Book: Анжелика и московский звездочет



Анжелика и московский звездочет

Ксения Габриэли

Анжелика и московский звездочет

***

Константин Романовский был послан царем Петром надзирать за работами в будущей столице Российского государства. Новый город уже имел название – Санкт-Петербург, но все еще представлял собой странную смесь недостроенных каменных домов, временных деревянных мостовых, глубоких ям, предназначенных для фундаментов будущих прекрасных дворцов. Уже в юности царь начал горячо мечтать о строительстве города, совершенно нового для Руси. И с возрастом горячность Петра не уменьшалась. В пылких речах он рисовал своим сподвижникам дивную северную столицу, красотой и величием не уступающую Парижу и Венеции. Он дал этой столице европейское имя – Город Святого Петра, в честь своего небесного покровителя, одного из апостолов Христа! Однако воплощение в жизнь пылких мечтаний встречало на своем пути все новые и новые препятствия. Над болотистой местностью поднимались болезнетворные туманы, гуляли промозглые вихри, волны реки Невы широко и бурно разливались, сметая постройки. В Москве иные шептались, утверждая, что новая столица никогда не будет достроена; осмеливались даже осуждать царя, выбравшего для города столь неудачное место. Но после того, как несколько болтунов очутилось в тюрьме, толки стихли. Петр сжимал зубы, его яркие темные глаза метали молнии, он не слушал никаких возражений.

– Санкт-Петербург будет воздвигнут! – И мощный кулак царя опускался на столешницу. Лицо внезапно охватывали мелкие судороги. Он, высокий, худой, чуть откидывался назад, и, казалось, что он вот-вот упадет, грянется оземь в страшном припадке.

И непонятным образом почувствовав, что мужу худо, прибегала из своих покоев легконогая, улыбчивая молодая супруга царя, Катерина; бросалась к мужу, обнимала за пояс, нежные ладошки тянулись к его лицу, к его огромным глазам, нежные губы раскрывались, вполголоса приговаривали:

– Петруша!.. Петруша!..

И государь успокаивался. Да, государь успокаивался…

Константин живо представил себе эту картину, уже несколько раз виденную им. Красивое лицо Константина Романовского приняло задумчивое выражение. Склонившись над грубо сколоченным деревянным столом, молодой человек прочищал голландскую трубку. Царь любил курить, и многие его сподвижники – вольно или невольно – также пристрастились к курению, или жевали табак. Константин не составил исключения.

Ветер бил в окно. Константин поежился, потянулся к плащу, небрежно брошенному на стул, накинул плащ на плечи. «Должно быть, вода снова поднимется!» – подумалось досадливо. В прибывшем обозе с продовольствием опять привезли порченую солонину. Значит, рабочие, копающие яму под фундамент очередного дворца, снова будут шуметь. Придется уговаривать их, обещать… Множество забот, мелких и крупных, одолевало Константина. И немало пришлось ему пережить в эти два года. Он совершенно отвык от своего прежнего имени – Кантор де Пейрак. Старший брат Флоримон в далеком Париже, отец и младшие брат и сестра в еще более далекой Америке, все они казались Константину почти не существующими. Он являлся вернейшим сподвижником царя, вместе с ним горячо мечтал о новой столице, с большим рвением исполнял свои обязанности интенданта большого строительства. Но все же события последнего времени сделали его меланхоликом. Страшная гибель возлюбленной, принцессы Наталии, младшей сестры царя Петра; бегство друзей, Митрия Кузьмина, Андрея; отчаяние матери, потерявшей любимую дочь Онорину…

Уже почти два года Аделаида Романовская, некогда звезда парижского света Анжелика де Пейрак де Монбаррей, гостила у сына. Приехав, она ужаснулась, видя, в каких условиях живет ее мальчик. Ей всегда была свойственна жажда деятельности, и теперь она отправилась в ближайшую к строительству финскую деревню, наняла там кухарку и двух служанок. Деревянный одноэтажный домик, в котором жили Аделаида и Константин, преобразился, насколько это было возможно. Мать следила за тем, чтобы кушанье было вовремя приготовлено, чтобы одежда сына была вычинена. Простые материнские заботы успокаивали Аделаиду-Анжелику. Ей казалось, будто она почти внезапно постарела и лишилась своего женского очарования. Но теперь это не огорчало ее. Ночами она тихо плакала в своей маленькой спальне, где щелястые стены пропускали дуновения зимнего ветра. Она вспоминала Онорину, строптивую и такую любимую дочь, бежавшую из Москвы вместе с мужем Андреем. Ее любимая Онорина. девочка, родившаяся от отца-насильника, отчаянная, упрямая; думает ли она о матери, там, в далеких краях… Да и как знать, где она сейчас!.. И Аделаида-Анжелика тяжело вздыхала… И снова и снова стремилась заглушить свое горе многими и многими делами. Отправлялась вместе с сыном на строительство, помогала ему советами…

Вот и сейчас Аделаида возвращалась с поварни, где готовили еду для рабочих. И нелегко это было: варить съедобную пищу из дурных припасов. Аделаида порою выбивалась из сил, надзирая за кухарками…

Она отворила дверь. Константин отложил трубку и повернул голову на скрип. По губам его скользнула улыбка, но глаза продолжали хранить выражение грусти. Мать также улыбнулась сыну, искренне желая подбодрить его. Она присела у голландской печи, протянула руки к теплу.

– Должно быть, вода снова поднимется, – обронил Константин.

– Я приняла меры, – отозвалась мать.

Сын подошел к ней и поцеловал ее руку, затем вернулся за стол и закурил трубку.

– Что бы я делал без тебя, матушка! – произнес он, выпустив колечко дыма.

– Снова привезли совершенно испорченную солонину, – сказала мать, еще ближе склоняясь к теплу печи.

На некоторое время воцарилось молчание. Затем Константин-Кантор задал вопрос, который давно уже приходил ему в голову:

– Ты не скучаешь по Москве, мама?

– Нет, – быстро откликнулась Аделаида-Анжелика. Казалось, она ждала подобного вопроса и теперь спешила ответить отрицательно.

Но Константин, сам не зная, почему, продолжал говорить.

– Все же Москва – столица… – Он не закончил фразу.

– Москве недолго осталось быть столицей. – Мадам Аделаида говорила спокойно и уверенно. – Столица будет здесь, в Петербурге.

– Но покамест здесь только грязь, холод, болотная лихорадка и бесконечное строительство. – Константин положил дымящуюся трубку на стол. – Вчера умерло еще пятеро землекопов…

– Надо сообщить государю, что в бараках необходимы печи.

– В этих бараках холоднее, чем снаружи, на ветру! Я не хочу хвастаться, мама, но, если бы не я, приказы царя Петра не исполнялись бы вовсе!

Аделаида кивнула и вдруг коротко рассмеялась.

– Я думаю, – тихо заговорила она, – я думаю, неужели царь Петр действительно полагает свои приезды внезапными? Неужели он не догадывается, что множество людей успевают заранее узнать о его поездках и предупредить кого следует о приезде государя с инспекцией?

– Разве ты не знаешь, мама, что Петр наивен, как дитя?

– Да, это весьма симпатичное свойство его натуры – наивность! Он не любит интриговать, он прям и честен…

– Но он и жесток… – заметил Константин.

– Не более, чем положено правителю! – возразила мать. И в ее голосе сын расслышал горячность.

– Я знаю, ты готова все простить ему, – Константин усмехнулся.

Аделаида повернула голову от печи:

– А кому же, по-твоему, я должна прощать все? Неужели этой тряпке, Людовику XIV? Фу!

– Мама, прости, но ведь ты…

– Да, я была его любовницей! – Аделаида повысила голос. – И что с того? Мне просто-напросто надоело отказывать ему! Мое странное целомудрие в отношении короля уже переходило все мыслимые границы! Ни с кем я не была настолько целомудренна, ни с одним своим любовником! Я отдалась Его Величеству королю Франции, потому что продолжать отказывать ему было нелепо! – В голосе мадам Аделаиды явственно слышались ирония и веселость уверенной в себе женщины.

– Мама, ты великолепна! – воскликнул Константин. – Но если уж зашла речь о прощении, то не простишь ли ты какую-нибудь мелкую провинность и моему отцу?

Конечно, сын лукавил, поддразнивал ее, но она отвечала серьезно:

– Не напоминай мне об этом человеке. Да, он был моим первым мужчиной, он распахнул передо мной дверь в мир телесной любви. Я была зеленой заносчивой девчонкой, он лишил меня девственности, а вместе с девственностью исчезла и некоторая доля глупости. Но Боже! Я расплатилась с ним годами несвободы! Столько лет я думала о нем, искала его, любила его! Даже когда я заводила любовников, я прежде всего сознавала, что изменяю ему! В конце концов птица в неволе может или умереть, или вырваться из клетки! Я предпочла второе!..

Константин слушал мать, покуривая трубку.

– Ты великолепна, матушка, но мне бы не хотелось, чтобы моя жена оказалась похожа на тебя, – произнес он наконец.

– Ничего подобного не случится! – парировала мать. – Я не только великолепна, я – единственна!..

В окошко заглядывала вечерняя тьма, ветер звучал тихим пением.

– Как рано темнеет в этих северных краях, – мадам Аделаида поежилась.

– Да…

Голоса матери и сына вновь сделались меланхоличными. Мадам Аделаида зевнула.

– Завтра опять рано вставать, – бросил Константин. Они поговорили о делах, которые предстояло сделать на следующий день.

– Пожалуй, Петр приедет не раньше чем через месяц, – сказала Аделаида.

– Ко мне царь никогда не приезжает без предупреждения, – отозвался сын с гордостью. – Царь знает, что ему нет необходимости заставать меня врасплох! Когда бы он ни прибыл, он застанет здесь одно лишь исполнение своих приказов! Но почему ты полагаешь, мама, что Петр приедет не раньше, чем спустя месяц?

– Вот вопрос мужчины! – Мадам Аделаида покачала головой. – Ты совсем забыл о том, что молодая царица ожидает ребенка! Должно быть, роды уже произошли или произойдут со дня на день. Петр с нетерпением ждет рождения сына от любимой женщины. Если все пройдет благополучно, как я надеюсь, то последует череда праздников. Затем царь несомненно посетит именно те участки строительства новой столицы, которые управляются людьми, куда менее честными и исполнительными, чем ты, мой мальчик!..

– А я так думаю, что государь, обрадованный рождением наследника, прежде всего посетит нас, меня и тебя, мама! Ведь он приезжал уже три раза! И я знаю, зачем! Царь хочет, чтобы ты вернулась в Москву.

– Да он сам и весь двор с ним, все скоро переедут в новую столицу!

Даже если это произойдет через полгода, Петр и его придворные и сподвижники очутятся всего лишь в недостроенном, продуваемом всеми ветрами городе. Нет, только через год, а то и через полтора года здесь возможно будет жить более или менее прилично. Поверь мне, Петр снова приедет звать тебя в Москву.

– Но мне вовсе не хочется возвращаться в московский дом! Печальные воспоминания, которые не оставляют меня и здесь, там набросятся на меня с удвоенной силой и будут терзать мое сознание, как собаки терзают загнанного оленя! Нет, я не могу вернуться в Москву!..

На этот раз Константин ничего не сказал. Они обменялись еще несколькими незначащими репликами, после чего разошлись по своим спальным комнатам, пожелав друг другу спокойной ночи…

***

Однако начавшаяся ночь явно не обещала Аделаиде-Анжелике спокойствия. Молчаливая служанка-финка поспешно убрала грелку с углями, которой нагревала постель госпожи; затем быстро раздела мадам Аделаиду, распустила ее пышные волосы по плечам и спине, надела на нее ночную сорочку.

– Ступай, Трина, – коротко приказала госпожа. И девушка поспешно выскользнула за дверь.

Оставшись в одиночестве, Аделаида-Анжелика присела на край постели, задумчиво вертя красивыми пальцами серебряный колпачок, предназначенный для тушения свечей. Две свечи горели достаточно ярко в серебряном подсвечнике. Она отложила серебряный колпачок на мозаичный столик и решилась приблизиться к зеркалу. Из глубины стекла выплыла зрелая красавица; она, казалось, навеки застыла в обаянии пышной осенней прелести… Анжелика зажмурилась…

«Нет, нет, нет! Не могу видеть себя. Это ужасно! Это ужасно: быть женщиной, женщиной, словно бы лишенной возраста!.. Что может быть страшнее, чем вечная осень! Уж лучше зима. Что же делать, что делать? Наверное, надо перестать употреблять пудру, духи, всевозможные протирания и снадобья для освежения кожи. Лучше вовремя пришедшая зима, чем вечная осень! Явлюсь перед всеми старухой с некрашенными седыми космами. Пусть морщины станут видимы всем, всем!..»

Она с досадой отошла от зеркала. Она сама не верила, что сможет отказаться от косметических средств, лишающих женщину возраста, заставляющих ее замереть в состоянии зрелой прелести…

Анжелика загасила свечи и легла. Но сон не шел, не смежал усталые глаза. Мысли по-прежнему лихорадочно метались в мозгу…

«Я смешна, смешна! – повторяла Анжелика про себя и ощущала, как горят ее щеки. – Кто я? Добрая тетушка, которая всем помогает, вмешивается в чужие дела, дает добрые полезные советы… – Она выпростала руки и вытянула их поверх одеяла. – До чего я дошла! Как низко я пала! Петр взял меня не потому что я женщина, а только лишь для того, чтобы научиться любви! И я отдалась ему, как развратница, которая в публичном доме учит любви юношу, а потом его отец платит ей! Я никому не нужна! Смешная, раскрашенная старуха! Да, старуха! И если бы я умела играть роль матери семейства! Но ведь у меня нет семьи, да и никогда не было, в сущности! Ольга-Онорина, Константин-Кантор… Разве я мать им? Нет, скорее тетка, старшая подруга… Я могу выручить из беды, но я знаю, что я комична в роли благородной матери… Кто я? Как мне найти свое место в жизни? Где ты, девчонка Анжелика, где та, что хотела поскорее сделаться взрослой женщиной?.. О, как я была глупа! И почему только не умела я наслаждаться юностью? А, впрочем, кто из живущих на земле людей умеет насладиться своей юностью, как должно? Никто!..»

Анжелика-Аделаида порывисто вскочила с постели. Нащупав трутницу, она зажгла свечи. Теперь движения ее сделались быстрыми и уверенными. Она распахнула дверцы маленького шкапчика, вынула крохотный бархатный футлярчик, раскрыла его… В пальцах блеснуло кольцо с красным камешком. Она откинула камешек, словно крышечку, высыпала какой-то порошок в стакан, налила воду из графина, взболтала мутную жидкость… Со стороны могло показаться, будто она твердо решилась… Не могло быть сомнений – она подмешала в воду яд!..

Анжелика схватилась за стакан, как хватается одержимый страшной жаждой за сосуд, содержащий освежающий напиток. Вот сейчас она залпом выпьет отравленную воду и все будет кончено, жизнь прервется навеки. Она уже никогда больше не будет смешной и нелепой, но не будет и счастливой. Она не будет никакой, ее просто-напросто не будет вообще, она исчезнет… Вдруг Анжелика удивилась тому, что не думает о загробном существовании, о рае и аде… Она стояла, держа стакан… Вот сейчас она выпьет смертоносную жидкость, осушит стакан, выпьет все до последней капли!.. Но что-то – она сама не знала, что же именно! – заставляло ее медлить!.. По-прежнему держа в руке стакан, она вновь присела на постель… Мысли куда-то улетучились, будто каким-то ветром выдуло их из головы… Анжелика перестала чувствовать свое тело… Время прекратило свой быстрый путь вперед и вперед, время замерло… Миновало несколько часов, затем еще несколько часов… Анжелика сидела на постели, готовясь выпить яд, но почему-то не пила…

Она опомнилась внезапно. Босые ноги совсем замерзли, ее била дрожь. Дрожала рука, держащая стакан…

Анжелика подошла к окну, раскрыла, распахнула окно настежь, впустила в спальню промозглый туман. Вылила за окно воду из стакана, ополоснула его чистой водой из графина… Постояла у раскрытого окна, глубоко дыша, наполняя легкие сыростью предутреннего воздуха. Затем плотно прикрыла окно, поставила пустой стакан на столик рядом с графином, пробежала босыми ногами по деревянным половицам, бросилась в постель, закуталась в одеяло и провалилась в глубокий сон без сновидений.

***

Анжелике снился стук. Она ничего не видела во сне, но она слышала этот стук. Кто-то стучал. Куда? Где? Стук бился в ее уши, становясь до ужаса реальным, настоящим. Глаза открылись и мгновенно увидели знакомую обстановку скромной спальни. Стук продолжался. Аделаида-Анжелика невольно прижала ладони к ушам и позвала служанку:

– Трина!..

Из-за двери тотчас отозвались два голоса, мужской и женский. Мадам Аделаида узнала эти голоса. Константин и Трина звали ее из-за двери:

– Матушка!..

– Госпожа!.. Госпожа!..

Волнение в голосе девушки-служанки слышалось еще сильнее вследствие не совсем правильного произношения русских слов…

– Госпожа!.. Госпожа!.. Государь!..

– Матушка!..

Замолчите же!.. – сердито откликнулась мадам Аделаида. – Константин, ступай к Его Величеству! Как ты мог оставить царя, какая неучтивость! А ты, Трина, входи и одень меня!..

Раздались быстрые шаги, Константин поспешно удалялся. Трина вбежала в спальню. Выражение ее лица и порывистые движения ясно показывали ее волнение и страх. Ей недавно минуло шестнадцать лет. Мадам Аделаида наняла ее в ближайшей финской деревне, куда девочку-сироту из деревни, еще более отдаленной, взяла тетка. Крепкая девушка с голубыми глазами и льняными волосами, сколотыми на затылке, отличалась определенной привлекательностью. Трина служила у Аделаиды не так давно и потому никогда еще не видала государя. При ней он приехал впервые. Одно время Аделаида с любопытством поглядывала на Трину и Константина. Одиночество сына тревожило мать. Она ничего не имела бы против любовной интрижки между Константином и молодой финкой. Но Константин не оказывал Трине ни малейших знаков внимания. Однажды мать решилась все же спросить, не тяготит ли сына одиночество; проще говоря, не нужна ли ему женщина? Константин учтиво, но твердо уклонился от этого разговора. Тогда Аделаида почувствовала себя униженной, назойливой и неприятной матерью-наседкой!..



Сейчас Трина металась по комнате и чуть не опрокинула умывальный кувшин. Мадам Аделаида досадливо махнула рукой и выкрикнула с невольной грубостью:

– Да что ты, ополоумела, что ли?!

– Простите, госпожа!.. – пробормотала девушка. И тотчас, видя, что мадам Аделаида хотя и молчит, но явно сменила гнев на милость, осмелилась робко спросить: – Мадам, а правда ли, что государь женат на совсем простой девушке?..

Круглые щеки девушки окрасились густым румянцем. Анжелике захотелось подразнить ее. Неужели молодая финка настолько наивна и так открыто высказывает свои самые заветные чаяния? Нет, нельзя дразнить такую девушку, но она должна знать, насколько нелепы ее мечтания!..

– Государь женат на Ее Величестве государыне, – строго произнесла мадам Аделаида.

Трина поняла ее тон и не проговорила более ни слова. А хозяйка снова принялась высказывать недовольство:

– Какая же ты неловкая! Не дергай волосы, причесывай осторожно…

Служанка сосредоточенно уставилась на пышные светлые волосы мадам Аделаиды, пальцы девушки проворно двигались с гребнями и шпильками…

Наконец зеркало отразило пышную зрелую красавицу в голубом платье, отделанном кружевом и декольтированном достаточно смело. Аделаида приказала Трине прибрать в спальне и направилась в скромную гостиную.

***

– Здравствуй, кума! Здравствуй, дорогая! – Петр двинулся навстречу Аделаиде, раскинув широко руки.

– Здравствуй, Пьер! – отвечала она по-французски, не чинясь. – Здравствуй, друг!..

На столе дымился кофейник. Ей бросилось в глаза веселое лицо Константина.

– Я тут распорядился без тебя, матушка! – Он указал на кофейник, чашки саксонского фарфора, сливочник и сахарницу. – Мы ждем хозяйку! – добавил он. – Кофий некому разливать!

Расселись за столом, ароматный темный горячий напиток полился в белые чашки. Заговорили, смеясь, перебивая друг друга.

– Нам бы не кофию, нам бы водочки сейчас!.. – Ч Петр сиял яркими темными глазами и лоснистыми черными усами. Лицо его выражало искреннюю радость, Выпьем за обедом! – весело проговорила Аделаида. – И я догадываюсь, за что именно мы будем пить! Вернее, за чье здоровье мы будем пить! Кто же? Сын?

– Дочь! – отвечал царь весело и с гордостью. – Дочь, но будет получше иных сыновей!

– Да, – заметил Константин, отпивая глоток из своей чашки, – ведь в России не принято салическое право, как во Франции; то есть престол не обязательно передается по мужской линии. Дочь русского царя может стать полноправной правительницей государства…

Анжелика нахмурилась. Эти рассуждения Кантора-Константина показались ей не очень уместными. Но Петр оставался весел.

– Да, – прервал он сына мадам Аделаиды. – Русская принцесса может унаследовать престол, если я ей завещаю этот престол! Отныне в государстве принят новый закон: наследником престола явится тот, кого изберет в своем завещательном распоряжении правящий государь! С прежней анархией покончено…

Аделаиде вовсе не хотелось беседовать о серьезных материях. Она приподняла чашку с кофием, будто рюмку с водкой:

– Все пьем здоровье русской принцессы, дочери славного царя Петра и царицы-красавицы Катерины!..

Константин и Аделаида, смеясь, потянулись своими чашками к чашке Петра. Чокнулись, раздался тонкий звон фарфора о фарфор.

– Здоровье принцессы Анны! – воскликнул Петр и опрокинул кофий в широко раскрытый рот, как будто в чашке была водка, а вовсе не самая горячая на свете жидкость.

– Осторожно, кум! – крикнула Аделаида. – Ты обожжешься.

– Я и сам горяч! – отвечал Петр, отирая кулаком усы. – Меня не скоро сожжешь!

– Анна – прекрасное имя, – говорила Аделаида. – А как чувствует себя моя милая Катерина?

– Она уже здорова, – ответил Петр, – уже на ногах. Цыганская кровь! – Он раскинул руки в стороны и потянулся так, что кости хрустнули. – Эх! И выпьем мы за обедом!..

– Стало быть, осматривать строительство будем завтра, – заметил Константин.

– Зачем же завтра? – удивился царь. – Не завтра, а сегодня! Поедем сейчас же! А к обеду воротимся. Да ведь покамест я здесь прохлаждаюсь горячим кофием, инспекция уж идет! Верный мой человек уж осматривает все! Погоди, кума, вот я за обедом представлю тебе его! Верный человек!..

Разговор шел на французском языке.

Выпив кофе, Петр и Константин отправились осматривать строительство. Аделаида вернулась в спальню, переоделась с помощью Трины в простое платье и занялась на поварне обедом, отдавая распоряжения кухарке и двум помощницам кухарки. С ними Аделаида говорила по-немецки, изредка вставляя финские слова и фразы.

За работой Аделаида-Анжелика совсем позабыла о своих горестных раздумьях. Даже ночная попытка самоубийства теперь казалась какой-то ирреальной, как будто ничего и не было. Но все же Аделаида смутно чувствовала какую-то душевную горечь. Хлопоча по хозяйству, она отгоняла смутные мысли о предстоящей ночи… Но ведь она может сколько угодно гнать прочь эти мысли! Все равно ночь настанет. А вместе с ночью придут, вернутся и неотвязные тоскливые размышления. А потом… кто знает!.. Может повториться и попытка самоубийства!.. Кто знает!..

И Аделаида, резко мотнув головой, царила среди котлов и горшков, распоряжалась шумно; сама бралась показывать, как разделать тот или иной кусок мяса, какие пряности использовать…

***

Накрытый стол, казалось, ломился под грузом посуды и лакомых блюд. Обед был приготовлен в смешанном стиле, старорусский и в то же время европейский. Петр вернулся довольный, хвалил Константина, уверял, что уже на следующий год царское семейство и двор переедут в новую столицу. Бросив быстрый острый взгляд на пышный накрытый стол, Петр воскликнул:

– Ай да кумушка-кума! Наготовила добра!..

Аделаида склонилась в придворном поклоне. Теперь она не хотела показывать свою короткость с царем, потому что вместе с ним пришел тот, кого Петр еще утром назвал своим «верным человеком». Царь велел мадам Аделаиде сесть во главе стола. Она охотно подчинилась. Петр сел рядом с ней. А против них заняли свои места Константин и тот самый «верный человек». Петр еще не представил его, но Аделаида и ее сын не торопились спрашивать, кто это. Они слишком хорошо знали, когда возможно быть накоротке с царем, а когда лучше не стоит фамильярничать!..

– А вот и золотая данцигская водка! – Петр сохранял веселое, приподнятое настроение. Он теперь соизволил вспомнить о своем «верном человеке». Аделаида знала, что царь вовсе не желал унизить своего подданного, а просто-напросто и вправду позабыл представить его тотчас же! Но теперь он рад был представить его своим друзьям… – Прошу любить и жаловать! Чаянов, Александр Васильевич! Имеет офицерский чин бригадира, первый мой помощник в инспекциях!

Чаянов встал, поклонился мадам Аделаиде и снова сел. Она с любопытством поглядывала на него. Голову его прикрывал пудреный парик прусского образца – с косицей. На вид Чаянову могло быть лет тридцать. Аделаида-Анжелика встречала в Москве немало подобных лиц, в меру худощавых, с носами хорошей формы и светло-карими или светло-серыми глазами. Для себя она классифицировала такие лица, как «простые русские». В сущности, такое лицо имел и Андрей, ее зять. Но вспомнив об Андрее, она тотчас вспомнила и о своей дочери Онорине-Ольге. Где они теперь? Оба исчезли бесследно… Однако Аделаида понимала, что предаваться печали, сидя за одним столом с веселым государем, нельзя! Легким движением полных женственных рук она отвела от лица пышные локоны. Теперь никто не узнал бы раскрасневшуюся от кухонного жара хозяйку, еще совсем недавно распоряжавшуюся на поварне. Мадам Аделаида вновь была одета и причесана, как одевались и причесывались дамы в парижских салонах. Она приметила быстрые взгляды, которые кидал на нее «верный человек» Петра.

«А почему бы и нет! – подумала она. – Ночь с молодым здоровым самцом отнюдь не повредит мне!..» – На миг она помрачнела, подумав о том, что, оставшись ночью в одиночестве, она, пожалуй, вновь может решиться повторить попытку самоубийства. Но надо было оставаться веселой, потому что государь был весел! И Аделаида улыбнулась. На всякий случай она посмотрела на Чаянова поощрительно…

Государь провозглашал тост за тостом. Но Аделаида приметила, что Чаянов пьет не так много…

– Что загрустила, кума? – спросил Петр, протягивая ей бокал, полный красным вином.

– Нет, нет, государь! – живо отозвалась она. – Я счастлива вашим счастьем!..

Она стала пить.

– Врешь, кума! – Петр энергично махнул длинной рукой. – Врешь! Только уж ты ври, да не завирайся! Меня, стреляного воробья, на мякине не проведешь! Закисла ты здесь, кума! Пора тебе в Москву! Поживешь там, а через год, Бог даст, сюда воротимся, на новое житье!..

Аделаида внутренне напряглась и возразила, стараясь быть чрезвычайно сдержанной:

– Я предпочла бы оставаться здесь, с сыном, государь…

Петр осушил еще один бокал:

– А вот это ты брось, кума! Перечить вздумала?! Кому? Мне, царю?! – Он внезапно захохотал. – Или ты хочешь дочь мою первородную некрещеной оставить? Какое же крещенье, ежели крестная мать не приедет!..

Теперь уже не было никакой возможности отказаться! Значит, придется ехать! Снова Москва, снова нахлынут горькие воспоминания… Но сейчас нужно улыбаться, нужно радостно благодарить царя. Еще бы! Ведь он оказывает ей такую честь!..

– Благодарю вас, государь! Вы удостаиваете меня такой чести!..

– Полно, полно! Эх, кума! Дожить бы нам до того дня, когда будет праздноваться свадьба твоей крестницы! Только представьте себе! Самая прекрасная, самая образованная, самая изящная из принцесс Европы выходит замуж за… А за кого? За кого же?..

И тут вдруг раздался тихий голос Чаянова:

– Принцесса Анна Петровна, дочь императора всероссийского, удостаивает своей руки императора Священной Римской империи…

– Браво! – крикнул Константин.

Петр ухмыльнулся:

– …императора, всероссийского! Ну, это уж ты загнул, друг ситный Чаянов! Ой, врешь!..

– Почему бы и нет, Ваше Величество? – вмешалась Аделаида. – Почему бы вам не принять титул императора?

– Да какое там! – Петр широко повел длинной рукой. – Тут со Швецией воюем без толку уже сколько лет! А вы – император, император! Чудаки!..

– Когда-нибудь Северная война закончится и вы примете титул императора, потому что война закончится вашей победой, – спокойно произнес Чаянов.

– Чудной ты человек! – обратился к нему царь. – Чудной ты человек, Александр Васильевич! Иной раз такое вдруг предскажешь!.. И ведь сбывается! И когда же, по-твоему, закончится Северная война? Через сколько лет? В каком году?..

– Не знаю, – отвечал Чаянов спокойно. – Знать не знаю, а врать не хочу!

– Мудрец!.. Мудрец!.. – Государь резко подался вперед: – А дочь моя, Анна, сделается ли супругой римского кесаря?

– Чего не знаю, того не знаю! Но почему бы и нет! Вот и мадам Аделаида то же самое полагает!..

Он не посмотрел на Аделаиду, но она уловила некоторую дрожь в его голосе, когда он упомянул ее имя…

– Чудак ты, Чаянов! – Петр фыркнул совсем по-детски. Затем повернулся к Аделаиде: – Славный мужик этот Чаянов! Крестьянский сын. Отец – из царских крестьян, Василий Иванов Чаянов. Ныне ткацкую мануфактуру ладит под Москвой! Да и сын хорош! Умен, исполнителен, как немец! По-французски и по-немецки болтает, как на родном российском природном наречии. Да он еще и пиит! Русские стихи пишет… Ну-ка, брат Чаянов, прочти-ка!..

Чаянов поднялся из-за стола и поклонился сидящим, выйдя на середину комнаты.

– Охотно, охотно прочту! – сказал он своим спокойным, ровным голосом. И, заложив руки за спину, принялся читать. Смотреть на его ладную фигуру, затянутую в бригадирский мундир, было бы весьма приятно любой даме. Аделаиде, во всяком случае, было приятно!.. Чаянов читал:


Сегодня, милая Альвина,

Жасмина отцветает куст,

На завтрак с молоком малина

Припасена для ваших уст.

Итак, начнем: в саду Альвина

Из лейки клумбы георгина

Свежит дождевою водой,

Ее поклонник молодой -

Из ловеласов – на листочке

Строчит стихи в честь именин

АЛЬБИНЫ. И дворянской дочке

Дарит пунцовый георгин…


– Прелестно! Прелестно! – воскликнула Аделаида. Прочтите еще!..

Чаянов поклонился учтиво, но быстрый взгляд, брошенный им на нее, отнюдь ей не понравился. Что-то странное было в этом мужском взгляде, что-то, пожалуй, излишне проницательное, слишком проницательное!..


Люблю про подвиги Ахилла

В саду осеннем почитать.

Чаянов снова начал читать:

Глядя с улыбкой в глазки милой,

Вдвоем с Альвиной замышлять

Разнообразные прогулки

И, чтоб Альвине поднести,

Из листьев кленовых плести

Венки. Забраться в закоулки

Осеннего большого сада

И под покровом листопада,

Под звон осенних аллилуй

Сорвать украдкой поцелуй…


Сидящие за столом царь Петр, Аделаида и Константин громко захлопали в ладоши.

– У русской поэзии – великое будущее! – проговорил Константин веско.

– А кто же эта прекрасная Альвина? – спросила Аделаида по-женски, чуть капризно.

Но Чаянова не так-то просто было смутить.

– Это моя жена Ольга, – отвечал он спокойно…

Ольга!.. Звучание русского имени любимой дочери раздражило Аделаиду… Ольга!.. Онорина!.. Боже мой!.. Надо было сказать этому Чаянову что-нибудь кокетливое, но она молчала, пышноволосая голова ее склонилась над тарелкой с половиной пирога, начиненного курятиной…

Петр дружески коснулся ее руки:

– Устала, кума?

– Немного… – призналась она.

Петр приказал Чаянову сесть. Обед продолжался еще некоторое время. Все утомились и опьянели. Пора было расходиться по спальным покоям. Константин, более трезвый, чем остальные, отдал распоряжения слугам. Аделаида видела, как денщик провожал Петра, поддерживая его за локоть. Зрелище невысокого солдата, который удерживал за локоть гиганта-царя, показалось Аделаиде смешным. Она расхохоталась нервически. Она приблизилась, слегка пошатнувшись, к Чаянову и спросила, ощущая свой голос пьяно неверным:

– Не хотите ли вы… не хотите ли вы отправиться… отправиться со мной… в мою… в мою спальню!.. – Она выпрямилась, глядя в его спокойные глаза… Кажется, светло-серые… или светло-голубые…

Потом она увидела знакомую обстановку спального покоя. В зеркале отразился стройный Чаянов в бригадирском мундире. Она медленно протянула руки и расстегнула ворот его мундира… Мелькнула белокурая Трина с подсвечником в руке…

– Ступай, Трина, – приказала Аделаида. – Я разденусь сама.

Трина исчезла.

– Кто это? – спросил Чаянов спокойно.

Аделаида не ответила. Она уже расстегнула все пуговицы на его бригадирском мундире. Раздражение зрелой женщины, которой нужен, сию минуту нужен мужчина, уже овладевало ею.

– Раздевай меня… раздевай… – шептала она по-французски. Его сильные мужские руки неохотно, будто налитые свинцом, приподнялись. Она ощутила, как его пальцы равнодушно мнут ее груди под атласистой тканью нарядного платья…

Ей хотелось рвать на себе платье, рвать жесткую ткань его бригадирского мундира… Она размахнулась и ударила его по лицу, по щеке… Она видела, как вспухло красное пятно…

На постели он наконец-то овладел ею. Его мужской орган вошел в ее лоно опять же равнодушно… Она приподняла колени и ерзала голой спиной по голландской простыне… Она не была удовлетворена… Он лениво отвалился в сторону на широкой постели…

– Где я могу умыться? – спросил он.

– Зачем? – отозвалась она. – Ведь семя не выходило. Ты что, хочешь поскорее смыть мои прикосновения к твоей коже?..

– Мне жаль… – Он произнес это лениво.

Ей показалось, что он вовсе не огорчен своей неудачей, вовсе не стыдится… Но она еще надеялась… На что? На то, что он все же хотел, хотел ее!..

– Ты думал о своей жене? – спросила она. И с ужасом осознала, что в голосе ее звучит нечто нехорошее. Что же? Да, она заискивает перед ним… Ужас, ужас!..

– Нет, – ответил он. – Я не думал о жене. Моя жена давно умерла, и я еще не женился снова.

– Давно… – машинально повторила она. – Но ведь ты молод. – Как же давно?..

На этот раз он ничего не ответил, встал с постели, поднял с пола свой мундир и… вышел, хлопнув дверью…

Аделаида лежала, помертвевшая, уже равнодушная ко всему на свете. Зачем всё? Она должна была покончить с собой прошлой ночью! Она верно, правильно поняла себя. Да, она состарилась. Она больше никому не нужна, то есть она больше не нужна мужчинам. Напудренное лицо, нарумяненные щеки, стянутая талия… Все эти ухищрения еще ни одной женщине не заменили юности и свежей красоты!.. Достоинства старости? Мудрость? Уважение, почет? О нет! Все это ложь, ложь, ложь!.. Надо умереть!.. Но ей почему-то вдруг захотелось выйти в одной сорочке, босиком, выйти на снег… Она поднялась с постели, глянула на простыни, ощутила приступ отвращения… Надела сорочку…

Аделаида шла по коридору в полутьме. Смутное подозрение зародилось в мозгу. Ей захотелось испытать унижение в полной мере! Она знала, куда она направляется, что именно она хочет, да, да, хочет увидеть!..



Она прокралась к двери каморки Трины. Припала ухом. Да, так и есть! Слышались прерывистые стоны. О! Такие знакомые стоны!.. Так и она стонала, перекатываясь по широкой постели, составляя единое целое с мужчиной… Когда это было?.. Этого больше никогда не будет. Все кончено, жизнь кончена… Сейчас она выйдет босая, в одной сорочке, на крыльцо. Северный снегопад окружит ее, мокрые хлопья покроют ее. И утром на крыльце найдут замерзший труп состарившейся женщины, никому не нужной женщины, одинокой женщины!..

Она теряла самообладание, столь ей присущее. Гнев охватывал все ее существо. Нет, ей надоело быть мудрой, милосердной, доброй!.. Довольно!.. Хотя бы один раз в жизни она даст себе волю!..

Аделаида ударила в утлую дверцу обеими ладонями. Дверца распахнулась.

***

Зрелище, открывшееся мадам Аделаиде, отнюдь не удивило ее. Именно это она и ожидала увидеть. Живые полуобнаженные тела корчились на узкой постели… Лицо Трины показалось ей чрезвычайно бледным…

Она уже не понимала, что же она делает! Вся та агрессия, что копилась в ее душе, мучительное желание делать гадости, творить зло вырвались наружу…

О, какое наслаждение испытывала Анжелика!.. Нет, уже не Аделаида, а именно Анжелика!.. Она ощутила свои руки, свои пальцы на теплой шее Трины… О, какое это было удовольствие – слышать хрипы девушки; это было приятно – ощущать, как обмякло после предсмертных судорог молодое, крепкое женское тело; какое это было наслаждение, когда ее руки, ее состарившиеся руки оросились кровью и слизью изо рта умирающей служанки!.. Агония вызвала естественное опорожнение мочевого пузыря и кишечника. А ноздрям Аделаиды был приятен запах свежего кала и теплой мочи… Аделаида в последний раз сжала, сдавила пальцами девичье теплое горло; громко пукнула от натуги, с шумом испустила вонючие ветры из заднего прохода… Пути назад не было. Прежняя Анжелика-Аделаида, всегда склонявшаяся к добрым делам, умерла; умерла вместе с этой несчастной финской девушкой…

– Я – Анжелика, ангел! – произнесла хрипло растрепанная женщина-убийца. Она представила себе свое лицо, страшное лицо, оскаленные зубы…

Теперь ей было хорошо. Она всем телом ощутила удовлетворение. Снадобья, притирания, пудра, душистая вода, румяна, новые платья – зачем все это состарившейся женщине? Зачем ей притворяться, заманивать холодных любовников, заискивать перед ними?! Старая женщина должна убивать, убивать молодых девушек, прекращать раз и навсегда течение их глупых жизней!.. Миновало несколько мгновений, и Анжелика почувствовала, что ей все же чего-то недостает для того, чтобы удовлетворение было полным! Она смутно сознавала, что же она должна сделать, сотворить, но не решалась…

Спокойный мужской голос принудил ее опомниться. Чаянов!

– Я знаю, чего тебе хочется. Так сделай же это, решись. Я с первого взгляда на тебя понял, что с тобой происходит. В сущности, я – твоя удача, подарок судьбы! Разумеется, если ты сумеешь, если ты найдешь в себе силы…

Анжелика-Аделаида окончательно опомнилась. Она встала у стены, оправляя на себе сорочку. Она была противна сама себе, но она знала, теперь она знала, что же она должна сделать!..

– Ангел смерти! – все так же спокойно произнес он. – Я знаю твое прежнее имя, Анжелика…

Он приблизился к ней, полуголый, и повторил:

– Сделай это, решись…

– Я не знаю, кто вы, зачем вы здесь и чего вы от меня хотите… – Она с радостью чувствовала, что ее голос звучит по-прежнему ясно и мелодично. – Я решилась, – твердо произнесла она.

– Если решилась, то – делай! – сказал Чаянов.

– Ты не понял меня. Утром я признаюсь в убийстве. Здесь государь. Пусть у меня отберут все мое имущество и сошлют в далекую Сибирь, на каторгу, на поселение, куда угодно! Я совершила преступление и должна понести наказание!..

– Ты говоришь глупости, – ответил он, по-прежнему на диво спокойно.

Она тряхнула пышными волосами:

– Чаянов! Оставь меня! Я не знаю тебя…

Тихими шагами он приблизился к трупу девушки.

– Я сейчас сделаю именно то, что тебе хотелось бы сделать. Ты не решаешься, ты поспешила надеть на свои желания узду. Ты просто-напросто труслива!..

Она слушала его молча, смотрела на него.

Чаянов наклонился над мертвым телом… Анжелика вздрогнула… Мужчина наклонился над мертвым телом, и… она видела это совершенно отчетливо, это не приснилось ей!.. Он впился зубами в шею мертвой девушки… Анжелика видела, как он сосет кровь!.. Надо было бежать. Надо было спастись. Возможно, следовало позвать на помощь, позвать людей… Но она стояла, словно окаменев, и не сводила с него глаз…

Он распрямился и отер мокрый от крови трупа рот бязевым рукавом рубахи. Он спокойно смотрел на женщину, застывшую от ужаса…

– Ты боишься меня? – спросил он… Этот ужасный спокойный голос!..

– Да, – она говорила тихо, едва шевеля непослушными губами. – Да, я боюсь вас… тебя… Ты… ты – вампир?.. Да… Как это называется по-русски? Упырь? Вурдалак?..

– Послушай!.. – Он протянул к ней руку…

Она выставила вперед ладони, крепче прижалась к беленой стене, вскрикнула:

– Оставь!.. Оставь меня!.. Чаянов отошел и повторил:

– Послушай!..

Она не удержалась и снова пукнула. Только теперь ее ноздри ощутили вонь и запах человеческой крови. Она закрыла лицо руками. Но все же теперь она была спокойна, потому что она знала, что именно она должна делать!..

Чаянов коротко усмехнулся и повторил:

– Послушай!.. Открой лицо и послушай меня… Она замотала головой, не отводя ладоней от лица…

– Вампиров не бывает, – сказал он. Аделаида-Анжелика опустила сначала одну руку, потом – другую.

– Зачем ты пил кровь?

– Я пользуюсь любой возможностью для того, чтобы проделать это.

– Зачем? Ведь это гадко!

– Это гадко?! Что ты говоришь мне? Кто говорит мне, что это гадко? Кто говорит? Женщина, которая только что убила ни в чем не повинную девушку! Прекрасно!..

– Я понесу заслуженное наказание. А ты? Зачем ты пил кровь?

– Это так просто не объяснишь.

– Ты хочешь объяснить мне это?

– Да. Я полагаю, что и ты захочешь стать такой же, как я.

– Никогда.

– Ты не знаешь, о чем я говорю.

– Я не хочу знать! Слышишь, не хочу!..

– Что ж, подождем. В конце концов ты захочешь выслушать меня.

– Оставь меня.

– Ты намереваешься провести ночь в этой каморке рядом с трупом?

– Уходи. Ступай в отведенную тебе комнату. Сейчас я разбужу всех, государя, моего сына, слуг и служанок. – Анжелика-Аделаида говорила твердо и решительно. – Я скажу, что ты стал моим любовником, а потом ушел из моей спальни, после чего я прокралась следом и застала тебя в каморке служанки. Ты испугался и убежал, а я, не помня себя от гнева, убила девушку.

– Говори. Можно подумать, ты в первый раз убиваешь!

– Я убила невинного человека.

– Не смеши! И прежде по твоей вине погибали невинные люди.

– Зачем ты мне говоришь это? То, что произошло сегодня ночью… Нет, прежде я никогда в жизни не поступала так!

– Да, конечно, прежде ты убивала, потому что так надо было, потому что убийства приносили пользу, пользу государству, к примеру. А невинные люди при этом погибали совершенно случайно. Да и кого возможно назвать невинным? Каждый в чем-то виновен…

– Мне не нужна казуистика. Уйди. Я не хочу видеть тебя.

Он пожал плечами. Она молча смотрела, как он надевает мундир. Он вышел из комнаты, не оглянувшись, не посмотрев на нее.

Она опустилась на пол и заплакала.

***

Анжелика-Аделаида не помнила, сколько времени просидела она на полу, в крошечной комнате, рядом с трупом убитой, задушенной ею девушки. Слезы иссякли. Она попыталась подняться, это удалось ей не сразу. Ныла спина, болели ноги, икры сводило судорогой.

Она поднялась с пола и огляделась. В каморке отвратительно пахло. Она увидела деревянный сундучок, в котором Трина хранила свое нехитрое девичье имущество. Мадам Аделаида откинула крышку. В сундуке оказались два платья, дешевый веер, пара жемчужных сережек, жемчуг был речной, мелкий… Аделаида стояла над раскрытым сундучком служанки и не понимала, зачем она откинула крышку… Наконец до ее сознания дошло, что она хочет найти какую-нибудь ленту, чтобы привести в порядок свои волосы…

« Но зачем? – подумалось ей тотчас. – Ведь я могу одеться у себя в спальне…»

Она захлопнула крышку сундучка.

Ей показалось, что в коридоре очень холодно. Она прошла вперед, но вернулась в каморку, чтобы погасить свечу. Однако в каморке не оказалось горящей свечи.

В спальне она умылась и переоделась, уложила волосы, свернув их жгутом на затылке. Она была тверда в своем решении.

***

Петр досадливо протирал глаза. Кажется, до утра было еще далеко.

– Что? Что случилось? – бормотал царь. Он понял, что перед ним – Константин.

На молодом человеке лица не было.

– Ваше Величество! Простите, Ваше Величество!.. Несчастье!.. Ваше присутствие необходимо… Непременно!..

– Черт!.. – Петр сел на кровати, спустил ноги, оглянулся. Свечи были зажжены, денщик держал наготове одежду.

– Что случилось?.. Да побыстрее ты!.. – Царь торопил слугу.

Константин молчал.

– Что случилось? – Петр досадовал.

– Убийство, – тихо произнес Константин.

Глаза царя широко раскрылись.

– Какое убийство? Кого убили? Говори! Опущенные руки молодого человека невольно дрогнули. Лицо побледнело еще больше.

Петр, уже одетый, стоял посреди комнаты. В несколько широких шагов он приблизился к юноше почти вплотную. Глаза царя засверкали.

– Кто убит? Говори! Неужели убита твоя мать? Нет! Где Чаянов?..

– Все уже на ногах. А моя мать жива. Но с ней случилось несчастье. Она убила…

– Кого? – бросил Петр.

– Свою служанку… ту девушку, финку…

– Девку?.. Убила?.. За дело, должно быть…

– Я ничего не знаю. Мать требует правосудия.

– Какое, к черту, правосудие! Если девка в чем-то и провинилась, то уже достаточно наказана!..

– Простите, Ваше Величество, мать сама хочет наказания для себя…

– С ума, что ли, спятила кума?! Дай ты ей водки… – Петр обернулся к денщику: – Снимай с меня сапоги!.. – Царь сел на кровать. Денщик склонился к его ногам. – Будят, черт знает, зачем!.. – ворчал Петр.

И вскоре он уже похрапывал, накрывшись одеялом. Константин прошел в гостиную. Его мать сидела у стола, опираясь локтем на столешницу. Пальцы ее нервно теребили кружево, которым был оторочен вырез платья.

– Где государь? – спросила она по-французски, увидев сына.

Константин помялся и отвечал тихо:

– Государь говорит, то есть он полагает, что происшедшее с тобой – пустяк. Государь приказал не будить его.

Она хотела было что-то сказать, но промолчала. В комнату вошел Чаянов. Поклонился почтительно даме. Аделаида-Анжелика не обратила на него внимания. Чаянов повернулся к ее сыну:

– Не оставите ли вы нас вдвоем, Константин? Я хотел бы побеседовать с вашей матерью…

Мадам Аделаида резко вскинула голову:

– Оставьте меня оба!

Но Чаянов не отставал. Он был спокоен, и весь его вид излучал такую уверенность, как будто он никогда в своей жизни не видел никаких убийств!

– Я все же хотел бы побеседовать с вами, мадам, – спокойно произнес он.

– Я не хочу ни с кем говорить… – пальцы Аделаиды сжимались и разжимались на скатерти.

Чаянов сделал знак Константину, затем что-то шепнул ему на ухо. Молодой человек тихо покинул комнату. Аделаида все это видела. Она уже понимала, что разговора с Чаяновым не избежать, но закрыла глаза.

– Я знаю, что вы не уйдете, – сказала она Чаянову.

– Я не уйду, – ответил он. – Откройте глаза, мадам. Это все же нелепо – закрывать глаза на жизнь.

Она открыла глаза и посмотрела на него.

– Александр Васильевич! Неужели так трудно понять, какие чувства я испытываю, как я противна сама себе! Я никого и ни в чем не виню. Виновата я одна. Зачем вы преследуете меня? Если вы опасаетесь за свою репутацию, то вот вам еще один вариант того, что я намереваюсь сказать. Я вовсе не упомяну о вас. Я скажу, что убила девушку, будучи в состоянии аффекта, раздраженная ее неловкостью.

– Благодарю вас! Я уже понял, что покамест мне не удастся переубедить вас. И потому я прошу вас лишь об одном: пойдемте снова в каморку, где лежит труп этой несчастной девушки!

– Нет, нет! Я не хочу!..

– Ладно. Тогда позвольте мне пойти туда одному. Ничего не предпринимайте, покамест я не вернусь…

Она вдруг посмотрела на него пристально.

– Вы снова хотите пить кровь? – в ее голосе не было любопытства.

– Допустим, – ответил он осторожно. – Но, может быть, мы снова будем обращаться друг к другу на «ты»?

– Не будем, Александр Васильевич.

– Я более не досаждаю вам. Я прошу лишь об одном: подождите здесь, в этой комнате, моего возвращения. А как только я вернусь, делайте, что хотите. Согласны, мадам?

Она кивнула и отвернулась.

– Благодарю! – Чаянов вышел.

Оставшись в одиночестве, Аделаида явно нервничала. Она то принималась кусать губы, то закрывала лицо ладонями, то наклонялась низко над столешницей. Она изнемогала от стыда и отчаяния. Ей нужно было понести наказание. Наказание необходимо было ей, как воздух – умирающему, который задыхается в агонии! Но она уже решила, каковы будут ее дальнейшие действия. Она не строила ни малейших иллюзий относительно действенности российского правосудия. Но она кое-что задумала.

– Ведь эта девушка – не крепостная, не крепостная!.. – шептала она.

Ей казалось, что время тянется долго, очень долго. Но в окнах по-прежнему стояла непроницаемая тьма.

«Боже! – подумала она. – Как страшно будет жить в этом новом городе! Туманы, холод, темнота долгих ночей – все это будет поглощать, высасывать человеческие жизни. Но несомненно эта новая столица все же, несмотря ни на что, будет прекрасна! Я знаю вкус Петра. В северном краю холодной тьмы будет воздвигнут город, который напомнит здесь, на севере, об изяществе Венеции…»

Дверь скрипнула. Вошел Чаянов.

– Я окончил свое дело, – сказал он. – Теперь вы можете начинать свое.

Она ждала новых уговоров, просьб, но он тотчас покинул комнату.

Теперь можно было начинать действовать. Аделаида вышла в сени. Слуга дремал, разложив господские шубы наподобие постели. Аделаида вздохнула и потрясла его за плечо:

– Никита, проснись…

Слуга открыл глаза и приподнялся. Увидев мадам Аделаиду, он поклонился, все еще сонный.

– Дай мне шубу, Никита, – сказала кротко Аделаида. И не удержалась от упрека: – И почему ты всегда спишь на шубах, Никита?

Слуга поспешно рылся в груде шуб, отыскивая ее шубу. – Да что шубам сделается! – ворчал он. – Ведь это же шубы, а не медведи живые!..

– Шубы мнутся и плешивеют, когда на них спят, – заметила мадам Аделаида машинально.

– Не могут шубы меховые мяться! – возразил Никита авторитетно. – Это холст мнется, который на платья идет, а шубы, те не мнутся!

У Аделаиды пропала всякая охота спорить. Никита с победным и снисходительным видом встряхнул ее шубу. Она сунула руки в рукава и застегнула крючки.

– Продолжай спать, – сказала она Никите и невольно усмехнулась.

Он тотчас принялся исполнять ее приказание: повалился на шубы и захрапел.

Мадам Аделаида вышла на крыльцо. Странная улыбка не сходила с ее лица. Она знала, куда сейчас направится, но внезапно приостановилась. Легкая поземка швырнула в глаза и на волосы горсти снега. Аделаида поняла, что не накинула платок. Но ей уже не хотелось возвращаться. Она подняла голову. Темное небо слабо прояснилось. Женщина решительно шагнула с крыльца в снег. О! Надо было надеть сапоги поверх туфель. Но она не станет возвращаться, не станет! Пусть она простудится и умрет, пусть!.. Впрочем, она твердо знала, что обладает железным здоровьем.

Холод и снег взбодрили ее. Да, она низко пала, она была отвратительна. Но она понесет заслуженное наказание… Однако вдруг Аделаида поняла, что умирать она не хочет. Нет, только не смерть, только не смерть!.. Странно (или не странно!), но теперь она уже не думала о том, что состарилась. Парадоксальным образом ей казалось, что впереди ее ожидает нечто новое, какая-то новая полная жизнь…

Аделаида вышла на заснеженную дорогу, по которой уже потянулись финские сани, большие розвальни и маленькие вейки. Мадам Аделаида подняла руку. Вскоре одни небольшие санки остановились. Возница, невозмутимый финн, наклонил голову в меховой шапке, приветствуя женщину, которая явно была знатной госпожой. Аделаида заговорила с ним по-немецки, примешивая и финские слова. Она спрашивала, не может ли он отвезти ее в деревню, она назвала эту деревню…

– Это не так далеко, – сказала она.

– Нет, это не. близко, – невозмутимо возразил возница. Аделаида хотела было дать ему денег, но вдруг обнаружила, что у нее нет денег при себе. Возница смотрел на нее. Он явно догадался, что она хочет дать ему денег, но тотчас понял, что денег у нее нет! Однако и она не растерялась. Склонила голову набок и пальцами обеих рук вынула из мочки правого уха золотую сережку с изумрудом.

– Вот, – протянула она сережку вознице, – это дороже любой платы. Возьми!

Финн спокойно взял украшение, попробовал золото на зуб и кивнул, предлагая даме садиться в санки. Вскоре они уже были далеко от деревянного дома, где мадам Аделаида и ее сын помещены были на жительство.

Легкий снег кружил в воздухе и медленно опускался на землю. Аделаида сунула руки в рукава. Она вдруг почувствовала себя почти молодой, почти девчонкой, которая едет навстречу своей судьбе, куда глаза глядят… Но нет, она ехала не наугад. Она знала, куда она едет. Она ехала в финскую деревню, где жила тетка убитой Трины. На всякий случай она спросила возницу:

– Ведь вы, финны, – не крепостные, так ведь?

– Нет, – лаконически отвечал он. – Наши мужики – не крепостные. Русские мужики – крепостные, а наши – нет.

Дальше они ехали в молчании.

***

Завиднелись черепичные крыши финской деревни. Аделаида жадно вдыхала морозный воздух. Сейчас ее жизнь снова изменится!

Да, со стороны может показаться, что она сейчас совершает глупость, но она должна это сделать! В сущности, она делает это для себя. После того, что произошло, она не будет жить по-прежнему, не будет!.. Внезапно она вспомнила своего зятя Андрея, мужа Онорины-Ольги, который столько раз в своей жизни убивал. Кажется, его совершенно не мучила совесть. Или он просто-напросто предпочитал таить, таить свои истинные чувства?..

Санки въехали в деревню.

– Куда везти госпожу? – спросил возница на ломаном немецком, говоря об Аделаиде в третьем лице.

– Вези к дому старосты, – велела она.

Он выбрался на снег и оглянулся. Вокруг никого не было, он подошел к окну ближайшего дома и постучал кнутовищем в ставню. Вскоре на крыльцо вышла закутанная в платок женщина. Возница о чем-то спрашивал ее на финском языке. Конечно, он спрашивал, где дом старосты. Женщина отвечала. Возница вернулся в сани, и лошадь тронулась с места.

Дом старосты мало отличался от прочих домов деревни. Возница вызвал старосту, который оказался приземистым хмурым мужиком. Староста не говорил ни по-немецки, ни по-русски. Аделаида попросила возницу быть переводчиком, но тот сказал, что это возможно лишь за дополнительную плату. Аделаида, не споря, вынула из уха вторую сережку. Староста хмуро посматривал на странную даму. Аделаида сказала, что произошло убийство жительницы этой деревни. Возница переводил. Аделаида знала, что тетку Трины зовут Лееной.

– Произошло несчастье, убита Трина, племянница старой Леены.

Староста, стоявший на крыльце, повернул голову к сеням и кого-то позвал по-фински.

В достаточной степени быстро выбежал на крыльцо мальчик-подросток и, подчиняясь приказу старосты, который, должно быть, приходился ему отцом, побежал между домами. Аделаида ждала. Снегопад унялся. Она не чувствовала холода. Мальчик вернулся в сопровождении старухи, кутавшейся в темную шаль. Старуха тотчас принялась спрашивать старосту, в голосе ее явственно слышались вопросительные интонации.

– Она спрашивает, кто убил ее племянницу? – перевел возница.

Аделаида все же не решалась здесь, в деревне, признаться в совершении убийства. Она боялась самосуда.

– Если ты, старуха, поедешь в поселок, где живет боярин, надзирающий за строительными работами, ты все узнаешь. Там сейчас царь, он будет судить убийцу, – перевел возница.

Старуха аккуратно вытерла глаза краем шали и что-то сказала. Возница снова выступил в роли переводчика:

– Старая Леена боится ехать одна. Она одинокая женщина, она просит, чтобы помощник старосты поехал с ней…

Старуха заговорила со старостой, тот отвечал.

– Госпожа, старуха, помощник старосты – это трое, – сказал возница. – В моей вейке не могут ехать трое…

Какое-то время ушло на решение вопросов о том, поедет ли помощник старосты с Лееной. Помощник, очень похожий на старосту, заявил, что, поскольку убитая девушка не была его родственницей, он не станет гонять свою лошадь. Все-таки решено было выделить для поездки сани и лошадь, принадлежавшие общине. У старой Леены не было ни саней, ни лошади.

– Она бедна, ее племянница посылала ей деньги с оказией. Она очень горюет, потому что теперь никто не будет посылать ей деньги. Она думала, что племянница накопит денег на порядочное приданое и сможет выйти замуж… – переводил возница простые фразы старой Леены.

Аделаиде-Анжелике все это вовсе не казалось смешным. Она не могла бы упрекнуть старуху в скаредности и бесчувствии, потому что понимала, что такое жизнь в труде и бедности. Аделаида вновь и вновь ужасалась своему поступку. Она убила человека! Она убила обыкновенного человека, обыкновенную девушку. Да именно в этом и заключается весь ужас, в том, что она убила самого обыкновенного, очень обыкновенного человека!..

Лошадь довольно быстро бежала по дороге. Снег уже успел затвердеть, сделаться накатанным. Лошадь бежала рысью.

***

Далее все происходило со скоростью событий, происходящих во сне. Вот они все, то есть Аделаида, помощник старосты и тетка убитой Трины, стоят у крыльца дома, где совершилось убийство, это дом Константина и мадам Аделаиды; это дом, где остановился царь Петр. Вот царь выходит на крыльцо, и Аделаида с изумлением слышит, – как он начинает говорить с финнами на их родном языке! А она стоит, по-прежнему с непокрытой головой. И рядом с ней почему-то оказывается Чаянов и тихо переводит ей слова Петра и финнов.

– Так что же вам надо? – спрашивает царь.

Помощник старосты отвечает, что убийца должен быть наказан. Старая Леена просит отдать ей тело племянницы для похорон. Царь говорит старухе, что тело будет выдано ей, затем обращается снова к помощнику старосты:

– Скажи-ка мне, братец, вы ведь мои подданные?

– Да, – степенно отвечает финн, – мы теперь подданные русского царя.

– Стало быть, – продолжает Петр, – если вы – мои подданные, то вы и подчиняетесь законам моего государства.

Финн подтвердил кивком.

– Я, – говорит царь, – собираюсь кое-что исправить в законах моего государства, но это будет еще не так скоро. А покамест правосудие вершится по старым законам. Стало быть, дело в том, что надо найти убийцу…

Аделаида-Анжелика резко подалась вперед:

– Убийца – я! Я убила эту девушку; она была моей служанкой, и я убила ее в состоянии аффекта, раздраженная ее неуклюжестью. Она опрокинула на меня умывальный кувшин… – Аделаида лгала почти вдохновенно, уверенная в том, что Чаянов правильно переводит ее признание финнам.

Помощник старосты и Леена повернулись к знатной даме и смотрели на нее, оторопев.

– Госпожа лжет, – спокойно сказал Петр, – но даже если бы она говорила правду, ее пришлось бы допрашивать с пристрастием, то есть пытать. Потому что, согласно действующим законам, только признание, данное под пыткой, является доводом в суде. Но и это еще не все! Кто обвиняет эту даму в убийстве? Ты? – Он уставил палец в помощника старосты.

Тот покачал головой и проговорил:

– Нет, не я! Она! – он, в свою очередь, указал на старую Леену.

– Ты, старуха, обвиняешь госпожу в убийстве? – спросил Петр.

Тетка Трины побледнела, затем все же сказала:

– Но ведь кто-то убил ее…

– Верно! – сказал Петр. – Верно, кто-то убил ее? Стало быть, ты обвиняешь госпожу?

– Нет, – отказалась старуха. – Я не знаю, кого обвинять. Я хочу, чтобы суд узнал…

– Ладно. Ты хочешь, чтобы суд узнал. Ты подашь прошение. Но по существующим законам тебя тоже следует пытать. Иначе как доказать, что ты права, подавая прошение? Я не полагаю эти законы справедливыми, но у меня все еще руки не доходят, никак не соберусь распорядиться об изменении таких дурацких, в сущности, законов. Так ты, старуха, согласна, чтобы тебя подняли на дыбу?

Старая финка молчала. Петр усмехнулся в усы:

– Вижу, что не согласна. Тогда я тебе вот что предлагаю: сейчас тебе выдадут тело девки для похорон, а я вот прямо сейчас дам тебе денег, потому что я – государь этой страны и понимаю твое горе. Ну, а теперь ты согласна?

Старуха облизнула кончиком языка сухие тонкие губы.

– Да, согласна я, согласна.

Петр приказал денщику принести кошель и тотчас отдал кошель старой Леене. Затем распорядился о том, чтобы финнам выдали тело Трины. Старуха и помощник старосты поклонились и поблагодарили.

– Пойдем, кума! – обратился Петр к Аделаиде. – Я с тобой после поговорю.

Аделаида, склонив покорно голову, поднялась на крыльцо и пошла вслед за государем. Она вдруг ощутила страшную усталость, слабость в ногах и ломоту во всем теле. Через несколько минут она очутилась в гостиной. Ее поразило почему-то, что в комнате ничего не изменилось. Она совершила мерзкий поступок, она ощутила себя грязной, она искала правосудия и не нашла, а в скромной гостиной ничего не изменилось. Но ведь так и должно было быть! Да, да!

– Ну, кума, – начал Петр, – своевольница ты, но такого я и от тебя не ожидал!..

Аделаида-Анжелика понурилась.

– Это ужасно… – пробормотала она. – Я – убийца… – Она не договорила.

– Да кто же говорит об этой девке! – Петр хохотнул, затем посерьезнел. – Поверь, кума, я дал ее тетке достаточно денег. Но зачем ты подняла шум, зачем поехала в деревню? Ты, кума, дорога моей душе, но иной раз ведешь себя, как дитя, право! И все же ты запомни: я добр, но и мое терпение не безгранично! Ступай к себе, отдохни, ты вся дрожишь. А завтра ты едешь со мной в Москву!..

Тон царя явственно указывал на то, что возражений он не потерпит. Аделаида ушла в спальню. Она безмолвно сидела на застланной постели, тупо глядя прямо перед собой. Вошла кухарка с одной из своих помощниц. Кухарка принесла на подносе кофейник и чашку, а также хлеб и вкусное финское масло.

– Подкрепите ваши силы, госпожа, – пригласила кухарка. Затем обратилась к своей помощнице: – А ты, девушка, переодень барыню!..

Мадам Аделаида безвольно отдалась в руки служанки, не очень, впрочем, умелые. Но все же вскоре усталая женщина уже сидела в пеньюаре и пила кофе. Вдруг она ощутила голод и с удовольствием откусывала от ломтя хлеба с маслом. Но глаза уже слипались, хотелось спать. Аделаида поставила пустую чашку на поднос и легла. Она даже не заметила, как ушли кухарка и девушка. Последней смутной мыслью засыпающей женщины оказалась мысль о том, что следует нанять новую служанку. Эта мысль показалась Аделаиде парадоксально комичной… Служанку… Да, служанку… Надо будет привезти ее из Москвы… Темнота окружила мадам Аделаиду со всех сторон, обволокла усталое тело. Она крепко заснула.

***

Аделаида проснулась бодрая, освеженная долгим сном. В утреннем простом платье она завтракала в столовой одна. Никто не беспокоил ее. Сейчас она не хотела никого видеть, даже царя Петра, даже сына. И более всего она опасалась столкнуться с Чаяновым, с этим загадочным Чаяновым! Но и он не вышел в столовую. Вскоре она догадалась, что и он не хочет попадаться ей на глаза. После завтрака начались поспешные сборы. Она была уже готова, когда Петр вышел в сени.

– Вот что, кума, – сказал он, – я с верным моим человеком останусь здесь еще на пару дней для инспекции. А ты поезжай в Москву, покажись Катерине, она рада будет. А там и я возвращусь и справим крестины на диво!..

– Да, государь, – мадам Аделаида склонила голову.

Петр вдруг схватил ее крепкими пальцами за подбородок, приподнял ее лицо, пристально взглянул в глаза. Аделаида невольно зажмурилась.

– Открой глаза, кума! – приказал Петр. Она послушалась, хотя ей и не хотелось открывать глаза. Она не посмела ослушаться. – Ты помни, кума, – произнес Петр сурово, – ты – мой человек! Помни!

Аделаида смотрела на него, глаза ее были печальны.

– То-то! – Петр отпустил ее. Сын также простился с ней.

– Прости меня, – сказала мать.

– Как я могу судить мать, – Константин пожал плечами и поцеловал ей руку.

К счастью, Чаянов не явился прощаться с ней. Она уже садилась в сани, когда Петр появился на крыльце и легко сбежал на дорогу.

– Прощай, кума! – И с этими словами он расцеловал ее в обе щеки и размашисто перекрестил.

Укатанная зимняя дорога снова потянулась перед глазами Аделаиды, глядящей из крытых саней. «Вечная путница…» – думалось о себе. Хотелось предаться приятным меланхолическим мыслям, но нет, нельзя было! После той ночи, когда она совершила мерзкое убийство, когда она была такой гадкой, такой отвратительной… Нет, после той ночи она уже не сможет стать прежней, уверенной в себе, в своих словах и поступках. Душа уже не была охвачена смятением, уже не хотелось умереть. Да и зачем наказывать себя смертью, если жизнь с постоянным чувством вины – она и есть самое страшное наказание!..

Началась поземка. В потемневшем воздухе закружились странные столбики, смутные клочья мрака. Заснеженная равнина казалась бескрайней. «Не было бы бури!» – подумала Аделаида. Но ее тревожное предположение не оправдалось. Поземка стихла. Яркий месяц выглянул из-за туч и осветил дорогу. Эх! Ехать бы так долго-долго, всю жизнь! Ехать бы так, успокаивая мучительное чувство вины, укачивая душевную боль быстрым движением саней…

Вдруг Аделаида вздрогнула. Она услыхала четкий перестук копыт. Лошадь скакала быстро. Взволнованная Аделаида приказала кучеру остановиться. Всадник подъехал совсем близко. Она узнала Чаянова. Его спокойные глаза смотрели на нее из-под надвинутой на лоб треуголки. Ей было неприятно видеть его, свидетеля ее позора. Он молчал.

– Что вам нужно от меня? – спросила она тихо. – Вы преследуете меня. Зачем? Погодите!.. – Она приказала кучеру ехать медленно. Чаянов пустил лошадь рядом с санями. Негромкий разговор продолжился.

– Я вижу, вы успокоились, – сказал Чаянов, не отвечая на ее вопросы. – Я с первого взгляда на вас понял, что именно вы, вы… – Он не договорил.

– Я не понимаю вас, – Аделаида чуть качала головой, – вы не обманете меня! Вы вовсе не влюблены в меня; более того, вам безразлично мое тело, моя внешность; я теперь понимаю это ясно. Чего же вы хотите от меня? Зачем гонитесь за мной?

– О женщины! – Чаянов потрепал гриву своей лошади правой рукой, затянутой в кожаную перчатку. – Вам знакомы только два мужских настроения: или мужчина должен без памяти влюбиться в вас, или вы ему безразличны в качестве объекта влюбленности, и тогда все дела и разговоры теряют смысл!

Аделаида вздохнула.

– Да, я понимаю, вы не влюблены в меня. Но если мужчина не влюблен в женщину, чего же он хочет от нее? Денег? Каких-то одолжений? Но каких? Я признаюсь вам, мне тяжело видеть вас. Вы – свидетель моего позора. Но я прямо спрашиваю: чего вы хотите от меня? Чем я могу вам быть полезна? Можете ли вы коротко и ясно ответить на мои вопросы?

– Нет, – сказал Чаянов, – коротко я не могу ответить на ваши вопросы. Мы поговорим в Москве. Мы непременно встретимся! Я вовсе не преследую вас. Вы все поймете после того, как мы побеседуем в Москве. Тогда все прояснится и, я думаю, вы во всем согласитесь со мной! А покамест прощайте!.. – Он поворотил коня и поскакал прочь.

Аделаида велела кучеру ехать быстрее. Она вдруг почувствовала, что ей все безразлично. Чувство вины не отпускало ее, но она уже привыкала жить с этим грызущим душу чувством вины.

***

Молодая царица Катерина сияла прелестью материнства. Она гордо подвела мадам Аделаиду к нарядной колыбели, в которой лежала будущая крестница француженки. Личико крохотной Аннушки поразительно напоминало красивое лицо Петра, это не укрылось и от взоров юной матери.

– Вылитый Петруша! – радостно восклицала Катерина.

– Да, быть может, в этой колыбельке дремлет будущее России… – в задумчивости проговорила Аделаида.

(Самое любопытное, конечно, то, что Аделаида не ошиблась в своих предположениях. Будущее России действительно дремало в колыбельке новорожденной Анны Петровны, ибо именно ей предстояло сделаться вместе с мужем, герцогом Голштин-Готторпским, родоначальницей той ветви династии Романовых, которая и правила Российской империей до самого конца этой империи, а с ней и династии Романовых! Эта ветвь называется Голштин-Готторпской ветвью и включает в себя российских монархов от Петра III до Николая II и его брата Михаила, правившего лишь несколько дней!)

– Я знаю, – весело сказала Катерина, – вы будете крестной матерью моей Аннушки!

– А кто же будет крестным отцом? – спросила Аделаида-Анжелика. Она только что сообразила, что и вправду не знает, кто же будет крестным отцом новорожденной принцессы и, соответственно, кумом Аделаиды.

– Неужели Петруша не сказал? – удивилась молодая царица. – Крестным отцом Аннушки будет граф Яков Вилимович Брюс! Человек замечательный, право! Он выходец из Шотландии, отличался и в Крымском походе, и в Азовском, а теперь и на севере отличается. С такими, как он, Петруша одолеет шведов!.. – Глаза царицы блестели.

Аделаида улыбнулась.

– О! Ваше Величество! Вы сделались настоящей сподвижницей Его Величества государя!

– Зовите меня по-прежнему Катериной! – Царица, в свою очередь, заулыбалась. – Конечно, я стараюсь входить во все Петрушины дела, но только для того, чтобы говорить с ним, ободрять его. Я не из тех женщин, которые вмешиваются в дела своих мужей, допекают мужей советами. Я не такая. Мне совершенно не интересно быть царицей, Ее Величеством, я хочу быть женой царя и матерью его детей!..

Аделаида искренне любовалась оживленным лицом Катерины, излучающим живой ум и жизненную энергию. О Брюсе мадам Аделаида, конечно же, слышала, но видеть его ей еще не доводилось; он почти постоянно находился на театре военных действий затяжной Северной войны.

***

В доме Аделаиду встретили слуги. Они знали и помнили Онорину-Ольгу, пылкого Андрея, Митрия Кузьмина и его сестру; они видели в свое время хрупкую Анхен Монс и страстную принцессу Наталию… Аделаиде было неловко с ними. За ужином она почти ничего не ела. А ночью долго не могла заснуть. Да, совсем еще не так давно в этом доме кипела жизнь, раздавались молодые голоса. А ныне – запустение и тоска. Что делать? Как жить дальше? Катерина, разумеется, узнает о совершенном мадам Аделаидой преступлении! Но Катерина умна, очень умна, умна очень по-женски. Она если и узнает что-то запретное, то виду не подаст. И неужели она совсем забыла о пасторе Глюке и фрау Марии, которые воспитали ее? Неужели она совсем не думает об их дочерях, Марте и Елене, своих названых сестрах?.. Но если и помнит, если и думает, то наверняка таит эти мысли, эту память в своей душе, да, умна, по-женски умна!..

Аделаида закрыла глаза. Надо было заставить себя заснуть!

На следующий день Петр еще не приехал. Она не знала, куда себя деть. Сидела в гостиной у камина, смотрела на огонь, пыталась вспоминать прошлое. А прошлое у нее было большое, разнообразное; богатое прошлое, богатое. Но теперь оно представлялось усталой женщине смутным, странным, нелепым. Нет, желание уйти из жизни не было таким уж нелогичным. Ей надо умереть, она должна умереть.

Ее жизнь потеряла смысл. Она никому не нужна в этой жизни…

Огонь в камине ярко пылал. Она всматривалась в сверкание пламени. Огненные язычки преображались в странных существ, наделенных зыбкими алыми телами и смутными яркими ликами… Нет, еще несколько таких одиноких дней и она сойдет с ума, просто-напросто сойдет с ума!..

Но на следующий день прибыл государь.

***

Никто не мог бы узнать измученную, отчаявшуюся женщину в моложавой крестной матери новорожденной принцессы Анны. Аделаида принарядилась, на ней было одно из ее лучших платьев, шея, уши и пальцы сверкали драгоценными камнями украшений. С ее лица не сходила любезная улыбка. Она твердо решила не думать о том, что знают и чего не знают о ней в Москве. Она вела себя, как должно было себя вести знатной доме, довереннице государя и крестной матери принцессы!

Очень ободряло Аделаиду и внимание государя и то, что она не видела в толпе придворных Чаянова, хотя и не сомневалась в том, что он вернулся вместе с царем.

Яков Вилимович Брюс оказался статным мужчиной с красивыми, несколько суровыми чертами лица. Он был весьма любезен со своей кумой, но никакого особенного интереса не проявлял к ней. Это даже немного удивило мадам Аделаиду. Ведь все-таки она – не последнее лицо в окружении государя. Но особенно задумываться о причинах равнодушной любезности Брюса она не стала.

***

Обед, состоявшийся после крестин принцессы, продлился долго, отличался пышностью и обилием блюд и напитков. Пожалуй, впервые мадам Аделаида смогла распробовать многочисленные кушанья старорусской кухни. Поданы были: папашник, щучий присол, белужье огниво в ухе, севрюжий варанчук, щи с тешею, звено с хреном, схаб белужий, тельное из рыбы, пироги, расстегаи, кулебяки, раки, всевозможные ботвиньи, черный и красный виноград, апельсины, яблоки… Вино лилось рекой, крепкие водки и настойки разливались морем разливанным…

Царь не любил, когда во время пира гости пренебрегали горячительными напитками.

– Пить всем! – Темные глаза сверкнули огненно.

После такого приказа бокалы, стаканы и рюмки опоражнивались еще скорее, чем прежде. Государь провозглашал тост за тостом.

– Здоровье новорожденной и новокрещеной принцессы Анны Петровны!.. Здоровье государыни царицы Екатерины!.. Здоровье Александра Данилыча Меншикова!.. Здоровье Брюса!.. Здоровье Дивьера!.. Здоровье Апраксина!.. Здоровье Гордона!..

Пили здоровье сподвижников Петра.

Аделаида заметила, что теперь ей нравится пить; ей хотелось забыться, забыться! И она осушала бокал за бокалом. Перед глазами плясали раскрасневшиеся лица опьяневших сподвижников царя Петра. Затем грянула музыка, и тогда заплясали и ноги, ботфорты и туфельки. В окна огромного зала ворвались пушечные громы, давался салют в честь крещения принцессы Анны. Затем гости, стоя у окон, любовались роскошным фейерверком. Но мадам Аделаида не в силах была подняться со стула. Откинувшись на высокую, резную и жесткую спинку, она смотрела прямо перед собой, полузакрыв глаза. Голова кружилась; непонятное веселье, нечто наподобие лихости, охватывало душу…

Аделаида не удивилась, когда мужская рука пожала ее руку. Ей было все равно. Она смотрела, щурясь. Ей показалось, что мимо нее прошел спокойный Чаянов. Затем над ее лицом, словно из тумана, выплыли точеные черты лица Якова Брюса. Мужественный голос произнес негромко:

– Я прошу вас поехать со мной…

Конец фразы растаял в сумраке опьянения. Аделаида ничего не отвечала. Ей было безразлично. Щурясь, она протянула руки навстречу сильным мужским рукам в рукавах темно-зеленого кафтана.

Затем ясно возникло видение Чаянова. Она ощутила, как ее ведут, обхватив крепко за талию. Вот ее подхватили и понесли. Она запрокинула голову. Перед глазами начали свой танец огни свечей и лепные украшения потолка.

Карета, укрепленная на полозьях, покатилась. Странно, но Аделаида была в карете одна. Должно быть, Чаянов и Брюс ехали в другом экипаже или верхом. Вяло шевельнулась в мозгу мысль о возможности бегства. Ведь, в сущности, ее увозят, ее похищают. Карета все же ехала не так уж быстро. Может быть, стоит толкнуть дверцу? Или нет, она слишком пьяна для таких рискованных прыжков…

Ее укачивало в карете, клонило в сон. Она и сама не заметила, как уснула.

***

Аделаида-Анжелика очнулась на постели и, едва раскрыв глаза, поняла, что она лежит на незнакомом ложе в незнакомой комнате. Нет, она не испугалась. Она множество раз в своей жизни просыпалась в чужих комнатах, на чужих простынях. О, как она устала от всего этого, как она устала от жизни. Если бы сейчас, вот сейчас, закрыть снова глаза и легко-легко перестать дышать. Но нет, вряд ли ей это удастся именно сейчас. Виски ныли. Она приподняла голову, растрепанные волосы были тяжелы ей. На стене она увидела шнурок сонетки – колокольчика для вызова слуг. Аделаида-Анжелика позвонила, дернув шнурок. Раздался тонкий звон. Спустя несколько минут дверь отворилась и в комнату вошла высокая стройная девушка. В окна уже бил солнечный свет белой зимы. Окна выходили не на улицу, а в сад. Можно было видеть облепленные снегом черные ветки деревьев. Аделаида посмотрела на вошедшую девушку. Это действительно было любопытное зрелище, потому что девушка была арапкой, чернокожей. На ней было обычное платье служанки из хорошего дома, но на голове – экзотический тюрбан из пестрой ткани. Молодая арапка улыбнулась, присела в изящном поклоне и, обнажив белоснежные зубы, крепкие и большие, спросила учтиво:

– Что будет угодно госпоже?

Она говорила по-французски.

– Это ты раздела меня? – спросила Аделаида. Она и вправду была раздета до сорочки.

– Я, госпожа, – улыбнувшись, отвечала чернокожая девушка. – Прикажете одеть вас? Теплая вода для умывания готова. Господа ждут вас в столовой пить кофе…

«Господа! – подумала Аделаида. – Господа – это, должно быть, Брюс и Чаянов…» А вслух она сказала, тяжело вздохнув:

– У меня ужасно болит голова! Принеси мне что-нибудь, какое-нибудь снадобье, помогающее от головной боли!

Девушка снова белозубо улыбнулась, снова присела в изящном поклоне и вышла. Мадам Аделаида откинулась на подушки. «Должно быть, я в доме Чаянова, – вяло думала она, – или в доме Брюса… Не все ли равно…»

Дверь снова отворилась, девушка принесла на подносе небольшой кувшин и стакан, а также блюдо с кусками холодной говядины. Легко изогнув стройный стан, она водрузила свою ношу на стол.

Аделаида встала с постели и приблизилась к столу. Арапка предупредительно налила в стакан из кувшина мутноватую жидкость. Аделаида попробовала. Жидкость отдавала острым и пряным. Аделаида поморщилась. Чернокожая девушка заметила это.

– Не бойтесь, госпожа, пейте. Это огуречный рассол – самое верное средство от головной боли! И говядина – тоже!..

– Что – тоже? – полюбопытствовала дама, чуть скривив губы. – Что? Холодная говядина – тоже средство от головной боли?

Чернокожая девушка весело рассмеялась:

– Да, госпожа, от головной боли, вызванной горячительными напитками, простите за откровенность!

– А ты – бойкая особа, – заметила дама.

– Да, госпожа, я – бойкая особа!..

Обе женщины расхохотались.

Аделаида, сидя за столом, заедала огуречный рассол ломтиками холодной говядины. Арапка приготовила все необходимое для умывания.

– Мое платье в порядке? – спросила Аделаида.

И уже спустя полчаса, одетая и причесанная, она входила в столовую, где ее ждали за кофием Брюс и Чаянов. Да, она не ошиблась!..

***

Царь Петр вернулся поздно в жилые покои своего дворца. Он уже привык к тому, что Катерина ждет его и ни за что не ляжет в постель, покамест он не вернется. Вот и сейчас молодая жена не спала. Он застал ее сидящей в креслах. Акулина, одна из ближних служанок, расчесывала черные, как вороново крыло, волосы царицы. Заслышав шаги мужа, Катерина резко мотнула головой. Он вошел, и она бросилась ему навстречу.

– Матушка! – воскликнула Акулина, опуская частый гребень.

Петр обнял жену, жадно вдыхая запах ее волос, нежный и странно мускусный.

– Что случилось? – Катерина чуть запрокинула голову. Даже когда Петр молчал и притворялся, что все идет хорошо, ему не удавалось обмануть ее! Она всегда угадывала, когда он особенно тревожился. И теперь она тоже угадала.

– Что, что случилось, Петруша? Ты можешь сказать мне?

– Ты не знаешь? – тихо спросил Петр. Катерина замотала головой, совсем по-детски:

– Нет, нет, не знаю…

Катерина бросила быстрый взгляд на служанку, но тотчас поняла, что случившееся является тайной лишь отчасти.

– Как Аннушка? – спросил заботливый отец.

– Здорова, пузыри пускает, – улыбнулась Катерина.

– Слава Богу! А ты не падай духом, беда случилась.

– Акулина, ступай! – быстро распорядилась царица.

Акулина отложила гребень на туалет, перед зеркалом, и, поклонившись, вышла.

– Беда, душа моя, беда! – Петр усадил жену на постель. Он и сам уселся рядом и обнял ее крепко за плечи. – Беда! Мадам Аделаиду убили!

Катерина вздрогнула в его объятиях:

– Кто?.. Как?.. За что?.. Почему?.. Нет!.. – вырвалось у нее невольно.

– Да я и сам ничего еще не пойму! Тело ее нашли в спальном покое ее дома…

– Нашли? Но кто?..

– Одна из служанок. Слуги все уже посажены под крепкий караул. Пытаны будут накрепко, а покамест спрошены.

– И что же говорят?

– Разное говорят. Госпожа-де вернулась поздно после крестинного обеда. Только одни говорят, будто вернулась в тот же день, а другие – будто вернулась на другой день. Поди пойми!

– Это ужасно! Надо дать знать ее сыну, Константину.

– Уже отправлен гонец.

– А тот ее сын, который во Франции, в Париже? Ты прикажешь отправить письмо?

– Да, но прежде будут допрошены слуги.

Катерина, призадумавшись, накручивала на палец длинную блестящую черную прядь.

– А как все же она убита? – спросила молодая царица. – Ну, ножом, или как?

Умный вопрос, – Петр и сам несколько успокоился, видя, что жена не теряет самообладания. – Умный вопрос, – повторил он. – И знаешь ли, Катеринушка, я ведь тебе не все сказал. Прежде скажу тебе, что мадам Аделаида найдена задушенной. И вот это-то и наводит меня на некоторые мысли… – И он рассказал Катерине о смерти Трины. Молодая царица слушала внимательно. – Понимаешь, – говорил царь, – ты понимаешь, где собака зарыта?! Девка была задушена, а теперь и мадам Аделаида задушена…

– А ты уверен в том, что эту девушку, Трину, убила, задушила мадам Аделаида? – Катерина размышляла.

– Да ведь она сама об этом заявила!

– Но она такая странная женщина… – Катерина не договорила.

– Ты думаешь, она кого-то покрывала? Настоящего убийцу? Но кого? И зачем?

– Да, пожалуй… – Катерина по-прежнему смотрела задумчиво.

Петр также выглядел напряженно размышляющим.

– Кажется, у нее что-то было с Чаяновым… – наконец произнес он.

Катерина поморщилась, но черные глаза ее смеялись.

– Прости, Петруша, – сказала она, – я ведь воспитана в немецкой строгости и никак не могу привыкнуть к простоте французских нравов!..

– Нет, – сказал Петр, чмокнув ее в щеку, – нет, Чаянов тут ни при чем. Для чего ему убивать эту несчастную девку? Да если и было что между ним и мадам Аделаидой, девку-то к чему душить?! И Брюс, Яков Вилимович, в дружбе с ним и с его отцом. Нет, я уже успел узнать Александра Васильевича, он верный человек, а до его амурных дел я не касаюсь…

Катерина слушала молча, затем кивнула. Ночь прошла как обычно. А когда царь, удовлетворенный и счастливый, крепко заснул, его молодая жена все еще лежала с открытыми глазами. По своему обычаю, она не стала спорить с мужем, отстаивая свою версию преступления, во всем с ним согласилась, но теперь размышляла про себя, раскинув на постели юные живые члены, нисколько не утомленные любовными утехами…

«Конечно, мадам Аделаида способна на убийство, – думала Катерина, – ведь это она убила бывшую царицу Софию и младших сестер Софии, да, я знаю, это она! Вся Москва говорила об этом. Много было слухов о том, что творилось в доме мадам Аделаиды. Но как же все произошло? Кажется, просто… Мадам Аделаида застает свою служанку с Чаяновым и… и душит ее!.. Предположим, предположим… Но кто задушил мадам Аделаиду? Не понимаю… Чаянов?.. Зачем?.. Нет, это не Чаянов. А кто? Странное происшествие. Ничего не могу понять… Но я чувствую ясно, что произошло нечто чрезвычайно странное!.. Да, произошло нечто такое, что вне моего понимания. Конечно, я человек простой, но я думаю, что никто не разберет, кто убил мадам Аделаиду. Даже Петруша не разберет!..»

И тут Катерина заснула крепким сном юной женщины.

***

Константин получил известие о смерти матери и должен был ехать на похороны. Собственно, он намеревался выехать уже в день прибытия гонца, но некоторые неотложные распоряжения, за исполнением которых он должен был проследить лично, задержали его. И теперь он приказал запрячь в сани самых быстрых лошадей, чтобы вовремя поспеть в Москву. Однако в пути ему не повезло. Разыгралась настоящая снежная буря.

– Здесь поблизости есть один постоялый двор, – сказал возница. – Придется нам заехать туда. Гляньте, ни земли, ни неба не видать! Пропадем!..

Константин и сам видел, что продолжать путь опасно.

– Да ты найдешь ли этот постоялый двор? – спросил он.

Возница отвечал, что постоялый двор совсем близко.

Тем не менее сани какое-то время плутали в снежной круговерти, покамест наконец в мороке метели не возникли смутные очертания утлых строений постоялого двора. Константин принялся отдавать приказания сумрачному хозяину, стряхивая с одежды снег. Надо было поместить лошадей в конюшню, напоить и накормить их, приказать подготовить комнаты для ночлега, а также и обед. Хозяин кликнул служанку, она принесла дрова и щепу, присела на корточки у печи, и вскоре холодное помещение задышало теплом, исходившим от беленой русской печи. Сидя у стола в ожидании кушанья, Константин задумчиво смотрел на девушку. Он с удивлением заметил, что фигура ее необыкновенно стройна и гибка. Ее темно-русые прямые волосы были заплетены в длинную косу, черты ее лица отличались необыкновенной правильностью.

«Какая красавица! – подумал Константин. – Все-таки Россия – страна чудес! Что за лицо, что за стан! И у кого? У холопки на постоялом дворе!..»

Девушка распрямилась и быстро ушла. Затем явился сам хозяин и сказал, что подать щи с говядиной никак не представляется возможным.

– Может быть, с солониной изволите съесть?

Усталый постоялец махнул рукой:

– Подавай с солониной, только побыстрее, я голоден. И не забудь накормить возницу и моего слугу! – Хозяин повернулся, чтобы уйти, но Константин окликнул его: – Послушай, кто эта красавица, которая растопила печь? Неужели твоя холопка, крепостная девка?

Хозяин осклабился:

– Да нет! Приблудная она. Вчера только приблудилась. Девка всем взяла, одно нехорошо – немая, говорить не может.

– Это, может быть, и не так уж плохо, – Константин улыбнулся. – Если с ней что-нибудь случится, она не расскажет, кто это сделал!

Мужчины засмеялись.

– Я бы не прочь, – сказал хозяин, – да вот баба моя больно люта!

– А где же твоя баба? – рассеянно спросил Константин.

– На поварне.

– Так пусть побыстрее приготовит обед!..

Оставшись в одиночестве, Константин попытался думать о смерти матери. Гонец привез письмо от самого царя, но в этом послании говорилось лишь о том, что мадам Аделаида скоропостижно скончалась. Константин чувствовал, что за скупыми строками стоит нечто страшное… Но что?.. Неужели мать убита? Но кем? И зачем?.. Он попытался вспомнить мать молодой, но в детстве он не так часто виделся с ней. Конечно, она любила его! Но все же этой ее любви так подходило бы определение: «по-своему»! Да, она по-своему любила своих детей. Одну лишь только Онорину она любила, как подобает матери любить дочь! Одну лишь только Онорину!.. И все же Константин сожалел о смерти матери. В Москве они хорошо узнали друг друга, сделались близкими людьми. Да, может быть, она не была похожа на обыкновенных матерей-наседок, но она спасла его от гибели… Константин прикрыл глаза. Все-таки путешествие в пургу утомило его. И тотчас перед его внутренним взором возник смутный облик молодой красавицы, которую он только что видел. Да, он был бы не прочь увидеть ее вновь! После ужасной гибели Наталии, которую он искренне и горячо любил, ему было очень тяжело. Он никому не признавался, даже матери, которая наверняка догадывалась, но он не признавался в том, что после гибели Наталии он ни разу не познал женщину! У него просто-напросто не возникало такого желания. Молчала плоть, молчало сердце. И вот теперь он вдруг ощутил их зов. Ему хотелось обнять этот стройный стан, поцеловать эти нежные щеки. Хорошо бы выяснить, кто она…

Тяжелые шаги пробудили Константина от приятных мечтаний. Вошла хозяйка, бережно удерживая перед грудью, колыхавшейся под грубой тканью сарафана, горшок с горячими щами. Она поставила горшок на стол, не покрытый скатертью, затем принесла миску и деревянную ложку.

– А что, хозяюшка, – спросил постоялец, – кто же эта девка, которая печь растапливала? Уж больно хороша!

Хозяйка поклонилась знатному гостю и отвечала:

– А бог весть, кто она! Девка справная, никакой работы не боится… – Хозяйка вдруг запнулась.

Заинтересованный слушатель поощрил ее парой монет, принятых ею с восторгом.

– Говори все, что знаешь, – сказал он. – Не бойся! – И дал ей на всякий случай еще одну монету.

Теперь она заговорила более охотно.

– Молодой барин, должно быть, знает, что в Москве-то творится… – начала она.

Константин не выдержал и перебил ее:

– А что творится? Я и вправду не знаю!

– Беда, что творится! Государь-то наш большие перемены затеял. Вот многие бояре и попали в опалу. Я так думаю, что девка эта – не из простых! А только отец да мать в опалу попали да в ссылку. Имение в казну отошло. А девку – ясное дело! – в монастырь! А девка-то молодая, кровь играет. Ну и сбежала, ясное дело! Государь-то хорошие перемены затеял, да не все бояре с ним согласны…

– И ты думаешь, она из монастыря сбежала? – спросил Константин, глотая горячие щи. Он так проголодался, что даже это кушанье, очень дурно приготовленное, казалось ему вкусным!

– Может, из монастыря, – говорила хозяйка, – а может, из отчего дома, чтобы в монастырь не идти… А только, ежели ее искать будут, мы ее отдадим…

– Это хорошо, это ладно, – произнес Константин невпопад. – А скажи-ка, матушка, девица эта немая, слышит ли?

– Слышит, как не слышать! Да она, может, и не немая вовсе! Небось притворяется!..

Константин доел щи. Хозяйка принесла жесткое вареное мясо.

– А ежели этой девке велеть, чтобы пришла ко мне – постель постелить… – Константин не договорил.

Хозяйка, глядя на него по-женски умно, молчала.

– Так что же? – спросил Константин.

– Ежели вы прикажете, барин… – уклончиво отвечала баба.

– Я, пожалуй, прикажу. А вот ты мне скажи, она, девка эта, она что же, такая? – Константин выразительно посмотрел на бабу.

Она всерьез призадумалась.

– Не знаю, барин, не пойму. Что-то в ней есть чудное, этакое чудное! А ежели вы прикажете…

– Ты ее ко мне сюда пришли. Я сам с ней поговорю.

Хозяйка поклонилась.

– Что ты еще мне подашь? – Постоялец доедал жесткое мясо.

– Сбитень будете кушать?

– Давай сбитень! – настроение гостя улучшилось. – И не бойся. Ежели девка угодит мне, я тебе еще денег дам…

Хозяйка поспешно принесла сбитень, приготовленный так же дурно, как и все остальное.

Когда Константин покончил со сбитнем, хозяйка показала ему помещение, где ему предстояло ночевать. На жесткой деревянной лавке брошена была жесткая же перина.

– Зови девку! – решительно приказал Константин.

Но тут, как нарочно, поднялся шум в сенях. Мужчина грубо бранился. Прислушавшись, Константин узнал голос своего слуги. А выйдя в сени, увидел любопытную картину. Его Илюха матерно бранился, физиономия бедняги была сильно исцарапана. Давешняя девушка прижалась к бревенчатой холодной стене и вскинула вверх руку с ухватом.

– Ишь, сука!.. – кричал Илюха.

– Что случилось? – спросил Константин сурово, но все же едва сдерживая насмешливую улыбку.

– Да вы, барин, гляньте только на эту тварь! Ишь!.. – Илюха погрозил девке кулаком.

В сенях было не очень светло, однако Константин мог разглядеть красивое лицо девушки и ее на диво стройную фигуру.

«Какие правильные черты!» – вновь подумалось ему. А зрелище стройного стана, который не могла скрыть даже просторная русская женская одежда, вызывало невольное ощущение огня в чреслах!

– Неужели эта девица напала на тебя? – спросил Константин, сам забавляясь своим вопросом, поскольку прекрасно понимал, кто на кого напал!

– Да я ведь этой суке денег хотел дать! – крикнул Илюха.

Константин насмешливо поднял брови:

– Ты хотел дать ей денег? И за что? Ты, должно быть, пожалел бедную сироту!

Но Илюха не уловил иронии в голосе своего барина.

– Да кто она такая?! – говорил слуга, повышая голос. – Кто она? Тварь бездомная! А я ей деньги давал, как путной бабе! В бане она бы столько не заработала!.. Сука!

Девушка опустила руку с ухватом. Константин снова мельком глянул на ее лицо. Выражение этого лица поразило его умом и отчаянием.

– Довольно! – сказал Константин. – Ты, Илья, хотел взять эту девушку силой, но она, я вижу, не из таких. Оставь ее в покое. Тебе же лучше, деньги твои целее будут!

Илья уже успел хорошо изучить характер своего хозяина. Константин мог быть очень суровым, мог сурово наказать даже за небольшую провинность. Насупившись, Илюха пошел из сеней.

– Не бойся! – обратился Константин к девушке. – Никто не тронет тебя.

Она наклонила голову. Он ясно увидел, как хороши ее шелковистые русые волосы, заплетенные в косу по русскому обычаю. Константин подошел к ней поближе, оперся ладонью о стену.

– Ты и вправду немая? – тихо спросил он. – Ты можешь довериться мне… – Она молчала, но Константин видел, как на ее красивом лице отразилась растерянность. – Если придешь, – сказал он, – если придешь ко мне постелить постель, кивни… Он волновался, но она вдруг решительно кивнула!

– Ну и ладно, – тихо произнес Константин.

***

Константин нетерпеливо ждал. Придет ли она? Или все же не решится? Кто она? Он присел на лавку. Он дивился сам себе. Не думалось о смерти матери. Даже к Наталии, которую он страстно любил, он не испытывал такого сильного чувства, какое испытывал сейчас к этой незнакомке. Слух его обострился. Он расслышал ее шаги, легкие шаги красавицы. Дверь скрипнула. Она вошла. Константин вскочил и невольно произнес:

– Ну, здравствуй!

Она встала у двери.

– Постели постель… – Он отошел от постельной лавки, показывая, что не желает овладевать ею насильно.

Красавица принялась проворно разбирать постель, разложила перину, взбила, насколько это было возможно, жидкую подушку… Вскоре постель была готова. Константин и девушка стояли друг против друга. Он внезапно растерялся. Ведь она не говорит. Стало быть, ее нельзя ни о чем спросить. Но этот хмель юности, юной красоты, прелести уже ударил ему в голову. Константин уже не владел собой. Он резко протянул руки и обнял девушку. На миг ему показалось, что она не противится его объятиям. Но это была лишь иллюзия! Тотчас она с силой оттолкнула его; оттолкнула так сильно, что он не удержался на ногах и упал на постельную лавку. А она выбежала из комнаты, мелькнула, как молния!..

Но Константин уже совершенно не владел собой. Он бросился догонять ее. В доме было тихо. Он бежал следом за ней. Никто не показывался на его пути. Она бежала в конюшню. Константин кинулся следом. Она быстрым движением повернулась, схватила вилы, которыми бросали сено, и выставила их вперед. Глаза ее сверкали отчаянием и решимостью. Константин понял, что его жизни действительно угрожает опасность. И вдруг он представил себе мгновенно, как стоит перед этой странной красавицей, похожий на Илюху! Это, конечно же, смешно! И, не произнеся ни слова, Константин круто повернулся и вышел из конюшни. На крыльце дома он приостановился и увидел весьма любопытную картину: девушка удалялась прочь от постоялого двора на неоседланном коне. Константин узнал одну из своих лошадей, но пускаться в погоню теперь было уже поздно. Таинственная незнакомка мчалась во весь опор. Конская грива и русые волосы, расплетенные ветром, развевались, вскидываясь вверх. Видно было, как прекрасная женская фигура пригнулась к шее лошади… Налетевший порыв ветра взвил поземку. Вскоре прекрасную всадницу уже нельзя было разглядеть…

Константин медленно шел в свою спальню, где его ждала приготовленная ее руками постель. Он не стал звать Илюху и разделся сам. Какое-то время он не решался лечь. Затем нагнулся и припал лицом к жидкой подушке. Ему показалось, будто набитая жестковатым куриным пером, почти плоская подушка все еще сохраняет каким-то немыслимым образом нежный аромат юных женских рук…

Константин откинул перину и лег. Уже засыпая, он сообразил, что красавица бежала в том же платье, в каком он ее застал, то есть без верхней теплой одежды и с непокрытой головой!

«Одна! Без платка, без шубы, на неоседланной лошади!.. Сверхъестественное существо!..» – подумал Константин, засыпая.

Несмотря на ночное происшествие, спал он крепко и проснулся бодрым. На этот раз одел его Илюха. За ночь царапины на лице слуги не исчезли. В комнате, которую возможно было счесть столовой, хозяйка подала постояльцу черный хлеб, нарезанный крупными ломтями, и парное молоке в большой глиняной кружке. Константин завтракал молча, но женщина хотела поговорить и, скрестив руки на груди, сказала:

– Девка-то сбежала!

Она надеялась услышать от постояльца-барина хоть какие-то подробности бегства девушки, появившейся в ее доме так неожиданно и так же неожиданно исчезнувшей. Но Константин молчал, жуя хлеб и отпивая из кружки.

– Слава Богу, ничего с собой не унесла, не обокрала нас! – снова попыталась начать разговор хозяйка.

Константин по-прежнему не намеревался отвечать ей. Но тут, весьма кстати, вошел хмурый Илюха. Впрочем, его хмурое лицо выражало и некоторое торжество. Кажется, он догадался, что ночью его хозяин потерпел такое же поражение, какое он сам потерпел в сенях.

– Каурую лошадь украли, – объявил Илья. Теперь наконец-то Константин соизволил заговорить:

– Я знаю… – Хозяйка и слуга смотрели на него. – Пошли ко мне мужа, – велел он хозяйке.

Она поклонилась в ответ.

Хозяин явился в достаточной степени быстро. Константин объявил, что хочет купить у него лошадь взамен украденной. Разумеется, мужик заломил немыслимую цену. Начался торг. В конце концов барин напомнил, что лошадь украдена на постоялом дворе и украдена служанкой хозяев постоялого двора!..

– А еще следует донести царю, да, да, самому государю, что у тебя на постоялом дворе укрывалась девка не из простых! Должно быть, она дочь какого-нибудь важного лица! Достанется тебе на орехи!..

Угрозы возымели свое действие. Хозяин сбавил цену, и лошадь была куплена, а Константин пообещал ничего не говорить о странной девице в Москве.

***

Лошади быстро бежали по накатанному снегу. Погода выдалась ясная. Константин кутался в шубу. Мысли летели в такт резвому конскому бегу…

«…Мать… Бедная Анжелика… моя мать… С непокрытой головой… без верхнего платья… Верхом на неоседланной лошади… Да, сверхъестественное создание!..»

Константин заметил, как смешиваются в его путаных мыслях умершая мать и случайно встреченная красавица. Интересно было бы рассказать о ней Митрию или Андрею… Но он остался без друзей… Не Петру же рассказывать!..

«Но все же я осторожно попытаюсь разузнать о знатных боярах, подвергнутых в последнее время опале…»

***

На похоронах Константин невольно разрыдался, что, впрочем, было сочтено совершенно естественным. Царь был с ним ласков, но следствие явно зашло в тупик. Слуги мадам Аделаиды, допрошенные с пристрастием, ничего толкового не сказали. Константин распорядился об устройстве поминального обеда. Сам государь почтил поминки своим присутствием. Многие явились почтить память мадам Аделаиды. О ней сожалели, пытались догадаться, кто же мог убить ее. В конце обеда под влиянием красного вина гости очень оживились. Провозглашались тосты за здоровье государя и государыни, а также и маленькой принцессы Анны! Когда наконец-то начался разъезд гостей, люди подходили к сыну покойной и выражали соболезнование. Внезапно перед Константином вырос неловкий и долговязый юноша, почти подросток, и произнес соболезнующие слова, отчего-то на немецком языке. Константин пожал ему руку, как пожимал всем.

– Что, узнал моего Алешку? – раздался громкий голос государя.

– Так это принц Алексей! – Константин невольно повысил голос.

– Да, это мой Алешка! Подрос, да? – Государь был несколько пьян.

– Да, он очень вырос, – отвечал Константин.

– А престола ему не видать! – проговорил громко государь. И повторил: – Нет, не видать Лешке престола!..

Эти слова слышали все. Константин подумал, что Петр напрасно высказывает столь откровенно свои заветные мысли. Царь стоял по-прежнему рядом с Константином. Принц снова приблизился к ним, снова протянул руку Константину и произнес:

– Примите мои соболезнования! Я понимаю вас, как никто, ведь я и сам с детства лишен матери!..

Это были дерзкие слова. Принц Алексей напоминал всем о давней ссылке своей матери, прежней царицы. Глаза Петра сверкнули мгновенным гневом.

– Ступай вон! – почти крикнул он царевичу. Алексей послушно вышел. Царь сказал Константину, что рад будет видеть его во дворце, поговорил еще с несколькими гостями, затем также уехал следом за своим сыном, которого несомненно ждали суровая брань и нарекания отца.

Уже все разъехались, когда усталый Константин вдруг обнаружил, что в обширном столовом покое остаются еще два гостя. Кажется, они хотели бы говорить с ним. Александра Васильевича Чаянова Константин уже знал, но с Яковом Вилимовичем Брюсом почти не был знаком. Видя, что оба явно не намереваются уходить, он подсел к ним. Теперь Брюс, которого он смог разглядеть вблизи, показался ему человеком умным и уверенным в себе.

– Я думаю, вам не стоит оставаться в одиночестве. – Начал разговор Брюс. – И если вы позволите, мы задержимся, выпьем для некоторого протрезвления кофию и поболтаем!..

Константин вдруг понял, что и вправду не хочет оставаться в одиночестве. Лица слуг, выпущенных из тюрьмы после допросов с пристрастием, имели вид мрачный и печальный. Константин приказал убрать со стола, а также подать кофий в малую гостиную.

Трое мужчин поспешно переместились туда.

– Люблю кофий! – сказал Брюс.

– Да, этот напиток отрезвляет не хуже огуречного рассола! – рассмеялся Чаянов.

Константин сидел, подперев кулаком щеку.

– Это погребальное застолье действительно утомило меня, – сказал он хмуро. И тотчас же пожалел об этих необдуманных словах. Выходило так, будто он устал от застолья, на котором присутствовал сам государь!.. – Если бы не присутствие Его Величества, я не вынес бы… – поспешно добавил он.

Брюс и Чаянов смотрели на него понимающими взглядами. Константин сказал, что собирается вернуться на строительство новой столицы.

– Я уеду через несколько дней и пробуду там не менее года. Этого хочет и государь! Строительство должно быть как возможно скорее завершено!..

Чаянов спросил, что станется с московским домом мадам Аделаиды. Константин отвечал, что не думал об этом.

– А если бы я предложил вам продать дом вашей покойной матушки? – сказал Чаянов.

– Продать? Не думал об этом. – Не если это ваше предложение, стало быть, и покупатель – вы?!

– Да, я. Хочу завести в Москве открытый дом. Быть может, женюсь…

– Да, ваша супруга умерла, я знаю…

– Умерла молодой…

Брюс поглядывал на них испытующе…

Константину пришло на мысль попытаться расспросить этих двоих, исподволь наведя разговор на попавших в самое недавнее время в опалу.

– Пожалуй, я продам матушкин дом, – согласился Константин.

– Ваша цена? – спросил Чаянов.

– Нет, назовите вы вашу цену! – В сущности, Константин испытывал своего собеседника, желая узнать степень его честности, порядочности.

Но, кажется, Чаянов понял, что Константин испытывает его, и назвал весьма приемлемую цену. Константин согласился, не раздумывая долго.

– Мы покончим с этим делом до вашего отъезда, – предложил Чаянов.

На том и порешили.

Затем разговор продолжился. Чаянов стал расспрашивать Брюса о первой гражданской типографии, которую намеревался учредить государь:

– Верно ли, что именно вы, Яков Вилимович, будете назначены ведать этим учреждением?

– Да, – отвечал Брюс, – полагаю, государь не раздумает. И ведать гражданской типографией буду назначен именно я. – Затем он повернулся к хозяину, радушно угощавшему гостей кофием и сладкими булками, и попросил Константина рассказать подробнее об издаваемых в Париже гражданских календарях, на страницах которых помещались полезные хозяйственные советы, описания церковных праздников, занимательное чтение…

– Мне хотелось бы, – говорил Брюс, – издавать подобные календари и на русском языке.

– Прекрасное начинание! – одобрил Константин, и припомнил добросовестно все, что знал о французских гражданских календарях.

– Однако в России мало кто умеет читать! – Константин все же не удержался от этого замечания.

Но Чаянов надеялся на лучшее:

– Благодаря правильной внутренней политике нашего государя, все больше и больше людей будут уметь читать и писать! – произнес он энтузиастически.

Константин и Брюс дипломатично не стали возражать ему.

Но что-то настораживало Константина. Нет, вовсе не для того, чтобы расспросить об устройстве гражданских календарей, затеян этот разговор! То есть не только для этого!.. Константин чувствовал, что его собеседники сами хотят о чем-то расспросить его. Но покамест он не мог понять, о чем же…

Они говорили друг с другом осторожно, обиняками, намеками, пытаясь что-то выведать. Константин знал, что именно пытается выведать он, но не мог понять, что же интересует Брюса и Чаянова…

– Я достаточно долго не был в Москве, – говорил Константин, – что нового в городе?

Брюс и Чаянов явно не догадывались, что он имеет в виду. Они рассказали о нескольких незначительных происшествиях. Кажется, и вправду никто из знати не попадал в опалу… Впрочем, возможно, таинственная красавица происходила не из Москвы!..

В свою очередь, Брюс деликатно заметил:

– Ходят слухи, будто на дороге из будущей новой столицы в Москву порою орудуют разбойники…

– Нет, – сказал Константин. – К счастью, на меня никто не нападал!..

– То есть ничего необычного, неожиданного с вами не произошло? – спросил Чаянов.

Константин не мог не заметить быстрый сердитый взгляд Брюса, брошенный на Александра Васильевича.

«Вот как! – подумал сын мадам Аделаиды. – Конечно же, этот вопрос задан неспроста и по неосторожности !»

– А что могло случиться? – спросил, в свою очередь, Константин. – Быть может, какая-нибудь неожиданная встреча?

Это была ловушка. Константин поставил капкан и теперь нетерпеливо ожидал, попадется ли дичь! Но, кажется, ожидал напрасно. Брюс поспешил ответить:

– Разве бывают неожиданные встречи на дороге из будущего Петербурга в нынешнюю Москву? – И, ответив вопросом на вопрос, он коротко засмеялся, ясно показывая этим смехом, что шутит.

Но Константин твердо решился не говорить правду.

– Я никого не встретил…

Брюс поспешно, и даже, пожалуй, слишком поспешно, заговорил о том, какие меры предпринимает государь для борьбы с дорожными разбойниками.

Разговор продлился еще некоторое время, затем естественным образом прекратился. Гости попрощались с хозяином.

Константин предполагал почти с уверенностью, что Брюс и Чаянов имеют какое-то отношение к таинственной незнакомке.

«Едва ли она действительно была немой! Возможно, она просто плохо говорила по-русски и потому боялась, что дурное произношение изобличит ее! Быть может, она родственница или служанка Брюса, которой по каким-то причинам пришлось бежать? Но нет, едва ли такая красавица может быть служанкой! Вероятно, Брюс похитил ее у себя на родине и тайно привез в Москву… Возможно, она очень знатного происхождения… Ее ищут… Или все эти предположения нелепы?..»

В следующие несколько дней Константин продал дом мадам Аделаиды Чаянову, совершив все необходимые формальности. Государь принял сына Анжелики-Аделаиды во дворце и беседовал с ним милостиво. Петр сожалел о том, что убийство так и осталось нераскрытым. Но присутствовавшая при беседе молодая государыня вдруг вмешалась, хотя обычно это было ей не свойственно. Обычно она предпочитала молча слушать, а не говорить самой. Но теперь она вдруг сказала:

– Возможно, это преступление еще будет раскрыто… – И лицо ее на миг приняло выражение напряженной задумчивости.

Государь посмотрел на Катерину с легким удивлением. Разговор зашел о проданном доме. Петр пришел в веселое расположение духа и шутил:

– Если Чаянов станет брать пример с Якова Вилимовича, то вполне вероятно, что мы еще увидим этот отличный дом в виде обители самых разнообразных нег и наслаждений!

Константин насторожился:

– Отчего? – спросил он сдержанно.

– Да ты не знаешь! Мой Брюс – отчаянный ловелас. Все окрестные мужики, когда ему приходится ехать по моим поручениям, выставляют своих девок, нарумяненных и набеленных, в надежде тронуть любвеобильное сердце моего шотландца! Он хорошо платит родителям своих любовниц. Но он слишком часто меняет их!..

– Кого? Родителей? – спросила с невинным видом Катерина.

Мужчины рассмеялись.

– Нет, Катенька, не родителей, а любовниц! – отвечал царь, ласково глядя на жену. – Я слыхал, будто он держит у себя даже арапку и никому не показывает ее!

Константин настороженно слушал.

– Какая невидаль – арапка! – прозвенел тонкий голосок молодой царицы. – Прикажи, Петруша, своему послу в Стамбуле, он привезет тебе сколько захочешь арапов! Там их продают!

– Не велеть ли и арапок привезти? – лукаво полюбопытствовал царь.

– Ну нет! – Катерина явно озорничала. – Они такие страшные, черные! Какой мужчина решится любить такую? Разве что твой отчаянный Брюс, Петруша!..

Напоследок государь пообещал Константину совершенно серьезно великокняжеский титул, если строительство будет завершено в течение года!

– Такое вполне возможно, – сказал сын мадам Аделаиды.

Константин теперь был почти уверен в том, что явление таинственной красавицы имеет отношение к Брюсу! Уезжая из Москвы, он приказал ехать через Лефортово, зная, что сани должны проехать мимо дома Брюса. Так и произошло. Константин, когда показался фасад прочного двухэтажного жилища, нарочно спросил возницу:

– Ты знаешь, чей это дом? Хороший дом!

– Уже многие знают в Москве, – отвечал возница. – Это дом звездочета Брюса, государева колдуна!

– Колдуна? Отчего колдуна?

– Да оттого, что государь поставил его делать книги, да не духовные книги, не жития святых, а какие-то богомерзкие басни! Да еще и звезды этот Брюс назначен считать, а это ведь тоже противу божеских установлений!..

Константин подумал, что царю Петру не так-то легко будет избавить своих соотечественников от множества самых диких предрассудков!..

«А в доме Брюса, должно быть, есть телескоп. Да, это человек всесторонне развитой; как раз такие люди и склонны к любовным излишествам!..»

Константин не хотел останавливаться на том постоялом дворе, где довелось ему встретить таинственную незнакомку. Но все же надо было дать отдохнуть лошадям, на этом настаивали возница и слуга Илюха. Вдруг Константин понял, глянув мельком на лицо этого последнего, что его крепостной человек, так же как и он, хотел бы снова увидеть красавицу!

Да, Константин хотел бы увидеть ее, но слышать о ней из уст хозяина постоялого двора и его жены ему вовсе не хотелось! И все же он, сам не зная почему, решился уступить просьбам возницы и своего Илюхи.

– Но ночевать мы не останемся! – строго сказал Константин.

– Ночью поедем? – боязливо спросил Илья.

– Да, ночью. – И по тону, каким были произнесены эти слова, Илюха и возница поняли, что возражения бесполезны.

Хозяин и хозяйка на постоялом дворе, конечно же, узнали Константина, но он заметил, что они держатся настороженно, поглядывают искоса и в разговоры пускаться не желают. Константин перекусил на скорую руку, лошади отдохнули, сани вновь пустились в путь.

– Барин, – обратился к задумавшемуся Константину Илюха, – а хозяйка-то на постоялом дворе, экая дура! Она спрашивала меня, не вяжетесь ли вы с нечистой силой! Вот дура-то!..

– С нечистой силой? – Константин поднял брови. – Для русских простолюдинов всякий разумный человек выглядит связанным с нечистой силой!..

– Вы говорите мудрено, а только с девкой той дело нечисто! Помните девку? Ведь красавица была!..

– А при чем тут я?

– Да ведь она при вас-то сбежала! Пошла вам постель стелить, а после и сбежала. Или до того сбежала…

– Сбежала, но я не пойму, при чем же тут я!

– Как это? Пошла к вам, а после сбежала…

– Все-то знают на этом постоялом дворе! А если она из-за тебя сбежала? Пришла ко мне жаловаться на тебя…

– Да я… – Илюха замялся.

– Ну, и что ты?

– Не могу сказать!..

Константин, кажется, догадался:

– Потому что я француз, не так ли? Поэтому меня возможно подозревать в колдовстве, а тебя – нет!

– Да я за вас душу отдам! Это все хозяйка, дура!

– Ладно! А что же толкуют о девке?

– Даже я не пойму! Только дело нечисто!

– Запомни: колдовства не бывает. Все на свете имеет естественные причины.

– А что же, и чудес не бывает?

– Смотря что полагать чудом…

Путники замолчали. Константин чувствовал, что Илюхе очень страшно.

– Не бойся! – Константин попытался ободрить слугу.

– Да я и не боюсь. Чудес-то не бывает!

– А ты насмешник!

– Вы уж простите меня, барин, а только никак не могу я поверить в то, что чудес не бывает!

– Не можешь поверить, стало быть, верь в чудеса.

Константин закутался в шубу и уже начал было дремать, когда сильные толчки разбудили его. Он открыл глаза. Илюха безбожно тряс его за плечо.

– Ты что, Илья, с ума сошел?!

– Да вы глядите, глядите!

Константин недоуменно повернул голову, но не увидел ничего заслуживающего внимания.

– Видели? – спрашивал меж тем Илюха. – Видели?

– Что я, по-твоему, должен увидеть?..

По дороге мимо саней тянулись вереницы финских крестьян; люди, казалось, бежали, спасались поспешно. Они шли молча, но чувствовалось, что они напуганы и торопятся.

Мужчины несли факелы.

– Зачем ты меня разбудил? – обратился Константин к своему слуге. – Позови кого-нибудь с дороги, пусть расскажет мне, что произошло, куда и откуда они идут.

Илюха выбрался из саней. Константин подавил зевок. Он видел, как Илья тянет за рукав одного из МУЖИКОВ: тот уписался, явно не желая идти. Илюха погрозил ему кулаком. Константин в распахнувшейся шубе подошел к ним.

– Это боярин, боярин, который самим царем поставлен! – кричал Илья.

– Замолчи! – Константин оттолкнул слугу. – Что ты ему по-русски толкуешь, он не понимает тебя.

Константин заговорил с финном по-немецки:

– Куда вы идете на ночь глядя? Что случилось?

Мужик понял и ответил на ломаном немецком, вставляя финские слова:

– В деревне (он произнес название деревни) нечистая сила появилась. Мы в нашей деревне не верили долго, а после сами видели…

– И куда же вы идете?

– Сейчас к большому боярину идем. Пусть пошлет русских солдат…

– Я – этот боярин. Следуйте за моими санями…

***

Странный караван добрался до места, когда уже рассвело. Константин сбросил шубу на пол, умылся на скорую руку ледяной водой, чтобы прогнать сон, и вышел в сени к посланцам финских крестьян. Он приказал им подробно рассказать, что же заставило их уйти из родных деревень. Мужики говорили о нечистой силе.

– Вы должны разойтись по домам, – приказал Константин. – Вы производите беспорядок.

Мужики помотали упрямо головами.

– Не можем уйти. Нечистая сила…

– Но вы замерзнете здесь, в холодных палатках, детей поморозите!

– Не можем уйти! Нечистая сила…

Константин задумался, затем спросил:

– На дороге мне что-то говорили о деревне, где эту вашу нечистую силу увидели впервые. Кто из этой деревни? Есть здесь кто-нибудь из этой деревни?

Подошел поближе один из финнов.

– Я из этой деревни, – сказал он. – Ты, господин, знаешь, что у нас случилось перед твоим отъездом в Москву. Девка наша служила в твоем доме. Трина ее звали. Кто-то убил ее, но мы довольны, потому что сам царь дал деньги ее тетке. Я видел, как девку хоронили, закопали в землю. Я видел. А только недавно видели эту девку за околицей, в заброшенной избе. Стояла у дороги, коня в поводу держала. Красавицей стала…

Константин вздрогнул, но спросил строго:

– Тетка узнала ее? Приведите тетку!

«Я помню Трину, – размышлял он. – Конечно, это была хорошенькая простолюдинка, но я бы не назвал ее красавицей!..»

Он понимал, кого видели крестьяне, понимал, но поверить все же не мог!

«Должны быть естественные причины… Должны быть естественные причины…»

Привели тетку покойной Трины. Константин начал допрос:

– Тебя, кажется, зовут Лееной?

– Да, ваша милость, – старуха смотрела встревоженно и растерянно.

– Ты похоронила племянницу?

– Да, ваша милость.

– Ты была уверена в том, что она мертва? Может быть, она могла очнуться?

– Ваша милость, она была мертва, мертва, убита, – твердо отвечала старая Леена.

– И ты утверждаешь, будто видела ее вновь, живую?

– Не знаю, как сказать, ваша милость. Девица эта вовсе и не похожа на мою Трину, а только я чую: что-то в ней есть от моей племянницы, что-то есть!..

– Но эта девушка – не твоя племянница?

– Пожалуй, что нет.

– Возможно одно из двух, Леена! Или это твоя племянница, или нет.

– Это не она.

– Стало быть, не она?

– Да, это не она, но я чую, что есть в ней что-то…

– И что же она делает здесь, в окрестностях?

– Она подходила к избам, просила хлеба…

– Но ей не подали, должно быть?

– Боялись ее…

– И что она?

– Да заскочит в избу, схватит хлеб со стола и убежит.

– Ты пыталась заговорить с ней?

– Нет, боялась я…

– Довольно. Я сам поеду с солдатами. Ждите! Эта девушка – всего лишь человек. Привидений не бывает. Я привезу ее сюда, и ты, Леена, будешь говорить с ней…

Старуха поклонилась, но на лице ее ясно выразилось сомнение. Мужики стояли вокруг нее, держа шапки в опущенных руках.

***

Подъехав к околице покинутой деревни верхом и во главе отряда солдат, Константин приказал спешиться финскому парню, взятому в качестве проводника.

– Вон та изба… – парень боязливо указал на заброшенное строение.

Константин обнажил шпагу и приказал солдатам:

– Вперед!..

Но никто не двинулся с места. Константин понял, что гнать этих суеверных мужиков вперед – дело безнадежное. С обнаженной шпагой он решительно двинулся вперед в полном одиночестве. Кое-кто из солдат осмелился робко окликнуть его, но последовать за ним не осмелился никто!

Константин испытывал чувство радостного возбуждения. Он почти не сомневался в том, что сейчас увидит таинственную незнакомку!..

В избе царили холод и темнота. Конского ржания Константин не слышал. Он замер на пороге, выставив вперед обнаженную шпагу… Здесь ли она? Прислушался внимательно. Да, здесь человек… Это она!..

– Девушка! – крикнул он по-русски. – Девушка, выходи! Ничего не бойся. Выйди. Я не прикоснусь к тебе даже пальцем! Выходи, слышишь! Я не уйду отсюда без тебя! – Последнюю фразу он выкрикнул с отчаянием.

Он услышал ее легкие шаги. Сердце забилось, как не билось еще никогда в жизни! И вот она вышла к нему из полумрака. Его жадный взгляд тотчас охватил ее всю. Она стояла перед ним в своей просторной русской одежде. Взгляд его невольно скользнул вниз. Она была босиком. Вид ее маленьких точеных ступней мог свести с ума! Она сунула пальцы в холстинковые рукава, скрестила руки под грудью. Он подался к ней. Он страдал, видя выражение усталости на ее красивом лице. Нет, она совершенно не походила на Трину!..

– Ты пойдешь со мной? – тихо спросил Константин, бросая шпагу на полусгнившую половицу.

– Да, – обронила она полушепотом.

Значит, она все-таки могла говорить!

Константин едва сознавал, что же он делает. Он шагнул еще раз и оказался совсем близко от нее. Он ощущал нежный аромат ее кожи. Он подхватил ее на руки и вынес из избы. И пока он шел, невольно прижимая ее к своей груди, солдаты нестройно гомонили.

– Вот, – заговорил Константин, – вот она, эта девушка; она всего лишь человек, обыкновенный человек! Кузьма, – обратился он к одному из солдат, – ступай в избу, подбери мою шпагу! И не бойся, там никого нет, ни людей, ни чертей!

Кузьма, несмотря на уверенные слова своего командира, пошел в избу не очень охотно. Товарищи Кузьмы замерли, глядя во все глаза на заброшенное строение. Константин держал пленницу на руках. Он не ощущал тяжести, его ноша казалась ему легкой, ему было жаль опустить ее на землю, ведь она была босая. Но прошло совсем немного времени, и Кузьма воротился, неся шпагу Константина.

– Прицепи шпагу! – приказал солдату командир.

Константин высоко поднял девушку, солдат прицепил шпагу на надлежащее место. Константин посадил девушку на коня, затем легко взобрался сам. Вскоре вереница всадников потянулась по гладкой белой дороге.

Константин невольно вдыхал аромат нежной кожи красавицы. Похоже, она ощутила его нарастающее возбуждение. А он, в свою очередь, почувствовал, как она дернулась, явно пытаясь соскочить. Он поспешно откинулся, отстранился, насколько это было возможно, когда двое едут на одной лошади.

– Не убегай, – тихо, но властно проговорил Константин, – я не стану насиловать тебя, верь. А бежать тебе некуда. Тебя все равно поймают…

Он не ожидал, что она послушается так скоро. Должно быть, она очень устала.

***

Константин приказал объявить крестьянам, покинувшим свои дома, что напугавшая их девка поймана. Мужики вновь собрались у широкого крыльца.

– Сейчас я все улажу, – быстро говорил Константин пленнице, – и тогда мы поговорим и я сделаю все возможное для того, чтобы помочь тебе…

По его приказу слуги принесли ей взятый у кухарки платок, шубку и сапоги. Одевшись на скорую руку, пленница вышла на крыльцо. Константин начал допрашивать ее на глазах у собравшихся. Но прежде всего он обратился к мужикам, мешая немецкие и финские слова.

– Вот она, ваша нечистая сила! – громко проговорил он. – Вы можете видеть, что это всего лишь человек! Вы можете спокойно вернуться в свои дома. Никакая опасность не грозит вам. Более того, те, которые не подчинятся приказу и не вернутся, будут наказаны, подвергнуты денежному штрафу и тюремному заключению! А сейчас я допрошу эту девушку. Но сначала пусть выйдет вперед старая Леена!..

Тетка Трины вышла послушно вперед. Она смотрела на красавицу с удивлением, которое со стороны могло показаться странным.

– Леена, – обратился к старухе Константин, – эта девушка – твоя племянница Трина?

– Не-ет… – отвечала Леена с легкой запинкой. Константин снова обратился к толпе:

– Здесь многие знали покойную Трину. Это она? Мужики загомонили, отвечая отрицательно.

– Вы видите, что это не дух, не привидение, не оживший мертвец, – продолжал Константин, – это живая женщина. – Он повернулся к девушке: – Ты – человек, живой человек? – Он решился спросить по-немецки. Ему показалось, что покамест он говорил с крестьянами, девушка прислушивалась и понимала…

– Я – человек, я – живой человек, – отвечала она, стараясь говорить громче.

Константин отметил про себя, что она говорит по-немецки не так плохо.

«Но она не похожа на финку, скорее на русскую…» – подумал он.

А вслух спросил:

– Ты – местная жительница?

– Нет.

– Откуда ты?

– Из Москвы.

– Ты из хорошего дома?

– Да…

Она отвечала коротко и четко, но откровенничать не хотела. Ему, в свою очередь, не хотелось, чтобы ее принимали за особу благородного происхождения, сейчас это могло повредить ей.

– Ты служанка, ты камеристка боярыни?

– Да.

Константин смотрел на лица мужиков, казавшиеся ему непроницаемыми. Только лицо Леены выражало изумление, недоумение и страх. Константин спустился с крыльца, ведя пленницу за руку, и подошел совсем близко к тетке Трины.

– Ну, Леена, посмотри на нее! Ты знаешь ее? Я снова спрашиваю тебя, ты знаешь ее?

Леена отрицательно замотала головой. – Скажи, – потребовал Константин, – скажи громко, знаешь ли ты эту девушку?

– Нет, – громко и напряженно произнесла Леена.

Константин схватил девушку за руку и принудил ее коснуться пальцами щеки Леены. Женщина задрожала. Константин вел девушку за руку и заставлял ее касаться кистей рук, а также и щек собравшихся мужиков. Одни отшатывались, другие охотно подставляли свои ладони и лица. Обойдя почти всех, Константин и девушка вернулись на крыльцо.

– Теперь вы убедились, – начал Константин, – теперь вы убедились в том, что перед вами живой человек? Отвечайте!

Раздались возгласы нестройные:

– Да…

– Да…

– Да…

– Человек…

– Возвращайтесь в свои дома, – повторил Константин. – Те, которые не вернутся, будут подвергнуты штрафу и посажены в тюрьму. Итак, вы возвращаетесь?

И снова зазвучало нестройное:

– Да…

– Да…

– Да…

– То-то! – произнес Константин удовлетворенно.

***

Девушка сидела в кабинете Константина. Она расположилась в простых креслах, обитых дешевой материей. Для нее уже принесли обычную одежду русских простолюдинок: сарафан и блузку, а также чулки и плетеную из лыка обувь. Она умылась на скорую руку и теперь заплетала длинную русую косу. Константин снова убедился в ее необыкновенной красоте. Но лицо ее было грустным и утомленным.

Константин приказал слуге раскурить трубку. Илюха исполнил приказание, не смея глядеть на таинственную незнакомку. Он знал, что барин может быть очень суровым, даже и жестоким!

– Ты будешь пить кофе? – спросил, усаживаясь на канапе, Константин. Он взял свою голландскую трубку, устраиваясь поудобнее.

– Да, – ответила девушка.

Константин приказал подать горячий кофе, нарезанный хлеб и чухонское масло…

– И топленые сливки, поскорее!..

Оставшись наедине с красавицей, Константин безмолвно разглядывал ее. В этой безупречной, совершенной красоте действительно чувствовалось нечто странное. Сколько же ей могло быть лет? Пожалуй, лет восемнадцать. Нет, не более. И при этом такая совершенная, такая точеная красота. Нет, она не может быть москвичкой! Если бы она жила в Москве, о ней обязательно ходили бы самые разнообразные слухи. Такую удивительную женщину разве возможно скрыть? Нет, ее не могли держать в темнице; она не похожа на человека, изнуренного длительным тюремным заточением… Кто же она?..

Он ни о чем не спрашивал ее теперь. В том, как он любовался ею, теперь не чувствовалось угрозы. Она сидела спокойно и словно бы охотно позволяла ему любоваться своей дивной красотой…

Илюха принес на подносе кофейник, хлеб, масло, сливочник. Константин лишь бросил на него быстрый взгляд, и слуга тотчас ушел.

– Будьте хозяйкой, – радушно предложил Константин. – Думаю, вы умеете разливать кофе в чашки и мазать тартинки свежим маслом!

Она обронила короткое «Да» по-русски.

– Прошу! – он светски повел рукой.

Незнакомка спокойно принялась хозяйничать. Движения ее были изящны и легки. Было совершенно ясно, что подобное светское кофепитие – ее призвание. Константин продолжал любоваться ею. Они одновременно отхлебнули из чашек; заметили эту одновременность и улыбнулись, затем рассмеялись. Константин смотрел на ее нежные губы, увлажненные напитком, они виделись удивительно розовыми, сочными и в то же время чрезвычайно нежными.

– Вы полагаете, – начал Константин, – что сейчас я стану сурово допрашивать вас, но вы ошибаетесь. Я решил оставить вас в покое. Вы будете жить в комнатах моей покойной матери. Вы можете пользоваться ее одеждой. Я полагаю, что платья знатной дамы пойдут вам больше, нежели сарафан простолюдинки. Я ни в чем не ограничиваю вас, вы можете прогуливаться по окрестностям. Вам нужна служанка…

Красавица, внимательно слушавшая, перебила его речь:

– Какая же местная жительница решится пойти в служанки ко мне? – В голосе незнакомки не слышалось насмешки.

Константин усмехнулся.

– Я велю одной из девушек, помощниц кухарки, прислуживать вам. Я заплачу ей, она не откажется. Все видели, что вы – человек, а не привидение…

– Мне кажется, – ответила она спокойно, – что вы не вполне логичны. Да, сквозь мое тело не просвечивает убранство вашего кабинета, мои руки теплы, мое сердце бьется. Предположим, я действительно не призрак. А если я – вампир?

– В вас есть нечто странное, согласен. Но все на свете странности рано или поздно объясняются естественным образом! А вампиров не бывает!

– То есть вы хотите сказать, что не бывает людей, пьющих кровь других людей?

– Ас вами интересно беседовать! Жаль, что при первом знакомстве вы не доверились мне. Скольких неприятностей и хлопот мы могли бы избежать!

– Я была в растерянности. То, что мне пришлось пережить, повергло бы в растерянность даже самого стойкого человека!..

– Я не требую от вас рассказов о ваших горестях. Успокойтесь. Да, вы спросили меня, существуют ли люди, пьющие кровь других людей?

– О нет! Я спрашиваю вас, верите ли вы в существование подобных людей!

– В существование подобных кровопийц я верю, но я не верю в существование бессмертных сверхъестественных существ, которые имеют огромные клыки и проводят ночи в гробах. Таких кровососов, конечно же, не существует…

– Вы правы, – произнесла она задумчиво. – Остается только предполагать, что действительность может являться людям более страшной и непонятной, нежели самая страшная и непонятная выдумка.

Она спросила его, позволяет ли он ей уйти в отведенные ей комнаты.

– Да, – он встал. – Сейчас придет девушка и проводит вас…

Красавица поблагодарила. Он позвал Илюху и велел ему привести кухонную помощницу.

– Да, кстати, – по лицу Константина скользнула улыбка, – можете ли вы сказать, где моя лошадь, на которой вы так браво ускакали от меня?

Красавица отвечала серьезно:

– В одной избе я украла много еды и утвари. Лошадь я оставила во дворе, взамен унесенного мной…

– Я – хотел бы узнать ваше имя, – неуверенно произнес Константин.

Она покачала головой:

– Не сейчас…

Вошел Илюха, следом за ним шла, опустив глаза, кухонная помощница, православная финка по имени Дарья. Лицо ее выражало столь явный страх, что не заметить это нельзя было.

– Не бойся, – сказал ей Константин, – ты будешь прислуживать этой женщине. Она – не дух и не привидение, она – обыкновенный живой человек! Я положу тебе дополнительную плату…

Дарья смотрела на хозяина прямо. Лицо ее медленно бледнело. Внезапно она сделала шаг вперед.

– Нет, – сказала она по-русски, – простите, барин, не могу! Все вы говорите верно, а только не могу. Можете прогнать меня. Я уйду, а только служить этой даме не буду!..

Константин растерялся. Эта девушка не была крепостной, он не имел права высечь ее или как-то еще наказать. Он мог прогнать ее, но ведь она сама хотела уйти! Положение спасла незнакомая красавица. Поднявшись из кресел, она заговорила спокойно:

– Господин, пусть эта девушка исполняет свою работу на кухне. А мне не нужна служанка. Я вполне могу сама одеться, умыться и причесаться…

Константин взглянул на нее испытующе, затем обратился к Дарье:

– Ступай на кухню. Дама желает обходиться без служанки…

Дарья хотела было тотчас уйти вместе с Илюхой, но тут раздался мягкий и нежный голос красавицы:

– Но погодите же! Пусть девушка покажет мне мои комнаты!..

Константину послышались в ее голосе странные нотки нарочитости. Дарья взглянула на Илюху. Она боялась остаться наедине с незнакомкой даже на миг! Илюха и кухонная помощница пошли вперед. Таинственная красавица, легко ступая, пошла вслед за ними.

Константин курил трубку и размышлял.

Впереди его ждало занимательное распутывание чрезвычайно запутанной истории. Впрочем, он полагал, что нет, никакого распутывания не будет! А что же будет? Он не сомневался в том, что она просто-напросто сама расскажет ему все, раскроет ему все свои тайны!

***

В течение нескольких дней ничего странного не произошло. Константин занимался своими делами; с утра уезжал на строительство, следил за работами, входил во все подробности жизни занятых возведением нового города мужиков; посылал курьеров государю, требуя солонины без червей и своевременного привоза строительных материалов. Он поздно возвращался домой и даже не видался с незнакомкой. Она также не выражала желания побеседовать с ним. Он немного побаивался, опасался, что она сбежит, но она не предпринимала попыток бегства. Иногда ночью, усталый после тяжелого дня, в полусне, он вспоминал, как впервые увидел ее; вспоминал, какое впечатление она произвела на него, как мощно пробудилось в нем тогда мужское начало, как ему хотелось тотчас овладеть ею… Тогда она явилась ему странной, немой, никем не защищенной и потому манящей. Теперь он сам защищал ее, она заговорила, они оказались по воспитанию и образованию явно людьми одного круга… И все это охлаждало его горячие мужские желания… Он хотел ее, но уже без отчаянной страсти, без жажды насилия. Он предпочел бы теперь, чтобы она сама пошла ему навстречу, сама отдалась, как отдалась некогда принцесса Наталия, сестра царя Петра!..

Константин не просил слуг следить за таинственной красавицей, но ему казалось, что Илюха взял на себя функцию шпиона совершенно добровольно. Илюха явно жаждал пересказать барину свои наблюдения. Но Константин не спешил поощрить его к откровенному рассказу. И все же Илья решился. Одевая барина утром, он сказал:

– Девка эта или дама… уж не знаю, как называть ее!.. Два дня сряду гуляет в березовой роще, а ходит к ней туда тетка Трины…

Константин не похвалил слугу за усердие, но дал ему денег, что, разумеется, возможно было рассматривать именно как поощрение.

Константин отменил намеченную инспекционную поездку и остался дома. Он засел в кабинете, как это с ним также бывало, и занялся разбором проектов и планов дворцов, которые должны были воздвигнуться в самое ближайшее время в этой болотистой местности. Ему казалось, что таинственная гостья ничего не заподозрит. Так оно и случилось! Илюха вошел в кабинет без стука и с довольным видом полушепотом объявил, что девка, мол, отправилась на свою ежедневную прогулку. Константин приказал подать одеваться.

Ветки берез припорошены были снегом. Роща была совсем небольшая. Он узнал стройную девичью фигуру, одетую в салоп его покойной матери. Незнакомка бродила в задумчивости, словно кого-то поджидая… Казалось, она и не подозревала, что за ней могут следить…

«Тетка Трины!.. – напряженно размышлял Константин… – Стало быть, они знают друг друга!.. Но, быть может, мать лгала, оговаривала себя, а на самом деле вовсе не убивала финскую девушку? Но почему? Зачем?.. И если передо мной теперь убийца Трины, то не она ли убила и мою мать?..»

Осторожно и ловко Константин взобрался на дерево. Оттуда он мог расслышать любой разговор, происходящий в роще. Спустя недолгое время он и вправду увидел старую Леену. Впрочем, трудно было сказать, сколько ей на самом деле лет… Она приблизилась к девушке, которая явно ждала ее появления, однако встретила вовсе не ласково.

Они говорили по-немецки.

– Почему ты преследуешь меня? – спрашивала девушка.

– Но ведь ты уже три дня приходишь сюда. И зачем же ты приходишь? Разве не для того, чтобы видеть меня? Совесть твоя не чиста, вот что я тебе скажу!

– Я пытаюсь понять, чего ты хочешь от меня!

– Скажи, что ты сделала с моей Триной?

– Что я могла сделать с ней?! Ты видела ее мертвое тело, ты хоронила ее. А меня здесь никогда не было…

– Э-э! – Леена почти касалась своим длинноватым носом нежного лица красавицы. – Морочь кого хочешь, а я знаю, кто ты!

Красавица вздрогнула, но собравшись с силами, возразила:

– Никто не поверит твоим выдумкам! Мертвецы оживают только в сказках!

– Я доберусь до русского царя! Ему-то интересно будет узнать, кто ты такая!..

Женщины услышали громкий топот бегущих мужских, обутых в сапоги ног и невольно подались с протоптанной тропки, где стояли. Обе тотчас увязли в снегу. Константин спрыгнул с дерева и подбежал к ним.

– Леена! – воскликнул он. – Стой! Мне тоже интересно узнать о вас обеих, кто же вы такие!.. Раскрой мне, Леена, тайну этой девушки! Что ты хочешь получить за раскрытие подобной тайны? Деньги? Сколько?..

– Она безумна, ей нельзя верить! – крикнула красавица.

– Я допрошу ее и узнаю, безумна ли она! – решительно оказал Константин. – Леена!..

Но тетка Трины припустилась бежать со всех ног к проезжей дороге. Константин и девушка бросились в погоню. Теплая шаль соскользнула на плечи, русая коса красавицы расплелась, внезапный порыв ветра взметнул шелковые волосы…

К удивлению Константина нагнать старую Леену удалось отнюдь не сразу. Жилистая финская крестьянка бегала быстро. Но все же Константину удалось ухватить ее за ворот ветхой шубейки и толкнуть в снег. Девушка остановилась рядом. Константин заметил, что она совсем не запыхалась. С распущенными волосами она была необыкновенно хороша. Леена сидела в небольшом сугробе, отирая снег с лица. Девушка внезапно кинулась к ней. Перед глазами Константина мелькнул острый блеск взметнувшегося кинжала. Он успел схватить красавицу за руку и больно сжал ее нежные пальцы. Кинжал упал в снег.

– А ты опасна! – произнес Константин.

Спустя несколько минут возможно было бы наблюдать странноватую картину. Константин шагал по направлению к дому, а по бокам шли две женщины, каждую он крепко держал под руку. Они уже не пытались вырываться. Впрочем, никого не видно было вокруг и потому и некому было дивиться этому зрелищу. Константин тащил женщин, заставляя их поспевать за ним. Старая задыхалась, молодая шла скорыми шагами, лицо ее выражало сосредоточенность…

Константин прошел мимо дремавшего в сенях слуги-сторожа и, протащив своих пленниц почти волоком по темному коридору, вбросил их в кабинет. Затем он и сам вошел туда и спустя мгновение дверь кабинета была заперта на ключ изнутри.

Женщины поднялись с пола и жались к стене, не глядя друг на друга. Заперев дверь, Константин погрозил им кинжалом, который еще недавно взметнулся в руке таинственной красавицы.

– Теперь я намерен допросить вас обеих, – произнес Константин сурово. – Я представляю здесь особу Его Величества государя, а вы обе явно замешаны в преступлении…

– Я все расскажу, – сказала глухо красавица, – только я не хочу говорить при ней. Уведи ее!

– Ладно, уведу, – пообещал Константин. – Но прежде хочу кое-что узнать. Скажи-ка, Леена, зачем ты преследовала эту девушку? Чего ты хотела от нее? Ты полагаешь ее убийцей твоей племянницы? Ты хотела правосудия? Только не лги мне! Не правосудие занимало тебя и не месть, а что же? Ответь кратко и ясно, это поможет тебе!..

– Я хотела бы сделаться такой, как она, – потупившись, словно юная девица, произнесла Леена.

Красавица вскрикнула:

– Нет, нет, позволь сначала мне говорить! Допроси меня первой!..

Константин кивнул, затем снова обратился к Леене:

– Я не сделаю тебе зла, однако тебе придется побыть взаперти некоторое время!..

Он вышел из кабинета и запер за собой дверь. Леена не сопротивлялась; он втащил ее за собой в свою спальню и запер в небольшом помещении, которое служило ему гардеробной.

– Не вздумай кричать, – предупредил он. – И не бойся; еще раз повторяю, что я не сделаю тебе никакого зла!..

Старая Леена молча кивала.

Константин возвратился в кабинет. Красавица ждала. Они расположились друг против друга; он – на канапе, она – в креслах. Константин усмехнулся:

– На этот раз мы обойдемся без кофе! Итак, я начинаю допрос. Назови мне свое настоящее имя.

– У меня два имени. – Красавица волновалась. Видно было, что она то решается говорить правду, то все же одержима сомнениями.

– Назови мне оба твоих имени.

Она закрыла глаза, сильно сжала веки, затем снова открыла глаза.

– Если я назову вам мои имена, вы тотчас поймете, кто я! Быть может, мне лучше сначала сказать вам, кто я, и тогда вы сразу поймете, как меня зовут!

– Ты говоришь загадками, но я не сержусь на тебя. Я вижу, что тебе страшно признаться, страшно сказать, кто ты на самом деле. Соберись с силами…

Она вздохнула.

– Дело в том, что я и сама не знаю, кто же я на самом деле. Я не знаю, как начать, с чего начать мне свой рассказ… Но я все скажу вам! Только прошу вас, не удивляйтесь моим словам! Умоляю вас, не вскрикивайте, не говорите: «Нет, нет, нет!» Слушайте меня молча, молча. Не прерывайте меня. Молчание, только молчание! Молчание и сдержанность! Молю вас!..

Она говорила предельно искренне. Нельзя было не верить ей.

– Ладно, я буду молчать. Обещаю тебе, что я не вскрикну, не прерву твой рассказ. Говори!

Она тяжело вздыхала; охватывала ладонями нежную шею, будто хотела задушить себя; затем руки ее внезапно падали безвольно на колени.

– Говори же! Говори! – убеждал ее Константин. Он и сам был взволнован.

– Обещай мне, обещай, что будешь молчать во все время моего рассказа! Обещай! Умоляю!

– Я буду молчать, буду. Начинай говорить, начинай…

Лицо ее было так бледно, что казалось, будто она сейчас упадет в обморок. Но она взяла себя в руки, глаза ее широко раскрылись, и она заговорила.

– Я скажу тебе, кто я, и ты сразу поймешь, как меня зовут. Я – твоя мать, Константин-Кантор! Меня зовут Анжелика-Аделаида. – Константин невольно подался вперед на канапе; можно было подумать, что он сейчас закричит. Анжелика вытянула руки вперед и закричала сама: – Нет, нет, нет! Молчи, молчи!.. – Он кивнул. Она продолжала говорить: – Ты знаешь, что я стала крестной матерью новорожденной дочери государя, – сказала она. – Тотчас после крестин состоялся великолепный обед. Вопреки моему обыкновению я много пила. Я почувствовала, что теряю сознание. Очнулась я в спальном покое, совершенно мне незнакомом. Чернокожая девушка одела меня, прислуживала мне. Затем она проводила меня в столовую, где ожидали моего прихода, коротая время за кофием, Яков Вилимович Брюс и Александр Васильевич Чаянов. Увидев этого последнего, я испытала сильнейшее раздражение. Но для того, чтобы ты понял причину моего раздражения против Чаянова, я должна вернуться в моем рассказе назад и поведать тебе всю правду о смерти несчастной Трины. Да, это я убила ее. Чаянов тогда остался со мной на ночь, я этого хотела. Но он ясно дал мне понять всем своим поведением, что я не нужна ему как женщина. Ты и без того уже имеешь все основания думать крайне дурно о своей матери, поэтому я буду говорить, избегая по возможности подробностей, которые могли бы шокировать тебя. В ту же ночь я застала Чаянова с Три-ной в ее каморке. Я подозревала, что найду его там! Я вовсе не была влюблена в Чаянова, я давно уже ни в кого не влюблялась. Вряд ли ты поймешь мои чувства, но я признаюсь тебе, что самое мучительное и страшное для женщины – это когда ее полагают просто человеком, другом, матерью, сестрой, доброй советчицей… Это самое страшное! И вот… я поняла, что перестала быть женщиной!.. Дальше… Я утратила всякое самообладание. Я набросилась на несчастную Трину и задушила ее. Я не стану описывать, в каком виде лицезрел меня Чаянов… Дальнейшее тебе более или менее известно… Я искала правосудия, я хотела, жаждала наказания! А вместо этого я оказалась участницей фарса, глупой комедии… Но довольно об этом!.. – В ее нежном девичьем голосе Константин с изумлением расслышал властные нотки столь знакомого ему голоса матери. – Довольно об этом! – повторила она. – Когда я ехала в Москву, Чаянов догнал меня… Я зачем-то нужна была ему! Но я совершенно отупела, сломленная осознанием того, что я более не женщина… Я не понимала, чего он хочет от меня, чего он может хотеть, если я не женщина, не женщина!.. О, я была глупа, как никто, как никогда!.. И войдя в столовую в лефортовском доме Брюса, я при виде Чаянова подумала лишь о том, что я более не женщина, не женщина!..

Брюс и Чаянов встретили меня ласковыми возгласами, преисполненными дружества. Я села к столу. Яков Вилимович налил мне кофе. Я молча пила.

– Ну, каково же вам, мадам Аделаида, в гостях у московского звездочета? – осведомился Брюс, улыбаясь.

Я знаю, Константин, как дурно ты думаешь о женщинах, наблюдая за мной, за матерью, но я скажу тебе правду: я даже не спросила Брюса, почему его называют московским звездочетом. Я мало знала о нем. Но тогда меня волновало лишь одно, лишь одно мучило меня: вот, я сижу за столом с двумя красивыми зрелыми мужчинами и я для них – всего лишь добрая тетушка, друг, советчица, только не женщина! От этих мыслей мне снова захотелось свести счеты с жизнью…

– Снова? Значит, ты уже пыталась покончить с собой? – Константин почувствовал жалость. Впрочем, он сам не мог понять, кого же ему жаль, мать или красавицу, сидевшую перед ним во всем блеске юной красоты…

– Умоляю, не прерывай меня! – воскликнула она: то есть кто же была она, кем же следовало полагать ее, его матерью, Аделаидой-Анжеликой, или… или… этой прелестницей…

– Я молчу, – почти прошептал он.

Она продолжала говорить:

– Да, я уже пыталась покончить с собой. Кто бы это заметил? Я не нужна никому. Прежде я нужна была хотя бы Онорине, а теперь, после ее бегства, я не нужна никому, никому! И тебе тоже!..

– Я плакал на твоих похоронах, – тихо сказал он.

И снова его поразил этот странный контраст между прелестной внешностью юной девушки и властностью матроны!..

– Да, плакал, плакал… – повторила она. – Плакал, а потом влюбился… – теперь в ее голосе прозвучало что-то детски капризное…

– Так я в тебя и влюбился! – Он едва сдержал смех.

Она вдруг тоже попыталась удержаться от смеха, но не смогла и звонко рассмеялась. Смех ее, конечно же, был молодым, золотистым, прелестным…

– Я все же хочу выслушать твой рассказ до конца! Итак, Брюс спросил, каково тебе в гостях у московского звездочета, то есть у него…

– Да… – Она провела легкой ладонью по волосам, русым и шелковистым. – Да… Я ответила ему, что в гости ездят добровольно, а я не гостья, а, в сущности, пленница в его доме. Впрочем, я не боялась ни его, ни Чаянова. Я только не понимала, зачем я им! Ясно было только одно: я не нужна им в качестве женщины!.. Ах да, и еще второе было более или менее ясно: они намеревались втянуть меня в какую-то авантюру. Но в какую? Ни в каких заговорах против государя я, разумеется, не намеревалась участвовать!.. И я спросила Брюса, чего им, то есть ему и Чаянову, нужно от меня.

– Мы не посягаем на вашу честь, – шутил Брюс.

Но меня подобные шутки не веселили, а раздражали. Я попросила Брюса и Чаянова прямо сказать мне, каковы их намерения в отношении меня. И тогда лицо Брюса посерьезнело и он сказал, что хотел бы вовлечь меня в некий опыт…

– Я не буду участвовать в заговоре против государя, – быстро перебила я.

Мои собеседники расхохотались.

– О каком заговоре может идти речь! – воскликнули они в один голос. – Мы верны царю Петру, нашему благодетелю. Мы предлагаем вам всего лишь поучаствовать в маленьком химическом эксперименте!..

– Последствия этого маленького химического опыта должны быть очень благодетельны для вас, – сказал Чаянов.

Брюс широко повел рукой, предоставляя говорить своему другу, и Чаянов продолжил, глядя на меня глазами исключительно честного человека:

– Видите ли, прекрасная мадам Аделаида, мы, то есть ваш покорный слуга и почтенный Яков Вилимович, имеем в своем распоряжении некий замечательный эликсир. Мы не станем лгать вам, будто снадобье это представляет собой наше изобретение; нет, это не так!..

Настроение мое улучшилось.

– Я решила, что вы астроном, – обратилась я к Брюсу. – Ведь это астронома здесь, в России, могут назвать звездочетом. А вы, оказывается, химик…

– Я увлекаюсь химией, дражайшая мадам Аделаида, но, вероятно, я не самый лучший химик в этом лучшем из миров. А кроме того, у меня много занятий и помимо химии. Я и стратег, и тактик, и географ, и типограф… Но я и химик, да, я и химик… Однако замечательный элексир, о котором идет речь, я лишь пытаюсь усовершенствовать, а разработал его, увы, не я…

– А кто? – задала я естественный вопрос.

И снова лицо Брюса посерьезнело.

– У нас достаточно времени, – сказал он, – достаточно времени для подробного рассказа?!. Вы, вероятно, знаете, что я родом из Шотландии…

– Не знаю… – откликнулась я весело.

То есть теперь вы не можете сказать, что вы этого не знаете, потому что я вам только что об этом объявил. Я по рождению шотландец. Моя родина, равно как и Ирландия, являются самыми мятежными частями Британии. Отец мой, Вилим Брюс, принимал участие в нескольких восстаниях, однако в какой-то момент он понял, что Шотландия никогда не будет независимым государством. Род Брюсов – один из самых знатных шотландских родов. Когда король Карл I английский еще только пришел к власти, мой отец уже понял, что это правление вполне может закончиться катастрофой! Бедный Карл, недаром он приходился внуком Марии Стюарт, которую казнила Елизавета Тюдор, блистательная правительница Англии. Карл попал на престол случайно, вследствие ранней смерти своего старшего брата, принца, подававшего большие надежды. И правление Карла I завершилось катастрофой, разразилась революция, к власти пришел диктатор Кромвель, а король погиб на плахе и на то была воля народа! Несовершеннолетние дети Карла бежали во Францию. Да, началось настоящее бегство аристократов из Британии. Чаша сия не миновала и шотландцев Брюсов и Гамильтонов. Сейчас монархия в Англии восстановлена, правит Карл II, сын несчастного Карла I, но мы уже не вернемся на родину, мы останемся в России. Однако я отвлекся. Вернемся к временам смуты и поспешного бегства короля Карла I. В эти тяжкие дни моим родителям сообщили о смертельной болезни моего деда по матери. Старик был истинным шотландцем, горцем, носившим старинный шотландский костюм – килт; может показаться странным, но это, в сущности, подобие женской юбки. Дед жил в небольшом укрепленном замке в горах. Родители привезли к нему меня и моего старшего брата. Мой брат, носивший отцовское имя Вилим, был старше меня всего на год. Всю дорогу до замка деда мать казалась мне очень взволнованной, но ведь это было естественно: она теряла отца!

Прежде я никогда не бывал в дедовой вотчине. Мой отец служил в Лондоне, в особом отряде шотландских стрелков, охранявших королевскую особу. Несколько раз дед приезжал к нам в гости, но тогда мы с братом были еще малы. Замок выглядел чрезвычайно мрачным, суровым. Извилистые коридоры, каменные стены, покрытые чем-то вроде плесени. Слуг было всего несколько человек. Меня и брата провели в спальню, где лежал дед. Он лежал на огромной кровати под ветхим балдахином. Я едва мог разглядеть лежащего. Дед приказал слабым голосом, чтобы мать подвела своих сыновей поближе к нему. Она послушалась. Я видел ясно, что она встревожена и огорчена. Но ведь это было так естественно!

Дед приподнялся, он был очень худ, щеки его впали, глаза были глубокими и темными. Он посмотрел на нас, на меня и брата пристально. Мне вдруг сделалось не по себе от этого пристального взгляда, который, казалось, пронизывал насквозь все мое существо.

Дед слабо кивнул матери и проговорил голосом, почти замогильным:

– Я выбрал. А теперь отошли их, а сама останься…

Я подумал, что дед выбрал одного из нас, того, которому он хочет оставить в наследство замок. Я уже знал, что в семье моей матери родовое поместье почему-то всегда достается одному из сыновей старшей дочери главы рода. Но сейчас мне отчего-то совсем не хотелось становиться наследником деда. Я готов был молиться про себя, в уме, просить Бога устроить так, чтобы дед выбрал не меня, а моего брата!..

Мать велела нам выйти из спальни. Мы прошли по коридору, брат спустился по лестнице. Я сказал ему, что пойду в свою комнату. Он ушел к отцу. Похоже, мой брат Вилим тоже был взволнован свиданием с нашим дедом. Я немного проводил брата, а когда убедился, что он уже не может видеть меня, побежал назад, к спальне деда. Да, стены были тяжелыми, каменными, но я заметил щель в двери, у самого порога. Нимало не раздумывая, я лег на пол, на паркет, выложенный дубовыми плитками, и прижался ухом к щели.

Разговор, случайно расслышанный мною, насторожил и еще более встревожил меня.

– Да, это он, – произнес дед каркающим голосом.

– Но они оба – мои дети, – мать говорила, чуть не плача.

– Ты все знала, ты всегда знала…

– Но как же быть мне?

– Никто не виноват в том, что у тебя нет дочери.

– Неужели мне придется… – она не договорила.

– Да, когда-нибудь каждому из нас придется пройти через это.

– И что ждет нас там… – она снова не договорила.

– Ты не должна верить в сказки, Мэри!

– Я знаю, что ты, Джон, не веришь ни в Бога, ни в дьявола, но я так не могу!

– Я не прошу тебя отказываться от веры! Ты должна понять, наконец, что мы не сектанты, не поклонники дьявола… Мы всего лишь самые обыкновенные люди! Ведь когда ты больна и вынуждена принимать лекарство, ты не считаешь себя грешницей!

– Смотря какое лекарство! Наше лекарство, оно все же существует вопреки божеским установлениям!

– Ты опять за свое! В сущности, еретичка – это ты! Пойми, что все, что существует в этом мире, существует не вопреки, а благодаря божеским установлениям! И благодаря божеским установлениям не существует для человека бессмертия! Только потом, после вторичного сошествия Сына Божия на землю…

– Я, стало быть, уйду, а ты останешься…

– Когда-нибудь уйду и я.

– Нет, Джон, я не отдам тебе моего сына!..

– Подожди! Открой дверь…

Мне показалось, будто мать догадывается, что за дверью кто-то подслушивает. Возможно, она даже поняла, догадалась, что это я! Она медлила. И я, конечно же, понял причину этого промедления. Она давала мне возможность бежать!

И когда она распахнула дверь, за дверью уже никого не было, то есть там не было меня!

В тот же день, вечером, мать принялась уговаривать отца как можно скорее покинуть замок.

– Уедем, – говорила она, – уедем сейчас же, у меня дурные предчувствия! Уедем!

– Но наш отъезд будет выглядеть странно! – возражал отец.

Мне было известно, почему он не соглашается с матерью. Мы ведь были разорены, нам нужны были деньги.

– Не беспокойся, – сказала мать, – других наследников, кроме наших сыновей, нет!

Но отец в этом сомневался. Ему известны были буйные и вольные нравы вождей шотландских кланов.

– У твоего отца могут найтись незаконнорожденные дети. Нашим сыновьям он может предпочесть кого-нибудь из внуков, о которых мы ничего не знаем!

Мать убеждала его, что такого быть не может! Но отец не верил ей, отец говорил, что она ничего не может понять в мужских нравах!..

Они долго спорили. Наконец усталая мать согласилась. Ночью я никак не мог заснуть. Я ничего не сказал брату Вилиму о подслушанном мною разговоре деда и матери. Брат заснул быстро, а я ворочался с боку на бок. И, откровенно говоря, я не удивился, когда вошла мать. Мы обменялись взглядами. Она знала, что я понимаю ее, угадываю ее намерения. Она разбудила нас, меня и брата. Он недоумевал. Она ничего не стала объяснять, только приказала нам побыстрее одеться и следовать за ней. Я растормошил брата. Мы быстро оделись и тихо спустились вниз. Мать вывела из конюшни пару лошадей и сама запрягла в легкий экипаж. Нам предстоял путь по горной дороге. Брат то и дело спрашивал, что произошло, почему мы покидаем замок деда в такой спешке, почему отец не с нами… Но мать отвечала, что объяснит все после. Я понимал, что нам грозит некая таинственная опасность. Холодный горный воздух окончательно прогнал сон. Мать гнала лошадей, колеса крутились все быстрей и быстрей…

Я уже совершенно уверился в том, что нас не хватятся и, соответственно, погони за нами не будет. Но, увы, я ошибся! Мы были в пути уже не менее часа, когда раздался позади нашего экипажа топот копыт. Я оглянулся. Нас догоняла группа всадников, на головах их надеты были черные колпаки, лица были спрятаны под черными глухими масками с прорезями для глаз и рта. Они не кричали, но как-то странно завывали. Я с трудом сдерживал плач. Слезы навернулись на глаза, из горла рвался дикий вопль.

Всадники подскакали совсем близко, окружили нас. Один из них схватил нашу мать поперек туловища. Она вскрикнула. Другой уже держал вожжи. Я бросился на него, оскалив зубы. Я хотел бить его руками и ногами, кусать его, но его сильная рука одним взмахом отбросила меня на дно повозки.

Через несколько минут мы оба, я и брат, лежали связанные в нашем экипаже. Мать положили рядом с нами, руки и ноги ее также были связаны веревками. Лицо ее было искажено отчаянием. Она закричала, срывая голос, но никто не обращал на нее внимания. Некому было спасти нас.

Нас привезли назад в замок. Когда мы подъезжали, один из тех, что пленили нас, наклонился над моей матерью и тихо пригрозил ей, что если она закричит снова, нас, ее сыновей, тотчас же заколют кинжалами! Разумеется, мать стихла совершенно. Она, кажется, даже боялась дышать!

В просторном холле нас развязали. Тот человек, который недавно грозил матери, обратился к ней снова:

– Госпожа! Ступайте к себе и смиритесь. Господин, ваш отец, велел мне передать вам, что, ежели вы и дальше будете сопротивляться его справедливому решению, он убьет обоих ваших сыновей, убьет навсегда, обоих!..

Мать опустила голову; молча взяла за руку моего брата Вилима и двинулась с ним к лестнице. Но вдруг она оставила его и бегом вернулась назад ко мне. Она покрыла мое лицо, мои руки поцелуями, почти страстными. Затем она махнула моему брату, который неприкаянно маялся у лестницы. Он понял ее жест и подбежал ко мне.

– Простись с Якобом! – Мать едва сдерживала слезы.

Брат смущенно и растерянно поцеловал меня в щеку. Они ушли, а люди в масках повели меня в покои деда…

Но прежде чем рассказать, что же произошло той ночью в покоях деда, я расскажу о том, как прошел следующий день. Ночью дед умер. Отец ничего не знал о наших ночных приключениях. Я полагаю, что мать подмешала в его пищу снотворное. Теперь она горько плакала. Я приблизился к ней, но она протянула руки, словно пыталась отмахнуться от меня, словно боялась меня. Брат Вилим по-прежнему пребывал в растерянности. Мать не осушала глаз все дни до похорон, но это всем казалось вполне естественным, ведь она потеряла отца! После похорон она прожила лишь год. Умирала она тяжело, но меня с ней уже не было. Судьба занесла меня в снега Московии…

А теперь я расскажу вам, что же случилось со мной в дедовых покоях.

Меня подвели к его постели. Мне было страшно. Своим каркающим голосом дед пытался приободрить меня:

– Не бойся, мальчик, не бойся, – приговаривал он.

Теперь он казался мне не таким немощным, а даже и парадоксально веселым. Люди в черных масках окружали его. Один из них подал мне серебряный стакан.

– Пей, голубчик, пей! – ласково каркал дед.

Я держал стакан обеими руками, крепко сжимая пальцами ребристое серебро. Трудно описать мои чувства. Наверное, так чувствует себя человек в ожидании скорой и неминуемой смерти! Но выхода не было. Я взглянул на жидкость в стакане. Она пенилась и цветом напоминала доброе пиво.

– Не бойся, – поощрил меня дед. – Не бойся, это даже вкусно!

Я зажмурился и начал пить. И тотчас ужас мой миновал. Жидкость и вправду была точь-в-точь как пиво! А может, это и было пиво? Я не почувствовал никаких коварных привкусов.

Выпив все до дна, я стоял у постели деда, не зная, что мне предложат сотворить теперь. Голова не кружилась, горло не жгло.

– Садись, мальчик, – доброжелательно каркнул дед. – Садись, ничего страшного не произойдет. – Я послушно присел на край постели, а дед продолжал говорить со мной. – Я ничего не стану тебе рассказывать, – сказал он. – Завтра ты все равно будешь знать все то, что тебе следует знать!

Я не смел спросить, что же именно я узнаю завтра. Дед протянул костлявую руку и потрепал меня по плечу.

– В сущности, я очень люблю тебя, мальчик! – проговорил он. Затем он велел мне лечь и попытаться уснуть. Я оглянулся, ища глазами постель, и обнаружил ее на узкой деревянной скамье без спинки. Я послушно разделся до сорочки, лег и укрылся одеялом. Я ничего не понимал.

Проснулся я почти на рассвете. У меня немного болела рука, повыше локтя. Я посмотрел и увидел небольшое вздутие. И тотчас ко мне приблизился один из слуг деда и участливо объяснил, что боль скоро пройдет. Я посмотрел на него. Кто знает, быть может, именно он в черной маске связал ночью мою мать, моего брата и меня. Но сейчас это был спокойный учтивый человек. Надо сказать, что боль и вправду прошла через несколько дней, исчезло и вздутие.

Слуга сказал мне, что дед умер ночью. Разумеется, я не мог оплакивать смерть незнакомца. Ведь я, по сути, не знал деда. До похорон ничего удивительного не случилось. Деда хоронили ранним утром. По завещанию деда я становился наследником замка. На следующий день мы должны были уехать. А ночью со мной начало происходить нечто странное. Прежде всего я отказался лечь в одной комнате с братом. Отец и мать не уговаривали меня. Мать даже выслушала мою просьбу уложить меня в отдельном покое с какою-то странной готовностью.

– Да, – сказала она, всхлипывая, – конечно, конечно!..

Мать велела слуге постелить в одной из небольших комнат, предназначение которых никто не знал. Войдя, я увидел при свете неяркой свечи скромную постель, один стул с вытертым бархатным сиденьем и маленький комод. Прежде всего я подошел к этому комоду и начал выдвигать ящики. Но там ничего не обнаружилось. Ящики оказались совершенно пусты. В них не было ни крошек, ни лоскутков, ни забытых колец… Пусто!.. Вдруг я понял, что эта пустота является намеком на что-то… Но на что же именно?! Покамест я никак не мог догадаться…

Я лег и тотчас вспомнил, как ложился прошлой ночью в дедовой комнате. Сходство ситуаций было весьма явным.

Лежа на постели, не очень мягкой, я невольно вытягивался всем телом, сам не знал, почему. Кажется, никогда прежде я не ощущал свое тело таким сильным и в то же время легким и гибким. Я уже понял, что со мной происходит нечто необыкновенное. Но я не испытывал ни малейшего страха. Что же происходило со мной?

Я понимаю, что вы, мадам Аделаида, имеете полное право не поверить мне. Более того, я знаю, что вы поверите мне лишь после того, как сами испытаете нечто подобное!..

Я пожала плечами. Конечно, я не верила ни одному слову Брюса! Но я пыталась понять, для чего он все это рассказывает именно мне… Между тем он продолжил свой рассказ:

– Да, я знаю, тот, кто не испытал ничего подобного, никогда мне не поверит! Я оставался собой, внешне я совершенно не изменился, мои мысли и чувства оставались моими мыслями и чувствами. Однако… в моем сознании все явственней звучали мысли, все ярче прояснялись чувства другого человека! Конечно же, это было непривычно. Постепенно я осознал, что в моем мальчишеском теле теперь существуют два склада мыслей и чувств. Как это? Два человека в одном теле, два существа в одном теле… Сначала я все же несколько растерялся, затем попытался прислушаться к моему новому сознанию… И спустя недолгое время меня охватило чувство непомерного ужаса!.. Нет, это было невозможно: быть привычным собой и в то же самое время – и кем-то другим!.. И от этого состояния мне теперь некуда деться! Нельзя убежать от своего тела, нельзя спрятаться, скрыться!.. Я вскрикнул в отчаянии, вскочил с постели, забегал по комнате, колотил ладонями по стенам… Моя мальчишеская суть уже захотела в нетерпении оборвать нить моего телесного существования. Но моя вторая, новая суть решительно воспротивилась такому концу. Я вдруг почувствовал, что моя вторая суть всячески стремится успокоить мою первую суть. Моя вторая, новая суть представляла собой человека старого, умудренного опытом большим, разнообразным, порою необычайным. Подчиняясь ее спокойным уговорам, я снова подошел к постели и присел, поджав под себя правую ногу и чуть покачивая левой. Обе моих сути вступили в нечто наподобие диалога. Суть старика уже совершенно успокоила мальчишескую суть, а мальчишеская суть, в свою очередь, поняла, что старик – не кто иной, как мой дед по матери…

Я сидел, склонив голову, прислушиваясь внимательно к жизни своего сознания, своей души. Я медленно привыкал к тому, что и я прежний и я новый, обе этих сути – это всего лишь я, единый в двух душах, в двух сознаниях!.. Дед, который теперь стал частью меня, принялся очень мягко просвещать меня. А что еще оставалось ему делать! Ведь его существование зависело теперь от жизни моего мальчишеского тела!.. Дед говорил со мной внутри меня, то есть это я говорил сам с собой! И вот что я узнал, то есть вот о чем я думал!..

ИСТОРИЯ, КОТОРУЮ РАССКАЗАЛ БРЮСУ ЕГО ДЕД

Милый мой мальчик! Я чувствую, что ты привыкаешь к своему странному внутреннему состоянию, к своей двойственности. Но я сразу хочу предупредить тебя: пройдет совсем немного времени и число твоих внутренних сущностей увеличится! Вскоре пробудятся к жизни в твоем теле те сущности, которые совсем еще недавно и благополучно сосуществовали во мне, то есть в моем телесном существе. Приготовься к этому! Это совсем не так страшно, как может показаться в самом начале. Я знаю, что ты горько плачешь, но это напрасно, право, напрасно! Ты привыкнешь, как привык в свое время и я! Слушай себя, то есть меня, внимательно! Сейчас ты будешь знать решительно все!..

И я узнал если не все, то, пожалуй, многое.

Своим внутренним взором я увидел древних пиктов – первых насельников Шотландии. Это были люди маленького роста, карлики, в сущности, но тела их были сложены пропорционально. Пикты жили в шалашах, варили мед из вереска, охотились на птиц и зайцев. В моем сознании пробудился голос пикта, впервые испившего кровь умершего родича. Подобное питье производило свое действие, но вовсе не на каждого. И первоначально действие было не очень сильным. Преображенные пикты умирали достаточно быстро. Через деда, через его историю пробудились в моем сознании другие мироощущения. Я увидел вереницы жизней, которые не показались мне интересными. Многие и многие люди ели, пили, ссорились, сражались, совокуплялись, любили и ненавидели…

Я понял, что постепенно в роду Брюсов сложилась традиция: дед вселялся в сознание внука или отец – в сознание сына, а бабка или мать – в сознание внучки или дочери. С течением времени совершенствовалось и искусство подобного переселения. Появились особые золотые и серебряные иглы, с помощью их вводили кровь. Таким образом, носители множественного сознания оставались вечно молодыми или предпочитали быть зрелыми мужчинами и женщинами, но никогда не старились. Выяснилось также, что такому носителю следует постоянно подпитываться кровью, кровью живого или мертвого человека, то есть пользоваться каждым случаем для того, чтобы выпить крови, желательно все-таки свежей.

Теперь, кроме сознания деда, в моем разуме то и дело пробуждалось сознание какого-нибудь пикта или гэла, предков нынешних шотландцев. Я вдруг приходил в отчаяние, не понимая, кто я! Но дед не оставлял меня, учил, ободрял. Я понял, почему пребывала в отчаянии моя мать. Ведь у нее не было дочери и она не знала, увидит ли она своих внучек, доживет ли… Я спросил деда, отчего в роду Брюсов так повелось, что для продления бытия используется только родственная кровь… Дед отвечал мне, что желательно использовать родственную кровь и для дальнейшей подпитки. Во мне уже тогда пробуждалось желание экспериментировать. Я решил попытаться использовать кровь чужих, крепких молодых людей. Когда я подумал об этом, дед внутри моего сознания словно бы усмехнулся…

Шло время. Я привык жить мыслями и чувствами множества людей, словно бы находившихся во мне. Я многое испытал в жизни. Покамест мое сознание, сознание Якоба Брюса, остается доминирующим, но что будет дальше, я не знаю… Да, я забыл сказать, что часто спрашиваю деда, кто еще владеет тайной множественного сознания. К моему удивлению, он отвечал, что таких людей даже и много. Он, в частности, назвал некоторых своих слуг. Я решил, что таких людей не должно быть много. Ведь в свое время слуги деда гнались за мной, за матерью и братом, когда мы пытались бежать! И вот замок деда сгорел вместе со всеми остававшимися в нем людьми. Это произошло однажды ночью. Излишне говорить, что пожар был устроен мной!..

Но я понимал, что помимо носителей множественного сознания, которые могут быть мне враждебны, я должен обзавестись и друзьями, подобными мне. Александр Васильевич, – Брюс указал любезно на Чаянова, – один из этих друзей… Не хотите ли вы, мадам Аделаида, услышать и его историю?

Трудно было бы описать состояние моей души, пока длился рассказ Брюса. Мне страстно захотелось вновь испытать эти прекрасные ощущения молодого, крепкого тела, легких и быстрых движений, гибкости и красоты. Мне захотелось, чтобы мужчины вновь смотрели на меня жадными глазами, желали бы меня отчаянно! Мне захотелось, чтобы женщины видели во мне не подругу, не советчицу добрую, а соперницу!.. Но вместе с тем я понимала, что жить, когда в тебе поселилось множество других людей, очень тяжело… Внезапно у меня вырвался невольный вопрос:

– А возможно ли переселить свое сознание в тело человека другого пола?

Спросив это, я вспыхнула, как пион; щеки мои раскраснелись, как в юности! Чаянов вдруг захлопал в ладоши весело. Брюс заулыбался.

– О! Мадам Аделаида, кажется, уже готова присоединиться к нам! – сказал Чаянов.

– Нет, нет! – я поспешно замотала головой.

– Вы, мадам Аделаида, задали интересный вопрос, – заговорил Яков Вилимович, – я не знаю, чтобы кто-нибудь производил подобный опыт. Я бы, во всяком случае, на такое не решился! Но для подпитки используется кровь любого человека, живого или мертвого!..

Я вспомнила, как Чаянов пил кровь несчастной Трины…

– Нет, – отказалась я, – я не горю желанием присоединиться к вам! Да мне и не хочется лишать жизни какую-нибудь девушку…

Брюс и Чаянов переглянулись. Они явно сдерживали издевательские усмешки. Конечно, Брюс все знал о смерти Трины!..

– Я не убийца! – резко произнесла я.

Мне вспомнился Андрей, мой зять, отчаянное существо! Он много убивал, но – и это самое странное! – я бы не назвала его убийцей! Но почему-то в его жизни обстоятельства складывались именно так, что ему приходилось убивать и убивать! И он – увы! – делал это с достаточной легкостью…

– Я не убийца, – повторила я. – Я не хочу убивать. Обстоятельства вынуждали меня…

Брюс и Чаянов продолжали улыбаться.

– О!.. О-о!.. – протянул Брюс. – Обстоятельства – это страшная сила! Мы все подчиняемся обстоятельствам…

– Вы не поняли меня, – парировала я сухо.

Повисло молчание.

Чаянов протянул ко мне руку, жестом явно примирительным.

– Простите, мадам Аделаида, я виноват перед вами. Мы оба знаем, что вы действительно не убийца и имеете чрезвычайную склонность к действиям гуманным…

На этот раз в его голосе не слышна была ирония. Я подумала, что не следует отвергать возможность примирения, не стоит отталкивать протянутую руку… Тем более, что я фактически в их руках!..

– Да, не будем ссориться, – произнесла я решительно, но и доброжелательно. – Расскажите мне вашу историю, Александр Васильевич!..

ИСТОРИЯ, РАССКАЗАННАЯ ЧАЯНОВЫМ

– Моя история начинается лет двести тому назад. Порою я припоминаю и более отдаленное время, но очень и очень смутно. Моя история, пожалуй, подтверждает, что в переселении сознаний в тело носителя еще не выведены стойкие закономерности. Однако же мы, Яков Вилимович и ваш покорный слуга, работаем над этим…

Первый носитель, которого я помню, который живет во мне, родился в прекрасном итальянском городе, в Венеции, известной красотами своего моря, каналов, по которым плывут узкие ладьи, украшенные изображениями морских коньков, и замечательных дворцов, именуемых на итальянском наречии звонким словом: палаццо… Но человек, о котором я сейчас рассказываю, мог лишь смотреть на все это. У него не было ни денег, ни богатых родственников. Мальчика звали Джакомо. Он появился на свет в бедном доме сапожника, причем даже и не очень искусного. Этот не очень искусный башмачник приходился Джакомо дедом. Матери мальчик не знал. Дед, ее отец, ничего о ней не говорил. Это была женщина дурного поведения и на вопрос, кто же отец Джакомо, она не смогла бы ответить. Будучи совсем еще девочкой, она ушла с труппой бродячих актеров. Затем, через четыре года, вдруг возвратилась с ребенком, которого и оставила на попечение своих родителей, а сама исчезла в неизвестном направлении. Впрочем, кое-что знали о ней, в достаточной степени достоверное. Она не проявила себя на поприще актерского искусства, но не сделалась она и знаменитой куртизанкой, из тех, что бывают известны своими экстравагантными причудами. Нет, она продавала свое тело небогатым мужчинам, и порою едва зарабатывала себе на хлеб. Однако самое удивительное было то, что Джакомо искренне любил свою беспутную мать, постоянно воскрешал в памяти ее улыбку, и то, как она говорила с ним, и как смеялась…

– Но в этом нет ничего удивительного! – перебила я Чаянова. – Это случается часто. Многие люди гораздо больше привязаны к родителям, которые не уделяют им внимания, нежели, например, к своим приемным родителям, которые растят их!.. Моя дочь Онорина, конечно же, любила меня гораздо менее, нежели мои сыновья. И в этом нет ничего удивительного! Дочь я растила бережно, никогда не разлучаясь с ней. Я стремилась постоянно руководить ходом ее жизни и это стало раздражать ее; а сыновей я часто оставляла чужим людям и потому в памяти их жил идеализированный образ матери… Но продолжайте, Александр Васильевич; мне кажется, ваш рассказ обещает быть интересным!..

– С вашего позволения, – он чуть склонил голову и продолжил свой рассказ.

Еще при жизни деда мальчик был предоставлен самому себе. Целые дни проводил он, бродя по улицам и переулкам прекрасного города; однако этот город вовсе не казался ему прекрасным. В темных сырых переулках попадались полуголодные мальчишки, всегда готовые поколотить одинокого сверстника, отнять самодельную игрушку, вырвать из руки ломоть хлеба… Когда умерли дед и бабка, Джакомо остался в совершенном одиночестве. Теперь никто не намеревался накормить его, постлать постель… Мальчик просил милостыню и ночевал на паперти одной церкви в отдаленном от красивых площадей бедном квартале. Одежда его изорвалась и скоро превратилась в лохмотья. Он пытался найти работу, толкался на рынке, предлагал свои услуги покупателям, нес их покупки и за это получал пару мелких монеток. Так миновало года два. Джакомо исполнилось почти четырнадцать лет. Он ходил в порт, просился гребцом на корабль, но еще полагали его слишком худым и слабым. Он и не мог быть сильным, крепким, ведь он так мало ел и постоянно испытывал мучительный голод. И все же он рос и от природы являлся очень выносливым и не склонным к болезням.

Джакомо горячо надеялся, что пройдет год или два, и его все-таки возьмут на корабль гребцом.

Но вот в городе началась эпидемия чумы. Первым заболел матрос, приплывший на корабле, побывавшем в Африке. Тотчас городские власти приказали оцепить порт. Теперь все, по той или иной причине находившиеся в порту, были обречены! Среди них был и Джакомо. Теперь он не сомневался в том, что непременно погибнет. Городская стража не наведывалась в порт. Несчастные, одни умирающие, другие, еще не заразившиеся, пытались существовать, как могли. Команды матросов на кораблях дрались друг с другом, желая добыть как возможно больше съестных припасов. Начались грабежи кораблей. Люди меняли штуки дорогих шелковых материй, золотые украшения на ломти хлеба, подкупая стражников. Вследствие этого зараза распространилась и на город. На улицах появились могильщики в белых балахонах, лица их были закрыты глухими белыми колпаками с прорезями для глаз и рта. Они подцепляли крючьями трупы и волокли в особое место в городе, на одной из площадей, где трупы умерших от чумы положено было сжигать. И часто случалось, что вместе с мертвыми телами сжигали и еще живых людей!

Джакомо вел себя, как все. Примкнув к какой-нибудь группе матросов, он забирался вместе с ними на корабль, тащил из трюма что попадалось под руку, менял цветные ткани на хлеб… И все же он не надеялся выжить. Одежда его изорвалась теперь настолько, что он решительно выбросил лохмотья в море и ходил голым. Море сделалось необыкновенно грязным, здесь обмывали трупы, когда все-таки желали их похоронить хоть как-то, здесь купались вместе больные и здоровые. Зачастую трупы бросали в морскую воду, привязав к ногам что-нибудь тяжелое. Джакомо, не желая бултыхаться в грязной вонючей воде, заплывал далеко и купался в одиночестве. Он был хорошим пловцом. Как-то раз, когда он выходил из воды, возвращаясь после купания, он заметил, что на него поглядывает с любопытством человек в костюме, какие носили римские священники. Совершенно голый мальчик шагал по берегу, не глядя по сторонам. Он торопился уйти подальше. Уже носились слухи о людоедстве. Мальчик боялся, что и его надумал съесть этот поп! Теперь все в равной степени терзались мучительным чувством голода…

Джакомо побежал, но он был слаб от недоедания и вскоре споткнулся и упал. Он отчетливо слышал шаги и уже готов был окончательно распрощаться с жизнью. Он ощутил, как руки, еще в достаточной степени сильные, поднимают его. Голый, он стоял перед священником, крепко удерживавшим его за мокрое плечо. Джакомо вдруг устыдился своей наготы и закрыл глаза. У него уже не было сил бежать.

– Открой глаза, – сказал священник. – И не бойся, никто не хочет съесть тебя. Тебя ведь Джакомо зовут?

Мальчик смущенно кивнул, глаза его уже были открыты.

– Пойдем, – сказал властно, но доброжелательно священник. – Я дам тебе работу, мы выберемся из порта. Никто не причинит тебе зла…

У Джакомо не было иного выхода, кроме как пойти вслед за священником, который к тому же крепко держал его за руку.

Они шли довольно долго, добрались до одинокой лодки. Лодку караулил парень простоватого вида; судя по одежде, он жил где-то в пригороде.

– Вези нас, Тоффоло, – приказал священник.

Тоффоло повиновался, называя священника «падре Артуро».

– Скоро тебя накормят, – пообещал падре Артуро мальчику.

Джакомо обрадовался. Пусть его убьют, съедят, пусть все что угодно, лишь бы его перед этим накормили!..

Лодка подплыла к небольшому кораблю, одиноко вставшему на якоре далеко от прочих кораблей. Падре Артуро, Тоффоло и голый Джакомо поднялись на палубу.

– Идем, идем! – подталкивал священник мальчика. Затем спросил: – Что ты предпочитаешь: сначала одеться или сначала поесть?

– Поесть! Поесть! – живо откликнулся подросток.

Падре Артуро и Тоффоло даже не рассмеялись. Они отвели Джакомо в каюту. Тоффоло проворно расставил на столе: хлеб, сыр, виноград… Мальчик набросился на еду. На столе появилось и вино. Теперь мальчик запивал еду. Падре Артуро смотрел на него с неожиданным интересом. Трудно было понять, чем вызван этот интерес; ведь Джакомо являлся самым обыкновенным подростком, ничего необычайного в нем, на первый взгляд, нельзя было приметить.

Когда мальчик наконец насытился, священник велел Тоффоло повести мальчика в другое помещение, вымыть и одеть.

– А все-таки он какой-то тощий! – проворчал Тоффоло.

– Он парень сильный, здоровый, а что тощий, так кто бы на его месте не был тощим! – Падре обернулся к мальчику и ободрил его: – Не бойся и не думай, будто тебя здесь съедят!..

Осоловевшего от обильной еды Джакомо увел Тоффоло. Падре в задумчивости сидел у стола. Спустя не такое уж долгое время Тоффоло возвратился. Следом за ним шел Джакомо, умытый и переодетый в одежду, которая была ему несколько велика. Лицо падре тотчас прояснилось. Кажется, новый облик Джакомо вполне удовлетворил священника.

Тоффоло, падре и Джакомо вошли в другую каюту, большую часть ее занимало широкое ложе. Под красным бархатным покрывалом, укрытый почти до подбородка, лежал измученный болезнью человек лет сорока на вид. Его голова и шея покоились на приподнятой подушке в зеленой наволочке. Человек устремил взгляд на вошедшего Джакомо, словно бы желая проникнуть своим острым взором в самое нутро мальчика.

– Заморыш! – с досадой произнес человек.

Падре Артуро выступил вперед и принялся горячо убеждать:

– Нет, нет! Это крепкий парень! Ему пришлось нелегко, но парень он крепкий! Подкормить его и будет хорош!

Лежащий на постели молчал, пожевывая отвисшими губами.

– Будет хорош! – убежденно проговорил падре. Лежавший тяжело вздохнул и проговорил:

– Что делать? Никого лучше нет.

– Надо было позаботиться обо всем заранее, – вмешался Тоффоло.

– Кто мог знать, что наш друг занеможет? Кто мог знать, что порт будет оцеплен? – примирительно заметил падре. И спросил лежавшего: – Что ж, приступать?

– Приступай! – лежавший устало вздохнул и закрыл глаза…

Когда эти слова были произнесены, Джакомо вдруг испугался. Теперь он был сыт и снова мог бояться за свою жизнь. Но он оказался во власти этих людей. Кажется, осталось лишь одно: просить о милосердии!..

– Не убивайте меня! Пожалуйста, не убивайте! – принялся умалять мальчик…

Но он подумал, что его просьбы бесполезны. Его не для того привели сюда, чтобы теперь отпустить!.. И Джакомо покорился.

– Делайте что хотите, – произнес он глухо и обреченно.

– Ах! – падре Артуро воздел руки кверху. – Я устал повторять, что тебе, милый Джакомо, ничего не грозит!..

– Начинать? – спросил Тоффоло.

– Начинай! – решительно приказал падре Артуро.

Джакомо ощутил, что сильные цепкие пальцы Тоффоло впились в его плечо. Спасения не было. Тоффоло повел его из каюты.

Они вернулись в то помещение, где Джакомо совсем недавно насыщался без оглядки вкусной едой. Теперь он с ужасом ждал, что же с ним станут делать!

Но ничего ужасного не произошло. Тоффоло приказал ему засучить рукав и ощупал его тонкую руку, после чего пробормотал:

– Хорош!..

Они сидели друг против друга.

– Что со мной будет? – решился спросить Джакомо.

– Ничего дурного, – с готовностью отвечал Тоффоло.

Джакомо с волнением ждал. Тоффоло вышел из помещения, затем вернулся, неся еще один кувшин вина.

– Это хорошее вино, – сказал Тоффоло. – Я прошу тебя выпить.

Джакомо понял, что на эту просьбу нельзя ответить отказом. «Наверное, меня отравят, – подумал он. – Но зачем?..» На дальнейшие размышления не оставалось времени.

Тоффоло налил вино в бокал, и Джакомо выпил. Сначала он намеревался пить залпом, ощущая горький вкус; однако никакого горького вкуса он не ощущал. Вино оказалось сладким, вкусным… Джакомо стал пить не торопясь, смакуя приятное на вкус вино. Тоффоло также не торопил его. Когда напиток, плескавшийся в бокале, был выпит, Тоффоло спросил, не хочет ли мальчик отдохнуть. Джакомо отвечал согласием. А что ему оставалось делать? К тому же он и вправду устал. Глаза невольно закрывались. Он с трудом поднялся. Джакомо повел его, поддерживая…

Дальнейшее вам легко угадать! Джакомо очнулся и понял, что отныне он не один в своем разуме, в своем сознании. С его мальчишеским рассудком вел диалог чей-то мощный опытный разум.

Джакомо узнал, что новое важное сознание, поселившееся в его мальчишеском теле, принадлежит человеку по имени Иван Болотов. Этот человек был слугою русского посла, отправленного русским царем в Неаполь. Родом Иван Болотов был из далеких северных краев, именуемых Сибирью. В Сибирь он попал, будучи сыном одного воина, из тех, кого на Руси именуют казаками и используют при завоевании новых земель. Один из этих казаков, посланных для завоевания Сибири, взял с собой своего старшего сына, чтобы с юных лет приучить его к воинским делам. Мальчику едва минуло десять лет, но он уже отличался выносливостью и, не жалуясь на трудности, проделывал с отцом тяжкий поход. Однажды местные жители решились напасть на лагерь казаков, которые крепко спали ночью, выставив несколько человек для караула. Воины местного племени напали неожиданно и с легкостью перебили спящих, убив предварительно караульных. Однако ребенка они пожалели и увели в плен. Когда его привели в становище, к нему вдруг приблизился колдун племени, осмотрел его с ног до головы, затем приказал раздеть его догола и снова осмотрел и при этом еще и ощупывал худощавое мальчишеское тело. После этого мальчику дали сонное питье, а очнулся он уже носителем нескольких сознаний. Сознание колдуна я чую в себе до сих пор, оно в достаточной степени сильно. Колдуны этого племени пользовались самым простым способом преображения: пили свежую кровь, прокусывая зубами жилу.

Мальчик Иван Болотов уговорил сознание колдуна бежать. Носитель бежал и возвратился к соотечественникам своего отца, казакам. Вскоре пошла молва об удивительном уме и о даре предвидения, который открылся у Ивана. Он быстро мужал и в пятнадцать лет уже сделался командиром казачьего отряда. Все поражались его умению договариваться с туземцами! Но все же в одной из случайных стычек он был тяжело ранен.

Иван лежал в палатке, ожидая с ужасом смерти. Сознание колдуна также, казалось, пребывало в растерянности. Силы юноши убывали с каждым часом. Надо было на что-то решаться, чтобы спасти себя во всей своей множественности от неминуемой гибели. Иван с трудом приподнялся и ослабевшим голосом позвал на помощь. В палатку вошел один из молодых казаков, бывших под его началом. Медлить было нельзя.

– Наклонись, Варфоломей, я должен открыть тебе одну тайну, – прошептал Иван.

Молодой человек послушно наклонился. И тотчас, собрав всю свою оставшуюся силу, Иван вцепился зубами в шею юноши, выступавшую из ворота красного казачьего кафтана. Варфоломей не успел ничего предпринять для собственной защиты. Иван удачно для себя лишил его жизни.

Спустя недолгое время все могли видеть, как молодой казак Варфоломей вышел из палатки командира. На кафтане его виднелись следы протекшей крови. К Варфоломею подошли другие казаки. На их вопросы о здоровье раненого он отвечал, что едва унял у бедняги горловое кровотечение, и показывал на свой запачканный кровью кафтан.

– Сейчас он заснул, – сказал Варфоломей, – не стоит беспокоить его…

Когда позднее казаки вошли в палатку, их глазам предстало зрелище мертвого Ивана Болотова. Варфоломей исчез и его так и не нашли, да и не очень искали.

Между тем сознание Ивана Болотова уже вошло в тело Варфоломея. Сам же Варфоломей являлся давним выходцем из Венеции; нечаянно он убил своего друга, поскольку оба они добивались благосклонности одной девицы. Бартоломео бежал и окольными путями добрался до Москвы, где поступил в армию царя. Однако он и там не прижился, бежал на Дон, где и присоединился к отрядам казаков… Когда сознание Бартоломео очутилось в одном теле с сознанием Ивана Болотова, оно повлекло это тело на свою родину, в Венецию. В Венеции это тело захворало чумой…

Итак, Джакомо очутился в одной компании с Иваном Болотовым, Бартоломео-Варфоломеем, сибирским колдуном и прочими. Его новые друзья, Тоффоло и падре Артуро, также являлись так называемыми носителями. Все трое имели достаточные средства для того, чтобы жить безбедно. Все они, в свою очередь, погибли. И все они, а также и многие другие обретаются сейчас во мне. Чаянов засмеялся.

Теперь Брюс и Чаянов смотрели на меня так, будто ждали, что я скажу в ответ на их путаные и фантасмагорические рассказы.

– Чего вы хотите от меня? – спросила я.

– Да мы ведь вам уже сказали, – Брюс говорил дружески. – Мы оба хотим, чтобы вы приняли участие в одном важном для нас эксперименте…

– Неужели вы полагаете, что я соглашусь после всего того, что вы мне поведали? – Я смотрела прямо на них.

– А что, – осторожно начал Чаянов, и в голосе его все отчетливее обозначалось лукавство, – неужели вы, прекрасная Анжелика-Аделаида, полагаете, будто у вас есть выбор?!.

Да, я понимала, что у меня нет выбора.

– То есть вы примените насилие? – спросила я.

– Мы бы этого не хотели, – заметил Брюс.

– Да, у меня нет выбора, – сказала я. – И это означает, что и вам остается лишь одно: воздействовать на меня насилием!..

– Нам бы не хотелось, – повторил Брюс.

Брюс и Чаянов переглянулись.

– А если мы отпустим вас? – вдруг спросил Брюс.

Я молчала, пытаясь понять, что же он имеет в виду, предлагая мне подобный вариант, самый благоприятный для меня.

– Вы, мадам, надеюсь, не выдадите нас? – полюбопытствовал Чаянов.

– Нет, – отвечала я, – разумеется, я не выдам вас. Вы можете верить мне. Но я не знаю, поверите ли вы мне…

Мне теперь совершенно не было понятно, что же будет дальше.

– Мы верим вам, мы знаем вашу честность, – решил Брюс.

– Стало быть, я свободна? – Я никак не могла поверить в случившееся.

– Стало быть… – Брюс улыбнулся.

– Не хотите ли пообедать с нами? – Брюс повернул ко мне свое мужественное лицо.

Я немного смутилась, но все же решилась быть честной до конца.

– Я все же боюсь, – честно сказала я. – Я вспоминаю те роковые бокалы вина, выпитые ни о чем не подозревающими будущими носителями, как вы их называете!..

– Но разве вы не пили кофе за нашим столом? – заметил лукаво Чаянов.

Мне нечего было возразить!..

– Так что же, – начал по-прежнему дружески Брюс, – вы остаетесь обедать с нами, милая Анжелика-Аделаида?

О каких мерах предосторожности могла теперь идти речь? И ведь я действительно уже пила кофе в доме Брюса!..

Короче, я осталась обедать. И, надо тебе сказать, сын, что обед был хорошо приготовлен из отличной провизии! Я ела, пила вино, смеялась. Порою меня охватывало странное чувство бесшабашности. Мне вдруг хотелось, чтобы меня опоили сонным зельем и чтобы я затем пробудилась с необычайным ощущением наличия нескольких разумов в моем теле…

Брюс показал мне материалы для своего календаря. Я убедилась в том, что он действительно много знает о движении звезд и планет. Он также увлекался и астрологией и, как выяснилось, обожал составлять гороскопы!.. Я не удержалась и попросила его как-нибудь, когда у него выдастся свободный часок, составить гороскоп и для меня. Он ответил согласием. Чернокожая девушка более не появлялась, и я не стала спрашивать о ней, а про себя подумала, что она, должно быть, любовница Брюса…

Я вспомнила мое первое знакомство с Чаяновым, вспомнила, что Петр говорил нечто о его отце… И еще: ведь сам Чаянов говорил о своей жене, даже читал стихи, посвященные ей…

– Скажите, Александр Васильевич, – обратилась я к нему, – а ваш отец, ваша жена… Что им известно или было известно о ваших тайнах?

– У меня нет отца! – Чаянов рассмеялся. – Человек, которого царь полагает моим отцом, на самом деле – мой сын! Да, мой сын, не являющийся носителем! А что касается моей жены, то есть одной из моих жен, матери этого моего сына, то она и вправду уже давно умерла, около ста лет тому назад!..

Мы беседовали чрезвычайно тепло и дружески. Я уже представляла себе, как скрасит мою жизнь дружба с Брюсом и Чаяновым… Я примирилась с подступающей старостью; я готова была примириться с этой ролью доброй советчицы и заботливой матери…

Веселый обед подходил к концу, но вдруг меня настиг необычайно сильный приступ головокружения. Это было так неожиданно, что я даже в первый момент не поверила в реальность этого! Комната закружилась перед моими глазами, стремительно взвился куда-то вверх лепной потолок. Лица и фигуры Брюса и Чаянова вдруг вытянулись зловеще и тоже будто взлетели и принялись летать по комнате… Я поняла, что все это значит! Да, они все-таки опоили меня. И как могло быть иначе! Ведь они залучили меня к себе вовсе не для того, чтобы дружески пообедать со мной, а затем спокойно отпустить!.. Последнее, что я еще могла расслышать, были слова Брюса:

– Успокойтесь, ради Бога успокойтесь, мадам Аделаида! Все пройдет прекрасно! И вы ведь уже поняли, что в наших действиях нет ни малейшего намека на обращение к сверхъестественным силам, которые, кстати, не существуют вовсе!..

Свет померк перед моими глазами, тело мое словно бы низверглось в бездну…

Я летела куда-то вниз, и смутно слышимые мною женские вопли сопровождали меня в моем головокружительном полете.

– Нет, нет, нет!.. Я не хочу, я не хочу!.. – кричала женщина в отчаянии.

А быть может, это кричала я сама?

– Нет, нет, нет!.. Я не хочу, я не хочу!.. Затем сознание окончательно покинуло меня… А очнулась я в темноте, распростертая на постели. Моя правая рука, чуть повыше локтя, сильно болела. Я вспомнила, что так и должно быть. Я с усилием приподнялась и села. Меня окружала плотная темнота. Я испугалась: а вдруг я ослепла?!. Но, к счастью, различила во мраке смутные очертания мебели. Мои глаза по-прежнему видели! Я чутко прислушалась к своему сознанию, к своему внутреннему миру. В первые минуты моего пробуждения мне показалось, что я не изменилась. Я едва не вскрикнула от радости. Да, я не изменилась! Мое сознание оставалось моим сознанием, мои чувства оставались моими чувствами!..

Но – увы! – это блаженное состояние продлилось недолго! Я содрогнулась всем телом, потому что расслышала голосок Трины. Бедняжка жаловалась на певучем финском наречии, которое я теперь почему-то понимала…

– Ты меня убила, Анжелика! – говорила бедная Трина. – Но почему теперь меня так мало в этом теле?..

Я упала на постель и оцепенела. Я не ощущала моего тела, моих рук и ног…

А между тем слабый голосок Трины был заглушён другим женским голосом. Сама не знаю отчего, но я тотчас поняла, что отныне именно этот голос будет одним из главных голосов моего внутреннего мира!

– Замолчи! – сказал этот голос Трине. И та послушно смолкла.

Этот женский голос был звучным, грудным, молодым и казался вполне разумным. Я с трепетом ожидала, что же он скажет. Но вдруг, вместо разумных слов, я услышала в своем сознании дикие вопли ужаса.

– Зачем?!. – выкрикивала женщина. – За что?! Разве я не мать одного из них? О, подлые подлые, проклятые!..

Внутреннее «я» Анжелики попыталось вмешаться:

– Успокойтесь, милая! Прошлого не вернешь. Нам остается лишь примениться к обстоятельствам…

– А ведь один из этих мерзавцев – мой родной сын! – вскричала она.

– У меня тоже есть сын, и не один! – отвечала Анжелика, то есть я сама! – Успокойтесь! Мы, вероятно, находимся внутри вашего тела? Кто вы? Как ваше имя?..

Она продолжала отчаиваться, и я чувствовала ее отчаяние именно как ее отчаяние. Но в то же самое время ее отчаяние парадоксально было и моим отчаянием…

– Ты знаешь, где мы находимся, то есть, что это за дом? Дом Брюса в Лефортове?

– Да, это его дом, – отвечала она неохотно. И я поняла, что ей просто-напросто не хочется успокаиваться. Я подумала о том, как же следует общаться со своими соседями по внутреннему миру!

– Давайте поговорим! – начала я. – Ведь я не знаю вас! Кто вы? Я когда-нибудь видела вас? Давайте поговорим! Нам ведь никуда друг от друга не деться…

Внезапно я поняла, что, когда я говорю с ней, ей трудно предаваться отчаянию. И я продолжала нанизывать вопрос за вопросом на невидимую нить нашего странного общения:

– .Кто вы? Что вы? Я видела вас прежде? Как вас зовут? Вы не хотите рассказать мне о себе?.. – Я спрашивала и спрашивала, не гнушаясь повторениями…

И она несколько успокоилась. Я не могла видеть ее лица, но голос ее был мне смутно знаком. Я почему-то представляла ее себе молодой, стройной девушкой; почему-то в костюме немецкой служанки… Молодая девушка, она насупилась и медленно приходит в себя после приступа отчаяния…

– Меня зовут Лейла, – сказала она.

– Прелестное имя, – откликнулась я ласково и с готовностью. – Это, кажется, восточное имя?

– Да, – бросила она коротко.

Я понимала, что разговор не должен прерываться.

– Вы близко знаете Брюса? – спросила я.

Теперь она, похоже, и сама поняла, что лучше беседовать, нежели предаваться бурному отчаянию.

– Я узнала Брюса, когда Чаянов и Брюс познакомились на русской службе. Да, я была любовницей их обоих…

– Они дурно поступили с вами! – вырвалось у меня невольно…

Вот это была неосторожная фраза.

– Дурно поступили?! – переспросила она. И повторила: – Дурно поступили!..

Я подумала, что сейчас она опять закричит, запричитает. Так оно и случилось.

– Мерзавцы! – кричала она. – Мерзавцы! Подлецы!.. Родную мать! Родную мать!..

– Чья же вы мать? – поспешно перебила я. – Господина Брюса или господина Чаянова?

– Я – мать части сознания Чаянова, – сказала она просто… И мне снова показалось, что она была прежде молодой девушкой и что сейчас она всхлипнула. Я искренне жалела ее. В конце концов мы обе теперь сделались частью одного существа!..

– Возьмите себя в руки, успокойтесь! Спокойствие – это единственное, что нам с вами остается!

Она продолжала рыдать внутри моего сознания.

– Лейла! – внезапно догадалась я. – Ты, должно быть, впервые оказалась в таком положении?

Да, несомненно она снова всхлипнула. Я терпеливо ждала ответа.

– Нет, – пробормотала она, – это происходит не в первый раз. Но вы… ты… еще не знаешь… не знаете, как это ужасно!..

Для меня это впервые, – решилась возразить я, – и не могу сказать, чтобы мне сейчас было хорошо! Если с тобой, Лейла, это происходит не впервые, то будь же внимательна ко мне, просвети бедняжку, для которой все происходящее в новинку!.. – И проговорив сию тираду, я не удержалась от легчайшего смешка…

Лейла также начала успокаиваться, я это чувствовала.

– Подлецы! – снова сказала она, но в ее голосе уже не слышалось отчаяния.

– Разумеется, Брюс и Чаянов не могут считаться людьми высокой нравственности, – поддержала я мою собеседницу, – но мне отчего-то кажется, что и мы с вами, милая Лейла, не самые нравственные в мире особы!..

А надо сказать, я все еще не понимала, на каком языке мы ведем беседу…

– Вы… ты, Лейла, говоришь по-французски? – спросила я.

Она окончательно успокоилась.

– Будем на «ты»! – решительно сказала она. – А что касается языка, на котором мы говорим, то теперь это не имеет значения! Мы всегда будем понимать друг друга!..

В этот момент я услышала тихий голос… да, голос несчастной Трины!.. Она несомненно на что-то жаловалась на своем родном финском диалекте…

– Замолчи! – нетерпеливо прикрикнула на нее Лейла.

Трина покорно смолкла.

– Лейла! – заметила я. – Однако я не понимаю сейчас слов Трины.

– Ты не всегда будешь понимать ее, а она не всегда будет понимать нас! Но с течением времени и она привыкнет. Она, видишь ли, в отличие от нас с тобой, действительно добродетельное существо…

Мы обе невольно посмеялись над бедняжкой Три-ной, но я скоро опомнилась и обратилась к ней:

– Трина! Милая! Не думай, будто я хочу дурно относиться к тебе. Теперь все мы обретаемся в одном и том же сознании и должны ладить друг с дружкой! Я только попрошу тебя помолчать, покамест Лейла расскажет нам кое-что любопытное! В конце концов, наша с Лейлой беседа несомненно будет полезна и для тебя!..

Я говорила по-немецки, чтобы Трина наверняка поняла меня.

И она действительно поняла и смолкла. Меня уже забавляла сложившаяся ситуация.

– Лейла, – попросила я дружески, – расскажи мне все как есть! Что же все-таки случилось? И почему с нами Трина?..

И моя собеседница начала свой рассказ!

НЕОБЫЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ ЛЕЙЛЫ

– Анжелика, ты немного знаешь меня! Вспомни темнокожую девушку, которая тебе прислуживала! Это я. Однако ты вздрогнула, ты готова прийти в отчаяние! Я понимаю тебя! Кому захочется оказаться темнокожей арапкой в обществе белокожих людей, относящихся к людям иного цвета кожи в лучшем случае пренебрежительно, а в худшем – злобно и жестоко. Но ты, Анжелика, не должна волноваться. При свете свечей или при солнечном свете ты легко убедишься в том, что кожа твоя осталась светлой. В этом, собственно, и заключается суть эксперимента, предпринятого гнусными Брюсом и Чаяновым. Впрочем, подобные эксперименты они пытались проводить и прежде, однако же впервые рискованный опыт увенчался удачей! Теперь, Анжелика, твое сознание обретается в моем стройном молодом теле, но поскольку в процессе проведения опыта была использована кровь бедной Трины, в результате возникло совершенно новое существо! Теперь и мое, и твое, и достаточно значительное число других разумов обитают в совершенно новом теле! Такого не случалось еще никогда! Я сказала, что это мое тело, но ведь это не совсем так, или, вернее, это совсем не так! Да, пропорции твоего нынешнего стройного девичьего тела напоминают мои, но все же не совсем мои. А что касается лица, то ведь подобного лица прежде не бывало на свете! Впервые желание, давнее желание Брюса увенчалось полным успехом! Впервые в результате опыта произошло не просто переселение, перемещение человеческого сознания из одного тела в другое, но вследствие слияния нескольких разновидностей крови возникло совершенно новое тело, новое лицо… В сущности, Брюс погубил тебя, погубил мадам Аделаиду, госпожу де Пейрак, герцогиню де Монбаррей! Он принес в жертву своим естественно-научным интересам и увлечениям и меня, и тебя, и Трину… Но теперь уже поздно оплакивать нашу участь, поздно стонать и жаловаться. Несчастье свершилось. Для тебя, Анжелика, оно свершилось в первый раз, но я испытываю подобное не впервые.

Ты, вероятно, так и не услышишь голос той женщины, сознание которой переселили в мое тело в тот самый первый раз. Я отличаюсь чрезвычайно сильной волей, я принудила ее смолкнуть почти навеки. И ты должна помнить о моей сильной воле и уметь ладить со мной! А теперь я возвращаю тебя в уже известную тебе Венецию, к уже известным тебе лицам, то есть к падре Артуро, Тоффоло и Ивану Болотову, сознание которого переселилось в тело Джакомо. Жили они все не без приятности в славном италийском городе. Тело Джакомо мужало под воздействием хорошей пищи. И спустя какое-то время в этом теле пробудились обыкновенные мужские желания. Но происхождение все же сказывалось. Наибольшее удовольствие тело Джакомо получало, имея дело с продажными женщинами самого дурного пошиба, продававшими себя дешево в темных переулках, где слишком уж часто попадались вооруженные кинжалами и ножами бандиты! Но тело Джакомо любило риск! Впрочем, сознание Ивана Болотова не особенно противилось, когда тело и сознание Джакомо влекли его в опасные городские кварталы на поиски рискованных приключений.

Однажды ночью Иван Болотов, он же Джакомо, и все прочие проводили по своему обыкновению время в ужасном вертепе, который содержала некая матушка Мими. Это было отвратительное место, куда не всякий забубённый удалец решился бы прийти! Помещение состояло из трех комнат. В первой расставлены были расшатанные столы и стулья. Женщина за стойкой наливала за небольшую плату крепкие напитки из початых бутылей в чашки сомнительной чистоты. Третья комната, самая маленькая, была обычно заперта; в этой каморке хозяйка хранила свое имущество; бедное, как она сама уверяла, и не такое уж бедное, как полагали все прочие. Во второй комнате не было ни столов, ни стульев, ни постелей. На голый грязный пол брошены были как попало вытертые ковры. Стены и пол в изобилии покрывали тараканы, клопы и блохи. Доски пола и свалявшаяся шерсть ковров давно сделались липкими от пролитого вина. Здесь получали свою долю наслаждения любители запретных удовольствий. Здесь, уже за дорогую плату, возможно было, перекатываясь по жесткой поверхности, ранить свою кожу осколками бутылок, совокупляясь в полной темноте с неведомыми женщинами, рискуя всякий миг заразиться дурной болезнью, внезапно натыкаясь ладонью с растопыренными пальцами на проваленный нос или покрытую язвами грудь…

Именно здесь Джакомо-Иван получал наибольшее удовольствие. Надо сказать, что он не очень рисковал. Ведь если бы что-нибудь плохое случилось с его телом, все находящиеся в этом теле разумы возможно было бы перенести в другое тело!

Свиваясь клубком совокупляющихся тел, люди жевали особые пастилки, пропитанные раствором опия. Мучительные грезы одолевали распадающийся рассудок, чувства мешались, ужас сменялся отчаянием, а за отчаянием следовала апатия… То и дело кто-нибудь разражался безумным воплем, никого, впрочем, не беспокоящим.

Но в ту ночь душераздирающий крик женщины заставил многих очнуться. Откуда ни возьмись, явились несколько слуг матушки Мими. Свет ручных фонарей озарил неприглядное зрелище. Голые мужчины и женщины, многие из которых сложены были весьма дурно, окружили, вскочив на ноги, лежащую несчастную жертву чьего-то в достаточной степени меткого удара кинжалом. Оружие убийства было брошено тут же, но, разумеется, уже не было никакой возможности отыскать убийцу. В сущности, нанести предательский удар мог любой, находящийся в ужасной комнате.

И вообразите себе состояние духа Ивана-Джакомо, ведь именно он только что совокуплялся с этой женщиной. Многие в комнате оказались забрызганными ее кровью. Прибежавшая вовремя матушка Мими проявила достаточное мужество и мгновенно, оторвав клок материи от своей юбки, остановила кровь, перевязав рану, нанесенную несчастной жертве в бедро. Иван-Джакомо стоял над лежащей, поматывая головой. Он с трудом приходил в себя. К счастью, в эту ночь он не употреблял опиумных пастилок. Внутри сознания этого человека шел вялый диалог.

– Надо отыскать одежду, – говорил Иван.

– Да, да… – поддакивал Джакомо.

Тело Джакомо, служившее теперь вместилищем для этих двух и многих других разумов, повернуло голову налево, затем направо; увидело комки брошенных в углы комнаты тряпок…

– Да нет же! – нетерпеливо заметил Иван. – Твоя одежда должна быть в первой комнате, у стойки…

Надо было выйти в первую комнату, но тут несчастная раненая открыла глаза. Губы ее шевельнулись… Колеблющийся свет фонарей высветил стоявшую над ней мужскую фигуру, скользнул по лицу юноши…

– Джакомо… сын… – пробормотала она.

Этого было достаточно! Уже не слушая вялых, смутных возражений Ивана, Джакомо склонился над умирающей.

– Мама!.. Это я!.. Я, Джакомо!.. – вырвалось у него невольно…

Ведь Джакомо любил свою мать!..

И теперь он тотчас надумал, как помочь ей!

Наспех облачившись в первую попавшуюся ему под руку одежду, Джакомо предупредил матушку Мими о своем скором возращении, приказал ей оказывать помощь раненой и выскочил из дома… Хозяйка вертепа охотно повиновалась, потому что этот молодой человек являлся к ней не впервые и всегда хорошо платил…

На темной улице, вернее, в переулке, Иван заметил Джакомо, что в кармане штанов случайной одежды обретается весьма тощий кошелек.

– Это ничего! – откликнулся Джакомо. – Зато в ножнах я нахожу прекрасный охотничий нож. В иных случаях оружие защищает не хуже денег!..

Джакомо-Иван бегом выскочил на широкую площадь, огляделся по сторонам и увидев карету, радостно вскрикнул. Пригрозив кучеру прекрасным охотничьим ножом, Иван-Джакомо согнал его с козел, вскочил на козлы сам и погнал лошадей. Карета быстро подъехала к уже известному нам вертепу. Несчастную раненую, вновь лишившуюся чувств, вынесли наружу, дверцу кареты распахнули. И тотчас из кареты выпрыгнула юная девушка в роскошном экзотическом наряде. Голова ее была обмотана пестрым тюрбаном, украшенным павлиньим пером. Глаза девушки, смотревшие изумленно на происходящее, казались огромными; чуть приоткрывшиеся губы отличались нежной пышностью, а кожа была черна, словно эбеновое дерево… Конечно, Анжелика, ты догадалась, что из кареты вышла я!..

И что же я увидела? Отвратительный переулок, толпящихся людей, иные из которых были едва одеты. Ручные фонари освещали провалившиеся носы и ужасные рты, где оставалась едва ли половина из числа положенных человеку зубов. Из какой-то жалкой лачуги вынесли окровавленную женщину и понесли, чтобы положить в карету…

Я более не могла, не хотела медлить! Подхватив подол роскошной юбки, я кинулась бежать. Поверь, Анжелика, у меня имелись веские причины для подобного бегства!..

Толпа в растерянности глазела то на меня, удаляющуюся стремительно, то на карету, куда укладывали окровавленную женщину. Молодой человек, не лишенный привлекательности, растерявшись, глядел мне вслед широко раскрытыми глазами. Я оглянулась на бегу и увидела эти глаза! Но я не намеревалась останавливаться!..

Между тем Джакомо-Иван привез умирающую мать Джакомо, которая была всего лишь дешевой продажной женщиной, в дом, где его поджидали падре Артуро и Тоффоло. Этот дом они все купили, когда миновала эпидемия. В ту пору вполне возможно было купить хороший дом дешево.

Нельзя сказать, чтобы падре Артуро и Тоффоло очень обрадовались, увидев умирающую продажную женщину, привезенную Иваном-Джакомо. Однако они и не стали возражать, когда этот последний принялся умолять позволить ему перенести ее сознание в какое-нибудь другое тело.

– Конечно, это возможно сделать, – сказал здравомыслящий падре Артуро. – Но не лучше ли прежде позвать лекаря. Быть может, он поможет ей обычным лекарским искусством!..

Ночь еще не завершилась, когда пригласили лекаря. Он осмотрел раненую и нашел, что положение ее безнадежно.

– Единственное, чего я могу добиться, это продлить ее существование еще на день или два! – обещал лекарь.

После его ухода Иван-Джакомо вновь обратился к падре Артуро:

– Вы видите, падре, иного выхода нет! Мою мать я могу спасти, только применив известное нам средство!

Падре Артуро принужден был согласиться с ним… Теперь надлежало найти молодую девушку, обладательницу крепкого, здорового тела. Желательно было, чтобы эта девушка происходила из бедной семьи; тогда после ее внезапного исчезновения родные едва ли осмелятся обращаться к властям и не смогут потратить значительные средства на ее поиски.

Казалось бы, отыскать такую девушку в большом городе совсем не так трудно, но ведь всем известно, что когда нечто требуется найти непременно в самый короткий срок, то это вдруг оказывается невозможным! Вот и теперь Иван-Джакомо метался по улицам города уже второй день и все без толку! Конечно, в Венеции имелось сколько угодно продажных женщин; и если бы какая-нибудь из них исчезла, вряд ли о ней беспокоились бы долго! Но вот беда, у одной провалился нос, другая больна чахоткой, а третью все-таки будут искать, потому что она слишком богата и известна.

Падре Артуро сжалился над вконец отчаявшимся Джакомо-Иваном:

– А почему бы тебе, дружище, не отправиться к одному моему старому знакомцу. Сеньор Пьетро промышляет торговлей рабами, которые попадают в Венецию из далекой Африки… Я черкну ему записку, и он недорого продаст тебе какую-нибудь красивую и здоровую рабыню… – Падре Артуро криво ухмыльнулся. В сущности, он понимал, что явилась отличная возможность позабавиться!..

Иван-Джакомо не был настолько образован, чтобы знать, где находится эта самая Африка и какой народ ее населяет. Коварный замысел падре Артуро остался ему совершенно непонятен.

Иван-Джакомо отправился к сеньору Пьетро с запиской от падре Артуро и значительной денежной суммой.

Работорговец встретил гостя и возможного покупателя очень любезно, а когда прочитал записку падре Артуро, то даже предложил Ивану-Джакомо не только вина, но и отобедать.

– Нет, я должен спешить… – Молодой человек знал, что сеньор Пьетро – обыкновенный венецианец, а не носитель нескольких сознаний!..

– Что ж! Если вы торопитесь, тогда пойдемте со мной!..

Сеньор Пьетро провел гостя в обширное помещение, представлявшее собой, в сущности, зал, окруженный колоннами. У стен положены были тугие подушки, обтянутые дешевым пестрым шелком. А на подушках расположился настоящий цветник! Иван-Джакомо увидел множество девушек. Большинство из них наделены были от природы великолепными стройными фигурами, большими глазами, прекрасными длинными вьющимися волосами. Но… перед гостем оказались одни лишь темнокожие красавицы!.. Несколько растерявшись, Иван-Джакомо спросил:

– А нет ли у вас, сеньор Пьетро, белокожих девушек?

Сеньор Пьетро усмехнулся и принялся горячо убеждать своего гостя купить темнокожую красотку:

– Вы не знаете, каковы эти девицы в любви! Они горячи, как огонь, они неутомимы…

Но гость уныло разглядывал прекрасных арапок, ни на одной из них не задерживая взор.

– Нет, нет… – Иван-Джакомо покачивал головой. Ему вовсе не хотелось переселить сознание своей матери в темнокожее тело.

Сеньор Пьетро продолжал говорить, но гость слушал его невнимательно. Тогда сеньор Пьетро призадумался ненадолго и полюбопытствовал, сколько у гостя денег. Иван-Джакомо легко догадался, что гостеприимный хозяин желает предложить ему нечто необыкновенное. Гость заверил хозяина в наличии достаточной суммы. Но недоверчивый работорговец попросил показать деньги. Иван-Джакомо сначала немного обиделся, но показывать свою обиду не стал и, вынув деньги из кошелька, продемонстрировал сеньору Пьетро полновесные золотые монеты.

Сеньор Пьетро повел его по извилистому коридору к двери, едва заметной в стене. Но хозяин не торопился открывать дверь. Жестом он предложил своему гостю нагнуться и посмотреть в замочную скважину. Иван-Джакомо нагнулся и посмотрел.

Глазам его предстало замечательное зрелище. На ярко-красном ковре, заложив руки за голову, лежала в свободной позе молодая женщина дивной красоты. Она показалась Ивану-Джакомо странно знакомой… Он тотчас понял, кого она ему напоминает!.. Но неужели это та самая беглянка?!.

– Да, я, пожалуй, купил бы ее… – сказал Иван-Джакомо, стараясь не показать, насколько взволновал его вид красавицы. – Но мне нужно увидеть ее. Я не могу ограничиться взглядом в замочную скважину!..

– Я не смогу принудить ее показаться нам обнаженной! – отрезал сеньор Пьетро.

– Пусть покажется мне в одежде, – парировал Иван-Джакомо. Сердце его взволнованно забилось. Он уже представлял себе, как увидит красавицу в прекрасном наряде, в коем она явилась его глазам впервые, в их первую, случайную встречу…

– Я пошлю к ней мою старшую служанку, пусть она предупредит Лейлу и уговорит ее показаться нам!..

Сеньор Пьетро и его гость вернулись в приемную комнату.

– Я не понимаю, – начал Иван-Джакомо, – если эта девушка – рабыня, почему же ты не можешь просто приказать ей?!.

– Да, она рабыня, но она слишком дорого стоит! Я не хочу наказывать ее, я даже опасаюсь сердить ее!..

– Но как же она попала к тебе?..

– О! Это особенная история!.. Я купил ее совсем недавно у Марино Браганци, дальнего родственника нынешнего дожа, правителя нашей славной Венеции. Ночью ко мне явился доверенный слуга знатного господина с письмом, в котором родственник дожа просил меня приехать к нему как возможно скорее. Я был коротко знаком с Марино Браганци. Он и его старший сын, живший с ним в одном дворце, были охотниками до темнокожих девушек, которых я им продавал с некоторой выгодой для себя…

Когда я прибыл во дворец, меня поразила атмосфера тревожности, воцарившаяся здесь. Лица слуг выглядели непроницаемыми. Меня проводили в кабинет Марино Браганци. Он также выглядел подавленным, даже растерянным. Он велел мне сесть против него.

– Як вашим услугам, – поспешил объявить я.

– Я хочу продать тебе одну чернокожую красавицу! – объявил мне Марино Браганци без церемоний.

Я ничего не сказал, но изобразил на лице предельную внимательность.

Марино Браганци привстал и, потянувшись к большому колокольчику, прикрепленному к стене, дернул за шнур. Медный язычок ударился о медь чашки. Спустя несколько мгновений быстрыми шагами вошел доверенный слуга и поклонился.

– Приведи Лейлу! – приказал Марино Браганци.

Слуга замялся.

– Почему ты медлишь? – Марино Браганци постукивал кончиками пальцев по столу. Слуга решился ответить.

– Я боюсь, – сказал он.

– Да как ты смеешь! – родственник дожа вскочил, но тут же снова опустился на стул с высокой резной спинкой.

– Вы знаете, что здесь произошло, – проговорил слуга…

Я уже догадался, что ничего хорошего во дворце Браганци не случилось!..

– Да, – Марино Браганци опустил голову, – я, конечно же, все знаю. Возьми себе в помощь нескольких дюжих парней из числа стражей дворца. Они справятся с ней…

Слуга удалился, а я засомневался. Вдруг эта девушка, которую мне предлагают купить, сумасшедшая или преступница?..

Раздались крики и шум многих шагов. Рослые стражники втащили в кабинет связанную по рукам и ногам темнокожую девушку. Да, с первого взгляда ясно было, что перед нами красавица. Но лицо ее пылало, словно костер; и это было странно; ведь щеки арапки не могут пылать румянцем! Но это лицо казалось мне пылающим, потому что глаза красавицы сверкали гневом и отчаянием…

Марино Браганци нетерпеливо махнул рукой, приказывая стражникам удалиться. Они оставили нас наедине с девушкой, которая лежала на ковре.

– Вот девушка, которую я предлагаю тебе купить, – сказал родственник дожа.

Я посмотрел на эту девушку и понял, что сердить ее не стоит!

Я не изъявил согласия купить ее, но и не отказался, разумеется.

– Почему она связана? Что она совершила? – спросил я.

По лицу Марино Браганци проползла, словно гусеница, кривая усмешка. И, конечно, то, что он затем произнес, невозможно было проговорить без смеха.

– Она откусила моему сыну ухо, – сказал родственник дожа.

Я примерно понял, что могло произойти между этой девушкой и сыном знатного венецианца! Я едва сдержал смех.

– Тебе не понравился молодой господин Браганци? – я обратился к лежащей на ковре девушке.

– Да, – отвечала она на ломаном венецианском диалекте.

Вопреки выражению ее лица, голос ее прозвучал почти спокойно.

– Тебе некуда деваться, – говорил я ей, – господин Браганци хочет продать тебя мне. Я буду хорошо обращаться с тобой и тебе не придется откусывать мне ухо!

Она улыбнулась.

– Ты согласна перейти ко мне? – спросил я.

Она кивнула.

– Лейла очень образованна, – заговорил родственник дожа, – она прекрасно говорит по-французски, играет на лютне, умеет разрисовывать веера…

– Позвольте мне развязать ее конечности, – я усмехался. Марино Браганци позволил мне это.

Я встал со стула, подошел к девушке, нагнулся и развязал веревки, которыми были стянуты ее лодыжки и запястья. Она села на ковре и принялась спокойно растирать свои руки и ноги…

– Вчера ночью она пыталась бежать, – заговорил Марино Браганци. Какие-то мерзавцы согнали моего кучера с козел и захватили карету. Потом они бросили карету на одной из отдаленных площадей. А девушку мой кучер догнал и притащил сюда…

– И ты не попыталась откусить ему ухо? – обратился я снова к ней ласковым голосом.

Она улыбнулась:

– Да нет! Ведь он не пытался овладеть мною!

– Ты девственница?! – Я был бы удивлен, если бы это так и оказалось.

– Нет, – отвечала она сдержанно. И добавила: – Но я и не продаю свое тело!..

– Слыхали?! – спросил господин Браганци. – А ведь Марино Младший, мой сын, конечно же, не намеревался платить ей! Он намеревался взять ее даром!..

– Даром я отдаюсь лишь тем, кто мне нравится! – сказала девушка, не глядя на Браганци.

– Но я ведь не нравлюсь тебе? – спросил я, смеясь.

– Не настолько, чтобы отдаться тебе, – парировала она.

– Слышите?! – Браганци поднял кверху указательный палец правой руки. – Она еще и остроумна!..

– Откуда же она взялась? – полюбопытствовал я.

– Это длинная история, – он неопределенно махнул рукой. – Я, пожалуй, не стану ее рассказывать тебе. А если она сама тебе расскажет, можешь считать, что она лжет!..

Более я не расспрашивал. Марино Браганци приказал подать в кабинет нечто наподобие слишком позднего ужина или слишком раннего завтрака. Девушка сидела за столом вместе с нами. Она ела деликатно и изящно. Какова же была тайна ее происхождения?.. Она уже успела привести свою внешность в относительный порядок, и видно было, что костюм дамы ей привычен…

После еды она попросила у нас позволения удалиться в свою комнату, чтобы уложить вещи. Господин Браганци ответил согласием. Вскоре она возвратилась.

Следом за ней служанка несла саквояж. С Марино Браганци красавица и не думала прощаться!..

В карете я немного струхнул, оставшись наедине с ней. Мне было неловко хранить молчание.

– Скажите, Лейла, – обратился я к ней с некоторой робостью, – ваш родной язык – французский?

– Английский, – коротко отвечала она.

Я почувствовал, что у нее нет охоты откровенничать со мной. Кстати, я и до сих пор ничего о ней не знаю. На другой день я прислал Марино Браганци определенную сумму денег. Но, разумеется, девушка не стоила таких денег; она стоила дороже, намного дороже!..

Иван-Джакомо ожидал услышать от сеньора Пьетро еще что-нибудь любопытное, но дверь распахнулась и вошла грациозными шагами темнокожая красавица. Да, это была она! Иван-Джакомо узнал ее платье и тюрбан!.. Молодому человеку показалось, что и красавица узнала его. И это была правда. Я узнала его! Он нравился мне. Боже! Если бы не его коварство, не его вероломство!..

Но я предпочитаю говорить о себе в третьем лице.

Девушка остановилась посреди комнаты. Сеньор Пьетро свободно и в несколько шутливом тоне обратился к ней:

– Тебе известно, Лейла, что я – бедный работорговец. И вот пришла пора продать тебя. Я хочу продать тебя не абы кому, а вот этому славному молодому человеку. Но если ты не согласна, мы с тобой подождем и, быть может, появится более достойный покупатель; то есть, конечно же, он появится, непременно появится!.. А если ты все-таки согласна, я продам тебя этому юноше…

– Я согласна, – ответила она.

Иван-Джакомо заплатил за эту девушку много денег. И вновь карета везла ее в новое обиталище. Падре Артуро был поражен ее красотой.

– Послушай, друг, – сказал он Ивану-Джакомо, – жаль портить жизнь такой милой девице!..

Иван тотчас согласился с ним, но Джакомо разозлился:

– Ты ни во что меня не ставишь! Ты презираешь мою мать, ты ждешь ее смерти! Так вот, этого не будет!..

– Не злись, – примирительно сказал падре Артуро. – Поступай как тебе хочется!.. Но сначала хотя бы расспроси ее, кто она и откуда! Лекарь сказал, что твоя мать умрет не раньше вечера завтрашнего дня. Ты вполне можешь потратить хотя бы час на расспросы!

Конечно же, Ивану-Джакомо хотелось расспросить красавицу. В доме девушке отвели хорошие комнаты. Она умылась, отдохнула, затем поела наедине со своим новым хозяином. Взоры их то и дело встречались. Иван-Джакомо чувствовал, как его восхищение этой девушкой перерастает в истинную любовь!..

Что же мешало счастливому осуществлению этой любви? Они оба были молоды, здоровы, красивы… Но ведь Иван-Джакомо уже не являлся обыкновенным человеком, он был носителем многих разумов. И все же он смотрел на девушку и сам не знал, как ему поступить. Он любил свою мать, которую, в сущности, мало знал; он хотел, искренне хотел спасти ее! Но вдруг Джакомо начинал думать, что мать его уже прожила достаточно. И ведь она, как он слыхал от деда и бабки, отличалась набожностью, несмотря на свой дурной образ жизни!.. Зачем же родной сын будет лишать ее христианской кончины?.. И Джакомо уже видел, как он достойно хоронит свою несчастную мать, а затем, затем… Он невольно потягивался, широко раскидывая руки… О! Какое блаженство ждет его в объятиях темнокожей красавицы!..

Но тут вмешивался в размышления Джакомо-Иван:

– Подумай, – принимался убеждать он, – подумай, какой это будет замечательный опыт: переселить сознание белокожей женщины в это стройное темнокожее тело! И что ты теряешь? Ты все равно ведь сделаешься любовником этой красавицы!..

– Любовником матери? – возмущался Джакомо.

– Не смеши меня! Разве это прекрасное тело принадлежит твоей матери? Нет!..

Два разума спорили мучительно. Наконец Джакомо воскликнул:

– Да согласен я, согласен!.. Я даже ни о чем не стану расспрашивать ее!.. Если я поговорю с ней, я, пожалуй, передумаю!..

Сидя за столом наедине с молодым человеком, красавица и не подозревала, какая участь ожидает ее!.. А далее все пошло как обычно. В пищу было подмешано сонное зелье, и Лейла пробудилась обладательницей уже не одного, а двух сознаний.

Тело матери Ивана-Джакомо еще не успело остыть, а в доме уже поднялась суматоха, но отнюдь не связанная с предстоящими похоронами!..

Лейла рыдала, билась, рвала шелковые обои, била посуду, кричала, выкрикивая непристойные ругательства. Она страдала, не понимая, что с ней. Тоффоло поспешил запереть дверь в отведенные ей комнаты. Иван-Джакомо хотел пойти к ней, но предусмотрительный падре Артуро удержал его:

– Пусть она выплеснет свою ярость. Когда она ослабнет, нам будет гораздо легче объяснить ей все!..

Иван-Джакомо молчал. Крики Лейлы разрывали сердце Джакомо. Иван притаился. Но что они могли сотворить друг с другом, два разума, два склада чувств, заключенные в одно тело?!.

Похороны состоялись на следующий день. Когда падре Артуро и Иван-Джакомо воротились, Тоффоло встретил их в просторной прихожей.

– Она едва не сломала дверь! – сообщил он.

– А как она теперь? – спросил падре. – Что-то я не слышу криков…

– Мне кажется, она лишилась чувств или заснула, – отвечал Тоффоло.

– Боже! – воскликнул Иван-Джакомо. – А вдруг она умерла? Я не вынесу этого!..

– Если не вынесешь, мы переселим твое сознание в другое тело, – мягко сказал падре Артуро. – Мы ведь твои друзья и не бросим тебя…

Иван-Джакомо плакал.

– Я пойду к ней, – решил падре Артуро.

И он решительно вошел к Лейле в своем облачении священника.

Девушка, обессиленная своими криками и плачем, сидела у стены, поджав под себя ноги. Белки ее черных глаз покраснели. Лицо ее казалось опухшим. При виде священника, входящего к ней, она с трудом приподнялась и затем приблизилась к нему и поцеловала ему руку.

– Я грешна, я очень грешна, – произнесла она хриплым голосом.

– Я отпускаю тебе все твои грехи, – голос священника звучал мягко. – Бедное дитя! Я должен рассказать тебе, кто мы и что же с тобой случилось…

– Я сошла с ума! – воскликнула девушка.

– О нет! Ты по-прежнему здорова и умна, только вместо одного разума теперь в твоем теле пребывают два разума, два склада чувств!..

И он рассказал ей все!..

Глаза ее смотрели с ужасом, затем она разрыдалась, затем тихо спросила:

– И он… Иван-Джакомо… Он нимало не колебался, когда подверг меня такому… такому ужасу?!.

– Он страдал… – падре Артуро поник головой. – А тебе, дочь моя, остается лишь одно: присоединиться к нам!..

– Да, – она, казалось, была чрезвычайно угнетена, сломлена, обессилена… – Да… Пошли его ко мне. Я обещаю тебе, что не буду пытаться убить его…

Окинув ее пристальным взглядом, падре Артуро вышел и велел Ивану-Джакомо идти к Лейле, что тот и исполнил.

Вид измученной красавицы привел его в отчаяние.

– Прости, прости меня!.. – Он бросился к ее ногам и целовал ее бессильные руки.

– Как же я могу не простить тебя, – тихо заговорила она. – Ведь я теперь знаю, как мыслит и чувствует твоя мать! Она всегда любила тебя, она всегда помнила о тебе. Она не виновата в своей судьбе…

– Право, я тоже не виноват! Я был с ней, не зная, что она – моя мать! Да и разве можно сказать, что я был с ней? Нет, я всего лишь предавался разврату вместе с другими мужчинами и женщинами, которые находились вместе со мной, а я находился вместе с ними!.. Я не виноват перед ней! Я виноват перед тобой!..

Девушка смотрела на его лицо. Да, он нравился ей. Что ей оставалось? Лишь одно: простить! И она простила. А что же он, Иван-Джакомо? Он тотчас заключил ее в свои крепкие объятия и осыпал поцелуями… Спустя два часа они сидели за столом, пили вино, закусывали печеными каштанами, дружески болтали и смеялись. Затем он осторожно спросил, не хочет ли она рассказать ему о себе. Ее насторожил несколько его странноватый взгляд. Его темные глаза взглянули на нее как-то изучающе, как будто она являлась занятным насекомым или экзотическим животным. Она замерла, не донеся бокала до губ, чуть приоткрытых. Он заметил ее растерянность и настороженность.

– Милая, доверься мне! Неужели ты не веришь мне? – Голос его звучал тепло, даже, в сущности, ласково.

Она поставила бокал на скатерть. Ей хотелось говорить, хотелось довериться ему. Она тряхнула головой, увенчанной короной пышных черных волос. Дурные мысли, подозрения – все разлетелось, подобно стае вспугнутых птиц!

– Ладно! Я расскажу о себе! Но моя история – история необычная. И начать рассказ о моей жизни следует не с меня.

Далеко, в жарких землях, в прекрасной Африке, где растения так пышны, мир зверей и птиц так разнообразен, а люди по большей части наивны и склонны к веселью; так вот, далеко в Африке раскинулась страна дагомеев. Это обширное королевство, которым правила славная династия. К сожалению, правители, принадлежавшие к этой династии, промышляли довольно-таки дурным делом. Они нападали на окрестные племена, захватывали в плен крепких юношей и девушек, везли пленников к морю и там продавали корабельщикам, приплывшим из Европы, из Испании или из Англии.

Каким же образом королям дагомеев удавалось побеждать воинов окрестных племен? Дело в том, что дагомеи были не только воинственны и храбры, но и располагали замечательной армией, настоящей армией, которая была устроена ничуть не хуже известных европейских армий! И – самое странное для европейцев! – боевым ядром дагомейской армии являлись воинственные женщины и девушки – амазонки. Это были высокие и сильные существа, стройные, как пальмы; тела их были мускулисты и тверды, как эбеновое дерево, а кудрявые волосы – всегда коротко острижены. Африканский климат – жаркий, чрезвычайно жаркий климат. Но все равно испанцы и англичане не могли понять, как могут женщины сражаться почти нагими. А это было именно так! Их груди, живот и женские органы были защищены кожаными ремнями. Эти женщины великолепно и метко бросали копья и пускали стрелы из луков. Женская гвардия составляла особые отряды, охранявшие жилище короля. Он жил в достаточно обширном доме, искусно сооруженном из прочных и больших пальмовых листьев. Вокруг дома короля располагались дома его жен и детей. Амазонки же являлись самой верной и даже и свирепой стражей, какую только возможно было себе представить!

Однажды представитель английского посла прибыл ко двору правителя дагомеев с визитом. В сущности, он желал договориться с правителем о постоянной поставке рабов на английские суда. В честь прибытия знатного гостя был дан роскошный обед. О! Это оказалось удивительное зрелище, которое, впрочем, едва ли возможно было назвать привлекательным! На широкую утоптанную площадку вывели здоровенного буйвола. Правитель объявил представителю английской короны, что именно этим буйволом им предстоит насыщаться во время парадной трапезы. Тотчас же по знаку, данному правителем, сотни полунагих, прекрасных темнокожих молодых женщин выскочили на площадку и мгновенно набросились на буйвола. Несчастное животное не имело возможности сопротивляться. Женщины, подбадривая друг друга гортанными дикими возгласами, бросились на буйвола. Представитель английского короля невольно закрыл лицо ладонями, но любопытство все же пересилили чувства ужаса и крайнего изумления, охватившие его. Он отнял ладони от лица и смотрел, не отрываясь, на открывшееся его взорам зрелище.

Между тем амазонки голыми руками рвали живого буйвола на части. И спустя недолгое время от огромного животного, которое только что высилось живой горой посредине площадки, теперь осталась лишь груда парного, дымящегося мяса!

Правитель дагомеев снова сделал знак рукой. Из толпы амазонок, стеснившихся на краю площадки, вышла совсем юная девушка, почти ребенок, не старше двенадцати лет, самая, должно быть, молодая среди этих воинственных существ. Она приблизилась к еще трепещущей груде дымящегося мяса, наклонилась, изогнув свое гибкое тело; схватила обеими руками, сколько смогла поднять, потрохов и, подойдя очень близко к представителю английского короля, положила потроха к его ногам. Она что-то произнесла. Один из местных жителей, подданных правителя дагомеев, перевел ее слова:

– Вы должны отведать это лакомство! Наш правитель удостаивает вас этой чести!..

Можно попытаться вообразить себе ужас европейца, привыкшего питаться исключительно вареным или жареным мясом. Бедный англичанин явно не ожидал, что ему предложат именно такое, странное, по его мнению, угощение. Он растерялся до такой степени, что даже не сумел пустить в ход обычные дипломатические уловки и увертки.

– Нет, – невольно произнес он, вытягивая вперед руки и словно бы отталкивая юную красавицу. – Нет! Нет!..

Он с выражением нескрываемого ужаса и отчаяния уставился на сырое мясо, издававшее весьма ощутимое зловоние.

Я предполагаю, что правитель дагомеев подстроил все это нарочно, желая показать представителю короля Англии и его посла, каким он может быть самовластным и даже деспотичным. Глядя прямо на смутившегося англичанина, правитель дагомеев принял вид человека, охваченного гневом, топнул крепкой босой ногой, затем приказал женщинам-стражницам схватить англичанина и бросить в темницу.

Темница, устроенная немного поодаль от жилища правителя, представляла собой, в сущности, глубокую яму, прикрытую пальмовыми листьями. Англичанин успел порядком исцарапаться, пока падал. Впрочем, дно оказалось глинистым и мягким. Но взобраться вверх было бы очень трудно. Да к тому же эту яму день и ночь караулили, сменяясь каждые несколько часов, могучие амазонки. Впрочем, никаких часов, из числа тех, которые тикают и передвигают стрелки, в резиденции правителя дагомеев и в его стране никогда не было. Правитель и его подданные узнавали время, полагаясь на восход и заход солнца.

Бедняга англичанин повесил нос в ожидании для себя самых больших неприятностей! Однако поздно ночью девичий голосок тихо окликнул его. Англичанин – ему было не до сна! – посмотрел вверх. На него смотрели глаза той самой девочки, положившей к его ногам парное мясо! Она что-то говорила ему, но он, разумеется, ничего не мог понять. Он лишь сердился на себя за то, что доверился правителю дагомеев и не взял с собой, отправляясь в его резиденцию, никого из своих приближенных, а также отпустил и охрану. Зачем он сделал это? Собственно, он подумал, что стоит пойти навстречу желанию правителя дикарей, чтобы расположить его еще более к Англии… И теперь англичанин смотрел на девичье личико темнокожей воительницы и не мог понять, чего же она хочет от него!

Вскоре рядом с девочкой появилась другая африканка. Даже в темноте видно было, что она старше. Эта девушка обратилась к англичанину на его родном языке. Она принялась упрашивать его бежать вместе с ее младшей сестрой и возлюбленным сестры.

– Времени мало, – повторяла она, – торопитесь, торопитесь! Времени мало!..

Сестры спустили в яму лестницу, сплетенную из прочных пальмовых волокон. Пленник поспешно поднялся.

– До утра никто не хватится вас! – сказала старшая.

Англичанин оглянулся и увидел будущих своих спутников. Это были девочка и мальчик, подросток лет четырнадцати.

– Где осталась ваша охрана? – спросила старшая сестра.

Пленник отвечал, что охрана осталась на корабле.

– Вы успеете добраться до утра! – решительно сказала девушка.

Младшая сестра стала умолять старшую бежать вместе с ними. Та отказывалась, делая соответственные жесты. Наконец младшая сказала ей:

– Все знают, что ночью ты назначена стражницей у тюремной ямы! Когда утром не найдут пленника, тебя обвинят в первую очередь!

Этот довод решил дело!

Все четверо кинулись бежать. Сестры и мальчик хорошо знали дорогу в глухом пальмовом лесу. Обладатели быстрых, сильных ног, они бежали легко. Но их европейский спутник вскоре начал задыхаться. Тогда они, сплетя руки наподобие сиденья, поочередно несли его и при этом продолжали двигаться почти стремительно. Англичанин невольно подумал, что такие рабы стоили бы очень дорого!

Они добрались до берега моря, затем бросились в воду и вплавь добрались до корабля, стоявшего на якоре. Но когда они очутились на палубе, когда англичанина окружили его единоплеменники, он тотчас приказал посадить троицу в трюм и наружу не выпускать! Впрочем, молодые африканцы сдались отнюдь не сразу! В особенности девушки, которые отбивались кулаками и ударами крепких ног. Кое-кто из команды поплатился разбитыми носами и серьезными вывихами. Но все же троицу скрутили и отволокли в трюм.

Англичане решили, что наконец-то представился выгодный случай покончить с могуществом дагомейского правителя. В конце концов, англичане намеревались сами контролировать земли, куда армия правителя Дагомеи периодически совершала свои походы с целью захвата пленных.

На кораблях англичан установлены были пушки, в то время как дагомейцы не знали иного оружия, кроме копий и луков со стрелами. И вот утром, когда уже совсем рассвело, английские пушки обстреляли берег. Затем англичане, вооруженные ружьями, решительно напали на резиденцию правителя дагомеицев. Несмотря на храбрость амазонок, их луки со стрелами и копья ничего не могли поделать против ружей и пушек. Армия правителя погибла; он сам, его жены и дети были убиты. Немногие уцелевшие дагомейцы взяты были в плен и брошены в корабельные трюмы. Впоследствии на месте резиденции правителя дагомейцев основан был английский форт – выстроили городок с крепостью.

Немногим из пленников удалось прибыть в Англию. Большинство их умерло в трюме от духоты и недоброкачественной пищи, которая кишела червями. Умерших матросы кидали в море на корм акулам.

Корабли добирались до Англии около месяца. Среди погибших от дурных условий содержания дагомеицев оказалась и младшая сестра.

Когда несчастных вывели из трюма в ливерпульском порту, они походили более на скелеты, нежели на живых людей. Обессиленная старшая сестра все же ухитрялась поддерживать подростка, возлюбленного младшей, умершей. Уцелевших пленников поместили в большом доме, где их хорошо кормили. Вскоре африканцы совсем поправились и окрепли. В дом стали приезжать желающие приобрести раба или рабыню. Африканцев выводили в большой зал нагими, натерев предварительно их темные тела ароматическим маслом. Однажды в доме поднялась суматоха. Пленников вывели в зал. Величественной походкой вступила в зал дама под густой вуалью. Ее сопровождали многочисленные спутники, теснившиеся позади нее. Она медленно обходила стоявших у стены рабов и рабынь. Иногда она делала едва приметный знак одному из своих спутников. Тогда он подходил к тому или иному африканцу и принуждал его открыть рот. Дама смотрела на белые зубы и кивала. Она приблизилась к юноше и девушке. Ее доверенный человек заставил подростка приоткрыть рот.

– Да, этот, – коротко бросила дама под вуалью.

Юношу повели прочь. Но тут девушка, это была та самая старшая сестра, бросилась перед знатной дамой на колени и стала умолять ее на английском языке:

– Госпожа!.. Госпожа! Купите и меня! Не разлучайте нас!..

Девушке уже хотели заломить руки за спину, но дама воспрепятствовала этому.

– Кто этот человек? Кем он приходится тебе, девушка? – спросила дама, держась прямо и величественно. – Он твой брат, или муж, или возлюбленный?

И девушка рассказала о пленении и бегстве англичанина…

– Моя младшая сестра была влюблена в этого юношу, и он отвечал ей взаимностью. Он – знатного рода и являлся одним из сыновей старшей жены правителя. Правитель запретил ему встречаться с моей сестрой, но они продолжали видеться тайком. Я решила, что бегство в далекие края поможет им соединиться…

Далее девушка рассказала обо всем случившемся на корабле, о смерти сестры…

– Этот юноша мне – как брат! Если мы расстанемся, я погибну, я умру!..

Дама внезапно и без лишних слов согласилась не разлучать названых брата и сестру и купила их обоих.

Каково же было их изумление, когда их привезли не куда-нибудь, а в королевский дворец! Там их поместили в хорошие комнаты, назначили им учителя, который обучил их игре на лютне и умению правильно держать себя, как того требует положение слуг, близких к самой королеве. Потому что знатная дама под вуалью и была королевой Марией Тюдор! Она была замужем за испанским принцем Филиппом, но он вскоре оставил ее и отбыл в свои владения во Фландрии. Разумеется, он пообещал возвратиться, однако обещания своего покамест не сдержал!

Два красивых африканца, юноша и девушка, вскоре сделались украшением дворца. Они входили в свиту королевы и присутствовали во время приемов послов, стоя в нарядных костюмах неподалеку от трона.

Однажды девушка решилась предложить своему названому брату свое тело. Она говорила ему, что они одиноки, что они в чужой стране, что сама судьба толкает их в объятия друга друга!.. Однако юноша остался холоден.

– Но почему?.. Почему?.. – не уставала спрашивать она. – Неужели ты все еще любишь мою покойную сестру?!.

– Да, – смущенно отвечал он.

Однако же ей почудилось, будто он с радостью ухватился за это ее предположение, как возможно ухватиться за первый, подвернувшийся под руку предлог, чтобы не делать чего-то, чего не хочется делать!..

Она более не предлагала ему себя, свое тело, но она стала внимательно следить за ним. И совсем скоро она узнала правду! У нее была соперница! Но это была такая соперница, с которой не имело никакого смысла тягаться. Это была королева Мария!..

Несчастная африканка пришла в отчаяние, еще подогреваемое пылким от природы темпераментом. Она уже думала наложить на себя руки, когда ее вызвали в спальню королевы! Королева сидела в глубоком кресле, облаченная в просторную робу. Не тратя лишних слов на пространные объяснения, королева приказала африканке целый месяц кряду изображать беременность, подложив под платье подушку.

– Если ты хорошо справишься с этим поручением, то получишь свободу! – сказала королева Мария. – Скоро возвращается из Фландрии мой супруг; к его возвращению будет приурочена твоя свадьба с Джоном (так назвали в Англии юного африканца). Ведь ты любишь его, я знаю!..

Девушка поклонилась. Разумеется, она не смела возражать!

Свадьба девушки и ее названого брата состоялась вскоре после возвращения принца Филиппа. Спустя некоторое время разнеслись слухи о том, что королева родила мертвого ребенка. Через несколько дней после этого известия королева собственной персоной явилась в спальню африканки и приказала той кричать, как обычно кричат женщины в родах. Затем в спальню принесли чернокожего ребенка. Это была девочка, то есть это и была я. При крещении мне дали имя Элизабет, но с самого детства все зовут меня Лейлой. Прошел лишь месяц после моего рождения, я считалась законнорожденной дочерью африканской четы. Разумеется, у моей мнимой матери не могло быть молока, и потому ко мне приставили светлокожую кормилицу. Доктора опасались за здоровье королевы, и не напрасно! Спустя еще месяц она скончалась. Мои мнимые родители, союз которых так и не был скреплен телесным соитием, были очень встревожены. После смерти королевы Марии вступила на престол ее младшая сестра Елизавета. Миновало совсем немного времени и был раскрыт заговор, имевший своей целью свержение новой королевы. Говорили, будто в заговоре замешаны многие знатные вельможи. Начались аресты. Хватали и хозяев и слуг. Несчастный Джон был также схвачен, заключен в тюрьму и приговорен к смертной казни. Моя мнимая, то есть приемная, мать, поняв грозящую нам опасность, бежала со мною из дворца. Однако за ней тотчас была послана погоня, ее схватили и заточили вместе со мной в отдаленные покои тюрьмы Тауэр. Она вскормила меня из рожка, учила меня разным языкам, танцам, пению, игре на лютне. У нас было все, кроме свободы и общества людей! Мать открыла мне тайну моего происхождения. Я знаю, что я – дочь королевы Англии и африканского принца! Когда мне исполнилось двенадцать лет, моя мать умерла. Мне и теперь кажется, что причиной ее смерти явилось отравление! Мне также казалось, что она желает что-то сказать мне, о чем-то предупредить…

Не долго думая, я решилась бежать! Но как? Покои, где жили мы с матерью, помещались в башне, достаточно высокой… Порою, мы выходили на смотровую площадку и дышали свежим воздухом. Внизу тяжело плескались свинцовые волны холодного моря… Я была уверена, что теперь отравят и меня! Королева Елизавета отличалась нерешительностью, но вместе с тем и коварством!.. Она долго терпела меня. Но должен же когда-нибудь наступить конец!..

Я поднялась на смотровую площадку. Измерила взглядом расстояние до одинокого корабля… Плавать я, конечно же, не умела! Но от отца мне передалась телесная сила. Я подумала, что если попаду в воду, то уж как-нибудь исхитрюсь удержаться на воде. Да, это было подобно самоубийству, но я прыгнула в море, прыгнула с большой высоты. Конечно же, я тотчас нахлебалась воды, соленой морской воды. Я била ногами и руками по воде, выплевывала воду изо рта. Перед тем как броситься в море, я разделась до сорочки.

Я плыла, выбиваясь из сил. Но я упорно приближалась к одинокому кораблю. Я закричала, мне показалось, будто я кричу уже долго. Я почти впала в беспамятство…

Не помню, как подняли меня на палубу. Я действительно лишилась чувств. Что же произошло дальше? Корабль, на палубу которого я попала, был корабль каперов, пиратов, которым королева позволяла свободно плавать по морям. Ежегодно каперы пополняли казну многими и многими сокровищами, золотом и драгоценными камнями. Конечно, они не брезговали и работорговлей. И вот капитан заполучил юную негритянку, красивую девочку… В ту же ночь я была изнасилована. Затем… Меня продавали как дорогой товар, я сменила немало хозяев. Я хорошо знаю, что такое телесная любовь! Но лишь когда я встретила тебя…

Да! И тут я осеклась, глядя в его глаза. Я поняла, что он – такой же, как падре Артуро, как Тоффоло, как многие и многие мерзавцы, во власть которых я попадала!..

– Нет, нет! Не проси у меня прощения! – вскричала я.

И все же я любила его. Что было дальше? Я сделалась человеком с необычайно сильной волей! В отличие от тех, кого ты, Анжелика, знаешь под именами Брюса и Чаянова, я во что бы то ни стало желала сохранить свое тело! Я настаивала на том, чтобы мой разум, мои чувства оказывались вновь и вновь в теле красивой африканки! Да, находить таких девушек было не так-то легко в Европе, но я уже хорошо умела подчинять своей воле мужчин!.. Да!..

И все же эти подлецы, эти мерзавцы сумели заставить меня подчиниться, лишили меня моего тела!..

***

– Матушка! – сказал вдруг Константин. – У меня уже кружится голова! Я сочувствую тебе!..

– Нет, нет, – быстро отвечала неведомая девушка, утверждавшая, что она – его мать, – мне хорошо, общение с такой женщиной, как Лейла, просвещает меня!..

Но глаза девушки говорили совсем другое!..

– Порою я почти перестаю понимать, кто и о чем и кому рассказывает! – признался Константин.

– Нет, нет, – продолжала быстро говорить девушка, – мне хорошо, мне хорошо! В моем сознании, в моем разуме сейчас нет никого, кроме меня и Лейлы. Мне хорошо!..

– Что же было дальше? – спросил Константин.

– Я бежала из дома Брюса, пробралась в свой дом, переоделась в платье служанки и снова кинулась бежать! Куда? В неизвестность!.. А дальше… Ты встретил меня на том постоялом дворе…

Константин пристально смотрел на нее. Ему показалось, что Анжелика-Аделаида, его мать, очень хотела бы поделиться с ним своими страхами, своим отчаянием, но… не может!..

«Она боится Лейлы!» – подумал Константин, а вслух произнес:

– Ты действительно не могла говорить, или все же твоя немота была притворной?

– Нет, – отвечала девушка, – на самом деле я не притворялась, я и вправду не в силах была говорить!..

И вновь глаза ее сказали ему больше, нежели ее слова.

«Она была подавлена постоянным присутствием Лейлы!» – понял Константин.

– Ты полагаешь, что Брюс и Чаянов ищут тебя? – спросил он.

– Ах! Мне теперь все равно! Пусть ищут, пусть найдут… Я хочу лишь немного успокоиться, немного прийти в себя!..

– В этом доме ты – в полной безопасности! Живи как хозяйка! Я не стану домогаться твоей близости, ведь все же в тебе, в твоем существе – часть существа моей матери!..

Она сидела перед ним, явно охваченная унынием.

– Ступай к себе, – ласково повторил он. – Ты ведь знаешь, где комнаты моей матери.

Она кивнула.

Когда она была уже в дверях, он остановил ее:

– Как же мне называть тебя?

Она на миг задумалась, устало покачала головой:

– Право, не знаю… Зови меня Ангелиной, это русское имя возвращает меня к тем временам, когда я была всего лишь собой, всего лишь Анжеликой, всегда и только Анжеликой!..

Она быстро вышла. Он прислушался, пытаясь расслышать звуки ее легких шагов, но она, казалось, двигалась, не касаясь половиц.

«Анжелика, Аделаида, Ангелина…» – прошептал он в задумчивости. И вдруг вспомнил о старой Леене. Надо бы и ее допросить. «Но нет, на сегодня с меня хватит! Кто знает, о чем поведает мне финка!..»

На следующий день он увиделся с Ангелиной за утренним кофием. Ему показалось, что она несколько приободрилась. Она спросила, можно ли ей немного погулять в роще. Разумеется, он ответил согласием.

***

Он принялся допрашивать Леену в отсутствие Ангелины. С первых слов финки он понял, что эта женщина готова говорить с ним совершенно честно. Он поразился ее сверхъестественной догадливости… Наконец она призналась:

– Я хочу повторить путь вашей матери!

– Это понятно! – заметил Константин. – Но на этом пути могут ждать тебя не одни лишь румяные розы обретенной вновь юности, но и страшные тернии! Представь себе, что в твоем разуме вдруг объявилось еще несколько разумов, с которыми твой рассудок должен как-то ужиться, поскольку все вы заключены в одном теле!.. Я бы для себя не хотел такого бытия!..

– Вы молоды, – парировала Леена. – Вы еще не знаете, что значить стариться! Я же готова на все, лишь бы вновь обрести молодость!

– Ты охотилась за моей матерью вовсе не для того, чтобы отомстить ей за смерть твоей племянницы, но для того, чтобы каким-то образом воспользоваться ее телом?

– Предположим!..

Будем считать, что этот твой ответ равносилен тому, как если бы ты честно признала свою вину! Сейчас ты отправишься в подвал, где у тебя будет время для того, чтобы одуматься! Здесь тебя никто не убьет; я вовсе не хочу возбуждать в твоих соплеменниках неприязнь к русским! Я увезу тебя в Москву…

– И убьете там! – насмешливо докончила она его речь.

– Я еще не решил, как лучше поступить с тобой, – спокойно отвечал он.

– Но, прежде чем отправить меня в заточение, не хотите ли вы послушать мою историю? – Она уставилась на него своими светлыми глазами.

Константин досадливо отмахнулся:

– Уволь! Я уже наслушался самых разнообразных историй, и все они были одна невероятнее другой!

– Но я могу вам и вашей матери еще пригодиться!

– Я вообще не понимаю, зачем ты пристала к моей матери! Разве в ваших финских деревнях мало девиц?

– Вы не поняли…

– Чего же я не понял? Скажи на милость!

– Я… я не знаю, как это сделать!.. – Она продолжала смотреть на него, не опуская глаз.

– Вот как! А я думал, знаешь!

– Нет!

– Но ведь и моя мать не знает.

– Но один из разумов, обитающих в ее существе, несомненно знает!

– Ах, да, ты права! – Константин вдруг засмеялся. – Но зачем же этот разум станет открывать тебе тайну подобного преображения? Не понимаю!..

– Это не такая уж тайна, это ведомо многим…

– Только не тебе!..

– Если я узнаю, как это делается, я еще смогу пригодиться вашей матери!

– Каким образом! Говори!

– Да, это я могу сказать только вам! Вашей матери я это доверить никак не могу!..

– Объясни, почему!

– Как же вы не догадываетесь! Та, другая, услышит!

– Вот оно что! Стало быть, это нечто враждебное той, другой?

– Да.

– Говори!

– Я могу избавить вашу мать от… от той другой и… от всех прочих!..

Константин удивился, но удивления своего прямо не выказал.

– Это уже интереснее! – проговорил он. – Но все же речи твои нескладны. Ты не знаешь, как преобразиться, но отчего-то знаешь, как возможно избавиться от излишних сущностей в твоем существе после преображения. Я вижу здесь противоречие.

– Вы просто не знаете обо мне ничего!

Константин тяжело вздохнул:

– Ты с завидным упорством хочешь принудить меня выслушать твою историю!

– Да, это так!..

Молодой человек снова тяжело вздохнул.

– Рассказывай, но покороче, – приказал он.

– Я постараюсь не говорить долго, не утомлять излишне вашу милость, – ответила она уклончиво.

ИСТОРИЯ ЛЕЕНЫ

– Я родилась и выросла в одном диком племени. По рождению своему я вовсе и не финка, я – лапландка. Племя, к которому я принадлежала по рождению, кочевало среди снегов, перегоняя стада оленей то на летние, то на зимние пастбища. Мы одевались в оленьи шкуры, из оленьих шкур была сделана наша обувь; мы питались оленьим мясом и пили оленью кровь. Когда кто-то умирал или рождался ребенок, закалывали жирного оленя и устраивали угощение. Когда девица выходила замуж, она получала в приданое оленя! Я помню это, хотя и была еще совсем маленькой девочкой, когда мне пришлось навеки расстаться с жизнью предков.

Должно быть, мне было три или четыре года. Я запомнила, что наше племя состояло из довольно большого числа людей, но как выглядели мои отец и мать, я все же не запомнила. Меня еще не заставляли работать, еще не учили протыкать толстой иглой выделанную оленью шкуру, чтобы сшить рубаху или штаны. Я помню, как я играла с другими маленькими детьми оленьими костями и клочками меха. Мне кажется, я часто болела и подолгу лежала на постели, сделанной, конечно же, все из тех же оленьих шкур!..

И вот однажды, когда я мирно спала, вдруг до слуха моего донеслись голоса, шум. Я открыла глаза и поползла прочь из нашего жилища, которое, естественно, сделано было все из тех же шкур! Я выползла наружу, на белый снег. Я была полуголая, но не ощущала холода, потому что с самого своего рождения привыкла к холодному снегу.

Неподалеку от мехового жилища теснились мои соплеменники, мужчины и женщины, а также какие-то чужие люди. Но я не испугалась чужих. Я уже знала, что иногда к нам приходят чужие. Я любила, когда они приходили, или, вернее, приезжали. Тогда меня и других детей кормили досыта оленьим мясом и даже давали редкое лакомство – хлеб! Взрослые мужчины и женщины, да и дети постарше, пили какую-то жидкость, которую привозили гости. От этой жидкости все веселели, смеялись, пели, затем сердились друг на друга и даже дрались! За эту жидкость, а также за хлеб и соль взрослые отдавали меховые шкурки. Охотники нашего племени метко стреляли из луков…

Я беззаботно ползала по снегу. Сначала никто не обращал на меня внимания. Собственно, так и должно было быть. Кому могут быть интересны голопузые младенцы?!. Гости торговались с моими взрослыми современниками.

– Мало! – говорил самый старший из гостей.

Приподняв голову, я разглядывала его. Меня особенно удивлял его костюм. Я не могла понять, во что же он одет. Это было всего лишь сукно, но я знала лишь оленьи шкуры и не могла понять, как возможно смастерить одежду из другого материала!..

– Мало! Мало! – повторял гость, перебирая шкурки соболей.

Мои соплеменники хотели, в свою очередь, получить побольше веселящей воды, муки и соли.

– Нет, на этот раз мало шкурок. Поэтому я оставлю вам меньше муки, – упрямился гость.

– Это очень хорошие шкурки! – настаивали наши старики..:

Я, любопытная, как все дети, подползла поближе к гостям. Меня заняли высокие сапоги старшего из них. Эти сапоги, такие гладкие, были совсем не похожи на нашу обувь. Мне показалось, что от этих сапог исходит приятный, вкусный запах. Я подползла совсем близко, высунула язык и лизнула сапог. Кто-то прикрикнул на меня, прогоняя прочь. Но старший гость вдруг наклонился ко мне и… сказал, что он оставит в племени, пожалуй, много муки и соли, если… если ему, помимо шкурок, отдадут еще и меня!..

Не знаю, возразили мои родители против такой сделки или нет, но смутно помню какую-то женщину, бежавшую за санями, увозившими меня. Вероятно, это и была моя мать!..

Люди, которые увезли меня из родного племени, были немецкими купцами. Меня долго везли куда-то. Сколько продлился этот путь, я также не запомнила. Меня привезли в маленький немецкий городок. Далее я помню себя в семье, где всем заправляла сердитая хозяйка. Мне было уже лет шесть или семь. Я уже научилась заплетать волосы в тугие косички. На мне было холщовое платьице, а поверх него – белый передник. Хозяйка учила меня шить и работать на кухне. Помню, что меня частенько наказывали: били по вытянутым рукам или ставили в угол комнаты – голыми коленками на россыпь горошин…

Муж моей хозяйки был башмачником. Детей у них не было. Но женщина не относилась ко мне, как к дочери. Помню, что я никогда не отличалась старательностью. Но все же хозяйка не отчаивалась вырастить из меня более или менее пригодную для помощи в хозяйстве служанку. Что же касается башмачника, то я порою замечала, что он как-то странно поглядывает на меня. Возможно, он ждал, когда я подрасту и он сможет овладеть мною. А может быть, его забавляла моя физиономия, не знаю…

– Подожди! – вдруг прервал ее размеренный рассказ Константин. – Подожди! Ты сказала, что ты лапландка! Стало быть, у тебя… ты должна иметь раскосые черные глаза и прямые и гладкие черные волосы!.. Нет, ты не лапландка, ты финка, природная финка!.. Не лги мне! Я, собственно, не могу понять, с какой целью ты стремишься обмануть меня!..

– Никто бы не стал на моем месте лгать так неуклюже! И я не лгу. Я всего лишь хочу рассказать вам всю правду…

Константин махнул рукой, приказывая ей продолжать. Он уже чувствовал, что его мозг переполнен всевозможными невероятными историями, как чашка бывает переполнена пивом, когда пена ползет через край!.. Порою ему вдруг приходило в голову, что его просто-напросто дурачат… Хотя многое… многое убеждало в противном!..

– Вы, ваша милость, неужели же до сих пор не догадались, что же со мной произошло?

– Ты хочешь сказать, что… и ты подобна моей матери, то есть с тобой случилось то же самое? А, по-моему, ты просто-напросто запуталась в своих измышлениях… Ведь если с тобой случилось то же, что и с моей матерью, тогда зачем же ты говоришь мне, будто не знаешь, как это делается! Скажи еще, что ты знала да забыла!..

– Нет, я никогда не знала, хотя со мной и произошло то же самое!

– Эх и лгунья же ты! Сколько противоречий! Послушай! С тобой это произошло, но ты не знаешь, как это делается! И в то же время ты знаешь, как освободить свой мозг от совершенно излишних сущностей! Каким же это образом у тебя все сочетается?..

Она смотрела на Константина пристально.

– Я могу говорить? – спросила она.

Ему это не понравилось.

– Не забывай! – пригрозил он. – Это я допрашиваю тебя, а вовсе не ты – меня! – Она слушала его слова как будто чрезвычайно внимательно. Однако эта внимательность раздражала его. Он хотел чувствовать, что командует ею, повелевает. Для того чтобы почувствовать это, надо было обращаться с ней грубо… – Говори! – приказал он.

Мне было лет восемь, наверное, когда у моих хозяев появился долгожданный ребенок, дочь. Я относилась к этой девочке хорошо. Спустя два года родилась еще одна девочка. У меня прибавилось работы по хозяйству. Но я оставалась ласкова с детьми, они привязались ко мне. Когда младшей девочке исполнилось четыре года, хозяйка тяжело заболела. Я сбилась с ног, ухаживая за ней. Старшей девочке я поручала присматривать за малышкой. Для лечения женщины почти ежедневно являлась старуха-знахарка. Старуха эта казалась мне ведьмой из страшных сказок. Оставаясь наедине с больной, старуха плотно прикрывала дверь и плотно занавешивала окно. Она говорила хозяину, что, если при лечении присутствуют какие-то люди, даже близкие больного, все может кончиться скверно!

Это может показаться странным, но мне совсем не хотелось узнать, что же происходит в комнате, за запертой дверью и плотно занавешенным окном. Больная лежала уже две недели. Ей становилось все хуже и хуже. Но в один день, к концу второй недели, хозяйка вдруг встала на ноги. Она говорила, что еще слаба, но быстро поправлялась. И снова: это может показаться странным, но только я заметила, что старая знахарка ведь не выходила из дома! Я недоумевала. Если старуха не выходила из дома, значит, она где-то в доме?! Но постепенно я об этом забыла. Хозяйка целую неделю пролежала в спальне одна-одинешенька. Она не допускала к себе мужа, утверждая, что все еще плохо себя чувствует. Когда она приоткрывала дверь в спальню, все мы, ее муж, дочери, я, спешили отойти подальше; такой был тяжелый запах!

Затем хозяйка рьяно принялась за домашние работы, особенно много времени она теперь проводила на леднике и в кухне. Должно быть, она соскучилась по домашним работам, потому что на мою долю теперь осталось лишь присматривать за детьми. Хозяйка готовила вкусные мясные блюда. Хозяин, посмеиваясь, приговаривал, что за время болезни жена сделалась весьма искусной стряпухой.

Все шло по-прежнему в этом доме. Но чем дальше, тем больше мне чудилось, будто хозяйка стала какой-то странной. Я, пожалуй, не смогла бы определить, в чем же конкретно заключались эти странности. Порою, она вела себя совершенно как всегда, но вдруг я вздрагивала, потому что какая-нибудь фраза, произнесенная ею, прежде не могла быть ею произнесена! А то вдруг мое внимание останавливал необычный жест хозяйки. Я замирала, недоумевала, пыталась заставить себя не обращать на все эти мелочи никакого внимания! И… не могла!..

Я была совершенно измучена. И, наконец, я не выдержала! Хозяйка возилась на кухне. Я велела девочкам играть в маленьком саду во дворе домика, а сама, ступая на цыпочках, приблизилась к двери, ведущей в спальню. Хозяин работал в своей мастерской. Я решительно открыла дверь. В спальне уже не пахло так тяжело, как во время болезни хозяйки! Я остановилась на пороге и стала осматриваться. После болезни хозяйка сама убирала в спальне, не звала меня помочь ей. И теперь я всматривалась и видела только чистый пол и гладко застланную постель. Я подумала, что напрасно смотрю прямо перед собой, надо пошарить по углам. Какой бы тщательной ни была уборка, а по углам комнаты все равно останется мусор; я это знала!

Тихо-тихо я прошла в угол, присела на корточки, нагнула голову… Нет, ничего!.. И в другом углу – ничего… Но остальные два угла этой комнаты вполне вознаградили меня! Я нашла несколько длинных седых волосков и ноготь. Ноготь был кривой, а волосы совсем седые. Я не сомневалась в том, что эти волоски и ноготь принадлежали старухе-знахарке! Принадлежали? Отчего-то я была уверена, что ее уже нет в живых! Но следов крови я не нашла. Никаких!.. Мне хотелось бы еще пошарить по углам, но вдруг мне показалось, что за окном мелькнула чья-то тень. Я стремглав выбежала из хозяйской спальни.

Теперь моя жизнь обрела смысл. Мне так хотелось разгадать эту тайну, чуть приоткрывшуюся мне! Я жаждала Прибежать снова в спальню и продолжить поиски. Прислуживая за обедом, я разбила тарелку, за что меня и обругали оба, и хозяин и хозяйка. Но почему же у меня внезапно задрожали руки? Дело в том, что меня осенила одна страшная мысль! Я выбежала из столовой. Меня вырвало. Я решила, что все эти дни мы ели мясо старухи-знахарки!..

– Что с ней? – удивился хозяин, глядя мне вслед.

– Должно быть, прихворнула, – спокойно сказала хозяйка. Она громко позвала меня. Я вернулась, едва передвигая ноги. Она ласково сказала мне, чтобы я ушла в свою каморку и легла отдыхать. Я присела в поклоне и вышла из столовой снова.

Но я не вернулась в свою каморку. Я помчалась на ледник. С чувством ужаса разглядывала я хранившееся там мясо. «Это человечина!.. – билось в моем сознании. – Это человечина!..» Но мясо было уже разрублено и напрасно я вглядывалась, ища в этих кусках очертания человеческого тела или конечностей… Но я все равно не сомневалась! Да, хозяйка убила старую знахарку! Но зачем?..

Я была страшно испугана. Что было делать. Я думала не долго. Вернее, я не думала вовсе! Я прибежала опрометью в свою каморку и увязала в крохотный узелок два платьица и гребень.

Я не очень хорошо знала город, в котором жила. Кроме того, у меня была характерная внешность: черные глаза и черные гладкие волосы. Но охваченная страхом я ни о чем не подумала! Я сначала бежала, потом просто быстро шла по незнакомым улицам. Потом стемнело. Никто не обращал на меня внимания. Улицы опустели. Я не знала, где могу переночевать. Но когда я вдруг увидела большой мост, я спустилась вниз. Здесь я легла на голой земле, подложив узелок под голову. Мучительные переживания и долгое хождение по улицам утомили меня. Я крепко заснула. А проснулась на рассвете. Чьи-то жесткие руки трясли меня за плечи. Я открыла глаза. Надо мной стояла хозяйка…

Она отыскала меня совсем легко! Достаточно было поспрашивать, не видел ли кто девочку с раскосыми глазами и гладкими черными волосами!..

Я вскочила и закрылась руками. Я боялась, что она станет бить меня. Но она смотрела на меня с любопытством. Она взяла меня за руку. Я не противилась. Она крепко сжала мою руку выше локтя.

– Пойдем домой, Леена, – сказала она серьезно. – Что напугало тебя? Почему ты убежала?..

Я не знала, как мне отвечать.

– Не знаю, – тихо сказала я.

– Что ж, идем домой, – повторила она. Голос ее оставался спокойным.

Она повела меня. Пальцы ее правой руки сжимали мою руку, словно клещами! Вырваться не было никакой возможности. Но предположим, что мне бы удалось чудом вырваться. И что дальше? Я не успела бы далеко убежать. Она догнала бы меня…

Когда мы вошли во двор дома, я тотчас поняла, что она ведет меня не в дом, а в погреб. На ледник!.. Спасения не было!.. Бежать не было возможности!..

Я едва передвигала ноги. Хозяйка тащила меня за руку. Когда мы очутились в погребе, она принялась допрашивать меня:

– Что ты видела?

– Ничего, – отвечала я, понурившись.

– Говори правду! Что ты видела во время моей болезни?

– Ничего, ничего… – твердила я.

Она поверила, но вовсе не намеревалась оставлять меня в покое!

– Расскажи все как есть! – приказала она.

Я поняла, что выхода нет. Не поднимая головы, я рассказала о своих подозрениях, о найденных волосках… Мне уже было все равно!..

– Я знаю, вы убили старуху, и мы теперь едим ее мясо, – проговорила я полушепотом.

Она расхохоталась.

Я решилась поднять на нее глаза.

– Ты что-то заметила?

Я молчала, не вполне понимая, что именно она имеет в виду.

– Ты заметила, что я немного изменилась? – Она уже не смеялась. – Я изменилась, не так ли? – спросила она настойчиво.

– Да, – я снова опустила голову.

– А как ты думаешь, почему?

– Не знаю…

– Потому что на самом деле старуха не умерла!..

Я не понимала…

И тогда она рассказала мне, каким образом осуществить перевод одного сознания в другое. Через кровь!.. Я обмерла.

– Вы убьете меня? – спросила я робко.

– Конечно, нет! У тебя совсем особенная внешность. Я не хочу переселяться в твое тело! А ты… ты хотела бы сделаться такой же, как другие девочки, с такими же светлыми глазами и светлыми волосами?..

Прежде я никогда ни о чем подобном не думала, но теперь вдруг поняла, что именно этого мне хочется!..

– Да!.. Да!.. – вырвалось у меня…

Я уже узнала, что в одном теле могут обитать несколько разумов. Но я еще не понимала, каково это!..

– Нет, я не буду тебя убивать, – сказала она мне… – Кто?.. Хозяйка? Старуха-знахарка?..

Я понимала, что не уйду из погреба просто так! Что-то должно было произойти!..

– Ты будешь светловолосой и светлоглазой девочкой, – спокойно произнесла моя… кто?.. Не знаю. Но теперь от нее зависела моя жизнь… И… я хотела подвергнуться неведомому испытанию и обрести такую же внешность, какая была у других девочек!.. Более того, я догадывалась, каким образом обрету сейчас эту внешность!..

– Ты станешь такой же, как я! – говорила мне эта ведьма… Да, вот подходящее слово!.. Ведьма!..

И вот она ушла, заперев меня. Сердце мое судорожно билось… Она вернулась, держа за руку старшую дочь моей хозяйки. Девочка сонно щурилась, не догадываясь, зачем ее сюда привели…

Ведьма пользовалась самым простым способом: кусала зубами запястье того тела, в которое желала перейти. Поэтому она научила меня именно этому способу, другого она не знала! Она сразу предупредила меня, что может и ничего не получиться!.. Но я обнаружила в себе неожиданную решительность. Я не испытывала также ни малейшего отвращения к вкусу свежей крови… Жалостью я тоже не терзалась…

Помню, как девочка испуганно кричала:

– Мама!.. Мама!.. Спаси меня!..

Ведьма отнесла меня в постель. Теперь она не сомневалась в том, что я ее не выдам! А я проснулась наутро и очутилась в мучительном для меня водовороте ощущений. Я привыкала к чужому телу. И в моем сознании я слышала явственно отчаяние бедной девочки… Я уже знала, что и моя хозяйка, и старуха-знахарка, обе не впервые меняли тела, как меняют обычные люди одно место обитания на другое…

Мое тело нашли на леднике. Тело мое было мертво. Решили, что я хотела что-нибудь съесть, спустилась ночью, нечаянно заснула и замерзла. Ничего иного нельзя было предположить!.. Я смотрела на свое тело, на эту худенькую смуглую девочку, и горько плакала. Но это никого не удивляло. Ведь я так много времени проводила с детьми хозяев!..

Мое тело похоронили. Семья башмачника жила по-прежнему, только наняли новую служанку. Ведьма (я так и звала ее про себя: «ведьма»!), казалось, не обращала на меня внимания. Младшая сестренка, испуганная и погрустневшая, жалась к старшей, то есть, в сущности, ко мне!..

Первые дни после похорон я чувствовала себя крайне скверно. Я тосковала по своему прежнему телу. Внутри моего сознания стонала в отчаянии старшая дочь хозяйки. Я убегала в сад, зажимала уши ладонями, но это не могло избавить меня от мучений!..

Прошло еще несколько дней. Я отупела и двигалась, словно механическая нюрнбергская кукла. Я мало говорила, но перестала плакать. В конце концов, я нашла способ одоления разума несчастной девочки, присоединившегося к моему разуму. Трудно описать мою радость, мой восторг, когда я поняла, что я – это снова всего лишь я! Да, мое сознание находилось в чужом теле, но все равно это снова была только я, только я!..

Я больше не была служанкой, я была родной дочерью хозяйки.

Но я-то знала, что я – не я и хозяйка – не хозяйка!.. Я снова решилась бежать. Теперь моя внешность сделалась самой заурядной.

Ночью я встала и оделась. Но тут младшая сестра несчастной девочки, теперь совершенно уничтоженной мною, также проснулась и вцепилась в мою руку…

– Марго!.. Марго!.. – повторяла она имя своей сестры. – Я знаю, что ты – это не ты! Но все равно… Не оставляй меня… Я боюсь… Я знаю, что мама – это не мама… Я знаю, я знаю… Ты – Леена!.. Но все равно не уходи, не бросай меня!.. Я боюсь!..

Первым моим желанием было вырвать руку из цепких пальчиков, или даже ударить девочку… Или… да, я могла и убить ее… задушить, к примеру…

Но вдруг я осознала свое крайнее одиночество! Ведь у меня никого не было в этом мире! А маленькая девочка, уцепившаяся за мою руку… Да, она любила меня. Она тоже была одинока… Я мгновенно приняла решение, о котором после не пожалела.

– Ладно, – сказала я, – ты пойдешь вместе со мной. Но обещай, что никогда и ни о чем не будешь спрашивать меня. Клянись!..

Она поклялась. Это была чистая наивная девчушка. В дальнейшем она полюбила меня еще более.

Мы быстро собрались и убежали из дома. Я подумала, что лучше всего будет бежать к реке. Мы спрятались опять же под мостом. И весь следующий день мы не вылезали на белый свет. Конечно, родители искали своих детей. Но мы ведь были такими обыкновенными девочками, такими, как все!..

Поздно вечером я выбралась из-под моста и отправилась на разведку. Мне повезло. Я обнаружила большую лодку, хозяин которой готовился к отплытию. Он должен был сопровождать срубленные деревья, которые, связанные в большие плоты, сплавлялись по реке. Я стала упрашивать его, чтобы он взял нас с собой. Это был не очень молодой мужчина, лет сорока, должно быть. Он отказывался, гнал меня. Но я все приставала и приставала к нему. В конце концов, он вдруг обнажил свой мужской инструмент и сказал, что если я буду по ночам сосать этот прибор, который был весьма толстый и длинный, то он, пожалуй, согласится взять меня и мою сестренку вниз по реке.

– Попробуй! – предложил он.

Я послушно взяла в рот эту часть его тела. Меня мутило. Мужской член словно бы распух и заполнил мой детский рот. Я добросовестно сосала. Глаза мои были закрыты. Я слышала, как он понукал меня:

– Скорее!.. Сильнее!.. Ах ты, неуклюжая дура!..

Я плакала с закрытыми глазами…

Но вот ему показалось, что он уже получил достаточно удовольствия.

– Хватит!.. – сказал он.

Меня едва не вывернуло наизнанку.

– Ладно! Я возьму тебя и твою сестренку. По крайней мере это будет даром. На шлюху, даже на самую дешевую, у меня сейчас нет денег!..

Я побежала за сестренкой. Но мне пришлось все же приостановиться, потому что меня вырвало.

Мы благополучно спустились вниз по реке. Я старательно исполняла взятые на себя обязанности каждую ночь. Я была даже благодарна ему, потому что он не приставал к моей сестренке! И все-таки мы оставались детьми и любовались прекрасной природой, раскинувшейся перед нами.

Плотогон привез нас в большой город. Он оказался не таким уж дурным человеком. Он взял нас за руки и отвел в галерею близ одного из городских рынков. Здесь собирались девушки, нанимавшиеся в служанки. Мы, хотя и были еще малы, присоединились к ним. Это было утром. А к вечеру нас уже наняла какая-то женщина. Мы обрадовались и послушно пошли с ней. Это наложило горький отпечаток на всю нашу дальнейшую жизнь.

Да, женщина оказалась сводней и содержательницей публичного дома. Но, к счастью, она не спешила начать торговать нашими незрелыми телами. Она поселила нас в большой комнате. Вместе с нами здесь находились еще девочки. Всех нас хорошо кормили, учили петь и танцевать. Бежать из этого дома не было никакой возможности! Сторожам был отдан приказ убивать любую беглянку!..

Через несколько лет мы подросли достаточно для того, чтобы приступить, что называется, к службе. Скажу проще, мы пополнили ряды женщин, торгующих своим телом. Каждый вечер в дом нашей хозяйки приходили мужчины. В течение одной ночи мне приходилось отдаваться и отдаваться. Однажды за одну ночь мною обладали девятнадцать мужчин!..

Но неожиданно судьба моя и моей сестры снова переменилась. Несмотря на то что ей приходилось вести жизнь продажной женщины, она по-прежнему оставалась чистым и наивным существом. Это и помогло нам в конце концов! Один из гостей дома влюбился в мою сестру. Он хотел выкупить ее и увезти, но она не соглашалась уезжать без меня. На выкуп двух женщин у него не было денег. Я предложила бежать. Теперь, когда мы стали взрослыми, нас уже не стерегли так тщательно. С течением времени женщины привыкают к праздной жизни и уже и не хотят бежать из публичного дома. Но только не мы, то есть не я и не моя сестра! Мы бежали.

Возлюбленный сестры оказался финном. Снова нам пришлось проделать длинный путь. И вот мы очутились в этих краях. Но вместо того, чтобы обвенчаться с моей сестрой, он оставил ее с маленькой дочерью. Мы жили тяжело. Сестре удалось выйти замуж. Потом умер ее муж. Потом и она тяжело заболела. Я очень хотела переселить ее сознание в какое-нибудь молодое тело, но она решительно отказалась. Да, она была странной женщиной, наделенной удивительным чутьем. Она горько рыдала, благословляя Трину, свою дочь, перед смертью.

Когда моя сестра умерла, я рискнула обратиться к ее прежнему возлюбленному, отцу Трины. Я знала, что он достаточно богат. Однако он прогнал меня вместе с девочкой. Я вырастила Трину в крайней бедности. Она ничего не знала о моем прошлом. Для нее я всегда оставалась любимой тетей Лееной. Даже ее мать уже не называла меня именем своей настоящей сестры – «Марго»…

Несколько раз я пыталась переселить свое сознание в молодое женское тело, но у меня ничего не выходило. Должно быть, я чего-то не знала…

– И чего же ты хочешь? – спросил Константин.

– Пусть твоя мать научит меня преображению, а я научу ее, как остаться одной в своем сознании!..

– Мы подумаем, то есть я и моя мать, – резко произнес Константин.

Затем он вновь отвел Леену назад в подвал, где и запер.

***

Когда Ангелина вернулась с прогулки, Константин все рассказал ей о допросе Леены.

– Я готова на все!.. – воскликнула красавица, но тотчас осеклась и замолчала.

А затем произошло то, что заставило Константина окончательно поверить в правдивость страшных историй, рассказанных ему Ангелиной и Лееной!..

Вдруг лицо красавицы странно исказилось. Губы задрожали, скривились… Это было удивительное и страшное зрелище. Казалось, за обладание этим красивым лицом борются, искажая его правильные черты, две странные силы. Затем выражение лица совершенно изменилось. Теперь в этих прелестных чертах явственно читалась мучительная озлобленность.

Незнакомый Константину сильный грудной голос четко произнес:

– Не надейтесь! Я никогда не уйду! Если кто-то кого-то и уничтожит, то это я уничтожу тебя, Анжелика-Аделаида! Тело по имени Ангелина навеки обретет разум Лейлы!..

Растерянный Константин молчал. Выражение глаз красавицы вновь изменилось. Теперь перед ним стояла прежняя Ангелина.

– Не бойся, – сказала она знакомым голосом…

За едой они хранили молчание. Затем красавица удалилась в апартаменты мадам Аделаиды.

***

Вечером Константину пришлось срочно выехать на один из участков строительства, где прорвало дамбу. До самого утра ему пришлось носиться на лошади мимо вздыбленных волн и, срывая голос, отдавать приказания. Когда все вновь пришло в обычное состояние, время уже клонилось к полудню. Усталый, промокший, голодный, он вернулся домой. Илюха тотчас принес водку, черный хлеб и холодную говядину. Константин перекусил на скорую руку. В спальне Илюха стащил с него грязные сапоги и помог раздеться. Константин заснул мгновенно и проспал глубоким крепким сном несколько часов.

Его разбудило ощущение присутствия в комнате кого-то чужого. Он широко открыл глаза. На краю постели сидела она, Ангелина!..

С первого взгляда он заметил выражение ее лица и понял, что сейчас ее сознанием владеет Лейла!..

– Что тебе нужно? – спросил он хрипло.

Она мелодично рассмеялась.

– Бедный мальчик! – Она говорила чуть гортанно. – Бедный мальчик, он так утомился! Ему так необходим отдых. Пожалуй, мне лучше удалиться!..

И с этими словами она поднялась. Движения ее оказались чрезвычайно грациозны. Она повернулась к нему спиной, изогнулась, чуть выпятив круглые ягодицы…

– Прощай! – На лице ее играла коварная улыбка. – Прощай, мой мальчик!..

Константин уже перестал владеть собой.

Он не помнил, как выпрыгнул из постели, как набросился на нее, как повалил на ковер, как рвал легкий пеньюар…

Она молчала, ее огромные глаза смотрели сумрачно и страстно, ее длинные волосы обвивали его, словно мягкий шелк…

Он целовал ее шею, щеки. Она отвечала ему поцелуями, необычайно сладкими поцелуями. Его член напрягся и легко вошел в ее мягкое лоно, словно напоенное медом…

Стоны, воркованье, ласковые словечки, поцелуи снова и снова… Нет, никогда еще прежде Константин не испытывал подобного счастливого наслаждения…

Молодой человек и девушка обессилели, но не разнимали жаркого объятия…

Внезапное звучание женского голоса пронзило Константина острой болью, словно укус змеи!..

– Боже мой!.. Боже мой!..

Он узнал этот голос, он не мог не узнать этот голос! Это был голос его матери!..

– Боже мой!.. – стонала мадам Аделаида. – Боже мой!.. – Но обращалась она не к сыну. Она обращалась к Лейле: – Боже мой! Что ты сделала со мной, Лейла?! Что ты натворила?..

Глазам Константина вновь открылось странное и страшное зрелище. Он невольно разомкнул руки. Красавица вскочила на ноги. Выражение ее лица вновь переменилось. Гортанный голос Лейлы отвечал голосу мадам Аделаиды:

– Разве было плохо?

– Зачем ты издеваешься надо мной? – простонала мадам Аделаида.

Константин был поражен. Один и тот же человек, одна и та же девушка заключала в себе два существа! Женщина вела диалог сама с собой. Выражение лица менялось в зависимости от того, кто говорил, мадам Аделаида или Лейла!..

– Я издеваюсь над тобой? – Лейла захохотала. – Значит, это я мечтаю изгнать тебя из этого тела, уничтожить? Отвечай!..

– Да, я виновата перед тобой, – пробормотала мадам Аделаида.

– О! Так-то лучше! Но если я оставлю тебя в живых, разве ты не повторишь попытку уничтожить меня?

– Нет, нет! Клянусь!..

– Пустые клятвы!

– Клянусь!.. Умоляю!.. Клянусь!..

Константин смотрел как завороженный… Вот девушка заломила руки в отчаянии. Конечно, это была его мать. Затем красавица гордо распрямилась и смотрела презрительно в пространство. Это была Лейла…

Константин решился вмешаться. Он уже окончательно пришел в себя.

– Лейла! – начал он. И голос его все же чуть дрогнул. – Лейла! – повторил он. – Неужели после того, что произошло между нами, мы – чужие, безразличные друг другу люди? Я хочу, я искренне хочу, чтобы то, что сейчас произошло, повторилось. Я хочу быть с тобой много раз… – В сущности, он говорил правду!.. Красавица замерла, откинув длинные волосы на спину… – Лейла!.. Лейла!.. – повторял Константин… – Ты можешь стать моей женой, мы обвенчаемся!.. Ты приобретешь положение в обществе. Но я прошу лишь одного: не уничтожай мою мать! Пойми мои чувства, чувства сына!.. Я люблю тебя!.. – Он уже и сам не понимал, говорит ли он правду или все-таки лжет…

– То, что ты предложил, является для меня неожиданностью, – проговорила она в задумчивости.

– Но ты согласна?

– Согласна на что? Обвенчаться с тобой или не уничтожать твою мать?

– И то и другое! – произнес он твердо…

И тотчас подумал: «Какое счастье, что она не в состоянии проникнуть в мои мысли! И что же я предлагаю ей? Я лгу! Я вовсе не хотел бы жить с ней, как с женой… Да и с кем жить?.. Кто хозяйка этого прекрасного тела?..»

– Я подумаю, – сказала Лейла…

Но тотчас лицо красавицы снова исказилось на миг, черты дрогнули… Но уже через мгновение смотрели на Константина глаза Ангелины… Он услышал голос. Это не был голос его матери и не был голос Лейлы. Это был голос Ангелины!..

– Боже! Константин! Позволь мне уйти…

Он испугался:

– Уйти? Куда? Ты хочешь оставить меня? Умоляю, не уходи! Прости меня! Я не виноват в том, что произошло!.. Не уходи! Умоляю! Не уходи!..

Она устало кивнула и проговорила тихо:

– Нет, нет, я не уйду! Я только хочу оставаться в комнатах мадам Аделаиды…

– Да, да… – подхватил он энтузиастически. – Эти покои в твоем полном распоряжении! Я не стану тревожить тебя!..

Красавица ушла. Константин сел в кресло и тяжело задумался.

«Как быть? Я не могу посвящать эту девушку в мои планы. Ведь все, что я скажу, тотчас будет воспринято и моей матерью и Лейлой! Я должен самостоятельно принять решение. Но какое?..»

Он сидел задумчиво, не двигаясь. Затем поднялся и подошел к постели. Вдруг он почувствовал, что страшно устал и хочет спать. Он запер дверь на защелку, вернулся к постели, лег и снова заснул.

***

Сквозь сон Константин расслышал стук в дверь. Ему не хотелось открывать глаза.

«Снова какая-нибудь гадость!..» – смутно подумалось ему. Он повернулся на другой бок и накрылся одеялом с головой. Но стук продолжился. Однако Константин твердо решил не отвечать… «Пусть скажут, что же опять произошло! Тогда и отзовусь!..» И словно отвечая на его мысли, из-за двери донесся крик Илюхи:

– Беда! Барин! Беда!..

Надо было вставать. Но так не хотелось! Быть может, Илюха преувеличивает и на самом деле ничего страшного не случилось!.. Но Илюха не смолкал:

– Беда! Барин! Беда!..

Константин понял, что вставать придется. Он резко отбросил одеяло и подошел к двери.

– Беда! Барин! Беда! – надрывался Илюха.

Константин откинул щеколду. Слуга бросился к нему, продолжая повторять:

– Беда! Беда!..

– Что случилось?

– Беда!..

Константин резко схватил Илюху за плечи и встряхнул:

– Да замолчи же!..

Илюха стих, только глазами ворочал. Константин нервно усмехнулся, чуть отступил от него и произнес:

– Говори спокойно. Только не смей кричать. Спокойно, спокойно…

– Беда!.. – снова повторил Илюха…

Константин раздосадованно сжал кулаки.

– Ты будешь говорить спокойно? Или я должен наказать тебя?

– В подвале… – заговорил Илюха. – Старая Леена умерла!

Константин почувствовал боль в груди.

– Умерла? Убийство?

– Да не пойму…

– Почему ты спустился в подвал?

– Да не я первый…

– Так. А кто?

– Дарья в погреб спустилась, за солеными грибами… Слышит, старуха зовет, то есть поняла, что в подвале кто-то есть, ну и позвала!..

– Зачем? – Боль в груди не прекращалась.

– Да голодная она была, старуха-то! Проголодалась она. И пить ей хотелось. Ну, Дарья и принесла ей ковшик студеной воды и хлеба краюшку…

– Как могла Дарья войти в помещение, где была заперта старая Леена? Ведь я запер дверь на ключ…

– Да-а… – Илюха замялся. – Я ей ключ дал! – признался он.

– Ты дал ей ключ? Как он оказался у тебя?

– Из кармана взял. Вы в шелковом красном жилете оставили. Я жилет вешал на распялку, ну, ключ и выпал. Я и взял… А после хотел на место, назад положить!..

– С тобой я разберусь позже, а покамест позови Дарью!

– Да она не виновата…

– Разве я тебя спрашиваю, виновата ли она?! Я приказываю тебе привести ее сюда.

– Сюда? К вашей спальне, стало быть?..

Нервное возбуждение, уже терзавшее Константина, требовало немедленной разрядки. Он вскинул сжатый кулак и ударил Илюху, успевшего, впрочем, отпрянуть. Тотчас настроение слуги переменилось.

К счастью для Илюхи, сильный удар пришелся не в лицо, а в плечо…

– Сейчас я приведу Дарью, – сказал Илюха и поклонился.

– Постой! – остановил его Константин. – Приведи ее в кабинет…

Илюха побежал было, но его остановил сердитый голос барина:

– Стой! Куда полетел как угорелый?! Где Дарья?

– В подвале…

– Спустись к ней. А я за тобой…

Илюха снова поклонился и помчался в подвал…

Константин медленно спускался по лестнице…

«Так!.. – размышлял он. – Значит, старой Леене все-таки удалось преображение. Бедная Дарья!.. Подвал… Какая девушка решится остаться в подвале наедине с мертвым телом?!.»

На лестнице совсем стемнело.

– Илюха! – грозно крикнул Константин. – Подойди со свечой, посвети!..

Константин остановился. Спустя недолгое время послышались неуклюжие шаги Илюхи. Он появился с оловянным подсвечником в руке.

– Посвети! – повторил Константин.

Илюха пошел впереди, освещая дорогу.

***

Константин увидел тело Леены, оно лежало на подстилке, служившей заключенной постелью, и само казалось грудой старых тряпок. Рядом стояла Дарья. Константин бросил на девушку быстрый взгляд и подумал, что его предположение наверняка правильно… Девушка едва держалась на ногах. Даже в полутьме было видно, как бледно ее лицо… Константин шагнул к ней, неожиданно схватил за руку. Она не противилась. Илюха тяжело дышал. Константин поднес руку девушки к глазам. Осмотрел. Нет, следов укусов не было!..

«И все-таки я совершенно уверен: старой Леене удалось преображение! – лихорадочно размышлял Константин. – Но как же теперь вести допрос?..»

Он наклонился и велел Илюхе поднести свечу поближе. Константин осмотрел тело. Никаких повреждений не было. Лицо трупа казалось спокойным, морщины как будто разгладились… Константин отошел подальше. Теперь он ясно мог видеть, что Дарья выглядит растерянной. Он решился начать допрос.

– Дарья, ты можешь говорить? – спросил он прежде всего.

Девушка дрожала. Он внимательно смотрел на ее лицо. Черты мучительно подергивались. Наконец зазвучал женский голос. Да, это был голос Дарьи, но едва слышный.

– Я… могу… говорить… – почти прошептала она.

– Очень хорошо, – мягко подбодрил ее Константин. – Когда ты спустилась в подвал, Леена была жива?

– Да, – прошептала Дарья сдавленным голосом.

– Что она делала?

– Она… Она сидела здесь… – девушка указала на подстилку, где теперь лежало мертвое тело.

– Илья дал тебе ключ?

– Да.

– Леена просила пить?

– Да, она просила пить… Илья дал мне ключ… Я принесла ей воды…

– И что же дальше?

– Она пила…

– А потом?

– Да… я вдруг потеряла сознание… А когда очнулась, она, она… Она лежала мертвая…

– Лежала здесь, на подстилке?

– Да. Она здесь сидела, когда пила воду…

Константин не стал больше спрашивать. Он призадумался. Надо было на что-то решиться. Ясно было одно: нельзя было оставлять Дарью на свободе. Он бросил быстрый взгляд на Илюху. Пожалуй, этот парень может помешать ему…

– Займись мертвым телом, – приказал он слуге. – Позови Амвросия и Кузьму, пусть помогут тебе. А ты, Дарья, пойдешь со мной…

Илюха, разумеется, не смел противоречить барину, однако Константин почувствовал некоторое напряжение, которое, казалось, разливалось в воздухе… Он резко повернулся к слуге.

– Илюха! – сказал Константин. – Ты что же, боишься, как бы я чего не сотворил с Дарьей?

Илюха смущенно опустил голову, в руке его подрагивал огонек свечи.

– Отвечай! Я тебя спрашиваю!

– Да нет… – пробормотал слуга.

– Отвечай толком! Ты не доверяешь мне?

– Да как я могу!.. – Илюха обрел голос.

– Верно, ты не можешь. И девка твоя не нужна мне. И как только мертвое тело поднимут на свет, позови меня. Тело положите на заднем дворе…

Константин велел Дарье идти впереди, а сам пошел следом за ней.

В кабинете он приказал девушке сесть на один из стульев, а сам принялся прохаживаться взад и вперед, заложив руки за спину.

Девушка сидела смирно, чуть наклонив голову, Константин бросал на нее короткие взгляды. Прежде Дарья никогда не интересовала его. В сущности, она представляла собой самую заурядную финскую девушку, из числа тех, что нанимаются в служанки. Но теперь ему казалось, будто в лице ее появилось нечто странное. Он не сомневался в том, что Леене удалось перенести свое сознание в тело Дарьи…

Внезапно он резко повернулся и остановился.

– Леена! – быстро произнес он, фиксируя взглядом скорчившуюся на стуле девичью фигурку…

Она не дрогнула. Но ему показалось, что она словно бы окаменела…

Но и он не намерен был отступать!

– Леена! – повторил он и вперил в нее суровый взгляд.

В ответ – молчание…

И спасением прозвучал для нее стук в дверь. Затем голос все того же Илюхи прокричал:

– Готово, барин!..

Константин, уже не глядя на Дарью, вышел к слуге и тщательно запер за собой дверь. Илюха ни о чем не спрашивал его. Константин раздумывал, стоит ли сказать Илюхе снова, что никакая опасность Дарье не грозит, но твердо решил не говорить ничего! Он уже слишком хорошо знал, что с прислугой следует обращаться сурово; и чем суровее, тем лучше! То есть лучше для хозяина!..

Сопровождаемый Илюхой, Константин вышел на задний двор. Но внимательный осмотр трупа при дневном свете никаких результатов не дал! Тело не имело на себе ни малейших повреждений!..

Константин решил вернуться в кабинет. Илюха переминался с ноги на ногу.

– Ну? – досадливо спросил Константин. – Чего тебе?

– Я… – Илюха запнулся. – Я вот что… Ежели вы… Ежели вам Дарья приглянулась, так я… я только рад буду!.. Да я бы хоть завтра с ней обвенчался!..

Константин сделал усилие над собой и не рассмеялся.

– Ладно, – сказал он. – Мне твоя Дарья, конечно, ни к чему, но я спрошу ее, хочет ли она венчаться с тобой!..

– Всегда готовый!.. – Илюха ухмыльнулся. Он явно не верил в то, что Дарья совершенно не нужна его барину!..

Константин приказал Илюхе оставить его в покое. У двери в кабинет Константин столкнулся лицом к лицу с красавицей.

– Что случилось, Ангелина? – спросил он. Теперь он видел по выражению ее лица, что Лейла в ней притихла.

– Я слышала из-за двери плач…

– Это хорошо, – заметил Константин невпопад.

– То есть что хорошо? – Она улыбнулась. – Хорошо, что я услышала плач?..

– Да все хорошо! Идем!.. – В сущности, теперь, после того, что было между ними, он имел право говорить с ней совершенно запросто…

***

Дарья тихо всхлипывала, чуть раскачиваясь на стуле. Константин запер дверь, теперь уже изнутри.

– Вот, – без обиняков обратился он к Ангелине, – эта девушка не кажется тебе странной?

Ангелина грациозно прошла к большому креслу и опустилась на мягкое сиденье.

– Я предчувствую, что нам предстоит серьезная беседа. – Руки ее, нежные, обнаженные до локтей, упали на колени, прикрытые атласным платьем.

Дарья всхлипывала.

– Да, – подтвердил Константин, – нам, несомненно, предстоит серьезный разговор. – Поэтому я повторяю, не находишь ли ты сию девицу странной?

– Да ведь это Дарья! – Ангелина чуть приподняла брови. – Я знаю, что эту девушку зовут Дарьей. Она, кажется, крещеная финка…

– И более ничего?

Ангелина призадумалась и показалась Константину на диво соблазнительной!..

– Я как будто не ошиблась… – проговорила она. – Девушку зовут Дарьей; я знаю, слышала…

– И ничего странного?..

– Как будто ничего…

– А я так не думаю! – раздосадованно произнес Константин.

– Не мучайте меня… – тихо проговорила Дарья.

– О! Немая невинность заговорила! – Константин потер ладонь о ладонь. – Полюбуйся на нее! Леену нашли мертвой. А эта угнетенная невинность трепетала рядом. Ну?! Ты понимаешь?..

Ангелина встрепенулась:

– Ей удалось?

– Я не сомневаюсь!

– Но она не признается?

– Нет… Дарья заплакала.

– Константин, – мягко проговорила Ангелина, – не забывай, что ведь это не просто тело Дарьи, наделенное сознанием Леены, это два сознание в одном теле, то есть это Дарья и Леена в теле Дарьи…

– Нет! – резко воскликнул Константин. – Она призналась мне, что владеет искусством подавлять, фактически уничтожать сознание человека, в тело которого она переселяется!..

– Не может быть! Такого не может быть! – Прекрасные глаза Ангелины широко раскрылись.

– А я поверил ей! И представляешь, что сказали бы Чаянов и Брюс!

– Мне казалось, что их не смущает множественность сознаний, заключенная в их телах…

– Пустая болтовня! – Константин коротко рассмеялся. – Тебе очень нравится твое существование в виде нескольких сознаний в одном мозгу?

– То есть в виде двух, – заметила красавица, – в виде двух сознаний! Нас двое, в сущности: я и Лейла!..

– И тебе это нравится? – выпалил он. И тотчас понял, что прямого ответа на этот вопрос быть не может!

– Возможно ужиться при условии взаимных уступок, – дипломатично констатировала Ангелина.

«А что еще она может мне сказать?! – подумал Константин. – Не может же она признаться в том, что ненавидит Лейлу и боится ее!»

– Я уверен, – заговорил Константин, – я уверен, что перед нами уже нет Дарьи! Это всего лишь внешняя оболочка несчастной девушки, наделенная сознанием старой Леены!

– А голос? – засомневалась Ангелина. – Чей это голос? Он, во всяком случае, не похож на голос Леены!..

Константин был недоволен. Стройная конструкция его предположений закачалась и вполне могла обрушиться.

– Я не стану судить о ее голосе, – возразил он, – но я уверен в том, что Дарья мертва! На свете более не существует девицы Дарьи! Существо, которое мыслит в ее теле, в ее телесной оболочке, это Леена!..

Сидевшая на стуле Дарья разрыдалась.

– Скажи, девушка, кто ты? – обратилась к ней Ангелина, устраиваясь в кресле поуютнее.

– Я… Дарья!.. – проговорила девушка сквозь слезы.

– Экая наглость! – Константин сжал кулаки. – Врет и не краснеет!..

– Лгать нет смысла, – продолжала Ангелина, приглядываясь к девушке. – Ты – в нашей власти. Мы можем сделать с тобой все, что только пожелаем! Тебе лучше признаться…

– Но чего же вы от меня хотите? – всхлипывала девушка. – В чем я провинилась перед вами? За что вы терзаете меня? Неужели только за то, что я увидела, как умерла старая Леена? Да я и не видела, я без памяти лежала. И не убивала я ее, клянусь вам!..

– Это слишком хорошо, чтобы быть притворством, – сказала Ангелина Константину по-французски.

– Но это притворство, я не сомневаюсь! – по-французски же ответил Константин.

– Перейдем на русский язык, – сказала Ангелина. – Пусть она понимает, что мы не верим ей!

Ты можешь сколько угодно притворяться, Леена, – – сказал Константин, – мы не верим тебе! И мы будем допрашивать тебя до тех пор, пока ты не сознаешься!

– Но мне не в чем сознаваться! – воскликнула девушка.

– Я полагаю, – решил Константин, – что мы слишком мягки с ней. Я полагаю, пора будить Лейлу! Но как это сделать?

– Я знаю, как это сделать! – ответила Ангелина. Затем тихо позвала: – Лейла, Лейла… – И вдруг замерла, будто прислушиваясь к самой сути своего существа.

Лицо красавицы дрогнуло, глаза широко раскрылись, закрылись, снова открылись. Да, это были те самые прекрасные черты, но по иному выражению глаз Константин немедленно узнал Лейлу!

– Лейла! – сказал он. – Лейла! Помоги нам сломить упрямство этой притворщицы!..

– Я помогу, – отвечала Лейла, – я заставлю ее признаться! Я вырву у нее этот способ уничтожения чужого сознания!..

Константин обмер от ужаса.

– Но, Лейла, – забормотал он, – я бы не хотел, чтобы ты оставалась одна в этом прекрасном теле! Меня… меня очаровывает именно эта двойственность…

Она смерила его презрительным взглядом.

– Кажется, здесь не одна лгунья, а в пару к ней еще и лжец! Неужели ты думаешь, будто я стараюсь для тебя? Неужели ты полагаешь, будто совокупление с тобой значит для меня хоть что-то!.. Молчи! Я буду говорить с ней!..

Красавица встала и приблизилась к сидевшей на стуле девушке.

– Отвечай, Леена! Ведь ты – Леена?

Дарья выглядела испуганной и мотала головой.

– Ты – Леена? – повторила Лейла.

Константин ясно видел, что девушка страшно испугана. Но он не мог понять, что же так испугало ее. То, что Лейла вырвет у нее признание, заставит сказать правду; или же то, что ее, невинную, Лейла замучит до смерти? Все зависело от того, кем на самом деле являлась эта девушка, Дарьей или Лееной!..

– Ты будешь говорить? – спросила Лейла. Голос ее был спокойным. Но Константин понимал, что сидящую на стуле девушку она вполне может растерзать, как хищный зверь. Кажется, и девушка начинала это понимать!..

– Я… – Дарья… – отвечала девушка слабо шелестящим шепотком.

– Я спрашиваю в последний раз! – предупредила Лейла. – Лучше ответь сейчас! Потом будет поздно!..

Девушка молчала, будто язык проглотила, обмерев от ужаса.

– Константин! – Лейла подошла к двери. – Где колокольчик? Позвони и вызови Илюху!..

Дарья тряслась от рыданий.

Константин потряс в руке большой колокольчик, затем отпер дверь.

Илюха явился на диво скоро.

– Запри дверь, Кантор! – приказала Лейла по-французски.

Константин вздрогнул, услышав свое французское имя, но поспешно запер дверь изнутри. Илюха оглядывался в смущении. Дарья продолжала рыдать.

Лейла была преисполнена решимости.

– Кто эта девушка? – спросила она, обратившись к Илюхе.

Он ответил не сразу. Он явно пытался понять, какого ответа от него ждут!

– Отвечай! – прикрикнула Лейла.

– Это… Она здесь служит, в этом доме… Она говорила, что ее Дарьей зовут!..

– А может быть, это не она? Может быть, это другая девка? – сердито допытывалась Лейла.

– Не… знаю… – запинался Илюха.

– Говори!.. – Голос Лейлы звучал угрожающе.

– Как вам будет угодно…

– Мне будет угодно, чтобы ты сказал честно, кого ты видишь сейчас перед собой, эту самую Дарью или какую-то другую женщину!..

– Дарью! Дарью вижу! – признался Илюха.

Но Дарья не переставала плакать. Она как будто понимала, что все происходящее – лишь начало ее мучений!

– Скажи, Илья, – Лейла говорила спокойно и серьезно, – приходилось ли тебе иметь дело с этой девицей? Проще говоря, спал ли ты с ней? И отвечай правду. Если ты солжешь, мы все равно узнаем правду! А если ты сейчас скажешь правду, тебе ничего плохого мы не сделаем, какой бы ни была эта правда!..

– Ну! – Илюха шумно вздохнул. – Раза два или три… – Он не договорил…

– Дарья, это правда? – спросила Лейла.

– Да… – прошелестела девушка и отерла глаза рукавом, на котором тотчас выступило мокрое пятно от слез.

– Ты хотела бы выйти за него замуж? – продолжала допрос Лейла.

– Не… не знаю…

Константин отошел в сторону и смотрел на двух женщин и бедного Илюху.

Между тем события приняли весьма крутой оборот.

– Раздевайся! – внезапно приказала Лейла плачущей Дарье.

– Я… не… – Девушка вскочила, пробежала по комнате и припала всем телом к стене.

Константин молчал. Ему не хотелось вмешиваться. Дарья устремила на него молящий взгляд, но он тотчас отвел глаза.

– Разденься сама! – повторила Лейла. – Если не разденешься, хуже будет!

Дарья принялась суетливо развязывать шейный платочек. Но вдруг опустила руки и снова оглянулась на Константина. Он повернулся к ней спиной. Он любил порою посмотреть в окно своего кабинета и увидеть заснеженное поле. Но сейчас окно было плотно занавешено, и взгляд его уперся в зеленый бархат занавеса. Но за его спиной явно происходила какая-то возня. Его охватило приятное чувство безразличия. Теперь он никому не сочувствовал. Ему сделались безразличны не только Лейла, Дарья, Илюха, но и мать. Он с удовольствием провел бы еще пару ночей с Лейлой-Ангелиной, но он никого не любил, никого! Когда-то он любил принцессу Наталию, но это, пожалуй, было в какой-то другой жизни!.. Он легко вздохнул и снова повернулся лицом к присутствующим.

Лейла молча и грубо сдирала с Дарьи одежду, та робко сопротивлялась.

– Ну! – Лейла отшвырнула прочь блузку. – Будешь раздеваться сама?

Дарья сначала замерла, стыдливо прикрывая руками грудь, обрисовавшуюся под сорочкой, затем торопливо принялась раздеваться, не переставая всхлипывать.

– Взгляните, Константин, на эту мерзавку! – произнесла по-французски Лейла, изображая возмущение светской дамы. – У нее, в сущности, железная воля! Ведь она понимает, что ее плутни разоблачены, и все-таки продолжает притворяться, будто она и есть та несчастная девушка, в тело которой она вселилась, убив, уничтожив ее сознание! Хотела бы я знать, как ей это удалось!..

– Но, Лейла, – возразил Константин. – Я не хочу, чтобы ты уничтожала сознание моей матери! Если я для тебя хоть что-то значу…

– Не смеши!.. – Лейла разглядывала раздевающуюся Дарью. – Конечно, ты для меня ничего не значишь! Я могу уничтожить сознание твоей матери, кушать живьем младенцев или вспарывать животы беременным женщинам, а потом войду к тебе в спальню, прекрасная и соблазнительная, как никогда, и буду делать с тобой все, что только пожелаю!..

Константин ощутил холод в груди. Увы! Она ведь говорила правду! Но ему ужасно захотелось, до ломоты в висках захотелось, чтобы эта правда оказалась ложью!..

– Ты совершенно отрицаешь нравственность? – спросил он.

Илюха смотрел на беседующих по-французски во все глаза.

– Боже мой, – воскликнула Лейла и тотчас поправилась: – Или вернее было бы сказать: дьявол мой! Вы знаете мою жизнь, Константин! Многого вы не знаете, но кое-что все-таки знаете! И вы еще говорите о нравственности! Что это такое? Что вы мне предлагаете? Отпустить эту мерзавку на свободу? Продолжать эту ужасную жизнь, когда в одном теле толкутся два, а то и три, а то и еще больше сознаний, то есть разумов? Кого я должна пожалеть? Кто жалел меня? И ты о чем думал, когда совокуплялся со мной? Поговори о нравственности с кем-нибудь другим!..

Константин опустил голову, ему сделалось ужасно тоскливо. Илюха пялился на Дарью. Дарья уже почти разделась и снимала сорочку.

– Быстрее! – скомандовала Лейла.

Голая девушка стояла у стены, прикрывая одной рукой лоно, а другою – груди. Константин отметил, что она неплохо сложена.

– Илья, поди сюда! – приказала Лейла. – Раздевайся и быстрее! И посмей только поспорить со мной!

– Барин!.. – Илья повернулся к любопытствующему Константину.

Константин отмахнулся решительно:

– Нет, нет, Илюха! Слушайся барыню, я так приказываю тебе! Поступай, как она велит.

Илюха не стал дальше спорить и быстро сбросил на пол порты и рубаху.

– А теперь, – грубо заговорила Лейла по-русски, – выеби-ка эту девку, отделай ее хорошенько! Покажи нам, как можно поступать с такими сучками, как она!

– Лейла! – Константин снова перешел на французский. – Помилосердствуйте! Нельзя быть такой грубой!..

– Нельзя? – Прекрасные глаза выразили предельную степень иронии. – Ты еще не слышал, как я умею браниться по-арабски!..

Илюха, совершенно голый, направился к Дарье.

– Подожди! – остановила Лейла его. – Когда ты ее отделаешь как следует, ты скажешь нам, кто эта женщина. Дарья или не Дарья!

Илюха кивнул. Он более не решался возражать. Рабская жизнь научила его многому и, в частности, не возражать и не спорить в тех случаях, когда споры и возражения не имеют смысла!

Константин, как завороженный, смотрел на Илюху; тот серьезно тер обеими ладонями свой приличных размеров мужской инструмент. Илюха глядел сумрачно. Дарья истошно закричала, но тотчас подскочила к ней Лейла и принялась бить по щекам, приговаривая:

– Молчать, сука, молчать! Еще раз крикнешь, и не пожалею, гори все огнем, прикончу – и делу конец!..

Дарья обмерла, на щеках ее рдели красные пятна. Илюха решительно и сумрачно приблизился к ней и вдруг резко облапил ее крепкими руками и повалился вместе с ней на пол. Лейла приблизилась к Константину, на лице которого явилось выражение брезгливости.

– Сейчас мы все узнаем, – произнесла Лейла светским тоном и снова по-французски. – И пойми, мой друг, у нас нет другого выхода. Что бы ты мог предложить? Попытаться договориться с этой женщиной полюбовно? Но ведь ты сам понимаешь, что это невозможно! Я вовсе не жестока, я просто нашла оптимальный способ, каким следует действовать в данной ситуации…

– Да, – отвечал Константин несколько напряженно. – Я не спорю. Мне всего лишь хочется немного более нравственности; хочется каких-то таких отношений, в которых четко различаются хорошее и дурное, доброе и злое.

– Тогда ты можешь полагать, что я всего лишь милосердна по отношению к себе!

– Милосердными следует быть прежде всего по отношению к другим. – Константин невольно улыбнулся.

– Тогда будем считать, что я милосердна по отношению к тебе!

Константин комически развел руки в стороны… Они вели этот разговор и наблюдали за происходившим в комнате. Илюха, подмяв под себя Дарью, с силой входил в ее лоно. Она громко застонала, но все же невольно обхватывала голыми, согнутыми в коленях ногами его ягодицы. Илюха громко и тяжело дышал, сопел…

– Мне не кажется, что он сможет определить, с кем же он совокупляется, – тихо сказал Лейле по-французски Константин.

Она отвечала также тихо и также по-французски:

– Дело не в том, с кем он совокупляется; дело в том, с кем он не совокупляется! Я не ставлю перед ним задачу определить, кто эта женщина; он должен лишь сказать, Дарья это или не Дарья!..

– Не знаю, не знаю, – тихо проговорил Константин. – Я не уверен в том, что мог бы определить…

– Думаю, он сможет… – проронила Лейла.

– Откуда ты знаешь?

– Он достаточно силен. Он мог бы содержать в своем теле несколько сознаний.

– Но лучше бы ему не знать, что это такое! Я милосерден. И все же скажи мне, а я, я смог бы содержать в своем теле несколько сознаний?

В глазах его искрилось пытливое любопытство.

– Пожалуй, нет, – честно ответила она.

Он призадумался. Трудно было понять, решить, как ему следует действовать. Ясно, что Лейла сейчас хочет узнать от Леены, выпытать у нее секрет уничтожения в одном теле всех сознаний, кроме одного! И когда она узнает этот секрет, она непременно уничтожит сознание Анжелики-Аделаиды! А что же Константин? Теперь и он ясно понимал, что хочет спасти свою мать и… да, он хочет, чтобы сознание Лейлы было уничтожено! Однако добиться этого будет не так легко… Не так легко? Вернее, совершенно невозможно! Ведь когда он говорит с Ангелиной, Лейла слышит его и ее! А если не слышит? То есть когда не слышит? Но, кажется, здесь не просматриваются даже малейшие закономерности… Вся надежда на Леену, то есть на то, что Леена выдаст тайну… А если это и не тайна? Если старая Леена умеет уничтожать другое сознание просто-напросто силой собственной воли?! И нет никаких способов, и нельзя научиться…

Илюха тяжело отвалился от Дарьи. Девушка лежала с закрытыми глазами, по ее щекам катились слезы. Пожалуй, и Константин испытывал бы к ней жалость, если бы не знал, что на самом деле перед ним – Леена, весьма злонамеренное существо!..

– Одевайтесь оба! – грозно приказала Лейла. – И не медлить, не медлить! И никакого притворства, не ломаться, не кобениться!..

Илюха сумрачно надевал порты, натягивал рубаху. Дарья одевалась покорно и быстро, путаясь руками в сорочке, юбке и блузе. Она ни на кого не смотрела.

– И что же, Илья, – подалась вперед Лейла, – кого ты сейчас выебал? Это Дарья?.. И отвечай правду, только правду! Не думай о том, как бы угодить мне ответом!..

Илюха стоял перед ними, насупившись. Он, казалось, размышлял. «Неужели он способен анализировать свои чувства? – подумал Константин. – А, впрочем, почему бы и нет! Любой человек, если только он не умственно отсталый, способен так или иначе анализировать свои чувства!»

– Говори, Илья! – повторила Лейла, требовательно и вместе с тем с каким-то странным спокойствием.

Сумрачное выражение лица слуги ясно показывало, что больше всего ему хотелось бы оказаться где-нибудь очень далеко, подальше от всех этих потайностей и странностей. Константин решил, что если после всего случившегося Илюха решится сбежать в неизвестном направлении, ничего удивительного в таком побеге не будет!..

– Нет, – Илья тяжело засопел, – не Дарья, не Дарья это…

Он замолчал. Дарья заплакала вновь. Константин уже дивился силе воли этой женщины. Или она так вошла в роль Дарьи? Если бы не Лейла, он поверил бы, что перед ним действительно Дарья!..

– Леена! Сопротивление бесполезно, – сказала Лейла. – У тебя остаются две возможности…

– Не при нем, – вдруг сдавленно прохрипела Леена-Дарья. – Он слишком много знает…

Константин не понял, о ком идет речь. Зато Лейла прекрасно поняла! Ее правая рука легко скользнула за корсаж, и в следующий момент крупное тело Илюхи метнулось к окну, но в воздухе комнаты, насыщенном душными запахами, короткой молнией сверкнул кинжал и рослый мужик рухнул на пол. Константин тупо смотрел, как на ковре расползается кровавое пятно.

– Извини, – произнесла светски и на безупречном французском Лейла. – Извини, Константин, я ударила его в сонную артерию, ковер запачкан кровью. Мне жаль…

Константин обрел дар речи:

– Конечно, жаль ковра! Придется его выбросить! Но как это сделать таким образом, чтобы не заметили слуги? Я полагаю, что лучше всего будет завернуть в ковер беднягу Илью и бросить его в реку вместе с ковром! Но кто это исполнит?

Ситуация представлялась Константину настолько бредовой, что даже смерть человека не делала эту ситуацию трагической. Все равно эта ситуация оставалась комической; ужасной, жуткой и… комической!..

– У тебя нет доверенных слуг? – спросила Лейла по-русски.

– Таких, которым возможно было бы доверить спрятать мертвое тело, таких, кажется, нет! – Константин чувствовал, как в его голосе дрожат иронические нотки.

– Что-нибудь придумаем! – проговорила Лейла с какою-то странной веселостью. – А сначала нам нужно, чтобы эта мерзавка сказала все, что я хочу от нее услышать!

– Но я надеюсь, ты все же… ты пожалеешь мою мать…

– Не надо быть настолько сентиментальным! О твоей матери мы поговорим потом. Сейчас главное: заставить эту мерзавку признаться…

Дарья по-прежнему стояла у стены. Видимо, она ясно понимала, что бежать из этой комнаты ей не удастся.

– Я слушаю тебя, Леена, – с этими словами Лейла опустилась в кресло и небрежно раскинулась, как будто намеревалась вести непринужденную беседу с приятельницей.

Девушка, стоявшая у стены, молчала, вздыхала. Лейла ждала, на этот раз терпеливо.

– Что я должна говорить? – спросила Дарья-Леена.

Константин присел на стул у письменного стола. Ему было любопытно, каким образом Лейла справится с Лееной, но он испытывал также и страх. Как спасти мать? Как избавиться от Лейлы? Моментами страх усиливался, и тогда Константину чудилось, будто Лейла способна читать его мысли, и это было очень и очень неприятно!..

– Скажи нам, кто ты, – приказала Лейла. – Ты Дарья или Леена?

В комнате повисла мрачная тишина. Девушка, склонив голову, смотрела на ковер, где громоздилось мертвое тело Илюхи.

– Я жду, – напомнила Лейла.

– Я – Леена, – четко произнесла девушка.

– Очень хорошо, – сказала Лейла, поудобнее устраиваясь в кресле. Голос ее звучал уютно и мягко. – Очень хорошо. А теперь скажи нам, осталось ли в тебе, в твоем сознании хоть что-нибудь от бедняжки Дарьи?

– Нет, ничего…

– Я так и думала! Где же теперь Дарья?

– Ее больше нет.

– Тоже хорошо! Где же она?

– Не знаю. Куда исчезает душа человека после его смерти?

– Мы не будем рассуждать на эту тему, – решила Лейла, говоря по-прежнему мягко и почти ласково. – Но скажи нам, пожалуйста, как же тебе это удалось?

– Не знаю…

– Это плохо, если не знаешь. Ты отсюда не убежишь. Посмотри, что случилось с Илюхой! Посмотри повнимательнее…

Далее все произошло мгновенно. Константин сорвался с места и набросился на девушку. Он бросил ее на пол и придавил ногой, срывая в то же время кушак с лежащего мертвого Илюхи. Этим кушаком он связал руки девушке, затем выдвинул ящик стола и вынул оттуда шнурок, достаточно прочный, и связал ей ноги. Этим шнурком он иногда подпоясывал ночную сорочку, когда работал ночами в своем кабинете…

Лейла смотрела на все это, не двигаясь, уютно устроившись в мягком кресле. Она улыбалась.

– Человек не знает своих возможностей, – вдруг изрекла она. – Мог ты, Константин, ожидать от себя подобной прыти?

Он слегка запыхался.

– Пожалуй, нет! – У него вырвался нервический смешок. – А ты ожидала от меня подобной прыти?

– Во всяком случае я знала, что в тебе дремлют некие силы…

– Я и сам не понимаю, как это я почувствовал, что она сейчас попытается бежать!..

Константин снова присел к столу.

– Леена! – сказала Лейла. – Ты еще раз убедилась в том, что спасение для тебя невозможно! Итак! Расскажи нам, каким образом тебе удалось уничтожить сознание Дарьи?

– Не знаю…

– Ты хочешь, чтобы мы поскорее приступили к силовому воздействию на тебя?

– Вы можете делать со мной все, что вам заблагорассудится! Даже если вы убьете меня, это вам не поможет!

Константин смотрел с любопытством на обеих женщин. Дарья-Леена стояла у стены, Лейла расположилась в кресле и, кажется, даже испытывала некоторое удовольствие, наслаждаясь уютом. Впрочем, самому Константину не было особенно уютно рядом с мертвым телом и связанной женщиной. Да и близкое соседство с Лейлой отнюдь не располагало к ощущению уюта!..

– Ты говоришь, что не знаешь, каким образом тебе удалось уничтожить сознание Дарьи. Предположим! Но попытайся хотя бы описать, как же это произошло…

– А если я не захочу…

Константин с любопытством смотрел на связанную по рукам и ногам девушку. Теперь ему уже казалось, что в ее внешности и в самом деле есть нечто особенное…

– Если ты не захочешь, – задумчиво говорила Лейла, – тогда все-таки придется прибегнуть к силовому воздействию. Мы будем пытать тебя… – Она говорила спокойно и даже ласково. – Мы загоним тебе под ногти раскаленные иголки, мы будем прижигать твое тело огнем, мы будем вырывать волосы, мы будем резать твое тело, резать очень медленно… И ты в конце концов заговоришь!..

– А если не заговорю?

– Константин, – на этот раз Лейла обратилась к нему по-русски, но по-прежнему безупречно светски, – вам не кажется, что эта девица несколько обнаглела? Может быть, приступим к пыткам?

– Я бы хотел тоже кое о чем предупредить ее…

– Прошу вас… – Лейла повела в воздухе красивой рукой.

– Леена! – начал Константин, чуть пригнувшись. – Ты должна понять, что мы не остановимся. Но ведь тебе грозит смерть! А если даже ты и выживешь чудом, то ведь все равно твое тело будет ужасно искалечено пытками…

– А если я все расскажу, что тогда? Вы отпустите меня?

– Я отпустил бы, – твердо сказал Константин.

– Я отпущу… – сказала Лейла.

– Пусть она поклянется, что отпустит меня, – Леена обращалась к Константину.

– Разумеется, я не поклянусь! – Лейла рассмеялась.

«Эти женщины замучат меня!» – подумал Константин.

– Тогда поклянитесь хотя бы, что если Леена скажет нам все, что мы хотим узнать, ей не будет грозить опасность! – Константин пристально смотрел на Лейлу.

– Какие клятвы?! Или она начинает говорить, или мы сейчас же приступаем к пыткам!..

Константин бросил быстрый взгляд на занавешенное окно.

– Я совершенно не умею пытать! Простите!..

Лейла, казалось, не восприняла его иронию.

– Есть у тебя в кабинете свечи? – спросила она деловито.

Он кивнул, затем выдвинул снова ящик, вынул свечу и протянул ей.

– Дайте трутницу, – велела она.

Он нашарил трутницу в том же ящике и протянул ей также.

– Я начинаю, – сказала она, но в голосе ее не слышалось торжества.

Константин видел, как вздрогнула Дарья-Леена. Но вмешиваться он не стал. Лейла зажгла свечу, и бережно неся ее в руке, приблизилась к связанной девушке. Дарья вскрикнула, затем попыталась пошевелить руками и ногами, но Константин связал ее крепко. Лейла наклонилась над ней, однако связанная девушка отыскала еще одно оружие. Дарья-Леена конвульсивно дернула головой и резко плюнула. На гладкой щеке Лейлы явилась тонкая пенка слюны.

Немедленно вскинулась красивая рука и на лицо девушки обрушился резкий удар. Затем еще один удар. И еще, и еще!.. Девушка не издала ни звука. Лейла крепко держала свечу. Молчание Леены раздражило ее вконец. Огонек свечи коснулся щеки девушки… Константин заметил, что Лейла не стерла плевок со своей щеки. Любопытно, о чем это могло говорить? Быть может, о потаенной склонности к тому, чтобы быть униженной?.. Но особенно задумываться не пришлось. Девушка все же застонала. Константин замотал головой. Жалобные стоны нервировали его. Ему так хотелось, чтобы все это прекратилось, прекратилось, прекратилось!..

Но Дарья-Леена стонала все более отчаянно. А дивная красавица, но не Ангелина, нет, а Лейла, с диким упрямством жгла ее щеку огоньком свечи…

Наконец девушка нарушила свое молчание и закричала:

– Нет, нет, нет!.. Не скажу!.. Не скажу!..

Казалось, будто ее глаза вращаются от боли, будто они вот-вот выскочат из орбит! Но Константин понял, что девушка, во что бы то ни стало хочет сосредоточиться взглядом на лице своей мучительницы… Зачем? Кажется, он догадывался…

Дарья-Леена с трудом остановила взгляд на лице красавицы Лейлы, на ее глазах. Нет, она не стремилась заглянуть ей в глаза, она смотрела на ее глаза!..

Вдруг Лейла выронила свечу на ковер. Константин почти инстинктивно сорвался со стула и принялся топтать занявшийся ковер. Он еще не успел вернуться к письменному столу, когда отчаянный и страшный звук потряс его слух. Он замер. Нет, он не мог ошибиться! Этот звук был скрежет зубов. В первый момент ему показалось, что зубами скрежещет несчастная жертва, но тотчас стало ясно, что зубовный скрежет исходит из уст Лейлы!.. Константин увидел, что Лейла, охваченная ужасом, скрежещет зубами. Она явно хотела отвернуться от своей жертвы, но не могла. Пристальный взгляд отчаянных глаз девушки заворожил жестокую красавицу. Константин увидел, как исказилось лицо Лейлы. Впрочем, ведь он уже видел нечто подобное. Чье это было лицо? Черты его содрогались, будто стремились исторгнуть из себя некий настрой личности, придававший им только что некое определенное выражение. Брови судорожно сходились на переносице, губы морщились… Константин уже догадывался, что именно сейчас произойдет. И он не ошибся!..

Лейла вскрикнула и упала на ковер, рядом со своей жертвой. Инфернальная красавица лишилась чувств. Из ее губ, чуть приоткрытых, вырывались слабые стоны.

– Что с ней? – тихо спросил Константин. Он обращался к Леене, больше ведь не к кому было обращаться здесь, в этой комнате, которая еще недавно представляла собой спокойный кабинет, место умственного труда человека, мыслящего вполне трезво, а теперь сделалась своего рода игралищем и вместилищем сил, в достаточной степени темных…

– Плесните на нее водой, – пробормотала девушка. На щеке ее чернел сильнейший ожог.

Константин послушно взял со стола небольшой графин и плеснул на бесчувственную красавицу. Она застонала громче.

– Сейчас очнется… – послышался громкий шепот Леены.

Лейла действительно очнулась. Красивые глаза ее открылись. Раздался голос… Голос Анжелики… или Ангелины… Но уже не Лейлы!..

– Что со мной? – проговорила Анжелика-Ангелина. – Что случилось? – Она приподнялась и села на ковре. – Что здесь происходит?.. Константин! Боже мой! Дарья! Что с ней?..

Да, это была Анжелика-Ангелина!..

– Я все тебе объясню, – быстро произнес Константин, вздыхая с облегчением. – Но скажи мне, где ты была? Где ты находилась все это время?

– Мне кажется, будто я крепко заснула и многое совершенно позабыла. Да, позабыла…

– Скажи, – осторожно начал Константин, – чувствуешь ли ты сейчас присутствие Лейлы или Трины? Ты ведь помнишь их?..

Но Ангелина-Анжелика не успела ответить, потому что заговорила Леена:

– Я уверена: сейчас она не чувствует ничьего присутствия. Ее сознание владеет этим прекрасным телом единолично!..

– Это так? – спросил Константин, не сводя внимательного взгляда с красивого лица Ангелины.

Она кивнула.

– И это долго продлится? – теперь он обращался снова к Леене.

– Пока у меня еще есть силы сдерживать Лейлу, то есть я, в сущности, воздействовала на нее, как возможно воздействовать на человека, оглушив его ударом дубинки по голове! – Она поморщилась и охнула…

– Ей нужна помощь! – воскликнула Ангелина. – Посмотри на ее щеку, Константин!.. – Но тут взгляд ее остановился на лежащем на ковре мертвом теле. – Что это? Труп? Что это?..

– Я сейчас объясню тебе… – начал было Константин, но она перебила его:

– Нет, нет, после, после! А сейчас я пройду в спальню, там у меня были кое-какие снадобья… Надо немедленно оказать помощь этой несчастной…

– Если ты сейчас, выйдешь из этого кабинета, я ни за что не ручаюсь! – поспешно вмешалась Леена.

– Но тебе необходима помощь… – сказала Ангелина.

– Вот что мы сделаем, – решил Константин. – Мы сейчас же покинем это злосчастное помещение и пройдем все вместе в спальню. Это возможно? – Он повернулся к Леене.

– Это будет возможно, если вы развяжете мои руки и ноги, – ответила она не без некоторого остроумия.

Он поспешно нагнулся к ней и развязал ее руки и ноги. Она быстро растерла пальцами свои лодыжки и запястья, затем поднялась.

– Боже мой! Боже мой! – повторяла Ангелина, глядя на труп, тяжело громоздившийся на полу.

– Идемте! – пригласил Константин.

Все трое вышли в коридор. Константин тщательно запер дверь кабинета.

– Как тихо в доме, – прошептала Ангелина.

Кажется, мы остались без обеда, – проговорил Константин. – Во всяком случае, я совсем позабыл заказать кухарке кушанье.

– Я не хочу есть, – откликнулась Ангелина.

– Я тоже, – поддержала ее Леена. Константин подумал, что ему-то хочется есть, но вслух ничего не сказал. Леена снова прислушалась, затем произнесла:

– Боюсь, мы остались одни в доме. Вероятно, слуги все ушли. Испугались чего-то и ушли, убежали…

– Испугались чего-то! – произнес Константин с иронией. – Скажем более прямо: услышали крики, стоны… Но не бойтесь, я все же командую строительством! Никто не посмеет прийти сюда с какими-то подозрениями!..

Они вошли в спальню. Ангелина отворила дверцу небольшого шкапчика, вынула какие-то склянки, корпию, коробочки.

– Садись сюда! – Она сделала знак Дарье-Леене. И когда та присела на стул у постели, Ангелина принялась ловкими руками умело смазывать и бинтовать ожог на щеке девушки. Та не стонала, лишь морщилась время от времени.

Закончив перевязку, Ангелина попросила:

– Расскажите же мне, что здесь произошло, кто убил Илью и откуда этот ожог…

Константин сел на постель и подробно обо всем рассказал. «Боже мой! Боже мой!» – то и дело восклицала Ангелина. Затем спросила:

– Что же мы будем делать с этим несчастным трупом?

– В доме никого нет, – решительно начала Леена, – давайте зароем тело в погребе.

– Прежде всего следует проверить, действительно ли в доме нет никого, кроме нас!..

***

Константин обошел дом. Слуги и вправду покинули это печальное обиталище. Можно было спокойно спускаться в погреб. Константин и Леена несли тело несчастного Илюхи. Ангелина шла следом, неся большую лопату.

В погребе они вырыли достаточно глубокую яму, положили туда мертвеца. Константин прочел заупокойную молитву. Затем Константин и Леена засыпали яму землей… Ангелина, казалось, о чем-то напряженно размышляла. Они выбрались из погреба.

– Я задыхаюсь! – пробормотала Ангелина. – Выйдем на воздух.

– Да, да! – поддержала ее Леена.

Втроем они вышли на крыльцо. Только тут Константин заметил, что женщины без верхней одежды.

– Вы простудитесь, – засуетился он, – я принесу шубы…

– Ах, нет, не надо! – Ангелина повела рукой. – Мне будет жарко в шубе. Я хочу дышать, хочу, чтобы холодный ветер овевал мои щеки…

Леена, молчавшая до сих пор, глубоко вздохнула и тихо произнесла:

– Как хорошо! Как свежо!..

Константин поежился. Ему-то было не свежо, а просто-напросто холодно!

– Может быть, вернемся в дом, – предложил он.

– Нет, погодите! – вдруг воскликнула Ангелина. – Кажется, я что-то начинаю понимать!.. Если Лейла сумела погрузить меня в столь глубокий сон, зачем же ей умение Леены? Ведь Лейла вполне может и сама уничтожить меня…

– Значит, окончательно все-таки не может! – сказал Константин.

– Вернемся! – вдруг резко повернулась к ним Леена.

Константин и Ангелина поняли, что им и вправду необходимо вернуться.

В доме Леена быстро сказала:

– Константин! Заприте меня в кабинете! Я теряю силы. Совсем скоро я больше не смогу сдерживать ее…

Константин и Ангелина поняли, что речь идет о Лейле. Ангелина мгновенно побледнела. Константин не стал задавать лишних вопросов. Он понимал, что медлить и вправду не стоит.

– Идем! – быстро сказал он и невольно положил руку на ее плечо.

Она вошла в кабинет. Он снова запер дверь, которую только что отпирал.

Когда Константин вернулся к Ангелине, красавица показалась ему страшно одинокой и испуганной. Она смотрела на него так, словно искала спасения, но он-то знал, что спасти ее не может!

– Не хочешь ли все-таки поесть? – спросил он. – Пойдем на поварню. Там хлеб, квас, творог, масло…

– Я не хочу, не хочу… – Она поспешно качала головой.

– Но я голоден!..

– Ты не понимаешь! Мне страшно!.. Я чувствую страшное головокружение!.. Это она, она!..

Не нужно было обладать особенным умом, чтобы понять: речь снова идет о Лейле… Перед глазами Константина развернулась уже знакомая ему картина. Снова судорожно исказилось лицо красавицы, снова приподнимались и опускались брови, извивались алой змейкой губы. Константин подхватил ее на руки и отнес в спальню. Она уже была без чувств. Он сел рядом с постелью, на которую положил это роскошное девичье тело. Тоска охватила его душу. Сейчас она откроет глаза, и это снова будет Лейла! Ему так хотелось, чтобы это оставалась Ангелина!.. Но, увы! Чуда не произошло.

– Что случилось? – проговорила Лейла. Константин тотчас узнал ее голос. Тоска навалилась с новой силой.

– Что случилось? – повторила она.

– Ничего страшного, – отвечал он, думая о том, насколько удается ему притворство. – Ничего страшного, просто ты вдруг потеряла сознание. Но ненадолго, совсем ненадолго. Надеюсь, память ты не потеряла?

– О нет! Где Леена?

– Я запер ее в кабинете, отнес тебя в спальню, а бедного Илюху закопал в погребе. Дом пуст. Слуги сбежали. Впрочем, надеюсь, народ не сбежится сюда, к моему дому, с дубинами и фонарями! Ведь все-таки я возглавляю это строительство, я назначен государем!..

– Какое это имеет значение! – воскликнула она нетерпеливо. – Я не могла вдруг, просто так, непонятно почему бухнуться в обморок! Это козни Леены! Мерзавка хотела убить мое сознание! А теперь скажи мне правду: все это время, пока я была в обмороке, моим телом распоряжалась мадам Аделаида?

Голос Лейлы звучал зловеще. Константин собрался с силами:

– Ты была в обмороке. Твой обморок очень напугал меня. Я подумал, что ты серьезно больна. И еще я подумал, что ведь если это прелестное тело погибнет, то вместе с ним можете погибнуть и вы обе, и ты, и моя мать!

Он старался говорить не очень быстро и не очень медленно, чтобы она не разгадала его обман. Ему показалось, что она не разгадала…

– Да, – сказала она, – если это тело погибнет внезапно, мы все погибнем, и я, и твоя мать, и бедняжка Трина, которая все-таки, возможно, еще не совсем исчезла… Ты любишь свою мать?..

– Нелепый вопрос! Конечно, люблю.

– Ты полагаешь ее достойной твоей любви?

Константин подумал, что порою, то есть даже и почти всегда, стоит говорить правду и быть по возможности смелым. Вот и сейчас он решился сказать правду и сказать ее смело.

– Это не имеет никакого значения, – сказал он. – Важно только то, что она – моя мать. Я в долгу перед ней и навсегда останусь в неоплатном долгу. Я всегда буду делать для нее все, что смогу…

Лейла слушала его так внимательно, что ему стало казаться, будто он говорит слишком долго… Он говорил, а сам лихорадочно соображал, как же ему поступить, как же ему поступить сейчас!.. Он решился сделать вид, будто целиком и полностью доверяет Лейле.

– Что ты предлагаешь? – спросил он, притворяясь непринужденным. Кажется, это был верный ход!

Она вдруг призадумалась. Константин боялся, что она захочет идти в кабинет. В этом случае ему пришлось бы туго! Ведь он вовсе не хотел, чтобы Лейла узнала секреты Леены. Теперь он смотрел на Лейлу с таким видом, словно сам ничего не мог придумать, да и не хотел придумывать. Он ждал, что же предложит ему Лейла, и весьма успешно притворялся равнодушным к любому ее возможному решению.

К счастью, Лейла чувствовала себя утомленной.

– Дверь и окна в твоем кабинете хорошо заперты? – спросила она.

– Да, разумеется…

«Только бы она не заметила моего притворства, только бы не заметила…» – лихорадочно думалось Константину.

– Пойдем в спальню, – наконец решила она.

Константин искренне удивился, и это удивление слишком, пожалуй, ясно выразилось на его лице.

– Мы в спальне, – сказал он. – Ты не видишь? Что с тобой? Здорова ли ты? Нет, тебе надо отдохнуть!..

Она на мгновение прикрыла глаза. Он невольно восхитился снова прелестной лепкой век с длинными ресницами, хотя время для восхищения было явно не совсем подходящее! И на самом деле он обрадовался ее болезненному состоянию. Теперь можно было совсем спокойно и естественно уговаривать ее остаться в спальне!..

– Ты переутомлена, тебе надо отдохнуть! – настойчиво повторял он.

Он внезапно почувствовал, что она вовсе не желает послушаться его, но у нее просто-напросто не было сил… Она то закрывала, то открывала глаза…

Наконец она произнесла, растягивая звуки, и голосом, выдававшим утомление:

– Останься здесь… со мной…

А вот это вовсе не входило в его планы! Но он понимал, что нельзя выдать свои истинные намерения. Размышлять также было некогда.

– Да, да, я останусь.

– Ляг со мной!..

Его осенило:

– Я только проверю еще раз, крепко ли заперта дверь в кабинет…

Константин опасался, боялся, что она не захочет отпустить его, но она лишь протянула:

– Да-а… иди… запри меня… я боюсь…

– Чего ты боишься? – он удивлялся искренне. – Дом пуст…

– Что может быть страшнее пустого дома!..

– Ладно, я запру тебя…

В несколько прыжков он пролетел по коридору и очутился у двери в кабинет. Странное повеление Лейлы явно было ему на руку. Но почему она вела себя именно так? Впрочем, об этом ему некогда было размышлять! Отпирая дверь, он быстро подумал о том, что Леена, еще недавно столь враждебная ему, теперь оказалась кем-то наподобие союзницы. Это тоже было странно, но и об этом некогда было раздумывать!..

«Лейла… Леена…» – мелькнуло в его сознании. Его позабавило сходство имен, но дверь была уже отперта и Леена в облике Дарьи стояла перед ним.

– Что? – спросила шепотом.

– Лейла велела мне запереть ее, – быстро и также шепотом отвечал Константин. – Я должен вернуться к ней, она ждет…

– Будь осторожен… – предупредила опять же шепотом Леена-Дарья.

Константин готов был поклясться, что прежняя, истинная Дарья ничего особенного собой не представляла; зато теперешняя привлекала его внимание. Еще бы! Ведь юным девичьим телом этого существа управляло сознание женщины таинственной и небезопасной. Однако женщина еще более опасная ждала Константина в спальне…

– Я не буду запирать тебя, – шепнул он Дарье-Леене… Ему хотелось доверять этой девушке. Он сам не знал, почему! Разве ей можно было доверять?!.

– Хорошо, не запирай, – она кивнула…

Они говорили как друзья. Сам не сознавая, что делает, он потянулся вдруг и поцеловал ее в щеку. Она не удивилась, только прошептала уже совершенно доверительно:

– Иди! После поговорим!..

Глаза ее блеснули. Собственно, ее слова вполне возможно было рассматривать как обещание…

Константин бежал по коридору назад, в спальню. Половицы скрипели. Он поспешно отпер дверь. Лейла полулежала на постели.

– Лучше запри дверь на ключ, – тихо проговорила она. – Так лучше!..

Константин устал раздумывать. Ему уже давно казалось, что он каким-то чудом очутился в непонятном и вязком пространстве страшной сказки… Он послушно запер дверь. Именно в тот момент, когда в замке повернулся ключ, Константину пришло в голову, что на месте Леены он бы сбежал!.. «Если она не сбежит, значит, я ей не безразличен! А мне бы этого не хотелось!..»

– Иди ко мне! – Лейла протянула к нему навстречу изящные округлые руки.

Теперь она не виделась Константину такой уж утомленной. Он послушно присел на постель и отдался движениям ее рук.

Она раздевала его, тихо приговаривая:

– Повернись!.. Подыми ноги… Сбрось туфли… Да, да, расстегни пряжки… Одну… А теперь другую…

Константин подчинялся ей, словно в трансе. Но порою он вздрагивал, потому что ему чудились в этом женском голосе знакомые ноты… Анжелика… Аделаида… Ангелина…

Он уже вытянулся рядом с ней на постели. Ее руки ласкали его тело. Он ощущал, как тяжелеет его член… Он резко повернулся, его сильные руки приподняли ее ягодицы, его член вошел в ее лоно…

Затем они лежали рядом. Было приятно, липко… Омыться не хотелось…

Странная лень охватила все его существо. Он все еще пытался сосредоточиться на какой-нибудь мысли, но никак не мог… «Не спать, не спать!..» – уговаривал он себя…

***

В уборной комнате царицы Катерина сидела перед туалетом и держала в правой руке небольшое зеркало. Куафер-парикмахер причесывал ее… Молодая женщина силилась разглядеть, как уложены на затылке ее черные лоснистые волосы… Вдруг она улыбнулась и отложила зеркало на столик. Лицо ее просияло улыбкой. Раздались быстрые шаги. Вошел царь. Кудри его метнулись мимо щек темной волной.

– Здравствуй, Катеринушка! – басовито воскликнул он.

Катерина вскочила ему навстречу. Куафер вскрикнул и развел руки в стороны… Она успела сделать успокаивающий жест. Парикмахер понял ее, засмеялся и, в свою очередь, махнул рукой, показывая на ее развившиеся локоны…

– Петруша! – она повисла на шее мужа.

Петр обнял ее гибкую талию, приподнял милую жену и покружил так, что подол ее платья взвился и показались маленькие туфельки. Затем он крепко расцеловал ее и опустил на пол.

– Ступай! – сказал он с улыбкой. – Я хочу, чтобы на нынешней ассамблее ты была самой красивой!

Катерина шутливо погрозила ему пальцем:

– А разве я могу быть не самой красивой?

– Прости, прости!..

Катерина звонко смеялась, блестя белыми зубами. Они обменивались шутливыми репликами, дразнили друг друга, хохотали… Парикмахер делал свое дело и тоже время от времени хихикал…

Царица оживленно рассказывала о маленькой дочери, о том, как девочка развивается, как пытается ползать и гулит… Петр слушал с умилением…

– …Знаешь, Петруша, Аннушке так понравилась эта большая кукла-арапка, которую поднес французский посол!.. Я ставлю куклу на ковер, малышка ползет к ней и смеется, но подползти совсем близко боится, ведь арапка такая большая, такая неподвижная! Я хватаю Анюту на руки и подношу близко к фарфоровому лицу куклы. Анюта машет ручонками и сердится… Такое милое и смешное дитя… – Внезапно Катерина смолкла…

Парикмахер закончил ее прическу. Она снова взяла ручное зеркало и посмотрелась внимательно. Затем кинула ему:

– Мерси! Ступайте! Нет, погодите! – Катерина, не глядя, нашарила на туалетном столике небольшой вязаный ажурный кошелек; взяла его в руки, вынула несколько монет и отдала парикмахеру. Он поклонился, затем спросил, не послать ли к ней ее камеристку:

– Если Ваше Величество прикажет, я сыщу ее…

– Нет, не надо… Сейчас не надо…

Парикмахер вышел и прикрыл за собой дверь.

Катерина приблизилась к Петру.

– О чем ты задумалась, душа моя? – он снова приобнял ее за плечи.

Она не останавливала его.

– А ты не боишься, что я сомну твою прическу? – спросил он и усмехнулся.

– Ведь это ты! – отвечала она совершенно искренне. – Ты для меня важнее всех на свете причесок, даже самых красивых!

– Нет, я все же не хочу испортить это прекрасное сооружение на твоей головке! – он опустил руку.

– Обними меня! – вдруг попросила она.

Ладно! Но я буду осторожен! – Петр бережно обхватил сильной рукой ее нежные плечи. – Но все же, о чем ты задумалась? Я же видел, что ты задумалась…

– Да… – Она повертела черный свой локон. – Я рассказывала тебе о новой Аннушкиной кукле…

– Да, кукла-арапка, которую подарил французский посол…

– Да, французский посол… Кукла-арапка… Петруша! Ты помнишь ту красавицу-арапку, что жила в доме Якова Вилимовича Брюса?

– Уж ты не ревнуешь ли, Катеринушка? Поверь, напрасно, ой, напрасно! Никакой арапки я не помню!

– Жаль! – ее лицо сохраняло выражение задумчивости. – Но неужели ты не помнишь? До рождения Аннушки оставалось еще четыре месяца, Брюс пригласил нас к себе. Он как раз велел заново отделать дом… Эта девушка подавала нам кофий… Я сразу заметила ее…

– Но, Катеринушка, теперь почти в каждом боярском доме возможно увидеть в услужении арапа или арапку! Где уж всех их запомнить!..

Катерина задумчиво кивнула:

– Да, ты, конечно же, прав! У тебя так много дел, тебе столько приходится помнить!.. Но я запомнила ее, потому что она была очень красива. Знаешь, я никогда не видела такого стройного стана, такого высокого роста… И такая шея, такая горделивая посадка головы… И еще: она была одета в прекрасный экзотический костюм…

– Ты хотела бы вновь увидеть ее? Хотела бы иметь ее при себе? Я пошлю к Брюсу…

– Думаю, он отказал бы тебе!

– Отказал бы царю, который хочет исполнить желание царицы?!

– Мне показалось, он близок с этой женщиной…

Петр громово захохотал:

– Ай да женка, ай да приметливая! Ну, если ты не желаешь разлучать любовников, тогда уж признайся, чего же ты желаешь?

– Я и вправду хотела еще раз повидать эту девушку. Она заняла отчасти мои мысли. Так вот, я послала к Брюсу, и… оказалось, она исчезла!.. Он сам приехал, сделал мне визит и сообщил, что девушка скрылась в неизвестном направлении…

– И что же? Ты полагаешь, Яков Вилимович убил ее? – Петр улыбался в усы.

– Не знаю…

– Но, милая моя, даже если бы это так и было, Брюс – мой друг и соратник, нужный мне и полезный нашему государству человек! И ежели он пришиб свою девку-любовницу, я ему не судья!.. – в голосе Петра зазвучала жесткость…

Катерина примолкла, вспоминая о трагической судьбе несчастной Анхен Монс… О! Катерина знала теперь все, все!..

Петр поцеловал ее в губы, затем быстро и решительно произнес:

– Катеринушка моя! Тебе нечего бояться! Моя любовь к тебе неотменна!..

– Петруша, я знаю, я верю тебе! Я не виню Якова Вилимовича в исчезновении этой девицы. Но все же меня удивляет это исчезновение! Когда бежит белая рабыня, тут дело ясное, потому что не так-то просто будет сыскать ее, стоит ей только переодеться! А если бежит черная рабыня, как же ей скрыться в стране белых?!

Экая ты умница? А я, признаться, ни о чем таком и не подумал! Но мало ли что случается! Россия большая! Здесь и арапка может пропасть с концами! Увезут куда на Дон, а то и в Архангельск! Ну и поминай как звали!.. Ты не находишь, что и я в некотором смысле прав?

– Конечно! А только я еще заметила, что ведь эта темнокожая девица пропала как раз тогда, когда была убита мадам Аделаида…

Петр опустил голову.

– А теперь ты прости меня, Петруша! Мне жаль, что я напомнила тебе об этой невосполнимой потере!..

– Да нет! – медленно проговорил царь. – Хорошо, что напомнила! И что же, могла ли эта девка-арапка убить мадам Аделаиду и потом сбежать?

– По-моему, ты прав! А Брюс здесь ни при чем!

– Но почему она могла совершить убийство?

– Не знаю, не знаю! Здесь может быть столько версий! Что знаем мы, в сущности, о жизни мадам Аделаиды? Быть может, она когда-то сталкивалась с этой девушкой и чем-то рассердила ее… Или что-нибудь другое… когда-то… в прежней жизни…

– В прежней жизни… – медленно повторил Петр. – И что же делать? Нарядить погоню за девкой-арапкой?

– Наверное, мы ее никогда не найдем, – проговорила Катерина.

Петр снова расхохотался:

– Умница ты у меня! Уж не посадить ли мне тебя в сенат, дабы глупость прочих сенаторов явлена была явлением твоего ума?

– В сенат? – смеялась Катеринушка. – Нет, не дай Бог! Я не хочу в сенат! С тобой я свободна, а в сенате буду от всех зависима!..

Они снова расцеловались. Петр глянул на голландские часы, тикавшие на каминной полке.

– А времени, однако, остается совсем мало! – заметил он. – Пора и мне переодеться. Я пошлю тебе твою камеристку, царица моя!..

Он вышел, размашисто шагая. Вскоре в комнату скользнула камеристка. Пока она одевала Катерину, лицо молодой женщины хранило выражение задумчивое и почему-то печальное, словно царица предчувствовала какое-то несчастье!..

***

Константина клонило в сон. Ноги и руки отяжелели. И в то же самое время он испытывал страх. О Боже, какою тяжестью налились его руки и ноги, каким неповоротливым он ощущал свое тело! Лейла молчала, но он знал, что рядом с ним именно Лейла, а не Ангелина-Анжелика!..

Но вот женские руки мягко зашарили по его отяжелевшему телу. Ему уже не хотелось любовной игры; он ласково и словно бы шутливо отвел ее руки, не глядя. Но эти руки вновь продолжили свое дело. Тонкие пальцы двигались по его коже с какою-то странной настойчивостью. Страх все сильнее охватывал все его существо. Он решительно открыл глаза. И первое, что он увидел, были оскаленные зубы! Он мгновенно все понял, мгновенно повернулся, сбросил ее с себя и прижал лопатками к постели. Это оказалось легко сделать. Она сжала губы, зубы уже не были видны…

– Что, – спросил он, – решила подпитаться моей кровью?

Его удивляло сейчас странное сочетание покорности и явной злонамеренности, которое он в ней чувствовал.

– Нет, – отвечала она, – мои планы другие. – Она сделала паузу, но он промолчал и она продолжила: – Я хотела бы перейти в мужское тело! Мне надоело быть женщиной, вечно униженной, вечно зависимой…

– Но, Лейла!.. – начал он. – А если тебе это не удастся, тогда ведь твое прекрасное женское тело погибнет!

– Ты тревожишься не обо мне, но лишь о своей матери, я знаю!

– А даже если и так? Ведь и ты, и моя мать, обе вы заключены в это женское тело…

– Мне известно, что Леена может при переходе не кусать до крови, но всего лишь дышать рот в рот…

– А ты?

– Мне необходима кровь!

– Но я не дамся! Ты в моих руках…

Она расхохоталась и сделала попытку поелозить лопатками по простыне, но ей это не удалось, потому что Константин держал ее крепко.

– Ты в моих руках, – повторил он.

– В твоих руках? – переспросила она. – Смотри!..

И в тот же миг он был совершенно могучим броском откинут на постель. Ему показалось, что его отбросили не руки, а железные клещи! И в то же мгновение обнаженное женское тело воздвиглось над ним и вдруг словно бы вспорхнуло под потолок. Потрясенный, он не имел сил приподняться. Голова кружилась… «Я сплю и мне снится дурной сон!..» – упорно думалось ему… Лейла плавно опустилась на постель рядом с ним, простертым недвижно.

– Это не я у тебя, это ты у меня в руках, – спокойно сказала она.

Константину теперь хотелось лишь одного: чтобы этот морок, это наваждение поскорее кончилось!

– Что ж, убей… – пробормотал он. И тотчас ужаснулся, представив себе, как очнется его сознание рядом с ужасным сознанием этой женщины!..

– Нет, – сказала она, – все не так просто! Когда я начну пить твою кровь, ты должен быть спокоен, иначе мои действия не увенчаются успехом!

Константин невольно прыснул, совсем по-мальчишески:

– Ты хочешь, чтобы я оставался спокоен, покамест ты будешь пить мою кровь? Пожалуй, это самое оригинальное женское желание из всех, какие мне известны; самый странный дамский каприз! Нет, тебе никогда не переселиться в мужское тело, потому что ни один мужчина не позволит спокойно пить из него кровь!

– Да, это проблема, но если человек полюбит меня…

– Только не я! – быстро откликнулся он.

– Да, не ты, – в голосе ее явственно послышалось уныние.

Константин принялся одеваться.

– Возможно томиться страстью к тебе, – говорил он, – но любить тебя, поверь, нет ни малейшей возможности!

– Нет, – проговорила она, – я молода и навсегда останусь молода. Такой человек еще сыщется…

– Не стану спорить, – Константин уже оделся. – Я иду на поварню, мне ужасно хочется есть! Запереть тебя?

Не стоит, – отвечала она. – Я ведь знаю, что ты намереваешься сделать. Ты хочешь сейчас войти в свой кабинет и узнать у Лены секрет уничтожения всех сознаний, кроме одного, заключенных в одном и том же теле! Вот что ты хочешь сделать! Разве я не права?

В сущности, отпираться было бесполезно!

– Идем со мной, – предложил Константин, но ни отпираться, ни оправдываться не стал.

– Пожалуй, – откликнулась она.

Лейла оделась легко и быстро. Впрочем, несколько раз она обращалась к Константину и просила его то затянуть на ее платье сзади какие-то крючки, то застегнуть пуговку. Но эти действия не возбуждали его.

В коридоре Лейла обогнала своего спутника и пошла впереди. Они приблизились к двери в кабинет. Лейла вскрикнула:

– Ты не запер ее, эту девку! Я так и думала! Но я все же надеялась… О мужчины! Глупость – имя вам! Глупость и легковерие!..

Константин пытался сохранять спокойствие:

– В конце концов, если этот секрет существует, мы рано или поздно раскроем его! А если он пригоден для одной лишь Леены, то он не поможет нам в любом случае!..

– Скорее на конюшню, – говорила она. – Запряги коней в сани! Мы должны догнать ее!..

Константин подумал, что Лейла права!

– Идем на конюшню, – согласился он. – Но почему все же тебя так тревожит ее бегство?

– Долго рассказывать! – Лейла уклонилась от прямого ответа. – Но поверь мне, речь идет об одном возможном и совершенно ужасном деянии! Дерзкая девка! Но я помешаю ей, во что бы то ни стало! Я вовсе не хочу оказаться в ее власти!..

Константин ни о чем более не спрашивал. На конюшне он спешил, запрягая лошадей. Лейла уселась в сани, накинула на ноги медвежью шкуру, запахнула на груди шубу мадам Аделаиды и оправила на пышных волосах теплую шаль. Константин бросил на нее быстрый взгляд. Все-таки это тело, это лицо с прекрасными правильными чертами были очень красивы!..

– Надо торопиться! Надо торопиться! – повторяла она. И Константину вдруг почудилось, будто в ее голосе пробиваются нежные нотки голоса Анжелики-Ангелины!..

Лейла тотчас угадала его чувства!

– Нет, дорогой мой, это я, это всего лишь я! – Она рассмеялась. – И поспешим! Мы должны догнать и схватить эту девку, иначе опасность грозит слишком многим людям! Гони!..

Сани выехали из ворот. Опустевший дом остался позади.

***

А в это самое время Брюс и Чаянов также ехали в санях. Поскольку погода выдалась хорошая, они приказали кучеру ехать не спеша и вели неспешный разговор по-французски.

– Мы застанем ее там? – спросил Чаянов несколько озабоченно.

– Не сомневаюсь! – Брюс был преисполнен уверенности. – Разумеется, она там, у своего сына!

– Она? – произнес Чаянов с вопросительной интонацией. – Но разве мы знаем, кто она? Разве сознание Лейлы не сильнее сознания неопытной в подобных делах мадам Аделаиды?

Ты прав, мой друг Александр, но в то же самое время ты и не прав тоже! Несомненно, сознание Лейлы – более сильное, гибкое и упорное, нежели сознание мадам Аделаиды, то есть ИЗВЕСТНЫЙ НАМ С вами Анжелики де Пейрак, герцогини де Монбаррей; но не забывайте о том, что Анжелика – мать! О! Это очень важно! Материнство пробуждает в женщине необыкновенные силы. Поэтому я полагаю, что это прекрасное тело, созданное, в сущности, нами, повлечено сознанием Анжелики к ее сыну…

– Да, – отозвался Чаянов, – наши действия создали новое прекрасное тело; и как просто: всего лишь соединив тело Лейлы с кровью Трины!..

– Но теперь нам необходимо найти это существо и договориться с ней!

– Но ведь вы договорились в свое время с Лейлой!

– Ее темная кожа во многом ограничивала для нее возможность действовать!

– Но она хотела оставаться темнокожей…

– Да, она упорно желала оставаться собой…

Седоки примолкли в быстро и легко движущихся санях. Лица их, привлекательные лица опытных мужчин, обрамленные меховыми воротниками и полями треуголок, выражали задумчивость.

***

В опустевшем доме Константина гулко раздавались шаги. Это были шаги легких девичьих ног, но среди пустоты комнат и коридоров шаги казались гулкими. Впрочем, никто не мог слышать их, поскольку в доме оставалась одна лишь Леена-Дарья! Она, не торопясь, отправилась в каморку Дарьи и надела верхнюю одежду девушки. Затем Леена пошла снова в кабинет Константина, затем – в покои мадам Аделаиды…

Спустя недолгое время вышла из дома молодая девушка с узелком в руке, одетая в скромную одежду служанки. Кто бы мог подумать, что в узелке – деньги и драгоценности! Девушка выбралась на дорогу, осторожно оглядываясь. Кажется, она чего-то опасалась, но никто не мог видеть ее тревоги, потому что на дороге никого не было. Однако она дождалась появления крестьянских саней и обратилась к возчику на финском языке, прося подвезти ее.

Старик согласился. Сани доехали до одной из придорожных финских деревень; там девушке пришлось сойти и снова встать на дороге. Внезапно она увидела еще пару саней, которые ехали достаточно быстро в сторону, противоположную той, куда устремлялась юная путница. Она страшно испугалась и соскочила с дороги в сугроб, но сани промчались мимо и никто из седоков не приметил ее. Выбравшись из сугроба, она отряхнула со своей одежды снег и уже более уверенно зашагала вперед. Она явно надеялась встретить еще сани, на которых она могла бы добраться туда, куда хотела добраться! Ей все еще везло. Она встретила длинный обоз, груженный молочными изделиями: сметаной, маслом и творогом, и направлявшийся в Москву. Один из возчиков, также финн, согласился подвезти ее. Они повели беседу. Девушка говорила, что хочет поступить в услужение, и спрашивала, не знает ли возчик, каковы богатые хозяева в Москве…

– Я слыхал, что скоро будет закончено строительство нового города, и тогда все богатые хозяева вместе с самим царем переедут в новую столицу!

– Ну, тогда и я перееду! – отозвалась девушка и усмехнулась.

***

Брюс подремывал в санях, когда его пробудил громкий голос Чаянова:

– На ловца и зверь бежит!

Брюс тотчас открыл глаза и увидел сани, которые мчались навстречу. Константин, а его тотчас узнали и Брюс и Чаянов, правил лошадьми. Они не могли не узнать и красавицу, сидевшую за спиной Константина!

– Стойте! Стойте! – кричал Чаянов, привстав. Константин остановился. Брюс приказал остановиться и своему кучеру.

– Куда это вы направляетесь? – спросил Чаянов.

– В Москву! – отвечала Лейла. – А вы оба, должно быть, гонитесь за мной? – Она спрашивала саркастически.

– Уже догнали! – отвечал Брюс любезно и весело. – Мы так и ожидали застать вас вместе. Милая Лейла, ты по-прежнему можешь полагаться на нашу дружбу и любовь!

– Надо спешить! – уклончиво отвечала Лейла.

– Расскажите нам поскорее, что же произошло! – решительно приказал Брюс. – И пусть говорит Константин, мы хотим слышать речь мужчины!..

Константин быстро и коротко, опуская многие подробности, рассказал о случившемся. Красавица, сидя в санях, нервно переплетала тонкие пальцы рук…

Наконец Лейла не выдержала:

– Покамест мы болтаем, она уже направляется в Москву! – воскликнула Лейла…

Брюс и Чаянов уже узнали от Константина о Леене-Дарье…

– Я думаю, – заметил Брюс, – что вам не следовало так быстро и опрометчиво покидать дом! Я думаю, что девушка оставалась в доме! Возможно, она все еще там! Нам действительно нужно спешить, но не в сторону Москвы, а в другую, противоположную, сторону…

– Не думаю! – раздосадованно произнесла Лейла.

Но Константин и Чаянов согласились с Брюсом.

Сани друг за другом двинулись к дому Константина. Лейла сидела мрачная, сдвинув красивые брови.

Эти-то сани едва не столкнулись с Лееной, вовремя спрыгнувшей в сугроб.

В покинутом доме Константин обнаружил кражу в кабинете и в покоях мадам Аделаиды.

– Украдены деньги и драгоценности! – крикнул он.

– Скверно! – заметил Брюс. – Значит, ее уже нет в доме!

– А что я говорила! – воскликнула Лейла.

– Но на всякий случай надо обыскать дом, – предложил Чаянов. – Быть может, она все еще здесь, прячется…

– Да она уже едет в Москву на каких-нибудь попутных санях! Ее давно уже нет в этом доме! – досадливо возражала женщина…

Но все же Брюс решил, что следует быстро обыскать дом. Но они не нашли Леену-Дарью!

– Я была права! Я была права! – восклицала Лейла. – Мы даром потеряли время. Нам как можно скорее необходимо добраться в Москву!..

На этот раз нельзя было не согласиться с ней!

***

Двое саней подъезжали к старой столице.

– Я предлагаю остановиться у меня! – предложил Брюс.

– Но зачем же! – возразил Чаянов. – Я предоставляю Константину и Лейле бывший дом мадам Аделаиды!

– Не нужно возбуждать в людях излишние подозрения, – сухо сказал Брюс. – Мы все остановимся в моем доме…

Чаянов понял, что Брюс желает контролировать поведение Константина и Лейлы. На это возразить было нечего!

– Ты вернешься в свои комнаты! – ласково обратился к Лейле Брюс.

– Мы уже потеряли столько времени! Кто знает, что мы застанем в Москве?! – отозвалась она с горечью.

– Я думаю, ты должна довериться мне! – сказал Брюс. Затем он приказал остановить сани и пересел к Лейле.

– Ну, душа моя, – проговорил он, слегка щекоча ей ухо своими красивыми усами, – доверься же мне! Расскажи мне, что тебя тревожит!..

Сани медленно двинулись вперед. Лейла несколько минут колебалась, но все же решилась и стала горячо что-то шептать на ухо Брюсу…

***

В столовой дома Брюса сидели за столом Чаянов, Константин и Лейла. Они только что отобедали, но на лицах их ясно читались тревога и даже страх…

– Государь не вызывал меня, – говорил Константин, – он рассердится! Как я объясню ему этот мой странный приезд?

– Какие могут быть объяснения, Константин?! – досадовала Лейла. – Вы просто-напросто не понимаете, в какой опасности обретаетесь!

– Но как я могу понимать что бы то ни было? – Константин пожал плечами. – Как я могу понимать, если мне ничего не объяснили?!.

– Мне – тоже! – заметил Чаянов. – Нам остается лишь ожидать, когда вернется Яков Вилимович. Ему наша прекрасная гостья соизволила объяснить все!..

Лейла нахмурила брови в ответ на этот несколько игривый тон.

Константин думал о том, что Анжелика-Ангелина уже давно не появлялась… «Что с ней? Живо ли еще ее сознание в этом прекрасном теле?» – задумывался он…

Чаянов позвонил в колокольчик. Слуга и служанка вошли и принялись убирать со стола.

– Не перейти ли нам в гостиную к камину? – предложил Чаянов.

Лейла покачала головой.

– Останемся здесь, – ответил Константин…

Нетерпение мучило их, но Лейле и Константину почему-то казалось, что передвижения по дому усилят это и без того мучительное чувство…

Темнело. Они сидели вокруг стола в полутьме. Молодая женщина изредка вздыхала.

Наконец явился Брюс. Он прошел в столовую, не сняв мехового плаща. Снег, налипший на мех, падал на паркет. Шесть пар глаз устремились на вошедшего с выражением напряженного ожидания.

– Успокойтесь! – заговорил Брюс. – Я только что из дворца! Ее там нет и не бывало!

– Это не повод для успокоения! – резко заговорила красавица. – Мы должны найти ее, во что бы то ни стало!

– Но, быть может, ты ошиблась в своих предположениях? – обратился Брюс к Лейле. – И не позволишь ли ты нам поговорить с мадам Аделаидой?

– Нет, не позволю! – отвечала Лейла с еще усилившейся резкостью. – И я не ошиблась, я знаю! Она здесь, в Москве!

– Но с чего ты взяла? – Брюс сбросил плащ на пол.

– Ах, оставьте! Я ничего не могу, не смогу объяснить вам! Это предчувствие, это обостренная интуиция!..

– Хорошо, хорошо! – Брюс примирительно выставил вперед ладони. – Мы продолжим поиски!..

– Но ведь никто не слыхал о ее смерти, – заметил Константин.

– Давайте подумаем, что могло бы произойти, если бы она осмелилась явиться во дворец! – сказал Чаянов.

– Но почему во дворец? – недоумевал Константин.

– Мне кажется, я о чем-то догадываюсь, – сказал Чаянов.

– Расскажи им все! – сказал Брюс Лейле.

– Лучше ты, – ответила она как-то странно дружески.

И он рассказал все, что она доверила ему. Внимательно выслушав этот рассказ, Константин высказал свое мнение:

– По-моему, я знаю, где могла бы в итоге очутиться наша беглянка, если бы все-таки дерзнула прийти во дворец!..

Однако без дозволения царя ни Брюс, ни Чаянов не могли быть допущены туда, где, как они полагали, могла находиться Леена-Дарья. Оставалось дождаться возвращения Петра, внезапно покинувшего Москву вследствие полученных известий о волнениях крестьян на Волге.

Брюс, Чаянов и Константин изнывали от нетерпения. Лейла потеряла сон и аппетит.

– Мы не можем ждать возвращения Петра, – говорила она. – Каждый день может случиться непоправимое!

– Пожалуй, она права, – замечал Константин. Но когда трое мужчин оставались наедине, Константин не был настолько уверен в себе.

– Лейле нельзя верить, нельзя, – твердил он.

Наконец Брюс принял решение: попытаться подкупить людей, служивших в том учреждении, где могла быть задержана Леена-Дарья.

Но когда Чаянов передавал деньги, человек, отвечавший за тех, кто бывал задержан в этом учреждении, рассказал следующее:

– За то время, которое вы имеете в виду, было задержано шесть молодых девок, не считая пожилых баб и старух…

Затем он рассказал о каждой из узниц и позволил Чаянову и сопровождавшему Чаянова Константину обойти все камеры. Но среди этих заключенных женщин не оказалось Леены-Дарьи.

– Подожди! – Чаянов обратился к сторожу камер, где содержались женщины. – Ведь говорилось не о пяти девках, а о шести! Где же шестая?

Хватились шестой узницы. Расспрашивали служителей. Спустя час разыскали того из служителей, который, как оказалось, отправил шестую узницу не куда-нибудь, а во дворец! Он утверждал, что это было сделано по приказу царицы!..

Чаянов и Константин бросились в дом Брюса. К счастью, они застали его дома.

– Кажется, дело принимает дурной оборот! – крикнул с порога малой гостиной Чаянов.

– Едем! – распорядился Брюс. Он велел слуге позвать Лейлу.

– Может быть, лучше ехать без нее? – спросил нерешительно Константин.

– Нет, не лучше! Уж поверьте моей интуиции! – прервал его Брюс.

Спустя совсем недолгое время со двора выехала карета.

***

За день до того, как Чаянов и Константин проникли в место заключения женщин, оттуда во дворец явился важный, чиновник и попросил об аудиенции у молодой царицы. Ей доложили и она согласилась принять его, но велела, чтобы его предупредили о том, что она не принимает никаких решений!

– Только царь может принять решение! – повторяла она.

Чиновник рассказал царице, что была задержана молодая женщина…

– Она говорила, что должна непременно увидеться с Вашим Величеством! Ее, конечно, схватили и арестовали. Ждали возвращения государя, но она вела себя буйно, и потому мы порешили пытать ее малыми пытками, не дожидаясь возвращения Его Величества. Ее много раз подымали на дыбу, но она ничего не сказала о себе. Тогда ей пригрозили, что будут загонять иглы под ногти.

Она испугалась и рассказала о себе, что она – крещеная финка, зовут ее Дарьей, служила в доме боярина Константина Романовского, то есть в том доме, который на постройке нового города поставлен. Более ничего не сказала, и решено было еще пытать ее. Но она лишь плакала и просилась к царице: говорила, клялась всеми клятвами, что жизнь царицы в опасности!.. Катерина призадумалась. Со дня отъезда мужа она сделалась еще более беспокойна и приказывала выставлять двойной караул у двери в покои маленькой Аннушки. Но молодая царица понимала, что беспокойство охватило ее уже давно, тотчас после смерти мадам Аделаиды!..

– Привезите эту девушку! – решительно произнесла Катерина.

***

Во дворце Брюсу объявили, что государыня не может принять его.

– Царица больна!.. – объяснила вызванная камеристка.

Брюс учтиво заговорил с этой женщиной. Сначала она отвечала не очень охотно и явно не желала откровенничать, но затем свойственное всему женскому полу стремление распускать язык, а также приятная учтивость привлекательного мужчины сделали свое дело: она разговорилась.

Брюс выразил горячее сочувствие болезни государыни.

– Я, признаться, думаю, что есть две причины этой болезни, – полушепотом начала говорить камеристка. Они сидели друг против друга в креслах в приемной комнате покоев царицы. Камеристка придвинула свое кресло к креслу визитера… – Две причины, да, две причины… – проговорила она. – Во-первых, государыня вновь ожидает ребенка! А во-вторых, во-вторых… – ее голос зазвучал так, как обычно говорят женщины, когда желают сообщить нечто, по их мнению, значительное, – во-вторых, произошло одно происшествие, которое, конечно же, напугало государыню…

– Какое? – не выдержал Брюс, также придвигаясь к ней.

– Из женской тюрьмы доставили одну девицу, которая очень просилась к царице. Государыня согласилась принять ее. Это оказалась девушка с севера, из тех мест, где ныне возводят новую столицу. Я и еще несколько служанок находились при государыне. Девушка говорила с ней по-немецки, а я знаю лишь французский. Остальные служанки и вовсе говорили только по-русски. Однако видно было, что царица жалеет девку, которую, конечно же, пытали. Затем я поняла, что девица просит государыню о чем-то. Сначала государыня отказывалась, но потом согласилась и приказала нам выйти из комнаты. Мы послушались весьма неохотно, ведь Его Величество много раз предупреждал, что все мы отвечаем своими головами за жизнь и здоровье царицы! Прошло около четверти часа. Вдруг царица вскрикнула, словно бы от страха. Представьте себе наш ужас. Мы наперегонки бросаемся назад в комнату. И что же видим? Девица лежит на полу, а государыня, перепуганная насмерть, прижалась к стене. Я проворно склонилась к лежащей, взяла ее запястье. Нет, девушка уже не дышала. Никаких следов крови, ни единой ранки!.. Я полагаю, несчастная скончалась от внезапного припадка, вызвавшего остановку сердца. Да ведь ее и пытали в темнице! Да, слабое сердце!..

– А что же государыня?

Ее Величество сделалась бледна, как сама смерть. О том, как испугались мы, возможно и не говорить! Слабым голосом царица приказала бросить мертвое тело в реку Москву. Мы все удивились такому странному приказу, поскольку знали обычное мягкосердечие Ее Величества. Но потом царица доверилась мне и поведала, что девка эта утверждала, будто находилась в незаконной связи с царем и понесла от него!.. «Я не хочу, чтобы государь знал об отвратительной лжи…» – слабым голосом говорила мне царица. В тот же день она слегла и чувствует себя весьма дурно…

– А что же мертвое тело? Бросили его в реку? Это важно! – строго произнес Брюс.

– Не знаю, право, – смутилась камеристка.

– Кому было поручено бросить труп в реку? Ты этим ведала? Сейчас тебе лучше говорить правду!

– Да… Я позвала двух дворцовых истопников, чтобы они это сделали, то есть бросили бы труп в реку!

– Они это сделали?

– Я велела им…

– Ты можешь приказать сейчас привести их?

– Да… Если вашей милости угодно…

Она выбежала из комнаты и вскоре вернулась, запыхавшись:

– За ними послали!.. – проговорила она.

Ждать пришлось не так уж долго, но Якову Вилимовичу Брюсу казалось, будто время течет невыносимо медленно! Истопников ввели в комнату, руки их были связаны за спиной, солдаты следовали за ними.

– Что вы сделали с мертвым телом девки? – строго спросил Брюс. – Вы ведь знаете, о ком идет речь! Говорите правду!

Мужики бросились к его ногам и целовали носки его сапог.

– Простите! Простите! – заголосил один из них.

– Говори правду! – тогда ты будешь освобожден и я дам тебе денег! – Брюс был суров и спокоен, но сердце в его груди бешено колотилось…

Истопники признались, что, покамест они несли мертвую девицу, из-под ее платья выбился шнурок с нательным крестиком. Они не решились бросить в воду тело православной христианки и отнесли мертвую девицу на кладбище, где обычно хоронили неизвестных покойников в общих могилах…

– И вы похоронили ее в общей могиле? – Голос Брюса чуть дрожал.

Мужики сознались, что похоронили девицу в стороне от большой общей могилы, близ кладбищенской ограды. Брюс приказал строжайше, чтобы труп девицы немедленно был откопан и привезен во дворец, сюда, в эту самую комнату!.. Мужики поехали на кладбище в сопровождении солдат. Брюс отправил одного из дворцовых скороходов в свой дом с письмом. Письмо это было передано в собственные руки Чаянову, и мужики еще не успели возвратиться с мертвым телом, а Чаянов уже привез во дворец Константина и Лейлу.

– Боже мой! Как я не понял сразу, – повторял Константин, покамест ехали во дворец. – Вот чего хотела Леена: ни много ни мало, как войти в тело молодой царицы!..

– Ты понял это только сейчас! – упрекнула его Лейла. – А теперь желание Леены, наверное, уже исполнено! И будет трудно вызнать у нее ее тайну!..

Константина удивило упорство Лейлы, которая не теряла надежду выведать секрет Леены…

***

Когда Константин, Чаянов и Лейла вошли в комнату, Брюс встретил их словами:

– Еще не все потеряно!..

Все ждали, крайне взволнованные. Наконец привезли труп. Благодаря воздействию холода он еще не разложился, но выглядел все же страшновато!

– Внесите труп в спальню царицы! – приказал Брюс слугам и служанкам. – Ежели вы не сделаете это, ослушаетесь моего приказа, вам не сдобровать, когда воротится государь!..

После недолгого колебания приказ его был прислугою исполнен.

***

В спальне остались лишь Брюс, Чаянов, Лейла и Константин. Остальным Брюс приказал удалиться. Труп был внесен в спальню и положен на ковре. Окна были занавешены. Горела всего одна свеча в серебряном подсвечнике. Лежавшая на постели Катерина тяжело дышала.

Брюс решительно, широкими шагами приблизился вплотную к постели, взял юную женщину на руки и поднес к трупу.

– Нет, нет! – заговорила царица.

Все оцепенели, слыша голос Леены. Брюс отступил от лежащего тела, не выпуская из рук драгоценную ношу.

– Леена! – заговорил Брюс. – Открой нам свою тайну. Только тогда мы оставим тебя в покое и Господь тебе судья! Попытайся уцелеть в юном теле Катерины!..

Леена забилась на руках у Брюса, но он держал ее крепко.

– Открой секрет! – твердо повторил он.

Она поняла, что никакого иного исхода для нее нет!

– Попытайтесь с силой сжать виски и не отпускать, как бы ни было больно! А там уж, какое сознание победит в теле, такое и победит!

– Так просто? – недоверчиво спросил Чаянов.

– Да, это просто, – отвечала Леена, – но это очень больно! Да, это очень больно! Попытайтесь и поймете!..

Было странно слышать ее голос, исходящий из уст молодой царицы!..

Константин увидел, как Лейла и Чаянов одновременно прижали ладони к вискам. Было ясно, что они испытывают страшную, неимоверную боль. Константин видел, как мучительно искажались их лица. Их тела начали корчиться непроизвольно. Константин ужасался. Ему очень хотелось закрыть глаза, чтобы не видеть, не видеть!.. И в то же время он не мог отвести испуганного взгляда от этого страшного зрелища. В сущности, прошло совсем немного времени. Судороги у обоих прекратились.

– О! – вскрикнула красавица. – Что со мной?.. – Это был голос Ангелины!

Она упала без чувств.

– Вам… вам удалось?.. – тихо спросил Константин, обращаясь к Чаянову.

– Да, – тихо отвечал тот.

– Вы – Чаянов? – голос Константина трепетал.

– Да…

Брюс опустился на колени подле трупа и прижал лицо Катерины к лицу мертвой девушки.

– Потерпи, Катерина, – повторял он по-немецки. – Ты должна спасти себя и своего будущего ребенка…

Юное тело царицы содрогнулось, потом замерло. Брюс снова поднялся на ноги и положил Катерину на постель. Глаза ее были закрыты.

– Они обе спасены, – тихо произнес Брюс.

– А вы? – спросил вдруг Константин. – Вы, Яков Вилимович, не хотите оставаться в одиночестве в своем отличном теле?

– Нет, – отвечал Брюс. – Я погожу. – Он смотрел на лежащую на полу красавицу Ангелину. – Лейлы больше нет, больше нет, – проговорил он. В голосе его слышались слезы. Константин и Чаянов молчали. – Не трогайте их, – Брюс указал на молодых женщин. – Обморок скоро перейдет в крепкий сон…

Чаянов и Константин вынесли труп из покоев царицы. Мертвое тело было снова захоронено на прежнем месте. Брюс увез Чаянова, Константина и Ангелину к себе домой. Молодая царица через день совершенно поправилась.

А еще через три дня воротился Петр. Убедившись, что любимая жена здорова, он прямиком отправился в дом Брюса. Часа три просидели в малой гостиной царь, Брюс, Чаянов, Константин и красавица Ангелина… Слушая их рассказ, царь то и дело вскакивал, хватался за голову и восклицал:

– Не верю! Не верю!

– Это правда, Ваше Величество, – спокойно отвечал Брюс. И царь вновь с размаха опускался в кресло…

– …Леену погубила именно беременность царицы. – объяснял Брюс. – Леена полагала, что войдет в беременное тело и даже сможет родить ребенка Катерины. Она не знала, что сознание беременной женщины обладает необыкновенной силой. Однако и мои действия были верны. Конечно, Леена погибла бы, но она могла бы погубить ребенка царицы!.. Петр задумался, затем произнес:

– Тяжелое дело! А теперь оставьте меня наедине с этой девицей!

Он довольно долго проговорил с Ангелиной наедине. Кажется, она сказала ему нечто такое, что убедило его окончательно!

– Да, – говорил он Брюсу, – она сказала мне такое обо мне и о себе, чего никто не мог рассказать ей!..

Петр не стал говорить Брюсу, что речь шла об интимной близости между царем и мадам Аделаидой.

***

Брюс и Чаянов отосланы были на театр военных действий, где оба погибли, или, как полагали Ангелина и Константин, переселились в другие тела. Однако, кажется, царь не предусмотрел возможности подобного переселения для этих двоих, от которых явно желал избавиться; а те же Константин и Ангелина благоразумно не напоминали ему о подобной возможности.

Ангелина была объявлена незаконной дочерью Брюса и унаследовала его дом и имущество. Все отмечали ее дружбу с Константином, а также и чрезвычайно доброжелательное отношение к ней царской четы. Красавица Ангелина стала крестной матерью второй дочери Петра и Катерины. Девочку нарекли Елизаветой…

И лишь оставаясь наедине с красавицей, Константин осмеливался называть ее матерью! Она смеялась и ему вдруг становилось ясно, что, сделавшись Ангелиной, она сохраняет в себе многое от прежней, неистребимой Анжелики!



home | my bookshelf | | Анжелика и московский звездочет |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу