Book: Маэстро, музыку!



Маэстро, музыку!

Вера и Марина Воробей

Маэстро, музыку!

Купить книгу "Маэстро, музыку!" Воробей Вера + Воробей Марина

1

Первый раз в жизни Черепашка не хотела идти на съемку. И не просто не хотела! Она с ужасом думала о том, что ей предстоит пережить всего через несколько часов.

И что только она не говорила, какие доводы не приводила, чтобы доказать свою правоту! Нельзя, просто преступно делать передачу про группу «Каста». Но все словно с ума посходили – и продюсер, и главный редактор, и режиссер заладили в один голос: эту музыку сейчас слушают все подростки, группа находится на пике славы, и не пригласить этих ребят на программу «Уроки рока» будет большой ошибкой. Мы должны думать не о собственных вкусах и музыкальных пристрастиях, а о рейтинге программы.

«Плевать я хотела на этот ваш рейтинг! – с такой несвойственной для ее миролюбивого характера злостью думала Черепашка. – Мало ли что подростки ее слушают! Они еще не то слушают. Что ж теперь – прикажете идти у них на поводу? Вон в нашем классе все девчонки буквально обожают «Фабрику звезд»! Так «Фабрика» лучше «Касты»! Это же никакая не музыка! И при чем тут вообще рок? Наитупейший хип-хоп. А тексты? Просто уши вянут!»

Группа «Каста» образовалась в Ростове-на-Дону несколько лет назад. В этом году какой-то модный молодежный журнал – Черепашка от злости даже забыла его название – объявил «Касту» группой года. Группа действительно пользовалась бешеной популярностью у фанатов хип-хопа. Ну и что с того? Мало, что ли, на свете придурков!

Дело дошло до того, что, когда по телевизору передавали прогноз погоды, и среди прочих городов вдруг называли Ростов-на-Дону, Черепашке хотелось выбежать из комнаты вон, а лучше вазой хрустальной в экран запустить. Так велика была ее неприязнь к этой группе и ко всему, что хоть как-то с ней связано.

И вот сейчас она должна ехать на эту съемку и задавать вопросы ужасному лидеру «Касты», которого зовут Влади. Нет, на самом-то деле его зовут Владиславом, но Черепашке было велено обращаться к нему только так.

«А может, не идти никуда? – явилась вдруг шальная мысль. – В конце концов, я тоже человек и могу заболеть… Иначе меня вырвет прямо в студии. Ну не хочу я видеть этих недоумков! Не хочу я им никакие вопросы задавать! И ответы их слушать не хочу».

Так думала Черепашка, влезая в свои любимые, изрядно потертые, с живописными заплатками на коленях джинсы. Она чувствовала каждой клеточкой своей души, что добром эта съемка не кончится. А интуиция редко подводила Люсю.

По дороге на телецентр она, как говорится, по долгу службы слушала их альбом, который назывался «Громче воды, выше травы». Но внезапно, не дав ей дослушать даже одну сторону, аккумуляторы в ее плеере сели. Впрочем, Черепашка даже обрадовалась этому, потому что после целого потока нецензурной лексики, в котором, как казалось Люсе, лишь изредка попадались нормальные, человеческие слова, ей больше всего хотелось покоя и тишины. Хотя и тишина, и покой тоже были относительны. Какое уж тут спокойствие, когда едешь в переполненном московском метро! Все суетятся, несутся напролом, толкая тех, кто, пусть даже на секунду, но сбился с общего ритма. Волей-неволей Черепашка принимала правила, по которым живут обитатели этого огромного мегаполиса. И всякий раз, спустившись в метро и сосредоточив взгляд на своих ботинках, Люся автоматически ускоряла шаг, даже если торопиться было некуда. Но сейчас она действительно опаздывала на съемку.

Когда Черепашка, запыхавшись, остановилась перед дверью в съемочный павильон, она испытала вдруг то, что чувствовала уже однажды, перед тем как открыть эту дверь в первый раз. Было это примерно год назад. Тогда, по настоянию мамы, она пришла сюда на кастинг передачи «Уроки рока». Впоследствии именно Черепашка, незаметная, скромная, даже робкая девочка, была выбрана на роль ведущей этой программы.

И вот теперь она очень отчетливо вспомнила свое тогдашнее волнение, нежелание входить в эту дверь, жуткий, прямо панический страх перед ней и уверенность в том, что это все гиблая затея. Но сейчас Черепашка испытала совсем другую уверенность – уверенность в своих силах и еще… предчувствие чего-то, что должно в очередной раз круто изменить ее жизнь.

Черепашка тряхнула короткими волосами, на секунду зажмурилась, чтобы поскорей прогнать воспоминания, явившиеся так некстати. А потом она решительно распахнула дверь. Режиссерсидел в окружении шести коротко подстриженных молодых ребят, удивительно похожих друг на друга, будто братья-близнецы, не только прическами, но и выражением лиц: каким-то пренебрежительно-пофигистским. Режиссер размахивал руками, говорил оживленно и громко. Его звали Борисом, на программе он работал всего несколько месяцев и был относительно новым человеком. Но с Люсей они уже успели «спеться», понимали друг друга с полуслова, и между ними почти никогда не возникало разногласий. Увидев Черепашку, Борис резко оборвал свою пламенную речь и повернул голову в ее строну:

– Люсь, ну ты совесть-то имей! – Он вскочил со стула и в два шага оказался рядом с девушкой. – Пятнадцать минут! – Подняв вверх указательный палец, он посмотрел на Черепашку трагическим взглядом. – А если бы прямой эфир? А?.. Вот как быть в таком случае? Ты скажи, как быть?

Люся молча потупила взгляд и опустила голову: ей нечего было сказать в свое оправдание.

Так и не дождавшись ответа, Борис заговорил снова. Правда, голос его слегка потеплел:

– А это вот «Каста», твоя нелюбимая. – Он показал рукой на ребят, которыми был окружен минуту назад. – Ну, Люсенька, чего стоим-то? Куда идти не знаешь? На грим, красавица моя. Скоренько на грим! – Борис легким движением руки подтолкнул Черепашку к выходу и снова направился к музыкантам. А Люся, бросив на стул рюкзак, вышла из павильона и спешно зашагала по коридору к гримерке.

Минут через пятнадцать, когда Черепашка была уже полностью готова к работе, к ней снова подошел режиссер:

– Так… ну, ты понимаешь… Работаем по обычной схеме. Когда начал заниматься музыкой? Откуда родом? История группы. А там сама посмотришь. – Борис уже собирался привычно похлопать Люсю по плечу в знак поддержки, но не сделал этого, видимо вспомнив о чем-то. – Ах, да! Вот это, – он указал на одного из музыкантов, – лидер группы – Влади. Настоящее имя – Владислав. Ты, собственно, с ним в основном и будешь общаться, а когда он и будет петь…

– Петь?! – Черепашка округлила свои и без того увеличенные толстыми стеклами очков глаза.

– Не перебивай!.. Да, петь! Так вот, вначале он будет петь один, потом постепенно подтянутся остальные… – Борис сосредоточенно наморщил лоб. – Фу-ты, черт, забыл! – с досадой выдохнул он. – Подожди, сейчас вспомню… – Он озадаченно уставился на свои кроссовки и вдруг резко вскинул голову, так и подскочив на месте: – Вот! Вспомнил! Что б ты не переживала, а то, помнится, на прошлой неделе ты мне все уши про это прожужжала… Короче, мы ребят строго предупредили, чтобы весь мат из песен выбросили… Так что…

– А они не могли бы вообще не петь? – шепотом перебила режиссера Черепашка.

Она боялась, что ее может услышать кто-нибудь из ребят, и в результате получилось почти змеиное шипение. Люся, конечно, понимала нелепость своего вопроса, даже скорее не вопроса, а не очень удачной шутки, но уж больно ей хотелось выразить свое недовольство.

– Ты что?! – Борис неожиданно резко стрельнул глазами в Люсю. – В своем уме, или как?! – Он покрутил пальцем у виска и тоже зашипел. Но вышло не намного тише, чем если бы он говорил вслух. – Больше года передачу ведешь, и опыта у тебя побольше, чем у меня, будет, а такие вопросы задаешь! Все группы, значит, пели, а «Каста» не будет! Да?! – Внезапно Борис улыбнулся, подмигнул Люсе и сказал: – Да не переживай ты так. Прорвемся. Они вполне вменяемые ребята.

В ответ Черепашка шумно вздохнула.

– Так, все приготовились, через две минуты начинаем, – хорошо поставленным голосом скомандовал Борис.

После уже знакомого вступления: «Привет всем! Добро пожаловать на очередной урок рока с его постоянным виджеем Черепашкой», – Люся честно начала работать, согласно заданной Борисом схеме. Она узнала, что Влади приехал из Ростова-на-Дону, где жил с мамой и котом Рэджинальдом. Музыкой он занимался с детства и всегда любил хип-хоп. На все вопросы Черепашки Влади отвечал спокойно и даже приветливо, не в пример самой Люсе.

– Так не пойдет! – Борис нервно расхаживал по съемочной площадке. – Люсь, ну в чем дело?

– Я не знаю, – виновато отозвалась Черепашка.

– Вот и я не знаю. – Борис остановился, о чем-то задумавшись. – Значит, так, – решительно заявил он после небольшой паузы. – Вначале снимаем песни, а потом интервью. Люся, соберись, пожалуйста!

– О’кей, – пробурчала Черепашка и вдруг, неожиданно для самой себя, резко повернула голову в сторону музыкантов и выкрикнула: – Маэстро, музыку!

– Ты чего, Люсь? – опешил Борис.

– Да я и сама не знаю, извини… – Она виновато опустила глаза. – Это я так, на нервной почве.

Влади, казалось, тоже пребывал в некоторой растерянности. С нескрываемым удивлением смотрел он сейчас на Люсю, но она не могла видеть этого взгляда.

– Все в порядке, ребята! Работаем! – поспешил вмешаться Борис.

Тут же к Влади подбежало трое парней, а через какое-то время к ним присоединились еще двое. Вскоре клавишник заиграл довольно спокойную мелодию, затем вступил ударник. Черепашка даже подумала, что эта песня, наверное, будет мелодичной, но тут в дело вмешался Влади. Он резко ударил по струнам, и в диссонанс той плавной мелодии зазвучало надрывное соло бас-гитары. Потом умолкли все звуки, и Влади запел, если это, конечно, можно назвать пением. Скорее, он просто заговорил ритмичным речитативом. Потом в его монолог вмешался парень, который, помимо того что говорил вместе с Влади, вернее, вставлял дурацкие словечки в паузы, еще и делал совершенно непонятные Люсе жесты: например, растопырив пальцы, размахивал руками, будто загребая воздух. Влади все время пытался убедить этого парня в том, что перед ним единая «Каста», а тот все ставил этот факт под сомнение. Тогда Влади в качестве последнего решающего аргумента проговорил:

– Да, это «Каста»! Слушай, эй! Такого ты нигде не услышишь больше! Можешь даже не сомневаться!

После этого второй солист, видимо смирившись или искренне уверовав в слова Влади, стал «петь» вместе с ним под аккомпанемент синтезатора и ударной установки.

Черепашка вовсе не собиралась слушать эту песню. Она просто сидела и наблюдала за музыкантами. Как уже говорилось, все они показались ей на одно лицо. А может быть, она просто не давала себе труда внимательно вглядеться в их лица. Впрочем, если бы она захотела сделать это сейчас, то вряд ли из этого что-нибудь вышло. Барабанщик и клавишник, опустив головы, смотрели на инструменты и на свои руки. За парнем, который пел с Влади и одновременно танцевал, уследить было тоже практически невозможно, настолько стремительно и нервно тот двигался. А вот самого Влади Черепашка разглядела хорошо.

Иногда он, оторвав взгляд от струн гитары, смотрел прямо на нее. Ни в камеру, ни на других музыкантов, а почему-то именно на нее. И вот что странно: Люся почему-то совсем не стеснялась ловить на себе его взгляды и не чувствовала от этого себя неловко. Наверное, это происходило потому, что Влади смотрел на Черепашку не оценивающе, как обычно бывает, когда встречаются незнакомые люди. Он смотрел на Люсю по-дружески, открыто и даже радостно. Так бывает иногда, когда идешь с кем-то вдвоем по многолюдной улице и вдруг теряешься в толпе и не можешь понять, где он, тот человек, с которым ты шел. А он, оказывается, прямо перед тобой стоит. И когда встречаешь его добрые, улыбающиеся глаза среди сотен других, в них всегда ясно читается радость, совсем особенная, спокойная и тихая, но все же именно радость.

Вот так смотрел Влади на Черепашку, и поэтому она даже ждала, что в паузе между куплетом и припевом, когда все звуки на мгновение смолкают, Влади обязательно на нее посмотрит. И хотя внешне он действительно был похож на остальных членов своей группы (впрочем, Люся понимала, что этого требует выбранный имидж), она и сама не заметила, как ее представление об этом человеке круто поменялось.



2

– Так, отлично, снято. Теперь интервью. Все заново! Люсь, ну ты что, заснула там, что ли? – Голос режиссера вернул Черепашку в реальность, на съемочную площадку. Она не услышала последних нот второй песни. В ее ушах все еще звучал низкий голос Влади: «Но орешек оказался крепче, чем мои зубы». Люся не помнила, в какой композиции она услышала эту строчку и произошло ли это сейчас или тогда, когда она слушала кассету «Касты» в метро. Она не понимала, почему именно эта фраза так ее зацепила, запала в душу, но она все прокручивала и прокручивала ее в голове, пока не убедилась, что остаться наедине со своими мыслями ей не удастся… Во всяком случае, до конца съемки.

Вот оператор прильнул к камере, вот на ней загорелась красная лампочка, и Люся начала по второму кругу: «Привет всем! Добро пожаловать на наш очередной урок рока с его постоянным виджеем Черепашкой». Те же самые слова теперь звучали совсем по-иному. Сейчас ведущая программы произносила свой текст весело, легко, на одном дыхании. Так было, когда снимали передачу с Земфирой или с «Ночными снайперами». Тогда Люсе хотелось поскорей поздороваться с телезрителями и приступить к самой беседе. Так же, совершенно неожиданно для нее самой, происходило и теперь. И хотя ответы на вопросы были Черепашке заведомо известны, беседа с лидером группы «Каста» показалась ей по-новому интересной.


– Ну вот, ты сама-то хоть чувствуешь, а? – подбежал к Черепашке режиссер после долгожданного, им же самим сказанного «Все, снято. Всем спасибо!».

– Чувствую… – уныло отозвалась Люся на нравоучительно-отеческую интонацию, прозвучавшую в его голосе.

– Ну и хорошо, что чувствуешь, – протянул режиссер, думая теперь уже явно о чем-то своем. – Так… – Борис задумчиво расхаживал по площадке, то и дело подбирая какие-то вещи и складывая их в свою сумку. Наконец он резко распрямился, выдохнул и, развернувшись к ребятам лицом, сказал: – Ну все, парни, спасибо! А с тобой, Люсенька, до… – Он приложил ладонь ко лбу, о чем-то усиленно вспоминая.

– До следующего четверга, – подсказала режиссеру Черепашка, подумав о том, как можно будет распорядиться целой неделей свободного от съемок времени.

– Да, да. До следующего четверга, – подхватил Борис, на ходу застегивая куртку. – Ну все. Всем пока. – Режиссер махнул рукой и скрылся за дверью.

В следующую секунду Люся услышала его четкие, стремительно удаляющиеся шаги.

– Ну, мне тоже пора, – сказала Черепашка и уже даже поднялась со стула, как вдруг где-то рядом услышала нерешительный голос Влади:

– Подожди-ка, Люсь… А ты не могла бы проводить нас в кафе? – Он поднял глаза на Черепашку, а она так и осталась стоять, словно сраженная громом. – Ну… тут же, наверное, есть столовая какая-нибудь или буфет? – продолжал Влади, не получив ответа на свой вопрос.

– Ну да… Ладно, провожу… – согласилась наконец Черепашка.

– Влади, какое, блин, кафе? – возмутился тот парень, который танцевал и пел во время съемки. – Мы же собирались вроде…

– Ну вот перекусим и пойдем, – решительно перебил его Влади.

Они спустились на первый этаж.

– Вот. Это столовая, – сказала Люся, указывая на дверь, из-за которой доносились обрывки разговоров, смех и вкусный запах еды. – Я пойду, а то…

– Как? Ты разве не останешься? – Влади постарался придать своему лицу крайне возмущенный вид. – Два часа колбасили, так же можно и с голоду помереть… Пошли! Мы угощаем.

– Но мне правда надо идти, – соврала Люся.

Но как только Черепашка это сказала, она почувствовала, как что-то кольнуло ее в самое сердце. И в этот миг девушка поняла, что на самом-то деле она никого сейчас не обманывала, что ей и действительно куда-то нужно спешить. Но вот только куда?.. Однако уже в следующую секунду мысль эта куда-то улетучилась.

– Ну подумаешь, нам вот тоже надо идти, но все, кроме желудка, может подождать, – продолжал уговаривать ее Влади.

– Хорошо, – согласилась наконец она, чувствуя, что совершает ошибку. Ей бы сейчас схватить рюкзак и катиться поскорее из этого «Останкина» домой! Но вместо этого Черепашка изо всех сил пыталась убедить себя в том, что она действительно безумно голодна, потому что с утра почти ничего не ела. – Но только если по-быстрому.

Они сидели в уютной останкинской столовой. Влади сам заказал еду себе и своим друзьям. Затем он вежливо поинтересовался у Люси, что она хочет заказать. Черепашка выбрала отбивную с картофелем фри и кофе. Когда заказ принесли, она с ужасом поняла, что есть ей совершенно не хочется, несмотря на то что она действительно практически ничего не ела с самого утра.

– А ты давно… ну… на передаче этой работаешь? – спросил Влади, видимо для того, чтобы завязать разговор.

– Ну да. Чуть больше года, – ответила Черепашка, ковыряя вилкой картошку.

– И не надоело? – Влади бросил на нее внимательный, острый взгляд.

Этот вопрос Люся часто слышала от маминых друзей и знакомых, и она всегда незамедлительно и уверенно отвечала «нет». А вот сейчас Черепашка впервые задумалась: а в самом деле, не надоела ли ей вся эта бесконечная суета, нервозность, постоянное напряжение?

– Что, я затронул запретную тему? – улыбнулся Влади, заметив, что озадачил Люсю своим вопросом.

– Да нет. Никакой запретной темы. С чего ты взял? – Черепашка резко выпрямила спину. – Мне не надоело, – ответила наконец она, пытаясь убедить себя в собственной честности.

– Влади, ну ты хочешь, чтобы мы опоздали? – вмешался в разговор клавишник, который к этому времени давно уже расправился со своим обедом. – Посмотри на часы!

К удивлению Черепашки, Влади покорно последовал его совету.

– Да, действительно. – Он тяжело вздохнул. – Ну дай хоть доесть! – Он виновато, как показалось Люсе, посмотрел на своего товарища и еще более активно заработал вилкой. – А ты что не ешь? Не вкусно? – пробурчал Влади с набитым ртом, так что Люся даже с трудом разобрала адресованный ей вопрос.

– Да нет, почему, – поспешила оправдаться она, – вкусно…

– Ну ладно… пойдем мы… А то и правда опоздаем. – Влади чуть виновато посмотрел на Люсю.

Она ответила ему смущенным взглядом из-за толстых стекол очков.

– Мне тоже пора. – Черепашка встала, перекинув через плечо лямку рюкзака.

– Ну тогда пойдем вместе, – приветливо предложил Влади.

Они вышли из центрального подъезда телецентра.

– Тебе куда? – Влади надел солнечные очки, и теперь вместо его глаз Черепашка видела два отражения своего собственного лица. – Мне в метро. – Она нащупала в кармане карточку. – Только до него все равно нужно на троллейбусе ехать.

– Клево! – чересчур открыто возликовал Влади. Товарищи осуждающе покосились на него. – Нам тоже на троллейбус.

Впрочем, за всю дорогу до станции «Алексеевская» ни Черепашкой, ни Влади не было сказано ни слова.

– Пока, – махнула рукой Люся, спрыгивая с подножки на асфальт.

Двери троллейбуса заскрежетали, закрываясь, и через этот противный скрежет до ее слуха донеслось тихое и какое-то безнадежное «пока».

Внезапно, когда Черепашка уже спустилась в метро, что-то заставило ее остановиться. Будто кто-то невидимый дернул ее за плечо: «Женя! Женя! Он же ждал меня сегодня здесь, в центре зала… Господи, мы же должны были идти к нему на репетицию. Это так важно для него! Он так долго меня просил, а я… А я в кафе с Влади сидела… Я же как будто чувствовала, что идти надо! Я же тогда еще сомневалась… Ужас! Что я теперь ему скажу?!»

Ошарашенная, стояла она посреди зала, а вокруг сновали люди, то и дело задевая девушку за плечо. Все они куда-то спешили, бежали, суетились…

«Без пятнадцати семь, – подумала Черепашка, приходя в себя. – Без пятнадцати семь. Женька ушел».

Автоматически Люся перешла на свою ветку, зашла в вагон и растворилась в стуке колес, заглушившем ее не слишком радостные мысли.

3

Еще на лестничной площадке Черепашка услышала телефонный звонок, раздавшийся из ее квартиры. Люся поспешно достала из кармана ключи, открыла дверь.

– Алло! – крикнула Черепашка и, прижимая трубку плечом, стала развязывать кроссовки.

– Люсь, ты? – услышала она взволнованный, даже как будто перепуганный голос Жени.

– Жень, прости, понимаешь… Ну, в общем, я не смогла… Меня задержали на работе, понимаешь… – И в эту секунду ее быструю, сбивчивую речь прервали короткие гудки.

Девушка зачем-то еще долго слушала их, прижимая трубку к уху, потом медленно опустила ее на рычаг, но в ту же секунду телефон снова разразился громким, требовательным звонком.

– Алло, – сказала Люся, но никто ей не ответил.

Она не стала больше «алекать» и уговаривать человека на том конце провода откликнуться. Меньше всего ей хотелось сейчас с кем-либо разговаривать, но вешать трубку она тоже не стала. Люся понимала, что просто не имеет на это права, потому что она знала, кто это звонит, и знала, что этот человек молчит не оттого, что решил над ней подшутить, а просто ему не хватает смелости заговорить снова.

– Люсь, извини, – раздался наконец в трубке срывающийся голос Жени. – Я понимаю, что ты… ну… на работе задержалась… – Черепашке хотелось сейчас заплакать, заорать, что это не она его, а он ее должен простить, но она лишь сильней прижала к уху трубку. – Извини меня, – понизив голос почти до шепота, сказал Женя.

Сейчас он совершенно искренне винил во всем лишь себя самого, хотя несколько минут назад его переполняла жгучая обида на Люсю.

– Да это ты меня… – начала было Черепашка, но Женя не дал ей закончить фразу:

– Нет, это я во всем виноват… Конечно, я давно уже должен был понять, что ты не такая, как все… Ты ведь не простая девчонка, у которой только школа да дом… У тебя ведь еще и работа есть. И уж она-то поважней будет, чем мои репетиции дурацкие… – К его горлу подкатывались слезы, и, как Женя ни пытался их скрыть, они отчетливо слышались в его голосе.

– Жень, я прошу тебя, давай забудем про это. – Люся уже сама готова была разрыдаться.

Ей было жаль Женю, и в эту минуту она по-настоящему ненавидела саму себя. Черепашка укоряла, стыдила себя за то, что может спокойно слушать оправдания человека, перед которым она по уши виновата.

– А почему ты не на репетиции? – спросила Люся только лишь для того, чтобы сменить тему.

– Ну просто… не пошел, да и все, – последовал грустный ответ.

И Люсе сразу стало ясно, что это из-за нее он не пошел на репетицию. Конечно, ему не стоило так поступать, но таким уж человеком был Женька… Черепашке опять стало стыдно, и продолжать эту тему она больше не стала.

– Ну, а когда мы теперь встретимся? – спросила Люся и почувствовала, как вспотели ее ладони.

– В любое время. Когда тебе будет удобно. Когда ты будешь свободна, – без малейшей паузы ответил Женя, и Черепашку удивило, что в его голосе не было ни грамма деланного безразличия.

Женя любил Люсю так наивно открыто, что даже если бы и попытался обидеться на нее и сказать, что, мол, я и без тебя проживу и не нужна ты мне вовсе, то у него это никогда бы не получилось.

– Вообще-то до четверга я свободна. Давай я тебе завтра позвоню, хорошо? – Люся чувствовала, как невидимый барьер, отделяющий их друг от друга, начинает постепенно разрушаться.

– Хорошо. – Женя немного помолчал. – Тогда до завтра?

– Угу. Пока, – попрощалась Черепашка и первой повесила трубку. Она пошла в свою комнату, на ходу придумывая, чем бы себя занять, чтобы отвлечься от грустных мыслей. Тут ее взгляд упал на открытую настежь входную дверь. Люся уже готова была испугаться, но не успела, вспомнив о том, что сама же и забыла ее закрыть, когда спешила к телефону. Оказавшись в своей комнате, Черепашка рухнула на кровать, но тут же вскочила на ноги и, медленно приблизившись к письменному столу, задумалась на секунду о том, что бы ей такого интересного почитать перед сном. Наконец после долгих раздумий и внутренней борьбы Люся, подчинившись чувству долга, остановила свой выбор на учебнике истории. Впрочем, прочитав несколько строчек, девушка совершенно ясно поняла: в данный момент ни внутренней, ни внешней политики Франции начала девятнадцатого века ей не усвоить. Люся тяжело вздохнула, сняла очки, аккуратно положила их вместе с учебником на тумбочку и заснула крепким, безмятежным сном.

4

Проснулась она от телефонного звонка. Как это обычно бывает: сначала звонок вплелся в ее сон, потом она открыла глаза, но и тогда не сразу поняла, что ее разбудило. Стряхнув сон, Черепашка стянула с себя плед и на ватных ногах поплелась к телефону, проклиная того, кому пришло в голову позвонить именно сейчас.

– Алло, – недовольно пробурчала Черепашка, изо всех сил пытаясь сдержать зевоту.

– Алло! Здравствуйте, а можно поговорить с Люсей? – раздался голос на другом конце провода.

– Это я, – отозвалась она на незнакомый голос, и сон как рукой сняло.

– Люсь, привет! Это Влади!

Люся еще по-прежнему ничего не понимала, но почувствовала, как голос в трубке из официально-делового превратился в дружеский и даже немножко робкий.

– Привет! – удивленно ответила Люся. Она еще не разобрала до конца, кто это звонит, но решила почему-то, что будет со своим собеседником на «ты». Мысленно покрутив, как калейдоскоп, весь прошедший день, Черепашка вспомнила, кто такой Влади. – А! Привет, – снова сказала она уже с совсем другой интонацией.

– Привет! – поздоровался он во второй раз. – Ты не удивляйся, я твой телефон в редакции узнал. Я вот что хотел… А ты что завтра делаешь?

– Да ничего вроде, – ответила слегка ошарашенная Люся. – А что?

– Да у нас тут… Ну, в общем, концерт намечается… Ну и вот… Я хотел… Может, ты сможешь прийти… – Он усердно, но безуспешно боролся со своим волнением. – Я хотел тебя еще на съемке пригласить, но забыл совсем, понимаешь… Ну так как?

– Ну, я не знаю. А где он будет? – спросила Черепашка так, словно ее решение пойти на концерт или нет зависит от того, где он будет проходить.

– В «Китайском летчике Джао-Да», – ответил Влади незамедлительно и добавил строго: – Метро «Китай-город».

– А во сколько он начинается? – продолжала задавать вопросы Люся.

Таким тоном ее обычно допрашивала мама, когда Черепашка отпрашивалась у нее куда-нибудь.

– Концерт сборный, наш выход в десять, играем пять песен, и все… – без запинки отчеканил Влади.

Повисла пауза. Люся не знала, соглашаться ей или нет: ведь она обещала позвонить Жене.

– Ну так что? – прервал ее сомнения Влади.

– Ну ладно, – неожиданно для себя самой согласилась Люся. «В конце концов, я же обещала только позвонить Жене. Вот позвоню и скажу, что пойдем на его «репу» завтра», – мысленно оправдывалась Люся. – А где же мы встретимся? – задала она последний вопрос.

– Ну в метро, наверное. – Влади на секунду задумался. – Давай на «Китай-городе» в центре зала, в полдесятого. Хорошо?

– Хорошо, – согласилась Люся. На самом же деле ей никуда не хотелось идти ни с Женей, ни с Влади, но иногда труднее сказать человеку «нет», чем перебороть свое нежелание.

– Ну, тогда до завтра, – попрощался Влади теми же словами, что и Женя несколько часов назад. – А! Постой-ка, чуть не забыл! Какая у тебя фамилия, чтобы в список приглашенных внести?

– Черепахина.

– Понятно… – Влади весело усмехнулся. – Ну все, теперь пока…

– Пока, – сказала Черепашка и повесила трубку.

Когда она встала с кресла, в глаза ей ударил свет в прихожей, и она увидела брошенный на обувную тумбочку мамин рюкзак и мамину серую куртку. Потом из глубины прихожей навстречу Люсе вышла и сама Елена Юрьевна.

– Привет, взрослая дочь! – Мама весело улыбнулась Черепашке. – С кем болтала?

– Да так… По работе на концерт пригласили. – Почему-то Люсе не хотелось посвящать маму во все тонкости этой истории.

Елена Юрьевна тоже работала в телекомпании «Драйв» (которая и производила среди прочих молодежную программу «Уроки рока»), и уж кто-кто, а она-то не понаслышке знала, что Люся действительно по долгу службы просто не имела возможности долго сидеть на месте. Поэтому она особо и не допытывалась никогда, куда ее дочь идет и с кем. Елена Юрьевна доверяла Люсе, а Люся доверяла ей. Но сегодня… Если честно, Черепашка и сама толком не понимала, что мешает ей все рассказать маме.

5

На следующий день, утром, ее разбудил будильник. Люся выключила его и в ту же секунду решила, что будет спать дальше и в школу не пойдет. Она уже засыпала снова, как вдруг вспомнила… об их уговоре с Лу. Дело в том, что Лу Геранмае – лучшая подруга Черепашки – любила носить маленькие сумочки. Это, конечно, красиво, но совершенно неудобно. К примеру, в самую большую сумку Лу (а у нее их было пять или шесть штук) влезало две тетрадки, пенал и три учебника. А с пакетом ходить – последнее дело, сами понимаете. Но Лу легко справилась и с этой проблемой: те учебники, которые в ее сумочку не помещались, должна была приносить Черепашка, всегда ходившая с рюкзаком. Сидели они на всех уроках за одной партой и пользовались одним учебником. Так вот Люся, подумав о Лу, еще пару минут полежала с открытыми глазами и, нехотя поднявшись, начала собираться в школу. Может, по иронии судьбы, а может, из-за чего-нибудь другого (из-за болезни, например), но Лу в школе не появилась.



Не получив ни отметок, ни особых знаний, Черепашка вернулась домой. Позвонила Жене, сказала, что по работе ей надо идти на концерт и что к нему на репетицию они смогут пойти завтра. Женя безропотно согласился. После этого разговора Люся опять чувствовала себя предательницей и лгуньей, но через некоторое время это чувство покинуло ее. Теперь начиналось самое главное – приготовление к встрече.

Она еще вчера решила, что наденет джинсы, самые обычные, и трикотажную футболку в красную полоску с декоративными кнопочками на левом плече. Так она и поступила. А когда Люся была полностью готова, до выхода оставался еще целый час. Она, как могла, пыталась с пользой провести время: и чай пила три раза, и посуду – ту, что оставалась в раковине после завтрака, – всю перемыла, и телевизор даже пробовала смотреть, но при этом каждые пять минут смотрела на часы. Когда же оставалось найти занятие еще на десять минут, Люся решила почитать и так увлеклась, что, когда в очередной раз взглянула на часы, с ужасом поняла, что опаздывает.

«Вот всегда так: считаешь каждую минуту до выхода, а нужную пропускаешь!» – думала Черепашка, завязывая шнурки на ботинках «Доктор Мартинс».

Она заперла дверь и, не дождавшись лифта, побежала вниз. На встречу Черепашка опоздала совсем чуть-чуть, всего лишь на пять минут. Однако Влади уже нетерпеливо переминался с ноги на ногу в центре зала. Они увидели друг друга издалека, и, когда Черепашка была примерно на расстоянии трех шагов от Влади, он едва заметно кивнул и поздоровался:

– Привет!

– Привет! – улыбнулась она.

– Ну пойдем? – Влади качнул головой в сторону выхода.

…По пути в клуб они разговаривали о всякой ерунде, чтобы только не молчать: о том, что всюду одна попса, о членах группы «Каста». Еще Влади рассказал о каких-то заморочках по поводу предстоящего концерта, о том, что в этом, как он выразился, «вонючем» клубе нет даже своей ударной установки и что всем группам приходится привозить свою. Вот так совсем незаметно дошли они до клуба. Оставив в раздевалке куртки, ребята тронулись уже было в зал, но охранник окликнул их и попросил Люсю показать содержимое ее рюкзака. Влади же был с пустыми руками. Потом, не обнаружив в Черепашкином рюкзаке ничего предосудительного, охранник поинтересовался у них, собираются ли они во время концерта выходить на улицу.

– Не знаем пока, – пожал плечами Влади. – А что?

– Просто не забудьте тогда ко мне подойти, а то без штемпеля я вас обратно в клуб не пропущу, – строго ответил страж порядка.

Влади поднял на Черепашку удивленный взгляд.

– У нас в клубах на руку печать ставят, – улыбнувшись, пояснила она. – Здесь она вообще фосфорная, в виде иероглифа, и в темноте потом еще долго светится.

– Это чтобы название клуба хоть как-то оправдать? – ухмыльнулся Влади.

– Типа того, – вступил в разговор охранник, вертя в руках тот самый штемпель.

– Не, нам такой радости не надо, – за двоих ответил Влади, подхватил Черепашку под руку, и они направились к лестнице, ведущей на второй этаж.

Там тоже сидел охранник в камуфляжной форме. Он спросил у Люси ее фамилию и тут же что-то вычеркнул в небольшом списке, а Влади показал ему какой-то билетик. Из зала были слышны громкие звуки музыки. Люся не поняла, что именно за музыка, но чуяла, что ничего хорошего в ней нет. Они прошли еще несколько шагов и оказались прямо напротив сцены. Черепашка огляделась. Народу было тьма-тьмущая. Еще Люся обратила внимание на то, что публика была на удивление разношерстной: длинноволосый мужик в черной футболке, на которой большими желтыми буквами красовалась надпись «Blak Sabbat». Круглый живот этого мужика обтягивал черный рокерский пояс с металлическими шипами. Были тут и явно попсовые девушки в топиках и мини-юбках, и цивильные женщины в классических, обтягивающих их узкие бедра костюмах. Имелись, причем в больших количествах, парни и девушки вроде Влади – в широченных штанах-«трубах» и майках, болтающихся чуть выше колена. Сама обстановка клуба была самая обычная: сцена, танц-пол, барная стойка у деревянной стены, расписанной каким-то замысловатым узором, отдаленно напоминающим иероглифы, а рядом со стойкой крепились в ряд высокие табуреты на трех ножках. Звук со сцены раздавался просто ужасный: постоянно фонило, и то и дело возникало весьма неприятное ощущение, будто кто-то бьет тебя кулаком в грудь. Но Люся привыкла к таким вещам. Ей доводилось бывать в клубах и похуже…

– Слушай, тебе нравится здесь? – прокричал Влади ей в самое ухо, стараясь переорать неизвестную Черепашке певицу с красно-синим гребнем на голове.

– Не очень! – честно прокричала она в ответ.

– Тогда подожди тут секунду, я сейчас, – сказал он и куда-то исчез.

Вернулся Влади минуты через три.

– Все, пойдем отсюда! – Он неожиданно твердо, но в то же время как-то удивительно бережно взял ее за руку и повел через все нараставшую толпу людей. Влади отпустил Люсину руку, только когда они спустились в холл. Там ребята наспех оделись и выскочили на улицу.

– А куда мы идем? – спросила Люся, на ходу застегивая куртку.

– Да куда хочешь! – ответил он, весело улыбнувшись.

– Как это? – окончательно растерялась Черепашка. – Тебе же сейчас выступать?!

– Ну и что? – Влади нарочито удивленно расширил глаза.

Конечно, Люся понимала, что сейчас он просто разыгрывает маленькую роль. Естественно, ему было понятно ее удивление, но он как можно дольше хотел сохранить интригу.

– Ну, правда. Ты что, уйдешь с концерта? – продолжала допытывать она.

– Ну, да! – ответил он так, как будто речь шла о чем-то само собой разумеющемся.

– Но почему? – Люся отчаянно пыталась во всем разобраться.

– Ну, во-первых, тебе там не нравится, во-вторых, мне там не нравится, в-третьих, отвратный звук, в-четвертых, ребята не хотят играть. – Он загнул четыре пальца на левой руке.

К этому времени они уже подошли к станции метро.

– Ну так куда теперь? – Влади внимательно посмотрел на Люсю.

– Не знаю…

Ей еще о стольком хотелось спросить у Влади: предупредил ли он администрацию клуба, не случится ли ничего плохого из-за того, что они откажутся играть… Но девушка решила не донимать своего спутника вопросами.

«Это же, в конце концов, не сольный концерт, на сборных всегда кто-нибудь в последнюю минуту отказывается», – разъяснила Люся сама себе.

– Ну, тогда поехали на Чистые пруды, – предложил Влади.

– Поехали.

«Все лучше, чем фигню всякую слушать…» – рассудила Люся.

6

Они сидели вдвоем на влажной от недавно растаявшего снега лавочке. Было уже темно, и луна отражалась в спокойной глади воды. Людей почти не было. Они сидели совсем рядом, слегка соприкасаясь рукавами курток.

– А ты когда-нибудь была в Ростове? – спросил Влади, не отрывая взгляда от воды.

– Да, – ответила Черепашка. – Правда, я тогда была совсем маленькая и ничего не запомнила. А вообще у меня в Таганроге родственник живет, но я там тоже была всего один раз… – Она на секунду запнулась. – И больше не хочу.

– Почему? – вопросительно и даже с некой укоризной посмотрел на нее Влади.

– Да нет, это не связано с самим городом, – заметила Люся его напряжение.

– А с чем же тогда?.. С дядей?! – усмехнулся он.

– Ну да… – совершенно серьезно ответила Люся. – С дядей.

– Он что, такой сволочной, что не давал жизни? – не унимался Влади.

– Да не в этом дело. – Черепашка тяжело вздохнула. Она поняла, что, пока не расскажет всю историю, случившуюся с ней и с ее дядей в прекрасном городе Таганроге, Влади от нее не отстанет. Задела она, видно, его патриотические чувства. – Ну просто… В общем, когда я училась в первом классе, мы с мамой поехали к нему на осенние каникулы. Ну вот, приехали мы, и мама с дядей пошли поговорить, чаю попить, а я осталась в саду одна (а у него частный дом). Там красота такая у него – прямо грядочка к грядочке… А я до этого вообще в огородах не была никогда…

– Ну, понятно… и ты всю красоту эту потоптала, – перебил Люсю Влади.

– Да что ж это я, по-твоему, вандал какой-нибудь, что ли? – Она возмущенно вскинула брови. – Нет, я как раз наоборот… Ты слушай, а то я вообще не буду рассказывать, – с наигранным негодованием и упреком посмотрела на него Черепашка.

– Да ладно, я не буду больше… рассказывай.

– Ну ладно, – смягчилась Люся. – Ну и вот… Осталась я там одна, смотрю, трава какая-то растет, и вот не приглянулась она мне. – Люся как бы в порыве отчаяния ударила рукой по ноге. – Листья какие-то широкие, на подорожник похожие. Ну я и подумала, что это сорняк и что, наверное, дядя забыл или не успел от него избавиться, и решила помочь ему. Сначала хотела вырвать эту траву из земли и выкинуть, а потом решила, что просто подстригу ее, чтобы она хотя бы чуть-чуть покрасивей выглядела… Ты понимаешь, я-то на самом деле помочь хотела. – Она взглянула в глаза Влади, ища понимания и поддержки. И то и другое в его глазах было. И в глазах, и в улыбке – очень доброй, без всякой усмешки. – Ну, нашла я, значит, ножницы, – продолжала Черепашка, – и старательно, на совесть, начала подравнивать эти листочки. Достригла я, короче, грядку до половины, и тут выходит родственник. Подбежал он ко мне и как начал орать! Аж за калиткой люди на него оборачивались: «Ешь теперь весь! На что он мне такой? Кто его теперь купит?! Весь щавель мне попортила!» И лицом меня прямо в этот щавель тычет и приговаривает: «Ешь! Ешь! И чтобы ни листочка не осталось, если ты такая дура!» Ну я и начала его есть, рыдая, глотая слезы вместе с этим щавелем дурацким. А он кислый жутко! – Тут Черепашка передернула плечами и снова посмотрела на Влади. Он понимающе качнул головой. – А грядка огромная… Я ползаю на четвереньках и все ем его, ем, а меня тошнит уже. Мама подбегает и просит, просто умоляет меня остановиться, а я плачу, давлюсь, но продолжаю жевать. Потом и родственник говорит: «Люсенька, да Аллах с ним, с этим щавелем. Я уже не сержусь на тебя». А я все равно ем. И мне казалось тогда – я точно помню, – что это мне такой сон жуткий снится. А раз сон, думаю, то ничего плохого со мной случиться не должно. И, представляешь, доела все до последнего листика. Потом мне плохо стало. «Скорую» вызывали. А как только я поправилась, мама меня отвезла в Москву, и больше я никогда у этого родственника не была… И до сих пор от одного только запаха щавелевого супа меня тошнит. Даже когда мы идем с мамой по рынку, я отворачиваюсь, если вижу его… И ни в Ростов, ни в Таганрог я больше не приезжала, – вздохнула, заканчивая свой рассказ, Черепашка.

Они молчали, любуясь отражением луны в пруду. Было тихо и хорошо… Влади первым нарушил тишину.

– А у меня тоже была похожая чем-то история. Только мы с мамой, наоборот, в Москву из Ростова приехали… Тогда мне было лет семь, а потом я еще долго в столицу не наведывался.

– Почему? Город не понравился или тоже щавеля объелся? – улыбнулась Люся.

– Да нет, город понравился… – пожал плечами Влади. – Ну в общем… мои родители развелись, когда мне было пять лет. У мамы потом было еще несколько мужей, но все были в Ростове, а тут в один прекрасный день она сообщила мне, что мы едем в Москву. Ну и поехали. Жили вместе с этим Петей, я пошел в московскую школу. В принципе все было хорошо, да и к Пете я уже привык как-то. Вот. Но случилась такая история. Я посмотрел мультфильм. Ну… – Влади наморщил лоб. – Короче, не важно. Не помню, как он называется, да и сюжета уже не помню. Но фишка была в том, что главный персонаж – палач – всем, кто попадался ему на пути, рубил головы. – Влади провел ребром ладони по своей шее. – И все эти срубленные головы носил потом всю дорогу в мешке, за спиной. А когда этот палач приходил к кому-нибудь, то всегда говорил одно и то же страшным таким, хриплым голосом: «Я палач». А никто его и не спрашивал, кто он такой. И хотя сам мультфильм был глупым, мне очень понравилась эта манера палача, и я придумал игру. Суть была вот в чем: я подходил к маме и Пете каждый вечер и изображал, что у меня за спиной очень тяжелый мешок, набитый головами. Я кряхтел, сгибаясь под тяжестью этого воображаемого мешка. И, увидев меня, мама и Петя должны были по очереди спрашивать: «Ты кто?» – а я отвечал каждый раз: «Я – палач!»

Влади так неожиданно страшно это прохрипел, что Люся даже плечами передернула. Влади заметил это.

– Страшно или холодно? – заботливо поинтересовался он.

– Холодно от страха, – пошутила в ответ Черепашка.

– Не, ну правда? Если тебе холодно, я могу тебе отдать свою куртку. – Влади уже потянулся к молнии, но Люся, коснувшись его руки, сказала:

– Да нет, мне абсолютно не холодно… Честно. Рассказывай дальше.

– Ну и вот… – Влади вздохнул. – В один из вечеров я начал свой обход. Подошел к маме. Она, как положено, меня спросила: «Кто ты?» Я прохрипел, что я палач, и пошел дальше. Пришел в комнату к Пете. Он сидел за столом, увлеченно читая газету. Я подошел к нему и начал кряхтеть. Он не обратил на меня внимания. Я подошел тогда совсем вплотную к его столу и начал еще громче и настойчивей кряхтеть. Но он – ноль внимания. Тогда я в приступе ярости взял подушку с дивана и бросил в него. Бедный Петя, конечно, не ожидал ничего такого от меня. Короче, он больно ударился головой о деревянную столешницу. Я… как бы тебе объяснить?.. Ну конечно, я не должен был этого делать… Он мне фактически чужой дяденька, а я ему чужой мальчик… Но я, наверное, еще не чувствовал этого барьера между им и мной… Может, в порыве злости я совсем потерял голову, но ведь надо принять в расчет то, что я еще был совсем маленьким… Ну и потом, я же совсем не хотел причинить ему вред… Более того, тогда мне даже казалось, что в чем-то я был прав… Ведь если я кого-то принял в свою игру, то он должен играть со мной на равных, понимаешь? Подчиняться должен правилам этой игры, раз уж он в нее вошел… Ну как бы то ни было, Петя меня не понял… Но ни бить, ни даже кричать он не стал… Слова вообще не сказал. Встал из-за стола, посмотрел на меня так, знаешь, очень пристально, пошел к маме и сказал, что ребенка надо показать психиатру. Мама долго сопротивлялась, пыталась ему что-то доказать, а потом все же поддалась. Врач прописал мне какие-то таблетки. Я пил их. Но Петя уже по-другому разговаривал со мной и по-другому на меня смотрел… А потом сказал маме, что не хочет жить с женщиной, у которой психически ненормальный ребенок… Я этот разговор подслушал и, как видишь, на всю жизнь запомнил. Мы вернулись в Ростов. Мама плакала каждый день, а мне умереть хотелось. – Влади немного помолчал. – И вот как у тебя с щавелем, так у меня с Москвой. Как только я слышал одно это слово по телевизору, например, так противный холодок между лопаток пробегал… И мне казалось, что у меня там, за спиной, и правда мешок с отрубленными головами… Со временем все забылось, стерлось из памяти, но мама моя так и не нашла себе другого мужа. – Влади посмотрел на Люсю, потом на часы.

– А который час? – встревоженно спросила Черепашка, вспомнив о времени и о том, что она к десяти обещала маме быть дома.

– Десять, – спокойно ответил Влади.

– Ой, мне идти уже надо! – Люся накинула на плечо рюкзак и встала.

– А ты где живешь? – Он тоже поднялся.

– В районе «Фрунзенской». – Люся посмотрела на Влади, пытаясь угадать его дальнейшие действия.

– Ну поехали. – Он решительно сунул руки в карманы своих широченных штанов.

– Куда? – не поняла Черепашка.

– На «Фрунзенскую» твою, куда же еще? А вообще давай сначала дойдем до метро. А там видно будет. – Влади приветливо и даже немного заискивающе улыбнулся, но Люся не ответила на его улыбку.

– Мне и сейчас видно, что я поеду домой, – отрезала Черепашка.

В один миг она вся как-то подтянулась и напряглась.

Влади неожиданно весело рассмеялся:

– Да я всего лишь провожу тебя до дома. Или ты собиралась в десять часов вечера одна по городу разгуливать? – Он говорил шутливо-отеческим тоном.

Они доехали до «Фрунзенской». Выйдя из вагона, Черепашка попыталась распрощаться с Влади, но он упрямо твердил, что одну ее не отпустит. Люся говорила, что здесь недалеко, что она часто возвращается домой в это время одна… Но Влади упорно стоял на своем. В результате они пошли вместе. Всю дорогу они молчали. Люсин дом действительно находился совсем близко от метро, и они быстро оказались у нужного подъезда.

– Вот тут я и живу. – Люся задрала голову и увидела свои окна. В одном из них, на кухне, горел свет. – Ну все, пока. Спасибо, что проводил.

– Пока. Не за что. – Влади сделал маленький шажок назад. – Ой, слушай! – Заорал он вдруг, сокрушенно хватаясь за голову. Черепашка даже вздрогнула от неожиданности. – У тебя же нет моего телефона!

– Нельзя же так людей пугать! – покачала головой Люся и улыбнулась.

Влади же вместо ответа принялся лихорадочно рыться в огромных карманах своих штанов. Карманы оттопыривались и оттягивались от тяжести лежавших в них предметов. Черепашка, наблюдая за действиями Влади, подумала, что в его карманах помещается примерно столько же всего, сколько влезает в ее рюкзак. Наконец Влади нашел то, что искал. Он вырвал из блокнота листок и что-то быстро-быстро начеркал на нем ручкой. Потом сложил листок вчетверо и протянул Люсе. Затем, с чувством выполненного долга, Влади убрал в карман ручку и блокнот.

– Но учти, ты обязательно должна побывать на нашем концерте. Вот будет какой-нибудь более-менее нормальный, и пойдем. Ты готовься. Ладно?

Люся кивнула, и вдруг его лицо стремительно приблизилось, и, прежде чем что-либо понять, она почувствовала на своей щеке легкое прикосновение его сухих и теплых губ. Девушка остолбенела. Но она не успела никак отреагировать на странную выходку Влади, потому что тот резко повернулся и зашагал прочь. Проводив взглядом его удалявшуюся фигуру, Черепашка набрала код и вошла в свой подъезд.

7

Едва Люся переступила порог, как мама засыпала ее вопросами: «Ну как концерт? С кем ты там была? А в каком клубе? А почему так поздно?» На все вопросы Черепашка отвечала сухо и односложно. Про Влади она сказала только, что есть такой человек и что он главный в группе «Каста» (Елена Юрьевна, конечно, такую группу знала.) Про то, что концерт не состоялся, Люся рассказывать не стала. Потому что понимала, чувствовала, что тогда последует очередной шквал вопросов, а ей сейчас не хотелось на них отвечать. Хотелось остаться наедине со своими мыслями. И она, выпив чаю с кусочком рулета с маком, умылась, почистила зубы и пошла к себе в комнату.

«Завтра воскресенье, уроки делать не надо», – легко подумалось Люсе.

Девушка выключила свет и решила сразу же, даже не читая ничего на сон грядущий, лечь спать.

– Люсь, забыла сказать! Лу звонила, просила тебя перезвонить, – раздался из соседней комнаты мамин голос.

– Ладно, я завтра ей позвоню. Сейчас уже поздно, – отозвалась Черепашка ненатурально сонным голосом.

Пожелав маме спокойной ночи, Черепашка натянула одеяло до самого подбородка и свернулась калачиком.

Заснула Люся лишь во втором часу. Она просто лежала в темноте с открытыми глазами. О чем бы она ни пыталась думать, в ее мысли все время вплетался Влади. Стоило Черепашке на секунду закрыть глаза, как перед ней тут же появлялось его лицо. «Ну что в нем такого? – уже в который раз спрашивала себя девушка – Неопрятный весь какой-то, дерганый, необузданный какой-то… Так в этом-то все и дело… Самобытность, непохожесть на других, – сама себе возражала Люся. – Да какая, блин, самобытность… Дурак, он и есть дурак. И музыка тупая у него. И сам он… – злилась на себя Черепашка. – Так что же ты тогда думаешь о нем и заснуть не можешь, если и музыка у него тупая, и сам он дурак? Уж не влюбилась ли ты, дорогуша, в этого дурака? Бред! Было бы в кого влюбляться! Ни в кого я не влюбилась… И не собираюсь! – отчаянно пыталась убедить себя Черепашка в том, что противоречило ее истинным чувствам. – Ну надо же… Как я только могла подумать такое… Это совсем не любовь никакая… Просто он полная противоположность мне. А вместе с тем он так похож на меня, что просто страшно становится… Вот хотя бы история эта с палачом, она ведь похожа на мою со щавелем… Хотя чем, собственно говоря?..»

И вот в таких противоречивых размышлениях, так ни до чего и не додумавшись, не придя ни к какому выводу, решению или хотя бы ясности, незаметно для самой себя Черепашка уснула. Ей снилось множество снов. Один сплетался с другим, потом оба они вливались в третий, затем в четвертый и так далее, образуя вязкую сонную тину. И когда Черепашка проснулась, она, конечно, как ни пыталась, не смогла вспомнить ни одного из приснившихся за ночь снов или хотя бы обрывка. Но общее ощущение осталось радостное, светлое.

Люся сладко потянулась, встала и отправилась на кухню. Мамы уже не было. Даже в выходные та часто уезжала на монтажи или съемки. Черепашка к этому уже давно привыкла. Спать больше не хотелось и завтракать тоже. Хотя в сковородке – Люся видела это через стеклянную крышку с золотистой ручкой – лежала котлета и жареная картошка.

Посидев немного у окна, Черепашка решила, что надо позвонить Лу. Она набрала номер подруги и принялась терпеливо выслушивать длинные гудки. Внезапно гудки оборвались, и в трубке раздался как всегда бодрый (несмотря на столь ранний час) голос Лу.

– Алло!

– Это ты, Лу? – зачем-то спросила Черепашка.

– Нет, это техасский рейнджер, – ехидно пробурчала Лу.

«Откуда такая агрессия? – удивилась было Люся, но уже в следующую секунду сама нашла ответ на свой вопрос: – Разве тебе вчера Лелик не передавала, что звонила Лу?»

А через миг Лу озвучила Черепашкины мысли. Слово в слово.

– Разве Лелик не передавала тебе вчера, что я звонила? – с плохо скрываемой обидой в голосе спросила Лу.

– Она мне сказала, но было уже поздно, понимаешь? – оправдывалась Черепашка.

– Ага! А я тут жду ее звонка, волнуюсь… Пошла неизвестно с кем, неизвестно куда… Полдесятого – ее нет… Лелика спрашиваю, говорит, сама уже волнуюсь, мол, Люсенька пошла на какой-то концерт, а что за концерт такой и с кем пошла – неизвестно, – бурчала, как старая бабка, Лу.

Черепашка не смогла сдержать заливистого смеха:

– Почему это неизвестно с кем? Очень даже известно…

– Ну и с кем же? – Лу сразу же оставила свои нотации и изменилась в голосе.

– Ну что я буду тебе по телефону… Может, зайдешь? – предложила Люся.

– Ну, если у тебя действительно что-то интересное…

– Интересное. Очень даже, – перебила подругу Люся. – Можешь не сомневаться.

– Тогда считай, что я уже у тебя! – И, даже не удосужившись сказать «пока», Лу бросила трубку.

Не успела Черепашка убрать постель и умыться, как в прихожей раздался звонок.

– Ну, рассказывай! – с порога потребовала Лу, бросая на Черепашку нетерпеливые взгляды.

– Да ты хоть разденься! – Люся включила в прихожей свет.

Лу быстро скинула пальто, сняла сапоги, стремительно прошагала на кухню, уселась за стол на свое любимое место у стены и, подперев кулаками щеки, уставилась на Люсю немигающим взглядом. При этом она мелко подергивала правой ногой, давая тем самым понять, что терпение ее не безгранично.

– Да успокойся ты, – улыбнулась Люся. – Выпей чаю вначале. Куда спешить-то?

– Издеваешься?! – гневно вскинула свои черные, будто нарисованные брови Лу.

– Ну, хорошо, – вздохнула Люся. – Ну, в общем, мы пошли в клуб… – начала было она свой рассказ, но Лу тут же перебила ее:

– Кто это «мы»?

– Да я и Влади… Ну и вот…

– Какой еще Влади? – тряхнула волосами Лу.

– Влади – это лидер группы «Каста». Слышала о такой?

– Да, слышала… Эти придурки, которые, типа, группа года? – презрительно поморщилась Лу, которая если и уважала кого-то из музыкантов, так разве что Бритни Спирз или, на худой конец, Алсу.

– Никакие они не придурки… – обиженно отвернулась Люся.

– О-о-о! – Лу округлила свои огромные черные глаза. – Да ты что?! Че, ну ладно «Снайперы», ну я еще понимаю «Сплины», но это же… это же… – От возмущения Лу даже не могла подобрать нужных слов.

– Да ведь ты их не слушала! – отчаянно боролась за справедливость Черепашка. А ведь совсем недавно она была о «Касте» точно такого же мнения. – Музыка, может, и правда не очень, ну так она и не имеет никакого значения. Пойми ты, что не всегда в песне важна музыка…

– Это что-то новенькое, – хлопая ресницами, протянула Лу. – А я, дура, всю жизнь думала, что песня – это когда поют!

– Хип-хоп – это другое, – махнула рукой Черепашка. – Реперы не поют, они наговаривают текст… И потом у них аранжировки очень классные… И даже голос исполнителя иногда не играет никакой роли, понимаешь?

– А что же тогда, по-твоему, играет роль? – язвительно фыркнула Лу.

– Тексты.

– Зачем тогда все это называть песней? Ведь если тут, как ты говоришь, ни музыка, ни голос не важны, то тогда это стихи. – Лу победно смотрела на Черепашку, но та не собиралась сдаваться.

– Нет, Лу, это именно песни. Вот о чем мы с тобой сейчас спорим, когда ты даже не слушала их ни разу…

– Я имею вполне четкое представление об этой группе, – отчеканила Лу, презрительно и демонстративно отвернувшись от Люси.

– Это ты имеешь представление о хип-хопе? Судишь наверняка по одному Децелу… Понимаешь, нельзя говорить, и тем более спорить о том, чего не знаешь. – Черепашка подошла к окну и меланхолично уставилась вдаль.

– Ладно, нравится и нравится, это пройдет. – Лу примирительно махнула рукой так, будто хотела отогнать назойливую муху. – Рассказывай про Влади этого, что там у вас случилось?

– Да в принципе ничего особенного, – пожала плечами Люся.

– И все-таки? – Лу пальцами выстукивала по столу незамысловатый ритм.

– Ну просто концерт отменили, и мы с Влади поехали гулять. Потом он проводил меня домой, и все. Больше ничего не было, – закончила отчет Черепашка.

– Нет не все. Че, это не все… – Лу встала со стула, подошла к Люсе и, взяв ее за локоть, развернула лицом к себе. – Рассказывай, – тоном, не терпящим возражений, потребовала она.

Лу называла Люсю Че только в самых ответственных и чаще всего щекотливых ситуациях. «Да, – подумала Черепашка, – плохо дело…»

– Когда мы гуляли, он рассказал мне одну историю, очень похожую на мою. Ну помнишь, я тебе ее рассказывала, про щавель. Но она похожа не самим сюжетом, а… – Люся внезапно осеклась.

– А чем? – нетерпеливо поинтересовалась Лу.

– Я даже сама не знаю. – Люся виновато опустила глаза.

– А я знаю! – Лу скрестила руки на груди. – Ты просто в этого Влади втюрилась.

– Да ни в кого я не втюрилась. – Черепашка почувствовала, как краска горячей волной ударила ей в щеки. – Это тут совершенно ни при чем.

– Именно это и при чем. А вот история про щавель действительно ни при чем. Ты посмотри на себя в зеркало! Стоишь вся красная как рак! – Лу снова тряхнула черными, блестящими волосам и стала ждать ответа.

Но Черепашка молчала, уставившись на свои клетчатые, изрядно поношенные тапочки. Через какое-то время Лу произнесла тихим, сдавленным голосом:

– Да и люби себе на здоровье своего Влади, кто против? Вот только бы Женька второй раз на крышу не полез…

Лу понимала, что причиняет своей лучшей подруге ужасную боль, но она чувствовала ответственность за нее. «Кто, если не я, все это ей объяснит. Потом она еще мне спасибо скажет». Реакция Люси была неожиданной как для Лу, так и для самой Люси.

– Уйди, пожалуйста, Лу, – попросила она голосом, дрогнувшим от внезапно подкатившихся к горлу слез.

Повторять свою просьбу ей не пришлось. Оскорбленная Лу оделась и ушла, не сказав больше ни слова. А Люся подумала, что ни за что ни про что обидела человека. А ведь на самом деле Лу сказала то, в чем Черепашка боялась сама себе признаться.

8

После ухода Лу Люся еще долго сидела на кухне в одной и той же позе. Когда она немного оправилась, то решила, что надо срочно позвонить Жене и отменить поход на репетицию… Но как? Как ему сказать, что она просто не хочет, не может сейчас никого видеть?! Как объяснить ему, что она сама еще не понимает, что творится в ее душе?.. Но позвонить надо. Черепашка набрала номер. После первого же гудка в трубке раздался Женин голос.

– Алло, Жень, это я. Привет!

– А, Люсь, привет! Ну что, ты готова? – бодро отозвался он.

– Нет, я не пойду. Мне что-то нездоровится сегодня… Кажется, даже температура поднялась, – соврала Люся.

– Тогда, конечно. Давай никуда сегодня не пойдем, – согласился Женя. И Люся почувствовала в его голосе искреннее беспокойство.

– Да нет, Жень… Ты иди один. Тебя ребята ждут. И потом это же не последняя в жизни репетиция… Просто я в другой раз приду.

– Нет, ты что!.. Я тоже никуда не пойду. У тебя дома есть кто-нибудь?

– Нет, – ответила Люся и тут же пожалела о том, что сказала.

– Тогда я сейчас к тебе приду.

– Нет, Жень, не надо.

– Как это не надо? Вдруг ты серьезно заболела? Кто сходит за лекарствами? – И снова Люся услышала в его голосе неподдельное беспокойство и даже тревогу.

– Да ну, ерунда… Подумаешь, голова болит… Нет, Жень, я не заболела, – сказала Люся.

– Ну, так с этого все и начинается. Ты же сама говоришь: температура. Короче, я скоро буду. – И Женя повесил трубку прежде, чем Черепашка успела сказать хоть слово.

Ей стало еще более стыдно за свою ложь и за свое почти предательство. «Он сейчас мчится со всех ног ко мне, думает, что я болею, а я просто-напросто не могу, видите ли, в своей душе разобраться!»

Женя пришел очень быстро. Он разделся и сразу же устремился на кухню. Когда через секунду Люся тоже туда вошла, то весь стол был заставлен какими-то пузыречками и разноцветными коробочками.

– Вот смотри, это мазь такая, классно помогает! Разотри вот тут. – Он двумя пальцами дотронулся до своих висков. – И все. А нет, еще под носом и затылок. Мне мама так же делала, когда я болел. А это… – Он взял в руки плоскую ярко-синего цвета коробочку с иностранными буквами. – Это, если сильно голова болеть будет…

– Где ты все это взял? – перебила его Люся.

– Где взял, где взял?.. В аптеке купил, – широко улыбнулся Женя.

– Нет, ну правда? – не оценила его шутки Черепашка.

– Ну правда, купил, – пожал он плечами.

– Для меня? – Люся подняла на него спрятанные под толстыми стеклами очков глаза.

– Ну а для кого же?.. – искренне удивился Женя. – Так, а это нюхательный карандаш. – Он взял со стола какой-то продолговатый предмет.

– Жень, убери это все! – выкрикнула вдруг Люся.

– Почему? – Он посмотрел на нее округлившимися и ничего не понимающими глазами.

– Ну я нормально себя чувствую, понимаешь? Я абсолютно здорова! – из последних сил сдерживая слезы, выдавила из себя Черепашка.

– Как это? – Он часто-часто захлопал ресницами.

– А вот так, – с каким-то даже непонятным вызовом в голосе бросила она.

– А зачем же тогда говорила?

– Я тебя обманула… – Люсе казалось, что сейчас за нее говорит кто-то другой, но в то же время она всем сердцем чувствовала, знала, что поступает правильно, честно, потому что говорит правду.

– Зачем? – Женя все еще сжимал в руке нюхательный карандаш.

– Я, понимаешь, просто устала… И никуда не хотела идти. Я хотела побыть одна…

– Так бы и сказала… – Женя как-то странно дернул головой, резко развернулся и зашагал в прихожую.

Когда он, уже одетый, стоял в дверях, из кухни, низко опустив голову, вышла Люся:

– Жень, не уходи… Пожалуйста, не уходи.

– Люсь, что происходит? – Он внимательно посмотрел ей в глаза.

– Ничего… – Она крутила пуговицу на своей рубашке.

Наконец пуговица оторвалась и упала Люсе в ладошку.

– Ну раз ничего, тогда я пойду на репетицию.

Долго еще стояла она в прихожей, будто надеясь, что Женя вернется. На самом же деле Люся не думала сейчас о Жене. Она вообще ни о чем не думала. Медленно вернулась она на кухню. Стол по-прежнему был завален разноцветными коробочками и пузырьками…

Неизвестно, сколько времени просидела бы еще Люся на кухне, горестно обхватив руками колени, если бы не услышала скрежета ключа в замочной скважине. В следующее мгновение в прихожей вспыхнул свет, и Черепашка увидела маму.

– О господи! Что случилась, Люсенька? – Елена Юрьевна, не разуваясь, кинулась на кухню и опустилась рядом с Черепашкой на колени. – Что с тобой? Зачем столько лекарств? Откуда?

– Все в порядке, – наклонила голову набок Черепашка. – Ты не волнуйся. – Просто я пожаловалась Женьке, что голова немного болит, а он вот пришел и притащил все это… – У Люси немного хрипел голос, и она кашлянула, чтобы прочистить горло.

– Ты что, плакала? – Елена Юрьевна настороженно вглядывалась в лицо дочери.

– Да нет… – Люся попыталась улыбнуться.

Мама ей не поверила, но больше ни о чем расспрашивать не стала. Она знала: когда будет нужно, Черепашка сама обо всем расскажет ей.

– Ты ела? – Елена Юрьевна поднялась, вернулась в прихожую.

Люся слышала, как «вжикнула» два раза молния на ее сапогах.

– Нет, – с большим запозданием ответила ей Люся.

– Почему? – Мама прошла на кухню и, открыв холодильник, начала пристально изучать его содержимое.

– Ну не хотела… – пожала плечами Черепашка.

– Понятно… С чем будешь блинчики, с мясом или с абрикосовым джемом?

– Я не хочу есть, – сказала Люся.

– Как это? – Мама строго посмотрела на дочь.

– Ну так… – Черепашка встала и пошла в свою комнату.

Через пару минут в дверях появилась Елена Юрьевна:

– А уроки ты сделала? – Она смотрела на Люсю, слегка склонив голову набок.

– Я не пойду завтра в школу, – спокойным голосом сообщила Черепашка маме, словно речь шла о чем-то само собой разумеющемся.

Люся даже придумала уже причину, ожидая очередного маминого «как это?», но Елена Юрьевна не произнесла больше ни звука. Она просто вышла из комнаты, плотно прикрыв за собой дверь.

«Какой же я ужасной стала! – мысленно сокрушалась Черепашка, проводя рукой по своим коротким, почти как у Влади, волосам. – Лу обидела, Женю обидела, теперь вот и маму еще… А ведь все они любят меня и желают мне добра…» Люся могла сейчас пойти к маме и помириться с ней, но вместо этого она нащупала на столе кассету «Касты», вставила ее в плеер и стала слушать.

9

Она действительно не пошла на следующее утро в школу, хотя проснулась даже прежде, чем прозвенел будильник. Люся слышала, как собирается на работу мама, слышала, как хлопнула за ней дверь. Черепашка просто лежала с закрытыми глазами, притворяясь, что спит. В последнее время манера притворяться вошла у нее привычку: перед самой же собой притворяться в чем-то, в чем-то себя убеждать, что-то себе доказывать.

«К чему все это? Ну, скажи, кому это нужно? Если ты любишь Влади, то наберись смелости и скажи об этом Жене, а если любишь Женю, пошли куда подальше Влади! Только, знаешь, хватит врать всем и самой себе в первую очередь!» – ругала себя Люся, лежа с закрытыми глазами и пытаясь убедить саму себя в том, что она спит.

Пролежав так еще полчаса, она встала и лениво поплелась на кухню, зажгла конфорку и поставила на плиту чайник. Когда тот вскипел, заварила чай и сделала себе бутерброд. И вдруг (как всегда неожиданно!) раздался телефонный звонок.

– Алло, – произнесла Черепашка.

– Алло, Люсь! – Этот голос Черепашка узнала бы теперь из тысячи других голосов. Это был его голос. Голос Влади.

– Да, – ответила Люся и остро ощутила, как часто забилось вдруг сердце. Ладони сразу же сделались влажными настолько, что она едва не выронила из рук трубку.

– Это я, Влади… Слушай, Люсь, ты извини меня, пожалуйста… Ты не могла бы выйти на пару минут к подъезду, – попросил он вдруг.

– К какому подъезду? – совершенно искренне не поняла Люся.

– К твоему. Я стою тут… Давно уже…

– А зачем? – вырвалось у Черепашки.

– Ну, мне это… В общем, поговорить надо. – Тут до Люси дошло, что Влади звонит по мобильнику.

– Так, значит, ты у моего подъезда стоишь? – зачем-то переспросила она.

– Ну да! – неожиданно обрадовался он. – Так выйдешь или нет?

– Хорошо! Конечно. Подожди секунду, – сказала Люся и повесила трубку.

В какой-то непонятной панике заметалась она по квартире, на ходу стягивая с себя пижаму, быстро влезла в первое, что попалось под руку. Это были джинсы и домашняя рубашка в мелкую голубую клетку. Потом она надела ботинки, со странной тщательностью зашнуровала их, накинула на плечи легкую куртку и, с шумом захлопнув дверь, побежала вниз по лестнице.

Влади сидел на скамеечке. На ней обычно по вечерам собирались старушки из Люсиного подъезда. Черепашка со вздохом плюхнулась рядом, и парень, обернувшись, засиял улыбкой.

– Привет! – Влади привычным жестом провел рукой по своим торчащим коротким «ежиком» волосам. – Слушай, тут такое дело… Короче, мне тут в Ростов надо ехать… Ну и вот… Ну я и подумал, что, может, ты бы со мной поехала? А?..

– Ты что?! Как это? – Люся поправила указательным пальцем очки, съехавшие на самый кончик носа. – Я не могу…

– Почему? – Влади сделал вид, что очень удивлен ее ответом.

– Ну, во-первых, меня не отпустит мама, во-вторых, у меня школа, а в четверг еще и съемка, а в-третьих, мне там совершенно негде жить. – «А в-четвертых, с какой стати я должна куда-то ехать?..» – подумала Люся, но вслух говорить этого не стала.

– Ну наверняка ты уезжала в какие-нибудь командировки? – Он вопросительно посмотрел на Люсю, а она в ответ лишь качнула головой.

– И отпускала же тебя мама. Правильно? Вот и в этот раз отпустит.

– Но ведь это не командировка, – возразила было Черепашка, но Влади тут же ее перебил.

– Командировка не командировка… Какая разница? Она же не пойдет к тебе на работу узнавать…

– Моя мама работает там же, на телевидении, но проверять она, конечно, все равно не будет… Дело не в этом, просто не могу же я соврать… – Люся, почему-то чувствуя себя виноватой, опустила глаза.

– Тогда скажи правду. – Он немного помолчал. – А что касается съемок и школы, то на них, я думаю, можно забить, – закончил Влади с неожиданной твердостью в голосе.

– Как это? – отстранилась от него Люся. Она снова поправила очки, хотя те и не думали никуда сползать. – Ну, допустим, школа – это ладно. А вот съемки… Это же моя работа, понимаешь? Меня уволят, если я забью на них.

– Ну уволят и ладно… Подумаешь… – Влади махнул рукой. – А может, и не уволят, пустят какие-нибудь там повторы, и все. Ну должен же у тебя, в конце концов, быть отпуск?

– Здравствуйте. – Черепашка кивнула выходившей из подъезда соседке с третьего этажа и тут же снова опустила голову. Она как будто не слышала того, что только что сказал Влади. А он между тем продолжал упорно гнуть свою линию:

– Ну и потом, мы же ненадолго поедем, а жить у меня будем… Вместе с мамой моей, – поспешно добавил Влади. – Ну так что?

– Я не знаю… – Люся наконец посмотрела на него.

– Давай так: ты подумаешь пока, с мамой посоветуешься, а вечером я тебе позвоню. – Влади медленно встал с лавочки. – Хорошо?

– Хорошо. – Люся тоже встала, и в следующую секунду ее сердце забилось часто-часто. «А вдруг он снова меня сейчас поцелует?» – подумала Черепашка.

Но Влади не поцеловал ее. Пройдя несколько шагов, он обернулся, махнул рукой и сказал негромко:

– Пока.

– Пока, – отозвалась Люся, повернулась и быстро вошла в подъезд.

10

Это мне поручили узнать, куда время течет

и когда в истории начнется новый отчет.

Меня направили туда, где рождается молчание.

Я создан узнать и принести это знание.

Раньше жили в этом месте люди.

Они верили, что конца этому миру не будет,

но стали сбываться древние предсказания.

Все обречены были на скитания.

Люди ушли, не переставая ждать,

что подобное может случиться опять.

И никто уже не помнит – это сказка или быль,

что их прошлую страну поглотила бархатная пыль.

Точно это можно узнать только там,

и все готовы поверить моим словам

о том покинутом месте, где движения нет,

куда может проникнуть только лунный свет.

Когда-то росли здесь цветы,

исполнялись мечты,

здесь жили люди, но потом они ушли навсегда.

Жизни других исчезли без следа,

без следа, без следа. 

Я спускаюсь по ступеням в комнату теней,

в царство забытых дней и ночей,

где воздух замещен тишиной

и все вокруг окутано призрачной тьмой.

Сюда последний раз приходили сотни лет назад,

и я здесь первый за несколько веков подряд.

Ровные слои бархатной пыли

следы последних посетителей скрыли.

Ночные тучи расступились, светит луна,

луч мутного света льется из окна.

Холодные каменные плиты пола

бархатной пылью покрыты.

Мои глаза привыкают к этой дикой тьме,

я начинаю различать портреты на стене.

Беру старинную шкатулку в руки,

слышу нежные магические звуки.

Я околдован этим звоном тихим.

Все вокруг выглядит загадочным, двуликим.

Я прикован к этому магическому миру… да-да…

Это воплощение психолиры.

Стенам передается дрожь тела.

Медленно ступаю я вперед несмело.

Я не смею нарушать этот великий покой

веков небрежностью своих шагов.

Я гляжу без движения сквозь холод камней —

пропасть расширяется в памяти моей.

Время бесшумно поглощает города и страны,

и ничего уже не значат человеческие планы.

Замедляется звук времени, шагов,

затихает нежный шепот песочных часов.

Мои движения сковала магическая сила,

и бархатная пыль уже мои мысли покрыла.

Остановись, постой, замедли сердца бой.

Сюда проник шум вместе со мной.

Мерцающий свет засыпающих глаз угасает,

сознание мое силу теряет.

Эти мысли, леденеющие кровь…

Свет потухнет навсегда и не разбудит меня вновь.

Я останусь жертвой бархатной пыли,

как и люди те, которые столетия назад здесь жили. 

Ушедшие в прошлое, стертые временем,

ушедшие в прошлое, застывшие навеки.

Психолира – строго психическая лирика.

Корни, которые кто-то помнит.

Чтоб в страшной пустоте мое осталось тело,

Чтобы в последний раз душа моя горела

Земным бессилием, летя в рассветной мгле,

И дикой жалостью к оставленной Земле.

В третий раз Черепашка перематывала кассету на начало этой песни, которая называлась «Бархатная пыль», и каждый раз она находила в ней что-то новое. Причудливые сочетания слов поворачивались вдруг скрытой ранее гранью, будто алмаз, отражающий свет. Песня казалась Люсе удивительно, до слез печальной. И когда дверь в комнату медленно приоткрылась, глаза ее были на мокром месте.

– Привет, извини, если помешала… Это ты к передаче готовишься? – спросила Елена Юрьевна.

– Угу, – соврала Люся и принялась тереть глаза.

– Забавная вещица, – наклонила голову набок мама. – Это «Каста»?

– «Каста», – кивнула Люся и неожиданно для самой себя улыбнулась.

Конечно, Елена Юрьевна помнила об их вчерашней размолвке, но, увидев радостную улыбку на лице дочери, сразу же забыла все обиды.

– Пойдем на кухню. – Черепашка вскочила с дивана. – Мам, мне с тобой нужно поговорить… Это для меня очень важно…

– Да объясни ты толком, что случилось? – Елена Юрьевна пристально вглядывалась в лицо дочери.

Они сидели за столом, друг напротив друга. Люся не знала, с чего начать разговор. То ли рассказать вначале о предложении Влади, то ли о своих чувствах к нему…

– В общем, мам… – Она набрала полные легкие воздуха, а затем с шумом выдохнула. – Помнишь, я рассказывала тебе о Влади?

– Я так и знала, что ты чего-то недоговариваешь! – Елена Юрьевна слегка ударила пальцами по столу.

– Ну не перебивай, пожалуйста, – попросила Люся. – Так вот, тогда мы на самом деле не попали на концерт.

– Как это? – Елена Юрьевна испуганно посмотрела на дочь. – А куда же вы попали?

– Мы попали на Чистые пруды. Просто в клубе этом, «Китайский летчик Джао-Да», знаешь такой? Он на «Китай-городе» находится?

Елена Юрьевна рассеянно кивнула. Взгляд ее по-прежнему оставался напряженным.

– Короче, там и звук был плохой, и играть никому не хотелось… – продолжала рассказывать Черепашка. – Ну не в этом дело… Мы с Влади, короче, пошли гулять. Мама, понимаешь, он так похож на меня! – Люся просияла счастливой улыбкой.

– Так… Ну теперь мне все ясно! – Елена Юрьевна всплеснула руками.

– Да ничего не ясно… – Черепашка обиженно отвернулась. – Это еще не все.

– Ну, хорошо, рассказывай дальше, если это еще не все, – вздохнула мама, видимо готовясь услышать что-то из ряда вон выходящее.

– В общем, Влади предложил мне поехать с ним в Ростов, – выпалила Люся и в напряженном ожидании уставилась на маму.

– Да?! – Елена Юрьевна резко встала с табуретки. – С какой это стати, интересно?

– Ну на пару дней всего, мам! – заканючила вдруг Люся. – Жить у его мамы будем… Так что ты не волнуйся… Мамочка, миленькая, хорошенькая, добренькая, отпусти меня, пожалуйста, в Ростов!

– Да ты что, совсем с ума сошла?! – Елена Юрьевна повысила голос. – Никуда ты не поедешь! И речи об этом быть не может!

– Ну это же ненадолго, мамулечка! На два дня всего! – снова начала Черепашка, но мама тут же ее перебила:

– Неизвестно с кем, неизвестно куда! Короче, разговор окончен.

– Ну а как же, если бы я в командировку поехала? – робко возразила Люся.

– Во-первых, люди, с которыми ты ездишь в командировку, – взрослые, во-вторых, я их знаю, в-третьих, тебе оплачивается гостиница, и я точно знаю, где ты, с кем ты и когда приедешь…

– Но ты и сейчас будешь знать, где я, с кем я и когда я приеду… А что касается Влади, то он взрослый…

– Вот именно, взрослый! – Елена Юрьевна невесело усмехнулась. – Даже, я бы сказала, слишком взрослый.

Люся не стала больше уговаривать маму, а молча встала и пошла к себе в комнату. Она упала на постель и тут же неожиданно для самой себя расплакалась. Люся плакала тихо-тихо, сдерживая всхлипы, так, чтобы не услышала мама. Но Елена Юрьевна, конечно, чувствовала, как больно ее дочери. В глубине души она понимала, что сказала все слишком резко и неправильно, грубо. Ей самой было невыносимо больно и плохо. Ругая себя последними словами, она пошла в комнату дочери.

– Люсенька, – присела на краешек кровати мама. – Ну ведь ты же сама понимаешь, что…

– Я все понимаю, – сказала Черепашка дрожащим от слез голосом.

– Ну подумай… Вот стань на мое место… Люсенька… – Елена Юрьевна гладила дочь по голове. – Ну посмотри на меня! – Она старалась заглянуть Люсе в глаза. – Ну и потом, у тебя ведь съемки, школа…

– Я все понимаю, – повторила Черепашка.

Повисла тяжелая пауза. Елена Юрьевна о чем-то напряженно думала, а Люся повернулась на спину и закрыла глаза. По щекам ее катились слезы. Они затекали в уши, щекотали их, но Черепашка лежала с закрытыми глазами, безжизненно вытянув обе руки вдоль туловища. В такой позе она показалась Елене Юрьевне настолько беззащитной и жалкой, что она вдруг неожиданно для самой себя спросила:

– А когда он поедет за билетами?

– Наверное, завтра… – сказала Люся и открыла глаза.

– Только пусть вначале приедет сюда, я хочу поговорить с ним. Хоть телефон его мамы запишу. И еще! Люсь, вещи ты должна взять на любую погоду, чтобы не получилось, как в прошлый раз…

Но Черепашка уже не слушала маму. Она села на кровати, уткнулась носом в плечо Елены Юрьевны и крепко обхватила руками ее шею.

– Пусти, Люська, задушишь! – пыталась высвободиться из объятий дочери Елена Юрьевна.

– Не пущу, – одними губами прошептала Черепашка и еще сильней прижалась к матери.

11

– Владислав, – сказал Влади и зачем-то протянул Елене Юрьевне руку.

Правда, тут же смутившись, он опустил ее прежде, чем Елена Юрьевна успела отреагировать. Даже не пытаясь скрыть своего волнения, Влади с силой дернул вниз молнию на куртке.

– Проходите, пожалуйста… Можете не разуваться, – улыбнулась Елена Юрьевна.

Она тоже сильно волновалась. Да и Черепашка совсем не выглядела спокойной. Она то и дело поправляла свои коротко остриженные волосы, без конца одергивала футболку и почему-то отводила глаза в сторону, стараясь не встречаться с Влади взглядом.

– Давайте чаю выпьем, – предложила Елена Юрьевна, провожая гостя на кухню. – А может, вы есть хотите?

– Нет-нет, спасибо большое, – испуганно замахал руками Влади.

– Люсь, да не стой ты как каменное изваяние! – Елена Юрьевна похлопала Черепашку по плечу. – Давай-ка помоги мне накрыть на стол.

– Я тоже могу… – тихо сказал Влади.

Мать и дочь одновременно обернулись. На лицах обеих читалось недоумение.

– В смысле, я тоже могу помочь чашки расставить… – пояснил Влади и густо покраснел.

– А-а-а… – с облегчением выдохнула мама. – Да нет, спасибо… Вы отдыхайте. Мы сами управимся.

К чаю были поданы баранки, клубничное варенье и конфеты «Ну-ка, отними!». Беседа явно не клеилась. Однако скованность мало-помалу отпустила и гостя, и хозяев. Практически в полной тишине все выпили первую чашку чая.

– Может, добавить? – предложила Елена Юрьевна, поднимая глаза на Влади.

– Спасибо, я сам, – ответил он и взял в руки прозрачный заварной чайник.

Нет, этот молчаливый, но такой естественный и органичный парень определенно нравился Елене Юрьевне. Тревога, терзавшая ее с самого утра, понемногу рассеивалась, хотя одного взгляда на Черепашку было достаточно, чтобы понять: она без памяти влюблена. Об этом говорило все – и то, как Люся тайком, исподлобья поглядывала то на маму, то на Влади, и то, с какой частотой вырывались из ее груди тяжелые, прерывистые вздохи, как, впрочем, и отчаянное усердие, с которым девушка дула на уже давно остывший чай.

– Только вы, Владик, пожалуйста, не отпускайте ее одну на улицу, – с тревогой в голосе попросила Елена Юрьевна. – Все говорят, что в Ростове очень высокая преступность.

– Мам, ну прекрати… – сдвинула брови Черепашка, а Влади улыбнулся одними уголками губ и сказал:

– Вообще-то я не думаю, что в Ростове преступность намного выше, чем в Москве… Просто все привыкли считать, что это бандитский город. Ну, Ростов-папа и все такое… Но вы, Елена Юрьевна, не волнуйтесь… Я ее ни на шаг от себя не отпущу…

Сказав это, Влади с такой неописуемой нежностью посмотрел на Черепашку, что у Елены Юрьевны защемило сердце. А Люся покраснела и ответила на его взгляд робкой, но, без сомнения, счастливой улыбкой.

– Так в котором часу завтра ваш поезд? – спросила мама, прочистив горло.

– В шесть сорок пять, кажется. Поезд хороший. Мы на нем сюда приехали. «Атаман Платов» называется, – как на экзамене отчеканил Влади.

– Ой, – вздохнула Елена Юрьевна, – а у меня завтра вечером монтаж. Не смогу вас проводить.

– Да нас и не надо провожать, – пожала плечами Люся. – Не маленькие.

– Владик, – Елена Юрьевна поставила на стол чашку, – сколько я тебе должна за билет?

– Нисколько! – вскинул голову Влади. – Поездка Люси – это полностью моя идея… И потом, у меня есть деньги, правда, – потупил взгляд Влади.

– Ну хорошо, – не стала настаивать Елена Юрьевна. – Тогда продиктуй мне телефон твоей мамы… На всякий случай… Мало ли…

– Конечно, – поспешно перебил Влади. – Мою маму зовут Зоя Михайловна…

Когда с телефоном было покончено, Влади встал из-за стола и, поблагодарив Елену Юрьевну за чай, двинул в прихожую.

– Я, наверное, пойду… У нас еще сегодня репетиция…

– Я провожу тебя до метро, – сказала Люся и посмотрела на маму.

– Вы не против? – в свою очередь посмотрел на Елену Юрьевну Влади.

– Нет конечно… Только недолго, Люсь, хорошо? У тебя вещи еще не собраны.

Возле самого входа в метро Влади вдруг резко обернулся, взял Черепашку за руку. Люся знала, что сейчас он ее поцелует. И не в щеку, как тогда, в первый раз, а в губы. Это был скорее даже не поцелуй, а легкое, едва уловимое касание губ. Но того краткого мгновения, который длился этот странный поцелуй, хватило на то, чтобы голова у Черепашки пошла кругом. В следующий миг девушка поняла, что ничего не видит. Не видит лица Влади и рук своих тоже не видит… Не видит потому, что в глазах потемнело, а сердце замерло вдруг на какой-то миг, а потом с такой силой ударило в груди, что Люся даже вздрогнула.

– Все, пока… Я пойду, – одними губами прошептала она.

– Иди. Пока. До завтра. Я за тобой заеду, – тоже почти без звука ответил Влади.


Елена Юрьевна встретила дочь с озабоченным лицом:

– Женя только что звонил… Я ему не сказала, что ты уезжаешь… Может, позвонишь ему, а?

– Мам… После… Я не могу сейчас… Правда, не могу. А как тебе Влади? – спросила Черепашка, заглянув маме в глаза.

– Хороший парень… Естественный и не строит из себя ничего, не пыжится… В общем, если честно, то я боялась этой встречи… Совсем не таким его себе представляла…

– Я тоже его совсем не таким себе представляла, – призналась Люся.

…Лишь в седьмом часу утра, когда за окном уже начинало сереть, Люсе удалось уснуть. Всю ночь проворочалась она с боку на бок, а в уставшей голове так же тяжело, с боку на бок, перекатывались мысли, одна тревожнее другой. Радость от предстоящей поездки омрачали переживания, связанные с Женей. Еще Люсе никак не давала покоя недавняя размолвка с Лу и страшные слова, брошенные той в пылу ссоры: «Ты хочешь, чтобы Женька опять на крышу полез?!» Нет! Черепашка совсем не хотела этого! Да и как только у Лу язык повернулся такое сказать?! Чувство страшной вины сдавливало Люсино сердце, отчаянная, беспросветная безысходность терзала ее душу, и так хотелось забыться, заснуть или даже умереть, только бы не думать, не чувствовать, не осознавать собственное бессилие и… подлость.

Утром, часов в десять, Люсе позвонил Влади. Заикаясь от волнения, он спросил, понравился ли он ее маме и не передумала ли она, часом, после встречи с ним отпустить Черепашку в Ростов? Люся, еще не совсем пришедшая в себя спросонья, ответила, что все в порядке, пусть Влади не волнуется, ее маме он понравился, и никто ничего не передумал.

– А я, если честно, очень волновался… Понимаешь, я почему-то так растерялся вчера… Двух слов вообще связать не мог. Боялся, что твоя мама скажет: с таким дебилом не фиг никуда ехать.

Люся звонко рассмеялась.

– Ну так, значит, сегодня в шесть я за тобой заезжаю?

– Ну да! – подтвердила Черепашка.

– Тогда пока. – В голосе Влади чувствовалась ласковая улыбка.

– До встречи, – попрощалась Люся и повесила трубку.

12

Поезд «Атаман Платов» только что подали на пятый путь. Пассажиры, стоявшие на платформе, сразу же засуетились, похватали свои сумки и ринулись к нужным вагонам.

– Ну так когда вы приедете? – Хамиль (так звали того парня, который на съемке подпевал Влади) посмотрел вначале на Влади, а потом перевел взгляд на Черепашку.

Влади посмотрел вверх, что-то сосредоточенно высчитывая в уме.

– Дня через три, наверное… – наконец ответил он.

– Ну только постарайся не позже! – вмешался в разговор Шимон – еще один участник группы «Каста». – А то ведь двадцатого концерт…

– Да помню я. – Влади нетерпеливо махнул рукой.

– Смотри, на него нельзя забивать! – сказал Хамиль и шмыгнул носом.

– А кстати, как на том концерте в «Китайском летчике» нормально все обошлось? – вмешалась в разговор Люся и тут же поймала на себе растерянные взгляды ребят. – Ну, в смысле, ничего плохого не произошло? – переводя взгляд то на одного, то на другого парня, попыталась уточнить она.

– Какой еще концерт? У нас месяц уже никаких концертов не было, – усмехнулся Шимон.

– Как? – удивленно вскинула брови Черепашка. – А в «Китайском летчике»?

– Люсь, пошли, а? – Влади слегка дернул ее за рукав и подхватил обе их сумки. – Поезд скоро отправляется.

– Ну объясни мне, как же это… – начала было Черепашка, но Влади тут же перебил ее:

– Потом, давай сядем хоть. – Они остановились около пятнадцатого вагона, и Влади протянул проводнице два паспорта и билеты.

– Ну, мы пойдем? – сказал Шимон, когда они все вчетвером сидели в маленьком купе.

Словно в подтверждение его слов раздался голос проводницы: «Просьба провожающим покинуть вагоны». Влади пожал руку сначала Шимону, потом Хамилю, после чего парни, попрощавшись с Люсей, ушли. Поезд тронулся, а в их купе так никто и не зашел. «Наверное, потом подсядут», – подумала Люся.

– Я обманул тебя насчет концерта, – без всяких предисловий рубанул вдруг Влади.

– Это я уже поняла, – сказала Черепашка и посмотрела прямо на Влади. В ее взгляде совсем не было обиды или упрека. Даже усмешки не было.

– Ну и зачем я это сделал, ты, наверное, тоже уже поняла?

– А вот это не совсем, – соврала Люся. Конечно же, она все понимала, но ей хотелось, чтобы Влади подтвердил ее догадку, озвучил ее.

– Ну просто я захотел увидеть тебя. – Влади посмотрел на Черепашку. Он как бы взглядом спрашивал, понятен ли ей теперь его поступок или следует продолжить рассказ.

– Но ты мог просто позвонить и пригласить меня куда-нибудь, – заметила Люся.

– Ты же сама понимаешь, что это было бы нелепо, – возразил на это Влади.

Люся ничего не сказала ему в ответ.

– Прости меня. – Влади опустил глаза.

Его взгляд упал на салфетку, которой был накрыт стол. Он тут же стал теребить ее край, сосредоточенно следя за своими пальцами.

– Я не сержусь на тебя, – улыбнулась Люся. – Ведь если бы ты не обманул меня тогда, то мы бы, наверное, и не встретились больше…

– Я люблю тебя, – сказал неожиданно Влади, выпустив из пальцев салфетку.

Она соскользнула со стола и плавно опустилась на пол. Черепашка молча нагнулась, подняла ее и постелила обратно на стол. Возникла неловкая пауза. Люся не знала, что сказать в ответ Влади, ведь она сама еще толком не разобралась в своих чувствах. Черепашка вспомнила о Жене. Она подумала, что, наверное, надо было хотя бы сказать ему, куда она едет и с кем. А Влади надо было сказать о существовании Жени. А она что сделала? Попросила маму, чтобы та, если позвонит Женя, ничего ему не говорила. Ни ему, ни Лу, ни режиссеру, ни Люстре. Но вместо того чтобы начать сейчас этот хоть и неприятный, но необходимый разговор (ведь хотя бы сейчас она должна была рассказать Влади о Жене!), Черепашка спросила:

– И ты специально купил билеты на этот концерт?

– Нет, просто на том концерте играли мои друзья. Я попросил их, чтобы они тебя и меня внесли в список приглашенных. – Влади замолчал, и снова возникла пауза. На этот раз ситуацию спасла вошедшая в купе проводница. Она молча взяла паспорта и билеты из рук Влади.

– Постель будете брать? – спросила проводница, отрывая от билетов купон.

– Да, – ответил Влади, протягивая деньги.

Проводница уже вышла в коридор, но вдруг резко развернулась и снова оказалась в купе.

– В том конце вагона затопило купе, когда туалет мыли, – быстро-быстро затараторила она. – Там протерли все, но просто в том купе женщина едет беременная. Мало ли, а вдруг еще раз затопит, а у вас пока никого нет… В общем, можно, я эту женщину к вам переселю?

– Да, да, конечно, – поспешно согласился Влади.

Проводница ушла, задвинув за собой дверь купе. Через несколько секунд в дверь постучались.

– Да! – хором отозвались Черепашка и Влади.

В дверь вошел мужчина. Он держал в руках две огромные сумки.

– Здравствуйте, – сказал он. – Вы не могли бы встать на секунду? – Мужчина посмотрел на Люсю.

Она тут же встала. Он поднял сиденье и опустил под него свои сумки.

– Так, – с чувством выполненного долга он отряхнул руки. – Можете присаживаться, – улыбнулся мужчина, глядя на Люсю. И тут в купе вошла девушка, и сразу же внимание мужчины переключилось на нее. – Ваши сумки вот тут. – Он показал рукой на место Черепашки. – Больше ничем не надо помочь?

– Нет, больше у меня ничего нет. – Она благодарно улыбнулась мужчине. – Спасибо вам.

– Да не за что. До свидания. – Он посмотрел на Влади и Черепашку, потом еще раз улыбнулся женщине и вышел из купе.

Они остались втроем. Женщина села рядом с Люсей.

– Вы не знаете, когда санитарная зона заканчивается? – спросила она.

– В Черустях, – ответил Влади, но, увидев недоумение на лице женщины, добавил: – Ну, это минут через двадцать.

Вошла проводница и молча положила на нижнюю полку три комплекта белья. Женщина достала книгу и начала читать. Свою левую руку она положила на живот и начала медленно его поглаживать.

Влади посмотрел на Люсю:

– Давай я на верхнюю, а ты на нижнюю.

– Давай, – согласилась Черепашка.

Влади постелил постели себе и Люсе, а она в это время сходила за чаем. Черепашка разложила на столе все, что дала ей в дорогу мама: курицу-гриль, овощи, хлеб, сладкое к чаю. Они неспешно поужинали и стали смотреть в окно. Люся взглянула на часы. Прошло уже два часа с тех пор, как поезд отправился в путь.

– Скоро Рязань, – сказал Влади.

– А он долго будет в Рязани стоять? – Женщина оторвалась от книжки и посмотрела на Влади.

– Ну, минут десять, – неуверенно протянул он.

Женщина кивнула в знак благодарности и снова углубилась в чтение. И действительно, не прошло и пяти минут, как поезд начал тормозить. Женщина встала и вышла в коридор.

– Может, тоже пройдем прогуляемся? Купим чего-нибудь? – предложил Влади, осторожно дотрагиваясь до Люсиной руки.

– Да ну… – Она наморщила лоб. – Там толкучка дикая, все входят, выходят… Лучше давай тут посидим.

– Ну давай, – согласился Влади.

Рука его все еще продолжала лежать поверх ее руки.

С платформы доносились громкие голоса продавцов, предлагавших воду, соки, пиво, семечки. Вдруг в дверь купе кто-то постучался.

– Да-да, – отозвался Влади и отпустил Черепашкину руку.

Дверь открылась, и в купе вошел мужчина. Он держал в руках огромных размеров доисторический чемодан голубого цвета.

– Здравствуйте, – кивнул он.

Люся и Влади кивнули в ответ.

– Вот мое место. – Он показал рукой на уже застеленную полку беременной женщины. – Тридцать пятое место. Все правильно. А кто тут уже расположился? – Он посмотрел вначале на Влади, а потом перевел недовольный взгляд на Черепашку.

– Понимаете, – начала Люся. – Соседнее купе затопило, и к нам подселили девушку. Она беременная, она не может на верхнюю полку…

– Это ее трудности, – отрезал новый попутчик, поднял свой чемодан и положил его на полку над дверью. Потом он сел прямо на чистую простынь женщины и вытер ладонью пот со лба. – Ну ладно, придет, короче, и пусть перебирается наверх.

Тут в купе вошла женщина. Мужчина резко повернул голову в ее сторону.

– Извините, уважаемая, но вы заняли мое место, – сказал он.

Поезд тронулся, и в купе вошла проводница.

– Вы будете брать белье? – спросила она у мужчины.

– Да, – незамедлительно ответил он.

– Если вам не трудно, не могли бы мы поменяться местами? – робко спросила будущая мама, когда проводница закрыла за собой дверь. – Дело в том… впрочем, это и так, кажется, видно…

– Но с какой стати? – искренне недоумевал мужчина.

– Я жду ребенка, – смущенно пояснила молодая женщина.

– И что?!

– Мне трудно подниматься на…

– Это ваши проблемы, – сказал мужчина и, засунув руку в пакет, принялся вытаскивать продукты. Купе наполнилось густым запахом вяленой рыбы.

Девушка вышла.

Влади посмотрел на Черепашку и сказал:

– Извини, я выйду.

– Подожди меня, – спрыгнув с верхней полки, крикнула Люся и в мгновение ока оказалась возле него. Находиться в одном купе с хамом было неприятно.

– Может, ему рыло начистить? – глядя в окно, спросил Влади, когда они оказались в коридоре.

Черепашка не успела ответить, в коридор, по всей видимости из туалета, вышла девушка. Она, заметив ребят, опустила глаза и, встав недалеко от них, тоже стала смотреть в окно. У нее был совершенно растерянный вид.

– Девушка, – обратился к ней Влади. – Ложитесь на нашу нижнюю полку. Я чего-то затормозил там, в купе.

– Правда? – обрадовалась женщина. – Спасибо вам огромное!

– Да ерунда, – отмахнулся Влади.

Казалось, проблема была решена, но почему-то все трое остались стоять в коридоре. За окнами ничего уже не было видно, и каждый вглядывался в свое собственное отражение.

Нарушив молчание, Черепашка, все так же глядя в окно, сказала:

– Темно-то как…

– Да, – подтвердил Влади. – Пойдемте в купе. Я как раз переложу матрас наверх, и мы поможем вам застелить постель.

– Не нужно, я справлюсь. Еще раз спасибо.

– Да, ладно, – улыбнулся Влади.

В это время из купе вышел их новый попутчик. Он нес пустую бутылку из-под пива и завернутые в газету остатки рыбы.

Воспользовавшись его отсутствием, Влади перенес Черепашкину постель наверх и, так как в купе неприятно пахло вяленой рыбой, открыл дверь…

Когда в купе выключили свет, Черепашка, лежа на животе и глядя, как за окном словно бегут деревья, освещенные светом луны, думала, что Влади очень тактичный и удивительно милый человек. И еще Люся понимала, что в его поступках нет ни капли позерства, что все это искренне и от души.

Черепашка провела пальцем по стеклу, повторяя контур луны, и вдруг Влади осторожно коснулся ее руки. Черепашка взглянула на него, но он отвел взгляд и чуть сильнее сжал ее пальцы. Она тоже ответила ему пожатием. Они лежали на верхних полках, и еще долго-долго смотрели в окно и держались за руки, пока не погрузились в сон.

Утром Черепашка проснулась от вокзального шума. Открыв глаза, она никого не увидела в купе, а на нижней полке, где расположился вчерашний хам, не было даже постели. «Значит, вышел ночью на какой-то станции. Ну и пусть. При нем все испытывали одни неудобства». Потом она вспомнила, как вчера Влади держал ее руку. А он, будто почувствовав, что Люся в эту минуту думает о нем, зашел в купе и так посмотрел на нее, что у нее на мгновение сбилось дыхание.

– Ты сегодня во сне такое говорила… – сказал Влади и изобразил на лице крайнее удивление. – Мне даже неловко стало.

– Что? Ну скажи, что я говорила? – смутилась Черепашка. Она, как на зло, не могла вспомнить свой сон, и ей казалось, что, скорее всего, он не совсем обычный. Должно быть, ей снился Влади. – Ну скажи, пожалуйста!

– Потом. Ты спускайся, а я за чаем схожу.

– Подожди, Влади, ну хоть про кого говорила? – умоляла Черепашка.

– Неужели не помнишь? – приподняв бровь, весело спросил он.

– Ну правда не помню. Ну хоть подскажи, – не унималась Люся, все больше подозревая, что ночью она сказала что-то очень сокровенное.

– Ты пока слезай с полки и вспоминай. Уже одиннадцать часов, через два часа приезжаем.

– Я давно так долго не спала, – потянувшись, призналась она.

Влади улыбнулся и вышел из купе.

За окном раскинулось огромное, бескрайнее поле, обрамленное высокими деревьями. Их кроны уходили вверх, но почему-то не создавали объема. Черепашка, привыкшая к московским тополям и березам, ветви которых росли не вверх, а вширь, смотрела на новые картины природы за окном, как на чудо. Когда все-таки показался край поля и появилась какая-то деревня, Люся подумала, что эта деревня больше похожа на хутор: белые домики с огромной соломенной шапкой вместо крыши. Черепашка не знала, чем отличается хутор от деревни, но воображение рисовало именно такую картинку, когда она читала «Вечера на хуторе близ Диканьки» Гоголя.

В купе заработало радио. Пела Юля Чичерина. Черепашка вспомнила усталый разговор Юли во время интервью. После съемки ей объяснили, что у певицы заболела дочь, и она всю ночь провела без сна.

«Интересная у меня была работа. Конечно, теперь меня уволят. Пропустить съемку! Мыслимое ли это дело? – И тут же ответила сама себе: – Нет, не мыслимое».

Вошел Влади с чаем.

– Все еще лежишь?

– Угу, – грустно кивнула Черепашка и, приподнявшись на верхней полке, посмотрела вниз. – А где все?

– Мужик вышел, только светать стало, а девушка в коридоре сидит. Она в Ростове живет, – доставая печенье из сумки, говорил Влади.

Когда Черепашка спустилась вниз и села рядом с ним, в купе зашла девушка. Влади предложил ей чаю, но она отказалась.

Теперь пела группа «Смысловые галлюцинации». Когда-то Люся вела передачу с их участием. Ей стало безумно жаль, что она теперь не сможет вести программу. Отчего-то припомнилось вдруг, как Женя провожал ее до дома. «Как теперь с ним быть?» Вспомнился последний разговор с Лу.

– Ты чего так вздыхаешь? – спросил Влади. – Сон вспомнила?

– Нет. Так просто, – отмахнулась Люся. – Но все-таки, что я говорила? – попыталась отогнать от себя грустные мысли Черепашка.

– Правда, что ли, не помнишь? – Влади посмотрел на девушку, которая, услышав их разговор, улыбнулась.

– Ну скажите, – взмолилась Люся, обращаясь теперь и к девушке.

Та посмотрела на Влади и сказала:

– Мне показалось, что будто бы ты кого-то спрашивала, мечта ли это.

– Да, ты спрашивала: «Это моя мечта?» – подтвердил Влади. – Так что же тебе снилось?

– Честное слово, не помню, – задумавшись, сказала Люся.

Между тем поезд подъезжал к Ростову, пересекая мост через Дон. Потом, замедляя ход, стал приближаться к вокзалу.

– Вот, Люся, знакомься. Это – Ростов-на-Дону, – шутил Влади, когда проводница открыла дверь вагона и опустила лестницу. – Ростов-на-Дону, знакомьтесь, – это Черепашка.

Они сошли вниз, прошли через вокзал и остановились на автобусной остановке.

Влади указал рукой в сторону причала:

– Там я живу. А вон там, где виден маяк, была моя школа.

– Где? Я не вижу, – пристально всматриваясь в даль, сказала Черепашка.

– Во-он там. – Влади приблизился к Люсе и осторожно приобнял ее за талию.

Подъехал автобус. Пассажиров было много, и ребята, с трудом протиснувшись к окну, взялись за поручни. Они просто смотрели в окно.

– О чем ты думаешь? – спросил Влади после паузы.

– Я думаю, как мне вести себя с твоей мамой. Я волнуюсь, – честно призналась Черепашка.

– Не волнуйся. – Влади ласково потеребил Люсю за плечо. – Она у меня хорошая. Вы понравитесь друг другу.

– Верю, просто… ну ты сам понимаешь, – улыбнулась Черепашка.

Влади ничего не ответил. Прошло еще несколько секунд, прежде чем он неожиданно улыбнулся и сказал:

– Видишь, здание строится?

– Да, – кивнула Люся.

– Когда-то здесь был клуб, и в этом клубе состоялся первый концерт группы «Каста».

– Да? – удивленно улыбнулась Люся.

– Да, – гордо подтвердил Влади.

– У тебя, наверное, с каждым местом в этом городе что-то связано?

– Конечно, – сказал Влади. – Я же вырос здесь.

– Ну а я, например, тоже выросла в Москве, но как-то я не обращаю внимания на дома, беседки, прочие вещи, с которыми связано мое детство или какие-то события.

– Просто, во-первых, Москва слишком большой город, да и атмосфера у него совсем другая, – заметил Влади и тут же, видимо что-то поняв для себя, оживленно продолжил: – Нет! Мне кажется, дело в том, что ты просто надолго не уезжала из Москвы. Вот я, когда жил в Ростове, тоже на все на это не обращал внимания. В Москве я очень скучал по нему, поэтому когда вырывался сюда ненадолго, то все эти вещи как-то сами бросались в глаза. Ой! Это же наша остановка! – Влади взял Черепашку за руку, и они, протиснувшись к выходу, выпрыгнули из душного чрева автобуса.

– А далеко идти? – спросила Люся, когда автобус уехал.

– Да нет. – Влади снова взял Люсю за руку, и они, дождавшись зеленого света, шагнули на свежевыкрашенную «зебру».

Какое-то время они шли молча. Люся с любопытством разглядывала окрестности: парки, дома, улочки. Все казалось таким необычным, красивым, даже сказочным. Черепашка смотрела на все это, и ей казалось, что она попала непросто в другой город, а в другой мир.

– Смотри, это моя школа. – Влади показал рукой на большое кирпичное здание. – В прошлом году я давал в ней концерт.

– Ученикам? – спросила Люся.

– И учителям, – гордо улыбнулся в ответ Влади.

– Ну и как прошел концерт?

– Замечательно! – Он снова улыбнулся Черепашке.

Они вошли в какой-то двор. На детской площадке играли дети, на лавочках около подъезда сидели старушки и о чем-то оживленно разговаривали. «Странно, – подумала Черепашка. – Все как в нашем московском дворе, а вместе с тем совсем по-другому».

– Вот наш подъезд, – перебил Люсины мысли Влади.

Они поднялись на лифте на третий этаж, и Влади позвонил в одну из дверей.

– Не волнуйся. – Он слегка сжал ее пальцы в своей ладони.

– Я не волнуюсь, – соврала Люся.

За дверью женский голос спросил:

– Кто там?

– Свои, – ответил Влади и улыбнулся.

Тут же щелкнул замок, и дверь открылась. Женщина, стоявшая на пороге, кинулась к Влади.

– Сыночек, родной! – приговаривала она, звонко целуя Влади то в одну щеку, то в другую. – Наконец-то приехал. Ой, а ты, наверное, Люсенька? – Женщина повернулась к Черепашке.

– Да, – ответила Люся.

– А я Зоя Михайловна, – улыбнулась женщина. – Ой, да что же мы на пороге-то стоим?! – Зоя Михайловна всплеснула руками и поспешно закрыла входную дверь. – Раздевайтесь, проходите, у меня уже все готово, все горяченькое, только с плиты сняла, – тараторила Зоя Михайловна.

– Мам, мы есть-то не очень хотим, – сказал Влади и посмотрел на Люсю.

– Да, мы в поезде завтракали, – подтвердила Черепашка.

– Ну, здрасте! Я готовила, готовила… Нет, ребята, надо поесть! – Зоя Михайловна строго посмотрела на Влади.

– Ну, ладно, только немножко, – неуверенно пожал плечами он.


– Может пойдем погуляем? – спросил Влади у Черепашки, когда они уже пили чай.

– Да успеется еще, – вмешалась в разговор Зоя Михайловна. – Посидите. Сейчас отдохнем, телевизор посмотрим. А завтра утречком сходите куда-нибудь!

– Ну ладно, – согласился Влади.

– Вот и хорошо, – улыбнулась Зоя Михайловна. – Может, чайку еще? – Она посмотрела на пустую чашку Черепашки.

– Нет, спасибо. – Люся отрицательно покачала головой.

И Зоя Михайловна принялась расспрашивать Влади о ребятах из его группы, о каких-то людях, имена которых Люся слышала впервые. Иногда Зоя Михайловна о чем-нибудь спрашивала и Черепашку. Она охотно и подробно отвечала, рассказывая про свою жизнь, про работу. Люся сама не заметила, как за окном потемнело и Зоя Михайловна включила свет.

– Видишь, как тут рано темнеет, – сказал Влади Черепашке. Она вместо ответа посмотрела на часы: они показали только семь часов.

– Да, – сказала Люся.

– Сейчас такой фильм хороший будут показывать… Пойдемте посмотрим, – предложила Зоя Михайловна и, не дождавшись ответа, куда-то удалилась.

– Пойдем. – Влади взял Черепашку за руку, и они пошли вслед за Зоей Михайловной.

– Ну, давайте спать, – сказала Зоя Михайловна, когда фильм закончился. – Ты, Люсенька, ляжешь во Владиной комнате, а мы с ним в большой. Хорошо?

– Да, конечно, – согласилась Черепашка.

– Утром сходим в «Плевен». Это парк. Там очень красиво, – предложил Влади.

– Можете в город съездить, там тоже хорошо, – подключилась Зоя Михайловна.

– Обязательно. Мы побываем везде, – улыбнулся Влади и нежно сжал Люсины пальцы в своей ладони. От этого Черепашке стало очень хорошо и уютно, и она на миг поверила, что они действительно смогут побывать везде…

Черепашка пожелала Зое Михайловне спокойной ночи и пошла за Влади.

– Вот устраивайся тут. – Влади распахнул дверь своей комнаты.

– У тебя тут хорошо. – Люся окинула взглядом стены, увешанные плакатами, комод, на котором стоял музыкальный центр, кровать… Несмотря на то что в комнате ничего примечательного не было, она действительно была очень чистой и уютной.

– Ну, ладно, не буду тебе мешать, ты устала, наверное.

– Ты мне не мешаешь, – сказала Люся и улыбнулась.

– Я все равно пойду, спать хочется. – Влади взял Черепашку за обе руки и поцеловал в щеку. – Спокойной ночи. – Уже в дверях он помахал ей рукой и прикрыл за собой дверь.

Люся разделась, легла на мягкую кровать и сразу же заснула. Ей снился Женя. В этом сне он опять залез на крышу и угрожал покончить с жизнью, если к нему не приедет виджей Черепашка. Люся слышала его и видела его взгляд, отчаянный и молящий о чем-то. Она побежала к Жене, но чем быстрей она бежала, тем быстрей он отдалялся. Люся поняла, что при всем желании не сможет ему помочь.

Черепашка проснулась в холодном поту. В комнате уже было светло. «Что же я делаю? – подумала она. – Я здесь с Влади, а Женька один там. Мне хорошо, а ему плохо. Он же правда может… О господи… Нет, я не могу тут больше оставаться». Черепашка встала и быстро оделась. Достав из рюкзака записную книжку, вырвала листок. «Влади, извини меня, я уехала в Москву», – написала Люся и тут же, скомкав листок, бросила его в рюкзак вместе с блокнотом. «Не надо никаких записок, маме он звонить не будет… Вот в Москве я все ему объясню. Надо скорее ехать».

Черепашка даже не пошла в ванную. Она быстро обулась, взяла свою сумку и, стараясь действовать бесшумно, открыла входную дверь. На вокзале она купила билет на проходящий поезд в Москву. Люсе хватило тех денег, которые дала ей мама на карманные расходы. Поезд пришлось ждать три часа. Все это время Черепашка просидела в зале ожидания. Через двадцать часов она уже была в Москве.

13

Люся открыла дверь своими ключами. Еще в прихожей Люся услышала музыку, раздававшуюся из кухни. Черепашка сразу направилась туда. Елена Юрьевна сидела напротив окна и, видимо задумавшись о чем-то, смотрела в даль. Люся подошла к маме. Елена Юрьевна вздрогнула от неожиданности и резко встала.

– Господи! Люся! Ты же! Ты же… Вы же с Влади в Ростове должны быть! Вы что, поссорились? – заикаясь от волнения, спросила мама.

– Нет, – ответила Черепашка и неожиданно для самой себя заплакала.

– Люсенька! – Елена Юрьевна обняла дочь за дрожащие плечи. – Что случилось? Он обидел тебя?

Черепашка в ответ только отрицательно покачала головой.

– А что же тогда? – Елена Юрьевна опустилась на колени и посмотрела Люсе в глаза.

– Не знаю! – ответила Черепашка и разрыдалась.

– Так, подожди! – Елена Юрьевна поднялась с колен. – Сейчас я с работы отпрошусь и…

– Не надо, лучше иди, – сказала Люся, вытирая слезы и понемногу успокаиваясь.

– Да ты что? Как я тебя в таком состоянии оставлю?

– Иди, мам! Все нормально уже. Правда.

– Но скажи, что все-таки случилось? – Елена Юрьевна нервно ходила взад и вперед по кухне.

– Я просто все время думаю о Жене. Я не могла больше там оставаться. – У Люси в глазах снова показались слезы.

– Люся, ну не плачь! – Елена Юрьевна гладила дочь по голове. – Подожди, я только позвоню на работу… – Черепашка не стала больше возражать, и Елена Юрьевна вышла из кухни. Через несколько минут она снова вернулась.

– Отпросилась, – сказала она.

– Мам… – Люся посмотрела на Елену Юрьевну мокрыми от слез глазами. – Меня уволили, да?

– Давай об этом потом, – попросила Елена Юрьевна.

– Нет, давай сейчас. Так меня уволили?

– Люсь, ну ты же не разрешила мне врать. Если бы я сказала, что ты больна или еще что-нибудь, то прямой эфир бы отменили. Но ты этого почему-то не захотела.

– Значит, уволили. – Люся опустила голову.

– Ну я не знаю. – Елена Юрьевна пожала плечами. – Борис позвонил, и я сказала ему, что сегодня тебя не будет и что ты сама ему все скоро объяснишь.

– А он не спрашивал тебя, почему я не приду?

– Спрашивал, но я не сказала, – ответила Елена Юрьевна.

– А звонил кто-нибудь? – спросила Черепашка, и сразу же все внутри натянулось в ожидании ответа.

– Женя. Спрашивал, где ты. Я ему тоже, как ты и просила, ничего не сказала.

Люся не стала больше ни о чем спрашивать.

– Я пойду посплю, я очень устала.

– Да, да, иди. – Елена Юрьевна пошла вслед за дочерью.

– Мам, только не уходи, пока я не усну, – как ребенок попросила Черепашка. – Хорошо?

– Конечно, – улыбнулась Елена Юрьевна и, укрыв Люсю одеялом, села на краешек постели.


Разбудил Черепашку телефонный звонок.

– Она спит, – донесся до Люси мамин голос.

Она тут же вскочила с постели и кинулась в большую комнату.

– Алло, – сказала она, нетерпеливо вырвав трубку из рук мамы.

– Люсь, это я, привет, – раздался в трубке Женин голос.

– Привет, – ответила Люся, пожалев о том, что ответила на этот звонок.

– Где ты была? Что случилось? – возбужденно спрашивал он.

– Жень, нам надо поговорить, – сказала Черепашка.

– Что случилось, Люсь? – уже почти кричал в трубку Женя.

– Да не волнуйся, все в порядке.

– Я сейчас приду, – после паузы заявил Женя.

– Мы можем поговорить завтра, – робко предложила Черепашка.

– Я скоро буду. – Женя как будто не слышал ее слов и, не попрощавшись, повесил трубку.

– Ну, что? – спросила Елена Юрьевна.

– Он сейчас придет. – Люся медленно положила трубку и встала со стула.

– Ну и что ты скажешь ему?

– Не знаю еще, – коротко ответила Черепашка и ушла к себе.

Вскоре в прихожей раздался звонок. Когда Черепашка вышла из своей комнаты, Женя уже снимал ботинки.

– Привет, – поздоровалась во второй раз Черепашка.

– Привет. – Он разулся и теперь стоял напротив Люси.

– Пошли. – Черепашка жестом пригласила его идти за ней.

– Ну что ты хотела мне сказать? – начал Женя.

– Я полюбила другого человека, – выпалила Люся.

– Ты знаешь, я это еще в тот раз почувствовал. – Он почему-то улыбнулся.

Люсю удивила эта улыбка. Она была совсем невеселая, но совершенно беззлобная.

– А кто он? – Женя, уже стоя в дверях, обернулся.

– Это не имеет значения, – сказала Черепашка, изо всех сил пытаясь сдержать слезы.

Женя быстро оделся и ушел. Мама закрыла за ним дверь и вошла в комнату дочери.

– Ну что? – спросила она, подходя к Черепашке.

– Ничего, – ответила Люся и опять заплакала.

Елена Юрьевна не стала успокаивать Черепашку, она знала, что той сейчас просто надо побыть одной.


Черепашка открыла глаза. Солнце светило прямо в глаза. «Наверное, уже час дня», – подумала Люся. Она посмотрела на часы, они показывали половину второго. Черепашка услышала из кухни мамин голос. «Наверное, сама с собой разговаривает». – Люся усмехнулась этой своей мысли. Еще несколько секунд полежав с открытыми глазами, Люся оделась и пошла на кухню. Она открыла дверь. «Это сон, наверное». Черепашка тряхнула головой: на ее любимом месте напротив окна сидел Влади, сжимая в руках кружку.

– Привет! – Он кротко улыбнулся, окончательно убедив Люсю в том, что она не спит.

– Ребят, я пойду, а то уже опаздываю на работу. – Елена Юрьевна допила свой чай и, поцеловав Черепашку, пошла в прихожую.

Люся села на ее место.

– Пока, – раздался из прихожей мамин голос. В следующую секунду Черепашка услышала, как Елена Юрьевна закрывает за собой дверь.

– Извини меня, – первой начала разговор Люся. – Я глупо поступила.

– Это я виноват, – сказал Влади. – Наверное, я все сделал слишком резко, неосторожно.

– Да не в тебе дело. – Люся резко встала со стула и совсем близко подошла к Влади. – Ты просто много не знаешь. Ты тут совершенно ни при чем. Ты все сделал классно, и мне было очень хорошо.

– Чего же я не знаю? – Влади тоже встал со своего места, и теперь они стояли друг напротив друга. Люся не отвечала. Тогда Влади продолжил. – Если не хочешь, не говори мне об этом. Мне это неинтересно. Я просто хочу, чтобы мы были вместе. Я люблю тебя.

– Я тоже тебя люблю, – сказала Люся. Влади приблизился к ней, и она почувствовала его дыхание на своем лице. – Нет, не надо. – Черепашка сделала шаг назад. – Понимаешь, мы не сможем быть вместе, потому что у меня… ну есть парень. Вернее, был, я ему сказала, что полюбила другого человека.

– Так если ты сказала, то в чем же тогда дело? – Влади снова сел и стал вертеть в руках чайную ложку.

– Дело в том, что я все равно думаю о нем, я чувствую себя предательницей.

– Но ведь ты все ему честно сказала.

– Я все понимаю, но не могу по-другому. – Люся отчаянно всплеснула руками.

– Я тебя понимаю. Я бы тоже, наверное, не смог переключиться так быстро. – Влади встал и пошел в прихожую.

Черепашка пошла вслед за ним.

– Прости меня, – прошептала она, стараясь незаметно вытереть слезы рукавом рубашки.

– Пока. – Он открыл дверь и, выйдя на лестничную площадку, быстро побежал вниз по ступенькам.

Оставшись одна в совершенно пустой квартире, Люся поняла, что не может сейчас быть одна, что ей нужно с кем-нибудь поделиться, рассказать о всем случившемся. Черепашка подошла к телефону и набрала номер Лу.

– Алло. – В трубке раздался голос Лу.

– Лу, привет, это я. Приходи ко мне, пожалуйста, – попросила Черепашка.

– Я не могу, – холодно ответила подруга. Конечно, она еще не забыла про ту их ссору, уж слишком она была гордая.

– Я прошу тебя, мне очень плохо, – сказала Черепашка, и ее голос снова задрожал от слез.

– Люсь, ты что, плачешь? – Лу, сразу же забыв все обиды, оттаяла. – Сейчас, Люська, я мигом, – сказала она и повесила трубку.

14

– Да… дела… – Лу запустила руку в свои черные волосы и слегка потрепала их. – Я так и знала, что все так получится. – Она посмотрела на Люсю и поняла, что сейчас ее нотации не к месту.

Она подошла к Черепашке и крепко обняла ее за плечи. От этого Люсе стало легче, и на душе просветлело. Вдруг, как всегда в самую неподходящую минуту, зазвонил телефон.

– Алло, – отозвалась Люся.

– Ну и где тебя черти носили? – Черепашка узнала голос Бориса.

– В Ростове, – честно ответила Люся.

– Ах в Ростове. – Он весело хохотнул. – Великом или на Дону? – Борис говорил так, будто позвонил старой подруге поговорить о жизни.

– На Дону, – в тон ему ответила черепашка.

– Как отдохнула? – съязвил он.

– Да так себе, – подыгрывала ему Люся.

– Так, короче, – резко прервал игру режиссер. – Ты же понимаешь, что не совсем удачное время для отдыха выбрала?

– Да, – ответила Черепашка.

– Что прямой эфир полетел, и куча убытков… Об этом ты, наверное, тоже догадываешься?

– Да.

– Так что же нам с тобой делать?

Люся не могла понять, чего хочет Борис, и поэтому просто молчала.

Пауза затягивалась.

– В общем, смотри, если ровно через два часа тебя не будет в студии – ты уволена, – сказал Борис, страшно прохрипев последнее слово.

– Я буду, – пообещала Люся и улыбнулась.

– Ну тогда жду. Пока.

– Пока, – попрощалась Черепашка и, бросив трубку, побежала в кухню осчастливить Лу.


Вот уже битый час Галя Снегирева металась по комнате. Ее беспокойный маршрут особым разнообразием не отличался. Из пункта «А» она перебегала в пункт «Б», а потом снова возвращалась в исходную точку. Пунктом «А» был компьютер, а пунктом «Б» – телефон. Оказавшись возле него в очередной раз, Галина совершала одно и то же странное действие: она снимала трубку, подносила ее к уху, секунды три слушала гудки, после чего в сердцах бросала трубку. В компьютере она проверяла наличие новых писем в своем почтовом ящике. Но, увы, ни телефон, ни компьютер, похоже, не оправдывали надежд девушки.

А все дело было в том, что пошел уже третий день с тех пор, как Игорь перестал звонить и писать по электронной почте.

«Что же могло случиться? Почему у него никто не берет трубку? Почему он не отвечает на мои письма?» – спрашивала она себя.

Телефон зазвонил как раз в тот момент, когда Галя мучила свой компьютер, пытаясь вытащить из него то, чего в нем просто-напросто не было. Девушка так и вздрогнула. Опрометью кинулась она к пункту «Б», схватила трубку и, прижав ее к уху, еле слышно выдохнула:

– Алло…

В трубке звенела тишина. Галя, не помня себя от волнения, выкрикнула:

– Алло! Игорь, это ты? Почему ты молчишь?

Но это, как вы понимаете, уже совсем другая история…


Купить книгу "Маэстро, музыку!" Воробей Вера + Воробей Марина

home | my bookshelf | | Маэстро, музыку! |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу