Book: Ты меня больше не любишь?



Ты меня больше не любишь?

Вера и Марина Воробей

Ты меня больше не любишь?

1

С грохотом к платформе приближался поезд, поэтому, чтобы услышать друг друга, парень и девушка вынуждены были кричать:

– А ты когда-нибудь представлял себя лежащим в гробу?

– Конечно, представлял. Сто раз.

– А вокруг стоят все и плачут, да?

– Ну, это не обязательно…

– Это как раз-таки самое главное!

Девушка поправила волосы, потом, приблизив к парню свое лицо, прокричала ему в самое ухо:

– Мне кажется, она до сих пор не может тебя забыть!

Парень отшатнулся от девушки, окинул ее с ног до головы то ли удивленным, то ли испуганным взглядом и в последний момент, поскольку двери начали уже закрываться, запрыгнул в вагон.

– Я тебе позвоню! – выкрикнула девушка, но парень уже не мог услышать ее слова.


Люся бежала, не видя перед собой ничего, кроме каких-то ярко-зеленых, расползающихся во все стороны кругов и черных пятен. Где-то, как ей показалось, очень далеко завизжали тормоза, затем раздался крик и резкий хлопок автомобильной дверцы. И если бы не рука, схватившая ее в следующее мгновение за плечо, девушка так бы и побежала дальше, никогда не узнав о том, что только что по ее вине едва не случилась авария.

– Тебе чего, жить надоело? – услышала она хриплый, прокуренный голос.

Люся подняла голову. Седые, всклокоченные лохмы, заросшее грубой щетиной лицо, глубоко посаженные злые глаза. Кто это?

– Чего смотришь, дура очкастая? Зенки вылупила! – сипло надрывался, брызгая во все стороны слюной, незнакомый ей мужик.

«Сумасшедший, наверное», – отстраненно подумала Черепашка и дернула плечом, пытаясь высвободиться. Но железная хватка лишь усилилась.

– Больно! – вырвалось у Люси. – Отпустите!

И тут у нее за спиной раздался милицейский свисток.

– Вот, товарищ лейтенант, – изменившимся голосом произнес ее мучитель. – Еще секунда – и от этой малявки и мокрого места не осталось бы! На красный бежала и в неположенном месте. Хорошо, я вбок ушел, а то бы… – Наконец мужик отпустил ее плечо.

– Извините… – пролепетала Черепашка, глядя в водянистые серо-голубые глаза постового милиционера. – Просто я…

– Фамилия, имя, в какой школе учишься?

Отвечая на вопросы, Черепашка с недоумением оглядывалась вокруг. А ведь она и не заметила даже, что выбежала на проезжую часть. А вот и «девятка» седого водителя… Да, если бы по встречной полосе ехала в тот момент машина, плохо бы им пришлось!

– Пройдем-ка! – дотронулся до ее руки лейтенант. – Какая-то ты не такая, и взгляд подозрительный… Спиртные напитки, наркотики не употребляла? – строго поинтересовался он.

– Что вы?! Я вообще не употребляю… – попыталась возмутиться девушка, но представитель власти жестко перебил:

– В участке разберутся. Пойдем!

Понурив голову, Черепашка поплелась за гаишником. Впрочем, случившееся нисколько не удивило ее, да и подозрения в употреблении спиртных напитков и наркотиков не обидели. Сейчас Черепашка находилась в таком состоянии, что вряд ли что-то вообще могло обидеть, удивить или хоть как-то затронуть ее убитое горем сердце.

Сегодня в школу, к самому концу уроков, приходил Дима, лучший друг Жени Кочевника. Он пришел, чтобы сообщить Люсе, что Женька погиб и в пятницу состоятся похороны…

Нет, Люся не винила себя в Жениной смерти, хоть они и расстались месяц назад по ее, Люсиной, инициативе. А ведь она знала, что Женька очень сильно любит ее, знала, как болезненно переживает он их разрыв. А может, напрасно Люся думает, что это произошло не по ее вине? Почему же она не спросила у Димки, как это случилось? Да нет! Черепашке даже в голову не пришло задавать ему вопросы – так подавленно выглядел парень.

«Женька! Женька! Женечка! – одними губами шептала Черепашка, сидя в участке за грязным, с вытертой полировкой столом. – Как же это случилось? Как ты мог?»

Если бы кто-нибудь сказал сейчас Черепашке, что тот, из-за которого она пятнадцать минут назад чуть не оказалась под колесами машины…

А впрочем, не станем забегать вперед. Давайте лучше обо всем по порядку.


– Фамилия, имя, домашний адрес. – Участковый милиционер поднял на нее усталый мутный взгляд.

– Я уже называла, – попыталась было возразить Люся, но вовремя одумалась: – Черепахина Людмила, Сущевский вал, семь, квартира тридцать пять, – со вздохом произнесла она.

– Что так тяжко вздыхаем? – поинтересовался милиционер, и по его интонации трудно было определить, издевается он или нет.

– У меня парень погиб, – неожиданно для себя самой призналась Черепашка и заплакала.

– Тоже, что ли, под машину попал? – скривил губы участковый. Но Люся не смотрела на него. Ее даже не покоробило это его «тоже». Сейчас девушка полностью была поглощена своим горем. Она плакала и нисколько не стеснялась своих слез. Она даже не слышала вопроса, и поэтому милиционер, прокашлявшись и предложив ей воды, вынужден был повторить: – Что с парнем-то, спрашиваю? Под машину попал?

– Не зна-ю! – всхлипнула Черепашка, отодвинув от себя стакан с водой. – Пожалуйста, отпустите меня домой, – взмолилась она. – Мне сейчас нужно побыть одной!

– А вот это как раз-таки и не факт, – нахмурился милиционер. – Вон ты одна уже чуть делов не натворила… Слушай, – прищурился вдруг он, как-то неловко наклоняя голову набок. – Что-то мне твое лицо знакомо. У тебя раньше приводов не было?

– Чего не было? – не поняла Люся.

– Ну, в участок к нам не попадала?

Девушка слабо качнула головой.

– Ну где же я тебя тогда мог видеть? – все никак не успокаивался участковый. – Точно видел! У меня память, знаешь ли, профессиональная… Только вот где?

– По телевизору, наверное, – вытирая слезы, предположила Черепашка.

– Точно! – так и подскочил на стуле мужчина. – По телику! И на стене! – обрадованно завопил он, тыча пальцем в стену справа от себя. – У сына в комнате твой портрет висит! Во-от таких вот размеров! – разводя руки в стороны, обрадованно сообщил милиционер. – А меня Пал Палычем зовут. Майор Прохоров, – запоздало представился он и даже руку через стол протянул. Пожав ее, девушка снова взмолилась:

– Пал Палыч, отпустите меня, пожалуйста! Мне правда надо… Я больше не буду правила нарушать.

– Да разве ж в этом дело? – почесал в затылке участковый. – Хотя дорожные правила – штука серьезная. Ну, ты сама посуди… Ты ж у нас девушка умная и вообще телезвезда… Как там тебя называют? – наморщил лоб Пал Палыч. – Улитка?

– Черепашка, – подсказала Люся. – Меня с детства все так называют, потому что я Черепахина. Вот и приклеилась кличка на всю жизнь.

– Вот-вот, Черепашка, – удовлетворенно хмыкнул участковый. – Вот и посуди сама, Черепашка, могу ли я отпустить тебя в таком состоянии? Да мой Алешка, если узнает, что я тебя отпустил…

– А хотите, я вашему Алешке на память что-нибудь напишу? – перебила Люся, не желая произносить слово «автограф». Уж больно звездным оно ей казалось.

– Это само собой, – кивнул милиционер, поправляя фуражку. – Слушай-ка! – прихлопнул он по столу ладонью. – А давай я Алешеньке позвоню! Он у меня парень надежный. И до дому проводит, и вообще… – И, не дожидаясь ответа, Пал Палыч принялся набирать номер.

Люся поняла, что сейчас лучше не спорить. Возможно, это действительно самый лучший выход. Во всяком случае, с Алешенькой-то она точно справится.

Позвонив сыну, участковый снова нахмурился:

– Оставь-ка мне имя и адрес этого своего парня. Ну, который…

– А зачем вам? – перебила Люся, чтобы не слышать снова этого страшного слова «погиб».

– Я по своим каналам узнаю, что там случилось.

Люся и на этот раз не стала спорить и спокойно продиктовала все, что требовалось. Пусть Пал Палыч узнает. Ей же легче потом будет. Не придется звонить Татьяне Сергеевне – Жениной маме. Хотя позвонить все-таки надо. Ведь в таких случаях принято выражать соболезнования. От этих мыслей у Черепашки снова выступили на глазах слезы.

– Ну-ну, перестань, – дружески похлопал ее по плечу Пал Палыч. – А у вас с этим Кочевником все всерьез было или как? – спросил он, почесывая в затылке.

– Вообще-то мы с Женей расстались три месяца назад, – сказала Люся, внезапно почувствовав к Пал Палычу доверие. А может быть, девушке просто необходимо было выговориться.

2

Так или иначе, но Черепашка рассказала Пал Палычу все. И про то, как Женя однажды уже чуть не спрыгнул с крыши шестнадцатиэтажного дома, потребовав, чтобы к нему вызвали виджея Черепашку. А потом оказалось, что Черепашка была нужна не самому Жене, а его девушке Маше, которая пригрозила, что бросит его, если тот не познакомит ее с Черепашкой. И Жене Кочевнику пришлось прибегнуть к такому вот экстремальному способу. Тогда-то они с Люсей и познакомились.

– А-а-а! – протянул Пал Палыч. – Помню я этот случай! Нас еще потом на экстренное городское совещание всех собирали и втык делали, что, дескать, плохо работаем с подростками, если они такие фортели выбрасывают. Так это, значит, и был твой Женя! Ну дела! – В задумчивости крутил в руках шариковую ручку участковый милиционер. – Ну а потом? – подался вперед он. – Выходит, ты отбила его у этой самой Маши?

– Ну, вроде того, – неохотно отозвалась Черепашка. – Это длинная история. – Она закрыла лицо руками. – Я, можно сказать, влюбила Женьку в себя. Не специально, конечно, и не сразу… Как-то само собой вышло. Вместе работали, и все такое…

– Еще бы ему в такую девушку и не влюбиться! – с видом знатока протянул Пал Палыч.

– А потом я встретила другого человека, – продолжала Черепашка, – и честно призналась во всем Женьке. Только ведь он меня уже любил! По-настоящему, понимаете?

– А ты, значит, теперь с тем самым другим человеком ходишь? – старомодно выразился участковый, вперив в Люсю пытливый взгляд.

– Да ни с кем я не хожу, – устало отмахнулась она. – Я решила, что если уж так вышло, то не должна я быть ни с тем, ни с другим. И Женьке так и сказала…

– А теперь казнишь себя, значит, и думаешь, что он это из-за тебя… того? Так, что ли?

– Не знаю, – снова всхлипнула Люся. – Я ничего не знаю!

И тут дверь без стука распахнулась, обнаружив на пороге высокого широкоплечего парня, который даже отдаленно не был похож на своего отца. А то, что это тот самый Алешенька и есть, Люся поняла сразу. Поняла по реакции Пал Палыча. Увидев сына, тот так откровенно обрадовался, что даже присутствие в кабинете посторонней девушки, коей считала себя Люся, не остановило участкового. Отшвырнув в сторону ручку, он вскочил на ноги и, в два шага оказавшись у дверей, бросился на сына с объятиями.

– Алеша! Дорогой! – причитал милиционер. – Как быстро-то прилетел! Вот она, Черепашка твоя! Сидит!

Пал Палыч даже не пытался скрыть свою радость и, встретив слегка удивленный взгляд Люси, пояснил, смутившись:

– Мы с Алексеем вдвоем живем, без матери. Умерла она. Десять лет уж как умерла… В общем, кроме Алешеньки, никого у меня не осталось. – Пал Палычу явно нравилось произносить имя сына.

– Па! – остановил его Алеша.

– Ну не буду, не буду… – послушно зашагал на свое место участковый.

Черепашка впервые встречалась с таким открытым проявлением родительской любви. Теперь она смотрела на Пал Палыча совсем другими глазами. Тут же ей вспомнилась Татьяна Сергеевна. А ведь Женька у нее тоже единственный сын… Был! Какое ужасное слово! А ведь тут уж ничего не поделаешь! Бедная Татьяна Сергеевна! И ведь она тоже, как многие женщины, воспитывала сына без мужа, отдавая ему все душевные силы, всю любовь, на какую только способно материнское сердце. Не желая того, Люся вспомнила и свою маму. Что бы с той было, если бы с Черепашкой что-то случилось?! Подумать страшно!..

– Проводи, Алешенька, девушку до дома. И не приставай к ней с расспросами, понял? Я дома тебе все объясню.

Высокий и широкоплечий, как уже было сказано, Алеша имел правильные, почти идеальные черты лица. Люсе еще не приходилось встречать людей с такими лицами. Разве что на обложках модных журналов. Густые светлые, цвета спелой пшеницы волосы удивительным образом контрастировали с карими, обрамленными пушистыми черными ресницами глазами. А изломанные, четко очерченные брови подчеркивали и оттеняли правильную форму узкого носа. Губы Алеши казались нарисованными на смуглом, со слегка впалыми щеками лице, настолько они были яркими. А скулы несколько выдавались вперед, что придавало лицу парня какую-то сдержанную мужественность.

Словом, если бы Люся не была сейчас в таком жутком состоянии, она наверняка влюбилась бы в Алешу с первого взгляда, потому что в такого парня просто невозможно было не влюбиться. «Наверное, он похож на мать», – все же подумала Люся, с удивлением переводя взгляд с отца на сына. Низкорослый и полный Пал Палыч с его грубыми и не очень выразительными чертами лица казался по сравнению с Алешей слепленным из другого теста.

– Да, – улыбнулся Пал Палыч, прочитав Люсины мысли. – Алешенька – копия Наденьки. Просто копия, – добавил он, поправляя милицейскую фуражку. – Красивый у меня хлопец.


– Ты на отца не сердись, – мягким, бархатистым голосом произнес Алеша, когда они с Люсей вышли на улицу. – Он добрый, только очень уж сильно меня любит.

Люся пожала плечами. Ей совсем не хотелось поддерживать беседу.

– А ты молодец… Круто работаешь.

– В смысле? – подняла на парня непонимающий взгляд Черепашка.

– Ну, в смысле, передачу ведешь здорово, – последовал несколько смущенный ответ.

– А-а-а, – рассеянно протянула Черепашка. – Спасибо.

Наступила пауза. Два незнакомых человека просто шагали рядом, плечо к плечу.

– Ну все, – с облегчением вздохнула Черепашка, поднимая на Алешу заплаканные глаза. – Пришли. Это мой дом.

– Может быть, я сейчас некстати с этим, – краснея, начал Алеша, – но когда отец мне сказал, что ты сидишь у него в участке… Короче, подпиши мне, пожалуйста… – С этими словами Алеша полез в рюкзак и вытащил оттуда сложенный в несколько раз плакат.

Спустя мгновение Черепашка смотрела на собственное улыбающееся лицо огромных размеров, напечатанное на глянцевой плакатной бумаге.

– Давай скорей, – озираясь по сторонам, согласилась Люся. – У тебя ручка или карандаш есть?

– Нет, – ответил Алеша, улыбнувшись, и как бы в доказательство принялся хлопать себя по карманам.

– Черт, у меня тоже нету… Сегодня на физике кончилась паста… Я у учительницы ручку просила, – будто бы оправдываясь, сказала Черепашка и, увидев разочарованное лицо Алексея, неожиданно для самой себя предложила: – Если хочешь, можем ко мне зайти.

– А это удобно? – не смог скрыть своей радости парень.

Молча развернувшись, Черепашка зашагала к подъезду. Алексей чуть ли не вприпрыжку бросился за ней с развернутым плакатом в руках.

– Ну, проходи… Чего в прихожей топчешься? – бросила на Алексея быстрый взгляд Черепашка.

Конечно, сейчас ей было совсем не до него, но Люся считала себя – а впрочем, и на самом деле была – воспитанной девушкой, поэтому иначе просто не могла поступить. Из тех же соображений она предложила своему гостю чаю, от которого тот даже и не подумал отказаться. Но, справедливости ради, надо заметить, что Алеша вовсе не собирался злоупотреблять Черепашкиным гостеприимством. Он казался смущенным и растерянным, но отказать себе в удовольствии провести в обществе любимой телезвезды лишних пять минут просто не мог.

После того как с раздачей автографов и с чаепитием было покончено, Люся принялась убирать со стола чашки. Алеша понял намек и тут же вскочил:

– Ну, я пойду, наверное, – неуверенно и даже как-то виновато произнес он. И поскольку никакого ответа не последовало, парень потоптался в нерешительности и пошел в прихожую.

– Выключатель справа, где вешалка! – крикнула из кухни Черепашка.

– Что? – снова вернулся на кухню Алеша.

Увидев его расширившиеся глаза, Люся не смогла сдержать улыбку, – столько в них было надежды и откровенной радости. Бедняга Алешенька явно решил, что Люся его зовет.

– В прихожей темно, – будто бы оправдываясь, сказала она, – а выключателя из-за одежды не видно…

– Ясно… Спасибо, – разочарованно протянул Алеша и снова исчез.

В эту секунду Люся представила себе, что сейчас хлопнет дверь и она останется в пустой квартире наедине со своими страшными мыслями. И, плохо осознавая, что делает, девушка кинулась в полутемную прихожую: Алеша, видимо, так и не нашел выключатель. А может, просто решил не включать свет.

– Ой, ты чего, Люсь? – испугался парень, почувствовав, что кто-то вцепился в рукав его куртки.

– Алеша, останься, пожалуйста… Только не спрашивай меня ни о чем, ладно?

– Ладно, не буду, – как-то неуверенно согласился Алеша, сбрасывая с ног ботинки.



3

– Вот так вот, – тяжело вздохнула Черепашка. – Представляешь, каково мне сейчас?

Оставив Алешу, она решила все ему рассказать, а то еще возомнит о себе невесть что! На самом же деле девушке сейчас требовалось, чтобы кто-то ее успокоил, все равно какими словами, лишь бы услышать, что смерть Женьки – это не ее, не Люсина вина. И Алеша, должно быть чутко уловив состояние своей новой знакомой, негромко начал:

– Конечно, это ужасно, Люсь… Жалко этого парня. Но ты… Ты не должна винить себя в его смерти! Даже выброси эти мысли из головы.

– Разве я сказала, что считаю себя виноватой? – удивленно подняла брови Черепашка.

– Нет, не сказала, но я почувствовал… В глазах твоих это увидел… Хотя, возможно, я ошибся.

– Не ошибся, – отвернулась к окну Люся.

– Вот видишь, – вздохнул Алеша. – И потом, ты же не знаешь, как это произошло. Может быть…

– Леш, – осторожно перебила его Черепашка, – а ты бы не мог позвонить туда?

– Зачем? – опешил поначалу парень, но потом, видно что-то сообразив, согласился: – Если ты этого хочешь, я могу.

– Женину маму зовут Татьяна Сергеевна, – горячо заговорила Люся. – Ты скажи, что друг его, ну придумай что-нибудь… Скажи, что узнал о Жениной смерти от Димы, и спроси как-нибудь осторожно, как это произошло. – Все это Черепашка произнесла на одном дыхании, а замолчав, низко опустила голову. Девушка выглядела уставшей и измученной, и даже большие, чуть затемненные стекла очков не могли скрыть синих кругов, четко обозначившихся под глазами.

– Я все понял. – Алеша резко встал на ноги. – Где у вас телефон?

Но не успел он набрать и трех первых цифр, как в прихожей раздался требовательный, громкий звонок.

– После, – на ходу бросила Черепашка.

Алеша с видимым облегчением положил трубку на рычаг.


– Привет! – лучезарно улыбнулась Лу. – А я вот решила зайти к тебе за домашним заданием. Ждала, ждала твоего звонка…

– Ой, извини! – всплеснула руками Черепашка. – Я совсем забыла… А как ты себя чувствуешь? Тебе же нельзя, наверное, на улицу выходить… Почему ты не позвонила?

– Да ну, ерунда, – небрежно отмахнулась Лу. – У меня уже три дня температуры нет. И вообще я дико соскучилась, – сказала она, скроив забавную рожицу. – Дай тапочки, – попросила Лу и вдруг, подняв на Черепашку изумленный взгляд, прошипела: – А это чье? – Лу указывала пальцем на Алешины ботинки.

– Потом расскажу, – тоже шепотом ответила Черепашка. И вдруг, сама от себя не ожидая этого, кинулась к Лу на шею и заплакала.

– Ты чего, Люсь?! – обняла подругу Лу. – Что случилось-то?

– Женька умер! – в голос зарыдала Черепашка. – Ко мне в школу приходил Димка… В пятницу похороны, Лу!

– Да ты что?! – только и выдохнула та, но уже в следующее мгновение она с силой схватила Черепашку за плечи. Люся видела, как искривились побледневшие губы Лу.

– Как? Как это случилось? Как? – исступленно повторяла Лу.

– Не знаю, – будто бы защищаясь от удара, подняла руку Черепашка. – Только мне и самой теперь жить не хочется, – призналась девушка, безвольно опуская руку.

– Ну, это ты зря, – как бы вскользь заметила Лу и, словно вспомнив о чем-то, принялась громко причитать: – Вот ужас! А Татьяна Сергеевна? Как же она теперь, бедная? Кошмар! Люська, – Лу снова прижала к себе подругу и зашептала ей на ухо, – ты только не звони сейчас туда! Мы же не знаем, что произошло с Женькой! А вдруг он это сам сделал? Тогда Татьяна Сергеевна будет во всем винить тебя, понимаешь?

– А ты? – Голос Черепашки прозвучал неожиданно жестко.

– Что «я»? – опешила Лу. – Не понимаю, при чем здесь я.

– Ну если выяснится, что Женька покончил с собой, ты тоже будешь в этом винить меня?

– Да ты что, Люська! – Лу возмущенно вытаращила на Черепашку глаза. – Ты же моя самая близкая подруга! Разве я могу?..

– Пойдешь со мной на похороны? – перебила ее Черепашка.

– Если это нужно, пойду, – опустила голову Лу.

И тут в прихожую почти неслышно вышел Алексей.

– Познакомься, – спохватилась Люся, – это Алеша, сын нашего участкового.

– Не знала, что ты водишь дружбу с такими важными людьми, а то бы…

– Перестань, – жестко оборвала ее Люся. – Алеша просто проводил меня до дома.

– Я вижу, как он тебя до дома проводил, – тряхнула копной черных волос Лу.

– Прекрати! – Черепашка снова готова была разрыдаться. – Я, если хочешь знать, чуть под машину не попала! И меня постовой привел в участок… А Пал Палыч позвонил Алеше и попросил, чтобы он меня проводил.

Все это Черепашка проговорила быстро и горячо. Она будто бы оправдывалась. Хотя, казалось бы, в чем ей было оправдываться перед Лу? Но ту не тронул отчаянный, полный слез голос подруги. Лу перевела на Алешу свои большие черные глаза и спросила тоном строгой учительницы:

– А вы, молодой человек, в курсе, что у Люси парень погиб?

Алеша молча потупил взгляд.

– Ну чего ты к нему привязалась? – снова накинулась на Лу Черепашка. – Человек просто проводил меня и выпил чашку чаю.

– Ах, так он еще и чашку чаю выпил?! – Лу округлила глаза так, словно речь шла о чем-то страшно предосудительном.

Черепашка не понимала, что происходит с Лу. Всегда вежливая и деликатная, она словно бы с цепи сейчас сорвалась. «Может быть, это известие о Женькиной смерти так на нее подействовало?» – мысленно предположила Люся, а вслух произнесла довольно резко:

– Хватит! Пойдемте в комнату.

– Люсь, если тебе больше не надо, чтобы я звонил Жениной маме, то я, наверное, пойду, – сказал Алеша и уже даже нагнулся за своими ботинками, но тут Лу снова разразилась гневной тирадой:

– Ты просила его позвонить Татьяне Сергеевне? Я не ослышалась? И что же этот сын мента должен был сказать несчастной женщине?

– Лу! – повысила голос Черепашка. – Ты ведешь себя вызывающе и странно. Немедленно извинись!

– Перед кем? Перед этим, что ли? – фыркнула, отворачиваясь, Лу.

Черепашка помолчала немного, потом вздохнула и, глядя на Алешу, сказала:

– Я даже не знаю, Леш, наверное, все-таки стоит позвонить, потому что я все равно не смогу…

– Как скажешь. – Алеша бросил на пол ботинок и шагнул в сторону двери, демонстративно игнорируя принявшую воинственную позу Лу.

– Что с тобой? – почти одними губами спросила Черепашка, проходя мимо Лу.

Но та, не удостоив Люсю ответом, кинулась вслед за парнем.

– Послушай, ты, как там тебя? Неужели ты не видишь, что девушка сейчас не в себе?! – как ненормальная, накинулась Лу на Алешу, выхватывая из его рук телефонную трубку. – А ты и рад стараться! На чужом несчастье решил руки нагреть, да? – Тут ее взгляд упал на плакат, который лежал в развернутом виде на столе. – Ну конечно! Как я сразу не догадалась! Еще один поклонничек, значит? Поздравляю! – выходила из себя Лу. – Да, если хочешь знать, у нее таких, как ты… – Внезапно Лу замолчала на полуслове, увидев, как Черепашка с закрытыми глазами тихо сползала по стене. – Люся! – бросилась к ней Лу. – Ты чего?!

Она схватила подругу за плечи и принялась трясти ее изо всех сил. Голова Черепашки безжизненно перекидывалась то в одну, то другую сторону. Лу не заметила, когда Алеша успел выбежать и вернуться в комнату, она лишь вздрогнула, ощутив на щеках холодные брызги воды.

– Где я? – раздался слабый голос Люси.

Перед глазами девушки стояли два размытых светлых пятна. Это были лица Лу и Алеши. Осторожно потянувшись рукой, Алеша снял с Черепашки очки. Пятна перед глазами стали еще более расплывчатыми.

Действуя уверенно и четко, Алеша поднял Люсю с пола и легко, как пушинку, перенес на диван. Черепашка села и попросила воды. Потом она попросила дать ей очки и, надев их, посмотрела вначале на Лу, а затем на Алешу. Постепенно взгляд ее стал осмысленным.

– Что это со мной? – спросила она, ни к кому конкретно не обращаясь.

– Кажется, обморок, – испуганно пролепетала Лу.

– Первый раз в жизни, – сказала Черепашка.

Алеша положил ладонь на Люсин лоб.

– У тебя жар, – тихо сказал он. – Надо бы врача вызвать.

– Без тебя разберемся, кого вызывать, – огрызнулась Лу, даже не посмотрев в его сторону. – Между прочим, все это из-за тебя произошло.

– Люсь, я пойду, – не выдержал парень. – Мне правда пора.

– Хорошо, – слабо отозвалась Черепашка. – Спасибо тебе.

– Ты еще в ножки ему поклонись! – сквозь зубы процедила Лу.

На это Черепашка ничего не ответила. А когда Алеша вернулся в комнату за плакатом, повторила:

– Спасибо.

4

Девушки сидели на кухне друг напротив друга. Молчание затянулось. Сосредоточенно сдвинув на переносице черные брови, Лу потягивала из маленькой чашечки остывший кофе, а Черепашка с отсутствующим выражением на лице пила яблочный сок. Она уже почти совсем пришла в себя. Лишь болезненная бледность щек да синие круги под глазами напоминали о недавнем обмороке. Сейчас Люся думала о том, что все, что с ней произошло сегодня, похоже на кошмарный сон. Всеми фибрами души девушка желала только одного – побыстрее избавиться от всего этого кошмара.

– Лу, а может, мы с тобой спим? – наконец прервала молчание Черепашка.

– Кто именно? – едва не поперхнулась Лу. – Ты или я?

– Это не важно, – привычным жестом поправила очки Черепашка. – Главное, что весь этот кошмар – Женькина смерть, тот седой мужик, который чуть меня не задавил, Алеша, обморок, – все это кому-то из нас снится…

– Слушай, Люсь, – оживилась вдруг Лу, – а если бы и вправду все это оказалось только дурным сном или кто-нибудь пришел сейчас и сказал, что Женька жив, что все это, – девушка на секунду задумалась, – трагическая ошибка и умер, допустим, не Женька, а его однофамилец…

– Ну? – болезненно поморщилась Черепашка. – Дальше-то что?

– Ну вот ты бы тогда обрадовалась?

– Дурацкий вопрос, – бросила Черепашка, даже не посмотрев на Лу.

– А вот если бы, – Лу на миг замолчала, мечтательно закатив к потолку глаза, – если б сказали, что от твоего решения зависит Женькина жизнь. Что бы ты решила?

– Как это? – В огромных стеклах Черепашкиных очков отражалось лицо подруги.

– Решишь вернуться к Женьке – он будет жить, а нет…

– За что ты меня мучаешь? – Люся сняла очки и принялась ожесточенно протирать стекла. Затем она снова водрузила их на нос и повторила: – За что?

– Извини, – смутилась Лу, решив, вероятно, что перегнула палку. – Просто пришла в голову фантазия, вот я и поделилась с тобой.

– Да если б только от меня хоть что-то зависело, – горячо и быстро заговорила вдруг Черепашка, – и Женьку можно было вернуть, да я… Я бы на шаг от него не отходила!

– Я сама позвоню Татьяне Сергеевне, слышишь? – резко сменила тему Лу. – Так будет лучше. Тебе сейчас нельзя волноваться. Ложись-ка давай. А вечером я позвоню «Лелику» и скажу, чтобы вызвала тебе врача.

«Леликом» подруги называли Черепашкину маму, потому что именно так к ней обращались все друзья и сослуживцы, хотя на самом деле ее звали Елена Юрьевна.

После ухода Алеши Люся, по настоянию Лу, измерила температуру. Ртутный столбик остановился на отметке 38,8. Безропотно Черепашка выпила таблетку шипучего аспирина, которую Лу отыскала в их домашней аптечке. И сейчас Люсе казалось, что температура спала. Впрочем, она знала наверняка: будет у нее утром температура или нет, вызовет мама врача или не вызовет, а в школу она все равно завтра не пойдет. «Завтра уже четверг. А потом… – думала о надвигающемся кошмаре девушка, – а потом наступит пятница…» Невольно ей представился Женька, лежащий в гробу. Лицо его было белым как мел, губы бледно-бледно-розовыми, а веки почему-то подрагивали. С силой тряхнув головой, словно сбрасывая наваждение, Люся прерывисто вздохнула.

– Ты пойдешь со мной в пятницу? – во второй раз за вечер спросила она у подруги.

– Пойду, пойду, – ответила та, и Люсе показалось, что в голосе Лу прозвучало плохо скрываемое раздражение.


Его бледное лицо мирно покоилось на белоснежной подушке, обшитой по краям воздушным кружевом. Темно-русые волосы были аккуратно зачесаны на прямой пробор. И, глядя на них, Черепашка вдруг подумала с сожалением, что напрасно Женька не носил такой прически при жизни. Но она тут же устыдилась так некстати явившейся мысли и заставила себя отвернуться. Но лицо покойника неотвратимо и властно притягивало ее к себе. И вот она уже снова разглядывает его впалые щеки, выступившие вперед острые скулы, бледно-розовые губы, на которых словно застыла улыбка, которая была ей так знакома и которую она когда-то так любила…

И все вроде бы так, как обычно бывает на похоронах – печально, торжественно, жутковато… Но что-то ей кажется странным, только вот она никак не может понять, что именно. И за эти мысли Люся тоже себя ругает. Разве об этом она должна сейчас думать? Что ей за дело до каких-то странностей, когда на столе лежит…

Бледные, желтоватые кисти рук, положенные одна поверх другой, длинные тонкие пальцы, которыми Люся любовалась, когда Женька брал в руки гитару… И снова нелепая и даже кощунственная мысль: «Надо было дать ему в руки гитару и так с гитарой в руках и похоронить…» Почему-то Женькины сложенные, как у всех покойников руки, вызывали в душе Черепашки протест. Но и об этом она постаралась больше не думать.

Белое, из плотного шелка покрывало, поверх которого лежали его руки, на миг показалось Люсе сугробом. Наваждение тут же прошло, но само слово почему-то навязчиво крутилось в голове, как старая заезженная пластинка: сугроб, сугроб, сугроб. Незаметно первые две буквы как бы отвалились, и теперь Люся повторяла про себя: «Гроб, гроб, гроб». И тут-то ее осенило: «А ведь гроба-то самого и нет!» Вот она странность! Женька лежал просто так, на столе, а не в гробу. «Как же его понесут? – испугалась Люся. – А в могилу как будут опускать? Кошмар! Надо немедленно сказать Татьяне Сергеевне или еще кому-нибудь!»

Люся стала озираться по сторонам и тут, к своему ужасу, увидела, что, кроме нее и Женьки, в комнате никого нет! «Куда же все подевались? Стоп! А были ли они?»

Черепашка начинает напряженно вспоминать и понимает, что никого тут и не было. А как она вообще попала в эту комнату? С кем она пришла на похороны? Неужели одна? Но ведь Лу обещала пойти с ней!

Но на смену ужасу, охватившему Черепашку в первую секунду, пришла какая-то странная в этой ситуации решимость: «Если никто не позаботился о Женьке, если они забыли купить ему гроб, то это должна сделать я!» И Люся выбежала из комнаты.

Смена декораций: она шагает по мокрому асфальту, в лицо бьют острые холодные струи дождя, но Черепашке плевать на дождь, ей срочно нужно найти гроб. И тут она замечает, что впереди, примерно в десяти шагах, под кустом, лежит деревянный полированный гроб. Люся подбегает к нему, садится на корточки, переворачивает гроб (поскольку тот почему-то поставлен набок), пробует сдвинуть с него крышку и понимает, что это ей не удастся, так как крышка наглухо приколочена к гробу гвоздями.

«Не беда, – решает девушка. – Главное, я нашла гроб, а уж там, на месте, что-нибудь придумаю!»

Она пытается поднять гроб с земли, но тот оказывается невозможно тяжелым. Она даже приподнять его не может. Люся, чувствуя свое бессилие, в отчаянии опускается на мокрую, пожухлую траву. И тут крышка сама собой начинает медленно ползти вверх… Причем она не открывается, а именно поднимается над гробом. Только это происходит очень-очень медленно. Крышка как бы парит в воздухе, постепенно открывая взору девушки удивительную картину: в гробу, наваленные одна на другую, в жутком беспорядке лежат грязные кастрюли, сковородки, тарелки, ложки, ножи – словом, какая-то свалка грязной, покрытой плесенью посуды.

В эту секунду Люся вдруг с неожиданной радостью понимает: все правильно! Так и должно быть. Сейчас она быстренько вымоет эту посуду, аккуратно упакует ее в гроб и вернется на похороны. Потому что эта посуда просто необходима, чтобы потом устроить поминки.

И не успела она так подумать, как грязная посуда начинает превращаться в пеструю, удивительной красоты цветочную клумбу. Зачарованным взглядом Черепашка смотрит на распускающиеся прямо на глазах бутоны роз, гладиолусов, пионов, лилий…

«Цветы! Вот еще что! Там у Женьки не было ни одного цветочка! Сейчас я их сорву и отнесу туда!» – решает Люся, но не успевает дотянуться до только что распустившегося желтого тюльпана, потому что рука ее оказывается погруженной в воду.

Теперь гроб представляет собой зеркальную поверхность и по ней, как по озеру, пробегает легкая волнистая рябь. Черепашка поражена красотой и величием картины, она подносит свою руку к воде, и вдруг из самого центра выныривает другая – волосатая, костлявая, с загнутыми ногтями – рука, совсем как в фильме «Варвара-краса длинная коса», которая «произносила» страшным, дребезжащим голосом одно-единственное слово: «Должок!» Люся даже приготовилась услышать что-то подобное, но рука прищелкнула когтистыми пальцами, и в них неизвестно откуда появился конверт. Черепашка знала, что должна его взять. И едва она коснулась пальцами бумаги, как рука и водная гладь, впрочем, как и сам гроб, исчезли.



Люся осторожно надорвала конверт. В нем лежал плотный лист бумаги. Девушка аккуратно его достала. На бумаге большими ярко-синими буквами было написано одно слово с вопросительным знаком: «СМЕШНО?»

5

Она проснулась среди ночи в холодном поту. В темноте ярко выделялась полоска света под дверью. «Мама не спит», – с невероятным облегчением подумала Черепашка, вскакивая на ноги. Девушка на ощупь отыскала на стуле халат, набросила его на плечи и выбежала из комнаты.


– Нет, – решительно заявила Елена Юрьевна. – На похороны ты не пойдешь. Ты же вся горишь!

– Мам, – слабым голосом возразила Черепашка. – Я должна там быть. И потом, завтра ведь только четверг…

– Не завтра, а уже сегодня, – возразила мама, указывая на часы. Те показывали половину второго. – Или тебе одного обморока мало? Я сама позвоню утром Татьяне Сергеевне и все ей объясню.

– Я должна там быть, – упрямо возразила Черепашка.

А в это самое время, несмотря на столь поздний час, происходил следующий телефонный разговор:

– Блин! Зачем я тебя послушал? – сокрушался парень.

– Стоп! – возражал ему звонкий, возмущенный голос девушки. – Что значит «ты меня послушал»? Я только поддержала твою идею и разработала план действий! Но повторяю: идея была твоя!

– Но ведь ты обещала, что только посмотришь на ее реакцию и сразу скажешь, что это был прикол! Что я теперь, по-твоему, должен делать? Блин, я, наверное, правда покончу с собой!

– Успокойся, – сменила гнев на милость девушка, – и не пори горячку. Я тебе еще раз говорю: ментовский сынок перепутал мне все карты! И принесла же его нелегкая! Кстати, он серьезный соперник. Настоящий красавчик. Правда, мне показалось, что у него с интеллектом проблемы. Но это только мое впечатление. Так что ты, Женечка, подожди умирать!

– Заткнись! – выкрикнул парень. – Сейчас мне не до шуток. Как выкручиваться-то будем?

– Не «будем», а «будешь». Ясно? Ну уж помогу тебе, так и быть. И что бы ты без меня делал?! – усмехнулась девушка, но через секунду продолжила уже совсем другим тоном: – Короче, я сделаю все, что от меня зависит, чтобы она в пятницу осталась дома. А ты должен за это время, то есть до конца недели, расшифроваться. А уж как ты это сделаешь, я не знаю. Только не вздумай меня впутывать! И вообще, если б я знала, что Люська так близко к сердцу все это примет, ни за что бы в твою авантюру дурацкую не впуталась!

– Зато мы теперь знаем, что я ей не безразличен. Мы же для этого все и затеяли, чтобы узнать…

– Во-первых, никаких «мы» нет! Ты понял? – почти прокричала в трубку девушка. – А во-вторых, я бы тебе посоветовала прямо утром позвонить и все как есть выложить, пока в это дело не впутали еще кого-нибудь.

– Слушай-ка! – вдруг перешел на испуганный шепот парень. – Мне сегодня мужик какой-то звонил незнакомый… Только что вспомнил, представляешь?!

– Ну и что? – недовольно хмыкнула девушка.

– Короче, уже поздно было, часов одиннадцать. Я сам к телефону подошел.

– Мы же договорились! – возмутилась девушка. – Ты же мне пообещал, что выключишь телефон.

– А я и так выключил, – оправдывался парень. – А потом включил. Думаю, поздно уже, никто не станет звонить. Сам даже не знаю, зачем я это сделал…

– Ну? – нетерпеливо подгоняла его девушка. – Дальше-то что? Позвонил незнакомый мужик. И что сказал?

– Попросил к телефону Татьяну Сергеевну. Я сказал, что она уже спит, а он тогда спросил, с кем разговаривает. Я ответил, что с ее сыном. А он почему-то так удивился и спрашивает: «Женя?» – «Да, – говорю, – Женя». И тут он трубку бросил, прикинь! А может, просто разъединилось, не знаю…

– Ну и зачем ты мне все это рассказал?

– Не знаю, – повторил парень. – Просто странный какой-то звонок. Тебе не кажется?

– Мне кажется, тебе нужно выспаться, а утром позвонить Черепашке и во всем честно признаться, не дожидаясь собственных похорон, – последовал жесткий ответ. – Все, спокойной ночи.

Некоторое время парень еще стоял с трубкой в руках и слушал короткие гудки. Потом он нажал на рычаг, принялся было набирать номер, но, передумав, отправил трубку на место и безвольно уронил голову на грудь. Так и просидел он в кресле до самого утра. И лишь когда за окном начало уже светать, парень поднялся на ноги и, плохо управляя затекшим от неподвижного сидения телом, поплелся в свою комнату. Голова гудела, шея болела так, что он не мог ею пошевелить. Парень решил часик поспать, а потом сделать то, что должен, просто обязан был сделать.

6

Вначале этот звонок вплелся каким-то образом в ее сон. Лишь спустя минуту или две Черепашка поняла, что звонит телефон. И звонит не во сне, а в самой что ни на есть реальной жизни.

– Люся, привет! – услышала она в трубке незнакомый мужской голос. – Это Алеша. Ты меня не узнала? А я уже в школе у тебя был… – тараторила трубка. – Твоя подруга, ну, эта черненькая, Луиза, кажется, сказала, что ты болеешь и чтобы я тебя ни в коем случае не беспокоил…

– Алеша? – переспросила Черепашка. Тяжелые и медленные спросонья мысли никак не желали проясняться.

– Ну да, Алеша… Сын вашего участкового, Пал Палыча…

– А-а-а, – наконец-то она поняла, с кем разговаривает. – А зачем ты в школу ко мне пошел?

– Ну я же не знал, что ты дома… Хотя, конечно, мог бы и догадаться. Вообще-то я тебе звонил примерно час назад, но к телефону никто не подошел, – принялся оправдываться Алеша.

– А чего это я тебе так срочно понадобилась? – спросила Люся.

В эту секунду она почувствовала безотчетное раздражение и, по всей видимости, не смогла его скрыть, потому что Алеша вдруг начал активно извиняться:

– Ты прости меня, пожалуйста. Я бы ни за что не стал тебя беспокоить, но это действительно важно. Можно, я к тебе зайду на пять минут? Нам необходимо поговорить.

– Лично я такой необходимости не вижу, – не слишком-то любезно отозвалась Черепашка.

Сейчас ей никого не хотелось видеть, а тем более разговаривать с кем бы то ни было на важные темы. Но ее собеседник проявил неожиданную настойчивость:

– Люся, это правда очень важно, – сказал он, выделив интонацией слово «правда».

– Ну ладно, – сдалась она после секундного колебания.

Они попрощались, и Черепашка отправилась в ванную.

Приводя себя в порядок (все-таки ей не хотелось предстать перед Алешей растрепанной и неумытой), девушка думала о человеческой бестактности. Вот взять хотя бы этого Алешу. Знает же, что у нее случилось, и к тому же Лу сказала ему: Люся болеет… Но его ничто не в силах остановить. Он готов в буквальном смысле слова идти по трупам. Сейчас припрется и начнет выворачивать перед ней душу наизнанку: дескать, он никогда в жизни не встречал такой девушки и так влюбился, что и сон, и рассудок потерял, и что жить теперь без Черепашки не может, и что даже если она не сможет ответить ему взаимностью, то пусть хотя бы знает, что живет на свете светловолосый паренек по имени Алеша, который ради нее готов… И все такое в таком вот пафосно-романтическом тоне.

Почему-то Черепашка была на сто процентов уверена, что услышит сейчас что-нибудь именно в таком духе. А ей так не хотелось этого! Так это было бы некстати! Может быть, опередить его? Вот заходит Алеша в квартиру, протягивает ей букет алых роз (Люся была уверена, что парень непременно подарит цветы), а она ему с порога утюгом в грудь: «Шел бы ты, Алешенька, со своими цветочками куда подальше! И так тошно, а тут еще ты со своей неземной любовью!»

Когда раздался звонок в дверь, Черепашка уже так накрутила себя, что ей потребовалось усилие, чтобы сдержаться и не наговорить парню с порога гадостей. Хорошо, что у Люси все-таки хватило ума не сделать этого. Впрочем, едва она взглянула на Алешу, как желание рубить правду-матку само собой улетучилось. В глазах Алеши читалась такая неподдельная тревога, что Люся первая спросила:

– Что случилось?

– Только ты постарайся не волноваться, – торопливо начал Алеша, словно боялся, что его прогонят и не дадут сказать то, зачем он сюда пришел. – Давай пройдем куда-нибудь. Сядь. В общем, ничего не случилось… Понимаешь, ты думала, что случилось, а на самом деле ничего не случилось.

– Ты бы не мог выражаться яснее, – попросила Люся, наблюдая за нервной, чересчур бурной жестикуляцией своего гостя.

– Да-да, конечно, – поспешно согласился он и тут же снова заговорил загадками: – Бывают всякие ошибки… Никто от этого не застрахован… Хуже, когда наоборот… Но мы же еще не знаем, почему так произошло…

– Что? Что произошло? Или ты немедленно скажешь мне, в чем дело, или… – повысила голос Черепашка, но Алеша перебил ее неожиданным, даже ошеломляющим заявлением.

– Женя Кочевник жив, – выдохнул он и уставился на Люсю немигающим взглядом.

– Как? Что за шутки дурацкие?! – не своим голосом заорала Люся. – Убирайся отсюда! Немедленно уходи! Ты слышишь, что я сказала?

– Не кричи, – тихо попросил Алеша, – выслушай меня спокойно. Отец навел вчера по своим каналам справки, и выяснилось, что в загсе того района, где жил, вернее, живет Женя, – поспешно поправил себя Алеша, – его смерть не зарегистрирована…

– Ну и что с того? – перебила Черепашка. – При чем тут загс?

– Загс – это запись актов гражданского состояния, – терпеливо принялся растолковывать Алеша. – И как это ни дико звучит, но смерть тоже является актом гражданского состояния, и без свидетельства о смерти, выданного загсом, ни о каких похоронах не может быть и речи.

– Ерунда, – поправила очки Люся. Сейчас она уже немного оправилась от шока и говорила почти спокойно: – Может, они сегодня за этим свидетельством пойдут. Похороны-то в пятницу.

– Отец тоже так подумал, хотя это и странно – назначать день похорон, не имея на руках свидетельства о смерти. Обычно его берут сразу же… Ну, по ряду причин, – замялся парень. – Не стоит сейчас вдаваться в такие подробности. Так вот отец, выяснив это странное обстоятельство, решил позвонить Жене на квартиру.

– Ну и что? – напряглась Черепашка.

Теперь она сидела, выгнув спину, и с широко раскрытыми глазами ловила каждое Алешино слово.

– Трубку взял Женя, – услышала Люся тихий ответ.

– Это какая-то ошибка! Женя умер! И откуда твоему отцу известно, что это был он? – снова сорвалась на крик Черепашка.

– Когда отец услышал в трубке мужской голос, то попросил, чтобы позвали Татьяну Сергеевну. Парень ответил, что она уже спит. И тогда отец спросил: «А с кем я разговариваю?» И он ответил: «Это ее сын». – «Женя?» – решил уточнить отец. И парень ответил утвердительно. Вот и все…

– Не верю, – тихо, почти одними губами прошептала Черепашка.

– Значит, ты полагаешь, что отец наврал?

– Да нет же! – так и подскочила на стуле Люся. – Наверное, это кто-то из Женькиных друзей остался ночевать там, чтобы побыть с Татьяной Сергеевной…

– И зачем же, по-твоему, кому-то из них представляться Женькой? Шутка такая, что ли?

– Я не знаю, – опустила голову Черепашка. – Но такого не может быть… Ко мне же в школу приходил Димка, и день похорон уже был назначен. А если… если Женька жив, – резко и как-то по-птичьи вскинула голову Черепашка, – то что все это тогда означает?

– Вот это я и собираюсь сегодня выяснить. Если ты, конечно, не против, – добавил Алеша, опускаясь перед Черепашкой на корточки.

Люся молчала. Так и не дождавшись ответа, Алеша встал и направился к телефону.

– Кому ты собираешься звонить? – спросила Люся, хотя ответ ей был заранее известен.

– Если ты не хочешь, я не буду предпринимать никаких шагов.

Но Люся промолчала, и Алеша стал набирать номер, нажимая на маленькие, подсвеченные зеленым светом кнопки.

Люся напряженно ждала, не спуская с Алеши глаз, а он стоял, прижимая трубку к уху, и тоже смотрел на нее. Прошло минуты две, прежде чем парень повесил трубку.

– Никто не берет, – сообщил он.

– Что же теперь делать? – растерянно и совсем по-детски спросила Черепашка.

– Ты знаешь, – Алеша понизил голос почти до шепота, – только не обижайся, ладно?

– Попробую, – неуверенно отозвалась Люся.

– У меня сложилось такое впечатление, что твоя подруга… – Тут парень замялся, почесал в затылке и выдал на одном дыхании: – В общем, я почти уверен, что эта твоя Лу обо всем знает.

– Да как ты… Как ты можешь так говорить?! – задохнулась от гнева Черепашка. – Да если хочешь знать, Лу – моя самая близкая подруга! И если ты позволишь себе еще хоть одно слово ее…

– Позволю, – не грубо, но твердо перебил Алеша. – Вспомни, как странно она себя вчера вела! – И продолжил, взглянув на притихшую Черепашку: – Почему, по-твоему, она так не хотела, чтобы я звонил Жениной маме? И вообще она разговаривала со мной по-хамски. А почему, собственно говоря? Что я ей сделал? Неужели ты не почувствовала, что она во что бы то ни стало хотела, чтобы я ушел?

– Почувствовала, – согласилась Черепашка. – Но это совсем не говорит о том, что она обо всем знала! И потом, ничего еще не известно! И вообще! Что вам всем от меня нужно?! – выкрикнула Люся и, закрыв лицо руками, разрыдалась.

Алеша не стал ее успокаивать. Он налил в стакан воды, поставил его на стол перед Люсей и отвернулся к окну. Он думал сейчас о том, что вряд ли Черепашке стоит рассказывать о сегодняшнем не менее странном поведении Лу. Дело в том, что она не только просила его не беспокоить Люсю. Лу бежала за ним по школьному двору и кричала как ненормальная, чтобы он отвязался от Черепашки и вообще не смел совать нос не в свое дело.

«Иначе, – с нескрываемой угрозой бросила на прощанье она, – иначе ты об этом очень сильно пожалеешь!»

Алеша никак не реагировал на эти злобные выкрики, спокойно спускаясь по лестнице, и уверенность в том, что здесь что-то не чисто, лишь крепла в нем с каждым шагом.

И вот сейчас он должен придумать выход. Он просто обязан теперь разобраться в этой ситуации. А если вдруг выяснится, что Женя действительно умер, то Алеша принесет всем свои извинения и исчезнет из Черепашкиной жизни навсегда. Но он знал, просто на сто процентов был уверен, что Женя Кочевник жив!

7

Не сразу Черепашка согласилась дать Алеше Женин адрес. Но, выслушав его клятвенные заверения, что никакой бестактности он себе не позволит, Люся все-таки сдалась. После всех этих событий девушка чувствовала себя совершенно разбитой. И все же, когда Алеша уже стоял в прихожей, девушка предприняла последнюю попытку задержать его.

– Но ведь к телефону никто не подходит, – сказала она и добавила не слишком уверенно: – Значит, дома нет никого.

– Или просто выключили телефон, – возразил Алеша, открывая дверь. – Что бы там ни случилось, я приеду к тебе и все расскажу, – пообещал он. – Не волнуйся, ладно?

– А можно, я позвоню Лу, когда она вернется из школы? – спросила Черепашка так, будто Алеша был лет на десять старше ее. Сейчас ей было приятно ощущать себя слабой и полностью зависимой от него, хотя они и были почти ровесниками. Ведь это так приятно, когда в трудную минуту можно опереться на сильное и надежное плечо.

– Знаешь, – Алеша осторожно дотронулся до ее руки, – мне кажется, не стоит пока звонить твоей подруге. Давай вначале все выясним.

– А если она сама мне позвонит? – подняла голову Черепашка. – Как мне себя вести? Может, прямо спросить?

– Не думаю, что это будет правильно. Если мое предположение окажется верным, то Лу, скорее всего, будет все отрицать. Понимаешь? Если бы она собиралась сказать тебе правду, то сделала бы это уже давно. – Алеша старался говорить как можно мягче, но слова его отозвались в Люсином сердце щемящей болью.

– Нет! Не верю я, что Лу могла со мной так поступить! – произнесла она, глядя поверх его головы отрешенным взглядом.

– Люсь, я буду очень рад, если окажется, что я ошибаюсь. Честное слово, – добавил Алеша, и Черепашка почувствовала, что он говорит искренне.


Он с силой надавил на кнопку звонка, опустил руку, прислушался и позвонил еще раз. За дверью стояла тишина: ни звука, ни шороха не доносилось оттуда. Впрочем, дверь была металлической. Но Алеша чувствовал, почти наверняка знал, что дома кто-то есть, что кто-то там, за этой тяжелой, пуленепробиваемой дверью, притаился и не хочет открывать. Алеше казалось, что он даже слышит чье-то дыхание, ощущает взгляд, изучающий его через «глазок». Но даже если так, что он мог сделать в этой ситуации? Только еще раз позвонить. И он позвонил, несколько раз надавив на кнопку, пока не понял, что занимается бесполезным делом. Даже если дома и есть кто-то, этот кто-то явно не намерен ему открывать. И тут в голову пришла неожиданная идея: нужно позвонить соседям.

В квартире справа никого не оказалось. Тот же результат ожидал его и в квартире, расположенной слева. Лишь в последней на лестничной клетке квартире, той, что располагалась напротив Жениной, ему ответили настороженным тоненьким голоском: «Кто там?»

– Откройте, пожалуйста, – обрадовался хоть какому-то результату Алеша. – Я пришел к вашему соседу из сорок пятой квартиры, Жене Кочевнику.

С невероятным облегчением слушал Алеша, как медленно и словно через силу дважды провернулся в замке ключ, как звякнула дверная цепочка, еще какие-то звуки и возню, пока, наконец, дверь легонько скрипнула и приоткрылась. По ту сторону сквозь образовавшуюся щель его разглядывал взъерошенный розовощекий мальчуган лет восьми. В глазах ребенка читалось любопытство.

– Как тебя зовут? – дружелюбно спросил Алеша.

– Руслан, – последовал ответ.

– Руслан, – начал Алеша, благодаря судьбу за то, что та послала ему этого милого пацана, а не какую-нибудь древнюю старушенцию, которая, увидев на пороге незнакомого парня, наверняка бы испугалась и не открыла. – Мне очень нужна твоя помощь. – Алеша слегка наклонил голову набок.

– Может, вы зайдете? – неуверенно предложил мальчик.

– Да нет, спасибо… Я, в общем-то, всего один вопрос хочу тебе задать. Руслан, мне очень нужен твой сосед, Женя Кочевник. Ты не знаешь, где он?

Сказав это, Алеша покосился на Женину квартиру. Сердце сделало два лишних удара и ухнуло куда-то вниз. Но мысли работали четко, и Алеша был готов услышать любой ответ. И даже придумал легенду на тот случай, если мальчик скажет, что Женя умер. Но Руслан потянулся, потом приоткрыл пошире дверь и сказал, привалившись спиной к косяку:

– В школе, наверное… Он же в первую смену учится. Обычно мы с ним во дворе встречаемся, – добавил мальчик. – Женька возвращается, а я только иду.

– А ты его давно видел? – осторожно поинтересовался Алеша.

– Вчера, кажется, а что?

И тут случилось то, чего Алеша, да, пожалуй что, и Руслан ожидали меньше всего: дверь напротив резко распахнулась и на лестничную площадку выбежал худощавый, коротко подстриженный парень.

– Так вот же он! – обрадовался Руслан. – А я думал, ты в школе, – протянул он, переводя на соседа удивленный взгляд.

Стоя босыми ногами на бетонном полу, парень беспомощно хватал воздух ртом. Сейчас он был похож на выброшенную на сушу рыбу. Пауза явно затянулась, и Алеша решил ее нарушить.

– С воскрешением, – сказал он, натянуто улыбнувшись.

– Ты кто такой? – Женя выпучил на Алешу свои большие серые глаза.

– Так вы, значит, не знакомы? – удивился Руслан.

– А ты, малявка, вообще исчезни! – крикнул Женя, подскочил к Руслану, толкнул его в грудь и с силой потянул на себя дверь.

– Ты чего, заболел?! – возмутился из-за закрытой двери Руслан. Почему-то он не решался снова открыть ее.

– Сиди там и не высовывайся, понял? – приказал ему Женя и, даже не взглянув в сторону Алеши, шагнул к своей настежь распахнутой двери.

– Эй, парень! – окликнул его Алеша. – Может, уделишь мне пару минут?

– Да пошел ты, – сквозь зубы процедил Женя и хотел уже было закрыть за собою дверь, но Алеша успел вставить в узкий проем правую ногу.

– Ты полегче, покойничек! – Он чувствовал, как поднимается в его душе злоба. Он боялся, что в любую секунду может потерять над собой контроль и тогда…

Но Женя неожиданно сменил тон и предложил совершенно спокойным и даже, как показалось Алеше, дружелюбным голосом:

– Ладно, проходи. Мне уже все равно терять нечего.

Алеша в нерешительности стоял в тесной, заваленной какими-то коробками прихожей. Оказавшись в квартире Кочевника, он вдруг растерялся и теперь не знал, как начать разговор. Между тем Женя стоял, опершись о стену, и смотрел прямо ему в глаза. Прошло несколько долгих минут, прежде чем хозяин квартиры нарушил молчание.

– Ну что, сыщик, доволен? – спросил Женя. – Так это, значит, ты и есть? А ты, я вижу, времени зря не теряешь! Одно слово – сын мента. Люся уже знает про меня?

– Не то чтобы знает, – начал было Алеша, удивившись, насколько неуверенно звучит его собственный голос. Он прокашлялся и продолжил: – Но я поделился с ней своими догадками.

– Значит, это твой папаша мне вчера звонил?

Алеша утвердительно кивнул.

– Я так и думал, – вздохнул Женя.

В эту секунду Алеша с удивлением понял, что вся его злость куда-то испарилась, и сейчас, глядя на этого худого долговязого парня, он чувствовал что-то сродни жалости. Будто перед ним стоял тяжело больной человек, нуждающийся в срочном и очень серьезном лечении.

– А я проспал, – с горечью признался Женя, разводя в стороны руки. – Сегодня утром собирался Люсе позвонить. Не веришь? – Он посмотрел на Алешу обескураживающим, каким-то совершенно детским взглядом.

– Ты лучше скажи, зачем дурь такую затеял? – Алеша постарался придать своему голосу строгости.

– Чай или кофе будешь? – вопросом на вопрос ответил Женя.

Алеша пожал плечами, но Женя уже не видел этого. Через секунду Алеша услышал, как он включил воду, подставил под струю чайник. Алеше ничего другого не оставалось, как разуться и отправиться на кухню. Женя достал из навесного шкафа пачку печенья и молча положил ее перед Алешей.

– А к телефону ты почему не подходишь? – спросил тот, отодвигая от себя печенье.

– Отключил, – просто ответил Женя и, будто бы потеряв последние силы, опустился на табуретку.

8

Когда позвонили в дверь, Черепашка выбежала в прихожую в полной уверенности, что вернулся Алеша. Увидев на пороге Лу, она почему-то не обрадовалась подруге. И сама себе удивилась. Неужели она поверила Алеше и всерьез подозревает Лу в заговоре? Лу, моментально почувствовав это, попыталась сориентироваться в ситуации. Но прямых вопросов, по известным нам причинам, девушка задавать не могла. Поэтому она решила держаться как ни в чем не бывало, надеясь, что, если Люся уже в курсе дела, она сама даст ей об этом знать. Но Черепашка, вспомнив совет Алеши, тоже решила вести себя так, чтобы Лу ничего не заподозрила. И потом, Люся ведь совсем не была уверена в том, что предположения Алеши оправдаются. Поэтому разговор не клеился.

– Значит, ты уже выздоровела? – спросила Черепашка, стараясь придать своему голосу заинтересованности.

– Не то чтобы совсем, – отозвалась Лу. – Просто надоело дома сидеть. К врачу мне только в понедельник, а чувствую себя нормально…

– Понятно, – протянула Черепашка.

– А с чего ты взяла, что я была сегодня в школе? – встрепенулась вдруг Лу.

Люся, подумав немного, решила не врать. Ведь Алеша мог вернуться в любую секунду.

– Ко мне Алеша заходил, – сказала она, вглядываясь в лицо подруги. Но ни один мускул на нем не дрогнул.

– Похоже, он всерьез за тебя взялся, – заметила с улыбочкой Лу. – Ладно он, но ты-то что в нем нашла? – пожала плечами девушка. – Ведь этот Алеша, кажется, и двух слов связать не может. Быстро же ты Женьку забыла! – неожиданно для самой себя со злобой выкрикнула Лу.

– Во-первых, – не выдержала Люся, – Алеша просто зашел узнать, как я себя чувствую. А во-вторых, тебе прекрасно известно, что мы с Женей расстались задолго до того, как… – Черепашка осеклась, не зная, как закончить фразу.

– До того, как он умер, – безжалостно продолжила за нее Лу.

Теперь она точно знала, что Люся ни о чем не догадывается. Значит, Женька ей не позвонил. Значит, опять струсил.

– Послушай, – поднялась со стула Черепашка, – зачем ты пришла? Ссориться?

– Могу уйти, – не моргнув глазом, ответила Лу и, вскочив на ноги, бросилась в прихожую.

Черепашка не пошла ее провожать.


Выбежав из подъезда, Лу какое-то время постояла в нерешительности, а потом, сорвавшись с места, побежала в сторону остановки. Она не знала, куда сейчас пойдет и чем займется. Единственное, чего бы ей точно не хотелось, это оставаться одной. На душе было так скверно, что хотелось выть в голос и крушить все вокруг. Лу остановилась у бордюра и решительно подняла руку. Темно-синяя «девятка», резко затормозив, проехала метров двадцать вперед и остановилась возле табачной палатки. Лу решила не бежать. Она даже не обернулась. Уж чего-чего, а машин тут целое море. Девушка снова подняла руку. На этот раз прямо возле нее мягко затормозила какая-то иномарка. В машинах Лу разбиралась неважно.

– Куда едем, красавица? – спросил водитель, когда Лу нагнулась, заглядывая в окошко.

– В центр, – сказала Лу первое, что пришло в голову.

– Центр большой, – философски заметил хозяин машины.

– На Тверскую, – уточнила Лу.

– Двести, – не моргнув глазом, назвал цену водитель.

Лу скроила недовольную физиономию, но торговаться не стала.

Всю дорогу водитель бросал на нее красноречивые взгляды, пару раз он пытался даже завести беседу. Но Лу даже не думала ее поддерживать. Во-первых, мужику было никак не меньше сорока, во-вторых, она терпеть не могла толстяков. А этот весил килограммов, наверное, сто шестьдесят, не меньше. И к тому же был совершенно лысым, с красным мясистым носом и маленькими водянистыми, заплывшими жиром глазками. За всю дорогу Лу даже не посмотрела в его сторону, а когда он наконец остановил машину, девушка с таким презрением сунула ему две сотенные купюры, что тот не сразу даже взял их.

Эффектно хлопнув дверцей, Лу зашагала в сторону Центрального телеграфа. Она шла быстро, так, будто имела какую-то определенную цель, будто бы знала, куда и зачем идет. Но это было не так. Лу просто шла куда глаза глядят, а глаза глядели плохо от навернувшихся на них слез.

«Что же я наделала? – сокрушалась Лу. – Неужели я действительно верила в то, что таким диким способом можно заставить Черепашку вернуться к человеку, которого она разлюбила? А если я в это не верила, тогда зачем пошла на предательство? Ведь Люська, когда узнает, что мы с Женькой… сообщники… – Это слово само вдруг вынырнуло на поверхность сознания, и Лу, проговаривая его про себя, по-настоящему испугалась. – А ведь мы с ним и правда сообщники. Двое преступников, трусливых и подлых! Господи! Зачем я ввязалась в эту авантюру?! Ведь если б я тогда сказала Женьке, что все это чушь и такими вещами не шутят, что Черепашка не вернется к нему никогда, он бы меня послушал. Я точно знаю, что послушал бы! А может, я приняла Женькину сторону потому, что просто-напросто завидую Черепашке? – Эта мысль обожгла Лу горячей волной. Даже испарина над верхней губой выступила. – Завидую? Лучшей подруге? Самому близкому после мамы человеку? Да, завидую, – безжалостно подвела черту Лу. – И истинная причина того, что я поддержала Женьку в его нелепом, чудовищном обмане, кроется вовсе не в том, что я хотела, чтобы Черепашка вернулась к нему, потому что знаю, что Женька хороший парень и безумно любит Люсю, а значит, ей с ним будет лучше, чем с кем бы то ни было. Нет, все дело в том, что я завидую Люське, завидую ее легкости, таланту, успеху, благородству. Завидую, что она не прилагает ни малейших усилий, чтобы кому-то понравиться, а между тем все парни влюбляются в нее с первого взгляда! Вот взять хотя бы этого Алешу… Да и вообще… Черепашка в тысячу раз лучше меня, чище! Только сама не знает этого. А я знаю. Поэтому и хотела сделать ей больно! Да, да, именно этого я и хотела! Увидеть, как она страдает, мучается, винит себя в Женькиной смерти! Вот чего я на самом деле добивалась! И добилась… Так почему же мне теперь так худо?»

Девушка шагала по мокрому асфальту, размазывая по щекам слезы и дождевые капли. Она и не заметила даже, что пошел дождь, не ощущала насквозь промокшей одежды и потяжелевших от воды волос. В какой-то миг ее рука сама собой потянулась к сумке. Там, на дне, лежит мобильный телефон. Лу знала наверняка, что, если она позвонит сейчас Черепашке и скажет все, о чем только что думала, та обязательно ее простит. Поймет все как надо и простит. Лу знала это наверняка. Потому что Люська добрая, искренняя и благородная. Пальцы Лу с силой сжали трубку. Вот он, холодный и кажущийся сейчас мертвым телефон. Но стоит только начать набирать номер, как трубка оживет, засветится сиреневым светом, запиликает тоненько, и через минуту она услышит в трубке родной голос и это ее всегда чуть тревожное «Алло?». Почему-то Черепашка всегда произносит это слово с вопросительной интонацией. Она будто бы удивляется всякий раз, что ей кто-то позвонил. От этого ее «Алло!» звучит немного тревожно. Лу нажала на значок, обозначающий телефонную книжку. Вот уже высветилась на дисплее надпись: «Черепашка», пошли гудки… Первый, второй…

– Алло? – Лу вздрогнула, будто услышала чужой, незнакомый голос, и нажала на «отбой».

«Хорошо, что у Черепашки не стоит определитель номера», – подумала Лу, убирая мобильник в сумку.


Она остановилась посреди шумной, многолюдной улицы и принялась озираться по сторонам. В глазах ее читалось удивление. Сейчас Лу была похожа на человека, потерявшего память. Она будто не понимала, как оказалась здесь. Внезапно ее внимание привлекла яркая табличка: «Кафе “Парус”». Лу сразу понравилось это название. От него веяло чем-то старомодным и ностальгическим.

«А что, если напиться? – подумалось вдруг Лу. – Многим ведь это помогает». Резким движением головы она откинула назад свои черные густые, но уже изрядно вымокшие волосы и свернула под арку. Именно туда указывала стрелка на табличке.

Название кафе никак не оправдывало себя. Как ни вертела Лу головой, стараясь обнаружить хотя бы одну деталь, напоминающую о море, яхтах, якорях и парусах, ничего, связанного с морской романтикой, в обозримом пространстве полуподвального помещения не наблюдалось. Обычные, застеленные не слишком чистой скатертью столы, ничем не примечательные пластиковые стулья, серые бетонные стены и в отдалении стойка бара, полки которой были сплошь уставлены бутылками. «Хоть бы на стенах развесили морские пейзажи, что ли, – озабоченно подумала Лу, будто изучение интерьера этого кафе было для нее сейчас самым важным делом. – Или можно официантов одеть в тельняшки и бескозырки, а бармену перевязать один глаз черной повязкой!»

За этими размышлениями ее и застал официант, одетый в обычную футболку и джинсы.

– Мне сто граммов водки и пару бутербродов, – сделала заказ Лу.

Официант молча удалился, не выразив на своем лице никаких эмоций.

Выпить сто граммов водки оказалось делом не таким уж и легким. После первого же судорожного глотка Лу поняла, что такое количество ей ни за что не осилить. Впрочем, уже через пару минут, почувствовав, как по всему телу разливается приятное тепло, а голова начинает кружиться, Лу решила не спешить с выводами и снова поднесла к губам водку. Она зажмурилась и отхлебнула, как ей самой показалось, чуть ли не половину содержимого рюмки. Как ни странно, второй глоток, хоть он и получился значительно больше первого, не вызвал у девушки больших затруднений. Срочно захотелось съесть бутерброды. Но, откусив от того, что был с ветчиной, маленький кусочек, Лу отложила его и тупо уставилась на рюмку. В ней оставалось чуть больше половины прозрачной и совершенно безобидной на вид жидкости.

«Понятно теперь, что заставляет людей пить, – с тоской подумала Лу, вновь потянувшись за рюмкой, – осознание собственной низости. Неужели я и вправду такая дрянь? – задалась вопросом девушка. И ответила, печально качнув головой: – Самая настоящая. Интересно, я всегда была такой или только в последнее время стала?»

И почему-то эти совсем невеселые мысли не вызвали в ее душе никакого отклика. Будто бы эти рассуждения относились не к ней, а к совершенно постороннему, малознакомому человеку.

И тут Лу услышала у себя за спиной громкий звук:

– Бр-р-р!

От неожиданности Лу вздрогнула и обернулась. Черные, почти как у нее волосы, доходящие чуть ли не до плеч, усы, закрученные вверх на манер гусарских, блестевшие из-под густых бровей темные глаза…

– Глушить водку в одиночестве, да еще без горячей закуски! Не комильфо! – шутливым тоном отчитывал ее незнакомец.

Лу продолжала молча и внимательно изучать его: одет в кожаную с заклепками и цепями куртку, и брюки на нем тоже кожаные. Рокер, что ли? Да нет, вроде бы не похож. Те волосы в хвостик собирают, кажется… А может, и не собирают…

– Вы так внимательно меня разглядываете, будто собрались писать мой портрет, – улыбнулся парень, обнажая крупные желтые зубы.

– А почему бы и нет? – неожиданно для самой себя принялась вдруг кокетничать Лу.

– Мадемуазель художница? – Брови незнакомца взлетели вверх, лоб прорезали три глубокие продольные морщины.

– Мадемуазель журналистка, – соврала Лу. – Но в свободное время увлекается живописью.

– Не может быть! – воскликнул молодой мужчина и как бы от удивления опустился на стул. – Виктор, – представился он, сделав ударение на последнем слоге.

– Луиза, – улыбнулась Лу.

– Какое удивительное имя! – заметил Виктор и, прищелкнув пальцами, крикнул: – Официант!

– Мне надо идти, – встрепенулась вдруг Лу, но Виктор неожиданно резко протянул руку и схватил сумочку, которую Лу положила на свободный стул.

– Всего лишь один бокал шампанского, – добродушно улыбнулся он. – За знакомство! – И, повернув голову к подошедшему официанту, попросил: – Принеси-ка нам, любезный, бутылочку шампанского, фисташковое мороженое, клубнику со взбитыми сливками и что там у вас еще из десертов имеется? А это засохшее безобразие, – Виктор кивнул на бутерброды, – унеси немедленно.

Лу посмотрела по сторонам. Посетителей в кафе было совсем немного. Какая-то парочка, расположившаяся в самом углу, да трое мужиков, судя по звукам, доносящимся от их столика, изрядно уже набравшихся. Если Лу потребуется помощь, то вряд ли кто-то из посетителей придет ей на выручку. Между тем Виктор не собирался выпускать из рук ее сумку. Он смотрел на Лу, дымил сигаретой и улыбался.

– Сумку положите на место, – потребовала Лу.

– А не сбежишь? – прищурился Виктор.

Лу напряженно молчала, и он, выждав какое-то время, положил ее сумку туда, где она лежала.

– Ты чего испугалась? – Виктор потянулся к ней, но Лу резко отдернула руку.

– Журналистке надо быть посмелей, – с улыбкой заметил он. – А мы с вами, между прочим, почти коллеги. Я работаю режиссером на телевидении. Сейчас как раз готовим к выпуску новую программу. – Виктор сделал паузу и внимательно посмотрел на Лу. Он будто хотел удостовериться в том, что его слова произвели на девушку должный эффект. Но та сидела, напряженно выгнув спину, и смотрела куда-то прямо перед собой. – Вот, – мечтательно посмотрев на потолок, продолжил Виктор, – ищу красивую, талантливую и умную девушку на роль ведущей, – добавил он и принялся накручивать на палец кончик уса.

Лу потянулась за рюмкой, покрутила ее в пальцах с отстраненным видом, потом медленно поднесла к губам и вдруг, резко наклонив рюмку, залпом осушила ее. В этот миг все страхи отступили, и она подумала, что сама судьба подослала к ней этого Виктора. Если Черепашка может вести на телевидении передачу, то почему бы и ей не попробовать? Неужели она не справится? Что, может быть, Лу внешне выглядит не так эффектно? Да ничуть не бывало! Черепашка маленькая, худенькая, невзрачная и к тому же в очках. А Лу высокая, стройная, яркая. А что до очков, то разве что солнцезащитные, ценою в сто пятьдесят баксов! И если Черепашка стала телезвездой за год, то Лу справится с этой задачей за значительно меньший промежуток времени! Она еще покажет всем, кто чего стоит!

– Красивым девушкам вредно помногу думать, – произнес Виктор, накрывая ладонью руку Лу.

С некоторым удивлением Лу отметила про себя, что на трех пальцах Виктора имеется татуировка в виде букв. Она сложила их. Получилось «ВИК». Указательный палец Виктора был украшен перстнем, но не настоящим, а тоже татуированным. «Странно, – подумала Лу. – Что-то не похож он на режиссера телевидения». Но эта мысль лишь промелькнула в голове девушки, не вызвав в душе никакой тревоги.

Между тем на их столе практически не осталось свободного места. Весь он был уставлен вазочками с такими невиданными по красоте десертами, что у Лу невольно потекли слюнки.

9

– Вот такая вот история, – вздохнул Женя. – И как теперь из нее выпутаться, просто ума не приложу. Но понимаешь, я тебе, Алеха, честно говорю: у меня и в мыслях ничего такого не было! Просто встретились как-то раз с Лу в метро. Ну, слово за слово… А тут я возьми да брякни, что, мол, когда Черепашка меня бросила, я чуть не умер. Но это правда, – горячо добавил Женя.

– Верю, – кивнул Алеша.

Они уже сидели на кухне больше часа. Говорил в основном Женя, а Алеша слушал не перебивая, лишь изредка задавал вопросы. Между тем Женя рассказал ему, как они с Черепашкой познакомились (эта история была уже Алеше известна), как вначале Женя думал, что никогда не сможет забыть свою девушку Машу, которая веревки из него вила. И как потом проснулся однажды и понял, что жить без Черепашки не может. Как бурно развивался их роман и как потом как гром среди ясного неба прозвучало ее признание, что она встретила другого человека. И этим другим человеком оказался, по выражению Жени, «какой-то тупой рэпер». Поначалу Женя не мог в это поверить, а потом пришлось.

– Но ведь она не стала с ним встречаться, пойми! – уже в который раз вскидывал худые руки Женя. – Но и со мной не осталась! Сказала, что разлюбила!

– Постой, – перебил его Алеша. – Ты начал про Лу рассказывать…

– Ну да, – вспомнил Женя. – Ну, слово за слово… И вдруг она спрашивает: «А ты когда-нибудь представлял себя лежащим в гробу?» Представлял, говорю, тысячу раз представлял. «И чтобы вокруг стояли люди и плакали, да?» – «Ну, это необязательно», – говорю. «Как раз-таки это самое главное!» Не помню, что я ей ответил, только тогда-то у меня и возник в голове этот идиотский план. И я сказал что-то типа: «Интересно, а Черепашка заплакала бы, если б узнала, что я умер?» – «Так это легко проверить!» – улыбнулась Лу. Я точно помню, что она тогда улыбнулась! Знаешь, как она умеет улыбаться? – Женя посмотрел на Алешу широко раскрытыми глазами.

Казалось, что, рассказывая ему все это, он теперь сам удивлялся и даже не верил, что такое могло с ним произойти.

– Фиг его знает, что на меня тогда нашло, – продолжил после небольшой паузы Женя, – а только я ухватился за эту дурацкую идею. А тут еще Лу начала говорить, что она якобы уверена, что Люся меня до сих пор любит… Ведь мне только это и надо было узнать, любит она меня хоть немножко или окончательно разлюбила…

– По-моему, когда человек перестает любить, то это всегда окончательно, – сказал Алеша. – И никаких «хоть немножко» тут быть не может.

– Наверное, ты прав, – грустно согласился Женя. – Ужас! Не знаю, как теперь буду смотреть ей в глаза, если, конечно, доведется еще встретиться.

Женя помолчал немного и вдруг, резко вскинув голову, заговорил быстро и горячо:

– Только ты поклянись мне, Алеха, что не станешь рассказывать Черепашке про Лу. Обо мне что угодно можешь говорить… Но она тут ни при чем! Ты даже не упоминай ее имени, ладно? Потому что я один во всем виноват. Понимаешь, они ведь подруги… Лу ради меня на это согласилась. Ради меня и Люси. Она правда думала, что всем так будет лучше, и меня в этом убедила. Обещаешь, что не сдашь Лу?

– Обещаю, – как бы нехотя отозвался Алеша. – Хотя, если честно, Лу в этой истории выглядит очень некрасиво. Ведь, по сути дела, она предала Люсю! Неужели тебе не ясно?

– Конечно, ты прав, – кивнул Женя. – Но если бы она Люсе обо всем рассказала, то предала бы меня.

– Она должна была тебя отговорить от этой глупости! Ведь если б Лу тебя не поддержала, стал бы затевать всю эту бодягу?

– Не знаю, – пожал плечами Женя. – Пожалуй что не стал бы.

– Когда я сюда шел, – Алеша бросил на Женю быстрый взгляд и тут же отвел глаза в сторону, – то хотел, если честно, набить тебе рожу. А теперь… Теперь я хочу набить рожу Лу.

– Ты что?! – замахал на него руками Женя. – Лучше уж мне набей! Я этого в самом деле заслуживаю! Она же девчонка!

– Это я и без тебя знаю, – вздохнул Алеша. – Ладно. – Он решительно встал. – Чего это я действительно развоевался? Пусть сами разбираются.

– Ты так говоришь, будто… – Женя осекся в поисках подходящего слова. – Будто вас с Черепашкой ничего не связывает.

– А нас и так ничего не связывает. – Алеша развел руки в стороны и вздохнул. – Ты вот только и связывал… Я обещал Черепашке разобраться с этим делом и разобрался. Ну и все. Теперь, как говорится, я могу быть свободен.

– Так ты сейчас не к ней?

– К ней. Но только на пару минут. Расскажу, что ты жив, здоров, и все.

– А можно, я с тобой поеду? – задал неожиданный вопрос Женя. – Понимаешь, я один ни за что не решусь. Я даже по телефону позвонить не могу. А вдвоем как-то не так страшно.

– Что, все-таки хочешь посмотреть на реакцию?

– Хочу извиниться, – опустил голову Женя. – И задать ей всего один вопрос. Я почти наверняка знаю ответ. Но все равно я должен, понимаешь, должен услышать это от нее.

– Тогда, наверное, надо вначале позвонить и предупредить Люсю, что мы вдвоем приедем. Хватит, мне кажется, с нее сюрпризов.


Она не обрадовалась. Лишь невероятной силы облегчение почувствовала Черепашка, когда Алеша сообщил ей по телефону, что Женя жив и сейчас они вдвоем собираются к ней приехать. Но очень скоро на смену облегчению пришла злость. Настолько сильная, что Люся всерьез опасалась, что не сможет сдержать своих эмоций и кинется на Женьку с кулаками.

«Да как он посмел? Как он мог так поступить со мной? Нашел подопытного кролика! Кто ему дал право так обращаться с людьми?!» – возмущалась она, в порыве гнева колотя кулаками по подушке. Вскоре дыхание ее стало тяжелым и учащенным. Выбившись из сил, Люся закрыла лицо руками и разрыдалась. Она плакала громко, безудержно, но недолго. Внезапно слезы кончились, девушка поднялась, одернула короткую кофточку и решительным шагом направилась в прихожую. Там она взглянула на себя в зеркало, причесалась, а затем швырнула расческу на тумбочку и принялась с ожесточением закрываться на все имеющиеся замки. Собственно говоря, замков было немного – всего два. Верхний закрывался изнутри на ключ, а нижний был накладной с круглой пластмассовой ручкой. Люся провернула ее три раза, проверила зачем-то наличие ключа в верхнем замке и в довершение набросила на дверь цепочку. С чувством исполненного долга девушка вернулась в свою комнату.

Подойдя к полочке с CD-дисками и кассетами, Люся принялась сосредоточенно изучать свою обширную коллекцию. Остановив взгляд на кассетах «Земфиры», она вытащила второй альбом. Посмотрев на кассету, Люся отметила про себя, что та не перемотана на начало. Она включила музыкальный центр, вставила в магнитофон кассету, нажала на «плэй». Музыка заиграла с того самого места, на котором ее когда-то прервали. Эта песня называлась «П.М.М.Л.», что означало «Прости меня, моя любовь». Люсе она всегда очень нравилась. Она включила звук на полную громкость и с размаху рухнула на диван. Старые пружины испуганно «охнули», но Черепашка не могла уже этого слышать. Все звуки заглушал мощный голос Земфиры.

Песня заиграла с начала второго куплета:

Джинсы воды набрали и прилипли,

Мне кажется, мы крепко влипли,

Мне кажется, потухло солнце,

Прости меня, моя любовь…

Тихо, не слышно ни часов, ни чаек,

Послушно сердце выключаем,

И ты в песке, как будто в бронзе.

Прости меня, моя любовь…

Снова захотелось плакать, но уже не от злости, а от жалости. От жалости к самой себе. «Ну почему я такая невезучая? Почему у меня всегда все плохо? И даже если начинается хорошо, заканчивается всегда ужасно?» Явилась мысль позвонить Лу. Но уже в следующий миг девушка досадливо подумала: «Теперь я вообще одна осталась! Почему я ее не задержала?! Нет, не может быть, чтобы Лу договорилась с Женькой! Она точно ничего не знала! Алеша на этот раз ошибся». Черепашка вспомнила, в каком шоке была Лу, когда услышала от нее известие о Женькиной смерти. «Нет, она точно ничего не знала! – Теперь Люся ругала и казнила себя за то, что не смогла уговорить Лу остаться. – Я не должна была ее отпускать. А Алеша… Слишком уж он подозрительно относится к людям. Наверное, профессия отца сказывается…»

Поздно, о чем-то думать

слишком поздно, —

ворвалась в ее мысли Земфира. —

И ты в песке, как будто в бронзе,

Лежим в такой огромной луже…

Прости меня, моя любовь…

И тут Черепашка услышала звонок. Он был долгим и настойчивым. Наверняка звонили уже не в первый раз. Потом послышались глухие удары в дверь.

«И не подумаю открывать», – решила Черепашка и, перевернувшись на другой бок, накрыла голову подушкой. Но даже это не помогло. В паузе между песнями она слышала почти непрерывный, неистовый звонок вперемешку с ударами.

«Похоже, ногами бьют, – с досадой подумала Люся. – Не хватало, чтобы соседи потом нажаловались маме…»

Внезапно ей расхотелось слушать музыку. Люся встала, выключила центр, и тут к звонкам и стукам присоединился звонок телефона.

«Интересно, у кого из них есть мобильник? Скорее всего, у Алеши», – решила девушка, направляясь в большую комнату.

– Ты?! – услышала она в трубке вздох облегчения. – А мы уж испугались… Думаем, не случилось ли чего? – тараторил Алеша.

– Может, хватить мою дверь мучить? – повысила голос Люся.

– Не звони, – обратился Алеша к Жене и тут же взмолился: – Люсь, ну открой, будь человеком! У меня с утра крошки во рту не было!

– У меня, между прочим, не ресторан! Тебе открою, а этот… пусть убирается, – отрезала Люся.

Но тут Алеша передал трубку Жене. Тот, по всей видимости, не мог говорить. Он лишь всхлипывал и бормотал что-то совершенно нечленораздельное. Люся сразу поняла, что Женька плачет.

«Вот слабак! Заварил кашу и рыдает теперь!» – Черепашка постаралась вызвать в своей душе злость. Но та, как ни странно, куда-то испарилась. И вместо злобы Люся ощущала острую щемящую жалость. Вот всегда она так! Люди ей делают гадости, бог знает что себе позволяют! Сколько ужасных, ни с чем не сравнимых минут пережила Черепашка по его вине! А теперь готова его успокаивать: «Не плачь, Женечка! Успокойся! Это ничего, что ты со мной так подло поступил… Что же теперь делать? Главное, что ты не умер, что ты жив, здоров, а остальное не имеет значения! Нет, имеет!» – возразила сама себе Люся.

– Еще как имеет! – сказала она вслух, а рука уже потянулась к ключу…

10

– Ну ты и забаррикадировалась! – широко улыбнулся Алеша, перешагивая через порог. – Не хватает только шкафа под дверью. Неужели думала, что мы ломиться будем?

– А вы и так ломились, – враждебно отозвалась Черепашка. – Если человек не открывает, значит, он никого не хочет видеть! Ясно? Особенно вот этого… – Она кивнула в сторону хлюпающего носом Женьки и удалилась на кухню.

– Ну все, хватит, – доносился из прихожей низкий голос Алеши. – Мужик ты, в конце концов, или нет?

– Я тряпка! Тряпка, а не мужик! – захлебнулся в приступе самобичевания Женька. – Тряпка и подлец! Я сам себе противен! Не трогай меня! – истерично взвизгнул вдруг он, и Люся поняла, что должна вмешаться.

Она вышла в прихожую и, привалившись спиной к стене, произнесла:

– Женя, ответь мне, пожалуйста, на один вопрос…

В ту же секунду он прекратил всхлипывать, вытер рукавом лицо и в ожидании уставился на Черепашку.

– Лу знала обо всем?

– Нет! – выкрикнул Женя. – С чего ты взяла? Только Димка был в курсе… Мне же нужен был человек, который…

– Который известит меня о твоей смерти? – продолжила за него Люся.

Женя молча опустил голову.

– Нет уж, ты, пожалуйста, на меня смотри! – потребовала Черепашка. – Интересно, как бы ты меня встретил в пятницу? – продолжала напирать она.

– Ты бы… Я бы позвонил! Прости… Я бы не допустил… Чтобы…Честное слово… – лепетал, путаясь в словах, Женя.

– И как тебе в голову могло такое прийти? – Люся чувствовала, что все вопросы бессмысленны, бесполезны, но уже просто не могла остановиться. – Чего ты этим хотел добиться? Ответь!

– Я хотел понять, – тихо, почти неслышно пробормотал Женя. Внезапно он вскинул голову, резко выдохнул воздух, по его лицу пробежала судорога. В этот момент Люся даже испугалась, что парень потеряет сознание, таким бледным сделалось вдруг его лицо. – Ты меня больше не любишь? – шепотом спросил Женя, напряженно вглядываясь в лицо девушки.

– Я тебя больше не люблю, – раздельно, почти по слогам проговорила в ответ Люся.

Тут Алеша, который все это время стоял, не проронив ни звука, пошевелился, задев краем куртки щетку, которая лежала на тумбочке. Та с грохотом упала на пол. Женя, будто испугавшись этого звука, вдруг развернулся и с силой потянул на себя дверную ручку. В следующий миг он уже бежал вниз по лестнице.

– Его нельзя отпускать в таком состоянии, – только и выдохнула Черепашка.

Но Алеша уже пустился вдогонку.


– За что мне все это? – Черепашка сидела на полу, поджав колени и обхватив руками голову. Прошло уже не меньше пятнадцати минут с тех пор, как Алеша побежал догонять Женю. Наконец она услышала голоса и шаги на лестничной клетке.

– Ладно, – сказала она, когда парни с виноватым видом вновь появились в прихожей. – Давайте поужинаем.

– Я не буду, – испуганно отказался Женя.

Люся заметила, что он избегает встречаться с ней взглядом. Однако выглядел парень уже почти нормально. Он не всхлипывал и вообще держался спокойно, разве что несколько скованно. Судя по всему, Алеша провел с ним воспитательную работу.

– Ну тогда посидишь с нами за столом. Может, чайку выпьешь. – Алеша похлопал Женю по плечу.

Черепашка не стала ждать, пока парни разденутся, и отправилась в кухню разогревать котлеты с гречневой кашей. «Какой он все-таки надежный, – подумала об Алеше Черепашка. – Вот, казалось бы, столько всего ужасного обрушилось на мою голову, а я ничего… Это потому, что он здесь. Нет, на этого парня можно положиться. И если б не он, так бы я и думала до сих пор, что Женька… С ним, наверное, очень классно было бы подружиться…»

– Ну, хозяйка, – преувеличенно бодрым тоном начал Алеша, потирая руки, – чем угощать будешь?

– Руки вымойте, – бросила, обернувшись, Люся.

За ужином говорили мало. Черепашка и Женя и вовсе молчали. Лишь Алеша время от времени отпускал короткие замечания, расхваливая незатейливый ужин. Женя не ел. Но от чая отказываться не стал. Люся чувствовала, как он постепенно оттаивает, приходит в себя. В эту минуту она попыталась представит себя на его месте. Вот если бы ей для чего-то потребовался такой обман и она, допустим, решилась бы на него. А потом ее нелепую затею кто-то взял бы и раскрыл. Как бы она себя при этом чувствовала? Ясное дело, хреново! Она тайком, исподлобья, взглянула на Женю. Худые опущенные плечи, тонкая шея, сутулая спина, острые, выпирающие лопатки… В эту минуту он отчаянно дул на чай. Черепашка почувствовала, как новая волна жалости захлестнула ее. Захотелось даже протянуть руку и провести по его коротким, торчащим «ежиком» волосам. Но Люся, конечно, не стала этого делать. Алеша, будто бы прочитав ее мысли, а может, уловив болезненную нежность ее взгляда, сказал, отодвигая от себя пустую чашку:

– Ну, спасибо большое. Мне, пожалуй, пора.

Люся молчала. Женя тоже никак не отреагировал на это заявление.

– Может быть, вам надо поговорить, а я сижу тут… – продолжил свою мысль Алеша, но тут Черепашка его перебила:

– Нет! – Почему-то ей очень не хотелось оставаться с Женей наедине. Представив, что сейчас это может произойти, она даже испугалась. Ведь Женя наверняка снова начнет выяснять отношения. Выпытывать у нее, любит ли она его или нет. А ведь все уже сказано. – Вдвоем пришли, вдвоем и уходите, – сказала она, ничуть не заботясь о приличиях.

Черепашке показалось, что Алешу порадовал ее ответ, в то время как Женька, наоборот, насупился и потребовал, чтобы ему налили еще чаю. Видимо, он все-таки считал, что не все еще выяснено.

И тут Люся поймала себя на мысли, что ей хотелось бы остаться вдвоем с Алешей. Но ведь не могла же она сказать об этом прямо! «И потом, – подумала девушка, – Женьке сейчас и впрямь опасно оставаться одному». В любую минуту парень мог сорваться. Но ведь Алеша ему не нянька, в конце концов!

Невольно, глядя на двух парней, уткнувшихся в чашки, будто этот чай был для них важнее всего на свете, Люся начала их сравнивать. Неожиданное открытие поразило девушку. А ведь они полная противоположность друг другу! Антиподы. Алеша такой правильный, земной, обеими ногами он так крепко стоит на земле, что никакие житейские бури, кажется, не способны покачнуть его. Он волевой, целеустремленный и сильный. А Женька… Женька бесшабашный разгильдяй. Музыкант, одним словом. Он нервный, импульсивный, совсем неуравновешенный… И трудно себе представить, что этот парень сможет быть для кого-то опорой, что когда-нибудь какой-то девушке захочется опереться на его худощавое плечо. Зато Женька – натура артистическая. У него тонкая душевная организация. Он понимает все ее дурацкие шуточки… Алеше вряд ли бы пришелся по душе Черепашкин черный юмор. Впрочем, как знать? Ведь она еще не пробовала при нем шутить. До шуток ли ей было?

«Черный юмор! Вот уж воистину пошутил так пошутил! – подумала Черепашка о нелепой Женькиной выходке. – А может быть, юмор – это все-таки не самое главное? Может, гораздо важнее, чтобы от человека веяло покоем и надежностью. И чтобы в любую минуту ты знала: что бы ни случилось, он всегда придет тебе на помощь. И что с того, что Алеша не пишет замечательных песен? Да он, скорее всего, вообще никаких песен не пишет… Зато он смелый, решительный… Стоп! – оборвала свои же мысли Черепашка. – Чего это я размечталась? Кажется, Алеша не признавался мне пока в любви! И даже дружбы не предлагал. Да он вообще даже не смотрит на меня! А то, что он ради меня потратил столько времени и сил, так это пока ни о чем не говорит. Вернее, говорит только о том, что Алеша порядочный человек, не бросающий слов на ветер. Обещал все выяснить и выяснил… А автограф, который он попросил у нее? И ее плакат, который висел у него на стене? Так, кажется, сказал Пал Палыч? Ну так это другое, – возразила себе девушка. – Мало ли у кого на стене висят ее плакаты! Это же не значит, что при личной встрече обязательно должно возникнуть чувство!» Но внутренний голос нашептывал Черепашке: «Ты ему нравишься! Только слепой может не заметить этого!»

– Ну что, двинули? – обратился Алеша к Жене, когда тот допил чашку чаю.

– Значит, теперь я тебе даже позвонить не могу? – оставив вопрос Алеши без ответа, Женя поднял на Люсю большие серые глаза.

– Почему? – пожала плечами та. – Звони.

Закрыв за ними дверь, Черепашка вернулась на кухню. Она медленно опустилась на табуретку, взглянула в окно. Из подъезда вышли Женя и Алеша.

«Если он сейчас посмотрит на мое окно, то…»

Люся не успела додумать эту мысль, потому что Алеша обернулся, и они встретились взглядами. Но, будто бы испугавшись, парень резко опустил голову и даже, как показалось Люсе, прибавил шагу.

11

– Ну вот мы и дома! – объявил Виктор, распахивая перед Лу дверь.

На секунду сознание девушки прояснилось. Она с силой тряхнула головой и, с трудом разжав губы, пробормотала:

– Я не хочу к вам… Меня мама ждет…

Каждое слово давалось ей с невероятными усилиями. Слушая свой голос, Лу не узнавала его.

– Мама подождет! – сказал Виктор и толкнул Лу в спину так, что та, оказавшись в прихожей, едва удержалась на ногах.

Голова так сильно кружилась, что Лу приходилось держаться за стену. Медленно, на ощупь пробралась она к ближайшему стулу и, убедившись, что тот, в отличие от нее, всеми четырьмя ножками стоит крепко, рухнула на него с тяжелым выдохом. Ее тошнило.

– Где тут у вас туалет? – сглатывая слюну, спросила Лу.

Хозяин подошел к девушке, схватил ее за локоть и чуть ли не волоком потащил к туалету. Лу не сопротивлялась. На это у нее просто не был сил. Откуда-то из самой глубины сознания с отчетливой ясностью выплыла ужасная догадка: «Кажется, влипла!»

– Будет тебе наука, как водку с шампанским мешать, – нравоучительно проворчал Виктор, подталкивая Лу к унитазу. – Да смотри, чтобы не мимо! – напутствовал он девушку, прикрывая дверь.

Через минуту из туалета начали доноситься характерные утробные звуки. Так худо Лу еще никогда в жизни не было. В какую-то секунду она подумала, что так и умрет здесь в обнимку с чужим унитазом. Но, к счастью, этого не произошло. Дверь приоткрылась, и в щель просунулась волосатая рука.

– Выпей! – потребовал Виктор, опуская на пол литровую банку с водой.

– Все? – ужаснулась Лу.

Очистив желудок, Лу потащилась в ванную. Ноги не слушались хозяйку, они попросту отказывались двигаться. В изнеможении девушка медленно сползала по стене на пол. Ощупывая пальцами холодный линолеум, Лу снова подумала, что она влипла. Теперь, когда голова немного прояснилась, она думала только об одном. Только об одном молила сейчас Бога Лу: лишь бы выбраться отсюда живой.

Понемногу к ней начала возвращаться память. Лу вспомнила, как безобразно, развязно, просто отвратительно вела себя в кафе, как безбожно кокетничала с этим Виктором и сама чуть ли не на шею ему вешалась. Теперь понятно, почему он с ней так обращается! Конечно, Виктор подумал, что она из тех девиц, которые выходят под вечер в центр в поисках приключений. Но ведь она не хотела ехать к нему! Лу точно помнила, как отпиралась, когда тот ловил машину. Виктор силой запихнул ее в такси. А оказавшись в теплом салоне, Лу, к своем стыду и ужасу, заснула. И теперь она не представляла, долго ли они добирались до дома Виктора и в каком районе вообще она сейчас находится.

«Сумочка!» – Лу еле сдержалась, чтобы не выкрикнуть это вслух. Она начала озираться вокруг. Из прихожей пробивался неяркий приглушенный свет. Сделав над собой усилие, Лу поднялась и, осторожно ступая, направилась в прихожую. Сумочка валялась на полу. Схватив ее, Лу кинулась в ванную и рывком задвинула шпингалет. Мобильный телефон оказался на месте. Но это открытие обрадовало девушку лишь на какую-то долю секунды, потому что уже в следующий миг она с невыразимой тоской осознала, что даже если и позвонит кому-нибудь, то не сможет объяснить, где находится. Девушка повесила сумку на плечо и принялась умываться. Она умывалась долго, исступленно, будто желала смыть с себя всю налипшую за день грязь.

– Ну где ты там? – послышался из-за двери скрипучий и резкий голос Виктора.

Лу ощутила, как по спине пробежали холодные и крупные мурашки. Это были предвестники ужаса. Девушке хотелось кричать, рвать на себе волосы, расколотить вдребезги зеркало, висящее над умывальником. Но хозяин квартиры, словно уловив ее мысли, потребовал жестко:

– Ты там смотри не наделай никаких глупостей! Выходи давай!

И Лу ничего не оставалось, как выполнить его приказание.


– Если будешь паинькой, – скривив рот в некое подобие улыбки, начал Виктор, едва Лу переступила порог комнаты, – я даже денег дам тебе на такси…

– Пожалуйста, отпустите меня домой, – взмолилась Лу, чувствуя подступивший к горлу комок.

В ответ Виктор расхохотался. Смех у него был омерзительный. От этого смеха у Лу снова закружилась голова. Между тем Виктор разгладил усы, затем скинул с себя куртку и сказал:

– Мне-то ты на фиг не нужна, но я, видишь ли, задолжал тут одному хорошему человеку. Пока ты там блевала и плескалась в ванной, я ему позвонил. Короче, он согласился принять долг, так сказать, натурой… – Виктор сделал паузу, покрутил правый ус и продолжил так, будто речь шла о самых обыкновенных вещах: – Так что выручай, журналистка! Он страсть как любит молоденьких девочек… Такой вот у него бзик. Думаю, ты как раз в его вкусе… Ну-ка покрутись! – неожиданно потребовал Виктор.

– Отпустите меня, – повторила Лу на этот раз, даже не пытаясь сдержать хлынувших слез.

– Крутись! Я кому сказал! – заорал, покрываясь красными пятнами, Виктор.

«Ненормальный! – с ужасом подумала Лу и, медленно перебирая ногами, начала поворачиваться. – Только бы не убил!»

– Вот так, – удовлетворенно крякнул Виктор. – Теперь в другую сторону!

Лу послушно подчинилась.

– Сумку брось! Чего ты в нее вцепилась? – выразил недовольство Виктор.

Лу выпустила сумку из рук. Мягко стукнувшись об пол, та послушно легла к ее ногам. Резким, но осторожным движением стопы Лу отбросила сумку к стене, чтобы та не привлекала к себе внимания ее мучителя.

– Сними кофту! – гаркнул из своего угла тот.

Развалившись в кресле, Виктор, казалось, чувствовал себя вполне комфортно, и лишь непослушание девушки порой выводило его из себя.

– Я не хочу! – возмутилась Лу. – Мне холодно!

– Сейчас согреешься, – с угрозой в голосе посулил Виктор и начал уже подниматься с кресла, но Лу жестом остановила его:

– Не надо! – Она выкинула вперед обе руки. – Я все сделаю!

12

«Мама, наверное», – подумала Люся, когда услышала звонок в дверь.

Но это была не мама. Переминаясь с ноги на ногу и пряча смущенную улыбку в воротник, на пороге стоял Алеша.

– Проходи. – Люся отступила назад.

– Пришел вот, – сказал Алеша и, склонив голову набок, сдвинул брови «домиком». Сейчас он был так похож на большого добродушного щенка, что, глядя на него, Люся невольно улыбнулась. – Не прогонишь? – Алеша продолжал смотреть на нее преданным взглядом. Его длинные густые ресницы часто и отрывисто хлопали.

– Даже не подумаю, – рассмеялась Черепашка. – А где вы с Женькой расстались? – В ее голосе появились тревожные нотки.

– До самой квартиры проводил и сдал маме, что называется, из рук в руки. – Вполне серьезно отчитался он и вдруг предложил неуверенно: – Пойдем прогуляемся, а?

– Я бы с удовольствием, – начала Черепашка, – но мама ключи дома забыла. Давай дождемся ее и пойдем?

– А если соседям оставить? – выдвинул предложение Алеша.

– Не стоит, – протянула Люся. – Она не любит, когда я соседям оставляю ключи. Они у нас, понимаешь, все разговорчивые до ужаса и любопытные. И когда мама к ним заходит, набрасываются на нее с расспросами: что да как? А она с работы обычно такая уставшая возвращается, – щебетала Люся, – что, по ее собственному выражению, еле языком ворочает.

Рассказывая Алеше все это, Люся удивлялась сама себе: ей было до ужаса странно осознавать, что приход этого парня вызвал в ее душе такую откровенную радость.

– Ну хорошо, – легко согласился он. – Давай тогда телик посмотрим, что ли?

– Хочешь, я кофе сварю? – предложила Люся и уже направилась в кухню, но парень остановил ее неожиданным заявлением:

– На ночь кофе вредно пить.

– Так ведь сейчас только восемь часов, – удивленно пожала плечами Люся. – Ты что, так беспокоишься о своем здоровье? Или боишься, что не заснешь?

– Дело не в этом, – чуть помедлил с ответом Алеша. – Просто пить на ночь кофе неправильно.

«Нет, все-таки он ужасный зануда, хоть и надежный. Правильно, неправильно… Ерунда какая-то! Он рассуждает, как семидесятилетний дед», – подумала Люся, а вслух сказала:

– Твое дело, не хочешь – не пей.

И тут Алеша, словно прочитав ее мысли, заметил:

– Ты, наверное, подумала, что я зануда?

– Вовсе нет, – соврала Люся. – Ничего такого я не подумала.

– А вот и неправда. Меня отец научил различать, когда люди врут, а когда правду говорят.

– Какой он у тебя проницательный, – с иронией в голосе протянула Черепашка.

Но Алеша, не заметив ее иронии, сказал, сурово сдвинув брови:

– Работа такая. Волей-неволей приходится быть проницательным.

Сейчас он совсем не был похож на смешного добродушного щенка, и Люся с неосознанным сожалением подумала, что с Женькой такой вот диалог на полном серьезе, пожалуй, был бы невозможен. Когда они встречались с Женькой, то и пяти минут без смеха провести не могли.

– Я, конечно, очень бы хотел, – со вздохом начал после паузы Алеша, – очень сильно хотел, чтобы ты была моей девчонкой, только вряд ли у нас с тобой что-то получится, – добавил он с нескрываемым сожалением.

– Почему? – опешила от такой неожиданной откровенности Черепашка.

– Потому что, – ответил Алеша, – ты вот презирать готова меня за то, что я не пью на ночь кофе…

– Да при чем тут кофе?! – возмутилась Люся и, сделав шаг, подошла к Алеше так близко, что в следующий миг ощутила на своей щеке его горячее дыхание.

13

Лу стояла посреди комнаты и держала в руках свою любимую темно-красную блузку.

«Сейчас потребует, чтобы я сняла лифчик, потом джинсы, ну и так далее», – обреченно подумала она, готовясь к самому худшему.

Но в эту секунду затрезвонил телефон. От неожиданности девушка вздрогнула и, следя затравленным взглядом за Виктором, который нехотя поднялся с кресла, принялась натягивать на себя кофточку. Бросив на нее недовольный взгляд, Виктор, однако, ничего не сказал, потому что в этот момент он уже подносил к уху трубку.

– Аллё! – проговорил он, и Лу увидела, как напряглась в следующую секунду его спина. Голос Виктора моментально изменился. Он стал каким-то заискивающим, даже лебезящим.

– Т-т-так точно, Гарик Ильич, – заикаясь, проговорил он. – Сию секунду буду. Так вы, значит, стоите возле таксофона?

Лу не могла слышать ответа, но, когда хозяин квартиры, повесив трубку, принялся лихорадочно собираться и приводить свою квартиру в порядок, девушка испытала невероятное облегчение. Пусть ненадолго, но муки ее прервались. А вдруг он захочет взять ее с собой? Нет, не похоже… После телефонного звонка Виктор даже не взглянул в ее сторону. Конечно, ничего хорошего ее не ждет, и надеяться девушке оставалось только на чудо. А чудеса, как известно, бывают только в сказках.

– Чего стоишь? – наконец обратил на нее внимание Виктор. – Помогай! – недовольно буркнул он.

Навести порядок в этой комнате, похожей скорей на какой-то мелкооптовый склад, чем на жилое помещение, было практически невозможно, потому что повсюду тут валялись какие-то ящики, коробки и коробочки. Лу сразу обратила на это внимание, но вопросов задавать, естественно, не стала. Причем коробки в основном имели вид весьма потрепанный. Редко встречались новые. Вместе с Виктором они перетащили к стене несколько ящиков, которые оказались страшно тяжелыми. «Кирпичи он там хранит, что ли?» – со злостью подумала Лу.

Разбросав по углам шмотье и мелкие коробки, Виктор с видом победителя взирал на плоды своих трудов.

– Ну так вроде бы терпимо, – сказал он, удовлетворенно потирая руки. Затем он вынес из комнаты телефонный аппарат, еще раз окинул комнату придирчивым взглядом и процедил сквозь зубы, обращаясь Лу: – Здесь пятый этаж, но потолки высокие. Можешь сама убедиться, – предложил он, кивнув в сторону балконной двери. – Так что прыгать не советую. Орать тоже. Все равно никто не придет. Соседи у меня ученые, ко всему привыкшие. Но если пикнешь, башку оторву. Ясно?

Лу автоматически кивнула. Сейчас она молила Бога об одном: только бы Виктор поскорее убрался отсюда. А уж она что-нибудь придумает! Обязательно придумает. Уж лучше с пятого этажа спрыгнуть, чем стать жертвой двух маньяков. Впрочем, Лу понимала, что маньяки так себя не ведут. Скорее все это было похоже на какую-то грязную сделку. Кто этот Гарик Ильич, которого Виктор собирается сюда привести? Сутенер? Или какой-нибудь старикашка-извращенец, которому он и впрямь задолжал денег?

«Только бы Виктор не вспомнил про сумку!» – твердила про себя Лу, стараясь не смотреть в тот угол, где лежала заваленная вещами ее сумка, на дне которой… Но Виктор, похоже, был занят совсем другими мыслями.

– Постельные принадлежности в шкафу, – отдавал последние распоряжения он. – Чтобы к нашему приходу все было готово. И без глупостей!

Минутой позже Виктор вышел из комнаты, и Лу услышала, как провернулся в замке ключ. Она оказалась взаперти.

Первое, что сделала Лу, когда за хозяином квартиры захлопнулась входная дверь, схватила свою сумку. Девушка вытащила мобильный телефон и уже принялась было нажимать на кнопки, но мысль, которая уже приходила ей в голову, заставила Лу нажать на «сброс». Что она скажет? Она ведь не знает адреса! Лу выбежала на балкон. А что, если спросить у прохожих название улицы и номер дома, в котором она находится?

Девушка вглядывалась в темноту. В ноябре темнеет рано, и в восемь часов уже темно почти как ночью. И, как назло, ни одного фонаря! И тут ей показалось, что она слышит голоса. Два голоса – мужской и женский, доносящиеся издалека. Лу не знала, что обычно кричат в таких ситуациях люди: «На помощь!», «Помогите!» «Караул!»? А может, крикнуть: «Пожар!» Тогда уж точно все сбегутся. Она набрала в легкие воздух и закричала что было сил: «Эй! Кто-нибудь! Помогите!» А крикнув, поразилась, насколько фальшиво, ненатурально и неубедительно звучит ее собственный голос. Если б она сама услышала вот такой вот зов о помощи, наверняка подумала бы, что кто-то от нечего делать валяет дурака. «Помогите!» – еще раз прокричала Лу и, не услышав в ответ ничего, кроме стучащих по крыше капель дождя, покинула балкон.

«Надо что-то делать, – стучало у нее в висках. – Надо что-то делать!»

Лу кинулась к мебельной стенке и начала один за другим выдвигать ящики. Она не знала толком, что именно хочет найти, но чувствовала, что находится на верном пути.

– Вот оно! – не смогла сдержать радости Лу, обнаружив на дне одного из ящиков тоненькую стопочку писем. Она жадно вглядывалась в адрес: Москва, улица Планетная, дом 14, квартира 28. Стоп! А кому адресовано письмо? Терещенко Виктор Борисович! Это он! Лу попыталась вспомнить цифры на двери. Но, учитывая состояние, в котором она тогда находилась, сделать это оказалось невозможным. Тут ее взгляд привлек неброский на вид листок. Лу схватила его. Это оказался счет за квартплату. На верхней строчке был напечатан тот же самый адрес. Теперь все сомнения рассеялись. Телефон! Хорошо, что ей никто не позвонил на протяжении всего вечера! А то бы Виктор, не задумываясь, отобрал у нее трубку! Кому звонить? Маме? Костику? Черепашке? Конечно, Черепашке! Костик наверняка торчит в своем театральном колледже. Да и как она объяснит потом, что привело ее сюда? Скандал, а то и окончательный разрыв обеспечен! Ее отношения с Костиком в последнее время и без того оставляют желать лучшего. Мама просто с ума сойдет, начнет звонить в милицию, родственникам, и вряд ли из этого выйдет толк… Нет, тут нужен человек, который, не задумываясь, кинется на выручку. Черепашка! Вот кто ее спасет! Лу ни секунды в этом не сомневалась. Люська умная. Она придумает выход!

14

Алеша вдруг обнял Черепашку и крепко прижал ее к своей груди. А когда Люся спохватилась, было уже поздно. Его чуть влажные, теплые губы уже целовали ее. Девушка попробовала отстраниться, но парень лишь сильнее прижал ее к себе. И в следующее мгновение произошло то, чего ни Алеша, ни сама Черепашка еще минуту назад не могли себе представить…

Телефон уже прозвонил четыре раза. Целуясь с Алешей, Черепашка автоматически считала про себя звонки. «Как на свадьбе, – всплыла вдруг нелепая мысль. – Только там считают гости, а тут я сама. Не самые подходящие мысли для целующейся девушки!» А Алеша, казалось, и не думал ее отпускать. Уж он-то точно забыл обо всем на свете.

– Пусти! – высвободилась наконец из его объятий Люся. – Это, наверное, мама.

– Люська, слушай меня внимательно и не перебивай! – Черепашка сразу по голосу почувствовала, что с Лу что-то случилось.

– Ты где? – все-таки вклинилась она.

– Пиши адрес, только быстро. В любую минуту они могут вернуться. И тогда мне крышка!

Дрожащей рукой Люся записала адрес.

– А где это такая улица?

– Понятия не имею! Узнай сама! Действуй быстро, иначе будет поздно… Хозяина зовут Терещенко Виктор Борисович. Но их двое. Возьми кого-нибудь с собой. Желательно покрепче. Только Костику ни слова! Люська, все, больше не могу говорить. Они, кажется, вернулись!

Швырнув на рычаг трубку, Черепашка кинулась к Алеше.

– Что случилось? – растерянно спросил он. – На тебе лица нет.

– Лу в беде! Ее нужно спасать! Вот адрес, тут еще фамилия хозяина. – Она положила на стол листок.

– Где же эта Планетная улица находится? Что-то я не слышал о такой… – Алеша крутил в руках листок.

– Соображай быстрей! – бегала вокруг него Черепашка. – Нельзя терять ни минуты!

– А что она тебе сказала? Ее заперли? Пытают? Как ей удалось позвонить? – пытался выведать информацию парень.

– Да ничего толком не сказала! Потом, – отмахнулась Черепашка. – Единственное, что я поняла, там все очень серьезно!

– Надо звонить отцу, – принял решение Алеша.


Пал Палыч, в отличие от сына, не задал ни одного лишнего вопроса. Записав адрес, он приказал ребятам одеться и ждать его. Минут через пятнадцать ребята услышали три коротких автомобильных сигнала.

– Это отец, – вскочил на ноги Алеша. – Бежим.


– А это далеко? Вы знаете эту улицу? – уже в машине принялась выспрашивать Люся. Волнение ее с каждой секундой возрастало.

– Разберемся, – последовал лаконичный ответ. – Район метро «Аэропорт». – Но по тому, как уверенно сворачивал в узкие переулки Пал Палыч, Черепашка поняла, что участковый знает дорогу. – Так короче доедем, – в подтверждение ее догадки пояснил он. – А теперь докладывайте, что там произошло?


– Посмотрел я в нашей картотеке… Имеется такой персонаж, Терещенко Виктор Борисович, – сказал Пал Палыч, выслушав короткий и сбивчивый рассказ Люси. – Адрес совпадает, тысяча девятьсот шестьдесят первого года рождения. Числятся за ним два срока за кражи, а последний за разбойное нападение отсидел. Освободился полгода назад. Но думаю, что жизни твоей подруги ничего не угрожает. На убийство этот типчик вряд ли пойдет. Не его профиль, – невесело усмехнулся милиционер.

От этих слов у Черепашки по коже побежали мурашки. Она испуганно взглянула на Алешу. Тот лишь молча сжал ее руку. Он вообще всю дорогу молчал, напряженно думая о чем-то.

– Но их же там двое! – Черепашка резким движением освободила свою руку. – Лу так и сказала! И еще она сказала: «Кажется, они вернулись». Значит, уходили куда-то?

– Ну да, – кивнул Пал Палыч. – При них бы ей не удалось позвонить.

– Далеко еще? – нетерпеливо заерзала на сиденье Люся.

– Короче, план действий такой, – не ответил на ее вопрос Пал Палыч. – Ты, Люся, остаешься в машине…

– Нет, – не дослушала его Черепашка. – Я с вами! Вы не смотрите, что я такая маленькая! Я на карате полгода ходила!

15

– Вот, Гарик Ильич! – крутился вокруг седого полного мужика Виктор. – Что скажете? По-моему, первоклассный товарец!

В другой ситуации Лу бы покоробило от этого словечка. Да что там покоробило! Она бы не задумываясь вмазала в рожу тому, кто посмел бы так говорить о ней. Сейчас же девушка затравленным взглядом смотрела исподлобья на грузного, дышащего со свистом мужчину. Багровое рябое лицо, толстые губы, вместо глаз узкие щелки… Жуткий тип, одним словом. Впрочем, одет он был в дорогой темно-синий костюм и голубую, тщательно отутюженную сорочку. Короткие жирные, как сардельки, пальцы перебирали янтарные четки. Мужчина молча ее разглядывал.

– Встань! – визгливо приказал ей Виктор. – Почему не разделась до сих пор?

Лу поднялась на ноги, она переводила растерянный взгляд с одного мужчины на другого.

– А сколько ей лет? – Это были первые произнесенные Гариком Ильичом слова. Голос у него оказался приятный, низкий и какой-то даже бархатистый. Даже не верилось, что человек с такой отвратительной внешностью может иметь столь мелодичный голос. – Паспорт есть? – обратился он на этот раз уже к самой Лу.

– Нет у меня никакого паспорта, дяденька! – заголосила, сама от себя не ожидая, Лу. Видимо, голос его так на нее подействовал. – Мне пятнадцать лет, честное слово! У вас же потом будут неприятности!

– Ты о наших неприятностях не переживай, – ухмыльнулся Гарик Ильич. – На вид-то тебе все двадцать дашь, – протянул он, оценивающим взглядом окидывая Лу.

– Да я в школе учусь! В девятом классе! Посмотрите, там у меня в сумке тетрадки лежат!

После этих слов, произнесенных Лу сгоряча, Гарик Ильич подал Виктору короткий знак, на который тот отреагировал моментально.

– Где сумка? – злобно сверкнул он глазами, обращаясь к Лу.

– Там, в углу лежит, – последовал кроткий ответ.

Виктор кинулся в угол, хищно схватил сумку, дернул молнию. Затем он перевернул ее вверх дном, вытряхивая из сумки все содержимое на пол.

– Телефон! – глухо простонал Гарик Ильич. – Козел!

В эту секунду Лу пожалела, что повела себя так опрометчиво. Но что теперь было делать?

Виктор, стоя на коленях, подобострастно заглядывал Гарику Ильичу в глаза. Тот пнул ногой одну из коробок, громоздившихся в углу, и процедил сквозь зубы:

– Дай сюда, ублюдок.

Неизвестно, зачем понадобился Гарику Ильичу телефон Лу, но едва трубка оказалась в его руках, как из нее послышались мелодичные аккорды аргентинского танго. У Лу была очень дорогая модель, поэтому музыкальный сигнал звучал не на манер электронного пиликанья, а вполне объемно, почти так, как если бы включили радио.

Скорее автоматически, чем осознанно, Гарик Ильич откинул крышку и поднес трубку к уху:

– Алло!


Втроем они стояли за дверью. Идея позвонить Лу пришла Пал Палычу. Черепашке она вовсе не казалась блестящей, но спорить с майором милиции девушка не стала.

– С вами говорит майор Прохоров, – уверенно и жестко начал Пал Палыч. – Предупреждаю, что сопротивление властям при задержании грозит вам увеличением срока. Здание окружено. Мы знаем, что девушка находится у вас. Открывайте немедленно!

Лу не слышала разговора, только слабо доносящийся из трубки тембр мужского голоса. Но по тому, как вытянулось, изменившись, лицо Гарика Ильича, поняла, что ничего приятного ему сказано не было.

– Открывай, кретин, допрыгался, – сухо бросил он и, добавив бесстрастно: – Она ментовку вызвала, – как подкошенный, рухнул в кресло.

В эту секунду раздался звонок в дверь, а затем и настойчивый стук, по которому Лу определила, что стучат не руками и даже не ногами, а каким-то тяжелым, скорее всего металлическим предметом.

– Открывайте! – услышали они требовательный мужской голос.

Беспомощно стреляя взглядом по сторонам, Виктор стоял как вкопанный.

– Иди! – скомандовал Гарик Ильич. – Или хочешь, чтобы тебе отягчающие вину обстоятельства пришили?

– А я что? – завопил тонким, срывающимся на визг голоском Виктор. – Мне эта малолетка вообще на фиг не нужна! Я для вас старался!

– Для меня? – приближаясь к нему, переспросил Гарик Ильич и, резко выбросив вперед руку, так всадил кулаком Виктору между глаз, что тот едва удержался на ногах.

Звонок между тем трещал непрерывно, усилился и стук. Казалось, что дверь вот-вот сорвется с петель…

– Ну почему они не открывают? Взламывайте! – Черепашка дергала Алешу за рукав. – Чего вы медлите?! Они же ее сейчас убьют!

Алеша посмотрел на отца, тот кивнул. И тогда Алеша, отступив назад три шага, с разбегу впечатался в дверь. Как раз в этот момент она распахнулась, и Алеша ввалился в полутемную прихожую. Черепашка, ловко перепрыгнув через него и оттолкнув долговязого, с длинными черными волосами мужчину, кинулась в квартиру.

– Лицом к стене, руки за голову! – скомандовал Пал Палыч, приставляя к голове Виктора дуло пистолета.

– Люська! – послышался из комнаты голос Лу.

– Лу! – тихо вскрикнула Черепашка.

– Ну слава богу! – не смог сдержать радости Пал Палыч. – Ты держи этого, – скомандовал он сыну, – а я со вторым разберусь!

Увидев на пороге незнакомого мужчину в милицейской форме и с пистолетом в руке, Лу сразу поняла, что это отец Алеши. Она еще крепче прижалась к Черепашке и шепнула ей на ухо:

– Милая… Какая же ты…

Но в этот момент раздался грозный окрик Пал Палыча:

– Встать!

Гарик Ильич будто бы нехотя поднялся на ноги. Казалось, что каждое движение стоит ему огромных, просто нечеловеческих усилий. Все то время, пока Пал Палыч разбирался в прихожей с Виктором, Гарик Ильич сидел неподвижно, обхватив руками голову. Он словно впал в какое-то оцепенение.

– К стене подошел! – продолжал свое дело Пал Палыч, наставляя на бандита пистолет. – Повернулся к стене лицом! Руки за голову!

Гарик Ильич не сопротивлялся.

– Ты как? – обратился наконец Пал Палыч к Лу.

– Все нормально, – опустила голову девушка.

Внезапно она все вспомнила. Вспомнила, как предательски поступила по отношению к Черепашке, как ужасно вела себя с Алешей, как называла его сыном мента. А они ради нее… Лу почувствовала, как к горлу подкатывает обжигающий ком. Дыхание перехватило, и в следующую секунду девушка опустилась на корточки и, закрыв лицо руками, заплакала навзрыд.

– Пусть поплачет. – Пал Палыч жестом остановил Черепашку. – Она слишком много сегодня пережила.

Но Пал Палыч даже не догадывался, насколько его слова соответствовали истине.

Волосы Лу спутались и прилипли к мокрым щекам. Она исступленно мотала головой, колотя об пол кулаками:

– Если бы ты знала, Люська, какая я дрянь! Если бы ты только знала!

– Алексей! – выкрикнул Пал Палыч. – Давай сюда этого.

И когда сын ввел в комнату согнутого пополам и с заломленными за спину руками Виктора, приказал:

– Бери девушек и в машину!

…Они сидели на кухне втроем – Черепашка, Люся и Алеша. Алеша взахлеб рассказывал девушкам захватывающую историю о том, что Гарик Ильич оказался чуть ли не главарем одной из преступных группировок и что за ним уже, оказывается, давно шла охота, только никак не могли поймать его с поличным.

– Короче, этому Виктору светит года три, не меньше. За незаконное лишение свободы… Он же тебя запер и удерживал насильно, понимаешь? – обратился он к Лу.

– Понимаю, – кивнула та.

Теперь, по прошествии трех дней, ей казалось, что все это произошло не с ней.

– А может, если ты грамотно дашь показания, ему еще пришьют попытку изнасилования, – продолжал со знанием дела Алеша.

– Да не было никакой такой попытки, – возразила Лу.

– Но ведь могла быть! – не сдавался Алеша. – А если бы мы не приехали? Или в пробку попали? Что бы они тогда с тобой сделали?

– Прекрати, – попросила Черепашка. – Давайте забудем обо всем этом как о кошмарном сне.

– Об этом-то я готова забыть. – Лу подняла на подругу свои большие черные глаза. – А вот о том, что я…

– Опять ты старую пластинку заводишь? – сурово сдвинула брови Черепашка. – Ни слова больше о Женьке! Слышишь?! Ни слова!

– Ты меня правда простила? – Лу не спускала с Черепашки глаз.

Люся провела рукой по ее голове:

– Горе ты мое луковое! Куда ж я без тебя денусь?

– Предлагаю отпраздновать всеобщее примирение, а также победу над преступным миром! – резво вскочил на ноги Алеша. – Собирайтесь, девчонки!

Лу, если честно, хотелось побыть вдвоем с Черепашкой. Ведь ей еще так много нужно было рассказать. И как это случалось уже не раз, мысли подруг совпали.

«Конечно, Алеша хороший парень. Очень даже хороший. И если бы не он и не Пал Палыч… Страшно подумать, что тогда могло бы случиться. Но почему же тогда меня так тяготит его присутствие? – задавала себе мысленный вопрос Люся. – Может быть, я просто соскучилась по Лу? И Алеша получился как бы третьим лишним? Нет. – Черепашке даже показалось, что она сказала это вслух. – Нет, похоже, все дело в том, что я и он…»

– Алеша прав! – вдруг неожиданно для самой себя стукнула ладошкой по столу Черепашка. – Нечего тут сидеть и киснуть! Уж торт и шампанское мы как-никак заслужили!

– Насчет шампанского я пас! – хихикнула Лу. – А от тортика с пепси не откажусь!

– Каждому свое, – философски заметил Алеша.

Через пять минут все трое шагали к автобусной остановке…

…Вот уже в который раз перечитывала Каркуша это письмо. От старости бумага пожелтела, а на сгибах кое-где даже порвалась. Письмо содержало массу орфографических ошибок, а если говорить о знаках препинания, то из них в письме имелись одни лишь точки. Запятые, тире, двоеточия, а также вопросительные и восклицательные знаки отсутствовали напрочь.

Но Каркушу не волновала орфография. Ее волновал, и волновал до слез, смысл письма. Сердце девушки колотилось так, что каждый его удар отдавался в висках, горле и даже в ушах. Но, как ни старалась Катя уговорить себя, что девочка, о которой говорилось в письме, не имеет к ней, Кате Андреевой, никакого отношения, внутренний голос упрямо и безжалостно твердил: это о тебе, о тебе, о тебе!

Письмо было адресовано Катиной маме, и речь в нем шла о некоей Нюре и ее ребенке. Ребенком была девочка, которая родилась семимесячной и очень слабенькой. А потому ее сразу «положили под колпак». Катя не имела представления о том, что это за колпак такой, но догадывалась, что речь идет о каком-то медицинском оборудовании. Далее говорилось, что сама Нюра на третий день после родов умерла. Потом автор письма, а им, судя по интонации, была женщина, сообщала, что перед смертью Нюра открылась и рассказала, что отцом ребенка является Андрей Андреев (это были имя и фамилия Катиного папы) и что если папаша не пожелает усыновить свою собственную дочь, которую, согласно последней воле ее матери, назвали Катенькой, то ее отдадут в Дом малютки. Еще женщина, писавшая письмо (подписи, кстати, под ним не стояло), говорила, что Нюра познакомилась с Андреем, когда тот приезжал в их город на практику. Общий тон письма нельзя было назвать агрессивным, но некоторый упрек между его строк все же сквозил. Заканчивалось письмо ультиматумом: Катины родители должны определиться в кратчайшие сроки, берут они «сиротку на свое попечение или нет». Если не берут, то девочку передадут в Дом малютки. А если берут, то пусть напишут об этом автору письма. Далее следовал адрес. А вместо имени почему-то всего лишь две буквы О. М.

Дрожащими пальцами Каркуша свернула вчетверо ветхий листок и вложила его в папку. Ту самую, в которой родители, сколько она себя помнила, хранили документы. Невидящим взглядом девушка уставилась в мертвый экран монитора.

«А я-то думаю, почему мы с Артемом ни капельки не похожи! Но ведь я просто копия мамы! Всю жизнь так считала. А теперь выходит, что это никакая не мама, а чужой человек!» Рукавом свитера Катя размазывала по щекам слезы. Потом она вскочила, подбежала к шкафу и рывком распахнула его дверцы. Каркуша вытащила огромный темно-коричневый чемодан и, срывая с вешалок вещи, принялась швырять их как попало, не глядя. И лишь спустя какое-то время она увидела, что забыла раскрыть чемодан. Вещи высились на нем безжизненной пестрой грудой. Ударом ноги, сбросив чемодан на пол, Каркуша кинулась к телефону. Голова шла кругом, все внутри клокотало от злости. Сейчас она позвонит отцу на работу и выскажет все, что о нем думает!

– Алло! – задыхаясь от волнения, выкрикнула в трубку Каркуша.


Но это уже совсем другая история…


home | my bookshelf | | Ты меня больше не любишь? |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 9
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу