Book: Газета Завтра 263 (102 1998)



Александр Проханов СОЛЖЕНИЦЫН ДАЛ ПОЩЕЧИНУ ЕЛЬЦИНУ



Конституция, которой размахивал Ельцин, забрызгана кровью патриотов, расстрелянных на баррикадах 93-го года. Посыпана пеплом сожженного Парламента. Наполнена стонами пытаемых мучеников. Хрустом костей, перебитых омоновцами. Она склеена лживой слюной либералов, ненавидящих государство и Родину. Пропитана ядовитой спермой "отцов-демократов", от которых рождаются уроды и извращенцы. Она — багровая, парная, хлюпающая, как печень, выдранная у живой жертвы. Ее пять лет расклевывают костяными носами воры и проходимцы, засевшие в кремлевских палатах.


Она гарантирует безопасность беловежских мясников, разрубивших Великую Россию, когда 30 миллионов русских в намордниках и цепях проданы на невольничьих рынках СНГ, молча чахнут под гнетом баронов и ханов.


Она гарантирует "русский холокост", когда устроенный Ельциным мор уносит каждый год полтора миллиона граждан, а один день, проведенный "гарантом" в ЦКБ, стоит России четырех тысяч жизней ее сыновей.


Она гарантирует гестаповское подавление вымирающих русских, когда любое слово или деяние протеста истолковывается как "русский фашизм", и надсмотрщики НТВ шестиугольными глазами высматривают в каждом экстремиста и подпольщика.


Она гарантирует дремучий феодализм в стране, победившей Гитлера и летавшей в Космос, когда "семейка", состоящая из трех человек, окруженная зятьями, свояками, приживалками, карлами, шутами, скоморохами, стряпчими, держателями псарен, носителями ночных горшков, хранителями клизм и капельниц, владеет великой державой, обьявляет войны, отстегивает в подарок соседям заповедные территории, и над родиной Толстого, Вернадского, Жукова сияет золоченый пуп Березовского.


Она гарантирует лютое, небывалое в мире воровство, в сравнении с которым ограбление Гитлером и вывоз "янтарной комнаты" смехотворны. Ибо за пять лет своровали не просто коробку с долларами, не просто алмазы, а всю Россию с нефтью, золотом, молодыми девами, заводами, черноземом, самой возможностью дышать и действовать. Народ, еще недавно имевший первоклассную индустрию, передовую науку, океанский флот, театры, мыслителей, хлеб в закромах, тепло в домах, лекарства в аптеках, учебники в школах,— народ, голый и босый, загнанный в "газовую камеру реформ", умирает под хохот грабителей, которые безнаказанно обьединяются в "правый центр", мерзко хихикают в жилетку А.Яковлева.


Она гарантирует пулю киллера, "малину" от Владивостока до Пскова, бесчисленные бандгруппировки, пьющие за здоровье МВД и прокурора Скуратова, сделавшие "Мурку" гимном ельциновской России, которую, если хорошо попросить, споет невыездной Иосиф Кобзон, друг Отарика, враг думских антисемитов.


Она гарантирует деревянную секиру ракетчикам, пластмассовый кивер "спецназу", петровский ботик океанскому флоту, маршала Сергеева несуществующей армии, надзор Пентагона над русским Генштабом, цэрэушников в Сарове, моссадовцев в Совбезе, артиллерийский лафет, на котором повезут верховного, ногами вперед, в его последний путь по России мимо печных обгорелых труб и неухоженных могил. И тысячи погорельцев и беженцев, уступая дорогу лафету, станут смотреть, как везут огромную мумию, накрытую трехцветным флагом, с заплеванной Конституцией на груди.


Эту "Конституцию смерти", напоминающую устав концентрационного лагеря, отвергает убиваемый и пытаемый народ. Ее летел взорвать на своем "москвиче" русский витязь Иван Орлов. На нее сипло крикнул отважный генерал Макашов. Третьего дня Солженицын не принял от тещи Сысуева наградной брелок президента. И сохранил свое место в русской истории. Но всякий, кто берет из оскверненных и кровавых рук даяние, будь то орден или звание, или стипендия, или рюмка водки, всякий, кто подобно Лихачеву, посыпанному демократической перхотью, целует без устали эту страшную, убившую Родину длань,— тот обречен в аду целовать другую шерстяную когтистую лапу, выгрызать у нее из-под ногтей запекшуюся русскую кровь.




Александр ПРОХАНОВ


ГУЛЯЙ, АТАМАН!




Газета Завтра 263 (102 1998)


Атаман "Казачьего братства" Михаил Филин после освобождения из тюрьмы в гостях у газеты "Завтра". Слева направо: В.Белов, М.Филин, Н.Филина, А.Макашов, Е.Нефедов, В.Бондаренко, А.Проханов, Ф.Новрузов, В.Шурыгин, А.Лысков, В.Ганичев, А.Бульбов.






Мы отстояли своего друга, товарища, брата Михаила Филина! Он на свободе! Мы обнимаем его, и в нашей редакции поднимаем вместе с ним бокал за его здоровье и за нашу скорую победу!


Все громилы в масках, все решетки камер предварительного заключения не в силах были устоять перед нашим волевым напором — энергии возмущения омоновским беспределом подавили волю захватчиков Филина, а подслушивающие устройства донесли до тюремщиков весть о том, что его боевые друзья — казаки — собираются на выручку атамана, и супостаты дрогнули.


Их дело — неправое.


Они подло, из-за угла выследили Филина, когда он ехал на юбилейный вечер русского песенного ансамбля "Родники" в Электросталь, вели его на обратном пути, ночью остановили машину. В огнях десятков мигалок взвод "СОБРа" атаковал Филина. Под дулами десятков автоматов, под угрозой немедленной расправы его — честного предпринимателя, радетеля за судьбу России, как какого-нибудь беглого рецидивиста, повалили в грязь и слякоть, насели, вывернули руки и втиснули в ладонь рукоять подставного пистолета. Затем засунули пистолет в задний карман брюк. И лишь потом задали известный вопрос: "Оружие, наркотики имеются?" Филин ответил: " Кроме того оружия, которое вы мне впарили только что, — нет". Они подозвали понятых и уверенным движением руки вынули пистолет именно оттуда, куда только что положили. В другие карманы даже не полезли. Затем бросили атамана за решетку.


Такой подлой вышла президентская месть Михаилу Филину, одному из самых сердечных и прямодушных лидеров оппозиции, без обиняков озвучивших на митинге 7 ноября давние народные чаяния о необходимости изгнания нечисти из Кремля.


Нечисть, словно в оправдание слов казака, оказалась и в самом деле нечистоплотной.


В камеру Филину было передано через вертухаев сто долларов, четыре тысячи рублей, два свитера и спортивный костюм. Получил он лишь четыреста рублей и один свитер.


После обыска в его доме исчезли ящик водки и бутылка ликера. Некий жест благородства выразился лишь в том, что в жилище не подкинули ни наркотиков, ни гранат.


На этом благородство закончилось. Против Михаила все-таки сфабриковали дело за незаконное хранение оружия и вынудили его в обмен на право выйти из тюрьмы дать расписку о невыезде.


Дай тебе Бог здоровья, Михаил! А во всем остальном и впредь рассчитывай на нашу помощь.


Гуляй атаман!


Качественные рольставни предлагает компания Atmo


АГЕНТСТВО “ДНЯ”



« В Чечне в ворота англичан забили несколько голов.


« Ельцина лечат по древней магической методике "Ванька-встанька".


« У Генпрокуратуры выпали все зубы.


ТАБЛО



l Всплеск активности Ельцина, как сообщили источники из обслуживающего медперсонала, связан с применением новой и недостаточно изученной комбинации биостимуляторов, позволившей увеличить продолжительность рабочего состояния президента до четырех часов в сутки без гарантий стабильности основных физиологических показателей. На такой модели лечения якобы настоял Б.Березовский через Т.Дьяченко, сыграв на опасениях "верховного" полностью утратить реальные рычаги власти. Главной задачей Березовского по-прежнему является смещение Примакова, в минимальном варианте — Маслюкова. Эту позицию по необходимости поддерживает также Чубайс. Вместе с тем В.Гусинский и большинство "олигархов" ведут себя более осторожно, склоняясь к поддержке Г.Явлинского и Ю.Лужкова, которые, по их мнению, способны на парламентских выборах победить "левый блок" с перспективой эффективного участия в президентской гонке. "Левых" предполагается дискредитировать через телеканалы "олигархов" по рецептам 1996 года. В то же время кандидатуры Лужкова и Явлинского неприемлемы для Березовского и части "семьи", что предполагает резкий "кризис власти" и выдвижение нового премьера-наследника не позднее весны 1999 года. По итогам состоявшегося в Индианаполисе (США) семинара, как информируют нас из Хьюстона, сделан вывод, что Ельцин уже принял решение сместить Примакова под влиянием Т.Дьяченко, которая заинтересована восстановить контроль "семьи" над ЦБ и экспортом вооружений. Вместе с тем текущая политическая ситуация в России не позволяет Ельцину повторить октябрь 93-го, что будет подвигать "политических камикадзе" Ельцина-Дьяченко-Березовского на ряд непрогнозируемых поступков, призванных нарушить сложившийся баланс сил...




l “Силовое освобождение” французского заложника спустя десять часов после разговора Ширака с Ельциным группой во главе с замминистра Рушайло (ставленник Березовского и Гусинского) было инсценировано по договоренности с чеченскими боевиками и связкой Радуев-Басаев,— сообщает источник из ФАПСИ. По условиям соглашения, из российских тюрем были выпущены несколько чеченцев. В ответ "заложника" вывезли к условленному месту из Чечни в Ингушетию, где произошла "передача" с инсценировкой боевой операции. Подобная акция должна была усилить шансы Рушайло на замещение должности министра МВД и в этом качестве — для вывода "чеченского вопроса" на международный уровень...




l По данным, полученным из Грозного, "отрезание голов" является запланированной политической акцией, направленной на тотальную изоляцию и сброс Масхадова с дальнейшим переходом власти в руки более радикальной межтейповой группировки. Именно с этой целью в ближайшее время ожидается демарш “группы Березовского” по приданию международного статуса грозненскому аэропорту, что позволит не только организовать ввоз "гуманитарной помощи" в Чечню, но и ввести "международный контингент для контроля за распределением этой помощи"...




l Дальнейшего снижения цен на энергоносители ожидают на европейских биржах, сообщают нам из Лондона. Это связано с коллективным решением стран ОПЕК снять ограничения на производство и нанести упреждающий удар "по северным конкурентам", куда относят и РФ. Уровень цен может дойти до 6-7 долларов за баррель, что заставит "консервировать" скважины и закрывать нефтепереработку. В этой связи крупнейшие нефтяные компании США провели и готовят ряд слияний, жертвуя для экономической эффективности “принципами свободной конкуренции”. В РФ же действия по воссозданию единого нефтяного комплекса пока отсутствуют, хотя экспортный “гром” может грянуть уже в марте-апреле 1999 года...




l Позиции правительства РФ в конце 1998-99 гг. расцениваются аналитиками СБД практически как безнадежные, хотя новогодние выплаты задержанной зарплаты и пенсий могут быть сбалансированы отчислением налоговых долгов ведущими “экспортными” корпорациями. Давление на правительство со стороны регионов и отраслей должно резко усилиться после 15 января. В свете этого очередной пик финансового, а за ним и политического кризиса должен наступить в начале февраля, что совпадает с окончательным рассмотрением федерального бюджета в Госдуме. Отсутствие роста доходов из-за снижения НДС и других налогов при росте цен на товары первой необходимости (оценочно на 15-20 %) практически обнулит госрезервы. Отсюда — прогнозы Гайдара-Чубайса относительно правительственного кризиса и "переориентации" Примакова на "новых людей". Расчет на внешние "вливания" и на отсрочку платежей кредиторам является призрачным, так что деньги до февраля в любом случае не поступят...




l Тяжелая экономическая ситуация и начало избирательной кампании приведут к обострению отношений между Госдумой и правительством Примакова. В то же время недоверие правительству может повлечь за собой приход правых радикалов, готовых на “силовую зачистку левых". Предстоят весьма драматические для лидеров оппозиции недели, тем более что "суррогатный" оппозиционер Г.Явлинский со своим блоком будет голосовать “против Примакова” с расчетом на поддержку масс-медиа, которые донесут до "обездоленных избирателей", что именно коммунисты и левые приняли “жесткий” бюджет, а потому являются виновниками их лишений. Наконец, первый квартал следующего года наверняка выплеснет социальное недовольство населения в виде "забастовок", а возможно, и более объемных волнений, утихомирить которые придется кабинету Примакова. В итоге ненависть к власть предержащим должна сказаться на итогах думских выборов...




l МВФ вряд ли предоставит России обещанные 4 млрд. долл. без давления Белого дома, позиция которого требует ратификации СНВ-2 и "сверхжесткого бюджета" с удушением всех несырьевых отраслей российской экономики, сообщает источник из Вашингтона. В чисто внешнеполитическом плане усиление противоречий между РФ и США при региональным вопросам вполне в состоянии содействовать в возникновении некого "мини-кризиса" по типу Косово или же Ирака, что выведет проблему СБ ООН на передний план. Все эти тенденции будут развиваться как периферийные для международного сообщества, которое с повышенным вниманием будет ожидать реализации последствий введения "евро" и столкновения интересов США с интересами КНР и Японии. Прогнозируемый на март-апрель крупносмасштабный спад на американских биржах с радикальным понижением стоимости американских ценных бумаг и акций, вероятнее всего, резко сузит импортные потребности США, что понизит динамику товарных рынков с обвалом цен на энергоносители. Это резко снизит поступления “нефтедолларов” в госбюджет РФ, но одновременно позволит России чувствовать себя более свободно, поскольку внешнему миру будет явно не до Москвы...




l Заявление Ю.Лужкова в защиту С.Лисовского и других телепредпринимателей канала ОРТ связано с участием представителей столичных властей в этих структурах,— сообщает наш источник из мэрии Москвы. Вместе с тем атака Ю.Лужкова на ФСБ и другие силовые институты государства продолжает его политический дрейф в сторону Березовского, недавно также потребовавшего “усечения функций” ФСБ. Как считают аналитики СБД, на изменение линии мэра особо повлияли кампании вокруг “антисемитизма” и “чугунного Феликса”...




l По информации из Кремля, на банкете в честь пятой годовщины ельцинской конституции состоялась беседа Примакова с "архитектором перестройки" и главным "куратором" демсил А.Н.Яковлевым, где премьер пытался убедить собеседника смягчить давление на правительство "поскольку все делают одно дело", а дестабилизация “приведет к власти патриотов"...




АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”


Клининговая компания осуществит мытье окон любой сложности.




Владимир Бондаренко ЭПИЛОГ СТОЛЕТИЯ



Еще Владимир Максимов в газете "Завтра" сказал: "При всем моем теперешнем скептическом отношении к Солженицыну.., единственное, что можно сейчас утверждать: приручить его властям не удастся...". Буквально то же самое предрек и я недавно на встрече с патриотическими идеологами, уверявшими, что юбилей Солженицына ельцинские власти раскрутят на полную катушку для борьбы с оппозицией. "Вот увидите, Александр Исаевич покажет свой норов, преподнесет Ельцину сюрприз, чтоб неповадно было...". Так и случилось. "От верховной власти, доведшей Россию до нынешнего гибельного состояния, я принять награду не могу, — сказал Солженицын на юбилейном вечере в театре на Таганке, объясняя свой отказ от ордена Андрея Первозванного, которым его пробовал наградить в день восьмидесятилетия ельцинский режим, — при нынешних обстоятельствах, когда люди голодают без зарплаты, я ордена принять не могу...". Это не только звонкая пощечина Ельцину, но и пример-предупреждение всем последующим кавалерам так не ко времени возвращенного Ельциным знаменитого русского ордена. Это и укор академику Дмитрию Лихачеву, и мастеру оружейных дел Михаилу Калашникову, так поспешно получившим высший орден России в то время, когда сама Россия движется к гибели. Это и повод для осмысления тем непримиримым патриотам, которые готовы отлучить от судеб России любого, хоть раз оступившегося русского политика, ученого, мыслителя, художника. Как бы не пробросаться?! Так и Пушкина можно в сатанинских забавах уличить, так и Толстого, великого путаника, можно и от Церкви, и от самой России отлучить. Не случайно многие говорят о поразительном сходстве Льва Толстого и Александра Солженицына и в великих свершениях, и в великих заблуждениях. Пусть не волнуются Игорь Золотусский и Юрий Кублановский, я не озабочен тем, чтобы впихнуть Солженицына в некую патриотическую обойму, пользуясь удобным поводом. Александр Исаевич сам выбрал позицию осознанного одиночества. Его творческий путь, путь письменного слова — от "Матренина двора" до глав о Парвусе и Богрове из "Красного колеса", от "Захар-калита" до "Россия в обвале" — путь русского писателя-почвенника, путь, близкий Василию Белову и Борису Можаеву, Владимиру Солоухину и Валентину Распутину. Его политический путь часто сближает его с крайними либералами и писателями космополитического круга. От Льва Копелева до Василия Аксенова. Очевидно, он мог бы стать объединителем двух разбегающихся галактик русской словесности, но и эту роль от себя Солженицын отринул. Как человек, в человеческой близости он — в одном окружении, как писатель, в своих авторских позициях — он становится совсем в другой ряд духовных соратников. Когда-то он проговаривался, что ближе всех ему по позициям Игорь Ростиславович Шафаревич. Позже это утверждение он никогда не оспаривал. Вот и своим мужественным отказом от ордена Андрея Первозванного он на этот раз оказался близок Юрию Бондареву, также отказавшемуся несколько лет назад от ордена из рук Ельцина в канун своего юбилея, близок генералу армии Валентину Варенникову, отказавшемуся от объявленной ельцинским режимом амнистии участникам августовских событий 1991 года. По крайней мере, вовлечь в свои разрушительные игры русский писатель, наделенный мощным инстинктом государственника и убежденный в необходимости русского созидательного национализма, никому не позволил. Пусть тешатся либералы своим личным знакомством, книги Солженицына им откровенно чужды. Нынешняя "верховная власть" им объявлена гибельной...




Подумалось, восьмидесятилетием Александра Исаевича Солженицына начинается эпилог ХХ столетия. Договариваются последние мысли, определяется финальная расстановка всех героев.


Конечно же, Александр Солженицын — русский писатель в самом классическом варианте. В том самом варианте, который отрицается всей либеральной прессой нынешнего времени. Он — герой литературоцентричной страны, литературоцентричной эпохи. Он — эпик, подобно Льву Толстому и Федору Достоевскому, Ивану Гончарову и Николаю Лескову, Максиму Горькому и Ивану Тургеневу, Алексею Толстому и Михаилу Шолохову, Леониду Леонову и Дмитрию Мережковскому... Русские писатели были разных взглядов, разного уровня дарования, но они никогда не выпадали из главной традиции русской литературы. По сути, и все лидеры самого ортодоксального соцреализма тоже не нарушали эту традицию — от Александра Фадеева до Георгия Маркова. Как зеркальное отражение, существовала и развивалась литература русской эмиграции, все в той же традиции. Менялся язык эпохи, менялись реалии, но русский традиционализм, русское морализаторство определяли творчество всех крупнейших писателей...


Он — ищет в литературе решения на все вопросы. Так создавал Федор Достоевский свой «Дневник писателя». Так возникала толстовская проповедь «Не могу молчать!» Так, казалось бы, самый аполитичный и бесчувственный Антон Чехов ехал на свой «Остров Сахалин». Так создавалась вся публицистика русской литературы по любую сторону баррикады. Василий Белов писал свой «Лад», Валентин Распутин боролся за Байкал, Александр Солженицын призывал «жить не по лжи»...


На Руси писатель всегда пророк, и пусть кто-то считает Солженицына запутавшимся пророком, кто-то отвергает его пророчества — само русло его творчества вполне совпадает с руслом могучей реки русской словесности.


Не скрываю, для меня загадкой является такое мощное неприятие явления Солженицына многими патриотическими лидерами, в том числе признанными русскими писателями. Я неоднократно сам спорил с теми или иными взглядами Солженицына, вот и на титульном листе последней книги «Россия в обвале» Александр Исаевич не случайно написал «Владимиру Григорьевичу Бондаренко (впрочем, предвидя и разногласия)». Такова участь критика, не стесняясь авторитетов, определять и силу писательского слова, и его слабости.


Но, скажем, подобно Петру Проскурину, отрицать само его слово, отрицать писательский дар — значит, откровенно кривить душой. Не случайно же из-за боязни солженицынского слова отменили его передачу по телевидению в преддверии ельцинских выборов 1996 года. Почему долгое время все прощали и готовы простить ныне Виктору Астафьеву? Почему на патриотических съездах поет свои песни Иосиф Кобзон? Почему не предъявляли никаких претензий брежневской придворной свите, подготовившей развал великой Державы? Почему долгое время ходил в героях Александр Руцкой, последовательно предававший все и вся? Почему так благоволили и благоволят к Владимиру Максимову и Александру Зиновьеву, не менее ожесточенным противникам советской власти, к тому же добровольно уехавшим в эмиграцию? И лишь к единственному высланному за рубеж насильно, критиковавшему того же Максимова за отсутствие русского патриотизма в «Континенте», спорившему с Сахаровым и достаточно жестко с русских державных позиций, осудившему беспощадно всю нашу «образованшину» и «наших плюралистов» никогда никаких снисхождений?


Я сам знаю несколько достаточно рискованных выступлений Александра Солженицына в американской прессе, которые категорически не принимаю. Но всегда спорил и спорю о его роли в разрушении Советского Союза. Не преувеличивайте эту роль, господа-товарищи. Что бы он ни говорил иногда в запальчивости в своей вермонтской глубинке, не слышали этих выступлений ни доярки Вологодчины, ни ракетчики из Козельска, ни физики из Дубны, ни даже члены обкомов и крайкомов. Разрушила великую Державу сама позднебрежневская развращенная верхушка. Придворная салонная элита. Разжиревшая военная элита. Виноваты те, кто недопустимо долго держал шута горохового Горбачева в кресле генерального секретаря партии. Те, кто аплодировал Ельцину.


В России достаточно быстро Александр Солженицын разобрался в обстановке и отказал нынешней власти в своей поддержке. Разве оппозиции не нужны влиятельные союзники? Я уверен, что несмотря на свой весомый возраст, Солженицын еще не раз поразит своих читателей откровениями на самые острые темы России. А уж если перейти на чисто литературные сюжеты, то более последовательного защитника русского реализма и противника всяческих постмодернистов трудно найти. Я бы очень хотел, чтобы как-нибудь Александр Исаевич высказал свои взгляды на русскую литературу в газете «День литературы». По крайней мере здесь он не будет соседствовать с «двумя презервативами» Мелихова, как в «Новом мире», или же с мерзкими русофобскими высказываниями Шендеровича с его русской свиньей с православным крестом на шее, как на телепрограмме НТВ. Кстати, вот и пример моего конкретного разногласия с Александром Исаевичем. Учитывая и юбилей, и желание выйти на миллионы телезрителей, все равно не согласен с решением Солженицына сотрудничать с Парфеновым и НТВ в создании пятисерийного юбилейного фильма. Тут сразу и игнорирование призыва Русской Церкви, и лично Патриарха всея Руси Алексия II к бойкоту НТВ после показа кощунственного фильма «Последнее искушение Христа». И невольное соединение своего имени со всеми мерзостями НТВ. Со всем насилием, грязью и развращением. Чего же тогда стоит отказ от бесед с нами и с «Советской Россией»? Чего стоит не раз высказанное желание скромно пройти свой юбилей? Вместо этого осознанный перебор по НТВ. Думаю, прекрасный, высокопрофессиональный фильм Сокурова стоит всего пятисерийного размалева НТВ. Уверен, не понравится это соединение Солженицына и НТВ многим искренним друзьям и сторонникам его таланта.


Впрочем, уверен, что эта человеческая помеха не скажется в его письменных работах. Так бывало не раз. Ответственность к слову, ответственность за написанное слово у Солженицына намного выше, чем чисто человеческое поведение.


Даже на жизнь умудренных старцев оказывают мощнейшее влияние зигзаги нынешней виртуальной реальности. Но не этим сильны мудрецы. Восемьдесят пять лет Сергею Залыгину, восемьдесят лет Михаилу Алексееву, восемьдесят лет Николаю Тряпкину, восемьдесят лет Александру Солженицыну. Это наша уходящая натура. Это по-своему великий эпилог ХХ столетия. Это люди общей, ведущей идеи. Это попытка проникнуть в замысел человека. Это великие проекты, прорывающиеся сквозь политическую конъюнктуру. Дай Бог, всем им войти в третье тысячелетие. Дай Бог, Александру Исаевичу передать и читателям третьего тысячелетия высокий идеализм русского писателя.


Этот идеализм и притягивал к себе в брежневское время, когда на день, на два удавалось получать книги Солженицына.


Нам — патриотам России в «Литературной России», в журнале «Слово», в «Нашем современнике» в начале перестройки крайне нужна была его лучшая публицистика «Наши плюралисты», «Образованщина» и другие патриотические статьи. Мы уже боролись с самим писателем, нежелающим пускать свои бичующие статьи в отечественную печать. Ведь быстро появились «заменители Солженицына» в «Огоньке», в «Московских новостях» — коротичи, рыбаковы, гранины и другие любители дозволенной смелости, трактующие все с антирусской точки зрения.


Мы пускали его блестящие цитаты в комментариях, приложениях, а те заполонили весь телеэкран. Думаю, тогда многое проиграл Александр Исаевич.


«Архипелаг ГУЛАГ» уже становился историей, надо было бороться за будущее. За национальную Россию. Увы, тогда мы опережали великого писателя во взглядах на судьбу России. Мы уже тогда видели «Россию в обвале», все ее положения. И потому эта последняя его книга оказалась для России не откровением. А прозрением писателя. И я сам лично особенно искренне радовался именно тому, что Александр Солженицын написал книгу с позиций русского патриота, с позиций созидательного национализма. В этом — ее главное откровение, какие бы всем известные положения и факты в ней ни звучали.


Все-таки при всех компромиссах не восьмидесятилетних патриархов литературы переделала под себя нынешняя либеральная эпоха, а они сумели выстоять и пронести с собой дух великих проектов, дух великих традиций. И это достойный эпилог столетия. Тем более, что впереди — новая эра национальных государств, национальных достижений, национальных прозрений.


Пример России и ее литературы — окажется примером для всего мира и всего тысячелетия.





Газета Завтра 263 (102 1998)

А.СОЛЖЕНИЦЫН и В.МАКАНИН Фото В.БОНДАРЕНКО


Быстрая и качественная продажа недвижимости во франции . Портал элитной недвижимости www.miridom.ru.


ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ №12



Вышел 12-й номер газеты "День литературы". Читайте в газете: Окончание исследования Андрея Воронцова "Булгаков и Сталин", Юрий Бондарев печатает свою версию событий 1993 года, Владимир Личутин предлагает свои размышления о смерти. Станислав Куняев начинает печатать сенсационные мемуары. В этом номере — глава "Коммунисты, назад" о поэте А. Межирове. О месте Александра Солженицына в русской истории и русской литературе пишут специально для газеты Игорь Шафаревич, Валентин Распутин, Леонид Бородин и Михаил Назаров. Стихи ведущих русских поэтов Николая Тряпкина, Геннадия Ступина и Бориса Сиротина. В разделе "Русская классика" о Льве Толстом пишет Валентин Курбатов, о Марине Цветаевой — Регина Григорьева.


Беседа с выдающимся историком и литературоведом Вадимом Кожиновым о национализме и культуре.


Как всегда обзоры журналов Ильи Кириллова и Николая Переяслова, пародии Евгения Нефедова.


Главный редактор Владимир Бондаренко. Газета продается в редакции "Завтра" и у всех распространителей "Завтра".


Справки по тел.: 245-96-26.


Подписывайтесь на "День литературы" по объединенному каталогу "Газеты и журналы России", индекс 26260.


Валентину Варенникову - 75



Знаменосцу Победы,


славному русскому генералу


Валентину Варенникову


исполнилось 75 лет.


Сердечно поздравляем нашего друга.


Желаем новых побед!




Редакция газеты "ЗАВТРА"


А. Бородай КРОВЬ НА СНЕГУ



За последние два года мы привыкли к тому, что зимой на Кавказе наступает относительное затишье. Живущие в постоянном ожидании крупномасштабной войны местные жители и российские военные несколько расслабляются — до весны. Покрытые снегом перевалы и “воевода мороз” не позволяют бандам чеченских боевиков совершать серьезные рейды в Дагестан, Осетию и на Ставрополье, а к относительно мелким налетам и диверсиям местных исламистов и просто бандитов все уже притерпелись, воспринимая их почти как капризы погоды. Стерегущие административную границу Чечни омоновцы, милиционеры и вэвэвшники лихорадочно утепляют землянки и прочие жилища, закапываются поглубже в землю, стремясь спокойно пережить грядущие холода. Они знают — боевики в большинстве своем зимой воевать не любят и не могут. Теряют интерес к событиям на Кавказе и московские ньюсмейкеры, новости из региона все реже появляются в информационных блоках.


Однако начало этой зимы на Кавказе оказалось на редкость бурным. Скандал с обнаруженными на чеченской границе головами трех англичан и новозеландца принял поистине международные масштабы (дело в национальной принадлежности — обезглавленные и вполне головастые трупы русских и других коренных жителей Кавказа обнаруживаются в регионе регулярно, но не вызывают ни малейшего интереса общественности). “Это удар по президенту Масхадову”, — в один голос заявили многие российские государственные мужи и были, вне всякого сомнения, правы. Действительно, обнаружение голов четырех иностранных граждан, которые были взяты в заложники в самом центре Грозного еще 3 октября и с тех пор десяток раз “почти освобождались чеченскими спецслужбами”, наглядно в очередной, сто сорок восьмой, раз показывает полную несостоятельность Аслана Масхадова как президента республики Ичкерия. Впрочем, этот факт в очередной раз доказывает и то, что собственно никакой “республики”, в составе РФ или вне ее, просто не существует. Есть огромный бандитский анклав, за власть над которым борются мощные вооруженные группировки, добывающие себе пропитание грабежом, торговлей оружием и наркотиками, а также работорговлей. Кроме того, часть преступных сообществ спонсируется геополитическими противниками нашего государства.


Именно сейчас, по данным источников в российских спецслужбах, сплотившиеся против Масхадова знаменитые полевые командиры Басаев, Радуев, Хаттаб и “политики” Яндарбиев и Удугов готовятся наконец перейти к решительным действиями и, скинув безвластного президента, установить полный контроль над Чечней и некоторыми прилегающими территориями. Эта коалиция, действующая под лозунгами панисламизма, видит своей целью развертывание крупномасштабной войны против России с целью отторжения от нее всего Северного Кавказа.




Противостоящий им Масхадов не имеет реальных возможностей для ведения вооруженной борьбы с оппозиционерами. Главными его козырями в борьбе за власть были ссылки на международный авторитет, который Чечня якобы завоевала под его руководством, и потоки финансовой и материальной помощи, предоставляемой Россией под его — Масхадова — “гарантии”. Теперь, после “истории с четырьмя головами”, басни о “международном авторитете” развеялись окончательно, причем пострадала не только репутация Масхадова, но и некоторых видных российских политиков — творцов “мирного урегулирования на Кавказе”. Особенно бледно выглядит “мозговой центр” кавказского миротворчества — Борис Березовский. Он, видимо, настолько напуган перспективой окончательной потери лица, что уже теряет способность говорить членораздельно и только что-то бормочет о счастливых обстоятельствах, позволявших освобождать некоторых заложников.


В целях сохранения лица, по всей видимости, был проведена срочная операция по освобождению французского дипломата Винсента Коштеля. Примичательно, что главным ее организатором был назван замминистра внутренних дел Владимир Рушайло, которого наблюдатели характеризуют как человека Березовского.


Между тем, по данным компетентных источников, российское правительство продолжает планировать абсолютно бесперспективные мероприятия по поддержке Масхадова. Эти данные подтверждаются документом, попавшим в СБ “День” из Совета безопасности. В этой бумаге, авторами которой являются нынешние руководители ФСБ, предлагается: “найти конкретные пути реализации договоренностей, достигнутых на встрече председателя правительства Российской Федерации Е. Примакова с президентом Чеченской республики А. Масхадовым 29 октября 1998 года”. В частности, планируется: “создать на территории Чечни акционерные предприятия с участием российских и зарубежных фирм, часть акций которых будет находиться в федеральной собственности”. Аанлитики СБ “День” опасаются, что даже зарубежная “коза ностра” не рискнет стать акционером такого “коммерческого предприятия”.


Кроме того, наши государственные мужи намереваются “открыть международный аэропорт в г. Грозном” при “соблюдении всех мер по организации пограничного и таможенного контроля”. Естественно, всех без исключения!


Но, пожалуй, самое любопытное заключается в том, что “российская сторона” намеревается помочь “чеченской стороне” в ее усилиях “по признанию Чеченской республики субъектом международного права”, для чего считает уместным “задействовать возможности МИДа РФ”. Вот-те раз! Мы-то думали, что хасавюртовские позорные соглашения еще действуют, и статус республики будет определяться только через пять лет после их подписания. А тут оказывается, что наши ребята уже все между собой решили.


Не утомляя читателя дальнейшим цитированием этого бредового документа, отметим, что в его концовке содержится следующая замечательная фраза: “Необходимо отметить, что альтернативы мирному урегулированию “чеченского конфликта” не имеется”. Вашими устами, да мед бы пить! Каждый здравомыслящий человек понимает, что война на северном Кавказе, к сожалению, неизбежна. И заклинаниями делу не поможешь.




А. БОРОДАЙ


Владислав Шурыгин, Александр Бородай НАША ГОРДОСТЬ — “РУСЬ”



Почему-то чаще всего все статьи о “спецназе” наполнены исключительно описаниями того, как ловко его бойцы умеют рубить ребром ладони кирпичи, стрелять или карабкаться по стенам. Идет это обычно от некомпетентности пишущей братии, не понимающей задач, стоящих перед “спецназом”, и бросающейся, так сказать, на внешние эффекты. И лишь немногим профессионалам доступно истинное понимание того, что же на самом деле представляют собой “спецназы”.


Безусловно, индивидуальная выучка бойца – дело крайне важное, но все же это только часть огромной работы. Можно собрать вместе отличных спортсменов, акробатов, стрелков, но они так и останутся группой спортсменов. “Спецназ” же — это совсем другое. И прежде всего — это единая команда, боевая семья. Ни один другой род войск не требует такой сплоченности, спаянности и сколоченности, как “спецназ”. Во-вторых, “спецназ” — это профессиональная и психологическая настроенность на решение особо сложных, стоящих за гранью возможного задач. И в-третьих, это постоянная готовность выполнить их в любой обстановке, не считаясь с потерями. Говоря иными словами, войска специального назначения это — элита любых Вооруженных Сил.


И в рядах этой элиты особое место занимают подразделения контртеррора. Антитеррористические “спецназы” отличаются от обычных как бы “двойной” подготовкой. Ведь для того, чтобы эффективно бороться с терроризмом, надо в совершенстве знать тактику и психологию террористов, которые сегодня готовятся по лучшим спецназовским программам в лагерях и центрах, обустроенных по последнему слову военного искусства. То есть, чтобы стать бойцом антитеррористического подразделения, надо сначала стать профессионалом в “обычном” “ спецназе”, и лишь потом можно совершенствоваться в мастерстве контртеррора…


В течение десятилетий с решением этих задач справлялась легендарная “Альфа” – управление “А” в структуре КГБ СССР. Терроризм был почти экзотическим явлением, которое чаще всего ассоциировалось с Ближним Востоком или странами Запада. В СССР это были в лучшем случае попытки угонов самолетов…


Но в начале девяностых годов ситуация начала резко обостряться. По всем национальным окраинам Советского Союза поднимал голову сепаратизм. Как грибы росли различного рода банды, отряды и “армии”. Поэтому и было принято решение о создании в структурах МВД собственного антитеррористического подразделения на базе роты специального назначения дивизии имени Дзержинского. Так родился первый отряд “спецназа” внутренних войск.


Сегодня таких отрядов в России уже несколько. И одним из лучших среди них по праву считается отряд “Русь”.




Отряд специального назначения внутренних войск МВД России “Русь” родился в 1992 году. Его появление было продиктовано временем — тогда уже на территории бывшего СССР и в самой России полыхали пожары межэтнических конфликтов, в городах трещали автоматные очереди бандитских разборок, брали заложников Шамиль Басаев и ему подобные. Чтобы хоть как-то контролировать ситуацию, одних спецподразделений ФСБ типа “Альфы” или “Вымпела” было явно недостаточно, в том числе и потому, что эти немногочисленные, состоящие из офицеров команды являются фактором политической стабильности в столице и не могут постоянно мотаться по командировкам. Стране нужна была большая “пожарная команда”, готовая за считанные часы оказаться в любой ее точке и проводить там самые разнообразные по масштабам и сложности операции — от войсковых до ювелирно тонких, выполняемых небольшими, но абсолютно слаженными группами бойцов. Именно в качестве такой пожарной команды и был создан отряд “спецназа” МВД “Русь”.


Отряд возник не на пустом месте — его сформировали на основе специального батальона, несшего важнейшую функцию охраны комплекса правительственных зданий на Старой площади. Характер выполняемых этой частью задач требовал особого подбора кадров — в батальоне служили инициативные и образованные офицеры, отборные солдаты. Вновь возникшая спецназовская часть, доукомплектованная уже имеющими боевой опыт офицерами, сразу показала себя серьезным соперником для “ старшего брата”, печально прославившегося в 1993 году, 6-го отряда “спецназа” МВД “Витязь”. В отряде “Русь” мгновенно приняли и оценили идею “краповых беретов”, которые нельзя получить просто так, а можно лишь заслужить, и “испытание на прочность”, проводимые в нем, сразу стало недостижимым эталоном для всех частей внутренних войск.




БРАТЬЯ ПО ВОЙНЕ Наше знакомство с отрядом “Русь” началось с авиабазы “Чкаловское”, откуда мы должны были улетать вместе с отрядной заменой в Чечню. Уже тогда приятно удивила дисциплина внутри нашей маленькой группы. Два офицера и четверо солдат, из которых трое были “зеленым” пополнением, были словно спаяны в единый организм. Обычно в подобной ситуации солдаты стараются воспользоваться выпавшей “свободой”, побродить по “вольным” местам, подремать в кресле. Но бойцы, летевшие с нами, словно бы и не замечали расслабленности своих собратьев из других войск. Они ловили взгляды своих командиров, стараясь предугадать возможные команды. И в этой их исполнительности не было никакой угодливости, подхалимства. А скорее — какое-то суровое уважение, культ командира. Офицеры — замначштаба Игорь и замком отряда Сергеич — тоже резко отличались от обычных “перелетных” офицеров, наполнявших авиабазу своей несуетностью, внутренним достоинством, выдержкой. При посадке в транспортный “Ил” оба в первую очередь позаботились о том, как в многолюдной тесноте разместились их бойцы, и лишь потом, не торопясь, расположились сами.


Все это было очень непривычно и контрастно на фоне нынешней “российской” вооруженной действительности.


…На первую “зачистку” мы пошли с отрядом в кишлак Белгатой, который за несколько часов до этого с потерями взяла 166-я бригада. Пехота с боями прокатилась по кишлаку и, вырвавшись на его дальние окраины, оседлала предгорья перед главной целью – укрепленной крепостью дудаевцев высокогорным аулом Дарго. Над ним высились белоснежные пики Кавказского хребта, за которым уже начиналась Грузия.


Группы втягивались в узкие улочки. Бойцы двигались цепочками, перебегая от дома к дому под прикрытием товарищей. Очень часто боевики не успевали отступить и прятались по домам и подвалам, смешивались с местным населением, надеясь дождаться ухода русских войск. Еще чаще, отступая, они оставляли замаскированные склады и блиндажи, наполненные оружием и боеприпасами, которые не было возможности вывезти. Расчет был все тот же – после ухода частей вернуться на готовые базы. Именно поэтому и проводились “зачистки”, в ходе которых части МВД и ВВ искали эти склады, изымали оружие, выявляли боевиков…


Боец группы, с которой мы двигались по северной окраине кишлака, обнаружил блиндаж. Тотчас вокруг него заняли позиции снайпера и гранатометчики. К входу поползли два спецназовца. Один “кошкой” зацепил угол двери и потянул ее на себя. Короткий взмах руки — и в полуоткрытую дверь полетела рифленая картофелина гранаты. Глухо кашлянул разрыв. Из блиндажа потянуло сизым толовым дымом. Когда он развеялся, в образовавшийся проем осторожно нырнул один из бойцов. Блиндаж оказался набитым шинелями странного цвета и такого же незнакомого покроя. На позолоте пуговиц был выдавлен всадник с мечом — эмблема “самостийной” Литвы.


— “Гуманитарная” помощь. — Съязвил один из спецназовцев. — И что с нею делать?


— Видишь, сарай горит. Тащи туда и сожги. — Отрезал командир.


В соседнем дворе спецназовцы проверяли документы у семьи чеченцев, высыпавших во двор.


— Я воевал. Я до Варшавы дошел. У меня медал за отвага. – Подымая руки к небу, почти плакал старик. – Мнэ этот Дудаев, будь он трыжды проклят, совсем не нужен. Я пэнсыю два год не имею.


— Оружие в доме есть? – привычно и устало спросил деда командир.


— Какой оружие? Нэт у нас никакой оружий. Мы мирный


крестяне. Я пэнсионер. Я воевал…


— Трофимов, осмотри дом. Васильев – сарай. Кузнецов – огород и сенник.


— Мы осмотрим ваш дом. – обратился он к старику. — Если у вас ничего противозаконного не найдем, то вам ничего не грозит.


— Нэт у нас ничего, – горячился дед. – Будь проклят Дудаев и весь род его!


— Все они “мирные” и “крестьяне”, – буркнул под нос один из бойцов. – А тряхни хорошенько — и танк найти можно. Где сыновья-то, дед? Небось, в лесу у Дудаева?


— Мой сыновья в Россия. Одын на Север, в Якутск. Другой – мылицыонер в Курск. Я орден от Конев имею…


Обыск ничего не выявил, и группа цепью потянулась дальше по улице. На крыльце за спиной беззвучно плакал дед, сжимая в корявой старческой ладони завернутые в тряпицу медаль и орден.


…В следующем доме под полом нашли ящик гранат. Крепкая молодица, хозяйка дома – по документам вдова, клялась и божилась, что ничего не знала о них.


— Боевики ночевали. Мэнэ выгнлы. Оставылы. Я нычего не знай. Будь проклят Дудаев!




Чеченская война нелегко далась отряду “спецназа” “Русь”. В самом начале войны он оказался в центре грозненской мясорубки, его бросали затыкать дыры, спецназовцы шли туда, где не могли справится обычные части. Часто их использовали как простую, только очень хорошую и надежную, пехоту. Первые потери отряд понес, попав в засаду у станции Алды, неподалеку от Грозного. В жестоком бою погиб его первый командир полковник Павел Зайцев. Вскоре на неласковой чеченской земле встал небольшой памятник, сделанный из фюзеляжа сбитого вертолета, — спецназовцы не забывают своих погибших. В отличие от многих других частей, “Русь” не бросила этот памятник на территории Чечни и в 1996, после предательства Лебедя, его перевезли в Москву.


За полтора года чеченской кампании отряд прошел всю республику вдоль и поперек не один раз, участвуя практически во всех значительных операциях. Количество уничтоженных его бойцами боевиков исчисляется, по крайней мере, сотнями. Но множились и собственные потери. За бой с бандитами Радуева в селе Первомайском рядовой Олег Бобков получил Звезду Героя России — посмертно. Всего четырнадцать спецназовцев не вернулись с этой войны. Если учесть количество и сложность выполняемых отрядом задач, такие потери представляются минимальными.




ЗАМЕНА — "Плафон" запросил "вертушку". Она будет через полчаса, — объявил командир. "Плафон" — позывной авианаводчика, закрепленного за отрядом. Позывной плавно перешел в кличку. "Плафон" — сухощавый блондин — "в миру", т. е. вне войны, летчик на Ан-12. Сейчас он кутается в дождевик на площадке приземления, а в штабной палатке "разборки":


— Я сам хочу остаться,— в который уже раз тянул свое невысокий крепыш — командир группы. — Я знаю людей. Они привыкли ко мне. В обстановке разбираюсь. Заменюсь через месяц.


— Командир, ну хочет человек сам. Почему не оставить? Заменим связиста у него тоже скоро срок выйдет, а прапорщик его только недавно прилетел, справится, — поддерживал "отказника" другой комгруппы.


Старший в отряде — подполковник, бывший десантник, подытожил коротко.


— Ты — летишь! Собирайся, скоро вертушка.


Хочет - не хочет... Не дети! Вышел срок — домой. Случись что — я сам себе никогда не прощу. Усталость — есть усталость. Отдохнешь — вернешься...


Заменяются по-разному. Кто-то, демонстративно зачеркивая день за днем на календаре, отсчитывая свой срок, готовясь за неделю к отлету. Кто-то лишь успевает торопливо схватить рюкзак со шмотками, вернувшись с гор и опаздывая на вертушку. Похоже, пожалуй, всегда одно — это грусть при расставании. Тяжело оставлять здесь друзей, кошки скребут на душе. Словно виноват этим своим отъездом. И очень часто при расставании слышишь: — Ждите, братцы! Не задержусь...


Вот возвращаются сюда действительно здорово. С сумками подарков, гостинцев, писем, водки. Возвращаются весело, с каким-то странным чувством легкости освобождения. И, попадая в крепкие объятия друзей, вдруг ловишь себя на мысли, что томился без них. Тосковал там, в мирной Москве, по этим людям, по этому делу...


А вообще — все очень устали. Устали люди, устала техника, устало оружие. Отряд "спецназа", принявший нас, уже полтора года не вылезает с этой войны. Когда-то новенькие, " с нуля", бэтээры теперь напоминают больных стариков, когда, сопя и кашляя, как астматики, они на пределе изношенных своих движков еле карабкаются в горы. Рябые, с выгоревшей от бесконечной стрельбы краской стволы пулеметов. Штопаные-перештопанные камуфляжи, измочаленные, драные палатки. Полтора года войны! Три последних месяца в горах безвылазно. Сотни километров дорог. Десятки кишлаков. Потери. Бои.


Люди на полнейшем запределе измотанности, усталости. И все же это отряд! Это странный русский менталитет, когда никто не жалуется, не клянет судьбу, а вернувшись с гор ночью и получив новую задачу, наутро безропотно начинает готовиться к рейду. Заправлять, торопливо чинить свои измотанные, выходившие весь мыслимый ресурс бэтээры. Набивать патронами ленты и магазины, заряжать аккумуляторы радиостанций, латать ползущие от ветхости ветровки и штаны. И лишь под утро забыться на пару часов во сне. Черном, глубоком, без снов.


А потом, проглотив наскоро кашу с рыбными консервами, — тушенка давно закончилась, как закончились хлеб и масло, — рассаживаться по броне и — вперед!




...На любой войне плохо делится слава. Каждый норовит отщипнуть кусок побольше и доказать, что именно он (его полк, его род войск) "сделал" войну. А заодно за глаза "оторваться" на соседей.


На чеченской войне армейцы язвили по адресу "вэвэ" — внутренних войск, "вевеэшники" той же монетой платили "советам" — так называли армейцев. И те, и другие поругивали десантников и спецназовцев, а те, в свою очередь, были не прочь проехаться по пехоте и танкистам. Летчикам доставалось от всех сразу.


Все ревниво подсчитывали, кто где больше воевал, кто какие города брал, кто больше "завалил чечей".


И, наблюдая за этой перепалкой, я ловил себя на мысли, что все это очень напоминало сюжет Дюма — о бесконечной вражде Гвардейцев Кардинала и Мушкетеров Короля. И что главная суть совсем в ином.


Приходил приказ, и вся ревность — побоку. Пехота штурмовала дудаевские укрепрайоны, окружала поселки. На "зачистку" внутрь этих змеюшников шли внутренние войска и части МВД. В горах душили "чечей" "спецы".


У каждого было свое дело на этой войне. Россия была на всех одна.




МИРА НЕ ЖДИТЕ... Сегодня отряд специального назначения “Русь” является одной из ведущих силовых структур мгновенного реагирования, расположенных в пределах Москвы. Он приобрел особый статус, существенно расширились его боевые и информационные возможности. Эта часть, как и некоторые другие московские силовые структуры, стала одним из важных элементов политической стабильности в Москве.


Однако отряд продолжает выезжать в длительные рейды на административную границу с Чечней. Его решительные действия осенью этого года доставили немало проблем “работающим” на границе с Осетией бандам и некоторым местным и московским чиновникам, старающимся доказать “общественности”, что в Чечне и вокруг нее “углубляется миротворческий процесс”.




…Здесь, в отряде “Русь”, и бойцы, и командиры очень хорошо осознают, что долгожданного мира на нашей земле еще очень долго не будет. Как бы о нем ни вещали московские политиканы. Впереди еще много испытаний и боев. Охвачен огнем Дагестан, затаилась перед броском Чечня – Ичкерия. Слишком многое сделала Москва за эти годы, чтобы создать, вскормить и вырастить на своих границах бандитские армии. Сколько миллионов тонн нефти прогнали через дудаевские заводы и продали за рубеж. Сколько скопилось здесь оружия, техники, амуниции.


Нет, не Россия развязала войну на Северном Кавказе. С Россией ведется война. Подлая, беспощадная, лукавая. И потому мира не будет, не ждите. И выбора у нас нет. Нам некуда уходить. Война идет на нашей земле, за нашу землю. Басаевы, радуевы, хаттабы никогда не оставят нас в покое, потому что никогда не смогут прожить сами. Без русского хлеба, без русского электричества, без русского раба. Не смогут, не умеют.


Лишь русская боевая сталь способна усмирить их. Вогнать в землю тех, кто завтра готовится уехать "на дело" в Москву и Питер. Кто убивает, грабит, насилует. Преступников, убийц, террористов.


Нет, мира не будет. Его нам никто не даст. И этот вызов, который необходимо принять. Этот вызов принимают бойцы отряда специального назначения внутренних войск “Русь”.





Газета Завтра 263 (102 1998)




Капитан Владислав ШУРЫГИН


Александр БОРОДАЙ


Фото В. АЛЕКСАНДРОВА


лечение эрозии шейки матки


Валерий Лунев ЯНКИ ПРИ ДВОРЕ ПРЕМЬЕРА КАЖЕГЕЛЬДИНА



Провалом закончилась попытка провести в Москве “конгресс демократических сил Казахстана”. Собирал “конгресс” некто А.Кажегельдин, бывший премьер-министр республики, которого называют “казахстанским Чубайсом” — в начале 90-х в республике была проведена обвальная приватизация по полной программе, когда все, от естественных монополий до коммунального хозяйства Алма-Аты — оказалось в собственности иностранных фирм.


Успехи приватизации оказались столь впечатляющими, что от “казахстанского Чубайса” поспешили отвернуться все — от Назарбаева до Явлинского, по случайности принимавшего участие в создании программы казахских реформ. Сам же Кажегельдин поспешил обзавестись недвижимостью в Бельгии, правда, как утверждает Интерпол, оформив все на жену и некоего бизнесмена. Бизнесмен купил недвижимость за деньги оффшорной фирмы, владельцем которой является некая “бельгийка”, которую зовут Наталья Кажегельдина, и экс-премьеру она приходится женой. А прятать было что — замок в Лилуа стоимостью в 2 миллиона долларов, вилла в Род Сант-Женез за 1,7 миллиона, участок в Ватерлоо ценой в 800 тысяч “зеленых”. Состояние Кажегельдина в Бельгии Интерпол оценивает в 6 миллионов долларов, а есть еще кое-что в Австралии, США, Англии.


С таким запасом на черный день можно собирать и конгресс в Москве, да заявив на нем присутствие Г.А.Зюганова, да еще вкупе с “академиком” А.Н.Яковлевым, заезжие демократы как-то просчитались. Геннадий Андреевич в защитники приватизаторов не записывался, а уж в друзья к Яковлеву — тем более. Кажется, даже Явлинский “продинамил” старого знакомого, сославшись не то на болезнь, не то на нервное расстройство.


Большого смысла в конгрессе на самом деле не было и для самого организатора — его уже вычеркнули из списков кандидатов в президенты Казахстана, и последнее “фи” было явно излишним. Возможно, все собиралось лишь для отчета перед Госдепартаментом США, недавно осудившим Казахстан за отказ в праве Кажегельдину баллотироваться. Оно и понятно — у наших демократов всегда равнение на Вашингтон. А лучше бы, заявляя о коррупции, они внимательнее следили за тем, чтобы следы от приватизации не всплывали роскошными виллами за рубежом или тюремными сроками для подельников. 274 дела о коррупции в казахских эшелонах власти — вот еще одно наследие “приватизации по Кажегельдину”.


У США же в Казахстане один интерес — природные ресурсы, в первую очередь нефть и газ. И президент им нужен самый демократический, самый либеральный, с видом на жительство в “западном раю”. Такой, который все подпишет, чтобы казахов постигла судьба апачей и дакотов, — на это янки большие мастера.




Валерий ЛУНЕВ


картинка



Empty data received from address [ http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/98/263/50.html ].

Владимир Бондаренко ОПЕРАЦИЯ “РУССКИЙ ФАШИЗМ”



Это одна из самых отвратительных, провокационных, кровожадных операций. Вот уж где и разжигание межнациональной розни, и призывы к гражданской войне. Как тут не вспомнить слова Александра Пушкина о русском бунте, а особенно его концовку, где Александр Сергеевич осуждает не народ, и даже не сам бунт, а тех людей, которые провоцируют народ. Из месяца в месяц под слова о русском фашизме Киселев и его присные показывают все тот же примитивный набор: две-три брошюры какого-нибудь примитивного автора, типа "трупные пятна ожидовления", один и тот же кадр марширующих баркашовцев, и на их фоне стотысячные демонстрации патриотических сил, под фашистский марш голосующую Государственную думу... Эти шустрые ребята любят помечтать об американской демократии. Попробовали бы они в США по одной из телепрограмм показать Сенат под звуки фашистского марша. На другой же день телекомпания была бы лишена лицензии и подвергнута многомиллионному штрафу.


И потому я уверенно утверждаю: вся отвратительная операция "русский фашизм" возможна только из-за непонятного смирения лидеров оппозиции и непонимания опасности государственными чиновниками. "Глупый пингвин робко прячет тело жирное в утесах", и по этому телу робкой оппозиции лупят и лупят из всех телевизионных калибров.


Почему руководство КПРФ, почему руководство Государственной думы, и почему даже руководство нашего правительства не прореагировали на публикацию в журнале "Итоги", прямого детища НТВ, фотографии Геннадия Зюганова с гитлеровскими усиками? Лидера крупнейшей партии, одного из лидеров Думы напрямую сравнили с Гитлером. Где честь и достоинство, если не самого Геннадия Андреевича, то всей партии? Гайдар в теленовостях НТВ после убийства Старовойтовой смешивает коммунистов с фашистами, ему вторит Чубайс — и опять никакой реакции.


Попробовали бы тому же самому Йошке, новому шумному министру иностранных дел Германии пририсовать гитлеровские усики или сравнить его действия с действиями нацистов, правительством были бы приняты самые решительные меры.


Надо признать, что за годы работы НТВ этот телеканал сделал очень много для реабилитации фашизма и его символов. Еще лет десять назад само слово "фашист" было на Руси табуированным, его употребляли как некое проклятие. И вдруг с помощью НТВ его широко пустили в ход. Оказывается, фашисты сидели в Доме Советов в октябре 1993 года. Оказывается, фашисты организовывали митинги и демонстрации протеста в мае того же 1993 года. Александр Яковлев запустил словечко "красно-коричневый". Но в результате народ перестал пугаться этого страшного для русских понятия. Если сотни тысяч ветеранов войны на демонстрациях патриотической оппозиции — фашисты, то и дети их — тоже фашисты. Если мы все — "красно-коричневый народ", то нечего бояться этих слов, и надо по-новому присмотреться, что же было в тридцатые годы? Именно НТВ сломало заклятие над этим словом.


Но если существует "русский фашизм", почему не существовать "еврейскому фашизму"? Как назвать политику геноцида над русским народом? Почему в России в год вымирают до полутора миллиона русских? Кто спустя шестьдесят лет вновь принес в Россию эпидемию туберкулеза? Какие вражины, как после тяжелейшей войны, наполнили страну миллионами бездомных русских детей? Кто остановил все русские заводы и фабрики? В России была самая дешевая в мире электроэнергия, почему нынче стоят электростанции и вымерзают целые северные города?


А с другой стороны еврейские банкиры официально заявляют по израильскому телевидению, что владеют более, чем 50 % российских капиталов. Еврейский писатель Эдуард Тополь признается, что впервые в истории евреи пришли к власти в России. НТВ официально контролируется Гусинским, председателем Еврейского конгресса. На ОРТ господствует Березовский, и даже телеканал официальный, государственный отдан в руки Сванидзе и ему подобных. Шендерович то выпускает русскую свинью с православным крестом на шее, то русскую свинью в форме русского офицера, нагадившего в салоне. Жванецкий — вместо Гоголя и Толстого, Иртеньев — вместо Пушкина...


Вместо великой русской культуры начинает в сознание людей проникать эстрадная жвачка от Кобзона до Задорнова. Борис Парамонов уже саму возможность ренессанса русской культуры прямо назвал фашизмом.


Но не является ли фашизмом проявление идеологии национальной исключительности и расового превосходства, направленного на завоевание мира? И кто сегодня кричит о своем превосходстве? Только не русские...


Впрочем, НТВ само же и дает ответ. Кто развалил экономику великой державы ? "Спросите у Лившица..." Кто способствовал девальвации рубля? "Спросите у Лившица..." Куда делись миллиарды долларов, взятые в долг под высокие проценты у мирового сообщества? "Спросите у Лившица..."


Но если Лившиц берет на себя ответственность называть так передачу НТВ, если Березовский берет на себя ответственность руководить всеми хозяйственными связями в СНГ — значит, прав Эдуард Тополь, когда пишет: "Мы получили реальную власть в этой стране..."


А любой протест русских людей обозначается как проявление "русского фашизма". Уж на что осторожен Александр Солженицын в своем нынешнем протесте, с советской властью воевал куда более откровенно и безудержно, но и он, как бы обращаясь к НТВ, пишет: "Скорозабывчиво затеяли ляпать тот "фашизм" и на всю Россию, главную силу, спасшую мир от Гитлера... Зазвенели обвинения от радикал-демократической образованщины, затем от иностранных радиостанций — в наступающем, уже все заливающем "русском фашизме", и замахали страшные крылья со страниц московских газет. Тут живо отозвался вдумчивый российский президент... Президент потребовал... решительно защищать Россию от фашистской идеологии. Какой не было в России никогда — и совсем не она России угрожает. Так простая наша попытка защитить национальное существование ... — фашизм!" Этому должен противостоять, по мнению писателя, ныне отпраздновавшего свое восьмидесятилетие, русский "национализм строительный, созидательный. Без которого ни один народ в истории не выстроил своего бытия!"


Я бы отнес уже продолжающуюся несколько лет операцию НТВ "Русский фашизм" к числу самых провальных операций. Это даже провальнее, чем операция "Демомонархия". Там был просто провал. А тут провал с обратным знаком. Во-первых, о "еврейском фашизме" вслух заговорили исключительно благодаря растабуированию на НТВ самого этого проклятого понятия. Если фронтовик Юрий Бондарев — фашист, то почему нельзя назвать фашистом его былого друга Григория Бакланова? Если в фашизме обвиняют миллионы (а точнее, более 40 % населения России, проголосовавшего за Зюганова на президентских выборах) сторонников левопатриотического блока, то почему нельзя назвать фашистским правительство Израиля, запрещающее смешанные браки и ограничивающее права арабского населения на своей территории?


Может ли араб войти в правительство Израиля, так же, как в наше правительство входят Лившицы и Уринсоны, Чубайсы и Немцовы, Кириенко и Кохи? А если не может, не есть ли это тот самый "еврейский фашизм"? Даже теоретически, если заговорили вслух о "русском фашизме", то почему нельзя также заговорить о "еврейском фашизме"? Лидеры НТВ в своем превосходстве забыли, что палка всегда бывает о двух концах, и тут я полностью согласен с премьер-министром России Евгением Примаковым, впервые с высочайшей государственной трибуны заговорившем и о втором конце палки — о неприкрытой русофобии...


Цензура НТВ решительно обкорнала слова премьер-министра. Вот она — правда о свободе слова на НТВ. А сколько таких цензурных умолчаний ? Все больше и больше. Скоро прямой эфир будет окончательно удален с НТВ. Так же, как и оперативная "бегущая строка". Буквально вчера в передаче НТВ "Сегоднячко" Новоженов цитирует какую-то старуху, ненавидящую Советский Союз, потому что там правили коммунисты, а прямой опрос по телефонным звонкам показывает, что две трети предпочитают нынешней России былой Советский Союз. Бегущая строка убирается с экрана без всякого упоминания о результатах... Вот бы Киселев или Шендерович, или Новоженов, или тот же Лившиц устроили подобный опрос: кто верит в "русский фашизм", а кто в "еврейский фашизм"? Слабо, ребята!


О таких, как НТВ, можно сказать "страшно далеки они от народа". Но как бы ни отозвалась безудержная пропаганда фашизма на телеэкранах на самом деле самыми экстремистскими акциями доведенных до отчаяния людей. Ах, вы боитесь "русского фашизма"? Так получайте его с привесом!


Фраза из "Агентства "Дня" наполняется все более реальным звучанием: любая передача НТВ множит ряды сторонников РНЕ. Вы блестяще сделали генерала Альберта Макашова национальным героем России. Еще побольше русских свиней в погонах и крестах в передачах Шендеровича, еще побольше воплей Гайдара и Чубайса о фашистско-коммунистической угрозе — и русский бунт, "страшный и беспощадный", будет вам обеспечен.




Владимир БОНДАРЕНКО


Только в этом месяце запчасти на Ford Explorer можно приобрести с 10% скидкой.


Александр Синцов ОПЕРАЦИЯ “ЯВЛИНСКИЙ”



К чьим грудям только ни припадали энтэвэшники, чтобы найти понимание, взаимность в своей паталогической радикально-демократической склонности. С симпатией, переходящей в страсть, показывали на своем экране Гайдара. Охладевали, кидались за любовью к Чубайсу. Восторгались Немцовым. Умилялись Кириенкой. Теперь они, едва сдерживая зубовный скрежет при упоминании о Примакове, отводят душу на Явлинском, увядающем, так и не набрав полного политического и биологического цвета. Они начинают внедрять в наше сознание, в наше воображение образ чистого, незапятнанного демократа. Начинают вылепливать его из сырой подколесной глины, из праха, который остался от этого гарвардского мальчика после камнедробилки российской истории последних семи лет. Что хотят сделать на фабрике НТВ из того, что снисходительно называется Гришей Явлинским?


По законам составления политических паззлов, на протяжении трех месяцев после вышвыривания из Кремля правительства Кириенко на телеэкране НТВ подгоняются друг к дружке фрагменты будущей лакированной картинки — портрета Явлинского.


Фрагмент первый. В нем мы можем рассмотреть черты прозорливого, мудрого не по летам Явлинского, обладающего доступом к скрытым рычагам государственной политики. Вот он предлагает на место премьера Примакова. Какое точное попадание! Какое чутье на руководящие кадры! Тут Явлинский как бы в роли теневого президента выступил. Как бы порепетировал не без успеха. Признаться, было чем озадачиться аналитикам и стратегам компартии, пропустившим такой удар справа. Однако самые проницательные среди них не горевали. Зная человеческую природу Явлинского, они не верили в его смелость и последовательность. Должно было случиться саморазоблачение, гол в свои ворота. Так и получилось. Составители нового президентского паззла на НТВ, кажется, сами были изумлены выскочившим совершенно из другого набора, из другой коробочки фрагментом отнюдь не героического характера: указавший на Примакова как на лучшего премьера Гриша по трусости, по нежеланию пачкаться реальной, не кабинетной политикой, не захотел ему руки подать.


Тут энтэвэшники срочно вбили вплотную к первому фрагменту требующийся по логике следующий: фрагмент второй должен был показать нам Гришу борцом с коррупцией в этом самом правительстве явлинского доверия и спасти его от обвинений в трусости. Усталый, измученный народным непониманием Явлинский вяло, по обыкновению гундося, "покатил бочку" на Маслюкова, а НТВ, по возможности укорачивая отвратительное зрелище, кинулось комментировать на все лады "откровение" своего ставленника, жалить и кусать Маслюкова, Густова и самого Примакова.


Неблагодарным материалом для имиджмейкеров НТВ стал Явлинский. Как художникам им, конечно, интереснее всего было бы заняться мощным Зюгановым или, по крайней мере, Лужковым с Лебедем. Но кто осмелится заподозрить в чистом, непредвзятом художничестве телеканал под названием НТВ? Это предприятие насквозь продажное. Заказали Явлинского — будут раскручивать его до следующей команды.


И вот уже прибавляется к нашему паззлу еще один фрагмент. Третий. Явлинский как борец за честные выборы в Питере. Ну чуть ли не политический спецназовец, одним своим видом запугивающий "криминал северной столицы"...


Подбор фрагментов мозаики образа нового Явлинского еще только начался, к двухтысячному году или чуть раньше весь экран должен будет заполниться кусочками раскрашенного картона, которые составят облик будущего кандидата в президенты от партии НТВ. Но она, эта мозаика, будет зиять черными дырами. В образ Явлинского как чистого демократа никак не впишутся многие узловые факты его биографии. НТВ сознательно "забудет" их. Мы напомним. И мы придадим образу Гриши Явлинского иное, противоположное содержание. Заполним черные дыры своими фрагментами.


Первым нашим фрагментом в образе этого человека будет пистолет, с которым он ворвался в квартиру Пуго тогда — в августе 1991 года. Вот этот пистолет "чистого демократа" мы и поместим в самый центр нашей картинки. Мы покажем следы потной ладони Явлинского на рукоятке, потертость на указательном пальце его руки от давления на курок. Мы вытащим обойму у этого пистолета Явлинского и на всеобщее обозрение высыпем горсть патронов, которые были приготовлены для убийства неугодных. Только от демонстрации одного этого фрагмента от чистого демократа останется завиток легкого порохового дыма из дула. А мы еще засунем в магнитофон фонограмму выступлений Явлинского в октябре 1993 года. И следующим, звуковым, фрагментом, заполнившим черную дыру, будут слова Явлинского: "Раздавить гадину!" То есть нас с вами у Дома Советов. Полторы тысячи тех самых убитых по его наущению.


Боже, что сотворилось с портретом чистого демократа уже только в наброске! Какое дьявольское случилось преображение! Какой ужасный человек прорезался в этом вялом, болезненном типе — в этой маске. А ведь кроме убойных подвигов, пистолетов и призывов к уничтожению сограждан, есть и "мирная" программа "500 дней". Очередную черную дыру в образе "будущего президента России" мы заткнем именно этой бумажкой, припоминая, как Немцов в Нижнем Новгороде за эти "500 дней" свел губернию под корень...


Русский народ беспечен, простодушен и незлобив. Он не будет в отместку делать больно Явлинскому, не избирая его в президенты. Он просто не почтит его своим вниманием. Пускай и дальше этот рыхлый, вяло говорящий человек любуется самим собой, просматривая по вечерам записи передач НТВ со своим участием.




Александр СИНЦОВ


Профессиональная игра на бирже , уроки специалистов.


Иван Ленцев “ДИБРАТОР”



Каждый новый режим переписывает историю под себя. Рушит памятники прошлой эпохи, стирает старые символы, перемешивает классы и вывески. Но обычно оставляет для себя лазейку: щадит предков, опирается на летописи и хроники, доказывая собственную преемственность, логичность, свое право на власть. Это — не про сегодняшнюю Россию. При нынешнем режиме стирание старого уклада превратилось в тотальное очернение, извращение, забвение истории, цель которых — доказать, что семидесятилетнее существование великого государства было грандиозной ошибкой, недоразумением, "черной дырой" в развитии человечества. Для этого история вырывается с корнем из нашей памяти, профанируется, подменяется чуждыми ей баснями и анекдотами. Это происходит уже с десяток лет — эффективно, залпами через СМИ, каждый день — и одну из ведущих ролей в этом бесславном деле играет НТВ.


Совсем недавно завершились выпуски программы "Намедни", по сей день на экраны выходит передача "Старый телевизор". Разные программы, общая суть: перекраивание советской истории на собственный лад в стремлении не просто принизить ее, но заставить работать на себя, на ценности нового порядка.


"Намедни" вел Леонид Парфенов. Тридцать один еженедельный выпуск — каждый про конкретный год, с 1961 по 1991, с хроникой тех лет, мнениями "консультантов", репортажами с мест событий. Изначально предполагалось некое путешествие в недавнее прошлое по кристаллической решетке господствовавших стереотипов, легенд, страхов и образов жизни, часто анекдотичных, часто весьма приблизительных, тенденциозных. Идея неплоха, хотя написание истории в анекдотах — вещь неблагодарная. Но то, что на протяжении нескольких месяцев выходило на экран с подачи Парфенова, просто не укладывалось в голове. Из нашего прошлого выдирались целые пласты, фальсифицировались факты, подменялись цифры. Кадры кинохроники пропускались сквозь мясорубку монтажа, выстраивались в нужные ассоциативные ряды, снабжались одиозными комментариями и впаивались в энтэвэшную хронику "нашей эры". В итоге телеучебник новейшей истории оказался составлен таким образом, что у несведущего зрителя непременно должно было возникнуть устойчивое мнение о Советском Союзе как о третьесортной стране забитых, чудаковатых, подневольных, плохо одетых людей, единственными радостями которых были дешевая водка, блат в мебельных магазинах, БАМ, халявные поликлиники, отдых на оккупированных побережьях и с грехом пополам организованная партией и правительством Олимпиада.


Своей цели НТВ добилось: за побасенками скрыли великую страну. Тем не менее, уже после первых выпусков передачи руководство телеканала осознало два ее недостатка. Во-первых, слишком уж в лоб, в грубой, навязчивой форме подавался материал; и, во-вторых, столь же грубым был сам ведущий, который элементарно зачитывал зрителям приговор, безапелляционным тоном констатировал: смотрите, в каком дерьме вы жили, и стыдитесь за то, что были "совками".


Поэтому после столь крупномасштабной артподготовки НТВ сменило тактику и перешло к более тонким технологиям искажения и замещения прошлого. Место ведущего-прокурора занял ведущий -- обворожительный, мягкий. Анекдоты уступили место мемуарам. Голые кадры кинохроники были заменены на сериально растянутые фрагменты старых советских фильмов в коконе кротких плавных бесед с гостями студии. Принцип "уничтожить тоталитарное государство" трансформировался в идею "мелкая индивидуальность выше государства". Передачу "Намедни" сменила новая программа с благостно-умиротворяющим названием "Старый телевизор".


Сверхспокойная обстановка, приятные глазу декорации; ведущий Дмитрий Дибров — сама сопричастность, искренность, заинтересованность. Прищур с хитринкой, вскинутые удивленно брови, милая улыбка, богатейшая мимика. Не напрягается, раскован, захваливает гостя, смотрит ему в рот. С лучистым лицом разговаривает о пустяках, о всячине, о носовых платках — и сквозь этот треп смеет мерить фигурками гостей величие ушедшего государства, его идеалы, масштабы, героев. Заразительно хохочет — и втаптывает в грязь ненавидимые символы, сквозь улыбку процеживая в адрес прошедшей эпохи: "Кош-ш-шмар-р…"


"Намедни" искажало нашу историю, кастрируя ее, извлекая лишь наносное, поверхностное, лубочное. "Старый телевизор" подменяет эпопею скетчем, низводит грандиозное здание до масштабов загаженной кухни, втискивает историю трехсот миллионов в комплексы жалкого человечка под девизом "Государство — это я, маленький!"


Актеры, певички, дикторы — Дибров намеренно приглашает в студию людей практически не известных, не очень далеких, пресных — чтобы посудачить с ними о целой эпохе, о временах побед и трагедий. И гости ничтоже сумняшеся пытаются возместить своими бытовыми, житейскими, частными воспоминаниями историю государства. Гости купаются в лести Диброва, во всегда добрых звонках в студию, неприкрыто любуясь собой: "Смотрите на меня, я — ваша история", всегда отделяют себя от "совков" своей исключительностью и никогда не испытывают ностальгии. "Прошлое осталось в прошлом!" "Сегодня лучше, чем вчера!" И такая доброта вокруг, будто паточная речь Диброва льется из громкоговорителей на крышах военных грузовиков: "Партизанен, сдавайся, отрекайся от прошлого! Тебя ждет млеко, яйки, хороший работа и жена!"


Удивительно, но выражать через собственные переживания и воспоминания советскую эпоху Дибров каждый раз приглашает людей совершенно не советских, антисоветских. И только своих, только отвечающих энтэвэшным стандартам "нового человека" — космополитичного, молящегося на иконы "Декларации прав человека" и американской конституции, неплохо устроившегося, равнодушно перенесшего крушение Державы. Обволакивая этими беседами фрагменты "Вечного зова" или "Семнадцати мгновений весны", Дибров осуществляет тотальное "исправление имен", добиваясь экстраполирования образов своих гостей и своих мыслей на наше советское время. Через пустячки и хохмы, через никчемность гостей, через накачку либеральной идеологией он с наименьшими усилиями стремится к конечной цели "Старого телевизора" — переписать нашу историю, оккупировать наше прошлое, максимально упростить его, задним числом выстроить свою мифологию ушедших годов, засадив их демценностями, местечковыми персонажами и вонью коммунальных кухонь.


Режим, восстающий на людскую память о светлых временах, заранее считает себя победившим, но не догадывается, что его самого выкинут на помойку истории.




Иван ЛЕНЦЕВ


Борис Александров “КоЛобок”



Круглое курносое лицо, единственной выразительной деталью которого являются маленькие очечки, бегающий взгляд, несколько суетливые движения нескладного тела, нервные подергивания рук, высокий, чуть заикающейся голос — таков облик Павла Лобкова — одной из самых ярких звезд паноптикума телекомпании НТВ, всегда стремившейся персонифицировать транслируемые в сознание и подсознание миллионов телезрителей эмоции и догмы. Как всякая телезвезда, он имеет свой собственный, разработанный имиджмейкерами образ. Обычно Павел Лобков экспонируется как "истинный интеллигент", аналитик и моралист. Он — гневный разоблачитель многочисленных пороков русского народа, всегда готов пролить слезу над увядающими либеральными "ценностями", вроде мадам Боннер. Его расследования и нравоучения поражают хлестаковской беспечностью и отсутствием глубины, сочетающихся с самой пошлой пафосностью.


У большинства нравственно и психически здоровых людей не только содержание речей, но и сам вид Лобкова, его манеры — вызывают глубокое раздражение. Испытываемые сильные негативные эмоции заставляют людей концентрировать внимание на их источнике. Именно на этом психологическом факторе и строится игра психоаналитиков НТВ.


Реальная роль Лобкова — провокатор. За примерами далеко ходить не приходится. Совсем недавно экраны телевизоров без устали демонстрировали Лобкова, извивающегося перед генералом Альбертом Макашовым, кричащего ему: "Нет, вы скажите", "Это уголовно наказуемо" и т. д. Свою роль катализатора скандала он сыграл великолепно, за что и получил, до данным компетентных источников, приличный гонорар — десять тысяч долларов.


Говорят, что Лобкова на дух не переносят даже его коллеги. Как утверждают источники в телекомпании, он необычайно угодлив по отношению к вышестоящим и омерзительно высокомерен в обращении с равными или подчиненными. Рассказывают, что Лобков никогда не имел собственного самостоятельного проекта только потому, что подчиненные непосредственно ему люди очень скоро начинали бунтовать и отказывались продолжать работу за любые деньги. Даже от положенного по рангу личного шофера пришлось отказаться "колобку" (это самое приличное прозвище известного тележурналиста из многих, данных ему озлобленными коллегами).


Впрочем, "инаковость", "непохожесть" Лобкова на обычных людей, его вечный с ними антагонизм сделали ему неплохую журналистскую карьеру. Его держат на НТВ, как держали средневековые монархи при своих дворах злобных и уродливых карликов-шутов.




Борис АЛЕКСАНДРОВ


Производство, изготовление и монтаж металлоконструкций - компания «Арго-М»


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ



Мы обращаем внимание Генеральной прокуратуры России на резко усиливающуюся русофобию по всем программам НТВ. Только за один воскресный вечер 13 декабря в передаче “Итого” Шендеровича Россия была названа грязной, больной, неизлечимой, опустившейся женщиной, затем в перерывах между тремя передачами “Итоги” были показаны два кинофильма о борьбе благородных американцев с русскими советскими мерзавцами и с еще более жуткими человеконенавистническими православными сербами, чей лидер Радован представлен выродком и злодеем.


Мало этого, в “Куклах” вся Россия представлена как одна лагерная зона, а сам русский крестьянин — в образе козла.


Это разве не межнациональная рознь? Если прокурору Скуратову не противна эта грязь и он не видит никаких нарушений закона, то прав Эдуард Тополь: терпение у людей закончится и польется кровь. Кто тогда защитит Шендеровича, насаженного на кол?


Основная причина пилонефрита - кишечная палочка. Установить точную причину заболевания поможет анализ мочи.


Владимир Куницын ВСПОМИНАЯ ОТЦА




Газета Завтра 263 (102 1998)


Это случилось через две недели после его похорон. Я приехал в переделкинский храм поставить поминальную свечу. Церковь была пуста, никто не мешал помолиться за душу Георгия, попросить у Бога спасения ее и вечного успокоения. И помню, как вышел оттуда, чувствуя, что словно бы кто-то ласково огладил мою душу и до краев наполнил смиренной печалью, к которой, как мне казалось, я еще не был готов.


На кладбище оказалось пусто. Пока шел до могилы, не встретил ни одного человека, и это лишь усилило состояние. Хотя и странно — такой солнечный, теплый и тихий-тихий стоял октябрьский день, будто тоже успел уже помолиться в храме...


Наблюдая за тем, что творится сегодня с людьми и страной, я все чаще вспоминаю отца, вдумываюсь в его судьбу и все отчетливее вижу громадные контуры его личности. Особенно на фоне нынешней власти и общества.


И, видимо, логично, что “новая эпоха” отторгла его в самом начале, как чужака. Но отвергло его и догорбачевское время. По той же причине.


Мне кажется, здесь нет противоречия.


Он родился в 1922 году в деревне Куницыно, Иркутской области и происходит от казаков Хабарова. Я помню его рассказы о своем деде, который еще с рогатиной ходил на медведя и был в этом занятии силен и удачлив. Я никогда не забуду, как мой отец любил своего отца, с восторгом и восхищением вспоминая, как в детстве ходил с ним в тайгу на все ту же медвежью охоту, плавал по Лене на баркасах, и о том, как мой дед, будучи артельным грузчиком, в одиночку занес на второй этаж пианино.


Сразу после Сталинградской битвы саперный батальон отца вошел в мертвый город — снимать мины. По его словам, он видел Апокалипсис — миллионы мертвых тел, закоченевших на лютом морозе. Немцы, в рывке на Восток, и наши, в рывке на Запад. И между ними, между сотнями тысяч мертвецов, — линия фронта.


Почему-то отец был уверен, что дед воевал тут же. И он рассказывал об ужасе, пережитом в ту ночь, когда почти в каждом убитом русском видел отца, бросался к нему, снова брел в этом царстве мертвых, судорожно вглядываясь в лица, которые даже у молодых солдат теперь не имели возраста.


Отец гордился четырьмя фронтовыми ранениями, двумя красными и двумя желтыми нашивками — больше, чем боевыми наградами.


Он был в Сталинграде, на Курской дуге. В Чехословакии, на Дуклинском перевале снайпер разрывной пулей едва не лишил его правой кисти. Я вижу, как он пешком идет несколько километров до санчасти, прижимая к груди кисть, державшуюся только на мышцах и сухожилиях. И, теряя сознание, грозит хирургу, что застрелит, если тот ампутирует руку.


Для меня жизнь отца — это моя “Повесть о настоящем человеке”, которую я читал и читаю до сих пор с неослабевающим напряжением.


Потомок таежных следопытов, он со звериным чутьем определял талант, загадочно трансформировав остроту глаза предков в безошибочное эстетическое зрение.


Уже будучи первым замом заведующего отделом культуры ЦК КПСС и фактически руководя всей сферой культуры Союза (при хворающем Поликарпове), он распахнул двери нашего дома для всех деятелей литературы и искусства, в талант которых искренне поверил. Я помню эти бесконечные застолья, где рядом могли одновременно оказаться Айтматов и Евтушенко, Гамзатов и Кулиев, Чивилихин и Тендряков, Шатров и Климов, Андрей Тарковский и Лариса Шепитько.


Помню, как выбегал он из кабинета в радостном оживлении и читал нам вслух Твардовского или совсем еще молодого тогда Василия Белова, его “Привычное дело”, с какой-то даже хвастливостью спрашивая нас: “Ведь не хуже, чем у Шолохова, а? Вы послушайте, послушайте, как пишет!”. Он искренне жалел, что “роковая” Людмила Чурсина не успела сыграть Дарью в “Тихом Доне”. И, охотно признавая мировую славу Софи Лорен, с жаром утверждал, что наша Татьяна Доронина не уступает ей ни в красоте, ни в таланте. Умел он восхищаться талантом и умел гордиться за Россию, россыпью дававшую эти таланты.


К тому времени был уже снят фильм Андрея Тарковского, может быть, один из самых великих русских фильмов — “Андрей Рублев”. Снят только потому, что Георгий Куницын не побоялся взять на себя ответственность и лично добился финансирования съемок.


Да, такова эпоха, но не будь на этом месте и в это время Георгия Куницына, не было бы и этого гениального фильма, да и судьба самого Тарковского могла сложиться еще драматичнее. Андрей ответил отцу не только благодарностью на всю жизнь, но годами искренней дружбы.


Помню, когда Горбачев пришел к власти, я сказал отцу: “Я поверю в серьезность их намерений только в одном случае — если они позовут тебя”.


Отец задумчиво усмехнулся. Знал, что этому не быть.


Иннокентий Бараков, одноклассник отца, одно время бывший начальником Горбачева в ставропольском то ли обкоме, то ли крайкоме, на вопрос о новом генсеке ответил еще в 85-м году, и ни секунды не задумываясь: “Мишка? Этот все заболтает!”


Но меня поражают не генсеки и их соратники наподобие А. Н. Яковлева (открытые письма Г. Куницына к А. Н. Яковлеву опубликованы в “Литературной России”, № 45-47, № 50 за 1996 г.; № 3 за 1997 г. Кстати, это лишь малая часть от пока неопубликованной целиком книги). Тут я мало удивляюсь, потому что рядом с Г. Куницыным и Горбачеву, и прежнему “товарищу” по ЦК Яковлеву было бы неуютно — разный масштаб, слишком несоизмеримый и в личностном, и в интеллектуальном планах. И уж А. Н. Яковлев понимал это, конечно, отчетливо. Я удивляюсь другому. Я удивляюсь неблагородству и циничному эгоизму нашей творческой интеллигенции, дружно сделавшей вид, что не было в нашей общественно-политической жизни такого человека — Георгия Куницына.


Набросившись истерично-озлобленной толпой на всю коммунистическую эпоху, топча ее поверженную историю и лихорадочно выискивая в своей биографии “страдальческие” факты, она нагло замалчивает судьбу человека, который действительно и ради нее тоже — совершил духовный подвиг.


Когда Лариса Шепитько привезла в Дом ветеранов кино “Матвеевское” свой фильм “Восхождение” — специально показать отцу, после сеанса ей из зала бросили: “Где же вы видели таких Сотниковых в жизни?” И она, указав на отца, сказала: “Вот он, Сотников”. Да, она видела в отце современный прообраз Сотникова и понимала, что он сделал своей судьбой.


А нам уже десятилетие элитарная стая нравственных лилипутов пытается навязать свой убогий принцип: я был подл, потому что было подлое время. И именно потому сознательно не желает замечать людей, которые и в подлое время смогли оставаться людьми чести.


Дело еще в том, что отец никогда не был диссидентом, “внутренним эмигрантом”, со стороны и отчужденно взирающим на боль и трагедию России.


Да, он действительно был “советским шестидесятником”, человеком, убежденным в том, что социализм в России не то что возможен, а единственно возможная форма существования, с учетом глубинных особенностей нашего общинного уклада, психологии и экономики. Вот почему он был в такой непоколебимой и жестокой оппозиции к тогдашней и нынешней власти. В эпоху Брежнева он отчетливо видел, как бездарно дискредитируется тупыми, безграмотными и преступными действиями сама социалистическая идея. При новой власти ясно осознавал историческое предательство страны и ушел из жизни в абсолютной уверенности, что все равно Россия вернется к социалистическому пути, ибо это не каприз идиотов, а историческая неизбежность, которой нет альтернативы. Рано или поздно капитализм изживет до дна свои ресурсы, обглодав при этом косточки всех оппонентов, а затем и свои собственные — под лицемерные литавры демократических свобод и крокодиловы слезы о правах человека.


Но и будучи “шестидесятником”, боровшимся за “правильный социализм”, он, в отличие от многих своих приятелей, начиная с Примакова и кончая Егором Яковлевым и Ф. Бурлацким, не признавал нравственных компромиссов. Некоторые его единомышленники тогда считали, что можно “прогнуться” перед властью, дабы войти в нее, а затем поставить на службу прогрессу.


Прогнуться-то погнулись, а затем даже и наизнанку вывернулись, выслуживаясь уже перед прогрессом буржуазным, и только Георгий Куницын остался самим собой до конца.


Иногда отец говорил: “Я не потерял ни одного друга по собственной вине...”


Что касается социализма, то, по мысли отца, в СССР были лишь некоторые его признаки, но в целом то, что было построено при Сталине-Брежневе, к социализму подлинному отношения не имело. Вот почему он болезненно переживал отождествление социализма с грубыми извращениями “советской эпохи”, понимая, как надолго дискредитирована сама идея. “Чекист-расстрига” противостоял режиму тогда, когда режим был в полной силе, и отвечал ему ударом на удар, а нынешние критиканы осмелели лишь сегодня, отважно глумясь над мертвецом. Зачем же им вспоминать чужой героизм одиночки на фоне своего холопского счастья в осатаневшей от безнаказанности кодле?


Мало кто знает, что скандально известная статья Нины Андреевой “Не могу поступиться принципами” была написана в ответ на статью отца “Пришло ли времечко?”, опубликованную в конце 80-х “Литературной Россией” и вызвавшую гнев у Егора Кузьмича Лигачева, второго человека в КПСС после Горбачева...


Я знаю, что вряд ли забудут отца его студенты из Гнесинки и Литинститута, да и все те, кто внимал в самые глухие годы страстным словам правды.


Я знаю, что пишутся о нем воспоминания, и как-то правильно, что его сами пригласили и избрали в академики Академия естественных наук России и Международная академия информатизации.


Он никогда не останавливался в мысли и даже в такой “крамольной” и гонимой всеми области, как уфология, на самом ее полуподпольном этапе — первым из советских философов сделал попытку мировоззренческого обобщения разрозненных фактов, заложил фундамент научного отношения к контактам с внеземными цивилизациями. И в итоге написал свою книгу о космологии, где через идею бесконечности вселенной проступает образ не только нашей духовной ответственности перед Космосом, но и его отношения к человеку и человечеству.


Отчасти удивительно, что режим не сожрал его физически. Несколько раз пытались выбросить из партии, но не “выдали” институты. В 85-м году трех его учеников на Лубянке продержали по восемь часов на перекрестном допросе — шили “руководство антикоммунистической организацией”. Стряпали полное уничтожение. Не успели.


Зато потом успели повыбрасывать партбилеты. “Антикоммунист” Куницын свой хранил до конца из принципа.


В шестом классе учитель математики, глядя на него, второгодника и уличную шпану, сказал одну лишь фразу: “Гоша, ты “Недоросль” Фонвизина читал?” И Гоша, хватавший до того одни колы, но уже проглотивший школьную библиотеку, становится с этого дня лучшим учеником школы. Золотым медалистом, чье имя золотыми же буквами выбито на доске киренской средней школы № 1 и по сей день. И потом — лишь красные дипломы. Всегда, даже если параллельно на другом факультете еще одну специальность — экстерном. Только так.


Он восхищался силой своего отца Ивана Петровича. Однажды в детстве шли по Киренску и пристали к ним три дюжих полупьяных мужика — на предмет денег. Дед резко покраснел, те решили, что сдрейфил, и полезли. Вот тогда дед ударил почти без замаха — мужик по воздуху пересек улицу и разбил забор. Отец вспоминал, что остальные были настолько восхищены ударом, что готовы были броситься к деду уже целоваться. Когда пошли дальше, дед сказал: “Не дерись, решай миром, но если нельзя — бей первым”. Откуда было тем мужикам знать, что краснел дед не от страха, а от гнева, и иногда вводил людей в опасное заблуждение.


А я восхищался силой своего отца. Как-то на сорокалетие Победы отец с матерью шли по улице Горького, из гостей. И какой-то здоровенный молодой верзила, тоже подвыпивший, прицепился к отцу, заметив его ордена: “Ну что, гордишься, что немцев одолел? Лучше бы ты ее проиграл, эту войну, жили бы как люди”. И тогда мой шестидесятитрехлетний отец, доктор наук и профессор, ударил. Почти без замаха. Мама говорит, что метров через сто оглянулась — германофил все еще скучал, обхватив ногу дерева. Может быть, и сегодня какой-нибудь “новый русский” нет-нет, да припомнит, как пускал красные сопли в День Победы — в честь Георгия Куницына...


За два месяца до моего рождения в 1948 году отец с матерью отправились погулять в тамбовский городской сад. А там проходило соревнование силачей — крепкие мужики поднимались на сцену летнего театра и прямой рукой от пола выбрасывали над головой пудовую гирю.


Отец не усидел. И беременная мама не смогла отговорить. Полез на подмостки. Морячок его один шибко раззадорил — обошел всех почти вдвое. А отец еще в школе не знал соперников, да в двухпудовке. Короче, полез, наплевав на руку, которая и четыре года после ранения была в бинте. Публика в рев: “Куда, глиста, сломаешься! Пупок развяжешь! Каши мало ел, дистрофик!” Почти под два метра, отец в самом деле был тогда тощий, как ученическая линейка.


Но на десятом взмахе толпа затаилась, а после двадцатого, напрочь забыв морячка, стала в восторге орать и ухать единой глоткой после каждого выброса на прямую. Не догнал отец морячка броска на три — гиря сорвалась с руки на рывке. В азарте он перехватил ее левой и начал поновой. И опять, чуть не догнав морячка, упустил чугунную чушку. В итоге оказалось, что он один поднял ее больше всех вместе взятых. Только отдавая матери часы “Победа” за второе место, он по ее отчаянному взгляду увидел, что бинт промок от крови. Однако народ отца признал, и еще долго, встречая его на улице, мужики уважительно смотрели вслед, беззлобно подначивая:” Ну что, проворонил самовар-то?” Это был приз за первое место.


Я помню часы “Победа” в стальном продолговатом корпусе. Похоже, я их запомнил еще в животе у мамы. Потом часы украл бывший обкомовский слесарь, но это уже другая история.


Двадцать лет спустя в 1968 году я стал свидетелем другой силы отца. На провале его докторской диссертации в ИМЛИ. Тайным голосованием, после блестящей защиты, при абсолютной поддержке официальных оппонентов. Позже выяснилось, что тайной указки из ЦК было достаточно, чтобы наша нравственно-дряблая научная элита послушно задрала кверху свои “белые” лапки. Среди них своего Куницына — не было.


Помню сам этот миг после объявления “смертельного” приговора. Помню эти вытянувшиеся секунды и молчаливый шок в зале. А сюда пришел почти весь цвет московской художественной интеллигенции. Я уверен, что ИМЛИ ни до, ни после этого позорного дня более не собирал такой публики в своих стенах. Тоже ведь уникальный случай — прийти к бывшему, лишенному власти чиновнику на защиту какой-то диссертации. Конечно, это был жест бескорыстного человеческого уважения и дружбы.


Отец очнулся первым. Он встал и пошел по проходу. И он улыбался. Он подбадривал растерявшихся гостей и всем повторял одно: “Банкет не отменяется. Все идем на банкет. Друзья, за мной”. Как мне забыть эту улыбку? Я горжусь ею, как фамильным дворянским гербом гордится иной. В отцовской улыбке тогда я увидел его гордое мужество, отвагу, свободу и силу.


Долгое еще время по Москве ходили слухи о банкете, который закатил Георгий Куницын в Центральном Доме литераторов в честь своей незащищенной диссертации. Он обратил свое временное поражение в вечную для меня победу. Вечную, потому что было так, как было. И не иначе.


Да, мне нравится, что никто и ничто не могло согнуть его, заставить отступить, поступиться той гордой внутренней свободой, которую он носил в себе. Его не брала и водка. Если он приходил домой, напевая: “А я сам, а я сам, я не верю чудесам...”, и шел до кровати по стеночке, добродушно посмеиваясь над собой, значит, в эту минуту все его собутыльники без исключения уже спали под столами мертвецким сном. Я не видел человека, способного его перепить. Ни разу. И переспорить — тоже.


И все-таки настал тот миг, когда его могучие часы с боем остановила неведомая сила, а вместо них перевернула маленькие песочные часы.


И жизнь его с метафизической быстротой стала убывать вслед за песчинками, забирая его силу, мощь, энергию, страсть, истаивая тело.


Я отчетливо помню, как упала последняя. За день до смерти мы почему-то собрались около него все вместе: мама, четверо сыновей, наши жены и его верные ученики. Он был уже не первый день без сознания. И вдруг, именно тогда, когда все сгрудились вокруг, ресницы дрогнули, отец открыл свои все еще светло-синие глаза и внимательно посмотрел на каждого.


Какой это был кроткий, тихий и озаренный внутренним светом взгляд! Будто бы все-все уже улеглось в душе и остался лишь этот нежный свет, предназначенный уже только для него, и коснувшийся нас его успокаивающим, последним усилием. Отец улыбнулся и тихо ушел в свой свет.


Я понял, что он простился с нами. Простился навсегда и простил. Но меня потрясла его улыбка. Так же загадочно улыбаются младенцы. И так же внимательно, словно узнавая, взглядываются в родные лица. Говорят, что они еще ничего не видят и ничего не понимают. Но откуда нам знать это о них, всплывающих, как корабли из таинственной глубины? Мой отец, проживший свой век на пределе, в борьбе и страданиях, ушел в глубину с улыбкой и взглядом младенца, с глазами, светящимися спокойствием и любовью. Ушел к тем, кого сам называл Молчащим Большинством.


Отец, ты замкнул в моем сознании и этот великий круг.




На снимке: Георгий Иванович КУНИЦЫН


Фото А. КРИВОМАЗОВА


Недорогая мебель для баров, столы для кафе по выгодным ценам


Виктор Смирнов ПУТЬ ЗЕМНОЙ



Empty data received from address [ http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/98/263/73.html ].

Михаил Ямбаев ЖИВЕТ ЛИ СОЛНЦЕ?



Тот, кому посвящена эта статья, когда-то сочинил песню, в которой есть такие строки: “...Никто не хочет быть убит упавшим вдруг балконом, но очень любит морду бить прохожим и знакомым. Лучше по уши влезть в дерьмо, я хочу быть любим, но не вами. Лучше по уши влезть в дерьмо, но не нравиться вам, ибо нравиться вам мне противно”.


Газета “День” так представила автора тех строк (в декабре 1992 г.): “Роман Неумоев — лидер тюменской рок-группы “Инструкция по выживанию”, имеющий массу поклонников и единомышленников в среде истинных ценителей отечественной рок-музыки, но не известный широким кругам любителей этого жанра. Причина тому — абсолютная бескомпромиссность Романа в текстах его песен и в его гражданской позиции.


Роман Неумоев прав, когда говорит: “Русский рок — это часть остатка традиционной цивилизации, ее осколки, которые сегодня уничтожаются...”


...Первые песни “Инструкции по выживанию” были (как однажды их представили на одном из концертов в 1989 году) “крепким гиперпанком”: “...Я хотел бы уйти и уехать туда, где загорится панков звезда, где дворы, как колодцы, где небо, как снег, где слушает бессмертный панк-рок человек”. Тем глубже и значимее произошедший затем сокрушительный отход от ранее созданного и внезапный, ослепительный, грандиозный переворот...


...Уже в 1989 году на одном из концертов он заявил: “...Мы к панку отношения не имеем никакого...” Позднее, по словам Егора Летова, Р.Неумоев “крайне красноречиво открестился от всего им безбожно созданного на поприще рок-н-ролла”. И вот он отказывается исполнять одну из самых известных своих песен — “Суицид” (“На хрена я его буду петь...”), оценивая самоубийство как “поступок сколь бессмысленный с точки зрения здравого смысла, столь и несовместимый с религиозным сознанием любого нормального человека”.


Про Апполона Григорьева говорили, что его “цветная религия” — это “стихийно-историческое начало Православия, вошедшее в плоть и кровь истинно русских людей”. И что он общался с Богом “запанибрата” и “даже ругался с Ним, но Бог знал, что эти стоны и ругательства тоже вера”. Нет, Неумоев, конечно, не ругается с Богом и вроде бы не “запанибрата” с Ним, хотя и может в разговоре заявить, что Богу “скучно побеждать праведными силами какую-то ничтожную часть ночных западных омертвевших проворовавшихся людей. Ему нужно, чтобы победить самым малым числом своих истинных приверженцев абсолютно все силы зла”. Но религия его воистину “цветная”, а Бог как-то “слишком” осязаем:


Некогда В.В.Розанов вопрошал: “Живет ли Солнце?”


Розанов и Неумоев, наверное, поняли бы друг друга... “Живое Солнце” Неумоева, в котором раз и навсегда растворилось древнее язычество, зримо присутствует буквально в каждой его песне.


Медленное медное, медное победное


Гневное огненное Солнышко.




Нельзя не обратить внимания на обилие уменьшительно-ласкательных форм в песенной поэзии Романа. Что-что, а это, на мой взгляд, открывает нам внутренний мир автора лучше всех статей о нем и интервью: “веточка”, “лучик”, “полянка”, “солнышко”, “башмачки”, “ветерок” и т.д. Поэтому трудно согласиться с С.Жариковым, назвавшим поэзию Неумоева “мрачноватой”, если не ошибаюсь. Неумоев — человек светлый и поэт необыкновенно, по-звездному, по-солнечному яркий.


Ну разве оно не живое, Наше Солнце?




Однако приходит он к какому-то неимоверному, немыслимому, нелепому и парадоксальному выводу: “Не стоит ничего писать — ни песен, ни романов, ни статей, ничего не нужно, все бессмысленно — вот вывод, который может сделать в текущую эпоху перманентного Армагеддона человек, если он умен и религиозен, и тем более если он русский”. И что это? Только лишь пессимизм или уже уныние? Почему все бессмысленно? Ответ, данный им его же творчеством, опровергается.


Цивилизация построила июль,


На желтых пальцах черная смола


И близко осень, и на асфальте мертвая пчела,


И металлический не плачет дом.




У Неумоева синонимами врагов Бога, культуры и всего светлого вообще выступают “цивилизация”, “недруги Солнца”, “приспешники зла” и пр. Они действительно торжествуют сегодня. И они уже захватили города.


Что же, пусть берут города. Неумоев открывает нам другой мир. Это северные леса, сибирские просторы. Здешние чащобы неподвластны силам тьмы: “Там березы ледяные дозоры несут”. Здесь свои законы и на них лучше не посягать: “Вот, за окном поезда горят “огоньки”.


“...Огни холодные, осколки хуторов, поселки невеселые”.


“Но сердцу больно вдруг, но сердцу жалко их, что пропадут они, на гибель обреченные...”


...Роман сказал как-то: “Мой идеал русского государства — это скорее не государство, а царство. Государство — это царство, превратившееся в зверя. А настоящее русское царство описал Пушкин. Там у него есть царь Гвидон. Но такое царство, думаю, находится еще на небесах. Мы до него не доросли”. Как-то по-особому пронзительно и метко Неумоеву удалось сказать, выразить то, что сейчас происходит в России. В песне “Логика духовной войны”, где есть строки:


Сердце людское — вот фронт,


Память людская — вот тыл...




Однажды Неумоев сказал: “Москва постоянно в туманном, бессолнечном состоянии. Над Москвой висит пелена смога, мрака. Солнца не хватает”.




Михаил ЯМБАЕВ


“КРАСНЫЕ ЗВЕЗДЫ”: “мы неприменно придём за тобой!”



Досье: “Красные звезды” родом из Минска (Беларусь). Группа является одной из самых политизированных на просторах бывшего Советского Союза. В песнях проповедуются идеи национал-коммунизма (то есть синтез национальной и коммунистической идеи).


Состав: Владимир Селиванов — вокал, гитара; Евгений Белов — гитара; Денис Юбко — бас; Александр Фок — ударные.




КОРРЕСПОНДЕНТ. В России о вас известно очень мало, не мог бы ты вкратце поведать историю появления и существования “Красных звезд”?


Владимир СЕЛИВАНОВ. Образовалась группа в 94-м году. Тогда это был, если так можно сказать, студийный коллектив. Через пару месяцев после образования “Красные звезды” вошли в “Русские прорыв”, организованный Егором Летовым. Затем появилась идея создать аналогичное движение в Белоруссии. Так появился “Красный марш” — музыкально-политическое объединение, так же, как “Русские прорыв”, проводившее акции в различных городах бывшего СССР.


Наш первый концерт должен был состояться в декабре 94-го года, сразу после выступления приехавших в Минск Лимонова и Дугина. Но боевики Белорусского Национального фронта (который тогда был очень силен) разгромили зал и сорвали акцию. К сожалению, охрана мероприятия, целиком состоящая из членов различных славянских организаций, в несколько раз уступала по количеству бэнээфовцам. В результате наш первый концерт сдвинулся на июнь 95-го. Никакой известности у нас тогда не было. Пришло человек сто, но они об этом не пожалели, и после этого от концерта к концерту росло количество людей, приходивших услышать нас. Осенью у нас появляются фэны, не пропускающие ни одного нашего выступления. Примерно в это же время в домашних условиях было записано два альбома — “Кровоизлияние” и “Красное колесо”. Творческий прорыв наступил в 96-м году, когда мы записали самый важный для нас проект — трилогию “Страна чудес”. В нее вошли три наших альбома: “Смершевы песенки”, “Кругозор” и “Эпоха лжепатриотизма”. В том же 96-м году, летом, мы выступили на “Русском прорыве” в Москве. В 97-м году на “Zeco-records” у нас выходит следующий альбом — “Русский порядок”. В начале 98-го состоялся наш концерт совместно с тюменской “Инструкцией по выживанию”. При этом на протяжении всех этих лет проходят постоянные выступления в Минске и других городах Белоруссии.


Корр. Как ты можешь охарактеризовать стиль, в котором играют “Красные звезды”? Многие считают это панк-роком, но мне кажется, это не совсем так.


В. С. Хочу оговориться сразу: мы к панку не имеем никакого отношения. Панк-рок — это обыкновенное упадничество. Наш стиль называется Русский революционный рок. Наше творчество — это и наша позиция, наши убеждения. А Русский революционный рок можно назвать проще, одним словом — Маяковский. Причем Маяковский — трибун, а не лирик. Для меня и слово “коммунизм” означает творческую свободу. Сейчас ниша, отведенная под коммунизм, не занята, и ее будут заполнять наши сторонники, и как только она достигнет своих краев — обязательно появится другое понятие, может быть, еще более крутое. И потому я свои песни называю коммунистическими, вкладывая в это понятие творческий смысл. Я сам формирую коммунизм сугубо своими новыми составляющими. Я даю толчок к творческой революции.


Корр. Расскажи поподробнее о совместном проекте с Александрой Николаевной Пахмутовой.


В. С. Александра Николаевна — мой самый любимый композитор. А ее муж и соавтор, поэт Николай Добронравов, для меня — потолок стихосложения. Мне кажется, я мыслю и чувствую абсолютно с ними одинаково. Я с детства воспитывался на их песнях... Идея записать композиции Пахмутовой пришла мне в голову два года назад. И так она и жила, пока мы не нашли выход на Пахмутову и не созвонились с ней. Она с восторгом приняла нашу идею. Мы сделали демо с песнями “Надежда”, “И вновь продолжается бой”, “Как молоды мы были” — и приехали в Москву. Встретились с Александрой Николаевной, дали ей послушать демо и песни “Красных звезд”. Ей и то, и другое очень понравилось. Оказалось, что она настолько сродни нам, нашей музыке, что наши опасения насчет жесткой музыки, исполняемой “Звездами”, которая может ей не понравится, слава Богу, не оправдались. После того как Александра Николаевна прослушала демо, она стала предлагать нам песни, которые могли бы составить альбом целиком, песни, которые я раньше не слышал. Таким образом, к весне альбом будет записан, назовем мы его “Молодость”.


Корр. Симпатизируете ли вы каким-то политическим силам, с кем-то сотрудничаете?


В. С. Мы ни с кем не сотрудничаем, мы сами сила достаточно политизированная. Именуем себя: “Люди с чистой совестью и голубыми глазами”, а девиз наш “Мы непременно придем за тобой!”. По поводу симпатий: полностью поддерживаем президента Белоруссии Лукашенко. Именно он должен стать собирателем временно разобщенной Великой Державы. Мы даже организовали концертный тур по городам Белоруссии под названием “Рок за Лукашенко”.


Корр. Есть ли в Минске у вас соратники?


В. С. Да, конечно. Например, журнал “Он”, который несет на своих страницах те же идеи, что и мы пропагандируем в своих песнях, или молодежная общественная организация “Прямое действие”. Ранее существовало несколько групп (входящих в “Красный марш”) “Заря анкома”, “Северное сияние”, “Нюрнберг”, “ВЛКСМ”, но, к сожалению, сейчас практически никого не осталось, выжили лишь “Красные звезды”.


Корр. Как продвигается создание видеоальбома, которым вы занимались?


В. С. Я думаю, зимой мы его закончим. Представлять из себя он будет не клипы, а видеоряд с музыкальной подкладкой из композиций “Красных звезд”. Идея альбома заключена в его названии — “Восковые фигуры”. Это застывшие люди, конкретные личности и все общество в целом, это застывшее время, томящееся в ожидании некоего импульса, это застывшая история, ждущая толчка для своего дальнейшего развития. Сниматься все будет на профессиональную камеру, но никаких спецэффектов и суперпрофессиональных кадров в картине не будет: она делается простыми людьми для простых людей, и снять ее может обычный человек. Для проката по телевидению фильм не предназначен, он слишком серьезен для того, чтобы быть представленным среди развлекательных программ. Выпустит его студия “ГУЛАГ records” и распространяться он будет только на кассетах.


Корр. Многие музыканты для стимуляции творчества употребляют наркотики, алкоголь. Хотелось бы узнать твое отношение к данным транквилизаторам.


В. С. После ряда экспериментов отношусь отрицательно. Нужного для творчества состояния можно достичь без всяких одуряющих средств.


Корр. Каковы планы на будущее?


В. С. Кроме уже прозвучавших в нашей беседе видеофильма и альбома с песнями Пахмутовой, планируется записать еще два альбома “Золотой век” и “Целина”.


Корр. А что случилось с альбомом под названием “Люди с чистой совестью”?


В. С. Он давно записан и лежит на фирме “Zeco records”, с которой у нас контракт. Альбом должен был выйти осенью, но из-за разразившегося финансового кризиса выход был отложен. А в принципе “работа кипит, материала очень много. Может быть, зимой еще раз появимся в Москве, чтобы, наконец, отыграть нормальный концерт.


Корр. Хочешь что-нибудь добавить ко всему вышесказанному?


В. С. Мне 22 года, я еще достаточно молод, хватит меня надолго, а то, что мы делаем сейчас, — это только начало!





Газета Завтра 263 (102 1998)




Беседовал О.ПУЛЕМЕТОВ




P. S. Все, кто заинтересован в сотрудничестве с данным музыкальным коллективом, могут обратиться в студию революционного творчества “ГУЛАГ” по телефону: (017) 286-62-66.


Финансовая аренда на фронтальные погрузчики 333В , 343В, 342В, бульдозеры, колесные и гусеничные экскаваторы и другую технику. Маштранс.


НАДО СЛУШАТЬ!



ТЕРРОР “Новые варвары”-98


(“СОЮЗ-КТР”)



Газета Завтра 263 (102 1998)


Мощная, быстрая, как пулеметная очередь, музыка, способная поднять лежачего.


Тексты — национал-большевистская смесь радикально- коммунистической и национал-революционной идеологий. Здесь соседствуют ненависть как к буржуям (“KILL TO RICH”), так и к бандитам, заполняющим Москву (“Зараза”). Песни посвящены новым варварам, призванным разрушить до основания цивилизацию потребления и установить новый порядок с новыми законами.


Стиль “террористов” — точка, в которой сходятся бескомпромиссный панк-рок и экстремальный Oi!


Сотрудникам Московского антифашистского центра альбом лучше не слушать, а вот всем радикалам, экстремистам и бунтарям он придется по душе. В особенности “Пистолет”, “Пиво, рок-н-ролл, футбол”, “На развалинах Империи”.




Новый Завет “Аллилуйя”,


“Изгоняющий дьявола” ‘97


(PАVLIN Records).



Газета Завтра 263 (102 1998)


Спешу всех обрадовать: в России появилась первая white-metal — группа. Музыкальный стиль “Нового Завета” зиждется на тяжелых, мрачных риффах, местами разбавленных прекрасными клавишными партиями. Но наиболее интересны здесь тексты — исключительно православной тематики, повествующие о победе добра над злом. Названия песен говорят сами за себя: “Аллилуйя”, “Проповедник добра”, “Милость мира”, “На пришествия Господа нашего Иисуса Христа”, “Истинно” и т.д.


Данная группа вместе с российским “Символом веры” и белорусским “Новым Иерусалимом” в пух и прах разбивает миф о бездуховности и антирелигиозности рок-музыкантов. “Новый Завет” выполняет важнейшую роль на русской метал-сцене, проповедуя ценности добра и справедливости, заложенные в писании. В пику всем калькам с западных команд (пример “Парк Горького”), передирающим у них все и вся, музыканты выводят сугубо свой самобытный стиль, доселе не известный в России.


Это Русский православный металл — одно из направлений White-metal!


Все пропустившие данную кассету никогда себе этого не простят!




ОБОЗРЕВАТЕЛЬ


Андрей Смирнов НАЕЗДЫ




Газета Завтра 263 (102 1998)


В свое время журналист Дм. Крюков в своей статье “Рок вокруг” условно разделил отечественные рок-команды на три группы: 1. Присутствие (панк); 2. Проповедничество (например, “Аквариум”, “ДДТ”); 3. Самовыражение (“Звуки Му”, “Наутилус” и пр.).


Флагманами проповедничества, то есть групп, доносящих до зрителя какие-то знания, установки и зовущих идти за собой, были питерцы. Б. Г. предложил благодарному слушателю особый мир, в котором переплелись отрывки всего, с чем он успел ознакомиться — от религиозных и философских систем до М. Болана и Лу Рида. Шевчук позвал на борьбу с “мальчиками-мажорами”; Кинчев предложил “менять имена”. Прошли годы. Рок-герои 80-х повзрослели, успокоились и с разным успехом включились в ритм шоу-бизнеса. О спасении “поезда в огне” никто из них уже не вспоминал, особенно после того, как поезд (то есть наша страна) полетел ко всем чертям под откос.


На место старых “проповедников” пришли новые. В их числе “Сплин”. В 1998 году этих представителей “новой волны питерского рока” (по мнению критиков) нельзя было не заметить. ТВ и радио без устали крутили “Орбит без сахара”, “Выхода нет” и другие шлягеры этого коллектива. Что же проповедует эта группа, смешавшая в своем творчестве брит-поп, школьную самодеятельность и пафос питерского рока? Это подростковая псевдофилософия, отлично выраженная словами их же песни: “Мне все по барабану, мне все по пистолету” (“Катись, колесо!”). Герой песен “Сплина” — это подросток, полухиппи, полумажор, демонстрирующий независимость от родителей, но охотно берущий у них деньги, упорно не желающий становиться мужчиной и интересующийся только тем, чтобы “мы проснулись в одной постели”. Окружающий мир его не интересует, а если и интересует, то только с точки зрения практической пользы (“Когда ботинки не жмут — это good!”). В текстах “Сплина” не встретишь никакого элемента войны по отношению к миру, а ведь именно это лакмусовая бумажка настоящей рок-музыки. Рок — это всегда война против системы, против энтропии, против обывательщины. А что у “Сплина”?


“Все таблетки подъедены,


Марки тоже наклеены.


Тишина в холодильнике.


На дачу смылись родители.


Она жует свой “орбит” без сахара”...”




Как жвачка — имитация еды, так и “Сплин” — имитация музыки.


Наверное, поэтому за промоушн группы взялась “ОРТ-рекордз”, нашедшая в примитивной музыке и убогих текстах этого коллектива нужные сегодняшним властителям нотки.


Власть предержащим нравятся подростковые сопли на музыкальной сцене.




Андрей СМИРНОВ


РОК-НОВОСТИ



M Ведущая фолк-группа на нашей сцене “Русская Правда” после ряда музыкальных экспериментов приобрела гусли. По размеру они схожи со средним роялем, так что у идейного руководителя команды Тараса на одну проблему стало больше.


M Готовится к выходу новая программа Вячеслава Бутусова — “Овалы”. Несколько песен из нее планируется использовать в качестве саунд-треков к новому фильму А.Балабанова “Брат-2”.




Газета Завтра 263 (102 1998)


M 31 октября в ДК Горбунова состоялся концерт, посвященный тридцатилетию легендарной “Арии”. Ребята сыграли новую программу, а также несколько полюбившихся всем старых хитов.


M Британский писатель Салман Рушди — автор книги “Сатанинский стихи” — в течение пяти лет скрывался на вилле в Ирландии у вокалиста группы “U-2” Боно. Нужно также сказать, что за свою книгу Рушди приговорен к смертной казни в Иране (напомню, что его книга “Сатанинские стихи” богохульствует против ислама), таким образом он вынужден прятаться по всему миру, он не может понять, что когда-нибудь его настигнет Божья кара. Надеюсь, и в русских людях когда-нибудь проснется здоровый дух, и они тоже не будут прощать никому и ничего.


M “Орден Куртуазных Маньеристов” проник и в Интернет. Все желающие поближе познакомиться с группой “Бахыт-Компот” могут заглянуть по адресу www.screen.ru. Сайт отличается оригинальным и интересным дизайном.


M 3 ноября в Музее Маяковского прошел концерт Александра Непомнящего. Очень уютный, маленький зал, будто созданный для аккустических выступлений, принял всех желающих. Сам же концерт состоял из двух частей: эзотерико-мистической и боевой. В первой части прозвучали: “Маленькое небо”, Пыль под ногами”, “Полюс” и т. д., а соответственно, во второй: “Всех не перевешаете”, “По своей земле”, “Победная поэзия кованых сапог”, “Все, кто любит Вавилон” и некоторые другие песни, популярные в патриотической среде.




Газета Завтра 263 (102 1998)


M Записан новый альбом известного писателя Олега Гастелло под названием “Песни партийца-2”. Участие в записи, кроме уже известных Паука, Лаэртского и Федора Волкова, принял популярный исполнитель Дельфин.


M Английский кинорежиссер Джулиен Тэмпл занят сейчас съемками документального фильма, посвященного антисистемной панк-группе “Sex pistols”.


M 15 ноября под эгидой группы “Satarial” состоялся блэк-метал-фестиваль. Участвовали в нем группы со всей России. Магические ритуалы на концерте выполняла Священная церковь белой расы “Нави”.


M Недавно был записан новый вариант гимна “Национал-большевистской партии”. На этот раз автором стал Дмитрий Шостакович — внук всемирно известного советского композитора.


M 20 ноября в клубе “Ю-ту” был отыгран фестиваль метал-групп — “Листопад”. Участие приняли “Чин-чин”, “Тризна”, “Мафия”, “End Zone”, а также корифеи тяжелого рока “Легион”. Как показывают последние концерты, металлическое движение не собирается сдаваться, а принимает в свои ряды все больше и больше новых поклонников.


M В съемках художественного фильма “Я хочу понять” примет участие группа “Э. С. Т.”. Жан Сагадеев (вокалист) сыграет одну из главных ролей и в конце фильма погибнет. Все остальные музыканты также поучаствуют в съемках, хотя их роли менее значительны.


M В конгресс-холле гостиницы “Radisson-Славянская” состоялась церемония вручения “Серебряной калоши” — премии за самые сомнительные достижения в российском шоу-бизнесе. Номинацию под названием “Моника Левински” отхватила группа “На-На”, а соответственно девушки из группы “Блестящие” победили в номинации “Овечка Долли” — за клонирование группы “Spice girls”.


M Отныне в приложении к “Советской России” под названием “Россия молодая” регулярно будет выходить братская нам рубрика “Рок-Фронт”. Хочется надеяться на появление в ней интересных материалов, посвященных истинному положению дел в Русском роке.


M 24 ноября состоялся праздник “торпедовской” фанатской группировки “Фронт рабочей молодежи”. Первым для фанатов выступил мрачнейший “Ожог”, повергший всех в депрессию. Вывела слушателей из нокаута “Банда четырех” своими самыми задорными песнями, весь зал дружно отплясывал пого и пел вместе с Сантимом. Энергичный “День донора” поддержал мощный угар, начатый “Бандой”. А завершил действо “Карибский кризис”, играющий веселые песни в стиле “ДК”.




Газета Завтра 263 (102 1998)


M Снова финансовый кризис мешает выходу новых записей. На этот раз жертвой оказался ныне покойный Анатолий Крупнов. Выход его последнего альбома “Черный обелиск” был отложен до весны.


M В Интернете появилась страница ненавистников фирмы “Microsoft”, оккупировавшей весь рынок компьютерных прибамбасов. Называется страница “Майкроболт”, при ее загрузке появляется фото Билла Гейтса, которое плавно превращается в лик Гитлера. Люди, делавшие “Майкроболт”, явно находились под влиянием альбома “Коррозии металла” — “Компьютер Гитлер”.




Газета Завтра 263 (102 1998)


M 1 декабря в ЦДХ выступила группа “Калинов мост”. Концерт получился убойным. За его хорошую организацию хочется поблагодарить Центр искусств “Столица”: девочки в кожаных юбочках, стоявшие на входе в зал, дали “зеленую улицу” корреспондентам “Завтра”, отсеевая и выпроваживая представителей дегенеративно-демократических изданий. Кстати, вышла в свет книга стихов Дмитрия Ревякина “Гнев совы”. Это никогда не издававшиеся ранее произведения. Книга выпущена ограниченным тиражом в 500 экземпляров. Так что спешите приобрести.


M В театре песни “Перекресток” прошел концерт Сергея Калугина, исполняющего героический бард-рок. Зал заполнился до отказа и даже не все желающие смогли войти. Сергей исполнил несколько вещей со своего потрясающего альбома “Nigredo”, а также некоторые композиции, которые должны войти в его новый альбом.


M В декабре должен выйти новый альбом лучшей ленинградской экстремальной группы “Машнин бэнд”. Ребята играют в стиле hate, ориентируясь на такие команды, как “Ministry”, “Downset” и “Rage against the machine”. Новый альбом будет называться “Бомба”, в него должны войти уже популярные вещи “Король червей” и “Одинокий, как...”, в которой есть слова: “Я хожу по городу трех революций, одинокий, как Ленин, одинокий, как Сталин”.


M Упорно раскручиваемая по телевидению группа “2+2” сперла музыку для песни “Только ты” из хита “Наутилуса” — “Я хочу быть с тобой”. Еще одно подтверждение того, что господа попсовики ни на что не способны.


M 4 ноября в ДК Горбунова выступали необузданные агрессоры и отщепенцы — калифорнийская группа “Slayer”. Музыканты вышли на стадионные арены из клубной полутьмы металлического андегруанда. Именно они являются крестными отцами такого стиля, как трэш-метал. Во время концерта ребята использовали мощные стробософиты и усилители звука, поэтому людей со слабым здоровьем в зал не пускали. Выступил же “Slayer” отлично, гармонично сочетая естественную агрессию с надрывом обреченного отчаяния.


M Впервые на кассетах издаются альбомы Сергея Курехина — “Два капитана-2”, “Детский альбом” и “Воробьиная оратория”. Всем настоятельно рекомендую — альбомы выгодно отличаются от различных изысков маэстро вполне доступной подачей материала.


M В конце ноября вышла новая серия компактов “Архив русского рокенрола”. В числе первых следующие вещи: “Янка и Гражданская оборона” — концерт в МЭИ’90, “Русский прорыв в Ленинграде‘94”, “Последний концерт Гражданской обороны в Таллине’90”. Выход данных компакт-дисков проигнорировать просто нельзя.


M Лучшая украинская скиновская группа “Бульдог” теперь называется “Секира Перуна”. Ребята выпустили свой первый альбом “Глаза, полные гнева”. Музыка выдержана в классическом стиле Oi!, тексты — на 100% White power. Особенно стоит отметить такие вещи, как “Украинский патриот”, “Рожденный побеждать” и “Nigger”. В скором времени планируется записать второй альбом, который будет называться “Славянское един- ство”.



home | my bookshelf | | Газета Завтра 263 (102 1998) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу