Book: В паутине страха



В паутине страха

Вера и Марина Воробей

В паутине страха

1

Лиза и Туся встретились в кафе субботним утром. Стрелки часов приближались к двенадцати. Несмотря на ранний час, Туся, как обычно, была при полном параде: макияж, стильный прикид с головы до ног, а вот Лиза, честно говоря, даже толком не взглянула на себя в зеркало, перед тем как выскользнуть из квартиры, – так спешила на встречу, на которой сама же и настояла. Впрочем, сейчас Лизу волновали совсем другие вещи, а не то, как она выглядит. Она вообще не считала внешность чем-то главным, на чем нужно зацикливаться. А выглядела она, кстати говоря, совсем неплохо.

Конечно, Лиза Кукушкина не была красавицей в классическом понимании этого слова, но загадочная привлекательность ее облика в сочетании с живым умом не оставляли парней равнодушными. И свою внешность Лиза явно недооценивала. У нее была стройная фигурка, позволявшая носить короткие юбки и кофточки в обтяжку, выразительные голубые глаза, чаще всего излучавшие тепло, чуть вздернутый носик, плавно очерченные губы и милые крошечные веснушки, придававшие ее лицу неповторимый шарм. Что же касается пушистых вьющихся рыжеватых волос, то их цвет по желанию можно легко изменить, хотя Туся, самая близкая подруга Лизы, была категорически против подобного эксперимента.

«Блондинок и брюнеток кругом пруд пруди, – авторитетно заявляла она, если Лиза, будучи в плохом настроении, принималась бунтовать по поводу „морковного“ цвета. – А вот натуральные рыжеволосые девушки в наши дни редкость. Да сотни тысяч красятся в этот сексуальный цвет, пытаясь добиться твоего оттенка, а ты пытаешься от него избавиться! И потом природа лучше знает, что кому нужно. Нужно было бы тебе родиться блондинкой, как твоя мама, ты бы ею и родилась!» Лиза моментально успокаивалась, потому что Туся действительно была на удивление сведуща в этих сложных вопросах. Она знала, что с чем лучше надеть, как накраситься на свидание, что в этом сезоне модно, и еще массу нужных, полезных вещей.

Едва подружки расположились за столиком и сделали скромный заказ: две чашечки кофе со сливками и круассаны с шоколадной начинкой, как Туся нетерпеливо поинтересовалась:

– Ну рассказывай, что там у тебя за секреты такие? Неужели нельзя было дома поговорить?

– Дома родители, Антон. Услышат случайно, начнутся вопросы. Не хочу, – сказала Лиза, рассеянно посматривая по сторонам.

– А тут сборище каких-то молодцов из субкультуры, того и гляди, кто-нибудь прицепится, – недовольно заметила Туся.

Тонкая интуиция не подвела ее и на этот раз. А может, сработала телепатия, но, как бы там ни было, не прошло и минуты, как к их столику подошли двое парней не слишком приятной наружности. Один лысый, как бильярдный шар, другой, наоборот, так зарос, что нуждался в цирюльнике. Оба в кожаных косухах, темно-серых холщовых военного образца штанах, заправленных в высокие бутсы.

– Ну чё, сестренки, одни зависаем? – развязно поинтересовался лохматый, оказавшись рядом с Тусей.

– А если мы это, типа, к вам подсядем? Шампанским угостим, о жизни нашей грешной покалякаем? – предложил другой, рассматривая Лизу с нагловатой усмешкой.

«Ну вот этого нам только и не хватало!» – подумала Лиза и посмотрела искоса на подругу.

Нужно отдать должное актерским способностям Туси – она даже бровью не повела.

– Можно, конечно, – лениво заметила она тоном капризной девочки, прошедшей через огонь, воду и медные трубы. – Только к нам с минуты на минуту долгопрудненские братки на джипах подкатят. Они о жизни грешной калякать любят.

Лизе с трудом удалось сохранить безразличное выражение лица, подыгрывая подруге, и, наверное, у нее это неплохо получилось, потому что лысый, оглядев их еще раз, сказал своему приятелю, лениво процеживая слова сквозь зубы:

– Брось, Эдик, не видишь, девочки цену набивают.

– Уже бросил, – отозвался Эдик, и через секунду их не стало. Испарились!

Нет сомнений, им не очень понравилось упоминание о крутых менах на джипах, но они ушли «сохранив лицо».

– Здорово ты их отшила. – Лиза одобрительно улыбнулась.

Таланты подруги, которая вот уже полгода снималась в молодежном телесериале, популярном на всю страну, не переставали восхищать Лизу, и не ее одну. В редакцию «Останкино» мешками приносили письма, и большинство из них было адресовано главной героине сериала Веронике Говоровой, то есть Лизиной подружке Наташе Крыловой, которую все с детства звали Тусей. В письмах поклонников сериала было все: от пожеланий получить ее фото с автографом до жарких признаний в любви.

– А, ерунда, – отмахнулась Туся, как будто ничего особенного не произошло. – Так что там у тебя? – напомнила она, задорно блестя глазами.

– У меня любовное послание от незнакомца. – Лизе, как ни странно, хорошо удалась легкость тона.

– Что?!

– Удивлена?

– Чтобы удивиться, мне вначале нужно выйти из шока. – Туся была в своем репертуаре.

– Ты все веселишься, а мне не до смеха, – серьезно сказала Лиза, расстегивая «молнию» на сумочке. – Вот, сама прочитай. Адрес электронной почты отправителя [email protected], но мне это ни о чем не говорит. – Она достала листок, распечатанный на принтере, и протянула его подруге.

Рука ее при этом чуть дрожала, но, кажется, Туся не обратила на такие мелочи внимания. Она впилась глазами в текст, который Лиза помнила наизусть. Собственно, из-за этих нескольких строчек она и вытащила Тусю из дома ни свет ни заря. В записке говорилось:


Лиза, я давно тебя люблю! Дольше, чем ты можешь себе это представить. И сегодня настал день в этом признаться. Лиза, ты веришь в судьбу? Я верю. Верю, что ты моя судьба, а ее, как известно, не выбирают. Ей следуют! И это верно. А знаешь почему? Потому что в любви разумно быть может только то, что она безумна…


– Вообще-то эффектно загнул, – уважительно поджав губы, сказала Туся. – «Судьбе следуют!» Ну и так далее… – Она искоса взглянула на Лизу и уточнила: – Без подписи, конечно? Никаких тебе там «Бегущий в ночи», «Твоя тень», «Крутой Уокер»?

«Бегущий в ночи» – не что иное, как намек на давнишнюю переписку с Максимом Елкиным, одноклассником и просто хорошим человеком, когда-то влюбленным в Лизу.

– Ничего похожего, – поспешно откликнулась Лиза. Длинные подкрашенные ресницы взлетели вверх. Большие темно-голубые глаза взглянули настороженно и вопрошающе. – Ну, что скажешь, подружка?

– А что тут скажешь? – Туся пожала плечами, как бы смиряясь с фактами. – Одно из двух: либо у тебя появился скрытый поклонник…

– Откуда ему взяться! – горячо перебила Лиза недослушав и, оглядевшись вокруг, понизила голос: – Я же не красавица телезвезда, как ты, чтобы в меня можно было заочно влюбиться.

– Вижу, что тебя эта мысль скорее пугает, чем радует. – Туся выразительно посмотрела на Лизу. – Ладно, рассмотрим другой вариант. Не исключено, что это кто-то из наших прикалывается, типа Шустова или Метелкина. Хотя… – Туся пожала плечами. – Борьке сейчас не до этого: он, как говорит наш небезызвестный сатирик, в любви к Серовой по самое «небалуйся» увяз.

– Нет, это не Борька и не Юрка. Тут, как ни крути, угадывается некий интеллект.

– Да, это верно, – охотно согласилась Туся. – Наши простые парни так витиевато излагать свои мысли не могут, да и мысли у них почти все прямые и параллельные. Ну, тогда это один из компьютерных хулиганов развлекается, – выдвинула она еще одно предположение. – Пишет всем подряд одно и то же любовное признание скуки ради, а девчонки, вот как мы сейчас, сидят и голову ломают: кто же этот «посланец судьбы» и откуда он свалился на их бедные головы?

– Ты думаешь? – Лиза внезапно поняла, что Туся сказала именно то, что ей хотелось услышать от нее: – А знаешь, в этом есть что-то такое…

– Какое?

– Разумное. Мало ли сейчас всякой ерунды по электронным ящикам рассылают. – Она с воодушевлением стала развивать Тусину мысль. – Вспомни, как Вера недавно получила одно такое сообщение. Оно было еще так интригующе подписано: «От близкого друга». Она ведь хотела отослать его обратно, подумала: наверняка спам, но в последний момент любопытство пересилило. Щелкнула мышкой, а потом просто сидела и бестолково смотрела, как неизвестный вирус молниеносно уничтожает программные файлы, а ее компьютер бесстрастно фиксирует потери.

– Вот! Радуйся, сестренка, что тебя просто разыграли, а то бы сейчас екнулся твой железный друг от неизвестного вируса – и приветик бабушке! – поддакнула Туся не без умысла, как говорят в таких случаях, она видела подругу насквозь.

«Натура у Лизы впечатлительная, ранимая, – примерно так размышляла Туся. – Зачем же ее понапрасну беспокоить, тем более что недавно ей пришлось пережить малоприятное приключение?»

Вообще-то попадать во всякого рода неприятности, зачастую с криминальным оттенком, была прерогатива Туси, но не так давно и Лизу постигла такая же незавидная участь.

Она собиралась встретиться с Кириллом в парке. Пришла на свидание первая, и там на нее сзади напал какой-то тип. Лиза не видела его лица, не слышала его голоса. Он натянул ей на глаза вязаную шапочку и наглым образом стал запихивать в машину. Лиза, хотя и выглядит девушкой хрупкой, умеет, когда нужно, постоять за себя. Она упиралась, звала на помощь, пыталась вырваться из железных тисков, но все было бесполезно. А ведь в парке были люди, прохожие, их было немного, но они были. И если бы не одноклассник Колька Ежов, случайно оказавшийся рядом, то неизвестно, чем бы все это закончилось. Ежов помог Лизе освободиться, но она, к сожалению, смогла разглядеть всего лишь удалявшуюся черную машину, а не злоумышленника, сидевшего за рулем. Даже номер не запомнила. Колька тоже ничего вразумительного сказать не смог. Твердил только, что некогда ему было разглядывать, кто да что, нужно было морду бить. Он и бил. А Кирилл, опоздавший к месту происшествия буквально на несколько минут, как мог, утешал Лизу.

Теперь, естественно, Лиза говорит, что все ее страхи в прошлом, но Тусю-то не обманешь. На то они и подруги, чтобы без слов понимать друг друга. И Тусе очень даже понятно, что эта неприятная история с неудавшимся похищением оставила в душе Лизы глубокий след. А тут еще это странное полумистическое признание в любви: «Судьбу не выбирают… ей следуют…» Может, и так, но кто сказал, что ее величество судьбу нельзя подкорректировать. Ведь существует же такое околонаучное мнение, что судьба – это книга, написанная не нами, но в ней есть пустые странички, которые ты при желании можешь заполнить сам…

– Лиз, а ты расскажешь Кириллу об этом письме? – Голос Туси вывел Лизу из задумчивого состояния. Даже скорее не голос, а сам вопрос.

– Нет. Кириллу незачем об этом знать, – твердо ответила Лиза, почти не раздумывая. – Может, это и в самом деле чей-то глупый розыгрыш, а я делаю из мухи слона. Смотри и ты держи язык за зубами: никому ни слова, – предупредила она строго.

– Буду молчать, как индийская гробница, – клятвенно пообещала Туся, приложив руку к груди.

Лиза моментально успокоилась: если Туся что-то обещает, то это почти стопроцентная надежность, лучше, чем в швейцарском банке. Впрочем, предостережение все же было не лишним. Водился за подружкой такой грешок – сначала сказать или сделать, а потом подумать. Так что Туся вполне могла бы проговориться своему Толику, а тот при случае по-приятельски поддеть Кирилла: мол, гляди в оба, на твоем горизонте соперник объявился. Он бы пошутил, но Кирилл воспринял бы это вполне серьезно. В этом можно было не сомневаться. У него был один-единственный недостаток – он был очень ревнив, хотя не желал признаваться в этом. Однажды между ними даже произошла серьезная размолвка из-за того, что Егор Тарасов прокатил ее на новеньком мотоцикле по проспекту. Вроде бы ничтожный повод, но Киру показалось, что рядом с ним Лиза никогда не была такой счастливой. Короче говоря, он увидел в Егоре соперника, а ее всего-навсего захватила новизна впечатлений. Конечно, она попыталась объяснить это Кириллу. Конечно, он ее не понял, вернее, не захотел понять, потому что был сильно расстроен. И прошло несколько долгих, мучительных недель, прежде чем они помирились. Это лишний раз убедило Лизу, что мечтать об идеальных отношениях без всяких ссор глупо. В реальной жизни так не бывает.


Туся давно уже убежала к своему Толику, а Лиза медленно брела по заснеженному проспекту и ощущала, как в душе вновь зарождается беспокойство. Какое-то седьмое чувство настойчиво подсказывало Лизе, что это послание не случайно, что оно адресовано именно ей. А это, согласитесь, не могло не волновать.



2

– Ладно, в чем дело? – Кирилл неожиданно резко остановился и повернул Лизу к себе. – Что еще стряслось за те два дня, что мы не виделись?

– Ничего не стряслось, все в порядке. – Но видно, Лиза слишком поспешила успокоить любимого, потому что тот нахмурился еще больше.

– В порядке, говоришь? – Между его густых темных бровей залегли упрямые складки. – Ты мне за вечер двух слов не сказала. Я же вижу, ты все время где-то витаешь. Я могу узнать, где?

Лиза так растерялась, что не сразу нашлась с ответом.

Они действительно не виделись два дня, только перезванивались, потому что в четверг вечером Кирилл был на тренировке – он всерьез занимался большим теннисом, – а по пятницам у него курсы в МГУ. Кроме того, нужно было готовить уроки: он ведь учится в одиннадцатом выпускном классе, правда, в другой школе, не вместе с Лизой. И вот сегодня они встретились в семь часов на «Баррикадной», чтобы наконец-то побыть вдвоем.

Кирилл предложил посмотреть новый фильм с Ван Даммом. Лиза согласилась. Но все два часа, пока шла картина, она не особенно вникала в ее сюжет. Мысли блуждали в другом измерении. Она думала о послании незнакомца, об утреннем разговоре с Тусей, о том, что, наверное, многие девушки мечтают о романтической истории, где их поджидают мужественные герои, неожиданные встречи, безумные приключения и, как итог, страстное признание в любви!

В результате в памяти от фильма остались только какие-то бессвязные обрывки и то, как нестареющий Ван Дамм с блеском демонстрирует свое умение выводить из строя противника молниеносным разворотом и ударом пятки в челюсть.

Лиза будто очнулась от сна. Знакомая заснеженная улочка, вдали светится неоновая вывеска «Булочная» с вечно перегоревшей буквой «л». Оказывается, они в двух шагах от ее дома. А ведь Кирилл и Лиза шли пешком, получается, что почти сорок минут между ними не было сказано ни слова. Удивительно, что у Кирилла хватило выдержки столько времени терпеть ее отсутствующий вид. Лиза почувствовала себя виноватой.

– Не обижайся, ты же знаешь, со мной это бывает. – Она прильнула к Кириллу, руки без перчаток сами пробрались под его теплую куртку, а губы замерли в ожидании поцелуя.

Кирилл охотно приник к ее губам. Он целовал Лизу нежно и долго, а потом крепко прижал к себе и, покачивая, словно убаюкивая в объятиях, тихо произнес:

– Я не обижаюсь, просто мне иногда кажется… – Он замолчал, словно испугался, что чуть не сказал лишнее.

– Что? – тревожно спросила она, заглядывая в его потемневшие глаза.

– Нет, ничего. – Кирилл заботливо натянул ей на уши вязаную пуховую шапочку, улыбнулся своей неотразимой улыбкой и спросил: – Может, все же расскажешь, что у тебя на уме?

Этого Лиза как раз не могла сделать. Во-первых, правда не всегда уместна. Иногда не грех поберечь чувства любимого человека, чтобы сохранить свои с ним отношения. Во-вторых, рядом с Кириллом ей и самой стало казаться, что домыслы насчет маньяка, преследующего ее повсюду, даже в виртуальном мире, – всего лишь плод ее болезненного воображения. Ну а в-третьих, Кирилл после того инцидента в парке вбил себе в голову, что должен следить за каждым ее вздохом. Вот и сейчас он смотрел на нее своим глубоким, пронзительным взглядом, напряженно ожидая ответа. Лиза улыбнулась: нужно было срочно исправлять положение, в которое она угодила по собственной неосмотрительности.

– Хорошо, я признаюсь тебе в одной вещи, – вздохнула она.

– Признаешься? – Бровь Кира взлетела вверх.

– Ну не признаюсь – скажу. В общем, я хочу написать повесть. Вот только боюсь, что у меня не получится. – Лиза почувствовала, как кровь приливает к лицу: малейшая ложь, слетевшая с ее губ, всегда приводила к подобному результату. Хорошо еще, что краску стыда на щеках скрыл полумрак.

«Но ведь это не ложь, – принялась успокаивать себя Лиза, – я действительно мечтаю написать романтическую повесть, просто сегодня я думала не об этом».

– Почему же не получится? – Голос Кира потеплел. – Рассказы у тебя здорово получаются. Особенно последний – «Когда ребенок плачет». Знаешь, с юмором написано и не без иронии. Как всегда, концовка классная, необычная.

– Рассказ не повесть, – отозвалась Лиза.

Ей была приятна его похвала. Кирилл редко затрагивал литературную тему.

– А в чем разница? – неожиданно заинтересовался он. – В объеме материала?

– Не только, хотя и он имеет значение. Рассказ – скорее зарисовка, а в повести нужно построить точно выверенную сюжетную линию, увязать события, выдержать стиль повествования, продумать характеры героев и много что еще.

– А что еще?

– Ну, например, диалоги героев должны работать на развитие сюжета. А все это очень сложно сделать без специальной подготовки. Понимаешь?

– Понимаю.

Кирилла, кажется, успокоило ее объяснение. Во всяком случае, он улыбнулся, черты его красивого лица стали мягче, и Лиза почувствовала себя свободнее. Но спустя несколько минут, когда Кирилл сказал, что ему пора, Лиза не стала выискивать повод, чтобы его задержать. У нее не было сил выглядеть беззаботной, она устала следить за собой, контролировать каждое свое слово.

Ночью Лиза с огорчением думала о том, что сегодняшнее свидание оказалось одним из самых неудачных за те восемь месяцев, что они встречаются. Опять вспомнился тот вечер в парке, когда Кирилл успокаивал ее, а она не могла прогнать от себя мысль, что он слышал ее крики и не спешил прийти на помощь. Он не знал, что напали на нее. Только разве это что-то меняло? Рыцарские доспехи, в которые Лиза облачила Кирилла, внезапно потускнели. Он уже не казался тем героем, за которым она была как за каменной стеной. После того случая они едва не отдалились друг от друга. Понадобилось время, чтобы успокоиться, разобраться в себе и понять, что она несправедливо уязвила гордость Кирилла. И ей бы не хотелось вновь вернуться к тем прохладным, настороженным отношениям, что совсем недавно были между ними.

Лиза тут же пообещала себе, что завтра непременно позвонит Кириллу и посвятит воскресный вечер только ему. Они пойдут в «Макдоналдс», будут уплетать за обе щеки жареную картошку, столь любимую Кириллом, запивать ее колой и болтать о всякой ерунде. А все посторонние мысли она просто выбросит из головы.

Но случилось так, что утром Лизу разбудил звонок Кирилла.

– Лизка, вставай, тебя твой ненаглядный домогается! – сообщил младший братец, смачно зевнул, потянулся и исчез за дверью.

Кирилл!

Сон как рукой сняло, впрочем, спала сегодня Лиза на удивление без сновидений. Она вскочила с кровати и прямо как была, в пижаме и босиком, побежала к телефону в коридоре.

– Алло, Кирилл…

– Лиз, милая, ты извини, что я так рано…

Рано? Лиза взглянула на часы. И правда, всего девять часов. Для воскресного утра действительно рановато. Неужели что-то случилось? Она прислушалась к себе… Нет, сердце не предвещало неприятностей…

– Тут такое дело… Я из аэропорта звоню, через полчаса улетаю на соревнования в Питер. Курочкин Петька в аварию на машине угодил.

– Серьезно угодил? – забеспокоилась Лиза. Так уж она была устроена – переживала даже за тех, с кем была знакома понаслышке.

– Обошлось. Легкое сотрясение мозга, перелом ребра. Но сама понимаешь, на корт он выйти не сможет. В общем, я лечу на замену. Это вчера поздно вечером решилось. Мне позвонили из спорткомитета…

Ну, это понятно. В Москве проводилась зимняя юношеская спартакиада. А соревнования по большому теннису и дзюдо почему-то проводились в Питере. Наверное, чтобы порадовать президента.

– А как же школа? Курсы?

– Мне выдадут официальный документ, и потом я же не на месяц улетаю, всего лишь на неделю. Я буду тебе звонить.

– Каждый вечер?

– Если ты хочешь.

– Глупый, конечно, хочу. И даже требую.

Кирилл довольно рассмеялся.

Они еще немного поговорили, но как-то сбивчиво, наспех, а потом Кирилл сказал, что объявили посадку на его рейс.

Вот так получилось, что Лизиным воскресным планам не суждено было сбыться.

3

А в понедельник Лиза опоздала в школу на целый урок. У нее была уважительная причина. Но все равно, едва прозвенел звонок на перемену и Лиза увидела завуча Кошкину Людмилу Сергеевну, выходившую из кабинета, она сразу поспешила навстречу. Ведь прогуляла-то она именно физику, ее урок. Вообще-то Кошка была въедливая дамочка, спуску никому не давала и Лизино отсутствие вполне могла приравнять к прогулу, но сегодня она как-то равнодушно отнеслась к ее сбивчивым извинениям и просто сказала:

– Хорошо, Кукушкина. Иди в класс.

Лиза подумала, что легко отделалась. А в коридоре ее уже поджидала Туся. Глаза у нее блестели. Было заметно, что ей не терпится чем-то поделиться с подругой. Лиза горела тем же желанием, вероятно, поэтому не обратила внимания, что вокруг происходит что-то странное.

– Тусь, я тебе щас такое скажу!

– Сначала я!

– Нет, я!

– Нет, я!

– У меня потрясная новость!

– А у меня еще потряснее!

– Крылова, дождешься, я тебя в луже утоплю! – пригрозила Лиза, потеряв терпение.

– Ну так и быть, – сдалась Туся не без внутренних колебаний, – говори первая.

– Соня родила! Девочку! Три пятьсот, рост – пятьдесят один! – выпалила Лиза на одном дыхании.

– Ну! – радостно выкрикнула Туся, не обращая внимания на удивленные взгляды. – Поздравляю, тетушка! – заулыбалась она, швырнула на подоконник рюкзак и бросилась обнимать Лизу.

Тетушка! Как забавно звучит! Но ведь верно – Лиза теперь тетушка, а ее младший брат Антон, которому всего лишь двенадцать, дядюшка. Ну а папа с мамой, значит, теперь еще и дедушка с бабушкой в свои неполные пятьдесят. Соня была старшей сестрой Лизы и первенцем в дружном семействе Кукушкиных. Два года назад она вышла замуж за Костика. К слову сказать, у будущего финансиста не было никаких шансов выстоять. Он сразу влюбился в Соню, умненькую блондинку с классной фигурой. И вот теперь их молодая семья пополнилась Дашенькой. Все знали, что у Сони будет девочка, УЗИ показало, и Костик был рад этому больше всех. Для девочки выбрали имя Даша – «богом данная». Скорее всего она тоже будет блондинкой, как и Соня. Только Лиза пошла в папину родню – рыжеволосая с голубыми глазами, а Антон и Соня похожи на маму.

– Вот это, я понимаю, событие! – протянула Туся и практично добавила: – Могла бы под это дело вообще от школы откосить, Кукушкина.

– Нет, не могла. Сегодня же самостоятельная по алгебре. Забыла? – говорила Лиза, копаясь в рюкзаке.

– Забудешь тут! Да брось ты свой рюкзак, слушай сюда!

Лиза чувствовала, что выглядит такой же растрепанной, как и Костик, который прибежал к ним рано утром с выпученными глазами и бессмысленной от счастья улыбкой, и упорно продолжала искать расческу. Как всегда, под руку попадалось не то, что нужно. В сердцах она тряхнула рюкзак, тут же из него на пол полетели тетрадки, а из них во все стороны посыпались листочки. Лиза нагнулась, чтобы собрать их, но ее опередили чьи-то проворные руки. Она услышала: «На, держи, умница-красавица», – и подняла глаза.

Перед ней стоял Мишка Степанов из 11 «А». Они изредка встречались на школьной редколлегии. Коренастый шатен с привлекательным лицом баловался короткими стихами. Именно баловался, потому что сочинял их на ходу, не придавая своим, в общем-то, незаурядным способностям никакого значения. В последнее время Мишка редко посещал сборы редколлегии, оправдываясь тем, что учителя грузят напоследок сверх меры, а у него еще и подготовительные курсы. Что-то связанное с программированием. Но Лизу это мало интересовало.

– Спасибо, – запоздало поблагодарила она, забирая у него тетради.

– Не за что. – Мишка наклонил голову, затем окинул ее каким-то непонятным взглядом, от которого у Лизы стало как-то неуютно внутри, и пошел себе по коридору.

Странно, что он оказался рядом. Степанов парень самодостаточный. Друзей у него мало. Пожалуй, один Максим Елкин – с ним они на почве компьютеров одинаково повернуты. Девчонок Мишка в упор не замечает, будто и не существуют они на свете. А вот смотри-ка, подошел к ней, тетрадки проворно собрал, еще и комплиментом наградил. Не успела Лиза об этом подумать, как с языка сорвалось:

– Тусь, а чего это Мишка меня красавицей-умницей назвал?

Туся фыркнула.

– С чего-с чего?! С того самого! Ты в зеркале себя давно не видела? Это же твой законченный портрет – умница, красавица и еще… Маша-растеряша. Забирай свое богатство. – Туся протянула ей утерянный листок.

Лиза скользнула по нему взглядом, убрала его в дневник, а тот уже в рюкзак. Как обычно, листочки в клеточку были исписаны ее аккуратным бисерным почерком. Она часто хватала первое, что попадет под руку, чтобы записать свои ощущения, мысли или наблюдения, по опыту зная, что те легко стираются из памяти.

– Все же этот Мишка какой-то чудной, согласись, – сказала Лиза, провожая взглядом крепкую фигуру в мешковатом джинсовом костюме.

– Ну чего тебя сегодня плющит? – поморщилась Туся. – Мало ли по жизни парней со своими тараканами в башке? Лучше послушай, что я тебе скажу. У нас в школе ужасающее ЧП, а ты с какой-то ерундой пристаешь!

– Ужасающее? – Одно это слово заставило Лизу забыть и о Мишке Степанове, и о том, что она теперь тетушка, и обо всем остальном, в том числе и о том, что она так и не нашла расческу, чтобы причесаться.

– Представь себе! – Туся сделала небольшую паузу, чтобы полностью завладеть Лизиным вниманием, хотя, казалось бы, что больше уже и некуда: Лиза и так замерла в ожидании.

Было у них недавно одно ЧП в школе – парни из родного 9 «Б» организовали общество женоненавистников (сокращенно ОБЖ), чтобы мстить учительницам и девчонкам: одним за двойки, другим за невнимание. Но такого Лиза не предполагала услышать.

– Нашу француженку в пятницу обчистили. В школе!

– Марию Антоновну?

Лиза не поверила своим ушам, но Туся подтвердила:

– Ну русским же языком говорю – Машу! Пятьсот баблов пропало! Не хило, да?

– Да-а-а, – потрясенно протянула Лиза. Туся действительно ее удивила.

Многое случалось в их школе, но чтобы такое крупное воровство! Только теперь Лиза заметила, что заполненные во время перемены коридоры напоминают потревоженный улей. Никто не бегает, не списывает на подоконнике, не дерется сумками. Все собрались кучками и обсуждают что-то, вероятно, эту неприятную новость.

– Как же это случилось? – спросила Лиза, зная, что рано или поздно получит исчерпывающий ответ, ведь в любой школе информация хорошо поставлена.

– Говорят, что преподы пошли к директору в кабинет что-то там отмечать после уроков, а дверь в учительскую впопыхах забыли закрыть. Кто-что, пока не ясно. Маша вернулась, хвать – сумка открыта, а кошелька в ней нет.

– То-то я смотрю, Кошка на мои объяснения ноль внимания, – отозвалась Лиза.

– Не до этого ей, ясен перец! – согласилась Туся.

– Да, вот это новость! Похлеще разорвавшейся бомбы! – Лиза покачала головой, не в силах поверить, что в их школе могло произойти такое. – И что же теперь будет? – растерянно произнесла она, думая вслух.

– Что будет, что будет… – В эту секунду прозвенел звонок. – Урок биологии сейчас будет, – спохватилась Туся, подбирая с пыльного подоконника свой рюкзак.

Лиза закинула на плечо свой, и подружки заспешили на третий этаж, в кабинет биологии.

4

Два дня спустя они обсуждали все ту же тему. Другие события на фоне этого ЧП как-то сгладились, потускнели.

– Хочешь верь, Лиз, хочешь нет, но когда я узнала, что Маша не будет в милицию заявлять, она в моих глазах сильно выросла, – сказала Туся, застегивая пуговицы.

На улицу она выскочила в распахнутой дубленке, решила, что раз солнышко вовсю светит, так уже весна, но резкий февральский ветер быстро привел ее в чувство.

– Молодец, конечно, что не хочет сор из избы выносить, только все равно нам всем придется туго, – помолчав, сказала Лиза.

– А ведь верно, теперь начнется… Всех подозрительных и неблагонадежных на ковер к Кошке. Родительские собрания, воспитательная работа, мероприятия праздничные могут свернуть, а скоро, между прочим, Восьмое марта, – забеспокоилась Туся. Она всегда мыслила масштабно, но в одном интересующем ее направлении.

– Да разве дело в этом, – мягко сказала Лиза.

– А в чем еще?

– А ты представь себе, как это приходить каждый день в школу и думать: а не среди ли твоих одноклассников тот человек, который смог залезть в чужой карман?

– Сумку, – поправила Туся. – Впрочем, это одно и то же. Да, я как-то об этом не подумала. А ведь действительно маловероятно, чтобы «зеленку» взял кто-то со стороны. Внизу охрана, чужой так просто в школу не пройдет. Значит, завелась паршивая овца в нашем стаде. Ой, погляди-ка! – Туся чувствительно толкнула Лизу в бок, кивком указывая нужное направление. Лиза проследила за Тусиным взглядом.

По школьному двору шли Игорь, новенький из 11 «А», обладатель зеленого пояса по карате, и одна из первых мисс школы – Вика Смирнова, обладательница фиалковых глаз. Вика что-то увлеченно рассказывала, Игорь слушал и изредка кивал, вроде как соглашался.



– Нет, чувствовало мое сердце, что в «Кашалоте» она неспроста с ним столкнулась, – заметила Туся и так звонко и задорно расхохоталась, что Лиза не удержалась и тоже рассмеялась.

«А ведь та еще получилась история», – подумала она.

Туся недавно так крупно поссорилась с Толиком, что Лиза начала бояться, что между ними все кончено раз и навсегда! Туся, во всяком случае, приложила немало усилий, чтобы у Лизы сложилось именно такое впечатление. «Подумаешь, – говорила она, – любовь умерла. Звезды и те гаснут!» Звезды! Именно на этой «звездной почве» и разразилась гроза. Сам того не замечая, Толик приревновал Тусю к ее экранной популярности и, испугавшись, что может ее потерять, стал изо всех сил тянуться за ней. Она снимется в рекламном ролике – он одержит еще одну победу на баскетбольной площадке. Дальше – больше. Зазвездился Толик, студент-первокурсник спортивного вуза, – «я» да «я»: меня выдвинули, у меня брали интервью, на меня только и надежда… Туся не стерпела, сказала ему об этом: мол, был бы ты один на свете, равных не было б тебе. Толик обиделся, предложил взять тайм-аут в отношениях. Туся завелась так, что мгновенно согласилась. В результате – ссора. А потом началось такое, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

Туся случайно увидела Толика с ослепительной блондинкой, узнала, что он не ночевал дома, сложила один и один и получила два. На самом деле это было случайное совпадение, каких на свете немало. Но Туся этого не знала и поэтому приняла предложение новичка Игоря пойти с ним на дискотеку. День, главное, выбрала удачный – 14 февраля. Лиза с Кириллом тоже оказались в ночном клубе «Кашалот». К ним присоединились еще и Марк вместе со своей подружкой Светой Красовской, но в толпе пары растерялись. К счастью, святой Валентин, покровитель всех влюбленных, в этот вечер не дремал. Он свел Тусю и Толика, а Игоря отодвинул в сторону.

Лиза улыбнулась, вспомнив, как Туся делилась с ней впечатлениями об этом незабываемом событии.

– Представляешь, сцепились из-за меня, будто я какой-нибудь трофей и мое мнение не спрашивается и не учитывается. Один твердит: она со мной пришла, другой – она со мной уйдет. Толик, как водится, предложил выйти и проблемку перетереть. Игорь в ответ своим поясом по карате пригрозил. Ну, я терпела, сколько могла, а потом конкретно сказала: «А не пошли бы вы оба…» В смысле, видеть их обоих больше не могу… Короче, я решила уйти с дискотеки, вернуться домой и застрелиться. Не тут-то было! Толик бросился за мной. Тут мы с ним и поговорили по душам…

– А куда же Игорь подевался? – спросила Лиза в конце рассказа.

– Сама задаюсь этим вопросом.

Ответ на него они получили спустя несколько дней, когда Игорь поджидал Тусю возле школьной раздевалки.

– Наташа (он принципиально не называл ее Тусей, как все), можно с тобой парой слов перекинуться?

– Можно, – согласилась Туся.

Она к тому времени немножко поостыла и решила, что Игорь не заслуживает плохого к себе отношения.

– Как ты добралась до дома?

– Как видишь, жива-здорова.

– Я хотел извиниться, что не смог тебя проводить. Понимаешь, я пошел за тобой, и вдруг из толпы вынырнула девчонка. Мы с ней столкнулись, и я нечаянно ее сбил. – Игорь мило улыбнулся. – В общем, мне пришлось ее поднимать, оправдываться, извиняться и даже отвезти домой на такси, потому что Вика повредила коленку.

– Вика? – Тусю насторожило знакомое имя.

– Смирнова, – пояснил Игорь, – из моего класса.

– А-а-а, понятно! – Туся сдержала рвущийся изнутри смех и ограничилась широкой улыбкой.

Смирнова была известная выдумщица на всякого рода каверзы. Однажды она чуть не увела у Туси Толика. Правда, тогда они были всего лишь друзьями, а не официальной парочкой, но все равно с той поры девушки откровенно друг друга недолюбливали.

– Так ты не обижаешься на меня?

Игорь, вероятно, решил, что, раз Туся улыбается, значит, он прощен.

– Абсолютно, – сказала Туся и позже призналась Лизе: «В конце концов, он мне безразличен, какой смысл на него обижаться. А насчет Смирновой… Хотела я ему посоветовать приобрести защитный шлем, да потом решила: пусть сам с этой предприимчивой особой разбирается».

Вскоре Туся с Толиком помирились. Только вот беда – во время международных спортивных юношеских игр, проходивших в Москве, Толик в первом же баскетбольном сражении с американцами повредил плечо. Теперь ходит на процедуры. Туся, разумеется, с ним.

– Ты сейчас куда? – спросила Лиза.

– Любишь ты «кудакать» на дорожку, – беззлобно укорила подружка, забрасывая рюкзак на плечо. – К Толику, конечно. А ты?

– Домой.

Лиза помахала пальчиками на прощание: им, как выяснилось, сегодня в разные стороны.

– Лиз, подожди! – остановила ее Туся и как бы невзначай спросила: – Все хотела узнать, что там у тебя с почтой? Никаких новых сообщений?

– Нет, в Багдаде все спокойно! – беспечно отозвалась Лиза, но глаза отвела.

Ей почему-то не хотелось признаваться Тусе, что за все эти дни она ни разу не заглянула в свой электронный ящик. С одной стороны, Лизу удерживал прямо-таки мистический страх: все же не каждый день получаешь такие странные признания, с другой – подстегивало любопытство. Может быть, в почте и нет ничего такого. А если есть? Что тогда?

Раздумывая над этим, Лиза посмотрела по сторонам, переходя дорогу не по полосатой зебре, а в неположенном месте. Это стало привычкой, заметила она про себя и поправилась – плохой привычкой. Но ничего не поделаешь: после того случая в парке неприятное ощущение, что ее преследуют, не исчезло, напротив, оно стало сильнее. Ее жизнь словно разделилась на две части – до вечера в парке, после вечера в парке. С этим необходимо что-то делать, только вот Лиза не знала что. Может быть, с Юлькой поговорить? Узнать, как она борется со стрессами. Ведь Лизу всего лишь хотели похитить, а Юлю Туполеву на самом деле похитили. Вообще-то даже дважды похищали, вспомнила Лиза. В последний раз Юльку увезли в какой-то дом, накормили тортом с черносливом и наркотиками до абсолютной невменяемости… Но ей удалось каким-то чудом вырваться из плена – и пожалуйста: не прошло и двух недель, а она улыбается, смеется, будто с ней ничего ужасного и не приключилось. Вот что значит устойчивая психика!

«Да, с Юлькой, пожалуй, можно поговорить при случае. А еще нужно заняться аутотренингом, – подумала Лиза, садясь в автобус. – Нужно каждый раз напоминать себе, что страх делает человека слабым, лишает воли. Нужно преодолевать свои сомнения, бороться с ними, говорить себе: мой дух сильнее».

И чтобы не отступать от принятого решения, Лиза, оказавшись дома, первым делом включила компьютер и вошла в Интернет, чтобы просмотреть почту. Ее ждало сообщение, отправленное обладателем уже известного ей адреса [email protected]

Лиза почувствовала, как грудь сдавило и стало трудно дышать. Она набрала в легкие побольше воздуха, напомнила себе одну из любимых папиных пословиц, что смелость города берет, и только после этого приступила к чтению. Первые же строчки приятно ее удивили:


Привет, Лиза! Вначале, если вспомнить правила хорошего тона, нужно представиться. Меня зовут Родион. Мой ник в «аське» – Род. Ну что еще рассказать о себе? В этом году я заканчиваю школу, дальше, разумеется, институт. И это именно я несколько дней назад послал тебе признание в любви, которое заканчивалось словами: «В любви разумно, быть может, только то, что она безумна…» Это крылатое изречение, к моему глубокому сожалению, принадлежит не мне, а Риваролю. Теперь о главном. Если ты наберешься терпения и прочитаешь мое письмо до конца, то узнаешь, с какой целью все это было задумано…И еще я очень надеюсь, что ты не обиделась на меня, что поймешь все как надо и не откажешь мне в помощи…


«Кто такой этот Ривароль?» К своему стыду, Лиза этого не знала. Она медленно шевелила губами, вчитываясь в текст. По мере того как она вникала в содержание письма, лицо ее светлело, а дойдя до конца, она уже подшучивала над собой.

Как все-таки верно подмечено, что у страха глаза велики!

5

– А кто эти «хрусты» видел в тот день у Маши? – спрашивал Юрка Метелкин у ребят, сгрудившихся вокруг него в школьном коридоре. – Нет, ну кто?

– Ты что же, хочешь сказать, что она колокол льет? – спросил Колька Ежов, исподлобья глядя на приятеля.

– Я не могу обвинять человека беспочвенно, но, может, ей показалось, что она взяла баблы в школу? А может, она их сама посеяла?

– Или их у нее в другом месте стибрили, – предположил Борька Шустов. – А она поздно очухалась.

– Вот, тоже верно!

Одноклассники загудели, послышались одобрительные возгласы. Лиза кивнула и прошла мимо. Что ж, их можно понять: такой вариант устроил бы всех. Вот только Маша вовсе не растрепа, чтобы не помнить, что и куда положила, подумала Лиза и огляделась в поисках Туси. Заметив подругу возле кабинета географии с учебником в руках, она поспешила к ней.

– Тусь, у меня для тебя новость, – возбужденно сообщила Лиза, позабыв поздороваться. Она не стала доверять эту новость телефону, хотела видеть Тусино лицо.

– Как, опять? – Зеленые глаза Крыловой оторвались от заданного на дом параграфа и недоверчиво прищурились: – Слушай, Лизка, а не слишком ли много этих новостей в последнее время? Поперли, прямо как лосось на нерест.

– Но это хорошая новость! – засияла Лиза.

– Ну говори. – Туся захлопнула учебник, всем своим видом выражая простую мысль – перед смертью не надышишься.

– Я вчера получила письмо от того парня.

– Иди ты! У него прямо нюх. Только мы о нем вспомнили, как он тут как тут, – оживилась Туся. – Что пишет?

Лиза беззаботно рассмеялась. У нее на душе было легко и хорошо. Все ее недавние тревоги – фьють! – и испарились, будто их никогда и не было.

– О! Пишет много чего интересного, – возбужденно сказала она. – Во-первых, это никакое не признание в любви!

– Вот тебе и здрасьте! – не удержалась Туся от комментария, решительно тряхнув длинными блестящими волосами. – Что же тогда называется признанием в любви?

– Понимаешь, Родион, его зовут Родион, заканчивает в этом году школу, – пояснила Лиза, вскользь упомянув об этом как о малозначительном факте. – Так вот. Этот парень задумал написать детектив в стиле фэнтези. Конечно, там будет любовная линия.

– Ну конечно, как же в фантасмагории и без любви, – скептически откликнулась Туся.

– Не перебивай, а то я до звонка не успею рассказать, – напомнила Лиза, взволнованно заправляя рыжую прядку за ухо. – В общем, это признание с судьбой, которую не выбирают, всего лишь… Ну как бы поточнее сказать… Проверка его способностей, – подобрала Лиза нужные слова. – Он хотел убедиться, что может не только выражать, но и вызывать сильные чувства. Оказывается, он читал в журналах все мои напечатанные рассказы и в каком-то смысле стал моим поклонником…

– Вот с этого и нужно было начинать.

– Да подожди ты! И он решил, что если я поверю в это признание, то, значит, его эксперимент удался.

– Фигня какая-то! На матрешках бы лучше тренировался или на белых мышках, экспериментатор…

– Тусь, еще раз перебьешь, не стану рассказывать! – раздраженно пообещала Лиза.

Угроза возымела действие: на какое-то время подружка притихла, перестав бросать язвительные реплики.

– Вчера Родион прислал мне синопсис своей повести…

– Чего-чего?

– Это краткое содержание, – охотно пояснила Лиза. – События в повести развиваются в далеком будущем на Венере. Двое юношей влюблены в одну девушку, дочь вождя племени. Она сначала встречалась со своим соплеменником, а потом, когда на планету прилетают астронавты с Земли, случай сводит ее с одним из них. Он охранник, работает в межгалактической полиции, а на этом специальном корабле находятся преступники, которые приговорены отбывать срок наказания в шахтах Венеры. Дальше одному из преступников удается бежать и взять в заложницы дочь вождя Найоми.

– Шоколадка Кэмпбел, не иначе, – пробубнила Туся, не умевшая долго держать себя в руках.

Но Лизу уже так захватил рассказ, что она перестала обращать внимание на Тусины уколы.

– Ее пытаются спасти двое – жених и астронавт. Спасает ее, разумеется, второй. Он убивает злодея. А вот жених Найоми попадает в аварию, когда охотится за преступником, и становится калекой. Дальше, в общем-то, понятно: чувство долга не позволяет девушке оставить прикованного к постели жениха, и она пишет прощальное письмо своему возлюбленному полицейскому, которого зовут Род. Он улетает на Землю с разбитым сердцем, а спустя некоторое время знакомится с девушкой, как две капли воды похожей на Найоми. Они женятся, у них рождаются дети, а потом он случайно узнает, что его жена и есть Найоми. После смерти своего жениха она смогла преодолеть время и пространство, чтобы соединиться со своим возлюбленным навсегда. Нравится?

– Ну… – Туся кисло улыбнулась: мол, ничего особенного – тривиальщина.

– А мне нравится. И потом сюжет не главное, важно, как ты его преподнесешь, каким языком расскажешь.

– Тебе виднее. Ты же у нас будущий писатель. А что ему от тебя-то нужно, этому Родиону-романисту? Твое одобрение?

– Помощь. Он уже неделю бьется над письмом Найоми, никак ему душевные ощущения не даются. Вот он и попросил меня написать свой вариант письма.

– Ты, разумеется, согласилась.

– Конечно. Это же безумно интересно, и, кроме того, я просто обязана помочь талантливому парню. У меня мурашки по коже бегали, когда я читала насчет «судьбы, которую не выбирают». Согласись, таким убедительным не каждый может быть. И потом у повести такое красивое название – «День длиною в год».

– А на мой взгляд, слишком сложное, – опять возразила Туся.

– Да нет же, здесь как раз все объяснимо и оправданно. Дело в том, что Венера вращается в противоположную другим планетам сторону, поэтому один день на ней длится как год на Земле. Наверное, это результат столкновения с гигантским астероидом.

– Так, так, так… – Лиза буквально увидела, как крутятся винтики-мысли в голове у Туси. Крылова оглянулась, словно что-то искала: – Елкин, иди сюда!

Максим Елкин подошел к подружкам. Учителя считали его математическим гением. В последнее время он крепко сдружился с Мишкой Степановым, почему-то вспомнила Лиза.

– Ну чего тебе, телезвездочка? – В его серых глазах, увеличенных стеклами очков, читалось: была бы ты, Туська, одна, я бы с места не сдвинулся. Но ради Лизы и нашей с ней многолетней проверенной дружбы я, так уж и быть, пойду тебе навстречу.

Тусю такие тонкости не пробивали. У нее были свои понятия о том, что можно, а чего «не можно». Им она и следовала.

– Макс, ну-ка перемножь быстренько шестьдесят семь на триста шестьдесят пять, – потребовала она, втискивая ладошки в узкие карманы голубых джинсов.

– А у тебя чего, калькулятора с собой нет?

– Доставать неохота. – Туся бросила взгляд на рюкзак у ног. – Ну перемножь, чего тебе стоит!

Макс секунды две подумал, наморщив высокий выпуклый лоб будущего академика, и дал, в этом можно было не сомневаться, точный ответ:

– Двадцать четыре тысячи четыреста пятьдесят пять.

– Так, а теперь еще раз умножь результат на триста шестьдесят пять.

Пауза стала чуть длиннее, но ответ все же прозвучал не менее уверенно:

– Восемь миллионов девятьсот двадцать шесть тысяч семьдесят пять. А что?

– Все! Свободен! – отпустила его Туся.

Он бросил на нее рассерженный взгляд, но спорить и лезть на рожон не стал, отошел и снова уткнулся в научный журнал.

– И зачем тебе нужны были эти сложные вычисления? – не поняла Лиза.

– Щас объясню. Статистика утверждает, что средний возраст женщины на планете Земля составляет шестьдесят семь лет, – бодро начала Туся. – Так?

– Ну допустим.

– Вот я и хочу выяснить: насколько дольше мы, женщины, могли бы жить на Венере. Получается сумасшедшая цифра: вместо двадцати четырех с половиной тысяч аж почти девять миллионов дней и ночей. Класс! – Туся восхитилась такой радужной перспективой, и Лиза вынуждена была вернуть ее на Землю.

– Ты у нас известный математик, – скептически заметила она.

– А что? – обиженно надула губы Туся.

– Во-первых, Максим не заслужил, чтобы с ним так небрежно обращались…

– Так и знала, что ты не оставишь это без внимания. А во-вторых?..

– А во-вторых, напрасно ты заставляла его мозги напрягать. Я ведь тебе объяснила, что день на Венере всего лишь равен году на Земле, но тебе никто не обещал, что жизнь за этот счет так круто продлевается. Спешу напомнить, что Венера безжизненна, но если бы на ней обитала раса, биологически похожая на людей, то шестьдесят семь лет жизни составляли бы на этой планете шестьдесят семь дней и ни копейкой больше.

– Да? – удивилась Туся. – Что ж, неувязочка вышла. С кем не бывает? – вынуждена была согласиться она, но, неодобрительно хмыкнув, буквально в следующую секунду произнесла: – Значит, фантастическая повесть, говоришь.

– Ну да.

– И все равно не нравится мне это.

Началась география. Не прошло и десяти минут, как Лиза вновь услышала свистящий шепот подруги:

– Не нравится мне все это. Что хочешь со мной делай, не нравится! Ты же знаешь, у меня интуиция. Я, как кошка, землетрясения могу угадывать, а здесь явно что-то не вяжется. – Туся начала с того же места, на котором остановилась перед самым звонком, будто разговор и не прерывался. Только теперь она соблюдала все необходимые меры предосторожности. То есть внимательно смотрела на доску, следила за указкой, елозившей по карте, хотя, как выяснилось, ее больше интересовала предыдущая тема, чем водные виды транспорта и возможности его передвижения по просторам необъятной России.

– Не пойму, что тебя не устраивает? – сказала Лиза с плохо скрываемым раздражением.

– Все! – в запальчивости отрезала Туся. – Вот скажи, зачем он своего героя Родом назвал?

– Это же естественное желание: дать герою собственное имя. А знаешь, кому принадлежит выражение: «В любви разумно, быть может, только то, что она безумна»? – спросила Лиза, повысив голос. – Антуану Риваролю. Вчера отыскала в «Рамблере». Оказывается, этот французский писатель был остроумным и едким памфлетистом. Он жил в конце восемнадцатого века, и его любили цитировать Вяземский и Пушкин.

– И еще этот Родион.

После этой язвительной реплики Туся ненадолго замолчала, раздумывая, а потом снова толкнула Лизу в бок:

– Ну допустим, мы с тобой попались на крючок его любовного признания. Только спрашивается: на фига нам с тобой такая рыбалка?

– Приятно, что ты не оставляешь меня ни в беде, ни в радости.

– Очень остроумно. Только у меня как-то пропала охота шутить. Я бы на твоем месте послала его с этим письмом куда подальше! Чувства женские выражать у него, видите ли, не получается. Не получается, значит, нечего такие сценарии придумывать!

– Сюжеты, – поправила Лиза тихо.

– Да мне как-то поровну! – разошлась Туся. – Пусть этот Род сам выкручивается…

– Поздно, – перебила Лиза подругу, решив прекратить бесполезный спор. – Я вчера уже отправила ему письмо.

– Как?

– Молча. Написала и отправила. Родион сообщил мне адрес своей электронной почты. И знаешь, если бы у него на уме было что-то нехорошее, вряд ли бы он стал это делать. А твоя хваленая интуиция… – Лиза болезненно поморщилась. – Думаешь, я не знаю, о чем ты все это время думала?

– И о чем же я думала? – Туся, совершенно забыв о том, что идет урок, резко развернулась и заглянула Лизе в глаза: – Ну говори!

– Что все ночи напролет мне снится черная «девятка», убегая от которой я безбожно нарушаю правила дорожного движения и создаю аварийные ситуации…

– А п… – Туся собиралась сказать: «А почему ты так решила?» – но не успела.

– О речном транспорте нам расскажет Крылова. – Полина Сергеевна, молоденькая географичка, у которой юбки были короче, чем у многих старшеклассниц и которая на удивление терпимо относилась к болтовне на уроках, очень недовольно смотрела на Лизу и Тусю.

– Договорились до самой до мировой! – пробурчала себе под нос Туся, навек попрощалась с Лизой взглядом и отправилась к доске рассказывать о речном транспорте.

Лизу всерьез озадачила Тусина реакция. Она была уверена, что подружка обрадуется, узнав, что история с любовным посланием приняла такой неожиданный оборот, а Туся, напротив, восприняла ее рассказ в штыки. Лиза ей «красное», она в ответ «черное». Ну написала Лиза письмо от лица главной героини, оказала посильную помощь начинающему писателю. Что же в этом такого ужасного? Может, она стала соавтором второго Рея Брэдбери, фантаста с мировым именем? А может, она потом всю жизнь будет этим гордиться?

И все же будто червячок проник в сердце и стал подтачивать его изнутри. Тусина интуиция штука серьезная. Ее нельзя сбрасывать со счетов. И про машину черную Лиза не зря, видно, вспомнила. У Туси на лице было написано, что Лиза угадала ее мысли. Думала так Туся, думала! Впрочем, тут как раз удивляться нечему. Сколько раз уже такое случалось: одна еще только подумает, а другая уже об этом говорит. Хотя часто бывало и такое, что они не понимали друг друга. Вот как сейчас.

Последним, пятым, уроком в этот день была история. Вел ее самый замечательный человек в школе и вообще просто замечательный человек, классный руководитель 9 «Б» – Кахобер Иванович Калмахелидзе. Упитанный грузин с пышными усами, тонким чувством юмора и бесконечным запасом терпения. Ребятам с ним было легко. Если нужно было решить внезапно возникшую проблему, чаще всего за советом шли именно к нему, и Кахобер всегда оказывался на высоте, помогая и словом, и делом. В общем, все – и учителя, и ребята – сходились во мнении, что Кахобер был из тех редких учителей-мужчин, для которых педагогика – призвание. В молодости он даже бросил ВГИК, хотя, наверное, из него получился бы неплохой актер. Но любовь к детям и истории победила. А сколько он всего знал и как умел рассказывать! Заслушаешься! Вот сегодня, например, тема урока «Декларация независимости американского народа». Казалось бы, скукотища смертная, но Кахобер Иванович так не считал:

– Четвертого июля тысяча семьсот семьдесят четвертого года произошло знаменательное событие в жизни Америки. – Его голос звучал почти торжественно, заставляя всех в классе поверить, что событие в этот день и в самом деле случилось выдающееся. – Съезд представителей колоний в Филадельфии под давлением народных масс принял «Декларацию о независимости». Тринадцать американских колоний объявили себя республиками-штатами. В декларации, составленной Томасом Джефферсоном, говорилось, что все люди равны, что неотъемлемыми правами каждого являются жизнь, свобода и стремление к счастью. Представляете…

Мысль Кахобера так и осталась невысказанной, потому что в дверь постучали.

– Войдите. – Лиза заметила, что Кахобер поморщился, и сразу вокруг его глаз образовались морщинки. Обычно они появлялись, когда учитель улыбался, но на этой неделе поводов для веселья было мало. В кабинет заглянула секретарша директора.

– Извините, Кахобер Иванович. – Видно было, что она смущена. – Ежова в кабинет директора вызывают.

По кабинету истории прокатилась волна ропота:

– Началось!

И все из-за этой кражи у Маши. Судя по всему, в их классе список неблагонадежных возглавлял Колька Ежов. Он встал и пошел к выходу, понурив голову. Ясен перец, неприятно.

Ребята принялись подбадривать приятеля:

– Не дрейфь, Колян. Все там будем!

– Но пасаран, друг! – крикнул Юрка Метелкин.

– Щас живо на раз-два разведут! – заметил Максим Елкин, снял очки и принялся усиленно протирать их краем толстовки.

– Тебе-то чего волноваться, пай-мальчик? – криво усмехнулся Борька Шустов и, оглядев всех чуть ли не с вызовом, сказал: – Следующим в этом черном списке я! Помяните мое слово, пацаны!

Те еще сильнее загудели.

Кахобер Иванович молчал и сосредоточенно вглядывался в унылый пейзаж за окном. О декларации, гарантирующей права американскому народу, было забыто. Лизе неожиданно показалось, что его высокая дородная фигура как-то уменьшилась в размерах из-за опущенных плеч. «Переживает», – подумала она и посмотрела на средний ряд, туда, где сидели Туполева с Голубевой.

Как и следовало ожидать, Юля с тревогой следила за каждым шагом Коли, словно провожала его, невиновного, на эшафот. Лиза тоже была убеждена, что Ежов неспособен на кражу, потому что именно ему она была обязана своим спасением в тот вечер. Конечно, Ежов не ангел, может выкинуть любой фортель, но не украсть и не предать. Взгляды Юли и Лизы встретились, и Юля отвернулась. «Надо же, до сих пор и не может успокоиться», – подумала Лиза. Приревновала своего Колю к ней. Решила, что Лиза из благодарности за спасение влюбилась в него. Глупенькая! Лизе было обидно, что из-за того случая их отношения с Юлей испортились.

Остаток урока прошел без прежнего вдохновения. Колька так и не вернулся, видно, здорово на него там насели с вопросами. А когда прозвенел звонок, Кахобер Иванович вдруг сказал:

– Ох, чуть было не забыл со всеми этими перипетиями. Ира, Лиза! – позвал он. Девчонки одновременно подняли головы и посмотрели на классного руководителя. – Маргарита Николаевна просила напомнить, что завтра в пять часов у вас редколлегия.

Ира Дмитриева. Она отлично рисовала, занималась в Школе искусств – собиралась стать архитектором. В школьной редколлегии она и Таня Дегтярева из 10 «Б» занимались художественным оформлением, а Лиза и еще несколько ребят писали заметки в газету.

– Наверное, выпуск к Восьмому марта будем обсуждать, – предположила Ира.

– Наверное, – рассеянно согласилась Лиза.

Ей хотелось поскорее оказаться дома, возле своего компьютера, и проверить почту. Она надеялась, что Родион уже получил ее письмо, вернее, не ее, а письмо Найоми. Любопытно было узнать, что он об этом думает? И конечно же Лиза с нетерпением ждала восьми часов, чтобы услышать голос Кирилла. Эти несколько минут, когда они говорили вроде бы ни о чем, а на самом деле о самом главном, стали для нее необходимы. Она скучала по Кириллу и, желая ему удачи на соревнованиях, считала часы до его возвращения.

6

Едва Лиза открыла дверь, как услышала голос брата. Антон разговаривал по телефону.

– Да? Ты так считаешь? Ну не знаю…

«Девчонка»! – определила Лиза по неестественным интонациям и взъерошенному виду братца. С приятелем Петькой он так не любезничает.

– Привет, брат.

– Привет, – буркнул Антон.

– А где Рыжик? – поинтересовалась Лиза, не увидев в прихожей любимца.

Рыжик из маленького котенка за год превратился в сильного красивого кота, которого все Кукушкины баловали. Обычно он пулей вылетал ей навстречу, и вдруг тишина.

– На улицу выпросился, орал тут как резаный. Я его «Вискасом» покормил, – успокоил Антон и, отвернувшись, пояснил в трубку: – Да это Лизка из школы пришла.

Значит, знакомая девочка, сообразила Лиза, раз ей сообщено, что пришла не сестра, а просто «Лизка из школы». Она не обиделась: они с братом, в общем-то, ладили, а сейчас это он так – самоутверждается.

Лиза повесила свою немецкую пуховую куртку в стенной шкаф, надела родные шлепанцы с меховой опушкой и отправилась на кухню. Телефон все равно был занят, так что об Интернете можно было на какое-то время забыть. Да и есть хотелось жутко. По сваленной в раковине посуде сразу стало понятно, что Антоша здесь уже побывал. И вообще на кухне царил непривычный хаос.

«Наша мама любит порядок – это ее единственный недостаток!» – часто говорил папа и не грешил против истины. Мама была помешана на чистоте, она и Лизе это качество привила. Однако последняя неделя изменила все представления об устоявшемся порядке. Родители появлялись в квартире исключительно ради того, чтобы переночевать. Столько всего навалилось с рождением внучки! Нужно было помочь Костику убрать квартиру, купить кроватку, коляску, памперсы, бутылочки, детскую одежду, съездить навестить Соню и новорожденную и, главное, между всех этих дел успеть потрудиться на работе. Лиза и Антон были предоставлены сами себе, но им и в голову не приходило выражать недовольство. Не маленькие все же, чтобы не понимать, что сейчас главное, а что второстепенное. Главной была Даша. И Лиза подозревала, что она еще долго будет удерживать первенство.

Лизе тоже удалось взглянуть на Дашу, когда она навещала Соню. Племянница была маленькая и лысенькая, она все время зевала, сопела и совала кулачки в рот. Лиза помнила, как в первый раз, глядя на дочь, Костик с умилением произнес: «Правда, она красавица?» «Ну ясное дело», – согласилась Лиза, не понимая, как он мог что-то рассмотреть с такого расстояния, да еще через стекло.

Может, она и красавица будет, размышляла с улыбкой Лиза, заглядывая в холодильник, но с едой сегодня напряженка. Правда, можно было сварить пельмени с незаменимым куриным кубиком, пожарить картошку, а к ней открыть одну из консервных банок или приготовить что-то из замороженных полуфабрикатов – этого добра в морозилке всегда хватало, – но возиться Лизе не хотелось. Поэтому она достала тефалевскую сковородку, поджарила на ней яичницу с колбасой, сделала чай с кексом и быстренько все умяла. Осталось только навести в кухне порядок. Работа спорилась, в руках у нее все горело, мысль, что сейчас она наконец-то засядет за компьютер, подстегивала ее лучше любого другого стимула. Вполне вероятно, что им с Родионом удастся забить «стрелку» в чате. Это когда-то для Лизы слова «Интернет», «чат», «сайт», «хакер», «провайдер» казались чем-то фантастическим и недосягаемым для понимания, но стоило в доме появиться последней модели «Пентиума», семнадцатидюймовому монитору (жаль, не на жидких кристаллах), как Лиза успешно освоила компьютерные азы, причем в кратчайшие сроки. Теперь она смело пользовалась не только поисковой системой, но и компьютерным сленгом. Для нее чем-то само собой разумеющимся стало написать «имхо», что на нормальном человеческом языке обозначает «по моему скромному мнению», или сделать в конце письма приписку СU, что означало «увидимся». Тут Лиза с благодарностью вспомнила, что впервые Всемирную сеть ей открыла Вера. Она часто ее вспоминала. Вот и сейчас захотелось ее увидеть, поболтать. В последний раз они созванивались дня три назад, когда Лиза спешила поведать всем своим друзьям, что Соня родила девочку, что вес у нее три пятьсот, а рост пятьдесят сантиметров.

Вскоре кухня сверкала чистотой: посуда была перемыта, плита отчищена, кафельная плитка над раковиной блестела, пол был протерт влажной тряпкой. Часы показывали начало четвертого.

Лиза успела столько всего переделать, а Антон, между прочим, по-прежнему продолжал «висеть» на телефоне. Проходя мимо него, Лиза вновь услышала:

– Да? Ну не знаю… Ты так думаешь?

Ее терпению пришел конец!

– Антон, имей совесть! – возмутилась Лиза. – Телефон в доме для общего пользования!

– Щас, щас! – пообещал Антон. Подняв указательный палец кверху, он умоляюще попросил: – Еще одну минуточку!

– Время пошло! – пригрозила Лиза и, прежде чем плотно прикрыть за собой дверь, услышала:

– Кать, тут сестре телефон срочно нужен. Давай я тебе позже перезвоню, после девяти, когда она со своим бойфрендом наговорится?..

Обещание Антон, как ни странно, выполнил. Через минуту Лиза включила компьютер и долго с нежностью смотрела на заставку – фотографию улыбающегося Кирилла, потом с сожалением щелкнула мышкой и с первого раза (невероятно!) вошла в Сеть. Дальше все было просто – она набрала пароль и спустя несколько секунд получила доступ к электронной почте.

На ее адрес поступило два сообщения. Они были посланы автоматом, в общем, это скорее всего был обычный рекламный спам, и Лиза не стала их открывать, просто отправила в корзину. От Родиона сообщения не было. Лиза испытала легкое разочарование, но не придала этому большого значения – может, у него карточка кончилась или он занят чем-то более важным и еще не успел просмотреть почту.

Вчера у Лизы сложилось впечатление, что Родион очень заинтересован в том, чтобы их виртуальное знакомство состоялось. Да и сама она, что там говорить, подумала, что наконец-то нашелся человек, с которым можно пообщаться на интересующие ее темы, а то вон Туся даже не знает, что такое синопсис. Лиза выключила компьютер, решив перед сном еще раз заглянуть в почтовый ящик, и задумалась – теперь уже над заданным сочинением. Они проходили «Мещанина во дворянстве» Жана Батиста Мольера.

Лиза довольно быстро составила план, эпиграф решила подобрать позже и приступила к вводной части. Начиналась она так:


По преданию Людовик XIV спросил однажды поэта Буало, кто из нынешних писателей прославится в грядущих поколениях и таким образом обессмертит его царствование. Буало не задумываясь ответил: «Мольер». Король рассмеялся: «Я так не думаю».

Людовик XIV испытывал к Мольеру огромную симпатию, считал его весельчаком, балагуром, комедиантом, но никак не великим драматургом. Однако время – строгий судья – доказало, что Буало оказался прав. Среди всех писателей блистательного XVII века Мольеру была суждена самая прочная посмертная слава.

До сих пор в театрах с успехом идут его пьесы: «Тартюф», «Дон Жуан», «Мещанин во дворянстве»…

– Лиз, тебе Марк звонит.

Лиза оторвала взгляд от тетрадки. Марк? Какой Марк? Она не сразу поняла, о чем говорит Антон. Мысли ее все еще витали в семнадцатом веке при дворе Короля-солнца, но, опомнившись, она бросилась к телефону.

– Марк, что случилось?

– Ничего страшного. Не спеши падать в обморок, – успокоил Марк. – Кирилл попросил связаться с тобой. Он пытался до тебя дозвониться начиная с обеда, но у тебя то никого не было, то все время занято…

– Это Антон со своими девчонками болтает! Болтун несчастный! – в отчаянии выкрикнула Лиза, показывая Антону кулак. Тот, чтобы не попасть под горячую руку, поспешил убраться в свою комнату.

– Не ругай парнишку, как-никак смена подрастает, – рассмеялся Марк и перешел на серьезный тон: – Значит так, у меня, как и положено, две новости. Одна хорошая, другая нормальная, в общем, обычная. С какой начнем?

– С хорошей.

– Кирилл и Сергей выиграли парный финал.

– Ура! – Сердце у Лизы подпрыгнуло к самому в горлу. Какой же он у нее молодец!

– Согласен. – Марк словно прочитал ее мысли, хотя он соглашался всего лишь с ее восторженным «ура». – Так, теперь новость номер два. Кирилл сказал, что скорее всего не сможет позвонить тебе вечером. Их куда-то там везут, экскурсия вроде бы по достопримечательным местам.

– Спасибо, что предупредил, – уныло поблагодарила Лиза, чувствуя, как стремительно падает настроение.

– Всегда рад услужить. Ты чего там, расстроилась?

– Нет. Да. В общем, расстроилась, – призналась она. – Так хотелось самой Кирилла поздравить.

– Да ладно, не кисни. Завтра поздравишь. И вообще, ждать осталось недолго. Кир в субботу возвращается, – принялся успокаивать Марк.

– Я знаю. А как у вас там со Светкой? – спохватилась Лиза: нельзя же думать только о себе. – Все в порядке? Я ей тут пару раз попробовала дозвониться – не получилось.

– У нее телефон не работает, кабель перерубили на Серпуховской, а так все «хоккей». Слушай, Лизавета, а тебе не кажется, что мы давненько вместе не собирались?

– Кажется.

– Значит, нужно это исправить. Кирилл вернется, обсудим конкретно. А ты пока прозондируй почву у Туси. Какие у них с Толиком планы ну, скажем, на среду? В среду вроде у всех более-менее свободный вечер. Кстати, как там дела у моей бывшей партнерши по экрану?

– Вроде со следующей недели приступают к съемкам второй части. Слушай, Марк, а ты не жалеешь, что ушел из сериала?

– Совершенно. Лицедейство не для меня. Хорошо, что я вовремя это понял.

– А что для тебя? Пиар?

– Уже и в этом не уверен. Может быть, в армию пойду. Аты-баты, шли солдаты… Отслужу в десантных войсках, потом буду решать: кем быть. Удивил?

– Не очень. Чувствуется влияние Светки. Вернее, ее папы-генерала.

Марк рассмеялся почти как Кирилл, и сердце у Лизы заныло. Нет, все же что ни говори, а близнецы не только внешне похожи. И все же они разные: ведь полюбила-то она Кирилла, а не Марка, хотя именно с ним первым познакомилась. И все благодаря Тусе и телевидению.

– Марк, а родители знают о твоих планах Родине послужить? – спросила Лиза.

– Нет, разумеется, – с невозмутимым спокойствием ответил Марк. – Во-первых, чем меньше знаешь, тем длиннее жизнь. А во-вторых, я еще сам толком ничего не решил. Лучше скажи, от чего я тебя оторвал?

– От сочинения.

– Сочувствую, хотя для тебя это, наверное, по кайфу, – заметил он, попрощался и повесил трубку.

А Лиза вернулась к творчеству Мольера, правда, уже без прежнего пыла.

Где-то в начале двенадцатого, когда родители и Антон уже крепко спали, Лиза вдруг вспомнила о почте. Пришлось еще раз подключаться к Интернету, но все эти операции, как убедилась Лиза, были проделаны напрасно – на ее адрес за весь вечер не поступило ни одного сообщения.

Лиза досадливо нахмурилась. Что за день такой неудачный? Кирилл не смог позвонить, Родион молчит – как-то невежливо с его стороны. И еще Туся со своей хваленой интуицией. Что ни говори, а разговор с ней оставил в душе неприятный осадок. Может, Туся права? Не нужно было вот так сразу, сломя голову, спешить на помощь в сущности незнакомому парню…

7

На следующий день в назначенное время в кабинете русского языка и литературы собралось человек восемь. Все поджидали Маргариту Николаевну, осуществлявшую общее руководство школьной газетой. Она опаздывала. Лиза с Ирой сидели за последней партой у окна и тихонько переговаривались, продолжая обсуждать наболевшую тему. Сегодня с уроков к директору вызывали Борьку Шустова. Он как в воду глядел, отправился вслед за Ежовым. Теперь настала очередь переживать Лене Серовой. Но парни держались твердо: не видел, не участвовал, не знаю. Лиза им верила. Она вообще была склонна верить людям и видеть в них хорошее.

– Я вот только одного не понимаю, – говорила Ира, нетерпеливо поглядывая на дверь. – Зачем Маша с собой такую крупную сумму денег носила?

– Так ведь свадьба у нее, – ответила Лиза, почерпнувшая сведения от Туси. – Замуж в конце марта выходит.

– И заметьте, девочки, не за нашего Лапушку. Опять у него облом на любовном фронте, – вмешалась десятиклассница Таня Дегтярева.

Неплохая девчонка, кстати сказать, но уж больно любит посплетничать. А тут к тому же такая благодатная тема: молоденький физрук – красивый как Аполлон и любвеобильный как Казанова.

– А я слышала, что это Игорь Вячеславович Машу бросил, а не наоборот. Маше замуж сильно захотелось, а он ни в какую. Не хочет цепи Гименея на себя надевать. Вот так, – сказала Катя Одинцова из 11 «Б», присоединившись к беседе.

Лиза с сочувствием взглянула на нее: девушка в одиночку, можно сказать, тащила на себе спортивную колонку газеты. Делала Катя это ради того самого Лапушки, потому что тайно (как ей казалось) была в него влюблена. Впрочем, в физрука были влюблены почти все старшеклассницы и молодые преподавательницы. Вот только с Марго у него ничего не получилось, потому что та отдала свое сердце Михаилу Юрьевичу Сергееву. Этим летом они поженились, и скоро Сергеевых будет трое.

«Все-таки странная штука жизнь! От нее можно ждать любых сюрпризов», – подумала Лиза. Она вот стала тетушкой, Сергеев скоро станет папой. А ведь когда-то Лизе казалось, что Михаил Юрьевич ее вторая половинка, настолько они были похожи. У них даже было несколько свиданий с поцелуями, но все это в далеком прошлом, которое не стоит ворошить. Миша счастлив с Марго, а у Лизы есть Кирилл, и никакой Михаил Юрьевич с ним не сравнится.

Лиза взглянула на часики, пора бы Марго появиться. Они уже пятнадцать минут зависают в ожидании. Тут неожиданно заскрипела дверь, и в кабинет вошел Мишка Степанов. Вот уж кого Лиза не ожидала сегодня увидеть!

– Всем общий привет! – бодро поздоровался Мишка, огляделся и зашагал прямо к парте, за которой сидели Лиза и Ира. – Я приземлюсь здесь по соседству? – сказал он, опуская спортивную сумку на впереди стоящую парту.

У Лизы не было повода сказать «нет», хотя ей этого почему-то очень хотелось, прямо язык чесался. За нее ответила Ира:

– Садись, конечно.

Заметив, что в их полку прибыло, Еремин из 10 «В» крикнул:

– Эй, Миш, тебе Марго на глаза не попадалась? Мне тары-бары-растабары некогда разводить, у меня дел выше крыши. Еще пять минут – и я отсюда линяю.

– И мое терпение на исходе! – поддакнул Васька Пауков.

Мишка оседлал крышку стола и изрек нечто достойное Далай Ламы:

В терпенье кроется залог удачи,

Терпенье победит – не может быть иначе.

Они потерпели еще минут пять, прежде чем в дверях появилась Марго.

Выглядела она отлично. Свободный вязаный свитер и расклешенные брюки удачно скрывали ее располневшую фигуру. Марго извинилась за опоздание, сказала, что ее задержала Кошка, после чего привычно заняла учительское место и деловито предложила:

– Подсаживайтесь поближе, нам есть что обсудить.

– Праздничный номер, что ли? – отозвался кто-то из парней.

– Значит, вы решили, что очередной номер газеты будет посвящен Восьмому марта? – Марго взглядом обежала собравшихся в кабинете.

– А разве нет? – спросила Катя.

– Думаю, что сейчас перед нами стоит задача поважнее. Вам ведь известно, что в школе в начале недели произошло весьма неприятное событие?

– Кража! – сказал Мишка, откинувшись на спинку стула. – Давайте называть вещи своими именами, Маргарита Николаевна, – жестко предложил он.

– Давайте, – согласилась Марго. – Действительно, у Марии Антоновны украли деньги, крупную сумму.

– Но что же мы можем сделать? – спросила Ира Дмитриева, растерянно разведя руками. – Маша, Мария Антоновна, – поправилась она, краснея, – ведь не хочет, чтобы пропажу афишировали.

– О! Какие мы умные, слова-то какие знаем – «афишировали»! – прикололся Степанов Сергей из 9 «А», однофамилец Мишки Степанова.

Заняться Сергею было нечем, никакую секцию он не посещал, учился средненько, вот он и решил поучаствовать в редколлегии. Как-никак общественная нагрузка. Но иногда и от него можно было услышать дельное предложение.

– Не отвлекайся, Сергей, – попросила Марго. – Ира, между прочим, правильно заметила. (Ира показала Сергею язык, скривив рожицу.) Мария Антоновна не хочет, чтобы разговоры о краже дошли до районного начальства, не хочет, чтобы пятно легло на нашу школу. Из-за этого и не стала обращаться в милицию, но мне кажется, что мы не имеем права делать вид, что ничего не происходит. Все вы знаете, что в ближайшие дни будет проведено общешкольное родительское собрание, да и в классах все равно это позорное событие горячо обсуждают. А мы, «школьный рупор», молчим, словно нас это не касается. Получается, что наши предки лучше нас понимали, что отношение к другому человеку как к себе – один из главных идеалов человечества. Напрасно некоторые из вас скептически улыбаются, – мгновенно отреагировала Марго на мальчишеские ухмылки. Она провела по коротким волосам, словно хотела убедиться, что с прической все в порядке. На самом деле она волновалась, а когда волновалась, то всегда так делала. – Конфуций и Будда, Сократ и другие мудрецы учили: «Не делай другим того, что не хочешь для себя». Об этом же говорится и в Ветхом Завете, этот же принцип перешел позже и в христианство.

– Не, я конкретно не врубаюсь, Маргарита Николаевна, – сказал с усмешкой Мишкин однофамилец, – вы че, предлагаете напомнить всем десять заповедей: не убей, не укради? Паук, чего там еще? – Он наморщил лоб.

– Не возлюби жены ближнего своего, – усмехнулся Васька, блестя черными глазами. – И что-то насчет другой щеки, которую нужно подставлять.

– А еще Иисус Христос учил в Нагорной проповеди: «Любите ближнего, как самого себя, – назидательно заметила Марго, – и как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними». В общем, я предлагаю очередной номер газеты посвятить именно этому неприятному случаю. Разумеется, в нем не должно быть явных упоминаний о конкретной краже, но ведь существует много скрытых возможностей, чтобы дать понять тому, кто ее совершил, что рано или поздно ему придется отвечать за свой неблаговидный поступок.

– Это можно! – зашумели все дружно.

– Хорошо. Будем считать, что в целом мы договорились. – Марго облегченно вздохнула, словно тяжесть упала с ее плеч, хотя как раз все было наоборот. Этот номер газеты, вне всякого сомнения, прибавит ей хлопот и наделает много шума в школе. – Лиза, я надеюсь на тебя. В предыдущий номер ты написала очень взвешенную статью, – сказала Марго и обратилась к Мишке Степанову: – И к тебе та же просьба, Михаил, поэксплуатируй свой поэтический дар.

– Не вопрос, – с легкой небрежностью согласился тот и взглянул зачем-то на Лизу.

– Ира, Таня, за вами, как обычно, художественное оформление, подумайте над номером. – После этих слов Марго обратилась ко всем: – Надеюсь, что к понедельнику, когда мы снова соберемся, у вас появятся свежие идеи и нужный для этого номера материал. А теперь по поводу школьных стендов. Людмила Сергеевна просит нас обновить некоторые из них. Скоро к нам нагрянет очередная комиссия, и сами понимаете….

Лиза с Ирой тоскливо переглянулись. Это надолго! А вот Катины мысли, напротив, активно заработали. Она предложила сменить название спортивного стенда и черно-белые фотографии на нем на цветные.

Редколлегия закончилась около семи. Ира быстро убежала с девчонками, а Лизу Марго задержала. Спросила, нет ли у нее желания поучаствовать в конкурсе на лучшее городское сочинение? Конечно, Лиза согласилась. Они принялись обсуждать предложенные темы. В другой раз Лиза бы этому только обрадовалась, но не сегодня: она боялась пропустить звонок Кирилла.

Когда Лиза вышла из кабинета, в коридоре никого уже не было, один Мишка стоял у стены, засунув руки в широченные брюки с бесчисленным количеством накладных карманов.

– Лиз, ты щас куда? – Мишка отлип от стенки и направился к ней.

– Домой, – рассеянно ответила она.

– Можно, я тебя провожу?

– Зачем? – опешила Лиза, замедлив шаги. Предложение Мишки застало ее врасплох.

– Ну… темно уже. – Мишка смутился, отвел глаза, словно его мучили какие-то сомнения, но, видимо, приняв окончательное решение, он вновь взглянул на нее и твердо произнес: – И потом мне с тобой нужно кое-что обсудить.

– Обсудить?

– Да. С глазу на глаз.

Лиза пожала плечами. Что они могут обсуждать? Она решила, что это простая уловка. И если Мишка начнет разглагольствовать о дружбе и всем таком прочем, она сразу даст ему понять, что у него этот номер не пройдет.

– Хорошо. Пошли, только я спешу, мне гулять некогда.

– Не вопрос, – торопливо согласился Мишка: это было его любимое выражение.

Они оделись и вышли из школы последними. Хотя нет, не последними, в школе еще светилось несколько окон, и в спортзале шла тренировка. На улице горели фонари, им помогала луна, когда ей удавалось вырваться из плена облаков. Падал легкий снежок, было безветренно и тихо. Спускаясь по ступенькам крыльца, Лиза напомнила Мишке:

– Ты хотел со мной о чем-то поговорить?

– Ага. Понимаешь… Черт, не знаю, с чего начать.

– Начни с начала, так будет легче, – усмехнувшись, подсказала Лиза.

– Пожалуй, в общем…

– Лиза!

Лиза резко повернула голову в ту сторону, откуда послышался голос. Глаза ее с напряжением вглядывались в темноту. Кирилл? Не может быть! Наверное, у нее слуховые галлюцинации начались. С ней в последнее время много чего необычного происходит. Но тут в тусклом свете фонаря из полумрака появилась знакомая высокая широкоплечая фигура в ярком дутом пуховике.

– Кирилл! Кирилл!!! – выкрикнула Лиза и бросилась к нему со всех ног. Это был настоящий Кирилл. Не мираж и не сон. Он смотрел на нее, он держал ее за руки, он улыбался ей уголками губ. – Ты как здесь оказался? Ты же в Питере!

– Уже нет. Прилетел в четыре часа, около шести позвонил тебе. Антон сказал, что ты в школе. Ну я и решил тебя встретить, думаю, темно, поздно. Как ты одна пойдешь? Но, кажется, я напрасно волновался. – Взгляд Кирилла похолодел и сосредоточился на ком-то за спиной девушки.

– Вот и не верь после этого утверждению, что мир тесен!

Только сейчас, услышав голос Мишки, Лиза вспомнила о нем. Она медленно развернулась, досадуя про себя, что мир не только тесен, он к тому же полон ненужными совпадениями. Но то, что случилось дальше, привело ее в еще большее замешательство.

– Держи краба, Ильин, – сказал Мишка и протянул руку Кириллу.

Глаза Лизы изумленно округлились. Она перевела взгляд с Мишки на Кирилла:

– Вы знакомы?

– Как видишь, – ответил Кирилл. Немного помедлив, он все же снял правую перчатку и протянул Степанову руку. – Привет, Майкл. – Парни обменялись рукопожатием. – Ну и каким ветром тебя сюда занесло? Только не говори, что попутным, – насмешливо произнес Кирилл, натягивая кожаную перчатку.

– И не собирался, – парировал Мишка, засовывая руки в карманы дубленки. – Я, видишь ли, в этой школе учусь. В одиннадцатом «А».

– У нас редколлегия только что закончилась. Миша хотел со мной поговорить о чем-то очень важном… – торопливо проговорила Лиза и осеклась, внезапно осознав, что ее слова звучат как жалкая попытка оправдаться. Словно она пытается дать понять Киру, что ее и Мишку ничего не связывает.

– Точно, было такое дело. Но это может и подождать.

– Важное и подождать? – тут же уточнил Кирилл.

– Ага, – подтвердил Мишка с ухмылкой, и было в ней что-то такое… Одним словом, нехорошее что-то было в его полуулыбке-полуухмылке, словно он знает больше, чем может или хочет сказать. А может быть, с Лизой снова сыграло злую шутку ее богатое на всякие домыслы воображение.

Вскоре коренастая фигура Мишки скрылась за воротами школы. Кирилл и Лиза остались одни. Повисла долгая пауза. Никто из них не спешил ее заполнить. Первой нарушила тишину Лиза:

– Откуда ты знаешь Мишку?

– Мы жили с ним в соседних домах. Дружили вроде. Одну секцию на «Динамо» посещали. Года два назад он переехал, потом перестал ходить на тренировки, так мы и разбежались, – заметил Кирилл и зябко передернул плечами: – Слушай, пойдем куда-нибудь, а то я тут уже больше часа торчу, замерз.

– Мог бы зайти в школу, – напомнила Лиза, беря Кирилла под руку. – Там тепло.

– Охранник возбухает. У вас после этой кражи строго. Вы, случайно, редколлегией не по этому поводу собирались?

– По этому. – Лиза шла рядом с Кириллом и думала, что ей чего-то не хватает. Чего-то нужного и дорогого… Поцелуя! – внезапно поняла она.

Ей не хватает этого яркого, солнечного ощущения, после которого на душе становится хорошо и покойно. Кирилл не поцеловал ее, когда они встретились. Правда, тогда они были не одни и перед окнами школы. Но теперь-то им никто не мешает. А он идет и что-то рассказывает ей неестественно-возбужденным голосом о тренировках, соревнованиях, красотах Питера. Разве об этом сейчас нужно говорить?..

– Кирилл, ну зачем ты так? – тихо сказала Лиза.

Кирилл резко оборвал себя на полуслове, остановился как вкопанный, а потом обхватил ее лицо руками и поцеловал. Сначала это был жаркий поцелуй, заставивший ее задрожать, а потом он превратился в нежный и долгий. Кирилл как будто просил прощения, и Лиза догадывалась, за что, – за свою необоснованную ревность.

Потом они сидели в любимой «Лире» и отогревались горячим кофе. Лиза на время забыла обо всем, для нее существовал только Кирилл – его голос, его глаза. Около десяти они расстались. Кирилл почти неделю не был дома, не видел родителей, Марка, и Лиза сама отпустила его пораньше, хотя ей очень этого не хотелось.

Неудивительно, что этой ночью Лизу посетило вдохновение. Кирилл, наверное, давно уже спал, а Лиза, вооружившись блокнотом и ручкой, размышляла над статьей в школьную газету.

Она чувствовала, что здесь нужен не сухой очерк с наставлениями на путь истинный, а что-то вроде короткой зарисовки. Может быть, даже притчи! Не так давно она прочитала «Алхимика» Паоло Коэльо. Эта популярная книга произвела на нее сильное впечатление. И ее притча не должна быть длинной, всего несколько точных фраз, чтобы сразу бросались в глаза и заставляли думать. Разумеется, она должна быть поучительной, но ненавязчивой. Вот у Носова есть рассказ, как мальчик рвал огурцы на чужом огороде… А недавно ей на глаза попался рассказ о девочке, которая взяла губную помаду у своей учительницы музыки. Помада была ей не нужна, и девочка потом долго мучилась, размышляя: зачем она это сделала? Лиза задумалась, а потом на чистый лист бумаги стали ложиться строчки… Это был один из вариантов. Она знала – их будет много.

8

Лиза проснулась внезапно. Ее комнату заливал солнечный свет. Она взглянула на будильник и с удивлением протерла глаза. Стрелки часов приближались к двенадцати. Лиза была по натуре жаворонком, просыпалась рано. А тут ее никто не смог разбудить – ни родители, ни Антон, ни телефонный звонок. Впрочем, может, звонков с утра вовсе не было.

В квартире вообще было непривычно тихо, но почему-то Лиза не придала этому никакого значения. На тумбочке лежал блокнот для записей, ручки не было видно, скорее всего та скатилась на пол. Лиза потянулась за блокнотом. Захотелось перечитать, что же у нее получилось, чем, так сказать, закончились ее ночные муки творчества.


Однажды Некто нашел на пыльной дороге зеркало. Взглянув в него, он увидел человеческое изображение и произнес виноватым голосом: «О, это твое? А я думал, что я его нашел!» После чего он положил зеркало на то место, где только что поднял, и пошел своей дорогой.


«И пошел своей дорогой», – повторила про себя Лиза. Вчера ей казалось, что она нашла верный тон и выбрала правильный стиль. Сейчас, на свежую голову, ее стали одолевать сомнения. Написанное уже не выглядело шедевром, хотя редактор молодежного журнала, где были опубликованы Лизины рассказы, не раз говорила ей, что буквально все творческие личности так устроены, что во всем и всегда сомневаются.

Лиза отложила блокнот, напомнив себе, что до понедельника у нее еще много времени, надела тапочки и отправилась на кухню. Настроение у нее было хорошее, она улыбалась, вспоминая вчерашний вечер с Кириллом. К дверце холодильника магнитом была прикреплена записка, которая объяснила, куда все подевались. В ней говорилось: «Решили дать тебе выспаться, в твоей комнате до поздней ночи горел ночник. Мы уехали за пиломатериалами для дачи. Сразу же отвезем их туда. Антон в музыкальной школе. Увидимся вечером».

Далее папиной рукой была сделана немаловажная приписка:

«Ключи у Антошки с собой. Я проследил».

Сначала Лиза с недоумением подумала: «За какими такими пиломатериалами? Сегодня же родительское собрание в семь часов!» Если ей память не изменяет, а она ей не изменяет, вчера об этих пиломатериалах ни слова не было сказано. Напротив, папа собирался идти на собрание. А потом Лиза здраво рассудила: «Ну поехали и поехали. Значит, им для дачи нужны эти пиломатериалы. Может, отец решил, что это важнее, может, он решил веранду под теплую комнату переделать. Семья-то у них увеличилась. Как-никак в понедельник Дашку домой привезут».

Через полчаса Лиза уже ела блинчики, запивала их кофе со сливками и краем уха слушала «Русское радио», где два диджея, с энтузиазмом перебивая друг друга, распинались о «Смэш» – восходящих звездах лав-рока. А потом мальчики по заявке одной из поклонниц запели свою «Молитву»: «О Боже, дай мне сил, что задумано успеть, ни о чем не пожалеть…»

Трудно сказать, как устроено наше мышление, но эти строчки натолкнули Лизу на мысль просмотреть почту. Честно говоря, ей уже не столько хотелось получить ответ от Родиона, сколько успокоить Тусю и ее интуицию. Вчера в школе подружка первым делом спросила: «Ну что наш Родик пишет?» – «Ничего не пишет», – ответила Лиза, уверенная на все сто, что сейчас Туся заведет ту же шарманку: «Не нравится мне все это, на фига нам такая рыбалка?» Но Туся промолчала, только выразительно на нее взглянула: мол, что я тебе говорила. Получалось, что какой-то Родион, о котором они и знать-то толком ничего не знают, вдруг стал для подруг камнем преткновения.

Лиза автоматически проделала нужные операции (предварительно полюбовавшись на фотографию Кирилла) и где-то с третьей попытки прорвалась в Интернет. Сообщений от Родиона по-прежнему не было. Лиза невольно призадумалась и решила перечитать его предыдущее письмо, не фиктивное признание в любви, а второе, нормальное. Возможно, она сможет увидеть в нем что-то такое, что в первый раз ускользнуло от ее внимания. Лиза открыла входящие сообщения и мгновенно престала понимать что-либо. Да что там понимать? Она испытала самый настоящий шок! Ее электронный ящик был абсолютно пуст. Ни одного письма, ни одного сообщения! А ведь их было около десяти, в том числе от ее чатовских знакомых Тони и Сверчка. Вся информация исчезла, словно ее никогда и не было.

«Да что же это такое? Что за бред?» – пробормотала Лиза, не желая признавать очевидный факт. Она же помнит, что ничего не удаляла. Да даже если бы удаляла (случайно!), сообщения все равно сохранились бы в компьютерной корзине. А здесь пусто. Ничего. Лиза смотрела на светящийся экран невидящим взглядом, и только одна мысль тупо сверлила мозг: «Скорее всего, именно так чувствовала себя Вера, когда открыла письмо с вирусом».

Вера!

Конечно же Вера! Вот кто может помочь ей в этой ситуации. Лиза побежала к телефону, надеясь, что ей повезет и подруга окажется дома. Иначе… Она просто не знала, что будет иначе.

– Алло, – откликнулась Вера.

Лиза сразу же выпалила:

– Вер, у меня неприятности с компьютером! – до вежливости ли сейчас.

– Лиз, ты?

– Я. Ты меня слышишь? У меня компьютер глючит!

– Погоди, погоди! – остановила ее Вера. – Вначале резко вдохни в себя воздух через нос, – приказала старшая подруга. Лиза автоматически последовала ее совету. – Теперь медленно выдохни. – Лиза послушно выпустила из легких весь запас кислорода. – Так, теперь еще раз резко вдохнули и медленно выдохнули… Вдохнули и медленно-медленно выдохнули. – Лиза послушно выполняла дыхательную гимнастику, следуя настойчивому голосу. – Так, хорошо, – похвалила ее Вера, будто видела, как замечательно это у Лизы получается. – А теперь, когда ты успокоилась, говори, что там приключилось с твоим компьютером.

Лиза неожиданно почувствовала, что стальной обруч, стягивавший грудь, исчез. Ей стало легко говорить и дышать.

– У меня пропала вся почта. Стерта вся информация. Как такое могло случиться? Я же ничего не удаляла.

– Только почта? Вся остальная система жива?

– Вроде бы, – неуверенно произнесла Лиза. – Я не знаю, что мне теперь делать? Я же в этом совершенно ничего не понимаю!

– Во-первых, ничего не трогай, – приказала Вера. – Вообще не прикасайся к своему пентюху, я через полчаса буду у тебя. На месте будем разбираться.

Через тридцать минут Вера позвонила Лизе в дверь.

– Проходи, – сказала Лиза, предлагая подруге тапочки.

– Ну что, ничего не пыталась переустановить, реанимировать? – Вера не глядя всунула ноги в тапки, и они с Лизой заспешили в комнату.

– Нет, даже не подходила к нему. Видишь, уснул.

– Сейчас мы его разбудим. – Вера деловито придвинула кресло, уселась в него: – Не спать! – приказала она компьютеру, словно живому, и нажала на первую попавшуюся клавишу.

Экран ожил. Лиза присела рядом, стала наблюдать за действиями подруги. Та с изящной небрежностью выполняла какие-то операции, переходя из одной программы в другую, но ее лицо при этом было сосредоточенно. Вере шел восемнадцатый год, она училась в лингвистической академии и была старше Лизы, но в отличие от нее, Вера еще ни разу серьезно не влюблялась. Конечно, у нее иногда завязывались романтические отношения, но все они заканчивались для нее разочарованием. Так уж получалось.

– Ну что, подружка, вынуждена признать, что и до тебя добрались чьи-то шаловливые ручки, – сказала Вера чуть погодя, невесело улыбнувшись.

– Хакер? – горько прошептала Лиза.

– Он самый! – подтвердила Вера. – Только чего ты шепчешь, его здесь нет. Если хочешь знать, он с тобой по-божески обошелся. Можно сказать, любя. Уничтожил всего лишь почту, а мог бы всю систему разрушить. Теперь давай подумаем: кому это нужно?

– А может…

– Нет, случайность здесь исключена, – угадала ее вопрос Вера. – Случайно не уничтожают только конкретные файлы. Это не хулиганство, не блажь, это целенаправленная акция, и выполнена она блестяще. Ты вообще-то как это безобразие обнаружила?

– Утром полезла в почту, хотела проверить, есть ли новые сообщения. Я ждала письмо от Родиона.

– Какого еще Родиона? – перебила Вера, крутанувшись в кресле.

– Да ты же ничего не знаешь! – спохватилась Лиза. – Я в ту субботу получила письмо, вернее, анонимное любовное послание…

– Ого!

– Нет, все оказалось не так страшно. – И Лиза принялась рассказывать, как все, по ее мнению, оказалось.

– И этот Родион-фантаст, значит, получил от тебя письмо и пропал. Даже не поблагодарил за помощь, – подвела итог Вера.

– Да. И Туся говорит, что я поступила опрометчиво, когда сразу бросилась ему помогать.

– Возможно, она недалека от истины, – загадочно отозвалась Вера и увидела блокнот с Лизиными записями. – А это что такое? «Некто увидел…»

– Это черновик, мой набросок в стенгазету. Не отвлекайся, если получится что-нибудь путное, я дам тебе почитать, – сказала Лиза, отбирая заметки.

Вера взглянула на нее:

– А ты сама не пробовала этому Роду написать? Или он не оставил адреса?

– Нет, свой электронный адрес он мне сообщил, но я хотела еще немного подождать. Дать человеку шанс реабилитироваться.

– Значит, так, – задумалась ненадолго Вера и, по-мальчишески лихо упершись кулаками в обтянутые джинсами бедра, сказала: – А вот мы сейчас так и поступим! Проверим его на вшивость. Садись, набирай его адрес.

Лиза поменялась с Верой местами. Меньше чем через минуту на экране монитора появился автоответ. Ей сообщали, что такого эккаунта не существует или он был удален. Казалось бы, стандартная формулировка, но на Лизу она произвела ошеломляющее впечатление.

– Ты думаешь, это он хакер? – тяжело сглотнув, спросила она.

– Один к тысяче, что он, – уверенно заявила Вера. – Вопрос в другом, дорогая моя. Кто он такой? Зачем ему все это понадобилось? Зачем этот спектакль с письмами, зачем понадобилось уничтожать твою почту? Твое мнение?

– Не знаю. – Лиза потерла виски, как будто пыталась собрать разбегающиеся мысли. – Ну действительно, ничего не приходит в голову. Просто бред какой-то. Может, мне лучше сменить электронный ящик? – спросила она, глядя на Веру.

– Пустая затея. – Вера передернула худенькими плечами. – Если он так легко проник в систему в первый раз, ему ничего не стоит повторить эту операцию.

– Что же мне теперь делать? – обреченно произнесла Лиза.

– Во-первых, не драматизировать ситуацию. Я вон всю систему заново переустанавливала, и ничего – пережила. Во-вторых, не заглядывать несколько дней в свою почту, а еще лучше вообще забыть о существовании компьютера на пару недель.

– Забыть? – переспросила Лиза.

– Ну да! Отдохни от него.

На сердце у Лизы стало легче. Еще бы, перед ней в кромешной тьме забрезжил лучик света. Ведь о чем не знаешь, о том не думаешь. Не рассуждая больше ни минуты, она завершила программу и выдернула шнур из розетки.

– Вот верное решение. А теперь одевайся.

– Зачем?

– Пойдем часок погуляем, хвостиком повиляем!

– Нет, я не могу. Кирилл скоро должен звонить. У него в три часа занятия на курсах заканчиваются.

– А-а! – понимающе улыбнулась Вера. – Ну тогда не смею настаивать. Кстати, удалось ему отстоять спортивную честь России?

– Удалось. Первое место, – гордо сказала Лиза.

– С ума сойти. Толик у Туси баскетболист, Кирилл у тебя теннисист, Марк у Светки плавает, как человек-амфибия. – Вера покачала головой. – И где вы таких спортивных парней находите?

– Места грибные нужно знать, – невесело усмехнулась Лиза и с благодарностью взглянула на подругу: – Спасибо тебе, Вер.

– Не за что. У меня же не получилось восстановить утраченный текст. Там было что-то важное?

– В общем, нет.

– Странная история.

– Странная не то слово. Кто-то очень зло шутит со мной.

Вера ободряюще улыбнулась:

– Пусть тебя утешает мысль, что врагов не бывает только у бесталанных людей. Ладно, я пошла.

– Может, чаю попьем или пообедаем? У нас борщ есть, а на второе тефтели в сметанном соусе, – соблазняла Лиза, понимая, что ей не хочется оставаться одной. И вроде бы ничего смертельного не случилось, а все равно как-то не по себе.

– Нет, обедать я не буду, и вообще мне пора, – категорически отказалась Вера. – У меня вечером одно мероприятие намечено.

– Свидание?

– Деловое. Мама подработку устроила. Группу англичан нужно поводить. Я им о достопримечательностях древнего Кремля расскажу, они меня ужином вкусным в ресторации накормят. Опять же языковая практика. – Вера быстро оделась и на прощание сказала: – Если что, сразу звони! И вообще держи меня в курсе событий.

– Конечно! – пообещала Лиза, поцеловала Веру в щеку и после того, как та ушла, начала звонить Тусе.

Как ни хотелось Лизе признаваться, что интуиция подружки и на этот раз ее не подвела, она знала, что никуда от этого разговора не деться. Но у Туси никого дома не было. Лиза долго прислушивалась к длинным гудкам, а потом нажала на рычаг и начала набирать номер ее мобильника, практически смирившись с тем, что дозвониться до Туси не удастся. Так и есть, знакомая песня: абонент временно недоступен, попробуйте позвонить позднее.

И куда она подевалась? Наверное, вместе с Толиком куда-нибудь унеслась. Вот и не доступна для связи. А куда подевался Антон? У него ведь давно занятия в музыкалке закончились. Впрочем, братец вполне мог воспользоваться свободой и отправиться к кому-нибудь из приятелей в гости или, того лучше, гуляет со своей Катей, позабыв о времени.

«Ну и пусть, главное, что ключ у него с собой и ему не придется топтаться под дверью», – очень вовремя вспомнила Лиза и с горьким сожалением подумала о том, что сегодня у нее на все есть объяснение, кроме одного: кто и ради чего затеял с ней эту непонятную игру? И почему именно с ней? В предчувствии надвигающейся беды тревожно екнуло сердце. И в эту минуту раздался резкий телефонный звонок. Лиза схватилась за трубку с поспешностью утопающего, схватившегося за соломинку. Это был Кирилл. Он предложил ей встретиться около метро в шесть.

– На нашем месте? – спросила Лиза.

– Да, как обычно, – ответил Кирилл и повесил трубку.

Разговор был коротким. Кирилл звонил с «сотки». Лиза улыбнулась. Какой же он молодец, как вовремя позвонил! Заметно повеселев, Лиза, как и любая девчонка на ее месте, принялась размышлять, что же ей надеть на свидание, чтобы потрясти своего парня. Выбор пал на короткую замшевую юбку бежевого цвета и пушистый зеленый свитерок с воротником-стойкой. Во-первых, он очень нравился Кириллу, во-вторых, он был точно такого же цвета, как и его глаза, а в-третьих, Лиза могла не надевать шарф, потому что горло было закрыто.

9

Лиза заметила Кирилла первой. Ее даже в жар бросило от всколыхнувшихся чувств. Какой же он высокий, красивый и, главное, надежный. Один раз, всего лишь один раз Лиза засомневалась в нем и до сих пор корила себя за это. Кирилл словно почувствовал, что она на него смотрит, обернулся и пошел ей навстречу. В отличие от нее он не улыбался, он был серьезен и недоступен, ни один мускул не дрогнул на его лице, когда он оказался рядом с Лизой. Но она, поглощенная своими чувствами, не придала этому значения.

– Привет!

– Привет. – Кирилл едва прикоснулся к ее щеке прохладными губами. И опять это не насторожило Лизу, они никогда не стремились выставлять свои чувства напоказ.

– Куда пойдем? – спросила она несколько возбужденно.

– Ко мне, если не возражаешь, – предложил Кирилл.

– Нет, не возражаю.

А почему Лиза должна была возражать? Она много раз была у Кирилла в гостях, так же, как и он у нее. И для этого вовсе не нужен был какой-то особенный повод. Просто у него настроение посидеть с ней дома. В этом тоже были свои плюсы. Они поставят одну из видеокассет, Кирилл обнимет ее, и она, удобно примостившись у него на плече, будет наслаждаться почти семейным уютом. Иногда они будут целоваться, а после, когда закончится фильм, родители Кирилла (если они будут дома) непременно позовут их пить чай. Так представляла себе этот вечер Лиза.

Они спустились в метро, дождались поезда, сели рядом. Лиза сама взяла Кирилла за руку, и ее как будто прорвало. Она рассказала ему обо всем: о том, как ночью долго не могла уснуть, что придумала притчу, но утром сама же ее раскритиковала. Что мама с папой уехали на дачу, а Антон недавно позвонил и сообщил, что останется ночевать у Петьки, потому что у того отличная новая «стрелялка» и они будут в нее резаться, пока с ног не свалятся. Она вспомнила, что Соню в понедельник выписывают из роддома, вскользь упомянула о том, что днем к ней заглянула Вера, а Туся, напротив, куда-то пропала. Она говорила о чем угодно и только упорно молчала об одном: о том, что кто-то взломал ее компьютер и уничтожил почту. И ведь что странно: несколько раз она порывалась рассказать об этом Кириллу, но словно какая-то неведомая сила удерживала ее от этого шага.

Так они и провели эти двадцать минут. Лиза тарахтела без умолку, что было ей совершенно несвойственно, а Кирилл слушал и время от времени кивал. Но Лиза чувствовала – это не более чем обычная вежливость, на самом деле он где-то далеко, в своих мыслях. Она и не думала обижаться, с ней ведь тоже такое случается иногда. Всю дорогу до дома Кирилла Лиза не теряла надежды его растормошить. И только когда он закрыл дверь в свою комнату, бросив Марку, чтобы тот не мешал, Лиза поняла, что потерпела поражение.

– Кирилл, что-то случилось? – спросила она убитым голосом.

Он посмотрел на нее долгим взглядом, а когда заговорил, голос его был хриплым и незнакомым:

– Нам нужно поговорить.

У Лизы от этого взгляда и сухого тона подкосились ноги, и она опустилась в кресло. Под ложечкой неприятно заныло.

– О чем? – выдавила она из себя, теряясь в догадках. Что могло произойти за те несколько часов, что они не виделись? Вчера они провели прекрасный вечер. Отчего же такая резкая перемена? – О чем поговорить? – переспросила она, сжав на коленях руки в замок.

Кирилл пожал плечами:

– О тебе, обо мне. О том, что с нами происходит.

– А что с нами происходит? – как попугай переспросила Лиза.

– А ты не понимаешь?

– Нет. – Лиза замотала головой и сделала круглые-прекруглые глаза.

Кирилл молча подошел к компьютеру, включил его. Заставка с изображением улыбающейся Лизы мелькнула и исчезла. Лиза помнила эту фотографию. Она на фоне голубого неба и пожелтевших осенних кленов. Кир сам ее фотографировал. На экране появился текст.

Кирилл обернулся к ней:

– Наверное, так тебе легче будет понять, о чем я говорю.

Лиза взглянула на экран и во второй раз за день впала в состояние транса. Это было письмо Найоми, отосланное несколько дней назад Родиону. Лиза вспомнила, что писала его с вдохновением, на взлете творческой фантазии, в чем-то неосознанно проводя параллели между собой и главной героиней. Впрочем, иначе и быть не могло – автор всегда вкладывает в произведение частичку себя. Буквы заплясали перед глазами, обрывки текста, мелькающие в памяти, начали приобретать иной, зловещий смысл:

…Раньше… раньше между нами все было иначе. Раньше мы говорили четыре часа, а казалось, пятнадцать минут. Раньше мы расставались на день, а казалось, на всю жизнь. А потом появился ты… и все изменилось… Я полюбила тебя сразу и не боюсь признаться тебе в этом. Ему я ни разу не говорила о любви, наверное, чувствовала, что – это не любовь, скорее влюбленность, которая может перерасти в любовь. И возможно, это случилось бы, если бы я не встретила тебя…


Лиза почувствовала, как вся она покрывается испариной, как ее душу окутывает липкая паутина страха. Она не смотрела на Кирилла, но чувствовала, он не сводит с нее глаз, наблюдает за ней, за каждым ее вздохом.

Там, в этом признании в любви, был еще один характерный фрагмент, и Лиза отчетливо его вспомнила.


…Но ты должен понять, что сейчас я не могу его оставить. Он чувствует себя виноватым, что не смог прийти мне на помощь. И я не буду усугублять его вину. Это будет равносильно предательству. Это мое последнее письмо. Больше я не стану тебе писать, и ты больше не пиши мне и не ищи со мной встреч. Должно пройти время… Время все расставит на свои места. Да, я хочу быть с тобой, но не могу. Пока не могу. И, если это тебя хоть как-то утешит, думай о том, что, когда двое мечтают об одном и том же, их мечта может стать реальностью…

Лиза чувствовала себя последней идиоткой на планете Земля. Озарение, как правило, приходит с опозданием. Так вот зачем понадобилась Роду вся эта игра в письма. И этот продуманный фантастический сюжет. Этот гад воспользовался ее письмом, переслал его Кириллу и выставил все в таком свете, что Лизе стало тошно. Она посмотрела на Кирилла.

– Да, я знаю это письмо, – отпираться было бесполезно. Там был указан ее электронный адрес.

– Еще бы тебе его не знать! Это ведь ты его написала.

– Я тебе сейчас все объясню!

Лиза подалась к нему, но его холодный взгляд словно воздвигнул между ними стену.

– А разве что-то нужно объяснять? – громко и внятно сказал Кирилл. – По-моему, и так все ясно. И знаешь что, Лиза, если хочешь, иди к нему. Я не стану тебя удерживать. Я взрослый парень. Переживу как-нибудь.

– Но послушай! – изумленно вымолвила Лиза.

– Нет, это ты послушай! – перебил Кирилл тоном, не терпящим возражений. – Я не буду делать вид, что ничего особенного не произошло, но и вселенскую трагедию из этого устраивать не стану! Людям свойственно влюбляться и расставаться. Не я первый, не я последний! В конце концов, отрицательный опыт – это тоже опыт!

– Эй, братец, убавь звук! – Марк просунул голову в щель.

– Скройся! – рявкнул на него Кирилл.

Марк исчез с изменившимся лицом, а Кирилл уже тише, с горькой усмешкой произнес:

– А я мозги чуть не свихнул, гадая, что это с тобой происходит: то ты веселишься безудержно, то слова из тебя не вытянешь… Марка вопросами извел, что с ней такое? – Кирилл отошел к окну. Но, даже стоя к ней спиной, с засунутыми в карманы кулаками, он продолжал говорить, словно хотел взять реванш за то, что ему пришлось столько времени терпеть и держать все в себе. – Оказывается, все просто. Ты влюбилась в другого и боишься мне в этом признаться. Слушай, а тебе целоваться со мной не противно было? – Теперь в его голосе зазвучала желчная ирония. – Или ты все это время его на моем месте представляла? Поверить не могу, что ты научилась так притворяться…

– Кирилл, ты дашь мне слово вставить? – с укором сказала Лиза и заметила, как его спина напряглась.

– А тебе есть что сказать? – бросил он через плечо.

– Представь себе!

– Говори. – Он резко обернулся к ней, вытащил руки из карманов джинсов и сложил их на груди.

– Это не мое письмо. – Темная бровь Кирилла иронично взметнулась вверх. – Оно только написано мной, – поспешила объяснить Лиза. – Но все, что там говорится, все эти признания в любви, сопоставления – это всего лишь художественный вымысел.

– Не понимаю, – нахмурился Кирилл и бросил быстрый взгляд из-под ресниц на экран монитора, где по-прежнему светился обличающий ее текст.

Лиза вздохнула и принялась рассказывать о том, как на прошлой неделе она получила сообщение по Интеренету от неизвестного парня, пробующего себя в жанре фэнтези, с просьбой помочь ему написать письмо от лица главной героини. Ну а дальше… Дальше все было очевидно. Для нее, но не для Кирилла.

– Значит, ты хочешь убедить меня в том, что это всего лишь выдумка. Что все эти фразы насчет того, что ему, в смысле мне, ты ни разу не говорила о любви, потому что чувствовала, что это не любовь, а всего лишь влюбленность, и то, что ты не можешь после того случая оставить его, то есть меня, потому что это будет предательством с твоей стороны, – это всего лишь случайное совпадение? Так?

– Так.

Кирилл шумно втянул в себя воздух и потребовал:

– Тогда покажи мне письмо этого парня. Дай его прочитать, взглянуть на его электронный адрес.

– Не могу! – произнесла Лиза, чувствуя, как ее охватывает нарастающее чувство ужаса, переходящего в отчаяние. – Сегодня утром у меня пропала вся почта. Все стерто хакером, – призналась она, чуть не плача.

Кирилл издевательски хмыкнул.

– Очень удобно.

– Почему ты мне не веришь! Я правду говорю. Ко мне и Вера приходила, мы пробовали восстановить сообщения, но у нас ничего не получилось.

– Ну допустим, – заметив, что Лиза слабо улыбнулась, Кирилл упреждающе поднял вверх указательный палец: мол, рано радуешься, я еще не пришел ни к какому выводу. – Всего лишь допустим, что это действительно так, как ты пытаешься мне представить. Но скажи, зачем этому парню все это понадобилось? С какой такой радости? Может, он крезанутый?

– Вот! Каких-то два часа назад и я так думала, а теперь все встало на свои места. Как ты не понимаешь? Это задумано для того, чтобы поссорить нас.

Кирилл помолчал. Потом он сел в кресло напротив, взглянул на нее. Хотел по привычке взять ее руки в свои, но тут же отдернул их, будто обжечься испугался.

– Я так полагаю, что Туся и Вера подпишутся под каждым твоим словом?

– Зачем ты так? – Лиза проглотила обиду, хотя это далось ей нелегко. – Если бы я хотела уйти от тебя, я бы ушла сейчас без всяких объяснений. Ты же меня отпускаешь! – Ее голос завибрировал от напряжения. – Вот так просто берешь и отпускаешь к другому! Неужели ты до сих пор не можешь простить мне той единственной ошибки, даже не ошибки, а маленькой слабости? – Ресницы Кирилла опустились, и Лиза поняла, что интуитивно попала в цель.

– Тебе я могу простить все! – сказал он и с усилием взглянул ей в глаза. – Но есть некоторые вещи, которые я не могу простить себе! После того случая в парке я уже ни в чем не могу быть уверен. Ты убила во мне веру в себя! Я кажусь себе последним трусом, особенно когда вспоминаю тот твой взгляд. Так смотрят на слизняка, на грязь, прилипшую к подметке… Так, может, ты и права? Таких, как я, нельзя любить, их можно только жалеть! – Кирилл уткнулся в ладони лицом не от отчаяния – от злости, чтобы Лиза не видела его искаженного лица.

Девушка медленно встала. Пошла к выходу, четко осознавая одно: что бы она в эту минуту ни сказала, чтобы ни сделала, все обернется против нее. Кажется, кто-то из великих изрек: говорите правду, и вам никто никогда не поверит. Она сказала правду, и ей не поверили. Спираль, закручивавшаяся в ней все это время, лопнула. Ощущения, переживания, страхи, мысли – все куда-то исчезло, осталась леденящая душу пустота. Она достигла сердца, растеклась по венам, заморозила кровь. С ней уже случалось однажды нечто подобное – когда она прощалась с Мишей Сергеевым. Но тогда она понимала, что это расставание неизбежно, и ей не было так холодно, как теперь…

Лиза оделась в полной тишине, открыла дверь и вышла из квартиры. На всякий случай она постояла несколько секунд, надеясь, что Кирилл выбежит вслед за ней. Но чуда не произошло! Лиза стала медленно спускаться по ступенькам, твердя про себя как заклинание: «Это нечестно, нечестно так со мной поступать!» К кому она обращалась? Спроси ее сейчас об этом, она и сама не ответила бы на этот вопрос.

10

– Вот как хорошо, как раз к ужину, – встретила Лизу мама. – Быстренько раздевайся, мой руки и за стол, – сказала она и убежала на кухню.

– А где же Кирилл? – спросил отец.

Он, как всегда, видел то, что маме не удавалось рассмотреть и под микроскопом. Так сложилось, что Лиза была ближе к отцу, чем к маме. Маленькой она спешила к нему со своими обидами или радостями. Знала, папа всегда ее поймет и поддержит. Им было интересно вместе. Они могли часами разговаривать на любые темы, начиная от человеческих взаимоотношений и кончая космосом. И хотя Лиза давно уже не маленькая девочка, между ними ничего не изменилось. И папа по-прежнему понимает ее душевное состояние лучше, чем кто бы то ни было.

– Кирилл проводил меня и ушел. Ему много задали к понедельнику, и вообще он здорово отстал за неделю, – ответила Лиза, снимая куртку и сапоги.

Не будет же она прямо с порога сообщать родителям, что она поссорилась со своим парнем. Нет, не поссорилась, все гораздо хуже, они перестали понимать друг друга. Они как будто говорили на разных языках. И она сама виновата, она сама все испортила. Не нужно было устраивать секреты от Кирилла. Сколько поговорок на этот счет существует: шила в мешке не утаишь, на чужой роток не накинешь платок, все тайное рано или поздно становится явным… И еще она виновата в том, что обидела его недоверием, а теперь он отплатил ей той же монетой.

За ужином Лиза вяло потыкала вилкой салат, а потом сказала:

– У меня что-то голова разболелась, я пойду спать.

Родители молча переглянулись. Лиза вяло подумала, какие они у нее чуткие, замечательные люди, особенно папа, и отправилась в постель, но проходили минуты, а сон все не шел. Всю ночь она металась, ворочалась, не находя покоя. Казалось, что за последние несколько часов ее жизнь превратилась в кромешный ад. Наконец, перед самым рассветом, когда звезды начали бледнеть, Лиза провалилась в полусон-полудрему.

Наутро она чувствовала себя такой разбитой, что с трудом смогла подняться.

– У тебя что-то болит? Может, это грипп? – заволновалась мама, взглянув на ее бледное, помятое лицо.

– Нет, – честно ответила Лиза. – Ничего у меня не болит. Просто плохо спала.

Мама вышла, но ее место занял отец.

– Можно с тобой посидеть? – В руках у него была книжка.

– Конечно. А что ты читаешь?

– Да вот «Маленького принца» у Антошки в комнате нашел, решил перечитать.

– Пап, а какое у тебя самое любимое место в этой книжке? – заинтересовалась Лиза.

Они много раз читали эту сказку вместе, но ни разу никто из них не задал другому этот вопрос.

Отец надел очки, полистал книжку.

– Пожалуй, то, где Маленький Принц прощается с Сент-Экзюпери, – сказал он. – Помнишь, как Маленький Принц говорит: «У каждого человека свои звезды. Одним – тем, кто странствует, – они указывают путь. Для других это просто маленькие огоньки. Для ученых – они как задача, которую надо решить. Для моего дельца они – золото. Но для всех людей звезды – немые. А у тебя будут совсем особенные звезды…

– Как так? – удивился отец вместе с летчиком.

– Ты посмотришь ночью на небо, а ведь там будет такая звезда, где я живу, где я смеюсь, – и ты услышишь, что все звезды смеются. У тебя будут звезды, которые умеют смеяться.

И он сам засмеялся…»

Отец аккуратно закрыл книгу.

«И такой человек погиб на войне, а ведь он мог написать еще много прекрасного», – с каким-то неодолимым отчаянием подумала Лиза и вслух произнесла:

– Пап, ну почему в мире столько несправедливости?

Отец нахмурил брови с рыжинкой.

– Тебя Кирилл обидел?

– Нет. Не он.

Лиза не чувствовала обиды на Кирилла. Она по-прежнему любила его, потому что любят не за что-то, а вопреки всему! Скорее она обижалась на себя. На то, что выросла такой доверчивой, что ее так легко обмануть. Вот Туся сразу заподозрила неладное, а она до последней минуты…

Звонок в дверь прервал Лизины невеселые мысли, она взглянула на папу:

– Кто бы это мог быть? – Сердце забилось: неужели Кирилл?

– Не знаю. Может, наконец-то Антона Петькины родители выгнали? – шутливо предположил отец.

Но в коридоре послышалось щебетание Туси. Легка на помине, улыбнулась Лиза, прислушиваясь к разговору в коридоре:

– Ой, теть Мил, не хило наши новорусы живут! Я в туалетную комнату захожу, а там краны золотые, шарик на сливном бачке и тот золотой. Полный улет!

– Полный, – согласилась мама. – А ты что же, у царя Мидаса гостила?

– Ага, вчера. Новый спонсор сериала всю нашу семью на сейшн пригласил. КС отнекивался, а куда денешься.

– У-у, понятно.

Лизе тоже стало понятно, почему она вчера не смогла дозвониться Тусе. Она сама, отчим и мама в гостях были.

– Проходи, Лиза у себя.

– Ну вот, подружка пришла, – сказал отец, поднимаясь.

Туся распахнула дверь. Румяная, счастливая, и, как всегда, каждая черточка на лице прописана.

– Здрасьте, дядь Володь!

– Здрасьте и до свидания! Мне в гараж нужно заглянуть, так что Je vous perdu, девочки.

– Чего? Чего? Чего? – «зачевокала» Туся, услышав забавную фразу.

– С французского – «я вас покидаю», – перевел отец.

– Нужно запомнить, глядишь, пригодится. – Подруга плюхнулась в кресло, проводила Лизиного отца взглядом и, когда дверь за ним закрылась, обернулась к Лизе: – Представляешь, мы вчера в особняке на Рублевке были… – по инерции продолжила она и осеклась: – Тебя на день нельзя без присмотра оставить. Ну и что на этот раз приключилось?

– Да уж приключилось, – ответила Лиза бесцветным голосом. – Я собиралась тебе позвонить. В общем…

Как это часто бывало между подругами, Лиза начала изливать душу с того самого момента, когда она пошла в пятницу на редколлегию, как увидела Кирилла, как наутро решила проверить свою почту и что потом из этого вышло.

– Я балдею! – возмущенно высказалась Туся. – Это что же получается, Кирилл тебя даже не проводил?

– Нет.

– На него это совсем не похоже.

– Не похоже, но это факт. – Лиза задумчиво улыбнулась. – Знаешь, у меня такое впечатление, что моя жизнь за эти несколько часов превратилась в кромешный ад. И все из-за этого Рода-урода.

– Только без паники!

– Я и не паникую, – равнодушно отозвалась Лиза. – Мне теперь как-то все равно. Вот раньше я действительно боялась. Шла по улице и оглядывалась, все маньяка себе этого представляла. А теперь я его не боюсь. Все плохое, что могло со мной случиться, уже случилось. Мы расстались с Кириллом. Что может быть хуже?

– Только смерть, – пробурчала Туся. – Слушай, подружка! – вскинулась она. – А ведь этот тип хорошо знал, что делает. Он использовал литературный прием, был уверен, что против этого ты не сможешь устоять. Он придумал весь этот фантастический сюжет, чтобы ты написала очень правдивое письмо, предупредив, как бы между прочим, чтобы в нем не было никаких имен, только ты да он. Мало этого, он знал о том случае в парке, знал, что у вас с Кириллом из-за него возникли сложности. Он точно рассчитал удар, нанес его в нужное время и уничтожил за собой все следы. И какой отсюда следует сделать вывод? Только один. – Как обычно, Туся сама ответила на собственный вопрос. – Этот тип очень хорошо тебя знает. Возможно, ты с ним знакома.

– Думаешь, мне это не приходило в голову? – Взгляды подруг встретились. – Еще как приходило! Только я понять не могу, кому я так могла насолить.

– Это нужно покумекать. – Туся глубоко задумалась и внезапно подалась вперед: – Слушай, а не Мишка ли это Степанов?

– С какой стати? – испугалась Лиза.

– А с такой! Во-первых, он в последнее время явно запал на тебя. Домой собрался провожать, придумал, что ему с тобой поговорить о чем-то важном нужно. – Туся загнула палец. – Во-вторых, он знает, что ты у нас талантливый литератор…

– Тусь…

– Не сбивай с мысли. Он, как выяснилось, знаком с Кириллом. – Туся продолжала загибать пальцы на руке… – Потом он сам неплохо сочиняет, и еще он отлично разбирается в компьютерах и программах. Вспомни, Максим Елкин сам говорил, какие они с ним штучки проделывали с чужими серверами. И этому Мишке ничего не стоило взломать твой компьютер, переслать с твоего ящика твое письмо… Ну не твое, не твое, а Найоми этой, – поправилась Туся, заметив, как Лиза болезненно поморщилась, и продолжила: – Вот, значит, переслать это злосчастное письмо Кириллу, а потом уничтожить всю твою почту! – Туся загнула все пять пальцев на правой руке, и у нее получился кулак. Им она и погрозила невидимому врагу, а потом спросила: – Ну как тебе моя логика? По-моему, железная!

Лиза была готова согласиться с ней, потому что, в общем-то, все здесь увязывалось в логическую цепочку, но было одно существенное «но». Она не видела мотива. О чем и сказала Тусе:

– Вообще-то из подозрений шубы не сошьешь. – Лизин папа знал много поговорок, и волей-неволей это передалось и ей. – И потом все время возникает вопрос: зачем ему это понадобилось? Чтобы поссорить нас с Кириллом? Чушь какая-то. Ну поссорит он нас, пусть даже и таким изощренным способом, но его-то я все равно не полюблю.

– Но он-то этого не знает, – возразила Туся. – Может, он думает: нет соперника, нет проблемы. Кстати, так многие думают.

Лиза с сомнением покачала головой:

– Не уверена, что это он. И вообще почему ты решила, что раз Мишка имеет на меня виды, значит, и все остальное его рук дело. Может, это какой-то тип Кириллу мстит? А я только орудие мести.

– Все может быть! – кивнула Туся и мгновенно приняла решение: – Тем более нужно во всем этом разобраться.

– Как?

– Что-нибудь придумаем. – Туся подмигнула Лизе. – Ты же знаешь, если я берусь за дело, успех неизбежен!

Тут Лиза не могла ничего возразить. Прошлой зимой Туся в одиночку вычислила убийцу и даже помогла его задержать.

11

В понедельник Туся и Лиза прогуляли первый урок, физику. Для Лизы это был второй прогул подряд, но на Тусю не действовали никакие доводы. «Скажем, что пожилой женщине на улице стало плохо, и мы ей „скорую“ вызывали. Против этого Кошка не попрет!» – рассудила Туся и утянула Лизу в туалет, а потом, когда прозвенел звонок на урок, под черную лестницу – укромный уголок, хранивший много тайн. Едва подруги уселись на скамейку, Туся сказала:

– Я всю ночь думала и, кажется, кое-что придумала. Ты рассказывала, что Кирилл тебе не поверил насчет хакера.

– Ну не поверил, – уныло подтвердила Лиза.

– И еще он предположил, что и Вера, и я готовы подтвердить любое твое слово. Между прочим, правильно предположил. – Туся не стала отрицать, что ради Лизы была готова соврать. – И получается, что нам ничего другого не остается, как заставить твоего Кирилла убедиться во всем собственными глазами.

Лиза была потрясена размахом Тусиной мысли.

– Ты соображаешь, что говоришь? Как мы можем это сделать?

– Нужно выманить из дома Степанова часа на два, не больше. Эту часть плана ты возьмешь на себя.

– Я?

– Ну не я же ему нравлюсь? Со мной он никуда не пойдет, а за тобой побежит как миленький. И потом, у меня Толик, мы только-только с ним помирились. Я не могу рисковать. Значит, решено – ты идешь гулять с Мишкой. А в это время Макс и Кирилл…

– Подожди. – У Лизы во рту даже пересохло. Она прокашлялась: – Какой Максим? Елкин?

– Ну не Палкин же. Ты сегодня тормозишь, подружка. Соберись! – потребовала Туся, недовольно поджав губы. – Объясняю для тех, кто в танке. Кто у Мишки в приятелях ходит? Макс. Кому легко прийти к нему домой? Максу. А Кирилл вроде как с ним, за компанию. Пока ты будешь отвлекать Мишку интеллектуальной беседой, парни под видом того, что Мишка им до зарезу нужен, напросятся к его мамаше в гости…

– А если у Степанова никого не будет дома?

– Будет. У него мама домохозяйка. Она по вечерам все подряд сериалы смотрит.

– Как ты узнала?

– Случайно. Игорь к чему-то приплел тогда на дискотеке. У них со Степановым что-то вроде дружбы завязалось.

– А все же если никого у Степановых не будет?

– Тогда придется тебе еще раз найти повод, чтобы с Мишкой погулять, – отрезала Туся. – Слушай дальше. В общем, я так понимаю, что мама у Миши не будет сидеть с ребятами в комнате, может, она даже захочет их чаем попоить, а когда она на время уйдет, Макс и Кирилл вскроют Мишкин компьютер.

– Ты что?

– А что? Как он, так и мы! Кроме лома нет приема, окромя того же лома! Короче, когда мы Максиму все объясним, он только рад будет нам помочь.

Вот за что Лиза любила свою подругу, так это за то, что она никогда не укоряла, а всегда спешила на помощь. А ведь могла бы упрекнуть: мол, что я тебе говорила, у меня интуиция…

– Ты же знаешь, у меня интуиция, – прочитала Туся Лизины мысли. И это было в порядке вещей. – Так вот, моя интуиция мне подсказывает, что в почте у Мишки сохранились все твои и его письма, не такой он человек, чтобы так легко забыть о своей победе. И если он и есть тот самый Род, то все сразу станет ясно.

– А если это не он?

– Опять споришь? – недовольно нахмурилась Туся. – Он. Я печенкой чувствую. – Если Туся была в чем-то убеждена, разубедить ее было невозможно. – Тут твоему Кириллу станет стыдно, – с вдохновением продолжила она. – Он упадет тебе в ноги, начнет биться головой об пол и просить, чтобы ты простила его, ревнивого чайника!

– Тусь, откуда такая буйная фантазия? – улыбнулась Лиза, живо представив себе эту картину.

– А что? Чем тебя мой план не устраивает?

– Слишком много основано на везении.

– Ну и что? Должно же и нам когда-нибудь повезти.

– А вдруг ничего не получится?

– Не получится, мы еще что-нибудь придумаем. Ну нельзя же сидеть сложа руки и ждать! – Туся выдвинула решающий аргумент. – Ты хочешь вернуть Кирилла?

– Конечно, хочу!

Разговор требовал времени, подруги решили отложить его до большой перемены.


– Не, ну ваще! Полный беспредел! С чего эти траблы на нас, парней, вешают? Что, разве не бывает девчонок нечистых на руку? – разглагольствовал Юрка Метелкин, болезненно реагирующий на каждый вызов к директору. Страсти по поводу кражи не утихали. А субботнее родительское собрание только подлило бензина в костер.

– Не тяни резину! – Туся подтолкнула Лизу к парням, среди которых стоял и Макс.

– Макс, пойди сюда! – позвала громко Лиза.

Максим обернулся и пошел к ним, широко улыбаясь.

– Ну чего? Опять перемножить миллион на миллиард?

– Нет. – Лиза почувствовала, как вспыхнули щеки. – Макс, у меня к тебе разговор, вернее, даже просьба.

Лиза замолчала, и Туся нетерпеливо дернула ее за рукав. Но Лиза не знала, с чего начать. Какую часть случившегося с ней рассказать, а какую утаить. И получалось, чтобы заручиться помощью Макса, нужно было рассказывать всю историю с самого начала.

Макс поправил очки. Худой, высокий, он начал неловко топтаться на месте, видно, устал томиться неизвестностью. Потом сказал:

– Лиз, ты не волнуйся. Ты же знаешь, я для тебя все, что хочешь, сделаю!

– Да? Это хорошо, потому что то, о чем мы тебя хотим попросить, не каждый согласится сделать, – сказала Туся вместо Лизы, чувствуя, что та никак не соберется с духом.

Макс проявил легкое волнение:

– Тусь, ты меня прямо пугаешь. Если, например, стриптиз на Восьмое марта девчонкам показать, так я пас. Боюсь, что ни я, ни вы от этого действа удовольствия не испытаем.

– Ценю твое чувство юмора. – Туся захлопала в ладоши. – Только разговор у нас серьезный. Лиз, ты так и будешь молчать или все же что-нибудь скажешь?

И Лиза сказала:

– Слушай, Макс, а где сегодня Мишка Степанов? Что-то его не видно.

– Родионыч-то?

– Родионыч! – охнули девчонки хором.

– Вы чего? – Макс попятился назад. – У него отчество Родионович, вот я его иногда Родионычем и зову. А в школе Мишки нет, он сегодня в военкомате отмечается. А зачем он вам? – Глаза Макса под линзами вспыхнули от любопытства. Еще бы! В воздухе запахло приключением.

Лиза с Тусей переглянулись. Круг, что называется, замкнулся. Лиза больше не сомневалась ни секунды. Она все рассказала Максу, не так красочно и эмоционально, как Тусе, но все же довольно подробно, чтобы у него сложилась правильная картина. Макс согласился сразу. Сказал: «Нет базара! В шесть секунд разведу!» Лиза почему-то этому не удивилась.

– А вот как быть с Кириллом? – спросила она Тусю после уроков.

– Кирилла я беру на себя. А ты сегодня на редколлегии обрати все свое внимание на этого Родионыча. Чем хочешь забивай ему голову, как хочешь очаровывай, но чтобы раньше девяти ноги его дома не было. – Туся недоуменно пожала плечами: – Чего это я? Если он и придет раньше, ничего страшного не случится. Парни ему наплетут чего-нибудь. В конце концов, что особенного в том, что Кирилл навестил бывшего одноклассника?

– Я ему напомню, что он хотел со мной о чем-то поговорить.

– Можно. И вообще действуй по обстановке.

Но все получилось совсем не так, как задумывали подруги…

Мишка на редколлегии не появился. Напрасно Лиза вздрагивала, поглядывая всякий раз на дверь. А потом ее захватило обсуждение номера газеты, и она на какое-то время забыла о нем и о своих неприятностях.

Лиза и Ира вышли из школы, когда зажглись фонари.

– Тебе в какую сторону? – спросила Лиза.

– К универсаму. Друга навестить нужно, – туманно отозвалась Ира.

– А мне к метро, – сказала Лиза, подумав, что вот у Иры и появился новый друг, а ведь недавно она страдала по Илье. Но он в Италии учится, а она здесь. Лиза не стала спрашивать, как зовут нового друга одноклассницы, захочет, сама расскажет.

Они попрощались и разошлись в разные стороны. Лиза повесила сумку на плечо, сунула руки в карманы куртки и двинулась к метро. В столь поздний час улицы были пустынны. И Лизу невольно стало преследовать старое ощущение, что кто-то следит за ней. Она несколько раз оглядывалась в поисках этого человека, но его не было.

До дома оставалось совсем ничего, когда вдруг послышался шорох колес. Совсем рядом взвизгнули тормоза. Лиза не успела опомниться, как из черной «девятки» выскочил огромный парень и стал запихивать ее в машину. Конечно, она сопротивлялась, хотела крикнуть, но грубая рука зажала ей рот и толкнула в салон. Лиза с ужасом поняла, что оказалась на заднем сиденье машины между двумя здоровяками. Дверца захлопнулась, машина рванула с места. Ее похитили! На этот раз похищение удалось! И у нее нет абсолютно никакой возможности вырваться из этих тисков. И никто ее не спасет. Никто!

– Отпустите меня, ну пожалуйста, – жалобно попросила она.

– Сиди не рыпайся, – процедил водитель, не оборачиваясь.

Сердце болезненно сжалось. В ушах появился шум, он нарастал, Лиза почувствовала, как медленно погружается в спасительный туман… последнее, что с трудом пробилось в ее сознание, были слова:

– Отключилась.

– Ну и хорошо, меньше хлопот. А то в прошлый раз…

12

– Лиза, Лиза, очнись! – услышала Лиза, с трудом разомкнула веки и увидела склонившегося над ней Степанова. – Ну слава богу, а то я начал волноваться…

– Ты? – только и смогла вымолвить она. В горле было сухо, язык не слушался.

– Я.

«У него еще хватает наглости улыбаться», – подумала Лиза, приподняла голову и огляделась.

Она лежала на софе в незнакомой комнате. Мебель дорогая, красивая, стены покрашены водоэмульсионкой в пастельные тона, как сейчас модно. Ничего лишнего, все эстетично и радует глаз. И кроме них, в этой комнате никого. Лиза задумалась: нет, она не помнит, как здесь оказалась. Только машина… и слова, что тем двоим с ней будет меньше хлопот. Значит, они везли ее сюда. К Степанову.

– Где я?

– У меня в гостях. – Мишка подал ей стакан воды.

Лиза села, стараясь не показать, как сильно она напугана, и выпила воду залпом. Только сейчас она обратила внимание, что и Мишка выглядит необычно: аккуратно пострижен, в строгом костюме, при галстуке, парфюмом пахнет – хоть сейчас под венец. От этой мысли у Лизы по всему телу побежали мурашки. Она не знала, куда ее привезли. Зачем? Что с ней будет? Вопросы хороводом закружились в голове.

– Как ты, в порядке? – Мишка присел перед ней на корточки, его глаза оказались прямо напротив ее глаз. Он протянул руку, хотел отвести волосы от ее лица, но Лиза отпрянула назад. – Не бойся, никто тебя не обидит.

– Миш, а зачем ты меня сюда привез? – спросила Лиза, немного ободренная тем, что он обещал не причинять ей вреда, и прикидывая в уме, как бы половчее узнать, где они вообще находятся. На окнах жалюзи, ничего не разберешь. Первый этаж, последний? За городом они или же в городе? И который, к примеру, час?

– А как ты думаешь? – ответил он вопросом на вопрос.

– Не знаю. Но как бы там ни было, я думаю, что у тебя странное чувство юмора и твоя шутка зашла слишком далеко.

– Это никакая не шутка. Сейчас ты все поймешь, Лиза. Все дело в том, что мы с тобой избранные

– Избранные?

Он что, триллеров насмотрелся?!

– Да, избранные, – повторил Степанов и усмехнулся: – Ты думаешь, почему я затеял эту переписку с тобой?

– Так, значит, это все же был ты? – едва слышно сказала Лиза.

– Конечно, я, – с невозмутимым спокойствием ответил Степанов.

– Но зачем тебе это понадобилось? – Любопытство, как это часто случается, пересилило страх.

– А как же иначе? Кирилл же все время крутился возле тебя. Его нужно было нейтрализовать. В первый раз, когда я хотел тебя похитить, Кирилл мне помешал.

– Это был Коля Ежов!

– Нет. Это ты говоришь о втором случае в парке, а первый раз был тогда, когда ты пошла брать интервью у парня, который снимался в одном из экстремальных шоу. Его звали Костя. Помнишь?

Лиза хорошо помнила тот случай. Он произошел не так давно, этой осенью. Кирилл тогда пострадал: этот свихнувшийся Костя поранил его чем-то острым. Лиза с недоумением взглянула на Мишку – значит, это он преследует ее все это время. Он улыбнулся одними губами, глаза его остались серьезными и вдумчивыми.

– Вижу, ты ничего не забыла. Это был один из моих друзей и помощников. Жаль, что тогда он не справился с задачей. Я ведь не шутил, когда говорил тебе, что не человек выбирает судьбу, а судьба – человека. У нас с тобой одна судьба. Просто тебе нужно время, чтобы привыкнуть к этой мысли. Послушай меня внимательно. Три дамокловых меча занесены над человечеством. Первый – атомный, второй – экологический. Оба они несут гибель всему живому. Но третий меч не менее опасен. Люди стали эгоистичны. А это не что иное, как нравственное вырождение людей. И чтобы спасти человечество, нужно в корне переустраивать систему, создавать новую цивилизацию. И не здесь. Земля обречена.

Лиза слушала и не понимала, как относиться к его словам. С одной стороны, Мишка говорил вполне разумные вещи, но, с другой стороны, это здорово смахивало на бред сумасшедшего, одержимого идеей спасения человечества. В этот короткий миг ей показалось, что она очутилась в одном из кошмаров Хичкока, который сказал однажды замечательную фразу: «Лучше догадываться, чем догадаться!» Во всяком случае, Лиза решила не спорить с Мишкой. Она осторожно сказала:

– Миш, отпусти меня, а? Клянусь, я ничего никому не расскажу, – пообещала она, подумав про себя, что эта гарантия с ее стороны будет не лишней. – Ну что ты будешь делать, когда это откроется? Это же самое настоящее похищение. Ты понимаешь?

– Я все хорошо понимаю. Только вот нас не найдут. И ничего не откроется. Скоро за нами прилетит корабль…

– Корабль?

– Да, космический корабль! – Мишка улыбнулся. – И мы с тобой отправимся на Венеру, чтобы создать новую расу людей. Они будут не только красивыми, сильными, они будут интеллектуальными и одухотворенными, как ты и я.

У Лизы поплыли разноцветные круги перед глазами. Теперь Степанов нес явный бред. Она, значит, современная Ева, а он – Адам. По этому поводу, видно, и принарядился. Сомнений в его душевном расстройстве не оставалось, но спорить с ним было бесполезно.

– Значит, мы избранные и скоро улетим на Венеру? – задумчиво повторила Лиза.

– Да! – Он радостно кивнул.

– Мы, что же, сейчас на мысе Канаверал или, может, на Байконуре?

– Эти мелочи не должны тебя волновать. Я не сумасшедший, Лиза.

«Ага! Как же! Все сумасшедшие так говорят. Все отрицают, что на всю голову больные», – подумала Лиза, продолжая кивать, вроде как поддакивая.

А Мишка вдруг засуетился, провел рукой по прилизанным волосам:

– Давай отметим наше прощание со старушкой Землей. У меня есть бутылочка шампанского и торт с черносливом!

Торт с черносливом! – только этого ей не хватало. Юлю именно таким тортом накормили, да так, что она на время память потеряла. Все забыла: где живет, как ее зовут!

– Нет, я не буду есть торт, пить шампанское! – выкрикнула Лиза вслед Мишке.

Он остановился в дверях:

– Не хочешь?

– Нет. Давай поскорей покончим с этим, – предложила она. В крови заиграл адреналин. Лизе стало безумно интересно, что Мишка будет делать дальше. – Вызывай свой корабль. Чего тянуть?

– Верно! – возбужденно согласился Мишка. – Одевайся!

Лиза накинула куртку, надела вязаную шапку. Порадовалась, что на ней сегодня джинсы и теплые ботинки. Кто знает, что ей сейчас предстоит? Может, придется пробираться по заснеженному лесу. Но это была единственная возможность вырваться на свободу! И Лиза не собиралась ее упускать.

Ее радость была преждевременной. Мишка вывел ее на лестничную площадку последнего этажа. Вверх вела только лестница на крышу.

– Нам туда! – крепко держа ее за руку, Мишка стал подниматься по ступенькам.

– Что ты делаешь? Ты с ума сошел! – стала кричать Лиза. – На помощь! Кто-нибудь!

Но все было бесполезно. Как и в прошлый раз, ее крик ударился о стены и растворился в пустоте. Через минуту они стояли на крыше. Ее сковало чувство страха. Внутренний голос шепнул: «С этой крыши тебе не уйти». Лиза судорожно вдохнула морозный воздух, взглянула на светящиеся звезды – они не смеялись, просто равнодушные белые точечки. Потом она вспомнила родителей, Антона, Соню и ее маленькую дочурку Дашу, которых она никогда больше не увидит, и судорожный всхлип вырвался из ее груди.

– Почему же ты плачешь? Сейчас за нами прилетит «тарелка»! – раздраженно сказал Мишка.

На его лице играла странная, исступленная улыбка.

– Глупости! Не бойся, Лиза. Никакая «тарелка» за вами не прилетит! – услышала Лиза, посмотрела назад и увидела на крыше Кирилла. Он стоял, широко расставив ноги, сильный и широкоплечий, весь в черном и блестящем, как Бэтмен, и улыбался.

– Ты не можешь здесь быть, – сказала она, недоверчиво качая головой.

– Это ты так думаешь. – Его улыбка стала еще ослепительнее. – На самом деле я могу быть где угодно, потому что это сон! – Он шагнул к Лизе, обнял ее. – Это только сон, Лиза. А в любом, даже самом кошмарном, сне всегда остается путь к спасению: нужно всего лишь проснуться! – услышала она его уверенный голос и… открыла глаза.

Комнату заливал солнечный свет. В первые секунды пробуждения Лиза плохо ориентировалась в реальном времени и пространстве. Она приподнялась в постели, откинула рыжие спутанные пряди с лица. Увидев несколько исписанных листков и блокнот для записей, Лиза взяла его в руки:

Однажды Некто нашел на пыльной дороге зеркало…

И тут ее память точно воспроизвела события вчерашнего вечера и весь ход ночных размышлений. Так, значит, ей действительно приснился сон! ВСЕГО ЛИШЬ УЖАСНЫЙ СОН! Нет, она не могла в это поверить! Дни перепутались в голове, реальность смешалась с вымыслом…

Скрипнула дверь. В комнату заглянул Антон.

– Ты долго еще будешь дрыхнуть? Двенадцатый час.

– А ты почему не в музыкалке? – спросила Лиза.

Глаза у Антона сделались не просто круглыми, они стали размером с блюдце.

– У тя чего, сеструха, совсем крышу снесло? Я ж от этой музыкалки еле отбодался. А ты меня обратно туда запихнуть хочешь?

Лиза вспомнила: и правда, с Нового года Антон бросил музыкальную школу. Родители поворчали, но согласились, что если у парня нет желания быть музыкантом, то и талант не поможет.

– По ночам спать нужно, а не сочинять.

Лиза оставила этот наезд без внимания.

– А где мама с папой? Они, случайно, не за пиломатериалами поехали?

– За какими пиломатериалами? Отец в гараж пошел, а мама на кухне. Завтрак готовит. Велела мне сходить посмотреть, проснулась ты или нет.

– Я проснулась, – автоматически подтвердила Лиза и подумала: «Значит, ничего не было. Ни хакера, ни Веры, ни обидной до боли в сердце ссоры с Кириллом, ни Туси с ее грандиозными планами разоблачения, ни Мишки и его бреда насчет избранных и полета на Венеру! Мне просто приснился ужастик!»

– Я проснулась! – закричала Лиза громко, взмахнула руками и счастливо рассмеялась.

– Ну и че ты орешь?

– А знаешь, кто меня разбудил? – все еще улыбаясь, спросила Лиза.

– Кто?

– Кирилл!

– Точно чох-мох! – Антон повертел пальцем у виска и ушел.

А Лиза бросилась к телефону. Первый звонок был Кириллу.

– Лиз, что с твоей памятью? Он же на курсах, – сказал Марк.

Лиза и сама знала, что до трех часов у него курсы, просто лишний раз хотела убедиться в этом. Потом она позвонила Вере. У нее никто не взял трубку. Третий звонок был Тусе.

– Алло?

– Тусь, ты что сейчас делаешь?

– Отдыхаю. Сегодня, между прочим, суббота. А что?

– Беги ко мне. Я тебе такое расскажу!

– Уже бегу!

А в прошлый раз Туся возмутилась, что Лиза вытащила ее из дома в такую рань. Надо же, прошла всего неделя! Но зато какая насыщенная событиями!

Дожидаясь Тусю, Лиза включила компьютер. Что-то подсказывало ей, что ее ждет сообщение от Родиона. Она не ошиблась.


Лиза, извини, что я так неожиданно пропал. Дело в том, что я угодил в больницу с банальным приступом аппендицита. К счастью, все обошлось. Я дома. Твой вариант письма Найоми показался мне очень привлекательным, но знаешь, я, пожалуй, не буду писать о космосе. Это так примитивно, и потом об этом столько всего написано. В общем, пока я «загорал» на больничной койке, у меня родился новый сюжет. Представляешь, джунгли, девушка-археолог хочет найти затерянный город, где когда-то обитало племя амазонок. Ее проводник – разбитной парень, вначале он насмехается над сухой археологиней, а потом влюбляется в нее. С ними происходит много приключений. В пути на них нападают пираты, чтобы отобрать карту, ведущую к сокровищам…


Лиза улыбнулась и удалила письмо Рода. Она поняла, что он из той когорты мечтателей, которые никогда не доводят дело до конца. Общаться с такими людьми Лизе было неинтересно.

13

– Значит, все рассказала Кириллу? – спросила Туся.

– Все, – ответила Лиза.

Была большая перемена. Подруги сидели в столовой, ели биточки и запивали их киселем.

– Ну и как он отреагировал?

– Сначала рассмеялся, а потом сказал: «Какая же ты еще глупышка у меня», и поцеловал.

– Нормальная реакция нормального парня, – оценила Туся, медленно жуя. – В общем, мир да любовь?

– Да.

– А после уроков вы с родителями за Соней и Дашуткой едете?

– Да, – снова сказала Лиза, улыбнулась и взглянула на часики: – Ешь быстрее, звонок скоро.

Девчонки быстренько подчистили тарелки и понесли грязную посуду на специальный стол. И в ту минуту, когда они выходили из столовой, в конце коридора показался Мишка Степанов. Он что-то увлеченно рассказывал Максу Елкину, размахивая руками.

– Бррр… Как вижу Мишку – мороз по коже, – попятилась Лиза и даже спряталась за спину Туси. – Из головы не выходит весь его заумный бред насчет избранных и новой цивилизации.

– Да? – Туся развернулась к Лизе и пристально на нее посмотрела: – А для чего у нас в школе психолог? За что Романов зарплату получает? А ну пошли к нему.

– Я боюсь идти к Дмитрию Дмитриевичу, – уперлась Лиза.

– Вот-вот! Начинается с трусости, а заканчивается нервным расстройством. Пошли, пошли!

Туся тащила Лизу по коридору, та вяло сопротивлялась. Раздался звонок, и Лиза вовремя вспомнила:

– Тусь, тебя сегодня должны были вызвать по географии. «Двойку» исправлять. Ты же учила.

– Несчастье с подругой не менее важно, чем хорошая учеба.

Тусю уже ничто не могло остановить: ни стихийное бедствие, ни тем более какая-то там Полина Сергеевна. Подруга заставила Лизу подняться на второй этаж и решительно постучала в дверь без таблички.

– Войдите!

Лиза переступила порог кабинета, крепко держа Тусю за руку. Вернее, наоборот. Это Туся крепко вцепилась в нее, не давая убежать.

– Вам что, девочки? – Романов поднял голову. Он сидел за столом, читал какой-то журнал.

– Нам поговорить нужно, – сказала Туся, подталкивая Лизу вперед.

– А у вас разве нет сейчас урока? – Психолог поднялся.

Вежливый, симпатичный, средних лет. В глазах вопрос.

– У нас окно, – сказала Туся.

– Тогда присаживайтесь.

Подруги расположились в креслах.

– Я вас внимательно слушаю. – Дмитрий Дмитриевич занял свое место.

Лиза подумала, что у нее скоро появится мозоль на языке: кажется, она рассказывает эту невероятную историю в четвертый раз. Но ничего не поделаешь…

– Во-первых, нельзя позволять испытаниям разрушать себя, – сказал школьный психолог, выслушав ее рассказ. – А во-вторых, давайте во всем разбираться по порядку. – Он потер лоб, собираясь с мыслями. – Видишь ли, Лиза, как бы ни были разнообразны и неповторимы переживания каждого человека, возникновение и течение эмоциональных процессов имеют свои закономерности, общие для всех людей. В зависимости от силы, глубины, направленности переживаний выделяют различные формы эмоциональных процессов: аффекты, настроения, чувства.

Туся шепнула Лизе:

– Вот каждое слово в отдельности я понимаю, а все вместе не-а. Зря мы сюда пришли.

Лиза улыбнулась. Она лучше Туси разбиралась в тонкостях человеческой души, поэтому ей легче было понять психологические мотивы, движущие человеком. А между тем Романов, увлекшись, продолжал что-то вроде вводной лекции:

– Знаете, в романе Толстого «Война и мир» Петя Ростов очень боялся, что в бою ему может быть страшно. Он эмоционально относился к будущему аффекту, то есть страху, который он мог испытать в момент сражения. Аффекты вообще обладают уникальным свойством – они оставляют глубокие следы в сознании, и в памяти эти следы вступают в прочную связь с обстановкой, в которой они были пережиты. Именно поэтому людям, пережившим сильные потрясения, так часто советуют переменить обстановку, иначе даже мелочь способна оживить следы аффекта.

– Но я этот парк с тех пор за сто километров обхожу, – призналась Лиза.

– В твоем случае Туся как бы послужила катализатором…

– Так и знала, что я во всем окажусь виноватой! – возмущенно перебила Туся.

– Да подожди ты кипятиться, Крылова. Вы же сами ко мне пришли. Хотите разобраться, чтобы Лизу больше ничего не беспокоило? А для этого нужно понять мотивы, разложить все по полочкам, так сказать.

– Ладно, молчу, – сказала Туся.

– Туся стала отговаривать тебя отвечать на письма Родиона, потому что она беспокоилась за тебя.

– Ну ясен перец, переживала! – воскликнула Туся. Ей было трудно придержать язычок.

– Вот. Твоя тревога передалась Лизе. Она все чаще стала вспоминать тот случай в парке, когда на нее напали. Ведь так?

– Да, – едва слышно ответила Лиза.

– А тут еще после ее письма Родион куда-то исчез. Потом появился Миша. И чувство вины, которое мучило Лизу по отношению к Кириллу, от этого только усилилось. С этой минуты события стали развиваться стремительно и необратимо. Лиза находилась на грани сильного нервного истощения. Чем больше она копалась в себе, тем страшнее становился ее кошмар. Назревал эмоциональный взрыв, тот аффект, который как бы был навязан Лизе извне. Он мог выразиться в разных формах: вспышке гнева, нервном срыве, у тебя он приобрел форму сна-ужаса. В нем переплелось все, что тревожило Лизино подсознание. И ссора с Кириллом, и компьютерные неприятности, ведь это тоже имело под собой основу: с одной из твоих подруг, Верой, кажется, произошло нечто подобное. Похищение на черной машине, в первый раз машина также была черного цвета. Это не совпадения, это активно работала твоя подкорка, пока ты спала. Ну и венец этого кошмара, разумеется, полет на Венеру с Михаилом Родионовичем, – улыбнулся одними глазами Дмитрий Дмитриевич.

– Мы не улетели, мы только собирались, – рассмеялась Лиза, раз и навсегда распрощавшись со своими страхами.

– Да, да, – поддержал ее психолог. – Честь и хвала нашему герою Кириллу. Это ведь он тебя спас.

Подруги вышли из кабинета вместе со звонком. Первой заговорила Лиза:

– Это было то, что доктор прописал! Спасибо тебе, Тусь.

– Ну слава богу, а то я подумала, что стала для тебя заклятой подругой. Слушай, а давай забьем на физру?

– Запросто, – охотно согласилась Лиза.

Они забросили рюкзаки за спину и пошли к выходу, поглядывая по сторонам, чтобы не напороться на кого-нибудь из учителей. У окна на первом этаже Лиза заметила Иру Дмитриеву, ее взгляд был устремлен вдаль.

Лиза вдруг вспомнила об однокласснице, когда девчонки оказались в том же кафе, где и начиналась эта история.

– Опять о чем-то задумалась? – спросила ее Туся.

– Да так. Недавно мне Ирка Дмитриева сказала, что собирается друга навестить. Вот я и подумала: кто этот друг? Он около универсама живет. И еще нужно к Вере заглянуть. Может быть, завтра, после Дашутки. – Лиза улыбнулась, и веснушки на ее лице заиграли в лучах весеннего солнца. – Вера ведь так и не знает финал моей виртуальной эпопеи.

– Ну с Верой ты сама разбирайся. – Туся слегка надула губки. Она не одобряла дружбы втроем и зорко следила, чтобы на ее территорию никто не посягал. – А вот насчет Дмитриевой, – Туся лукаво усмехнулась, – это, знаешь ли, секрет Полишинеля. К Егору Тарасову она в гости ходила. Он как раз возле универсама живет.

– Не может быть! – изумилась Лиза, забыв о кофе.

– Еще как может! Мы с Толиком их недавно на Арбате застукали. Идут, разговаривают, оба довольные такие, словно приз ценный выиграли. А он ее еще и обнимает.

Лиза улыбнулась.

– Чего ты улыбаешься? Ты что, забыла, кто такой Тарасов? Он же известный сердцеед.

– А может, он изменился… Все в жизни течет, все изменяется… И потом, может, у них не любовь вовсе, может, они просто… дружат.

– Да? – Туся прищурила глаз. – А обнимать тогда зачем?

– Ну, может, ей холодно было, – нашла объяснение Лиза.

– Не верю я в платоническую дружбу между парнем и девчонкой, – скептически заметила Туся.

– А я верю.


«Егор сейчас в Коктебеле. Везет же! – размышляла Ира Дмитриева, не спеша возвращаясь домой из школы. – Что-то давно он не звонил! Наверное, санаторные процедуры замучили».

Незаметно Ирины мысли от Тарасова перескочили на ее собственные проблемы. «Алла Генриховна задала городской пейзаж, а я так и не выбралась на этюды. Может, отправиться в выходные на ту самую улочку на набережной Яузы? Помнится, Илья говорил…» – Ира грустно улыбнулась своим воспоминаниям. Сейчас, когда все прошло, она испытывала к Илье только благодарность и симпатию.

Впрочем, как вы понимаете, это уже совсем другая история.


home | my bookshelf | | В паутине страха |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу