Book: Вторжение любви



Вторжение любви

Бонни Вэнак

Вторжение любви

Фрэнку, моему герою. Навсегда

Глава 1

Лондон

1894 год

Во рту ощущался привкус крови, щеку рассекала глубокая царапина. На одежде виднелись остатки травы.

Все это можно скрыть, если Найджел ничего не расскажет, и Томасу оставалось молиться, чтобы так оно и было. Томас молил Всевышнего о том, чтобы на этот раз брат промолчал. Пожалуйста. Потому что он больше не выдержит побоев.

В доме царила тишина. Натертые воском ступени лестницы тускло поблескивали в полумраке. Полы сияли чистотой. Отец терпеть не мог беспорядка. Опустив глаза, Томас посмотрел на свою разорванную одежду. Вот она-то как раз пребывала в беспорядке. Может, служанке удастся привести ее в божеский вид?

Не успел Томас, в душе которого пробудилась слабая надежда остаться незамеченным, ступить на лестницу, как его остановил строгий голос:

– И куда это ты собрался?

Страх сковал душу мальчика. Томас закусил губу, стараясь не показать охватившего его ужаса.

– Отец, я… э…

– Спустись.

Томас медленно развернулся и увидел его, лорда Кларедона, чьи глаза метали громы и молнии.

Бордовое, точно свекла, лицо отца резко контрастировало с накрахмаленным белым воротничком, врезавшимся в мясистый подбородок. Отец выглядел так, словно вот-вот задохнется. Рядом с графом стоял Найджел, на лице которого играла зловещая улыбка.

Томас судорожно сглотнул; Он должен быть сильным. И все же он слегка дрожал, спускаясь по ступеням. Найджел – любимый, хороший сын. Он всегда поступал правильно. Найджел был идеальным ребенком в отличие от него, Томаса.

Отец с отвращением смотрел, как Томас спускался по лестнице.

– Девчонка. Да не какая-нибудь. А проклятая язычница. Где твоя гордость? Почему ты позволяешь этому ничтожеству взять над тобой верх? Тебе двенадцать лет. Ты слишком слаб. Бери пример с брата. Ты же Уолленфорд.

Граф говорил тихо, и это свидетельствовало о том, что он разгневан. Внезапно Томас осмелел и посмотрел отцу в глаза.

– Я никогда не буду таким, как Найджел, отец, как бы ты ни пытался сделать нас одинаковыми.

Кровь бросилась графу в лицо.

– Попридержи-ка свой язык, мальчишка.

– Я думаю, Томасу стоит пригласить Джасмин на званый вечер на следующей неделе, чтобы все увидели, кто его побил, – подал голос Найджел.

Томас взглянул на брата с неприязнью.

– Для Джасмин будет наказанием увидеть твое уродливое лицо.

– У меня уродливое лицо? Посмотри-ка на себя в зеркало, – насмешливо произнес Найджел, а потом начал напевать: – Томасу нравится Джасмин, Томасу нравится Джасмин. Томас влюблен в маленького Коричневого Скорпиона.

Боль пронзила сердце Томаса. Ну почему брат больше его не любит? Ведь когда-то они вместе смеялись, играли, ловили лягушек, баловались. Они заступались друг за друга, как лучшие друзья. Но четыре года назад Найджел серьезно заболел. Томаса вместе с тетей и дядей отослали в теплый солнечный Египет. Когда Томас вернулся домой, с ужасом ожидая услышать, что Найджел мертв, он нашел брата живым и здоровым.

Но Найджел изменился. Он был теперь не другом, а скорее врагом. Томасу ничего не оставалось, как признать тот факт, что Найджел всегда теперь будет его ненавидеть и укоризненно качать головой, сравнивая себя с братом не в пользу последнего.

Найджел терроризировал и Томаса, и восьмилетнюю Аманду. Оказываясь с ними наедине, он снова и снова повторял, что жалеет, что не является единственным ребенком в семье. На прошлой неделе Найджел запер сестру в сарае, заявив, что она надоела ему беспрестанной болтовней. Томас нашел ее спустя час – девочка беззвучно плакала, и по ее щекам катились слезы. С тех пор Томас поклялся защищать ее от жестоких выходок брата.

Томас поднял глаза. Сидя на корточках, Мэнди смотрела на него широко раскрытыми глазами сквозь прутья перил. Ее не должны заметить, иначе отец накажет и ее. Томас еле заметно кивнул, и Мэнди исчезла тихо как мышка. Мальчик облегченно вздохнул.

Граф Кларедон досадливо посмотрел на сына.

– Ты еще более бесполезен, чем мальчишки, помогающие на конюшне: Найджел прав. Ты пригласишь эту язычницу на званый вечер. Твоя мать укажет этой Джасмин ее место, чтобы той больше в голову не приходило показываться в приличном обществе.

Сердце Томаса наполнилось страхом. Они унизят Джасмин. Джасмин, которую он дразнил и высмеивал и которой тайно восхищался: ведь она, невзирая ни на что, скакала верхом в мужском седле. Джасмин из экзотической страны Египет, очаровавшей Томаса. Джасмин, с ее своенравным живым взглядом и необузданным нравом. Когда Томас обидел ее, она не заплакала, не убежала, а ударила его в ответ.

Теперь ему придется заплатить за это. И ей тоже.

– А ну-ка, иди сюда. – Отец взял мальчика за ухо, и на лице Найджела заиграла довольная улыбка. Они направились к конюшням, которые Томас так любил. Острый запах лошадей и навоза успокаивал. Граф рявкнул на конюхов, и те ушли. Томас мысленно поблагодарил их за то, что они не стали свидетелями его унижения.

Граф взял в руки хлыст и похлопал им по бедру. Каждый удар заставлял Томаса вздрагивать. Он знал, что за этим последует.

На этот раз все будет плохо. Очень плохо.

– Шесть ударов – в два раза больше, чем обычно – за то, что ты опозорил нашу семью. Снимай рубашку.

Томас повиновался, но его руки предательски дрожали. Ему хотелось дать отцу отпор. Убежать. Но Уолленфорды не убегают. Они стоически переносят наказание. Они всегда безупречны и отстраненно-сдержанны на людях. Томас вспомнил о Джасмин, которая никогда не давала себя в обиду.

Граф взмахнул хлыстом и… Томас сделал то, на что у него никогда недоставало смелости: он схватил хлыст и посмотрел на отца.

– Нет, отец.

Лицо графа побагровело.

– Нет? – переспросил он, а потом повысил голос: – Нет?!

Даже Найджел отшатнулся, и в его глазах промелькнул страх.

Граф вырвал хлыст из рук сына, отшвырнул его в сторону и схватил кнут, висевший на стене.

– Я тебе покажу. Я научу тебя послушанию, мальчишка. Я вобью в тебя ум.

Найджел посмотрел на отца с ужасом, а потом произнес слова, которых Томас совсем не ожидал от него услышать:

– Отец, не надо… Пожалуйста, – взмолился он. Лицо графа исказило выражение досады.

– Ты тоже становишься таким же мягкотелым? Убирайся!

Найджел взглянул на брата, и в его глазах промелькнуло что-то похожее на печаль.

– Мне жаль, что я рассказал про тебя, – прошептал он.

Горло Томаса сжалось от нахлынувших на него эмоции. Он посмотрел на убегающего брата в надежде на то, что тот поможет ему. Но потом его вновь охватил ужас.

Воздух прорезал свист кнута. Казалось, он зажил собственной жизнью и яростно вонзился в левую руку Томаса.

Мальчик с трудом подавил крик. Он повернулся и подставил свою спину ударам. Он пытался быть смелым, но боль заставляла его беззвучно ловить ртом воздух и сгибаться от каждого нового удара. А они сыпались на него дождем. Шесть. Семь. Восемь. По спине мальчика потекли теплые струйки. Томас знал, что это кровь. Он сдерживался изо всех сил, но слезы все равно заструились по его щекам.

– Запомни, мальчик. – Монотонный голос отца сопровождал каждый удар. – Ты больше никогда не позволишь тем, кто стоит ниже тебя, взять над тобой верх. Пусть это послужит тебе уроком, которого ты никогда не забудешь.

Стиснув зубы, чтобы не закричать от боли, Томас поклялся себе, что он этого не забудет. Никогда.

Глава 2

Лондон

Август 1907 года

Ее снова не пригласили на бал. Но она все равно попадет туда.

Надежно укрытая тенью, Джасмин Тристан пряталась в роскошном саду, раскинувшемся вокруг дома графа Кларедона, В воздухе витал еле слышный аромат роз. Протянув руку, Джасмин погладила кроваво-красный лепесток. Эти прекрасные растения упорно холили и лелеяли изо дня в день. Ни петрушке, ни упрямой примуле не позволялось нарушить строгий порядок. Леди Кларедон изгоняла чужаков из своего сада столь же безжалостно, как и неугодных гостей из списка приглашенных на ежегодный бал-маскарад.

Сорвав цветок, Джасмин вдохнула его аромат. Тяжелый, одуряющий, приводящий в восхищение англичанок. Джасмин взмахнула цветком, точно волшебной палочкой, в сторону застекленных створчатых дверей.

– Сезам, откройся, – прошептала она, вспомнив любимую сказку из книги «Тысяча и одна ночь».

Роса, усыпавшая тщательно подстриженную траву, окропила ноги девушки, когда та быстро перебежала к величественному дубу и спряталась за его стволом. Окутанная тенью, она двинулась к террасе. Из зала неслись звуки скрипки и флейты.

Джасмин выглянула из-за аккуратной живой изгороди квадратной формы. Изящные, точно встревоженные ветром перья, кружились пары в изысканных нарядах. Приглушенный свет, отбрасываемый хрустальными люстрами, отражался от золотистых шелковых обоев. Бальный зал напоминал сказочный дворец, наполненный принцами, принцессами и раболепными придворными.

Джасмин чувствовала себя незваной гостьей.

Она пригладила платье дрожащей рукой. Костюм эпохи Возрождения с его изумрудно-зеленой верхней юбкой и выглядывавшей из-под нее золотой парчовой эффектно облегал полные бедра и грудь девушки. Бархат красивыми складками ниспадал к ее ногам. Изящные руки скрывали пышные длинные рукава, украшенные жемчугом. Спускающиеся до талии, тщательно завитые иссиня-черные волосы были перехвачены золотой лентой. Под толстым слоем рисовой пудры, покрывающей лицо и шею девушки, был нанесен белый театральный грим. Все это делало ее золотистую кожу бледной, как у английской леди. Теперь никто не смог бы сказать, что Джасмин так же смугла, как ее родители-египтяне.

Много лет она пыталась сделать так, чтобы перед ней распахнулись двери высшего английского общества, но тщетно. Джасмин не помогли ни чистая английская речь, ни светские манеры, ни английские платья. А ведь она так пыталась скрыть акцент, научилась вполне благопристойно вести себя на званых вечерах. Даже титул ее приемного отца-виконта не помог. Семья Джасмин была не настолько состоятельной, чтобы распахнуть для себя двери высшего света.

Правда, ее дяде, герцогу Колдуэллу, удалось устроить дебют племянницы. Но все равно, едва только он отворачивался, присутствующие на балу леди и джентльмены начинали шептаться о том, как Джасмин напоминает вульгарную девку в своем белом платье.

Джасмин вновь устремила взгляд на террасу. Как и было запланировано, вскоре раздался короткий громкий свист. Пришло время войти в зал.

Озаренная светом, по каменным ступеням спускалась лучшая подруга Джасмин. Простое круглое лицо, пухлая фигура и скромное приданое Хлои не могли привлечь к ней большого количества поклонников. Но она обладала добрым нравом и готова была броситься, точно тигрица, на всякого, кто пытался осмеять происхождение Джасмин. К сожалению, таких людей было немало, а посему Хлою «забывали» приглашать на званые вечера и балы почти так же часто, как и ее подругу. Но Хлою это мало волновало. Джасмин же любила ее как сестру.

На бале-маскараде, ежегодно устраиваемом графом Кларедоном, собрались сегодня сливки общества. Хлою пригласили сюда лишь из уважения к ее дружбе с леди Амандой. А может, стройная, точно речной тростник, Аманда просто решила, что будет смотреться еще выгоднее на фоне пухленькой простушки Хлои?

– Джасмин? – Одетая в костюм молочницы, Хлоя сдвинула маску на лоб.

– Никакого дикого жасмина. Только чопорная английская роза, – сострила Джасмин, стукнув подругу бутоном по носу.

Широко улыбнувшись, Хлоя водрузила маску на место.

– Сделаем вид, что мы отправились в сад прогуляться и посплетничать. А потом ты просто войдешь назад со мной вместе. Никто тебя не заметит. Ты легко смешаешься с толпой. – Хлоя оглядела подругу с головы до ног и вздохнула. – Ты такая красивая. Наверняка многие захотят потанцевать с тобой.

В душе Джасмин всколыхнулось чувство солидарности.

– И с тобой тоже, Хлоя.

Девушка покачала головой.

– Пока никто, кроме Томаса, не изъявил такого желания. Да и он пригласил меня лишь из вежливости. Он представил меня своему другу Саймону, который показался мне довольно интересным человеком, но… – Хлоя осеклась, а потом, понизив голос, произнесла: – Но только если я предложу ему то же, что и Аманда.

Джасмин сдвинула брови.

– Удовольствие?

– Определенного рода. Это случилось в прошлом году после званого обеда. Все ушли, а я задержалась – разговаривала с Томасом. Вскоре ушел и он, а я вышла в сад, чтобы подышать воздухом и полюбоваться на розы леди Кларедон. Как вдруг услышала стоны, доносящиеся из кустов. А потом увидела Аманду с садовником. Он сорвал цветок. Только совсем не из тех, что благоухают в саду.

Рассказ ошеломил Джасмин. Аманда, благопристойная дочь графа, которая недавно обручилась с лордом Ридли?

– Аманда? Ты уверена?

Хлоя пожала плечами.

– Было темно, садовник загораживал ее лицо, но я уверена. Кроме того, я узнала туфли. Она всегда ими хвасталась. Это ее любимые.

Значит, в этом семействе завелась паршивая овца. Эта мысль развеселила Джасмин.

– Уверена, леди Кларедон придет в ужас, когда узнает, что ее драгоценный бутон лишился лепестков. И благодаря кому? Простому садовнику, – хихикнула Джасмин.

– Он сорвал его под корень. – Хлоя изобразила стон, засмеялась и указала в сторону зала. – Готова войти?

– Готова. – Отбросив в сторону розу, Джасмин надела на лицо атласную маску изумрудного цвета, украшенную мерцающими стразами.

Склонив головы, девушки направились в сторону террасы по выложенной мелкими камешками дорожке. Поднявшись по ступенькам, Хлоя обернулась через плечо. Джасмин замешкалась внизу, подхватив тяжелый подол.

– Идем! – прошептала Хлоя.

Дрожь пробежала по спине Джасмин. Едва она ступит на паркет танцевального зала, обратного пути уже не будет. С той злополучной ночи в саду Джасмин избегала попадаться на глаза членам семьи графа. Девушка судорожно сглотнула. Она уже совершила одну ужасную ошибку. Стоит ли рисковать снова? Если ее инкогнито раскроют, то наверняка вышвырнут вон. Или того хуже – поднимут на смех. Леди Кларедон, которая за глаза называла ее «уродливым Коричневым Скорпионом из Египта», вполне могла оскорбить ее прилюдно.

Джасмин посмотрела на свои руки в белых перчатках. Она докажет им и самой себе, что может быть одной из них. Пусть даже совсем недолго.

– А пошло оно все к черту, – громко произнесла девушка. – Идем, Хлоя. Я не стану пробираться в зал тайком. А войду гордо, и пусть все смотрят.

Лицо Хлои посеребрил свет луны. Девушка выглядела удивленной. Но потом она улыбнулась, коротко кивнула и вошла в зал, плотно притворив за собой дверь.

Джасмин глубоко вздохнула, пытаясь унять сердцебиение. Немного подождала, а потом взялась за медную ручку двери. Гордо вскинув голову, она вошла в зал, подобно королеве, почтившей своим присутствием придворных.

Перед ее глазами замелькали пестрые наряды. Джасмин замерла, узнав в Алисе из Страны чудес леди Аманду, рядом с которой вышагивал Моцарт. Гости зашептались.

Леди Аманда бросила на Джасмин оценивающий взгляд, словно безмолвно порицая ее за прогулку по саду. Джасмин заколебалась, но потом вспомнила о том, что ей поведала Хлоя. Насмешливо улыбнувшись, она расправила плечи.

Подбородок вверх. Не сутулиться, не опускать глаз долу, как служанка. Подхватив юбки, Джасмин без колебаний двинулась вперед. Она чувствовала себя английским военным кораблем, плывущим навстречу победе над обществом снобов.

С гулко бьющимся сердцем она отошла в уголок, чтобы понаблюдать за танцующими и подождать. Вскоре Джасмин поняла, что никто к ней не подходит, никто не таращится на нее и не задает вопросов. Зал наполнился звуками вальса, и пары закружились в танце.

Слава Богу. Никто ничего не заметил. Пока. Сердце Джасмин трепетало от радости и вновь пробудившейся надежды. Она немного расслабилась и стала с интересом оглядываться по сторонам. Музыканты располагались на невысоком помосте возле обитой шелком стены. На тонких морщинистых шеях пожилых дам, сопровождающих своих юных подопечных, поблескивали бриллианты.

Взгляд Джасмин остановился на пирате, танцующем с изящной темноволосой женщиной, одетой в костюм принцессы. Сердце Джасмин замерло в груди, когда пират повернулся, явив ее взору точеные черты единственного сына и наследника графа Кларедона – Томаса Уолленфорда.

Когда Джасмин было девять лет, а ему двенадцать, она ударила Томаса по лицу за то, что тот обозвал ее уродливой кобылой. Его мать придумала бы для нее худшее прозвище, и знай Джасмин Томаса немного лучше, она непременно приберегла бы этот удар для другого случая.

Вскоре после этого Томас пригласил ее на свой день рождения. Джасмин приняла приглашение из чистого любопытства. Томас разговаривал с ней о лошадях и улыбался, когда она называла его Цезарем. Это прозвище Джасмин дала ему потому, что он, по ее собственным словам, считал себя важным, как римский император.



А потом его мать вылила ей на платье целый чайник заварки и отослала домой переодеваться. Когда Джасмин вернулась вместе с гувернанткой, дворецкий послал их к входу для слуг. Униженная гувернантка увела девушку домой.

Томас. Красивый и недостижимый. Найджел, его брат, умер два года назад после падения с арабской кобылы, купленной Томасом у дяди Грэма.

Джасмин охватило привычное чувство вины, и воспоминания о той злополучной ночи нахлынули на нее с новой силой. Она вновь ощутила испытанные тогда гнев и стыд. Отчетливо услышала пьяный смех Найджела, бешеный топот копыт по траве и леденящий душу крик.

Джасмин тряхнула головой, чтобы прогнать гнетущие воспоминания, и сосредоточила внимание на Томасе. Дядя Грэм восхищался его коммерческой хваткой. Деловые партнеры между собой называли его беспощадным. А женщины – соблазнителем. Томас слыл искусным и щедрым любовником. Он неторопливо изучал пристрастия женщины, а потом с удовольствием доставлял ей наслаждение.

Сердце Джасмин забилось быстрее, когда вальс закончился и Томас проводил свою партнершу на место. Его тут же окружили девушки и дамы всех возрастов. Такого красивого. Такого опасного.

Своими изумрудно-зелеными глазами он напоминал Люцифера. Его темно-каштановые волосы ниспадали на высокий лоб и непослушно завивались на концах. Это придавало ему залихватский вид, который очень нравился Джасмин. Щеки Томаса были чисто выбриты. Густые темные брови, большие глаза, обрамленные длинными загнутыми ресницами, и орлиный нос, точно вытесанный долотом, волевой подбородок и чувственные полные губы.

Томас был одет в костюм пирата – черные бриджи, облегающие мускулистые бедра, высокие ботфорты и накрахмаленную белую сорочку с расстегнутым у шеи воротом. С широкого кожаного ремня свисала деревянная сабля. Вместо маски его лицо украшала черная повязка, закрывающая один глаз. Он одновременно казался властным и привлекательным. По спине Джасмин пробежала легкая дрожь.

Она пробралась сквозь толпу, чтобы рассмотреть привлекательного пирата повнимательнее. Скрестив руки за спиной, Томас с улыбкой прислушивался к сентиментальному рассказу одной из дам.

Внезапно в глазах молодого человека возникло выражение скуки, ранимости и незащищенности. В этом зале, полном людей, он выглядел таким же одиноким, как и Джасмин. Тьфу, глупость какая. У него есть все: деньги, титул, толпы обожающих его женщин. Какое одиночество?

Словно зачарованная, Джасмин продолжала смотреть на Томаса, когда к нему подошла тощая женщина в костюме Дамы Червей. Девушка в испуге отшатнулась – леди Кларедон. Что будет, если эта старая карга ее заметит? «Беги отсюда со всех ног!» – приказала себе девушка.

Леди, окружавшие Томаса, не скрывая своего разочарования, разошлись по залу. Графиня похлопала сына по руке скипетром, увенчанным сердцем, и указала на кого-то. Хлоп-хлоп – скипетр взметнулся вверх. Хлоп-хлоп.

Джасмин подхватила юбки, готовясь убежать прочь. Но, пока она искала глазами Хлою, Томас обернулся в ее сторону. Сердце девушки затрепетало, когда их взгляды встретились. Подняв на лоб пиратскую повязку, Томас внимательно смотрел на нее. Джасмин охватил страх. Она совершила ужасную ошибку. И как только она поверила в то, что сможет танцевать в этом доме и не встретиться с его хозяином? Она должна была избегать его. Ведь сын графа мог пойти гораздо дальше своей матери и не только унизить ее, но и разбить сердце.

Томас вновь опустил на глаз повязку и отошел от матери.

– Томас, куда ты? – недовольно спросила леди Кларедон.

Не обращая внимания на слабые протесты матери, Томас направился в сторону Джасмин. Будучи особой благоразумной, девушка сделала единственное, что могла в подобных обстоятельствах, – побежала.

Как можно чувствовать себя таким одиноким, когда окружен столькими людьми?

Лорд Томас Уолленфорд раздумывал над этим вопросом, кружа свою любовницу в вальсе и внимательно рассматривая гостей. Под маской мог скрываться кто угодно. Только Томас знал, что каждый из этих людей принадлежал к элите, как и он сам. Все они были похожи друг на друга, точно близнецы – такие же непримечательные, как золотистые обои на стенах. Только эти обои прикрывали уродство, скрывая за элегантным фасадом начинающие гнить стены. Какое подходящее сравнение!

Мысли Томаса двинулись в ином направлении. Теперь он вспомнил о встрече с герцогом Колдуэллом, своим новым деловым партнером. Они с Грэмом обсуждали дела, в то время как герцог катался по полу гостиной, играя в медведя со своими двумя очаровательными дочурками. Девочки визжали от восторга и дергали отца за одежду, а тот рычал на них, словно настоящий медведь. Сидящая рядом герцогиня – его жена – улыбалась. Полные обожания взгляды, какими обменивались герцог и герцогиня, заставляли Томаса чувствовать зависть. Сможет ли он когда-нибудь встретить такую же любовь?

– Ты сегодня задумчив. Что случилось? – спросила Шарлотта.

Мгновенно взяв себя в руки, Томас одарил любовницу обворожительной улыбкой.

– Наслаждаюсь балом, – тихо произнес Томас. «И думаю о том, насколько он скучен».

Герцога Колдуэлла не слишком-то охотно принимали в обществе. Представители высшего света не доверяли ему и избегали приглашать на балы и званые обеды. Выросший в Египте, Грэм постоянно становился предметом пересудов. Намекали даже на какой-то давний скандал.

Томас же избегал скандалов. Когда не занимался бизнесом, он общался лишь с «правильными» людьми, строго соблюдающими принятые в обществе нормы поведения и благопристойными до мозга костей. «Если платой за это станет одиночество, значит, так тому и быть», – уныло рассуждал Томас. Ведь он будущий граф Кларедон.

– Томас, ты совсем на меня не смотришь. А я специально для тебя надела это платье, – капризно надула губки Шарлотта.

Молодой человек внимательно посмотрел на свою партнершу. Глубокое декольте ее платья, сшитого в стиле ампир, являло взору Томаса соблазнительную глубокую ложбинку между ее пышными грудями. Томас представил себе дальнейшее развитие событий. Сначала он потанцует с ней, а позже переместится в ее спальню.

– Ты ослепительна, Шарлотта. А твое платье невероятно соблазнительно.

– Может, заглянешь ко мне позже и посмотришь на другой наряд? Он не менее соблазнителен.

Господи, как же он обожал женщин! Особенно очаровательных вдов, хорошеньких богатых наследниц и чувственных любовниц. Шею Шарлотты украшала изящная золотая цепочка, на которой висел недавний подарок Томаса – золотой амулет. Она повертела его между пальцами и бросила на Томаса томный взгляд из-под длинных ресниц.

– Ты обещал мне подарок, Томас. Что это? Еще один египетский амулет? Они меня очаровывают, – продолжала Шарлотта.

– Я думал, Египет тебя мало интересует.

– Меня интересуешь ты. Ты говорил, что некоторые из амулетов приносят удачу. Как тот, со скорпионом, что ты мне показывал. Мне очень нужна удача… так же как и ты. – На щеках девушки появились соблазнительные ямочки, и она погладила руку Томаса.

Томас выгнулся, точно довольный кот. Ему хватило этого легкого прикосновения, чтобы тотчас же ощутить возбуждение.

– Знаешь, ты совсем не такой, как твой брат, – жарко зашептала Шарлотта. – Он никогда не смог бы сравниться с тобой в постели.

Улыбка Томаса померкла, а возбуждение мигом пропало. Слова Шарлотты были подобны ушату ледяной воды.

– Дорогая Шарлотта, – прошептал Томас в ответ. – Я вынужден отклонить твое приглашение, потому что всегда избегал menage a trois.[1]

Шарлотта озадаченно сдвинула брови, и Томас подавил вздох – красивая, как кукла, но очень недалекая. Музыка закончилась, и Томас проводил свою партнершу.

– Томас, но ведь я увижу тебя после бала? Мне это необходимо, – начала подлизываться Шарлотта.

Но Томас извинился, сославшись на якобы намеченную ранее встречу. Не обращая внимания на обиженно надутые губки любовницы, молодой человек смешался с гостями.

Томас бросил оценивающий взгляд на танцующих. Его лицо просияло, когда он увидел Аманду, кружащую в танце со своим женихом. Просто удивительно, что строгие, родственники будущего мужа Мэнди одобрили выбор сына и наследника, сочтя репутацию невесты безупречной. Томас помнил, как барон расторг помолвку сына, узнав, что у его суженой был мимолетный роман с промышленником-американцем.

Вид счастливой сестры, танцующей с Ричардом, лишь усилил ощущение одиночества. Найдет ли он ту, кого полюбит больше жизни? Ведь он вынужден жениться по расчету. Что ж, по крайней мере Мэнди будет счастлива. А ее счастье для Томаса – главное.

Томас задумчиво разгуливал по залу. Сегодня на душе у него было неспокойно. Его снедала острая тоска, происхождения которой он не знал. Жизнь прекрасна. Окружающие смотрят ему в рот, свадьба Мэнди не за горами, а его собственное будущее сверкает и искрится, словно шампанское, налитое в хрустальный бокал. Но тогда почему он чувствует себя таким несчастным?

Друзья – вот что ему нужно. Томас подал знак Уильяму Оукли. Молодой человек снял с лица маску, кивнул и исчез в толпе. Клуб – вот лекарство от скуки. Выпивка, шутки, смех… Этот скучный вечер закончится вполне предсказуемо.

Томас собрался было незаметно исчезнуть, когда на горизонте возникла его мать. При появлении леди Кларедон почитательницы Томаса мгновенно ретировались, словно по залу вдруг прошлись метлой. Намерения леди Кларедон были предельно ясны. Она милостиво кивнула юной леди в шелковом платье цвета индиго, отделанном кружевом цвета слоновой кости. Мать похлопывала скипетром по руке – стало быть, она одобряла свой собственный выбор.

– Томас, я собираюсь представить тебя Элис Рэндалл. Ее отец виконт и весьма состоятельный человек. Ей всего восемнадцать, и она лишь недавно начала выходить в свет. Девушка с такой родословной, как у нее, отличная партия. У нее широкие бедра и отменное здоровье. Лучшей матери для твоих будущих сыновей не сыскать.

Родословная. Отменное здоровье. Томас почувствовал себя племенным жеребцом, от которого насильно хотят получить породистое потомство.

– Мама, мне всего двадцать пять лет. У меня впереди куча времени, чтобы обзавестись наследниками.

Подслеповатые глаза леди Кларедон наполнились слезами, и она потянулась за кружевным платочком, спрятанным в длинном рукаве.

– Твой дорогой брат ушел в мир иной, так и не женившись и не оставив после себя наследников. И виноват в этом проклятый арабский скакун!

У Томаса перехватило дыхание. Найджел, брат, который сперва ненавидел его, а потом стал другом. Найджел, идеальный сын, баловень судьбы, почему-то вознамерившийся погубить себя. Томас пытался остановить его. Тщетно. Найджела больше нет. Томас не допустит такой нелепости, не подведет семью.

«Эх, Найджел, Найджел! Ну какого черта ты решил прокатиться на моей кобыле? Ты же знал, что не сможешь совладать с ней. Она была слишком норовиста, а ты чересчур пьян. Это моя вина. Я должен был предвидеть это, должен был остановить тебя. А теперь ты ушел в мир иной».

Леди Кларедон промокнула платочком глаза.

– Томас, я так понимаю, ты не собираешься жениться в ближайшее время. Но если ты умрешь, не оставив потомков, титул перейдет к этому мерзкому кузену твоего отца. Ты хочешь, чтобы мы все потеряли?

Постаравшись скрыть свои истинные чувства, Томас внимательно посмотрел на тучную леди Элис, встретившись с ее суровым ответным взглядом.

С женитьбой и появлением на свет желанного наследника долг Томаса перед семьей и титулом будет выполнен. Долг, который с каждым днем давил на него все сильнее. Томас намеревался жениться на состоятельной женщине из хорошей семьи, которая разделила бы его страсть в постели. Но подобное намерение было сродни желанию достать с неба далекую звезду. А раз достичь желаемого невозможно, то пусть его невестой станет привлекательная девушка, которая с радостью родит ему наследника. Леди Рэндалл не отвечала ни одному из этих требований. Томас ничего не имел против пышнотелых женщин, но эта казалась ему отвратительно глупой. Похожий на луковицу нос леди Элис дернулся, как если бы она учуяла что-то неприятное.

– Нет, мама, она не для меня, – вздохнул Томас. Внезапно его взгляд уловил какое-то движение в толпе и тут же остановился на фигуре в изумрудно-зеленом наряде. Он поднял с глаз повязку, чтобы рассмотреть ее повнимательнее.

Теперь он увидел, что это женщина. Алые губы, вздернутый нос, необычная форма лица, напоминающая сердце. Голодный взгляд молодого человека пожирал фигуру незнакомки. О да! Тяжелый зеленый бархат не мог скрыть роскошной округлой груди. Жар пронизал тело Томаса при мысли о том, как он берет эти нежные упругие полушария в ладони, гладит подушечками пальцев похожие на жемчужины выпуклые соски, наслаждаясь тихими стонами удовольствия.

Но более всего его привлекло в незнакомке величавое безразличие, как если бы она не принадлежала к собравшемуся в зале обществу, но не придавала этому факту никакого значения.

Томасу ужасно захотелось обладать этой женщиной, пусть даже в течение единственного танца. Но едва он направился в ее сторону, она попыталась смешаться с толпой. Томас преследовал незнакомку, точно дикий зверь добычу.

Она уже взялась за ручку двери, когда Томас преградил ей дорогу. Леди отпрянула, но в глазах вместо испуга вспыхнуло негодование:

– Вы позволите?

Она говорила, как истинная англичанка, но от Томаса не ускользнул мелодичный иноземный акцент. Он озадаченно изучал незнакомку, прищурившую темные, как ночное небо, глаза. Девушка сердилась.

Заинтригованный Томас подошел ближе.

– Я не собирался преграждать вам путь. Правда. Потанцуете со мной?

– Нет.

Нет? Ему еще никто не отказывал.

– Почему? – спросил Томас.

– Потому что мне не хочется танцевать.

– Это не причина.

– Для меня очень даже веская причина. Не будете ли вы так любезны отойти в сторону?

Шок прошел, уступив место жаркой волне, окатившей Томаса с головы до ног. Он ее не отпустит. В этой женщине был огонь. Это не кроткая и жеманная дебютантка. Но кто же она?

Он раскроет ее инкогнито – или откажется от титула.

Глава 3

Кончиком сабли Томас слегка приподнял подол платья незнакомки. Очень красивые изящные лодыжки были обтянуты белоснежными шелковыми чулками. Леди отшатнулась.

– Вы с ума сошли?

Томас тихо засмеялся, довольный ее негодованием и еще больше – взволнованным восклицанием.

– Рассматриваю ваши лодыжки. Я никогда не танцую с леди, прежде не изучив ее.

В темных глазах девушки заиграли озорные искорки.

– Осторожнее, сэр, а не то обрежетесь о свои собственные остроты. Не размер красит оружие, а способность наносить и отражать удары.

Глаза Томаса расширились от изумления, а в животе всколыхнулась мощная волна желания. Эта девушка не лишится чувств и не станет прятаться за маминой юбкой, услышав дерзкое предложение. На сегодняшний вечер эта беседа стала самым восхитительным приключением.

– Я весьма недурно сражаюсь на мечах, – заметил Томас. Господи, как же ему хотелось узнать, кто скрывается под маской. – А еще я неплохо танцую. И теперь просто настаиваю, чтобы вы позволили пригласить вас на вальс.

Томас протянул руку, и незнакомка в изумлении уставилась на нее.

– Вы не надели перчаток? Возможно, это знак того, что в душе вы настоящий пират, сэр или… очень посредственный танцор.

Томас рассмеялся.

– Верно, пират, – признался он. – И теперь, когда я так хорошо разглядел ваши лодыжки, я просто обязан заполучить ваше имя в качестве трофея. – Томас отвесил изысканный поклон. – Лорд Томас Уолленфорд, а вы?..

Внезапно в глазах девушки промелькнуло беспокойство, и Томас насторожился. Незнакомка вцепилась пальцами в подол платья. Очень интересно. Неужели она и впрямь вознамерилась остаться неузнанной? Но Томас ей этого не позволит. Он должен дознаться, кто она такая.

– Можете называть меня леди Джей, – произнесла девушка.

Однако эти слова лишь еще больше разожгли в Томасе желание разгадать загадку. Он не останавливался ни перед чем, когда речь касалась того, чтобы заполучить желаемое.

– Откуда вы? Я не встречал вас ни на одном званом вечере или балу.

Девушка вздернула свой изящный подбородок.

– Я прибыла из Европы. Из Скандинавии, если быть точной. Мой отец, король Скандинавии, прислал меня сюда, потому что я огорчала его своим необузданным поведением. Он направил меня в Англию, чтобы я стала настоящей леди.

Заметив озорные искорки в глазах незнакомки, Томас спросил:

– И это помогло? Или же вы неуправляемы, как и прежде?

– Боюсь, надеждам моего отца не суждено осуществиться. – Девушка испустила легкий вздох. – И помешал этому единственный сын и наследник семьи, принявшей меня здесь, в Англии. Я положила на его стул пирог с крыжовником.

Томас засмеялся. Нет, эта девушка определенно напоминала ему кого-то. Только вот кого?



– И что побудило вас совершить столь нелицеприятный поступок?

– Я просто хотела показать ему, что такое торт на заднице. Он, видите ли, посмел предположить, что все пироги оседают у меня внизу спины, отчего мой зад непомерно вырос.

Томас бросил восхищенный взгляд на обсуждаемую часть тела. Ягодицы девушки и впрямь выглядели восхитительно округлыми.

– Вы повели себя весьма непристойно для скандинавской принцессы, – согласился Томас. – Но мне кажется, ваш поступок вполне оправдан. Ведь джентльмен нанес вам оскорбление. Он заслужил наказание.

– Ваша правда. Я рада, что вы меня поняли. Мне вы показались вполне рассудительным молодым человеком.

– В таком случае не окажете ли вы мне честь танцевать со мной?

Томас протянул руку. Заиграли вальс Штрауса, и леди Джей вложила свою руку в его ладонь. У нее были изящные тонкие пальцы, и от его внимания не ускользнула ослепительная белизна атласных перчаток незнакомки.

Взгляд девушки метался по лицам гостей и наконец, к вящему удовлетворению Томаса, остановился на нем. Он обхватил девушку за талию и вывел ее в центр зала. Леди Джей была весьма изящной и едва доставала ему до подбородка. Она казалась очень нежной, хотя Томас ощущал недюжинную силу духа, скрытую в этом хрупком теле.

Устремив взгляд поверх плеча Томаса, девушка сосредоточила все внимание на шагах, и молодой человек привлек ее к себе, вынуждая прервать затянувшееся молчание. От девушки исходил еле слышный аромат. Терпкий и притягательный. Такой же, как и она сама.

– Леди Джей, – тихо произнес он. – Загадочная леди Джей, скандинавская принцесса. Очаровательная леди Джей. Кто вы?

– Принцесса, по ошибке угодившая в логово лихого пирата, оказавшегося великолепным танцором. Команда головорезов здорово вас обучила.

Томас засмеялся, а потом увидел, как гости начали оборачиваться в их сторону. Он наклонился, наслаждаясь возможностью прошептать в маленькое, похожее на ракушку ушко:

– Два головореза, если быть точным. Мой учитель по танцам и мать. А кто учил вас? Танцуете вы превосходно.

– Уж точно не ваша матушка, – пробормотала девушка. – Я училась путем проб и ошибок, отдавливая ноги многочисленных несчастных.

– И кто они?

– Ищите тех, кто хромает. Таких большое количество.

Томас вновь рассмеялся.

– Вы ездите верхом? – неожиданно спросил он. – Мои конюшни – лучшие в Лондоне. Я упомянул об этом на случай, если у вас нет собственной лошади. Давайте встретимся завтра на рассвете в парке. Я недавно приобрел коня, и мне не терпится опробовать его прежде, чем кто-то увидит, как он выбросит меня из седла.

Девушка подняла на Томаса глаза, и он заметил, как в них промелькнуло изумление.

– Вы превосходный наездник, и я сомневаюсь, что Улиссу удастся вас сбросить.

Томас в удивлении отстранился.

– Откуда вам известно его имя?

Маленькие ослепительно белые зубы девушки прикусили полную нижнюю губу, и Томасу захотелось сделать то же самое.

– Э… Кажется, я слышала о вашем приобретении от кого-то из гостей.

Только близкие друзья знали о недавно купленном арабском скакуне. Томас еще ни разу не появлялся на нем на публике. И все же он не стал ловить незнакомку на обмане. «Она кто-то, кого я знаю, и играет со мной. Что ж, хорошо». Томас почувствовал, что вечер перестает быть скучным.

Молодой человек ощущал какое-то странное родство с этой привлекательной женщиной.

Ее улыбка напомнила Томасу кого-то, и он отчаянно силился вспомнить, кого именно.

Томас ощутил непреодолимое желание, когда его взгляд скользнул по восхитительному телу незнакомки. В спрятанном под соблазнительным нарядом теле жила незаурядная и весьма остроумная личность. Томас почувствовал себя живым и опьяненным свободой. Всего один поцелуй. Отчаянный, но совершенно безопасный поступок. В сумерках их никто не заметит. Он просто обязан попробовать на вкус губы, с которых срываются столь остроумные высказывания.

– Каковы ваши намерения, сэр Пират?

– Вы вступили в опасную игру, леди Джей, – тихо произнес молодой человек. – Пираты редко довольствуются единственным поцелуем. Поэтому мне придётся соблазнить вас. – Идея показалась Томасу невероятно привлекательной.

Объект его вожделения подбоченился:

– Вы не можете этого сделать, потому что у меня нет на это времени. Почти полночь. И вскоре я вынуждена буду вас покинуть. С наступлением полуночи я превращусь в тыкву. Вы ведь не станете соблазнять тыкву. Это неприлично.

– Да бросьте. Оставайтесь, – принялся упрашивать Томас. – Обещаю соблазнить вас очень быстро.

– Настоящий пират. Сначала соблазнит, а потом выбросит за борт. Нет, я не хочу, чтобы все произошло слишком быстро.

Кровь быстрее заструилась в жилах Томаса. Интересно, а как ей понравится? Медленно и неторопливо? О да, он сможет удовлетворить желание этой таинственной незнакомки.

– Значит, мне придется удовлетвориться одним поцелуем, – парировал Томас, внезапно почувствовав себя безрассудным. – Один поцелуй, и вы свободны.

В глазах девушки вспыхнула тревога, потом они потемнели. Она облизала восхитительно алые губы, и Томас почувствовал, что его тело мгновенно откликнулось на призыв. Один поцелуй. Этого ему мало, но на первый раз достаточно. А потом…

Последует ли продолжение? В его постели? Возможно. Томас ухватился за эту мысль, наблюдая за тем, как пухлые губы девушки нетерпеливо приоткрылись.

– Только один поцелуй? – шепотом переспросила леди Джей.

– Неплохое начало, – пробормотал в ответ Томас. – Но потом мне захочется большего.

Томас протянул руку, чтобы взять девушку за щеку, но та отстранилась. Сбитый с толку, Томас вопросительно посмотрел на леди Джей.

– Нет, сэр Пират, мы сделаем это по-моему. – С этими словами она приподнялась на цыпочки и, обхватив мужчину за шею затянутой в перчатку рукой, прижалась к его губам.

Поцелуй, в котором сочетались невинность и чувственный голод, застал Томаса врасплох. Девушка целовала его страстно, дерзко и вместе с тем… неопытно. Томас не двигался, давая ей возможность взять ситуацию в свои руки, хотя все его тело ныло от неутоленного желания.

И все же он не смог сдержаться. Томас прижал девушку к стене, ощущая необходимость соприкосновения. Его возбуждение росло. Молодой человек притянул девушку к себе и впился в ее губы. Его язык смело ворвался в ее рот, лаская и исследуя его глубины. Томас атаковал его, опустошал и соблазнял, как настоящий пират.

Дьявол. Ему хотелось большего. Не единственного поцелуя, а целого их водопада. Томасу необходимо было ощущать под своими ладонями обнаженную кожу девушки. Необходимо было прижиматься к ней всем телом.

Томас отчаянно старался взять себя в руки, старался восстановить прерывистое дыхание. Но тщетно. Единственный поцелуй разжег в его крови пламя, которое он не в силах был погасить. Томаса охватило пьянящее, головокружительное чувство. Словно мир начал вдруг стремительно вращаться, грозя сбить его с ног.

Его чресла немилосердно ломило, но Томас знал, что не может обладать этой девушкой. По крайней мере, не сейчас. Томас сделал шаг назад. Леди Джей, тяжело дыша, смотрела на молодого человека. Он легонько коснулся ее щеки.

– Моя сверкающая звезда спустилась на землю, – прошептал он.

Ох, как же ему хотелось продолжения. Не короткой интрижки. А самых настоящих длительных ухаживаний. Цветов, прогулок в парке под присмотром компаньонки, встреч с ее родителями и совместных чаепитий, Томасу действительно этого хотелось. А что дальше? Обручальное кольцо на ее пальце? Неужели он сошел с ума? Пусть даже у девушки есть деньги и соответствующее положение в обществе. Впрочем, все женщины, присутствующие сегодня на балу, были ему ровней за исключением несчастной Хлои.

Взглянув в окно, Томас с удовлетворением отметил, что Хлоя танцует с его другом детства Саймоном. Молодые люди оживленно беседовали, и лицо девушки сияло. Обычно тихий Саймон улыбался и с удовольствием отвечал. Это хорошо. Танец Томаса с Хлоей и последующее ее знакомство с его робким и молчаливым другом принесли желаемые плоды. Из Саймона и Хлои получится прекрасная пара.

Они действительно подходят друг другу. Им ничто не помешает. Его таинственная новая знакомая тоже составит ему отличную пару, даже если вдруг окажется не слишком богатой.

Да, Томасу действительно нужно от нее гораздо больше. Он не мог ждать. Он тотчас же отведет ее в зал и представит своим родителям. Томас был уверен, что под маской скрывается отнюдь не служанка.

Джасмин судорожно сглотнула и попыталась унять дрожь. Сначала интересная, завораживающая беседа, а потом поцелуй, который лишил ее способности дышать и напугал. Никогда еще она не испытывала ничего подобного. Один невинный поцелуй в мгновение ока превратился в вихрь страсти. Зачем она все это затеяла? Неужели та ночь в парке ничему ее не научила? Джасмин допустила ошибку, решив, что любовь к лошадям и ночное приключение перерастут в нечто серьезное. Та ошибка едва не погубила ее. Они с Томасом были так же далеки, как Англия и Египет.

– Леди Джей, – донесся до слуха Джасмин хриплый шепот.

Пальцы молодого человека коснулись ее щеки и задержались на ней на мгновение. Девушка затаила и без того прерывистое дыхание, когда все ее чувства и мысли сосредоточились на этом легком прикосновении. Взгляды молодых людей встретились. В глазах Томаса отражалось смятение. Но потом его веки дрогнули, и теперь глаза Томаса не выражали ничего, словно на них упала непроницаемая завеса. Теперь он выглядел по-деловому. Молодой человек сделал несколько шагов назад, развеяв ощущение близости. Джасмин с удивлением посмотрела на его протянутую руку.

– Давайте вернемся в зал. Я хочу вас кое с кем познакомить, – чопорно произнес Томас.

Ноги Джасмин вдруг подкосились, и она облокотилась о каменную стену. Кое с кем? Скорее всего с родителями. Внезапно зал показался Джасмин таким же бескрайним, как пески Египта, о которых рассказывала ей мать, – жарким, беспощадным и смертельно опасным.

Джасмин было весело играть роль изнеженной принцессы. Блеск в глазах Томаса говорил о том, что он раскрыл ее обман. И все же молодой человек принял игру, которая действительно казалась восхитительно забавной.

Но теперь веселость улетучилась, развеянная зловещим образом матери Томаса. Уж она-то без труда разгадает хитрость Джасмин.

Джасмин вздрогнула. Леди Кларедон могла порвать ее на куски подобно вепрю.

– Я не могу, – прошептала Джасмин.

Однако Томас ободряюще улыбнулся и потянул девушку за собой.

Стоявшая в толпе леди Кларедон заметила сына, и на ее лбу залегли глубокие складки. Она прищурилась – не слишком красивая привычка, приобретенная ею совсем недавно, – словно пыталась разглядеть будущее. Носить очки было ниже ее достоинства.

Томас бросил взгляд на леди Джей. Она учащенно дышала, явно взволнованная. Наверное, причиной тому был поцелуй. Томас и сам ощущал легкое головокружение.

Подойдя к матери, он ободряюще улыбнулся своей спутнице:

– Леди Джей, позвольте мне представить вас моей матери, леди Кларедон, хозяйке сегодняшнего бала. Мама, познакомься с леди Джей.

Сдвинув брови, леди Кларедон оглядела девушку с головы до ног:

– Леди Джей?

Девушка надменно вздернула маленький изящный подбородок.

– Я выбрала это имя специально для маскарада. Но на самом деле я принцесса.

– Скандинавская, – вставил Томас, с трудом сдерживая смех.

Леди Джей бросила на него высокомерный взгляд, достойный королевы.

– Верно, – кивнула она.

Выражение лица леди Кларедон мгновенно изменилось. Словно тяжелые шторы раздвинулись, чтобы дать дорогу солнечному свету.

– Принцесса Джей?

– Джей – начальная буква моего настоящего имени, которое я держу в секрете. Это своего рода маска. Ведь маска призвана скрывать лицо, не так ли?

Глаза графини округлились, а в душе Томаса вновь зародились подозрения. Он вдруг заметил в голосе своей спутницы еле заметный иноземный акцент. Мелодичные нотки, говорившие о том, что она много времени провела в дальних странах. Например, в… Египте.

Внезапно его осенило. Акцент, дерзко вздернутый подбородок, живой блеск в глазах.

Томас подошел ближе. Теперь хрустальные люстры ярко освещали изящное лицо, напоминающее по форме сердце. Молодой человек сосредоточил внимание на ее глазах, похожих на черный бархат – необычных и завораживающих.

Да, должно быть, это она. Но ради всего святого, как она сюда проникла? Вряд ли его мать перестала питать отвращение к иностранцам. Такого никогда не будет.

Дьявол. Сердце Томаса екнуло. Ему необходимо поскорее увести отсюда Джасмин, подальше от матери. Если леди Кларедон узнает, кто скрывается под маской, Джасмин несдобровать.

Внезапно его охватило непреодолимое и неожиданное желание защитить эту девушку.

– Леди Джей, – обратился он к своей попутчице. – Не согласитесь ли вы станцевать со мной еще один вальс?

– О, Томас, у тебя еще будет время потанцевать с этой очаровательной молодой леди. Позволь мне познакомиться с ней поближе. – Леди Кларедон потрепала Джасмин по руке, и Томас едва не застонал. Черт возьми, он должен вытащить ее отсюда.

– Принцесса Скандинавии! Мы польщены тем, что вы почтили нас своим присутствием, ваше высочество. – Леди Кларедон присела в реверансе, и Джасмин отчаянно заморгала. Но потом она взяла себя в руки и величественно кивнула.

– Я так много слышала об устраиваемом вами ежегодном маскараде, что решила увидеть все собственными глазами. Надеюсь, вас не рассердит то, что я приехала без приглашения.

На лице хозяйки дома отразился ужас.

– Конечно, нет! Если бы я знала о том, что вы находитесь в Англии, я непременно прислала бы вам приглашение. Прошу у вашего высочества прощения за это досадное упущение.

Джасмин величественно склонила голову.

– Ваши извинения приняты.

Томас заметил, как в глазах девушки заплясали озорные искорки. Чтобы его мать извинялась? На это стоило посмотреть. Леди Джей прекрасно владела собой, и Томасу оставалось лишь восхищаться ее смелостью.

И все же, несмотря на то, что далекая звезда все же спустилась с небес на землю, он не мог обладать ею. Джасмин не могла похвастаться благородным происхождением и, увы, совсем не подходила на роль его невесты.

Томас испытал сожаление, но прогнал грустные мысли прочь. Он подумает о своих ощущениях позже. Сейчас не время. Нужно увести отсюда Джасмин, и как можно скорее, пока кто-нибудь не раскрыл ее инкогнито.

Глава 4

«Я смогу».

Уверенная в себе, Джасмин кивнула с серьезным выражением лица, когда леди Кларедон что-то сказала. Хозяйка бала была настолько возбуждена, что слова лились с ее уст непрерывным потоком.

– Ваше высочество, я так польщена, что вы соблаговолили посетить мой скромный бал. Возможно, вы также почтите нас своим присутствием, если я приглашу вас на званый ужин, устроенный в вашу честь? Это даст вам возможность поближе познакомиться с моим сыном.

– Ужин в мою честь? Буду рада, – ответила Джасмин. Но потом она заметила мелькнувшее в зеленых глазах Томаса предостережение. Неужели он разгадал ее?

– Леди Джей, – произнес молодой человек, и, его губы сжались в тонкую линию. – Я настаиваю на том, чтобы вы составили мне компанию. Вы ведь хотели посмотреть на моего коня, помните? Арабского скакуна, что я купил у герцога Колдуэлла. Насколько я помню, вы близки с его семьей. Весьма близки.

Джасмин открыла рот от удивления. Святый Боже, Томас догадался! Она царственно кивнула и уже собралась взять Томаса под руку, как вдруг заметила спешащую ей навстречу неприятность в лице леди Аманды. Девушку сопровождал молодой человек в наряде Моцарта.

Леди Аманда шла к матери с выражением крайнего замешательства на лице.

– Мама, почему все вокруг говорят о визите принцессы? Я не помню, чтобы мы посылали приглашение членам королевской семьи.

Лицо леди Кларедон просияло.

– Ваше высочество, позвольте представить вам мою дочь, леди Аманду. Аманда, это леди Джей, принцесса Скандинавии.

Джасмин стоило большого труда кивнуть в ответ, а ее голос задрожал, когда она отвечала на приветствие. Аманда вскинула голову, а потом протянула руку и сорвала маску с лица девушки. Раздался смех.

– О, мама! Вот потеха. Костюм подобран весьма остроумно, Джасмин. Я думала, ты не пригласила ее, мама.

Джасмин отпрянула, оставшись без маски. Однако ее испуганный возглас заглушил вопль леди Кларедон. Кровь бросилась в лицо хозяйки бала.

– Аманда! – предостерегающе произнес Томас. Заметив выражение лица матери, девушка побледнела.

– О Боже! Ты ее не приглашала.

Но было поздно. Теперь все знали, кто скрывался под личиной принцессы.

– Не могу поверить. Почему… – прошипела мать Томаса. Она прищурила глаза и бросила на Джасмин уничтожающий взгляд. – Как вы посмели ворваться сюда без приглашения?

Желудок Джасмин болезненно сжался, но ей удалось взять себя в руки. Настало время доказать, что она часть этого общества. Однако заготовленная ею речь начисто вылетела из головы, и вместо этого в голосе зазвучал сарказм:

– Прошу прощения, леди Кларедон. Я сочла, что вам очень хочется заполучить на свой бал представителя королевской семьи, и решила исполнить ваше сокровенное желание, сыграв роль принцессы, поскольку король Эдуард не смог приехать. – С этими словами девушка присела в изысканном реверансе.

Томас издал звук, подозрительно напоминающий смех, и Джасмин судорожно сглотнула. Каждый год леди Кларедон посылала королю Эдуарду приглашение на бал, и каждый год его величество отклонял приглашение. Джасмин, сама того не желая, напомнила присутствующим об этом малоприятном моменте. Ну почему она до сих пор не научилась держать язык за зубами? Теперь леди Кларедон наверняка кликнет лакеев, чтобы те вытолкали «ее высочество» взашей.

– Тот факт, что вы назвались членом скандинавского королевского дома, является причиной для ареста! Власти узнают об этом. Я всегда знала, что вы плохо кончите, – кипятилась леди Кларедон.

Томас понизил голос:

– Вообще-то такого понятия, как скандинавский королевский дом, не существует, мама. Скандинавией называют северные страны, такие, как, например, Норвегия и Швеция.

Кое-кто из гостей начал хихикать. Леди Кларедон покраснела еще гуще, а в ее глазах вспыхнула ярость. Схватившись за платье Джасмин, она изо всех сил дернула за ткань и обнажила ее плечо. Девушка испуганно охнула, пытаясь прикрыть наготу. До ее слуха донеслись возгласы ужаса. Глаза Томаса округлились. Даже леди Аманду ошеломило поведение матери. Смуглая кожа плеча разительно отличалась от покрытой рисовой пудрой кожи лица. Совсем как мир Томаса от мира Джасмин.

– Вы никогда не станете одной из нас. Вы, отвратительный Коричневый Скорпион. Как вы смеете делать попытки возвыситься? Вы мошенница, исчадие ада, которому никогда не суждено подняться по социальной лестнице. Знай свое место, мерзавка, и убирайся к себе домой. – Графиня торжествующе выпрямилась.

Джасмин бросила на Томаса умоляющий взгляд. Он хрипло произнес ее имя и протянул руку, как если бы хотел дотронуться до нее.

Графиня повернулась к сыну:

– Мы не хотим видеть у себя в доме таких как она. Эта девица – неотесанная грубиянка, обманом проникшая туда, где ей не место, и оставившая тебя в дураках, Томас.

Джасмин вздрогнула. Нужно уходить, пока это отвратительное представление не зашло слишком далеко. Она не найдет здесь сторонников. Даже в лице Томаса. Каждый в этой семье был мечом, терзающим ее плоть. Все эти люди умели лишь наносить удары – и весьма болезненные.

По толпе прокатился гул, и Джасмин услышала свое имя, произносимое язвительным тоном. Она огляделась по сторонам и заметила устремленные на нее презрительные взгляды. Пусть леди Кларедон глупа, но она вновь одержала победу.

В горле Джасмин встал ком. Она судорожно сглотнула его и закусила губу так отчаянно, что тотчас же ощутила на языке солоноватый привкус крови. Гордо вскинув голову, девушка подхватила разорванный лиф платья и удалилась прочь, ступая величественно, точно особа королевских кровей. Она и есть арабская принцесса, как в «Тысяче и одной ночи», и пусть эти павлины с восхищением взирают ей вслед.

Джасмин держала голову так высоко и гордо, что не заметила подло подставленной подножки. Она споткнулась и едва не упала. За спиной Томас выкрикнул ее имя, но его голос потонул в злом смехе.

«Не позволяй им увидеть твоих слез». Джасмин вспомнила слова дяди Грэма. Он говорил, что достоинство нужно сохранять всегда, даже если другие пытаются тебя его лишить. Джасмин сама не помнила, как вышла из особняка. Оказавшись на улице, она свернула в сторону дома.

Убедившись, что ее никто не видит, Джасмин пустилась бежать мимо ряда богатых домов, в которых обитали богатые и титулованные представители высшего света. Добравшись до своего дома, Джасмин толкнула тяжелую дубовую дверь. Напугав заспанного лакея, не ожидавшего увидеть ее в столь поздний час, девушка бросилась вверх по лестнице. Благодарение Богу, все домочадцы спали, и никто не увидел ее позора.

Оказавшись в своей комнате, Джасмин рванула ленточки, удерживающие платье на плечах, и оно с тихим шелестом упало к ее ногам. Джасмин рывком сдернула с головы золотистую сетку. Шпильки, удерживающие прическу, градом посыпались на пол.

Одетая лишь в корсет и сорочку, девушка вошла в уборную, примыкавшую к спальне, и посмотрелась в зеркало. По плечам рассыпались ненавистные черные как смоль локоны. На мраморном столике стоял таз с водой, в которой плавали ломтики лимона. Взяв один, Джасмин принялась тереть им левую руку. Струясь по коже, сок стекал в таз.

– Ну же, ну, – умоляла Джасмин. – Ну, пожалуйста, на этот раз должно получиться. Пусть я буду такой же белокожей, как они.

Ломтик наконец выпал из онемевших пальцев Джасмин. В воздухе витал аромат лимона, а руку покрывала его сочная мякоть. Растертая кожа на запястье горела огнем. Джасмин сполоснула руку в тазу, насухо вытерла ее и подняла полотенце. Никакого результата. Ее кожа осталась такой же темной, как и, прежде. Не персиковой, как изнеженная английская роза, а коричневой, как ореховая скорлупа.

Джасмин подняла затуманенный слезами взор и посмотрела в зеркало. Девушка зло отерла кулаком струящиеся по щекам слезы. «Не буду плакать», – говорила она себе, Но все равно плакала.

Томасу стоило большого труда унять свой гнев, когда все вокруг смеялись над Джасмин.

– Вот так представление. Ты специально нанял ее развлекать гостей, Томми? – покатываясь от смеха, спросил его лучший друг Оукли.

– Замолчи. Вы все замолчите! – рявкнул Томас. Он крепко схватил мать за локоть и, окинув гневным взглядом разинувших рты гостей, повел ее прочь. Он повернулся к графине и сдернул с лица повязку, закрывавшую глаз.

Самодовольство, написанное на лице леди Кларедон тут же уступило место столь знакомому выражению муки. Гнев Томаса наконец выплеснулся наружу:

– Черт возьми, мама! Ты вела себя глупо и невероятно жестоко.

– Томас, прошу тебя, не устраивай сцен.

– Ты ее уже устроила. Ты, твердившая мне о том, как нужно уметь вести себя в обществе. Жаль, что ты не следуешь своему же собственному совету.

Голубые глаза леди Кларедон расширились от удивления.

– Господи, Томас, я ведь не отказываюсь от своих слов. Но они относятся лишь к тем, кто равен тебе по положению. Мисс Тристан нам не ровня. Она египтянка.

– Джасмин – племянница герцога Колдуэлла, того самого человека, с которым я веду дела. А ты вела себя, как жена лондонского трубочиста, – гневно бросил Томас.

– По крайней мере, жена трубочиста – англичанка.

– Ты хочешь подвергнуть ее остракизму лишь из-за ее происхождения? А как насчет ее семьи? Пора перестать их игнорировать.

– Я ничего не имею против семьи виконта Арндейла, – возразила леди Кларедон. – Его родной семьи.

Родной семьи. Но это не относилось к Джасмин, которую лорд Арндейл удочерил. Виконт объявил девушку своей дочерью, но в обществе его не поняли. Джасмин, с ее бросающейся в глаза необычной внешностью, темной кожей и раскосыми карими глазами, не имела ничего общего со светлокожим голубоглазым виконтом.

Леди Кларедон продолжала:

– Я даже пригласила дочь виконта Арндейла Лидию на день рождения Хоуп на следующей неделе. Так что видишь, Томас, я готова принять его детей в свой круг. Лидия – милая девочка. И очень похожа на отца.

– На своего отца-англичанина.

– Да, конечно. Бедняжке пришлось бы ох как непросто, родись она похожей на мать. – Графиня презрительно фыркнула. – Эту египтянку. Благодарение Богу, она редко выходит из дома.

Томас принялся расхаживать взад и вперед по террасе, словно она была палубой корабля. Только этот корабль никуда не плыл, а дрейфовал в до боли знакомых водах. Сколько раз его отец и мать разглагольствовали подобным образом?

Только сегодня он был слишком разгневан и посему бросился в атаку:

– Да, Джасмин не приглашали, но ты вела себя по отношению к ней ужасно. В то время как она заслуживает уважения.

Графиня фыркнула.

– Я уважаю тех, кто заслуживает моего уважения. Египтяне стоят гораздо ниже нас по интеллекту. Я не говорю уже о моральных аспектах. Эта девушка безнравственна, Томас. Вспомни, как я поступилась своими принципами и пригласила ее к тебе на день рождения. Она рассказывала об отвратительных египетских танцах и даже совершала непристойные телодвижения, называя это «танцем живота»! Это было ужасно! Помяни мое слово, Томас: она еще совершит преступление. Это у язычников в крови. Все они хитрые дьяволы. Дикие и необузданные, как тот конь, что сбросил твоего брата. О, мой бедный Найджел, ты покинул нас навсегда. А все эта проклятая арабская кобыла!

На последних словах голос леди Кларедон сорвался на визгливый фальцет, ранив Томаса в самое сердце, подобно острому кинжалу. Надежда искоренить предубеждение матери давно истаяла.

– То, что ты обвиняешь коня в смерти моего брата, не вернет нам его, мама, – тихо произнес Томас, когда на глаза матери навернулись слезы. – Арабские скакуны помогают нам приумножить наше состояние. А торговля ими в Европе дает тебе возможность устраивать балы, подобные сегодняшнему.

«Ведь это я настоял на покупке этой кобылы у племени хамсин, когда услышал, как Джасмин хвасталась ее родословной, – с горечью подумал Томас. – Это моя лошадь убила Найджела».

Графиня отерла глаза.

– Держись подальше от этой девки. Она отравляет все, к чему прикасается.

– Она не девка. Как бы ты к ней ни относилась, я завтра нанесу визит виконту и извинюсь перед Джасмин от имени нашей семьи. Всей нашей семьи, – прорычал Томас.

– Ты не посмеешь!

– Я не позволю ей думать, что одобряю твое поведение. Ты называешь арабов некультурными, но сама вела себя как настоящая дикарка.

Губы графини задрожали.

– Она ужасный человек. Я знаю это. Умоляю, держись от нее подальше. Я не переживу, если с тобой случится что-то плохое. Ты все, что у меня есть, Томас. Пожалуйста. – С этими словами графиня отерла слезы, гордо расправила плечи и пошла прочь.

Глава 5

Ночью он пришел к ней.

Его высокая атлетическая фигура четко выделялась в серебристом свете луны. Одетый в темные бриджи, облегающие мускулистые ноги, и белоснежную сорочку с закатанными рукавами, он стоял в дверном проеме. Ветер ласкал его густые темные волосы, точно руки любовницы: Он хрипло произнес ее имя. В его голосе читалась тоска и отчаянное желание.

Джасмин села на постели, натянув одеяло до подбородка.

– Томас, что ты здесь делаешь?

– Ищу тебя. Мне необходимо было тебя увидеть. Я не переставал думать о тебе.

Поджав под себя ноги, Джасмин хмуро посмотрела на молодого человека.

– Твоя мать выгнала меня, а ты даже не попытался ей помешать. И после этого ты пришел ко мне в спальню под покровом ночи, чтобы никто тебя не увидел? Очень смело, сэр Пират. Убирайся.

– Нет. – Томас медленно подходил к постели. – Не могу. – Он глубоко вздохнул. – Ты нужна мне. Если бы я был пиратом, то перекинул бы тебя через плечо и отнес на свой корабль.

С гулко бьющимся сердцем Джасмин смотрела на молодого человека.

– И что потом? – прошептала она.

– А потом я заперся бы в своей каюте и овладел тобой.

Низ живота обдало жаром, и Джасмин облизала пересохшие губы.

– Ты бы не посмел.

– Посмел бы, – тихо произнес Томас. Его низкий голос завораживал. – Я хочу тебя, Джасмин. Одну тебя. И ты будешь моей. Я непременно закончу то, что мы начали сегодня вечером на террасе.

Джасмин не могла отвести глаз. Не могла мыслить здраво. А Томас уверенно приближался. Он дернул за одеяло, обнажив Джасмин. Ее белоснежная ночная сорочка манила в темноте, подобно маяку.

Джасмин отползала назад, пока не уперлась в деревянную спинку кровати. Без тени улыбки Томас скинул с себя рубашку. Его грудь покрывали шелковистые волосы, а на плоском животе играли мышцы.

Взгляд Джасмин скользнул ниже. Она тихонько вскрикнула, заметив выпуклость под тканью бриджей. Джасмин была девственницей, но однажды она видела, как на сеновале один из конюхов занимался любовью с горничной. Девушка знала, что значит эта выпуклость. Томас хотел ее. Не как наследник титула и не как аристократ, а как обычный мужчина.

Подойдя к кровати, Томас наклонился и обхватил Джасмин своими сильными руками. На его лоб упал непослушный темный локон, и она ощутила глупое и вместе с тем непреодолимое желание откинуть его назад. От Томаса исходил аромат кожи и перца, сводящий Джасмин с ума. Зеленые глаза его мерцали в темноте, подобно изумрудам.

– Я должен обладать тобой, – произнес Томас. Наконец здравый смысл взял верх над желанием, и Джасмин отшатнулась. Губы Томаса легонько коснулись ее губ в поцелуе. Джасмин силилась взять себя в руки, но жар, охвативший все тело, заставлял ее бездумно поддаться зову плоти.

Томас нежно улыбнулся.

– Ты невинна. Все еще девушка. Но сегодня ночью я сделаю тебя женщиной, Джасмин. Моей женщиной.

– Нет, – прошептала она.

– Да.

Томас задрал подол ее сорочки, явив собственному взору гладкие бедра. Он жадно смотрел на них, пробуждая в Джасмин необузданное желание.

– Ты моя. Всегда принадлежала только мне и сегодня ночью станешь моей навечно. Моя Джасмин. Я задушу любого, кто посмеет встать между нами.

Как долго она ждала этих слов. И все же Джасмин боялась. Отдавшись Томасу, она повернется спиной ко всему, чего желала добиться. К уважению. К признанию в обществе. Друзья Томаса будут считать ее продажной женщиной, стоящей по положению ниже обычной поломойки.

– Задуши свою мать. Это будет чудесно, – выдавила Джасмин, задыхаясь от прикосновения пальцев Томаса к ее бедру.

– Задушу любого. Никто не разлучит нас. Никто.

– Томас… – Джасмин уперлась руками в грудь любимого, внезапно запаниковав. В нем чувствовались сила и превосходство. Нет, она не должна этого делать.

– Джасмин, – выдохнул Томас, и в тот самый момент она поняла, что у нее нет выбора. Ее желание сравнялось по силе с его желанием.

Молодой человек поцеловал ее. Поцелуй был жадным и требовательным, а тело, прижимавшее ее к матрасу, тугим и тяжелым. С губ Джасмин сорвался тихий стон, и она немного расслабилась. Все ее мысли были заняты одним только Томасом, его стальным торсом, касающимся ее кожи, их сплетенными в ее постели телами. Томас собирался овладеть ею прямо сейчас. Он действовал смело и напористо, как пират, костюм которого надел, и Джасмин не могла остановить его. Не хотела останавливать. Потому что Томас был прав – она сама хотела его и знала, что отныне никто и ничто не помешает им быть вместе…

Испуганно вскрикнув, Джасмин проснулась. Ковер освещал струящийся из окна лунный свет. Это был всего лишь сон. Но какой сон!

Джасмин села на постели, вздохнула и отерла кончиком одеяла покрытый испариной лоб. Любовные романы, которые она так любила читать перед сном, сыграли злую шутку с ее воображением. Где-то в потаенном уголке сердца Джасмин до боли желала того, чем никогда не сможет обладать. Томас никогда не украдет ее и не заполнит тем самым пустоту в душе. Но разве не прекрасно, если бы сон вдруг стал явью?

Погруженная в раздумья, Джасмин опустилась на подушку и попыталась заснуть. Однако сон все не приходил и не приходил.

На следующее утро Джасмин проснулась раньше всех. Пробравшись на кухню, она налила себе чаю, а потом вернулась в комнату. Ей необходимо было побыть одной. Если уж не получилось стать английской розой, то, может быть, удастся примерить на себя роль египетской принцессы?

Достав из шкафа одежду, к которой она не прикасалась раньше, Джасмин разложила ее на постели. Мать дала ей этот наряд много лет назад. Джасмин взяла розовую вуаль и прикрыла ею лицо. Большие карие глаза глядели на нее из вставленного в позолоченную раму зеркала. Джасмин выглядела необычно и притягательно.

«Будь я настоящей принцессой, леди Кларедон ни за что не прогнала бы меня прочь», – с горечью подумала девушка. Покачивая бедрами в такт звучащей в ее воображении музыке, Джасмин кружилась в древнем танце своих предков. Египет – страна жаркого солнца и бесплодной пустыни, где кровь становится гуще от пылающей в ней страсти. У людей, живущих в пустыне, нет ничего общего с представителями английского общества, с их бледной кожей и строгими манерами. Джасмин тоже не была одной из них.

Сорвав с лица вуаль, Джасмин посмотрела на свои губы, вспомнив, какими припухшими они были после жаркого и настойчивого поцелуя Томаса. Этот поцелуй взволновал ее кровь и пробудил в душе страсть, какой Джасмин никогда еще не испытывала.

Но Томас находился вне пределов досягаемости, словно жил на далеком берегу. При этом Джасмин была всего лишь ничтожной песчинкой у ног недоброжелательной семьи снобов, к которой Томас принадлежал. И забывать об этом не стоит. Они же англичане, люди из высшего общества.

А вот Джасмин не чувствовала себя англичанкой. Она казалась себе птицей, пытающейся устроиться на неудобном нашесте.

Из-за того, что на ней было платье цвета цыплячьего пуха, красивая смуглая кожа Джасмин выглядела болезненно-желтой.

«Яркие, насыщенные краски – вот что нужно вашей дочери, чтобы подчеркнуть ее красоту», – заявил ее матери портной. Только никто из представителей высшего света не носил таких платьев. А Джасмин очень хотелось стать одной из них.

«Леди Кларедон питает отвращение не только ко мне. Ей ненавистна вся моя семья, – подумала Джасмин. – Ну и черт с ней. Мне совершенно неинтересны ее глупые балы. Я просто хотела доказать… Доказать что? Что мне приятно, когда меня унижают на глазах у всех?»

Нет. И эти люди ее не примут.

«Чего ты хочешь? Где твое место?» Джасмин смотрела в зеркало.

– Не знаю, – прошептала она.

Отец Джасмин был египтянином. Ее приемный отец и мать никогда не говорили о нем, даже когда девочка засыпала их вопросами. Они лишь отвечали, что о нем лучше забыть.

Джасмин не много помнила из своей жизни в Египте. В ее памяти осталась лишь роскошная позолоченная комната, в которой она жила на протяжении семи лет. Ее окружали красивые женщины с накрашенными лицами и печальными улыбками. Они баловали Джасмин. Всех их охраняли высокие хмурые мужчины с кривыми саблями. Большую часть времени Джасмин проводила в играх со своей лучшей подругой Надией, которая была старше ее на два года. Надия рассказывала Джасмин, что место, где они жили, похоже на гарем из «Тысячи и одной ночи» – такое же волнующее женское воображение. Однажды старшая женщина гарема забрала с собой Надию. Эта женщина с суровым лицом сказала Джасмин, что скоро и ей накрасят лицо и обучат тому, что знают другие.

Сгорая от любопытства, Джасмин последовала за Надией в тот злополучный день. Она на цыпочках миновала коридор и подкралась к комнате, в которой скрылась Надия вместе с высоким, устрашающего вида мужчиной. Темная комната освещалась единственной тусклой свечой. Колокольчики, украшавшие пояс Надии, тихонько позвякивали на каждом шагу. Мужчина плотно закрыл за собой дверь, и Джасмин поняла, что не должна попадаться никому на глаза. Спрятавшись снаружи, она приготовилась к тому, чтобы в любой момент броситься на помощь подруге, которой, казалось, совсем не хотелось находиться в этой комнате. А потом Джасмин услышала душераздирающий крик Надии и тяжелое мужское дыхание.

Джасмин судорожно сглотнула. После того случая Надия более не была прежней. Она скользила по коридорам, точно привидение. А потом за ней приехал другой мужчина, и Джасмин больше не видела подругу.

Вскоре после этого объявилась мать Джасмин – Бадра, которую девочка считала пропавшей. Она забрала Джасмин с собой в далекую Англию – холодную страну, населенную богато одетыми людьми, – где жила теперь с любимым человеком. Джасмин не хотелось возвращаться в Египет. Девушка поклялась себе, что привыкнет к своему новому дому, к новой стране и станет такой же, как населяющие ее люди. Она никогда не станет одной из тех накрашенных женщин с печальными улыбками. Она будет очень стараться, чтобы ни у кого не возникло даже мысли о том, чтобы вернуть ее в то жуткое место, где насилуют девочек…

– Ты не спустилась к завтраку. А сегодня подавали малиновый пирог.

Обернувшись, Джасмин увидела на пороге своей спальни младшую сестру. На лице девушки заиграла улыбка.

– Не все в этом доме любят малиновый пирог, голубка.

– Дяде Грэму нравится. Он внизу с папой. – Лидия пересекла комнату. Подол ее очаровательного зеленого платьица взлетал вверх на каждом шагу. Хотя вела она себя совсем не как леди. Впрочем, ей было всего семь лет. Так что она еще научится утонченным манерам.

И еще узнает, что такое разочарование, когда общество отвергнет и ее.

Джасмин с нежностью посмотрела на сестру и взяла с туалетного столика щетку для волос. Лидия скакала на пуховой перине, держа в руках тонкую розовую вуаль.

– Надеюсь, на дне рождения Хоуп будет малиновый пирог. Леди Кларедон обещала богатое угощение.

Джасмин затихла и посмотрела поверх плеча сестры:

– Хоуп… Тебя пригласили на вечеринку, устроенную леди Кларедон в честь дня рождения племянницы?

Лидия покрыла вуалью свои туго закрученные каштановые локоны – результат мучительного сна на папильотках – и пожала плечами.

– Хоуп – зануда, но ее тетя устраивает потрясающие вечеринки с множеством сладостей. Даже трюфели бывают.

Лидия была настоящей сластеной, но сегодня Джасмин не стала дразнить сестру. Она была слишком ошеломлена известием.

– Леди Кларедон… когда это было?

– На прошлой неделе. Она прислала приглашение в бархатной коробочке. – Лидия спрыгнула с кровати и принялась кружиться по комнате. Девочка обмотала голову шарфом Джасмин и прикрыла им нижнюю часть лица. Она с восхищением посмотрела на свое отражение в зеркале.

– Посмотри, ну разве я не выгляжу так же необычно, как мама? Папа говорит, что у меня ее нос и его глаза.

Его глаза. Глаза приемного отца Джасмин – голубые английские глаза. Голубые, а не карие, египетские. И изящный нос матери-египтянки. Джасмин любила глядеть на сестру, кожа которой была гораздо светлее ее собственной.

Общество отвергало не ее семью. А только ее. Ее одну.

Боль сдавила грудь Джасмин точно железным обручем. Девушка вновь повернулась к зеркалу и заставила себя улыбнуться. Нельзя показывать своих чувств. Никто не должен догадаться, насколько сильно ранило ее обхождение леди Кларедон.

– Ты выглядишь глупо в этом шарфе. Сними его, – произнесла Джасмин, нанося на нос – свой смуглый нос – рисовую муку.

– Неправда. – Лидия надула губы, а потом развернулась и сняла с головы шарф. – Я считаю, что выгляжу интересной. Может, когда-нибудь я стану носить такую одежду. Все будут оборачиваться и говорить: «Посмотрите, вот идет мисс Лидия Тристан, дочь виконта Арндейла, племянница герцога Колдуэлла. Ну разве она не очаровательна в этом наряде?»

Джасмин посмотрела в зеркало, и отражение расплылось у нее перед глазами. Она никогда не сможет стать англичанкой. И не важно, что она делает, сколько слоев рисовой пудры положит на лицо и какой милой постарается быть. Она никогда не станет частью английского общества и всегда будет отвергнутой, как…

Коричневый Скорпион.

Благодарение Богу, Лидия, как и остальные члены семьи, ничего не знала об отношении представителей высшего общества к Джасмин. И никогда не узнает. Потому что общество презирало лишь ее сестру.

Джасмин охватила горечь. Такая же едкая, как сок лимона, который она только что пыталась втереть в кожу. Если бы не леди Аманда, ей удалось бы вчера избежать позора. Аманда с ее очаровательным лицом, молочной кожей и самодовольным превосходством невесты. Это она во всем виновата. Джасмин охватила ярость. Она попыталась обуздать себя, но не смогла. Нет, она не станет терпеть унижения. Мать Аманды поймет свою ошибку и почувствует на себе тяжесть расплаты за свое отвратительное поведение на балу.

Нужно уязвить гордость леди Кларедон и нанести удар по тому, что ей всего дороже. Чувствуя себя ужасно безнравственной, Джасмин посмотрелась в зеркало. Конечно! Аманда. Дорогая Аманда. Распутная Аманда. Пусть все узнают, насколько безнравственной является на самом деле ангелоподобная и якобы непорочная Аманда. Козырная карта леди Кларедон, которую та приберегла, чтобы поймать в свои сети такого завидного жениха.

Да уж, завидного. Садовника в тени розовых кустов. Это же настоящая бомба! Ох, какой удар ждет леди Кларедон! Пусть она узнает такое же унижение, какому подвергла Джасмин. Узнает и никогда не забудет.

Глава 6

Обязательства. Честь. Ответственность. Эти слова, словно молитва, звучали в ушах Томаса.

Наследник графа Кларедона стоял в тишине строгой гостиной. В углу располагалось пианино, окна обрамляли тяжелые шторы зеленого бархата, на каминной полке тихо тикали богато украшенные резьбой часы. Солнечный свет с трудом пробивался сквозь плотные кружевные занавеси. Мрачное убранство гостиной навевало уныние. Мебель, некогда стоящая целое состояние, теперь совсем обветшала. Томас провел рукой по полированной поверхности каминной полки, потом подошел к пианино и взял аккорд, прозвучавший нестройно и одиноко в гулкой тишине комнаты.

Наконец за дверью раздались шаги, привлекшие внимание Томаса. При виде отца молодой человек поджал губы. Чем меньше говоришь, тем лучше. Он и так уже достаточно сказал вчера ночью, пытаясь образумить изрядно подвыпившего отца. Граф был высоким и все еще крепким, но Томас с его ростом в шесть футов и три дюйма мог составить ему достойную конкуренцию. Он больше не был низкорослым костлявым мальчишкой, которого было так легко отхлестать кнутом.

Сегодня по обыкновению гордо расправленные плечи отца были понуро опущены, да и выглядел он не таким высокомерным, как прежде. Подойдя к секретеру, граф достал из шкатулки две сигары.

– Тебе не стоит курить. Доктор сказал, что твое сердце слишком слабо, – предупредил Томас.

– Мое сердце способно выдержать еще одну сигару. Посиди со мной и расскажи о своей поездке.

Мужчины сели и закурили. Лицо отца скрылось за голубой завесой сигарного дыма. Томас рассказывал о своей поездке в родовое поместье, расположенное близ Манчестера. Граф предложил продать эти земли, чтобы упрочить финансовое положение семьи. Но это предложение лишь усилило желание Томаса найти иной источник дохода. Он поклялся себе не продавать земли и всегда заботиться о живущих там людях.

– Я начал нанимать рабочих для ремонта домов, – признался Томас.

– Мы не можем себе позволить непредвиденных расходов. Ремонт подождет до следующего года.

Томас поджал губы.

– Люди не могут ждать. Условия, в которых они живут, ужасны. Я найду способ оплатить ремонт.

– Не трать слишком много. Заботься о тех, за кого несешь ответственность, – особенно о представителях низшего сословия, – но не слишком балуй их. Они словно дети – из-за недостатка ума их постоянно приходится направлять. Никогда не забывай, что ты гораздо выше их.

– Разве об этом забудешь. Ты ведь вбил в меня это, – пробормотал Томас. «Когда я стану графом, все изменится».

– У меня не было иного выбора. Уроки не прошли даром – ты стал жестче, – произнес отец. – Посмотри на себя – беспощадный в делах, расчетливый. Ты проявляешь гораздо большую смекалку в финансовых вопросах, нежели я. Я должен был быть жестоким, потому что действительность, с которой ты столкнешься после моей смерти, тоже жестока. Тебя ожидают трудности, с какими не приходилось сталкиваться мне. – Граф грустно посмотрел на сына. – Я горжусь тобой, Томас. Ты оказался молодцом и станешь достойным графом после моей кончины.

Редкая похвала удивила Томаса. Граф указал рукой на висящие на стене портреты.

– Посмотри на них, сын. Это твои предки. Наше прошлое. Наш род уходит корнями во времена Тюдоров. Ты будущее Англии. Я надеюсь, что ты выгодно женишься и произведешь на свет сыновей. Твоя деловая хватка поведет нашу семью по совершенно иному пути. Не чурайся нового, но никогда не забывай, кто ты и откуда.

Натужно закашлявшись, граф затушил сигару, и теперь Томас с жалостью наблюдал, как он выходит из комнаты.

«Не забывай о своем происхождении. Помни свое место. Никогда не позволяй тем, кто ниже тебя, взять над тобой верх».

Обеспокоенный, Томас затушил собственную сигару и направился в комнату, в которой хранились привезенные из Египта ценности. После смерти дяди и тети ему досталась вся их коллекция. Томас вынул из кармана ключ, но, к его изумлению, дверь отворилась от легкого прикосновения. Войдя в комнату, он отдернул тяжелые парчовые шторы, и в воздухе тут же закружились мириады пылинок.

Он всегда запирал эту комнату. Правда, внизу был запасной ключ, но экономка слыла весьма педантичной особой. На первый взгляд все вещи были на своих местах – стояли на столах или теснились в углах. Томас выбрал несколько – те, что нравились герцогу Колдуэллу. Грэм даст за них хорошие деньги, которых хватит на ремонт домов.

Томас остановился перед большой картиной, прислоненной к столу. Джон Сингер Сарджент. «Египтянка». На картине была изображена необычайно притягательная обнаженная девушка со смуглой кожей. Ее нежная чувственность и очарование неизменно восхищали зрителей и завораживали Томаса всякий раз, когда он смотрел на нее.

Ночью он мечтал о египетской девушке, и она явилась ему в образе Джасмин. Маленький, гордо вздернутый подбородок, изящный профиль, мечтательный и немного грустный взгляд. Она обладала смуглой кожей, гибким станом, полной грудью и восхитительно округлыми бедрами. Ее робкая улыбка таила в себе обещание любви, а врожденная чувственность соседствовала с трогательной невинностью. Томаса снедала такая тоска, что во сне он неизменно видел то, чем не мог обладать в действительности.

Сны Томаса были быстротечны. Он просыпался и потягивался, ощущая тянущую боль застарелого шрама и тяжелое бремя долга на своих плечах.

Сунув руку в карман, Томас извлек от туда амулет из яшмы, вырезанный в форме скорпиона. Амулет, принадлежавший Найджелу. Скорпион удобно лежал в ладони Томаса. Лжец.

В ту зиму, когда братьям исполнилось по восемь лет, Найджел заболел корью. Их дядя и тетя забрали Томаса в Египет, чтобы уберечь от болезни. Мальчик купил этот амулет у старика с коричневой кожей на рынке в Каире. Торговец сказал, что амулет приносит счастье, и Томас подарил его брату по возвращении в Англию.

В ночь, когда с Найджелом случилось несчастье, доктор нашел амулет у него в кармане, и Томас запер скорпиона в этой самой комнате. Амулет оставался здесь вплоть до прошлой недели – именно тогда Томас показал его заинтересовавшейся иноземными вещицами Шарлотте.

Горло Томаса сдавило от нахлынувших на него эмоций, и он принялся крутить амулет в руке.

– Эх, Найджел, Найджел, не слишком много счастья он тебе принес, – пробормотал он.

Тяжело вздохнув, Томас убрал скорпиона в карман. Брат мертв. И теперь Томас ради благополучия семьи обязан найти подходящую невесту. Если только…

Не Джасмин, нет. Она не вписывается в его окружение. И ничто не изменит отношения общества к ней. Даже простой визит Томаса в ее дом вызовет кривотолки.

Внезапно Томасу стало плевать на мнение общества. Ему просто необходимо увидеть ее снова. Вновь услышать этот нежный мелодичный говор, в сладости которого таится яд. В отличие от окружавших его девушек, которые были понятны Томасу с первого взгляда, Джасмин постоянно ускользала от него. Она была волевой, независимой и необычной. При виде ее кровь в жилах Томаса начинала бежать быстрее, словно от крепкого игристого вина. Ему хотелось попробовать это вино на вкус, слизнуть капли с хрустального бокала, коим была Джасмин, и впитать в себя всю ее.

Нет, ему нужно забыть ее – запретный плод, свисающий с очень высокой ветви.

Томас вцепился руками в стол, вспомнив неудачу прошлой ночи и волшебство поцелуя, сорванного с губ Джасмин. Страсть обожгла его кровь, когда Джасмин стала мягкой и податливой в его объятиях. Дьявол! Он не в силах выбросить эту женщину из головы. Она была подобна горячему ветру пустыни, ворвавшемуся в его холодный, скучный мир. Да, Джасмин именно ворвалась в его жизнь и бросила ему вызов. Завладела его измученным и изголодавшимся по любви существом. А Томас обожал отвечать на брошенный вызов.

Он просто обязан извиниться перед Джасмин за дурное обращение. Да, она обманом проникла в его дом, но его мать повела себя грубо, бесцеремонно выставив непрошеную гостью. Томас нанесет Джасмин визит и принесет извинения от имени всей семьи. Ни больше ни меньше.

Но сначала… Он убрал амулет в карман и еще раз посмотрел на картину. Томас прикажет лакею повесить ее в своей спальне на самом видном месте – над камином. Он больше не станет прятать эту прекрасную египетскую девушку в темной комнате.

Несколькими часами позже Томас стоял на крыльце дома отца Джасмин. Сжимая в руках букетик фиалок, он старался не обращать внимания на любопытные взгляды прохожих, которые словно говорили: «Неужели лорд Томас пришел с визитом к мисс Тристан?»

На двери висел медный молоток, выполненный в виде сфинкса, – еще одна странность виконта, о которой шептались в обществе. Однако Томаса ничуть не удивляло наличие подобного дверного молотка. Взявшись за кольцо, свисавшее изо рта сфинкса, молодой человек решительно постучал. Дверь отворил лакей с массивным двойным подбородком.

– Лорд Томас Уолленфорд с визитом к мисс Джасмин Тристан. – Томас подал лакею белоснежную карточку со своим именем, написанным черными чернилами.

Взяв из рук гостя карточку, лакей сурово взглянул на него, а потом провел в холл и исчез в глубине дома.

Томас же принялся разглядывать полированную мебель и сверкающий пол. Единственным свидетельством присутствия в доме выходцев из Египта служила лишь небольшая статуэтка на столе – Рамзес, воинственный фараон. Полированная поверхность камня поблескивала в полумраке.

Мысли Томаса вновь сосредоточились на Джасмин. Сумела ли его мать сломить ее дух? Неужели Джасмин сейчас плачет в своей комнате, не в силах забыть пережитый позор? Мысль о том, что он увидит лишь жалкое подобие прежней Джасмин с покрасневшими от слез глазами, наполнила Томаса гневом и сожалением. Ну почему его мать устроила сцену, вместо того чтобы тихо проводить незваную гостью до дверей?

Вскоре вернулся лакей, который почему-то не смел поднять на Томаса глаз.

– Лорд Томас, мисс Тристан не принимает посетителей. А вас – тем более.

Похоже, его подозрения подтверждаются.

– Что именно она сказала?

– Милорд, я бы предпочел не повторять этого.

– А я настаиваю на том, чтобы вы повторили, – решительно произнес Томас.

– Мисс Джасмин сказала… э… она сказала… – Лакей опустил глаза долу. – Передайте этому несносному снобу: пусть убирается к черту.

Томас с трудом сдержал улыбку, радуясь тому, что его матери не удалось сломить дух Джасмин. Ее отказ принять его не имел никакого значения. Он найдет иной способ увидеться с ней.

– Будьте любезны передать мисс Тристан этот букет и сообщите ей, что я снова приду к ней с визитом. И весьма скоро.

Лакей покачал головой:

– Она не возьмет цветы. Поверьте мне, милорд, когда она пребывает в таком гневе, как сегодня…

– Я все равно оставлю их.

Томас положил букет на столик рядом со статуэткой, Цветы словно бросали вызов – вполне подходящий подарок для леди.

Отодвинув в сторону кружевные занавеси, Джасмин смотрела вслед удаляющемуся Томасу. Сложив руки за спиной, он шагал гордо и уверенно.

Еле слышно фыркнув, девушка задернула занавеску.

– Несносный осел, – задумчиво произнесла девушка. – Ты решил тайно нанести мне визит, в то время как не смог защитить публично.

Джасмин подумала о том, сможет ли она когда-нибудь вновь появиться в обществе, не вызвав осуждения, и с разочарованием поняла, что такого не будет. Если бы не леди Аманда, ей удалось бы еще раз потанцевать с Томасом, а потом тихонько выскользнуть из зала, радуясь собственной хитрости. Но вместо этого она вновь стала объектом насмешек.

А, ладно. Уже завтра весь Лондон будет смеяться. И вовсе не над ней.

Спустя несколько минут она уже спускалась вниз, одетая в амазонку и изумрудно-зеленую шляпу с изящной вуалью. Остановившись у гостиной, Джасмин заглянула внутрь.

– Мама, я хочу немного покататься верхом.

Леди Арндейл оторвала взгляд от вышивания. Кожа ее лица была такой же темной, как и у Джасмин. Ей, уроженке Египта, тоже не удалось пробиться в высший свет. Однако Бадре хватало общения с мужем и детьми. Она никогда не стремилась к тому, чтобы добиться успеха в обществе. А вот Джасмин была совсем другой. Девушка жаждала стать частью этого сверкающего мира, как оказавшийся в жаркой пустыне путник жаждет отыскать воду. Она мечтала об успехе и признании.

Раскосые глаза матери оглядели дочь:

– Не слишком ли поздно для прогулки? Я думала, ты предпочитаешь кататься по утрам.

Только не сегодня. Все еще переживающей вчерашнюю неудачу Джасмин необходимо было показать всем, что она не считает себя побежденной. Сегодня на прогулке она смешается с толпой и будет выглядеть еще одной прекрасной, наездницей.

Девушка пригладила подол изумрудно-зеленой амазонки, поправила черный бархатный воротничок и, взяв со столика кнут, спустилась вниз.

Поймав на себе дружелюбный взгляд, она остановилась на нижней ступеньке.

Как обычно одетый в безукоризненно подогнанный по фигуре темно-серый костюм, ее дядя двинулся навстречу племяннице и ласково сжал ее ладони. Его ясные глаза лучились любовью.

– Джасмин! Выглядишь восхитительно. Собираешься прокатиться верхом? Ты ведь любишь это, верно?

– Это лучше всего у меня получается.

– Ты была рождена для того, чтобы стать прекрасной наездницей. Причем не важно, какое под тобой седло – обычное или это нелепое дамское. Ты великолепно смотришься в любом седле и отменно разбираешься в лошадях. – Облокотившись о перила, Грэм задумчиво посмотрел на племянницу.

– Помнишь того вороного, что ты посоветовала мне продать после получения от него потомства? Это было весьма дальновидно с твоей стороны. Мы получили от него прекрасных жеребят, а теперь с ним сражается лорд Томас Уолленфорд. Хотя, мне кажется, как раз он-то и сможет с ним совладать.

Пульс Джасмин участился при упоминании знакомого имени.

– Томас – прекрасный наездник, дядя.

– В этом вы схожи. Хотя, осмелюсь сказать, твоя посадка гораздо лучше. По крайней мере, так было раньше.

Дядя Грэм щелкнул Джасмин по носу, заставив ее густо покраснеть. Девушка поспешила прочь, пока дядя не напомнил о ее менее благопристойном поступке.

– Джасмин, – позвал Грэм. Девушка обернулась, и герцог внимательно посмотрел на нее. – Тебе лучше взять с собой грума.

– Справлюсь сама.

– Ты-то обойдешься без грума. Но он нужен, чтобы защищать других. – Грэм подмигнул. Посвистывая, он удалился из холла. Округлив глаза, Джасмин похлопала кнутом по тяжелым юбкам.

Спустя несколько минут она уже скакала галопом. Джасмин дала кобыле волю и теперь неслась, пи на кого не обращая внимания. Но в парке оказалось достаточно людно, поэтому девушка пустила лошадь рысью. Она успела заметить, что на нее смотрят и указывают пальцем.

Парк, этот проклятый парк. Свидетель стольких унижений. Лошадь, с которой Найджел не сумел совладать, его и пьяный смех и жуткий крик…

Найджел. При воспоминании о той злосчастной ночи Джасмин сжала кулаки, чтобы не закричать. Как же она ненавидит семью Томаса! Всю его семью.

И его тоже? Неужели он так же испорчен, как и его брат? Сможет ли она когда-нибудь заинтересовать его как личность? Он был уверен, что она ему не ровня. Ведь именно это продемонстрировала прошлой ночью его мать.

Запах лошадей, травы и влажной земли наполнял ноздри Джасмин. Солнечные лучи с трудом проникали сквозь густую зеленую листву. Это место казалось Джасмин сказочным. Облокотившись о ствол дуба, девушка закрыла глаза. Она устала приспосабливаться, устала искать то общество, которое примет ее. Ей было уже двадцать два года, а она так и не определилась. Неужели судьба уготовила ей участь старой девы, становящейся с годам все сварливее и придирчивее? Неужели до конца жизни ей придется завидовать младшей сестре, получающей приглашения на дни рождения?

– В парке, среди обыденных колючих роз, расцвел редкий цветок жасмина, чья благоухающая красота делает наш ужасный мир прекраснее. Необычный цветок, способный укротить самых норовистых лошадей одним лишь прикосновением и звуками мелодичного голоса. И эта красота живет среди нас.

Джасмин открыла глаза, когда до ее слуха донесся низкий звучный голос. О Господи, что этот человек здесь делает?

Томас стоял всего в нескольких шагах от нее. Он выглядел великолепно в темных бриджах и куртке для верховой езды. Его подбородок подпирал накрахмаленный воротничок, а вокруг шеи был повязан ярко-голубой галстук. Проницательный взгляд Томаса задумчиво скользнул по девушке.

– Я видел, как ты уладила дело. Я имею в виду того недотепу, что бил свою лошадь. Должен признаться, ты молодец. В тот момент, когда ты направилась к нему, я как раз собирался помочь уладить это дело. Ты умеешь успокоить лошадей одним лишь прикосновением, Джасмин. Всегда умела.

Страх и какое-то странное удовольствие от присутствия Томаса заставили кровь Джасмин быстрее струиться по жилам. На нее нахлынули воспоминания. Парк. Найджел. Томас не такой, как его брат, напомнила себе Джасмин, гоня тревогу прочь.

Девушка оттолкнулась от ствола и выпрямилась, слегка смущенная тем, что ее застали в минуту праздности. Она хотела казаться гордой и высокомерной, но едва открыла рот, с ее губ сорвались слова, в которых сквозила горечь.

– Эти поэтические фразы – всего лишь пустословие. Любите вы с мамашей вычурно выражаться.

Томас долго и задумчиво смотрел на девушку, и на его лбу залегли складки. Крайне неприятная привычка – рассматривать ее, словно она редкий цветок на выставке.

– Ах да, моя мать. Вчера она была груба с тобой. Может быть, ты выслушаешь меня, Джасмин, и позволишь извиниться?

Джасмин пришлось запрокинуть голову, чтобы посмотреть на Томаса. Он был мускулист и широк в плечах и теперь возвышался над ней, олицетворяя силу и мощь. Когда-то давно, еще в детстве, Джасмин ударила его, но с ее стороны было бы крайне безрассудно повторить нечто подобное сейчас.

Девушка хлопнула кнутом по юбке.

– Боюсь, твои извинения несколько запоздали. Я уже выбросила из головы это происшествие и всех, кто принимал в нем участие.

Томас шумно вздохнул:

– Джас, не надо так со мной. Я потрясен тем, как моя мать обошлась с тобой, и хочу извиниться за это. В общем, я прошу прощения за то, что случилось, от имени всей моей семьи.

Джасмин продолжала, задумчиво похлопывать кнутом по юбке. Но Томас протянул руку и схватился за кнут.

– Если хочешь кого-то ударить, то ударь меня. Один раз ты уже это сделала. На этом самом месте. И я этого действительно заслуживал.

Джасмин подняла на молодого человека глаза и изумление в ее взгляде сменилось искренним сожалением. Джасмин посмотрела на длинные изящные пальцы, привычно сжимающие рукоять кнута.

– Ты обозвал меня уродливой старой кобылой, – произнесла она. – Очень остроумно!

– В то время как должен был назвать очаровательной норовистой лошадкой. Кажется, я по какой-то причине погорячился тогда.

Джасмин заставила себя расслабиться и надела маску непроницаемости. Слишком часто она позволяла эмоциям отражаться на лице. Но мало-помалу научилась контролировать себя и свои чувства. Эта наука оказалась весьма ценной.

Джасмин выдернула кнут из рук Томаса.

– Ваши сравнения меня не волнуют, лорд Томас. И все же ответь мне на один вопрос: стал бы ты извиняться передо мной, если бы нас окружало так же много людей, как вчера?

– Если бы ты этого захотела, извинился бы. Но я предпочел не делать этого, чтобы не привлекать к тебе лишнего внимания и не причинять боли, – тихо произнес Томас. – Я не оправдываю поведения своей матери, но пойми: ты неожиданно вторглась на территорию, которую она охраняет со свирепостью тигрицы. Положение в высшем свете необходимо ей, как способность дышать. А еще она винит в смерти моего брата всех арабов. Несмотря на то, что его убил конь, она переносит свою ненависть на всех, кто напоминает ей об этом ужасном событии.

– Она ненавидит не всех арабов, а лишь тех, у кого оба родителя являются арабами, – прошептала Джасмин, вспомнив о полученном Лидией приглашении на день рождения.

На лице Томаса отразилось сожаление.

– Джас, мне очень жаль. Стыдно за каждое ужасное слово, которое она бросила в твой адрес вчера и до этого. Ты примешь мои извинения? Прошу тебя.

Томас выглядел таким искренним, таким обеспокоенным, что лед, сковавший сердце Джасмин, начал понемногу таять. Но девушка все еще колебалась. Настоящей леди, подумала она, присуще умение прощать, быть великодушной. Ведь именно так принято в обществе. Джасмин протянула Томасу руку. Молодой человек поднес эту руку к губам и запечатлел на обнаженной коже легкий поцелуй. Затем он отстранился и выпустил руку девушки из своих ладоней. В глазах Томаса вновь заплясали озорные искорки.

– Видишь, Джас. Этот парк навевает воспоминания. Все эти годы я помнил о твоем ударе. Обычно я в долгу не остаюсь. Но ты женщина. Вместо дуэли мне придется довольствоваться поцелуем. – Он постучал пальцем по гладко выбритой щеке.

– Мне стоило придушить тебя, а не целовать.

– Поверь мне, цветочек, мою гордость уязвляли гораздо сильнее, чем ты можешь себе представить.

Горькие нотки в его голосе привели Джасмин в недоумение, но когда он подошел ближе, она забыла обо всем на свете. Томас наклонился, Джасмин тут же окутало облако соблазнительных запахов – Томас источал аромат молодости.

– Иди же ко мне. Всего один поцелуй, и я прощу тебе долг. Поцелуй мою щеку и прогони боль, оставшуюся от твоего удара.

– А если мне этого совсем не хочется? – спросила девушка.

Она ожидала услышать в ответ смех или добродушную шутку, но во взгляде Томаса сквозила такая тоска, что у Джасмин перехватило дыхание. Томас смотрел на нее, словно голодный зверь, а в ошеломляюще зеленой глубине его глаз девушка увидела тоску и одиночество. Возможно ли подобное? Или ее воображение вновь сыграло с ней злую шутку?

Джасмин порывисто стянула с правой руки перчатку и коснулась щеки мужчины. Темная кожа ее руки резко контрастировала с молочной кожей Томаса – еще одно доказательство их принадлежности к двум совершенно разным мирам. Тьма и свет. Египет, коснувшийся Англии. Простая ласка привела к тому, что они снова встали на опасный путь, на котором оказались, поддавшись порыву, вчера вечером.

Томас смотрел на девушку. Кончики его пальцев гладили ее щеку, а губы слегка приоткрылись.

– Ты необыкновенно красивая, Джасмин. Не такая, как все, – хрипло произнес он.

Испытывая внутреннюю дрожь и не в силах говорить, Джасмин опустила ресницы. Она всегда все портила, едва открывала рот. А о том, что чувствовала, далее не осмеливалась говорить.

Однако все ее тело ныло. Оно узнало стоящего рядом с ней мужчину и отозвалось на призыв в его хриплом голосе, ответило на жар, источаемый его взглядом. Внизу живота Джасмин закололо, а лицо обожгло, словно под кожей вдруг запылал пожар. Все происходило именно так, как в увиденном ею сне, Сердце Джасмин колотилось в груди, словно она долго скакала верхом. Девушка вдруг представила себе молодого жеребца, перебирающего от нетерпения копытами при виде кобылы. Ее лицо залила краска, и она попыталась прогнать всплывший перед глазами образ жеребца, с фырканьем покрывающего кобылу. Берущего над ней верх.

А потом Джасмин представила Томаса, склонившегося над ней и накрывающего всю ее, обнаженную и трепещущую, своим сильным и мускулистым телом. Вот он прижимается к ее ноющей от желания груди и раздвигает ее бедра… Вот медленно и неотвратно проникает в нее…

Один поцелуй не причинит боли. Руки девушки обвились вокруг шеи Томаса. Сжав Джасмин в объятиях, Томас поцеловал ее. Он действовал нетерпеливо и требовательно. Казалось, он излил в Джасмин всего себя – все свои чувства, жар страсти и даже дуплу. Джасмин затрепетала, когда его язык напористо ворвался в ее рот. И она отвечала ему взаимностью. Зарывшись пальцами в его волосы, она держалась за него, чтобы не упасть.

Томас оторвался от Джасмин и посмотрел на нее. Девушка дрожала, испытывая неуверенность и неутоленный голод. Ей явно хотелось большего. Гораздо большего.

– Я хочу погладить тебя, – пробормотал Томас, зубами стаскивая с руки перчатку. Он провел пальцами по щеке Джасмин, и в его глазах застыло какое-то дикое выражение муки. – Восхитительный бриллиант. Зачем ты терзаешь меня, Джас? Какой злой рок заставил тебя ворваться в мою жизнь только для того, чтобы снова исчезнуть из нее?

Джасмин хотела было возразить, но Томас прижал палец к ее губам и нежно погладил.

– Молчи. Если у нас есть лишь это мгновение, то отдай мне его без остатка. – Молодой человек вновь поцеловал Джасмин, обхватив ее лицо руками. На этот раз поцелуй был очень нежным. Джасмин переполняли противоречивые чувства, разрывая ее сердце. Желание и тоска, удивление и благоговейный трепет и преобладающая над всем этим печаль. Печаль от того, что это короткое мгновение счастья скоро закончится. Совсем как в ее сне.

Сон и реальность столкнулись. На этот раз отстранилась Джасмин. Во взгляде Томаса сквозила мука. Его глаза потемнели, а грудь тяжело вздымалась. Он вновь коснулся щеки Джасмин, силясь подобрать слова. Но тут девушка с ужасом вспомнила о своем визите в редакцию газеты и обещание издателя опубликовать ее статью. Ее собственные слова, которых Джасмин уже не могла взять назад. Слова, которые ранят Томаса так же сильно, как его мать и сестру.

– Томас… о нет… выслушай меня. Я должна тебе кое-что сказать.

Громкий смех заставил Джасмин замолчать. Встревоженная, она узнала голоса. Приятели Томаса – молодые джентльмены и дамы, которые роились вокруг него, словно пчелы вокруг улья. Их еще не было видно, но вскоре они окажутся совсем рядом.

«Ну же, – мысленно взмолилась Джасмин. – Скажи им, покажи, что я такая же, как они. Что я одна из вас. Дай им понять, что я могу стать полноправным членом высшего света. Сделай сон реальностью. Убери стоящую между нами преграду».

Но Томас лишь пригладил волосы, которые Джасмин взъерошила в порыве страсти. Затем он натянул на руку перчатку, и на его лице возникло выражение, которое Джасмин уже видела прошлой ночью – пресыщенность, скука.

Джасмин прижала ладони к пылающим щекам, а потом опустила на лицо вуаль. Голоса приближались. Томас сделал несколько шагов в сторону, когда компания молодых людей подошла к кустам. Джасмин узнала их. Именно эти люди потешались над ней прошлой ночью. Среди них была очаровательная вдова Шарлотта Харрисон и мисс Фрэнсин Уотерс. Джасмин вспомнила, что последняя была помолвлена с одним из приятелей Томаса. Шарлотта же являлась – Джасмин покопалась в памяти, и ее вежливая улыбка тотчас же померкла – любовницей Томаса.

Молодой человек посмотрел на Джасмин с кажущимся равнодушием:

– Мисс Тристан, позвольте пожелать вам приятного дня. Ваша кобыла – блестящий представитель породы арабских скакунов. Как раз то, что мне нужно. Надеюсь, вашего дядю заинтересует возможность пополнить мой табун жеребятами от этой кобылы.

Томас говорил таким равнодушно-царственным тоном, словно между ними ничего не произошло. Он не представил Джасмин. Щеки девушки покрылись красными пятнами, но она обуздала свой гнев и подыграла Томасу:

– Арабские скакуны ценятся по всей Европе, и я рада, что вы тоже оценили этих лошадей по достоинству. Я буду счастлива передать ваши пожелания герцогу Колдуэллу.

Джасмин намеренно упомянула титул своего дяди. Пусть помнят, что она племянница герцога. Но это, похоже, никого не впечатлило. Исполненная достоинства, Джасмин повернулась, чтобы уйти.

Кто-то засмеялся. Кажется, это был Уильям Оукли – самый отвратительный из друзей Томаса. Он кивнул и ткнул Томаса локтем в бок.

– Интересуешься кобылами из Египта, Томми? Я слышал, они забредают туда, куда не следует. Обычно они довольно уродливы и совсем не годятся для верховой езды. – Он многозначительно посмотрел на Джасмин. – Например, кобылы, которых зовут Джасмин.

Девушка побледнела. Ее реакция всех позабавила. Мужчины засмеялись, мисс Уотерс покраснела, и лишь Шарлотта Харрисон нахмурилась.

– Право, Уильям, нельзя же быть таким грубияном, – с укором произнесла она.

Томас пришел в ярость.

– Как ты смеешь оскорблять эту леди? – произнес он. Его тихий властный голос пугал сильнее, чем если бы он закричал.

– К-какую леди? – запинаясь, спросил Оукли. Глаза Томаса метали молнии.

– Извинись перед мисс Тристан, – потребовал он.

– За что? Ведь твоя собственная семья считает ее грубой нарушительницей границ чужой собственности. Нет, ты шутишь, Томми. Она не одна из нас. – На лице Оукли отразилось возмущение.

Джасмин гордо вздернула подбородок, хотя все внутри у нее разрывалось от боли. Но нет, она не покажет, что расстроена.

Подойдя к другу, Томас взял его за грудки и хорошенько встряхнул.

– Извинись! – рявкнул он.

– Извините, – пробормотал Оукли, хотя его гневный взгляд никак не соответствовал словам.

– А теперь вам лучше уйти, мисс Тристан, – тихо произнес Томас, отпуская друга.

Джасмин подняла с земли кнут, борясь с желанием отхлестать Оукли. Пройтись им по всем этим людям. Но она высоко подняла голову и вернулась к своей лошади. Пустив животное в галоп, Джасмин ни разу не оглянулась.

Томас с грустью наблюдал за удаляющейся девушкой. Когда он повернулся к друзьям – женщины, Оукли, Чарльз Бентон и лорд Брайан Ходжес смотрели на него так, словно совсем не знали его. Возможно, так оно и было.

Томас одарил дам вежливой улыбкой.

– Леди, с вашего позволения я хотел бы поговорить со своими друзьями.

Шарлотта обиженно надула губки.

– Идем, Фрэнсин. Я собиралась пройтись по магазинам.

Томас подождал, пока дамы отойдут подальше, Его немного беспокоила дружба Шарлотты с невестой друга. Томас предпочитал держать свои любовные похождения и любовниц в секрете. А пока… он повернулся к своим друзьям с серьезным выражением лица.

– Ты совсем сошёл с ума, Томми? Почему ты защищаешь ее? – воскликнул Оукли.

– Отец Джасмин – виконт, – сквозь зубы процедил Томас.

– Вся ее семья… в общем, все они немного не в себе, – вставил Ходжес. – Даже герцог. Сначала они долгое время жили в Египте. Но, даже вернувшись в Англию, держатся особняком и никогда не посещают балов и тому подобных мероприятий… Да, они титулованные особы, но все равно не такие, как мы. Отец рассказывал мне, что в свое время ходили какие-то сплетни о трагедии, случившейся в Египте, о том, что герцогу пришлось спасаться бегством с одним из племен бедуинов.

– Бедуины выращивают чистокровных арабских скакунов, которыми я торгую здесь, в Европе. У нас с герцогом совместный бизнес, и весьма успешный, – напомнил Томас.

– Вот и общайся с ними только по делу. Я понимаю, деньги и всякое такое… Но чтобы дружить? Господи, Томас, виконт имел дерзость жениться на арабской женщине, а потом привез ее в Англию, точно королеву, ожидая, что ей будут рады. А Джасмин… ну, она иностранка без роду и племени. Да, она забавная, как если бы была актрисой. Но ведь ты не стал бы дружить с актрисой, да еще темнокожей? – Бентон неодобрительно покачал белокурой головой.

Впервые Томас взглянул на друзей критически. Все они видели только то, что находится снаружи. Разве он сможет убедить их в том, что Джасмин достойна уважения?

– У Джасмин Тристан нет ничего общего с актрисой. Она прекрасная наездница и очень умна. Джасмин может стать своей в любом обществе.

– Как на балу у твоей матери прошлой ночью? – Оукли горько рассмеялся. – Мне кажется, она тебя околдовала. Послушай, Томми, я не хочу, чтобы ты сломал себе жизнь из-за какой-то юбки. И если мне не удастся воззвать к твоему здравому смыслу, придется прибегнуть к иному средству. Потому что, если ты сам не прекратишь это, то закончишь, как она. Перед тобой закроются все двери.

Томас замолчал, услышав в голосе друга скрытую угрозу, а потом мрачно посмотрел на него:

– Что ты хочешь этим сказать, Оукли?

Эти люди были его друзьями и знали его с детства. Ходжес прав: Оукли просто хотел ему добра. Томас неохотно кивнул.

– Может, отправимся в клуб и пропустим по стаканчику бренди? А вечером в театр. Я слышал, одна очаровательная актриса ищет нового покровителя. – Бентон рассмеялся в ответ на язвительные замечания друзей.

Идя следом за ними, Томас понял, что его друзья по-своему правы. Он должен прогнать прочь навязчивые мысли о Джасмин. У них все равно ничего не получится, а вот он действительно может поломать себе жизнь. Томасу вдруг ужасно захотелось выпить, выкурить сигару и послушать шутки друзей.

Но спустя всего час бренди уже казался ему не таким приятным, а сигары – не такими сладкими. Да и смеяться оказалось не над чем.

То, что произошло в парке, лишний раз доказало Джасмин, что она просто ослеплена Томасом. Она не переставала думать о нем на протяжении всего дня, сидя в саду и читая «Эгоиста». И уже собиралась зайти в дом, когда приехала Хлоя.

Девушка просияла, обнимая Джасмин.

– О, Джасмин, у меня потрясающая новость. Саймон и я… мы влюблены! Он пригласил меня в Бат, чтобы познакомить с семьей. Вообще-то мне нужно быть у тети, но я решила прежде заехать к тебе и все рассказать.

Сердце Джасмин сжалось от радости за подругу. Хлоя встретила хорошего молодого человека. Произойдет ли когда-нибудь и в ее жизни такая встреча?

Девушки немного поговорили, а потом Хлоя поднялась со скамьи.

– Кстати, тебе принесли письмо, когда я приехала. – В глазах Хлои заплясали озорные искорки. – Может, от тайного поклонника?

– Вряд ли, – сухо ответила Джасмин. Она обняла подругу и, дождавшись, пока та уйдет, нетерпеливо вскрыла послание. Наверняка письмо от Томаса. Возможно, он придал произошедшему в парке гораздо большее значение, нежели ей показалось. Но, несмотря на то что в ее душе зародилась надежда, Джасмин не позволила ей разгореться.

– На протяжении многих лет я сходила по тебе с ума, Томас, но ты никогда, никогда не ответишь мне взаимностью. Как все это глупо, не правда ли? – прошептала Джасмин.

Счастье, наконец, постучалось в дверь ее лучшей подруги. И наверняка то же самое произойдет и с ней. Ну разве она не заслуживает любви?

Джасмин развернула письмо дрожащими пальцами и в предвкушении радости пробежала по нему глазами.

Однако радоваться оказалось нечему. Письмо не от Томаса. Нет никакого счастья. Нет любви. Письмо выскользнуло из рук Джасмин, упало с тихим шелестом на траву и теперь указывало на нее, словно обвиняющий перст. Слова письма звучали у Джасмин в ушах, наполняя душу ужасом:

Той ночью в парке ты убила одного из сыновей лорда Кларедона. Держись подальше от Томаса, иначе с тобой произойдет несчастье. Коричневый Скорпион умрет.

Глава 7

Ослепительные в своих белоснежных нарядах, мать и сестра Томаса сидели на террасе и беседовали о том о сем. Высокий жесткий воротничок резко контрастировал с галстуком кофейного цвета, повязанного вокруг шеи молодого человека. Он сдвинул на затылок широкополую шляпу. Несмотря на то, что Томас пытался сосредоточиться на лежащей перед ним корреспонденции, он вновь и вновь возвращался мыслями к Джасмин. Он никак не мог забыть выражения боли на ее лице и глупое хихиканье своих друзей. По ее припухшим губам и румянцу на лице было понятно, чем они занимались. Томас хотел как-то отвлечь внимание друзей, но это ни к чему не привело – непонятливый Оукли все равно не смог смолчать. Как и его собственная мать, друзья считали Джасмин человеком второго сорта, кем-то сродни насекомому, которое можно поймать и, наколов на булавку, изучать, чтобы потом выбросить за ненадобностью. На самом же деле Джасмин была доброй и смелой женщиной. Будь она светлокожей, она непременно блистала бы на балах и званых обедах. Она была чудесной собеседницей, приятно удивляющей своим умом. Ну почему никто не видел в ней того, что видел Томас?

– Выпьешь лимонада? – Леди Кларедон взяла стакан со столика, вынесенного служанками на террасу. Аманда сложила зонтик.

– Аманда, у тебя потемнеет лицо. Ты станешь коричневой и веснушчатой, – строго заметила графиня.

– А может, я хочу изменить внешность, – беспечно заявила Аманда, – чтобы проверить любовь Ричарда. Разве он не должен любить меня независимо от того, темная у меня кожа или светлая, и есть ли на ней веснушки или нет? – Девушка поправила шляпку.

– Не шути со мной, Аманда. Открой зонтик, пока твое лицо не потемнело. Нужно следить за своей внешностью, пока не выйдешь замуж. Настоящие джентльмены, такие как барон, предпочитают молочную английскую кожу, а не грубые смуглые лица.

– Ричард женится на мне по любви, а не из-за оттенка моей кожи, – надула губки Аманда.

– Умоляю тебя, не стоит подвергать любовь испытаниям.

– Брось, мама, я уверена в его любви, и если мне суждено покрыться веснушками, значит, так и будет!

– Давайте не будем ссориться, – прервал словесную перепалку Томас, у которого начало стучать в висках. Ему внезапно захотелось оказаться в клубе, а потом насладиться обществом любовницы. И все же эти радости не привлекали его сейчас так сильно, как прежде. Он вновь взглянул на письмо, дающее возможность сбежать. Обрести свободу, пусть всего на несколько месяцев.

– Что говорит твой друг, Томас? Он в самом деле поедет зимой в Египет? – В глазах Аманды вспыхнул интерес.

– Это уже решено. – Сложив письмо Эдуарда Эртона, молодой человек сунул его в карман. Египтолог, с которым Томас недавно подружился, знал о его любви к раскопкам. – Теодор Дэвис в очередной раз финансирует раскопки в Долине царей этой зимой. Он нанял Эдуарда, а Эдуард пригласил меня поехать с ним.

Слова Томаса произвели на женщин впечатление.

– Дэвис уверен, что на этот раз отыщет гробницу Тутанхамона. В прошлом году он нашел гробницу KV55 – весьма впечатляющее открытие, должен сказать. Хотя у этого американца довольно варварские методы. В поисках сокровища он роет землю как ребенок, а вовсе не как ученый. Он разрушил мумию. Очень обидно. Но у него по-прежнему есть допуск в Долину царей, и я не могу упустить такой возможности, – пояснил Томас.

Аманда захлопала в ладоши, с обожанием глядя на брата. А леди Кларедон прижала ладонь к груди.

– В самом деле? Если он найдет гробницу, это будет открытие века. Все говорят об этом. И тебя пригласили присоединиться к экспедиции? Это же так престижно, Томас!

– О, Томас, как чудесно! Когда ты уезжаешь? – спросила Аманда.

– Сразу после Рождества, в начале сезона. Герцог Колдуэлл пригласил меня в Египет взглянуть на арабских скакунов, выставленных на продажу. Так что этой поездкой я убью сразу двух зайцев.

Лицо графини помрачнело.

– Но ведь тебе не нужны больше лошади, Томас. Особенно те, что предлагает герцог.

– Конечно, нужны, – возразил Томас. – Shoofi man?

– Ради всего святого, Томас, что ты говоришь?

– Я просто спросил по-арабски: «В чем дело?» Этому языку научил меня герцог. Знания очень пригодились мне при недавней сделке. – Томас многозначительно посмотрел на мать. – Эта сделка дала тебе возможность устроить бал-маскарад.

Лицо леди Кларедон просветлело, а на лбу разгладились складки. Казалось, она даже помолодела.

– Да, у тебя есть деловая хватка, Томас.

– Мне выпала большая удача. Племени аль-хаджид принадлежат потомки знаменитого на весь Египет Маджд-аль-Дина. Никому доселе не позволялось заполучить их производителей. Но теперь благодаря герцогу я смогу купить несколько кобыл. Герцог покупает Аль-Сафи – чистокровного жеребца, происходящего от Маджд-аль-Дина. Он собирается продать мне права на разведение. У меня на руках целый список желающих купить жеребят от Аль-Сафи.

– Томас, в приличном обществе не ведут подобных разговоров.

– Но почему, мама? Мне эта тема кажется вполне подходящей. Ведь я говорю о породе и «голубой крови». Для нашей семьи происхождение имеет немалое значение, не так ли?

Леди Кларедон бросила на сына исполненный страдания взгляд.

– Будь благоразумным, сын. Подобные выражения – удел язычников, в нашем обществе таких вещей не обсуждают.

– Не беспокойся, мама, я буду сама благопристойность и подам пример язычникам. Я могу даже привезти одного в Англию на перевоспитание.

В глазах леди Кларедон промелькнул неподдельный ужас. Томас рассмеялся и отпил лимонада. Раздавшиеся за его спиной шаги возвестили о появлении отца.

На лбу графа залегли глубокие складки, когда тот посмотрел на супругу.

– Вы видели это, мадам? Что это значит? – С этими словами лорд Кларедон швырнул на стол газету и гневно ткнул пальцем в нижнюю часть страницы. Желудок Томаса сжался от нехорошего предчувствия. Отца никогда не интересовали сплетни, так почему же он сделал исключение для сегодняшней газеты?

Повисшую на террасе тишину нарушали лишь прерывистые возгласы графини. Краска отлила от ее лица, когда она пробежала глазами по статье:

– Как они смеют!

Томас взял у матери газету и прочитал заметку. К его горлу подступила дурнота, а в ушах слышались истеричные всхлипы матери. Он смял отвратительный листок, доставлявшийся как представителям высшего света, так и простым обывателям.

– «Голубая кровь, – вслух прочел Томас, – «Всевидящее око» разоблачает похождения падшей аристократки»

Далее автор высмеивал одну богатую титулованную семью, недавно дававшую бал, и тщетные попытки одной известной графини заполучить в гости короля Эдуарда. Король на бал не явился, потому что «у него были весьма неотложные дела в уборной». Его величество счел эти самые «неотложные дела» гораздо более приятными, нежели пустая болтовня графини и ее недалекой дочери.

Заметка была написана мастерски. Автор снабжал охочих до сплетен горожан пикантными подробностями. Имен он не называл, но всем, кто знал о недавнем бале, становилось ясно, что речь идет о семье Томаса. Автор высмеял и других аристократов, включая нескольких молодых леди, присутствовавших на балу. В конце острослов обещал дважды в неделю освещать происходящее в конкретной титулованной семье, а также в семьях других представителей высшего света. Серия очерков должна была закончиться в День святого Валентина разоблачением «любовного скандала» вокруг имени одной титулованной особы – «достигшего брачного возраста прекрасного цветка в очень модных туфельках». Автор намекал на то, что в прошлом году прекрасный цветок был сорван среди розовых кустов простым слугой.

Кипя от ярости, Томас оторвал взгляд от газеты, но притих, заметив выражение лица Аманды. В ее глазах читался ужас, который вскоре охватил и Томаса.

Он словно сквозь туман слышал крики отца и рыдания впавшей в истерику матери. Все его внимание было поглощено сестрой, ее искаженным от страха лицом.

Томас быстро пришел в себя.

– Это ничего не значит. Пустые сплетни. Перестань рыдать, мама.

– Но этот человек высмеял мой бал, – заломив руки, произнесла графиня.

– Он высмеял бы любого, кто пытался пригласить короля Эдуарда. – Томас отбросил газету. – Ты придала этому вздору значение? Он не заслуживает нашего внимания.

Громко фыркнув, граф зашагал прочь.

Томас бросил многозначительный взгляд на мать.

– Наверное, тебе стоит успокоить отца. Убеди его, что это просто чья-то глупая выходка.

У Томаса немного отлегло от сердца, когда он увидел, что мать поспешила за отцом. Томас отпустил служанок, ожидавших неподалеку, а потом повернулся к Аманде, беспокойно теребящей в руках зонтик.

– А теперь расскажи мне правду, Мэнди. – В голосе Томаса сквозила тревога за сестру.

Девушка подняла на Томаса полные слез глаза.

– Откуда об этом стало известно? Он… ушел в армию вскоре после того случая. Никто ничего не знал, – прошептала Аманда, и ее голос сорвался.

Сердце у Томаса оборвалось.

– Как это случилось, Мэнди? Расскажи мне все.

Аманда пустилась в объяснения, то и дело всхлипывая и вытирая струящиеся по щекам слезы. Прошлым летом ее кавалер прекратил свои ухаживания, после чего имел наглость прийти к Аманде на званый вечер под руку со своей новой невестой. Сердце девушки было разбито, и как результат – ее несерьезная дружба с садовником переросла в страсть, вырвавшуюся на свободу среди розовых кустов. Страсть сменилась сожалением, а потом облегчением, когда молодой человек стал матросом на флоте.

Аманда считала, что никто не узнал о ее безрассудном поступке.

Но кто-то все-таки пронюхал.

Достав из кармана белый льняной платок, Томас отер глаза сестры.

– Ну успокойся, малышка, все будет хорошо. Ведь прямого указания на тебя нет. Это всего лишь предположение, домыслы. Я хочу сказать, если сплетни дойдут до ушей Ричарда, он все поймет правильно: это грубые инсинуации, не подкрепленные доказательствами.

Мэнди сжала в руках платок.

– Томас, автор пообещал назвать имена действующих лиц. Должно быть, в тот день в саду был кто-то еще. Я была так осторожна. Я даже отдала платье и туфли служанке на случай, если кто-то вдруг заметил их и запомнил. Я всегда дарю свои вещи Элис, так что и в том подарке она не усмотрела ничего необычного. Но это упоминание в газете… Если Ричарду все станет известно, он разорвет нашу помолвку. Моя репутация будет запятнана!

Ошеломленный Томас покачал головой. Он не знал, что делать.

– Господи, Томас, какой же глупой я была. Я только теперь это понимаю. Прошу тебя, не думай обо мне плохо. Как я жалею о том, что сделала!

Взгляд Томаса наполнился решимостью:

– Клянусь. Я заткну рот этому писаке, чего бы мне это ни стоило.

Робкая благодарная улыбка Аманды придала Томасу уверенности, и он похлопал сестру по руке.

– Почему бы тебе не прогуляться? Постарайся успокоиться и сделать вид, будто ничего не произошло.

Девушка кивнула. Гордо выпрямившись, Аманда раскрыла зонтик и зашагала по выложенной плиткой дорожке, тянущейся вдоль кустов.

Взяв в руки газету, Томас еще раз перечитал статью, и его сердце вновь наполнилось яростью и отвращением. Дьявол! Он смог бы понять, если бы предметом осмеяния стал сам – у Томаса было немало завистников. Но чтобы Аманда? Кому было нужно уязвить его сестру? Может быть, другая представительница высшего света, приревновавшая такого завидного жениха, как Ричард? Но ни одна из них не казалась Томасу настолько злобной, чтобы причинить боль Аманде и его семье. Если только…

Он вновь посмотрел на отвратительную статью и имя автора. «Всевидящее око».

Око? Такое слово часто встречается в египтологии. Око Гора? Такой амулет принадлежал женщине, которую выдворили с бала его матери.

Сильные пальцы Томаса смяли газету. Джасмин… Но почему? Он знал, что она обижена, но, черт возьми, при чем тут Аманда? Если Джасмин и должна кого-то обвинять, то только его. Ведь это он промолчал и не заступился за нее.

Пальцы Томаса сжались в кулаки. Вера в доброту Джасмин разбилась, точно хрупкое стекло. А желание, а уважение? Ничего подобного Томас больше не испытывал. Горькое разочарование переплелось в его душе со все растущей яростью.

Ты заплатишь, Джасмин. О, ты за это заплатишь.

– Нет, она примет меня!

– Прошу прощения, милорд, но господ нет дома, и мисс Тристан не принимает посетителей. Но, возможно, если вы придете завтра…

Не говоря больше ни слова, Томас отодвинул в сторону ошеломленного лакея и направился к лестнице.

– Вы хотели видеть меня? – раздался голос Джасмин.

Девушка спускалась по лестнице. Ворот ее блузки украшала камея из слоновой кости. Она была одета весьма элегантно: в белоснежную английскую блузку и изумрудно-зеленую юбку. Ее великолепные иссиня-черные волосы были забраны в пучок, но непослушные локоны все равно выбивались из прически, словно шаловливые дети. Девушка остановилась на нижней ступеньке и, держась за перила, оглядела Томаса с головы до ног.

Томас пытался обуздать свой гнев, но он рвался на свободу, подобно дикому зверю. Подойдя к девушке, Томас сжал ее изящное запястье – запястье, которое только вчера покрывая поцелуями.

– Давай прогуляемся по саду. Ведь именно там ты практикуешься в своем красноречии, – произнес Томас.

– Некоторые члены твоей семьи тоже питают слабость к прогулкам по саду, – парировала Джасмин.

Эти слова убедили Томаса в его подозрениях. Он вышел вместе с Джасмин на улицу и повел ее в укромный уголок к небольшой скамье, окруженной со всех сторон кустарником. Вполне подходящее место. Растущие неподалеку белые цветы источали сладкий аромат, но Томас пребывал не в том настроении, чтобы им наслаждаться.

Отпустив руку Джасмин, он молча указал на скамью. Гордо вскинув подбородок и скрестив под грудью руки, девушка даже и не подумала садиться. Томасу пришлось набрать полную грудь воздуха, чтобы успокоиться.

– Как ты посмела высмеивать мою семью на страницах газеты, Джасмин? Если ты обиделась на меня или на мою мать, нанеси удар по нам и делай это открыто. – Томас достал из кармана смятую газету и швырнул ее на землю. Газета с тихим шелестом упала к ногам Джасмин, но взгляд темных раскосых глаз остался невозмутимым. – Эти гадкие домыслы на твоей совести. Я в этом не сомневаюсь.

– Вам ужасно хочется обвинить меня, милорд. Но на каком основании? – спросила Джасмин.

– «Всевидящее око». Тонкий намек на глаза бога Гора, да, Джасмин? Я еще не совсем дурак. – Томас двинулся на девушку, наблюдая за тем, как она отступает. – Ты перестанешь писать подобные глупости. Сорвешь бутон, пока он не распустился и не зацвел пышным цветом.

– Похоже, один бутон уже сорвали, – заметила Джасмин. – Весьма прискорбно. И кем это было сделано? Садовником. Грешница оставила в том саду свою душу. Или это были только туфли? – Она широко улыбнулась. – Похоже, автор статьи услышал от кого-то, что в саду видели твою драгоценную Аманду.

Томас решил во что бы то ни стало защитить сестру:

– Абсурд! Ты говоришь о туфлях, Джасмин? Я считал тебя более умной, а ты поверила досужим сплетням. Ну и кого же видел твой свидетель? Моя сестра регулярно дарит свои вещи служанке. Доброта Мэнди поистине не знает границ.

Глаза Джасмин округлились от удивления. Но Томас был слишком зол, чтобы заметить это. И взгляд Джасмин ожесточился.

– О нет, – тихо произнесла она. – У вас ничего не выйдет, лорд Томас. Я имею в виду подобное объяснение. Эти слухи правдивы, и мы оба это знаем. С чего бы Аманде раздаривать свою одежду? С трудом верится, что ваша мать учила ее благотворительности.

– Она научилась этому у тебя, – рявкнул Томас. – После того, как ты отдала ей своего котенка, помнишь? После того случая Аманда взяла за правило дарить свои вещи. Одежду, какие-то украшения, обувь. Ее служанка это обожает. Она сказала мне, что делиться с теми, кто ничего не имеет, очень хорошо. Она ужасно скучала по своему котенку, а когда ты подарила ей своего, Аманде тоже захотелось совершать добрые дела. К сожалению, ты забыла тот давний урок.

Щеки Джасмин залила краска:

– Умей выслушивать правду. Аманда никогда не научится делать добрые дела, живя в вашей семье. Твоя мать становится суше, чем Сахара, когда речь идет о доброте.

– И ты так зла на нее, что решила отыграться на моей сестре? Весьма трусливо со стороны человека, которого я считал смелым и весьма изобретательным. Ты избрала для удара неверную цель. Мэнди – моя сестра, частица моей семьи. А я защищаю то, что принадлежит мне, и твои жестокие действия не принесут плодов.

Томас с трудом сдерживал гнев.

– Я могу понять, что пренебрежительное отношение моей матери разозлило тебя, но как тебе в голову пришло оклеветать мою сестру? Это просто глупо, Джасмин. – Он едва сдержался, чтобы не продолжить свою атаку: – Я ожидал от тебя большего, чем…

– Чем от своей матери? – язвительно произнесла Джасмин.

– Да, я думал, что ты лучше. Что можешь быть выше оскорблений. Забыть о них.

Джасмин судорожно сглотнула и отвела взгляд.

– Слишком трудно забыть удар хлыста, оставляющего глубокие раны.

Томас закрыл глаза. Он понимал, что Джасмин права. Но это не оправдывало ее действий.

– Подобные раны не вылечить, причиняя боль другим людям, – тихо произнес Томас. – Неужели ты не понимаешь этого, Джас? Я был о тебе лучшего мнения и не думал, что ты станешь отвечать ударом на удар из мести.

Кончики губ Джасмин опустились, и теперь она выглядела, словно потерявшийся ребенок.

– Лошадь лягается в ответ на удар. Это ее естественная реакция. Но иногда мне кажется, что лошади лучше людей. Скажи, почему ты не представил меня своим друзьям вчера в парке?

Томас озадаченно сдвинул брови.

– Что?

– Они застали нас вместе, и тебе стало стыдно, Признайся. Ты был так же холоден со мной, как и твои друзья. Именно поэтому ты постарался поскорее отделаться от меня. Даже после того, как поцеловал… – Щеки девушки залила краска. Томас не понял, что было тому причиной: волнующие воспоминания или гнев. До него, наконец, дошло, что именно хотела сказать Джасмин, и молодой человек немного смягчился.

– Ты ошибаешься.

– Нет, тебе было стыдно показаться со мной на людях после того, что произошло на балу у твоей матери. Почему ты не можешь это признать? Ты струсил?

– Но ведь я защищал тебя, Джас. Защищал твою репутацию. – Несмотря на то что Томас был настроен решительно, его гнев постепенно улетучился. Тряхнув головой, Томас посмотрел на девушку.

– Прошу тебя, Джасмин, пойми: то, что случилось вчера, было ошибкой. Мне жаль, что я допустил подобное и подтолкнул тебя на неверный путь. Это всего лишь поцелуй, не более того.

Джасмин закусила губу. Томас смотрел на нее голодными глазами, вспоминая, какими сладкими были ее губы. Томас никогда больше не ощутит этого вкуса.

– Значит, между нами больше ничего не будет, не так ли? – спросила Джасмин.

Томаса охватило сожаление.

– Нет. Это невозможно.

Что-то в выражении лица Джасмин напомнило Томасу раненого щенка. Но уже через секунду глаза девушки прикрыла завеса непроницаемости, и она пожала плечами.

– Не переживай. Тот поцелуй в парке был всего лишь шуткой. Неплохой опыт. Уверена. Другие мужчины целуются не хуже.

Оброненные Джасмин слова задели Томаса за живое, но он вернулся к цели своего визита. Главное – благополучие Аманды, а не его собственное.

– Я уверен, ты найдешь того, кто сделает тебя счастливой, – натянуто произнес Томас, старательно скрывая свои чувства. – А теперь давай вернемся к тому, с чего мы начали разговор. Ты перестанешь писать эти заметки? Ради себя самой. Поверь, Джасмин, тебе не будет покоя, если ты станешь продолжать.

На какое-то мгновение Томасу показалось, что он достучался до Джасмин и она раскаивается. Но в ее глазах вновь вспыхнул гнев.

– Я не являюсь ничьей служанкой, а уж вашей-то и подавно, милорд. Вы не можете указывать мне, что делать. Если я захочу уничтожить всех вас, я это сделаю. Так что держитесь от меня подальше.

– Значит, ты признаешь свое авторство. – Томас едва не заскрежетал зубами от досады.

В глазах Джасмин промелькнуло смятение. Но потом она рассмеялась:

– Да, признаю, Но если ты кому-то об этом скажешь, я откажусь от своих слов. И ты ничего не сможешь поделать. Ну и как твоя мать чувствует себя на моем месте? На нее, богатую и всесильную, указывают пальцем. А ведь слова разят сильнее меча. Пусть твоя мать вспомнит это, когда в следующий раз решит унизить так называемых людей «второго сорта».

Улыбка, заигравшая на губах Джасмин, наполнила сердце Томаса гневом и сожалением. Он сожалел о том, что выходка его матери озлобила Джасмин и лишила всех добрых чувств, что в ней были. А злился он от того, что Джасмин полностью завладела им и теперь крепко держала в своих руках.

С трудом уняв гнев, Томас заставил себя говорить спокойно:

– Джасмин, публичное унижение моей семьи не изменит твоего собственного положения.

Господи, он хотел заставить её понять, насколько недопустимы ее действия. Хотел вернуть прежнюю Джасмин, которой было плевать на мнение окружающих, на место этой чужой женщины, становящейся такой же холодной, как английская зима.

И все же Томас по-прежнему хотел ее.

У него было все. Титул, власть, жизнь, которой многие завидовали. Стоило ему лишь щелкнуть пальцами, как слуги опрометью бросались выполнять его указания. Друзья восхищались им. Женщины бросали на него робкие взгляды, а каждая мать семейства более всего на свете желала, чтобы ее непорочная дочь оказалась в его супружеской постели. Но почему он желал только одну-единственную женщину? Ту, что угрожала уничтожить все, что было так дорого его сердцу?

– Когда-нибудь, Джасмин, ты узнаешь, как это – быть в моей власти. И предупреждаю тебя: когда придет этот день, я преподам тебе урок, которого ты никогда не забудешь, – выдохнул Томас, еле сдерживаясь, чтобы не выпустить на волю необузданное желание яростно встряхнуть эту женщину, а затем слиться с ней в страстном поцелуе. Дьявол, да что такое с ним творится? Что происходит с ней?

Развернувшись на каблуках, Томас зашагал прочь. Когда-нибудь Джасмин окажется в его власти, и он преподаст ей урок. Этот день придет.

Джасмин проводила взглядом стремительно удаляющегося Томаса, дождалась, пока за ним захлопнется дверь, и только потом закрыла лицо руками.

Не так. Все пошло не так. Она вовсе не хотела говорить того, что сказала. Но, подстегиваемая гневом, не смогла сдержаться. Однако в глубине души девушка очень испугалась. Ей нужно было прогнать Томаса из-за этого письма. Никто не знал, что произошло с Найджелом той ночью в парке. Джасмин так думала. Но она ошибалась. Она мучилась от желания выговориться, но не осмеливалась доверить свою тайну кому бы то ни было.

«Я не убивала его. Но кто-то думает, что Найджел погиб по моей вине».

Если Томас или его семья узнают об этом… Джасмин содрогнулась при мысли о последствиях. Никогда еще она не чувствовала себя настолько одинокой.

Джасмин вздернула подбородок. Она сильнее их всех. Она уже доказала это и будет одна нести свое бремя.

И все же кто-то знал о том, что они с Найджелом были той ночью в парке. И этот человек жаждал ее смерти. Ирония судьбы заставила ее рассмеяться. Она хотела, чтобы Аманда умерла для общества, а ее незримый враг желал ее смерти в прямом смысле этого слова. Неужели кто-то так же, как и Томас, догадался, что автором статьи является она?

Но это уже не имеет значения. Теперь необходимо любыми способами избегать встреч с Томасом. Эти встречи не стоили ее израненной души. Или ее жизни.

Пустив Персефону легким галопом, Джасмин бросила взгляд в сторону и напряглась. Друзья Томаса – все одетые с иголочки – направлялись к Серпентайну. Она узнала приземистую фигуру Оукли. Он обернулся, и от его злобного взгляда по спине Джасмин пробежал холодок. Она величественно кивнула, но Оукли тотчас же отвернулся и что-то сказал своим попутчикам. Те устремили взгляды на Джасмин, и до ее слуха донесся их громкий смех.

Джасмин распрямила спину. Эти люди не заслуживали ее внимания. И все же она почувствовала себя уязвленной.

Натянув поводья, Джасмин свернула с дорожки и уже хотела спешиться, когда ее внимание привлек какой-то свистящий звук. Обернувшись, она увидела летящий в ее сторону камень, который с силой ударил лошадь в бок. Персефона пронзительно заржала, встала на дыбы и попятилась. Вскрикнув от ужаса, Джасмин что было сил вцепилась в шею лошади. Балансируя, она свесилась вниз. Если она сейчас упадет на землю, ее ждет неминуемая смерть. Мышцы девушки свело от напряжения, а дыхание стало частым и прерывистым.

Бормоча слова утешения, Джасмин попыталась успокоить лошадь, и кобыла вскоре перестала брыкаться. Полностью овладев ситуацией, Джасмин отвела Персефону в сторону, соскользнула на землю и осмотрела животное. На боку лошади зияла рваная рана. Девушка осторожно дотронулась до раны дрожащей рукой, и ее перчатка окрасилась кровью. О Господи!

Джасмин словно сквозь туман слышала, как кто-то бежит к ней и спрашивает, все ли в порядке. Не будь она такой прекрасной наездницей, лошадь непременно сбросила бы ее и затоптала насмерть. Но теперь Джасмин столкнулась с более серьезной проблемой.

Девушка поблагодарила незнакомца за внимание и, подхватив поводья, повела Персефону прочь. Оставаться в парке было небезопасно.

Вернувшись на место происшествия, Джасмин принялась искать камень, ударивший ее лошадь. Вот он – белеет на дорожке в лучах солнца. Сердце Джасмин сжал липкий страх, когда она подняла предмет. Плоский камень размером с ладонь был завернут в листок бумаги и перевязан бечевкой. Развернув бумагу, Джасмин увидела большие печатные буквы:

«Тебя же предупреждали, Коричневый Скорпион. Держись подальше от лорда Томаса Уолленфорда. В следующий раз ты умрешь. Тебе не место среди нас».

От ужаса Джасмин едва не задохнулась. Справившись с дрожью, она повела лошадь домой.

«Тебе не место среди нас». Она не раз слышала подобные слова. Но раньше они лишь причиняли боль и никогда не внушали такого жуткого страха. Джасмин уже получила одно предупреждение. Очередную записку нельзя было списать на шалость мальчишек, снующих в парке. Кто-то действительно желал ее смерти.

Глава 8

Расплата не заставила себя ждать. Когда в газете появилась очередная заметка, мать Джасмин и ее отчим пригласили дочь в гостиную, чтобы поговорить о ее «литературных упражнениях».

Холодный октябрьский ветер врывался через открытое окно холла. После происшествия в парке ничего подозрительного с Джасмин больше не случилось. Теперь она с осторожностью выбирала места для прогулок, прежде удостоверившись, что рядом нет никого из окружения Томаса. Письмо, доставленное несколько недель назад, все еще не давало ей покоя, но, поскольку других угроз не поступало, Джасмин вздохнула свободнее.

Она стремительно направилась к Золотой гостиной, которую так любила ее мать. Эта комната напоминала ей Египет и солнце. Казалось, все в ее семье имели какое-то отношение к этой стране. Ее дядя Грэм и отчим были связаны с Египтом теснее всего. Будучи детьми, они поехали с родителями в пустыню, где на них напали кочевники. Родители Грэма и Кеннета были убиты. Кеннета, спрятавшегося в корзине, подобрали люди из племени хамсин. Шейх этого племени воспитал мальчика как собственного сына. Племя аль-хаджид – враг племени хамсин, напавший на караван англичан – забрало Грэма. Однако бедуины относились к нему не так хорошо, как к его брату. Однажды, когда Джасмин спросила мать о тех временах, на лице Бадры отразилась печаль, и она сказала, что о той истории нужно забыть. Точно так же она наотрез отказывалась рассказывать Джасмин о ее родном отце.

Прошлое хранило слишком много секретов. Джасмин вздрогнула, вспомнив собственное детство: темную комнату, захлопывающуюся дверь, душераздирающие крики подруги…

Родители сидели на диване возле окна. На лице матери читалось беспокойство, а глаза отчима глядели сурово.

– Закрой дверь и сядь, – потребовал виконт.

Джасмин послушалась. Ее немного трясло, когда она села в кресло напротив родителей. Ведь более всего на свете ей хотелось угодить отчиму. Он любил Джасмин так же сильно, как родных детей. Только вот Майкл, Лидия и Делейн выглядели почти как настоящие англичане в отличие от Джасмин, а посему их принимали в обществе, а ее нет.

Взгляд голубых глаз виконта оторвался от газеты и остановился на падчерице.

– Джасмин, ты написала этот вздор?

Девушка сочла молчание лучшей защитой.

– Джасмин, в газете детально описывается день рождения Хоуп. Помнишь, твоя сестра рассказывала тебе об этом празднике? А теперь ответь на мой вопрос. Ты автор?

Джасмин посмотрела на отчима:

– Прежде чем вы разразитесь тирадой, хочу сообщить, что издателю, мистеру Майерсу, понравился мой слог. Он даже обещал мне выплатить жалованье, если последует продолжение.

– Продолжения не будет, – твердо произнес виконт. – Ты немедленно положишь конец этим презренным сплетням.

Джасмин вцепилась пальцами в подлокотники.

– Вы не можете мне приказывать, что писать, а что нет, сэр, – Джасмин всегда называла виконта отцом. Но только не сегодня. Досада и еле сдерживаемый гнев, написанные на его лице, перекликались с ее собственными пребывающими в беспорядке эмоциями.

Мать Джасмин наклонилась вперед.

– Джасмин, почему ты написала такую ужасную заметку?

Девушка пожала плечами.

– А почему бы нет? Это же весело. Ты должна признать, мама, что газета выставляет предмет обсуждения в довольно выгодном свете.

Бадра посмотрела на карикатуру на леди Кларедон, приложенную Джасмин к статье. Невероятно тощая графиня запихивала в рот огромный кусок именинного торта.

– Я беспокоюсь, Джасмин. Ты никогда не была такой… жестокой. Ты стала напоминать мне… – Виконтесса закусила губу и посмотрела на мужа.

Джасмин напряглась, почувствовав, что не только публикация была истинной причиной этого разговора.

– Кого я тебе напоминаю, мама? Мужчину, чьего имени ты никогда не произносишь? Моего настоящего отца? Кем он был, этот человек, о котором ты отказываешься говорить? Он не мог быть таким ужасным, как ты думаешь. Ведь он мой отец.

Джасмин убеждала себя в том, что ее настоящий отец был королем, павшим смертью храбрых в сражении за свой народ. Достойным человеком, которого любили и уважали. Эта придуманная ею же самой история помогала Джасмин коротать бессонные ночи – ведь английские дети часто дразнили ее.

– Джасмин, – сурово начал виконт.

– Нет, Кеннет, она должна знать. Пришло время все рассказать. – Бадра подняла на дочь полные слез глаза, когда муж сжал ее руку. – Твой отец был могущественным шейхом в племени аль-хаджид и заклятым врагом племени хамсин. Твой отец Фарик правил племенем, укравшим твоего дядю Грэма.

Могущественный шейх, как она и думала! Но чтобы аль-хаджид? Сбитая с толку Джасмин нахмурилась.

– Но ведь племя хамсин – наши друзья. Я слышала, что дядя Грэм вырос в племени аль-хаджид и что эти люди вовсе не так плохи.

– Когда-то они были заклятыми врагами племени хамсин, – вступил в разговор виконт, и его лицо помрачнело, – из-за твоего отца.

Выражение муки на лице матери сказало Джасмин о том, что история будет не такой прекрасной, какой она ее себе представляла. Поднявшись с кресла, Джасмин подошла к камину.

– Расскажите мне о племени аль-хаджид, – попросила она.

На лице виконта отразилось облегчение. Похоже, ему не хотелось говорить только об отце Джасмин.

– Племя жило в Восточной пустыне на протяжении многих лет, но времена изменились. В отличие от племени хамсин, жившего разведением чистокровных арабских скакунов, племя аль-хаджид не сумело приспособиться к суровой жизни в пустыне. Большинство людей ушли в города. В письме, полученном Грэмом от шейха племени хамсин, говорилось, что последние аль-хаджиды вскоре покинут пустыню. Они избрали местом своего жительства маленький городок на берегу Нила.

Племя ее отца прекратило своё существование и предано забвению? «Мой народ. У меня есть племя, где я могу вести совсем иной образ жизни», – вдруг поняла Джасмин.

– Но тогда их культура будет утеряна навсегда!

Внезапно у Джасмин возникла идея, породившая в сердце надежду. Возможно, ее литературному дару все же найдется применение.

– Я хочу встретиться с этими людьми, прежде чем они покинут пустыню навсегда. Ведь это народ, чьим вождем был мой отец. Я могу записать их историю, прежде чем она будет предана забвению. Издателю нравится, как я пишу. Возможно, ему в равной степени понравятся мои очерки из Египта.

– Не уверен, что это хорошая идея, – с сомнением произнес Кеннет.

– Боитесь того, что я могу обнаружить?

Виконт с минуту смотрел на Джасмин.

– Да, Джасмин. Не важно, что ты думаешь, но я понимаю, поверь мне, как трудно узнавать правду о своем прошлом. Я не хочу, чтобы тебе причинили боль. Потому что мне небезразлична моя маленькая девочка.

К горлу Джасмин подступил ком, и она судорожно сглотнула.

– Конечно, теперь ты уже выросла. И если ты считаешь, что тебе нужно поехать в Египет, поезжай.

Внезапно мысль о тайнах прошлого показалась Джасмин такой же зловещей, как и комната, за дверью которой когда-то исчезла ее подруга. Но она не могла отступить. Никогда еще Джасмин не пасовала перед трудностями. Даже перед теми, которые пугали ее.

– В конце декабря твой дядя едет в Египет за последней партией скакунов. Так что тебе выпала прекрасная возможность поехать вместе с ним и мирно положить конец историям «Всевидящего ока». – Кеннет криво улыбнулся. – Хотя к тому времени вся Англия будет увлечена отнюдь не твоими рассказами, а раскопками Дэвиса в Долине царей. Он уверен, что в конечном итоге отыщет гробницу Тутанхамона.

В Джасмин проснулся интерес.

– В самом деле?

– Да. Так говорят. И Дэвис действительно найдет ее – первую нетронутую гробницу. Грэм говорит, люди уже добывают приглашения, чтобы посетить экспозицию.

«Египтология не Египет, – подумала Джасмин. – Египтология теперь в моде – в отличие от египтян. И все же…»

– Возможно, мне удастся остаться в Египте чуть дольше, присоединиться к экспедиции и писать очерки о ходе раскопок. Это будет прекрасно. Как думаете, дядя Грэм сможет меня порекомендовать? У него есть связи? Я могу пригодиться в качестве переводчика. Ведь мой арабский безупречен. – Впервые за долгое время в жизни Джасмин наметилась какая-то определенность.

Кеннет внимательно посмотрел на девушку:

– Ты действительно этого хочешь, дорогая?

Джасмин кивнула. Новая идея манила ее, точно спелый персик, свисающий с ветки.

– Если Грэм достанет для тебя рекомендательное письмо, рассказы о «голубой крови» прекратятся? – спросил он.

И Джасмин сделала то, чего не делала никогда в своей жизни. Она солгала своему отчиму:

– Обещаю печатать свои рассказы до конца года, но они перестанут появляться, когда я уеду в Египет.

Виконт вздохнул.

– Джасмин…

Сделав невинные глаза, девушка развела руками.

– Ничего не поделаешь, таков договор. Я не могу его расторгнуть. – Она вдруг осознала, что это правда. Но мистер Майерс наверняка разрешит ей расторгнуть контракт, когда она пожелает.

– Что ж, хорошо. Поговори с Грэмом. Он знает нужных людей и сможет добыть тебе рекомендательное письмо, чтобы тебя взяли в экспедицию переводчиком, – сказал Кеннет.

Бадра бросила на дочь умоляющий взгляд.

– Джасмин… прошу тебя, дорогая, не езди в Египет. У многих людей из племени аль-хаджид сохранились дурные воспоминания о твоем отце. Они наверняка не захотят говорить о нем. Он был очень жестоким человеком, и я не хочу, чтобы ты страдала.

При взгляде на обеспокоенное лицо матери Джасмин ощутила, как болезненно сжалось ее сердце.

– Но он наверняка был не таким уж плохим, мама.

Краска отлила от лица Бадры.

– Он был исчадием ада. Я была его рабыней… наложницей. Меня продали ему в возрасте одиннадцати лет. – Бадра глубоко вздохнула, и виконт обнял ее за плечи. – Он насиловал и бил меня.

– Что? Это невозможно! – возмутилась Джасмин.

– Поверь мне, дорогая, это правда. У Фарика было много наложниц, но все они поклялись никогда не иметь от него детей. Они принимали семена фенхеля, чтобы не забеременеть. Только я не стала этого делать в надежде на то, что он перестанет меня бить, если я рожу ему ребенка. Но когда он увидел, что у него родилась дочь, а не сын, он продал тебя в тот же бордель, в котором когда-то купил меня. А меня продали туда родители.

– Помнишь, Джасмин, ты жила там, пока мы не приехали и не спасли тебя? – мягко спросил виконт.

Да, Джасмин помнила. Теперь она понимала, что ее отец сделал с матерью то же, что и тот ужасный человек с ее лучшей подругой Надией. К ее горлу подкатила дурнота.

– Но наверняка… у него были какие-то хорошие черты. Наверняка, – прошептала Джасмин. – Ведь он мой отец.

– Мужчина, который физически поспособствовал твоему рождению, еще не отец, – настойчиво повторила Бадра. – Твой отец – Кеннет.

Кровь не водица, сказал как-то Кеннет. А чья кровь текла в ее жилах? Жестокого деспота.

– А как же… другие? Братья, сестры, другие его дети? Он все еще жив? – Джасмин цеплялась за слабую надежду, как утопающий за соломинку. Нет, она совсем не такая, как он. Но если она встретится с братьями и сестрами…

– Ты его единственный ребенок, – тихо произнесла Бадра.

Человек с темным прошлым, которого ее мать боялась, а отчим ненавидел. Человек, который вел войны и пробудил к себе ненависть. Презираемый всеми человек. И это ее отец. Джасмин почувствовала себя еще хуже.

– Разве ты не понимаешь, когда мы прочитали твою заметку… это как раз в характере твоего отца – намеренно причинять людям боль. Ты – не он, Джасмин. Но иногда ты немного выходишь за рамки и… – Голос Бадры сорвался.

– Ты говоришь, что я не такая, как он, и все же сомневаешься в своих собственных словах. И ты боишься, что я все же стану такой, как он. – Джасмин посмотрела на мать, ощущая, как в груди закипает гнев. – Да, я тоже жестокий тиран.

– Джасмин! Это неправда, – произнес Кеннет, хотя его глаза по-прежнему горели беспокойством.

– У тебя непростой характер, Джасмин. Иногда ты поступаешь опрометчиво и импульсивно. Позволяешь своим эмоциям завладеть тобой. В такие моменты я очень беспокоюсь за тебя. Ты должна научиться обуздывать свой нрав, иначе он возьмет верх над тобой. – Виконтесса села на колени у ног дочери и взяла ее руки в свои. Смятение и раскаяние наполнили сердце Джасмин при виде боли, написанной на лице ее матери.

– Когда я узнала, что ты живешь в борделе… о, Джасмин! Мое сердце было разбито. Я знала, что должна вызволить тебя от туда и забрать с собой, чего бы мне это ни стоило. – Слезы заблестели в прекрасных глазах Бадры – таких же темных и раскосых, как у Джасмин.

Она вновь опустилась на диван рядом с мужем.

Всю свою жизнь Джасмин пыталась приспособиться к образу жизни, принятому в Англии. Но так и не преуспела. Возможно, она найдет свое место в Египте? И возможно, на деле все окажется совсем не так, как многие думают?

– Мой отец, мой родной отец… да, наверное, он бывал суров, но он наверняка бывал и благороден, – осмелилась продолжить неприятную тему Джасмин, наблюдая за выражением лица родителей.

Бадра выглядела крайне расстроенной, а губы виконта сжались в узкую полоску.

– Твой родной отец был настоящим ублюдком, – бросил он.

Джасмин порывисто встала с кресла, не в силах унять бушующих в груди чувств.

– Вы лжете! – закричала она. – Мой отец был могущественным шейхом, и вы просто завидуете ему!

– Джасмин! – в отчаянии воскликнула Бадра.

– Он не был плохим. Не мог быть. И если вы так сильно ненавидите его, то должны питать те же самые чувства ко мне. Мое поведение расстраивает вас обоих, поэтому вы отсылаете меня туда, где нашли, – с горечью в голосе произнесла девушка. – Вот почему вы поощряете мой отъезд.

На лице виконта отразилось беспокойство:

– Мы бы никогда так не поступили, Джасмин. Ты наша дочь, моя дочь независимо от того, кто зачал тебя, – заверил девушку виконт.

Но Джасмин не верила родителям. Не могла поверить в то, что являлась дочерью жестокого тирана. Пусть она отвратительный человек. Но ей необходимо докопаться до правды.

Глава 9

Всего за несколько месяцев ее жизнь изменилась в худшую сторону. Если бы не возможность писать, у Джасмин совсем не осталось бы в жизни радостей. Очередным ударом для нее стало присланное Томасом письмо. Он весьма вежливо приглашал Джасмин встретиться с Амандой в ресторане, чтобы обсудить участие его сестры в новом предприятии герцогини. «Возможно, тогда ты поймешь, насколько доброе и щедрое сердце скрывается в груди Мэнди, что даст твоим заметкам новый поворот», – говорилось в письме.

Сомнительно. Но любопытство взяло верх, и Джасмин решила принять приглашение. Она искренне хотела дать Аманде шанс. Где-то в глубине души она опасалась, что нападки на дочь леди Кларедон были проявлением унаследованной от отца агрессивности. Ведь именно этого так боялись ее мать и отчим. Джасмин вознамерилась доказать себе, что наследственность не имеет значения и что она может судить о поступках леди Аманды объективно.

«И все же мой родной отец не мог быть плохим», – вот уже в который раз мысленно повторила Джасмин, входя в гардеробную ресторана и подавая слуге плащ.

Но подобные мысли неуместны. Ведь она пришла сюда затем, чтобы попросить леди Аманду оказать поддержку благотворительному заведению тети Джиллиан. Школа обучения и развития, основанная герцогиней, собрала достаточно пожертвований. Но ведь деньги лишними не бывают. Герцогиня намеревалась учредить общественный комитет для сбора пожертвований, и безупречная репутация Аманды могла существенно помочь в этом деле.

Джасмин остановилась у входа в просторный зал. Люди, сидящие за столиками, обернулись и посмотрели на нее. На какое-то мгновение Джасмин показалось, что стены цвета экрю надвигаются на нее, грозя размозжить ей голову. Леди Аманда поднялась из-за столика, расположенного у окна, и с улыбкой пошла ей навстречу.

– Мисс Тристан, рада вас видеть. – Она вежливо пожала руку девушки.

На столе, покрытом белоснежной скатертью, сверкал тончайший фарфор и переливались в свете люстр серебряные столовые приборы. Такими же ослепительными были и молодые леди, сидящие за столом. На них были кружевные платья пастельных тонов и шляпы цвета небеленого полотна с широкими полями, украшенные перьями и бисером. Желудок Джасмин болезненно сжался. Она думала, что встретится только с леди Амандой. Но та привела с собой подкрепление. Что ж, Джасмин вряд ли ждет вежливая беседа с глазу на глаз.

Изобразив на лице приветливую улыбку, Джасмин поприветствовала мисс Эйвери и леди Генриетту, а потом села за стол рядом с Амандой. Она заказала кофе. Крепкий кофе. Ей сейчас просто необходимо выпить чашечку.

Джасмин бросила взгляд на дверь, располагавшуюся в пятнадцати футах от их столика. Аманда еле заметно пододвинулась, оставив между собой и Джасмин место, и по спице девушки пробежал холодок. Она совершила роковую ошибку, приняв это приглашение. Но теперь уже ничего не поделаешь, так что нужно хотя бы попытаться обернуть ситуацию в свою пользу.

– Вы, наверное, голодны? – поинтересовалась Генриетта. – Должно быть, у вас отменный аппетит. – Она многозначительно посмотрела на полные бедра и грудь Джасмин, а потом улыбнулась. Глаза ее при этом остались холодны.

– Хэтти, – произнесла Аманда, – прошу тебя.

С трудом удержавшись от замечания о том, что объем Талии леди Генриетты значительно превосходит ее интеллект, Джасмин приняла салфетку из рук одетого в белоснежную униформу официанта.

– Я не голодна, благодарю вас. Кофе будет вполне достаточно.

Леди Аманда заговорила о погоде, а потом спросила у Джасмин о ее тете. Воодушевившись, девушка принялась рассказывать о школе, но вскоре поняла, что сидящие за столом молодые леди уже составили мнение о благотворительном учреждении герцогини, и оно было, увы, нелестным. Сердце Джасмин упало.

– Аманда рассказала нам о начинании вашей тети. Весьма впечатляюще. Но разве не странно, что она настаивает на том, чтобы собственноручно обучать представителей низшего сословия? – Мисс Эйвери отхлебнула чаю.

Джасмин вздохнула. Она ожидала от этих леди большей любезности. Глупо с ее стороны.

– Тетя не только обладает степенью бакалавра в области преподавания, но еще является философом и идеалистом. Она верит в то, что все люди равны и в равной степени имеют право голоса.

Три пары глаз в ужасе воззрились на Джасмин.

– Дать женщинам право принимать участие в голосовании? Но зачем, когда в этом нет необходимости? Почему не предоставить право принимать решения мужчинам? – спросила леди Аманда и в замешательстве посмотрела на подруг. – Мой Ричард и слышать об этом не захочет.

– А может быть, ему просто стоит прочистить уши? Это могли бы с успехом сделать вы, – предложила Джасмин с улыбкой. Официант принес кофе. Джасмин сделала глоток бодрящего напитка, но с разочарованием отметила, что кофе холодный и к тому же слегка горчит.

– Прочистить барону уши? Никогда не слышала подобного вздора, – произнесла мисс Эйвери.

Полное отсутствие чувства юмора. Да, все оказалось гораздо сложнее, чем Джасмин могла предположить.

– Прочистив слух, вы прочистите сознание, – продолжала Джасмин.

– Видите ли, в этом-то я и вижу проблему. – Леди Аманда положила на тарелку вилочку с куском торта. – Многие люди из моего окружения склонны думать, что ваша тетя страдает временным помутнением рассудка. Только подумайте: герцогиня, самолично обучающая бедняков. Это вполне похвально, но совершенно бесполезно. – Она бросила на подруг умоляющий взгляд. – Разве вы считаете иначе?

Вот она, истинная причина присутствия здесь подруг Аманды. Поддержка. Уважение к ней исчезло быстрее, чем кофе, выпитый нервными глотками. Очевидно, у этой молодой леди напрочь отсутствовала сила воли, раз она не могла отстоять собственного мнения без помощи посторонних.

– Я слышала, что герцог тоже немного не в себе. Да и разве может быть иначе после общения с этими дикими бедуинами? Кроме того, герцог с герцогиней редко появляются на людях, – заметила мисс Эйвери. Словно это было веской причиной для того, чтобы с ходу отметать за ненадобностью любые их начинания.

– Мои тетя и дядя заняты воспитанием детей, и у них совсем нет времени на развлечения, – пояснила Джасмин, чувствуя себя крайне неуютно. – От этого стремление моей тети заниматься благотворительностью только выигрывает. Школа настолько дорога для нее, что она готова уделять ей время в ущерб семье. Вот почему я предложила свою помощь в сборе средств.

– Но, мисс Тристан, разве вы не понимаете? Ваше участие в этом деле… В общем, я хочу сказать, не много найдется желающих поддержать столь необычную организацию, даже если ее основала герцогиня. И потом, ваше присутствие… У вас, без сомнения, доброе сердце, и я могу только поаплодировать вашим благородным стремлениям, но я должна быть честна с вами. – Леди Аманда наклонилась и бесхитростно посмотрела на Джасмин. – Вряд ли в моем окружении найдется человек, который пожелает поддержать благотворительную организацию герцогини, если от ее имени будете выступать вы. Видите ли, в обществе… Словом, это немного необычно.

– Необычно?

– Я говорю о вашем происхождении, – мягко произнесла Аманда. – Всем известно, что вы иностранка. Люди мало знакомы с вашей культурой. Они знают вашу мать, но она египтянка. Пребывание в подобной компании не совсем прилично.

Мисс Эйвери кивнула.

– Не нужно считать, что мы разделяем это мнение, но вы должны понять: люди нашего круга избегают водить дружбу с выходцами из арабских стран.

– Понимаю. – Джасмин ощутила, что бушующий в душе гнев вот-вот вырвется на свободу. – Стало быть, вы причисляете себя к тем, кто не станет поддерживать нашу организацию. В таком случае зачем вы пригласили меня на эту встречу?

Леди Аманда мягко улыбнулась:

– Я сделала это лишь из уважения к Томасу. Он попросил меня об одолжении, а я готова на все ради своего дорогого брата. Ему очень нравится герцогиня, и, кроме того, он дружит с герцогом. Но я не должна общаться с нами, мисс Тристан. Уверена, вы поймете меня правильно. Это дурной тон.

– Все мы придерживаемся такого мнения, – вставила мисс Эйвери.

– Может, вам стоит поискать поддержки в своем окружении, – добавила леди Генриетта.

«Но у меня его нет», – подумала Джасмин. Она внимательно посмотрела на сидящих перед ней дам и поняла, что они прекрасно знают об этом. Они наверняка мысленно насмехались над ней. И хотели, чтобы она ушла. Прямо сейчас.

Леди Аманда улыбнулась. Возможно, она испытывала каплю жалости к Джасмин, но от этого ее улыбка выглядела одновременно ангельской и издевательской.

Внезапно желудок Джасмин свело судорогой. Ее вдруг все стало раздражать: и снующие, точно привидения, официанты в белоснежной униформе, и звон серебряных приборов, и тихие звуки флейты. Джасмин захотелось взять в руки чашку и выплеснуть содержимое в лицо леди Аманды.

Но спустя мгновение она успокоилась, потому что приняла решение. Она будет продолжать писать в газету, и гори оно все огнем. Теперь ей было безразлично, раскроют ее инкогнито или нет. Предположение о том, что ее любимые тетя и дядя безумны и что общество давно сбросило их со счетов, стало для нее величайшим оскорблением!

Леди Аманда отвернулась и принялась болтать с подругами, столь явно игнорируя Джасмин, что той стало ясно: аудиенция закончена.

– Благодарю вас за кофе, но боюсь, мне пора идти, – сказала Джасмин.

Девушки кивнули, не прекращая разговора, а Джасмин принялась натягивать перчатки. Но в этот момент Аманда помахала кому-то рукой, и Джасмин почувствовала себя еще более неуютно.

– Это Томас! Я пригласила его присоединиться к нам. Хэтти, я передала ему твое восхищение тем, как он выиграл гонку у твоего брата на прошлой неделе. Тебе стоит попросить его поучить тебя держаться в седле.

Холодок пробежал по спине Джасмин. После происшествия в парке она не видела Томаса и считала не разумным встречаться с ним на людях теперь.

Но она не могла уйти при его появлении. Ведь это будет выглядеть, по меньшей мере, странно. Заставив себя улыбнуться, Джасмин наблюдала за приближением Томаса. Его живо приветствовали посетители, которые совсем не обращали внимания на нее. Когда Томас подошел, Джасмин постаралась сосредоточить взгляд на одной из восхитительных дорических колонн, служивших украшением зала. Но Томас явно не собирался игнорировать ее. Поприветствовав остальных леди, он подошел к Джасмин и вежливо кивнул ей.

– Здравствуйте, – произнес он, ища ее взгляда. В его бездонных зеленых глазах отражалась ее собственная неутолимая тоска. Какое сумасшествие!

Взгляд молодого человека упал на затянутые в перчатки руки Джасмин.

– Я думал, что проведу некоторое время в вашей компании, прекрасные леди. Мисс Тристан, прошу вас, останьтесь. Вы, кажется, собираетесь покинуть нас?

Над Джасмин вновь нависла угроза. Даже если бы она не боялась человека, малодушно посылающего записки с угрозами, – она ведь уже давно не каталась верхом в часы, когда парк был переполнен представителями бомонда, – она все равно ушла бы, не в силах выдерживать больше присутствия Аманды. Джасмин ощущала себя запачканной, как если бы ее вываляли в грязи.

– Благодарю вас, лорд Томас, но боюсь, с меня уже хватит. – Она провела рукой под подбородком и приготовилась встать. Но потом передумала, перехватив полные обожания взгляды мисс Эйвери и леди Генриетты, устремленные на Томаса. Мисс Эйвери даже глупо захихикала.

– Лорд Томас, прошу вас, садитесь. Мы как раз говорили о скачках. Завтра мы собираемся на прогулку верхом. Возможно, и вы присоединитесь к нам?

Томас что-то уклончиво пробормотал, нежно глядя на Джасмин, когда садился между нею и сестрой. По телу Джасмин прокатилась теплая волна.

В глазах мисс Эйвери вспыхнула злоба, и она бросила взгляд на Джасмин:

– Аманда сообщила нам, что вы собираетесь в Египет за новой партией лошадей. Как интересно! Уверена, вы будете разводить породистых скакунов. Получить таковых невозможно, если скрестить чистокровного жеребца и пони. Я слышала, в Египте слишком часто встречаются именно пони.

Сердце Джасмин отчаянно забилось в груди. Заметил ли Томас, как ее только что оскорбили? Наверняка. Поджав губы и не обращая внимания на остальных леди, Томас повернулся к Джасмин.

– Интересная была встреча? – спросил он. Томас был таким красивым, таким заботливым, что она почти поверила в то, что небезразлична ему.

Почти поверила. Желудок Джасмин вновь болезненно сжался, но она не обратила на это внимания.

– О да, лорд Томас. Я провела время с большой пользой, – ответила Джасмин. – Я выяснила, что яблоко от яблони недалеко падает, поэтому мой образ действий в будущем не изменится. Всего хорошего.

Не сводя внимательного взгляда с лица Джасмин, Томас нахмурился.

– С вами все в порядке, Джасмин? Вы… побледнели…

Побледнела? Какая ирония!

– Со мной все в порядке. До свидания.

– Прошу вас, останьтесь, – повторил Томас. Джасмин поднялась со своего места, и Аманда вцепилась в руку брата, попытавшегося ее остановить.

– Дорогой, сядь и отведай с нами десерта. Не стоит задерживать мисс Тристан. Я уверена, ее ждут важные дела.

Прошлые унижения всплыли в памяти – насмешки одноклассников, заварка, пролитая на ее платье на праздновании дня рождения Томаса, пренебрежительное отношение. К горлу Джасмин подступила тошнота, когда Томас повернулся к леди Генриетте. Казалось, его заинтересовали слова этой жеманной коровы. Гордо вскинув голову, Джасмин пошла прочь. Черт с ними со всеми.

Едкие запахи, витавшие над улицами Лондона, ударили ей в нос. Горло внезапно пересохло и заболело. Джасмин собралась уже нанять кеб, когда ее тело пронизала такая острая боль, что она испуганно охнула. Ухватившись за столб, она попыталась взять себя в руки.

– Джасмин! – Низкий голос Томаса, казалось, вплыл в ее сознание откуда-то издалека. Сильные руки легли на вздрагивающие плечи девушки. – Ну-ну, все уже позади, – тихо приговаривал он.

Словно сквозь туман Джасмин услышала, как кто-то сделал грубое замечание относительно того, что женщине стыдно появляться пьяной на людях. Томас рявкнул на говорящего со свирепостью льва. Он осторожно придерживал голову Джасмин, пока та выплевывала содержимое желудка в водосточный желоб.

Потом она выпрямилась и взяла из рук Томаса платок. Отерев рот, девушка облокотилась о фонарный столб, благодарно прижавшись пылающей щекой к прохладному металлу.

– Оставь меня. Что ты здесь делаешь? – прошептала Джасмин, что стоило ей невероятных усилий. Ей показалось, что горло ободрали наждачной бумагой, а дрожащие ноги грозили подкоситься.

– Я очень волновался. Ты была очень бледной в ресторане.

Забота Томаса слегка приободрила Джасмин. Его сестра и подруги и бровью не повели бы, упади она замертво прямо там, в ресторане.

– Спасибо, со мной все в порядке, – с трудом пробормотала девушка.

Сильная рука обхватила Джасмин за плечи, поддерживая.

– Я отвезу тебя домой.

Громко и требовательно Томас подозвал кеб. Как только возница остановился, Томас усадил Джасмин на сиденье и хотел уже устроиться рядом с ней.

Собрав все свои силы, Джасмин протестующе протянула руку.

– Пожалуйста, не надо, – с трудом выговорила она. – Прикажи кебмену отвезти меня к дяде Грэму. – После этого Джасмин свернулась клубочком на потрепанном сиденье. Запах табака, пота и виски, пропитавший кеб, угрожал вновь пробудить тошноту.

Томас сжал руку девушки.

– Ты уверена, что с тобой все будет в порядке?

Джасмин махнула рукой и отвернулась, не в силах больше смотреть на Томаса. Дверца захлопнулась, и кеб покатил вперед.

Джасмин застонала и прижала ладонь к желудку, молясь о том, чтобы успеть доехать до дома дяди. Девушка почти никогда не болела и никак не могла взять в толк, почему подобное случилось с ней сейчас. А началось все после того, как она выпила этот отвратительный холодный напиток.

Кофе. Джасмин облизала губы, вспомнив его необычный горький вкус.

Когда-то, очень давно, еще до того, как ее отчим женился на матери, его отравил человек, пытавшийся предъявить свои права на Бадру. Эта страшная история взбудоражила богатое воображение Джасмин. Она тайком добыла медицинский справочник, чтобы изучить яды, а потом написала историю о прекрасном принце, спасшем красавицу принцессу от злого тролля. С помощью яда очень, легко избавиться от неугодного человека. Его можно замаскировать напитком с ярко выраженным вкусом, таким как кофе. Неужели ее отравили? Вспомнив загадочное письмо, лежавшее на пороге ее дома, Джасмин задрожала от ужаса.

Целых два часа Джасмин лежала в постели. Острая боль пронзала ее, подобно ударам ножа; Вскоре в дверь постучал лакей. Он сообщил, что лорд Томас Уолленфорд заехал справиться о ее здоровье. Джасмин велела слуге сообщить, что с ней все в порядке и она отдыхает. Наконец боль немного отступила. Ослабевшая девушка спустилась вниз, чтобы попросить кухарку приготовить ей чашку крепкого горячего чая.

Джасмин сидела в гостиной на первом этаже, когда слуга вновь возвестил о приезде лорда Уолленфорда. Но когда Томас услышал об отказе госпожи принять его, он отодвинул в сторону оторопевшего лакея и вошел в комнату.

Сжимая в руке котелок, молодой человек пристально смотрел на девушку.

– Джасмин, мне необходимо было увидеть тебя.

– Тебе обязательно нужно настоять на своем, да? Я уже говорила, что со мной все в порядке. У меня просто слабый желудок. – Девушка отмахнулась. – Пожалуйста, уходи.

– Тебе лучше? Что это было?

Зная, что выглядит она просто ужасно, да и ее анонимному врагу не понравится визит Томаса, Джасмин гневно посмотрела на молодого человека.

– Скорее всего результат встречи с твоей сестрой. Она так же несносна, как и твоя мать.

Губы Томаса дрогнули.

– В самом деле?

– Ну, разве что не в такой степени. Наши пути не должны больше пересекаться, и ты знаешь это. Мы с тобой люди разного круга, так что уходи, пожалуйста.

Джасмин не могла больше подвергать себя риску, встречаясь с Томасом, даже если ей очень этого хотелось. А что, если его друзья увидят их вместе? Но, если говорить начистоту, чем больше она смотрела на Томаса, тем сильнее болело ее сердце. Джасмин необходимо было найти свое место в жизни, и оно точно было не рядом с ним или с кем-то из его окружения.

Томас посмотрел на Джасмин со странной улыбкой.

– Жизнь состоит из чередующихся полос, Джасмин. Возможно, это судьба.

– Я считаю, что смогу сама управлять своей судьбой.

– Не сомневаюсь в этом. Но есть события, которыми ты не сможешь управлять. Подумай об этом. Мне кажется, что наши судьбы переплелись так, как ты даже не можешь себе представить, Джасмин. Подумай об этом. Я уверен, что наши пути вновь пересекутся, и очень скоро. И ты ничего не сможешь сделать, чтобы предотвратить это.

Томас водрузил на голову котелок, коротко кивнул и вышел из комнаты.

Глава 10

В последующие недели Джасмин продолжила свои нападки на Аманду. Она нашла успокоение в том, что применяла свое перо в качестве оружия, и теперь публично осуждала молодую женщину. Торговцы, чьи магазины посещала леди Аманда, оказались настоящим кладезем информации, которую Джасмин умело использовала. На страницах газеты она зло высмеивала леди Аманду, начиная с ее склонности тратить огромные суммы денег на безделушки и заканчивая привычкой «смеяться подобно лошади с большими зубами». Джасмин частенько посещала эти самые магазины, втайне радуясь тому, как торговцы вслух зачитывают ее колонки под громкий хохот посетителей.

Гайд-парк стал для Джасмин еще одним источником информации. Рядом с Серпентайном она обнаружила тихое место позади раскидистого дерева, откуда могла наблюдать за происходящим, не будучи никем замеченной. Приятели Томаса любили проводить здесь время, поэтому они часто собирались поблизости и болтали обо всем.

С лежащей на коленях раскрытой книгой Джасмин казалась погруженной в собственные мысли и не обращающей внимания на то, что происходит вокруг. На самом же деле она прятала между страницами карандаш и листок бумаги для заметок. В простой рабочей одежде, с волосами, забранными под широкополую мужскую шляпу, она могла сойти за простолюдина или слугу. Общество не считало их за людей, поэтому друзья Томаса открыто шутили и сплетничали, а Джасмин сидела, навострив уши и по крупицам собирая информацию.

Но сегодня никого из друзей Томаса поблизости не было, и она не услышала замечаний о том, как леди Кларедон ссорилась с матерью барона Ридли, собирающейся отложить свадьбу детей, или о том, как мисс Эйвери отправилась на прогулку с Томасом, и о том, как он держал ее за руку. Этот последний факт очень тревожил Джасмин. Она уже собралась уходить, как вдруг увидела, что в ее сторону направляется пара. Девушка тотчас же уставилась в книгу, чтобы остаться неузнанной, потому что это были леди Аманда и лорд Ридли.

Они остановились в нескольких шагах от Джасмин. Достаточно далеко, чтобы их встречу не сочли уединением, но достаточно близко для того, чтобы Джасмин услышала их разговор. Она осторожно посмотрела в их сторону. На красивом худощавом лице барона было написано страдание. Он остановился и сжал руки Аманды, которая выглядела не менее расстроенной.

– Прошу тебя, дорогая, постарайся понять. Я люблю тебя, и я рад, что ты мне доверилась и рассказала о том, что эта отвратительная газета клевещет на тебя. Но моя семья не допустит еще одного скандала. Если кто-нибудь узнает, что в газете говорится о тебе… Последний скандал едва не погубил мою семью. Тогда стало известно, что моя невеста провела ночь в доме другого мужчины без компаньонки. Мои родители были в ужасе.

Аманда зарыдала в голос, и барон протянул ей носовой платок.

– Мне очень жаль, детка, но если газета не прекратит печатать эти статьи… Я не знаю, что мы будем делать. Взять хотя бы этот последний намек на то, что ты хочешь сыграть свадьбу поскорее, потому что тебе есть что скрывать, и это «что-то» появится на свет через девять месяцев. Автор намекает на то, что ты беременна!

– Прошу тебя, Ричард, в этом нет моей вины. Этот ужасный человек… Я не знаю, почему он клевещет на меня.

Молодой барон притянул Аманду к себе, и в его глазах застыло выражение муки.

– Может быть, нам стоит сбежать в Гретна-Грин. Это погасит сплетни, если кто-нибудь все же дознается, что предметом нападок являешься ты.

Аманда отстранилась.

– Но это не снимет подозрений с твоей семьи. Кроме того, наш побег лишь укрепит веру читателей в то, что автор пишет правду. Я никогда не смогу этого загладить. Никогда! Я не могу начинать семейную жизнь, окутанную паутиной отвратительных сплетен. Но постараюсь как-то переубедить своих родителей. Сделаю все, что в моих силах.

Сердце Джасмин упало. Она не писала ничего, подобного. Лишь заметила, что одной хорошо известной в обществе мамаше не терпится сбыть свою дочку с рук быстрее, чем это принято в приличном обществе. Но мистер Майерс переписал колонку, открыто намекнув, что эта самая дочка беременна. Обрадованный увеличением тиража, он решил подогреть нездоровый интерес публики, и теперь каждая колонка Джасмин, содержавшая лишь прозрачные намеки, становилась откровенно скандальной после внесённых в нее поправок. Но у Джасмин не было выбора. Она подписала договор и была обязана выполнять возложенные на нее обязательства. Теперь же, слушая душераздирающие рыдания Аманды, она искренне раскаивалась.

Барон нежно поцеловал свою невесту, и Джасмин инстинктивно почувствовала, что он действительно любит Аманду. Он вновь сжал ее руки, а потом пошел прочь, печально опустив плечи. Аманда же закрыла лицо затянутыми в кружевные перчатки руками и разрыдалась.

Джасмин охватило раскаяние. Несмотря на высокомерное отношение Аманды, она не могла видеть, как любовь молодой девушки рассыпается, в прах. И в этом виновата она, Джасмин.

Не успел барон уйти, как к Аманде направился другой мужчина. Джасмин едва не вскрикнула, узнав в молодом человеке Томаса. Он подошел к сестре.

– Мэнди, вот ты где! Я искал тебя и Ричарда. Почему вы ушли так внезапно?

С громкими рыданиями Аманда бросилась в объятия брата, и Томас принялся что-то нашептывать ей на ухо. Джасмин не могла расслышать слов из-за тихого свиста ветра и шороха осенних листьев. Томас нежно отер слезы с лица сестры и позволил ей поплакать на своем плече. При этом в его глазах сквозила такая же мука и боль, что и во взгляде барона.

Вскоре до слуха Джасмин донесся звук их удаляющихся шагов.

Да, решила она, пора остановиться. Засунув книгу и карандаш в сумку, она зашагала прочь.

Спустя несколько минут она сидела перед заваленным бумагами столом мистера Энтони Майерса. Острый запах чернил и непрерывный шум печатного станка когда-то казались ей успокаивающими. Но сейчас все это действовало на нервы.

– Я хочу закрыть свою колонку, мистер Майерс. У меня больше нет материала, нет доступа в высший свет, чтобы писать о жизни его представителей. Может быть, нам стоит сообщать новости, более заслуживающие внимания. Например, об успехе герцогини Колдуэлл в благотворительном обучении беспризорных детей.

Толстая сигара покачивалась в зубах мистера Майерса. Он с усмешкой посмотрел на Джасмин.

– Стали разборчивой, да? Слишком поздно, публика попалась на крючок. Я не могу закрыть колонку теперь, когда наши тиражи, увеличились вдвое! – Он встал и принялся рыться в письмах, перемежавшихся на его дубовом столе с беспорядочно разбросанными газетами, пожелтевшими от пролитого на них кофе. – Все эти письма пришли в прошлом месяце и адресованы они вам и вашей колонке. Все только и говорят о «Голубой крови».

– Эти разговоры прекратятся, едва только колонка закроется.

– Так же как и подписка на нашу газету. Это бизнес, мисс Тристан. – Голос издателя стал бесстрастным, и Джасмин напряглась, поняв, что ее ждет бой.

– Как автор этой колонки, я имею право писать то, что пожелаю. Это записано в договоре.

– А я, как ваш редактор, имею право вносить любые поправки, какие пожелаю. Это тоже указано в договоре. – Он сел и оценивающе взглянул на Джасмин. Его глаза-бусинки напоминали ей глаза ящерицы, которую она однажды видела в саду.

– Но тогда это не будет правдой, – произнесла она, стараясь скрыть свое разочарование.

– Это уже не имеет значения. В отличие от тиража газеты.

– Я пожалуюсь на вас. Люди узнают, что вы искажали мои слова и что вы лжец. – Она встала, дрожа от еле сдерживаемого гнева.

– Ну и кому вы можете пожаловаться, не выдав своей тайны? Вы запятнаете свою репутацию больше, чем мою, мисс Тристан. Газеты существуют за счет скандалов. А репутация женщины зависит от ее доброго имени. Захотите вы погубить себя ради того, чтобы спасти тех, кого ненавидите?

Понимающая улыбка мистера Майерса была так ей ненавистна, что Джасмин захотелось ударить его по лицу. Она презирала его и себя за то, кем стала.

– Я выполню свои обязательства, мистер Майерс. Но я больше не стану писать о скандальных сплетнях. А неизвестный дамский угодник, о котором я обещала написать в последней колонке? Его имени вы не сможете назвать. Придумайте сами, я вам его не скажу.

– Ну и не надо, – ответил редактор с раздражающим спокойствием. – Я знаю имя женщины, на которую вы нападаете. Это леди Аманда Кларедон.

Джасмин вздрогнула.

– Откуда вы знаете?

– Не только вы одна продаете скандальную информацию, мисс Тристан. Вскоре после того как вы выдвинули идею с публикацией колонок, кое-кто еще пришел ко мне с интересным предложением. А именно служанка молодой леди из одной знатной и титулованной семьи. Она сказала мне, что знает даму, о которой упоминается в ваших колонках.

Внезапно Джасмин ощутила боль. Опустив глаза, она увидела, что сжала кулаки столь сильно, что ногти больно впились в ладони.

– Но почему вы позволили мне продолжать, если обрели необходимый материал?

Мистер Майерс пожал плечами.

– Уж больно ваша идея была хороша. Колонки. Сплетни. Обещание раскрыть секрет не сразу. Как я уже сказал, вы поймали публику на крючок и управляли ею как хотели. А я за счет этого увеличил тираж. Так что все, что вы говорите, уже не так важно. Пишите, что хотите, и в феврале весь Лондон узнает тайну леди Аманды.

– Прошу вас, – взмолилась Джасмин. – Не делайте этого. У нее в июне свадьба.

– В таком случае ей лучше поторопиться, как вы считаете? А почему вы так беспокоитесь? Ведь у нас с вами одна цель. – Он осклабился, все еще сжимая в зубах окурок. – Только моя цель – деньги. В отличие от вашей. Ничего личного. Всегда помните, мисс Тристан: миром правят деньги.

– Но они не правят мной, – огрызнулась Джасмин.

– Вам только так кажется. Ступайте домой, мисс Тристан, и принесите мне очередную заметку. Я слышал, одна служанка спасла собаку, которую чуть не переехал экипаж. Вы можете написать об этом? А я изменю ваши слова так, чтобы получилось что-то более удобоваримое.

– Я остановлю вас. Так и знайте. Должен же быть какой-то способ сделать это, и я его найду, – поклялась Джасмин.

И все же она покинула контору с мыслью о том, что мистер Майерс прав и скорее всего одержит победу. Душу Джасмин переполняли страх и обида за Томаса и его сестру. Все они запутались, точно мухи в паутине, и спасения не было. Репутация леди Аманды будет запятнана, если она, Джасмин, не найдет способ остановить мистера Майерса. Однако дело осложнялось тем, что она не могла никому довериться и раскрыть свое инкогнито.

В один из октябрьских дней Томас надел пальто и вышел на улицу. Пронизывающий ветер не казался ему холодным, несмотря на то что он был без шляпы. Томас от волнения не обращал внимания на подобные мелочи. Герцог и герцогиня Колдуэлл пригласили его на чай. При этом должна была присутствовать и Джасмин. На прошлой неделе в клубе за бокалом бренди герцог с серьезным видом сообщил Томасу о том, что Джасмин едет с ними в Египет.

«Только сначала я ее придушу», – мрачно думал Томас.

С каждой новой колонкой надежда покидала прекрасные глаза Мэнди. Она становилась все более замкнутой. На прошлой неделе барон встретился с Томасом и известил его о том, что скоро вынужден будет расторгнуть помолвку, если выйдет еще хоть один материал, обличающий Аманду. Барон умолял Томаса сделать хоть что-нибудь. Оставаясь в тени, Томас нанял нужных людей для того, чтобы положить конец гнусным публикациям. Ему пришлось даже потратить деньги, отложенные на ремонт собственного дома в Лондоне, Ведь деньги могут решить любую проблему. Томас пока воздерживался от открытого вмешательства. С таким же успехом он мог вложить в руки издателя оружие уничтожения репутации и попросить нажать на курок. Даже простой визит в редакцию укрепил бы предположение о том, что речь в колонках идет о его сестре.

И все же нужно отыскать иную возможность помочь Мэнди. Ее сердце разрывалось от горя. Осторожность – боевой клич высшего света – была лучшим оружием Томаса. Но ему необходимо было выяснить отношения с Джасмин. Она по-прежнему волновала его. Эмоции клокотали в его груди, и он сам не понимал, чего хочет больше: встряхнуть ее как следует или же запереть в своей спальне и любить так, чтобы у нее не осталось времени на написание своих отвратительных заметок.

Грэм лишь улыбнулся, когда Томас попросил ненадолго оставить их с Джасмин наедине, когда он будет у них с визитом.

– Постарайся узнать ее получше, – сказал герцог после того, как пригласил Томаса на чай. – Она немного норовиста, как дикая кобыла, но хороший хозяин сможет ее укротить.

«О, уж я-то бы постарался, Джасмин. Укротил бы тебя в своей постели раз и навсегда».

В прохладном воздухе ощущалось дыхание ранней зимы, когда Томас подходил к дому герцога. Томас чувствовал себя воином, берущим приступом вражескую крепость. «Готовься к бою, Джасмин, – мрачно думал молодой человек. – Это война, в которой победа будет за мной».

* * *

Кровь отлила от лица Джасмин, когда в гостиную вошел Томас. Он любезно поприветствовал ее тетю и обменялся дружеским рукопожатием с дядей. Затем подошел к Джасмин и поднес к губам ее руку с обходительностью заправского ловеласа.

– Мисс Тристан, – тихо произнес он, едва скользнув губами по костяшкам ее пальцев. Это прикосновение воспламенило Джасмин, словно она коснулась пылающего очага. Черт возьми, почему дядя не предупредил ее?

Герцогиня указала рукой на стул рядом с Джасмин.

– Прошу вас, садитесь, лорд Томас.

Чувствуя себя так, как если бы рядом с ней вдруг оказался свирепый лев, Джасмин с опаской поглядывала на Томаса. Должно быть, ее родные ничего не слышали об их ссоре. Мать ничего им не сказала, и дядя с тетей не должны знать о том, что именно она, Джасмин, держала в руках перо, обличающее Аманду.

Она делала все, чтобы обеспечить читателей сплетнями, которые они так любили, не нападая при этом на семью Томаса. Мистер Майерс просто-напросто переписывал ее материалы, сделав объектом насмешек Аманду. В конце каждой колонки автор помещал зловещее напоминание о том, что наиболее громкий скандал еще впереди. Оно висело над головой Аманды точно дамоклов меч.

В глубине души Джасмин признавала правду. В какой-то степени ей было жаль заканчивать свою колонку. Ее хлесткие выражения и точные карикатуры очень нравились читателям. Редакция газеты была завалена хвалебными письмами. Впервые в жизни Джасмин чувствована, что ее унижают, ею восхищаются.

Все эти чувства обуревали ее до того, как она увидела в парке плачущую Аманду.

Но кое-каким событиям все же удалось возродить в сердце Джасмин надежду. Ее поиски респектабельной газеты, и которой она могла бы публиковать очерки из Египта, увенчались успехом. Редактор пообещал вполне достойный гонорар за рассказы о племени аль-хаджид и репортажи о ходе раскопок Дэвиса в Долине царей. А это уже что-то.

Служанка в белом чепце и накрахмаленном переднике принесла чай на блестящем серебряном подносе. Тетя Джасмин вежливо расспрашивала Томаса о семье. Тот в свою очередь интересовался школой герцогини. Джасмин так перенапряглась от необходимости сохранять вежливую улыбку, что у нее заболели скулы. Дядя Грэм и Томас принялись живо обсуждать чистокровных жеребцов.

– Я доверяю вашим знаниям, Уолленфорд, но некоторые молодые кобылы могут быть чересчур норовисты и неуправляемы. Как ты собираешься справиться с такой лошадью, когда купишь ее? – спросил герцог.

Дядя Грэм и тетя Джиллиан, разливавшая по чашкам чай, не видели двусмысленного взгляда, брошенного Томасом на Джасмин.

– Лошадь можно укротить. Она должна знать, кто ее хозяин. Я не сомневаюсь, что мое обхождение поможет усмирить самую норовистую арабскую кобылу. Если бы такая дикарка попала ко мне, я начал бы с нежных уговоров и убеждал бы ее до тех пор, пока она не станет послушной. А потом я оседлал бы ее и скакал до тех пор, пока она не успокоится.

Джасмин едва не поперхнулась. Когда-то оброненная ею фраза: «Я жеребенок, глупый, а не кобыла!» – бумерангом вернулась к ней. У Джасмин так дрожали руки, что она едва не опрокинула чашку с чаем, заботливо переданную ей тетей.

– Наверняка многие лошади предпочли бы сбежать, чтобы не быть укрощенными вами. Вам не кажется, что вы слишком самоуверенны? – заметила Джасмин.

– Арабских скакунов необходимо сдерживать. Могу вас заверить: нет ни одной молодой или взрослой кобылы, которая не стала бы счастливее после бешеной скачки. Я очень хорошо забочусь о том, что принадлежит мне, – ответил Томас.

– Я видел Томаса в седле, Джасмин. Он прекрасно обращается как с молодыми, так и с опытными лошадьми, – заметил герцог, неподозревающий о том, что в словах молодых людей есть скрытый смысл.

– Чтобы справиться с арабским скакуном, необходимо особое искусство, – добавила герцогиня.

Раздосадованная, Джасмин откинулась на спинку стула. Какого черта здесь делает Томас? Они обсуждали предстоящую поездку в Египет, и Томас выразил желание купить нескольких лошадей, но почему…

Джасмин вздрогнула, осознав, что дядя обращается к ней.

– Томас едет с нами в Египет, Джасмин. Он хочет купить в племени аль-хаджид несколько чистокровных кобыл.

Кровь отлила от лица девушки.

– Но…

– Мы оба будем сопровождать тебя. У тебя будет достаточно времени для расследования и написания очерков, пока мы будем заниматься покупкой лошадей.

Томас украдкой посмотрел на Джасмин.

– Джасмин пишет? – раздался его глубокий голос. Никто не заподозрил иронии.

– Один из газетчиков весьма заинтересовался ее репортажами о путешествии. – Герцог бросил полный обожания взгляд на племянницу.

– Вы будете удивлены моими многочисленными талантами. Я хочу посетить племя аль-хаджид и записать его историю прежде, чем оно закончит свое существование. Я также побываю на раскопках мистера Теодора Дэвиса и напишу для газеты очерки об этих своих путешествиях. – Заметив во взгляде Томаса скуку, Джасмин поспешно добавила: – Публиковать мои очерки будет «Лондон дейли форум» – обретающая популярность и очень уважаемая газета.

Наконец в глазах Томаса вспыхнул интерес.

– Любопытно. Звучит… так научно. Сначала я подумал, что вы говорите об этих неприятных статьях, что зачастую публикуют популярные газеты и журналы. Взять хотя бы колонку, о которой сейчас все только и говорят. Как она называется?

– «Голубая кровь», – подала голос тетя Джиллиан. – Я согласна. Это отвратительно.

Ее лицо действительно густо покраснело, или ей это лишь показалось?

– Насколько я понял, автор насмехается над леди Амандой. Весьма неприятно. Уверен, вам ужасно хочется поколотить его, – предположил герцог.

– Я подумал о нескольких способах наказания. – Взгляд Томаса остановился на Джасмин.

Помертвев от ужаса, она решила никогда больше не участвовать с ним в чаепитиях.

– Интересно, кто автор этих статей? Наверняка кто-то знакомый, обладающий литературным даром. Кто бы ни был этот человек, он или она очень точно подмечает то, что происходит вокруг, – продолжал между тем дядя Грэм.

При этих словах рука герцогини, подносящая чашку ко рту, замерла.

– Грэм, неужели ты всерьез предполагаешь, что автором может быть леди?

– Вполне возможно, – заметил герцог.

– Нет, я сомневаюсь, что подобные вещи пишет женщина. Женщины в принципе не могут быть столь язвительными и жестокими, – возразила тетя Джиллиан.

Джасмин ощутила жгучий стыд. Она очень ценила мнение своей тети.

– Во всяком случае, многие из них, – согласился Томас. – В большинстве своем женщины нежные и кроткие создания, неспособные выплеснуть столько яда на мою сестру.

Герцог погрузился в размышления.

– Если только у автора нет на это веской причины. Или же он считает свои действия оправданными. Сарказм – это искусство, но я начинаю думать, что за этими статьями кроется нечто большее, нежели простое желание поупражняться в острословии. – Герцог повернулся к Томасу: – А вы как считаете? Почему ваша семья стала объектом язвительных замечаний этого анонимного автора?

У Джасмин пересохло во рту, когда Томас на мгновение задумался.

– Мне кажется, этот автор обладает настоящим талантом и способен на создание чего-то гораздо более ценного, нежели эти незначительные заметки. Я очень надеюсь, что он или она вовремя остановится и проявит свой талант в иной области.

– Интересно, – задумчиво произнес дядя Грэм. – Вы говорите так, словно восхищаетесь автором, но осуждаете его действия.

– Так и есть, – тихо ответил Томас, бросив взгляд на Джасмин. – Так оно и есть.

Она сидела на гобеленовом сиденье, маленькими глотками отпивая чай из тонкой фарфоровой чашки. С прямой спиной, одетая в платье цвета слоновой кости, отделанное розовым кружевом, Джасмин выглядела восхитительно. Ее кожа цвета гречишного меда блестела подобно отполированному янтарю. Сама вежливость. В мочках изящных, похожих на раковины ушей, светились аккуратные жемчужные сережки. Манеры Джасмин были столь же изысканны, как и у любой благопристойной английской леди. Бурлящая же в ее душе страсть зажигала кровь подобно палящему египетскому солнцу. Томас продолжал исподволь донимать Джасмин, дразнил ее, заставляя потерять контроль над собой.

Она уже устала бесстрастно пить чай. В ее душе пылал огонь. Томас видел, как гневный румянец время от времени окрашивал ее щеки. Джасмин готова была закричать. Томасу потребовалась недюжинная сила воли, чтобы перестать думать о том, как он задерет эти юбки из муслина и сделает своими искусными руками то, от чего она действительно закричит.

– Как я уже сказал, я восхищаюсь автором, но осуждаю его публикации. Автор обнаружил недюжинный талант в том, что касается художественного слова. Но меня не впечатлил выбор объекта для насмешек. Публика поглощает подобные грязные истории с небывалым удовольствием. Благодаря им газеты продаются лучше. Но это не искусство, – заметил Томас и посмотрел на Джасмин, буквально прожигая ее взглядом. – Я надеюсь, очерки, которые вам так не терпится начать писать, будут гораздо более достойными, мисс Тристан.

– Уж как получится, – послушно произнесла Джасмин. – Раскопки мистера Дэвиса в Долине царей непредсказуемы. Ценность рассказов о племени аль-хаджид я не смогу определить, пока не узнаю его историю. Вполне возможно, что мои очерки привлекут внимание непритязательных читателей… если их сочтут благопристойными. По лицу Грэма пробежала тень.

– Должен сказать, история этого племени исполнена жестокости. Большинство племен, живущих в пустыне, мало чем от него отличаются. Даже представители племени хамсин, храбрые и благородные воины, могут восприниматься как жадные до крови варвары несведущими людьми, слишком поспешно судящими о том, чего не понимают.

– И чего же они не понимают, Колдуэлл? – спросил Томас.

– Законы пустыни жестоки, как жестока и сама жизнь. Выживание – вот основная цель, и цена, заплаченная за это, часто расценивается как варварство. Но все же те, кто не приспособился, не выживают.

Загадочные слова дяди поселили в душе Джасмин сомнения, но, услышав заявление Томаса, она едва не выронила из рук чашку.

– Подобная тема будет весьма уместна на страницах газет, мисс Тристан. Она поможет отвлечь читателей от рассказов о похождениях обладателей голубой крови. Я уверен, что вы сможете затмить этого загадочного автора. Более того, я очень прошу вас постараться.

После чая дядя Грэм предложил Джасмин показать лорду Томасу сад. Тщетно пытаясь сослаться на запланированную ранее встречу, Джасмин хотела улизнуть в свою комнату, но Томас решительно взял ее за локоть, бормоча что-то о своем желании посмотреть на поздние цветы. Он буквально вытащил ее в холл, и Джасмин метнула на него полный ненависти взгляд:

– Почему бы тебе просто не перекинуть меня через плечо?

– С удовольствием, только вот слуги не преминут посудачить об этом, – возразил Томас.

Его зеленые глаза вспыхнули гневом. Крепко сжимая локоть Джасмин, он вывел ее в сад сквозь высокие стеклянные двери. После этого потащил ее в дальний уголок, где находилась каменная скамья, скрытая от посторонних глаз ровными рядами розовых кустов. Томас развернул ее к себе лицом и почти насильно усадил.

– Я приказываю вам, мисс Тристан, – угрожающе тихо произнес Томас, – перестаньте писать свои грязные рассказы, иначе я сделаю то, о чем вы пожалеете.

– Что, например? Попытаешься укротить меня, как одного из своих арабских скакунов? Я поняла твои намеки.

– Я мог бы это сделать. И тебе понравилось бы. Эта мера точно удержала бы тебя от необдуманных поступков. – Глаза Томаса горели решимостью, и Джасмин упрямо вздернула подбородок. Она обязана сказать ему правду.

– Послушай, ты должен дать мне шанс…

– Я уже давал тебе несколько.

– Не перебивай меня! – Джасмин вскочила на ноги и сжала кулаки.

Томас фыркнул.

– Снова хочешь ударить меня, как тогда, в детстве? Не слишком удачная идея, малышка Джасмин. Только попробуй сделать это, и я вынужден, буду поднять на тебя руку. Вернее, не совсем руку, – натянуто произнес Томас. – Сядь. Сейчас же.

Джасмин села и набрала полную грудь воздуха, чтобы успокоиться.

– Ты должен кое-что знать, – медленно произнесла она.

– Так не тяни.

Хватит обуздывать себя! Томасу казалось, что он вот-вот сойдет с ума. Исходящий от Джасмин аромат проникал в его ноздри, а ее близость дразнила его тело. Ему хотелось сжать се в объятиях и зацеловать. И как такой маленькой женщине удавалось причинять ему так много неприятностей?

Томас бросил на нее суровый взгляд, от которого содрогались даже самые сильные мужчины.

– Выкладывай свой план, Джасмин. Мое терпение на исходе. Я всегда защищаю то, что принадлежит мне, и ради этого ни перед чем не остановлюсь.

– Ты внимательно читал последние очерки? Да, они по-прежнему высмеивают твою сестру. Но тебе не показалось, что стиль изменился?

– Да? Что ты хочешь этим сказать?

Джасмин закусила губу. В ее глазах плескалась тревога.

– Это писала не я.

Томас ошеломленно ждал продолжения.

– Я не могу… рассказать тебе все. Дай мне время, Томас. Мне нужно время. Прошу тебя, поверь мне. Эти последние очерки… Не я их писала. Я бы не оскорбила Аманду подобным образом. Есть некоторые обстоятельства, связывающие меня по рукам, которыми я не могу пренебречь. Но я найду способ обойти их.

Напряжение, сковывающее грудь Томаса, отпустило, а гнев улетучился.

– Похоже, ты кардинально поменяла точку зрения. Что послужило причиной?

– Я увидела кое-что. Но я не могу рассказать тебе, что именно, потому что это не моя тайна. Прошу тебя. – Джасмин умоляюще посмотрела на Томаса, и это ошеломило его. С каких это пор гордая Джасмин стала умолять о чем-то?

– Прошу тебя, Томас, дай мне время. Я не ожидала, что все зайдет так далеко. И я искренне сожалею о том, что причинила Аманде столько горя. Только в последнее время на страницах газеты печатались не мои слова.

Джасмин не лгала. Томас понял это, едва только внимательно посмотрел в ее глаза.

– До февраля в газете не должно появиться имя. До этого времени я должна найти выход из положения, – добавила Джасмин, пребывающая в крайнем отчаянии.

– Позволь помочь тебе, – мягко произнес Томас. – У меня есть связи и влияние.

– Нет. Чем меньше людей мы посвятим в наши дела, тем лучше. Будем держать все в тайне. Я уже написала несколько колонок, и издатель их одобрил. Он будет публиковать их, пока я буду в Египте. А к первому февраля я должна буду найти решение, которое устроит всех. – Джасмин вздохнула и еле слышно добавила: – Всех, кроме меня.

Печаль и уныние, сквозившие в ее словах, пробудили в душе Томаса подозрения. Но он не стал говорить о них вслух и лишь коротко кивнул.

– Скажи, Джасмин, ты писала в своей колонке о том, что моя сестра постепенно набирает вес?

– Нет. Я прекратила свои нападки на нее. В тот момент… другой человек начал писать вместо меня, подражая моему стилю. Он брал за основу мои слова, но переиначивал смысл так, чтобы спровоцировать скандал.

– Понятно, – тихо произнес Томас. – Но ты вновь начала высмеивать Аманду после той встречи в ресторане, разве нет? Потому что она обидела тебя, сказав, что не может открыто общаться с тобой.

Джасмин кивнула, но Томас не разозлился. Между их мирами вновь разверзлась пропасть, которую невозможно было преодолеть. Но если бы он смог объяснить Джасмин, чем руководствовалась его сестра, заявляя подобное…

Уставившись на зеленые листья кустарника, Томас медленно произнес:

– Позволь мне немного рассказать тебе о своей семье. Тебе известно, что сделал мой отец, когда погиб Найджел?

– Это не мое дело.

Не обращая внимания на слова Джасмин, Томас продолжал:

– Он позвал меня в свой кабинет. Когда я пришел, он напоминал статую – такой же неподвижный и холодный. Слова, которые он сказал мне, я слышал и раньше. Отец напомнил мне о долге, привилегиях и необходимости указывать простолюдинам их место. Мир начал меняться слишком быстро. Он сказал: «Мы должны спасти мир для таких, как я и ты. Наш долг – чтить традиции. Никогда не позволяй тем, кто стоит ниже тебя, возвыситься. Особенно иностранцам, вроде той странной египетской женщины, на которой женился виконт. Подумай, что случится, если эти люди возомнят себя ровней нам?» Мой отец проявлял небывалую решимость и несговорчивость в том, что касалось этого конкретного вопроса. Кровь бросилась Джасмин в лицо.

– Ты хочешь сказать, что это оправдывает высокомерие Аманды? Ее поведение естественно, потому что я стою ниже ее на социальной лестнице?

Томас взял девушку за плечи. Ему было все равно, следил ли кто-то за их беседой из многочисленных окон, выходящих в сад.

– Я хочу, чтобы ты поняла, чем руководствуются в своих действиях моя сестра, мой отец и те, с кем я общаюсь. Меня так воспитали, Джасмин. Не то чтобы я поддерживал эту точку зрения, но в это верит общество. Это мнение не изменится никогда, как не изменится и само общество. С таким же успехом можно пытаться сдвинуть с места египетские пирамиды.

Томас слегка сжал плечи девушки, ощутив под своими пальцами нежную плоть. Ему хотелось всего лишь прижать Джасмин к себе и поцеловать, стерев из ее памяти прошлое и заставив забыть о настоящем.

– Я не сужу людей по их происхождению или цвету кожи в отличие от окружающих меня людей. Твой дядя герцог – единственный, кто осмелился бросить обществу вызов. И оно отплатило ему тем, что отвернулось от него. В этом обществе мы живем, и его ничто не в силах изменить. Мне бы очень хотелось это сделать, но я часть этого общества и посему должен принимать его таким, какое оно есть.

Джасмин накрыла своей ладонью руку Томаса, и ему показалось, что это прикосновение исполнено понимания.

– А если ты решишь покинуть это общество?

Томас быстро убрал руки.

– Как я могу? Я наследник своего отца, и у меня много серьезных обязательств перед семьей. Я должен жениться на подходящей девушке и произвести на свет сына, которому мог бы передать титул.

– А твоя жена? Она будет «женщиной с соответствующим положением в обществе»? Ведь такую, как Шарлотта Харрисон, ты не выберешь?

При упоминании о любовнице Томас поджал губы.

– Есть женщины, чьего общества мужчины ищут по определенным причинам. Но на них, как правило, не женятся. Существуют некие стандарты. Им должна соответствовать и моя невеста. Я должен найти жену, которая не только обладает безупречной репутацией, но и занимает такое же место в обществе, что и я.

Взгляд Джасмин стал непроницаемым.

– Какой снобизм!

– Наверное, ты права, но это моя жизнь, Джасмин. И я не могу стать другим.

– Понимаю, – кивнула она. – Но и ты должен понять, что я не изменюсь. В твоем обществе меня прозвали Коричневым Скорпионом. Пока его не трогают, скорпион вполне счастливо живет в своей темной норе, но если его задеть или разозлить, он жалит. У меня одна сущность, а у представителей твоего мира – другая.

– Это не твоя сущность, – прошептал Томас. – Ты не относишься к тем женщинам, что боятся говорить то, что думают, как моя сестра. Господи, да в тебе больше силы духа и ума, чем в любой из представительниц высшего света. И все же ты зачем-то вызвалась вести эту проклятую колонку.

Темные глаза Джасмин вспыхнули гневом.

– Не стоит судить меня по тому, что сделало из меня твое общество. Все мы, как ты весьма кстати заметил, слуги этого великого господина. Считай мои колонки своеобразным способом защиты. Ведь скорпион тоже жалит, потому что не знает иного способа защитить себя.

Томас протянул руку и коснулся ладонью щеки Джасмин. Она прильнула к ней, словно наслаждалась этой лаской.

– Джас, позволь мне помочь тебе, – настойчиво повторил Томас.

Джасмин выглядела такой печальной, что его сердце сжималось от боли.

– Нет. Ты не должен этого делать. И вообще нам не стоит встречаться, Томас.

– Ну почему я не могу думать ни о чем, кроме твоих губ, источающих яд, но обладающих такой неземной красотой? – пробормотал Томас. – Единственное, чего я хочу – это поцеловать тебя.

– Я не могу, – прошептала Джасмин. – И не хочу. Прощай.

Вырвавшись, Джасмин зашагала по садовой дорожке к дому. Глядя ей вслед, Томас поклялся узнать, что она задумала. Он может помочь. Джасмин просто не знает, насколько он влиятелен. Томас не мог позволить ей совершить необдуманный поступок, который в очередной раз сделал бы ее всеобщим посмешищем. Ведь он уже понял, что Джасмин задумала нечто подобное. Ему хотелось сжать ее в своих объятиях и никуда не отпускать. Хотелось защитить ее от грядущих невзгод. Но… строгая общественная мораль запрещала ему сделать это, Томас разглядел в глазах Джасмин отчаянную тоску. Она хотела его так же сильно, как и он ее, только никогда не признается в этом.

Возможно, в Египте они освободятся от условностей, не позволяющих им быть вместе. Томас знал, что под хрупкой броней, выкованной из сарказма и гнева, он найдет ту женщину, которую знал раньше, что под маской ядовитого скорпиона скрывается прекрасный цветок. Он сорвет с Джасмин эту маску. В Египте – стране зноя и обжигающего песка.

Томас поблагодарил хозяев дома за гостеприимство и отправился домой, настроенный весьма решительно.

Не успел он снять пальто, как лакей возвестил о том, что в гостиной его дожидается миссис Шарлотта Харрисон. Томас ощутил неприязнь, но он уже знал, что делать. С той самой ночи, когда он впервые поцеловал Джасмин, пробравшуюся на бал к его матери, Шарлотта больше не привлекала его. Прощальный подарок, и она может быть свободна для поиска других, гораздо более богатых покровителей.

Но она не получит амулета со скорпионом. На деньги, сэкономленные при последней сделке, Томас купил необычайной красоты изумруд величиной с яйцо малиновки. Подобный подарок должен удовлетворить Шарлотту.

Расправив плечи, Томас направился в гостиную, чтобы положить конец отношениям с любовницей.

Два дня спустя Джасмин сидела перед зеркалом. Ее рука, наносящая на лицо рисовую пудру, еле заметно дрожала. Внезапно она смахнула со столика всю косметику. Хватит! Зачем все это Коричневому Скорпиону?

Внимание Джасмин привлек стук в дверь. На пороге стоял лакей с письмом в руке.

– Вот, это для вас, мисс Тристан. Простите, что не заметил раньше. Письмо просто подсунули под дверь. Весьма странно.

Сердце Джасмин сжалось от страха, когда она закрыла дверь и развернула письмо. Слова, написанные большими печатными буквами, повергли ее в ужас:

«Смерть настигнет тебя сразу же по прибытии в Египет, если ты поедешь туда с лордом Томасом. Останься дома и будешь жить. Иначе смерть».

Глава 11

Стоял декабрь. Холодный океанский бриз трепал вырванные из прически Джасмин локоны. Девушка проснулась еще до рассвета, слишком взволнованная, чтобы спать. Ей очень хотелось увидеть восход солнца в океане.

Она еще раз обдумала сложившуюся ситуацию и решила, что ничто не сможет удержать ее от путешествия. Пепел от письма с угрозами остался в холодном камине в ее спальне. Должно быть, кто-то не спускал с нее глаз, найдя пособника даже в доме ее дяди. Джасмин приняла угрозу во внимание, хотя и сомневалась в том, что аноним последует за ней в Египет. Она будет в безопасности, оказавшись далеко от того, кто ей угрожает.

На прозрачной линии горизонта засветились первые лучи рассвета, окрасив небо всеми оттенками фиолетового и розового. Солнце казалось далеким расплывчатым шаром. Джасмин рассмеялась, воздев руки к нему, словно намереваясь заключить в объятия зарождающийся день. Ведь он нес с собой новые возможности и перспективы.

Солнечные лучи согрели Джасмин. Она подняла лицо и закрыла глаза, вдыхая полной грудью соленый аромат океана. Аромат свободы.

И все же она была не совсем свободна. Ведь с ней были дядя и Томас.

Они уже несколько дней находились в океане на пути в Египет, но с самого начала путешествия между ней и Томасом установились немного натянутые отношения. Чем меньше она обращала на него внимания, тем более заинтересованным он становился. Они обедали с дядей Грэмом, но в то время как мужчины оживленно беседовали, Джасмин молчала.

Джасмин всегда видела Томаса. Он словно возвышался над остальными людьми. Женщины увивались возле него, ища его внимания. И это неудивительно: ведь Томас был ослепительно красив, обворожителен, да к тому же наследник графского титула. И все же его блуждающий взгляд частенько останавливался на Джасмин. Казалось, он выжидает, точно опытный хищник.

Сегодня Джасмин как никогда была близка к тому, чтобы принести себя в жертву ради спасения репутации семьи Томаса. Опубликовав в газете материал, призванный спасти его сестру, она фактически совершит самоубийство. Общество будет обсуждать скандал несколько недель. Надежда завоевать уважение будет таять с каждым новым едким замечанием в ее адрес. И все же она не видела иного выхода из положения.

Перед отъездом Джасмин встретилась с мистером Майерсом и заручилась его обещанием не разоблачать Аманду в обмен на то, что она объявит себя автором колонки и тем самым обеспечит газете грандиозный успех. Джасмин уже написала статью, которую мистер Майерс одобрил. Он лишь рассмеялся, и в его мелких, похожих на бусинки глазах вспыхнул зловещий огонек. Он не станет опубликовывать статью, разоблачающую Аманду, но вместо этого поместит в газете историю Джасмин, если она действительно этого так хочет.

– Вы хотите стать изгоем общества, мисс Тристан? Газета поможет вам в этом. Я пока спрячу ее. Если вы действительно решите опубликовать ее вместо статьи о леди Аманде, известите меня телеграммой из Каира, – сказал мистер Майерс.

Джасмин чувствовала себя так, словно дверь склепа захлопнулась у нее перед носом. Если она решится опубликовать свой рассказ, собственные слова погубят ее. Они сделают ее предметом скандала, гораздо более громкого, чем тот, что связан с именем леди Аманды. Джасмин согласилась с решением мистера Майерса придержать статью и пообещала непременно известить его о своем окончательном решении.

Джасмин содрогнулась при мысли о том, что ее ждет гораздо большее публичное унижение, чем на балу у леди Кларедон. И все же, каждый раз закрывая глаза, она видела обнявшихся Аманду и Ричарда и слышала горькие рыдания сестры Томаса.

Лишь одна слабая надежда поддерживала Джасмин. Солидная газета должна опубликовать ее рассказы о племени аль-хаджид, и это наверняка смягчит удар. Все зависело от того, завоюет ли она уважение в качестве иностранного корреспондента в Египте, перед тем как разразится скандал. Возможно, тогда люди проявят большее понимание пли хотя бы не станут слишком строго судить ее.

Джасмин оставалось лишь надеяться.

Все должно решить это путешествие. Уважение и признание зависели от публикаций ее рассказов в газете. Джасмин необходимо было воспользоваться представившейся возможностью. В ее запутанной жизни, наконец, наметилось верное направление. Такие ценности, как замужество и семья, были недостижимы. Джасмин слишком пугала перспектива стать женой торговца, а мечта найти мужа среди представителей высшего света казалась несбыточной.

Эта самая мысль слегка притупила радость Джасмин от наступления нового дня. Словно проткнутый шарик, она стремительно летела вниз.

– Я верблюд в табуне арабских скакунов, – пробормотала девушка, глядя на пенистые волны.

– А вот я так не думаю. Верблюды имеют обыкновение плеваться, а ты ни разу не плюнула в меня с того самого момента, как тебе исполнилось девять лет.

Уверенный голос Томаса прервал ее отнюдь не радостные размышления, и Джасмин покраснела. Ей необходимо поскорее надеть на себя маску безразличия. В воздухе повисло тягостное молчание. Томас облокотился о перила, сведя к минимуму разделявшее их расстояние. Джасмин напряглась, но она знала, что попытка отодвинуться будет расценена Томасом как сигнал к отступлению. Джасмин не могла позволить ему одержать верх.

– А еще верблюды ужасно упрямы. Совсем как ты, Джасмин, – заметил он.

Уязвленная, девушка обернулась. В зеленых, как море за кормой, глазах Томаса плясали озорные искорки, а в уголках чувственных полных губ играла улыбка. Шляпы на Томасе не было, отчего он выглядел немного плутовато. Томас был расслаблен и впервые с их встречи на балу казался таким же юным и беззаботным, как в то время, когда они были детьми. Он выглядел свободным, словно, уехал из Англии, сбросил с себя какой-то непомерный груз.

Поправив шляпку, Джасмин сделала вид, что не заметила вопроса.

– Я никогда не имела дела с верблюдами, но могу сказать, что твои наблюдения в большинстве своем верны, кроме одного. Я вовсе не упряма. И уж наверняка гораздо симпатичнее верблюда.

– Да, ты скорее напоминаешь ослицу, – согласился Томас.

О вежливости было забыто. Джасмин приготовилась уже сказать в ответ что-нибудь обидное, когда Томас рассмеялся и приподнял ее подбородок одним пальцем.

– Ты гораздо, гораздо привлекательнее любого животного. Успокойся, Джас, хотя я и обожаю этот восхитительный розовый оттенок, который приобретает твое лицо, когда я дразню тебя. Тебя очень легко вывести из себя.

– Да, твоим друзьям очень нравится это делать, – пробормотала Джасмин. – Уж они-то точно называют меня Коричневым Скорпионом.

– Разве мы не говорили о том, что ты недооцениваешь скорпионов? Коричневые скорпионы приносят удачу. Так мне сказали, когда много лет назад я купил вот это. – Томас выудил из кармана амулет и положил его себе на ладонь. – Я взял его с собой на счастье.

Джасмин бросила беглый взгляд на амулет.

– По словам твоей матери, коричневые скорпионы приносят лишь несчастье.

Томас убрал амулет в карман.

– Как бы мне хотелось, чтобы той ночи никогда не было в твоей жизни.

Теплые ладони легли на плечи Джасмин и развернули ее. Однако Джасмин не собиралась смотреть на Томаса.

– Джас, взгляни на меня. – Томас приподнял голову девушки за подбородок. В его голосе слышалась нежность. – Я не жалею ни о чем, что случилось в ту ночь, кроме отвратительного поведения моей матери. И понимаю причины, побудившие тебя начать в печати войну против моей семьи.

Джасмин прерывисто вздохнула. Ну почему она так реагирует на Томаса? Ее вновь охватило это странное ощущение. Словно ее кожа стала вдруг чрезвычайно чувствительной, а кровь быстрее побежала по жилам, опаляя их огнем. А причиной тому единственное прикосновение. Они не должны стоять так близко. Джасмин сделала шаг назад.

– Я нарушила правила. Поэтому твоя мать возненавидела меня. Если бы я оставалась там, где, по ее мнению, мне самое место, она, возможно, относилась бы ко мне с теплотой, если такое чувство вообще ей знакомо. Она старалась бы держаться в рамках приличий, хотя и отпускала бы время от времени едкие замечания за моей спиной.

Томас ничего на это не ответил. Общество диктовало правила: как сервировать стол, какие слова употреблять в беседе, как одеваться. Оно особенно выделяло происхождение и социальное положение. А Джасмин было что скрывать от Томаса, хотя он даже не подозревал об этом. Станет ли он сторониться ее так же, как и его друзья, если вдруг станет известно ее истинное происхождение? Шарахнется ли он от нее в ужасе, если узнает, что она росла в борделе? Вспомнив о статье, хранящейся у мистера Майерса, Джасмин глубоко вдохнула, а потом спросила:

– Знаешь, почему я явилась на бал без приглашения?

– Почему же?

Джасмин облокотилась о перила и устремила взгляд на безбрежную гладь моря, в которой отражалось лазоревое небо.

– Я родилась в Египте, но никогда не считала эту страну своим домом. У меня остались о нем воспоминания, которые… лучше забыть. С того самого момента, как я приехала в Англию, мне хотелось стать англичанкой, войти в общество. Все они так похожи между собой. У них одинаковые манеры, одежда, поведение. Их можно перемешать, как пешки на доске, и разница будет незаметна. Моим самым большим желанием было стать одной из этих восхитительных, блистательных пешек. Вот почему я явилась на бал. Не для того, чтобы оскорбить кого-то, нет. Это было нужно мне лично Я хотела хотя бы на несколько мгновений стать одной из вас. Никем не замеченная, я бы смешалась с гостями. У меня все получилось бы, если… – Джасмин осеклась.

Томас выглядел ошеломленным.

– Если бы я не привлек к тебе внимание… – начал он.

– Я хотела только посмотреть, побыть немного среди гостей, а потом уйти. Всего десять минут. Я не охотилась за женихом и вовсе не собиралась танцевать. Но ты настоял. – Джасмин тихо вздохнула. – Иногда я оглядываюсь назад, желая, чтобы той ночи никогда не было. Но потом я вспоминаю, что сожалеть глупо. Мы с тобой вовсе не одинаковые шахматные фигуры, Томас, и мы стоим не на одной доске. Я могу одеваться, как дамы из высшего света, так же вести себя, посещать те же театры, наносить визиты. Но мне никогда не найдется места на вашей доске. Я черная пешка среди белых. Мне нужно найти свой путь. Я устала делать вид, что я та, кем никогда не смогу быть.

– Тогда будь собой. Ведь на том балу меня привлекла ты настоящая, – заметил Томас.

– Настоящая, я нажила себе врага в лице твоей матери.

– Но я тебе не враг, Джас. Разве мы не можем попытаться стать хотя бы друзьями?

– У тебя уже есть друзья, – возразила Джасмин, вглядываясь в лицо Томаса. Увидев выражение его глаз, она осмелела: – И любовница тоже.

– Больше нет. Мы с Шарлоттой расстались. – Заметив на лице Джасмин растерянность, Томас добавил: – Я начал уставать от нее, так что все к лучшему.

– И часто ты устаешь от женщин? – не удержалась от вопроса Джасмин.

– От определенных женщин. Но не от тебя. Мне кажется, ты никогда бы мне не наскучила. Ты удивительная. Так что? Будем друзьями?

Губы Томаса вдруг оказались угрожающе близко, а в его обжигающем взгляде вспыхнула решимость.

– Быть друзьями очень приятно, не так ли? – тихо произнес он.

Джасмин вся горела от теплого прикосновения Томаса, от желания, горящего в его глазах.

– Что ж, – выдохнула она, – давай попробуем.

Девушку охватило возбуждение, смешанное с изумлением, когда ладонь Томаса нежно обхватила ее щеку, а его пальцы прижались к ее коже. Лицо Томаса было гладко выбрито. Джасмин могла пересчитать каждую длинную ресничку, обрамляющую его глаза. Он был так красив, что у девушки перехватило дыхание.

Губы Томаса приблизились, а на его шее бешено пульсировала жилка.

– О, Джас, – выдохнул он.

В одном-единственном слове сосредоточилось все: надежда, тоска и желание, одолевавшие Джасмин. С тихим вздохом он поцеловал ее.

И она пропала. Вот уже в который раз.

Поцелуй был подобен восходу солнца. Он источал нежное тепло зари, пришедшее на смену горькому холоду ночи. Вначале немного игривый, он становился все глубже, слаще и упоительнее. Губы Томаса действовали все более требовательно. Его язык раздвинул губы Джасмин и неспешно проник в рот, подчиняя его обладательницу себе и лишая ее воли. Джасмин вцепилась в плечи Томаса, боясь утонуть в нахлынувших на нее ощущениях. Девушка раскрылась навстречу страсти Томаса и отдалась ей, прижавшись к нему, желая впитать его близость каждой клеточкой.

Глухой стон сорвался с губ Томаса. Он обхватил талию девушки сильными руками и прижал ее к себе. Теперь характер поцелуя изменился. Томас любовно покусывал губы девушки, и каждое такое прикосновение пробуждало в ее теле чувственную дрожь. Языки молодых людей сплелись в страстном танце, призывающем забыть обо всем на свете.

Поцелуй Томаса заставлял Джасмин чувствовать себя напряженной и невероятно возбужденной, словно мир вдруг стал совсем новым, свежим, полным надежд и возможностей. Джасмин оказалась будто бы заключенной в теплый кокон. Никого больше не существовало в этот момент. Один лишь Томас. Он и в самом деле испытывал к ней какие-то чувства. Должен был испытывать.

Томас прервал поцелуй и уткнулся лбом в лоб Джасмин. Прерывисто дыша, он коснулся ее щеки. Внезапно и глазах Томаса промелькнуло сожаление, а потом его взгляд стал непроницаемым. Он мягко отстранился, и цветок увял на корню.

Джасмин судорожно втянула носом воздух, разрываясь между желанием расплакаться от разочарования и рассмеяться над собственной глупостью. Она чувствовала себя брошенной школьницей. Собрав волю в кулак, Джасмин беззаботно улыбнулась. Словно этот поцелуй совсем ни чего для нее не значил.

– Я чувствую себя прекрасно. Да и как иначе? Такой восхитительный рассвет и освежающий морской бриз. Было очень приятно встретить восход солнца, а сейчас я отправляюсь на завтрак, – произнесла Джасмин и с отрешенной улыбкой, которая совсем ничего не значила, но скрывала истинные чувства, развернулась и пошла прочь. За своей спиной она услышала тяжелый вздох. Или это ей лишь показалось?

Поцелуй был ужасной ошибкой. Поцелуй, позволивший разглядеть настоящую женщину, скрывающуюся под маской безразличия. Поцелуй, который ничего не значил. Поцелуй, который значил очень много.

Соблазнять женщин всегда было для Томаса своего рода игрой. На людях он вел себя как истинный джентльмен, любезно обходился с ними, окружая вниманием и осыпая подарками. Томас завоевывал женщин неспешно, изучая потребности и особенности каждой из них. А потом в спальне доводил своих любовниц до исступления и улыбался, когда они бились в экстазе, умоляя дать им больше. Он очень гордился собой, наблюдая, как на их лицах блуждала пресыщенная улыбка. Когда любовница ему надоедала, Томас рвал отношения осторожно, чтобы никто не затаил на него обиды. Ни одной женщине еще не удавалось завладеть его сердцем, потому что Томас защищал этот трепетный орган с особым рвением.

Холодное безразличие Джасмин пробудило в нем первобытный инстинкт охотника, желающего во что бы то ни стало пуститься вдогонку за добычей. Это заставило его отодвинуть здравый смысл на задний план, а единственный поцелуй вновь раздул костер, который Томасу с таким трудом удалось погасить. Если бы он не соблюдал осторожность, этот костер превратился бы в адское пламя.

Да, Джасмин затронула его сердце, ту его часть, которую Томас спрятал за семью печатями, точно бесценный клад. И она испытывала те же самые чувства. Томас распознал еле сдерживаемую страсть по дрожащим губам, по тихим стонам наслаждения, по тому, как неистово прижималось к нему ее податливое тело. Ему, как опытному любовнику, были известны признаки возбуждения. И нее они присутствовали в поведении Джасмин.

Томас потерял себя в этом неосторожном поцелуе, словно они с Джасмин были неискушенными молодыми любовниками. Но он-то был отнюдь не невинным и поэтому не мог позволить повторения. Эта страсть была такой же безумной, как желание достать звезду с неба. И все же, ощутив рядом с собой нежное мягкое тело Джасмин, вкусив ее сладостного поцелуя, Томас забыл обо всем на свете.

Молодой человек глубоко вздохнул и провел дрожащей рукой по взъерошенным ветром волосам. Куда девалась его железная сила воли? Джасмин не покидала его ни на минуту. Она присутствовала в его мыслях, снах – везде.

Вцепившись в перила, Томас смотрел на зеркально гладкую поверхность моря.

– О, Джас, – промолвил он, но его услышал лишь безразличный к чужим страданиям океан. – Куда бы я ни пошел, я вижу только тебя. Ну зачем ты меня преследуешь?

Первобытный мужской инстинкт заставлял Томаса догнать Джасмин, перекинуть ее через плечо, отнести в свою каюту и брать ее до тех пор, пока оба они не насытятся друг другом. Однако сдержанный аристократ обуздал свои порывы, прогнав желание и страсть прочь кнутом рассудка.

Томас догадывался, что даже если бы они отдались сейчас своей страсти, этого было бы недостаточно. Это все равно что заливать пожар стаканом воды. Ему захотелось бы больше. Он всегда будет хотеть больше.

Но никогда не сможет этого получить.

Глава 12

Каир оказался шумным, пыльным и беспокойным городом. Темноглазые дети, протягивающие руки за подаянием; мужчины, продающие и покупающие всевозможные товары; заклинатели змей; араб, развлекающий прохожих с помощью дрессированной обезьянки; светлокожие англичане, проезжающие мимо в колясках, управляемых темнокожими возницами, – все эти люди жили в стране жгучего желтого солнца и пронзительно-голубого неба.

Сидя на диване в своем номере в отеле «Шепард», Джасмин отложила перо и принялась за обед, принесенный слугой. Сразу после прибытия в город она уединилась в номере, чтобы записать первые впечатления, в то время как ее дядя с Томасом отправились узнать о способах переправки лошадей. Дядя Грэм спрашивал Джасмин, не хочет ли она поехать с ними. Он в компании Томаса собирался посетить своего друга, живущего в старом городе. Однако Джасмин отказалась, сославшись на усталость.

На самом же деле ей хотелось побыть немного в одиночестве, чтобы разобраться в прошлом. Воспоминания о Египте коварно вылезли из потаенных уголков ее сознания: бордель; испытанный ею детский ужас от того, что придется разделить судьбу Надии; свирепый охранник, угрожавший отхлестать Джасмин за непослушание; миловидная женщина с печальным лицом, которая оказалась ее настоящей матерью и пообещала забрать с собой.

Два дня назад, когда путешественники вошли в просторный холл отеля «Шепард», по спине Джасмин пробежал неприятный холодок. Девушка рассматривала внушительных размеров колонны, огромные медные кадки с цветами и богатых, элегантных европейцев, проходящих мимо, как вдруг воспоминания нахлынули на нее с новой силой. Вот она в страхе оглядывает вестибюль в поисках англичанина по имени Кеннет, доброго человека, который вскоре станет ее отчимом. Джасмин хватала за руки каждого светлокожего постояльца, спрашивая на непонятном языке, не он ли ее спаситель. Она помнила, как они злились и толкали ее, обзывая грязной побирушкой.

На этот раз подобострастный управляющий отелем вежливо поприветствовал ее. Путешественников тут же окружила толпа лакеев. Слуги подхватили багаж и понесли его наверх. Джасмин удалось скрыть от Томаса застарелый ужас.

После поцелуя на борту корабля Джасмин выказывала в присутствии молодого человека холодное равнодушие. Это помогало ей гасить огонь, бушевавший в крови. Но каждый взгляд Томаса, брошенный в ее сторону, свидетельствовал о том, что в его душе бушует такое же пламя. Его пронзительные взгляды были подобны порывам ветра, раздувавшего угли страсти, тлеющие в ее душе. Но Джасмин до поры удавалось гасить пожар.

Потянувшись, она отодвинула от себя поднос и направилась в ванную. Понежившись немного в теплой ароматизированной воде, Джасмин насухо вытерлась и надела сорочку, поверх которой накинула короткий халат из алого китайского шелка. Ткань чувственно скользила по ее обнаженным рукам и плечам. Джасмин вытащила из прически шпильки, и копна тяжелых, мелко завитых локонов заструилась по спине. Из зеркала в позолоченной раме на нее смотрела привлекательная женщина с экзотической внешностью.

Усевшись в кресло и поджав под себя ноги, Джасмин взяла книгу и принялась было за чтение, когда раздался громкий стук в дверь. Девушка плотнее запахнула халат, решив, что слуга пришел за подносом. Но нет. На пороге стоял Томас.

– Привет, Джас. Я решил зайти посмотреть, как ты, и сообщить, что твой дядя задержится.

Захваченная врасплох, Джасмин была в смятении. Она не приглашала Томаса, но тот все равно вошел. Джасмин попятилась назад, а Томас закрыл за собой дверь и лениво облокотился о косяк.

– Я сегодня впервые ел обед домашнего приготовления. Очень вкусно. Ты знала, что здесь подают к столу восхитительный ликер, который называется зибиб? Али настоял, чтобы мы попробовали.

– В большинстве своем мусульмане не пьют алкогольных напитков.

– Али не мусульманин, – возразил Томас. – Как и я.

Джасмин с трудом сдержала улыбку:

– Вы пьяны, лорд Томас.

– Немного. Я-то был уверен, ничто не сможет превзойти доброе английское виски. Как же я ошибался!

Дерзкая улыбка придавала лицу Томаса детское и какое-то беззащитное выражение. Сердце Джасмин забилось быстрее. Подбородок Томаса покрывала темная щетина, отчего он казался опасным. Волосы его были взлохмачены, а галстук слегка ослаблен Но такая неряшливость лишь добавляла ему шарма.

– Деловая встреча прошла удачно?

– Вполне. У моих партнеров не было выбора, кроме как подписать соглашение. Я предоставил им вполне выгодные условия. – Томас лениво потянулся.

– Пират, – произнесла Джасмин, теперь уже широко улыбнувшись. – Ты никогда не сдаешься.

– Верно, – согласился Томас. – Но мне нравится заставлять сдаться других.

Улыбка Джасмин померкла, когда взгляд Томаса скользнул по ее одеянию.

– Ты выглядишь такой раскрепощенной. – Теперь он смотрел на нее откровенно оценивающе. В нем проснулся первобытный мужской интерес. – Никогда не видел тебя с распущенными волосами. Тебе очень идет.

Томас протянул руку к локонам Джасмин, не сводя с нее пронизывающего взгляда. Этот взгляд заставлял девушку нервничать. Наверное, именно так смотрит голодный лев на жертву, тщетно умоляющую о помиловании. Сбежать ей не удастся.

– Я пират с сердцем, предназначенным только для тебя. Вокруг тебя витает тайна, цветочек. Необычная и притягательная.

– Нет во мне ничего таинственного.

– Ты ошибаешься, – тихо произнес Томас. – Ты самая настоящая тайна.

– А ты пьяный пират, который хочет… чего? – спросила Джасмин, невольно отступая назад.

– Обладать тобой. Ты такая красивая, Джас, и достойна того, чтобы тобой восхищались, – пробормотал Томас, делая шаг вперед. – Такая необыкновенная и прекрасная. Я чувствую исходящий от тебя аромат. Это цветочные духи. Джасмин?

– Я не пользуюсь духами.

Внезапно Джасмин отчетливо осознала, что уже очень поздно, и тот факт, что они одни. Совсем одни. Рядом нет дяди Грэма и нет никаких запретов. Жадный взгляд Томаса ласкал тело Джасмин подобно шелковой ткани.

Тот поцелуй на корабле означал начало новых отношений. И выражение глаз Томаса говорило о том, что ему нужно нечто большее, нежели простой поцелуй. И он получит желаемое. Совершенное безрассудство. Но Томас хотел эту женщину.

Томас испытывал огромное искушение. И виной тому был вовсе не египетский ликер. Ни один напиток не смог бы подействовать на него так, как чары Джасмин.

Он с пользой провел вечер в компании герцога и его состоятельного египетского друга. Они пообедали и ударили по рукам. Друг герцога, пожелавший стать партнером Томаса, дал ему большую сумму денег, которую тут же перевели наличный счет Томаса. Граф, слывущий транжирой, не имел доступа к счету, а это означало, что Томас получит немалые проценты.

Когда финансовые проблемы были решены, Томас почувствовал себя свободным и беззаботным. Поэтому теперь, при виде Джасмин, его желание пробудилось с новой силой.

Сам вид иссиня-черных локонов, свободно струящихся по спине, и складок шелкового халата, обнимающих соблазнительные округлости фигуры девушки, мог пробудить влечение в ком угодно. Томас опустил глаза. Из-под халата выглядывали обнаженные ноги Джасмин. Томаса обожгло, словно огнем: девушка была нагой под тонким халатом и сорочкой.

Он поднял глаза и постарался прочитать выражение лица Джасмин. Возбуждение смешивалось в ее душе с опасением. Ее большие раскосые глаза расширились в ожидании. Девушка облизала губы, и вожделение охватило Томаса подобно горячей песчаной буре. Он сделал еще один шаг вперед, не сводя глаз с мягких, восхитительно пухлых губ Джасмин. Необычная, соблазнительная Джасмин, с темной кожей, карими глазами и устами, созданными для поцелуев.

– Чего вы хотите, лорд Томас?

– А чего хочешь ты, Джас? – спросил он, не улыбаясь и продолжая приближаться к Джасмин. – Кажется, я знаю.

– Тебе не стоит находиться здесь, – произнесла девушка, пятясь. – Это неприлично.

– Никто не увидит, – возразил Томас и поманил Джасмин пальцем. – Иди сюда, Джас. Всего один поцелуй.

Всего один поцелуй. При мысли о теплых губах Томаса, касающихся ее губ, рот Джасмин наполнился слюной, как если бы она увидела свисающий с ветки спелый персик.

– Один поцелуй. Но после этого ты уйдешь, – решительно произнесла она.

Джасмин стояла, не двигаясь и прижав руки к бокам, когда Томас подошел к ней. Она смотрела на его губы – упругие и желанные. Короткий, тонкий, точно волос, шрам разделял подбородок мужчины подобно расселине. Джасмин задумалась над тем, где он его получил и сильную ли боль испытал. Мужчина смотрел на девушку из-под полуопущенных век. А потом в зеленых глубинах его глаз вспыхнул темный огонь – хищный и опасный.

Рука Томаса обхватила затылок девушки, и по ее телу прокатилась чувственная дрожь. Изо рта молодого человека вырывалось дыхание – легкое, как взмах крыла бабочки. Он легонько коснулся губами губ девушки, а потом отстранился.

Сбитая с толку, Джасмин приподнялась и поцеловала его. Но ей нужно было больше. Она проводила языком по губам мужчины, дразня его, и ему показалось, что в его рот вновь вливается божественный ликер. Схватив Джасмин за волосы, Томас запрокинул ее голову и завладел устами.

Это был не поцелуй, а настоящее вторжение. Язык мужчины раздвигал упрямые губы Джасмин, проникая в теплые глубины ее рта и опустошая их. Не в силах вырваться, девушка ответила взаимностью, полностью растворившись в поцелуе. Руки Томаса скользнули ниже, с силой прижимая к себе податливое женское тело. Что-то твердое коснулось живота Джасмин, и в тот же самый момент она ощутила болезненную пульсацию в лоне. Ее грудь пощипывало, а соски напряглись в ожидании прикосновения. Джасмин вцепилась в Томаса так, словно ее грозило унести течением.

Это было настоящее сумасшествие, но Джасмин было все равно. Подстегиваемое силой ее чувств к Томасу, все тайное, что она так долго хранила в своем сердце, выплеснулось наружу в этом поцелуе. Губы молодых людей словно бы слились воедино, а их тела напряглись. Джасмин хотелось испытать еще больше этого восхитительного и запретного ощущения. Словно сквозь туман, она осознала, что Томас увлекает ее прочь от двери. К постели. Вскоре икры девушки соприкоснулись с ее краем, и она упала навзничь, испуганно охнув. Джасмин смотрела на нависшего над ней Томаса. Он был большим, мускулистым и… опасным, как зверь, который наконец-то вырвался на свободу.

Губы Джасмин горели и слегка припухли от горячего поцелуя. Тело Томаса напряглось, а жилы на его шее натянулись точно струны. Его дыхание стало прерывистым, а взгляд, казалось, пронизывал насквозь лежащую под ним девушку.

– Чего ты хочешь, Джас? – хрипло повторил он свой вопрос. – Ты хочешь меня?

Но Джасмин вдруг растеряла все слова. Мысли роились в ее голове, подобно песчинкам во время бури в пустыне. Она хотела Томаса, хотела его всю свою жизнь. А еще она хотела никогда его от себя не отпускать. Но это было невозможно. И если у них была лишь сегодняшняя ночь, она примет то, что ей предлагают, а завтра будет наслаждаться воспоминаниями.

Слова были излишни. Схватившись за лацканы его сюртука, Джасмин приподнялась и вновь поцеловала Томаса. Он немного отстранился, и его зеленые глаза стали совсем темными.

– Да, – пробормотал он. – Да, Джас. Я дам тебе, что ты хочешь.

Томас снял сюртук и отбросил его в сторону. Он сорвал галстук, а потом принялся поспешно расстегивать жемчужные пуговицы жилета, затем скинул его с плеч. За жилетом последовала рубашка. У Джасмин перехватило дыхание. Грудь Томаса густо покрывали темные волосы, спускающиеся по животу за пояс его брюк. Словно завороженная, рассматривала Джасмин каждый дюйм его обнаженной кожи. Живот Томаса состоял из тугих мышц.

Он был так красив, неукротим и мужествен. От подобного зрелища соски Джасмин болезненно напряглись. Она подалась вверх, чтобы дотронуться до этого восхитительного тела. Пальцы девушки легко пробежали по его животу, и он судорожно втянул носом воздух, а потом перехватил руку Джасмин и поцеловал ее пальцы.

Воздух коснулся полуобнаженной груди девушки, когда Томас отодвинул в стороны полы ее халата. Он раздвигал их медленно, и на его губах играла одобрительная улыбка. Он провел пальцем по ключицам, а потом вдоль линии кружевной сорочки, едва прикрывающей груди. Затем палец мужчины прошелся по тугому соску и дразнил его до тех пор, пока Джасмин не начала извиваться. Каждое прикосновение вызывало в ней неведомые доселе ощущения, обжигающие кровь и растворяющиеся внизу живота. Никогда еще она не испытывала такого влечения, такой страсти.

А потом Томас наклонил голову и начал покрывать ее тело легкими, точно прикосновение перышка, поцелуями. Он прикусил зубами нежную мочку уха, проложил чувственную дорожку из поцелуев по шее, провел языком по впадинке на горле и спускался ниже, пока не достиг груди. Жаркая волна прокатилась по телу Джасмин, когда губы его обхватили ее сосок сквозь тонкую ткань сорочки. Джасмин тихонько застонала и подалась навстречу искусному языку Томаса. Его рука скользнула по ее талии, обхватила бедро и нырнула под сорочку. Джасмин беспокойно раздвинула ноги и в ужасе охнула, когда пальцы Томаса коснулись самого сокровенного места на ее теле. Когда же его палец проскользнул между влажных складок, Джасмин отпрянула в ужасе.

– Тише, – попытался успокоить девушку Томас. – Просто позволь мне доставить тебе удовольствие.

Джасмин выгнулась и застонала, когда Томас принялся ласкать ее жаждущее прикосновения лоно.

Разве могло быть на свете что-то более восхитительное? Джасмин чувствовала себя открытой для любви, а сладостная истома, разливающаяся по ее телу с каждым умелым прикосновением, увлекала ее все выше и выше. Джасмин казалась себе звездой – ведь именно так когда-то назвал ее Томас, – возвращающейся к себе домой на небеса.

О, Томас, что он с ней делал… Каждое неспешное сладостное поглаживание заставляло Джасмин вскрикивать и извиваться. Губы Томаса медленно, но решительно скользили по ее груди. Судя по довольным стонам Томаса, это действо доставляло ему такое же наслаждение, как и Джасмин.

Словно сквозь сон девушка услышала решительный стук в дверь. Здравый смысл возвращался по мере того, как стук продолжался. Очевидно, кто-то видел Томаса в коридоре. Слуги начнут судачить, и ее репутация будет загублена.

Страсть улетучилась, уступив место панике. Вывернувшись из объятий Томаса, Джасмин толкнула его в грудь.

– Томас, нет. Кто-то стоит у двери. Нас услышат. Наверное, это слуга пришел за пустым подносом… Люди будут судачить, слуги отеля…

Томас поднял голову. Его дыхание прерывисто вырывалось из груди, он выглядел подозрительно готовым к кульминации.

– Мы в Египте. Мы никого здесь не знаем, никто ничего не скажет.

Томас погасил протест Джасмин поцелуем. Здравый смысл и желание боролись между собой в груди девушки, когда с ее губ сорвался стон. Она просто хотела отдаться страсти, уносясь на ее волнах все выше и выше.

Стук прекратился. Кто-то заговорил по-арабски, а потом Джасмин услышала смех. Ей даже показалось, как скрипнула дверь. Словно кто-то приложил ухо к замочной скважине. Томас прервал поцелуй. Одной рукой он потянул вверх сорочку Джасмин – единственную разделявшую их разгоряченные тела преграду. Он расстегнул брюки, а потом раздвинул коленом бедра Джасмин и устроился между ними.

Он намеревался взять ее. Сейчас, когда кто-то топтался в коридоре, прислушиваясь к звукам, несущимся из-за двери. И этот кто-то знал, что она у себя в номере.

Внезапно Джасмин поняла, что это значит, и принялась отчаянно сопротивляться. Но вожделение подстегивало Томаса, точно жеребца, почуявшего готовую к случке кобылу, и лишало его здравого смысла. Неужели он возьмет ее прямо сейчас, наплевав на все остальное? Нет, Джасмин должна остановить его.

– Томас, моя репутация будет загублена! Прошу тебя, не позволяй этому случиться. Я буду обесчещена, и никто не станет меня уважать, – прошептала Джасмин, сжавшись от сладкого напряжения, когда плоть его коснулась входа в ее лоно.

– Да кому какое дело до твоей чести? – пробормотал Томас, прерывисто дыша и упираясь руками в кровать. – Это не важно. Ни одному сколько-нибудь значимому человеку нет дела до твоей репутации.

Ошеломленная Джасмин посмотрела на Томаса. Желание исказило его лицо, а глаза потемнели от возбуждения. Страсть испарилась, словно капли летнего дождя на раскаленных камнях, уступив место гневу. Джасмин ударила Томаса в грудь.

– Стало быть, ты считаешь меня шлюхой, – прошептала она, помня о подслушивающем у дверей человеке, – предназначенной лишь для твоего удовольствия, раз моя честь ничего для тебя не значит?

Томас вдруг затих, словно слова Джасмин были кинжалом, пронзившим ему грудь. Он смотрел на девушку сверху вниз, и в его глазах застыл ужас. Повернув голову, Джасмин прислушалась. Снаружи скрипнули половицы, а потом послышался шорох удаляющихся шагов. Тот, кто подслушивал под дверью, ушел.

Испытав облегчение, Джасмин дала волю своему гневу. Она постаралась унять сердцебиение, чтобы сказать то, что должна была.

– Какой же ты двуличный. Ты поклялся защищать честь сестры – этакий отважный рыцарь, бросившийся пресекать сплетни с помощью своего влияния и денег, – в то время как обращаешься со мной, как с продажной женщиной. Нет, хуже. По крайней мере, той платят за услуги.

Джасмин с трудом подбирала слова:

– Потому что ни одному сколько-нибудь значимому человеку нет до меня дела. Черт бы тебя побрал, Томас!

Здравый смысл медленно возвращался к Томасу. Каждое слово Джасмин было для него как удар кнута. Привычки вновь возобладали над страстью. Со сдержанностью, свойственной человеку его положения, происхождения и опыта, Томас отстранился. Но его дыхание по-прежнему было прерывистым, а в душе все еще бушевало пламя. Он едва не овладел Джасмин. И сделал бы это, если бы она не начала сопротивляться. Господи, что он наделал? Он определенно желал ее, потому что Джасмин пробудила в нем страсть, заставившую забыть о здравом смысле. Но Томас слишком уважал ее. Когда же он превратился в столь грубого и жестокого негодяя?

Не в силах вымолвить ни слова, он мог только смотреть на Джасмин, постепенно приходя в себя. Томас почувствовал, как она выскользнула из-под него, оставив место на постели пустым. В душе Томаса тоже зияла пустота.

Он поступил столь же низко, как те, кого он презирал. Эти люди обращались с теми, кого считали ниже себя, как с бессловесными тварями, лишенными чувств и переживаний. Томас поклялся себе никогда не быть таким. И вот теперь он стал одним из них.

Сгорая от стыда, он больше всего на свете желал взять назад слова, сорвавшиеся с его языка столь неосторожно. Он считал Джасмин настоящей леди, достойной уважения и нежного обращения. Но желание обладать ею затуманило его рассудок, заставив обращаться с Джасмин так, словно ее репутация не стоила ломаного гроша.

Томас принялся одеваться, наблюдая за тем, как Джасмин приводит себя в порядок. «Давай же. Сделай что-нибудь, – взывал внутренний голос. – Спаси ваши отношения».

Собрав волю в кулак, Томас стряхнул с себя алкогольное и любовное оцепенение. Он соскользнул с кровати и нежно взял девушку за запястье.

– Джас, подожди. Прости меня. Ты права. Я грубиян и даже хуже. Я вовсе не считаю тебя человеком второго сорта. Ты лучше всех нас, омерзительных хамов.

Ненависть к самому себе звучала в голосе Томаса так же отчетливо, как колокол в тишине ночи. Джасмин подняла на Томаса ничего не выражающие глаза. В них не было никаких эмоций, словно их обладательница умерла для окружающего мира.

– Да, я лучше, – бесстрастно произнесла она. – Жаль только, что мне пришлось вытерпеть такое унижение, чтобы ты понял это. А теперь отпусти меня.

Но вместо того чтобы выпустить руку девушки, Томас взял ее за подбородок. Слегка приподняв ее голову, он заставил Джасмин посмотреть себе в глаза.

– Я никогда не буду принуждать тебя отвечать на мои ласки, Джас. Никогда. Я прошу прощения за свои действия.

В темных глазах девушки промелькнула неуверенность.

– Ты вел себя совсем не так, как подобает джентльмену.

– Я не джентльмен. По крайней мере, когда нахожусь рядом с тобой. У меня есть склонность… забываться. Так же, как и у тебя. – Подушечка большого пальца принялась ласкать подборок Джасмин, и от этих неспешных прикосновений ее щеки окрасились нежным румянцем.

– Тогда на корабле вам ничего не стоило позабыть обо мне после того, как мы поцеловались, лорд Томас. А теперь, когда вам в голову ударило вино, вы передумали? Или же в моем лице вам подвернулась возможность поупражняться в искусстве обольщения? Ступайте и поищите себе другую женщину.

– Мне не нужна другая женщина. Я хочу тебя.

– Но ты не можешь мною обладать. Это ошибка. – Однако ладонь девушки по-прежнему лежала на руке Томаса, а ее глаза казались огромными, когда их взгляды пересеклись.

– Ошибка, как это произошло. Слова, что я бросил в порыве страсти, отвратительны и грубы. Мне жаль, что я произнес их. Но то, что было между нами, отнюдь не ошибка, и я ничуть не сожалею об этом. Ты хочешь меня так же сильно, как я тебя.

Лоб девушки прорезала глубокая складка.

– Ты самовлюбленный негодяй, – пробормотала она.

– Согласен, – произнес Томас, еле заметно улыбнувшись. – А ты удивительная и прекрасная девушка, которая ощетинивается, словно кактус, хотя и скрывает под колючками нежный и сочный плод. Но я знаю тебя, знаю, что прячется в глубине твоей души. И я найду способ до нее достучаться.

Слова Томаса заставили Джасмин попятиться и зашипеть, как дикая кошка. Томас знал, что он уязвил ее, потому что сказал правду. Но она еще не была готова посмотреть этой правде в глаза.

– Пожалуйста, отпусти меня, – повторила Джасмин. Томас разжал пальцы. Он жадно наблюдал за покачиванием ее бедер, когда Джасмин шла к двери.

– Уходи, – потребовала она, и ее глаза вновь сверкнули гневом.

У двери Томас развернулся и, поднеся руку девушки к своим губам, коснулся костяшек ее пальцев в нежном поцелуе.

– До скорого свидания, миледи, – тихо произнес он, многозначительно посмотрев на Джасмин. – И это свидание состоится. Поверьте мне.

Исполненная страдания, Джасмин покачала головой, и ее иссиня-черные локоны всколыхнулись. Томасу до боли захотелось схватить девушку за эти прекрасные волосы, запрокинуть голову назад и вновь завладеть ее губами. Но он не станет этого делать. Не сегодня.

– Нет.

– Да, – мягко возразил Томас.

Джасмин не убрала руку, но ее огромные карие глаза светились недоверием.

– Ты сказал, что не станешь принуждать меня. Я не безродная служанка, которой ты можешь овладеть ради собственного удовольствия!

– Я же сказал, что не считаю тебя ниже по положению. И когда я возьму тебя, это не будет принуждением. Мы будем свободны от условностей, особенностей культуры и страны – просто мужчина и женщина, отдающиеся страсти. Когда ты будешь готова, это случится снова. Только в следующий раз я не остановлюсь, потому что ты не захочешь этого. Ты не можешь отрицать того, что существует между нами, Джасмин.

– Но я могу попытаться, черт бы тебя побрал! – С этими словами девушка вырвала руку и по-арабски пробормотала какое-то ругательство. С трудом подавив улыбку, Томас открыл дверь и пошел прочь по коридору. Дверь с грохотом захлопнулась у него за спиной.

Не сейчас, но очень скоро. Они выберут другое время и место. Он будет ухаживать за Джасмин, как за настоящей леди, коей она и является, и окажет ей уважение, которого она действительно заслуживает. А после этого они оба получат то, что хотят.

Глава 13

Всю ночь чувственные сны не давали Джасмин покоя. Разметавшись на мягких хлопчатых простынях, она грезила о Томасе. Вот его мускулистое обнаженное тело прижимается к ней, а его колени раздвигают ее бедра. Почувствовав его тугую плоть, Джасмин сжимается, но не для того, чтобы воспротивиться или дать отпор, а лишь для того, чтобы притянуть его к себе. И вот этот мужчина нависает над ней, готовый наконец-то лишить ее девственности.

Проснувшись, Джасмин обнаружила, что все ее тело моет от неутоленного желания. Она позавтракала в своих апартаментах и послала дяде записку, в которой извещала его, что не слишком хорошо себя чувствует, но присоединится к нему за чаем.

Джасмин не хотела больше видеть Томаса. По крайней мере до тех пор, пока не почувствует себя уверенно и не приведет в порядок мысли и чувства, растревоженные сном.

Поджидая дядю на террасе, Джасмин попыталась расслабиться. Одетая в английское платье – этакие своеобразные доспехи, – она чопорно сидела в плетеном кресле, делая вид, что непринужденно наблюдает за происходящим. На самом же деле в ее душе поселился липкий страх. Видел ли кто-нибудь Томаса, когда он выходил из ее комнаты?

Да, внешний вид имеет значение. Даже здесь. Джасмин старалась казаться беззаботной, но, несмотря на невысокую зимнюю температуру, по ее спине струился пот. Джасмин взяла, а потом снова положила на поднос, принесенный официантом, серебряную ложку. На улице внизу цветочница напевно расхваливала свой товар, а дрессированная обезьянка выделывала разнообразные трюки, веселя остановившихся поглазеть на нее туристов.

Джасмин окинула взглядом террасу. К ней направлялся усатый мужчина. Одетый в ослепительно белый костюм, он держал в руках трость и, опираясь на нее, слегка приподнял шляпу в приветственном жесте.

– Джасмин? – осведомился он.

Девушка вежливо и в то же время смущенно улыбнулась в ответ.

– Здравствуйте.

Мужчина, очевидно, был не прочь поговорить.

– Вот вы где. Должно быть, ждали целую вечность. Пошли?

Улыбка Джасмин сменилась замешательством.

– Мне сказали, что вы говорите по-английски. Надеюсь, меня не обманули, потому что мой арабский просто ужасен, – произнес он, понизив голос, а потом добавил: – А теперь идемте. Я заплатил всего за один час, так что мы попусту теряем время. Я снял номер. Никто вас не остановит, если сопровождать вас буду я. Я сказал менеджеру, что вы моя племянница.

Краем глаза Джасмин заметила приближающегося Томаса и теперь молила Бога о том, чтобы он не услышал темы разговора.

– Прошу прощения? – переспросила девушка. – Мне кажется, вы обознались…

– Вовсе нет. Я знаю, кто вы такая, – нетерпеливо произнес незнакомец. Он схватил Джасмин за руку, но та попыталась вырваться. – Дьявол, я получу то, за что заплатил. Идемте же. Можно подумать, вы не делали этого раньше…

Зарычав, точно разъяренный лев, Томас схватил незнакомца за руку и оттащил его от Джасмин. Он казался большим, угрожающим, исполненным намерения защитить ее.

– Вы тронули, эту девушку, и я поколочу вас, – отрывисто произнес он. – Как вы посмели?

Джасмин отшатнулась, густо залившись краской. О Господи, он слышал каждое унижающее ее достоинство слово.

– Я с-сейчас объясню, – запинаясь, произнес незнакомец.

– Это мисс Джасмин Тристан. Ее дядя – герцог Колдуэлл, – рявкнул Томас, встав у девушки за спиной и положив руку на ее плечо. – Оба они являются гостями этого отеля. Уверен, его светлости очень не понравится, что вы оскорбили его племянницу.

Незнакомец покраснел еще гуще, чем Джасмин.

– Прошу прощения. Я подумал, что она… что вы – девушка, с которой я должен был встретиться. Ее тоже зовут Джасмин. У вас такая же смуглая кожа, карие глаза и темные волосы. И вы так же, как она, одеты в белую юбку и кружевную белую блузку с камеей… Мне сказали, что та девушка стоит, по меньшей мере, двадцать верблюдов.

Незнакомец еще раз извинился, а потом зашагал прочь с такой поспешностью, словно за ним гнались голодные тигры.

Джасмин покраснела еще гуще. Она поняла, чего хотел этот человек. Гневный взгляд Томаса свидетельствовал о том, что он тоже все понял. Незнакомец принял Джасмин за проститутку.

После того, что случилось прошлой ночью, Джасмин потребовалось немало сил, чтобы выдержать оскорбительные слова незнакомца. Ее жизнеутверждающие надежды рассыпались в прах под бессердечным каблуком грязных предположений. В Англии ее презирали за то, что она была египтянкой. Здесь же мужчины принимали ее за продажную женщину, хотя Джасмин всем сердцем надеялась, что ее будут воспринимать как ровню.

Невыносимое унижение. Собрав остатки поруганной гордости, Джасмин расправила плечи, словно ее строгая осанка могла загладить оскорбление. Однако девушка не осмеливалась поднять глаз на Томаса.

– Скоро придет дядя Грэм. У вас наверняка есть дела, так что я тебя не задерживаю.

Подвинув стул, Томас уселся рядом с Джасмин и принялся разглядывать ее, словно какой-то необычный предмет.

– Что? – раздраженно спросила Джасмин.

– Я понимаю, почему ты так возмущена. За тебя, очень красивую женщину, назначили цену всего в двадцать верблюдов. Мне кажется, ты стоишь гораздо дороже. Двадцать пять, не меньше.

Джасмин с трудом сдерживалась, чтобы не улыбнуться. От ласкового подтрунивания воздушный шар самозащиты, которым она окружила себя, лопнул.

– Нет, двадцать пять верблюдов и один осел, – поправился Томас.

Джасмин посмотрела на него:

– Прикидываешь, сколько за меня можно выручить, Цезарь, на случай, если мы заблудимся в пустыне?

– Прекрасная идея. Если мы застрянем в пустыне, ты окажешься очень кстати. Твой дядя сможет заключить невероятно выгодную сделку, если торговцы-бедуины предложат купить тебя.

Губы девушки изогнулись в обманчиво сладкой улыбке.

– Да? А может, мне стоит уговорить его продать тебя? Я ему скажу, что твоя стоимость ограничится одним ослом. Осла продадут за осла.

В глазах Томаса заплясали веселые искорки.

– Не слишком-то тактично называть меня ослом, Джас. За подобное оскорбление я, пожалуй, снижу твою стоимость до пятнадцати верблюдов.

– Это будет очень невыгодная сделка, Цезарь, – насмешливо произнесла Джасмин. – Я стою больше пятнадцати верблюдов хотя бы уже потому, что приехала из Англии. Всем известно, что английские женщины пользуются гораздо большим спросом, нежели мужчины.

– Ошибаетесь, мисс Тристан, – возразил Томас, удивив Джасмин тем, что вдруг довольно бегло заговорил по-арабски. – Красивая женщина вроде вас, независимо от ее национальности, не просто дороже пятнадцати верблюдов. Она бесценна.

Томас не хотел, чтобы Джасмин была истинной англичанкой с привередливостью и безупречным британским акцентом, которым она овладела в совершенстве. Он хотел, чтобы она была собой. И еще – обнаженной, скрытой от посторонних глаз в его постели. Он бы держал ее при себе, словно редкий драгоценный камень, прятал бы, как ревнивый кладоискатель, отказываясь делиться богатством с кем бы то ни было.

Прошлая ночь была ошибкой из-за грубых слов, брошенных им в порыве безудержной страсти. Томас слишком долго боролся со своим чувством к Джасмин и наконец сдался. Он хотел ее до безумия. Здравый смысл покидал его всякий раз, когда он оказывался рядом с этой девушкой. И здесь, вдали от внимательных глаз друзей и семьи, он, наконец, чувствовал себя свободным. Достаточно свободным, чтобы получить то, что хотел.

А чего он хотел? Чтобы Джасмин была собой. Хотел, чтобы она сбросила с себя маску английской холодности и превратилась в необузданную страстную женщину, скрывающуюся под этой самой маской. Египтянка Джасмин. Томасу ужасно хотелось лучше узнать девушку, которая еще в детстве привлекала его силой своего духа, экзотической внешностью и врожденной грацией.

Томаса охватил гнев, когда он посмотрел на одежду Джасмин. Благопристойное платье из белого кружева с его строгими линиями и шляпка, закрепленная на эбонитовых волосах, ограждали Джасмин от остального мира. Томас хотел, чтобы она распустила свои локоны, которые заструились бы ее по спине, подобно водам Нила, и надела ярко-зеленое или сапфировое национальное платье, которое подчеркнуло бы красоту ее темных глаз и изящного лица. Он хотел, чтобы Джасмин надела золотые сандалии.

Хотел, чтобы Джасмин говорила по-арабски. Ведь он еще ни разу не слышал от нее ни слова, словно бы она не знала этого языка.

О, как же он мечтал снимать с нее все лишнее, пока на свет не покажется настоящая Джасмин – девушка, которая лишь ненадолго появилась вчера в его объятиях.

Томас заметил, что она замолчала, не обратив никакого внимания на его комплимент, и с безразличным выражением лица откинулась в кресле.

– Ты хотя бы знаешь, насколько красива? – допытывался Томас, упорно говоря по-арабски.

– Вы слишком добры ко мне, сэр, – ответила Джасмин на том же языке. Но потом, осознав свою ошибку, покраснела.

– Ты говоришь довольно бегло, – заметил Томас. – Но никогда не делаешь этого. Почему?

Джасмин ничего не ответила, но Томас перехватил ее взгляд. За стоящим поблизости круглым столом собралась компания. Томас сразу же узнал этих людей. Каждую зиму в Египет приезжали мистер и миссис Персиваль Дарси. Сейчас за столом сидели именно они в компании близких друзей. Томас встречался с ними за чаем два дня назад, так как Персиваль считался его другом. Влияние его жены в обществе не знало границ. Многие буквально заглядывали им в глаза, чтобы снискать одобрение. Одни и те же люди ежегодно сопровождали чету Персиваль Дарси в Каир, подобно спаниелям, послушно семенящим у ног хозяина.

Вот уже два дня в одно и то же время, за одним и тем же столом собиралась эта компания, чтобы попить чаю. Леди неизменно приносили с собой зонтики, чтобы заслонить свои светлокожие лица от обжигающего солнца. Каждый раз им подавали один и тот же слабый чай и одни и те же безвкусные сандвичи с огурцами, с которых по просьбе гостей служащие отеля любезно срезали кожуру. Несмотря на то что они коротали зиму в чужой стране, эти люди привезли свои привычки с собой. Супруги Персиваль Дарси ни за что не отказалась бы от своего привычного распорядка дня.

Томас повернулся к Джасмин, чувствуя, как благопристойность сжимается вокруг его шеи, подобно галстуку. Он вдруг сравнил его с арканом. Черт возьми, он уехал за тысячу миль от Англии вовсе не для того, чтобы пить чай на террасе, словно не покидал дома. Он жаждал приключений и всего того, что мог предложить Египет.

– Почему ты скрываешь свое происхождение? – осторожно спросил Томас. – Ведь это предмет гордости, а не стыда.

Джасмин рассмеялась, и когда в воздухе раздался ее смех, похожий на звон серебряных колокольчиков, что украшают сбрую верблюдов, Томас подался вперед, зачарованный.

– Когда ты говоришь, все кажется здесь привлекательным и достойным восхищения, – сказала девушка. – Но Египет хранит грязные секреты, лорд Томас. Здесь процветают преступность и нищета.

Однако Томас не желал сдаваться. Скучное однообразие повседневной жизни, не отпускавшее его ни на секунду, здесь не имело над ним власти. Томасу хотелось выпустить на свободу истинную сущность Джасмин и еще раз увидеть девушку, которую она прятала в коконе из благопристойного белого муслина и чопорной английской манерности.

– Твое мнение о Египте совсем не совпадает с моим. Египет – гордая, загадочная и удивительная страна. Она так же замысловата, как фигуры сфинксов, и так же глубока, как Нил. Египет не так прост, как может показаться на первый взгляд. Он подобен гробнице, которая, показавшись из-под земли, заставляет всех, кто с ней знакомится, испытывать благоговейный трепет.

– Ты говоришь об этой стране, как о знатной леди. Но факт остается фактом – очень немногие считают ее таковой. Люди роются в ее захоронениях и охают от восхищения при виде ценностей прошлого, но при этом смотрят на ее граждан с презрением и безразличием. Так почему я должна стремиться к тому, чтобы меня считали одной из местных? – Девушка грациозно кивнула головой в сторону англичан, чопорно отпивающих из своих чашек чай. Томас замолчал, задетый за живое словами Джасмин.

– Могу поклясться, что они ни слова не понимают по-арабски, – продолжала девушка. – И до тех пор, пока я не услышу из их уст что-то другое, кроме английской речи, и в те моменты, когда мне не надо будет обращаться к слугам, я буду говорить на английском.

Не обращая внимания на любопытные взгляды, бросаемые в их сторону, Томас взял руку девушки в свою.

– Не стремись быть одной из них, Джас. Чем усерднее ты пытаешься сделать это, тем больше вероятность того, что ты потерпишь фиаско. Так же тщетно песок и солнце пытаются разрушить сфинкса.

– По крайней мере, сфинкс вызывает восхищение и благоговейный трепет, – произнесла Джасмин, вздохнув так, что у Томаса едва не разорвалось сердце.

Внезапно ему показалось, что на свет появилась прежняя Джасмин, в глазах которой плясали озорные искорки.

– И все же мне кажется, что за меня дадут больше верблюдов, чем за миссис Персиваль Дарси, хотя бы потому, что мое лицо ничем не напоминает забродившее тесто. Высший слой общества. Какое подходящее название. Но как им удается оставаться такими бледными при местном климате?

Джасмин рассмеялась от всей души. Головы повернулись в ее сторону, и кое-кто даже улыбнулся. Окружение же четы Персиваль Дарси смотрело на девушку с явным осуждением. Джасмин залилась краской. Но потом Персиваль заметил Томаса. Он помахал молодому человеку рукой и крикнул:

– Здравствуйте, лорд Томас. Не стоит сидеть в одиночестве. Присоединяйтесь к нам.

На Джасмин приглашение не распространялось. Она покраснела еще гуще, но все же вежливо улыбнулась.

– Ступай. Попей с ними чаю, ведь они твои друзья. А я подожду дядю Грэма.

Его друзья. Не ее. И Томас сделал то, чего никогда не делал в присутствии своих соотечественников. Он намеренно повернулся к ним спиной.

Томас проигнорировал этих людей столь явно, что некоторые из них ошеломленно охнули. Не обращая на них более внимания, Томас устремил взгляд на Джасмин, на лице которой отразилось неподдельное удивление, и взял ее руку в свою.

– Так о чем мы говорили? О чае и, кажется, о тесте.

Джасмин посмотрела на друзей Томаса.

– Да, о тесте. Они выглядят, как то, что едят. Может, им стоит всех удивить и сменить еду? Что скажут люди, когда случится подобное несчастье? Мне кажется, Земля перестанет вращаться!

Томас невольно залюбовался Джасмин. Солнечные лучи ласкали густые эбонитовые пряди, выбившиеся из ее прически. На какое-то мгновение Томасу показалось, что мир существует лишь для них двоих.

А потом Джасмин убрала руку, и на ее лице возникло прежнее бесстрастное выражение. Ее взгляд стал непроницаемым, как окно, на которое опустили жалюзи.

– Дядя Грэм идет, – заметила девушка. – Может быть, попросим принести чай?

Грэм сердечно поприветствовал молодых людей. Они вели беседу, угощаясь огуречными сандвичами и сладким пирогом с медом и миндалем, разрезанным на тонкие ломтики. После того как Томас взял с тарелки третий кусок, Джасмин добродушно пожурила его:

– Если так пойдет и дальше, мне придется заказывать еще одну порцию. Я еще ни кусочка не съела.

Томас вытер липкие пальцы о чистую салфетку и улыбнулся.

– Очень уж вкусно. Мне непременно нужно нанять здесь повара для поездки в Луксор.

Заслышав знакомые голоса, Томас заметил двух своих знакомых – бывших деловых партнеров Чарльза Ходжеса и Эдуарда Морроу. Морроу дал ему в свое время очень дельный совет в обмен на одного из жеребят, а с Хеджером они провели весьма успешные торги на бирже. Мужчины, сопровождавшие дам в широкополых белых шляпах и платьях, державших в руках такого же цвета зонтики, оглядывались по сторонам. Заметив Томаса, один из них окликнул его так громко, что присутствующие на террасе повернули головы.

Томас встал, вежливо поприветствовал вновь прибывших, а потом представил их Грэму и его племяннице. Мужчины сели за стол, а их жены раскрыли зонтики. Томас вел беседу, время от времени поглядывая на Джасмин. Она с радостью присоединилась к разговору и даже сделала несколько остроумных замечаний, от чего Морроу вновь разразился смехом. Обе супружеские четы оживленно расспрашивали Джасмин о путешествии, когда Мэтти Ходжес спросила без обиняков:

– Прошу прощения, но вы местная?

Джасмин с достоинством расправила плечи:

– Я родилась в Египте, и моя мать египтянка. Но сейчас они с отчимом живут в Лондоне.

В отличие от остальных друзей Томаса, которые тотчас же начали бы презрительно насмехаться над Джасмин, Мэтти Ходжес этого не сделала. В ее глазах вспыхнул неподдельный интерес.

– Как чудесно! – воскликнула она, захлопав в ладоши. – Чарльз, мы непременно должны пригласить эту удивительную молодую леди к нам на ужин. Сегодня же. Мне так нравятся египтяне. А их культура просто завораживает.

В глазах Джасмин вспыхнула такая отчаянная надежда, что Томас ощутил острую жалость.

– В самом деле, миссис Ходжес? И отчего же?

– А разве ими можно не восхищаться? Это очень древний народ, гордые, обладающие чувством собственного достоинства люди. Они весьма дружелюбны и умны.

Тень пробежала по лицу Джасмин.

– Но кое-кто считает египтян грязными хитрыми попрошайками, которые к тому же морально и умственно ущербны.

– Какая чушь, – провозгласил мистер Морроу, закручивая кончики навощенных усов. – Людей нужно судить по их поведению, а не по их национальности. Иначе все мы окажемся в большой беде… да, лорд Томас? Так же, как и с книгой. О ней нельзя судить по обложке. Важно содержание.

– Совершенно с вами согласен, – тихо ответил Томас, которого до глубины души тронуло выражение облегчения на лице Джасмин. – Лучше не скажешь, мистер Морроу. Остается лишь надеяться, чтобы и остальные в это поверили.

Джасмин подняла на него лучистые глаза.

– Может быть, один из нас сможет. Да, сможет.

Глава 14

Два дня спустя путешественники поднялись на борт одного из знаменитых пароходов мистера Кука. Они направлялись вверх по Нилу к пункту своего назначения – местечку Аль-Минья. От туда кочевник из племени хамсин должен был сопроводить их в лагерь племени аль-хаджид, расположенный в пустыне.

Джасмин призналась Томасу, что была бы не прочь зафрахтовать какое-нибудь частное судно, где не будет посторонних, выказывающих желание «купить» ее. Тот случай на террасе был все еще свеж в ее памяти. Однако Томас сказал, что пароход быстрее любого другого судна. Всего за семь дней они проделают путь из Каира длиной в четыреста пятьдесят миль, при том что пароход будет останавливаться, чтобы туристы могли осмотреть древние развалины.

– Если кто-то подойдет к тебе с недостойным предложением, просто скажи мне, и я поколочу его, – сказал Томас и был вознагражден благодарной улыбкой.

Они отправились в салон-ресторан, чтобы выпить чаю и посмотреть на остальных пассажиров. Обшитые сосновыми панелями стены были украшены гобеленами тонкой ручной работы. Вокруг небольших столиков, покрытых кружевными скатертями, стояли мягкие кресла, обитые тканью-с цветочным узором. На одном из столов лежала аккуратная стопка журналов и книг. На нескольких подставках стояли горшки с папоротником. В дальнем конце салона располагался бар. На резных полках красного дерева теснились бутылки со спиртными напитками.

Два часа спустя пароход остановился у небольшого городка Бедрахин – пассажиры изъявили желание осмотреть руины Мемфиса. Томас с радостью наблюдал за тем, как расслабилась Джасмин. Она словно почувствовала себя дома среди этих высоких строений из сырцовых плит, покачивающихся на ветру пальм и любопытных местных жителей. Когда египтянин по имени Абдул попросил денег за то, чтобы стать ее проводником, Джасмин ответила по-арабски, что не нуждается в проводнике и хочет побродить вокруг без всякой цели, ведомая собственным сердцем.

Томас улыбнулся, а Абдул рассмеялся, откровенно восхищаясь Джасмин. Он любезно указал им на мальчишку с ослом, который мог бы отвезти путников в Мемфис. Абдул настойчиво повторял, что Раби очень хороший проводник.

– Дайте угадаю, – сухо произнес Томас по-арабски. – Он ваш внук.

Мужчина вновь пронзительно рассмеялся.

– Конечно.

Гид с парохода уже набирал проводников, среди которых был и Раби. Он привел трех осликов, и путешественники тронулись в сторону руин. Томас ехал на сером ослике по кличке Король Эдуард – шутка, развеселившая и седока, и хозяина животного.

Его длинные ноги свисали по бокам, едва не задевая пятками каменистую землю. Джасмин была необычно молчаливой. Томас надвинул широкополую шляпу на лоб, чтобы заслонить глаза от солнца. Ослы устало шли по дороге, возвышающейся над плодородными, покрытыми сочной зеленью полями, петляющей между высокими финиковыми пальмами. Джасмин как влитая сидела в седле. Оно выглядела элегантно, несмотря на палящее полуденное солнце. Желание и еще какое-то более глубокое чувство наполняли душу Томаса, когда он наблюдал за девушкой. Она казалась ему величественной и прекрасной, точно египетская принцесса.

Когда путешественники достигли Мемфиса, горло Томаса сдавило от нахлынувших эмоций. Огромные финиковые пальмы возвышались посреди песков, подобно безмолвным стражам. Раби пояснил, что под деревянным навесом скрыта статуя Рамзеса. Он спрыгнул со своего осла и двинулся вперед. Путешественники вошли внутрь, не обращая внимания на поток многочисленных туристов, которые болтали без умолку и указывали на огромную статую Рамзеса Великого. Рамзес, вытесанный из красного гранита, приветствовал гостей загадочной улыбкой. Преисполненный изумления, Томас лишился дара речи. Вот он, Египет его мечты. Древние тайны и мифы стали реальностью.

Осмотрев окрестности, путешественники распаковали корзину с сандвичами. Расстелив скатерть прямо на песке в тени пальмы, они утолили голод. Джасмин запрокинула голову, явив взору Томаса восхитительный изгиб шеи.

– Какое пронзительно голубое небо в этих местах. Цвета настолько резкие, что кажется, могут разрезать металл. В Лондоне никогда не увидишь таких восхитительных оттенков.

– Из-за дыма и тумана, – заметил дядя Грэм, отпив глоток чаю с мятой.

Поев и отдохнув, путешественники двинулись дальше к пирамидам, минуя поля золотой пшеницы. Вокруг величественных строений бродили туристы, восхищенно ахая И указывая пальцами вверх.

Взглянув вверх, туда же, Джасмин шаловливо улыбнулась.

– Поднимемся? – спросила она и, приподняв юбки, Поставила изящную ножку на нижний камень.

– Это слишком опасно, Джас. Остановись, – предупредил Томас.

– Ну пожалуйста. Я хочу вернуться в Англию и рассказать своим родным, что забиралась на знаменитую ступенчатую пирамиду. – Не обратив внимания на предостережение Томаса, девушка начала взбираться вверх. Мужчина не на шутку встревожился. Черт возьми, ну почему она никогда никого не слушает? У Томаса появилось огромное желание отшлепать Джасмин. Но в этот момент девушка наклонилась, взбираясь на очередную ступеньку, и единственный взгляд на ее округлые ягодицы заставил Томаса передумать. Ведь шлепками дело не ограничится, и ему придется перейти к другим, более приятным действиям.

– Джасмин, прошу тебя, спускайся, – взмолился дядя Грэм.

Но девушка не слушала, а ее густые брови упрямо сошлись на переносице. Томас не мог больше ждать. Он быстро догнал упрямицу и схватил ее за талию.

Не обращая внимания на гневные протесты, Томас стащил Джасмин вниз и опустил ее на песок. Сидящая на земле девушка испепеляла молодого человека гневным взглядом. Томас рассмеялся, и даже дядя Грэм поддержал его.

– В следующий раз будешь слушаться старших, – заметил он с улыбкой, и Джасмин сердито надула губы.

– Джас, ты идешь, или нам стоит сказать стюардам чтобы не накрывали пока на стол? – спросил Томас, сделан несколько шагов. Обернувшись через плечо, он увидел, что Джасмин уже встала и отряхивает юбки. Внезапно что-то просвистело в воздухе. Девушка вскрикнула и отшатнулась.

Томас тотчас же метнулся к ней. Ее огромные раскосые глаза в страхе смотрели на него; Девушка держалась за руку. Молодой человек осторожно расцепил ее пальцы, а потом закатал рукав блузки. Подбежав к племяннице, обеспокоенный Грэм увидел расплывающийся на смуглой кола девушки кровоподтек.

– Крови нет, но эта некрасивая отметина сойдет не скоро. – Грэм взял в руки камень и принялся его рассматривать.

Томас в ярости огляделся, ища негодяя, бросившего камень, но заметил лишь несколько мальчишек. Он направился к ним, выкрикивая что-то по-арабски.

– Мы не бросали камень в красивую леди, – запротестовал один из мальчишек.

С трудом сдерживаясь, чтобы не встряхнуть его за то, что Джасмин причинили боль, Томас велел им убираться прочь и некоторое время следил за ними, прищурив глаза.

Вернувшись к Джасмин, он нахмурился при виде темного пятна на ее нежной коже. Кровь отлила от лица девушки. Она с удивлением смотрела туда, где только что играли мальчишки.

– Только дураки могут бросать камни, рискуя кого-нибудь поранить, – пробормотал Томас.

Карие глаза девушки казались огромными.

– Но, Томас, они не бросали камней в мою сторону. Я их видела. Они бросали камни на пирамиду. К тому же они были слишком далеко.

– Возможно, это сделал какой-то другой озорник, а ты просто случайно оказалась на пути. Хорошо еще, что все обошлось. Этот камень поранил бы тебя гораздо сильнее, если бы попал в голову, – заметил дядя Грэм, потрепав племянницу по плечу. – С тобой все в порядке?

Джасмин кивнула.

– Тогда давайте вернемся на пароход. Я попрошу стюарда принести льда, – предложил Грэм.

Однако, когда они шли к своим ослам, Томас заметил, что Джасмин по-прежнему выглядела очень обеспокоенной. Ее лицо было мертвенно-бледным, словно она действительно верила, что кто-то хотел причинить ей гораздо больший вред.

В эту ночь Джасмин почти не спала. Утром она вышла на утопающую в тени палубу на носу. Вокруг маленьких роликов, за которыми туристы любили пить чай, стояли удобные плетеные кресла с полосатыми бело-голубыми подушками. Улыбчивый стюард принес дымящийся кофейник и фарфоровую чашку. В воздухе поплыл аромат свежее сваренного кофе.

Наблюдая за лениво проплывающей мимо борта парохода фелюкой,[2] Джасмин услышала шаги.

– Доброе утро, Джас.

Джасмин подняла на Томаса глаза.

– Привет, Цезарь. Почему ты на ногах в столь ранний час?

– Не спалось. Все думал о тех отвратительных мальчишках, которые могли ранить тебя в более чувствительное место.

Томас сел в кресло рядом с Джасмин. На его лоб упали непослушные каштановые пряди. В светло-бежевом костюме, с галстуком цвета шоколада, завязанным вокруг бело снежного накрахмаленного воротничка, он выглядел восхитительно изысканно, несмотря на ранний час. Вот только темная щетина, покрывавшая его подбородок, резко контрастировала с элегантным нарядом. Сердце Джасмин забилось чуть-чуть быстрее от близости мужчины и его испытующего взгляда.

– Более чувствительное место? Ты имеешь в виду мои ягодицы? Да, это действительно было бы больно, – ответила девушка.

– Я говорил о твоей голове, Джасмин. Странно, что подобное вообще произошло. И чем больше я об этом думаю, тем больше убеждаюсь, что те мальчишки не могли этого сделать. Они недостаточно крепки, чтобы бросим, камень с такой силой. К тому же, как ты уже сказала, ты стояла слишком далеко от них.

Томас словно читал ее мысли. Однако Джасмин не хотела беспокоить его еще больше. Ведь если она расскажи о своих страхах, дядя может прервать экспедицию и отправить ее домой.

– Для такого восхитительного утра ты слишком мной думаешь. Наверняка мальчишки бросили камень не по злому умыслу. Им это показалось всего лишь веселой шуткой. И потом, я не слишком сильно пострадала, – беззаботно произнесла Джасмин.

– Но рана могла быть гораздо серьезнее.

Томас замолчал. Стюард вернулся, но Джасмин отослала его, не желая отвлекать Томаса от раздумий. Он смотрел на проплывающие мимо шлюпки, и за столом воцарилась тишина. Когда Джасмин взглянула на Томаса еще раз, его губы были плотно сжаты.

– О чем ты думаешь, Томас?

Сквозящая во взгляде мужчины тревога заставила сердце Джасмин болезненно сжаться. На какое-то мгновение ей показалось, что он не ответит. По его лицу пробежала тень.

– Я подумал о том, как коротка и быстротечна жизнь. Томас выглядел таким подавленным, что Джасмин захотелось утешить его. Внезапно она поняла:

– Ты говоришь о Найджеле?

Томас закрыл глаза.

– Да.

– Вы были очень близки?

– И да и нет. В детстве мы были неразлучны, а потом он стал настоящим ублюдком… прости, отъявленным хамом. Но он опять изменился. В тот день, когда ты ударила меня, помнишь?

Несмотря на печаль в голосе Томаса, Джасмин улыбнулась.

– Мы никогда не были друзьями, но потом странным образом сблизились. Нас можно было бы назвать соперниками. Найджел во всем старался превзойти меня. Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что обязан ему всем, что во мне есть хорошего. Он заставлял меня бороться, быть более упорным, пробудил во мне дух соперничества. Когда-то он сказал мне, что я слишком часто игнорировал его, Потому что о лошадях думал больше, чем о семье.

Томас посмотрел на свои сильные ладони. У него были не изящные, изнеженные руки аристократа, а выносливые, привычные к физическому труду. Тыльную сторону ладони на левой руке пересекал длинный и довольно уродливый розовый шрам. Джасмин не замечала его раньше.

– Я думал, он шутит, а он действительно взял в ту ночь мою только что купленную кобылу. А потом я потерял его в парке. Ему не следовало туда ездить. Когда его принесли домой, он выглядел ужасно – весь в крови, стонал от боли, – но я настоял, чтобы меня пустили к нему. Он извинился передо мной. Господи, он просил у меня прошения за то, что взял без спросу лошадь. Я ужасно разозлился и спросил, какого черта он поехал в парк в столь поздний час.

Джасмин замерла.

– И что он ответил?

– Сказал, что встречался с девушкой.

Сердце Джасмин отчаянно забилось в груди. О Господи, неужели Томас имеет в виду ее?

– А он сказал что-нибудь еще?

– Нет. Он потерял сознание. Больше я его живым не видел. Доктор сказал, что началась инфекция, которая и убила его.

Томас с минуту смотрел на воду.

– Иногда он бывал невыносим. Но ведь он был моим братом. Единственным. Я очень по нему скучаю. Часто вспоминаю наши ссоры, но это не помогает. Мне его ужасно не хватает. Иногда, когда в доме никого нет, кроме меня, мне кажется, что я слышу его смех. Но потом я одергиваю себя и говорю, что никогда больше его не увижу. – В голосе Томаса слышалось неподдельное горе.

Горло Джасмин сдавило от переполнявших ее эмоции «Мне жаль, Томас, – обращалась она к нему в беззвучной мольбе. – Господи, как мне жаль. Ты никогда не был таким, как он».

– Когда он умер, я поклялся себе, что приложу все силы, чтобы защитить свою семью и сделать Мэнди счастливой. Я погубил Найджела и не хотел, чтобы подобное случилось с кем-то из моих родных. – Томас провел рукой по волосам, взъерошив темные пряди. – Теперь ты понимаешь, Джас, семья для меня всегда на первом месте. Иначе я не могу.

– Понимаю, – произнесла девушка, ощутив, что боль в сердце усилилась.

А она отказалась от своей семьи, от матери и отчима. Сводные брат и сестры тоже остались в Англии. А она плыла теперь на встречу с другой семьей, навстречу своему прошлому. Преданность Томаса семье заставила ее почувствовать себя так, словно она лишилась чего-то очень дорогого.

Отчаянно желая сменить тему, Джасмин заговорила о Египте. Молодой человек постепенно расслабился и даже слегка оживился. Томас, казалось, совсем забыл о недавней печали, когда Джасмин начала расспрашивать его о первых впечатлениях. Девушка в восхищении слушала его оживленный рассказ о местах, которые они посетили, об истории ступенчатой пирамиды.

– Ты знаешь о месте моего рождения гораздо больше, чем я, – рассуждала девушка, пока стюарды стелили на стол скатерть и ставили блюда с едой.

Молодые люди беседовали, угощаясь свежими апельсинами, яйцами, гренками и кофе. В воздухе почувствовалась прохлада. Томас намазал гренок апельсиновым джемом и с удовольствием съел. Джасмин шаловливо улыбнулась.

– Какой же ты, оказывается, сластена. Я сразу заподозрила, что это ты съел все финики, которые нам оставил после ужина стюард.

– Виноват, – признался Томас, подмигнув девушке. Джасмин с замиранием сердца наблюдала за тем, как Томас медленно облизывает с нижней губы джем. Не в силах оторвать взгляда, она чувствовала, как ее мало-помалу охватывает возбуждение. О да, она знала, каковы на вкус эти полные чувственные губы. А как изысканны его ласки! Как же ей хотелось, чтобы он вновь прижался к ее губам.

– Джас, почему ты так смотришь?

Захваченная врасплох, девушка энергично принялась за еду, чтобы скрыть смущение. А когда она подняла глаза, то заметила, что Томас наблюдает за ней с не меньшим возбуждением. Но потом он опомнился и перевел взгляд на Нил.

Когда восходящее солнце прогнало ярко-розовую пелену, расцвечивающую небо, заработали двигатели, и непрерывный лязг нарушил гармонию и спокойствие урождающегося дня. Пробасил гудок, раздался надрывный звон рынды, и гребные колеса тотчас же превратили воды Нила в белую, похожую на кружево пену.

Выходившие на палубу пассажиры бросали взгляды на Джасмин и Томаса. Симпатичный молодой человек, которого Джасмин видела в отеле, указал на нее, а потом помахал рукой и улыбнулся. Девушка улыбнулась в ответ.

Томас неодобрительно посмотрел на свою спутницу, а ее знакомого буквально уничтожил взглядом. Молодой человек поспешно пошел прочь, и Томас еще некоторое время недобро смотрел ему вслед, точно лев, охраняющий свой прайд. Это зрелище немало позабавило Джасмин. Томас выглядел, как настоящий собственник.

– Довольно грубо указывать на людей пальцем в арабской стране, – заметил он, отпивая кофе. – Но большинство европейцев и британцев либо не знают этого, либо просто не уважают традиции другой культуры.

Джасмин потянулась за маслом, но ее рука замерла.

– Ты говоришь о своих соотечественниках довольно пренебрежительно.

– Пренебрежительно? Я обожаю свою родную Англию. Но меня передергивает при виде того, как некоторые из англичан ведут себя за границей. В любой стране нужно держаться уважительно. Ты заметила, как англичане обращаются с египтянами в Каире? Помнишь тот случай с цветочницей?

Джасмин помнила. То происшествие очень взволновало ее, хотя она и ожидала чего-то подобного. На улице возле отеля хрупкая девушка всегда торговала розами и жасмином. С ее миловидного лица никогда не сходила приветливая улыбка. Джасмин, Томас и дядя Грэм собирались уезжать на пристань, когда стали свидетелями неприятной сцены. Цветочница предлагала англичанину купить розу для его супруги. Но мужчина, вскипев от негодования, грубо бросил: «Отвяжись от меня, грязная попрошайка!»

Покрасневший от стыда дядя Грэм купил тогда все цветы, что были у девушки. Они и сейчас наполняли своим ароматом каюты путешественников – душистые розы и ветки жасмина, расставленные в изящные вазы.

– Не все англичане обращаются с местными жителями так отвратительно. Супруги Морроу просто восхищены ими, впрочем, как и Ходжесы. Они прекрасно приспособились к жизни здесь. А супруги Морроу и вовсе подумывают, чтобы переехать сюда насовсем.

Джасмин сразу же пришлись по душе эти люди. Их искренний смех и привычка общаться со всеми на равных очень импонировали ей, так же как и их готовность принять в свой круг всех независимо от расы и положения в обществе. Личность человека была для них гораздо важнее его титула.

– Верно. Вот уже много лет они коротают зиму в Египте. Это пошло им на пользу – они стали более либеральны, чем большинство их соотечественников. Они порядочные люди, хотя и нечастые гости в высшем свете.

Последняя фраза Томаса пробудила в Джасмин любопытство:

– Что ты хочешь этим сказать? Значит ли это, что Морроу и Ходжесов… не слишком охотно принимают в обществе?

Рука Томаса с чашкой кофе замерла в воздухе. Молодой человек задумался.

– Я всегда воспринимал их как деловых партнеров, но сильно сомневаюсь, что мои друзья и семья были бы рады видеть их в своем доме. Морроу – нувориши. А у Эдуарда появились деньга лишь после того, как он женился на Мэриан и стал вице-президентом страховой компании ее отца. Отец Эдуарда работал в доках. Так что он из простой семьи. Ходжесы более знатны, но Мэтти Ходжес в свое время развелась. Ее первый муж был, кажется, немцем.

Джасмин усмехнулась.

– А я-то думала, ты перестал быть снобом.

Томас удивленно посмотрел на нее.

– Нет, среди египтян ты ведешь себя не как сноб, но в отношении своих соотечественников… Ты вежливо и уважительно относишься к местным жителям, но британцев продолжаешь делить на классы, подобно тому как повар режет на куски мясо для жаркого. Неужели ты всех людей делишь на категории сообразно своему представлению о классах? – Джасмин понизила голос. – Ты пытаешься уверить меня, что ты не такой, как твои друзья. Но ты становишься таким, когда речь заходит о разделении на классы и происхождении.

Темные брови Томаса сошлись на переносице, словно ему не понравился новый поворот в разговоре, но Джасмин продолжала стоять на своем.

– Если бы тебе удалось поселить Эдуарда в Египте, нарядить его в национальную одежду и выкрасить его лицо в более темный цвет, клянусь, ты бы терпимее относился к его происхождению, чем теперь.

Лицо Томаса побагровело, а губы сжались в узкую линию. Он со стуком поставил чашку на серебряный поднос.

– Ты слишком пристрастна, когда дело касается моих убеждений, Джасмин.

– Потому что они мне небезразличны, и я вижу, что ты вполне способен поколебать предвзятое мнение общества о разделении на классы. – Сказав так, Джасмин поступила очень смело.

Подбородок Томаса дрогнул, словно он силился подобрать слова, а потом он встал и коротко поклонился.

– Кофе слишком крепок для меня. Кроме того, я обещал написать Аманде письмо. Приятного дня, Джасмин.

Дело было вовсе не в кофе, а в ее невоздержанности. Твердая поступь Томаса свидетельствовала о его недовольстве. Джасмин вовсе не хотела наносить столь сильный удар в самое сердце его предубеждений, но иного выхода она не видела. Такому гордому человеку нелегко было сносить критику, даже если критиковали его с добрыми намерениями. А Томас был не просто гордым человеком – он был наследником титула.

Сможет ли он когда-нибудь измениться? И сможет ли она когда-нибудь почувствовать себя комфортно в своем собственном обличье? Джасмин поморщилась. У нее достаточно времени, чтобы обдумать это позже. По крайней мере, здесь, на пароходе, она могла расслабиться, зная, что никто не примет ее за продажную женщину. Или еще того хуже – захочет убить, забросав камнями.

День прошел в беспокойном чередовании событий. Большую часть его Джасмин занималась тем, что писала статью о своих первых впечатлениях от Египта. Томас избегал встреч с ней. Исключение составляли лишь те несколько минут, что они пили чай в компании дяди Грэма. Говорил только он, рассказывая о племени хамсин. Герцог благоразумно избегал расспрашивать молодых людей о том, почему они не разговаривают.

Напряжение сказалось и за ужином. Джасмин разглядывала пассажиров, сидящих за круглыми столами, раздумывая над тем, что еще можно написать в своей статье. Столовая поражала богатым убранством, впрочем, как и роскошные наряды пассажиров. Золотые шнуры с кисточками поддерживали темно-красные бархатные шторы, а медные газовые лампы заливали столовую мягким светом. Официанты в красных фесках и длинных белых рубашках, подпоясанных красными кушаками, ловко сновали меж столами. В дальнем углу столовой оркестранты в тюрбанах наигрывали тихую мелодию.

Когда после ужина пароход сбавил ход, чтобы остановиться на ночь, Джасмин набралась смелости и попросила Томаса уделить ей немного времени. Бросив на девушку настороженный взгляд, он последовал за ней на верхнюю палубу. Фонари, висящие на шестах, отбрасывали неяркий золотистый свет. Стрекот сверчков да крик птиц делали вечер еще более романтичным.

– Я хотела извиниться за резкость.

Если Томас и был удивлен, то не подал виду. Он скрестил руки на груди и не произнес ни слова. Джасмин судорожно втянула носом воздух.

– Я не стану просить прощения за свои слова, потому что я действительно так думаю. Я лишь хочу извиниться за тон, каким они были сказаны. Иногда я совсем не могу себя контролировать. Но я вовсе не хотела обидеть тебя.

Томас нахмурился. В его зеленых глазах вспыхнул огонек. Сложив руки за спиной, Томас принялся расхаживать по палубе.

– Вообще-то я много думал о том, что ты сказала, Джасмин. В твоих словах есть доля истины, но иногда посмотреть правде в глаза очень трудно.

Итак, Томас принял ее слова близко к сердцу. И это означало, что он, возможно, все же сможет измениться. «Если ты изменишься, то изменюсь и я, – молча поклялась себе Джасмин. – Я приму все, что узнаю в племени аль-хаджид, о своем отце, приму правду, какой бы жестокой она ни была».

– Нужна смелость, чтобы сделать это, – произнесла девушка вслух.

– Не больше, чем для того, чтобы пошатнуть чьи-либо предубеждения, – печально произнес Томас. – Мне проще общаться на равных с представителями других культур, чем с соотечественниками. Стандарты, в соответствии с которыми я был воспитан, прочно поселились в моей душе. Но в будущем приложу все силы, чтобы воспринимать всех людей одинаково, независимо от их происхождения. Во всяком случае, попытаюсь, Джас… если и ты попытаешься.

Джасмин остановилась и испытующе посмотрела Томасу в лицо.

– Что ты имеешь в виду?

– Будь той, кем ты являешься на самом деле. Говори по-арабски не только со слугами, но и с Грэмом, и со мной. Смени одежду. – Томас многозначительно посмотрел на фиолетовую юбку Джасмин. – Постарайся понять, как это – быть египтянкой, – вместо того чтобы стремиться стать англичанкой. И может статься так, что тебе это понравится.

Предложение Томаса взволновало Джасмин. Словно он каким-то непостижимым образом догадался о царящем в ее душе беспорядке. Ей ужасно хотелось узнать поближе свою культуру, но она смущалась и робела перед англичанами и европейцами. Впрочем, она никогда не отступала, если ей бросали вызов.

Значит, стоит пойти на компромисс.

– Я тоже попытаюсь. Но только когда мы прибудем в лагерь аль-хаджид. Там я буду говорить по-арабски и, возможно, даже оденусь, как местные женщины. А ты исполнишь свое обещание. Идет?

– Идет. А теперь давай скрепим наши обещания, – предложил Томас.

Джасмин протянула руку, но Томас не пожал ее. Он взял ладонь девушки и притянул к себе.

– Я имел в виду не рукопожатие, – тихо произнес Томас и поцеловал ее.

…Ночь и лунный свет. Губы мужчины были теплыми и решительными, и Джасмин дрожала в его объятиях. Единственный поцелуй тотчас же разбудил в ней страсть. Зарывшись пальцами в волосы девушки, Томас обхватил ее за затылок. Он яростно впивался в ее губы, точно воин, стремящийся получить драгоценный трофей.

«Ты моя», – говорил этот поцелуй.

Ноги Джасмин стали ватными, а ее тело пронизала чувственная нега. Этот поцелуй был опасен – ведь их мог кто-нибудь увидеть. Вспомнив о том, что произошло в отеле, Джасмин попыталась воспротивиться, и Томас отпустил ее. Его глаза потемнели, а на шее бешено пульсировала жилка.

– Думаю, мне лучше вернуться в салон – твой дядя пригласил меня сыграть партию в шахматы.

– А мне необходим свежий воздух. Я прогуляюсь по палубе.

Джасмин некоторое время стояла, стараясь унять сердцебиение, а потом медленно пошла по палубе, любуясь ночным небом, усыпанным звездами. Она ощущала себя необузданно дерзкой и готовой на самые отчаянные приключения. Поцелуй Томаса оставил после себя легкое головокружение и предвкушение открывающихся возможностей.

Джасмин стала всматриваться в воду, с тихим плеском бьющуюся о борт парохода. Белая луна отражалась в серебристой ряби на поверхности Нила. Вздохнув, Джасмин задумалась о тайнах, скрытых в глубинах этой великой реки. Египет дал ей умиротворение, которого она никогда не испытывала дома. В Англии Джасмин ощущала лишь постоянное беспокойство и страх.

Взобравшись на перила, девушка наполовину свесилась над водой и теперь вглядывалась в ее похожую на чернила глубину. Она старалась разглядеть в ней историю этой могущественной реки. Плавал ли когда-нибудь по ней ее родной отец? Смотрел ли он когда-нибудь на нее в благоговении, преклоняясь перед ее могуществом и таинственностью? И вообще каким он был, ее отец? Скоро она узнает правду. И правда эта может оказаться не такой приятной, как она надеялась.

Джасмин задрожала, глядя на воду. Оглянувшись, она вскарабкалась на самую верхнюю перекладину ограждения и подставила щеки ласковому ветру. Она раскинула руки в стороны, представив себя соколом, величественно парящим над Нилом в желании открыть для себя неизведанные дали.

Прохладный бриз играл с волосами Джасмин, трепал их и бросал ей налицо. Она любовалась бегущей внизу водой, когда кто-то с силой толкнул ее в спину. Джасмин с минуту балансировала на перекладине, отчаянно размахивая руками, а потом с диким криком рухнула вниз.

– Вы слышали крик?

Грэм оторвал взгляд от книга по египтологии. Томаса охватило острое беспокойство.

– Джасмин, – выдохнул он. – Я оставил ее на верхней палубе.

Не тратя попусту слов, он вскочил со своего места и бросился к лестнице. Взбежав на палубу, он начал озираться в поисках Джасмин. Девушки нигде не было. Холодный страх сковал его сердце, когда он посмотрел в сторону реки. Томас принялся выкрикивать имя девушки.

– Помогите! – раздался откуда-то снизу приглушенный крик.

Томас перегнулся через перила и всмотрелся в темноту. Кровь застыла в его жилах, когда он заметил фигуру, отчаянно бьющую по воде руками. Джасмин. Английская одежда тянула ее своей тяжестью вниз.

– Она не умеет плавать! – раздался за его спиной вопль Грэма.

– Держись, Джас! Я уже плыву к тебе, – прокричал Томас, срывая с себя сюртук и жилет и сбрасывая с ног ботинки.

Схватив висевший поблизости спасательный круг, он перепрыгнул через перила. Когда его окутала со всех сторон теплая вода, Томас быстро подплыл к девушке и схватил ее за талию. Джасмин отчаянно кашляла и цеплялась за Томаса, пока он надевал на нее спасательный круг.

– Я держу тебя, – прерывисто дыша, вымолвил Томас, толкая круг в сторону парохода. – Успокойся, Джас, я держу тебя. Ты можешь скинуть туфли?

– С-стараюсь, – с трудом произнесла девушка, клацая зубами.

– Схватись покрепче за круг и болтай в воде ногами. Я поддержу тебя.

В ответ раздался надрывный кашель, но Джасмин сделала так как велел Томас. Он облегченно вздохнул, когда лопасти парохода перестали хлопать по воде и раздался гудок. Словно по мановению волшебной палочки на палубу высыпали люди. Они кричали и указывали в их сторону.

Мощными толчками ног Томас помогал себе плыть, одновременно нащупывая пояс юбки Джасмин.

– Что т-ты д-делаешь? – выдохнула девушка.

– Хочу освободить тебя от этой проклятой юбки. Она тянет тебя вниз. – Однако Томас никак не мог справиться с крючками – пальцы не слушались его.

– Я с-сама, – запинаясь, вымолвила Джасмин. Она расстегнула юбку и начала извиваться, чтобы скинуть ее. Скоро тяжелая ткань соскользнула с ее бедер и исчезла в пучине.

Придерживая Джасмин за талию, Томас продолжал плыть вперед. Он смотрел на огни парохода, которые прорезали кромешную тьму подобно маяку. Они все еще были далеко, когда раздался душераздирающий крик, от которого кровь заледенела в жилах Томаса.

– Крокодил!

Глава 15

Оцепенев от ужаса, Томас смотрел на длиннее сигароподобное тело, беззвучно скользящее по поверхности воды в их сторону. Его сердце оборвалось, но он старался сохранять хладнокровие. «Спокойно, – мысленно приказал себе Томас. – Только без паники». Он отчаянно заработал ногами, таща за собой вцепившуюся в него Джасмин. Но расстояние между ними и крокодилом стремительно сокращалось.

– Мне нужна твоя помощь. Болтай ногами. Работай ими, как ножницами. Так сильно, как только можешь, – попросил Томас девушку.

Он заметил, как стоящий на палубе Грэм прицелился в крокодила из винтовки. Раздались выстрелы. На поверхности воды запрыгали фонтанчики – один совсем близко от крокодила. Томас начал мощно и решительно грести. Джасмин помогала ему, яростно колотя ногами по воде.

На нижней палубе появились матросы с веревкой. Они привязали один конец к ограждению, а другой бросили в воду. Томас передал веревку Джасмин, приказав матросам поднимать ее первой. Когда она достигла палубы, два крепких матроса помогли ей перебраться через ограждение. Томас поднялся следом и в изнеможении упал на палубу.

Несмотря на то, что вода была теплой, ветер наполнил воздух прохладой, и теперь Джасмин отчаянно дрожала. С ее темных волос падали капли воды. Белые чулки сползли, явив взору изящные ноги, четко вырисовывающиеся под промокшей насквозь сорочкой. Страх, затуманивающий ее прекрасные глаза, развеялся, уступив место смелой улыбке.

– Для мужчины, имеющего огромный опыт р-рассте-гивания ж-женской одежды, ты оказался уж-жасцо неловок, – произнесла девушка по-арабски.

– Только в воде. Да и то потому, что сама Клеопатра вывалилась из своей ладьи, – тихо ответил Томас, убирая с щеки Джасмин мокрый локон.

Молодой человек почувствовал себя крайне неуютно, внезапно осознав, что Джасмин почти обнажена. Тонкая блузка прилипла к телу, явив его взору полные округлые груди. Затвердевшие от холода соски четко выделялись под светлой тканью. Томас судорожно сглотнул. Стоящие вокруг матросы смотрели на девушку с неприкрытым интересом.

– Прекратите таращиться на леди и, ради всего святого, принесите одеяло, пока она не замерзла окончательно, – рявкнул Томас на любопытных матросов.

Кто-то бросил ему два толстых теплых одеяла. Он накинул одно на плечи Джасмин, а в другое закутался сам. Томас испытующе посмотрел на Джасмин.

– Каким образом ты оказалась в воде? Разве ты не слышала мое предостережение?

В глазах Джасмин промелькнуло беспокойство.

– Я л-любовалась водой и, наверное, упала.

– Наверное, упала? Ты, женщина, которую ни разу не выбросила из седла лошадь, даже самый норовистый арабский скакун?

Джасмин подняла на Томаса большие карие глаза.

– Мне кажется… Кто-то меня столкнул.

Томас осторожно помог Джасмин подняться на ноги. Грэм обнял племянницу и погладил ее по плечу.

– Идем, дорогая, тебе необходимо принять горячую ванну, – обратился он к Джасмин, задумчиво посмотрев на Томаса. – Думаю, сначала тебе нужно согреться.

Но Томас не собирался сдаваться. По крайней мере, до тех пор, пока Джасмин не ответит на вопрос:

– Джасмин, кто-то столкнул тебя за борт?

На ресницах девушки трепетали капли воды, когда она посмотрела на Томаса.

– Кому это понадобилось? Не представляю.

Ничто больше не испортило путешествия. Джасмин молчала о случившемся, сославшись на то, что это был обычный несчастный случай. Только она одна знала правду: кто-то столкнул ее за борт. Она даже боялась думать о том, что могло бы произойти, если бы Томас не пришел ей на помощь. Она шарахалась от каждой тени, видя в ней возможного врага. Подозревала всех и каждого: англичан, праздно развалившихся в шезлонгах и лениво провожающих ее взглядами, слуг-египтян с их вежливыми улыбками. Ее недоброжелателем мог оказаться кто угодно.

У нее прямо-таки гора с плеч свалилась, когда они, наконец, достигли Аль-Миньи. На причале путешественников поджидали два человека, закутанные в одежду цвета индиго. На них были свободные рубахи, доходящие до середины бедра, легкие брюки, заправленные в сапоги из мягкой кожи, и тюрбаны. В сознании Джасмин пробудились смутные воспоминания, когда она рассматривала высокого мужчину с красивым лицом, обрамленным темной бородой.

– Воины из племени хамсин, – тихо пояснил Томас. – Вот тот, высокий, скорее всего Джабари – их шейх. Нам оказали честь.

С широкой улыбкой на лице дядя Грэм спустился по трапу. Он обнял незнакомцев, и они дружески обняли его в ответ. Герцог представил знакомых Томасу, который сердечно пожал их руки. Джабари был шейхом племени хамсин, а Рамзес – хранителем времени. Из рассказов дяди Джасмин вспомнила, что Рамзес был также телохранителем шейха.

– Джасмин, это ты? – Рамзес говорил по-английски с сильным акцентом. От дружеской улыбки этого человека Джасмин почему-то не стало легче. Он учтиво и вежливо поцеловал руку девушки. – Ты такая взрослая. А была ведь совсем крошкой и ужасно любила лимонные леденцы.

Ответная улыбка Джасмин вышла натянутой. Ей просто необходимо было сохранить достоинство. Томас не должен узнать о ее происхождении.

– Теперь я предпочитаю чай с лимоном, – ответила Джасмин с гордой улыбкой.

Шейх поцеловал девушку в щеку и легонько сжал ее руки.

– Джасмин, ты так похожа на свою красавицу мать: Как поживают Бадра и твой отец?

Джасмин хотелось сказать, что ее отец мертв, но она лишь вежливо произнесла, что оба здоровы.

– Ты помнишь меня, Джасмин? – спросил шейх на превосходном английском. – Ты была тогда совсем ребенком, обожала лошадей и требовала, чтобы тебе позволяли скакать верхом, говоря, что жизнь в пустыне была бы настоящим раем, если бы ты могла жить среди этих прекрасных животных.

О, это будет сложнее, чем Джасмин ожидала. Вся ее английская гордость рассыпалась в прах. Она не смела поднять глаз на Томаса, который наверняка пытался вызвать из прошлого образ маленькой смуглой девочки, бегающей среди арабских скакунов.

– Да, конечно. – Джасмин гордо вскинула подбородок.

Джабари долго и задумчиво смотрел на нее, а потом перевел взгляд на истинного англичанина Томаса в его широкополой шляпе, костюме цвета хаки и коричневом шелковом галстуке и улыбнулся.

– Итак, девочка превратилась в очень красивую женщину, копию своей матери, и Англию она зовет своим домом.

Джасмин благодарно улыбнулась шейху. Он подмигнул ей, но так быстро и незаметно, что со стороны могло показаться, что ему просто попала в глаз песчинка. Неудивительно, что собственный народ боготворил его. Он был могущественным, добрым, быстро разбирался в ситуации и помогал ее уладить.

Шейх проводил гостей в дом родственников Рамзеса, располагавшийся неподалеку. Сидя на удобных стульях и ожидая прибытия носильщиков с верблюдами, они смогли выпить прохладного чая и утолить голод сандвичами. Дядя Грэм и Томас удалились, чтобы принять душ. Когда они вернулись, Джасмин с изумлением воззрилась на дядю. Вместо английского костюма цвета хаки и белой широкополой шляпы на нем был надет наряд, очень похожий на тот, что носили Рамзес и Джабари. С его пояса свисали сабля и кинжал с резной рукояткой. Тем не менее, он выглядел так же изысканно, как если бы стоял перед Джасмин во фраке.

– Дядя Грэм, ты снова стал бедуином!

– Какая-то часть меня всегда будет принадлежать пустыне, – ответил Грэм по-арабски. – И на это есть причина. Меня будут принимать с большим уважением, как человека, разбирающегося в лошадях, если я буду бедуином, а не английским герцогом. Джабари предупредил меня, что вновь избранный шейх племени аль-хаджид не доверяет англичанам, которых считает неверными.

Джасмин провела пальцем по покрывшемуся капельками влаги холодному стакану.

– Дядя Грэм, а в племени аль-хаджид знают, кто я такая?

– Они знают лишь, что ты Джасмин Тристан, дочь виконта Арндейла. Я подумал, что так будет лучше, и попросил Рамзеса и Джабари хранить твою тайну. Если ты хочешь представиться племени как-то иначе, это твое право.

Ощутив на себе проницательный взгляд Томаса, Джасмин пробормотала:

– Нет-нет, все в порядке. Так будет лучше.

Когда вещи погрузили на верблюдов, путешественники вышли из блаженной прохлады сложенного из глины дома. Дядя Грэм быстро объяснил, как нужно садиться на одногорбого верблюда. Джасмин крепко держалась, когда ее верблюд поднялся на ноги. Ощущение казалось знакомым, как будто она делала это не один раз. Итак, она дома?

Джабари сообщил, что переезд займет несколько часов, но они будут делать привалы. Покачиваясь в такт поступи верблюда, Джасмин украдкой посмотрела на Томаса. Изысканный аристократ куда-то исчез. Скинув с себя пиджак и жилет, он выглядел необычно. В белой рубашке с закатанными до локтей рукавами, брюках цвета хаки и прочных кожаных сапогах он скорее напоминал исследователя. Винтовка, спрятанная в кожаный чехол за спиной Томаса, лишь подчеркивала суровость его лица, хранящего настороженное выражение.

Его желание защитить ее согревало Джасмин душу, но причина, подвигнувшая Томаса на это, пугала. Тот, кто столкнул ее в воду, и был, очевидно, автором писем с угрозами и каким-то образом последовал за ней в Египет.

Путешественников со всех сторон окружали огромные валуны песчаника и образовавшиеся в известняке обрывы. Повсюду виднелись валуны, смытые с гор потоками воды, образованными во время ливней. Признаки жизни встречались на пути нечасто. Путешественники увидели лишь пугливую газель, стремительно перескочившую через зеленый кустарник и умчавшуюся прочь, да гиену, неуклюже семенящую в отдалении.

Путники долго ехали по глубокому известняковому каньону, прежде чем остановились на отдых. Усевшись на валуны и отхлебывая воду из огромных бурдюков, дядя Грэм, Томас, Рамзес и Джабари говорили о разведении лошадей, их родословных и ценах на европейском рынке.

Джасмин повернулась к Томасу. Его красивое лицо было наполовину скрыто тенью, отбрасываемой широкими полями шляпы, а глаза смотрели серьезно и испытующе.

– Ты что-нибудь читал о людях, живущих в пустыне?

Он согнал муху с шеи своего верблюда.

– Достаточно. Однако немало мнений необъективных, поэтому мне не терпится все увидеть собственными глазами. – Он кивнул в сторону Джабари и Рамзеса, указывающих путь. – Они кажутся благородными и горячими парнями в отличие от бедуинов, описываемых в большинстве путеводителей.

– В таких, как «Карманный справочник туриста, приехавшего в Египет. Нил и пустыня» Кука? – вспомнила Джасмин. – О-да, преподобный Чамберс, цитатами которого изобилует этот справочник, называет бедуинов… как же это? А… «грубыми, невежественными, ленивыми и жадными».

Губы Томаса сжались в узкую полоску.

– Подобные комментарии отпускают индивидуумы, считающие себя выше других наций и культур. Они приезжают сюда со своими предубеждениями и не желают замечать здешних реалий. Они не изменят своего мнения, даже если собственными глазами увидят колонию работящих образованных египтян. Из того, что я слышал о племени хамсин и других племенах, живущих в пустыне, они ценят то, что наиболее важно. А еще они очень благородны и горды.

Сердце Джасмин окутало тепло. Ей отчаянно захотелось, чтобы Томас полюбил пустыню и бедуинов. И если так случится, то он, возможно, примет ее культуру и ее наследие.

Путешественники подъехали к лагерю, когда солнце начало клониться к западу, окрашивая вершины гор в темно-фиолетовый и шафрановый цвета. А виднеющиеся в отдалении скалы стали пурпурными. Наконец путники достигли оазиса. Высокие финиковые пальмы и кусты акации росли прямо на сухом песке. О том, что в пустыне существует жизнь, говорили лишь редкие зеленые растения.

Лагерь бедуинов располагался на абсолютно ровной территории, раскинувшейся между необитаемыми скалами. Шатры из черных козлиных шкур поразили воображение Джасмин. Она спешилась и теперь во все глаза смотрела на женщину, ткущую на деревянном станке пеструю ткань. Старики лениво курили, сидя возле своих жилищ. В отдалении мальчишка пас отару овец. Его резкие выкрики, стук, издаваемый ткацким станком, голоса переговаривающихся мужчин наполняли воздух.

Обитатели лагеря обратили взоры в сторону каравана, и послышался звук, напоминающий боевой клич. Но Джасмин инстинктивно поняла, что они просто-напросто приветствовали гостей. Пустыня тоже взывала к ней сладостной музыкой обжигающего солнца и песка. «Это земля моего отца и его люди». Горячее солнце согревало кожу девушки, а легкий ветерок играл с подолом ее платья. Внезапно Джасмин захотелось закричать так же, как кричали сейчас эти люди.

«Должно быть, это у меня в крови, – с удовлетворением поняла она. – Наконец я нашла свой дом».

– Когда-то племя аль-хаджид насчитывало более тысячи человек, – тихо произнес Джабари, спешиваясь и подходя к Джасмин. – Теперь их осталось не больше четырех сотен. В этом лагере живут самые стойкие. Большинство их соплеменников давно уже осели в деревнях, разбросанных вдоль Нила. С тех пор как умер Нахид, они потеряли свое сердце. Нахид был дядей Элизабет и последним шейхом. Он был единственным, кто мог объединить племя.

– А как он стал шейхом? – спросила Джасмин.

– Его выбрало племя после того, как… умер Фарик. – Лицо Джабари ожесточилось, когда он устремил взгляд вдаль. Рамзес положил руку на рукоять меча, и Джасмин тотчас же поняла, что ступила на запретную территорию.

И все же она узнает больше, а именно – как умер ее отец. Тот факт, что они называли ее отцом Кеннета, а не Фарика, говорил о многом.

Спрятав собственные мысли за улыбкой, Джасмин указала на пачку бумаги и карандаш:

– Я приехала сюда, чтобы записать историю этого племени. Мне очень хочется рассказать о его кочевой жизни. Уверена, это племя вело кровопролитные сражения, в которых потеряло немало храбрых воинов.

– А я уверен, что никто больше не погибнет. По крайней мере, пока я здесь рядом. – Томас сказал это, забрасывая на плечо винтовку и снимая шляпу. Солнце играло в его волосах, расцвечивая их светлыми прядями. Его волевой подбородок казался таким же твердым и суровым, как окружающие их скалы. Рука Рамзеса покоилась на рукоятке меча, свисающего с его пояса.

– Вам нет необходимости вооружаться, лорд Томас. Эти люди живут в мире. У них нет, врагов. И нет ценностей, которые могли бы привлечь грабителей. Кроме того, мы позаботимся о вашей безопасности.

– Благодарю вас, но я все же предпочитаю держать свою винтовку под рукой. Уверен, вы поймете, что некоторые ценности необходимо защищать постоянно. – Он бросил взгляд на Джасмин.

Губы шейха изогнулись в улыбке, а дядя Грэм и Рамзес обменялись понимающими взглядами.

Джабари представил гостей вновь назначенному шейху. Юсуф оказался низкорослым худощавым человеком семидесяти лет. Обрамленное седой бородой лицо было исполнено чувства собственного достоинства. Он резко приказал что-то женщине средних лет, одетой в длинное черное платье, темные волосы которой прикрывал черный шарф. Она сидела на земле и раскачивала из стороны в сторону полный бурдюк, лежащий на деревянной подставке, но, заслышав приказ, тотчас же встала.

Словно послушная кукла она подошла к шейху. Юсуф представил ее как свою жену Варду. Это была молчаливая, измученная заботами женщина. Она почти не смотрела на мужчин, но зато ее цепкий взгляд скользил по английскому платью Джасмин и широкополой шляпе из белого кружева.

– Моя жена живет в племени с самого рождения. Она будет счастлива поделиться с вами любой интересующей вас информацией, английская леди, – обратился Юсуф к Джасмин. Сказав это, он отвернулся от нее и переключил все свое внимание на Джабари, Рамзеса и Грэма. Ирония, с какой Юсуф назвал ее «английской леди», позабавила Джасмин.

Томас вскинул бровь:

– Юсуф считает тебя женщиной невысокого происхождения, не способной оценить по достоинству чистокровного арабского скакуна. А я выгляжу слишком белым и чужестранным, чтобы оценить какое-либо животное благороднее осла. Но, с другой стороны, твой дядя – настоящий бедуин, разбирающийся в чистопородных лошадях.

– Значит, нужно доказать, что Юсуф ошибается. Вы с дядей Грэмом оказались правы, когда сказали, что людей встречают по одежке. Он производит впечатление лихого воина, не так ли?

– Возможно. Но я предпочел бы восхищаться кем-то более привлекательным, – тихо произнес Томас по-арабски.

Комплимент Томаса наполнил сердце Джасмин теплом. Его обжигающий взгляд скользнул по ней подобно неспешной ласке, и девушке пришлось напомнить себе о том, что следует держать дистанцию. Ведь она приехала сюда работать.

Когда носильщики разгрузили багаж, шейх сопроводил гостей к трем просторным холщовым шатрам. Их пол покрывали пестрые мягкие ковры, на которых стояли столы, стулья и низкие кровати. Рамзес пояснил, что мебель привезли из лагеря племени хамсин для удобства гостей. Представители племени хамсин помогут аль-хаджидам провести переговоры и получить прибыль от продажи лошадей, чтобы те смогли начать новую жизнь в долине Нила.

– Почему вы помогаете им, ведь они были вашими врагами? – спросила Джасмин. – Почему бы вам не купить у них лошадей, чтобы затем продать моему дяде с выгодой для себя?

– Наш код чести велит уважать людей из другого племени, – тихо произнес Джабари. – Я очень хочу, чтобы они вернули себе чувство собственного достоинства теперь, когда покинули землю своих предков. Для них это не так легко.

– И наверное, для вас тоже. Распад великого племени, живущего лишь воспоминаниями о прошлом, – большая потеря для культуры и традиций. – Томас окинул взглядом лагерь.

– Вы правы, – кивнул Джабари. – Джасмин, ты служишь благородной цели, записывая рассказы этих людей. Это будет единственная документальная хроника событий.

– Джасмин, если хочешь, я могу помочь тебе с переводом на английский. Я легко могу совмещать это с составлением каталога племенных лошадей, – предложил Томас.

– Позволь мне сначала оценить объем работы, – возразила она.

Она не хотела, чтобы Томас вмешивался. А что, если худшие опасения оправдаются и ее отец действительно окажется извергом, как и говорили мать и отчим? Джасмин не вынесет, если Томасу откроется отвратительная правда о ее прошлом, потому что тогда и настоящее окажется не менее отвратительным.

Ужин накрыли под открытым небом, усыпанным мириадами звезд. Искры, поднимающиеся над потрескивающими кострами, танцевали в воздухе. Несмотря на попытку Юсуфа отправить Джасмин ужинать вместе с женщинами, Томас настоял, чтобы она осталась с мужчинами. Шейх был крайне недоволен, но все же дал свое согласие «белому мужчине с большой винтовкой» – к тайной радости Джасмин. Перед гостями поставили огромное блюдо с мясом ягненка, рисом, томатным соусом и большими тонкими ломтями хлеба. Древние традиции вспомнились пугающе быстро. Джасмин ела руками. Она окунала куски хлеба в блюдо, подцепляла мясо с рисом и отправляла все это в рот.

Сидящий рядом Томас поступал так же. Казалось, он чувствовал себя среди этих людей так же легко, как и посреди танцевального зала в Лондоне.

– Наверняка большинство представителей высшего света пришли бы в ужас при виде того, как вы едите, лорд Томас. Без серебряного ножа и вилки? О Боже, лучше умереть от голода!

Томас отер рот тыльной стороной ладони и широко улыбнулся:

– Они и впрямь умерли бы от голода, сидя прямо, точно стрелы, а их скелеты высыхали бы в молчаливом протесте. Их предсмертный хрип напоминал бы дерзкий воинственный клич: «Мэтти, я не съем ни кусочка, пока мне не подадут салфетку и столовое серебро!»

Джасмин рассмеялась, чувствуя себя гораздо счастливее и спокойнее после происшествия на пароходе. Все-таки неизвестный враг не последовал за ней в пустыню. А благодаря постоянной заботе Томаса она чувствовала себя любимой. Он держался спокойно и уверенно, заставляя Джасмин постоянно думать о его силе, о мускулах, перекатывающихся под белой льняной рубашкой, и исходящей от него мужественности. Ему не нужна была сабля или наряд воина-хамсина, достаточно было стального блеска в зеленых глазах и духа врожденной властности.

Прохладный ветерок ласкал щеки девушки. Она заерзала на месте – тяжелая английская юбка стесняла ее движения. Она перевела взгляд на женщин-бедуинок и Варду. Их свободные легкие одежды казались гораздо более удобными.

Но Джасмин пока не переодевалась в национальную одежду жителей пустыни.

На десерт подали засахаренные финики. Пока Юсуф и мужчины разговаривали, женщины поднялись со своих мест, чтобы убрать с импровизированного стола. Джасмин внимательно посмотрела на молчаливую Варду. Что ж, в чужой монастырь…

Пора становиться своей. До тех пор пока Джасмин будет проводить большинство времени с мужчинами, Варда не примет ее и не пойдет на общение. Джасмин повернулась к шейху Юсуфу:

– С вашего позволения, сэр, я оставлю вас, чтобы помочь женщинам убирать со стола. Возможно, вашей жене пригодится моя помощь, – сказала она по-арабски.

Шейх казался ошеломленным. Неизвестно, что поразило его больше – ее просьба или владение языком. Томас понимающе улыбнулся.

– Молодец, – тихо произнес он по-английски. Шейх величественно наклонил голову и быстро сказал что-то своей жене. Варда только кивнула.

Когда Джасмин направилась к женщинам, чистящим песком блюда, Рамзес последовал за ней.

Этот красивый воин был очень серьезен, и когда он окликнул Джасмин, она вдруг почувствовала себя крайне неловко.

– Ты не просто предлагаешь помощь, ты хочешь стать среди женщин своей, чтобы начать расспросы. Я прав?

Джасмин подтвердила его догадку, и Рамзес перешел на шепот. Теперь он говорил по-английски:

– Джасмин, прежде ты должна узнать кое-что. Я так понимаю, ты хочешь расспросить об отце и собрать сведения о нем – каким он был, как правил племенем.

Во рту у Джасмин пересохло. Она почувствовала легкое головокружение при виде выражения лица Рамзеса.

– Моя мать… говорила что-то. Но я сама хочу услышать правду.

– Тогда послушай меня. То, что я скажу, нелегко узнать любой дочери, но ты должна понять… Однажды Джабари поклялся убить любого отпрыска Фарика, потому что тот был слишком жесток. Джабари не хотел, чтобы кто-то из его детей появился на свет, – тихо произнес Рамзес. – Он не имел в виду тебя, Джасмин, потому что любил твою мать как родную сестру. Но, задавая вопросы в надежде на то, что под маской монстра скрывался неплохой человек, ты глубоко разочаруешься.

– Мой отец… наверняка в нем было что-то хорошее, – прошептала девушка. – Вы не жили среди этих людей. Вы были врагом племени, когда им правил мой отец.

– Верно. Я был их заклятым врагом. Хуже Джабари… но немного красивее его. – Рамзес улыбнулся, но его обворожительная улыбка не смягчила предшествующих слов. Он посерьезнел. – Будь осторожна, Джасмин. Иногда правда оказывается совсем не такой, какой мы ее себе представляем.

Он почти слово в слово повторил то, что сказал Джасмин мистер Майерс – издатель, который хотел лишь одного, чтобы его газета продавалась. Теперь же Джасмин раздумывала над тем, сможет ли правда ранить ее больнее, чем предположения, которые строило ее живое воображение. Заверив Рамзеса в том, что она переживет, какую бы правду ни узнала, девушка отправилась искать Варду.

Костры, пылавшие перед черными шатрами, постепенно превратились в тлеющие угли. При свете керосиновой лампы Джасмин поспешно писала в своей тетради. Варда и другие женщины с удовольствием приняли помощь Джасмин, и вскоре она завоевала их доверие тем, что свободно болтала по-арабски. Одетая в длинное национальное платье ярко-розового цвета, с распущенными волосами, Джасмин слушала их разговор.

Женщины делились с ней богатой историей племени аль-хаджид. По их словам, племени принадлежали лучшие скакуны, а его воины были самыми свирепыми и храбрыми. Джасмин слушала и записывала, пряча улыбку. Наверняка люди из племени хамсин попытались бы оспорить восхищенные отзывы Варды.

Жена Юсуфа оживленно размахивала руками, описывая великие сражения прошлого, оставшиеся в памяти гордого народа пустыни. Она рассказала о том, как ее мужа избрали шейхом, и о том, как он принял нелегкое решение отпустить своих людей, чтобы те построили новую, более счастливую жизнь в долине Нила.

– Наше племя всегда главенствовало в пустыне, совершая набеги на лагеря племени хамсин. Но теперь нас осталось очень мало, и вскоре наши дети будут вынуждены вести совсем иной образ жизни. Вскоре традиции нашего племени исчезнут навечно. Но когда-то оно было сильным и могущественным.

– В те времена, когда им правил могущественный шейх? Я слышала о Фарике и о том, каким властным человеком он был.

Печальное выражение лица Варды резко изменилось, и по спине Джасмин пробежал холодок. Остальные женщины тут же поднялись со своих мест, сославшись на то, что им пора ложиться спать. Джасмин поняла, что затронула очень болезненную тему.

– Он обладал огромной властью, – сказала Варда, а потом огляделась и сложила пальцы определенным образом. Джасмин узнала этот жест: таким образом бедуины пытались защититься от дурного глаза.

– Его уважали? – попыталась вызвать женщину на разговор Джасмин. – Он был могущественным шейхом, который вел свой народ к славе?

– Мне больше нечего сказать. – Варда грациозно поднялась с земли, и подол ее черной абайи[3] всколыхнулся. – Если хочешь знать больше, спроси у моего мужа.

Джасмин пожелала женщине спокойной ночи, и Варда выскользнула из шатра так же беззвучно, как и появилась. Джасмин постучала карандашом по подбородку. Прихватив с собой тетрадь, лампу и карандаш, она отправилась искать шейха.

Юсуф сидел перед своим шатром и курил трубку, от которой поднимались в воздух тонкие струйки голубого дыма. Шейх не обращал на Джасмин внимания, пока та не заговорила на безупречном арабском языке:

– Я приехала сюда, чтобы записать историю вашего народа, а потом опубликовать рассказы в крупных английских газетах. Я знаю только то, что Фарик был самым могущественным шейхом из тех, кто правил племенем аль-хаджид. Если вы хотите опровергнуть это утверждение, поговорите со мной. Иначе в газетах напечатают то, что мне известно.

Шейх внезапно закашлялся. Джасмин невозмутимо улыбнулась и повесила лампу на крючок.

– Я расцениваю это как согласие. – Она уселась на ковер, расправила подол и открыла тетрадь. С трудом подавив раздражение, шейх отложил трубку.

– Вы ошибаетесь, английская леди. Фарик был подлым, жестоким человеком, находящим удовлетворение в том, чтобы уничтожать не только своих врагов, но и собственный народ. Каждый день я благодарю Аллаха за то, что его больше нет на этой земле. Как нет на ней его сыновей. Все они были бы прокляты. – В глазах шейха вспыхнула ненависть. – Я бы сделал это.

Сердце Джасмин упало. Она наклонилась над тетрадью, чтобы длинные волосы скрыли от собеседника выражение ужаса на ее лице.

– Вы действительно верите в то, что его… ребенок стал бы таким же, как он? В этом причина вашей ненависти?

– Такой ужасный человек, как он, сродни подгнившему гранату. Он передает зло каждому своему семечку. Такие семена необходимо уничтожать, чтобы от них не рождались гнилые фрукты. Именно поэтому его жены и наложницы поклялись никогда не рожать ему детей. По крайней мере, так говорили после его смерти. – Юсуф несколько минут сидел молча. – Моя жена была одной из его наложниц. Он мечтал о сыне, и моя жена и остальные женщины радовались, что он никогда не получит желаемого.

Сердце Джасмин сжалось, когда в голосе Юсуфа зазвучали зловещие нотки:

– Только одна женщина воспротивилась и родила ребенка. Крошечную девочку, которая была слишком слаба, чтобы жить.

Рука Джасмин отчаянно задрожала, и девушка принялась грызть карандаш, словно вдруг задумалась.

– А вы знаете, что случилось с этой… девочкой?

– Ее продали. Убрали с глаз долой, слава Аллаху. Я не знаю, жива ли она, но молюсь, чтобы оказалась мертва. Ее, мать уехала. В тот день я возблагодарил Аллаха. Она принесла зло.

– Зло? – эхом отозвалась Джасмин.

– Участь ребенка Фарика стать исчадием ада. – Юсуф, так же как и его жена, сложил из пальцев знак, защищающий от дурного глаза. Свет лампы отражался в его подслеповатых слезящихся глазах. – И ничто не может спасти его от этой участи. Если та девочка все еще жива, со временем она станет такой же подлой и злобной, как ее отец. Это я знаю наверняка. Такому ребенку лучше умереть. А еще лучше, если бы он вообще не появлялся на свет.

Войдя в свой шатер, Джасмин скинула с ног золотые сандалии. Оставив импровизированную дверь из козлиной шкуры поднятой, она принялась расхаживать по толстому узорчатому восточному ковру. Ветер развевал прозрачную занавеску, закрывающую вход, а лунный свет отражался в серебряном подносе, стоящем на низком круглом столике. Убранство шатра было ярким, необычным и завораживающим, как сам Египет.

Египет. Ее родина. А ее родной отец… Джасмин опустилась на кровать и закрыла лицо руками. Проклят соотечественниками, назван ими исчадием ада. Как же рада была Джасмин, что дядя Грэм никому не рассказал о ее происхождении! Раз Юсуф ненавидел ее отца, а женщины боялись вслух произносить его имя, что скажут остальные члены племени?

– Джас?

Взяв себя в руки и приклеив налицо улыбку, девушка отодвинула в сторону занавеску, закрывающую вход. На пороге стоял Томас, засунув руки в карманы брюк. Лунный свет серебрил его темные волосы. Его мускулистое тело излучало мощь и спокойную уверенность. Верхние две пуговицы рубашки были расстегнуты, являя взору Джасмин соблазнительную полоску кожи, покрытую курчавыми волосами. Словно завороженная, смотрела на него Джасмин.

– Я зашел, чтобы пожелать тебе спокойной ночи и узнать, как дела. Все в порядке? Как продвигается статья?

«Все ужасно. Шейх считает меня исчадием ада. И возможно, так оно и есть».

– Все в порядке, спасибо. Спокойной ночи.

Немногословность Джасмин тотчас же изменила настроение Томаса. Он заметно напрягся.

– Хорошо. Я в соседнем шатре, если вдруг тебе понадоблюсь. Спокойной ночи.

Томас повернулся, чтобы уйти, но Джасмин вдруг захотелось, чтобы он остался, и она поспешила добавить:

– Здесь так пугающе… тихо, правда? Я хочу сказать, по сравнению с Лондоном.

Ослепительно белые зубы мужчины блеснули в обворожительной улыбке.

– Тихо? А лай собак, а храп лошадей, свист ветра в вершинах гор и другие сбивающие с толку звуки? Я не могу спать.

Но Джасмин совсем не обращала внимания на все эти шумы, словно всю жизнь жила в пустыне. Она сдвинула брови.

– О каких звуках ты говоришь?

– Я не стал бы упоминать о них в приличном обществе, тем более в присутствии леди. Молодой, незамужней леди. Я говорю о музыке ночи.

Джасмин нахмурилась и вскинула голову.

– Только потому, что я не замужем… О!

Лицо Джасмин предательски залилось краской, когда она услышала те звуки, о которых говорил Томас. Шелест простыней. Движение тел. Тихие вздохи и еле слышные всхлипы. Глухие мужские стоны и приглушенные женские крики.

– Как красиво, не правда ли? Язык любви, мелодичная музыка ночи. В разных культурах слова разнятся, но сладость остается, – тихо произнес Томас, не сводя глаз с лица Джасмин.

– Я не знаю, – пробормотала Джасмин, которая разволновалась под пронизывающим взглядом Томаса.

– Нет. Пока не знаешь. Но поверь мне, Джас, ты все узнаешь, когда придет время.

Слова Томаса причинили Джасмин эмоциональную боль. Она не могла получить того, что очень хотела, и поэтому ей было лучше забыть о своих желаниях. Она дурное семя, ведь именно так высказался Юсуф о детях Фарика. Кто захочет жениться на дочери такого человека?

– Я никогда этого не узнаю, потому что это противоестественно. В этом есть что-то животное, – заявила Джасмин.

Томас вскинул бровь.

– Поверь мне, цветочек, это естественно для мужчины и женщины. Если нет, то почему инстинкт продолжения рода столь неодолим? Ты же видела, как ухаживает за кобылой самый лучший жеребец твоего дяди. Разве ему это не доставляло наслаждение?

– Но кобыла может противиться, – пробормотала Джасмин. – По крайней мере, те, что я видела… О Господи, может, ты перестанешь так улыбаться?

– Как? – переспросил Томас в желании поддразнить Джасмин.

– Мы говорим не о лошадях, а о людях. И я считаю, что нам лучше забыть об этом разговоре. Подобные беседы не для благородного общества и не для джентльменов.

– Когда в разговоре поднимают эту тему, я не джентльмен.

Томас говорил открыто, смело и уверенно, его многозначительная улыбка заставила Джасмин залиться краской. Молодой человек легонько щелкнул девушку по носу.

– Спокойной ночи, Джас. Ты выглядишь восхитительно в этом наряде. Такая женственная.

Пожелав Томасу спокойной ночи, Джасмин поспешила лечь в постель. Она забралась под прохладную шелковистую простыню, но не смогла заснуть, беспрестанно ворочаясь с боку на бок. Звуки, на которые она не обращала прежде внимания, теперь не давали ей покоя. Перед ее глазами возникали дерзкие образы, навеянные словами Томаса.

«Я не джентльмен».

«А я не леди», – подумала Джасмин, приложив ладони к пылающим щекам. Девушка закрыла глаза и погрузилась в сон. Ей снились жеребцы и кобылы, лунный свет, освещающий пустыню, и волшебство.

Глава 16

В последующие несколько дней Джасмин мало видела Томаса, дядю и мужчин из племени хамсин – все они занимались лошадьми. Почти все время она проводила с женщинами. Она обедала вместе с ними, помогала по хозяйству и пыталась наладить отношения с Вардой. Джасмин изучала местные обычаи, училась делать вкусные продукты из козьего молока и ткать яркие ткани на деревянном станке. Она погружалась в жизнь и быт племени постепенно, подобно тому, как пловец опробует холодную воду Терпение Джасмин было вознаграждено, когда Варда начала ей улыбаться и даже вскользь упомянула ее мать.

– Она была милым ребенком, спокойным и смелым. Я с удовольствием присматривала за ней и была очень рада, когда она покинула наш лагерь, чтобы найти более мирную и счастливую жизнь в племени хамсин.

Однако, когда Джасмин начала расспросы, Варда тут же сменила тему разговора.

Джасмин решила поискать ответы на свои вопросы у других членов племени. Воины ее отца могли высказать совсем иное мнение о прошлом, если ей удастся вызвать их на откровенный разговор.

Такая возможность появилась, когда Алима, робкая молодая женщина, спросила Джасмин, не хочет ли та встретиться с ее дедушкой Халимом. Алима привела Джасмин в шатер, где седовласый мужчина в черном тюрбане и длинной черно-красной рубахе строгал полено. Он ласково улыбнулся при виде внучки.

После того как Джасмин и Халима представили друг другу и она согласилась выпить сладкого чаю, она как бы невзначай упомянула о прошлом племени. Халим принялся оживленно рассказывать об ожесточенных сражениях за пастбища, а Джасмин поспешно записывала за ним. Но когда Алима отправилась готовить ужин, девушка решилась наконец коснуться волнующей ее темы.

– Вы служили Фарику, шейху, который правил племенем до Нахида?

Халим замолчал и устремил взгляд на полено, лежавшее перед ним. Его руки заметно дрожали.

– Каким был Фарик? Я немного слышала о нем, но мне необходимо мнение доблестного воина, – упорствовала Джасмин.

Щепки полетели в стороны, когда Халим вонзил острый нож в древесину. Джасмин ждала, наблюдая за тем, как старик вырезает замысловатый узор, подобно тому как вода точит камень. Как и вода, Джасмин обладала терпением. Она заставит старика все рассказать.

Наконец Халим заговорил. В его голосе сквозила такая горечь, что Джасмин отшатнулась, как если бы он хотел ударить ее.

– Фарик был шакалом, пожирающим гниющую плоть. Его собственные люди называли его трусом и никогда доблестным воином. Он никого не уважал, и люди платили ему тем же.

Облизав пересохшие губы, Джасмин вспомнила закон племени.

– Но ведь он был шейхом. А шейх такого великого племени всегда вызывает восхищение своих соплеменников, ну, но крайней мере некоторых из них, раз его избрали главой.

– Он украл власть. Запугал своих соперников, а те, кто хотел его свергнуть, бесследно пропали, как дождевая вода исчезает, коснувшись песка. – Морщинистое лицо Халима исказилось от боли. – Не спрашивайте меня больше о прошлом, благородная леди из Англии. Фарик мертв и встретил свою судьбу.

И все же Джасмин не удержалась от вопроса:

– А есть в лагере те, кто помнит его? Может, они думают иначе?

– Те, кто мог бы сказать о нем хорошие, либо подкуплены, либо такие же негодяи, как он. Но в любом случае все они мертвы. Слава Аллаху, все мы обрели мир после того, как Фарика настигла смерть. Наверное, мир наступил бы гораздо раньше, если бы Фарик не заставлял нас воевать с племенем хамсин.

– Возможно, Фарик и был тираном, но при нем племя было едино. А что теперь? Оно рассеялось, подобно песку, унесенному ветром. Ваше прошлое забыто, традиции утеряны.

– На все воля Аллаха. Он захотел, чтобы мы изменились и подчинились его воле. Но мы покидаем пустыню с миром в сердце, а наше прошлое и традиции будут жить в сердцах детей наших детей. Я благодарен Фарику только за то, что после его смерти мы обрели новую жизнь. Мы не умрем в пустыне, где солнце обожжет наши кости, а наших детей не продадут в рабство. Дружба с племенем хамсин окончательно решила нашу судьбу. На деньги, вырученные от продажи лошадей, мы построим новую жизнь и обретем новую историю.

Дети, проданные в рабство? Джасмин вздрогнула. Философские слова старика не дали ей успокоения. Ни кто не сказал о ее отце добрых слов, никто не испытывал к нему уважения. Его кости лежат где-то в пустыне, забытые всеми, как и память о нем. При мысли об этом Джасмин охватила такая печаль, что она с трудом сдерживала рыдания.

«Но я ведь не такая испорченная. Или?..» Терзаемая сомнениями, Джасмин собралась с силами, чтобы поблагодарить старика за его рассказ, и вышла из шатра. Отчим предупреждал ее, что правда окажется не такой привлекательной, как она ожидает. Как же Джасмин хотела, чтобы он ошибался!

Направляясь к своему шатру, она заметила группу женщин, наблюдающих за ней темными, как ночь, глазами. Их взгляды не выражали ничего. Догадались ли они, что она дочь ненавидимого ими шейха?

Далеко в пустыне, на уединенном пастбище, где бедуины держали своих лошадей, Томас с замиранием сердца слушал, как начал свое существование род Маджд-аль-Дин. Он перечитал записи, скопированные из сборника родословных племени аль-хаджид. Они помогут ему создать летопись разведения племенных арабских скакунов, история которых канет в Лету, когда племя прекратит свое существование. В сборнике не только содержалась информация о потомках чистокровных арабских скакунов, но и короткие описания каждого производителя. Томас находил эти истории гораздо более познавательными, нежели обычные родословные.

Закусив кончик карандаша, Томас посмотрел на небо. Пустыня могла быть сурова и неумолима, но она обладала своеобразной красотой – простой и совершенной. Джасмин была родом из этого племени. Томас слышал, как ее дядя говорил с Джабари по-английски, чтобы не насторожить аль-хаджидов. Джасмин была так же породиста, как арабские скакуны. И все же она не станет раскрывать своего происхождения. Именно так сказал герцог Джабари. Эти слова наполнили душу Томаса печалью. Джасмин не хотела признавать своего прошлого, так как боялась, что дома в Англии оно станет лишь очередным предметом насмешек. Жизнь в лагере сблизила их с Томасом как никогда.

Из своего собственного шатра молодой человек слышал, как она еле слышно всхлипывает, беспокойно ворочаясь во сне. Ее душевные страдания разрывали ему сердце, но он не решался успокоить ее. Ведь тогда страсть, которую он тщательно прятал в своем сердце, вырвалась бы на свободу.

Пасшиеся поблизости кобылы щипали пожелтевшую траву, с трудом пробившуюся к солнцу в высохшем русле ручья. Рядом находился каменный колодец, лежало выдолбленное из бревна корыто. Джабари, Рамзес, Юсуф и еще несколько мужчин принялись поить лошадей. Аль-Сафи – необыкновенной красоты и стати жеребца – ревниво охраняли два бедуина, вооруженные винтовками и саблями. Его иссиня-черная шкура блестела на солнце. Возбужденные кобылы нетерпеливо перебирали копытами в специальном загоне.

Несмотря на европейскую одежду и манеры Томаса, бедуины приняли его. Его прекрасное владение арабским языком произвело на них сильное впечатление, а знание лошадей пробудило уважение. В неприхотливой жизни бедуинов Томас находил умиротворение, которого ему так не хватало в Англии.

На страницу, которую он переписывал, упала тень. Прикрыв ладонью глаза, Томас поднял голову и увидел герцога.

– Идемте, Томас. Мы уезжаем. Вам нужно отдохнуть.

Томас встал, потянулся и аккуратно убрал сборник родословных в свой заплечный мешок.

– Я провел время с пользой. До чего же захватывающее чтение. Просто поразительно. Предки Аль-Сафи был и чистокровными арабскими скакунами. Вы знали, что его прадед был чемпионом в скачках? Неудивительно, что Нахид так о нем заботился. Я сначала не поверил, когда мне сказали, что холодными зимними ночами он держал Аль-Сафи в собственном шатре. Мне кажется, даже свою жену он любил меньше.

– Нахид любил свою жену, но с финансовой точки зрения она была менее ценна для племени, чем Аль-Сафи. – Грэм улыбнулся, когда они вскочили на своих коней, что бы присоединиться к Джабари, Рамзесу и нескольким воинам аль-хаджидам.

Томас сверился с компасом, когда кавалькада двинулась на север. Когда он спросил о том, куда они направляются, Грэм только улыбнулся. Они провели в пути целый час и наконец достигли равнины, которая ничем не отличалась от той местности, по которой они только что ехали. Редкие деревья совсем не отбрасывали тени. Зато небольшой родник, спрятавшийся меж больших валунов, гостеприимно предлагал испить прохладной воды.

– Здесь членов племени аль-хаджид посвящают в воины, – объяснил герцог, спешиваясь. – Это секрет, о котором скоро будет забыто. Члены племен хамсин и аль-хаджид собрались, чтобы в последний раз устроить на этой земле сражение. Я подумал, вам захочется вкусить истинной жизни в пустыне.

Вновь приехавших поприветствовали другие воины племени хамсин, одетые в свою привычную одежду цвета индиго. Томас ощутил смятение, когда Рамзес Джабари и герцог разделись до пояса. Одетый только в брюки и ботинки, Грэм стоял перед ним с непокрытой головой и обнаженным торсом. Герцог поднял с земли две сабли. Острые лезвия угрожающе сверкнули в лучах ослепительного солнца.

Оглядевшись по сторонам, Томас понял, что все мужчины раздеты до пояса. У него едва не подкосились ноги, а на губах заиграла слабая улыбка.

– Сражение на саблях требует несколько иного мастерства, нежели сражение на рапирах, к которому вы привыкли. Но я уверен, вы справитесь. Можете сражаться со мной, – произнес Грэм, протягивая Томасу саблю.

Раздался лязг стали, когда бедуины начали сражаться друг с другом. Зазубренные известняковые скалы окружали воинов подобно зубам великана. Такие же крепкие и устрашающие, что и люди, сражающиеся на саблях.

Томаса не пугали обоюдоострые клинки. Он боялся снимать рубашку. Молодой человек напрягся, не желая обнажать свои шрамы перед воинами, которыми так восхищался, В темноте ночи, когда пальцы любовницы касались его спины в изысканной ласке, у него всегда был наготове ответ на неизбежно возникающие вопросы. Он говорил, что подрался, когда был еще совсем ребенком и что у его соперника был кнут. Обычно любовницы в ужасе вскрикивали, но Томас продолжал лгать, говоря, что и соперник заработал не меньше шрамов от его стальных кулаков.

На самом же деле на теле его отца не было ни одного шрама.

Но сейчас, среди этих людей, которые ценили честь превыше всего и всегда говорили лишь правду, Томас не хотел лгать. Его охватило острое чувство стыда. «Меня избил кнутом собственный отец».

– Пожалуй, я воздержусь, – произнес Томас, возвращая саблю герцогу.

Но Грэм не взял ее.

– Тогда просто разденьтесь до пояса, сядьте на песок и наблюдайте. Здесь подчиняются единственному правилу: все равны на поле боя.

Томас покачал головой.

– Мне нужно вернуться в лагерь. Я должен ободрать зайцев, которых поймал на ужин.

Грэм долго и испытующе смотрел на друга, и Томас, которому показалось, что взгляд герцога проник ему прямо в душу, почувствовал себя неловко.

Грэм указал рукой на сражающихся мужчин.

– Видите этих людей? Рамзес сражается с Джабари. У него на теле больше ран, чем у кого-либо другого, но он очень гордится ими. Но знаете, какая из этих ран самая глубокая и существование которой он отрицал долгое время?

Вопрос Грэма заинтриговал Томаса.

– Он наполовину англичанин, – продолжал между тем герцог. – Он сам признался мне, что долгое время скрывал свое происхождение от всех. Ему было стыдно, потому что он хотел быть чистокровным арабом, как остальные.

Слова друга поразили Томаса до глубины души, и он с интересом посмотрел на доблестного воина, длинные темные волосы которого развевались на ветру, когда он сражался с шейхом.

– Даже у Джабари есть шрамы. У меня их тоже немало. У каждого мужчины есть своеобразные шрамы. Некоторые из них так глубоки, что затрагивают душу. Они не видимы глазу. Но время и любовь достойной женщины… способны их излечить. Поверьте мне, – тихо произнес герцог.

В глазах Грэма на мгновение вспыхнула застарелая боль, и Томас вдруг понял: какими бы серьезными ни были раны, для каждой найдется лекарство.

Молодой человек глубоко вздохнул и принялся медленно расстегивать пуговицы своей белой сорочки. Ткань, пропитавшаяся потом, приклеилась к нему, точно вторая кожа, но Томас скинул с себя сорочку. От напряжения мышцы отчетливо выделялись на его обнаженном торсе.

Рубашка упала на песок. Не сводя глаз с герцога, Томас взял в руки саблю. Он намеренно повернулся к нему спиной, чтобы друг мог увидеть толстые уродливые шрамы, покрывающие его спину.

– Что ж, сразимся, – твердо произнес Томас. Обойдя друга, Грэм посмотрел ему в глаза:

– Уверен, вы будете достойным соперником, лорд Томас.

Томас быстро, но грациозно взмахнул саблей и со свистом рассек воздух.

– Превосходное оружие. Такое легкое и вместе с тем грозное. Ну что, начнем?

Томас бросился на герцога с гораздо большей свирепостью, чем от него можно было ожидать. Спустя несколько минут его ноги привыкли к каменистой земле, и Томас наслаждался собственными уверенными движениями. Остальные мужчины прекратили сражаться и теперь наблюдали за их парой. Томас кожей ощущал их горячие оценивающие взгляды, но ему было все равно.

– У белокожего англичанина тоже есть раны, – услышал Томас слова одного из бедуинов.

– Он не англичанин. Он самак – рыба с белым брюхом, – возразил Рамзес. – Теперь он один из нас – благородный воин.

Томас ощутил, как его наполняет чувство гордости. Он один из этих воинов, пусть даже его раны получены не в настоящем сражении.

«Дорогие читатели, сегодня меня разбудил необыкновенной красоты восход солнца, выглядывающего из-за высоких, зазубренных, черных как уголь гор. Тихое пение матерей, играющих с детьми, и бульканье готовящейся на костре еды ознаменовали начало нового дня, Жизнь в этих краях проста и непритязательна, но люди живут в глубоком единении со своей суровой землей. Они стали так же неотделимы от пустыни, как песок, камни и ветер. Подобно своей родной стихии бедуины могут быть горячими, точно солнце, или нежными, словно вздохи ветра, обвевающего лицо».

Джасмин сидела на раскладном стуле в тени шатра и писала статью. Ее наследие. Ее народ. И все же она не чувствовала себя одной из них. Особенно с тех пор, как узнала, насколько сильно эти люди ненавидели и боялись ее отца.

Родственников своей матери она не нашла. Они продали Бадру, когда той было одиннадцать лет, а потом исчезли, подобно ветру, овевающему древние караванные пути. Джасмин знала только то, что ее бабушки и дедушки нет в живых. Отчасти она была благодарна судьбе за это, потому что вряд ли смогла бы общаться с людьми, продавшими собственного ребенка, плоть от плоти своей, в рабство.

Джасмин задумалась о предстоящей поездке к месту раскопок и своих еще не увидевших свет статьях. Надо ли ей в мельчайших деталях описать ход раскопок – начиная с одежды археологов и заканчивая личными наблюдениями мистера Дэвиса? Или лучше рассказать историю своего народа? Слишком сложно оставаться беспристрастной, когда мысли и чувства пребывают в беспорядке.

Заслышав невдалеке знакомые голоса, Джасмин подняла глаза и узнала шейха из племени хамсин и его телохранителя. Они умывались, черпая воду из лохани, стоящей на деревянном столе перед пышно украшенным шатром шейха. Мужчины засмеялись, и Джасмин охватила досада. Эти люди смеялись, в то время как у нее была горечь на душе.

Ей необходимо задать мучающие ее вопросы, поэтому девушка решительно подошла к шейху, вытирающему лицо чистым полотенцем. Рамзес молча тронул локтем своего друга, настороженно посмотрев на Джасмин.

– Джабари, я хотела бы поговорить с вами наедине.

Шейх кивнул Рамзесу, и тот тотчас же отошел в сторону. Ветер вздымал шелковую занавесь, закрывавшую вход в шатер. Джабари указал девушке на пухлые шелковые подушки, разбросанные по ковру, расстеленному под отбрасывающим тень навесом. Благодарно кивнув, Джасмин опустилась на ковер. Джабари сел рядом с ней.

Она не стала тратить слов попусту:

– Мне необходимо знать, как умер мой отец. – Она многозначительно посмотрела на шейха. – Мой родной отец Фарик.

Джабари с минуту смотрел вдаль, а потом повернулся и устремил свой проницательный взгляд на нее.

– Почему ты спрашиваешь, Джасмин? Разве тебе недостаточно просто знать, что его нет в живых? Что твоя мать обрела наконец счастье с Кеннетом, своей истинной любовью, мужчиной, который воспитал тебя и является твоим настоящим отцом в отличие от того, который тебя зачал?

– Нет, недостаточно.

Джабари запрокинул голову и вздохнул – звук, похожий на шепот ветра в бескрайних песках пустыни.

– Тогда я расскажу. Но правда тебе не понравится.

Слишком многие говорили Джасмин, что правда отвратительна, поэтому она лишь скрестила руки на груди.

– Это мне решать.

Джабари кивнул.

– Хорошо. Мы с Фариком были заклятыми врагами, поклявшимися выпустить друг другу кровь. Однажды ночью он совершил набег на наш лагерь и выкрал мою жену Элизабет. Взяв с собой преданных людей, я поскакал вдогонку. Завязалось сражение. Мы с Фариком сошлись в поединке. – Шейх испустил глубокий вздох. – Он проиграл.

Джасмин ошеломленно смотрела на шейха.

– Вы убили его?

– Да. Это была милосердная смерть. Не такой он заслуживал.

У Джасмин закружилась голова. Она понимала, что шейх старается быть дипломатичным, но все же не унималась:

– Как вы можете так говорить? Воины сражаются и умирают. Их доблесть заслуживает почета и уважения.

– Он не был ни благородным, ни уважаемым. – Темные глаза Джабари сузились. – Когда я настиг его, моя любимая была привязана к столбу, а Фарик стоял рядом с кнутом в руках. Он хлестал ее. – Губы шейха сжались в узкую линию. – Он хлестал кнутом мою красавицу Элизабет только потому, что ему доставляло удовольствие бить женщин. Точно так же он бил твою мать.

– Неужели это правда? – Ее отец не мог быть столь презренным человеком. – Возможно, моя мать заслужила это? А Элизабет была вашей женой – женой врага.

В карих глазах шейха вспыхнула ярость. Видно было, что он изо всех сил старался держать себя в руках.

– И ты осмеливаешься оскорблять свою мать? Бадра была очаровательной чистой девочкой, которую Фарик лишил невинности и бил ради собственного удовольствия. Она сбежала и умоляла меня сделать своей наложницей. Когда она впервые пришла ко мне, она до смерти боялась мужчин. Всех, кроме Кеннета. Его любовь позволила ей вновь научиться доверять людям. Фарик не только терзал ее тело. Он выбил из нее дух.

Губы Джасмин дрогнули, словно она силилась подобрать слова.

– Но… он был… – нужные слова, наконец, сорвались с ее губ, – был моим отцом.

Огонь ярости погас в глазах шейха, и его черты смягчились.

– Не в прямом смысле этого слова. Он лишь зачал тебя, но не дал любви и не стал тебе настоящим отцом, как наш Кеннет.

«Но его кровь течет в моих жилах». Джасмин упрямо вздернула подбородок.

– Я слышала, что вы пригрозили убить его ребенка, если таковой появится на свет, потому что поклялись не дать его семени прорасти.

Джабари взял девушку за подбородок своей загрубевшей рукой и печально улыбнулся.

– Мужчины часто говорят то, о чем потом жалеют, моя маленькая Джасмин. Я сказал так Кеннету до того, как узнал о твоем существовании. И теперь скажу тебе следующее: твоя дорогая мать мне как родная сестра, потому что я принял ее в свою семью и назвал таковой. А это значит, что ты моя племянница. Как я могу причинить вред своей собственной плоти и крови, своей семье?

На губах Джасмин задрожала улыбка, которая не достигла ее сердца. «Твои слова не принесли мне утешения, Джабари, – думала она. – В каждой семье есть поганая овца, а я гораздо хуже тех, что ты повидал на своем веку. Я его дочь. Дочь твоего заклятого врага, которого все считают исчадием ада. Неужели я такая же?»

– Ты моя племянница, Джасмин, и всегда будешь под моей защитой.

– Спасибо, сэр, – произнесла Джасмин, слабо улыбнувшись.

Несмотря на душевные муки, девушка вышла из шатра с гордо поднятой головой. Она так сосредоточилась на своих мыслях, что не замечала Томаса до тех пор, пока тот не тронул ее за руку. Все его существо излучало довольство. В белой рубашке с закатанными до локтей рукавами, обнажающими покрытые загаром мускулистые руки, и брюках цвета хаки он чувствовал себя более непринужденно, чем Джасмин в национальной одежде.

– Привет, Джас. Чудесный вечер. А почему такое хмурое лицо?

– Хмурое? Ты ошибаешься. Я счастлива, черт возьми.

Эмоции хлестали из Джасмин, словно вода из прорвавшейся дамбы. Она закусила губу и отвернулась.

– Прости меня, пожалуйста. Мне нужно отдохнуть.

Джасмин собиралась уже пройти мимо, когда Томас мягко взял ее за руку.

– Джас, что случилось? Расскажи мне. Кто-то тебя обидел? Назови имя негодяя, и я разберусь с ним.

В глазах Томаса вспыхнул зловещий огонь, свидетельствующий о том, что он не шутит. Джасмин едва не рассмеялась, представив, как он набрасывается с кулаками на могущественного шейха племени хамсин.

– Спасибо за твое внимание. Но меня никто не обижал.

Джасмин не могла позволить, чтобы Томас узнал правду. Ее отца ненавидели все, даже его собственные подданные. Стало быть, она дочь жестокого деспота, запятнанная преступлениями собственного отца.

Джасмин сменила тему разговора:

– Расскажи мне о лошадях. Насколько ты продвинулся в составлении летописи родословных?

Томас с минуту задумчиво смотрел на девушку, словно пытаясь понять, что заставило ее сменить тему разговора.

– Происхождение этих лошадей безупречно. Я обнаружил короткие описания, помогающие лучше представить себе не только характер и привычки каждой конкретной особи, но и образ жизни бедуинов. Именно это я искал в их рассказах и записях прежних шейхов. Когда я скрещу кобыл с Аль-Сафи и продам полученных от них жеребят, я непременно передам эту информацию и родословные новым владельцам.

Родословная. Порода. В то время как она является дочерью деспота. «Моя собственная родословная запятнана».

– Что ты, как англичанин, думаешь о родословной бедуинов? Джабари, Рамзеса и племени аль-хаджид?

– Джабари кажется мне хорошим человеком; С ним я с удовольствием дрался бы плечом к плечу. То же самое могу сказать и о Рамзесе. Они так же благородны, как любой титулованный англичанин.

Неужели Томас и в самом деле так считает? Если да, то у нее есть надежда. Эта мысль причинила Джасмин такую боль, что она заставила себя оставить пустые надежды. В Англии люди его круга ни за что не назовут жителей пустыни благородными. И Томас не в силах изменить ситуацию.

– Твои друзья назовут подобное замечание оскорбительным. Невежественные варвары благородны? Господи, конечно же нет. Они кровожадны, бессердечны и никогда не станут такими же цивилизованными как истинные англичане.

Сарказм в голосе Джасмин заставил Томаса вздохнуть.

– Перестань, Джас.

– Я лишь указываю на очевидное. Представители высшего света всегда будут воспринимать бедуинов как варваров. Их наследие значит для них не больше пыли под их ногами.

– Бедуины должны гордиться своим наследием. Твои предки благородны, Джасмин, и ты должна признать это вместо того чтобы бежать от правды.

«Мое истинное наследие сгинуло в могиле жестокого человека, в то время как твои предки по-настоящему благородные, всеми уважаемые люди».

Джасмин закусила губу.

– Признать, что представители твоего круга считают моих предков невежественными варварами? Я дам обществу лишний повод посмеяться надо мной. Джасмин-египтянка. Меня аккуратно занесут в каталог, положат на полку и забудут. Люди твоего круга поставят на мне клеймо – ведь так они поступают со всем, что есть в Египте. С пирамидами, с Нилом, с бедуинами, с Джасмин-египтянкой. Мы здесь внизу, а вы смотрите на нас так, словно изучаете с помощью микроскопа. Восхитительно! Захватывающе! Только все это чуждо вам, и вы аккуратно убираете, нас в коробку и оставляете собирать пыль в углу чердака.

Голос Джасмин сорвался:

– Даже ты, Томас. Разве ты позволишь, чтобы твои друзья в Англии увидели тебя со мной вместе? Я думаю, ты станешь избегать моего общества, потому что у меня нет родословной. Тогда в отеле, когда мы… Ты сказал, что тебе нет никакого дела до моей репутации. Почему? Я знаю почему. Потому что я не принадлежу к твоему классу и не являюсь подходящей партией.

В глазах Томаса вспыхнул гнев, и он пошел на Джасмин, заставляя ее пятиться до тех пор, пока они не оказались зажатыми в узком проходе между двумя шатрами. Изысканный джентльмен исчез, уступив место грубому, беспощадному мужчине – такому же первобытному, как ее собственные предки, издающие дикие крики на поле боя.

Здесь, в этом укромном месте, Томас дал, наконец, волю своему гневу.

– Черт возьми, Джас, ну что я должен сделать, чтобы доказать тебе, что я не такой, как они! Ты меришь всех одним аршином, словно все англичане как две капли воды похожи друг на друга. На самом же деле у тебя предрассудков не меньше, чем у тех, кого ты презираешь. Вместо того чтобы видеть во мне того, кем я являюсь на самом деле, ты навешиваешь на меня ярлык – ведь именно так поступили с тобой мои друзья. И то, что ты так поступаешь, и есть самый вопиющий предрассудок.

Джасмин протестующе подняла руку, потрясенная глубиной чувств Томаса, но он слишком разозлился, чтобы остановиться.

– Я пытался, Бог свидетель. Я пытался исцелить боль, которую причинил тебе своими словами тогда в отеле. Я всего лишь мужчина. Мужчина, которого чувства на мгновение лишили рассудка. Господи! Я никогда, слышишь, никогда в жизни не испытывал к женщине ничего подобного. Ты подхватила меня и закружила, словно волчок. Я извинился. Я не хотел оскорбить тебя, но в тот момент готов был сказать что угодно, лишь бы не останавливаться, лишь бы удержать тебя в своих объятиях. Ты понимаешь?

Томас судорожно втянул носом воздух, продолжая наступать на Джасмин до тех пор, пока она не прижалась спиной к стене шатра.

– Ты пугаешь меня, Джас. Ты ужасно пугаешь меня, потому что мы такие разные и потому что на таких, как ты, люди моего круга не женятся. Но я не могу думать ни о чем и ни о ком, кроме тебя. Когда я рядом с тобой, я готов бросить все, что мне важно – титул, семью, проклятое наследство. Я готов на все, чтобы удержать тебя рядом с собой. Это сумасшествие, настоящее сумасшествие, но я не могу остановиться, не могу убежать от тебя. Больше не смогу.

Руки Томаса отчаянно дрожали, когда он сжал их в кулаки.

– Когда я с тобой, я впервые в жизни ощущаю себя свободным, – хрипло произнес молодой человек. – Я хочу, чтобы ты была со мной, но ты по-прежнему не доверяешь мне и сомневаешься. Почему, Джас?

Такая жестокая откровенность обезоружила Джасмин. Ее нижняя губа предательски задрожала, и она почувствовала, что очень близка к тому, чтобы разрыдаться. В глубине глаз Томаса вспыхнул огонь, и он обхватил лицо девушки ладонями. Прикосновение было невероятно нежным, словно он боялся причинить Джасмин боль. Он провел подушечками больших пальцев по ее глазам в том месте, где грозили пролиться слезы.

– А, кажется, теперь я понимаю. За твоими словами стоит что-то еще, не так ли, Джас? Дело не во мне и не в моем окружении, от которого ты отгородилась… Дело в твоем отце? В твоем настоящем отце, бывшем шейхе этого племени? Он причина твоего дурного настроения?

Шок парализовал Джасмин, тщетно пытающуюся взять себя в руки. Дьявол, Томас догадался, несмотря на то, что она держала рот на замке. Вырвавшись из объятий Томаса, девушка обхватила себя руками.

– Из меня получилась отвратительная актриса, не правда ли? – Дрожащий смех не помог унять душевные страдания. – Давно ты узнал?

– Лишь вчера, когда услышал разговор Джабари с твоим дядей. Они говорили по-английски, так что сомневаюсь, чтобы кто-то еще узнал об этом.

– Тогда тебе нужно знать следующее. Я здесь для того, чтобы найти хотя бы одного человека, который отозвался бы о моем отце с теплотой – об уважении я не говорю. Только все они благодарят Бога за то, что его больше нет в живых. – Джасмин отвела глаза, дрожа от гнева и боли. – Он был моим отцом. Проклиная его или его память, люди проклинают и меня.

– Джасмин, ты не твой отец, – тихо произнес Томас. – Ты такая, какая ты есть, независимо оттого, каким был твой настоящий отец.

– Но в Англии тот, кто тебя зачат, определяет твою судьбу, потому что ты его наследник.

Взгляд Томаса стал отрешенным.

– Я не похож на своего отца и никогда не стану вести себя так, как он.

– Я тоже не такая, как отец, но в моих жилах течет его кровь, и… – Джасмин замолчала, боясь озвучить самые ужасные страхи, терзающие ее душу.

Томас сделал это за нее:

– Ты боишься, что станешь таким же жестоким человеком, как он? Цветочек, дать жизнь ребенку может любой, но станет его настоящим отцом только тот, кто его вырастил. Я считаю, что виконт твой настоящий отец. Разве не он привил тебе доброту и уважение? Ты не научилась бы этому у шейха.

Томас опустил руки, и на его лице возникло усталое и какое-то беззащитное выражение.

– Я никогда не смог бы научиться доброте и уважению у своего отца. Он вбил в меня все то, что считал ценным для себя, но, к счастью, он не смог управлять моей жизнью.

– Мы плоды наших родителей, – прошептала Джасмин. – И мы не можем изменить этого.

– Можем, если захотим. Мы можем измениться, Джас. Только нужно очень этого хотеть. Ты хочешь, Джас?

Преисполненная горечи, девушка закрыла глаза. Она думала, что если она найдет в ком-то, хоть каплю уважения к своему отцу, ее действия будут отчасти оправданны. Тогда ее поведение можно было бы считать признаком сильной, яркой личности, не позволяющей никому себя оскорбить – такой, как шейх Фарик. Самый темный страх Джасмин показал свое лицо. Ее отец прослыл беспощадным животным, и она исподволь повторяла его действия, публикуя в газете свои колонки. Даже попытка оправдать их местью не дала результата. Вместо того чтобы перешагнуть через свою боль, она увязла в грязи.

Но Джасмин не хотела быть такой, как Фарик. Ни за что.

– С чего мне начать? – спросила она.

– Можешь начать с меня. Обещаешь не осуждать меня за следование собственным привычкам и видеть во мне того, кем я являюсь на самом деле, а не судить обо мне по окружению?

Джасмин вопросительно вскинула бровь.

– А кто ты на самом деле?

– Тот, кто видит в тебе тебя, Джас, красивую и умную женщину. Не представительницу какой-то определенной страны, сословия или расы. Ты необычная и самая яркая звезда на темном небе Египта, затмевающая своим светом все остальные звезды. И я лишь испытаю гордость от того, что рядом со мной такая женщина – будь то в Англии или в Египте.

Томас глядел на Джасмин так, как если бы она была единственной женщиной в мире.

– Надену ли я на себя арабскую одежду и повешу ли на пояс саблю, я останусь самим собой. В арабском платье или в английском костюме я буду все тот же Томас Уолленфорд независимо от культуры, традиций или одежды. Разве не это важнее всего? Потому что именно такой я вижу тебя. Ты единственная в своем роде, Джасмин, неповторимая, обворожительная и притягательная. И при этом не важно, кто дал тебе жизнь. Я вижу ту женщину, что живет внутри тебя – яркую, сверкающую звезду, затмевающую своим светом все вокруг. И никогда не смогу отвернуться от тебя, как не отворачиваюсь сейчас.

– О, Томас… Это п-правда? – задыхаясь от рвущихся из горла рыданий, вымолвила Джасмин.

– Правда, цветочек, – торжественно произнес Томас. – Мы с тобой происходим из разных миров, но сможем сломить стоящие на нашем пути преграды. Мои друзья полюбят тебя, когда узнают лучше. Только вот твоя язвительность держит на расстоянии тех, кто мог бы изменить свое мнение о тебе. Твой язык смертоноснее, чем сабли воинов-хамсинов.

Джасмин отчаянно заморгала, чтобы не дать пролиться слезам.

– Я часто говорю, не подумав. Будто слова по своей воле слетают с моего языка. В такие моменты становится жаль, что их нельзя схватить и запихнуть обратно. Иногда мне хочется, чтобы у меня совсем не было языка.

– Рты созданы не только для того, чтобы говорить, но и для более… приятных вещей. – Во взгляде Томаса проснулась нежность. Взяв Джасмин за плечи, Томас притянул ее к себе. Он осторожно коснулся ее щеки. Прикосновение его загрубевших пальцев к ее коже было легким, точно взмах крыла бабочки, но оно обожгло Джасмин, подобно вспышке.

– Обуздать свою страсть труднее всего. А иногда и вовсе невозможно.

Томас чувствовал себя так, словно они только что пересекли невидимую границу, отделяющую их от чего-то неизведанного.

Голос Джасмин, произносящий слова на арабском языке, звучал страстно, тихо и необычно. Этот язык был подобен чарующей музыке, слетающей с восхитительно полных, похожих на лепестки роз губ девушки. Томас опьянел от этих звуков. Вот она, Джасмин. В длинном ярко-голубом национальном платье, вздымающемся вокруг ее стройных ног, с темными локонами, спускающимися до самых бедер, и раскрашенными хной пальцами, выглядывающими из золотых сандалий. Она казалась Томасу воплощением таинственности и очарования.

Мужчину охватило непреодолимое желание – обжигающее, как ярко-желтое солнце пустыни. Томасу хотелось взять Джасмин за руку, завести ее в один из шатров и положить на мягкие простыни из хлопка. Он будет страстно любить ее до тех пор, пока она не выкрикнет его имя.

Томас чувствовал себя так, словно они были одни на острове. Смех, треск костра, голоса становились все глуше. Все ощущения Томаса сосредоточились на Джасмин, на ее изысканной красоте. На больших раскосых глазах – темных, точно египетская ночь. На изящных скулах, очаровательном вздернутом носике, маленьком подбородке и гладкой, точно шелк, коже цвета гречишного меда.

Томас понимал, что, поцеловав Джасмин здесь и сейчас, он поступит не менее безрассудно, чем тогда в Гайд-парке. Ее дядя и воины из племени хамсин находились поблизости. Но эта мысль не остудила в Томасе ни вожделения, ни желания выпустить на свободу томящегося в его душе зверя. И, несмотря на то, что он был наследник титула, а не дикарь, Томас в какое-то мгновение задрожал от терзающей его страсти.

А потом опустил голову и завладел губами Джасмин.

Казалось, этот поцелуй был призван скрепить данные обещания и заставить молодых людей поверить в открывшиеся перед ними новые возможности. Томас вложил в этот поцелуй все – разрывающие его грудь эмоции и радость от того, что он был здесь с Джасмин. Томас упивался ею, ликуя, словно усталый путник, вернувшийся наконец домой. Молодых людей освещало яркое солнце и что-то нашептывал ветер. Руки мужчины сомкнулись вокруг талии Джасмин, прижимая ее к себе. Томасу хотелось лишь удержать ее подле себя, защитить от зла, насмешек, восхищаться этой удивительной красивой женщиной.

Сердце Томаса едва не выскочило из груди, когда поцелуй стал более глубоким. Он хотел, чтобы эта женщина оказалась в его постели, хотел дарить ей наслаждение, хотел раствориться в ней. Томас мечтал о том, чтобы погрузиться во влажные глубины ее тугого лона, чтобы ощутить себя, наконец, свободным от ограничений и правил поведения. Он будет самим собой, когда его тело сольется в порыве страсти с телом Джасмин, и он сможет хоть ненадолго заполнить царящую в душе пустоту.

Раздавшиеся неподалеку голоса заставили молодых людей прервать поцелуй. Застонав от разочарования, Томас выпустил Джасмин из объятий и выпрямился, пытаясь взять себя в руки. А ведь когда-то он был несгибаем.

– Время ужина. Юсуф пригласил нас в свой шатер на ужин. Всех нас.

По лицу Джасмин, раскрасневшемуся от желания, пробежала тень.

– Юсуф и его жена? Я должна туда идти? Да у меня кусок в горло не полезет.

Томас покачал головой.

– Где твои манеры, Джас? Следи за своей речью. Для волнения нет причин. Ужин подадут в шатре Юсуфа, но готовил его я, – успокоил девушку Томас, недоумевая, почему она не хочет идти.

– Что ж, увидимся за ужином. Надеюсь, нам подадут что-то более аппетитное, чем жесткую баранину, – произнесла девушка.

– Пустынные кролики в соусе. Я поймал нескольких сегодня утром, – рассеянно ответил Томас.

«Я знаю, что предпочел бы получить на ужин, – подумал он, пожирая голодным взглядом восхитительные губы Джасмин. – Но придется довольствоваться крольчатиной».

На губах Джасмин играла еле заметная глупая улыбка, когда она вошла в свой шатер, чтобы освежиться перед ужином. Она ополоснула лицо и вымыла руки. Взяв полотенце, девушка принялась кружиться по шатру. Она не безразлична Томасу. Она ему не безразлична!

Ей захотелось кричать, чтобы ветер подхватил слова и понес их по пустыне подобно необузданному арабскому жеребцу. О да, поцелуй Томаса все ей сказал. Джасмин не могла обмануться в его чувствах.

Возможно ли, чтобы он полюбил ее? На это можно лишь надеяться.

Джасмин мечтательно посмотрела в зеркало, висящее на шесте, подпирающем крышу. Припухшие губы, раскрасневшееся лицо – они выдавали ее.

«Ты влюбилась в него».

Джасмин приложила ладони к пылающим щекам.

«Да, наверное. И что мне теперь делать?»

Она хотела присесть, но когда подошла к застеленной белоснежным покрывалом постели, увидела лежащее на подушке письмо. Сгорая от любопытства, девушка развернула хрустящий белый листок и теперь ошеломленно смотрела на крупные английские буквы, написанные рукой анонимного автора, все же последовавшего за ней в Египет:

«Удел Коричневого Скорпиона – смерть».

Глава 17

– Джасмин, если ты не попробуешь приготовленное мною восхитительное блюдо, я сочту это за личное оскорбление. – Томас помахал рукой перед лицом Джасмин. – Эй, Джас! Ты слушаешь? Ты здесь?

Джасмин заморгала и через силу улыбнулась:

– Да, спасибо. Очень вкусно, просто у меня нет аппетита.

«Нет, мой аппетит остался в шатре вместе с письмом, спрятанным в дорожном сундуке, – подумала девушка. – Кто написал его? Неужели этот человек последовал за мной и хочет причинить мне вред?»

Томас не смеялся. Его взгляд стал оценивающим. Со стороны могло показаться, что он видит Джасмин насквозь. Он не должен ничего знать, потому что непременно настоит на том, чтобы отправить Джасмин назад, подальше от опасности. Но она не могла уехать. Кто-то здесь, в лагере, желает ее смерти. Если она убежит сейчас, то никогда не узнает, кто оставил в ее шатре письмо. А значит, никогда не будет в безопасности.

Чтобы развеять зародившиеся у Томаса подозрения, Джасмин съела несколько кусочков мяса с соусом и немного риса. Кролик пах восхитительно, но на вкус напоминал бумагу. Бумагу… с ужасными угрозами.

Джасмин отхлебнула сладкого чаю. Гости, собравшиеся в огромном шатре шейха Юсуфа, сидели на ковре, откинувшись на мягкие подушки. На круглом серебряном подносе размером с колесо кареты утопали в соусе куски сочного мяса. Гости расположились вокруг этого блюда.

Кто-то в лагере угрожает ей. Нет, это просто глупость какая-то. В племени аль-хаджид почти никто не говорил по-английски. Неужели недоброжелатель действительно последовал за ней в пустыню? И если это так, то как ему удалось спрятаться здесь, на открытом месте? Джасмин охватил страх, когда она посмотрела на мясо. Оно может быть отравлено.

Глупости. У нее просто вновь разыгралось воображение. Но письмо было настоящим. Слишком настоящим.

Прихлебывая чай, Джасмин рассматривала сидящих в шатре. Все, казалось, были поглощены разговорами и едой. Все, кроме одного. Юсуф, не отрываясь, смотрел на нее, и от его взгляда веяло злобой.

Ошеломленная Джасмин едва не выронила из рук чашку. Но когда она вновь подняла глаза, шейх уже не смотрел на нее. И все же Джасмин не сомневалась, что увидела в его глазах ненависть.

К счастью, ужин не затянулся. Девушка задержалась еще ненадолго, пока мужчины разговаривали, а Барда убирала посуду. Сегодня Джасмин не предложила свою помощь. Она прислушивалась к тому, как мужчины беседуют о разведении лошадей. Потом она вежливо извинилась и встала с ковра. После того как Джасмин пожелала всем спокойной ночи, ее взгляд задержался на Томасе.

– Не проводишь меня до шатра? – спросила она. Томас встал и попрощался с остальными. Привычно закинув на плечо винтовку, молодой человек последовал за Джасмин. Тот факт, что Томас был вооружен, не принес девушке успокоения.

У шатра Томас остановился.

– Джас, что случилось? Ты сегодня такая рассеянная. – В его зеленых глазах читалось понимание, и Джасмин сдалась:

– Цезарь, прошу тебя, будь сегодня рядом. Я стала очень плохо спать. – Джасмин обхватила себя руками. – Я… боюсь. Кто-то, кажется, со мной играет. Мой родной отец… уверена, ты слышал о нем. Его не слишком любили, и я боюсь, что эта неприязнь распространилась и на меня.

– Кто этот человек? Ты знаешь? – Томас гневно стиснул зубы, оглядываясь по сторонам.

– Не знаю. Может, все дело в моем глупом воображении.

– Хочешь, чтобы кто-то остался с тобой на ночь? Я могу попросить одну из женщин.

Джасмин засмеялась, чтобы прогнать страх.

– Нет, спасибо, Цезарь. Ты так добр ко мне. Но я уверена, все дело в темноте и моем воображении.

Томас хотел было возразить, но Джасмин зажала ему рот рукой.

– Спокойной ночи и спасибо за заботу. – Потом Джасмин встала на цыпочки и запечатлела на его щеке нежный поцелуй. Скрывшись в шатре, она задрожала от переполнявших ее эмоций. Этот поцелуй значил больше, чем Томас мог себе представить.

Джасмин задула лампу, стоявшую на низком столике, и облачилась в льняную ночную сорочку. Сняв сандалии, она подошла к кровати, откинула покрывало и легла. Укрываться Джасмин не стала, поскольку было очень тепло.

Многие в этом лагере возненавидели бы ее, узнав о том, что она выжившая дочь Фарика. Ее назвали бы исчадием ада, прокляли. Точно так же заклеймило и отвергло ее английское общество. Джасмин приехала в Египет, чтобы обрести здесь дом или хотя бы найти связь с этой землей, но не преуспела в этом. Неужели для нее нигде не найдется места? Хотел ли таинственный недоброжелатель предупредить о том, какая судьба ее ожидает, или же просто намеревался запугать ее? Это письмо нельзя сбрасывать со счетов. Зловещее упоминание о Коричневом Скорпионе совсем не случайно.

Глядя на потолок, Джасмин начала погружаться в сон, когда до ее слуха донесся тихий шорох. Джасмин прислушалась, не в силах поднять голову от усталости. Наверное, это любопытный мальчишка или просто ветер.

Что-то, такое тихое, что Джасмин вновь посетовала на воображение, казалось, двигалось по ковру. Она вновь услышала шорох, а потом почувствовала, как что-то коснулось простыни. Интуиция подсказала, что нужно встать. Борясь с усталостью, Джасмин села на постели и зажгла лампу.

Золотистый свет залил шатер, прогоняя темноту и являя взору девушки копошащиеся в углах тени. Тени двигались по подножию ее кровати. Сотни скорпионов – отвратительно коричневых на фоне белой простыни – приближались к ней.

Глава 18

Парализованная страхом, Джасмин могла лишь смотреть. Скорпионы неторопливо ползли вверх по кровати к обнаженным ногам девушки. Самый быстрый коснулся ее кожи. Джасмин зажала рот кулаком, наблюдая за тем, как он карабкается по ее лодыжке. С трудом удерживаясь от желания отдернуть ногу, она заметила, что скорпион остановился, а потом вновь пополз к коленке, в то время как другой достиг ее лодыжки.

Коричневые скорпионы?

Какая злая ирония. Ее враг последовал за ней сюда, в этот уединенный лагерь, в этот рай, где она надеялась обрести свободу и спастись от окружающего мира. И теперь Джасмин больше не была в безопасности.

Остальные скорпионы медленно поднимались по простыне в каком-то диком танце, а потом направлялись к ней. Укус одного она сможет вынести. Но их здесь было множество. Джасмин набрала полную грудь воздуха и принялась что есть мочи звать Томаса.

Послышались взволнованные голоса, и в дверном проеме показалась его мускулистая фигура. Он рванул в сторону тонкую шелковую занавеску. Его волосы были растрепаны, а глаза напряженно всматривались в темноту. Он был без рубашки и сжимал в руках винтовку.

– Не подходи ко мне. Но… помоги, Томас, – прохрипела Джасмин. – Скорпионы. Очень много. На постели.

– О Господи, – выдохнул Томас. Быстро сориентировавшись, он очень осторожно положил винтовку на пол и с грацией пантеры двинулся в сторону Джасмин. – Джас, дорогая, я здесь, постарайся не двигаться.

– Да я и не могу, – еле слышно произнесла девушка. Бесшумно, словно опытный охотник, Томас метнулся к Джасмин и протянул ей свою ладонь. Его уверенный добрый взгляд успокаивал Джасмин, подобно маяку, освещающему путь в темноте.

Занавеска, закрывающая вход в шатер, снова взметнулась, и на пороге появились Грэм и Джабари. Томас властно взмахнул рукой.

– Стойте. Любое движение может спровоцировать нападение. Я справлюсь. Будьте готовы по моей команде.

Грэм тихо выругался, а шейх кивнул. Мышцы Джасмин, старающейся не двигаться, затекли и горели от напряжения. Подойдя еще ближе, Томас протянул руку.

– Джас, дорогая, я знаю, как тебе страшно. Я тоже напуган. Поверь мне. Я собираюсь стряхнуть с тебя скорпионов на счет три, и когда я это сделаю, ты должна спрыгнуть с кровати и откатиться в угол.

– Но тебя ужалят!

– Я гораздо больше тебя. Их яд подействует на меня слабее.

Джасмин глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться.

– Хорошо. Я тебе верю. Пожалуйста, Томас, будь осторожен.

Голос мужчины смягчился:

– Хорошо, дорогая. А теперь… один, два…

На счет «три!» Томас резко опустил руки и одним махом смахнул с Джасмин насекомых. Смертоносные жала загнулись вверх и вонзились в кожу мужчины. Поджав ноги к груди, Джасмин скатилась с кровати на пол. Однако она задела Томаса, и тот повалился на кровать. Скорпионы тотчас же бросились в атаку. Еще три упали на обнаженную грудь Томаса и его левую руку. Он закричал, когда жала вонзились в его кожу, но все же сумел скатиться на пол.

Грэм и Джабари оттащили Томаса в безопасное место. Рамзес раздавил скорпионов, а потом скатал простыню, не давая этим монстрам выбраться на свободу.

Джасмин вскочила на ноги и посмотрела на Томаса. Ее била дрожь. Извиваясь на ковре, он стонал от боли. Он спас Джасмин, но дорого заплатил за это.

Томас метался на подушке, то погружаясь в забытье, то приходя в себя. Пот пропитал простыни под его обнаженным торсом. Все его тело горело. Он корчился от боли, желая оказаться в озере изо льда. Он готов был все отдать, лишь бы унять жжение. Все, что угодно… Все…

– Томас, прости меня. – Прохладные слезы упали на его пылающую кожу, успокаивая зуд. Томас открыл глаза и увидел плачущую над ним Джасмин. – Это моя вина.

Она отерла лоб Томаса прохладным полотенцем. До его слуха донесся приглушенный голос Джабари, и на его саднящие раны легли смоченные в воде полотенца. Томас заскрежетал зубами, пытаясь превозмочь боль, но она накатывала на него снова и снова.

– Он умрет? Мы не можем этого допустить!

– Нет, малышка Джасмин, – поспешил успокоить девушку Джабари и посмотрел на Томаса. – Вам повезло, мой английский друг, – словно издалека донесся до слуха молодого человека его голос. – Укусы коричневого скорпиона весьма болезненны, но они не убивают. К тому же вы молоды и сильны. Боль скоро стихнет. Возможно, через несколько часов.

– Спасибо за ободряющие слова, – пробормотал Томас, поморщившись.

– Вы не можете что-нибудь еще для него сделать? Он в агонии!

Томас почувствовал, как изящные пальчики Джасмин сплелись с его пальцами. Он наслаждался их прикосновением. Ведь оно было подобно прохладному оазису посреди обжигающего песка.

– Мы делаем, что можем, – сказал Джабари. Перед глазами у Томаса все поплыло, но он изо всех сил пытался не выпускать из поля зрения превратившееся в размытое пятно прекраснее лицо Джасмин, подобное миражу в раскаленной пустыне. Он не умрет.

Просто будет мучиться от боли, на протяжении еще нескольких часов. Но забота Джасмин заставляла его улыбаться, потому что только это было для него важно.

Глава 19

Спустя несколько дней Томас снова был на ногах и чувствовал себя хорошо. Однако до сих пор оставалось неясно, кто подложил скорпионов в кровать Джасмин. Девушка показала письмо дяде. Его гнев и решительные действия убедили Джасмин в том, что она поступила правильно, доверившись ему. Юсуф заявил, что никто из его людей не мог причинить вред Джасмин, но он не отрицал того факта, что до их приезда в лагере побывали «другие покупатели из Англии». Они очень интересовались жеребцом, принадлежащим аль-хаджидам, и поклялись завладеть им во что бы то ни стало.

Джасмин никому не сказала о своих подозрениях, касающихся Юсуфа. Пожилой шейх был слишком могущественным человеком. Кроме того, у нее не было никаких доказательств.

Джабари предложил приставить к ней для охраны самых верных своих воинов, но Джасмин отказалась. Ей не нужна была сотня воинов, охраняющих шатер. Она нуждалась лишь в одном – в том, кто спас ее, в том, кто спал по соседству.

Чтобы отвлечься от неприятных мыслей, она решила понаблюдать за вязкой Аль-Сафи. Томас уже купил предназначенную для этого кобылу, которую затем со всеми предосторожностями переправят в Англию.

Дядя сказал Джасмин, что подобное зрелище не для благородных дам, но когда девушка присоединилась к мужчинам, никто не сказал ни слова. Джасмин стояла в отдалении и наблюдала за происходящим, когда к ней присоединился Томас.

Она с беспокойством посмотрела на него.

– С тобой все в порядке? Тебе нужно лежать.

– Еще несколько дней взаперти – и я сойду с ума.

– Спасибо за то, что спас меня, Томас, – прошептала девушка. В ответ Томас лишь мрачно улыбнулся, а потом вновь переключил внимание на лошадей.

Дядя Грэм, Джабари и Рамзес отошли подальше и теперь наблюдали за тем, как жеребец встает на дыбы и призывно ржет. Джасмин густо покраснела, когда увидела свидетельство возбуждения жеребца. Она не могла оставаться бесстрастной. Ведь рядом стоял Томас, большое сильное тело которого источало жар.

Джасмин одолевали дерзкие мысли, но она гнала их прочь, стараясь сохранить холодное безразличие. Но первобытная необузданная красота лошадей поглощала ее внимание. Жеребец нетерпеливо перебирал ногами, а кобыла вставала на дыбы. Их лоснящиеся шкуры отливали золотом в лучах солнца.

– Настоящий производитель, – заметил Томас так спокойно, будто говорил о погоде. – Неудивительно, что у него такая богатая родословная.

– Да уж, «богатая» – очень подходящее слово, потому что Аль-Сафи действительно обладает настоящим богатством, – весело произнес Рамзес. Он бросил взгляд на Джасмин, и его лицо залил очаровательный румянец. Потом он пробормотал что-то о том, что ему нужно позаботиться о других лошадях, и Томас засмеялся.

Нервничая, словно кобыла, которую вот-вот должен покрыть жеребец, Джасмин изо всех сил старалась держаться с достоинством. Все было гораздо проще, когда она ребенком пряталась в конюшне и наблюдала за лошадьми, не совсем понимая, что происходит.

Теплая рука сжала ее ладонь. Томас.

– С тобой все в порядке, Джас? – ласково спросил он.

А почему с ней должно быть что-то не в порядке? Ведь это его, а не ее покусали отвратительные скорпионы. Преисполненная эмоций, Джасмин лишь благодарно пожала в ответ руку Томаса. «Мне хорошо, если хорошо тебе», – подумала Джасмин.

Томас кивнул и вновь посмотрел на жеребца. Аль-Сафи вскочил на кобылу.

– Знаешь, возможность создать летопись родословных чистокровных арабских жеребцов кажется мне ужасно захватывающей. Ведь они в какой-то степени являются носителями истории племени. – Томас многозначительно посмотрел на девушку. – Может, и ты захочешь написать об этом в своей газете?

Поняв намек, Джасмин улыбнулась.

– Пойду возьму бумагу.

Войдя в шатер, Джасмин принялась рыться в своем сундуке, когда за ее спиной раздались шаги.

– Я куда-то подевала ее, подожди минуту…

– У тебя нет минуты, – произнес по-арабски визгливый женский голос.

Джасмин порывисто обернулась и увидела перед собой Варду. Держа в руках смертоносный кинжал, женщина наступала на нее. На лбу Джасмин выступил холодный пот.

– Так это ты! Это ты положила записку на мою подушку! А потом принесла в мой шатер скорпионов. Я подумала на твоего мужа.

– Мужчины слишком слабы, чтобы сделать то, что должно. Когда я смотрю на тебя, я вижу его лицо, – спокойно произнесла Варда. – Такое же упрямство, такую же непоколебимость. Ты его дочь, тебя произвела на свет Бадра, нарушив нашу клятву.

– И ты пыталась убить меня! – Джасмин попятилась, не спуская взгляда с кривого кинжала, зажатого в руке Варды.

– Англичанин заплатил мне за то, чтобы я принесла скорпионов. Он же дал мне письмо. Они должны были убить тебя – дочь самого дьявола. Я согласилась сделать это вместо них, потому что у тебя черная душа. – Ненависть исказила лицо женщины, когда та плюнула в Джасмин. Девушка в ужасе отскочила. Плевок жег ее щеку. – Я плюнула в тебя, гнилое семя. В тебе нет ничего хорошего, потому что ты само исчадие ада.

Джасмин отерла щеку дрожащей рукой.

– Ты ведь любила мою мать и была счастлива, что та обрела счастье в племени хамсин!

– Я обрадовалась, когда она ушла из нашего шатра. Я была одной из наложниц дьявола. Ни один из его детей не должен жить, чтобы продолжить его род. Я ненавидела твою мать за то, что она родила тебя. Я ненавидела ее за то, что она сбежала от Фарика, потому что, разозлившись на нее за дочь, он наказал и меня. Ведь это я помогла тебе появиться на свет. Он продал меня проходившему мимо каравану, и мне удалось вернуться в свое племя лишь спустя много лет.

Варда принимала роды у ее матери. И эта самая женщина хотела сейчас ее смерти.

– Ты! Значит, это ты преследовала меня все это время? Ты наняла человека, который столкнул меня в реку с борта парохода. Это ты.

Нахмурившись, Варда взмахнула кинжалом.

– Нет. Но есть люди, которые ненавидят тебя так же сильно, как я.

Страх и унижение, давно поселившиеся в ее душе, становились все сильнее и сильнее. Как же она устала от людей, навешивающих на нее ярлыки, насмехающихся над ней, совсем ее не зная. С нее хватит. Джасмин вдруг с ошеломляющей ясностью поняла, что теперь уже не важно, кто ее отец.

Она устала от того, что ее судят люди, преисполненные предрассудков. Джасмин расправила плечи.

– Ты невежественная, одурманенная суевериями женщина, – выдохнула она. – Я не такая, как мой отец. И не такая, как моя мать. Я Джасмин. И я плюну в тебя, глупую женщину, оскорбляющую мою мать. Не думай, что сможешь легко от меня отделаться.

Джасмин бросилась на руку с кинжалом. Нападение застало Варду врасплох, и Джасмин, схватив ее за запястье, пыталась теперь отнять у нее кинжал. Варда изрыгала ругательства и пинала Джасмин по голени, но та крепко держала женщину за запястье, не обращая внимания на боль. Изловчившись, Джасмин с силой ударила Варду по носу. Женщина вскрикнула от боли и выронила кинжал. Из ее ноздрей хлынула кровь. Схватив нож, Джасмин метнулась на другую сторону шатра.

– Это тебе за мою мать, глупая корова. Она научила меня этому приему, а ее научил этому мой отец, чтобы она могла защитить себя от таких трусов, как ты.

– Твой настоящий отец, Джас, – раздался у нее за спиной спокойный голос Джабари. Рядом с ним стояли несколько воинов и Рамзес с мрачным выражением лица.

Шейх племени аль-хаджид выступил вперед. Он был бледен и, казалось, постарел еще больше. В его глазах сквозила боль.

– Прошу прощения за свою жену, – произнес он на ломаном английском. – Она обесчестила мое имя и мой дом. Я не знал… Она будет наказана.

Желудок Джасмин болезненно сжался, когда она представила, что за наказание ожидает Варду.

– Нет, не надо. Она не в себе. Прошу вас.

– Все будет хорошо, Джасмин, – тихо сказал Джабари, не сводя взгляда с Варды. – Я прослежу. А теперь ступай с Томасом.

Из-за спины Джабари появился Томас. Он осторожно взял Джасмин за запястье и забрал из ее дрожащей руки кинжал.

– Идем, Джас. – Он бросил кинжал на пол, прежде чем выйти из шатра.

Джасмин била дрожь. Если попытку убить ее на пароходе осуществила не Варда, значит, был кто-то другой. И этот человек все еще здесь. Кто он, этот англичанин, о котором говорила Варда?

Джасмин все еще дрожала, когда Томас нежно обнял ее за талию и повел в свой шатер. Он зажег лампу и оставался рядом с ней, когда она в изнеможении опустилась на стул. Спустя несколько минут пришел ее дядя. Грэм выглядел очень расстроенным и обеспокоенным. Он крепко обнял племянницу.

– Святые небеса, Джасмин… Эта женщина. – Герцог поцеловал девушку и вновь усадил на стул, испытующе глядя ей в глаза. – С тобой все в порядке? Она не ранила тебя?

– Не сильнее, чем я ее, дядя. – Дрожащий смех был призван скрыть душевные страдания.

– Молодец, детка, – тихо произнес Томас.

– Ты узнал что-нибудь у Варды о том человеке, который заплатил ей за скорпионов в моей постели?

Грэм нахмурился:

– Она сказала, что, когда встретилась с ним, было очень темно. Он невысок, одет как араб, но разговаривал с акцентом. Он приехал с группой англичан, которые хотели купить у аль-хаджидов кобыл и жеребцов.

Джасмин охватило разочарование. Ни одного ответа на интересующие ее вопросы.

Герцог провел рукой по вороту.

– Боюсь, я должен вас покинуть. Джабари и Рамзес хотят, чтобы я сопроводил Варду в Каир, в специальное учреждение, где ей окажут помощь. Я предложил заплатить за лечение. Кроме того, им может потребоваться моя помощь, ведь у меня обширные связи.

– Очень благородно с вашей стороны, Колдуэлл.

Герцог покачал головой.

– Нет, Томас, это просто способ примириться с прошлым и исправить то, что сотворил этот ублюдок Фарик. Конечно, это стоило денег. Я выторговал у Юсуфа приличную сумму денег от той, что он просил за Аль-Сафи. Шейх очень хитер. От Варды я узнал, что он намеревался продать его дважды. Сначала мне, а потом, выкрав, перепродать тем англичанам, которые были здесь до нас. В обмен я не стану предавать дело огласке. Когда Варду отпустят, она останется в Каире.

Грэм посмотрел на Томаса и долго не отводил взгляда.

– Томас, присмотришь за моей племянницей, пока меня не будет? Я тебе доверяю.

– Не беспокойтесь о Джасмин, Колдуэлл. Я обеспечу ее безопасность хотя бы ценой собственной жизни.

– Я в этом не сомневаюсь, – грустно произнес Грэм. – Ты и так уже рисковал ради нее. – Он поцеловал племянницу в лоб. – Будь осторожна, детка. Я вернусь, как только смогу.


Наступила ночь, а Джасмин так и не смогла отделаться от беспокойства. При мысли о том, что ей придется спать в своем шатре, у нее начиналось головокружение.

После ужина, во время которого Юсуф не переставал извиняться, Томас поднялся с ковра и обратился к девушке:

– Если ты сыта, Джас, идем со мной.

Сгорая от любопытства, девушка последовала за Томасом на окраину лагеря, где стоял огромный шатер, которого раньше здесь не было. Джасмин все поняла, когда Томас, взмахнув рукой, отдернул занавеску, закрывающую вход.

– После тебя, Клеопатра. Ты будешь спать не, в своем шатре, а здесь. Этот шатер достаточно удален от остальных, и мне легче будет его охранять.

Охранять?

– Ты хочешь сказать, что останешься здесь со мной?

Выражение лица Томаса смягчилось, когда он коснулся рукой щеки. Джасмин.

– Ты думала, я позволю тебе вернуться к себе после того, что произошло? Колдуэлл доверил мне твою защиту, и я не обману его ожиданий.

Джасмин обхватила себя руками. Ее карие глаза казались огромными.

– Но где будешь спать ты?

Девушка вошла в шатер. Томас перенес сюда не только ее сундук, но и свои вещи. Шелковая занавеска разделяла шатер на две части. По обе стороны от нее стояли большие кровати. «Для него и для нее». Джасмин нервно рассмеялась.

– Я пойду на свою половину. Спокойной ночи, Томас.

Джасмин скрылась за занавеской и зажгла лампу, не переставая думать о мужчине, находящемся на другой половине шатра. Шорох ткани свидетельствовал о том, что он раздевается. Джасмин густо покраснела. Неужели он спит обнаженным?

Кто-то заботливо поставил рядом с кроватью Джасмин неглубокую ванну с теплой водой. Девушка быстро ополоснулась, наслаждаясь прикосновением прохладной воды к своей разгоряченной коже. Она насухо вытерлась и достала из сундука ночную сорочку. Тонкий батист вдруг показался ей толще покрывала из овечьей шкуры.

Интересно, как это – спать без одежды? Должно быть, это восхитительно безнравственно. С тихим, подобным вздоху шорохом сорочка упала на ковер. Опустившись на постель, Джасмин стала ждать, пока Томас уснет.

Лежа в своей постели, Томас не мог заснуть. Невыносимая мука терзала его грудь, когда с половины Джасмин доносились тихие шорохи. Она была так близко, что он мог дотронуться до нее. Томас ужасно хотел ее.

Да, заснуть сегодня ему не удастся. Не в силах больше лежать, Томас сел на постели. На шелковой занавеске он увидел силуэт Джасмин, вырисовывающийся в мягком свете лампы. Она раздевалась – сняла через голову платье и стянула с бедер просторные шаровары.

Пульс Томаса учащался по мере того, как он продолжал наблюдать за невинными и в то же время невероятно чувственными движениями Джасмин. Юное и восхитительно притягательное тело Джасмин четко вырисовывалось в свете лампы. Полные груди, округлые бедра и стройные ноги. Томас ощутил, как напряглась от этого зрелища его плоть.

Он совершил большую глупость, решив остаться здесь на ночь, так как знал, что неизбежно произойдет дальше. Они не смогут противиться бушующей в их душе страсти. Это не очень хорошо для них обоих, потому что Томас вдруг понял, что, оказавшись с Джасмин в постели, он окончательно потеряет голову. Он не сможет оставить Джасмин, как оставлял остальных женщин. Он слишком сильно и слишком долго хотел ее. И все же он не мог отмахнуться от своих чувств, не мог отрицать своего желания. После того как он провел некоторое время в обществе Джасмин, смеялся вместе с ней, восхищался силой ее духа, ее индивидуальностью, умом и трогательной способностью сострадать, он все еще не был удовлетворен. Он хотел эту женщину. И если она осмелится пересечь комнату, отдернет занавеску и ступит на его половину, он знает, что сделает.

Никто тогда уже не сможет остановить его. Сегодня ночью Джасмин будет принадлежать ему.

Интуиция заставила Джасмин обернуться.

Томас наблюдал за ней. Оробев и смутившись, она натянула платье, но лоно продолжало болезненно пульсировать. Что это за ощущение, когда руки Томаса глядят ее обнаженное тело? Ее кожу покалывало от томительного ожидания.

Между ними не может быть физического притяжения. Их миры слишком удалены друг от друга, а ненависть его друзей слишком сильна. Но сердце Джасмин нашептывало совсем другие слова. Она хотела Томаса. Она устала делать вид, что не испытывает к нему никаких чувств.

И Джасмин решилась. Она подошла к занавеске, подняла ее и оказалась на его половине. Томас сидел на постели, натянув на себя белоснежную простыню. Его широкая грудь, покрытая темными волосами, была обнажена. Глаза мужчины потемнели от желания. Он протянул руку.

– Иди ко мне, Джасмин, – охрипшим от возбуждения голосом произнес он.

– Мы не можем так поступить, – запротестовала Джасмин, обхватив себя руками. – Как бы я этого ни хотела… мы слишком разные, Цезарь. Твои друзья и семья питают ко мне отвращение. Подумай сам – мы разные, как день и ночь. Я – темная ночь… – Джасмин нервно засмеялась, – а ты солнечный день. Люди будут судачить, когда узнают. Они будут смотреть на тебя по-другому за то, что ты посмел быть с такой… как я. С египтянкой. С Коричневым Скорпионом.

Подбородок Томаса задрожал, словно он пытался взять себя в руки. С минуту тишину нарушало лишь его прерывистое дыхание и отчаянное биение сердца Джасмин.

– Ты хочешь меня, Джас?

– Всем сердцем, – тихо ответила она.

– Тогда забудь обо всем. Забудь о том, что скажут люди. Если нам суждено быть вместе, то мы будем просто мужчиной и женщиной, желающими друг друга. Сегодня не будет английского аристократа и египетской девушки. Только ты и я. Эта ночь принадлежит нам. Ты моя сияющая звезда, сошедшая с небес, Джасмин, и если я могу обладать тобой сегодня ночью, я буду любить тебя, и к дьяволу солнечное утро. Я буду любить тебя всю, покрывать поцелуями каждый дюйм твоего восхитительного тела, словно завтра никогда не наступит. Я сделаю тебя своей, чтобы никто больше не встал между нами. Не отрицай того, что тоже хочешь меня. Сними сорочку и иди ко мне.

Томас предлагал провести вместе ночь, и Джасмин не могла бороться с собой. Девушка судорожно сглотнула.

– Разденься для меня, – потребовал Томас.

Джасмин медленно стянула с себя шелковое платье, позволив ему упасть к ногам. Теперь Джасмин была полностью обнажена. Внезапно оробев, девушка обхватила себя руками и опустила глаза. Ее била дрожь.

– Ты прекраснее, чем рассвет над пирамидами.

Звучащее в хриплом голосе Томаса восхищение придало Джасмин уверенности. Она вздернула подбородок и опустила руки.

Томас протянул руку:

– Иди ко мне, Джас.

Теперь путь назад оказался отрезан. Джасмин с минуту колебалась, чувствуя себя так, словно отправляется в восхитительное, захватывающее, но все же пугающее путешествие.

Если она займется сейчас любовью с Томасом, это будет означать, что она не достанется будущему мужу невинной. Отдавшись ему, она отдаст и свое сердце, потому что Джасмин не могла любить только телом.

Если она сейчас отвернется, это будет означать, что она потеряет все, чего так страстно желала долгое время. Она никогда больше не решится на подобную близость за пределами этого сказочного царства лунного света и волшебства.

Джасмин колебалась еще несколько секунд, а потом шагнула навстречу Томасу.

Глава 20

Джасмин попыталась погасить лампу, но Томас остановил ее руку.

– Я хочу смотреть на тебя, – произнес он. Его глаза источали такой жар, что Джасмин показалось, будто ее кожа охвачена огнем. – Я так долго ждал этого, Джас. Не отвергай меня. Ты моя сверкающая звезда, спустившаяся с небес, – хрипло произнес Томас.

Томас спустил с постели ноги, укрытые простыней, и, взяв Джасмин за руку, притянул ее к себе. Она задрожала в предвкушении, когда ладони мужчины нежно скользнули вверх по ее талии. Его глаза светились обожанием.

– Я упал бы к твоим ногам, моя царица, если бы в самом деле был Цезарем.

Услышав похвалу, Джасмин растаяла. Она чувствовала себя такой же прекрасной, как Клеопатра, – необычной и обожаемой. Обхватив Джасмин за талию, Томас еле заметно коснулся ее живота в поцелуе. Ее наводнило тепло, и она провела пальцами по густым волосам Томаса.

Внезапно Томас увлек ее за собой, и они оба упали на постель. Обхватив лицо девушки ладонями, Томас очень нежно поцеловал ее.

– Пожалуйста, Томас, покажи мне, как нужно любить, – прошептала Джасмин.

Наконец она оказалась в его объятиях.

– Ты такая красивая, – пробормотал Томас, проводя руками по мягкой смуглой коже девушки. – Обжигаешь меня…

Томас наклонил голову и уткнулся носом в ее изящное плечо, вдыхая исходящий от нее изысканный аромат. От Джасмин пахло женщиной, мускусом и цветами – присущий ей одной запах. Томас легонько прикусил кожу, пробуя ее на вкус. Ему хотелось впитать в себя всю ее, чтобы они слились воедино, не зная, где заканчивается одно тело и начинается другое.

Это было настоящее сумасшествие, сон, ставший явью. Только такие сны не длятся долго. Чувства никогда раньше не управляли Томасом. Но сейчас его охватило первобытное собственническое желание заявить на эту женщину свои права. Он жаждал стать ее первым мужчиной, первым вкусить ее сладость. Покорить ее своей страстью, чтобы она никогда, никогда не забыла его.

Томас поднял голову и нежно посмотрел на девушку, Ее щеки окрасил румянец, когда она робко подняла на него глаза. Переплетя ее пальцы со своими, он поднял руки девушки и завел их за голову. Египетское солнце сделало его кожу почти такой же темной, как у нее, только ее изящные пальцы резко контрастировали с его сильными и загрубевшими.

– Никаких сожалений, – прошептал он. – Только не сегодня. Сегодняшняя ночь для нас.

– Только для нас, – мечтательно повторила она.

Томас вновь поцеловал ее, легонько касаясь губами невероятно сладкой смуглой кожи. Она была мягкой и гладкой, точно шелк, опровергая слова его матери о том, что у всех темнокожих женщин кожа жесткая и шершавая. Томас провел пальцами по полной округлой груди, спустившись к розовому соску. Превратив его в тугой бутон, Томас поднял голову, чтобы посмотреть на реакцию Джасмин.

Ее глаза были закрыты, а с губ сорвался стон. Томас улыбнулся. Это хорошо, но он хочет больше. И получит гораздо больше. Еще до наступления утра он заставит Джасмин выкрикнуть его имя в порыве безудержной страсти. Пальцы уступили место губам. Они обхватили тугой сосок и потянули. Выгнувшись дугой, Джасмин прильнула к нему. Его язык безжалостно терзал тугую бусину, не останавливаясь ни на секунду.

Это сон. Ее сон. И Джасмин хотела запечатлеть в памяти каждое мгновение. Страх неизвестности смешался с радостью и растущим возбуждением. С каждым прикосновением языка Томаса Джасмин пронизывали необыкновенные сладостные ощущения. Ее лоно пульсировало от желания. Зарывшись пальцами в густые волосы мужчины, они стонала от наслаждения.

Когда Томас поднял голову, Джасмин игриво опрокинула его на постель.

– Я хочу дотронуться до тебя. Посмотреть на тебя, – сказала она.

С улыбкой на устах Томас повиновался. Его лицо и руки, открытые для солнца, были покрыты темным загаром. Остальное же, твердое как камень, тело оставалось бледным и таким отличным от ее собственного. Джасмин погладила дрожащей рукой грудь мужчины и с трепетом скользнула ниже. Свет против тьмы. Их тела, как и их миры, так отличались друг от друга.

Джасмин дотронулась до Томаса, восхищаясь игрой тугих мышц под шелковистой кожей. В верхней части его груди темнел треугольник позолоченной солнцем кожи. Остальное тело было гораздо светлее. Джасмин заметно дрожала, когда гладила своей темной рукой широкую грудь мужчины, резко контрастирующую с ее смуглой кожей.

Ладони девушки прошлись по плечам Томаса, отправились в путешествие по его спине, чтобы насладиться ощущением тугих мышц, а потом остановились.

Джасмин нависла над Томасом, и молодой человек замер. Она ошеломленно смотрела на рваные белые шрамы, уродующие его безупречную кожу. Они были старыми и уже зарубцевавшимися. Джасмин нежно провела рукой по шрамам, и Томас вздрогнул.

– О, Цезарь, кто это с тобой сделал? – спросила она. Томас отвел руку Джасмин и грубо притянул ее к себе.

– Да так, один человек. Была драка. Давно.

Томас предпочел на вопрос ответить горячим поцелуем, и она отдала ему всю себя. «Пойдите прочь, кошмары прошлого», – мысленно произнесла она, стараясь сделать так, чтобы Томас забыл обо всем, что когда-то его мучило. С каждым поцелуем Джасмин раскрывала ему то, что так долго таилось в ее сердце. Все, что она прятала от посторонних глаз, боясь явить миру. Пробудившаяся в душе Джасмин страсть поглотила все остальное, словно они с Томасом существовали только ради этого момента и друг для друга. Никаких сожалений. Никогда.

Покрывая девушку нежными, точно прикосновения крыла бабочки поцелуями, Томас разжигал в ней пламя. Джасмин выгнулась и тихо вскрикнула, когда Томас развел ее бедра своими сильными руками. Девушка попыталась прикрыть наготу, но Томас не позволил.

– Ты прекрасна везде, моя царица. Восхитительна, как цветок жасмина. Откройся мне навстречу.

Чувственное наслаждение пронизало Джасмин, когда она явила взору Томаса свою плоть. Он очень осторожно провел пальцем по мягкой расщелине. Джасмин напряглась, а потом ощутила, как ее лоно увлажнилось, словно роса окропила лепестки цветка.

– Да, – пробормотал Томас. – Ты такая сладкая…

Наслаждение сменилось потрясением, когда Томас наклонил голову и поцеловал ее. Его язык вторгался во влажные глубины, дразня и терзая.

– О!..

Джасмин тихо вскрикнула и влепилась в волосы Томаса, когда его язык коснулся самого чувствительного места на ее теле. Каждая новая ласка лишь усиливала водоворот наслаждения, и Джасмин казалось, что она вот-вот взорвется.

И развязка не заставила себя ждать. Выгнувшись, Джасмин сквозь рыдания выкрикнула имя Томаса, и ее охватила дрожь.

Нежные поцелуи мужчины постепенно вернули ее с небес на землю. Он приподнялся на локтях и отер рот тыльной стороной ладони. Его взгляд был обжигающим и напряженным.

А потом он оказался сверху, накрыв своим сильным телом ее более изящное. Джасмин ощутила прикосновение его тугой плоти к своему лону и замерла, догадываясь, что произойдет дальше. Ее пальцы впились в стальные мышцы плеч Томаса.

– Думаю, пришло время лежать и думать об Англии, – слабо пошутила Джасмин.

Еле заметная улыбка, заигравшая на его губах, слегка притушила пылающий в глазах огонь.

– Посмотри на меня, Джас. Сосредоточься на мне, – тихо произнес он.

Обхватив лицо девушки руками, Томас поцеловал ее, требуя ответа. Напряжение отпустило Джасмин, когда Томас прервал поцелуй и его плоть погрузилась в ее лоно. Еще чуть-чуть… Глаза его вспыхнули решимостью, и он с силой подался вперед. Жжение усилилось.

– Расслабься, – попытался он успокоить девушку. – Просто расслабься, Джас. О да, откройся… да…

Еще один толчок, и преграда была сломлена. Ошеломленный возглас Джасмин потонул в нежных успокаивающих словах ободрения. Боль утихла, и девушку охватило чувство насыщения. Слегка приподнявшись, Томас взял девушку за руки и пригвоздил ее к постели своим обжигающим взглядом. Самый настоящий завоеватель.

– Клеопатра сдалась на милость своего господина Цезаря, – прошептала Джасмин, и взгляд Томаса наполнился нежностью.

– Цезарь польщен благосклонностью своей царицы и отдает ей свое сердце взамен.

Джасмин с благоговением смотрела на Томаса, когда тот начал двигаться внутри ее. Вот этот таинственный танец любви, о котором она столько слышала, вот оно, наивысшее единение мужчины и женщины. Томас стал теперь ее частью, глубоко в ее теле и сердце. Англия и Египет слились воедино, два тела стали одним целым. Это было подобно буйству красок в палитре, когда невозможно сказать, где начинается один цвет и когда он переходит в другой.

Плоть Томаса продолжала движение. Закружившись в водовороте наслаждения, Джасмин инстинктивно раскинула ноги. Томас застонал. Капелька пота, скатившись по его лбу, упала на грудь Джасмин. Он продолжал чувственное наступление, и Джасмин, распластанная под ним, могла теперь полностью отдаться сладострастию, забыв о недавней боли. Она молча смотрела на Томаса, на его суровые черты. Это был воин, требующий награды. Его плоть скользила взад и вперед, и ее обладатель сжал бедра Джасмин, не желая отпускать ее от себя, заявляя на нее свои права.

Джасмин выгибалась навстречу каждому толчку, а потом вскрикнула, ощутив растущее в животе напряжение. Горячий фонтан забил внутри ее лона, когда Томас запрокинул голову и глухо застонал.

А потом он упал на Джасмин, уткнувшись в подушку рядом с ее головой, и его прерывистое дыхание обожгло ее ухо. Девушка прислушивалась к отчаянному биению сердец, поглаживая шелковистые волосы Томаса. Пот покрывал их разгоряченные тела.

Наконец Томас перекатился на бок, и Джасмин поморщилась, когда его плоть выскользнула из ее лона. Он притянул девушку к себе.

– Моя прекрасная звезда, – глухо произнес он. – Мой рай.

Крепко обняв Томаса, Джасмин гладила влажные от пота волосы, покрывающие его грудь. Сегодняшняя ночь принадлежит им. О большем она не может просить. Не осмелится.

Джасмин проснулась, когда фитилек в лампе почти погас. Она потянулась, чтобы погасить его совсем, но потом остановилась и посмотрела на своего возлюбленного. Темная щетина затеняла его подбородок. Длинные ресницы слегка подрагивали, почти касаясь покрытых загаром щек, рот приоткрылся во сне. Его грубая мужская красота покоряла воображение, и все же он выглядел ранимым, словно сбросил с себя латы.

Очарованная, словно принцесса, взирающая на спящего принца, Джасмин запечатлела на лбу любимого поцелуй. А потом отодвинулась, намереваясь вернуться в свою постель.

Глаза Томаса открылись. Они напоминали Джасмин ирисы и были зелены, словно сверкающие изумруды. Его волевой подбородок казался вытесанным долотом искусного резчика, а губы, эти полные упрямые губы, еще недавно покрывали поцелуями ее тело.

– Ты никуда не пойдешь. – Голос Томаса был хриплым и звучал со сна приглушенно. Обхватив Джасмин сильной рукой, он притянул ее к себе, и она прильнула к его мускулистому телу. Если их кто-нибудь увидит, значит, так тому и быть.

Ладонь Томаса обхватила грудь Джасмин, а потом начала медленно и лениво исследовать ее тело. Окончательно проснувшись, Джасмин выгнулась, когда твердая плоть мужчины уперлась в ее бок.

Перевернув Джасмин, Томас провел ладонью по ее животу, наблюдая за тем, как мышцы вибрируют от его прикосновения, и спустился ниже.

– Тебе очень больно? – спросил он, погружая палец в ее лоно.

– Нет, я думаю… о! – Джасмин выгнулась, столь изысканной показалась ей эта ласка.

– Здесь? – спросил Томас, шевельнув пальцем.

– О да, прошу тебя, – выдохнула Джасмин.

Еще немного погладив нежную плоть, он убрал руку и раздвинул коленом ноги Джасмин. Он вновь вошел в ее лоно, и девушке захотелось зарыдать от неудовлетворенности. Ведь она была так близка к развязке. Но Томас двигался так, чтобы не оставить без внимания чувствительный бутон, доставлявший Джасмин такое наслаждение, Закусив губу, чтобы не закричать, Джасмин посмотрела на Томаса.

Его взгляд был напряженным, собственническим и страстным.

– Ну же, кричи. Тебя никто не услышит. Однако тебя хочу послушать я, Джас. Я хочу слышать твои восхитительные крики.

Томас вновь вошел в Джасмин, и на этот раз она не удержалась и закричала, когда удары стали мощнее и быстрее. Бедра ее раскачивались в такт движениям Томаса, и она выкрикнула его имя, когда мощная волна наслаждения накрыла ее с головой. Запрокинув голову, Томас застонал и упал на постель.

Содрогаясь всем телом, молодые люди сжимали друг друга в объятиях. Еще не зная, что скоро им придется расстаться.

Глава 21

На следующее утро они завтракали вместе. Томас развлекал Джасмин непринужденной беседой, и вся ее робость улетучилась без следа. Она чувствовала себя так, словно они были вместе всегда.

Спустя несколько часов Томас приготовил корзину с едой и, набрав полный бурдюк воды, сообщил, что они едут в пустыню.

– Это сюрприз, – просто сказан он. Обрадованная Джасмин оседлала выносливую кобылу и присоединилась к Томасу. Солнце ярко светило в небе. Ласковый ветерок трепал шарф, которым была обвязана голова Джасмин, и шаловливо играл с ее волосами, Томас время от времени сверялся с компасом. В брюках цвета хаки, потертых кожаных сапогах и белой рубашке с закатанными до локтей рукавами он выглядел как безрассудный и смелый исследователь.

Джасмин бросила взгляд на резко очерченный профиль Томаса и его покрытый темной щетиной подбородок.

– Ну и куда мы едем? – спросила она.

– Твой дядя посвятил меня в одну тайну. Он показал мне место, где мужчин из племени аль-хаджид посвящают в воины. Он взял меня с собой, когда представители дружественных племен сражались на саблях, чтобы воздать дань памяти этой земле.

– Это было в тот день, когда вы оставили меня в лагере? – Джасмин бросила на Томаса насмешливо-укоризненный взгляд. – Дядя сказал, что вы едете оценивать лошадей.

В ответном взгляде Томаса сквозила грусть.

– Да, мы оценивали. Только не лошадей.

Они подъехали к широкой, совершенно плоской равнине. Путешественники спешились, и Джасмин с интересом огляделась. Томас отвел лошадей в тень дерева, давим возможность напиться из длинного углубления в камне, наполненного водой.

Ветер пробегал по равнине, вздымая в воздух песчинки. Собственная кожа вдруг показалась Джасмин невероятно чувствительной, и она потерла ладонями обнаженные руки. Это место выглядело зловеще, словно вокруг витали души воинов, некогда сражавшихся здесь.

– Что племя будет делать с этой землей?

– Воины больше не приедут сюда. Эта земля священна, но вскоре она будет предана забвению.

– Все это так печально, – произнесла Джасмин, глядя на темные, словно ее кожа, пески с виднеющимися то тут, то там валунами и лиловые тени гор, возвышающихся невдалеке. Ее отец учился здесь мастерству воина. Здесь ли превратился он в жестокого тирана? Или это было в нем с рождения?

Хватит сантиментов. Джасмин сняла с головы шарф и улыбнулась.

– Мы собираемся устроить пикник? Я проголодалась.

Взгляд Томаса оставался напряженным.

– Я привез тебя сюда не случайно, Джасмин. Мне нужно сказать тебе правду.

Сердце Джасмин упало. Томаса одолевают сомнения? Неужели он собирается вежливо сообщить, что заниматься любовью с ней было чудесно, но не более того?

Но, к ее удивлению, Томас начал снимать куртку, а потом рубашку. Теперь он стоял обнаженный по пояс и смотрел на Джасмин с гордостью и достоинством.

– Я солгал тебе вчера ночью. Я получил шрамы не в драке. Их нанес мне… – В глазах Томаса сквозила невыносимая мука. – Их нанес мне мой отец.

Джасмин судорожно втянула носом воздух, и Томас поморщился. Он медленно повернулся, являя взору девушки спину.

– Посмотри на меня, Джас, – тихо сказал он. – Я не мог сказать тебе этого раньше и разрушить то, что было между нами, но ты заслуживаешь того, чтобы знать правду. Когда мне было двенадцать лет, отец высек меня.

Дрожа, Джасмин дотронулась до изуродованной кожи. Томас вздрогнул.

– Долгое время я испытывал стыд, но теперь это прошло. Я стыдился не наказания, а того, что его спровоцировало. Это случилось после того, как ты ударила меня в парке. Отец решил преподать мне урок, заставить понять, что я не должен позволять тем, кто стоит ниже меня, взять надо мной верх.

От ужаса сердце Джасмин болезненно сжалось.

– Это из-за меня, – прошептала она, сжимая кулаки, словно собиралась вновь ударить, только на этот раз не Томаса, а его отца.

Обернувшись, Томас посмотрел на девушку.

– Да, – тихо произнес он. – Он избил меня из-за тебя. А еще потому, что я посмел ему воспротивиться. Я взбунтовался из-за тебя. Твоя несгибаемая воля придала мне сил.

От избытка чувств у Джасмин сдавило горло.

– Мне жаль, Томас, я ни за что не ударила бы тебя…

Он взял руку Джасмин в свою.

– А мне не жаль, – резко бросил он. – Я не жалею ни о том, что произошло тогда, ни о том, что происходит сегодня. Все это для меня больше не имеет значения. Важна только ты, Джасмин.

Прижав ее ладонь к своей щеке, Томас закрыл глаза. Его чувственные губы сжались в узкую линию, свидетельствуя о том, что в его душе происходит борьба. Джасмин поднесла его руку к губам и поцеловала.

– Ты тоже много значишь для меня. И если можно было бы все вернуть, я поцеловала бы тебя, вместо того чтобы ударить. А вот ударила бы я твоего отца.

Открыв глаза, Томас рассмеялся и притянул ее к себе. Он откинул с ее лица непослушный локон.

– Моя прекрасная Клеопатра, мой неустрашимый воин. Уверен, мой отец в страхе убежал бы от тебя.

– Это хорошо, потому что я серьезно настроена поколотить его по возвращении домой.

Улыбка Томаса стала еще шире.

– Но у меня есть более интересное предложение. Идем, я покажу тебе окрестности.

Томас отвел девушку к небольшому озерку, окруженному со всех сторон валунами. Он пояснил, что воины считали эту воду священной, а посему совершали здесь омовение перед битвой.

Томас коснулся ладонью щеки Джасмин, и она ощутила, как по ее телу прокатилась волна сладостного предвкушения.

– Не хочешь поплавать, Джас?

Спустя несколько минут Джасмин уже входила в теплую воду, все еще одетая в сорочку. Обнаженный Томас спустился по каменным ступеням, и у Джасмин перехватило дыхание, когда она увидела его. Он был само совершенство – красивый и мужественный. Плоский живот покрывали рельефные мышцы, а ноги и руки были длинными и крепкими. Взгляд Джасмин перекочевал на тугую, слегка подрагивающую плоть. Она подошла ближе, испытывая робость при ярком свете дня и вместе с тем сгорая от любопытства.

– Я чувствую себя исследователем неизведанных земель, сулящих захватывающие приключения, – призналась Джасмин.

Томас сел на нижнюю ступеньку и, широко раскинув руки, произнес:

– Так дерзай, дорогая, исследуй.

Джасмин не заставила просить дважды. Протянув руку, она легонько погладила плоть мужчины. На ощупь она напоминала атлас, обтягивающий стальное древко. Джасмин еще раз провела по ней пальцем, и по телу Томаса пробежала дрожь. Он закрыл глаза и застонал. При виде подобной реакции Джасмин почувствовала силу своей женской власти над этим мужчиной и осмелела.

Однако вскоре Томас схватил ее за руку и открыл горевшие желанием глаза.

– Теперь моя очередь, – хрипло произнес он и, прежде чем Джасмин сумела остановить его, стащил с нее намокшую сорочку и отбросил ее в сторону.

Томас притянул ее к себе. Его ладони описывали чувственные круги на ее груди, делая невероятно чувствительной. Джасмин задрожала, когда пальцы в изысканной ласке коснулись ее сосков, превращая их в тугие бусины. Наклонив голову, Томас обхватил один из них губами. Вновь и вновь его язык творил чудо, посылая по телу Джасмин волны наслаждения. Ее лоно болезненно пульсировало в желании вновь ощутить мужчину внутри себя.

Тело Джасмин горело, словно вода вокруг них вдруг закипела. Томас внезапно прервал ласки, подвел ее к каменным ступеням и развернул спиной к себе.

– Опустись на колени, – попросил он.

С легкой тревогой Джасмин сделала то, о чем ее просили, упершись руками в верхнюю ступеньку. В таком положении она чувствовала себя уязвимой и беззащитной, но тихие слова успокоения, произносимые Томасом, ослабили напряжение. Джасмин ощутила на своих бедрах сильные теплые ладони Томаса.

– В том, как совокупляются лошади, есть какая-то своя необузданная красота, – пробормотал он.

Джасмин ощутила, как горячая плоть пытается проникнуть в нее, а волосы на его груди щекочут ее спину. Томас подался вперед, но почувствовал сопротивление. Джасмин напряглась. Он был слишком большим, а ее лоно слишком болело. Кроме того, все это было так ново…

– Расслабься, – прошептал Томас, замерев на мгновение.

Он наклонился вперед, ласково поглаживая кожу девушки, а потом коснулся ее разгоряченной плоти, и Джасмин расслабилась, тихо застонав.

Он вновь подался вперед, и с его губ тоже сорвался удовлетворенный стон, когда он вошел в горячие глубины. Обхватив Джасмин за бедра, он начал ритмичные движения.

Вода омывала их, когда плоть касалась плоти. Джасмин скрежетала зубами, ее мышцы напрягались, по мере того как она приближалась к развязке. Больше. Ей хотелось больше. Прямо сейчас.

– Пожалуйста, – взмолилась она. – Прошу тебя.

Казалось, Томас внял ее мольбам. Он дотянулся рукой до ее плоти и принялся жадно ласкать.

– Именно так лошади продолжают свой род, цветочек, – прошептал он. – Необузданные и свободные, они не думают ни о чем, кроме этого самого момента. Почувствуй ветер на своей коже, Джас. Почувствуй мое тело внутри себя. Я всегда буду частью тебя, куда бы ты ни отправилась. Ты моя. Навсегда.

Джасмин выгнулась, когда Томас вновь обхватил ее бедра, вознося все выше и выше на волнах страсти. Джасмин вскрикнула, и ветер понес эхо ее крика над каньонами, когда все растущее сладострастие разразилось мириадами сверкающих звезд, Томас сжал ее бедра еще сильнее, и теперь эхо его крика вторило ее собственному.

Необузданные и свободные. Такими они и были. И никто не сможет их разлучить. Никогда.

Грэм и его товарищи из племени хамсин вернулись через шесть дней. И не одни, а в сопровождении семей Джабари и Рамзеса, которые хотели познакомиться с английскими путешественниками до их отъезда в Каир. Неделя в обществе новых знакомых пролетела как один день, и Томас вдруг понял, как быстротечно время.

Он старался быть осторожным с момента приезда дяди Джасмин. Украденный в тени шатров поцелуй, легкие прикосновения руки к нежной щеке… День отъезда неумолимо приближался, и Томасу казалось, что Джасмин далека от него как никогда. Словно кто-то соединил их судьбы цепями, а теперь тащил в противоположные стороны.

Томас устало потер лоб. Его окутало облако пыли, когда мимо проскакали два великолепных арабских жеребца. Управляемые черноволосыми, зеленоглазыми молодыми людьми, которых он видел и раньше, они галопом пронеслись через лагерь. Громкое улюлюканье сопровождало боевой клич племени хамсин.

Рамзес крикнул что-то вдогонку юнцам и покачал головой.

– Они неуправляемы, – произнес он, но Томас услышал в его голосе отцовскую гордость.

– Я и раньше их видел. Ваши дети-близнецы?

– Асад и Фатима никогда не разлучаются.

Томас внимательно посмотрел на молодых людей, когда те спешились. Девушка обняла брата, и тот обнял ее в ответ, Это зрелище пробудило в Томасе неожиданные эмоции.

– Они так хорошо ладят, – задумчиво произнес он.

– Так было всегда. Им по четырнадцать лет. Фатима становится женщиной, но она по-прежнему предпочитает компанию Асада и наследника нашего шейха обществу своих подруг. – Рамзес глубоко вздохнул, и Томас сразу почувствовал, что задел чувствительные струны.

– Фатима согласилась продемонстрировать танец живота. Может быть, Джасмин захочет присоединиться к ней?

Вспомнив о том, как Джасмин отрицала все арабское, Томас усомнился, что подобное возможно.

– Не знаю, умеет ли Джасмин танцевать? – с сомнением протянул он.

Рамзес подмигнул.

– Умеет. Поверьте мне, это у нее в крови.

Громкое улюлюканье прорезало воздух, когда бедуины ударили в свои маленькие круглые барабаны. Фатима грациозно танцевала под их аккомпанемент. Внезапно к ней присоединилась Джасмин. Она покачивала бедрами и дразняще поводила плечами. Вот он, голос крови! Изящный женский наряд делал ее экзотичной и невероятно соблазнительной. Широкие изумрудно-зеленые шаровары были собраны лентами у колен. Поверх них Джасмин надела свободную рубашку из зеленого шелка. Вокруг ее головы был обмотан прозрачный шарф.

Краем глаза Джасмин отмечала, как жадно смотрит на нее Томас. Танец закончился, и девушки сели на свои места под громкие рукоплескания окружающих. Покрасневшая от гордости Джасмин приняла из чьих-то рук чашку холодного сладкого чая. Томас рассматривал ее с еле заметной улыбкой на губах.

Внезапно девушка поняла: восхитительное путешествие подходит к концу. По приезде в Каир ей придется послать мистеру Майерсу телеграмму с указанием, какую именно колонку отдавать в печать. Кого она погубит – себя или сестру Томаса?

Из раздумий ее вывел громкий смех. Дети Джабари и Рамзеса подтрунивали над Фатимой. Белокурый сын шейха не присоединился к общему веселью. Он просто молча смотрел на Фатиму. При этом выражение его глаз было серьезным для его пятнадцати лет. Элизабет бросила полный любви взгляд на своего мужа Джабари. Очевидно, им было непросто преодолеть пропасть, разделяющую их традиции и культуры. Но Томас был наследником графа и принадлежал к гораздо более высокому сословию, нежели Элизабет.

Он принадлежал Англии.

А Джасмин принадлежала Египту. Теперь она отчетливо видела это.

«Я идеально вписалась в эту жизнь», – думала про себя Джасмин. Модные тенденции, богатство, прогулки по Роттен-роу и допуск в высшее общество больше не имели для нее значения. Здесь Джасмин не чувствовала больше необходимости кому-то что-то доказывать. Люди ценили ее по заслугам, и Джасмин наконец добилась признания. Здесь никто не думал о ее происхождении, а цвет кожи не являлся больше поводом для того, чтобы заклеймить ее невежественной, грязной или умственно и морально неполноценной!

Это земля ее предков. Зов пустыни пропитывал ее кровь и притягивал ее больше, чем холодный английский туман. Она столько лет тщетно пыталась приспособиться к английской культуре и традициям. А пустыня всего за несколько недель приняла ее в свои объятия так же легко, как… скорпиона. «А я и есть Коричневый Скорпион», – с грустью думала Джасмин. Но она больше не считала это прозвище обидным. Томас прав. Скорпионы не бесполезны.

Джасмин видела, с какой нежностью наблюдает за ней Томас, и ее сердце переворачивалось в груди. Эмоции, горящие в его взгляде, заставляли ее внутренне дрожать. Она определенно ему небезразлична. Только разве может между ними быть что-то серьезное? А брак? Разве может дочь пустыни стать женой состоятельного графа, преданною семье и титулу? Их отношения были обречены на то, чтобы быть стертыми с лица земли песчаной бурей социальных различий. Иного развития событий Джасмин не видела.

Глава 22

Путешественники возвратились в Каир на поезде. Томас был молчалив и только изредка принимал участие в беседе. Его определенно что-то беспокоило. Занимал ли его мысли тот же самый предмет, что не давал покоя и Джасмин – выход в печать скандальной колонки? По приезде в отель Томас занялся приготовлениями к поездке в Луксор, куда Джасмин должна была отправиться на поезде с друзьями своего дяди.

Джасмин присоединилась к Грэму в гостиной отеля. Герцог задумчиво посмотрел на девушку.

– Боюсь, у меня плохие новости. Андерсоны задерживаются в Европе и приедут только через две недели. Я остался бы с тобой, но мне нужно возвращаться к жене и дочерям. Я забронировал билет на послезавтра. Хочешь, я возьму билет и для тебя?

Джасмин не стремилась возвращаться в Англию. Ей хотелось остаться в теплом доброжелательном Египте.

– Я могла бы пожить здесь одна. Это вполне безопасно. Я справлюсь, дядя Грэм. С удовольствием проведу пару недель в одиночестве. Или вы переживаете, что Каир не сможет справиться с вашей племянницей? – пошутила Джасмин.

Грэм наклонился вперед, и в его глазах промелькнула грусть.

– Джасмин, я люблю тебя как родную дочь. Но чувствую, что ты ускользаешь от меня, пытаясь найти свое место в жизни. Оставайся в Каире и постарайся узнать Египет так же хорошо, как знаю его я. А потом приедут Андерсоны. Египет – твое наследие и твоя родина.

Джасмин тихонько засмеялась.

– Я могу писать статьи или же читать. – Улыбка девушки померкла, когда она вспомнила о том, с какой холодной ненавистью относились в племени к ее родному отцу. – Это путешествие оказалось довольно болезненным. Мне было нелегко узнать правду о Фарике.

– Я давно понял, детка, что нельзя откладывать неприятные или необходимые путешествия. Правда может причинить боль. Но принять ее гораздо проще, когда тебя поддерживает дорогой человек. – Грэм бросил взгляд на дверь, а потом вновь посмотрел на племянницу. – Думаешь, Томас сможет стать этим человеком?

Пораженная вопросом, Джасмин отшатнулась.

– Вы имеете в виду… замужество? Не стоит питать иллюзий, дядя Грэм. Меня это не интересует.

– А я думаю иначе, – произнес герцог. – Я видел, как он смотрит на тебя, Джасмин.

Нижняя губа девушки предательски задрожала. Иногда она раздумывала о подобной возможности, но это были лишь мечты – не более того.

– Лорд Томас женится на происхождении и деньгах. Мы принадлежим к разным мирам и совсем не подходим друг другу.

– А мне кажется, ты ошибаешься. Следуй своему сердцу, Джасмин, а не разуму. Это путешествие действительно стоило того, чтобы его предпринять.

Грэм кивнул на дверь, в которую быстрым шагом вошел Томас. С горящими глазами Джасмин наблюдала, как он подходит и садится.

– Итак, Колдуэлл, вы возвращаетесь в Англию?

Пока ее дядя объяснял, каким образом собирается переправлять в Англию купленных кобыл, Джасмин изучала взглядом своего возлюбленного. Со своими классическими, резко очерченными чертами лица, кожей, позолоченной египетским солнцем, и врожденной способностью всем своим существом источать власть, он выглядел как истинный наследник графского титула. Томас принадлежал к избранному обществу аристократов. А она нет. Брак с ней был для него просто невозможен.

Да, он хотел, чтобы она спала с ним. Он ясно дал понять, что неравнодушен к ней, поскольку руководствовался желанием, а не любовью. А это не одно и то же. Неужели она совершила непоправимую ошибку? Но вспомнив страсть, которую испытала в объятиях Томаса, Джасмин поняла, что их отношения не были ошибкой. Как бы там ни было, их соединяло нечто прекрасное и совершенно особенное.

Томас посмотрел на Джасмин, и ее сердце запело от его улыбки.

– А ты, Джас? Остаешься ждать Андерсонов? Я пробуду в Каире еще несколько дней. Мы могли бы походить по магазинам в Хан-эль-Хали. Меня очень заинтересовали ювелирные изделия.

– Было бы чудесно, – согласилась Джасмин, согретая вниманием Томаса.

Дьявол, рядом с ним она ощущала себя такой же глупой, как юная школьница. В душе Джасмин поселилось смятение. Как она будет себя чувствовать, когда он уплывет вверх по Нилу и прочь из ее жизни?

Подобные мысли навевали уныние, и Джасмин старалась гнать их. Она начала говорить о базаре в Каире и продающихся там интересных вещицах, но ее прервал клерк в красной феске:

– Лорд Томас, телеграмма для вас.

Улыбка исчезла с лица Томаса. Джасмин и Грэм молчали, пока молодой человек читал. Потом он смял телеграмму. Его лицо осталось абсолютно непроницаемым, но глаза потемнели.

– Прошу прощения, – вежливо произнес он, но его взгляд остался отстраненным, как если бы он смотрел куда-то вдаль.

Джасмин разговаривала с дядей. А когда Томас вернулся, интуиция подсказала ей, что он получил ужасные известия. Томас не смотрел на девушку, и ее сердце оборвалось. Что же было в той телеграмме?

– Я заказала чай и пирожные для всех, – произнесла она, заглядывая в лицо Томасу.

– Спасибо, я не голоден, – отрывисто произнес он. – И вернулся лишь затем, чтобы сообщить, что дела вынуждают меня уехать на некоторое время. Колдуэлл, если я не увижу вас до отъезда, знайте, я очень благодарен вам за гостеприимство.

Герцог посмотрел на племянницу, а потом кивнул Томасу. Молодой человек, так и не посмотрев на Джасмин, ушел.

Восхитительная близость, существовавшая между ними, исчезла в мгновение ока, бившая ключом страсть умерла. Теперь Джасмин знала, что потеряла Томаса. Она еще не телеграфировала мистеру Майерсу о своем решении. Холодная отчужденность Томаса свидетельствовала о том, что она ошиблась.

Что же она все-таки наделала?

Томас миновал элегантный холл, в котором толпились гости. Некоторые приветствовали его, и Томас рассеянно отвечал. О, где же он, свежий воздух, теплое солнце и поражающая воображение нагота пустыни? В Каире было слишком людно. Облокотившись о перила, Томас посмотрел на улицу внизу.

Мечты раскололись, точно хрупкий египетский фаянс. При воспоминании о короткой телеграмме из Англии его сердце ожесточилось.

«Думай о благополучии сестры, а не о своем собственном», – мрачно напомнил ему внутренний голос.

Томас смотрел на улицу, раздумывая над тем, что предпринять дальше. Визит в лагерь племени аль-хаджид был лишь отсрочкой. Проблемы ждали его в Англии, и с каждым днем ситуация усугублялась. Нужно принять решение, иначе на карту будет поставлена репутация сестры.

Занятия любовью с Джасмин были мечтой, теперь же его ожидала суровая реальность.

Спустя два дня Джасмин сидела на террасе отеля, наслаждаясь вечерним солнцем. На ней была свободная туника цвета шафрана, а на ногах – золотые сандалии. Голову венчал свернутый наподобие тюрбана бирюзовый шарф. Джасмин выглядела соответственно собственным ощущениям – обычной египетской девушкой. Национальная одежда очень шла ей, и до своего возвращения в Англию Джасмин решила одеваться именно так.

Она прихлебывала мятный чай. Сегодня надо телеграфировать в Лондон. Это и определит ее дальнейшую судьбу. Вытянув перед собой руки, Джасмин посмотрела на собственные пальцы, написавшие столь жестокие слова. Эти же пальцы написали и слова прощения. Она могла спасти сестру Томаса от бесчестья.

Сделать это в ущерб себе и запятнать собственную репутацию? Глупость. У нее нет репутации. При мысли об этом Джасмин испытала легкую грусть. «Мне нет места в Англии».

Издатель наверняка остался верен своему слову и ожидает ее решения. И все же поведение Томаса извещало о том, что произошло что-то ужасное. Джасмин не видела его уже несколько дней. Возможно, у него действительно были неотложные дела. Или же он просто избегал встречаться с ней.

Внимание Джасмин привлекли голоса за соседним столом.

– Мама, посмотри на эту очаровательную египетскую леди!

– Тише, Сьюзен, так смотреть неприлично.

Джасмин улыбнулась маленькой девочке в ослепительно белом платьице с волосами, забранными широкой розовой лентой. Девочка улыбнулась в ответ и заработала шлепок по руке от недовольно нахмурившейся матери. Усатый джентльмен презрительно посмотрел на Джасмин и даже не подумал понизить голос:

– Египтяне. Хитрые попрошайки в большинстве своем. Что случится с благопристойными отелями вроде этого, если их будут сюда пускать?

Впервые предрассудки не беспокоили Джасмин. Она лишь улыбнулась и повернулась к грубияну спиной. Много лет назад она спросила у дяди Грэма, примут ли ее английские дети, если она будет одета, как они. Тогда герцог ответил, что-то невразумительное, Теперь Джасмин знала ответ. В английском ли платье или в арабском – она все равно отличалась от остальных людей. Только сегодня это совсем ее не волновало.

Чего она не могла сказать о своем происхождении. Ведь ее отец вызывал в людях такую ненависть. Джасмин закрыла глаза и вспомнила все отзывы о нем. Никто не сказал ни единого доброго слова в его адрес. Значит, мать и Кеннет не солгали. «Я дочь своего отца. Или нет?»

У Джасмин появилась возможность доказать, что она не такая, как Фарик. Единственной телеграммой она могла доказать миру и самой себе, что хоть в ее жилах и текла кровь жестокого тирана, она не запятнала его дочь.

Джасмин решительно поднялась с кресла и направилась в вестибюль.

Глава 23

Джасмин отправилась на базар. Она телеграфировала мистеру Майерсу и успокоилась. Возвращаться в Англию не было смысла. По крайней мере, до тех пор, пока другие ее статьи не будут опубликованы. Зато теперь репутация леди Аманды будет спасена.

В Хан-эль-Хали царил настоящий праздник. Здесь можно было не только сделать покупки, но и посмотреть театрализованные представления, устраиваемые хозяевами лавочек, желающими поскорее продать свой товар. Лабиринт путаных улочек представлял собой своеобразное государство в государстве. Фарфоровая и фаянсовая посуда, множество сортов чая, полосатые мешки с бобами фава, одежда, всевозможные безделушки, украшения… Джасмин шла мимо плетеных корзин, наполненных крупными глянцевитыми финиками, изящными бутылочками со специями, апельсинами, гранатами и прочими фруктами. Соблазнительные ароматы дразнили обоняние Джасмин, а солнце пригревало кожу.

Девушка остановилась на минуту, чтобы полюбоваться куполообразным сводом, венчающим вход на улицу, где торговцы сидели на низеньких стульчиках перед разложенными прямо на земле товарами. Заметив Джасмин, проворный торговец тут же вскочил на ноги. Размахивая сияющим на солнце серебряным кофейником, он принялся напевно зазывать Джасмин поглядеть на его товар. Он упрашивал ее подобно тому, как любовник уговаривает робкую даму разделить с ним постель.

Вещица вызвала восхищение Джасмин. Полированный бок кофейника украшал маленький Глаз Гора, а покрытая причудливыми узорами ручка была выполнена в виде ладьи фараона. Томасу наверняка понравится. Джасмин принялась оживленно торговаться. Глаза лавочника заблестели, и он начал сбавлять цену. Торги продолжались до тех пор, пока цена не устроила обоих.

– Не представляю, где он сможет им воспользоваться, но мне нравится Веджат.[4] – Джасмин открыла кошелек, чтобы достать деньги.

Вдруг кто-то с силой толкнул ее, а грубые руки выхватили кошелек. Упав на землю, Джасмин вскрикнула, а потом вскочила на ноги, чтобы догнать вора. Торговец, раздосадованный тем, что не сможет получить денег, попытался схватить Джасмин за рукав, но она не обращала на него внимания.

Джасмин побежала за вором, но тот быстро затерялся в толпе. Тяжело дыша и ругая себя за неосмотрительность, девушка остановилась.

Ну ничего. В номере у нее остались деньги. К счастью, она не взяла с собой всю сумму, памятуя о том, что на улицах Каира промышляют карманники.

Джасмин отправилась назад в отель. Она взбежала по ступеням, недоумевая, почему швейцар нахмурился, увидев ее. Сунув руку в карман, чтобы достать ключ, Джасмин увидела идущего к ней управляющего и поспешила ему навстречу. Однако вместо привычной улыбки на его лице застыло холодное и даже угрожающее выражение.

– О, здравствуйте, мне нужно поговорить с вами. У меня только что украли кошелек, и, боюсь, в нем остался ключ от номера. Прошу вас, велите швейцару впустить меня.

– Вы не можете пройти в свой номер, – холодно произнес управляющий. – Уходите, пока я не вызвал полицию.

Рот Джасмин открылся от удивления.

– Как… но ведь я уеду из отеля только через две недели! Я живу здесь. Джасмин Тристан, помните?

– Я знаю, кто вы, и мне запрещено впускать вас в отель. – Управляющий презрительно фыркнул. – Если вы не уйдете сейчас же, я вынужден буду выпроводить вас силой. Так что не стоит устраивать сцен.

– Я племянница герцога Колдуэлла! – в отчаянии закричала Джасмин.

– Герцог уехал, а гости гостиницы жалуются, что вы пристаете к ним. Вас также видели с мужчиной, который собирался заплатить вам за ваши «услуги». Ступайте в другой отель и поищите другого «дядю».

– Но это ужасная ошибка.

Управляющий фыркнул.

– Если у вас есть какое-то удостоверение личности…

– У меня украли документы.

– Удобное оправдание. – Управляющий подозвал швейцара.

– Но моя одежда и деньга в номере. Отдайте их мне, – не сдавалась Джасмин.

Тот, кто украл ключ от номера, наверняка действовал быстро и украл все ее вещи. Вдруг Джасмин вспомнила о Томасе. Он наверняка сможет разобраться с этим недоразумением.

– Мне нужно послать записку в номер лорда Томаса Уолленфорда. Он скажет вам, кто я такая.

– Лорда Томаса здесь нет. Вы должны уйти. Сейчас же. – Рядом с управляющим тотчас появились два швейцара. – Будьте любезны, проводите эту леди до дверей, – приказал управляющий, сделав ударение на слове «леди».

Джасмин ударила швейцаров по рукам.

– Не смейте ко мне прикасаться! – как можно высокомернее потребовала она.

Девушка вышла из отеля и остановилась на террасе. Да, положение хуже некуда. В арабском платье, без денег и документов ей некуда было идти. Удостоверить личность можно лишь найдя кого-то из знакомых. Но Морроу и Ходжесы уехали в Луксор. Да и Томаса нигде не было видно.

При звуке знакомого смеха, доносящегося с улицы, у Джасмин гора с плеч свалилась. Наконец-то!

Томас разговаривал с цветочницей. Джасмин поспешила вниз по лестнице. На лице цветочницы отразилось разочарование, когда Джасмин потащила Томаса в сторону.

– Мне нужно поговорить с тобой, Томас. Я оказалась в очень неприятном положении. Меня обворовали на базаре в Хан-эль-Хали, а управляющий почему-то выгнал меня из отеля. Он думает, что я приехала с дядей Грэмом, потому что я его… э… он говорит, что я не должна находиться в отеле. Я сказала, что я племянница герцога, но мне не поверили!

Не сводя с Джасмин взгляда, Томас вертел в руках котелок. Он ничего не сказал, лишь как-то странно улыбался, словно знал какую-то тайну.

Внезапно Джасмин поняла.

– Ты знал об этом?

«Пожалуйста, скажи, что это неправда, пожалуйста…»

– Знал? – протянул Томас.

Он выглядел таким безразличным, таким холодным, что у Джасмин закружилась голова.

– Я оказалась в затруднительном положении, Томас, и это не смешно. Если ты решил сыграть со мной шутку, то перестань. Господи, управляющий сказал, что я пристаю к другим гостям. Он даже вспомнил о том человеке, который принял меня за продажную женщину. – Джасмин судорожно сглотнула, стараясь успокоиться.

– Я не могу попасть в номер, чтобы переодеться в английское платье. У меня нет документов, чтобы доказать, что я – это я, ведь у меня украли кошелек. У меня ничего нет, и я оказалась на улице. А теперь, может быть, ты проводишь меня в отель, чтобы меня не выгнали, как нищую попрошайку.

– Неприятно быть египетской нищенкой?

Сердце Джасмин упало. Она смотрела на Томаса так, словно видела его в первый раз. Как он мог? После того как проявлял такую нежность, так оберегал ее, Томас словно вдруг превратился в совершенно другого человека. Человека, которого Джасмин не хотела знать. Как он может быть таким жестоким и бессердечным?

– Тебе все равно? – спросила Джасмин, и ее голос сорвался. – Томас, неужели ты не понимаешь, что я говорю серьезно?

– Нужно быть более внимательной, Джасмин, – спокойно произнес он. – Тебе особенно. Это урок, который ты не скоро забудешь.

Значит, Томас ей не поможет. Джасмин лихорадочно думала, что же ей теперь делать.

– Я пойду в полицию. Пойду к сэру Элдону. Дядя Грэм встречался с ним, он мне поверит…

– Ты так считаешь? – Томас начал ходить вокруг Джасмин. – Еще одна история отчаявшейся, оставшейся без пенни женщины, заявляющей о том, что она обладает связями. Египтянка, занимающая скромное положение. Ты хотела стать египтянкой, и ты ею стала. Ты теперь ничем не лучше той цветочницы возле отеля. Только у нее в отличие от тебя есть источник дохода. – Наследник графа понизил голос. – Она согласилась разделить со мной постель, Джасмин. Она очаровательна, не правда ли? Думаю, я получу удовольствие… сорвав ее цветок. Есть что-то удивительное в отношениях с девственницами.

Жестокость его слов поразила Джасмин сильнее кинжала. Ей захотелось ударить Томаса. Джасмин отчаянно цеплялась за чувство собственного достоинства, не желая вести себя, как капризный ребенок. Можно ведь действовать иначе.

– Почему ты так поступаешь? – спросила девушка.

– Думаю, ты знаешь ответ.

– Но я… та колонка… все не так, как ты думаешь. Я изменила слова…

На лице Томаса возникло непроницаемое выражение, и он отмахнулся.

– Теперь это не имеет никакого значения. Теперь уже поздно что-либо исправлять, Джасмин. Мы прекрасно провели время, но сейчас меня ждут более важные дела.

Томас воспользовался ее доверчивостью, чтобы получить удовольствие, а потом бросил за ненадобностью. Как и его друзьям, ему не было до нее никакого дела.

– Вы негодяй, лорд Томас, – выдохнула Джасмин, еле сдерживаясь, чтобы не ударить его по этому самодовольному лицу. – А я-то считала вас последним порядочным человеком в Англии.

Улыбка Томаса стала еще шире, только теперь она была злой.

– Но ведь мы не в Англии, не так ли?

Развернувшись, Джасмин побежала по улице, не обращая внимания на его язвительный смех. Томас не стал ее догонять.

Спустя несколько минут она остановилась и обхватила себя руками. У нее нет ни денег, ни смены белья. Какое ужасное положение! И все из-за Томаса. Дрожа всем телом, Джасмин обессилено опустилась на ступеньки какого-то дома. Не ожидала она; что месть Томаса будет так страшна. Впрочем, выражение его лица в тот день, когда он получил телеграмму, должно было предупредить Джасмин, что вскоре разразится буря.

«Наверное, я этого заслуживаю, – печально подумала Джасмин. – И даже больше».

Да, все будет еще хуже. Денег нет. Идти некуда. Разве что в один из местных борделей.

Какая ирония судьбы! Джасмин едва не рассмеялась, оглядевшись вокруг. Поблизости находились развалины борделя, в котором она провела часть своего детства. Кеннет поджег его, после того как спас ее мать.

Родители! Она же может телеграфировать домой с просьбой выслать денег. Они ей помогут. Закрыв лицо ладонями, Джасмин засмеялась. Смех лучше, чем слезы. В своей летящей тунике, кожаных сандалиях и тонком шарфе, обмотанном вокруг головы, она выглядела как обычная египетская девушка. Значит, остается только просить милостыню.

Джасмин заставила свою гордость замолчать. Ей лишь нужно набрать денег, чтобы послать телеграмму. Натянув на лицо сияющую улыбку, она направилась в сторону базара, где постоянно толпились туристы. У поворота на улицу Джасмин протянула руку, прося подаяния у проходящего мимо англичанина.

Прошел час, и Джасмин охватило отчаяние. Никто не дал ей ни пенни, зато непристойные предложения следовали одно за другим. Если раньше Джасмин просила денег на поездку домой, то теперь она выдавала себя за молодую мать, которой нечем кормить ребенка. Но люди проходили мимо, не обращая на нее никакого внимания.

В конце улицы появился мужчина в костюме цвета хаки. Джасмин закрыла лицо шарфом и склонила голову. Все, это последний раз. Опустив глаза долу, она просительно вытянула ладонь.

– Пожалуйста, сэр, прошу вас. Мне нужно всего несколько шиллингов, чтобы накормить умирающую мать.

– Святые небеса, Джасмин, что ты делаешь?

Девушка замерла, узнав этот низкий голос. Она подняла голову.

– Уходите, лорд Томас. Разве у вас нет более важных дел – таких, как обольщение невинных цветочниц?

В словах девушки звучал гнев, и она отвернулась, но Томас взял ее за локоть.

– Идем со мной.

Это был приказ, которому Джасмин должна была повиноваться, потому что он больно схватил ее за руку и потащил за собой. Томас отвел Джасмин на тихую улицу, окруженную со всех сторон домами. Здесь не было видно ни торговцев, ни туристов. Повсюду валялись кучи мусора, и Джасмин затошнило от исходящей от них вони. Какое-то движение привлекло ее внимание. Некогда белая, а теперь посеревшая от грязи собака бежала в их сторону. Вышедшая на балкон женщина что-то прокричала и окатила собаку грязной водой из ведра. Взвизгнув, животное исчезло между домами.

«Я знаю, что ты чувствуешь», – подумала Джасмин.

– Ты совсем с ума сошла? Здесь очень опасно гулять. Что за глупость ты придумала? – строго вопрошал Томас.

Убрав с лица шарф, Джасмин вскинула голову и одарила Томаса ледяным взглядом.

– Я прошу у прохожих денег, потому что ты отказался помочь мне. А что еще мне делать? Меня обокрали, а управляющий отелем думает, что я проститутка. У меня нет иного выбора.

Темные брови мужчины сошлись на переносице.

– Что?

– Ох, не надо прикидываться. Мне нужны деньги, милостивый сэр, и если вы мне ничего не дадите, я попрошу кого-нибудь еще.

– О чем ты говоришь? Глупость какая-то.

– Запел по-другому, да? Что ты сказал мне в отеле? Ты же практически признался, что меня выкинули от туда с твоей подачи. Ты сказал, что преподал мне урок в отместку за то, что я писала свои колонки. Не отрицай этого, Томас.

К немалому изумлению Джасмин, на лице Томаса появилось виноватое выражение. Он закрыл глаза.

– О Господи… Значит, вот в чем дело. Джасмин, я не представлял, насколько далеко зашло…

– Итак, сэр, я всего лишь прошу вас дать мне денег, чтобы я могла телеграфировать родителям. Как только они пришлют мне нужную сумму, я верну долг. – Гордость Джасмин улетучилась под гневным взглядом Томаса. – Пожалуйста, – прошептала она. – Я достаточно просила сегодня. Просто сделай вид, что не знаешь меня, и уходи.

На щеках Томаса заиграли желваки, когда он отвел взгляд. О Господи, его губы сжались, как если бы он старался умерить гнев, Джасмин молчала, чувствуя, что надежда угасает с каждой секундой.

– Я дам тебе денег, если ты действительно этого хочешь.

Облегчение было столь велико, что у Джасмин подкосились ноги. А может, виной тому был голод. Ведь она выпила утром лишь чашку чаю.

– Спасибо. По приезде в Англию я верну тебе все сполна. Хотя ты ведешь себя очень странно, Томас. Я бы даже сказала, что видела сегодня двух разных человек – мужчину, которого знаю, и того жуткого незнакомца в отеле. Что на тебя нашло?

Томас смотрел на улицу, погруженный в размышления. Потом он вновь взглянул на Джасмин. Его взгляд был пронзительным и оценивающим. В нем читался расчет, совсем как в тот день, когда он выбирал лошадей.

– Нет, я не стану ждать, – медленно произнес он. – Ты расплатишься немедленно.

Сердце у Джасмин упало.

– У меня есть к тебе предложение. Это лучше возвращения в Англию. Вернуться домой, где никто не знает о том, что ты потерпела фиаско, хотя могла прославиться, став свидетелем того, как была найдена гробница Тутан-хамона? Ты в самом деле этого хочешь? Я думаю, нет.

Томас знал Джасмин слишком хорошо.

– Возможно, я все-таки вернусь в Англию, – с вызовом произнесла она. – Почему я должна думать о тех, кто копается в песке?

Взгляд, коим наградил ее Томас, заставил Джасмин почувствовать себя еще более жалкой. Он скрестил руки за спиной. Пешеходы наводнили улицу подобно нескончаемому потоку. Кое-кто из них с любопытством поглядывал на молодых людей. Краем глаза Джасмин заметила собаку, с надеждой взирающую на них из-за кучи мусора.

– Мне нужен личный слуга на время моего пребывания в Долине царей, – наконец сказал Томас. – Я не нашел никого, кто одинаково хорошо владел бы английским и арабским языками. Я оплачу твой обратный билет и положу хорошее жалованье. У тебя будет доступ к раскопкам. Ты сможешь записывать свои наблюдения и посылать их в Англию издателю. В обмен на это ты будешь исполнять обязанности моей прислуги. Стирать одежду, накрывать на стол, содержать мое жилище в чистоте и исполнять все, что бы я ни попросил. Ты понимаешь, Джасмин? Все, что я попрошу.

Джасмин отступила назад. Ее охватила такая ярость, что ей захотелось отвесить Томасу пощечину.

– Я не стану твоей любовницей.

– Конечно, нет, – произнес он, – Но ты станешь моей служанкой и будешь меня слушаться. Я думаю, немного унижения пойдет тебе на пользу.

– Ты снова ведешь себя ужасно, как тогда в отеле. Почему? Ответь.

Томас вновь окинул взглядом улицу. Он достал из кармана листок бумаги и протянул его Джасмин.

– Это колонка, которая будет опубликована в газете мистера Майерса на следующей неделе.

Джасмин в ужасе пробежала глазами по строчкам. Это была совсем не та статья, которую должен был опубликовать мистер Майерс и в которой она порочила собственную репутацию. Ничего подобного она вообще не писала.

Обеспокоенный взгляд Джасмин встретился со спокойным взглядом Томаса.

– Это ложь! Ты не соблазнял служанку Аманды в саду!

– Конечно, ложь. Но ведь никто об этом не знает. Зато теперь моя сестра спасена. Твоя колонка содержала гораздо более ужасные сплетни. Родители Ричарда пребывали в таком шоке, что заставляли его расторгнуть помолвку. Я предупреждал, чтобы ты не вредила моей семье. Ты чуть не погубила мою сестру, Джасмин. Она лишилась бы своего доброго имени – а это единственное, что действительно есть ценного у женщины. Я не мог этого допустить.

– Мистер Майерс никогда не напечатает эту чушь.

– Напечатает. Я заплатил ему кругленькую сумму за публикацию совсем другого материала, в котором стрелки переведены на меня. Я бы вообще не стал ничего предпринимать, но сплетни уже поползли. Люди начали подозревать бедняжку Мэнди, и я понял, что только статья, рассказывающая о моей скандальной связи, сможет заставить их замолчать.

Кровь отлила от лица Джасмин, когда Томас озвучил размер гонорара мистера Майерса.

Вот почему он так вел себя там, в отеле, когда Джасмин застала его с цветочницей. Его гнев был слишком силен, чтобы он захотел помочь ей. Джасмин стало стыдно.

– Я не собиралась допускать, чтобы скандальная колонка была напечатана! – закричала она.

– Но ведь это не имеет никакого значения, не так ли? – произнес Томас почти нежно. – Меня всегда называли хорошим бизнесменом, а хороший бизнесмен всегда возвращает долги. Ты задолжала мне, Джасмин. Моя мать отнеслась к тебе непростительно ужасно, но ведь ты сама приняла решение проникнуть на бал. Ты не оставила Мэнди шанса, когда опубликовала свою колонку.

Подойдя ближе, Томас гневно взглянул на Джасмин. Большой, устрашающий, он заставлял ее чувствовать себя мухой, попавшей в паутину.

– Я предупреждал тебя, что всегда защищаю принадлежащее мне. Ты не обратила внимания на мои слова. Однако у тебя по-прежнему остается выбор: работать на меня, или продолжать просить милостыню на улице. Уверяю тебя, я буду гораздо более понимающим и нежным хозяином, нежели кто-то другой.

– Никто не может быть моим хозяином, – огрызнулась Джасмин.

– У каждой женщины и у каждого мужчины есть хозяин, – возразил Томас, и Джасмин уловила в его голосе горечь.

– Я не стану вашей любовницей, лорд Томас.

– Пойми, Джасмин, я зол, но я хочу вновь увидеть тебя в своей постели. Я не стану тебе лгать. Не стану даже пытаться.

У Джасмин перехватило дыхание, когда Томас окинул ее обжигающим взглядом. Он действительно не лгал.

– Ты возьмешь меня помимо моей воли? – спросила она. «Как пытался это сделать другой», – с горечью подумала она, и ее сердце сжалось.

Томас покачал головой.

– Никогда. Все произойдет по обоюдному согласию. И поверь, Джас, ты снова придешь ко мне. Ты не можешь устоять передо мной, как не могу устоять перед тобой я.

– Тогда пусть мы оба будем прокляты, – прошептала Джасмин, пораженная в самое сердце.

– Да, будь мы оба прокляты, – повторил Томас.

– Но зачем тебе я, когда ты мог воспользоваться услугами очаровательной цветочницы? – спросила Джасмин. – Ведь ты уже пригласил ее к себе сегодня вечером. К тому же я уже не девственница. – Горло Джасмин болезненно сжалось. «Ты позаботился об этом, не так ли?»

Темные брови Томаса сомкнулись на переносице.

– А, ты об этом… Нет, она не придет, хотя я прослежу, чтобы ей компенсировали неудобство. Забудь о цветочнице. С этого самого момента ты будешь следовать за мной повсюду, как если бы была частью меня. Понятно? Ты постоянно будешь в поле моего зрения.

Забыв о гордости, Джасмин кивнула. Томас еще немного подумал, а потом, к изумлению Джасмин, по-арабски позвал пса, который тут же выглянул из подворотни.

– Он ждал меня, – пояснил Томас.

Наклонившись, Томас достал из кармана перепачканный сверток. Глаза Джасмин округлились от удивления, когда он развернул бумагу и высыпал на землю кучу объедков. Пес мгновенно проглотил угощение и благодарно лизнул руку Томаса.

На губах его заиграла искренняя улыбка.

– Я встретил его два дня назад, когда впервые пришел сюда. С тех пор я подкармливаю его и ищу ему хозяина. И уже, кажется, нашел. У одного из официантов есть сынишка, которому очень хочется белую собаку. Он верит, что белая собака приносит удачу.

– Пес кажется таким потерянным, – рассеянно произнесла Джасмин, озадаченная резкой переменой настроения своего собеседника.

– Как и все мы. – Он выпрямился и отряхнул руки. – Идем.

Позволив Томасу взять себя за локоть, Джасмин последовала за ним. Но когда они покинули улицу, Джасмин вдруг словно громом поразило: что Томас делал здесь два дня назад?

Томас вышел в ночь. Его кожаные сандалии ступали почти неслышно. Он уверенно шел по лабиринту улиц. Его голову венчал белоснежный тюрбан, а шелковая джеллаба свидетельствовала о богатстве. Сегодня он оделся так, чтобы слиться с местным населением. Томасу было важно остаться неузнанным.

Джасмин спала. Он сопроводил ее в отель, единственным взглядом заставив замолчать бормочущего извинения управляющего. В гостинице было безопаснее, чем на корабле. Кроме того, Томас щедро заплатил ночному портье, чтобы тот охранял номер Джасмин. Безразличный взгляд девушки был для Томаса сродни удару. Ему ужасно хотелось приласкать ее и успокоить, но у него было более важное дело, которое не терпело отлагательств. Томасу необходимо было выяснить личность того, кто охотился за Джасмин.

Томас направлялся в исламский район Каира, петляя по запутанному лабиринту Хан-эль-Хали. В этот час на улицах почти не было туристов. С наступлением темноты город выглядел зловеще. Большинство лавочек было закрыто, и в городе орудовали воры, а то и того хуже.

Рука Томаса коснулась серебряной рукоятки кривого арабского кинжала, висящего на поясе, Джабари обучил его мастерству владения этим смертоносным оружием. Кинжал был незаметен постороннему глазу в отличие от винтовки, которую Томас повсюду носил с собой с момента первого покушения на Джасмин. При мысли о ней на губах его заиграла улыбка. Теперь они поменялись ролями, и Томас скрывался под арабской одеждой, совсем как Джасмин, старающаяся сохранить инкогнито на балу с помощью английского платья. Главное – смешаться с толпой.

Информация, которую Томас собирался получить, избавит его от подозрений, мучивших с того самого дня, когда на Джасмин было совершено первое покушение. Он ничего не сказал ей, но в ту злосчастную ночь он заметил лицо человека, которого не должно было быть на борту парохода и вообще в Египте. Тогда Томас приписал эту встречу своему разыгравшемуся воображению. Сегодня же он узнает правду.

Свернув с площади Эль-Хуссейн в узкий переулок, Томас ускорил шаги. Окна небольшой кофейни тускло освещали часть переулка. Молодой человек помедлил, давая глазам привыкнуть к свету, а потом вошел внутрь.

Стеклянные лампы, стоящие на низеньких крутых столах, излучали неяркий свет. В воздухе клубился сизый дым. Висящие на стенах зеркала были затянуты паутиной, а потолок пожелтел от табачного дыма. Четверо мужчин, одетых в белые галабийя и тюбетейки, сидели на разбросанных по полу подушках. Они курили кальян и тихо разговаривали.

В самом углу Томас увидел араба с окладистой бородой, одетого в голубую джеллабу и темный тюрбан. Перед ним стояла крошечная фарфоровая чашка. Томас направился к его столу, вежливо приветствуя присутствующих. Он опустился на потрепанную подушку напротив бородатого араба. Их стол стоял достаточно далеко от остальных и вполне подходил для приватной беседы.

Угрюмый официант принес кофейник с крепким турецким кофе и еще одну чашку размером с наперсток. Томас налил себе кофе и сделал небольшой глоток, наслаждаясь насыщенным вкусом.

– Что у вас есть для меня? – спросил он.

Бородач осторожно огляделся. Затем он выудил из своей котомки листок бумаги и подвинул его Томасу.

Молодой человек напряженно сжался, пробежав глазами отчет, а потом смял бумагу, снедаемый недоверием.

– Этого не может быть. Наверное, ошибка.

– Никакой ошибки. У человека, передавшего эту информацию, нет причины лгать. Кроме того, ему щедро заплатили, – тихо произнес бородач.

Недоверие сменилось гневом. Его подозрения оправдались: родители – в особенности мать – лгали ему. Получив информацию, Томас еще раз удостоверился, что верно вычислил личность того, кто покушался на жизнь Джасмин.

Томас глубоко вдохнул, чтобы успокоиться. В каждой тени он видел врага, готового в любой момент нанести удар, и теперь этот враг обрел лицо. Эта мысль причиняла Томасу такие муки, словно в его грудь уже вонзился обоюдоострый кинжал. А теперь пора спешить назад в отель, пока не случилось что-то ужасное. Оставляя Джасмин хотя бы на минуту, он подвергал ее смертельной опасности. Даже если он привяжет ее к себе, ему придется не спускать с нее глаз. Но важнее всего держать ее в неведении, иначе она захочет взять расследование в свои руки и тем самым подвергнет себя еще большей опасности. Пока Джасмин ни о чем не подозревала, ведь он вынудил ее отправиться с ним на раскопки в качестве служанки. Придется продолжить этот фарс.

– Спасибо, – произнес Томас по-арабски. – Да хранит вас Аллах.

– Пусть Господь хранит и вас, мой друг, – на чистейшем английском языке ответил бородач. Он выглядел как настоящий египтянин. На деле же был англичанином, служившим его величеству в Каире.

Достав из кошелька, привязанного к поясу, несколько монет, Томас бросил их на стол. Звон монет показался ему невероятно громким. Он кивнул курящим, а затем вышел на улицу так же тихо, как и вошел. Покидая кофейню, Томас выглядел обеспокоенным, как никогда.

Глава 24

Большую часть дня Джасмин проводила в одиночестве и чувствовала себя пленницей. Только однажды к ней пришла портниха, чтобы снять мерки для новой одежды.

Вечером доставили новую одежду: английские платья, мягкие широкополые шляпы, шелковые сорочки. Джасмин задумчиво перебирала обновки. Как странно, что теперь Томас хотел, чтобы она одевалась как англичанка, в то время как раньше настаивал на обратном.

Наконец Томас, высокомерный, как паша, позвал Джасмин в гостиную. Пылая в душе от гнева, Джасмин стояла перед ним, пока слуги суетились вокруг, упаковывая его вещи. Лорд Томас сидел в удобном кресле у окна. На выложенном мозаикой столике стояла чашка с чаем и лежали газеты. Но Томас даже не предложил Джасмин сесть.

– Я хочу обсудить с тобой твои обязанности. Мы отплываем завтра утром. Я нанял драгомана[5] Хамида-эль-Хуссейна, который будет исполнять обязанности гида. Капитан уверяет, что ветер в час отплытия будет попутным. Путешествие займет примерно две недели. Я планирую останавливаться время от времени, чтобы осмотреть окрестности.

Джасмин просияла при мысли о том, что у нее появится возможность обследовать холмы в поисках древних захоронений. Но радость оказалась преждевременной. По мере того как Томас перечислял ее обязанности, девушку охватывало смятение. Ей запрещалось покидать борт корабля, если ее не сопровождал Томас. Дни Джасмин были расписаны по минутам. Она должна была помогать стюардам прибираться в апартаментах Томаса, каждый вечер готовить ему пижаму и следить за тем, чтобы шампанское было хорошенько охлаждено. Глаза Джасмин подернулись поволокой.

– А я должна докладывать тебе, если вдруг захочу попить? Или ты прикажешь мне пить из Нила?

Холодный блеск в глазах Томаса предупредил Джасмин, что она зашла слишком далеко. Ей пришлось прикусить язык.

– Когда мы приедем в Луксор, я буду жить не на «Царице Нила», потому что забронировал апартаменты в Зимнем дворце. – Томас посмотрел на Джасмин из-под полуприкрытых век. – Каждое утро, если я захочу посетить долину, капитан будет присылать лодку, которая будет ожидать моего возвращения.

– Не хочешь платить за переправу, – с сарказмом произнесла девушка. – Становишься прижимистым? Закажете на сэкономленные еще шампанского, сэр?

В глазах Томаса вспыхнул гнев, который тут же пропал.

– Ты будешь сопровождать меня каждый раз, когда я захочу съездить в долину. Можешь брать с собой тетради и записывать наблюдения. Но только до тех пор, пока я рядом. Тебе будет позволено принимать участие в раскопках, но только до тех пор, пока я остаюсь рядом с тобой. Это ясно?

Радость смешалась в душе Джасмин с беспокойством. По крайней мере, у нее будет возможность достигнуть поставленной цели. Только вот что она будет делать ночью? Раз Томас будет жить в отеле, а она на борту корабля, значит, ей придется оставаться со слугами. Джасмин предпочла бы ночевать в отеле. По крайней мере, там убийца не заберется на борт, держа в зубах нож, и не зарежет ее под покровом ночи.

Но она должна быть смелой.

– Хочешь, чтобы служащие докладывали тебе каждое утро о положении дел?

– Ты не будешь ночевать на корабле. Я снял для тебя номер рядом со своим. Он был занят, но я щедро заплатил управляющему, чтобы тот переселил постояльцев.

Испытав облегчение, Джасмин пробормотала слова благодарности.

– Ну и конечно, иногда среди ночи мне могут потребоваться твои услуги.

Джасмин ошеломленно посмотрела на Томаса.

– Если мне захочется выпить чего-нибудь холодного, ты должна принести напиток мне в номер. Будешь чистить мои ботинки. Каждое утро мой костюм должен висеть возле постели, воротнички должны сверкать белизной. Галстуки должны быть идеальны. – Томас замолчал, сцепив пальцы. Он был наделен властью и ожидал, что его приказы будут выполняться беспрекословно. – А пока ты должна выгладить мой парадный сюртук, потому что я ужинаю сегодня с одним антикваром и еще несколькими важными людьми.

– Понятно, – вздохнула Джасмин. – Может, хотите, чтобы я притащила для вас ванну, сэр?

– Если хочешь, можешь помочь мне купаться.

Щеки девушки залил густой румянен. Прижав ладони к пылающему лицу, Джасмин отвернулась, надеясь скрыть от Томаса выражение лица. Но тот лишь рассмеялся у нее за спиной.

– Э… нет… я… пойду гладить ваш сюртук. – Джасмин выскочила из гостиной, а Томас продолжат смеяться ей вслед.

Путешественники отплыли из Каира без приключений. «Царица Нила» была отличным парусным судном. Томас предоставил Джасмин отдельную каюту, чтобы той не пришлось спать вместе с обслуживающим персоналом. Обстановка каюты приятно удивила девушку. В углу стояла большая кровать с балдахином. Рядом располагались туалетный столик красного дерева с зеркалом и шкаф для одежды. Здесь даже была ванна из розового мрамора, инкрустированная золотом, в которой с легкостью могли поместиться два человека.

Джасмин обеспокоилась, узнав, что комната для купания соединена с апартаментами Томаса, расположенными по соседству.

На палубе стояли красно-белые полосатые кресла и обеденный стол. Пол кают-компании устилал персидский ковер, прямоугольные окна обрамляли тяжелые шторы из темно-красного бархата, забранные золотыми шнурами. Вдоль каждой стены стояли диваны с узорами из белых и красных цветов. Посреди кают-компании располагался стол.

Обстановку довершат небольшой столик из клена, на котором складывали корреспонденцию. Когда у нее выдавалась свободная минута, Джасмин писала здесь свои статьи, покусывая кончик карандаша и мечтательно рассматривая проплывающие мимо берега. Не успевала она написать один параграф, как ее уже звал повар, готовящий ужин, или же экономка просила вымыть полы.

Джасмин почти не разговаривала с Томасом. Казалось, их длительному путешествию вверх по течению реки не будет конца. Поймав попутный ветер, корабль медленно продвигался вперед. Несколько раз команде приходилось высаживаться на берег и тащить корабль на тросах, когда наступал штиль. Джасмин беседовала с гидом, которому нравилось говорить с ней по-английски. Молча подавала Томасу еду, молча мыла посуду и прибиралась в каюте Томаса. Если в пустыне он содержал свой шатер в идеальном порядке, то теперь в его каюте валялась разбросанная в беспорядке одежда, словно здесь недавно бушевала буря.

Сегодня, прибираясь в каюте Томаса, Джасмин подняла с пола его рубашку. Она поднесла ее к лицу и вдохнула такой знакомый аромат кожи, одеколона и мужчины. Того самого мужчины, с которым ее тело некогда сплеталось воедино. Она принадлежала ему в те драгоценные ночи.

Хватит. Она больше ему не служанка.

– Чем это ты занимаешься?

Джасмин виновато опустила рубашку. Томас стоял в дверях, и его темные брови сурово сошлись на переносице.

– Я же велел тебе прибраться у меня в каюте. Поторапливайся, потому что тебе еще стирать мои рубашки. От того, что ты их нюхаешь, они не станут чище.

– Я просто удивлялась тому, как человек, за которого все делают другие, умудрился так испачкаться, – не осталась в долгу Джасмин. – От твоей рубашки воняет, как от верблюда, десять дней шедшего по пустыне.

Джасмин бросила рубашку на кучу грязного белья и подошла к туалетному столику, чтобы смахнуть с него пыль. На глаза ей попался маленький амулет с запаянным в середине Коричневым Скорпионом. Джасмин взяла амулет в руки.

Томас с ленивой грацией пересек каюту и провел рукой по амулету, слегка коснувшись ее пальцев. Джасмин судорожно вздохнула.

Дыхание Томаса стало прерывистым, когда он посмотрел на нее. Он провел пальцем по ее щеке.

– Ты испачкалась, – тихо сказал он. – Как трубочист.

– В самом деле? – выдохнула Джасмин. Их губы были так близко, что почти соприкасались.

Рот Томаса приоткрылся. Но потом он убрал руку, развернулся и сунул ее в карман.

– Убирайся из моей каюты, Джасмин, – хрипло произнес он. – Я хочу остаться один.

Джасмин бросила тряпку на бюро и удалилась.

«Убирайся из моей каюты, Скорпион. И из моего сердца. Я изгоню тебя из своих желаний». Опустив голову, Томас схватился за край бюро. Святые небеса, все оказалось гораздо сложнее, чем он предполагал. Томас хотел преподать Джасмин урок, не отпуская ее от себя ни на минуту, чтобы вовремя успеть защитить. Но вместо этого наказывал себя.

Как, черт возьми, он сможет это вынести? Ее близость, нежный женский аромат, само ее существование?

Но она была рядом, потому что только так он мог присматривать за ней. Если бы Джасмин вернулась в Англию, могло бы произойти что-нибудь ужасное. Томас содрогнулся, представив, как Джасмин падает за борт и тонет в холодной пучине океана.

И все же он сомневался, что дело примет подобный оборот. Интуиция подсказывала ему, что человек, совершивший все эти покушения на Джасмин, не хотел ее смерти. Пока. Каждый раз ей оставляли возможность спастись. И когда ее столкнули в реку, и когда украли кошелек. Гораздо проще было бы просто подойти и вонзить в сердце нож. По спине Томаса пробежал холодок. Неизвестный играл с Джасмин так уверенно, словно был кошкой, а она – мышкой, попавшей в мышеловку. Этот человек хотел помучить ее. И возможно, в конце концов, все-таки убить.

У Томаса были основания подозревать одного человека. Только вот доказательств не было. А пока его первоочередной задачей было не отпускать от себя Джасмин. Обслуживающий персонал тщательно подбирался его надежным другом, живущим в Каире. Томас щедро платил слугам. Кроме того, каждому из них были даны четкие указания не спускать с Джасмин глаз. Проверить, на что они способны, можно будет, только если на девушку опять совершат покушение. На корабле она была в безопасности, а вот на берегу могло произойти что угодно.

Томас подошел к туалетному столику, выдвинул нижний ящик и достал из него пистолет. Зарядив его, он заткнул пистолет за пояс вместе с серебряным кинжалом, подаренным ему Джабари. Теперь, когда он был вооружен, пришло время проверить свою теорию. Вскоре им предстоит очередная остановка. Вот тогда-то он и попытается сделать это. Бени-Хассан был наводнен туристами. Томас высадится на берег и возьмет Джасмин с собой. Среди каменных захоронений она станет превосходной мишенью, если кто-то действительно неотступно следует за ними.

Утром они остановились возле населенного пункта Бени-Хассан. Дорические колонный развалины древней арабской деревни, разрушенной Моххамедом Али, не интересовали Томаса. Он собирался посетить захоронения, взяв с собой Джасмин. И прихватив пистолет и кинжал. Джасмин просияла от радости, когда Томас сообщил об экскурсии.

Босоногие мальчишки с криками бегали по улицам деревни. Улыбнувшись, Джасмин помахала им рукой. Дорога, петляющая меж глинобитных домов, выстроенных прямо на развалинах древнего поселения, вела к захоронениям. Проходя вдоль ровных рядов каменных могил, выдолбленных в известняковых горах, можно было прочитать историю города. Глаза Джасмин горели от восторга, когда молодые люди ехали вверх по горам. Томас же напряженно молчал, оглядывая пустынные окрестности в поисках врагов. Невдалеке небольшими группами бродили туристы. Здесь было очень легко остаться незамеченным, смешавшись с толпой.

Местные жители выгодно сдавали в аренду своих осликов, покорно семенящих по непрерывно поднимающимся вверх склонам. Ниже уровня темно-желтых песков простирались плодородные поля и спокойные воды Нила. Обжигающее солнце висело в пронзительно голубом небе.

Томас и Джасмин спешились. Сухие каменистые горы были так же безмятежны, как и украшенные богатой резьбой могилы. Впереди виднелись песчаные вихри. Молодые люди бродили среди захоронений, причем Томас старался держаться за спиной у Джасмин. Похоже, никто их не преследовал. Джасмин делала записи и восхищенно вскрикивала при виде прекрасно сохранившихся фресок.

Когда они подошли к гробнице Хети, Томас напрягся, и по его рукам побежали мурашки. Ему знакомо было это ощущение, которого он уже давно не испытывал. Томас незаметно положил руку на рукоятку пистолета, следуя за Джасмин в гробницу.

Гробница Хети, обозначенная под номером семнадцать, представляла собой огромный полупустой зал. С потолка спускались две тонкие, вырезанные в виде лотоса колонны. Расставленные в гробнице лампы освещали картины из повседневной жизни, нарисованные на стенах. На самой дальней стене были изображены люди, выращивающие виноград и делающие вино.

Убранство гробницы привело Джасмин в восторг.

– Посмотри, как это восхитительно, Цезарь! Я чувствую себя так, словно перенеслась на тысячу лет назад. Только представь, что вино, которое они делали, все еще существует.

Несмотря на мрачные предчувствия, Томас улыбнулся. Его развеселил не столько энтузиазм Джасмин, сколько тот факт, что она вновь употребляла придуманное в детстве прозвище. Она была настолько взволнована, что ее щеки залил восхитительный нежный румянец, а карие глаза горели огнем.

– Думаю, оно не слишком вкусное.

– Посмотри, это Хети и его жена. – Джасмин указала на изображение царя и царицы. – О, она такая красивая!

«Ты прекраснее любой древней фрески», – подумал Томас, опьяненный красотой Джасмин. Он восхищенно наблюдал за тем, как она закусила похожую на лепесток розы нижнюю губу и трогательно сдвинула шелковистые брови.

– Потрясающе, – произнес Томас, еле сдерживаясь, чтобы не дотронуться до Джасмин. – Идем, нам пора.

– Сейчас. – Джасмин принялась что-то записывать в своей тетради.

Еще минута в этой пропахшей плесенью душной гробнице, и он не сможет сдержаться. Заскрежетав зубами, Томас взял ее за руку.

– Идем.

Он вывел ее наружу, зажмурившись от ослепительного солнца. Мимо бродили люди, но никто не показался Томасу подозрительным. Возможно, у него просто разыгралось воображение. Томас отпустил руку девушки, и та захлопнула тетрадь.

О Господи, как же ему хотелось прижать ее спиной к стене гробницы, поднять юбки и погрузиться во влажные, гостеприимные глубины ее лона, а потом любить ее до тех пор, пока она не вскрикнет. Эхо ее крика понеслось бы под сводами гробницы подобно крику царицы, занимающейся любовью со своим мужем Хети. Томас потянул за слишком тугой воротничок и отвернулся к каменной стене, сделав вид, что рассматривает ее. На самом же деле он выжидал, пока ослабеет возбуждение.

Сможет ли он продолжать в том же духе, когда Джасмин постоянно находится рядом? Отвлекаться подобным образом было очень приятно, но Джасмин заставляла его забыть о том, что на данный момент наиболее важно – о ее безопасности.

Джасмин еле слышно вскрикнула.

– Нет… этого просто не может быть.

Холодок пробежал по спине Томаса.

– Что такое?

– Мне кажется, я увидела… нет, это невозможно. – Девушка пожала плечами. – Наверное, это просто игра воображения.

Но Томас знал, кого именно она увидела. Он обеспокоено огляделся по сторонам.

– Идем, – приказал он, таща Джасмин к дороге, в то время как его правая рука сжимала пистолет. Когда они спешили вниз по унылому склону к берегу, Томас с трудом подавил желание обернуться. Он знал, что за ними наблюдают.

* * *

Спустя несколько дней корабль путешественников бросил якорь в гавани Луксора, прямо напротив Зимнего дворца. Апартаменты Джасмин оказались довольно удобными и имели выход на небольшой балкон. Прямо напротив отеля сверкал в лучах восходящего солнца купол самого знаменитого храма Луксора. На древних каменных стенах плясали золотистые тени. Джасмин ужасно хотелось рассмотреть все поближе, но на сегодняшнее утро Томас запланировал поездку в Долину царей. При мысли об этом сердце девушки начинало биться быстрее.

Раздался стук в дверь. Джасмин открыла. На пороге стоял Томас, сурово сдвинувший брови.

– Ты не должна открывать дверь первому попавшемуся.

Уязвленная, Джасмин гневно посмотрела на молодого человека.

– Ты прав, не должна. – С этими словами она захлопнула дверь, а спустя мгновение уже еле сдерживала смех. Томас кричал из-за двери, что он уходит и ей лучше поторопиться, но Джасмин лишь продолжала смеяться.

Спустя пару минут в дверь снова постучали.

– Кто там? – спросила Джасмин.

– Обслуживание номеров, – раздался высокий женский голос.

Распахнув дверь, Джасмин выглянула в коридор. Никого. Озадаченная, она вышла.

В этот самый момент чья-то сильная рука грубо схватила ее за талию, а мозолистая ладонь зажала ей рот. Джасмин в ужасе принялась вырываться. Ладонь неизвестного, затаскивающего девушку назад в комнату, глушила ее крики. Державший Джасмин человек что-то пробормотал по-арабски и захлопнул ногой дверь. Джасмин перестала сопротивляться, сделав вид, что лишилась чувств. Почувствовав, что негодяй ослабил хватку, девушка изо всех сил ударила его локтем в солнечное сплетение. Мужчина даже не согнулся, но, тем не менее, отпустил ее.

Резко развернувшись, Джасмин уже занесла ногу, чтобы ударить незнакомца в пах, но тот закрылся руками.

– Прошу тебя ради моих будущих наследников, не надо, – взмолился знакомый голос.

Ошеломленная Джасмин смотрела на Томаса. Ее сердце по-прежнему отчаянно колотилось.

– Я хотел преподать тебе урок. Нельзя открывать дверь никому, кроме меня. Кем бы гость ни представился. Это опасный город. Я сделал так, чтобы обслуживающий персонал отеля входил в твои апартаменты только в присутствии моих собственных слуг. А ты открываешь дверь, только если слышишь мой голос. Если тебе что-нибудь нужно, спроси у меня. Это понятно?

Джасмин медленно кивнула, стараясь унять сердцебиение. Томас провел рукой по волосам.

– А теперь собирайся. Мы едем к месту раскопок. Я лайду за тобой через час.

– Почему ты так защищаешь меня, Томас? Ты знаешь что-то, чего не знаю я?

Сначала Томас ничего не ответил, но потом отвел взгляд.

– Ты узнаешь все в свое время. А пока собирайся.

В Долину царей Томас и Джасмин отправились верхом на небольших серых осликах. Джасмин полной грудью вдыхала знойный воздух. Широкополая белая шляпа защищала ее глаза от палящего солнца.

Томас ехал позади Джасмин. Процессию возглавлял драгоман. С обеих сторон их окружали лишь отвесные скалы.

Когда процессия достигла места назначения, драгоман взял осла Джасмин под уздцы, помогая девушке спешиться. Слуги принялись разбивать походный шатер, внутрь которого поставили раскладной стол и стулья. С удивительной быстротой они распаковали корзины, а потом расставили на столе стаканы, тарелки с печеньем и кувшин с прохладным лимонадом.

На месте раскопок царило оживление. Мужчины, одетые в галабийя, едва прикрывавшие лодыжки, и светлые тюрбаны, напевно переговаривались между собой. В руках босоногих работников мелькали кирки, вонзающиеся в испещренную острыми камнями землю. Некоторые сняли верхнюю одежду и работали теперь в одних шароварах. В толпе мужчин мелькал мальчишка с огромным бурдюком, наполненным водой, за плечами и привязанной к поясу кружкой.

Здесь присутствовали несколько европейцев. В частности, супружеская пара из Германии с дочерью. Белокурой девочке на вид было лет шестнадцать.

Положив на колени лист бумаги, Джасмин принялась делать наброски. Томас отошел в сторону, чтобы поприветствовать высокого молодого человека, надзиравшего за работами, но драгоман продолжал стоять за спиной Джасмин.

Девушка подняла голову.

– Со мной все в порядке. Можете идти по своим делам.

– Мое дело – это вы, мисс, – почтительно произнес мужчина. – Молодой лорд приказал мне неотлучно находиться подле вас.

Сбитая с толку, Джасмин прикусила кончик карандаша. Томас кивнул молодому человеку, с которым разговаривал, и оба пошли прочь. Девушка стала наблюдать за происходящим.

Работники долбили землю, заставляя ее выдать давно канувшее в Лету сокровище. Осколки камней и песок грузили в плетеные корзины. Мальчишки, стоявшие рядом, оттаскивали эти корзины в сторону. Они сновали взад и вперед, образуя некое подобие белой гусеницы, расположившейся посреди долины.

Джасмин нахмурилась, увидев мужчин с хлыстами в руках. Они время от времени пускали их в ход, когда видели, что движение «гусеницы» замедляется. Джасмин поинтересовалась у Али, кто они такие.

– У каждой группы есть надсмотрщик, – был ответ.

В долине царила невыносимая жара. Пыль, поднимаемая ветром, наполняла воздух. Один из надсмотрщиков что-то выкрикнул, и работа остановилась. Томас присоединился к Джасмин. Он налил себе стакан лимонада и сделал глоток, поглядывая на девушку.

На языке у Джасмин вертелось слишком много вопросов. Но она удовлетворилась расспросами о раскопках.

Работники уселись на земле и принялись за принесенную с собой еду. Разложив на земле помидоры, лук и хлеб, они разговаривали и смеялись.

После недолгого обеда землекопы вернулись к работе, На место раскопок прибыли новые наблюдатели. Томас остался рядом с Джасмин, обеспокоено оглядываясь по сторонам.

– Дэвис умеет устроить представление. Он любит общаться с богатыми, наделенными властью людьми. Именно поэтому я получил доступ в долину, – рассеянно заметил он, глядя на дочку супругов-немцев.

Джасмин заметила, как молодой египтянин, несущий корзину с землей, тоже посмотрел на белокурую немку. Та одарила его робкой улыбкой, наполненной обещаниями и надеждой. Молодой человек споткнулся, едва не выронив корзину.

Томас проследил за взглядом Джасмин.

– Они влюблены. Эдуард сказал мне. Он наблюдал за ними.

Джасмин нахмурилась.

– Бедняги. Это ни к чему не приведет. Он египтянин, а она такая… Белокожая. Богатая. Желанная в любом обществе, – произнесла девушка вслух.

– Не думаю, – тихо возразил Томас. – Он так трогательно восхищается ею. А как она смотрит на него! Они оба так молоды и независимы от окружающего их мира.

Молодой человек с корзиной прошел мимо них, сопровождаемый очаровательной блондинкой. Томас схватил Джасмин за руку.

– Идем, я покажу тебе кое-что, чтобы ты не была такой циничной.

Они зашли за холщовый навес. Молодой египтянин отирал с лица грязь и смотрел на девушку, которая ускользнула от бдительного взгляда родителей. Египтянин робко взял ее за руку и нежно поцеловал белую, как молоко, ладонь.

В горле Джасмин встал ком. Благоговейное выражение глаз молодого египтянина и восхищение, написанное на лице девушки, заставляли ее верить, что подобное возможно.

Когда они вернулись на свои места, Томас погрузился в размышления.

– Завидую их надежде. Для них имеют значение только их чувства. Они не думают ни об общепринятых правилах поведения, ни о будущем. Живут радостью одного дня и думают лишь о том, как остаться наедине.

– Все это очень печально. Ведь скоро они поймут, что жизнь не поощряет проявления подобных чувств, а уничтожает их, как молот – хрустальный бокал. Египтянина ждет лишь разбитое сердце. – Джасмин безразлично пожала плечами, чтобы скрыть переполнявшую ее тоску.

Томас как-то странно посмотрел на нее:

– А девушку?

– О, думаю, она вскоре забудет его и будет жить дальше, когда ее родители вернутся в Европу к своим теннисным кортам и скачкам. Девушка принадлежит к высшему сословию. Она потеряет свою первую любовь из виду, и вскоре та станет лишь воспоминанием…

Внезапно поблизости раздался громкий крик:

– Они нашли ее! Гробницу Тутанхамона.

Глава 25

Просто удивительно, как быстро все изменилось. Мгновенно приехавший к месту раскопок Дэвис объявил, что найдена настоящая гробница Тутанхамона. Неистовый коротышка с кустистыми бакенбардами и плещущим через край высокомерием, финансирующий раскопки, пребывал в лихорадочном возбуждении. Он был уверен в своей правоте.

В последующие несколько дней место раскопок наводнилось людьми. Потребовался не один день, чтобы очистить древнее захоронение от песка и камней. И тут всех ожидало разочарование. Гробница не только оказалась пустой, но и была разрушена проникающей в нее на протяжении многих тысяч лет дождевой водой.

Охваченные всеобщим возбуждением, Джасмин с Томасом часто приезжали на раскопки. Спустя несколько дней после этой находки Дэвис подошел к Томасу и пожал ему руку. Томас вежливо представил ему Джасмин, но Дэвис не обратил на девушку никакого внимания. Побеседовав с Томасом, он пригласил его на ужин.

Теодор Дэвис приглашал лишь заслуживающих внимания людей – элиту общества. Он даже не удостоил Джасмин взглядом, и девушка ощутила себя невидимкой. Ее вновь проигнорировали. В который раз.

Однако Томас несказанно удивил ее. Положив руку на ее талию, он легонько подтолкнул ее вперед.

– Спасибо, Тедди. Но сегодня я ужинаю с мисс Тристан.

Дэвис бросил на девушку мимолетный взгляд.

– Уже занят, да? Ты пропустишь изысканное угощение.

Джасмин оцепенело смотрела вслед уходящему Дэвису.

– Мы ужинаем вместе? С каких это пор? – спросила она у Томаса.

– С тех пор, как я это решил.

– И когда ты собирался сообщить мне об этом выдающемся событии?

– Джас, я твой работодатель, Я уже говорил, что ты должна исполнять все мои приказания. Теперь я приказываю тебе отведать со мной восхитительный бифштекс, выпить отличного французского вина и насладиться кулинарными изысками моего повара. – В его глазах плясали озорные искорки, от чего он выглядел беззаботным мальчишкой.

– И терпеть твое общество. Что ж, ослушаться я не имею права, – ответила Джасмин, тяжело вздохнув, словно Томас намеревался запереть ее в пропахшей плесенью гробнице.

Томас легонько щелкнул ее по носу.

– Действительно не можешь. А теперь идем, посмотрим на гробницу.

Когда они подошли туда, часовой, охраняющий вход, почтительно кивнул Томасу. Он сообщил, что внизу никого нет.

Джасмин с сомнением посмотрела на спускающиеся в темноту ступени.

– А это не опасно?

– Конечно, нет. Разве я повел бы тебя туда, где подстерегает опасность? – Томас подал девушке одну лампу, а сам взял другую.

Призвав на помощь всю свою смелость, Джасмин последовала за ним. Свет с трудом развеивал мрак по мере того, как они спускались в мрачные глубины гробницы. На каменных стенах плясали тени, отбрасываемые лампами. Каменная лестница заканчивалась небольшой площадкой, за которой следовал еще ряд ступеней. Джасмин облизала губы. В ноздри ударил запах плесени и сырости – воздух был заперт здесь на протяжении нескольких тысяч лет.

Собравшись с силами, Джасмин пошла за Томасом. Он излучал такую уверенность и силу духа, что она приободрилась. Когда они достигли первой комнаты, энтузиазм Джасмин мог уже сравниться с его собственным. Это было ее наследие, место ее рождения, ее страна с богатой историей, населенная гордыми людьми. Раскрыв альбом, Джасмин принялась зарисовывать богов, в гордых позах стоящих вдоль стен. Исис во всем своем величии. Гор, Хатор – покровительница коров, и Осирис – царь загробного мира.

Томас рассматривал портрет фараона, стоящего рядом с Анубисом – проводником в царство мертвых.

– Тедди похваляется, что это и есть гробница Тутанхамона, но я все еще сомневаюсь. Насколько я знаю иероглифы… Все это не похоже на его картуш. – При виде озадаченного взгляда Джасмин Томас пояснил: – Картуш – это символ, указывающий на присутствие царя. Ну, что-то вроде личной печати.

Обширные знания Томаса поразили девушку. Вместе они принялись осматривать гробницу. Помещение украшало шесть внушительных колонн. Саркофаг из красного гранита был пуст. Для захоронения великого царя помещение выглядело слишком простым и совершенно пустым. Дэвис уже поднял на поверхность несколько кувшинов, лодки, стулья, фаянсовые четки и кушетку, выполненную в виде львицы.

Огромное изображение Осириса, повелителя царства мертвых, почти полностью покрывало дальнюю стену. Молодые люди подошли к нему ближе, и Томас завел разговор о египетской мифологии. Внезапно Джасмин пришла в голову одна мысль. Фреска была впечатляющей, но и саркофаг тоже. Она закрыла глаза и представила себе лежащего в нем мертвого царя и кучу грабителей, тянущих руки к его мумии. Да, на читателей опустевший саркофаг произведет неизгладимое впечатление. Было в нем что-то печальное. Ведь его обладатель сгинул навсегда.

– Мне кажется, эта гробница недоделана, – задумчиво произнес Томас. – Я сомневаюсь, что царь когда-либо лежат здесь.

Размышления Джасмин нашли свое подтверждение. Но ведь она могла импровизировать. Представить, как все было. Томас взглянул на Джасмин.

– Я хочу вернуться в первый зал и получше рассмотреть фрески. Ты со мной?

– Я хочу зарисовать это помещение, чтобы потом детально описать в статье.

Одобрительная улыбка Томаса наполнила сердце Джасмин теплом. И все же она напомнила себе, что между нею и Томасом больше никогда ничего не будет.

– Тебе не стоит оставаться здесь в одиночестве.

– Здесь безопасно. Тут нет никого, кроме нас, а на входе стоит часовой.

– И все же будь осторожна и не задерживайся надолго, – произнес Томас и пошел назад.

Оставшаяся в одиночестве Джасмин вдруг ощутила приступ клаустрофобии. Она судорожно втянула носом воздух и закашлялась, когда в легкие попала пыль. Девушка решила побыстрее все зарисовать и присоединиться к Томасу.

«Я ненавижу темноту и замкнутые пространства, но… Только посмотрите на это! Что скажут мои читатели, когда я опишу им гробницу, простоявшую под землей на протяжении тысяч лет?»

Джасмин подошла к саркофагу и коснулась рукой древнего камня, из которого он был изготовлен. Она наклонилась, чтобы заглянуть внутрь, когда за ее спиной раздался шум.

– Томас? – позвала девушка.

В тот же самый момент холодные грубые руки схватили ее за шею и сжали. Джасмин попыталась вздохнуть и принялась отчаянно лягаться. Перед ее глазами поплыли темные круги. Еще немного, и она умрет. Но, черт возьми, она не сдастся без боя! Джасмин рванулась, с силой ударив острым локтем в мягкую плоть. В ответ раздалось гневное бормотание. Пальцы, сжимавшие ее шею, слегка ослабили хватку, и Джасмин, воспользовавшись случаем, дико закричала.

Томас рассматривал стены гробницы, восхищаясь искусными портретами древних египетских божеств. Золотые, ослепительно-белые и коричневые краски не потускнели за столько тысячелетий. Древние боги и богини взирали на него со стен пустой гробницы в молчаливом величии.

Жаль, что фараона не нашли, но все равно гробница была великолепна. Томас представил художников и зодчих, трудившихся над ее убранством. Наверняка они пролили на жаре не меньше пота, чем те, кто пытался эту гробницу отыскать.

Внезапно под каменными сводами прокатилось эхо душераздирающего крика. Томас выронил из рук камень и помчался к Джасмин. Она сидела на полу, судорожно ловя ртом воздух. Даже в тусклом свете лампы Томас сумел рассмотреть багровые отметины на ее шее. Сердце Томаса сжалось от ужаса.

Поставив лампу на пол, он осторожно дотронулся до плеча девушки.

– Джас, что случилось?

– Кто-то пытался меня задушить, – с трудом произнесла Джасмин. – Я… я рассматривала саркофаг, когда услышала за спиной шум. Я подумала, что это ты. А потом кто-то схватил меня за шею… О Господи!

– Теперь все позади, – попытался успокоить девушку Томас. Дьявол, как скверно. Он вдруг понял, насколько они уязвимы. Одни в темной гробнице, окруженные со всех сторон камнем. Кто-то пытался убить Джасмин. Томас услышал быстрые приглушенные шаги. Понизив голос, он обратился к Джасмин:

– Я вытащу тебя отсюда.

Он помог девушке подняться и взял в руки лампу. Томас ощутил знакомый, но такой непривычный для этого места аромат и принюхался.

– Ты пользуешься духами?

– Я никогда… – Голос Джасмин сорвался, когда она втянула носом воздух.

Они оба узнали аромат – женские духи, слишком тяжелые и насыщенные.

– Идем, – прошептал Томас, потянув Джасмин за руку.

Джасмин охватила паника. Ей казалось, что стены гробницы медленно сходятся, намереваясь ее раздавить. «А ведь эта гробница чуть не стала моей могилой», – подумала девушка. Путешествие по коридорам показалось ей мучительно долгим, и она старалась не оглядываться. Человек, ответственный за предыдущие покушения, все еще преследовал ее. Наконец они с Томасом достигли последнего ряда ступеней и выбрались на поверхность. Им в лицо ударил свежий ветерок, и Джасмин сделала несколько глубоких вдохов. Молодых людей поприветствовал часовой.

– Кто-нибудь заходил в гробницу в последние несколько минут? – грозно спросил Томас по-арабски.

– Нет, сахиб. Только вы и красивая молодая леди. Томас попытался порасспросить часового, но тот все отрицал. Потом хитрец намекнул, что несколько фунтов, возможно, развязали бы ему язык.

С круглыми от ужаса глазами часовой наблюдал за тем, как Томас достал из кармана пистолет, направил на него и произнес:

– Это все, что я могу тебе дать, дружище. Заикаясь от страха, часовой поведал о том, что ему заплатили, чтобы он ненадолго оставил свой пост перед тем; как пришел Томас и его спутница. Когда Томас взвел курок, часовой взмолился о пощаде и добавил, что заплативший ему человек был англичанином. На нем было черное арабское платье, но говорил он с акцентом.

Поняв, что он выжал из часового все, что можно. Томас убрал пистолет, а потом обнял Джасмин за талию и повел ее к поджидавшим ослам.

Они молча ехали по долине. Джасмин была благодарна Томасу за то, что тот предусмотрительно взял с собой оружие. Подъехав к конюшне, молодые люди передали своих ослов слуге. Когда их лодка отплыла от берега, Джасмин задумалась о том, что произошло в гробнице.

– Томас, женщина не могла напасть на меня. У нападающего были мозолистые руки. Как у рабочего. Это были руки мужчины. Но почему он пытался задушить меня?

Томас коснулся пальцем синяков на шее девушки.

– Пытался? Да он почти преуспел.

– Но ведь ничего не случилось. И это меня удивляет. Воспользовавшись ножом, он добился бы большего успеха. Есть и другие способы быстро разделаться с человеком. Я читала о них в романах. Нож, пуля в лоб – громко, но зато быстро. Яд.

Томас прижат палец к губам девушки.

– Отвратительно, когда мы начинаем говорить о твоей смерти. Меня волнует лишь то, как защитить тебя, Джас. У нападающего ничего не получилось, потому что он, очевидно, знал, что я рядом. И я приложу все усилия, чтобы больше не отпускать тебя от себя. С этого самого момента ты ни на секунду не останешься одна.

Внезапно в сознании Джасмин что-то щелкнуло, как если бы с окна вдруг сняли занавеску, впустив в комнату ослепительный солнечный свет.

– Ты не собирался отпускать меня в Англию, так ведь? Ты хотел оставить меня здесь, рядом с собой.

Прежде чем Томас кивнул, Джасмин поняла, что он специально сделал ее своей служанкой, чтобы она постоянно находилась рядом. А все потому, что он предчувствовал что-то нехорошее.

– Томас, что ты знаешь? Что вообще происходит?

– Я еще не уверен. – Томас нахмурился. – У меня есть кое-какие подозрения, но нет доказательств. Я пока не могу тебе ничего сказать. Не сейчас.

На лице Томаса возникло странное выражение, очень напоминающее стыд. Он судорожно сглотнул.

– Джасмин, мне нужно кое-что тебе сказать. Мое поведение возле отеля… все те мерзости, что я тебе наговорил… Прости меня за грубость. Я был… не в себе.

– Наверное, у тебя были основания сердиться на меня, – вздохнув, ответила Джасмин. – Я знаю, что-то ужасное пробудило в твоей душе гнев.

– Я злился не на тебя, Джас, – мягко произнес Томас. – Я все расскажу тебе, но не сейчас. Поверь мне. Ты мне веришь?

Джасмин кивнула, и ее губы тронула еле заметная улыбка.

– Я верю тебе, Цезарь. Тебе, одному из немногих, я могу верить. Но с другой стороны, твои друзья наверняка желают отделаться от меня. Мне пришло в голову, что человек, желающий мне смерти, может быть одним из них. Содержание тех записок, что я получала в Англии, было довольно недвусмысленным.

Томас напряженно молчал, а потом произнес:

– В Англии? Ты хочешь сказать, что все это началось не на пароходе?

– Я думала, что мне не стоит пока никому ничего рассказывать. Тогда мне все это казалось… не важным.

Лицо Томаса исказилось от гнева.

– Джасмин, кто-то пытался убить тебя еще в Англии, и ты говоришь, что это не важно?

Щеки девушки залил румянец.

– О Господи, опять. Я опять употребила неверное слово. Мне было… слишком стыдно говорить об этом с тобой или дядей Грэмом. А еще я боялась, что он отошлет меня домой, а я пока не могу возвратиться. Кроме того, все эти покушения были какими-то… неловкими. Если кто-то действительно хотел меня убить, то почему не выбрал более действенный способ?

Томас положил руки на плечи девушки и мягко произнес:

– Джас, да Бог с ним со всем. Расскажи мне о записках.

Джасмин все рассказала, опустив лишь тот факт, что автор записок обвинял ее в смерти Найджела. Томас слушал, и в его душе закипала ярость.

– Ты должна была рассказать мне об этом раньше.

– Я не могла. Не хотела, чтобы кто-то об этом знал.

– Думаешь, я не понял бы? Или не обратил на твои слова внимания? Мне небезразлично все, что происходит с тобой. Все серьезнее, чем ты думаешь.

Сердце Джасмин отчаянно колотилось. Легкий шепот ветра разносился у подножия холмов, вздымая подол ее платья и играя с непослушным темным локоном, упавшим на лоб. Зеленые глаза Томаса сверкали, точно освещенные солнцем.

– В самом деле, Томас? – еле слышно прошептала Джасмин.

Ладонь Томаса легла на ее щеку.

– Да, Джас. Я люблю тебя. И уже давно. Я больше не могу этого отрицать.

Томас нежно склонился к ней. Его поцелуй был легким, как дуновение обвевающего влюбленных ветра. Молодой человек некоторое время стоял, уткнувшись лбом в лоб Джасмин.

Потом он отстранился, и его улыбка померкла.

– Идем, – отрывисто бросил он. – Чем раньше ты окажешься в отеле, тем лучше.

Глава 26

С балкона номера Томаса открывался восхитительный вид на Нил. Фелюки плыли на север – ослепительно белые на фоне голубого неба. Над Долиной царей висела жара. Клонящееся к горизонту солнце отбрасывало на Луксор причудливые тени.

Слишком взбудораженный, чтобы наслаждаться открывающимися красотами, Томас расхаживал по комнате. Разве сможет он поделиться информацией с Джасмин, когда его подозрения еще не получили подтверждения? Его предположения были столь фантастичны, что даже ему самому с трудом в них верилось. Более того – они были слишком ужасны. Томас сжал кулаки, снедаемый негодованием.

Он раздумывал над личностью нападавшего, учитывая при этом каждую мелочь. Камень в парке мог бросить Оукли. Он ненавидел Джасмин.

Человек, которого Томас заметил среди развалин несколько дней назад, был не Оукли, а тот, кого не должно было здесь быть. Он провел рукой по волосам. Ну и что теперь делать?

Слуга принес серебряный поднос с виноградом, гранатами и апельсинами, налил в резной хрустальный бокал красного вина. Две фарфоровые тарелки и тяжелые серебряные приборы довершали убранство стола.

Кивнув, Томас отпустил слуг и некоторое время наблюдал за игрой света и тени в пальмовых, деревьях. Виднеющаяся в отдалении долина резко контрастировала с рисовыми плантациями и сочными зелеными полями, со всех сторон обнимающими Нил. Величественная река спокойно катила свои воды. Такое же спокойствие царило вокруг. В отличие от гробницы, таящей в себе опасность, отель казался настоящей крепостью.

Томас наблюдал за тем, как на город спускается ночь. Из-за горящих внизу огней звезды рассмотреть было трудно, но в долине они мерцали и переливались, подобно бриллиантам, рассыпанным на черном бархатном покрывале. В Англии, где небо зимой было затянуто желтым туманом, их блеск никогда не был таким ярким и чистым.

Вскоре пришла Джасмин. Пока они ужинали, солнце опустилось за горизонт. Говядина была очень вкусна, французское вино восхитительно, но Джасмин почти не притронулась к еде. С чего бы?

Джасмин отодвинула стул и поднялась из-за стола.

– Все чудесно, но у меня никак не выходит из головы произошедшее в гробнице. Мне бы хотелось… хотелось… – Голос Джасмин сорвался.

Подойдя к девушке, Томас ласково положил руки ей на плечи.

– Что, дорогая? Скажи, что я могу для тебя сделать? Джасмин с сомнением посмотрела на него.

– Ты говорил правду, Цезарь? Обо мне? О том, что любишь меня? Это ты хотел сохранить в секрете?

Томас коснулся щеки Джасмин.

– Посмотри на меня.

Он вышел на балкон и, перегнувшись через ограждение, сложил ладони рупором:

– Вы слышите меня? Слушайте все! Я люблю эту женщину! Томас Уолленфорд любит Джасмин Тристан!

Джасмин рассмеялась, когда Томас с улыбкой повернулся к ней.

– Вот видишь, я сказал это по-английски. Или ты предпочитаешь арабский?

Горячая чувственная волна окатила Томаса, когда Джасмин облизала губы.

– Ты нужен мне, Цезарь. Заставь меня забыть о плохом. Люби меня, как раньше, – прошептала девушка.

Взяв Джасмин за руку, Томас втянул ее назад в комнату.

– Черт возьми, и ты нужна мне, – пробормотал он. – Мне недостаточно только видеть тебя. Мне нужно касаться тебя, ощущать твой вкус. Мне нужно обладать тобой, Джас. И я ничего не могу с собой поделать. Ты для меня словно дождь в пустыне.

Томас коснулся щеки Джасмин и с мечтательной улыбкой на губах притянул к себе. Его поцелуй был теплым, гостеприимным и опьяняющим. Дрожь пробежала по телу Джасмин, когда она восхищенно посмотрела на образовавшуюся на брюках его выпуклость. На нее, на нее одну было направлено это сумасшедшее необузданное желание. Она ощущала всю силу своей власти над Томасом. Ошеломляющее отличие этого мужественного и необузданного любовника от холодного высокомерного графа возбуждало Джасмин. Все выглядело так, словно Томас снял с себя маску, позволив Джасмин увидеть прячущегося под ней страстного мужчину.

Оторванные пуговицы рубашки покатились по полу. Тяжело дыша, она смотрела, как раздевается Томас, а потом принялась снимать собственную одежду дрожащими от нетерпения руками. Обхватив Джасмин за затылок и зарывшись пальцами в густые, черные как вороново крыло волосы, Томас страстно поцеловал ее. Это был наполненный страстью поцелуй собственника, и Джасмин едва не растворилась в нем. Прижав ее к стене, Томас с перекошенным от желания лицом задрал ее юбки. Джасмин выгнулась ему навстречу. Расстегнув пуговицы брюк, Томас выпустил на волю трепещущую плоть.

Джасмин едва сдержала стон, когда он вошел в нее одним порывистым движением. Горячая твердая плоть вонзилась в ее тело, и Джасмин закричала. Томас осыпал поцелуями ее лицо, глаза, губы, словно ждал этого момента всю свою жизнь. Два тела сплелись в одно. Страсть вырвалась на свободу, прогоняя поселившееся в душе Джасмин одиночество. Вот он, ее мир, наконец-то она обрела его.

Обвив шею мужчины руками, она притянула его к себе, ища поцелуя. Томас поцеловал ее и возобновил движения, погружаясь все глубже и глубже. Никогда еще Джасмин не испытывала такого первобытного чувства. Ее ноги, обвившиеся вокруг бедер Томаса, дрожали. Неконтролируемая страсть была такой же земной и горячей, как ее родная пустыня.

Пальцы Джасмин впились в плечи Томаса. Чувствуя приближение развязки, девушка укусила его за плечо, впившись зубами в тугие мышцы. В ответ мужчина так сильно вошел в Джасмин, что та охнула и содрогнулась. Томас смотрел на нее. Вены на ее шее вздулись, ноздри трепетали, грудь тяжело вздымалась. Томас застонал, содрогнувшись всем телом.

Дрожа и прерывисто дыша, оба они не двигались несколько минут, а потом Томас опустил девушку на пол. Она сползла по стене, и юбки упали следом за ней, подобно лепесткам цветов. Джасмин жадно наблюдала за тем, как Томас приглаживает растрепавшиеся волосы.

Сняв одежду, влюбленные отправились в постель. Сплетясь в объятиях, они прислушивались к постепенно успокаивающемуся сердцебиению друг друга.

На Томаса, прижимающего к себе Джасмин, снизошло умиротворение. Девушка была такой теплой и нежной – истинное воплощение женственности. Рука мужчины собственнически покоилась на ее груди. Сквозь полуоткрытое окно виднелось расцвеченное звездами небо. Ничто не могло быть совершеннее египетской ночи и Джасмин в его объятиях. Томас чувствовал себя так, словно в его жизни все наконец-то обрело смысл и встало на свое место. Последняя деталь – и разрозненная мозаика превратилась в произведение искусства. Джасмин украла его сердце, которое Томас долго прятал в своей душе подобно тому, как скорпион прячется за камнем.

Да, они создали восхитительный маленький оазис в центре этих роскошных апартаментов. Здесь, спрятавшиеся от всего мира, они любили друг друга. Томас знал, что это ненадолго. Это восхитительный сон, а сны рано или поздно заканчиваются. Но пока он будет жадно брать то, что может, наслаждаться каждым моментом, проведенным в этом оазисе с Джасмин.

Томас приподнял темную копну волос Джасмин и посмотрел на ужасные синяки, обезображивающие ее безупречно гладкую кожу. Он нежно прикоснулся к ним губами в попытке унять боль. Шевельнувшись, Джасмин потерлась своими шелковистыми ягодицами о его чресла. Томаса тотчас же охватило возбуждение. Он провел рукой по спине Джасмин и начал осыпать ее поцелуями.

Длинные темные ресницы дрогнули, и Джасмин пробудилась с сонной улыбкой на лице. Томас легонько укусил ее за шею, а потом поцеловал. Он покрыл поцелуями грудь Джасмин и наконец обхватил губами превратившийся в тугую бусину сосок. Томас легонько пощекотал его языком, с удовольствием наблюдая, как нетерпеливо заерзала лежащая рядом с ним Джасмин. Он коснулся рукой ее лона. Влажное и горячее. Не в силах больше сдерживаться, Томас раздвинул коленом дрожащие бедра.

Он погрузился в ее шелковистые глубины, и с его губ сорвался стон. Приподнявшись на руках, Томас посмотрел в охваченное страстью лицо Джасмин, на щеках которой выступил восхитительный румянец.

– Иди ко мне, Джас, – выдохнул он. – Иди ко мне, моя сияющая звезда.

Стон вырвался из горла Джасмин. Томас смотрел на возлюбленную, переполняемый мужской гордостью. Господи, как же она прекрасна, как охотно откликается на его ласки. Она принадлежит ему. Только ему.

Томас почувствовал, как сжимается вокруг его плоти ее лоно и, войдя в нее последний раз, со стоном содрогнулся.

С гулко бьющимся сердцем Томас перекатился на бок, увлекая Джасмин за собой. Обнимая любимую, он ласково гладил ее волосы.

– Я не хочу тебя отпускать, – хрипло произнес он.

– Давай все оставим как есть, – ответила девушка, прижимаясь к Томасу.

Томас продолжал гладить ее волосы, снедаемый чувством вины. Ведь ему придется отпустить ее, когда они вернутся из Египта. Сможет ли он удержать Джасмин подле себя? Сможет ли заставить свое окружение принять ее, как принял ее он?

Томас не мог думать об этом сейчас. Но у него впереди еще достаточно времени.

Джасмин появилась из ванной, окруженная облаком пара. Накинув на плечи свободный халат из ярко-голубого шелка, она подошла к распахнутой балконной двери и принялась неторопливо расчесывать свои блестящие пышные волосы. С улицы раздавалось пение муэдзина,[6] приветствующего в своей молитве рождение нового дня. С мечтательной улыбкой на губах Джасмин тихонько запела.

Это была арабская песня о девушке, тоскующей по своему возлюбленному. Приподнявшись на локтях, Томас наблюдал за тем, как щетка в руках поющей Джасмин опускается на волосы в такт завораживающей мелодии. Околдованный волшебным голосом, Томас лежал, не в силах пошевелиться. Он мог только смотреть и слушать. Джасмин, его прекрасная Джасмин, подчинила его своей власти. В ее голосе слышался плач по потерянному возлюбленному. Закрыв глаза, девушка посылала в открытое окно скорбную песнь о возлюбленном, рядом с которым она никогда не сможет быть, и о сладких объятиях, потерянных навсегда.

Горло Томаса сжалось от переполнявших его эмоций. Он встал с постели, подошел к Джасмин и обнял ее за талию. Девушка прильнула к нему.

– Пока ты в моих объятиях, никто не посмеет причинить тебе зло, – произнес Томас с плохо скрываемым волнением. Он прижался щекой к волосам девушки, наслаждаясь ее близостью.

– Ты сумел сделать так, что я забыла об окружающем мире и обо всех своих несчастьях. Я чувствую себя в безопасности рядом с тобой, Томас.

– Я запру тебя здесь навсегда, если это поможет спасти тебя.

– До тех пор, пока не придется уезжать, – заметили Джасмин. – А тот, кто желает мне смерти, все еще здесь. Думаешь, это один из твоих друзей, Цезарь? Представляешь, как сильно он меня ненавидит, если предпочитает, чтобы я оказалась в могиле, а не рядом с тобой? Это делает нашу связь весьма опасной.

– Это не связь, – пробормотал Томас, поглаживая щеку девушки. – Любовная связь – это то, что скрывают от всех.

– А разве у нас не так? Давай посмотрим правде в глаза. У наших отношений нет будущего.

– Но пока что есть прекрасное настоящее.

– Все это пустая трата слов. Как в парке. – Улыбки Джасмин померкла.

– О чем ты, любовь моя?

– Я должна сказать тебе кое-что. О записках, о содержащихся в них угрозах. И об истинной причине гибели твоего брата.

Томас напрягся.

– Найджела сбросила лошадь, и он умер от полученных ран.

– Ты не знаешь, почему так случилось. – Джасмин высвободилась из объятий Томаса. – Все из-за меня. Это моя вина. Я убила твоего брата.

Глава 27

Это невозможно. У Томаса закружилась голова, и он с трудом нашел в себе силы, чтобы заговорить.

– Рассказывай – приказал он.

– Тогда, ночью в парке… Я думаю, там был кто-то из твоих друзей. Кто бы это ни был, он обвиняет меня в смерти Найджела.

Томас смотрел на опущенные плечи Джасмин.

– Это случилось спустя два дня после того, как ты купил у дяди Грэма арабского скакуна. Ты прислал мне записку с просьбой выйти ночью в парк, чтобы прокатиться вместе. Ты раздразнил меня, написав, что твоя лошадь лучше. Я не смогла устоять и согласилась.

– Я не писал ничего подобного.

– Знаю. Я догадалась об этом потом. Записку послан твой брат.

– Я говорил ему, чтобы он никуда не ездил той ночью, – хрипло произнес Томас. – Он не справился бы с Шебой. Но он был пьян.

Джасмин положила руку на подоконник. Томас с трудом мог расслышать ее слова, так тяжело ей было говорить:

– Он позвал меня, и я побежала к нему. Я не сомневалась, что это был ты, а не Найджел. Я слушала стихи, и это было так романтично. Лунный свет. Красивые слова. Какой же глупой я была! Я думала, что его комплименты идут от чистого сердца. Но я ошибалась.

Томаса охватила ревность. Джасмин и Найджел? Но он, не произнося ни слова, ждал продолжения.

– Он обнял меня и поцеловал. И тут я поняла, что это не ты. Все неправильно. Я увидела, что это Найджел. Он был пьян. Он сказал, что Египет завораживает его так же, как я. Найджел сказал мне: «Мать называет тебя Коричневым Скорпионом, но она не знает, что этот Коричневый Скорпион таит в себе ключ к настоящему сокровищу. И я хочу обладать им». А потом он стал грубо приставать ко мне, и мы поссорились. Он сделался таким… отвратительным. Я никогда не видела, чтобы кто-то пребывал в таком гневе.

– Что в твоих словах так его разозлило?

– Я сказала, что ни за что не пошла бы в парк на свидание с ним. Потому что он не ты, и никогда не станет таким, как ты. Потому что ты – совершенство.

От этих слов по спине Томаса пробежал холодок. А Джасмин продолжала:

– Найджел сказал, что только шлюхи выходят из дома в столь поздний час и что я, должно быть, такая и есть. Очаровательная коричневая египетская шлюха. Он сказал, всем известно, что происходит с такими, как я.

– Джас, – хрипло позвал Томас.

Девушка обернулась, и Томас увидел в свете утра, как в ее глазах блеснули слезы. Слезы, которых она не пыталась скрыть.

– Он разорвал на мне платье. Какая ирония, да? Так же поступила его мать – твоя мать на балу. Что за привычка у членов твоей семьи – рвать на мне одежду? Только Найджелом двигали иные устремления. Я достаточно сильная, но он оказался сильнее. Он требовал еще одного поцелуя. – В темных глазах Джасмин появилось какое-то затравленное выражение. – Мне некому было пожаловаться. Да, мой дядя – герцог, но все вокруг знают, что у него нет никакого влияния, потому что все считают его не от мира сего. В отличие от Найджела и твоей семьи. Он сказал, что просто хотел немного развлечься. Что в этом такого? Именно тогда я его ударила.

Джасмин подняла голову, и в ее глазах вспыхнул гнев. Яркий, как сияющая на небе звезда.

– У меня никогда не было мужчины… ты это знаешь. – Девушка невесело усмехнулась. – Но я знала наверняка, как причинить ему боль. Я ударила его между ног.

– Умница, детка, – тихо произнес Томас, в груди которого закипала ярость. Ему хотелось прижать Джасмин к груди, но он не решался прервать ее.

– И что произошло?

Джасмин горько рассмеялась.

– Найджел грязно выругался. Я побежала, но он закричал на меня. Я сказала ему, чтобы не смел ко мне прикасаться. Но твой брат, спотыкаясь, побежал к лошади. Я видела, что он не в состоянии ехать верхом, и просила его остановиться, но он не слушал. Найджел поскакал, и я услышала… услышала… – Джасмин судорожно сглотнула. – Я услышала, как лошадь упала, а Найджел закричал. О Господи, что это был за крик. Ему было так больно. Я побежала на улицу, чтобы позвать кого-нибудь на помощь. А потом я ушла, обрадованная тем, что меня никто не узнал. Но, очевидно, я ошиблась.

Томас сжал кулаки. Ярость и печаль разрывали его душу.

– Вот о чем говорилось в записках. Это из-за меня он так обезумел. Если бы я не пошла к Найджелу тогда ночью, приняв его за тебя… он все еще был бы жив. – Джасмин замолчала, уставившись в окно. – Этот случай должен был остановить меня. Мне не стоило больше пытаться стать своей в высшем обществе. Но он лишь укрепил мою решимость. Я думала, глупо, самонадеянно, что если я стану одной из вас, то ничего подобного больше не повторится.

– Джас, – хрипло произнес Томас. – О, любимая… как ты ошибалась. Я мог бы убить его за то, что он сделал.

Джасмин подняла на Томаса наполненные слезами глаза.

– Слишком поздно, – всхлипывая, выдохнула она. – Он умер. Разве ты не понимаешь, Томас? Я пошла бы в парк только ради тебя. Я с самого детства была безумно влюблена в тебя. – Ее голос сорвался на шепот. – Ты не такой, как он, Томас. Совсем не такой. Но он был так похож на тебя в ту ночь. Ведь вы… были близнецами.

Томас опустил руки. О Господи, Джасмин думала, что той ночью в парк пришел он. И с готовностью побежала навстречу. Найджел попытался изнасиловать ее. Ярость обуяла Томаса. Найджел едва не погубил его любимую.

Томас позволил ей выплакаться, сжимая в объятиях, в то время как его самого закружил вихрь эмоций и чувств. Он покрывал легкими успокаивающими поцелуями ее щеки, губы, подбородок, шею, ложбинку на горле. Джасмин прильнула к нему и запрокинула голову, а Томас все продолжал ласкать ее. Он подарил ей поцелуй, которого она жаждала той ночью в парке. Но решил не останавливаться на этом.

Томас спустил с изящных плеч Джасмин халат, и тот с легким шорохом упал к ее ногам. Подхватив Джасмин, Томас опустил ее на постель, не переставая целовать. Его губы спустились по груди и обхватили выпуклый сосок.

Переплетя свои пальцы с пальцами Джасмин, Томас вошел в нее медленно, почти благоговейно. Он покорял ее своей нежностью, словно старался стереть из памяти события той ночи. Томас смотрел на нее, когда его тело соединялось с ее телом. Он хотел, чтобы она помнила его. Только его. И никого другого.

Томас не был Найджелом, хотя женщины и пытались их сравнивать. После этого дня Джасмин никогда больше не вспомнит о его брате. Он будет ласкать ее так, что все кошмары, связанные с Найджелом, уйдут прочь из ее жизни.

Томас поцеловал Джасмин, продолжая входить в нее. Она застонала и приподняла бедра ему навстречу.

– Произнеси мое имя, Джас, – мягко приказал Томас. – Произнеси его. Произнеси.

– Томас, о, Томас! – зарыдала Джасмин, прижимаясь к нему и выгибаясь, когда ее тело пронзило острое наслаждение.

Спустя несколько часов, когда Джасмин дремала, Томас подошел к окну, погруженный в мысли. Картинка не складывалась.

Найджел сказал Джасмин, что Египет его завораживает. Ложь. Единственная поездка в Египет перед смертью несказанно утомила его. А упоминание о Коричневом Скорпионе, являющемся ключом к сокровищу? Джасмин, безусловно, настоящее сокровище, но…

Внезапно Томаса осенило, и он тихо выругался. Порывшись в вещах, валяющихся на полу, он достал из кармана брюк амулет. Нет, это невозможно. И все же…

Взвесив амулет на ладони, Томас принялся рассматривать его на свет. На столе рядом с вазой, наполненной апельсинами, лежал нож. Взяв его, Томас принялся скрести поверхность амулета, и, к его изумлению, она начала шелушиться. Камень был покрыт краской.

Томас поскреб еще, и вскоре под краской промелькнуло что-то зеленое и какие-то надписи. У Томаса перехватило дыхание. Амулет оказался вовсе не подделкой.

Легкое прикосновение к щеке пробудило Джасмин ото сна. Заморгав, она сонно улыбнулась своему возлюбленному, который выглядел мрачнее тучи.

– Джас, мне нужно оставить тебя ненадолго, но я распорядился, чтобы апартаменты охраняли. Оставайся в моем номере. Здесь безопасно.

Джасмин слушала, пока Томас рассказывал о своем открытии.

– Эдуард вместе с Дэвисом в Долине царей, а я не хочу, чтобы Дэвис узнал о моей находке. В храме Хатшеп-сут работает еще один археолог. Мы условились встретиться. Мне нужно получить информацию о происхождении этого амулета.

– Я поеду с тобой.

– Нет. Ты будешь в большей безопасности, если останешься здесь.

– Но ведь ко мне это имеет такое же непосредственное отношение, как к тебе, Томас. Пожалуйста.

Проведя рукой по волосам, Томас вздохнул:

– Ну хорошо. Только не отходи от меня ни на шаг.

Спустя несколько часов они были уже у храма. Джасмин чувствовала невероятное облегчение – ведь она рассказала, наконец, Томасу о том, какую роль сыграла в гибели Найджела. Но он до сих пор ничего не знал о ее детстве. Но рано или поздно ему станет известно и это. Прошлое больше не преследовало Джасмин, но она должна во всем признаться Томасу перед тем, как он вернется в Англию и прочитает обо всем в газетах.

Производящий неизгладимое впечатление трехъярусный храм располагался в самом высоком месте долины. Сегодня он был закрыт для посещений, потому что в нем работал археолог. Он должен был встретиться с Томасом ровно в три часа пополудни. Когда молодые люди поднялись по высоким каменным ступеням, Джасмин глубоко вздохнула.

– Прежде чем придет археолог, я должна сказать тебе еще кое-что, – начала она.

Томас спокойно посмотрел на нее. О Господи, да это будет сложнее, чем она думала. Но она должна сделать это прежде, чем растеряет всю смелость. Прежде, чем потеряет свое сердце. Если он проклянет ее после того, что услышит, значит, так тому и быть.

– Я подкинула мистеру Майерсу более громкий скандал, нежели разоблачение твоей сестры. В своей следующей колонке я положу себя на алтарь общественного мнения. – Джасмин отвернулась, не в силах выдержать испытующего взгляда Томаса. – Я написала ее, чтобы переключить внимание с твоей сестры на себя, сказав, что читатель был введен в заблуждение, чтобы отложить публикацию настоящего скандала. Я расскажу о своем авторстве и своем прошлом.

Я изложила все так, чтобы не опорочить свою мать. Я поведаю о том, что ей сказали, будто я… умерла вскоре после рождения. На самом же деле меня выкрали, чтобы продать в… – голос Джасмин сорвался от стыда, – чтобы продать в бордель. Мать не подозревала о моем существовании, пока мне не исполнилось семь лет. Уже в этом возрасте меня начали готовить к будущей жизни в борделе. Мою лучшую подругу, она была чуть старше, уже продали какому-то мужчине, и я больше не видела ее. – Голос Джасмин звучал хрипло от переполнявших ее эмоций. – Так что видишь, я дала твоему окружению возможность заклеймить меня позором раз и навсегда. Твоя мать назвала меня как-то египетской проституткой. Правда в том, что меня хотели сделать такой до тех пор, пока мама и отчим не вызволили из этого ада.

– Джас, посмотри на меня, – произнес Томас. Его голос звучал очень ласково.

Но Джасмин не могла, не хотела увидеть на его лице отвращение, не хотела прочитать в его глазах, что его окружение оказалось право в своих суждениях о ее происхождении.

Две теплые ладони легли на плечи Джасмин, заставляя ее обернуться. Томас приподнял подбородок девушки, чтобы она смогла встретить его полный нежности взгляд.

– Я знаю. Все знаю, любовь моя.

Слезы затмили взор Джасмин. Она ничего не могла понять.

– И эта статья никогда не выйдет в свет. Я уничтожил ее.

– Не понимаю.

Мрачная улыбка тронула губы Томаса:

– Я говорил тебе, что в бизнесе я беспощадный пират, с наслаждением подчиняющий других своей воле. Но я очень терпеливый человек. С тех самых пор, как появилась эта странная колонка, я употребил все свое влияние, чтобы положить ей конец самостоятельно.

– Ты не мог. Мистер Майерс – владелец газеты. Он волен печатать все, что пожелает…

– Газета больше ему не принадлежит. Теперь она моя. Я нанял следователей, чтобы они выяснили все о задолженностях издания Майерса. Тот безбожно прозакладывал свое дело. Потребовалось время и внушительная сумма денег, чтобы выкупить векселя. – Лицо Томаса ожесточилось. – Я дал ему время поправить дела. У него ничего не получилось, и газета стала моей. Я нанял уважаемых репортеров и сказал Майерсу, что он может остаться работать под началом нанятого мною редактора. Он был очень мне благодарен.

– А потом ты узнал о моей статье, о том, что в ней написано. Почему ты просто не опубликовал ее? – прошептала Джасмин.

Томас откинул с лица ее непослушный локон. Его прикосновение было таким нежным, что по спине Джасмин побежали мурашки.

– Я уничтожил ее вместе с копиями. Она никогда не будет опубликована. Я уже говорил тебе, Джас, что всегда защищаю свою собственность.

– О! – только и смогла вымолвить Джасмин. – Я думаю… я понимаю…

– В самом деле? – Пальцы Томаса скользнули по шее девушки, пробуждая в ней дрожь желания. – Если я хочу чего-то, то становлюсь очень настойчивым. И добиваюсь желаемого.

Внезапно Томас напрягся.

– Здесь небезопасно, – прошептал он и приложил губы к уху Джасмин. – За нами наблюдают. Кто-то прячется там, за колоннами.

– Твой друг? – прошептала Джасмин в ответ.

– Определенно нет. У него в руке пистолет. Я видел, как дуло блеснуло на солнце. Идем. – Томас покрепче сжал винтовку и потянул Джасмин за собой.

Отчаянно моргая на солнце, они вышли их храма. Томас взглянул на холм.

– Туда. Эртон говорил мне, что эта тропинка ведет в Долину царей.

День казался слишком солнечным и радостным для того, что происходило сейчас. Едва они достигли тропинки, прогремел выстрел, и пуля ударилась в землю всего в нескольких футах от них. Джасмин с трудом подавила крик ужаса, но Томас уже тянул ее за собой. Девушка успела лишь заметить какого-то человека, прячущегося за камнем.

– На таком расстоянии он в нас не попадет. Мы можем от него оторваться. Бежим!

Песок больно впивался в лицо, когда молодые люди карабкались вверх. Дыхание Джасмин участилось, а каблуки ее туфель то и дело скользили по камням.

Томас не замедлял шага, крепко сжимая руку Джасмин и чувствуя, что их вспотевшие ладони стали единым целым. Когда они достигли вершины холма, над долиной пронеслось эхо еще одного выстрела. Пуля просвистела рядом со щекой Джасмин. Девушка вскрикнула, и Томас упал на землю, прикрывая ее своим телом. Вскинув винтовку, он внимательно вглядывался в окрестности.

– Дьявол, их, должно быть, двое, – пробормотал молодой человек.

Приподняв голову, Джасмин заметила внизу какое-то движение.

– Они там, Томас, – прошептала она.

Томас приготовился стрелять, как вдруг за его спиной раздался знакомый голос:

– Брось оружие, Томас. Неужели ты хочешь убить собственного брата?

Глава 28

Найджел, его брат-близнец, жив!

Томас ошеломленно наблюдал затем, как Найджел карабкается на холм. Шарлотта Харрисон, бывшая любовница Томаса, рассмеялась и навела пистолет на молодого человека.

– Скучал по мне, Томас? И ты бросил меня ради этой черномазой проститутки?

– Шарлотта, оставь Джас в покое, – натянуто произнес Томас. – Это наши с тобой дела.

– Нет, все дело в ней, – возразила женщина. – Это была идея Найджела. Но он хотел лишь напугать ее, а я желала ее смерти. Найджел слишком труслив. Все эти угрозы, посылаемые ей в Англии, просто детская шалость. Приехав в Египет, я поняла, что у него ничего не получится.

– Значит, все проделала ты. – Джасмин ошеломленно смотрела на бывшую любовницу Томаса.

– Да, столкнула тебя с парохода, бросила камень, наняла глупую арабскую женщину, чтобы та подкинула тебе в постель скорпионов, Все это я. Просто поразительно, как в этой стране легко спрятаться. Да, все сделала я. За исключением того случая на базаре. Найджел придумал ограбление. Я хотела, чтобы тебя закололи ножом, и когда он рассказал о своей затее, я поняла, что пора брать все в свои руки. Я наняла человека, который должен был задушить тебя в гробнице, а сама спряталась и ждала, когда все будет кончено. Глупый египтянин должен был убить тебя, но он оказался слишком труслив и перепугался, когда ты оказала сопротивление.

– Сука! – прорычал Томас. – Я заподозрил тебя, когда учуял аромат духов.

Найджел подошел ближе, и его губы изогнулись в надменной улыбке.

– Надеюсь, ты не слишком мучилась после того, как я подсыпал отраву тебе в чай, дорогая, – произнес Найджел, скопировав голос брата. – Проникнуть на кухню оказалось совсем не сложно. А когда повар отвернулся, я исполнил задуманное. Я просто мастер перевоплощения. Кроме того, я выгляжу в точности как Томас.

– Ты совсем на него не похож, – возразила Джасмин.

– Найджел, почему? – произнес Томас с выражением муки на лице.

– Длинная история, братец. Было весело, не правда ли, Шар? Жаль, что игра закончилась.

– Закончилась навсегда. Маленький Коричневый Скорпион умрет здесь, в пустыне, как того и заслуживает, – произнесла Шарлотта, глаза которой горели лихорадочным огнем.

– Я не собирался их убивать, Шар, и ты знаешь это. Я просто хотел, чтобы она перепугалась до смерти. Опусти пистолет, – сказал Найджел.

Но бывшая любовница Томаса взвела курок.

– Черта с два. Ты испортил все, Найджел. Теперь моя очередь.

Когда Шарлотта прицелилась в Джасмин, Томас одним прыжком оказался перед ней. Прижав девушку к камню, он закрыл ее своим большим крепким телом. Шарлотта хотела уже нажать на спусковой крючок, когда Найджел оттолкнул ее в сторону. Отчаянно размахивая руками, Шарлотта балансировала на самом краю обрыва.

– Прощай, Шар. Ты всегда была занудой, – тихо произнес Найджел, а затем с силой пнул ее ногой.

Раздался душераздирающий визг. Найджел в молчании смотрел, как Шарлотта упала со скалы.

Сердце Томаса бешено колотилось в груди, когда он, не веря собственным глазам, смотрел на брата.

– Я подозревал нечто подобное, но не хотел этому верить, – тихо произнес он. – Я бы предпочел думать, что за всем этим стоит Оукли.

– Этот глупец? Да разве он в состоянии придумать такое? Это был великолепный план. Тебе и в голову не могло прийти, что это я.

– Я знал, что это ты, с того самого момента, как Джасмин сказала, будто я украл у нее кошелек, и сообщила, что ее открыто обозвал проституткой управляющий отелем. – Томас сжал кулаки, едва сдерживаясь, чтобы не ударить Найджела по лицу. – Вдобавок к тому, что ты вел себя, как настоящий ублюдок, ты совершил одну ошибку. Твой головной убор. Джасмин спросила, куда я дел свой котелок? Но я не ношу котелков.

Джасмин округлила глаза.

– О Господи. Я даже не думала…

– Потому что у тебя не было оснований, Джас. Я укрепился в своих подозрениях, когда в Каире стали происходить странные вещи. Люди говорили, что встречали меня там, куда я на самом деле не ходил. Меня даже начали сторониться, потому что якобы видели выходящим из борделя.

– Мужчина не должен чураться удовольствий, – протянул Найджел.

– Я нанял тайного агента, чтобы тот докопался до истины. Он провел расследование и выяснил, что ты жив. Почему ты так поступил со мной? И с Джасмин? – Горечь и гнев разрывали Томасу душу.

Глаза Найджела горели злой радостью, когда он бросил взгляд на Джасмин.

– Мне необходимо было держать ее от тебя на расстоянии, Томми, на случай, если она вспомнит о моей пьяной болтовне в парке. Ты мог бы догадаться, что на самом деле скрывает амулет.

– Ты сказал: «Коричневый Скорпион таит в себе ключ к настоящему сокровищу. И я хочу обладать им», – вспомнила Джасмин. – Ты говорил обо мне?

Найджел недоуменно сдвинул брови, а потом рассмеялся:

– Вот это здорово. Все это время ты думала, что я говорил о тебе! Потому что моя мать называет тебя Коричневым Скорпионом! Но я говорил об амулете.

– Это нефрит, – тихо произнес Томас. – Я встречался со специалистом, чтобы тот определил его возраст и ценность. И поэтому ты хотел убить Джасмин? Из-за маленького кусочка нефрита?

– Я не хотел убивать ее. Это Шар. – По лицу Найджела пробежала тень. – Я сказал ей, что Джасмин нужно просто напугать, чтобы она держалась от тебя подальше, Томми. В ту ночь на балу я был в маске и видел, как ты поцеловал Джасмин. Я велел Шарлотте расспросить тебя об амулете.

– Вот, значит, почему Шарлотта хотела его заполучить? – догадался Томас.

– Она сообщила мне, что ты хранишь его вместе с остальными сокровищами, но когда я пошел за ним, его там не оказалось. Ну и повеселился же я, прячась от тебя и одновременно пытаясь выкрасть у тебя амулет. Отдай мне скорпиона, Томми. Ты же сам подарил его мне, помнишь?

– Он не стоит жизни Джасмин. Ничто не стоит ее жизни, – в ярости произнес Томас. Он достал из кармана амулет и швырнул его брату, который тотчас же поймал его.

– Помнишь, ты всегда считал странным, что у скорпиона на хвосте нет жала? – Найджел достал из кармана нож и принялся скрести им обратную сторону амулета.

Вскоре под слоем краски стали проявляться надписи. Губы Найджела тронула еле заметная улыбка.

Внезапно Томас все понял.

– Знак фараона.

– Не совсем. Помнишь старика, продавшего тебе этот амулет? Я встретился с его сыном. Однажды ты предложил мне посетить Египет, когда не смог поехать сам. Тогда я решил разузнать о сокровище. В восточной пустыне я обнаружил гробницу, на каменной плите которой были изображены петля и крест. Землекоп по имени Малик, которого я нанял, сказал мне, что гробница не имеет никаких ценностей. Я напоил Малика, и он признался, что стена, которую я нашел, на самом деле является дверью, за которой спрятано сокровище. На протяжении многих десятилетий он и его предки грабили захоронения и прятали награбленное в специально вырытом тайнике. Ключом от двери служит рубин, который находился на кончике жала скорпиона. Только вот рубин пропал.

Отец Малика решил, что фараоны прокляли его за потерю рубина, поэтому он покрыл скорпиона краской и продал его бледнокожему английскому мальчику, глаза которого напомнили ему истинный цвет амулета.

Томас смотрел на своего брата.

– Значит, безделушка, которую я купил в качестве сувенира…

– На самом деле очень ценная вещь. Я знаю, куда делся рубин, и теперь у меня в руках основная часть ключа. – Найджел хитро посмотрел на брата. – Я знал, что если ты обнаружишь надписи, то непременно начнешь играть в благородство. Ты проведешь расследование, а потом сообщишь официальным властям, чтобы те отправились на поиски затерянного сокровища. С момента своей «смерти» я жил припеваючи, торгуя антиквариатом, но меня ни на минуту не покидала мысль о том, что я должен отыскать спрятанное сокровище. И я не позволил бы никому отнять его у меня.

Все внутри у Томаса перевернулось.

– Вот, значит, в кого ты превратился, Найджел? В контрабандиста, торгующего египетскими ценностями.

– И что это значит?

– Ты вор.

Губы Найджела изогнулись в кривой усмешке.

– Я предпочитаю словечко «пират». Это звучит более экстравагантно, не правда ли, Джасмин?

На лице девушки промелькнуло беспокойство.

– Ты собирался ограбить тайник с древними сокровищами, которые должны быть переданы в музеи?

– Это преступление – воровать сокровища, – натянуто добавил Томас.

Найджел бесстрастно посмотрел на брата.

– Значит, я преступник. В отличие от тебя, совершенства во всех отношениях. Я никогда не смог бы стать таким идеальным, как ты. Во всяком случае, в глазах нашего дорогого отца. Я проклятие его рода.

– Господи, да что ты такое говоришь. Ты был совершенством – не я.

Лицо Найджела исказила гримаса.

– Знаешь, почему наши дражайшие родители отказывались сказать нам, кто появился на свет первым? Мы думали, что это своеобразная игра, призванная испытать нас на прочность. Но для отца это не было игрой. Он ждал, Томми. Ждал, кто из нас окажется лучше.

Сердце Томаса болезненно сжалось:

– Отец сказал мне, что я его наследник. Но только после того, как я вернулся из Египта…

– Когда я был болен и они думали, что я умру. Но я не умер.

Внезапно Томас все понял, и это оказалось сродни удару в солнечное сплетение. Черт бы побрал их отца!

– Странно, не правда ли, что отец решил сообщить о том, что ты наследник, после того как я вылечился от кори. Они думали, что потеряют меня. А я выкарабкался. Отец сомневался, что я когда-нибудь смогу иметь детей.

Джасмин вскрикнула. Бросив на нее взгляд, Найджел усмехнулся:

– А здорово я все-таки провернул это дельце в парке, когда ты приняла меня за Томаса.

– Ты едва не изнасиловал ее, – произнес Томас. – Я избил бы тебя до полусмерти за это.

Найджел горько рассмеялся.

– Наверное, я заслуживаю этого; Но знаешь, Джасмин, я хотел всего лишь поцелуя, потому что знал, что ты ждешь Томми. Я хотел опередить его.

– Тебе не стоило садиться на коня! – выкрикнула Джасмин. – Я же просила тебя остановиться.

Губы Найджела задрожали от гнева.

– Та проклятая лошадь упала на меня и сломала мне руку в нескольких местах. Доктор даже сказал, что она никогда больше не будет действовать. Лучше бы я тогда умер, потому что для родителей уже был мертв. Я припугнул их тем, что устрою скандал, если они не сделают так, как я прошу.

Раз я и так уже умер для них, то почему бы и другим не думать так? В Америке были доктора, которые могли бы спасти мою руку. В тот день я умер в обмен на билет и определенную сумму денег. Я больше никогда не хотел видеть родителей. Да и они были рады отделаться от меня. – В глазах Найджела сквозила мука, когда он взглянул на брата. – Ты. Ты был единственным, по кому я действительно горевал, Томми. Даже Мэнди не было до меня никакого дела.

– Ты… ты нашел врача? – Томас с трудом мог говорить.

– Мне повезло. В Нью-Йорке мне сделали операцию. Мою руку спасли, но это было чертовски больно. – Глаза Найджела потемнели, когда он закатал левый рукав. Томас отшатнулся при виде уродливых шрамов, покрывавших руку брата. – Можешь сказать, что теперь мы одинаковые, братишка. У нас у обоих есть шрамы. – Найджел отвернулся, и его подбородок задрожал. – Я вновь тихо исчезну. Не волнуйся, Томми. Ты никогда меня больше не увидишь.

Горло Томаса сдавило от переполнявших его эмоций, так что он с трудом мог говорить. Его брат. Его единственный брат. Он мог убить Джасмин, но спас ее от Шарлотты.

А еще Найджел ужасно ошибался. Все они ошибались.

– Едем в Англию. Ты полноправный наследник. Я поговорю с отцом, сделаю все необходимое. Он не сможет отрицать твоего права на наследство.

В глазах Найджела вспыхнула надежда, но потом погасла, как затушенная свеча.

– Слишком поздно, братец. Даже если бы я захотел получить титул, ты не можешь вернуть к жизни мертвеца. Ты будешь следующим графом, Томми. А мне поздно претендовать на что-либо. Никаких сожалений.

– Когда я вернусь в Англию, я всем расскажу, что ты жив. Я оставлю дверь открытой на случай, если ты решишь вернуться. Захлопнешь ли ты ее или вновь отворишь – дело твое. – Томас многозначительно посмотрел на брата.

– Я останусь в Каире… если ты захочешь поддержать связь. – На губах Найджела заиграла беспечная улыбка. – Я остановился в отеле «Шепард» под именем Найджела Смита. – Он кивнул в сторону ущелья, в котором лежала Шарлотта. – Извини, что оставляю тебя наедине со всей этой неразберихой. Но я не могу позволить себе столкнуться с законом, несмотря на то что эта встреча могла бы оказаться весьма приятной. Только на этот раз она может закончиться для меня тюрьмой.

Найджел криво усмехнулся.

Ему ничего не стоило обмануть Джасмин, но Томас знал, что эта улыбка всего лишь маска. Душа брата была изранена не меньше, чем его рука.

Найджел собрался уходить, но потом обернулся. Мука, читавшаяся в его глазах, была отражением чувств его брата. Внезапно он бросился к Томасу и порывисто обнял его. В горле Томаса встал ком. Его брат в смущении сделал шаг назад и посмотрел на Джасмин:

– До свидания, очаровательная маленькая Джасмин. До свидания, младший брат. Счастливой вам совместной жизни. Женитесь, рожайте детей и тому подобное. – Найджел улыбнулся.

– И ты не пропадай, – ответил Томас. Найджел погрустнел.

– Жаль, что ничего нельзя исправить. – Он пожал плечами и, сунув руки в карманы, беспечно зашагал прочь. Молодые люди вернулись в отель в полном молчании.

Томас известил управляющего о том, что возле храма с какой-то женщиной произошел несчастный случай, а потом отправился к себе в номер. Когда к нему пришла Джасмин, он протестующе замахал рукой.

– Прошу тебя, Джас, из меня сейчас не очень хороший собеседник.

– Из меня тоже, – тихо произнесла девушка. – О, почему он так поступил? Ты так его любил. Он твой брат, и ты готов ради него на все.

– Это так, – согласился Томас. – И все-таки неисповедимы пути Господни.

Закрыв глаза, Томас не отстранился, когда Джасмин обняла его за талию. Когда губы девушки коснулись его шеи, он лишь крепче прижал ее к себе. Он целовал Джасмин с отчаянной яростью, стараясь забыть о разрывающем его душу горе. Томас покрывал поцелуями ее глаза, щеки, волосы. Он провел своими длинными пальцами по ее шее и, взяв в ладонь грудь, коснулся тугого соска подушечкой большого пальца.

Джасмин повернулась к Томасу, когда тот овладел ее губами, а его язык вторгся в горячие глубины ее рта. Руки Томаса блуждали по телу девушки. Тяжело дыша, он прервал поцелуй.

– Ты нужна мне, Джас. Как же ты мне нужна.

Это была мольба, вырвавшаяся из самого сердца мужчины! Признание, поразившее ее до глубины души. Джасмин взяла лицо Томаса в ладони и поцеловала. Поспешно сорвав с себя одежду, влюбленные упали в постель. Джасмин дарила своим телом не только любовь, она давала Томасу необходимую ему уверенность. Она покрывала поцелуями его лицо, тело, а потом спустилась ниже и коснулась губами тугой плоти.

Томас выгнулся, ошеломленный нахлынувшим на него изысканным наслаждением. Он вцепился в волосы Джасмин, отдаваясь сладостной пытке. Отсутствие опыта Джасмин компенсировала рвением. Томас со стоном оттолкнул девушку от себя.

– Не так. Я хочу ощутить себя в тебе. Иди сюда, – глухо произнес Томас.

Удерживаемая сильными руками Томаса, Джасмин слегка приподнялась, а потом опустилась на его тугую горячую плоть. Сначала она оцепенела, а потом с выражением удовольствия на лице начала двигаться вверх и вниз, в то время как Томас удерживал ее за бедра.

Достигнув мощного оргазма, Томас запрокинул голову и закричал. Его крик эхом пронесся под потолком.

Опустошенный, он еле заметно дрожал, когда Джасмин легла подле него. Они лежали так долго. Томас просто обнимал девушку и пытался забыть о боли.

Джасмин ласкала грудь Томаса, но выражение беспокойства не покидало ее лица.

– Цезарь, мы столько раз занимались любовью… а что если я…

Томас поднял голову и посмотрел на любимую.

– Беременна?

В больших карих глазах Джасмин вспыхнула тревога.

– Да, – прошептала она.

Подобная мысль уже не раз приходила Томасу в голову. Он втайне надеялся на подобный исход, потому что ребенок накрепко связал бы их и заставил бы его сделать то, о чем раньше он и помыслить не мог. Томас положил ладонь на живот девушки.

– Если ты носишь моего ребенка, я женюсь на тебе. Джас. И не задавай больше вопросов.

На лице девушки отразилось облегчение.

– Ты женишься на мне из-за ребенка или потому, что действительно этого хочешь? Что выйдет из этого брака?

Томас поцеловал Джасмин в лоб.

– Мы сделаем так, что у нас все получится.

Сделав вид, что она поверила, Джасмин свернулась калачиком подле любимого и закрыла глаза. Ее ровное Дыхание возвестило Томаса о том, что она заснула. Сам же он еще долго лежал с открытыми глазами, раздумывая над вопросом Джасмин.

Если они поженятся, получится ли что-нибудь из этого брака?

На следующий день они завтракали на террасе. Оба ощущали снизошедшее на них умиротворение. Томас наверняка захочет еще раз увидеть Найджела. Его несложно будет найти. Отец должен будет извиниться и ответить за все, что сделал с его братом.

Стук в дверь прервал размышления Томаса, и он нетерпеливо пригласил стучащего войти. Ледяной страх сковал молодого человека при виде послания в руках слуги. Томас пробежал глазами по строчкам. Его лицо вдруг стало непроницаемо-безразличным, когда телеграмма выпала у него из рук.

– Мне нужно… возвращаться. У моего отца был сердечный приступ. Он умер. Теперь я граф Кларедон.

Глава 29

На обратном пути Джасмин держалась подле Томаса, стараясь, как могла, скрасить его одиночество. Когда Томас изъявлял желание остаться один, она выходила на палубу. Когда он заключал ее в свои объятия и любил неистово и отчаянно, Джасмин принимала все, что он давал, щедро отплачивая ему своей любовью.

Пора было платить по счетам. Ободренная Томасом, Джасмин написала Аманде письмо, в котором просила простить ее за все, что она сделала. Когда в отдалении показались лондонские доки – серые и унылые, – сердце Джасмин оборвалось. Стараясь пробудить в душе надежду, девушка храбро улыбнулась.

Она понимала, что все теперь изменилось. Своими статьями, опубликованными в газетах, она снискала себе уважение. Издатели даже предлагали ей написать книгу. Томас ее любил. Она любила его. Все еще может получиться, убеждала себя Джасмин. Даже, несмотря на то, что Томас унаследовал графский титул.

И все же произошедшие перемены были очевидны. Едва спустившись по трапу, Томас сразу же оказался в кольце друзей и знакомых. Он обернулся к Джасмин, но та лишь с улыбкой махнула ему рукой. Окруженный людьми, Томас тотчас же скрылся из виду.

Заметив на причале дядю, Джасмин испытала облегчение. Его дружеские объятия немного утешили ее.

По просьбе Джасмин Грэм приказал кебмену править к дому ее родителей. Блудной дочери нужно было попросить у матери прощения.

Бадра и Кеннет ждали ее в гостиной. Оба выжидательно посмотрели на вошедшую Джасмин.

– С тобой все в порядке? Грэм рассказал нам о том, что произошло в Луксоре, – произнес Кеннет.

Джасмин бросилась к матери, раскрывшей ей навстречу объятия.

– Джасмин, дорогая! – Голос Бадры задрожал.

– Ты была права, права во всем. Прости меня. – Разрыдавшись, Джасмин уткнулась лицом в плечо матери. Женщины обнялись со слезами на глазах, в то время как Кеннет обнимал их обеих.

В последующие дни Джасмин пыталась окунуться в лондонскую жизнь. Она много писала, гоня прочь тревогу и навязчивые мысли о том, что Томас совсем о ней позабыл. Но ведь у него теперь очень много дел.

Разговорам с родителями не было конца. Статьи Джасмин вызвали у читателей неподдельный интерес, и издатель не хотел терять столь перспективного автора. Когда Джасмин поведала родителям о своих планах, Бадра расстроилась, но поняла дочь.

– Если Томас не предпримет никаких шагов, поступай, как будет лучше для тебя, дорогая. Кроме того, мы ведь расстаемся не навсегда.

Сердце Джасмин принадлежало Томасу, только вот сможет ли она стать частью его мира? Она отправила Аманде написанное ранее письмо и получила ответ. Аманда не только прощала Джасмин, но, в свою очередь, молила о прощении за свое ужасное отношение к ней. Письмо пробудило в душе Джасмин отчаянную надежду. Если Аманда могла простить и принять ее, то почему этого не могли сделать остальные представители ее круга?

Миновало четыре недели, и Джасмин с чувством облегчения и разочарования поняла, что она не беременна. Это значило, что их с Томасом больше ничто не связывало. Кроме сердца.

А вскоре тетя сообщила ей, что весь Лондон облетела шокирующая новость: брат Томаса Найджел на самом деле не умер, а живет в Америке. Отец вынудил его уехать. Зарождающийся скандал погасили еще более волнующие слухи о том, что новоявленный граф подыщет вскоре невесту, чтобы обзавестись наследниками.

В то утро Джасмин получила записку от Томаса. Дела задержали его в родовом доме семьи в Манчестере, и вот теперь он вернулся в Лондон. Он приглашал Джасмин в гости, а потом на прогулку в парке. Послание воодушевило Джасмин. Одевшись в свою лучшую ярко-зеленую амазонку и оседлав Персефону, Джасмин подъехала к дому Томаса. Уж теперь-то леди Кларедон наверняка примет ее. Но лакей, проводивший Джасмин в гостиную, сообщил, что леди Кларедон уехала с визитом к друзьям. Дома был только граф.

Радость охватила девушку, когда в дверях показался Томас. Его нежная улыбка прогнала все опасения Джасмин.

Понизив голос, чтобы слуги не могли ничего услышать, Джасмин произнесла:

– Томас, у меня есть новость. Я не беременна.

Неужели она увидела промелькнувшее в его зеленых глазах облегчение? Джасмин не могла сказать с уверенностью. Томас взял руку девушки и легонько сжал.

– Я хочу показать тебе кое-что, Джасмин. В своей комнате.

Проводив девушку наверх в комнату, расположенную в дальнем конце коридора, Томас запер за собой дверь. Джасмин хотела уже снять перчатки, когда молодой человек взял ее руку и, приспустив край перчатки, коснулся губами ее запястья.

– Сними шляпу, – попросил он.

Джасмин повиновалась, положив шляпу на небольшой столик, стоящий рядом с дверью.

– Что ты хотел мне показать?

Руки мужчины сомкнулись на ее талии, притягивая к себе. Томас быстро освободил волосы девушки от шпилек, зарылся пальцами в густые локоны и прижался щекой к ее макушке.

– Ах, Джас, Джас. Как же я скучал по тебе, моя дорогая Джас, – хрипло произнес они развернул девушку к себе лицом.

Губы влюбленных сомкнулись, а руки принялись порывисто стаскивать одежду. Джасмин не могла дождаться, когда почувствует прикосновение обнаженной кожи Томаса к своей. Она изголодалась по его прикосновениям, по его страсти.

Подойдя к высокому бюро красного дерева, Томас достал что-то из верхнего ящика. С широко раскрытыми глазами Джасмин наблюдала за тем, как он надевает что-то на свою восставшую плоть.

– Теперь мы не можем полагаться на случай.

Прежде чем Джасмин задала вопрос, Томас подошел к ней, провел пальцами по ее длинным волосам и притянул к себе. Его рука коснулась ее лона, а когда его палец погрузился в его горячие глубины, Джасмин застонала и, подняв ногу, обхватила Томаса за талию.

– Я возьму тебя прямо сейчас, – пробормотал Томас, целуя ее. Теплый язык ворвался в ее рот, и Джасмин ошеломленно охнула. Влюбленные опустились на пол, не отрываясь друг от друга. Томас покрыл поцелуями шею Джасмин, нежно прикусил ее плечо, а потом коснулся губами тугого соска. Это восхитительно чувственное ощущение переполнило чашу терпения Джасмин. Она хотела ощутить его внутри себя.

В отчаянии она раскинула ноги и подалась вперед в безмолвной мольбе. Тяжело дыша, Томас погрузился в гостеприимные глубины ее лона. Зарыдав от облегчения, Джасмин притянула его к себе, покрывая поцелуями.

Вот он, рай на земле. Томас в ее объятиях, внутри ее, в самой ее душе. Все получится. У них все обязательно получится, убеждала себя Джасмин, содрогаясь от мощных толчков. Обнаженное тело Томаса скользило вдоль ее собственного, унося на вершины блаженства. Джасмин открыла рот, чтобы вскрикнуть, но Томас погасил ее крик поцелуем, пробормотав:

– Слуги… услышат.

Погрузив пальцы в густые волосы любимого, она уткнулась в его плечо и впилась зубами в кожу, чтобы заглушить крик острого наслаждения.

Содрогнувшись всем телом и глухо застонав, Томас упал на нее и лежал так некоторое время с гулко бьющимся сердцем. Затем он перекатился на бок с грустной улыбкой на губах. Он сел, а Джасмин наблюдала за тем, как он снял прозрачную оболочку и швырнул ее в камин.

– Зачем это нужно?

– Это предохраняет тебя от беременности. Я не могу полагаться на случай, – произнес Томас, опустившись на корточки перед камином и засыпав таинственный предмет углями с помощью кочерги.

Джасмин охватило беспокойство. В Египте они не думали ни о каких предосторожностях. Томас обещал жениться на ней, если окажется, что она беременна. Но теперь они в Англии, он граф и тщательно охраняет свое семя.

Потому что оно предназначено лишь для его будущей жены. Случилось то, чего Джасмин так боялась.

Они с Томасом оделись, и когда Джасмин застегивала дрожащими пальцами пуговицы своей амазонки, он положил руки ей на плечи. Его глаза светились пониманием.

– Я был бы очень горд стать отцом нашего ребенка, Джас. Но сейчас не время, – мягко произнес он, помогая собрать в прическу непослушные локоны.

Отогнав прочь мрачные мысли, Джасмин принялась застегивать пуговицы. В Египте они занимались любовью свободно, не думая о том, что их может кто-то услышать. Теперь же Томас соблюдал осторожность. Джасмин чувствовала себя так, словно между ними возникла пропасть.

Приподняв голову Джасмин за подбородок, Томас кивнул в сторону камина.

– Ты видела мою египтянку? Я купил эту картину, потому что девушка на ней так же экзотична и прекрасна, как и ты.

Джасмин ахнула от удивления и озорно посмотрела на Томаса.

– Значит, лорд Кларедон, такой вы меня видите? Совершенно обнаженной.

– Прекрасной, трогательно невинной и неповторимой, – хрипло ответил он. – Это ты, Джасмин. Я мечтал о тебе, стремился к тебе всем сердцем. И, наконец, ты стала моей. Я никогда тебя не отпущу.

– Я думала, что подобное возможно только в моих снах.

– Поехали в парк, – с улыбкой предложил Томас. – Я договорился о встрече с друзьями.

Джасмин охватили сомнения. Примут ли они ее? Правда, теперь Джасмин чувствовала себя иначе. Она больше не пыталась стать одной из этих людей, потому что стала уверенной в себе женщиной, чувствующей любовь и поддержку Томаса.

Приехав в парк, влюбленные пустили коней в галоп. Когда они остановились, Томас, спешившись, подхватил Джасмин на руки.

– Моя прекрасная Клеопатра. Ты настоящее чудо, – еле слышно произнес он.

Обвив руками шею Томаса, Джасмин собралась его поцеловать, но в тот же самый момент за ее спиной раздались громкие крики неодобрения. Обернувшись через плечо, девушка заметила собравшихся невдалеке друзей Томаса. Молодой человек мягко убрал ее руки, а на его губах появилась натянутая улыбка. Куда делся необузданный мужчина, еще недавно так страстно любивший ее.

Томас поприветствовал шестерых своих друзей, каждый их которых смотрел на девушку с неприязнью. Он представил Джасмин как свою возлюбленную. Молодые люди смотрели осуждающе, а Оукли пробормотал что-то и отвел взгляд.

– Я подумал, что мы могли бы выпить чаю, чтобы вы поближе познакомились с мисс Тристан, – спокойно произнес Томас.

Но, по очереди извинившись, его друзья пошли прочь. Острое беспокойство охватило Джасмин, когда она попыталась понять, что творится в душе у ее любимого. В его глазах вспыхнула, а потом растворилась печаль.

– Едем ко мне. Я прикажу подать чай, – предложил он, но его улыбка показалась Джасмин вымученной.

Когда они вернулись домой, в гостиной сидела леди Кларедон. Она поднялась из кресла и повернулась к Джасмин спиной.

– Убери ее из моего дома, Томас. Я не стану с ней разговаривать.

– Мы с Джасмин любим друг друга, мама, и ты должна принять это.

– В таком случае ты должен принять тот факт, что я никогда не признаю ее. Она так же мертва для меня, как и твой брат. – Женщина крепко стиснула в пальцах кружевной носовой платок.

Лицо Томаса потемнело от гнева, и Джасмин сжала его руку:

– Прошу тебя, Томас, давай уйдем.

– Нет, – резко бросил молодой человек. – Джасмин теперь часть моей жизни, мама, а ты должна стыдиться за то, как поступила с ней и с Найджелом.

Леди Кларедон гневно нахмурилась.

– Я не хочу, чтобы это имя произносилось в моем доме. Оставь меня, Томас.

Джасмин потянула Томаса прочь, и тот последовал за девушкой в сад. Влажный воздух коснулся ее щек, а по спине пробежала дрожь. Март в Англии выдался на редкость холодным и унылым в отличие от Египта. Ее любимого Египта.

Джасмин знала, что должна сделать. Во рту у нее пересохло, а слова, казалось, застряли в горле.

Ее сердце разрывалось на части. Джасмин мучила боль, как если бы на ее грудь положили тяжелый камень. Нет, у них ничего не получится. Египет был восхитительным приключением, которое теперь осталось в прошлом.

На лацканы сюртука Томаса упали дождевые капли. Словно слезы.

– Мне жаль, что они так обошлись с тобой, Джас. Моя мать… Я полагал, что теперь все будет иначе.

– Мне тоже жаль, Цезарь. Но что толку от постоянных извинений?

Губы Томаса сжались в узкую полоску.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Твои друзья по-прежнему меня презирают. Теперь даже больше, чем прежде. Они косо смотрят на меня и перешептываются о том, что я каким-то образом тебя околдовала. А твоя мать… Ты сам видел, что произошло. Все хуже, чем было до нашего отъезда, Англия осталась верной себе. – Джасмин горько улыбнулась.

Лицо Томаса оставалось непроницаемым. Он взял себя в руки, и теперь Джасмин видела перед собой уверенного и вежливого графа Кларедона, на плечах которого лежало бремя власти.

– Англия – мой дом, Джасмин. Здесь моя семья, мои дела. У меня, наконец, появились деньги, чтобы начать ремонт городского дома и родового поместья.

– Знаю, – тихо ответила девушка. – В твоих многочисленных обязанностях для меня не остается места. У нас просто-напросто ничего не получится.

В глазах Томаса промелькнуло беспокойство.

– Джас, – хрипло произнес он.

– Прошу тебя, не говори ничего. Мне и так слишком тяжело. Я должна сказать. Я люблю тебя, Цезарь. Тебе нужна такая жена, которую все ожидают видеть рядом с тобой. Идеальная жена, которую примет общество, которая сможет сопровождать тебя на балах и званых обедах. Я… не такая. Я всего лишь Джасмин.

– И что же… ты уедешь? Джасмин, останься. Мы сможем что-нибудь придумать. Я уверен… – Голос Томаса сорвался, когда он понял всю тщетность своих попыток.

– Как? – спросила Джасмин. В ее нежном голосе слышалось понимание. – Ты граф, которому нужна жена с безупречным происхождением, а не такая, вслед которой несутся грубые оскорбления. Женщина, которую принимает общество, а не иностранка, вызывающая презрение. Что бы ты ни делал, в глазах общества я навсегда останусь презренным Коричневым Скорпионом.

В глубине души Джасмин надеялась, что Томас забудет о долге. Но надежда угасла при виде выражения его лица.

– Как бы мне хотелось, чтобы все было иначе, – тихо произнес Томас, и Джасмин поняла, что потеряла его навсегда. И все же она попыталась улыбнуться.

– Что ты будешь делать? – Томас смотрел на нее с такой нежностью, что она еле сдерживала рыдания.

– Вернусь в Египет. Там мой дом. Теперь я это поняла. – И, чтобы убедить Томаса, что все будет хорошо, Джасмин добавила: – Мои родители поняли меня и одобрили принятое мною решение. Я уже договорилась с издателем, что буду присылать свои статьи из Каира. Книгу напишу там же. Он предложил щедрый аванс, так что мне будет на что жить. Дядя Грэм купил в Каире дом. Я остановлюсь в нем.

– Джас… ты будешь жить одна в этом городе. Прошу, не уезжай.

– Со мной все будет хорошо. Правда, – с трудом выговорила Джасмин, а потом привстала на цыпочки и легонько поцеловала Томаса в щеку. – До свидания, Цезарь. Я… буду по тебе скучать. Твоя жизнь была отнюдь не идеальной, но я надеюсь, что ты найдешь идеальную женщину.

Развернувшись, Джасмин подобрала юбки своего английского платья, которые казались ей тяжелыми, как свинец. Когда она проходила по полутемному коридору, ей показалось, что Томас тихо произнес вслед:

– Но я уже нашел.

* * *

Они ушли из его жизни навсегда: сначала брат Найджел и вот теперь Джасмин. Его единственная любовь. Его сверкающая звезда.

Томас задумался, вспоминая сладость их первого поцелуя. В ту ночь на небе мерцало лишь несколько звезд. А теперь они погасли навсегда, потому что Джасмин покинула его.

Граф Кларедон. Богаче и могущественнее самого Юлия Цезаря! Хозяин всего, чего только он может захотеть. И вместе с тем хозяин… пустоты.

Томас посмотрел на изображенную на картине египтянку.

– Джас, – хрипло произнес он и, опустив голову, впервые в жизни заплакал. Он плакал обо всем, что пытался получить, но потерял.

Спустя несколько минут Томас уже вновь овладел собой. Он теперь граф, и у него много обязанностей. Наконец он мог осуществить преобразования, о которых его отец и слышать не хотел.

Томас направлялся в гостиную, когда лакей подал ему письмо. Увидев, что оно от сестры, Томас нетерпеливо сломал печать.

Аманда все еще находилась в Шотландии в родовом доме своего мужа. У нее не было возможности приехать на похороны, но она планировала навестить брата и мать позже. «Я приеду, когда малыш появится на свет, – писала Аманда. – Томас, я так счастлива. Я безумно влюблена и желаю тебе того же. Мир вокруг меняется, когда рядом с тобой тот, кто любит тебя всем сердцем. А все остальное не важно».

Письмо выпало из рук Томаса. Молодой человек в задумчивости подошел к камину. «Все остальное не важно».

Томас всю жизнь пытался стать таким же идеальным, как его брат, жил ради семьи, чтобы с честью носить титул.

А потом он узнал, что все вокруг него лгали. Теперь же, когда он достиг цели, он почему-то чувствовал себя… опустошенным.

У Томаса было все. Титул. Богатство. Друзья. Он наслаждался своим «очень английским» образом жизни, любил Англию. Она была частью его самого.

Но Египет… он по-прежнему манил его к себе. Как и женщина, заставляющая его кровь кипеть.

Англия или Египет? Томас разрывался на части. Он посмотрел на портреты, висящие над камином. Тысячелетняя история, знатные предки… Гордость и величие!

– Я теперь граф Кларедон, – прошептал Томас. – У меня есть обязательства перед семьей.

«А как же твоя собственная жизнь?» – прозвучал внутренний голос.

Что важнее – титул и Англия или собственное сердце?

Томас мучительно искал ответа на этот вопрос.

– Ну что, она ушла?

Молодой человек взглянул на вошедшую в гостиную мать.

– Джасмин уехала, Навсегда.

Графиня вздохнула и покачала головой.

– Ты же умный человек. Я прекрасно понимаю, что у тебя в Египте было приключение. Ты поступил неблагоразумно, связавшись с этой женщиной. Но теперь об этом пора забыть. Из тебя получится чудесный граф, каким никогда не был твой отец. Какое тебе дело до нее?

Человек, каким никогда не был его отец. Мужчина, который сможет выбрать свой путь в жизни.

– Тебя ослепило фальшивое обаяние Коричневого Скорпиона, – добавила графиня, презрительно фыркнув. – Впрочем, так было всегда.

Коричневый Скорпион. Томас посмотрел на мать так, словно та стояла на противоположном берегу широкой реки. Будет очень больно, но раз такова цена, которую он должен заплатить, значит, так тому и быть. Ничто стоящее не дается в жизни бесплатно.

– Я не ослеплен, мама, – медленно произнес Томас. – Скорее, наоборот. Ты называешь Джасмин Коричневым Скорпионом, потому что не видишь ничего, кроме цвета кожи. Но я не такой. Впервые в жизни у меня открылись глаза.

Графиня вскинула бровь.

– О чем ты говоришь?

– Скоро узнаешь.

Глава 30

Каир. Город пирамид, чудес и ее новый дом. Джасмин тихо напевала, направляясь к особняку на фешенебельной улице. Работа над книгой, обещанной издателю, продвигалось быстро. Джасмин также получила заказ на написание статей для ряда газет. Морроу и Ходжесы были ужасно рады вновь видеть ее. Они взяли Джасмин под крыло и теперь предоставляли всем своим знакомым. Наконец-то она обрела свое собственное окружение и друзей, которые принимали ее такой, какая она есть. Новая жизнь. Новая карьера.

Только нет рядом Томаса. Ночами Джасмин становилось совсем скверно. Она подходила к окну, прислушивалась к назойливым звукам ночного города и вспоминала о том, как занималась с Томасом любовью. А потом зарывалась лицом в подушку и плакала.

Слезы высыхали, но боль продолжала ныть в груди незаживающей раной. Джасмин пыталась себя убедить, что скоро все наладится. А когда-нибудь она даже позволит себе забыть обо всем.

Джасмин подошла к дому и отперла калитку. Она пересекла широкий двор и вдруг увидела мужчину, сидящего под раскидистым фиговым деревом в плетеном кресле, где она так любила писать свои статьи. Томас!

Сердце Джасмин отчаянно забилось. Не может быть. Наверное, воображение сыграло с ней шутку…

Бросив сумочку, она побежала. Томас вскочил со стула и, смеясь, заключил ее в объятия. Джасмин уткнулась лбом в его плечо и разрыдалась.

Наконец она подняла на него заплаканные глаза.

– Прошу тебя, скажи, что это не сон. Я так долго мечтала об этом, что теперь боюсь: вдруг я проснусь, а тебя нет.

– Это не сон.

На красивом загорелом лице его играла улыбка. Джасмин, не веря собственным глазам, коснулась щеки Томаса. Одетый в легкие брюки и белую рубашку, он выглядел совсем не как рафинированный граф.

– Но, Томас… – Размеры принесенной им жертвы ошеломили Джасмин. – Я не могу быть с тобой. Наши миры слишком отличаются друг от друга.

Томас наклонился. Его глаза лучились такой любовью, что Джасмин на мгновение потеряла дар речи.

– В таком случае мне придется сделать их одинаковыми. Ты нужна мне, Джасмин, нужна как воздух. Я могу жить без титула, семьи и Англии. Но я не могу жить без тебя. Нельзя отвергнуть звезду, что упала на землю и украсила жизнь своим присутствием. Ты принимаешь ее всем своим сердцем и следуешь за ней, куда бы она ни указала. Точно так же я последую за тобой, Джас.

Слезы затуманили взор Джасмин, когда Томас заговорил вновь:

– Я хочу, чтобы ты всегда была со мной. Хочу любить тебя каждый день. Хочу идти вместе с тобой по жизни, растить детей, вместе встретить старость. Я не обещаю, что будет легко, но я люблю тебя и буду очень стараться.

Надежда в душе Джасмин проснулась с новой силой. Неужели Томас пытался сказать то, о чем она так долго мечтала?

– Ты не можешь. Твой дом в Англии… Твой титул, семья…

– Я отказался от всего этого, любовь моя. – Томас нежно улыбнулся. – Но прежде мне нужно сделать кое-какие распоряжения. Я связался с Найджелом и договорился с ним о встрече здесь, в Каире. Я сказал, что титул принадлежит ему, а если он вдруг откажется, то все принадлежащие нашей семье земли отойдут после моей смерти к нашему кузену. А Найджелу отвратительна сама мысль о том, что все унаследует наш самовлюбленный кузен Стерлинг. Найджел вернется в Англию… вместо меня. – В глазах Томаса заплясали озорные искорки. – Он сыграет эту роль лучше меня, и никто не заподозрит подмены. По крайней мере до тех пор, пока Найджел не найдет доктора, принимавшего роды у нашей матери, и не заставит его сказать правду о том, кто появился на свет первым. В этом случае он станет законным наследником. Он пообещал осуществить запланированные мною преобразования. Земли, титул – все это ничто по сравнению с тобой. Я люблю тебя и хочу провести с тобой остаток жизни.

– Цезарь, это правда? – рыдая, спросила Джасмин. Томас взял дрожащие руки девушки в свои и покрыл поцелуями каждый ее палец.

– Джасмин Тристан, ты выйдешь за меня замуж? Ты согласна жить со мной в печали и в радости до тех пор, пока смерть не разлучит нас? Здесь, в Египте. Или же там, где пожелает твое сердце. Я последую за тобой, потому что мое сердце желает лишь тебя одну.

Томас поцеловал девушку. Его губы были теплыми и нетерпеливыми. Джасмин прильнула к любимому, отчаянно надеясь, что все это не сон. Когда они разомкнули объятия, Джасмин продолжала держать Томаса за руки, боясь отпустить его.

Дрожа от переполнявшей ее нежности, Джасмин робко улыбнулась.

– Ты неисправимый романтик, а я самая счастливая женщина в мире. Я так люблю тебя. Но, Томас, как ты сможешь здесь жить? Однажды ты сказал, что Англия у тебя в крови. Она твой единственный дом.

– Я предупреждал тебя, что не остановлюсь ни перед чем, чтобы заполучить то, что хочу. А хочу я тебя. Кроме того, – в глазах Томаса вспыхнул огонь, – я все еще умею делать деньги. Мне удалось приберечь для нас изрядную сумму. Я открою дело и по-прежнему буду торговать арабскими скакунами.

Горло Джасмин перехватило от переполнявших ее эмоций. Ей хотелось ущипнуть себя, чтобы убедиться, что все происходящее с ней не сон.

– Итак, ты выйдешь за меня замуж теперь, когда я распростился с графским титулом? – тихо спросил Томас.

– Да – ответила девушка, коснувшись его щеки. – Зато теперь ничто не помешает нашему счастью.

Томас поцеловал любимую и крепко прижал к себе, словно не хотел отпускать. И не отпустит, трепеща от радости, поняла Джасмин. Теперь они будут вместе, и не важно, что скажут люди. Не важно, как ее будут называть и какого цвета ее кожа.

Джасмин всю жизнь искала место, которое могла бы назвать домом, чувствуя себя одинокой и потерянной.

Наконец она нашла его. В объятиях любимого мужчины. Навсегда.

Примечания

1

Menage a trois (фр.) – любовь втроем. – Здесь и далее примеч. пер.

2

Фелюка – небольшое гребное и парусное торговое судно, по конструкции сходное с галерой.

3

Абайя – черное длинное платье, традиционная одежда, в которой женщина-египтянка показывается на публике.

4

Веджат – глаз Гора, божества в виде сокола. Считался амулетом счастья, способным также предохранять от сглаза.

5

Переводчик в странах Востока.

6

Муэдзин – служитель мечети, с минарета призывающий верующих к молитве.


home | my bookshelf | | Вторжение любви |     цвет текста