Book: Исправленному - верить



Дашко Дмитрий, Перунов Антон. Исправленному - верить

Глава 1. Точка бифуркации

Маленький русский городок, год 1909-й.

Грузовичок, фыркая и чихая, как простуженный, подъехал к высоким деревянным воротам. Шофёр в кожаной куртке, крагах и фуражке с защитными очками, несколько раз надавил на клаксон. Сидевший сбоку молоденький пехотный поручик с холёным аристократическим лицом, украшенным тонкими усиками, достал из серебряного портсигара дорогую папиросу и закурил, с наслаждением выпуская колечки дыма. Шофёр втянул ноздрями тонкий аромат, покосился на попутчика, но ничего не сказал.

Ворота распахнулись, дворник-татарин подал знак, и грузовичок въехал в широкий двор, примыкающий к одноэтажному флигелю.

Поручик спрыгнул первым, молодцевато подошёл к встречавшему господину в чёрном строгом костюме, опиравшемуся двумя руками на тросточку.

Господин этот внешностью весьма походил на университетского профессора, собственно которым и являлся на самом деле. Звали его Аристарх Петрович Дементьев. Происходил он из старинной семьи, немало послужившей отечеству как в армии, так и во флоте. Дементьевы в рядах ополчения выбивали поляков и литовцев из захваченной Москвы, храбро сражались со шведами при Полтаве, вместе с Ушаковым брали на абордаж турецкие корабли, водили в атаку гусар в Бородинском сражении. Однако, в отличие от подавляющего большинства предков, Аристарх Петрович выбрал не военное поприще. Наука, только наука манила его пытливый ум. И как часто бывает с людьми такого склада, он всецело отдался одной слепой страсти.

В жизни Аристарха Петровича не нашлось места для верных друзей, любимых женщин, услады на старости - детей или внуков. Достигнув пятидесятилетнего возраста, учёный даже не помышлял о создании семьи, не задумывался о наследнике. Много ездил по заграницам, с удовольствием внимал чужому опыту и с охотой делился своим, слушал лекции в иностранных университетах и сам читал, благо владел дюжиной языков, среди которых насчитывались не только мёртвая латынь или древнегреческий.

Ставил многочисленные опыты, публиковал книги, напичканные формулами и остроумными рассуждениями. Его труды не то чтобы шли нарасхват, однако в Европе имя Дементьева весьма котировалось среди учёных мужей. Аристарха Петровича зазывали к себе Германия и Франция, англичане заманивали к себе лакомыми кусочками, североамериканцы забрасывали завлекательными предложениями, но профессор оставался верен двум вещам - науке и родине, и, если с первой у него всё было в порядке, то вторая иной раз относилась к Дементьеву словно к нерадивому пасынку.

Хвала всевышнему, Аристарх Петрович относился к этой невзаимности довольно спокойно. Он просто работал, трудился во благо России и науки, остальное его не волновало.

Последним проектом профессора заинтересовалось военное ведомство. Дементьеву выделили приличную сумму на эксперименты, передали под лабораторию бывший купеческий особняк в маленьком российском городке и терпеливо переносили первые неудачные результаты.

- Аристарх Петрович, - поручик козырнул, - принимайте груз. Привезли всё согласно описи.

- Благодарю вас, Андрей Евгеньевич, - улыбнулся профессор, - если б вы знали, батенька, как я заждался. Ночей не спал!

- Будете удовлетворять любопытство?

- Всенепременно буду. Только бы ничего не разбилось!

- О, не извольте сомневаться. Хоть наши российские дороги пребывают в первобытно-диком состоянии, ваш груз мы доставили можно сказать на руках. Головой ручаюсь, Аристарх Петрович, ни одна скляночка не кокнулась, - поручик рассмеялся, хотя большой уверенности в сказанном у него не было.

Дороги действительно оставляли желать лучшего. Груз, как правильно он отметил, приходилось переносить на руках, когда выяснялось, что иного способа доставки по назначению не существует.

Солдаты, прибывшие с поручиком, опустили борта, приподняли тент.

- Взгляните хозяйским взором, Аристарх Петрович, - предложил офицер.

Профессор подошёл к машине, тщательно осмотрел груз и остался доволён. Поручик привёз всё из весьма обширного списка. Многое пришлось заказать за рубежом, по возможности не привлекая внимания. Дементьев не хотел, чтобы проектом заинтересовалась иностранная разведка.

Солдаты бережно вносили вещи, складывая под строгим присмотром ассистента Аристарха Петровича - молодого годами, но подающего большие надежды Аркадия Телятникова. Профессор души не чаял в Аркаше и доверял ему во всём, что было не совсем благоразумным.

Юноша увлекался марксизмом, посещал тщательно законспирированный кружок, и подумывал о том, как обратить эксперименты Дементьева в случае их удачи, для справедливого дела борьбы мирового пролетариата. Однако назвать его подонком и нечистоплотным человеком было нельзя, Аркадий считал, что с моральной стороны поступает правильно и искренне верил, что только революция очистит общество и сделает его по-настоящему гуманным.

Закончив разгружать машину, солдаты удалились, а Дементьев вместе с помощником приступил к монтажу установки, на которую оба возлагали массу надежд. Прошло не менее трех часов, прежде чем они завершили кропотливую работу.

На противоположных концах большущей залы встали два огромных дубовых шкафа, опутанных проводами. В центре появился пульт с массивными рубильниками и переключателями, подключённый толстым кабелем к динамо-машине. Кроме того, комната была буквально напичкана непонятным оборудованием - какие-то колбы с бурлящей жидкостью, дымящиеся реторты, аппарат, похожий на телеграфный, и много других предметов, о назначении которых знали только двое - профессор и его ассистент.

- Когда испробуем, Аристарх Петрович? - спросил Аркадий, заканчивая возиться с непослушным пучком проводов.

Профессор вынул из кармашка жилетки часы, откинул крышку и, полюбовавшись на циферблат, изрёк:

- А вот сегодня вечерком и испробуем, Аркаша. Как только энергии в накопителе набёрется достаточно...

Дементьев улыбнулся блаженной улыбкой усталого, но вполне довольного человека.

Маленький русский городок, год 2009-й.

Я держал в руках судебное постановление и грустно смотрел на ровные строчки жалящих прямо в сердце фраз. Банкрот! Есть что-то противное в этом слове, особенно для сорокалетнего мужика, привыкшего полагаться только на себя и удачу. Будто расписался в полной несостоятельности и никчемности.

А как всё хорошо начиналось! Я открыл маленькую строительную фирмочку, практически с нуля, с активом в виде полученного с прошлой работы расчёта и моих мозгов. Как человек современный начал с того, что купил подходящий домен, лично сделал простенький, но информативный сайт, нашёл толковых работяг, которые мало пили и много вкалывали. Первый заказ был на скромную сумму, но мы выполнили качественно и в срок, подрядчику это понравилось, он стал потихоньку подкидывать другие работы. Потом методом случайного тыка, благодаря сайту, на нас вышли более крупные заказчики. С тех пор дела завертелись. Нет, не скажу, что всё было благополучно, фирму кидали и не раз, однако мы развивались и мало-помалу богатели. С одинаковым усердием я строил торговые центры и ангары цехов. Казалось вот оно, счастье, но... Наступил високосный 2008 год, начался он вполне нормально, темпы росли, договоры заключались, правда, ещё летом почувствовалось некоторая нервозность, зато потом наступил настоящий швах.

Сперва полетели конторы, занимавшиеся металлом, потом пришёл и наш черёд. Стройка умерла. Я из кожи вон лез, чтобы остаться на плаву, хватался за любую соломинку, но в итоге всё больше и больше залезал в долги. И теперь, сидя на кухни квартиры, оставленной под залог банку, который и сам-то дышал на ладан, долго курил, глядя мутным взором на открытую бутылку дорогого португальского вина. Хмель не шёл, отказывался приходить, а с ним не приходило и такое нужное забытьё.

Бросить всё и уехать в деревню? Засадить поле картошкой, огород - морковкой и луком, гнать самогонку и глушить её долгими вечерами... Заманчиво, но и там найдут.

Зазвонил мобильник, я специально покупал дешёвенькие, без наворотов, зная, что чем дороже телефон и чем больше в него понапихано, тем сложнее ожидать главного - нормальной связи. На экране высветился незнакомый номер - пустые абстрактные цифры, скрывающие в себе всё что угодно, но только не добрые вести. Я налил в бокал вина и отпил, не чувствуя букет. Старая 'симка' давно выброшена за ненадобностью, надоели звонки из банков и от кредиторов, новый номер сообщил узкому, очень узкому кругу друзей и вот - звонок от таинственного кого-то. Значит, нашли, вычислили, гады. Или заложил кто-то из своих, не выдержал, сдался, продал... Я допил вино, вытер мокрые губы и побрёл в ванную, сопровождаемый долгими настойчивыми трелями.

Пошли все! Не буду брать! Ни за что не буду!

Вино закончилось, а я оставался трезв как стёклышко. В пустом портмоне только визитки тех, чьи услуги мне никогда уже не понадобятся, в кармане мелочь. Я высыпал на ладонь несколько пятаков и юбилейную десятку. Полученной суммы хватит на три поездки в автобусе или бутылку дрянного пива. Что мне сейчас важней? Пожалуй, пиво.

Я направился к выходу, но в дверь зазвонили. Понятно, увидели свет в окне и явились. Шакалы! И ведь знают, что взять с меня нечего, разве что не первой свежести джинсы, трусы, пропахшие носки и турецкую футболку с незашитой дыркой, может, что-то ещё. И большой старинный шкаф, купленный лет пять назад. С детства люблю антикварные вещи, правда, денег на стоящие покупки никогда не хватало. А тут заскочил как-то в лавчонку, сбывающую недорогую мебель, увидел творение чьих-то рук и просто влюбился. Даже не знаю, что на меня нашло, но я с лёгкостью простился с запрошенными деньгами. Жена, конечно, ругалась, ей шкаф не нравился, не вписывался в светлую и воздушную обстановку семейного гнёздышка.

Жена... всё, что от неё осталось - запах духов в некогда общей спальне. И понимание, что не мне её винить. Я изображал мужа, вечно занятого работой, она с показным радушием выполняла обязанности хранительницы очага. Походы по гостям и ресторанам в редкие выходные, поездка в обязательные Египет и Турцию и всё... Нормальных человеческих отношений так и не сложилось. Мы были чужими под одной крышей, ненужными друг другу. Даже детьми обзавестись не успели. Впрочем, оно и к лучшему.

Как только финансовое положение дало течь, она ушла к маме. Я краем уха слышал, что вроде нашла себе кого-то. Ладно, надеюсь, ей повезло больше, чем мне.

В дверь заколотили, дубасили руками и ногами. Ещё немного и она полетит с петель. Я так и не удосужился поставить попрочней, понадеялся на сидящего внизу консьержа, выполнявшего заодно и роль присмотрщика за квартирами. В этом доме не воровали.

Кто-то стал выкрикивать угрозы и проклятия в мой адрес. Понятно, я даже знаю кто это. Увы, им от меня нужно немногое из того, что осталось.

На Руси испокон веков принято встречать смерть в чистой рубахе. Кажется, в шкафу одна завалялась. Я берёг её будто специально для такого случая. Она одиноко висела на вешалке, ждала звёздного часа. Ну вот, он наступил.

Я снял футболку, бросил её на кровать, подошёл к шкафу и распахнул дверцу.

Маленький русский городок, год 1909-й.

- Запускайте, Аркаша, - профессор тряхнул головой и прядь длинных, без единой седины, волос упала ему на глаза.

- Поехали, Аристарх Петрович, - помощник потянул за рукоятку рубильника.

Она с щелчком встала в верхнее положение.

Послышался монотонный гул, пол заходил ходуном, оба чёрных шкафа завибрировали в такт утробной 'музыки'.

- Я всё же не могу понять, Аристарх Петрович, что в итоге будет? - с любопытством и некоторой опаской спросил поручик, допущенный в святая святых.

Он сидел на стуле, широко расставив ноги в начищенных до блеска сапогах, упираясь грудью в прямую, обитую бархатом, спинку.

- Если всё пойдёт правильно, то положенный в закрытый шкап, который мы для простоты назовём 'первым', предмет, а именно бутылка 'мадам Клико' урожая 1893-го года, переместится в шкап номер два, причём без всякой посторонней помощи, - охотно пояснил профессор.

- Это что же - сама по себе прыгнет? - удивился поручик.

- Ну не сама по себе, это точно, - засмеялся Дементьев. - Мы создадим энергетическое поле, которое сначала разберёт предмет на мельчайшие корпускулы, а потом посредством того же энергетического поля частицы прибудут в приёмник, в качестве которого служит второй шкап. Тут действует поле иной, как бы сказать, - профессор помялся, - полярности. Под воздействием этой противоположной силы корпускулы примут первозданный облик. Во всяком случае, я так надеюсь.

- Значит, если эксперимент пройдёт как по маслу, мы сможем перебрасывать всё что угодно на любые расстояния? Скажем, войска, пушки, корабли?

- Пока нет, - добродушно улыбнулся профессор. - Хотя, кто его знает? Возможно, нам удастся сделать принципиально иные приёмники и увеличить дистанцию переброса, но, скорее всего, это будет задачей науки недалёкого будущего. Я же буду считать свой долг выполненным, если увижу бутылку шампанского во втором шкапу. Аркаша, как думаете - пора?

- Пожалуй, можно проверить, - помощник кивнул. - По моим расчётам времени было предостаточно, чтобы объект переместился в приёмник.

- Отключайте установку. Жаль, не хватает барабанной дроби. Она была бы весьма уместной! У меня даже замерло сердце, - признался Дементьев.

Гудение прекратилось.

Профессор медленно подошёл к шкафу, суетливо перекрестился и распахнул дверцу. В лицо дыхнуло дымом, впрочем, не едким и неопасным. Раньше такого не происходило, но не это удивило профессора, приготовившегося к любым неожиданностям, благо сюрпризов установка подкидывала немало. Определённо, что-то в эксперименте пошло не так, и профессор понял это, когда к его ногам выпал наполовину раздетый мужчина, которого Дементьев видел впервые. Более того, Аристарх Петрович мог поклясться чем угодно, что раньше его тут точно не было, да и быть не могло. Учёный сам проверял приёмник, перед тем, как Аркадий запустил установку.

К счастью, профессор отличался хладнокровностью. Он не отпрыгнул, не завопил, даже не испугался появлению незапланированного незнакомца. До него вдруг дошло, что экспериментальная установка оказалась большим, чем ожидалось. Намного большим! Профессор осознал перспективы, и тогда ему по-настоящему стало страшно!

- Господа, а где шампанское? Где 'мадам Клико'? - с энтузиазмом вопросил поручик, который так ничего и не понял.

Понадобилось немало времени, чтобы я осознал простую как три рубля истину - благодаря стараниям чудаковатого профессора с бородкой клинышком и пенсне меня занесло в прошлое, ровно на сто лет назад. Открытие не стало шоком. Удивить человека двадцать первого века непросто, почти нереально. Если бы Березовский приехал в Россию и передал все активы государству, а Ходорковский сказал, что хочет до конца жизни шить рукавички, чтобы искупить все грехи свои тяжкие, тогда бы я удивился. А тут - нет. Принял к сведению, записал в кору головного мозга и всё. Ну, попал и попал, бывают истории куда хуже.

Взаимопонимание с профессором мы нашли быстро. Невольный изобретатель машины времени не стал впадать в ступор. Разве что помощничек его, юноша бледный со взором горячим, относился ко мне то ли с некоторой ревностью, то ли с подозрением. Третий человек из этого времени - офицер так не похожий на наших вояк, похоже долго не мог въехать в тему: кто я такой и откуда свалился на их голову, и несколько раз спрашивал о каком-то шампанском.

В доме нашлась одежда подходящего размера, и я облачился в некое подобие сюртука, жмущего в плечах, и клетчатые брюки-дудочки. Мои дранные джинсы большого интереса у учёных не вызвали, думаю, американские ковбои уже щеголяли в штанишках куда более лучшего качества. А больше со мной ничего не было. Голым пришёл в свой мир, голым, по сути, из него вышел.

Прислуга накрыла стол в гостиной. Не скажу, чтобы его ломило от яств, но еда пахла по-настоящему, как должна пахнуть натуральная пища, не снабжённая непонятными примесями с таинственными маркировками, от которых в лучшем случае не будет вреда. Меня учили пользоваться ножом и вилкой, хотя в обычной обстановке я напрочь забывал об этикете и ел как было удобней - руками, с книгой или газетой. Однако не хотелось ударить в грязь лицом, поэтому приходилось следить за собой и, заодно, присматриваться, как ведут себя собеседники.

- Говорите, вы из двадцать первого века? - оторвавшись от тарелки, спросил помощник.

Я знал, что его зовут Аркадием. Первым делом мы были представлены друг другу, таковы традиции, и я находил их весьма симпатичными.

- Совершенно верно. Меня выдернуло из две тысячи девятого года.



- Ну и как там, как живёт Россия, кто на престоле? - включился в беседу офицер.

Я вздохнул, отставил прибор, вытерся салфеткой и откинулся на спинку стула. Разговор предстоял нелёгкий, хуже того - тяжёлый. Если кого-то и ждало нынче потрясение, так это их. Мне вдруг сделалось жаль столь милых людей, не представляющих, через какие муки пройдёт родина. Более того, не знающих, как жестоко с ними поступят спустя всего-то восемь лет, когда раздутый всякой сволочью пожар революции сожрёт немало достойных детей России.

- Что я могу сказать? Россия живёт как всегда - думая, что хуже других. А престол, его не будет. Вернее будет, но не такой. Просрали вы вашу Россию, господа, просрали, - с неожиданным гневом прокричал я.

Их было трое - профессор, его ассистент и поручик Одинцов. Они дождались, когда пришелец из будущего уляжется в спальне, и сидели теперь перед горящим камином, глядя на весело прыгающие красные огоньки.

- Может, это всё ложь? - с надеждой спросил поручик.

- Не думаю, - устало произнёс Дементьев. - Зачем ему врать? Более того, я заметил, как ему было больно, когда он рассказывал нам обо всех этих ужасах. О таких вещах не лгут. Вынужден признать, господа, мы накануне грандиозного перелома, и я боюсь, что ничего хорошего нас не ждёт.

- Он мог приукрасить, сместить акценты, - осторожно сказал Аркадий, которому не хотелось верить в то, что его товарищи по партии могут сотворить с Россией. Разве ради такого исхода он собирался бороться с постылой монархией?

- Всё может быть, господа, но если свершится хотя бы десятая часть из того, о чём он поведал, мне страшно за Россию. И не только за неё. Я боюсь за вас, Аркадий, за вас Андрей Евгеньевич...

- А за себя, Аристарх Петрович? - вскинулся помощник.

- За себя - нет, - отрезал профессор. - В конце концов, я достаточно пожил на этом свете. Мне бояться нечего. А вот вам, молодёжь... - он не договорил.

- Предлагаю донести куда следует, на самый верх, поставить всех на уши, - кипя, как паровой котёл, вскочил офицер.

- Боюсь, нам не поверят. У меня нет доказательств, кроме слов нашего гостя из будущего.

- А если мы предъявим его властям, покажем им машину времени?

- Бросьте, Андрей Евгеньевич. Ничего не выйдет. Я не уверен, что смогу повторить трюк с перемещением во времени. Произошло что-то непонятное, установка сработала не так. А почему - загадка, не поддающаяся объяснению.

- Почему вы столь пессимистичны? Неужели думаете, что там, - поручик вздёрнул подбородок кверху, - сидят одни дураки, которые неспособны разобраться что тут - правда, а что - нет?

- Я не знаю, что могу им сказать, не знаю, - развёл руками Дементьев. - У меня есть интуиция, есть опыт, они подсказывают, что никто нам не поверит. Я не хочу прослыть сумасшедшим.

- А если обратиться к царю? Он слушает Распутина, возможно, послушает нас!

- Николай слаб, а вокруг него мало сильных и надёжных людей. Я бы не стал рассчитывать на самодержца.

- Тогда зачем нам на троне слабовольная кукла? Может, пусть всё идёт своим чередом, - предложил Аркадий.

- Вы хотите залить страну кровью?

- Нет, - смутился Аркаша.

- Тогда не стоит рушить миропорядок. К тому же и без вас будет полно желающих. Хотите к ним присоединиться?

- Я знаю, что Россия несовершенна, но менять её ценой бесчисленных человеческих жизней не для меня. Я не достоевец, господа, я знаю цену детской слезинке и знаю цену жизни, так что мой ответ отрицательный.

- Я рад, Аркаша, ты сделал правильный выбор. Я горжусь тобой, мой милый мальчик.

- И что остаётся делать?

- Будем думать, господа, будем думать. И вариант с эмиграцией из России я считаю для нас самым позорным, - подвёл черту Дементьев. - Мы ведь русские люди, да?

Когда мне предложили присоединиться к этому сговору или заговору, я даже не нашёлся, что и ответить.

- Вы серьёзно верите, что будущее можно исправить?

В линзах пенсне отразился солнечный лучик. Профессор, не отводя взгляд в сторону, произнёс:

- Не важно во что я верю, важно, что я намереваюсь сделать. Мне нужна помощь от человека, владеющего информацией. Кроме вас, у меня никого больше нет.

- Вам больше бы пригодился учебник истории, но, произошла непростительная оплошность... у меня при себе его не было, когда вы врубили эту машинку. И насчёт информации... Я помню только азы, некоторые основные вехи, путаюсь в датах и деталях. Вам точно нужен компаньон вроде меня?

- Почему нет?

- Вы прямо как представитель известной нации - отвечаете вопросом на вопрос. Пожалуй, я приму предложение и запишусь в добровольцы. Терять мне нечего, в будущее возвращаться не хочется, оно у меня какое-то безрадостное получилось. Как распределим роли, уважаемый профессор?

- Для начала создадим тайное общество.

Я усмехнулся.

- Вам что-то не нравится? - спросил профессор.

- Да как сказать. Не люблю все эти масонские игры с системой тайных знаков, иерархией, идиотскими ритуалами. Давайте ещё язык особый разработаем! Как там у Смешариков - будем говорить слова наоборот, вместо 'привет' - 'тевирп' и так далее.

Кто такие 'Смешарики' я объяснять не стал, а профессор не настаивал.

- Не понимаю причин вашего, простите за выражение, зубоскальства. Никто не даст нам возможность официально бороться с теми, кто хочет развалить страну. Придётся вооружиться иными методами. Я беру на себя роль мозгового центра, и возраст, и мои умственные способности, позволяют мне выбрать эту должность. Вы станете моей правой рукой, советчиком и исполнителем некоторых операций. Поручик Одинцов попытается проникнуть в Жандармский корпус. Думаю, у него получится. А мой помощник постарается войти в авторитет у 'товарищей'. Кажется, так они себя называют. Вот уж не знал, что он среди них вращается, - сокрушённо покачал головой профессор. - Потихоньку начнём привлекать на свою сторону надёжных людей, способных помочь нашему делу.

- Боюсь, вы упрощаете. Не спорю, большевики натворили много гадостей, но в семнадцатом они просто подняли с дороги то, что плохо лежало, а это была Россия. Целая страна, империя, если вы ещё ничего не поняли. И вина в том лежит на многих, включая царя и его окружение. Они проморгали войну, две революции. Это была большая ошибка, а история ничего не прощает. Она смела Николая с престола как ненужную вещь.

- Ненужную? Вы уверены в своих словах?

- Ни в чём я не уверен. Просто царь не имел права на ошибку, за что и поплатился.

- Значит, мы сделаем так, чтобы государь не ошибся. Или, чтобы ему не дали ошибиться, - многозначительно добавил профессор.

- Смело, - присвистнул я. - Не буду пока вдаваться в тонкости, кроме шкурных: каким образом вы собираетесь меня легализовать? Здесь я никто, даже не родился на свет.

- Документы я вам выправлю, никому и в голову не придёт придраться. Придумаем вам биографию. Хотите, усыновлю вас?

- Мне сорок, вам пятьдесят. Вас не смущает разница в возрасте между отцом и сыном?

- Вы выглядите намного моложе, я бы не дал вам больше тридцати. Будете моим сыном, рождённым вне брака. Конечно, для кого-то это станет сюрпризом, но таких на самом деле немного. Я оберегаю личную жизнь от посторонних.

- Это похвально. Хорошо, 'папа', готовьте документы, а я пока накидаю на бумаге всё, что отложилось в башке. Эх, говорили мне: 'учись - пригодится'.

Я уложился в два листа хорошей веленевой бумаги. Вспомнил смерть Столыпина, первую мировую войну, в которую Россия ввязалась по какой-то дурости, предательство Рененкампфа, самоубийство Самсонова, устранение Распутина, февральскую революцию, Керенского, октябрьский переворот, Ленина, Троцкого, Дзержинского и прочих 'камрадов': большевиков, меньшевиков, эсеров, позорный Брестский мир, гражданскую войну, интервенцию и вероломство союзничков, НЭП, ГОЭЛРО, коллективизацию, раскулачивание. Хотел было приступить к второй мировой, но потом передумал - и так, много всего накопилось. С этим бы разобраться.


Поручик Одинцов

Одинцов-старший всю жизнь протрудился в маленькой скрипучей конторке, так и не прыгнув выше коллежского регистратора. Чин был низким и что самое скверное - малооплачиваемым. С детства Андрей помнил, как, вернувшись домой, отец облачался в шёлковый китайский халат с широкими рукавами, падал на продавленный диван, наливал из хрустального графинчика стопочку водки, опрокидывал одним махом - не закусывая и не морщась, выпив, вытирал усы и довольно крякал:

- Вот, мерзавка! Хорошо пошла!

Затем раскуривал глиняную трубку и, пуская к пожелтевшему потолку клубы сладковатого дыма, предавался расстройству в чувствах. У Евгения Ивановича помимо сына-балбеса стремительно вырастали три дочери - не умницы, не красавицы и, увы - без приданного. Чиновник скучнел, допивал графинчик до дна, лицо его тут же приобретало густой свекольный цвет, кулаки сжимались, в глазах начинали сверкать недобрые огоньки.

Атмосфера в доме мгновенно накалялась. Домочадцы ходили на цыпочках, опасаясь потревожить главу семьи. Одинцов-старший, в служебном присутствии смиренный агнец, дома превращался в рыкающего льва, и горе тому, кто подвернется под горячую руку.

Евгений Иванович до последней буквы придерживался принципа 'бей своих, чтобы чужие боялись' и лупцевал детей с садистским удовольствием, вымещая обиду за несложившуюся жизнь. Мать их, больная и слабая женщина, боялась мужа, и перечить не смела. А уж тот навострился, умел стукнуть так, что несчастный ребёнок плакал от боли и обиды одновременно. После 'воспитания' приходил черёд унижений иного рода: коллежский регистратор подзывал наказанного и заставлял благодарить 'за науку'. Полагалось говорить: 'Простите, папочка', стоя на коленях и целуя руку.

Андрей устал плакать в уголке, вытирать кровь с разбитых губ и копить злость. 'Рано или поздно вырасту и отомщу за всё', - думал он.

Всё это могло закончиться плачевно как для Одинцова-старшего, так и его сына, но тут приехал из Нижнего Новгорода брат Евгения Ивановича - отставной полковник от инфантерии, ветеран русско-турецкой войны, человек строгий, но справедливый. Он стал свидетелем безобразной сцены: коллежский регистратор отчаянно лупил маленького Андрюшку по щекам из-за пустяковой провинности, сердце старого офицера не выдержало, промеж братьев случился серьёзный разговор, после которого полковник забрал племянника и помог ему перевестись в кадетский корпус, основанный ещё графом Аракчеевым. Так началась военная карьера Андрея Одинцова.

- Кадет, на палочку надет! - неслись за спиной выкрики городских сорванцов.

Отпущенный в краткосрочное увольнение Андрей, шагал по городу улыбаясь. Ему нравилась красивая форма, зависть в глазах встречных пацанов и многообещающие взгляды гимназисток.

Мать через год слегла от чахотки и так и не встала. После её смерти все сношения с отцом прекратились, каникулы юноша проводил у дяди, редкие письма адресовались только сёстрам, которые постепенно нашли своё женское счастье.

Учился он неплохо, лучше всего удавалась гимнастика, ей в корпусе уделялось много внимания. Андрей освоил все имевшиеся снаряды, с удовольствием тягал тяжёлые гири и стал чемпионом курса по подтягиванию на турнике. По другим дисциплинам успехи не были столь выдающимися, однако преподаватели выделяли его как серьёзного и вдумчивого ученика, способного брать приступом любую науку. И всё бы ничего, но однажды Андрей влюбился. Ему исполнилось всего семнадцать лет, и предметом его любви стала ветреная модистка, известная всем кадетам как 'мадемуазель Обожэ'. Сколько воспитанников корпуса прошло через её будуар, знала только она, но в том, что число их исчислялось десятками, не сомневался никто, в том числе кадет Одинцов. Но вот... втрескался по самые уши и ничего не мог с собой поделать. Мадемуазель Обоже, давно переступившей черту бальзаковского возраста, льстило столь горячее внимание со стороны романтичного юноши, она благосклонно принимала знаки его внимания и... продолжала порхать как мотылёк, кружа головы неизбалованным женской лаской воспитанникам корпуса. Другими словами, кадет Одинцов не был первым, не стал и последним.

Переодевшись в штатское, он сбегал после занятий и мчался как угорелый к светящимся в темноте, будто кошачьи глаза окнам пассии. На последние деньги покупал дорогие подарки, забросил учёбу (Какая физика! Какая геометрия! До них ли мне, братцы!), стал дерзким и непослушным. Как итог - едва не вылетел из корпуса. И снова вмешался дядя. Узнав, что племяннику грозит отчисление, он бросил все дела и сумел выцарапать для Андрея недельный отпуск.

Кадет вышел через главный выход, где стояли четыре пушки с медными стволами на зелёных деревянных лафетах. Дядя поджидал в нанятой коляске, выходить из экипажа не стал, жестом пригласил племянника сесть рядом.

- Говоришь любовь у тебя, амуры всякие, - процедил сквозь зубы отставной вояка. - От болезни этой только одно лекарство. Уж я тебе покажу Амуров с Купидонами!

Извозчик доставил Одинцовых к ступенькам 'Парадиза', увеселительного заведения в котором звучал рояль и танцевали молоденькие барышни. Полковник позвал хозяйку, отсчитал ей пухлую стопку ассигнаций и велел не выпускать племянника, пока тот как следует не перебесится.

Из дверей 'Парадиза' кадет вышел полностью излечённым от любовного недуга и, по счастью, не подхватившим иные болезни деликатного свойства. Благополучное выздоровление дядя с племянником отметили в дорогом ресторане, и после этого жизнь Андрея вошла в привычное русло.

Он вернулся к учёбе с прежним напором, за усердие получил погоны вице-фельдфебеля, напрочь изгнав из головы некогда столь милый образ мадемуазель Обожэ.

Закончив корпус, поступил в пехотное училище. Два года, проведённых в стенах старейшего военного учреждения, не пропали даром. Из юнкера Одинцова получился хороший офицер: смелый, начитанный, расторопный, не испорченный политикой и не развращённый доступными женщинами.

Рано или поздно учёба заканчивается. Пробил час распределения по войскам. О том, чтобы попасть в гвардию не стоило и мечтать: нужны были хорошие связи и большие деньги. Гвардейцы жили на широкую ногу, посещали светские салоны, танцевали на балах, пили дорогое шампанское, говорили на французском, кутили в строго оговоренных и безумно дорогих ресторанах. В общем, небогатому Одинцову в гвардии делать было нечего, разве что следовать примеру некоторых знакомых: чтобы поддерживать реноме они фактически находились на содержании у своих обеспеченных жён.

Андрею выпала вакансия в резервный пехотный полк, расположенный неподалёку от Ярославля. К назначению он отнёсся спокойно, сожалел лишь, что не сумел попасть на театр русско-японских военных действий. Казалось, именно там он мог проявить себя полностью. Но не сложилось, так не сложилось. В конце концов, войн на его век хватит.

Знакомство с Аристархом Петровичем состоялось в прошлом году: поручика внезапно вызвали в штаб округа. Пожилой генерал, отрастивший роскошные баки и старообрядческую бородку, объявил, что Андрей направляется в бессрочную командировку, велел отобрать надёжных солдат.

- Ваше назначение будет секретным, постарайтесь никому о нём не говорить, - предупредил генерал. - Даже командиру полка. Вы поступаете в полное распоряжение профессора Дементьева. Его воля для вас приказ.

Поручик ответил 'есть' и щёлкнул каблуками.

Профессор принял его радушно, если и загружал поручениями, то строго по делу. Одинцову нравился чудаковатый учёный: Дементьев умел 'зажигать' людей, не зря студенты его обожали и были готовы идти за ним в огонь и воду.

Андрей не был посвящён в тайны исследований, но понимал, что сталкивается с чем-то неординарным, способным навсегда изменить судьбу родины.

И вот теперь встреча с человеком, перевернувшим все представления о будущем. Оно выглядело теперь слишком страшным, и в первую очередь для него, потомственного дворянина. У кого-то возникло желание взять всё и поделить, но что можно взять с армейского поручика, не имеющего ни капиталов, ни имений, а ведь таких большинство.

Андрей загрустил. Никто не спорит, бардака в матушке Рассее хватало испокон веков, но зачем ломать хребет стране? Кому после такого станет жить лучше? Униженных и оскорблённых, много, слишком много, с этим действительно надо что-то делать. Но что именно? Неужели нет иных способов, кроме революций, беспорядков, убийств, резни стенка на стенку, когда брат идёт на брата? И уж совсем непонятно - зачем убивать всю царскую семью, вместе с детьми. Чем провинился больной царевич Алексей, его сёстры-княжны? И чем плох Николай?

Императора Одинцову доводилось видеть всего однажды и то издали. Николай Второй приезжал на смотр дивизии, он гарцевал на коне перед строем и хвалил солдат за выправку. Поручик кричал 'ура' вместе со всеми и тщился разглядеть мельчайшие детали. Чёрного демонизма в царе не было, он не походил на пиявку, сосущую кровь из народа. Человек как человек - добрый, весёлый, умный и... несчастный. Кто мог взять грех на душу и выпустить в него пулю? Жаль, пришелец так и не вспомнил имя цареубийцы.



Одинцов давно подумывал о дальнейшем продвижении. Далеко идущих перспектив в полку нет и не предвидится, кругом сплошная армейская рутина, засасывающая как болото. Максимум на что он мог рассчитывать - дослужиться до командира роты. Поступление в академию, прежде всего - Генерального штаба -маловероятный, но всё же шанс, однако попасть в неё непросто, большинство срезалось на вступительных экзаменах. На редких как снег летом счастливчиков в полку посматривали косо, провожали с ненавистью, за глаза обзывали 'моментами' и... отчаянно завидовали.

Но профессор предложил попытать счастья в жандармском корпусе. Отбор осуществлялся строгий, брали далеко не всех, только потомственных дворян, закончивших военное училище по первому разряду, шесть лет прослуживших в армии, не католического вероисповедания. И, разумеется, не имевших долгов.

Всем этим требованиям Одинцов удовлетворял, главным было пройти сквозь мелкое сито отбора. Поручик подал докладную записку с просьбой зачислить его в кандидатский список при корпусе жандармов и стал дожидаться вызова.

В Петербурге он оказался через два месяца, предстояло выдержать предварительные экзамены в штабе корпуса. Желающих набралось с полсотни, это были офицеры всех родов войск, в основном из заштатных гарнизонов. Одинцов, прибывший задолго до начала испытаний, ощутил в себе мелкую нервную дрожь, он жутко волновался, понимая, что другой попытки может и не быть. Чтобы немного успокоиться подошёл к другим офицерам, представился, завёл беседу ни о чём.

Все ждали начала первого экзамена. Он был устным и затрагивал широкий круг предметов.

Двери, за которыми заседала приёмная комиссия, приоткрылись. Щеголеватый жандармский ротмистр с порога огласил первые пять фамилий экзаменующихся.

Капитан-артиллерист Авалов перекрестился:

- Ну, с Богом, братцы, - и неуверенной походкой зашагал к дверному проёму.

Вслед полетели пожелания удачи.

Одинцов оказался в середине списка. Прозвучала его фамилия, сердце учащённо забилось. Он вошёл в комнату, доложился по форме, получил билет и сел готовиться. Мысли разбегались. Тема была и простой и в то же время сложной, с массой подводных камней. Вопросы касались создания Государственной Думы первого и второго созывов и краткой характеристики представленных в ней партий.

Через пятнадцать минут его вызвали отвечать.

Одинцов чётко отбарабанил официальную версию, не прибавляя от себя ничего лишнего. Экзаменаторы - в их число входили старшие адъютанты штаба корпуса и представитель полицейского департамента - откровенно скучали. Внезапно председатель комиссии, брыластый полковник Смирнитский, остановил его:

- Достаточно, господин поручик. Скажите, любите ли вы поэзию?

- Не очень, - удивлённо произнёс Одинцов, не понимая, каким боком это относится к экзаменам.

- Жаль, - полковник поморщился. - Но в любом случае эти строки должны быть вам хорошо известны.

Смирнитский продекламировал:

- Прощай, немытая Россия,

Страна рабов, страна господ,

И вы, мундиры голубые,

И ты, им преданный народ.

- Что скажете насчёт этих стихов, поручик?

Одинцов спокойно ответил:

- Вы правы, господин полковник, Лермонтова не узнать сложно. Если не ошибаюсь, эти строки он написал в апреле 1841 года, когда служил на Кавказе.

- Всё верно, строки действительно принадлежат Михаилу Юрьевичу Лермонтову, - одобрительно кивнул жандарм. - И дату вы точно определили. Но всё же хотелось бы узнать ваше отношение к этим стихам?

- Боюсь, Михаил Юрьевич находился не в лучшем расположении духа. Трудно сказать, что двигало в тот момент поэтом, всё же творческие люди не совсем от мира сего. Может, обида, душевное расстройство, что-то ещё... Возможно, Лермонтов не догадывался, что даже после того, как навлёк на себя справедливый гнев государя-императора и получил направление к местам новой службы, он не был брошен на произвол судьбы. Государь велел присматривать за строптивым чадом с той целью, чтобы с головы поэта даже волосок не упал, а ведь русская армия в то время вела кровопролитную войну с горцами, многие достойные офицеры погибли в бою или умерли от ран. А господина Лермонтова берегли как зеницу ока.

Теперь по поводу голубых мундиров. Даже поэту не стоит забывать, что голубой цвет - цвет православный, цвет святой верности родине и престолу. Отсюда и голубые мундиры жандармов, рисковавших собой, чтобы Лермонтова случайно не подстрелили в бою или не зарезали из-за угла. Лучше бы он вспомнил напутственные слова Николая Первого графу Бенкендорфу, когда тот стал начальником Третьего отделения: 'Утирай слезы несчастным'. Думаю, в этом и жандармы, и поэты должны действовать солидарно.

Ответ Одинцова экзаменаторам понравился, Смирнитский объявил, что поручик допущен ко второй стадии - письменному экзамену, на который надлежало явиться завтра.

И это испытание Андрей выдержал с честью. Его включили в список кандидатов и велели возвращаться к месту службы.

- Мы вызовем вас сразу, как только наведём необходимые справки, - заверил Смирнитский.

Ободрённый словами полковника Одинцов поехал к профессору и его недавно обретённому 'сыну'.


Глава 2. Большой совет

Маленький русский городок, год 1909-й

Я спустился к завтраку последним. Вся неделя ушла на активнейший сбор информации, чтение газет, журналов, книг. Сам еще ясно не сознавая зачем, начал собирать вырезки из прессы, на которых по каким-то причинам останавливался взгляд. Еще позавчера, вспоминая актуальные темы из истории и дополняя список 'важного' додумался до Курской магнитной аномалии, о чем решил, тут же рассказать 'папе' профессору. Аристарх Петрович медлить не стал и сразу же начал наводить справки, впрочем, пока безрезультатно. Первоначально небольшой список, и так казалось, исчерпывающий, на деле очень мало, что мог дать. После короткого обсуждения мы решили систематизировать его, разбив по датам и по направлениям.

Выяснилось, что если хорошо покопаться, то можно много чего вспомнить. Я сам себе удивлялся: концентрация и отсутствие отвлекающих аспектов (фактически я находился в полной изоляции от мира, что вполне соответствовало моему еще не вполне пришедшему в норму состоянию духа) творят с памятью чудеса.

Сегодня должны были приехать соратники по заговору и сообщить о первых результатах. Мы с нетерпением ожидали их прибытия.

- Олег, будете завтракать? - чуть недовольный моим минутным опозданием к столу осведомился профессор.

Необыкновенная пунктуальность, как я выяснил очень быстро, была одним из фундаментальных качеств Аристарха Петровича, поневоле и мне пришлось становиться точным во всем.

- Простите, я задержался, просто задумался о наших планах.

- На первый раз извиняю, но впредь извольте не опаздывать, - проворчал Аристарх Петрович.

Меню завтрака в доме профессора было неизменно - можно сказать, в английском стиле, овсянка, только не по-английски жидкая, да еще и на молоке, со сливочным маслом и даже джемом, горячая французская булка, вареные 'в мешочек' яйца, обязательная слабосоленая семга и великолепный черный кофе. Из всего этого списка я в прежней жизни употреблял разве что яйца, но вот феномен - попав в новую, кем-то уже организованную и такую эстетически выверенную реальность, просто принял ее как данность и всего за неделю именно такой рацион стал привычным и даже родным.

Закончив с едой, начали разговор.

- Вы, Олег, ведь не ученый?

- Я закончил университет...

- Если не секрет, какой? - живо заинтересовался профессор.

- А, - я махнул рукой. - Он не достоин быть даже половичком в Московском, Питерском или Казанском университете вашего времени. У нас в конце девяностых все как с цепи сорвались, любой дядя с тремя классами образования мог открыть шарашкину контору с гордым именем - университет или академия. Вот и я такую закончил.

- А куда смотрело государство?

- Известно куда - в карман, разумеется. Вообще-то в девяностых оно было озабочено делёжкой власти, немного погодя - делёжкой денег, капавших с трубы. У нас ведь как было принято - цена на нефть растёт, пузо гладим, падает - караул кричим. Совсем свалилась - крандец по полной программе: предприятия закрываться начали, людей на улицы повыкидывали. Говорят, продукция спросом не пользуется. А с чего бы спросу появиться - у нас ведь дороги круче, чем автобаны в Германии; все живут в отдельных коттеджах с бассейном, телевизором на полстены и гаражом на три машины. К каждой деревне проложена газовая труба. Зачем нам цемент, асфальт, металл, станки, автомобили, трактора, рельсы? Зачем строители, металлурги, трубники, машиностроители? Им же делать нечего, всё давно переделали, - с иронией ответил я.

- Так на чём вы специализировались? - привыкнув к моей вечно бурчащей манере, спокойно спросил Дементьев.

- Обычно такие университеты выпускали 'специалистов' по трём абсолютно ненужным профессиям - юристов, экономистов и менеджеров. Я учился на менеджера, по-вашему, это приказчик в мелкой лавке. Когда открыл своё дело, стал почитывать учебники по промышленному и гражданскому строительству.

- Выходит, наукой, тем более точной, не занимались, верно?

- Да, как-то не сложилось, - с какими-то извиняющимися нотами прозвучал мой ответ.

- Так вот, я решил, что наше дело требует серьезнейшего подхода. То, что вы знаете, это очень важно, но и одновременно, совершенно недостаточно. Нам нужна программа и метода.

- И как вы, профессор, себе это видите?

- Есть несколько ключевых тем. Впрочем, предлагаю переместиться в кабинет, там имеется отличная аспидная доска, на которой можно сразу все и записывать.

Аристарх Петрович и в самом деле отличался склонностью активно работать с доской и грифелем, видимо, эта привычка сформировалась еще в годы студенчества.

Пройдя в кабинет, я устроился на обтянутом зеленоватым бархатом стуле, а профессор прошел к широкой черной доске.

- Итак, что мы имеем? - Мелок вывел знак вопроса. - Первое, мы знаем о будущем, - на доске за латинской единицей возникло два обозначения 'Зн' и 'Б', - но знания весьма неполные и фрагментарные, - на доске появился знак минус, - и все же этим мы, безусловно, отличаемся от всех людей на земле.

- Профессор, но это же очевидно? - вырвалось у меня невольное восклицание, я, признаться, ожидал чего-то невероятного и глубокого, а тут...

Дементьев строго посмотрел на меня и ответил.

- Не торопитесь, Олег, всему свой срок, то, что кажется, - он выделил последнее слово особо, - простым и очевидным, часто вовсе таким не является.

Нужно выбрать стратегию действий: идти на контакт с властью сразу или придержать коней, тем более вы сами указываете, что Столыпин будет убит только в одиннадцатом году, - на доске появилась литера 'С' и дата 1911, рядом знак вопроса. - С другой стороны я хорошо понимаю, насколько сложно что-то изменить в России, слишком все давно и основательно запутано. Кроме того, необходимо решить, на какой цели стоит сосредоточить усилия - внутренней или внешней, то есть если мы каким-то образом предотвратим войну или существенно ее отсрочим, к чему это приведет? - опять заскрипел мелок, нарисовав букву 'В' и рядом косой крест, как бы зачеркивающий ее.

- Думаю, - решил я вмешаться, - что предотвращение войны дело важное, но это не панацея, не одна проблема так другая 'выстрелит' пушкой 'Авроры'. Слишком у вас всё запущено, Аристарх Петрович.

- У нас? - удивился профессор.

- Да-да, у вас. Я пока ещё не могу причислить себя к полноправному обитателю этой исторической реальности. Возьмем, к примеру, вашу прессу - газеты, альманахи, журналы. Меня ещё в школе пугали цензурой, дескать, она железной хваткой душила печатное слово, не давала свободно вздохнуть труженикам пера и чернильницы.

- Разве не так? Вы не верите в цензуру, не знаете, как строго она осуществляется?

- Цензура, - хмыкнул я. - Так, одно название... Открываю вчера первую попавшуюся либеральную газетёнку, а там, на половине страниц, расписывается как прогнила наша монархия, насколько упало доверие народа к царю и системе власти в целом. А в самом конце чуть ли не призыв к революции и вооружённому восстанию. У Сталина за такую статейку дали бы не год-два ссылки в Шушенском, а 'десять лет без права переписки' или нормальным русским языком - расстрел.

- И что вы предлагаете?

- Предлагаю 'зажечь' народ. Не дешёвыми популистскими идеями вроде 'отобрать и поделить', а реальной чёткой концепцией возрождения страны. Знаете, мои предки в годы первых пятилеток вкалывали как проклятые на одном голом энтузиазме, работали не за материальные блага, а за голую идею. Они верили, что строят новую и хорошую жизнь. А ведь они многого добились: из руин подняли страну, расколотили в хвост и гриву фрицев, снова отстроили разрушенные города, подняли промышленность, запустили человека в космос. Да нам гордиться надо, что у нас такой народ! Этих людей ещё бы направить в правильное русло.

Пока я столь пространно высказывался, профессор внимательно слушал и одновременно чертил на доске новые знаки.

- Очень хорошо, вижу, вы не чужды научному подходу. Олег, вы затронули важнейший вопрос - вера, вот что решает всё. С верой в науку ученый делает открытия, с верой в Господа аскет творит чудеса. И нам важно добиться возрождения веры в Россию. Нужна программа развития страны и нации, которую поддержат основные слои населения, необходимо воодушевить народ, чтобы он имел силы преодолеть все трудности. Вот в чем зерно истины.

Мелок стремительно летал по доске, сам профессор воодушевился от выкристаллизовавшейся идеи. - Вот только ключевая помеха на этом многотрудном пути - наша власть и аристократия. Они не просто помеха, они я уверен, будут всеми силами бороться против нас и наших дел. И это подводит к вопросу о союзниках и врагах.

- Аристарх Петрович, может не стоит сразу лезть в такие глубокие дебри? У нас и плана ещё толком нет, а мы уже на счётах щёлкаем - одни костяшки направо, другие - налево...

- Простите меня, Олег, я слишком увлекся. Вы правы. Следует основательно продумать, что должно быть намечено и как утверждено в сознании русского народа.

- А вы не думаете, что к такого рода работе стоило бы привлечь великих русских мыслителей. Не нужно раскрывать им карты, но, озвучив саму концепцию, можно так сказать 'заразить' их и направить в нужное русло.

- Очень хорошо. Даже замечательно. Раз уж вы подняли тему, вам и карты в руки, милейший Олег Аристархович, - 'папа' впервые назвал меня так, использовав свое имя в качестве моего отчества.

Мы улыбнулись, именно в этот момент я ощутил между нами некие незримые узы духовного родства.

- Хорошо, я займусь этим, но мне в любом случае понадобится ваша помощь, - подстраховался я.

- Безусловно, - немедленно откликнулся профессор.

В последующие три часа мы развернули полномасштабную проработку темы, ее итогами стали многочисленные исписанные листы с тем, что в последствии легло в основу 'Программы Спасения Родины' - основного внутреннего документа нашего тайного союза. К слову и сам 'формат' организации был вчерне обсужден и принят. Решено было на первом этапе не выходить на прямой контакт с властями и не расширять список участников сверх первоначальной четверки. В дальнейшем планировалось развернуть четыре основных направления, по одному на каждого. Это были программы создания промышленно-научного концерна (руководить им должен был профессор Дементьев и первый проект - освоение КМА должен был начаться немедленно). Создание частной военной и детективной службы (руководить этим проектом выпало мне, хотя, я и отказывался всеми силами). Жандармско-правительственное внедрение (поручик Одинцов уже приступивший к первому этапу разработки) и политическая партия (Аркадий Телятников на данном этапе должен был внедриться в социал-демократическую партию России (большевиков) с тем, чтобы набрать опыта организации и управления партией). В дальнейшем планировалось создать принципиально новую политическую структуру.

Денек выдался тяжелым, уже стемнело, а сна ни в одном глазу. Устав ворочаться в кровати, я решил подышать свежим воздухом в саду: удачно вышло, что вместе с домом профессору достался и замечательный яблоневый сад. Там, в теплой ночной тишине я устроился на небольшой лавочке под деревьями и стал размышлять.

Вопросов было больше чем ответов. Что я знаю о Российской Империи 1909 года? Мало, ничтожно мало. А вот так с плеча рубить шашкой - глупо и опасно, да и не реально. Разве что заняться убийствами? Истребить последовательно основные фигуры и аллес. И потом следить за ситуацией, куда двинется. Только к чему все это приведет?

Вариант с киллерством мне, сыну своего времени, казался едва ли не самым предпочтительным. Тем более и навыки стрельбы имеются кое-какие. Насколько помню, снайперская винтовка уже придумана немецкими конструкторами, но они держат изобретение в строгом секрете, а вот 'труба' с интегрированным глушителем и дозвуковым патроном до кучи - это еще никому не известный трюк. Один минус - кроме самих слов 'интегрированный' и 'дозвуковой' я толком ничего не знаю, ну не спец я по огнестрелу, что поделать?!

Можно стать настоящим Зорро, вершителем русской истории. Круто. Но прежде чем обсуждать этот вариант с 'папой' надо все обмозговать и составить список 'клиентов' на отбытие в ад. Значит, будем читать прессу, и брать конкретные персоны на карандаш, заодно припоминая, чего они там, в будущем, наворочают. Монархию, русский народ и православие мы сохраним любой ценой. Это ясно. Стоп. Ну-ка, ну-ка, это что мы сейчас изрекли? Знакомо-то как, елки-палки... Думай, голова, шапку подарю.

Какие силы в России? Кадеты - у них вроде бы Милюков рулит, эсдеки - там хозяйничают Ильич, Плеханов и политическая проститутка Троцкий. Эсеры - ими какая-то шишка из-за бугра верховодит. Жаль, из головы выскочило, кто именно, но он точно первым в списке. Как говорится тем же предметом по тем же яйцам. Кто еще? Октябристы? Сволочи хитровыделанные. Их вожак у всех на слуху - Гучков, красавец знойный, русскую армию просравший в ноль, тварь подлая, о-о-о, а помню же что-то еще. Хорошо.

И еще черносотенцы. Пуришкевич, Марков... Больше на ум никто не приходит. Вот что значит очень среднее образование!

А ведь по всем признакам - это мои ближайшие соратники. Вроде как террор антиреволюционный вели, наши люди. И связи, и власть, и деньги у них должны быть, тогда логично идти с ними на контакт, вступить, так сказать, 'в ряды' и начать мочить революционную заразу по-черному, хехе, каламбур.

Так, уже теплее. Картинка начинает вырисовываться. Остается главный вопрос, где брать деньги, а их потребуется много, очень много. По логике вещей было бы справедливо отнять у революционеров, а что, очень мило, финансы - главное оружие, отобрать деньги у врага и, как сказал Маугли, - я вырвал твое ядовитое жало, теперь попробуй кусаться.

Второе направление - вечно незагнивающий Запад. Капитализм - такая сладкая тема, сколько простора для махинаций и биржевых афер. Можно развернуться - Сорос нервно курит в сторонке. Будем нацвалюты рушить. Но это в перспективе, сначала, вещами поскромней, займемся. Еще есть рейдерство. Веселенькое дело при должном навыке способное грести финансы лопатой.

Ну не сволочь я! Каким трюкам решил поучить мировое сообщество! Хотя, не всё же ему соки с нас тянуть.

Не забудем и законное направление, настоящее дело. То, чем будет заниматься профессор. КМА, нефть в Татарии, Мангышлаке, Сибири - это на перспективу. Главное узкое место - глубина бурения, но думаю, Аристарх Петрович решит задачу. Котелок у него варит.

И надо радио заняться, подсказать про лампы и транзисторы, я в этом мало чего понимаю, но все равно, саму мысль подкинуть можно, запатентовать, чтобы мы первыми были и всю маржу снимали.

Сикорского найти, дать лабораторию в концерне, который назовем 'Русские машины' РМ или на латинице 'RM' - такая аббревиатура в виде вензеля скоро станет самой крутой и уважаемой в мире. Опа, никак я только что бренд номер один в мире придумал? Елки-палки, а ведь это идея. Сигареты, чай, газировка, мультики, точно помню, что Дисней в первую десятку входит - маркетинговая революция етить ее. И еще надо водку брендованную для запада специально сделать, пусть сволочи, спиваются, а нам барыш. Только под все это нужен свой банк, а лучше не один. Нужен, значит будет.

Стоп. Остапа понесло. Идеи запишем, обдумаем, сформулируем. Ясно одно - торопиться нельзя. Надо качественно въехать в тему. Вжиться в этот мир, и не лезть на передний план, все же фигура моя сомнительна, как бы не возникли траблсы.

Все, теперь спать.

Утром следующего дня проснулся я поздно, к завтраку опоздал - это, похоже, стало традицией. А всё почему? Потому что вместо того, чтобы подушку плющить, лежал и думал, а когда надоело впустую валяться, зажег классическую зеленую лампу и принялся писать. Вышло очень серьезно и много, особенно клякс. Да, надо завести секретаря или секретаршу с длинными ногами. Хотя нет, лучше секретаря, а то начну отвлекаться.

Закончил писанину часа в три ночи, и с чувством выполненного долга лег таки спать. Только тогда меня и срубило, причём моментально. Вот что значит - чистая совесть. Если чего-то и снилось, то не помню.

Утречком бегло просмотрел результаты ночных усилий, одобрительно кивнул. Теперь только бизнес-планы составить по каждой из торговых марок и вперед. Но это чуть погодя, сейчас необходимо все обсудить с профессором и начать готовить команду для двух основных дел.

Первое. Нужна инвестиционная компания, которая будет и на бирже играть, и рейдерством заниматься. Включить в неё не слишком щепетильных, но грамотных и ухватистых ребят - юристов, экономистов и не жалеть на них процентов от прибыли и прочих дивидендов.

Второе. Требуется группа писателей-исследователей. Развернем в российском обществе полемику о перспективах мировой бойни и либерастических ценностях, к слову термин 'либерасты' вполне можно запустить, он сам по себе аргумент. Работать по нескольким направлениям. Одно из них - военное, понадобится грамотный офицер, которого привлечем к сотрудничеству, хоть того же Тимошенко. Еще в списке политическое, философское, экономическое, историческое, религиозное, культурно-литературное, те же поэты серебряного века, писатели, журналисты. Здесь огромный простор для работы. Кого привлечём за идею, а кого - за деньги. Пусть лучшие перья скрипят во благо России.

Аристарха Петровича я нашел в лаборатории. Он продолжал работать над передатчиком материи (телепортатором, выражаясь языком научной фантастики). Столь невероятный и вместе с тем успешный эксперимент явно следовало повторить, а исследования по направлению обязательно продолжить. Поэтому профессор выделял ежедневно шесть часов на работу в лаборатории.

Дементьев знаком показал, чтобы я немного подождал. Возражать было глупо, и я дисциплинированно уселся на свободный стул и стал с удовольствием наблюдать за работающим профессором.

За прошедшие дни он изрядно 'попытал' меня на предмет чего достигла наука в двадцать первом веке. Мои рассказы о космических полетах, компьютерах, сотовой связи, спутниках, авиации, атомной энергетике, автомобилях, танках, ракетах, телевидении, языках программирования и многом-многом другом были им сведены в некие малопонятные мне таблицы, которые должны были служить профессору неким условным планом развития его научно-производственного концерна. Да, что и говорить, за какие-то сто лет человечество много всего накрутило и придумало.

Но сейчас нам необходима программа. И мой опыт управленца настойчиво подсказывает, что главной проблемой в ее (программы) реализации станут не технологии и знания, а кадры, которые на самом деле решают все. Выращивать свои мы будем обязательно, но это время, а его у нас нет, значит, нам нужны готовые спецы. Наемники и идейные.

- Олег, вы не спустились к завтраку, в чем дело? Распорядок для ученого - наипервейшее условие результативной деятельности, - донесся до меня голос профессора.

- Простите, Аристарх Петрович, задумался.

- Я спрашиваю: почему вы не спустились к завтраку? - не теряя ровного дружелюбного тона, повторил Дементьев.

- Извините, уважаемый Аристарх Петрович, вчера мне было не до сна. Крутились кое-какие мысли, они просились на бумагу, вот и просидел до трех ночи, - Я неловко протянул пачку бумаг исписанных неровным (в порядке самокритики), отвратительным почерком, к тому же с массой клякс.

- Здесь плоды моего ночного бдения. В итоге я проспал. Как только продрал глазки, сразу к вам.

- Вот что, дражайший Олег Аристархович, признаюсь по секрету, я тоже поздно лег, в голову пришла одна интересная гипотеза, решил ее сразу проверить, просчитать. Но как видите, встал я вовремя и завтракал, по вашей милости, в одиночестве. Так что одно с другим никоим образом не связано. Посему настойчиво требую от вас впредь подниматься вовремя.

- Я понял. Будет исполнено.

Выволочка, устроенная профессором, была неприятна, но я принял предложенные правила игры и не стал отстаивать свой 'суверенитет' - рано еще, пока что у меня время ученичества. - Но все же, что вы скажете о моих записях?

- Сейчас разберемся. Вы, пожалуй, кушать хотите?

- Не отказался бы, - в животе предательски заурчало.

- Сейчас все устроим.

Профессор позвонил в колокольчик, и спустя несколько секунд появился последний постоянный обитатель нашего особнячка - экономка Глаферия Никодимовна Неклюдова, которую Аристарх Петрович называл просто Глашей. Следом за ним и я стал так обращаться к этой уже не молодой, дородной женщине с вечно хмурым строгим лицом. Впрочем, Глаша можно сказать по-разному, вот у меня получалось весьма уважительно, признаться, я ее чуток опасался, особенно в первые дни.

Экономка молча выслушала распоряжения хозяина и спокойно ответила, обращаясь ко мне:

- Извольте идти кушать, - затем, повернувшись к профессору, пояснила, - Аристарх Петрович, я как услышала шаги на лестнице, так сразу и принялась кофий варить и прочее все готовить. У меня всё накрыто.

Аркадий Телятников

Аркадия смело можно было назвать Нежданом - его появление на свет состоялось в тот год, когда родители уже совсем отчаялись заиметь детей. Сорокапятилетний начальник телеграфного узла - Пётр Петрович Телятников, обладатель роскошной седой гривы волос, густого баса и деликатных манер, и его немногим младшая по возрасту, верная спутница жизни - Анастасия Игоревна, зарабатывавшая частными уроками музыки, успели смириться с мыслью об одинокой старости. И тем чудесней был подарок судьбы.

Сказать, что Аркашу любили - всё равно, что не сказать ничего. Его боготворили, баловали, обожали, на него молились. В общем, родители тряслись над ним так, как это бывает, когда в семье появляется поздний и единственный ребёнок.

Ему покупали лучшие игрушки, возили в Крым купаться в тёплом и солёном море, беспрекословно выполняли любые капризы. Стоило мальчику чихнуть, как возле него появлялись трясущиеся мама и папа с микстурами в руках, а через полчаса приезжал на извозчике семейный доктор с дежурным чемоданчиком. Начинались горчичники, пилюли и куриные бульоны.

К счастью, Аркадий рос здоровым и крепким ребёнком. Окончив гимназию с отличием, он с лёгкостью поступил в университет. Родители к тому времени вышли на пенсию и превратились в милых и добродушных старичков, единственной иконой в жизни которых был их сын.

Смышленого и вдумчивого юношу Дементьев заприметил во время одной из лекций. Профессор писал на доске длиннющую сложную формулу, выведенную им же в результате серии опытов. Аркадий внимательно следил за нагромождением цифр и математических знаков, внезапно не выдержал и тихо произнёс:

- Нет, не получится...

Дементьев услышал возглас, остановился и, повернувшись лицом к аудитории, спросил:

- Что не получится?

Телятников набрался смелости и объяснил:

- Ответ. Он не должен быть таким. У вас ошибка...

- У меня? - пенсне профессора полезло на лоб. - Ошибка?

- Ну да. Позволите?

- Сделайте милость, - чуть растерянно сказал Дементьев.

Студент вышел к доске и ткнул грифелем в строчку:

- Вы здесь не учли действия этой константы. Результат получается не вполне корректным.

Профессор задумчиво потрогал подбородок, пошевелил губами, потом широко и в то же время смущённо улыбнулся:

- Знаете, молодой человек, а вы ведь меня уели. Всё верно, ошибся я. Может, тогда подскажете старику, каким образом можно расколоть этот орешек?

- А если сделать так... - юноша стёр колонку цифр, написал уравнение и произнёс:

- Если мы пойдём этим путём, то данной константой можно пренебречь. Формула получится более простой и верной.

После лекции Дементьев предложил Аркадию стать его ассистентом. Юноша не раздумывая, согласился.

С марксистами он познакомился ещё на первом курсе. В ту пору студенчество массово увлекалось трудами Маркса и Энгельса, портреты бородатых гениев украшали стены многих жилищ. Кто-то искренне восхищался их работами, кто-то просто следовал моде, тем более правительство в первое время весьма лояльно относилось к марксизму, видя в нём безобидное (особенно в сравнении с террористами-народовольцами) экономическое учение.

Поначалу Аркадий вёл весьма аполитичный образ жизни, в круг его интересов входили лишь наука и девушки, но потом всё изменилось. На одну из вполне легальных марксистских сходок молодого человека затащил сокурсник - сияющий бритой, похожей на бильярдный шар головой - Юра Белов.

Аркадий с трудом поместился в набитой битком комнатушке, где разглагольствовал о 'неминуемом конце капитализма' и 'Манифесте коммунистической партии' высоченный как коломенская верста сын действительного статского советника Барсуков. Оратор из Барсукова был так себе, он гнусаво переливал из пустого в порожнее и быстро выдохся. Телятников заскучал, ему стало жаль убитого времени. Юноша собрался было покинуть тоскливое собрание, но тут заговорил Белов. Заговорил умело, искренне, пламенно. Он щедро сыпал остротами, приводил примеры из жизни, убедительно доказывал свои доводы, находил нужные строчки из 'Капитала'. Аркадий как-то незаметно увлёкся, почувствовал за его словами внушающие уважение силу и правоту.

С подачи Белова Телятников стал 'идейным'. В 1901-м году по университету прокатилась волна студенческих волнений. Молодёжь протестовала против новых правил, согласно которым отчисленных за участие в массовых беспорядках студентов отправляли отбывать воинскую повинность в армию. Ходили слухи, что им приходится служить чуть ли не в дисциплинарных батальонах, где несчастные подвергаются издевательствам.

Студенчество бурлило, вовлекая всё больше и больше людей. Аркадий увязался со всеми, ему был интересен этот внезапный порыв.

Состоялась сходка в актовом зале университета, затем толпа возбуждённых молодых людей высыпала на улицы. К студентам присоединилось несколько сотен рабочих, добавилась прочая праздношатавшаяся публика. С песнями демонстранты прошли по главному проспекту города, где их встретили полицейские и десяток казаков.

Разгорячённая молодёжь начала кидаться булыжниками и палками. Казаки пришпорили коней и с гиканьем врезались в толпу, не скупясь на удары нагайками. И тут грянул выстрел. Казак с лихим чубом, гарцевавший поблизости, выронил нагайку и упал с коня. Глаза убитого застекленели. Аркадий случайно увидел, как Белов осторожно выбрасывает в урну револьвер с дымящимся стволом.

Тут всё переменилось. Прибывшие на помощь полиции солдаты открыли огонь. Страшно закричали люди. Толпа отхлынула. Аркадий побежал вместе со всеми, нырнул в подворотню какого-то дома, отдышался, привёл себя в порядок и, заскочив в парадное подъезда, поднялся на чердак, через открытое окно выбрался на крышу и таким путём ушёл на другую улицу.

Оказавшись в своей квартирке, он долго переводил дух. Аркадий жутко завидовал, что это Белов застрелил казака, не побоявшись ничего. В тот день Телятников ещё не понял, что из-за его товарища погибли другие, ни в чём не повинные люди. Аркадий искренне считал Белова настоящим героем, бесстрашным и мужественным, способным на поступок.

Телятникову удалось избежать ареста, никто не выделил его в большой толпе. Белова как одного из самых активных агитаторов отправили в двухгодичную ссылку в Сибирь. Убийцу казака найти не удалось, поэтому друг шёл только по политической статье.

Встретились они совершенно случайно на квартире общей знакомой, когда Аркадий окончил университет и работал над новым проектом Дементьева. Белов изменился, он посуровел, взгляд его стал колючим. Они обнялись, сели в стороне от шумной компании и долго говорили. Телятников в порыве откровенности рассказал, что видел Белова с револьвером.

Друг переменился в лице.

- Но ты не бойся, об этом я ни гу-гу, только тебе, - поспешил успокоить его ассистент профессора.

- Что же, - вздохнул Белов, - спасибо тебе, Аркаша, что не выдал. Сам понимаешь, что со мной могли бы сделать, коли б дознались. А раз человек ты проверенный и стойкий, будет у меня к тебе предложение.

И Белов доверительно склонился над ухом Аркадия.

Выяснилось, что друг представляет в городе левое крыло социал-демократов или по-другому - большевиков.

- Мы собираемся открыть свою типографию, нам нужны умные и надёжные люди, на которых можно положиться. Я не уверен, но, кажется, вполне могу находиться под наблюдением, держать оборудование у меня в доме опасно. Может, ты?

- Боюсь, что я не вполне подходящая кандидатура, - грустно ответил Аркадий. - Профессор Дементьев, которому я ассистирую, работает сейчас на военное ведомство. Сам понимаешь, за мной тоже могут приглядывать.

- Жаль, - вздохнул Белов.

Его лысая голова грустно склонилась.

- Но ты можешь рассчитывать на меня в других вопросах, - предупредил Аркадий.

- Хорошо, - кивнул Белов, не собираясь расспрашивать, что имеет в виду Телятников, а тому так хотелось поделиться открывающимися для их дела перспективами, если эксперименты Дементьева пройдут как надо.

Но вместо этого Аркадий предпочёл раскланяться и уйти.

Встречались они и потом на конспиративной квартире, разговаривали, пили чай, читали вслух Ленина, Плеханова, Троцкого. Однажды Белов принёс чудом доставленные номера газет 'Бакинский пролетарий' и 'Гудок'.

- Обрати внимание на эти материалы. Их написал Коба - потрясающий, неординарный грузин. Знаешь, его ждёт великое будущее, если, конечно, ссылки и тюрьмы его не доконают. У него неважное здоровье, - пояснил Белов.

Немного погодя от Олега - человека, который прибыл из будущего, Аркадий ещё раз услышал о Кобе и удивился столь безошибочному предсказанию Белова. Коба - он же Сталин, строитель одной великой империи на обломках другой. Палач миллионов или потрясающий организатор, обладающий бульдожьей хваткой?! Почему Олег и профессор настаивали на сближении с ним? Зачем им понадобился этот злодей?

Чтобы глубоко внедриться в партию Аркадию пришлось оставить работу у Дементьева. Белов выслушал от молодого человека сбивчивый рассказ о том, как профессор узнал о его подпольной деятельности и выгнал.

- А он не сдаст тебя жандармам?

- Что ты! Аристарх Петрович - настоящий дворянин и человек чести. Он скорее пустит себе пулю в лоб, чем выдаст меня жандармам.

- Ладно, - процедил сквозь зубы Белов. - Применение тебе найдётся. У партии трудности с деньгами, без эксов - никак. Ты в химии хорошо разбираешься?

- Неплохо, - удивлённо ответил Аркадий.

- Вот и чудно. Сделай нам несколько бомбочек, будем брать кассу.

- Ты собираешься с моей помощью убивать людей? - изумился Телятников.

- У нас как у иезуитов - все средства хороши, - засмеялся Белов. - Впрочем, если ты такой чистоплюй, я на тебя повешу всю бумажную работу. Поверь, её у нас выше крыши. Я зашиваюсь, ночами не сплю. Вот, к примеру, напиши статейку о положении на наших мануфактурах.

- А что именно написать?

- Пиши правду. Это дорогое удовольствие, но мы пока можем себе его позволить.

И Аркадий написал первую в своей жизни статью для подпольной газеты.


Глава 3. Год спустя

Олег Дементьев.

'Котовский Григорий Иванович, родился 12 июня 1881 года, в селенье Ганчешты в Бессарабии. Потомок знатного шляхетского рода, отец - заводской механик, православный, мать - русская. Мещанин. Закончил Кокорозенское сельскохозяйственное училище. Агроном. В 1907 году приговорен к 12 годам каторги за бандитизм...'

Я отложил короткую выписку о личности будущего перспективного агента. Спасибо Одинцову, с его помощью удалось получить доступ к жандармским и полицейским архивам.

Откинулся назад, задумался. Когда-то в народе была популярной стрижка 'под Котовского', то есть практически налысо. Половина мужского населения такую носила. Из старых чёрно-белых фильмов о его приключениях помню, как он лихо сбежал прямо из зала суда, стукнув лбами двух конвоиров.

Да, интересный человек, никогда бы не подумал, что увижу легендарного российского 'Робин Гуда' живьем. Но мне нужны толковые ребята для организации частной военной компании, и Котовский просто идеальный руководитель: талантливый, изобретательный, храбрый и... принципиальный. Последнее для меня очень важно. Только над принципами надо поработать, чтобы он сумел их понять и принять.

Назвать контору я решил 'Пардус', а что, хорошее словцо, универсальное - латынь и древнерусский в одном флаконе. Котовский сейчас на золотых приисках, тачки катает, что для меня скорее плюс, чем минус. Если выручу, есть реальный шанс добиться взаимопонимания и верности. В России я его не оставлю, для начала отвезу в Англию или еще куда, а там посмотрим. Понятно, что фигуру такого калибра держать надо строго, в ежовых рукавицах, но в последнее время я изменился. Оправданная жестокость перестала меня пугать.

Я выглянул в окошко, увидел станцию, людей на перроне: дам в широкополых шляпах, торговок с корзинками ('Кому пирожки с пылу с жару?! Кому пирожки?!'), неспешных железнодорожных служащих, военных, над которыми по прежнему довлеет горечь поражения в войне с японцами (как говорил Одинцов: 'В морду открыто не плюют, и то ладно'), мальчишек - продавцов газет ('Последние новости, последние новости! Государь-император изволили ...').

Паровоз выпустил пар, загудел протяжно и громко. Состав дёрнулся, вагон качнуло сначала вперёд, потом по инерции назад. Поезд тронулся и стал набирать ход.

Кто-то прыгал на перроне, размахивая руками. Я увидел стелящуюся по земле тень. Она бежала за поездом и никак не могла догнать.

Из открытых окон махали в ответ провожающим, обещали приехать при первой же оказии, передать привет Марфе Акуличне и писать, писать, писать.

Да, поезд замечательная штука, особенно, мягкий вагон, но медленно, до чего же медленно! Надо срочно добивать тему с самолетами и самому учиться на пилота. Конечно, нынешние фанерные коробочки с мотоциклетными двигателями не идут ни в какое сравнение с серебристыми лайнерами из моего будущего, но небо обладает особой притягательной силой. Стоит один раз взять в руки штурвал и всё, страсть на всю жизнь.

После знакомства с Сикорским кое-что сдвинулось с места, но времени катастрофически не хватает, как и денег. Авиационное подразделение 'Русских машин' заработало, трудясь вовсю над скоростным двухместным самолетом, который одинаково сгодится и для воздушных боев, и для перелетов (без боевой нагрузки и с дополнительными баками). Жаль, куш, полученный в первой и последней пока акции, уже почти израсходован...

Эх, как же руки чешутся поставить к стенке еще кого-нибудь из этих 'бесов' - 'ставрогиных', этих общечеловеков и либералов-любителей демократии. Пока они ко мне в руки не попали, пока не допросил с пристрастием, с огоньком, не верилось, что все так мерзко и запущенно. И ведь дело даже не в словах, а в сути, в их внутренней ненависти к России, которая им все дала, а они ей нож в спину.

- Почему? Откуда такая злоба к стране, которую принято называть Родиной? - спрашиваю я одного из них, вальяжного, толстомордого, с наеденным интеллигентским брюшком.

- Вы ещё спрашиваете? Как можно любить эту варварскую и дикарскую Россию, где все как один - рабы? - вопросом на вопрос отвечает толстомордый, ещё не зная, что его ждёт в конце разговора.

Он думает, что всего-навсего участвует в философском диспуте, где дозволено всё и никаких последствий. Ах ты, гнида, неужели не понимаешь, что за слова надо отвечать, а за такие вдвойне!

- Страна рабов, страна господ, говорите?

- Ну да, - кивает собеседник. - Почти с самого начала, убедившись в собственной никчемности, призвали на княжение варягов. Потом уничтожили вольности и независимость Новгорода и Пскова, пустили развитие России в русло стеснения всех свобод. А ведь как оно могло обернуться, ежели бы органом управления стало новгородское вече?

- Пока это вече судило бы да рядило, нас бы соседи порвали как тузик грелку, - спокойно поясняю я, а внутри закипает злоба. - Глядишь, не было бы ни Руси, ни русской империи, а земли бы растащили по кусочкам шведы, поляки и прочие европейцы.

Последнее слово я произношу с иронией, но собеседник её не слышит.

- Может, оно было бы и к лучшему, - мечтательно закатывает глаза толстомордый.

Твари, всех их кончать надо и никаких 'философских пароходов', а то они ведь за границей все тайны русской души выложат своим хозяевам...

Нет, настоящих русских философов и мыслителей наоборот, надо максимально привлекать и беречь, таких как Лосский, Лосев, Бахтин, многие другие. И еще - жизни не пожалею, но Николая Степановича не позволю убить. 'И умру я не на постели, при нотариусе и враче, а в какой-нибудь мрачной щели, утонувшей в густом плюще', пусть будет иначе! Он так хотел в двадцать первом дожить до старости, вот пусть и доживет.

А вот с масонскими сволочами - пока последнего не выведу, как тараканов из дому, не успокоюсь. Ведь насколько глубоко пустила корни эта зараза, а мы ей ещё поклоняемся. Декабристы, декабристы! Ах, устроили восстание на Сенатской площади против самодержавия! Ах, вывели ничего не соображающих солдат под расстрел из пушек! А ведь всё начиналось с масонских кружков, все эти двадцатилетние генералы и полковники там побывали.

И чего вокруг них так пляшут? Мало что ли было дворцовых переворотов? Вон, почти весь восемнадцатый век сплошная свистопляска. Что они могли предложить, эти декабристы? Да ничего! Даже руку поднять на императора посмели, правда, в последний момент вместо него убили боевого генерала Милорадовича.

Ладно, замнём дела давно минувших лет. Пора отдать дань дню насущному. К слову, чего там пишут в свежей прессе? Открываю 'Русское слово' и читаю. Тээкс. Вокруг последних моих статей разгорелась нешуточная полемика, нашлись и сторонники, и соперники, благо я не одинок, есть, кому отрабатывать возражения, чего стоит только наш 'генеральный штаб', который уже вовсю прорабатывает аспекты новой военной доктрины.

Я довольно потер руки, изображая этакого делягу, провернувшего удачную сделку. А что, есть чем гордиться.

Да уж, сколько я выдержу этот безумный темп - не ясно. Ведь с каждым днем становится все веселее и веселее, так что эту поездку в Сибирь можно назвать чем-то вроде короткой передышки.

Чайку надо попить, а лучше и вовсе покушать основательно. Что ж, верное решение, товарищ Дементьев, поднимайте тело и вперед - в вагон-ресторан.

А начиналось все вполне невинно, с простого желания познакомиться с 1909-м годом поближе.

Первым делом обзавелся парой пистолетов, револьверы никогда не производили на меня впечатления, поэтому предпочел 'Браунинги 1903', отличные семизарядные машинки от херра Мозеса и Фабрик Насьональ. Запасшись изрядным боекомплектом, начал тренироваться, и, через несколько недель, основательно поднаторел в стрельбе. Снайпером естественно не стал, но навык приобрел, теперь буду развивать.

Затем изрядно растряс мошну профессора, и разжился еще двумя агрегатами: замечательным глушенным американцем, предназначенным для охоты, как было написано в рекламном проспекте (я улыбнулся: моя охота будет не на зайчиков, пусть уж зверушки бегают), и помповое ружье все того же Джона Мозеса Браунинга. Отработка заняла немало времени, но я об этом не жалел, дело нужное и важное. Самостоятельно оборудовал нечто вроде тренировочной площадки и сутками палил по мишеням, изведя таким манером несколько тысяч единиц боекомплекта. Вот тогда и почувствовал, что слегка набил-таки руку.

В качестве основной одежды после долгих раздумий выбрал удобную куртку, фетровую шляпу и прямые брюки, в придачу взял две пары очков - темные и прозрачные, но без диоптрий: отличная маскировка, лицо в очках и без очень отличается. Само собой обзавелся и целым гардеробом на все вкусы: от народной косоворотки до фрачной пары. Зачем? Для конспирации.

Стал брить лицо до зеркального блеска, зато заимел набор накладных усов и бород. В общем, готовился по полной программе. Тогда со временем было чуток получше: побывал я и в столицах, походил по ресторанам, театрам, церквям и прочим местам, посетил и Государственную Думу, наблюдая народных избранников. Набравшись впечатлений, начал писать статьи и открытые письма под разными выдуманными инициалами.

Результатом воспоминаний стали несколько громких имен, тесно связанных с масонами, которые, по моему давно сформированному убеждению, и являлись главными врагами России в те времена. В голове крутились Керенский, Милюков, Урусов, Орлов-Давыдов. Для начала я нашел его светлость графа Алексея Орлова-Давыдова, богача и по совместительству казначея масонской ложи, долго и нудно наблюдал за ним, точнее, за его огромным особняком в Питере на Английской набережной, пока не вычислил все контакты и не определил, где и с кем он встречается.

Я старался держаться на дистанции, с прислугой не общался, в дом не проникал. Зачем светиться? Дураку понятно, что первая же акция привлечет к моей скромной персоне огромное и нежелательное внимание. Поразмыслив, решил по возможности не оставлять следов и ниточек, заодно путать врага ложными уликами.

В итоге двухнедельного наблюдения выяснилось, что у графа с некой периодичностью собираются весьма интересные персонажи. Путем нехитрых вычислений я пришел к выводу, что эти люди и есть верхушка масонской ложи в Питере.

Больше всего поражала наглость их 'тайных' сборищ. Они прикатывали на роскошных экипажах к главному крыльцу и уверенно вышагивали по ступеням к дверям. 'Ничего, скоро кончится ваша малина', - мысленно пообещал я этой кодле. Еще не вполне уверенный в своих выкладках, решил для начала во всем удостовериться.

'Папа', озабоченный длительным отсутствием, прислал на мой основной питерский адрес письмо, в котором очень аккуратно и вежливо интересовался делами Олега Аристарховича, то бишь моими. Раскрывать свои замыслы я не стал, лишь намекнул, что адаптация идет успешно, и скоро буду полностью готов к делу.

Дементьев наивно думал, что в ближайшее время я отправлюсь в Лондон для организации ЧВК и биржевых спекуляций. Эти действия входили в мои планы, но на первом месте всё же оказалась борьба с общечеловеками и аристократами-либерастами. Придурки не понимали, что рыли себ яму, ещё немного, и вызванная ими волна, смоёт их в гигантскую клоаку.

Без пары сильных ударов по ним я из России уезжать не собирался. У меня к тому времени было уже три паспорта, один на имя Дементьева Олега Аристарховича, второй - подданного Британской короны Джеймса Дарела, к несчастью для себя, приехавшего по делам в Россию и после сильной простуды отдавшего Богу душу.

Его российский иностранный паспорт (в самой Великобритании паспортов просто не было, и свой документ мистер Дарел получил на нашей границе) неисповедимыми путями (всего скорее непосредственно из коллегии иностранных дел) прошел через несколько рук и оказался в итоге у меня, благо и описание внешности в целом совпадало с моим. Операцию эту ловко провернул Одинцов, за что честь ему и хвала. Пока что я предпочитал использовать 'официальный' документ. Ну и третий был по случаю куплен самостоятельно (для тренировки, что ли) на базаре у некой скользкой личности по сходной цене.

Жизнь шпика быстро приелась. Однообразная, утомительно-сидячая, с короткими перекусами в сухомятку и в постоянном напряжении, 'а вдруг заметят!?'. Но больше всего угнетало другое. Две вещи стали прямо таки мучительно-навязчивыми, дошло до того, что стали сниться кошмары. Вокруг меня жила и не подозревала о скорой катастрофе огромная и прекрасная страна. Моя родина. Которую, как оказалось, я очень люблю. И вот смотреть на нее, на эти улицы и набережные, полные прохожих, на купола храмов и флагштоки кораблей было почти невыносимо больно, ведь я-то знал, что предстоит стране уже через восемь лет.

Вторым источником переживаний стала тема предстоящих убийств и насилий. Я не пай-девочка, но становиться киллером, пусть и с высокими помыслами... тяжело. Я понимаю деятелей черносотенного движения, которые только грозились всей этой революционной когорте страшным народным гневом и так толком ничего не предприняли в итоге. Для православного человека, а в массе своей черносотенцы - глубоко верующие христиане, один митрополит Антоний Храповицкий чего стоит, загубить человеческую душу - худший смертный грех.

Сам я, хоть и крещеный, но в вере слаб, да и времена у нас, в начале двадцать первого (я пока не причислял себя к началу двадцатого, этакий путешественник, слишком уж многое, тотально многое отличалось в духе вековой границы). Поэтому закалка и некая готовность к действию сидят во мне плотно. Хорошо ли это - не уверен, ведь в итоге я собираюсь бороться с врагом его же оружием, сам уподобляясь дракону из сказки. И как уберечься? Я непрестанно думал об этом и не находил ответ.

Все эти мысли в совокупности с плохим питанием доконали меня окончательно. Однажды ночью, после очередного сонного кошмара, я подскочил на кровати и внезапно понял - так дальше нельзя, мозг сгорит. Решение пришло сразу и бесповоротно. Я решил стать на время тенью. Жить внутренне строго, не вступая в отношения с женщинами и, тем более, не создавая семью, не накапливать богатства и не иметь собственности, посвятить всю жизнь свою спасению Отчизны. И если таки эта священная цель в итоге сбудется, то потом, возможно, я сниму с себя этот обет. Так сказать, выйду из затвора.

На душе чуток полегчало. Не отпустило совсем, но... поразмыслив, понял, что своим решением соединил себя с этой, царской Россией незримыми узами, которые только сам и в силах разорвать. Я подошел к окну и долго смотрел на серую Неву, прислонившись горячим лбом к стеклу. Окончательно придя в себя, выпил воды и улегся спать. И с того дня кошмары отступили.

'Брать' графа в Санкт-Петербурге представлялось весьма рискованным занятием. Гораздо практичней провернуть задуманное в случае выезда его светлости в московскую усадьбу Отрадное.

Орлов-Давыдов был женат на некой баронессе де Стааль, с которой впрочем, жил раздельно. Уже несколько лет она к их общему удовольствию проживала в Баден-Бадене. Значит, ночью граф будет спать в одиночестве.

Проведя разведку окрестностей усадьбы, я остановился на наиболее рациональном варианте. Граф недавно приобрел роскошный автомобиль и теперь с ветерком на нем катался, правда, сам не управлял, наняв для этого шофера.

Вот на этом факте я и сконцентрировался. Ездил граф на из изготовленном в Англии Роллс-Ройсе 'Серебряный призрак'. Машина оправдывала свое название: кузов целиком окрашен серебряной краской, а шумы от хода и работы мотора снижены до неприлично низкого для того времени уровня.

Водителем у графа работал иностранец, англичанин. Обряженный в сплошную кожу, в фуражке с лакированным козырьком, перчатках с крагами, белом шелковом кашне и в пылевых очках, он выглядел каким-то роботом-придатком к машине, а не человеком.

Орлов часто отправлял водителя с различными поручениями в Москву, что я не преминул отметить. Граф был педантичен, и командировки шофёра совершались в одни и те же дни, в строго определённое время. Это было мне на руку.

Дождавшись, когда англичанин в очередной раз выедет в столицу, устроил ему простейшую засаду: повалил на дорогу тонкое деревце, четко сознавая, что водитель не рискнет оцарапать радиатор и кузов дорогущего авто.

Сам же в самодельном аналоге 'лешего' засел с пистолетом в паре метров от обочины, укрывшись под раскидистым кустом.

Другие по этой дороге, которая вела от имения к основному 'шоссе', не ездили. Я мог не волноваться слишком раннего разоблачения или того, что в засаду угодит не тот, кто мне нужен.

Издалека показалось облако пыли. Англичанин любил быструю езду и, оставшись один, гонял как сумасшедший. С боязливым графом ему приходилось перемещаться плавно и осторожно.

Я испугался, что шофёр не заменит препятствие и протаранит его на большой скорости. Тогда он может остановиться слишком далеко или вообще укатит. Придётся начинать подготовку заново, вряд ли трюк с упавшим деревом прокатит ещё раз. Англичанин не дурак и быстро смекнёт, что здесь что-то не так.

Сегодня мне повезло. Водитель остановил 'призрака' и, не заглушив двигатель, пошел к деревцу (я специально сломал ствол так, чтобы со стороны это выглядело как случайность - никаких следов топора или пилы).

Англичанин покрутил головой, возмущённо поцокал языком, огляделся и, не увидев никого поблизости, осознал, что проблему придётся решать без посторонней помощи. Я сжался как пружина, приготовился к прыжку.

Сбрасывая ствол на обочину, водитель повернулся ко мне спиной. Наверное, он все же что-то почуял, и начал поворачивать голову, но не успел. Набросив на шею гитарную струну с удобно прикрученными ручками, четко по-деловому, как будто всю жизнь этим занимался, я стал душить его, пока он не потерял сознание.

Затем дотащил до машины бесчувственное тело, запихал на заднее сиденье и, усевшись за руль, бодро съехал на проселок в ближайшую густую рощицу. Там быстро стянул с англичанина одежду и обувь, а самого связал и сбросил в овраг, не забыв о кляпе. Уверен, до завтра англичанин точно не очнётся, а, очнувшись, попотеет над освобождением.

Среди вещей мужичка обнаружился револьвер, не удивлюсь, если шофёр ещё и служил телохранителем. Впрочем, оружие могло понадобиться и для самообороны.

Револьвер я выкидывать не стал, решив использовать по прямому назначению, обратив против графа.

Переодевшись, подкатил к главному крыльцу усадьбы и, заглушив мотор, стал терпеливо ждать 'хозяина'.

Ко мне никто не подходил. Англичанин по-русски не говорил и держался крайне чопорно. Ни разу не видел, чтобы он с кем-то общался. Даже ел он отдельно от прислуги, видимо, причисляя себя к некой элите. Что ж, теперь ему компанию составляют муравьи и прочие букарахи.

Как и думал, долго ждать не пришлось. Граф выезжал в столицу как по расписанию: ближе к вечеру, предпочитая проводить время в городе. Так и сегодня.

Тяжелая туша, обряженная в роскошный костюм, медленно забралась на заднее сиденье. Машина даже присела.

- Поехали, - коротко приказал граф на английском.

Ждать себя я не заставил. Мягко тронувшись с места, быстро набрал скорость и с ветерком помчался по дороге. Куда везти графа я решил давно. Подходящее местечко найти не сложно. Куда важнее - скрыть автомобиль, очень уж приметная тачка.

Так что, когда я свернул, не доезжая до города, на проселочную дорогу, граф даже не сразу понял что к чему, до него дошло слишком поздно, что мы едем в другую сторону. И сразу сзади раздался громкий и требовательный голос. Отвечать я не стал.

Ага, вот и конечный пункт маршрута. Большой полуразрушенный сарай, давно его заприметил. Мягко вкатив внутрь машину и, заглушив двигатель, достал револьвер и повернулся к жертве.

В свете еще не зашедшего солнца граф выглядел весьма отвратно, напоминая жирную крысу. Толстый, с вытаращенными глазами, обычно с розовым, а сейчас с покрасневшим от крика лицом, на котором застыло выражение настоящего дегенерата (да друзья мои, вот вам пример истинного вырождения аристократии), он медленно ворочался на сидении всем габаритным тельцем и орал. На водителя.

Я не стал слушать его, а просто нажал на спусковую скобу. Выстрел прогремел громко и резко, оглушив графа и отключив его речевой поток. Затем коротко, без замаха ударил стволом по зубам и сказал на чистом русском:

- Заткнись, гнида! Лучше молчи, или я прямо сейчас тебе мозги вышибу.

Для такого тугодума, как мой пленник, скорость, с которой он понял, что от него требуется, оказалась прямо-таки удивительной. Честно говоря, ожидал от него большего. Все же потомок смелых, решительных людей, героев... но нет, сдулась их светлость со скоростью проколотого воздушного шарика. И начала давать признательные показания.

Я заставил его самого записать всех членов масонских организаций, которых он знает, перечислить их звания в масонской среде, адреса и принадлежность к конкретной ложе. В списке оказались и русские, и французы.

Узнал от него и источники финансирования этой организации. Время от времени граф начинал выходить из заданных рамок, тогда я бил его заранее заготовленной дубинкой, сделанной из обрезка свинцовой трубы, обмотанного тряпкой. Удары были болезненными и быстро отбивали тягу к сопротивлению.

Между делом я задумался: а вот когда меня так начнут прессовать, смогу ли вести себя более достойно? И не смог ответить. На душе стало паскудно, но начатое надо было завершать.

Вторым номером программы шло изъятие денежных средств. Граф всегда носил с собой чековую книжку (я сумел разузнать о его привычке окольными путями, примерно таким же образом установил приблизительную сумму средств на счетах). Не сразу, но всё же выписал мне чеки на предъявителя на все свободные активы. Чтобы подбодрить, пришлось сломать ему несколько пальцев на левой руке. Убедившись, что он точно все вспомнил, я заставил графа накидать записку прислуге, что он якобы срочно уезжает за границу и пробудет там не менее года. А затем без лишних сантиментов застрелил его и закопал в этом же сарае.

Тело в итоге так и не нашли. Ночью пошел дождь, и все следы, какие имелись, начисто смыло.

Спокойно вернувшись в Отрадное, передал дворецкому записку и выехал со двора, никто меня и не думал задерживать. Был большой соблазн оставить машину, но я удержался и, перегнав Роллс-ройс километров на двадцать в сторону, аккуратно утопил в глубоком болоте. Но мысль обзавестись толковым авто в голове засела основательно.

Пока графа не хватились, успел перевести чеки частями в разные банки, треть средств направил в различные благотворительные общества в России, а остальное, обналичив, забрал для задуманных дел. При этом постарался максимально запутать следы. Во все банки являлся в разных обличьях: надевал парики, накладные усы и бороды в разных комбинациях, менял манеру речи и так далее.

К слову, торопился я зря. Деза, запущенная мной на всякий случай, сработала на все сто. Уже много спустя Орлова-Давыдова стали искать, но не в России, а в Европе. И, конечно же, не нашли. Единственными уликами могли бы стать показания шофёра, но следователи на него так и не вышли. Все следы англичанина потерялись. Похоже, я перестарался и придушил его до смерти, тело или не обнаружили, или не смогли опознать. На всякий случай поставил за упокой его души свечку. Было, конечно, неприятно, но я понимал, что убитый англичанин - не последняя безвинная жертва.

За исключением этого грустного инцидента, первая акция оказалась удачной. Сумма вышла приличная, вопрос о финансировании первого этапа нашего суперплана был снят.

Профессор был крайне недоволен моими действиями, но я сумел привести аргументы. Он с огромным трудом 'проглотил' информацию и жестко потребовал впредь заранее согласовывать с ним все проекты. Смотрел он при этом на меня странно. С другой стороны Аристарх Петрович был ученым и понимал, что дело есть дело.

Отсечение финансовых потоков от масонов уже немалый результат, а списки, полученные мной, тем более давали огромную пищу для размышлений. Так что мой план дальнейших действий в итоге был принят с рядом незначительных оговорок.

И вот теперь, перед отправкой в Европу, я решил приобрести себе нового бойца. Для этого пришлось ехать в Сибирь, на рудники.

Наступило время обеда, и я прошел в вагон-ресторан, захватив непрочитанные газеты с собой. В этот раз путешествовал по документам Джеймса Дарела - молчуна и мрачного типа. Такой имидж позволял отшивать от себя некоторых чересчур общительных господ: поездка как ни крути выходила продолжительной и скучной, поэтому многие искали развлечений, находя их в новых собеседниках.

Без лишних слов потыкав в меню пальцем, заказал обед и принялся неспешно попивать чай с лимоном в ожидании первых блюд. Развернув свежий номер газеты, увидел на второй полосе очередную статью 'ГШ' - нашего 'генерального штаба'.

Очень удачной стала встреча с Борисом Шапошниковым, как раз заканчивающим обучение в академии генштаба. Высказав ему мысли и наработки по военно-политическим вопросам в преддверии мировой войны, я нашел в будущем красном маршале единомышленника.

- А ведь вы правы, - удивлённо произнёс он. - Я часто думал на эту тему, многое казалось мне бредом воспалённого воображения, но в вашем изложении эти идеи кажутся верхом здравомыслия.

- Вы обладатель блестящего аналитического ума. Почему бы вам не развить мысли дальше? - предложил я.

- Где? - грустно усмехнулся он. - Для этого нужна маломальская трибуна. Её у вас, я так понимаю, нет.

- Кто сказал? - с деланным изумлением произнёс я. - Стоит вам только дать согласие, и мы найдём подходящий рупор.

Он воодушевился и принялся писать статьи по военной тематике, которые мы стали печатать в небольшой газете, открытой на деньги графа. Название, к слову, предложил я - 'Русская Армия', подзаголовком шла цитата из императора Александра III: 'У России есть два союзника, это ее армия и флот'.

Газета изначально задумывалась, как орган нашей новой партии, которой, еще не было, но над созданием, которой мы все активно работали.

Полемика в итоге развернулась просто сумасшедшая. Я ведь не только по армейским темам прошелся, постарался подтянуть и ряд специалистов в других важных вопросах, подкидывая им идеи.

Пожалуй, самым крупным успехом стало создание 'Российского Монархического Союза', который на своем первом заседании принял решение о НЕ коммерческом развитии военной промышленности за счет добровольных пожертвований от граждан и членов общества, поскольку в наших рядах помимо профессора Дементьева оказались и многие другие промышленники, аристократы и даже деятели литературы и искусства.

Кстати, поручик Шапошников также вступил в ряды Союза. Сам же Аристарх Петрович, уже успевший добуриться до богатейших залежей железа в КМА, и создать крупнейшее акционерное общество по его разработке, в мгновение ока стал миллионером и мегапопулярной личностью, немедленно получил доступ и лично познакомился и с премьером Столыпиным, и с самим государем императором.

Признаюсь честно, что я боялся этой встречи. Правительство могло неверно истолковать наши намерения, и тогда от многих планов пришлось бы отказаться.

Николай Второй принял Дементьева в своём кабинете. Беседа продлилась куда дольше, чем рассчитывали обе стороны. Но в результате и император, и профессор остались довольны друг другом.

- Можете всемерно рассчитывать на мою поддержку, - сказал Николай. - Скажите, что вам мешает, и я постараюсь оказать вам помощь.

- Многое мешает, - нахмурился Дементьев. - В первую очередь неповоротливость и жадность чиновников.

- Неужто других проблем нет? - усмехнулся император.

- С остальными мы справимся своими силами, - пообещал профессор.

На самом деле мы уже давно самостоятельно боролись с теми чинушами, что пытались поставить нам палки в колёса. У многих рыльце было в пушку, стоило собрать достаточно улик, как чиновник оказывался перед выбором: или он забывает до конца своих дней, что такое взятка, или утром читает в газетах разоблачительный материал, и как окончательный результат: в лучшем случае прощается с нагретым креслом, в худшем - садится в тюрьму.

Двух-трёх недоверчивых, которые попытались покачать права, пришлось прижать при помощи дорогих адвокатов.

Так что в итоге были заложены три крупных завода - в Омске (пулеметный), в Вятке (оружейный, по преимуществу, винтовочный) и на Алтае (патронный). Безусловно, большую роль играли внешний облик и конструкция оружия, но здесь мы не стали слишком усложнять и просто привлекли будущего великого русского оружейника Василия Алексеевича Дегтярева, которому уже исполнилось 30 лет, и создали, фактически первое оружейное КБ на базе Омского механического завода (такое название получил пулеметный завод). Фёдор Васильевич Токарев был привлечен на Вятский завод в качестве руководителя еще одного КБ и всего предприятия.

Общим куратором всех предприятий стал главный оружейник России - Владимир Григорьевич Федоров.

Без сомнения, крупнейшим успехом стала поездка в Кронштадт, где я инкогнито успешно пообщался с генералом Маниковским Алексеем Алексеевичем. Этот замечательный человек и профессионал, выслушав мое мнение по поводу перспектив войны и проблем снабжения армии, охотно включился в обсуждения с четкими цифрами, доказывая оппонентам необходимость значительного расширения объемов запасов и производства военного времени, а также разрабатывая саму концепцию промышленности военного времени.

Именно его инициатива была поддержана на очередном сборе 'РМС'. Суть её заключалась в том, чтобы дополнять производственные линии оборудованием, позволяющем в кратчайшие сроки запускать производство снарядов и гранат. Конечно, далеко не все заводовладельцы захотели участвовать в нашей программе, но и тех, кто пошел навстречу, было достаточно, согласно расчетам Алексея Алексеевича, для обеспечения потребности войск в случае войны. А она казалась такой неизбежной.

Одной из фундаментальных идей была концепция выборочной, поэтапной мобилизации. Суть ее сводилась, во-первых, к предоставлению брони специалистам, которых можно задействовать в военном производстве и в массированной подготовке унтер-офицерских и офицерских кадров.

Устроив 'круглый стол' по теме перспективных систем вооружений, наши соратники сумели убедить присутствующих, включая конструктора Федорова и начальника оружейного полигона при Офицерской школе, полковника Филатова в нецелесообразности разработки на данном этапе автоматов и самозарядных винтовок.

Мы предложили сосредоточить усилия на разработке и производстве трех типов пулеметов: ручного со сменным стволом и ленточной подачей патронов по типу ПК или МГ (за отсутствием промежуточного патрона, этот пулемет должен был стать аналогом ружей-пулеметов или по более поздней терминологии ротного, единого пулемета). Станковых пулеметов с воздушным охлаждением также под винтовочный патрон и станкового под калибр 12,7 мм. Последний должен был стать средством борьбы с пулеметами, авиацией и легкой бронетехникой (броневиками) противника.

Самая нашумевшая из работ Шапошникова (фактически написанная по моим тезисам и в соавторстве), опубликованных в печати, называлась 'Стратегия и планы мировой войны', в ней достаточно подробно рассматривались реальные мотивы военных амбиций основных игроков. Вскрывались перспективные возможности сторон, включая, развитие тяжелой артиллерии в Германии. Показывались и анализировались значение и роль пулеметов, роль промышленности военного времени, тему бронемеханизированных частей, в том числе и броневиков, и танков. О последнем мы говорили общими фразами и расплывчато.

Рассуждали и о роли тактического оружия для боя в условиях окопов, штурма зданий, предлагая расширять использование помповых гладкоствольных ружей и пистолетов (и скрывая перспективы пистолетов-пулеметов).

В контексте всего написанного делались геополитические выводы о целесообразности отказа для Российской Империи от агрессивной внешней политики и заключении оборонительных договоров и с Германией, и с Францией, а также в отказе от сотрудничества с Британией и США, которые показывались как наши главные стратегические конкуренты. Но сами выводы не являлись ключевым пунктом, более того, мы даже сознательно сократили их, акцентируя внимание читателей собственно на тексте работы (всех тех материалах, которые мы в цифрах и фактах сумели собрать и развернуть).

Так вот, в очередной статье, посвященной полемике вокруг поднятых нами вопросов, масонская пресса изливала на нас потоки грязи. Обвиняли и в искажении информации и в прямом подлоге, объявляли автора, чуть ли не агентом Германии. Выводы я сделал совершенно однозначные - такая пресса нам не нужна. Бороться с грязью можно только чистотой, поливать помоями в ответ - бессмысленно. Значит, нужно искать пути и способы ограничения или закрытия таких печатных органов.

Стучат колеса, поезд, дымя трубой, все ближе и ближе к очередной цели моего пути. Скоро начнется новая глава.


home | my bookshelf | | Исправленному - верить |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 41
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу