живут рабочие. Гетин не может не учитывать тот факт, что свинцовая руда обнаружена на нашей земле.

– Он говорит, что жизнь в поселке изменилась… к худшему. Его жители пристрастились к спиртному… участились случаи всякого рода правонарушений… нравственность у людей падает.

– Гетину следовало бы раскинуть умом и освежить свою память. Да, возможно, люди стали больше пить. И это понятно. Многие шахтеры – люди приезжие и не имеют здесь корней. А что касается падения нравственности, то я бы мог рассказать вам жуткие истории о полуголодных женщинах, вынужденных работать на полях. А сейчас их мужья работают на нашей шахте и приносят в дом достаточно средств, чтобы прокормить и одеть семью.

Миссис Лерри вставила в иголку новую нитку.

– Краног, работа шахты для тебя излюбленная тема для разговора, – заметила она. – Но нельзя же все время говорить только о ней. Знаешь, когда шьешь, всегда мучает жажда. Позвони и попроси, чтобы нам подали кофе. – Миссис Лерри приподняла с колен груду шелка и спросила: – Как ты думаешь, из этого шелка для Сары выйдет хорошее платье?

– Думаю, да, – ответил Краног. – Оно почти такого же цвета, как и ее волосы.

Сара удивленно подняла на него глаза.

– Ну вот, Сара, он уже говорит вам комплименты, – сказала миссис Лерри. – Это все же лучше, чем все время на вас нападать.

– А я на нее не нападаю, – возразил Краног. – Просто я хотел, чтобы она лучше поняла ситуацию с шахтой.

– Ха, лучше поняла! – взглянув на внука, воскликнула миссис Лерри. – Уж если на то пошло, не ситуацию, а твою точку зрения.

После полудня миссис Лерри велела подать ландо.

– Нам предстоит прогулка в экипаже, – предупредила она Сару. – Съездим в поселок, а затем и дальше. Туда, где дикая природа и все выглядит довольно романтично. В те края, взяв с собой удочки и ружье, частенько наведывался Гетин. А еще он ходил в расположенные на холмах фермерские хозяйства и за обедом обсуждал дела с их владельцами.

– Они любят его? Ну, эти фермеры.

– Да. У них тяжелая жизнь. Чтобы хоть что-то заработать, им приходится много трудиться. Земли-то у них не очень плодородные. Для них приезд Гетина настоящее событие.

Они проезжали мимо шахты. Сара с неприязнью смотрела на груды серого шлака и протекавший рядом ручей с бурой водой.

– Вам эти окрестности с детства знакомы, – сказала она миссис Лерри. – Неужели вы не видите, что после открытия шахты здесь все изменилось?

– Я научилась видеть не только шрамы.

– Не только шрамы? – переспросила Сара. – А что вы видите за ними?

– Для многих шахта стала источником неплохого дохода. Условия жизни у них значительно улучшились. Послушайте!

Миссис Лерри подняла руку. Из одного из сараев доносилась мелодия. То была старинная уэльская песня.

– Здесь во время работы поют, и, хотя эта песня печальная, люди чувствуют себя счастливее. Ведь не будь этой шахты, они бы пахали плугом бесплодную землю и пытались бы собрать с нее хоть какой-либо урожай.

Сара задумалась. Их экипаж приближался к поселку. Вскоре показались дома шахтеров. Сара их уже видела в день своего приезда в Понтравон, и их внешний вид очень ей не понравился.

– Неужели этим можно восторгаться? – спросила она.

– Дорогая моя, должна сказать, что все новое поначалу шокирует, а эти дома построены совсем недавно. Сейчас мы войдем в один из них, и вы увидите, как там живут.

Остановив ландо на обочине дороги, кучер помог женщинам выйти из экипажа, и те направились к стоявшим на склоне домам.

– Строить их было весьма трудно, поскольку, как сами видите, склон холма довольно крутой, – сказала миссис Лерри. – Пришлось разравнивать землю под каждый дом. А вот их сады так и растут на склоне. Землю насыпать очень дорого. Но и так полковник сделал все, что в его силах.

Она постучала в дверь ближнего к ним домика, выкрашенного яркой зеленой краской. На окнах его висели белые кружевные шторы. Женщина, открывшая им дверь, от удивления вытаращила на них глаза, такие же черные, как и у миссис Лерри.

– Ханна, – обратилась к ней миссис Лерри, – я привела с собой свою новую компаньонку. Хочу, чтобы она посмотрела, как у тебя красиво, а заодно и познакомилась с тобой.

– Рада вас видеть, мисс, – смущенно произнесла Ханна.

Комнаты в доме сияли чистотой. На отдраенных до блеска деревянных полах лежали ковры правильной геометрической формы, на стенах под стеклом висели картины. Проходя по дому, Сара одобрительно покачивала головой.

– Ханна, вам здесь нравится жить? – спросила миссис Лерри, когда они втроем вошли в кухню.

– О да, мэм, – без промедления ответила та.

Позже, когда они сидели за столом, застеленным белой гитофной скатертью, и пили чай с пирогом с начинкой из ревеня, Ханна кивнула на окно, выходившее в сад.

– У нас там хорошо растет черная смородина и крыжовник, – сказала она. – Видимо, потому, что мы посадили кусты на южном склоне.

Как только миссис Лерри и Сара отъехали от дома Ханны, Сара спросила:

– А где жила Ханна раньше?

– Я тебе покажу, – сказала миссис Лерри и самодовольно улыбнулась.

Они выехали из поселка и оказались на каменистом участке местности, поросшем вереском и утесником. На неровной дороге их ландо тотчас затрясло и закачало из стороны в сторону.

– Как здесь красиво, – сказала Сара.

– Да, – ответила миссис Лерри. – Сейчас вы рассмотрите эту красоту поближе.

Выйдя из экипажа, миссис Лерри повела Сару по ведущей к хижине тропинке. Подойдя к домику, она тростью ткнула в его дверь, и та со скрипом отворилась.

– Входить не надо, – заметила миссис Лерри. – Достаточно будет заглянуть.

Сара увидела неровный земляной пол, печную трубу, ободранные стены и забитые досками щели. В домике было темно, несло затхлостью. Сара поморщилась и попятилась.

– Всего несколько месяцев назад здесь жила Ханна, – сказала миссис Лерри.

– Но она хорошая хозяйка и не допустила бы в своем доме такого беспорядка, – заметила Сара.

– Да, конечно, но дом некоторое время пустует. А Ханна, несмотря на то, что постоянно убиралась и мыла, никак не могла создать в нем уют.

– А кому принадлежит этот дом?

– Естественно, не нам, – ответила миссис Лерри. – Этот дом для рабочих, и принадлежит он фермеру, на чьей земле стоит. Ну, что теперь скажете? Выиграла ли Ханна от того, что переехала жить в не очень красивый, по вашему мнению, дом?

Сара молча покачала головой и направилась к экипажу. Она обязательно расскажет об этом Гетину и спросит, что он об этом думает, решила она.

В день приезда Гетина Сара проснулась рано. Она встала с кровати и подошла к окну. За окном еще только начинал брезжить рассвет. Поняв, что она уже не заснет, Сара быстро оделась, накинула на плечи шаль и, никем не замеченная, вышла из дома. Чем дальше Сара шла, тем больше ее окутывал туман. Вскоре она потеряла ориентацию в пространстве. Сделав еще несколько шагов, Сара почувствовала, что идет по воде. Жуткий страх охватил ее, и она закричала. И почти сразу же перед ней в белой пелене тумана возникла темная фигура мужчины в длинном плаще. Персонаж из уэльских легенд, в ужасе подумала Сара. По словам миссис Лерри, эти люди появлялись из воды и, схватив первого, кого они встречали, утаскивали на дно озера. Сара кинулась бежать. Ноги все больше утопали в воде, юбки намокли и тянули вниз.

Глава 3

В просвете тумана Сара наконец-то поняла, что забрела в озеро. И тут сзади ее схватили чьи-то сильные руки и вытащили на сушу.

– Что вы задумали? Утопиться?

Узнав голос Кранога Лерри, Сара облегченно вздохнула.

– Я приняла вас за… одного из водяных, о которых мне рассказывала… миссис Лерри, – запинаясь, ответила она.

– Это одна из бабушкиных сказок, – засмеялся он. – Советую не воспринимать все эти сказки всерьез. В каждой из них реки и озера Уэльса кишат водяными. Говорят, в большинстве своем это красивые девушки-пастушки, которые выходят из воды вместе со своим стадом. Когда я вас увидел, то принял за одну из них. Послушайте, да вы вымокли. Что вы делаете здесь в столь ранний час?

– Я не могла больше спать. Была взволнована. Все мне казалось таким красивым.

– Волнуетесь в связи с приездом Гетина? – тихо спросил Краног.

– Да. А вы как здесь оказались?

– Я тоже не находил себе места. Наверное, это тоже вызвано приездом Гетина. Хотя я часто встаю очень рано. Еще до рассвета.

– А я не думала, что вас волнуют… красоты природы.

– Полагаете, что меня могут интересовать только такие вещи, как шахты и техника? – усмехнулся Краног.

Сара в ответ молча кивнула.

– Вы заблуждаетесь, Сара. Проблемы с шахтой не заслоняют от меня природу. Сара, да вы вся дрожите. Вам холодно?

– Да. Немного.

– Это плохо. Вот возьмите мою пастушью накидку, закутайтесь в нее и возвращайтесь в Таннант к бабушке. Могу с уверенностью сказать, что Марта Джейн уже встала. Она напоит вас горячим чаем, и вы согреетесь. Не можем же мы допустить, чтобы Гетина вы встретили простуженной.

Несмотря на протесты Сары, Краног снял с себя накидку из овечьей шкуры и набросил ее на Сару. Накидка оказалась такой длинной, что доходила ей до щиколоток.

– Ну вот, вы теперь похожи на пастушку из озера, – улыбаясь, сказал Краног.

Сара, придерживая полу накидки, смахнула с волос капли влаги, поблагодарила Кранога и сказала:

– Ну, я пойду, а вы, пожалуйста, передайте Гетину, что я его жду.

Время от рассвета до наступления сумерек показалось Саре целой вечностью. Она отутюжила свое новое коричневое платье, то и дело бегала в спальню, чтобы посмотреть на себя в зеркало. С минуты на минуту должен был появиться Гетин.

– Сара, пожалуйста, присядьте хоть на минуту, – видя, как она суетится, сказала старая миссис Лерри. – К тому времени, когда приедет Гетин, вы окончательно вымотаетесь.

Когда они пили чай, Сара, протягивая кусочек кекса миссис Лерри, спросила:

– Я… я надеюсь, что Гетин придет сюда, или вы полагаете, мне нужно пойти в Понтравон и ждать его там?

– Вам не следует ходить туда, – ответила миссис Лерри. – Никто вас не приглашал, а самой идти в дом не совсем прилично.

Сара от досады закусила губу. Как ей хотелось увидеть экипаж Гетина, увидеть, как он выходит из него и направляется к дому! Но его мачеха не позвала ее, и теперь Гетин, чтобы встретиться с ней, должен прийти в дом своей бабушки. Пообщается с членами своей семьи и отправится в Таннант… Сара пожалела, что из окна гостиной, в которой они сидели, не было видно крыльца. Наконец, она придумала предлог, чтобы выйти из дома, но миссис Лерри остановила ее.

– Вот попьем чаю, а потом продолжим шить лоскутное одеяло, – сказала она. – Сегодня прекрасная погода. Так что работать будем на лужайке под деревом. Вы с Мартой Джейн отнесете стол, и мы расстелим на нем одеяло.

У Сары упало сердце – она не будет видеть часов, а склонившись над шитьем, не заметит, как к дому подойдет Гетин.

– А не поздно ли сейчас заниматься одеялом? – спросила она.

– Закончить его мы, может быть, и не успеем, а вот начать сможем, – ответила миссис Лерри.

Сара с неохотой поднялась со стула и перед выходом из комнаты невольно посмотрела в окно. Крыльца дома видно не было. Она увидела лишь зеленую лужайку, спускавшуюся к озеру, а на ней щипавших траву овец.

Расположившись под деревом, Сара вырезала лоскуты ткани, скалывала булавками, а миссис Лерри сшивала их.

Время шло. Тени от деревьев становились все длиннее. Черные дрозды своим пением извещали о скором наступлении ночи. К этому времени Гетин должен был уже приехать. Сара настолько была погружена в свои мысли, что не сразу поняла, что миссис Лерри ей что-то говорит.

– Сара, я уже несколько раз сказала вам, чтобы вы с Мартой Джейн унесли все это обратно в дом, – сказала она. – Уже холодает.

Они сидели в гостиной, когда раздался звонок в дверь. Сара вскочила и хотела бежать к двери, но миссис Лерри остановила ее.

– Сара, дверь в наш дом открывает и докладывает о гостях Марта Джейн, – сказала она. – Пожалуйста, сядьте.

Сара опустилась в кресло и уставилась на дверь, которую через пару секунд отворил не Гетин, а Краног.

– Что-то случилось? – вновь вскочив, в ужасе воскликнула Сара. – Что-то с Гетином?

– Успокойтесь! Ничего не произошло, – внимательно глядя на нее, ответил Краног.

– Но где же тогда Гетин? Он приехал? Почему он не приходит?

– Сара! – возмущенно воскликнула миссис Лерри. – Пусть Краног присядет. Дайте ему возможность перевести дух. И вы тоже сядьте.

Сара села, лицо у нее вытянулось.

– Я пришел, чтобы принести извинения Гетина. Дело в том, что мачеха по случаю его приезда организовала прием, на который были приглашены наши знакомые. Прием уже закончен, но Гетина попросили проводить домой двух молодых дам. Так что к вам он зайдет чуть позже.

– А вы не могли проводить этих дам? – с горечью в голосе спросила Сара.

– Бог ты мой, конечно же нет! Да, я присутствовал там, но этот прием был устроен специально для Гетина. Поэтому, Сара, раньше он прийти не мог.

Сара внезапно почувствовала жуткую усталость. День тянулся бесконечно долго, а только теперь она узнала, что последние несколько часов Гетин находился от нее совсем близко. Неужели он не смог хотя бы полчаса уделить ей? Неужели Гетин во всем подчиняется своей мачехе?

– Женщины роились вокруг Гетина словно пчелы, – продолжил Краног, – а мужчины говорили только о спорте.

А она при этом не присутствовала, ее даже не пригласили! Сара вздохнула.

– А кто был среди гостей? – прервал ее мысли голос миссис Лерри. – Только наши соседи?

– В основном да, – ответил Краног и посмотрел на Сару. – Но были и Гвинны. Сейчас они живут в своем загородном доме.

Сара перевела взгляд на миссис Лерри, а потом вновь посмотрела на Кранога. Гвинны! – подумала она. Это те, у которых хорошенькая дочка-блондинка. Это про нее сказала мачеха Гетина, что она могла бы стать хорошей женой для любого из ее пасынков. Интересно, эта девушка тоже была на приеме?

– А Мэри Гвинн тоже присутствовала? – спросила миссис Лерри.

Краног кивнул и быстро произнес:

– Сара, вам это платье очень идет.

Девушка поблагодарила его за комплимент. Но не от него она хотела бы слышать комплименты в свой адрес, не его она хотела увидеть.

– Я, пожалуй, поднимусь к себе, – тихо сказала Сара и направилась к двери.

– Подождите, Сара, – окликнула ее миссис Лерри. – Прежде чем вы уйдете, я хотела бы вас заверить, что Краног сказал правду. Гетин действительно не мог прийти к нам раньше. Вы наверняка расстроены тем, что вас не было среди гостей Понтравона. Но поверьте, ваше появление на приеме было бы преждевременным. Для этого еще не подошло время.

Сара остановилась и с расстановкой сказала:

– Я не кукла, участвующая в представлениях Панча и Джуди, которую дергают за ниточки. Думаю, когда закончится мое, так сказать, «обучение», я буду уже не та, что сейчас. Но я этого не хотела бы.

Она ушла. Краног сел рядом с бабушкой и взял ее за руку.

– Бабушка, вы не должны обижаться на Сару, – сказал он. – Она вам весьма благодарна.

– А я на нее не обиделась, – сказала миссис Лерри. – Краног, эти несколько недель я слишком много занималась с Сарой этикетом и обращалась с ней словно с малым ребенком. Я постоянно ей говорила: держи вилку вот так, сиди прямо, ходи медленно и плавно. Сара должна была устать от моих нравоучений. Но она должна всему этому научиться. В противном случае, в обществе ее не примут. Видимо, мне надо было это делать деликатнее. Понимаешь, я не хотела бы превращать ее в бездушную куклу.

– В общем-то, она должна остаться такой, какая есть, – тихо произнес Краног.

Миссис Лерри стрельнула на внука глазами, и в этот момент дверь отворилась, и в комнату вошла Сара. Лицо у нее было возбужденным, в глазах стояли слезы.

– Простите меня за сказанное, – произнесла она, подойдя к миссис Лерри. – Не хотелось бы, чтобы вы считали меня неблагодарной.

Миссис Лерри кивнула на стоявшее рядом с ней кресло.

– Дорогая моя, присядьте, – сказала она. – Знаю, вы не можете быть неблагодарной. Я только что рассказала Краногу, как мучила вас, обращалась с вами как с маленькой. А вы же вполне взрослая.

– Я должна научиться всем правилам этикета. Но их так много, что боюсь, все я не запомню. Сделаю не так, как надо, и что тогда?

– Некоторые из правил заслуживают того, чтобы их не соблюдали, – улыбнулся Краног. – Не думаю, что бабушка их все соблюдает. Просто она руководствуется здравым смыслом. И вы поступайте так же.

– У меня может не получиться, – вздохнула Сара.

– Все получится! – воскликнула миссис Лерри. – Вы храбрая девушка, и первыми трудностями вас не запугать.

– Но это не из-за отсутствия храбрости, – упавшим голосом произнесла Сара. – Просто я не знаю… нужна ли я здесь?

И словно: в ответ на ее вопрос, раздался стук в дверь. На этот раз Сара осталась сидеть. Из прихожей донесся голос Гетина и радостный возглас Марты Джейн. Дверь отворилась, и в гостиную вошел Гетин.

За то время, пока они не виделись, Сара успела забыть теплый взгляд его карих глаз, привычку приглаживать ладонью жесткие волосы…

Увидев Сару, Гетин протянул к ней руки. Та, забыв обо всем, бросилась к нему. Не обращая внимания ни на брата, ни на бабушку, Гетин обнял Сару.

– Сара… дорогая, – прошептал он. – Ты простишь меня, что я сразу к тебе не пришел?

– Ну конечно, Гетин.

Держа ее за руку, он поздоровался с бабушкой и улыбнулся брату.

– Спасибо, что ты оказал мне поддержку.

Краног поднялся.

– Ну что же, я свой долг исполнил и могу возвращаться домой.

– Может, останешься? – предложила ему миссис Лерри. – Поужинаешь с Гетином и Сарой.

Краног кинул взгляд на сидевшую на диване и не замечавшую никого вокруг себя влюбленную парочку и покачал головой:

– Может быть, в другой раз… Только не сегодня.

Вспоминая неделю пребывания Гетина в увольнении, Сара признавала, что в тот вечер ее встреча с женихом прошла почти великолепно. Она убедилась, что Гетин любит ее. Об этом он сам ей сказал.

После ужина Гетин спросил миссис Лерри:

– Бабушка, а ваши цветы уже распустились?

– Если это предлог, чтобы прогуляться с Сарой по саду, то можете идти хоть сейчас, – сдержанно ответила миссис Лерри. – В такой темноте не только я со своим слабым зрением, но и вы цветов не разглядите.

Воздух в саду был напоен запахами вербены, желтофиолей и гиацинтов. Гетин держал Сару за талию. Ей хотелось, чтобы эта идиллия длилась вечно.

– Сара, завтра утром ты должна прийти в Понтравон и провести там весь день, – вернувшись с прогулки, сказал Гетин. – Я покажу тебе наш дом. Обедать и ужинать будем все вместе.

Иголка в руке миссис Лерри замерла.

– Что, твоя мачеха прислала мне приглашение? – спросила Сара.

– Зачем такие формальности? Хотя письменное приглашение в данном случае было бы более правильным.

– Или хотя бы устное, – пробурчала миссис Лерри.

– В таком случае, я бы предпочла туда не ходить, – вздохнула Сара.

Миссис Лерри достала из груды лежавшей на диване ткани ярко-оранжевый шелк и с торжествующим видом принялась за работу.

– Но почему? – воскликнул Гетин. – Как же так? Первый день моего пребывания дома я хотел бы провести с тобой, а ты не хочешь идти!

Сара объяснила причину, по которой она не может появиться в Понтравоне.

– Но я смогу уговорить мачеху принять тебя, – сказал Гетин. – Просто она весьма консервативный человек.

– Я не хочу, чтобы ее просили меня принять. Такое отношение ко мне вызвано не только ее чрезмерным консерватизмом. А кроме того… – Сара бросила взгляд на миссис Лерри, – я пока не уверена, что поведу себя, как полагается леди из общества. Но я этому обязательно научусь. Пока же твоя мачеха считает, что у меня плохие манеры. Так что, Гетин, не уговаривай меня.

– Не хочу вмешиваться в ваши дела, – перехватив обиженный взгляд Гетина, улыбнулась миссис Лерри, – но у меня есть хорошее предложение. Давайте устроим пикник. Правда, пока не сезон, но погода стоит отличная. Поднимемся в горы и покажем Саре живописнейшие места.

Гетин просиял.

– Давайте! – воскликнул он. – Для пикника я все устрою. Только отправимся туда рано. Бабушка, вы с нами поедете?

– Да. Для пикника я еще не такая старая. Кроме того, у меня есть крепкий посох. А если что, ты, Гетин, мне поможешь. Так что будем молить Бога, чтобы и завтра был теплый день.

На следующее утро все отправились в горы – Гетин с Сарой и миссис Лерри на коляске управляющего имением, а компания из Понтравона в фаэтоне. С организацией поездки, как объяснил Гетин, были некоторые трудности: мачеха пригласила к ним на этот день Мэри Гвинн и ее кузину. Однако Гетину с Краногом удалось уговорить их принять участие в пикнике.

– Рано утром мы послали слугу за дорожными платьями для мисс Гвинн и ее кузины.

Глядя на ехавший перед ними фаэтон, Сара испытывала зависть. Мэри Гвинн в батистовом платье коричневого цвета, в соломенной шляпке с темно-желтой розой выглядела великолепно. В сравнении с ней Сара, в перешитом муслиновом платье миссис Лерри, чувствовала себя Золушкой. Увидев, как Мэри, улыбнувшись что-то сказавшему ей Краногу, тут же помахала Гетину рукой, Сара оробела. Гетин, Краног и Мэри принадлежат к высшему обществу и в общении друг с другом держатся естественно. Сможет ли она преодолеть барьер, который разделяет ее и этих людей? Почувствует ли она себя когда-нибудь равной им? Как бы желая обрести уверенность в себе, Сара положила ладонь на руку Гетина.

По обочинам дороги росли одуванчики и малинового цвета вьюнки, дальше простирались желтые, красновато-коричневые и зеленые поля. Вскоре экипажи выехали на горную дорогу. Любуясь красотами сельского ландшафта, Сара забыла о своих страхах. Она и не заметила, как они свернули на узкую тропу, ведущую в долину. Спустившись по крутому склону, они объехали высокую скалу и оказались на лужайке. Неподалеку от нее текла горная речка.

– Это и есть место для нашего пикника, – сказал Гетин, помогая дамам сойти с коляски. – Ну как, нравится?

– Да, здесь очень красиво, – окинув взглядом склоны окружавших их гор, ответила Сара.

– Позже мы спустимся к реке, а потом я покажу тебе глубокие озера, в которых водится много рыбы.

– Кто-то сказал «спустимся к реке»? – игриво произнесла Мэри Гвинн и, не обращая внимания на Сару, взяла Гетина под руку. – Гетин, ты должен мне помочь. Покажи, где нам расположиться. Пойдем.

– Мэри, это – компаньонка моей бабушки, – сказал Гетин. – Ее зовут Сара Линтон.

Мэри Гвинн пристально посмотрела на Сару, сдвинула брови и, небрежно кивнув ей, повела за собой Гетина. Сара обескураженно смотрела им вслед. Какая бестактность со стороны Гетина – разве так он должен был ее представить?

Миссис Лерри, покачав головой, спросила:

– Сара, вы, когда были в лондонском доме Гвиннов, встречалась с Мэри?

– Я часто ее видела. Но только издалека. Правда, много лет назад мы с ней встретились. Для слуг на Рождество Гвинны всегда устраивали праздник с огромной елкой. Я была приглашена вместе с мамой. В тот день мисс Гвинн раздавала нам подарки. Помню, тогда на макушку елки прикрепили куклу, и все пытались ее достать. Я вышла победительницей.

– И Мэри подарила вам эту куклу?

Сара кивнула.

– Помню, в тот вечер она сама выглядела как кукла – в шелковом платье, вся в золотых украшениях…

– Да, она действительно похожа на куклу, – подтвердила миссис Лерри. – Не думаю, что она вас запомнила. Как я поняла, сейчас она вас не узнала.

– Мисс Гвинн вела себя со мной высокомерно.

– Не расстраивайтесь, Сара. Когда вы станете членом семьи Лерри, все изменится. – Миссис Лерри улыбнулась. – А сейчас я одной рукой обопрусь о трость, а другой – о вашу руку, и мы пойдем к тому месту, которое облюбовала Мэри.

Для миссис Лерри был поставлен стульчик, для остальных – табуретки. Прямо на траве расстелили гитофную скатерть, на нее на тарелках выложили дичь и мясо, бутерброды с толстым слоем сливочного масла, пирожные, фруктовые кексы и разных сортов сыры. Мэри Гвинн громко смеялась над какой-то шуткой Гетина, а Краног, улегшись на траве, откровенно флиртовал с ее кузиной.

– Как ни странно, но единственной горожанкой среди нас является Сара, – неожиданно заметил Краног.

– Сара? – удивленно переспросила Мэри Гвинн.

– Да, она, Сара Линтон, компаньонка моей бабушки. Вы с ней еще не познакомились?

Все посмотрели на Сару. Она смутилась. Зачем Краногу понадобилось привлекать к ней всеобщее внимание?

– У Сары на многие вещи довольно интересная точка зрения, – поспешно произнесла миссис Лерри.

– Мне нравится журчание реки, напоминающее шепот, – смущенно произнесла Сара, – блеяние овец… необыкновенная голубизна неба…

Краног пристально посмотрел на нее:

– Сара, хоть вы и выросли в большом городе, но в вас сохранился кельтский дух.

– Мне стало холодно, – неожиданно сказала Клаудия Лерри. – Мисс Линтон, не принесете ли вы мне мою накидку? Синюю. Она в фаэтоне.

Этой просьбой Клаудия Лерри низвела Сару до положения прислуги. Боже, какая бесцеремонность! Если она это сделает, мачеха Гетина дальше будет приказывать, подумала Сара, однако направилась за накидкой.

Когда она вернулась, Гетин взял из ее рук накидку и помог своей мачехе надеть ее.

После трапезы Краног повел Мэри Гвинн и ее кузину к реке. Как только Гетин собрался с Сарой последовать за ними, полковник Лерри остановил его.

– Гетин, я хотел бы с тобой пройтись, – улыбнулся он. – Ты дома уже второй день, а мы с тобой так толком и не поговорили.

Гетин мгновенно помрачнел. Подойдя к берегу реки, отец и сын сели на плоский валун.

– Я хотел бы обсудить с тобой дела на шахте, – сказал полковник после обмена общими фразами.

Гетин поддел мыском ботинка камешек и сбросил его в воду.

– Папа, нельзя ли отложить этот разговор до завтра?

Пока полковник думал, что ответить сыну, раздались чьи-то шаги. Мужчины повернули голову и увидели, что к ним приближается Сара. Мистер Лерри догадывался, что она, оставшись с его матерью и женой, в их компании долго пробыть не сможет. Он знал, что мать не любит Клаудию, а та против острых слов миссис Лерри всегда оказывалась безоружной.

– Я пройдусь по берегу, – сказал он сыну. – Учти, наш разговор о шахте всего лишь прерван. Так что завтра утром мы его продолжим, а затем поедем на шахту.

– На шахту? – эхом отозвался Гетин. – Я…

Но отец уже шагал вдоль реки.

– Я вам помешала, – подойдя к Гетину, сказала Сара. – Но мне было так не по себе в компании с…

Нежно проведя ладонью по ее волосам, Гетин прервал ее.

– Бедняжка Сара, – с участием произнес он.

– Отец хотел поговорить с тобой о шахте? – спросила она.

Гетин кивнул.

– А завтра, когда я хотел весь день побыть с тобой, он заберет меня на шахту.

– Интересно, когда-либо ты начнешь проявлять к ней интерес? – медленно произнесла Сара.

По выражению лица Гетина она поняла, что ее вопрос пришелся ему не по душе.

– Я тысячу раз говорил, что ненавижу эту шахту… эти жуткие серые холмы выработки… шахтное оборудование… дома, в которых живут шахтеры.

– Я была в одном из них, – заметила Сара. – И знаешь, в них чистота и порядок. Хозяйка, которая нас принимала, очень гордится им.

– Ты наслушалась Кранога.

– Да, он многое рассказал мне о шахте, знаю, что думает о ней ваша бабушка. Но, к твоему сведению, у меня самой есть глаза и уши.

– И к какому ты пришла мнению?

– Я слишком мало видела, чтобы составить собственное мнение.

– Может быть, скажешь, когда ты была в шахтерском доме?

– Гетин! – возмущенно воскликнула Сара. – В Лондоне ты рассказывал мне о шахте и какие у тебя из-за нее проблемы с отцом. Тогда я сочувствовала тебе. Да и сейчас я на твоей стороне. Правда, не во всем.

Заглушая шум реки, раздался чей-то голос.

– Это – Краног, – сказал Гетин. – Думаю, он хочет, чтобы мы присоединились к ним.

– Гетин, разумно ли нам идти к ним? Учитывая сложившиеся обстоятельства…

– Все равно пойдем к ним. – Гетин пожал плечами.

Увидев, что к ним приближаются Краног и Мэри с кузиной, Сара почувствовала себя неуютно. Неприятное чувство переросло у нее в страх, когда она заметила, какими холодными глазами смотрит на нее Мэри Гвинн.

– Мисс Линтон, вы в этих местах никогда не были? – сверля Сару глазами, спросила та. – Я слышала, вы приехали из Лондона. Что вас заставило приехать в такую глушь и стать компаньонкой?

– Мэри, – вмешался Краног, – люди в больших городах часто испытывают дискомфорт, и им хочется вырваться на природу. Сара, у нас с вами есть общие знакомые?

– Да, есть… один, – ответила Сара. – Так что я об этих местах наслышана.

Мэри Гвинн, продолжая в упор разглядывать ее, заметила:

– Никогда не думала, что миссис Лерри может потребоваться компаньонка. Она же ведет такой активный образ жизни, встречается с массой людей…

– Мне кажется, ей хочется иметь возле себя кого-либо помоложе. Видимо, чувствует, что силы ее уходят, – сказала Сара.

– Да, наверное, это так, – кивнула Мэри. Затем она подошла к Гетину и взяла его под руку.

– Ты говорил, что мы пойдем на речку купаться?

Гетин какое-то время раздумывал, а затем вместе с Мэри стал спускаться к воде.

– А нам ничего не остается, как идти за ними, – сказал Краног.

Он заговорил с кузиной Мэри о графстве Дорсетшир, откуда та приехала, о людях, о которых Сара никогда не слышала, и это вновь заставило ее подумать о том, что они принадлежат совершенно к разным кругам. Затем она увидела, как Мэри взяла руку Гетина, сняла с себя туфли и осторожно коснулась ступней воды.

– Ну что, купаться будем? – спросил Краног.

Кузина Мэри, сославшись на холодную воду, засмеялась, а Сара неожиданно согласилась. Если Гетин так легко изъявил готовность остаться с Мэри Гвинн, то она позволит Краногу поухаживать за собой, решила Сара.

Вода в горной речке оказалась действительно очень холодной. Когда Сара вошла в воду, у нее перехватило дыхание. Она вышла на берег, встала на плоский валун и огляделась. Краног, в отличие от своего брата, снял ботинки и носки и прошелся по воде.

Возле ног Сары, журча и искрясь, бежала вода и вливалась в крохотное озерцо. Вдали вершины окружавших ее гор были окрашены в красно-коричневые и синие тона – от голубого до кубового,[1] а у их подножия зелеными змейками тянулись узкие лужайки.

Когда они с Краногом прошлись по каменистому берегу и оказались так далеко от остальных, что ничего, кроме шума воды и криков птиц, уже слышно не было, то городская жизнь показалась ей далекой от настоящей жизни.

Краног сел на камень и поднял на Сару глаза.

– Вы, должно быть, и в самом деле та самая девушка-пастушка, – сказал он. – Я уже второй раз вижу, как вы выходите из воды. Вас следовало бы запечатлеть на картине. Знаете как? С развевающимися на ветру волосами, в плотно облегающем тело платье кремового цвета… И это ваше лицо…

Краног неожиданно замолк и нахмурился. Сара наклонилась и смахнула воду с подола платья.

– А я весь день думаю о том, как я жутко выгляжу на фоне Мэри Гвинн, – сказала она.

– Дорогая моя, Мэри похожа на самку павлина на курином насесте. Да, она довольно симпатичная девушка, но…

Он снова посмотрел на Сару, а та, увидев, какие у него глаза, от смущения вспыхнула.

– Вы так мне помогли, когда Мэри Гвинн стала меня расспрашивать. Спасибо вам за это.

– И я могу быть настоящим рыцарем, – ответил Краног и отвел от Сары взгляд.

Сара украдкой наблюдала за ним. Нет, он не просто красив, как его брат, подумала она. В его манерах нет той мягкости, которая присуща Гетину. Видимо, его что-то мучает. Теперь она окончательно поняла, что чувства неприязни, которое она к нему поначалу испытывала, у нее больше нет.

И тут до них донесся крик. Краног встал на камень и посмотрел вдаль.

– Похоже, наша красавица мисс Гвинн тонет, а мой старший брат ее спасает. Пойдемте посмотрим, что там случилось.

Мэри сидела на берегу и рыдала из-за своего поцарапанного колена и намокшего платья. Гетин взял ее на руки и отнес к месту пикника.

– Закутайте ее в пледы и дайте выпить коньяку, – сказала миссис Лерри. – Фляжку с коньяком я всегда вожу с собой. После этого ей сразу же станет лучше. И хорошо бы промыть ей колено. Сара с этим легко справится.

– Я замерзла! – рыдая, воскликнула Мэри. – У меня будет воспаление легких.

– Ну, если только вы сами этого не захотите, – заметила миссис Лерри.

Она помогала Краногу и Гетину укутать девушку в пледы, а Сара, промыв рану, перевязала ей колено носовым платком Кранога.

Когда полковник Лерри вернулся, он, узнав, что произошло с Мэри Гвинн, встревожился.

– Гетин, будет лучше, если ты поедешь с Мэри и ее кузиной в ландо, а мы чуть позже поедем за вами в фаэтоне. Девушкам лучше провести эту ночь в нашем доме.

– Да, это было бы лучше всего, – вздохнула Мэри. – Спасибо, полковник Лерри, за заботу.

Сара не сводила глаз с коляски, на которую садились Мэри со своей кузиной. Гетин, взобравшись на облучок, взял в руки поводья. Сердце Сары тревожно забилось. В этот день Гетина она видела практически только во время поездки. Завтра ему предстояло поехать с отцом на шахту и пробыть там весь день, а через несколько дней он уже уезжал. Огорченная Сара направилась снова к реке. Для нее пикник без Гетина был не в радость. Погода, словно в ответ на ее настроение, тоже стала портиться – небо заволокли тучи, подул холодный ветер, а вода в реке, совсем еще недавно голубая, окрасилась в серый цвет. К Саре подошел Краног и сказал:

– Уверен, Гетин не меньше расстроился, чем вы. Между прочим, я вызвался отвезти девушек домой.

– Гетин должен был согласиться, – заметила Сара.

– Да, но с нашим отцом трудно спорить.

– Теперь я поняла, что и ему я не понравилась.

– Но вы увидитесь с Гетином завтра.

– Не думаю. Завтра он едет с отцом инспектировать шахту. Это он сам мне сказал.

– Сара, его за это нельзя ругать. Он должен исполнишь свои обязанности.

– Обязанности? Во время отпуска? Да он же эту шахту ненавидит!

– Не важно, как он к ней относится, – заметил Краног. – По праву первородства Гетин все равно унаследует ее. Поэтому он обязан знать, как ею правильно управлять. По-другому и быть не может.

– И вы полагаете, для него шахта важнее меня?

– Вы рассуждаете по-детски, – сдержанно произнес Краног.

Лицо его было серьезным.

– Это для вас дела важнее женщины, – возразила Сара. – А Гетин совсем другой. Вам этого никогда не понять.

– Возможно, вы правы. На женщин, которые ведут себя как дети, у меня действительно нет времени. Пойдемте. Нас уже ждут. Да и погода начала портиться.

Они еще не доехали до Понтравона, как их фаэтон окутала изморось. Все сидели под зонтиками и молчали. Тишину время от времени прерывало недовольное бурчание Клаудии Лерри. Когда фаэтон остановился у крыльца Понтравона, она притворно слащавым голосом спросила свою свекровь:

– Мама, вы к нам зайдете?

– Да, Клаудия, – не раздумывая, ответила миссис Лерри. – Хочу посмотреть, как там Мэри. И больше ничего.

Мэри Гвинн лежала в постели. Рядом с ней стояла миссис Хауэлз.

– Мэм, я накормила ее овсяной кашей и обложила бутылками с горячей водой, – доложила экономка, с теплотой в глазах глядя на Сару.

– Ты все правильно сделала, – ответила миссис Лерри. – А где мистер Гетин?

– Он взял лошадь и поехал к Гвиннам, чтобы сообщить им, что произошло с их дочерью.

– Он мог бы и не ехать, а послать конюха, – сказал полковник Лерри.

Экономка помедлила, а потом ответила:

– Мистера Гетина попросила мисс Гвинн. Она боялась, что слуга не сможет толком рассказать, как все произошло, и ее родители будут волноваться.

– Не думала, что она так сильно беспокоится о своих родителях, – заметила миссис Лерри. – Ну что ж, похоже, Гетина мы сегодня уже не увидим. Пока он доедет, пока расскажет, потом обратно…

Она с ехидцей посмотрела на свою сноху.

– Ну а теперь я хотела бы снять с себя влажную одежду, и если Клаудия пригласит меня с Сарой отужинать, то мы ее приглашение с удовольствием примем.

Гнев, подобно молнии, промелькнул в глазах Клаудии Лерри.

– Если вы останетесь на ужин, я буду только рада, – взглянув на мужа, холодно ответила она. – Мисс Линтон может пройти в комнату миссис Хауэлз. Там она снимет с себя мокрую одежду и поужинает с ней.

– Если не возражаешь, то я бы хотела, чтобы Сара ужинала с нами, – сказала миссис Лерри.

– Мама, как вам будет угодно.

Поднимаясь по лестнице, Сара чувствовала на себе злобный взгляд Клаудии Лерри.

Глава 4

На следующее утро туман рассеялся и дождь прекратился. Выглянувшее солнце окрасило долину во все оттенки зеленого. Гетин, находившийся в библиотеке, с тоской смотрел в окно и чувствовал себя глубоко несчастным. В такой прекрасный день взять бы Сару и отправиться с ней на прогулку, с горечью подумал он.

На скрип двери он обернулся. В комнату вошел отец. Они поговорили о погоде, а затем полковник произнес:

– Ну а теперь о шахте.

– Папа, ты же знаешь, что она меня нисколько не интересует.

– В таком случае она тебя должна заинтересовать. Через год закончится твоя служба, и ты вернешься в Понтравон. И чем раньше ты окунешься в дела на шахте, тем лучше.

– Все, что связано с техникой, вызывает у меня отвращение.

– Ты получаешь от меня приличные средства только благодаря этой самой шахте.

Гетин поджал губы.

– Согласен, – продолжил полковник, – шахта портит пейзаж. Но она занимает небольшой участок земли. Не пойму, почему ты ее так ненавидишь.

– Этот вопрос мы уже обсуждали. И к общему мнению не пришли. Я хочу унаследовать только те земли, на которых я мог бы совершенствовать приемы земледелия своих арендаторов. Кроме того, я хочу заниматься спортом, встречаться с соседями, возможно, занять место мирового судьи.

– А ты знаешь, какие мизерные доходы имеют наши арендаторы? Плата за землю, которую я от них получаю, мизерная. Тем не менее я содержу их дома в надлежащем порядке. И делать это мне позволяют доходы с шахты. Если запасы свинцовой руды богатые, а шахта станет высокорентабельной, то и мы будем жить намного богаче. Кроме того, мы сможем повысить зарплату шахтерам.

– Но мы испортим ландшафт и превратим долину в маленький Южный Уэльс!

– Вздор! Нельзя сравнивать сталеплавильный завод с шахтой по добыче свинца. У нас никогда не возникнет огромных терриконов.

– Только серые холмы выработки по всей ныне цветущей и радующей глаз долине! – с горечью в голосе заметил Гетин.

– Да малая часть долины изменит свой вид. Но зато у людей будет что есть и где жить. Им не придется ради куска хлеба в непогоду пахать землю и получать с нее скудный урожай. Чтобы всем лучше жилось, надо чем-то пожертвовать.

– Но работа на земле для человека более естественна.

– Хочешь попробовать?

Отец и сын посмотрели друг на друга.

– Это все бесполезно, – наконец произнес Гетин. – Техника меня нисколько не интересует. Вот Краног… Он мог бы заняться делами нашей шахты.

– Этого я не допущу. Все обязанности по управлению всем имением лягут на тебя. Ты же, Гетин, не хочешь себя ничем утруждать.

– Папа, ты несправедлив ко мне.

– Я так не считаю. Ты все делаешь не думая. К примеру, – девушка, которую ты прислал к нам. Судя по ее происхождению и той среде, в которой Сара воспитывалась, она безоговорочно согласится с тобой. Я был готов принять ее в надежде, что ты окажешься более покладистым. Теперь же я понял, что тебе нужна девушка из нашего окружения, которая бы тебя во всем наставляла.

Имя девушки названо не было, но Гетин сразу понял, кого имел в виду отец. Неужели он настолько жестокий, что велит Саре уехать из Понтравона? – подумал Гетин.

– Я намерен жениться на Саре, – сказал он.

– Это обсудим позже, – собирая со стола бумаги, ответил полковник.

После полудня, выполняя поручения миссис Лерри, Сара боролась с нахлынувшим на нее чувством безысходности. Из Понтравона они уехали прошлым вечером. Гетин к тому времени так и не вернулся. Не только ей одной показалось, что у Гвиннов он пробыл слишком долго.

– Мисс Мэри могла бы у нас и не оставаться, – заметила миссис Хауэлз. – Если бы хотела, она могла бы сразу поехать домой.

– А как же ее колено? – спросила Сара. – Ему же нужен был покой.

– Колену? – переспросила экономка. – Рана-то была совсем пустяковой. Это я видела, когда развязала носовой платок. Уверена, что мисс Гвинн…

Сара прервала ее, поскольку она приехала не для того, чтобы судачить о Мэри Гвинн. Она была благодарна миссис Хауэлз за то, что та просушила и отгладила ее платье, а затем аккуратно уложила ей волосы в прическу.

– Я много раз видела, как мучаются служанки, делая своим хозяйкам прически, – сказала экономка. – А у вас хоть и волнистые, но такие послушные волосы. К тому же очень красивого цвета.

Сара поймала на себе восторженные взгляды всех, кроме Клаудии.

Ужин и завтрак прошли скучно. Миссис Лерри, пытаясь разрядить обстановку за столом, несколько раз обращалась к Саре. Однако никто их разговор не поддержал. Клаудия молчала и открывала рот, только когда ей задавали вопросы. Полковник с головой ушел в свои мысли, а Краног, похоже, потерял к Саре прежний интерес. В конце концов, поняв, что никого из родственников ей не разговорить, миссис Лерри умолкла и по дороге через парк ни слова не проронила.

Все следующее утро она намеренно занимала Сару всевозможными делами.

– Сегодня мы поедем смотреть опустевшую ферму, – неожиданно сказала она за обедом. – Я собираюсь ее купить. Она всего в нескольких милях. Поедем на двуколке. Пора вам научиться управлять лошадью. Возьмем самую спокойную.

– Сегодня? – в отчаянии воскликнула Сара.

– А чем вы недовольны? Вы же после обеда все равно свободны. Не так ли?

– Да, свободна, – тихо ответила Сара.

Она втайне надеялась, что Гетин, освободившись от дел на ненавистной ему шахте, вернется и приедет к ней.

– Сара, если вы намерены ждать Гетина, то это неразумно, – заметила миссис Лерри. – Так что наберитесь терпения. И не надо вешать носа. Я бы на вашем месте так не расстраивалась бы.

– Я… я не расстраиваюсь, – заметила Сара.

– Хотелось бы верить. Учтите, Гетин – избалованный молодой человек.

– Но я и не собиралась его ждать.

– Вот и прекрасно. Так вы поедете со мной на ферму? Я вас не принуждаю. Отвезти меня может и конюх.

– Нет, я с удовольствием поеду, – понимая, что миссис Лерри отчасти права, ответила Сара.

После обеда они взяли двуколку и поехали на ферму. За деревней они свернули на дорогу, обсаженную кустами шиповника и боярышника.

– Сильнее натяните вожжи, – сказала миссис Лерри, когда кобыла поскользнулась при подъеме на склон. – Позже вы их сможете ослабить.

Если Сара, управляя лошадью под наблюдением миссис Лерри, поначалу немного нервничала, то очень скоро, поняв, что она и животное стали чувствовать друг друга, успокоилась.

Они взбирались на поросший вереском склон горы, упиравшейся своей вершиной в синее небо.

– Как здесь красиво, – восторженно произнесла Сара.

– Да. В подобном месте трудно найти пустующий дом, в котором было бы так много комнат. Его владелец скончался, сыновья уехали, а вдова не в состоянии его больше содержать. Ну вот, мы и приехали.

Миссис Лерри кивнула на стоявший на вершине горы огромный белый дом. В ярких лучах солнца его белые стены слепили глаза.

– Хочу купить этот дом и сделать в нем детский приют, – сказала миссис Лерри.

– Зачем вам это?

– Здесь много причин. Видите ли, один мальчик должен был гонять с полей птиц. Ему пришлось долгое время провести на морозе, и у него развился жуткий ревматизм. Другой угодил в молотилку и стал калекой. Порой матери таких детей вынуждены работать в поле до самых родов. В результате младенцы появляются на свет врожденными уродами. Знаете, такое случается довольно часто.

Сара молча кивнула. Она видела на лондонских улицах детей-уродов с протянутой рукой.

– Вы верите, что настанет день, когда детский труд станет вне закона, а роженицам обеспечат надлежащий уход?

– До этого еще очень далеко. – Миссис Лерри печально улыбнулась. – Но уже сейчас все дети имеют право на бесплатное школьное образование. Правда, я прекрасно знаю, что здесь произойдет. Детям разрешат посещать школу, как только закончится сбор урожая, время сбора томатов и как только постригут всех овец.

– Думаю, детям здесь очень понравится, – заметила Сара.

– Да, конечно, – сказала миссис Лерри, и в ее карих глазах вспыхнули огоньки. – У них будет корова, они заведут себе кошек и собак.

Они слезли с коляски и, обойдя дом, подошли к двери. Миссис Лерри попыталась ее открыть, но дверь оказалась запертой.

– Да, нам следовало бы сначала съездить в город и забрать у хозяйки ключи. Ну да ладно, сделаем это в другой раз. Во всяком случае, вы видели это место. В доме я, конечно, сделаю ремонт и кое-что перестрою.

Они направились к двуколке.

– Подождите, – вдруг сказала миссис Лерри и указала на стоявший возле дороги ветхий домик. – Там живет престарелая супружеская пара. Хочу проверить, как они там.

Сара видела, как миссис Лерри быстро прошагала по тропинке к домику, открыла дверь и скрылась за ней. Когда спустя некоторое время она вернулась, Сара помогла ей взобраться в двуколку.

– Надеюсь, у старушки не холера, – тяжело вздохнув, произнесла миссис Лерри.

– Холера? – удивленно переспросила Сара.

– Ну да. Она все еще гуляет по этим местам. Но у старушки совсем не те симптомы, которые я наблюдала у пациентов в больнице. Дело в том, что несколько лет назад здесь свирепствовала холера.

– Вам не следовало входить в этот дом.

– Фи! Эта болезнь не такая заразная, как о ней говорят.

– В Лондоне холера косила людей сотнями. Я это сама видела.

– Да, конечно. Но это только в больших городах. В них для распространения этой болезни самые благоприятные условия – канализационные стоки попадают в питьевую воду, грязь, большая плотность населения…

Их лошадь уже бежала по укатанной дороге быстрой трусцой, когда впереди показалась двуколка из Понтравона. В ней сидели Гетин, Мэри и ее кузина.

Поравнявшись, оба экипажа остановились.

– Я везу Мэри домой, – явно чувствуя себя неловко, зачем-то сказал Гетин.

– Рада видеть тебя здоровой, Мэри, – сухо произнесла миссис Лерри.

– Я просто сильно замерзла, – ответила та. – А потом за мной так хорошо ухаживали…

Улыбнувшись, она многозначительно посмотрела на Гетина. Тот смутился еще больше.

– Нам надо спешить, – сказала миссис Лерри. – Я только что заходила к Морганам. Похоже у мисс Морган холера. Мне надо срочно вызвать к ней врача.

– Холера?! – испуганно вскрикнула Мэри. Гетин удивленно посмотрел на свою бабушку:

– Зачем вы подвергали себя такой опасности? А Сара?

– Спасибо, что ты и о ней проявил заботу, – ответила миссис Лерри. – Но в доме у Морганов я была одна.

– Гетин, – протянула Мэри, – мы должны ехать. Нас же ждут.

– Я к вам заеду, – улыбнувшись Саре, пообещал Гетин и, натянув поводья, стегнул свою лошадь.

– Фу, какая глупая девушка, – презрительно сказала миссис Лерри, когда их двуколка тронулась с места. – Вы при упоминании о холере не вскрикнули и не просили себя увезти.

– А зачем? – улыбнувшись, спросила Сара. Некоторое время они ехали молча. Сара думала о Гетине и Мэри. Поездка доставляла ей удовольствие, но большее удовольствие она испытывала бы, если бы рядом с ней был Гетин.

Они проехали через поселок. Впереди показался рудник.

– Жаль, что для того, чтобы попасть домой, каждый раз приходится проезжать мимо шахты, – сказала миссис Лерри.

– А я думала, вам все равно.

– Да, красивым это место назвать нельзя. Жаль, что свинцовую руду нашли так близко от дороги.

– А Гетин хотел бы, чтобы ее и вовсе не находили.

– Гетин против прогресса. Среди местных землевладельцев он такой один. Не каждому из них удалось найти на своей земле залежи полезных ископаемых.

– Он сказал мне, что многие из них открыли шахты, но они проработали совсем недолго. Для их владельцев это явилось сильным ударом.

– Добыча руды требует больших капиталовложений. Кроме того, для того чтобы шахта была рентабельной, ею надо грамотно управлять. Вот, например, мой сын. С самого начала он нанял опытного геолога. Тот установил, что залежи свинцовой руды есть, а затем, когда шахта была построена, советовал, как на ней работать.

Ели, стоявшие по обеим сторонам аллеи, в которую они въехали, заслонили от них рудник.

– Вообще-то Гетин мог бы спокойно пользоваться двойными благами, – сказала миссис Лерри. – За этими елями шахта, которая давала бы ему хороший доход, а здесь… – она указала на зеленеющие холмы и озеро, – нетронутая природа. Скажите ему об этом.

Сара покачала головой:

– Гетина никогда не интересовала шахта, а как заставить его проявить к ней интерес, я не знаю.

– Заставлять не надо. Попробуйте его переубедить.

Сара задумалась. Еще в Лондоне Гетин сказал ей, что, когда он отслужит в армии и вернется домой, управление шахтой, которая ему ненавистна, перейдет к нему. Тогда этот вопрос для нее был ясен: делами шахты он заниматься не должен. Сейчас же, вспоминая посещение шахтерского домика и разговор с его хозяйкой, которая гордилась своим жильем, она начала смотреть на проблему совсем иначе. Разве счастье и благополучие людей не важнее интересов одного человека?

За чаем Сара спросила миссис Лерри:

– Интересно, что думает об этой шахте Мэри Гвинн?

– Вам это надо знать? Уверена, что она не забивает свою головку вопросами, откуда берутся деньги. Тем более большие.

– А Гвинны богаты?

– Ну… Скажу так – не бедняки. Они практичные люди и браки заключают, в основном преследуя меркантильные интересы.

После чая Сара спросила миссис Лерри, может ли она прогуляться, и добавила, что она многого еще так и не поняла. Миссис Лерри тотчас дала свое согласие, но при этом заметила:

– Наверное, мне не стоило бы вас, молодую особу, отпускать одну. А вы не против, если вас будет сопровождать Марта Джейн?

– Но я совсем недалеко. Только по территории усадьбы. А Марте Джейн бесцельная прогулка вряд ли понравится.

Сара стояла на берегу озера и смотрела на искрившуюся зелеными огоньками тихую гладь воды. От плескавшейся в озере рыбы по воде расходились круги. И над всей этой красотой возвышалась окрашенная в красно-бурый цвет огромная гора. Из-за елей доносился приглушенный звук работающего шахтного оборудования. Сара недолго думая направилась в сторону шахты. Она пересекла обсаженную елями аллею и огляделась. Ее взору открылась панорама. То была странная смесь индустриального пейзажа и нетронутой природы: серые холмы из отработанной руды, зеленые, поля с пасущимися на них коровами и овцами, большой фермерский дом, окруженный амбарами и навесами. Поглотит ли со временем шахта земли этой фермы? – подумала она.

Уйдя в свои мысли, Сара не заметила, как к ней подошел шахтер. Это был мужчина средних лет с голубыми и очень умными глазами. Он коснулся козырька своей кепки и поздоровался на ломаном английском.

– Вы говорите по-английски? – смутившись, спросила Сара.

– Да. Немного. Однажды мне довелось работать вместе с выходцами из Корнуолла.

– Вы всегда были шахтером?

– Да. До приезда сюда я работал в графстве Кардиганшир.

– А почему вы оттуда уехали?

– Рудник, на котором я работал, истощился. Во всяком случае, так нам сказали. Может быть, компания, которой он принадлежал, обанкротилась. Так что я остался без работы.

– А что, если и на этой шахте руда закончится?

– Буду искать другое место, – ответил шахтер. – Но полковник человек хороший. Вся беда в том, что он не вечен. Говорят, его старший сын совсем… – Шахтер прервался и с тревогой в глазах посмотрел на Сару: – Скажите, а вы, случайно, не одна из… них?

– Нет. Я не из семьи Лерри. Так вам здесь нравится работать?

– Нравится? – удивленно переспросил мужчина. – Не думаю, что найдется шахтер, которому бы нравилась его работа. Постоянно в сырости, дышишь пылью. Нет, мы любим деньги, которые нам платят, а не саму работу. Но должен сказать, условия здесь лучше, чем на других шахтах.

– А зарплата у вас хорошая?

– Мне хватает. Но если цена на свинец на рынке упадет, то зарплату нам тотчас урежут. Всегда в таких случаях страдает шахтер.

Их беседа продолжалась долго. Шахтер сообщил Саре названия холмов и гор, показал ей расположенную в долине ферму.

– Похоже, в этот год у фермеров будет много сена, – обводя взглядом склоны гор, заметил он.

– Так вы были фермером?

– Нет, только мой отец, да и мой дед тоже. Думаю, работа на земле давалась им потом и кровью. Знаете, работая под землей, я часто думаю о них.

Глядя вслед уходящему шахтеру, Сара вспомнила, что рабочие, чей путь домой лежал через имение Лерри, должны были получить на проход специальное разрешение. Да, Гетин где-то прав, подумала она. Эти люди не любят свою работу и нанялись на шахту только из-за приличной зарплаты.

Войдя в дом, Сара услышала доносившиеся из гостиной голоса – миссис Лерри и Гетина. Сердце ее радостно забилось. Она быстро поднялась в свою комнату, переобулась и поправила волосы. Поборов желание сразу же бежать вниз, она села перед зеркалом, сделала себе новую прическу и повязала на шею подаренную миссис Лерри кружевную косынку. Нет, она останется в комнате и будет ждать до тех пор, пока ее не позовут.

Некоторое время спустя к ней пришла Марта Джейн. Войдя в комнату, она от удивления застыла на месте.

– Я вас поначалу и не узнала, – произнесла экономка. – Мисс, такая прическа вам к лицу. Миссис Лерри просила вас спуститься в гостиную.

Приколов к кружевной косынке большую камею матери, единственную ценность, которая у нее была, Сара вышла из комнаты.

– Ну наконец-то! – завидев ее, воскликнул Гетин. – А мы уже решили, что ты заболела и легла спать. Ты прекрасно выглядишь.

Миссис Лерри оглядела Сару с ног до головы и в знак одобрения улыбнулась. Сара села на диван рядом с ней. Новая, модная прическа и красивые кружева на ее платье придали Саре уверенности в себе.

– Надеюсь, поездка к Гвиннам и обратно тебе понравилась, – обратилась она к Гетину.

– Ну, кто-то же должен был отвезти девушек домой, – ответил он. – Этого требует… этикет.

– Правилам этикета я со временем обучусь, – сказала Сара. – Но девушек так же благополучно мог бы доставить и кучер.

– Дело не в их безопасности, – резко заметил Гетин.

Миссис Лерри кашлянула.

– Как там Гвинны? – спросила она.

– Они собираются к нам приехать.

– Что, все?

– Да. Миссис Гвинн говорит, что давно вас не видела и хотела бы с вами встретиться. Последние годы она тяжело болела, а недавно стала принимать какое-то новое лекарство и теперь чувствует себя гораздо лучше.

– Значит, она собирается приехать… Да, давно мы с ней не виделись. Что ж, встреча с ней обещает быть интересной.

Миссис Лерри поднялась.

– Пойду посмотрю, вернулся ли посыльный, которого я посылала за врачом, – сказала она. – Я попросила его поехать вместе с ним и узнать, чем больна миссис Морган.

Как только дверь за ней закрылась, Гетин перевел взгляд на Сару.

– Не думал, что ты будешь так демонстративно меня избегать, – укоризненно произнес он.

– Но ты и сам не очень-то хотел меня видеть.

– А что я мог сделать?

– Мог бы попросить Кранога отвезти Мэри Гвинн и ее кузину, – ответила Сара и, повернувшись, направилась к окну.

Гетин подошел к ней и, несмотря на ее протесты, обнял за талию и повернул к себе лицом.

– Сара, ты ревнуешь меня к Мэри? – спросил он и поцеловал ее.

– Ревную к Мэри? Конечно же нет!

Это была неправда. Ответить по-другому Саре мешала гордость. Как же она могла не ревновать его к той, у которой перед ней было столько преимуществ?

Но ласки и нежные слова Гетина сделали свое дело – чувство ревности утихло, и Сара успокоилась.

Они спустились в сад, где пышным цветом цвели малиновые люпины и золотистые желтофиоли. Среди такой красоты и с Гетином рядом Сара вновь почувствовала себя счастливой.

Расставшись с Гетином, Сара готовилась ко сну. Она стояла у окна и задумчиво глядела на посеребренную луной гладь озера, на черные силуэты холмов и проглядывавший сквозь деревья поселок. Наступит день, когда все это перейдет по наследству Гетину, а она будет жить с ним в Понтравоне.

– Да, Гетину с отпуском сильно не повезло, – сказала за завтраком миссис Лерри и передала Саре записку.

– Что-то произошло? – с тревогой в голосе спросила та.

– Да. Но не с Гетином.

Девушка впилась глазами в записку и стала ее вслух читать:

«Отец оступился и повредил лодыжку. Пожалуйста, передайте Саре, что прийти, как я ей обещал, не смогу…»

По мере чтения голос ее слабел.

– А мы собирались с ним в горы. На пикник.

– Вдвоем? – Миссис Лерри вскинула брови.

– Но нас бы никто не увидел. Гетин сказал, что в обход поселка есть дорога.

– Страшно не то, что вас увидели бы, а то, что вы были бы с ним наедине.

– Но в Лондоне мы часто оставались с ним наедине.

– Как можно сравнивать Лондон с нашей провинцией… Нет, Гетин не должен был предлагать вам такое. Ему-то следовало бы знать, какими могут быть последствия.

– Но я доверяю Гетину.

– В некоторых вопросах вы очень наивны. Пребывание с ним наедине вам, как юной леди, к репутации ничего хорошего не прибавило бы.

– Как же это скучно – быть леди!

Миссис Лерри поднесла к глазам лорнет и сурово посмотрела на Сару:

– Сара, если вы хотите выйти замуж за моего внука, то вы в первую очередь должны соблюдать правила этикета. Если не хотите стать настоящей леди, то вам прямая дорога на кухню.

– Может быть, там мне и место, – со вздохом ответила Сара.

– Ну, в это я ни за что не поверю. Все зависит только от вас.

Миссис Лерри вскрыла второй конверт, достала письмо и пробежала его глазами.

Позже, когда Сара сидела за шитьем лоскутного покрывала, миссис Лерри сказала ей:

– Поскольку Гетин завтра уезжает, а сегодня он наверняка занят делами отца, то мы можем поехать в Понтравон и проведать моего сына.

Это было как раз то, о чем мечтала Сара, а предложить то же самое она не отважилась.

– С огромным удовольствием, – тихо ответила она, пришивая малиновый лоскут к покрывалу. – И простите за то, что сказала за завтраком.

– Ничего страшного. Я толстокожая, а эта неделя для вас была мучительной. Считаю, что в целом вы держались достойно. Но хочу вас предупредить – с моей снохой будьте осторожны.

Клаудия приняла их в библиотеке. Она сидела рядом с мужем и всем своим видом давала понять, что их визиту она не рада. Сара же, вновь оказавшись в громадной комнате, заставленной высокими шкафами с книгами, нервничала.

Узнав, что боли в лодыжке у сына немного стихли, миссис Лерри спросила:

– А как мои внуки? Где они?

– Я послал их переговорить с управляющим шахты, – ответил полковник. – Надо срочно решить один вопрос. Думаю, Гетину это не повредит.

– А вы не расскажете мне о вашей шахте? – волнуясь, спросила Сара.

– Мисс Линтон, женщины о шахтах не говорят, – резко заметила Клаудия. – Это удел мужчин.

– А мне в графстве Флинтшир довелось разговаривать с женами владельцев шахт, – спокойным голосом произнес полковник Лерри. – Так вот они прекрасно разбирались в горнорудном деле.

– Я считаю таких женщин… по меньшей мере странными.

– Нет, Клаудия, ты не права. Если Саре интересно знать, как добывается свинец, то я хотя бы отвечу на ее вопрос.

– И я тоже послушаю, – поудобнее усаживаясь в кресле, сказала миссис Лерри. – Я старая женщина, и мне все равно, покажусь я кому-то странной или нет.

Она пару раз кашлянула.

.– А ты, Клаудия, тем временем попроси подать нам чаю. И проследи, как всегда, чтобы наши чашки были полными.

Клаудия дернула за шнурок колокольчика.

За чаем полковник Лерри рассказал Саре, как добывается свинец. Затем он попросил ее подойти к выходящему на восток окну.

– Взгляните! Если у вас острое зрение, то вы увидите вон на том маленьком холмике развалины старой стены.

Сара в ответ молча кивнула.

– В начале прошлого века там была шахта, – сказал полковник. – Чуть подальше свинцовую руду добывали еще во времена Римской империи. В отвалах были найдены монеты той эпохи. Представляете, какими примитивными способами добывался тогда свинец? Уже тогда было известно, что здесь находятся залежи полезных ископаемых. Кстати, поговаривали, что здесь могут находиться руды, содержащие серебро.

– Серебро? – удивленно переспросила Сара.

Она обратилась к мистеру Лерри с просьбой рассказать ей о добыче свинца только потому, что в спорах о шахте, которые могли со временем у них с Гетином возникнуть, она должна была хоть немного разбираться в предмете таких споров.

– Да. В свинцовой руде часто содержится серебро. На Королевский монетный двор поступает серебро, которое добывается в Уэльсе. А вот в Кардиганшире супруга одного из владельцев серебряных рудников очень гордится посудой из серебра.

– А у меня никогда не было серебряной посуды, – произнесла Клаудия.

– Дорогая, и в нашей руде обнаружено серебро, – улыбнулся полковник. – Правда, не так много, чтобы делать из него посуду.

– Боже, как это все скучно, – подавив зевок, сказала Клаудия.

– Клаудия, пусть он продолжает, – сказала миссис Лерри. – Ни мне, ни Саре пока не скучно.

Сара заметила, что у Клаудии в присутствии свекрови внутри все кипит, но выходу своим эмоциям она никогда не дает. Может, это потому, что миссис Лерри умнее ее? – подумала она. Интересно, почему полковник, добрый человек, взял в жены пусть и красивую, но жутко злобную женщину?

Сара, рискуя вызвать недовольство Клаудии, вновь обратилась к полковнику:

– А как здесь обнаружили руду?

– О, об этом ходят разные истории. Кое-кто скажет вам, будто слышал стук подземных человечков. Это такие загадочные существа, которые своим стуком извещают людей о наличии природных ископаемых. Наиболее правдоподобно выглядит рассказ о том, как некая женщина споткнулась о лежавший на земле камень, а тот оказался свинцовой рудой…

В этот момент дверь открылась, и в комнату вошли Гетин и Краног. Гетин сел рядом с Сарой. Клаудия велела принести еще чаю.

– Как я рада, что вы вернулись, – сказала она. – А то этот разговор меня совсем утомил. Мисс Линтон по поводу шахты устроила вашему отцу настоящий допрос.

– Сара… расспрашивала о нашей шахте? – сделав большие глаза, спросил Гетин.

Краног нахмурился и с подозрением посмотрел на Сару.

– Не думал я, что эта тема вас может так заинтересовать, – сказал он.

– А откуда вы могли знать, что может представлять для меня интерес?

– Да, вы абсолютно правы, – ответил Краног и взял с блюда бутерброд.

– Гетин, скажи, чем закончилась ваша встреча с управляющим? Ты изложил ему наши доводы?

– Отец, не сейчас. Здесь дамы. А потом, мне здесь многое непонятно. Для таких дел больше подходит Краног.

– Теперь этим заниматься должен ты. И пожалуйста, не будь таким безразличным.

– Ну, право! – взмолилась Клаудия.

– Прости, но Гетин своим поведением доводит меня до точки кипения.

– Отец, не стоит требовать от Гетина того, чего он не может, – вмешался в разговор Краног. – Он же в этих вопросах не специалист. Да и такого опыта, как у вас, у него нет.

Полковник Лерри нахмурился.

– Не говори о шахте, пока не подлечишь ногу, – сказала старая миссис Лерри. – Это же болезненная для тебя тема. Ну что ж, нам с Сарой пора уходить. Гетин, ты нас проводишь?

– И я тоже, – сказал Краног.

Они шли через парк – впереди Гетин и Сара, за ними миссис Лерри и Краног.

– Тебе не кажется, что Сара хорошеет с каждым днем? – спросила миссис Лерри.

– Этого я не заметил, – ответил младший внук.

– Краног, ты всегда был наблюдательным.

– Есть девушки и красивее Сары.

– Несомненно. Но ты должен признать, что Сара необычайно обаятельная девушка.

Краног некоторое время молчал, а потом вдруг резко ответил:

– Она мне кого-то очень сильно напоминает.

– Кого же?

– Никого конкретно. Однако в посадке ее головы и выражении глаз…

– Так ты не можешь сказать, на кого она похожа?

– Нет. А вам она никого не напоминает?

– Возможно… Кажется…

Звонкий смех Сары прервал миссис Лерри.

– Как чудесно они смотрятся, – заметила миссис Лерри. – Знаешь, Гетину не следовало бы огорчать отца. Скажи, он действительно равнодушен к шахте?

– Боюсь, что да. Если шахта перейдет к Гетину, то я не знаю, что с ней будет. Отец никак не решит, вкладывать в нее дополнительный капитал или нет. Но это потребует огромных денег. Возможно, он захочет образовать акционерное общество.

– Но он всегда был против привлечения к своим делам компаньонов.

– А что делать? Ведь встал вопрос о строительстве узкоколейки. Надо же как-то вывозить руду.

– По узкоколейке? – ахнув, воскликнула миссис Лерри. – А телегами?

– Нет. На телегах вывозить руду нерентабельно и медленно. К тому же возчиков с телегами мы сейчас нанимаем. Некоторые повозки в плохом состоянии. Кроме того, много руды теряется при транспортировке.

– Нет, Краног, план строительства узкоколейки мне совсем не нравится. Ведь она же пройдет по нашей долине.

– Гетин тоже будет против этого.

– А он еще об этом не знает?

– Не знает. Наверное, мне и вам не следовало бы об этом рассказывать.

– Но я буду нема как рыба. А ты, как я понимаю, за узкоколейку?

– Да, конечно. Узкоколейка свяжет шахту с ближайшим перевалочным пунктом, а от него до морского порта рукой подать.

– И вся эта территория превратится в отвратительную промышленную зону.

– Шахта расширяться не будет. Ведь запасы свинцовой руды постепенно истощаются.

– А если они истощатся, шахтеры останутся без работы и уедут, их дома обветшают, а вся долина будет покрыта огромными холмами пустой руды.

– Бабушка, вы слишком далеко заглядываете и в мрачных красках рисуете будущее. Такого может и не быть. Сейчас свинец в большой цене, а у нас богатое месторождение его руды, и работа налажена. Вот только если Гетин…

– Тебе бы быть, Краног, старшим сыном, а не ему.

Краног пожал плечами.

Услышав за своей спиной чьи-то быстрые шаги, он обернулся и увидел бегущего к ним младшего конюха. Лицо у него было белым, в глазах – испуг. Подбежав к Краногу, он подал ему записку, написанную наполовину на валлийском языке.

– Что случилось? – спросил его Краног.

– Не торопи его, – заметила миссис Лерри. – Видишь, как он напуган. Ну, дорогой мой, рассказывай, что там произошло. Только медленно.

– Мэм, полковник… В общем, несчастный случай.

– Да, мы знаем, что он повредил ногу.

– Нет, сэр, другой несчастный случай. Говорят, это произошло из-за лодыжки. Он… спускался по лестнице… лодыжка развернулась, и он…

– И он упал? – прервал конюха Краног. Тот кивнул.

– Что, на этот раз дело еще серьезнее? – упавшим голосом спросила миссис Лерри.

– Он упал головой вниз, мэм. Сразу послали за врачом, но…

– Я должен немедленно вернуться, – сказал Краног и повернулся к конюху: – Сообщи об этом мистеру Гетину. Он тоже должен вернуться. А вам, бабушка, лучше с Сарой идти домой.

– Нет, мы пойдем с вами. Только медленнее.

Миссис Лерри и Сара видели, как из-за угла дома выскочил всадник и помчался в сторону долины.

– Это за врачом, – тихо произнесла миссис Лерри. – Боже милостивый…

Глава 5

Краног сидел в библиотеке. В этот день из армии должен был вернуться Гетин. Уже прошел месяц, как трагически погиб их отец. После его похорон Гетин вернулся в часть, расквартированную в Йорке, и дослужил свой срок. Теперь, по возвращении домой, он становился владельцем имения Понтравон. За время отсутствия Гетина делами шахты по его просьбе занимался Краног. «До тех пор, пока я не решу, как с ней поступить», – сказал ему брат.

С того дня прошел месяц, а решения Гетин так и не принял. Его приезда с тревогой ожидал не только Краног. Управляющий, опытный горный инженер, постоянно задавал вопросы о судьбе шахты. Как раз в это утро он вновь спросил Кранога, что будет с их шахтой. Волновались о своей судьбе и шахтеры.

– Сэр, как только ваш брат вернется, пусть он поговорит с шахтерами, – сказал управляющий. – Они прекрасно понимают, что в такой отрасли промышленности, как горнодобывающая, бывают подъемы и спады. Естественно, что смена владельца шахты вызывает у них тревогу. Более того, ходят разговоры, будто мистер Гетин не очень-то в ней заинтересован.

– Мой брат никаких жестких мер принимать не будет.

– Тогда я им так и скажу.

– Нет, лучше не надо. У меня нет прав что-то им обещать.

Краног вышел из конторы и направился к навесу, под которым в наклонном чане промывали руду. Он поговорил с рабочими, а затем обратился к самому молодому из них:

– Ты предпочитаешь работать здесь, а не на ферме?

Рабочий сдвинул на затылок кепку и задумался. Краног огляделся и увидел, что оборудование и пол под навесом покрыты толстым слоем серой пыли. Ему невольно вспомнились поросшие густыми травами склоны холмов.

– Да, сэр, – ответил парень. – В основном из-за денег. Но мне нравится работать на машинах, и я, в отличие от некоторых, заниматься сельским хозяйством не намерен. – Он неожиданно усмехнулся и продолжил: – Жена меня за это осуждает. Она хотела бы, чтобы я работал в поле, а не на шахте. У нее новая печь с отличной духовкой, дом содержит в чистоте и меня в грязной одежде в дом не пускает.

Да, люди работают на шахтах лишь из-за высокой зарплаты, по дороге домой размышлял Краног. Наверное, они правы. Но не все рабочие ею довольны. На их сторону встают профсоюзы, которые пытаются заставить владельцев шахт пойти на уступки. И все же есть те, кого интересует горнорудное дело. Теперь у Гетина есть хорошая шахта, и, если правильно на ней работать… Краног вздохнул. И вновь все упирается в Гетина.

Мрачные мысли не покидали его весь день. Он предупредил слуг, что Гетина он будет ждать в библиотеке.

Краног посмотрел в окно и увидел стоявшего на берегу озера мужчину с удочкой. Вид рыбака навеял ему воспоминания о Саре. Он вспомнил то утро, когда она, словно пастушка, из легенды, неожиданно появилась из тумана. В последние дни он Сару почти не видел. На похоронах полковника Лерри она была вместе с его бабушкой и всю церемонию простояла рядом с ней. Затем они сразу же уехали домой. Семья Лерри воспринимала Сару как компаньонку миссис Лерри, а не невесту Гетина, а тот так и не нашел времени даже поговорить с ней.

Итак, брат возвращается! – подумал Краног. Интересно, захочет ли он сразу же сыграть свадьбу? А Сара? Придерживается ли она в отношении шахты того же мнения, что и Гетин? Станет ли она в этом вопросе его союзником или противником?

Наконец, на дороге показался экипаж. Это означало, что томительные ожидания для него закончились, что впереди непростой разговор о судьбе шахты.

– А где наша мачеха? – спросил за чаем Гетин.

– Она с утра уехала к Гвиннам, – ответил Краног. – Но к вечеру должна вернуться. После смерти отца она, похоже, с ними очень сдружилась.

– Ей, должно быть, одиноко. Скучает по нему…

– Да, конечно.

– О том, чтобы она отсюда уехала, не может быть и речи, – сказал Гетин. – По крайней мере до моей свадьбы.

– А как скоро она состоится?

– Ну, не сразу. Ведь шесть месяцев мы должны носить траур.

– И конечно же, Гетин, второй вопрос о шахте. О ней подробно мы можем поговорить и завтра, но о ее судьбе надо решать как можно скорее.

– А я уже все решил.

– И что же?

– Я избавлюсь от нее.

– Продашь?

– Нет, просто закрою. Насовсем.

– Гетин, ты не можешь закрыть шахту, которая приносит неплохой доход. Хотя бы продай ее.

– Она мне ненавистна. Я не хочу, чтобы она была на моей земле, и не допущу, чтобы она работала. Пусть эта шахта разваливается. Я хочу, чтобы моя земля была такой же, как и раньше.

– Нельзя лишать людей работы. Ты можешь сдать шахту в аренду и получать проценты.

– И смотреть, как она, уродуя ландшафт, будет разрастаться вширь? А арендаторы – сплошь аферисты. В общем, рано или поздно шахтеры все равно останутся без работы.

– Не все они аферисты. Я бы мог подсказать тебе, кому продать шахту или сдать ее в аренду.

Гетин поставил чашку с блюдцем на стол и поднялся.

– Пойду переоденусь, – сказал он. – А потом мне еще надо проверить ружья. Завтра утром я еду в горы охотиться.

– Гетин, завтра утром я хотел бы еще раз поговорить о шахте. Ты наследуешь имение, на территории которого, возможно, самые богатые в стране залежи свинцовой руды. Обсудим дела, а потом можешь отправляться на охоту.

– Ты не имеешь права мне диктовать. Имение теперь принадлежит мне, и я с ним что хочу, то и сделаю.

Оставшись один, Краног нервно заходил по комнате. Он не предполагал, что дело примет такой оборот. Столько работы было проделано, и теперь Гетин собирается шахту закрыть. Неужели у него совсем нет творческого воображения? – подумал Краног. А что на все это скажет Сара?

На следующий день Сара сидела с миссис Лерри в гостиной и из платка фиолетового цвета делала рюш для своего нового платья. На коленях у миссис Лерри лежали куски розовой и зеленой шерстяной ткани.

– Из всего этого получится красивое платье, – подняв глаза на Сару, заметила миссис Лерри. – Пусть оно будет розовым. Скажите… – она поднесла к свету розовую ткань, – этот цвет похож на цвет роз, которые я пытаюсь вырастить?

Сара не успела ответить – на пороге появилась Марта Джейн.

– Миссис Джоунс, – объявила горничная.

– Джоунсов много, – сказала миссис Лерри. – Которая из них?

– Ханна Джоунс, мэм.

– Сара, это та, у которой мы были в гостях. Марта Джейн, приведи ее сюда.

– О, мэм, она в гостиную не придет. Я провела ее на кухню. Она принесла вам уэльских пирожков и домашнее варенье.

– Как это мило с ее стороны, – сказала миссис Лерри и аккуратно положила на диван куски ткани. – Ну, Сара, пойдемте на кухню.

Ханна Джоунс сидела за столом, заваленным принесенным ею угощением. На ней было серое фланелевое платье в полоску, шаль и черная с белым краем шляпка.

– Мэм, я пришла по поводу часовни, – улыбнулась она.

Миссис Лерри поблагодарила ее за подарки, а затем сказала:

– Да-да, Марта Джейн кое-что о ней мне говорила. Вы собираетесь ее построить сами и, насколько я поняла, не хотите, чтобы в ваши дела вмешивались остальные.

Ханна пошаркала по полу ногами. Марта Джейн с опаской посмотрела на стоявшую в углу фисгармонию, на которой лежал всегда открытый псалтырь, а затем перевела взгляд на свою хозяйку. Попугай Марты Джейн, сидевший в клетке на приставном столике, пропел первые строчки одного из уэльских псалмов.

– Эта птичка все прекрасно понимает, – заметила миссис Лерри.

– Она очень набожная, мэм, – сказала ее служанка.

– На строительство часовни требуются огромные средства, – сказала Ханна Джоунс и расправила складки на своей шали. – Гораздо больше, чем мы думали. И потом, мы вовсе не собирались делать все только своими силами. Но если вам, мэм, не нравится, как мы поем наши псалмы…

– Ну что вы! – прервав ее, воскликнула миссис Лерри. – Совсем наоборот. Мы с Мартой Джейн почти каждое воскресенье поем их. А иногда и по будням тоже.

Она заметила, что ее служанка нахмурилась.

– Да я вам просто завидую, – положив руку на колено Ханны Джоунс, продолжила миссис Лерри. – Когда я слышу, как вы поете псалмы, то замираю. Но вы же меня петь их не приглашаете…

– Мэм, правильнее было бы сказать не «замираю», а «на меня снисходит Божья благодать», – заметила Марта Джейн.

– Давай не будем об этом спорить. Ну хорошо, Ханна, если вам нужна моя помощь, то я пожертвую на строительство часовни столько, сколько смогу.

– О, мэм, спасибо. Огромное вам спасибо.

Миссис Лерри поднялась.

– Марта Джейн, а твой попугай мог бы подпевать нам «аллилуйя».

– Хорошо, мэм, я попробую его этому научить, – ответила служанка. – О, этот день я запомню на всю жизнь.

– Ханна, через пару дней я к вам загляну, – сказала миссис Лерри и направилась к двери.

– Миссис Лерри, я еще хотела вас спросить о шахте, – окликнула ее Ханна.

– О шахте? – переспросила миссис Лерри. – Но я, Ханна, к ней никакого отношения не имею. По этому вопросу вам следовало бы обратиться к одному из моих внуков. Теперь, когда полковника…

Спазм сдавил ей горло, и она замолкла.

– Простите, что я невольно напомнила вам о том трагическом для всех нас дне, – сказала Ханна. – Но нас, жен шахтеров, волнует судьба шахты. Зачем тогда строить часовню, если мистер Гетин закроет шахту?

Сара обвела взглядом лица трех женщин и увидела, что Марта Джейн пристально смотрит на свою хозяйку, а добрейшая Ханна Джоунс скорбно поджала губы. Она понимала, что ответ на этот вопрос мог дать только ее жених. Если Гетин намерен закрыть шахту, неужели он не понимает, что станет с рабочими? – подумала она.

– Ханна, – прервал ее мысли голос миссис Лерри, – никто из моих родственников не поступал жестоко ни со своими рабочими, ни с арендаторами. Я не могу обещать, что шахту не закроют, но заверяю вас: если такое случится, то со всеми вами обойдутся справедливо.

Ханна, улыбнувшись, присела в реверансе, но глаза ее так и остались печальными.

– Сара, – проходя по холлу, сказала миссис Лерри, – садовник сказал, будто клубника, что посажена у южной стены, уже созрела. Может быть, вы соберете ее нам на десерт?

Чуть позже, надев соломенную шляпку и муслиновое платье, в котором она была на пикнике, с корзинкой в руке Сара открыла чугунную калитку, ведущую в сад. Там росли сливовые, грушевые и нектариновые деревья, защищенные от холодных ветров стенами, а на расположенных в строгом геометрическом порядке грядках зрели овощи и ягоды. Ей, выросшей в большом городе, все здесь было в диковинку. Поставив корзинку на землю, Сара опустилась на колени и стала собирать ягоды.

Услышав, как скрипнула калитка, она повернула голову и увидела шедшего по проходу между грядок с овощами Кранога. Сидевшей на корточках Саре он показался очень высоким.

– Эта шляпка вам очень идет, – подойдя к Саре, улыбаясь, сказал Краног. – Между прочим, сразу видно, что вы лакомились клубникой.

Поднявшись, она быстро вытерла тыльной стороной ладони губы.

– Ну а теперь вы все размазали по своему лицу. Позвольте, я…

Краног достал из кармана белоснежный носовой платок и, несмотря на протесты Сары, вытер ей рот и подбородок. При этом он держал ее за плечо, его лицо находилось очень близко, и в глазах Кранога было нечто, что заставило Сару покраснеть.

– Ну вот, – сказал он, снимая руку с ее плеча, – следы преступления уничтожены.

– Вы… Вы пришли к миссис Лерри?

– Нет. Я видел ее мельком. Это с вами я хотел встретиться.

– Со мной? – Сара вскинула брови.

– Да. Мне нужна ваша помощь.

– А чем же я могу вам помочь?

– Я хотел поговорить с вами о Гетине. Как вы знаете, вчера вечером он вернулся. Я сразу же задал ему вопрос о шахте. Он ответил, что шахту будет закрывать. Мне жаль не только шахту, но и тех, кто на ней работает, их семьи…

Сара удивленно посмотрела на Кранога. Она всегда считала его человеком до некоторой степени бездушным. Ей даже показалось, что последняя фраза, которую он произнес, предназначалась лишь для того, чтобы она в вопросе о шахте приняла его сторону. Но тут Сара вспомнила Ханну Джоунс, которая совсем недавно сидела у них на кухне, ее лицо, которое поначалу озарила счастливая улыбка, когда миссис Лерри пообещала пожертвовать на строительство часовни, а потом при упоминании имени Гетина оно сразу же помрачнело.

– Гетин хочет быть только помещиком.

– Он мог бы им быть, а управление шахтой кому-нибудь передать.

Сара уже хотела спросить кому, но Краног продолжил:

– Вы полагаете, уволенные шахтеры смогут найти работу? Не думаю, что Гетин им сможет что-то пообещать.

– А что он сможет пообещать?

– Ну, дать им письменное обещание, что поможет найти работу. В нашем округе ведутся геологоразведочные работы. Почти все они заканчиваются неудачей, однако небольшие месторождения все же находят.

– Но люди, оставшиеся без работы, могли бы вновь заняться сельским хозяйством.

– На склонах этих холмов? Да многие из этих людей, чтобы прилично заработать, работают не только на шахте, но и на фермах.

– Но Гетин говорил, что и на севере и на западе страны полно других шахт.

– И только на нескольких из них требуется рабочая сила. Горнодобывающая промышленность – отрасль экономики нестабильная. На многих шахтах добыча руды ведется нерентабельно. Это вызвано плохим управлением. Кроме того, многие их владельцы в целях получения быстрых денег ведут работы неправильно. Здесь еще много и других аспектов.

– Ну а я что могу сделать?

– Сара, я хочу, чтобы вы убедили Гетина в том, что он делает ужасную вещь. Ведь время, когда можно было бы безболезненно закрыть нашу шахту, уже прошло.

Сара придерживалась точно такого же мнения. Но, может быть, есть какой-то другой выход? – подумала она. В том, что Гетин хотел избавиться от шахты, она отчасти поддерживала его. Однако при мысли о том, что станет с такими, как Ханна Джоунс ее охватывала тревога. Но можно ли верить Краногу? Не сгущает ли он краски?

Сара понимала, что закрытие шахты явится для него сильнейшим ударом.

– Вам очень нужна эта шахта? – спросила девушка.

Он долго смотрел на Сару, а затем взял ее за руку.

– Отпустите, – взмолилась она. – Вы мне делаете больно.

Краног отпустил ее руку.

– И это все, что вы можете мне сказать? – спросил он. – Неужели вы думаете, что я обратился к вам за помощью, преследуя лишь свои корыстные интересы? Если так, то я только теряю время. Что ж, собирайте свои ягоды.

Краног резко повернулся и, топча росшие на грядках овощи, быстрым шагом пошел к калитке. Когда та скрипнула, Сара опустилась на колени и продолжила собирать клубнику. Однако сбор ягод прежнего удовольствия ей уже не доставлял. Солнце закрыли тучи, и ей вдруг стало грустно.

Набрав полную корзинку клубники, Сара вернулась в дом, вошла на кухню и поставила ягоды на стол.

– Мистер Краног помогал вам? – поинтересовалась Марта Джейн.

Сара сняла с головы шляпку и пригладила волосы.

– Нет.

– Какие чудесные ягоды! Позже из мелких сварим вкусное варенье.

Окинув взглядом кухню со стоявшими на широком подоконнике окна горшками с красной геранью, Сара ушла. Она поднялась к себе и стала переодеваться. Выглянув в окно, она вдалеке увидела быстро идущего по парку мужчину. Это был Гетин. Встречу с ним она ждала с надеждой и тревогой. Вчера, вернувшись домой вечером, Гетин не зашел к ней. Но она его за это не винила, поскольку понимала, что он занят семейными делами. Ему надо было решать с родными вопросы, связанные с их имением, в том числе и с шахтой.

Сара с неприятным чувством вспомнила недавний разговор с Краногом и причину, по которой он хотел встретиться с ней. А может, Гетин принял во внимание тяжелое положение, в котором окажутся шахтерские семьи, и изменил свое решение закрыть шахту? – подумала она.

Войдя в гостиную, девушка поздоровалась с женихом, разговаривавшим со своей бабушкой, и, наблюдая за ним, отметила про себя, что он прекрасно выглядит.

Позже Гетин повел ее в сад. Погода к тому времени окончательно испортилась. По склонам холмов полз густой серый туман, дул холодный порывистый ветер. В воздухе ощущалась влага. Сара поежилась и плотнее закуталась в шаль.

– Как быстро здесь меняется погода, – сказала она. – Днем, когда пришел Краног…

– Краног? Он что, здесь был? Что он хотел?

– Краног весьма обеспокоен твоим решением закрыть шахту.

– Ты мне нового ничего не сказала, – мгновенно помрачнев, заметил Гетин. – Я уже это знаю.

– Особенно его беспокоит судьба шахтеров и их семей.

– Вздор! Кое-кто из них будет работать у нас в имении. Ведь нам потребуется больше садовников. А потом, здесь есть пустующие фермы…

– Но шахтеров много, – прервала Гетина Сара. – Ты уверен, что им всем найдется работа?

– Сара, дорогая моя, – он обнял ее за плечи, – ты позволила Краногу переманить себя на его сторону. Ты же знаешь, как он заинтересован в этой шахте. Он готов бороться за нее всеми доступными способами. Как наш отец… – Голос у него дрогнул, глаза затуманила печаль. – Я не рассказывал тебе, что в тот день, когда он погиб, мы говорили с ним о шахте. Он обвинил меня в отсутствии к ней интереса, повысил на меня голос. С той поры я думаю, а не я ли стал виновником его гибели. Может, он был так сильно расстроен, что не удержался на лестнице и…

– Дорогой мой, – ласково произнесла Сара, – ты не должен себя за это винить. Никто не может с полной уверенностью сказать, почему это произошло.

Гетин обнял ее и, целуя, сказал:

– Сара, как только закончится траур по отцу, мы с тобой поженимся. Ты станешь хозяйкой Понтравона.

– А твоя мачеха?

– В Понтравоне хватит места для вас обеих, – улыбаясь, ответил Гетин.

– Но она же меня ненавидит!

– Сара, ты все преувеличиваешь. Она очень скоро свыкнется с мыслью, что мы муж и жена.

Долину закрыла сплошная пелена дождя.

– Нам лучше вернуться в дом, – сказала Сара.

В тот вечер в Понтравоне вновь был поднят вопрос о судьбе шахты. Клаудия от Гвиннов вернулась не одна, а с Мэри.

– Конечно, во время траура мы не должны никого у себя принимать и ни к кому ездить в гости, – заметив изумление на лице Кранога, сказала она. – Но я подумала, что будет совсем неплохо, если Мэри пару дней погостит у нас. Разве не мило с ее стороны, что она приняла мое приглашение?

– Да… очень мило, – ответил Краног и перевел взгляд на Мэри.

Та была в ярко-зеленом батистовом платье и повязанном на шее платке.

Красивая девушка! – подумал Краног. Вот только платье она надела не по случаю!

В тот вечер он внимательно наблюдал за ней. За ужином Мэри неожиданно проявила интерес к их шахте и, несмотря на хмурое выражение лица Гетина, постоянно спрашивала о ней. Со своими вопросами она обращалась главным образом к Краногу. Поначалу он спокойно отвечал ей, а потом не выдержал и довольно резко произнес:

– Мэри, что толку спрашивать о шахте, если Гетин ее закрывает? Можно считать, что ее уже нет. Давайте поговорим о вещах более… реальных.

Мэри, как видно, только и ждала такого ответа.

– Гетин! – воскликнула она. – Но это же несерьезно. Закрыть шахту! Но почему? Она же может приносить приличный доход. В крайнем случае, ты мог бы продать ее за огромные деньги.

– Нет, шахту я просто закрою. Вот так-то! – заявил Гетин.

В Мэри, судя по всему, сработала практическая жилка, которая была у всех членов семейства Гвинн.

– Умоляю тебя, пересмотри свое решение, – глядя на него широко раскрытыми глазами, произнесла она. – Ты же добровольно лишаешь себя приличного дохода.

– А этих бедных шахтеров работы, – добавила Клаудия.

Краног перевел взгляд с Мэри на Клаудию, и тут ему стало ясно, что мачеха привезла с собой девушку в качестве поддержки.

– Я не хочу об этом больше говорить, – сказал Гетин. – Решение принято, и пересматривать или обсуждать его с вами я не намерен.

– Гетин, дорогой, Мэри просто высказала свою точку зрения, – пролепетала Клаудия. – Она же естественно удивлена…

– В таком случае я прошу у нее прощения, но говорить я с ней буду о чем-либо другом.

На следующее утро дождь перестал, выглянуло солнце, окрасив холмы в бежевые цвета, а на серых веточках вереска распустились мелкие розовые цветочки.

– А не отправиться ли нам всем сегодня в горы? – спросила за завтраком Клаудия Лерри. – Это была бы приятная поездка!

– У меня дела, – сказал Краног.

– А ты не мог бы их отложить? – вкрадчивым голосом спросила Мэри.

– Боюсь, что нет.

– В таком случае нам придется ехать втроем, – скорбным голосом произнесла Мэри.

– А почему бы вам не взять с собой бабушку и Сару? – спросил Краног.

– Твоя бабушка может простудиться, – поспешно ответила Клаудия. – В последние дни погода такая переменчивая.

– Она рисковала и большим, чем здоровье, – заметил Краног.

– Втроем мы прекрасно уместимся в двуколке, – сказала Клаудия Лерри. – Поедем по противоположному берегу озера.

После полудня Сара, выглянув в окно, увидела коляску из Понтравона, а в ней – Гетина, Клаудию Лерри и девушку, которая очень напоминала ей Мэри Гвинн.

– Вон там, в коляске, девушка, – сказала Сара. – Она очень похожа на Мэри Гвинн.

– Так это она и есть! – воскликнула миссис Лерри, подошедшая к окну. – Интересно, зачем она приехала в Понтравон? За последнее время она что-то сильно полюбила нашу семью.

Сара вернулась на прежнее место и снова склонилась над шитьем. У нее на душе было неспокойно. Неужели Гетин не смог прийти? – думала она. Почему их с миссис Лерри не пригласили на прогулку в горы? Почему Гетин не сказал, что у них гостит Мэри Гвинн?

Ближе к вечеру в гостиную вошла Марта Джейн и объявила:

– Миссис Клаудия Лерри, мисс Гвинн и мистер Гетин.

Клаудия, одетая в черный костюм, первой вошла в комнату. За ней последовали остальные. Молча кивнув Саре, она заняла место рядом со свекровью.

– Мама, возвращаясь с прогулки, я решила заехать к вам и пригласить вас на завтрашний чай. Во второй половине дня к нам за Мэри приедут ее родители.

– Клаудия, как это мило, что вы вспомнили обо мне, – сказала миссис Лерри. – Мэри, на похоронах сына я так и не нашла времени, чтобы поговорить с вашей бабушкой. Надеюсь, она за это на меня не обиделась.

– Сара, в долине было так красиво, – сказал Гетин. – Сейчас там зацвел вереск.

– Гетин, не думаю, что у мисс Линтон есть время любоваться подобной красотой, – заметила Клаудия. – Не забывай, что она при исполнении служебных обязанностей и у нее много работы.

– Клаудия, я не рабовладелец, – зло сверкнув глазами, заметила миссис Лерри. – У Сары много свободного времени. Так что не выставляй меня в роли старой карги. А Сару, я уверена, ты тоже включила в список гостей.

– Ну если вы чувствуете, что вы не сможете…

– Вопрос здесь не о моих способностях передвигаться, – прервала ее миссис Лерри. – Мне приятна компания мисс Линтон, и я попросила бы впредь, приглашая меня в гости, звать и ее. Хочу, чтобы это было понято.

Лицо у Клаудии мгновенно порозовело, она сжала губы. Сара растерялась и почувствовала, как к ее щекам прилила кровь. Почему Клаудия Лерри всегда старается выставить ее не в лучшем свете? – подумала она. Должен ли Гетин мачеху при этом осаживать? Ведь даже его бабушка за нее заступается. Возможно, нет. Ведь они же официально не помолвлены. Наверное, Гетину пока лучше хранить молчание. Но это давало ему возможность быть свободным и находиться рядом с такой симпатичной девушкой, как Мэри Гвинн, которая принадлежит к тому же кругу, что и он.

После того как гости уехали, миссис Лерри с сочувствием посмотрела на Сару и произнесла:

– Простите, что мы каждый раз говорим о вас. Моя невестка порой меня сильно раздражает. Ее бестактность не знает границ.

– Она меня ненавидит и сделает все, чтобы помешать нашему браку.

– В достижении своих целей Клаудия нетерпелива, и, пока еще не поздно, она вынуждена спешить. Гвинны – богатая семья, владеют большими земельными угодьями. Вот ей и хочется женить Гетина на Мэри.

– Вот если бы я была из такой семьи, – вздохнула Сара.

– Да ладно! – усмехнувшись, воскликнула миссис Лерри. – Вы же не такая, чтобы об этом жалеть.

– Гетин считает Мэри красивой.

– Конечно. Она девушка модная, но вы все равно красивее ее. Если завтра утром закончим ваше платье и украсим новую шляпку вот этим пером, то вы сможете на равных соперничать с Мэри. – Миссис Лерри пристально посмотрела на Сару и добавила: – О, от завтрашнего посещения Понтравона я получу огромное наслаждение.

Новое платье для Сары они закончили в срок. Сара шла к коляске, любуясь мягкими складками на юбке. Кончик страусового пера, приколотого к шляпке, нежно касался ее обнаженной шеи.

– Вы говорили, что хотели бы родиться в богатой семье, – сказала шедшая рядом с ней миссис Лерри. – Так вот, сейчас вы похожи на богатую наследницу.

– И все равно я чувствую себя… как-то… неуверенно.

– Неуверенной вы быть не можете, – возразила миссис Лерри. – Вы прошли суровую школу жизни, и она вас только закалила.

– Но она не научила меня, как держаться в высшем обществе.

– Не научиться этому может только глупышка. А вы же не такая!

Ободряющие слова миссис Лерри и новое платье придали Саре уверенности в себе. Однако эта уверенность куда-то исчезла, как только она вошла в гостиную дома в Понтравоне. Кое-кто из находившихся там был ей незнаком. Сара поймала на себе критический взгляд оглядевшей ее с ног до головы Клаудии Лерри.

– Сара, вы сегодня прекрасно выглядите, – сказал подошедший Краног.

Сара была благодарна ему за проявленное к ней внимание, свидетельствовавшее о том, что Краног забыл об их вчерашней стычке.

Они говорили недолго – Сару позвала миссис Лерри, чтобы представить ее Гвиннам.

Много лет назад Сара виделась с отцом и матерью Мэри. Возможно, она встречалась и с пожилой дамой, которая оказалась бабушкой Мэри. Та, держа руку Сары, некоторое время вглядывалась в нее, а затем произнесла:

– Значит, вы и есть… Сара… Линтон.

Продолжая держать руку девушки, она повернулась к миссис Лерри:

– Энн, это – твоя компаньонка? А я и не знала, что она у тебя есть. Хотя, кажется, Мэри что-то об этом говорила…

Миссис Гвинн вновь перевела взгляд на Сару, для которой представление бывшим хозяевам ее покойной матери превратилось в настоящую пытку.

Позже, когда Гетин подвел Сару к родителям Мэри, девушка увидела, как ее бабушка, не сводя с нее глаз, что-то сказала миссис Лерри. А что, если эта пожилая дама признала в ней дочь их бывшей горничной? – подумала Сара и еще больше занервничала.

Клаудия продолжала в упор разглядывать Сару, и та не удивилась, когда мачеха ее жениха подошла к ней и подвела к стоявшему в углу креслу:

– Мисс Линтон, вы можете пока посидеть здесь до тех пор, пока миссис Лерри не соберется домой. Я попрошу служанку принести вам чаю и пирожных.

Сара была даже рада, что ее отделили от остальных. Во всяком случае, она могла спокойно за всеми наблюдать. И тем не менее она чувствовала себя обиженной.

Сара заметила, что две пожилые дамы, тихо переговариваясь, наблюдают за беседовавшими с Мэри Гетином и Краногом. Чувство одиночества овладело ей. Ей показалось, что здесь она никому не нужна. Да, и ее новое платье ровным счетом ничего не изменило.

Она была так погружена в свои мысли, что не заметила, как к ней подошла старшая миссис Гвинн. Она взяла ее под руку, провела по комнате и указала на стоявший рядом с ее креслом стул.

– Мисс Линтон, миссис Лерри рассказала мне о вас много хорошего. Она очень рада, что у нее такая чудесная компаньонка. Когда миссис Лерри соберется нас навестить, то я хочу, чтобы и вы приехали вместе с ней.

Сара поблагодарила за приглашение. Она видела, что эта пожилая дама проявляет к ней повышенный интерес. Чем же это вызвано? – подумала Сара. Может, ее природным любопытством. Тогда почему она ни о чем ее не расспрашивает? А может быть, она узнала ее и ей этого уже не нужно?

Миссис Лерри с видом королевы сидела рядом.

– В последнее время мы видим вас намного реже, чем Гетина, – заметила миссис Гвинн подошедшему к ним Краногу. – Почему вы к нам не приезжаете? До нас же совсем недалеко.

– В последнее время я занят делами на шахте.

– Ах да, ваша шахта… Но теперь Гетин вернулся и у вас появится больше свободного времени.

Краног молчал. Затем он бросил взгляд на разговаривавшего с Мэри брата и произнес:

– Гетин намерен закрыть шахту.

– Как закрыть? И дать ей порасти бурьяном? А почему он не хочет ее продать? Естественно, это не мое дело, но ты, Энн…

– …должна на него повлиять, – прервав ее, добавила миссис Лерри. – Я в таком возрасте, когда дела молодежи меня уже не волнуют. Это что, окончательное решение Гетина?

– Да, в вопросе о закрытии шахты Гетин настроен очень решительно, – ответил Краног. – Думаю, что его уже не переубедить.

Он посмотрел на Сару, которая тотчас отвела глаза и поджала губы.

Перед уходом Гетин подошел к Саре.

– Завтра утром я встречаюсь с поверенным, – сказал он. – Но во второй половине дня я к вам зайду.

Понтравон Сара покидала уже почти счастливой. Завтра они должны встретиться и поговорить наедине. Садясь в двуколку, она вспоминала улыбающееся лицо Гетина и чувствовала тепло его руки.

На следующий день, ожидая прихода Гетина, Сара то и дело поглядывала в окно. Наконец, она увидела его идущего через парк. Он шел медленно, опустив в раздумье голову. Дверь Гетину открыла Марта Джейн. На этот раз в прихожей ни звонкий смех, ни радостные возгласы не раздались. Когда в гостиную вошел Гетин, его лицо было суровым, взгляд рассеянным.

Разговор Гетина с Сарой и бабушкой длился недолго. Вскоре он поднялся:

– Я должен идти, – сказал он. – Неотложные дела огромной важности…

Миссис Лерри и Сара с тревогой посмотрели на него.

– Неотложные дела? – переспросила миссис Лерри.

– Да. Поверенный сказал мне такое, что я должен срочно переговорить с Краногом.

Прощаясь, он даже не улыбнулся.

– Должно быть, это очень серьезно, – после ухода Гетина сказала его бабушка. – Он такой расстроенный…

Глава 6

В ожидании брата Гетин нервно ходил по библиотеке. Неожиданно он остановился перед позолоченным канделябром в виде фигурки сатира. Он смотрел на эту вещицу так, словно впервые ее увидел. Вся его жизнь прошла среди таких красивых вещей, и Гетин настолько привык к ним, что даже не замечал. Теперь, когда земли, дом и все находящееся в нем перешли по наследству к нему, он стал смотреть на все это уже другими глазами.

Дверь открылась, вошел Краног. Не сводя глаз с брата, он сел на диван, стоявший возле камина.

– Чем вызвана такая срочность? – спросил он Гетина. – Можно подумать, что горит дом.

– То, что я узнал, еще хуже.

– Что ты имеешь в виду?

– Тебе известно, что Хестон, поверенный, пригласил меня для разговора по поводу завещания?

– Ты сказал, что едешь к нему. Ну и что?

– Он сказал, что я из-за этой шахты скоро погрязну в долгах.

– Ну, это для меня не новость. Но я, в отличие от тебя, нисколько этому не удивлен. Отец открыл шахту, закупил для нее оборудование, но акционерную компанию не создал. Естественно, он должен был сильно потратиться. Хотя шахта весьма перспективная, дохода с продаж добываемой на ней руды оказалось недостаточно, чтобы она полностью окупила себя. Мне также известно, что за часть недавно поставленного оборудования надо еще заплатить.

– Проклятая шахта! – в сердцах воскликнул Гетин. – Ненавижу ее и все, что с ней связано. Я готов ее просто взорвать!

– Но это ничего не изменит, – спокойным голосом заметил Краног. – Не забывай, что эта шахта – единственное, что может тебя спасти.

Гетин вскочил с кресла.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Я хочу сказать, что ты будешь вынужден сделать то, что делает большинство землевладельцев, оказавшихся в такой же ситуации, – создать на базе шахты акционерное общество и привлечь капиталы со стороны. Спустя некоторое время, если конечно же наладить на шахте работу, она будет приносить хороший доход. Это позволит тебе расплатиться с долгами.

– Я не хочу, чтобы эта шахта работала.

– Что ж, закрывай. Но только сначала тебе придется рассчитаться с кредиторами. Для этого ты будешь вынужден продать дом и земли.

– Никогда!

– Но ты можешь сдать шахту в аренду и жить на арендную плату.

– Я не допущу, чтобы на моей земле работали чужаки.

Краног пожал плечами и поднялся с дивана.

– Дорогой мой, я объяснил, какие у тебя есть варианты. Должен сказать, твоя идея стать старомодным помещиком несовременна, – заметил он. – Тебе, так или иначе, придется смириться с технической революцией. Признать, что она неотвратима, тебе мешает упрямство.

Спустя некоторое время Краног из окна своей комнаты увидел брата. Тот стоял в загоне для лошадей и что-то говорил старшему конюху. Затем Гетин вскочил на коня и поскакал к воротам усадьбы.

Краног переоделся во все старое и поехал на шахту. Вчера управляющий мистер Блит сказал ему, что на одном из уровней штольни необходимо обратить внимание на дренаж, и Краног решил сам проверить, как ведутся работы.

Когда он подошел к небольшой группе шахтеров, стоявшей у входа в шахту, те тотчас замолкли и в знак приветствия приложили руки к козырькам своих кепок. Из двух братьев большим уважением у них пользовался Краног. Они его даже немного побаивались.

– Сэр, в этой одежде вы стали похожи на нас, – заметил один из шахтеров. – Только вы гораздо выше нас ростом.

Краног улыбнулся и объяснил им цель своего приезда.

– Сэр, вы что, собираетесь спуститься в шахту?

– Да. Хочу сам посмотреть, что там. Я попросил бы одного из вас быть сопровождающим и все мне показать. А то сам я могу и не разобраться.

– Для этого вам лучше всего подойдет Ианто, – сказал пожилой шахтер и вытолкнул вперед рыжеволосого парня.

– Хорошо. Пусть это будет Ианто.

Спустя некоторое время, когда Краног, весь в пыли и сильно уставший, поднялся из шахты, ему захотелось сразу же вернуться домой и помыться. Но он срочно должен был переговорить с управляющим.

– Немногие из господ решатся спуститься в забой, – услышал он голос одного из стоявших в отдалении шахтеров.

– Если мы каждый день работаем под землей, то почему бы и ему туда не спуститься? – ответил ему голос помоложе. – Пусть знает, в каких условиях мы работаем.

Краног расправил уставшие плечи и быстро зашагал в направлении конторы.

Как только он вошел в кабинет мистера Блита, светловолосого шотландца, тот сразу поднялся из-за стола.

– Вы как-то говорили мне, что какой-то господин из Лондона проявляет к нашей шахте интерес, – опустившись в кресло, сказал Краног. – Кажется, он готов вложить в нее деньги. Как вы считаете, он порядочный человек? Ему можно доверять?

– Да, можно. Я занимался поиском таких компаньонов, потому что чувствовал, что полковник в скором времени пойдет на привлечение чужих средств. Я знал, что своих денег ему не хватит. Прошли те времена, когда владелец шахты мог бы работать в одиночку. Ведь для того, чтобы добыча на ней велась с большой отдачей, надо вкладывать в нее большие деньги.

– Мистер Блит, мне нужен ваш совет, – произнес Краног после паузы. – Вы говорили, что на нашей земле самые богатые залежи руды в Уэльсе. Это действительно так?

– Да, сэр. Это я вам говорю как специалист.

– И наша шахта может принести большой доход?

– Ну, не сразу. Надо добраться до пласта руды с повышенным содержанием свинца. А для этого необходимо новое оборудование и… желательно, узкоколейка. Тогда ваши земли смогут превратиться в настоящее эльдорадо.

Краног поднялся.

– Сэр, хотите, чтобы я связался с мистером Раштоном? – спросил мистер Блит. – Ну, с тем лондонцем, о котором вы упомянули.

– Пока не надо. Ведь шахта принадлежит не мне.

В течение нескольких дней Гетина почти не видели. Установилась чудесная погода, и он на рассвете, оседлав коня, уезжал в горы. Возвращался он к ужину и был мрачнее тучи. Затем он снова куда-то исчезал. Клаудия Лерри, не зная, в чем дело, терялась в догадках.

Как-то дождливым днем Сара видела скакавшего по долине Гетина. Вид у него был угрюмый.

– Гетин к нам не заходит, – сказала она миссис Лерри. – Когда мы видели его последний раз, он был чем-то сильно расстроен. Вот только что я видела его скачущим под проливным дождем. Вчера рано утром я услышала, как кто-то скачет галопом. Уверена, это был Гетин. Да и Марта Джейн говорит, что один фермер видел его, как он на бешеной скорости скакал среди холмов. Что с ним происходит?

– Одни находят успокоение в активных действиях, другие тихо сидят и тяжело вздыхают, – ответила миссис Лерри. – В детстве Гетин, если у него что-то не получалось, всегда выходил из себя и бушевал. Сейчас такого он себе позволить не может. Но что бы с ним ни происходило, это скоро пройдет.

Однако слова миссис Лерри не успокоили Сару, и только когда на следующий день увидела шагавшего к их дому Гетина, Сара облегченно вздохнула. Она заметила, что, несмотря на здоровый цвет лица Гетина, у него под глазами темные круги.

– На днях я получил плохие известия, – войдя в гостиную, сказал он. – После смерти отца осталось очень мало денег. Большая их часть была потрачена на шахту. Краног говорит, что единственный выход из этой ситуации – не закрывать шахту.

– И ты ее не закроешь?

– Да. Шахта будет продолжать работать. Об этом сегодня утром я сказал Краногу.

– Шахтеры и их жены будут этому рады!

– А ты не подумала, что это для меня значит? – со злостью спросил Гетин.

Миссис Лерри осуждающе посмотрела на внука.

– Гетин, ты должен понять, что теперь, вступив в права наследства, тебе придется думать не только о себе, но и о других, – назидательно произнесла она.

– Выходит, что так, – заметил он. – Будет создана небольшая фирма. Один лондонец… некий мистер Раштон проявил к ней интерес…

Прощаясь с Гетином в холле, Сара испытывала смешанное чувство. С одной стороны, она радовалась за шахтеров, а с другой – жалела Гетина, поскольку он должен был заниматься шахтой, которую терпеть не мог.

– Большую часть дел я передам Краногу, – сказал ей Гетин.

– И правильно сделаешь.

– Заверяю тебя, я постараюсь уделять шахте минимум внимания.

– Но, Гетин…

Сара не успела договорить, как Гетин выскочил на крыльцо и со стуком захлопнул за собой дверь.

Известие о том, что шахту закрывать не будут, быстро облетело шахтерский поселок. Если до этого шахтеры работали молча, то теперь они снова стали петь и смеяться. Их жены тоже словно ожили. Теперь, полируя медные ручки входных дверей, они весело болтали друг с дружкой.

Управляющий шахты послал письмо мистеру Раштону и получил от него ответ. Мистер Раштон сообщил, что хочет сам приехать в Понтравон, и попросил разрешения привезти с собой дочь, поскольку та никогда не бывала в Уэльсе.

Клаудия Лерри, для которой траур по мужу превратился в пытку, была рада встретиться с новыми для нее людьми.

– Устроим небольшой ужин… – сказала она Гетину и поспешно добавила: – Ничего особенного, конечно. Это будет тихий, скромный ужин. Можем пригласить на него Мэри Гвинн.

– В таком случае, я хочу, чтобы и Сара пришла.

– Мисс Линтон? Но у твоей бабушки простуда. Как же эта девушка может прийти одна? Она же будет чувствовать себя не в своей тарелке… Неуютно.

– Не вижу причин, почему бы Сара не могла прийти одна. Мама, ты забываешь, что мы с ней скоро поженимся. Кроме того, бабушка проделала над ней большую работу и многому научила. Сара не будет чувствовать себя, как ты выразились, «не в своей тарелке». Да, поначалу она смущалась, но это уже прошло.

– Но тогда у нас за ужином будет слишком много женщин, – заметила Клаудия. – Не люблю, когда на моих приемах не соблюдается равновесие в количестве дам и кавалеров.

– Но ты же сама только что сказала, что это будет неформальный прием, – с непривычным для него упрямством заметил Гетин.

Когда приглашение для Сары было получено, миссис Лерри, приподнявшись на подушках, протянула Саре записку-приглашение.

– Это явится для вас в какой-то степени дебютом, – улыбаясь, сказала она. – Пришло время, когда Клаудия начала считаться с вами.

– Интересно, почему она сделала это только сейчас? Но без вас я буду сильно нервничать.

– Вздор, – с улыбкой ответила миссис Лерри. – Вы прекрасно справитесь. Времени на то, чтобы сшить вам новое платье, у нас мало, но мы все же попробуем.

– Но у меня есть платье… Фуляровое…

– Нет, оно не подойдет. Даже на небольшом приеме вы должны быть одеты в более красивое платье. Ведь там же будут лондонцы. Нельзя, чтобы они посчитали нас провинциалами. Да, времени у нас почти нет. Но у вас такие умелые руки.

Неделю спустя, в день, когда должен был состояться ужин, Сара зашла в кухню, чтобы помочь Марте Джейн перебрать несколько корзин с черной смородиной.

– Не прикасайтесь! – в ужасе прокричала Марта Джейн.

– Но почему? – удивилась девушка.

– Мисс Сара, у вас же сразу руки станут фиолетовыми. А вам сегодня вечером идти на ужин в Понтравон.

– Да, конечно. После черной смородины я их не отмою. Тогда я принесу вам банки и прилеплю к ним наклейки.

Сара открыла кухонный шкаф и принялась доставать из него банки.

– Они уже приехали, – с загадочным видом тихо произнесла Марта Джейн.

Сара вопросительно посмотрела на нее.

– Гости в Понтравон приехали, – сказала служанка и уточнила: – Ну, эти… лондонцы. Будет решаться вопрос относительно шахты. Вот, только непонятно, зачем этот господин привез с собой дочь.

– Думаю, мисс Раштон, так, кажется, ее зовут, у него единственный ребенок. К тому же она никогда не бывала в Уэльсе.

– Ох уж мне эти чужаки, – отрывая плодоножки от ягод, недовольно пробурчала Марта Джейн. – Она, видите ли, никогда не бывала в Уэльсе! Мисс, а может быть, за этим что-то кроется?

Сара вскинула брови.

– Ну а как же! – воскликнула Марта Джейн. – Мистер Краног и мистер Гетин – два молодых человека, очень симпатичных, каждый по-своему, собираются образовать фирму, а этот Мистер Раштон очень богатый.

– Не понимаю, как кто-то, кроме членов семьи Лерри, может знать, что мистер Раштон богат.

– О, мисс, слухами земля полнится! Если бы мне понравился мистер Краног или мистер Гетин, то я, будь дочкой богача, времени бы даром не теряла. Наш почтальон проходил мимо дома в Понтравоне как раз в тот момент, когда к дому подъехал экипаж. Он видел мисс Раштон и говорит, что она очень красивая. К тому же одета по моде. У нас так не одеваются. Да и вообще много девушек, которые бы хотели породниться с семьей Лерри. Правда, чужаков мы здесь не любим.

Сара поставила поднос с банками на стол.

– Марта Джейн, – улыбаясь, произнесла она, – вы говорите, что не любите чужаков. Если вы ими считаете англичан, то, значит, и я для вас чужая.

– О, мисс, простите меня. Как ни странно, но я вас за англичанку не приняла. Правда, поначалу я отнеслась к вам как к чужой.

– Марта Джейн, я никогда не видела разницы между собой и вами. Ну, может быть, только в первый день. Но вы так хорошо ко мне относитесь…

– Ну а как же иначе? – смущенно произнесла пожилая женщина.

– Сегодня вечером в выборе наряда я должна быть особенно придирчива. Не можем же мы позволить чужой девушке очаровать наших мужчин.

– О, да я бы ее…

– Марта Джейн, не всеми своими желаниями можно делиться, – прервала ее Сара. – А сейчас я пойду и дошью свое платье.

Сара поднялась к себе. Намеки Марты Джейн встревожили ее. Судя по словам служанки, мисс Раштон уже отведена роль невесты одного из Лерри. Гетина или Кранога. Естественно, что предпочтение на стороне Гетина. Ведь он же стал наследником!

Переодевшись к ужину, она пришла к миссис Лерри попрощаться. Та критически оглядела ее с ног до головы, а затем ее лицо расплылось в довольной улыбке.

– Великолепно, – похвалила она. – Бледно-розовый цвет парчи подчеркивает вашу молодость. Как хорошо, что вы скопировали фасон с последнего журнала мод. Плотно прилегающий лиф… мягкие складки на юбке… декоративные вставки, отороченные тонкими кружевами… Подождите! Здесь кое-чего не хватает…

Миссис Лерри открыла бюро, достала из него шкатулку, открыла ее.

– Вот, приколите эту брошь к лифу у выреза, – улыбнулась она.

Сара, восторженно сияя глазами, взяла драгоценное украшение. Брошь была похожа на экзотический цветок – большая жемчужина в центре, а по краям жемчужины помельче.

– Отлично, – сказала миссис Лерри. – Жемчуг по цвету в тон вашим кружевам. Сегодня на ужине вы будете самой красивой.

– Марта Джейн сказала, что почтальон назвал мисс Раштон красавицей.

– Ну, в таком случае у моих внуков будут очень красивые невесты.

Сквозь деревья парка дом Понтравона светился огнями. Это было в первый раз, когда Сара подъехала к его парадному входу одна.

В холле горели канделябры из позолоченной бронзы. Из открытых дверей гостиной доносились приглушенные голоса. Поборов приступ страха, Сара вошла в гостиную.

Клаудия Лерри, с поджатыми губами, представила гостям Сару как компаньонку своей свекрови и оставила ее одну. К Саре тотчас подошел Гетин. Они не успели обменяться и парой фраз, как к ним присоединилась Дейзи Раштон, маленькая, весьма общительная брюнетка. На ней было черное в белую полоску шелковое платье, в волосах – бархатная ленточка. Сказав, что она никогда не была в Уэльсе, она тут же добавила:

– Мне так хотелось бы увидеть здешние окрестности.

– Вы умеете ездить верхом? – спросил Гетин.

– О да, конечно.

– Тогда я приглашаю вас завтра на прогулку.

Далее завязался разговор об охоте. Дейзи рассказала, как ее однажды сбросила лошадь и она упала в кусты. Сара все это время молчала. Мисс Раштон и Гетин затрагивали такие темы, что принять участие в их разговоре она не могла. Более того, Дейзи умело направляла разговор в нужное ей русло. У Сары невольно возникло подозрение, что гостья делает это намеренно, чтобы таким образом отстранить ее от общения.

За столом Сара сидела между Краногом и мистером Раштоном, оказавшимся полным мужчиной с проницательными глазами и довольно словоохотливым. Общаться с ним Саре труда не составляло. Он говорил с ней о своих любимых местах Лондона, похвалил ее за то, что она любит произведения Диккенса. С мистером Раштоном Сара держалась вполне раскованно.

Затем внимание Сары привлек Краног. Пока она говорила с ним, мистер Раштон украдкой разглядывал ее. Мисс Линтон здесь, самая красивая, решил он. Сколько же в ней природной грации! Его дочь хоть и хорошенькая, да и одета по последней моде, но все же явно ей уступает.

Мистер Раштон очень скоро заметил, что Клаудия Лерри старается Сару не замечать. Почему? Может, потому, что Сара всего лишь компаньонка ее свекрови? А может, опасается, что один из ее пасынков влюбится в нее? Так кто же она? Часто в компаньонки берут бедных родственниц.

Его тонкий слух уловил в речи Сары легкий налет кокни. Поэтому он намеренно не стал спрашивать у нее, в каком районе Лондона она жила. Он также заметил, как Сара пару раз влюбленными глазами посмотрела на Гетина. Да, жаль! – подумал мистер Раштон. Ведь у него в отношении этого молодого человека совсем другие планы.

После ужина все прошли в гостиную. Сара села на диван. К ней тотчас подсел Краног.

– Наш гость вами просто очарован, – сказал он.

– Мистер Раштон очень приятный человек, – ответила Сара. – И без снобизма. Говорят, что очень богатый. Если это так, он наверняка живет в роскоши.

– Да, мистер Раштон богат. И даже очень. Теперь он многое может себе позволить.

– Теперь? – Сара вскинула брови. – А раньше?

– Можете себе представить, что его отец в детстве был помощником кузнеца? Потом он переехал в Лондон и, благодаря своему опыту и упорству, сколотил состояние. Позже все перешло к мистеру Раштону. Так что он не всю свою жизнь купается в роскоши.

– А вы такое можете себе представить?

– О нет! – заметил Краног. – Я этого представить не могу. Я навел о нем справки. Если он войдет в состав правления нашей фирмы, то мне надо знать о нем как можно больше. Если капитал нажит честным трудом, то меня не интересует, как это было сделано. Человек он жесткий, может быть, даже немного грубоватый. Но я ему верю. А это очень важно. Вы же знаете, как люди могут маскироваться.

– Да, я это знаю, – переведя взгляд на мистера Раштона, ответила Сара. – А почему Гетин не навел о нем справки?

– Со временем и к нему придет деловая хватка, а пока его задача – развлекать мистера Раштона и его дочь.

Сара увидела, как Гетин подвел Дейзи к пианино, усадил ее на табурет и открыл нотную тетрадь. Затем он пригласил присоединиться к ним Мэри Гвинн, Сару и Кранога.

Впервые в своей жизни Сара вошла в состав самодеятельного вокального квартета. Четверка молодых людей исполнила балладу о Кашмире, о несбывшихся мечтах, о взошедшей луне и о закате солнца. К своему удивлению, Сара поняла, что и от пения чувствительных баллад можно получить огромное удовольствие.

На следующее утро за завтраком Гетин объявил, что едет с Дейзи кататься верхом.

– Но мистер Раштон перед тем, как идти в сад, попросил отвести его на шахту, – заметил Краног.

– Поедем на шахту, когда мы с Дейзи вернемся, – ответил Гетин.

– У мистера Раштона к тебе много вопросов.

– Вот ты, Краног, на них и ответишь.

Краног нахмурился. В присутствии Дейзи ответить резко брату он не мог, и Гетин этим явно воспользовался. Девушка тем временем с надеждой поглядывала то на одного, то на другого.

– Папу ничто не интересует, кроме свинца, стали и машин. Да он вас просто замучит своими вопросами! Если Краног может ему все объяснить, то Гетин и я можем ехать на прогулку.

– Отлично! – отводя взгляд от Кранога, воскликнул Гетин.

И в этот момент в комнату вошел мистер Раштон.

– А вы все еще завтракаете, – заметил он и, взяв вчерашний номер газеты, стал ее читать.

– Папа, тебе же не надо, чтобы тебя сопровождали оба этих джентльмена, – обратилась Дейзи к отцу. – Гетин пригласил меня покататься верхом, а я так об этом мечтала…

Эдвард Раштон зашелестел газетой и поднял на дочь глаза.

– Уверен, Краног ни одного моего вопроса без ответа не оставит.

Дейзи захлопала в ладоши, наклонилась к отцу и поцеловала его в лоб. Краног с трудом подавил тяжелый вздох. Для Гетина сегодняшняя поездка на шахту была бы прекрасной возможностью больше узнать о своей собственной шахте. Ведь, судя по всему, мистер Раштон хорошо разбирался в горнорудном деле, и Гетину на этой стадии переговоров следовало бы присутствовать.

Об этом Краног сказал брату, когда, выйдя из столовой, отвел его в сторону.

– Времени для этого еще очень много, – ответил ему Гетин. – Раштоны остаются у нас еще на несколько дней.

Он поспешно ушел, а Краног остался в холле. Вскоре из своей комнаты вышла Дейзи Раштон и направилась к лестнице.

– Мистер Краног, вы жутко мрачный, – сказала она. – Как хорошо, что не вы, а ваш брат пригласил меня на прогулку.

Насмешливо улыбнувшись, она быстро сбежала по ступенькам.

Проходя через парк в направлении шахты, мистер Раштон шумно втянул ноздрями воздух.

– Пахнет землей и свежескошенной травой, – сказал он. – А на лондонских улицах, несмотря на все старания дворников, очень часто дурно пахнет. А это вы хорошо придумали, что отгородили шахту елями. Скажите, а эта девушка, Сара Линтон… Я правильно понял, она компаньонка вашей бабушки?

– Ну… да. В некотором роде.

– В некотором роде? – пристально посмотрев на Кранога, переспросил Эдвард Раштон.

Краног долго молчал, а потом произнес:

– А почему это должно кого-то интересовать?

– О, простите меня. Понимаю, я не должен вмешиваться в ваши семейные дела. Просто мисс Линтон необычайно красивая девушка. Слишком красивая для того, чтобы служить простой компаньонкой. Уж очень большой соблазн для молодых мужчин. Я не считаю свою дочь некрасивой, но…

– Да, Сара красивая девушка, – согласился Краног. – Полагаю, у нее есть свои планы на будущее.

Они уже подходили к елям. Порывистый ветер, пробиваясь сквозь лапы деревьев, ласково обдувал их теплым воздухом. Впереди показалась шахта, и Краног облегченно вздохнул – теперь ему уже не надо было говорить с Раштоном о Саре. Странно, почему Раштон ею так заинтересовался? – подумал Краног. Такой деловой человек, как он, просто так вопросов задавать не станет.

Их появление на территории шахты было мгновенно замечено – кузнецом, ковавшим подкову, плотником, сбивавшим деревянную крепь, и рабочим, направлявшимся в бойлерную. Все трое, переводя взгляд с Кранога на Раштона, замерли. Последнего они видели накануне вместе с Гетином и только мельком. Страх, что шахту закроют, у них уже прошел. Наибольший интерес у них вызывал мистер Раштон – мужчина огромных размеров. Они с ухмылкой разглядывали бархатную жилетку, туго обтягивавшую его большой живот.

– Вот бы этому толстяку полежать на таком пузе в забое, – тихо произнес один из них. – Вишь, в какую жилетку вырядился!

Однако их отношение к мистеру Раштону изменилось, как только он начал их расспрашивать. Его вопросы явно свидетельствовали о том, что в горнорудном деле он разбирается не хуже их. Кузнец от удивления даже открыл рот, когда приезжий, беря в руки каждый инструмент, правильно называл его.

– Можно подумать, что шахтер, – позже сказал он.

Обойдя все наземные постройки и заглянув, как показалось Краногу, в каждый уголок, Эдвард Раштон сказал:

– А теперь я хотел бы спуститься в шахту. Но мне для этого нужна каска и комбинезон.

В шахте Раштон вместе с Краногом прошел по одному из забоев и проверил в нем деревянные стойки и балки. Взяв горсть руды, он остановился возле шахтера и задал ему несколько вопросов. Затем он осмотрел тележку для вывоза руды, проверил ее содержимое и повернулся к Краногу.

– Крепеж хороший, – сказал он. – Часто в целях получения большей прибыли на нем как раз и экономят.

– Мы всегда считали, что безопасность на шахте прежде всего, – ответил Краног.

Поднявшись на поверхность, они направились в контору управляющего. Там они сняли комбинезоны и умылись.

– Вашей шахтой я остался доволен, – раскуривая сигару, сказал мистер Раштон. – Руда с высоким содержанием свинца, и меры безопасности соблюдены. Но, к сожалению, у вас нет одной очень важной вещи.

– Какой? – спросил Краног.

– Скоростных средств транспортировки. Возить добытую руду до железнодорожной станции, до которой две мили, на телегах нерентабельно. Кроме того, поезда там ходят нечасто. Нужна узкоколейка, которая бы соединила шахту с основным перевалочным пунктом.

Краног кивнул. Узкоколейка! Это то, о чем говорил ему отец, и если бы он был жив, то непременно бы ее построил. Краног и сам понимал, что с собственными подъездными путями их шахта стала бы самой рентабельной в отрасли. Но сейчас в конторе надлежало быть четвертому участнику переговоров – владельцу шахты.

– Пока не будет создана фирма, принять решение, строить узкоколейку или нет, мы не можем, – услышал Краног голос Раштона. – К тому же этот вопрос необходимо обсудить с мистером Гетином.

Краног с управляющим Блитом переглянулись. Неужели такой наблюдательный человек, как Раштон, не понял, что Гетина шахта совсем не интересует? – подумал Краног. А что, если брат со строительством узкоколейки не согласится? Что тогда?

Эдвард Раштон стрельнул глазами на одного, потом на другого.

– Ну что? – спросил он. – Вы оба молчите. Моя идея вам не понравилась?

– Я выражу наше общее мнение, если скажу, что ваша идея нам понравилась, – ответил Краног. – Но прежде, чем вы изложите ее моему брату, я бы хотел с ним сам поговорить. Наедине. Знаете, у местных фермеров и землевладельцев могут возникнуть возражения, и они обратятся с вопросами к моему брату.

– Если мне позволят остаться у вас в доме еще на пару дней, то основные вопросы по шахте, включая строительство узкоколейки, я хотел бы все же обсудить с вашим братом, – по дороге через парк сказал мистер Раштон. – Получив его добро, я мог бы провести кое-какую подготовительную работу.

– Уверен, он будет рад, если вы останетесь еще на несколько дней, – ответил Краног. – Но ничего не говорите ему об узкоколейке до тех пор, пока я сам с ним не поговорю.

– Да-да, конечно, – внимательно посмотрев на Кранога, ответил мистер Раштон и перевел разговор на другую тему.

В течение последующих нескольких дней ничего существенного не произошло. Дейзи Раштон продолжала любоваться окрестностями. В горы она ездила почти ежедневно. В этих поездках ее сопровождал либо Гетин, либо ее отец, а то и трое мужчин сразу.

Эдвард Раштон часто посещал шахту, совершал пешие прогулки в долину или же ехал туда на лошади.

Тем временем Краног искал удобный момент, чтобы поговорить с Гетином об узкоколейке. Однако его брат большую часть времени проводил с Дейзи в горах либо дома. Из гостиной, когда они в ней сидели, часто раздавался их смех. Несколько раз Раштону удавалось уговорить Гетина посетить шахту. Может, этот лондонец сделает то, чего не удалось всей нашей семье, – заинтересует Гетина делами на шахте, размышлял Краног. Теперь самое время рассказать брату об узкоколейке. Или, может, подождать, пока его отношение к шахте в корне не изменится?

Но этот вопрос всплыл сам собой. Как-то днем, когда Краног сидел в библиотеке, дверь распахнулась и в комнату ворвался Гетин. Он нервно зашагал по комнате, а потом гневно воскликнул:

– Что это значит? Оказывается, есть план построить узкоколейку. Почему мне об этом никто не сказал? Краног, ты знал об этом?

Краног поднялся из-за стола, расправил плечи и в упор посмотрел на брата.

Глава 7

Краног уже жалел, что еще раз не предупредил Эдварда Раштона не говорить брату об узкоколейке. Тяжело дыша и злобно сверкая глазами, Гетин двинулся на него.

– Долина будет окончательно загублена… Дым от паровоза отравит воздух… За моей спиной устроили заговор. Если ты думаешь, будто я соглашусь со строительством узкоколейки… Не позволю, даже если для этого мне придется своими руками корежить рельсы.

И это продолжалось несколько минут. Наконец, Краног почувствовал, что Гетин остыл.

– Гетин, – тихо произнес он, – твои предположения неверны. Никакой это вовсе не заговор. Вопрос о строительстве узкоколейки всерьез не обсуждался.

– Тогда скажи, зачем мистер Раштон и его напарник, которых я встретил в долине, говорили о насыпи под рельсы? Они там делали какие-то замеры.

– Просто мистер Раштон, как человек весьма деятельный, не любит сидеть без дела. Я сказал ему, что сам с тобой поговорю. Но в эти дни я был сильно занят. Да и ты не всегда был свободен. Возможно, зная, что наш разговор будет не из приятных, я не очень-то и форсировал его. Но уверяю тебя, с мистером Раштоном мы ничего окончательно не решили, а вопрос о строительстве узкоколейки затронули вскользь.

– Я, конечно, с вашими планами не соглашусь.

– А наш отец эти планы вынашивал.

– Планы отца не мои планы.

Краног мог бы привести дюжину доводов в пользу строительства узкоколейки, но он точно знал, что сейчас брат будет непреклонен. Но, может быть, позже… Однако проблема заключалась в том, что Эдвард Раштон будет спешить. Ему необходимо решить этот главный вопрос до своего отъезда в Лондон.

– Ты сказал Эдварду Раштону, что против строительства узкоколейки? – спросил Краног.

– Узнав, чем он там занимается, я сразу же помчался к тебе за разъяснениями, – ответил Гетин.

У Кранога появилась надежда на то, что Эдвард Раштон, отдавшись со страстью работе, не заметил реакции Гетина.

– Ты не забыл, что сегодня мы все ужинаем у бабушки? Прошу тебя, давай не будем при всех говорить о шахте.

– С огромным удовольствием, – раздраженно произнес Гетин.

Он выбежал из комнаты и со стуком захлопнул за собой дверь. Вскоре в библиотеку вошел Эдвард Раштон.

– Ваш брат был не в себе? – с улыбкой спросил он. – Он подъехал к нам, мы поговорили, а потом он, ни слова не сказав, помчался на лошади, словно за ним гналась свора собак. Надеюсь, я его ничем не обидел?

– Скажите, вы будете продолжать свои работы?

– Я, собственно говоря, мало что успел сделать.

– Сэр, до того, пока я не поговорил с братом, вам не следовало бы начинать разговор об узкоколейке.

– Не могу с вами не согласиться, – сказал Эдвард Раштон. – Но это произошло. А встреча с мистером Гетином произошла чисто случайно. Видите ли, я проезжал по долине и встретил одного человека. Из разговора с ним я узнал, что он бывший инженер и знаком с геологией этих мест. Я не удержался и стал задавать ему вопросы. В этот момент и подъехал к нам ваш брат. Инженер, не ведая о том, что план строительства узкоколейки надо держать в тайне, все ему рассказал.

– Надо думать, он расскажет и другим, – заметил Краног. – Короче говоря, очень скоро о наших планах узнают местные жители.

Раштон растерялся.

– Должен сказать, я об этом как-то и не подумал.

– Против строительства узкоколейки будет возражать не только мой брат.

– Не только ваш брат? Должен ли я это понимать, что он против строительства?

Краног растерялся. Он не знал, что ответить Эдварду Раштону. Не мог же он сказать, что Гетин категорически против строительства узкоколейки.

Мистер Раштон поднялся с кресла и стал мерить шагами комнату.

– Я сразу понял, что вашего брата нисколько не интересует шахта, – произнес он. – Поэтому его столь негативное отношение к узкоколейке меня удивляет.

– И это вас не беспокоит?

– Не очень. Техника у вашего брата никакого интереса не вызывает. Он по натуре своей помещик. Правда, шахта принадлежит ему…

– А если он не согласится с вашими планами?

– Думаю, в конце концов согласится. На строительство узкоколейки уйдет масса времени, прежде чем она будет завершена. Много времени потребуют и подготовительные работы. Я не очень озабочен тем, что сейчас ваш брат категорически против этих работ. Уверен, со временем он свыкнется с необходимостью строительства узкоколейки.

Послышались шаги. Мистер Раштон и Краног выглянули в распахнутое окно и увидели шедших в сторону поселка Гетина и Дейзи. Девушка искрящимися глазами смотрела на улыбавшегося Гетина и заразительно смеялась.

– Моей дочери удалось поднять настроение вашему брату, – заметил Эдвард Раштон. – А это можно считать нашим первым успехом!

В кухне Сара помогала Марте Джейн готовить ужин. Миссис Лерри, еще окончательно не оправившейся от простуды, хотелось встретить Раштонов как можно лучше.

– Мисс, загляните в духовку, – раскладывая тесто по формочкам, попросила Марта Джейн. – А заодно, может, польете седло ягненка соусом? Хочу, чтобы этот джентльмен знал, что такое хорошо приготовленный уэльский ягненок. Какие у него смешные жилетки! Не мужчина, а настоящий павлин. Но говорят, шахтерам он понравился. Они еще не знают, радоваться им, что будет создана фирма, но думают, с ним и мистером Краногом…

Она замолкла и быстро сунула в печку очередную формочку с тестом.

– Марта Джейн, а шахтеры довольны своей зарплатой?

Служанка задумалась.

– Наверное, мне не следовало вас об этом спрашивать, – сказала Сара.

– Ну, как сказать. Одна моя половина на их стороне, другая на стороне семьи Лерри, – призналась служанка. – Мисс, если сравнить с тем, что было раньше, могу сказать, люди стали жить лучше. Моя мать с десяти лет работала на полях. Добиралась она до них пешком – три мили туда и три обратно. Убирала камни, пропалывала турнепс и брюкву и поначалу за день зарабатывала четыре пенса. Потом уже восемь. Но не больше. Но на шахте были женщины, которые промывали руду. Дети тоже. А работа эта очень тяжелая.

– А теперь шахтеры получают столько, что их жены могут оставаться дома?

– Ну, многие женщины работают служанками. Но они привыкли к тяжелой работе. Скажу одно: лучше с утра до ночи работать в чужом доме, чем на покрытых инеем полях.

– Значит, вы считаете, что открытие шахты явилось для них благом?

– Д-да. Но лучше всего стали жить те, кто ими владеет, – ответила Марта Джейн и, бросив взгляд на Сару, рьяно заработала ножом. – Слишком много болтаю. Как всегда.

– Нет-нет, – возразила Сара. – Вы все правильно говорите.

– Я тут разговаривала с Диком Дерином. Наверное, зря, – сказала Марта Джейн.

– С Диком… Дерином? А кто это?

– Один из местных. Он работал на угольной шахте в Южном Уэльсе. Недавно вернулся. Совсем больной. Но это не мешает ему трепать языком.

– А что он такое говорит?

– В основном рассказывает о зарплатах на шахтах. Он говорит, на юге шахтеры получают больше, чем у нас. Дик – член профсоюза. А здесь…

– Я хотела бы знать, что он конкретно говорит.

– Говорит, рабочие должны бороться за свои права, требовать повышения зарплаты…

– А здешние шахтеры? Что они на это говорят?

– Те, что помоложе, согласны с ним, а шахтеры постарше называют его подстрекателем. Говорят, добычу угля нельзя сравнивать с добычей руды.

Поставив противень с мясом в духовку, служанка занялась нарезкой.

Столовая миссис Лерри была вполовину меньше столовой дома в Понтравоне. Окна ее выходили в сад. Помимо столовой мебели в ней вдоль стен стояли несколько больших книжных шкафов, а в углу – арфа. В этот вечер в комнате было много цветов. Их сорвала в саду Сара и, сделав из них красивые букеты, поставила в огромные вазы. Поскольку к вечеру похолодало, разожгли камин.

Миссис Лерри в шелковом платье бледно-сиреневого цвета сидела во главе стола. По правую руку от нее расположились Дейзи, Гетин и Клаудия, а по левую – Эдвард Раштон, Сара и Краног. Миссис Лерри нисколько не сомневалась, что ее сноха от критических замечаний по поводу убранства столовой не удержится.

– Я впервые вижу арфу, – заметила Дейзи Раштон.

– В таком случае, вам бы следовало услышать, как на ней играют, – ответил Краног. – В соседней деревне живет самая лучшая в Уэльсе арфистка. Надо ее пригласить.

– О, только не это, – скривив губы, сказала Клаудия. – Слушать эти нескончаемые стихи, которые плохо ложатся на музыку…

– Клаудия, хорошо, что в этот момент Марта Джейн на кухне, а не прислуживает за столом. Услышав, что ты только что сказала, она подсыпала бы тебе в тарелку яда. Она у нас рьяная патриотка церковных песнопений.

– О, мне так хочется услышать, как играют на арфе! – воскликнула Дейзи.

– Тогда услышите, – пообещала миссис Лерри.

Когда в столовой появилась Марта Джейн, мистер Раштон сделал ей комплимент за приготовленные ею блюда и особенно похвалил запеченное седло ягненка.

– Теперь вы стали навеки ей другом, – сказала миссис Лерри, когда служанка ушла.

Из столовой все прошли в гостиную. Гетин с Дейзи направились к пианино, а Сара села на диван. К ней тут же подсел мистер Раштон и похвалил ее платье.

– Как жительница Лондона, вы знаете, что редкая женщина в провинции одевается модно, – сказал он.

Сара промолчала, и тогда Эдвард Раштон продолжил:

– Я не осуждаю присутствующих здесь дам, но вы похожи на ту, кто вращается в высших кругах столицы.

Впервые в разговоре мистер Раштон не попытался узнать о ее прошлом, и, хотя Саре хотелось быть с ним откровенной, она решила этого не делать.

– Я встречалась с людьми из высшего общества, – ответила она, имея в виду гостей дома Гвиннов.

– А вам в провинции не скучно? – не сводя глаз с Сары, спросил мистер Раштон.

– Мне здесь очень нравится, – заверила она его. – Больше, чем в Лондоне.

– И вы решили остаться в таком удаленном от столицы месте? Наверное, планируете выйти замуж за фермера?

Мистер Раштон продолжал сверлить глазами Сару.

– Но здесь живут… не только фермеры.

– Берете выше?

– Да, мистер Раштон. Возможно, мне это удастся.

– До того как сюда приехать, вы знали кого-нибудь из Лерри?

– Да. Мистера Гетина Лерри. Его полк, был расквартирован в Лондоне.

– Да, мужчины в военной форме хорошо смотрятся, – постукивая пальцами по подлокотнику своего кресла, заметил Эдвард Раштон и бросил взгляд на Гетина.

Тот в этот момент устанавливал на подставку пианино нотную тетрадь, а Дейзи, опустившись на табурет, грациозными движениями рук расправляла подол юбки.

– Сара, у вас очень красивое колоратурное сопрано, а у мисс Раштон, надо полагать, контральто. У меня есть способность по внешности человека безошибочно определить, какой у него голос. Прошу вас, будьте четвертой в квартете, – сказала миссис Лерри.

Эдвард Раштон от удивления даже ахнул.

– О боже! – произнес он. – Эта пожилая дама права – у Дейзи действительно контральто. Как же она определила?

Сара поднялась с дивана и направилась к Гетину и Дейзи.

– Мама, а почему бы Гетину под аккомпанемент Дейзи не исполнить соло? – услышала она голос Клаудии.

– Клаудия, я устроила этот прием, и мне на нем распоряжаться, – осадила ее миссис Лерри.

Для Сары пение уже стало привычным делом. Занимаясь работой, она целыми днями пела и голос себе хорошо поставила. Миссис Лерри как-то сказала ей: «У вас голос жаворонка». Она научила девушку некоторым современным песням и нескольким, весьма известным старым.

Сара, воодушевленная комплиментами Эдварда Раштона, на этот раз чувствовала себя уверенно и вместе с Гетином, Краногом и Дейзи спела несколько баллад из сборника «Девушки из Богемии».

– Какой у Сары чудесный голос, – тихо произнесла миссис Лерри. – Я ею просто восторгаюсь.

– Вы учите Сару тому, чего ей в ее положении совсем не нужно, – процедила сквозь зубы Клаудия.

– В ее положении? Дорогая моя, ты, похоже, забыла, что в один прекрасный день Сара станет членом нашей семьи.

Четверка самодеятельных певцов замолкла. Миссис Лерри похвалила их пение.

– Гетин, ты мог бы вместе с Краногом поставить арфу посередине комнаты?

– Арфу? – удивленно переспросил Гетин. – Бабушка, но никто из нас не умеет на ней играть.

– Я все уже устроила, – ответила миссис Лерри.

Хлопнула входная дверь, и вскоре в гостиную в сопровождении Марты Джейн вошла девушка. Увидев ее, мистер Раштон от удивления ахнул.

– Это – Энн Джоунс, – кивнув на прибывшую, сказала миссис Лерри. – Она – одна из лучших арфисток Уэльса и одета в национальный валлийский костюм. Обратите внимание на ее с высокой тульей шляпу, а то она ее сейчас снимет.

Девушка сняла шляпу, затем накидку и осталась в белоснежном чепце, блузе из тонкой шерсти, с накинутым на плечи ярким платком с бахромой и в серой полосатой юбке.

Дейзи Раштон была поражена.

– Никогда не думала, что здесь, в Уэльсе, носят такие живописные наряды, – сказала она.

– Сейчас, мисс, мы уже их не носим, – улыбнувшись, ответила Энн Джоунс. – Надеваем только в особых случаях.

Она села за арфу и тронула пальцами струны. Комнату заполнили чарующие звуки. Сара пришла в восторг. Энн Джоунс выдержала паузу, а затем стала играть. Арфистка и музыкальный инструмент словно слились воедино. Сара и не знала, что арфа может звучать и весело, и так печально, что трогала душу.

Смахнув с ресниц слезу, Сара поймала на себе взгляд Кранога. Как только Марта Джейн увела Энн в кухню, Краног тотчас подсел к Саре.

– Ну как вам наша народная музыка? – спросил он. – Трогает?

Лицо его вновь было непроницаемым. Он словно снимал одну маску и надевал другую. Иногда Саре казалось, что Краног смотрит на нее с интересом. Даже с восхищением. Однако через минуту его глаза вновь становились холодными.

– Сегодня я впервые услышала, как звучит арфа, – сказала Сара. – Она издает чарующие звуки.

– Я тоже так считаю. Но я чистокровный валлиец, а вы… вы англичанка. А англичан принято считать людьми совсем несентиментальными.

– Это мнение ошибочное.

– Да, конечно. Но я заметил, что ни Дейзи Раштон, ни мою мачеху, а они обе англичанки, музыка ничуть не тронула, тогда как моя бабушка и Марта Джейн слушали ее со слезами на глазах.

– Надо было слушать музыку, а не считать по пальцам плачущих.

Краног рассмеялся.

– Сара, дорогая, какая же вы умница! – воскликнул он. – Могу я сказать вам, что вы сегодня прекрасно выглядите?

В его глазах читался неподдельный восторг.

– Мистеру Раштону тоже понравилось мое платье, – сказала девушка.

– О, такой мужчина, как он, знает, что говорит.

Бросив взгляд на Эдварда Раштона, разговаривавшего в этот момент с миссис Лерри, затем на Гетина, сидевшего рядом с Дейзи, Сара неожиданно спросила:

– А когда мистер Раштон уезжает в Лондон?

Однако ответа на свой вопрос она не получила.

– Вам Гетин что-нибудь говорил об узкоколейке? – спросил Краног.

– Об узкоколейке? – удивленно переспросила Сара.

Краног рассказал о планах строительства узкоколейки.

– Скажите, а обойтись без узкоколейки никак нельзя?

– Я считаю, нет.

– А шахтеры о ваших планах знают?

Краног рассказал девушке о встрече Гетина и мистера Раштона.

– Думаю, что слухи о строительстве узкоколейки уже поползли.

– Да, кое-кто будет недоволен.

Краног нахмурился.

– Таких будет много. Это в первую очередь – перевозчики руды и фермеры, по полям которых будет проложена узкоколейка.

– Вы знаете человека по имени Дик Дерин? – спросила Сара.

– Кто вам о нем сказал?

– Марта Джейн. Так вы знаете его?

– Да. И всю их семью. Его отец не в ладах с законом. Это очень неблагополучная семья. У них постоянно драки. Дерутся не только друг с другом, но и с соседями. Раньше Дик Дерин работал в Южном Уэльсе, а недавно вернулся домой. То, что он подстрекает людей, общеизвестно. Он активный член профсоюза шахтеров.

– То же самое говорила мне и Марта Джейн.

– А почему вы меня о нем спросили? Вы разве не на стороне Гетина?

– Я… Он, как мне кажется, смирился с тем, что шахта будет работать. Во всяком случае, до тех пор, пока он не решит свои финансовые проблемы.

– Но вы против строительства узкоколейки?

– На это я вам ответить не могу. Гетин о планах ее строительства со мной еще не говорил.

– Он ни с кем о них не говорил. Ну разве что…

Краног прервался на полуслове, Интересно, ей известно, какой вспыльчивый Гетин? Сможет ли она успокоить его, как это сделала Мэри Гвинн?

– Вы не договорили, – напомнила ему Сара.

– Я предпочел бы не продолжать.

Улыбка, озарившая лицо Кранога, поразила девушку.

Прошло несколько дней. Сара была в своей комнате, когда услышала, что кто-то пришел. Вскоре вошла Марта Джейн и попросила ее спуститься в гостиную.

– Миссис Лерри хочет, чтобы вы познакомились с мистером Гвинном, – сообщила служанка.

– С мистером Гвинном? – удивленно переспросила Сара.

– Да, мисс. С этим членом их семьи вы еще не встречались. Это – дядя мисс Мэри. Он живет в имении, расположенном в Северном Уэльсе, но летом уезжает в местечко с каким-то иностранным названием.

Подойдя к лестнице, Сара расправила складки на своем платье из коричневого шелка, приподняла подол и стала медленно спускаться по ступеням.

Как только она вошла в гостиную, миссис Лерри и мистер Гвинн, болезненного вида мужчина, тотчас замолкли. Сара почувствовала себя неловко и замерла в дверях. Тем временем мистер Гвинн в упор разглядывал ее.

– Сара, это мистер Джон Гвинн, дядя Мэри, – сказала миссис Лерри. – А это, Джон, Сара.

Девушка обратила внимание на то, что старуха не назвала ее фамилию, а мистер Гвинн, пожимая ей руку, пристально смотрел на нее.

За чаем разговор шел на общие темы. Миссис Лерри расспрашивала гостя о жизни за границей и о его семье. Оба вспоминали былые времена. Однако время от времени Сара ловила на себе пристальный взгляд мистера Гвинна. Когда Марта Джейн, собрав со стола посуду, вышла из гостиной, он сказал Саре:

– Простите, что я на вас так внимательно смотрю. Я вовсе не хотел вас этим смутить. Просто этой встречи с вами я очень долго ждал.

– Ждали этой встречи?

– Да. Дело в том, что я вас уже видел. Когда вы были еще ребенком. А вот повзрослевшей я увидел вас только сейчас. Я и вашу маму знал. Вы не расстроитесь, если расскажете мне о последних днях ее жизни?

Сара удовлетворила его просьбу. Боль утраты единственного близкого ей человека, притупившаяся за последние дни, вновь дала о себе знать, и у нее на глаза навернулись слезы.

– Вы так любили ее, – заметил Джон Гвинн.

– А вы ее хорошо знали?

– Она служила в нашем загородном доме.

– Но… но я думала, что она всегда жила в Лондоне.

– Нет, не всегда. И хотя она выросла в семье одной валлийской пары, она была англичанкой. Маленькой, хорошенькой и сероглазой.

– Джон, ты своими замечаниями ставишь Сару в тупик, – заметила миссис Лерри. – Ну, ты расскажешь ей, зачем приехал, или мне это сделать?

– Вы знаете Сару лучше, чем я. Хотя я ее отец.

– Я ваша дочь?! – Сара всплеснула руками.

Она хотела что-то спросить, но не могла – от волнения у нее перехватило горло.

Миссис Лерри укоризненно посмотрела на мистера Гвинна.

– Ты мог бы сообщить ей эту новость как-то более деликатно, – сказала она. – Нельзя же так…

Сара была потрясена до глубины души. Прошло столько лет… Ее мать долго болела, потом умерла, а этот… ее отец к ним ни разу не пришел! И вот только теперь он объявился.

– Мама долго болела, потом умерла, а вы за все это время нас так и не навестили, – сказала она. – Я даже не знала, что вы существуете. Думала, мой отец умер. А вы… вы…

Голос ее дрожал.

– Сара, вы многого не знаете, – сказала миссис Лерри. – Как только вы родились, мистер Гвинн через своего поверенного регулярно помогал вам материально. Его мать, которую вы видели, взяла вашу маму, молодую тогда еще девушку, к себе в лондонский дом в качестве служанки.

– Но он на маме не женился, – не обращая никакого внимания на мистера Гвинна, заметила Сара.

– Наверное, вы этого не поймете, – сказал Джон Гвинн. – В то время я уже был помолвлен, а классовые различия между людьми тогда были еще глубже. Но поверьте, я хотел жениться на вашей маме. Я любил ее, но… был молод. На меня со всех сторон оказывали давление…

– Но мама тяжело болела, а вы ни разу ее не навестили. Мы часто испытывали нужду. А вы говорите, что помогали нам.

– Ваша мама… Но я только что узнал, что она… стала жить с вами. Потом попала в больницу. Мой же поверенный все письма, как она сама того просила, посылал в наш лондонский дом. Но они… они, как видно, не доходили до мамы, а после ее смерти их переслали моим адвокатам. Я долгое время прожил в Германии, а когда вернулся, было уже поздно. От своей матери я узнал, что вы здесь.

– Сара, миссис Гвинн сразу же вас узнала, – вмешалась в разговор миссис Лерри. – Уж очень вы похожи на свою маму.

– Вы тоже знали, кто я?

– Ну… Я была в этом почти уверена. Видите ли, мы с матерью Джона дружим давно. Я знала, как она волновалась, когда вы появились на свет. Так что мне известны все подробности. Можете представить, как я удивилась, когда Краног привел вас ко мне.

Джон Гвинн поднял глаза.

– Краног? – удивленно переспросил он. – Но вы же сказали, что Сара и… Гетин…

– Сюда, ко мне в дом, привел ее Краног.

– Ясно.

Миссис Лерри перевела взгляд с мистера Гвинна на Сару.

– Думаю, Сара под впечатлением только что услышанного, – сказала она. – Сара знает все, и мне нечего к этому добавить.

– Но я хотел бы сделать кое-какие…

– Джон, будет лучше, если ты немного с этим подождешь.

Миссис Лерри это так строго произнесла, что Джон Гвинн тотчас поднялся с кресла. Но перед тем, как уйти, он взял руки Сары в свои и с мольбой посмотрел на нее. Та отшатнулась от него. За столь короткое время она еще не смогла свыкнуться с мыслью, что перед ней ее отец. Более того, ее отделял от него барьер обид.

– Не судите строго, – сказала ей миссис Лерри, когда с улицы послышался топот копыт. – Вам рассказали все, как было. Обстоятельства оказались сильнее его.

– Но если бы я любила, то не позволила бы никому встать между мной и любимым.

– Вы еще молоды. Простите, но вы не знаете, в какой трудной ситуации оказался мистер Гвинн.

– Похоже, с тех пор мало что изменилось, – с горечью произнесла Сара. – Слуги Гвиннов говорили мне, что хозяева и их сыновья часто соблазняют служанок, а затем, когда те оказываются в интересном положении, бросают их.

– Сара! Вы несправедливы к своему отцу. Когда он говорил, что любил вашу мать, то говорил правду. Вы видели его мать. Когда это с ним произошло, она очень страдала, но ничего поделать не могла. Как большинство жен, она была вынуждена подчиниться воле своего супруга и остальным членам семьи. Да, так происходит не всегда. Но не забывайте, что он к тому времени уже был помолвлен.

– Но я все же считаю, что если он любил маму, то должен был на ней жениться. Даже если бы от него отвернулась вся родня.

– А может быть, ваша мама не захотела выходить за него замуж?

– Не захотела?

– Думаю, так оно и было. Она просто решила избежать скандала или не захотела больше прислуживать Гвиннам и уехала. Джон не старший сын в семье, но их огромный дом со временем мог бы перейти к нему. Сейчас он – лорд-наместник своего округа и мировой судья…

Сара вспомнила, какой застенчивой была ее мать и как предана она была своим хозяевам.

– Не забывайте также, что старший мистер Гвинн делал для вашей матери все, что мог, и в том, что вы бедствовали, не его вина. И не вашего отца тоже. Я вам сейчас расскажу, с какой целью Джон сюда приехал. Он хотел сообщить, что намерен регулярно пересылать вам деньги и обеспечить приданым.

– Мне от него ничего не надо.

– Думаю, вы позволите ему это сделать. Со временем вы все поймете и простите его. Ради своей покойной мамы, не делайте ему больно. Ведь она же любила его!

– А они никогда больше не виделись? Он же должен был наведываться в их лондонский дом.

– Не могу сказать. Если и приезжал, то очень редко. Часто не позволила бы его мать. Джон служил в армии, долгое время жил за границей, а после женитьбы переехал в Северный Уэльс.

– И у него никогда не возникало желания увидеть меня, свою дочь.

– Этого я вам сказать не могу. Возможно, он пытался сделать это так, чтобы вы его не видели. Возможно, что он и с мамой вашей виделся. Иногда.

Сара коснулась ладонью своего лба.

– Я растеряна, – сказала она. – Мне так трудно свыкнуться с мыслью, что у меня появился отец. Пойду поброжу и обо всем подумаю.

Когда Сара вышла из дома, солнце, золотившее поля кукурузы, светило над озером и готовилось опуститься за серые горы. Она шла быстро и скоро оказалась на склоне, поросшем вереском. Прямо перед ней, журча по покрытому зеленым мхом галечнику бежал ручей. От легкого порыва ветра по его глади пошла рябь, пригнулась на берегу трава и зашелестел листвою кустарник. Сара плотнее укуталась в накидку и попыталась представить себе влюбленную пару – мать, молодую и красивую, и отца, высокого и тоже красивого. Но у нее так ничего и не получилось.

Сара вспомнила все, что сказала ей миссис Лерри, и постаралась размышлять логически. Неожиданно она осознала, что Мэри Гвинн ее двоюродная сестра. С каким бы уважением отнеслась к ней Клаудия, если бы знала, кто ее отец! – подумала Сара, но тут же усмехнулась – ведь она была незаконнорожденной дочерью мистера Джона Гвинна. Ну разве можно ему это простить?

Погруженная в свои мысли и терзаемая противоречивыми чувствами Сара брела по берегу озера в сторону гор. Она думала о Гетине. Женится ли он на ней, когда узнает историю ее рождения? Может, будет лучше, если она вернется в Лондон и найдет себе работу? Единственный человек, который искренне любил ее, была мать. А здесь она всем чужая и никогда уже не станет своей.

И вдруг ее что-то остановило. Сара не сразу осознала, что споткнулась о старую покосившуюся ограду, а прямо под ней огромным черным пятном темнеет шурф шахты. Неожиданно деревянная ограда скрипнула, и девушка поняла, что в любой момент может свалиться в шахту. Ее охватил ужас. От страха она не могла пошевелиться. Наконец, собравшись с силами, Сара изо всех сил оттолкнулась от ограды и упала навзничь в колючий вереск.

Сначала она услышала чьи-то шаги, а затем, совсем рядом, – грубый окрик мужчины.

– Кто вы? – в ужасе прошептала Сара.

– Нет, это вы кто? – передразнил ее незнакомец и расхохотался.

Наклонившись, он откинул полу ее накидки. Девушка отшатнулась от него, попыталась подняться, но мужчина грубо повалил ее на землю.

– Предположим, вы назовете себя, – произнес незнакомец. – А скажете ли, почему вы собирались броситься в заброшенную шахту? Богачка?

Он провел пальцем по складке ее платья.

– Шелк. Могу поклясться, что вы не крестьянка.

Его лицо показалось Саре красивым. У него была густая шевелюра и мягкий тембр голоса. Мягкий тембр голоса! Девушка поняла, кто перед ней. «Дерин» в переводе с валлийского языка «птица». Когда Сара спросила Марту Джейн, почему у Дерина такая странная фамилия, та ответила: «Это не фамилия, а прозвище. В переводе – птица. У этого парня очень красивый голос».

Итак, это был тот самый подстрекатель, человек с красивым голосом, способный вызвать брожение в среде шахтеров. Но никто не говорил ей, что он красавец.

Сара попыталась отползти, но Дерин вновь схватил ее.

– Если вы думаете, что вам удастся от меня убежать, то заблуждаетесь, – оскалив зубы, прошептал он. – У меня сильные руки. А вы… дайте-ка я вас получше разгляжу… должно быть, компаньонка старой леди. Ха, компаньонка! Да это же смешно! Ни у одной из наших женщин нет компаньонки. А что вы делаете? Таскаете из колодца воду? Трете полы, взбиваете перины?

– Нет! – гневно сверкая глазами, крикнула Сара. – Но если потребуется, то я и это сделаю.

– А вы сможете? Дайте-ка я проверю, сильная вы или нет.

Дерин схватил Сару за руку.

Ее охватил ужас, Он отбросил палку, присел и притянул девушку к себе. Ей удалось высвободить руку и ударить его по лицу.

– Оказывается, и среди богачей бывают храбрецы! – ухмыльнулся Дерин и крепко прижал Сару к себе.

И тут она услышала, что ее кто-то зовет. Откинув голову, девушка закричала, но Дерин своей огромной ладонью зажал ей рот и повалил на землю. Послышался топот копыт. Судя по звуку, всадник приближался. Но тут топот копыт стих, а потом стал удаляться. Ее вновь окликнули, и только теперь Сара поняла, что это был Краног.

Глава 8

Зажимая Саре рот, Дерин потащил ее в кусты. Когда он склонился над ней, раздались шаги и Сара краем глаза увидела мерцающий свет лампы. Может, это Краног? – подумала она.

Сара, изловчившись, укусила Дерина за палец. Тот с криком отдернул руку и выругался. Шаги замерли. Дерин вновь зажал девушке рот.

– Кто здесь? – всего в нескольких ярдах от них раздался голос Кранога.

Теперь Саре был виден его темнеющий силуэт. Только бы он пошел в правильном направлении, мелькнуло у нее в голове.

Краног поднял лампу, Дик Дерин вскочил и бросился бежать. Краног догнал его и, схватив за плечи, повернул лицом к себе.

– А, это ты! Дик Дерин! Негодяй, если ты хоть что-то ей сделал, я убью тебя!

– Убьешь? Да ты должен благодарить меня. Я же спас ей жизнь. Если бы не я, лежала бы она сейчас на дне заброшенной шахты.

– Краног, это неправда. Я не заметила, как оказалась возле нее. А оттащил он меня уже после.

– А что было потом?

– Он мне ничего не сделал, – дрожащим голосом ответила Сара.

Краног поднес к ней зажженную лампу и увидел на губах Сары кровь. Передав ей лампу, он развернулся и с силой ударил Дерина в челюсть. Тот пошатнулся и в ответ нанес Краногу удар в подбородок, Краног уже занес руку для ответного удара, но неожиданно сказал:

– Нет, так не пойдет. Я знаю, что ты болен и только поэтому вернулся домой.

– Мне не надо жалости от таких, как ты! – крикнул Дик. – Да ты просто испугался. Опасаешься, что эта девушка увидит, как я тебя уделаю.

– Заткнись! И давай проваливай!

Дерин, осыпая Кранога проклятиями, побрел по поросшему вереском склону.

– Он вас послушался, – удивилась Сара.

– Да. Но он никогда не простит себе того, что сделал. Отныне он стал для меня еще большим врагом, чем прежде. Он ничего вам плохого не сделал? А эта кровь?

Сара промокнула носовым платком кровь на своих губах. Неожиданно ее охватил озноб, и она заплакала.

– Я… я так рада, что вы пришли.

Краног обнял ее за плечи и прижал к груди.

– Негодяй! Пойдемте. Я отвезу вас домой. Моя лошадь неподалеку.

Поддерживая Сару, он подвел ее к своей лошади.

– А как… как вы узнали, где я? – спросила девушка. – Вы искали меня?

– Я заехал к бабушке. Ваше долгое отсутствие ее сильно встревожило. Она сказала, что видела, как вы пошли в сторону долины. Я тотчас отправился вас искать. Я вспомнил, что где-то там должна быть заброшенная шахта, но где она точно находится, не знал.

Краног поднес к Саре лампу. Волосы у нее были растрепаны, губы дрожали, в глазах стояли слезы.

– Сара, бабушка уже говорила вам, что вам надо научиться ездить верхом. Сейчас такой шанс у вас есть. Я посажу вас в седло и поведу лошадь на поводу. Поначалу вам будет не совсем удобно.

Краног помог ей взобраться на лошадь, дал ей поводья и сказал, что делать.

На равнинной местности Сара чувствовала себя вполне уверенно, но на крутых спусках с трудом держалась в седле.

– Я веду лошадь предельно осторожно, – заверил ее Краног. – Держите поводья как можно свободнее. И пожалуйста, не напрягайтесь. Главная ваша задача – попасть в ритм лошади…

Сара, оказавшись высоко над землей, поначалу сильно нервничала, но потом, когда они выехали из ущелья на более ровную дорогу, почувствовала себя более сносно.

– Миссис Лерри… она сказала вам, что… меня расстроило? – спросила Сара.

– Нет.

Ей вдруг захотелось ему признаться. А может, сначала она должна все рассказать Гетину? И все же Сара не утерпела и рассказала ему о Джоне Гвинне.

Когда она замолчала, Краног от удивления даже присвистнул.

– Выходит, что вы Гвинн, – заметил он.

– Незаконнорожденная Гвинн, – уточнила Сара.

– Дорогая моя, в большинстве самых известных семей Англии полно незаконнорожденных детей.

– Значит, вы меня не презираете?

– Сара, дорогая моя, презирать вас? Что за вздор!

– А Гетин? Как вы думаете, его гордость будет задета? Мне следовало бы поговорить с ним первым.

– Гетин? – задумчиво переспросил Краног. – Ну да, конечно. Расскажите ему. Но я не знаю, какова будет его реакция. Это вы должны увидеть сами.

Возле дома он снял Сару с лошади и, не выпуская ее из своих рук, сказал:

– Следующий раз в таком состоянии в горы не ходите. Там очень много заброшенных шахт, и у большинства из них плохое ограждение. Кроме того, вы можете опять встретить Дика Дерина. Или кого-то из членов его семьи.

– Простите, что я доставила вам столько хлопот. Вы… вы не скажете Гетину того, о чем я вам рассказала?

– Нет, – пообещал Краног.

Возможность сообщить новость Гетину представилась Саре через несколько дней, когда тот пришел навестить свою бабушку.

– Раштоны сегодня уехали в Лондон, – сообщил он.

Сара оторвала глаза от вышивания и удивленно посмотрела на него.

– Значит… все… решено? – спросила она.

– Если имеете в виду создание фирмы, то да. А что касается строительства узкоколейки, то здесь полная неясность.

Сара провела ладонью по пяльцам.

– Но она, возможно, необходима. Эта узкоколейка.

Гетин вскочил с кресла и зло посмотрел на Сару.

– Ты… ты тоже против меня! – воскликнул он.

Пораженная быстрой сменой его настроения, она поспешила его успокоить.

– Нет-нет, я не против тебя. Шахта должна работать. Это необходимо. Но она должна работать производительно. Возможно, узкоколейка будет этому способствовать.

– Ты, женщина, какое право имеешь говорить, что мне делать? Ты же в горнорудном деле ничего не смыслишь. Ты слушаешь Кранога… мистера Раштона. А они замыслили против меня заговор.

Гетин говорил на высоких нотах, лицо его покраснело.

– Гетин, будь же разумным! Даже если я и слушала их, то им своего мнения за твоей спиной не высказывала. Я тебя не предавала.

Он схватил ее за руку, и Саре показалось, что он ее сейчас встряхнет. Она никогда еще не видела его таким разгневанным.

Но гнев с Гетина внезапно сошел.

– Прости, – тихо произнес он. – Я не хотел повышать на тебя голос.

– Наверное, я тебя на это спровоцировала, – улыбнувшись, ответила Сара.

– Сара, траур по отцу еще не закончился, но я не вижу причины, почему мы и дальше должны оставаться официально не помолвленными. Ведь о наших отношениях знают лишь члены моей семьи.

Сара была поражена – ей впервые не хотелось торопиться с их свадьбой. Что это с ней? – подумала она. Неужели любовь прошла? Может, ее в Гетине прельщала его военная форма? Заметил же мистер Раштон, что все мужчины в ней выглядят весьма импозантно. Или на нее так подействовала вспышка его гнева?

Сара молчала, пытаясь выиграть время, чтобы разобраться в своих чувствах. Она неожиданно вспомнила, что ни разу не надела жемчужное кольцо, которое подарил ей Гетин.

– Я думала, что тебе приятнее компании Мэри… и Дейзи, чем моя, – сказала она после паузы.

– Сара, они… симпатичные девушки… но не такие, как ты, – вздохнул Гетин.

– И все же, Гетин, я предпочла бы ждать, когда о нашей помолвке сообщат официально.

Наступила тишина. Только теперь Сара вспомнила, какую новость собиралась Гетину сообщить. Как он на нее отреагирует?

– Гетин, я должна тебе что-то сказать…

И Сара вкратце рассказала ему о своем отце, добавив, что она незаконнорожденная.

– Незаконнорожденная?! – в ужасе прошептал Гетин.

– Для тебя это что-то меняет? – спокойно спросила она.

– Нет! – сказал он. – Конечно же нет.

– Нет, Гетин, это неправда. Это нетрудно заметить.

– Да, я растерялся, но только потому, что… что это связано с тобой.

– И ты все равно готов на мне жениться? На дочери служанки?

– Я не сноб, – резко ответил Гетин.

– А как же мораль?

– Меня это не остановит.

Вопросы Сары явно раздражали его.

– Так ты хочешь ждать до тех пор, пока публично не объявят о нашей помолвке? – немного помолчав, добавил он.

– Гетин, так, я думаю, будет лучше. Но если ты передумал на мне жениться, скажи это прямо сейчас.

– Боже, что навело тебя на эту мысль? – становясь все более раздражительным, спросил Гетин. Он протянул к Саре руки, обнял ее и крепко прижал к своей груди. И в этот момент в гостиную вошла миссис Лерри.

Гетин побыл еще немного, затем неожиданно попрощался и ушел. Сара продолжила вышивать. Она была удивлена тем, что так спокойно восприняла неодобрительную реакцию Гетина на новость, сообщенную ею, и что почувствовала облегчение, когда он не стал настаивать на их немедленной свадьбе. В течение последующих нескольких дней ей станет ясно, любит он ее или нет.

– Сара, вы сегодня что-то очень задумчивая, – заметила миссис Лерри. – Хотела бы вас спросить, вы по-прежнему мучаетесь тем, что… родились вне брака?

– Да, наверное. А вы сами считаете, что это ужасно?

– Бог ты мой, ну конечно же нет. В поселке полно таких детей, и только недавно на это стали обращать внимание.

– И все же нелегко признаться людям, что ты незаконнорожденная.

– Здесь я с вами согласна. Но надо ли говорить об этом всем? Со временем будут подписаны все необходимые документы, в которых вы будете значиться законной дочерью Джона Гвинна.

– Но я… я чувствую себя человеком, который находится… Ну, где-то посередине. Между одним слоем общества и другим.

– Это все пустяки. Большинство людей волнует, получат они наследство или нет. И в этом нет ничего необычного. Поэтому я хотела бы вас спросить вот о чем. Скажите, вы позволите своему отцу давать вам деньги? Они пошли бы, скажем, на ваше обучение верховой езде, музыке и танцам…

Сара вспомнила об арфистке, о том удовольствии, какое она испытала от пения и от езды на лошади, с завистью подумала о Мэри, прекрасно игравшей на пианино… Но здесь, в Понтравоне, ее держала только любовь к Гетину. А он… Стоило ли ей оставаться здесь, если он передумал на ней жениться? Дальнейшее ее пребывание в Понтравоне лишь усложнит ее жизнь. Не лучше ли ей вернуться в Лондон и выучиться на модистку?

– Я подумаю над предложением моего… мистера Гвинна, – сказала Сара.

Мысль о том, что его деньги могли бы пойти на ее обучение в одном из лучших лондонских домов моды, пришла к ней неожиданно. Такое их использование было бы самым разумным.

В конце дня, проходя по холлу, она увидела Марту Джейн. Вид у нее был взволнованный.

– Мисс, я хотела бы с вами поговорить, – подойдя к Саре, сказала служанка.

Они прошли в кухню. Марта Джейн стала теребить свой белый фартук.

– Говорят, от шахты проложат узкоколейку, – наконец, произнесла она.

– Кто это говорит?

– Все говорят. Но никто из них не знает всей правды. Перевозчики взбешены, потому что потеряют работу, а женщины боятся строителей, которые приедут строить эту дорогу. Мисс, случится беда. Точно случится.

– Беда, Марта Джейн? Какая беда?

– Не знаю стоит ли мне это говорить… Наверное, нет. Но этот Дик Дерин…

– Дерин! – воскликнула Сара и, схватив руку служанки, крепко сжала ее. – Нет, вы должны меня предупредить, и, что бы я ни предприняла, о вас я никому не скажу.

– Мисс, так это правда, что построят дорогу?

– Не знаю. Меня в дела на шахте не посвящают.

– Говорят, мистер Гетин не допустит ее строительства. Но мистер Краног и этот мистер Раштон…

– Я не знаю, что они решили, но сделаю все, чтобы не допустить беды.

Сара быстро вышла из кухни и взбежала по лестнице. Она чувствовала, что по пустякам Марта Джейн к ней бы не обратилась. Тем более если в деле замешан Дик Дерин, который, имея зуб на Кранога, готов пойти на все, чтобы ему отомстить. Ей казалось логичным то, о чем она только что узнала, рассказать одному из братьев. Естественно, для разговора она выбрала Кранога, поскольку Гетин был против узкоколейки. Однако если она придет в Понтравон, то может натолкнуться на Гетина или, что еще хуже, на его мачеху. А это было бы нежелательно.

Поэтому Сара решила послать записку Краногу и попросить его срочно прийти. Таким образом, была бы гарантия того, что их разговор не подслушают. А это дело казалось ей вопросом огромной важности.

Во дворе она встретила младшего конюха, к которому часто обращалась с небольшими просьбами.

– Важно, чтобы эту записку ты вручил мистеру Краногу лично, – предупредила его Сара. – Если его не будет дома, постарайся его разыскать. Если не найдешь, принеси записку назад. Ты все понял?

– Да, мисс. Можете, мне довериться.

– Хорошо, Гвилим, я тебе доверяю, – улыбнулась Сара.

Прежде чем миссис Лерри легла спать, прошло, как показалось Саре, много времени. Сара решила миссис Лерри ни во что не посвящать. Она и Краног пришли к единодушному мнению, что ей о встрече с Диком Дерином лучше не говорить. И если бы Сара передала миссис Лерри то, что сказала ей Марта Джейн, та списала бы все на необоснованные опасения своей служанки.

Сара вошла в спальню миссис Лерри и присела возле дубовой кровати.

– Дорогая, я по вам буду скучать.

Сара наклонилась и поцеловала миссис Лерри в щеку.

Спускалась она по лестнице с чувством глубокой грусти. За эти последние месяцы Сара так привязалась к миссис Лерри, что расставание с ней причинило бы ей боль.

Выйдя из дома, она отправилась искать Гвилима. Но его нигде не было. Она спросила о нем у кучера.

– Нет, мисс, я его не видел, – ответил тот. – В конце дня он сказал, что должен отнести какую-то записку, и убежал.

– И он еще не вернулся?

– Нет, мисс. Иначе я видел бы.

Сказав кучеру, чтобы Гвилим, как только вернется, сразу пришел к ней, Сара вернулась в дом и принялась мерить шагами гостиную. Отсутствие конюха свидетельствовало о том, что Кранога он не нашел.

Неожиданно из холла послышался топот, дверь отворилась, и на пороге показался Гвилим. Позади него стояла сердитая Марта Джейн.

– Мисс, Гвилим хотел прошмыгнуть мимо меня, – пожаловалась служанка, – Даже разрешения не спросил. С грязными ногами и в дом. Нет, такого еще никогда не было.

– Мисс, там… на шахте… беспорядки, – тяжело дыша, произнес конюх.

– Рассказывай, что там случилось.

– Я взял пони и, как вы велели, поехал в Понтравон. Но там мне сказали, что мистер Краног уехал в город. Я поехал за ним. Обошел все места, в которых он мог быть, но его не нашел… Что делать? Люди на шахте митингуют. Если мистер Краног приедет к ним, случится беда. Можете мне поверить. Я слышал, что они там говорили. Нам надо его предупредить. После шахты я снова поехал в Понтравон, но мистер Краног еще не вернулся.

Сара думала недолго.

– Мы с тобой отправляемся на шахту, – сказала она. – Если мистера Кранога там нет, нам необходимо будет его перехватить по дороге. Марта Джейн, принесите мою накидку.

– Но, мисс…

– Быстрее!

Через минуту Сара уже стояла возле конюшни.

– Ты, Гвилим, поезжай на пони в Понтравон и узнай, вернулся ли мистер Краног. А я побегу за тобой вслед. Встретимся возле дома.

Вечер выдался прохладным. В воздухе чувствовалось приближение осени. Сара бежала по парку и слышала впереди себя топот копыт пони Гвилима. Когда она подбежала к воротам, там ее уже ждал Гвилим.

– Мисс, он еще не вернулся, – доложил он.

– Тогда мы должны мчаться на шахту. Где митингуют шахтеры?

– Мисс, они в бойлерной. Я незаметно подкрался к двери и слушал, о чем у них шел разговор. Они поклялись не допустить строительства узкоколейки. Больше всех кипятился Дик Дерин. Он призывал идти на Понтравон и расправиться с мистером Краногом.

– Тогда скачи на шахту. У елей остановишься. Слезешь с пони, привяжешь его, а дальше пойдешь пешком. Только будь осторожен. Постарайся узнать, что они затевают. А я буду ждать тебя возле пони.

Подойдя к мирно щипавшему траву пони, Сара прислонилась к ели и стала вглядываться в темноту. В вечерней тишине ухал филин, с далекого холма лаяла лисица, а рядом смачно жевал траву пони.

Прошло несколько минут. Наконец, Гвилим вернулся.

– Шахтеры еще в бойлерной, но они вот-вот пойдут брать штурмом Понтравон, – прошептал он.

– Какой ужас! С чего это они так взбунтовались?

– Дик Дерин говорит такое, что некоторые стали злыми, как цепные псы.

– Что же он такое им говорит?

– Ну, то, что хозяева делают все, что заблагорассудится. Что все деньги, которые зарабатывают шахтеры, идут им в карман. Что они губят природу…

– Гвилим, одному из нас придется выйти на дорогу, ведущую в город, и там ждать мистера Кранога, а другому – идти в Понтравон и сказать там, чтобы заперли все окна и двери…

И в этот момент со стороны шахты послышались голоса. Сара увидела в темноте желтый прямоугольник распахнутой двери бойлерной. Из двери на улицу вывалилась толпа с зажженными лампами и факелами.

– Гвилим, они уже готовы идти на штурм, – прошептала Сара. – Бери пони и пробирайся вдоль деревьев к дороге, а потом мчись в город. Может быть, тебе удастся перехватить мистера Кранога.

– Но я вас, мисс, одну не оставлю.

– Делай что тебе сказали. А я побегу в Понтравон. Ну, давай же! Быстро!

Конюх отвязал пони и повел его к дороге. Сара смотрела ему вслед.

И тут Сара услышала, как зашелестел гравий. Это точно не пони Гвилима. Скорее всего, едет Краног.

Значит, они с Гвилимом разминулись.

Толпа с зажженными факелами приближалась, а у Сары ноги словно приросли к земле. Куда бежать? – в отчаянии подумала она. В Понтравон? К Краногу? Колонна шахтеров стала шире. Судя по всему, они тоже услышали топот копыт и решили окружить всадника. Сара со всех ног бросилась к Краногу, чтобы предупредить его об опасности. Люди в толпе дружно вскинули факелы, Краног натянул поводья. Испугавшись огня, его конь взметнулся на дыбы. Сара кинулась в образовавшийся в толпе просвет и оказалась между разъяренными людьми и конем.

– Краног! – не обращая внимания на нависшие над ней копыта, лошади, крикнула она. – Краног!

– Назад! – гаркнул Краног. – Здесь женщина! Она погибнет!

Толпа отступила.

– И вы дадите ему уйти только потому, что с ним женщина? – услышала Сара знакомый голос. – Трусы!

Далее последовала брань.

Несколько человек из толпы угрожающе двинулись вперед.

– Никуда я от вас не сбегу! – крикнул им Краног. – Я не хочу, чтобы погибла женщина. Скажите, чем вы недовольны?

Он спрыгнул с коня и, не выпуская из руки поводья, похлопал ладонью испугавшееся животное по холке. Затем Краног посмотрел на Сару.

– Вам здесь не место, – резко сказал он и снова повернулся к толпе. – Ну, я вас готов выслушать.

Ответом ему было недовольное бурчание.

– Ты знаешь, чем мы недовольны, – раздался голос Дика Дерина. – Ты…

– Ты не шахтер, – оборвал его Краног. – Так что молчи. Если же тем, кто работает на шахте, есть что мне сказать, я слушаю.

– Ходят разговоры о строительстве узкоколейки, – послышался молодой голос. – Если ее построят, то мы, перевозчики руды, останемся без работы. Поэтому этой дороги мы не хотим.

– Наши жены боятся, что строительные рабочие будут к ним приставать, – раздался другой голос, но постарше. – Кроме того, дорога пройдет рядом с нашими домами, и под колесами паровоза будут гибнуть дети.

– Это все чужаки, вроде этого лондонца…

Краног, требуя тишины, поднял руку.

– Начну с того, что окончательного решения о строительстве узкоколейки еще не принято. Хотя вы правы, разговор о ней действительно шел. Если она будет построена, то мы сделаем все, чтобы обеспечить вас новой работой. Возможно, мы откроем еще одну шахту.

– Да это все одни слова! – выкрикнул молодой шахтер.

– Правильно, – поддержал его Дик Дерин. – Эти богачи щедры на обещания.

Толпа возмущенных людей двинулась на Кранога, и его конь вновь поднялся на дыбы. Сара пришла в ужас – ведь конь мог кого-то подмять под себя.

– Если не отойдете на безопасное расстояние, на вашей совести будут жертвы! – крикнул Краног.

Толпа вновь отступила назад.

– Не думал, что те, кто от меня и членов нашей семьи видел только хорошее, пойдут на поводу у такого, как Дик Дерин, – продолжил Краног. – Он же пришел, чтобы посеять на шахте смуту. Что он предложит вам, если вы выступите против железной дороги? Ровным счетом ничего! Я же обещаю вам, что если решение о строительстве, которое не принесет вам вреда, будет принято, то вы сразу же о нем узнаете. Вас это устраивает?

Его слова и командный тон, которым они были произнесены, подействовали на бунтарей.

– Он прав, – тихо произнес стоявший рядом с Сарой пожилой шахтер. – Ему можно верить.

Толпа загудела и расступилась, пропуская вперед Дика Дерина. Он шел, нагло улыбаясь, и постукивал по ладони толстой палкой. Остановившись около головы коня, подстрекатель взмахнул палкой. Животное испуганно заржало и поднялось на дыбы. В толпе возникла паника. Кто-то из шахтеров бросился бежать и нечаянно толкнул Сару. Падая, девушка увидела над собой передние ноги коня и пронзительно закричала.

Когда она очнулась, то первое, что почувствовала, была боль в пальцах обеих рук. Перед ее глазами все плыло. Затем откуда-то издалека до нее донесся голос Кранога:

– …и едва сумели избежать гибели девушки… Неужели вы не поняли, как глупо верить этому человеку? А сейчас расходитесь по домам. Через несколько дней я соберу вас, и мы вместе обсудим ваши проблемы.

Сара услышала, как под ногами бормотавших что-то шахтеров зашелестел гравий. Пламя факелов в их руках перед ее глазами стало постепенно превращаться в маленькие огненные точки.

У Сары болела голова и шея. Она увидела над собой зажженную лампу, а затем и присевшего возле нее Кранога. Небольшая группа людей стояла чуть поодаль от него.

– Ну как вы? – с тревогой в голосе спросил Краног. – Сильно ушиблись? Я крикнул одному из шахтеров оттащить вас от лошади, а он так вас схватил, что чуть было не задушил. Говорит, вы потеряли сознание от страха. Да, в такой ситуации это немудрено…

– Ваш конь, – вспоминая, что с ней произошло, произнесла Сара. – Я думала, он меня затопчет. А где он? Почему я его не вижу?

– Я так его хлестал, что он порвал поводья и ускакал.

– Вы уже в третий раз меня спасаете.

– Выходит, так, – улыбаясь, ответил Краног. – Правда, сегодня вас доставить домой мне не на чем.

– Я могу дойти пешком.

Сара попыталась подняться, но от боли упала навзничь. Краног высоко поднял над ней лампу и провел взглядом по ее поцарапанному лицу и порванному платью.

– Дорогая моя, – ласково произнес он, – вы в жутком состоянии. И хотите вы того или нет, но мне придется вас отнести на руках.

С дороги донесся стук копыт. Краног поднял голову и прислушался.

– Я знаю, кто это, – сказала ему Сара. – Это, должно быть, Гвилим – ваш конюх. Я послала его встретить вас. Пожалуйста… крикните ему.

Вскоре к ним, держа под уздцы пони, подошел Гвилим.

– Сэр, я вас везде искал, – сказал он. – Так мне велела мисс.

Краног недоуменно посмотрел на Сару, потом на конюха.

– Ну хорошо, вы мне об этом расскажете позже, – сказал он. – А ты, Гвилим, как раз вовремя подъехал. Помоги мне посадить мисс Линтон на пони, и отвезем ее домой. Но сначала я попрошу этих людей найти моего коня.

Шахтеры живо откликнулись на просьбу Кранога и разошлись в разные стороны. Краног с конюхом помогли Саре сесть в седло. Гвилим взял пони за поводья, Краног для подстраховки встал рядом с Сарой, и они направились в сторону Таннанта.

В воздухе все еще ощущался едкий запах дыма факелов. После недавнего шума и яростных криков наступившая тишина казалась Саре Божьим даром. Сара замерзла и тряслась от холода. Когда она рассказывала Краногу о том, что произошло до их встречи, зубы у нее стучали. Он слушал ее молча, а потом взял ее за руку.

– Да вы совсем закоченели, – сказал он. – Может, сначала заедем в Понтравон? Там выпьете горячего чаю, согреетесь, а потом я доставлю вас к бабушке.

Сара была благодарна Краногу за заботу, но от его предложения все же отказалась. Ей не хотелось встречаться ни с Клаудией Лерри, ни с Гетином.

– Нет, – сказала она, – Марта Джейн будет беспокоиться.

Служанка миссис Лерри, открыв им дверь, сразу же побежала ставить на плиту чайники.

Краног в доме своей бабушки пробыл совсем недолго. Перед уходом он взял Сару за руку и заглянул ей в глаза.

– Так вы хотели меня предупредить о волнениях на шахте, – сказал он. – Этого я никогда не забуду.

Сара отвела взгляд. Чувства, которые она испытала от его прикосновения, испугали ее. Ей вдруг захотелось прижаться к Краногу.

– Да, такой день трудно забыть, – ответила она. – Вы расскажете Гетину о волнениях на шахте?

– Боюсь, мне придется это сделать. Он должен об этом узнать.

– Наверное, он будет солидарен с шахтерами.

– Посмотрим.

В гостиную вошла Марта Джейн.

– Сэр, ей не здесь стоять, а лежать в постели, – укоризненно произнесла служанка. – Ей необходимо выпить горячего чаю. А может быть, и бренди.

– Я знаю, вы о ней позаботитесь. Сегодня она перенесла сразу пару сильных потрясений. И конечно, ей необходимо отдохнуть. День или два. Она вам расскажет, что произошло.

Сара попрощалась с Краногом и, как только за ним закрылась дверь, почувствовала себя страшно усталой.

На следующий день Сара встала с постели, но миссис Лерри сразу же заставила ее лечь на кушетку.

– Вы еще должны соблюдать постельный режим, – сказала ей миссис Лерри. – Я не удивлена, что вы такая бледная. Хоть вы и пытались предотвратить беспорядки, но так рисковать было непростительно. Какое ребячество!

Она журила Сару, а сама с трудом сдерживали улыбку.

Вскоре Марта Джейн впустила в гостиную Гетина.

– Не ругай Сару, – сказала ему миссис Лерри. – Вчера она столько пережила. Но, слава богу, серьезно не заболела.

Гетин молчал.

– Не дуйся на нас, – продолжила его бабушка. – Вы оставайтесь, а я пойду на кухню и отдам Марте Джейн кое-какие распоряжения. А потом мы попьем чаю.

Она укоризненно посмотрела на внука и вышла из комнаты.

Сара тем временем внимательно изучала лицо Гетина. Она молчала, поскольку считала, что разговор должен начать он.

– Почему ты не пришла ко мне и не сообщила о волнениях на шахте? – спросил Гетин.

– Я думала, сама справлюсь.

– Разъяренных шахтеров ты бы одна не остановила. Если они задумали идти на Понтравон, то они взяли бы дом штурмом.

– Да, наверное, так. Я пыталась тебя предупредить, но ситуация изменилась. Я поняла, что Краногу грозит опасность…

– Ты что-то слишком о нем беспокоишься.

– Вся твоя семья, за исключением твоей мачехи, очень добра ко мне. Поэтому я и волновалась за безопасность Кранога.

– Может быть… Но этих волнений могло и не быть. Рабочие взбунтовались только тогда, когда узнали о строительстве узкоколейки.

– Это значит, что, если бы ты был там, ты бы их поддержал? – не подумав, что может сейчас произойти, спросила Сара.

– Конечно. По-другому и быть не могло.

– И ты выступил бы против родного брата?

– Я был бы вынужден это сделать.

– Но, Гетин, он же не один. Есть еще мистер Блит… мистер Раштон. Они тоже считают, что узкоколейка необходима.

Гетин пристально посмотрел на Сару:

– Как я понимаю, ты с ними заодно. Сначала изменила мнение в отношении шахты, а теперь и узкоколейки…

– Ты ко мне несправедлив. Да, вначале я была на твоей стороне, но потом поняла, что технический прогресс остановить невозможно. Понимаешь, изменилась ситуация.

– Значит, поддержки я у тебя не найду.

– Гетин…

Сара была в отчаянии. Она понимала, Гетин отчасти прав. Да, она изменила свое мнение, а Гетин нет. И никогда его не изменит. По натуре он был человеком глубоко консервативным и не хотел смириться с тем, что промышленная революция пришла и в его владения.

– В таком случае нам больше не о чем говорить, – раздраженно произнес он. – Чаю я ждать не буду. Пожалуйста, извинись за меня перед бабушкой.

Сара даже не попыталась его удержать. Теперь она окончательно поняла, что брак между ними невозможен. Как ни странно, но это открытие не явилось для нее неожиданностью. Более того, после ухода Гетина она почувствовала облегчение. Встретив его, молодого солдата-весельчака, в лондонском парке, она сразу же влюбилась в него. Но Сара понимала, что он не совсем соответствует ее представлениям об идеальном мужчине. Кое-что в его характере настораживало ее.

Она поправила плед, которым миссис Лерри прикрыла ей колени.

Гетин прислал ее сюда, чтобы потом жениться на ней. При сложившейся ситуации ей дальше оставаться в Понтравоне незачем. И Сара приняла решение как только она поправится после вчерашних потрясений, то сразу же уедет в Лондон.

Сара обвела взглядом залитую солнечным светом красиво убранную комнату. Да, со всем этим расстаться будет нелегко.

Миссис Лерри, войдя в гостиную в сопровождении Марты Джейн, державшей поднос с чайной посудой, огляделась.

– А что, Гетин уже ушел? – удивленно спросила она.

– Он просил его извинить. Ему надо было спешно уйти.

– Как жаль! А у меня для него его любимый кекс. Он так тихо ушел, что я даже не слышала. Хотя это и неудивительно – мы с Мартой Джейн так увлеклись разговорами. О, эта женщина все обо всех знает! Не надо было мне ее слушать. А вот не удержалась и… – Миссис Лерри прервалась.

– И что? – улыбаясь, спросила Сара.

– Кто-то, я не стала спрашивать ее, кто именно, подслушал разговор между моей снохой и Мэри Гвинн. Они, можете себе представить, говорили о женитьбе моих внуков. Гетина на Мэри, а Кранога…

– Кранога?

– Ему они в жены определили Дейзи Раштон. А этот брак означает для Кранога большие деньги, а для мистера Раштона более тесную связь с нашей шахтой.

Сара рассеянно посмотрела в окно.

– Что ж, это разумно, – заметила она.

– Но вы приехали к нам, чтобы выйти замуж за одного из моих внуков. Поэтому вы и остались у меня.

– Не думаю, что теперь Гетин хочет на мне жениться. Да мне самой кажется, что наш брак был бы ошибкой.

– Ничего себе! – воскликнула миссис Лерри.

Сара, удивленная тоном, каким было произнесено восклицание, резко повернулась и посмотрела на миссис Лерри. Неужели она ошиблась? – подумала Сара. Но в голосе миссис Лерри явно прозвучало не только удивление, но и радостные нотки. Да она и опечаленной не выглядит! Сара задумалась. Может, миссис Лерри уже не хочет, чтобы она вошла в их семью? Но как можно понять, что на уме у этих людей?

Сара вздохнула и неожиданно почувствовала страшную усталость.

– События вчерашнего вечера вымотали меня сильнее, чем я думала, – сказала она. – Пойду к себе и лягу.

– Да-да, дорогая, конечно, – с готовностью поддержала ее миссис Лерри. – Вам надо восстановиться. Два-три дня будете отдыхать. Сейчас Марта Джейн проводит вас в спальню, а позже принесет вам ужин. Завтра, если будете чувствовать себя лучше, мы с вами немного поговорим.

В ту ночь, засыпая, Сара думала над тем, не явится ли для нее предстоящий разговор с миссис Лерри вежливой «отставкой». Впрочем, это было бы то, чего она и хотела.

Глава 9

Когда на следующее утро к Саре пришла миссис Лерри, она очень быстро поняла, что та говорить об ее отъезде в Лондон не будет – у миссис Лерри в отношении ее появились самые разнообразные планы. Во-первых, она хотела, чтобы Сара приняла предложение отца, что дало бы ей возможность заниматься верховой ездой.

Сара не возражала, только слушала и время от времени кивала. Через пару дней силы вернулись к ней и мысли ее стали четче. Первое, что ей предстояло сделать, это написать Гетину, что замуж за него она решила не выходить, а раз так, то ее дальнейшее пребывание в Понтравоне становится неоправданным и она уезжает в Лондон, а на деньги отца станет учиться на модистку.

Письмо она писала, тщательно подбирая слова. Когда оно было готово, Сара отправила его с Гвилимом и сразу же почувствовала огромное облегчение. Единственное, что ее печалило, так это предстоящий разговор с миссис Лерри.

Прошло два дня, а ответного письма от Гетина она не получила. Да и сам он не появился. Сара была этим обстоятельством удивлена, а потом решила, что на такие письма женихи обычно не отвечают. От Марты Джейн она узнала, что на общем собрании шахтеров, проведенном Краногом, было принято решение узкоколейку строить.

Когда на следующее утро пришел Краног, миссис Лерри была у себя в комнате, а Марта Джейн в саду. Дверь ему открыла Сара.

Лицо у Кранога было бледным, голос напряженным.

– Вы слышали о Гетине? – спросил он.

Сара покачала головой, и Краног продолжил:

– Я думал, может… Я хочу, чтобы вы прямо сейчас пошли со мной в Понтравон. Несколько дней назад Гетин отправился в горы на рыбалку. Сказал, что заночует на ферме. Сегодня его нашли под обрывом со сломанной ногой. Врач говорит, надо оперировать. Тогда есть шанс…

– Вы имеете в виду, ногу необходимо ампутировать?

– Да. К несчастью, его слишком поздно обнаружили.

Сара почувствовала, как у нее по спине пробежали мурашки.

– Да-да, конечно, я с вами пойду, – сказала она. – Вот только захочет ли он меня видеть? Понимаете, два дня назад я послала ему письмо, в котором ясно дала понять, что отказываюсь от брака с ним.

– Это Гетин просил вас прийти, – ровным голосом произнес Краног. – Думаю, ваше письмо он не получил. Возможно, его принесли после его отъезда. Вы не хотите, чтобы он его теперь прочитал?

– Нет. Конечно нет. Сейчас я поднимусь к себе, а потом к вам выйду.

Она забежала к миссис Лерри, чтобы сообщить ей печальную новость, затем – в свою комнату переодеться. И все это время ее не покидало ощущение, будто она попала в ловушку. Получалось, Гетин не знает, что она не хочет быть его женой. И что ей делать теперь?

Первым, кого Сара встретила в холле дома в Понтравоне, была Клаудия.

– Краногу не надо было вас звать, – сказала та.

– Но Гетин хочет меня видеть.

Клаудия поправила ожерелье и сказала:

– У больных всегда весьма странные желания.

Сара хотела резко ей ответить, но, увидев, какое у мачехи Гетина напряженное лицо, сдержалась.

– Если за мной послали, то я должна его увидеть.

– Он очень слаб. Решается вопрос об ампутации ноги.

Теперь уже Клаудия не скрывала своей озабоченности по поводу своего пасынка. Зная, чем чревата такая операция, Сара ничем не могла ее утешить.

Сару встретила сиделка.

– Мисс, он только что заснул, – шепотом сообщила она.

Сара на цыпочках подошла к кровати.

Гетин лежал с открытыми глазами. Увидев ее, он улыбнулся.

– Сара… ты пришла.

Она кивнула и осторожно взяла его за руку.

– Это… ничего, – тихо сказал Гетин. – Глупейший случай…

По его лицу было видно, что каждое слово давалось ему с огромным трудом.

Сиделка подошла к Гетину и дала ему выпить из стакана какую-то микстуру.

– Сейчас вам станет легче, и вы заснете, – сказала она.

– Не уходи, – попросил Гетин Сару.

– Хорошо, я сяду рядом. Только пообещай, что будешь молчать.

– Мисс, если вы с ним побудете, то я на минутку отлучусь, – сказала сиделка. – Если что, позвоните в колокольчик. Я буду недалеко.

Сара сидела у постели, держа в руках ладони Гетина. В комнате пахло карболкой, на стены от канделябров падали тени. Состояние у девушки было подавленным. Она чувствовала себя глубоко несчастной.

Когда сиделка вернулась, Гетин уже спал.

– Предстоит операция? – спросила ее Сара.

– Завтра утром приедет врач и примет окончательное решение.

Бросив на Гетина прощальный взгляд, Сара вышла из спальни.

Что будет, если он на всю жизнь останется калекой? – подумала она и стала медленно спускаться по лестнице.

В холле ее ждал Краног. Увидев у нее в глазах слезы, он взял ее за руку.

– Сара, дорогая, не надо так терзать себя, – сказал он.

– Вы думаете, все будет хорошо?

– Не могу сказать. Со здоровьем у него все в порядке. К тому же он физически крепкий человек. Даже если ему ампутируют…

– Полагаете, операция состоится? – прервала его Сара.

– Думаю… Скорее всего, да. А теперь возвращайтесь домой. Сейчас подгоню коляску и отвезу вас к бабушке. Ждите меня здесь.

Взгляд Сары упал на столик, на котором лежали письма, адресованные Гетину. Среди них было и ее письмо. Она взяла его и быстро сунула в карман накидки.

Да, Краног прав. Гетин ее письмо прочитать не успел.

Миссис Лерри ждала ее в гостиной.

– Как Гетин? – с тревогой в голосе спросила она.

– Выглядит ужасно. Судя по всему, у него сильные боли. Боюсь, ему предстоит ампутация ноги.

Миссис Лерри оттолкнула скамеечку для ног и сжала унизанные кольцами пальцы.

– Бедный мальчик, – печально произнесла она и взглянула на Сару. – Но я вам вот что должна сказать. У меня есть подозрение, что вы собираетесь принести себя в жертву. Недавно вы сказали, что замуж за Гетина не пойдете. Так вот пусть этот несчастный случай с ним не станет…

– Он послал за мной, – прервав ее, тихо произнесла Сара.

Зная возможную реакцию миссис Лерри, она не стала говорить ей о своем письме.

– Если вы его действительно любите, то я вас отговаривать не стану. Если же ваше решение продиктовано лишь жалостью, то я против вашего брака. Для вас жизнь станет сплошным мучением.

– Но Гетин в тяжелом состоянии.

– И поэтому мне не следовало вам это говорить? Девочка моя, единственное, что я у вас прошу, это не принимать поспешных решений. В противном случае вы всю жизнь будете об этом жалеть.

В ту ночь, готовясь ко сну, Сара думала о Гетине. Всего несколько дней назад он, как показалось ей, был бы рад, если их помолвка будет расторгнута. Тогда зачем он послал за ней? Может, понял, что она ему необходима? Но если он по-прежнему хочет на ней жениться, найдет ли она в себе силы отказать ему?

Рано утром Сару вызвали в Понтравон. Краног ждал ее в библиотеке.

– Я посчитал, чем раньше вы узнаете, тем лучше, – сказал он. – Врач принял решение оперировать… сегодня утром. Он уехал за хирургическими инструментами и за медсестрой. Слуги уже готовят комнату для операции. Думаю, до ее начала нам следовало бы немного побыть с Гетином…

Сара в сопровождении Кранога поднялась по лестнице. Проходя по коридору, она, увидев, как слуги вносят в одну из комнат, откуда пахло карболкой, огромный стол, невольно поморщилась.

Взгляд Гетина был затуманенным, но он все же произнес их имена.

– Мы посидим с тобой, – улыбнувшись, сказал ему Краног. – Если тебе трудно, то не разговаривай.

– Доктор дал ему успокоительное, – прошептала сиделка.

В течение получаса, пока Сара и Краног вполголоса говорили между собой, Гетин время от времени открывал глаза и улыбался. Разговор велся на обычные темы. Краног расспрашивал Сару о ее жизни в Лондоне и с интересом слушал ее, когда та отвечала. Она, в свою очередь, спрашивала Кранога о его жизни. Постепенно их разговор перешел на шахту. Сара еще больше понизила голос.

– Вы всегда проявляли интерес к шахте?

– Всегда… Особенно когда окончил колледж. Я из тех, кто любит работать. Знаете, жить и бездельничать нельзя. Да, мне нравится охотиться, ловить рыбу, ездить в гости… но только шахта дает мне настоящее удовлетворение.

– Вам бы быть старшим сыном в семье, а не Гетину.

Краног покачал головой.

– Гетин прирожденный помещик.

– Сара… – открыв глаза, чуть слышно произнес Гетин.

Она склонилась над ним.

– Ты меня не оставишь? – спросил он и устало сомкнул веки.

Трудно было сказать, в сознании ли Гетин или бредит.

Сара сжала ему руку.

– Не бойся, Гетин, я буду здесь.

Она заметила, как Краног пристально посмотрел на нее, а потом отвел взгляд.

В коридоре раздались шаги, и вскоре в комнату вошел врач с медсестрой.

– Я готов, – бросил он на ходу.

– Будете оперировать? – спокойным голосом спросил Краног.

Врач кивнул, и Сара вновь сжала Гетину руку. Гетин не хотел ее отпускать. Увидев, что врач недовольно поморщился, Сара прошептала Гетину ободряющие слова и, наклонившись над ним, поцеловала его.

– Вы обещали Гетину остаться, – сказал ей в холле Краног.

– Я только схожу за своим шитьем и быстро вернусь.

Это был тяжелый день. Клаудия Лерри, сказав, что ей надо прилечь, ушла в свою комнату.

– Мне проверить, как она там? – спросила Сара Кранога.

– Думаю, не следует. У нее для этого есть служанка.

Он провел Сару в смежную с гостиной комнату и поставил для нее кресло рядом с низким столиком.

– Устраивайтесь поудобнее. Я скоро вернусь. Надо срочно просмотреть на шахте кое-какие бумаги.

Он улыбнулся, но его большие карие глаза так и остались печальными.

Как только за Краногом захлопнулась дверь, Сара положила шитье на колени. Теперь она могла думать только о Гетине. Он в этот момент, возможно, всеми силами цеплялся за жизнь. Однако операция, которая могла спасти Гетина, делала его калекой.

Обедали Сара и Краног в той же комнате. Ели они молча. Клаудия из своей спальни так и не вышла. Горы за окном, окрашенные в темные тона, словно отражали настроение Сары.

– Вы знаете, через несколько недель к нам снова приедут Раштоны, – прервав тягостное молчание, сказал Краног.

– И Дейзи тоже?

– Да. Похоже, ей у нас понравилось.

Саре показалось, что она уловила в голосе Кранога радостные нотки. Неужели он и вправду влюбился в Дейзи?

– А Гетин на строительство узкоколейки согласие дал?

– Да. Думаю, он сильно расстроился и, чтобы успокоиться, отправился ловить рыбу.

Сара отодвинула свою тарелку. Значит, Гетин сам накликал беду! Легко представить, в каком состоянии находился он тогда.

После обеда Краног взял книгу и сел рядом с Сарой. Один раз она, оторвав глаза от шитья, увидела, что он на нее пристально смотрит, и опустила голову.

Вскоре пришел врач. Лицо у него было уставшим. Краног и Сара взглянули на него. Он молча кивнул и опустился в кресло.

– Насколько могу судить, операция прошла успешно, – сказал врач. – Под присмотром опытной сиделки Гетин быстро пойдет на поправку. Может быть, я немного поспешил, но состояние моего пациента заставляет меня быть оптимистом.

В комнате воцарилась такая тишина, что стало слышно, как потрескивают в камине поленья и барабанит по стеклам дождь.

– Он станет инвалидом? – спросил Краног.

– Да, – сказал врач. – Но существуют протезы. Он молод, и ему еще жить да жить. А к новым условиям жизни он со временем приспособится.

Как легко он это говорит! – подумала Сара. Конечно, это чудесно, что Гетин будет жить. Но разве врач не понимает, что молодому человеку, который вел активный образ жизни, привыкнуть к новым для него условиям будет необычайно трудно?

– Сегодня посещать его запрещено, – продолжил врач.

От этих слов Саре сразу стало легче. Неожиданно она вспомнила о Клаудии.

– Краног, наверное, мне все же следует проведать вашу мачеху. А заодно попрошу, чтобы врачу подали на подносе обед. После этого я вас покину. Миссис Лерри, наверное, сильно волнуется.

Краног кивнул и, похоже, даже не заметил, как она ушла.

В сопровождении служанки Сара вошла в спальню Клаудии. Шторы на окнах были задернуты, и в комнате царил полумрак. Клаудия лежала на кровати, а рядом с ней на стуле сидела ее горничная. Как только Сара вошла, Клаудия приподнялась и пристально посмотрела на нее.

– Врач сказал, что операция прошла успешно, – сообщила ей Сара. – Но навещать Гетина сегодня он запретил.

Клаудия замерла, а потом зарыдала.

– Бедный мальчик… – всхлипывая, произнесла она. – Теперь на всю жизнь стал калекой. Не сможет ездить на лошади… Ничего…

– Пожалуйста, подайте нюхательную соль, – попросила Сара горничную. – Спасибо. А теперь принесите немного бренди.

Служанка выбежала из комнаты. Сара поднесла к носу Клаудии нюхательную соль.

– Вдохните несколько раз, и вам сразу станет легче, – произнесла она вполголоса.

К ее удивлению, Клаудия безропотно подчинилась, а затем выпила принесенный горничной бренди. Глаза у Клаудии вновь заискрились.

– Ну разве не ужасно, что Гетин теперь калека? – спросила она.

– Да, это ужасно. Но…

– Что но?

– Но зато он жив.

– И что у него будет за жизнь?

– Мне пора возвращаться, – сказала она, поднимаясь.

– Не спешите, – откинувшись на подушки, попросила Клаудия. – Вы так нам всем помогли…

Сара удивленно посмотрела на Клаудию и увидела, что та улыбается.

– Нет, мне надо идти, – сказала она. – Завтра я снова приду.

– Мы будем ждать вас.

Глава 10

Врач оказался прав – Гетин стал быстро поправляться. Очень скоро он начал подниматься с постели, а затем с помощью костыля передвигаться по комнате. Физически он окреп, но впал в глубокую депрессию. Он смотрел исподлобья на всех, кто к нему приходил.

Саре, ежедневно посещавшей его, иногда казалось, что поднять настроение ему она не в силах. Пытаясь отвлечь Гетина от мрачных мыслей, она бодро держалась, подолгу играла с ним в карты и шашки, прогуливалась с ним вокруг дома. Но он был замкнут и говорил очень мало. В надежде пробудить в нем интерес к жизни, Сара предложила ему читать книги из их обширной библиотеки. Но он, пробежав глазами несколько страниц, зевал, а потом переставал читать. Казалось, ему никак не удается навести мост между прежней жизнью и новой. Впрочем, как потом убедилась Сара, он не очень-то к этому и стремился. Поэтому она была поражена, когда он вдруг сказал ей:

– Знаешь, я веду себя как жуткий эгоист. Монополизировал тебя… воспринимаю твою заботу обо мне как должное…

– Гетин, если бы я могла хоть чем-то тебе помочь.

– О, ты мне очень помогла. Пришла, когда я тебя позвал. И это несмотря на то, что мы с тобой поссорились. Хотя это была даже не ссора. Просто разошлись во мнениях. Не более того. Ничего серьезного между нами не произошло.

Сара, отведя взгляд, слушала его молча и думала о своем письме, которое до него не дошло.

– Я многое передумал, – продолжил Гетин. – Теперь я не могу просить тебя стать моей женой.

– Гетин, тебе никогда не казалось, что я зря сюда приехала? Не считал ли, что, пригласив меня к себе в дом, ты совершил ошибку? Я не хочу, чтобы теперь ты чувствовал себя моим должником.

– Пытаешься найти себе оправдание, – с горечью произнес он; – Ты уже не хочешь выходить за меня… калеку. Как удобно все свалить на мою порядочность. Этого я от тебя никак не ожидал.

От таких слов у Сары на глазах навернулись слезы.

– Гетин… дорогой, я не ищу себе оправданий. Просто я хочу знать, действительно ли ты меня так сильно любишь.

– Да, Сара, я очень тебя люблю и хочу, чтобы ты стала моей женой. Но как я могу рассчитывать…

Сара опустилась на колени и взяла Гетина за руку.

– Можешь, Гетин. Конечно, можешь.

– O, Capa…

Он прижался губами к ее губам. Сара сознавала, что соглашается на брак по долгу, но никак не по любви.

– Это я постоянно держу при себе, – открывая шкатулку, сказал Гетин.

Он достал золотое кольцо со сверкающим опалом цвета морской волны и надел Саре на палец.

– Это то самое кольцо, о котором я говорил тебе в Лондоне. Правда, камень в нем слабо укреплен, но это легко поправить. В городе есть хороший ювелир.

Сара повернула на пальце кольцо, и опал заиграл голубым и зеленым цветами. Говорить о том, что этот камень приносит неудачу, она не стала.

– Очень красивое, – бесстрастным голосом произнесла она.

Когда Сара стала прощаться, Гетин сказал ей:

– Знаешь, ты осчастливила меня.

Может, он счастлив потому, что теперь у него есть тот, кто будет о нем заботиться? – направляясь к двери, подумала Сара.

Когда она спустилась в холл, дверь гостиной открылась и из нее вышел Краног. Он подошел к Саре и, увидев у нее на пальце кольцо, взял ее за руку.

– Вы с Гетином формально обручились?

– Да.

Краног долго смотрел на нее, а потом произнес:

– Сара, вы… этого… хотели?

Она отвела взгляд.

– Я приехала сюда как его невеста, и несчастный случай, который с ним произошел, ничего не меняет!

– Вы не ответили на мой вопрос. Это то, чего вы хотели?

– Краног, есть вопросы, на которые невозможно ответить. А теперь я должна идти. У меня в Таннанте много дел. Я совсем не уделяю внимания вашей бабушке.

Краног долго стоял и смотрел на дверь, за которой она исчезла. Там, в холле, и нашла его Клаудия.

– А что, Сара уже ушла? – спросила она.

– Да.

– О боже! Я же хотела передать с ней записку вашей бабушке.

– Она обещала прийти завтра, – ответил Краног. – Теперь мы ее будем часто видеть.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Она только что формально обручилась с Гетином. Я видел у нее на пальце кольцо. На этот раз это, похоже, серьезно.

– В таком случае надо радоваться, а не грустить.

– А мне казалось, что вы ее возненавидели. Считали недостойной Гетина.

– Ну, это в прошлом. После того, что случилось с Гетином, шансы жениться на ком-либо еще у него практически равны нулю. А это даже хорошо, что он берет в жены девушку из более низкого сословия. Она будет заботиться о нем. Ведь к светской жизни она не привыкла.

Краног понимал, что Клаудия где-то права. Он заметил, как изменилось отношение Мэри Гвинн к его брату после того, как тот лишился ноги. Однако бездушие мачехи вывело его из себя.

– Вам, похоже, все равно, что Сара жертвует собой!

– Но она же его любит, – с ухмылкой ответила Клаудия и направилась в гостиную.

Как только она ушла, Краног открыл входную дверь. В сгущавшихся сумерках он увидел возвращавшуюся в Таннант Сару. Ему стоило больших усилий, чтобы не побежать за ней…

Марта Джейн задернула в гостиной шторы и зажгла лампы. Сара подождала, пока служанка уйдет, а потом сообщила миссис Лерри свою новость. Реакция у миссис Лерри на нее была точно такая же, как и у Кранога.

– Это то, чего вы хотели? – спросила она.

Сара отвела взгляд. И тут неуверенность в правильности принятого ею решения вылилась у нее в виде вспышки гнева.

– Какое у вас всех право спрашивать меня о мотивах моего замужества? – повысила она голос.

Но потом она опомнилась, подошла к сидевшей на диване миссис Лерри и села рядом с ней.

– Простите, что я не сдержалась.

Миссис Лерри вздохнула.

– Ваша помолвка отличается от большинства других тем, что вы решились стать женою безногого калеки. Чтобы на такое пойти, надо быть уверенным, что вы его любите.

– Но если бы я ему отказала, то поступила бы бессердечно.

– И тем не менее надо иногда проявлять жесткость. Люди часто становятся заложниками своей чувствительности. Я уже вам говорила, что я против жертвенности.

– Я обручилась с вашим внуком и не хочу это больше обсуждать.

Ежедневные походы в Понтравон и бесплодность усилий поднять настроение Гетину отрицательно сказались на самочувствии Сары. Поняв по ее измученному лицу, что Сара переутомилась, миссис Лерри предложила ей сделать перерыв.

– Завтра в Понтравон приезжают Раштоны, – сказала она. – Гетин их приезду не рад. Но Клаудия непременно устроит какой-либо прием, а мы с вами сможем несколько раз выехать на природу. Дороги пока еще в нормальном состоянии, а чтобы не замерзнуть, потеплее оденемся.

Сара поначалу ответила отказом, а затем согласилась.

В конце недели Клаудия прислала записку, в которой приглашала их на чай.

– Ну, теперь вы выглядите гораздо лучше, – передавая приглашение Саре, сказала миссис Лерри. – Румянец на щеках… живые глаза…

Разговора о помолвке Сары и Гетина она не заводила, а Сара тем более.

На следующий день, войдя в гостиную дома в Понтравоне, Сара услышала смех Гетина и от удивления застыла на месте. Она увидела сидящую рядом с Гетином Дейзи Раштон, которая, судя по всему, и рассмешила его.

Увидев Сару, Гетин поспешил ей навстречу:

– Ты бы послушала, что говорит Дейзи о посещении мюзик-холла. Там давали пародию на известную оперу!

– Мюзик-холла?! – воскликнула Сара, стараясь не показаться шокированной.

– Дорогая моя, теперь для леди считается приличным ходить в мюзик-холл.

Поздоровавшись с Сарой, Дейзи продолжила свой рассказ. Она явно флиртовала с Гетином. Таким жизнерадостным Сара не видела его с тех пор, как он стал калекой. Ей вдруг подумалось, что Дейзи не сообщили об их помолвке, а сама она кольца у нее на пальце не заметила.

Эта догадка подтвердилась на следующий день. По дороге в Понтравон Сара встретилась с направлявшейся в Таннант Дейзи Раштон.

– По просьбе миссис Лерри я в Лондоне купила шелковой ткани, – поздоровавшись, сказала Дейзи. – Вот, несу ей передать.

Нет, Дейзи Раштон очень миленькая, да еще и с добрым сердцем!

– Тогда я пойду с вами, – сказала Сара. – А потом мы вместе пойдем в Понтравон.

Уже в гостиной миссис Лерри Дейзи, поднося к губам чашку с кофе, вдруг неожиданно воскликнула:

– О, Сара, какое у вас красивое кольцо! В прошлый приезд я его у вас не видела. Вы что, обручились?

У Сары язык словно прилип к небу. Она опасалась, что известие о ее помолвке с Гетином вызовет у Дейзи шок.

– Д-да, я обручилась, – наконец, произнесла Сара. – С Гетином… Совсем недавно.

Опасения ее сбылись. Дейзи Раштон побледнела, дрожащими руками поставила чашку на стол и закусила губу.

– Но мне об этом никто ничего не сказал…

– Я… Дейзи… А что тут рассказывать?

Миссис Лерри, поглядывая то на одну девушку, то на другую, под надуманным предлогом послала Сару наверх. Когда та вернулась, то увидела, что у миссис Лерри довольное лицо, а Дейзи улыбается.

– Вы собираетесь идти в Понтравон вместе с Дейзи? – спросила Сару миссис Лерри. – Подождите. Пойдете чуть позже.

– Вы понимаете, что своим известием потрясли ее? – спросила миссис Лерри, как только Дейзи ушла.

– Я думала об этом, но не предполагала, что она так сильно любит Гетина.

– Знаете, что вы должны сейчас сделать?

– Что?

– Вернуть Гетину кольцо. И как можно быстрее.

– Но, миссис Лерри, Гетин просил меня стать его женой.

– Вы заметили, каким он был вчера? Вы слышали, как он с Дейзи смеялся?

– Хотите сказать, он предпочитает ее?

– Я знаю Гетина со дня его рождения. Я понимаю его лучше, чем он сам себя. Мой старший внук – донкихот, импульсивный и довольно избалованный. Он не терпит, когда делают не то, что бы ему хотелось. Вот случилось с ним несчастье. Вы с ним рядом, заботитесь о нем, согласились выйти за него замуж… Все идет так, как ему хочется. Думаю, он по-своему вас любит. Но все же не вы, Сара, а Дейзи – подходящая ему пара.

– Но он же калека…

– Мир полон удивительных вещей. Дейзи искренне его любит. В этом я нисколько не сомневаюсь. Она не такая чувственная, как вы. И не такая умная. Гетину Дейзи подходит больше. Она смеется над тем, над чем вы смеяться, скорее всего, не станете.

Вспомнив события последних недель, Сара поняла, насколько справедливы замечания миссис Лерри. Несмотря на титанические усилия, которые она прикладывала, чтобы вывести Гетина из депрессии, у нее так ничего и не получилось. С приездом же Дейзи Раштон он словно ожил. Возможно, в его переменах не последнюю роль сыграли деньги, которые ее отец намеревался вложить в шахту.

Сара покрутила на пальце кольцо, сняла его, положила на ладонь, и у нее тотчас возникло ощущение свободы. Она поняла, в какое рабство чуть было не попала.

– Так я права или нет? – спросила миссис Лерри.

– Думаю, да, – ответила Сара.

Через четыре дня на званом ужине было объявлено о помолвке Гетина и Дейзи Раштон. На ужине присутствовали все, кроме Кранога, уехавшего в Мидлендс закупать оборудование для шахты. Сара с легким сердцем подняла бокал за молодую пару и от души пожелала им всего хорошего. После разговора с миссис Лерри она очень быстро пришла к заключению, что Дейзи как нельзя лучше подходит Гетину. До того как было объявлено о помолвке, у них состоялся разговор.

– Гетин, не будем притворяться, – сказала ему Сара. – Наш брак был бы далек от идеального. Так будет намного лучше.

Его молчание она истолковала как знак согласия.

После обеда Сара, в новом красивом платье, подсела к мистеру Раштону.

– Скажу вам откровенно, – глядя на молодую пару, сказал мистер Раштон, – я всегда мечтал выдать свою дочь за землевладельца.

– А вас не смущает, что она станет женою… калеки?

– Кого-нибудь это и смутило бы, но только не меня. Дейзи в браке с Гетином найдет свое счастье. Видите ли, моя дочь легко смотрит на жизнь, и все невзгоды ей нипочем. Ей никогда не придет в голову, что она жертвует собой. Если она и поедет на бал или на прогулку, то сделает это так, что Гетин не почувствует себя обделенным.

– А шахта? Гетин же ее ненавидит.

– У моей дочери практическая жилка. Ее она унаследовала от меня. Я заметил, что отношение Гетина к шахте постепенно меняется. Он стал понимать, что шахта даст ему возможность осуществлять свои желания. Да, а как же вы? – Мистер Раштон пристально посмотрел на Сару. – Что вы будете делать?

– Я вернусь в Лондон, – ответила Сара. – Продолжу учиться на модистку, а после, если удастся, открою салон моды.

– Мне кажется, в этом я мог бы оказать вам помощь. Дело в том, что у меня друг директор крупной фирмы «Маршамс».

На следующее утро Сара сообщила миссис Лерри о своем намерении вернуться в Лондон. Та сильно расстроилась.

– Но, Сара, я думала, вы останетесь. Я понимаю, вам не хочется присутствовать на свадьбе Гетина. Вам не нравится Дейзи?

– Дело вовсе не в этом, – ответила Сара. – В качестве кого я буду? Я очень вас люблю, но вам же нужна лишь компания, а у вас и так много друзей и знакомых.

– Я жутко эгоистичная особа, – задумчиво произнесла миссис Лерри. – Хочу, чтобы рядом со мной были молодые и умные люди. Если вы уедете, обещайте, что будете хотя бы изредка меня навещать.

Сара пообещала и рассказала о предложении, которое ей сделал мистер Раштон.

– С деньгами, которые будет давать мне отец… – произнесла она и замолчала.

– Немедленно с ним свяжусь, – заверила ее миссис Лерри.

– Я не хотела бы здесь задерживаться, – сказала Сара.

– Но вы же подождете, пока не вернется Краног?

Сара уловила в голосе миссис Лерри недовольные нотки. Сара была слишком открытой, чтобы миссис Лерри не поняла, что у нее к Краногу особые чувства. Это он привез Сару со станции в Понтравон, спас ее от Дика Дерина, нашел ее около озера. Кроме того, временами он был к ней очень добр. А еще миссис Лерри заметила, как расстроился Краног, когда узнал, что Сара и его брат формально обручились.

– Нет, я ждать его не буду.

Вскоре все пошло словно по маслу. Джон Гвинн пообещал Саре регулярно высылать большую сумму и дал ей денег на обратную дорогу и текущие расходы. Раштоны тоже собирались в ближайшее время покинуть Понтравон и предложили Саре поехать с ними. Она с благодарностью приняла их предложение и на несколько дней отложила свой отъезд.

В то утро, когда она первоначально планировала уехать в Лондон, у крыльца дома остановился экипаж. Услышав цоканье копыт, Сара выглянула в окно и увидела поднимавшегося по ступенькам Кранога. Вскоре он появился в гостиной в сопровождении Марты Джейн.

– А я-то думала, что вы еще в Мидлендсе, – удивленно произнесла миссис Лерри. – Не ожидала, что ты так рано вернешься.

– Я приехал вчера вечером, – бросив на Сару взгляд, сказал Краног. – Хотел застать Эдварда Раштона. Дело в том, что недалеко от нас, в Краллоге, так называется это место, есть шахта. Недавно на ней установили новое оборудование, и я хотел бы, чтобы он посмотрел, как оно работает.

– Как мило с твоей стороны, что ты сразу пришел ко мне, – сдержанно произнесла миссис Лерри.

– Так вот я пришел, чтобы предложить вам и Саре поехать вместе с нами. Мы едем сегодня. Места в экипаже достаточно. Возьмем с собой много пледов…

– В такое-то время года?

– А что? Снега нет, небо чистое, воздух свежий, легкий морозец. Там очень красивые места.

– В таком случае мы едем, – сказала миссис Лерри.

Краног улыбнулся. Его улыбка вновь вызвала у Сары смятение чувств. Как хорошо, что она скоро из Понтравона уезжает.

Краног и мистер Раштон заехали за ними через час.

Они ехали по горной дороге. Стоявшие вдоль нее деревья махали им своими посеребренными инеем ветками, прихваченная морозцем придорожная трава, словно бриллиантовая, переливалась всеми цветами радуги.

– Как хорошо, что всю эту красоту я вижу через окно, – заметила миссис Лерри.

– А какое удовольствие пройтись по скрипучей траве и подставить лицо бодрящему горному ветру… – произнес Краног.

– Это не для людей моего возраста.

Мистер Раштон в одобрение этих слов, улыбаясь, кивнул.

– Тогда я должен показать Саре, как выглядит шахта в Краллоге сверху, – сказал Краног. – Одета она тепло…

Он ободряюще улыбнулся девушке, на которой было надето ярко-красное пальто с меховым воротником и соболья шапка.

Пальто и шапку этим утром дала Саре миссис Лерри и сказала: «Это – вам мой подарок к Рождеству. Наденьте их сегодня».

Сара провела рукой по дорогому меху, о котором раньше даже и не мечтала, поймала на себе восхищенный взгляд Кранога и смутилась.

Пикник они устроили, не выходя из кареты. Всем было весело. Эдвард Раштон и миссис Лерри наперебой шутили. Сара, сидевшая рядом с Краногом, была счастлива и старалась не думать о своем скором отъезде. Каждое мгновение этого дня она хотела запомнить на всю жизнь.

– Сара, прежде чем мы с мистером Раштоном отправимся на шахту, я хотел бы показать вам вид, о котором говорил. Правда, для этого нам около мили придется пройти пешком.

У девушки радостно забилось сердце. По дороге на вершину горы Краног показал ей на парившего в небе ястреба и на струйки дыма, поднимавшиеся над скрытой за горой фермой.

– Встаньте возле вот этого камня, – сказал он, когда они поднялись на вершину. – Там не так дует. А теперь посмотрите направо.

То, что увидела Сара, было похоже на зажатую в горах тарелку с маленькими колесиками и трубочками.

– Это и есть шахта в Краллоге, – пояснил Краног и пристально посмотрел на Сару. – Она здесь еще со времен Римской империи. Если сделаете всего один шаг в сторону, то вы ее уже не увидите. А теперь посмотрите вон туда.

Сара повернулась и от удивления ахнула – внизу перед ней раскинулся горный кряж в виде подковы, а у его подножия лежала долина с серебристой речкой и с разбросанными по ней домиками ферм.

Очарованная такой красотой Сара молчала.

– Дорогая моя Сара, – произнес Краног, – в день вашего приезда вам не понравилась наша шахта и новые жилые дома. Да, наверное, их строили очень быстро. Но я всегда думал о Краллоге, о работающих там шахтерах. Многие из них живут в этой живописной долине, а работают на шахте. Полагаю, со временем и Понтравон можно сделать таким же. Как вы думаете?

– Уверена, вам удастся это сделать, – улыбаясь, ответила Сара. – Когда-нибудь я приеду к вам и посмотрю на результаты вашей работы.

– Сара, – вдруг сказал он и притянул ее к себе, – я привел вас сюда вовсе не для того, чтобы читать вам лекцию по горнорудному делу. И не для того, чтобы любоваться красотами Краллога. Есть нечто более важное. Я хочу просить вас не уезжать. Останьтесь в Понтравоне, которому вы уже принадлежите…

– Кому я принадлежу? – удивленно переспросила Сара.

Краног заправил выбившуюся прядь ее волос под шапку и поднял к небу глаза.

– Вы совсем не оставили мне времени, чтобы… Какой сильный ветер… Как мне вам сказать, что я при первой же встрече с вами полюбил вас, что ваш образ преследует меня. Я то и дело вижу вас в тумане… у реки… верхом на лошади…

– Краног! – не в силах сдержать радость, воскликнула Сара.

– Но всегда между нами стоял брат. Поэтому я не осмеливался рассказать вам о своих чувствах. Я хотел бы вам многое сказать. Понимаю, я тороплю вас с ответом, который вы еще не готовы мне дать. Но если бы вы сказали, что любите меня…

В небе над их головами неслись ослепительно белые облака, порывистый ветер, неистово завывая, качал кроны заснеженных деревьев.

– Краног, – тихо произнесла Сара, – я действительно вас люблю.

Он вскрикнул от радости, и его крик повторило многократное эхо.

Примечания

1

Кубовый цвет – густой и яркий оттенок синего.


home | my bookshelf | | Нежданная невеста |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу