Book: Алтарь эго



Алтарь эго

Кэти Летт

Алтарь эго

Моим сестрам, с любовью

Часть первая

Свадьба

1

Буду

«Если я сбегу со своей собственной свадьбы, будет ли это нарушением этикета?» – спрашивала я себя, вылезая из окна ванной комнаты в доме моих родителей и предвкушая трехметровый прыжок и приземление в вонючие металлические глубины мусорных баков под окнами.

В ванной стоял зеркальный шкафчик, и я могла наблюдать за собственным жалким побегом. В неверии уставилась я на платье, расшитое ленточками: чтобы влезть в него, пришлось сократить свой рацион до одной минеральной воды. (Традиция надевать на свадьбу белое незыблема, даже для меня, установившей рекорд на предсвадебном девичнике: девять минут между знакомством и сексом.)

Из окна родительской квартирки в Ислингтоне я видела идиллическую каменную церквушку, напомаженных гостей в блестках, сверкающий «роллс-ройс» с шофером… Это была сказочная свадьба. Да-да. Будто по сценарию братьев Гримм. И как же я, Ребекка Стил, отважная тридцатилетняя (с лишним) «новая феминистка» (таких Джулиан, мой суженый, называл «Лондонской клиторомафией»), всегда в погоне за мужчинами, как я умудрилась так вляпаться?

* * *

Все началось с минета. Вот когда я впервые задумалась о том, как выпутаться из этой истории.

* * *

Накануне вечером у нас был традиционный девичник – ну, знаете, такой вечер, когда девушки врут друг другу, что хорошо выглядят в облегающем трикотаже с лайкрой, обмениваются рецептами нанесения туши, сравнивают размеры груди (у кого самая большая), задницы (у кого поменьше) и степень дряблости тела (причем всегда кажется, что у тебя – хуже всех). А еще лечатся иглоукалыванием, при каждом глотке коктейля тыкая себе в нос декоративным зонтиком, причем название этого коктейля настолько двусмысленно, что в сильном подпитии кажется жутко смешным. Еще обсуждаются анатомические детали партнеров: у кого длиннее (или короче), у кого шире (это непременное условие для будущих мам в нашей среде), а через двадцать четыре часа участницы вечеринки приходят в сознание в садомазообъятиях какого-нибудь гладиатора.

Около полуночи типичный разговор на тему «Самое странное место, где вы занимались сексом» плавно перешел в обсуждение способов того, как можно отвертеться от глотания мужской спермы.

– Послушай меня, куколка, я просто говорю парню, что у него такой большой, что я могу подавиться. А если я подавлюсь, у меня точно возникнет желание укусить его, – призналась богатенькая Анушка, приободренная вином, которое она только что пролила на крохотного размера костюм от «Прада».

– Это ужа-а-а-асно! – не выдержав, вступила Кейт, растягивая слова со своим небрежным австралийским акцентом и перекрикивая пульсирующую музыку, под которую бился стриптизер. – И он это проглотил без возражений?

Последовало ведьмовское гоготание, которое сопровождает подобные девичьи посиделки.

– Моя сестра, – продолжала Анушка, – ну, вы знаете ее, Вивиан…

Раздался всеобщий стон. Вивиан была старшей единокровной сестрой Анушки, правильным, «нааэробикованным» персонажем, ее компетентность по всем вопросам была вне сомнения и признана во всем мире.

– …так вот, она говорит своему муженьку, что не может глотать, потому что хочет похудеть, ну, после родов… – Анушка выдержала театральную паузу. – А ребенку-то уже семь!

Снова ведьмовское гоготание. Кейт так заливисто смеялась, что пинаколада полилась у нее из ноздрей.

Заведение, в котором мы сидели, было насквозь прокурено и битком набито ненасытными женщинами, которые жаждали лицезреть мужскую наготу, вид спереди. Смущенные стриптизеры искали поддержки у девушек «на подпевках», но те только выделывали особые телодвижения, выдававшие самые низменные желания. Однако беспокоиться не стоило. Ведь женщины устраивают девичник, чтобы насладиться психологическим стриптизом.

– Но если ты не в настроении, зачем вообще этим заниматься? – сказала я, лениво раскусывая мараскиновую вишню.

– Не в настроении? – вопрошала Анушка. – Да для таких дел никто никогда не в настроении.

С минетом нужно просто смириться, куколка. Это как плохая погода…

– Точно. – Кейт зубами разорвала упаковку чипсов с солью и уксусом. – Мужчинам нравится минет, ведь они точно знают, что, пока у нас занят рот, мы не можем разговаривать… Вот вам доказательство того, что все мужчины – сумасшедшие. Если бы я была мужчиной, неужели бы я решилась положить его в рот, где есть зубы? Зубы женщины, которая веками страдала от дискриминации по половому признаку?!

И вот тогда я совершила ошибку.

– А мне нравится делать минет.

Настала пугающая тишина, пока все переваривали эту шокирующую новость.

– О да, этот вкус члена во рту, – хором ответили мои лучшие подружки Кейт и Анушка.

– Нет, мне правда нравится.

– Ты говоришь так просто потому, что не замужем. В упряжке можно уже и прекратить притворяться, что тебе это, черт возьми, нравится, – заявила Кейт.

– Да уж, – простонала Анушка, – а нам еще придется поглотить литры и литры эякуляционной жидкости.

– Брак для того и существует, чтобы чем-то заняться после того, как тебе уже безумно наскучил секс, – тайно торжествовала Кейт. – Секс в браке – это спаривание при карантине.

Я была единственной, кто ее слушал. Взгляды остальных были прикованы к сцене. Даже Анушка, уткнувшаяся лицом в гуакамоль,[1] воспряла духом.

Проблема с танцующим обнаженным мужчиной в том, что не все заканчивается вместе с музыкой.

Я сжала подбородок Кейт и повернула его в сторону волнообразно двигающихся танцоров.

– Только лишь потому, что ты не испытываешь полового влечения… – поддразнила я ее.

– Дело не в том, что мне не хочется секса, тупица моя родная, – резко отвела мою руку Кейт. – Просто избыток холостяцких замашек. Я ничего не имею против полуголых мужчин… Черт… Лучше бы имела… Да просто я ненавижу брак. – С пугающей свирепостью она забросила горсть чипсов в рот.

Кейт, моя лучшая подруга и моя начальница в Институте современного искусства, в свои тридцать пять настоящая героиня нашего времени, не всегда была профессиональным скептиком. Все дело в несчастной любви: последовав за своим возлюбленным англичанином в Лондон, она обнаружила, что он ЖД (женатый, с детьми). Эта история воспитала в ней привычку никому не доверять. Она в совершенстве овладела мастерством негативного мышления. По ее мнению, близость означала конец любых отношений. Теперь она ест только в тех ресторанах, где на стенах висят плакаты, объясняющие, что делать, если подавишься, и волнуется, что пассажиры в самолетах сливают воду в унитаз прямо над ее головой. Кейт Мак-Криди больше всего любит атмосферу, способствующую мыслительному процессу.

– Понимаешь, брак – это медицинский термин, который означает, что женщина парализована от талии до пят и от шеи до затылка, – зло пошутила Кейт. – От вступления в брак нужно воздерживаться так же строго, как… ну, не знаю… от употребления в пищу британской говядины.

Я давно привыкла к «феминацизму» Кейт, однако за ночь до собственной свадьбы – это было уж слишком.

– Да пошла ты… – ответила я, еще раз доказывая, что карьера благообразных леди явно не для меня.

Анушка заступилась за меня, вытирая следы авокадо со своих темно-рыжих волос.

– Брак – это новый рок-н-ролл… Посмотри на «Спайс Герлз»… ну…

– Ха! – Кейт решила вылить остатки своего раздражения на Анушку. – Ты говоришь так просто потому, что сама уже исходишь на говно, только бы заполучить муженька.

– Тебе-то откуда знать, хочу я замуж или нет? – выстрелила задетая Анушка.

– Да уж, откуда мне знать, – ответила Кейт, кривляясь. – А как насчет «Руководства по подготовке к свадьбе», исчирканного маркером с седьмой по шестьдесят вторую главу? Трудно не догадаться… Больше половины браков заканчиваются разводом. Если бы брак был лошадкой, ни один умный игрок не поставил бы на нее. Скажи, а какого черта ты-то хочешь замуж? – требовательно спросила Кейт, набив рот чипсами. – А?

У Кейт и Анушки нет ничего общего, кроме меня. Кейт начальствует по крайней мере над десятью группами меньшинств в институте. Единственный политический жест Анушки – это когда она присоединилась к группе, ратующей, чтобы универмаг класса люкс «Харви Николс» работал круглосуточно. Если Кейт надеется стать самой молодой женщиной премьер-министром и получить пару-тройку Нобелевских премий за заслуги в гуманитарной сфере, то мечты Анушки ограничиваются появлением в колонке светской хроники в глянцевом журнале.

– Ну? – рявкнула Кейт, и ее короткое светлое каре приобрело такую отчетливую форму каски, что я чуть не отдала ей честь.

Съежившись, Анушка вяло ответила:

– Я… я просто так создана, понимаешь?

– Создана для любования расцветкой китайской фарфоровой посуды?

– Ты завидуешь, потому что тебе никто никогда не предлагал выйти замуж! – парировала Анушка.

– Надевать паранджу, когда тебе исполнилось двенадцать, – какой стыд!

– Все… все должны вступать в брак, – пролепетала Анушка. – Так устроен мир. Конечно, если у тебя нет каких-либо веских причин, то есть если ты не лесбиянка или евнух, если у тебя нет проблем с внешностью, да таких, что приходится застраховывать зеркала! – сказала она многозначительно.

Я побледнела и украдкой взглянула на Кейт. Не поймите меня неправильно: Кейт была довольно симпатичной, но, поступив в университет, словно подсела на какие-то таблетки уродства: вместо нормальных туфель, стала носить ботинки-говнодавы, не пользуется косметикой, а из волос, выросших у нее вокруг сосков, можно связать кашпо. В качестве средств предохранения в постели Кейт Мак-Криди предпочитает использовать маленький карманный пистолетик.

Однако, если ее и задели Анушкины слова, она этого не показала.

– Я не хочу в присутствии кого-то заниматься личной гигиеной, нет уж, спасибо. И если на мыле у меня в ванной остаются лобковые волосы, я хочу быть в полной уверенности, что они – мои. Понятно?

Я засмеялась.

– Но нельзя же отказываться от любви во имя раздельных туалетных принадлежностей! – сказала я, вынимая оливковую косточку изо рта. – Люди женятся ради того, чтобы поддерживать друг друга в…

– Поддерживать друг друга! Ха! – Кейт презрительно поправила очки в красной оправе, водрузив их на нос с горбинкой. – В Англии самый высокий процент разводов во всей Европе, умница ты моя!

– Но брак – самое большое свидетельство преданности друг другу, которое только возможно, разве нет? Это, – я постаралась вспомнить формулировки Джулиана, – публичное выражение личных чувств.

Ну что, проглотила, феминисточка?

– Ах… – беспечно замяукала Кейт, хлопая ресницами, – это так трогательно, как на открытке «Холмарк»… – Сладость в ее голосе исчезла, и она спросила: – Но какого черта выходить замуж? Разве ты не можешь просто взять его в аренду?

– Бекки, тебе так повезло, что ты выходишь замуж, – сказала Анушка с легкой завистью. – Теперь ты можешь растолстеть и не брить ноги.

Анушка состояла в Клубе благородных девиц, но постепенно ее членство подходило к концу. После того как ей исполнилось двадцать девять, приглашения на вечеринки стали приходить все реже. Она успела поработать в пресс-службе шикарной сети гостиниц «Савой», была музой модельера высокой моды и даже делала что-то там с фотографиями королевы. В последнее время она сдала позиции и, став терапевтом-консультантом в области моды, давала советы богатым женщинам, что золото – это «новое серебро», а коричневый – это «новый черный». Следующим шагом в ее карьере должен был быть именно брак. Ее девиз звучал так: «Тот не мужчина, кто не падает между моих ног». Но она сгубила себя тем, что ей всегда хотелось недостижимого. Будучи самой красивой девушкой в школе и университете, она метила очень высоко и даже какое-то время встречалась с принцем Эдвардом. Но вот ей стукнуло тридцать, ее отцу, коммерсанту, пришили дело за незаконную торговлю оружием в Южной Америке, и он постоянно позорно светился в прессе. Анушка была вынуждена опустить планку, и теперь в ее брачные планы входили маркизы, графы, виконты, а в последнее время даже просто именитые особы. Исполняя свой брачный танец, Анушка все чаще спотыкалась и падала.

– Сегодня, если у тебя на лице исчезли юношеские угри, с замужеством ты уже опоздала, куколка. Мужчины готовы взять под венец утробный плод в фате. – В горле у Анушки застрял комок слез, она побледнела, словно ниточка жемчуга на шее мешала ей дышать. – Я уже почти в том возрасте, когда старых жен меняют на молодых, а я еще… еще даже не замужем!

Ее бормотание становилось все более громким и неразборчивым. Пока мы с Кейт вытирали ей слезы и подбадривали ее, подпившие мужчины бросали в нашу сторону смертоносные взгляды.

– Эй, – сказала я оживленно, – пора вернуть наш девичник в гедонистическое русло. Чем отличаются мужчины от свиней? В отличие от мужчин, свиньи не ведут себя как мужчины, когда напиваются!

Кейт закатила глаза.

– Какой смысл в феминистских шутках, когда ты все равно выходишь замуж?! – яростно парировала она.

Стриптизеры почти потеряли голову, словно с цепи сорвались. Они активно вертели бедрами, вдруг один из бронзовых красавчиков поскользнулся и упал. В один момент безумие и плотская страсть сменились материнской заботой. Женщины поспешили вперед, чтобы утешить маленького, а я задумалась о предстоящем дне свадьбы… Я принадлежала к тем женщинам, что не умеют сидеть на месте. Только непонятно, куда я двигалась. Каждый раз, выбирая «новое направление», я оказывалась в горизонтальном положении. За свою жизнь я оставила тонны мужчин, и столько же мужчин оставили меня. А мне хотелось хотя бы один раз почувствовать себя на высоте. Джулиан, с его гладкими светлыми волосами, карамельными бровями, обжигающе-голубыми глазами цвета газового пламени и сочным ртом, из которого льется глас благоразумия – глубокий, с гласными пухлыми и круглыми, как сливы, – был моим шансом. С ним я наконец-то могла начать нормальную, уравновешенную жизнь… И конечно, мать его, не собиралась от этого отказываться. Я никогда в жизни не была столь уверена.



2

Не буду

Выходить замуж? Я что, похожа на сумасшедшую?

Проспав всю ночь как младенец, я почувствовала утром, что все изменилось. Вдруг появилось столько причин не делать этого. Действительно ли брак – профилактика романтических отношений? Я не хотела стать минетоненавистницей и заниматься любовью из чувства долга. Сейчас с сексом все хорошо, но что, если у гарантийного талона на оргазм истечет срок годности?

За завтраком я еще сдерживалась, но в душе беспокойство стало мучить меня, как гнойный нарыв. Мне всегда было сложно избежать искушения. Как же я могла смириться с тем, что скоро его вообще не останется?

Изменяя топографию коленки с помощью бритвы, я думала о том, что раньше «прогуляться» означало наведаться ночью в «Кафе де Пари», чтобы подцепить жеребца-красавчика… Скоро это будет означать поиск места для парковки у универмага «Питер Джонс». Именно там я всегда натыкалась на женатых друзей и замужних подруг, которые в поисках парковочного места нарезают круги вокруг Слоун-сквер в семейных мини-автобусах, а в глазах – чуть ли не похотливая страсть к постельному белью и осветительным приборам. Фу!.. Нет, я не хотела становиться одной из них. Никогда.

Я так остервенело брила волосы на ногах, что порезалась. Заструилась кровь. Зрелище, достойное составить конкуренцию сцене из фильма «Психоз». Неужели у меня никогда больше не появится желания танцевать голой ламбаду для моих домашних животных? Или исполнять караоке и стриптиз одновременно? Соблазнить трудягу, возящегося со стиральной машиной, игрой на стиральной доске и своей задницей в рваных джинсах? Никогда больше не писать на городских стенах? Не уводить женихов у подруг и возвращать их обратно?

Нет. Теперь моя жизнь будет поглощена намного более важными вещами. Искать потерянные талончики на химчистку. Водить ненавистных домашних собачек к дантисту, чтобы снять у них зубной камень. В воскресенье утром в поисках жидкости для выведения пятен обшаривать магазины товаров для дома «Сейнсбери», а после отправляться на бранч с людьми, которых я просто ненавижу, но что делать, если и их, и наши дети без ума от детской телепередачи «Бананы в пижамах».

Загибая ресницы, я ясно увидела свое будущее (честно говоря, больше ничего) и вообразила, как буду мучиться вопросом, есть ли у нашей стиральной машины двойные лопасти, гладя рукой остатки волос Джулиана и задумываясь над тем, как получилось, что я живу с человеком, который может носить клетчатый фланелевый халат на полном серьезе.

Господи, какая жуть! Меня даже пот прошиб. Разобравшись с пушком над губой, залив волосы лаком, я нанесла коричневые тени для век и в своем шелковом халате уселась на крышку унитаза, стараясь сделать все, чтобы сердце у меня не остановилось. Дышала глубоко и ровно. Вдох… Выдох… Вдох… Выдох…

Вот. Теперь намного лучше… Потом сполоснула лицо, почистила зубы и намочила волосы.

С десятой попытки у меня получилось натянуть белые шелковые чулки. Но как только голубая атласная подвязка впилась мне в бедро, я с ужасом подумала, как сильно люблю свои незамужние годы. Безжалостно вправляя грудь в металлические косточки бюстгальтера, я вдруг поняла, что еще слишком молода для замужества. У меня еще есть прыщики. Я до сих пор влюбляюсь в поп-звезд. Черт. Я еще лелею мечту стать супермоделью и дефилировать по подиуму… Разрушить эту мечту не смогло даже то, что мой рост сто шестьдесят четыре сантиметра, мне тридцать два года и я предпочла бы выпить аккумуляторную кислоту, чем предстать перед публикой в бикини.

Но, боже мой!.. Я хлопнула ладонью по еще влажному лбу. Действительно ли я так молода? Когда моим родителям было столько же лет, они были уже стариками. Мои родители. М-да. Вот вам пример счастливого брака: муж и жена словно зубы, скрежещущие друг о друга. У моего отца всю его семейную жизнь на лице слегка озадаченное выражение, словно говорящее: «Верните мне деньги». Возможно, как и у него, у меня разовьется нечто вроде брачной болезни Альцгеймера, и я просто забуду о том, насколько я ничтожна. Ад какой-то. Именно в этот момент я забралась на оконный карниз из плитки желтушно-зеленого цвета; одна нога уже свисала из окна ванной комнаты, словно ловя коротковолновый радиосигнал.

Но передаваемая частота оказалась уж очень знакомой.

– Ребекка? – Это была моя мама. – Ре-бек-ка! – Она решительно барабанила костяшками по двери ванной – раздражающая материнская азбука Морзе – для ее расшифровки явно не требовалось магического устройства.

Подмышки струйками изливали пот в украшенное вышивкой платье. Это было явным доказательством того, что фаза страхов и дурных предчувствий позади и я перешла к панике. Узкая полоска покрытых лаком волос – только по ней я могла распознать себя в зеркале (мама настояла на том, чтобы я собрала свои красные, цвета перца чили, волосы наверх), дала задний ход, отскочила от вешалки для полотенец и жалобно проскулила в ответ:

– Да?

Мама трясла ручку.

– О господи, да что же ты там делаешь? – Ключ со стуком упал на коврик в ванной, и я поняла, что сейчас ее глаз торчит в замочной скважине. – Все марафет наводишь?

С тех пор как мама пошла в атаку и вновь оккупировала мою жизнь, втянув меня в барочные гротески свадьбы с ее белоснежным платьем, я снова почувствовала себя маленькой девочкой. На дочернем автопилоте мигом вставила ключ в скважину и открыла дверь.

Однажды дети могут разочароваться в своих родителях. Ведь так обидно, когда те не выполняют обещаний, данных ими в молодости. На моей матери было малюсенькое мини-платье на два размера меньше необходимого, готовое разлететься на молекулы. Она всегда старалась отодвинуть меня на задний план. Ничего ей так не нравилось, как провести вечер в центре внимания моих молодых людей, большинство из которых были на голову ее ниже. Мой отец, напротив, подрисовывал нижнее белье индейцам из журнала «Нейшнл Джеографик». Его шеи никогда не было видно, словно он вечно был простужен, и он ни разу в жизни не поцеловал меня.

– Ну, поцелуй нашу к… – Мама чуть не выронила «красавицу», но, оглядев меня с ног до головы, решила, что стоит просто сказать «невесту». Она бесцеремонно ввела отца в ванную пастельных тонов. Тот попытался поцеловать меня, но напутал что-то в анатомии и чуть не впился зубами в мочку уха.

Желая немного пошутить, мама напялила на него футболку с длинными рукавами, на которой был нарисован смокинг. Это было в ее стиле: бесконечные шуточки, которыми она готова была развлекать себя и его, пока их обоих заживо не схоронят в семейной могиле. Отец же ретировался и только разглядывал самолеты – его глаза были все время обращены в небо («О, вот „Б-52", как раз вовремя») – и сообщал соседям последние сплетни по горячей линии. Когда мой отец впервые познакомился с Джулианом, он пригласил его посмотреть домашнее видео о том, как проверяют кладовку на устойчивость к сырости. Одно это могло послужить причиной для развода еще до того, как мы поженились.

– Ну, давай, собирайся, девочка. – Мама потопала острыми каблучками туфель из змеиной кожи, которые обычно облизывал ее чихуахуа по имени Брутус. – Все твои родственники хотят на тебя взглянуть.

Да уж, здорово… Вот ради этого, конечно, стоило выйти. Тоже мне встреча века.

Мама послюнявила пальцы и уложила мне волосы, исправила форму моего сломанного ногтя и рассказала о том, кто сколько потратил на свадебные подарки, но я знала, что меня еще ожидают и не такие кошмары. Мои родители, конечно, не подарок. А как насчет его родителей? Этих Блейков-Бовингтонов-Смитов? Что же, черт возьми, мне о них известно? Действительно, что мне известно, кроме того, что у высшего класса столько же фамилий, сколько и подбородков. А что, если у Джулиана какая-нибудь наследственная болезнь? О боже! Об этом я его никогда не спрашивала. И что это за деловые встречи, на которые он все время отлучается?..

Может, он погряз в долговых обязательствах? Может, у него была жена? Или даже другое имя? Или, черт возьми, у него был муж? Что может означать СПИД. Может, он спидозный банкрот с плохим характером? До свадьбы оставался еще час, неужели для маленького расследования уже слишком поздно? Может, я еще успею проследить за ним, сфотографировать на месте преступления, подружившись с частным сыщиком? Как я могла даже подумать о браке, не проведя предсвадебного обыска? Дыхание у меня участилось. Косметика сходила слоями. Я поправила грудь в чашечках бюстгальтера, словно белье на мне было раскалено докрасна.

– Все в порядке, любовь моя? – В таком обращении не было ничего личного, так мама называет всех. – Это белье слишком плотно прилегает… Вот так. – Она застегнула лифчик на другой крючок, избавив меня от предастматического состояния. – Так лучше?

Да. Я чувствовала себя, как астронавт на прогулке в открытом пространстве, который понимает, что назад в космический корабль дороги нет.

– Да. Отлично. Просто здорово. – Мое лицо перекосила деланная улыбка.

– Теперь надевай свои коньки, Ребекка. А я пойду развлекать гостей.

Мама всегда путала слова. Рожденный раньше времени младенец у нее помещался не в инкубатор, а в изолятор. А собственная сексуальная жизнь была разбита, потому что мой отец был имманентным, то есть импотентом.

Вздыхая, мама отправилась на кухню, чтобы приступить к обязанностям святой мученицы по имени «мать невесты», а я стерла с лица приклеенную улыбку. Меня накрыло новой волной сомнений… Все ли получится? Неужели он тот самый? Неужели теперь я должна буду гладить его рубашки? Но, черт возьми, корректировала я свое отражение в зеркале, возя кисточкой по баночке румян, мы ведь уже жили вместе, вместе купили микроволновку, вместе справились с венерической инфекцией. Ведь по логике следующим шагом наверняка должен быть брак?

Но боже мой. Я со все большим ожесточением румянила щеки. Должна ли любовь быть логичной? Мама говорила, что брак – это естественное развитие событий. Да, но неужели оно длится сорок-пятьдесят лет? От медового месяца до могилы? Сорок-пятьдесят лет подряд смотреть на застрявшие в зубах чипсы каждый раз, как он засмеется… Вот дерьмо. Тут я поняла, что места для румян на щеках больше не осталось. Потными полупарализованными пальцами я стерла всю косметику, что нанесла за секунду до этого.

Зачем менять отношения, когда они тебя и так устраивают? Почему нам просто не продолжать наслаждаться несемейным счастьем?.. Прекратите эту брачную церемонию! Я хочу выйти из игры!.. И я снова ввязалась в авантюру с перекидыванием ноги через подоконник.

Оседлав подоконник и задыхаясь от пенящихся, как капуччино, ленточек и тюля на платье, я окинула взглядом Ислингтон, который должен был стать свидетелем моего побега. Эта часть Лондона, где прошло мое детство, в архитектурном смысле заканчивается клиникой тропических инфекций и тюрьмой Пентонвиль. Высокие элегантные дома эпохи короля Георга здесь на дружеской ноге с унылыми зданиями из серого кирпича. В одном из них и живут мои родители. Их скромно-убогая муниципальная квартирка находится в доме по адресу Ковентри-Кресент, 2. Именно отсюда я выпорхнула в шестнадцать лет и сюда же вернулась, чтобы совершить этот нелепый акт воссоединения с родителями. Джулиан неустанно повторял, что кровь гуще воды, но ведь и гоголь-моголь тоже.

Подтягиваясь к оконной раме, я готова была уже проверить действие закона Ньютона, как вдруг визг машинных шин на обочине дороги возвестил о приезде Анушки. Ее спортивный «мерседес» влетел, накренившись, на Кресент со смертоубийственной скоростью. Анушка убеждена в том, что предельно допустимая скорость должна быть увеличена раза в четыре в труднопереносимых для визуального восприятия местах. Косово, Словакия, Кройдон[2] и все, что находится севернее Бонд-стрит, нужно проезжать со скоростью света.

– Я чуть не умерла, моя куколка. Думала, уже все пропустила, – выпалила она, выплывая из автомобиля, словно примерная шоппинг-леди, в море шелков, одетая по последней моде лондонской элиты. Единственное, чему научилась Анушка в швейцарском пансионе для благородных девиц, – это выходить из спортивной машины, не сверкая трусиками и не уронив журнала «Кто есть кто», балансирующего у нее на голове.

– Нет, ты ничего не пропустила. Боюсь, все пропущу я.

Я познакомилась с Анушкой через ее сводную сестру Вивиан, которая работала вместе с Джулианом в юридической конторе, и она мне сразу очень понравилась. Анушка была внимательной к другим (эта женщина изображала оргазм в постели, потому что не хотела быть невежливой), прелестной идеалисткой и переменчивой особой, что внушало мне симпатию… но за ней точно бы не стали гоняться ученые из Института исследования головного мозга. Наверное, поэтому она не заметила, что я уже наполовину свисаю из окна, мое свадебное платье обмотано вокруг талии, чулки собраны в гармошку, а по лицу течет водопад слез.

– Я не могу этого сделать!..

Она моргнула приклеенными ресницами. А ресницы у нее такие длинные, что, когда она ведет машину, они оставляют следы туши на лобовом стекле.

– Что? – Она поправила свой шарфик от «Гермес» с таким раздражением, что чуть не задушила себя. – Но, куколка, брак – это так модно сегодня. Посмотри на Уму Турман, Шарон Стоун, Брэда Питта и Дженнифер, как там ее зовут… – Из машины она вытащила парчовое платье свидетельницы. – Никуда не уходи, куколка. Я сейчас же поднимусь к тебе.

Но секундами позже у двери раздался диаметрально противоположный голос: жесткий, сильный, в общем, такой, каким он должен быть в кризисные моменты. Протискиваясь в ванную, Кейт в ужасе смотрела на меня.

– Почему на тебе эти ужа-а-ассные туфли?.. – Захлопывая попой дверь, она грохнула двухлитровую бутылку шампанского на пастельных тонов коврик в ванной. – Да из-за них у тебя из носа кровь пойдет. Придется есть сахар, чтобы поддерживать уровень глюкозы.

А может, все дело в туфлях? Может, я страдала вовсе не от экзистенциального страха, а это был всего лишь страх высоты! От каблуков испытываешь головокружение. Может, поэтому я чувствовала себя такой легкомысленной?

– Высокие каблуки изобретены женщиной, которой надоело, что ее все время целуют в лоб, – резко ответила я.

Быстро шагая к окну, Кейт подняла брови и швырнула в меня книгу «Как правильно разводиться» с такой силой, что я чуть не свалилась вниз.

– Почему бы тебе не сэкономить время и деньги и не выйти замуж за юриста, который занимается разводами?

– Да по той же причине, что у меня несносные туфли. Если бы у меня были нормальные туфли, я бы уже вынимала из них шнурки.

Глаза Кейт сверкнули.

– Правда? Почему же?

– А что еще может сделать женщина, которая хочет сбежать с собственной свадьбы?

– Ах ты моя принцесса!.. А я-то спрашивала себя, почему ты наполовину свесилась из окна. Какая плохая девочка. – Она бросила скомканное платье свидетельницы на сливной бачок. – Персиковый – явно не мой цвет.

– Но, боже мой, Кейт. А как же Джулиан? – Я зарылась лицом в мокрые ладони. – Я его так люблю, но разве нет других способов это доказать? Если бы он заболел, я могла бы отдать ему свою печень… Какая же я предательница.

– Лгать самой себе. Вот настоящее предательство, настоящая неверность. Если ты испытываешь страх перед свадьбой, тогда…

– Меня не тревожит свадьба, я просто не хочу замуж.

– У тебя отличная работа, отличный начальник, – тут Кейт подмигнула мне, – еще заряженный на полную вибратор, автомобиль, у которого не запотевает заднее стекло, и стиральная машина, которая затопляет кухню всего два-три раза в месяц. На хрена тебе муж?

– Не знаю, на хрена мне муж, но знаю, что сейчас мне нужно выпить, – сказала я. – Всего один глоток.

Одна двухлитровая бутыль – и все. Слезая с подоконника в тяжело постукивающих белых туфлях, я оторвала огромный кусок накрашенного ногтя. Сделала огромный глоток, словно только что из Сахары.

– А на тебе-то что, черт возьми, надето?

Единственное требование Кейт к одежде – огнестойкость. Сегодня ее бедра, напоминающие сардельки, втиснуты в штаны из каких-то натуральных волокон. Но не успела Кейт начать свою лекцию о поверхностном характере фэшн-индустрии и ее вредном влиянии на женщин, как дверь еще раз скрипнула.

В ванную вбежала Анушка, захлопнула за собой дверь, огляделась в поисках пепельницы, выудила мыло из мыльницы, закрыла крышку унитаза, села на нее, порылась в многокарманной сумочке в поисках сигареты, заглотила шампанского, забросила одну наголо выбритую ногу на другую и пронзила меня взглядом цветных контактных линз.

– На крайний случай ты всегда можешь развестись.

– Не будь дурочкой. – Кейт сняла очки в красной оправе. – У тебя нет пластыря? По-твоему, все выходит так легко, так быстро. Поженились-развелись, словно проехали остановку и вышли, – предостерегала она, роясь в шкафчике и натыкаясь на кремы от геморроя и грибка на ступнях. – Мужья – это гадость. Они засоряют водосток волосками, которые растут у них в носу, причем их у них больше, чем у линяющего Лабрадора. – Она нашла упаковку с пластырем. – Они оставляют капли мочи на фарфоре… Постуринальный синдром. А еще разбрасывают спички с ушной серой и ковыряют под ногтями во время любовной игры…



– Тебе-то откуда знать? – перебила я ее. – Ты ведь думаешь, что одновременный оргазм может гарантировать только страховая компания. Дай сигарету, Энни.

– Ты же не куришь.

– Теперь курю.

Кейт уселась на край ванны и замахала рукой, разгоняя сигаретный дым.

– Просто на мне какое-то проклятие лежит, что ли… Вот и все…

– М-да… уже десять лет прошло, Кейт, пора бы с ним расправиться, – ответила я ей.

– Успех разлагает мужчин, – жестко отрезала Кейт.

Она конфисковала у Анушки сигарету, затушила ее об эмаль ванной и бросила в сторону окна.

– Так всегда говорят некрасивые женщины, которым не удается потрахаться, – парировала Анушка.

– Должна тебе сказать, что некоторые мужчины считают меня даже привлекательной. – Кейт открыла упаковку с пластырем, обмотала полоску вокруг дужки очков и снова нацепила их на нос. – Не то чтобы это имело значение, конечно… – сказала она, оправдываясь, и отобрала у Анушки шампанское.

– Вчера старая дева – сегодня феминистка. – Анушка нарочито зажгла еще одну сигарету «Картье». – Я не хочу организовывать еще один девичник на День святого Валентина и не хочу, чтобы мне в голову снова пришла мысль о самоубийстве. Понятно?

С соседней улицы доносились звуки органа.

– О боже! – Голос срывался от переполнявших меня эмоций. – Так что же, черт возьми, мне делать?

– Беги! – приказным тоном сказала Кейт. – Попробуй сбежать. – Она пыталась вытащить меня из свадебного платья.

– Прекрати сейчас же!

Анушка вцепилась в немытые, светло-помойного цвета волосы Кейт, которая ударила ее так, что та отлетела в сторону. Феминистка и девушка из Клуба благородных девиц тянули меня за руки в разные стороны. Я сжималась и разжималась, словно гармошка. В таком виде нас и обнаружила моя мама. Она осмотрела мой обломанный ноготь, пучки ярко-рыжих волос, зацепившиеся за гвоздь оконной рамы, размазанную помаду, остатки шампанского и отклеившиеся ресницы, свисающие, как гусеница-самоубийца, с моего заплаканного лица с разводами туши.

– Что здесь, черт подери, происходит? – Ее глаза сверкали металлическим блеском. Накрашенные когти сжимали кружку пива. Брутус угрожающе рычал.

– Мама… – Я заглатывала воздух, словно рыба, бьющаяся о дно лодки. – Я… мне… нужно еще раз подумать… – выпалила я. – То есть не еще раз, а уже сто сорок второй раз…

– Что? – взвизгнула она. Ее голос был подозрительно похож на лай маленькой капризной собачонки. – Конечно, ты выйдешь замуж, Ребекка! – Словно ножом скребли по тарелке. – Ты прожила с Джулианом пять чертовых лет. Ты любишь его, не так, что ли? А любовь всегда заканчивается браком.

– Вот именно, – проворчала Кейт. – На этом она и заканчивается.

– Брак – это же естественное развитие событий, правда ведь? А потом дети…

– Боже мой, только потому, что мне за тридцать, все постоянно спрашивают, когда у меня родится первый ребеночек. Почему? Я же не спрашиваю, когда ты купишь себе памперсы, только потому, что тебе шестьдесят!

Я кусала губы. Еще один прекрасный момент общения матери с дочерью. Это так умилительно, что доводит до слез.

– Мне не шестьдесят! – оскорбилась мама, ее щеки втянулись: весь воздух ушел на то, чтобы надуть губы. – Это… – Она всхлипнула в шелковый носовой платочек, как героиня романа Джейн Остин. – …это твой шанс обрести счастье. Такое бывает только раз в жизни.

– Что за бред, мама? Мне тридцать два. У меня уже было такое счастье миллион раз… Но вообще-то, я всегда могу его бросить, если не будет клеиться секс.

– Глупая корова! Секс – не самая главная вещь в браке!

– Может быть, для вашего поколения. В смысле, если бы у тебя был плохой секс, ты бы даже и не заметила. Мы первое поколение ясен, которые поднабрались опыта до свадьбы. Мы делали то, лизали это. Мы знаем, чего нам будет не хватать…

– У тебя было так много секса? – осведомилась моя мама с кислой миной на лице.

– Мама, я знаю: ощущение, что ты на седьмом небе, эйфория любви пройдет…

– Да, – влезла Кейт со своими колкостями. – Может быть, даже на первое утро медового месяца.

– У тебя было много секса? До свадьбы? С кем?.. – Мамины глаза, ярко обведенные карандашом, сузились. – Так ты еще и испорченный товар, так-перетак, значит, тебе тем более нужно поторопиться с замужеством. – Копируя мимику своей хозяйки, Брутус с презрением оголил желтые клыки. – Ну и насколько ты уже испорчена?

Я почувствовала, как холодная волна злорадства поднимается от низа живота.

– Помнишь, когда мне было пятнадцать лет, та штучка, я сказала тебе, что это увлажнитель для локтей? Так это была предохранительная диафрагма.

– Увлажнитель для локтей? – грубо захохотала Кейт. – Да диафрагма больше походит на фрисби для чихуахуа твоей мамы.

– Или на резиновую ермолку для еврейской куколки, – подхватила Анушка.

Анушка, Кейт и я захихикали тонкими голосками, словно надышались гелием из воздушных шариков.

– Да вы, девушки, совсем больные… – Глазенки моей матери возмущенно поблескивали, словно два леденца. – Вам точно требуется помощь психиатра. А ты сейчас же надевай это платье за две тысячи фунтов и марш за дверь немедленно!

– Ay! – В дверном проеме замаячила улыбающаяся холеная головка. Увидев нанесенные мне увечья, единокровная сестра Анушки Вивиан спросила: – Что происходит?

– Заячьи страхи, – измученно объяснила Кейт, ложась в пустую ванну и по-орлиному раскинув руки. – Брачное обморожение. Потеря чувствительности от колен и ниже.

Вивиан покачала окрашенной хной головой с грустью и недоверием. Выглядела она как одна из тех женщин, что приходят в дом, чтобы продемонстрировать свои достоинства, но в действительности была довольно уважаемым адвокатом, матерью двоих детей, занималась благотворительностью, устраивала обеденные приемы и была гениальной домохозяйкой. (У нее есть салфетки из дамасского хлопка, которые она стирает вручную после каждого приема пищи.) Ну что тут еще можно добавить? Женщина сама выращивает на балконе помидоры. Конечно, на нее должна работать целая команда, чтобы она могла спать, есть и заниматься сексом. Вивиан стимулировали первые роды, чтобы она не опоздала на деловую встречу. Она родила, а через сутки после рассечения промежности отправилась в суд. Так что каждая работающая мать должна была бы от зависти кусать себе локти и впиваться ногтями в сумочку. Вивиан была примерной женщиной, в худшем смысле этого слова.

– Поговори же с ней! – тявкнула моя мать. Ее бант рискованно накренился.

Присутствующие в комнате напряглись в ожидании мудростей Вивиан.

– Ну… как тебе понравился наш миксер «Магимикс»?

– Да не об этом, о чертовой женитьбе! – сказала мать таким ломким голосом, что, казалось, ей в пору принимать таблетки от остеопороза. – Ты же главная подружка невесты, черт возьми!

Это Джулиан придумал. Вивиан вовсе не была мне подругой. Мне пришлось принять ее в нашу совместную жизнь, как и его коллекцию дисков Белы Бартока и Боза Скэггза.[3]

– Молодые люди так нетерпеливы, – выдала Вивиан свое заключение. – Вам постоянно куда-то надо, потому что вы не можете сохранить романтические отношения, – произнесла Женщина, Которая Все Делает Успешнее и Прекраснее, Чем Любая Другая Женщина во Всей Вселенной. – Но первый прилив страсти постепенно перерастает в нечто большее.

– И это я слышу от человека, для которого любовная игра значит ставить клизмы друг другу, – парировала я.

Если бы мы сидели за столом, Анушка пнула бы меня ногой.

– Бекки! Я тебе это по секрету рассказала, – вспыхнула Анушка.

Вивиан от удивления открыла рот.

– Так ты ей рассказала?! – Взгляд ее стал ледяным, и она резко метнулась к двери. Мне так захотелось взять миксер, подаренный Вивиан мне на свадьбу, затолкнуть ее туда и нажать кнопочку «пюре». – Я позову Саймона. Он умеет обращаться с… – Она одарила нас обеих испепеляющим взглядом. – …бесчувственными недоумками.

Единственным человеком, кого не пугал гиперэнтузиазм Вивиан, был ее муж Саймон, высокооктановый психотерапевт по вопросам брака с кабинетом на Харли-стрит. У них было двое «одаренных» детей. (При беременности Вивиан переваривала тонны рыбьего жира, чтобы оптимизировать работу мозга, но до сих пор не подозревает о том, что акселерат-инфант – это избалованный твареныш с невообразимо амбициозными родителями.) Саймон – прирожденный проповедник, и они проводят вечерние познавательные беседы о гениталиях со своими щенками, господи прости. Еще один секрет, который Анушке не положено было мне выдавать.

Мать схватила меня за плечи и уставилась прямо в глаза, словно силясь разглядеть там глаукому.

– А теперь послушай меня, Ребекка. Твой отец и я, – вещала она, активно разбрызгивая слюну в порыве красноречия, – были вместе около пятидесяти пяти лет…

– Господи, – простонала вполголоса Кейт в ванной. – Даже убийцам выносят более мягкий приговор.

– Да замолчи ты, Кейт! – Анушка скомкала халат Кейт и пульнула ей в голову. – Это так трогательно, миссис Стил, вас непременно должны наградить какой-нибудь медалью!

– А может, просто освободить, – добавила Кейт приглушенным голосом.

– Ты же не можешь теперь отказаться… – Аргументы матери иссякали, ей было так горестно, что я заколебалась и повернулась к ней в ожидании истинных эмоций. – Тебе же тогда придется вернуть все подарки!

– Ох, мама…

– Я сделала все правильно для твоего Главного Дня…

– Моего?.. Он не мой, а твой, мама. Это ты приглашала гостей, выбирала торт и викария, у которого пахнет изо рта…

Мать забрала бутылку шампанского и, забыв о чувстве собственного достоинства, глотнула.

– А что делать с едой? Я уже внесла две тысячи задатка. А платье? А приглашенные? А миндаль в сахаре? Алкоголь и тонны чертовых лягушек? А чертовы фотографы?.. – Она глотнула еще шампанского. – Торт. Такой шикарный, четыре яруса… – На секунду она перестала метаться, чтобы взять рулон туалетной бумаги, и с горечью продолжила: – А ярусы соединены лесенками, так-перетак, с маленькими фигурками молодых людей в смокингах и свидетельниц в белом, и фонтанчик! Из которого бьет шампанское!.. Да ты хоть представляешь, черт возьми, сколько я на тебя потратила? – Ее голос повысился до неузнаваемости.

– Не нужна мне была эта свадьба, она тебе была нужна, – ответила я. – Все эти намеки о сроке годности. Все эти завуалированные домашние разговорчики о том, кто из моих старых подруг уже подцепил кого-то, а у кого уже родился ребенок… Я бы ограничилась бюро регистрации с китайскими ароматическими палочками и Моцартом, где мы дали бы клятву о том, чтобы не мешать друг другу на жизненном пути… Но нет. Тебе нужна была Большая Свадьба с Белыми Платьями.

– О-о. Тревога. Тут Вивиан, – предупредила Кейт. – Тридцать градусов налево.

Все повернулись в сторону моей главной подружки. Она чуть не смела дверь с петель – таким страстным было ее желание втащить к нам в ванную своего ортодонтически усовершенствованного, всеядно любезного муженька, чтобы тот спас ситуацию. Шафер Саймон разразился оптимистической лекцией. Кого я действительно ненавижу, так это засранцев, которые вечно находят положительное в проблемах других людей.

– Ты вошла в контакт со своим внутренним «я», Ребекка?

Саймон любил поговорить про контакт с чем-либо внутренним. Лично я входила в контакт с этим самым внутренним «я», только когда вставляла в себя тампон.

– Так часто бывает: когда приходит время завязать узелки, мы чувствуем себя словно завязанными в узел. – Саймон нес свой обычный бред. Только сейчас я вдруг поняла, насколько Саймон – лысый, бледный и пузатый – напоминает гигантский шмот моцареллы. – Все твои эмоциональные переживания вы проработаете вместе с Джулианом.

Кейт застонала.

– Почему люди так часто употребляют слово «работа» рядом со словом «брак»?

Саймон угрожающе навис над лежащей в ванне Кейт. Его галстук с доберманчиками в ошейниках слегка хлестнул ее по лицу.

– Кейт Мак-Криди, вы просто боитесь привязанностей. Жуткая индивидуалистка, которая не может справиться с тем, что ее отверг женатый мужчина, и завидует всем, кто наслаждается нормальными отношениями.

– Нормальными? Как у вас, что ли? – Кейт схватила его за галстук и слегка затянула. – Мастер семинаров по генитальному воспитанию своих ползунков!

Саймон, потеряв дар речи, медленно повернулся и сердито посмотрел на жену.

– Анушка! – Вивиан с искаженным лицом уставилась на свою единокровную сестру и, не теряя времени, быстро вошла в контакт со своей внутренней сучкой. – Ты – глупая корова!

– Так и есть. Вы совершенно правы. Если бы я только вышла замуж за маркиза! Но нет. Мне нужно было дождаться графа, – Анушка вытерла потеки туши на щеках. – Маркиз, который сбежал от меня… вот история моей жизни. А теперь взгляните. Единственная моя подружка – это моя внешность…

– Да, – мстительно отвечала Вивиан. – И та тебя скоро бросит.

Анушка разразилась слезами.

Кажется, мои мысли о резкой перемене решения не давали покоя собравшимся на свадьбу гостям. Я уже могла разглядеть, как они движутся по дороге, вытягивая шеи в нашем направлении. Направлялись в нашу квартиру, чтобы осмотреть семейные владения. Старичок-органист – на клавишах его органа должны были образоваться дыры от того количества свадебных гимнов, что он отыграл за свою долгую жизнь, – решив сострить, перешел на композицию «Чего же мы ждем?». Да уж, только органиста с чувством юмора нам здесь не хватало.

– А расходы?! – продолжала причитать моя мать, крутя гигантским бюстом прямо перед лицом Саймона. Мама флиртовала бы даже за пять минут до конца света, честно!

Стук в дверь возвестил о приходе моего отца.

– Ну, настало время, э-э-э, отдавать тебя, – робко тявкнул он, еще больше напоминая удивленного пекинеса.

Кейт насмешливо фыркнула.

– «Отдавать тебя»… Ты видишь? Брак – это всего лишь институт, изобретенный для того, чтобы защищать в патриархальном обществе право собственности на землю, скот и…

Нагнувшись над Кейт, моя мать включила оба крана. Пока Кейт выбиралась из ванны на сушу, ругаясь как сапожник, органист-юморист переключился на что-то, подозрительным образом напоминающее попурри из поп-мелодий. Толпа медленно сочилась из церкви. Дверной звонок трезвонил с маниакальной настойчивостью.

– Бекки, что же ты будешь делать? – умоляюще спросила Анушка.

Мои глаза бегали по комнате. Еще одна счастливая пара должна была сочетаться браком через полчаса после нас. Наверное, невесты стояли в очереди за углом.

– Я не знаю! – Пот лил с меня градом, бисерная диадема съехала набекрень.

– Ты бы поторопилась и, черт побери, приняла хоть какое-то решение! – Губы моей матери с брутальной отчетливостью чеканили слова, разлетавшиеся по ванной комнате. – А то копченая лососина скоро уплывет на нерест.

Кейт яростно вытирала волосы полотенцем.

– Что же ты думаешь отвечать, когда священник спросит, хочешь ли ты стать законной женой этого человека? Скажешь: «Ой… можно мне пропустить этот пунктик»? Да просто скажи «нет». И все! И сделай это сейчас!

Анушка кинулась в мои объятия.

– Ну подумай, куколка. Ты входишь – гости замолкают и шепчутся. Твое сердце бьется. Нежная фата. Шуршащий шелк у ног…

Теперь, как и следовало ожидать, все взгляды сосредоточились на мне.

– Послушайте… – начала я, плеснув холодной воды на шею. Как один человек может произвести столько пота в апреле-месяце? – В некотором смысле, я согласна с Кейт…

– Аллилуйя! – Кейт светилась.

– Что! Ты это серьезно?! – завопила Анушка. – Не верь ей! Эта женщина противоестественна. Я была у нее дома. У нее даже нет весов в ванной!

– …а в некотором смысле я согласна с Энни. Секс с мужчиной твоей жизни… это так прекрасно, и трогательно, и мило… – продолжала я.

– Совершенно верно, – засветилась Вивиан, обернувшись к Саймону и с облегчением пожимая ему руку.

– … но секс с незнакомцем в поезде во мраке ночи еще лучше.

– Точно! – воскликнула Кейт. В победном прыжке она приземлилась на хвост Брутуса, который, визжа, пулей выскочил из комнаты.

– Господи, хватит плакаться в фату, возьми туалетную бумагу! – прошипела моя мать.

– У тебя такое было? – спросила меня крайне удивленная Анушка.

– Что?.. – Я начала чувствовать действие алкоголя. – Секс с мужчиной моей жизни?

– Да нет же, с незнакомцем в поезде? Почему ты мне никогда не рассказывала? Я вот тебе все рассказываю…

– Понятно, – обиженно прошипела Вивиан.

– Ребекка! – возопило существо, от которого я, к моему превеликому сожалению, унаследовала часть генов. – Ты же отказываешься от самого счастливого дня своей никчемной жизни!

М-м-м… Ее слова заставили меня призадуматься. Как приятно будет смотреть на друзей, которые нажрутся в стельку дешевым шампанским и будут произносить путаные, полные двусмысленных намеков речи о браке и семейных узах; на родственников, выплясывающих под кавер-версии песен группы «Клэш» и заглатывающих еду, не успевая заметить, что именно они едят; на бывших бой-френдов, облевывающих свои ботинки. Да уж, неужели это и есть лучший в мире способ заявить о своей любви?

– Если тебе наплевать на меня, подумай о Джулиане! – голосила моя мать. – Ему-то что делать? Жениться на свидетельнице?

Мое сердце куда-то провалилось, словно совершило прыжок с шестом и ударилось о мат. Несмотря на слой светло-коричневого тонального крема, мое лицо выглядело совершенно белым, по цвету ничем не отличаясь от свадебного платья. Я не могла так с ним поступить. Мне не хватило бы храбрости, вернее, наглости. Я оглядела комнату. Вокруг настоящий хаос, виновницей которого была я. Пути назад не было. О чем я вообще думала? Только представить себе – сердце Джулиана разбито, он унижен и оскорблен. А вопрос «Как вы могли так поступить с моим сыном?» от всего семейства Блейков-Бовингтонов-Смитов, а стоимость свадьбы, уже исчислявшаяся тысячами фунтов, а страсти в связи с перераспределением наследства…

Что, я еще не перебесилась? Да моих приключений хватило бы на тысячи любовных романов. Моему пьяному грязному умишке пришло время принять трезвое решение. К тому же в браке есть свои плюсы, старалась я мыслить рационально, разглядывая свое отражение в зеркале. Можно наконец расслабиться, потому что никогда-никогда больше не придется раздеваться догола перед незнакомым мужчиной. Не надо делать эпиляцию каждые пять секунд. Ложиться на бок только для того, чтобы грудь выглядела объемней. Муж – это человек, который все о тебе знает и все равно тебя любит. Конечно, мне стоит выйти замуж. Я уже все успела попробовать. Ну, кроме садомазо. Ну, не очень-то и хотелось. Брак – это прививка от одиночества… Разве нет? Ну хорошо, если бы я жила одна, я могла бы спать по диагонали, но кого бы я обыгрывала в «Монополию»? Хотела ли я стать одной из тех женщин, которые притворяются, будто счастливы оттого, что записались на новый курс лекций по средневековой истории? Вряд ли я хочу, чтобы мне на день рождения и на Рождество дарили соль для ванной. Целые барханы соли для ванной. Неужели мне хочется до конца жизни отмечать крестиком квадратик «не замужем»? Проводить годы, когда положено вынашивать детей и рожать их, на офисных встречах, а потом лет этак в сорок пять сделать себе искусственное оплодотворение из пробирки? Быть навсегда приговоренной к полному макияжу и высоченным каблукам, даже при походе в супермаркет: вдруг я с кем-нибудь познакомлюсь? Нет. Нет. От таких перспектив немели соски.

Сама мысль о том, что у меня будет муж, начала меня успокаивать, словно я разглядывала тропическую рыбку в аквариуме. Кроме того, помолвка, свадьба, первый ребенок – разве это не традиционные жизненные этапы, пройдя которые ты получаешь открытки с поздравлениями? Ну разве нет? Особенно в случае Джулиана. У моего возлюбленного вполне высокий брачный коэффициент умственного развития, что довольно большая редкость для мужчин третьего тысячелетия. Я нашла своего Прекрасного Рыцаря, человека, который умеет все: ходить по магазинам, управляться со шваброй и кувыркаться в постели. Да-да. У Джулиана умненький пенис, и он вполне умеет управлять своими эмоциями. Как часто встречается подобная комбинация у такого биологического вида, как мужчины? Так что же, черт возьми, меня останавливает? Конечно, надо просто выйти за него замуж.

– Вот дерьмо, – сказала я, посмотрев на свое свадебное платье, заляпанное пятнами тонального крема. – Похоже, у меня на платье куски лица.

– Ну, это можно исправить, любовь моя, – просияла моя мать. В приступе радости она стала суетиться вокруг и кудахтать.

– О боже! – Я постепенно уступала. – А прическа!

Анушка склонилась надо мной с муссом для укладки и принялась взбивать волосы у корней. Вивиан обстругала мне сломанные ногти и нанесла лак «Эсте Лаудер», в то время как шмат моцареллы выталкивал из ванной Кейт. Мать усердно прикрепляла заляпанную с краев фату, выкатив глазища в ярко-голубых тенях.

И вот мой внешний вид почти восстановлен. Осталось кое-что старое (лифчик), появилось кое-что новое (мятный леденец во рту, чтобы скрыть запах алкоголя), кое-что пришлось занять (Анушкины стринги от Джанет Регер), кое-что было еще в запасе (шутка о семейных узах, которую я приберегла для приема). Я подождала, пока друзья и родственники исчезнут из ванной, глубоко вдохнула и… бросилась из окна, словно акробат, прыгающий через огненное кольцо. Кувыркаясь в воздухе, как Алиса на пути в Страну Чудес, я едва не довела до разрыва сердца омерзительного чихуахуа моей мамочки.

3

Генеральная репетиция без одежды

Джулиан появился из-за угла в черном костюме, как дирижер, внезапно оставшийся без своего оркестра.

– Бекки?

Я молча уставилась на него, полулежа среди мусорных баков.

– Ребекка?

Я все еще таращилась на него, открывая и закрывая рот, словно рыба.

– Что-то не так, – пошутил он. – Я чувствую это по тону твоего голоса. – На его лице было легкое удивление педанта, он наклонился, поднял меня с тротуара, соскребая с моего шикарного платья использованные чайные пакетики и овощные корки.

– Ну вот. Теперь мы не сможем пожениться, – сказала я на две октавы выше, чем обычно. – Видеть невесту до свадьбы – это плохой знак. К тому же… – всхлипы подкатывали к горлу, – сегодня половина браков заканчиваются разводом, ты знаешь об этом?

– И слава богу. – Он стоял, выпрямившись во весь рост и расправив плечи, словно позировал для невидимой камеры.

– Боже мой, если бы я только могла развестись со своими родителями… Родителей нужно видеть, но лучше их не слышать. Ты со мной согласен?

– Так вот в чем дело! – Он смахнул песок с моих ладоней. – Только в этом? – Он говорил так, словно обезвреживал противопехотную мину.

– Мы не можем пожениться, Джулиан. Твои родители меня ненавидят.

– Какая разница? – Он взял меня за плечи. Его пальцы, привыкшие к перу, были бледными и тонкими. – Мы же любим друг друга.

– Ромео и Джульетта тоже любили… И посмотри, что с ними стало…

Нависли низкие свинцовые облака, закапал дождь. Мне было холодно. Впрочем, это не было связано с погодой. Джулиан глотнул влажного воздуха. Я залепетала до того, как он успел проронить хоть слово:

– Все получается так банально, Джулз. Почему мы не устроили свадьбу под водой в аквалангах? Или не прыгнули с парашютами голыми. Или… В любом случае супружество – это состояние души. И мне кажется, мы с тобой уже давно женаты. Так к чему нам эта глупая церемония?

– Это не просто состояние души, – сказал Джулиан терпеливо. – Свадебный поцелуй подтверждает единение душ, символизирует дыхание жизни, которую мы согласны разделить друг с другом…

– Нет, нет, Джулиан. – Я отодвинулась от него и наступила в кучу еще теплого собачьего дерьма. Я уже и забыла, сколько таких сюрпризов в Ислингтоне. И большая их часть принадлежит Брутусу – его экскременты я узнаю безошибочно. – Ты же мужчина, ты должен быть малодушным подлецом и ненавидеть обязательства.

Я бросилась к аллее, которая, как длинная открытая рана, протянулась за Кресентом. Джулиан последовал за мной, его новые кожаные туфли грустно вздыхали с каждым шагом.

Догнав меня, он повернул к себе мое лицо и посмотрел взглядом, веками отработанным мужчинами взглядом, который говорил: «О, господи! Неужели это единственная пригодная для меня представительница противоположного пола во всей вселенной?»

– Вообще-то, если у тебя заячьи страхи и сомнения по поводу вступления в брак, неплохо было бы подумать об этом за несколько дней до того, как гости слетятся со всех концов света. Или на худой конец решить этот вопрос в то же самое утро, пока родственники еще не успели побывать в парикмахерской и отложить операции на сердце.

Ветер печально выл, покачивая одинокое дерево, торчавшее из потрескавшегося асфальта.

– Я… я… просто не могу этого вынести. Кулаки Джулиана сжались в упругие шарики.

– Ты меня больше не любишь? – выдохнул он.

– Конечно люблю.

Я действительно его любила. Любила с того момента, как мы познакомились пять лет назад, когда Кейт, которая тогда была директором по организации специальных мероприятий в Институте современного искусства, попросила его прочитать лекцию о пытках в Турции. Джулиан – адвокат по правам человека. Он вытряхивает грязное белье человечества и этим зарабатывает на жизнь. Его работа – разыскивать незаконных торговцев оружием и крупных мошенников и, как часто случается, изгонять их из Палаты общин. Джулиан – рациональный бунтовщик. Мой рыцарь в сверкающих доспехах от Армани. Он часто появляется на первых полосах газет. Спасает жизни, восстанавливает справедливость, вызволяет обиженных мира сего из беды. Как не влюбиться в такого человека? А он любил меня, потому что я была как бы противоядием для той, мрачной, стороны его жизни. Он любил меня, потому что я заставляла его смеяться. Потому что я знала сто пятьдесят семь синонимов для слова «секс». Он любил меня за танцы в обнаженном виде в парике его отца-судьи. Я была его Элизой Дулитл в мини-юбке из леопардовой шкуры.

– Тогда почему? – Джулиан смотрел на меня, широко раскрыв глаза от волнения.

– Прости меня, – умоляла я тоненьким голоском, сама себя не узнавая. Да что же, черт возьми, со мной творится? Может, в меня вселилась нечистая сила? Словно жесткий диск моего мозга отформатировали и вставили вместо него дискету с мозгами Сары Фергюссон.[4]

– Послушай, я привык к твоей противоречивой импульсивной натуре, Бекки. Более того, за это я тебя и люблю. Но вдруг ты начинаешь вести себя как какая-то Скарлет О'Хара. Почему, ответь мне? Что с тобой происходит?

Как я могла объяснить, что слишком его люблю, чтобы выйти за него замуж? Что я была бы самой непотребной женой. Это означало, что лучше бы мне выйти замуж за того, кого я не так сильно люблю, чтобы не чувствовать себя слишком дерьмово, когда испорчу ему жизнь.

Глядя на обескураженное лицо Джулиана, я постаралась изобразить раскаяние. Если бы я могла войти в контакт со своим «внутренним взрослым».

Но чем дальше я уходила от этой чертовой церкви, тем больше ощущала бурлящую эйфорию, освобождение, облегчение. Я не могла отделаться от мысли, что свадьба чем-то очень напоминает похороны, только в данном случае ты чувствуешь запах подаренных тебе цветов. У меня были налицо все симптомы ПСН (предсупружеского напряга). И кажется, довольно серьезные. Но как же я могла сказать ему всю правду, когда она была такой запутанной и болезненной?

– Все дело в том, что я не хочу становиться минетоненавистницей…

Брови Джулиана почти срослись на переносице. Мне просто было необходимо начать действовать – ведь действия убедительнее слов. Прилипнув к его руке, как расплавленный зефир, я подтолкнула его к изъеденной ржавчиной калитке и завела в маленький, поросший травой лесок вдоль канала.

Я поцеловала его.

– Взгляни на все это как на генеральную репетицию без одежды, – сказала я, расстегивая его ширинку.

Интересно, что он не испугался. Надо было бы все-таки вернуться в церковь и выйти за него замуж в тот самый момент, в ту самую секунду. Но, черт возьми, наверное, я принимала таблетки глупости.

4

Причислена к старым девам

Все этические кодексы безнадежно устарели. Девушки нового тысячелетия определенно нуждаются в осовремененном своде правил поведения в обществе. Существует столько социальных дилемм, которые традиционными этическими кодексами просто не рассматриваются. Например, о чем можно болтать с гинекологом, когда его рука находится у вас во влагалище? Как, интересно, нужно себя вести, когда вы случайно гадите на своего акушера при родах, а потом сталкиваетесь с ним на светской вечеринке? Или когда вам приходится общаться с мужчиной, а вы не можете вспомнить, спали вы с ним или нет? Или на вечере в Клубе одиноких сердец сталкиваетесь лицом к лицу с собственным мужем? Что принято говорить в таких ситуациях? И вот самый коварный вопрос: как поприветствовать за завтраком мужчину, которого вы вчера оставили у алтаря?

– Я надеюсь, ты обратила внимание, что мы не обсуждаем то, что мы не обсуждаем? – Джулиан взял инициативу в свои руки. Я же молча слонялась по нашей недавно обновленной урбанистически-минималистской кухне от Конрана с белыми панелями, скрывающими разные агрегаты, и множеством выдвижных ящичков без ручек, которые нечем было наполнить, потому что все свадебные подарки мы вернули. – Наши родители тоже не желают это обсуждать. – Он беспокойно болтал ложечкой в чашке с холодным кофе красно-коричневого цвета. – Ни твои, ни мои родители вообще не желают с тобой разговаривать.

– Все разрешится само собой на Рождество, – отважилась я на блеклую улыбку.

Джулиан устало повел бровью, потом уныло глотнул свой напиток, который скорее подошел бы трудягам из кооператива в Никарагуа.

– Интересно, ты когда-нибудь повзрослеешь?

– Зачем? Чтобы стать примерной женой, с одержимостью открывающей эти странные конвертики с целлофановыми окошками? Боже, надеюсь, что нет.

Я робко дотронулась до его руки. Он отстранился. От повисшей тишины мне стало еще хуже.

Джулиан сложил какие-то папки в брифкейс и уже собрался отправиться в двадцатиминутное путешествие на такси до Королевского дворца юстиции. У него внезапно появилось очередное дело, которое, как всегда, касалось каких-то репрессированных университетских преподавателей из Алжира или политически активной труппы мимов-лесбиянок из Ливана. Так что, вместо того чтобы купаться в супружеском блаженстве и лучах южного солнца на побережье Шри-Ланки, Джулиан взялся за очередное неоплачиваемое дело по спасению несчастных душ. Правда, он и для медового месяца выбрал такое место, где можно было параллельно заниматься делами: он всегда возил меня по таким странам, где меня легко могла захватить в заложницы какая-нибудь террористическая организация. В нашу спальню в гостинице постоянно кто-то вторгался. Особого значения это, однако, не имело, потому что все равно большую часть времени мы делили ее с телохранителями. С самого начала я знала, что весь медовый месяц мы проведем не на пляже, а в камерах арестованных тамильских диссидентов, ожидающих смертного приговора. Я схватила его за рукав.

– Накричи на меня, Джулз! Скажи мне, что я стерва! Возненавидь меня. Я бы тебя точно возненавидела, если бы ты так со мной поступил. Я бы ненавидела тебя больше, чем ненавижу Вуди Аллена за то, что он женился на собственной дочери. Больше, чем этих уродов из Европейского экономического сообщества, которые облагают тампоны налогом на добавочную стоимость.

– Я не ненавижу тебя. И я никогда не смог бы уйти от тебя.

Он стоял, весь съежившись, над размякшими в молоке кукурузными хлопьями. Это проблема всех принцев конца девяностых. В них столько обходительности, что совсем не остается места для маленьких хулиганских выходок.

– Господи, Джулиан. Ну почему ты не можешь быть жестоким? Не можешь наказать меня, как настоящий мужчина? Брось же что-нибудь в меня… Или лучше вообще меня брось! Ты даже не попросил вернуть тебе обручальное кольцо… – Я стащила с пальца левой руки кольцо с сапфиром.

Джулиан взял кухонное полотенце. Мне показалось, что он собирается швырнуть его в меня, но он просто стер со стола кофейный кружок от моей чашки.

– Кстати, не могла бы ты больше не вытирать стол тряпкой для пола? Это негигиенично, – сказал он.

– А ты не мог бы перестать вести эти кухонно-уборочные семинары? У нас же чертов медовый месяц!

– Он у меня будет, когда ты наконец поймешь, почему тебе кажется, что наши романтические отношения обречены. – Джулиан качнулся на каблуках, словно обращаясь к особо тупому суду присяжных. – Жду отчет в письменном виде о ставках в нашем супружестве… Вы просветите меня, я смею надеяться. – Он тихо повернулся и, ссутулившись, вышел из дома.

Несмотря на ТЛЖ (травму в личной жизни), Джулиан все равно отправился на работу, что было для него вполне типично. Это только усиливало мое неверие в наш брак. Когда мы познакомились, меня покорили его страсть и политические убеждения. Он был этаким психологическим спайдерменом, который плетет сети из слов, чтобы ловить в них злодеев и преступников. Экшн мен в интеллектуальном эквиваленте. Супермен, который борется за правду, справедливость и законность. Ну а когда дело доходило до отслеживания банковских счетов коррумпированных африканских правительств или продажных сотрудников Скотланд-Ярда, Джулиан, с его мягкими манерами, таинственным образом превращался в Терминатора.

Я была влюблена и на многое закрывала глаза. Я благородно жертвовала праздниками и ужинами при свечах, вечерами, которые мы могли бы провести, уютно свернувшись калачиком перед экраном телевизора или занимаясь любовью во всевозможных, полезных для позвоночника позах. Я притворялась, что ничего не имею против того, что мне приходится появляться одной в обществе. Я придумывала за него отговорки, когда он не приходил на самые шикарные вечеринки, и покупала готовые ужины на двоих, чтобы не казаться совсем уж жалкой и одинокой.

Но пока он просиживал за работой ночи напролет, выходные за выходными, рождественские праздники за рождественскими праздниками, я потихоньку обдумывала, что пора бы сесть в седло моей лошадки и тайком умчаться. Зачем, черт возьми, нам жить вместе, если мы почти не видим друг друга? Постепенно из рафинированного гурмана, предпочитающего есть виноград без кожицы и маринованные яйца летучей мыши, я превращалась в пожирателя свиных отбивных. Вместо изысканных трусиков я перешла на белые панталоны. А зачем покупать белье от Джанет Регер, если нет никого, кто мог бы поподробнее остановиться на этой части моего гардероба? Трусики с разрезом на месте промежности прозябали без дела на моих бедрах. Шоколадная паста для тела успела свернуться в банке. Довольно скоро я перестала выдумывать предлоги, когда Джулиан не появлялся на вечеринках на моей работе и семейных торжествах. «Джулиан? Какой Джулиан?»

Когда он отменил празднование годовщины нашего знакомства, я действительно уже была готова вскочить в седло моей старенькой, но проворной лошадки, но стоило ему сказать: «Дорогая, а как же судебное дело, которое может спасти жизни двухсот пятидесяти несчастных, приговоренных к смертной казни на Ямайке?» – и я осталась.

Но он пропустил и следующую годовщину. Тогда я попросила свою подругу, работавшую в организации «Международная амнистия», сфотографировать меня на черно-белую пленку в профиль на фоне окна, причем так, чтобы я выглядела похуже. Нарисовав рамку из колючей проволоки, я подписала внутри: «ОСВОБОДИТЕ ЖЕРТВУ ОТ УЖИНОВ В ОДИНОЧЕСТВЕ. ЖИВЕТ С ТИРАНОМ-АДВОКАТОМ ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА».

Когда пришло время третьего юбилея, который он тоже пропустил, у меня был готов совершенно другой ответ на его разглагольствования о спасении двухсот пятидесяти несчастных: «Ну и пусть умирают, мне-то что?»

Еще через год я предложила полететь туда и повесить их собственноручно.

После этого он сделал мне предложение.

И все равно я его любила. Любила укромное местечко за ухом: когда я целовала его, Джулиан таял. Любила, как смешно он срезал твердые хлебные корки со своих сандвичей. Любила созвездие веснушек на его широкой груди, которые становились чем ниже, тем бледнее. Любила, как он, стоя в душе, фальшивя, исполнял партии из бродвейских мюзиклов. Восхищалась его умом: я еще никогда не встречала мужчину, который мог бы так долго упражняться в красноречии, произнося столь величественные монологи.

Тем временем мои лингвистические успехи оставляли желать лучшего. Всем своим образованием я обязана Джулиану. Он открыл мне камерную музыку, Вагнера, пятизвездочные гостиницы, изысканную кухню, поэзию, литературу и любовь. Конечно, он мало знал о реальном мире и жил в башне из слоновой кости. Но для девушки с незаконченным средним образованием это было роскошью.

Я знала, что должна была уже умереть от угрызений совести за то, что оставила Джулиана у алтаря. Черт. Мое место во Всемирной Палате Эгоистичных Сучек. Так почему же я ощущала себя как ребенок, которому разрешили прогулять школу? Почему я чувствовала себя такой счастливой и беззаботной, как заключенный из колонии строгого режима, которого вдруг выпустили на свободу?

А дело было в том, что мне никак не хотелось взрослеть. Я была еще слишком молода для этого. У меня до сих пор висели на стене постеры, прости господи! Отказавшись от проторенной веками дорожки, я вновь обрела жажду жизни. Да во мне было больше жизни, чем в греческом йогурте, которым Кейт лечила свой цистит! Но я не знала еще, как жестко жизнь обойдется с моей новообретенной уверенностью в себе…

Все началось за чашкой кофе с Анушкой. Я решила облачиться в обтягивающий тренировочный костюм с лайкрой и наказать себя за свадебный дебош суровыми тренировками. Но, черт возьми, самое сложное – отжиматься так, чтобы не потухла сигарета. А в то утро я просто не могла не курить. И курила много. Магазин свадебных нарядов только что отказался принять обратно мое платье. «Прошу прощения, но единственное условие, при котором мы могли бы вернуть деньги, – это смерть покупательницы», – злобно пояснил менеджер. «Так оно и есть: для общества я совершенно конченый человек», – оправдывалась я.

И это действительно правда. Кейт и Анушка были единственными людьми, от кого я могла еще ожидать рождественские открытки. Поэтому, вместо того чтобы упражняться в спортзале, я решила позавтракать с Анушкой на Саут-Молтон-стрит. Под «завтраком» я подразумеваю стакан воды от какого-нибудь перье-кутюрье и сигарету – именно это Анушка называет приемом пищи. Лично я предпочитаю диету из морепродуктов: перед тобой море продуктов и ты помаленьку их уплетаешь. Но Анушка была занята пережевыванием других вещей.

– Господи, куколка! – всхлипнула она в свой эспрессо. – У меня сегодня было самое отвратительное утро.

Волноваться не стоило. Эта женщина считала, что у нее было трудное детство, потому что ей приходилось каждое утро делать три шага до «вольво» ее папы, довозившего ее до школы.

– Почему?

– Трессида сегодня узнала, что у нее начались месячные, а у Табиты рак яичников.

– Неужели сразу у двух «благородных девиц» так плохи дела?

– И если им можно при этом устраивать благотворительные балы, почему мне-то нельзя? Потому что я не замужем, вот почему. Даже не обручена!.. – Непослушные пружинки ее волос затряслись, словно мозг одновременно испустил миллион волн.

– О, это не займет много времени. Посмотри, литература кишмя кишит разными графами Виллоби и виконтами Викхэмами, которые как раз скитаются в поисках наследниц… – Я вытерла с кончика носа пену от капуччино и отодвинула остатки пончика, решив воздержаться. – Однажды ты встретишь идеального мужчину, Энни.

Ей это точно пошло бы на пользу. Анушка побывала на большем количестве коленей, чем портативный компьютер.

– Идеального! – возопила она. – Да речь вообще не идет об идеале. Кто-нибудь с интересными изъянами и то сойдет. Просто сносный персонаж.

– Подойдет даже убийца, которому до звания «серийного» недостает двух трупов. Дариус как раз на него и тянет.

Анушка всегда шокировала меня своими заниженными требованиями. Дариус Гор, последний избранный ею представитель платежеспособного пола, обладал всеми качествами, которые делают английских аристократов интересными для окружающих: живущий на чердаке братик, симпатизирующий Гитлеру, причастность к последнему политическому скандалу и надвигающееся банкротство. Обедневшие аристократы только и мечтали, что породниться с разбогатевшими низами. После того как господин Йоханнес де Кок оставил мать Вивиан, он сделал себе состояние на торговле оружием, то есть Анушка имела отношение и к тем, и другим.

Где-то в потайных извилинах Анушкиного странно устроенного мозга вдруг возникла мысль, что вести со мной разговор на тему брака – это все равно что поторапливать паралитика.

– Ну… – Она подвернула ногу в кожаной штанине себе под зад. – Ты знаешь, я не одобряю твой поступок, куколка, но, наверное, после такого стресса тебе пришлось себя долго отпаивать.

– Да нет, хватило той бутылки шампанского. – Я в мгновение ока расправилась с остатками пончика. – Все думают, что я поступила как глупый ребенок, но, – усмехнулась я, – я никогда и не считала себя взрослой.

Она подвинула мне свою тарелку.

– Может, и мой съешь?

Я целомудренно покачала головой.

– Послушай, я же не плохой человек, Энни. (Я заметила, что она вовсе не торопится со мной соглашаться.) – Ну хорошо. Я не мать Тереза… Но, знаешь, я, наверное, где-то между ней и Гитлером… правда? – Ноль реакции. – Ну, разве нет?

Она уставилась на свои туфли. Со скоростью пылесоса я проглотила нетронутый ею пончик.

* * *

Второй удар по моей самоуверенности был нанесен в «Сэлфриджес»,[5] у стойки с декоративной косметикой, чувственными ароматами, стройными флакончиками и пузырьками экзотических цветов.

– Куколка, ты только что приобрела билет в страну несчастий и все еще беспокоишься об эластичности кожи? – ныла Анушка, пока я тащила ее в здание с колоннадой на Оксфорд-стрит.

– Да, но, по крайней мере, я буду хорошо выглядеть по дороге… Ночной крем, пожалуйста. Легкий.

Продавщица отдела косметики «Эсте Лаудер» окинула меня оценивающим взглядом и клацнула зубами, словно собираясь обратиться за срочной консультацией к дерматологу.

– Легкий, мадам? Мадам?

– Мне кажется, пришло время перейти на более… питательный крем. Суперсильный ультима-крем для зрелой кожи, например…

Зрелой?

Она метнула в мою сторону увеличивающее зеркало, и я увидела слоноподобную версию собственного лица.

– Морщины. Складочки в уголках рта. Крем содержит морские водоросли, которые улучшают кровообращение и…

– Это не возрастные морщины. Это от орального секса, – пояснила Анушка, решив меня выручить. – По-видимому.

– Веснушки, сухие участки кожи, прыщики, потеря пигментации, лопнувшие капилляры… Крем для шеи также не помешал бы… – Заводная кукла в белом платье продолжала лопотать, ее речь пестрила эвфемизмами, за каждым из которых слышалось слово «старость»: очищающий, обогащающий, восстанавливающий, омолаживающий, защищающий…

Я сердито смотрела на нее.

– Я всего лишь пытаюсь представить вам наиболее полную картину ваших проблем и дать полезные советы, как с ними справиться.

– О, ваша самоотверженность не знает границ.

– Сейчас действуют скидки на электролиз, – добавил андроид тем же профессионально-оскорбительным тоном.

Орудуя ватным тампоном, как регулировщик жезлом, она указала на маленький черный волосок на моем подбородке, которого я раньше не замечала. В увеличительном зеркале он был похож на огромную секвойю.

– А это, черт возьми, откуда взялось?

– Ну, это естественно, что с возрастом…

– Не могли бы вы прекратить болтовню о возрасте и старении. У меня всего один волосок на лице. Это еще не повод утверждать, что мне пора выть на луну….

– Ну тогда попробуйте вот что. – Протянув вперед руку с наждачной бумагой, продавщица попыталась протереть мое лицо резким, вращательным движением, которое наводило на мысль о повторном асфальтировании взлетной полосы.

– Эй, что за…

– Пилинг-крем с ретинолом «А» воздействует на кожу… – назойливо гудела она, словно оса, бьющаяся об оконное стекло.

– Воздействует? Господи. Что же это такое?

Она вручила мне очищающий гель для бедер. Я посмотрела на ценник на флакончике с той причудливой смесью унижения и желания, которую испытываешь при любой покупке в отделе косметики… Боже всемогущий. Как может крем стоить больше, чем койка в лучшем доме престарелых?

– Как вариант всегда остается липосакция, – вмешалась Анушка.

– Какая еще «сакция»? – ответила я равнодушно. – Ты что, заодно с ней?

Анушка бросила на меня критический взгляд.

– Ну, знаешь, с обтягивающей лайкрой тебе точно пора закругляться…

– Спасибо за совет, но я пока еще не собираюсь переходить на старческие лечебные чулки телесного цвета. Пойдем, я не могу здесь больше находиться.

Продавщица – в глазах усмешка шакала – ласково попрощалась:

– Хорошего вам дня.

– Да пошла ты! – огрызнулась я. – У меня другие планы.

Я зашла в магазин, всего лишь чтобы приобрести дурацкий тюбик увлажняющего крема, а через десять минут вышла оттуда нагруженная таким количеством мазей, кремов и замазок для фронтальных изъянов, что, расписываясь на чеке, мне пришлось держать ручку чуть ли не в зубах. Теперь мне не хватало только пены для бритья, чтобы расправиться с усами, которые, казалось, росли не по дням, а по часам. Поэтому я и не хотела иметь детей, иначе произвела бы на свет свору волчат. А в службе сервиса меня, очевидно, уже ждала ведьмовская метла.

Дальше хуже. Послав мне воздушный поцелуй, Анушка оставила меня на углу Риджент-стрит и отправилась наводить красоту перед свиданием с этим жутким Дариусом. Подготовка, как и обычно, включала в себя лоботомию. Анушкина стратегия покорения мужских сердец была незатейливой: всегда выглядеть счастливой, занятой и поверхностной. Мне эта стратегия точно не подходила. Черт, Джулиан говорит, что единственная вещь, которой я могу кого-то заинтересовать, – это мои неврозы (ну, кроме способности закидывать ноги за голову).

– Если я не позвоню до девяти сегодня вечером, посторожи мою квартиру, хорошо, куколка?

Я зашагала на работу, еще не ведая о подстерегавшем меня ударе. Поравнявшись со стройплощадкой, я внутренне приготовилась к штурму. Про себя отрепетировала ответные колкости… И вот это произошло, точнее, ничего не произошло. Никто даже ни разу не свистнул. Никаких охов-ахов. Я сказала себе, что строители, должно быть, очень заняты выполнением мегасложных хай-тековских гидравлических маневров, требующих максимального внимания, и решила вернуться назад. Еще раз прошагала мимо них, немного активнее покачивая бедрами. И ничего. Ноль реакции. Меня всю жизнь возмущали сексуальные домогательства на стройплощадках, но сейчас неожиданно для себя я почувствовала страшную опустошенность – тем более странную, что не знала, откуда эта опустошенность взялась. Однако у меня не было времени на размышления. Недостаток мужской реакции пульсировал в моих варикозных венах. Всего несколько часов назад жизненная энергия била во мне ключом. Но невозможно же одновременно ощущать собственную жизненную энергию и собственные варикозные вены. Может, та несчастная продавщица права? Да, факты постепенно выстраивались в стройную логическую цепочку. Может, в прошлый Новый год я уснула и только что проснулась? Иначе почему я так ненавижу джангл? И вообще. Если тебя больше не смешит сама идея электролиза – это верный признак того, что ты состарилась.

Внезапно я почувствовала себя Маргарет Резерфорд.[6] Меня уже манили твидовая накидка с капюшоном и велосипед. Теперь пора серьезно обеспокоиться состоянием своих внутренних органов.

Будь я зданием, я бы уже осела. Черт, была бы уже в списке на снос. Окажись я деревом в Национальном парке Йелоустон, целая куча девушек-гидов водила бы вокруг меня хороводы туристов. Но худшее было еще впереди.

Дойдя до торгового центра, я, смиренно вздыхая, остановилась у входа в Институт современного искусства – белое здание, напоминающее свадебный торт. Честно говоря, я лентяйка и по возможности стараюсь увиливать от работы. Уверена, что историки дадут нашей эпохе название «Смутное время. Часть вторая». Все мои знакомые женщины крутились как белки в колесе, от одного нервного срыва к другому, оставляя выводок неприрученных, воспитанных няньками детей. В их жизни светские ужины сменялись поглощением транквилизаторов и внебрачными связями (потому что у их заработавшихся мужей силенок на секс не хватало), при этом они с пеной у рта доказывали своим психиатрам, что умерли бы со скуки, если бы не работали. Я же страдала другой болезнью. Главным моим желанием было как можно меньше работать и как можно дольше оставаться молодой.

Сбежав из школы в пятнадцать лет, я в свое время попробовала себя на самой черной работе – от сиделки до служанки. Потом училась в колледже искусств и ночами работала, вкладывая в газеты цветные приложения. Я была певицей в кабаре и работала живой рекламой спортзала Вулумулу в Сиднее (там я познакомилась с Кейт). Как можно было не подружиться с тем, кто так же, как ты, при всем параде ходит в виде рекламного бутерброда с надписью: «Жирная уродина?.. А хочешь стать просто уродиной?»

С тех пор как любовная жизнь Кейт пришла в такое бедственное состояние, что могла вполне составить повестку дня на заседании ООН, то есть шесть лет назад, Кейт переехала в Лондон и устроилась работать в Институте современного искусства. Через какое-то время ее повысили до арт-директора, и теперь выше нее были только Господь Бог и Большой Коралловый риф. Она помогла мне получить работу в отделе связей с общественностью, что я назвала бы карьерным продвижением с большой натяжкой. Как ни старалась я убедить голых поэтесс-нимфеток и мутировавших феминисток-скульпторов насколько приятнее работать, не думая каждую секунду об успехе, все равно периодически мне приходилось появляться в офисе.

Большинство сотрудниц института были феминистками и разделяли убеждение, что «любой половой акт – это изнасилование». У входа в галерею впору было поставить предупреждающий знак: «Опасная зона. Гормонально-активные дикие женщины». Я даже не могу сказать, что получала в институте зарплату. Скорее, это была плата за участие в военных действиях. Особенно когда монтировали новую выставку.

Я толкнула стеклянную дверь и стала пробираться по захламленной галерее: ноги художниц, вязаные рюкзачки, этнические попоны и кучи детских колясок. Когда я вошла, все резко замолчали.

– Ну? – приветствовала меня Кейт, поправляя очки в красной оправе. – И как Джулиан это воспринял? Небось обосрался? Ты ему сказала, что недостаточно сильно его любишь? Думаю, ты не могла сказать ему правду: уровень самоубийств среди мужчин и так довольно высок, правильно?

– Но я действительно его люблю. Просто… – Я посмотрела на застывшие в ожидании напряженные лица. Нет уж, я не собиралась выкладывать свои сокровенные мысли и раздеваться до трусиков. Уж точно не здесь, мать вашу. – Просто в мире есть еще три миллиарда мужчин, и я бы не прочь взглянуть на них в обнаженном виде, понимаешь? – ответила я бойко.

Я поплелась за Кейт в главную галерею, где она наблюдала за распаковкой последней выставки – феминистической коллекции под названием «Чего хотят женщины». Я подняла с пола глянцевую брошюру, в дизайне которой тоже принимала участие. На обложке – женщина-фотограф, чьи фотографии пениса призваны были бороться с мировой отсталостью. «При ближайшем рассмотрении под определенным углом зрения мужские подмышки сверхъестественным образом напоминают женский лобок», – сообщала брошюра.

– Ты – куратор феминистских выставок, Кейт, а при этом ничего не знаешь о женщинах. Женщин беспокоит только три вещи: укладка волос, качество обуви и стройные бедра. Если бы ты переименовала феминистское движение в движение за стройные бедра, мусс для волос сильной фиксации и прочные супинаторы на туфлях со шпильками, посещаемость галереи увеличилась бы раз в сто.

Кейт засмеялась. Обижать австралийцев совсем неинтересно. С них все как с гуся вода.

– Мы желаем женщинам того, что они сами себе желают, – ловко выкрутилась она, с нетерпением тыкая в фотографии, которыми я, следуя ее же инструкциям, должна была через несколько часов восторгаться в интервью телепередаче по искусству.

То, что женщины сами себе желают. Господи. А что мы себе желаем-то? Чтобы был мужчина и чтобы мы были свободны. Хорошей работы и уймы свободного времени. Детей и чтобы их не было. Неожиданного знакомства в поезде с прекрасным незнакомцем, говорящим стихами, который умчит вас на личном самолете на какой-нибудь тихоокеанский остров, даже не обозначенный на карте… А иногда просто провести вечер в одиночестве в уютной фланелевой пижаме, уставившись в телик и поедая марсы-сникерсы. И никогда-никогда не стареть. Но сегодня я точно поняла: я могу быть сколь угодно молодой в душе, но по всем другим показателям мне явно уже за тридцать.

Это еще раз подтвердилось, когда приехали журналисты с четвертого канала и Кейт вытолкнула меня вперед, прямо в камеру. Режиссер, типичный моднявый андроид, едва достигший половой зрелости, снимающий фильмы, смотреть которые так же скучно, как наблюдать за тем, как сохнет на стенах краска (а этот однажды действительно снял фильм о том, как сохнет краска), так вот, он взглянул на меня в объектив и спросил Кейт, не может ли она предложить кого-то, кто был бы не столь «хронологически одарен».

Кейт и я непонимающе переглянулись.

– Не столь опытен в вопросе? – Мы все еще не понимали, о чем речь.

– Послушайте, – сказал он откровенно. – Это передача о молодых художниках, так ведь? Не думаю, что мисс Стил производит соответствующее впечатление.

Моя старческая кровь застыла в жилах.

– Да вы что?! Ну так и вы не производите соответствующего впечатления. Тоже мне кинопроизводитель. Да единственное, что вы можете произвести, – это пробник с собственной мочой.

Кейт вытолкнула меня в фойе, пока я не наговорила еще кучу гадостей.

– Какая муха тебя укусила? Нам же нужна реклама!

– Это мое больное место, понимаешь? Сегодня утром фюрерша в «Сэлфриджес» сказала мне, что я старая, уродливая и толстая.

– Ну и что? – ответила Кейт. – Купи себе зеркало пошире.

После такого ответа лучше мне не стало. Как и после того, как я увидела, что этот режиссер чуть ли не умоляет Супер-Крошку на каблуках высотой с небоскреб и с прямыми, как у защитника в американском футболе, плечами дать интервью вместо меня. Как может женщина выглядеть так молодо? Наверняка она пьет какой-нибудь эликсир.

Выйдя из института, я была готова купить вазелиновый крем для интенсивной терапии, втирать его лет пятьдесят, а потом повторить процедуру.

Ну хорошо, значит, я старше, чем думала. Однако это не значит, что от пирога жизни я не стану откусывать больше, чем могу прожевать, – просто придется жевать чуть медленнее.

Но я не рассчитывала на то, что жизнь собиралась мне вот-вот преподнести…

5

И снова невеста

Это всеми признанная истина – одинокая женщина, желающая хорошей жизни, должна хотеть выйти замуж. Итак, месяц спустя все «подозрительные лица» собрались в церкви Святого Эндрю в Кливдене на свадьбе сезона. Наконец-то Анушка нашла своего мужчину.

У меня не было никаких сомнений, что Анушка и Дариус проживут долго и счастливо до самого развода. Анушка больше времени потратила на выбор свадебного наряда, чем на выбор мужа. Единственным условием было его происхождение. Дариус, как и полагается, обладал изящной картавостью и нескрываемым отвращением ко всем и вся, то есть был настоящим аристократом и истинным представителем высшего класса.

Однако состоятельность высшего класса не всегда выражается в деньгах. Английские мелкопоместные дворяне часто все свои средства спускают на содержание псарен для охотничьих собак, а остатки завещают новомодным гостиницам для кошек. Дариус как раз и происходил из семьи, вот уже несколько поколений которой жертвовали деньги на содержание приютов для бездомных собак. Но у Анушки было достаточно денег, чтобы бездумно их тратить. И Дариус в этом смысле подходил ей наилучшим образом.

Даже когда мы ехали на машине в церковь, я не теряла надежды отговорить ее от этой затеи.

– Да ты для него просто кошелек с деньгами, – убеждала я ее, пока мы тряслись по вымощенным булыжником проселочным дорогам. – И п-поверь м-мне, Э-Энни, Д-Дариус уж-же заб-бронир-ровал себе пожизненный ном-мер в «Р-Рице».

– Да как ты можешь такое говорить в день моей свадьбы!

– Я хочу, чтобы ты была счастлива, Энни. Но Дариус не любит тебя! Почему из всех мужчин на свете ты выбрала именно его?

– По одной простой причине – он мужского пола.

– Да, и у него есть титул. Знаешь, могу назвать тебе еще пару титулов, которых он определенно заслуживает. Например, сэр Большая Задница.

Но Анушка убедила себя в том, что это – настоящая любовь. Перед лицом Бога они поклялись друг другу в вечной любви и верности, и Анушка подняла кружевную вуаль, выставив на всеобщее обозрение восхитительные темные кудряшки, повернув к Дариусу исполненное надежд лицо. Тот с остекленевшим взглядом набитого чучела отважился на поцелуй. Словно ребенок, которого заставляют есть ненавистный ему шпинат, он дотронулся до ее губ и едва коснулся мочки левого уха.

После того как гостей обсыпали конфетти, напоминающим перхоть, и заставили позировать для фотографий на каменных ступенях церкви, Дариус, щегольски сдвинув набекрень шелковый цилиндр, подошел к свидетельницам с самодовольным важным видом, как ему, наверное, казалось, но вообще-то выглядел он так, словно трусы врезались ему в задницу.

Послав воздушные поцелуи Таре, Тане, Трессиде, Табите и Тессе (невозможно состоять в Клубе благородных девиц, если ваше имя не начинается на букву Т), он остановился передо мной, затерявшейся в море малинового шифона.

– А… свадьбоотступница. Не понимаю, как церковь не воспламенилась, когда ты вошла.

– Мои поздравления, – сказала я ему. – Богатая жена… Довольно удобно для экономии собственных средств и усилий. Если бы ты женился на мне, я бы уж точно заставила тебя подписать брачный контракт в нескольких томах.

– Анушка-милашка, – протянул Дариус, делая знак невесте, – посещала ли когда-нибудь твою прекрасную миниатюрную головку мысль, что твои подруги завидуют тебе, потому что они не так богаты, как ты? Может, пришло время подумать о новых дружеских связях в более престижных кругах общества?

Он вильнул шлицами своей серой визитки и отчалил манерной раскачивающейся походкой. Энни, вернее, леди Анушка Гор повисла на его руке, беспомощно улыбнувшись мне через плечо.

* * *

Прием в Кливдене, в покрытом пятнами лишайника особняке семнадцатого века, величественно возвышающемся посреди земельных угодий, на которых разместилось бы все население Бельгии, был с самого начала обречен на провал.

Племенной диалект жующих обезьян из высшего класса, лепечущие в нос голоса, отточенные веками частного образования, резко диссонировали со скрипучим хрипом господина де Кока и его темного окружения. Среди приглашенных со стороны невесты я узнала недавно амнистированного наркобарона, скомпрометированного бывшего президента со смешными запонками, асбестового магната и Генри Киссинджера.

После того как месяц назад Джулиан попытался втянуть меня в супружество и потерпел крах, он вел себя со мной как монах-аскет. Если и благоволил разговаривать во время завтрака, то был крайне вежлив. «Пожалуйста, после вас». «Нет-нет, я настаиваю». «Я не очень вас побеспокою, если уберу нож, который вы почти вонзили мне в спину?»

В остальное время он изображал мученика. Каждое предложение, которое он произносил, начиналось со слов: «Не волнуйся, я сам об этом позабочусь». И тонул в письмах с соболезнованиями, словно у него кто-то умер. Родственникам с обеих сторон он предлагал зайти на чашку чая и выказывал свое сочувствие. А сейчас присутствовал на свадьбе, которая могла бы быть его собственной.

Видимость того, что у нас все хорошо, исчезла вскоре после того, как нас рассадили в увешанной гобеленами столовой и официант склонился надо мной с двумя бокалами вина – красного и белого.

– Хм… белое, пожалуйста.

– Поверьте, ей так сложно сделать выбор и принять решение, – прокомментировал Джулиан с сарказмом. – Ребекка не может связать себя обязательствами по отношению к вину. Для нее это убийственно, что, кстати, самое подходящее выражение для описания нашей совместной жизни.

Семь пар глаз за столиком уставились на меня.

– Джулиан, ты действительно думаешь, что стоит вытряхивать наше грязное белье на людях и устраивать тут прачечную? – Я метнула отчаянный взгляд в сторону Кейт.

– Думаешь, у них будет вегетарианская еда? – встряла Кейт, решив меня выручить. – Я не могу употреблять в пищу живых существ, ну разве что кроме тех, что видны только под микроскопом.

– Еще какие-нибудь гастрономические предпочтения? – насмешливо поинтересовался Джулиан. – Как насчет копченой крайней плоти? А ведь именно из-за тебя Ребекка воздержалась от брачных уз. По-моему, – тут он шутливо отвесил поклон, – самая дурацкая идея, которая только может прийти в голову, – это пытаться что-либо объяснить женщине, которая однажды переспала с Романом Полански.

– Джулиан, твоего мнения я не спрашивала, и никто из присутствующих тоже.

– Не говори глупостей. Я адвокат. Все хотят знать мое мнение. Мне за это платят двести пятьдесят фунтов в час.

– Ты переспала с Романом Полански? – ошеломленно прошептала Кейт. – Почему ты мне об этом не рассказывала?

Девушка из Клуба благородных девиц слева от меня по-журавлиному вытянула шею, чтобы лучше разглядеть свою потенциальную жертву стоимостью двести пятьдесят фунтов в час. Ее глаза заблестели.

– Правда? Она отвергла ваше брачное предложение? – проурчала она, наклоняясь через меня, чтобы погладить Джулиана по рукаву. – Предложение такого красивого, успешного и привлекательного мужчины, как вы?

– Да-да, конечно, – добродушно подшучивал Джулиан. – Если бы у меня было хоть немного скромности, я был бы совершенством. А чем вы занимаетесь? – спросил Джулиан «благородную девицу». Минуя меня, он наклонился к ней, чтобы накрыть ее изящную ручку своей.

– Вообще-то я занимаюсь благотворительностью, – залилась она трелью. – И нахожусь в поисках смысла жизни… и т. д., и т. п.

Что означало, что она в поисках мужа. Я «нечаянно» пролила вино на ее колени.

– Ах, простите, так вы наследница, а мне послышалось «минетчица»…

В этот прохладный майский вечер атмосфера за нашим столиком накалилась до предела.

– Ну а что вы им подарили? Я так долго не знала, что выбрать… – с преувеличенным интересом спросила Вивиан, силясь внести хоть чуть-чуть веселья в разговор.

– А разве нельзя было просто подарить то, что изначально предназначалось нам? – презрительно спросил Джулиан.

– Я надеюсь, что вы упаковали подарки в пластик, потому что не пройдет и недели, как они начнут швыряться ими друг в друга, – сказала я, обильно намазывая булочку маслом – холестерин был единственной радостью, что еще оставалась у меня в жизни.

– Саймон говорит, что продолжительные отношения основываются исключительно на общих интересах, – настойчиво продолжала Вивиан.

– В их случае это, конечно, Саймон, – прошептала Кейт.

– …и на совместных проектах. Таких, как дети, – правда, папочка?

Саймон послал ей воздушный поцелуй.

– Конечно, мамочка.

– Прошу прощения, но у меня нет желания растягивать себе шейку матки, чтобы провести остаток жизни в ванной, радуясь, что детки покакали. Фу. – Я в два счета уничтожила принесенное мне блюдо. – Нет уж. Спасибо.

– Лично я хочу иметь много-много детей, – промычала Благотворительница, пожирая Джулиана глазами.

– Правда? Я тоже. – Джулиан сцепил руки за головой и откинулся на стуле. – Так и вижу, как сижу по-турецки перед костром, а вокруг копошатся детки.

Я ощетинилась.

– Правда? А я ненавижу детей. Как можно любить кого-то, кто может тоннами есть сласти и не толстеть?

– У работающих матерей намного выше риск умереть от разрыва сердца, чем у бездетных женщин, делающих карьеру, чтобы вы знали… – добавила Кейт.

– Ну тебе-то уж точно не о чем беспокоиться, – парировал Джулиан. – С такой прической тебе вообще ничего не светит. К такой стрижке так и просится тюремный номер.

– Пока выпускают батарейки «Дюраселл», я в порядке, – ответила Кейт. – Они явно надежнее, чем мужчины.

– У тебя, наверное, такой вибратор, к которому требуются водительские права для грузовика, – усмехнулся Саймон. – «Внимание. Тяжелый груз».

– Да, и у меня тоже, – заступилась я за подругу. – Я удивляюсь, как у нас зубы-то еще целы. А теперь оставьте мою подругу в покое.

Тут кто-то постучал ножичком по стеклу и из-за стола встал свидетель, чтобы произнести речь.

– У тебя есть вибратор? – спросил полный изумления Джулиан, нарушив тишину. Соседние столики шикнули на нас. – Когда ты успела приобрести вибратор?

Теперь даже свидетель смотрел в нашу сторону.

– Джулиан…

– Неужели после пяти лет совместной жизни ты не могла найти другого момента, чтобы сообщить мне, что не хочешь иметь детей и что у тебя есть вибратор?

– Может, ты просто недостаточно прислушиваешься к своей внутренней женской сущности? – вступил Саймон.

– Пошел ты на… – сказала я как можно более по-женски.

– Не могли бы вы?.. – зашипела чья-то пратетушка через два столика.

Свадьба определенно выявляет только самое лучшее в людях. Еще немного – и у меня разовьется лицевой тик. После скучнейших речей я раздумывала, не пойти ли мне в ванную, чтобы еще раз выпрыгнуть из окна и сбежать. Именно в этот момент мой взгляд впервые остановился на Закери Фениксе Берне. Заметить его, впрочем, не составляло труда. Объяснение тому – коллективное женское «ах», раздавшееся, когда он появился на танцполе. Никогда еще не встречала я такого сочетания путаных черных волос, кошачьих глаз цвета перно, облегающих джинсов «Левис» на пуговках, серебряной серьги и мускулатуры. Такую мускулатуру я видела последний раз у Джорджа Клуни, когда на нем был резиновый костюм Бэтмена. От одного вида этого красавчика легко мог случиться сердечный приступ. Каждый его бицепс был размером с гостевую спальню. На левом плече красовалась татуировка в виде змеи, которая вставала на дыбы каждый раз, когда он напрягал мышцы. Этот парень был не просто сексуален, он был настоящим увлажняющим средством для влагалища. Съешь-меня-прямо-здесь-мой-зверь, сражающий наповал своим копьем сочный кусок плоти – фантастика. На джинсах, как раз чуть ниже задницы, у него была прореха, напоминавшая лукавую улыбку. Или нет. Скорее, она напоминала глаз, который подмигивал, когда он двигался. А двигаться этот парень умел как никто на свете. Сказать, что он хорошо танцевал, значило не сказать ничего. То, что он выделывал, больше походило на резьбу по полу. Закери вполне мог давать уроки Майклу Джексону. Это были настоящие «грязные танцы», настолько грязные, насколько это возможно без латекса. Девушка могла спокойно кончить просто оттого, что двигается в такт с ним. Так что, если ему хотелось выглядеть красавчиком-кобельком с задницей из стали, ему это явно удалось.

– Смотри, Кейт. Вот я и нашла тебе парня.

– Да не нужен мне мужчина… Ни хрена себе! – Даже Кейт была поражена, когда я повернула ее лицом к танцполу.

– Десять баллов, – передразнила я судей на Олимпийских играх, словно показывая карточку с оценкой участника.

– С половиной, – вынесла вердикт Кейт. Когда Закери Берн покинул танцпол, сотни женщин еле оторвали приклеившиеся к нему взгляды.

– Может, потанцуем, хочешь? – спросила я Джулиана, беря его под руку.

– Ты же знаешь, что я танцую всего два танца. Один – танец маленьких утят, а второй – никакой. – Джулиан сбросил мою руку, словно это была стая шершней. – У тебя есть вибратор?

Вокруг нас на канделябрах, перилах лестниц и спинках кресел расположились нагие Аполлоны и Адонисы, полулежали резные купидоны, перебирали струны лир Гименеи.

– Ну, пожалуйста, Джулз. Потанцуй со мной…

– Что я действительно хочу сделать, так это кликнуть крылатую колесницу и отправиться восвояси… – Он зевнул, украдкой взглянув на часы. – Боже мой, да вы вампиры какие-то.

Джулиан – довольно необычный защитник прав человека, потому что на самом деле людей он просто ненавидит. Он всегда старался сбежать с вечеринок как можно раньше. Этот человек любил человеческий род в теории, но явно не на практике.

– Ты всегда так рано хочешь домой, – надулась я. – Твой диагноз – преждевременная социальная эякуляция, ты в курсе?

– Кто бы говорил! Женщина, которая выпрыгнула из окна туалета в день собственной свадьбы!

– Мы больше никогда не веселимся… Ты стал таким… взрослым.

– Да и тебе уже пора вырасти.

– А тебе пора скинуть пару годков. Боже мой, да мы как какая-то престарелая…

Я чуть ли не сказала «семейная пара», но вовремя замолчала. Надоедливая музыка, жуткая духота помещения, психологическая клаустрофобия оттого, что я находилась на чьей-то свадьбе с человеком, которого увлекла и обманула, оставив у алтаря. Вдруг я почувствовала себя так, словно меня целиком проглотил боа-констриктор.

– Хочется курить. – Я встала.

– Ты же не куришь. – Джулиан схватил меня за запястье и силой усадил на место.

– Ох, Джулиан, – сказала я расстроенно. – Ты ведешь себя прямо как муж.

Если бы я не выбежала на воздух, да поскорее, то этот распрекрасный ужин за восемьдесят пять фунтов оказался бы на полу, точнее, на старинных плетеных ковриках. Под всевидящим оком строгих предков я скинула туфли, приподняла подол платья и побежала через холл вдоль темнеющих рядов зловещих доспехов, по каменным ступенькам и росистому газону, усыпанному тюльпанами, мимо деревьев, устрашающе подстриженных в форме зверушек, и причудливых архитектурных сооружений, в темноту и прохладу майского вечера.

Часто дыша, я прислонилась к дубу. Посмотрела на спутанную крону, украшенную каплями росы, и увидела, как там, за деревьями, блеснула лента реки. Вслушиваясь в отдаленные, тонущие в тишине звуки – смех, звон бокалов, рев лодочных моторов, – я не сразу поняла, что рядом кто-то дышит.

Чиркнула спичка, я резко обернулась. Огонек осветил мужскую руку. Жадно всматриваясь в темноту, я старалась разглядеть помешавшего мне незнакомца.

– Было бы все-таки обидно, если бы мы вдруг узнали, что маленьких зеленых человечков не существует, – сказал кончик сигареты. – Как ты думаешь, люди и правда самые совершенные существа в межгалактическом пространстве?

Я зажгла сигарету. Огонь спички высветил полуночного философа. На нижней ветке дуба полулежал мужчина – гроза всех женщин. Он приоткрыл один глаз – ему было даже лень моргать – и с легкомысленным пренебрежением стал осматривать меня с ног до головы. Его лицо медленно расплылось в сладкой улыбке.

Гормональный Хьюстон. Полет в космос. Мы оторвались от Земли и летим прямым курсом на планету Страсти. Интересно, а закрутить романчик прямо на свадьбе с одним из гостей, выйти за него замуж и народить детей – это очень неприлично?

Я обожгла палец и не могла не придать этому символического значения.

6

В шикарном платье, без трусов

Секундой позже я вернулась обратно на землю. Что же, черт возьми, я творила? Я почти замужем, пользуюсь кремом против старения. Тем более при ближайшем рассмотрении выяснилось, что парень этот только вылез из подгузников – на вид ему было года двадцать два. Кроме того, теперь, принимая жизненно важные решения, я больше не руководствовалась компасом, что был у меня в трусиках.

– Простите, что побеспокоила, – сказала я чопорно. И что это со мной вдруг произошло? Чудесным образом я превратилась в скромницу. Я распустила пояс своего малинового платья свидетельницы. – Просто не могу больше ни минуты втягивать живот. Это действительно самая ужасная свадьба, на которой мне когда-либо доводилось присутствовать. Сплошной снобизм и помпа.

– Да-а-а? – У него был американский акцент, медлительный и ленивый. – Мне кажется, лучший способ избавиться от этой помпы – оттрахать тебя по полной, за алтарем, сейчас же.

Он действительно сказал то, что сказал, или мне послышалось? В конце концов, день был длинным и утомительным, и у меня вполне могли появиться слуховые галлюцинации. Чтобы обезопасить себя, я вышла из пульсирующей темноты.

– Приятно было познакомиться, – попрощалась я с ним через плечо. – У меня аллергия на свадьбы, к тому же я совершенно не выношу пустую болтовню.

– Правда? – Я услышала, как он спрыгнул с дерева, его ступни мягко опустились на землю. – А мне казалось, у те'я ниче'о получается.

Вот сукин сын.

– Ну уж лучше, чем у тебя. – Я окинула его взглядом, все еще изображая скромницу. – Думаю, ты умеешь разговаривать только о том, сколько тебе осталось до конца условного срока заключения.

– Раз-го-ва-ри-вать? М-м-м… ты, наверное, имеешь в виду слова, которые мы используем, чтобы убить время, пока трахаемся.

Очевидно, на совести этого парня половина мирового запаса самых сальных и неприличных шуточек. Но он и не подозревал, что вторая половина была за мной.

– Я и не знала, что Анушка включила в список гостей домашних животных.

Теперь ему точно конец. Я пошла по мокрой траве к бассейну. Именно у этого бассейна в шестидесятые проститутка высшего класса Кристин Килер веселилась в голом виде с министрами кабинета тори. Свесив ноги, я плескалась, не задумываясь о том, насколько бассейн походит на биде. Мужчина – гроза всех женщин материализовался из темноты и уселся персиковой попой на голову якобы античной скульптуры, созданной явно не в античные времена.

– Есть одна прикольная штука в свадьбах. Ну… как же англичане это называют… Ах да. ШПБТ.

Я заинтригованно подняла бровь.

– В шикарном платье, без трусов. – Сладострастно улыбаясь, он вытянул ногу, а ноги его, надо сказать, росли от самых ушей, и носком ковбойского ботинка приподнял подол моего платья. – Обожаю такие штучки.

Я ударила его по ноге.

– Хм… Можно ли мне использовать слова «маленький», «член» и «конечно, у тебя» в одном предложении?

В ответ Мальчик-Конфетка нагнулся вперед, невозмутимо взял мою руку и приложил ее к своему паху. Это был не пенис. Это был настоящий шест для прыжков в высоту. Я слышала, что американцы довольно наглый народ, но позвольте… двадцать пять сантиметров, а мы еще даже не знали, как друг друга зовут. Да кем он себя возомнил?.. Биллом Клинтоном? Я отдернула руку.

– Эй, никогда ни в кого не целься заряженным пенисом. Или мне придется доложить об этом Кеннету Старру![7]

– Да? А там, откуда я родом, считается неприличным не заняться сексом с подружкой невесты. – Вызывающая усмешка играла на его губах. – Конечно, в том, что он заряжен, нет никаких сомнений. Но есть и меры предосторожности. Ме'я не ин'ересуют женщины, которых не ин'ересую я. Хотя это, конечно, сложно – понять, когда женщины гов'рят «да», имея в виду «нет», и наоборот. Будешь курить?

– Да – нет, – ответила я.

Он рассмеялся. Господи! Даже зубы его были совершенны. Анушка назвала бы его отменным куском мяса, а Кейт – прирожденной крысой. В общем, этот парень уж точно мог сниматься в рекламе бескалорийной пепси.

– То есть ты хо'ешь сказать, что нам еще придется… ну, раз десять занудно поужинать, в микроскопических деталях обсудить человеческие отношения, и только потом можно будет разорвать друг на друге одежду?

– К твоему сведению, – чопорно ответила я, – я никогда не имела отношений с грубыми пошляками, и у меня нет никакого желания…

– Но, думаю, ты не раз просыпалась в их кровати утром… – Он открыл новую пачку «Мальборо».

Я оглядела его, прищурившись.

– А в чем твоя-то проблема? Ты слишком молод, чтобы быть таким женоненавистником.

– Слава богу, нас хоть сколько-то еще осталось! – Он прикурил сразу две сигареты и передал одну из них мне.

– Ну, этого достаточно, чтобы судить о твоих умственных способностях – Я нарочито оторвала фильтр перед тем, как вставить сигарету между зубов. – А дальше будет только хуже, друг мой. Научно доказано, что с возрастом мозг мужчин атрофируется.

– Ат-ро… что?.. Вот в чем проблема английских крошек: вы тратите столько слов и при этом не говорите ровным счетом ниче'о. Разве нельзя просто использовать нормальные слова? К тому же мужчины в сто раз умнее женщин, начнем с этого.

– Мужчины? Умнее? Да уж, конечно! – Я глубоко затянулась, присосавшись к своей «раковой палочке». – Поэтому, наверное, ваше представление о веселье-развеселье ограничивается луплением друг друга полотенцами по заднице. Как такое идиотство объяснить?

– А почему вы, цыпочки, считаете, что вести себя как мужики – это круто?

– «Цыпочки»? – Я словно стерильными щипчиками подобрала это выражение.

– Не могу трахаться с такими: сразу каж'тся, что становлюсь педиком.

– Прощу прощения? Это ты про меня? Да тебе не грозит оказаться со мной в постели, так же как не грозит найти гипотенузу у треугольника.

– Черт, а что она потерялась?

Несмотря на явную недоэволюционированность этого неандертальца, он был очаровашкой, и с этим сложно было поспорить. Черт подери. Этот парень вел себя так обезоруживающе, что дал бы фору целой команде по контролю за вооружением из ООН.

– Хм… на дворе конец двадцатого века. Мужчины больше не должны относиться к женщинам как к неодушевленным предметам.

– Да уж, поверь мне, я не отношусь к женщинам как к неодушевленным предметам. О нет! – Он обворожительно повел плечами. – К своим предметам я отношусь раз в сто лучше.

Вот сукин сын!

– Но я все-таки просвещу тебя: женщины могут делать все то же самое, что и мужчины. Единственное, что удается мужчинам лучше, – так это сдыхать раньше.

– Фигня это все. Мужчины намного лучше во многом.

– О, да? Ну, например?

Он подмигнул. А подмигивал он так, что в голову приходили всякие сексуальные фантазии, о которых ты раньше никогда и не задумывалась.

– Мужчины умеют трахаться, не испытывая чувства вины, и еще свистеть.

Я сунула в рот два пальца и испустила такой пронзительный вопль, что умудрилась заглушить хит «Дайр Стрейтс», который вяло наигрывал оркестрик. Гости на балконе стали таращиться в нашу сторону, выкатив глаза и силясь разглядеть, что происходит в темноте. Мужчина – гроза всех женщин схватил меня в охапку, и мы оба исчезли из вида. Он подергал за ручку двери старого садового павильона. Все двери были заперты. На последней двери замок щелкнул, и та открылась, осветив каморку, где хранился разный хлам для бассейна. Я с трудом разглядела шезлонги, еще не распакованные к лету, стол для пинг-понга, укутанный в брезент. Здесь пахло затхлостью, но было тепло, а темнота была густой и чувственной. Мы втиснулись внутрь и стояли так близко, что чувствовали дыхание друг друга. Он пахнул пряностями и молодостью, и запах этот, должна признаться, был по-настоящему мужским и по-настоящему притягательным.

– Мужчины не ходят в туалет парами.

– Женщины не относятся к восседанию на унитазе как к возможности почитать книгу и просто неплохо провести время.

– У мужчин не бывает месячных.

– Да вы, мужчины, просто нам завидуете, вы можете только мечтать о менструации. К тому же быть женщиной лучше, потому что нам никогда не приходится волноваться, кто мать наших детей.

– Зато мы можем иметь детей и при этом не носить халаты для беременных в цветочек…

– Мужчины не умеют заворачивать вещи.

– Женщины не умеют рассказывать анекдоты.

Понемногу он придвигался ко мне. Несмотря на свои шварценеггеровские габариты, двигался он легко и грациозно. Он оперся рукой о стенку за моей спиной. Его голый локоть касался моего плеча.

– По крайней мере, мужчины знают, как хорошо провести время. Для цыпочек главное развлечение – покупать малюсенькие фигурки животных из дутого стекла. Да, эти стекляшки. Ну вот объясни мне, почему так… Цыпочки с ума сходят от всяких погремушек, блин…

– А мужчины сходят с ума от электроприборов. Кстати, они сами похожи на эти электроприборы, в инструкции к которым написано «требуется сборка». А потом они ломаются и вечно валяются по углам.

– Так… – Он оперся о стену другой рукой, чуть касаясь моего лица. – Так почему же тогда ты так меня хочешь?

– Тебя?! Хочу?! – Чтоб я его хотела? Да я уже истекала чуть ли не кровью от самых ушей. – Как можно хотеть кого-то из тех, кто бросает бомбы на мирное население?

– Ну, конечно. Мужчины всего-то и умеют, что управлять миром и воевать… какой мизер.

– По крайней мере, мы не засекаем постоянно время. О, этот ядерный взрыв произошел за двенадцать и шесть десятых секунды…

Я обвила ногой в обтягивающем чулке его бедро и притянула его к себе. Срабатывал синдром обостренной реакции на мужскую плоть – ничто меня так не возбуждало и не делало такой безрассудной, как случайная связь с абсолютным незнакомцем.

– «Ох, взгляните! Мы доехали за один час, тринадцать минут и три и шесть десятых секунды ровно». И другим машинам на дороге вы тоже ни в жизни не уступите. Особенно другому мужчине.

Мое тонкое платьице трепетало, соприкасаясь с жесткой тканью его джинсов.

– Вы втопите и помчитесь со скоростью света, пока один идиот из двух не сдастся… А мы можем спокойно катить себе в маленькой машинке и не заботиться о том, что думают люди о наших сексуальных доблестях.

– Да, но это не мы постоянно ошиваемся у механиков, чтобы нам починили машину.

Он запустил руку мне под платье и сжал двумя теплыми пальцами мой сосок. Я впилась в него взглядом, жадно изучая его лицо. Очевидно, Природа-Мать упражнялась на нем перед тем, как создать Брэда Питта, ее невинными упущениями были непристойно сочные губы, чуть сонные глаза, каллиграфический шрам на щеке, но все это делало его только еще более притягательным.

– Мужчины никогда не говорят «спасибо». И не помнят про годовщины…

– У мужчин не бывает целлюлита. И им ничего не надо эпилировать воском. И никто никогда не заставит нас носить подвязки… А как насчет тебя? Ты их носишь?

Другая его рука оказалась у меня под подолом.

– Я уж не говорю о том, как вы все время лениво почесываетесь, и всегда в области промежности. Ты когда-нибудь видел, чтобы женщина почесывала свои гениталии?

– Ну, возможно, не на людях. – Он терся носом о мою шею, массируя при этом внутреннюю сторону моего бедра. – Потому что вы не так искренни в своих естественных порывах.

– Не так искренни? Что за чушь! – Я засунула палец в прореху на его джинсах. Бархатная плоть была твердой и горячей. – Как мне могут быть симпатичны существа, которым все время хочется, при этом без разбора? Женщины хотя бы способны иногда думать о чем-то, кроме этого.

Его пальцы скользили вверх по моему бедру, у меня перехватывало дыхание.

– Мужчины все теряют и никогда не могут ничего найти. – Я снова застонала от неземного наслаждения.

– Ну, кроме влагалища, – ухмыльнулся он.

К этому моменту я была уже в жидком состоянии и еле могла стоять на ногах. За время, пока оркестр, бубня, перешел от текучей песни «Ina Gadda De Vida» к бодрой «Honky Tonk Women», я уже была запущена на орбиту и ощущала себя космической станцией «Мир».

И тут незнакомец наклонился и поцеловал меня. Его поцелуй имел вкус жидкой карамели.

– Поцелуи… вторая лучшая вещь, которую можно проделывать губами.

– Вторая?

Он уложил меня на стол для пинг-понга и одним плавным грациозным прыжком исчез под моим «шикарным платьем без трусов». Вот что я называю настоящим служением любви.

* * *

Так я впервые в жизни занималась любовью с черным мужчиной.

7

Обещания

– Ты где была? – осведомился Джулиан, когда я вернулась в самом растрепанном виде. Судя по заляпанным смокингам измученных музыкантишек из свадебного оркестра, которые уже в седьмой раз мямлили «Jumping Jack Flesh», я поняла, что отсутствовала чуть дольше, чем мне казалось. Я ожидала, что меня накроет волной вины, но никакого психологического шторма не было. В конце концов, а в чем, собственно, я была виновата? Преступная страсть, и ничего более. Даже не преступная, скорее, просто безрассудная страсть, сексуальный faux pas.[8]

– Я просто гуляла, – без усилий солгала я, не объясняя, где конкретно, в каком диком краю. Это была не такая уж большая ложь. Скорее, полуправда. Просто я посвятила его не в ту половину. Я заметила стайку лепных купидончиков, жужжащих под потолком, и в моей голове вдруг пронеслась мысль, что сейчас они спикируют и атакуют меня, но она исчезла в ту же секунду.

Лорд и леди Дариус Гор появились вдвоем на ступенях, чтобы, по традиции, невеста, делающая-вид-что-она-девственница, бросила букет гостям.

Только мы с Кейт заключили пари на двадцать фунтов, что этот брак долго не протянет, как боковым зрением я увидела разморенных алкоголем теток, несущихся в направлении летящего букета. Самонаводящаяся ракета из орхидей летела, по иронии, прямо в направлении вашей покорной слуги. Нельзя даже сказать, что я поймала этот букет, скорее все было похоже на цветочный массаж лица. Раздалось всеобщее «ох» и приглушенный шепот. Я выглянула из-за цветов: друзья и подруги закатили глаза от стыда. Я попыталась заговорить, но только выплюнула зелень.

– Дежа вю, – с долей сарказма сказал Джулиан.

Толпа доброжелателей обступила Анушку со всех сторон. Когда я подошла поцеловать ее на прощание, она с жаром шепнула мне:

– Наверное, я допустила ошибку.

– Какую? Что напялила этот наряд? Из-под ее прозрачного кружевного платья проглядывали изящные панталончики.

– Да нет. Я о своем муже.

– Анушка, это же свадебный прием. Не надо ничего портить, ну, по крайней мере, пока вы не доберетесь до своего медово-месячного логова.

Прежде чем она успела подробно изложить все свои опасения, ее быстро увели в замужнюю жизнь. Пока я искала Кейт, чтобы выплатить ей те двадцать фунтов, на которые мы поспорили, мой взгляд в последний раз остановился на Закери. Он посмотрел мне в глаза на одну долю секунды дольше, чем требовалось… и этого было достаточно, чтобы коленки мои задрожали. А потом он исчез в ночи.

– Вот это рекорд! – объявила Кейт. – Всего за полсекунды ты раздела глазами этого подростка.

Я попыталась вытащить ее на танцпол, чтобы немного потрясти задницами под «Oh-Oh-Oh-Oh-Stayin' Alive». Даже пляски под второсортные кавер-версии были лучше, чем долгая дорога домой с Джулианом. Но этого преждевременного социального эякулятора невозможно было удержать.

* * *

– И с каким подростком ты там флиртовала, как я расслышал со слов Кейт? – начал он, как только машина, заскрипев по гравию, выехала на дорогу.

– Хм… а когда это она сказала? – Я скинула туфли и оперлась ступнями о приборную панель. – Ты же знаешь, я все время флиртую с кем попало, но расслабься, я всего лишь прицениваюсь.

Я поразилась тому, насколько легко мне лгать. Теперь понятно, почему мужчины так часто это делают. Сердце выплясывало неуклюжий фокстрот у меня в животе, но внешне я была невозмутима, и голос был ровным.

Я порылась в бардачке и вставила компакт-диск в проигрыватель. Из колонок донеслись звуки «Пинк Флойд». Я застонала, резко нажала на кнопку «стоп» и продолжила копаться в бардачке.

– «Роллинг стоунз», «Юритмикс»… Боже мой, Джулз, неужели у нас нет ничего, что было создано в этом веке? Словно нам давно уже за тридцать.

– Но, Бекки, именно так оно и есть. Дождь барабанил в окна.

Вопрос не в том, сколько тебе лет, а на сколько лет ты себя ведешь. А ты себя ведешь так, словно уже страдаешь старческими заболеваниями.

– Неправда.

Дворники вяло и раздражительно елозили по лобовому стеклу.

– Ты сортируешь свои носки субботними вечерами.

– Ну и что? Ты так об этом говоришь, словно я какое-то чудовище.

– Ты всегда так рано удираешь домой с вечеринок.

– Мне не нравятся эти убогие рэп-танцы, более того, они мне противны, понимаешь?

– Говори за себя. Лично я еще не готова вести жизнь дебильного заводного цыпленка.

– Что? Ты правда хочешь снова быть молодой?.. И развешивать ошметки индийских ковриков на стенах? Носить футболки с надписями, которые заявляют о твоих философских воззрениях? Фу! Петтинг на заднем сиденье машины давно потерял для меня всю привлекательность, Бек.

– Петтинг? Что я слышу?! Петтинг?! Понимаешь, что я имею в виду? Да ты совсем старикашка!

– Если быть старикашкой значит не считать автостоп видом транспорта, то так оно и есть. Я люблю кока-колу, а не кокаин. Я больше не просыпаюсь в шесть утра в рождественское утро. Мне не стыдно появиться со своими родителями в общественном месте. Я чувствую себя надежно, если вижу поблизости полицейского. Да и ты тоже, Бекки, уже достаточно выросла, чтобы вычеркнуть хождение моделью по подиуму из списка карьерных амбиций.

– Откуда ты знаешь про…

– И в конце концов, – он сделал музыку погромче, – мы и так весело проводим время.

– Весело! Ну, хорошо, давай-ка разберемся. Что такого веселого делали мы в прошлые выходные? Устроили оргию со взбитыми сливками, наверное? Нет. Ты переставил с места на место приправы в серванте. Меня приглашают на вечеринки, и я каждый раз тащусь на них в одиночестве, и так все время!.. Да уж, у нас такие развратные развлечения, сам маркиз де Сад, наверное, уже иззавидовался!

Я грубо вынула диск Костелло, резко нажав на кнопку наманикюренным ногтем.

– А помнишь, тогда, в девяносто шестом, я проехал на красный свет? – добродушно пошутил Джулиан. – А еще не задекларировал покупку на пятьсот фунтов на таможне в Хитроу. Помнишь?

– А когда-то я была совсем сумасшедшей! Когда-то я была интересной! Я потеряла себя. Ты украл меня у самой себя!

– Тогда давай отправимся в полицейский участок на опознание, и тебе выдадут новый паспорт, – кисло отозвался он.

– Просто ты стал таким занудой!

– Я не зануда.

– Ты сортируешь мои туфли по высоте каблука. Ты рассуждаешь о сочетаемости продуктов еще до того, как мы сели завтракать. Ты читаешь мне нотации по поводу того, какой тряпкой можно вытирать пол, а какой нельзя… Ты не успокоишься, пока не узнаешь, сколько фтора содержит твоя зубная паста. Ты боишься случайно подцепить лишай, воспользовавшись чьей-то расческой, и еще заразиться этим, как его, стафи… стафи…

– Стафилококком.

– …через телефонный автомат. Ты протираешь банкомат антибактериальной салфеткой, господи прости! И вообще ты ипохондрик! Это правда! Ты не допускаешь мысли, что можешь быть здоров.

– Я не ипохондрик!

– Тогда ипохондрия – единственная болезнь, которой у тебя нет!

– Ты правда думаешь, что я ипохондрик?

– О боже, теперь у тебя будет ипохондрия от того, что ты ипохондрик. Джулиан, твои болячки меня убивают. Одна ничтожная головная боль, и тебе кажется, что у тебя опухоль мозга. Чаще хочется в туалет, и ты уже в полной уверенности, что у тебя рак предстательной железы…

– По крайней мере, я не психологический ипохондрик. Ты же целыми днями проверяешь свою эмоциональную температуру. Счастлива ли я? Могла бы я быть счастливее? Действительно ли он мне подходит?

– Да? Так вот пришло время измерить температуру наших с тобой отношений. Ректальным термометром.

Я почувствовала, что больно уколола его: машина резко дернулась. Я решила притормозить со своими нападками.

– Все, что тебе нужно, – это чуть больше физической нагрузки. Посмотри на себя. – Я нежно похлопала его по животику, который напрягся под ремнем. – Ты становишься толстячком, дорогой. Ты, наверное, не видел своих яичек уже месяцев шесть.

– Яичек! Да уж! Да у меня их уже нет! Ты забрала их у меня в день свадьбы. Напряги-ка память, или тебе помочь?

– Да уж, тебе самому неплохо бы поднапрячься. Когда мы познакомились, у тебя была стальная попа. В последнее время твои ягодицы по консистенции напоминают лазанью. Овощную лазанью. Со слишком большим количеством молока.

– Я не знаю, успела ли ты заметить, Ребекка, но я адвокат. Единственное, в чем я упражняюсь, так это в умении быть внимательным и осторожным. Именно поэтому я ждал, пока мне исполнится сорок, чтобы выбрать ту самую женщину, на которой я хотел бы жениться. Но так как ты воздержалась…

– Вот я об этом и говорю. Неужели обязательно выражаться так высокопарно? Почему просто не сказать «отказала»? Ну почему ты не говоришь нормально, а?

Противотуманные фары окрасил нас с Джулианом в оранжевый цвет.

– Почему тебе всегда необходимо демонстрировать свое всезнайство?

– Так вот что выводит тебя из себя? Что у меня есть мозги? – спросил он скептически.

Я ощупала низ сиденья в поисках запрятанной пачки сигарет.

– Ты так долго просиживал задницу в своем чертовом Оксфорде, что совсем замшел, – вот что меня выводит из себя! Только работа, и никаких развлечений – вот такой Джулиан скучный мальчик.

– Но если бы я только развлекался и не работал, я бы расследовал дела по нелегальной парковке в каком-нибудь затхлом городишке. А я тружусь в поте лица, чтобы мы могли наслаждаться жизнью.

– Н-да! Для этого ты и работаешь бесплатно ночи напролет. Да ты же месяцами не берешь с клиентов ни гроша. И сексом занимаешься в носках, потому что слишком устаешь, чтобы их снять…

Включив свет, чтобы порыться в сумочке, я подумала о прекрасной даме Джулиана – его работе. В какой-то степени я бы даже предпочла, чтобы у него была другая женщина. Тогда я могла бы просто облить его «сааб» соляной кислотой, искупаться в его коллекционных винах и сочинить эксцентричный опус об отвергнутой женщине. Но что сказать в адрес человека, который всю свою любовь отдал книженциям по юриспруденции? Я действительно ревновала его к повесткам в суд, правда-правда.

– Но как же все те прекрасные летние отпуска, что мы провели вместе? – возразил он, когда нас выбросило на автостраду. – Послушай, выключи этот дурацкий свет!

– Да уж, в этих занюханных столицах… Мне надоело, что ты несешь на своих плечах бремя всего мира, Джулиан. – Я выключила свет и достала прикуриватель. – Найми себе носильщика!

– Тебе уже тридцать два года, Бекки! Джулиан выхватил у меня изо рта сигарету и погасил ее.

– Достаточно уже повеселилась. Пора бы уж успокоиться и завести семью.

– Ха, – сердито воскликнула я. – Так, значит, тебе снова придется заниматься со мной сексом, чтобы у нас были дети…

Я стала грызть ногти.

– Последний раз мы вступали в физический контакт, когда у меня в горле застряла рыбная косточка в кафе «Ривер» и ты пытался вытащить ее руками. Ты уже несколько месяцев не вылизывал меня.

– Прошу тебя, Ребекка! – Шины «сааба» раздраженно чавкали по придорожным лужам. – Тебе обязательно выражаться так грубо? Ты ведь никогда даже не просила об этом…

– А как бы ты хотел? Чтобы я прислала тебе письменное приглашение? Господи!

– Ну хорошо, раз уж мы об этом заговорили, что тебя еще беспокоит в плане секса? Почему бы нам не составить список?

– Давай.

– Я пошутил.

– Ты мог бы быть чуть более спонтанным в сексе. Ты относишься к сексу, как к очистке водостока от опавших листьев, а эту обязанность ты исправно исполняешь раз в неделю со всей ответственностью.

– Но я ведь… Помнишь, как мы тогда занимались любовью в доме Вивиан и Саймона? Когда вышли покормить кошку?

– Джулиан. Да ты всегда успеваешь сначала аккуратно повесить одежду. И еще ты мало разговариваешь в постели.

– Я адвокат. Если я говорю что-то, то беру за это деньги.

– Вот как? Почему тебе все нужно увязывать с работой? Скоро мне придется в суде отстаивать свое право на любовную прелюдию…

– Хорошая мысль. Если тебя не затруднит, напиши свои сексуальные требования на желтом бланке, и твои пожелания будут рассмотрены в судебном порядке.

Секунду мы наблюдали, как «дворники» отплясывают ча-ча-ча на лобовом стекле, а потом разразились хохотом. Джулиан смеялся так заливисто, что должен был съехать с шоссе. Когда мы успокоились, он положил свою теплую суховатую руку поверх моей.

– Я так сильно люблю тебя, Бекки. Мне нравятся твое нахальство, твоя дерзость. Твое остроумие… Не говоря уже о лучших во всем Лондоне ножках.

Естественно, чувство вины накатило на меня гигантской волной. Я схватила его руку:

– Прости меня, Джулз. Я отвратительный мерзкий паразит. Я так низко пала, что, боюсь, прилипла к чьей-то подошве. Не могу поверить, что ты все еще любишь меня после всего, что я…

– Ради тебя я готов на все, Бек, ты же знаешь… Ну… почти на все, кроме операции по смене пола.

Я стиснула его руку.

– Давай уедем. В эти выходные. И просто будем трахаться дни напролет. Как раньше. А в перерывах можно все обговорить.

Джулиан поморщился.

– Я не могу. У меня обед с клиентом. В субботу вечером. Кстати, я надеялся, что ты ко мне присоединишься…

Я громко застонала.

– О нет, только не это… что за женушкины обязанности.

– Пожалуйста, Бекки.

Он наклонился. Поцелуй, которым он меня одарил, был страстным и сочным.

– Вот, – сказал он, всплыв на поверхность за глотком воздуха. – Так умеет твой вибратор? А как насчет «тяжелого петтинга»? – предложил он издевательским тоном.

– Мне кажется, что я наконец-то разрешила одну из величайших жизненных тайн – почему мужчины любят заниматься сексом в машине, – сказала я, стягивая с себя одежду. – Потому что зеркало заднего вида увеличивает предметы, правда ведь?

Джулиан засмеялся, расстегивая ремень. Я вздохнула: мужчине – грозе всех женщин незачем было заниматься любовью в машине.

Когда через несколько секунд в машине зазвонил телефон, мы оба подпрыгнули. Голос моей мамы по громкой связи атаковал барабанные перепонки. Я не стала бы отвечать, но, учитывая, что это был первый разговор после моего невыхода замуж, все-таки сделала это.

– Ну что, Анушка подцепила себе мужичка, правда? Почему же у меня не может быть такой дочки, как она? Вместо тридцатидвухлетней старой девы?

– Ох, мама. Ну почему тридцать два кажется всем таким серьезным возрастом? Почему нельзя перевести его в более легкую весовую категорию?

– Ты там не подцепила кого еще, ну-ка?

Я решила выбросить из головы тот одноразовый перетрах. Вернее, одноразовое облизывание. И еще поклялась, что никому никогда ни слова не скажу про Зака. Я сама не очень понимала, что натворила, так что как можно ожидать понимания от кого-то другого? Я, можно сказать, только что страшно унизила Джулиана, бросив его у алтаря, это ставило меня в один ряд с самыми жуткими вивисекторами. Так что чистосердечное признание и рассказ о плотских утехах вряд ли могли исправить мою репутацию, даже среди подруг. К тому же я точно знала определение слова «секрет» – нечто, что подружки рассказывают всем подряд, предупреждая: «Только никому не говори».

– Мне стыдно людям в глаза смотреть.

И я слышу это от женщины, которая гордится тем, что всегда выигрывает конкурс «Мокрые футболки» на всем побережье Коста-дель-Соль.

– (Т)ак м(н)е от э(т)ого го(р)ько.

Я непроизвольно съежилась, услышав, как она всхлипывает, проглатывая согласные.

– Так что ты там себе возомнила? Что там у тебя происходит?

Я посмотрела на Джулиана, припухлость его привеска постепенно спадала.

– Позже, – пообещал он, застегивая ширинку.

– Ничего особенного, мама.

И правда, что тут особенного? Всего лишь минет и обещания.

8

В каньоне любви

– У меня было романтическое приключение, – выпалила я, плюхнувшись на Анушкину дизайнерскую софу. Вот вам и секрет.

– Что-что? – прохрустела Кейт японским рисовым печеньем.

Мы находились в шикарной квартире Анушки в Челси на официальной церемонии распаковывания подарков. По традиции, подружки невесты собираются, чтобы укатываться со смеху, дивясь подаренным дуршлагам и прихваткам. Мы ошеломленно рассматривали, как из подарочной упаковки появлялся полуметровый фарфоровый Франциск Ассизский, потирающий нос своего пса. Куда девается хороший вкус при выборе свадебных подарков? Почему вдруг становится нормой, когда изысканные пары, коллекционеры ар деко и подписчики журналов по интерьер-дизайну ощущают непреодолимое желание приобретать светящиеся в темноте фаянсовые колокольчики или подставки для яиц с узором в клеточку из супермаркета «Аргос»? (Именно в «Аргос» я отправилась перед свадьбой со своими друзьями, чтобы продемонстрировать им то, что я ни в коем случае не хотела бы видеть в качестве свадебного подарка.)

– Когда? – спросила Анушка.

– С кем? – требовала ответа Кейт.

– Где? – голосили они в унисон.

– На твоей свадьбе. Я не знаю, как его зовут. Около бассейна, – отвечала я им по очереди.

– А как он выглядел? – Анушка взяла список приглашенных на свадьбу и принялась его изучать.

– Кажется, он мало кого знал из приглашенных. Может, его позвали в последнюю минуту. Он высокий, сексуальный, чернокожий…

– Чернокожий?! – воскликнула Анушка, протягивая мне керамического ослика с дыркой в спине, наполненного солеными крендельками. – Так это правда, то, что про них говорят? Ну, понимаешь… про чернокожих мужчин?

– Что? Что у них черная кожа?

– Ну, ты же понимаешь. Это. Там внизу. То. Анушка принадлежала к типу девушек, которые даже в порыве страсти называли свою вагину не иначе как «там». А мужской пенис – «это», «то» или «та штучка». «Дотронься до меня там своей штучкой» – и это было по большому счету пределом ее эротического репертуара.

– Не могу поверить! Что за расизм! – Я высокомерно откусила маленький кусочек кренделька, но потом не удержалась и выпалила: – Да, это абсолютная правда! Такой огромный пенис, что он и его тело находятся в разных часовых поясах.

Анушка завизжала и тут же сумничала:

– Да? Ты подавилась или он прошел насквозь?

– Прекратите! Сейчас же прекратите эти фалло-центристские разговорчики! – взорвалась Кейт. – Ребекка, ответь мне честно, как ты могла? Ты же первый раз его видела!

– И первый, и последний. Я ведь больше его никогда не увижу, понимаешь? – сказала я, забрасывая одну ногу, облаченную в сапог на толстенной платформе, на другую.

– Ты меня пугаешь, я серьезно, – принялась меня отчитывать Кейт. – Посмотри хотя бы на эти уж-жасные сапоги. Сколько мне повторять, что высокие каблуки унизительны для женщины. Только олени и кошки все время ходят на цыпочках. Именно так ты и выглядишь, когда их напяливаешь.

– Разве тебе незнакомо такое порочное желание, как завоевать мужчину, Кейт? – спросила я устало.

Анушка передала мне набор для специй в виде двух коров с огромным розовым выменем, из которого и высыпались соль и перец.

– Как ты можешь изменять Джулиану, Бекки? – Она скрестила ноги, как приличная светская дама. – По крайней мере, у тебя есть мужчина, который тебя по-настоящему любит.

Да уж, в отличие от тебя, с грустью подумала я. В хорошем браке проходит месяц, прежде чем женщина оказывается в вертикальном положении на достаточное количество времени, чтобы отписать все благодарственные письма. Анушка же писала их уже на следующий день после свадьбы.

– Я не изменяла Джулиану! – скрутив коровье вымя над помидорами с базиликом, заорала я. – Он просто полизал меня там.

Кейт и Анушка одновременно вскочили, чтобы посмотреть мне в лицо.

– Что? – сказали они хором, похотливо поблескивая глазками.

– У нас не было секса. Он лишь едва окунулся в мой каньон любви.

– Ребекка, с каких пор это не считается изменой? – вопрошала Кейт.

– Ну, мужчины так всегда говорят: «Это ничего не значит, это всего лишь минет». Да спроси у Билла Клинтона. А некоторые мужчины даже не считают изменой, если «засунут его туда на чуть-чуть».

– Так, – сгорая от любопытства, не унималась Анушка, с трудом преодолевая свою правильность, – и как это было?

– Ну что за глупый вопрос? Припомни свой худший куннилингвальный опыт…

– Хм… потрясающе.

– Вот именно. Именно так я себя и чувствовала. Это было генитальное попадание в десятку… клиторальный табаско. Мои оргазмы напоминали фейерверки. У меня было…

– Хватит, хватит! – Кейт замахала руками, призывая меня замолкнуть. – Господи, мы и так уже все представили…

– Нет, Кейт, – резко возразила я. – Тебе физическое наслаждение доставляет только твой компьютер.

– Ха-ха, очень смешно… Так он правда не ждал от тебя ответного акта? – не удержалась Кейт, так она была ошеломлена. – Ты просто лежала и наслаждалась?

Я кивнула. Обе женщины уставились на меня, потрясенные услышанным.

– Ну почему же так? Люди, у которых и так есть отношения, трахаются налево и направо! – заныла Кейт. – А нас, одиночек, на это просто не хватает. Ходишь за покупками, забираешь машину из мойки, делаешь все сама… господи, как я устала, мать вашу! – Кейт собирала остатками питы соус цацики с тарелки. – Да, я припоминаю. Такой молоденький. На танцполе. Слушай, сколько же ему лет? Двадцать один? Двадцать два? Да у него недавно закончилась подростковая поллюция. Ребекка, нужно наведаться к психологу, я тебе точно говорю.

Почему все твердят, что мне требуется помощь психолога? Я оставила любовь своей жизни у алтаря, совратила незнакомца, потом выложила это своим подружкам, пообещав самой себе этого не делать. Черт возьми, да не нужен мне никакой психолог. Я и сама знала, что свихнулась.

– И ты оставила Джулиана ради этого малолетки, по которому тюрьма плачет? – настаивала Анушка со священным негодованием.

– Послушай, да не оставляла я Джулиана ради этого парня, понятно? Просто у меня было ночное приключение… Постскриптум к воспоминаниям о моей незамужней жизни… хотя это так клишированно звучит, что и рассказывать-то стыдно… черный мальчик-конфетка с огромным леденцом на палочке. Так что, пож-ж-жалуйста, я прошу, давайте просто забудем об этом. Ведь я его никогда больше не увижу. Господи. Да я уже о нем забыла.

Мои лучшие подруги посмотрели на меня со смешанным чувством недоверия и неодобрения. Но, черт, подбадривала я себя, поедая гумус. По крайней мере, я была достаточно умна, чтобы понимать, как я глупа…

9

Неукротимые эмоции

…но слишком глупа, чтобы понимать, что я слишком разумничалась и вляпалась в редкое дерьмо.

Жизнь похожа на меню в ресторане. Никогда нет того, что ты заказываешь, а если и есть, все равно ты хочешь то, что заказали остальные. И какое бы вы блюдо ни заказали, в нем всегда окажутся вызывающие аллергию, угрожающие здоровью ингредиенты, так что вы пикнуть не успеете, как окажетесь в больнице.

Поэтому мне не стоило так удивляться тому, что произошло. Джулиан все-таки настоял на том, чтобы я отправилась вместе с ним на нудный обед с клиентом в ресторане «У Нико». В совершенно дурном настроении, оторвав глаза от меню, я увидела, как по направлению к нашему столику плавно скользит мой любовник-однодневка.

Мое сердце чуть не выпрыгнуло из лифчика. Закери Феникс Берн, игнорируя все мои неистовые подмигивания и косые взгляды в сторону Джулиана, самодовольно направлялся к нам. Он одарил меня тем взором, что «тает во рту, а не в руках», и от этого взора, несмотря на охвативший меня ужас, каждая клеточка моего тела затрепетала. Пока в голове у меня проносились самые невозможные алиби, Джулиан вскочил со стула и протянул ему руку.

– Закери? Приятно с вами познакомиться. Это моя супруга Ребекка Стил. Бекки, это мой новый клиент, Закери Берн.

На долю секунды я подумала, что он ответит «да, мы уже знакомы», и у меня чуть не случился инфаркт. Но его губы, или нет, даже не просто губы – он мог спеленать своими губами ребеночка, – растянулись в широкой ослепительной улыбке.

– Очень приятно, – сказал он, – Ребекка, – и словно облизал мое имя языком.

В отличие от Джулиана, одетого в спитый на заказ костюм с Сэвил-роу, на Закери были потертые джинсы «Левис», кроссовки «Найк» и футболка, которая прикрывала лишь часть тела, обнажая мускулистый живот цвета крем-брюле. Копна косичек и серебряное кольцо в пупке наилучшим образом дополняли внешний вид красавчика-неандертальца.

До того как я успела изобразить амнезию, неандерталец без приглашения уселся и ободряюще мне улыбнулся. Я сердито зыркнула в его сторону.

– Расскажи, Закери, что ты думаешь об Англии? – спросил Джулиан, затевая светскую беседу.

Закери расслабленно протянул руку в моем направлении, чтобы взять бутылку вина. Вздрогнув, я автоматически отдернула руку. Он посмотрел на меня вопрошающим взглядом.

– Вообще-то ничего, – пожал он плечами. – Девушки вот немного странные, пони'аешь, о чем я? Сначала охают-ахают, а в следующий раз, когда их видишь, ка'ется, что у них айсберг застрял в заднице.

– Может, им просто требуется немного времени, чтобы понять, насколько их все-таки раздражают американцы, – резко возразила я чопорным тоном.

Джулиан с укором стрельнул глазами в мою сторону. Так он смотрел на меня, когда я, не задумываясь, использовала его любимую пластинку «Битлз» в качестве подставки для бокала.

Отгоняя раздосадованного официанта – специалиста по винам, Закери сам налил себе «шардоне». Я отметила, что движения его были размеренными и томными.

– Ну, познакомившис' с английскими женщинами, я по'ял, что не только мертвецы бывают такими, блин, одеревенелыми и холодными.

Я уже собиралась устроить маленькую месть и ударить его каблучком по яйцам, как взгляд мой привлекло омерзительное существо, которое скачкообразно передвигалось по залу, расшвыривая в стороны официантов. Оно весило килограмм сто при полутораметровом росте, лет этак пятидесяти пяти, а морда такая, что даже бультерьер рядом с ним показался бы красавцем. При виде таких лиц обычно вспоминаешь о социальных программах помощи преступникам и жертвам несчастных случаев. Тело втиснуто в костюм от Версаче, совершенно лысая голова, а свирепый взгляд говорил: «Я был дипломированным счетоводом драгдилерского картеля в Колумбии». И что самое страшное, эта свиноподобная ракета вот-вот должна была врезаться в наш столик.

Джулиан поднялся, чтобы поздороваться с монстром, я же повернулась в сторону Закери и возмущенно прошептала:

– Я не одеревенела. Просто не выношу случайных столкновений с одноразовыми перетрахами, когда появляюсь на публике с мужем.

– Одноразовыми? – Закери самоуверенно улыбнулся и откинулся на стуле, лениво почесывая ребра. – Поверь м'е, ты вернешься за добавкой.

– Бекки?

Опомнившись, я осознала, что рот мой открыт варежкой. – Хм… да?

Джулиан повернулся ко мне.

– Это Эдди Роттерман, менеджер Закери.

– У кого всего пять конечностей? – спросил Эдди, весьма своеобразно представляясь. – У ротвейлера, мать твою! Так что зови меня Ротти. – Он протянул руку. Все внутри меня сопротивлялось: я не хотела пожимать ее, предварительно не сделав прививку против бешенства.

Джулиан сел на свое место. Эдди Роттерману потребовалось чуть больше времени, чтобы втиснуть свое габаритное толстокожее тело в кожаное кресло.

– Прикрываясь политкорректностью, – Джулиан принялся объяснять мне суть дела, – комиссия Скотланд-Ярда по непристойностям запретила распространение последнего диска Закери. Господин Роттерман попросил меня на следующей неделе выступить в его защиту на судебном слушании, чтобы подстраховать его с выпуском диска. Нам предстоит сложная задача убедить судей с Боу-стрит.[9] Я не хотел бы никого обидеть, даже наоборот, но агенты Скотланд-Ярда специально выписали особо усовершенствованную аудиотехнику и потратили несколько часов, чтобы транскрибировать тексты, написанные на языке черного гетто в Бронксе, и перевести их на доступный английский.

– Так ты рок-звезда? – спросила я Закери, ошеломленная.

– Вроде того. – Он уставился на свои руки и опустил ресницы, которые коснулись его бархатных щек.

– Да он просто класс, – с энтузиазмом принялся вещать Ротти, похрустывая костяшками пальцев. – Вообще-то самые крутые лейблы уже обмочили штанишки – так они хотят заключить контракт с этим самым клевым американским артистом. Мой герой Зак скоро станет настоящим брэндом.

– Как «Туалетный утенок», что ли? – отвесила я сухо, прикрываясь меню.

– Тебе че, не нравятся рок-звезды? – спросил Закери, скручивая папиросу и проводя языком по тонкой бумаге.

– Рок-звезды? Ты имеешь в виду шутников, которые считают забавным засунуть свой пенис между двумя булочками сандвича перед тем, как предложить его своему пожилому родственнику? О нет!

Брови Джулиана отчаянно сигналили мне SOS.

Ротти прорычал, но, когда до него дошло, что я пошутила, он залился грубым зычным хохотом, похожим на журчание запущенного на полную мощность джакузи:

– Хорошая шутка, крошка.

– Вообще-то, это не рок. А че ты думаешь про рэп? – Закери со скрещенными на животе руками беззаботно откинулся назад и ухмыльнулся, глядя на меня.

– Я считаю, что глубокий сон – самый подходящий способ слушать рэп-музыку.

Взгляд Джулиана помрачнел еще больше. Так мрачно он смотрел на меня, когда я отправила его заветную футболку с Брюсом Спрингстином в международную гуманитарную организацию «Оксфэм» в качестве гуманитарной помощи.

– Можно тебя на секундочку, пожалуйста?.. – Джулиан прикрылся меню. – Ты что творишь?

– Они же из Нью-Йорка, – выпалила я. – И ненавидят лицемеров.

– Правда? – В его голосе звучало сомнение.

– Стала бы я тебе врать, – соврала я. Закери показался из-за огромного размера меню.

– Принеси мне гамбургер, парень, да поядреней, – объявил он официанту, открывшему от удивления рот.

«У Нико» – шикарный ресторан. Чтобы зарезервировать там столик, нужно принести в жертву своего только что народившегося младенца-первенца.

– «Поядреней», сэр?

– Лук и чили, – расшифровал свои слова Закери.

Официант свысока посмотрел на Зака и презрительно скривил губы:

– Не желает ли сэр еще раз взглянуть на меню?

– Не-а. Меню – это же просто лист бумаги, на котором написано, что в ресторане только что закончилось, так ведь? Гамбургер вполне подойдет. И побольше кетчупа.

– Боюсь, мы не подаем гамбургеры, сэр. – Высокомерие так и сочилось из этой пигалицы, образуя лужицу вокруг его итальянских туфель ручной работы.

– Ну хорошо, тогда…

Закери с недоверием глянул в меню и просиял, заметив нечто читабельное среди итальянизированного многословия.

– Бифштекс, да вот… – Он ткнул одной рукой в меню, а другой сжал мне колено под столом.

Я отреагировала на это так же, как Хэмфри Богарт на пиявки в фильме «Африканская королева». А именно: вонзила ногти ему в ладонь. С ошеломляющей наглостью он обхватил пораненной рукой мое запястье, словно надел на меня наручники.

– А ты что желаешь? – спросил Закери Берн меня чуть охрипшим голосом.

Я метнула нервный взгляд на Джулиана. Но он был поглощен заказом и ничего не заметил. Джулиан повернулся к Роттерману, но антрепренер был слишком занят раздиранием рулета своими сталактитовыми зубами. Тогда Джулиан повернулся к Закери.

– Ну, – начал он доверительную беседу. – Так что ты говорил об английских женщинах?

– Да им просто нужно твае тело, парень. Вот че я те'е скажу.

– Но Англия – чертовски хорошее место для начала карьеры. – Говоря, Ротти расшвыривал хлебные крошки по скатерти. – У нас дома власти не запариваются преследовать ко'о-то за непристойности. Даже в «Библейском поясе»[10]… Ох, Всевышний, мать твою Марию, да у ме'я большие планы для это'о мальчика. Растет второй Джимми Хендрикс! Того ведь тоже впервые оценили в старушке Англии!

– Культурная булимия подавленной мэйнстримом Америки должна быть большим препятствием для развития творческой личности… – Джулиан сделал паузу, чтобы глотнуть вина и вынести диагноз, назвав его «прихотливым и капризным».

Закери бросил многозначительный взгляд на мою Вторую Половину. Внезапно я увидела Джулиана его глазами: средний класс, средний ум, предсказуемый, претенциозный, весь в тонкую полоску.

– Я, конечно, не хотел сказать, что мы не любим американцев… – добавил он, метнув в мою сторону взгляд цензора.

– Вы, англичане, не любите янки по одной причине: потому что мы умеем развлекаться и наслаждаться жизнью.

Закери сверлил меня немигающим взглядом.

– Англичане не имеют ни малейшего представления о том, как жалко они ж'вут. Готов поспорить, что ваша конституция гарантирует право на страдания.

– Да, – засмеялся Джулиан. – Нам гарантировано право на жизнь, свободу и жалкое существование в законсервированном состоянии. Но стремление к счастью может служить оправданием самому эгоистичному поведению. Например, сексуальная распущенность.

Я внутренне содрогнулась.

– В каждой третьей паре в Великобритании один из супругов нарушает супружескую верность, понимаете.

Я заглотнула вина.

– Это явный признак «синдрома конца века» с его страхами…

– Дорогой, скажи мне, ты намереваешься закончить это предложение в отведенный мне жизненный отрезок? Боюсь, Джулиан тонет в собственных мыслях.

– Да вот, например, моя гребаная жена тоже стремится к счастью. Да она почти ограбила меня с этим своим стремлением. Тупая сучка, – добавил Эдди Роттерман без особой надобности. – Единственная, бля, разница между моей женой и моей работой, так это то, что прошло пять лет, и, в отличие от моей жены, работа все так же меня имеет.

Эдди Роттерман, как выяснилось, начал свою карьеру с проката автомобилей, а потом занялся антрепренерством, прорвавшись в шоу-бизнес. Сначала он раскручивал мексиканского трансвестита, который сам себе делал минет, и карлика из Перу, который мог протащить повозку с борцами сумо через всю сцену, взявшись за ручку зубами. Да уж, после его рассказов мир рок-н-ролла выглядел таким притягательным! Он начал с команд прыщавых щенков, называвшихся не иначе как «Жополизы», а теперь у него на чековой книжке был Закери Феникс Берн и его запрещенный к выпуску альбом, что, несомненно, сулило большую известность и большие деньги.

– У нашего красавчика уже масса поклонниц, но эт' только начало культа… – Роттерман хлопнул Закери по спине. – Ведь малыш у нас, черт возьми, такой свеженький, такой привлекательный…

Закери нарочито изобразил недовольство и шепотом вылил лавину нецензурщины.

– Культа? Он что, приносит в жертву девственниц, прости господи? Звучит это именно так, – издевательски поинтересовалась я. Мое запястье все еще горело.

– Да они сами тащатся от него! – трещал без умолку Ротти. – Женщины слушают его музыку пиздой, понимаешь?

Роттерман был несомненно интеллектуалом. Я рискнула встретиться глазами с Джулианом, в ответ он недовольно приподнял бровь.

– Но запретить выпуск диска! Эти сволочи из Скотланд-Ярда могут мне все 'спортить. Думаю, это судебное дельце только добавит жару. Знаете Спайка Ли? Так вот я уже п'лучил для Закери роль в его следу'щем фильме. Ща переписывают сценарий, чтоб ему досталась часть побольше.

В этот момент я представляла себе, какие части его тела можно увеличить и как бы это было приятно. О, боже, тут же подумала я. Посмотри на себя. Гормоны застилают тебе глаза. Я старалась думать о несексуальных вещах: прокладках, мазях от геморроя и Клиффе Ричарде. Но бесполезно. Закери Феникс Берн был настолько сексуален, что легко мог открыть депозитный счет в спермобанке.

– К сожалению, господин Роттерман, для среднестатистического судьи «авангард» – это название французской футбольной команды. – Закери уставился на Джулиана, явно недооценив его шутку. – Я лично стараюсь быть в курсе современной музыки…

«Современной музыки»? Что за антикварная фраза. Не веря своим ушам, я пристально посмотрела на него и тут заметила, как на губах Закери играет насмешливая улыбка. Просто стыд какой-то!

– Джулиан… да ты напеваешь эти жуткие мелодии в супермаркете!

– Ну и что… это же не преступление, дорогая.

– Конечно преступление, если это «Облади, облада».

Слава богу, принесли еду. Закери вонзил вилку в бифштекс с нескрываемым отвращением.

– Я же сказал средней прожаренности, а не кусок живой коровы. Да это мясо готово выпрыгнуть из тарелки и убежать на пастбище.

– Но это то, что вы заказывали, сэр.

– Я заказывал бифштекс.

– Бифштекс по-татарски – это и есть сырое мясо, – пояснил Джулиан.

– О господи! – Закери с отвращением отвернулся, отодвинул тарелку и зажег очередную самокрутку.

– Еще вина? – спросил Джулиан. – Что предпочитаете?

– Вино как женщина. Чем старше, тем лучше, парень, – Закери невозмутимо и с поразительным самообладанием посмотрел прямо на меня.

– Да, – ответила я резко, не отводя от него изумленных глаз. – Слишком молодому вину не хватает утонченности.

– Значит, Закери, – продолжал экзаменовать его Джулиан, – ты хочешь сказать, что тебе нравятся женщины постарше?

– Ну, играл я как-то в пинг-понг с одной цыпой. Такая рыженькая. – Он продолжал сверлить меня взглядом. Я же усердно изучала салфетку. – Умная. Старше меня. Непростая штучка.

– Старше? – раздраженно спросила я. – И насколько старше? Ты так говоришь, словно она уже ездит в инвалидной коляске.

– Опытная. Жесткая. Палец в рот не клади, – произнес Закери, растягивая слова. – И, главное, все ей мало. Но, как и все крошки поколения девяностых, в искусстве любви не смыслит ни черта.

– Может, дело просто в том, что она знает, что от рэп-звезды нечего ждать. У рэп-звезд члены из пенопласта, разве не так? Можно сунуть в любую, что проходит мимо. Рэп-звезды, как я слышала, меняют любовниц чаще, чем белье.

– Просто на рэпперов клевещет пресса, – возмущённо заявил Закери.

– Пресса? Клевещет? Да че ты несешь? Нет такого… – сказал Роттерман, который, очевидно, был покровителем крикливых журналюг. – А теперь, господин адвокат, подскажите, как нам обойтись с этими сукиными детьми?

Джулиан и Роттерман склонили друг к другу головы, чтобы обсудить все тонкости дела «Скотланд-Ярд против компании „Ротвейлер Рекордс"». Мне ничего не оставалось, как беседовать с Закери. Он сидел так близко, что я ощущала запах его кожи. Даже сигаретный дым не мог заглушить его особый аромат – смесь кардамона, корицы и чего-то еще, что не давало мне покоя.

– А что должен сделать рэппер, ну, чтобы доказать тебе свои чувства? – Он скрестил ноги, закинув одну на другую. Серебряные пуговицы поблескивали на ширинке. Ох, эти старые-добрые пуговички на ширинке!

– Если бы меня интересовала рэп-звезда, что, конечно, вряд ли возможно, но, если говорить гипотетически, я бы дала ему несколько заданий, чтобы он совершил нечто вроде подвигов Геракла.

– Например?

– Ну, не знаю… Что-то невероятное… например, достал автограф Томаса Пинчона…

– Кого?

– Писателя. Боже, я совсем забыла. Ведь материал для чтения у рэпперов ограничивается банковским счетом. Пинчон – известный литератор, живущий в уединении.

– А еще что? – Тоненькая струйка дыма соскользнула с его роскошных губ. Эти губы могли заставить любую женщину растаять в два счета.

– Не знаю… Доставка на дом двадцати видов ее любимого мороженого «Хааген-Дац» не помешает… Или взять в аренду рекламный щит и написать: «Умоляю, стань моей богиней любви…» Подарить морского конька в подарочной упаковке… Фиолетовую розу… Такие вот штуки.

Ротти с жадностью заглотил свою еду и принялся за отвергнутый Закери бифштекс, перемалывая его между своими хищническими зубами. Он страстно чавкал, ошметки сырого мяса летели во все стороны, а мы дружно давились, прикрывая рты салфетками.

– Не бывает слишком богатых или слишком толстых. – Он сдавленно фыркнул, обдав нас полупережеванными кусочками сырого мяса.

– Ну, – Джулиан в отчаянии повернулся в нашу сторону. – А вы двое, о чем беседуете?

– О любви, – ответил Закери.

Он взял с моей тарелки ягоду крыжовника и отправил себе в рот. Я представила себя на месте этой ягоды, вспомнив его поцелуй, который оставил на моих губах влажный и терпкий вкус.

– Я не могу представить секс с нелюбимым человеком, – выступил Джулиан. – У меня секс начинается с головы…

Да уж, подумала я, а последнее время там и заканчивается. В отличие от мужчины – грозы всех женщин, чья рука только что скользнула под мою кожаную юбку.

– Людей больше не интересуют приглашения на оргии, – добавил Джулиан. – Люди ценят приглашения на званые обеды. Секс был в моде где-то в начале восьмидесятых.

– А, да, – промямлила я. Сложно сконцентрироваться, когда ваше бедро ласкают нежными шелковистыми движениями мягкие теплые пальцы. Я смутилась, поняв, что ко мне обращается Роттерман.

– Простите?

– А ты заставь-ка муженька поскорее назначить день слушания. Иисус, мать его, у меня уже запланирован отпуск для моего мальчика.

– Где? – спросила я нервно. – В психиатрической больнице для невменяемых преступников? В Бродмуре?

Джулиан просверлил меня взглядом. А Закери откинул голову и засмеялся.

– Я предпочитаю более влажный климат… – ответил он жестко, засунув палец в мои эластичные трусики.

Я старалась представить его старым и разлагающимся, лысеющим, с волосами, вылезающими из ушей и носа. Это был единственный способ собраться с силами и убрать его руку. Я ущипнула его так сильно, что он вскрикнул.

– Все в порядке? – встревоженно спросил Джулиан.

– Ч-ч-черт, – ответил Закери. – Ногу судорогой свело, парень.

– Мы тоже собираемся уехать после этого дела. – Джулиан положил свою руку поверх моей. – В какое-нибудь романтичное место. Тогда ты сможешь наконец выйти за меня, Бек.

Я снова сделала мощный глоток вина.

– Ниче'о себе, так вы, ребята, не женаты? Да вы шутите! – растягивая слова, произнес Закери с невольной усмешкой.

– К сожалению, Ребекка еще не готова к супружеству…

– А-а-а… А я думал, что вы женаты… – Закери блеснул лучистой белоснежной улыбкой. – Ин'е-ре-с-на. – Он медленно облизал пальцы, только что блуждавшие в моих трусиках. – Отличный обед, кстати.

Я покрылась красными пятнами. Краснеть было не в моем репертуаре. Последний раз я краснела, когда носила лифчик нулевого размера. Это было явным поводом для беспокойства.

Пока Джулиан консультировался с официантом по поводу десертов, Закери нарочито окунул указательный палец в бокал и лукаво провел им по моей коленке, оставив капельку вина.

– Думаю, те'е стоит вернуться в мою хижину и избавиться от мокрых трусиков, – прошептал он.

– Я бы тоже хотела увидеть тебя голым, желательно с биркой на большом пальце ноги. Никогда больше со мной не заговаривай, – разозлившись, прошипела я. Мои щеки постепенно становились розовыми, опасный темно-красный румянец спадал. – А если ты что-нибудь вякнешь, я буду все отрицать и засажу тебя за клевету. Не зря же я живу с чертовски хорошим юристом, сам понимаешь.

Сделав вид, что меня ждет завтра утром много дел, я резко поднялась и направилась к вращающейся двери. Пока Джулиан и Роттерман копались, обсуждая размер денежной компенсации, если они проиграют дело, Закери последовал за мной. Он преградил мне путь и прижал меня к стеклянной двери. Его пах торпедировал прямо в меня, губы были на расстоянии языка от моего рта.

– Увидимся после «развода», – сказал он прохладно и, улыбнувшись, как Чеширский кот, исчез в темноте.

Пока «сааб» Джулиана описывал круги вокруг Парк-лейн, он вставил кассету Закери в магнитофон. Из колонок потекла развязная, отвязная и бессвязная какофония.

– Господи! Еще один бесталанный тинэйджер, призывающий страну, – он чуть уменьшил громкость, – к безумию и безразличию.

– Ох, Джулз. Ты считаешь ерундой все, что не в твоем вкусе.

– Я в курсе того, что происходит! Я держу руку на пульсе времени и знаю разницу между Ноэлем и Лайэмом Галахерами.[11]

Он обогнул угол Гайд-парка, направляясь к Букингемскому дворцу.

– Черт возьми, насколько лучше была музыка, когда я был молодым. В наше время и тексты были лучше, и одежда лучше, и привычки, и прически…

– Господи… Скоро о вашем поколении будут снимать костюмные драмы.

Мы выехали на набережную. На чернильной поверхности Темзы сверкали цепочки волшебных огоньков.

– Бифштекс по-татарски, – негодовал Джулиан. – «Официант, я бы хотел заказать коровье бешенство средней прожаренности». – Он весело хлопнул ладонью по рулю. – «Сэр! Эта губчатая энцефалопатия не так приготовлена»… Да по одному его акценту можно догадаться, что у него на зеркале заднего вида понавешано всякой дряни. Какой-нибудь игральный кубик. А на бампере наверняка есть наклейка, предупреждающая о его сексуальной неблагонадежности. Один бог знает, какие еще за ним преступления!

Прекрасное преступление, подумала я. Совращение.

– Ты прав. Наверное, рэп – это тоже часть его имиджа «плохого мальчика».

Джулиан усмехнулся.

– Да уж, плохой рэп «плохого мальчика». Так и есть. Тебе нужно чаще ходить со мной на обеды с клиентами. Ты хорошо мне подыграла.

У меня пересохли губы. Избегая его взгляда, я изучала набережную Темзы с интересом туристки, впервые оказавшейся в Лондоне.

– Джулиан, честно говоря, я думаю, что тебе стоит передать это дело кому-нибудь другому.

– Почему? По крайней мере, Роттерман платит. Я думал, тебе это должно быть приятно. Фирме это явно на пользу.

– Но это ниже твоего достоинства, Джулз.

– А что такого? Ну, выскочки, «из грязи в князи». Ничего страшного.

– Да Роттерману самое место в зоопарке, причем под особой охраной. Он из тех, кто измывается над маленькими зверюшками. – Я вся дрожала.

– Бекки, клиенты могут быть достойны осуждения, но важен принцип. Свобода слова. За это стоит бороться.

Я кусала губы. Кое-какая свобода слова могла мне сейчас слишком дорого стоить.

Около Темпла[12] Джулиан остановился. Так бывало довольно часто: он делал крюк, чтобы наведаться перед сном в офис и проверить свежие данные о «несправедливостях». Мы вместе поднимались в офис. Наши каблуки, словно кастаньеты, стучали по плиточному полу, мерцали античные масляные лампы, моя рука ютилась в его руке, словно в коконе.

В офисе он неожиданно обернулся ко мне и прижался носом к моей шее.

– У меня есть кое-что для тебя, – сказал он, вручая мне лист бумаги.

– Что это?

– Письменное приглашение.

Я посмотрела на каракули, наскоро нацарапанные дорогой авторучкой, громко засмеялась и ответила поцелуем.

– Выключи свет.

* * *

Пока мы занимались любовью на его рабочем столе, в памяти непроизвольно складывались картинки: передо мной появлялось лицо Закери в тысяче вариаций. Образы его роились, тесня друг друга, подсознание искало тот самый ракурс. Этот чувственный калейдоскоп придал нашему сексу особые свойства и значительно повысил его температуру.

В офисе Джулиана три больших арочных окна с тонированными стеклами, которые пропускают минимум теплого света, излучаемого газовыми фонарями Темпла. Мы лежали рядом, наши тела купались в золотистом свете.

Джулиан включил настольную лампу, оперся на локоть и вгляделся в мое лицо.

– Ты думаешь о ком-то другом, ведь правда?

Сон растворился, я выплыла на поверхность, тяжело дыша.

– Не говори глупости!

– Ты меня бросишь, – сказал он уныло.

– Брошу, если будешь постоянно повторять это! – Я взъерошила ему волосы. – Так это превратится в самоосуществляющееся пророчество.

– А ты разве не боишься, что я тебя брошу? – спросил он.

Я тихонько ударила его, что было вполне в моем стиле.

– Да кому ты нужен?

В отместку он пощекотал мне живот.

– Меня ожидают толпы любовниц. Ох, как это скучно быть совершенством. Иногда я жалею о том, что бросил садомазу.

– Да? Так ты увлекался садомазой? Ты издеваешься надо мной. Слишком уж ты правильный. Вряд ли бы ты согласился попробовать что-то настолько неординарное. Удивляюсь, что у тебя презервативы не в тонкую полоску, как рубашки.

– Ты правда думаешь, что я такой правильный? Ты поэтому не вышла за меня замуж, Бекки?

Джулиан навис надо мной, и я заметила, что он, как всегда, не снял носки и что его одежда аккуратно повешена на спинку стула.

– Нет.

– Ты хочешь, чтобы я стал сексуально неблагонадежен? Знаешь, ведь это возможно…

– Ты мне нравишься таким, какой ты есть, – сказала я.

И повторила это самой себе, стараясь убедить себя в этом. Я сказала себе, что не хочу, чтобы Джулиан использовал стол для настольного тенниса для каких-либо других целей, кроме тех, для которых он предназначен. Не хочу, чтобы Джулиан занялся секс-атлетикой, чтобы не всегда кончать первым.

– После долгой совместной жизни выражение «быть хорошим в постели» означает «не храпеть», верно?

– Вот именно. – Я ободряюще поцеловала его в глаза.

Но почему же мои ободрения не ободряли меня саму? Если бы я только знала, к чему меня приведет погоня за сексуальными наслаждениями, я бы точно позаботилась о мерах безопасности, потому что, поверьте мне, я вот-вот должна была ступить на очень ухабистую дорогу.

10

Почить на лаврах или перейти к оральному сексу?

На эту ухабистую дорогу я ступила, когда неделю спустя получила открытку из универмага «Хэрродс». Там меня ожидала посылка. Я забыла о ней, пока однажды мне не пришлось возвращаться домой со встречи с художницей-концептуалисткой, которая была еще одним доказательством того, что фантазии странных женщин нет предела. Она была из тех, что облачаются в натуральные волокна и на этом делают деньги в свободное время. Называла себя «целостной целительницей» и хотела устроить интерактивную выставку, на которой женщины должны были сжечь современные противозачаточные средства и вернуться к истокам: использованию маточных колец из меда, смолы и крокодильего помета по рецепту древних египтян. Да уж, мне не терпелось заняться промоушном этой выставки.

Я была уже на Пиккадилли-лайн, когда, вспомнив про посылку, решила заехать в Найтсбридж, эту деревню для очень богатых престарелых арабов. Я вошла под своды огромного магазина, который часто называют «Харабс».

Существует большая разница между детскими праздниками и праздниками для взрослых: дети, кажется, всегда знают, что они хотят получить в подарок. Вы никогда не увидите, как дети выражают фальшивый восторг по поводу специальной терки для свеклы или подарочного издания под названием «Швеция: взгляд из Норвегии». Поэтому я вовсе не удивилась, когда наткнулась в магазине на Анушку («Ой, привет, чмок-чмок»). Она занималась именно тем, что возвращала подарки, которым она радовалась до оргазма еще несколько дней назад.

– Я думала, ты на встрече, – сказала я. – Я звонила тебе утром…

– Что? Да нет. Я просто натренировала свою португальскую прислугу говорить, что я на встрече, пока я хожу за покупками. Понимаешь… Чтобы не чувствовать себя уж совсем бесполезной.

Недавно Анушка подцепила болезнь общества изобилия – чувство неполноценности и ненужности, вызванное материальным благосостоянием.

– Черт. Дарю тебе свою работу. Мечтаю почувствовать себя бесполезной. – Я с любопытством пощупала пакет, который она везла в тележке.

– Ну, – принялась она виновато изливать обиду. – О чем вообще думала Кейт, когда дарила мне машинку для очистки дыни и пресс для мексиканских лепешек? Я же ненавижу готовить. А Дариус еще и кухни-то не видел.

– Кстати, как поживает Принц Темных Сил?

– Он урезал медовый месяц, чтобы в одиночестве отправиться в отпуск – на поиски себя. Все, что он обнаружил, – это то, что я сумасшедшая и во всем виновата. Ох, дорогая, я все о себе да о себе. Как твои дела, куколка? Мне та-а-а-ак интересно, хорошо?.. Только уложись в десять секунд, я тороплюсь.

– Я видела своего любовничка-однодневку. За ужином. С Джулианом.

– Ты шутишь?

– Нет, оказывается, он рэп-звезда. – Я потащила ее с эскалатора на второй этаж. – А Дариус говорил тебе что-нибудь о приглашенных рэп-звездах?

– Может, он пришел с музыкантами, которые играли на свадьбе? А как называется его группа? Дай-ка я угадаю. «Хард-рок половые железы»… Нет… «Пульсирующие половые железы»? – дразнила меня Анушка, возбужденная собственной грубостью. Я волокла ее через галантерею, товары для дома и постельное белье к нужному мне отделу. Им оказался отдел зоотоваров. – Все. Угадала – «Вибрирующие и настойчиво пульсирующие половые железы»…

Я вручила открытку продавцу. Он ушел и несколько минут спустя вернулся с маленьким пластиковым пакетом, в котором плавал совершеннейшей формы морской конек. О господи. Подвиги Геракла. Я разразилась хохотом. Рэп-звезда, очевидно, не собирался почивать на лаврах и решил действовать.

– Ах! – пришла в возбуждение Анушка. – Как он прекрасен! Тут записка… – Она вскрыла конверт неоново-оранжевым ногтем. – «Проследуйте к VIP-флористу», – прочла она. – Кингз-роуд. Охота за сокровищами! Какая прелесть! Поехали. Я поведу машину.

Даже несмотря на то, что в Лондоне конца девяностых машина – всего лишь средство передвижения, причем не самое удобное, Анушка обожала нажимать на педали. Как обычно, она вела машину, словно мчалась по звездному пути с максимальным отклонением от курса. Анушка неслась по Слоун-стрит, не снимая руку с сигнала, а на перекрестке с Понт-стрит помчалась прямо на красный свет.

Я до предела натянула ремень безопасности и заорала благим матом, призывая на помощь пресвятую Богородицу.

– Знаешь, Энни, у нас на планете Земля есть маленькая традиция: красный свет означает стоп.

Визжа тормозами, мы въехали на Слоун-сквер, по дороге подрезав колонну грузовиков с молодыми десантниками.

У VIP-флориста мне преподнесли розу. Фиолетового цвета. Там же была записка, предписывающая проследовать в продуктовый отдел универмага «Селфриджес».

Мы обогнули Гайд-парк на такой головокружительной скорости, что машину выбросило на встречную полосу. Анушка взглянула на мое посеревшее от страха лицо.

– Все в порядке, куколка. Я всегда мчусь окольными путями, чтобы не попадаться тем, кто плохо водит.

– Ну хорошо, тогда все в порядке.

В «Селфриджес» меня ожидали девятнадцать ванночек с мороженым «Хааген-Дац», на каждой из которых было указано мое имя.

– Я просто умираю, куколка, – с возбуждением простонала Анушка. – Кто этот парень?

На этот раз в сопроводительной записке содержалась просьба заглянуть в третий ящик моего рабочего стола.

Мы отправились с Анушкой в Институт современного искусства, при этом каждые две секунды я вопила «Притормози!», на что она неизменно отвечала, что не превышает скорости, а едет так быстро, чтобы камеры, фиксирующие превышение скорости, не смогли бы ее заснять… Наконец нас остановил полицейский.

Анушка опустила стекло своего спортивного «мерседеса» и взмахнула ресницами, словно бабочка крыльями.

– Да?

– Вы ехали со скоростью восемьдесят миль в час в зоне, где действует ограничение до тридцати, – информировал ее полицейский.

– Но я ехала не больше семидесяти пяти. Наверное, был попутный ветер.

– И проехали на красный свет, когда я вас преследовал. Я вынужден попросить вас проследовать со мной в участок.

– А когда я останавливалась на зеленый свет? Разве это не считается?.. Кстати, вы любите мороженое?

Не в силах совладать с любопытством, я оставила Анушку и спустилась в метро. Что оказалось самым правильным поступком, потому что, выйдя на станции «Чаринг-кросс», я увидела на рекламном щите, где обычно красовались увещевания о безопасном сексе, афишу с хулигански улыбающимся лицом Закери. И слоганом, который гласил: «Будь моей богиней любви». В животе у меня закружил эскадрон бабочек.

В третьем ящике моего рабочего стола лежал конверт. Сгорая от нетерпения, я разорвала его. Внутри был автограф Томаса Пинчона. И номер телефона.

Весь день я разбиралась с маточными кольцами из меда и смолы. Стараясь убедить себя, что вовсе не сгораю от желания его видеть и не беспокоюсь. О нет. «Сгорать» – это точно неподходящее слово. Скорее, я ощущала, что сижу попой на самой поверхности солнца.

Кейт заговорила со мной возле бара.

– Ты все еще думаешь о нем, правда ведь?

– Нет.

– Врунья.

– Хорошо. Думаю. Но, боже мой, разве ты никогда не развлекала себя мыслями о бурном, изощренном, экстремальном сексе?

– Да, конечно.

– Нет. Я имею в виду с мужчиной.

– Бла-бла-бла. Но ты же не думаешь всерьез о том, чтобы увидеться с этим… мальчиком снова, а?

– Нет. Наши пути никогда не пересекутся. У нас совершенно разный образ жизни.

– Ты серьезно?

– Конечно серьезно. Я просто скажу тебе одну вещь: он называет свой пенис «любовным копьем».

Кейт засмеялась.

– Лучше молчи.

– Я никогда-никогда не захочу с ним увидеться, понятно?

* * *

Конечно, можно гордо пройти мимо двери, за которой таятся неизведанные возможности, даже не постучавшись в нее. Но кто сказал, что нельзя на секунду заглянуть туда через малюсенькую щелочку…

11

Сладкая жизнь ручных животных

Тук-тук. Кто там? Дверь открылась: неизведанная возможность. На следующий же день, во вторник, Джулиан объявил, что на две недели уезжает в Прагу на тренинг с другими юристами-башковитостями.

На самом деле Закери открыл дверь еще до того, как неизведанная возможность постучалась в нее. В среду, заправляя машину, я увидела рэп-бога через дорогу от пагоды из манговых деревьев у автозаправки «Теско». В четверг, по удивительному стечению обстоятельств, он материализовался в секции бюстгальтеров в магазине «Маркс и Спенсер». Довольно часто посещаемое мужчинами место, не правда ли? В пятницу он, вероятно, должен был проверить состояние шейки матки. Ожидая приема у гинеколога, я мирно читала журнал «Хелло», когда, подняв глаза, увидела, что Зак стоит перед моим носом в потертых ботинках рабочего, с ковбойским ремнем и бакенбардами – такими острыми, что ими можно было выбрить даже подмышки Кейт. Закери всегда производит впечатление человека, который родился именно в том, что на нем сегодня надето.

– Ты что, не можешь, появляясь на публике, хоть раз одеться так, чтобы выглядеть чуть-чуть как все? Тебе обязательно всегда выглядеть сенсационно? Это твоя обязанность?

– Ты м'е так и не позвонила. – Он улыбнулся, пытаясь сгладить неуместность своего появления, и на щеках у него появились ямочки.

– Это потому, что я не хочу тебя видеть, – сказала я, задержавшись взглядом на контуре его очаровательной задницы.

Он опять улыбнулся – просто улыбнулся, теплой, роскошной улыбкой, на фоне которой все другие улыбки безнадежно тускнели.

* * *

Часто перед приходом прислуги некоторые домохозяйки занимаются уборкой, вот и я решила перед тем, как худеть основательно, похудеть хоть немного.

К тому же я подумала, что упражнения поубавят мой любовный пыл. Спортзал при Молодежной христианской организации в Центральном Лондоне – настоящий рай для тренировок. Все мужчины там – голубые. Поэтому необязательно каждый раз делать эпиляцию, к тому же поблизости нет конкуренток, которые бы напяливали обтягивающее спортивное трико гармонирующих цветов… по крайней мере среди девушек. Вы входите в здание со стороны Грейт-Рассел-стрит, идете по такой наклонной дорожке и оказываетесь словно на подземном океанском лайнере. Перед вами распахивает гигантскую пасть ярко освещенный зал, гудящий от криков играющих в баскетбол и сквош. Выложенный плиткой, голубой грот бассейна расстилается вдоль стеклянной стены кафетерия.

Я прижалась носом к запотевшему стеклу, рассматривая дорожки бассейна в поисках лимонно-зеленой шапочки Кейт… Сердце на секунду остановилось, когда я вдруг увидела Закери Феникса Берна.

В воде он сливался с черными плавками «Спидо» и выглядел как обнаженный Давид Микеланджело, только без голубиного дерьма на голове. Я подумала о том, что Джулиан ненавидит плавание. «Меня не интересуют занятия, во время которых большую часть времени надо не дышать», – говорит он. А Закери изгибался в воде так мягко, так грациозно.

Я решила отказаться от бассейна и пойти на групповые занятия. Я прыгала, задыхаясь, словно астматичка, и тут он материализовался словно по мановению волшебной палочки, свободно отжимаясь от скамейки. Танец живота, дзюдо для начинающих, аэробика – неважно, какие занятия я посещала, он тут же магическим образом объявлялся поблизости во всей своей сексуальности, готовый к наступлению.

– Почему, как я ни приду в спортзал, ты всегда тут как тут? – решила я наконец заметить его присутствие; мой голос был пропитан сарказмом. – Ты что, живешь здесь, что ли?

О нет. Вот опять. Этот взгляд. Прядь черных волос спадала на один глаз, делая его похожим на пирата. Благодаря своему уличному виду, он резко выделялся на фоне остальных. В нем действительно было что-то опасное и жутко интригующее.

Обычно при одной мысли о пробежках меня прошибает пот, но, поскольку в спортзале меня неотступно преследовал Закери, я с большой неохотой перешла на пробежки по Гайд-парку после работы. Учащенно дыша, я бежала мимо Кенсингтонского дворца, огибала Круглый пруд, тащила свои изношенные кости вдоль Роттен-роу до Уголка ораторов. Однажды вечером в полуразобранном состоянии я лежала на траве у озера Серпентайн, моля о смерти, и тогда хляби небесные разверзлись и на землю обрушился дождь. Проклиная все на свете, я заползла под дерево. На этот раз появление Закери вызвало во мне радость.

– Надеюсь, ты на машине?

– Не-а. – Он присел на корточки возле меня.

– А как ты сюда добрался?

– Автостопом.

– Автостопом?!

– Да, ну, знаешь, это то же самое, что идти, только сидя.

Сумничал.

– Я выложил такую кучу бабок за тот чертов автограф, что теперь даже не могу позволить себе метро. Пришлось вычислить этого парня Пинчона через Интернет. Знаешь, в государственной базе данных, там, где водительские права, свидетельства о рождении. Господи. Почему ты не читаешь комиксы, как все нормальные люди?

Я выхватила у него сигарету. Вот так я забочусь о собственном здоровье.

– Как продвигается дело? – начала я светскую беседу.

– Какие-то сукины дети под названием «Комиссия по стандартам радиовещания», мать их в задницу, говорят, что у меня слишком грубые песни, чтобы крутить их в эфире.

– Вот нахалы-твари, – беспечно трепалась я. – Так скажи мне, ты из тех исполнителей, которых критики обливают дерьмом, или… Ну какую музыку ты все-таки играешь?

– Есть только два вида музыки: хорошая и плохая. Если я не поднимусь на рэпе дома в Америке, то перейду на ретро-рок с элементами соула.

– А что твоя мама думает о непристойных текстах, которые ты сочиняешь? – спросила я, стараясь отойти от рок-н-ролльного эсперанто.

– Мама умерла, когда мне было десять. От передозировки.

Мой интерес к нему возрос в миллион раз. Но я не собиралась говорить, как мне его жаль.

– Так вот откуда твоя целеустремленность?

– Не-а… Но это помогает мне: легче добиваться женщин. – Он широко и дерзко улыбнулся. Когда он так улыбается, впору надевать солнцезащитные очки. – Они сразу жалеют меня, понима'шь?

Я с недоверием покачала головой.

– Трудности укрепляют характер, – сдержанно сказала я, поджав губы. – Но для начала характер нужно иметь.

– Моя семья выучила меня всему, чт' я умею. Я видел, как бабушка воровала для меня сласти. Папаша быстро дал деру. Так что я вырос, чтоб' бороться, воровать и выживать, ничего общего с уютным семейным уголком. – Он закурил косяк.

Я посмотрела на серые облака, напоминающие разбухший кочан цветной капусты. Внезапно нас залило бледным солнечным светом, словно в небе прорезали дырку. Душный жаркий воздух поднимался от земли, источая особый едкий запах.

– А ты? – Он предложил косяк мне.

Обычно я не курю траву. Она низводит мой сарказм до тупости. К тому же Джулиану это не нравится. Я взяла косяк, сама себе удивляясь, но еще удивительнее было, что я стала отвечать на его вопрос.

– Я ненавидела своих родителей. Бросила школу. Своим ходом путешествовала по Азии. Поднабралась опыта.

– Ты бросила школу? Отчего же ты го'оришь, как высший класс? Ты самая настоящая леди. Зна'шь, я не могу себе представить, как ты какаешь. Наверно, твои какашки – такие малюсенькие, изящные колбаски.

Да, этот мужчина – поэт! Я засмеялась вопреки себе.

– Потом, получив грант, поступила в школу искусств, – объясняла я. Хотя на самом деле меня облагородил Джулиан.

– Вот я тоже хочу так. Поднабраться опыта. И, к'нечно, выступить в зале «Мэдисон-Сквер-Гарден» в Нью-Йорке.

Горизонт лихорадило. Пурпурные полосы исцарапали небо. Башня «Телекома» высилась за рядами деревьев, как декоративная палочка в экзотическом коктейле.

– Понимаешь, именно поэтому ты мне и нравишься. Ты знаешь все эти умные слова, и ты одна из самых сладких женщин, которым я имел удовольствие лизать в своей жизни.

Я задержала дыхание. Если бы мы сидели где-то в помещении, сработала бы пожарная сигнализация.

– Послушай, Закери, мне все это очень льстит. Но между нами ничего никогда не получится. Мы слишком разные. Понимаешь, ты американец. У тебя даже зубы само совершенство. А у меня есть пломбы. Вот, смотри. – Я открыла рот и повернулась к нему. – Целых пять.

– А по-мо'му, ты чертовски х'рошо выглядишь.

– И еще одна вещь. Американцы такие вежливые. Ну а я старая крикливая перечница, вечно ругаюсь.

– Старая?

– Вот видишь. Ты даже не понимаешь, что я говорю.

– Я хочу трахнуть тебя. Эт' тебе понятно?

Сигарета выскользнула у меня из рук.

Вечерний воздух был таинственным и шелковистым. Казалось, возможно все. Наши бедра заговорщически прижимались друг к другу.

– Но это просто невозможно. Я люблю Джулиана. Я не могу больше с тобой видеться, – сказала я, прилепившись к нему, словно мы оба были обмазаны суперклеем. Вздыхая, я уткнулась разгоряченным лицом в его горячую шею.

Я говорила рассудительно и благоразумно: «Ты едва достиг половой зрелости, а мне пора на пенсию. У тебя есть поклонницы, а я почти замужем». Но мои гормоны предавали меня. Возможно, потому, что на мне уже не было ничего, кроме кроссовок «Адидас».

* * *

– Ты с ним переспала, ведь да? – жестко спросила Кейт, когда я вернулась в офис принять душ и сменить одежду. Она всегда работала допоздна.

– Откуда ты знаешь?

– Да потому, что у тебя в голове пол-Гайд-парка. Может, это ключик к разгадке, ты, королева красоты?!

– Разве секс не самая прекрасная вещь на свете?

Кейт просверлила меня взглядом поверх очков.

– А ты пробовала прыжки с парашютом?

– Только не говори Анушке, ладно? Я не хочу, чтобы об этом прознали все.

– Хорошо.

* * *

– Он засадил ей, – объявила Кейт полчаса спустя, как только Анушка заглянула в офис, чтобы вернуть мороженое, которое полицейский не взял.

– Не может быть! И как это было? А ты расскажешь Джулиану?

– Конечно нет. Послушай, мне нужно было это проделать, чтобы избавиться от него. Понятно?

Теперь я исцелилась. Я больше никогда-никогда его не увижу.

– Хорошо, – сказала Кейт.

– Хорошо, – добавила Анушка.

– Да, – повторила я.

– Ну, – сказала Кейт после короткой паузы. – Так когда ты увидишь его в следующий раз?

– Как только мы закончим этот разговор, – ответила я.

* * *

Той ночью мы занимались любовью в одном из обветшалых мотелей в Кингз-Кросс.

– Можно мы снова увидимся? – спрашивал он.

– Нет. Определенно нет.

– Тогда можно я просто доведу тебя до оргазма?

– А… да.

* * *

На следующий день мы вцепились друг в друга в сауне, словно утопающие за соломинку.

– Ты знаешь, сколько длится просто физическое влечение?

– Хм… не знаю. Пять-шесть часов.

– Тогда нужно поторапливаться.

И, растворяясь в соленых, слепящих глаза поцелуях, мы захлопнули дверь.

* * *

В течение следующей недели мы занимались сексом во всех мыслимых и немыслимых местах и позициях. Только подопытные кролики трахались больше, чем мы. У нас был секс по телефону – только в этот момент мы находились в одной телефонной будке. Мы трахались под музыку, сидя на заднем ряду стадиона Уэмбли. Я стала мечтой агента ФБР, потому что все мое тело было в отпечатках пальцев.

Руки Закери открывали мне части моего тела, о существовании которых я и не подозревала. Целая эрогенная топография, цепи еще не покоренных вершин. В наших лихорадочных объятиях-схватках – смятые простыни, шкафы в подсобных помещениях, капоты машин (у меня на спине еще много дней красовалась эмблема «BMW») – мы потеряли счет времени. Утро, день, полночь… все превратилось в одни сутки. Наш мир заканчивался кончиками пальцев наших переплетенных ног.

С неохотой возвращаясь к нормальной жизни, я чувствовала, что нетвердо стою на ногах, теряю всякую ориентацию, словно аквалангист, покинувший просторы подводного океанического мира. Все казалось серым и лишенным жизни. Воздух был липким. Я скучала по чистейшему кислороду страсти.

– Так, Бек, ты готова закрутить со мной роман? – спросил Закери на седьмой день. Можно было и не спрашивать.

У меня были стабильные отношения. Мой без пяти минут муж интеллигентен, с изысканными манерами, благоразумен и не лишен сострадания. А этот панк, рэп-звезда, принадлежал к низшим из низших. Его волосы всегда спутаны, неряшливые футболки разорваны. От него за десять метров несет виски «Джонни Уокер», и он никогда не читал Томаса Пинчона. И я ответила ему: «Да, черт возьми!»

12

– Сколько нужно рок-звезд, чтобы ввернуть лампочку?

– Одна. Рок-звезда ввернет что угодно

– Любовная связь? – Лицо у Кейт вытянулось, словно я ей только что сообщила, что у меня последняя стадия рака. – Но ты же сказала, что перетрахалась и теперь он выйдет из твоей системы кровообращения?

– Да это всего лишь романчик. Я знаю дорогу обратно, понимаешь? Может, когда все это перегорит, я наконец смогу остепениться?

Кейт нырнула на дорожку для быстрого плавания, и черные тени на дне бассейна передернулись. Большая часть Австралии, кажется, находится на открытом воздухе, поэтому Кейт, эта завзятая спортсменка, насильно таскала нас в бассейн. На мой взгляд, если бы Бог считал, что мы должны обитать в воде, Он одарил бы нас водонепроницаемыми сигаретами.

– Но он такой молодой, – давила она своей жесткой критикой, снова вынырнув на поверхность. – Интересно, что ты с ним будешь делать? Бегать к нему на свидания или усыновишь его?

– Роман на стороне! О боже, куколка. Как по-взрослому! – сказала Анушка, непроизвольно ежась в такой нездоровой среде.

Это был ее первый заплыв в фитнес-центре при Молодежной христианской организации. При Дариусе финансы утекали неизвестно куда, поэтому ей пришлось отказаться от членства в дорогом фитнес-клубе «Челси Харбор». Кейт отреагировала на такую экономию презрительным смешком. «Разве у тебя нет волшебного ларца, из которого можно достать еще хоть немного монеток?» – говорила она.

– Адюльтер! Подумать только! Красиво звучит! Так по-декадентски!

– Никакой это не адюльтер, – сделала ей выговор Кейт, облизывая стекла запотевших водозащитных очков. – Для адюльтера нужно для начала выйти замуж.

– Среди моих подруг ты первая Скарлет! – возбужденно болтала Анушка, раздеваясь до бикини настолько крошечного, что любой контакт с водой уменьшил бы его до размеров зубной нити. Она достала мобильный телефон (мы называем его сережкой для благородных девиц) и начала телефонную охоту за своим вечно отсутствующим мужем.

– Секс с рок-певцом еще не делает из нее Скарлет. Скорее, это признак психического расстройства, – Кейт оттолкнулась от стены, обдав меня мощной струей брызг.

Я наблюдала, как она плывет неторопливым старомодным брассом, вытянув шею над поверхностью воды, словно боясь замочить волосы. Ухватившись за веревку, я похлопала Кейт по плечу, когда она, сделав разворот, проследовала мимо.

– Боже, Кейт. Когда ты последний раз делала что-либо ради удовольствия? Просто так, черт возьми? Когда ты последний раз просто дергала мужика за яйца?

– Это не в моем стиле – дергать мужиков за яйца, спасибо за предложение, – сказала она, барахтаясь в воде.

– Просто в твоей жизни отсутствует такая вещь, как наслаждение, вот в чем твоя проблема.

– Для тебя это может оказаться сюрпризом, супер-звезда, но миру нет никакого дела до твоей разнузданности. – Она перевернулась на спину, опрокинув меня так, что я чуть не захлебнулась. Всплыв на поверхность, я судорожно глотала воздух, громко булькая, и уже готова была крикнуть «помогите», как Кейт снова проплыла мимо. Чтобы удержаться на плаву и добраться до бортика, я схватила ее за большой палец ноги. Если бы не вода, плавание было бы действительно прекрасно.

– Ну, – не сдержавшись, полюбопытствовала она, – секс с ним действительно настолько хорош?

– Хорош? Да моя матка чуть ли не расплавилась.

– Господи.

– Мы прошли всю Камасутру. Дважды. Все перепробовали. Да он вылизывает меня до самого пупка. Если бы за сексуальные доблести выдавали премии, он бы просто купался в золоте и летал только на «Конкорде», первым классом до конца своей жизни.

– Неудивительно, что ты выглядишь такой чертовски счастливой, куколка, – с завистью в голосе сказала Анушка, опуская ноги в тепловатую хлорированную лужу.

– Девочки! Здесь речь даже не о седьмом, а о восьмом небе!

Кейт ударила себя ладонью по лбу.

– Почему же, как только женщина начинает много трахаться, уровень ее интеллекта неизбежно понижается?

– А почему бы тебе самой не начать трахаться? Тогда и выясним! Просто найди себе мужчину и…

– Я не могу найти себе мужчину, наверное, потому, что все они – твои. Но сейчас речь не обо мне, а о рок-звездах. Боже мой, Бекки. Я надеюсь, вы хоть предохраняетесь…

– Он не любит этого…

– О да. Честное слово, тебе впору покупать наклейку на бампер с надписью: «Посигналь, если тебя отымел Закери».

Я погрузилась в воды забвения и медленно шевелила ногами, словно выделывая балетные па. Лениво пару раз проплыла вдоль дорожки и почувствовала, как кто-то ткнул меня в бок маленьким напедикюренным пальчиком. Анушка отказалась от охоты за своим мужем и наконец-то оторвалась от своей телефоносережки.

– Но, куколка, разве ты не чувствуешь себя виноватой? Ты же изменяешь Джулиану?!

– Не знаю. Если мужчина входит в тебя, а ты при этом выходишь в астрал, – разве это измена?

– Умереть и не встать! Отдашь его мне, когда закончишь свой романчик?.. Осторожнее! – завопила Анушка. – Ты чуть не намочила мой купальник!

– Боже правый! Какой ужас! – сказала Кейт с досадой в голосе. – Мокрый купальник! – Она плыла брассом по направлению к нам, ее руки были сложены, словно в молитве. – А что Джулиан? – била она ногами воду. – Заметил странности в твоем поведении?

– Он мужчина. Наверное, просто думает, что у меня месячные, или что умерла моя золотая рыбка, или еще что-нибудь.

Рука Анушки замерла на пути к бретельке бикини.

– У тебя умерла золотая рыбка?

Мы с Кейт переглянулись, закатив глаза. Мозговые волны Анушки не дотягивали до берега.

– К тому же он так занят освобождением одноногих инуитов, или как их там, что я едва его вижу. Если ты не страдаешь от преследований какой-нибудь хунты, ты ему просто неинтересен.

Кейт покачала головой.

– Иногда мне кажется, Ребекка, что понимание, что можно делать и что нельзя, находится у тебя в зародышевом состоянии.

– Да что мне о себе беспокоиться, когда ты так хорошо это делаешь за меня? – Я плеснула воды ей в лицо. – Ты мой заместитель по беспокойствам. Но вообще-то нет причины скрючивать свой тампон. Ничего такого не происходит. Просто первобытный порыв. Такое я примитивное существо. Послушай, мне с ним весело, вот и все. Он говорит, что сыр – это просто «подросшее» молоко. Разве не трогательно? Спросил меня, почему почта в Британии идет первым и вторым классом, а бизнес-класса нет?

Кейт с недоверием разглядывала меня.

– Он называет миллениум ползучей тысяченожкой, от которой мурашки по коже.

– О господи. Да ты влюблена, Бекки. Правда-правда. – Кейт размашисто подплыла ко мне, ее очки сверкали над поверхностью воды, словно глаза крокодила.

– Неправда. Если бы вы знали, как я над ним издеваюсь. Игнорирую его. Какой грубой я бываю…

– Но это же возбуждает мужчин, мать твою. Если ты его не любишь, значит, этот неандерталец уж точно вообразил себе, что влюблен в тебя! Скоро он проглотит тебя целиком!

– Ну что же. Мне нравится это в мужчинах. – Я раздраженно причалила к бортику бассейна и, стараясь не касаться ногами кафельных плиток, зараженных лишаем и грибком, прыгнула прямо на расстеленное у скамейки полотенце.

Кейт ожесточенно вытиралась, чуть ли не сдирая с себя кожу.

– Зачем тебе все это, Бекки?

– Не знаю. Возбуждение. Опасность. Я чувствую себя сексапильной. Желанной. Молодой. И вообще, надо спрашивать не почему у меня есть любовник, а почему у большинства женщин их нет. Я могу контролировать свои чувства к нему, понятно?

– Чем?.. Лекарствами?

– Нет ничего страшного. Никто не пострадает.

– Нет? А если Джулиан узнает правду?

– Джулиан никогда ничего не узнает. В общем, есть четыре слова, которые мне не хотелось бы слышать, когда мы ласкаемся с Заком: «Привет, дорогая, я дома».

– Требуется лишь планировать все заранее, – поддержала меня Анушка, представляя себя на моем месте, – немного осмотрительности…

– Да ты-то откуда, черт возьми, знаешь? – строго спросила Кейт, пока мы спускались по заплесневевшей винтовой лестнице.

– Я… ну… мне кажется, Дариус неверен мне.

– Что?

– Понимаете, он мне изменяет. – Мы с Кейт перемигнулись. – Главное – не менять свое поведение, иначе возникают подозрения…

– Правильно. Любовная связь будет спланирована с военной четкостью. Боже, я не хочу потерять Джулза. Да кто бы захотел на моем месте? Если бы я была готова рисковать нашими отношениями с Джулианом, мне точно нужно было бы проверить голову.

Но если бы я знала тогда то, что знаю сейчас, оставалось бы сказать только одно: «Запишите меня, пожалуйста, на прием к доктору Фрейду…»

13

Роман на стороне

Пособие для начинающих

– Послушайте, – неистово перерыв холодильник и осмотрев все бутылки шампанского на прилавках, я, задыхаясь, подбежала к продавцу в магазине спиртных напитков. – Представьте себе, что женщина на пять часов опаздывает домой. Ее ждет супруг, и у нее нет алиби. Какой спиртной напиток минимализирует риск, что он порвет с ней?

– «Круг-86», – ответил он невозмутимо.

Роман на стороне

Пособие для начинающих


1) Позаботьтесь о раздельных телефонных счетах.

2) Не меняйте внезапно трусики с резинкой сомнительной эластичности на маленькие и слишком сексапильные.

3) Не прячьте спермицид в тюбике с зубной пастой. Однажды вы обязательно забудете, и все кончится тем, что фтор окажется в ваших фаллопиевых трубах, не говоря уж о состоянии зубов.

4) Если вы занимаетесь спортом, пусть это будут вечерние занятия – что-то энергичное, после чего нужно обязательно принимать душ.

5) Выберите хобби, которое не требует очевидного конечного результата. Если в течение года вы занимаетесь африканским рукоделием и в конце курса у вас нет никаких плетеных корзин – это может стать первым шагом на пути к разоблачению.

6) Лучше не оставлять в спортивной сумке принадлежащее вашему любовнику, испачканное его семенем нижнее белье из черной кожи с кармашком для члена (который, кстати, в два раза больше, чем у вашего супруга), потому что однажды ваша собака обязательно его учует и прискачет в гостиную, преданно держа его в зубах.

7) Если это все-таки произойдет, притворитесь, что вы трансвестит.

8) Запомните слова «шлюха», «проститутка», «дрянь», «подстилка» – так называют женщину, у которой аппетит до секса, как у мужчины.

9) Когда вы чувствуете себя дешевкой и грязной тварью, напоминайте себе, что без супружеской измены мировая литература и оперное искусство отправились бы коту под хвост. Не будь осады Трои, Гомер точно бы не написал «Илиаду». А Анна Каренина? А Эмма Бовари? О чем тогда, черт подери, писали бы Шекспир и Чосер? Представьте себе, что Крессида осталась бы с Троилом. Или что Тристан никогда бы не поигрывал своими… э-э-э-э-э… мышцами перед Изольдой. А что бы тогда делал Вагнер, хм?

10) Старайтесь не выглядеть более счастливой, чем обычно. Ничто не выдает любовную связь быстрее, чем постоянные улыбки без явной на то причины.

11) Ограничьте ночные беседы шепотом по телефону. Думаю, вам будет стыдно, если вы сказали, что отправились звонить отцу, а вас застают страстно шепчущей: «Засади мне свое разгоряченное копье, ты мой неистовый демон, мой секс-викинг!»

12) Заметайте следы с тщательностью Шерлока Холмса. Нет ничего хуже, чем ехать в машине со своей второй половинкой и вдруг обнаружить на лобовом стекле отпечатки ног вашего любовника.

13) Осторожнее в постели: занимаясь любовью, не выкрикните чужое имя. Периодически возникающая при соитии амнезия положила конец многим тайным любовным связям.

14) Планируйте свои любовные свидания с военной четкостью и никоим образом не меняйте своего поведения – перемены приведут к подозрениям.

И самое важное:

15) Никогда не опаздывайте домой на пять часов без всякого алиби.

– Господи, Ребекка! Да где же тебя носило? Я чуть с ума не сошел от волнения.

– Что за вопросы? – тянула я время. – Ты что, теперь начальник отделения по обвинениям частного характера?

Я прошла по коридору, избегая встречаться с Джулианом взглядом. Его глаза горели, как карманные фонари тюремных надзирателей. Он наблюдал за мной так внимательно, что меня прошибал пот.

А посему переходим к пункту 16: всегда лгите.

* * *

По статистике, люди говорят неправду каждые восемь минут. «У меня хорошо уложены волосы?» Правильный ответ – «да». «Я потолстела?» Правильный ответ – «нет». В Англии фраза «доброе утро» – почти всегда ложь. А как насчет «Прошу простить меня за беспокойство, но…» Или люди сваливают вину на пробки, когда опаздывают, или изображают, что у них цистит, когда хотят посмотреть сериал «Скорая помощь», а не заниматься сексом. Или притворяются, что это наглая ошибка, когда в их счет в гостинице заносят просмотр платных порноканалов. Общество не выжило бы, если бы люди перестали лгать. Распадались бы браки. Плавно исчезала бы дружба. Никто никогда не получил бы работу, потому что резюме – по большей части просто художественный вымысел. По крайней мере, мое уж точно. Нет. Честность слишком губительна.


Единственная неприятная сторона лжи – это то, что тебя могут разоблачить. А поэтому:

Врать и не краснеть

Пособие для начинающих


1) Не смотрите на свои руки, потупив взгляд.

2) Не закрывайте руками рот.

3) Не кусайте слишком сильно губы.

4) Дышите равномерно.

5) Не трите нос, не ковыряйте в ушах и не теребите суетливо одежду.

6) Не забывайте, что конкретно вы наплели.

– Мне пришлось сопровождать художницу во время интервью после обеда. – Я смотрела ему прямо в глаза.

– Разве ты не обещала всегда предупреждать меня, когда будешь опаздывать? – Его костюм был помят, так же как и лицо, в воздухе чувствовался запах виски.

– Правда? – Я стала кусать губы и прикусила язык.

– Да, на прошлой неделе, когда ты тоже поздно вернулась.

– Прости. – Я с трудом выдерживала ровное дыхание. – Я забыла.

– Так почему бы тебе не заглянуть в свою дырявую голову, туда, где хранятся наши с тобой разговоры? – У меня зачесался нос, уши просто молили о том, чтобы в них поковыряли, одежду просто необходимо было поправить. – И вообще, я звонил в офис. Сказали, что ты ушла еще до обеда.

– Ну да. Ну, у меня была встреча в Совете искусств.

– Что? В течение восьми часов?

– Потом я плавала в бассейне.

– В последнее время ты все время плаваешь – наверное, уже десять раз пересекла бы Атлантику. В процессе эволюции человечество вышло из воды, если ты не в курсе, так почему же тебе так хочется обратно?

Еще один прелюбодейский трюк – не заглаживать вину мягким отношением к мужчине, которому вы изменяете, иначе он точно что-нибудь заподозрит. Наоборот, нужно вести себя ужасно, настолько ужасно, чтобы он подумал, что именно он неправ и что-то сделал не так.

– Так что ты хочешь сказать? Что у меня есть кто-то еще? Господи. Я стараюсь изо всех сил, прихожу домой с шампанским, чтобы отпраздновать нашу совместную жизнь, а ты нападаешь на меня!

Ну и фальшивка. Боже, я была еще фальшивее, чем туроператор из клубного отеля на Ибице.

– Если бы у меня кто-то был, я сейчас была бы с ним!

Лицо Джулиана было белее бумаги, тонкие сухие пальцы судорожно поправляли волосы.

– Бекки, я просто хочу с тобой поговорить. Недостаток общения – вот самая главная причина, по которой отношения распадаются, разве ты не знаешь об этом?

– Да мы и так все время разговариваем.

– Ребекка, да у меня в животе урчит чаще, чем ты со мной разговариваешь… Просто ты… понимаешь… ты изменилась в последнее время.

– Конечно я изменилась. Любая женщина, которая попробовала сама проэпилировать ноги воском, уже никогда не будет прежней. – Я притворилась, что очень занята, доставая с верхней полки буфета бокалы для шампанского.

– Ты встречаешься с кем-то еще, ведь правда? – спросил он слегка охрипшим голосом.

Я не очень хороший человек, я знаю. Сбежала с собственной свадьбы. Люблю подходить к супермоделям и говорить, как хорошо они выглядят после того, как они набрали вес. Но самым худшим было то, что я врала единственному человеку в мире, который действительно любил меня. Наверное, скоро мне в пору будет заняться продажей угнанных автомобилей. Несмотря на то что внутренности мои вертелись как в стиральной машине и я ненавидела саму себя, я решительно поджала губы и процедила:

– Нет.

– Тогда почему ты занимаешься со мной любовью с закрытыми глазами?.. То есть когда ты вообще снисходишь до занятий со мной любовью. За этот месяц я пытался заняться с тобой любовью сорок два раза. Мне удалось дважды. Вот какие были отговорки: «слишком жарко» (пять раз), «у меня грязевая маска на лице» (восемь раз), «ты общаешься со мной, только когда хочешь секса» (двенадцать раз)…

– Боже, Джулиан. Ты выставляешь меня какой-то сексуально недоразвитой. Может, если бы ты попробовал начать с любовной прелюдии… – отразила я удар.

– Что ты хочешь сказать?

Вот что я больше всего люблю в юристах: к их мозгу словно прикреплено громоотводное устройство, благодаря которому они способны впитать и переварить любую шокирующую информацию. Если бы в эго юриста ударила молния, госпитализировать пришлось бы ее. Но в этот раз я по-настоящему задела его чувства.

– Я дохожу до кульминации слишком быстро?

– Ну да. Ты всегда вымыт и выбрит и выдаешь три судебных заключения, пока я только снимаю лифчик.

– Дело не в том, что я быстро кончаю, Ребекка, – сказал он отрывисто. – А в том, что ты кончаешь слишком медленно.

– Что, простите?

– Это правда. Нужно пощекотать там. И погладить сям. И помять слева, и полизать справа, и пошлепать, и похлопать, и пошептать всякие там нежности… и все равно эффект – ноль. А знаешь, как это давит на мужчин, когда им приходится тянуть и тянуть половой акт… Пора бы надавить на женщин и заставить их в темпе отвальсировать свое.

– Так что ты хочешь сказать? Что я плохо трахаюсь? Да как ты можешь судить за свои десять секунд?

– О, спасибо, что поделилась со мной своими мыслями, Ребекка.

– Ты же беспокоился, что мы мало общаемся.

– Да, но теперь я думаю, что мы слишком много общаемся. У меня есть идея получше. Может, прекратим разговоры об оргазмах и приступим прямо к делу?

В ответ я выстрелила пробкой от шампанского и развратно улыбнулась. Вот еще один способ скрыть роман на стороне – заниматься сексом со своим партнером до и после встреч с любовником.

– Правда? – робко спросил он. – Хорошо. Тогда стой тут.

– Почему?

– Я слишком близко к сердцу принял твои слова о том, что превращаюсь в мужчину средних лет и становлюсь слишком предсказуемым… – Его голос утих где-то в спальне.

Минутой позже он появился на кухне.

Думаю, будет справедливым сказать, что кожаные леопардовые трусы были ему не совсем к лицу. Он не выглядел ни эротично, ни доминирующе – просто смехотворно.

– Не ржать, – тихо проинструктировала я свой рот и умозрительно переставила в комнате мебель, придумала меню для торжественного ужина и сформулировала, как наименее унизительным для себя образом спросить в аптеке крем от молочницы.

– Есть кое-что еще.

Разгоряченный шампанским, он достал из-за спины светящийся в темноте презерватив в форме ракеты «Стелс» с надписью: «Оружие глубокого проникновения». Великолепно. Теперь в самые скучные моменты нашего сношения я смогу читать.

Я воспользовалась старым методом – думать о несексуальных вещах: рассечении промежности во время родов, металлических шинах для сломанной ноги и Ньюте Гингриче[13] в обнаженном виде.

– Ну, с чего бы ты хотела начать? Взбитые сливки, липкая лента… я могу тебя связать.

– Джулиан! Единственная вещь, которую мне надо связать, – это мои фаллопиевы трубы.

Он продолжал настаивать, игнорируя мои слова.

– Мы можем заняться этим прямо здесь, на полу.

Мое тело сотрясалось от еле сдерживаемого смеха. Я приложилась к бокалу шампанского, чтобы скрыть улыбку. Но, не успев отпить, разразилась грубым хохотом, облив шампанским мохнатый перед Джулиана.

Лицо его осело, как суфле. Да уж, отличная шутка… Я действительно вела себя ужасно и заслуживала самого строгого порицания. Но, как ни старалась, не могла остановиться.

Джулиан укутался в свой шелковый халат.

– Кажется, у нас серьезно расходятся взгляды по поводу того, что можно считать поводом для смеха, – сказал он оскорбленным тоном.

– Ах, дорогой, прости меня! – Я заставила себя перестать брызгать слюной. – Иди ко мне… Тебе не нужно выполнять никакие трюки. Я люблю тебя таким, какой ты есть.

– Так ты… ты все еще любишь меня?

– Конечно я люблю тебя. Ты же ради меня готов на все, – добродушно подшучивала я, оттягивая резинку на его кожаных трусах. – Но, радость моя, единственное, что должно лежать на этом полу, – это импортная терракотовая плитка, о которой мы как-то говорили. Давай просто допьем шампанское, почистим зубы, наденем пижамы и пойдем спать, как нормальная пара.

– Но, может, стоит ковать железо, пока оно горячо, – возразил он мне, но, тут же сдавшись, уютно примостился рядом на диване. – Ты была права насчет тех рокеров, – начал он после одного-двух выпитых бокалов. – Я не должен был браться за это дело… Такая серость! Особенно этот малолетний преступник…

Меня пронзила жгучая боль.

– Не такой уж он и малолетний, – но, спохватившись, я быстро добавила: – Или что?

– Не такой уж малолетний? Да я поражаюсь, что у него уже голос сломался.

– Слушание завтра? – спросила я самым обычным голосом. – Я подумала, может, мне прийти в суд.

У Джулиана была замедленная реакция.

– В суд? Да ты же близко к суду не подходишь.

– Любовь моя, забудь о кожаных трусах. Видеть, как ты важно выхаживаешь, вещая нечто судебное, – вот что возбуждает меня больше всего.

О, как сыграно! Я обладала утонченностью телеведущей паршивенькой развлекательной игры на кабельном телевидении. Боже мой, в кого я превращалась? Я вдруг осознала, что, завираясь до чертиков, оставалась совершенно невозмутимой, и внутренне оплакивала себя. Я была дурной и порочной женщиной. Воплощением порока. Сестрой Калигулы. Плодом любви Майры Хиндли[14] и Дракулы. Одноклеточное. Опустилась ниже трусов Памелы Андерсон. Не зря прелюбодеяние входит в десять смертных грехов. За это горят в аду, черт возьми. Вина безжалостно поедала меня.

Намыливая в ванной лицо, я не могла заставить себя посмотреть в зеркало. Даже свет выключила, чтобы случайно не поймать свой собственный взгляд. Именно поэтому я не заметила, что зубная паста не ложилась на щетку радужно-мятными завитушками, как обычно, и подавилась. В этот момент Джулиан зашел в ванную, включил свет и, недоумевая, поднял брови. Не желая будить в нем сомнения, пришлось заставить себя почистить зубы спермицидным кремом. Уже занимаясь сексом, я поняла, постепенно выходя из вызванного шампанским ступора, что вставила в темноте мой противозачаточный колпачок. Это означало, что мои фаллопиевы трубы были наполнены фтором.

Единственное, что я чувствовала во время секса, – как разрушаются мои зубы.

Я гнусный червяк. Мое место в баночке с наживкой. Но, как и полагается червяку, я была уже на крючке.

14

Дела судебные, дела любовные

– А ты не думаешь, что все это напоминает подростковые безумства, мать твою? – спросила Кейт, пока мы неслись через Ковент-Гарден в суд на Боу-стрит.

– Вовсе нет. – Я затушила сигарету. Я все еще говорила себе, что не курю и ситуация у меня под каблуком. – Зак обещал никому ни слова. Он само благоразумие…

– Бекки! – завопил Зак.

Мы обернулись и вытаращили глаза на машину, из которой, не дав ей остановиться, вываливался мой возлюбленный. Автомобиль рок-звезды был метров пять в длину, окна затемнены. Зачем Заку вообще нужен член, если у него такой автомобиль? На номерном знаке лимузина было, как и полагается, указано «ЭГО». Зак споткнулся о поребрик, как маленький, рывком бросился к нам, заключил меня в геркулесовы объятия и закружил. До того как я успела ему что-то сказать, он поцеловал меня, то есть втянул в свой рот, очистил мои зубы от налета, пощекотал миндалины, поздоровался со всеми коренными зубами и только после этого отделился от меня со звуком насильно оторванной от стекла улитки.

– Закери!

– Это единственный, черт возьми, способ заставить тебя замолчать, на хрен! – ухмыльнулся он.

Черный мешковатый костюм не мог скрыть прелестей его тела: узкие бедра, твердые мышцы и серьга в соске, проступающая под обтягивающей хлопчатобумажной футболкой. В тот момент, когда я щипала его за попу, из-за угла появился мой супруг, преследуемый толпой журналистов.

Я отпрыгнула назад, словно меня ударило током. Брови Джулиана подскочили до самых волос. Из его судейских ноздрей валили клубы пара. В ту же секунду он исчез из виду, а из лимузина вылезло, рыча, какое-то рок-чудище в кожаной куртке. Это был телохранитель Зака, и выглядел он как фанатик, засевший у дверей израильского посольства, обвешанный пластиковыми бомбами и с автоматом в заднем кармане брюк. Он резкими шагами подошел к Заку, подарив нам с Кейт сомнительное удовольствие наблюдать его на таком близком расстоянии.

Зак представил его как Дэнни де Лито. Детина метра два ростом, лицо окаймлено барашковой бородой, на ногах – армейские ботинки с десятисантиметровой стальной прослойкой. Волосы настолько масляные, что, если бы муха присела ему на голову, она бы просто потеряла равновесие и, как с горки, скатилась бы ему на ухо. Он стоял рядом с Закери в подобострастной позе служанки, ждущей указаний.

– Я не вменял тебе в обязанности флиртовать с моими клиентами, Ребекка, – сурово сказал Джулиан, схватив меня за локоть.

– Я не флиртовала.

– Не флиртовала? Да ты превратилась прямо на моих глазах в какую-то рабыню Изауру!..

– Ох, дорогой! Твое воображение не дает те'е покоя. Так подпрыгивать на ровном месте – не слишком ли это сложное упражнение, мой медовый мальчик, – произнесла я наигранно легко и одновременно с ужасом спрашивала себя, не слышит ли он, как отбивает безумную барабанную дробь мое сердце.

Джулиан с подозрением посмотрел на Зака, напрягшегося всем телом, чтобы расслышать наш разговор поверх блеяния журналистов.

– Ты, кажется, нервничаешь. Волнуешься? – холодно осведомился он.

– А мастурбирует ли Папа Римский?

Свой комментарий Закери сопроводил первобытным рычанием и выпячиванием живота. Ни одно из этих действий не могло расцениваться как ответ. Кейт метнула осуждающий взгляд в мою сторону. Я съежилась.

Когда утешившийся Джулиан, схватив в охапку Закери и его телохранителя, уверенно шагнул в зал судебного заседания, Кейт покачала головой в полном неверии. Действительно, мальчиков-игрушек лучше держать на привязи в течение шести месяцев, пока они не пройдут курс домашней дрессировки. Мне было мучительно стыдно.

– Эй, – сказала я, защищаясь, – он не отсюда, ясно?

– А откуда? Из пятого измерения? Как ты можешь его даже сравнивать с Джулианом?

– До того как ты начнешь свою тираду, вот что я тебе скажу: прошлой ночью наш великий адвокат по защите прав человека дефилировал в кожаных леопардовых трусах, – по секрету сообщила я Кейт, оправдываясь.

– В кожаных леопардовых трусах? Джулиан? – захрюкала Кейт. – Ты шутишь, правда?

– Нет. С плетками и всеми причиндалами. Решил повысить квалификацию…

По традиции, проверенной временем, я собиралась поведать Кейт еще кое-что, о чем ей никому нельзя говорить, но наш разговор прервал визг шин мега-лимузина. До этого момента я была уверена, что длинными бывают только таксы и лица мужчин, когда они вдруг узнают, что им наставили рога. Но этот автомобиль никаким другим словом описать было нельзя: по длине он был таким же, как портал здания Королевской оперы напротив. На номерной панели значилось: «Мегабакс». Кейт сделала глубокий вдох, завидев, как огромная макака в золотом ошейнике неуклюже ковыляет по тротуару по направлению к нам. Несмотря на костюм и галстук, Эдди Роттерман выглядел как отпрыск Квазимодо или гигантский слизняк. Даже горгульи[15] на крышах соседних домов непроизвольно содрогнулись.

Роттерман распознал меня, и его желтоватые глаза, похожие на таблетки, вспыхнули.

– Рад вас видеть, мои сладкие, – сказал он с такой подкупающей искренностью, словно у него была предвыборная кампания и наши голоса были решающими. Любезность этого мужлана была столь неожиданна, что я оглянулась в поисках невидимых мне существ, к которым он обращался.

– Ну, – сказал он, остановившись прямо перед нами. Грубая улыбка исказила изрытое оспинами лицо. – Как думаете, поч'му белым телкам нравятся черные парни?.. Может, они хотят потуже набить кошелки? – Он незаметно подмигнул мне. – Или дело в старом добром копье?

Кейт внезапно вспомнила о делах в офисе и быстро удалилась. А я стремительно направилась вверх по каменным ступеням.

– У меня есть хорошее предложение. Почему бы тебе не проверить силу упругости колес твоего лимузина, воспользовавшись собственной тушей? – бросила я ему через плечо.

Проскользнув через детектор металлических предметов, я галопом помчалась к залу судебных заседаний, но в вестибюле было полно народа, и Роттерман умудрился поймать меня за запястье.

– Так ответь мне, он правда Пиздобог? – Я почувствовала, как мой живот посылает рвотные позывные, и не проронила ни слова, но он продолжал: – Все дело в том, крошка, и я те'е не шутки шучу… – Влажные глаза Ротти сверкнули, словно он собирался открыть мне тайну. Причем мою тайну. – Знаешь, есть у наших такая поговорка: «Сделал черному минет – и назад дороги нет».

Ощущение тошноты усиливалось. Вот как Зак отплатил за мое доверие – представил своему гнусному агенту подробный отчет о наших кувырканиях. Типичный мужчина: сделано – сказано. Я сама виновата. Как можно было думать, что у этого парня есть мозги? Мозги рок-звезды – это то, чем он думает, что умеет думать.

– Давай разберемся раз и навсегда. Ты хочешь сказать, что я спала с твоим талончиком на обед? – рявкнула я, выплескивая все накопившееся негодование.

– О, да ты читашь маи мысли. Какая умная цыпа!

Я с презрением оглядела его и зашагала вперед, надеясь затеряться среди толпы полицейских, проституток и сумасшедших водителей, стоявших вдоль стен и нервно зубривших свои лживые монологи, которые они вот-вот должны были пролепетать на свидетельском месте. Стремительно влетела в зал судебных заседаний номер один. К моему негодованию, Роттерман, преследовавший меня, попросил сидящего рядом мужчину подвинуться и втиснулся в освободившееся кожаное кресло.

– У нас в муз'кальном мире есть пагаворка, – растягивая слова, нашептывал он. – Понравилась конфетка – угости друга. – Губы его стали клейкими и липкими. – Общие радости – общие сладости, как говорится. Или убить двух зайцев одной палкой.

Его вульгарный хохот был прерван жестким призывом судебного пристава: «Встать! Суд идет!»

Три судьи проковыляли по залу суда, словно приходя в себя после третьей операции на сердце. Далее последовал ритуальный обмен любезностями с адвокатами, и оппонентка Джулиана, внешне напоминающая американскую прокуроршу Марту Кларк и чеканящая гласные, как молодая Маргарет Тэтчер, начала отчитывать старых хрычей на скамье, словно упрямых нашкодивших школьников.

– Это одно из самых отвратительных судебных дел, и я призываю вас вынести самый строгий приговор об уничтожении изъятых полицией двадцати пяти тысяч копий компакт-дисков в соответствии с разделом три «Закона о непристойном поведении на публике». Альбом называется, прошу меня извинить, «На хуй копов».

Она произнесла эти слова с оргастическим удовольствием – вот апогей ее карьеры, день, когда она выругалась матом в зале суда. В течение следующего часа оппонентка тараторила, как швейная машинка, строча и сшивая слова, одновременно зашивая Закери задницу.

Присяжные вытянули свои хоботки, и казалось, едва ли могли возражать.

Настала очередь Джулиана. Он начал защитную речь, сводившуюся к тому, что изъятые диски должны были быть возвращены их владельцам – компании «Ротвейлер Рекордс». Грациозно поворачиваясь на каблуках, он мягко вышагивал то в одну, то в другую сторону, гипнотизируя судей и публику. Я так давно не видела, как он выступает в суде, что успела забыть его уверенную походку и интеллектуальные арабески. В течение двух часов он извлекал жемчужины слов, запрятанные в фактах-раковинах. Называл Закери подлинным голосом поколения чернокожих подростков, взращенных улицей в американских гетто: им неведомы иллюзии и они ищут защитников перед лицом неизбежно надвигающегося Апокалипсиса.

– Вы, – обращался он к судьям, – принадлежите к поколению, которое открыло для себя в молодости притягательность запретного плода. Джеймс Джойс, Генри Миллер, Лоуренс. И ваши дети, без сомнения, унаследовали то же любопытство к подобным вещам.

Он пригласил экспертов: молодую чернокожую девушку-диджея с Би-би-си, которая рассказала про безвредность выступлений рэп-звезд. Не желая принижать значение традиционной музыки, он организовал выступление музыкального критика одной из самых серьезных и респектабельных газет – «Гардиан», который называл рэп уличной журналистикой.

Джулиан достал полдесятка журналов для взрослых, купленных на газетном лотке.

– Такие журналы свободно распространяются прямо около здания суда. Эта порнография рассчитана на то, чтобы вызвать похоть. Диск Закери Берна внушает тревогу и, безусловно, развивает дурной вкус. Но он не вызывает похоть. Некоторые его тексты жестоки, саркастичны, грубы и могут показаться оскорбительными. Эта музыка может оказать разрушительное воздействие на ваш слух, но не на разум. Я бы тоже хотел положить конец такой музыке, но не посредством цензуры, а посредством программы социальной помощи, которая обеспечила бы бедным слоям населения и меньшинствам равные права в нашем обществе.

Его коронный ход, признался он мне после слушания, заключался в том, что он смог убедить судей прослушать саму музыку, являющуюся «лучшим доказательством», а не читать расшифровку текстов песен, которую так тщательно составляла комиссия Скотланд-Ярда. Обвинительная сторона согласилась – и допустила ошибку. Диск заурчал на дешевом плеере, басы были неосмотрительно включены на полную катушку. Мы с торжественным видом восседали в течение пятидесяти минут, пока со свидетельского места доносилось странное афроамериканское уханье. Там была только одна строчка, которую можно было разобрать: «Жизнь дерьмо, хочу сдохнуть». Она повторялась три тысячи раз под жесткий скачущий бит, и вскоре смысл этой фразы уже разделяли все присутствующие в зале. Это была не музыка, а какое-то бульканье, напоминавшее шум канализационных труб.

– Как не стоит трогать юношеские прыщи, так не стоит и обращать внимания на неотшлифованные поп-композиции, иначе это приведет к нагноению и распространению инфекции. В отношении же закона, этот шум нельзя назвать непристойным, потому что он никоим образом не развращает и не разлагает общество! – Джулиан был настолько убедителен, что судьям не оставалось ничего другого, как отклонить иск.

* * *

Мы даже не успели дойти до буфета, чтобы по традиции выпить жидкого чая, как три мировых судьи отклонили иск Скотланд-Ярда против Зака. Более того, они постановили, что кроме судебных издержек в две тысячи фунтов Скотланд-Ярд лишался и своей закодированной версии «посылания на хуй копов», поступавшей в распоряжение ответчика.

Выйдя из здания суда, я хотела потребовать от Зака, чтобы он указал место своему Ротвейлеру, но они с Джулианом быстро исчезли, попав в руки сгорающих от нетерпения папарацци. И тут меня сгреб в охапку телохранитель Роттермана и погрузил на заднее сиденье чудо-автомобиля. Я, как сумасшедшая, жестикулировала, подавая сигналы «SOS», но было поздно – лимузин со скрипом отъехал, причем обе задние дверцы были открыты и хлопали, напоминая развевающиеся на ветру уши принца Чарльза.

– Что за…

– Праздничный обед. В «Айви». Я только што послал сообщение остальным, чтоб' присоединялись. Хочешь есть?

Я посмотрела на Роттермана. Его замшелый язык выкатывался из левого угла рта. Он извивался, как кобра, готовящаяся к прыжку.

– Я не видел пизды вот уже два месяца.

– Что? – Я вжалась в противоположный угол. – Разве ты не мог себе этого позволить?

На каждом повороте я, подпрыгивая, скатывалась все ближе к Роттерману.

– Но те'е-то бабки не нужны, да ведь? – прорычал он. – Я всего лишь ищу норку для своего хорька с фиолетовой головкой. – Он накренился в мою сторону, и меня окутали бурбоновые испарения из его рта.

– Дело в том, господин Роттерман, что, как только увижу вас обнаженным, я тут же превращусь в лесбиянку.

Губы Роттермана сжались, напоминая возбужденный анус. В глазах мелькнул огонек легкой осмысленности.

– О, вот как. На те'е что, лежит проклятие?

– Да, и это проклятие – ты.

И еще неблагоразумный мальчик-игрушка. Как Закери мог так сглупить? Он же обещал не подмачивать мне репутацию. Подмачивать? Боже. Теперь впору было строить планы, как сделать бизнес на моей биографии. За счет которого можно будет прокормить все страны третьего мира.

– А ты не задумывался над тем, что у меня может появиться желание рассказать об этом Закери?.. А у него – сделать из твоих гениталий погремушку…

– Не-а. Потому что тогда у меня может появиться желание поделиться с Джулианом тем, што Зак прострелил те'я своей любовной пулей, пронзил те'я своим копьем, прокатил тебя на своем ослике. Так чта ты, крошка, на эт' скажешь? – вопрошающе ухмыльнулся он с недобрым блеском в глазах. – Лучше оказаться на моем месте или на т'оем?

* * *

Обедать с любовником и женихом – не самая лучшая затея. Не стоит этого делать, так же как не стоит играть в чехарду с носорогом. Когда через двадцать минут (лучше бы их не было в моей жизни) приехал Джулиан, он недоуменно посмотрел на меня и сразу понял, что я нахожусь в состоянии крайнего замешательства. Возможно, все дело было в испарине, выступившей огромными влажными усами у меня под носом. Я вляпалась в редкое дерьмо, причем довольно глубоко. Глубже, чем «Титаник». Как же мужчины расхлебывают свои любовные приключения? Журнал «Космополитен» утверждает, что семьдесят пять процентов мужчин изменяют женам. Так что же они знают такое, что неизвестно мне? Просто нужно думать, как мужик. Врать. Смеяться. Не паниковать.

– Пойдем отсюда, – выдохнула я в панике, как только Джулиан сел за стол.

– Что? – добродушно отозвался он, радуясь своей победе. – Разве соловей не заслужил зернышек на ужин?

Пока они с Роттерманом рассматривали винную карту, Закери попытался со мной заговорить. Я игнорировала его. Просто не хватало слов, чтобы описать мои чувства к этому парню, не переходя на самые отвратительные ругательства, которые явно были бы не к столу. Как же я могла заниматься сексом с мужчиной, который настолько не уважает моего жениха?

Когда официант принес Джулиану заказанные им закуски, Роттерман начал аплодировать, восхваляя его выбор.

– Если мужчина любит устрицы, это всегда хороший знак, правда ведь? – подмигнул он мне.

– А? Да-да, стимулирующая энергия устриц, – засмеялся Джулиан.

– Не-а. Это значит, что он не прочь вылизать свою подружку.

Джулиан подавился. Я похлопала его по спине и подала ему стакан воды.

Роттерман нарочито наколол устрицу на вилку и похотливо приложил ее к губам.

– Известно тебе, что устрица умирает, только пройдя половину твоей глотки? – холодно сказала я своему мучителю.

Мягкими движениями я гладила Джулиана по спине, глаза Зака горели, дыхание замедлилось. Хмурясь и сердито сверкая глазами, он подозвал официанта и, отказавшись от сделанного заказа, попросил принести устриц. Двойную порцию.

Да уж, хорошо, ничего не скажешь. Лучше не бывает. Неудивительно, что Анна Каренина бросилась под поезд. Эмма Бовари тоже кончила самоубийством. Тэсс из рода д'Эрбервилей повесилась. Стоило задуматься. Столько примеров для подражания. Я вытерла свои гигантские усы из пота. Ну и денек. Словно я весь день грузила дерьмо.

– Слушание прошло хорошо, – выпалила я, – правда ведь?

– Справедливость – всего лишь вердикт, вынесенный в пользу того, кому это выгодно, – угрюмо брякнул Зак.

– Где эт' ты откопал «экспертов»? Редкостные твари, – с издевкой отозвался неблагодарный Ротти.

– Да уж. А што значил весь эт' гнойный базар про непристойность, мать твою? – отчитывал Джулиана Зак, размахивая ножом для масла.

Я вступила в разговор и, как настоящая укротительница, сказала:

– Вы выиграли это дело благодаря тому, что Джулиан – отличный опытный адвокат, а не потому, что вы такие невинные овечки, господин Берн.

– Да? А мне кажеца, адвокаты зарабатывают се'е на жизнь только тем, что врут, – ляпнул Зак, надув губы.

Внезапно я увидела своего любовника глазами Джулиана – самоуверенный, нахальный панк со словарным запасом из хрюканий и мычаний. Ничтожество. Словно коралл, извлеченный из моря, он потерял всю свою привлекательность и яркость. Несмотря на железные бицепсы, чарующие глаза и точеное лицо, я вдруг поняла, что Закери Фениксу Берну идеально подошла бы работенка официанта в забегаловке «Кентакки фрайд чикен».[16]

Прерывая мои безрадостные размышления, Ротти, который все не мог успокоиться, наклонился ко мне, укрепив меня в мнении, что парк юрского периода – не просто кинематографический вымысел.

– Для секса мне не хватает только тебя, – прошептал он охрипшим голосом.

Я удостоверилась, что Джулиан и Зак все еще обсуждают дело.

– Какую часть слова «нет» ты не понимаешь? – прошипела я.

– Пойми, если ты не пустишь меня в свои меховые заросли, мне придется донести на тебя твоему ученому дружку.

«Айви» – шикарное местечко, куда сбегается на водопой вся лондонская элита. Сделки-посиделки, разговорчики-комплиментики… Это отличный ресторан, потому что во время еды там можно умудриться похудеть на несколько килограммов, так энергично приходится крутить головой, рассматривая знаменитостей. Оглядывая столики сильных мира сего, пришедших на чинную трапезу в обшитом дубовыми панелями зале, я могла удостовериться, что публика была, мягко говоря, не в восторге от нашего присутствия. Пока не произошло следующее. Я опрокинула устриц Джулиана на колени Роттерману, отчего тот повалился назад вместе со стулом. Как в замедленной съемке, он обрушился на соседний столик, катапультируя изысканную пищу в пространство, и, распластавшись, как обрюзгшая морская звезда, приземлился прямо у ног Джоанны Коллинз.[17]

Тогда Джулиан повел себя самым прекрасным и благородным образом. Он тихо поднялся из-за стола, взял меня за локоть и повел к дверям, остановившись на секунду, чтобы сухо сказать метрдотелю: «Внесите в их счет».

* * *

– Борцам за независимость Соединенных Штатов за многое пришлось бы ответить, – спокойно сказал Джулиан, когда мы вышли из ресторана. – Если бы кто-то из них знал хотя бы одного такого Эдварда Роттермана, он бы хорошенько подумал.

Я обняла его и поцеловала в роскошные губы.

– Давай поженимся.

– Что?

– Давай поженимся.

– Когда?

– Прямо сейчас. Все бумаги готовы. Просто давай это сделаем. Неважно, лучше будет или хуже…

– Куда уж хуже? – спросил Джулиан, приятно удивленный. – Ты же не собираешься в постели пользоваться зубной нитью?!

* * *

Бюро регистрации на Розбери-авеню был как раз тем, что нам было нужно. Присутствовавшие там не имели к нам никакого отношения, а нашими свидетелями были просто люди с улицы. Никаких родственников. Никаких подвязок. Никаких девушек с цветами. И регистрировавший наш брак гей, разрешая Джулиану «поцеловать невесту», предупредил нас: «Только без языков».

Пока мой возлюбленный целовал меня, медленно и долго, я поклялась еще кое в чем более важном, чем любовь, уважение, жизнь в мире и согласии до самой смерти… И да не введет нас Господь во искушение, оставив в прошлом мальчиков-игрушек.

15

Оплакивая завязанные узелки

Вот прошло уже полжизни… и мы женаты. Мне потребовалось какое-то время, чтобы действительно понять – теперь я миссис. Потребовался целый медовый месяц. Мы назвали его «нашим медовым месяцем», но на самом деле это был обычный летний отдых в Тоскане на вилле Саймона и Вивиан.

Для меня так и осталось загадкой, почему старая бедная Тоскана тем летом заслужила столько внимания. Сюда хлынул поток продюсеров с Би-би-си, сценаристов и рекламных агентов, накаченных джин-тоником. Картина у бассейна недалеко от нашей виллы напоминала пародию на сериал «Спасатели», его английский вариант: волосатые белые ноги, вихляющие жирные ляжки, грузные формы и пивные животы. Красные тела, словно ошпаренные солнцем, были похожи на экзотическую салями, продававшуюся на рынке в Сиене.

Кроме участия в игре «вычисли итальянца» и мучительного страдания от ожогов, проявлявшихся после захода солнца, большую часть времени я проводила, стараясь не думать о Заке.

Я старалась не думать о нем и прогуливаясь до местного замка и обратно.

– Италия рождает жажду жизни, тебе не кажется? – напыщенно сказала Вивиан, когда мы плелись по пыльной дороге вдоль оливковых деревьев, колеблющихся от июльской жары.

– Да, – солгала я.

Мне казалось, что от итальянской сельской местности веет смертью. Всю ночь слышались какие-то звуки, будто кто-то кого-то убивал, и от этого кровь стыла в жилах. Дикие свиньи убивали сов, совы убивали кроликов, хозяйка в доме убивала мышей… Утром мы находили обглоданные кости каких-то животных. Окрестности оглашались криками, по которым можно было судить, что мы получим на следующий прием пищи.

Я старалась не думать о Заке, когда мы играли в рифмы, потягивая марочное «Сан-Джиминьяно» после ужина.

– Клитор, – придумала я рифму к слову «солиситор».

– Да у тебя клитор прирос к мозгу, – заныл Саймон.

– А, так вот где он находится! – пошутил Джулиан.

Я старалась не думать о нем, лежа в кровати в ожидании, когда Джулиан закончит работать. (Как всегда, ему нужно было предотвратить несколько повешений в какой-то далекой стране.)

– Я хотела бы задать тебе один очень интересный вопрос, – сказала я слабым голосом, когда он улегся в кровать около трех. – Как ты думаешь, существует ли секс после женитьбы? Давай так: в Тоскане засуха и тебе следует воспользоваться шлангом особой конструкции, а?

Я старалась не думать о нем, когда несколькими минутами позже начала стриптиз-представление, а Джулиан зевнул во весь рот.

– Ты зеваешь?!

– Нет же!

– Нет, ты зевнул. Твой рот открылся вот так… – Я округлила рот буквой «о».

– Прости, Бекки, просто я устал, – начал он, безразлично поглаживая меня.

– Господи, Джулиан! Как мне надоело, что ты все время работаешь! Оторвись ты от своей работы хоть на чуть-чуть. Ну, хотя бы на наш медовый месяц.

– Оторваться? Этих бедных людей могут повесить. Я уже отослал первое письменное заявление. Я им нужен. С такими делами я справляюсь быстрее других адвокатов…

– С другими вещами ты тоже справляешься быстрее других, Джулиан, – разочарованно сказала я, но он уже спал.

Я старалась не думать о нем, когда ежедневно просматривала зарубежное издание «Гардиан», доставлявшееся в местный ресторанчик. И вот однажды, открыв третью страницу газеты, я увидела огромный портрет Зака. Заголовок гласил: «Рок-бог в действии» – что-то про «струящиеся волосы и выдающуюся промежность». Еще его называли «Шекспиром под кайфом».

В этом и заключается ирония цензуры: любая попытка запретить художественное выражение является наилучшим видом рекламы. Материалы о судебном деле Зака повысили его рейтинг ровно настолько, чтобы его пластинка побила все рекорды. С этого момента избежать мыслей о нем было невозможно. Самые разные издания, журнал «Фэйс» и газета «Дейли телеграф» соревновались между собой, восхваляя Зака, называя его «верховным жрецом вуду», «новым Ленни Кравицом», чьи тексты стали «выражением нигилистически сентиментального духа эпохи, ограниченной смертью принцессы Дианы и наступлением Миллениума».

Деваться было некуда. Он ежедневно мелькал по кабельному телевидению, доводя до оргазма даже микрофон.

Но не только музыка и образ настоящего мачо приводили в экстаз фанатов. Его попа была столь совершенна, что о ней писали десять тысяч слов в неделю. Его зад делал, так сказать, свою карьеру. И именно эту карьеру, черт возьми, и освещали некоторые журналисты. Журнал «Роллинг стоун» объявил Зака одним из самых сексуальных мужчин на планете. В шортлисте на эту номинацию Зак коротко назвал своим хобби «небритье».

У меня осталась кожаная куртка Зака. Надев ее, когда мы летели в Италию, я обнаружила, как щупаю ее, с благоговением гладя рукой прохладную на ощупь подкладку, и наслаждаюсь тем, как она щекочет мою ладонь, словно сам Зак вот-вот приподнимет мне волосы и поцелует в шею, по которой побегут мурашки. Мне было больно.

Когда Джулиану удалось слегка освободиться от своих бесконечных дел, заявлений и комиссий, он стал любовно подкатывать ко мне, но я отталкивала его, лишь обещая «позже».

– Позже в смысле «сегодня» или позже в смысле «когда-нибудь в следующем тысячелетии»? – спросил он меня, когда я отвергла его попытки в третий раз. Господи, мои самые сильные опасения подтверждались: я превращалась в минетонена-вистницу. Я продолжала заниматься сексом с Джулианом, но сердце мое было где-то далеко. Словно в моем теле устроили вечеринку, на которую меня забыли пригласить.

Тем длинным прохладным летом во мне росло осознание того, что я допустила ошибку. Я чувствовала, как меня засасывает болото – то самое болото, в котором прогнили основания брака моих родителей, – я почти ощущала его гнилостный запах.

Наше супружество явно нуждалось в нарушении моногамии.

16

Жить в любви и согласии, в уважении и измене

Выходя замуж, я молилась, чтобы Бог не ввел меня во искушение. Но пора признать, что вводить меня никуда не надо было: в тот запретный край я могла найти дорогу с закрытыми глазами.

– Тебе не кажется, что благоразумие – главное преимущество среднего возраста? – сказала Кейт, когда я показала ей три билета на концерт, присланные мне по почте: новая ретро-рок-группа Зака выступала на стадионе Уэмбли.

– Мне просто любопытно. Ну кому от этого вред? – ловко оправдывалась я. – Хочешь, пойдем вместе?

– Да я скорее удалю себе матку садовыми ножницами, чем пойду на этот идиотский концерт.

– Куда же делась твоя любовь к приключениям? Он ведь теперь звезда, понимаешь?

– Звезда, дорогая моя, – это газообразная структура, представляющаяся земным наблюдателям фиксированным небесным телом.

Вот именно, вздыхала я про себя. Небесное тело.

– Только позаботься о защитном костюме. И если ты подцепишь какую-нибудь инфекцию, даже не думай появляться в офисе, черт бы тебя побрал. – Она все еще злилась на меня за то, что я вышла замуж за ее спиной.

– Пожалуйста, пойдем со мной, Кейт. Я буду вести себя предельно прилично, – пообещала я.

– Ну, хорошо. Я согласна, но только потому, Ребекка, что твои гормоны ожидает опасное соседство и позволять тебе шляться одной слишком рискованно.

* * *

– Боже мой, – воскликнула она, когда два дня спустя я ввалилась на заднее сиденье Анушкиной машины.

– Что? Недостаточно изысканно?

– Изысканно?! – Кейт несколько раз обвела меня взглядом, с особым презрением задержавшись на кожаных сапогах до бедер. – К этому наряду вполне подошла бы флюоресцирующая футболка с надписью: «Трахни меня прямо сейчас, мой спермобог!».

– Двое мужчин. Счастливая ты, куколка! – Анушка глотнула водки прямо из бутылки. После того как она вышла замуж за Дариуса, алкоголь стал основой ее рациона.

– У меня нет двух мужчин. Я замужем. К моим трусикам намертво приварен замок. Если я когда-нибудь серьезно задумаюсь над отношениями с рок-звездой, затащите меня в чулан и бейте по лицу, пока я не приду в себя. Договорились?

– Кстати, о мужьях. Анушка, а ты своего-то видела после свадьбы? – спросила Кейт. – Знаешь, ты уже старовата для воображаемого друга.

Анушка вдавила педаль газа в пол.

Продравшись сквозь толпы перекупщиков, продающих билеты на концерт, мы оказались на стадионе и слились с толпой.

– Да здесь яблоку негде упасть, – ныла Кейт, пока мы пробирались к бесплатным местам. Толпа упрямо и отрывисто скандировала: «Зак! Зак! Зак!»

Бас-гитара взвыла, словно «Боинг-747», разгоняющийся на взлетной полосе вдоль бесчисленных рядов поклонников. Последовал гормональный всплеск электрогитар, бьющий по нервам электронный скрежет синтезатора. Когда вступили ударные, стадион содрогнулся в победном прыжке, обычно ассоциирующемся с выигрышем в лотерею.

Разливалось гитарное соло. У краев сцены кувыркался мощный луч света… и вот появился Он, волнообразно двигаясь в полоске света. С диким рыком толпа хлынула к нему. Чуть ниже пупка я почувствовала пульсацию предвкушения.

– О боже, куколка! – восхищенно выдохнула Анушка. – Как он влез в эти штаны?

Я старалась не истекать слюной, как собака Павлова. Зак дерзко взвыл, это было не просто выступление – скорее, бушующее торнадо тестостерона. Его тело было сгустком энергии, комком света, голос – сильным и неукротимым. Он пел, мешая музыкальные стили, как начинки для пиццы: соул, рэп, рок. Но тексты остались прежними и призывали убить всех при рождении.

Он крадучись приближался к зрителям. В приглушенном голубом свете корчащаяся толпа напоминала гигантского осьминога. Его щупальца тянулись к Заку, будто желая окунуться в водоем его славы. Фанаты неистово размахивали руками, но, как только Зак касался их пальцев, затихали, словно околдованные.

Прожектор выхватил нас из темноты, и я подпрыгнула. Внезапно я осознала: мы были самыми взрослыми среди зрителей.

К концу своего гипнотического выступления он заговорил в первый и единственный раз, если не считать формальных «Привет, Лондон!» и «Я рад быть здесь с вами».

– Бекки, эта песня посвящается тебе, моя девочка!

Мое сердце словно прыгнуло с трамплина, перекувырнулось и приземлилось где-то в области живота.

Несмотря на избитое название «Очень тебя люблю», это была медленная песня о любви и о притяжении противоположностей. Конечно, не совсем Зонд-хайм[18] (для Зака, похоже, важнее хорошо выглядеть в латексе, чем понимать структуру пятистопного ямба), но музыка приятная, а слова наполнены невнятной болью, обжигающей тоской. Меня захватила знакомая волна возбужденного ожидания. Вокруг все хором подпевали. Песню обо мне. Да это же мечта каждой девушки! Я думала, что брак станет профилактической прививкой от чар Зака, но противостоять этому возбуждению было невозможно. Словно Лорелея мужского пола, он завлекал меня в свои сети.

Издавая коллективные свисты-вопли, толпа ликовала, неистово вытанцовывая под последнюю песню. Стадион превратился в место поклонения. Зак и его группа были всего лишь на разогреве, но сам факт, что они выступали на стадионе Уэмбли, превращал их в маленьких божеств. Последовала эпилептическая вспышка света – и он исчез. Испарился. Никакого выступления на бис.

Внезапно зажгли свет. Двери открылись, изрытая рок-братство наружу.

– Господи, куколка, – сентиментально трещала Анушка, пока мы спускались по ступенькам. – Где ты его откопала? Заказала в каталоге?

– По-моему, ты не особо в восторге, Кейт?

– А что ты хочешь, чтобы я сделала? Устроила фейерверк от счастья?

– Мне так понравилась песня о тебе, куколка, – возбужденно взвизгивала Анушка. – Она правда не выходит из головы…

– Да уж, как мигрень, – добавила Кейт.

– Мне кажется, эта группа намного опередила свое время… – с энтузиазмом заявила Анушка.

– Скорее, опоздала, – поправила ее Кейт с досадой в голосе.


Вышибала с черной шевелюрой внимательно изучил наши билеты с надписью: «Доступ во все зоны» и, переступая через кучи проводов и кабелей, толстых и скользких, словно змеи, проводил за сцену. В гримуборной музыкантов толпилось столько народу, что единственным способом выжить было протискиваться через толпу, держа коктейли над головой… Говоря «коктейли», я имею в виду токсичный дефолиант. Один глоток этой взрывоопасной смеси – и наши миндалины отбивали чечетку о верхние мозговые доли. Атмосфера была заряжена духом жесткой конкуренции, едким и резким, как одеколон Роттермана, от которого я чуть не задохнулась, как только мы зашли в гримерку.

– Господи Иисусе. А чта ты-та здесь делаешь?

– Я тоже рада тебя видеть.

– Заткнись. Я мог бы подать на тебя в суд, ты, полоумная сучка. Держись-ка подальше от моего мальчика, засранка!

– Я думаю, тебя это никоим образом не касается, – сказала я, выискивая глазами Зака.

У меня перехватило дыхание. Он рылся в шкафу среди кожаных пиджаков и лайкровых спортивных комбинезонов и походил на Моисея, укрощающего воды Чермного моря.

– Помнишь меня?

Мы горячо обнялись, словно на улице стоял мороз, а не тридцатиградусная жара.

– Скажи мне, у тебя гитара в кармане или ты просто рад меня видеть?

Он залился глубоким смехом, обещавшим безумные занятия любовью, но об этом ни слова. Я ринулась представлять его Кейт и Анушке.

– Так вот какой ты на самом деле, – замурлыкала Анушка, поправляя волосы. Девушки из Клуба благородных девиц считали этот жест сексуальным.

Зак протянул Анушке руку, та пожала ее очень энергично, потом он подал руку Кейт, но она стала пристально ее рассматривать, словно личинку в банке. Наконец, пожав с легким отвращением, произнесла:

– Вам должно быть приятно со мной познакомиться.

Я толкнула ее локтем.

– Не беспокойся на ее счет, – сказала я Заку. – Она из Австралии. У Австралии было тяжелое прошлое, понимаешь?

Но Зак рассмеялся и взял мое лицо в ладони.

– Я скучал по тебе, Бекки… Я скучал по твоему имени. Я обожаю его мягкое звучание. Мне нравится катать твое имя на языке.

Это напомнило мне то, по чему очень соскучилась я, – его змеящийся язык.

– У тебя потрясающие песни, дорогой. – Анушка поправляла волосы по несколько раз в секунду.

– Мои песни – это секс с тобой, Бекки, положенный на музыку.

Вот что было в нем поразительнее всего: он мог говорить такое, и при этом меня не тошнило. Наоборот, во мне просыпалось нечто совсем другое…

– Почему ж' ты бросила ме'я вот так просто? – спросил Зак расстроенно.

– Ты все рассказал Роттерману!

– Черт подери, ну а ты рассказала все своим подружкам, так ведь?

Я посмотрела на прилипшие улыбки Кейт и Анушки. Сияя, как душевнобольные орангутанги, они отправились в бар.

– Бекки, ты нужна мне. Ты не такая, как те де'ушки, к'торых я знаю, короче…

Я взглянула на полчища молодых женщин, с благоговением толпившихся вокруг. Это чем-то походило на кастинг для безобидных, вечно улыбающихся существ женского пола, чье призвание – светиться на телевикторинах и молчаливо сопровождать фразы: «Леди и джентльмены, машину в студию».

– Ничего удивительного. Большинство этих женщин выглядит затрапезными шлюшками.

– Ты заставляешь меня думать, понимаешь, о чем я? И я думал об этом долго и принял твердое решение… (Господи, неужели ему нужно было использовать именно эти слова?) Я хочу, чтобы ты переехала ко мне.

– Что?

Что это вдруг случилось с мужчинами? Повышенный уровень эстрогена в питьевой воде или в чем дело? Почему это все вдруг решили быть верными и преданными?

– С тобой я счастливей собаки с двумя членами. Я люблю тебя, черт подери!

– Ты же музыкант. Музыканты не любят. Любовь для них – всего лишь слово из шести букв…

Он провел пальцем по моей щеке. Две секунды – и я уже урчу от удовольствия, как стереоусилитель. Я во власти наркотической инерции влечения. Но тут, случайно взглянув на обручальное кольцо, немым укором поблескивавшее у меня на пальце, я оттолкнула его.

– Я не могу порвать с Джулианом. Не сейчас.

– Почему?.. Ты его не любишь. Конец истории. Если бы ты его любила, то вышла бы за него замуж.

– Я так и сделала.

– Что сделала? О, господи! – Он отшатнулся от меня. – Значит, тебе придется уйти от него. Я не собираюсь быть мальчиком-игрушкой замужней дамы.

– Я не могу вот так взять и бросить его. – Я глотнула воздуха.

– Ну скажи, ты счастлива в жизни? Тебе нравится быть там, где ты есть, когда ты закрываешь глаза, ложась спать, и открываешь их утром?

– Ой, давай о чем-нибудь попроще.

– Почему вы, англичане, так упорно держитес' за свое жалкое, блин, существование? Отворачиваетесь от собственного счастья. – Он повернул меня лицом к себе. – Будь моей судьбой, Бекки.

– Знаешь, трудно поверить человеку, предпочитающему появляться на публике в блестящих парчовых мокасинах, – сказала я наигранно безразлично, наступая ему на ногу.

Не отрывая от меня глаз, он закатал рукав. Там, в зарослях вытатуированной колючей проволоки, мое имя волнообразно извивалось вокруг его предплечья.

– Я хочу быть тв'им единственным мужчиной. Хочу даже больше, чем выступать в «Мэдисон-Сквер-Гарден» в Нью-Йорке.

О боже, банально, но так возбуждает! Что же, черт возьми, со мной происходит?

– Почему ты так боишься определенности? Все девчонки хотят быть влюбленными по уши, тебе ж' надо не по уши, а только по щиколотки, что ли.

Я сделала шаг назад, потому что Роттерман вытолкнул вперед девицу, которая явно не боялась определенности и была готова в любой момент занять мое место.

Убийственной блондинке от силы было лет девятнадцать (сразу видно, что она красила волосы сама и загубила их окончательно – натуральный цвет можно было определить только по генеалогическому дереву). Ее выставленная напоказ грудь в блестках и лайкровые обтягивающие брюки выглядели многообещающе. Возможно, ее дары предназначались всем музыкантам группы. Она поцеловала Зака так, что я испугалась, он задохнется. Я почувствовала, как меня пронзила ревность.

– Селестия отказалась от предложения ассистировать в кулинарной передаче на Би-би-си, потому что она «вегетарианка свободного падения».

– А это что за секта? – спросила я высокомерно.

– Она ест только овощи и фрукты, упавшие на землю, – сказал Ротти с притворной искренностью, – а не те, что жестоко срывают с веток. Пра'льно я говорю, ты моя сладкая щечка?

– И конечно, никакого мяса, – промурлыкала она.

– Так я предполагаю, что на минеты рассчитывать не приходится? – ядовито спросила я.

Сочные губы Зака растянулись в хулиганскую улыбку.

– Ну, Закери вроде не в претензии, – обронил Роттерман как бы ненароком.

Я повернулась к Заку и прошипела:

– Ты спал с ней?

– Но ты ж' спишь со своим мужем.

– Это совсем другое. Зачем тебе спать с… э-э-э… какой-то фанаткой?

– Потому что мне можно, – пожал он плечами.

И он переспал бы с ней еще раз. Пора было действовать.

– Муженек-то знает, что ты здесь? – с издевкой осведомился Роттерман.

– Зак, мы можем исчезнуть отсюда?

– Вот моя гримерка, – указал он на дверь за спиной. – Зайдем выпьем кофе.

Мы вошли в тесную убогую каморку, он повернулся и, опустившись на колени, поцеловал внутреннюю поверхность моего бедра. Всего лишь раз, и мое самообладание улетучилось вместе с трусиками. О кофе не было и речи.

17

Возраст бьет ключом

– Произошло нечто ужасное, – созналась я, когда часом позже мы садились в машину Анушки.

– Ты увидела свою попу сзади? – предположила Анушка, выезжая с парковки на двух колесах и несясь на желтый свет. (Для девушек из Клуба благородных девиц желтый означал зеленый.)

– То есть не совсем ужасное. Удивительное. Произошло нечто удивительное.

– Тебе явился сам Элвис? – пошутила Кейт.

Я опустила солнцезащитную панель с зеркальцем, чтобы наблюдать за ее реакцией, и глубоко вдохнула.

– Закери предложил мне переехать к нему.

Кейт загоготала.

– Дай-ка я отгадаю. Это было как раз перед тем, как он тебя трахнул.

– Откуда ты знаешь?..

– И тебе кажется, что в тебя попала стрела амура…

– Скорее копье, – фыркнула Анушка, ударив ладонью по рулю, а затем стукнувшись бампером о поребрик.

– Энни! Боже мой!.. Сначала я тешила себя мыслью, что это просто секс. Зак всегда говорил, что любит меня, но я никогда ему не отвечала и думала, что, если не буду произносить это вслух, все будет в порядке. Но теперь я ничего не могу поделать: я не могу без него ни в мыслях, ни в постели… Мне кажется, я действительно его люблю… И это ужасно! Кейт опять громко расхохоталась.

– Вот что мне в тебе нравится, великий наш философ! Твои трусики всегда думают.

– Но я серьезно, Кейт.

– Прости, конечно, но люди не занимаются «любовью» у задней стенки на стадионе Уэмбли.

– Откуда ты знаешь? – нетерпеливо спросила Анушка, уставившись на меня. – Ну, в смысле, что ты его любишь?

– Дуреха, смотри на дорогу… – Мы отскочили от бампера припаркованной машины. – Я не знаю. Любовь – как оргазм, – сказала я. – Сложно описать, но ты точно знаешь, что это оно, когда его испытываешь.

– Это не любовь, а похоть, Бекки, вот и все. – Кейт слегка ударила меня по голове. – У тебя всегда не любовь, а похоть. Но сколько обычно длится эта эйфория? Самое большое один-два месяца… Пока ты не познакомишься с его младшим братиком…

– Я думаю уйти от Джулиана.

Анушка резко свернула и увлекла по пути почтовый ящик.

Кейт хлопнула рукой по верху Анушкиного сиденья.

– Ну-ка развернись, тупица. Немедленно. Так, – сказала она, когда машина, визжа, остановилась у двойной сплошной. – Это официальный диагноз. Тебе вместо мозга вшили влагалище.

– Я понимаю, это безумие, но мне кажется, мы… не знаю… предназначены друг для друга, что ли…

– О да. Так было угодно судьбе, чтобы ты трахалась с ним за спиной у мужа. Знаешь что, давай поживее. Вперед. Вот что тебя ждет: два дома, которые тебе не принадлежат, два пылесоса, которые не работают, и его барабанщик, виснущий на шее у твоей матери на свадебном приеме.

– А мне кажется, это романтично… – прохлюпала Анушка.

– Романтика – глупая жажда жизни без накоплений и визитов к зубному. Романтика – это любовь вне реальной жизни. Женщинам нужно равенство, а не романтика.

Я провела языком по нижней губе, искусанной Заком.

– Кейт, но я так его хочу, что ощущаю это всем телом.

– …А похоть – постыдный, отвратительный трюк Матери-Природы, желавшей обеспечить продолжение нашего чертова рода. Это гормональная крапивница, и от нее можно вылечиться, только приняв хорошую дозу здравого смысла. А теперь иди и принеси нам кофе, – приказала она Анушке. – И одну булочку в форме пениса для нашей влюбленной дуры. – Она ткнула в меня согнутым пальцем.

– Дело не только в сексе, – сказала я Кейт. – С ним я чувствую себя другой, ну, какой-то новой, что ли.

– Новой? Да ты что? Электроприбор какой-то?

– С ним я чувствую себя молодой, Кейт.

– А не проще ли купить омолаживающий крем для тела? Или имплантировать силикон в грудь? Или сделать вакуумный массаж?

– Но у меня же не кризис среднего возраста.

– Что за бред? Ты хочешь променять свою старую жизнь на новую, а что это такое, если не кризис среднего возраста? Если бы ты была мужчиной, то покрасила бы волосы на животе или гоняла на красной «феррари». Боже мой, Бекки, почему тебе просто не попробовать вести себя как взрослая женщина? Правда, это будет довольно сложно в таком идиотском наряде.

– Он обожает, как я смеюсь. Он говорит, что мой смех – это взорвавшаяся улыбка.

– Боже мой, меня сейчас вырвет. Разве ты не понимаешь, что все дело в запретности? Вот что тебя возбуждает. А когда высокое напряжение спадет и пройдет похоть? Ты что, действительно хочешь пользоваться с ним одной щеткой для туалета?.. К тому же, как ты подберешь туфли, которые подходили бы к твоей калоприемной сумочке? Я не думаю, что Гуччи выпускают линию калоприемных сумочек, или выпускают, Анушка? – спросила она, когда пластиковые чашки с капуччино появились в окне.

– Все точно по Фрейду, куколка, – прокомментировала Анушка, втискиваясь на переднее сиденье.

– Что? – Я подула на кофе.

– Это очевидно. Разве его мама не умерла, когда он был маленьким?

– О! – Я закрыла руками лицо. – Понимаю. Конечно, должно существовать какое-нибудь пошлое психологическое объяснение тому, что молодой человек увлекается женщиной старше, – резко ответила я, надув измазанные пеной губы. – Давай на секунду поменяем пол: тридцатидвухлетний мужчина рвет брачные узы и сбегает с двадцатидвухлетней девушкой. Уровень толерантности резко возрастает, не правда ли?

– Сбегает? – Кофе брызнул у Кейт изо рта. – Ты серьезно думаешь уйти от Джулиана ради этого куска… кусочка шоколада?

– Но ты же сама советовала мне не выходить замуж!

– Ну да. Но, по-моему, свадьба или брак явно интереснее, чем развод. Ты представляешь вообще, что это такое? Триумф пизды над разумом. Джулиан – элегантный, трезво мыслящий, эрудированный… А твой Закери, очевидно, начинает разговор тем, что ударом в лоб открывает банку пива. Дальнейшее ясно.

– Как умно. В тебе говорит настоящая австралийка.

– Но он правда вульгарен, куколка.

– А мне-то что? Черт возьми, я бы предпочла Фальстафа Гамлету. По крайней мере, он умеет веселиться. Джулиан вообще не знает, что это такое, конечно, если это не прописано в его ежедневнике.

– Зак красив, я признаю это, – очередной ход Кейт. – Но ты скорее сможешь жить с человеком, который носит лохматые свитера, чем с тем, что скачет по сцене, перевязанный ремнями, едва прикрывающими его гениталии.

– Мне кажется, тебе подходит Джулиан, куколка.

– Знаю-знаю, – огрызалась я. – Всем известно, что он мне подходит. Но достаточно ли у меня было тех, кто мне не подходит? Я хочу, чтобы мне было в чем раскаяться и что вспомнить в старости, понимаете? Меня тошнит от компьютерного мира Джулиана. Меня тошнит от всего рафинированного, удобного в применении и оборудованного кондиционером…

– Счастье – это умение смириться с тем, чего у тебя нет, – отрезала Кейт сурово.

Я расстегнула ремень безопасности.

– Если ты действительно так думаешь, Кейт, мне очень жаль тебя, правда.

И тогда она ударила меня. Прямо по лицу.

– Господи! Ты что?!

– Сама говорила, что, если ты когда-нибудь всерьез задумаешься об отношениях с Закери, нужно затащить тебя в чулан и отшлепать хорошенько, пока ты не придешь в чувство. – Она ударила меня еще раз.

– Ты перестанешь или нет? – Кофе пролился на обивку машины.

– Только если ты обещаешь рассказать обо всем Джулиану. Это будет справедливо. Дай ему шанс бороться за тебя.

– Хорошо. Хорошо. Я скажу ему. Мне придется. До того, как это сделает Роттерман. Когда у Джулиана появится время для нашего разговора. В перерыве между коктейльными вечеринками в пользу обделенных образовательной системой и гала-балами с обреченными на гонения трансвеститами…

– Тебе нужно принять решение, куколка… и поскорее.

– Я так и сделаю. Да. Все очень просто… И почему бы мне не изобрести лекарство от СПИДа, пока я принимаю это решение?

* * *

Следующие несколько дней я провела, ничего не делая, сидела, подперев голову руками, и все. Потому что была в шоке. Некоторые женщины делают все, чтобы заполучить мужчину. Я делала все, чтобы понять, кого из них я хочу. Конечно, меня и раньше добивались желанные мною мужчины, но в этот раз я действительно четко осознавала происходящее. Два мужика! Разве это не подарок от феи, заведующей нашим чувством собственного достоинства.

Очевидно, в их коктейли были намешаны сильные галлюциногены. Поэтому решать надо быстро, пока действие наркотика не закончилось и я не потеряла их обоих.

По-собачьи нарезая круги в любимом бассейне Кейт, не обращая внимания на запах мочи и концлагерную архитектуру, я, по совету практичной Анушки, мысленно подсчитывала «за» и «против».

В вопросе внешности вообще не было никакой конкуренции. У обоих по части одежды были проблемы. Закери неровно дышал к бейсбольным кепочкам и прочим колпакам (по мне, так колпачки должны быть исключительно на тюбиках спермицидного крема). А Джулиан имел склонность к громоздким свитерам – его перуанские свитера не надел бы даже перуанец. Но спрятанное под одеждой тело – совсем другая история. Зак помешан на тренировках и жил по принципу «не вспотел – недоработал», Джулиан же считал: «Не вспотел, ну и не надо». Так что в плане секса, как вы можете догадаться, никакой конкуренции тоже не было. Джулиан мог продержаться ровно столько, сколько заржавевшая продырявленная «лада». Каждая капля спермы Зака могла бы вполне состязаться на родео.

Следующий пункт – мозги, думала я, увертываясь от плывущего на меня куска пластыря. Проблема вот в чем: у Зака мощное либидо, но знает ли он вообще, что значит либидо? Он, наверное, думает, что так называются партии в опере. Хотя нет, слово «опера» тоже не из его словаря. Ну, если только «мыльная». Джулиан, напротив, настоящий интеллектуал. Черт. Самый интеллектуальный интеллектуал. Мозго-маньяк, читающий наизусть стихи. Читал то, видел это.

Словарный запас Зака оставляет желать лучшего, но уж поверьте, в постели он говорит все, как надо. У этого парня нет высшего образования, но низшее – в двойном объеме. Зак не собирался спасать мир, он просто хотел все попробовать. Представление Джулиана об опасности в жизни ассоциируется с каплей виски, добавленной в мед с лимоном, который он готовит себе от простуды, а простужен он всегда. Джулиан называет это гриппом и каждое утро ждет, что это перейдет в двустороннюю пневмонию. Да, думала я, мельтеша ногами вокруг ребенка на надувном динозавре в самой мелкой части бассейна, именно этого я и хотела! Быть с мужчиной, который безрассудно растрачивает деньги, и не на долгосрочные пенсионные планы.

Хотя, раздумывала я, вспоминая о собственном детстве в убогой муниципальной квартирке, финансовая стабильность определенно имела свои плюсы. Сегодня Зак мог хорошо зарабатывать, но рок-звезды обращаются с деньгами так же, как с женщинами. Он расплатится с долгами, которых у него, вне всяких сомнений, уйма, а остальное потратит на шампанское, гитары и безвкусные картины маслом, накаляканные его приятелями из арт-колледжа. У него появятся какие-нибудь нелепые пристрастия, например модельки ракеты Тандерберд или первые издания игры «Монополия», остальное уйдет сначала на наркодилеров, а потом на реабилитационные центры, так что кончит он жизнь в канаве, на жалком пособии. Я запаниковала.

По крайней мере, Джулиан платит налог на мою машину.

– Так, что ли, Джулиан? – окончательно запутавшись, спросила я у диких уточек в глубоком конце бассейна.

Но все-таки. Не могу же я жить с человеком только потому, что он платит за меня налоги! Хорошо, он может еще проверять уровень машинного масла, но разве мы когда-нибудь стали бы с ним заниматься сексом в дверях, просто потому, что не можем дотерпеть до дома.

Ну, хорошо, хорошо (рискуя жизнью, я подплыла слишком близко к вышке для прыжков в воду, на которой уже толпились молокососы из Кентиш-тауна[19]), похоже, надо решить, кто будет меня меньше раздражать. А любая женщина знает, что у мужчин соотношение омерзительных и более или менее приемлемых привычек обычно составляет сто к одному. Самые ужасные привычки Джулиана я знала как свои пять пальцев. Его идиотская щепетильность. Этот мужчина холил и лелеял свои распорки для обуви, черт подери. Я уже и забыла, как он выглядит без градусника под мышкой. («У меня тридцать шесть и девять!» – «Джулиан, это потому что твоя задница на вершине вулкана».)

Но погодите, думала я, мужественно ступая под холодный душ в общей душевой, по крайней мере, он сам готовит. И его участие в работе по дому тоже нельзя сбрасывать со счетов. Ну а Зак? Да он не может даже постель заправить. Еще один минус совместной жизни с рок-звездой.

По сравнению с Джулианом, даже Вуди Аллен не показался бы невротиком, но, по крайней мере, он не стал бы трахаться в самолете с незнакомкой. Даже если Зак не будет мне изменять, он будет запираться со своими дружками в туалете, чтобы поиграть в игру «Смерть от интоксикации газами». Я наблюдала его товарищей всего лишь раз, но и так понятно, что играть в настольный футбол ежиком для них идеальное развлечение.

У Зака, похоже, одна приличная пара трусов для всяких там скучных формальных мероприятий, а в остальное время он их вообще, наверное, не носит, считая чем-то вроде защитной повязки после операции на прямой кишке. Так что на одной чаше весов Джулиан, который принимает душ три раза в день, а на другой – Зак, который сказал мне, что вообще не будет мыться, чтобы его волосы всегда пахли моим влагалищем.

Еще один важный аргумент – привязанность Джулиана. Конечно, главная его привязанность – его дела, но я не об этом. Я знаю, что он любит меня. Зак же – рок-звезда. А рок-звезды любят только гитары, в радости и горе, болезни и здравии, да пребудут они вместе вовеки веков. Разве не так? Но он сочинил песню обо мне-старушке. И ее крутят по радио, и каждый раз, когда я ее слышу, сердце у меня сжимается и разжимается, как гармошка. И дело не только в мелодии, которая застряла у меня в голове. Было что-то особенное в его словах о том, что англичане привязаны к своему жалкому существованию, о том, что, если бы в Англии была конституция, главным было бы «право на страдание». Очевидно, он заметил, как радостно и оживленно выглядят пассажиры в лондонском метро, как прохожие одеты в твид и барботин самых радужных тонов, как по-дружески здесь относятся к приезжим и как радушно принимают незнакомцев.

Одеваясь в бетонной кабинке, усеянной обертками от шоколадок и использованными презервативами, я думала о своей родине, соревнующейся за золото в Олимпийских играх по мазохизму. Ведь Великобритания – единственная страна в мире, где после революции население все равно вернулось к монархии – соскучились.

В отличие от своих соотечественников, я всегда жаждала приключений. Меня привлекала неопределенность. Но хватило ли бы у меня смелости ринуться в нее с головой? Вот перед глазами всплывал образ Закери Феникса Берна, словно парусник в Мертвом море моей души, и я готова была расталкивать женщин и детей, только бы попасть на его борт. Но секундой позже я резко отбрасывала этот вариант, ощущая, как тянет меня к Джулзу. По крайней мере, это проторенная дорожка в моем сознании.

Проходя через турникет в конце бесконечного коридора раздевалок, я видела вечернее субботнее солнце и Кейт с Анушкой, облокотившихся на бампер машины в ожидании меня и моего решения.

Ну и каков мой ответ? Могла ли я действительно расстаться со своей прошлой жизнью, словно сбросив старую кожу, и обрести новый покров? Разум говорил «нет», тело говорило «да». Ну что вам сказать? Моему клитору и мне впору разводиться: наши решения непримиримы.

– Так что же ты, черт возьми, будешь делать? – спросила Кейт, как только я опустила зад на нагревшееся сиденье Анушкиной машины.

– По поводу чего?

Кейт закатила глаза.

– По поводу всемирного потепления, конечно.

– Ну, давай же, куколка. – Анушка включила зажигание. – Я не умею читать чужие мысли.

– А если бы и умела, все равно тебе стоило бы брать за это полцены, – сказала Кейт, пристегиваясь на заднем сиденье.

– В любом случае, куколка, ты должна ему все рассказать до того, как это сделает агент Зака, – Анушка со скрежетом выезжала на основную дорогу.

– Знаю. Знаю. К тому же я не собираюсь больше прятаться и врать, что ничего не происходит. Не буду. Не могу. Я начинаю себя ненавидеть.

Да, пришло время отправиться домой и продемонстрировать мужу свою Ахиллесову пяту… а потом просто наступить ею ему на горло.

Но как же это сделать? Никогда еще у меня не было такого списка дел: 1) Купить тампоны. 2) Записаться на выщипывание бровей. 3) Уйти от мужа.

Что я ему скажу? Может, позаимствовать пару выражений из знаменитого мужского словаря «Я тебя бросаю»? Например: «Мне нужно немного личного пространства», «Я все равно люблю тебя, как друга», «Я лгала, потому что не хотела делать тебе больно», «Просто я тебя недостойна», «Дело не в тебе. Дело во мне», или лучше «Но ты же никогда не спрашивал меня, лесбиянка я или нет?».

Я мечтала о Заке. И съеживалась от мысли, что сделаю больно Джулиану. Мечтала и съеживалась. Мечтала и съеживалась. Вот такую эпилептическую румбу танцевали мои мысли всю дорогу до дома. Казалось, я собралась побить мировой рекорд по поглощению никотина, хотя вообще-то считалась некурящей.

Машина Анушки катила по дороге, мотаясь в разные стороны и задевая все, что только можно, по пути. Услышав знакомый звук, Джулиан выбежал из дома и, сияя, открыл дверь машины.

– Почему вы так долго?.. Кейт, Анушка, заходите, выпьем чего-нибудь.

Мои лучшие подруги обменялись тревожными взглядами и уставились на меня в зеркало заднего вида.

– Джулиан, – сказала я настойчиво. – Нам нужно поговорить.

– Конечно… но давайте сначала выпьем. – Он открыл переднюю дверь и изящно вывел Анушку на тротуар. – Я настаиваю. Сегодня такой прекрасный вечер. Кейт, ну зайди к нам.

Джулиан так давно не обращался к ней по-людски, что Кейт автоматически последовала за ним.

– Джулиан… – Я откинула переднее сиденье, выбралась из спортивной машины и поднялась по ступенькам. Пока я шла за Джулианом в дом, репетируя речь про «мне нужно чуть больше пространства», друзей, чувства, «я недостойна тебя», «дело не в тебе», «я лесбиянка» и т. д., каждый удар сердца чуть не пробивал мне ребра.

– Джулиан… – Пришло время освободиться от чувства вины, тяжким грузом лежавшего у меня на сердце. Но могла ли я произнести непроизносимое? – Джулиан, я должна тебе кое-что сказать…

Дверь в гостиную открылась, и я увидела своих друзей и родственников с бокалами вина. «Сюрприз!» – извергли они хором с дикой радостью.

Я застыла как вкопанная. Джулиан обнял меня за талию.

– Мы так и не отпраздновали нашу свадьбу. – Он поцеловал меня. – Я просто хотел, чтобы ты знала, как сильно я люблю тебя.

18

Мы прерываем свадьбу выпуском новостей

Вечеринки-сюрпризы способны довести до сердечного приступа с летальным исходом.

– Так что ты хотела сказать, дорогая? – Джулиан нежно коснулся моего лица.

– Ну… Я подумала, что пора бы обновить наш брачный контракт! – солгала я, прикуривая десять сигарет.

– Друзья… родственники…

Боже ты мой. Он собирается говорить речь. Это ужасно. Словно я пришла в школу на встречу выпускников и оказалась единственной, кто еще не нашел работу.

– Для тех, кто еще не знает, я бы хотел сообщить: Бекки без ума от одного женатого мужчины… своего мужа.

Он поцеловал меня. Непосвященные заохали от удивления.

– Я знаю, что все произошло не так, как мы планировали раньше. Но на самом деле Бекки просто святая, что вообще согласилась выйти за меня замуж.

Это было невыносимо. Настолько униженной я не чувствовала себя с того случая на приеме в честь избрания Джулиана вице-президентом Союза адвокатов, когда в самый ответственный момент эта сволочная собака вцепилась мне в ляжку.

– Я работаю днями и ночами, часто не получая ни цента. Я бываю невнимательным.

Мне было жутко неудобно, даже больше, чем в бассейне Христианского союза молодежи, когда я стояла голой в душе и мне подмигнула женщина.

– И сегодня, когда со дня нашей свадьбы прошло два месяца, я просто хотел поблагодарить тебя за все, дорогая моя. – Он повернулся ко мне и поднял бокал: – За самую умную и самую красивую девушку в Англии.

Да, это было хуже, чем покупать самые толстые прокладки, на которых случайно не оказывается ценника, и об этом объявляют по громкоговорителю на весь универмаг.

– Я люблю Ребекку Стил больше жизни.

Глаза всех присутствующих существ женского пола увлажнились. Мне оставалось только подойти к нему и маникюрными ножницами отрезать яйца.

– Однако не забывайте, что я профессионал, – сказал Джулиан, чтобы сгладить всю эту сентиментальность. – В семейной обстановке такие высокопарные слова, конечно, ни к чему.

Он поцеловал мои волосы. Нас окружали адвокаты и клерки из его юридической конторы, мои коллеги по Институту современного искусства и экзальтированная благоухающая богема Лондона. Среди них была одна женщина-писательница, которая изучала литературные возможности влагалища. Здесь же были родители с обеих сторон, явно питающие друг к другу неприязнь, Саймон и Вивиан со своими одаренными бесполыми детишками. После бурных аплодисментов все повернулись в мою сторону и вопрошающе уставились… на кого, как вы думаете?.. В ужасе я осознала, что должна что-то произнести. Я поняла, что у меня вокруг глаз круги от плавательных очков. Вечеринки-сюрпризы действительно самое жуткое изобретение после феминизма. Гости могут часами прихорашиваться перед зеркалом, пудрить носики и обмазываться кремами, а тебя застают врасплох с небритыми подмышками, да еще и после бассейна. От страха мои ногти глубоко впились в ладони.

– Я не выходила замуж за Джулиана. Просто он прилагался к этому дому.

На секунду все застыли от удивления, а потом разразились смехом и расслабились. Анушка сунула бокал шампанского в мою дрожащую руку, а Джулиан с любовью взъерошил куст моих красных волос.

– Если вы знали об этом, – шикнула я на Анушку и Кейт сквозь зубы, залакированные в улыбку, выражающую благодарность, – я просто убью вас.

Но они были так же шокированы, как и я. Джулиан, очевидно, понимал, что лучшие подруги рассказывают друг другу все.

Моя мать была занесена в список гостей вместе со своим чихуахуа, который радостно прыгнул на мою штанину. Я видела своих родителей впервые после свадебного дебоша. На маме была черная футболка, украшенная посмертной маской Фрэнка Синатры. Ее массивная грудь искажала его лицо так, что он казался в стельку пьяным.

– Миндаль в сахаре, просторные залы. Ты давно уже могла иметь все это. Но ты все прошляпила. А мне хотелось этого больше всего на свете, даже больше, чем чтобы твой отец прекратил играть в шары на нашем газоне. – Она ткнула отца локтем в костлявые ребра. Тот слегка дернулся, держась из последних сил. В его свидетельстве о смерти наверняка будет указано: «Умер от скуки». – Я знаю, Джулиан много работает, но он же так хорошо зарабатывает… Так что ничего плохого в этом нет.

Джулиан подмигнул мне, подавляя смешок.

Мать Джулиана, миниатюрная женщина ростом со скамеечку для ног, напоминающая сухоцветы, которыми обычно украшают камин, или ободранную сосенку, холодно поцеловала меня куда-то в ухо, процедив: «Привет, Ребекка» таким тоном, словно той, кого она приветствовала, только что поставили диагноз «холера». В ужасе от генофонда семьи, с которой породнился ее старший сын, она поджала губы, скривив их в недовольную гримасу. Уголки рта, облепленные крошками торта, выражали явное неодобрение.

– Высокомерная корова, – громко крякнула моя мамаша, ее виниловые каблуки скрипнули с характерным для дешевой обуви вызовом, и она засеменила к официанту с упругой попкой.

Улыбаясь, Джулиан передвигался по комнате, потирая руки и оживленно приговаривая: «Как же весело». Я ходила за ним, кивая и улыбаясь, всеми силами стараясь изображать супружескую эйфорию. Это было так же неинтересно и обременительно, как в совершенно трезвом состоянии играть в шарады.

Как только представилась возможность, я удалилась в сад в поисках укромного местечка, где можно было бы проблеваться. Если бы мы летели на самолете, в пору было бы объявить: «Пожалуйста, вернитесь на свои места, затушите сигареты и наденьте спасательные жилеты».

* * *

Вдруг из темноты показалась рука, обвила меня за талию и утянула в садовый сарай. То есть когда-то это был сарай, но Джулиан собственноручно сделал из него маленькое увитое плющом нелепо-живописное помещение с псевдороманскими колоннами. Горячие влажные губы прижались к моему рту.

– Что за… О боже, – сказала я, прилагая все усилия, чтобы сердце мое снова начало биться. – Вообще-то здесь Джулиан, вообще-то здесь все…

– Знаю. Он меня пригласил. В качестве диджея. Я подумал, что ты могла передумать, и решил зайти, чтобы сказать, что то, что ты подумала вначале, было правильно.

Несмотря на мои невнятные протесты, Зак стал выделывать трюки языком и руками. Я чувствовала его дыхание с запахом корицы, его жаркие объятия и снова дала увлечь себя в дебри желания.

Именно в таком состоянии нас обнаружил Джулиан.

Возвращаясь к правилам этикета, так что же все-таки нужно делать, когда твой муж застает тебя разрывающей зубами ширинку другого мужчины? «Спонтанное возгорание» – вот единственно возможное определение его реакции, которое пришло мне на ум.

Джулиан навис над нами с побелевшим лицом. В руках у него был шоколадный торт с бенгальскими огнями и марципановыми фигурками жениха и невесты. Боль нахлынула на меня, словно стремительной морской волной пробило днище лодки. Лгать было бесполезно. Эрекцию невозможно быстренько спрятать в полоске трусов из змеиной кожи. Со смешанным чувством ужаса и освобождения я смотрела мужу прямо в глаза.

– Предполагаю, это первое, о чем ты расскажешь судье, когда будешь подавать заявление на развод, – решилась я заговорить.

Джулиан быстро опомнился.

– А я и не знал, что в приглашении было указано «Брюки необязательны».

– Джулз… Я…

– Ребекка, полагаю, в нашем браке настал переломный момент.

– Джулиан, я… я ухожу от тебя.

– Да? Значит, свадебный вальс можно выключить?.. С годовщиной тебя, – сказал он и отправил шоколадный торт мне в физиономию.

Часть вторая

Роман

19

Расходиться тяжело, делить домашнюю библиотеку – просто невыносимо

До того, как на свадебной вечеринке муж застал меня в объятиях любовника, в аду я побывала лишь однажды: столкнувшись со своим будущим отчимом на нудистском пляже.

Реакция Джулиана на мою измену была сродни извержению Везувия. После безуспешных попыток избавить Закери от мозгов, вытащив их через ноздри, он стремительно покинул вечеринку, оставив меня в доме, полном оторопевших гостей. Я выбрала единственный, приемлемый для попавшей в подобную ситуацию женщины, выход и заперлась в ванной, не дав возможности родственникам корчить поучающие гримасы и совершать гнусные нападки на меня.

Пока я обнималась с белым фарфоровым другом, Кейт и Анушка тайком переправили Закери через изгородь в саду, выпроводили всех гостей и убрали часть мусора (включая мою завывающую мамашу). Наконец я решила покинуть свое логово и поскорее убраться прочь, прихватив свои вещи: карты, деньги, компакт-диски.

Около трех ночи я услышала, как в замке поворачивается ключ Джулиана. Мои кишки отреагировали мгновенно, завязавшись в узел. Я стояла как вкопанная, приготовившись к швырянию посудой и перебранке. Он вошел, лицо его отражало все муки мира.

– Забавно, конечно, – произнес он и подбросил ключи от машины, внезапно напомнив мне спортивного судью, – я никак не могу вспомнить, что там говорилось в нашей свадебной клятве – «Пока смерть не разлучит нас… или пока не подвернется кто-нибудь помоложе».

– Джулиан, прости меня.

– Признаться, я знал, что ты уйдешь. – Он, пошатываясь, согнулся, чтобы заглянуть в картонную коробку, в которую я укладывала вещи.

– Откуда?

– Из шкафа для белья пропали все твои полотенца.

– Это неправда. Я не собиралась…

– Правда – неправда… Извини, но я бы посоветовал исключить это слово из твоего и так небогатого лексикона.

Узел в животе, кажется, стал подниматься к горлу. Я проглотила слезу.

– Это моя вина, Джулз. Не твоя. Пожалуйста, не принимай на свой счет.

– Не принимать на свой счет! Как это я могу не принимать на свой счет? Ты ведь моя жена, Господи прости! – Одним ударом Джулиан перевернул картонную коробку, рассыпав все мои ценности, необходимые для побега: портативный «Дороти Паркер», сковородку с антипригарным покрытием, альбом Петси Клайн.

– Так вот что называют «окончанием медового месяца»? – произнес он голосом, полным сарказма. – Господи, Бекки! – Он согнулся пополам, будто уклоняясь от летящего предмета, – Чернокожий! Тебе обязательно нужен был чернокожий?!

– Да уж, – отметила я, собирая свои пожитки с пола, – и это говорит адвокат по защите прав человека.

– Поверь мне, Закери Берн единственный, кто заставил меня пересмотреть взгляды на смертную казнь. – Он бесцеремонно стал копаться в моем имуществе, носком ботинка касаясь валяющихся на полу вещей. – Ему не мешало бы переименовать свой отвратительный альбом и назвать его «Срочно требуются клетки головного мозга».

Мое раскаяние постепенно испарялось.

– Прости, конечно, но не так давно ты потратил несколько часов, убеждая судей в том, что…

– Кстати, когда же мысль об измене пришла тебе в голову или, скорее, внедрилась между твоих ног? До или после того, как я спас твоего любовника от депортации?

–.. что Зак – серьезный художник…

– Художник! Ха! Любой продвинутый головастик смог бы сделать то, что делает он. Если бы ты бросила меня ради физика-ядерщика, я бы еще мог понять. – Из стопки отобранных мною старых пластинок и дисков он вытащил «Белый альбом» «Битлз» и прижал его к груди. – Господи, как это унизительно, когда тебя бросают ради какого-то бессловесного горлопана… Как это вульгарно…

– Зак не бессловесный. – Я вырвала диск у него из рук. – Он просто иногда замолкает на время… В отличие от некоторых, не будем пальцем показывать.

– Парню необходимо брать уроки английского для иностранцев по Берлицу. – Он рванул двойной альбом, который раскрылся, как книга. – Да он не знает, сколько будет дважды два!

Джулиан с отчаянием вцепился в альбом, и началось перетягивание каната, длившееся до тех пор, пока альбом не развалился напополам. Диски вылетели из конверта и, пролетев через всю комнату, смачно шлепнулись о стену.

Мы в отчаянии глядели друг на друга, и каждый из нас сжимал в руках половинку конверта.

– Неплохо вышло, Джулз, стереосистему тоже будем делить?

– Сначала ты нарушила брачный обет и разбила мне сердце, а теперь еще и испортила мой любимый альбом…

– Твой любимый?..

– И я не смогу позволить себе другой, потому что тебе потребуется моя помощь на содержание ребенка. – Джулиан осушал недопитые бокалы шампанского.

– Зак не так молод…

– Молод? Ха! Да тебе придется таскать его на плечах по Диснейленду! – Он бегал взад-вперед по комнате, осушая бокалы, попадавшие в поле его зрения. – Покупать ему разноцветные молочные коктейли и значки с дурацкими надписями. – Он выкладывал из коробки посуду и кухонную утварь, и вся моя скромная собственность вскоре оказалась у него в руках.

– Возраст не имеет значения. Если речь идет не о здании или виноградном вине. Знаешь, по сравнению с тобой даже Иисус выглядит подростком. Но я ведь не говорю тебе об этом. Да ты даже не можешь сказать, кто на этой неделе вошел в десятку хитов.

– Ну… «Спайс Герлз»?..

– Они были на первом месте. В прошлом году!

– Я могу назвать имена всех жен «Битлз». Но не переживай. То, что ты носишься с человеком, годящимся тебе в сыновья, вовсе не означает, что наши друзья хихикают у тебя за спиной… Они откровенно хохочут. Очень громко. Прямо тебе в лицо. Где твое самоуважение?..

– Не знаю, – ответила я холодно и деловито. – Из-за тебя оно куда-то пропадает.

Теперь я принялась допивать остатки.

– Господи, рядом с тобой я кажусь старухой, пускающей слюну. Которой пора ковылять на ходунках или разъезжать в инвалидном кресле.

– Все будет в порядке, – резко ответил он. – Просто следи, чтобы он молнией не зацепил растяжку на твоем теле.

Он раздраженно хлопнул дверью и вышел.

– Растяжку! – Я устремилась за ним. – У меня нет растяжек! Где? – Я рванула с себя джинсы и стала пристально рассматривать свои бедра. – Попробуй найти хоть одну!.. Эй, между прочим, это я купила… – Я вырвала у него из рук сковородку. – И, знаешь, то, что Зак на десять лет моложе меня, вовсе не означает, что между нами нет ничего общего…

Джулиан смерил меня долгим задумчивым взглядом.

– Вы представляете из себя белковые формы жизни, это правда, – сказал он, и вывернув мне руку, снова завладел сковородкой. – Это мое, спасибо большое. Заказано почтой из Перуджи.

– Он, как и я, любит делиться своими чувствами, – настаивала я.

– Да после всего, чем он может с тобой поделиться, надо пенициллин колоть! Как ты могла променять наш брак на эту дешевую бездумную похоть?

– Я сплю во фланелевой пижаме. О чем это говорит?

– Нужно настроить отопление?.. Значит, все дело только в сексе, – злорадно заключил он. – Я и раньше догадывался, что умом ты меня не переросла.

– В смысле? – ощетинилась я.

– Наверное, до нашего знакомства единственная книжка, которую ты прочла до конца, – это руководство по использованию вибратора.

– Удар ниже пояса… Хотя тебе потребуется курс по анатомии, чтобы вспомнить, где находится это «ниже пояса».

– А тебе явно требуется психиатр. Единственное, что у тебя в порядке, – это чековая книжка, причем благодаря мне. Я планирую твои отпуска! – Он сорвал со стены календарь и швырнул в меня. – Оплачиваю твои счета! – Он пошарил в ящике кухонного стола и бросил в меня конверты с целлофановыми окошками. – Заполняю твои квитанции…

– Тогда позволь, я скажу кое-что твоим языком. Гарантия на нашу сексуальную жизнь вышла. В последний раз я пыталась соблазнить тебя в душе, но ты прервался, чтобы счистить плесень с кафеля. Каждый раз, когда я хочу секса, тебя нет, ты где-то в супермаркете, наверное, щупаешь киви. Ох! – Я звучно ударилась об итальянскую кухонную утварь, которую, по необъяснимой причине, Джулиан обожал вешать вверх тормашками на стойку из нержавеющей стали. – Ты выносишь рождественскую елку на следующий день после Рождества, чтобы она не успела запачкать ковер. Тебя смертельно оскорбляет, когда я беру не то полотенце. Или оставляю его на кровати…

– Забытые на кровати влажные полотенца создают благоприятную среду для роста популяции микроскопических спор.

– Ты сортировал мои колготки по плотности. Да у тебя будет инфаркт, если ты увидишь, что рубашка сушится на проволочной вешалке. Однажды ты наорал на меня за то, что я, видите ли, неаккуратно мою спаржу. Честно говоря, – я залпом допила чье-то вино и со стуком поставила бокал на дубовый стол, – если бы ты не трахался с женщинами, ты был бы настоящим педиком?

– Не могла бы ты… по-жа-а-алста, подложи под него подставку. – Он пристально взглянул на злосчастный бокал.

– Видишь? – простонала я, прокладывая дорогу сквозь джунгли высушенных трав, нависающих со стилизованных под семнадцатый век балок. – Ты вообще не понимаешь спонтанных жестов. Я хочу быть с человеком, который не переживает, достаточно ли эффективна его программа по использованию противовоспалительной зубной пасты.

– О да, так ты хочешь быть с рок-звездой с гнилыми, заросшими водорослями зубами, – сказал он, стирая со стола пятна и крошки, оставшиеся после вечеринки. – С таким же успехом ты можешь отправиться в общественный туалет, раздеться догола и взасос целоваться с унитазом. Очень надеюсь, что ты подцепишь инфекцию, которая потребует самого унизительного лечения.

– Единственный больной человек здесь – это ты. Конченый трудоголик. Мы никогда никуда не ходим, – напирала я. – Мы никогда ни с кем не видимся. Если, конечно, это не имеет отношения к карликам-бисексуалам, не поддающимся дрессировке, которые борются за статус беженцев. Это даже нельзя назвать окончанием брака, скорее подойдет «Дело закрыто».

– Я предан своей работе. О! Позволь мне проявить благородство и прямо сейчас покончить с собой. Но одно нам известно наверняка. Ты от успеха явно не умрешь.

Уверенной походкой он покинул кухню. Я помчалась следом, с силой развернув его.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Тебе тридцать два года, а ты до сих пор не знаешь, что будешь делать, когда вырастешь. Если бы не Кейт, ни о какой карьере не могло быть и речи. Все твое творчество и умничество – полный бред. Почему? Да потому, что ты так впечатляюще ленива. Если бы мир был устроен по-твоему, то ногти были бы накрашены сами по себе, а мартини был бы уже взболтан… – Он схватил утюг за провод. – Ты гладишь, втайне надеясь на то, что мятая одежда вскоре снова войдет в моду. А поэтому утюг тебе уже не понадобится… – Он запихал утюг обратно в шкаф. – Ты нетерпеливая…

– Я не нетерпеливая! Мне просто некогда ждать.

Джулиан взбежал по ступенькам. Я неслась следом, наступая ему на пятки. Он вломился в спальню и стал сбрасывать с себя одежду. Скинув с себя ботинки, сказал:

– Ты бесчестная, бездеятельная…

– Ну хорошо, я бездеятельная, но кто в этом виноват? Кто меня такой сделал? Ты – вот кто. Ведь именно с тобой я провела почти всю свою сознательную жизнь…

– О да, конечно, это моя вина, – небрежно проговорил он. – Все это, наверное, от переизбытка культуры… Я виноват в том, что приобщил тебя к камерной музыке, опере, литературе, поэзии…

– Нет, но ты видишь? – Я уныло указала на распорку для обуви. Даже на грани истерики он не забыл вставить ее в туфли. – Поэзия давно покинула наши отношения. Теперь это, скорее, проза. Плохая проза. Даже хуже – бульварные романчики.

– Нет, – вздохнул Джулиан, – наш брак больше напоминает романтическую повесть… где герой умирает в первой главе…

Я опустила глаза.

– Я… я не хотела в него влюбляться. Это произошло как-то случайно.

– Но все-таки когда-то я был твоим героем, правда ведь? – с тоской в голосе произнес он, в одном нижнем белье опускаясь на край кровати.

– О да! И ты по-прежнему им остаешься… – Я упала на кровать рядом с ним. – Мы бьемся за сковороду. Это абсурд, ведь… Послушай, Джулз, это лишь временное расставание, вот и все. Пока я не разберусь в себе.

– Нет, Ребекка. Мы сможем с этим сами разобраться. Давай проанализируем твои чувства.

– Давай проанализируем, почему ты всегда стремишься все анализировать. Меня тошнит от этой рациональной любви. Животное влечение, вот чего я жажду.

– Я могу стать животным. Я могу измениться!

– О, кажется, я это уже слышала! Все это снова канет в бермудском треугольнике обещаний вместе с «Я буду ходить в спортзал», «Я не буду так много работать», «Я не буду поправлять твою речь на людях…» Пожалуйста, Джулз. Мне нужно время.

– Ты и вправду хочешь променять нашу теплоту, дружбу, близость на…

– Близость? Помнишь, я как-то смотрела, нет ли у тебя трещины в заднем проходе? Вот апогей нашей близости за последний год!

– Мне было больно.

– Да? Мне тоже.

Мы рассмеялись, судорожно и измученно.

– Вот видишь, мы все друг о друге знаем. – В его голосе звучали горькие пораженческие нотки. – Пожалуйста, Бек, не уходи. – Он сжал мне руку. Находиться в одной спальне с моим мужем внезапно показалось мне неуместным и неестественным.

За дверью сигналило такси. Я схватила чемодан и направилась к лестнице.

– Ребекка, откуда в тебе это желание все время быть предметом насмешек и слухов?

Я сгребла в охапку сковородку и оставшуюся половину «Белого альбома».

– Отвечай обдуманно. Помни, я адвокат. Мне нужно всего лишь еще две подписи, чтобы засадить тебя в дурдом.

– О да! Я определенно сошла с ума, если решила тебя оставить, – саркастически заметила я.

– Ты единственная женщина на свете, которая ищет любви без обязательств, известно это тебе?

– Я… я тебе позвоню.

Его лицо стало холодным и бесчувственным.

– Только убедись, что ты находишься достаточно далеко.

Дверь с грохотом захлопнулась, оборвав его последние слова.

* * *

Зак ждал меня на пороге своей квартиры в Брик-стоне. Войдя, я повалилась на кушетку, чувствуя вялость и апатию. Они липли ко мне, как нижнее белье прилипает к телу летом. В оконное стекло бился ветер.

– Не могу поверить, что я только что натворила. – Я начала оплакивать собственное мужество. – Я ничего о тебе не знаю. Кроме того, что ты очень молод. И что ты рок-звезда. Я не знаю ничего о рок-н-ролле. Я никогда не имела отношения к подвальной рок-группе. У нас и подвала-то никогда не было. Я никогда не пробовала «кислоту». Знаю, знаю только, что сейчас кислота у меня внутри – я только что бросила мужа ради рок-музыканта. Может, у меня ранняя менопауза? А ты – свежая доза гормонов? Может, ты как пластическая хирургия, разве что не такая болезненная?..

Закери обнял меня, от его прикосновения по всему телу разлились волны желания. Он взял меня на руки и отнес в спальню: картинка с обложки безвкусного романа.

* * *

Позже, когда Зак отправился приготовить мне свой любимый напиток – божественную смесь из амаретто, сладкого вермута и джина, – я перекатилась на его сторону кровати и ощутила еще сохранившееся тепло его тела.

Все правильно. Все хорошо… Ощущение как после прыжка с тарзанки…

20

Про Мистера Члена

Когда рушится брак, возникает множество проблем. Самая серьезная, кроме решения вопроса, кто берет на себя заботу о коте, – как делить друзей. Вот почему неделю спустя, когда мы проснулись с онемевшими от бархатистых объятий ногами, я поцеловала Зака в сонные кремовые веки и сообщила, что пора собираться на званый ужин к Вивиан и Саймону.

– Званый ужин? – Он с трудом разлепил глаза. – Это када приходят люди, которых ты ненавидишь, выпивают все т'ое пиво, скуривают всю т'ою траву, валяются на т'оих диванах, остаются у те'я до утра… ну а потом обливают те'я грязью на следующем ужине в гостях у других ребят?

– В принципе, так и есть. Но это традиция. Теперь мы с тобой вместе, и тебе придется привыкать к моим друзьям. Я хочу, чтобы они поняли, что я в тебе вижу. Пришло время расстаться с социальной девственностью.

Итак, я повела Зака через рощу Лэдброк: пара-делающая-все-в-сто-раз-лучше-и-успешнее-чем-любая-другая-пара-во-всей-вселенной жила в самом центре Ноттинг-Хилл-Гейт, где производят лучшие домашние макароны.

– Они будут в восторге от тебя, – подбодрила я его поцелуем.

Саймон в вышитой африканской рубашке встретил нас на пороге четырехуровневой террасы. Он ввел нас в строгое «жилое пространство», отделанное, как и полагается, в холодных серых и кремовых тонах, с полированным светлым полом и минимумом скромной мебели. Даже цветы в горшках выглядели так, словно с ними ежедневно разговаривают.

К своему удивлению, я отметила, что на кофейном столике Саймон разложил книги Бена Окри, Тони Моррисона и Майи Анжелу. Из динамиков доносилась африканская музыка.

На кухне Кейт, Анушка и Вивиан, словно ведьмы из «Макбета», колдовали над тушенной в белом вине рыбой. Зак вошел, и все разговоры прекратились. Увидев Закери, Вивиан завращала глазами, словно жонглер тарелками. На ней был яркий тюрбан, усыпанный бусинками, и огромные серьги, гармонировавшие с кафтаном из пестрого батика.

– Мы так рады, что вы смогли навестить нас в нашем скромном жилище, – сказала Вивиан, выговаривая каждое слово и ведя себя, как продвинутая учительница младших классов. – Я так люблю чернокожих. Я люблю Африку. Меня так и тянет в Африку. Я испытываю такую теплоту и восторг!

Зак внимательно изучал ее: так водители смотрят на инспекторов дорожного движения.

– Вы знаете, один из ваших братьев работает в нашей юридической фирме, – пролепетала Вивиан.

– Э… вообще-то, я единственный ребенок…

– Я вас познакомлю. Он из Нигерии, – пояснила она.

Зак пожал мощными плечами. Возникла неловкая пауза.

– Мне так нравится этот фильм, где играет Дензел Вашингтон, – робко вставила Анушка.

Когда все расселись по своим местам (честно говоря, Вивиан даже на пикниках рассаживала бы людей по именным табличкам, была бы ее воля), я отметила, что каждый из присутствующих одет с намеком на африканский стиль. Началась борьба между их страстной преданностью Джулиану и всепоглощающим желанием доказать, как непринужденно они себя чувствуют в обществе чернокожих. Поэтому в течение нескольких минут гости наперебой рассказывали о том, что они сделали на своем рабочем месте для улучшения положения чернокожих, по ходу пьесы вставляя одобрительные фразы в адрес чернокожих спортсменов.

– Ненавижу спорт, – ответил Зак. Он поймал мой взгляд, задержавшийся на черных бобах: даже в еде прослеживались мотивы национальной кухни. Болезненное ощущение пронзило меня, и я внезапно осознала, что этот ужин будет походить на встречу туземцев с представителями ООН, тщетно пытающимися перевести разговор на тему погоды.

– Мне кажется, мы уже виделись где-то. На моей свадьбе, – пропел Дариус, впервые изволивший присоединиться к нашей компании после этой самой свадьбы.

Зак пожал плечами.

– Для меня все белые люди похожи друг на друга.

Парочки в недоумении уставились друг на друга, а потом, решив, что Зак пошутил, дико захохотали.

– «Черный» – это упрощенный термин, – начал умничать Саймон, передавая мне нечто, напоминающее по виду паштет, который в действительности мог оказаться плацентой Вивиан. – Любой ярлык, любая категория, которая сводит представление о людях к одному понятию, – например еврей, черный, женщина, гей, – это так унизительно.

– Да? А мне нра'ится быть черным Нигером…

Гости синхронно повернулись к Закери.

– Черному легче найти бабу. Правда, белые сразу нач'нают ощущать чу'ство вины.

Участники застолья обменивались тревожными взглядами, мигая, как семафоры. За такую виртуозную мимику каждому из них полагался «Оскар». Я внутренне содрогнулась. Теперь Закери молол что попало, без остановки.

– Особенно если прикин'ся выходцем из страны трет'его мира.

Гости оторопели. Разумеется, он хотел сказать «развивающиеся страны»?

Вивиан принялась перекладывать приборы на дизайнерской скатерти. Повисла тишина. И зачем Вивиан затеяла эту историю с несчастными именными табличками на столе? Никто не собирался засиживаться в гостях так надолго, чтобы Зак успел запомнить, как кого зовут.

Когда он намазал масло ножом для рыбы и поковырял спичкой в зубах, гости обменялись презрительными взглядами, но еще держались. Но когда он налил арманьяк (который, кстати, решил пить с основным блюдом) в хрустальный фужер и стал метать луковые кольца, в воздухе повисло с трудом сдерживаемое недовольство. Вот-вот кто-то должен был взорваться. Я честно пыталась сбежать. Но при каждой попытке встать вносили следующее блюдо. Это был самый долгий ужин в мировой истории, прямо какая-то столетняя война, а не ужин.

– Боюсь, что мы не останемся надолго. Зак думает, что званый ужин – прекрасный способ испортить самый прекрасный вечер. – Мой голос звучал как натянутая до предела струна.

– Не, эт' не так. Для ме'я званые ужины – это че-то вроде любовной игры… – сказал он, будто ему было мало того, что он уже натворил. – Вот я сижу и думаю о тех трусах с дыркой на месте пизды, которые я те'е недавно подарил.

Опять жесты и взгляды, достойные «Оскара». Тут я почувствовала дикое желание посетить туалет и принять сильное успокоительное. Когда я вернулась с наполовину растворенной капсулой успокоительного, дело только ухудшилось. Зак играл с моими друзьями, как кот забавляется с мышью.

– Наркодилеры не такие уж и плохие ребята. По-моему, это такое облегчение для родителей, ка-да они знают, что парни, околачивающиеся у ворот школы, не собираются насиловать их детей.

Я залпом осушила бокал вина.

– …Эй, все звери носят мех, и никто не жалуется. А насчет тестирования… ну, от этих шампуней мех только еще больше блестит…

К этому моменту я приговорила уже целую бутылку, вино мигом разлилось по телу, и я тщетно пыталась вспомнить, как меня зовут. Придя в себя, я услышала, как Вивиан голосит, уставившись на аккуратно уложенные листья салата.

– О нет, Закери, нельзя бить детей, когда злишься!

– Да? А когда можно-то?

Не стоит и говорить, что молчание возобновилось. Во время десерта я выложилась целиком, изощряясь и заполняя паузы в разговоре. Но как только я с облегчением подумала, что теперь нам удастся сбежать, никого более не шокировав и не оскорбив, Вивиан сообщила, что Зак должен обучить нас азам танцев.

– У меня есть рэп, фанк, джаз! У меня есть «Ladysmith Black Mambazo»!

Явно задавшись целью доказать ему, насколько она продвинутая и крутая домохозяйка, Вивиан поволокла Закери в гостиную. Пока они осваивали круговые движения тазом, Саймон наблюдал за ними, едва скрывая антипатию за неубедительной улыбкой, которая испарялась по мере того, как движения Зака становились все эротичнее, а впавшая в экстаз Вивиан выделывала ногами кренделя под джангл.

Чуть позже, когда на кухне зашипела кофеварка, Вивиан отвела меня в уголок. Ее распирало от желания поговорить, вынюхать и узнать все.

– Раньше я не понимала, как ты могла уйти от Джулиана, но теперь все ясно. Когда твой мужчина – просто Мистер Член, какая разница, есть у него мозги или нет? Нет ничего удивительного, что он обворожил тебя и сдернул трусики…

– Начнем с того, что резинка на трусиках и так была не очень-то тугой, правильно? – сказал материализовавшийся позади нас Саймон с колкостями и едкостями наготове. – Ты случайно не читал мою статью об интеллектуальном равенстве, – он обернулся к Заку, заглянувшему на кухню в поисках льда, – которое намного важнее эфемерной физической привлекательности?

– Извини, парень, – ответил Зак, сунув нос в морозилку, – но эт' как-то далеко от ме'я, так же далеко, как гребаный космический корабль, запущенный на Марс.

Саймон встрепенулся.

– Мы не употребляем такие слова в нашем доме.

– Гребаный? Ты прав, парень. Гребаный – это такое, бля, гребаное слово.

После того как Зак протер шею куском льда, хладнокровная Вивиан стала напоминать сидящего на диете человека, перед которым поставили тарелку с шоколадными эклерами.

– Так, Ребекка, – коротко отрезал Саймон. – Для меня было величайшим удовольствием познакомиться с человеком, на которого ты променяла моего лучшего друга. И когда вы нас покинете, мы будем более чем благодарны.

Закери повернулся ко мне.

– Я не очень нарушу традиции светского ужина, если врежу хозяину по яйцам?

Я встала между ними.

– Ты учишь нас гармонии и согласию, помни об этом, Саймон…

– Спасибо большое, но я не считаю себя учителем. Я координатор обучения. Ответственный за систему образования.

– Да? – сказал Зак. – Ну а я считаю тебя высококачественным гребаным куском дерьма.

Разлитое в воздухе насилие стало постепенно растворяться: внезапно все прислушались к мужскому фальцету, который распевал хит Джанет Джексон, причем микрофоном служила щель почтового ящика. Вивиан утащила Зака на танцпол, а Саймон настежь распахнул входную дверь: на пороге почти на четвереньках стоял Джулиан. На нем были трусы, смокинг, а на голове красовалась пара оленьих рогов, что явно не предвещало ничего хорошего.

– Где, мать вашу, этот страдающий избытком меланина, особо недоодаренный, фаллоцентричный афроамериканский сукин сын, из-за которого ты меня бросила? – требовательно спросил он. – Пришло время преподать ему урок-другой… – Он решительно направился в коридор.

От него так разило перегаром, что своим дыханием он мог спалить носовую перегородку.

– Джулз, – остановила я его, удержав за руку, – ты пьян.

– Пьян? Я не как пьян, так тебе кажется, – невнятно пробормотал он, стряхнул мою руку и, пошатываясь, направился на звуки музыки. – Мадонна, «U2», «The Bearded Clams»… видишь? Я знаю весь хит-парад, все сорок хитов наизусть. Я перенастроил «Классику-ФМ» на «Радио Столица» и слушал его по дороге сюда. «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за близких своих», поверь мне.

– Ты на машине?

– Господи, ну конечно. Я не отхожу от своей машины ни на шаг, а то вдруг она оставит меня ради владельца помоложе.

– Ты ведь мог убиться!

– Не убился, но можно попробовать еще самоубийство. Знаешь, по статистике холостяки в два раза чаще совершают самоубийства…

– Джулз… – Я постаралась удержать его, но он влетел в гостиную, растолкал Дариуса, Анушку, Вивиан и Кейт, застенчиво танцевавших под удары бонго, взобрался на кофейный столик и начал отплясывать ламбаду.

В трезвом состоянии Джулз танцует просто отвратительно. Но теперь, в пьяном виде, он напоминал страдающую коликами Айседору Дункан. Зак ошеломленно наблюдал за тем, как Джулз энергично выбрасывал вперед то локти, то колени и периодически залихватски приседал.

– Видишь? Я не всегда чересчур рационален, могу похвастаться и плохим вкусом, – вопил он, целуя и обнимая все неодушевленные предметы, что попадались ему в поле зрения. – И я не предаю анафеме все, что важно для тебя, а, Бек?

Наблюдая, как Джулиан скачет по комнате, я понимала, кто затеял эту идиотскую игру. Это была именно я. Оказалось, патентом на чувство вины обладают не только католики и евреи.

Джулиан пьяно покатился влево и, смачно шлепнувшись в мускулистые руки Закери, осоловело поднял глаза.

– О… да это лакомый-кусочек-для-интеллек-туальных-женщин. Рад тебя видеть. Правда, я еле узнал тебя, без моей жены, приросшей к твоим гениталиям.

Танцоры стояли не дыша. Зак отступил назад.

– Да, а сколько жен вам позволительно иметь? Странно, конечно, но у нас, людей цивилизованных, заведено так, что институт брака – это что-то вроде библиотеки: сначала верни одну жену, потом возьми другую.

– Да ты че? – В Заке вскипала ярость. – Ну, может, мне и удастся чему-нить у вас научиться… Я вот-вот брошу есть людей, и как раз.

– Зак. – Я потащила его к двери. – Знаешь, наше присутствие лишает их возможности о нас сплетничать.

– Ну-ка, скажи, как зовут жену хотя бы одного из битлов! – Джулиан ткнул его в грудь. – Давай… Хотя бы одну из них…

Нужно было сматывать удочки.

– Пойдем!.. – Я повисла на руке Закери. Джулиан издал чудовищный животный крик:

– Ребекка, я запрещаю тебе уходить! – Я развернулась и взглянула в его переполненные страданием глаза. – Хорошо… я умоляю тебя, – поправился он, траурно опустив плечи. – Я не хочу идти по длинной дороге жизни в одиночестве, не держа тебя за руку.

Господи прости, он и вправду прослушал хитпарад и теперь цитировал эти жуткие поп-песенки. Ах, Джулз… Вот что я с ним сотворила. Я была Королевой Тьмы. Даже Джонни Кокрейн[20] не смог бы меня оправдать.

– Не разрешайте Джулиану садиться за руль, – сказала я Кейт тоном, не терпящим возражений, открывая входную дверь нараспашку.

Джулиан, снедаемый горем, сжал мою руку.

– Разве ты не этого хотела? – Он жестикулировал, как сурдопереводчик в программе новостей. – Вот я стал человеком, который выставляет свои чувства напоказ. – Его лицо исказилось от горя.

Да уж, подумала я скорбно. Мои чувства тоже были ранены.

– Джулз, пойди выспись.

– Как предсказуемо, – заключил Саймон. – Вы, женщины, тратите годы, делая все, чтобы мы расслабились, расстегнули воротнички и забыли о том, что всегда надо быть мачо, вы убеждаете нас в том, что близость и чистота отношений наступает, когда люди делятся сами глубокими и мрачными страхами, а потом вдруг бросаете нас ради каких-нибудь типчиков, которые мало чем отличаются от овощей на грядке. – Он указал на Зака.

– Да, вы, ребята, обосрались на хер. – Зак развернулся в сторону таращившихся на него гостей. – Ваши гребаные носы задраны так, мать вашу, высоко, может, вы там нюха'те носки бога.

– Нюхаете, – автоматически поправил Саймон.

Послышался звонкий удар, Саймона отшвырнуло назад, и он ударился о стену гостиной, увешанную фотографиями знаменитых парочек, чьи браки Саймон умудрился спасти, по его словам, конечно. Все они попадали на пол и разбились вдребезги.

– А это делать было необязательно, – заорала я на Зака.

Джулиан, пошатываясь, подошел к тому месту, где лежал Саймон, свернувшись, как жареная креветка или, скорее, дикобраз, а вокруг валялись осколки стекла и обрывки фотографий, напоминая кубистский коллаж. Пока Джулиан одаривал Саймона поцелуем, Вивиан с воплем обрушила на голову Зака вазу от Конрана. Начался полный хаос, и, поверьте мне, даже цветы в горшках, с которыми в этом доме вели беседы, готовы были удушить друг друга. Одаренные отпрыски Вивиан и Саймона скатились с лестницы и укусили Кейт за ногу.

– Эх, да вырастите уже, – рявкнула Кейт, ударив их по заднице. Они взвыли дуэтом на невыносимой частоте, к ним присоединилась Вивиан, теперь это было уже трио, чуть позже вступил Саймон, угрожая судебным разбирательством, а потом и фальцет Дариуса: «Вы ведете себя как дикари!» От кулаков Закери этот голосок не спасла бы даже перегородка, защищающая свидетелей в суде.

– Ну, это и так уже далеко зашло! – взорвалась Кейт, сверля меня взглядом. – Первый раз в жизни я готова согласиться с Саймоном. Как ты могла бросить Джулиана ради этого ничтожества? Все в нем отвратительно. Что он говорит, как говорит…

– А где он живет?! – с дрожью сказала Анушка. – В Брикстоне выползти за пакетом молока – это же настоящий подвиг!

– Да мне неважно, где он живет, главное, чтобы мы жили вместе. – Я действительно так думала. – А ты, Кейт, просто завидуешь. После того как «женатый с детьми» кинул тебя, твое влагалище заросло плесенью.

Для акта расставания с социальной девственностью это уж слишком, подумала я, пока мы уносили ноги, запрыгивая в такси. Скорее это напоминало садомазохистскую оргию у Калигулы.

Я поклялась, что никогда не стану возражать, если Зак будет делать грамматические ошибки…

Но тогда я еще даже не представляла, какое дерьмо мне предстоит пережить…

21

Вот такая с тобой несуразица

С первого взгляда южному Лондону, мягко говоря, не хватает очарования. Равно как со второго и с третьего. Улицы неуклюже расходятся в разные стороны, как ноги старого забулдыги. На расшатанных балконах хмурых многоэтажек расцветают букеты плохо постиранного белья, источающего затхлый запах. Прохожие пробираются между мусорных куч, напоминая начинающих роллеров. Окна местного секонд-хэнда украшены решеткой. Хулиганский райончик, напоминающий кухню в аду.

До выходки Кейт, погруженная в миазмы похоти, я совершенно не обращала внимания на окружающую меня действительность. Но в тот вечер по дороге домой я внезапно увидела происходящее глазами моих друзей.

Закери жил в Брикстоне, по соседству с не менее жутким районом Эритрея. Такси, трясясь, остановилось напротив парикмахерской с вывеской «Женские стрижки. Лучшие прически в городе». Пока мы с Заком переходили дорогу, всю в выбоинах и трещинах, я ощущала на себе враждебные и хищнические взгляды, за мной явно кто-то наблюдал. У меня было ощущение, словно по моим голым ногам бегают мерзкие насекомые.

– Теперь, когда ты становишься настоящей звездой, Зак, может быть, пора переехать отсюда?

– Переехать? Но мне здесь нравится. Прикольно, понимаешь, о чем я? – Мы поднялись по шаткой лестнице. – Тут искусство.

– Хм-м… ты знаешь, Зак, люди с надетыми на голову трусами, вопящие «смерть блядям», вряд ли сойдут за труппу уличных актеров.

– К тому же я на мели. Все свои сбережения я вдул в твои гребаные «подвиги Геракла».

Квартира Зака, которую я считала нашим любовным гнездышком, тоже стала терять свое очарование. Впервые я заметила, что стены ее покрыты желтеющими подтеками, словно варикозными венами. Под отслаивающимися обоями плесень. Края поросшего грибком, убогого ковра загибались внутрь, словно у иссушенного бутерброда. Еще я поняла, что слышу, как шевелятся голодные, ежесекундно размножающиеся бактерии, причем такие огромные, что их можно было связать и сделать каждой инъекцию транквилизаторов, чтобы они успокоились.

С потолка, освещаемого голой лампочкой, занавеской свисала паутина. Водопровод издавал чахоточный кашель, а унитаз был засорен. Ванную, честно говоря, впору было огородить полицейской лентой, так она напоминала место преступления.

Не желая уподобляться среднему классу, я молчала. Но к концу сентября уже жутко скучала по дому Джулиана, с его ворсистыми коврами от Джона Льюиса, свежими простынями и центральным отоплением. В этом доме было так тепло, что легко можно было выращивать плантации гуавы.

Да, любовь, конечно, греет… но пуховое одеяло тоже не помешало бы, думала я, ежась от сквозняков.

Ситуация с питанием также была нерадостна. У Зака мы ели не столько еду, сколько корм.

– Хм… поедание арахисового масла прямо из банки… сложно назвать приемом пищи в обычном смысле слова, – сказала я ему на следующий вечер, но тут же замолчала, испугавшись, что он отреагирует на мой намек и начнет готовить. Приготовление пищи в этих условиях могло стать смертельным. Плита, загаженная жиром, напоминала развалины. Кишечные палочки оккупировали все углы этой жалкой кухоньки. К тому же я была влюблена, не так ли? А пока вы влюблены, не пристало замечать такие мелочи.

Я пробовала не обращать внимания, честно, я старалась. Старалась не думать о любви к дому. Но после двух недель в качестве девушки рок-музыканта больше не могла этого выносить. Мы нежились в спальне, как вдруг я оторвалась от его губ и выпалила:

– Тебе не кажется, что здешняя атмосфера начинает напоминать фильм-катастрофу? Знаешь, было бы неплохо, если бы ты перестал оставлять влажные полотенца на кровати. Они создают благоприятную среду для роста целой популяции микроскопических спор. – Кажется, я уже где-то это слышала? – Не знаю, как тебе сказать, Зак, но, если ты закрыл крышку унитаза, это еще не значит, что ты убрал за собой.

– Ну, так ты и убирай. Женщины лучше справляются с хозяйством. Кухонный стол и плита как раз на досягаемой для те'я высоте, – ухмыльнулся он.

Я сунула ему в руки валяющиеся на кровати трусы.

– А коли ты уж все-таки стираешь собственную одежду, почему бы и себя вместе с ней не бросить в стирку? – Я направилась в кухню. – Под твоими ногтями столько грязи, что можно продавать ее оптом в качестве органических удобрений.

– Слушай, это звучит унизительно. – Проследовав за мной, он прижал меня к стенке. – Так у меня может пропасть мужская сила, и мне придется подсесть на виагру, чтобы ее возродить…

Я оттолкнула его.

– Не понадобится тебе твоя сила, если ты не возьмешь за правило мыть холодильник.

Я уже выкинула из него все, что двигалось, не вдаваясь в подробности. Холодильник Зака служил исправительной колонией для продуктов, приговоренных к пожизненному заключению. Я обнаружила в нем йогурт, срок годности которого, истек еще когда динозавры скитались по планете. Там же была бутылка кисло-сладкого соуса розлива времен правления Елизаветы Первой.

– Честно признаться, даже бомжи побрезговали бы жить в этой квартире.

– Это все, детка? – сказал он слегка раздраженно. – Или есть еще какие-то мелочи?

– Ну ладно, раз ты сам напросился. Тебе обязательно держать нож как шпагу, когда ты ешь? И жевать с раскрытым ртом? От этих привычек стоит избавиться. Как и от обращения «детка». Как и от постоянного рыгания…

– Там, откуда я родом, рыгнуть – это поблагодарить хозяев за ужин.

– И еще пару слов об одежде. Как бы это выразиться… твоя одежда подошла бы беженцам из Боснии. Нет, скорее всего, они отошлют ее обратно.

– Полагаю, ты хочешь, чтоб я носил «от кутюр». Да ваш «от кутюр» – это большое, жирное ништо с задранным вверх носом.

– Я всего лишь хочу, чтобы ты перестал носить черное. Почему все музыканты одеваются так, словно у них только что кто-то умер?

– Все дело в том ужине на прошлой неделе? Ты хочешь, чтоб я превратился в типичного дерьмового либерала, разъезжающего на лимузине, который талдычет всякую муру про съедобные грибы и про то, что ислам может многое дать Западу, так, что ли?

– Просто есть определенные правила поведения…

– Что? – резко сказал он, прижавшись ко мне своим мощным атлетическим телом. – Вроде того, что нельзя облизывать женщину на первом свидании?

Я держала Зака на расстоянии вытянутой руки.

– Знаешь, хорошие манеры облагораживают.

Он раздраженно распахнул дверцу холодильника, который я только что вычистила, и открыл бутылку пива. Это все, что оставалось внутри, кроме трех фотопленок и бутылки зубровки.

– Все это дерьмо собачье. Хорошие манеры – это то, чем вы, англичане, пользуетесь вместо мозгов.

Закери схватил ручку, бумагу и стал корябать.

– Что ты делаешь?

– Пишу письмо сво'му агенту. Не подскажешь ли, как пишется слово «снисхо-блядь-дительный»?

* * *

Я знала, что прошу многого. В мире рок-н-ролла самая большая оплошность – считать, что существуют вообще какие-либо оплошности. Предел хороших манер музыкантов – научить свою собаку не нюхать промежность девочек на подпевках. Поначалу Закери не позволял мне себя воспитывать. Но Джулиан начал трезвонить посреди ночи и клясться в вечной любви. Он ежедневно присылал мне цветы. Однажды утром я проснулась под звуки струнного квартета, игравшего под окнами нашей спальни. Двух отрывков из Шуберта оказалось достаточно, чтобы Закери в конце концов согласился на перевоспитание.

Урок номер один. Он должен был перестать коверкать английский язык.

– Тебя могут вызвать в суд за оскорбление… за нанесение тяжких телесных повреждений родному языку.

– Ладно, ладно, перестань нудить… ворчать, – сказал он, с неохотой выговаривая окончания.

Несмотря на то что у него не было никакого образования, он все-таки умудрялся обводить меня вокруг пальца. Когда я вручила ему энциклопедический словарь, он хотел знать только одно: какое отношение слово «энциклопедия» имеет к циклопам.

Я поработала над его бровями и сделала из одной две. Отправила его на массаж лица и наказала пользоваться только махровыми полотенцами с ароматом лайма.

– Это не волосы, а газон. Там скоро заведутся садовые гномы. – Чтобы его шевелюру слегка подкосили, я отвела его в парикмахерскую.

Мне удалось убедить Зака в том, что его одежда не должна быть более вызывающей, чем его музыка, и я облачила его великолепную атлетическую фигуру в добротный, шитый на заказ костюм. А он согласился сходить в оперу.

– Опера – это круто. Единственное место на свете, где жирные цыпки идут на ура.

Итак, у меня появилась надежда. Но, черт возьми, это определенно было только начало.

* * *

Должно быть, это стало и началом конца карьеры Джулиана в качестве президента фан-клуба «У меня жена чертовка». Бедный ангелочек явно боролся за золотую медаль в мужском забеге на длинную дистанцию. Железы, отвечающие за чувство вины, начинали нервно пульсировать при одной мысли о том, что я с ним сделала. Я была настоящим монстром. Я просто ощущала, как из шеи у меня торчат всякие винты – куда там Франкенштейну!

Вивиан имела неосторожность обронить, что Джулиан выступает в Тайном Совете по делу о защите диссидентов из Ангвиллы, приговоренных к смертной казни. Я поймала его у главного входа на Даунинг-стрит.

– Перестань присылать мне цветы и звонить, Джулз. Разошлись, значит, живем раздельно.

– Раздельно? Да что же это? Как может белок без желтка? – Он выглядел бледным, униженным и замученным.

– Я того не стою. Я просто мусор, без всяких шуток. Скоро перееду жить в автоприцеп и буду носить белые туфли без чулок.

– Мне нужно тебя видеть. Давай сходим куда-нибудь. Сегодня вечером.

– Ах, Джулз, ты никуда не приглашал меня, когда мы жили вместе. Разве что на благотворительные вечера в пользу жертв пыток. И я никогда не знала, когда с ними разговаривать: во время коктейля перед ужином, чтобы заработать себе несварение желудка… или после, за портвейном, чтобы потом мучиться бессонницей. Кроме того, сегодня вечером я иду с Заком на церемонию вручения наград.

– Что? Он наконец получает аттестат зрелости?

– Нет, Британскую музыкальную премию, если тебе обязательно знать.

– Ах так, Британскую музыкальную премию? О да, – усмехнулся Джулиан. – Это что-то вроде «Оскара», да?… только без особого шика, блеска и изыска.

Коллега Джулиана в парике чопорно напомнил ему, что пора вернуться в зал суда и заняться спасением жизней, если это его не затруднит.

Я смотрела, как Джулиан уныло шагает по мощеной дорожке к зданию Тайного Совета, и меня съедало раскаяние. Честно. А потом я подумала о том, как появлюсь в студии в Доклендсе под ручку со своей рок-звездой. Разве не об этом мечтает каждая девушка с момента достижения половой зрелости? Я всецело отдамся ночным чарам гламура и гедонизма. Или мне стоит покапризничать и показать характер? «Окликни его! Попроси прощения», – остервенело говорила я себе. Кажется, мой мозг вот-вот отделится от тела. Пришло время прислушаться к голосу совести!

Но потом я подумала: «Черт возьми. Никогда не слушай советов незнакомцев» – и уверенной походкой отправилась делать эпиляцию.

22

Добро пожаловать в город облизываний

На церемонию вручения музыкальных наград девушки отправляются, когда им нечего надеть. В буквальном смысле. Я никогда не видела такого обилия обнаженных тел.

На меня нахлынули подростковые воспоминания, когда, стоя перед зеркалом с зубной щеткой, я напевала в нее, как в микрофон. Все эти плакаты недосягаемых рок-богов на стенах спальни. Первым мужчиной, в которого я влюбилась, был Дэвид Боуи. Когда он – мультимиллионер и мегазвезда – не ответил мне взаимностью, я, прыщавая девочка в лифчике нулевого размера, думала, что не переживу этого. И в каком-то смысле действительно не пережила. Именно поэтому, повиснув на руке самого великолепного мужчины на свете, я и явилась сюда. Хотя слово «великолепный» рядом с Закери Фениксом Берном тускнело. О том, что происходило со мной, мечтали миллионы женщин, нежась в джакузи. Поэтому я и шла бодрой пружинящей походкой. Разве не ради этого я отказалась от старомодных брачных ритуалов? Чтобы испробовать эликсир страсти?

Но не все разделяли мое воодушевление. Эдди Роттермана, например, мое появление совсем не обрадовало.

– Мать твою, что за?!. – красноречиво приветствовал он нас.

Мы шли по красной дорожке среди расступающейся толпы. Задом пятились папарацци, напоминая французских придворных восемнадцатого века. Я чувствовала, как Ротти тяжело дышит мне в шею.

– Я ж' те'е говорил держаться подальше, – зашипел он. – Ты, кусок копченого дерьма.

Повернувшись к нему вполоборота, я с приклеенной улыбкой процедила:

– Кстати, ты знаешь, нашли средство от облысения… Волосы.

Все всех целовали. На таком мероприятии, если вы в чем-то сомневаетесь, просто целуйтесь со всеми подряд. По-французски, в обе щеки. В общем, продолжайте целоваться до тех пор, пока ваши губы не онемеют. Это был настоящий город облизываний.

Совершенная незнакомка с крошечной сумкой из фальшивой крокодиловой кожи впилась в меня зубами. С трудом высвободившись из ее объятий, я увидела, что лицо Роттермана налилось кровью и стало пунцовым.

– И забудь о шантаже. Я ушла от Джулиана.

– Старая ты сучка.

– Да? Если я сучка, то ты старый кобель, – ответила я, внешне сохраняя спокойствие, но внутренне паникуя. Старая сучка? Я? Да ты жирный урод, чернокожий ублюдок, да у тебя чугунный котелок вместо головы. Задница Роттермана в бежевых замшевых клешах напоминала гараж для двух машин. Его следовало арестовать за постоянную демонстрацию волос на теле. Волос, запутавшихся в золотой цепи. Только благодаря агенту Закери рынок золотых драгоценностей мог процветать.

Но его слова подорвали мою самоуверенность. Я посмотрела на окружающих меня женщин. Прекрасные голубоглазые блондинки, достойные потомки Барби и Кена.

Внезапно мой наряд показался мне нелепым для женщины, которая явно достигла половой зрелости: высокие сапоги до бедер и обтягивающие кожаные штаны (по ошибке я решила, что одежда, которую носила до совместной жизни с Джулианом, уже достаточно устарела, чтобы снова войти в моду). Я почувствовала себя неловко и, пока мы проталкивались через зал, вцепилась в Закери.

Церемония вручения наград напоминала караоке, только на более продвинутом уровне, к тому же казалось, что губы музыкантов не в ладах с мозгами. Несмотря на это, каждого музыкантишку, мямлившего что-то под фонограмму, ведущий называл феноменом, что вообще-то искажало смысл слова. Когда феномен слева от меня сказал феномену справа: «Зак, только подумай, парень. Да он – феномен», это правда было феноменально.

Через час или чуть позже я обнаружила, что чары удивительным образом перестают действовать, более того, выступления на сцене давят на уши. Возможно, следовало сконцентрироваться на совершенных губах Зака и игнорировать клокочущую музыку…

– А сейчас у нас в студии… – Читающий по бегущей строке ведущий источал харизму на телевизионные экраны по всей стране. – Закери Берн! Лучше не трогать этого главаря! – добавил он.

– Я ре-позиционирую ево те'ерь на белом музыкальном рынке, ты плохо влияешь на ево имидж, – презрительно фыркнул Роттерман, когда Зак, поцеловав меня, отправился на сцену. – К тому же я всегда найду способ держать те'я подальше, – сказал он мрачно, поведя бровью и указывая на телохранителя Закери. Я содрогнулась при виде того, как Дэнни де Лито напряг взятые напрокат мышцы. Он, наверное, чистил зубы аккумуляторной кислотой, а рот полоскал горючим для зажигалок. С ним отказывались работать все компании, потому что он был слишком агрессивен.

После живого выступления группы «Нейроновый расплав» (эта группа могла получить награду только в одной номинации – «самые жуткие, невнятные тексты, произносимые уродами, притворяющимися, что они садомазохисты»), на сцену в атласных брюках, обтягивающих зад, как липкая лента, крадучись вышел Зак. А зад его был единогласно признан британскими таблоидами самым необыкновенным органом после органа Вестминстерского аббатства. Он вживую пел песню обо мне, но исполнение было испорчено. Во-первых, кишащим гнидами конским хвостом сидящего впереди типа. Мотая головой, он окунал его в мое пиво каждый раз, когда вступали ударные. Бумс-бумс. Пиво начинало пениться, словно капуччино. Во-вторых, чертовым агентом: в течение всего выступления Ротти читал мне лекцию о том, сколько великолепных возможностей Зак прошляпит благодаря мне.

– Понима'шь, он ништо без девушки-знаменитости. Ему нужна длинноногая суперфотомодель. Знаменитая крошка – такой же важный аксессуар, как сумочка от Прады. Што-то, што можно менять каждый сезон. А когда они расстаются, каждому достается пятьдесят процентов славы. П'нима'шь? Рок-звезды не женятся на всю жизнь – им нужно менять рекорд-компанию. Ты че, не хочешь, чтоб' он стал круче, известнее и все такое? Чтоб' он сделал Америку? – Его бессмысленные речи на секунду прекратились.

– Мать моя женщина! Вот эту штучку я бы не прочь оттрахать. – Селестия, вегетарианка «свободного падения», провиляла бедрами мимо нашего столика… – Ну и тело.

– Это не тело, – угрюмо сказала я, – а леденец на палочке.

Леденцом были, конечно же, ее груди. Дойники вываливались из огромного лифчика, в котором могли поселиться Паваротти со своим братом-близнецом.

Где-то на сцене выдавали награды вроде «Самая интересная форма соска у девушки на подпевках» или «Самая большая выпуклость в области пениса в обтягивающих брюках, которая является оптическим эффектом». От скуки у меня онемела задница, к тому же я умудрилась пропустить момент, когда карьера Зака стремительно взлетела вверх и из скандального дебютанта он превратился в «открытие года». Я бы и вообще этого не заметила, если бы не толпы фанатов, которые лавиной устремились ему навстречу.

«О, дорогой… прелесть… Ты тако-о-ой потрясающий». Он спускался со сцены, и со всех сторон неслись льстивые заверения. К нему тянулись губы слева. К нему тянулись губы справа. Наверное, он ощущал себя так, будто упал в бочку с пиявками. Пробираясь к столу, он словно плыл сквозь море поцелуев, оставляя за собой целые ручейки слюней.

На этом церемония для тех, кто сидел у телевизоров, окончилась. Зак прихватил меня с собой на VIP-вечеринку, где должны были короновать победителей.

– Боже, – поддразнила я его, – ты думаешь, мы будем не слишком рано? Время всего-то двенадцать. – В отличие от остальных присутствующих, на следующее утро мне надо было вставать на работу. Ежеквартальное совещание по вопросам распределения бюджета. Если пропущу, можно считать, что уволена. Несмотря на все мое желание повеселиться, я не могла подвести Кейт.

Только Зак открыл очаровательный ротик, чтобы ответить, как его уволокла какая-то свирепая представительница звукозаписывающей компании. Зака отправили на интервью в мир искусственных мехов, сигарного дыма, обтягивающих брючек и крашеных-перекрашеных волос. Пока она спроваживала его в зону с ограниченным доступом, он успел сунуть Роттерману два выделенных ему билета в VIP-зону, и тот тут же заграбастал их своими грязными ручищами.

Как только Зак оказался на достаточном расстоянии и не мог его слышать, Роттерман гадко прошипел:

– Надеюсь, ты будешь хорошей девочкой и отправишься на хер к своему муженьку.

Я схватила тарелку со стола.

– Вот думаю, не прикрыть ли тебе лысину тарелкой, вернее ее осколками? – нежно проговорила я.

Но у Роттермана было припасено секретное оружие. Оружие сорок четвертого размера с безупречно выбритыми ногами, аккуратно выкрашенными ногтями, уступчивой улыбкой и грудью, при виде которой у мужчин загорались глаза. Мы подходили к внутреннему залу, у входа в который, огражденного бархатными канатами, стояли двое вышибал. Роттерман сверкнул глазами, видимо, замышляя нечто подлое. Когда вышибала с пенящимся на груди жабо попросил показать VIP-приглашения, Ротти задвинул меня в сторону и из огромной паутинообразной толпы вытянул Селестию.

– Эй, но это мой билет!

– Забудь о нем, крошка! – Ее голос напоминал сигнализацию; каждое предложение заканчивалось восклицательным знаком.

– Знаешь, Селестия, Роттерман хорошо обращается с женщинами, когда они готовы исполнять его сексуальные фантазии. Если же ты исполнишь самые странные из них, он предложит тебе кокаин и контракт со звукозаписывающей компанией.

– Пока-пока, – проквакал Роттерман. Итак, я осталась в толпе среди остальных «никто», фланируя мимо микрознаменитостей и заядлых кокаинщиков, разглядывая их безумные прически. Рок-звезда в футболке с надписью «Город гниет, избавьте нас от бедности» хвастался тем, что покупает отдельный билет для своей гитары на «Конкорде». Псевдомачо из Манчестера бахвалились, рассказывая, как пережили облаву ментов на наркоманов и сбежали из колонии для малолетних преступников. На самом же деле наверняка их единственным столкновением с законом было нарушение дорожных правил. Долговязые типы, напоминающие массовку из фильма по Стивену Кингу, уставились на меня.

Мне было стыдно, от смущения ноги выписывали немыслимые кренделя.

– Ладно, – прошептала я, – сколько вам нужно, чтобы я прошла?

Вышибала, недоумевая, повел бровью.

– Ну знаешь, в таком наряде можно и даром.

Паучья толпа сотрясалась от язвительного смеха. Другие участники акции явно не блистали безупречным вкусом, и наряды их были далеки от последнего писка моды (надо сказать, что Элтон Джон вряд ли выделился бы на их фоне), но на них вышибала пальцем не показывал.

Войдя внутрь, я почувствовала себя изгоем среди клонов Селестии. Талантливые фотомодели с выпирающими скулами и тазовыми костями жаждали внимания. Я утешала себя мыслью, что Джон Ф. Кеннеди и Джон Леннон тоже хотели быть в центре внимания, а как они кончили?

– Так все-таки, сколько лет ты уже носишь это? – спросила Селестия. Она оставила при себе восклицательные знаки, потому что поблизости не было мужчин. – Понимаешь, мне интересно, что же твой наряд все-таки значит?

Я оглядела наряд Селестии – что-то вроде красного презерватива с блестками.

– Не знаю, но твое платье явно говорит: «Отсюда я отправляюсь прямо на оргию, и у меня нет ни секунды заглянуть в родной бордель».

– По крайней мере, это модно, – протявкала она.

– Да, но модная одежда так быстро устаревает, – возразила я.

– Зато в ней легко можно кого-нибудь подцепить, – парировала она.

Скользящей походкой Селестия отправилась на танцпол – выделывать рискованные маневры задницей. Ее тут же выхватил прожектор света. От напряжения в висках у меня начинала пульсировать боль, причем в ритм музыке. Казалось, присутствующие страдали коллективными галлюцинациями. Пробираясь сквозь раскачивающиеся тела, я отправилась на поиски Закери. Наконец разглядела его в дальнем углу танцпола. Он двигался так быстро, что серебряные каблуки туфель сверкали металлическими молниями, словно хвост вынырнувшей из воды рыбы. Увидев меня, съежившуюся в сторонке, он подтанцевал ко мне.

– Потанцуй со мной, Бекки.

– Это не танцы, а состязания по боевым единоборствам.

– Давай же, девочка!

– Здесь нет победителей – только уцелевшие. К тому же я знаю всего два вида танцев. Один из них – это тайский гоу-гоу, а другой – никакой.

Где-то я уже это слышала.

– Я с тобой потанцую! – это была Селестия. Я взглянула на ее красный презерватив с блестками. Его фасон явно предусматривал случайное выпадение бюста во время танца.

Сквозь кишащую плоть я повела Зака на танцпол. Совершая разминочные круговые движения, я старалась копировать танец Зака. Раз, два, поворот, вибрация… Раз, два, поворот… Это ничем не отличалось от игры в шахматы, кроме того, что я активно потела. Слева и справа от меня женщины выделывали такое, словно у них в трусах застряла Тина Тернер. Селестия, без особых усилий складываясь вчетверо, давала задний ход, при этом выкидывала па с выпячиванием таза. Мне казалось, что я нахожусь в общей примерочной с Кейт Мосс и мы примеряем одно и то же платье. Как только Зак отвлекся, разглядывая вывалившуюся наконец грудь Селестии, та специально зацепила мой сапог своей высоченной шпилькой, и я, споткнувшись, неуклюже растянулась на полу.

Когда мой нос соприкоснулся с паркетом, я произнесла внутренний монолог следующего содержания: «Мое тело превратилось в сплошную мозоль от постоянного трения сетчатой кофточки о другие тела. Зад намертво сросся с кожаными штанами, трусы в таком жарком климате явно были ни к чему. От этих кошмарных каблуков-небоскребов у меня появилось искривление позвоночника, а теперь еще и подъем раскурочен этой сучкой. Самоощущение на нуле».

– Все было великолепно, Зак, – прохныкала я, с трудом поднимаясь с пола. – Но теперь мне правда пора идти – меня ждет нервный срыв.

Я захромала по направлению к выходу. Он догнал меня.

– Что случилось?

Я потерла раненую ступню.

– Ну и тетка! Неужели ты и правда спал с ней? Единственное, о чем она жалеет, это то, что у нее на ногах только десять пальцев, а так хочется что-нибудь еще накрасить лаком.

Зак крякнул.

– Ох, и люблю я вас, девчонки, классно грызетесь.

Девушка, стоявшая на выходе, проявляла чудеса вежливости. Когда мы проходили мимо нее, она промяукала:

– Спасибо, что зашли, приходите еще.

– Да уж, ей обязательно надо было поблагодарить нас.

– Англичанам нужны книжки по этикету, где говорится не как себя правильно вести, а как вести себя неправильно, – пробурчал Зак. – Ну останься же.

Улица была запружена черными такси, напоминавшими гигантских жуков.

– Завтра мне на работу. Да вы что, люди? Вампиры, что ли? – Где-то я это уже слышала…

– Ты не против, если я останусь?

– Конечно, нет. – Надеюсь, моя улыбка выглядела достаточно убедительно. Наблюдая в зеркало заднего вида, как Зак постепенно становится меньше, я вспоминала, как представляла себе накануне эту веселую безумную ночь… Для меня было слишком утомительно наблюдать за отдыхающим Заком. В эту ночь сама я отдохнула так, как отдыхают под наркозом во время операции по удалению кисты яичников. Но это было менее болезненно, чем то, что последовало дальше…

23

Модница постфеминистка свободных нравов?.. Или аморальная сучка? Защищайся!

До моей влюбленности в Закери Берна я была уверена, что папарацци – это особая начинка для пиццы. Вот чем интересна карьера знаменитостей: первую половину жизни они борются за то, чтобы оказаться на страницах журналов и газет, вторую – за то, чтобы держаться от них подальше.

«Объектив камеры объективен по определению и никогда не лжет, – думала я, сидя в метро по дороге на работу следующим утром. – Но не мог бы он быть чуть снисходительнее?»

На таблоидах была одна и та же фотография: крупным планом мое лицо, искаженное болью, в тот самый момент, когда Селестия ударила меня ногой. Она же была запечатлена во всей красе, с сияющей улыбкой, ее рука обвивала талию моего бойфренда.

Фотография поистине жуткая, но подпись к ней еще более невыносима. Газета «Экспресс» называла Селестию девушкой Зака, а меня – ее матерью.

Если мне доведется столкнуться с Селестией, уж поверьте, не сносить ей ее безмозглой головы.

Несмотря на пасмурный осенний день, я надела темные очки. Мое личное пространство было нарушено. Эту сторону совместной жизни с Заком я не предусмотрела. Честно говоря, теперь я бы побоялась сделать мазок у гинеколога, – из опасений, что снимок опубликуют в газетах.

Прокравшись в свой кабинет, я сняла очки и налила себе вчерашнего кофе из кофейника.

– Могло быть и хуже, – сказала Кейт.

Она демонстративно уставилась на часы. Я пропустила ежеквартальное совещание по вопросам распределения бюджета. С тех пор, как начался мой роман с Заком, я довольно вяло относилась к работе и старалась появляться там как можно реже. Мои алиби становились все более странными и дикими, потому что такие отговорки, как «смертельно простудилась», «ждала водопроводчиков», «была у зубного», уже не действовали. Как-то раз меня «похитили инопланетяне». Однажды я «попала в безумную передрягу, и мафиози чуть ли не перерезали мне горло». Но сегодня я опоздала просто потому, что не могла продефилировать по улице в тех кожаных штанах, что были запечатлены в газетах.

– Ну… помнишь, накануне я не могла выйти на работу, потому что случилось нечто необъяснимое, я оказалась в коме и меня отправили на «скорой помощи» в больницу, а по дороге туда я читала предсмертные мантры. Так вот, вчера вечером я чудесным образом исцелилась и пошла на церемонию вручения музыкальных наград.

– Вы только подумайте! – язвительно вставила она. – Знаешь, прямо сейчас твоего нового возлюбленного где-то учат какать в горшок.

– Послушай, я знаю, что ваше с Заком знакомство состоялось не в самый подходящий момент, но я над ним работаю. Стараюсь разбудить в нем интерес к более утонченным сторонам этой жизни.

– Например, выполнять домашнее задание? Да перестань притворяться безмозглой ослицей, просто брось его! В противном случае, тебе придется найти более подходящую работу – спасателем на очистных сооружениях.

Все утро я ругала себя и убеждала в том, что вопрос возраста не должен меня так сильно задевать, при этом листая модные журналы в поисках подходящих способов омоложения. Меня интересовало все, вплоть до кремов от геморроя для устранения мешков под глазами и вирусов, поедающих плоть изнутри, для незамедлительного избавления от лишнего веса.

В обеденный перерыв, когда я с остервенением выжимала вилкой чайный пакетик о край кружки, в холле раздался голос Зака.

– Ее нет, – заявила Кейт. – Хочешь оставить отпечатки пальцев?

Я пулей вылетела за перегородку и бросилась ему в объятия. Увидев, как мы целуемся, Кейт с отвращением застонала.

– Новоиспеченные любовники должны находиться в изолированном пространстве как минимум шесть месяцев, чтобы не вызывать рвотные позывы у всех, кто имеет несчастье наблюдать их вместе.

Вынырнув за глотком воздуха, Зак вручил мне еще одну газету, облепленную фотографиями, где мы с ним обнимаемся. Я отсканировала статью взглядом. Ведущий колонки слухов называл меня «похитительницей младенцев», а Зака «разорителем могил». Зак обвел красным фломастером выражения «украл жену» и «разрушил домашний очаг». Хотя меня больше взволновала фраза «овца в овчинной шкурке».

– Ты понимаешь, что эт' значит, так ведь?.. Пришло время те'е развестись.

– Что?

– Я не с'бираюсь… не собираюсь, – поправился он, – спать с телкой другого парня, понятно? Ты должна это прекратить.

– Что? Прямо сейчас? Это так срочно?

– А тебе все еще хочется быть замужем?

– Хм-м, – Кейт нарочито откашлялась. – Ребекка, можно тебя на секундочку? Это так срочно!

С неохотой я поплелась за ней вниз по ступенькам и увидела, что у билетной кассы с букетом роз стоит Джулиан.

– Просто зашел проститься. Несмотря на всю боль, что ты мне причинила, я все еще люблю тебя.

– Проститься?

Он посмотрел на меня самым жалким взглядом, у него были мешки под глазами.

– У меня рак кишечника. Я затрепетала.

– Что у тебя?

– Ну, возможно, рак… может, конечно, очередная трещина.

– Что за игры со смертью? – ответила я небрежно. – У тебя геморрой, Джулиан, потому что ты не занимаешься спортом…

– Можно стакан воды? – спросил он слабым голосом. Я принесла воды из бара. – Мне нужно принять таблетки, – тихо пояснил он.

Я не спросила, что за таблетки, но он добавил:

– Возможно, ничего страшного, но снимок брюшной полости показал, что у меня, кажется, отсутствует часть легкого.

Я воздержалась от комментариев, он же продолжал выдавать новую информацию!

– Доктор назначил мне срочную консультацию у специалиста, а то вдруг… понимаешь… – Он приложил палец к виску и сделал жест, словно собирался выстрелить себе в голову.

– О, наконец-то изобрели лекарство от ипохондрии, – сказала я холодно. – Смерть.

Джулиан резко сменил психологический настрой.

– Да и ты выглядишь так себе. Цвет кожи явно свидетельствует о нехватке дневного света. Ты правильно питаешься? Витаминов достаточно потребляешь?

– Джулиан, ты не уважаешь границы моего личного пространства.

– Да с чего это вдруг? Ты что, ранчо, что ли? Вернись ко мне, Бекки!

– Помнишь, что я сказала тебе тогда, предложив пожениться: «Неважно, будет лучше или хуже». Так вот, у нас всегда было только хуже, а лучше никогда.

– Если ты не прекратишь свою смехотворную погоню за молодостью, я расскажу всему миру, что ты выдергиваешь волоски на подбородке.

– Не посмеешь.

– Вот увидишь.

Я подталкивала его по направлению к выходу.

– Именно поэтому я и ушла от тебя. Ты хочешь все всегда контролировать, это просто душит меня, да ты хуже, чем утягивающие трусы Элизабет Тейлор.

Я прилагала всевозможные усилия, чтобы выпроводить его на улицу.

– Знаю, что ранила, что предала тебя. Черт, я могла бы участвовать в конкурсе «Веди себя как Моника Левински». Причем выиграть его. И мне очень жаль, но мы с тобой договорились, что ты предоставишь мне немного личного пространства.

– Личного пространства? – Джулиан развернулся на каблуках. – Можно я дам тебе совет? А ты не пробовала поискать это личное пространство между ушей своего мальчика-игрушки?

Вдруг на его обиженном лице появилось раздражение. Это подсказало мне, что за спиной у меня любовник. Я обернулась и увидела, как Закери, уперев руки в боки, наблюдает за происходящим.

– А ты знаешь, что она через день выдергивает волосы из подбородка? А еще врет о своем возрасте. Что она тебе наплела? Сколько ей лет? Двадцать пять? Двадцать шесть? Ну так знай, ей почти тридцать три – пора в дом престарелых.

– Джулиан!

– Ее волосы сначала седеют, а только потом становятся красными.

– Я не крашу волосы… только чуть-чуть.

– Нельзя доверять женщине, которая врет про свой возраст. И если она изменила мне, откуда ты знаешь, что она и тебе не изменит?

– Заткнись, ты!

– Прекрасно, прекрасно! – разразился Джулиан. – Рок-звезда, а как говорит! А ты знаешь, почему Ребекка участвует в этой словесной перебранке? – Его рот конвульсивно передернулся от злобы. – Потому что для нее это единственная возможность использовать слова, в которых больше одного слога.

Зак глубоко вздохнул, стараясь себя контролировать. Он широко развел руки в знак примирения.

– Бекки хочет тебе кое-что сообщить. Знаю, друг, это неприятно, но…

– Только, пожалуйста, давай без психологии. Думаю, такие эксперименты плохо скажутся и на моих, и на твоих нервах, – с горечью ответил Джулиан. – Просто если ты не перестанешь совершать супружеский вандализм и не вернешь мне жену, придется настоять на решении этого вопроса в судебном порядке.

Зак озадаченно посмотрел на меня, не поняв и трети сказанного Джулианом.

– Что ты сказал?

– Я употребил традиционное английское выражение, которое означает «набить кому-то его поганую харю», – ответил Джулиан не самым типичным для него образом.

Зак издевательски расхохотался. Джулиан, пошатываясь, шагнул к нему, вызвав тем самым неожиданное появление Дэнни де Лито, который показался из-за угла книжного киоска.

– А ты кто такой? – требовательно спросила Кейт. – Вышибала?

– Не-а. Я просто гигантский кексик. А ты, мать твою, думала, кто я?

– Единственное, на что я надеюсь, это то, что твой следующий альбом будет посмертным, – сказал Джулиан, – потому что к тому моменту ты уж точно будешь мертв.

– Просто… – Неустрашимая Кейт толкнула Дэнни де Лито, уже приготовившегося к прыжку. – Обычно мы проверяем наличие оружия у входа. Это такой старомодный английский обычай.

Воспользовавшись своими дипломатическими навыками, я просто стояла и ничего не делала.

Двое мужчин приближались друг к другу. Закрыв глаза, я ожидала услышать хруст костей, но услышала совсем другое. Тишину нарушил резкий голос моей матери. В полном изумлении я увидела, как она скользит по фойе, размахивая сегодняшними газетами.

– Ребекка! – требовательно возопила она, и все присутствующие содрогнулись от ее неистребимого кокни-акцента.[21] —Ты была там, когда это снимали?

Кейт подавила смешок. Мой отец семенил сзади, как коккер-спаниель. На нем была выцветшая футболка под цвет лица. Невозможно было разобрать, что на ней написано, хотя слоган «Мы вместе с этой идиоткой» прекрасным образом дополнил бы картину.

Моя мама в платье без лямочек и в лифчике с лямочками швырнула газеты на пол к ногам Джулиана. Увидев заголовки, Джулиан бессильно всхлипнул.

– Бекки!

Я выглянула еще раз. Мой отец, исполняющий обычно исключительно вспомогательную роль, нечто вроде планктона, неожиданно решил тоже взять слово:

– Если ты приобретешь машину, страховка обойдется в три раза дороже.

– Это ты во всем виновата! – Мать набросилась на Кейт. – Это все вы, феминистки! Все не могли успокоиться, пока не разрушили ее брак. Пока она не стала эмульсипированной.

Даже Дэнни де Лито прыснул со смеху.

– Мне кажется, ты хотела сказать «эмансипированной», мама.

Усевшись на стойку, мать разразилась неодобрительной тирадой в адрес Зака. Но успела, как я подметила, закидывая ногу на ногу, сверкнуть для него своими трусами.

О господи. Вот опять. Нет, с меня достаточно. Хватит. Теперь за меня думали ноги, и я поспешила к выходу. Джулиан лихорадочно схватил меня за руку. Я обернулась. Мышцы его лица были сведены судорогой, вокруг глаз – круги утомления и отчужденности.

– Ты действительно не вернешься?

Я всегда думала, что жизнь – сука, но внезапно поняла, что сука – это я. Однако нужно было идти до конца. Напряженные скулы Зака говорили о том, что он не потерпит никакой отсрочки.

– Я… я… – с жадностью я глотнула воздух. Я притворялась, что мысль о разводе с Джулианом была лишь одним из болезненных симптомов моего ПМС (предмоногамного состояния), излечить меня от которого призван был Зак. Но что же я делаю? Конечно, я не должна окончательно уходить от моего дорогого, милого мужа. Я ведь люблю его. Но мне, как всегда, не хватало рациональности. Пора записаться в общество анонимных кого-то там. «Здравствуйте, меня зовут Ребекка. Я не могу жить без Зака». Как попасть на семинар для Двуличных Сучек? Господи прости. Если я так стремилась к саморазрушению, почему было просто не подсесть на крэк или не начать продавать подержанные машины?

Зак решительно кивнул.

– … хочу развестись, – промямлила я и ушла, оставив своего мужа стоять в недоумении, словно в ожидании поезда.

24

Лучше поздно, чем никогда

– Развестись? – завизжала Анушка. – Это звучит так пленительно, правда? Словно из Сомерсета Моэма. Плетеные кресла на колониальных верандах, сигареты «Голуаз», неразбавленная водка и медленно вращающиеся лопасти вентилятора…

– Ты не можешь развестись, – заявила Кейт, просовывая голову между передними сиденьями. – Ты ведь не разлюбила Джулиана?

Я выдержала паузу.

– Нет. Но при этом я полюбила кого-то еще. Анушка зацепила столбик ограждения и, чудом оставшись в живых (иногда мне кажется, что она брала уроки вождения у самого Гудини[22]), влетела на парковочное место для инвалидов под зданием Христианского союза молодежи. Если мое сердце и не остановилось, на нем уж точно остались царапины.

– Если бы на мужчинах были ярлычки с ценниками, ты бы поняла, что теряешь, – сокрушалась Кейт, отрывая лицо от рычага переключения передач.

– Что? – я резко развернулась, чтобы посмотреть ей в глаза. – Не верю своим ушам! Да неужто это говорит Кейт Мак-Криди? Где же ее вечная песенка «Все мужики сволочи»?! Это же ты убеждала меня не выходить за него замуж!

– Если бы я только могла предположить, что ты тут же развернешься на сто восемьдесят градусов и сорвешь с древа жизни неспелый лимон…

– Зак не лимон. Он научился спрягать глаголы, к вашему сведению.

Анушка закрыла машину, и мы поплелись по бетонной площадке.

– Слава тебе господи! Спрягать глаголы! Ничего себе… Ребекка, с ним стыдно показаться в обществе. Если бы Закери был псом, ему бы определенно потребовались поводок и намордник. Если бы он был…

Двери лифта разверзлись.

– Я все еще люблю Джулиана. Но проблема в том, что он слишком милый.

– О да, как это отвратительно в мужчинах, – кривлялась Кейт. – Беги, пока у тебя осталось хоть немного самоуважения.

– Я хочу попросить тебя: поговори с Джулзом, чтобы он поскорее дал мне развод, – перебила я ее, нажав кнопку первого этажа.

– Только позаботься о хорошем адвокате. В Британии мужчинам на бракоразводных процессах отдается предпочтение, – посоветовала Анушка, пока мы поднимались в лифте. – Ты должна проследить, чтобы имущество было поделено поровну…

– Да уж, – усмехнулась Кейт, – чтобы все было поделено поровну между двумя адвокатами. Адвокаты берут сумасшедшие деньги, чтобы сообщить тебе то, что ты уже знаешь, только на латыни. Разводус Алиментус Максимус.

– До этого дело не дойдет. К тому же делить нечего. Мы уже разбили все, что только можно, месяц назад.

Женская раздевалка была окутана туманом из тальковой пудры, ароматами дезодорантов и лака для волос. Мы всунули пластиковые карточки членов клуба в прорези шкафчиков и стали переодеваться.

– Зачем разводиться-то? – Кейт уселась на деревянную скамейку, стоявшую вдоль стены, и стала стягивать с себя джинсы. – Только не говори мне, что собираешься выйти замуж за Зака! Этого я тебе точно не позволю. По твоему сценарию, одиночество – кратчайший промежуток между двумя браками.

– Ну уж, если ты будешь носить такие трусы, тебе точно никогда ни один брак не светит. – Я оттянула резинку ее панталон, купленных в универмаге «Маркс и Спенсер». В них никто и ничего никогда не проникнет. Эти трусы защитят тебя даже от пулеметного огня.

– Отвали от меня! Ты что, правда собираешься выйти за него замуж? Да ты что, коллекционируешь именно неподходящих тебе мужчин? Они ведь липнут к тебе как мухи! – Она совершила ответный жест и оттянула резинку моих стрингов. – Скажи, а эти трусы с подогревом? Ведь скоро зима. Как ты вообще их носишь?

– Упругие корсажи не очень-то удобны для любовной игры, – нанесла я ответный удар.

Кейт сняла позорные панталоны и сунула их в свой рюкзак.

– Хочу тебе сообщить, что петтинг – это для животных.

– А если кого-то не остановят твои трусы, то через лобковые дебри он уж точно не сможет пробраться. Твой лобок напоминает заросли плюща с теневой стороны дома. Интересно, когда же ты сбреешь свой лес?

– Она права, куколка, – с осуждением сказала Анушка. – Это не лобковые волосы, а каминный коврик.

– Пообещай мне, что не выйдешь за этого дворнягу.

– Может, мне придется выйти за него замуж, если мы поедем в Америку. Ну, чтобы получить грин-карту.

– А-а-а, – протянула Кейт. – И, конечно, тогда он сможет вернуться в Англию не как нелегальный иммигрант. – Впившись зубами в шоколадку «Кит-Кат», она одарила меня проницательным взглядом. – Теперь все ясно. Легко поймать рыбку, когда она без воды, понимаешь, Ребекка.

– …Я уж молчу про твои отложения, Кейт. – Я шлепнула ее по заду. – Какой смысл заниматься спортом, если потом ты обжираешься шоколадом? Хотя обжорство – это самый безопасный секс на свете…

– Это не отложения. – Она уверенно положила руки на бедра, – Это – хранилище протеина… Нет, но выйти замуж за Зака? Господи прости! Хотя что я? Все равно этого никогда не произойдет. Он не сможет расписаться в свидетельстве о браке. Да к тому же он еще несовершеннолетний!

– Да какое там хранилище протеина, в задницу! Наверное, внутри тебя сидит худенькая девочка и старается вылезти, Кейт, ты ее просто сожрала. А Зак вовсе не ребенок!

– Правда? Я думаю, он носит не пижаму, а ползунки. – Кейт натянула обтягивающие спортивные штаны, упаковав в них свои тяжеловесные ягодицы. – И вообще я вовсе не жирная. Просто чуть припухла от менструации.

– У тебя что, месячные четыре недели в месяц?

– Просто у меня ягодицы удерживают воду.

– Тихий океан должен был высохнуть после того, как ты в нем плескалась, куколка. – Просовывая длинные тонкие ножки в трико от Гуччи, Анушка не заметила грозного выражения на лице Кейт. – Понимаешь, Ребекка права. Тебе нужно начать следить за собой. Ты даже не пользуешься увлажняющим кремом. Твоя кожа напоминает чешую, так что у моей крокодиловой сумочки просто встает на тебя, – смело высказалась она.

– Да? Я думаю, это единственные признаки мужского возбуждения, которые присутствуют в твоей жизни последнее время!

Анушка перестала смеяться.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Вообще-то я ничего не собиралась говорить, но раз уж ты спрашиваешь…

Кейт схватила Анушку и, протащив через раздевалку, прижала ее вздернутый носик к окну тренажерного зала.

– Что? – раздраженно вопрошала Анушка. Кейт ткнула пальцем в тренажер для укрепления мышц бедер. Неуклюже развалившись перед зеркалом и расставив ноги, на нем восседал Принц Темноты собственной персоной.

– Дариус? А он-то что тут делает?

– Смотри лучше, дуреха.

– Это глупо. Я пойду поздороваться.

– Анушка. Как бы тебе это объяснить?.. Это, черт возьми, ситуация, в которой участвуют Кен и Кен, доходит?

– Что?

– Давай я попробую объяснить это на английском, – развивала свою мысль Кейт. – Твой муж забивает голы в ворота противника…

– О господи! – вскрикнула я. – Ты серьезно? Откуда ты знаешь? – От нашего дыхания запотело окно.

– Я не понимаю, о чем вы, – ныла Анушка.

– Кейт кажется, что у Дариуса немного странные сексуальные пристрастия.

Лицо Анушки все еще не выражало никаких эмоций, словно лист белой бумаги.

– Он морячок, плывущий против течения, – разразилась Кейт в нетерпении.

– Он не пройдет мимо ни одной попки… – добавила я.

– Он выпивает в таверне «Петушок» или баре «Мальчики-зайчики». – Кейт взорвалась от отчаяния. – Да, мать твою, он обедает в кафе «Анальные радости», дура!

Кровь отхлынула от лица Анушки. Тут мы увидели, как загорелый личный инструктор подошел к ее мужу, оттянул пальцем его трусы и притянул к себе. Дариус впился ногтями в ягодицы инструктора и проник языком в ухо этого Адониса.

– Мой муж цепляет мальчиков в Христианском союзе? – Она почти задыхалась.

– Несправедливо, правда? – сказала Кейт. – Я здесь подцепила только лишай.

Ноги Анушки ослабели, и она рухнула на меня.

– Но ведь он гетеросексуал.

– Знаешь, все они гетеросексуалы, – раздраженно выпалила Кейт. – Я наблюдаю за твоим муженьком уже не первый день.

– Я и не догадывалась… – запинаясь, промямлила Анушка.

Я нежно обняла ее худые плечи.

– А тебе не показалось странным, что на репетицию свадьбы он напялил платье невесты?

– Я думала, это просто шутка такая со школьных времен… – Анушка глотала слезы. – Он сказал мне, что в колледже они всегда переодевались в женскую одежду.

– А секс с ним случайно не напоминал «анальную рулетку»?

– Просто я думала, что он не хочет, чтобы я залетела, – хныкала Анушка.

Я закатила глаза. Вот еще одна проблема с англичанами из высшего класса – они просто не могут пропустить ни одного извращенца.

– И что ты теперь будешь делать? – спросила я Анушку успокаивающим голосом. – Ну, кроме того, что позвонишь Джеффри Дамеру?[23]

– Теперь я понимаю, почему его любимые фильмы – «Приключения Присциллы, королевы пустыни»[24] и «Какими мы были».[25] Ты думаешь, это повод для развода? – жалостливо спросила Анушка.

– Что повод для развода? То, что ему нравится «Какими мы были»? Я думаю, это хороший повод посмеяться, – ответила я ей.

– Но ведь я только что написала благодарственные письма! Они даже еще тепленькие! – всхлипывала Анушка. – А какой позор! Может, мы сможем и дальше жить вместе как ни в чем не бывало?

– Анушка! Твой муж явно гуляет на стороне, – убеждала ее Кейт.

– Так я его направлю в нужную сторону.

– Анушка, Кейт права. Ты представляешь, что это за ощущение, когда вы занимаетесь сексом и понимаете, что фантазируете об одном и том же человеке?

– О Томе Крузе, например?.. – уточнила она рассеянно.

– Разведись с ним. Послушаешь Ребекку, так уж точно кажется, что все это так чертовски просто.

– Я не могу. Он обдерет меня как липку. У меня не останется ни гроша.

– Он и так тебя обдерет, да еще и мозги оттрахает. Любовь за деньги не купишь, хотя, как видите, ее можно взять напрокат за почасовую оплату – сказала я, наклоняя голову в сторону Дариуса. Инструктор стоял на коленях между его ног. Якобы проверяя напряжение брюшных мышц во время приседаний, он скользил рукой по влажному животу Дариуса все ниже и ниже, норовя ущипнуть его за пенис.

Анушка рванулась к дверям. Мы с Кейт дернулись за ней. Но догнать не успели. В первый раз я увидела, как Анушка действительно упражняется. Когда мы добежали до тренажерного зала, красный от стыда Дариус, запинаясь, выдавал типичные извинения. 1) Я думал о девушке – о тебе, в смысле. 2) Ты не гей, если не целуешься. 3) Просто в спортцентре мало женщин. 4) Мне было любопытно. 5) У каждого мужчины в жизни бывает хотя бы одно гейское увлечение, вспомни Толстого, Вольтера, Черчилля… 6) Я звоню своему адвокату.

Нас стало двое. И теперь я знала точно: причиной развода определенно является брак.

25

Предупреждение. Эти позы в сексе не для новичков. Лучше не пробовать их в домашних условиях

Если вы обладаете харизмой смазливой куклы и являетесь отпрыском брата и сестры, ваши шансы в мире рок-н-ролла только удваиваются.

Вот о чем я думала, впервые познакомившись с группой Зака. Кроме Зака в ней был главный гитарист Ас (злой тип), бас-гитарист Мистер Ди (серьезный и честный) и ударник Скунс (непременный шутник). Когда я вошла в офис Ротти, они сощурились и отскочили от света, словно червяки, потревоженные лопатой. Это была не музыкальная группа, а восьминогий кишечный паразит.

– Вы случайно не видели Закери?

Они общались на своем рок-н-ролльном языке и увязали в каких-то бессвязных звукосочетаниях, вроде «да-ну-ты-тварь» или «есть-че-курнуть».

Отчаявшись привести в порядок квартиру Закери, я все-таки уговорила его переехать. Но он пропустил свидание в офисе агента по недвижимости, и я решила поискать его в студии. Роттерман единолично правил этим феодальным владением. В его офис едва можно было пробраться, разгребая шприцы и упаковки от чипсов на шаткой лестнице. Постучав в дверь с надписью «Ротвейлер Рекордз», я испачкала пальцы свежей краской. Ну и денек!

– Ну… видели вы его или нет? – не сдаваясь, спросила я еще раз.

Музыкантишки так усердно переваривали мой вопрос, что их темные вихры пружинили на головах… Но кроме перемигиваний и диких «че-че-она-там» ответа я не добилась и уже собралась было искать Зака под половицами, когда с демоническим кряком дверь открыл сам Роттерман. Заметив мое присутствие, он резко остановился. Неубедительный хохолок, прилизанный набок, красовался на его голове. Лысым он выглядел неказисто. Но теперь и вовсе не поддавался описанию.

Я громко засмеялась.

– А что это, черт возьми, у тебя на голове? Похоже на коровью лепешку, раздавленную трактором.

Роттерман перекатывал сигару слюнявым ртом. Он заговорил:

– Зак занят… На всю оставшуюся жизнь, врубаешься? А это, – сообщил он группе, тыкая грубым крючковатым пальцем в мою сторону, – шлюшка Зака. Думаю, вы заметили ее в качестве отдельной статьи бюджета в течение уже до'ольно долгого времени.

– Я независимая, работающая женщина, и прошу не причислять меня к невосполнимым издержкам, – ответила я надменно.

Он закинул свою толстую ногу на ручку мягкого кресла.

– Тебе что-то говорят слова «Йоко Оно»? – произнес он, растягивая слова.

– А тебе – «агент-потаскун»?

Я уселась на виниловый диванчик, заклеенный в нескольких местах скотчем.

– Закрой пасть. Я решил остановиться на образе Ленни Кравица, и старая изношенная подстилка явно не входит в мои планы. Ты ж видела газеты.

– Видела я эти газетенки, но настоящая пресса намного более прозорлива.

– Да можешь отсосать, поняла? Шишки самого высокого, черт подери, уровня из звукозаписывающей компании сказали мне прямым текстом, что Заку нужен настоящий имидж. Будем действовать во всех направлениях. Пригласим настоящего поэта для текстов песен. А потом он может заняться рекламой «Пепси» или «Найк» и заручиться их финансовой поддержкой, вот такие у нас мегапланы. Думаю, может, даже подкорректируем ему нос. Губы подправим. Сделаем кожу чуть светлее.

Я в ужасе смотрела на него. Честно говоря, еле сдерживаясь, чтобы не выблевать обед на его туфли.

– Бля, да «Би-Джиз» согласились ради карьеры на кастрацию. – Он еще раз зажег сигару.

– Если я смолчу, ты отрежешь ему член, хотя бы метафорически. Это заставляет совсем по-другому посмотреть на выходное пособие, – выстрелила я в ответ. – Кстати, о деньгах, почему диски Зака продаются, а он до сих пор на голодном пайке? Дополнительный сандвич с креветками кажется очень скромной компенсацией за ту нещадную эксплуатацию, которой ты его подвергаешь. Если уж тебя так волнует его имидж, оплати тогда его новую резиденцию, куда я как раз собираюсь с ним переехать.

Роттерман щелкнул пальцами, и происходящее стало напоминать сцену из фильма «Парк Юрского периода». Дэнни де Лито встал за его спиной. Его тело выглядело еще более внушительно, чем в прошлый раз. Кажется, меня действительно захватили инопланетяне.

– Как известно из печального опыта других, на дне Темзы до'ольно холодно, по'имаешь, о чем я, – заметил Роттерман, выковыривая вчерашний ужин из желтых клыков. Да уж без шуток. Агент Закери обладал истинным обаянием киллера-мафиози, возможно, потому что и был им.

– Не выпрыгивай из своих полиэстеровых штанов. Почему бы Заку не решить самому?

Я направилась во внутренние комнаты, выкрикивая имя Зака, и обнаружила его на кухне, где он сидел, уставившись в контракт. Двое мужчин в костюмах от Армани нависли над ним. Пиджак номер один схватил ручку, словно шприц для подкожных инъекций, и бросил ее в Зака.

– Так-так, значит, это твой контракт с фирмой грамзаписи. – Я взяла его двумя пальцами, словно он был радиоактивен. – Так вот как пахнут грязные деньги. На твоем месте я не стала бы подписывать, пока его от корки до корки не прочтет адвокат.

– Бля, – задыхаясь, рявкнул Роттерман позади меня. – Не подписывай, если не хочешь продать, ну, газиллион дисков. – Он вырвал контракт из моих рук и швырнул на стол. – А ну подписывай, мать твою!

Зак перевел взгляд с меня на Роттермана, в его глазах была неуверенность.

– Да она ж те'я дурит, как Далила Самсона, по'имаешь? Ты теряешь силы, свой животный магнетизм…

– Но разных паразитов это от него не отталкивает… – мимоходом заметила я, сердито глядя на Роттермана.

– Ну?.. – нетерпеливо спросил пиджак номер два.

– Не знаю, Бек. Ротти же в этом понимает… У него уже тонны таких контрактов, и все такое…

– Уж в этом я не сомневаюсь.

– Подписывай же, так твою растак, – прошипел Роттерман. – И будешь продавать свои альбомы тоннами, понял?

– Подписывай, и будешь всю оставшуюся жизнь кланяться: «Да, сэр», «Нет, сэр», «Готов лизать вам задницу, сэр», – предупредила я Зака.

– Закрой пасть!.. – Он толчком усадил Зака на стул. – Подписывай давай!

– Они хотят найти тебе песенника. Если ты действительно меня любишь, не делай этого, Зак.

Роттерман распахнул выдающиеся вперед челюсти.

– Да как ты мог трахнуть эту псину?

– Зато я неплохо умею вынюхивать багаж в аэропортах и еще…

Меня прервал Зак, замахнувшись на своего агента. Его мощный торс, нависший над Роттерманом, казалось, занял полкомнаты. Роттерман, до этого момента прикидывавшийся твердым орешком, внезапно сник, превратившись в маленького провинившегося мальчика. Он пресмыкался, бормотал что-то с глупой улыбкой, завывая, молил Зака о прощении. Как все злодеи, Роттерман наверняка выплакивал ведра слез на похоронах и встречах выпускников. Не удивлюсь, если он любил животных.

– Поехали искать квартиру, – объявил Закери, поворачиваясь спиной к этому саблезубому червю и ведя меня за руку к дверям.

Первый раунд: один-ноль в мою пользу, подумала я и с легким сердцем последовала за ним.

* * *

Оставшуюся часть дня мы провели, тычась носом в чужие квартиры в районе Сент-Джонс-Вуд. Мы узнали много нового: «уютный», оказывается, означает «маленький»; «приятно прохладный летом» – «темный и холодный»; фраза «дом сохранил некоторые особенности своего изначального вида» может быть расшифрована как «неотремонтированная помойная яма». А еще мы узнали, что агента по недвижимости можно уговорить остаться в машине и разрешить нам осмотреть дом самим, чтобы якобы «остаться с ним наедине», то есть наедине друг с другом.

В доме на Серкус-роуд Зак уложил меня на кухонный стол, измазал ледяной крошкой, а потом писал любовные непристойности кусочком льда на моем теле.

– Надо бы повесить тут голубую табличку с надписью: «Мы тут спали», – задыхаясь, предложила я, когда он переставил зеркало, чтобы я могла наблюдать, как мы занимаемся любовью.

К концу дня мы могли увесить такими табличками полгорода.

Наконец-то в двух шагах от Эбби-роуд, на которой располагались все крупнейшие студии звукозаписи, мы нашли отличное место.

– Четыре ванные комнаты! С нашим сексуальным пылом мы вообще не будем вылезать из ванны. Я буду самым чистым человеком на свете, – сказала я Заку.

– С самыми грязными помыслами.

– Думаешь, наши отношения – только секс? – спросила я, когда он усадил меня голой с завязанными глазами на стул, раздавил у меня между ног персик, а потом слизал этот фруктовый салат языком.

Я даже отказалась от косяка, который Зак прикурил после нашего соития, боясь, что под кайфом забуду, насколько я счастлива.

– Поехали со мной в турне, – попросил меня Зак по дороге в офис Роттермана. Агенты запросили такой аванс, что по сравнению с ними сам Билл Клинтон выглядел невинностью, словно дал обет безбрачия.

– Закери, я готова проводить с Роттерманом хоть сколько-нибудь своего свободного времени только в одном случае – если нас обоих похитят террористы Бен Ладена. К тому же я не могу бросить все ради мужчины.

Ничто, подумала я, не может заставить меня отправиться с ним в турне.

* * *

– Как здорово! – прокукарекала Селестия своим тоненьким писклявым голоском, когда мы без предупреждения вошли в офис. В этот момент она подписывала контракт с Роттерманом. Все, что от нее требовалось по контракту, – просто маячить за сценой.

– Наши знаки Зодиака фантастическим образом сходятся. Так что в дороге все будет великолепно.

– В дороге? – старалась я скрыть ревнивые нотки.

– Смотри, Зак, – Селестия высунула розовый язычок и показала круглую металлическую сережку-гвоздик. – Я для тебя проколола.

– Гноящаяся дырка на языке, да еще с сережкой не очень-то способствуют минету, – констатировала я, пока все мужчины в офисе просто истекали слюной, глядя на нее.

– Если ты хотела продырявить себе голову – неважно, в каком месте, разве не проще воспользоваться автоматом АК-47?

– Так тяжело быть красивой, – доверительно сказала Селестия группе. – Бабы так и норовят тебя убить.

– Это легко можно организовать, когда мы будем в турне, – парировала я.

Роттерман скорчил кислую мину.

– Мы?… Разве ты не «независимая, работающая женщина»? – колко отозвался он, показывая мне средний палец.

– Здорово, моя милая! – Зак поцеловал меня. – Разве эт' не здорово?

– Здорово? – ответила я неуверенно, представляя, что скажет на это Кейт.

Второй раунд: один-ноль в пользу Жирного Мерзавца, уныло подумала я.

* * *

Кейт оглядела меня уничтожающим взглядом.

– Позаботься о том, чтобы Зак сидел у окошка, и не забудь взять соску и горшок, а то он описает весь автобус. Вы ведь поедете на автобусе, потому что ему, наверное, еще рано летать. По крайней мере, без сопровождающего лица.

Но когда поздно вечером я паковала вещи, во мне действительно проснулось волнение. «В дороге» звучало так захватывающе, так романтично, как у Керуака. Разве это не мечта каждой женщины? Превратить гостиничный бассейн в огромную чашу с пуншем и нырять в нее? В одежде. С балкона второго этажа. Подогретые выпитой текилой дурашливые танцы на рассвете, пьяное распевание тут же срифмованных куплетов, которые потом превратятся в песню. Просыпаться в середине дня и протестовать, что нужно так рано вставать. Необузданность и непокорность!.. Господи, надеюсь, что в номере будет фен для волос. Конечно, будет. Да в этих пентхаусах даже на стульчаке в туалете уместятся шестеро.

* * *

Только я закончила паковаться, как позвонил Джулиан.

– Отправляешься в турне, значит? С группой умственно отсталых рок-музыкантов? Да уж, интересно – не хуже, чем дневной эфир болгарского телевидения.

– Ты говорил с Кейт? – осведомилась я. – Поэтому и звонишь?

– Звоню, потому что у меня есть для тебя новости. Я навел кое-какие справки насчет своего бывшего клиента господина Роттермана и его невероятно бесталанного протеже. Так вот, у воспитателя твоего красавчика довольно серьезные связи с нью-йоркской наркомафией. Возможно, в Америке он даже в розыске за рэкет. Почему, как ты думаешь, Роттерман притащил группу в Англию? Это не шутки, Ребекка. Одному из его бывших партнеров шьют уголовное дело за убийство первой степени.

– Джулз…

– Бекки, юридический адрес его фирмы – портовая пристань. А ты знаешь, что Роттерман сам затеял это дело о непристойности? Чтобы сделать группу популярной, конечно же.

– Так почему ты не сообщишь об этом властям?

– Потому что это будет нарушением договора о конфиденциальности между клиентом и адвокатом. Я не готов нарушить профессиональное обязательство даже после смерти клиента, которая, как мне хочется верить, наступит довольно скоро.

– Ты с ума сошел, Джулиан! Я знаю, ты все это просто выдумал.

– Ради твоего же собственного блага пообещай мне, что будешь держаться от него подальше. Поклянись, что это будет так, Бекки… И в отличие от свадебных клятв, надеюсь, эта будет настоящей.

– Как твой рак? – резко спросила я.

– Ладно. – Его голос заледенел. – Тогда иди по кривой дорожке. – Он повесил трубку.

Я выкинула его предостережения из головы. Меня ожидала великая вакханалия. И отказываться от нее я не собиралась. К тому же ходить по кривым дорожкам я умела лучше всех. По-моему, ты никогда не узнаешь, на что способен, пока сам не попробуешь.

26

Темная сторона струны

Вот почему рок-н-ролльные группы отправляются в турне: там никто не подозревает, какие они лузеры дома, а дома никто не знает, какие они лузеры в турне.

Несмотря на то что Закери стал обладателем премии «Открытие года», Роттерман забронировал для группы самые отвратительные гостиницы, которые отвергла даже Армия спасения. Выступления же должны были проходить в клубах, напоминавших общественные туалеты, а прямые трансляции на кабельном телевидении – в перерывах между рекламными роликами о средствах против дурного запаха изо рта.

В течение всего ноября группа колесила по Англии. Проведя несколько дней в автобусе, мы выглядели как потерпевшие кораблекрушение.

Страдая от геморроя не меньше, чем германский канцлер Гельмут Коль, я скучала больше, чем следовало, по уютному отапливаемому «саабу» Джулиана. Но как только мы выходили из автобуса, мне очень быстро снова хотелось обратно. В Манчестере мы остановились в такой гостинице, что ночевка на коровьем дерьме под фургоном показалась бы ночью в пятизвездочном отеле.

Хотя сказать, что мы спали, было бы слишком самонадеянно. Отдохнуть было вообще невозможно – какое-то насекомое постоянно пялилось на меня в темноте, моргая миллионами глазенок.

Если, пока я была в душе, в туалете никто не спускал воду, можно было считать день удавшимся. Трехразовое питание чипсами из автомата и просмотр старых матчей по бадминтону между командами Румынии и Северной Кореи помогали коротать время, которое летело так, словно прошло два или три года.

Но уехать я не могла. Восхитительную Селестию наняли для создания в средствах массовой информации легенды о том, что у них с Заком любовная связь, и она старалась демонстрировать свои таланты не только на публике. Когда в автобусе следует фанатка группы, можно с уверенностью сказать, что ее услуги доступны всегда.

Когда Зак хотел вернуться ко мне на ночь, Селестия делала так, чтобы вечеринка продолжалась у нас в номере. После неудачного выступления в Бристоле она притащила к нам целую толпу поклонников, сияя, как ведущая телешоу.

– Вообще-то этот номер вмещает меньше двухсот человек, поэтому происходящее здесь не только опасно, но и, возможно, незаконно, – сказала я, ни к кому конкретно не обращаясь, когда Селестия задрыгалась в танце. На ней было платье, обнажающее такие части тела, которые позволительно видеть только гинекологу.

Роттерман закатил глаза. Чем больше я ворчала и бранилась, тем с большим усердием он вскармливал эго Зака. Вырезал маленькие газетные заметки и выкладывал их, как пикантные декоративные закуски, на блюдце. Обсасывал каждое интервью. Заключал Зака в объятия и баловал, как ребенка. Закери нравилось такое внимание, и у него просыпался аппетит.

– Я же говорил те'е, что баба в турне – плохая примета, Зак, – торжествовал Роттерман. – Как можно доверять существу, которое пять дней истекает кровью и не сдыхает?..

Я ретировалась и, выйдя из номера в убогий коридор, посмотрела на часы. Еще не было и шести утра, но я решилась позвонить Анушке.

– Правда? – зевнула она на другом конце провода. – Ты еще не ложилась? Наверное, обалденно проводишь время, куколка!

– Что? О да! Я отгадала десяток кроссвордов и шестьдесят восемь раз обыграла сама себя в эрудит.

– Но гостиницы, наверное, шика-а-арные, правда?

– Вообще-то я стою у окна в коридоре и наслаждаюсь видом мусорных бачков с токсичными отбросами.

– Ты говоришь так, чтобы мне не было обидно. В турне! Боже мой! Должно быть, это очень весело!

– Ну, если ты считаешь, что весело, когда при проходе через металлический детектор на местном телевидении у одного из участников группы звенит крайняя плоть и его раздевают чуть ли не догола на глазах у девочек-фанаток, тогда да. А у тебя-то как дела? – Я опустила еще несколько монет в телефонный автомат. – Дариус признался, что он голубой?

– Его новый друг – стюард. Он делает для него все, кроме составления цветочных композиций.

– Так разведись с ним.

– Не могу, куколка. Он требует палимонии.[26] Совершили ошибку оба, а заплатит за нее только один. Мне стыдно в этом признаваться, но вы с Кейт были совершенно правы на его счет.

– Кстати, о Кейт, не могла бы ты пару раз зайти в институт и произвести маленький беспорядок у меня на столе? Поставить чашку на стол, выключить свет в шесть часов, создать видимость, будто я периодически появляюсь? Я сказала, что меня не будет всего-то пару недель…

Деньги в автомате кончились. Я слушала тягостные короткие гудки. Так и не успела сказать, что соскучилась. За гостиничными окнами бледнело декабрьское небо. Я наблюдала за прохожими, которых сносило ветром. Они неуклюже шагали к станции метро. Мужчины в костюмах в тонкую полоску. Как у Джулиана. Мой возлюбленный оставлял меня в одиночестве слишком надолго, и в эти часы я начинала скучать по Джулиану. У меня появилось искушение достать еще монеток и позвонить Джулзу, просто чтобы убедиться, что у него действительно ничего серьезного, всего лишь очередная трещина в заднем проходе. Я хотела, чтобы он знал, что я о нем беспокоюсь, но боялась разжечь в нем неоправданные ожидания. Но как? Решила послать ему булочек с отрубями. В качестве оздоровительного подарка. Невозможно же расценивать булочки как любовный жест.

Онемевшая от усталости, дотащилась до нашего номера. Я готова была кого-нибудь нанять, чтобы он получал удовлетворение от оргазмов. Открыв дверь, выключила музыку и выдернула Селестию из моей кровати.

– Не знаю, как тебе сообщить, Селестия, но оральный секс – это не вид спорта, он не нуждается в зрителях. Чтобы через две минуты все поклонники убрались, не то я собственноручно выкину всех отсюда – счета за сломанные конечности оплачивает менеджер группы, – скомандовала я, распахнув дверь в ванную. Скунс скрючился на полу. Ротти развалился на закрытой крышке унитаза, на его коленях стояла коробка из «Макдоналдса», набитая пакетиками с белым порошком.

– А, так вот чем вы питаетесь – да это целый комплексный обед.

– Это лекарство от моей чертовой болезни, умница, – прорычал Роттерман.

– Реальность ты называешь болезнью?

– Носовой диабет, – сказал он щеголевато, кивнув Скунсу, – и нам обоим срочно нужно подлечиться, правда, дружок?

Роттерман захлопнул дверь у меня перед носом, но краем глаза я увидела, как тощую руку ударника перетянули жгутом и игла вошла в его пятнистую, покрытую синяками кожу.

– Я хочу, чтобы вы все – слышите? – убрались из моей комнаты! – прокричала я. – И прямо сейчас.

– Как можно не любить женщин, которые так открыто говорят то, что у них на уме?.. – саркастически произнесла Селестия.

– Это потому что у меня есть ум, – оборвала я.

Как только последние отбросы человечества выволоклись в коридор, в номер вошел Зак с новой пачкой сигарет.

– Скажи мне, ты никогда не думала вести переговоры с заложниками, учитывая твои великолепные, мать их, навыки дипломатии?

– Я не могу этого больше выносить, Зак. Посмотри на меня! От всех этих тухлых кебабов и орешков моя кожа стала бледной, как у заключенного, полжизни отсидевшего в тюрьме. Я уже несколько недель не видела дневного света. Скоро мне придется спать, свисая с потолка вниз головой.

Зак рассмеялся.

– Послушай, мы же в турне. Все не так уж плохо. По крайней мере, мы научились некоторым вещам. Кошачий корм например – основа для карри всех придорожных английских кафешек, – усмехнулся он. – Пойдем завтракать.

Он повел меня в кафе на территории судоремонтного завода. Его серо-коричневые стены были оклеены пожелтевшими фотографиями экзотических мест. И в этом был своеобразный трагизм. Мы так долго ждали, когда принесут тефтели, словно их везли из Неаполя. Я отважилась на улыбку, которая вышла только наполовину, оборвалась и превратилась в долгий страдальческий вздох.

– Так что именно те'я тревожит?

Я обвела рукой все, что нас окружало.

– Эти бесконечные облеванные буфеты – раз. За сценой я вижу такое, что преследует меня в ночных кошмарах – это два. Убогие номера в гостиницах с наэлектризованными нейлоновыми простынями, – да у меня волосы на лобке вот уже неделю стоят дыбом. А еще этот вечный пердежный туман в автобусе. Особенно Роттерман. А про группу я вообще молчу…

– Нормальные парни. – Зак пристально и дерзко смотрел на меня своими кошачьими глазами.

– Нормальные? Да их главное развлечение – через замочную скважину нассать в горшок с цветами.

– Знаешь, если те'е так все это не нравится, отправляйся-ка ты в Лондон, – сказал он.

– Да уж, конечно. – Я глотнула яблочного сока, который был таким теплым, что в нем можно было брить ноги. А ты поедешь дальше вместе с женщиной, которая только входит в комнату, как у всех мужиков эрекция на три месяца вперед, это, конечно, совсем не повод сомневаться в твоей верности, я понимаю, но если тебе все равно, я, пожалуй, останусь.

Закери откинулся назад, и на его лице появилась знаменитая медовая усмешка.

– Что? Ты думаешь, я могу тебе изменить? – сказал он кошачьим голосом. Серая вода на причале чувственно хлюпнула.

– Закери, дорогой мой, твой пенис всегда готов к празднику.

– Но она мне не нужна. Зачем, когда у меня есть ты? – шаловливый мальчик озорно посмотрел на меня, и снова эта чуть кривая усмешка и эти взъерошенные волосы. Его хотелось съесть, по крайней мере, намного больше, чем те две тарелки со спагетти и тефтелями, которые грохнули на стол перед нашими носами. Мы с сомнением на них уставились.

– С чем мадам предпочитает собачьи яйца? – спросил Зак, накалывая на вилку тефтель и сжирая его целиком.

– Но ты же хочешь ее. Каждый раз, когда вы видитесь, начинается энергичный обмен слюнными выделениями.

– Это ниче'о не значит… ничего, – поправился он. – Просто в контракте со звукозаписывающей компанией указано, что мы все время должны целоваться. И флиртовать. Мне только надо дразнить ее клитор, и все, – пошутил он. Я съежилась.

– Еще и поэтому я не могу тебя оставить. Ты сразу же скатишься до своих лингвистических грубостей.

– Оставь-ка мою туземную речь в покое! – улыбка едва скрывала его раздражение.

– К тому же, если я уеду, кто будет за тебя думать?

Зак ощетинился.

– Ты моя любовница, а не хозяйка. Понимаешь, о чем я? Мое мнение…

– Как меня бесит, когда ты все время говоришь «понимаешь, о чем я»… Если мне потребуется твое мнение, я тебе скажу, понимаешь, о чем я? – Я вонзила пластмассовую вилку в холодный тефтель.

– Мне начинает надоедать это дерьмо, – сорвался Закери. – Надоели постоянные наставления. – Он резким движением рванул джемпер и снял его через голову. – Скоро мне потребуется футболка с надписью «Меня одевает подружка». Хотя, по большому счету, ты мне даже не подружка, а жена какого-то другого парня.

– Бывшая подружка, – сказала я, отводя глаза. Смотреть на его торс, теплую и гладкую кожу было так же опасно, как наблюдать солнечное затмение без очков.

Это была наша первая ссора. Направляясь в гостиницу, я поняла, что единственный способ выжить в турне с рок-группой – дозировать испытываемый ужас.

По счастливой случайности, именно в то утро язык Селестии загноился от пирсинга. Ей было очень больно, и в течение следующих четырех недель ничего нельзя было брать в рот, кроме теплой подсоленной воды, поэтому отказаться от продолжения турне не представляло для меня больше никакой опасности.

Синхронное плавание в бассейне из нашего пота нас примирило, но в поезде по дороге в Лондон мне пришлось подавлять в себе чувство растущей паники. Я отчаянно цеплялась за мысль, что до сих пор люблю Зака, просто не принимаю стиль его жизни. И как только он станет настоящей звездой, мне уже не придется видеть на своей подушке раскрошенные шоколадки «Кэдбери».

Железнодорожные пути окаймляли еловые иголки цвета ржавчины. Открыв промытое дождем окно, я почувствовала терпкий запах опавшей листвы, и меня окутал туман меланхолии. Поезд ворвался в туннель, и я осознала, по какому тонкому льду скольжу. И какие темные воды под ним. Я почувствовала, как на поверхности уже образовалась трещина, но было слишком поздно идти обратно, и я продолжала скользить дальше.

27

Мы расстаемся до развода

Лед треснул быстрее, чем я ожидала.

– Куда сначала, куколка? – Встретив меня на вокзале Ватерлоо, Анушка ехала через предрождественский город, не всегда удачно сочетая первую передачу и задний ход.

– К доктору.

– Боже мой. Ты заболела?

– Да, у меня периодически случаются приступы всего, что доктор посчитает правдоподобным для указания в справке, которую я вручу Кейт. Необходимо объяснить причину моего отсутствия на работе в течение шести недель.

Доверие Кейт висело на волоске.

Только я успела влететь в свой кабинет, как услышала Кейт. Она неслась через приемную, словно буря.

– Где ты была, мать твою?.. Я отпустила тебя только на две недели.

– Не поверишь, проблемы с менструацией. – Это безотказно работало с другими начальниками.

– Да нет у тебя никаких месячных. Ты просто прогнившая сучка. Точка. – Она сбросила на пол папки, которые я разложила на столе. – Это самые продуктивные двадцать секунд, которые были в твоей жизни после знакомства с Закери. Предупреждаю тебя, Бек, больше я не могу за тебя врать. Еще один прогул, и правление тебя уволит.

– Правление? Разве ты меня не прикрыла?

– Да, но у тебя недостаточно пальцев на ногах и руках, недостаточно зубов, кишок и глаз для всех педикюрщиц-маникюрщиц, эндокринологов и офтальмологов, к которым ты наведываешься в последнее время. Да чтобы тебя на всех врачей хватило, твое туловище должно быть длиной от Лондона до Парижа.

– Ты не можешь меня уволить! Я только собиралась попросить выдать мне аванс на десять лет вперед.

– Не корчи из себя бедного художника, из тех, что прозябают на мансардах.

– Я и не корчу… У меня даже на мансарду денег не хватит. По крайней мере до развода уж точно. И как Джулиан это воспринял? Что я требую развод?

Она выбила дробь по моему обшарпанному столу.

– Спокойно и рационально, как и следовало ожидать… Последний раз, когда я его видела, он ездил на машине по твоему свадебному платью – туда-сюда.

– Так что он сказал?

Кейт вздохнула.

– Он сказал, что испытывает отвращение, представляя тебя голой в объятиях низших форм жизни. Сказал, что брак пробуждает самые низменные инстинкты…

– Значит, он согласен?

– А также самые высокие помыслы.

– И что это значит? Не согласен?

Кейт закатила глаза.

– Может, тебе аннулировать брак по причине недееспособности невесты и невозможности считать подписанное ею заявление действительным?

– Да, с такими друзьями, как ты… И что он еще сказал?

Кейт села на край моего стола.

– Чтобы иметь право на развод, тебе нужно быть замужем год. Поэтому ты еще не можешь уйти с работы. Но, поверь мне, если ты хочешь забрать что-либо из своего старого дома, лучше сделать это сейчас. В процессе развода мужчины становятся настоящими уродами.

Вздыхая в мобильный телефон, в дверном проеме появилась Анушка. Она приветствовала нас, изнуренно помахивая наманикюренной ручкой.

– Да как ты можешь так думать о Джулиане? Он не способен на подлость.

– Конечно, пока он на первой стадии. Страдания, фразы вроде «вернись-ко-мне-пжлст-я-кусок-дерьма». Но вскоре он вступит во вторую фазу под названием «ах-ты-сучка», а после нее будет «все-ба-бы-суки». А потом «все-бабы-суки-но-трахнуть-можно». И наконец наступит стадия номер пять, когда ты получишь приглашение на свадьбу. Подумай, как ты себя почувствуешь, когда у Джулиана появится другая?

– Да он помешан на работе и одевается в кожаные трусы. Кому такой нужен? – пошутила я.

– Он может дать объявление. – Кейт вещала, как настоящий адвокат дьявола. – «Продается муж. Была только одна аккуратная владелица».

– По крайней мере, теперь я знаю, что удерживает супругов от развода, – вздохнула Анушка, оторвавшись от своей телефоносережки. – Траты на бракоразводный процесс. Я только что разговаривала со своим юристом. Дариус определенно хочет очистить мой кошелек. Он настаивает, чтобы я оплатила его поездку в жаркие страны, ведь он должен оправиться от сокрушительного удара, который я ему нанесла. Причем поедет он со своим новым любовничком Норбертом, меняющим в гостинице полотенца, вы можете в это поверить?.. Попкодранец! – воскликнула она, покраснев от собственных лингвистических дерзостей.

А я никак не могла поверить в предсказание Кейт.

– Много ты понимаешь в мужчинах! – ответила я вспыльчиво. – О чем ты вообще?

– Последний раз говорю тебе, Бекки. Не я забила на секс, секс забил на меня. Понятно? Тебя это делает счастливей? – сказала она уныло. – Так что помолчи лучше. Договорились?

В кабинете стало угнетающе тихо – ее несчастное признание переваривалось присутствующими. Кейт протопала к двери.

– Господи! Как бы я хотела развестись со своими лучшими подругами, мать вашу.

Но Кейт ошибалась насчет Джулиана. В этом я была уверена на все сто. Он был само благородство. Непоколебим в честности и великодушии. Адвокат по защите прав человека, в конце концов. И никогда бы не поднял на меня меч правосудия.

* * *

– Он поменял замки! Не могу поверить!

Мы стояли у ворот дома, в котором я еще недавно жила с Джулианом. Почти в полночь накануне Нового года. Чуть раньше я решила никаких новогодних желаний не загадывать. Но теперь, когда мы с Анушкой стояли у дверей и волна унижения была на подходе, новогодние решения проносились у меня в голове: меньше ходить на вечеринки, поддерживать Международную организацию мира и… пусть мой ключ повернется в этой чертовой замочной скважине.

Мы провели первую часть вечера на новогодней вечеринке Дариуса, слишком напоминающей «Клетку для сумасшедших»,[27] и Энни предложила направиться куда-нибудь еще. Зак выступал в Абердине. Алкоголь вселил в меня мужество, и я решила отправиться по местам былой славы. Анушка предложила довезти меня до нашего с Джулианом дома.

– Ты слишком пьяна, чтобы вести машину.

– Конечно, я могу вести машину. Черт, а что еще остается, если идти я уж точно не в состоянии, правильно?

– Если бы Кейт была с нами, она могла бы сесть за руль, – сокрушалась я, когда мы ввалились в машину. Кейт отказалась прийти на новогоднюю вечеринку по случаю Миллениума. Она сказала, что не видит особого повода праздновать наступление нового века, когда старый принес Холокост, Хиросиму и водородную бомбу.

– Не надо так круто поворачивать, куколка! – завопила Анушка, когда мы почти стерли с лица земли Мраморную арку. – Из меня все выльется!

– Энни, вообще-то за рулем ты.

На меня нахлынула волна ностальгии, когда мы, подпрыгнув, остановились у моего старого увитого плющом дома, но за ней тут же последовал испуг: я поняла, что Джулиан запер дверь и не собирается меня впускать.

Я стала бесконечно трезвонить в дверной звонок. Постучала в дверь. Всматривалась в окно жилой комнаты. Рождественская елка, или, как Джулиан называл ее, «садоводческий атрибут праздника», все еще стояла, а розовые и серебряные бумажные гирлянды беспорядочно свисали с люстры, словно паутина гигантского паука, объевшегося кислоты. Рождественские украшения? Прошла уже неделя после Рождества?! Что же случилось?

Я позвонила еще раз. Ответа не последовало. Без пяти двенадцать. Джулиан никогда не ложился так рано. Ему до рассвета надо было спасти от вымирания еще, как минимум, десяток жителей какого-нибудь племени. К тому моменту, как он наконец откликнулся, у меня на пальце образовалась вмятина от кнопки звонка. Он не открыл дверь, а заговорил со мной через щель почтового ящика.

– Твои пожитки с той стороны дома, Ребекка. А рождественский подарок – под кустом рододендрона.

– Можно мне войти?..

– Нет.

– Это твое новогоднее решение? – спросила я с деланной веселостью. – Быть таким гадом?.. Ну же, Джулз. У меня уже сиськи замерзли. И я просто умираю от голода.

– Извини, но все, что я подаю, – это заявление о разводе.

– Что? – Припав к почтовому ящику, я увидела разрез его шелкового халата и голое колено.

– Если ты намерена валять дурака, Ребекка, зачем тебе мешать? Да, я согласен на развод. По причине твоего безрассудного поведения.

Безрассудного? Он хоть раз по-настоящему смотрел на Закери? Было бы безрассудно не завести роман с таким мужчиной.

– И твоего бездушия. В форме булочек с отрубями.

Понятно. Антиромантический подарок сработал. Тяжелые клубы пара повисли во влажном воздухе. На ступеньках был страшный холод. В болезненном свете уличного фонаря мы с Анушкой выглядели серыми и безликими.

– Отлично, – сказала я ровным тоном.

– Хорошо.

Я представляла этот момент уже сотню раз и думала, что буду ощущать грусть и раскаяние, ну, секунды две с половиной, а потом все улетучится, словно снег упадет с крыши. Но вместо этого непонятно откуда появился неприятный осадок, меня атаковали воспоминания о симбиозе, которым мы наслаждались. Я принялась вычислять, сколько гектаров меда намазала на его тосты, сколько пар носков сложила и сколько жилетов вывернула на лицевую сторону, сколько ушных волос подстригла. Я даже вычислила количество омертвевших клеточек его кожи, которые убрала пылесосом за все эти годы.

Ностальгия – странное чувство, в свете которого то, что происходило, кажется в миллионы раз прекраснее, чем на самом деле. «Старые добрые времена» – эта фраза существует только потому, что у людей слишком плохая память. Вот что я говорила себе, снимая обручальное кольцо с сапфиром и отправляя его в почтовый ящик.

– Тогда спокойной ночи, – сказала я, – с Новым годом.

– С Новым годом, – машинально ответил он.

Шелковая пижама, дом, аккуратно украшенный блестящим «дождем» и серпантином…

– Ты не думаешь, что у него кто-то появился? – спросила я Анушку, остановившись вдруг как вкопанная, когда мы тащили мои пожитки до Анушкиной машины.

– Гетеросексуальный мужчина, живущий в Лондоне и неплохо, прямо скажем, живущий. Думаю, его уже должны были разорвать на части и распродать, куколка.

Бросив на землю коробку, я схватила ее за руку.

– Тебе нравится Зак?

– Да, он милый.

– Скажи мне честно. Я маюсь дурью? Я слишком стара для него, да?

– Нет. – Струйка ее дыхания растаяла в зимнем воздухе.

– Пожалуйста, Энни. Больше всего в нашей дружбе я ценю прямоту.

– Хорошо, он слишком молод. Ты определенно маешься дурью.

– То есть тебе кажется, что я слишком стара для него, ха! А когда ты в последний раз смотрелась в зеркало, мисс морщина?

Я метнулась к рододендрону, чтобы найти предназначенный мне рождественский подарок. В черную бумагу были завернуты заплесневелые булочки с отрубями и изорванная на кусочки свадебная фотография. Можно было с уверенностью заключить, что Джулиан перешел к стадии номер два.

28

Я все еще крута, и мои бедра тоже

Если вы намереваетесь жить со своим молодым жеребчиком, у вас неизменно возникнет пять проблем: невыносимый тренажер для бедер, инопланетная прическа, козье молоко, выбритый лобок и реостатные лампы.

Остановимся на каждой из них.

Попробуйте прожить месяц в режиме круглосуточных вечеринок, нерегулярного питания и чрезмерного употребления алкоголя, и ваша печень, сложив с себя все обязанности, поднимет белый флаг. При этом вы будете выглядеть так, словно вас держали в плену душевнобольные революционеры из джунглей. И единственный способ спасти свой внешний вид – тратить каждую секунду на поддержание красоты.

Если вы встречаетесь с мужчиной моложе вас, ваш мозг должен заключить сделку с вашим телом. Сделка эта сложна, скажу вам честно. Большую часть января, февраля и марта я провела в Лондоне, якобы приводя в порядок новое жилище Закери в районе Сент-Джонс-Вуд, на самом же деле занимаясь реставрацией собственного фасада.

– Прости, прости, прости, – как заводная игрушка повторяла я, являясь в офис на три часа позже. – Кейт, не поверишь, но меня похитили марсиане и затащили на космический корабль в каких-то диких научных целях.

Это было не так уж далеко от правды. Потому что все свободное время я проводила в салонах красоты, где меня ощупывали и общипывали в тех местах, о существовании которых я даже не подозревала. Оставшееся время я посвящала тренажерному залу, скручивая себя и так и сяк, словно настоящая мазохистка.

– Только не в тренажерный зал, – выла Анушка, когда я вытащила ее из метро на Тоттенхем-Корт-роуд.

– Но я хочу быть молодой и крепкой.

– Да ты помидор, что ли, куколка?

* * *

Более легкий способ выглядеть моложе – конечно появляться на людях с женщинами уродливее тебя.

– Кейт, пожалуйста, пойдем со мной на концерт Закери…

– Ни за что.

– Если ты не пойдешь со мной, мне придется принять крайние меры и сделать пластическую операцию, – жаловалась я, изнемогая от шестого комплекса упражнений для брюшного пресса.

– Да? А как насчет побочных эффектов? После пластической операции у женщины может развиться жуткий калифорнийский акцент. В любом случае, коровка моя, с лицом у тебя все в порядке. Милое, обжитое лицо.

– Да уж, обжитое старухой. Посмотри на меня! – Я уставилась на свое отражение в хромированной перекладине тренажера. – Да у прыщиков и то рожа лучше.

Для пущего поднятия духа тренажер для бедер, на котором мне нужно было делать шестьдесят упражнений в день, был расположен напротив скамейки для упражнений на пресс. Каждый раз, когда я широко расставляла ноги, истекающий слюной страховой агент пялился на мою вульву.

К этому моменту я вложила больше денег в косметику от Эсте Лаудер, чем в пенсионный фонд. Каждой поре моего тела требовался специальный уход. Я покупала косметику только с надписью «маскирующий». Черт, скоро я буду настолько замаскирована, что стану невидимкой.

Что было бы не так уж плохо, учитывая мою инопланетную прическу. Желая выглядеть моложе, я решила отказаться от услуг своего старого парикмахера и отправилась в один из самых стильных и дорогих парикмахерских салонов в Лондоне.

– И как бы ты хотела выглядеть, дорогуша? – лениво поинтересовался стилист.

Я посмотрела на его слипшиеся фиолетовые волосы, неровно остриженные бритвой.

– Хм… сделайте мне такую прическу, которая вряд ли понравилась бы вам, – предложила я.

Инопланетная прическа, которую он состряпал, была устрашающей, и я уже предчувствовала, сколько придется потратить (а у меня уже не было ни гроша) на стильные шляпки, парики и наращивание волос.

Может, стоило просто не обращать внимания на эту дикую пальму на голове и заострить внимание на каком-нибудь аксессуаре. Например, проколоть пупок?

– Ни в коем случае, черт подери, – приказным тоном сказала Кейт. – Женщине не нужно никаких дырок в теле, кроме тех, которые ей, грубо говоря, положены.

– А как насчет нового наряда? – Анушка ткнула пальцем в просвечивающее платьице на витрине в Сохо. – Оно бы прекрасно на тебе смотрелось, куколка.

– Да уж, если я буду весить один килограмм.

Что и подводит меня к пункту номер три.

Невозможно не чувствовать себя жирной в окружении фанаток группы, которые в два раза моложе тебя. Стоит провести две минуты в одном помещении с этими крошками-анорексичками, и уже кажется, что твою задницу можно сдать в аренду в качестве прилавка для рекламирования товаров.

Поэтому в течение трех месяцев я пила только козье молоко, и к концу марта не могла пройти мимо стола или стула, не сравнивая их вес со своим.

– Да какая же ты, мать твою, феминистка? – ворчала Кейт. – Ты просто одержима тонкостью-стройностью.

– Неправда.

– Правда. Ты даже не готовишь еду на сковородках с толстым дном!

Сколько бы я ни теряла килограммов, все было мало. Может, пора перейти к булимии? Эта диета поможет, в отличие от всех остальных. Будь у меня булимия, у меня бы уже точно была фигура, за которую можно и умереть, причем в буквальном смысле слова.

Итак, переходим к следующему пункту: плохое питание и ночная жизнь приводят к хронической усталости.

– Забавно, не правда ли? – сонно зевнула я, когда Кейт пинком разбудила меня на рабочем месте. – У тебя нет личной жизни вообще. А у меня ее слишком много… Я настолько переутомлена, что сплю, пока бодрствую, чтобы не быть такой переутомленной, когда наступит время спать.

Действительно, сложно мотаться из Лондона на свидания с Закери, который все еще на гастролях, и при этом оставаться Богиней Любви. Мой сексуальный заряд постепенно истощался. Возможно, все дело в постоянных мигренях от искусственного накачивания бюста? А может, в пневмонии, не проходящей, потому что мне приходилось вызывающе одеваться (подружке солиста приходится надевать нечто не совсем, прямо скажем, удобное). А может, это были ожоги третьей степени, которые вряд ли можно объяснить бытовым инцидентом? Или ожоги от массажного антицеллюлитного пояса, подпадающие под категорию Самых Унизительных Отметин во Вселенной. Вы знаете, что колготки в сеточку могут вызвать кровоточащее раздражение в паху? И уж поверьте, как эротично ни выглядел бы выбритый лобок, но когда волосы отрастают, он напоминает грубое сукно.

Я чувствовала желание заниматься любовью в одежде. Обмороженные груди, раздражение в области паха, боли в шейном отделе позвоночника (ведь голова всегда должна быть повернута, чтобы следить за психопатами, которые вот-вот ворвутся в нашу с Заком комнату), – мужчины зря думают, что все это способствует сексуальной активности.

Также не возбуждает и секс при дневном свете. Если бы женщины решали, кому дать Нобелевскую премию, они определенно наградили бы ею изобретателя лампы с реостатом. Это самое гениальное устройство для секса, и с этим согласятся все женщины в мире. По крайней мере женщины старше, ну, скажем, шестнадцати.

– Какая мерзость, – сказала Кейт, когда я вытряхнула из сумочки фотографии моделей, чтобы сравнить их половые, и не только, органы со своими. Мы неуклюже расселись в гостиной Анушки и без энтузиазма клевали остывшую еду, заказанную из какого-то вшивого ресторанчика.

– Ты не представляешь, какая требуется конкурентоспособность. – Я свернулась калачиком на диване. – Когда мы с Заком идем куда-нибудь вместе, к нему подкатывают миллионы женщин на тысячу лет моложе меня и засовывают записки с номерами телефонов в задний карман его джинсов. Даже когда он представляет меня как свою подружку, они, и глазом не моргнув, говорят: «Давай встретимся, когда она куда-нибудь свалит». Приглашают его домой. Когда он отказывается, не теряются: «Не хочешь, тогда давай на улице, прямо здесь и сейчас». Куда бы я ни отправилась, везде встречаю мужчин с девушками моложе их. И никому до этого нет дела. Это норма… Но как смотрят на нас, когда мы прогуливаемся по улице и Закери держит меня под руку! А эти перешептывания в ресторанах! Я чувствую, что должна быть просто неотразима, а это так давит на психику. Мне нельзя толстеть. Нельзя носить старую одежду. Нельзя не постригать секущиеся концы волос…

– Возьми себя в руки, куколка, – посоветовала Анушка, набив рот карри с курицей. – На свете много женщин, которые уже в возрасте, а они все так же привлекательны. Вот, например, Голди Хоун и та женщина, что играла в «Клубе первых жен». Как же ее зовут? Подождите. Так это и есть Голди Хоун… ну тогда еще есть…

– Голди Хоун, – простонала я, отщипывая кусочек дрожжевого индийского хлеба. – Теперь я постоянно упражняюсь в арифметике. Когда я лишилась девственности, у него только прорезались зубки. Когда он захочет иметь детей, неизвестно, смогу ли я их вынашивать. Иногда я думаю, а вдруг Джулиан был прав? Что, если я действительно слишком стара для всей этой истории?.. Я буду дряхлой старухой, кувыркающейся в кровати с мальчиком-игрушкой… Любовь ли это? Или просто мне льстит, что кто-то меня так сильно хочет? Или я боюсь, что больше никто не захочет? Ты не думаешь, что у Джулиана появилась другая? – спросила я Кейт внезапно.

– Что? – Она не отрывалась от вечерней газеты. – Даже у амеб расстройства не проходят так быстро.

– Ты уверена?

– Да. Я читаю мысли мужчин как книгу. Джулиан не мог никого подцепить. Если только шлюху из борделя. Может, поговорим о чем-нибудь другом? – Голос ее звучал грубо и раздраженно. – Знаешь, кроме твоих проблем существует еще целый мир.

Кейт поднялась, собираясь домой. Последнее время она как-то обозлилась на меня. Я подпрыгнула, когда дверь с грохотом захлопнулась, и почувствовала себя по-настоящему разбитой.

– Но, Энни, я не могу больше неистово развлекаться и признаваться в любви семь ночей в неделю, а оставшееся время обсуждать все это. Ты посмотри на меня. Я же себя замучила. К тому же я не разделяю страсть к рэп-танцам. Мне нравится кока-кола, а не кокаин. Я больше не считаю автостоп подходящим видом транспорта. Занятия любовью на заднем сиденье потеряли для меня всю свою привлекательность. Я не хочу каждую ночь обмазываться стимулирующим маслом – оно пачкает простыни. А иногда, иногда хочется просто поспать. Я уверена, что астрология и нумерология полная ерунда. Должно быть, я все-таки старуха, черт возьми! Даже на концертах Закери я чувствую себя в большей безопасности, когда поблизости полиция!

М-да, где-то я все это уже слышала.

Анушка уверяла меня в том, что я не из доисторической эпохи, но несколько дней спустя, забыв посетить премьеру художественного перфоманса в институте, я поняла, что нахожусь в стадии между климаксом и старостью. (Хотя конечно, ничего особенного я не пропустила: вряд ли сидение в чаше, наполненной твоими собственными жидкостями, можно считать выражением художественной целостности, это больше напоминает крик о помощи, черт подери.)

– Боже мой, я теряю память, – смиренно сказала я, влетая под руку с Анушкой в помещение института как раз, когда удалялись последние гости. – Налицо все первичные признаки… э-э-э… как же называется эта болезнь?

– Альцгеймера, – холодно сказала Кейт.

– Вот видишь… Я даже этого не могу вспомнить. Оказывается, после тридцати лет человек теряет до ста тысяч мозговых клеток в день.

– Как интересно, – безразлично сказала Кейт со шваброй в руке.

– Тебе-то еще ничего, – металась я по галерее, стараясь помочь ей убрать, но только мешаясь под ногами. – У тебя университетское образование. Ты можешь себе позволить потерять несколько клеточек. А я бросила школу. Мне нужны все мозговые клетки, что у меня есть.

– Зачем тебе? Самое серьезное решение, которое тебе приходится принимать, это трахаться сзади или стоя.

– А почему бы и нет? Пройдет еще год, и мое тело уже никому не будет нужно. Даже медицине. У меня такая низкая самооценка, Кейт. Я бы предпочла выходить из дома исключительно в темное время. Я даже не могу находиться рядом с тем, кто просто умен.

– Именно поэтому ты поводишь столько времени с Анушкой, – резко ответила Кейт.

Анушка, уже в нетрезвом состоянии, переложила мобильный телефон от одного уха к другому и объявила:

– Министерство иностранных дел пришлет мне список горячих точек, куда можно отправить Дариуса и Норберта, чтобы их настигла страшная смерть и они оказались в могиле вместе с безвестными бедняками. В Боготе каждый час умирает человек!

– Почему бы его просто не позвать на концерт Зака и не заставить постоять рядом с его ударником? Не выдержит и трех минут – задохнется! – пошутила я, стараясь вернуть расположение Кейт.

– Откуда ты знаешь, куколка?.. В последнее время ты не особо ходишь на его концерты.

Закери согласился бы с ней.

– Все еще занимаешься нашим логовом? – ворчливо спросил он по телефону, когда звонил мне вечером из Эдинбурга.

– Боюсь, что да. Просто Микеланджело и его команда не закончили еще раскрашивать стены.

– Кто?

– Микеланджело и… Понимаешь, они тратят на это столько времени, словно разрисовывают Сикстинскую капеллу. – Эту шутку определенно бы оценил Джулиан. – Да ладно, забудь.

Я предвидела, что буду скучать по своей прежней жизни – по дому, саду, но никак не ожидала, что буду так скучать по Джулиану. По маленьким, казалось бы незначительным деталям. По тому, как мы понимали друг друга с полуслова, по общим шуткам, интересным только нам двоим, по тому, как мы называли друг друга ласковыми названиями животных. Предчувствие тоски ледяной волной прокатилось по моему телу.

– Так как ты дума'шь, они закончат до Армагеддона или после?.. – голос Зака треснул на том конце провода. – Я так давно те'я… тебя не видел, что уже готов поместить твой портрет на чертов пакет с молоком…

Я засмеялась. Да что же я делала? Меня обожал сам Бог Любви, а я ныла и хныкала. Мне грустно накануне дня рождения, и только. Ничто не старит нас так, как день рождения. Скоро я буду справлять третью годовщину моего тридцатилетия.

Положив трубку, я дала себе обещание, что мы с Заком сохраним наше место на седьмом небе. Черт, да нет же, нам надо было бы смотреть вниз, чтобы разглядеть седьмое небо. Я снова решила всем доказать, насколько они не правы. Осмотрела свою плоть, вылезающую из кружевных чулок: она напоминала сырное суфле. Возможно, придется научиться ходить задом наперед, чтобы Зак не видел моих ляжек сзади и не сравнивал меня с последней фотомоделью, которая была его девушкой. Но, черт подери, это того стоило. Я сбежала от супружеских уз, чтобы жить в андеграунде, а не в спортзале, и решила, что буду наслаждаться приключениями. Обрету способность быть благодарной судьбе за все. Буду служить своей страсти. Буду кокетливой, очаровательной, экстравагантной. Буду женщиной-вамп и проституткой одновременно. Ничто не мешает мне идти по пути удовольствий и наслаждений. Я оставила Джулиана, чтобы быть распутной Иезавелью, женой царя Израиля. И я буду распутничать, мать вашу.

29

Я не очень рад тебя видеть

В кармане у меня пистолет

Единственная вечеринка, на которую я могла рассчитывать в свой день рождения, – это вечеринка с привидениями, и я их сама и должна была вызвать.

Когда в туалете гостиничного номера в Дублине нашли мертвым Скунса, ударника из группы Зака, я не заподозрила, что к этому может иметь отношение Роттерман. Даже после того, как Зак сообщил мне, что ударник был застрахован компанией «Ротвейлер Рекордс» на полмиллиона фунтов, а нового взяли в группу еще до его смерти. Но на кладбище в Бромптоне запоздалый звоночек тревоги прозвенел у меня в мозгу.

Вокруг, желая как можно удачнее сфотографировать могилу, словно псы, толпились папарацци, и Роттерман едва скрывал свое возбуждение.

– Вот так реклама!

– Роттерман, мальчик мертв! – напомнила я ему. – Вряд ли для него это продвижение в карьере.

– Да, но подумай о продажах!

Роттерман всегда подстрекал Закери. На его взгляд, рок-звезды должны были исчезать или погибать при самых странных обстоятельствах. Он скрылся за надгробием, чтобы завести беседу с «компаньоном», который утром прилетел из Нью-Йорка.

Увидев пистолет, заткнутый за пояс этого якобы компаньона, я вдруг осознала, что пустые, как мне казалось, угрозы, которые я слышала от агента Зака, обретают вполне определенный смысл, а предупреждение Джулиана не столь безосновательно и фантастично.

На похороны рок-звезд, словно мухи, слетаются все знаменитости. Когда гроб опустили в землю, пузатые, с седыми висками руководители компании звукозаписи в лимонного цвета свитерах и с лосьоном для бритья, способным вернуть к жизни мертвого, собрались в кучку для заключения очередной сделки. Рыдающие сучки на каблуках выясняли, кому важнее присутствовать на поминках – «Я знала его лучше, чем она», – и назначали свидание оставшимся в живых членам группы.

Притворные горевания продолжались в нашем доме на Эбби-роуд.

Здесь были шишки из компании звукозаписи, компенсировавшие физические недостатки тем, что носили разбухшие кошелки на уровне паха (женский вариант увеличивающего грудь бюстгальтера). Члены группы богемного вида, на лбу у которых было написано: «Я такая творческая личность, что отказываюсь бриться» (причем, что удивительно, их патлы были одинаковой длины круглый год), обменивались безвкусными, как и еда в тарталетках, старыми анекдотами Скунса.

Я обнаружила Зака на нашей заново отделанной кухне, и те же двое пиджаков «Армани» махали перед его носом новым контрактом.

– Закери! – воскликнула я голосом, от которого чуть не потрескался фарфор. – Не подписывай! Или тебе придется скрываться где-нибудь в аргентинской рыбачьей деревушке!

Зак выпроводил меня в отдаленную часть сада, где нас никто не мог видеть.

– Перестань вести се'я как мамаша, слышишь? – потребовал он. Его дикция снова ухудшилась.

– Да я не веду себя как мамаша, хотя, если хочешь, теперь ты наказан на три недели, – слабо парировала я.

Он с трудом выдавил улыбку.

– Ты зна'шь, через час я отправляюсь в Будапешт. – Он опрокинул меня на газон. – И ты должна поехать со мной.

– Ну… Зная Роттермана, я уверена, что он забронировал тебе места на таком самолете, в котором дверь багажного отделения открывается во время полета и все предусмотрено для того, чтобы пассажиры приземлились чуть раньше самого самолета.

– Да? Если я упаду, то постараюсь упасть на тебя. – Его рука была уже под моим лифчиком, но я почувствовала утомленные нотки в его голосе. – Поэтому ты должна поехать со мной, Бек… Понимаешь, мы отдаляемся друг от друга в каком-то смысле, девочка моя.

– Я знаю. Когда ты бодрствуешь, я сплю. Когда я бодрствую, спишь ты. Только твой младший братик не дремлет… – Он рассмеялся, но без энтузиазма, и убрал руку с моей груди. – …и мы больше не разговариваем, – добавила я, гладя его лицо. Впервые язык тела был недостаточно убедителен.

– Ты права. Я мало с тобой разговариваю… Увидимся, крошка. Мне нужно собирать вещи.

– Вот. Как всегда. Ты даже не можешь поговорить о том, что мы мало разговариваем.

– Тогда поех'ли со мной! Ты ж' должна быть моей женщиной!

– Если я для тебя так важна, останься. Я говорю серьезно, Зак. Мне кажется, тебе не надо ехать. Послушай меня. Ты же знаешь, что деньги от страховки идут фирме звукозаписи. Когда мы были в Бристоле, я видела, как Роттерман давал Скунсу героин.

Я ожидала, что Зак взорвется от негодования. Но он просто скрутил папиросу, прикурил и лениво затянулся.

– Да что с тобой, Зак? Я больше тебя расстраиваюсь из-за того, что Ротти подсадил бедного ребенка на наркотики и вскоре сам устроил ему передозировку, а ведь я даже не знала этого мальчика.

– Я расстроен, понятное дело. – Его глаза зло сверкнули. – Но мне проще этого не показывать.

– Я никогда не пойму мужчин. Вы не звоните своим матерям, вы не плачете над мелодрамами вроде «Неспящих в Сиэтле», вы не можете сказать «Я люблю тебя» женщине, которая вынашивает ваших детей, вы не можете плакать на похоронах друзей, но вы готовы писать кровью, когда из-за погодных условий отменяют тур воссоединившихся «Роллинг Стоунз».

– Послушай, в шоу-бизнесе речь не о том, ублюдок ты или нет, а о том, большой ты ублюдок или средний. Благодаря Роттерману, я буду сниматься в рекламе Кельвина Кляйна. А это большие бабки.

– Боже! Ты что, действительно хочешь стать мужским вариантом «Спайс Герлз»? И судить о своем успехе по количеству недозрелых толстозадых дур, которые будут на коленях просить твой автограф? Я не намерена основную часть нашей жизни провести на страницах паршивых газетенок: «Шоу Зака и Бекки! Присоединяйтесь к ним, путешествуя в центр Поп-Вселенной!».

Зак улыбнулся.

– Не улыбайся! Дома я уже не могу выносить твою улыбку. Теперь она принадлежит чужим людям. У кого-то есть на нее копирайт, мать твою.

– О боже. Да перестань быть такой англичанкой до мозга костей. Ничего не проходит так быстро, как успех. А Ротти уже готовит мое выступление в Нью-Йорке. Ты понимаешь, что это для меня значит? Я артист. А артисты вынуждены идти на поводу.

– Да уж. На поводке скорее, зато в лимузине с кондиционером. Джулиан говорит, что Роттерман сам подал заявление в Скотланд-Ярд.

– Джулиан? А когда эт' ты с ним разговаривала? И откуда, бля, ему-то знать? – Он грубо развел мне ноги.

– Зак, если у тебя есть ко мне какие-либо чувства, ты расстанешься с Роттерманом.

– Ты забываешь, что я мужчина. Нет у меня никаких чувств!

– Зак, ты далеко пойдешь… и, надеюсь, оттуда не вернешься, – сказала я и тут же об этом пожалела.

– Да, ну тогда увидимся как-нибудь. – И он оставил меня лежать с задранной до ушей юбкой.

Из дома доносились музыка и смех. Я собрала остатки сил. Побольше доказательств моей правоты – вот что нужно Заку.

Я заметила, как Роттерман сделал знак Селестии. Трепеща, она послушно засеменила к нему. Они радостно шептались, а потом Селестия отправилась в ванную комнату на втором этаже. Я ворвалась следом за ней – она уставилась на меня остекленевшими глазами. В ней появилась тупая наглость. Неожиданно я увидела ее в резком свете флюоресцирующей лампы. Худенькие детские ножки, колготки в сеточку, ярко подведенные глаза, грязные волосы, свисающие безжизненными сосульками. Почувствовав слабый запах блевотины, я наклонилась к раковине, где еще плавали остатки салата и моркови. Господи… Если уж ты страдаешь булимией, не лучше ли питаться шоколадными пудингами?

– Зачем ты с собой такое творишь? – спросила я тихо. – Тебе нужен врач.

Селестия беспомощно смотрела на меня. Было глупо просить ее войти в контакт с внутренним ребенком – его она, без сомнений, уже выблевала.

Мне ничего не оставалось, как пойти на открытую конфронтацию с Роттерманом. В толпе гостей его не было. В конце концов я нашла его в темном углу гаража – сгорбленный новоиспеченный «компаньон» со злобным лицом пересчитывал деньги, раскладывая пачки купюр по пятьдесят фунтов на капоте новой спортивной машины Закери.

– Че те надо? – сплюнул Роттерман. – У нас тут дел'вой разг'ор.

– И что на повестке дня? Преимущества переезда в Италию, где за преступления платят больше, а все судьи уже перебиты?..

– Вообще-то хорошо, что ты здесь, – удерживая тарелку с закусками, Роттерман облокотился на капот, словно обрюзгшая ящерица. – Хочу те'е кое-что сообщить.

– Дай-ка угадаю. Твоя мать пьянствовала во время беременности? – Я разглядывала поры его лица, напоминающие вулканические кратеры.

– Надо бы тебя прикончить за такие слова.

– Да у меня не хватит жизней на все те разы, когда ты намеревался это сделать…

Воцарившаяся атмосфера напоминала сцену из фильма Квентина Тарантино.

– А теперь вон из моего дома, – сблефовала я. Открыла дверь в гараж, и свет залил помещение. Блестящий лимузин Роттермана медленно шлындал туда-сюда. – Лимузин отходит через две минуты. Марш в него. Или лучше под него, да поживее… А то, думаю, Закери тоже будет интересно узнать о вашем «деловом разговоре».

– Ха! – просиял Роттерман. – После того как Зак подписал этот чертов контракт, ты до меня не докопаешься, тварюжка сраная. Теперь он принадлежит мне!

– Он подписал? – Челюсть у меня отвисла.

– Да, только что, по пути в аэропорт. – Агент плотоядно впился зубами в сосиску, напоминающую воспаленный эрегированный член.

– Он бы этого не сделал, не посовещавшись со мной.

– Вот, почитай и поплачь. – Роттерман развязным движением сунул мне под нос пачку бумаг.

Третий раунд: один ноль в пользу агента.

Зак поставил меня в дурацкое положение. Черт. И нужно было из него выбираться. А когда речь идет о дурацких ситуациях, выход один…

30

Не для этого я брила ножки

Визиты к косметологам доставляют мне такое же наслаждение, как пребывание в концлагере, где с тебя заживо сдирают кожу колючей проволокой. Но Анушка, узнав, что Дариус чуть не умер в своем путешествии, решила отправиться на оздоровительный курорт «Чемпниз», чтобы восстановить нервную систему.

– Мне так жаль.

– Мне тоже, – всхлипывала она. – Он выжил. Как можно выжить в Сребренице?

Кейт как раз проявила лояльность и со страдальческим видом дала мне несколько дней отпуска, чтобы я могла оплакать смерть ударника. Я не сказала ей, что собираюсь посвятить все это время уходу за собой.

«Чемпниз» – роскошная оздоровительная ферма, где в закрытом бассейне бултыхается множество слоноподобных принцесс из Саудовской Аравии, где полно слезающих с наркотиков звезд мыльных опер и только что разведенных матрон, приводящих себя в порядок перед тем, как снова пуститься в охоту за женихами.

После обычного стожка сена на обед на нас, потрясая шлангами для промывания кишечника, набросились широкоплечие, статные врачи-амазонки.

Я решила выбрать нечто наименее зловещее. Мне посоветовали сделать маску для шеи из окиси алюминия, а также срочно обратиться к косметологу. (Зачем? Чтобы удлинить ноги? Основной моей проблемой был рост – всего сто шестьдесят сантиметров.) Мне также предложили сделать ботулиническую инъекцию, препятствующую непроизвольному сокращению мышц, что поможет мне справиться с морщинами. «У меня морщины оттого, что я не понимаю, какой нужно быть идиоткой, чтобы согласиться на эту немыслимую процедуру».

Через час микрочастотная тонизирующая установка уменьшила мое лицо до размера двойного подбородка. Предполагалось еще отшелушить кожу морскими водорослями, так что мое лицо скоро стало бы мало для моего же волосяного покрова. От дальнейшей усушки меня спасло появление Анушки с одной выщипанной бровью. На полной скорости она влетела в кабинет.

Я приподнялась на локте.

– Что случилось?

– Когда я придавала форму дуги бровям…

– Зачем тебе, Энни? Ты и так из богатой семьи, они у тебя дугой от рождения.

– … мимо меня прошел Джулиан. Вмиг я приняла сидячее положение.

– Джулиан здесь? Он же ненавидит упражнения. Так же, как изнеженных богатеньких ублюдков.

– И не один. Он проживает в номере для двоих. Со своей женой.

Пошатываясь, я слезла со стола, схватила халат и вывалилась за ней.

Когда я добралась до тридцать второго номера, первое, что вырвалось у меня, был крик: «Ты что это творишь, мать твою?» Причина была очевидна: ноги моей лучшей подруги были обмотаны вокруг ушей моего мужа, словно концы стетоскопа.

Кейт и Джулиан еле оторвали лица от пахов друг друга и мигом скатились с кровати.

– Что ты, на хер, делаешь? – закричала я на Джулиана. – Ты же терпеть не можешь Кейт.

– Хм… поверишь ли… несмотря на наши различия… – Он накинул белый пушистый халат.

Шок был физическим и психологическим одновременно.

Глаза Кейт бегали по ковру, словно мыши. Она искала очки.

– Ты хочешь сказать свое последнее слово сейчас или оставить на потом, чтобы его высекли в качестве эпитафии на твоей могиле? – набросилась я на нее, но Джулиан удержал меня.

– Если она бесследно исчезнет, люди заметят, – сказал он спокойно, – и я в особенности.

– Тогда тебе надо ее срочно реанимировать, отправить на повышение квалификации лучших подруг, и побыстрее. Как ты могла? – рычала я на нее. – Существует несколько вещей, которые феминистка не должна делать ни в коем случае. В том числе спать с мужем своей лучшей подруги. К тому же вы ненавидите друг друга. Так было всегда!

– Платоническая дружба, – сказал Джулиан, стараясь сдержать меня, пока я неистово извивалась. – Заряженное ружье иногда выстреливает, и это было именно оно.

– В любом случае ты сама виновата, – захныкала Кейт, натягивая на себя одеяло. – Это ты попросила меня сходить к Джулиану и поговорить с ним. Я так и сделала, потом я узнала его чуть лучше и… – запнулась она.

– Ты говорила, что можешь читать его мысли как книгу. Но, кажется, я не просила тебя лапать страницы, мать твою! А что у тебя на сиське?

Она посмотрела на свою грудь.

– Румяна для сосков, – сказала она, находясь в настолько шоковом состоянии, что даже не могла язвить.

– Румяна для сосков! – Я подпрыгнула от удивления. – Да ты лифчик впервые напялила только на прошлой неделе. – Я проследовала взглядом по шву на чулке и обнаружила, что на ногах у нее были туфли, всем своим видом говорящие: «Следуй за мной до дома и трахни меня в подъезде». – А не ты ли говорила, что высокие каблуки унижают женщину?

В поисках других доказательств лицемерия Кейт я стала рыться в смятых простынях.

Уворачиваясь от меня, она соскочила с кровати.

– Еще они могут быть признаком женской власти, – едва овладев собой, промямлила она.

Обнаружив под подушкой принадлежащие им обоим трусы из леопардовой кожи, я издала долгий громкий стон – окружающие вполне могли подумать, что мне ставят клизму. А проходящие мимо терапевты обязательно бы переглянулись, одарив друг друга самодовольными победными улыбками.

– Херовы кожаные трусы! Это же я тебе о них рассказала! Да ты… Господи. Ты просто притворялась моей подругой, чтобы выведать интимные сведения и увести у меня мужа. Нет. Нет. Это точно не из книги о лучших подругах, – орала я. – Это нарушение кодекса лучших подруг. Это развод лучших подруг!

– Ох, опять это слово из шести букв. – Джулиан скрутил мою руку за спиной и повернул меня к себе лицом. – Ты, наверное, забыла, но мы почти в разводе. По твоей инициативе.

Халат, который я в спешке нацепила в косметическом кабинете, на секунду распахнулся. Джулиан взглянул на мое тело без всякого интереса. Я не шучу. Он одел меня глазами.

– Мы с Кейт не делаем ничего предосудительного. Ничего вообще. Это ты спец в таких вещах. А теперь убирайся из моей комнаты или я позову охрану, и тебя уберут.

– Уберут? Я что, куча мусора? – Я снова набросилась на Кейт. – Я все еще его жена, мать твою. – Кейт взвыла оттого, что я лягнула ее в голень, а голень ее была выбрита. – Ты побрила ноги?! Не могу поверить!

– Убирайся, – взгляд Джулиана стал стальным. Таким я видела его только в зале суда. – Или я сделаю так, что тебя арестуют за нарушение общественного порядка и оскорбление личности. – Защищая Кейт, он обнял ее, Кейт же отодвинулась.

– Прости, что не сказала тебе, Бекки, но я знала, что ты взбесишься. Дело в том, что Джулиан был настолько уязвлен твоим отношением к нему, и, понимаешь, просто все шло по нарастающей… Мы не хотели друг в друга… – Она внезапно остановилась.

Комок ужаса подкатил к горлу.

– Влюбляться? Так это любовь? О, простите, сейчас я утру слезы смеха.

– Это правда, – сказал Джулиан спокойно. – У Кейт есть все, чего нет у тебя. Она надежная, неэгоистичная, честная…

– Честная! Ха! Я думала, ты искренне понимаешь меня и даешь немного времени, чтобы разобраться в себе, а ты просто хотела, чтобы я убралась с твоего пути! А когда именно это, это… – Я не знала, как назвать. – Сколько уже? – призвала я их к ответу.

– С Нового года, вообще-то, – сказал Джулиан размеренным ровным голосом.

– С Нового года?

Взяли нож. Вонзили в сердце. Повернули. Вся эти блестки-ленточки, шелковая пижама, отказ Кейт пойти с нами на вечеринку. Испуганный смех поднимался откуда-то из живота. Вот получилась бы фотография на память.

– Посмотри на это иначе, – сказала Кейт успокаивающе. – Наконец-то я делаю что-то совершенно безответственное и абсолютно, черт возьми, сумасшедшее.

Вдруг я увидела свое отражение в зеркале. Я совсем забыла о маске из водорослей. Лицо было зеленым, как у марсианина, а голова обтянута старушечьей сеточкой. Капли вытяжки из авокадо уныло текли по шее.

– Но… но я думала, что ты любишь меня?

– Не представляю, как я выживу без тебя, Ребекка. – Джулиан подтолкнул меня к двери. – Но дай-ка я все-таки попробую.

– Бекки… – Кейт вцепилась в свою жилетку. – Ты же сама говорила: мне нужен мужчина…

– Конечно, чтобы ты потрахалась. Но не с моим же мужем!

– Я уже не твой муж. Ты отправила меня восвояси. Забыла? Мы скоро еще встретимся… – продолжал Джулиан бессердечно. – А пока хорошего тебе тысячелетия.

С этими словами он бесцеремонно выставил меня за дверь, захлопнув ее перед моим носом.

– Пойду запишу тебя на промывание мозгов, Кейт, цементом! – провизжала я, стуча кулаками по запертой двери.

Мимо проходили евангелисты-терапевты. В их взгляде читалось: «Агрессивное поведение указывает на то, что вам требуется очищение». Анушка, беспомощно метавшаяся у двери, взяла меня под руку и повела в столовую.

– У всего этого есть и положительная сторона, – сказала она. – Карма твоя явно улучшится.

В оцепенении я опустилась на стул среди здоровых людей, которых только что отполировали и привели в порядок. В своих хайтековских мультифункциональных спортивных костюмах и сложной конструкции беговых тапочках с воздушными подушками они выглядели как члены одной команды. Я, со своим зеленым лицом цвета водорослей, казалась неземным существом с Планеты Преданых. А Кейт вцепилась в борт моего космического корабля.

Вот в чем явный недостаток романчиков на стороне. Я была так занята, что не заметила, как мой муж стал меня обманывать! Не заметила, что моя лучшая подруга тоже меня обманывает. Вероломство Кейт было поистине катастрофическим. Подруги и существуют для того, чтобы помогать в трудные времена, а не усложнять все еще больше. Боже мой. Моя лучшая подруга сбежала с моим мужем, и я тоже по ней скучала.

Анушка, стараясь меня развеять, лепетала, что с этого момента она будет резервировать Дариусу рейсы только на самых ненадежных авиалиниях – колумбийские или гондурасские в самый раз, причем маршрут любой, главное – низко лететь над горами.

– Наверное, слово «терминал» происходит от слова «терминатор», правда, куколка?

Я клевала салат, причем каждый его листик стоил десять фунтов, постепенно осознавая, что я действительно потеряла.

Кейт и Джулиан! Плотское влечение перекочевало в их канализацию. Я послала Кейт к Джулиану, чтобы она его утешила, а она сделала так, что он растаял и утешился по полной – на ее груди. Это как если бы я подарила Кейт лотерейный билет, а она выиграла миллиард.

И тут я осознала: хочу, чтобы мой муж вернулся ко мне. Не знаю, что нашло на меня! Ну, вообще-то, конечно, знаю. Этот член в двадцать пять сантиметров. Но теперь моя буйствующая фантазия съедала все мое существование. Сердце ныло. Я все еще любила Джулиана. Я смотрела на наш союз сквозь призму привычки, и это была моя самая большая ошибка. А теперь я скучала по его ипохондрии, привязанности к опере, его родственникам, по тому, как он грыз ручку, как никогда не ел хлебные корки. Даже скучала по его словарному запасу, господи прости. Но все это было бесполезно. Как романтический объект я исчезла из поля его зрения.

Но раскаянием и красными от слез глазами Джулиана не вернуть. Придется подумать о более изощренных способах.

Заказывая кофе с двойной порцией сливок и намазывая толстый слой масла на булочку, отчего сидящие на диете дистрофики издали стон, я поклялась, что верну его тем или иным способом… даже обманом.

Часть третья

Развод

31

Препятствия на пути к цели

Жизнь полна казусов и неприятностей, которые способны привести нас в отчаяние или ярость. Представьте, что в туалете самолета, будучи во впитывающих влагу носках, вы наступили в лужу мочи. Или при выходе из туалета в больнице инфекционных венерических заболеваний столкнулись с парнем, который вам нравится. Но обнаружить любимого в объятиях лучшей подруги – просто верх хит-парада, и душевное опустошение вам обеспечено.

Меня мучили видения того, как Кейт и Джулиан занимаются любовью, обжигающие образы переплетенных ног и губ. Следовать за ними тенью казалось единственным способом прижечь гноящиеся эмоции и окончательно потерять чувствительность. Поэтому, пока Зак гастролировал по Европе, я посвятила свое время слежке.

Накидывая черную кожаную куртку Закери, я тенью слонялась под окнами офиса Джулиана, околачивалась около его любимых ресторанов или Пентонвильской тюрьмы, где он навещал своих клиентов. Старалась не обращать внимания на странных типов, обитающих поблизости, и убеждала себя в том, что не превратилась в ищейку.

* * *

– Ну, выудила что-нибудь, куколка? – язвительно спрашивала Аннушка. Следуя моим указаниям, она с выключенными фарами катила по улице, где жил Джулиан, а я в бинокль рассматривала окна моей бывшей спальни. – Все это крайне странно… и я надеюсь, ты прислушаешься к словам женщины, которая отправила своего мужа на отдых в Косово.

– Но я не перебираю. – Я напяливала вязаный шлем. – Просто мне любопытно… Прокрасться в сад и понаблюдать через окно, что там происходит, – ничего в этом странного нет.

Подойдя к окнам, я прижалась ухом к холодному стеклу. Мне было слышно, как они смеются, но шипение телевизора мешало разобрать, что они говорят. Разглядела движение теней в спальне и забралась на дерево в саду как раз в тот момент, когда венецианские жалюзи внезапно были подняты.

Первые несколько недель я тешила себя мыслью, что Кейт скоро устанет от постоянной занятости Джулиана. Но потом он перестал работать. С ужасом и удивлением я наблюдала, как он таскался с ней на всевозможные светские мероприятия – столько вечеринок он не посетил за всю свою жизнь. Балы лейбористской партии, презентация книги Салмана Рушди, обеды разных благотворительных фондов вроде «Единого мира», премьеры в Английской национальной опере, экскурсии в Глиндебурн,[28] неофициальные обеды в ресторане «Чекерс», пикники, места на Уимблдонском стадионе, друзья. Я ошущала, что Кейт постепенно вживается в мою старую жизнь, словно это были домашние тапочки, доставшиеся ей еще тепленькими, и придумывала достойную месть.

Сначала в Институте, где кишмя кишели феминистки, я распространила слух, что Кейт сделала липосакцию и хирургическую операцию по увеличению груди. Потом положила в ящик ее стола крем для удаления лобковых волос. Понимаю, что мстить таким образом мелочно и вульгарно. Но послушайте, ведь и мир наш мелочен и вульгарен.

Джулиан отказывался отвечать на телефонные звонки, и я поняла, что пора переходить к ухаживаниям. Начала я с Убийственных Букетов.

«Какие цветы вы посоветуете дарить мужу, которого я бросила, а теперь хочу вернуть?»

На мои флористские изыски Джулиан не изволил ответить даже открыткой. Что делало его еще более желанным. Я бомбардировала его букетами. Открыла счет у флориста. Флорист привычно вздыхал и уныло спрашивал: «Хорошо, и как вы будете извиняться перед ним на этот раз?»

Когда Джулиан вел дело, постоянно мелькающее в новостях, я притворилась журналисткой, чтобы «взять у него интервью».

Когда он занялся клиенткой, которая была ясновидящей, я дала ей взятку, чтобы в беседе было упомянуто мое имя.

Чтобы окончательно не сгореть от ревности, я старалась успокоить себя мыслью, что Джулиан и Кейт вскоре разочаруются друг в друге, поскольку их пристрастия в одежде не совпадают… Но все чаще и чаще я следила за тем, как они направляются в «Харви-Николс», бутики «Версаче» и «Армани». Словно их взяла на испытательный срок фэшнполиция. Перуанские свитера, которые не надел бы даже перуанец, явно остались в прошлом. Кейт, эта овца в овечьей шкурке, внезапно стала носить лису.

Но настоящие перемены произошли недель через шесть. Кейт, которая не отдыхала аж с бронзового века, внезапно взяла шесть недель отпуска и оставила меня в должности исполняющей обязанности директора. Когда она появилась в офисе, я ее не узнала. Стройные бедра покачивались при ходьбе. Груди, упакованные в увеличивающий объем лифчик, аппетитно выглядывали из глубокого выреза кофточки. Даже знаменитые очки с блестящими стеклами исчезли, на смену им пришли цветные контактные линзы, ну, чтобы выглядеть поглупее. Для окончательной смены имиджа она читала «Дневник Бриджит Джонс» и даже смеялась над ним.

Я задохнулась, чувствуя себя лилипутом.

– Ты такая прозрачная, Кейт!

– Нет, просто стройная, – возразила она.

– Ты же говорила, что твой вес – акт терроризма против людей с фашистскими стереотипами.

За ее спиной вырос Джулиан. Мое сердце катапультировало в глотку. Он отрастил волосы и выглядел лет на десять моложе. До последнего времени в собственной внешности его интересовало только одно: чтобы волосы вообще росли, а после бритья кожа переставала кровоточить раньше, чем он доберется до офиса. Теперь же его ухоженное и загорелое лицо сияло.

Не было ни традиционного костюма в тонкую синюю полоску, ни рубашки с двойными манжетами. Я рассмотрела кожаный костюм от Гуччи, черную футболку от Армани и туфли от Патрика Кокса, которые выглядели так, словно были сделаны из шкуры молодого бычка, выращенного в тепличных условиях.

При виде меня, на губах Джулиана застыла улыбка. Скулы напряглись.

– Привет. – Его когда-то ласкающий слух голос был безразличным, словно это был говорящий будильник.

– Привет, – визгливо ответила я.

Кейт и Джулиан становились все здоровее и счастливее, а я, со своими ночными дежурствами и полными рабочими днями, выглядела все более изможденной и измученной. Как же быстро я превратилась из бросившей в брошенную!

– Рад тебя видеть, – сказал Джулиан обходительно, словно присутствовал на деловом ланче, который всегда начинался с обмена любезностями.

Кейт поцеловала его, давая понять, кто здесь хозяин. В институте они целовались все время, черт возьми.

– Знаете, влюбленные должны находиться в изоляции минимум шесть месяцев, чтобы не вызывать тошноту у всех, кто встречается им на пути, – сказала я фальшиво. Где-то я это уже слышала.

Кейт пошла в туалет, а я последовала за ней, закрыв дверь ногой в изношенных ботинках «Доктор Мартенс», обязательном атрибуте ночных похождений-слежек.

– Выражаясь языком опытных консультантов по семейным вопросам, ты – шлюха! Потаскушка! Двуличная распутница!

– В твоем словаре «шлюха» – это женщина, добившаяся парня, который был нужен тебе, так ведь? – Кейт попыталась прорваться мимо меня, но я загородила ей дорогу.

– Ты же говорила, что романтические отношения – злая шутка матери-природы? Или это тоже ложь?

Кейт повернулась к зеркалу, чтобы поправить новую прическу – подкрашенные волосы были убраны наверх.

– Ты же говорила, что женщина нуждается в мужчине, как корова в скотобойне.

– Но Джулиан не просто мужчина.

– Нет, не просто. Он мой мужчина.

– Бекки, спустись на землю и собери свои мозги. – Она поправила плечики свитера. – Джулиан больше не хочет тебя видеть. По крайней мере, если ему не угрожать электрическим стулом или не натравливать на него немецкую овчарку. Он больше не любит тебя.

Вот две самые жуткие вещи, которые можно сказать женщине.

1) «Ау – слышишь эхо?» – во время орального секса.

2) «Я больше тебя не люблю».

Я опустилась на холодные плитки пола и забилась в угол. Лгала ли она? Должно быть, лгала. Но что я могла поделать? Я продолжала говорить Джулиану, что он любит меня, но он мне не верил! Испробовав все возможные способы убеждения «вернись-ко-мне-ты-любовь-всей-моей-жизни»: мольбы, унижения, анонимные угрозы, бросания под его машину, я поняла, что настала пора переходить к более радикальным мерам, и решила усилить наблюдение за ним. Взяла напрокат микроавтобус и дежурила у его дома утром, днем и ночью. Никогда не покидала свой пост, даже когда заклинивало сиденье и я скрючивалась, как краб, согнув колени, шаря отмороженными руками на уровне приборной доски.

Когда микроавтобус стал мне не по средствам, я наняла сообщника. Анушка, из-за храпа Дариуса страдающая бессонницей, была вполне подходящей кандидатурой. Ее «мерседес» резко затормозил, влетая на парковку для инвалидов на Коннот-роуд. Анушка заглушила мотор.

– Энни, здесь нельзя парковаться.

Она с сомнением посмотрела на меня.

– Можешь считать меня старомодной, но мы занимаемся преследованием. Мы уже нарушили четыреста правил, и за это нас могут посадить в тюрьму, а ты волнуешься о том, что нас оштрафуют?

– Боже! – вскрикнула я, сфокусировав свой бинокль. – Он отдал ей целую полку в ванной!

– Целую полку? Куколка, это, наверное, серьезно, – Анушка вырвала у меня полевой бинокль.

– Черт возьми! Мне кажется, она собирается к нему переехать. – Я отстегнула ремень безопасности. – Пойду посмотрю поближе.

– Никуда ты не пойдешь. Ты просто одержима мыслью вернуть своего бывшего мужа. Это уже и так зашло слишком далеко, Бекки. – Анушка заперла двери машины. – Тебе нужно жить своей собственной жизнью.

Я пробовала, правда. Я старалась. Но я чувствовала себя вырванным из книги листком и мечтала снова стать страницей. Без Джулиана мир казался выцветшей черно-белой фотографией.

Что нужно сделать сегодня: 1) Перестать думать о Джулиане. 2) Перестать думать о Джулиане. 3) Купить Джулиану дорогой подарок. 4) Забраться в дом, чтобы узнать, переезжает ли моя лучшая подруга к моему мужу.

– Я не могу, Энни. Я пробовала.

– Но в этом есть что-то положительное, куколка, ты же знаешь.

– Что?

– Если они действительно съедутся, ты сэкономишь на рождественских подарках.

Анушка не поддавалась обработке. Взяв ее на буксир, я стремглав понеслась к моему бывшему дому. Целый час мы шлялись туда-сюда, стараясь держаться на расстоянии от сексуально озабоченных собак и плотоядных мошек. Было промозгло и ветрено.

– Мне холодно, – ныла Анушка.

– Ш-ш-ш.

– Пойдем отсюда.

– Нет.

– Бекки, собака уже обслюнявила мне всю ногу! – деликатно сказала она.

Кусая внутреннюю сторону щеки, чтобы не зарыдать, я обернулась на городской ландшафт с высящимися небоскребами и памятными местами, куда мы ходили вместе.

Когда Джулиан и Кейт наконец-то ушли – прогуливаясь под руку, как я с болью отметила, – и летний свет стал медленно угасать, я с трудом повернула ручку окна в прачечной, которая, как я знала, была сломана.

– Бекки! Когда ты сказала, что хочешь поближе посмотреть, я не думала, что ты собираешься вламываться в дом. Я точно сваливаю отсюда!.. Тебе должно быть известно, что так не делают, куколка.

Я уже наполовину влезла в окно, когда увидела, что моя напарница нажала на педаль газа. Карабкаясь и стараясь найти точку опоры, я поцарапала ногу и, громко ругаясь, обдумывала настоящую жизненную мудрость, которую я извлекла за последнее время: ни одна женщина, даже умудренная опытом, не застрахована от самых несусветных глупостей.

32

Воспоминания о прошлых флиртах

Былое ощущение дома ранило мне сердце. Пахло свежим кофе и книгами в кожаных переплетах. Я чувствовала, что истекаю кровью от ностальгии.

Порывшись в кухонных принадлежностях (кофеварка и машинка для приготовления блюд из макарон явно принадлежали ей) и шкафах спальни (она колонизировала целую полку под нижнее белье – явно плохой знак), я зарылась носом в халат Джулиана, и это было большой ошибкой. Его запах пробудил пульсирующую боль потери и страстное желание быть с ним. Я представила его спящим: простыни смяты и отброшены в сторону, волосы сбиты в нечто, напоминающее королевскую корону. А рядом подушка, на которой должна была лежать моя голова, но теперь там красуется ямка от черепа моей подруги.

Погрузившись в печаль и раскаяние, я не заметила, как ключ в замке повернулся. Скрип ступенек вывел меня из задумчивости, я выключила свет и проворно, словно кошка Кейт (кстати, кошкина еда странной консистенции гнила на подоконнике в спальне), метнулась под латунную кровать.

Когда свет включили, я подпрыгнула всем телом, зацепившись волосами за пружины кровати. Несколько секунд в воздухе была тревожная тишина.

Я была уверена, что меня обнаружили. Сердце билось так громко, словно его пульсацию передавали по радио. Лежа под кроватью в клубах пыли и куче использованных салфеток, стараясь не чихнуть, я видела предметы, которые мы считали канувшими в лету, – атласный тапочек, оперный справочник и брошюру «Стройные бедра за тридцать дней».

Напряглась, чтобы различить звуковые сигналы… довольно отвратительные звуки.

Что может быть ужаснее, чем слушать, как другие занимаются сексом? Особенно, если каждый прыжок в постели вырывает пучки твоих волос. Осознав, что происходит над моей головой, я издала невольное «ох» – так выдыхают воздух, когда видят аварию на дороге.

Отвратительные звуки прекратились.

– Ты слышал? – донесся голос Кейт с протяжным австралийским акцентом.

– Нет, – промямлил Джулиан, его бормотание плавно перешло в долгий роскошный стон.

Мысль о том, что Кейт может быть эротичной в постели, наполнила меня удивлением и отчаянием одновременно. Как Джулиана могла возбуждать Кейт? Этого я не могла объяснить. Я заткнула уши, но их вопли тянули на десять баллов по шкале Рихтера. Господи! Им обязательно так громко вопить, занимаясь сексом? А со мной он так же громко трахался?

Этого унижения было недостаточно – мне пришлось выслушивать прелюдию к следующему акту.

– Сладкие мои губки.

Сладкие губки? Боже, кажется, меня сейчас вырвет.

– Это было прекрасно, – промурлыкал Джулиан.

– В смысле, ты был прекрасен. Да уж, точно пора блевать.

– Правда? А Бекки жаловалась, что я слишком пассивен в постели, и говорила: «Там наверху так одиноко».

И это мой собственный муж! Я едва сдерживалась – так хотелось вскрикнуть и вмешаться в их беседу.

– Д-а-а. Ей трудно угодить. Она всегда жаловалась. Ныла по поводу тебя, свадьбы, брака, говорила, что не хочет детей…

…и еще о том, какой подлой сучкой оказалась моя подруга!

– Мне с тобой так комфортно, Кейт. Я подумал: может, нам поехать вместе куда-нибудь в отпуск? Куда-нибудь, где романтично. На Сейшельские острова, Маврикий…

Сейшельские острова, Маврикий?!. Никаких смертных казней и приговоров! Никаких стихийных бедствий! Никаких мух цеце!

– Кейт, я работал как проклятый всю свою жизнь, и ради чего? Я уже сделал все, что хотел, и могу наслаждаться жизнью. Я нес на плечах ответственность за весь мир, а теперь пришло время нанять носильщика.

Носильщика? Где-то я уже это слышала.

– А когда мы вернемся, я подумал… Почему бы тебе не переехать ко мне?

Переехать? Я знала, что так и будет. О господи. Они собираются съехаться. Ребра впивались мне в легкие.

– Переехать?.. Ой, я даже не думала об этом. Да уж, конечно. Это случайно ты оставила на кухне свою кофеварку. Почему же тогда твои трусы красуются в шкафчике? И почему миска с едой для твоей сраной кошки украшает спальню? Почему ты стараешься казаться милой-премилой?

– Может быть, нам даже пожениться?.. Женатые мужчины намного здоровее и гораздо меньше рискуют скончаться от сердечного приступа, чем холостяки. Я на той жизненной стадии, когда просто необходимо быть женатым.

Женатым? Я чуть не откусила себе палец, на котором когда-то красовалось подаренное Джулианом обручальное кольцо.

– Ведь мы не становимся моложе, – добавил Джулиан. – Я определенно хочу иметь детей. А чего ждать? Пока самим не понадобятся старческие подгузники?

Детей?! Пальцы сами потянулись в рот – мне явно требовалось хирургическое вмешательство.

– Может, задействуем твои яичники, Кети-леди?

– Вообще-то, по правде говоря, Джули-пули, последнее время мои старые фаллопиевы трубы подавали кое-какие позывные…

Кети-леди? Джули-пули? Я охнула так громко, что на мой голос прибежала кошка Кейт. Она прокралась под кровать и высокомерно меня оглядела. Я не очень-то люблю находиться в компании кошек. И не только по причине аллергии. От желания чихнуть я вся сморщилась. Глаза слезились. Я старалась контролировать себя. Шмыгала носом. Сопела. Молилась. Кошка презрительно прошла мимо, махнув хвостом у меня перед носом.

Восстановив силы, я увидела перед собой две перевернутые головы, уставившиеся на мою скрюченную под кроватью фигуру. Теперь была очередь Кейт издавать охи-ахи. Джулиан, побелев от злобы, вытащил меня из-под кровати за ногу, облаченную в джинсы.

– Бог ты мой, Ребекка! Чего ты, черт возьми, добиваешься? У меня чуть не случился сердечный приступ!

– И у меня, – вторила Кейт, укутываясь в простыню.

– Господи. Может, вы и правда созданы друг для друга. Два ипохондрика. Да вам надо пожениться и сразу переехать в больницу. – Я чихала и кашляла, стряхивая пыль с одежды и оставшихся на голове волос.

– Что ты, мать твою, себе возомнила? Ты что творишь? – Джулиан рывком поставил меня на ноги.

С благоговейным трепетом я уставилась на его обнаженное тело. Вот что я ненавижу в мужчинах: когда у них депрессия, они меньше едят. Джулиан потерял как минимум десять кило с тех пор, как я видела его обнаженным. И как мне нравилось то, что я видела!

– Послушай, мне было необходимо вмешаться. Понимаешь, Кейт настраивает тебя против меня! – Я неистово молила о пощаде. – Ты же сам слышал, что она говорит у меня за спиной. Я должна быть постоянно около нее.

Джулиан прижал ладонь к моему лбу.

– Это психоз. Тебе нужен врач. Почему ты все время преследуешь меня?

– Дело в том, Джулиан… – Я набрала воздуха в легкие. – Я хочу, чтобы ты вернулся.

– Но ты же устала от меня! Ты же говорила прямым текстом: «Я от тебя устала».

– Да, было дело, так вот теперь я отдохнула.

Кейт возмущенно взвизгнула, копаясь в ящичке с нижним бельем в поисках трусиков.

– Ты рылась в моих вещах?

– Я мельком заглянула в один из ящиков, но дневник твой не читала и запись про прелести анального секса тоже не видела, так что нет никакой причины чувствовать себя неудобно.

– Все, конец. Я звоню в полицию, – угрожал Джулиан. – Накладываю судебный запрет, чтобы ты не могла ступить в этот дом!

Сегодняшнего визита мне было вполне достаточно. Прислонившись к стене, я заметила открытое окно и выскочила в него. Цепляясь за ветки и хватаясь за водосточные трубы, я осознала, что любовь определенно может убить, если вести себя соответственно, и приземлилась, отделавшись повреждениями средней тяжести. За мной изумленно наблюдал жалкий кошак Кейт, ловко балансирующий на подоконнике. Кажется, я неплохо справилась с кошачьей ролью.

33

Ночные провинности

Авторы популярных песен подозрительным образом умалчивают о том, как замечательно быть девушкой рок-звезды. Ответ на вопрос, почему так происходит, я получила в тот самый вечер. Добравшись до дома Закери, я увидела, что по всей квартире шмыгают полицейские, совершая обыск.

Сыщик остановил меня у дверей.

– Вы мисс Стил?

– Да.

– Это ваше? – прогудел он, показывая мою сумочку. Говорил он невозможно громко, его галстук был не менее кричащим, чем его голос, и даже паузы между словами резали слух.

Я кивнула.

– Тогда я должен вас арестовать по подозрению в хранении наркотиков.

– Каких наркотиков? Обезболивающих во время менструации? Это самый серьезный наркотик, который я когда-либо пробовала.

– У вас есть право хранить молчание. Вам необязательно что-либо объяснять, но все, что будет вами произнесено, может быть использовано…

– Да вы что? Я даже кофе не пью после семи вечера.

– … против вас. Это может навредить вашей защите, если вы не будете отвечать на допросе…

Наверное, наркотики принадлежат Закери – первая мысль в моем воспаленном мозгу. Вторая – узнать поточнее рост Зака, чтобы заказать ему гроб. Как он мог так поступить со мной?

– … и будете отказываться от произнесенных вами слов. Попрошу проследовать со мной в участок.

На меня надели наручники, и это было последней каплей. Но я знала, что невиновна. О чем мне беспокоиться?

Ужасающий допрос под стражей с сержантом полиции в участке, полный обыск с раздеванием, шестнадцать пластиковых стаканчиков кофе, три звонка Заку в Амстердам, шесть часов заключения чуть ли не в газовой камере и обвинение в хранении пятнадцати граммов кокаина – и я уже не была столь восхищена британской правовой системой, как раньше.

– Повторяю в миллионный раз, я не употребляю наркотики, – настаивала я, сидя на допросе. Хотя теперь они бы мне не помешали.

Ухмыляясь, сыщик сложил волосатые лапы на груди, облаченной в синтетическую рубашку.

– Почему бы тебе еще не поклясться в своей невинности, девушка, а мы дружно посмеемся? – Легким щелчком он включил магнитофон и продолжил инквизиторский допрос.

– Откуда вы вообще узнали, что у меня в сумке наркотики? – взволнованно спросила я. К этому моменту мое кровяное давление достигло термоядерного уровня.

– Конфиденциальная информация, полученная от заинтересованного лица.

– О господи! – мой желудок резко заурчал. – И вы отправите меня в тюрьму?

По поразительному недосмотру закона, мне все-таки назначили трезво мыслящего адвоката. Она (а это была женщина) объяснила мне, что, поскольку объявление предъявлено мне в первый раз и доза кокаина слишком мала, чтобы подозревать меня в распространении наркотиков, возможно, удастся отделаться штрафом. Единственным наказанием будут санкции, предусмотренные правительством США: «Визы не выдаются тем, кто когда-либо был арестован, оштрафован или привлечен к уголовной ответственности за дело, связанное с наркотиками», – пояснила она.

Мрачные судорожные опасения внезапно кристаллизировались в ясное, трезвое понимание.

– Позвольте мне угадать, кто заинтересованное лицо?.. Это, случайно, не мужчина с американским акцентом?

Не знаю, почему я так удивилась. Типичное поведение этого подлого негодяя. Честное слово, агент Закери напоминал персонажа из фильма ужасов, который никак не подыхал.

* * *

Меня уже собирались отпустить под залог, когда Зак влетел в полицейский участок, мигом примчавшись из аэропорта Хитроу. Я не видела его уже два месяца. Он обнял меня, словно защищая, и прижался губами к моим, его кожа была теплой, словно кожица избалованного солнцем баклажана.

– Теперь ты веришь мне… насчет Роттермана? – спросила я, когда сержант полиции сообщил, что меня известят о вызове в суд, и вручил мои личные вещи.

– Да, этот подонок наделал тебе неприятностей, правда.

– Он сделал это для того, чтобы я не могла поехать с тобой в Америку… и, конечно, чтобы подогреть интерес к группе. Если бы ты не подписал этот херов контракт!

Зак безропотно вздохнул.

– У тебя есть знакомый юрист? – спросил он игриво.

* * *

Новость о том, что девушка Закери Феникса Берна была арестована за хранение наркотиков, попала во все вечерние газеты. Теперь поклонницы группы знали наш адрес. Мы вошли в дом под непрекращающиеся вопли «Зак! Зак! Зак!»

К этому моменту своей жизни я не просто слышала о всех смертных грехах, но могла поделиться опытом по поводу шести из них. Полицейское дело о наркотиках стало седьмым. Но остальные – самые вкусные (или самые горькие) – дольки запретного плода мне еще предстояло вкусить. Как только мы оказались внутри, я была готова к болеутоляющему сексу. После двух месяцев я уже сходила с ума по самому сильнодействующему наркотику. Но когда я зубами стала срывать с Зака одежду, он аккуратно остановил меня.

– Давай чуть позже. Сначала мне нужен твой совет, Бек. По поводу текста на обложке для диска. Завтра я отдаю готовый текст. – Он начал читать свои неразборчивые каракули.

– Зак, это всего лишь рекламная ерунда для диска, может, отложим…

– Теперь я серьезно отношусь к своей карьере. Ты б'ла… была права. С этого момента я с'бираюсь… собираюсь стать серьезным музыкантом. – Я вдруг почувствовала, что внутренне глумлюсь над абсурдными заявлениями Зака, когда-то приводившими меня в восторг. Теперь мне безумно хотелось поиздеваться над его словами. – Мой концерт спонсирует «Международная Амнистия», а еще будет выступление на благотворительном вечере шахтеров, – похвастался он.

Я уткнулась лицом в подушки. Прекрасно! Вот еще один эгоистичный трудоголик, озабоченный только собственной карьерой. Дело кончится определенно тем, что мне, страдалице, снова придется появляться в одиночестве на светских мероприятиях.

Зак позвонил всем членам группы и наказал им сделать втык Роттерману. Я услышала, как он с гордостью отчитывает гитариста: «Надо говорить не „ин'ересно", а „интересно", – и поняла, что доктор Франкенштейн вернулся.

Он предложил мне бокал пулиньи-монтраше восемьдесят восьмого года, самодовольно назвав его «прихотливым и капризным». Я ошеломлено наблюдала, как он вытер губы салфеткой и положил вилку с ножом на тарелку под углом в шестьдесят градусов – по всем правилам международного этикета. Потом принялся убирать со стола, прочитав мне лекцию по кухонной гигиене.

Все окончательно прояснилось, когда он вынул батарейки из нашего вибратора и переставил их в пульт телевизора, чтобы посмотреть вечерние новости. Я с ужасом осознала, какого монстра сотворила. А сотворила я, в сущности, еще одного Джулиана, с белыми дизайнерскими запонками, щепетильного в отношении грамматики и притворяющегося, что ему не нравятся расистские шутки. Старая версия Джулиана. Великолепно. Теперь Джулиан воспринимал жизнь слишком фривольно, а Зак – слишком серьезно. Я чувствовала, что скучаю по тем дням, когда Зак говорил незатейливо и односложно.

И вот я сгораю от желания и трепещу в ожидании жаркого неистового секса, а он размышляет вслух, почему в слове «односложный» четыре слога. Черт. Этот парень так увлекся английским, что принялся склонять существительные.

– Нам обязательно все время разговаривать? – не выдержала я. – Нельзя ли просто заняться сексом?.. Ведь слова существуют только для того, чтобы убить время до того, как мы потрахаемся, помнишь? – Так он сам говорил мне.

Но когда мы занялись любовью, в моей голове роились образы Джулиана. Думаю, Джулиану, бакалавру права, доктору филологических и философских наук, было бы трудно себе представить, что кто-то хочет исключительно его тело, забывая о его мозгах…

Зак неожиданно включил свет.

– Ты думаешь о ком-то другом? – обвиняюще спросил он.

Заявление Закери и яркий свет лампы, словно на допросе, заставили меня вернуться в реальность из «страны Джулиана».

– Совсем нет, – притворно ответила я. – Не будь дурачком.

Свет мешал моим тайным фантазиям, и я занималась сексом, словно под анестезией.

– О господи, что же я натворила? – тихо говорила я сама себе в потолок. – И как же сделать так, чтобы все вернулось на свои места?

Пришло время положить этому предел… Что было довольно сложно, учитывая то, что все пределы я давно уже преступила.

34

Скрестить ноги и надеяться на смерть

Заложница – это женщина, приглашающая в свой дом гостей. Что может быть хуже, чем крутиться вокруг незнакомых людей и делать все, чтобы они чувствовали себя как дома, на самом деле больше всего желая, чтобы они были дома у себя.

Тем не менее Анушка решила устроить летнюю вечеринку.

– Кстати, теперь Дариус занимается экстремальными видами спорта, – возбужденно трещала она в телефонную трубку, позвонив, чтобы пригласить меня на вечеринку. – Спускается с водопадов, борется с пираньями – в общем, приближается к ранней смерти.

«Близится час неминуемой расплаты» – так она называла свой план действий.

Вернувшись к рабочему столу, я обнаружила записку от Анушки, написанную неразборчивым почерком: «P.S. Вечеринка-маскарад. Дресс-код: кичливая деревенская корова-мещанка». Поэтому несколько дней спустя я катила на вечеринку в костюме садового гнома с переброшенной через плечо связкой сосисок.

Что может быть хуже вечеринки-маскарада? А вот что: на этой вечеринке ты единственный человек в маскарадном костюме. Распахнув дверь, я застыла на месте, с содроганием и отчаянием оглядывая публику. Но нет. Все женщины были в черных коктейльных платьях.

Анушка примчалась ко мне через всю гостиную:

– Вот так видок, куколка, вот так выбор.

– Но твоя записка! Вечеринка-маскарад!

– Это была месть, дуреха шерстяная, – проурчала Кейт, материализовавшаяся с другой стороны.

– Да? Ну тогда я надеюсь, ты не забыла надеть свой пуленепробиваемый лифчик, Кейт, потому что я объявляю тебе войну!

Анушка указала на группу загорелых подтянутых мужчин, топтавшихся вокруг ее мужа.

– Если бы я сделала операцию по смене пола, чтобы встречаться с теми аппетитными мужчинами, значило бы это, что я гомосексуалистка? – спросила она жалобно.

Но мы с Кейт еще находились в невидимой схватке.

– Ты же сама советовала мне трахаться, – упрекала меня моя бывшая подруга. – Ты делала для этого все, разве что не надела на шею лассо и не сбросила меня с вертолета на мужскую тюрьму самого строгого надзора, мать твою! Ты говорила, нужно измениться. Вот я и изменилась. И что я еще хочу тебе сказать, – она кокетливо отбросила прядь волос, – передо мной открылся совершенно иной мир, полный неизведанного.

– Да уж, словно сама Шарон Стоун ноги раздвинула. – Я подцепила пальцем ее колготки в сеточку. – Знаешь, в кого ты превращаешься? В одну из тех женщин, к которым ты раньше питала отвращение.

Моя злобная тирада прервалась с появлением Джулиана. В поисках укрытия от летнего ливня он поспешно вошел в гостиную. Его волосы, блестящие от дождя, были зачесаны назад, и он чем-то напоминал мафиози. Новый образ дополняла небритая бахрома пятидневной давности над верхней губой. Он выглядел как настоящий принц-незнакомец, с грустью подумала я.

– Джулиан отрастил усы? – спросила Анушка.

– Зачем? – обратилась я к Кейт. – Теперь вас никто не сможет отличить друг от друга.

– Почему бы вам просто не устроить дуэль. Можете стреляться на пистолетах, – предложила Анушка, которой так надоели наши препирательства, что она поспешила поприветствовать своих старых-старых друзей – которых она никогда в жизни не видела.

Эта вечеринка, так же как когда-то Анушкина свадьба, протекала в параллельных измерениях. Друзья супругов приветствовали друг друга с фальшивым энтузиазмом. В то время как Анушкины денежные подружки сравнивали упругость бальных платьев, друзья Дариуса обсуждали раздражительность сосков и пирсинг пениса.

Я провела прелестный вечер, наблюдая, как соус гуакамоле чернеет у меня на глазах, и с легким наклоном головы и озабоченным выражением лица изучая обои на стенах. Нервы мои были на таком взводе, словно их взбивали в миксере. Я скрылась за диваном, еле сдерживаясь, чтобы не заплакать.

– Да-рагая, – Дариус застыл, увидев мой наряд и связку обветрившихся сосисок. – Почему бы тебе не подняться наверх и не надеть что-нибудь из Анушкиного?

– Ну… Ты, наверное, никогда не видел ее голой и поэтому не знаешь, что она анорексичнее меня на размер.

Дариус фыркнул.

– Это тебя убивает, да? – Он фыркнул еще раз.

– Да, но слишком медленно.

– Тогда позаимствуй что-нибудь из моего. У меня правда есть платьица, дарагая. Ну, что я могу поделать? – ответил он при виде моих удивленно подпрыгнувших бровей. – Просто у меня от природы такие ножки, которым идеально подходят чулки в сеточку и высокие каблучки. А ты не стесняйся.

– Спасибо.

Осторожно передвигаясь к лестнице, я думала, как сообщить Анушке, чтобы она его не убивала. В общении Дариус был намного приятнее в качестве гомосексуалиста, чем гетеросексуала. Я уже начала свое восхождение, как чьи-то щупальца с часами «Ролекс» присосались к моему предплечью.

Неизвестно, кто выдумал консультантов по семейным вопросам, но основные подозрения падают на дьявола. Саймон всегда выискивал угнетенных женщин, которым он мог бы предложить свое сочувствие. В таких ситуациях на его лице читалось: «Мне так жаль, что я не группа женской поддержки».

– Я слышал о вашем разрыве и новом увлечении Джулиана. – Саймон усилил хватку, пока я не взвизгнула от боли. – Тебе нужна физическая боль, чтобы прижечь боль душевную. Это символично. Помнишь про индейцев племени сиу? Они висели вверх тормашками, их животы были проткнуты медвежьими когтями – так они обращались с просьбой к богам. – Он снова сжал мою руку. К глазам подступили слезы. – А теперь ты можешь просить, чтобы тебя освободили от душевных мук.

– Единственная моя просьба, чтобы ты прекратил это знахарство. – Я наступила ему на ногу.

Шлепая длинными войлочными тапками, я умудрилась пробраться наверх. Переодевшись, можно было улизнуть, проскользнув мимо Джулиана, и скрыться в ночи, сохранив хоть чуточку самоуважения…

Если я когда-нибудь стану участвовать в телевизионной игре «Самый умный», тема «Социальное унижение» будет моим коньком. Именно над этим я размышляла, когда вдруг стукнулась лбом о своего бывшего мужа.

Увидев меня, Джулиан включил сердито-серьезное выражение лица. Икра упала с крекера на белый половик, выстроившись в полоску черных точек-нот, потерявших свой нотный стан. Мы завели беседу с субтитрами, столь типичную для расставшихся любовников.

– Привет, – сказала я. – Как поживает моя вафельница? – Что означало: «Господи, как я по тебе соскучилась».

– Ничего, а как моя сковородка? – Что означало: «Пожалуйста, иди ты вон из моей жизни».

Взглянув на мой костюм, он сказал:

– Смелый выбор. – Что означало: «Что ты такое напялила, черт возьми? И как я вообще мог на тебе жениться?»

– Прости меня. За ту ночь, – сказала я. Что означало: «Я люблю тебя, я люблю тебя, как же я люблю тебя. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, возьми меня обратно».

– Послушай, я уверен, пройдет какое-то время и мы сможем стать друзьями, хорошо? – Что означало: «Ты для меня не больше чем перевернутая картинка на сетчатке, которую распознают восприимчивые к свету клетки. Следовательно, ты существуешь для меня только в виде набора импульсов и перестанешь существовать, как только я закрою глаза».

Он сделал движение, чтобы пройти мимо. Я знала: сейчас или никогда. И решилась на «сейчас».

– Джулиан. – Сделав неловкую попытку установить перемирие, я обвила пальцами маленький кусочек его запястья. – Неужели ты никогда не сможешь меня простить?

– Простить? Ну, вообще-то я не собирался с тобой даже разговаривать, причем до конца своей жизни.

Вспомнив, что нахожусь не в самом привлекательном виде, я отлепила фальшивую бороду.

– Как говорится в руководстве по брачным делам, теперь ситуация у тебя под контролем. Ты на раздаче, Джулиан.

Бровь цвета карамели слегка приподнялась на его шикарном лбу.

– Я дала маху. Я думала, это любовь. В итоге оказалась всего лишь страсть. Я никогда больше не совершу подобной ошибки. Обещаю тебе… Скрещиваю ноги и надеюсь только на смерть.

Джулиан раздраженно вздохнул.

– Ребекка, неверность возникает не между ног, а в другой части тела, знаешь ли.

Я почувствовала жаркий прилив желания. К моему Очаровательному Принцу вернулся хулиганский шарм.

– Ты становишься таким привлекательным, когда злишься, Джулз.

– Наверное, сейчас я просто неотразим. Неверность ранит очень глубоко, Ребекка. Навсегда. И эту боль невозможно рационализировать. Ты не просто была моей женой. Ты была моим лучшим другом. Как, ты думаешь, я себя почувствовал после этой истории?

– Знаю, что вела себя омерзительно. Но ведь многие люди так делают, – защищалась я. – Нарушают супружескую верность… это так типично, это такой неоригинальный грех… Ты же сам сказал, что брак приводит в действие низменные инстинкты… Но ты сказал, что он приводит в действие и самые высокие помыслы. Такие, как прощение…

– Но ты мне больше не нравишься.

– Это не мешает тебе любить меня.

– Да, однажды я любил тебя… – признал он с легкой досадой в голосе.

– Всего лишь однажды? – улыбнулась я по-овечьи.

– …но не сейчас. К тому же я теперь увлечен кем-то другим.

Он убрал мои пальцы со своей руки и ловко отодвинул меня в сторону. Обеими руками я ухватилась за его ремень и, в своих войлочных тапках, заскользила за ним по полированному паркету.

– Хорошо, ты не любишь меня. Но кого ты во мне не любишь? – Я развернулась, чтобы встать к нему лицом. – Уж точно не ту женщину, что стоит сейчас перед тобой, потому что ты не знаешь ее.

– Пожалуйста, перестань! Попробую угадать. Ты переродилась и стала другим человеком?.. Другим человеком, заключенным в тело гнома. – Он оглядел меня с ног до головы. – Твоему наряду, наверное, есть какое-то фармацевтическое объяснение?

– Кейт сказала, что это вечеринка-маскарад. Мне так стыдно…

– Правда? – Он усмехнулся. – Думаю, ты уже давно должна была сгореть от стыда.

– Ох, Джулз. Я изменилась. Правда. Я выросла. У меня уже докторская степень по чувству вины.

Если речь идет об угрызениях совести, могу похвастаться энциклопедическими познаниями.

– Сокращенное издание.

– Ну так мы его расширим, когда до этого дойдет дело.

Он снова улыбнулся, и у меня возникло ощущение, что в доме, столько времени запертом на замок, открылись окна, свет залил самые темные его уголки. Услышав приближающийся голос Кейт, я слегка подтолкнула его в спальню, украшенную текстами на староанглийском. Кровать с пологом, балдахином и стеганым покрывалом тонула в бледном свете полумесяца. Июльский воздух был теплым, словно морская вода ночью.

Я прикрыла дверь и стрельнула в него мягким взглядом.

– По правде говоря, я жутко влюблена в женатого мужчину.

– Действительно?

– Да, в своего мужа. – Я трепетала в ожидании его прикосновения, словно героиня дамского романа. Единственная разница была в том, что от меня исходили лучи похоти, видные невооруженным взглядом.

– Это довольно странно… да и жаль, – ответил он вкрадчиво. – Потому что для меня наша история закончилась. Я не думал о тебе вот уже… ну, несколько минут.

Рука на моей талии была теплой и знакомой. Мы растаяли в романтических объятиях, потонув в оборках кровати.

– Должна тебе сказать, что мои намерения определенно неблагородны. – Я провела рукой по его спине, нащупывая позвоночник, и сжала его попу. Булочки со взбитыми сливками исчезли, их заменила упругая мускулатура, от прикосновения к которой текли слюни.

– Я хочу совершить серьезное преступление, и ваше тело будет задействовано в этом правонарушении… Это уголовное преступление, нет? Можно вас поцеловать?

– Возражаю.

Он притянул меня к себе. Вот что прекрасно в языке тела: он не нуждается в субтитрах. Даже когда речь идет о бывших любовниках.

– Возражение отклоняется, – сказала я, и мы растворились в водовороте влажных поцелуев и прикосновений. Думаю, Джулиан впервые в жизни занимался любовью с садовым гномом.

Так начался мой роман с моим мужем.

35

Из нас троих вышла неплохая парочка

С того момента, как я начала изменять любовнику с мужем, моя жизнь все больше выходила из-под контроля, а события развивались с такой скоростью, что для безопасной посадки надо было бы вымыть взлетно-посадочную полосу.

Все тайные страсти, которые я познала с Заком, теперь я переживала с Джулианом. Мой когда-то смиренный супруг превратился в реактивный снаряд, от которого вмиг намокали трусики. Говорить от него не требовалось – только действовать.

Когда Зак обвинил меня в том, что я с кем-то встречаюсь, я солгала еще раз, самоуверенно и без лишних волнений.

– Да кто это, черт возьми? – требовательно спросил он. Наверное, я сомневалась на долю секунды больше, чем надо, или он заметил мою нервозность. Нервозность? Мать твою: да я курила во время секса, поэтому он добавил: – Что ты молчишь? Я же не прошу тебя разъяснить все тонкости Уотергейта.

Только постельные радости могли успокоить Зака, им мы и предавались в перерывах между обсуждением особенностей употребления деепричастного оборота. Поэтому вскоре я металась от партнера к партнеру, вытанцовывая секс-котильон, отчего протерлись дыры на ступнях и других частях моего тела.

* * *

Однажды вечером, выщипывая мне брови, Анушка мимоходом сообщила: Кейт гложет подозрение, будто у Джулиана романчик на стороне.

– Что? – приоткрыв один глаз, я взглянула на нее снизу вверх. Моя голова покоилась на подушке, лежавшей у нее на коленях.

– Мы обсуждали Дариуса, который смеется смерти в лицо. Он пережил катапультирование и полет на дельтаплане. Следующим шагом будет пещерный дайвинг: нужно выбраться из узкой, сырой, темной расщелины…

– По-моему, ему вполне может это понравиться, – узкие расщелины, сама понимаешь… – Я нетерпеливо передвинула ее руку с пинцетом к краю брови. – Давай-ка перейдем к делу.

– Хорошо… хорошо… Кейт убеждена, что у Джулиана есть другая женщина, и спросила, нет ли у меня каких-нибудь мыслей на этот счет.

В долю секунды я приняла решение, что нет никакой необходимости раскрывать Анушке свои карты. Сразу накатит ощущение тяжести, какое бывает, когда плаваешь после еды. Я не пророню ни слова, чего бы мне это ни стоило.

– Это я, – воодушевленно ляпнула я. – У него роман со мной.

– С тобой? Ты хочешь сказать… menage a trois.[29] Но зачем?

Я пожала плечами.

– Это дает мне возможность поупражняться во французском.

Анушка брезгливо поморщилась.

– Это здорово, – продолжала я бойко развивать тему, раздосадованная ее неодобрением. – Теперь в моем распоряжении двое мужчин, которые могут чинить предохранители и менять шины у моей машины.

– Да, куколка, теперь твоя большая задница сводит с ума вдвое больше мужчин, – Анушка была сама строгость, ее опрокинутое лицо выражало только осуждение, словно я сообщила ей, что питаюсь сандвичами из тюленят.

– Расслабься. Мы не занимаемся сексом втроем в одной постели.

– Да? А зря. На простынях бы сэкономила, – заявила она не свойственным ей резким тоном.

– Почему женщинам, наслаждающимся своим куском пирога, так ненавистны женщины, которым этот пирог поперек горла? – злобно спросила я. – И что именно ты подразумевала под «большой задницей»?

Она небрежно убрала мою голову со своих колен, словно это был гнилой качан капусты.

– Просто это не очень красиво, Бекки.

– Да? А что женщинам дает «красивое поведение», а? – Я приподнялась на одном локте. – Нам до сих пор платят меньше, чем мужчинам. Вся домашняя работа по-прежнему лежит на нас. Энни, пора перестать вести себя красиво. Пусть это делают мечтатели, королевы и наследники голубых кровей, мать их.

– Красиво? – заверещала она, рванувшись к двери. – Я как раз решаю: отправить мне мужа сплавляться на плоту по горной реке, где он рискует получить серьезнейшую черепно-мозговую травму, или предпочесть дайвинг с акулами: защитный костюм вряд ли спасет его от акульих клыков. Так вот ты поступаешь не намного красивее, куколка! – сказала она с горечью в голосе.

– А задница у меня не такая уж и большая! – прокричала я ей вслед.

* * *

Джулиан тоже был не в восторге и не считал происходящее «красивым».

– В каком-то смысле я рада, что Кейт вошла в контакт со своей сексуальностью, – промурлыкала я.

Секс будил во мне великодушие. Нас занесло в гостиницу в Блумсберри с плюшевыми оранжевыми покрывалами на кровати, в двух шагах от закусочной «Жаровня в глуши».

Джулиан слегка ощетинился.

– Вообще она довольно теплая женщина.

– Теплая? – Я перекатилась на живот, чтобы внимательнее за ним наблюдать. – Ты имеешь в виду в постели?

– Нет… ну, да, в постели тоже, наверное.

Я постаралась придать голосу как можно больше безразличия.

– Правда? И как она?.. В постели?

– Что? – Джулиан возился с упаковкой кешью. – Ну, средне, знаешь.

– Средне… Да… Ну а я?

– Ты хороша, и сама это знаешь. Ой! – Он выронил пакет, и орехи разлетелись по акриловому напольному покрытию. – Послушай, давай не будем продолжать этот разговор.

Я взбила подушку.

– Итак, она средне, а я хороша?.. Но разве «хорошо» – не то же самое, что «средне»?

– Может, мы все-таки будем заниматься сексом, оставив Кейт в покое?.. Ты же первая о ней заговорила.

– Да нет, это ты начал. Молча. Потому что она все время у тебя на уме. – Джулиан не отрицал этого. Он отвернулся в сторону. – И перестань молчать в таком тоне.

– Она у меня на уме, потому что я никогда раньше не изменял. И вот до чего дошел: кручу роман с собственной женой. Мне тяжело быть донжуаном.

– Романчики не самое сложное. Вообще-то, это самое простое… – не подумав, ляпнула я.

Джулиан оглядел меня полным боли взглядом.

– Я знаю не понаслышке, каково, когда тебе изменяют, Ребекка. У меня было достаточно времени, чтобы свыкнуться, и это омерзительно, должен тебе сказать. Но теперь пришло время и Закери Берну узнать, что такое оксюморон.

– Ты про что?

– Я?.. Про женский образ мышления…

…И про свободу чувств, подумала я про себя, пока Джулиан рассматривал папку с судебным делом, за которое он недавно взялся. Он выступал в качестве обвинителя (с удивлением отметила я) какого-то несчастного таксиста: требуя оплаты проезда, он стал вырывать у пассажирки сумочку и случайно заехал ей по лицу.

– Полиция теперь у нас в друзьях, правда? – с сарказмом спросила я, прижавшись к его плечу. – Пройдет время, и ты начнешь отправлять людей на смертную казнь.

– Признаться, наша фирма получила предложение от правительства Тринидада – просят помочь обосновать смертные приговоры самым неприятным убийцам, – рассеянно ответил он. – Мы обдумываем это предложение. Разумеется, за большие деньги.

Мой живот напрягся. Что стало с психологически подкованным суперменом, борющимся за Правду, Закон и Справедливость? Заколдован. Вашей покорной слугой. И мне это далеко не льстило. Конечно, его пыл в постели – отдельная история, но без благородных намерений героем быть сложно. Боюсь, мой орел-правозащитник превратился в стервятника.

* * *

Период тайной страсти закончился быстрее, чем мы думали. Под дулом пистолета Кейт выудила из Джулиана чистосердечное признание. Что означало перемены в моей карьере.

– Знаешь, ты уволена, – выдала она, когда я появилась в офисе августовским утром. Я заметила на ее зубах жалкий след помады.

– Кейт, нам надо все обсудить…

– Я бы с удовольствием с тобой все обсудила, но сейчас у меня под рукой нет пакета, в который я могла бы проблеваться.

– Тогда не забывай, – предупредила я ее, забирая вещи со своего рабочего места, – что я могу быть очень опасной. А это значит, что вскоре я перейду к расстрелу своих коллег, начиная с небезызвестной голосистой австралийки.

– Плети свою херню кому другому, – складно оборвала она меня.

* * *

– Как насчет обеда с обессиленной подругой? – предложила я, когда часом позже Анушка открыла мне дверь.

– Ты не на работе, куколка? – осведомилась Анушка, запахивая кимоно.

– Хм… нет. Меня, ну… в общем, понизили.

– А, значит, Кейт прознала о твоих отношениях с мужем и вышвырнула тебя? – расшифровала она мой ответ.

– Мне не нравится выражение «вышвырнула». Для меня это скорее значит, что теперь я сама себе начальник. Ты бы посмотрела, как я сама к себе подлизываюсь! – Я скорчила восторженную гримасу. – Не очень-то выглядит.

* * *

И не очень-то хотелось признаваться во всем Закери. Это событие могло стать самым большим ударом по моей нервной системе, ну, за исключением визитов к гинекологу. Я собиралась сказать ему правду, честно, но когда я вернулась домой, Закери, словно турецкий султан, сгреб меня в охапку и отнес в спальню.

– Поехали со мной во Францию, Бекки, на концерт «Амнистии», – сказал он в промежутке между ласками.

– Нет, я недостаточно красива. Французы не пускают к себе уродин. Честно. Они давят их своими «ситроенами».

– Но ты ведь прекрасна, Бек.

Взяв мое лицо в ладони, он поцеловал меня в губы, стараясь смягчить мою категоричность. Тепло от его прикосновений растеклось по телу, впитываясь в кожу растопленным маслом. В таком тропическом климате морали было просто не выжить. Разнежившись, он улыбнулся мне. Воздух был насыщен его ароматом. Джинсы облегали его так, словно это был всего лишь солнечный загар на теле. А кожа цвета молочного шоколада была слишком притягательна. Я не могла устоять против лактозы. Рот непроизвольно стал влажным.

Честно говоря, я не очень-то умею принимать решения. После похода по магазинам, как правило, возвращаюсь домой с одинаковыми парами обуви черного и красного цвета. Обедая в ресторане, ворую еду из тарелки своего собеседника. Постоянно переключаю каналы, когда смотрю телевизор. Увиливаю от пари. Люблю оперу и рэп-музыку. Но сейчас мне предстояло решить, кто для меня важнее, и сделать выбор между стороной А и стороной Б.

Но почему я должна выбирать? Без стороны А нет стороны Б. Правильно? Хорошо, это, конечно, притянуто за уши, но почему нельзя оставить себе обоих? Черт возьми, мужчины так и делают. Все время. Проститутки для удовольствия, внебрачные связи для удобства, жены для выведения потомства: мужчины веками выкидывают сексуальные фокусы. Почему я должна заглядывать дареному коню во все имеющиеся у него дыры? Почему в вопросах любви не может быть нескольких ответов? Закери покрывал мое тело поцелуями, а я старалась убедить себя в том, что вовсе не эгоцентрична: всего лишь способна получать большее количество удовольствий. Уйти от него? Сбежать, как крыса с корабля? Пусть я действительно пристрастилась к похоти, но это все равно лучше, чем зависимость от героина или кокаина. Правильно?

Его язык коснулся моего пупка, и мне понадобилось каких-нибудь три секунды, чтобы убедить себя в том, что жизнь моя постепенно крошится, а поэтому я определенно нуждаюсь в двух точках опоры – Джулиане и Закери. Неужели это так некрасиво?

Предпочесть прожить жизнь Кортни Лав, а не Селин Дион? Почему бы женщинам хоть чуть-чуть не побыть эгоистками? Черт возьми, пришла наша очередь. Почему бы нам не заводить себе любовников? Не повысить себе зарплату? Главное – чтобы они никоим образом не прознали друг про друга.

Хотя на Западе никому не придет в голову побивать камнями прелюбодейку, в целом развратница считается отрицательным образом. Если только женщина не делает вид, что она сама от этого страдает.

А страдания у меня явно были еще впереди. Если сравнить жизнь с бутербродом, то мой приближался к линолеуму, пикируя маслом вниз.

* * *

В этом мире каждую секунду происходит тысяча сто эякуляций, а каждый день – миллион зачатий, причем половина из них не запланированы.

Я осознала себя ничтожным членом в уравнении, описывающем процесс эволюции. Но, на самом деле, для равенства полов это было уж слишком. Какой смысл думать как мужчина, если тело продолжает думать по-женски?

– Господи, куколка, – воскликнула Анушка, когда, получив результаты теста, я повалилась в протертое до дыр кресло. Мы сидели в убогой, устланной бежевыми коврами приемной гинеколога на Белсайз-роуд – среди детских колясок, инвалидных кресел с электронным управлением и целой армией пациенток, остервенело рвущихся на прием к врачу. – Вы пользовались контрацептивами?

– Да, – ответила я почти едко, – когда имели такую возможность. – Я припала губами к уху Анушки и прошептала: – На пенис одного из этих мужчин надо повесить табличку: «Осторожно, дети».

– Прости, конечно… Но ты что, не знаешь, чей это ребенок?

Возглас Анушки разнесся по всему помещению и вышел за пределы современной медицины. Сначала последовал туберкулезный кашель, потом воцарилась тишина, и взгляды пациентов метнулись в сторону съежившейся меня.

– Нет, надо сделать анализ ДНК.

– Тебе нужно сказать им об этом, куколка.

– Конечно, я все им скажу, ведь я же от них залетела. Лучше быть с ними честной. – Мы вышли на улицу. Стояла приторная августовская жара, и я оцепенела, ослепленная солнечными лучами, и не только. – К тому же кому-то из них придется оплатить аборт. А то мои финансы поют даже уже и не романсы.

– Аборт? Бекки, ты не сделаешь этого! В тебе рождается жизнь, и это чудо.

– Послушай, Кейт носит каблуки и подводит глаза. Вот это настоящее чудо, и хватит с меня чудес.

На самом деле у Анушки были свои методы контроля рождаемости. Она продолжала предпринимать попытки стать вдовой и организовывала для Дариуса скачки на крупном рогатом скоте, планеризм, горные велогонки и парашютные экскурсии.

Маскируя свою сексуальную клептоманию, я уверила мужчин, что временно живу с Анушкой, сообщив, что это в интересах Дариуса. Но, подходя к машине Анушки, я обнаружила квитанцию автоинспектора и, решив, что с меня на сегодня хватит, пешком отправилась к дому Закери.

Шикарные джипы с радостными мамашами, опаздывающими с чадами в детский садик, заполонили Эбби-роуд. Ноги мои налились свинцом, и я тяжелой походкой направилась к звукозаписывающей студии «Битлз». На зебре пешеходного перехода, рядом со студией, толпились японские туристы, фотографирующиеся на полароид. Сначала я подумала, что ничего не скажу своим мужчинам, никому из них. Но с тех пор, как я обнаружила в себе тягу к солененькому, педикюру и отдыху на Гебридских островах (вот такие у меня были капризы в беременном состоянии), стало понятно, что долго играть в молчанку не получится. Как же сообщить эти новости?

Может быть, когда в следующий раз меня будет тошнить и кто-то из них спросит, чем мне помочь, я отвечу: «Ну… как насчет вынашивания нашего ребенка до полного срока?»

Изысканно и эффектно. И явно лучше, чем внезапное заявление: «В течение ближайших девяти месяцев я отказываюсь от приглашений на прыжки с тарзанки».

На горизонте закипала гроза. Ускоряя шаг и неуклюже шаркая ногами, я проигрывала этот диалог… Чем-то он напоминал мне саму беременность: так легко начать-зачать и так нелегко разродиться.

36

Цзынь!

И снова эта резиновая мораль!

Я испробовала все возможные способы убеждения будущего отца (в моем случае, будущих отцов), что не хочу ребенка и намерена сделать аборт. Например, сообщила им, что внезапно открыла в себе религиозные убеждения исламской фундаменталистки и с удовольствием передам их своим детям. Тем не менее и Закери, и Джулиана «эмбриональные новости» привели в состояние эйфории.

– Я могу тебе как-то помочь? – спросил Зак, собрав в пучок мои волосы, пока я созерцала пасть унитаза – десятый раз за утро.

– Ну… Как насчет вынашивания нашего ребенка до полного срока?

– У нас будет ребенок? – Зак заулюлюкал, как калифорнийский инструктор по аэробике.

– Не слишком-то радуйся. Не думаю, что я его оставлю.

– К'нечно, мы его оставим, девочка моя. – Он разлохматил мне волосы, спрашивая, что бы я хотела на завтрак. – Какие у тебя ощущения? – настойчиво теребил он меня, неся обратно в кровать.

– Я не знаю.

– Прислушайся к своей матке, – сказал Зак. – Она подскажет тебе, чего ты хочешь.

Я зажмурила глаза.

– Я слушаю.

– Ну, – сказал он после некоторого молчания, – и что она говорит?

– Леонардо Ди Каприо.

Он засмеялся, пощекотав мои ребра.

Джулиан среагировал в полном соответствии с ритуалом высшего класса, выразив готовность оплатить обучение будущего чада в Итоне.

* * *

В течение следующих двух недель я сообщала о своих беспокойствах и страхах обоим мужчинам. Во-первых, я не хотела, чтобы мое тело похитили инопланетяне и заменили его телом Марлона Брандо. Попытка сесть в общественном транспорте потребует дополнительного освещения, словно при посадке реактивного самолета. Я не хотела носить этот жуткий «пастуший» лифчик, который окружает груди и собирает их вместе. У меня даже не будет возможности притупить алкоголем чувство унижения. Но я уверена, как только ребеночек поймет, кто его мамаша, ему точно потребуется выпить.

Еще меня волновал сам процесс родов. Я говорила обоим мужчинам, что вовсе не чувствую единения с природой, скорее – единение с унитазом. Говорила, что аборт – менее рискованное мероприятие, чем беременность и роды. Что не ощущаю чувства вины при мысли об аборте. Я сообщила им, что в самой концепции зачатия нет ничего волнующе романтического: наверное, сперматозоид настиг яйцеклетку, когда я убивала тараканов за плитой.

Единственное, о чем я им не сообщила, – это что не имела ни малейшего представления, кто из них отец ребенка.

Время шло, и, откладывая мысли о родах, я проводила один тошнотворный день за другим, пробуя примерять к себе разные роли.

Я примеряла роль безумной родительницы, которая в течение тринадцати лет носится со своим отпрыском и переводит зарплату прямиком на счет магазина детской одежды. Я пробовала примерить и роль слабоумной не-родительницы – овоща в доме престарелых, когда поблизости нет никого, кто мог бы вколоть мне морфий.

Я примеряла роль решительного человека.

Но в конце концов все решила природа. У меня началось кровотечение, и я позвонила доктору.

– Идет опознание плода. Вас мучают судороги?

– Нет.

Но в течение этого медленно тянущегося дня я чувствовала себя странным образом обрюзгшей и обессиленной. Вместо болей и судорог у меня заныла спина. К полуночи я истекала кровью, свернувшись в позе эмбриона и прижимая к себе бутылку с горячей водой.

На рассвете Анушка отвезла меня на УЗИ в больницу – прокопченое здание викторианского стиля. Гинеколог в белом халате появился тремя веками позже.

Пружины смотрового стола застонали, когда я навалилась на них всем своим весом. В комнате пахло старой резиной, воздух, влажно-потный от страхов и спертый от непроветриваемых пуков, был пропитан ядовитыми испарениями.

Доктор втирал каплю холодного геля в поверхность моего живота, а я уставилась на третью пуговицу его халата, словно это было восьмое чудо света. Он отсканировал мой живот – экран был пуст, как и моя голова в этот момент. Одно свистящее эхо и никаких признаков сердечко-биения. Я повернула голову. На затуманенной черно-белой пленке проступали бледные образы. Я вглядывалась в мир, напоминающий внутренность бутылки, где должен был плескаться мой жизнерадостный ребеночек. Осматривала черный участок в поисках расплывчатых контуров. Пусто. Голос доктора откуда-то издалека доброжелательно сообщил мне, что одна из восьми беременностей заканчивается выкидышем. Возможно, генетическая ошибка. Это (он называл моего ребенка «это»!), должно быть, исчезло несколько недель назад, сказал он, но телу потребовалось какое-то время для осознания происходящего.

– Уровень гормонов медленно падает. Почему бы вам не подождать месяц и не попробовать еще раз?

– Попробовать еще раз?

По дороге домой я открыла в машине окно и глубоко вдохнула. Воздух был едким, как лимонный сок. Большинство женщин посчитали бы, что сейчас нужно обратиться к внутренним ресурсам, найти в себе силы и духовную целостность, пересмотреть свои жизненные приоритеты… но что, спрашивается, мне-то делать?

– Думаю, у твоей двойной жизни определенно истек гарантийный срок, – выступила первой Анушка.

– Прекрасно. Лучше сообщи мне что-нибудь, чего я не знаю.

– Хм… Я собираюсь убить своего мужа. Если выстрелю в него, мне дадут пожизненное заключение, а если перееду его на машине, меня выпустят уже через шесть месяцев, особенно если это было в день овуляции, – добавила Анушка, резко сменив курс и направляясь в сторону группы пешеходов на бетонированной площадке, которые бросились врассыпную, пикируя в канавы и забегая в аварийные помещения больницы.

– Можешь не волноваться. Тебя оправдают, посчитав душевнобольной. Причем доказательство тому – сам факт, что ты вышла замуж за Дариуса.

Давайте посмотрим правде в глаза – об основаниях быть признанной душевнобольной я знала предостаточно. Все еще оставаясь рекордсменом по технике самообмана, я начала убеждать себя в том, как прекрасно получить свое тело обратно. Не чувствовать себя больной и запертой в клетку.

– Давай уедем из города, – предложила я внезапно. – Это продержится еще несколько часов. – Я указала на свою грудь изумленному мотоциклисту на светофоре у Мэрилбоун-роуд. – Это не лифчик, увеличивающий объем.

Но сначала нужно было сообщить Джулиану и Заку, что я потеряла ребенка. Я содрогнулась от этой мысли. Господи, на это у меня не хватит сил. Надо было попросить у врача чуть-чуть смелости. И, может быть, трансплантат совести. Просто требовалось время. Мое тело будет медленно освобождаться от переизбытка гормонов. А у меня начнутся ломки, если вдруг прекратятся внутривенные вливания внимания. А если я не скажу им об этом сразу… Я капризничала, и мысли мои были безответственны. Но почему бы не отложить новости всего на несколько дней, пока я сама не свыкнусь с этой мыслью? В конце концов, это всего лишь маленькая недосказанность. А маленькая недосказанность, дурачила я себя, – это как нотный ключ на листе морали, поставленный не в том месте. Правда ведь?

Я заставила Анушку пообещать, что она не скажет о выкидыше ни Джулиану, ни Заку. По крайней мере, сейчас. Ну, пока не представится подходящая возможность. Дайте мне любую возможность, и я скажу, чем она мне не подходит. Прочитав мое резюме, дьявол обнаружит, что я могу проводить семинары по теме, как избежать подходящей возможности. Но Анушка не хотела ничего слышать.

– Послушай, куколка. Я уже давно поняла: никому нельзя повторять то, что ты мне сообщаешь. И я никогда этого больше не сделаю. Ну, если не наступит ледниковый период.

– Спасибо.

Однако, если бы у меня был психологический барометр, я была бы лучше подготовлена к тому, чего следовало ожидать.

В общем, метеосводка такова: наступает ледниковый период.

37

Смешно? Я чуть не умерла

Изобретение тампона сыграло наиважнейшую роль в деле освобождения женщин. Очевидная вещь – это то, что тампон неочевиден. Женщина ничем не связана, разве что одной тоненькой веревочкой. Но о многофункциональности тампона я узнала, только когда неделю спустя на рассвете Анушка постучалась в парадную дверь дома Закери.

Какая мелочь беспокоит ее на этот раз? Наверное, царапина на накрашенном ногте.

– Что? – зевнула я, натягивая на плечи кожаную куртку Зака. – Объявили тревогу?

Она судорожно глотала воздух.

– Помнишь, я тебе говорила, что, если я не засыпаю первой, Дариус начинает страшно храпеть? Поэтому я вынуждена брыкаться, и биться, и кричать, что просто убью его когда-нибудь?.. Так вот, я его убила.

– Что? – Я втащила ее в дом.

– Он храпел. И я не могла уснуть. И… В общем, я затолкала ему в ноздри два тампона. Понимаешь, чтобы он дышал ртом? Но когда я проснулась час назад, он… он… ну, он вообще не дышал!

– Ты уверена?

Она глотнула виски прямо из бутылки, которую сжимала обеими руками.

– Я не хотела его убивать. Вообще-то, куколка, последнее время мы довольно мило общались. Я умею очаровывать голубых. Все дело в том, что я так много говорила о его убийстве – теперь никто не поверит в несчастный случай!

Я вытаращилась на нее.

– Где он?

– Я оставила его на кровати.

– Давай вызовем «скорую помощь» на твой адрес. Трясущимися пальцами я набрала 999. Что нужно было сказать? Душитель из Бостона, потрошитель из Йоркшира. Тампонистка из Челси? Токсичные соплевыделения?.. Почему-то это звучало не так угрожающе. Предоставив медработникам минимальное количество наиболее правдоподобных сведений, я соскребла Анушку с пола.

– Не волнуйся, Вивиан за пару заседаний сделает все, чтобы тебе смягчили наказание, привлечет кого надо и не надо. – Я засунула ноги в джинсы и повела Анушку к двери.

– Мы заберем Вивиан у ее дома, это почти по пути, а потом поедем к тебе, чтобы встретить «скорую помощь».

– Нет! – Анушка еле волочила ноги. – Только не моя совершенная сестра! С ее совершенным замужеством! – Она отхлебнула еще виски.

– Я, конечно, польщена, что ты предпочла мою компанию, а не, скажем, психиатра, но сейчас нужна тяжелая артиллерия. – Я уверила ее в том, что бывают такие случаи, когда адвокат в семье – как раз то, что надо.

…И как жаль, что в моей семье сейчас не было адвоката.

* * *

Когда мы приехали в Лэдбрук-Гроув, творившийся там хаос напоминал Вторую мировую войну, без шуток. Обычно вылизанный домик выглядел так, словно через него пронеслось стадо диких антилоп гну. Мебель перевернута, дети визжат, телефоны сорваны со стен, а Вивиан вертит лежащего на полу Саймона.

Скрип кожаных штанов возвестил о приближении Селестии, вегетарианки «свободного падения». Тревожно оглядевшись вокруг, я увидела, что она восседает на крае дивана.

– Что за?..

– Оказывается, – пронзительно вопила всклокоченная Вивиан, – она пришла на консультацию в связи с булимией, а на этой консультации Саймон сказал ей, что обнаружил новую мультиоргазмическую эрогенную зону между влагалищем и шейкой матки.

– ПФЭ, – уточнила Селестия, – передняя форникальная эрогенная зона.

– Как и следовало ожидать, она хотела выяснить, правду ли говорит Саймон. К несчастью для нее, моя правовая конференция в Манчестере закончилась раньше, и я успела на последний поезд. Когда я вернулась домой, она лежала в моей кровати.

На Саймоне был явно не подходящий для дома наряд, словно он собрался на концерт воссоединившейся «Аббы». Предложив своей жене снова войти в контакт со своей «внутренней матерью-землей», он совершил ошибку. Внутренняя мать-земля Вивиан временно задружилась с внутренней ведьмой-мегерой, и обе они, казалось, были определенно настроены крепко поддать Саймону, выставив его ублюдком и ханжой.

– Сладкая моя, тыквочка, маленькая свинка! Пожалуйста! Не при детях…

– Не при детях?! Да тебе-то что до детей? – Вивиан носилась по комнате, тыча ему в грудь пальцем с обручальным кольцом. – Ты распускаешь руки даже с прислугой. Няни и горничные требуют компенсации за твои вечные домогательства.

– Ну, – он поспешно отстранялся от нее, – если бы ты за собой следила и не распустила себя до такой степени, мне не пришлось бы искать сексуальных удовольствий на стороне!

– Не распустила себя? А как ты думаешь, почему у меня такие бедра? Потому что я вынашивала твое потомство!

– Мое потомство не требовало от тебя сжирать по три упаковки мороженого за раз, причем трижды в день.

– Я была беременна. Поэтому мне очень хотелось мороженого!

– Очень хотелось есть в перерывах между приемами пищи уже после того, как они родились?

– Если бы за все те годы, что мы в браке, я получила хоть один удовлетворительный оргазм, может, мне и не хотелось бы столько есть!

– Что? А как же твои стоны?..

– Я стонала от боли, оттого, что вышла замуж за такую фальшивку, как ты!

Последовала гробовая тишина, и единственный звук, который я слышала, напоминал град, причем внутри дома. Глаза мои остановились на дверце холодильника. Раскрашенные зерна чечевицы печально сыпались на пол, выпадая из выложенной вручную мозаики, которая крепилась к холодильнику с помощью магнитика-ананаса.

Схватив в охапку Вивиан, мы с Анушкой потащили ее в машину, в то время как Селестия продолжала нудить на высоких нотах:

– Так, ну… значит, вы и ваша жена не разделяете мысль о трансцендентальной верности друг другу на духовном уровне, которая освобождает вас от моногамии? – Она действительно выглядела жалкой, как мотылек, которого тянет на обманный огонек.

Во всей этой суматохе я не очень-то понимала, насколько пьяна была Анушка. Но вот на Пэлл-Мэлл она проскочила на красный свет, а потом чуть не задавила девушку, совершавшую утреннюю пробежку. Анушка отреагировала однозначно, потребовав, чтобы девушку отправили на экспертизу.

– Она чуть не врезалась в мою машину!

– Мы вообще едем не в ту сторону. Так мы раньше «скорой помощи» не приедем. Развернись, – приказала я ей и дернула на себя руль Анушкиного навороченного суперавто.

Анушка дернула его в другую сторону, и мы резко сменили курс, влетев в оживленный поток машин.

Объезд у Букингемского дворца – это место, где десяток национальных стилей вождения – арабского, карибского, средиземноморского – сливаются в единую какофонию визжащих тормозов, трубящих автомобильных сирен и грохота сталкивающихся бамперов. Но то, что совершила Анушка, было невиданно: двумя передними колесами, оторвавшись от земли, она влетела в памятник королеве Виктории. Лобовое стекло разбилось, и сверкающие потоки стеклоочистителя брызнули мне в лицо. За этот миг перед моим внутренним взором пронеслась вся жизнь… но не моя, а Мэри-Джо Копечне.[30]

38

Не при полном параде

Существует немало вещей, которые могут повергнуть девушку в ужас. Захват Лондона талибами, примерка купальника и многое другое… Но ни одно, абсолютно ни одно событие на свете не могло быть ужаснее того, что я увидела, открыв глаза через пять часов в палате № 12 больницы при Лондонском университете. Оба моих любовника, как я их до сих пор называла, следуя собственническому инстинкту, стояли по разные стороны моей кровати. Они сердито посмотрели на меня, потом друг на друга. Я зажмурилась и притворилась, что нахожусь в беспамятстве. Знали ли они друг о друге? Я запаниковала. Приоткрыв один глаз я окинула быстрым взглядом обоих. Их брови говорили сами за себя, а воздух в палате казался раскаленным от напряжения и злобы.

– Разве тебе нечего сказать? – произнес Джулиан срывающимся голосом.

Я заметила гипсовую повязку на своем запястье и, вспомнив девочку Элли из «Волшебника Изумрудного Города», пробормотала: «Тотошка, мне кажется, мы уже не в Канзасе?»

– Ты не могла бы меня просветить, если это не слишком неудобно, кто из нас двоих отец ребенка?

Я почувствовала, как краска стыда заливает мне грудь и шею и просачивается вверх в соответствии со строением моего тела. Освещенная лампами дневного света больничная палата походила на картинку из брошюры по Албании. Я попыталась нагнуться вперед, но обнаружила, что заключена в какой-то металлический желоб, а одна моя рука была присоединена к капельнице.

– Я умерла, да?.. Это чистилище?

– Знаешь что, Мисс Величество-Высочество Нравственное Превосходство, – вскипел Зак, – у тебя все меньше поводов смотреть на меня сверху вниз.

Дверь нерешительно скрипнула, и в проеме появилась голова Кейт. Они с Джулианом коротко взглянули друг на друга и опустили глаза, пристально изучая собственную обувь.

– Все в порядке? Мне позвонил Саймон…

– Мисс… – Медсестра, жонглируя градусником и блокнотом, влетела в палату. – Как вы себя чувствуете? Э-э-э… Стил.

Я чувствовала себя как ныряльщик, страдающий кессонной болезнью: казалось, меня сейчас разорвет.

– Несколько формальностей… Семейное положение? Вы замужем?

– Да. Нет. В каком-то смысле. Хотя мне кажется, этот брак аннулируют в ближайшее время. Не думаю, что ты хочешь оставить моих родителей себе, так ведь, Джулиан? В смысле, при разводе? – Господи. Да что со мной происходит? Я что, не могу не шутить постоянно? Хотя бы сейчас?

– Род занятий? – Я посмотрела на медсестру, словно она говорила не по-английски, а на каком-то межгалактическом наречии пиджин. – Чем зарабатываете на жизнь?

Я смущенно посмотрела на Кейт и не обнаружила на ее лице ни искорки дружеского сочувствия.

Она глядела на меня презрительно и надменно. Медсестра с нетерпением взглянула на Джулиана.

– Так что делала ваша жена до того, как вы ее… э-э-э… аннулировали?

– Много такого, о чем я не имел ни малейшего представления, – кисло ответил Джулиан, и тотчас в его голосе появились стальные нотки. – Послушайте. Самое важное сейчас – ребенок. В порядке ли ребенок? Вы можете ответить на этот вопрос?

– Ребенок? – переспросила Кейт протяжно, как стюардесса. Ее глаза метнулись в сторону Анушки, которая притихла в кресле.

– Послушай, Ребекка, – Джулиан вздохнул, – несмотря на твое отвратительное поведение, твою ложь и двуличие, а также возмутительное пренебрежение правилами безопасности (как ты могла не пристегнуться?!), я готов взять на себя заботу о тебе и о ребенке. – Он постарался изобразить улыбку. – Вообще-то, пока мы тут разговариваем, моя мать довышивалась чуть ли не до коматозного состояния.

Я глодала внутреннюю сторону щеки. Пульсирующая головная боль перемещалась от виска к виску. Каждый вздох отдавался скрежещущей болью. Зак уже собирался в свою очередь выступить с подобным заявлением, как доктор с шумом ворвался в палату и принялся механически вещать.

– У пациентки травма грудной клетки, – бубнил он с акцентом, который напомнил о килтах и кожаных сумочках с кисточками. – Кроме того, имеют место абдоминальные боли и лихорадка (он указал рукой на горную цепь, изображавшую мой температурный график), что может указывать на абсцесс в брюшной полости. – Он посмотрел поверх своих бифокальных очков. – Я собираюсь ввести радиоизотоп…

При слове «ввести» мужчины развернулись и в один голос воскликнули:

– Она беременна!

– Я бы хотела, чтобы меня выписали. – Подмышки извергали фонтаны пота. Запах моего тела мог остановить бронетанковый батальон. – И прямо сейчас.

Свет едва проникал через закопченные окна, высвечивая отпечатки пальцев на грязном стекле – словно тысячи людей хватались за него, желая отсюда выбраться. Я точно знала, как они себя чувствовали.

Доктор оглядел нас, будто мы были бактериями под микроскопом.

– Я внимательно осмотрел мисс Стил, и она не беременна.

Мягкое выражение на лице Джулиана сменилась отвращением.

– Вы уверены, доктор?

– Совершенно.

– Я собиралась сказать тебе. Правда. – Мне хотелось найти защитника в глазах Джулиана. Он отвернулся. – Я потеряла его. Неделю назад…

В этот момент в палату вошли Дариус и группа полицейских.

Муж Анушки, напоминающий раскапризничавшееся домашнее животное, ввел офицеров в палату и ткнул пальцем в собственную жену, подергивающуюся, как подопытная лягушка.

– Это она. Вы должны вынести ей обвинение в покушении на убийство.

Глаза остальных пациентов скакали, как шарики в настольном теннисе. Даже суровый доктор перестал пялиться через верхние линзы очков.

– Я просто хотела, чтобы ты перестал храпеть. Джулиан… помоги мне, – заклинала Анушка, проводя рукой по волосам, как в рекламе шампуня.

Мой рыцарь в великолепном костюме от Армани встал подле нее.

– Конечно, я помогу тебе, Анушка. Как только мы выберемся отсюда.

Тонкий матрас напоминал размокший ломоть белого хлеба. Я с трудом приняла сидячее положение. Морщась от боли, метнулась в сторону Джулиана и вцепилась в него, как боксер, получивший накаут на последних секундах финального раунда.

– Не бросай меня!

Я мельком увидела себя в зеркале. На лице застыл ужас, а волосы на голове встали дыбом, как у Эйнштейна, который ради эксперимента сунул нож в тостер.

– Она полностью твоя, – обратился Джулиан к Закери, холодно освобождаясь из моих объятий. – Но предупреждаю тебя: эта женщина как радиация. Последствия облучения будут сказываться и через двадцать лет.

– Это что-то изменит, если я скажу, что думала о тебе, когда спала с Заком?

Глаза Зака сузились в две горящие яростью щелки.

– Что это за любовная, мать твою, история вышла? Напоминает сценарий группы «Girl Eats Воу».

– Зак, прости меня, – молила я напряженным тонким голосом, словно мое горло было перетянуто жгутом. – Я не хотела…

У дверей Джулиан обнимал рыдающую Анушку.

– Я думаю тебе пора подумать о душе, – сказал он, одарив меня испепеляющим взглядом. —

Конечно, если ты еще помнишь, что такое душа. – Дверь глухо захлопнулась, словно ловушка.

– Зак, я сейчас все объясню…

Зак бросил мне на кровать монетку в пятьдесят пенсов.

– Позвонишь, бля, кому-нибудь, кому есть до этого дело.

Полиция увела присутствующих на допрос, а я осталась без сил среди обломков кораблекрушения. Приподняв голову на кровати, я увидела Кейт, рассевшуюся в кресле. Она, похоже, была в полном порядке.

– Что-нибудь хочешь? – спросила она спокойно.

– Да. Менопаузу.

Кейт скрестила ноги, затянутые в джинсы.

– Ты была беременна?

– Я… я не хотела ребенка.

Кейт недоверчиво покачала головой.

– А я… я только и мечтаю о том, чтобы стать матерью. Я просто в отчаянии, когда в ресторане подают молочную бейби-кукурузу.

– Хм… очнись и понюхай вонючие подгузники, Кейт… Ты же ненавидишь детей, забыла, что ли? Ты же… как называются детоненавистники? Детофобка.

– Когда-то я так думала, знаю. У меня были смутные планы по поводу потомства когда-нибудь в будущем. А потом на меня нашло. И теперь нет сил ждать этого «когда-нибудь». Раньше я думала, что иметь ребенка эгоистично. Но эгоистичными были как раз причины, по которым мне не хотелось иметь детей: мое здоровье, моя карьера, моя репутация, мое будущее. Я, я, я… А счастлива ли я? Удовлетворена ли я? Когда у тебя дети, на все эти идиотские вопросы просто нет времени. Знаешь, в чем твоя проблема, Ребекка?

– Нет. Но ты мне сейчас расскажешь.

– Ты женщина, у которой есть все… Ты просто не умеешь этим пользоваться.

– Да. Я чувствую себя виноватой, понятно? Я обманывала. Я лгала. Черт. Наверное, и в Боснии война была из-за меня. Вот. Теперь довольна?

Но Кейт тоже собралась уходить.

– Приходи поскорее навестить меня! – усмехнулась я. – Ты меня легко узнаешь: я буду сидеть в углу, пускать слюни и заплетать косички.

– Не говори глупости, – сказала она, швыряя слова через плечо. – Нервный срыв может быть только у того, у кого есть центральная нервная система.

Дверные пружины звякнули и затихли.

39

Я не утираюсь платочком

Ты смеешься, и мир смеется вместе с тобой. Ты плачешь, и тушь течет по щекам. Лежа в больничной палате, вдыхая воздух, наполненный углекислым газом, выделенным другими людьми, я убедилась в том, что жизнь чем-то напоминает Майка Тайсона, а я нахожусь в легчайшей весовой категории.

Я повертела в руках именную бирку на запястье. В больнице вешают именные бирки на случай, если вы забудете, кто вы, или (как в моем случае) когда о вас никто не спрашивает. На багажной карусели жизни я была далеко не кожаным чемоданом «Луи Вюиттон». Скорее потертым рюкзаком, который остается последним на багажной ленте, и он наматывает круги, заброшенный и несчастный. Уставившись на телефон у кровати, я не могла вспомнить ни единого человека, которому могла бы позвонить. В конце концов набрала говорящие часы. Хоть они будут со мной разговаривать каждые десять секунд.

Наступил вечер, и на меня напала тоска. Да какая! Последнее время я только и делала, что жонглировала, чем дальше, тем быстрее, шаров становилось все больше, и только сейчас я поняла, что не было ничего удивительного в том, что в итоге все они свалились мне на башку. Почему секс все так усложняет? Были бы мы бесполыми, думала я, пока медсестра меняла повязки, переворачивая меня, словно кусок теста. Одуванчики, вязы, одноклеточные водоросли – все они просто отдают часть себя. Тля уж точно знает в этом толк. Она трахается раз в шесть поколений. А предполагается, что мы самые развитые существа в эволюционной пирамиде. Что-то мне в это не верится. Почему мы не можем размножаться почкованием, или делением, или откладывать яйца на худой конец? Тогда бы я точно не оказалась в этой передряге, такого и врагу не пожелаешь.

По стене метались фиолетовые отблески от телевизора, работавшего в палате напротив. Под окнами больницы до самого горизонта расстилался Лондон: узкие извилистые улочки под болезненным небом. Женщина на соседней кровати разгрузила глотку, сплюнув кучу стрептококков в плевательницу у моей головы. По крайней мере, размышляла я, хуже уже быть не может.

В этот момент в палату вошла моя мать. На ней была кожаная мини-юбка неизвестного зоологического происхождения и футболка как минимум на пять размеров меньше, чем надо, с золотым Хулио Иглесиасом. Глядя в мою сторону, она излучала не самую искреннюю заботу. Я не видела ее почти год.

– Ты что-то сделала с волосами.

– Нет.

– Ну, тогда тебе стоит с ними что-нибудь сделать.

Моя мать обладала поразительным умением заставить меня чувствовать себя Человеком-слоном. Я человек, напомнила я себе. В поисках моральной поддержки я взглянула на отца. Его волосы, словно намазанные маслом, были расчесаны на косой пробор. Мутным взглядом он уставился неизвестно куда, словно говоря, что поучаствует в этой жизни в следующий раз.

– Приятная мебель, – сказала моя мать, ерзая в кресле и выставляя кружевные трусики на обозрение всей палаты. – Искусная кожа.

– Искусственная, – поправила я ее равнодушно.

– Мне позвонила Анушка и рассказала про ребенка. – Я осторожно взглянула на нее. Конечно, сочувствия ждать не стоит. – И, честно говоря, это явно не облегчение. Я отказываюсь становиться бабушкой, слышишь меня? – усердно выговаривала она. – Мы пришли, твой отец и я, и хотим тебе кое-что сообщить.

Пожалуйста, скажите, что меня удочерили другие родители, подумала я в отчаянии.

– Давай посмотрим правде в глаза, ты явно не дотягиваешь до мамаши, Ребекка. Думаю, будет разумно, чтобы врач удалил из тебя это, пока ты тут находишься.

Я была уверена, что меня уже ничего не сможет удивить, но это меня сразило. Хотя и не должно было. Мать всегда относилась к людям, как к дешевой одноразовой посуде. Совсем как я, содрогнувшись, подумала я. Через полчаса, оторвавшись от обсуждения с медсестрами своих гинекологических проблем, она зашла попрощаться.

– Тебе принести что-нибудь?

– Немного жизни, – сказала я с грустью.

Как только они удалились, я отправилась в общую ванную комнату, набрала воды и, подняв вверх сломанное запястье, улеглась в грязную ванну. Сквозь тонкие стены доносилась болтовня из соседней палаты: щебет на хинди и бенгальском, трескотня родственников, навещающих детей. «Леди и желе-мены», – послышался голос мальчика. «У меня попа икает», – сказала маленькая девочка. Другой мальчик рассказывал, что у него в ноге головная боль, а Дед Мороз ему не верит. Девочка спросила: «А та мертвая белка, которую мы видели на дороге, она отправится в рай или в ад?» Ее братик был уверен, что в ад, и добавил ни с того ни с сего: «А у дьявола есть жена. У всех они есть!»

Неожиданно для себя я почувствовала, как тянет меня к домашнему теплу и уюту. Я была в западне.

В палате, подключенной к системе центрального отопления трубами, напоминающими пуповину, было тепло, как в утробе. Трубы гудели и вибрировали, по ним во все концы здания переливалась вода, и это напомнило мне о том, что доктор назвал «содержимым матки», которое не так давно жило во мне. Я хотела было притвориться и сказать самой себе, что это всего лишь месяц без менструации, какое-то крохотное скопление клеток, просто голубая линия на тестовой бумажке. Но, слушая детскую болтовню, я начинала осознавать, что это не просто запинка на пути к самоудовлетворению. Я не могла отделаться от мысли, что в моей жизни больше не будет этой тонкой голубой линии, предвещающей появление ребенка. Анушка была права: во мне зарождалось маленькое чудо. Чудо, которого я не желала, подарок судьбы, который я грубо и бессердечно «вернула отправителю»!

На смену волнам тошноты, которые мучили меня во время беременности, пришли волны раскаяния. Логика боролась с эмоциями. Взгляни на вещи трезво, говорила я себе. Если бы женщины могли избавляться от беременности по собственному желанию, не было бы всех этих подпольных абортов. Я говорила себе, что потеря ребенка – только к лучшему. Но проблема была в том, что последние четыре недели гормоны давали о себе знать. Я тайком заглядывала в детские коляски. Я шепотом выдавала свои сокровенные мысли другим матерям, которые тоже сообщали мне, какими счастливыми они себя чувствовали.

Так что же было не так? Может, снотворное, что я принимала до того, как узнала, что беременна? Или занятия аэробикой и тяжелой атлетикой уже после того, как узнала? Или все дело в моих шутках. «Конечно, я не против детей, – говорила я всем, кто спрашивал об этом, – если кто-то будет их за меня рожать и вынашивать».

Важно было не то, что я сделала. Важно было то, чего я не сделала и что начинало меня серьезно беспокоить. Я никому не говорила, что хочу ребенка. Что я уже представляла себе его маленькое личико. Его маленькие сжатые кулачки. Ротик, трепещущий у моей груди. Тихое возбуждение, когда доктор ультразвуком определяет пол. Эйфория сразу после рождения. Наплыв доброжелательных друзей и родственников. Одевание его в комбинезончик – с сумочкой и ушками, и фотографии, которых он будет стесняться в свой двадцать первый день рождения. Я даже думала о мозаиках из макарон и соломки, которые он будет делать мне ко дню матери.

Я обманываю себя, что потеря ребенка – примерно то же самое, что дождь перед вечеринкой у бассейна, – зря побрила лобок, и только. Ну да, я, Бекки Стил, родилась с двойным генетическим отклонением. Я была не только такой же поверхностной и эгоистичной, как моя мать, но и такой же эмоционально недоделанной, как мой бедный отец. Неоперившаяся молодка, в свои тридцать три. Живое доказательство того, что молодой бываешь только однажды… но незрелой можно остаться навсегда.

Пульсирующая пустота затмевала боль после травмы. Эмоции сдавливали горло. Что я сотворила со своей жизнью? Воспользовавшись бензопилой или приняв ванну из кислоты, вряд ли можно было обезобразить себя еще больше. Я всегда считала себя жесткой, едкой, стойкой, здравомыслящей. Но только до того, как все потеряла. Даже не потеряла, а растеряла, выкинула. Здравый смысл? Не такой уж он и здравый. Я чувствовала отвращение к самой себе. Жирная черная ненависть к самой себе булькала где-то в глотке.

Нужно было выбираться из своей жизни! Во всем этом вакууме где же мое место? У меня появилось желание пуститься наутек, сбежать так же, как я сбежала с собственной свадьбы, от Джулиана, от карьеры, от материнства – от самой себя. Потому что это и была правда жизни. А я, как и моя мать, все время вертелась исключительно вокруг собственной оси… И планета моя была маленькой-маленькой.

Вода остывала. Я была парализована раскаянием. Угрызения совести охватили меня, словно давний любовник, в горле застряли всхлипы. Но катарсиса не было, я не ощущала ни легкости, ни освобождения, разве что болезненное отчаяние и ненависть к самой себе. Никогда раньше я не ощущала эти ядовитые, токсичные испарения стыда и позора.

Слезы мои наконец перешли в тональность поминального плача, я продолжала лежать в пустой ванне. Вот я и ипохондрик, и моя неизлечимая болезнь называется Жизнь. Пришло время вступать в клуб анонимных социальных прокаженных.

Я смочила салфетку в холодной воде и приложила к горячим векам, потом покинула ванную комнату и, прихрамывая, направилась к палате. Последние лучи солнца осветили мои рыжие волосы, и они вспыхнули погребальным костром, и костер этот был разожжен моими друзьями, моей семьей, моим будущим.

Чудовищная тьма сгущалась вокруг меня.

Я беспомощно упала на самую негостеприимную постель в мире – ту, что постелила себе сама.

40

Продается муж

Была всего одна аккуратная владелица

Думаю, вполне справедливо сказать, что удача перестала стучаться в мою дверь. Мне негде было жить, кроме как в квартире моих родителей, мой любовник утешал себя общением с фанатками группы, я потеряла ребенка, которого слишком поздно стала ценить и желать, Анушка, потрясенная всем случившимся, просто исчезла: делала лоботомию или вступила в общество саентологов (ее служанка забыла, что нужно сказать на этот раз), меня ложно обвинили в хранении наркотиков класса А, а моя лучшая подруга сбежала с моим мужем. К этому моменту мы уже не жили вместе год (срок, необходимый для подачи заявления), поэтому прошение о разводе на основе нарушения супружеской верности (с подписью Джулиана, твердо выведенной чернилами цвета запекшейся крови), бесшумно опустилось на порог квартиры моих родителей. В коротком постскриптуме сообщалось, что желательно совершить эту процедуру как можно быстрее, так как в скором времени он намерен жениться повторно.

Постановление о разводе вступает в силу по истечении шести недель… но сердечная боль остается навеки. В тот день, когда я стала половинкой одной из тридцати пар, разведенных в тот день в Сомерсет-Хаусе, я сидела в квартире родителей в Ислингтоне в свадебном платье и отвечала только на звонки, адресованные мисс Хэвишем.[31] Разослала не-свадебные приглашения. Испекла несвадебный торт и распилила пластмассовую декорацию жениха и невесты на две части. Слушала Пэтси Кляйн, пока у меня не отвалились уши.

Я старалась убедить себя в том, что ошибки – это долги, которые мне следует выплачивать за бурно прожитую жизнь. В том, что быть незамужней девушкой не так уж плохо. Меня осенило, что за свою взрослую жизнь я никогда не жила без мужчины. Жить в одиночестве означало, что теперь не нужно сломя голову нестись домой, чтобы разморозить ужин и тут же, за две минуты, приготовить его. Что меня никогда не поймают за тем, как я размораживаю хлеб феном для волос, держа между ног только что вынутую из холодильника лазанью. Никакого храпа, никаких утомительных бесед, никаких раздраженных вопросов «Да что с тобой такое? Менструация скоро, что ли?». Жизнь в одиночестве означала мир, спокойствие и тишину… Но зачем мне эта тишина?.. Чтобы слышать, как я рыдаю – вот зачем. Поверьте, мне уже требовались болотные сапоги.

Да и кого я хотела обхитрить? Я понимала, что иду по дороге своей матери. Теперь у меня был такой эмоциональный багаж, что явно требовался носильщик. Я становилась такой, каких сама раньше избегала на вечеринках. Сентиментальность нападала на меня в самые неожиданные моменты: когда в супермаркете я проезжала с тележкой сквозь стаи самодовольных счастливых парочек или когда уплетала смесь из орешков и случайно замечала кешью, свернувшийся эмбрионом у меня на ладони…

Погода соответствовала моему настроению. Небо напоминало серую пробирку, из которой выливался грязноватый дождь. Дождь шел так часто и так сильно, что животные делились на пары и скулили в ожидании Ноя.

В один из таких печальных дней в спортцентре я подняла глаза и сквозь пар общей душевой разглядела веснушчатое лицо Кейт, изучающей меня через очки в красной оправе.

– О! – Я почувствовала, что начинаю задыхаться. Вода стучала по моей спине, я только через минуту вспомнила, что нужно поздороваться. – Привет.

– Добрый день!.. Хм… Я не помешала?..

– Нет-нет. Я всего лишь рассеянно взбиваю свои целлюлитные жирности.

Кейт сняла очки, повесила полотенце на крючок и ступила под душ на зеленый коврик.

– Ну… и как ты?

Я пожала намыленными плечами.

– Нехорошо. Я беру в прокате мелодрамы и реву вечерами напролет.

– Ну, тогда ты точно больна.

– В общем, я столько раз старалась совершить самоубийство, что чуть действительно себя не убила.

– Наверное, постоянное посещение спортивного зала тоже один из способов загнать себя до смерти. – Кейт отвернула кран и встала под ржавый душ. – По крайней мере, теперь ты можешь совершить самоубийство голой.

Кейт выдавила на руку травяной шампунь, и пластиковая бутылка пукнула. Я наблюдала, как она намыливает волосы, пока они не стали напоминать безе, и выпалила:

– То, что ты тогда сказала в больнице… Так это все правда. Моя проблема в том, что всю свою жизнь я была страшно легкомысленной – ходячее ток-шоу, где я выступаю в роли и ведущего, и гостей.

Кейт близоруко смотрела на меня.

– Может, хватит себя поносить, дуреха ты шерстяная? Что нам-то тогда останется делать?

– У тебя есть все основания меня ненавидеть, – продолжала я. – Я пользовалась твоим расположением на работе. Лгала. Подкинула тебе на стол крем для удаления лобковых волос. А иметь двух возлюбленных одновременно… Боже мой! Я вела себя как мужчина. И не самый порядочный мужчина к тому же. А неандерталец. Я…

Кейт резко подняла руку.

– Ты думаешь, у тебя авторские права на ненависть к самой себе? Да, я носила искусственные ресницы. Причем на людях, черт возьми…

– Ну, ты… немного изменилась, – сказала я тактично.

– Но теперь я изменилась в обратную сторону… по правде говоря, – признала она, подняв руку и показав мне обнадеживающе волосатую подмышку. – Я немного подустала от всего этого чертова оптимизма. Жизнерадостные люди недооценивают сложность возникающих проблем. Ты знаешь, Эйнштейн говорил, что в тот день, когда ему пришла в голову теория относительности, он был в плохом настроении.

– Хорошо, что ты вернулась, Кейт. Голые и мыльные, мы осторожно обнялись.

– Вообще-то это всегда была твоя жизнь. Просто я держала ее тепленькой для тебя…

– Так как поживает Джулиан?

Мы оторвались друг от друга после восстанавливающих дружбу объятий.

– Я только что собиралась спросить у тебя!

– У меня? – воскликнула я. – Я в режиме ожидания… в смысле мужчин… Но вы-то снова вместе, верно?

– Нет, слава богу. Теперь я уж точно поклялась ничего общего не иметь с мужчинами. Я все еще ищу мужчину, который мог бы доставить мне столько же удовольствия, сколько поедание крем-брюле.

Эти сведения поразили меня до глубины души.

– Так ты не выходишь за него замуж?

– Я? Я думала, ты выходишь за него замуж?

– Последний раз я видела его в больнице.

– И я тоже, – Мы выключили краны с водой – водопровод вздохнул, как астматик, – и в полном неверии уставились друг на друга. – По крайне мере, он был честен, объективен и, мать его, признал, что действовал несправедливо и беззаконно, – сказала она в стиле Джулиана.

Я вытерлась полотенцем, переваривая эти новости.

– Лично я довольна, – блефовала я. – Это такое облегчение, что у меня сейчас нет никаких отношений. Я просыпаюсь каждое утро и чуть ли не… хлопаю в ладоши от радости.

– Я тоже, – угрюмо согласилась Кейт, натягивая свою типичную огнестойкую одежду.

Мы осмотрели друг друга с вялым воодушевлением, словно пара старых чучел.

Час в пицца-баре на площади Лестер-сквер, где за каких-то три фунта можно есть все, что хочешь, – и наша любовь к человечеству, не говоря уже о любви друг к другу, была в некоторой степени восстановлена. Конечно, неплохо было бы встретить настоящую любовь, но, по крайней мере, заверили мы себя, у нее всегда буду я, а у меня всегда будет она. При этом в воздухе повис вопрос, размером с дирижабль: если ни одна из нас не собиралась выходить замуж за Джулиана, тогда, черт возьми, на ком же он женился?

– Вивиан, – предположила Кейт, разделываясь уже с третьим куском пиццы. – Точно, это Вивиан. Понимаешь, в смысле благочестия эта сучка занимает промежуточную позицию между Флоренс Найтингейл и матерью Терезой.

– Не может быть! – завопила я. – Она же носит юбку-брюки!

– Но разве Джулиан не говорит постоянно, что она само совершенство? И разве она не уязвима сейчас? И нуждается в защите? И выступает в роли жертвы, которую мучает ее изверг-муж?

– Кейт, эта женщина покупает контрацептивы в магазине хирургических принадлежностей!

– Подумай об этом! Оба юристы, оба любят семью. Боже милостивый! Возможно, она уже ждет ребенка…

– Ждет ребенка? Откуда? – прервала я цинично.

– Оба они домоседы. Любят готовить. Да пока мы тут с тобой точим лясы они наверняка воркуют друг с другом где-нибудь в отделе бытовой техники универмага «Джон Льюис». Ты же понимаешь, в каком Джулиан отчаянии, черт подери, он только и мечтает о кольцах и брачных узах… – Она помахала в воздухе пальцем, на котором должно было быть обручальное кольцо. – Надо бы это выведать!

Кейт, как боец-диверсант, перечислила предметы, необходимые для проведения этой операции: микрофон такой мощности, что можно услышать, как споры плесени размножаются на сухариках в его салате, и фотоаппарат с таким объективом, что можно сфотографировать налет на его зубах. Я же нашла более простой способ и позвонила ему в офис. Секретарша ответила, что в час дня он встречается с мисс де Кок в отделе свадебных нарядов универмага «Хэрродс». Нельзя было терять ни минуты. Вивиан уже взяла девичью фамилию. Мы поймали такси, и в ближайшие полчаса моя жизнь окончательно превратилась в мелодраму.

– Бекки! Кейт! Привет, куколки! – пронзительно, на три тональности выше колоратурного сопрано, завизжала Анушка. – Послушай, Бек! Спасибо, что помогла мне тогда, – запинаясь, произнесла она. – Я сделаю то же самое… если ты когда-нибудь засунешь тампоны в ноздри своему мужу и он задохнется…

– Привет! – Я обняла ее, но она чуть отстранилась. – Твоя служанка сказала, что ты за городом? – начала я.

– Ну да, я уже вернулась… – Усевшись, она положила одну гладко выбритую ногу на другую, потом поменяла их местами – и так несколько раз, пока они не заплелись в косичку.

– Я знаю. На свадьбу твоей сестры…

– А… – Она нервно потрогала слипшиеся от туши ресницы. – Вы знаете о свадьбе? – Ее взгляд тревожно блуждал – она поглядывала на эскалатор. На лице была нервная улыбка, такая усмешка предшествует заявлениям вроде «простите, я не виновата».

– Так ты поэтому нас избегала? – настаивала я. – Из-за Вивиан и Джулиана?

Она не успела ответить – в примерочную с длиннющим платьем из поскрипывающего атласа вошла продавщица. На лице ее не было видно глаз – только рот, расплывшийся в улыбке, как у продавца подержанных машин.

– Мисс де Кок, или правильнее сказать, миссис Блейк-Бовингтон-Смит? Ваше свадебное платье!

Катастрофа – это печь, в которой, приобретая новую форму, плавятся и деформируются личности. Я медленно повернулась, чтобы посмотреть в лицо своей подруге – выражение ее лица стало таким жестким, а глаза такими холодными, что она выглядела совершенно незнакомым мне человеком.

– Но… она… ты же… – комната опрокинулась. – Эта женщина уже замужем! – информировала я Конвульсивную Улыбку, когда шум в ушах слегка затих.

– Брак аннулирован, – Анушка размотала ножки-спагетти и схватила вуаль из тафты, шуршащую, словно змея в траве. – Дариус счастливо проживает со своим южноафриканским другом Норбертом, который меняет полотенца в гостинице.

– Аннулирован?

– Да, брак недействителен, – развивала тему Кейт, – потому что один из партнеров сознательно отказывается исполнять супружеские обязанности. Достаточное основание для того…

– Я знаю, что это значит! – Я почувствовала резкую боль в солнечном сплетении. – Ты выходишь замуж за Джулиана… и даже не позвонила мне?

– Послушай, куколка. Не ты ли говорила мне, что надо перестать быть такой милой? – Она одарила меня язвительным взглядом. – Не ты ли говорила, что «красивое поведение» ни к чему хорошему не приводит? Не ты ли говорила, что, мол, пусть красиво себя ведут мечтатели и монархи…

– Ты определенно опаздываешь на занятия в группе поддержки недееспособных подруг, куколка, – напомнила Кейт, нависая над ней.

– Кто бы говорил!.. Мне надоело, что вы постоянно указываете мне, что делать. Джулиан – идеальный материал для супружества. Несмотря на ваши заумные книжки и напыщенные речи, вы по глупости просто не разглядели этого, – Анушка предательски скривила накрашенные губки.

Я трясла ее за плечи.

– Ты не Анушка де Кок! Только прикидываешься. Настоящая Энни ходит где-то там, правда ведь?

Она отмахнулась.

– К тому же он прекрасный юрист. Джулиан сделал так, что мой брак с Дариусом канул в брачную лету. Что означает – никакой палимонии. А еще аннулированы ужасные обвинения за вождение автомобиля в нетрезвом состоянии. Какой я была глупенькой! Я направляла усилия явно не в ту сторону! Новые лейбористы собираются отменить право наследования пэрства. А учитывая, сколько Джулиан сделал для партии… – сказала она хладнокровно и самодовольно, облизывая розовым язычком зубы совершенной формы, – и его работу с жертвами пыток… я уверена, он будет вознагражден… пожизненным титулом баронета, как минимум!

Я горько усмехнулась – такой смешок издал Ретт Батлер, когда осознал, что его любимый Юг поджарили за милую душу, а жена оказалась обычной потаскушкой. В холодном свете логики все выглядело очевидным. Девушки из Клуба благородных девиц считают, что брак – это лошадка, и если с нее падаешь, нужно поскорее запрыгнуть снова. К тому же она так хотела мужчину. Уж поверьте, по сравнению с Анушкой даже каннибалы выглядели вегетарианцами. Ее любовные письма были адресованы «до востребования». Джулиану, Королю Ипохондрии, не терпелось жениться и понизить риск сердечных заболеваний. Он бы уже ослаб, если бы не наступление Постоянно Поправляющих Волосы Куколок. И Наездница снова заполучила мужичка.

Уже не в силах бороться, я с грустью смотрела на нее.

– Наверное, так утомительно накладывать макияж на два лица каждое утро.

– Окунись в цистерну с омолаживающим кремом – у тебя шея, как у ящерицы, – выплюнула она.

За последнее время я поняла одну вещь: потери и сердечная боль не делают тебя сильнее. Просто люди начинают думать, что ты сильнее. Анушка скрылась в святилище шикарных примерочных. Взглянув в огромное зеркало, я едва узнала себя. Это лицо принадлежало прежней жизни, от которой меня отделяли галактики несчастий и горя. Телевизионную программу обо мне следовало бы назвать «И это ваша жизнь???».

Еще немного, и Зак уже мог давать концерт в память обо мне.

41

Пинаколада, сковородка и ты

К началу декабря мой портрет можно было уже вставлять в рамку.

В то утро было назначено слушание по моему делу. Воздух был едким и терпким. Притащившись в магистратский суд на Боу-стрит, я почувствовала запах огромного грызуна. Роттерман занимал большую часть зала суда и был как никогда жирен. Его необъятная туша навалилась на соседнюю скамью.

– Знаешь что? – протянул он с воодушевлением.

– Ты переспал с кем-то неродным?

– Ты отправишься в тюрьму! – накладка у него с головы исчезла, ее сменили трансплантированные волосы. Выглядели они так, словно на череп наклеили лобковые волосы. – И никто уже не спасет т'ою жалкую задницу. А с судимостью у те'я ноль шансов снова быть с Заком, как только мы переберемся в Штаты. Так что я пришел позлорадствовать.

И это неудивительно. Я точно знала, что Роттерман действовал в соответствии с инструкцией «Как быть полной сволочью».

– По закону, по закону… Мои права… – Я чувствовала себя в полном дерьме.

Я знала, что вляпалась не на шутку. Стала жертвой обстоятельств, и они давили на меня, словно стенки гроба. Язык парализовало от страха. Пытаясь побороть накопившуюся тревогу, я сфокусировала взгляд на зеленом линолеуме. Теперь я уже была не так цинично настроена по отношению к юристам, уж поверьте… Хотя это не относилось к бесплатно предоставленному мне адвокату, которого, казалось, сера в собственном ухе интересовала намного больше, чем моя невиновность.

Может быть, все-таки правда победит, и я буду спасена. Да уж, конечно…

* * *

Оторвав взгляд от пола, я увидела, как в зал вошел Джулиан. Кровь в моих венах застыла, оставив на стенках тормозной след. Агент Зака был не менее моего сражен его появлением. Кадык Роттермана прыгал через золотую цепь, как через скакалку.

– Как продвигается развод? – взревел он. – Знаешь, почему тропическим циклонам так часто дают женские названия?.. Потому что они приходят мокрыми, пускают пыль в глаза, а когда уходят, забирают с собой дом! – Его смех был таким же фальшивым, как волосы.

Мозг силился привести в движение сердце, а Джулиан медленно сканировал взглядом зал суда. Внезапно он рассмеялся. Сначала я подумала, что его насмешил мой вид стюардессы «Люфтганзы» – шарфик, серьги с жемчугом и благопристойный шерстяной костюм нейтральных тонов. Думаю, это его повеселило, но потом я вспомнила о своей прическе. Кейт предположила, что для выяснения моей вины пряди волос могут отправить на анализ ДНК. Копаясь в Интернете, она обнаружила, что, если я покрашусь, в волосах не останется ни малейшего намека на косяк, раскуренный с Закери. Ясное дело, я провела всю ночь у нее дома, обесцвечивая волосы. Полумеры не в моем стиле, поэтому я сбрила и каждый волосок на теле. Утром, чтобы очистить водопровод от моих волос, Кейт пришлось вызывать мастера.

– А где твой сутенер? – прохладно спросил Джулиан, оценивая мой внешний вид. Я с облегчением заметила, что его губы уже не прикрывали лохматые усики. – А теперь прошу меня извинить, у меня есть кое-какая работа, – сказал он со зловещей улыбкой, направляясь к представителю угрозыска, который стоял у стойки с моим адвокатом, группой мужчин в серых костюмах и арестовавшим меня полицейским. Джулиан тихо посовещался с ними и указал пальцем в мою сторону. Полицейский кивнул и отошел, прервав их товарищескую беседу. При виде наручников я невольно напряглась. Угрожающе нарастая надо мной, он прочистил горло. Моноспектакль продолжался.

– Господин Роттерман, я полагаю? – спросил он у глыбы, гноящейся возле меня. – У меня есть ордер на ваш арест и выдачу Соединенным Штатам для судебного разбирательства. Вам предъявлено обвинение в рэкете, шантаже и переправке наркотиков через государственную границу.

Потоки извергаемых ругательств не помогли – Роттермана вывели из зала суда и потащили в камеру при полицейском участке на Боу-стрит.

– Как тебе это удалось? – спросила я Джулиана, когда ко мне вернулся дар речи.

– Я позвонил следователю и, воспользовавшись старыми данными, когда Роттерман еще был моим клиентом, рассказал все, что мне известно о нем, его банде и их проблемах в Штатах. Они проверили эту информацию через ФБР и выяснили его настоящее имя. Он оказался в розыске, и из ФБР поступило требование о выдаче преступника. Мы предположили, что он достаточно нагл и сегодня утром объявится в суде, чтобы позлорадствовать, когда тебя признают виновной. Как выяснилось, Роттерман был осведомителем Скотланд-Ярда по наркотикам, так что именно он, скорее всего, и подкинул их тебе.

Его рука ровно покоилась на моей спине.

– Я также убедил Дэнни де Лито выступить свидетелем по этому делу. Так что сейчас он находится под охраной и отзывается только на имя Черил… – Он подтолкнул меня к свету в конце коридора, что было довольно символично, и открыл тяжелые двери. – А обвинения против тебя будут сняты, Бек.

– Но, Джулз… – Я была ошеломлена, я запуталась. – Ты не должен быть здесь. Сегодня день твоей свадьбы?

Он пожал плечами.

– Нет закона, запрещающего нам оставаться друзьями.

– Я имею в виду, что нам нечего терять. Мы уже разведены… – Мы стояли друг против друга, словно иностранные сановники на дипломатическом приеме.

– Я… я скучала по тебе, – призналась я. – Ты был моим лучшем мужем.

– Я тоже все еще скучаю по тебе, но теперь постепенно приближаюсь к цели, – усмехнулся он. Тон его был отстраненным, но доброжелательным, как у экскурсовода. – Ну, – поддразнил он меня, – ты собиралась сказать, сколько тебе лет, до того, как поклянешься на Библии?

– Вообще-то я нашла более изящный способ становиться старше… пластическая операция.

Мои слова вызвали у него улыбку.

– Чтобы оставаться молодым, нужно заводить друзей старше себя.

– Так поэтому Анушка выходит за тебя замуж? Но что скажет священник?.. Объявляю вас мужем-отцом и женой? – и прикусила язык. Я же обещала себе соблюдать такт, а это было для меня все равно, что пройтись по канату, я обещала вести себя сообразно сложившимся обстоятельствам.

– Ты против этого? – Джулиан сосредоточил все внимание на мне. – Назови мне хоть одну причину, почему мне не стоит на ней жениться? – произнес он тихо.

За долгое время мои ощущения могли извратиться, так что я решила не принимать в расчет двусмысленные нотки в его словах. Сжала губы, стараясь не выкрикнуть: «Потому что она тебя не любит!.. Потому что тебя люблю я!» Вместо этого я выдавила напряженную улыбку.

– Саймон будет твоим свидетелем? – спросила я вежливо, сделав вид, что ситуация не имеет для меня значения.

Он кивнул.

– Ты же знаешь, он теперь с Селестией.

– Да. Кажется, я помню, он обещал ей найти Переднюю Форникальную Эрогенную Зону.

– О боже. Только не это. Новая эрогенная зона. Я все еще ищу последнюю.

«Ты нашел ее», – хотела я сказать, дотронувшись до головы и сердца, как клон слабоумных героинь Барбары Картланд. Но решительно закрыла рот и ничего не сказала. Разве я недостаточно портила ему жизнь? Что Джулиан мог увидеть в такой низко падшей женщине, как я? Да меня пора внести в справочник «Кто есть Никто». С обесцвеченными волосами, без работы (я была настолько без средств, что вскоре мне пришлось бы приняться за свой «косметический фонд»). Я, как магнит, притягивала к себе всевозможные катастрофы.

– Бекки…

Джулиан повернулся ко мне. На его лице было странное выражение, голубые глаза казались бездонными. В воздухе витала недосказанность. Но вдруг теплота на его лице растаяла, глаза сфокусировались где-то позади меня. Он рефлексивно поднял брови, и его лицо исказилось досадой.

Я обернулась и увидела, как, заставляя прохожих оборачиваться на свою попу, Закери важной походкой направляется в нашу сторону мимо канареечно-желтых офисов газеты «Геральд трибьюн». Он напоминал варвара, готового насиловать и грабить: разорванная футболка, украшенная коброй, медузообразные волосы и трехдневная щетина.

– Спасибо те'е, парень! – Закери протянул Джулиану руку, который автоматически пожал ее. – Те'ерь я свободен!!! – Зак с силой дернул кулаком, отведя руку назад. – Йесссс!.. Со мной говорили ФБР. Они сказали, что у меня все в порядке. Контракт Ротти никак ме'я не связывает по закону, да ведь и гангстер отправится в тюрьму, пра'льно, адвокат?

Джулиан почти незаметно кивнул. Его лицо было цвета тумана.

– Ротти мертв, как динозавр, черт… Да. Поганый зверь, пра'льно? – сказал он воодушевляясь. – Неудивительно, что эти уроды, ну, вымерли, что ли…

Я ухмыльнулась. Две грамматические ошибки, неправильное произношение и совершенно некорректное высказывание. Слава богу. Наконец-то Зак вновь стал нормальным.

– В общем, Бек, по крайней мере, я все равно выступаю в Нью-Йорке, в «Мэдисон-Сквер-Гарден». Еду домой. Се'дня вечером. И не вернусь. Так что я хотел те'я спросить… – Он взглянул на свою блестящую спортивную машину, незаконно припаркованную у края тротуара. – Я знаю, ты не захочешь, чтобы те'я видели в машине, похожей на презерватив, – он улыбнулся, – хотя вообще-то она подходит к твоей новой прическе, цыпа. Может, поедешь со мной? Можешь занять место Ротти на «Конкорде».

Я резко развернулась в сторону Джулиана… но его уже не было – он испарился, исчезнув в молочной дымке. Я неистово оглядывалась по сторонам, но ничего не могла разглядеть. Казалось, весь Ковент-Гарден был освещен лампочкой в сорок ватт.

– Ох, Зак. – Я глубоко вдохнула.

Этот мужчина до сих пор был настолько сексуальным, что я отваживалась смотреть только на отдельные части его тела. Шея. Лодыжки. Икры. Ягодицы. Что может приносить большее эстетическое наслаждение, чем аппетитная попка в обтягивающих джинсах «Левис» модели 501.

– Ты так ярок, так стремителен, так своеобразен… не говоря уже о твоем либидо, противостоять которому невозможно, но…

Закери любовно посмотрел на меня, лукаво приподняв брови.

– Ка'да я приеду домой и посмотрю эти слова в словаре, мне будет приятно, верно?

– Да, тебе будет приятно.

Я застенчиво поцеловала его в щеку. Он пахнул костром и ирисками. Но у моей туристической визы на планету Либидо истек срок годности.

Он подбросил ключи от машины и легко поймал их одной рукой.

– Ну?

– Интересно, у тебя есть песни об избалованных и разочарованных тридцатитрехлетних женщинах, которые оставляют своих мужей в погоне за мечтой… а теперь хотят к ним вернуться?

– Так, – он сконцентрировал на мне свой топазовый глаз. – У те'я ко мне больше ниче нет?

Я дернула его за волосы.

– Идеальный перетрах на одну ночь превратился в целый год значимых отношений.

– Они ведь и правда были значимыми, да?

– Да… Но я буду только стеснять тебя, Зак. Почему бы тебе не спеть мне что-нибудь вроде «Мне так жаль, это было так прекрасно, но у нас никогда ничего не получится…»?

Зак на секунду прижал меня к своему горячему телу, пробрался к машине, уселся за руль, включил мотор и исчез. Фары цвета яичного желтка колыхались в грязном свете, пока тот не поглотил его.

Я тяжело уселась на ледяной край тротуара около женщины в запятнанных трусах и сером лифчике, укутанной в одеяло от Армии спасения. Она что-то бормотала себе под нос. Одиночество взвыло бы, глядя на меня. Я чувствовала, как иссыхаю. Меня колотила дрожь. Пожилая женщина предложил глотнуть из бутылки… Но какой смысл? Все сразу выльется у меня из глаз.

* * *

Когда через несколько часов Кейт на полной скорости влетела в свою квартиру в Блумсберри, она обнаружила меня на полу гостиной. Я сидела скорчившись и вполне сошла бы за когтеточку ее омерзительной кошки.

– Что случилось?

– Джулиан расстроил планы Роттермана. Он рассказал о нем всем – органам, ФБР и ЦРУ, – и они приехали и арестовали его. А с меня на радостях сняли все обвинения.

– Он пошел на это? Ничего себе! Ты сказала, что все еще любишь его? – требовательно спросила она.

– Нет.

– Почему, черт возьми, нет?

– Потому что он меня не любит. После всего, что я ему причинила.

– Ты дуреха, каких свет не видывал! Роттерман был его клиентом, так ведь? А Джулиан юрист. Парень нарушил свои профессиональные обязательства. Адвокат выдал сведения о своем бывшем клиенте! За такое его могут отстранить от работы! Ты понимаешь?

– Отстранить? – Я с ужасом уставилась на нее. Шок волной прокатился по всему телу, словно на мне испытывали ядерное оружие. – Но он же любит свою работу!

– Но тебя он любит сильнее. Мать твою, Бекки, да вы просто предназначены друг для друга. Ваша проблема не в вашей непримиримой непохожести… а в поразительном сходстве. Вы оба просыпаетесь, когда полдела уже сделано, господи прости… Неужели ты правда хочешь стать такой, как я? Дурой, не знающей наслаждения, боящейся каких бы то ни было обязательств? Секс, правда, лучше, чем прыжки с парашютом. Но любовь еще лучше. Ты была права. Счастье – это вовсе не умение смириться с тем, чего у тебя нет, – твердо сказала Кейт. Она театральным жестом указала мне на дверь. – Ты можешь еще успеть в церковь.

Расплывчатое ощущение отчаяния затвердело, превратившись в тревожное напряжение. Я бегом спустилась по ступенькам и прыгнула в ближайшее такси.

Последнее время так часто приходилось проглатывать свою гордость, что я уже знала ее на вкус. М-м-м. Еще гордости, пожалуйста. Требовалось секунды две, чтобы переварить ее… но в такси я поняла – мысли о том, что я буду плохой женой и плохой матерью, были неправильными. Посмотрим правде в глаза: идеальных семей не бывает. Единственное правило в хорошем браке – никогда не претендовать на хороший брак. И любить, принимая во внимание совместный опыт. Конечно, вы можете мечтать о Тарзане, который спустится на лиане и украдет вас… но будьте готовы к запаху его подмышек. Выходя из роли командира космического корабля глупости, я осознала, что мой страх потерять себя в замужестве был просто нелепым. Конечно, даже в браке можно иметь абсолютно все… только не все сразу.

Отличаясь особым умением заводить врагов, я бесстрашно ринулась через толчею на мостовой у церквушки на краю Риджентс-парка, мимо Дариуса и его южноафриканского жениха Норберта, мимо Женщины, которая в Прошлом Делала все Лучше и Успешнее, чем Любая Другая Женщина во Вселенной, а сейчас была Измученной, Слабой, Плохо Работающей и такой же Реальной, как все мы. Я пронеслась мимо Селестии, булимичной вегетарианки «свободного падения», которая флиртовала с отцом Анушки, говоря ему, что она не против, чтобы он называл ее «моя сладкая», если только тот не собирается ее съесть.

Я перепрыгнула ограду, оказавшись в маленьком садике размером с носовой платок, пробежала по аккуратно постриженному газону, напоминающему зеленое сукно бильярдного стола, и, петляя между могильными плитами, оказалась наконец на паперти, отшлифованной ступнями прихожан. В ризнице Саймон прикалывал гвоздику к серому фраку Джулиана.

– Что такое… – начал было свидетель.

До того как он успел разразиться очередной тирадой, я ударила его коленом в пах.

– Нужно испытать физическую боль, чтобы прижечь боль душевную. Помнишь индейцев из племени сиу? Это символично, – объясняла я, выталкивая Саймона на кладбище. Дубовая дверь захлопнулась, и я повернула гигантский ключ в замке по часовой стрелке.

Джулиан откинул гладкие волосы с широкого лба.

– Ребекка!.. А как насчет неприкосновенности развода?

Я зажала ему рот ладонью.

– Не говори ничего, пока ты не будешь готов меня выслушать!.. – с полным отсутствием логики произнесла я. – Я пришла сказать тебе, что поняла… Каждый брак – это смешанный брак. Брак двух разных культур. В каждой паре кто-то копается в смеси из орешков и выедает все кешью… Один водит машину слишком быстро, другой слишком медленно… Одному нравится, когда окна открыты, другому – когда закрыты. Видишь! – Я говорила голосом восторженного проповедника. – Каждая пара в каком-то смысле несовместима!

– Прости. – Он отвел мои пальцы от губ. – Но, по-моему, ты ни с кем несовместима, Ребекка.

– И это еще одна отличная причина, по которой нам надо завести детей, – сказала я, отважившись на улыбку. – Родители так заняты детьми, что у них нет времени ссориться друг с другом.

– Детей? – Джулиан отшатнулся. – А что ты здесь делаешь?

Я подступила к нему чуть ближе. Он отодвинулся на пару сантиметров назад. Я подошла. Он отодвинулся снова. Мы кружили по комнате друг за другом, выбивая клубы пыли из восточного ковра.

– Я здесь, чтобы сказать тебе, что свадебные клятвы неправильно сформулированы. Браки разрушают не болезни, неверность или недостаток денег, а целлюлит, ковыряние ногтей в постели… И еще, когда ты рассказываешь анекдот, а тебя перебивают. Или хуже! Исправляют. Священникам стоит произносить: «Объявляю вас мужем и женой, и пусть не помешают вам храпы, фырканья и другие раздражающие звуки и толстеющие бедра».

На губах Джулиана появилась ухмылка.

– Да не разлучит нас гастроэнтерит.

– И встречи с родственниками.

– Это точно. Особенно с твоими родственниками.

– В брачных контрактах должны быть еще пункты о храпе и еще о забывании дней рождений.

– И пунктик «Я не буду обсуждать размеры гениталий моего мужа со своими подругами»…

– Мы не просто обсуждаем анатомию мужей… Мы говорим о ваших эмоциональных дефектах, страхе облысения, ночной работе кишечника, отвратных привычках в вопросах личной гигиены, ваших прозвищах для пениса, о том, как пахнут ваши кроссовки после спортзала, что вы читаете, сидя на унитазе, и о вкусе вашей эякуляционной жидкости.

– О да, это утешает, – с сарказмом сказал Джулиан, закатывая глаза к потолку.

– Но, Джулз… я исцелилась. Мое ПМН – предмоногамное напряжение – понимаешь, оно прошло. Навсегда.

Он перестал ходить кругами.

– Слишком поздно, Бекки. Понимаешь, ведь есть еще Энни…

– Ты не любишь ее! Она женщина для утешения – вот и все! И Энни ты не нужен. Ты же живешь настоящей жизнью, Джулиан. А Анушка об этом ничего не знает. Для Анушки настоящая жизнь – это что-то, чем можно заняться между походами за покупками. Ее отцу вот-вот предъявят обвинение, а Дариус потратил все ее деньги. Так что не мешай Анушке искать то, чего она хотела всегда, – мужчину, на которого можно делать ставки.

– Ох, это в твоем стиле! – Джулиан раздраженно поправил темно-желтый жилет. – Почему надо было дотягивать до этого момента? Ты действительно самая эгоистичная, самонадеянная, незрелая, страдающая манией величия, безответственная, иррациональная…

– Так тебе все-таки не все равно!

– Ребекка. – Он положил руки мне на талию, готовясь к чтению нотаций. Прикосновение было уверенным и чувственным.

Я посмотрела на его тонкие бледные пальцы, вжавшиеся в мое тело.

– Согласись, что ты флиртуешь.

– Я не флиртую. – Джулиан резко убрал руки в карманы. – Это ты флиртуешь.

– Но ты дотронулся до меня вот так… – Я повторила его движение, проведя руками по теплой малинового цвета подкладке его пиджака.

– Я не так сделал. Я сделал вот так, – продемонстрировал он, притягивая меня к себе. – И это точно не похоже на флирт. Вот если бы я сделал так, еще можно было говорить. – Он провел губами по моей шее. На меня накатила волна сексуального возбуждения.

– Это не флирт. – Я прижалась ртом к его губам и пощекотала ему гланды. – Вот что я называю флиртом, – объявила я, когда мы всплыли за глотком воздуха несколько минут спустя.

У боковой двери раздался вопль.

– Джулиан! Джулиан! – без всякого сомнения, это были округлые гласные его матери. От одного ее голоса череп покрывался мурашками. – Ребекка Стил! Я знаю, ты там. Немедленно покинь церковь. Да кем ты себя возомнила?

Мы с Джулианом переглянулись и залились смехом – непрекращающимся смехом, переходящим в раскаты грубого гогота. Мы чуть не задохнулись.

– Может, пойдем выпьем кофе? – спросила я, когда мы справились со смехом.

Все больше людей стучали и били кулаками по двери ризницы. Этот синкопированный ритм странным образом смешивался с органной музыкой, наполнявшей церкви. Невеста, без сомнения, тоже была неподалеку и маниакально нарезала круги в лимузине своего отца.

– Кофе?

– Да, его готовят из бобов, выращенных в Бразилии… Нам нужно куда-то пойти и поговорить, – убеждала его я. – Никаких обязательств… только супружество и детки.

Он постучал пальцами по шелковому цилиндру.

– Боже мой, Ребекка! Да если священник спросит: «Известно ли кому-нибудь причина, по которой этот брак не может быть заключен?», – поднимут руки все, кого мы знаем!

– Но дело в том, что я люблю тебя. Для меня больше никого никогда и не существовало. Просто мне потребовалось время, чтобы понять это. – Я настежь открыла скрипучее окно. В комнату проник свет. Перекинула ноги через подоконник. Внизу был канал, обрамленный унылыми цветочными клумбами. – Подумай об этом, Джулз. Любовь, брак… Суррогатная мать, вынашивающая нашего ребенка…

– Но для меня наша история окончена, – протестовал Джулиан, приближаясь к окну. – Я больше не в твоей юрисдикции…

Я протянула к нему руки.

– Я не против, чтобы ты спасал этот мир. Просто пообещай мне, что на наш медовый месяц мы отправимся куда-нибудь, где нет смертных казней и диссидентов… В какое-нибудь местечко, где я могла бы подсесть на пинаколаду.

– Я адвокат! – покрытые капельками пота брови Джулиана срослись в одну. – Я не могу сбежать из окна в день собственной свадьбы. Это недостойно.

– Джулиан. Если ты не выпрыгнешь из окна, я уйду от тебя.

– Эй, – парировал он, – теперь моя очередь от тебя уходить… Помнишь ты это? Жаль, что у тебя больше нет подруг, ради которых я мог бы тебя оставить!

– А потом, когда мы вернемся, ну… я обещаю отменить все пробы и расстаться с мечтами стать фотомоделью.

Джулиан прищурился.

– Ты начнешь работать по-настоящему? Я кивнула.

– Может быть, даже закончу колледж искусств.

– Ребекка Стил, мне кажется, вы наконец-то становитесь взрослой.

Я затаила дыхание, когда он, подчинившись головокружительному порыву, перекинул ноги через подоконник.

– А мне кажется, ты наконец-то становишься моложе.

Хаос внутри церкви нарастал.

Мы зажмурились от слепящего дневного света. Кажется, церемония началась без нас. Несмотря на декабрь, небо было ровного голубого цвета, словно после бури. Я просунула палец в петлю на его пиджаке.

– Я не заслуживаю тебя, я знаю. Но, черт возьми, цистита я тоже не заслуживаю. Тем не менее он у меня есть. – Я поцеловала его шикарные губы. – Джулз, до того как мы прыгнем, нужно поклясться друг другу. Поклясться, что больше никогда не будем возводить друг друга на пьедестал. Обещаешь?

– Конечно. – Он просунул руку под мою блузку. – Ведь на пьедестале так неудобно заниматься любовью…

И под звуки «Чего же мы ждем?» – о боже, опять этот органист-юморист! – мы взялись за руки. И прыгнули.

Примечания

1

Латиноамериканский соус из авокадо.

2

Промышленный город в Англии.

3

Бела Барток (1881–1945) – венгерский композитор и пианист; Боз Скэггз – британский ритм-н-блюзовый певец, гитарист, композитор, начал карьеру в 1960-е годы.

4

Бывшая супруга принца Эндрю.

5

Престижный шоппинг-центр в Лондоне.

6

Известная британская актриса, играла в кино до глубокой старости; в 1960-е годы снялась в роли мисс Марпл в нескольких фильмах по Агате Кристи.

7

Кеннет Старр – бывший независимый прокурор США, обвинивший президента Билла Клинтона в «неподобающей связи» с Моникой Левински.

8

Ложный ход, ошибка (фр.).

9

Главный уголовный полицейский суд в Лондоне.

10

Штаты американского Юга и Среднего Запада, где много приверженцев протестантского фундаментализма.

11

Ноэль Галахер – гитарист и автор песен группы «Оазис». Лайэм Галахер – его брат, вокалист группы.

12

Здание лондонского общества адвокатов.

13

Лидер республиканского большинства в палате представителей конгресса США.

14

Майра Хиндли – знаменитая детоубийца.

15

В средневековой архитектуре украшения водосточных труб в виде монстров и химер.

16

Американская сеть ресторанов быстрого питания.

17

Знаменитая британская актриса.

18

Бродвейский композитор, поэт, автор популярных песен.

19

Самый хулиганский район в Лондоне.

20

Адвокат, занимающийся скандальными делами в сфере шоу-бизнеса.

21

Кокни – лондонец из низов, преимущественно житель Ист-Энда, а также лондонское просторечие.

22

Гарри Гудини – известный фокусник и маг XX века.

23

Джеффри Дамер – серийный убийца конца 1980-х – начала 1990-х годов.

24

«Приключения Присциллы, королевы пустыни» (реж. С. Эллиот, 1994) – австралийский фильм о приключениях трансвеститов.

25

«Какими мы были» (реж. С. Поллак, 1973) – культовый американский фильм с Робертом Редфордом в главной роли.

26

Палимония – прецедент в британском праве, когда один из партнеров требует, чтобы его бывший супруг (супруга) содержал его после развода.

27

«Клетка для сумасшедших» (реж. Э. Молинаро, 1978) – французская комедия, в которой главные герои – гомосексуалисты.

28

Город в Великобритании, где проводятся международные оперные фестивали.

29

Шведская семья (фр.).

30

Мэри-Джо Копечне – сотрудница аппарата президента Кеннеди, погибшая в результате автокатастрофы.

31

Мисс Хэвишем – персонаж романа Ч. Диккенса «Большие надежды»; оставленная женихом в день свадьбы, она всю жизнь не снимала подвенечного платья и не покидала комнаты, где был накрыт свадебный стол.


home | my bookshelf | | Алтарь эго |     цвет текста