Book: Дождись полуночи



Виктория Ли

Дождись полуночи

Пролог

Часы в высоком футляре пробили половину третьего, и Молли Чэмберс подняла голову от работы. Откладывать визит к шефу больше нельзя.

Отодвинув стул от стола, заваленного бумагами, девушка встала и разгладила юбку. Затем она поправила пучок волос на затылке – потому что волосы щекотали шею, а вовсе не затем, чтобы лучше выглядеть. Ее босс, Бен Филлипс, не обращал внимания на ее внешний вид, и Молли это вполне устраивало.

Молли обожала Бена, но сейчас даже это не могло поколебать ее решимость. Девушка прошла по коридору к темным двойным дверям, ведущим в святилище Бена Филлипса. Глубоко вздохнув, она положила руку на бронзовую ручку и толкнула дверь.

Ей нравился кабинет босса, и она каждый раз с удовольствием заходила в него. Вот и сейчас Молли прошла по персидскому ковру, занимавшему почти всю комнату, мимо камина из розового итальянского мрамора к письменному столу из красного дерева с крышкой, обтянутой бордовой кожей, на которой кое-где виднелись пятна от чернил. Вдоль стен все пространство до самого потолка занимали книжные стеллажи, а окна были завешаны тяжелыми бордовыми драпировками. Комнату освещали несколько ламп, сиявших загадочным приглушенным светом.

В кресле с высокой спинкой, стоявшем за столом, никого не было, пустовали также и два стула возле окна, еще два напротив камина и даже темно-зеленый кожаный диван. Молли поглядела на полку, где соседствовали высококлассная стереосистема, коробки с СD-дисками, катушки с пленкой и пластинки.

Взгляд ее остановился на мужчине, сидевшем на ковре, привалившись спиной к стеллажу, с закрытыми глазами. Мужчина вытянул перед собой длинные ноги в голубых джинсах, в одной руке он держал карандаш, которым размахивал в воздухе, а другой отбивал такт по бедру. Молли сразу поняла, в чем дело, еще до того, когда разглядела в густой шевелюре Бена кружочки наушников.

Она приблизилась к нему вплотную, потеребила его за плечо и два раза с силой пнула в одетую в сапог ногу, чтобы привлечь внимание. Затем Молли отступила на шаг и, сложив руки на груди, стала ждать. Девушка знала, что через несколько секунд – но не раньше, чем закончится песня, которую слушал Бен, – карие с поволокой глаза, глубокие, способные увлечь на свое дно любую женщину, откроются.

– Что случилось? – спросил Бен, кладя рядом с собой на пол свою импровизированную дирижерскую палочку.

Молли подождала, пока он снимет наушники.

– «Пейчелбелз кэннон»? – спросила она.

– Брюс Спрингстин, – улыбнулся Бен, вставая и выключая стереосистему. – Я подумал, что его энергия способна меня зарядить.

– Никогда не догадывалась, что Брюсом Спрингстином надо дирижировать, – заметила Молли, наклоняясь и поднимая карандаш, в то время как ее шеф устраивался поудобнее в кресле за письменным столом.

Засовывая карандаш в стоящую на столе подставку, секретарша тяжело вздохнула, заметив, что папка с делом Каррутеров лежит на том же самом месте, где она оставила ее два часа назад.

Услышав вздох, Бен проследил за взглядом Молли. Он тут же почувствовал себя немного виноватым, хотя с самого начала вовсе не собирался работать над этим делом. Загнав чувство вины поглубже внутрь, Бен поднял ноги и положил их на открытый ящик. В начищенных до блеска ковбойских сапогах отражался свет ближайшей лампы, и Бен подумал, что надо сказать об этом Терезе.

Тереза была такой же неотъемлемой частью домашнего хозяйства Бена, как Молли – частью его работы. В офисе работали два помощника юриста, клерк и еще одна секретарша, помимо Молли. А домом заправляла команда, число членов которой менялось из месяца в месяц. Тереза была одной из них. Элис – кухарка, которая жила в небольшой квартирке рядом с кухней, – наняла ее год назад в декабре, чтобы помочь во время рождественской вечеринки для сотрудников офиса. Вечеринку всегда устраивали в доме Бена, который находился в пятнадцати минутах езды от офиса и был куда удобнее любого ресторана или клуба. Элис терпеть не могла заказывать пищу в фирмах, занимавшихся обслуживанием банкетов, и они с Беном сошлись на том, что она будет временно нанимать себе кого-нибудь в помощь, чтобы все приготовить. Последняя временная прислуга – Тереза – к концу года переселилась в одну из спален третьего этажа.

Кроме сапог и ботинок, Тереза отвечала за то, чтобы костюмы Бена содержались в образцовом порядке, и чтобы он всегда был одет в соответствии с намеченными в его расписании мероприятиями. И, что важнее всего, Тереза поддерживала постоянный контакт с Молли, так что благодаря двум девушкам ничто в жизни Бена не было предоставлено воле случая. Благодаря Терезе Бен перестал наконец являться на заседания совета директоров в тренировочном костюме или приходить в спортзал без сумки со снаряжением.

Молли тихонько кашлянула, отвлекая Бена от этих мыслей, и он поднял глаза, чтобы в который раз посмотреть на стоящую по другую сторону стола красотку. Пять лет он не уставал восхищаться ее красотой, но научился за последние годы скрывать свое восхищение, хотя и знал наверняка, что если Молли уволится, ему будет очень сильно ее не хватать.

Больше всего Бен боялся, что найдется все-таки мужчина, который завоюет сердце неприступной красавицы.

Будущее Молли интересовало Бена в основном с практической точки зрения, хотя, конечно, если бы у него увели Молли, дело не обошлось бы без уколов самолюбия. Бен хотел со временем сделать девушку своим партнером в юридической фирме, которую завещал ему дядя. И вмешательство удачливого поклонника могло помешать тщательно продуманным планам.

Молли была невероятно независима, довольно скрытна и очень упряма. У нее было достаточно хорошее образование, чтобы самой вести адвокатскую практику, но она с первого дня дала понять, что ее интересует только должность секретаря. Бену приходилось считаться с этим, хотя после того, как Молли впервые помогла ему составить сложное соглашение между тремя компаниями, он сразу понял, что закон о корпорациях не представлял для нее особенной трудности.

Перспектива заставить ее признать это казалась не менее соблазнительной, чем сама девушка. И важной частью его плана был отказ от выполнения собственной работы. Предвкушая удачу, Бен улыбнулся.

– Мне очень жаль, Молли.

– Ну конечно, – Молли забарабанила пальцами по руке. – Предварительный отчет должен быть у Каррутеров завтра утром.

– Я сделаю его сегодня днем. Обещаю.

– У вас нет времени. Вы слишком заняты.

Бен серьезно сомневался, что Молли имеет в виду матч по рэкетболлу – единственный пункт, который он отметил в своем сегодняшнем расписании.

– Да? – Бен нахмурился, надеясь, что выглядит при этом достаточно убедительно.

– Я не беспокоила вас до сих пор, потому что надеялась… – Бен даже скрипнул зубами, чтобы удержаться от улыбки. – Я надеялась, что вы сидите и работаете. И вот я нахожу вас дирижирующим концерт Спрингстина, словно вы просто не знаете другого способа убить время.

Бен понял по ее тону, что приближается гроза, которую он навлек на себя по собственной вине.

Трудно было сохранять на лице невинное выражение, но Бен очень старался.

– И чем же это я должен заниматься по-твоему?

– Человек, которому вы назначили на два, появился уже сорок минут назад и сейчас пьет кофе с Анджелой. Еще в приемной сидит клерк из конторы судьи Сандерса, которого прислали за предварительным заключением по делу о слиянии Кэтлоу, и Джо говорит, что если вы не поторопитесь, можете потерять это дело.

Джо Мэнгл принадлежал к домашней команде, а не к команде офиса, и отвечал за то, чтобы Бен успевал везде более или менее вовремя. Еще в ведении Джо находились все имевшиеся в доме механизмы, и он даже чинил в офисе ксерокс, если Молли просила его об этом. Джо был одним из первых, кто переехал в поместье, унаследованное Беном от дяди, и помог превратить его из временного пристанища в постоянное жилье.

– Я не знаю, как вы успеете все это сделать, – вздохнула Молли с сокрушенным видом.

Все шло примерно так, как запланировал Бен, и он не видел повода беспокоиться. Однако чтобы доставить удовольствие Молли, он уныло уткнулся взглядом в лежащие на столе руки, изо всех сил изображая озабоченность.

– Этот человек, которому назначено на два, – он ведь новый клиент, который хочет, чтобы мы подготовили ему бумаги на открытие корпорации, не так ли?

Молли кивнула.

– Хорошо. Пусть Анджела покажет ему стандартный пакет документов и запишет особые пожелания. И не надо извиняться за мое отсутствие. Он ведь пришел в нашу фирму, а не ко мне лично. А я возьму с собой дело судьи и поработаю над ним после обеда. Что же касается отчета для Каррутеров, вы не могли бы составить его вместо меня? Знаю, это означает, что вам придется задержаться на работе, но…

– Я могу сделать это, – быстро произнесла секретарша, и в серых глазах ее мелькнуло довольное выражение.

Бен больше не сомневался – он правильно выбрал тактику.

– Вы – настоящий подарок судьбы, Молли. Напомните мне, чтобы я повысил вам оклад.

– Обязательно, – Молли улыбнулась.

Бен знал, что улыбка ее вызвана вовсе не перспективой повышения.

– Я приеду завтра на час раньше, и мы вместе просмотрим документы.

Бен сказал это не потому, что не доверял Молли, а потому, что именно этого ждала от него девушка.

– А я принесу пончики, – пообещала она.

– Договорились.

Бен опустил ноги на пол и как раз собирался встать, когда Молли сказала:

– И еще одно. Из Далласа позвонил некто Гас Оуэнз.

– Гас Оуэнз? – переспросил Бен. – Я не слышал это имя пятнадцать лет, с тех пор, как окончил юридический колледж.

– Он сказал, что он ваш старый друг.

– Соврал. Правильнее было бы сказать – старый мошенник. Так чего же он хотел?

– Я убедила его, что вы сможете перезвонить не раньше завтрашнего дня, если вообще…

– Неплохо придумано, – перебил ее Бен. – Звонок Гаса – плохая новость. Наша фирма не должна иметь с ним дел. Если только я не захочу вдруг, чтобы меня лишили практики.

– Когда я отказалась соединить его с вами, он оставил сообщение.

Прежде чем Бен успел сказать, что ничего не хочет об этом слышать, Молли продолжила:

– Какие-то его клиенты приезжают завтра в Колорадо, чтобы забрать из больницы Гринакра пропавшего родственника. Оуэнз хочет, чтобы вы встретили их и помогли справиться – я цитирую – «с любыми проблемами, которые могут возникнуть».

Что бы там ни затевал Гас, это должно было произойти на его территории, и Бену это не нравилось.

– Он также сказал, что позаботится, чтобы вы не пожалели о потраченном времени, – добавила Молли. – Я подумала, что вы захотите услышать сообщение, даже если не собираетесь ничего предпринимать.

– А вы не объяснили ему, что с момента окончания колледжа я практикую в области корпоративного права и семейное право – не моя епархия?

– Объяснила. Но он не стал особо прислушиваться к моим словам, – сообщила Молли, с любопытством глядя на шефа. – Хотя, судя по голосу, его не слишком удивило мое заявление.

– Это может означать только одно – он рассчитывает, что я встречу его клиентов и не стану особо влезать в их дела. Вы думаете, что я должен это сделать?

– Да, – кивнула Молли.

– Ну так я это сделаю, – решил Бен.

– Хотя бы для того, чтобы понять, что он затевает. А после этого вы вовсе не обязаны участвовать.

– Я решу, что делать дальше, когда встречу их. Не стоит забывать, что эти люди могут даже не подозревать о замыслах Гаса. А если они даже заодно, возможно, их родственнику требуется помощь. – Бен встал и потянулся за пиджаком, висящим на спинке ближайшего стула. – Перезвоните Оуэнзу и скажите, что я согласен. И позаботьтесь о том, чтобы Джо был свободен и мог поехать со мной.

– Он свободен, – сказала Молли, направляясь к двери впереди шефа. – Я дам Джо документы по делу судьи, чтобы он отвез их домой. Удачной игры, босс.

Бен еще долго смотрел на открытую дверь, в проеме которой исчезла секретарша, утешая себя тем, что Молли только кажется, будто она крутит и вертит им, как хочет, а на самом деле все обстоит совсем наоборот.



1

Больница, обслуживающая примерно треть населения Гринакра, штата Колорадо, была построена во время второй мировой войны и достраивалась всякий раз, когда налогоплательщики могли позволить себе лишние расходы. В результате больница состояла в настоящее время из кирпичного центрального корпуса, от которого отходили четыре крыла разных размеров и стилей. Между зданиями находились стоянки, газоны, затененные высокими деревьями, и подъезд для машин «скорой помощи». Внутри было множество знаков и указателей, так что человеку за конторкой оставалось только подсказывать самым непонятливым посетителям нужное направление.

Крыло, находившееся с южной стороны здания, возле стоянки, было самым новым из всех. К тому же над его проектом потрудился весьма талантливый архитектор. Но кризис – который республиканцы предпочитали называть временными трудностями, а демократы считали периодом застоя – отдал проект архитектора на растерзание муниципальному отделу планирования. Не все были согласны с тем, что здание из стекла и алюминия органично сочетается со старым кирпичным корпусом, однако и врачи, и пациенты были довольны тем, что в здании много света и отсутствует ощущение замкнутого пространства. Самым удивительным было то, что архитектор умудрился затратить на проект куда меньше денег, чем стоила каждая из трех других пристроек.

Облокотившись о перила небольшой галереи, нависавшей над приемным покоем, находившимся на первом этаже, Бен смотрел, как молодая мать пыталась удержать на коленях вертящегося ребенка, прислушиваясь одновременно к тому, что говорила ей женщина в белом халате. Они сидели на стульях прямо перед входом в цветочный магазинчик, витрина которого была заставлена свежесрезанными цветами и украшена воздушными шарами – они-то и привлекли внимание непоседливого ребенка. Мальчику было года два, и судя по тому, как он изворачивался и дрыгал в воздухе своими пухлыми ручками и ножками, он должен был довольно скоро победить в борьбе за собственную независимость.

– Бандиты в восемь часов, босс.

– Выражайся нормально, Джо, – сказал Бен стоящему рядом высокому худощавому мужчине. Иногда Джо говорил так, словно по-прежнему находился в кабине военного бомбардировщика, который сбили в небе над Южной Кореей много лет назад.

– Эти люди, которых мы ждем, – пояснил Джо. – Кажется, это они выходят из лимузина. Может быть, нам спуститься и встретить их?

– Чуть позже, – сказал Бен, не сводя глаз с малыша, который как раз стащил с ноги ботинок и собирался закинуть его куда-нибудь подальше.

Бен смотрел как зачарованный, как мать разоружила маленького воина и бросила его грозное оружие в стоящий рядом со стулом пакет, не пропустив при этом ни слова из того, что говорила ей женщина в белом. Бена всегда восхищали люди, способные делать несколько дел одновременно. Конечно, было бы преувеличением сказать, что сам он не может жевать жвачку, идя при этом по улице, но все же если Бен загорался какой-то одной идеей, неважно, шла ли речь о работе или о его личной жизни, он забывал обо всем остальном. Одни называли эту черту эгоистичным равнодушием, другие – простой рассеянностью.

Но в любом случае Бен всегда доводил до конца то, что собирался сделать. И что с того, что он забывал иногда при этом причесаться, мог отправить письмо без марки или поставить в неположенное место свой джип – все это были мелочи. Когда Бен начинал подводить итоги выполненного им дела, он всегда оказывался в выигрыше. Волосы в конечном итоге оказывались причесанными или подстриженными, письма доходили до адресатов, и ему всегда удавалось найти свой джип. Ему или кому-нибудь еще.

За последние годы Бен собрал целую коллекцию «кого-нибудь еще». Большинство из них, как Джо и Тереза, жили в его доме. Другие просто подворачивались под руку, когда в них возникала необходимость. И всем им нравилось думать, что без них Бен не способен прожить ни дня. Чаще всего так оно и было.

Женщина за прилавком цветочного магазинчика привлекла столь пристальное внимание Бена, что будь здесь кто-нибудь из его близкого окружения, они сразу же насторожились бы. Но с ним был только Джо, который, казалось, ничего не замечал. Сам Бен различал пока лишь силуэт женщины, мелькающий за листьями стоящих в витрине растений. Потом ему удалось разглядеть темно-каштановые волосы, падающие на изящные плечи, губы, чуть приоткрытые в обворожительной улыбке, руки, которые составляли букеты, красиво оформляя их, двигаясь в четком ритме. Бен даже задумался над тем, что она могла бы напевать при этом себе под нос.

Малыш снял второй ботинок и швырнул его через весь приемный покой, прежде чем мать успела среагировать. Бен улыбнулся, глядя, как ботинок пролетел в дверь цветочного магазинчика и исчез. Каштановые волосы блестящей волной откинулись назад, когда женщина подняла голову, чтобы взглянуть в дальний угол магазинчика.

– Они входят внутрь, шеф, – предупредил Джо. – Держите оружие наготове.

Женщина из цветочного киоска исчезла из виду в том же углу, куда только что полетел ботинок. Бен ждал, когда она снова появится в дверях с ботинком в руке и выйдет из магазинчика, чтобы поискать его владельца. Ему очень хотелось подойти поближе, чтобы как следует разглядеть ее лицо.

– Откуда ты знаешь, что это они? – спросил он Джо, чтобы отвлечь его от объекта собственной заинтересованности. Трудно было иметь личную жизнь, когда вокруг тебя толпится столько людей, от которых зависит каждый твой день.

– Они соответствуют описанию, которое дал Молли ваш друг.

Бен отвлекся от столь захватывающего действия, целиком завладевшего его вниманием, и посмотрел на Джо.

– Гас Оуэнз мне не друг, а только знакомый, – уточнил он. – Думаю, ты чувствуешь разницу, Джо.

– Молли не стала вникать в подробности, а я и не расспрашивал. – Джо вертел в руках свою кепку и выглядел немного смущенным. – Я не знал, что вы беретесь за дела клиентов, даже не повидавшись с ними предварительно.

– Пока я согласился только встретить их. К тому же Молли очень хотела, чтобы я это сделал.

Бен продолжал поглядывать вниз, но заинтересовавшая его женщина так и не появилась. Наверное, не смогла сразу найти крошечный ботиночек среди своих цветов.

– Дурите кого-нибудь другого, шеф, – сказал Джо. – Вы никогда не делаете того, чего не хотите сами.

– Это правда, – согласился Бен, не считая нужным ничего объяснять.

Время для объяснений наступит позже, когда он сам разберется, почему супружеская пара из Техаса прибегает к услугам адвоката, специализирующегося по корпоративному праву, хотя дело явно требовало человека, разбирающегося в праве семейном. Это казалось абсолютно бессмысленным и тем сильнее возбуждало его любопытство.

– Так что же вас беспокоит? – не унимался Джо. – Сама работа или человек, попросивший за нее взяться?

– И то и другое. Гас Оуэнз прослыл в колледже настоящим пройдохой. Подозреваю, что с тех пор он не изменился к лучшему. Что же до работы, за которую он попросил меня взяться, Молли не могла ничего сообщить толком, я только понял, что надо встретить клиентов и проследить за их безопасностью. Может быть, настоящей юридической помощи и не понадобится. Со слов Молли я понял, что речь идет о каком-то сбежавшем родственнике. Похоже, это будет дело об опеке.

– Но вы ведь никогда не занимались такими делами.

– Никогда не поздно попробовать.

Шатенка из цветочного магазина все не появлялась, и Бен посмотрел вслед за Джо на конторку приемного покоя. Похоже, стоящие перед ней люди действительно были клиентами Оуэнза – Кассандра Сеймур и Гарольд Кларк, брат и сестра. Бен наблюдал, как пара направилась к лифтам. Наверное, им передали его сообщение о том, что он будет ждать их в холле третьего этажа.

Выпрямившись, Бен поправил галстук, застегнул на одну пуговицу синее кашемировое пальто, скрывавшее под собой странное сочетание накрахмаленной сорочки в тонкую полоску и поношенных джинсов, но удержался от того, чтобы посмотреть вниз и проверить, успела ли Тереза как следует вычистить его сапоги. Вчера он невероятно испачкал их, помогая Люку с одной из лошадей, а сегодня, одеваясь, не успел обратить внимания на их состояние.

Не то чтобы Бена особенно волновало, какое впечатление он произведет на клиентов, но он думал о том, что если стоящая внизу элегантная пара решит выбрать себе адвоката поимпозантнее, он лишится возможности узнать, что же замышляет Гас Оуэнз.

Бен внимательно следил за высокой симпатичной женщиной и ее еще более высоким спутником, которые шли через холл первого этажа. Женщина была худощава, очень стильно одета и шла с таким видом, словно вся эта больница принадлежала ей.

Если верить информации Оуэнза, она свободно могла бы профинансировать строительство пятого крыла, и осталось бы еще достаточно, чтобы не забивать заботами о хлебе насущном свою хорошенькую головку с тщательно уложенной, покрытой толстым слоем лака прической. Несмотря на то, что женщина прекрасно выглядела, она не вызвала у Бена ничего похожего на мужской интерес. Он всегда был убежден в том, что волосы, которые нельзя трогать, гладить, пропускать между пальцев, делают женщину абсолютно бесполым существом. Волосы женщины должны струиться, подобно серебристому водопаду, и пахнуть солнечным светом и дикими цветами или орхидеей в морозное утро. Бен от души сочувствовал парикмахеру Кассандры, который чувствует под пальцами жесткие пряди и вдыхает запах средств для укладки волос.

Бен прогнал от себя мысли об этой даме и перевел взгляд на мужчину, вышагивающего рядом с Кассандрой. Гарольд Кларк, запакованный в сшитый на заказ костюм и дорогие черные кожаные туфли, явно ручной работы, казалось, излучал богатство и высокомерие. У него были такие же правильные черты лица, как и у сестры, но если Кассандра двигалась с грацией манекенщицы, то походка Гарольда вызывала в памяти образ моряка или запойного пьяницы после того, как он выпил первую рюмку за день. Бен готов был поставить все свои деньги на второй вариант. Он всерьез подумывал о том, чтобы уйти, даже не представившись потенциальным клиентам, поскольку уже знал, что не захочет браться за эту работу.

Он уже собирался было сказать Джо, чтобы тот придумал убедительную причину, помешавшую его шефу прибыть в больницу на эту встречу, но его остановило то же, что и привело сюда – любопытство. Оуэнз мог позвонить дюжине других адвокатов, но он обратился к Бену, которого не видел уже пятнадцать лет. Кроме того, он выбрал адвоката, знакомого с семейным правом не больше, чем шотландский лосось с водами Амазонки.

Оуэнзу наверняка понадобился человек, который будет слишком занят плаванием в незнакомых водах, чтобы обращать внимание на подводные течения. Бен просто не мог устоять перед возможностью спутать карты Оуэнза.

Шатенка вышла наконец из магазина с крошечным ботиночком в одной руке и воздушным шариком в другой. Парочка из Техаса прошла мимо нее и ступила в лифт. Бен подождал, пока за ними закроются двери, и обернулся к Джо.

– Пойди скажи им, что я задержусь, Джо. И будь полюбезнее. Хочу знать, что замышляют эти двое.

Джо посмотрел на него настороженным взглядом.

– Что же сбило вас с курса на этот раз?

– Одно небольшое личное дело. Я догоню тебя.

– Мне не следует оставлять вас, – заметил Джо. – Вы наверняка тут же все забудете.

– Не забуду, Джо. Холл третьего этажа. Буду минут через десять максимум. Обещаю, – и Бен направился к лестнице, ведущей на первый этаж.

Братцу и сестрице не помешает остыть перед его приходом, а Бен не мог рисковать: к тому моменту, когда будет покончено с делами, шатенка вполне может закончить смену и уйти.

Вообще-то он не имел обыкновения кидаться на незнакомых женщин, но к этой его почему-то очень тянуло. Бена не покидало ощущение, что вот-вот должно случиться нечто чрезвычайно важное.

– Заведите будильник на своих часах, – крикнул ему вслед Джо.

Бен поступил бы именно так, если бы не одна мелочь – он забыл надеть часы.

2

И все же ради Джо Бен поднял к глазам руку, делая вид, что смотрит на часы, которых там не было. Очистив таким образом свою совесть, Бен одернул на запястье манжет и стал оглядываться в поисках своей жертвы.

Шатенка испарилась из холла, оставив малышу шарик. От радости личико ребенка расплылось в улыбке, и он напоминал теперь маленького ангелочка. Подавив минутное разочарование, Бен решил, что девушка вернулась на свое место, и направился к цветочному магазину. Он не заметил двух человек, вышедших из лифта, пока пути их не пересеклись около входа.

Бен узнал их в тот самый момент, когда отступил на шаг назад, пропуская вперед Кассандру Сеймур. После минутного колебания он решил не подавать виду, что понимает, кто перед ним. В конце концов, если ты узнал незнакомых людей, это вовсе не значит, что они об этом догадываются.

Раздраженный тем, что присутствие в магазине Кассандры и Гарольда помешает реализовать его планы относительно шатенки, Бен разыграл вторую за последние полчаса пантомиму. Взглянув на несуществующие часы, он прищелкнул языком, словно только сейчас понял, сколько уже времени, и, быстро развернувшись, пошел по коридору в сторону входа в отделение «скорой помощи».

– Ваши часы работают на батарейках или их приходится заводить?

Бен резко остановился, чтобы посмотреть, кто это заговорил с ним. Взгляд его упал на фигуру человека, сидящего на корточках в углу между столом медсестры и лестницей, с которой он только что спустился. Продолговатое лицо с грязными подтеками, которые, как от души надеялся Бен, не были следами засохшей крови, смотрело на него серьезно и печально, но с интересом.

Прежде чем Бен успел открыть рот, странная личность – он так и не понял, мужчина это или женщина – заговорила снова.

– Я наблюдал за вашей пантомимой на лестнице, а потом в цветочном магазине. Вы не очень хороший актер.

Голос человека был чуть хрипловатым и мог сойти как за мужской, так и за женский.

Бен осторожно шагнул в его сторону. Когда странная личность не проявила по этому поводу никакого беспокойства, он сделал еще шаг в том же направлении. С более близкого расстояния Бен разглядел над верхней губой человека то, что должно было стать со временем усиками. Перед ним был паренек лет шестнадцати-семнадцати. А засохшая кровь была следствием пореза на его щеке, который наверняка был болезненным, но явно не смертельным.

– Вы переигрываете, – сказал парнишка. – Это общий недостаток всех любителей.

– У меня действительно было недостаточно практики в актерском мастерстве, – признал Бен.

Джинсовая ткань просторной одежды, словно бы снятой с чужого плеча, не могла скрыть худобы его собеседника. По впалым щекам и тонким рукам молодого человека Бен уже понял, что тот явно недоедал последнее время.

– А зачем вам притворяться? – спросил парень, безо всякого стеснения протягивая руку и касаясь рукава пальто Бена. – Я всегда думал, что деньги стоит иметь для того, чтобы делать все, что хочется.

– А что заставляет тебя думать, будто я не делаю то, чего хочу?

В ясных серых глазах парня загорелось удивление.

– Вы не спорите, что вы богаты. Это необычно.

– Необычно? – переспросил Бен.

– М-м, – парнишка рассматривал его с нескрываемым любопытством. – Вы странный человек.

Единственной необычной вещью за сегодняшнее утро был этот разговор. Но Бен воздержался от комментариев. Он тоже разглядывал парня, но так, чтобы тот по возможности не заметил этого. Хотя одежда его лоснилась местами от длительной носки, она была чистой, если не считать некоторых мест, таких, как колени и локти. Видневшиеся из-под выгоревшей вишнево-белой бейсболки волосы тоже казались чистыми.

Парень не походил на бродяжку, и все же Бен готов был поклясться, что он такой же бездомный, как люди, выстраивающиеся в очередь перед кухней с бесплатным супом.

– Тебе нужна работа? – спросил Бен, опуская в карман руку за визитной карточкой, но паренек отрицательно покачал головой.

– Я уже нашел работу. Но все равно спасибо, – вежливо сказал он.

– Так вот ты где, Дэвид. А я уже начала беспокоиться.

Центры удовольствия Бена приятно заныли от звука женского голоса. Лицо парня тоже засветилось от радости. Взглянув через плечо, Бен застыл на месте – к нему приближалась шатенка из цветочного магазина. Густые темные ресницы слегка приглушали сияние карих глаз, в которых Бен заметил тревогу. Явно делая над собой усилие, девушка улыбалась.

Не меняя направления взгляда, Бен выпрямился и обнаружил, что смотрит на макушку цветочницы, в то время как она продолжала озабоченно разглядывать парнишку. Шатенка оказалась ниже, чем он думал, – пять футов и три-четыре дюйма. Посмотрев на ноги девушки, Бен убедился, что она носит туфли на плоской подошве. Придется ей надеть каблуки, когда они будут танцевать, иначе ему придется наклоняться слишком низко и у него заболит спина.



А вот когда они займутся любовью, разница в росте и размерах не будет иметь значения. Бен умел сдерживать свою силу, находясь в постели с женщиной. А с этой просто придется быть более осторожным, чем обычно. Вообще-то он уже давно не был с женщиной… Ну что ж, с ней не так трудно будет соблюдать осторожность.

– Не стоило беспокоиться, Кейт, – сказал парнишка. – Я еще никогда не пропускал работу.

Кейт. Бен мысленно произнес ее имя, и ему понравилось, как оно звучит.

Парень, которого она назвала Дэвидом, встал и оказался на пару дюймов выше девушки.

– Я зашел бы внутрь, но сначала ты была занята с этим ребенком, а потом с покупателями.

– Держаться подальше от линии огня – правильная тактика. – Глаза Кейт хитро блеснули, она уперла руки в бока. – Я говорю не о нашем маленьком буяне, раскидывающем свою обувь куда попало. Эти с позволения сказать покупатели купили жалкий букетик и долго переругивались, кому за него платить.

– Так они вам не понравились? – это были первые слова Бена, обращенные к девушке, она обернулась и удивленно посмотрела на него, словно только сейчас заметила, что он стоит рядом.

Глаза ее стали вдруг серьезными – она явно думала, ответить ей на вопрос Бена или сделать вид, что не существует ни вопроса, ни его самого.

– Нет, не понравились, – сказала она наконец. – А кто они вам?

Вопрос был немного странным, учитывая тот факт, что девушка не знала Бена. К тому же он отметил в голосе девушки нотки разочарования.

Он мягко улыбнулся.

– Не имеет значения, Кейт. Для нас это неважно.

– Но вы ведь знаете их, не так ли? – спросила она, и только после этого до нее, казалось, дошел смысл второй фразы, произнесенной Беном.

Подняв голову, она внимательно посмотрела на стоящего перед ней мужчину.

– То есть, что значит – «для нас»? Никаких «нас» не существует.

– Пока нет. – Бен остался доволен удивленным взглядом карих глаз, которые она поспешно опустила, прежде чем он успел прочитать в них еще что-либо. Он хотел было добавить, что в будущем все будет совсем иначе, но тут их обоих отвлек Дэвид, который начал счищать грязь с одежды.

– Что случилось на этот раз, Дэвид? – протянув руку, Кейт взяла юношу за подбородок и заглянула ему в лицо.

– Ничего нового.

Он перестал отряхивать одежду и напустил на себя равнодушный вид, а Кейт внимательно изучала царапину на его щеке. Бен мог бы сказать парню, что его актерские способности тоже оставляют желать лучшего, но ему было слишком интересно, что же все-таки случилось, чтобы вмешиваться в разговор.

– Светофор переключился в тот самый момент, когда клиент расплачивался со мной. Ему так захотелось поскорее уехать, и он не обратил внимания, что я не успел отойти.

Бен не стал дожидаться следующего вопроса Кейт. Он сам задал его, опередив девушку.

– Царапина на лице – единственное повреждение?

Дэвид вскинул на него глаза и коснулся рукой ссадины на щеке, при этом в глазах его мелькнуло то же удивление, как в тот момент, когда Бен не стал отрицать, что богат.

– Всего лишь царапина. Скоро заживет, – буркнул он.

– Это не ответ, – на сей раз Кейт на несколько секунд опередила Бена.

– Со мной все в порядке. – Дэвид перевел взгляд с Бена на Кейт, потом легонько оттолкнул ее руку. – Никак не могу понять, знаешь ты этого человека или нет.

– Никогда в жизни не видела. Я думала, его знаешь ты.

– Нет. Но он знает твое имя.

– Ты произнес его, как только я подошла, – пояснила Кейт.

– Прилипала. Я должен был догадаться сразу. – Дэвид кивнул в сторону Бена. – Он предлагал мне работу.

Кейт не смогла сдержать ни удивленного возгласа, ни быстрой улыбки, появившейся на ее губах. Людям нечасто удавалось ее удивить, но этот незнакомый мужчина вызвал у нее самые противоречивые чувства.

Он вовсе не был первым незнакомым молодым человеком, который смотрел на нее с открытым желанием во взгляде. Кейт всегда считала себя достаточно симпатичной, к тому же она обнаружила, что некоторые мужчины предпочитают именно ее тип внешности. Однако обычно Кейт чувствовала себя немного неловко от подобных взглядов. Она считала, что незнакомые люди не должны выражать свои эмоции столь откровенно.

Но этот мужчина, хотя она тоже видела его впервые… Хотя она чувствовала себя желанной под его взглядом, но в то же время ей было как-то тепло и спокойно. Кейт не понимала, как ему это удается и делает ли он это специально. Но если нет, почему она так реагирует на него?

К тому же Дэвид, который редко заговаривал с кем-нибудь, довольно долго беседовал с этим высоким незнакомцем. Она видела их через окно, пока заворачивала гвоздики той паре из Техаса.

Очень жаль, что Дэвид похож на попрошайку. Но незнакомец предложил ему работу, и это говорило о нем Кейт куда больше, чем если бы ей дали прочитать его гороскоп. Он наверняка был человеком гордым и сильным, уверенным в себе и своих поступках. Его кашемировое пальто указывало на определенный материальный статус, но Кейт сразу поняла, что, будь он даже беден как церковная крыса, это не на йоту не убавило бы его гордости.

По ее мнению, он был так же достаточно умен, чтобы распознать те же качества в окружающих и вести себя соответственно. Он разглядел за потрепанной одеждой самолюбие Дэвида, которое было весьма важной частью его натуры, хотя парнишке часто приходилось получать от жизни удары, он не оставил надежду выбиться в люди.

– Работу? – переспросила заинтригованная Кейт.

– Я сказал ему, что работа у меня уже есть, – ответил Дэвид.

– Не обещаю тебе сладкую жизнь, – сказал Бен, – но могу гарантировать, что если ты станешь работать на меня, тебе не придется биться головой о дорожные знаки.

– Тут дело не в знаках, а в машинах, – поправил Дэвид.

Сдвинув кепку на затылок, он внимательно изучал незнакомца. Выражение глаз Дэвида не изменилось, но когда через несколько секунд он медленно кивнул, Кейт готова была поклясться, что парнишка принял какое-то решение, хотя и не могла понять, какое именно. Слова Дэвида подтвердили ее догадки.

– Если вы лезли в карман за визитной карточкой, то я хотел бы ее иметь, – сказал он.

Карточка, отпечатанная на прекрасном картоне цвета слоновой кости, перекочевала в руки Дэвида, и он прочитал вслух напечатанное на ней имя, в то время как Кейт продолжала гадать, зачем это мальчишке понадобилась визитная карточка незнакомца.

– Артур Бенджамин Филлипс, адвокат. – Дэвид посмотрел на Бена и улыбнулся. – Артур?

– Друзья зовут меня Бен.

– В таких сапогах машину «скорой помощи» не остановишь, – Дэвид кивнул на ноги Бена, улыбнувшись при этом, чтобы слова его не звучали чересчур оскорбительно.

– Стараюсь ограничить свою деятельность рамками корпоративного права, – сказал Бен, и Кейт заметила, что глаза его смеются.

Она вздохнула с облегчением. Не все реагировали так добродушно на манеру Дэвида добывать нужную ему информацию.

– У вас своя фирма?

– Ее основал мой дядя. Он умер несколько лет назад, но я так и не собрался привлечь к делу другого партнера. Работаю над этим сейчас, – он сложил на груди руки. – Дело надежное, если тебя это интересует. У меня есть секретарша, которая знает о корпоративном праве больше, чем некоторые юристы, и парочка помощников, которые разыскивают в документах то, чего не знаем мы с Молли.

– А ваши родители? – продолжал свой допрос Дэвид.

– Они оба музыканты. – Бен остановился, потом улыбнулся, заметив, что Дэвид настойчиво смотрит на него, ожидая услышать больше. – Они почти все время живут в Европе. Братьев и сестер нет.

Дэвид хитро посмотрел на левую руку Бена.

– А свое обручальное кольцо вы забыли вместе с часами?

«Пожалуй, мальчишка слишком обнаглел», – подумала Кейт, но тут же затаила дыхание, чтобы не пропустить ответ незнакомца.

– Я не женат. Хочешь узнать что-нибудь еще или допрос окончен?

Дэвид посмотрел на Кейт.

– Я закончил. А как насчет тебя?

Девушка почувствовала, как кровь приливает к щекам, и тут же решила, что глупо отрицать свой интерес.

– Вы живете один? – спросила она, сама поражаясь своей бестактности.

Губы Бена сложились, чтобы произнести «да», но из них не вырвалось ни звука. Наступила короткая пауза. И все же Кейт была несколько удивлена, когда, взглянув на нее в упор, Бен ответил:

– Нет.

Ее поразила степень собственного разочарования. Кейт чувствовала себя так, словно из-под ног ее убрали вдруг пол, она даже вытянула в сторону руку, чтобы не удариться при падении.

Бен и Дэвид одновременно схватили ее за руку, когда Кейт неожиданно качнулась вперед, но она сразу же восстановила равновесие. Тут же ее внимание целиком захватил незнакомый мужчина в кепке, незаметно приблизившийся к ним.

– Кто вы? Что вам надо? – собственный голос показался Кейт лишенным какого-либо выражения, но сейчас она была неспособна на большее.

Освободившись от поддержки Бена, Кейт инстинктивно подвинулась поближе к Дэвиду, не зная, чего ожидать от появления незнакомца.

Мужчина в кепке махнул рукой в сторону холла.

– С вами все в порядке или позвать доктора? Здесь наверняка несложно его найти. – Голос мужчины однако звучал так, словно он не верил собственным словам, но все же он огляделся, словно уже принимаясь за поиски врача.

Кейт поспешила остановить его.

– Со мной все в порядке. Просто потеряла равновесие. Спасибо, что отвлеклись от своих дел и спросили о самочувствии.

– Я вовсе не отвлекался от своих дел, мисс. Я пришел сюда за Беном. Он опаздывает на назначенную встречу.

– Опаздывает? – повторила она и тут же спохватилась.

Ее не должно это волновать. Право беспокоиться о делах Артура Бенджамина Филлипса принадлежит той женщине, с которой он живет.

– Меня зовут Джо Мэнгл, мисс. Рад познакомиться с вами.

Взгляд его уперся в руку Кейт, судорожно сжимавшую запястье Дэвида, и он повернулся к Бену.

– Если вы уже закончили здесь, босс, пойдемте. Наши барракуды начинают беспокоиться. Вам лучше подняться, пока вокруг них не начала бурлить вода.

– Барракуды? – переспросила Кейт и тут же прикусила язык. Но вопрос ее успел привлечь внимание Бена.

– Имеется в виду та парочка, которая покупала гвоздики, – пояснил он. – Я приехал сюда из-за них.

Бен заговорил впервые с того момента, как признался, что живет не один. Кейт заметила, что глаза его стали вдруг темнее ночи. Она отвела взгляд, пока он не заметил ее разочарования. В жизни Кейт самолюбие так же играло немалую роль.

Бен уже намекнул, что имеет какое-то отношение к этой паре, но тогда Кейт не обратила внимания на неприятное чувство, которое вызвал у нее этот факт. Сейчас она жалела об этом. Не стоило отрываться от реальности, тогда она не стала бы поддаваться эмоциям, которые вызывал у нее этот мужчина.

– Нам тоже надо работать, Дэвид, – сказала Кейт.

– Как и нам, босс, – посмотрев на часы, Джо тихонько присвистнул. – Если не поторопимся, вы пропустите ленч. Вы ведь знаете, как бесится Элис, когда вы не приезжаете вовремя домой.

Элис. Кейт вдруг очень захотелось, чтобы эта самая Элис сожгла его чертов ленч.

– Это не то, о чем вы подумали, Кейт.

Сейчас голос Бена звучал так же, как когда он спрашивал у Дэвида, насколько серьезна его рана. Кейт крепко сжала зубы, чтобы не застонать вслух. Она чувствовала себя совершенно беспомощной, и Бен наверняка заметил это. Кейт знала с того самого момента, как глаза их встретились, что от этого человека ей ничего не удастся скрыть.

Однако она попыталась все отрицать.

– То, что я думаю, мистер адвокат, не имеет никакого значения. К тому же я и так уже потеряла достаточно времени. Ты готов, Дэвид? – Кейт повернулась и направилась ко входу в магазинчик. Заметив, что Дэвид не спешит последовать за ней, она обернулась и увидела, что парень пожимает на прощание руку Бену.

Она почувствовала себя преданной, и это было почти так же больно, как знать, что обещание Бена никогда не будет выполнено. Они никогда не смогут сказать о себе «мы», и глупо надеяться, что все может быть по-другому.

Прозвенел звонок, означавший окончание утреннего посещения больных, и Кейт улыбнулась, поняв вдруг, что пережила начало и конец самого потрясающего романа в своей жизни – и все это за двадцать минут.

Что ж, это своего рода рекорд, только вряд ли кто-нибудь ведет счет подобным достижениям.

3

Сравнение с барракудой было вопиющей несправедливостью в отношении женщины, которая внимательно изучала Бена, словно расчленяя его на составные части. Барракуды – крупные злобные рыбы, обитающие в водах Средиземного моря. Кассандра Сеймур жила в Далласе и на Манхэттене, и хотя была достаточно высокой женщиной, ее, пожалуй, нельзя было назвать крупной.

А вот злости ей, пожалуй, было не занимать. Если отбросить в сторону кокетливые голубые глаза и капризно надутые губки, сразу же становилось ясно, что с этой особой надо вести себя как можно осторожнее. Инстинкт и многолетний опыт чтения по людским лицам их характеров сразу сказали Бену, что существует несоответствие между словами Кассандры и эмоциями, которые мелькают при этом на ее лице. То, что она пыталась продемонстрировать окружающим, не всегда соответствовало действительности.

– Мы так благодарны, что вы согласились нас встретить, – в ее хрипловатом голосе слышался техасский акцент и откровенное приглашение к флирту. – Пожалуйста, зовите меня Кассандра.

Бен улыбнулся ничего не значащей пустой улыбкой и без промедления вынул руку из ладони Кассандры. Ее наигранная чувственность не производила на него ни малейшего впечатления отчасти потому, что он вообще не был поклонником женщин, которые видят в каждом мужчине потенциального завоевателя, а отчасти… пожалуй, к этому имела отношение Кейт. Неожиданная симпатия, которую почувствовал Бен к этой девушке, словно согревала его изнутри, не давая забыть о себе.

– Никаких проблем, – сказал он Кассандре, а затем повернулся, чтобы познакомиться с ее братом.

Гарольд Кларк пожимал руку с гораздо меньшей самоуверенностью, чем его сестра, не говоря уже о сексуальном призыве, который отсутствовал в его рукопожатии вовсе.

– Очень мило с вашей стороны приехать сюда.

– Гас не объяснил толком, что я должен для вас сделать, – сказал Бен, окончательно решив для себя, что, хотя Гарольд Кларк явно слабее своей сестры, его не стоит сбрасывать со счетов. От него слегка попахивало джином, а в глазах застыло настороженное выражение. Бен решил, что неуверенность Гарольда объясняется тем, что он стесняется своего пагубного пристрастия.

– Не сказал? – переспросил Гарольд, вовсе не выглядя при этом удивленным. – Ну что, поскольку вы здесь…

Он пожал плечами, демонстрируя всем своим видом, как утомляет его эта тема. Прежде чем Бену удалось добиться от него продолжения, в разговор вступила сестра Кларка.

– Мистер Филлипс? – проворковала она, требуя его внимания. Кассандра подождала, пока Бен обернется к ней, затем продолжила: – Артур, я не ошиблась?

– Хм, – сказал он, не отвечая ничего по поводу своего имени. – Наверное, нам следует перейти к делу. Здесь очень строго соблюдают часы посещений.

Он одарил Кассандру еще одной пустой улыбкой и махнул рукой в сторону стоящего неподалеку столика с четырьмя стульями, подумав о том, что это гораздо лучше дивана, на котором они сидели, ожидая его. Хотя им и не нужен был стол, он мог послужить прекрасным защитным барьером. Лучше принять меры предосторожности, чем думать потом, как вырваться из острых зубок барракуды.

Бен уселся напротив Кассандры, прекрасно понимая, что уже почти что нажил себе врага. Конечно, это был не лучший способ вести дела, но в данном случае такие мелочи не имели значения. Бен подождал, пока Гарольд положит на стол гвоздики, купленные в цветочном киоске. Взглянув в лицо мистера Кларка, Бен подумал о том, что он похож на человека, которому необходимо безотлагательно выпить.

– Было бы неплохо, – начал Бен, – если бы вы сообщили, зачем вам потребовались мои услуги.

– Все дело в нашем дедушке, – сказал Гарольд. – Мы боимся, что с ним… возникнут некоторые трудности. Вы ведь знаете, как это бывает с пожилыми людьми.

Кассандра снова прервала брата с холодной улыбкой на губах.

– Гарольд пытается объяснить, что мы приехали забрать дедушку обратно в Даллас. Видите ли, он очень сильно болен.

– И не хочет возвращаться? – удивленно спросил Бен. А он-то думал, что это их первый визит в больницу.

– О нет, – с вымученным смешком воскликнула Кассандра. – Ничего подобного. Он даже не знает о том, что мы проделали весь этот путь, чтобы забрать его.

Бен внимательно посмотрел на женщину, пытаясь уловить хоть какой-то намек на то, зачем брату и сестре в этой ситуации понадобился адвокат. Но не увидел ничего подобного.

– Боюсь, что не понимаю, в чем состоит проблема, – признался он.

Кассандра переплела длинные ухоженные пальцы и наклонилась к Бену, всем своим видом давая понять, что разговор пойдет в доверительной манере.

– Мы узнали о том, что он серьезно болен, только вчера. Он держал это в секрете. Он даже не сказал нам, куда собирается, когда уехал из дому месяц назад. Мы так беспокоились. А потом мы узнали, что он заболел, и это подтвердило наши худшие подозрения.

– Какие же именно?

– Что его нельзя оставлять одного, – просто сказала Кассандра, поднимая одну бровь, словно предупреждая Бена, что не стоит ей возражать. – Он должен быть дома, где мы, его близкие, могли бы присматривать за ним.

– У него полный дом слуг, которым нечего больше делать, – вставил Гарольд. – Не вижу смысла оплачивать больничные счета, когда старику будет гораздо лучше в собственном доме.

– И мы живем очень близко, – добавила Кассандра, касаясь руки брата, прежде чем он успел сказать что-нибудь еще. – Если мы сумеем увезти его обратно в Даллас, то сможем позаботиться о том, чтобы он скорее поправился.

В словах Кассандры не было ничего подозрительного, но Бен чувствовал: что-то здесь не так.

– Но если ваш дедушка – простите, как его имя? – поинтересовался он.

– О'Херли, – сказал Гарольд. – Томас О'Херли.

Бен кивнул.

– Если дедушка не сказал вам, куда поехал, не сообщил, что попал в больницу, то как вы узнали, что он здесь и надо приехать сюда?

Гораздо больше ему хотелось спросить, почему старик сбежал от них, но он не хотел, чтобы Кассандру насторожило подобное любопытство.

– Его страховая компания послала письмо по домашнему адресу, – объяснила она. – С тех пор, как он уехал, я разбирала его почту. В письме упоминалось о больнице Гринакра. И мы сразу поехали сюда.

«Но не торопитесь оказаться у изголовья больного», – отметил про себя Бен.

– Но вы ведь еще не видели его. – Он старался изо всех сил, чтобы слова не прозвучали упреком.

– Мы хотели поговорить сначала с вами и с его врачом. – Кассандра нахмурилась. – Мы ведь не знаем, в каком он состоянии и какое действие окажет на него наше неожиданное появление.

– Так вы ни с кем еще не говорили о его состоянии? – уточнил Бен.

– Пока нет. Я попросила медсестру из приемного покоя, чтобы доктор вышел к нам до того, как мы пройдем к дедушке. Это доктор Риверз. Вы его знаете?

– Да, – Дэн Риверз играл в одной бейсбольной лиге с Беном, но он не видел его уже несколько месяцев. Лига состояла в основном из игроков профессионального плана, которые ненавидели гольф и считали, что в бейсбол можно играть круглый год. Бен и Молли по очереди представляли свою фирму, а когда изредка случалось, что они оказывались на площадке вдвоем, все время спорили, чья очередь подавать.

Бен как раз задумался над тем, придет ли сегодня Молли на игру, когда Кассандра, вежливо кашлянув, напомнила ему о своем присутствии.

Она выглядела раздраженной, из чего Бен сделал вывод, что, по мнению Кассандры, он недостаточно внимателен к своим потенциальным клиентам.

– Что ж, – сказал он. – Я понимаю ваше желание посоветоваться сначала с врачом, но пока не догадываюсь, для чего понадобился я.

Кассандра издала короткий смешок, но в глазах ее Бен не заметил ни малейших проблесков веселья.

– Так Гас действительно ничего вам не сказал? Он просто хотел, чтобы с нами был кто-нибудь, кто хорошо ориентируется в местной обстановке. Я думала, он объяснил вам, что просит оказать дружескую услугу и просто сопровождать нас во время визита к дедушке. Вот и все.

«Черта с два», – подумал Бен, стараясь изо всех сил, чтобы эти мысли не отразились на его лице. Если Оуэнз действительно хотел, чтобы его клиентам просто обеспечили дружеский эскорт, он сначала убедился бы, что Бен знает нужных людей. А Молли ничего не говорила о подобных вещах.

Подняв голову, Бен увидел направляющегося к ним Дэна Риверза. Встав, он пошел ему навстречу, от души надеясь, что Гарольд и Кассандра не заметили никаких признаков облегчения, которое он испытал при мысли о приближающемся подкреплении.

– Я не знал, что ты знаком с мистером О'Херли, – сказал Дэн, пожимая Бену руку. Очевидно, Гас Оуэнз не упомянул доктору Риверзу имени Бена.

– Я вовсе с ним не знаком, – сказал Бен и повернулся, чтобы представить доктору Кассандру и Гарольда.

Он с облегчением отметил, как быстро женский радар Кассандры переключился на новую цель, хотя Дэн явно не оценил этого. Слушая вполуха сообщение Дэна о состоянии Томаса О'Херли, Бен подумал, что, учитывая крошечные размеры Гринакра, Гас Оуэнз мог просто предположить, что Бен наверняка знает врача своего клиента. Возможно, в объяснениях Кассандры все же был какой-то смысл.

Другое объяснение состояло в том, что им понадобилась его юридическая квалификация, чтобы вернуть дедушку домой. Но это выглядело совсем уж смешным. Если Томас О'Херли не хотел возвращаться в Даллас, то что мог предпринять по этому поводу Бен?


– Кейти, дорогая, сегодня ты просто превзошла себя. Как ты догадалась, что крокусы – мои любимые цветы? – Томас О'Херли отодвинул тарелку с недоеденным ленчем, состоявшим из плавающих в соусе кусочков индейки, и поправил больничное одеяло.

– Вы это о цветах, которые я принесла? – Кейт подняла глаза от глиняного горшочка с желтыми и лиловыми цветами, который она только что поставила на подоконник, и улыбнулась старику.

Визиты к Томасу всегда поднимали ей настроение, а сегодня Кейт нуждалась в этом как никогда. Как только пришла Лилиан – продавщица, работавшая в магазине Кейт, – она тут же схватила горшок с крокусами и оставила Лилиан разбираться с новой партией цветов, которую Дэвид как раз только что разгрузил.

Хотя с момента встречи с Беном Филлипсом не прошло еще и часа, Кейт уже чувствовала себя гораздо лучше, ощущая, что ослабевает со временем то впечатление, которое он произвел на нее.

Старик, так обрадовавшийся ее приходу, утверждал, что ему восемьдесят два года, хотя выглядел он на шестьдесят, а вел себя так, как будто был еще моложе. Сильный мускулистый мужчина, страдающий от затянувшейся пневмонии, выглядел на больничной койке так же неестественно, как дикий горный козел, привязанный к шикарной яхте.

– Так они вам действительно нравятся? – спросила Кейт, повернув к свету цветочный горшок, прежде чем подойти к кровати больного.

– Я в восторге, – прекратив на минуту возню с одеялом, Томас взглянул на цветы. – Возможно, я даже оставлю их здесь на день– два.

– Это будет в первый раз. Вот уже три недели я каждый день приношу вам цветы, но к утру они, как правило, исчезают.

Кейт нравилось разыскивать для Томаса самые экзотические и необычные цветы. В этом был своеобразный вызов, особенно если учесть, что Гринакр находился в горах и скоро должна была наступить зима. Поскольку Томас сразу предупредил, что ее не должна останавливать цена, было вдвойне приятно разыскивать редкие цветы, которые оправдали бы его ожидания.

– Нельзя обвинять мужчину в том, что он хочет часто менять обстановку, – улыбнулся Томас.

Кейт заправила за ухо прядку волос и притворилась, будто сердится.

– Если бы я не успела хорошо вас изучить, то решила бы, что вы открываете в больнице подпольный цветочный магазин.

– Боитесь конкуренции? – Густые седые брови поднялись и упали одна за другой, словно раненая птица, пытающаяся сохранить равновесие. – Я скорее съем этот ужасный ленч, чем совершу нечто, настолько неподобающее джентльмену, – сказал он, бросив полный отвращения взгляд на свою тарелку.

Кейт была уверена, что цветы ее оказываются в результате на прикроватных столиках тех больных, к которым никто не приходит. Это было словно игра – Кейт притворялась, что не знает, что случается с цветами, ночная сестра – что не видит, как Томас крадется по ночам в другие палаты, а Томас – что вовсе не он приложил руку к тому, чтобы скрасить жизнь несчастных.

Кейт была рада тому, что у нее каждый день был повод навестить Томаса. Сестра была довольна тем, что ночные прогулки являются для ее пациента столь необходимой разминкой. А Томас радовался тому, что может улыбаться загадочной улыбкой и напускать на себя таинственный вид.

– Я знаю, что вас не устраивает в еде, – Кейт наморщила нос. – В среду на ленч всегда дают индейку, а на обед – фаршированные перцы. Вы должны бы уже это знать – лежите здесь достаточно долго. Эта монотонность любого выведет из себя.

– Я попытался зачеркнуть индейку и написать на меню: отбивная из телятины. Но это не сработало. – Старик вздохнул, всем своим видом изображая разочарование, а затем окинул фигуру Кейт весьма игривым взглядом. – Что вы вообще знаете о настоящей пище? Вы ведь, очевидно, сидите на йогурте и морковных котлетках.

Кейт рассмеялась.

– Жаль вас разочаровывать, Томас, но я обычно съедаю королевский гамбургер. По средам они продают эту двойную порцию холестерина за полцены. Это выгодно.

– Могли бы придумать что-нибудь получше, Кейти. – Он перевел взгляд с фигуры девушки на ее лицо. – Например, тот французский ресторанчик на углу. Как его там – кажется, «Чес Мартин».

Сузив глаза, Кейт внимательно изучала Томаса.

– Откуда вы знаете об этом ресторане? Ведь вы не покидали стен больницы?

– Должно быть, о нем упоминал док Риверз, – сказал Томас с таким невинным видом, какой бывает у человека только после восьмидесяти лет тренировок во вранье.

Кейт знала, что он говорит неправду, но решила не разоблачать Томаса. С ним явно не стоило спорить о необходимости выполнять правила и инструкции. Удавалось ли ему улизнуть, чтобы поесть в ресторане, или он подкупал кого-нибудь из персонала, чтобы еду приносили ему в палату, – в любом случае это только способствовало его выздоровлению.

Однако не стоило подавать виду, что она поощряет подобную практику. Иначе Томас, чего доброго, уговорит ее пойти с ним, и Бог его знает, к каким последствиям это приведет. Большое счастье, что ее не поймали на прошлой неделе, когда она принесла в палату Томаса свою кошку. Кейт до сих пор сомневалась, видела ли ночная сестра шерсть Фокси на одеяле Томаса или он сумел собрать ее и выбросить до обхода.

– Бекки Джеймс сказала мне, что вас могут выписать на следующей неделе, – сложив руки на груди, Кейт строго посмотрела на Томаса. – На вашем месте я бы старалась выглядеть образцовым пациентом. А то доктор может решить, что вы не способны сами позаботиться о своем здоровье, и оставит вас здесь еще на какое-то время. Мне почему-то кажется, что жирная пища из французского ресторана отсутствовала в списке блюд, рекомендованных выздоравливающим после тяжелых болезней.

– Вы говорите ерунду, – Томас снова встряхнул сбившееся одеяло.

– Готова спорить, что диетолог согласился бы со мной, а не с вами, – упрямо стояла на своем Кейт.

Томас пробормотал нечто весьма нелестное в адрес диетологов и снова дернул одеяло, но так и не смог оторвать его от матраца.

– Эта старая летучая мышь из предыдущей смены пришпилила к матрацу мое одеяло, пока я спал. Готов спорить, что в свободное время она шьет удовольствия ради смирительные рубашки.

Он с силой дернул и отцепил наконец одеяло от кровати, и оно отлетело в сторону. Кейт не могла бы сказать наверняка, случайно ли оно приземлилось прямо на тарелку с ленчем Томаса. Несколько секунд оба они смотрели, как соус от индейки пропитывает синюю ткань одеяла.

– О Боже, что я наделал! – отвернувшись от одеяла, Томас посмотрел на свои ноги. – У сестры наверняка будет истерический припадок.

– Если бы я думала, что вас это волнует, то осталась бы оказать вам моральную поддержку, – еле сдерживая смех, сказала Кейт.

– Кейти, дорогая, – старик изобразил на лице испуганное выражение. – Неужели вы оставите меня один на один с миссис Джеймс? Она ведь убьет меня за это.

– Простите, Томас, но последние несколько дней у меня очень много работы.

Кейт подошла к двери и улыбнулась старику с порога.

– На завтра я придумала для вас нечто особенное. Вы ни за что не догадаетесь, какие цветы я принесу.

– Это не имеет значения, – проворчал Томас, но от Кейт не укрылись блеснувшие в его глазах искорки удовольствия. – Миссис Джеймс наверняка запрет меня в изолятор за то, что я не съел свой ленч.

– Она будет так занята, устраивая вам скандал по поводу одеяла, что несъеденного ленча даже и не заметит, – Кейт улыбнулась старику на прощание и скрылась за дверью, прежде чем жалость к старику заставит ее остаться и помочь ему скрыть свое преступление.

Все еще улыбаясь, она направилась по коридору к лифтам и тут увидела идущую навстречу группу из четырех человек.

Улыбка погасла на ее губах, а вместе с ней исчезло душевное равновесие, которое помог ей обрести визит к Томасу. Кейт резко остановилась и увидела, как Бен Филлипс склонил голову, чтобы лучше слышать, что говорит ему идущая рядом женщина – та самая высокая худая блондинка, которая недавно покупала у нее гвоздики. За ней шел мужчина, с которым они спорили, кому платить за цветы. Он разговаривал с доктором Риверзом – лечащим врачом Томаса. Когда Кейт поняла, куда они направляются, ужас вытеснил все остальные чувства, нахлынувшие после того, как она увидела Бена. Палата Томаса была на углу за ее спиной, а соседняя комната была свободна. Что бы ни хотели эти люди от Томаса, Кейт чувствовала, что это не принесет ему пользы. Этих пришельцев из Техаса явно не заботили ничьи интересы, кроме своих собственных.

Одержимая желанием защитить старика, Кейт резко обернулась и направилась туда, откуда только что вышла. Но в последний момент в ней возобладал здравый смысл, и она свернула к находившейся рядом закрытой двери. Оказав Томасу моральную поддержку, она почувствовала бы себя лучше, но ее присутствие при разговоре с незнакомыми людьми вряд ли было желательным и могло создать неловкость. Возможно, Томасу вовсе не понравится идея обсуждать свои личные дела в присутствии посторонних, но он ни за что не попросит ее выйти.

Даже если Томас обрадуется тому, что Кейт пришла ему на выручку, остается еще высокий красавец-адвокат, не говоря уже о парочке из Техаса. Неприязнь, которую вызвали у нее эти люди, не шла ни в какое сравнение с отвращением, которое испытала Кейт, поняв, что Бен имеет к ним какое-то отношение.

Надо было спрятаться где-то и улизнуть при первой же возможности. Любое убежище было лучше еще одной встречи с Беном. Интересно, заметил ли он ее и что ей лучше сказать, если Бен заговорит с ней. Впрочем, он вряд ли обратит на нее внимание, когда рядом идет такая шикарная блондинка, внимающая каждому его слову.

Выбранное Кейт убежище оказалось маленьким душным чуланом, заполненным щетками, ветошью и моющими средствами. Наверное, на двери висел соответствующий знак, но Кейт была так озабочена тем, чтобы поскорее спрятаться, что нимало не беспокоилась о том, что могут подумать, увидев, как она входит в кладовку.

Не позаботившись даже о том, чтобы найти выключатель, она проскользнула внутрь и захлопнула за собой дверь. Кейт вздохнула с облегчением, хотя сердце ее продолжало учащенно биться. Все это глупости, но почему же тогда в ней все всколыхнулось, когда она увидела Бена? Даже будучи подростком, она лучше контролировала свои эмоции.

Какое ребячество – прятаться в чулане. Кейт уже ругала себя за совершенную глупость. Она услышала, как вся компания прошла мимо двери по направлению к палате Томаса. Она не хотела столкнуться с Беном лицом к лицу, и сейчас лишь это имело значение.

Только когда затихли шаги и смолкли голоса, Кейт поняла свою ошибку. Кладовка, показавшаяся ей таким замечательным убежищем, была прекрасно видна из палаты Томаса. Если она выйдет отсюда сейчас, кто-нибудь наверняка увидит ее. И ей совсем не хотелось, чтобы этим человеком был Бен.

Ей оставалось только ждать. Не зажигая свет – что за охота смотреть на швабры и дезинфицирующую жидкость? – Кейт прислонилась к двери и сосредоточилась на голосах, звучавших в палате Томаса. Ей не слышно было слов, но ровный тон Томаса успокаивал – в нем не слышно было ни гнева, ни раздражения. Как ни старалась Кейт, она не могла узнать среди доносившихся до нее голосов голос Бена.

Минут через десять-пятнадцать мимо двери снова прозвучали шаги – посетители Томаса ушли. Она дала им время свернуть за угол и дойти до поста медсестер и тут услышала, как закрылась дверь палаты старика. Либо Томас закрыл дверь сам, либо врач остался с ним в палате. В любом случае это означало, что ей лучше зайти к Томасу позднее.

Кейт так глубоко погрузилась в свои мысли, что когда услышала стук в дверь за своей спиной, первым побуждением было открыть ее. Она уже взялась за ручку, и тут ей пришло в голову, что ни медсестрам, ни санитаркам не пришло бы в голову постучать, потому что они ни за что бы не заподозрили, что в комнате кто-то есть.

– Кейт?

Звук собственного имени, произнесенного за дверью, настолько испугал Кейт, что она невольно попятилась. Споткнувшись о мокрую швабру, она ударилась бедром о железную полку и тихонько вскрикнула. Едва успев освободить застрявшую ногу, она увидела, как открывается дверь. Прикрыв ладонью рот, Кейт съежилась от страха.

– С вами все в порядке?

В освещенном дверном проеме стоял Бен Филлипс.

– Конечно, – пробормотала Кейт, не отнимая руки ото рта.

– Мне показалось, я слышал, как вы ударились обо что-то.

– Ничего особенного, – поспешила заверить она.

Ей стоило большого труда удержаться от того, чтобы не потереть ушибленное место.

Кейт не слишком волновало, что она оказалась фактически в ловушке. Если бы она хотела убежать, это было бы невозможно – Бен загораживал выход. У нее также не было никаких средств самообороны, если не считать швабры и едких жидкостей для мытья полов.

Но у Кейт и в мыслях не было никуда бежать. Среди эмоций, которые вызвал у нее Бен Филлипс, не было места страху.

Сейчас ее охватило любопытство. Бен не походил на мужчину, которому требовалось загнать женщину в угол, чтобы покорить ее. Он также не походил на глупца, а значит, не мог надеяться, что ее заинтересует мужчина, принадлежащий другой женщине.

И все же надо быть настороже. Кейт могла ошибаться и в том и в другом.

– Я провел последние десять минут, гадая, сколько вы здесь просидите, – сказал Бен.

– Я еще не решила, – ответила Кейт, благодарная ему за то, что он не стал спрашивать, что она вообще делает в этом чулане. Конечно, это было не его дело, но он вполне мог бы задать подобный вопрос.

– Это очень отвлекало меня от важного разговора, – продолжал Бен. – Я собирался погрузиться в дело, а сам мог думать только о том, как вы повернулись и убежали, увидев меня.

– Не принимайте это на свой счет, господин адвокат. Мне просто не хотелось встречаться с парочкой, которую вы сопровождали, – попыталась сохранить лицо Кейт.

Бен улыбнулся.

– Я не обвиняю вас. И все же, мне кажется, не совсем в вашем характере прятаться от кого-либо или чего-либо.

– Вы знаете обо мне слишком мало, чтобы делать подобные заключения. – Кейт вспомнила о собственных выводах относительно Бена, которые ему предстояло еще подтвердить или опровергнуть.

Замолчав, она выжидательно посмотрела на Бена и поняла, что он ожидает от нее то ли ответа на какой-то непроизнесенный вопрос, то ли приглашения к действию. Встретившись взглядом с Кейт, он шагнул внутрь чулана и закрыл за собой дверь.

Даже в темноте Кейт чувствовала на себе взгляд Бена, который, казалось, просвечивал ее насквозь, подобно рентгеновскому лучу. Кейт инстинктивно прикрыла рукой сердце, хотя понимала, что его уже не спасти.

По спине ее пробежала дрожь, но это было, как ни странно, довольно приятно.

– Когда вы спросили, один ли я живу, вы не дали мне времени объяснить все как следует, – неожиданно сказал Бен.

Кейт задержала дыхание, но от этого у нее только зашумело в ушах. Ей казалось, что она знала заранее, о чем собирается поговорить с ней Бен. Совсем наоборот, Кейт готова была к любым отговоркам, к любой лжи по поводу женщины, с которой он живет. Но она не ожидала, что будет так остро чувствовать его присутствие, его взгляд, его дыхание.

– Когда вы задали свой вопрос, – продолжал Бен, – о чем именно вы хотели узнать?

– Если вы не поняли вопрос, тогда зачем стали на него отвечать?

– Я прямо ответил на то, что вы спросили, но вы, кажется, хотели знать что-то другое. Честно говоря, мне показалось неуместным уточнять, что именно, особенно в присутствии Дэвида.

– Ему уже исполнилось восемнадцать и наверняка приходилось слышать кое-что похуже, – усмехнулась Кейт.

– Но это ведь личный момент.

Кейт услышала шорох одежды – Бен сменил позу, но она даже не подумала о том, что он может попытаться сократить разделявшую их дистанцию. Однако когда он опять заговорил, Кейт снова почувствовала обволакивающее действие его голоса.

– Если вы пытались выяснить, живет ли со мной женщина, с которой я состою в сексуальных отношениях, то ответ «нет». И все же я живу не один.

Кейт вовсе не ожидала услышать из его уст что-нибудь подобное. Ей так хотелось поверить в то, что он говорит, но его участие в какой-то непонятной возне вокруг Томаса не давало ей сделать это.

Однако бесполезно было скрывать от себя самой реакцию на слова Бена. Кровь прилила к ее щекам, смущение боролось с радостным возбуждением. Теребя пальцами складку на юбке, она вглядывалась в темноту, но различала лишь неясные контуры тела Бена. Бен тихонько засмеялся, и Кейт показалось, что он прекрасно видит в темноте, словно хищник.

– Не могу представить себе обстоятельства, которые могли бы заставить меня задать мужчине столь неделикатный вопрос.

– Не беспокойтесь об этом, Кейт. – Она догадывалась по голосу, что Бен улыбается. – Вам и не надо спрашивать – я уже ответил.

– А что заставляет вас думать, будто меня это интересует?

– Может быть, я просто очень хочу, чтобы вас это интересовало, – тихо сказал он. – Я хотел, чтобы что-то произошло между нами еще до того, как узнал ваше имя. И поэтому не хотел лгать вам даже в мелочах. Возможно, это и заставило меня предположить, что вы бы расстроились, подумав, что дома меня ждет любовница.

Последовала долгая пауза, затем Бен спросил:

– Вы ведь были разочарованы, Кейт? Ведь именно это я прочитал в ваших глазах, прежде чем вы разозлились и ушли.

Кейт уже готова была признаться, что он прав, сказать, что да, она была невероятно разочарована, узнав, что понравившийся ей мужчина связан с другой женщиной. Но тут ей захотелось вдруг смеяться, когда она представила реакцию Бена на подобное признание. Лучше не говорить всего открытым текстом, но он был с ней так откровенен и так серьезен, что очень уж хотелось ответить ему тем же.

Следующий вопрос Бена вернул Кейт с небес на землю.

– Поэтому вы и прячетесь в чулане? Потому что проще было уйти с моего пути, чем думать о собственном разочаровании?

– Нет, – быстро сказала Кейт, но тут же замялась, так как поняла, что ей не удастся придумать другого убедительного объяснения, если только она не собирается впутать во все это Томаса. Но сейчас ей казалось благоразумней не затрагивать эту тему.

– Нет? – удивился Бен.

Кейт составила в уме сложную комбинацию из правды и полуправды.

– Может быть, подсознательно. Я не знаю. Я только что отнесла больному цветы, вышла в коридор и увидела вас…

Бен прервал ее, прежде чем Кейт успела придумать, что сказать дальше.

– Вы любите темноту, Кейт?

Резкая перемена темы неизвестно почему помогла Кейт успокоиться.

– Я никогда не задумывалась над этим, – улыбнувшись, ответила она.

– А стоило бы подумать, – сказал Бен, и Кейт снова почувствовала, как тело ее начинает реагировать на звуки его голоса. – Мне иногда кажется, что темнота увеличивает во много раз все, что я чувствую, словно на смену обычному зрению приходит вдруг способность видеть в других измерениях. В мозгу возникают картины, ни в чем не уступающие реальности, они даже бывают яснее, отчетливее. Я вижу цвета, которые не могу описать, слышу звуки, которых никогда не слышал раньше. Я нахожу темноту восхитительно возбуждающей. Вот почему я был так обескуражен, когда увидел, как вы прячетесь в чулан. Я не знал, включите ли вы свет, закрыв за собой дверь, и сгорал от любопытства – испытываете ли вы в темноте то же самое, что и я.

Кейт слушала словно зачарованная, удивляясь, как Бен подбирал слова, точно описывающие ее собственные чувства, понимая, что ни за что нельзя признаваться в этом. Возможно, Бену Филлипсу кажется нормальным делиться столь сокровенными чувствами с незнакомым человеком, но Кейт была иного мнения. Она ни за что не стала бы обсуждать это ни с одним мужчиной.

Но почему тогда ей так хочется рассказать все именно ему, Бену?

– Когда будете одна сегодня вечером, – сказал Бен, – попробуйте вспомнить, как мы стояли здесь в темноте. Вспомните, как вы не боялись ни темноты, ни меня, ни того, что мы вместе.

– А почему вы думаете, что я буду вечером одна? – спросила Кейт.

Последовала пауза, затем Бен заговорил неожиданно официальным тоном.

– Возможно, я ошибся, когда решил, что произвел на вас впечатление. Мне необходимо точно знать это, Кейт.

– Это не ваше…

– Не мое дело? – перебил он. – Значит, вы можете спрашивать обо всем, о чем угодно, а я нет?

– Только не таким образом.

– Придерживаясь эвфемизмов, трудно узнать всю правду. В моем доме живет с десяток людей, но я не живу ни с кем из них, если быть точным.

– Десяток? – перебила Кейт, пораженная услышанным. – У вас такая большая семья?

– Это не семья, просто люди… Но что…

Кейт расслышала неразборчивое ругательство и одновременно увидела яркий свет, который появился на том месте, где, как ей казалось, должен был находиться Бен.

На пороге стояла высокая худая женщина. Она продолжала толкать дверь, не подозревая, что за ней кто-то может находиться.

Медсестра пристально посмотрела на Кейт, затем обернулась и заметила Бена. Когда она снова повернулась к Кейт, глаза ее насмешливо поблескивали.

– Привет, Кейт. Я зашла сюда, чтобы взять чистые простыни для мистера О'Херли из соседней палаты, который умудрился перевернуть поднос с ленчем. А какую отговорку, интересно, придумаешь ты?

– Привет, Бекки. Я искала коробку с удобрениями, – соврала Кейт, не моргнув глазом. – А адвокат Филлипс помогал мне.

Бен вышел из-за двери и представился медсестре, которая еле сдерживалась, чтобы не рассмеяться.

– Кейт прекрасно знает, что здесь нет никаких удобрений, мэм, – сказал Бен. – Честно говоря, мы просто наслаждались возможностью побыть наедине в полной темноте.

– Думаю, Бекки и сама понимает это, – смущенно пробормотала Кейт.

– История про удобрения божественно прозвучит в моем пересказе, – сказала Бекки. – А сейчас, извините, мне надо работать.

– Мне тоже.

Кейт ясно прочла во взгляде Бена, что во второй раз он не даст ей так просто от него улизнуть. Она как раз пыталась придумать, что бы такое сказать ему, чтобы можно было спокойно уйти, когда из палаты Томаса появился Дэн Риверз.

– Прекрасно, – сказал он, увидев Бена. – А то я думал, что ты уже ушел.

Он замялся, увидев Кейт и медсестру. Возможно, Дэн и задумался над тем, что здесь происходит, но это никак не отразилось на его лице. Он просто хлопнул Бена по плечу и продолжал:

– Если у тебя есть время, я хотел бы обсудить кое-что.

О лучшем моменте для бегства трудно было мечтать. Кейт проскользнула между Беном и Бекки и быстро направилась к лифту.

Минуту спустя она вошла в свое цветочное царство, стараясь прогнать мысли о том, что в темном чулане ей казалось почему-то гораздо уютнее.

4

Было уже около полуночи, когда Кейт поставила машину на переполненную автостоянку между огромным мусорным контейнером и многоэтажным домом, в котором жила. За то короткое время, которое потребовалось, чтобы доехать от колледжа до дома, печка старого седана успела лишь слегка нагреть воздух, так что теперь Кейт даже не поежилась, выйдя на морозный воздух, тем более что на ней было теплое пальто из верблюжьей шерсти.

Она взяла с заднего сиденья свои книги и подумала о том, что осень уже кончается. Скоро будет зима, и надо не забыть поменять на машине покрышки для езды по снегу. Казалось, только вчера весна победила зиму, и Кейт вывела машину из гаража, чтобы снять эти самые покрышки.

Иногда Кейт казалось, что если бы не обязанности, связанные с подготовкой к тому или иному времени года, она вообще не заметила бы, как они меняют друг друга. Не то чтобы она специально игнорировала ход времени, хотя мать всегда упрекала ее именно в этом, когда Кейт забывала очередной раз о дне рождения племянника или другом событии не меньшей важности.

Но сама Кейт считала, что дело в том, что она слишком занята – у нее не хватало времени даже на то, чтобы как следует выспаться. Она работала в цветочном киоске при больнице, училась в университете, просиживала часами в библиотеке, занималась с неграмотными женщинами и благодарила Бога, когда у нее хватало времени на то, чтобы сменить зубную щетку, прежде чем голубые щетинки в ней станут белыми.

Держа книги в одной руке, Кейт вставила ключ в замок, повернула его и вскоре была уже внутри. В старом кирпичном доме, где жила когда-то одна семья, было теперь шесть довольно просторных квартир. Кейт часто пыталась представить себе, каково быть членом такой огромной семьи и жить в огромном доме вместе со всеми.

На первом этаже было теперь четыре квартиры, расположенные по разные стороны широкого коридора, устланного ковровой дорожкой. Кейт взяла со столика сложенную аккуратной стопкой почту, которую оставила для нее миссис Дэнверз, и отметила про себя, что, как всегда в будние дни, забирает почту последней.

Если не считать миссис Дэнверз, пожилой дамы, которая каждое воскресенье приглашала Кейт на чашку кофе с пончиками, Кейт едва могла вспомнить, когда видела последний раз своих соседей. Не то чтобы она чувствовала себя одинокой, но бывали моменты, как, например, сегодня вечером, когда очень хотелось пожелать кому-нибудь спокойной ночи.

Весь вечер Кейт было не по себе. Наверное, потому, что она не успела повидаться с Томасом. Весь день в магазине было полно посетителей. После того, как она подготовила все к закрытию магазина, Кейт пришлось стрелой лететь на занятия, опасаясь, что ее не допустят к экзамену по архитектуре, потому что частенько прогуливала лекции по этому предмету.

Когда лекция закончилась, было уже больше десяти, и Кейт решила не беспокоить Томаса поздним визитом. Она подумала, что лучше посидеть пару часов в библиотеке, подыскивая материал для курсовой работы, к которой она еще не приступала.

Но теперь она уже не была уверена в правильности своего решения. Дело в том, что Кейт так и не удалось сосредоточиться. Слишком велик был соблазн закрыть глаза и пережить заново минуты, проведенные в темноте с Беном Филлипсом. Курсовая работа казалась по сравнению с этим ненужной мелочью.

Кейт запретила себе закрывать глаза, она старательно листала энциклопедию, ничего не понимая в содержании прочитанного.

Вздохнув, Кейт направилась к лестнице. Ей необходимо было поесть и принять горячую ванну. Может быть, это поможет выкинуть из головы мысли о Бене Филлипсе и вернуться к нормальному ритму жизни. Ковер цвета ее любимого красного вина заглушал шаги. Кейт поднялась в квартиру второго этажа, где жила вместе с чистопородной сомалийской кошкой по имени Фокси.

Войдя в квартиру, Кейт положила свои книги, сумочку и почту на тумбочку у двери, а сверху бросила пальто и шелковый шарфик. Она как раз снимала туфли, когда Фокси забралась на тумбочку и стала трепать шарф.

– Разве я говорила, что ты можешь запускать в шарф свои когти? – Кейт подняла кошку за шкирку. – Я это говорила?

В ответ Фокси дважды дотянулась лапой до носа Кейт. Она промахнулась на какой-то миллиметр, и Кейт немедленно отпустила ее, пока оба они не пожалели о своем поведении. Она забросила шарфик на крышку гардероба, надеясь, что там он будет в большей безопасности.

Шарфик был не просто подарком, а знаком примирения. Его прислала из Милана или из Ниццы сестра Кейт Лаура, которая отправилась в отпуск в Италию, вместо того чтобы приехать в Колорадо, как она обещала Кейт. Лаура была такой же, как остальные члены семьи Кейт, – жадной до приключений, легко возбудимой и абсолютно независимой. Кейт восприняла такой поступок сестры без обиды, хотя когда она поступала подобным образом, обычно бывало наоборот.

Для родственников Кейт было обычным делом менять в последнюю минуту свои планы, а это означало, что любой из братьев и сестер Кейт – у нее было два брата и две сестры – мог появиться в любой момент вместе со всеми, кого захотел взять с собой, или же, наоборот, не приехать, даже не предупредив об этом. Ее родители, дай им Бог здоровья, отличались от своих детей только тем, что обязательно предупреждали о своих визитах.

Войдя в кухню, Кейт последовала вслед за Фокси к холодильнику выпуска пятидесятых годов, за который она заплатила двадцать долларов на аукционе, а потом еще двести, чтобы привести его в рабочее состояние. Морозилка была рассчитана всего на два литра, а мотор иногда стучал, но внешне холодильник прекрасно подходил для кухни, построенной сорок лет назад. К тому же Кейт приходилось готовить только для себя и Фокси, и ей вовсе не требовался мощный современный агрегат.

Фокси замяукала, явно намекая, что ее пора бы наконец покормить. Выбирать было не из чего – в их распоряжении были только остатки итальянского обеда, приготовленного Кейт два дня назад, разнообразных приправ и соусов, а также молочных продуктов и баночек с питанием Фокси. Сомалийская кошечка предпочитала холодные блюда.

Кейт приготовила два простых блюда – творожный сыр с индюшачьей печенью и соус для Фокси, лазанью с помидорами для себя. За едой она просмотрела письма, отметила в календаре на стене число, когда старший брат Карл обещал заехать навестить ее по пути в Сан-Франциско.

Полчаса спустя тарелки лежали в розовой эмалированной раковине, Фокси спала на любимой подушке Кейт, а Кейт заколола волосы и собралась залезть в горячую ванну, приятно пахнущую сиренью.

И тут зазвонил телефон. Кейт решила не прерывать купания из-за телефонного звонка.

Ей звонили в самое разное время суток – в этом не было ничего необычного. Почти все женщины в семье Кейт страдали бессонницей и охотно использовали часы между полуночью и рассветом, чтобы узнать подробности жизни друг друга. Кейт часто забывала брать с собой аппарат, принимая поздно вечером ванну, поэтому она попросила сделать отвод прямо в ванную комнату, и учитывая тот факт, что Кейт любила понежиться в теплой ароматной воде, она пользовалась этим телефоном куда чаще, чем двумя другими – на кухне и в спальне.

Снова зазвучал негромкий звонок, и Кейт попыталась угадать, которая из сестер решила добраться до нее сегодня. Или это мама устала от рецептов блюд из картошки, которые она собирала для книги по поручению женского общества.

Вытянувшись в ванне, она взяла трубку и зажала ее плечом.

– Привет, – сказала, улыбаясь, Кейт.

На другом конце трубки возникла пауза, затем низкий мужской голос произнес:

– Мне почему-то кажется, что вы имели в виду кого-то другого.

Голос Бена Филлипса действовал на нее по телефону точно так же, как в темноте чулана. Кейт наверняка уронила бы телефон в воду, если бы не сделала вовремя над собой усилие.

– Вы поняли, кто это? – спросил он.

– Да.

– Я извиняюсь за столь поздний звонок, но вас не было дома. И автоответчика у вас нет.

– Я не люблю их.

– И прекрасно. Это прекрасный повод продолжать дозваниваться.

Бен Филлипс вовсе не походил на человека, которому требовались предлоги, чтобы делать то, что он считал нужным.

Кейт вдруг очень захотелось получить ответ на один вопрос.

– Вы ведете все свои дела с людьми вроде той пары из Техаса?

– Да нет, – пробормотал Бен, а потом добавил: – Я ведь уже сказал, Кейт. Они не имеют для нас никакого значения.

– Отец однажды сказал мне, что можно многое узнать о человеке, глядя на тех, с кем он общается.

– Если это улучшит ваше самочувствие, могу сказать, что я просто оказываю услугу приятелю. Эти люди – вовсе не мои клиенты. Я никогда не встречался с ними до сегодняшнего дня и не могу сказать, что они очень мне нравятся. Но это все, что я могу сказать. Существует такая вещь, как конфиденциальность.

К удивлению Кейт, она действительно почувствовала облегчение. Слова Бена вовсе не уменьшили ее беспокойства по поводу Томаса, но радостно было услышать, что Бен участвовал в происходящем не по собственному выбору.

И все же он был не на той стороне.

– Я все еще не уверена, что это хорошая идея.

– Вы можете в любое время повесить трубку, Кейт.

Нет, она не могла этого сделать точно так же, как не могла убежать из чулана сегодня днем. У нее не было сил вести себя разумно. Ей необходимо было слышать голос Бена.

– Как вы узнали мой номер телефона?

– Так же, как и фамилию. Для человека решительного нет ничего невозможного.

– Вам дал его Дэвид?

– Я даже не просил его. Зачем подвергать таким испытаниям лояльность молодого человека?

Та часть сердца Кейт, в которой жил последнее время Дэвид, болезненно сжалась.

– Вы считаете, что он дал бы вам информацию, если бы вы попросили его об этом?

– Нет. Но он ведь заинтересован в обещанной мною работе. Я не хотел, чтобы Дэвид решил, что одно увязано с другим.

– Но он сказал, что не хочет…

– Я виделся с ним, прежде чем уехать из больницы. Ничего еще не решено, но не волнуйтесь – что бы он ни делал для меня, это не помешает его работе на вас. Послушайте, Кейт, я позвонил вам в час ночи вовсе не для того, чтобы говорить о Дэвиде.

– Так для чего же вы позвонили?

– У меня есть вопрос гораздо интереснее.

– Что же это за вопрос? – Кейт подняла из воды одну ногу и стала смотреть, как с нее опадает пена.

– Когда вы ответили, у вас был очень радостный голос. Ожидали приятного звонка?

– И что с того? – Она не собиралась докладывать Бену, что ожидала услышать голос матери или одной из сестер.

– Ясно как божий день, что вы не спали и ожидали звонка.

– Я так и не услышала ваш вопрос, – заметила Кейт, погружаясь глубже в горячую воду.

– Сейчас задам. Вы так и не ответили мне на один важный вопрос сегодня утром. В вашей жизни кто-то есть, Кейт? Мужчина, который спит в вашей постели, делит с вами кров и пищу? Думаю, слишком безрассудно было бы ожидать, что его не существует. Но сегодня утром я готов был поклясться, что вы почувствовали…

– И что же я почувствовала? – тихо спросила Кейт, берясь за край ванны.

Бен снова замялся, и когда он наконец заговорил, в голосе его слышались нотки мужского самомнения.

– Вы бы не спрашивали об этом, если бы у вас был другой мужчина. Его ведь нет, правда, Кейт?

– Нет. Сейчас нет. «И такого не было никогда», – мысленно добавила она. У нее никогда не было мужчины, который действовал бы на нее подобным образом, на чьи слова и даже звук голоса она реагировала бы так бурно.

– Это было похоже на вспышку, – сказал Бен. – И застало вас врасплох. Только что вы жили своей обыденной жизнью, расставляли цветы, напевали… что вы там напевали, Кейт? Я был недостаточно близко, чтобы расслышать.

– Я не знаю. Я…

Смысл слов Бена дошел до нее лишь через несколько секунд.

– Так вы наблюдали за мной?

– Не надо тревожиться, – мягко сказал он. – Все это было абсолютно безобидно. Вроде того, как наблюдаешь иногда за людьми, сидя в зале ожидания аэропорта. Ведь у меня не было другого способа узнать ваши привычки. Я не был знаком с вами.

– Это… я хочу сказать… я не знаю.

Кейт не могла подобрать нужные слова, и это вызвало у Бена усмешку.

– Не беспокойтесь об этом, Кейт. Позвольте рассказать мне, что я почувствовал, когда мы наконец-то встретились сегодня утром.

– Вы ведь начали рассказывать мне, что чувствую я.

– Я думал, вы поняли, – сказал Бен, – что это случилось с нами обоими. Поэтому все так напряженно и скоропалительно. Такие пожары не разгораются в вакууме.

Прежде чем заговорить, Кейт глубоко вздохнула и с шумом выдохнула воздух.

– Вы пугаете меня, – призналась она.

– Я вовсе не имел этого в виду. – Даже тишина на другом конце провода казалась какой-то удивительно настойчивой. – Вы ведь держите ситуацию под контролем, Кейт. В любой момент вы можете просто положить трубку, и я не стану вас больше беспокоить.

Но Кейт вовсе не хотелось класть трубку, тем более что это не изменило бы ее чувств. Кейт не знала, как это лучше объяснить, но понимала, что должна попробовать.

– Меня пугает то, как я себя чувствую в вашем присутствии… Не знаю почему, но меня тянет к вам. Я не могу объяснить это как следует…

Помолчав несколько секунд, Бен сказал:

– Не пытайтесь разложить все по полочкам, Кейт. Просто доверьтесь своим ощущениям.

Последовала еще одна продолжительная пауза, потом голос Бена стал еще более густым и низким.

– Вы в постели, Кейт?

– Нет. – Кейт зачерпнула рукой пены и стала смотреть, как она сваливается с пальцев.

– Это странно. Я почему-то представляю, как вы лежите, утопая в подушках. Постель – простыни, одеяло, наволочки – все белое, словно огромное, пышное облако. Одеяло ваше наверняка набито гусиным пухом. И темным пятном на постели выделяются только ваши роскошные блестящие волосы. – Бен тихонько рассмеялся. – Если я все представил неправильно, пожалуйста, не говорите мне об этом. Мне нравится картина, которую рисует мое воображение.

Кейт сдержала дыхание, в то время как по телу ее пробежали волны желания. Повторялась та же история, что и сегодня утром в чулане, – Кейт понимала, что он не мог видеть ее физически, но ее не оставляло ощущение, будто Бен видел ее. Радостное возбуждение смешивалось со страхом перед неизвестным, перед невозможным, но все же она наслаждалась реакцией своего тела на звук голоса Бена.

Осторожно, чтобы не уронить телефонную трубку, она откинула голову на полотенце, лежащее на краю ванны, и погрузила руки в воду. Кругом пузырилась пена, и Кейт очень захотелось сказать Бену, что он не напрасно представляет себе белое облако.

– Можно позвонить вам еще, Кейт?

Она вдруг почувствовала себя разочарованной – ей не хотелось так быстро прекращать этот разговор.

– Да, – это был единственно возможный ответ.

– Завтра?

– Да.

– Хорошо, – Бен был явно доволен результатами разговора. – Спите спокойно, Кейт.

– Постараюсь.

Бен повесил трубку, прежде чем Кейт успела пожелать и ему спокойной ночи. Только повесив телефонную трубку обратно на стену, Кейт почувствовала, что вода в ванне успела остыть.

5

На рассвете Бен вскочил с постели, натянул джинсы, сапоги, теплый свитер и отправился в конюшню, где Люк уже вычищал стойла. Бен опустил на пол охапку сена, которую прихватил по пути, и стал чистить соседний отсек. Конюшня была рассчитана на двенадцать лошадей, которых он унаследовал когда-то вместе с домом и небольшим манежем во дворе. Но это было пять лет назад, а теперь, хотя в конюшне располагались десять лошадей, только пять из них принадлежали Бену. Деньги, которые он получал за содержание остальных, позволяли платить жалованье Люку и ухаживать за своими лошадьми.

Бывали дни, когда работа в конюшне становилась единственной физической нагрузкой, которую мог позволить себе Бен. И он старался не пропускать ее.

Закончив работу, Бен и Люк вместе прошли в кухню, чтобы позавтракать кофе с холодной овсянкой.

Они как раз обсуждали нововведения в школе верховой езды, где Люк работал после занятий и по субботам, когда Элис поставила перед ними тарелку сваренных без скорлупы яиц, бекона и тостов. Бен взял пару кусочков поджаренного хлеба, а Люк съел все остальное, и Элис налила им по стакану апельсинового сока, чтобы запить столь обильный завтрак.

– Вы вернетесь домой к ленчу? – спросила она Бена.

Бен взглянул на другой конец стола, где как раз примостилась с кружкой кофе полусонная Тереза. Как обычно по утрам, на ней был халат, шаль и домашние тапочки.

Он подождал, пока Тереза сделает глоток кофе, а потом спросил:

– Как там насчет ленча?

– Сегодня вы заняты, – напомнила Тереза. – У вас деловой завтрак с персоналом офиса. Вы обещали заказать деликатесы из нового магазинчика, который так любит Молли.

– Да, да, теперь я вспомнил.

Покончив с тостами, Бен подумал, что хорошо бы Элис вышла за чем-нибудь в соседнюю комнату или хотя бы отвернулась, чтобы можно было стащить еще кусочек бекона. Он не решался сделать это под ее бдительным взглядом, иначе сегодня ему уже не дадут ничего вкусного на обед. Элис тщательно следила за тем, сколько холестерина потребляет Бен, аргументируя это тем, что его дядя скончался от сердечной болезни.

Если бы он умер от рака легких, Элис запретила бы Бену курить. К несчастью для Бена, в то время как курение было одним из немногих пороков, которым он никогда не предавался, большинство его любимых блюд содержали запретное количество холестерина.

– Не беспокойтесь о продуктах для ленча, – сказала Тереза. – Молли уже позаботилась об этом.

Все служащие Бена знали его слишком хорошо, чтобы надеяться на него в подобных делах.

– А обед в торговой палате сегодня или завтра? – нахмурился Бен.

– Послезавтра, – пробормотала Тереза. – А сегодня заседание совета в молодежном центре. Начало в шесть, и там будут давать гамбургеры, чтобы никто не улизнул пораньше, сославшись на голод. Я уже положила рядом с входной дверью пакет с чистыми джинсами и рубашкой. Захватите его с собой. И не забудьте, уходя из дома, надеть костюм. Темно-серый. Он висит в самом конце вашего гардероба.

– А зачем мне нужен костюм? – Бен не слишком жаловал костюмы, предпочитая им свой любимый кашемировый пиджак и джинсы. Вместе с галстуком и хорошей рубашкой такой наряд подходил практически для любой ситуации.

– Молли сказала, что вы должны встретиться сегодня с японцами по поводу фирмы, которую они купили и хотят разделить. Так что костюм просто необходим.

Бен сдался без споров.

– А как насчет завтрашнего вечера?

– Вы свободны. И, Бен, я хотела сказать…

– Да? – Бен почувствовал, как изменился голос Терезы, и сразу понял, что что-то неладно.

Тереза завязала на груди шаль и только тогда решилась поднять глаза.

– Вчера я навещала своих родителей. Они хотят, чтобы я вернулась домой.

Родители Терезы жили на другом конце Гринакра в маленьком домике, купленном в тот год, когда родились Тереза и ее сестра-двойняшка. Из того, что рассказывала ему Тереза и что слышал он сам, Бен сделал выводы, что она происходит из обыкновенной семьи среднего класса, в которой поселилось горе с тех пор, как несколько лет назад сестра Терезы была убита. Несчастье так подействовало на ее родителей, что они буквально за один день превратились из разумных людей в бдительных опекунов оставшейся в живых дочери, не понимающих, что даже горе от потери любимой сестры все-таки не поглощает молодую девушку целиком и полностью. В результате Тереза взбунтовалась и сбежала из дому. Девушка не очень любила вспоминать трехлетний период, последовавший вслед за этим и продолжавшийся до тех пор, как она перебралась жить в дом Бена.

– И как вы к этому относитесь? – спросил Бен, отмечая про себя, что Люк встает и выходит из кухни вместе с Элис.

Девушка пожала плечами, затем покачала головой.

– Я готова вернуться домой. А что из этого получится, будет видно на месте. Я знаю, что должна попытаться.

– Ты стала теперь старше.

– Да, – Тереза улыбнулась. – И еще, благодаря вам, я обрела теперь уверенность в себе.

– Это тоже в большей степени зависит от возраста, а не от меня.

Прежде чем Тереза успела что-то возразить, Бен перевел разговор на практические последствия ее переезда. Вернувшаяся в кухню Элис присоединилась к разговору, хлопоча у плиты. Бен позволил им обсуждать детали, думая про себя, как ему будет не хватать Терезы – и не только из соображений собственного удобства. Честно говоря, его забавляла суетливая забота девушки о его гардеробе, но он как-то справлялся с этим до ее появления в доме и наверняка справится после отъезда Терезы.

Бен радовался тому, что Тереза нашла для себя дело, с которым могла справиться, нашла приложение своему чувству ответственности и способ выразить благодарность человеку, который дал ей пристанище просто потому, что она очень в этом нуждалась. Но адекватная самооценка важна для человека ничуть не меньше, чем крыша над головой и еда.

Пять лет назад, когда Бен унаследовал дом от того же самого дядюшки, который оставил ему юридическую фирму, ему очень не хотелось переезжать туда одному. Слуги не были выходом из положения, хотя ему, конечно, требовались люди, чтобы содержать такой большой дом в порядке. Когда Джо пришел к нему в поисках работы, Бен тут же предложил ему поселиться вместе с ним. И Джо задержался в доме надолго. Кухарка Элис вскоре тоже дала понять, что не отказалась бы быть поближе к своей кухне.

Потом все росло как снежный ком. Горничная, которая приходила два раза в неделю, была рада получать плату за свою работу в виде жилья и питания. Через два года она переехала в Лос-Анджелес, но прежде нашла себе на замену девушку, которая тоже хотела жить в его доме.

Люк сам подошел к Бену в молодежном центре и сказал, будто слышал, что конюх Бена собирается на пенсию… и нельзя ли ему будет занять его место и поселиться в одной из комнат. В доме, конечно же, нашлась комната, а увлечение Люка верховой ездой привело к открытию курсов для местной молодежи, которых в основном присылал молодежный центр, и они оплачивали свое обучение, помогая работать в конюшне.

Так все и шло. Люди приходили и уходили, одни оставались на годы, другие не задерживались надолго. Единственным, что их объединяло, был Бен, и каждый был абсолютно уверен, что без него хозяин просто перестанет функционировать как живой организм. Бен позволял окружающим думать так, как им больше нравилось.

И вот теперь он встретил Кейт. Одобряя планы Терезы по поводу переезда к родителям, Бен не смог удержаться от улыбки.

– Ты знаешь, что тебя всегда с радостью примут в этом доме, – сказал он Терезе.

Девушка молча кивнула, улыбаясь в ответ одними глазами. Затем она вдруг заморгала и отвернулась, пытаясь скрыть навернувшиеся слезы.

Элис поставила перед ней тарелку с французскими тостами.

– Спасибо, Элис, – сказала Тереза. – Я буду очень скучать по тебе.

– Заходи в любое время. Тогда мне не придется тащиться на другой конец города к тебе домой. Ты ведь знаешь, как я не люблю садиться за руль, особенно зимой.

Тереза не успела еще взяться за еду, а Бен уже думал о том, куда он поведет завтра вечером Кейт… если только она согласится пойти с ним.


Кейт вела дела в цветочном магазинчике с помощью двух продавщиц, работавших на неделе, и еще одной, которая приходила по выходным. Анджела была вместе с Кейт целыми днями, а Лилиан приходила, чтобы отпустить их на ленч, а потом возвращалась вечером и заступала во вторую смену.

Поскольку в четверг Анджела заболела и Кейт была в магазине одна, она смогла подняться к Томасу только во время ленча. Дождавшись прихода Лилиан, Кейт не стала терять время. Взяв с полочки горшок с карликовыми белыми цикламенами, она поспешила на третий этаж. И прибыла как раз вовремя, чтобы увидеть, как от Томаса уносили нетронутый ленч.

Не обращая внимания на суровое выражение лица Томаса, молоденькая санитарка сказала:

– Я отнесу этот поднос прямо к дежурной сестре, и она вряд ли обрадуется, увидев его.

– Конечно же, нет, – воскликнул Томас. – Я тоже не радуюсь, когда его вижу.

Он снова нахмурился, но это не помешало Кейт разглядеть торжествующий огонек в его глазах.

– Вы понимаете, что я имею в виду, мистер О'Херли, – сердито сказала санитарка. – Главная медсестра давно подозревает, что кто-то приносит вам еду откуда-то извне. И ваш отказ от ленча – очевидное тому доказательство.

– Это означает только одно, милая девушка, что я устал от мясных запеканок и ванильных пудингов.

Санитарка подозрительно взглянула на Кейт, которая едва сдерживалась, чтобы не рассмеяться.

– Не надо так смотреть на меня, – сказала она. – Я невиновна.

– Я могу быть уверена, что это не вы приносите ему еду?

– Если только он не питается растениями, – Кейт задумчиво посмотрела на Томаса. – Хотя это, конечно, объяснило бы, куда они все время исчезают к утру.

Кейт поставила на подоконник горшочек с цикламенами.

Девушка с подносом вышла из комнаты. Томас улыбнулся.

– Эта маленькая пигалица устроит мне большие неприятности.

– Это только доказывает, что все идет по кругу, – заметила Кейт.

Беглый взгляд на комнату тут же убедил ее в том, что вчерашние крокусы постигла участь всех остальных цветов. Опершись о подоконник, она внимательно посмотрела на Томаса.

– Что это за ерунду вы говорите, Кейт?

– Это любила повторять моя мама. И это означает, что каждый получает то, о чем просил. А эта девушка просто решила отомстить вам за то, что вы сказали новому рентгенологу, что она не прочь с ним встречаться.

– Но она действительно была не прочь, – запротестовал Томас. – И любой, у кого есть пара глаз, мог это заметить. Я просто намекнул тому парню.

– Я не спорю с тем, что вы сделали это из лучших побуждений, но осуждаю то, как вы это сделали. Сказали ему это прямо при девушке, не говоря уже о старшей сестре. Это был не самый деликатный способ. – Кейт сложила руки на груди, стараясь выглядеть как можно строже. – По моим данным, девушка так перепугалась, что чуть не уволилась.

– Но она ведь все же не уволилась, – лукаво подмигнул Томас. – Это что-нибудь значит, не так ли?

– Это, возможно, означает, что она осталась, чтобы вам отомстить, – улыбка, которую так тщательно прятала Кейт, на несколько секунд вырвалась из-под контроля. Но потом Кейт вспомнила, почему ей так хотелось повидать Томаса. – Я заметила, что вчера у вас были посетители, – сказала она, предоставив Томасу решать, хочет он или нет говорить с ней об этом.

Голубые глаза старика потемнели от гнева.

– Никогда не думал, что они найдут меня здесь, – почти неслышно пробормотал он. – Я должен был сообразить, что они не станут сидеть спокойно и ждать, пока я появлюсь.

– Кто они?

– Расплата за все грехи. Это мои внуки.

Открыв верхний ящик тумбочки, Томас достал оттуда белый бумажный пакет с эмблемой магазинчика деликатесов.

– Закройте дверь, Кейт, дорогая, – попросил Томас и, не дожидаясь, пока девушка исполнит его просьбу, стал раскладывать на белой салфетке содержимое пакета.

Кейт замерла, в изумлении глядя, как появляются перед ее глазами упаковки с сыром, ветчиной и паштетами. – Где вы все это взяли?

– Не скажу, и не просите, – отрезал Томас. – И закройте поскорее дверь, пока меня не засекли. Если все это отнимут, я умру от голода. Вы ведь не хотите этого, правда?

– Вы могли бы съесть свой ленч, – поддразнила его Кейт, направляясь к двери.

Единственное, что ее не устраивало в больничной пище, это количество содержащихся в ней сублимированных жиров и однообразие рациона.

Томас намазал паштетом круглый крекер.

– Составите мне компанию, Кейти? – спросил он.

Пожав плечами, Кейт взяла бутерброд.

– Думаю, да. Хотя бы для того, чтобы вам поменьше досталось, – чистосердечно сказала она.

– Вы хорошая девушка, Кейт.

– А вы – мошенник.

Подвинув стул поближе к кровати, Кейт села и потянулась за бутербродом с копченым эдамским сыром.

– А я думала, что у вас нет родственников.

Именно поэтому Кейт так часто навещала старика. Медсестра сказала ей, что в отделение поступил старик с очень дорогой страховкой, без семьи и друзей, и Кейт принесла ему небольшую вазу с гвоздиками, как делала это и для других больных, которых не приходили навещать. Она взяла это за правило с тех пор, как приняла на себя управление цветочным магазинчиком при больнице. Ей нравилось делать людям приятное.

– Я солгал, – признался Томас, вынимая очередную порцию крекеров.

– Но почему? Вы ведь были так серьезно больны, Томас. И ваша семья должна была быть здесь с вами.

– Хорошо, что их здесь не было. Сомневаюсь, что в этом случае я смог бы наслаждаться подобными пикниками.

Из его слов и, главное, тона, каким он произносил их, Кейт поняла, что старик не ожидал от своих родственников ничего для себя хорошего. Но она не могла даже представить себе, на что же он намекает.

– Расскажите мне о них.

Кейт откинулась на спинку стула, держа крекер в одной руке, а кусочек сыра – в другой.

– Что ж, расскажу. Все равно вы когда-нибудь узнаете, – легко согласился Томас. Прежде чем Кейт успела спросить, что он хотел этим сказать, старик набрал побольше воздуху и приступил к рассказу: – Кассандра Сеймур и Гарольд Кларк – именно те, за кого себя выдают. Они единственные родственники, которых я имею на этом свете – это если не считать моего сына Альберта.

Крекер, на который он намазывал паштет, сломался, и старик тихонько выругался. Затем он собрал крошки и съел их.

– Лично я ни во что не ставил Альберта после того, как он женился на этой никчемной Тельме Кларк. Я предупреждал его, что эта особа слишком задирает нос, но он не слушал даже после того, как она убедила его принять ее фамилию – О'Херли звучало чересчур по-ирландски, словно этого полагалось стыдиться. Не удивлюсь, если среди предков Тельмы была парочка ирландских гномов – уж очень она прижимиста насчет денег.

Томас замолчал на несколько секунд, но тут же заговорил опять:

– Альберт женился на Тельме, чтобы не зависеть от матери, хотя, честно говоря, я не вижу особенной разницы между этими двумя женщинами. Обе всю жизнь только и умели делать, что выражать свое недовольство. Не могу сказать, что мне сильно не хватает кого-нибудь из них, хотя если бы Мэри оставалась такой же милой, как когда мы только начали встречаться, я сейчас не думал бы о ней так плохо. Очень жаль, что она сильно изменилась. Возможно, в этом была моя вина. Дело в том, что я начал наживать деньги быстрее, чем игрок, которому везет на дерби.

Кейт прекратила жевать и посмотрела на Томаса, пытаясь разобраться в дебрях семейной истории. Но единственное, что она поняла, это почему Гарольд Кларк не носит фамилию своего дедушки, все остальное было в тумане.

– Не могли бы вы повторить свой рассказ, – попросила Кейт. – Я потеряла нить после того, как вы упомянули о никчемной Тельме.

Томас провел ладонью по глазам, словно пытаясь стереть усталость.

– Все это не имеет теперь значения, кроме моих внуков, которые нацелились на денежки. Кассандра и Гарольд замучат меня до смерти, если я не остановлю их.

Кейт ничего не сказала. Она думала о том, что старик выглядит очень усталым.

– Вам надо немного отдохнуть, Томас, – произнесла она наконец. – Если захотите потом поговорить со мной, просто позвоните в магазин, и я снова поднимусь.

Томас собирался что-то возразить, но потом передумал и откинулся на подушки.

– Вы правы, Кейт. Наверное, я действительно немного устал.

– Хотите, я скажу медсестре, чтобы принесла вам таблетки? Тогда ей не придется потом будить вас.

– Нет, спасибо, я позвоню ей, когда избавлюсь вот от этого.

– Я помогу вам.

Кейт собрала остатки их «пикника» в бумажный пакет и наклонилась, чтобы поцеловать старика в лоб.

– Спасибо за ленч, Томас.

В глазах его появилось задумчивое выражение.

– Вам никогда не хотелось, Кейти, жить так, чтобы утром не надо было вставать и торопиться на работу?

– Странный вопрос.

– Посмейтесь над стариком и ответьте на него.

Кейт замялась не потому, что сомневалась в ответе, а потому, что пыталась догадаться, зачем Томас задал такой вопрос. Но ничего не пришло ей в голову, и она сказала:

– Я люблю свою работу, если вас интересует именно это.

– Но неужели управлять цветочным магазином – это то, о чем вы мечтали всю жизнь?

– Если вы хотите спросить, вижу ли я себя, составляющей композиции из гвоздик в возрасте пятидесяти пяти лет, ответ будет отрицательный. Честно говоря, я не собираюсь задерживаться здесь больше года.

– И что же вы собираетесь, в таком случае, делать дальше?

– Пока не знаю. – Кейт улыбнулась, глядя на смущенное выражение лица Томаса. – Я работаю с цветами, потому что мне всю жизнь хотелось попробовать этим заняться. А три года назад я была помощником организатора приемов в большом отеле в Денвере, а перед этим некоторое время собирала материал для известного писателя-мистика.

– Для кого?

– Не скажу. Это было частью нашего договора. Этот человек предпочитает, чтобы редактор и читатели думали, будто он делает все сам.

Томас глядел на нее с любопытством.

– Никак не могу понять – вы просто дрейфуете по жизни, или все эти ваши занятия укладываются в какую-то схему.

– Ни то и ни другое. Я просто берусь за работу, которая интересует меня в данный момент. Единственный генеральный план относительно моей жизни – взять от нее как можно больше. И я бы противоречила сама себе, если бы ограничила себя в выборе работ.

Сложив руки на груди, Кейт пожала плечами.

– Я происхожу из семьи ненасытных исследователей. Мы все бываем счастливы только тогда, когда отправляемся в новое путешествие или пакуем вещи, чтобы посетить любимые места прошлого. Единственная разница между мною и моей родней состоит в том, что я все-таки люблю оставаться более или менее на одном месте. Существует миллион приключений, в которых можно поучаствовать, не проехав ради этого половину земного шара.

– Так, значит, вы счастливы, работая здесь, в больнице, не так ли?

– Очень. На сегодняшний день цветочный магазин вполне меня устраивает. Расписание достаточно гибкое, чтобы заниматься, да и сама работа не слишком утомляет.

– Но разве вы не хотели бы учиться на дневном отделении? Получить подобающую степень и начать с этого карьеру?

– О Господи, нет! Я сошла бы с ума от скуки, если бы пришлось ограничить свою деятельность посещением колледжа. – Кейт улыбнулась старику. – К тому же я хожу на достаточное количество лекций, необходимых для получения третьей и четвертой степени, правда, они разбросаны по разным дисциплинам, так что от большинства из них останутся на память только печати на дипломе бакалавра, который я получила много лет назад.

– Так у вас уже есть степень?

– М-м, – Кейт склонила голову набок. – Мне казалось, что я уже говорила вам об этом. Я учусь потому, что мне это интересно, а не потому, что это часть большой схемы.

– Значит, вы не заинтересованы в наличии свободного времени?

– Нет, Томас. Я слишком люблю все время быть при деле, чтобы вести праздную жизнь.

Старик понимающе кивнул.

– Примерно так я и подумал, когда узнал о вашей добровольной деятельности в свободное время. Спасибо, милая девушка, что удовлетворили любопытство старика.

– И всегда готова сделать это снова, Томас.

Улыбнувшись, Кейт вышла из палаты, чтобы Томас мог спокойно вздремнуть.


– Я продолжаю утверждать, что нам надо было остаться в Гринакре, Касс. Ты ведь знаешь, как я ненавижу путешествовать.

Гарольд Кларк выловил из своего мартини маслину и проглотил ее, запив изрядной порцией напитка. Это был его второй коктейль с тех пор, как они сели в самолет, а с тех пор, как они взлетели, прошло не больше пяти минут.

– К тому же, мне кажется, не стоило оставлять старика наедине с собой. Что, если ему снова придет в голову исчезнуть?

– Зачем ему исчезать? – Кассандра Сеймур, похлопывая по ладони лайковыми перчатками, смотрела на брата, всем видом давая понять, что с трудом выносит этот разговор. – Дедушка был немного раздражен, когда увидел нас, но это только потому, что он нас не жалует. Я уже говорила тебе, что именно поэтому он уехал, никому ничего не сказав. Старик ничего не подозревает.

– Это так, он не слишком обеспокоен мерами, которые мы предприняли, чтобы вернуть его домой, – подтвердил Гарольд. – Но я все равно думаю, что надо было остаться и присматривать за ним.

– У меня более важные планы на этот уик-энд. Если бы я знала, что доктор не собирается пока его выписывать, вообще не спешила бы ехать. – Кассандра продела перчатки через кольцо из большого и указательного пальцев. – К тому же отель был совершенно ужасный.

– Ты просто злишься потому, что люкс на верхнем этаже был уже занят, и тебе не удалось воспользоваться самым лучшим номером отеля, – ухмыльнулся Гарольд.

– Если тебя так волнует это все, можешь остаться и стоять на страже у палаты дедушки, хотя сомневаюсь, что это принесет какую-то пользу. Ты не сможешь оставаться трезвым достаточно долго, чтобы от тебя был толк.

– Когда двоится в глазах, в этом есть свои неудобства, – признался Гарольд. – К тому же я думаю, что Оуэнз найдет кого-нибудь, кто будет следить за стариком вместо нас.

– Нанять частного сыщика? – Выщипанные брови Кассандры удивленно поползли вверх.

– Думаю, это было бы мудрое решение. Ведь если даже кто-нибудь из нас будет все время крутиться в больнице, это наведет дедушку на подозрения. – Гарольд поглядел на сестру и улыбнулся. – Мы ведь не можем позволить, чтобы старик вбил себе в голову, будто нас волнует что-то, помимо его жизненных интересов.

– Ты сегодня какой-то слишком веселый, – недовольно отметила Кассандра.

– Когда мы нашли старика, у меня прорезалось чувство юмора. Ты только подумай, Касс: еще неделя – и конец всем нашим волнениям.

– Мне жаль разочаровывать тебя, Гарольд, но не думаю, что старый коршун доставит нам такое удовольствие и сломает шею, свалившись с лестницы. Если только его не подтолкнуть.

– Думаю, это можно будет организовать. Как только мы вернем деда домой, возможностей будет хоть отбавляй.

Кассандра открыла было рот, чтобы прокомментировать слова брата, но воздушная яма, в которую провалился самолет, заставила ее задержать дыхание.

Как только самолет выровнялся, Кассандра продолжала, понизив голос на тот случай, если у единственного, кроме них, пассажира первого класса окажется сверхтонкий слух. Стюарт был занят чем-то в кухне. Впрочем, на него вряд ли стоило обращать внимание, даже если бы он стоял в проходе. Все знают, что прислуга должна быть глуха и нема.

– У нас будет не меньше возможностей попасть за решетку, – сказала наконец Кассандра, не забывая при этом улыбаться на случай, если кто-нибудь на них смотрит. – Слуги обожают старого дурака. Все поместье кишит горничными и дворецкими, которые помнят его еще в подгузниках.

– Ты преувеличиваешь, Касс, – Гарольд поглядел в опустевший бокал и протянул руку, чтобы нажать на кнопку вызова стюарда. – В прошлом году деду исполнилось восемьдесят. Все, кто помнит его в подгузниках, ушли на пенсию еще лет десять назад.

– Восемьдесят два, – рассеянно поправила его Кассандра. – Я не удивлюсь, между тем, если этой старой летучей мыши – кухарке – уже за сто. Единственное блюдо из тех, что она готовит последние десять лет, в которое я рискую погрузить свои зубы, – это ее жуткая каша с комками, которая, вероятно, кажется ей пищей аристократов. Даже дед признает, что она готовит скорее для себя, чем для нас.

Едва уловимая дрожь отвращения была одним из театральных жестов, которые Кассандра усвоила в швейцарской школе, отвечавшей за то, чтобы юные леди выходили из ее стен с безукоризненными манерами, тонким вкусом и умением отличить старые деньги от новых.

– Итак, яд в пище не подходит, – сказал Гарольд, протягивая свой пустой бокал спешащему к нему стюарду.

Он подождал, пока молодой человек удалится, унося на подносе бокал, прежде чем добавить:

– Я получил информацию, что дед выносит почти всю пищу, которую подают в доме, на улицу и скармливает ее собакам… хотя, должен отметить, в поместье будет гораздо уютнее без этой своры бегающих повсюду борзых.

– Не будем забегать вперед, Гарольд, – уронив перчатки на колени, Кассандра протянула руку к бокалу шампанского и пригубила напиток. – Если мы хотим, чтобы все это сошло нам с рук, надо вести себя осторожно.

Прежде чем ответить, он брезгливо поморщился.

– Последний раз ты действовала так осторожно, что дед проснулся на следующее утро, даже не подозревая, что должен быть мертв.

– Если бы он выпил рюмку коньяку, которую я поставила ему на тумбочку, все было бы по-другому.

– А как ты узнала, что дед его не выпил?

– Не считая того факта, что он до сих пор ходит по этой земле? Гарольда обидел сарказм, прозвучавший в тоне Кассандры.

– Я просто хочу сказать, что ты могла ошибиться в дозе.

– Я добавила туда достаточно, чтобы убить быка, – заверила его Кассандра. – Человек, который продал мне эту дрянь, утверждал, что все будет выглядеть так, будто у старика случился инфаркт.

– А тебя не беспокоило вскрытие?

– Не слишком. Он такой старый, что инфаркт не вызвал бы лишних вопросов. Но на всякий случай я сделала так, что на пузырьке остались отпечатки его пальцев. Они нашли бы пузырек в его тумбочке и предположили самоубийство.

– Все равно, Касс, тебе следовало помнить, что дед не пьет, если не считать нескольких капель после обеда. Надо было оставить что-нибудь в графинчике в библиотеке.

Гарольд взял с подноса подошедшего стюарда бокал с коктейлем и жадно осушил половину его содержимого.

Молодой человек пробормотал что-то вроде «к вашим услугам», а после того, как Кассандра поблагодарила его, повторил ту же фразу, но с куда большим значением. Подождав, пока стюард удалится, чтобы обслужить другого пассажира первого класса, Кассандра обратила на брата ледяной взгляд.

– Я думала об этом, но, учитывая твое пристрастие к спиртному, отказалась от этой идеи.

Гарольд изобразил удивление.

– Ты засомневалась, стоит ли убить родного брата? Я поражен, Кассандра. Я никогда не знал, что тебя волнуют подобные мелочи. Как мило с твоей стороны.

– Можешь мне поверить, Гарольд. Меня остановила перспектива объяснять полиции наличие в доме двух трупов.

Допив шампанское, Кассандра отвернулась от брата, чтобы улыбнуться склонившемуся над ней стюарду, который держал в одной руке тарелку с закусками. Молодой человек быстро понял, что от него требуется, и не успела Кассандра дожевать пирожок с рыбной начинкой, как он уже торопился к ней из кухни с бокалом, наполненным до краев, как это полагалось в самолете, все еще набирающем высоту.

– Спасибо, – сказала Кассандра, на этот раз не только улыбнувшись, но и взмахнув в сторону стюарда своими длинными ресницами. – Я не хотела вас беспокоить.

Стюард ответил куда более лучезарной улыбкой, чем полагалось работникам салона первого класса.

– Рад быть вам полезен, миссис Сеймур. Я всегда рядом, если что-нибудь понадобится.

– Не сомневаюсь в этом, – пробормотал Гарольд, но Кассандра притворилась, что не слышит, а стюард притворился глухим, как требовали того его должностные инструкции.

– Спасибо, – повторила Кассандра и повернулась к брату, по-прежнему улыбаясь. Прежде чем заговорить, она подождала, пока стюард отойдет подальше. – Не надо быть таким ослом, общаясь с людьми, Гарольд. Это не пойдет тебе на пользу.

Подняв глаза от бокала, Гарольд зевнул.

– Этот парень пытался тебя обхаживать. Я только прокомментировал его поведение.

– То, что он делал или чего не делал, абсолютно неважно, – отрезала Кассандра, расправляя на щеке серебристый локон. – Слуги здесь для того, чтобы облегчать нам жизнь. И когда им приятно на тебя работать, получаешь за свои деньги максимум услуг. Так что не выгодно обращаться с ними плохо. К тому же никогда не знаешь, для чего они могут понадобиться.

– Но тебе явно не удалось подружиться с этим адвокатом, которого прислал Оуэнз, – Бен Филлипс, так его, кажется, звали.

– Да, – почти что прошипела Кассандра. – Глупый парень! Временами мне казалось, что он вообще не обращает на нас внимания.

– Во всяком случае, на тебя, – согласился Гарольд. – Никогда еще не видел, чтобы мужчине удавалось так успешно противостоять твоим чарам. Оуэнз, конечно, обвел его вокруг пальца. Этот Филлипс наверняка не замечает, что происходит.

– Замечать было абсолютно нечего, – Кассандра опустила в шампанское кончик пальца и слизнула влагу с длинного накрашенного ногтя. – Единственное, зачем он был нужен, это на случай, если с дедом возникнут трудности. Но все обошлось, так что ни к чему было показывать адвокату временный судебный ордер, объявляющий нас опекунами.

– Ты все еще не сказала мне, сколько Оуэнзу пришлось за это заплатить? Готов спорить, судья обошелся недешево.

– Я очень хочу, Гарольд, чтобы ты называл Гаса по имени. – Кассандра нахмурилась. – В конце концов, он – человек, за которого я собираюсь выйти замуж. Что касается цены этого кусочка бумаги, это был подарок.

– Черт меня побери! Оуэнз никогда не казался щедрым малым.

– Не забывай, что Гасом руководят исключительно эгоистические мотивы, – напомнила брату Кассандра. – Он с гораздо большим удовольствием женится на богатой женщине, чем на особе, которая перестанет получать алименты со дня ее замужества.

– Так, значит, Оуэнз не знает, что ты разорена с момента своего развода, и что единственные алименты, которые гарантировал тебе Тони, это обещание не преследовать тебя по суду?

– Конечно, нет, – расправив юбку на коленях, Кассандра вздохнула и отпила еще немного шампанского. – И он также не знает, что я не собираюсь выходить за него замуж, когда мы обретем контроль над деньгами деда.

– Все, чего он не знает, повредит ему и довольно сильно. Я даже почти сочувствую этому человеку.

– Не трать на него свою жалость. Лучше напряги то, что осталось от твоего серого вещества, и подумай, как нам решить проблему с отцом. Он не позволит наследству проскользнуть мимо его рук – во всяком случае без борьбы.

– Я уже решил эту довольно мелкую проблему.

Гарольд допил джин и причмокнул губами от удовольствия.

– Купим ему ложу на ипподроме Хайале во Флориде. Он будет так занят, просаживая деньги, что даже не заметит, что мы делаем в это время с недвижимостью и деньгами деда, которыми он доверил нам управлять на время его отсутствия. А когда отец поймет, что нас не слишком волнуют его интересы, будет уже поздно.

– Только очень хладнокровный человек мог придумать, как лишить родного отца его наследного имущества, – сказала Кассандра. – Поздравляю, Гарольд. А я-то думала, что алкоголь еще много лет назад убил твои амбиции.

– Меня греет перспектива, что отец не сможет больше все время приставать ко мне по поводу выпивки, дорогая сестрица. – Гарольд, нахмурившись, рассматривал пустой бокал. – Думаю, ты должна знать: я не верю в то, что, когда ты отказалась от идеи отравить выпивку в библиотеке, тебя остановила только необходимость объясняться с властями по поводу двух трупов.

– Да?

– М-м, – голубые глаза Гарольда, не мигая, смотрели на Кассандру. – Ты всегда была ленивой сучкой, Касс. Зачем тебе убивать меня, когда ты знаешь, что алкоголь сделает это за тебя гораздо раньше, чем я успею потратить свою долю наследства.

– Действительно, зачем? – Кассандра лучезарно улыбнулась, но в глазах ее застыл лед. – Еще мартини, Гарольд?

6

Томас не позвонил, и поскольку Кейт обещала в час зайти в библиотеку, где она помогала работать над специальной программой образования женщин, у нее не нашлось времени зайти повидать старика перед уходом из больницы.

После библиотеки Кейт поехала в университет, где посетила лекцию приезжего профессора из Албании. Несмотря на то, что всем было довольно трудно разобрать речь профессора, сама тема – «От плуга до перестройки» – была достаточно интересной, чтобы никто не пожалел о потраченном времени.

Затем чувство ответственности заставило Кейт вернуться в библиотеку, где она проработала еще несколько часов, пока у нее не начало в конце концов рябить в глазах от мелкого текста. Усталая, но довольная тем, что ей удалось много сделать за сегодняшний день, Кейт отправилась домой, купив по пути в кафе с мексиканской кухней пакет буррито.

Фокси, обожавшая острую мексиканскую пищу точно так же, как и Кейт, не сомневаясь ни секунды, накинулась на свою порцию. А Кейт просматривала за едой почту. В конвертах, которые она вскрывала, не было ничего, заслуживающего особого внимания – два счета и рекламный проспект местной химчистки, обещавший чудовищную экономию при чистке драпировок. Но счета и реклама не могли увлечь Кейт, и чем ближе стрелка часов подвигалась к полуночи, тем сложнее было ей прогнать от себя мысли о Бене Филлипсе.

Он был с ней весь день, словно тень не отставая от нее ни на шаг, и тело Кейт замирало вдруг, купаясь в чувственных ощущениях, а сердце билось чуть быстрее обычного.

Иногда Кейт поднимала глаза от цветов в магазинчике или от книг в библиотеке почти уверенная, что увидит перед собой Бена, и с чувством разочарования обнаруживала, что это не так. Когда это случилось в первый раз, Кейт мысленно отругала себя за то, что слишком много работает и слишком часто дает волю воображению.

Но ощущение, что за ней наблюдают, возвращалось вновь и вновь, и тогда она позволила себе расслабиться и сделать то, что предложил прошлой ночью Бен. Она наслаждалась игрой воображения, эротической реакцией своего тела на мысли, которые, если бы речь шла о другом мужчине, не вызвали бы подобного ответа.

Фокси подняла голову от своей миски, довольно заурчала и отправилась в гостиную, по дороге задев ногу Кейт своим пышным хвостом. Когда Кейт помыла посуду и погасила свет, Фокси уже нашла свою любимую игрушечную мышку и направилась с ней к кровати. Мышка была лишь кусочком кроличьего меха, но, свисая из пасти Фокси, выглядела просто отвратительно. Впрочем, Кейт давно уже привыкла к подобным зрелищам. Охотничьи инстинкты у сомалийских кошек были развиты гораздо сильнее, чем у других пород, и лучше было обеспечить ее необходимой заменой добычи, чем жить в одной квартире с нервным, постоянно возбужденным зверьком.

И все же Кейт не нравилось, что Фокси приносит мышку в кровать. Сколько бы она ни просыпалась на подушке рядом с этой дрянью, все равно никак не могла привыкнуть.

Раздевшись, Кейт бросила свои вещи в другой конец огромной двуспальной кровати с резными спинками – это была ее первая покупка после отъезда из дома. Бледно-желтые простыни и одеяло под цвет прекрасно подходили к вишневому дереву. На кровати лежало множество маленьких подушечек.

Вообще комната Кейт была очень уютной. Кроме кровати, здесь стояли два мягких кресла, туалетный столик и большой гардероб с зеркалом, и при этом оставалось достаточно места для ковра под цвет стен – и то и другое было почти белым.

Дрожа от холода, Кейт подняла глаза и увидела, что Фокси уже заснула посреди подушек, свернувшись в клубочек, но бдительно придерживая «добычу». Когда Кейт ложилась в постель, ей каждый раз приходилось решать, что лучше – разбудить Фокси или просто примоститься рядом с кусочком меха.

Обычно она выбирала второе – Фокси не любила, когда ее будили, и всегда мстила хозяйке. Месть состояла обычно в том, что кошка проделывала то же самое с Кейт – будила ее до того, как прозвенит будильник. Некоторые люди могут спать, когда кошка бьет их лапой по спине или груди, но Кейт не принадлежала к их числу.

С удовольствием ощущая босыми ногами мягкий ворс ковра, Кейт прошла в ванную и включила воду. Ванна успела наполниться только наполовину, а Кейт развешивала в комнате свою одежду, когда зазвонил телефон.

Она бросилась в ванную и взяла трубку.

– Алло?

Бен улыбнулся, отметив про себя, что Кейт запыхалась. Интересно, что она делала, когда раздался звонок.

– Звучит так, как будто вы находитесь где-то у водопада, – безо всяких вступлений произнес он.

– Это вода наливается в ванну, – объяснила Кейт. – А что – очень громко?

– Нет, – Бен вспомнил прошлую ночь, когда Кейт привиделась ему среди облаков и птичьих перьев.

– А вчера ночью вы тоже разговаривали из ванной?

– Да, – призналась Кейт.

– Вы всегда моетесь так поздно?

Устроившись поудобнее в кожаном кресле, Бен положил босые ноги на цветастое покрывало, висевшее на спинке его кровати. Собрание в молодежном центре закончилось поздно, и прежде чем звонить Кейт, Бен успел только снять галстук и носки.

Хотя вчера Кейт не возражала против его позднего звонка, Бен решил, что это не должно стать системой.

– Это помогает мне уснуть, – сказала Кейт. – Иногда дни бывают такими напряженными, что не сразу удается расслабиться.

– Расскажите мне, как вы провели день, – попросил Бен.

– Ну, сначала была в магазине, – начала Кейт.

Бен слушал, улыбаясь, как девушка описывала свой обычный распорядок дня – университет, работа в библиотеке. Он подозревал с самого начала, что Кейт не из тех женщин, которые ведут размеренную ленивую жизнь. Приятно было слышать, что ее жизнь была не менее сумбурной и насыщенной, чем его собственная.

Звук льющейся воды неожиданно прекратился, и Бен ясно представил себе, как она касается воды пальцами ноги, а потом погружается в пену ее тело. Но либо Кейт двигалась очень осторожно, либо не двигалась вообще, потому что он не услышал ни звука. Он напряженно вслушивался в тишину, пока не уловил удовлетворенный вздох девушки.

– Приятно, правда? – спросил он, понизив голос почти до шепота, чтобы не нарушать очарования.

– М-м, – согласилась Кейт.

Бен крепче сжал телефонную трубку, поражаясь собственной реакции на один лишь звук голоса Кейт.

– А вы не боитесь заснуть в ванне?

– Такого никогда не случалось.

Бену показалось, что Кейт улыбается, произнося эти слова, но тут девушка вдруг неожиданно сменила тему разговора.

– Томас сказал мне, что люди из Техаса, с которыми вы встречались в больнице, – его внуки.

– Томас? А, вы имеете в виду мистера О'Херли. – Интересно, что связывает ее с этим пожилым джентльменом? Бен вспомнил крокусы на подоконнике в палате старика. – Да, это так. Так вы как раз принесли ему цветы, когда увидели меня вчера, – догадался он.

– Томас любит, чтобы цветы меняли каждый день. Очень жаль, что он не может поступить так же со своими внуками – ну, обменять их на парочку таких, от которых не захочется сбегать из дома.

Бен мысленно вернулся к свиданию между Томасом О'Херли и клиентами Оуэнза. Хотя старик был явно раздражен, увидев Кассандру и Гарольда, он вел себя достаточно спокойно, пока врач рассказывал родственникам о его состоянии и ожидаемой дате выписки.

Приезжие из Техаса пожурили своего дедушку за то, что он ничего не сообщал о своей болезни, но не сказали ни слова о побеге. Честно говоря, О'Херли почти с пониманием отреагировал на разговоры о возвращении в Техас. Бен уже начал думать, что страдает излишней подозрительностью, заподозрив, что все обстояло не совсем так, как объяснила Кассандра Сеймур.

Но слова Кейт о том, что старик сбежал из дому, снова пробудили его подозрения.

– Он так сказал вам? – спросил Бен.

Прежде чем ответить, Кейт замялась.

– Просто у меня возникло такое впечатление. Может быть, я просто застала Томаса в неудачный момент. Он выглядел очень усталым. Я тоже не в восторге от ваших клиентов, – усмехнувшись, добавила девушка.

– Они не мои клиенты.

– Извините. Просто короче говорить «клиенты», чем «люди, с которыми вы были в больнице, потому что оказывали услугу вашему знакомому».

– Предлагаю слово «зануды». Коротко и точно.

Кейт рассмеялась, а Бен спросил себя, как она отреагирует, когда узнает, что эти самые зануды собираются прилететь на следующей неделе и забрать старика домой в Техас. Бен согласился снова сопровождать их в больницу, но вовсе не затем, чтобы помочь добиться того, чего они хотят.

Если старик решит поспорить с внуками, Бен хотел бы при этом присутствовать. Но он не собирался заранее сообщать занудам, на чьей стороне выступит.

– Давайте поговорим о чем-нибудь более интересном, – сказал он. – Например, о Дэвиде.

– А что вы хотите знать о Дэвиде и почему вас это интересует?

– Потому что меня интересует этот парнишка.

Бен прижал трубку плечом и вытянулся поудобнее.

– Как вы встретились? Давно ли вы его знаете?

– Нет, недавно. Я встретила Дэвида в муниципальной библиотеке прошлой зимой. Это было в ту неделю, когда выпало столько снега, что движение сохранялось лишь по главным дорогам.

Последовала пауза, во время которой Бен услышал в трубке плеск воды.

– Не знаю, известно ли вам это, но библиотека – одно из любимых убежищ бездомных людей. Там тепло и не надо платить за вход.

– Кажется, я читал в «Индепендент» статью о том, что посетители библиотек этим недовольны, – заметил Бен.

– Прежде чем открывать рты, этим людям неплохо было бы попробовать пожить на улицах. К счастью, персонал библиотеки гораздо милосерднее. Бездомным запрещается складывать у входа свои пожитки, а во всем остальном с ними обращаются, как со всеми посетителями.

– И какое все это имеет отношение к Дэвиду? – Бен не мог представить этого парня бесцельно слоняющимся по улицам, как это делают большинство бездомных, вынужденных кочевать в поисках работы, крова и пищи.

– Я заметила Дэвида, когда он, стоя на стремянке, вытирал пыль с верхних полок. Гейл – старший библиотекарь – сказала мне, что Дэвид пришел несколько лет назад и предложил поработать на них за то, чтобы они разрешали ему время от времени заходить внутрь. Когда Гейл сказала, что для этого не обязательно работать, он сказал, что настаивает на этом или лучше пойдет в другое место.

– И вы предложили ему работу?

– Не в тот же день. Он исчез к тому моменту, когда закончилась моя сессия.

Бен отметил про себя, что надо спросить Кейт, что это за сессия, но не стал перебивать девушку.

– Когда я пришла в следующую субботу, Гейл сказала, что они решили закрыться пораньше. Бушевал ураган, и всем рекомендовалось сидеть по домам. Бедная Гейл не знала, как сообщить об этом Дэвиду. Место, где он находил себе приют по вечерам, открывалось только в шесть, а тогда было три.

– Это очень долго, когда тебе холодно.

«И когда ты голоден», – добавил про себя Бен, но не сказал этого вслух. Кейт и так понимала, как тяжело приходилось Дэвиду, – Бен ясно слышал это по ее голосу.

– Я попросила Гейл представить меня Дэвиду, а потом взяла его с собой в магазин, чтобы Лилиан могла уйти домой. Она живет гораздо дальше меня, и я беспокоилась, как она будет добираться в такой ураган.

«Беспокоились о ней, а не о себе», – отметил Бен.

– Я живу достаточно близко, чтобы в случае необходимости дойти пешком, – снова послышался плеск воды. – В общем, Дэвид остался и стал помогать перетаскивать тяжести – до этого для нас всегда было проблемой носить товар со склада. Некоторые коробки такие тяжелые, что приходилось вскрывать их и переносить в несколько приемов. Я наняла Дэвида, и мы все благодарны ему за помощь.

– По его виду не скажешь, что он чемпион по поднятию тяжестей.

– Дэвид сильнее, чем это кажется.

Бен подумал, что Кейт, наверное, знает, о чем говорит.

– Сегодня, когда я работал, – сказал он, – со мной случилась очень странная вещь.

– Какая же?

– Я сидел в кабинете один, просматривал бумаги и…

Бен замялся, потому что произнесенные вслух слова его казались еще более странными.

– Я точно знал, что нахожусь один, но все же чувствовал, что вы наблюдаете за мной. Это было самое необычное ощущение из всего, что мне приходилось испытывать.

Прерывистый вздох Кейт убедил Бена в том, что она поняла его.

– Но меня там не было, – почти прошептала девушка.

– Я знаю. Вы были за несколько миль, но это не имело значения. Я все равно чувствовал себя так, будто вы наблюдаете за мной.

Стараясь двигаться как можно осторожнее, Бен опустил ноги на пол, нагнулся вперед, обхватил руками колени и закрыл глаза. Опять вернулось ощущение, что Кейт рядом, хотя он прекрасно знал, что это не так.

– Все ваше богатое воображение, – сказала девушка.

– Это было на самом деле.

Тело Бена сладко заныло, когда он вспомнил разговор с Кейт в темном чулане.

– Это было как тогда, когда мы стояли рядом в темноте. Хотя я знал, что нас разделяют шесть-семь футов, мне казалось иногда, что ваши руки касаются меня. И мое воображение чуть не заставило меня в это поверить.

– Но я не трогала вас, – поспешила сказать Кейт.

– Знаю, но это ничего не меняет. Я это чувствовал.

– Но все происходило в темноте, – сказала Кейт. – Вы сами говорили, что это усиливает ощущения.

– Да. Но нельзя усилить то, чего нет на самом деле. Я чувствовал сегодня, как вы наблюдаете за мной, потому что думал о вас, о своих снах.

– О своих снах? – растерянно переспросила Кейт.

– Вчера ночью мне снились необычные сны. Когда я проснулся, сердце учащенно билось, а лоб покрылся испариной. Хотите, расскажу, что мне снилось?

– Нет! – торопливо возразила Кейт.

Бен улыбнулся.

– Я не верю вам. Или вместо этого вы хотите рассказать мне свои сны?

– Я никогда не помню, что видела во сне, – прошептала Кейт.

– А даже если бы помнили, – тихо произнес Бен. – Вы ведь еще не готовы рассказать мне о них, не правда ли?

– Нет.

– Тогда, может быть, мы обсудим это завтра вечером за обедом? Вы согласитесь пообедать со мной?

– Я не знаю.

Бен и не ожидал, что Кейт сразу ответит согласием. Он посмотрел на часы на тумбочке рядом с кроватью и нахмурился, подумав о том, что для сна осталось не так много времени. Последнее время ему вообще казалось, что в сутках недостаточно часов для того, чтобы сделать все дела и успеть еще выспаться. Пяти часов для этого явно не хватало.

– Если обед отпадает, то можно я хотя бы снова позвоню вам? – спросил Бен.

– Я думаю, – быстро произнесла Кейт, – что неплохо было бы пообедать где-нибудь.

Бен открыл было рот, чтобы узнать, где бы она хотела побывать, но потом передумал. Она ведь согласилась встретиться с ним, и это единственное, что имело значение.

– Я заеду за вами в семь, – сказал Бен. – Вас устраивает время?

– Лучше в семь тридцать. Мой адрес…

– Я знаю, где вы живете, Кейт. – Подождав, пока девушка переварит его слова, Бен сказал: – Хочу попросить вас об одном одолжении.

– О каком же?

– Когда будем прощаться, назовите меня по имени.

Последовала долгая пауза.

– Зачем вам это нужно? – спросила затем Кейт.

– Вы еще ни разу не назвали меня по имени. А мне очень хотелось бы это услышать.

Снова последовала пауза, затем Кейт задержала дыхание и произнесла:

– Спокойной ночи… Артур. – За этим последовал очаровательно хитрый смешок, и Бен чуть не потребовал, чтобы Кейт перестала его дразнить, но в трубке уже послышались короткие гудки.

Закрыв глаза, Бен представил, что сделал бы с Кейт, если бы она была сейчас рядом, а не мокла в ванне в нескольких милях от его дома. Все началось бы в ванне под громкий смех, а закончилось бы в постели, где смех сменили бы стоны удовольствия.

Звук вырвавшегося у него самого стона прервал фантазии Бена. Открыв глаза, Бен снова поглядел на часы и заметил, что в это время он, как правило, давно уже спал. Когда он примет душ, времени будет еще больше, но это уже не имело значения. Все равно не имело смысла залезать под одеяло в таком возбужденном состоянии.

Бен встал и стал расстегивать «молнию» на джинсах, как вдруг что-то заставило его снова взглянуть на часы, на которых светилось не только время, но и число.

Пятница, тринадцатое. Он видел дату и раньше, но тогда до него не дошло ее значение. А теперь это напомнило ему о том, как мало он знает о Кейт. Была ли она суеверной? Не откажет ли она ему в свидании, назначенном на такое неудачное число?

«Не имеет значения», – решил Бен. Ничто не помешает ему провести вечер в обществе Кейт. Расстегнув «молнию» ставших вдруг тесными брюк, Бен прошел в ванную.

Он провел под холодным душем в два раза больше времени, чем рассчитывал.

7

– Кейти, я хочу, чтобы вы познакомились с Джимом Карлсоном, – Томас махнул головой в сторону мужчины средних лет с намечающимся животиком и редеющими волосами, стоявшего в ногах его кровати.

Пожав протянутую ей руку, Кейт снова посмотрела на старика. Он казался подозрительно довольным собой, девушка никогда еще не видела его в таком радостном возбуждении.

– Что случилось? – спросила она. – Лилиан сказала, что вам нужно увидеть меня немедленно.

– Ничего, Кейти, дорогая, больше ничего. – Томас полусидел на кровати, спинку которой специально подняли. – Вы не могли бы закрыть дверь, мистер Карлсон? Нам ни к чему, чтобы эти назойливые медсестры совали сюда нос.

Кейт опустилась на стул, который подвинул ей мистер Карлсон.

– Почему же? – спросила она, оглядываясь в поисках следов очередного «пикника».

Но, если только мистер Карлсон не прятал продукты в своем «дипломате», Томас попросил закрыть дверь по какой-то другой причине.

– Нет-нет, – воскликнул Томас. – Время слишком дорого, чтобы терять его зря. – Он улыбнулся присевшему на кровать мистеру Карлсону.

– Томас, что… – но больше Кейт не удалось произнести ни слова.

– Ну же, Кейти, дорогая, у Джима есть и другие дела. Я попросил его остаться ненадолго на случай, если у вас возникнут вопросы, но не стоит отнимать его время зря.

Надо было дать Томасу объяснить все самому – у Кейт просто не оставалось другого выхода. Поэтому она закрыла рот и послушно сложила руки на коленях.

– Мистер Карлсон, адвокат из Денвера, – пояснил Томас. – Я нашел его через своего адвоката из Далласа. С его помощью я воздам наконец должное моим жадным до денег внукам.

Томас не в первый раз отзывался о внуках подобным образом, но все же Кейт не смогла сдержать улыбки, вспомнив, как переругивалась парочка из Техаса, решая, кому платить за купленные цветы.

– Как забавно, – продолжал Томас. – Эти двое охотятся за моими деньгами с того момента, как муж Кассандры выкинул ее к черту. С тех пор она как пиявка все сосет и сосет из меня деньги, а братец не отстает от нее.

– Я не вижу, в чем тут проблема, – сказала Кейт. – Они ведь взрослые люди, Томас. Скажите им «нет».

– Это не так просто, – Томас опустил глаза и натянул одеяло до подбородка. – Видите ли, девочка, денег слишком много. Это портит людей.

– Слишком много денег? – переспросила Кейт, едва сдерживая улыбку.

– Целые мешки денег, – это звучало как признание. – И Кассандра с Гарольдом хотят их все. Они так рвутся вернуть меня в Техас, чтобы наложить лапы на мой капитал.

– Вы думаете, они могут использовать силу?

Кейт ясно представила себе Кассандру и Гарольда, приставляющих револьверы к виску Томаса в то время, как он подписывает документы, и ей стало не по себе.

– Они не остановятся и перед этим, – пробормотал Томас. – Это им не поможет, но они вполне способны на любую гадость.

– Это же просто абсурд, – Кейт поглядела на адвоката, который спокойно ответил на ее взгляд. – Ведь такое не сходит с рук, правда?

– Иногда сходит. – Кейт едва успела осознать смысл его слов, как адвокат произнес нечто еще более шокирующее: – Мистер О'Херли уверен в этом, и доказательства подтверждают его подозрения.

– Какие доказательства?

– Вам не надо пока об этом знать, – сказал Томас, снова привлекая к себе внимание девушки. – Не стоило говорить вам и этого, но Карлсон убедил меня, чтобы вы лучше были в курсе, почему так важно остановить этих двоих.

Кейт задумчиво покачала головой, пытаясь осмыслить услышанное.

– Но как же ваш сын? Неужели он уступит без борьбы свое наследство?

– Альберту нужно ровно столько, чтобы он мог расплачиваться с букмекерами. Остальное он готов уступить. Он испортил моих внуков еще в детстве, и сильно сомневаюсь, что теперь сможет сказать им «нет».

– Но эту проблему можно решить очень просто, Томас. Не вступайте в борьбу сами. Передайте имеющиеся у вас улики полиции – и пусть они работают.

– Не хочется стирать на людях грязное белье своей семьи, Кейти, – произнес старик куда более твердо, чем обычно. – К тому же все не так просто. Недостаточно просто отказаться ехать с ними. Когда они заходили сюда, с ними был адвокат по фамилии Филлипс. Вы знаете об этом?

– Да, – сказала Кейт и испытала огромное облегчение, когда Томас не спросил, откуда именно она это знает. – Что он сказал? Что он сделал?

– Ничего, – признался Томас. – Честно говоря, девочка, я не уверен, что он понимает, во что именно ввязался. Этот парень все время поглядывал на дверь, словно думал о том, что знает лучший способ провести свое время. Но ведь Кассандра и Гарольд наверняка захватили его с собой не только для компании.

– Учитывая возраст моего клиента, – вмешался в разговор Джим Карлсон, – я думаю, что им удалось как-то раздобыть судебный ордер, дающий право принимать за него решения.

– Но как они могли получить его?

– Скорее всего, ордер временный, – продолжал адвокат. – Конечно, такой документ будет недействителен в Колорадо и вообще за пределами штата, где был выдан. Я уже связался с судами Гринакра и Денвера и рад сообщить, что там подобный документ не запрашивался. Наверное, они рассчитывали на то, что присутствие Бена Филлипса запугает мистера О'Херли.

– Тогда он должен был знать об их планах, – сказала Кейт.

– Не обязательно. Кассандра и Гарольд вполне могли пообещать объяснить ему все потом. Честно говоря, я сомневаюсь, что они посвятили Бена Филлипса в свои планы. Я встречал его пару раз на заседаниях Ассоциации адвокатов, он не похож на человека, который станет участвовать в таком сомнительном мероприятии.

Томас вдруг как-то странно посмотрел на Кейт.

– Вы ведь хорошо знаете этого Бена Филлипса, не так ли, Кейти?

– Нет, не так уж хорошо. Но вы должны знать… Я должна сказать вам…

Кейт подняла глаза на старика, не в силах унять внутреннюю дрожь. – Я собиралась обедать с ним сегодня вечером. Я была… Не думаю, что теперь мне стоит это делать.

– Вы не должны как-то менять свои планы из-за этого разговора, – сказал Томас. – Вы доверяете этому человеку достаточно, чтобы согласиться на свидание. У вас хорошие инстинкты, Кейт. И руководствуйтесь, пожалуйста, ими.

– Но…

– Никаких «но»! Вы же слышали, как я сказал, что он почти наверняка не знает, что происходит между мною и моими внуками. Даже Карлсон считает, что с этим Филлипсом все в порядке.

«Они не мои клиенты, – слова Бена эхом отдавались у нее в голове. – Я просто оказываю услугу старому приятелю».

Кейт и раньше верила ему, а теперь Томас и мистер Карлсон тоже высказались в пользу Бена. Кейт немного расслабилась – так, значит, ее отношение к Бену не ставит под угрозу лояльность в отношении Томаса.

– Теперь, когда этот вопрос улажен, – сказал старик, – давайте вернемся к более насущным проблемам. Вы видите, Кейти, в какой переплет я попал. Единственный способ выбраться из него – это избавиться от денег до того, как я покину больницу. Вот тут-то мне и нужны вы.

– Но для чего? – удивилась Кейт, пока не понимая, к чему клонит старик.

– Я отдам все вам.

Воображение Кейт вдруг нарисовало перед ней совершенно сумасшедшую картину – как она упаковывает в огромные чемоданы и тащит по коридору от палаты Томаса пачки денег. Но Кейт не рассмеялась – образ этот казался не более абсурдным, чем все услышанное за последние несколько минут.

– Простите? – Кейт старалась, чтобы голос звучал как можно спокойнее, для этого она подражала манере адвоката, который, как и Томас, внимательно разглядывал ее.

– Все деньги ваши, дорогая Кейт. Все, что от вас требуется, это сказать, что вы согласны, а об остальном позаботится мистер Карлсон.

Кейт поглядела на адвоката и покачала головой.

– Он действительно может это сделать?

– Все уже готово, мисс Хендрикс.

Открыв портфель, адвокат вытащил оттуда стопку документов.

– Если хотите, можем прямо сейчас просмотреть их, хотя лучше сначала зарегистрировать в суде. Думаю, так мистер О'Херли будет спать спокойнее.

Тут Кейт решила, что с нее наконец хватит. Встав со стула, она внимательно посмотрела на лежащего в постели человека.

– Я не возьму эти деньги, Томас. И вы не можете меня заставить.

Улыбнувшись, Томас подмигнул адвокату.

– Видите, что я вам говорил. Она – отличный козырь.

– Козырь? – недоуменно переспросила Кейт.

– Ну да. – Томас удовлетворенно кивнул. – Я буду держать этот козырь в рукаве против своих внуков.

– Мне все равно, что вы там держите в рукаве, – сказала Кейт, стараясь, чтобы голос ее не дрожал от возмущения. – Насколько вы понимаете, я не стану ни брать, ни хранить ваших денег, так что можете делать что вам угодно.

Томас лежал на подушках, буквально сияя от удовольствия. Адвокат воспользовался возникшей паузой, чтобы заговорить.

– Мистер О'Херли был уверен, что вы отреагируете именно таким образом. Поэтому делом занимаюсь я, а больничной администрации о нем ничего не известно.

– Они не одобряют попыток обобрать больных стариков, не так ли? – резко произнесла Кейт.

– Я не старик, – заспорил Томас.

– Вы достаточно стары, чтобы иметь внуков, готовых на все ради денег.

– В любом случае, – вмешался Джим Карлсон. – Я сделал так, чтобы казалось, будто мистер О'Херли передает вам все свое имущество. Но существует еще один документ, о котором будет известно только нам, где написано, что вы возвращаете ему все, как только он снова обретет контроль над своими внуками.

– Но как вы собираетесь обрести этот контроль, лежа на больничной койке? – удивилась Кейт.

Она испытала облегчение, понимая, что деньги Томаса будут только временной ношей, но мысли ее тут же омрачило беспокойство за старика. Даже после трех недель пребывания в больнице он находился не в лучшей форме. И семейный скандал – вовсе не то, что обычно прописывает врач для скорейшего выздоровления.

– Предоставьте это нам, Кейти, – Томас взял ее руки в свои. – Я не хочу, чтобы вы беспокоились о чем-либо. Если Кассандра и Гарольд решат вас потревожить, фирма мистера Карлсона обязательно придет на помощь.

– Да, мисс Хендрикс, – подтвердил адвокат, убирая бумаги обратно в портфель. – Любые ваши решения по поводу денег мистера О'Херли должны быть одобрены нашей фирмой. Вы не можете тратить их без письменного разрешения по меньшей мере трех партнеров.

– Так я не смогу притронуться к ним? – уточнила Кейт.

– Ни к единому центу.

Томасу и мистеру Карлсону пришлось еще некоторое время уговаривать Кейт, но в конце концов она согласилась с их сумасшедшей затеей. Хотя перспектива иметь дело с Кассандрой и Гарольдом была не слишком приятной, Кейт не особенно волновалась. Если внуки Томаса хотят бороться, что ж, она готова.

Только когда Кейт подписывала переданные ей Джимом Карлсоном документы, она обратила внимание на дату – пятница, тринадцатое. Суеверие заставило руку девушки дрогнуть, но ни Томас, ни адвокат, казалось, ничего не заметили. Во всяком случае они молчали до того момента, когда Кейт положила ручку.

– Заметили дату? – спросил Томас, заметив ее колебания.

– Вы имеете в виду пятницу, тринадцатое?

– Да.

Кейт улыбнулась.

– Только старые ирландцы могут быть такими суеверными.


Со своей наблюдательной площадки на галерее Бен смотрел, как Кейт ставит на стеклянную полку в витрине корзину с цветами. За последние пятнадцать минут это была уже вторая корзина. Скоро начнется время посещений, и у Кейт будет множество покупателей.

Платье яркого клюквенного цвета было очень к лицу девушке. Оно обтягивало верхнюю часть ее фигуры и заканчивалось чуть ниже колен. Как всегда, волосы ее волнами падали на плечи, а цвет их менялся от рыжеватого до темно-каштанового в зависимости от освещения. Время от времени она поднимала руку, чтобы заправить за ухо непослушную прядь.

Бен подумал, что Кейт выглядит чем-то озабоченной. А впрочем, он знал ее недостаточно хорошо, чтобы понять, в чем дело – в тревоге или просто в усталости.

Он предпочел бы усталость. Сам он непрестанно зевал после того, как две ночи подряд спал всего по пять часов. Конечно, этого не было бы, если бы он, по крайней мере, спал спокойно. Но ему продолжали сниться эротические сны, так что Бен постоянно ворочался и просыпался.

Впрочем, днем было не лучше. Ожидание новой встречи с Кейт поддерживало его постоянно в полувозбужденном состоянии. Состояние это было скорее приятным, сродни тому, что он испытывал, когда сдерживал свое возбуждение в постели, чтобы доставить женщине как можно больше удовольствия. Опыт научил его, что оргазм, наступающий после такого ожидания, всегда стоил того, чтобы его подождать.

Конечно, Бен был не настолько глуп, чтобы надеяться, что сегодняшний вечер завершится постелью. Кейт явно была еще не готова к такому шагу. Да и он, в общем, тоже. Бен хотел сначала узнать девушку поближе. Она уже сказала ему, что не встречается с другим мужчиной, но столько еще всего оставалось выяснить. Например, что она делала за пределами больницы, какие бифштексы любила – если вообще любила мясо, – что читала в свободное время. Любопытно было так же узнать, нравится ли ей холодная погода, как она реагирует на неожиданное изменение планов и какую мелодию напевает за работой.

Все, связанное с Кейт Хендрикс, не переставало волновать Бена.

Он узнал ее фамилию от Дэна Риверза, лечащего врача Томаса О'Херли. Телефон и адрес дали ему сотрудники частного сыскного агентства, услугами которого Бен пользовался иногда для работы. Когда они попытались выдать ему дополнительную информацию – сколько времени проживает Кейт по данному адресу, ее послужной список, финансовое состояние, – Бену пришлось признаться, зачем понадобился номер телефона, чтобы не затягивать разговор на целый час.

Ему пообещали, что пришлют счет за информацию и посмеются бесплатно над его рассказом о том, как идут дела с красоткой.

Бен пришел в больницу отчасти из-за Кейт, хотя не собирался разговаривать с девушкой. Это удовольствие он оставит на потом, когда можно будет неспешно общаться с ней, сидя за столиком ресторана. Однако Бен не смог отказать себе в удовольствии понаблюдать за Кейт хотя бы несколько минут.

Интересно, почувствовала ли Кейт его взгляд, и заставил ли он ее вздрогнуть.

В магазин зашла женщина с двумя маленькими детьми. Бен последний раз посмотрел на Кейт и стал подниматься на третий этаж, унося с собой образ ее очаровательной улыбки.

Прошлой ночью Кейт упомянула о том, что Томас О'Херли сбежал из дома, и это только усилило подозрения Бена по поводу Оуэнза и его клиентов. И он приехал в больницу, чтобы обсудить с О'Херли различные варианты и объяснить старику, что он не обязан делать ничего такого, чего не считает нужным делать, например, ехать туда, куда ему не хочется.

Бен прошел по длинному коридору к угловой палате, где сердитая медсестра выговаривала за что-то Томасу О'Херли. Видимо, дело было в полосатой коробке с жареными курами, которую она держала в руках.

Бен подождал, пока сестра закончит свою нотацию и уйдет. Прежде чем он успел объяснить старику, зачем пришел, Томас взял инициативу в свои руки и высказал ему все, что думает по поводу своих «расчетливых и жадных внуков». А потом выложил Бену, что предпринял, чтобы остановить их.

– Вам лучше держаться от всего этого подальше, – предупредил Томас, прежде чем Бен успел открыть рот, чтобы вставить хоть слово. – Не думаю, что вам известно, что они замышляют, но если я ошибаюсь, вам все равно не удастся ничего изменить. Если расскажете Кассандре и Гарольду, что я сделал, это не приведет ни к чему. Они только снова примчатся сюда из Техаса – хотя, честно говоря, парочка горячих ссор наверняка только пойдет мне на пользу – после них быстрее бьется старое сердце. Сражаться с санитарками и медсестрами – не то удовольствие. Они сопротивляются недостаточно яростно.

До Бена только начали доходить намеки на то, что сделал Томас О'Херли, чтобы поквитаться с внуками, когда в комнату с весьма решительным видом вошел санитар и повез О'Херли на свидание с рентгеновским аппаратом.

Бен остался на своем месте – ему было необходимо подумать. Через несколько минут его вдруг точно громом поразило. Неужели Кейт знала, кто такие Кассандра и Гарольд, еще до того, как они появились в больнице? Неужели поэтому она все время расспрашивала его об этих занудах? Неужели Кейт узнала о финансовом состоянии старика и о его плохих отношениях с семьей и специально притворилась заботливой и дружелюбной, чтобы войти к нему в доверие?

Выйдя в коридор, Бен продолжал думать о том, что замышляла Кейт. И как он может ее остановить.

8

Кейт смотрела в окно напротив лестницы, ожидая увидеть Бена. Хотя дверь дома, где она жила, не закрывалась до позднего вечера, когда возвращались все жильцы, Кейт не хотела, чтобы Бен поднялся к ней в квартиру и увидел, как она живет. И вовсе не потому, что она боялась остаться с ним наедине. Просто внутри Кейт были уязвимые струнки, которые Бену всегда удавалось затрагивать с поразительной легкостью. И она боялась того, что будет, если он узнает о ней еще больше, чем уже знает.

Сверкнули фары, и у дома остановилась машина. Это был светлый седан, новый и дорогой, но когда Бен вылез из машины, Кейт очень удивилась, обнаружив, что он не сам сидел за рулем. Мысль о том, что они поедут не одни, сразу испортила ей настроение. Она снова не могла прийти к согласию между тем, чего ей хотелось, и тем, что могло принести пользу.

Кейт играла с огнем и никак не могла решить, как близко можно подходить к пламени, чтобы не получить серьезные ожоги. Впрочем, небольшой ожог ей бы не повредил, он хотя бы привел ее в чувство. Сердце учащенно билось при мысли, что через несколько минут она окажется рядом с Беном, а мозг продолжал ругать ее за эти чувства. Снова эмоции воевали с разумом, причем обе стороны считали свои интересы главными.

Такое состояние было новым для Кейт. Не то чтобы она боялась того, что чувствовала благодаря Бену. Нет, все было гораздо сложнее. Раньше ее отношения с мужчинами развивались по предсказуемой, хорошо знакомой схеме. Сначала возникала взаимная симпатия, потом они встречались, узнавали друг друга лучше – изучали пристрастия, цели, настроения друг друга. А потом, если находились общие точки соприкосновения, отношения становились более глубокими. Или не становились.

Но никогда в жизни Кейт не встречала мужчину, от которого она хотела сразу всего, причем немедленно, если не быстрее. Она все время повторяла себе, что такие дела не делаются подобным образом, что она совершает чудовищную ошибку, пытаясь перескочить через начало и сразу вступить в довольно близкие отношения с Беном. Прежде чем открыть ему себя, надо бы узнать его получше. Надо научиться сдерживать свои инстинкты и вести себя разумно и сдержанно. Но Кейт никак не могла прогнать от себя чувство, будто она давно уже знает Бена и уже открыла ему свою душу, даже не понимая, что именно она делает.

Мысли эти буквально сводили ее с ума. Сжав зубы, Кейт открыла дверь и поспешила по лестнице навстречу Бену.

Дубленка Бена распахнулась, и Кейт увидела под ней черный спортивный пиджак, белую рубашку и облегающие брюки. Он был так хорош собой, что Кейт захотелось вдруг повернуться и убежать. Но Бен уже держал ее за руку, помогая сойти с последней ступеньки.

– Я бы зашел за вами, – сказал он.

– Я не была уверена, что вам удастся найти место для стоянки.

Кейт давно заготовила эту реплику. Но беглый взгляд на безлюдную стоянку подсказал ей, что лучше было воспользоваться отговоркой номер два – будто ей надо было поговорить с миссис Драйверз, и она решила одеться сразу, чтобы не подниматься снова по лестнице.

Кейт чувствовала, что Бен внимательно изучает ее, но, притворившись, что разглядывает его машину, ждала, пока молодой человек заговорит первым.

Когда это наконец произошло, голос Бена показался ей немного усталым:

– Что-нибудь случилось, Кейт? – спросил он.

Она с трудом заставила себя взглянуть ему в лицо.

– Конечно, нет. Просто мне стало любопытно, кто еще сидит в машине.

– Всего-навсего Джо.

Кейт стало вдруг неловко от настойчивого взгляда Бена. Но тут молодой человек покачал головой и улыбнулся.

– Джо Мэнгл. Вы встречались с ним в больнице, помните? Кроме всего прочего, он еще возит меня практически везде, куда я отправляюсь. Я хотел оставить его сегодня дома, но Джо был непреклонен – сказал, что хочет повидаться по поводу пари, заключенного с барменом ресторана, куда мы едем.

– Но зачем вам водитель? – удивлению Кейт не было предела: Бен вовсе не походил на человека, ведущего роскошный образ жизни. К тому же Гринакр был не таким уж большим городом.

– Все время мотаюсь с места на место, – ответил Бен. – Я люблю компанию, а Джо любит водить машину. А в такие вечера, как сегодня, это имеет особые преимущества – не надо думать, как поймать такси, если мне захочется выпить больше одного бокала вина.

Бен помог Кейт сесть в машину.

Джо поглядел на нее через плечо.

– Добрый вечер, мисс.

Бен сел рядом с ней.

– Добрый вечер, мистер Мэнгл, – Кейт улыбнулась шоферу.

– Просто Джо, мисс.

– Тогда зовите меня Кейт.

Кейт сосредоточила внимание на том, чтобы сидеть ровно и не касаться Бена. Потом она все-таки заставила себя посмотреть в его сторону, и у нее тут же пересохло во рту, как только Кейт поняла, что все это время он не переставал наблюдать за ней. Она снова напомнила себе, что не должна давать волю чувствам.

– И куда же мы едем? – спросила Кейт с вымученной улыбкой.

Бен назвал ресторан в северной части города, известный своими высокими ценами, хорошей кухней и первоклассным обслуживанием. Хотя финансовое положение Кейт позволяло ей побывать там пару раз, она так и не собралась там пообедать. Ресторан был одним из тех мест, куда отправляются парочки, чтобы что-то отпраздновать, а она давно уже пребывала в одиночестве.

– Я слышала, там очень хорошо, – сказала Кейт. – И что трудно заказать столик.

– Трудно – не значит невозможно, – Бен сел так, чтобы смотреть на Кейт, не поворачивая головы, и она чуть не подпрыгнула, когда колено Бена коснулось ее колена. – Чего вы боитесь, Кейт, – едва слышно, чтобы не слышал Джо, спросил Бен.

– Я не боюсь, – солгала она, собирая остатки сил, чтобы не отодвинуть колено.

Все было еще хуже, чем Кейт себе представляла. Должна была догадаться по тому, как замирало ее сердце от звуков его голоса и учащалось дыхание при одной мысли о взгляде Бена.

Прикосновение его вызвало огонь в крови, зажгло ее чувства, заставив желать того, что она строго себе запретила. Она была просто дурой, когда понадеялась, что доводы рассудка могут как-то повлиять на реакцию возбужденного тела.

– Тогда почему вы смотрите на меня так, словно я с рогами? – Бен не собирался сдаваться. – Ведь должна быть причина.

– Я просто немного устала, – сказала Кейт, чуть не улыбнувшись, потому что это было недалеко от истины. Борьба за контроль над собой оказалась весьма утомительным занятием. – На работе пришлось сегодня тяжко.

– Когда я видел вас сегодня днем, вы были словно встревожены чем-то. Случилось что-нибудь?

Ничего, если не считать неожиданно свалившегося наследства. Но Кейт тут же забыла об этом, осознав до конца смысл слов Бена.

– Так вы наблюдали за мной?

– Совсем немного. Я был в больнице по делу и просто не удержался, чтобы не взглянуть на вас.

Бен смотрел на нее в упор, и хотя в машине было темно, она могла бы поклясться, что он заметил, как покраснели ее щеки.

Сердце громко билось у нее в груди, она ждала, что скажет Бен дальше, но тут машина вдруг остановилась. Кейт и не заметила, как они доехали до места.

Бен быстро выбрался из машины и открыл перед ней дверцу. Она не нашла в себе сил стряхнуть его руку, когда Бен поддержал ее под локоть на скользкой дорожке, и не смогла отказаться от его услуг, когда Бен снял с нее пальто. Чувствуя тепло его ладони на своей талии, Кейт чуть не споткнулась, когда они шли вслед за метрдотелем к столику в углу. Она была почти уверена, что от ладони Бена на спине останется след, как от ожога.

Едва Бен коснулся ее тела, оно ответило таким приливом возбуждения, что Кейт рассталась с последней надеждой – доводы рассудка тут не помогут.

Бен смотрел через столик на Кейт и думал, что заставило ее так разволноваться – несколько миллионов долларов, на которые она неожиданно стала богаче, или что-то еще. Она стала какой-то другой, смущенной и настороженной.

О'Херли наверняка не успел предупредить Кейт о визите Бена. Когда, поговорив с Дэном Риверзом о его пожилом пациенте, Бен спустился на первый этаж, Кейт уже ушла. В палате старика не было телефона – это Бен обнаружил еще утром, пытаясь связаться с О'Херли и договориться о встрече. Медсестра говорила что-то о том, что старик использовал телефон, чтобы заказывать пищу в местных ресторанах, и его пришлось конфисковать. Хотя Томас вполне мог воспользоваться телефоном на посту медсестер и позвонить Кейт, Бен почему-то сомневался в этом. Вряд ли старик стал бы рисковать, что их разговор подслушает кто-то из персонала.

Бен был почти уверен, что Кейт не знает, что ему известно о деньгах. И не ждал, что девушка расскажет об этом сама. И так ему будет только труднее выяснить ее мотивы и намерения.

Бен обратился к Дэну Риверзу, чтобы тот описал ему состояние старика на предмет нормальности. Дэн настаивал на том, что его пациент находится в здравом уме, причем оценил умственные способности О'Херли весьма высоко – они были на уровне человека вдвое моложе Томаса. Но все же Бен продолжал подозревать Кейт в том, что она могла воспользоваться доверчивостью пожилого человека, чтобы выудить у него деньги.

Так или иначе, он должен узнать истину.

Бен представлял себе этот вечер совсем иначе. Сны прошлой ночи навевались мыслями о том, что скоро он будет с Кейт так близко, что ее можно будет коснуться, поцеловать. Он стойко переносил эротические фантазии собственного воображения, теша себя тем, что хотя бы часть из них довольно скоро воплотится в реальность.

Но разговор с Томасом О'Херли неожиданно изменил все.

Был момент – Кейт как раз шла впереди него по лестнице, – когда Бен засомневался. Девушка была так красива с зачесанными вверх волосами, открывающими нежные уши с изящными сережками, такая женственная, нежная и желанная. Бену пришлось бороться с собой, чтобы не забыть о повестке дня и не дать владеющему им очарованию стать путеводной звездой сегодняшнего вечера.

Внутренняя борьба разгорелась еще сильнее, когда они зашли в ресторан и, сняв с Кейт пальто, Бен увидел под ним простое черное платье, которое необыкновенно шло ей.

Сейчас, сидя напротив Кейт, Бен больше всего на свете жалел о том, что не поцеловал ее раньше, когда они едва знали друг друга, потому что теперь это скорее всего никогда не случится. У Бена не было выбора. Воспользоваться беспомощностью пожилого человека – это было так недостойно и низко. Хотя слово «беспомощный» не совсем подходило к Томасу О'Херли.

Бен вообще приехал в ресторан в надежде выяснить, что все обстоит не так, как ему показалось на первый взгляд. У них был только один вечер – прежде чем Бену придется доложить обо всем администрации больницы. А он обязательно должен это сделать.

С согласия Кейт Бен заказал бутылку вина, и, пока официант выполнял заказ, они поддерживали пустой разговор о местных новостях. Потом, решив, что она уже достаточно расслабилась, Бен начал допрос с неожиданной, как он надеялся, стороны.

– Дэвид говорил о работе, которую я ему предложил? – спросил он.

– Я ведь присутствовала при разговоре. Помните? Он отказался от вашей работы.

– Не совсем. Сегодня я снова разговаривал с ним. Он обдумывает мое предложение.

Бен с удовлетворением наблюдал, как на лице Кейт появляется удивленное выражение.

– Но у него есть работа, – твердо сказала она. – Он работает на меня.

– Да, но Дэвид, кажется, считает, что одна работа не исключает другую. Пока он будет работать неполный день. – Молодежному центру требовался человек, который сидел бы по вечерам за конторкой и вел регистрацию посетителей.

– Пока? – теперь Кейт смотрела на Бена почти с подозрением.

– Ну да, – сказал он. – Если он согласится, ему не придется торговать цветами на улице. Как это вообще получилось?

– Дэвид сам стал этим заниматься, – в голосе Кейт послышалось раздражение. – Он работал на меня несколько недель, прежде чем я обнаружила, что парень договорился с моим оптовиком.

Бену трудно было обвинить Кейт в том, что ей вдруг захотелось защищаться. Торговля у дороги – не лучший способ заработать на жизнь, и каждому, кто к этому причастен, всегда бывало не по себе.

– И вы не могли его остановить?

– Я пыталась, но Дэвид – мальчик с очень сильной волей.

– Он – не мальчик, а мужчина. Дэвид выглядит как мальчик только из-за недоедания. Разве вы сами не говорили мне, что ему уже восемнадцать?

– Да, – голос Кейт звучал теперь откровенно вызывающе. – Почему бы вам не спросить, как это я не позаботилась, чтобы он лучше питался?

– Я сформулировал бы это по-другому, но мне действительно хотелось этим поинтересоваться.

Кейт буквально пронзила Бена взглядом. Официант, приближавшийся к ним с меню, успел заметить это и прошел мимо, не останавливаясь у их столика.

– Если этот вопрос вам не нравится, почему бы не рассказать мне, где живет Дэвид. Приятно было бы знать, что у парня есть приличная крыша над головой.

– Я не знаю, где он живет, – пробормотала Кейт с таким видом, словно готова была воткнуть в Бена лежащий перед ней нож для масла.

Бен порадовался про себя, что на столе нет ничего по-настоящему острого.

– Вы не знаете? – Поставив локти на стол, Бен наклонился вперед. – То есть что значит – вы не знаете? Он ведь работает на вас, не так ли?

– Я имела в виду именно то, что сказала. Я не знаю, где живет Дэвид.

– Но он ведь еще мальчик…

– Он – мужчина. Вы сами только что это сказали. – Наклонившись к нему, Кейт прошептала: – Не стоило везти меня сюда через весь город только для того, чтобы поссориться. Мы могли сделать это прямо у меня в подъезде и сэкономить друг другу время.

Бен позволил себе улыбнуться.

– Я не хотел давать вам возможность убежать наверх и захлопнуть дверь у меня перед носом.

– Так вы собирались затеять ссору? – Кейт удивленно смотрела на Бена.

– Не видел другого выхода. Если Дэвид будет работать на нас обоих, особенно важно предупредить вас, что я не люблю, когда людьми пытаются воспользоваться.

Брови Кейт изумленно поползли вверх, рот приоткрылся, но Бен запретил себе задумываться над удивленным выражением ее лица.

– Конечно, когда мы встретились, вы вели себя так, словно судьба парнишки вам небезразлична, но это ничто, если вы не позаботились о таких вещах, как пища и кров.

– Я делаю для Дэвида все, что могу, – сказала Кейт чуть громче, чем требовалось.

Бен сделал ей знак говорить тише.

– Я могу сделать гораздо больше.

Кейт немного удивила его, снова понизив голос почти до шепота.

– Не могу даже поверить, что сижу и оправдываюсь перед беспринципным адвокатом, который запугивает людей, чтобы добиться от них того, что нужно его клиентам.

– Запугивает? От кого вы такое слышали обо мне? – Наконец-то они подошли вплотную к интересовавшей Бена проблеме.

– От вашей последней жертвы, конечно же. Благодаря вам ему пришлось…

Неожиданно Кейт остановилась, словно передумав заканчивать фразу.

Бен мысленно выругался и попытался вынудить Кейт продолжать, не давая ей времени подумать.

– Так что же он сделал? Скажите мне.

Кейт покачала головой, и Бен понял, что упустил благоприятный момент. И все же он попробовал еще раз.

– О ком вы вообще говорите, Кейт?

– Не притворяйтесь, что не знаете, – Кейт глубоко вздохнула, мысленно ругая себя за то, что чуть не проболталась о деньгах Томаса.

– Так вы имели в виду Томаса О'Херли? – не сводя глаз с Кейт, Бен пригубил вина из бокала.

– А что, на этой неделе вы преследуете кого-то еще? – Кейт вовсе не имела этого в виду, точно так же, как она вовсе не считала Бена беспринципным. Просто он очень разозлил ее. Как он посмел обвинить ее в том, что она использует Дэвида? Как он посмел?

– Я ничего не делал мистеру О'Херли, – заявил Бен. – Я уже говорил вам два дня назад, что его внуки – вовсе не мои клиенты.

– Делали или не делали – неважно. Вас позвали для того, чтобы запугать его.

Да, действительно! Если Кассандра и Гарольд собирались запугать дедушку с его помощью, то это явно не сработало. Томас О'Херли вовсе не выглядел испуганным.

– Меня очень интересует один вопрос, – произнес Бен. – Каким образом все это касается вас?

– Томас мой друг, – сказала Кейт. – И я не позволю вам его обижать.

– И вы думаете, что, освободив его от капитала, поможете ему? – Бен сверлил ее взглядом, ожидая ответа.

Так он все знал! Кейт едва оправилась от шока, поняв, что Бен специально вел разговор в определенном направлении. Неважно, почему он это делал. Она не позволит ему и дальше манипулировать ею подобным образом.

Кейт готова была вскочить, но тут сильная мужская рука опустилась на ее плечо. Кейт пришлось остаться на месте – у нее просто не было другого выхода.

– Не уходите, Кейт, – тихо сказал Бен. – Мы еще не закончили.

– Я уже закончила. – Кейт подумала на секунду о том, чтобы разжать свободной рукой его пальцы, но одного взгляда на решительное выражение лица Бена было достаточно, чтобы понять, что это не поможет.

Но тут Бен неожиданно сам убрал руку.

– Если вы уйдете сейчас, первое, что я сделаю завтра утром, это доложу о вашем поступке администрации больницы.

– О каком поступке? – теперь Кейт осталась на месте уже из чистого любопытства.

– О том, что вы выманили у пациента его состояние.

– Ах вот оно что! Ни за что не останусь здесь, чтобы выслушивать ваши гадости!

Вскочив на ноги, Кейт поглядела на Бена, чье абсолютное спокойствие раздражало ее, пожалуй, больше всего остального.

– Ваши угрозы не пугают меня, господин адвокат. Я не сделала ничего предосудительного.

– Это не пустые угрозы, Кейт. Я действительно доложу.

– А я в таком случае сообщу в Ассоциацию адвокатов, как вы запугивали старика, – и мы будем квиты.

Кейт повернулась и пошла прочь, предоставив Бену одному быть мишенью для удивленных и сочувствующих взглядов окружающих.

Бен смотрел ей вслед и думал, как это он мог запугать человека, с которым почти не разговаривал? А ведь Кейт уже второй раз бросает ему это обвинение. Пожалуй, подумал он, поднимаясь, чтобы последовать за Кейт, этот вопрос стоит выяснить.

9

Кейт успела взять у гардеробщика свое пальто, выскочить на улицу и пробежать с полквартала, прежде чем Бен догнал ее.

Ему потребовалось какое-то время, чтобы вытащить Джо из бара, где он болтал со своим приятелем, потом примерно столько же, чтобы в гардеробе нашли пальто Бена, которое, по странному стечению обстоятельств, повесили куда-то не туда. Неодобрительный взгляд сидевшего у входа портье ясно показал Бену, что он не только заметил, что произошло в зале, но и был явно на стороне Кейт.

Но Бен не стал беспокоиться по этому поводу – у него просто не было времени. На Кейт были туфли, явно не рассчитанные на то, чтобы ходить в них по скользким тротуарам. Догоняя Кейт, Бен вспомнил, как в начале вечера наслаждался видом стройных ножек Кейт в туфлях на каблуках.

Бен не стал тратить время на то, чтобы уговорить Кейт подождать, пока подъедет его машина или хотя бы такси. Он понимал, что девушкой по-прежнему владеет гнев, заставивший ее выбежать из ресторана.

– Расскажите мне, кого и как я запугивал, – потребовал он, шагая рядом с Кейт со стороны мостовой и держа руку наготове, чтобы подхватить ее, если девушка вдруг поскользнется.

Джо догнал их, и теперь машина медленно тащилась за Беном.

– Отстаньте, – потребовала Кейт.

Что ж, Бен и не ждал, что это будет легко.

– Что ж, времени у нас навалом, Кейт. У меня вся ночь впереди, а до вашей квартиры отсюда очень далеко. Если хотите идти пешком, надо же о чем-то говорить, пока я вас сопровождаю.

Не обращая на него внимания, Кейт продолжала торопливо идти. Ресторан находился посреди сквера, где всегда было оживленное движение днем и почти ни одной машины вечером. Так что Джо мог беспрепятственно двигаться за Беном и Кейт.

Только через два квартала девушка успокоилась ровно настолько, чтобы заговорить.

– Я ничего не скажу вам, пока вы не ответите на мой вопрос, – заявила она, не глядя на Бена.

– Согласен.

– Что сказали ваши клиенты, когда вы сообщили им новости?

– О неожиданно свалившемся на вас состоянии? – уточнил Бен.

В ответ Кейт быстро кивнула.

– Я еще не говорил им.

– Почему же? – Кейт удивленно посмотрела на Бена, но не остановилась.

– Потому что они не мои клиенты. По-моему, я говорил вам об этом уже несколько раз.

– Может быть, я решила, что не стоит вам верить.

– Почему?

– А почему я должна вам верить? – изо рта Кейт вырывались облачка пара. – После всего, что вы наговорили по поводу Дэвида, почему я вообще должна вас слушать? Ведь это все ложь!

– По той же причине, почему я верю, что вы не выманивали у О'Херли его денег, – сказал Бен, и до сознания его дошло вдруг, что он действительно ей верит. – Потому что вам хочется верить.

Бен схватил за руку Кейт, которая неожиданно остановилась и обернулась. Висевший над их головами фонарь и свет фар машины освещали лицо Кейт, и он разглядел, что в ее глазах сменяли друг друга самые противоречивые эмоции. Смущение, ярость, разочарование, лучик надежды. Интересно, а что видит на его лице она?

– Так вы верите мне? – дрожащим голосом спросила Кейт.

– Я хочу вам верить, – Бен передвинулся так, чтобы загородить девушку от Джо. – Мне кажется, это самое сильное желание из всех, которые я испытал за свою жизнь.

– Но почему?

– Вы знаете, почему. – Бен провел костяшками пальцев по щеке Кейт. Она не отстранилась. – Я ведь уже рассказывал вам, как вы на меня действуете – как пожар, мгновенно пожирающий все. И было бы невыносимо обнаружить, что такую страсть вызвала во мне женщина, которую я не могу уважать.

Прежде чем заговорить, Кейт облизала губы.

– А я действительно верю, что вы не работаете на внуков Томаса. Но так много поставлено на карту…

– Для вас?

– Для Томаса. Он передал мне деньги только для того, чтобы уберечь их от Кассандры и Гарольда. Он боится, что они могут пойти на все, чтобы получить их. Он вообще боится их, – Кейт покачала головой, и волосы ее блеснули в свете фонаря. – Я не могу тратить эти деньги и не собираюсь этого делать. У Томаса есть защитники. Он перевел деньги на мое имя только для того, чтобы у них было время придумать что-нибудь еще. Так что деньги вовсе не мои.

Нет, он действительно не знал всего этого. Бен не стал расспрашивать Кейт о подробностях – их легко можно было узнать из заполненных Томасом документов. Его гораздо больше волновали причины такого поведения Томаса.

– Но почему он так уверен, что внуки охотятся за его деньгами? – спросил Бен. – Старик ничего не говорил мне об этом.

– Мне он тоже не говорил. – Кейт снова посмотрела на Бена с подозрением. – Но Томас был уверен, что они взяли вас с собой, чтобы запугать его.

– Но я ведь просто стоял там и слушал.

– Так же сказал и Томас.

Бен засунул руки в карманы, чтобы удержаться и не коснуться Кейт.

– Я вообще ушел бы оттуда, если бы мне не было любопытно, что они затевают.

– Вы не похожи на человека, который делает что-то, не понимая, почему он это делает.

– То, что я не знал, зачем им понадобился, еще не означало, что у меня не было своих причин оказаться там. Мне не понравились эти зануды, и я не слишком уважаю человека, который прислал их ко мне. Поэтому я и пошел сегодня повидаться с мистером О'Херли. Решил убедиться, что он все знает о своих правах. Но по его виду понял, что он уверен, что держит ситуацию под контролем.

– Так вот откуда вы узнали, – сказала Кейт.

– Старик сообщил мне об этом с чувством глубокого удовлетворения. – Склонив голову на бок, Бен внимательно изучал Кейт. – Но если все это задумано только для того, чтобы остановить Кассандру и Гарольда, то что может помешать этим двоим начать преследовать вас?

– Я ведь не старый больной человек, – решительно произнесла Кейт.

– Судя по тому, что говорит доктор, – вставил Бен, – О'Херли уже не так болен. Что же касается старости, хотелось бы мне быть таким же бодрым в мои восемьдесят лет. Может быть, он не так сильно нуждается в вашей защите, как вам кажется.

– Он не стал бы просить о таком одолжении, если бы ему не требовалась моя помощь. Хотя, возможно, больше всего он боится, что они замучают его до смерти своими упреками. Вот уж тут я могу его защитить. Пусть Кассандра и Гарольд нападают на меня – я не из пугливых.

Упрямая отвага Кейт больше, чем что-либо другое, убеждала Бена в том, что она не собиралась обманывать старика. Бен испытал колоссальное облегчение при мысли, что не придется рассказывать о поступке Кейт больничной администрации – конечно, если бы потребовалось, он сделал бы это, но испытывая мучительные переживания.

К сожалению, невиновность Кейт означала возникновение массы новых проблем – не менее важных и куда более опасных. Пытаясь свести на нет махинации своих внуков – если только все это не тяжелый случай паранойи, – Томас О'Херли вовлек Кейт в довольно неприятную ситуацию.

Бен чувствовал, как просыпаются в нем инстинкты защитника.

– И вам я тоже не позволю меня запугать, – с вызовом произнесла Кейт.

Боевой огонек в ее глазах чуть было не вызвал у Бена улыбку. Ему нравилось мужество Кейт, но лучше бы она держала его при себе. Бену становилось немного не по себе при мысли о том, что Кейт придется вступить в схватку с техасскими занудами.

– Вам не надо больше об этом беспокоиться, – сказал Бен. – Я знаю теперь, как все было, и подобной сцены между нами больше не повторится.

– У вас просто не будет больше возможности ее повторить.

Бен тяжело вздохнул. Заботясь об О'Херли, он разрушил собственные надежды на развитие отношений с Кейт.

– Я боялся, что все кончится именно так.

– Тогда зачем же вы это сделали? – Глаза Кейт буквально горели в темноте.

– Я не мог иначе, – сказал Бен. – Я обязан был выяснить, что происходит. И мог добиться этого, только разозлив вас. Это старый юридический трюк.

– Но почему вы не могли просто спросить Томаса?

– Люди, которых обманули, не всегда понимают это. А я знал вас не так хорошо, чтобы сделать вывод.

– Вы и сейчас меня не знаете, – Кейт несколько раз быстро моргнула, словно что-то попало ей в глаз.

– Я знаю гораздо больше, чем знал до этого, – Бену показалось, что перед ним снова забрезжила надежда. – Я знаю достаточно, чтобы понять, что вы способны поставить нужды ваших друзей выше своих собственных – даже если вы не согласны с тем, что они делают. Ведь вы не знали о планах Томаса, пока не было уже слишком поздно, не так ли?

– Почему вы так говорите?

– Потому что я почти так же зол на него, как вы на меня. – Удивленный взгляд Кейт сказал ему, что он попал в точку. – Я не стал бы использовать Дэвида, если бы был другой способ. Даже дураку понятно, как вы озабочены его судьбой.

– Но мне было очень больно слышать, как вы говорили все эти ужасные вещи.

– Я знаю. И мне очень жаль. – Слова Кейт ясно доказывали то, на что Бен почти не решался надеяться – ей было больно, значит, он был ей небезразличен.

– Бен?

– Да? – Впервые за этот вечер Кейт назвала его по имени. Он понимал, что не заслужил того чувства радостного облегчения, которое сейчас испытывал.

– Не делайте так больше никогда. – Кейт произнесла эти слова просто, без особого выражения, но в то же время очень решительно.

И Бен понял в этот момент, что влюбился в женщину, обладающую почти устрашающей внутренней силой. Ему захотелось обнять Кейт, прижать ее к себе, чтобы приободрить таким образом их обоих, но он вовсе не был уверен, что она не выцарапает ему глаза. Хотя Кейт вроде больше не сердилась, это еще не означало, что она готова позволить себя обнять.

– Я больше не буду, – Бен позволил себе только провести пальцем по нежной коже возле уха девушки. Увидев мелькнувшее в глазах Кейт возбуждение, он не мог уже заставить себя остановиться.

У Кейт было две секунды, чтобы воспротивиться, но она не нашла в себе сил. Ясно, что Бен собирался поцеловать ее. Она ждала этого – если не всю жизнь, то уж, конечно, весь сегодняшний вечер.

Ладонь Бена коснулась ее щеки, он склонил голову и завладел мягкими губами. Те чувства, которые испытывала Кейт при самых невинных прикосновениях Бена, немедленно ушли в прошлое, стали мелкими и незначительными по сравнению с восторженным возбуждением, охватившим все ее тело, едва встретились их губы.

Это были громы, молнии и летний ветерок, она словно летала в облаках среди звезд или купалась в цветах. Но это было, было на самом деле и это происходило с ней. Поддавшись очарованию момента, Кейт тут же была вознаграждена ответной реакцией Бена.

Губы его были теплыми и нежными, они были источником приятного тепла, разлившегося по телу Кейт.

Поцелуй их был почти целомудренным – они касались друг друга губами да еще рука Бена лежала на ее щеке. В следующий момент исчезло вдруг и то и другое – и его губы, и его рука. И Кейт тут же почувствовала себя обделенной.

Она пристально всматривалась в лицо Бена, стоявшего спиной к свету фар, и ей хотелось большего, гораздо большего.

Вздохнув, Бен повернулся и сделал Джо знак подъехать поближе. Открыв заднюю дверцу, он дал Кейт возможность забраться на сиденье, даже не коснувшись ее. И Кейт чувствовала каждую секунду, как не хватает ей этого прикосновения. Затем, вместо того чтобы обойти вокруг машины и сесть рядом с Кейт, Бен постучал по стеклу переднего сиденья и велел Джо отвезти Кейт домой.

– А как же вы? – спросил Джо.

– Я подожду здесь. – Бен отошел от машины, даже не посмотрев на Кейт.

«Ничего, – подумала она. – Не стоит обижаться на Бена». Ведь это был единственный возможный способ закончить вечер в том несовершенном мире, в котором им выпало жить. Другой мир, совершенный, который она увидела, когда коснулись ее губы Бена, лежал где-то вдалеке, до него еще предстояло добраться.


По пути домой Кейт попросила Джо остановиться у лотка с гамбургерами. Разделив трапезу с Фокси, Кейт переоделась и стала убираться в кухне. Когда она закончила, черные и белые плитки ярко блестели, труднодоступные крышки полок были впервые за много месяцев очищены от пыли, а сама Кейт была грязной с головы до пят. Сбросив одежду, она кинула ее в бак для грязного белья и налила в ванну лавандовой пены.

Когда Кейт погрузилась в теплую ароматную воду, часы на камине в гостиной пробили полночь.

Через несколько секунд зазвонил телефон. Кейт сразу поняла, что это Бен и что она хочет, – нет, хочет не то слово – ей необходимо поговорить с ним.

Взяв трубку, Кейт подождала, пока он произнесет первое слово.

Голос Бена был низким и почему-то вселял в нее уверенность в себе.

– Сегодняшний вечер прошел не совсем так, как я представлял, – сказал он.

– Ты ожидал чего-то большего, чем поцелуй? – выпалила Кейт, не успев прикусить язык.

– Нет, дорогая, – ее удивил немного хриплый смешок Бена. – Поцелуй был просто райский, я и не заслужил такого. Я говорю о вечере в целом. Считай меня романтиком, но я представлял, как мы наслаждаемся вместе обедом, а не обмениваемся за закуской угрозами в адрес друг друга.

– Тогда, наверное, тебе надо было подумать об этом, прежде чем затевать ссору.

– Туше, – рассмеялся Бен, и Кейт тоже захотелось вдруг улыбнуться. – Мне тоже не следовало игнорировать примету.

Кейт потребовалось несколько секунд, чтобы понять, о чем говорит Бен.

– Мне тоже приходило в голову, что пятница, тринадцатое – не лучший день для первого свидания, – рассмеялась она. – Но потом сказала себе, что я слишком разумная особа, чтобы обращать внимание на всякие там приметы и черных кошек.

– Значит, мы оба недооценили значения приметы. Эту пятницу, тринадцатое, я не забуду никогда.

Кейт мысленно согласилась с ним. Она тоже никогда не забудет их сегодняшний поцелуй.

Закрыв глаза, Кейт откинула голову на край ванны, впервые за последние несколько часов снова позволив себе предаться мечтам. Она вовсе не была уверена, что Бен позвонит, но все время, пока занималась уборкой, в голове тикали маленькие часики, стрелки которых двигались в сторону полуночи.

– И каким же ты представлял себе наш вечер? – спросила Кейт.

– Ну, уж во всяком случае, – сказал Бен, – я не думал, что придется лечь в постель голодным.

– Ты мог попросить Джо остановиться купить что-нибудь по пути домой – или ты не поклонник готовой пищи?

– Джо был слишком зол на меня, чтобы остановиться, – проворчал Бен. – Мне, кажется, повезло, что он вообще за мной вернулся.

– А ему-то ты что сделал? – вспоминая, как быстро Бену удалось ее разозлить, Кейт не сомневалась, что то же самое он мог сделать и с другими.

Она только не могла понять, почему он выбрал своей мишенью Джо, если только не для того, чтобы сорвать на нем зло, но это было явно не в характере Бена.

– Он разозлился из-за того, как я обращался с тобой, – последовала пауза, во время которой Кейт услышала четкий звук шагов Бена по паркету.

Это немного удивило Кейт – она почему-то представляла, то Бен звонит ей из спальни, на полу которой непременно должен был лежать ковер. Интересно, в какой из комнат огромного дома, который делило с ним столько народу, находился сейчас Бен? Была ли спальня отделана по его вкусу или этим занимался кто-то другой?

– Джо сказал, что я должен был прямо спросить о том, что меня интересовало, – продолжал Бен. – Он считает, что разозлить тебя до такой степени, чтобы ты выбежала из ресторана, мог только человек, не имеющий ни малейшего понятия о манерах джентльмена.

Кейт сомневалась, что это были слова Джо, но не стала ничего говорить.

– Теперь, когда вы все знаете, господин адвокат, что же будет дальше?

– Меня зовут Бен.

– Я знаю это, – на этот раз Кейт заставила себя прикусить язык, прежде чем произнесла вертевшуюся в голове фразу: «И знала это, когда целовала тебя сегодня».

Последовала пауза, потом Бен, видимо, решил не спорить, а сделать вид, что Кейт все-таки назвала его по имени, и ответить на заданный ею вопрос.

– Ну, для начала, кое-кто в больнице должен узнать, что происходит…

– Но я думала, ты веришь мне, – Кейт резко села, сжимая одной рукой трубку, а другой – край ванны.

– Не беспокойся. Я имел в виду совсем другое.

Кейт укусила себя за сустав указательного пальца, чтобы ничего больше не сказать. Но боль от укуса не шла ни в какое сравнение с той, что пронизывала ее сердце.

– Я хотел сказать, кто-то из администрации должен знать, что один из пациентов попал в беду. Иначе они не смогут ему помочь.

– Томас не хочет, чтобы кто-нибудь знал. Он настаивал на этом.

– Возможно, он не способен решить, кому надо, а кому не надо обо всем этом знать, – спокойно сказал Бен.

– Но что они скажут тогда про меня? Разве они не решат то же, что решил ты?

Раньше это как-то не волновало ее – ведь Джим Карлсон всегда мог подтвердить, что она не вынуждала старика принять такое решение. Но теперь, глядя на происходящее глазами Бена, Кейт лучше понимала, как странно это может выглядеть для окружающих. И это вызывало у нее не слишком приятные чувства.

– Тем лучше, если это будет исходить от нас, – сказал Бен, – а не из другого источника.

Ну конечно, Бену не нравится схема действий Томаса. И трудно упрекать его в этом, после того как она сама пыталась отговорить старика.

– Я пыталась убедить Томаса и Джима Карлсона доложить…

Но Бен перебил ее:

– Мне кажется, тебе не оставили выбора. Единственное, что остается неясным: что сделали Кассандра и Гарольд, чтобы заставить своего дедушку пойти на такие крайние меры?

– Мы наверняка можем что-то предпринять против этих двоих, – задумчиво произнесла Кейт. – Томас сказал, что у него есть улика.

– В таком случае об этом тем более необходимо известить власти, – настаивал Бен.

– Но он сказал, что не хочет…

– Давай оставим эту тему, хорошо, Кейт? Все будет в порядке, и я не хочу больше спорить с тобой сегодня. Обещаю, что не стану ничего предпринимать, не сообщив тебе об этом, и, уж конечно, это случится не раньше утра.

Нетрудно было поверить, что все закончится хорошо, когда Бен разговаривал с нею так уверенно.

– Устал повторять одно и то же? – спросила она.

– Нет, просто слишком ослаб от голода, – рассмеялся на другом конце провода Бен. – Когда я пришел, Элис убиралась в кухне, и к тому моменту, как Джо закончил излагать ей свою версию сегодняшних событий, она уже размахивала перед моим носом ножом, угрожая мне самыми тяжелыми последствиями, если я посмею прикоснуться хотя бы к хлебной корке.

Кейт вспомнила, что, по словам Бена, Элис была его кухаркой.

– Так прокрадись вниз и стащи что-нибудь, когда она ляжет.

– Элис живет в комнате рядом с кухней и слышит, как падает на пол булавка на расстоянии в тысячу ярдов. Так что я лучше не буду рисковать. – Бен снова рассмеялся, и Кейт почувствовала, как по спине ее побежали мурашки.

– В одиночестве есть свои прелести, – Кейт пошевелила торчащими из пены пальцами ноги и опустила их в горячую воду. – Фокси все равно, в какое время я наведываюсь к холодильнику – лишь бы с нею делились.

Бен подумал о том, что им придется привыкать друг к другу. Кейт привыкла жить сама по себе, в то время как его жизнь протекала среди людей, таких разных и постоянно меняющихся. Конечно, он привыкнет к образу жизни Кейт, но ему будет очень не хватать всей его «большой семьи».

А впрочем, может быть, Кейт не станет настаивать на том, чтобы они жили вместе. Трудно ожидать, что она запрыгает от радости при мысли о том, что придется делить кров с людьми, которых она не знает, но Бен ни за что не позволит, чтобы разница в привычках стала препятствием в их отношениях.

Впрочем, вопрос совместного проживания явно следует отложить до лучших времен. Пока надо привыкнуть к мысли, что он влюбился в женщину, которую встретил совсем недавно.

– Кто это – Фокси? – спросил Бен, мысленно представляя огромного пса, который громко лает всякий раз, когда почтальон оставляет что-нибудь за дверью.

Он откинулся на спинку кресла, старые пружины которого протяжно заскрипели, и положил ноги на стол. Если единственная возможность узнать Кейт поближе – это телефонные разговоры, то надо по крайней мере устроиться поудобнее. Ему ведь хотелось узнать очень многое.

– Фокси – моя кошка, – начала Кейт. – Она – чистопородная сомалийка…

Слова ее прервал характерный звук, означавший, что на линию Кейт поступил еще один звонок. Как он ненавидел эти сигналы!

– У меня еще один звонок, – сказала Кейт. – Подожди, – прежде чем он успел ответить, Кейт переключилась на другую линию.

Бен тупо смотрел через огромную арочную дверь в сторону спальни, гадая про себя, кто мог звонить Кейт в такое позднее время. Она ждала какого-то звонка, когда он впервые позвонил ей, и сейчас Бен снова испытывал прилив ревности.

И его не успокоило, что Кейт смеялась, когда снова переключилась на его линию всего несколько секунд спустя.

– Ну, и на чем же мы остановились? – в интонации Кейт слышались отголоски той же нежности, на которую Бен обратил внимание во время того, первого звонка.

Бен тут же воспользовался предлогом, хотя в глубине души понимал, что так или иначе сказал бы что-то по этому поводу.

– Ты как раз собиралась сказать мне, кто звонил.

– Моя мать, – не замявшись ни на секунду, ответила Кейт. – А это имеет значение?

– Да, – закрыв глаза, Бен спросил себя, будет ли всегда так же бешено и беспричинно ревновать Кейт, или это происходит за счет того, что они еще так много не сказали друг другу. Ведь Кейт вовсе не виновата, что он влюбился в нее так быстро и так сильно. Она же не умеет читать мысли.

А Бену очень бы этого хотелось.

– Я не имел в виду, – начал он, но тут же остановился, потому что на самом деле имел в виду именно то, что собрался отрицать. – Я ревновал, – признался он. – Мне хотелось бы, чтобы было иначе, но от правды никуда не денешься.

Последовала пауза, затем звук льющейся воды – наверное, Кейт решила добавить немного горячей.

– Я не стала бы встречаться с тобой, если бы в моей жизни был человек, который мне дорог, – раздался голос Кейт. – Ты доволен?

– Да. – Он не заслуживал этого, особенно после того позорного фиаско, которое не стоило даже называть обедом.

Шум воды прекратился, и Бен услышал звук дыхания Кейт. Он представил, как она лежит на спине в пенящейся ванне.

– Для меня нет ничего необычного в поздних звонках, – сказала Кейт. – Если ты собираешься всякий раз ждать полуночи, чтобы позвонить мне, то ты должен быть в курсе. Это вызовет проблемы? – Она говорила не только о том, что их могут прервать, и Бен понимал это.

– Нет, – сказал он. – Но должен признаться, что меня мучает любопытство.

– По какому поводу?

– Ты ведешь себя так, как будто звонки в такое время – самое обычное дело. Если мне звонят после полуночи, на это должны быть очень серьезные причины.

– Вся женская половина моей семьи страдает бессонницей, – пояснила Кейт. – У меня есть мать и две сестры, с которыми мы регулярно общаемся по телефону. Кроме того, что ночные переговоры стоят дешевле, нам есть чем занять себя, когда не спится.

– Бессонница? – Бен чуть было не зевнул при одной мысли об этом.

Кейт, видимо, поняла это и рассмеялась.

– А мне казалось, что ты тоже полуночник, как и мы.

– Не по собственной воле. Вчера вечером у меня была встреча, которая поздно закончилась, а в первый раз я никак не мог дождаться твоего возвращения домой.

Бен очень удивился, когда Кейт объяснила, где была в тот вечер. Ему никак не могло прийти в голову, что она – студентка. Кейт пришлось объяснить и это. Да, ее никак нельзя было назвать праздной особой.

– Так вот почему ты была в библиотеке, когда встретила Дэвида.

– Не обязательно быть студентом, чтобы посещать библиотеку, – возразила Кейт. – К тому же это была муниципальная, а не университетская библиотека.

– Да, но что-то заставило меня подумать… Ну конечно. Ты упомянула о какой-то сессии, – вспомнил Бен.

– Я занимаюсь с женщинами, которые не умеют читать, – просто ответила Кейт. – Это часть спонсируемой городом программы. Если ты действительно интересуешься подобными проблемами, здесь всегда требуются добровольцы.

Магазин, колледж и теперь еще добровольная работа. Проблема Кейт вовсе не в бессоннице, а в том, что ей не хватает времени днем. Бен сказал ей об этом, но Кейт только хмыкнула в ответ, давая понять, что несогласна, но лучше не спорить с ней по этому поводу, а потом спросила, где он сам был так поздно вчера вечером.

Бен начал рассказывать про свою работу, но Кейт гораздо больше заинтересовало его участие в делах местного молодежного центра. Он как раз увлеченно говорил ей о работе, которую имел в виду для Дэвида, когда на линию снова поступил параллельный звонок.

И Бену снова пришлось ждать. На этот раз, когда ее голос снова зазвучал на линии, он был уже не таким радостным.

– Которая из сестер звонила теперь? – спросил Бен.

– Ни та, ни другая. Звонила девочка из колледжа, которая обещала помочь мне завтра в библиотеке. Сказала, что не сможет.

– Это серьезная проблема?

– Не слишком. – Кейт вздохнула. – Просто там есть одна женщина, которая отстает от остальных, и я подумала, что немного индивидуальных занятий помогут ей догнать.

Мысленно перебрав список собственных дел на завтра, Бен решил, что их вполне можно отменить.

– Хочешь, я помогу? – предложил он.

Кейт согласилась сразу же, без колебаний, из чего Бен сделал вывод, что либо ей так хочется увидеть его, что повод не имеет значения… либо она отчаянно нуждается в помощи. Он решил не уточнять. Они договорились, что Бен заедет за Кейт перед ленчем, и ему пришлось еще раз пообещать, что до этого времени он не станет ничего предпринимать по поводу Томаса О'Херли. Бен не упомянул, что уже связался с одним сыскным агентством Далласа. Кейт не надо было этого знать, по крайней мере пока он не получил никаких результатов.

Ехидные нотки в голосе Кейт вернули Бена к действительности.

– Хочу кое-что спросить по поводу завтрашнего ленча.

– Да? – Бен насторожился.

– Нет никакой возможности обойтись без Джо?

– Это задело бы его чувства, – Бен встал и потянулся, гадая про себя, слышит ли Кейт урчание его голодного живота.

– Скажи ему, что меня укачивает на заднем сиденье.

Бен рассмеялся, поймав себя на том, что хотя он устал, был голоден и хотел спать, давно уже ему не было так хорошо, как сейчас.

– Не беспокойся, Кейт, – сказал он, – я попробую решить проблему с Джо.

Она пожелала ему спокойной ночи и повесила трубку, прежде чем Бен успел что-нибудь ответить. А он хотел бы сказать ей очень многое – извиниться еще раз за сегодняшний обед, заверить в том, что все будет хорошо – и для Томаса О'Херли, и для них двоих. Он был слегка разочарован, потому что еще не готов был распрощаться с Кейт. И, может быть, никогда не будет готов.

Положив трубку, Бен выключил настольную лампу и отправился спать. Уже меньше чем через двенадцать часов он должен заехать за Кейт, а до этого у него будет довольно напряженное утро. Если не удастся выспаться, он может задремать за ленчем.

И вряд ли можно учить кого-то читать, когда у тебя закрываются глаза.

10

Кассандра разговаривала по телефону, когда горничная впустила Гарольда в ее роскошную черно-белую гостиную. Комната была заставлена современными скульптурами на огромных кубах, стоящих среди черных кожаных диванов и столиков со стеклянными крышками, а в углах красовались в вазах какие-то странные растения без листьев.

Поежившись, Гарольд прямиком направился к бару, прикрывая глаза, чтобы не видеть собственного отражения в зеркальных дверцах шкафа, когда он наливал себе джин поверх больших кубиков льда. Он сделал глоток, добавил джину и только тогда повернулся лицом к комнате.

Гарольд не любил гостиную Кассандры и всегда чувствовал себя в ней неуютно. А впрочем, вкусы его сестрицы всегда отличались крайностями. Одно время она увлекалась раннеамериканским стилем, который называла последним криком моды, – в гостиной практически не было мебели, и гостям приходилось сидеть на ковриках на полу. Но едва Гарольд успел привыкнуть к тому, что швы в паркете впиваются в его тело, Кассандра повыкидывала все эти коврики и переоборудовала гостиную, выдержав всю обстановку в холодных строгих черно-белых тонах.

Расходы на оборудование квартиры до замужества Кассандры оплачивал дедушка, поэтому теперь процесс растянулся надолго. Ведь Кассандра не могла рассказать Томасу, что осталась без алиментов, не объяснив, почему так произошло.

Даже Гарольд не был посвящен в этот секрет. Он знал только, что Кассандра уже три месяца не платила за квартиру и что он больше не даст ей в долг ни цента. Даже если бы у него было, что давать. Прошла уже неделя с тех пор, как Гарольд получил первое сообщение от человека, ведущего его финансовые дела, и он не строил иллюзий относительно дальнейшего развития событий – он был разорен точно так же, как и его сестра.

Устроившись на одном из низких кожаных диванов, Гарольд потягивал джин, щурясь от яркого солнца. Он как раз подумывал о том, что надо бы встать и задвинуть шторы, когда понял, что окна уже занавешены чем-то сероватым и почти прозрачным. Гарольд усмехнулся и тут же поморщился от головной боли. Вчерашняя попойка обернулась сегодня первоклассным похмельем, и к тому, что у него было муторно на душе, прибавилось и мерзкое физическое состояние.

Кассандра повесила трубку и вдела в ухо огромную золотую серьгу. Затем она тоже подошла к бару и налила себе выпить. На ней был кипейно-белый брючный костюм, прекрасно соответствовавший интерьеру гостиной.

Она опустилась в кресло напротив брата и нахмурилась.

– Это был Джейкобс, – сказала Кассандра, потряхивая кубики льда в бокале.

– Частный детектив, которого нанял для нас Оуэнз?

– Серьезно сомневаюсь, что Колорадо или какой-то другой штат выдавали ему когда-нибудь лицензию. – Кассандра отставила бокал, даже не попробовав его содержимое, и сложила руки на коленях. – По разговору сильно смахивает на негодяя, а судя по рекомендациям Оуэнза – негодяй, каких мало. Это нам на руку.

– Выпью еще, – Гарольд осушил бокал до дна и поднялся, но Кассандра остановила его.

– Пососи пару минут лед, братец. У нас проблемы, и хотя мне известно, что обычно ты решаешь проблемы с помощью бутылки, на этот раз это не сработает.

– Но у меня чудовищное похмелье, Касс. Джин – единственное лекарство в этом случае.

– Пострадай немного, – взяв свой бокал, Кассандра отпила немного, прежде чем заговорить вновь. – Вчера Джейкобс случайно услышал за дедушкиной дверью…

– Как можно случайно услышать за дверью? Ради Бога, называй вещи своими именами, этот тип просто подслушивал…

– Он сказал что-то о мытье полов – наверное, это его прикрытие. В общем, он услышал, как дедушка сообщил Бену Филлипсу, что передал все деньги некой особе по имени Кейт.

Кассандра пересказала брату все, что услышала только что по телефону. Гарольд слушал очень внимательно.

– Джейкобс слышал не все – одна из медсестер заметила его, и ему пришлось отойти от двери палаты. Но не думаю, что нам необходимы детали. В общем, дед сделал чудовищную глупость, и нам надо это исправить. Твои предложения?

Гарольд покачал головой и тут же поморщился от боли. Бормоча себе под нос ругательства, Кассандра подошла к бару, взяла бутылку, плеснула в стакан Гарольда немного джина и поставила бутылку так, чтобы он не мог до нее дотянуться.

– Это незаконно, – начал Гарольд, когда взгляд его немного прояснился.

– Незаконность – последний аргумент, на который нам стоит уповать. Нам не стоит привлекать к себе внимание, если мы еще надеемся осуществить план, который сделает нас очень-очень богатыми.

Кассандра откинулась на спинку кресла и посмотрела через голову Гарольда на стену за его спиной, где висел гигантский коллаж из кусочков цветной бумаги. Губы ее сжались в тонкую линию, когда Кассандра вспомнила разговор с владельцем галереи, где приобрела этот коллаж. Кассандра сообщила ему, что хотела бы продать эту вещь и еще несколько картин. За приличную цену, естественно. Владелец галереи, рассмеявшись, сказал, что Кассандре очень повезет, если она сумеет получить за все это хотя бы десять процентов цены, которую уплатила в свое время, потому что с тех пор сменился стиль, в моде другие художники и так далее и так далее. Но Кассандре нужны были деньги и как можно скорее.

Управляющий ясно дал понять, что, если она не оплатит на той неделе счета за квартиру, он начнет процесс о ее выселении.

– Похоже, у тебя самой на этот раз нет никаких гениальных идей, – сказал Гарольд.

Кассандра с любопытством посмотрела на брата.

– Кажется, единственный способ вернуть дедушкины деньги, это заставить эту самую Кейт отдать их обратно.

– Но с чего бы она стала это делать? Лично я бы никогда не расстался с деньгами. – Ты мог бы, если тебя как следует напугать, – возразила Кассандра.

Гарольд встал и завладел бутылкой, прежде чем Кассандра успела его остановить. Налив себе изрядное количество джина, он снова уселся на диван и поднял стакан в сторону Кассандры, прежде чем сделать первый глоток.

– И как же напугать ее, дорогая сестрица?

– Понятия не имею, – Кассандра улыбнулась брату поверх бокала. – Возможно, нам стоит предоставить это Джейкобсу, тебе не кажется?

– Ты, кажется, очень уверена в нем.

Гарольд чуть обмяк – джин начинал действовать.

– Гас не порекомендовал бы его, если бы мы не могли ему доверять.

С отвращением отвернувшись от коллажа, Кассандра подошла к столу и облокотилась о него, не выпуская из рук бокала.

– Джейкобс запросто справится с этой Кейт, я уверена. Гораздо больше меня волнует Филлипс.

– А с ним-то что не так?

– Если бы ты не был уже наполовину пьян, то понял бы, как это странно, что ему пришло в голову прийти поговорить с дедушкой.

– Может быть, он просто проходил мимо и зашел поздороваться. Мне он показался хорошим парнем. Думает, наверное, что сделал нам большое одолжение, посетив палату больного.

– Если дело только в этом, почему он не позвонил нам, чтобы сообщить, что придумал дедушка, – глаза Кассандры сверкнули.

Гарольд стал вдруг хватать ртом воздух, словно выброшенная на берег рыба.

– Не знаю, – произнес он наконец, тяжело вздохнув.

– Я тоже не знаю, – сказала Кассандра, – и начинаю подумывать, не избавиться ли нам от него, пока еще не поздно.

– Ты думаешь, надо поручить Джейкобсу напугать и его или предпринять что-нибудь в этом роде?

Кассандра отметила про себя, что Гарольд либо слишком пьян, либо не понимает важности происходящего. Это вполне устраивало ее. Ведь Кассандра беспокоилась не только по поводу того, что делать с этой девчонкой Кейт и с адвокатом. Ничуть не меньше волновалась она по поводу того, что станет делать Гарольд, столкнувшись с этой проблемой. Больше всего Кассандра боялась, что брат станет срывать зло на ней. Ведь его финансовое положение было таким же отчаянным, как ее собственное.

– Или что-нибудь в этом роде, – губы Кассандры вытянулись в тонкую линию улыбки. – Посмотрим, как пойдут дела с девчонкой, а потом решим.


Кейт подняла голову от стола, на котором она раскладывала карточки и другие наглядные пособия, которыми привыкла пользоваться, и увидела темноволосую голову Бена, склонившуюся к миссис Гудмен. Из аккуратного обычно пучка пожилой женщины торчали сегодня седые пряди в тех местах, куда она запускала в раздумье пальцы, но глаза ее, когда она смотрела на Бена, сияли от удовольствия.

Сначала Кейт испугалась, что оригинальный подход Бена к проблеме обучения чтению скорее навредит, чем поможет миссис Гудмен. Хотя женщине удавалось выучить слова из текста, она не узнавала их потом в цепочке предложений. Метод Бена сочетал в себе обучение по картинкам, игру в слова и многие другие приемы, о которых Кейт нигде никогда не слыхала. Она хотела было вмешаться, но тут услышала, что миссис Гудмен узнает слова из одной игры, использованные в другой, и поняла, что Бен на правильном пути.

Кейт закончила разбираться на столе и отнесла коробку с учебными пособиями в комнату библиотекаря, где они хранили все необходимое. Когда она вернулась, Бен выбрасывал в корзину использованную бумагу, а миссис Гудмен нигде не было видно. Кейт наклонилась, чтобы подобрать слетевший со стола листок, и подала его Бену.

– Это было потрясающе, – сказала она. – Единственное, что меня тревожит, это что ты отобьешь у меня всех учениц.

Бен поднял голову и улыбнулся.

– Миссис Гудмен все схватывает на лету. Почему она ждала столько лет, прежде чем научиться читать?

– Не так давно у нее умер муж. А он был человеком старой закваски – говорил ей, что чтение и письмо – это не женского ума дело.

– И кто же убедил ее в обратном? – поинтересовался Бен.

– Не я, если ты на это намекаешь.

Кейт взяла с вешалки их верхнюю одежду и подала Бену его дубленку. Она смотрела, улыбаясь, как он натягивает ее поверх пиджака от костюма. Пожалуй, он оделся сегодня чересчур официально, но Кейт не жаловалась. Женщинам из ее класса Бен очень понравился, и они наверняка оценили как следует его одежду.

Однако ее облегающие черные брюки и свитер ручной вязки тоже не прошли незамеченными. Бен несколько раз сказал ей, что она хорошо выглядит, а сколько раз Кейт ловила на себе его восхищенный взгляд, невозможно даже сосчитать.

– Библиотекарь рассказала мне, что однажды социальный работник зашла к миссис Гудмен после того, как соседи обнаружили, что ей отключили за неуплату газ и телефон. Надо было либо найти кого-нибудь, кто вел бы ее дела, либо научить миссис Гудмен делать это самостоятельно.

– Но кто же все-таки ведет ее дела, пока она учится?

– Соседка, которую контролируют работники социальной службы. Все знакомые миссис Гудмен будут просто потрясены ее сегодняшними успехами.

Направляясь к выходу из библиотеки, они продолжали разговор о женщинах, посещающих занятия. Кейт искоса глядела на Бена и думала, что он, похоже, принимает близко к сердцу дела каждого, с кем сталкивает его жизнь. Если верить тому, что он сказал ей за ленчем, все было именно так. Хотя он явно был не очень расположен говорить на эту тему, Бен все же отвечал на вопросы Кейт по поводу живущих с ним в одном доме людей.

Все началось с истории Терезы. Кейт не смогла сдержать смешок, услышав, что костюм и галстук лежали на столе, приготовленные для обыкновенного ленча, после которого они должны были отправиться в библиотеку. Бен покраснел – совсем немного, но достаточно для того, чтобы Кейт заметила его смущение.

А потом признался ей, что утром у него была деловая встреча, но он забыл положить в джип, в котором выехал из дома, джинсы и свитер. Кейт потребовала, чтобы он рассказал о девушке поподробнее.

Ленч был таким, каким не стал вчерашний обед – веселым и непринужденным. Наконец-то они могли спокойно поговорить.

Бен заехал за Кейт в видавшем виды джипе с откидным верхом, который выглядел старше, чем оба они вместе взятые. Бен признался, почти стесняясь, что этот самый джип – его любимая машина. Он надеялся, что Кейт не станет осуждать его. Она и не стала.

Это был замечательный день для прогулки в джипе с открытым верхом – морозный и солнечный, поражающий разнообразием красок. Весь район Кейт, застроенный в начале века, был усажен тополями и кленами, которые стояли сейчас в красочных уборах из желтых, красных и оранжевых листьев. Листья слетали с деревьев и падали, кружась, на едущий джип и его пассажиров.

Кейт ждала Бена у тротуара. Он никак не мог понять, почему она держалась так отчужденно, не подпуская его близко к своему жилищу. Смутившись, Кейт сообщила Бену, что как раз помогала миссис Дэнверз сметать листья. Она говорила правду, в подтверждение своих слов Кейт специально отвела Бена за угол дома, где пожилая женщина продолжала набивать листьями пластиковые мешки.

Бен настоял на том, чтобы помочь ей, и миссис Дэнверз тут же влюбилась в него, как и предполагала Кейт.

Миссис Дэнверз ничего не сказала, но Кейт словно читала ее мысли. Нетрудно было догадаться, что она испытывает, ведь Кейт и сама замирала при одном только взгляде Бена.

Но, конечно, Кейт ждала Бена внизу не только потому, что помогала миссис Дэнверз. Она прекрасно понимала, что когда-нибудь придется подпустить Бена ближе, пригласить его к себе, показать ему свою квартиру.

Но что-то в ней еще сопротивлялось этому, и не важно, происходило ли это потому, что отношения их складывались слишком необычно, или же потому, что в присутствии Бена Кейт не могла себя контролировать. Рядом с ним она чувствовала себя какой-то уязвимой. Наедине с собой она еще находила силы противиться этому чувству, нахлынувшему на нее слишком быстро, слишком неожиданно и… слишком сильно.

Бен поцеловал Кейт – просто легонько коснулся щеки, помогая залезть в джип. Миссис Дэнверз, улыбнувшись, помахала им на прощание рукой.

Вспоминая все это, Кейт думала о том, что жизнь никогда уже не станет теперь прежней. По крайней мере, она надеялась, что нет. Кейт нравилось радостное возбуждение, которое она испытывала почти постоянно с тех пор, как познакомилась с Беном. Рядом с ним меньше всего хотелось помнить об осторожности.

Они дошли до дверей библиотеки, и Кейт вдруг поймала себя на том, что улыбается. Это тоже было приятно, как и все, что произошло за сегодняшний день.

Бен открыл тяжелую дубовую дверь и взял Кейт за руку, когда она выходила. Когда его сильные теплые пальцы коснулись кожи Кейт, сердце ее забилось так, словно готово было выпрыгнуть из груди. И снова, уже не впервые за последние дни, Кейт задумалась над тем, почему так действует на нее близость Бена и почему стало вдруг так приятно чувствовать себя беззащитной. С каждой минутой казалось все более глупым сопротивляться своим чувствам.

– О чем ты думаешь?

Бен не выпускал руки Кейт, пока они быстро шли к стоянке, где он оставил свой джип.

Конечно, не стоило говорить ему правду.

– Что твои ноги длиннее моих, – ответила Кейт.

Бен пошел помедленнее, но ненамного.

– Часы посещений почти закончились, но мы еще можем успеть. Я подумал, что ты будешь спать спокойнее, если мы заедем повидать Томаса, – предложил Бен.

– Но что ты собираешься ему сказать?

– Сначала ничего. Начать говорить должна ты.

Они дошли до машины, и, хотя Кейт вовсе не нуждалась в помощи, Бен подсадил ее и застегнул на ней ремень безопасности. Тронув машину с места, он заговорил снова.

– Необходимо убедить Томаса показать мне бумаги, о которых ты говорила. Иначе придется ждать понедельника – пока откроется суд.

– Но зачем тебе надо видеть эти бумаги? – недоверчиво спросила она.

Бен пожал плечами.

– Просто чтобы убедиться, что там все сделано правильно.

Кейт не поверила Бену, но решила ничего не говорить.

– А как насчет больничной администрации? – спросила она.

– Наверное, лучше ничего не сообщать им, пока я не буду точно знать о чем, собственно, говорить. Если можно отложить это до понедельника, тем лучше. – Остановив машину на светофоре, Бен улыбнулся Кейт. – Жаль было бы терять такой отличный день. Давай закончим скорее с визитом к О'Херли и подумаем, чем еще заняться.

– Но через пару часов стемнеет, – сказала Кейт и снова вдруг вспомнила, как они стояли друг напротив друга в темном чулане.

Бен посмотрел на нее долгим взглядом и снова переключил внимание на дорогу, но видно было, что мысли его заняты чем-то другим.


Бен и Кейт вместе вошли в палату Томаса, по-прежнему держась за руки. Томас не только не удивился, увидев их вдвоем, но скорее даже обрадовался.

– Итак, обед прошел хорошо? – спросил он.

– Не совсем, – сказала Кейт.

Томас, прищурившись, посмотрел на девушку.

– Я старый, Кейти, но еще не слепой. Но если не хотите говорить мне об этом… – Томас сделал несчастное лицо.

Кейт рассмеялась над его представлением.

– Обед был безнадежно испорчен, Томас. Честно. А вот ленч прошел замечательно.

– Что ж, слава Богу, – кивнул Томас. – Я рад, что ты последовала моему совету.

– Какому совету? – спросила Кейт.

Освободив ладонь из руки Бена, она взяла цветочный горшок, который он держал в другой руке, и поставила на столик рядом с кроватью Томаса. По дороге сюда они зашли в цветочный магазин, и Кейт взяла горшок с кустиком душистой герани, который приготовила для Томаса, а Бен в это время договорился с Дэвидом о визите в молодежный центр.

Несмотря на то, что в магазине было много посетителей, Анджела и Лилиан буквально вылезли вон из кожи, чтобы узнать как можно больше о спутнике Кейт. В ответ на их не слишком тактичные вопросы девушка только улыбалась, предоставив Бену самому отбиваться от ее коллег.

К счастью, Дэвид пришел на выручку, догадавшись вовремя вывести его из магазина.

Сейчас, подняв глаза от алых и розовых цветов, Кейт увидела, что Томас протянул Бену руку.

– Мой вам совет – следуйте своим инстинктам, дорогая, – сказал старик.

Бен пододвинул к кровати два стула, подождал, когда сядет Кейт, и только после этого сел сам. Он закинул ногу на ногу, затем снова завладел рукой Кейт и крепко сжал ее.

– О каких таких инстинктах вы говорите? – спросил он, и Кейт поняла по улыбке, засветившейся в глазах Бена, что смотрит на него гораздо дольше, чем нужно.

– Кейт боялась идти с вами обедать, – пояснил Томас. – Не знала, какие у вас намерения. Я сказал ей, что вы выглядите слишком честным, чтобы участвовать в махинациях Кассандры и Гарольда. Надеюсь, мне не придется чувствовать себя лжецом, не так ли?

Это был не столько вопрос, сколько просьба подтвердить его правоту. Твердый взгляд старика ясно говорил Бену, что ложь не пройдет незамеченной. Он не смог удержаться от улыбки.

– Если бы вы дали мне такую возможность, я успокоил бы вас на этот счет еще вчера.

– Он вообще не работает на ваших внуков, – вставила Кейт. – Бен говорил мне об этом, когда я еще не знала, как это важно. – И она объяснила, когда Бен рассказал ей о просьбе Оуэнза.

– Что ж, звучит неплохо, – заключил Томас, не сводя глаз с Бена. – Но тогда зачем же вы приходили ко мне вчера?

– Чтобы посмотреть, не нуждаетесь ли вы в помощи, – просто ответил Бен. – И я до сих пор готов предложить ее вам.

Томас пристроился поудобнее на поднятом изголовье кровати.

– Приятно думать об этом, но я уже позаботился обо всем сам. Кассандра и Гарольд повопят немного, но я умею справляться с людьми такого сорта.

– Могу себе представить, – что-то в тоне Бена говорило, что его не слишком приободрили слова старика. – Если вы не возражаете, я все же хотел бы взглянуть на документы. На всякий случай.

– Мистер Карлсон заверил меня, что все составлено правильно, никаких лазеек для этой парочки не осталось, – сказал Томас. – Пока я не приму окончательного решения, мои внуки не смогут наложить лапы на мои деньги.

– Очень интересно было бы узнать, почему вы считаете, что они могут попытаться это сделать.

– И мне тоже, Томас, – сказала Кейт, чувствуя, как Бен снова сжимает ее руку. – В сложившихся обстоятельствах, думаю, будет справедливо, если вы расскажете мне.

Томас перевел взгляд с Бена на Кейт, и на секунду в глазах его мелькнуло выражение искреннего, неподдельного горя. И тут же сменилось выражением полного отчаяния, которое Кейт никак не ожидала увидеть у этого доброго, жизнерадостного человека.

Потом Томас сказал им то, о чем они просили, и Кейт показалось, что никогда в жизни она еще не слышала таких жестоких слов.

– Это был яд. За день до того, как я покинул Даллас. Я почуял неладное, когда Кассандра весь вечер лезла вон из кожи, чтобы мне угодить, и когда она принесла мне рюмку коньяку после того, как я уже лег, я тут же почувствовал, что не проснусь, если выпью его.

– Она обычно не приносила вам выпить на ночь? – спросил Бен.

– Кассандра могла открыть шампанское для себя или подсказать Гарольду, где искать бутылку джина, но ей никогда не приходило в голову позаботиться обо мне. – Глаза Томаса сердито сверкнули. – Я могу выпить иногда в начале вечера, но никогда – после того, как покину гостиную. Кассандра покушалась на убийство как глупая дилетантка.

Кейт пронзило вдруг такое отвращение, что она едва смогла заговорить.

– Но откуда вы узнали, что там был яд? Может, это была обыкновенная рюмка бренди?

– Не надо говорить со мной как со слабоумным, дорогая Кейти, – терпеливо произнес Томас. – Я слил содержимое рюмки в пузырек и показал химику. Там хватило бы яду, чтобы свалить насмерть быка.

– Вы должны были обратиться в полицию, – сказал Бен.

Томас выглядел немного смущенным.

– Может быть, я был слишком взволнован, а может, просто старею, но мне не пришло в голову захватить с собой рюмку. А без отпечатков пальцев Кассандры у меня не было доказательств.

Бен кивнул, и Кейт отметила про себя его спокойствие.

– Итак, сами понимаете, – продолжал Томас. – Раз уж эти двое взялись за меня, оставался единственный выход – избавиться от этих денег. Пока я жив, Кейт не сможет трогать мои деньги. А если со мной что-нибудь случится, все пойдут на благотворительность.

– Но вы ведь могли передать все в руки ваших адвокатов, – сказал Бен.

– Они не взяли бы на себя такую ответственность. И я не могу обвинить их – они вообще согласились заняться мною, потому что меня порекомендовала фирма, услугами которой я пользовался в Далласе.

Взяв со стола визитную карточку, Томас передал ее Бену. Кейт успела прочесть на ней имя Джима Карлсона.

– Джим говорил, что вы знакомы.

– Такого человека, как он, неплохо иметь на своей стороне, – сказал Бен, возвращая карточку. – И все же мне хотелось бы взглянуть на документы.

Томас пообещал, что в понедельник позвонит Джиму Карлсону и договорится об этом.

– Не понимаю, почему вы все так нервничаете, – удивился он. – Я ведь сказал, что способен справиться с Кассандрой и Гарольдом.

Бен на секунду замялся, затем быстро взглянул на Кейт и только после этого посмотрел в глаза Томасу.

– Я беспокоюсь не о вас, мистер О'Херли, – признался он. – Я беспокоюсь о Кейт. Не знаю, что может помешать вашим внукам преследовать ее.

– Они не станут этого делать, – начала было Кейт, но Бен поднял руку, требуя тишины.

– Возможно, станут, – сказал он. – Как только они узнают о том, что произошло, эти люди сделают все, чтобы получить то, что хотят.

– Вот почему я включил в бумаги пункт о том, что Кейти ничего не может сделать с деньгами без согласия троих партнеров Карлсона, – сказал Томас с хитрой усмешкой. – Они не такие дураки, чтобы решить, что могут обойти это.

Кейт немного смутилась, чувствуя, как Бен буквально излучает волны гнева.

– Я тоже не понимаю, почему ты так беспокоишься, Бен, – произнесла она. – Как сказал Томас, худшее, что они могут сделать, это поскандалить немного. Я могу справиться с этим.

– А как насчет смерти, Кейт? – очень тихо спросил он. – С ней ты тоже можешь справиться?

Прежде чем Кейт успела спросить, что он имеет в виду, Бен повернулся к Томасу и сказал:

– Люди, которые замышляют убийства одного из членов собственной семьи, тем более не станут церемониться, когда речь пойдет о незнакомом человеке. Джим Карлсон предусмотрел это, составляя документы?

Ответ был отрицательный, но это не очень озадачило Бена. Он не собирался сдаваться, но О'Херли сейчас сам выглядел таким испуганным, что Бен решил не мучить старика дальше, высказывая свои предположения.

На самом деле, все было не так плохо, как попытался представить Бен. По крайней мере пока. Кассандра и Гарольд еще ничего не знали о махинациях Томаса, а значит, у Джима Карлсона было время для того, чтобы привести документы в надлежащий вид. Бен предложил встретиться с Джимом в понедельник и убедиться, что бумаги составлены как положено. Томас согласился на это.

Бен также подчеркнул в разговоре, что пока лучше держать все в тайне. Оправившись от шока, Кейт заявила, что ей некому рассказывать об этом, и в словах ее ясно слышался упрек Бену, который считает нужным предупреждать их с Томасом о таких очевидных вещах. Бен пропустил ее слова мимо ушей. На карту оказалось поставлено слишком многое.

Томас пробормотал что-то о том, что семья приносит больше беспокойства, чем пользы, потом наорал на санитарку, которая пришла сменить ему простыни. Бен вспомнил, что кончаются часы посещения больных, и почти выпихнул Кейт из палаты, прежде чем она успела сказать при санитарке что-нибудь лишнее.

Когда они дошли до середины коридора, Кейт стряхнула с локтя его руку. Они спустились на лифте, не говоря друг другу ни слова.

Кейт была в ярости, но Бен решил не обращать на это внимания. Он не считал, что сделал что-то неправильно.

Они ехали в джипе к дому Кейт, и Бену почти что удалось обуздать собственный гнев, когда девушка вдруг произнесла:

– Ты запугал старика до полусмерти без всякой причины.

Скосив глаза, Бен увидел, что Кейт смотрит прямо перед собой на дорогу и тело ее напряжено от едва сдерживаемых эмоций. Она была так же сердита, как Бен, когда он обнаружил, что план О'Херли далек от совершенства, но Кейт явно не могла решить, куда направить свой гнев.

– Да нет же, причина была, – сказал Бен, доставая из проема между сиденьями темные очки – предзакатное солнце слепило глаза.

Машина взревела, когда он переключил рычаг сначала на третью, а потом и на четвертую скорость. Для того, чтобы вести машину так неосторожно, тоже не было никаких причин, но Бен был слишком расстроен, чтобы задумываться над этим.

– О'Херли не имел права втягивать тебя в такое опасное дело, и не стоит ждать от меня, что я стану смотреть на все это молча.

– Почему бы и нет, – парировала Кейт. – Ведь ты не собирался ничего делать для Кассандры и Гарольда.

– Прекрати все время тыкать мне в нос этими занудами! – процедил Бен сквозь сжатые зубы. – Тут дело не в них, и ты прекрасно это знаешь. Мне плевать, что случится с этой парочкой.

«А на тебя мне не наплевать!» – эта фраза словно повисла в воздухе, хотя Бен и не произнес ее вслух. Но обоим было прекрасно ясно, о чем идет речь. Бен решил, что в следующий раз обязательно найдет нужные слова, чтобы объяснить это Кейт.

– О'Херли достаточно здоров, чтобы не прятаться от реальности. Его врач сказал мне, что выписал бы старика еще два дня назад, если бы тому было куда деваться. К счастью, Дэн категорически против транспортировки Томаса в Даллас.

– Удивительно, что Томас не принял решение переехать в отель, – угрюмо произнесла Кейт. – Там хоть пища была бы получше.

– Наверное, в больнице он чувствует себя безопаснее, – Бен вздохнул с облегчением, когда Кейт согласно кивнула.

– Видимо, так, – сказала она и вдруг улыбнулась. – К тому же дразнить официанта из гостиничной обслуги наверняка не так интересно, как медсестер и санитарок. Персонал отелей обычно не спорит с клиентами.

Бен вспомнил торжествующее выражение в глазах старика, когда медсестра отчитывала его за коробку жареных цыплят.

– А Томас спорит со всеми? – спросил он.

– Только когда ему становится скучно. Но он делает это не со зла. Это скорее игра, которая скрашивает ему пребывание в больнице. Он втянул в нее почти весь персонал, и все специально подыгрывают ему.

Машина снова взревела, когда Бен стал разворачиваться на перекрестке.

– Я не хотела ссориться с тобой, Бен, – добавила Кейт.

– Знаю, – Бен взял руку Кейт и положил ее себе на колено. – Мне тоже не стоило так распаляться. Просто все это кажется таким неправдоподобно глупым… – Он вовремя прикусил язык и покачал головой. – Не обращай внимания. Мы разберемся со всем этим в понедельник. А пока – что ты скажешь насчет еще одной попытки пообедать вместе? Может быть, прямо сегодня?

– Я не могу сегодня, – сказала Кейт. Бену показалось, что в голосе ее прозвучало разочарование. – Мне надо дежурить на пожарной станции.

Бен чуть не присвистнул от удивления.

– Так значит, в свободное время ты еще и пожарник?

Кейт рассмеялась.

– Не совсем. Раз-два в месяц я помогаю там на кухне, вот и все.

– А я думал, что пожарники готовят себе сами.

– Не каждый обладает кулинарными талантами. Там есть одна такая смена, которая будет жить на тостах и крутых яйцах, если кто-нибудь не придет приготовить обед. – Кейт усмехнулась. – Не то чтобы я превосходная кухарка, но готовлю получше этих ребят.

Бен спросил, как это Кейт пришло в голову заняться подобным делом. Оказалось, что все организовала школьная подруга Кейт, которая была замужем за одним из пожарников.

Паркуя машину у обочины, Бен расспрашивал Кейт о планах на уик-энд. Будет ли у нее время встретиться с ним?

Оказалось, что нет, времени не будет.

– Завтра утром мне надо в библиотеку, – сказала Кейт, убирая со лба растрепанные ветром волосы. – А днем будет собрание моей учебной группы.

– Как насчет вечера в воскресенье?

– Надо заняться счетами цветочного магазина. В понедельник утром я должна идти с ними в банк. – Кейт удивленно посмотрела на Бена. – Мне казалось, что у тебя не менее напряженное расписание, чем у меня. Я ошиблась?

– Нет, – сказал Бен. – Просто у меня будние дни обычно забиты больше выходных.

– У меня тоже не всегда так, – призналась Кейт. – Договорившись заранее, я могу вносить кое-какие изменения.

– А что значит заранее? – поинтересовался Бен.

– Месяца за три, – Кейт рассмеялась, увидев выражение лица Бена. – Это когда я решаю, какие курсы взять на следующий семестр. Если ты все еще будешь…

Бен протянул руку и взял девушку за подбородок.

– Я буду, Кейт. В этом можешь не сомневаться.

А потом он поцеловал ее. Поцелуй был недолгим – они не могли позволить себе большего перед окнами дома Кейт.

Она зажмурила глаза, а когда открыла их снова, в них светилось удовольствие.

– С каждым разом становятся все короче, – ехидно заметила она.

– Что?

– Твои поцелуи.

– Миссис Дэнверз подглядывает, – сказал Бен, погружая пальцы в шелковистые волосы Кейт.

Она потерлась щекой о его руку.

– А ты стеснительный?

– Просто скрытный. – Бен снова поцеловал Кейт.

– Я позвоню вечером.

– Хорошо, – Кейт вылезла из машины и, не оглядываясь, пошла к входу в подъезд.

Бен подождал, пока она скроется за дверью, затем улыбнулся и помахал в сторону зашевелившейся занавески на первом этаже.

Миссис Дэнверз отодвинула занавеску и помахала в ответ.

11

Кейт всегда с нетерпением ждала воскресных вечеров. Ведение счетов цветочного магазина было довольно простым делом, которым вполне можно было заниматься, поглядывая в полглаза семейные развлекательные программы на разных телеканалах. Разложив на широком журнальном столике накладные, счета и платежные ведомости, скопившиеся за неделю, Кейт поставила рядом пакет попкорна и погрузилась в свои занятия. Она аккуратно подсчитывала доходы и расходы, не забывая поглядывать на телевизионный экран.

Она уютно чувствовала себя в леггинсах и длинном розовом свитере крупной вязки. Кейт сидела на полу между диваном и журнальным столиком. Фокси жалобно замяукала, и Кейт, не глядя, кинула ей через плечо кукурузы и пожалела вдруг о том, что не попросила Бена заглянуть к ней хотя бы на часок. Ей очень хотелось сделать это в субботу, когда он подвез ее домой, и потом, после полуночи, когда Бен, как всегда, позвонил. Но было просто смешно приглашать его в дом только затем, чтобы Бен наблюдал за ее работой. «Ему было бы скучно», – подумала Кейт. Хотя теперь она знала Бена достаточно хорошо, чтобы понимать: он не из тех, кто позволяет скуке завладеть собой.

Тогда Кейт сказала себе, что при Бене она не смогла бы работать. Но это тоже оказалось плохой отговоркой. Ведь из-за отсутствия Бена ей не работалось, и сегодня вечером останется несделанным куда большее количество работы, чем если бы Бен был здесь.

Посмотрев через плечо на стоящие на камине часы, Кейт начала размышлять о том, можно ли еще передумать и все-таки позвать Бена. Было десять часов. Бен наверняка еще не спал – он обещал позвонить ей, прежде чем ляжет в постель.

Кейт протянула руку к аппарату, который принесла с собой с кухни, и уже собиралась набрать номер Бена, как вдруг телефон зазвонил у нее в руке.

Прежде чем он зазвонил второй раз, Кейт успела опрокинуть пакет с попкорном, разлить чай, а Фокси на всякий случай кинулась к ней в поисках защиты, не понимая, что происходит. Когда раздался третий звонок, Кейт пыталась вытереть чай рукавом свитера. Она решила, что пора наконец ответить.

– Какие-то проблемы? – спросил Бен, когда она не сразу поздоровалась в ответ на его приветствие.

Кейт перевела взгляд с пятна на рукаве свитера на то, что осталось от лужицы чая.

– Просто пролила чай, – объяснила она, затем, поморщившись, встала и стала разминать затекшие ноги.

Она выключила телевизор и отправилась с телефоном в кухню. К тому моменту, когда Кейт вернулась с тряпкой и вытерла пятно на ковре, Бен успел выслушать краткий отчет о происшествии и список того, что она не успела сделать за сегодняшний вечер.

Снова вернувшись в кухню, Кейт бросила тряпку в корзину для грязного белья и включила чайник.

– Еще не поздно, – попытался утешить ее Бен. – Прежде чем лечь спать, ты все успеешь сделать.

Он не спросил, почему у нее не клеится сегодня работа, и Кейт была благодарна ему за это. Если сказать, что она не может сосредоточиться, придется обсуждать вслед за этим кучу разных вещей, о которых она по-прежнему опасалась даже думать, не то что говорить вслух.

Кейт открыла новую пачку пакетиков с чаем, слушая рассказ Бена о соревнованиях, которые организовал Люк в школе верховой езды. В них победила восьмилетняя девочка. Кейт высказала сожаление, что не могла прийти посмотреть.

– Приходи на следующие соревнования, – сказал Бен.

– Постараюсь.

Она действительно постарается, даже если придется перекроить ради этого свое расписание и пожертвовать несколькими часами сна.

– Ты позвонил раньше, чем я ожидала, – сказала Кейт, наливая чай.

– Решил лечь спать пораньше, – у Бена действительно был сонный голос, и Кейт не могла решить для себя, рада ли она, что не успела позвонить ему первой, или расстроена, потому что сегодня они все-таки не увидятся. – Мне надо приехать пораньше в офис и разобраться с кое-какими срочными делами, прежде чем я отправлюсь повидать Джима Карлсона.

– М-м.

Кейт отвлеклась от разговора, когда что-то ударилось в оконное стекло. Наверное, птичка, прилетевшая на свет. Или летучая мышь. Подойдя к окну, она попыталась разглядеть что-нибудь в темноте. Хотя стало ясно, что она ничего не увидит, природное любопытство толкнуло Кейт к окну.

Держа одной рукой телефон, она схватилась другой за оконную раму и прижалась носом к холодному стеклу.

И вдруг все взорвалось – ночь, окно, Кейт так и не поняла толком, что именно.

Вскрикнув, она отпрянула от окна и прижалась к холодильнику – подальше от стекла, подальше от неизвестной опасности. Она снова закричала, потом заставила себя замолчать.

Кейт смотрела на то, что осталось от окна, – на разбросанные по полу блестящие осколки. Рука ее инстинктивно поползла к выключателю, и кухня погрузилась в темноту, если не считать света, падавшего из гостиной.

Она словно наблюдала за всей этой сценой откуда-то со стороны, ей не верилось, что все это происходит с нею. Пальцы ее болели, кровь стучала в ушах, а колени дрожали так, что Кейт едва держалась на ногах. Но все же она была цела и невредима.

И почувствует себя лучше, как только поймет, что же произошло.

– Кейт, ответь мне, черт побери!!! Скажи что-нибудь! Что случилось?

Вздрогнув, Кейт отодвинула от уха телефонную трубку и только сейчас вспомнила, что не закончила разговор с Беном.

Что ж, она знает ответ хотя бы на один вопрос. Кейт снова поднесла трубку к уху. Но прежде чем сказать что-то, пришлось разжать зубы и отпустить пальцы второй руки. На костяшках пальцев остались следы зубов.

Тут колени ее подогнулись, и Кейт сползла вниз.

– Кейт! – снова послышалось из трубки.

Она, поморщившись, опять отодвинула трубку от уха.

– Перестань кричать, ты разбудишь соседей, – сказала она.

– Разбужу… – Бен вдруг резко остановился, и когда заговорил снова, голос его звучал абсолютно спокойно. Кейт могла только догадываться, чего это ему стоило. – Что там происходит, Кейт? Я слышал звон. С тобой все в порядке?

– Все замечательно, – сказала Кейт.

Все действительно было в порядке. С ней, но не с окном.

– Ты уверена?

– Абсолютно.

На другом конце провода послышался глубокий вздох.

– Так что же, черт побери, случилось?

– Я сама толком не понимаю. Кажется, разбилось окно.

– Разбилось? Как разбилось?

– Совсем. На мелкие кусочки.

Кейт снова перевела взгляд с дыры в окне на валявшиеся по полу осколки. Прямо у ее ног лежал кирпич, Кейт даже касалась его пальцами. Она была уверена, что его не было здесь до того, как разбилось окно. Она сказала об этом Бену.

Последовала продолжительная пауза, затем набор приглушенных ругательств.

– Не сочти мой вопрос странным, Кейт, – сказал он затем. – Но попытайся вспомнить, случалось ли такое раньше.

– Конечно, нет.

– Тогда почему, ради всего святого, ты так спокойна? – почти заорал он, затем продолжил, не давая Кейт вставить ни слова. – Не волнуйся, дорогая. Сейчас я повешу трубку и позвоню в полицию. А потом снова наберу твой номер.

Кейт поняла, что если немедленно не заговорит, придется провести полночи, объясняя гринакрским полицейским, почему в ее окно залетел кирпич. Если только они не умудрятся снять с кирпича отпечатки пальцев, это будет пустой тратой времени. А Кейт не любила зря тратить время, тем более что в полицию можно обратиться и утром. Ей вовсе не улыбалась перспектива провести ночь в обществе полицейских.

Она предпочла бы провести ее с Беном.

– Не надо никакой полиции, – сказала Кейт.

И привела свои доводы, не упомянув, конечно же, о том, с кем предпочла бы дождаться утра. Ей почти удалось уговорить Бена не звонить в полицию, когда раздался стук в дверь.

– Что это? – спросил Бен.

– Кто-то стучит в дверь.

Стараясь не наступать на осколки, Кейт добралась до коридора и направилась к двери.

– Не подходи к двери, – требовал Бен. – Ты ведь не знаешь, кто там. Не подходи!

Уколов ногу, Кейт остановилась, вынула из носка осколок и отбросила его в сторону.

– Я только посмотрю в глазок, – сказала она Бену.

– Не надо…

В дверь снова постучали, на этот раз настойчивее, и Кейт услышала знакомый голос соседки снизу.

– Кейт, с вами все в порядке? Я слышала крик.

Кейт распахнула дверь, даже не взглянув в глазок. Прибыла тяжелая кавалерия, вооруженная для битвы. Рядом с миссис Дэнверз стоял другой сосед Кейт – тощий молодой фармацевт с редеющими волосами. Он был одет в мятые брюки и пижамную куртку и не слишком хорошо понимал, для чего его подняли с постели. Однако в руках его был огромный том испано-английского словаря, прихваченный, видимо, в качестве оружия. Миссис Дэнверз выбрала для этой цели мраморную скалку.

– Кейт! – снова послышался из трубки голос Бена.

– Это миссис Дэнверз, – сказала она. – Подожди минуточку.

Бен сказал что-то еще, но внимание Кейт целиком переключилось на стоящих перед ней соседей.

– С вами все в порядке, дорогая? – спросила миссис Дэнверз, внимательно приглядываясь к Кейт.

– Все хорошо, честно, – сказала Кейт.

– Тогда что же здесь происходит, ради всего святого? – тревога во взгляде миссис Дэнверз уступила место любопытству. – Я вылезала из ванной и вдруг услышала какой-то треск и звон. А потом ваш крик – я решила, что случилось что-то ужасное.

– А я спал, – пробормотал, зевая, фармацевт. Кейт вспомнила, что его зовут Роб. – Но сразу проснулся и понял, что надо пойти посмотреть. Но я не сообразил бы, куда бежать, если бы не увидел на лестнице миссис Дэнверз.

– Ко мне в окно кухни залетел кирпич, – сказала Кейт, отодвигаясь в сторону, чтобы соседи могли пройти посмотреть на разбитое окно.

– Что там такое, Кейт? Все в порядке?

Кейт узнала голос еще одного соседа. Подойдя к лестнице, она увидела его внизу вместе с другими жильцами. Все были вооружены – кто кухонными ножами, кто швабрами. Молоденький кореец, стоявший за спиной своей жены с тяжелой сковородкой в руке, выглядел смущенным, но в целом группа защитников выглядела внушительно.

– Все под контролем, – сказала Кейт, выжав из себя улыбку. – Разбилось окно, и я испугалась. Извините, что перебудила весь дом.

Через несколько минут все, кроме миссис Дэнверз и Роба, разошлись по квартирам, а эти двое, положив свое оружие на тумбочку в прихожей, прошли вслед за Кейт в кухню, где стало уже довольно холодно. Миссис Дэнверз охала и ахала вокруг осколков, фармацевт стоял, засунув руки в карманы, а Кейт пришлось сглотнуть слюну, чтобы снова не закричать.

Она поняла вдруг, что вовсе не случайно оказалась возле окна, когда в него влетел кирпич. Шум, который она услышала перед этим, был произведен специально, чтобы привлечь ее к окну. Кто-то дождался ее появления, а потом кинул кирпич.

Это было сделано преднамеренно. Рука, держащая телефон, задрожала, и Кейт пришлось засунуть ее под мышку, чтобы унять дрожь.

– Кейт! – снова послышался голос Бена. Ему явно не нравилось, когда на него не обращали внимания.

– Да?

– Миссис Дэнверз еще с тобой?

Кейт кивнула, а затем чуть не засмеялась над тем, что сделала. Еще немного, и у нее начнется истерика. Эмоции, которые она инстинктивно зажала в кулак несколько минут назад, теперь требовали освобождения. Костяшки сжимавших телефон пальцев были абсолютно белыми.

– Да, Бен, она здесь. И еще сосед сверху.

– Ты не попросишь их остаться до моего приезда?

Кейт послушно попросила, они согласились, и девушка не стала сопротивляться, когда миссис Дэнверз повела ее в гостиную.

– Пожалуйста, скорее, – попросила она Бена, опускаясь на краешек дивана, пока миссис Дэнверз шепталась о чем-то с фармацевтом.

– Я уже еду, – заверил ее Бен. – Не успеешь досчитать до ста.

Только сейчас Кейт поняла, что все время слышала в трубке еще какой-то шум, кроме голоса Бена, на который просто не обратила внимания. Сейчас это явно были его шаги по лестнице – Бен действительно выходил из дома. Стук захлопнувшейся двери подтвердил ее догадки.

Потом, продолжая разговаривать с ней, Бен завел машину. Он задавал какие-то странные вопросы, явно пытаясь отвлечь Кейт. В какой она комнате? Горит ли там свет? Что на ней одето? Через несколько минут Кейт поняла, что Бен делает это, чтобы слышать ее голос, знать, что она в безопасности.

Перед мысленным взором Кейт снова встал вдруг усыпанный стеклами пол кухни, и она поняла, насколько рада тому, что Бен едет сюда. Она отдала бы все на свете, чтобы он уже был рядом.

И тут раздался сигнал поступившего звонка.

– Там еще звонок, – сказала Кейт Бену, наблюдая краем глаза за тем, как миссис Дэнверз подошла вместе с фармацевтом к входной двери и выпустила его.

Ее не слишком беспокоил уход Роба. Миссис Дэнверз с таким воинственным видом сжимала мраморную скалку, что можно было чувствовать себя в безопасности.

– Не обращай на него внимания, – сказал Бен.

– Мама знает, что я всегда дома в воскресенье вечером, – сказала Кейт, взглянув на часы. Было уже около одиннадцати. – Если не ответить, мама будет звонить снова и снова.

– Тогда ответь, – сказал Бен. – Я скоро буду у тебя.

Кейт сглотнула слюну. Она не могла заставить себя разъединиться с Беном.

– Поговори с мамой, дорогая, – сказал Бен. – Я уже совсем близко от твоего дома.

– Хорошо, – задержав дыхание, Кейт переключилась на другую линию. – Алло?

– Кейт Хендрикс? – послышался в трубке незнакомый мужской голос.

– Да? – нахмурившись, Кейт подумала о том, что время уже слишком позднее для звонков незнакомых людей.

– Скажите О'Херли, что вам не нужны его деньги. Или в следующий раз вас ожидает кое-что похуже разбитого окна. Гораздо хуже.

В трубке послышались гудки. Кейт удивилась, как это она слышит их за биением собственного сердца.

Когда миссис Дэнверз заглянула в комнату и спросила, все ли в порядке, Кейт была почти уверена, что соседка сделала это, привлеченная громким стуком ее сердца.

– Да, все хорошо, – сказала она, не желая пугать пожилую женщину.

Достаточно одной испуганной дурочки – двух будет уже многовато. Миссис Дэнверз скрылась на кухне, оставив Кейт наедине с ее страхами.

Даже если рассказать ей о звонке, соседка все равно не поняла бы причины ее испуга. Дело было не только в угрозе и даже не в разбитом окне. Нет, все гораздо сложнее. Ведь кто-то наверняка рассказал внукам Томаса о том, что он придумал, чтобы лишить их наследства.

Насколько было известно Кейт, об этом знали только четверо. Она, Томас, Джим Карлсон и Бен. Бен предупредил Томаса, чтобы тот никому ни о чем не говорил, а Джим Карлсон производил впечатление порядочного человека. К тому же у него не было мотивов для предательства. Оставалось подозревать только себя и Бена, но Кейт ведь точно знала, что она никому ничего не рассказывала.

Из кухни послышался звон стекла. Войдя туда, Кейт увидела, как миссис Дэнверз подметает с пола осколки.

– Вам не надо это делать, – сказала Кейт, нагибаясь, чтобы поднять перевернувшуюся мусорную корзину.

– Надо убрать здесь, пока никто не поранился, – сказала пожилая леди. – Юный Роб пошел в подвал поискать там что-нибудь, чем можно было бы заделать окно, и я не хочу, чтобы он ходил по стеклу, пока будет это делать. Вы ведь не хотите, чтобы ваш красивый пол был весь испорчен?

Пол волновал сейчас Кейт меньше всего.

– Как мило с вашей стороны, что вы позаботились об этом, – сказала она миссис Дэнверз.

Кейт собрала крупные стекла в бумажный пакет и как раз шла к чулану, где держала пылесос, когда постучали в дверь.

– Это наверняка Роб, – миссис Дэнверз прошла мимо Кейт и посмотрела в глазок, прежде чем открыть.

Роб принес большой кусок фанеры и молоток. Повернувшись, он посмотрел через плечо на стоявшего за ним Бена.

– Встретил этого парня внизу. Он сказал, что это с ним вы только что говорили по телефону.

– Да, – тихо сказала Кейт. – Это он.

Она молча смотрела, как миссис Дэнверз и Бен знакомятся друг с другом, стоя в коридоре. Это было похоже на сцену из английского фарса.

Миссис Дэнверз сокрушалась по поводу того, какие ужасные вещи делают друг другу люди, Роб широко зевал, опираясь на принесенный им лист фанеры, а Бен, не обращая на них внимания, смотрел на дверь гостиной, на пороге которой стояла Кейт. Если бы она не участвовала во всем сама, то ни за что бы не поверила, что такие сцены бывают в жизни.

Встретившись со взглядом Бена, Кейт прогнала от себя последние сомнения – он ни за что не причинил бы ей зло. И конечно, не позволит это сделать никому другому. Теперь Кейт точно это знает. В общем, она знала это всегда, но все же был момент, когда ей показалось…

Логика подсказывала, что у нее есть все основания для сомнений. Кейт знала Бена недостаточно хорошо, чтобы быть уверенной в том, на что он способен, а на что нет, чтобы получить от жизни то, что хочет. Однако интуиция подсказывала Кейт, что Бен – человек чести. И сердце требовало, чтобы она поверила Бену.

Эмоции и интуиция перевешивали логику. Заставив себя успокоиться, Кейт пригласила обоих мужчин войти.

– Чья-то хулиганская проделка, – сказала она, глазами делая Бену знак, чтобы он не возражал. – Наверное, каким-то подросткам нечего больше делать. Окно выходит на стоянку позади дома. Готова спорить, что завтра утром мы найдем там надпись на заборе, а в какой-нибудь машине чего-нибудь не досчитаются.

– Ты слышала что-нибудь? – спросил Бен.

– Какой-то шум. Я высунулась по собственной глупости, чтобы посмотреть, что там.

По лицу Бена было ясно, что его не удовлетворил ответ Кейт, но он не знал, что еще сказать, не рискуя встревожить соседей.

– Я проверю, что там снаружи, – сказал он.

– Попозже, если тебе так уж хочется. Тот, кто это сделал, уже наверняка далеко.

Теперь, когда Бен был рядом, контроль над собой, который с таким трудом удалось обрести Кейт, постепенно испарялся. С момента первого шока прошло не больше пятнадцати минут, но казалось, что за это время миновали столетия, все это время Бен был необходим ей. Кейт даже не подозревала раньше, что можно с такой силой желать присутствия рядом другого человека.

Да, она теряла контроль над собой, причем это принимало какие-то странные формы. Одного взгляда на встревоженное выражение лица Бена оказалось достаточно, чтобы Кейт захотелось улыбнуться.

Наконец он был здесь, рядом с ней. Кейт больше ничего не боялась. Она с трудом сдержала улыбку, чтобы ее не сочли сумасшедшей истеричкой.

– Что ж, теперь, когда ваш друг здесь, – сказала миссис Дэнверз, – почему бы вам с ним не пройти в гостиную и не позволить нам с Робом позаботиться о кухне.

– Мы можем сделать это сами, – предложил Бен.

– Ерунда! – Миссис Дэнверз поправила выбившуюся из пучка прядь волос и покачала головой. – Кейт необходимо присесть и перевести дух. И вам, судя по виду, тоже. Мы с Робом быстро справимся с работой. Так что идите. К тому же на кухне все равно не хватит места для четверых.

Кейт была рада, что Бен в конце концов согласился с миссис Дэнверз. Пожилая леди очень любила командовать, а забить разбитое окно – это была ерунда для женщины, самостоятельно покрасившей и оклеившей обоями холл первого этажа.

Проходя мимо нее с куском фанеры, Роб смущенно кивнул. Кейт слышала, как в кухне миссис Дэнверз велела ему подождать, пока она пройдется по полу пылесосом.

Предоставив соседям заниматься кухней, Кейт склонила голову набок, молча приглашая Бена в гостиную. Он снял пальто и бросил его в кресло, а потом Кейт взяла его за руку и повела в комнату. Обоим хотелось поскорее остаться вдвоем.

Бен не дал Кейт сделать и нескольких шагов за порог гостиной. Он заключил ее в объятия и поцеловал так, как еще не целовал до сих пор. У нее перехватило дыхание, и она тут же забыла обо всем, кроме его губ, его рук и сильного тела Бена, прижавшегося к ней.

Жар тела Бена проникал сквозь надетый на него свитер. Кейт не могла унять вспыхнувший огонь желания. Ей хотелось большего, чем поцелуй. Руки ее двигались по спине и плечам Бена, играя с огнем, движимые какой-то неподвластной ей силой. Отвечая на поцелуй, она запустила пальцы в густые волосы Бена.

Он понимал, что ведет себя несдержанно, в то время как Кейт требовалась сейчас его нежность, но тоже не мог остановить охватившего его страстного желания не просто знать, а чувствовать каждой клеточкой своего тела, что Кейт в безопасности, что она рядом с ним.

Он пережил весьма неприятные минуты в своей жизни, сознавая, что Кейт в опасности, а он находится слишком далеко, чтобы прийти на помощь. Время, которое потребовалось на то, чтобы надеть сапоги и пальто и добраться до гаража, показалось Бену вечностью, не говоря уже о ночной поездке по пустынным улицам Гринакра.

Сжав ладонями голову Кейт, Бен не прекращал поцелуя. Гортанный звук, вылетевший из горла девушки, только распалил его желание, но звук молотка из кухни вернул его к действительности. Усилием воли он заставил себя успокоиться, не думать о том, что все равно было сейчас невозможно. По крайней мере, до ухода соседей Кейт.

Пальцы Кейт не отпускали волосы Бена. Она попыталась отстраниться, но Бен и сам уже поднял голову. Быстро взглянув на дверь, чтобы убедиться, что в гостиную не успела войти миссис Дэнверз, Бен отпустил Кейт, а затем снова поцеловал ее, но уже более нежным и более спокойным поцелуем. Но руки его отказывались прислушиваться к доводам рассудка – двигаясь словно сами по себе, они крепко сжали бедра девушки. Бен крепко прижал Кейт к себе – он хотел, чтобы девушка почувствовала, как сильно он ее хочет.

Снова подняв голову, Бен увидел, как глаза Кейт медленно раскрылись. В них горела такая страсть, что по всему телу Бена пробежала дрожь. Он снова прижал Кейт к себе.

– Поцелуй меня еще раз, – прошептала она, скользя губами по его лицу.

– Мы не одни, – напомнил ей Бен, с неохотой поднимая руки чуть выше, к талии Кейт.

Она снова прижалась к Бену, обвив руками его шею.

– Но мы ведь всего-навсего целуемся.

– Если ты так думаешь, – прошептал он в ухо Кейт, – то я сгораю от нетерпения узнать, как называется все остальное.

Подняв руку, он чуть отстранил от себя Кейт, затем, глубоко вдохнув, отошел на пару шагов. С этой безопасной дистанции Бен внимательно смотрел на припухшие губы Кейт и румянец, горящий на ее щеках, и испытывал неизъяснимую радость от того, что причиной всего этого является именно он. Однако, несмотря на то что Кейт явно собиралась снова продолжить начатое, Бена в этот момент охватило разочарование. Ведь невозможно было не заметить, что в кухне перестали стучать молотком.

Решив, что соседи, возможно, стесняются их потревожить, Бен обошел вокруг Кейт и направился в кухню. Миссис Дэнверз и Роб как раз заканчивали возиться с окном, и Бен высказал одобрение по поводу их работы. Роб умудрился несколькими гвоздями приколотить лист фанеры так, что морозный воздух больше не проникал в кухню. А следы от гвоздей на оконных рамах потом легко можно будет замазать и закрасить. Бен согласился с миссис Дэнверз, что сумеет сделать это сам с помощью шпаклевки и краски, которые можно взять в подвале.

Через пару минут в кухню вошла Кейт. Бен почувствовал ее присутствие, не оглядываясь, и протянул в ее сторону руку. Кейт вложила в нее свою руку и позволила притянуть себя поближе, пока Бен обменивался любезностями с ее соседями.

Все согласились с тем, что окно разбили какие-то вандалы и что нет смысла выходить смотреть, что они устроили снаружи, пока не рассветет. А сейчас очень поздно, и они уже ничего не могут сделать.

– Я сделаю чай, – сказала Кейт. – Если только вы не хотите чего-нибудь покрепче.

Ей самой достаточно было одного взгляда на заколоченное фанерой окно, чтобы возникло желание немедленно достать бутылку коньяка, которую подарил ей в прошлом году брат, заехавший к Кейт по пути из Франции.

Миссис Дэнверз отказалась от приглашения за себя и за Роба.

– Не сегодня, дорогая, – сказала она. – Но все равно спасибо. Судя по виду юного Роба, ему пора возвращаться в постель, а я хотела досмотреть кино.

Кейт точно знала, что миссис Дэнверз почти не смотрит телевизор, но ничего не сказала. В прихожей соседи снова получили причитавшуюся им порцию благодарности.

– Я налила в блюдечко чистой воды для Фокси, – сказала миссис Дэнверз, выходя из квартиры. – И мы спрятали мешок со стеклами под раковину, где кошечка не найдет его.

Кейт подумала, что эта мера предосторожности была скорее всего лишней. После всех криков и шума, которые ей пришлось услышать за сегодняшний день, Фокси не выйдет из укрытия по меньшей мере неделю.

Бен закрыл за соседями дверь и запер ее на щеколду.

– Я сегодня останусь здесь, – сообщил он, в упор глядя на Кейт. – С этим никаких проблем?

Бен подождал, пока Кейт покачает головой, потом кивнул и прошел в гостиную. Кейт последовала за ним, подумав о том, что он слишком немногословен для человека, который собрался остаться на ночь.

Когда она вошла в гостиную, Бен стоял посреди комнаты.

– Где ты держишь виски? – спросил он, оглядываясь.

– Под раковиной в кухне.

«Вместе с коньяком», – чуть не добавила она, но потом решила, что это неважно. Она так редко пила крепкие напитки, что сейчас подойдет любой.

Бен молча повернулся и отправился обратно в кухню. Кейт пожала плечами и пошла в небольшую столовую рядом с кухней за стаканами.

Когда она вернулась, бутылка с виски стояла на журнальном столике рядом с ее калькулятором, а Бен проверял ставни, убеждаясь, что они закрыты как следует.

– Лед нужен? – спросила Кейт, вдруг снова почувствовав себя хозяйкой.

– Нет.

Она поставила стаканы на стол, но садиться не стала. Ей было интересно, что сделает Бен дальше. Он обошел комнату, выключая везде свет, пока не остался гореть только торшер рядом с диваном. Затем Бен прошел в ее спальню и вскоре появился оттуда с подушкой и одеялом. Бросив все это на пол, он обошел вокруг стоящей Кейт, сел на диван и налил в оба стакана на два пальца виски.

– А теперь расскажи мне то, что не рассказала всем остальным, – потребовал он.

– Ты будешь спать на диване? – Кейт была слишком разочарована, чтобы обратить внимание на вопрос Бена.

– Возможно.

По глазам Бена ничего нельзя было прочесть, и Кейт поняла, что он объяснит ей, что имел в виду, не раньше, чем сочтет это нужным. А пока он, очевидно, не был готов к этому, и Кейт подошла к дивану и села рядом на безопасном для обоих расстоянии. Прикосновение к Бену, как она уже поняла сегодня, полностью лишало ее контроля над собой. Сейчас Бен вел себя так холодно и отстраненно, что Кейт показалось разумным сохранять дистанцию.

Бен знал, какое впечатление производит на нее его холодность, но у него не было другого выхода. Он по-прежнему очень хотел Кейт, но сейчас были дела поважнее и ему не хотелось углубляться в объяснения, почему он решил пока не прикасаться к ней.

Прежде чем они займутся любовью, Бену необходимо было знать, чем был вызван настороженный взгляд Кейт, который он заметил, войдя в дверь. Этот взгляд чуть не заставил его развернуться и уйти, но Бен не сделал этого, и не только потому, что, проехав в панике через полгорода, заслуживал, чтобы ему объяснили, что случилось.

Он остался, потому что любит Кейт.

А потом поцеловал ее, потому что увидел, как подозрительность сменилась выражением абсолютного доверия. Это произошло до того, как оба успели открыть рот, и от Бена не укрылось, что Кейт вздохнула с облегчением.

Бена тоже радовало, что она решила ему довериться, но в то же время обижало, что Кейт снова заподозрила его в чем-то нехорошем. Не только обижало, но и злило. Кейт очень испугалась сегодня, и на несколько секунд этот страх мелькнул в ее глазах при взгляде на Бена. Ему необходимо было знать причину этого страха.

Прежде чем он снова сожмет Кейт в своих объятиях, между ними не должно быть ни следа недоверия друг к другу.

12

– Так что скажешь, Кейт? – откинувшись на спинку дивана, Бен внимательно изучал профиль сидящей рядом девушки. Единственная горящая лампа отбрасывала тень на напряженный подбородок Кейт. – Что заставило тебя испугаться меня?

Когда Кейт повернула голову, чтобы встретиться с ним глазами, волосы ее напоминали шелковый занавес шоколадного цвета.

– Я думала, ты не заметил. Всего несколько секунд… – Кейт посмотрела на свои руки, крепко сжимающие стакан.

– Я заметил. – Бен наблюдал за ней поверх стакана, затем отпил из него, ожидая, пока Кейт снова поднимет глаза и заговорит. – Я также заметил, что ты решила потом, что мне лучше доверять, чем бояться меня. Не могу сказать, что мне понравилось, что ты во мне сомневаешься.

– Это длилось всего несколько секунд.

– Не имеет значения. Достаточно и этого. Мне казалось, что с этим покончено.

– Я не привыкла жить, повинуясь лишь инстинктам, – тихо произнесла Кейт. – Мне хочется доверять тебе, но не всегда получается – во всяком случае без борьбы.

– И с кем же тебе приходится бороться?

– С собой, – Кейт потупила взгляд. – И, если тебе это интересно, я обычно побеждаю.

– Я знал это, прежде чем поцеловал тебя. – Бен поднял руку, чтобы коснуться Кейт, но заставил себя остановиться. И тут же увидел в ее глазах разочарование. – Тогда скажи мне, моя дорогая Кейт, что же заставило тебя так испугаться. Я знаю, что тут замешан не только случай с кирпичом.

Бен подождал, пока Кейт сделает первый глоток из стакана, затем выслушал, не перебивая, ее рассказ. На это потребовалось немного времени, и прежде чем заговорить самому, Бену пришлось подавить в себе приступ самого страшного гнева, который когда-либо владел им.

– Удивляюсь, как это ты вообще впустила меня, – Бен допил виски и осторожно поставил бокал на столик. – Что же заставило тебя рискнуть?

– Я уже только что сказала, что победили инстинкты. Если я попытаюсь объяснить это с точки зрения логики, ничего не получится.

Напряжение постепенно оставляло Кейт, она откинулась на спинку дивана и положила ноги на журнальный стол.

Бен хотел сказать Кейт, что ее инстинктами двигала любовь, но вовремя осекся. Лучше пусть ей самой придет это в голову. К тому же они еще не закончили обсуждать угрозы в адрес Кейт.

Он заставил ее повторить слово в слово все, что сказал звонивший, и они вместе постарались отделить факты от предположений. И того, и другого хватало.

– Кто-то не хочет, чтобы ты приняла состояние Томаса, – уверенно сказал Бен, не обращая внимания на бормотание Кейт, что он констатирует очевидное. – Будем придерживаться фактов. Все остальное должно исходить из них.

– Мне казалось вполне ясным, кто такой этот «кто-то», – сказала Кейт.

Они уже согласились на том, что ни Томас, ни Джим Карлсон не стали бы преднамеренно сообщать Кассандре и Гарольду о шаге их дедушки. Карлсон ничего бы от этого не выиграл, к тому же Бен был уверен в его честности. Новость о свалившемся на Кейт богатстве передал внукам Томаса кто-то неизвестный, возможно, один из сотрудников больницы или офиса Джима Карлсона, и с этим уже поздно было что-то делать.

– Мы ведь только предполагаем, что за угрозами стояли Кассандра и Гарольд, либо кто-то один из них, – сказал Бен, налив себе еще немного виски и осушив его одним глотком. – Остается вероятность, что к этому имеет какое-то отношение их отец.

– Сомневаюсь, судя по тому, что рассказывал о нем Томас.

Кейт провела ладонью по волосам и задумчиво посмотрела на потолок.

– Я ставлю на внуков.

– Согласен, но это в общем-то неважно. Не имеет никакого значения для наших дальнейших действий.

Бен тоже посмотрел на потолок. Так было проще сосредоточиться, чем глядя на Кейт.

– Похоже, у тебя есть план, – сказала она.

– Не то чтобы план, но кое-какие мысли о мерах безопасности. Пока тот, кто стоит за всем этим, не убедится, что ты больше не представляешь для него угрозы, я не намерен спускать с тебя глаз.

– Не представляю угрозы?

– М-м, – подложив руки под голову, Бен постарался сосредоточиться на пятне света. – Мы с Джимом Карлсоном сумеем без особого труда повернуть вспять все, что затеял Томас О'Херли. Завтра к этому времени ты будешь не богаче, чем была два дня назад. И, что гораздо важнее, ты будешь в безопасности.

Не опуская глаза, Бен чувствовал на себе взгляд Кейт. Повернувшись, он встретился с ней глазами и тут же понял, что что-то не так. Cудя по выражению глаз, Кейт была в ярости.

– Как ты мог подумать, – возмущенно произнесла она, – что я захочу бросить Томаса в трудную минуту? – Ты не бросаешь его, – Бен мысленно сделал себе замечание за то, что он не предусмотрел подобной реакции. Он думал только о том, как будет лучше для Кейт.

– Я не оставлю его одного бороться с кознями этих твоих зануд, – отчетливо произнесла Кейт. – И дело не только в этом. Я не позволю запугать себя. Я – не трусиха.

– Сейчас дело не в этом, – резко бросил Бен, стараясь держать себя в руках и не повышать голоса, хотя ему очень хотелось накричать на нее. Ну почему Кейт не понимает, что он никогда не сделает ничего, что может причинить ей боль? – Просто если ты не выберешься из всего этого сейчас, ты можешь пострадать. Я не могу спокойно взирать на это!

– Выбор в этом деле не за тобой, – Кейт почти кричала.

Затем она вскочила на ноги, не в силах больше усидеть на одном месте.

– Томас мой друг, господин адвокат. А поворачиваться к другу спиной – не в моих правилах. Я никогда этого не сделаю.

Ярость Кейт вполне соответствовала по силе гневу, который старался скрыть от нее Бен. Но он злился не на Кейт, хотя его раздражало упорное желание девушки оставаться в опасной ситуации. Нет, ярость Бена была обращена на внуков Томаса О'Херли, на ситуацию в целом и на все остальное, что угрожало безопасности любимой женщины. Если бы эти двое были сейчас здесь. И если бы он был жестоким человеком… нет, надо гнать от себя подобные мысли – они не доведут до добра.

Еще Бен злился на самого себя за то, что попытался разрешить проблему Кейт авторитарным методом, железной рукой. Кейт не подчинялась ни угрозам, ни приказам, и Бен уважал ее за это, но ему очень хотелось, чтобы сейчас она сделала исключение.

– Я найду другой способ помочь Томасу, – сказал он, стараясь, чтобы голос звучал как можно спокойнее. – Обещаю тебе, Кейт. Я не допущу, чтобы со стариком что-нибудь случилось.

Руки Кейт были крепко сжаты в кулаки, и вид у нее был весьма воинственный.

– Я никому не позволю диктовать себе условия. Даже тебе, Бен, – процедила она сквозь зубы. – И уж тем более какому-то хорьку, у которого только и хватает духа, что угрожать мне из-за угла.

Бен был уверен, что Кейт имеет в виду звонившего мужчину, а не его.

– Я не думал, что ты воспримешь все это таким образом, – сказал он. – Просто это единственный способ позаботиться о тебе.

– А кто заставляет тебя заботиться обо мне? – потребовала ответа Кейт. – Я не помню, чтобы давала тебе право распоряжаться моей жизнью.

– Я и не пытаюсь распоряжаться твоей жизнью, – выпалил Бен куда более эмоционально, чем ему бы хотелось. Кейт снова начинала его злить, и сдерживаться становилось все труднее. – Я пытаюсь спасти ее.

Неужели Кейт не понимает, что ей хотят помочь?

– Это одно и то же, – Кейт вдруг поняла, что говорит слишком громко, и испугалась, что могут услышать соседи. Она понизила голос. – Ты пытаешься принимать решения, которые не лежат в твоей компетенции. Кто вообще дал тебе право лезть в мою жизнь?

– Я сам, – Бен вдруг резко схватил Кейт за руки и привлек ее к себе.

Она не стала сопротивляться, а впрочем, если бы и стала, Бен скорее всего даже не заметил бы этого. Он был твердо намерен сделать по-своему, и это вполне устраивало Кейт. Последние несколько минут она не переставала задавать себе вопрос, почему их разногласия почти всегда кончаются ссорой.

Но сейчас Кейт не знала, как эту самую ссору прекратить. Слава Богу, Бен взял инициативу в свои руки. В знак благодарности Кейт поцеловала его в подбородок.

– За что это? – спросил он, крепче прижимая к себе Кейт, которая успела положить обе ладони ему на грудь.

– За то, что первым прекратил ссору, – сказала она и встала на цыпочки, чтобы поцеловать Бена уже как следует.

Придерживая Кейт одной рукой, Бен запустил пальцы другой ей в волосы и чуть запрокинул голову девушки. Если она думает, что он решил ее поцеловать, то сильно ошибается.

– Черт побери, Кейт, никто не давал мне никаких прав. – Кейт не могла не заметить, что в голосе его по-прежнему звучат сердитые нотки. – Я взял их сам, когда полюбил тебя. Ты говоришь, что я лезу в твою жизнь, а я лишь неуклюже пытаюсь защитить женщину, похитившую мое сердце.

Кейт вдруг почувствовала, что ей не хватает воздуха, мысли ее путаются, но она все же понимала, что услышала что-то не то. «Полюбил тебя!» Ну да, именно эти слова так резали слух. Как он мог так легко обращаться со столь значимыми словами? Ведь Кейт так мало знала о нем, о его привычках и образе жизни. «Макает ли он в сироп оладьи во время завтрака?» – пронеслась вдруг в голове нелепая мысль. Существует множество вещей, которые она должна знать о мужчине, прежде чем решить, стоит ли пускать его надолго в свою жизнь. И эти вещи можно узнать только со временем.

Очевидно, Бен придерживался в этих вопросах совсем других принципов. «Женщину, похитившую мое сердце»… Она действительно чувствовала себя воровкой, а не любовницей, а ведь они даже любовниками не успели еще стать. Неужели он не мог подождать хотя бы до этого момента? Но Кейт прекрасно понимала, что это не аргумент – прежде чем они займутся любовью, пройдут не дни и не месяцы, а часы, если даже не минуты.

Кейт ничего не имела против того, чтобы заняться с Беном любовью. Их взаимное притяжение могло закончиться только сексом, и девушка прекрасно это понимала.

Но вот объяснение в любви – это совсем другое дело. Не то чтобы Кейт не верила Бену. Она верила, и это делало ситуацию еще сложнее.

Сама Кейт еще не знала, она просто не успела выяснить с собой этот вопрос – любит ли она Бена. И если сейчас он начнет требовать ответа на этот вопрос, она ничего не сможет ему сказать. Она предпочла бы, чтобы они не касались пока этого предмета. Но теперь уже нельзя было проигнорировать то, что сказал Бен, поэтому Кейт решила схитрить и начать с другой части высказывания Бена.

– Неуклюже? – переспросила она, проводя пальцем по мягкой шерсти его свитера. – Когда я думаю о тебе, на ум приходят совсем другие слова.

Бен встревоженно посмотрел на нее.

– Надеюсь, это не одно из слов, которые употребила ты сама.

– Какое же слово тебе так не понравилось? «Лезешь»?

– Нет.

– Ну тогда «черт побери», – Кейт хотела улыбнуться, но Бен нахмурился, и это остановило ее.

– Перестань дразниться, – пробормотал он.

Кейт обвила руками шею Бена.

– Перестань диктовать мне, что надо делать.

– Поцелуй меня, – потребовал он в ответ.

– Ты опять, Бен, – пробормотала Кейт, и у нее снова перехватило дыхание, как только рука Бена поползла по ее спине вниз.

– Я стараюсь, – пробормотал он. – Но не буду ничего делать, пока не пойму, чего ты хочешь.

– Что ты не будешь делать?

– Целовать тебя, как мне хотелось бы. Заниматься с тобой любовью. – Он отвернулся, чтобы не коснуться губами губ Кейт, и уткнулся лицом ей в шею. – Скажи мне, чего ты хочешь, дорогая?

– Я хочу тебя, – по телу Кейт пробежала дрожь, и она крепче прильнула к Бену.

– Этого недостаточно, – Бен чуть прижал к себе Кейт, и она снова почувствовала его возбуждение.

В ответ она чуть не задохнулась от нахлынувшей волны желания, а когда Бен осторожно сжал ее грудь, это сделалось просто невыносимо. Собственная реакция потрясла Кейт – она чуть было не закричала, как только ее напрягшийся сосок коснулся ладони Бена.

– Скажи мне, Кейт, – потребовал Бен. – Скажи, почему.

Кейт смотрела на него словно сквозь прозрачную дымку и видела по глазам, что Бен принял какое-то решение. Она знала, чего он хочет, знала с того момента, как Бен признался ей в любви. Конечно, он хотел услышать в ответ, что и она тоже любит его. Значит, ей вовсе не удалось сменить тему.

– Я не могу, – Кейт несколько раз глубоко вздохнула и опустила руки. – Я не хочу обманывать тебя, Бен, и не стану притворяться, что люблю тебя.

Когда Бен разжал объятия и сделал шаг назад, ей стало вдруг так холодно, что Кейт даже поежилась.

Бен посмотрел на нее долгим взглядом, и Кейт мысленно пожалела, что годы занятий юриспруденцией научили Бена делать совершенно непроницаемое лицо. Ей было бы легче, если бы удалось понять, как Бен отреагировал на ее слова, но собственный душевный покой был сейчас не самым главным.

– Я ведь не сказала, что не могу полюбить тебя вообще или что не полюблю в будущем. Просто пока этого не произошло.

Бен смущенно нахмурился.

– Ты играешь словами.

– А ты пытаешься не обращать внимания на мои слова. – Кейт отошла от Бена на безопасное расстояние. – Если ты просто хочешь узнать, люблю ли я тебя до того, как мы займемся сексом, ничего не получится.

– Ты говоришь, что готова заняться со мной сексом, – Бен сделал упор на слово секс, чтобы Кейт поняла, как сильно оно ему не нравится. – Но что тебе не обязательно любить меня для этого?

– Ты специально передергиваешь, – сложив руки на груди, Кейт смотрела на Бена, от души надеясь, что эти слова не станут началом новой ссоры. – Я не знаю, люблю ли тебя, Бен Филлипс. Господи, да мы ведь встретились впервые всего несколько дней назад! За это время просто невозможно кого-нибудь полюбить.

– Для тебя, может быть, и невозможно, – Кейт ожидала вспышки гнева, но ее не было. К тому же она могла бы поклясться, что странный огонек, горящий в глазах Бена, зажгло вовсе не желание снова поспорить. – Если нескольких дней тебе недостаточно, не могла бы ты сообщить мне примерно, когда примешь решение?

– Но я не могу полюбить по расписанию, – Кейт снова начала сердиться, но Бен твердо решил не обращать на это внимания.

– Вот это точно.

– Что? – Кейт слишком озадачила довольная ухмылка Бена, чтобы следить за ходом разговора.

– Нельзя полюбить по расписанию.

Бен нагнулся, чтобы поднять с пола и положить на диван принесенные им подушку и одеяло.

– Думаю, мы уже ответили на вопрос. Где я сплю сегодня ночью?

Кейт поняла, что сама вырыла себе яму, но гораздо больше ее разозлила твердая решимость Бена.

– Я просто не верю, что ты способен вести себя подобным образом, – взорвалась она. – Ты всегда начинаешь практическую часть своих романов с требований, чтобы тебе объяснились в вечной любви?

Бен перестал расправлять одеяло и разочарованно посмотрел на Кейт.

– Я никогда еще не говорил женщине, что люблю ее, Кейт. Не надо сравнивать происходящее межу нами с тем, что было до сих пор. У нас все чудесно и необычно, и если я услышу еще раз, как ты пытаешься все принизить, буду трясти тебя до тех пор, пока твои зубы не станут выбивать дробь.

– Судя по твоему виду, ты уже готов сделать это, – трудно было обвинить его в чем-нибудь, но Кейт просто не могла справиться с охватившим ее чувством стыда за собственное поведение.

Бен тяжело вздохнул, но глаза его стали вдруг не такими колючими.

– Если я прикоснусь к тебе сейчас, дорогая, вряд ли ты не досчитаешься зубов, когда все будет закончено. По крайней мере, я так не думаю. Хотелось бы быть о себе более высокого мнения, но мне кажется, что первый раз мы займемся любовью почти как дикие звери.

У Кейт перехватило дыхание, а голос Бена стал вдруг хриплым, и земля словно перестала вращаться для них обоих.

– Не пытайся избежать неизбежного, Кейт. Мы займемся любовью, и это будет довольно скоро. Будет лучше, если до этого ты успеешь решить, что все-таки любишь меня, но это в общем-то ничего не меняет. Я возьму тебя такой, какой смогу, в надежде на то, что остальное придет позже.

– Ты так уверен?

– В себе – да. – Бен снова вздохнул и покачал головой. – А вот в тебе – нет. Если бы во мне была хоть капля здравого смысла, я убрался бы отсюда, пока не забыл, что сердит на тебя, и не начал снова тебя целовать.

– Я бы не возражала.

– Я бы возражал. Первый раз не стоит заниматься этим со зла.

– Ты был на грани закипания с тех пор, как подошел к двери. Это… – Кейт замялась, потом едва заметно улыбнулась. – Это, пожалуй, слишком.

– Любой мужчина вышел бы из себя, зная, что его любимая женщина в опасности. И если часть моего гнева оказалась направленной на тебя, то это лишь потому, что ты мешаешь мне обеспечить твою безопасность. Поэтому я не стану извиняться за свои манеры.

– Я предпочла бы заняться с тобой любовью, – призналась Кейт, и сердце снова екнуло у нее в груди.

– Нет, – Бен коснулся пальцем ее щеки. – Иди в постель одна, Кейт. У нас будут еще и другие ночи.

– Но не сегодня… – Кейт не в силах была скрыть разочарование. – Тогда почему же ты остаешься?

– Чтобы защитить женщину, которую я люблю, – просто ответил Бен. – Неужели это тебе не понятно?

13

Проснувшись на следующее утро, Бен обнаружил рядом на подушке какую-то непонятную вещь – похоже, кусочек меха. Он ошалело уставился на коричневый комочек, гадая, что бы это могло быть, но тут из-за угла дивана появилась рыжеватая кошка. Бен понял, что это и есть Фокси.

Киска поглядела на него, словно пытаясь сообразить, как он намерен обойтись с ее собственностью. Борясь с желанием поскорее отбросить эту гадость, Бен, не мигая, выдержал взгляд кошки. Кейт никогда не говорила, какой характер был у Фокси, а Бену не хотелось бы начать день с того, что ему выцарапают глаза.

Бен начал уже опасаться, что они с Фокси так и проведут все утро, глядя друг на друга, но в этот момент он не выдержал и моргнул. Прежде чем он успел открыть глаза, Фокси уже сидела на его плече. Причем по дороге она успела схватить с подушки коричневый меховой комочек. Краем глаза Бен видел, как Фокси сидит у него на плече с поистине королевским видом, а изо рта ее свисает добыча.

Он с облегчением почувствовал, что в плечо его не впиваются острые когти. И все же Бен решил двигаться с осторожностью. Он медленно сел, надеясь, то Фокси вот-вот перескочит на следующий выбранный ею объект. Кошка ждала до последнего момента, потом перескочила на спинку дивана и выронила свою игрушку.

Бен не стал ждать. Встав с постели, он сложил одеяло и понес его вместе с подушкой в комнату Кейт. Она оставила дверь приоткрытой, видимо, для кошки, и Бену пришлось открыть ее пошире, чтобы пройти внутрь. Положив постельные принадлежности на кресло, он подошел к изножию кровати и встал, пытаясь различить в полумраке, где тут тело Кейт, а где – подушки.

Подушек здесь было огромное количество – больших и маленьких. Кейт спала на боку, обняв рукой одну подушку и разметав волосы по другой. Бен видел высунувшуюся из-под одеяла розовую шелковую ночную рубашку. В общем, картина была почти такой, как он представлял себе все это время.

Кейт тихо вздохнула во сне, и Бен поспешил удалиться, пока на него не нахлынуло желание прервать ее безмятежный сон. Хотя ему очень хотелось узнать, как быстро тело Кейт откликнется на его прикосновения, но он тут же отогнал от себя эти мысли, боясь, что потеряет над собой контроль и грубо кинется на нее. А Бену хотелось, чтобы их первый раз был совсем другим. Все должно быть долго и сладко, так, чтобы у обоих захватывало дух, а значит, сегодня это было невозможно. Через час ему надо быть в офисе, а перед этим надо было еще организовать все так, чтобы не беспокоиться целый день за Кейт.

Стараясь не шуметь, Бен воспользовался ванной, а потом вернулся в гостиную, чтобы надеть сапоги и взять пальто. Фокси и эта дурацкая меховая штучка куда-то исчезли.

Бен прошел в комнату в поисках листка бумаги и чего-нибудь пишущего. Он нашел в одном из ящиков бумагу и ручку и, присев за стол, достал из кармана сотовый телефон.

Через двадцать минут, сделав три звонка, Бен решил, что в такое время суток невозможно больше ничего предпринять. Оставив на столе записку для Кейт, он вышел из квартиры и, убедившись, что дверь за ним захлопнулась, стал спускаться вниз.

Джо как раз остановил машину у подъезда. Когда Бен открыл входную дверь, чтобы впустить его, из своей квартиры высунулась миссис Дэнверз. Она решила проблему, которую обдумывал Бен – где Джо будет ждать Кейт – снаружи или внутри. Миссис Дэнверз пригласила его к себе.

Они оставили дверь открытой, чтобы не пропустить Кейт. Мистер Дэнверз не спросила, зачем Бен пригласил сюда Джо, она только лучезарно улыбалась, предлагая кофе. Бен любезно отказался и попрощался. Забравшись в свой джип, он уехал, чувствуя себя более или менее успокоенным. Забот Джо и миссис Дэнверз достаточно для того, чтобы Кейт была в безопасности.

Если бы только скорее выветрился из ноздрей запах кошачьей игрушки!


Записка Бена была короткой и деловой.

«Я люблю тебя. Пожалуйста, не ходи на работу. Джо ждет внизу».

На секунду, может быть, на две Кейт почувствовала раздражение при мысли о полном спокойствии Бена. К счастью, прежде чем она успела поддаться своим чувствам, Фокси замяукала, требуя завтрака.

Кейт решила в конце концов не упрямиться. Она сделает все, как скажет Бен. В свете всего происходящего идти на работу действительно не имело смысла, а Джо был не так уж плох в качестве компаньона.

Довольная своим решением, Кейт позвонила Анджеле, и они переделали расписание так, чтобы Кейт могла не появляться в магазине всю неделю. Не то чтобы она считала, что в жизни Томаса – а заодно и в ее жизни – все может наладиться за неделю, но слишком уж соблазнительной казалась перспектива не работать несколько дней. Даже если Бену не удастся освободиться на эти дни, у Кейт все равно накопилась куча дел, которыми можно будет заняться.

Открыв холодильник, она достала завтрак Фокси – смесь из яиц и рыбы, которую выложила на блюдце, стараясь не принюхиваться к кошачьим деликатесам. Потом она снова вернулась в свою комнату, чтобы одеться, пока Фокси будет завтракать. Ей хотелось обдумать свое положение и напомнить себе о принятых накануне решениях.

Она не будет больше спорить с Беном. Кейт понимала, что это будет нелегко, но если сделать над собой усилие и думать, прежде чем что-нибудь сказать, то может получиться. Вообще Кейт была не из тех, кто любит спорить. И только обстоятельства заставили ее вчера сорваться на крик. Если все время помнить об этом, может быть, удастся сохранять спокойствие.

Но главное, она не будет спорить с Беном о Томасе. Если даже не удастся все время держать язык за зубами, надо хотя бы не забывать прикусывать его, когда речь заходит о ее подопечном. Кейт прекрасно знала, что ничего не понимает в юридических тонкостях составленного Джимом Карлсоном договора. Так пусть уж этим занимается Бен. Пока она будет уверена, что он учитывает интересы Томаса, надо сцепить зубы и молчать.

Кейт застегнула пуговки на рукавах синей шелковой блузки, заправила ее в клетчатую шерстяную юбку, набросила на плечи шарфик и достала из гардероба пару ботинок на низких каблуках. Склонившись над туалетным столиком, Кейт слегка напудрилась, наложила румяна, накрасила губы и причесалась. Голову она вымыла накануне, заменив свою обычную длительную ванну душем. Она раздевалась, зная, что Бен лежит в соседней комнате, и ей было невероятно сложно усмирить свое желание. Поэтому Кейт до минимума сократила пребывание в ванной, где эротические фантазии просто преследовали ее.

Она ведь сказала Бену, что пока не знает, любит ли его, и хотя это не было ложью, ответ был чересчур уклончивым. Бен не заслужил такого. Ведь на самом деле она хотела сказать, что не может спокойно обдумать свои чувства в его присутствии, вообще не может спокойно думать, когда он рядом.

Она не будет спорить с Беном о том, любит ли она его. Это было последнее решение Кейт перед тем, как она погрузилась в сон. И, наверное, его легче всего будет выполнить.

Она вообще не будет больше спорить с Беном, что бы ни случилось. Взглянув на свое отражение в зеркале, Кейт увидела в глазах твердую решимость и поняла, то сумела наконец-то взять себя в руки. Что бы ни принес им завтрашний день, она не позволит разыграться своему темпераменту.

Странно, но раньше Кейт как-то не замечала, что у нее есть темперамент.


– Что ты сделал? – закричала Кейт так громко, что ее вполне могли бы услышать в четырех соседних штатах.

У Бена все сжалось внутри, но он заставил себя сдержаться. Конечно, он ожидал ее негативной реакции, но чтоб такое… Кейт продолжала удивлять его своим бешеным темпераментом. К счастью, в его офисе была хорошая звукоизоляция – благодаря полкам с книгами и толстым стенам, построенным в те времена, когда считалось, что чем больше материала затрачено на дом, тем лучше.

И все же Бена удивило, что Молли еще не вбежала в его кабинет, торопясь на помощь. Молли сразу прониклась симпатией к Кейт, хотя та держалась с ней немного сдержанно, пока не узнала, что роскошная помощница Бена не из тех, кто живет с ним под одной крышей.

Сейчас, глядя на Кейт через письменный стол, Бен жалел о том, что не нашел более мягкого способа преподнести ей новости. К сожалению, он был слишком занят и не подумал об этом.

– Другого способа не было, – твердо сказал Бен. – О'Херли согласился со мной. К полудню Джим Карлсон подготовит документы, согласно которым ты перестанешь иметь какое-либо отношение к имуществу Томаса.

– И Кассандра с Гарольдом смогут сделать с несчастным стариком все, что угодно, – сложив руки на груди, Кейт во все глаза смотрела на Бена. – О чем ты, интересно, думал? Он ведь старый беззащитный человек.

– Ты недооцениваешь Томаса. – Бен встал и, обойдя вокруг стола, встал лицом к лицу с Кейт. – И меня ты тоже недооцениваешь. Если бы послушала вместо того, чтобы орать, поняла бы, что все далеко не так плохо, как тебе кажется.

– Так говори же, – потребовала она.

Не похоже было, что Кейт готова правильно воспринять его слова, но Бен от души надеялся, что это забота о Томасе, а не врожденное упрямство заставляет ее вести себя подобным образом.

– О'Херли переводит все свои средства на благотворительность. Он не сделал это раньше только потому, что считал, будто так будет очень трудно выделить из общей суммы деньги, на которые он рассчитывает жить. Как только мы с Джимом узнали об этом, то сразу придумали, как помочь Томасу сохранить солидный доход, передав основную часть состояния.

– Не может быть, чтобы все было так просто, – не сдавалась Кейт.

– Придется улаживать несколько недель мелкие формальности, – признался Бен. – Но на это время мы организуем исчезновение О'Херли. Кассандра и Гарольд не смогут найти его и уж тем более что-нибудь ему сделать.

– Мы должны были подумать об этом в первую очередь, – пробормотала Кейт. – Если бы я знал, что Кассандра и Гарольд настолько кровожадны, убрал бы тебя из этого дела, как только узнал о нем. Я и не догадывался, как далеко все может зайти.

– Ты ведь не мог все предусмотреть, – на лице Кейт появилось вдруг озабоченное выражение. – Надеюсь, ты не рассказал Томасу?

– Рассказал, но не все, – Бен погладил Кейт по волосам. – Ровно столько, чтобы он понял, что было ошибкой втягивать тебя во все это.

– Но ведь у него никого больше не было, – вздохнув, Кейт потерлась щекой о руку Бена. – Где он сейчас?

– В безопасном месте, – Бен был уверен, что Кейт возмутится, когда поймет, что он не собирается сообщать ей, где именно находится Томас, и был очень удивлен тем, что этого не произошло.

– И что ты собираешься делать дальше? – спросила Кейт. – Позвонить внукам Томаса и сообщить им, что я не являюсь больше его наследницей?

Бен улыбнулся.

– Я счел целесообразным доставить это удовольствие Джиму Карлсону. Если информация пойдет от меня, это вызовет много лишних вопросов, на которые мне не очень хочется отвечать.

– Можно было предоставить им получить информацию тем же путем, что и раньше.

– Если бы мы знали, кто сказал им, наверняка нашли бы и того, кто тебе угрожал, – произнес Бен с сердитым выражением лица. – Мы предполагаем, что они наняли кого-то из местных, чтобы следить за Томасом.

Опершись о письменный стол, Бен притянул к себе Кейт, так что теперь она стояла между его колен.

– И приняли это во внимание, когда организовывали исчезновение старика.

Кейт игриво улыбнулась.

– Похоже, у вас все под контролем, господин адвокат.

– Нет, не все, – положив руки на бедра Кейт, Бен притянул ее к себе и наклонил голову, так что губы их почти касались. – Я по-прежнему не могу справиться с одной красоткой. Не могу решить – то ли целовать ее без перерыва, чтобы ее бойкий ротик был занят, то ли заниматься с ней любовью, пока у нее не останется сил со мной спорить.

Дрожь тела Кейт была сигналом Бену, что ее устраивают оба варианта.

– Вчера ночью я решила больше не спорить с тобой, – сказала Кейт, касаясь губами губ Бена и прижимаясь к нему все крепче. – Разве ты этого не заметил?

Он не заметил, но сейчас Бену меньше всего хотелось говорить об этом. Губы их сомкнулись, и он только успел подумать, что если такое наслаждение ему дарит поцелуй, то что же ждет его, когда они займутся любовью?

Ожидание становилось невыносимым.

Они продолжали целоваться, когда Молли, нажав на кнопку селектора, напомнила Бену, что за ленчем у него назначена встреча. Ему пришлось снять руку с груди Кейт, чтобы ответить на звонок, и хотя потом Бену очень захотелось вернуть руку обратно, атмосфера уже изменилась.

Бен ограничился тем, что обнял девушку за талию, однако не смог удержаться и коснулся мимолетом ее напряженного соска.

– Тебя смущают мои прикосновения?

Кейт вспыхнула, но глаза ее смеялись.

– Мне нравятся твои прикосновения. Я нервничаю из-за того, что нас могут застать.

Бену чуть не изменило самообладание, которым он так гордился.

– Молли не позволит никому войти.

– Но она знает…

– И никогда не подаст виду, – рука Бена снова поползла к груди Кейт. Она задержала дыхание, но не произнесла ни слова протеста.

– Я рад, что это не смущает тебя, дорогая. Я сам возбуждаюсь еще больше, когда вижу, как тебе это нравится.

Жадно впившись в губы Кейт, Бен сжал пальцами ее сосок. Потом он проделал то же самое с другой грудью, заглушая поцелуями стоны Кейт.

Если бы Молли не настаивала, чтобы Бен ехал на ленч, с каким удовольствием он поддался бы поцелуям Кейт, сладким призывам ее тела, ее рук.

К сожалению, Молли твердо настаивала на своем.


Каждую осень с деревьев опадают сухие листья, и миссис Дэнверз обожала наблюдать за листопадом, хотя друзья всегда дразнили ее, утверждая, что ей нравится сгребать листья в кучу, чтобы потом полюбоваться на костер. Ходили слухи, что скоро в Гринакре запретят сжигать сухие листья, тогда она, вероятно, наконец потеряет интерес к листопаду.

В этот день, однако, пожилая леди как раз сгребала очередную кучу сухих листьев и складывала их в старую тачку, как вдруг заметила идущего к ней через лужайку молодого человека.

– Могу я чем-нибудь помочь вам? – спросила миссис Дэнверз, опершись на грабли.

Парень остановился в нескольких футах от нее и засунул руки в карманы джинсов.

– Я ищу Кейт Хендрикс.

– Да?

Миссис Дэнверз пригляделась к парню повнимательнее, но ничто в его облике не вызывало тревоги. Однако события прошлой ночи предписывали ей быть осторожнее, поэтому миссис Дэнверз ждала, что еще скажет парень, прежде чем заговорить самой.

– Я работаю на нее, – сказал молодой человек. – В цветочном магазине в больнице. Когда Кейт не пришла на работу, я стал беспокоиться и решил позвонить. Но никто не отвечает.

Миссис Дэнверз крепче сжала грабли.

– Кейт сказала мне, что на работе обо всем договорилась.

– Ну конечно, – понимающе кивнул парень. – Это не в ее духе – пропускать даже несколько часов, не предупредив об этом. Я просто хотел убедиться, что с Кейт все в порядке.

– Как вы сказали ваше имя?

– Я ничего не говорил, – молодой человек улыбнулся. – Но меня зовут Дэвид, хотя сомневаюсь…

– Дэвид! Что же вы не сказали сразу?! Кейт много рассказывала мне о вас. – Прислонив грабли к стене дома, миссис Дэнверз сняла и отбросила в сторону перчатки. – Я миссис Дэнверз – соседка Кейт снизу. Почему бы вам не зайти ко мне выпить чаю? И я как раз смогу рассказать вам, что случилось.

– А как же листья? – спросил Дэвид, глядя на внушительную кучу возле угла дома.

– Уже поздно. Еще час – и стемнеет. Пусть уж они подождут до завтра.

Дэвид последовал за миссис Дэнверз, и через несколько минут уже сидел в ее заставленной мебелью гостиной, потягивая горячий чай и слушая подробный рассказ о событиях прошлой ночи.

Дэвид узнал, что окно сегодня утром уже починили, а Кейт проводит день с Беном Филлипсом. Миссис Дэнверз не могла объяснить причин подобного хулиганства, но Дэвиду очень все это не понравилось. Район, где жила Кейт, считался достаточно спокойным, и она никогда не упоминала о подобных происшествиях.

Зря он не позвонил ей вчера после того, как какой-то мужчина пытался узнать у него адрес Кейт. Мужчина – Дэвид не помнит, чтобы видел его раньше – рассказал ему выдуманную на ходу историю о том, как Кейт и его сестра ходили в один детский сад, и что сестра заставила его пообещать, что он заглянет к Кейт передать привет. Дэвид не поверил ему тогда, а сейчас, выслушав рассказ миссис Дэнверз, верил еще меньше. Совпадение казалось слишком подозрительным, чтобы закрыть на него глаза.

Поблагодарив миссис Дэнверз за чай и печенье, Дэвид вышел из здания и направился вниз по улице. Сгущались сумерки. Дэвид свернул за угол и прошелся по улице, идущей за домом, куда выходили окна квартиры Кейт. Здесь никого не было. Дэвид встал под каким-то навесом и стал наблюдать за окнами.

Он собирался дождаться возвращения Кейт и рассказать ей о том мужчине из больницы. И неважно, что на улице холодно, а скоро станет еще холодней. За последние годы Дэвид часто ночевал на улице, а навес, защищающий от ветра, делал условия почти сносными.

Если бы не кирпич, влетевший в ее окно, Дэвид оставил бы Кейт записку и удалился с чувством выполненного долга. Но Дэвид считал, что обязан Кейт куда большим.

К тому же интуиция подсказывала ему остаться.


Бен провел день, с головой погрузившись в изучение контракта, составленного им пять лет назад для компании, которая с тех пор удвоила объемы производства, утроила доходы и теперь собиралась расширяться по меньшей мере в шести направлениях, для каждого из которых надо было составить новый контракт. Переговоры еще не завершились, но Бен решил подготовить документы заранее.

Молли помогала ему в работе и демонстрировала при этом время от времени такие знания и интуицию, что Бену хотелось потребовать, чтобы девушка немедленно перестала тратить время на секретарскую работу и стала его полноправным партнером.

Но он не стал этого делать. Опыт научил Бена, что Молли не станет принимать подарков ни от него, ни от кого другого. Пока девушка не поймет, что готова к переменам, он ничего не сможет сделать – только раскладывать перед нею иногда контракты, чтобы Молли захотелось работать. Может быть, когда-нибудь это желание пересилит страх перед ответственностью, связанной с работой адвоката.

Кейт вместе с Джо, которому велено было все время быть рядом ради душевного спокойствия Бена, отправилась в университетскую библиотеку, где использовала неожиданно свалившееся на нее свободное время, чтобы почитать кое-что для своей работы по геополитической дипломатии. Джо развлекался в это время чтением неопубликованной рукописи одного известного деятеля времен Второй мировой войны, найденной им в пыльном углу библиотечного подвала.

Кейт была рада, что для Джо нашлось занятие, способное отвлечь его от наблюдений за развитием отношений между ней и Беном. Его словно поджарили на медленном огне за завтраком, замучили вопросами в машине по пути в офис и еще несколько раз подвергали под разными предлогами допросу первой степени, который сломал бы любого матерого убийцу. Только в присутствии Бена Джо сдерживал свое любопытство, видимо, опасаясь, что босс может ответить на его вопросы весьма и весьма невежливо.

Бен и Кейт встретились только за обедом в кафе, расположенном за углом офиса. Бен предоставил Джо выбрать ресторан и очень скоро понял, что пристрастие Мэнгла к музыке шестидесятых годов, огромным жирным гамбургерам и стенам, отделанным пластиком и плиткой, встретило у Кейт живое понимание. Подумав, Бен вспомнил, что ее собственная кухня была оформлена примерно в том же стиле, и задал себе вопрос, слушает ли она музыку, написанную после семидесятого года.

Как много ему еще предстоит узнать! Кейт была сложной женщиной – независимой и одновременно мягкосердечной, интеллектуалкой, легко приходящей в восторг от полной ерунды. Потребуется целая жизнь, чтобы узнать о ней все. Перспектива казалась весьма заманчивой.

Официант принес Кейт вишневый пирог и мороженое, Джо – персиковый коблер со сливками и чашку кофе для Бена. Все трое – Кейт, Джо и официант – подсмеивались над консерватизмом Бена, но тот переносил это стоически.

– На сегодняшний вечер у меня есть планы, в которые не входит поглощение лишних калорий, – сказал он.

– Надеюсь, ты не собираешься вернуться к работе? – спросила Кейт, поедая с большим удовольствием свой десерт.

Завтрак, предложенный Джо – поджаренные до хруста кусочки куриной печени и яйца в мешочек в сопровождении булочек с корицей, – заставил ее с нетерпением ожидать ленча. С тех пор Кейт представилась возможность поесть только за обедом, и она не собиралась отказываться от возможности набить наконец-то желудок.

– У меня есть кое-какие дела, – загадочно произнес Бен, отводя со щеки Кейт волосы, чтобы они не попали ей в рот вместе с пирогом. – А как насчет тебя?

Кейт покачала головой и тут же перестала жевать, когда рука Бена коснулась под столом ее бедра. По невинному выражению его лица трудно было определить, делал он это специально или просто потому, что бедро Кейт было удобным местом, чтобы положить руку.

Проглотив застрявший в горле кусок, она украдкой взглянула на Джо. Слава Богу, он поглощал свой десерт, совершенно не обращая на них внимания.

Бен с улыбкой принялся водить пальцем по ноге Кейт. Рука его двигалась выше, потом снова спускалась, и Кейт не могла уже думать ни о чем, кроме его прикосновений.

– Джо, – сказал Бен. – Джип припаркован рядом с машиной за офисом. Почему бы тебе не забрать его, а машина останется нам.

Джо согласно кивнул, отодвигая от себя пустую тарелку.

– Только придется вам одолжить мне вашу дубленку, – Джо кивнул в сторону своего легкого плаща, висящего на вешалке рядом с пальто Кейт.

– Она в офисе. Если ты подождешь, пока Кейт доест, я впущу тебя туда.

Кейт подумала, что если Бен не уберет руку с ее ноги, она справится с едой очень нескоро. Чувствуя тепло его ладони и возбуждающие движения пальца, она едва могла дышать, не то что есть.

– Что случилось, Кейт? – спросил Бен. – Мороженое слишком холодное или что-то еще?

– Или что-то еще, – пробормотала Кейт, кладя в рот очередную ложечку мороженого, хотя мысли ее были по-прежнему далеки от еды. – У тебя еще много работы сегодня? – спросила она, не зная, что еще сказать.

– Надо позаботиться кое о чем, – не убирая руки с бедра Кейт, Бен поймал глазами ее взгляд. – Может быть, ты предпочитаешь, чтобы Джо отвез тебя домой?

Кейт положила ложечку и отодвинула вазочку, в которой оставалось еще больше половины порции.

– Если не возражаешь, я лучше подожду тебя.

– Не возражаю, – Бен снова улыбнулся, убрал наконец руку и полез в карман за бумажником. Затем он с виноватым выражением лица посмотрел на Кейт. – Кажется, оставил его в офисе.

Джо пробормотал что-то себе под нос, доставая свой бумажник и вынимая оттуда деньги.

Потом они все трое вернулись в офис, при этом Бен держал Кейт за руку, а Джо рассказывал о каком-то хоккейном матче, который видел в прошлый выходной, и Бен вежливо делал вид, что вникает в детали, предоставив Кейт спокойно копаться во владевших ею эмоциях.

Может быть, Бен просто не понимает, как она реагирует на каждое его прикосновение? В кафе не похоже было, что он отдает себе отчет в том, что движения его пальцев заставляют Кейт дрожать, как в лихорадке. Она даже не была уверена, что Бен вообще понимал, что делает его рука. В тот момент на уме у него была только работа, которую надо закончить сегодня.

Неожиданно, не прекращая разговора с Джо, Бен погладил большим пальцем ладонь Кейт. Мурашки, побежавшие по спине девушки, не имели ничего общего с холодом.

14

– Ты уверена, что обязательно было брать лимузин? – спросил Гарольд у сестры, опустив перегородку, отделявшую пассажиров и водителя. – Я знаю, ты привыкла к роскоши, но мне кажется, можно было обойтись чем-нибудь попроще.

– Попроще – это как раз то, что нам не нужно. – Кассандра зевнула, глядя на пустые темные улицы. – Кроме Джейкобса, только нам известно о подлинных причинах столь поспешного возвращения в Гринакр. Если ты помнишь, я была просто в шоке, когда днем нам позвонил дедушкин адвокат. Я была потрясена тем, что какая-то женщина попыталась обмануть нашего любимого дедушку. И, конечно же, в такое тяжелое время мы должны быть рядом с ним.

– Но ты сказала, этот адвокат был уверен, что мы уже знаем о той женщине.

– Он намекнул на это, – спокойно согласилась Кассандра. – Но я повела разговор так, что это обернулось против него. Кажется, удалось убедить его, что я впервые услышала обо всем сегодня.

– Хорошо, что он не позвонил мне, – пробормотал Гарольд. – У меня мог случиться удар, когда бы я услышал, что дед передумал и отобрал все обратно у этой девки. Так как там сказал адвокат – «ввиду существования угрозы для его жизни»?

Кассандра улыбнулась.

– Это тоже шокировало меня. К счастью, в моих жилах кровь, а не джин, и я сумела не показать своей реакции. Ты-то наверняка спросил бы, могут ли они доказать нашу причастность или что-нибудь в этом роде.

– Ведь я уже сказал, Касс, хорошо, что позвонили не мне.

Тут зазвонил телефон, укрепленный рядом с баром, и Гарольд даже подпрыгнул от его резкой трели. Кассандра объяснила, что дала номер Джейкобсу, когда заказывала лимузин. Гарольд проворчал, что его могли бы и предупредить. Он никогда не любил неожиданных звонков – независимо от степени опьянения.

Пользуясь тем, что Кассандра занята разговором, Гарольд налил себе первую, с тех пор как они покинули аэропорт, порцию выпивки. Сестра строго настаивала на том, чтобы он ограничил себя хотя бы на какое-то время. В принципе, Гарольд соглашался с ней, но было уже десять часов, и он не мог понять, какой вред может принести лишняя порция джина, выпитая на ночь. Ведь сегодня они уже ничего не будут делать – только зарегистрируются в отеле. Встреча с больничной администрацией назначена только на завтра.

И все же Гарольд поспешил проглотить джин, прежде чем Кассандра успеет остановить его.

Когда она с раздраженным видом положила трубку, Гарольд был почти уверен, что сейчас получит взбучку. Но Кассандра удивила его, вообще не сказав ни слова о джине.

– Это был Джейкобс. Кажется, старик исчез.

– То есть как это – исчез?

– Испарился. Джейкобс зашел в больницу взглянуть, как он, но палата оказалась пуста. А он не в том положении, чтобы задавать вопросы персоналу, вот Джейкобс и подумал, что мы предпримем какие-нибудь меры по этому поводу.

Кассандра потерла друг о друга затянутые в перчатки ладони, словно это помогало ей думать.

– Мы должны поехать в больницу и устроить скандал, – сказал Гарольд. – Ведь именно этого все и ожидают от любящих внуков.

– Не будь идиотом, Гарольд. Они спросят, как мы узнали, что деда нет в больнице. Вспомни, я сказала секретарю, с которой договаривалась о встрече с администратором, что мы прилетим слишком поздно, чтобы встречаться сегодня. Если мы появимся там сейчас, кто-нибудь может этим заинтересоваться.

– Так что же мы будем делать?

Подперев подбородок ладонью, Кассандра задумчиво смотрела вдаль.

– В данный момент ничего. Джейкобс попробует что-нибудь разузнать. А пока он устроит так, что Бен Филлипс получит хороший урок за свое вмешательство.

– Вмешательство?

– Х-м. Джейкобс снова видел его сегодня утром со стариком. Думаю, у нас достаточно оснований предположить, что Филлипс работает не на нас. Если бы было иначе, он давно позвонил бы.

– И что же за урок ты хочешь ему преподать?

– Веселую прогулку на джипе, – загадочно ответила Кассандра.

– Звучит фатально.

– Возможно, так и будет.

Гарольд ухмыльнулся.

– Так и не простила ему, что он не обратил на тебя внимания, правда, сестричка?

– Это не имеет никакого отношения ко мне лично, – высокомерно произнесла Кассандра. – После того, как Джейкобс швырнул кирпич в окно той девицы, он торчал там поблизости, чтобы посмотреть, что она сделает. Когда через некоторое время он увидел, как в дом вбегает Филлипс, стало ясно, что эта Кейт сразу ему позвонила.

– Но откуда они знают друг друга?

– Не имею ни малейшего понятия. Знаю только, что они объединили усилия, чтобы добиться того же, чего добиваемся мы.

– Почему ты не сказала мне об этом раньше? – потребовал ответа Гарольд.

– Я рассказывала, милый братец, ты просто был слишком пьян, чтобы обратить внимание. – Кассандра протянула руку и похлопала его по колену. – Не беспокойся, Гарольд. После того, что запланировал Джейкобс, не думаю, что Бен Филлипс будет в состоянии беспокоить нас дальше. А если повезет, женщина будет с ним, когда это случится.


– Мне почему-то кажется, что тебе очень хотелось избавиться от Джо, – Кейт стояла, прислонившись к письменному столу Бена и скрестив на груди руки.

– Да? – улыбнулся Бен. – И как это ты догадалась?

– Если не считать того, что ты ворвался сюда и схватил свою дубленку, чтобы Джо не пошел дальше приемной.

– Это произошло случайно. Просто у меня длинные ноги. Вот я и добежал быстрее Джо.

– А потом буквально бросил в него свою куртку и вытолкал за дверь, – Кейт снова улыбнулась.

– Вот тут ты права, я немного поторопился. Мой бумажник так и остался в кармане.

– Так тебе и надо, – Кейт несколько раз глубоко вздохнула, чтобы успокоить расшалившиеся нервы.

Интересно, что задумал Бен на этот раз – снова сводить ее с ума своими почти невинными прикосновениями или все-таки заняться с ней любовью. Лучше бы ему решить это скорее, пока она не взяла инициативу в свои руки.

– Мы ведь можем сесть в машину и догнать Джо по пути к дому, – предложила Кейт. – К отсутствию бумажника не стоит относиться так легкомысленно.

Бен перестал улыбаться, и Кейт подумала вдруг почему-то о затишье перед бурей. Он медленно покачал головой.

– Там я не смогу остаться с тобой один на один.

– Не сможешь?

– Нет, – он повесил пальто Кейт в стенной шкаф и захлопнул дверь. – У меня есть в доме свои апартаменты, но чтобы провести тебя туда, придется красться или сталкиваться по очереди со всеми, кто уже дома.

– Но мы могли бы поехать ко мне.

Кейт провела пальцами по гладкой поверхности стола за своей спиной, наблюдая, как Бен ходит по комнате. Он выключил одни лампы, зажег другие и поставил в проигрыватель лазерный диск. Комнату заполнили воркующие голоса популярной группы из Уэльса.

– Могли бы, – согласился Бен, возвращаясь к дверям кабинета. Оттуда он, не мигая, посмотрел на Кейт. – Но сюда было ближе. К тому же я не хочу, чтобы миссис Дэнверз услышала звуки и пришла посмотреть, что случилось.

– Звуки?

– М-м… Ну, вроде тех, что ты издавала вчера, когда я… целовал тебя.

– А… – Кейт и не заметила, что издавала какие-то звуки. Неожиданно она поняла, как ошибалась. Бен вовсе не игнорировал ее реакцию на прикосновения его рук, просто он скрывал свою.

– Если не возражаешь, – сказал он. – На этот раз мы не будем зря тратить время и займемся тем, чем нам давно уже хочется.

У Кейт пересохло во рту.

– Сейчас? – пробормотала она.

– Может быть, не в эту самую минуту, но непременно сегодня.

Закрыв двери, Бен прислонился к ним спиной.

– С прошлой ночи ничего не изменилось, – напомнила ему Кейт.

– Не имеет значения. Решишь ли ты, что любишь меня, сейчас или на будущей неделе, я все равно собираюсь заняться с тобой любовью сегодня. – Бен сложил руки на груди. – Еще до того, как я узнал твое имя, я понял, что ты необходима мне как воздух. Я ждал так долго, только чтобы убедиться, что ты мне доверяешь.

– Я всегда доверяла тебе, – тихо сказала Кейт. – Даже когда думала, что ты действуешь против Томаса, все равно чувствовала себя в безопасности.

– Но сейчас мне в голову приходят отнюдь небезопасные мысли. То, что я собираюсь с тобой сделать, очень опасно.

На секунду Кейт подумала, что Бен дразнит ее. Но серьезное выражение его лица говорило о другом.

– И насколько же это опасно? – недоверчиво спросила она.

– Зависит от того, как ты относишься к риску. – Расстегнув пиджак, Бен засунул пальцы рук за ремень на джинсах.

– Мне кажется, я даже знаю это точно – что с тобой я буду очень требовательным любовником. Я не успокоюсь, пока ты не отдашь мне все, что имеешь, Кейт, и сам не собираюсь ничего оставлять при себе.

– И что же в этом опасного?

– Только то, что я никогда не делал этого раньше. Будь честной с собой, Кейт. Тебе приходилось когда-нибудь отдаваться мужчине без остатка?

Нет, не приходилось. Кейт всегда оставляла какую-то часть своего существа, закрытой для чужих глаз. Не то чтобы она всегда бывала уверена, что ее прежние отношения с мужчинами обязательно закончатся расставанием, но все же где-то в глубине души она запрещала себе раскрываться полностью, боясь, что неудачно сложившиеся отношения с мужчиной разрушат ее внутренний мир.

Бен не просил ее рисковать. Он требовал этого. Все или ничего.

– Так как же, Кейт? – тихо спросил Бен. – Да или нет?

Она прекрасно понимала, что давно уже сделала свой выбор.

– Да!

Бен быстро кивнул, потом повернулся и запер дверь.

Кейт, не двигаясь, почти не дыша, наблюдала, как Бен снимает пиджак и вешает его в шкаф рядом с ее пальто. Вслед за пиджаком он снял галстук, расстегнул верхние пуговицы и манжеты рубашки.

Время от времени он бросал взгляды на Кейт, но по выражению его глаз нельзя было догадаться, о чем он думает. Воздух был полон возбуждения, Кейт ощущала его каждой клеточкой своего тела.

Бен снова открыл дверцу гардероба, достал что-то из кармана пиджака и переложил в карман рубашки, а потом повернулся к Кейт. Несколько секунд он молча изучал ее, и от взгляда Бена сердце ее забилось еще быстрее.

Улыбнувшись, он медленно направился к ней, закатывая по пути рукава и обнажая загорелые мускулистые руки, покрытые волосами, выгоревшими на солнце. Когда он подошел так близко, что Кейт пришлось задрать голову, чтобы видеть его лицо, Бен неожиданно удивил ее, взявшись за телефонную трубку. Набрав какой-то номер, Бен повернулся и прислонился к столу, стоя рядом с Кейт. Он обнял ее за плечи и притянул поближе. Пальцы его начали медленно ласкать ее руку, горячее дыхание грело щеку.

– Элис, это Бен, – произнес он в телефонную трубку. – Скажи Джо, когда он приедет, что у него мой бумажник. Буду очень благодарен, если он привезет его завтра в офис. – Последовала пауза. – Нет, с этим все в порядке. У меня тут есть чистая рубашка. – Снова пауза, затем короткий смешок. – Не знаю. Перестань допрашивать меня.

Он нажал на рычаг, но не положил трубку.

– Чего ты там не знаешь? – спросила Кейт, поднимая голову, чтобы встретиться с Беном глазами.

– Где меня искать – здесь или у тебя.

– Так Элис знает обо мне?

– После того, как я выскочил вчера поздно вечером из дома, трудно было бы не догадаться. Элис сказала, что все, кто проспал ночное происшествие, узнали о нем за завтраком от Клайва. – Прежде чем Кейт успела спросить, кто такой Клайв, Бен сказал: – Я дал Элис твой номер на случай, если срочно понадоблюсь. Не возражаешь?

– Нет.

– Хорошо.

Бен набрал еще какой-то номер. Кейт слышала, как он попросил кого-то – скорее всего это была телефонная сервисная служба – принимать до утра все поступавшие звонки. Положив трубку, он поцеловал Кейт в висок и пробормотал что-то насчет того, что интимную обстановку приходится долго организовывать.

Рассмеявшись, Кейт подняла голову, чтобы поцеловать Бена.

Но он отстранился с решительным видом.

– Не сейчас, любовь моя. Ты еще не готова.

– Я не готова? – повернувшись к Бену, Кейт положила ладонь на его широкую грудь, а другой обвила его шею. – Сначала поцелуй, а потом скажешь, готова я или нет.

Бен рассмеялся.

– Терпение, Кейт, – сказал он, притягивая ее к себе, так что теперь она оказалась между его ног. Сжав пальцами запястья Кейт, он опустил ее руки.

– Что-то не так? – спросила она.

– Ничего.

Улыбаясь, Бен отпустил запястья Кейт и провел пальцем между расстегнутой верхней пуговицей ее блузки и шарфиком на шее. Пальцы его пролезли под узел, скользнули по впадинке между грудей, затем Бен убрал их.

Кейт судорожно пыталась перевести дыхание, а Бен уже развязывал и снимал с нее шарфик.

Кейт удивленно смотрела, как он крепко сжал в кулаках концы шарфика и растянул его перед собой. Интересно, что это он задумал?

– Ты веришь мне? – спросил Бен.

– Ты ведь знаешь, что да.

– Тогда повернись.

Кейт овладело вдруг какое-то нервное возбуждение.

– Что ты собираешься делать?

– Тебе понравится, – пообещал Бен, легонько беря ее за плечи и поворачивая к себе спиной. – Я обещаю, Кейт, тебе очень понравится.

– Я не уверена… – начала было Кейт, но тут же замолчала, когда шелковая повязка легла ей на глаза.

– Вот так, любимая, немного темноты, чтобы тебе было еще интереснее.

Она задержала дыхание, а Бен между тем завязал шарфик у нее на затылке.

– Мне хотелось сделать это с тех пор, как я обнаружил, насколько сильно возбуждает тебя темнота.

Взяв Кейт за плечи, Бен снова притянул ее к себе. Потеряв ориентацию, она попыталась схватиться за что-то и обвила пальцами предплечья Бена. Она чувствовала спиной частое сердцебиение Бена, а чуть ниже – силу его желания.

– Проще было бы выключить свет, – сказала Кейт, склонив голову.

В ответ Бен нежно стал целовать ее за ухом, двигаясь постепенно к подбородку.

– Но тогда я не смогу тебя видеть.

Откинув волосы Кейт, он стал покрывать горячими поцелуями ее шею.

– Не волнуйся, дорогая, я не дам тебе насладиться оргазмом в темноте. Не в этот раз. Ты увидишь все – мое напряженное лицо, когда я пытаюсь сдержаться, мои руки, которые касаются твоей кожи, наши тела, соединенные вместе.

Представив себе все, описанное Беном, Кейт чуть не задохнулась от нахлынувшего возбуждения. Сила ее реакции льстила Бену. Он тут же сообщил об этом Кейт горячим, хриплым шепотом. Она успела уже привыкнуть к темноте, и в этот момент руки Бена скользнули вниз по ее плечам, затем под мышки и вот его длинные пальцы уже начали ласкать ее грудь.

Это было неожиданно, потому что Кейт не видела движений Бена. И от неожиданности все ощущения стали вдруг намного острее.

– Я вспоминал весь день, как возбудились вчера твои соски, – сказал Бен, тихонько сжимая их через одежду.

Затем он вдруг резко повернул ее к себе боком. Она не видела, что делает Бен, не понимала, где он стоит, но все время чувствовала на плечах его руку.

И это было просто восхитительно. Кейт никогда не представляла себе, что можно испытывать столь острое наслаждение, а ведь они еще только готовились заняться любовью. Она поняла вдруг, что Бен повернул ее так, чтобы лучше видеть. Тихий смех Бена тут же подтвердил ее догадку, и сразу вслед за этим Кейт почувствовала, как с нее стягивают юбку.

Положив одну руку ей на бедро, Бен стал расстегивать другой пуговицы на блузке. Через несколько секунд его пальцы застыли там, где начинались ее трусики, и он стал бормотать что-то одобрительное по поводу ее чулок. Кейт показалось, что он бесконечно долго рассказывает ей, каких частей тела собирается коснуться дальше.

И тут он наконец поцеловал ее – нежно завладел ее ртом. Губы его были властными и умелыми, язык проникал ей в рот, зубами Бен нежно покусывал ее нижнюю губу – он успел заметить, что Кейт нравится, когда ее покусывают вот так.

Между поцелуями они шептали друг другу нежные слова, делились своими желаниями, не оставляя, как и обещали друг другу, ничего при себе. Кейт обвила руками шею Бена – единственную твердую опору, связывавшую ее с реальностью. Она хотела бы коснуться руками каждой части его тела, но Бен попросил подождать, дать ему сначала насладиться любовной игрой, потому что если Кейт начнет ласкать его, Бена не хватит надолго. А ему очень хотелось, чтобы все продолжалось как можно дольше.

Что ж, Кейт с удовольствием предоставила инициативу Бену. У них впереди еще много-много ночей, клялся ей Бен. А это было только самое начало.

Когда Бен снова коснулся ее и начал выполнять все обещания, о которых успел нашептать, Кейт задрожала у него в руках.

Темнота окружала ее со всех сторон, а воображение рисовало эротические картины, все тело ее напряглось, подалось навстречу его ласкам. Несмотря на просьбы Бена, Кейт отпустила его шею и коснулась ладонями груди. Больше всего ей хотелось сейчас чувствовать силу его мускулов, тепло его кожи. Если честно, ей хотелось этого с того самого момента, когда они встретились.

Кейт сражалась с невидимой пуговицей на джинсах Бена, когда он вдруг наклонился и провел рукой по ее колену, а потом двинулся выше.

Она все время думала о том, как будет заниматься любовью с Беном. Последние несколько дней она, как ни старалась, не могла прогнать от себя эти мысли – слишком сильно было взаимное притяжение между ними. Но все ее мечты не шли ни в какое сравнение с тем, что происходило сейчас. Тело ее словно пылало, от каждого прикосновения Бена пробирала дрожь. Руки его двигались быстро и в то же время так медленно, что Кейт казалось, будто она умирает в ожидании следующей ласки. Наконец пальцы Бена проникли под шелковый кружевной пояс, и, быстрее, чем она успела подумать об этом, он сдернул с нее трусики.

И почти сразу, словно поняв, что она не в силах больше терпеть, Бен поднял ее повыше. Впившись поцелуем в губы Кейт, он проник пальцами внутрь ее тела – без всяких вступлений, без всякой подготовки. Весь мир точно взорвался вокруг Кейт, но и этого ей было недостаточно. Сжимая полурасстегнутую рубашку Бена, она опустила вторую руку к застежке на его джинсах. Горячая, возбужденная плоть Бена жгла руку даже через ткань. Кейт снова дернула за верхнюю пуговицу, разочарованно вскрикнув, когда та отказалась расстегиваться.

Неожиданно ноги Кейт снова оказались на полу, а пальцы и губы Бена куда-то исчезли. Теперь, держа девушку за бедра, он развернул ее так, что край стола впился в ягодицы Кейт, а бедра его оказались между ее ногами. Убедившись, что она сохраняет устойчивое равновесие, несмотря на повязку на глазах, он взял ее руки в свои и стал учить расстегивать пуговицы.

Бен делал это медленно, одновременно губы их жадно искали друг друга. Никогда еще Кейт не целовали с такой страстью. И она отвечала с такой страстью, которой даже не подозревала в себе.

Когда они сообща справились наконец с последней пуговицей, и пальцы Кейт сомкнулись вокруг возбужденного члена Бена, губы их снова встретились в поцелуе, подобного которому Кейт не могла себе даже представить.

Потом, без предупреждения, Бен сорвал повязку с ее глаз и подождал, пока зрачки привыкнут к свету. Убедившись в том, что Кейт уже может его видеть, он достал из кармана блестящий пакетик.

– Мне надо надеть это? – спросил Бен, отводя пряди волос от уха Кейт.

– Нет.

Убрав презерватив обратно в карман, Бен снова поднял юбку Кейт и обхватил ее руками за бедра. Блузка ее еле держалась на одном плече, груди были свободны от лифчика, напряженные соски поднимались вверх.

Не говоря ни слова, Бен заставил ее поднять ноги и обхватить его за бедра, а затем подождал, пока она прислонится, ища опору, к крышке стола.

Он видел по расширившимся зрачкам Кейт, когда коснулся ее самой возбужденной частью своего тела, как она жаждет его и ему едва удалось сохранить контроль над своими действиями. Бен ждал – ему нужно от этой женщины все, меньшее его не устроит. Он хотеть владеть ею целиком и полностью, и дать ей взамен такую же власть над собой.

Медленно, почти не дыша, он вошел в нее, взял ее тело, увлек за собой в путешествие, в которое еще раньше пустилось его сердце.

15

Кассандра как раз опустила телефонную трубку, когда Гарольд вошел в гостиную ее номера. С тех пор, как администрация отеля предоставила ей самый роскошный люкс, Кассандра пребывала в хорошем настроении, и Гарольд благодарил за это небеса. Кассандра в плохом настроении была еще хуже, чем всегда.

– Это Джейкобс, – сказала она Гарольду, который как раз устраивался поудобнее на табуретке возле бара. – Бен Филлипс попал на своем джипе в чудовищную аварию. Его доставили недавно в отделение «скорой помощи».

– Но не женщину?

– Нет. Он был один.

Кассандра подошла к бару и приятно удивила Гарольда, плеснув в стакан джина и протянув ему.

– Я попросила Джейкобса воспользоваться этой возможностью и обыскать офис Филлипса.

– Зачем? – спросил Гарольд, успевший отхлебнуть половину порции джина.

– Чтобы выяснить, где находится дед.

Взяв из бара высокую узкую бутылку с ликером, она налила себе немного.

– Как только мы добудем старика – получим все.

Гарольд не стал спрашивать, что именно приготовила Кассандра для дедушки. Его начинало беспокоить, что она чувствует себя как рыба в воде среди событий последних дней.


– Если бы Бен был дома, он уличил бы тебя в жульничестве, – взглянув на Люка, Элис положила карты на стол.

В игре оставались теперь Клайв и Тереза, но ставка была слишком высока, и они предпочли последовать примеру Элис. При максимальной ставке пять долларов имел значение каждый пятицентовик. Так что никто не мог позволить себе перекрыть ставку Люка на семьдесят пять центов.

Традиция играть в покер в понедельник вечером была установлена Беном и Джо и поддерживалась с переменным успехом остальными обитателями дома. Сегодня Тереза специально пришла сюда через весь город, чтобы не изменять ей, хотя и пыталась отговориться тем, что забыла кое-какие вещи.

– Если бы Бен был дома, – пробормотал Люк, – он потерял бы свои деньги час назад. Неужели вы не замечали, что этот человек не способен сосредоточиться на чем-нибудь обыденном? – Говоря это, он сгреб ладонью выигрыш и начал раскладывать его аккуратными стопками.

– Бен никогда раньше не пропускал ради женщины игры в покер, – отодвинув стул, Клайв встал и налил всем кофе.

Элис налила себе в чашку сливок и улыбнулась.

– Это не просто обычная женщина. Ее зовут Кейт. И, если верить Джо, Бен влюблен по уши.

– Но мне казалось, что они встретились только на той неделе, – сказала Тереза.

– Когда влюбляешься, время не имеет значения, – сказала Элис. – Я встретила своего Гарри и вышла за него замуж – Господи, упокой его душу – меньше чем через две недели.

– Ты говоришь, что Бен женится? – Клайв произнес эти слова с отвращением, но никто не обратил на него внимания. После четырех разводов и намечающегося пятого его вряд ли можно было считать объективным судьей в вопросах семьи и брака.

– Джо готов держать пари, что этим все и кончится, – сказала Элис. – Кстати, где Джо? Я думала, что он приедет сразу после обеда, а сейчас уже полночь.

– Может быть, он ждет Бена, чтобы отвезти его домой? – предположила Тереза, продолжая тасовать карты.

– Нет, Бен звонил около девяти, до того, как мы сели играть, и сказал, что вряд ли вернется этой ночью. Джо мог просто заехать куда-нибудь по пути домой.

Они приступили к следующей партии, но всех четверых гораздо больше покера волновала личная жизнь Бена. Причем каждый считал себя вправе высказаться по этому поводу. Никто, кроме Клайва, в принципе не имел ничего против женитьбы Бена, но всем хотелось бы лучше знать будущую невесту. Ведь им придется жить под одной крышей, и если они не поладят… Ну что ж, как заметила Элис, пока еще рано волноваться на эту тему.

Люк снова начал блефовать, когда игру прервал телефонный звонок. Элис подошла к телефону. Она разговаривала не больше минуты, но когда вернулась к столу, в лице ее не было ни кровинки.

– Что такое? – Люк вскочил из-за стола и, подойдя к Элис, обнял ее за плечи. – Что случилось?

– Звонили из больницы, – едва выдавила из себя несчастная кухарка. – Произошла авария. Это был Бен.

Клайв и Тереза застыли с открытыми ртами, потом машинально взялись за руки.

– И насколько сильно он пострадал? – усадив Элис на стул, Люк опустился рядом с ней на колени.

– Он без сознания с тех пор, как его вытащили из джипа. Это все, что они сказали. Они нашли документы в его бумажнике… – Тут глаза ее вдруг прояснились немного, но в них по-прежнему царила паника. – Подождите, этого не может быть. Когда Бен звонил, он сказал, что его бумажник у Джо. Это означает…

– …что в аварию попал Джо, – дрожащим голосом произнесла Тереза.

– Бедный Джо, – сказал Клайв. – Господи, надеюсь, он пострадал не слишком сильно. Ведь у него не такие крепкие кости, как у Бена.

– Но как могли в больнице ничего не понять? – удивилась Тереза. – Джо старше Бена лет на тридцать, и они совсем не похожи друг на друга. Бен высокий и красивый, а Джо выглядит как…

– …как потрепанный ковбой, – закончила за нее Элис. – Как они могли так ошибиться?

– Думаю, небрежность администрации, – поднявшись на ноги, Люк оглядел остальных. – Сейчас самое главное – найти Бена. Джо для него как член семьи. Элис, Бен не оставил номера?

Бросившись к телефону, Элис набрала номер Кейт, но там никто не ответил. Когда она позвонила в офис, ей ответил голос телефонистки. Элис оставила сообщение для Бена и набрала номер Молли.

– Если Бен до сих пор в офисе и просто не отвечает, Молли может открыть дверь своим ключом.

Молли подошла к телефону, и Элис торопливо объяснила ей, что происходит. Положив трубку, она сообщила, что Молли уже на полпути к офису.

– Хорошо, – сказал Люк. – Клайв, бери Терезу, и поезжайте в больницу. Я возьму с собой мобильный телефон, так что позвоните, когда узнаете подробности о Джо. Мы с Элис поедем к Кейт и посмотрим – может, они там, но не берут трубку. – Он поглядел на Элис. – У тебя ведь есть адрес?

Кивнув, Элис вырвала листочек с адресом из висевшего у телефона блокнота.

– Бен будет просто в восторге, когда увидит вас, – пробормотала Тереза.

– Я и сама не так представляла себе первую встречу с будущей женой Бена, – призналась Элис.

– Они еще не поженились, – сказал Клайв. – Может, эта девица еще решит, что не хочет делить Бена со всеми нами.

– Будь осторожен, Клайв, – сказал Люк, захлопывая за ним дверцу машины. – Одной аварии на сегодня больше чем достаточно.

– Джо такой осторожный водитель, – сказал кто-то среди шума хлопающих дверец. – Как с ним могло это случиться?


Томас О'Херли не любил дешевых мотелей и диетической пищи, поэтому он настоял на том, чтобы его убежище находилось в приличном районе, где он смог бы расслабиться и вернуться к тому образу жизни, которого ему так не хватало в больнице. Его гостиничный номер в отеле на единственном курорте близ Гринакра отличался помпезным шиком, а персоналу ресторана велено было приносить ему самые изысканные блюда из тех, что допускала диета выздоравливающего, позволяя ему, однако, время от времени выходить за рамки. Ленч и обед, которыми он уже успел насладиться, отличались от того, чем его пытались кормить в больнице, как земля и небо. Томас даже пришел к выводу, что ему не понадобится магазин деликатесов, который он заметил по дороге к курорту, куда его сопровождал телохранитель.

Еще неделя, и он будет в состоянии вернуться в общество. А пока надо наверстывать упущенное во время болезни. После очередного спора с медсестрой неделю назад из его палаты исчезло радио. Пришлось довольствоваться теленовостями, которые почему-то передавали всегда в тот момент, когда одна из медсестер или санитарок требовала его внимания.

Телохранитель, на присутствии которого настоял Бен Филлипс, находился в соседней комнате – спал, чистил пистолет или занимался чем-нибудь еще. Томасу было все равно, лишь бы остальная часть номера была предоставлена ему. Телохранитель – его звали Сет – не принимал близко к сердцу обещание Томаса не высовывать носа из номера, и тот не стал его придерживаться. Сет выглядел куда опаснее Кассандры в плохом настроении, хотя и был куда более приятным собеседником. При каждом взгляде на великана-телохранителя Томас радовался тому, что они играют за одну команду.

Оставив открытой, согласно инструкции Сета, дверь между гостиной люкса и своей спальней, Томас уселся в мягкое кресло и включил стереоприемник.

Новости только что начались, но с первых же слов у старика перехватило дыхание.

«…аварии, происшедшей сегодня вечером в северо-восточном квадрате Гоулд-Хиллз. Водитель джипа, мистер Бен Филлипс, был извлечен из горящих обломков и доставлен в больницу Гринакра. Мистер Филлипс не пришел пока что в сознание. Власти не дали пока никакого объяснения происшедшему. В машине не было пассажиров. Никакие другие транспортные средства в аварии задействованы не были».

Томас протянул руку и выключил радио. Конечно, это мог быть и несчастный случай. Бен Филлипс, человек, который пришел ему на помощь, мужчина, который любил Кейт и делал все, чтобы защитить ее… мог просто не справиться с управлением.

Но Томас не верил в это. За аварией машины Бена стояли Кассандра и Гарольд – это превосходило все их прежние злодейства, даже покушение на жизнь родного деда. Они ничего не выигрывали от смерти Бена. Так же, как от неприятностей, доставленных Кейт.

Но если Бен в больнице, то где же сейчас Кейт? «Дома», – решил Томас. Ведь уже за полночь, и где ей еще быть, раз она не может быть с Беном? Вскочив на ноги, Томас кинулся к выходу из номера.

Сет оказался там за секунду до него, и Томасу пришлось тратить драгоценные секунды, убеждая его в необходимости покинуть отель.

Они вместе поспешили вниз по коридору. Сет успел набросить на плечи пиджак, чтобы скрыть висящую под мышкой кожаную кобуру. Томас все время торопил телохранителя.


– Я думал, что все женщины носят в сумочках расческу, – сказал Бен, бросая Кейт гребешок, найденный в столе у Молли. Затем он заправил рубашку в джинсы, поправил ремень.

– Ты уверен, что Молли не рассердится? – спросила Кейт, пытаясь заставить себя не следить за каждым движением Бена. Голый, одетый или пребывающий в промежуточном состоянии – Бен был самым потрясающим мужчиной на свете. Кейт была уверена, что никогда не устанет любоваться им. Или любить его. Какой замечательный способ провести остаток жизни!

– У тебя ведь все равно нет выбора, – улыбка его была веселой и довольной. – Хотя лично мне нравится, как ты сейчас выглядишь – томная, чуть растрепанная – в общем, как женщина, побывавшая в постели с мужчиной, не способным удержаться от того, чтобы запустить руки в твои роскошные волосы. Но я – собственник и не хочу, чтобы другие мужчины видели тебя такой.

– Если бы мы были у меня дома, нам не пришлось бы даже одеваться, – сказала Кейт, проводя гребешком по волосам.

– Очень жаль, дорогая, но я уже сказал тебе, что твоя квартирка слишком далеко, – опустившись на четвереньки, Бен полез под стол. – Не вижу нашу обувь. Ты уверена, что я ищу там, где надо?

– Нет, – призналась Кейт. – Попытайся включить свет.

Если не считать тонкой желтой полоски, падающей из открытых дверей, комната была погружена во мрак. Чуть раньше Кейт выключила все лампы, чтобы дать Бену испытать на себе собственное изобретение.

Бен вылез из-под стола, держа, как трофеи, свои сапоги и ее ботинки.

– Мне не нужен свет. Я же говорил тебе, я – человек ночи.

– Позже у тебя будет возможность доказать мне это, – поддразнила его Кейт.

Проворчав что-то невнятное, Бен поставил на стол ботинки Кейт и нагнулся, чтобы натянуть сапоги.

– Ты уверена, что Фокси не сунет свой носик в розетку, если ты не вернешься на ночь?

– Я беспокоюсь о ее желудке, а не о ее носике, – сказала Кейт, нагибаясь, чтобы поднять свой шарфик.

Прохлада струящегося шелка заставила ее нервные окончания снова возбудиться. Подняв голову, Кейт увидела, что Бен смотрит на нее опасными, затуманенными глазами.

– Если мы не вернемся и не накормим ее, Фокси перебудит весь дом.

– Еще один час не играет роли.

Бросив на пол ботинки Кейт, которые он успел взять со стола, Бен двинулся к ней.

Кейт почувствовала, как шарфик выскальзывает из ее рук, и позволила ему снова упасть на пол. Наблюдая за приближающимся Беном, она чувствовала, как перехватывает дыхание, кончики пальцев гудели при мысли, что через несколько секунд она сможет снова коснуться его сильного, стройного тела.

Бен остановился настолько близко, что Кейт чувствовала на виске жар его дыхания. Запрокинув голову, она заглянула ему в глаза.

– Но я же только что оделась.

– Все в порядке, дорогая, – тихонько прорычал Бен. – Я сниму не больше, чем нужно.

Руки его уже сжимали тонкую шерсть юбки. Губы их встретились, и одновременно ладони Бена двинулась по бедрам Кейт, а сама она крепко сжала его плечи.

Вдруг Бен неожиданно застыл.

– Что такое? – спросила Кейт, уловив неожиданное напряжение и перемену в его настроении.

Бен только покачал головой, потом повернулся к двери и выпустил юбку Кейт.

Кто-то, невидимый Кейт, рассмеялся и сказал:

– Не стоит останавливаться из-за меня. Я не настучу Филлипсу, что вы используете его офис для своих любовных игр.

Бен обернулся так быстро, что Кейт чуть не потеряла равновесие, но он схватил ее за руку и заслонил своим телом, прежде чем она успела понять, что происходит.

Кейт покорно стояла на месте, а Бен в упор смотрел на вторгшегося в офис мужчину. Кейт даже не сразу вспомнила, что у нее задрана юбка. Хотя Бен стоял между ней и дверью, а в комнате было темно, ее затошнило от одной мысли, что чужой мужчина может увидеть ее.

Пауза затянулась и начинала действовать Кейт на нервы, хотя время было понятием относительным, и не так уж много секунд пролетело с тех пор, как она чувствовала на своем бедре руку Бена.

– Ну что, нет комментариев? – сказал наконец незнакомец. – Я же сказал, останавливаться необязательно. Мне нравится это шоу, – судя по звуку его голоса, незнакомец двигался в сторону стола.

– Что вам надо? – потребовал ответа Бен.

Кейт почувствовала, как он сменил позу, и поняла, что он передвинулся так, чтобы оставаться между ней и незнакомым мужчиной. Она вдруг решила, что глупо прятаться за спиной Бена, и сделала шаг в сторону, намереваясь сказать этому идиоту все, что она о нем думает. Но слова застряли у нее в горле, когда Кейт увидела в руке незнакомца оружие. Мужчина стоял на свету, и револьвер ни с чем нельзя было перепутать.

– О Господи, – Кейт поднесла руку к горлу, словно ей не хватало воздуха. – У него пистолет.

– Я заметил это, – голос Бена звучал абсолютно спокойно. Вернее, он был полон гнева, но в нем не было и следа тревоги.

Кейт спрашивала себя, важно это или нет, в то время как Бен снова попытался спрятать ее у себя за спиной. Но Кейт не позволила ему это сделать. Одно дело прятаться за ним от смущения, и совсем другое, когда на него нацелен револьвер.

– Он ведь целится в тебя, – сказала Кейт, обращаясь к Бену. – Это ты тоже заметил?

– Разумеется, – сказал Бен. – Только он целится в нас обоих.

– О, привет, Кейт, – сказал мужчина, внимательно глядя на нее. – Какая сказочная удача. Никак не думал найти тебя здесь, по крайней мере сегодня.

– Откуда вы знаете мое имя?

– Я знаю твое имя, где ты живешь и еще много интересного о тебе, Кейт. – Незнакомец посмотрел на нее так, что у Кейт засосало под ложечкой.

– Кто этот парень? – спросила она, отводя взгляд от револьвера и глядя на бесстрастное лицо Бена. – Ты знаешь его? Я – нет.

– Это лицо мне знакомо, – Бен смирился с тем, что Кейт не хочет прятаться за его спиной, и пытался теперь заслонить ее хотя бы плечом. – Я видел его в больнице. Санитар или уборщик – что-то в этом роде.

Кейт рассматривала парня, стараясь не обращать внимания на револьвер. Среднего роста, русые волосы, зеленые глаза, худой, сутулый.

– Я никогда не видела его в больнице, а ведь я там работаю.

– Возможно, это он следил за О'Херли. Я прав, не так ли?

– Прав, прав, – сказал мужчина, пытаясь разглядеть в темноте лицо Бена. – О, как интересно! Да это ведь сам босс – Бен Филлипс, – последовала пауза – парень ждал, что Бен подтвердит его догадку, – а затем набор грязных ругательств. – Не ожидал застать тебя здесь. Я и видел-то тебя всего пару раз, и то мельком. Я должен был догадаться, даже в темноте, но я решил…

– Решил что? – требовательно спросила Кейт и тут же испуганно закусила губу – бандит перевел на нее одновременно взгляд и дуло револьвера.

– Что он мертв, конечно же. Или тяжело ранен. Тот, кто сидел за рулем твоего джипа, Филлипс, сейчас не в лучшем состоянии. Я на его месте подал бы в суд – если он, конечно, выживет.

– Джо! – ошеломленно воскликнула Кейт, но тут же закрыла рот, потому что Бен ущипнул ее за руку. Она не понимала, почему он это сделал, но резкая боль словно вывела ее из состояния паники.

– Если ты думал, что это я был в джипе, то зачем пришел сюда? – спросил Бен. – Ведь явно не за тем, чтобы свести со мной счеты.

– Нет, но раз уж ты здесь… – бандит зловеще усмехнулся. – Вообще-то я пришел поискать что-нибудь, что помогло бы моим клиентам понять, где находится Томас О'Херли. Они очень хотят его найти.

– Он не знает, – не моргнув глазом, солгала Кейт. – Томас уехал и никому не сказал куда.

– Я не верю тебе.

– Честное слово. – Черт ее побери, если она даст этому негодяю добраться до Томаса после всего, что было сделано для его безопасности. Однако Кейт очень не нравился взгляд незнакомца. Глядя на нее, он словно прикидывал что-то в уме. У Фокси всегда был такой же взгляд, когда она раздумывала, кинуться на свою игрушечную мышку или просто повалять ее по полу.

– Интересно, скажешь ли ты мне правду после того, как я прострелю твоему дружку коленку, – задумчиво произнес бандит, переводя револьвер на Бена.

Кейт поняла, что даже если этот человек получит то, что ему нужно, он не ограничится простреленной коленной чашечкой. Он уже подготовил для Бена одну смертельную ловушку. И признался им в этом, словно желая намекнуть, что во второй раз он не ошибется.

Что бы она ни сказала бандиту, они с Беном могут считать себя покойниками, если только не придумают способ перехитрить этого негодяя. Кейт сконцентрировалась на этой задаче, с трудом заставив себя успокоиться, чтобы паника не мешала работать ее мозгам. Это было нелегко, но присутствие Бена и его видимое спокойствие придавали ей сил. Бен ничего не говорил, просто продолжал в упор смотреть на бандита. Кейт поняла, что он напряженно думает. Жаль, что нельзя взять тайм-аут и обсудить с Беном ситуацию.

Однако… представив себя и Бена совещающимися по поводу бандита в то время, как он смотрит на часы, как во время партии в шахматы, Кейт почему-то успокоилась. Если ей удастся отнестись к происходящему как к спектаклю, то она, возможно, пройдет через все это без дешевых штучек в викторианском стиле – вроде обморока, например. Ей бы очень не хотелось упасть в обморок. Вряд ли это понравится Бену.

– Это просто смешно, – собравшись с силами, произнесла Кейт. – Ты не можешь вот так взять и подстрелить Бена. Если ты это сделаешь, тебя упекут в тюрьму на много лет.

– Здесь нет никого, кто мог бы меня поймать, – заметил бандит. – И я выстрелю. Филлипс знает это.

– Но кто-нибудь услышит, – не сдавалась Кейт.

– Сомневаюсь в этом.

Кейт видела по лицу бандита, что он действительно считает риск минимальным.

– Будь готов прыгнуть на него в любой момент, – сказала она Бену. – В конце концов, это ведь твоя коленная чашечка.

– С тобой, кажется, все в порядке, – ровным голосом произнес Бен.

– Разве тебя не волнует, что этот человек угрожает сделать тебя калекой? – спросила Кейт, гоня из головы мысли о конечной цели бандита, которая подразумевала, что Бену недолго придется прожить калекой. За жизнь Кейт тоже вряд ли можно будет поручиться.

– Ну что ж, – произнес Бен, задумчиво вздохнув. – Наверное, стоит упомянуть, что в этом здании имеется служба безопасности, которая время от времени обходит кабинеты.

– Вот видишь, – кивнула Кейт. – Тебе есть что сказать ему.

– Я стараюсь.

– К сожалению, – сказал бандит, – это совещание отняло у нас кучу времени. Теперь у вас в распоряжении десять секунд, чтобы сообщить мне то, о чем я хочу знать. Потом стреляю.

Кейт увидела, что Бен открыл рот, чтобы что-то сказать, но тут в голову ей пришла просто блестящая идея.

– У меня есть то, что необходимо вашим клиентам гораздо больше, чем их дедушка, – выпалила она.

– И что же это? – Бандит не особенно заинтересовался ее словами.

– Улика, подтверждающая, что они пытались убить его. – Она отвела глаза, когда Бен резко повернулся к ней. – Томас попросил меня сохранить ее в безопасном месте. Помнишь, Бен? – Кейт многозначительно взглянула на него. – Он хочет, чтобы мы привезли это ему завтра.

Бандит зловеще улыбнулся.

– А я думал, вы не знаете, где старик.

– Мы должны встретиться с ним в конторе окружного прокурора. И привезти улику, – выпалила Кейт.

Бен выглядел так, как будто хочет улыбнуться. Но не улыбнулся.

– О'Херли не понравится, что мы согласились расстаться с уликой, но я думаю, он поймет, когда мы объясним ему обстоятельства.

– Но если вас не будет там, чтобы предъявить улику…

Бен решил, что пора вступить в игру и ему.

– По моему совету, Кейт приняла меры к тому, чтобы пакет с уликой доставили даже в случае ее отсутствия. Хотя это, конечно же, вызовет у Томаса подозрения.

– Где эта улика?

– В моей квартире, – сказала Кейт, прежде чем Бен успел открыть рот. – Мы отведем тебя туда.

– А почему бы мне не отправиться туда одному? Я переверну там все и найду эту штуку.

– У меня бдительные соседи. Тебе не удастся проникнуть в дом незамеченным. А если придешь с нами, это их не встревожит.

Вообще-то Кейт рассчитывала на то, что, если сработает ее план, миссис Дэнверз тут же позвонит в полицию. Ей не хотелось даже думать о том, что может случиться в противном случае.

– Но зачем вы нужны мне оба? – не унимался бандит.

– Соседи знают, что я провела прошлую ночь с Беном. Если заявлюсь сегодня с другим мужчиной, это вызовет у них удивление. И тогда они уж по крайней мере запомнят твое лицо. А если Бен будет с нами, они вообще не обратят внимания. Не думаю, чтобы нам удалось просто проскользнуть незамеченными. После прошлой ночи соседи немного на взводе.

На лице бандита впервые отразилась неуверенность в своих дальнейших действиях. Предупредив Кейт и Бена, чтобы они не двигались, он, не опуская револьвера, набрал одной рукой телефонный номер.

Вскоре стало ясно, что Джейкобс – так он назвался по телефону – разговаривает с Кассандрой Сеймур. Впрочем, Кейт очень удивилась бы, если бы это оказался кто-то другой. Хотя она понимала не все, что говорил Джейкобс, суть его разговора с нанимателями явно сводилась к тому, чтобы пересмотрели его гонорар. Видимо, Джейкобс делал все за отдельную плату.

Когда он положил трубку, у Кейт возникло нехорошее впечатление, что бандита подробно проинструктировали, что делать с ними, когда улика уже будет у них в руках.

По дороге к дому подозрения ее подтвердились. Бен вел машину, а Кейт сидела на заднем сиденье рядом с Джейкобсом и смотрела, как он прилаживает к револьверу глушитель.

Это была важная деталь для того, кто не хотел привлечь внимания любопытных соседей.


Пригнувшись к рулю своей машины, Молли наблюдала, как какой-то незнакомый ей мужчина подводит Бена и Кейт к машине и заставляет их залезть внутрь. Стоянка была хорошо освещена, и Молли подумала, что бандит действует неосторожно. Он даже не прятал револьвер, который приставил к спине Кейт. Наверное, не подумал о том, что кто-нибудь может наблюдать за ним.

В такое время здесь обычно и не было народу. Стоянка отделялась от улицы высокой кирпичной стеной, и если не считать машины Молли и еще трех машин, принадлежащих компании, находившейся на первом этаже, здесь было практически пусто.

Молли увидела вышедших из здания людей через секунду после того, как заглушила мотор и погасила фары. Увидев оружие, она постаралась пригнуться, чтобы ее не заметили. И стала наблюдать за почти неправдоподобной сценой, развертывающейся на ее глазах.

Молли была знакома и с оружием, и с ужасом, который охватывает человека, когда на него направляют револьвер. Но сейчас она постаралась заглушить в себе эти ужасные воспоминания и подумать, что она может сделать для Бена и Кейт.

Она может поехать в полицию и рассказать им, что видела, но, не зная, куда направляется Бен, это будет не лучше, чем закричать в надежде, что кто-то услышит ее. «Нет, – решила Молли, – надо следовать за машиной и попытаться предпринять что-то, когда они доедут до того места, куда направляются». Если рядом окажется телефон, она может позвонить оттуда в полицию. А если не окажется, придется ей воспользоваться револьвером, который Молли всегда носила в сумочке, и попытаться самой освободить Бена и Кейт.

Когда машина Бена выехала за ворота, Молли завела мотор и поехала следом.

16

Бен остановил машину возле дома Кейт и выключил мотор. Пришло время воспользоваться теми возможностями, которые давал им блестящий план Кейт, и Бен готов был это сделать. Находясь на мушке у Джейкобса, невозможно было предпринять что-либо, чтобы лишить его оружия. Если бы Бен был один, он набросился бы на бандита, понадеявшись, что не слишком сильно пострадает от выстрела. Но рядом была Кейт, и руки его оказались связанными.

Поэтому Бен очень обрадовался, когда Кейт придумала, как выманить Джейкобса из офиса. По крайней мере теперь, когда Бен набросится на бандита, у Кейт будет шанс убежать, шанс выжить.

Единственным, что нельзя было предусмотреть в этом плане, был сам Джейкобс. Бен не ожидал, что он пойдет к машине так близко от Кейт. Бен волновался бы еще больше, если бы не заметил машину, следовавшую за ними от самого офиса. Он не догадывался, кто сидит за рулем, но точно знал, что Кассандра и Гарольд находятся в каком-то отеле, и, значит, это не мог быть кто-то из них. Значит, за рулем сидел друг, и Бен очень рассчитывал, что он сумеет как-то помочь им. Например, отвлечь Джейкобса от Кейт.

А пока Бен мог только ждать и готовиться к любому повороту событий. Поэтому он сидел тихо, ожидая, пока Джейкобс велит им выйти из машины, а в это время Кейт скорректировала его план, предложив свой.

– Когда зайдем внутрь, – холодно заметила она, – лучше будет убрать револьвер. Кто-нибудь может заметить, если будешь размахивать им.

– Я не такой дурак, – огрызнулся Джейкобс.

– И еще лучше тебе улыбаться, когда я буду разговаривать с миссис Дэнверз, – продолжала Кейт как ни в чем не бывало. – Она очень тонко чувствует атмосферу.

– То есть что значит – когда ты будешь разговаривать с миссис Дэнверз? Нам ведь надо только зайти внутрь, подняться к тебе в квартиру, а не наносить визиты вежливости соседям.

– Но у нее мои ключи, – терпеливо разъяснила Кейт. – Я отдала их сегодня утром, чтобы она впустила плотника, который придет починить окно.

– Ты ведь не ждешь, что я буду стоять рядом, пока ты болтаешь с соседкой?

– Не будь психом. Это пожилая дама, и если мы не станем вести себя слишком подозрительно, она ничего не заметит.

Бен подумал о том, что план Кейт просто гениален по сравнению с тем, что придумал он. Пришлось даже крепко сжать зубы, чтобы не рассмеяться.

– Может, зайдем наконец внутрь, пока мы не замерзли тут окончательно? – предложила Кейт.

– А что если твоя соседка в постели? Раз она такая старая, ей не понравится, что ее подняли.

– У нее горит свет. Значит, она не спит.

– Думаешь, ты очень умная, – проворчал Джейкобс. – Тогда постарайся представить себе, как будет выглядеть эта твоя пожилая леди с дыркой между глаз, потому что если ты посмеешь хотя бы обменяться с ней многозначительными взглядами, произойдет именно это. Пистолет будет у меня под рукой.

– Ничего другого я и не ожидала, – спокойно сказала Кейт.

Хотя Бена не слишком радовало, что придется вовлечь в это дело миссис Дэнверз, он напомнил себе, что чем больше будет людей, которых надо будет держать Джейкобсу в поле зрения, тем рассеяннее будет его внимание. К тому же миссис Дэнверз соображала довольно быстро. Сегодня утром она уже сказала Джо, что лучше не оставлять Кейт одну, раз кто-то точит на нее зубы. Джо не сомневался, что пожилая леди ни на секунду не поверила заверениям Кейт, что окно разбили простые хулиганы. Так что они вполне могли надеяться, что миссис Дэнверз разгадает недобрые намерения Джейкобса.

Бен равнодушно смотрел, как бандит грубо выталкивает из машины Кейт. Не стоило злить Джейкобса раньше времени.

Бен тоже выбрался из машины. Хотя Джейкобс спрятал пистолет под пальто, видно было, что дуло по-прежнему направлено в Кейт.

Бен первым поднялся по ступенькам и отступил в сторону, чтобы Кейт могла открыть дверь. Прежде чем достать ключи, она спросила у Джейкобса разрешения залезть в карман.

Мимо дома медленно проехала машина, и Бену показалось, что он заметил за рулем Молли, но он не стал рисковать и поворачивать голову, чтобы разглядеть получше. Не стоило привлекать внимание бандита к машине.

– А я думал, что у тебя нет ключей, – ехидно заметил Джейкобс, когда Кейт открыла дверь.

– Но мне не понадобилось давать соседке ключ от входной двери, – Кейт посмотрела на него как на идиота. – У нее есть такой же.

Они зашли внутрь, оставив дверь открытой. Джейкобс почти прилип к Кейт, которая подошла к двери миссис Дэнверз и постучала. За дверью почти сразу послышался шорох, и Кейт улыбнулась в глазок. Когда дверь открылась, она сразу же начала говорить, прежде чем миссис Дэнверз успела произнести хоть слово.

– Извините, что я так поздно, Хелен, но по дороге нас пытались ограбить. Если вы сразу дадите ключ, который я оставила вам утром, мы не будем отнимать ваше драгоценное время. Плотник приходил чинить окно? Когда я звонила ему из офиса Бена, он сказал, что зайдет в полдень.

Миссис Дэнверз выглядела слегка озадаченной, от волнения у Кейт стоял комок в горле, но мысленно она уже готовила новую цепочку намеков на возникшие осложнения, если ее соседка еще не поняла, что что-то неладно. В предыдущих словах Кейт было достаточно неточностей, чтобы миссис Дэнверз забеспокоилась.

Кроме того, что Кейт назвала ее по имени, чего она никогда не делала, она вовсе не оставляла ей утром никакого ключа. И не договаривалась о ремонте окна. Миссис Дэнверз сама взялась договориться с плотником и в ответ на возражения Кейт напомнила ей, что является управляющей дома.

Весьма рискованно было говорить, что их пытались ограбить по дороге. Кейт не знала, как отреагирует на это Джейкобс, но все вроде бы прошло гладко. Если миссис Дэнверз поняла, в чем дело, это будет намеком на то, насколько серьезна ситуация, и тот, кто придет им на помощь, будет знать, что преступник, возможно, вооружен.

Кейт почувствовала, как Бен придвинулся к ней ближе, видимо, приготовившись к худшему, но тут лицо миссис Дэнверз прояснилось, и она улыбнулась.

– Вы должны были позволить мне позвонить по поводу этого окна моему племяннику, – сказала она, погрозив Кейт пальцем. – Человек, которого вы наняли, взял в два раза больше Олли, и я уверена, что рама, которую он поставил, не двойная.

Кейт чуть не потеряла сознание от нахлынувшего облегчения, когда миссис Дэнверз пошла к столику за ключом, который она всегда держала для нее на всякий случай. Пожилая леди не только поняла, в чем дело, она тут же кинулась на помощь. Олли – офицер Оливер Джеймс – был таким же племянником миссис Дэнверз, как инопланетянин – человек, но Джейкобс, конечно же, не мог этого знать.

Миссис Дэнверз вложила ключ в ладонь Кейт, глядя на нее умными, понимающими глазами.

– Идите, дорогая. И не удивляйтесь, если Роб зайдет узнать, как у вас дела, как только услышит, что вы вернулись. Вы ведь знаете, как он беспокоился о вас прошлой ночью.

– Спасибо, Хелен, – сказала Кейт, но ничего больше не смогла добавить.

Джейкобс потянул ее в сторону, и она решила, что не стоит сопротивляться.

Они спокойно поднялись наверх и вошли в квартиру Кейт, хотя она была уверена, что Бен только и ждал подходящего момента, чтобы наброситься на бандита. К сожалению, Джейкобс был достаточно умен, чтобы не отнимать револьвер от Кейт даже после того, как за ними закрылась дверь.

Кейт автоматически потянулась к выключателю, чтобы зажечь свет, но Бен сделал это за нее, чуть отодвинувшись при этом от Джейкобса. Тот велел ему стоять на месте, а сам прошел с Кейт в другой конец коридора. Видимо, на расстоянии от Бена Джейкобс чувствовал себя в большей безопасности, потому что теперь он не так сильно прижимал к себе Кейт.

– Благодаря тебе я чуть не пришил старушку, – сказал Джейкобс. – Глупо было врать ей, что вас пытались ограбить. Если бы она стала задавать вопросы, ее кровь была бы на твоей совести.

– Просто я неудачно соврала, – сказала Кейт. – К тому же миссис Дэнверз не слишком сообразительна.

Ей очень хотелось посмотреть на Бена и понять, что у него на уме, но она не осмеливалась. Джейкобс был тугодумом, но не дураком.

Кейт как раз думала, как им продержаться до приезда полиции, когда в дверь постучали.

– Не отвечай! – шепотом потребовал Джейкобс, в то время как Бен повернулся на звук.

– Миссис Дэнверз сказала, что Роб волновался, – начал Бен, но тут же замолчал, когда бандит достал револьвер из-под пальто и крепко прижал его к груди Кейт.

Она поморщилась, и Бен понял, что ей больно, но заставил себя промолчать.

Он отыграется потом. Прислонившись с наигранным равнодушием к стене, Кейт посмотрела на Джейкобса, а потом кивнула на дверь, в которую снова постучали.

– Он наверняка слышал, как мы поднимались. Хочешь, чтобы у него возникли подозрения?

– Нет, – прорычал Джейкобс, увлекая Кейт за собой в кухню, где их не было видно от входной двери. – Ответь ты, Филлипс. Надеюсь, не надо напоминать тебе, чего не стоит говорить.

Бен был уверен, что неважно, как именно он ответит, ведь тому, кто стучит, уже известно от миссис Дэнверз, что они попали в беду. Или пожилая леди прислала кого-то им на помощь, или это человек из машины – Молли. Кто бы там ни был, Бен был твердо намерен пригласить его внутрь. Он знал, что им нужна чья-то поддержка с тех пор, как понял, что Джейкобс решился на убийство. Конечно, это может привести к тому, что кого-нибудь подстрелят, а именно его и Кейт, но бандит ведь наверняка не собирался расправляться с миссис Дэнверз, несмотря на то, что она могла его опознать.

Больше всего Бен надеялся на то, что бандит промахнется.

Как только полиция окружит дом, – а Бен очень надеялся, что миссис Дэнверз или Молли уже вызвали полицию, – Джейкобсу придется сдаться. А пока надо только ждать.

Оттолкнувшись плечом от стены, Бен подошел к двери и открыл ее в тот самый момент, когда Люк собирался снова постучать. Удивлению Бена не было предела. И радости тоже. Он был рад Люку даже гораздо больше, чем обрадовался бы появлению полицейских. Бен как раз обдумывал, как лучше использовать неожиданное появление союзника, когда заметил за спиной Люка Элис.

Женщина заговорила прежде, чем Бен успел произнести хоть слово.

– Я понимаю, что мы помешали, но если бы вы отвечали на телефонные звонки, мы могли бы рассказать все, а потом встретить вас в больнице. Хорошо, что вы еще не легли спать. Это сэкономит время.

Бен притворился, что не понимает, о чем идет речь, и открыл пошире дверь, чтобы впустить Элис и Люка.

– Заходите и объясните, что произошло. Думаю, Кейт тоже захочет услышать.

Увидев, что поздние гости застыли в нерешительности, Бен протянул руку и буквально втянул Люка внутрь. Элис вошла вслед за ним, и Бен закрыл дверь как раз в тот момент, когда из кухни появился Джейкобс с Кейт.

– Что за игру ты ведешь, Филлипс? – потребовал ответа бандит, но Бен не обратил на его слова никакого внимания.

Вместо этого он быстро посмотрел на Кейт. Когда Бен шел открывать дверь, девушка дрожала, сейчас же она, кажется, взяла себя в руки. Однако по выражению лица Кейт нетрудно было понять, что она сомневается во вменяемости Бена.

Он заговорщически улыбнулся и начал представлять друг другу Элис, Люка и Кейт.

– Дорогая, я рад познакомить тебя с Люком и Элис. Ты, наверное, помнишь, что уже слышала эти имена. – Бен повернулся к вновь пришедшим, прежде чем Джейкобс успел перебить его. – Как вы, наверное, догадались, это Кейт Хендрикс. Человек с пистолетом – Джейкобс. Он привез нас сюда, чтобы добыть кое-что, необходимое людям, которые его наняли. На случай, если вам это интересно, – револьвер у него настоящий.

Люк снял шляпу и ударил ею по колену.

– Спасибо, что пригласил нас, Бен. Напомни, чтобы я как-нибудь сделал для тебя то же самое.

– Никаких проблем, – Бен посмотрел на Элис, которая казалась не столько испуганной, сколько разгневанной. – Джейкобс признался в том, что это он устроил аварию, из-за которой Джо попал в больницу. Ведь вы приехали сюда, чтобы сообщить мне это, не так ли?

– Вы не отвечали на звонки, – повторила Элис и собиралась произнести что-то еще, но ее перебил Джейкобс.

– Напрасно вы думаете, что появление свидетелей что-то изменит в вашем положении.

Бен был иного мнения, но предпочел притвориться испуганным. Это было не так сложно – подняв дуло пистолета, Джейкобс прижал его к подбородку Кейт. Бен увидел, как напрягся Люк, но не сомневался, что его друг не станет поступать опрометчиво и бросаться на бандита.

Элис, однако, не отличалась особенной сдержанностью, по крайней мере на словах.

– Если вы убьете Кейт, вам придется перестрелять всех нас, – сказала она. – Но Бен успеет накинуться на вас, прежде чем вы выстрелите второй раз.

– Угрозы убить ее достаточно, чтобы получить то, зачем я пришел, – заявил Джейкобс, и от его зловещей улыбки у Бена похолодела в жилах кровь. Бандит явно обдумал возникшую проблему и теперь готовился выдать свое решение. – Филлипс не позволит, чтобы с ней что-то случилось, значит, я смогу беспрепятственно выйти отсюда. Хотя я не собирался уезжать из города, сейчас это единственное возможное решение. Все, что мне требуется…

Речь его оборвал стук в дверь.

– Я просто отказываюсь верить, – прошипел Джейкобс. – Ведь уже больше двенадцати. Люди из этого дома что – вообще не спят?

– Лично я обычно ложусь часа в два-три, – сказала Кейт, а затем едва слышно застонала, когда Джейкобс поднял револьвером ее подбородок.

Бен начинал тихо ненавидеть себя за то, что ничего не может сделать для Кейт. «Потом», – пообещал он себе и снова стал думать, что именно сделает с Джейкобсом.

В этот момент Элис открыла входную дверь.

– Кто вы? – спросил человек, стоящий на пороге.

Еще не успев повернуться, Бен уже знал, кого увидит. Он только никак не мог понять, что делает здесь этот человек. Видимо, Кейт это тоже удивило, потому что она воскликнула, прежде чем Бен успел открыть рот:

– Дэвид! Что ты здесь делаешь?

– Я ждал на улице, когда вы вернетесь домой.

– Заходи внутрь, пока я не начал нервничать и не подстрелил кого-нибудь, – потребовал Джейкобс.

Бен понимал, что Дэвид наверняка сразу увидел пистолет, прижатый к подбородку Кейт, но тем не менее не попытался повернуться и убежать. Значит, он знал, что что-то не так, еще до того, как позвонил в квартиру. Молодой человек перешагнул через порог, и Бену пришлось привалиться к стене, чтобы пропустить его.

В квартирке Кейт становилось тесновато.

– Но зачем ты ждал меня? – спросила Кейт.

Дэвид кивнул головой в сторону Джейкобса.

– Чтобы рассказать о нем. Этот тип расспрашивал о тебе вчера, и когда я услышал, что случилось с твоим окном, решил, что лучше рассказать тебе об этом.

– Сунул нос, куда не надо – и оказался в заварушке, – прокомментировал Джейкобс. – Если не будешь вести себя осторожно – подстрелю за упрямство. Отказался дать мне адрес своей начальницы, и мне пришлось узнавать его весьма сложными способами. Обошлось мне это в пятьдесят баксов.

Джейкобс, похоже, собирался проворчать еще что-то, но в этот момент зазвонил телефон.

– Тебе всегда звонят в такое время? – недоверчиво поинтересовался бандит.

– Это, наверное, мама, – ответила Кейт. – Ну ничего. Все, что я хотела бы сказать ей, может подождать до полуночи. Через минуту она перестанет звонить.

– Замечательно, – пробормотал Джейкобс.

После шести-семи звонков телефон действительно замолк. Все, включая Бена, вздохнули с облегчением.

– Дэвид, ты, наверное, промерз до костей, – сказала Кейт. – Тебе необходима чашка горячего чая.

– Заткнись, Кейт, – раздраженно прорычал Джейкобс. – Мы тут не на чаепитие собрались.

– А жаль, – произнес от двери женский голос. – Не отказалась бы от чашечки. Можно мне войти?

Взглянув через плечо, Бен улыбнулся.

– Молли! Мне сразу показалось, что я узнал твою машину.

– Неужели никто не догадался закрыть дверь? – воскликнул Джейкобс.

– Если боишься пистолетов, Молли, вставай со мной в заднем ряду, – сказала Элис.

– Я тоже боюсь пистолетов, – заявила Кейт.

– Но ты-то никуда не пойдешь, – заверил ее Джейкобс. – Во всяком случае без меня.

Бен услышал жалобное мяуканье Фокси за секунду до того, как она появилась на пороге гостиной со своей искусственной мышью в зубах.

– Привет, Фокси, – сказал он. – Хочешь пообедать?

– Судя по виду, он уже нашел, чем, – заметил Люк.

– Это она, – поправил его Дэвид.

– Откуда вы знаете? – поинтересовалась Элис. – Мне всегда казалось, что это трудно определить, не… не разглядев как следует.

– Кейт говорила мне… – начал было Дэвид, но его тут же перебили.

– Кейти! – появление еще одного человека перепугало Фокси, которая поспешила выбежать из комнаты. – Что здесь происходит?

– О Томас, – упавшим голосом произнесла Кейт. – Ведь вы должны быть далеко отсюда!

Дэвиду и Люку пришлось посторониться, чтобы пропустить старика в первый ряд. Бен посмотрел поверх голов, чтобы убедиться, что телохранитель старика приехал вместе с ним, но Сета видно не было.

Бен никак не мог решить, хорошо это или плохо. Хотя им не помешала бы помощь Сета, человек, который не справился с восьмидесятидвухлетним стариком, вряд ли обладал навыками, которые могли бы помочь им в их теперешнем положении.

Уперев руки в бока, Томас молча разглядывал присутствующих.

– Не надо было мне впутывать вас во все это, Кейти, – виновато произнес он. – Если вы пострадаете, ангелы на небе никогда не простят мне этого.

– Он ничего не сделает мне, Томас, – сказала Кейт, улыбаясь, чтобы приободрить старика. – Бен не позволит ему.

Томас удивленно посмотрел на Бена, по виду которого вовсе не похоже было, чтобы он собирался кого-то придушить.

– Как же вы намерены с этим справиться?

– Не считая того, что будет, когда приедет полиция? – уточнил Бен.

– Какая еще полиция? – воскликнул Джейкобс.

– Миссис Дэнверз уже должна была позвонить туда.

– И я тоже позвонила, – сообщила из последнего ряда Молли.

– В ситуациях с заложниками, вроде этой, они обычно присылают отряд особого назначения, – сказал кто-то.

– Я слышал, как минуту назад у дома остановились несколько машин, – сообщил Дэвид. – Наверное, полицейские уже окружают дом.

– Не пускайте их в квартиру, – предупредил Джейкобс. – Близость полицейских сильно нервирует меня.

– Для них тут все равно нет места, – сказала Элис.

– Время не ждет никого, Бен, – терпеливо напомнил Томас. – Я все пытаюсь догадаться, что вы придумали.

– Пока он держит Кейт под прицелом, я мало что могу предпринять. Однако я думаю, что Джейкобс все же поймет, как невыгодно стрелять при таком количестве свидетелей. Поэтому я и пригласил всех внутрь.

– Я уже понял, что тебе наплевать, если он подстрелит кого-нибудь из нас, – прокомментировал решение босса Люк, но Бен не стал на него обижаться. Ведь Люк, как и все остальные, своими репликами просто помогал Джейкобсу понять, в какой угол он себя загнал.

– Я уверен, что Джейкобс не станет ни в кого стрелять, – сказал Бен. – Ведь тогда придется отвести револьвер от Кейт, а он понимает, что это было бы для него последней ошибкой.

Посмотрев на Бена, Джейкобс покачал головой.

– Ничего не работает так, как было просчитано. Я должен был догадаться, что эта парочка из Далласа приносит одни несчастья.

Бен в упор посмотрел на бандита.

– Опусти револьвер, Джейкобс.

– Не раньше, чем у меня появится возможность выбраться отсюда.

Он крепче прижал к себе Кейт, и Бен увидел, что револьвер так сильно давит на горло девушки, что ей трудно даже сглотнуть.

– Я собираюсь уйти, а Кейт возьму с собой для гарантии.

– А откуда нам знать, что ты не подстрелишь ее, как только выберешься отсюда? – спросил Бен.

– Если она станет трупом, трудно будет доказать, что я не имел ко всему этого никакого отношения. Не хотелось бы провести всю жизнь в бегах от суда за убийство.

От Бена не укрылось, что Джейкобс даже не упомянул о Джо и своей ответственности за устроенную им аварию.

– Не думаю, чтобы мне удалось уговорить тебя взять вместо Кейт меня, – сказал Бен.

Джейкобс рассмеялся.

– С удовольствием сделал бы это, Филлипс, но, к сожалению, тебя не так легко тащить за собой, как твою маленькую подружку.

– Мне уже почти хочется, чтобы ты выстрелил, – с отвращением произнесла Кейт. – Я сыта всей этой историей по горло и к тому же чувствую себя курицей, которой вот-вот свернут шею.

– Не принимай все так близко к сердцу, Кейт, – сказал Джейкобс. – Мне очень не хотелось бы, чтобы этот пистолет выстрелил случайно, ведь когда твои мозги разлетятся во все стороны, Филлипса будет не так просто удержать на почтительном расстоянии. Придется и его пристрелить, чтобы спасти свою шкуру.

– Пороху не хватит, – сказала Кейт. Джейкобс пожал плечами.

– Какая разница, за сколько убийств тебя будут судить – за одно или за два.

Несмотря на множество свидетелей, ничего не изменилось с того момента, когда Джейкобс впервые направил на Кейт револьвер в офисе Бена. За всю жизнь Бен ни разу не чувствовал себя таким беспомощным.

Тут внимание его привлекло какое-то движение за дверью, и, посмотрев поверх голов, Бен заметил притаившегося за углом Сета. Телохранитель прижал палец к губам и исчез из виду.

Бен не мог точно сказать, что задумал Сет, но точно знал, что надо дать ему попытаться осуществить задуманное. Если Джейкобсу удастся ускользнуть с Кейт, нельзя сказать с уверенностью, что он оставит девушку в живых.

Джейкобс неожиданно решил захватить инициативу.

– Вы все должны встать вдоль стены, чтобы мы с Кейт могли пройти мимо вас, – заявил он.

– Видимо, я не могу подставить ему подножку? – поинтересовалась Элис.

– Ни в коем случае! – воскликнул Бен. – Не делай ничего такого, что может побудить его выстрелить.

– Мы выйдем в дверь, – сказал Джейкобс. – Одно движение с чьей-либо стороны, и Кейт умрет.

– А как насчет полиции? – спросил Дэвид.

– Они очень дисциплинированные ребята, – заверил его Джейкобс. – Не станут делать ничего, что могло бы повредить заложнику.

Кейт поглядела вдруг на Бена и громко произнесла:

– На случай, если мне не представится возможность сказать это после, – я люблю тебя, Бен.

– Когда потом я попрошу повторить это, – улыбаясь, сказал Бен, – не надо говорить, что ты произнесла эти слова под дулом пистолета, ладно?

– Обещаю, что в тот самый момент, когда все это кончится, повторю слово в слово.

– Договорились!

– Ну хватит, – прервал их Джейкобс. – Пора выбираться отсюда. Филлипс, я хочу, чтобы ты вышел первым и пошел к лестничной площадке. Возьми с собой вот этого.

Джейкобс кивнул в сторону Люка и подождал, пока они с Беном выйдут из квартиры и дойдут до лестничной площадки.

– Остальные стоят на месте, – приказал Бен. – А теперь пошли, Кейт. Посмотрим, как ты умеешь бегать.

Сжимая рукой перила, Бен наблюдал за процессией, стараясь не бросать взгляды на притаившегося за дверью Сета.

Кейт медленно шла впереди Джейкобса, сжав руки в кулаки, шея ее была выгнута таким образом, что несчастная девушка могла видеть только потолок. Джейкобс провел ее мимо Томаса и Дэвида, а потом мимо стоящих вдоль стены Молли и Элис. Им оставалось до двери около шести футов, и тут Бен увидел, как Молли достает из сумочки револьвер.

Сердце его чуть не остановилось, когда Молли подняла свое оружие, сделала шаг вперед и прижала дуло к затылку Джейкобса. Тот остановился с ошеломленным выражением лица и притянул к себе Кейт, которая громко вскрикнула от боли. Но Джейкобс не обратил внимания на ее крик.

Молли вытянула руку, по-прежнему держа палец на курке.

– Ты стреляешь в Кейт, я стреляю в тебя, – спокойно произнесла она. – И в этой стране нет суда, который не оправдал бы меня.

– Ты блефуешь, – тихо произнес Джейкобс, но даже на расстоянии Бен видел, что на лбу его выступили капельки пота.

– Моего грудного сына взяли заложником во время ограбления банка, – сказала Молли. – Полицейские клялись, что грабители не причинят Дэнни вреда, если дать им скрыться. А потом мой сын был найден мертвым. Если умрет Кейт – умрешь и ты.

– Я же сказал тебе, что отпущу ее!

– У тебя три секунды, – сказала Молли. – Раз…

Бен во все глаза смотрел на Кейт, мысленно умоляя ее не двигаться. Одно неверное движение – и Джейкобс может…

– Два…

Бен благодарил Бога за то, что Кейт не может видеть отчаяния, исказившего в этот момент его черты. Если с ней что-нибудь случится…

– Тр…

– Хорошо! Не стреляй!

Джейкобс отвел револьвер от шеи Кейт и снял палец с курка.

– Не двигайтесь, Кейт, – сказала Молли девушке, которая попыталась изменить положение. – И ты тоже, Джейкобс. И брось пистолет на пол.

Сет, ожидавший только кивка Бена, вошел в квартиру и, направив на Джейкобса свой револьвер, поднял с пола оружие. Бен заставил себя не двигаться с места. Он молча глядел, как Элис обняла за плечи Кейт, отвела ее от бандита и увлекла за собой, пока обе они не оказались в коридоре, всего в нескольких футах от Бена и Люка.

Кейт подняла глаза, ожидая, что Бен сделает шаг вперед, заключит ее в свои объятия, утешит, скажет, что все будет хорошо. Но он не сделал ничего похожего.

Широко расставив ноги, Бен просто стоял и смотрел на Кейт. Весь страх, который испытала Кейт за последние несколько часов, вылился вдруг в раздражение против Бена.

– Ну что? – спросила она, и в этот момент ей даже расхотелось, чтобы Бен утешал ее.

– Я жду, – заложив большие пальцы за петли для ремня, Бен улыбнулся.

– Чего ты ждешь?

– Ты дала мне обещание несколько минут назад. Я жду, когда ты его выполнишь.

Повернувшись к Элис, Кейт удивленно подняла брови.

– Вы понимаете, о чем он говорит?

Элис покачала головой, а Люк вдруг догадался и пояснил:

– Он хочет, чтобы вы сказали, что любите его.

– Вы шутите? – предположила Кейт, снова переводя взгляд на Бена.

– Нет, – сказал он, покачав головой. – Я жду.

– Вы действительно обещали, Кейт, – произнес за ее спиной голос Томаса. – Я слышал.

– А до этого меня даже не обнимут? – произнесла Кейт, не в силах сдержать смех.

– На твоем месте я попытался бы покончить с этим, пока здесь не собралась толпа, – посоветовал Дэвид. – Я только что видел, как миссис Дэнверз выходит, чтобы сообщить полиции, что все уже в порядке.

– Нам надо будет многое объяснить друг другу, – сказал Бен. – И я не хочу ждать до конца, прежде чем поцелую тебя.

Снизу послышался шум, который перекрывал мощный баритон Олли. И Кейт поняла, что у них осталось очень мало времени, прежде чем появятся полицейские. Бен, наверное, подумал о том же, потому что на лице его появилось обеспокоенное выражение.

«И не так уж о многом он просил», – подумала Кейт. Ведь она действительно любит его и, наверное, любила с самого начала. Но чтобы понять это, понадобилось оказаться перед угрозой потерять все.

– Я люблю тебя, – произнесла Кейт наигранно сердитым тоном. – Ну! Ты доволен?

Видимо, Бен остался доволен, потому что Кейт не успела даже перевести дыхание, а его сильные руки уже прижимали ее к груди. Так они стояли несколько секунд почти неподвижно, во власти владеющих ими чувств. Бен гладил Кейт по спине и плечам, успокаивал ее.

Потом они сидели рядом на диване, пока полицейские задавали им вопросы.

Долгая ночь подходила к концу.


Бен так и не поцеловал Кейт, но она не стала обижаться. Просто не все можно делать на публике. С поцелуями лучше подождать, пока они останутся одни.

Вместе со всеми, кто пришел им на помощь, Бен и Кейт пересказали полицейским все, что случилось за эту ночь. Нескольких полицейских отправили в отель за Кассандрой и Гарольдом. Джейкобс, прежде чем его увели, не поскупился на доказательства их соучастия в попытке убийства. Томас отбыл в сопровождении двоих детективов, чтобы дать в участке более подробные показания. Кейт опасалась, что старика расстроил такой поворот событий, но он поспешил убедить ее в обратном.

К своему глубокому облегчению, они вскоре узнали, что Джо получил лишь незначительные ранения и через несколько дней его выпишут из больницы. Как только полиция закончила их допрашивать, Люк и Элис поехали в больницу, чтобы лично убедиться, что Джо вне опасности.

Молли отпустили не так быстро – полицейские стали говорить что-то о незаконном ношении оружия, но никто не смог найти его. Больше того, никто из присутствующих не помнил, чтобы вообще видел это самое оружие.

Поскольку о нем упомянул только Джейкобс, все согласились на том, что он опять затевает какую-то игру, чтобы попытаться себя выгородить. Кейт не сказала ни слова о звуке взводимого курка, который, как ей показалось, она слышала. Если никто не видел револьвер, то она, уж конечно, не могла его слышать. Так что Молли ушла, прихватив с собой Дэвида, прежде чем полицейские успели сообразить, что молодой человек оставил незаполненным то место в анкете, где должен быть адрес.

Сет предъявил свой пистолет и тот, который отобрал у Джейкобса, и его тоже отпустили. Кейт подумала, что Сет скоро, наверное, вернет Молли ее оружие.

Ночь почти подошла к концу, когда миссис Дэнверз – вернее, Хелен, она попросила Бена и Кейт впредь называть ее именно так – закрыла дверь за последним полицейским. Кейт обняла пожилую женщину, прежде чем та покинула ее квартиру, пообещав выпить с ней кофе на следующий день. Потом она подождала, пока Бен запрет дверь.

Устало улыбаясь, он взял Кейт за руку и повел ее в спальню.

Кейт не почувствовала ничего похожего на сексуальное возбуждение в том, как он помог ей раздеться и устроиться поудобнее среди подушек. Глядя, как он раздевается, Кейт вдруг почувствовала, что мысли ее путаются. Кажется, Бен тоже не имел в виду ничего, кроме сна, потому что как только он забрался в постель и обнял Кейт, его одолела зевота.

Но прежде чем заснуть, он сказал:

– Тебе удалось смертельно напугать меня на целую минуту.

– Ты думал, что Джейкобс выстрелит?

– Нет, дорогая, – прошептал Бен в самое ее ухо. – Я испугался, что ты так никогда и не согласишься повторить, что любишь меня. Это были самые страшные шестьдесят секунд в моей жизни.

– Если учесть давление, которое на меня оказали… – поддразнила его Кейт. – Ты вряд ли можешь быть уверен, что я не передумаю.

– Не передумаешь, – Бен снова зевнул.

– Откуда ты знаешь?

– По той же причине, по какой я был уверен, что Джейкобс ни за что в тебя не выстрелит. Слишком много свидетелей. – Он легонько поцеловал Кейт в ухо. – Ты ведь понимаешь, что если мы хотим уединения, придется построить новый дом.

– Ты хочешь построить новый дом, чтобы мы одни остались в старом? – не поняла Кейт.

– Нет, старый оставим Элис и всем остальным. Ведь нам не нужно так много места, по крайней мере на первое время.

Кейт все больше нравилась картина их совместной жизни, которую нарисовал Бен.

– Я никогда не видела твой дом, – сказала она, почти засыпая, – но, может быть, имеет смысл просто пристроить к нему крыло.

– А ты не будешь возражать?

– Против личной кухарки? Ты с ума сошел! Я готова выйти за тебя замуж только для того, чтобы получить Элис.

Обвив рукой плечи Кейт, Бен крепче прижал ее к себе.

– Ты делаешь мне предложение?

– Ну, раз это единственный способ обзавестись кухаркой.

Бен улыбнулся.

– Мне нравится эта идея.

Повернувшись на бок, он просунул ногу между ног Кейт, а она пристроилась поудобнее на его руке и решила, что надо сказать Бену, что, прежде чем она выйдет за него замуж, ему придется уговорить Фокси переехать в свой дом.

Если не считать визита в больницу, чтобы повидаться с Томасом, сомалийская кошечка никогда не покидала квартиры. Ее было так трудно отвезти к ветеринару, что Кейт в конце концов стала давать врачам деньги, чтобы они приезжали на дом.

Переезд станет серьезной проблемой. Кейт открыла было рот, чтобы изложить свои соображения Бену, но по его ровному дыханию поняла, что уже слишком поздно. Ну ничего. Он и сам скоро узнает о непокорном характере Фокси.

Закрыв глаза, Кейт погрузилась в сон, думая о поцелуе, который ей обещали.

Когда, проснувшись, она обнаружила, что губы Бена сомкнулись вокруг ее соска, а руки шарят по всему телу, было уже светло.

И когда Бен наконец поцеловал ее, Кейт сразу решила, что этого стоило подождать.

И снова поняла, что любит его всем сердцем.


Фокси, хотя и была очень капризным животным, сразу догадалась, что между хозяйкой и ее гостем происходит что-то новое. Ради такого случая она решила стоически переносить голод, зажав в зубах искусственную мышку.

И это само по себе было необычно.


home | my bookshelf | | Дождись полуночи |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу