Book: 'Тектоника'. Лучшее. 94-98



'Тектоника'. Лучшее. 94-98

От авторов.

10-летию Дома молодежи посвящается.

Перед Вами, уважаемые читатели, достаточно необыч­ная книга. Вот уже четыре года в газете "Смоленские новости" ежемесячно публикуется страничка под названием "Тектоника". Создается она в Доме молодежи и рассказывает в основном о событиях музыкальной жизни Смоленска. Причем, особый акцент делается на том, что интересно молодежи. Наша книга - это сборник материалов "Тектоники" в том виде, в котором они были опубликованы в газете. Это попытка зафиксировать отдельные факты и события, рассказать о "героях" молодежных "тусовок", вкусах и музыкальных пристрастиях. Обо всем об этом - в первой главе книги. Вторая глава - о звездах отечественной рок-музыки, неоднократно бывавших с концертами в Смоленске (Б. Гребенщиков, В. Шумов, А. Борисов и Э. Шклярский ). В этот раздел мы включили материалы, представляющие интерес прежде всего для тех, кто серьезно интересуется музыкой, для истинных меломанов. По-своему уникальна глава "Рок-энциклопедия". Это первая попытка перечислить все группы и ансамбли, выступавшие на смоленской рок-сцене за последние 30 лет. В последнем разделе книги, который мы назвали "Фотолаборатория", представлены редкие фотографии знаменитых отечественных музыкантов. Большинство из них - работа рано ушедшего от нас московского фотомастера Георгия Молитвина.

Мы искренне благодарны всем тем, кто помог нам в издании этой книги: редакции газеты "Смоленские новости", ФКБ "Смолинтер", АО "Трианон-1", Российскому Союзу Молодежи, Комитету по делам молодежи администрации города, коллективу магазина "Мелодия", лично Новикову С. В., Кучеру И. В., Сафронову А. Б., Леонову П. Н., Горькову В. С, а также С. Астахову, Д. Раичеву, С. Алымову, С. Колобаеву, О. Додонову, А. Бушуеву, С. Барановскому, Л. Лызловой, А. Низовцеву, художнику А. М. Романову за участие в издании книги.Мы далеки от мысли, что наша книга близка к идеалу, поэтому с признательностью примем все пожелания и замечания.

Наш адрес:

214000, г. Смоленск, ул. Коммунистическая, д. 4-Б, Дом молодежи, "Тектоника".

Сергей Горцев, Артур Савицкий


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

ПЕРВАЯ ГЛАВА

Все наше навсегда!

Часть первая

МУЗЫКАНТЫ

"Ты помнишь, как все начиналось?.."


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Находясь между двумя российскими столицами, Смоленск никогда не был в стороне от тех или иных культурных процессов. Бум молодежных гитарных ан­самблей, захлестнувший все мировое пространство 30-40 лет назад не мог не за­деть исконно русскую территорию.

Владимир Иванович Белов, директор городского Центра культуры при ад­министрации Смоленска известен в городе не только как организатор многих культурных мероприятий, но и как отличный музыкант, один из основателей популярнейшего некогда ансамбля. Корреспонденты "Тектоники" встретились с ним и в ходе продолжительной беседы попытались восстановить историю воз­никновения в городе первых ВИА и рок-групп. Вот как прошел наш разговор.

- Владимир Иванович, вы стояли у "истоков" возникновения в Смоленске первых ансамблей. Не могли бы вы подробнее рассказать о том, как все начина­лось?

- Все начиналось в 60-х годах. Появились первые барды: Высоцкий, Городницкий, Клячкин. Шестидесятники. Наше первое музицирование происходило на квартирах, во дворах. Например, там, где сейчас 14-й магазин на проспекте Гагарина. Собирались компании... Был такой Юра "Огурец", он пел "Twist Again" и играл на дудочке. Кстати, в это время произошел переход с семиструн­ных гитар на шестиструнные. Потом к ним начали пристраивать самодельные звукосниматели. Их изготавливали из обыкновенных иголок и мембран от те­лефонных трубок. Подключали все это хозяйство в радиоприемники.

- Можете точнее вспомнить, какие это были годы?

- Где-то 64-65-й. Потом появились электрические гитары, советские, ленин­градской фабрики.

Из ансамблей первым был, по-моему, ансамбль при молодежном эстрадном театре В.И. Задорожного и назывался он "Грифы". Позже, при МЭТе, появились "Атланты" с талантливым гитаристом Сергеем Ивановым. Они вышли из дворо­вых музыкантов и были отчаянными хулиганами (улыбается). Я в это время учился в техникуме электронных приборов и у нас был ансамбль "Искатели".

- Что играли в те времена?

- Играли рок-н-роллы, песни из репертуара групп "Биг-Бит Олимпик", "Шэдоуз", "Зе Венчерз". Причем вначале играли только инструментальную музыку. А запели позже, поскольку голосовой аппаратуры просто не было. Примерно в 68-м году появился ансамбль "Поток". Они базировались в мединституте, его лидером был Дима Басилия. Они уже пели "Битлз", "Криденс" и т.п. В пединституте была создана интересная группа под названием "Цветы", где на гитаре играл известный теперь смоленский музыкант Влад Макаров. В это же время появились при МЭТе "Смоляне" - ансамбль остававшийся популярным в течение многих лет. Через эту группу прошли многие смоленские музыканты. Например, Яша Йоффе, Саша Кри­вошеев, Шепилов, барабанщик Саша Фарберов, Иванов... Появились самодель­ные ревербераторы, усилители, у некоторых - фирменные гитары.

- В конце 60-х годов появился ансамбль "Колокола" - пожалуй, самый изве­стный смоленский ансамбль 70-х годов?

- Да, он возник после моего прихода из армии на базе ансамбля техникума электронных приборов. В него вошли: я, гитарист Сергей Иванов, клавишник Вениамин Мазин, барабанщик Аркадий Белинский, и Юрий Рысь игравший на ритм-гитаре. Позже на соло-гитаре стал играть Владимир Геращенко. Репети­ционная база у нас была на заводе "Измеритель", где все мы работали.

- И сколько лет просуществовали "Колокола"?

- Было несколько периодов нашей истории. С 1969 по 1974 год "Колокола" были чисто самодеятельным ансамблем. Кроме певицы Людмилы Новиковой у нас появилась духовая секция - саксофонист Владимир Медведев, певец и трубач Женя Игнатов, Валерий Розов. Последний, кстати, и стал руководителем, по­скольку имел профессиональное музыкальное образование. Это основной состав.

- А какой репертуар был у "Колоколов" в то время?

- Начинали мы с подражания всем, кто нам нравился: "Битлз", "Криденс", "Прокол Харум", "Би Джиз", "Манго Джерри", "Кристи", "Чикаго". Их песни играли на танцах. А когда стали участвовать в различных конкурсах, то пришлось перестраиваться. Очень повлияли на всех "Песняры". Все группы стали серьезное внимание уделять вокалу, фольклору. Это сказалось и на нашем творчестве. Мы очень серьезно отнеслись к этому направлению. В 1971 году в Калинине мы стали победителями межобластного конкурса "Радуга"...

- И две ваших песни прозвучали по Всесоюзному радио в популярной моло­дежной программе?

- Да. Нас записали и даже сняли в каком-то фильме.

- Вы как-то определяли в те годы стиль, в котором играли? Это был рок-н-ролл? Бит?

- Тогда такой градации не было. Говорить о роке как о стиле стали только к середине 70-х годов. А раньше просто говорили: "вокально-инструменталь­ный ансамбль". Причем на танцах в Доме офицеров мы играли одну музыку, а на концерте - другую. Нам нравилось и то, и другое.

- Кто кроме "Песняров" оказал сильное влияние на музыку тогдашних ан­самблей?

- На нас очень сильно повлиял приезд в 1972 году известного в то время венгерского певца Яноша Кооша и группы "Экспересс". Это был чуть ли не первый иностранный гастролер в Смоленске. Они пели в основном зарубеж­ные хиты на английском языке. Но поскольку тогда всего этого у нас не было, эффект оказался очень сильный. Плюс они очень динамично держались на сцене и здорово заводили публику. Для нас это тоже было новым. После приезда Кооша мы поняли, что концерт - это шоу. Нужно делать шоу! Мы стали боль­ше обращать внимание на аранжировки, на звук. Хотя тогда не было пультов, барабаны не подзвучивались... В 1973 году в радиокомитете мы записали зна­менитую песню о Смоленске. Записали в условиях совершенно не приспособ­ленных для записи.

- Песню "Все холмы, да холмы..."?

- Да. Основную партию поет Женя Игнатов. Мне как-то звонили из радио­комитета - "давайте отметим юбилей песни". А я говорю - "Уже поздно, больше 25 лет прошло" (улыбается). 

- Наверное, эта песня - лучшая из всех песен о Смоленске и вполне могла быть гимном нашего города. Есть в ней что-то исконно смоленское.

- Во всяком случае мы ее пели искренне, без пафоса, который был присущ тому времени. Хотя первоначально композитор Писаренко, сочинивший песню на стихи поэта Клочкова, принес ее в несколько иной интерпретации.

- Интересно, играя на самодеятельной сцене, вы где-то работали или просто числились?

- Нет, "подснежниками" мы не были. Я работал на "Измерителе" сначала сборщиком, потом электроиспытателем. Весь состав работал на заводе, многие даже на инженерных должностях. Затем мы ушли работать в Смоленскую филар­монию и это был первый случай перехода самодеятельного ансамбля в полном составе на профессиональную сцену. Через полтора года нас пригласили на Украину в Запорожскую филармонию. Там сказали: "У нас некого будить колоко­лами" (смеется). И мы стали "Чаривними Струнами", "волшебными" по-русски.

В Запорожской филармонии проработали до 83-го года, очень много езди­ли по стране. Я стал художественным руководителем и в 80-м году мы даже стали лауреатами республиканского конкурса вместе с ансамблем "Поющие Юнги" который возглавлял небезизвестный Ким Брейтбург. Кстати, в Смоленске в это время продолжал выступать ансамбль под названием "Колокола", который за это время его полностью дискредитировал.

- И вы вернулись в Смоленск?

-Да, нас пригласил новый директор филармонии В.М. Михненков. Называть­ся мы решили "Феникс". Не очень удачное название. В это же время, году в 84-85-м вышло постановление, согласно которому все профессиональные составы должны пройти прослушивание в Москве. Исполнив две обязательные композиции: "День без выстрела на земле" и "Если бы парни всей Земли". Те группы, которые не проходили прослушивание к концертной деятельности не допускались. Наш режиссер сказал: "Не надо никаких больших барабанов, надо сыграть тихо и красиво". Что мы и сделали с блеском и аттестацию эту прошли на "Ура". А такие известные в то время группы, как "Альфа" С.Сарычева не прошли (смеется). После этого я два года работал в филармонии. Вплоть, до 87-го года. А потом меня пригласили рабо­тать руководителем MTO "Круг" при Смоленском горкоме ВЛКСМ.

- 70-е годы - это пик популярности вокально-инструментальных ансамблей!. Сегодняшним музыкантам даже трудно представить что это такое - играть в известной группе. Ведь согласитесь, Владимир Иванович, "Колокола" были очень популярны?

- Конечно. Например, мы выдерживали 7-8 концертов в областном драмте­атре. Полные залы. Это что-то значит? Другое дело, что состояние общества было другим. Нас все знали. Мы были очень популярными в городе. Можно было подойти к любому ресторану, где стояла толпа людей и нас сразу пропус­кали. Конечно, была большая популярность и в женской, так сказать, среде, ведь мы были так молоды (смеется).

- Владимир Иванович, а как вы стали музыкантом? Что явилось толчком?

- Я начинал учиться играть на баяне. А потом услышал "Битлз" и испытал потрясение. Как и многие в то время.

- И вы помните эту песню?

- Да, "I want to hold your hand". Если бы не было этого толчка, никогда за гитару не взялся бы. Я и сегодня "Битлз" слушаю с удовольствием. Если б не они, я бы, возможно, никогда не прошел путь от дворового музыканта до руко­водителя профессионального музыкального коллектива. 

- А что вам нравится из сегодняшней музыки?

- Сложно ответить однозначно. Мне нравится музыка которая талантливо сделана и вызывает во мне какой-то отклик.

- В прошедшую Новогоднюю ночь прошло необычное шоу при участии ва­шего Центра досуга. Впервые в Смоленске на самой большой площади зимой прошла дискотека. Была масса народу...

- Да, я в начале очень скептически оценивал возможность такого меропри­ятия. Но жизнь показала, что это вполне востребовано и вполне возможно. Другое дело, что следует сделать выводы на будущее. Например, музыкально это должно быть более разнообразно и демократично. Мы слишком понадея­лись на московских ди-джеев, которые ориентированы на клубную музыку. Можно сделать праздник более красочным. Мы учтем все.

- Владимир Иванович, сегодня ваше имя связывают и с очень интересным фестивалем под названием "Смоленский проект". Многодневное шоу с много­численными участниками - это крупное событие в культурной жизни нашей об­ласти...

- Впервые подобный фестиваль проводился три года назад и он назывался "Ключ серебряный". Его организовала Валентина Ивановна Фролова. В 1996 году мы четко определили стилистику фестиваля и дифференцировали испол­нителей по музыкальным направлениям, определили, что каждый день будет отведен определенному стилю: джаз, рок, поп. Если сравнивать фестивали 96 и 97 годов, то оказалось, что в 1996 году энтузиазма у музыкантов было поболь­ше. Наверное, сказалось обострение различных социальных проблем.

- Но тем не менее уровень обоих фестивалей "Смоленский проект" - 96 и 97 был очень высоким, как с организационной, технической, так и с творческой стороны...

- Я согласен. В прошлом году приезжали музыканты из Германии, Белорусии и это позволило считать фестиваль международным. Это серьезное движе­ние вперед. В перспективе надо думать о еще большем повышении общего уров­ня.

- В этой связи уместен вопрос о финансировании фестиваля...

- В 1996 году все прошло исключительно на основе самофинансирования и окупаемости. А в прошлом году, благодаря приезду гостей, нам удалось полу­чить деньги и от городской администрации. Но в целом проблемы, конечно, есть и следует как можно активнее привлекать спонсоров.

- То есть "Смоленский проект" будет иметь продолжение?

- Безусловно!

- Это радостный факт. Мы благодарим вас. Владимир Иванович, за беседу и хотим пожелать успехов в вашей деятельности. Спасибо.

С. Горцев, А. Савицкий (Тектоника, №-45 февраль 1998 г.)




'Тектоника'. Лучшее. 94-98

"Колокола". 1970 г. (крайний слева Владимир Белов).


"А Петров говорил по-английски"

"Смоляне", "Эш", "Магма", "Веселый Роджер" - десятки смоленских ансам­блей сыграли и играют значительную роль в культурной жизни нашего города. Их история - это странички нашей жизни. Сегодня у нас в гостях один из извест­ных в городе музыкантов - руководитель группы "Гиперболоид инженера Петро­ва" - ИГОРЬ ПЕТРОВ.

- Игорь, Ваша группа существует уже более 10 лет и никогда не стремилась, подобно большинству, быть в центре внимания. Вы идете каким-то своим, заведо­мо проигрышным, некоммерческим путем. Как ты это объясняешь?

- Вначале, когда мы нашли друг друга - это было в 1982 году, все было как у всех: мы играли на танцах в СФМЭИ, в СГМИ. После окончания ВУЗа я и Валерий Гращенков стали работать в СКТБиТ, и группа продолжала существо­вать. Но о творчестве по большому счету речь не шла. Как самостоятельная творческая единица группа существует с 1987-88 года. Так получилось, что в это время собрались, на мой взгляд, одаренные люди, и мы вместе стали сочи­нять свои песни, свою музыку, какая нам нравилась. Кроме Гращенкова, это были ударник Валерий Улитин, клавишник Игорь Хоменко, бас-гитарист Алек­сандр Орлов, а также саксофонист Дима Павлов. Тексты песен писал Эдуард Кулемин. Это была наша основа долгое время. Выступали мы редко, поэтому многие не выдерживали такой "лабораторной" работы, уставали и уходили. Дело в том, что мы до сих пор любители и музыка для нас не средство зараба­тывать деньги.

- Это тебя устраивает?

- Раньше устраивало, сейчас - нет. Но даже известные группы не собирают зрителей на концерты. Что уж говорить о нас. Мы всегда играли музыку более сложную, чем от нас ожидали.

- Как и у любой группы, у вас были свои "пики" и свои "падения". Среди успехов я бы выделил демонстрацию вашего клипа по ЦТ в программе "Взгляд", а также выступление на одной сцене с московской группой "Центр" в кинотеатре "Современник" несколько лет назад. Я прав?

- Да, только я бы добавил сюда наше успешное выступление на фестивале в Светлогорске (Беларусь) три года назад, где, выступая среди 20 ансамблей, мы получили "Гран-при".

- Говорят, что вы сегодня единственный англоязычный ансамбль в городе?

- Со временем мы пришли к выводу, что на английском языке наши песни более соответствуют нашему стилю. В прошлом году на студии завода "Крис­талл" записали магнитофонный альбом под названием "Дорога иллюзий". Ав­торами текстов песен являются Дмитрий Докутович и Владимир Марченков.

- Я знаю, что несколько раз группа планировала выезд за рубеж. Но поездки так и не состоялись.

- Причины обычные - организационные и финансовые. Беда и наша и общая - нет серьезных организаций и людей, которые бы помогали таким музыкантам, как мы, решать бюрократические и финансовые проблемы. Короче, нужен спон­сор.

- Успехов вам. Постарайтесь не отчаиваться.

С. Горцев, ("Тектоника", №-1, январь 1994)


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Группа "Гиперболоид инженера Петрова" (В центре Игорь Петров).

"Экологический шедевр " семь лет спустя.

Группа "ЭШ" была создана в 1986 году и за недолгий срок своего существо­вания оставила о себе память как самобытное явление того времени. Отличитель­ная черта творчества "ЭШ" - особая атмосфера на концертах, оригинальная игра Вадима Петренко, незаурядность текстов песен.

Главные действующие лица: Андрей Марченко - автор текстов, Георгий Та­расов - бас-гитара, Игорь Вакуненков - барабаны, Николай Поздняков - вокал, Вадим Петренко - гитара.

Наш корреспондент Дмитрий Ранчев беседует с Николаем Поздняковым и Андреем Марченко.

- Как все началось?

Н. П. Если я не ошибаюсь, в 86 году, осенью, мы собрались в стенах СФМЭИ и заиграли. Кроме желания играть, наверное, и не было ничего. Была потреб­ность собрать свою команду и играть.

- Когда я первый раз вас услышал, главным хитом были "Крысы". Я всегда удивлялся, как ты, Николай, умудряешься петь сложные тексты Андрея?

Н. П. Что касается "Крыс", то большого труда мне это не составляло. Гораз­до труднее было в начале, когда я только познакомился с поэзией Андрея. Содер­жание мне очень нравилось, но как это спеть, было непонятно.

- Андрей, многие твои тексты попали в струю времени, ну а, если конкретно, как создавались "Крысы"?

А. М. Я не собирался идти в ногу со временем и кого-то копировать. Просто летом 87-го я посмотрел фильм Алена Рене "Мой американский дядюшка", и многие образы взяты как раз из этого фильма. Этим же летом я встретил одну свою хорошую знакомую, которая переживала личную драму, жаловалась на жизнь, на то, что ее окружает. И я ей просто сказал: "А что я могу сделать? Ну, максимум, написать рок-песню по этому поводу". Что и сделал на следующий день.

- Она осталась довольна?

А. М. Она, наверное, и не знает, что песня посвящается именно ей.

- Скажи, а восторг поклонников группы возле сцены как-то связан с текста­ми, воспринимались ли они адекватно?

А. М. Вряд ли. Те люди, которые бесновались, строили "козы" и кидали ко­жаные куртки, воспринимали это как протест против официальных властей, как какую-то революционность, они знали, что здесь явно поется что-то такое анти­советское и играется что-то агрессивное. Поэтому они это и любили.

- То есть, ты считаешь, что весь тот восторг, который вызывала группа "ЭШ" на концертах, был не более, чем веяние времени, а сама группа могла бы в против­ном случае затеряться?

А. М. Ну, я не думаю, что группа могла бы затеряться, потому что все ансам­бли, которые существовали у нас в то время, следовали каким-то определенным канонам. Многие группы пели песни "Алисы" и "Машины времени" и, кстати, делали это хорошо. Но мало было тех, кто сочинял собственный материал и ин­дивидуально его исполнял. Поэтому нас трудно было с кем-то спутать.

- Николай, а как вы отнеслись к своей популярности в Смоленске?

Н. П. Настороженно.

- Был ли это импульс для дальнейшей работы?

Н. П. Безусловно.

- Ваше последнее выступление состоялось в ДК трикотажников на "Музы­кальном ринге". Как ты оцениваешь этот концерт?

Н. П. Для меня это наш самый сильный концерт. Был относительно непло­хой звук, и мы сделали все, если не на 100, то на 95 процентов.

- После этого концерта группа практически прекратила свое существование. А что было дальше, и можно ли это назвать "смертью на взлете"?

Н. П. Нет, я так не думаю. В силу того, что мы подошли к тому периоду, когда в группе наметились серьезные разногласия и, скажем так, уровень участ­ников группы был настолько различен, что в конечном итоге она была обречена на развал.

- Ну, а популярность, любовь поклонников никак вас не сдерживала?

Н. П. Абсолютно никак. Во-первых, мы просто удачно "засветились" в нуж­ное время. А во-вторых, долго кривить душой, делать то, что не нравится, жить в постоянных конфликтах с людьми, с которыми делаешь одно дело, - очень слож­но, и поздно или рано, но расстаться нам бы пришлось.

- А мысли о том, что смоленская сцена - это ведь еще не все, есть еще Москва, Санкт-Петербург, Ковент Гарден?

Н. П. Так что ж с того? По крайней мере никто из нас не затаил обиды. Ра­зошлись по-английски, как во Франции.

Д. Раичев, ("Тектоника", №-2, февраль 1994)


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Группа "ЭШ'


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Вадим Петренко, (группы "ЭШ", "Дисциплина").

"Партизан новоджазовой сцены"

Владислав Макаров хорошо известен тем, кто интересуется искусством. Его творчество давно перестало быть достоянием только нашего города. Музыкаль­ные критики Москвы н Петербурга, Лондона и Берлина отмечают значитель­ность его дарования. "Представитель альтернативной культуры, экспансивный художник и музыкант, бескомпромиссный творческий метод которого узнается как в спонтанных энергичных диссонансах виолончели, так и в живописных росчерках на полотне", - так характеризует В. Макарова одна из столичных га­зет.

Мудрено, но в принципе понятно. Сегодня Владислав Макаров в гостях у клуба "Тектоника".

- Владислав, то, чем ты занимаешься, уникально и необычно. Необычна му­зыка, которую ты играешь, необычны твои картины... Сразу напрашивается воп­рос: как ты "дошел до такой жизни", каким был твой путь в искусство?

- Изначально, с детства, я считал себя художником. И, уже будучи студен­том худграфа нашего пединститута, начал интересоваться и заниматься музы­кой. За нее часто получал по шее (улыбается). Причем, по шее получал больше не за музыку, а за длинные волосы, которые тогда были редким явлением. У нас была довольно неплохая группа, по мнению многих, лучшая в городе, она называлась "Цветы".

- О каких годах мы говорим?

- Это было начало семидесятых. Сначала мы играли в институте, а после его окончания, года два, - на различных площадках.

- Ты на чем играл?

- Я играл тогда на гитаре, пел - в общем, был лидером группы. Пели мы в основном на английском. После распада группы я все больше слушал музыку, причем самую разную - классику, джаз, рок... У меня была редкая коллекция дисков, основу которой составляли нетрадиционные тогда ансамбли "Дорз", "Йес", "Кинг Кримсон", "Дженессис"... Я тогда считал, что рок исчерпал себя. Именно в это время стал популярным арт-рок, джаз-рок, и я тоже в них нахо­дил какие-то интересные элементы. Постепенно все больше и больше интересовался авангардом. Гитара меня уже как инструмент не удовлетворяла, и я стал самостоятельно осваивать виолончель. Она привлекла меня необычным звуча­нием.

- Представляю, как непросто научиться играть на виолончели...

- Да, приходилось брать консультации, работать с самоучителем. Вначале я даже использовал виолончель как бас-гитару - настолько труден был процесс "вхождения" в новый инструмент'. И вот в начале 80-х годов я показал свои опыты в Ленинграде. Оказалось, что я в "русле", что многие уже играют такую му­зыку. Я оказался в кругу таких людей, как Гребенщиков, Курехин, трио Ганелина, А. Вапиров. Через пять лет - все эти люди стали "звездами". Таким вот обра­зом я стал тем, кем стал.

- Обычно, когда говорят об искусстве, упоминают об основоположниках того или иного явления. Кого из музыкантов ты мог бы назвать в качестве своих учи­телей?

- Когда интересуешься этим у других музыкантов, оказывается, что все мы прошли одинаковый путь. Тот же Боря Гребенщиков как-то нарисовал все ту же схему. Она давно и всем известна. По восходящей она выглядит так: "Битлз", "Роллинг Стоунз", Д. Хендрикс, "Джетро Талл", "Эмерсон, Лейк и Палмер", "Кинг Кримсон", "Йес". Дальше начинается волна джаз-рока - "Махавишну ор­кестра", "Уэза Рипот". Потом переход на джазовых музыкантов - Д. Колтрейн, О. Коулмен. Кто-то остановился на арт-роке, кто-то вышел на свой путь, напри­мер Гребенщиков, кто-то вышел на соц-арт, как Курехин. Кто-то пошел в сторо­ну серьезной музыки - это, наверное, я. (Улыбается).

- Кто-то не дошел даже до "Битлз" и там и остался. Ну, а живопись? Она у тебя развивалась параллельно музыке?

- Совершенно параллельно. После института я много лет работал художни­ком-оформителем и дома пробовал силы в абстрактной живописи. Позже выяс­нилось, что русская живопись имеет богатые традиции, есть свои первопроход­цы, и мое творчество можно рассматривать как часть этого направления. К тому же, оказалось, что я не один - в Москве, Ленинграде огромное количество худож­ников-авангардистов. Мне кажется, удалось выработать свой стиль, свою мане­ру - что-то близкое к абстрактному экспрессионизму, лирическому абстракцио­низму. В 1987 году удалось организовать первую персональную выставку в Смо­ленске.

- В Смоленске много людей близких тебе по духу?

- В целом, мне кажется, наш город довольно консервативный, новаторов ма­ловато. По-моему, здесь всегда было тихо и спокойно. По крайней мере, худож­ники в основном крайне традиционные и консервативные. В творческом плане мне в Смоленске всегда было узко, тесно...

- Позволь с тобой не согласиться. Может быть, в сравнении с Москвой и Петербургом мы консерваторы. Но по сравнению с Тверью, Брянском, Новгоро­дом и другими наш город явно в авангарде. И тот факт, что у тебя здесь много последователей - Кулемин, Мельников, Юденич, Петренко - этому лишнее доказательство. Можешь ты еще кого-то выделить с точки зрения незаурядности?

- Ты прав. Действительно, многие музыканты, побывавшие в нашем городе, отмечают его прогрессивность даже по тому, что в залах собирается довольно большое для таких городов количество зрителей. Безусловно, есть большие куль­турные традиции. Взять те же концерты Рихтера. Среди живописцев я бы выделил Всеволода Лисинова - очень хорошего художника. Очень нравится мне сим­фонический оркестр Д. Русишвили. Приятно, что он так прогрессирует в после­днее время. Значительное явление - оркестр Дубровского, но на его концертах я давно уже не был.

- Чувствуешь ли ты как художник какие-либо изменения в отношениях со зрителями и слушателями? Лучше или хуже сейчас, чем было раньше?

- Раньше наши концерты и выставки воспринимались как форма социального протеста, и зрителей были сотни. Сейчас их меньше. Но качественно уровень публики вырос значительно. Приходят только те, кому это действительно инте­ресно. То есть подход к искусству стал более узким, профессиональным. В связи с этим в Смоленске явная потребность в институте менеджеров. В музыкальном плане у меня уже есть свой менеджер в Москве, который занимается организаци­ей концертов в стране и за рубежом.

- А как организуются концерты в Смоленске, кто тебе помогает?

- Поскольку я живу в городе давно, рассчитывать приходится в основном на личные связи, знакомства. Некоторое время помогал Гуманитарный фонд - орга­низация для содействия творческим людям. Ряд концертов и выставок мы орга­низовали с помощью Дома молодежи. Всегда очень внимательно, с большим уча­стием относится к нам областная филармония в лице ее директора В. М. Михненкова. В филармонии прошли несколько камерных концертов с участием хоро­ших зарубежных музыкантов. Совсем недавно в начале апреля там прошел инте­ресный творческий вечер в честь юбилея клуба КЭПНОС. Было много интересных выступлений музыкантов, поэтов, литераторов (А. Голубев, Э. Кулемин, С. Синяков, О. Разумовский), что начисто опровергает миф о том, что авангардное искусство в нашем городе начинает умирать. Но в идеале, конечно, хотелось бы иметь какое-то постоянное место, лучше всего небольшой клуб-кафе. Пока это мечта.

- Расскажи немного о своей семье. Я знаю, она тоже тесно связана с искусст­вом.

- Жена, Наташа - переводчик. Последняя ее работа - это перевод книги Бори­са Виана "Сумятица в Анденах". Кстати, эту книгу художественно оформлял я. Она будет выпущена в смоленском издательстве "ТОК" А. Иванова. В этом из­дательстве я участвовал в оформлении еще нескольких книг, в том числе книги Р. Брэдбери. Сын - актер Смоленского камерного театра. Там он создает рок-группу и тоже, как когда-то я, поет песню "Дом восходящего солнца". Правда, он не рисует в отличие от меня.

- А в авангард его пока не тянет?

- Ты знаешь, он в детстве столько всего насмотрелся, что у него, наверное, выработался иммунитет на эти вещи. (Смеется).

- Желаем тебе, Владислав, успехов в предстоящих гастролях по Германии и надеемся на множество встреч в залах Смоленска.

P.S. По просьбе "Тектоники" В. Макаров примет участие в подготовке сле­дующих выпусков нашего клуба.

С. Горцев, ("Тектоника", №-4, апрель 1994).


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

"Партизан новоджазовой сцены" - Влад Макаров.

Свою дорогу выбрали.


Это интервью мы анонсировали в прошлом выпуске "Тектоники". Беседа на­шего корреспондента с Женей БАРАНОВЫМ состоялась 19 октября. Женя пред­ставлял группу "Сабвей", достаточно широко известную в узких кругах смоленс­ких любителей "живой музыки", а также праздной молодежи.

- Возможно, читателям и поклонникам будет интересно узнать, где, когда и как возник "Сабвей"?

ЕВГЕНИЙ: Первый раз я взял в руки гитару примерно четыре года назад. Я слушал "Битлз" и проникся. Затем в 1991 году возник "Сабвей". Мы играли в Доме пионеров. Правда, с тех пор состав несколько раз менялся. Из самого первого остался один я. Тогда мы играли рокабилли с уклоном в бит.

- Сейчас у вас опять наметились изменения?

Е.: Да, новый басист и новый барабанщик. Из предыдущего состава оста­лось практически два человека. Я и Дима. Собственно, на сегодняшний день мы и есть основной состав "Сабвея".

- С новыми людьми вы будете играть какую-то другую музыку, делать дру­гую программу?

Е.: Вряд ли что-то сильно изменится, нужно, чтобы в новом составе притер­лись старые вещи, а дальше будет видно. В любом случае от блюза и рок-н-ролла мы не уйдем.

- Для музыкантов в Смоленске всегда больная тема - место для репетиций.

Е.: Сейчас нашли хорошую базу. Есть куда гитары подключить. До после­днего времени репетировали либо в каптерках каких-нибудь, либо на кухне. В акустическом варианте, естественно. "Анплагд по-русски" называется.



- Женя, ты как-то представляешь себе жизнь музыканта, играющего рок-н-ролл в идеале?

Е.: 22-го концерт в "Юбилейном". Хотелось, чтобы с аппаратом было все в порядке.

- Я имею в виду записи, концерты на выезде, инструменты достойные. Чтобы это как-то кормило, может быть. Ну, скажем, вы нашли в лесу 50 тысяч долла­ров?

Е.: Ну, "Сникерс" купим. Хотя, пожалуй, я куплю "Баунти". Я "Баунти" люблю.

- Хорошо. В таком случае какие-то перспективы у "Сабвея" есть?

Е.: Да, с перспективами у нас все в порядке. В Москве нас ждет Усманов из "Мистера Твистера". Максим Пугачев договорился с ним записать нас в студии. Но у нас проблемы с оплатой этой записи, хотя сумма мизерная.

- На мой взгляд, у вас обычно отличный контакт с публикой. Не на уровне призыва "танцуют все", а на уровне музыки. Вы это как-то специально делаете, или само собой получается?

Е.: Не знаю... В самом деле, мы много ездили и выступали где придется, в селах каких-то по области, в Смоленске, в "Дискавери". Обычно все довольны, скачут, веселятся. Мы даже возбудили публику в Глинке. Сейчас я хочу начать турне по смоленским школам. Если не будет аппаратуры, будем играть на акус­тических гитарах в классах. Мне хотелось, чтобы у людей как-то прививался вкус к хорошей музыке.

- Да, на Аркадии Укупнике и Игоре Шаферане далеко не уедешь.

Е.: Я свою дорогу выбрал...

P.S. 22 октября в кинотеатре "Юбилейный" состоялся концерт с участием смоленских групп: "Злые Медведи", "Фулл Хаус", "Сабвей".

По всем параметрам это событие - одно из самых выдающихся за всю исто­рию рок-музыки в Смоленске. Музыканты продемонстрировали невиданный для смоленских команд уровень исполнения. К счастью, зал был полон и многие смог­ли стать тому свидетелями. Нужно отметить, прекрасную организацию концер­та. Заслуга в этом полностью принадлежит самим музыкантам и лично Евгению Баранову из "Сабвея".

Ураганную мощь "Злых Медведей" подхватил виртуальный "Фулл Хаус" и завершил блестящим шоу "Сабвей", привлекший в свои ряды духовую секцию.

"Такие мероприятия должны иметь будущее", - сказал бы покойный Фредди Меркыори.

Организаторы концерта выражают особую благодарность Владимиру Лейкину за звук и самоотверженную помощь молодым талантам, а также админист­рации кинотеатра "Юбилейный" за содействие в организации праздника.

А. Савицкий, ("Тектоника", №-8, октябрь 1994).


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Евгений Баранов, Максим Пугачев (группа "Subway").

Спасибо Владу...

Музыканты знают - у нас в городе не так много хороших барабанщиков. Михаил Юденич - один из них. Наша встреча произошла сразу после возвраще­ния Михаила из поездки в Хельсинки, где он выступал в составе оркестра Сергея Курёхина.

- Миша, для начала расскажи коротко о себе. Музыканты-то тебя все знают, а вот читатели "Тектоники", может быть, и не все...

- Мне повезло, что в начале 80-х годов я познакомился с Владом Макаровым ("Тектоника" писала о нем в своем четвергом выпуске в прошлом году - ред. ). Он и открыл мне глаза на мир музыки. Я считаю его своим учителем. Через него я познакомился в Риге с Николаем Судником - человеком, который занимается некоммерческой музыкой и который предложил мне участвовать в группе "Зга". В 1984 году мы записали наш первый альбом, который послали в Англию. Там им заинтересовался известный барабанщик и продюсер Крис Катлер. Ему музы­ка понравилась, но он предложил еще над ней поработать. Не прошло и 3-4 года (улыбается), как вышла, наконец, наша первая пластинка в Англии.

- А чем ты занимался до 1982 года?

- Я был простым студентом мединститута. Вуз я окончил в 1984 году, поэто­му какое-то время совмещал учебу и музыку. Потом 7 лет отработал врачом...

- Вообще-то врач и музыка - явление довольно редкое...

- Почему? Скажем, Розенбаум - врач скорой помощи.

- Я имею в виду музыку современную, нетрадиционную. Выходит, ты свою реальную музыкальную деятельность начал не в Смоленске, а в Риге?

- Начал я в Смоленске с Владом, а в Риге просто значительно усилил. Со "Згой" я ездил на фестивали в Канаду, Америку, Европу. Мы были вторые после С. Курёхина российские участники на Всемирном фестивале авангардной музы­ки в Монреале. В том составе участвовал еще один смолянин - Вадим Петренко. Скоро должен быть издан еще один компакт-диск в Америке. По крайней мере, ведутся переговоры.

- А как складывались смоленские дела?

- В Смоленске мы создали несколько лет назад трио "Дисциплина": я, Пет­ренко и Мосейкин. Мы выступили пару раз в Смоленске, затем в Риге. Были оп­ределенные планы, но какие-то жизненные проблемы не позволили сохранить группу. И сейчас я сотрудничаю с группой "Сабвей".

- Ты доволен?

- Я думаю, они сильно изменились с тех пор, как играли рок-н-ролл. Сейчас это другая музыка, и мне нравится. Музыканты очень хорошие и главное - могу работать сколько нужно.

- Как ты оцениваешь сегодняшнюю ситуацию с музыкой в городе?

- Меня радует, что жизнь очень оживилась. Проходят большие концерты, много приглашенных. Взять хотя бы Юру Мешковского... Это все очень здоро­во.

- А какая ситуация сейчас с аппаратурой, с базой. Цены-то ого-го... Не является ли это все тормозом?

- Конечно, раньше было проще. Например, был в Доме молодежи рок-клуб. Я считаю, это был очень хороший период к жизни смоленского рока. Если бы клуба не было, неизвестно, как вообще бы все сложилось. По крайней мере, на­верное, не было бы таких составов, как "Дисциплина", "Магма", "Нянечка"... Это был сильный толчок в творчестве.

- А почему все-таки закрылся рок-клуб, как ты думаешь?

- Я думаю, что у музыкантов не было должной ответственности, не ценили то, что для них делалось. Как следствие, все развалилось. Очень жаль.

- Ты только что вернулся из Финляндии. Расскажи подробнее о вашем выс­туплении.

- Нас пригласил Сергей Курехии. Часть "Зги" - как часть оркестра Курёхина. Мы выступали в зале на 800 человек. Само представление Сергея дли­лось где-то часа два. Это было настоящее шоу с каскадерами, танцовщицами, балетом. Все выступление было построено на каких-то парадоксах. Напри­мер, Курёхин исполнил песню "Постой, паровоз, не стучите колеса" под ак­компанемент "Зги" (улыбается). Диск-жокеи делали всякие миксты между со­бой и вместе с Курёхиным. Какие-то старушки выходили, а под конец была даже специально спровоцированная драка. Все построено на абсурде, сарказ­ме и иронии...

- Михаил, ну вот ты уже достиг определенных высот, а что можно пожелать начинающим?

- Главное - относиться к музыке серьезно. Если хочешь чего-то добиться. Заниматься и заниматься.

С. Горцев, ("Тектоника", №-18, октябрь 1995)


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Михаил Юденич.

Что такое "22"

Есть в нашем городе ансамбль, не похожий ни на кого. Его не сопровождал ажиотаж, как, например, группу "ЭШ", он не имеет столь буйных поклонников, как "Экзорцист", он не заботится о своей известности, как заботится "Элегия"...

А между тем труппе "22" уже 10 лет, а ее лидеры Владимир Хаит и Александр Алимов в возрасте Христа (им по 33 года). Вот наша беседа с ними.

- Давайте начнем с истории группы "22". Как все началось, что означает ваше название?

В. X.: Познакомились мы давно, наверное, в 1981 году. Где-то дома играли акустические песни... Название ничего особенного не означает - просто нам по­казалось достаточно оригинальным.

- Лет десять назад вы работали на электроламповом заводе и музыка для вас была хобби...

А. А.: Раньше было больше возможностей заниматься творчеством. Сейчас просто не с кем. Те ребята, что с нами играли когда-то, теперь с нами не работа­ют. В 1989 году мы окончательно связали свою судьбу с музыкой, и теперь она уже не хобби, а профессия. Играем сейчас на танцах в зале "Молодость" и иног­да в ресторане.

- Вы уже много лег музицируете. А с чего все началось, что привлекло вас в музыке?

А. А.: Музыка привела нас к музыке. Началось все с прослушивания. Как и у всех тогда, это были "Битлз", "Пинк Флойд", "Дип пепл", Элтон Джон... Они и сейчас являются примером. Мы поклонники старых названий.

- За это время вы учились где-то?

A. А.: Специально музыкального образования у нас нет никакого. Я закон­чил наш энергоинститут, по специальности инженер-светотехник.

B. X.: Я учился в техникуме связи, потом в культпросветучилище, но так их и не закончил. Как-то не сложилось...

- Многие музыканты сейчас тепло вспоминают времена смоленского рок-клу­ба в Доме молодежи. Вы стояли у истоков клуба в 1988 году. И, помнится, были такой "белой вороной". Играли значительно более "легкую" музыку, чем осталь­ные группы. И отношение к вам, помнится , было настороженное... Кое-кто ут­верждал, что это не рок-музыка. Как вы к этому относитесь?

А. А.: Мы относимся спокойно. Мы играем и играли, как могли, и то, что нам нравилось. Другое дело, что была другая мода. У нас был свой стиль, и это было, по-моему, хорошо. Ведь чем был и хорош рок-клуб - там нашли себе место музыканты самых разных вкусов и в общем уживались...

- Вы уже давно играете на танцах. Здесь есть своя специфика. В чем она?

A. А.: С одной стороны, мы свободны в выборе репертуара, а с другой сто­роны, есть определенные рамки с точки зрения танцевальности и популярности. По правде говоря, мы стараемся так составлять программу, чтобы самим было приятно. И еще очень важно, что мы играем "в живую", т. е. стараемся не ис­пользовать фонограмм. Кроме того, приходится часто обновлять репертуар, а потому часто репетировать.

- Кто из вас двоих больше влияет на формирование репертуара?

B. X.: У нас нет единоначалия. Обычно начинаем репетировать, когда песня нравится всем.

А. А.: Свои песни у нас нетанцевальные. Потом очень сильно влияет текуч­ка в составе. Ведь свои вещи репетировать надо гораздо больше.

- Вы уже три года играете в танцзале "Молодость". Что-то изменилось за это время? Я слышал, руководство там другое?

A. А.: Изменения в руководстве нас не коснулись. Если сравнивать со ста­рыми временами... Народу стало поменьше. . Причем не только на танцах, но и в ресторанах.

- Чем это можно объяснить?

B. X.: Конкуренция возросла. Если раньше кроме танцев и кино пойти было некуда, то сейчас количество мест для развлечений резко возросло. Одних ноч­ных клубов уже несколько.

- Приносит ли работа на танцах какое-то удовлетворение?

В. X.: Если сравнивать с концертами, то удовлетворения, конечно, меньше. На концертах работать было гораздо интереснее. Ведь играли свои песни. Мы с удовольствием вспоминаем время, когда Дом молодежи организовывал для нас выездные концерты.

- Вы слушаете радио, смотрите телевизор? Какие программы предпочитаете?

В. X.: Нет, радио не слушаем. На телевидении нравятся "Кафе Обломов", "Программа А", "Меломания". Хорошо и оригинально сделаны.

- Кто нравится из современных музыкантов?

А. А.: "Дайр Стрейтс", Эрик Клаптон, "Пинк Флойд", из наших - "Квар­тал".

- А кто из смоленских музыкантов у вас вызывает, так скажем, уважение?

А. А.: Все вызывают уважение (улыбается). Но если уж выделить, то мож­но отметить Игоря Петрова, Яшу Йоффе, Андрея Комарова, Улитина... Двое последних играют сейчас в московском ансамбле "Аш-Бенд" и приезжали недавно в Смоленск. А также Петра Станкевича - одного из лучших клавишников города.

В. X.: Мы были на фестивале современной музыки в "Молодости" и, к сожа­лению, не увидели там каких-то ярких талантов. Общая беда - стремление кому-то подражать. Это было очень заметно.

- Да, действительно, надо отдать вам должное. Вы удивительно последова­тельно идете каким-то своим путем. Скромно, но достойно. Успехов вам!

С. Горцев, ("Тектоника", №-19, ноябрь 1995)


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Группа "22".


My name is "NAME"

Как вы уже заметили, "Тектоника" постоянно публикует различные матери­алы о рок-жизни нашего города. И в этой временами бурной жизни нет-нет да и блеснет бриллиантом какое-то новое имя. В последнее время наш блуждающий взгляд остановился на команде со звучным именем "NAME". На наши вопросы отвечает один из музыкантов трио Стас ГАРАПКО.

- Стас, как ни крути, но без истории создания группы и ее состава нам не обойтись...

- Нас трое: на гитаре - я, вокал и бас - Женя Королев, а на барабанах - Игорь Юденков ("Петрович"). Мы с Женей раньше играли в различных составах. Была такая группа - "Злые медведи" называлась. Но потом мы решили, что лучше зву­чит слово "Нейм". Последний год мы довольно часто выступали в клубе "Мо­тор-12", где благодаря Александру Бондареву нам предоставили репетиционную базу.

- Давно повелось, что хорошие группы чаще появляются в студенческой среде...

- Мы не исключение. Я год назад окончил худграф пединститута. Женя учился одно время в музучилище, в котором сейчас учится Игорь. Барабанщик, кстати, собирается поступать в Гнесинское училище.

- "Нейм" - трио. Сам по себе это уже интересный факт. Вспоминаются "Крим", "Моторхэд", группа Кристи, "Круиз"... А может, это вынужденная мера из-за от­сутствия в городе хороших музыкантов?

- Да нет. Мы вполне хорошо себя чувствуем втроем. По крайней мере, это мобильно.

- А какие у вас музыкальные ориентиры?

- Буду говорить только за себя. Мне очень нравится "Лед Зеппелин", "Пинк Флойд", "Кинг Кримсон"... Из современных - "Ред Хот Чилли Пепперз", "Нир­вана", "Спин Докторз"... Из наших- "Моральный кодекс", "Мегаполис", "Кронер".

- То есть диапазон твоих пристрастий довольно широк. Это наверняка сказывается и на репертуаре группы. А вообще, ты доволен сегодняшним состоянием ансамбля? Есть ли неосуществленные мечты?

- Все идет пока нормально. А проблемы такие же, как у всех, - мечтаем высту­пать на хорошем аппарате с хорошими инструментами. Очень хочется записать, свой альбом, как это сделали "Сабвэй". Неплохо было бы выступить в другом городе, за рубежом... С нашим неприбыльным делом все это реализовать труд­но. Но, с другой стороны, верим, что если чего-то стоим, то должно получится.

- Мы в это тоже верим. Успехов вам!

С. Горцев, ("Тектоника", №-27, июнь 1996).

"Не лезь в оркестровую яму - каннибалом станешь"

С некоторым опозданием сообщаем, что широко известная в узких кругах смоленских любителей тяжелых музыкальных жанров группа "Orchestral Pit's Cannibals" записала и выпустила на аудиокассете свой новый альбом "Alienhesis"(1996).

В отличие от предыдущего альбома "F. R. Е. А. К" несколько иной характер носят содержание и названия "песен", назовем их так. Всего опусов - двенадцать. Героиня прошлого альбома - Мария Лопес уступила место изощренной медико-патологической тематике, носящей экспертно-физиологический окрас. Яркий при­мер - "Критическое скопление газов". Английский язык, на котором ансамбль исполняет большинство своих произведений, также носит экстремальный харак­тер и не всегда поддается адекватному переводу. Очевидно, это обусловлено вы­шеупомянутым узко медицинским содержанием композиций, доступным лишь посвященным и специалистам. А таковых в нашем городе довольно много.

Другим несомненным достоинством является качество записи, произведен­ной в студии русской народной радиостанции "Европа + Смоленск". Это отра­жено на вкладке в кассету, где среди прочих выражается благодарность звукоре­жиссеру этой радиостанции Vladimir(у) Zelensky(му). Музыкальный аспект аль­бома авторитетное музыкальное издание "Хай-Хет" охарактеризовало как GRIND-CORE. Трудно судить о GRIND, но CORE присутствует несомненно. Продолжая перечислять достоинства, нельзя не упомянуть любовно исполнен­ный вкладыш к кассете, содержащий массу различных сведений, а также фото­графию "каннибалов" и авторскую обложку.

Следует отметить, что состав группы претерпел ряд изменений, но основные действующие лица остались прежними.

Недостатком альбома является его недоступность широким массам поклон­ников данного жанра, - в свободную продажу он пока не поступал. Но особенно заинтересованные лица могут обращаться по следующим адресам: 214020, г. Смо­ленск, ул. Шевченко, 76-12, Сергей Шивапов и 214018, г. Смоленск, ул. Раевско­го, 10-45, Валентин Сявкин.

Можно рекомендовать данную запись также студентам медицинских учеб­ных заведений в качестве пособия. Те, кто приобретет альбом, поймут, что мы имеем в виду.

Л. Савицкий, ("Тектоника", №-29, октябрь 1996)

"Мы на виду, но брать с нас нечего".

Среди музыкантов есть особая категория, овеянная легендами, романтикой... Особые условия, в которых им приходится добывать себе "хлеб с маслом" не мно­гие способны выдержать. Мы имеем ввиду ресторанных музыкантов. "Тектони­ка" беседует с одним из таких музыкантов. Его звать Сергей. Надеемся, вам будет любопытно узнать его мнение о сегодняшней ситуации в сфере классического досуга.

- Сергей, сколько времени ты существуешь как ресторанный музыкант, дав­но ты уже в этом деле?

- Общий стаж на сцене - 20 лет, а ресторанной работы с 1986 года, - т. е. десять лет.

- В каких ресторанах ты играл?

- В "Витязе" довелось, в "России", в "Житомире".

- Давай попытаемся проанализировать, или хотя бы твое мнение узнать. Что, за последние пять лет, в связи с экономическими потрясениями, изменилось в жиз­ни ресторанного музыканта?

- Начнем с того, что не только вся жизнь перетряслась, но и изменились сами рестораны, "вытряхнулось" громадное количество музыкантов. Бывает, сидим вообще без работы. Особенно это касается барабанщиков, в связи с тем, что про­изошла компьютеризация. Из тех прежних составов, из 4-5-6 человек остались теперь в ресторанах 2-3 человека. Сами рестораны сейчас страдают от недостат­ка посетителей. Давно уже никто не видел табличку "Мест нет". Рестораны бо­лее "углубились" в ночь, более стали ночными, более молодежными. Новые хо­зяева ищут новые пути привлечения клиентов.

- Жизнь ресторанного музыканта стала в материальном плане хуже?

- Гораздо хуже. Сейчас даже не спасают случайно зашедшие "новые русские". Если брать окраинные рестораны, те же "Витязь" или "Нива", то они раньше были посещаемые. Даже с претензией на фешенебельность. В том плане, что не пускали даже в джинсах. Сейчас в тех же ресторанах практически никого нет.

- Ну а какие сейчас самые популярные рестораны, где есть публика?

- В первую очередь это новый ресторан "Семь 40". Там хорошо, уютно. Хоть и на окраине Смоленска расположен ресторан, но табличка "Мест нет" все таки там бывает.

- Конкуренты есть?

- Есть, но это маленькие ночные бары, ночные кафе и молодежные дискоте­ки, в которых можно не очень дорого поразвлечься. "Россия", Мотель, "Жито­мир" еще как-то барахтаются.

-Так, в этих ресторанах, ты говоришь, есть все таки посетители, есть и бога­тенькие люди. Они, наверное заказывают песни? Сколько сейчас стоит песня по заказу?

- Песни заказывают, но ту брешь, которая образовалась в кармане у музы­канта, они не заполняют. А платят сейчас за песню от 30 до 50 тысяч. Это в зави­симости не от наглости музыканта, а от кармана заказчика. И иногда идешь на какие-то попятные, и берешь по минимальной таксе. Кушать-то хочется.

- А откуда посетители узнают "таксу" данного ансамбля?

- Процентов 50 знают таксу, а кто не знает - подходит и спрашивает: "Сколько стоит песня? " И еще - стоимость песни зависит от количества музыкантов, если их на сцене двое, то их вполне устроит 40 тысяч, если их четверо, то их уже даже 50 не устроит. Тут можно посчитать - кто сколько получит - арифметика простая.

- Есть люди, которые шикуют, дают больше и намного?

-Да.

- Какая, в связи с этим, максимальная в этом сезоне была такса.

- При мне за три песни было уплачено 100 долларов.

- А какие песни чаще всего просят исполнить в ресторанах сейчас.

- Как обычно это песни шлягерного плана, песни, которые раскручиваются по телевидению.

- На вас "давит" телевидение прежде всего?

- В основном - оттуда.

- Но не радио "Европа +"?

- И оттуда тоже.

- Какие песни все же самые популярные?

- Из нашей эстрады идет по спирали возвращение и к Антонову, и к Кузьми­ну, и к Барыкину, много Шафутинского заказывают.

- А какие песни конкретно?

- "Ах, какая женщина!" Добрынина, "Ножи" Шуфутинского, "Офицеры" Газманова. Из зарубежной эстрады ворвались "Макарена" и "Коко джамбо". Их можно назвать "золотыми песнями".

- Так вы значит еще и "Коко джамбо" поете?!

- Да! На "тарабарском" языке (улыбается).

- А вообще - перспективен ли ансамбль в ресторане? Не проще ли хозяину взять диск-жоккея, который придет со своей аппаратурой. Он поставит те же "Коко джамбо" и "Макарену". Подлинник. По-моему это гораздо лучше.

- Это вариант молодежной дискотеки получается. Я приведу пример по Япо­нии. Там действительно живые оркестры с духовой группой, с барабанщиком сидят только в больших ресторанах. Остальные же рестораны укомплектованы или ди-джеем или системой "Караоке". В ночных барах везде "Караоке". Берешь отдельное меню по репертуару, выбираешь песню, платишь деньги, выходишь на сцену (там два микрофона, монитор в зале), начинаешь эту песню петь и зал с удовольствием подхватывает. Я даже сам пел там в баре. "Yesterday" пел. Идет текст по монитору, и два громадных экрана в зале, и люди с удовольствием под­певают.

- По идее, нас ждет такая же перспектива?

- Может быть даже такая. Чтобы остаться в ресторане, надо что-то приду­мать новое. Обычная конкуренция. Здоровая, нездоровая -это уже не нам решать.

- Я хочу отметить также, что технический уровень музыкантов, наверное, сейас растет, поскольку вы используете компьютерную технику?

- Да.

- Т.е. приходится самим заниматься?

- Да. Обязательно. Если мы будем киснуть и в техническом плане и в плане самообразования, то придет на смену кто-нибудь помоложе, поопытнее, поголосистее, пошустрее, побогаче.

- Если идет использование компьютерной техники, работа с дискетами, то по-видимому в городе кто-то занимается их созданием?

- Ну, ясно...

- Как это называется на профессиональном языке?

- "Фанера". Тут монополии как таковой нет, все музыканты занимаются, все пишут, но определился такой костяк, особо талантливых ребят, которые пишут. В каждом ресторане есть такой человечек. А потом идет уже обмен "фанерой".

- Продажа?

- Нет. Чисто обмен. Творческий обмен.

- Во всех ресторанах Смоленска есть общая какая-то музыкальная основа? Т.е. они все похожи?

- Да. И репертуар практически один и тот же. Только отличается звучанием, в зависимости от технического оснащения.

- Вы чувствуете конкуренцию молодежных клубов, ночных дискотек?

- Конечно чувствуем. На примере нашего ресторана. Если кого-то не устраи­вает музыка, он уезжает либо в другой ресторан, либо на молодежную дискоте­ку. "Дискавери", "Пикадо", "Джин-Бар" сейчас котируются. Они едут туда и свои танцевальные потребности удовлетворяют там.

- Это как-то подстегивает вас?

- Да. Освежать репертуар надо в любом случае, закисать нельзя.

- Сколько длится рабочий день ресторанного музыканта?

- Если это ночной ресторан - до восьми часов в сутки. С 20-21 часа вечера до 2-3-4 ночи.

- А рабочих дней сколько?

- Рабочих дней именно у нас - семь в неделю.

- Ну а каковы сейчас заработки ресторанных музыкантов, если не брать в учет каждодневный заработок от заказов?

- В основном в ресторанах сохраняется штат музыкантов. Где-то два, где-то три человека проведены в штат. Примерно от 120-150 тысяч до 400 тысяч.

- Это ставки?

- Да, ставки. А сделал хозяин помимо этого входные билеты, или отдельная форма оплаты, это уже, как говорится, на местах решается.

- Могут ли как-то музыка, уровень музыкантов ансамбля резко повлиять на посещаемость?

- Напрямую влияние есть, конечно, огромное. Если не будет хорошей музы­ки, в этот ресторан народ постепенно забудет дорогу. Так же как и без хорошей кухни, интерьера. Если женщина будет сидеть, в вечернем платье на сквозняке, она больше туда не придет, потому что она, будет вся в синяках от стука своих зубов. Необходимо постоянно следить за собой, за своим поведением на сцене, за своей внешностью, за своим репертуаром, все таки людям надо приносить что-то интересное, чтобы они почувствовали изюминку. Мы должны нравиться. Мы как на подиуме, мы на виду.

- Все-таки есть довольно устойчивое мнение, что приход в ресторан - это ко­нец творчеству...

- Нет. Это не верно. Можно и в ресторане себя реализовывать. Это личное дело каждого. Можно играть и ждать так называемый "парнас" - добровольное пожертвование со стороны населения, пить, водку около буфета и ничего не де­лать. Это зависит от личного желания и умения.

-Т.е. ты считаешь, что там есть сфера деятельности. Есть где приложить твор­чество?

- Конечно. Со стороны клиента, который пришел в ресторан и слушает на протяжении всего вечера одну и ту же песню это может быть и выглядит так, что эти музыканты ничего не умеют и ничего не знают. Но это далеко не так.

- Можешь ты назвать самых сильных музыкантов в Смоленске. Кто сейчас авторитет?

- Яша Йоффе, Хотуцкий Андрей, Дима Павлов, Леша Павлов и много дру­гих. Пусть простят те, кого не назвал.

- Сергей, за последний год не только изменилась ситуация в экономике, но и значительно большей стала проблема криминальности в сфере досуга. В связи с ним, встречаетесь ли вы с проявлением какого-то неуважения к музыкантам, может быть какого-то рэкета, или угроз физической расправы oт той же "брат­вы"?

-Это наблюдалось и раньше, только это явление немного по-другому называ­юсь. Но рэкета как такового в Смоленске сейчас нет, потому что с музыкантов нечего брать. Рэкет существует очень плотный в ресторанах Москвы, Питера.

- За последние годы ситуация не ухудшилась значительно?

- В этом плане - нет. У них дел своих и без нас хватает, а с нас нечего брать.

С. Горцев, ("Тектоника", №-30, ноябрь 1996)


"Все мы панки..."

Редакция "Тектоники" решила познакомить читателей с Юрием Мешковским, на наш взгляд сочетающим в себе качества как творческой личности, так и делового человека. Среди смоленских рок-музыкантов Юра известен как участ­ник группы "Экзорцист". В других кругах Юру знают как создателя ночного клу­ба "ТОП-ГАН", находившегося в ДКЖ и новой дискотеки, которая скоро откро­ется в энергоинституте. Наш корреспондент встретился с Юрой, задал несколько вопросов и получил ответы, которые мы предлагаем Вашему вниманию с сохранением его специфической лексики.

- Юра, кто ты в первую очередь - бизнесмен или музыкант?

Юрий Мешковский: Музыкант. Все мы панки.

- Народная молва утверждает, что создание первого неофициального рок-клуба в Смоленске твоих рук дело?

Ю. М.: Да, это было 10 лет назад в 87-м году. Я тогда играл в группе... даже не помню как она называлась. Что-то типа "Железный поток". Мы репетирова­ли на Поповке, в том помещении, где сейчас камерный театр, а потом переехали в Клуб слепых. Пригласили другие команды: "БМП", потом "Летний сад", так кажется команда называлась...

- Наверное, "Наш сад"?

Ю. М.: Да, точно. "Наш сад". В общем, рок-клуб объединил много разных групп. Мы там репетировали, занимались, а потом сделали своими силами кон­церт. Написали плакаты, развесили их по всему городу. Концерт был бесплат­ный, народу набился целый зал. Все очень хорошо отыграли, "БМП" хорошо выступили. Но они играли последние, и как раз на их выступление пришли комсомольцы. А так как начало они не видели, и "БМП" им очень "понравилось", то нам было сказано, что "мы вас закроем". Но люди, которые пришли на концерт взбунтовались, и получился скандал. Закончилось все тем, что они предложили нам сделать рок-клуб. Но мы им не поверили...

- И чем вся эта история закончилась?

Ю. М.: Закончилась тем, что в "БМП" кого-то провожали в армию, и устро­или в Клубе слепых бешеную пьянку, с девками, с драками. Короче говоря, выг­нали директора клуба и нас вместе с ним. В шею. И мы перешли в клуб глухих.

- То есть от слепых вы перебрались к глухим?

Ю. М.: Да, от слепых с нашей музыкой мы перешли к глухим. И там мы тоже давали концерты кое-какие. А потом комсомольцы сказали - давайте мы вам в энергоинституте устроим концерты. В то время как раз проходили рок-премьеры с группой "ЭШ" и другими. Нам было обещано собрать денег на аппаратуру. Ну, мы играли-играли, и рок-клуб, вроде бы, опять стал образовы­ваться. Но в этот момент, а прошло уже пять рок-премьер, комсомольцы сказа­ли: "Какие вам деньги? Вот у вас есть комната - репетируйте". И после этого возник официальный рок-клуб. Мы, кстати, тогда уже стали называться "Маг­ма" .

- И что было дальше?

Ю. М.: Я уехал. Жил в Ярцево, в Москве, в Одессе. Когда вернулся, опять сошлись с "Магмой". Играли концерты. Но нужно было содержать семью, и я занялся произведением искусства.

- Это что такое?

Ю. М.: "ТОП-ГАН" пришлось построить.

- Это в каком году произошло?

Ю. М.: В 92-м. Случилось так, что мне негде было репетировать, и решили сделать дискотечку. И от этого все пошло. Закрутилось. В 93-м открылись. Пе­ред этим мои знакомые организовывали концерт "Коррозии металла", и что-то там у них не срослось. Пришлось чуть-чуть заняться шоу-бизнесом. Мы сделали еще несколько концертов, в том числе "Коррозии". После этого я опять начал играть, теперь уже в "Экзорцисте".

- А почему закрылся "ТОП-ГАН"?

Ю. М.: Я в составе "Экзорциста" поехал в тур с "Коррозией металла" потом отдыхал. Отсутствовал три месяца. В это время в "ТОП-ГАНе" оставались два наемных директора, они проворовались и сбежали, а потом с помощью местных бандитов хотели сорвать с меня куш. Я приехал - документов никаких нет, дирек­торов тоже.

- Поэтому у тебя возникли проблемы с налоговой инспекцией?

Ю. М.: Да, поскольку все было оформлено на меня. Хотя я налогов не утаи­вал. Хорошо, что кое-какие бумаги я успел собрать. Пришлось судиться с нало­говой, поскольку мне предъявили счет на сумму значительно выше, чем было неуплачено. Но потом мне все это надоело и я просто закрыл предприятие. Я такой человек, мне до фени, я могу новую дискотеку сделать.

- А "Экзорцист" - изначально чей был проект?

Ю. М.: Митин. Это наш бас-гитарист. А вообще там много народу играло. Но мы сошлись, начали играть, начали выступать.

- В Смоленске, за все время существования рок-музыки, практически никто кроме "Экзорциста" не достиг такого уровня известности, можно сказать - рос­сийского уровня. На скольких компакт-дисках есть ваши вещи?

Ю. М.: "Экзорцист" фигурирует на сборниках студии "Союз" "Трэш Твою Мать". Их вышло три штуки. На них, кроме прочих, такие группы, как "Хеллрэйзер", "Ария", "Мастер". Потом два сборника "Железный Марш". Они выш­ли и на компактах, и на кассетах, и на видео. "Русские металлические баллады". На этом сборнике все известные команды: "Коррозия металла", "ДИВ" и другие.

- Что сейчас происходит с "Экзорцистом"?

Ю. М.: Сейчас временная передышка. Я вот опять строю дискотеку в энерго­институте под названием "Циклоп БИ", все остальные тоже работают кто где. Решили подзаработать денег. Работает даже наш знаменитый барабанщик С. Патылицын. Но он еще и подыгрывает в команде "БЭТЛ ТОДДС".

- А у остальных, у тебя, какие планы относительно будущего?

Ю. М.: В "Циклон БИ" каждую неделю будет выступать какая-нибудь груп­па. И два раза в месяц будут мощные концерты - "ТРЭШ-АТАКИ". Актовый зал и сцену полностью переоборудуем.

- Радостно слышать, что ты не зациклился на коммерческой стороне дискоте­ки, а имеешь столько планов.

Ю. М.: Дискотека сама собой. А музыка в "Циклон БИ" будет разная. Это будет музыкальный клуб.

- А какую публику ты бы хотел там видеть?

Ю. М.: Публику тоже хотелось бы видеть разную. В том числе тех, кто лю­бит не дискотеки, а живую музыку. У нас будет хорошая охрана, очень громкий звук, ультрафиолетовое освещение и много другого. Кому-то это понравится, кто-то скажет, что это дерьмо. На вкус и цвет... как говорится. Мы все делаем для себя. Для панков. Хотя половина смоленских клубов уже содрала наш дизайн.

- Кто например?

Ю. М.: "Дискавери". Начиная от решеток, заканчивая освещением. В плане дизайна, лично мне нравится "Орфей", там достаточно стильно все сделано. А вообще должно быть разнообразие, чтобы люди могли прийти и отдохнуть: те же бывшие музыканты, которые никуда не ходят. Важно, чтобы была тусовка, все свои. В дальнейшем мы планируем проведение конкурсов модельеров, танцевальные конкурсы. Будем готовить манекенщиц, опыт такой уже есть. Даже мо­жет быть бои будут проходить.

- Бои кого?

Ю. М.: Людей. Тотализатор. Кроме того здесь будет студенческий центр. Студенческие мероприятия будут проходить, КВН-ы.

- И когда все это начнет работать?

Ю. М.: В конце ноября - начале декабря. Ну, а из самых ближайших планов - это участие в "Смоленском проекте". 21 ноября приглашаем всех на "ТРЭШ-АТАКУ" в "МОЛОДОСТЬ".

- Спасибо за интервью.

А. Савицкий, ("Тектоника", №-41, ноябрь 1997)


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Группа "Экзорцист" в Москве (крайний справа Юрий Мешковский).

Их зовут "WANTED"

В середине ноября в Смоленске прошла уникальная акция под громким на­званием "Смоленский проект". Надо отдать должное организаторам - городско­му центру культуры - несмотря на сложность поставленной перед собой задачи, они с честью с ней справились. Об этом говорит хотя бы огромное число моло­дых смолян в течение шести вечеров посетивших танцзал "Молодость". "Текто­ника" планирует встретиться с организаторами акции в самое ближайшее вре­мя. Ну, а пока у нас в гостях один из участников "Смоленского проекта - 97" группа "Wanted" в составе: Алексей Новиков - гитара, вокал, Андрей Шешеро - контрабас, Андрей Моисеенков - барабаны, Александр Голубев - администра­тор.

- Ребята, начнем, как всегда с истории. Когда появилась группа "Вонтед"?

WANTED: В августе 1996 года. С этого момента началась история этой ве­ликой группы. А до этого были группы "Рэббитс" и "Бамбузи", которые в пери­од своего творчества достигли кое-каких успехов. Потом, по разным причинам дальнейшая судьба у них не сложилась. Из этих двух групп и получились "Вон­тед" .

- Судя по музыке, вы ориентируетесь на стиль рокабилли?

W.: Мы играем смесь неорокабилли-сайкобилли.

- Это ваше детище или направление в музыке?

W.: Есть много команд, у которых сложно определить в какой именно обла­сти они играют.

- Вы как-то связаны с родственными отечественными командами, или же и основном ориентируетесь на Запад?

W.: Мы хорошо знаем, что происходит и на Западе, и в Москве, и в Петер­бурге. Команда, подобная нашей, есть в Киеве - называется "MAD HEADS"; в Воронеже - "JACK BOX"; в Туле - "STRESSOR". Мы поддерживаем с ними связь, так что канал связи открыт. В России очень много городов, где есть ЭТО. Хотя в центральных средствах массовой информации о них не упоминается.

- Вернемся к истории. Что происходило после августа 1996 года?

W.: В сентябре мы поехали в Москву, и 25-го числа играли концерт с нашими друзьями, московской группой "SKY ROCKETS". В ноябре, опять же в Москве играли в известном клубе "НЕ БЕЙ КОПЫТОМ". Затем участвовали в "Смо­ленском проекте". В декабре записали две песни, одна из которых вышла этим летом на компакт-диске. Кроме нас, там представлены и другие российские груп­пы. С весны по август этого года, каждый месяц мы давали концерты в клубе "ДиЭс", который раньше был при баре "У Юрека". Там по-нашему приглаше­нию выступала московская команда "Steam Engine".

12 апреля в Московском клубе "Европа-Азия" мы участвовали в концерте, посвященном Дню Рок-н-ролла. Играли вместе с "Мистером Твистером", "Ста­рым приятелем", Джулием Френстер и кучей других групп. Получается, мы - са­мая концертирующая группа в городе.

- А где больше развито рокабилли в Москве или в Питере?

W.: Тут существует разделение. Вообще москвичи и питерцы друг друга не любяг, потому что предвзято друг к другу относятся. В Питере больше сайкобилли. Там есть чисто рокабильные клубы: "Манихани", "Корсар".

- Расскажите о вашей деятельности в баре "У Юрека".

W.: Мы, собственно, больше имеем отношение к клубу "ДиЭс". Бар суще­ствует и сейчас, а клуб переехал в к/т "Современник", хотя пока еще не работает.

- А кто занимается организацией?

W.: Все делает Павел Владимирович Киршковский. А мы подбираем - при­глашаем команды, сами играем, придумываем форму работы клуба.

- Сколько времени продолжаются ваши мероприятия?

W.: Начинаем в 21-22 часа, заканчиваем заполночь. Последний концерт со­стоялся 3 августа, так по окончании пришлось по просьбе публики играть еще целый час.

- А кто еще из смоленских групп выступал в "ДиЭс"?

W.: "Agent Orange", "Гардарика", "СККУП", "СтранныеДни", группа "Брод­вей" пока мало известная публике, они играют в лучших традициях русского рока, что-то типа "Чижа".

- Из чего состоит репертуар "Вонтед"? Вы играете свои вещи?

W.: Не только. В рокабилли правилом хорошего тона считается играть клас­сические вещи. Поэтому мы играем и свое и классику, а также переделываем чу­жие вещи под себя.

- А что именно из классики?

W.: "Stray Cats", Эдди Кокрена, Джима Винсента, Марка Алмонда, "Битлз", "Роллннг Стоунз". Две вещи "Джолли Роджера": "Сюзанна" и "Брайтон Бич". Программа у нас часа на два.

- А чего бы вы хотели достичь как группа?

W.: Чего бы мы хотели? Хотим играть музыку, которая нравится, которую мы любим и чтобы за это платили деньги. Чтобы получать за то, что делаешь свое дело. Хотелось бы нормально записать альбом, что трудно опять же из-за отсутствия денег. Кроме того у нас так много контактов с другими группами и со студиями, что хотелось бы в будущем с ними встретиться.

- Спасибо за интервью. Удачи вам.

А. Савицкий, ("Тектоника", №-42, декабрь 1997)


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Их зовут "Wanted".

Разносторонние гардариканцы

С музыкальным творчеством группы "Гардарика" в Смоленске знакомы не­многие. Тем не менее, не так давно ребята посетили с концертной программой Москву, а в сентябре участвовали в концерте, посвященном Дню города.

Свое первое интервью "Гардарика" решила дать прямо на рабочем месте, в небезизвестном ее поклонникам гараже. Мы представляем собой весьма живо­писную композицию, скучковавшись у обогревателя, и если бы наш соотечествен­ник Эдвард Хиль решил снять клип для своего хита про потолок ледяной, то луч­ших декораций, чем здесь, пожалуй, не найти.

Итак, знакомьтесь, - группа "Гардарика".

- В сентябре в вашей творческой биографии состоялось важное событие: не всякая группа может похвастать тем, что выступала в Москве. Одно дело, когда покорять москвичей пытаются наши матерые "Экзорцисты", другое дело, когда такая, пусть и очень перспективная, но молодая команда, как ваша. Расскажите подробно об этой поездке.

- Выступали мы в "R-клубе", что на Волгоградском проспекте. Играли вме­сте с двумя "тяжелыми" группами: "Паника" и "Moon child". Московская публи­ка, видимо, подустала от экстремальной музыки, поэтому мы, неожиданно для нас самих, пошли "на ура". Очень хорошо были восприняты национальные гардариканские шутки и танцы в исполнении Г. Нечаева и В. Галаева. В общем, было весело. Мы, конечно, немного волновались, немного лажали, но в принци­пе, все прошло нормально.

- Кто-то называет "Гардарику" смоленским "Наутилусом", у кого-то ваша музыка ассоциируется с группой "Чай-Ф". В газете "Хай-Хэт" говорилось даже что-то о легком налете панка. Что вы сами думаете по этому поводу? Существуют ли для вас кумиры в музыке и влияет ли их творчество на ваше?

- Кумиры, конечно же, есть, причем у каждого свои, но вряд ли они как-то влияют. Да и среди нас самих нет человека, который бы определял целиком направление нашей музыки. Делаем то, что нравится большинству, а боль­шинство - это мы все. Главное, чтобы получилось приятно, ненавязчиво и не пошло.

- А почему вы собираетесь в гараже? Вы поклонники сериала "Элен и ребята" или может быть вам правится группа "Seeds"?

- Гараж - это вынужденная необходимость, с базами-то в городе не густо. Причем репетировать в гараже гораздо удобней: здесь мы ни от кого не зависим.

- Многие ваши концерты тоже проходят именно здесь. Почему вы так редко выступаете на больших площадках? Вы сторонники андеграунда или вам не свойственно честолюбие?

- Это еще один "плюс" гаража: если хотим, организуем здесь сэйшн. У нас переиграло много команд. На больших площадках мы всегда готовы работать, но таковых в городе - раз, два и обчелся. А по большому счету, для нас выступле­ние как таковое не самоцель и не показатель, мы просто репетируем, иногда даже по семь раз в неделю. Не останавливаться на достигнутом для нас важнее.

- А о чем поете?

- Тематика наших песен разнообразна. Например, у нас есть песня, посвя­щенная работникам деревообрабатывающей промышленности ("Пальцы"), пес­ня, посвященная работникам трамвайно-троллейбусного управления ("Глаза"). Некоторые злые языки называют наши песни женоненавистническими. Это не правильно, почти все они, на самом деле, о любви и навеяны, так сказать, здоро­выми мужскими чувствами. Есть у нас также цикл песен о национальных вождях и народных героях.

- Может быть есть такая команда, с которой вы хотели бы выступить совме­стно, тандемом? Я вот, например, всю жизнь мечтала сыграть в четыре руки с Джерри Ли Льюисом.

- Мы готовы сотрудничать с любыми музыкантами, которые играют "в жи­вую". Приятно было выступать с группой "Wanted".

- Ваша группа примечательна тем, что вместо ярко выраженного лидера у вас есть ярко выраженный секс-символ - Владимир Галаев.

- Это все благодаря сходству с Фреди Меркыори.

- Почему вы взяли для своей команды именно такое название? Просто потому что слово красивое или это с чем-то связано?

- Это связано с тем, что все наше творчество уходит корнями в народный гардариканский эпос и фольклор. Гардарика - это государство со своей гвардией и банковской системой ("Банк национальных гардариканских кредитов" возглав­ляет В. Галаев). Вообще, гардариканец - такой же человек, как и все, только без хвоста, он очень начитан (диапазон: от книжек с картинками до Андрея Плато­нова), воспитан, образован, владеет компьютером, слушает музыку всех стилей и направлений, обладает чисто гардариканским чувством юмора, обязательно должен закончить строительный техникум, любит водку и сладости. Если хоти­те, можем поделиться рецептом гардариканской национальной кухни: попробуйте бутерброд с халвой запить пивом.

- И последний, традиционный вопрос: ваши ближайшие творческие планы?

- Много, много, много, много! ! !

Н. Никифорова, ("Тектоника", №-41, январь 1998).


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Группа "Гардарика".


Вызов с Востока?

Не секрет, что в творчестве очень большую роль играет Его Величество СЛУЧАЙ. Случайно или нет, но вяземская группа "Хобби" буквально атаковала в прошедшем году смоленских меломанов. Судите сами - в июне выступление в центре города на Дне молодежи, в сентябре - на массовом поле в честь Дня горо­да, в ноябре - в танцзале "Молодость", на "Смоленском проекте - 97".

Причем, самое удивительное - никому ранее неизвестная группа не только не стушевалась перед большой аудиторией (соответственно 3тыс.; 1,5тыс. и 500 человек), но и доказала, что умеет этой аудиторией управлять, находить с ней общий язык.

Собственно, в том, что вязьмичи имеют хорошие песенные традиции ничего удивительного нет. Более того, именно вяземский ансамбль "Кривичи" достиг наибольших вершин популярности в истории поп и рок-музыки Смоленщины! Было это в 80-е годы. Для тех, кто не застал это время напомним, что именно "Кривичи" впервые побывали за границей (1980 год), выступили на "Олимпиаде - 80", фестивале молодежи и студентов (1985 год), дали сотни (!) концертов в различных городах страны и области. Именно этот самодеятельный ансамбль полу­чил от комсомола в свое распоряжение (и бесплатно!) комплект аппаратуры "Динаккорд" как награду за свое творчество.

Наверное есть какой-то элемент преемственности в том, что "Хобби" опекает сегодня Сергей Алымов - бывший когда-то гитарист "Кривичей", а ныне возглавляющий известный не только в Вязьме продюсерский центр "Акустик Саунд". Благодаря участию Алымова "Хобби" в этом году смогли предложить своим слушателям качественный продукт - альбом "Путь дождей". Этот альбом интересен не только потому, что от начала до конца представляет собой резуль­тат творчества самих участников группы, но и тем, что как бы продолжает ту особую музыкальную линию, зачинателями которой были их земляки - группы "Альбом", "Ритуал", "Орнамент". Наверняка лидеры "Хобби" Александр Кукринов и Андрей Иванов с удовольствием слушали когда-то песни вяземских зна­менитостей Владимира Шупейкина и Олега Боровикова. С появлением "Хобби" мы вновь вспомнили, что Вязьма была и есть самый явный конкурент амбициоз­ным смоленским ансамблям. Скажем больше - по уровню организации дела - это прямой вызов иногда слишком "мягкотелым" и самоуверенным музыкантам областного центра. Будет ли этот вызов принят? Наступающий год покажет.

С. Горцев, ("Тектоника", №-43, январь 1998).


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Обложка магнитоальбома группы "Хобби" - "Путь дождей".

Часть вторая

КОНЦЕРТЫ

"Звук - дело тонкое"

В мае 1991 года независимое музыкальное издание "Туесок" опубликовало статью под названием "Отец Звуковой Демократии" о Владимире ЛЕЙКИНЕ и его опыте провинциального звукооператора. С тех пор прошло ровно пять лет, многое изменилось практически во всех сферах жизни, но смоленские зрители, приходящие на концерт Валерия Сюткина, Василия Шумова или Лаймы Вайкуле, до сих пор не знают, кто этот человек, без которого не обходится практически ни одно серьезное музыкальное мероприятие в городе. Досужий читатель скажет, что он не обязан знать поименно всех закулисных героев и, возможно, будет нрав. Но у "Тектоники" есть на этот счет свое собственное мнение, и, выражая ее волю, наш специальный корреспондент встретился с мастером звука и задал ему несколь­ко вопросов.

- Владимир, когда ты осознал, что тебе уготовано судьбой иметь дело со зву­ковой аппаратурой?

- Давно, примерно лет двадцать назад. Я увлекся электроникой еще в сред­ней школе. Мастерил приемники, усилители и слушал музыку "Битлз", "Дорз", "Дип Перпл", "Джорджия". В 76-м году сделал "квакушку". Это такой эффект для гитары, а потом - первый усилитель на двух лампах.

Дальше был техникум связи. Правда, не знаю, что я в нем больше делал, учился или работал с ансамблем.

- А кем работал в ансамбле?

- Звукооператором, конечно. Мы на танцах играли "Шизгару", другие песни типа "Листья желтые над городом кружатся"...

В 78-м году я изготовил первые колонки и собрал первый усилитель попу­лярного тогда инженера Шушурина. Кстати, он эмигрировал в свое время в США. Говорят, заработал много долларов.

Я же пошел в армию, служил связистом и, естественно, участвовал в художе­ственной самодеятельности в должности опять же звукооператора. После армии я поступил на службу в ДК трикотажной фабрики все в том же качестве и работал по этому профилю до конца 80-х годов. Семь лет работал с ансамблем на танцах.

- Как случилось, что ты стал озвучивать приезжих гастролеров?

- Постепенно ко мне начали обращаться за помощью. В городе не было достойной аппаратуры, и я ставил свою. Вначале это были различные фестивали, "Днепровские зори", например. Потом, где-то в середине 80-х годов, приезжим ансамблям и исполнителям стало накладно возить с собой горы колонок и усилителей, и опять организаторы концертов стали приходить ко мне.

Отдельно могу отметить "Рок-премьеры". Первая состоялась в 87-м году. Я тогда уже работал в рок-клубе при Доме молодежи вместе с Сергеем Корнеевым и Андреем Федосеенковым в качестве технического персонала. Мы и теперь ра­ботаем вместе, только самостоятельно, организовали собственную фирму, назы­вается "Лекс".

- Что запомнилось больше всего по работе на "Рок-премьерах"?

- Из приезжих: "Центр", "Ночной проспект", "Зоопарк", Юрий Наумов, хотя он приезжал с сольными концертами.

- Да, как в песне: "Иных уж нет, а те далече". Ну, а если попытаться вспом­нить всех, с кем тебе довелось работать?

- Наиболее серьезная работа для меня началась в начале 90-х годов. Первой из списка можно назвать группу "Крематорий". Ну, а дальше: " Мистер Твистер", "Куку­руза", "Коррозия металла", "Ария", Марина Капуро с "Яблоком", Григорий Глад­ков, Алексей Глызин, "Кар-Мэн",фестиваль "Играй, гармонь", "Любэ", Алена Апина, Татьяна Овсиенко, Валерий Сюткин, Александр Градский, Эдита Пьеха, "На-на", "Мираж", "Сектор газа". Всех не вспомнишь. Отдельная история "Трэш-Атаки".

- Поделись, пожалуйста, впечатлениями о последних событиях, как тебе по­нравился Василии Шумов?

- Это был мой третий концерт с Васей. Последний раз я работал с ним в 90-м году, как раз перед его отъездом в Америку. Впечатление он оставил самое при­ятное, у меня даже возникло чувство ностальгии по прошедшим временам.

-Лайма Вайкуле?

- О ней особенно сказать нечего. Да и трудно быть объективным, оценивать концерты как зрителю. Это моя работа, и я вижу все в своем ракурсе.

- Давай теперь коснемся специфики твоей работы. На сегодняшний день озву­чивание концертов - дело дорогостоящее и технически сложное. Как вам удается справляться с этими трудностями?

- Самая главная сложность сегодня - угнаться за техническим прогрессом. Потому что современная концепция подразумевает использование очень высо­кокачественного усиления звука и акустики. А справляться с трудностями помо­гает многолетний опыт работы и знание маркетинга профессиональной аппара­туры.

- Что под этим подразумевается?

- Мы имеем давние связи с производителями оборудования в Москве, Санкт-Петербурге, а также с поставщиками фирменного оборудования и за рубежом.

- Твое мнение о том, насколько мы в России отстали от Запада с его многолет­ней и многосторонней культурой проведения концертных мероприятий?

- Ну, что касается, скажем, Москвы, то там большинство концертов запад­ных, да и отечественных звезд проходит с использованием самой высококаче­ственной техники, которую в состоянии предоставить специализированные мос­ковские фирмы. Поэтому, к примеру, Стингу нет в этом плане разницы, где выс­тупать, в столице ему поставят тот же аппарат, что и в Нью-Йорке, без проблем. В других городах положение, естественно, хуже.

- А на смоленских площадках как обстоят дела?

- Я работал на всех смоленских площадках и многих областных. Насколько мне известно, в городе нет сколько-нибудь мало-мальски стационарно оборудо­ванных звукоусилительной и свето-техническрй аппаратурой залов, чтобы дос­тойно принять хотя бы российского исполнителя средней величины.

- Неужели все так безнадежно?

- Почему же, в Рославле есть неплохой комплект американской аппаратуры. Кое-что есть в Вязьме.

- Чем располагает Смоленск?

- Были кое-какие попытки закупить аппаратуру, но в результате, говоря язы­ком звукотехников, приобрели "дрова".

- В связи с этим напрашивается вопрос, на каком оборудовании работаете сейчас вы, и что бы ты мог посоветовать тем, у кого появится потребность в каче­ственном звуке?

- Мы долгое время использовали отечественное оборудование, и хотя оно было достаточно высокого качества, у нас с ним была масса хлопот. В настоящее время используем акустику американской фирмы "Маккоули", английской "Турбосаунд", устройства усиления и обработки звука, в основном, американских фирм, а также отечественное оборудование конверсионных предприятий.

Тем, кто желает иметь действительно высококачественный звук, посоветую применять оборудование таких фирм, как "Мартин Аудио"," Джи Би Эл", "Электровойс", "Маккоули" и, конечно, "Турбосаунд" - одной из ведущих в этой обла­сти фирм в мире. К примеру, на ее акустике работает "Пинк Флойд" и многие другие зарубежные звезды.

- Скажи, почему в твой список не вошли такие некогда популярные у нас фир­мы, как "Фейдер" и "ПиВи"?

- Что касается "ПиВи", то в Америке на такой аппаратуре репетируют школь­ные коллективы. Мне трудно причислить ее к разряду высокопрофессиональ­ной. К тому же в России продается отечественная аппаратура подобных пара­метров и гораздо дешевле.

Аппаратура "Фейдер" тоже разочаровала за последние годы. И это связано с тем, что 80% своих производств фирма передала в страны третьего мира. Сни­зив цену вдвое, они ухудшили качество в 10 раз. Я с ностальгией вспоминаю зву­чание аппаратуры "Фейдер" 70-х годов.

- На прощание традиционный вопрос: читаешь ли ты "Тектонику"?

- От случая к случаю. Очень интересно было прочитать интервью с моим хорошим знакомым Мишей Юденичем.

А. Савицкий, ("Тектоника", №-26, май 1996).


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Владимир "Батя" Лейкин на концерте в клубе "Грязная работа".

Злое время - злая музыка

Середина 80-х выдала целую плеяду звезд отечественной рок-музыки - Б.Г., Цой, К.Кинчев, П.Мамонов, В.Шумов...Этот список можно продолжить. Отрад­но, что почти все наши знаменитости выступали в нашем городе (кроме Цоя и Ма­монова). Добралась до Смоленска и "Алиса". "Тектоника" не могла пройти мимо столь знаменательного события. Брать интервью у звезды в столь сжатом гастрольном режиме - дело очень неблагодарное (напомним, Кинчев был в Смоленске лишь несколько часов) и, как правило, нужного результата не дает. Тем более, что в рас­поряжении нашего клуба была запись интервью с лидером "Алисы", прозвучавшая на "Радио России" буквально накануне его концерта в нашем городе.

- Костя, кто кроме "Алисы" помогал тебе в записи альбома "Черная метка"?

- В основном мы все делали сами. Легкую помощь нам оказали клавишник Вова Осинский, Рушан Аюпов и, естественно, "Боров".

- "Боров" из "Коррозии металла" сейчас играет с вами? Ему очень нравится ваша музыка, или вам нравится его игра?

- Просто мы давно дружим. И он один из тех людей, кто близок нам по духу. Поэтому, когда я ему предложил, он с удовольствием откликнулся. И вот он по­могает нам, правда, в свободное от "Коррозии" время...

- Получается, что этот альбом у вас будет самым грустным?

- Я не думаю, что он грустный, скорее, злой.

- Это утяжеление саунда, наверное, эхо действительности?

- Бесспорно. Время такое, жизнь такая...

- А у "Алисы" планируется в ближайшее время промоушн-тур?

- Да, мы закончили запись альбома и теперь займемся его прокаткой. 28 ок­тября мы начинаем свою концертную деятельность. Она начнется, конечно, в Санкт-Петербурге, на родине "Алисы". Мы будем играть в ССК "Юбилейный". Потом 11 и 12 ноября мы играем в Москве, в "Горбушке". После этого большая: серия концертов в Екатеринбурге, Тюмени, Омске и других городах.

- Таких туров у вас не было давно?

- Да, я считаю, это первый такой серьезный опыт. Во время этих концертов зрителям в качестве подарка будет даваться кассета с альбомом "Черная метка".

- А как гастроли в целом влияют на твое физическое и нравственное здоро­вье?

- Гастрольная деятельность положительно влияет на все аспекты моего здо­ровья. Когда нет долго концертов, я грущу и начинаю впадать во всевозможные грехи - пьянство и т. п. В ходе же гастролей я мобилизуюсь и не позволяю себе расслабляться, как это получается у меня в отдельные периоды жизни.

- Здесь, наверное, играет роль энергетическая отдача зала?

- Бесспорно, ведь "Алиса" - концертная группа, и наибольшее удовольствие мы получаем от концертов.

- У вас три гитариста. А тебя не тянет "тряхнуть стариной" и взять вновь гитару?

- Я давно привык махать руками (усмехается).

- Проясни ситуацию с альбомом "206. Часть II"?

- Я уже устал повторять. Фонограмма эта утеряна. И пока не найдена. Если найдем - альбом появится.

- Ты когда-то говорил о том, что тебе очень нравится новосибирская группа "Калинов мост". Какие группы сегодня ты считаешь интересными?

- Мы по-прежнему дружим с Димой Ревякиным. И вообще, я считаю, их пос­ледний альбом - лучший альбом русскоязычных коллективов за всю историю российского рока. Это для меня альбом номер один. И в музыкальном и в тексто­вом отношении. А молодежные мне правятся группы, которые играют другую музыку. Пожестче. Мне нравится питерский коллектив "Ай-яй-яй, Женя". Бара­банщик и гитарист там из "Объекта насмешек"

- Как, кстати, "Рикошет" поживает?

- Он сейчас новый проект делает. Я ему буду помогать "раскручивать" но­вый альбом.

- А что могут найти на видео поклонники "Алисы"?

- У нас есть видеоконцерт "Для тех, кто свалился с Луны"... Но меня он не устраивает. Мне хотелось, чтобы был снят фильм, допустим, о нашем предстоя­щем турне. Тут один вопрос - финансовый. И если найдем деньги - будет фильм, не найдем - не будет.

По поводу самого концерта было много всевозможных слухов и домыслов. Нам кажется, читателям "Тектоники" будет небезынтересно познакомится с впе­чатлениями от выступлений "Алисы" некоторых заинтересованных лиц:

С.Горцев ( "Тектоника") :

- Больше всего поразил профессионализм музыкантов - отлично "отработа­ли", не делая скидки на отсутствие соответствующего света, на хождение адмнистрации ДО по сцене (?!), на явно провинциальное поведение зрителей перед концертом. Группа еще раз доказала, что "живьем" она гораздо интереснее, чем на записях. Вокал Кинчева совершенно бесподобен. Еще был один очень силь­ный момент. "Алиса" вопреки традициям спела не свою песню. Это была "Спо­койная ночь" Цоя. Этот номер достоин того, чтобы быть записанным на диске.

И.Вакуненков (барабанщик "ЭШ" и "Вокс Хумана"):

- Я наблюдал за концертом из-за кулис. Костя в отличной форме, хорошо "держит зал", группа играет легко и профессионально. Жаль, из новой програм­мы прозвучала всего одна песня.

П.Фролов (организатор концерта):

- К сожалению, в смоленской прессе появились в основном негативные от­клики. Исключение составляет статья Ольги Сурковой в газете "Смена".

Я рад, что концерт состоялся, группа осталась довольна несмотря на орга­низационные накладки. Правда, Константин Кинчев был немного разочарован распоясавшейся смоленской публикой, но общее впечатление у него осталось хорошее. "Смоленск чем-то на Питер похож", - сказал Костя после прогулок по городу. Хотя поклонников в городе оказалось не так уж и много, "Алиса" не против приехать еще.

С. Горцев ("Тектоника", №-8, октябрь 1994

"Редкая птица долетит до. .."

(ПОДРОБНОСТИ АМЕРИКАНО-РОССИЙСКОГО ПРОЕКТА НОВОЙ МУЗЫКИ В СМОЛЕНСКЕ)

Да, уж в который раз долетают до Смоленска редкие, а в последнее время, экзотические птицы.

Ла Донна СМИТ - редкая экзотическая "птица" из Америки, из Алабамы, то есть из глубинной провинции. И вот в российской провинции она, известная в Америке и Европе личность: авангардистка, феминистка, общественный деятель левого толка, но прежде всего блестящая скрипачка.

В конце декабря Смоленск был приобщен - к экзотике в высшей степени - эзотерическому действу, которое реализовывалось в милой изумрудной гостиной областной филармонии...

На фоне огромных размеров батальной картины, что занимает всю стену, изысканная публика могла узреть не менее значительное событие, а именно стра­стное сражение троих музыкантов-импровизаторов во всем турнирном блеске каждого из них. Оружие: скрипка, виолончель, саксофон принадлежали достой­ным рыцарям авангардной музыки Ла Донне Смит, Владиславу Макарову, Сер­гею Летову.

Если Ла Донна Смит первый раз в Смоленске, то Сергей ЛЕТОВ - ветеран российской новой импровизационной музыки, много раз бывал у нас и участво­вал в международном фестивале современного искусства "АРТ-бдения 92". По джазовым анкетам последних лет, он ведущий саксофонист страны, а также ли­дер легендарной группы "Три О", с которой он объездил дальние страны и, кста­ти, где-то в Нью-Йорке подружился с Ла Донной Смит.

Владислав Макаров - экспрессивный виолончелист-импровизатор и такой же художник, известен далеко не только в Смоленске и России. Благодаря его стараниям в наш город приезжают немецкие, английские, швейцарские, шведс­кие музыканты и художники. Чего стоила целая "обойма" выдающихся европейких музыкантов во время упомянутого фестиваля "АРТ-бдения", посвященные знают, профаны не оценят.

Но Влад Макаров упорно не признает провинциальный статус Смоленска и регулярно такими вот арт-десантами пытается вытянуть, город на арену новей­ших мировых художественных тенденций. И это случается, и тогда происходят на смоленских подмостках ритмические нокауты, тембровые перемирия, звуко­вые апофеозы... Так было, так случилось и в холодный декабрьский вечер девяносто пятого.

Ла Донна Смит потрясла присутствующих своей большой программой, где продемонстрировала практически любую технику игры на скрипке. Ее стилисти­ка полифонична и полиритмична и отсылает на Восток, и изысканна по-европей­ски. Ее дуэт с Сергеем Летовым, этим мастером тончайших нюансов в игре на духовых, продемонстрировал необычайное звуковое, тембровое единство столь разных инструментов.

Скрипично-виолончельная дуэль Владислава Макарова и Ла Донны Смит выразила всю противоречивость и конфликтность современной музыки, ее гер­метичность и одновременно эмоциональную открытость. Ну а музыка трио в конечном итоге показала, что современная серьезная музыка обитает не в евкли­довом трехмерном мире, а в многомерном измерении и выражает глубокий мета­физический аспект Вселенной.

Так почувствовали, так подумали многие в тот вечер, так и выразили нам свое кредо музыканты.

День следующий прошел в общении музыкантов между собой и друзьями, которых становится всегда больше после такого рода событий, а также конкрет­ной работой в студии, где был записан материал для компакт-диска. Таким образом, этот международный проект новой музыки был задокументирован и, следо­вательно, войдет в историю мировой музыки, ни больше, ни меньше. Ла Донна Смит опубликует материал в Америке, ну а смолянам, будем надеяться, доста­нутся не только воспоминания, но и хотя бы часть тиража.

Музыканты и слушательская общественность выражают благодарность всем тем, кто помог это организовать, а именно: ТОО "Дом молодежи", областной филармонии, радиостанции "Европа плюс Смоленск", телекомпании "Смоленск". Их вклад зачтется в высших эмпиреях, где живет такого рода МУЗЫКА.

СПРАВКА ДЛЯ МЕЛОМАНОВ:

"РЕДКИЕ ПТИЦЫ", ПОСЕТИВШИЕ СМОЛЕНСК:

1992 Полл Мосе (духовые инструменты), Владимир Миллер (фортепиано), АНГ­ЛИЯ, Дрор Файлер и трио "ЛОКОМОТИВ КОНКРЕТ", ШВЕЦИЯ, Мар­кус Айхенбергер (кларнет), Клаудиа Ула Биндер (фортепиано), ШВЕЙЦА­РИЯ, Эрхард Хирт (гитара), Хайнц Гедекке (тромбон, диджериду), Гано Шуттлер (фортепиано), "ОРКЕСТР ВЗВОЛНОВАННЫХ СТРУН" А.Драйблатта, группа "13 ПЛЕМЯ" Кернера Дюрана, ГЕРМАНИЯ

1993 Трио "ФАТАЛЕ", ШВЕЙЦАРИЯ, Дрор Файлер (саксофон, электроника), ШВЕЦИЯ, Полл Мосс, В.Миллер, дуэт, АНГЛИЯ

1994 Алекс Колковски (скрипка), Владимир Миллер (фортепиано), АНГЛИЯ

1995 Ла Донна Смит (скрипка, альт), США

Организатор и участник всех проектов в Смоленске Владислав МАКАРОВ ("Тектоника", №-21, 27.01.96г. ).


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Влад Макаров.

По следам "Бременских музыкантов"

"До свиданья, друг мой, до свиданья..."

С. Есенин

На прошлой неделе Смоленский Дом офицеров посетил ансамбль из Моск­вы под названием "Браво". Это, несомненно, самый лучший в стране ансамбль для неискушенных любителей видеоклипов и ФМ-радиостанций, завоевавший сердца поклонников путем неназойливого тиражирования своего творчества сред­ствами массовой информации.

Надо ли писать, о том, что "Браво" гастролирует с повой программой и оче­редным новым солистом, скрывающимся под именем и фамилией Роберт Ленц?

Об этом знает любой здоровый ребенок. Очевидно, поэтому вечером 15 ок­тября зал гарнизонного Дома офицеров был переполнен публикой более или ме­нее почтенного возраста. Желающих увидеть заезжих знаменитостей и их шоу явилось намного больше, чем было сидячих мест в партере, амфитеатре и на балконе. Посему люди стояли вдоль стен, в проходах, вставая на цыпочки, загляды­вали поверх голов во входные двери. Наиболее ретивые даже отплясывали на сцене, но на почтительном, безопасном для музыкантов расстоянии. Последние же своими сценическими костюмами и манерой держаться напоминали бременс­ких музыкантов из одноименной сказки братьев Гримм, или, если угодно, одно­именного мультфильма. Для полноты картины добавим добрых молодцев, бди­тельно посматривающих за порядком на подступах к сцене.

Несмотря на обилие зрителей или слушателей, концерт начался достаточно вяло. Чувствовалось, что "Браво" на сцене уже в три тысячи не первый раз и ниче­го особенно вдохновляющего в этот раз для них не происходит и вряд ли произой­дет. Роберт по фамилии Ленц рассказывал в микрофон дежурные истории о том, что на эту песню они сняли клип, а та сочинена по такому-то поводу. Музыкально новая программа отличается от того, чем ансамбль занимался с гражданином Сюткиным. Аранжировки сместились в сторону большей гитарности, (благодаря умению Роберта) и некоторой балладности с акустическим налетом. Ну, а о собственно последних шедеврах ансамбля упоминать не стоит, досужий читатель и видел и слышал их неоднократно и, несомненно, сделал своим достоянием. Одним словом, все шло по накатанному, хочется верить, хорошо отрепетированному сце­нарию. Постепенно девушки понесли цветы, дремавшие доселе юноши стали активнее хлопать в ладоши. Народ зашевелился, засвистал и как-то взбодрился. Все было замечательно, тепло и по-домашнему, даже жидкий звук и слабоватый голос Ленца дополняли собой непринужденную атмосферу дружеской вечеринки. Про световое оформление и писать не приходится, его просто делали ярче на, скажем так, "быстрых" песнях и, как положено, тушили на "медленных".

Исполнив несколько номеров программы, ансамбль как-то неожиданно перешел к репертуару, исполнявшемуся Валерием Сюткиным. Одну из песен даже исполнил сам художественный руководитель "Браво" - Евгений Хавтан. Кстати в процессе выступления музыканты время от времени по одному, а то и по двое трое ненадолго исчезали за кулисами. Что они там делали неизвестно, можетбыть переодевали костюмы. Тем не менее ближе к завершению шоу, во многом благодаря разгулявшейся публике, ребята заиграли шибче и раскованней, особенно перейдя к зарубежной классике. Прозвучали "Pretty Woman" Роя Орбисона, а также незабвенная "La Bamba", в довершение всего была исполнена какая-то диковинная версия "Ленинградского рок-н-ролла". На этом этапе представления юноши и девушки окончательно проснулись и согрелись. Поэтому заключи­тельная фаза проходила при единодушном ликовании почти всех присутствую­щих. "Браво" исполнили три песни на бис, завершив тем самым без малого двух­часовой концерт.

Нам остается лишь добавить кое-какую информацию, почерпнутую из ком­ментариев главных действующих лиц во время собственного выступления:

1. Ансамбль существует 13 лет.

2. Последний раз в Смоленске были 3 года назад.

3. По всей видимости, этот визит не последий.

Из всего вышеизложенного напрашивается следующий вывод: "Браво" - хо­роший музыкальный коллектив, исполняющий песни собственного сочинения, но его творчество сильно отдает танцплощадкой.

P.S. По сведениям из неплохо информированных источников, после концер­та музыканты почтили своим присутствием ресторан "Семь 40", где имели честь отужинать. После чего отбыли за границу РФ - в город Гомель.

А. Савицкий,("Тектоника", N-29, октябрь 1996).

"Как в первый раз. .."

Без малого три недели назад с повторным визитом Смоленск посетила изве­стная московская рок-группа "Крематорий". Поскольку концерт был единствен­ный в зале Дома офицеров свободных мест не было.

"Крематорий" блестяще отыграл программу. Вначале прозвучали пять пе­сен с нового альбома "Ботаника", среди которых с уверенностью можно выде­лить будущий хит под названием "Смерти больше нет". Затем, как бы прокручи­вая в обратном порядке хронику истории группы, были исполнены все известные и даже малоизвестные номера.

Нужно отдать должное смоленской публике, что и сделал Армен Григорян в интервью после концерта, особо отметившего, что присутствовавшие реагиро­вали не только на знакомые мелодии, но и на нюансы текстов. Кстати из зала была хорошо заметна и реакция музыкантов, которые похоже слегка обалдели от теплого и дружного приема. Одним словом, обе стороны остались обоюдно удовлетворены, концерт носил настоящий рок-н-ролльный характер, благодаря тому, что в зале не было посторонних.

По сравнению с концертами шестилетней давности, "Крематорий" стал иг­рать более собранно, более уверенно и жестко. Может быть более электрически. В рок-музыке существует также понятие: "петь (или играть) как в последний раз". "Крематорий" и в частности Армен, удивили обратным, все свои песни, которым уже под 20 лет, они исполнили как в первый раз, свежо, с напором и в то же время элегантно, без разухабистости.

Помимо этого, судя по отзывам граждан (и гражданок), которым посчастли­вилось пообщаться с музыкантами в совсем неформальной обстановке после кон­церта, "Крематорий" не изменил своей демократичности ни на йоту. Возможно в патологическом отсутствии жлобства и кроется тайна долголетия группы. Хотя к сожалению, если рассуждать отвлеченно от концерта в Доме офицеров, "Кре­маторий" занял свое место в мейнстриме, и конечно же занимается музыкальным самокопированием. Впрочем, делая это к явному удовольствию помолодевших поклонников и поклонниц.

А. Савицкий, ("Тектоника", №-36, апрель 1997).

Волшебный тур Васи

С 26 мая по 9 июня в Москве вновь оказался житель Лос-Анджелеса, хорошо знакомый смолянам певец и композитор Василий Шумов. И на этот раз он при­ехал не один, а вместе с тремя американскими музыкантами. Цель визита - пред­ставление одного из последних альбомов - "Смутное пятно неизвестно чего". Рассказывает наш специальный корреспондент.

В отличие от прошлогоднего визита в Россию, нынешнее пребывание Шумова на Родине прошло почти незамеченным средствами массовой информации. По сути лишь Артем Троицкий в телепрограмме "Кафе Обломов" (эфир 11 июня) по-настоящему вспомнил лидера группы "Центр". Кроме этого группа Шумова дала в столице несколько небольших концертов, причем три из них - в зале Цен­трального Дома художника на Крымском валу. Мне довелось побывать на од­ном из них. Сразу бросилось в глаза то, что на сей раз Василий привез сравни­тельно молодых музыкантов: бас-гитаристу Д.Смиту - 18 лет, соло-гитаристу А.Лафоссу - 21 год, ударнику Д.Альбано - 35. Полюбившийся смолянам гитарист-виртуоз Ф.Фредди на сей раз остался в Штатах. Группа играла часовую про­грамму из старых хитов "Центра". И в то же время в отличие от прошлогоднего акустического варианта сделала это удивительно мощно и современно. Явно ска­залась энергия молодых гитаристов. Этакие "Стрэнглерз" наших дней! (Кстати, эта легендарная группа примерно в эти же дни выступала в одном из московских клубов. И, говорят, выступила потрясающе). Начав с боевика "Несмотря на ти­шину" (альбом "Брюлик"), который исполнили в "утяжеленном" варианте, шумовцы сразу "завели" зал и не "отпускали" его на протяжении всего концерта. Как говорится, "wish you were here".

До концерта произошло еще одно знаменательное событие - продавалась первая книга о творчестве Шумова. Она называется "Колориты голливудского Василька" и написана приятелем Василия поэтом и философом Евгением Голо­виным.

Также радостным фактом явилось подписание В. Шумовым контракта с фирмой "Moroz Rec." о выпуске в конце года сразу нескольких (!) компакт-дис­ков группы "Центр": "Сделано в Париже", "Тектоника", "Смутное пятно неиз­вестно чего" и двух сборников "Центромания".

На мой вопрос насколько отличался этот визит от прошлогоднего Василий ответил так: "В прошлом году все было намного более предсказуемо. В этот раз было больше неожиданностей. Если сравнивать с альбомами "Битлз", то в про­шлый раз было как "Revolver", а сейчас как "Magical Mystery Tour".

Вот так. Остается надеяться, что в следующий свой приезд Вася вновь посетит и наш небольшой городок на Днепре и для нас это будет как "Abbey Road".

С. Горцев, ("Тектоника", №-38, июнь 1997).


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

В. Шумов (г. Москва 1997 г.).

"Машина" уехала, а время остановилось. ..

У Аркадия Гайдара в книге "Тимур и его команда" есть такой эпизод: хули­ганы из банды Мишки Квакина играют в игру под названием "Оживи Покойни­ка" . Правила ее незамысловаты. Одному из бандитов дают в руки палку и кладут на землю с завязанными глазами и босыми пятками. Остальные вооружаются пучками крапивы и стегают лежащего по голым ногам. Тот в свою очередь раз­махивает во все стороны палкой, стараясь нанести удар на поражение. Когда это ему удается - на землю укладывается пораженный, и игра продолжается.

Концерт ансамбля "Машина Времени", состоявшийся 29 октября в Доме Офицеров, ассоциировался именно с этой народной забавой.

Впрочем, сначала о хорошем. Концерт начался вовремя, аппаратура звучала прекрасно. Первыми прозвучали несколько новых песен. Правда, абсолютно не-запоминающихся, как и все, что последнее время производит "Машина Време­ни". Публика с удовольствием распевала старые хиты. В зале царили энтузиазм и отсутствие свободных мест.

Однако, примерно к середине концерта, возникло легкое недоумение: зачем эти люди находятся на сцене, и зачем в Доме Офицеров собралось столько народу? Поскольку все происходящее носило явно пошловатый характер. Шутки и приба­утки, отпускаемые артистами, были явно не первой и не второй свежести. Андрей Вадимович Макаревич в перерывах между песнями вставлял исполненные непо­нятного пафоса реплики, временами напоминавшие не то тосты, не то лозунги. Особенно неприятно выглядело поведение толстяка, играющего на клавишных инструментах. Приходится думать, что его плоские шутки и суета на сцене олицет­воряли собой элементы шоу, достойного заштатного массовика-затейника. К тому же все его бездарные телодвижения с полотенцем уже не раз и не два можно было видеть на концертах "Машины Времени", показанных по телевидению.

Одним словом, благодарной публике было преподнесено главное достижение современной российской эстрады - глубокий цинизм по отношению к собственному творчеству и плохо скрываемое пренебрежение к публике. А публика пришла поносгальгировать. По прошедшим временам, по ушедшей или уходящей молодости. Беда в том, что подобную ностальгию можно весьма успешно эксплуатировать, чем и занимались Макаревич сотоварищи. "Расправь клеши, хлебни портвейн "Кавказ""- агитировал он. Пейте его сами, Андрей Вадимович! На "Смаке". С Махмудом Эсамбаевым. Или на острове Пасхи. С Ярмольником. А то и вовсе один... Без ансамбля.

Однако поностальгировать всласть у собравшихся не получилось, ибо по прошествии 1 часа 15 минут после начала концерта, ансамбль начал имитиро­вать отход за кулисы. Затем, исполнив по заявкам трудящихся еще две песни Макаревич свернул представление. Совершенно очевидно артисты спешили на просмотр футбольного матча: сборная России против сборной Италии (как раз в это время он начинался по ОРТ). К тому же надо было экономить силы: 30 числа группа выступала в Вильнюсе, а 31 - в Минске.

В чем же печаль нашего повествования? Отнюдь не в вышеизложенном. Пе­чаль в том, что ансамбль "Машина Времени" существует уже 20 лет, и за это время так и не научился играть музыку. Не научился делать то, ради чего соб­ственно выходит на сцену, не говоря о том, что получает за это по нашим меркам немалые деньги. Грустно от того, что имея в своем старом репертуаре действительно замечательные песни, которые свежо и актуально могли бы звучать и сегодня, ансамбль ограничился исполнением своих самых замусоленных и разуха­бистых шлягеров, типа "За тех, кто в море". Да еще и преподнося их, как "народные песни крестьян смоленской губернии".

P.S. По прошествии лет стала понятна ирония, заложенная провидением в название "Машина Времени". Похоже, что для ее участников машина уехала,а время остановилось.....

А. Савицкий, ("Тектоника", №-41, ноябрь 1997).


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

"Машина времени" на пресс-конференции.


Часть третья

МУЗЫКА В ЭФИРЕ

"МУЗ-APT": по ту сторону экрана

Если, переключая каналы телевизора, вы наткнетесь на программу "Муз-арт" телекомпании "Смоленск", вас ждет приятная неожиданность. Налицо оригиналь­ная эстетика, стремление говорить со зрителем на современном языке. Эта не­стандартность особенно заметна на фоне традиционности остальных программ этой компании. Признаться мы, давно хотели встретиться с руководителем "Myз-арта" Владимиром МОСЕЙКИНЫМ, но это оказалось не таким уж простым делом. Случай представился, когда он сам пришел к нам в Дом молодежи с желани­ем подробнее познакомиться с работой Тектоники". И вот перед вами наши воп­росы - его ответы.

- Владимир, какова концепция передачи "Муз-арт"?

- Основная идея создания передачи вытекает из названия - музыка. Музыка и пограничные жанры. А пограничные жанры могут быть совершенно разные. Сюда можно отнести любые виды искусства, культуры. Хотя музыка - это тоже вид искусства.

Но в последнее время название мне не нравится. Не нравится звуково. Звучит корявенько немножко, но по смыслу вроде и ничего: музыка и искусство. Объемнее названия я не могу найти.

В последнее время я дошел до того, что музыка, она... Дошел я с помощью Андрея Белого, кстати. У него есть такая книжка "Символизм как миропонима­ние", и есть такая работа "Форма искусства". Он считает, что из всех форм искусства музыка - высшая. То есть музыка, как самая сложная форма, стоит ввер­ху, а потом идет градация: театр, архитектура и самая низшая, как он считает, это зодчество, как прикладной вид. Вот я и пришел к тому, что музыка со своей полифонией, многоголосием, множеством линий - это действительно самое выс­шее из искусств во всех планах. В идеале я хочу сделать передачу для определен­ной прослойки населения. Эстетской, может быть. Передачу со своей архитекто­никой, интересной множеством линий.

- И когда ты предполагаешь все это осуществить?

- Я уже сейчас начал искать людей. Хотя это сложно. Я хочу найти людей, которые хотят делать то, что они хотят, т. е. человек знает современное искусство. К примеру, современную живопись. Он специалист. Он знает. Он может прийти к нам, начать с маленьких репортажей, а потом это вырастет в передачу. Он может быть автором этой передачи, получать за нее деньги, гонорар. Сейчас про­грамма "Муз-арт" просто музыкально-информационная. Традиционная. У нас есть свои конкретные задачи. Показать конкретные события в музыке и подать их в информационном ключе. Сейчас информационности и художественности примерно пятьдесят на пятьдесят. Хочется событие, которое произошло, пропу­стить через себя. Как я воспринимаю. Как мы воспринимаем - те, кто делает пе­редачу.

- А кто еще делает передачу?

- Раньше у нас была более жесткая творческая группа. Со временем люди приходят, уходят. Кроме меня, местами помогает Олег Тишенков, местами Оль­га Соколова, она делала некоторые репортажи. Она интеллектуальный человек, она много знает. Ну и Галина Шеко.

- Существует мнение, что телевидение - это форма зомбирования людей, как ты к такой идее относишься?

- Дело в том, что наше телевидение или какое-то другое, оно не профессио­нальное. Мы, конечно, государственная телерадиокомпания, но профессионалов, по-настоящему жестких, знающих, что телевидение может зомбировать, нет.

- Ну, зомбировать можно по-разному, как профессионально, так и непрофес­сионально.

- Я могу сказать, что у нас идет этот процесс именно подсознательно. И ник­то не знает, что он идет. Он идет, как мне кажется, на таком глобальном уровне, что и сделать с ним пока ничего нельзя. И куча зрителей, которые все это смот­рят, они...

- Они все зомби?

-Да.

- Или не все?

Володя смеется.

- Может быть, возможна какая-то совершенно неожиданная форма подачи материала, которая смогла бы все это изнутри взорвать?

- Формы есть. И мне просто пока не хватает возможностей. Я буду пробо­вать реализовать их в маленьких микроклипиках, начнется все с маленьких заставочек, они будут уводить от этого однообразия.

- Имеешь ли ты обратную связь со зрителями? Пишут тебе, звонят?

- Практически нет. Но я думаю, что мы это наладим в процессе проведения прямых эфиров. А сейчас откликаются только те, кто меня знает и смотрит.

- А сейчас над чем работаешь, что мы сможем увидеть в ближайшей передаче?

- Я ничего не могу сказать на данном этапе, потому что в Смоленске ничего не происходит. Мало культурных событий. Лежат кое-какие материалы. Съезжу из бедности в библиотеку им. Ленина, там открылась выставка "Рок-Олимп -95". А в общем очень мало интересного происходит...

Л. Савицкий, ("Тектоника", №-11, январь 1995).

Встретимся в полдень

Сегодня у нас в гостях ведущая программы "Полдень" Наталья ЛОБАНО­ВА.

- Программа "Полдень", на наш взгляд, очень стильная и соответствует сво­ему названию, назначению и времени трансляции. Расскажите, как она готовится и кто ее готовит?

- Этот комплимент очень приятен. Мы ведь не сразу нашли свое лицо. Самыми первыми ведущими были Дмитрий Тихонов и Алексей Гусинский. Пытались сделать программу музыкально-интелектуальной, в основном "крутили" рок, и программа не слушалась. Потом какое-то время вели Олег Лоба­нов, Сергей Смирнов, Роман Розанов и Татьяна Карпутова. В какой-то мо­мент поняли, что делать ставку только на молодежную аудиторию нельзя. Мы выходим в эфир с 13 до 14, а в это время молодежь еще учится. И мы стали ориентироваться в основном на тех, кто работает и у кого наше время совпадает с обеденным перерывом. Сейчас мы работаем в основном по заявкам. А делают программу три человека: я, Олег Лобанов и звукооператор Андрей Горбунов.

- Ваша программа идет в прямом эфире?

- Нет. Мы записываем ее накануне вечером.

- "Полдень" - программа музыкальная. Насколько ее репертуар соответству­ет Вашему собственному вкусу?

- Наверное, на один процент. Знаете, все слушатели делятся на две категории одни выбирают именно из-за мелодии, другие подбирают по словам... Мне са­мой больше нравится Б. Гребенщиков, романсы А. Вертинского...

- Музыка городского и областного радио в основном традиционна, проще го­воря, однообразна. Даже Пугачеву, говорят, когда-то запрещали. Послушаешь, например, в субботу концерт по заявкам с его бесконечным "Малиновым звоном" в "Синем тумане" и так тоскливо становится...

- Я думаю, что здесь не вина нашего радио. Ведь оно ориентируется на вкусы слушателей. Эта проблема существует и у нас. Например, необъяснимо популяр­на песня "Ах, какая женщина! ". Мы уже и заявки на эту песню отказывались принимать, а люди все просят и просят. Получается, что слушатели как-то зап­рограммированы...

- Может, дело в том, что местное радио слушают в основном те, кто не имеет возможности использовать другие технические средства - компакт-диски, видео и т.д. Может быть, Ваша передача для них какая-то отдушина? Но давайте о дру­гом, более приятном. Кроме всего прочего хорошего, Вы являетесь еще и автором очень интересного интервью с Б.Гребенщиковым. По собственному опыту знаем, как нелегко организовать, встречу с таким известным человеком. Вспомните, как Вы решились на столь рискованный шаг?

- Если помните, Борис Борисович выступал тогда у нас в драмтеатре. Я в то время была без работы, а Оля Суркова - мой соавтор, работала в "Смене". Мы долго не могли прорваться к Гребенщикову - нас выгоняли со сцены, все говорили, что это невозможно. Кончилось тем, что мы поздно вечером дождались его у гостиницы "Центральная". Мы подбежали к Гребенщикову и выпалили: "Пожа­луйста, мы из газеты, мы Вас очень просим... ". Наверное, он очень растрогался, что две молодые девчонки ночью караулят его возле гостиницы. Он назначил встречу на следующий день и слово свое сдержал. Разговор был довольно корот­кий и очень доброжелательный. Практически все интервью и было опубликова­но...

- Есть ли у Вас мечта как у журналиста?

- Честно говоря, уже давно хочется сделать что-то интересное для души. В ТРК "Смоленск" у нас была очень интересная творческая группа, что называет­ся, "одной группы крови". Были интересные задумки. А сейчас каждый день но­вости, текучка... Пока очень трудно что-то реализовать...

- Но кое-что, Наталья Николаевна, получается, иначе не было бы и этой бесе­ды. "Тектоника" желает Вам успехов!

С. Горцев, ("Тектоника", №-12, февраль 1995).


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Наталья Лобанова (радиопрограмма "Полдень", телеканал "SCS").

Три жизни ЛИКИ РУЛЛА.

Те, кто постоянно слушает радиостанцию "Европа + Смоленск" хорошо зна­ют, что каждый день кроме выходных в 21.00 в эфир выходит программа "Пре­зент". Судя по тому, что дозвониться в студню в это время практически невоз­можно - программа пользуется у смолян большой популярностью. Несомненным достоинством "Презента" является хороший вкус в подборе музыкальных номе­ров. Ведущая Лика Рулла отличается деликатным общением со слушателями, а ее обворожительный голос можно назвать визитной карточкой программы. По­мимо работы на радио, Лика - актриса Смоленского экспериментального театра драмы. Она согласилась дать интервью для "Тектоники" и любезно пригласила нашего специального корреспондента к себе домой, где за чашкой кофе и состоя­лась предлагаемая вашему вниманию беседа.

ЖИЗНЬ ПЕРВАЯ

- Лика, расскажи, как ты попала на "Европу + Смоленск"?

- Один из ведущих радиостанции Алекс Грей предложил мне провести с ним на пару новогодний выпуск программы "Презент". Некоторое время спустя ди­ректор "Европа + Смоленск" Сергей Аскаров пригласил меня на роль постоян­ной ведущей. И вот уже полтора года я работаю в этом качестве.

- Ты ощущаешь разницу между сегодняшним днем и тем как все начиналось?

- Сейчас программа изменилась кардинально. Раньше мы работали по пись­мам, в которых люди оставляли свои номера телефонов, ну, а почти год назад меня ошарашили тем, что с 1-го сентября программа "Презент" будет выходить в прямом эфире. Очень изменился музыкальный материал.

- Ну а в себе, как в ведущей, ты чувствуешь изменения?

- Да, я стала намного свободней благодаря прямому эфиру. Это обучение и оно продолжается каждый день. Практически каждый день приходится от чего-то избавляться, в каждой программе что-то не так. Причем избавляешься от од­ного - приходит другое, от чего нужно опять избавляться, от набора слов, фраз, от других штампов.

- Вообще-то складывается впечатление, что тебе достаточно легко дается ди­алог со слушателями. Это пришло в процессе работы?

- Первое время работы в прямом эфире я пыталась импровизировать, что вижу - то пою, так сказать. И сразу же возникли проблемы. Теперь я стараюсь готовить какие-то тезисы. Особенно важно вступление и завершение, с людьми общаться легче. Хотя программа на программу не приходится. Но в любом слу­чае садишься к микрофону, чтобы дарить людям хорошее настроение, а это не всегда удается, ну хотя бы потому, что не те звезды в небе в этот день.

- А ты как-то используешь свои профессиональные умения?

- Из театральных умений, пожалуй, - нормальная речь, дикция. Без диалек­та. Это именно театральный навык. И еще одно, чувствовать партнера, чувствовать, по голосу человека его настроение, желает он с тобой разговаривать или нет. Пожалуй, это важно. Но в театре проще, там есть отпечатанный текст, а здесь все приходится брать из головы, и еще какую-то мысль нести. Поэтому, что у меня иной раз с падежами творится! Такое ощущение, что иностранка разгова­ривает.

- С прошлым и настоящим мы вроде бы разобрались, ну а на будущее, похоже, творческий задел огромный?

- Конечно, я же не волшебник, я только учусь. Не хочу ничего загадывать, хотелось бы сделать "Презент" для людей как праздник. И чтобы люди звонили не просто привет передать, а пообщаться. Чтобы люди больше стали мне верить.

- Давай перейдем к арифметике. В твоей программе слушатели в основном передают "приветы" или поздравления. В среднем за час получается 12 "приве­тов", за неделю - 60, за месяц - 240, а в год - около 3000. Бывают ли исключения из общего правила?

- Есть мальчик, который несколько раз звонил. Первый раз мы с ним побесе­довали, у него голос запоминающийся. Второй раз звонит, я у него спрашиваю: "А, что общение у нас как-то лениво идет? " Он отвечает: "Я записал наш преды­дущий разговор на пленку, и мне не понравилось как я себя вел в эфире, решил попробовать, по другому."

- Перейдем непосредственно к музыке. Что на сегодняшний день наиболее часто заказывают?

- No Doubt - "Don't Speak" - это гимн смоленской молодежи последних меся­цев, каждый 5-й звонок. Далее Toni Braxtone "Un Break My Heart". "Scorpions" - весь. "Bon Jovi" - "Always". Eagles - "Hotel California" заказывают постоянно, уже года полтора. Еще Nirvana.

- А из русской музыки?

- В русской музыке на сегодня трудно выделить лидера, больше как-то вол­нами идет. Осенью это была группа "Лицей" с песней "Осень", "Иванушки-Интернешнл" - "Тучи". Зимой Анжелика Варум с "Зимней Вишней". А сейчас, пос­ле показа по ТВ дня рождения Пугачевой, просят ее песни в исполнении Кристи­ны Орбакайте, Преснякова, "Ногу Свело".

- Т.е. телевидение играет свою роль в формировании заказов?

- Да, да. Вот показали "Криминальное чтиво" по ОРТ, и теперь заказы про­сто посыпались. И от юношей, и от девочек.

- А какая музыка отвечает твоему вкусу?

- Мой вкус очень разнообразен. До того, как я начала работать в "Презен­те" , с музыкой в таких объемах мне не приходилось сталкиваться. Я дилетант, и для меня до сих пор музыка делится на "нравится" и "не нравится". Я не могу сказать, что не воспринимаю попсу. Есть вещи, которые нравятся, а есть кото­рые для радио. Поэтому мне сложно выделить творчество каких-то конкретных команд или исполнителей.

- Это самый здоровый подход.

- А вообще, на самом деле, как любая женщина я люблю хорошую музыку про любовь.

- Все ли из того, что заказывают идет в эфир?

- Нет, отбор всегда существовал, еще со времён заказов по письмам. Что делать, если я не приемлю группу "Восток", не приемлю "Шанхай", Профессора Лебединского, "Лимбо-Бимбо" и всякую такую дурь...

- Это все заказывают?

- Заказывают всё. А я не приемлю "Золотое кольцо", Шуфутинского, Ларису Долину с песенкой "Погода в доме". Ну не нравится мне. И это не навязывание своего вкуса. Просто программа "Презент" уже выработала особый формат, есть свои правила и каноны. Кстати, у нас есть довольно успешный опыт раскручива­ния вещей мало известных широкой публике.

- Это говорит о том, что у "Презента" хорошая обратная связь со слушателями.

- Да, народ слушает нас. Я порой удивляюсь, потому, что сама к этому намного спокойней отношусь. К тому, что меня многотысячная аудитория слушает. Я на этом стараюсь не зацикливаться, потому что если это осознать, все рав­но, что осознать Вселенную. Что она бесконечна.

- Ты этому совсем не придаешь значения?

- Когда начинаешь задумываться о том, что тебя слушает многотысячная аудитория... И что народ, приходя домой включает "Презент", выключая при этом телевизор... Я начинаю трепетать, и думаю: "Боже мой! Это же я двигаю умами. Иногда"... Поэтому позволять себе хамство в эфир и пренебрежительное отношение к людям, просто непозволительно.

- Всегда ли тебе удается сохранять эту благожелательность к слушателям?

- Я стараюсь.

- Давай попробуем подойти с другой стороны. Для тебя это вопрос профессио­нализма?

- Нет я не хочу, чтобы профессионализм граничил с равнодушием. Все время радоваться в эфире, радоваться и говорить: "Все будет классно! Все будет класс­но! " Я не хочу этого. Хотя может когда-нибудь он и придет такой профессио­нальный подход.

ЖИЗНЬ ВТОРАЯ

- Расскажи о своей работе в театре.

- Получается - у меня сейчас две работы. В театре нет такой отдачи, как на радио. Такое время сейчас. Я чувствую, что никому это не нужно. Причем ни в Смоленске, ни в Москве. Есть отдельные фанаты, которые верят в это дело и все. Я четыре года проработала в театре и сейчас воспринимаю его совсем иначе, чем когда училась в институте.

- А что ты заканчивала?

- Я закончила Екатеринбургский театральный институт. Я выросла в театре, для меня театр - это жизнь. Но сейчас все так встало с ног на голову, что мне стало гораздо интереснее работать на радио. Потому что я чувствую отдачу от людей, чувствую, что нужна. Хотя возможно это всего лишь дополнение, и если я уйду из театра мне его будет очень не хватать. В Москве я общалась с друзьями, они говорят - в театре так много всего... Да жизнь то намного интересней театра по большому счету!

- Какая из твоих ролей в театре самая интересная?

- А у меня нет ролей. Как человек тяжело к себе относящийся я считаю, что у меня не было драматических ролей как таковых. Хотя у режиссеров по этому поводу свое мнение. Была одна роль в спектакле "Цирковой бог", но на мой взгляд она была неудачной, хотя спектакль играли и многим нравилось. Но я не считаю, что жила этим. С другой стороны в "Кабаре", где я пою, я чувствую себя как рыба в воде, хотя это несколько другой театр. Здесь я потихоньку начинаю ис­кать себя и понимать. Мне это ближе, поскольку мне легче передать это в песне, где работает интонация, где работает голос - мое к этому отношение.

- Кстати, наверное никто из твоих слушателей не знает, что ты сама поешь. Ты училась этому где-нибудь?

- Нет. Хотя закончила музыкальную школу по классу скрипки. А петь начала по большому счету в институте. Начинала, как и все в театральном кругу, с бардовских песен, романсов. И совершенно случайно на 4-м курсе взялась за микрофон. И мне это так понравилось. В Смоленске это увлечение стало развиваться дальше. В спектакле "Играем Кабаре", я исполняю песни Барбары Стрейзанд, Лайзы Минелли, Марлен Дитрих.

- Ты только что вернулась из Москвы с конкурса имени Андрея Миронова, расскажи немного о нем.

- В этом конкурсе принимают участие актеры театров драмы, и на мой взгляд я немного выбивалась из общего контекста, поскольку у меня свое представле­ние об актерской песне. Я исполнила одну песню из "Кабаре" и вторую в джазо­вом стиле.

- Если заглянуть в твое будущее как актрисы?

- Была у меня роль-мечта, но в этом театре она не воплотится, потому что она воплощается другой актрисой. Поэтому интерес к театру у меня упал, хотя я понимаю, что это неправильно, нужно все равно себя будоражить. Чего то доби­ваться, раз уж я выбрала эту профессию. Но пока не получается.

ЖИЗНЬ ТРЕТЬЯ

- Что тебе самой хотелось бы добавить к вышесказанному?

- У меня в одном интервью спросили, какая жизнь для тебя главнее - в театре или на радио? На что я ответила, что помимо этих двух, у меня есть своя жизнь - третья, личная. И она пожалуй самая главная.

- Спасибо за интервью. Пользуясь случаем, редакция "Тектоники" просит выполнитъ заявку в ближайших выпусках "Презента": песню "Одинокая гармонь" в исполнении группы DISH.

P.S. 1 мая "Европа + Смоленск" отметила свое 2-х летие. "Тектоника" по­здравляет' коллектив радиостанции с этим событием, и надеется на дальнейшее сотрудничество!

А. Савицкий, ("Тектоника", №-38, июнь 1997)


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Лика Рулла (ведущая программы "Презент" на радиостанции "Европа + Смоленск ").

EUROPA + СМОЛЕНСК = ЛЮБОВЬ

Сегодня можно констатировать - все уважающие себя автолюбители города Смоленска, имеющие приемники с УКВ, слушают радио "Европа +". Качественная музыка и раскованные ведущие (последнее пока относится только к москвичам) сразу вытеснили кабацкий таксомоторный репертуар хозяев импортных и вазовс­ких "тачек". В связи со столь глобальным изменением смоленского радиоклимата мы беседуем с генеральным директором радиостанции "Европа + Смоленск" Серге­ем Аскаровым. Кстати, Сергей - отменный музыкант, известный еще по выступле­ниям в труппе "Третий сорт", а также опытный организатор. Несколько лет назад он создал первый в своем роде магазин "О'К. Шоп" в Доме молодежи, а затем и известный в городе магазин компакт-дисков "Минимал-компакт" в Доме актера. И вот - новое дело, новые идеи.

- Сергей, "Европа +" в эфире уже почти два месяца. Какие у тебя впечатления от работы за это время?

- Первое, что приходит в голову, это одни сплошные проблемы. С другой стороны, месяц пролетел как одна неделя. Особенно учитывая, что подготовка к выходу в эфир началась за 2 месяца до этого.

- А приятные неожиданности?

-Очень приятным я считаю тот факт, что аудитория "Европа +" составила при­мерно 40 процентов жителей Смоленска. Мы рассчитывали на 15-20 процентов.

- Ваш призыв к гражданам принять участие в сотрудничестве дал какие-то результаты?

- Честно говоря, с какими-то новыми идеями у граждан оказалось слабо. Из всех предложений на сегодняшний день используются лишь два, это программа "Ноты прошлого" и "Смотрите, кто пришел".

- Как обстоит дело с рекламой?

- За месяц работы сложно ответить однозначно. В целом дело обстоит непло­хо, но, во-первых, потенциал задействован еще не полностью. Я имею в виду по­тенциальных рекламодателей. А во-вторых, радиостанция пока работает не на всю мощность. В конце августа будет запущен передатчик мощностью в 1 киловатт, это значительно увеличит радиус вещания. И мы будем звучать на частоте ФМ. Наша цель - обеспечить качественное звучание "Европы +" на трассе Москва-Минск, от Гагарина до Красной Горки. Ну и третье, у меня сложилось впечатле­ние, что в Смоленске благодаря усилиям ГТРК и рекламных агентств, которые занимаются аудиальной рекламой и делают это, мягко говоря, не очень качествен­но, у рекламодателей негативное отношение к рекламе на радио. Впрочем, это мое субъективное мнение.

- Теперь вопрос о собственно музыкальном содержании. Создается впечатле­ние, что музыка и ее подача ведущими достаточно однообразна...

- Дело в том, что в свое время создателями радиостанции был сделан созна­тельный выбор в эту сторону. Т. е. имидж радиостанции определяется ее форматом. Формат - это идея, лежащая в основе подбора музыки и ее подачи. На "Европе +" эта идея - создать у слушателя определенное настроение. Хорошее, естественно. Или, другими словами, это "бубнилка", которая может работать круглосуточно в приглушенном состоянии, но если вдруг вы слышите что-то для вас интересное, то крутите ручку своего приемника вправо. У нас сейчас радиостанция многими воспринимается как некое музыкальное откровение. Нет, это просто фон для повседневной жизни.

- Что нового смогут услышать в ближайшее время слушатели?

- Планируется выпуск в ночном эфире эротических программ живой легенды "Европы +" Жени Шаден. Эти программы будут выходить после полуночи, и если есть заинтересованные рекламодатели, то они могут разместить, в них свою рекламу.

- Традиционный вопрос, читаешь ли ты "Тектонику", и если да, что тебе наи­более запомнилось?

- Да. "Тектонику" я читаю. Жаль, что она появляется один раз в месяц. Кста­ти, мне кажется, присутствие обзора материалов "Смоленских новостей" на "Ев­ропе +" было бы очень интересно для слушателей. А из материалов "Тектоники" больше всего запомнилось "Лазерное чудо на берегах Днепра" прошлой весной.

"Европа +" всегда будет поддерживать в Смоленске все начинания, связан­ные с музыкой.

- Спасибо, будем надеяться, что начинания будут начинаться.

А. Савицкий, ("Тектоника", №-16, июль 1995).

Часть четвертая

КЛУБЫ

DISCOVERY. Ритмы ночи

Как комета Шумахера пронзила ночную бездну Вселенной, так и броское иностранное слово "Дискавери" (то бишь "открытие") стало ярким пятном на фоне наших в общем-то серых будней и такого же досугового сервиса. Возбуж­денные рекламой и всевозможными слухами ("Это местечко, которое стоит по­сетить"), "Тектоника" недавно побывала в этом молодежном клубе в центре го­рода. Воздержимся от оценки происходящего в нем действия - "на вкус и цвет..)" сами знаете. Мы встретились с главными действующими лицами шоу и постарались завести с ними более-менее профессиональный разговор. Нашими собе­седниками были Игорь ЗАВАЛОВ и Роман РОЗАНОВ - руководители "Диска­вери".

"ТЕКТОНИКА": Почему-то когда говорят о ночных заведениях, сразу воз­никает аура криминальности, встает образ человека с золотым перстнем и смут­ным прошлым. Как у вас с прошлым?

И.З.: Вообще-то, организация подобного дела требует творческого подхода. Мне 27 лет, отслужил в армии, работал, сейчас заочно учусь в ГИТИСе. Частое пребывание в столице толкает на поиск новых форм работы.

Р.Р.: Мне 25 лет. Ясли, детсад, школа (улыбается), работал на обувной фаб­рике, служил в армии, учился в вузе в Витебске. Параллельно занимался шоу-бизнесом - организовывал дискотеки, вечера. Три года отработал в небезызвест­ном коллективе "Братья ХЭ". Мое пребывание здесь - вполне логический итог предыдущей жизни. Хобби стало профессией.

- То помещение в Доме молодежи, которое вы занимаете, в принципе не иде­альное. Как вы там оказались?

И.3.: У нас была масса попыток организовать нечто подобное в других мес­тах. Везде по разным причинам получали отказ. Так получилось, что руководи­тели Дома молодежи также вели поиск творческих людей для создания молодеж­ного клуба. В начале прошлого года наши пути пересеклись, и мы имеем то, что имеем.

- Теперь уже ясно, что ваши усилия не пропали даром. Есть своя публика определенная популярность. Проявляют ли какую-нибудь заинтересованность в вашей работе власти города? Ведь работать в наше время в ночном клубе - профессия, родственная камикадзе?

И.3.: Проявляют интерес, но не в смысле - чем помочь. Эта тема для другого разговора.

- Хорошо. Очень многое в работе клуба зависит от музыки. Вам, как никому известно, что любят слушать молодые смоляне. Наш разговор происходит в конце года. Попробуйте назвать, пять-шесть хитов сезона.

Р.Р.: "Реал ту реал", Айс Эм Си, Доктор Элбан, "Макс", "Фэн фэктори". Сабрина неожиданно "выплыла". В последнее время очень популярен стал стиль "транс". Но он на любителя.

- Вы не упомянули ни одного отечественного названия. Означает ли это, что уровень наших музыкантов по-прежнему низок и не выдерживает танцевального напора Запада?

Р.Р.: Вы правы. Единственное имя, которое можно назвать с точки зрения стильности и популярности, - это Леонид Агутин. Музыка сделана профессио­нально и современно.

- Известно, что "Дискавери" пробует насытить свои вечера "живым" общени­ем с музыкантами и у вас выступали уже несколько групп. Будут ли продолжены эти опыты?

Р.Р.: Да, однозначно. У нас есть уже демонстрационные кассеты нескольких московских команд, и с ними уже ведутся переговоры. Причем, нам бы хотелось, чтобы это были танцевальные группы. Из смолян у нас выступил только "Сабвэй", потому что эта группа более-менее вписывается в нашу атмосферу.

- Обычно мамы и папы ворчат, когда их дети идут в заведение, где продается спиртное. Хотя сами часто не представляют себе отдых без принятия "лошадиной дозы". Есть ли здесь какие-то проблемы для вас?

И.3.: По-моему напиться сейчас можно везде... Здесь больше зависит от са­мого человека, от его культуры и воспитания.

Р.Р.: Существует определенный уровень заведения, и он определяет уровень публики. Если к нам придет человек с целью "укушаться", то второй раз он у нас вряд ли появится. У нас есть свой уровень организации, и мы стараемся держать свою марку.

- И высокая цена входного билета у вас - тоже регулирующий фактор?

Р.Р.: Естественно. Если у людей есть деньги в кошельке, то есть большая вероятность того, что это люди здравого ума и определенной культуры. К тому же у нас есть определенные наработки, и серьезных инцидентов пока не было.

- Что бы вы хотели пожелать смолянам в канун Нового года?

Р.Р.: Хотим поздравить всех девушек, которые нас знают. А кто не знает, те еще узнают. Всех ждем, ждем, ждем! Напоминаем, до 8 января мы работаем без выходных!

С. Горцев, ("Тектоника", №-10, декабрь 1994).


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Основатели "Дискавери": Эдуард Крузе (слева) и Роман Розанов (справа).

Альтернативные струны от "РЕЗИДЕНТА "

Четвертого февраля в "Резидент-клубе" прошел очередной вечер. На этот раз в программе значились "Альтернативные струны": Алексей Айги - скрип­ка (Москва), Влад Макаров - виолончель и друзья. Как известно, в этом муыкальном клубе наряду с нашими местными рок-группами частенько выс­тупают гости из столицы и других городов. Кажется, клуб "Резидент" претендует на интеллигентного элитного посетителя, к этому располагает уют­ная атмосфера, живая музыка, возможность непринужденного общения и культурная программа, которой придерживаются организаторы этих суб­ботних вечеров. А это встречи не только с рок-музыкой, но и с различными некоммерческими альтернативными представителями современного искус­ства.

В этот вечер "гвоздем" программы были струнно-смычковые инструменты. Бурный импровизационный звуковой поток буквально гипнотизировал расслаб­ленную публику почти весь вечер.

В наше время тотального наступления поп-жанров Айги, как и Влад Макаров, представляет тип редкого музыканта, стоящего принципиально в оппозиции к масс-культуре и китчу. Со смоленским виолончелистом Алек­сей играет уже не впервые, да и в Смоленске он второй раз, многие помнят "крутую" акцию в прошлом году, устроенную "Гуманитарным фондом", где выступали известные "подрыватели общественного вкуса" Александр Голубев - "самый крупный поэт" (по опоросу публики андерграунда), Эду­ард Кулемии - Кулемин - мастер саморазлагающейся материи, Володя Мартов - антисексуальный лирик и любимец девочек-подростков и другие представители старой и новой волны, а также артистического "гранджа" Смоленска.

Но вернемся в клуб "Резидент". А кто были друзья альтернативных струн? Это смоленские музыканты, энтузиасты своего дела: таииственно-жанрово-неуловимый, сумрачно-взрывной Михаил Юденич, завсегдатай клуба, неуемно-необузданно-темпераментный мастер губной гармошки-пик­коло Миша Давыдов, Володя Зелинский - "айрон мэн" (железный человек) басовых функций и синкоп. Эта совместная музыкальная акция заметно по­догревала атмосферу на протяжении вечера. Особый интерес у публики выз­вало выступление вновь возродившегося очень известного в прошлом гита­риста Вадима Петренко. И снова он показал виртуознейшее незаурядное владение инструментом, что напомнило о добрых временах музыки "ЭШ", "Дисциплины"... Ветераны и фаны, конечно же, помнят. Надо отметить и музыку разогревающей группы "Сабвей", отличающуюся хорошим вкусом, саундом, профессионализмом и здоровым консерватизмом также.

Да, кстати, "Резидент", пожалуй, единственное место в Смоленске, где можно услышать хорошую живую музыку, но не всегда легко туда попасть, так как многие покупают билеты заранее, зная, что вечер всегда будет инте­ресным.

А вот что сказал Леша Айги о клубе: "В Москве такого рода мест становится все меньше, любимый музыкантами клуб "Бункер" закрылся, большинство с чисто коммерческим или хуже того "ларьковым" репертуаром". Президент клуба Сергей Аскаров говорит, что и в дальнейшем будет разви­вать культурный фон клуба, приглашать поэтов, художников, музыкантов разного профиля и фаса из других городов и также стран. Уже планируются: выдающийся саксофонист-авангардист и участник "ДК", "ДДТ", "Поп-ме­ханики" - Сергей ЛЕТОВ, фри-джазовая группа из Австрии, киевский маг электрической гитары Александр Нестеров, а также рок-сюрпризы и проекты.

А что сказал "видавший виды" Влад Макаров?. "Это здорово, что есть место не только на моей кухне, где можно встретить всех своих друзей и коллег".

Что ж, добро пожаловать в "Резидент-клуб" на "буз-парти" по субботам в Дом актера.

А. Савицкий ("Тектоника", №-12, февраль 1995).

Ночной вояж Светы

Нашей "Тектонике" скоро два года (следующий номер будет целиком посвя­щен этому событию). И все это время мы бросали клич нашим читателям - пиши­те как можно больше. Но клич наш как горное эхо в том анекдоте... И вот свер­шилось. Сегодня у нас новый автор - симпатичная Света. Она предложила нам свое путешествие по ночным клубам города.

Ну что, дорогой читатель, а ведь скучно сидеть дома, уставившись в ящик? Нет, нет да возникнет желание встряхнуться? Тем более Новый год на носу! Айда со мной по ночным клубам! Стоп, сразу договоримся - а деньги-то у тебя есть? За свой счет я вести тебя не собираюсь. Сколько нужно? Давай считать. Минималь­но (это чтобы только войти в ночной клуб) - у всех по-разному.

В "Дискавери" (это в центре, в Доме молодежи) входная плата для девушек -5 тысяч рублей, для парией - 10 тысяч рублей (все цены даны на середину декаб­ря). В "Орфее" (в Медгородке) для девушек - 8 тысяч рублей, для парней - 13 тысяч рублей. В "Пикадо" (ДКЖ) соответственно 10 и 15 тысяч рублей.

Что ты там лепечешь, читатель? Что лучше родиться девчонкой? Ну, не будь жмотом, ты же еще ничего не заказал на столик! И не вздумай ради экономии нести с собой что-нибудь за пазухой. Это считается дурным тоном. Ты же все-таки в ночном, а не в сельском клубе! В этом, как... его? Дансинге! Запомнил? Самое интересное и непонятное, что все три самых крутых клуба нашего города создали льготы тем, кого и так в избытке. Девчонок везде больше в 2-3 раза, чем парней. Будь я на месте хозяев клуба, я бы льготы дала именно парням. Это же элементарно! Видно, от шелеста купюр они посходили с ума. Что ты опять при­уныл, читатель? Считаешь, сколько раз можно потанцевать на стипендию? Ну, давай-давай, подсчитывай... Только учти, в московских ночных клубах мини­мальная входная плата - 10 баксов. Так что благодари бога и своих родственни­ков, что живешь в нашем славном областном центре.

Итак, самый громадный клуб, конечно, "Пикадо". Там, наверное, чело­век 500 может быть одновременно. Публика еще со времен "Топ Гана" са­мая пестрая: от нашего брата студента до "новых русских" - богатеньких-пребогатеньких. "Орфей" поменьше будет - человек на 150. Ну а в старом "Дискавери" можно отдохнуть двум студенческим группам, т. е. в среднем туда впихнется 40-80 человек. Средний возраст посетителей "ночников" оп­ределить, довольно сложно. Но мне кажется, это 20-22 года. Тебе, наверное, хочется задать вопрос: а сколько из них пьяных? Ну, брат, извини! Те, кто хочет напиться, не станут платить 10 штук за вход. Если же кто-то нализал­ся в грязь, то "копец котенку". Хозяева незаинтересованы в пьяных "туло­вищах" и имеют для этого специально натренированных выши..., извини, людей. Что у тебя так глазки заблестели? Хочешь узнать, график работы клу­бов? Читай ниже!

"Дискавери": каждый день, кроме вторника и среды, с 21 часа.

"Орфей": ежедневно, кроме понедельника, с 19 часов.

"Пикадо": каждый день с 18 часов.

(Продолжение следует)

P.S. В следующий раз буду рассказывать об упомянутых клубах подробно. Думаю, что это повлияет на их престиж. Сразу предупреждаю хозяев взятки менее 200 долларов буду рассматривать как устную благодарность. (Это я так шучу.)

Ночной вояж Светы (часть II)

Мы продолжаем нашумевшую в узких кругах публикацию впечатлений от посещения городских ночных клубов корреспондента "Тектоники".

Ну что, читатель? В прошлый раз я обещала провести тебя по трем самым крутым клубам. Приступим.

Если ты живешь в самом центре, то лучше всего нам начать с "Дискавери". Жаль, что у клуба нет световой рекламы, но и без нее отыскать сие заведение довольно просто - надо лишь обойти мэрию и войти во двор Дома молодежи. Клуб знаменит своим черным-пречерным интерьером. Но поскольку случаев потери сознания от этой черноты пока не наблюдалось, приходить сюда многим очень даже нравится. "Дискаверисты" раньше отличались умением проводить разнообразные праздники. Даже день рождения клуба отмечали каждый месяц. Сейчас этого всего почему-то меньше, но кое-что присутствует. Мне кажется, что чаще всего сюда ходят студенты и мелкие бизнесмены. Больше всего народу скапливается часов в 11 вечера. Здесь вполне приличные ди-джеи, которые уме­ют создавать непринужденную обстановку. Самый известный из них - "Дизель". Ты знаешь, он ведет одну из программ на "Европе плюс" (интервью с "Дизе­лем" читайте в следующем выпуске "Тектоники" - редакция).

Что ты там говоришь, читатель? Что живешь на Поповке? Ну, тогда тебе ближе всего "Орфей". Сел в трамвай, слез в Медгородке, перешел дорогу, и, пожалуйста, - самый старый в городе дискоклуб, прямо на первом этаже общежи­тия медиков. Ах, эти знаменитые общежития мединститута! Но это я отвлеклась. Что вы опять, читатель? Да есть здесь пиво, есть! И дешевое. А еще можно бес­платно получить бутылку шампанского - как приз. Надо только доказать, что танцуешь ты лучше всех. Поверь, стоит попытаться. "Кто не рискует-тот не пьет шампанского"! В отличие от других клубов здесь никуда не прячутся ди-джеи, которые часто общаются с залом. Лидер у них - "Алекс Ерей". Его тоже, кстати, можно слышать на "Европе плюс". Если "Дискавери" славится черным фоном, то в "Орфее" преобладают розовые и белые цвета. Ну, а девчонок здесь, конечно, как и везде, очень много, хотя чувствуется недалекое расположение общежития "физов". А эта публика, как известно, специфическая - как в физическом, так и в интеллектуальном плане. Что же ты так звереешь на глазах, читатель? Ба, рукава засучил... Ладно, все - о "физах" больше ни слова!

Что у нас там осталось? Ах, да - "Пикадо". Это же надо - арендовать целый Дворец культуры железнодорожников. (Говорят, ребята сделали деньги на "Сникерсах" и "Марсах".) Самое примечательное там - масштабы. Начиная со знаме­нитой лестницы на входе, кончая числом посетителей. Конечно, если хочешь иметь большой шанс с кем-то познакомиться - лучше "Пикадо" - нет. Одна беда - в буд­ние дни народу не так много. Зато большая охрана. И зато есть балконы, поэтому желающие могут обсудить происходящее с высоты "птичьего полета". Но, сказать откровенно, без денег в "Пикадо" лучше не являться - дорогое это удовольствие. Однако, есть у нас люди с тугими кошельками, и не так уж их мало, господа.

Ну, вот и все, пожалуй, о монстрах ночной жизни. Есть еще птички помень­ше - "Спектр", "Джин-бар", бар "У Никольских ворот", "Хольстен" и т.д. и т.п.] Но это уже без меня. У меня кончились мани. Пойду смотреть "Тропиканок" и эту, как ее... "мелодичную угадайку". Пока!

С. Горцев, С. Найт, ("Тектоника", №№ 20-21, январь 1996).

Кто вы, ди-джей ДИЗЕЛЬ?

На рубеже 75-76 годов в Смоленске появилась первая "стационарная" дискотека "Орфей". Два-три года спустя заявили о себе дискоклубы "Спектр" (ДК три­котажников), "Юность" (ДК "Кристалла"), "Феникс" (ДК завода радиодеталей), в Гагарине - "Омега", в Десногорске - "Нейтрино" и т. д. Диск-жокеи были тогда смелыми и напористыми. Подумать только, до 1985 списки всех песен, исполняе­мых на вечере, им надо было утверждать в отделах культуры (!). Опыт преодоле­ния трудностей им очень пригодился впоследствии, и почти все дискжокеи 80-х - известные предприниматели 90-х.

Таким образом, ныне мы отмечаем двадцатилетие дискотечного движения. И это несмотря на заявления скептиков о том, что "это просто мода и быстро исчез­нет". Нет, не исчезло (как многие из ныне здравствующих не старались).

"Дизель" - так зовет себя один из самых известных сегодня дискжокеев ("ди-джеев") города. "Тектоника" давно хотела с ним встретиться, но ответного жела­ния не наблюдалось. И вот, когда мы уже почти закрыли "дело" с диагнозом "звез­дная болезнь", он вдруг сам "свалился как снег на голову". Вот как прошел наш разговор в одном из уголков Дома молодежи.

- Дизель - это, ясное дело, псевдоним. Мы будем легализовывать твое настоя­щее имя?

- Да нет, не стоит. Кто знает - тот знает, а кто не знает - пусть не знает. Можно сказать, что "в миру" я - Толик. Так и написала одна из газет.

- Пусть будет так. Начнем, наверное, "с печки" - как ты пришел в "дискжокейство"?

- Я эту историю рассказываю уже не в первый раз. Я учился в 26-ой школе в Смоленске и дискотеками интересовался уже в классе шестом-седьмом. И хотя нас, "мелких", туда не пускали, я все-таки пробирался. И меня всегда в первую очередь привлекал этот запутанный в проводах стол и люди в наушниках...

- То есть тебя привлекали в начале не музыка, а дискжокеи?

- Музыка тоже привлекала. Тогда, помню, в моде были итальянцы. Но я хо­рошо знал, как относятся в школе к дискжокеям. Они были... как лучше ска­зать... короли, что ли...

- И когда это было?

- Это был 1984 год. И буквально через два года я стал в той же школе прово­дить дискотеки. Я выпросил у родителей магнитофон "Астру-110" (с катушка­ми). Как-то получилось, что некому было вести дискотеки, и я попробовал. Не совсем удачно вначале, но зато весь следующий год вел уже только я. Потом поступил учиться в Москву в МАИ и увидел, что дискотека - это нечто другое. Совершенно другие масштабы, огромный зал. Я впервые увидел профессиональ­ных ди-джеев, фанатов и все, что они умеют делать... Так я начал там работать - В ДК МАИ в дискотеке "Сокол".

- То есть как ди-джей ты вырос в МАИ?

- Да. Причем, я всю свою жизнь мечтал об авиации. Я занимался в кружках, увлекался авиамодельным спортом (между прочим, я кандидат в мастера по авиа­модельному спорту). Я считал, что авиация - мое призвание, но уже за полгода учебы из меня эту "дурь" вышибли. И потом я учился в вузе лишь из-за военной кафедры.

- Что было потом?

- Я ушел из дискотеки МАИ и пошел работать на теплоход, который курсировал по Москве-реке. Это были пять летних месяцев, но они мне дали очень много - я впервые стал работать самостоятельно - днем был радистом, а вечером - ди-джеем. На нашем корабле проходило много разных мероприятий, и мне приходилось встречать много известных людей. Приходил, бывало, Ярмольник и говорил: "Эй, ди-джей, поставь что-нибудь повеселее" (улыбается).

- Ну вот, ты закончил институт...

- И вернулся в Смоленск. Тут как раз открылся "Топ Ган" Мешковского. Я пришел к нему, а через день был уже за пультом, а еще через день был принят на постоянную работу. Это было в 1993 году, и тогда я не был "Ди-джей Дизель", а был просто "Ди-джей Толик". Было довольно весело.

- Когда же появился на свет "Дизель"?

- Это когда я пришел в "Дискавери". Обычно спрашивают - почему "Ди­зель"?

- Почему?

- А вот не скажу.

- А я и не буду настаивать. Пo-моему, сам вопрос не лишен глупости. Это так же глупо, как спрашивать: а почему "Битлз" или "Роллинг Стоунз"? Так решили, и все. Насколько знаю, ты сейчас работаешь в "Орфее", в "Омега ТВ" и на радио "Европа плюс Смоленск". Как тебе удается все это совмещать? Где интереснее?

- Конечно, везде. Хочется всего и побольше. А совмещать... Просто надо шевелиться. На "Омеге" идея передачи возникла еще до меня. Когда же в Смо­ленске появилась "Европа плюс", я, естественно, сразу пошел туда. Не пойти я не мог - это было бы преступление. В Москве она для меня значила очень много, нечто недостижимое. А тут - вот она, приходи и работай.

- Уже много лет у многих в голове прочно сидит стереотип -"ди-джей" - это легко и просто. Но это никак не объясняет того факта, что хороших ди-джеев очень мало. Ты согласен?

- Это печальная тема. Потому что не все понимают, что вся тонкость работы ди-джея сказывается на работе клуба в целом. Ди-джей постоянно должен учитывать множество разных факторов, начиная с того, в какую сторону надо кру­тить ту или иную ручку, кончая психологией. Ведь очень важно посмотреть на лица людей и точно узнать, что им нужно именно сейчас. Если ты угадал - это кайф! Для этого ди-джей и сидит.

- По каким внешним признакам ты судишь - удалось тебе угадать или нет?

- Я стараюсь создать в зале максимум движения, чтобы танец был в радость.

- Ты идешь на поводу настроений в зале или на поводу собственных представлений?

- Тут все вместе. За две ниточки морковка тянется... Иногда приходится идти на поводу зала, иногда зал идет за мной, тем более у него нет выбора. Тут очень много факторов. Иногда я просто вижу в зале человека, знаю, что ему нравится и работаю только для него (улыбается). Тут я использую свое "служебное положение". Но потом все ведь можно вернуть на свои места. Всегда есть под рукой любая музыка - "подъемная" и не совсем.

- Сколько кассет ты обычно берешь с собой?

- У меня обычно шесть блоков по 12 кассет.

- Сколько это приблизительно песен?

- Около 1500 песен.

- Где берешь записи? На чем пишешь?

- Записи ищу у нас, в Смоленске. Магнитофон я собрал сам. На нем пишу, иногда работаю. Кассеты - "железо". Дешево и сердито.

- Конечно, я не могу обойти вопрос о заработках. Сколько зарабатывает ди-джей в ночном клубе? Хоти бы приблизительно.

- Смотря какой ди-джей, смотря в каком клубе. Думаю, от 4 до 7 тысяч руб­лей за один час. Это не много, учитывая, что работаем мы не каждый день.

- В мире сейчас множество школ ди-джеев, есть множество стилей ведения, вплоть до создания искусственной, чисто ди-джейской музыки. Есть ли какое-то разнообразие в Смоленске?

- В общем-то нет. Идет обыкновенное микширование готовой музыки. А в целом мои, например, желания ограничиваются моими возможностями.

- Ты считаешь себя лучшим ди-джеем в городе?

- Я был бы рад, если бы кто-нибудь работал, как я или лучше меня. Другое дело, что есть разные направления ведения. В плане сценическом, создания шоу - тут, конечно, есть и посильнее. Я - "пультовый" ди-джей.

- Иногда можно услышать, что музыка ди-джею приедается. Мол, профессия накладывает отпечаток. Как сапожнику надоедает тачать сапоги.

- Нет. Я с музыкой не расстаюсь. У меня есть плейер, и он со мной всегда и везде, даже в постели. Но для себя я слушаю другую музыку.

- В чем заключается твоя подготовка к очередному вечеру?

- Я должен обегать весь город в поисках новых записей...

- Что 1500 песен не хватает?

- Их нужно постоянно обновлять, и в этом суть профессии.

- Где же конкретно ты берешь записи?

- Ну, я могу выделить студию "Олимп", которая дает мне компакты для пе­редачи "Дизель дэнс клаб". А еще есть студии на базаре.

- На базаре? Неужели там есть музыка приличного качества?

- У них есть все. Надо просто уметь искать.

- Итак, мы выяснили, что ты как профессионал довольно серьезно относишься к своему ремеслу. А вот, скажи, публика-то умеет оценивать твои поиски, ново­введения? Не бывает так, что залезет к тебе на пульт громила и говорит: "Слу­шай, паря, поставь для братвы "Мурку"?

- Случаи такие бывают. Вообще это тоже отдельная тема, потому что публи­ке в основном без разницы то, что я делаю. Те, кто может оценить мои новации, очень редко ходят в ночные клубы. Иногда они пишут мне письма на "Европу плюс" в адрес "Дизель дэнс клаб".

- Ты можешь сейчас назвать несколько хитов смоленских ночных клубов?

- Это общепотребительская музыка. Я в ней не очень разбираюсь. Скэтмэн, "Ля Буш" какой-нибудь, "Найткраулерз"... Об этом можно долго говорить. А можно просто включить радио "Европа плюс" в воскресенье вечером. В это вре­мя звучит моя программа "Дизель дэнс клаб". Я там обо всем говорю. До 23. 00 - чистый авангард в стиле рэйв-транс.

- Хорошо. Убедил. Мы так и сделаем.

С. Горцев, ("Тектоника", №-22, февраль 1996).


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

DJ Дизель.

Отчет о проделанной "Грязной работе".

Когда вы видите на стене дома или на столбе афишу с отпечатком руки, о чем вы думаете? Лично я сразу понимаю - опять грядет "Грязная работа". Стран­ное название для рок-концерта, не правда ли? Что оно значит: то ли грязная ра­бота в прямом смысле - грязный звук, поганый свет, то ли принцип - мы делаем грязную работу за вас, а вы наслаждайтесь. Не раз я задавал себе эти вопросы. И, так и не найдя в своей голове на них ответа, решил обратиться за помощью к организаторам клуба "ГР". Они просветили меня, а я в свою очередь, хочу поде­литься этим просветлением с вами.

Давным давно, а точнее летом 1995 года, собрались несколько смоленских музыкантов, уставших от безвыходности (играть было негде, "Дом актера" - умер, "САХА" - и есть саха, а больше... ). Стали они думу думать, как бы жизнь свою повеселее сделать. И придумали. Решили создать что-то вроде клуба, назвали его "Грязной работой" и символику соответственную придумали - отпечаток гряз­ной руки. Дебют назначили на сентябрь 1995 года, решив устроить большой кон­церт, с участием наиболее интересных групп Смоленска на тот период: "С коле­нями как у птицы", "400СО", "Архитектура", "Subway", "Z-blues", "Full House".

23 сентября 1995 года - день ни чем не отличавшийся от других сентябрьских дней, кроме одного - этот день принято считать Днем рождения клуба "ГР". Это был праздник. Кинотеатр "Юбилейный" такого количества людей не видел, пуб­лика, несколько не привыкшая к подобным мероприятиям (а может и отвыкшая), веселилась как могла. Правда до конца концерта продержались не все: кого сва­лил алкоголь, кого голод, а кому и просто надоело. Но, не смотря ни на что, концерт удался на славу.

Успех первого концерта вскружил голову организаторам "ГР", и у них заро­дился грандиозный план - сделать "ГР" обязательной и ежемесячной. Но, не тут то было. Наша российская экономика любит вставлять палки в колеса подоб­ным телегам... Следует заметить, что клуб "Грязная работа" - частная вечеринка и делается она за деньги ее родителей. Ну а если не платят зарплату... Но, подоб­ные мелочи так и не смогли сломить дух "грязнорабочих". Вечеринки пусть не каждый месяц, но все же продолжались. Как-то постепенно они стали более узко-направленными: панк, трэш, рок-н-ролл. Качество "Грязной работы" тоже по­степенно менялось. Я не имею в виду звук, он всегда был хорош для подобных мероприятий по смоленским меркам. За это особое спасибо Владимиру "Бате" Лейкину, который озвучивал абсолютно все "работы". Поменялась сцена - стала больше в размерах, поменялся свет, не ахти какой, но все таки получше. И, смею заметить, что стычек с "гоблинами" на "ГР" почти не наблюдалось.

А в головах создателей рождались все новые и новые идеи. После почти по­лугодового перерыва (с ноября 1996 по апрель 1997 года) была наконец вопло­щена одна из них - концерт посвященный юбилею смоленского рок-клуба.

На нем следует остановиться подробней.

Итак 30 апреля и 1 мая - "Грязная работа" представлял Смоленский Рок-клуб (объединение музыкантов, существовавшее в 1987-92 годах на базе Дома молодежи).

Как ранее я уже заметил, идея эта зрела давно. Были приглашены команды, игравшие в Рок-клубе: "Веселый Роджер", "Vox Humana", "Нянечка", "БМП" и молодые, его уже не заставшие. Впервые на грязной работе появились гости - ярцевская команда "Shlak" (многие ее должны помнить по названию "Узел свя­зи"). Два дня "Юбилейный" стоял вертикально, но наиболее бурно публика реагировала на выступление "Роджера". К сожалению перед концертом произошли некоторые накладки и вместо "Нянечки" (по слухам, потерялся Разик) Кэла пел с "Психоанализом", a "Vox Humana", потеряв перед концертом солиста, вместо обещанных трех, исполнила одну песню. Зато в конце второго дня посетители "ГР" смогли увидеть на сцене легенду смоленского рока Пашу Рыжего (Валерия Павлова). Джэм - все трясли стариной, как умели: Е. Баранов ("Subway") - контрабасом и гитарой, Паша Рыжий - микрофоном, Мэйсон (Веселый Рождер) - наколками - и все было здорово...

Следующая дата - 30 мая - "ГР" представлял московскую супер-панк группу "Четыре таракана".

Мало того, что "грязнорабочие" решили удивить глубинку столичной музы­кой, так еще и "Смоленские губернские ведомости", совместно с Партией друзей пива под предводительством В. Довганя, под чутким спонсорством АО "Смо­ленское Пиво" устроили пивное шоу во время этого концерта. Народ просто виз­жал от восторга. Закоренелые панки писали стихи о смоленском пиве, трезвенни­ки - пили пиво на скорость, стеснительные - пропихивали бутылки с пивом через штаны, и каждый пытался ответить хотя бы на один вопрос. Короче говоря пиво текло рекой (если быть честным - то ручьем). Когда на сцене появились москви­чи, шумовое давление в зале перескочило за свои обычные для "ГР" нормы. Под натиском любителей панка, подогретых пивом чуть было не рухнула сцена. "Че­тыре таракана" тоже не ударили лицом в грязь и поддали такого жару, что несчастный кинотеатр чуть не развалился...

Вот вроде и все. Я вам рассказал вкратце о том, что знаю и чему, как гово­рится свидетелем был.

P.S. Чуть не забыл! В связи с наступлением "Мертвого сезона" следующую "Грязную работу" вы сможете посетить в начале сентября. А тем, кому не тер­пится выступить со сцены "ГР" (я имею в виду музыкантов) - записывайте ДЕМО, приносите на концерт, организаторы будут только рады.

С. Астахов, ("Тектоника", №-38, июнь 1997).

Ну что, потанцуем?!

Осень - это еще и начало танцевального сезона. После летнего относитель­ного затишья вновь наполняются ночные клубы и другие менее приметные танц­площадки.

Как известно, создателям "Тектоники" ничто земное не чуждо, а посему мы, используя летнюю паузу в выпуске нашего клуба, полюбопытствовали, а в чем собственно дело. Бросились в глаза два момента. Во-первых, за год качественно улучшилось звуковое оформление. Как правило, ди-джеи работают более-менее профессионально используя компакты. Это радует. К огорчениям можно отнес­ти заметную активность торговцев всевозможной отравой. Если дело и дальше будет идти такими темпами, то скоро они будут диктовать свои условия хозяе­вам клубов, как это уже происходит в крупных городах. Это общие впечатления. Теперь конкретно о клубах.

"ОРФЕЙ" ("Медгородок") - самый старый (г.р. 1976) клуб города. Имел всегда свое лицо и после недавнего ремонта оно стало еще более выразительным и интересным. Музыка разнообразная, а в молодежные дни (пятница, суббота) самая современная (техно, хаус). Цена билета - 15-20 тысяч рублей. Вместимость - до 150 человек. Наша экспертная оценка в пятибальной системе основных параметров клуба: музыка - 5, интерьер - 5, свет - 4, кухня - 5.

"ПИКАДО" (ДКЖ) - огромная площадь. Клуб пережил несколько этапов развития, начавшись под названием "ТОП ГАН". Своя публика более стар­шего возраста, чем в других заведениях. Отличные ди-джеи: DJ Коля и DJ Андрей Климов. На них в основном и ходит народ. Имеется казино. Вместимость до 600 человек, несколько залов. По субботам очень даже неплохо.

Оценки: музыка - 5, свет - 3, интерьер - 3, кухня - 4. Цена билета - 20 тысяч рублей.

"ДЖАНГЛ" (Гагарина,20) - самый молодой клуб. Рядом ресторан "Скорпио", казино. Очень интересный интерьер. Вместимость - до 150 человек. Работают три разных по классу ди-джея. Лучшим является Д. Осадчий. Оценки: музыка - 4, свет - 2, кухня - 5, интерьер - 5. Особенность публики - сказывается близость физинститута со всеми вытекающими последствиями.

"У НИКОЛЬСКИХ ВОРОТ" (напротив Дома Офицеров). Клуб сделан на базе студенческой столовой. Известен очень оригинальным световым решением, может быть лучшим в городе. Самая разнообразная публика. Вместимость - до 200 человек. Оценки: музыка - 4, свет - 5, интерьер - 3, кухня - 4.

"ДИСКАВЕРИ" (центр, Дом молодежи) - когда-то суперпопулярный клуб го­рода. Пережил несколько этапов развития. В последний год клуб значительно сдал свои лидирующие позиции, что вынудило его организаторов принять решительные меры по изменению интерьера и состава персонала. Есть надежда, что "Дискавери" вскоре вернет свое былое лидерство. Вместимость - до 60 человек. Цена билета - 10-15 тысяч рублей. Оценки: музыка - 3, интерьер - 5, свет - 5, кухня -3.

В ближайшее время этот список вполне может пополнить "великий долго­строй" - клуб Ю.Мешковского в энергоинституте. Как только завершится эта "стройка века", мы сразу проинформируем наших читателей.

Кстати, "Тектоника" и в этом танцевальном сезоне будет держать руку на пульсе клубной жизни и будет печатать материалы из самых "горячих" точек молодежного досуга. На что нам прежде всего обратить внимание? Ждем ваших откликов и предложений.

С. Горцев, ("Тектоника", №-39, сентябрь 1997).

Разве это клубы?

С большим интересом прочитала в прошлом номере "Тектоники" статью "Потанцуем? "

Слава богу, в рыночной экономике мест, где можно провести вечер-ночь, в Смоленске теперь достаточно. Только в той статье их аж пять указано. С количе­ством разобрались. Очень жаль, что в качество оно не перешло.

Начну с того, что всякий раз в разговоре о ночных заведениях легкий шок у меня вызывает упоминание о них, как о "клубах". Интересно, люди, которые так их именуют , отдают себе отчет в том, что подразумевает собой это понятие? Ноч­ной - да, танцевальный - как-нибудь, но уж никак не "клуб". Мало того, что ни в одном "клубе" Смоленска нет даже и речи о каком-то узком членстве - туда пус­кают весьма странных и подозрительных личностей криминальной наружности. Звезда любой ночной дискотеки (будем называть вещи своими именами) закаты­вается с момента их появления. В рамках приличия умещается то, что для них всегда "стол заказан". Но если владельцы и администрация настолько к ним лояльны то не нужно быть формалистами и выдвигать требования типа: "Не проходить в верхней и спортивной одежде" и "Не проносить с собой спиртного". Они ведь даже шапок, входя в помещение, порой не снимают... Не нужно себе льстить. Жлобство оно и есть жлобство. Слова "крыша" и "вневедомственная" охрана этому "явлению" не синонимы. Уважение, заинтересованность в клиен­тах, их безопасности? Это не для смоленских дискотек. Кстати, присутствие этих мордоворотов вовсе не гарант того, что рядовой посетитель (не проходящий в верхней одежде и т.д.) не станет жертвой мордобоя либо, в лучшем случае, его свидетелем.

Так же, как театр начинается с вешалки, любое питейное увеселительное за­ведение начинается с... отхожего места. Несмотря на интерьер в тале, туалеты любой такой дискотеки находятся в убогом состоянии... С появлением перечис­ленных грозных симптомов можно ставить жирный крест на любой ночной дис­котеке, претендующей на звание "элитарной"! Добавлю, что появляются они не позднее трех месяцев после открытия нового, либо отреставрированного ночно­го заведения. Не боюсь показаться необъективной либо ханжой, но и содержа­ние вечера, культурная программа этих заведений для меня, как разового посе­тителя остается большой загадкой. Насколько я понимаю, прибыли великой плата за вход не дает. Основным источником дохода все же остается бар. А современ­ная музыка рассчитана именно на то, чтобы отпугнуть от него посетителей. Ее и так слушать невозможно, а не дай Бог еще и выпьешь. К тому же поклонники ее - особы юного возраста - школьники, студенты, как известно, наиболее неиму­щие. Нельзя не сказать и о непрофессионализме ди-джеев - работают ими все кому не лень. И если раньше их работа заключалась в "разогреве" публики, то теперь в перестановке "компактов".

И это лишь часть того, что как от чумы отпугивает от "элитарных" ночных "клубов" Смоленска людей, желающих нормально отдохнуть и заплатить за это деньги. Честное слово, любая дискотека в любом Доме культуры, даже сельском, мне как-то приятнее. Там нет хотя бы этих жутких потуг на престиж и элитар­ность. Они без особых амбиций, делают то, что должны делать - веселят народ, дают возможность отдохнуть. И для своего уровня делают это на "пять".

Ваш постоянный читатель Юля.

Наш комментарий: Мы показали это письмо одному из тех, кто профессионально связан с работой ночных клубов города. Вот что сказал нам DJ Дизель: "К сожалению, я согласен со многим из написанного девушкой. Каковы причи­ны недостатков? Во-первых, это низкий культурный уровень нашей молодежи, не умеющей отдыхать самостоятельно. Во-вторых, это бедственное положение большинства клубов из-за низкой рентабельности. В-третьих, это низкий уро­вень благосостояния большинства посетителей, что не позволяет быть клубам прибыльными. Отсюда убогость интерьера и всего прочего. И все же есть изме­нения к лучшему. А насчет сельских клубов, то девушка явно преувеличивает. Ну, а мы ждем от вас новых откликов, мнений и впечатлений от работы смолен­ских дискотек и клубов!

("Тектоника", №-40, октябрь 1997).

ВТОРАЯ ГЛАВА

Звезды всегда хороши

Часть первая

МУЗЫКАНТЫ

БОРИС ГРЕБЕНЩИКОВ

("АКВАРИУМ")

Концерты в Смоленске:

17 октября 1992 года (драмтеатр), организаторы: Артур Савицкий, Игорь Вакуненков

11 мая 1997 года (Дом офицеров), организатор Артур Савицкий

Б.Г.: "КТО ЛЮБИТ, ТОТ ЛЮБИМ..."


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Интервью у Бориса Гребенщикова? Фантастика! А вдруг?! Конечно, мы сами мало надеялись на удачу и все-таки решили рискнуть...

В семнадцать тридцать мы были у драмтеатра. Лихо пробивались сквозь многочисленные кордоны билетеров и контролеров. (Пресса? А вы предупреждали заранее?"). Бойко договаривались со всевозможными организаторами ("Хочу сра­зу предупредить Гребенщиков дает интервью только тем, кто ему понравится с первого взгляда", "Постараюсь вам помочь, но ничего не обещаю", "Только через директора группы", "Нет, это невозможно! ", "Никаких интервью! Борис Борисыч ни с кем не хочет встречаться!"). Перекрестным огнем двух пар глаз настой­чиво пытались обаять директора группы Михаила Гольда ("Никаких встреч с прессой не запланировано. Если у вас что-то получится, то только благодаря ва­шей журналистской удаче")...

В двадцать два тридцать мы сидели в фойе гостиницы "Центральная" и все еще разрабатывали стратегию и тактику "добычи интервью". Потом сочиняли за­писку Б.Г. Потом пытались передать, ее с кем-то из "Аквариума"("Попробую. Если получится"). А потом стояли у входа в гостиницу, уже ни на что не надеясь. И вдруг...

Человек в черном шел, прижимаясь к стене и, видимо, пытаясь проникнуть в "Центральную" незамеченным.

- Борис Борисович, можно Вас на минутку?

Темный плащ, черный берет, серьга колечком. Лицо небритое. Глаза уста­лые, но такие добрющие. И улыбка, теплая теплая.

- Извините, мы хотели бы договориться об интервью.

- Да. конечно. Завтра в районе часа.

- А где?

- Я живу в 419-м номере. Приходите.

Мы встретились с Борисом в дверях гостиницы. Вместе поднимались на лиф­те, вместе входили в номер.

В 419-м - "легкий беспорядок". Б. Г. извиняется, приносит пиво. Мы усажива­емся в кресла друг против друга. Борис надевает очки, кладет на стол пачку "Беломора" и...

- Борис Борисович, за столько лет популярности Вам, конечно, пришлось да­вать много интервью, отвечать на массу вопросов. Но, может быть, есть такие вопросы, которые Вам еще не задавали, но на них очень хотелось бы ответить?

- Не знаю... Может быть.

- То есть сходу Вы не можете сказать?

- Нет.

- Однажды я была свидетелем такого разговора, когда девушка говорила дру­гой: "Я не люблю песни Гребенщикова, потому что я их не понимаю". В ответ прозвучало следующее: "Песни Б.Г. и не нужно понимать, их надо любить, на­слаждаться... " А что Вы думаете по этому поводу? Вас лично устраивает такое восприятие Ваших песен - то, что их просто принимают, не понимая, - или Вы все-таки вкладываете в них определенный смысл, который бы хотелось донести до зрителя?

- Понимаете, я не очень соглашусь с тем, что меня, скажем (или кого-то из нас) нужно просто боготворить. Но понимать нас бессмысленно по очень простой причине. Та вещь, которую человек понимает, немедленно перево­дится в формулу, в алгоритм, во что-то еще. Алгоритм попадает в руки бой­ких кооператоров (своеобразный военно-промышленный комплекс), из него делается "бомба", которой грохается определенное количество сотен тысяч человек.

Поэтому любое понимание порочно по своей природе. Как замечал кто-то из древних, наш мозг - это такая же часть нашего тела, как, скажем, кишечник, или почки, или ноги. И почему мы позволяем себе, чтобы нашими действиями управляла одна из частей нашего тела в большей степени, чем другая?

Сознание - это инструмент очень ограниченный. Пикассо по этому поводу очень хорошо сказал. Когда его ученики накинулись на него с вопросом о том, как же понять его картины, он говорит: "Что вы все пытаетесь понять мои карти­ны? Кто из вас пытается понять растущее дерево? Чего там понимать - оно растет и все. Относитесь так же к моим картинам.

О наших песнях можно сказать то же самое. Они есть. Их можно любить, можно не любить - это дело каждого. Они есть как факт. И тому, кто хочет на них настроиться, они могут что-то дать".

- Борис Борисович, когда слушаешь тексты Ваших песен, то создается впе­чатление, что Вы знаете какую-то вечную тайну жизни...

- Да. Знаю.

- В чем эта тайна?

- Понимаете, она словами не выражается.

- Этой зимой ходили упорные слухи, что Вы собираетесь уйти в монастырь, стать отшельником где-то на Соловках... Насколько эти слухи оправданы? И если это так, то чем было вызвано такое решение?

- Я не знаю, как это оправдать, но мы с Сережкой Курехиным зимой ушли в монастырь нового типа, в котором до сих пор и пребываем... Ну, очень нового типа.

- А что это такое?

- Курехин это объясняет как постижение святости через грех. Нельзя быть святым, не изведав греха. Но это так Курехин объясняет. Я к этому имею мало отношения, потому что я такая "бессловесная скотинка": я чувствую, что нужно делать, а как это называть, как объяснять - не знаю.

- Ваша неизменная черная одежда - это тоже какая-то часть монастыря ново­го типа?

- Нет. Это просто мой боевой наряд.

- Вчера после концерта одна женщина мне сказала, что у нее такое впечатле­ние, будто она сходила в церковь и причастилась...

- Слава Богу.

- То есть Вам приятно, что Вы смогли добиться такого эффекта?

- Это не мы этого добились - так получилось. То есть она сама этого доби­лась, а не мы.

Мы никак не претендуем на то, чтобы быть церковью - мы для этого слиш­ком сомнительны. Но то, что через нас идет - если кому-то это может помочь, слава Богу.

- Борис Борисович, человеческую жизнь часто представляют в виде зебры - то есть постоянная смена "белых"(хороших) и "черных"(мрачных) периодов. Как Вы преодолеваете свои безрадостные "полосы"?

- Я не помню никакого безрадостного периода никогда.

- Вы всегда счастливы?

- Любой человек всегда счастлив.

- То есть?

- Я не помню, кто так сказал... А, Ричард Бах. Он сказал: "Есть один простой тест определить - все ты сделал в жизни или нет. Если ты еще жив, значит не все". Это ключ к счастью. Пока каждый из нас жив, значит мы еще не все сделали в жизни, значит что-то еще происходит, и человек это понимает, то это уже счас­тье.

- Вы интересуетесь политикой?

- Политику я считаю худшей формой шарлатанства.

- А политиков? Допустим, Ельцин Вам симпатичен?

- Я никогда в жизни не опускаюсь до того, чтобы начинать думать: симпати­чен мне кто-то из них или нет. Мне они безразличны. Я с большей симпатией отношусь к нему как к человеку, наверное, как к любому другому.

- Вы любите все свои песни или у Вас сеть любимые и нелюбимые, удачные и неудачные?

- Невозможно сказать, у меня все-таки их много.

- Много неудачных?

- Нет. Неудачных я не пою.

- А вообще такие бывают?

- Нет. В каждой что-то горит, какой-то огонь. (Нас прервал настойчивый стук в дверь).

- Да, сэр.

- Боренька, обедать.

- Радость моя, спускаемся. Я буду внизу через... минут через пять.

- Борис Борисович, скажите...

- Как тяжело называться Борисом Борисовичем, если бы Вы знали!

- Да? А как Вам больше нравится? На устах поклонников Вы и Боб, и Б.Г., и Борис, и Борис Борисович...

- На Боба я вроде уже не тяну - костюмчик на мне приличный. А Борисом Борисовичем чувствовать себя - это... Такое ощущение, что я Ленин, стою - одна кепка на голове, другая в руке...

- А как Вам нравится?

- Не знаю.

- Скажите, среди Ваших песен были автобиографические или навеянные ка­ким-то случаем из Вашей жизни?

- Любая песня - как молитва. Она не имеет никакого отношения к жизни. Она складывается как она есть. И что она значит, и зачем она это значит - неиз­вестно.

- Что бы Вы хотели сказать своим поклонникам?

- Во-первых, я очень благодарен городу Смоленску, потому что здесь у меня абсолютно из ничего появилась новая песня. Впервые месяца за четыре. Это для меня очень много значит. Поэтому я просто встаю на колени и целую пол. Это Вам всем большое спасибо!

А во-вторых, я рвался сюда четыре года и все-таки дорвался. Я рад, что все-таки приехал в Смоленск. И вроде все получилось. Я счастлив глубоко...

***

Уходить, конечно, не хотелось. Добрая улыбка Б.Г., его мягкий, порой с иро­ничными нотками голос, непринужденность обстановки - все располагало к обще­нию. Но... Обед - святое дело. И мы стали собираться. Уже у порога, не удержав­шись, спросили:

- А это правда, что Вы даете интервью только тем журналистам, которые Вам понравятся с первого взгляда?

- Да, правда.

***

... В полумраке зала загорались маленькие огоньки - вспыхивали свечи, спички, зажигалки. Строгие контролеры ходили по рядам и старательно все тушили. Но огоньки загорались снова: в партере, на балконе, в ложах... И на сцене горели лампадки...

Б.Г., весь в черном, пел. Зрители сидели и стояли кто где мог - на ступеньках, в проходах, у сцены... Это было даже больше, чем аншлаг...

Борис работал без перерыва. В бинокль без труда просматривались капельки пота на лбу...

С последним аккордом песни зал наполнялся оглушительными воплями, виз­гом и бурей аплодисментов...

А мы не кричали и даже не хлопали. Потому что после его песен не хотелось никакой суеты. На душе было легко и торжественно. Мы причащались искусст­вом Б.Г....

Борису Гребенщикову пытались понравиться Ольга Суркова и Наталья Лобанова, ("Смена", №-43, 24 октября 1992г.).


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

"Аквариум". Концерт в драмтеатре. 1992 год.

Откровения Б.Г.

- Вопрос, который зреет уже давным-давно: "Аквариум" есть или его уже нет?

Б.Г. Есть, есть...

- Это замечательно. А вот тот Гребенщиков, который до революции был профессором питерского университета, крупный востоковед, он случайно не Ваш родственник?

Б.Г. Я добавлю еще, что основатель первого фарфорового завода на Руси (и это можно увидеть документально в музее Сергиевой Лавры) тоже был Гре­бенщиковым. Вообще же мы, Гребенщиковы, проводим долгую работу с этой страной. Начали мы давно, но, по счастью, историки, которые могли про нас упомянуть, были вовремя обезврежены. Поэтому первое проникновение наше в историю происходит от фарфорового фабриканта, первого на Руси, которого нельзя было скрыть.

Но если покопаться и узнать, кто был ближайшим коллегой великого князя Андрея Боголюбского и кто конкретно вынес икону Владимирской Божьей Матери из храма и положил ее в тележку и куда они поехали, то могут встре­титься большие сюрпризы.

Мы, Гребенщиковы, курируем Россию, начиная с V века.

- И успешно?

Б.Г. В общем, я могу сказать, что доволен результатами. Много, естествен­но, огрехов, но в общем и целом получившийся результат лично меня очень удовлетворяет.

Мы вырастили породу таких женщин, которым не страшны даже вселенс­кие холода... Некрасов по этому поводу сказал хорошо.

- Давайте продолжим разговор на ностальгическую тему. Кто Ваши родите­ли?

Б.Г. Родители у меня замечательные. Отец - Солнце. Мама - Луна.

- И кто на Вас больше оказывал влияние в детстве?

Б.Г. И отец, и мать. Я в равной степени люблю обоих.

- Вы профессиональный математик...

Б.Г. Я профессиональный Геометр Типичный. Мы, Геометры, все такие.

- Сказывается ли в Вашем творчестве знание геометрии?

Б.Г. Конечно же. Все творчество "Аквариума" построено на прямом зна­нии геометрии.

- Понятно. "Треугольник", "Мы стояли на плоскости"...

Б.Г. Об этом никто никогда не говорил. И слава Богу, что вы впервые зада­ли этот существенный вопрос. Все творчество "Аквариума" вытекает из теоре­мы Пифагора. Напрямую. Мы просто, применяя теорему Пифагора в жизни, переводим ее в слова. Отсюда проистекают все песни.

- В последнем Вашем концерте чувствуется отчетливое влияние русско-цер­ковных мотивов. С чем это связано?

Б.Г. Дело в том, что мы, наконец, после долгих лет метаний пришли к ис­конно русскому варианту. И теперь используем наши русские наркотики, о ко­торых писал небезызвестный историк, автор "Слова о полку Игореве", но в другом, малоизвестном трактате. Там все подробно рассказано. И мы в конце концов решили бросить вызов пресловутому влиянию Запада. Сколько можно терпеть? Какие-то американцы и мексиканцы навязывают нам свои кактусы, ЛСД, кокаин, героин и прочую фигню.

- То есть Вы славянофил в душе?

Б.Г. Нет. Я происхожу из тех времен, когда еще не было ни славян, ни филов, ни тем более американцев. Не было тогда еще и Земли. Я помню безвоз­душное пространство.

Поскольку в этот раз я родился на этой земле, в этом месте Земли, есте­ственно, моя задача раскопать, а что здесь на самом деле такое.

- Смоленск очень мистический город...

Б.Г. Конечно. Почему мы сюда и приехали!

- Кстати, почему Вы сюда приехали?

Б.Г. Потому что мой друг Карлос Кастанеда выдвинул теорему о том, что если мужчина не ищет места силы на земле, то он скоро становится импотен­том. И Карлос, и я, мы уже около 25 лет заняты поиском мест силы для того, чтобы не стать импотентами. Кому из мужчин хочется быть импотентом? Кар­лос ищет там, я ищу здесь.

- Смоленск Вас не подвиг в творческом плане?

Б.Г. Подвиг, подвиг. На подвиг... Смоленск вошел в мое сердце как свеже-струганная ладья.

- Вообще, у нас раньше была такая поговорка народно-партийная: "Жи­вешь на Смоленщине - будь... строителем".

Б.Г. И это правильно. Будь! Живешь, значит будь...

18 дождября (за окном был дождь и октябрь) 1992 года .

Из беседы с Б.Г. Д.Тихонова и С.Смирнова.

Несмотря на тишину

За любым конкретным делом всегда стоит конкретный человек. И согласи­тесь, непонятно бывает, когда читаешь: "в Смоленске прошел концерт...". Без указания организаторов. Концерт, он что, с неба упал?! Выступление Б.Г. в Смо­ленске организовал Артур Савицкий - один из постоянных авторов "Тектоники". Нам кажется читателям "СН" будет интересно узнать о некоторых подробностях вышеупомянутого мероприятия из первых рук.

- Артур, ты организовывал концерт "Аквариума" не только сейчас в Доме офицеров, но и в 1992 году в драмтеатре. Интересно, что ныне руководство нашего театра наотрез отказалось (!?) видеть у себя на сцене легендарного человека, яркого музыканта и артиста. Ну да ладно. Можно ли сравнить эти два концерта с точки зрения организации?

- Дело в том, что изменилось что-то очень существенное в самой публике. Пять лет назад был огромный ажиотаж. При минимуме рекламы мы продали все билеты за считанные часы. Сейчас же при массированной рекламной компании все билеты продать не удалось. Было продано лишь 70% билетов. Хотя цены тогда и сейчас были сопоставимы.

- Как долго велись переговоры с группой о приезде в Смоленск в этот раз?

- Идея появилась около года назад. Я несколько раз связывался с директо­ром "Аквариума". Но все время что-то мешало определить конкретные сроки. И вот в марте мы договорились о середине мая. Все это время я был уверен в высо­ком качестве предстоящего концерта, в том, что приезд "Аквариума" - это собы­тие в культурной жизни города.

- Артур, обычно при проведении концерта "звезд", раздаются звонки от лю­дей, занимающих большие должности с просьбой выделить лучшие места. Напри­мер, из администрации города или области... Было нечто подобное в случае с "Ак­вариумом"? 

- Нет. Полная тишина.

- И вот концерт прошел. Что удалось сделать и чего сделать не удалось? Были какие-то претензии у группы?

- Во-первых, концерт Б.Г. состоялся. Это уже хорошо. Во-вторых, я уже слы­шал полярные мнения о нем. Это тоже хорошо. По крайней мере это означает, что не было безразличия. К сожалению, не удалось выполнить требования груп­пы по техническому обеспечению звука. Это было трудно, т. к. на сцене было 8 музыкантов. В результате, насколько я понял, группа исполняла не ту програм­му, которую собиралась. Предполагался более рок-н-ролльный, более динамич­ный вариант. Не удалось организовать общение Б.Г. с прессой. Были обиды. Но все дело в том, что буквально после концерта Гребенщиков уехал в Москву на презентацию своего нового двухтомника стихов. Кстати, пару десятков экземп­ляров посчастливилось приобрести и смолянам.

- Было приятно в ходе концерта услышать, что Борис подтвердил версию о том, что песня "Дубровский" была сочинена именно во время прошлого приезда в наш город.

- Да, в этот раз он прямо сказал, что в 1992 году в Смоленске его вновь посе­тило вдохновение, т.к. до этого он 4 месяца находился в творческом застое. Хотя лично мне текст песни кажется довольно нелепым.

- Мы говорим сейчас с тобой как с главным организатором концерта "Аква­риума", но наверняка кто-то еще помогал...

- В первую очередь я благодарен Русской телефонной компании, которая взяла на себя часть расходов. Понравился деловой стиль компании и в частности заме­стителя директора Васильева В.А. Постоянно ощущал поддержку и помощь Дома молодежи, радио "Европа + Смоленск", смоленской прессы. И еще многое мне дало непосредственное общение с музыкантами группы. Произвело большое впе­чатление их культура, демократичность.

- Какие еще концерты предполагаются в Смоленске?

- Я знаю, что Павел Фролов собирается организовать концерт "Серьги" Галанина 6 июня. (До этого он "привозил" "Крематорий" и Макаревича). Я же пока воздержусь от каких-либо обещаний.

С.Горцев ("Тектоника", №-37, 30 мая 97г.).

"Б.Г. - вне нашей системы ценностей..."

Давно подмечено, что поклонники группы "Аквариум", а точнее Бориса Гре­бенщикова - это особый слой населения. Об этом можно было судить хотя бы по составу публики в нашем городе. Невооруженным глазом можно было отметить группу приезжих, т.е. тех, кто приехал в Смоленск из других мест специально на концерт Б.Г. Это подвижничество выглядело тем удивительнее, что происходило на фоне, скажем так, сдержанного отношения смолян к факту выступления "Ак­вариума".

Мы беседуем с двумя девушками Светой и Сашей, приехавшими к нам на один день из Подмосковья.

- Девушки, расскажите о том, кто вы и откуда?

- Мы из небольшого городка близ Москвы, учимся там же, в пединституте на втором и четвертом курсах.

- Я знаю, что вы приехали специально посмотреть концерт Бориса Борисови­ча. На каком виде транспорта добирались?

- На собаках (смех). Если серьезно, то на электричках. Их было четыре: до Москвы, до Гагарина, до Вязьмы и до Смоленска. Утром выехали, а вечером уже были у вас. Ехали, конечно, "зайцами"...

- Но сейчас так много контролеров...

- У нас своя система по преодолению этого барьера (улыбаются). В зависи­мости от ситуации есть несколько моделей поведения. Чаще всего, конечно, при­ходится ссылаться на невыплаченную стипендию и срочную необходимость куда-то ехать... Но дело не только в финансах. Ехать в электричке - это еще и романти­ка - много новой информации, встреч, знакомств...

- То есть вы еще и путешественники? А это сейчас не опасно?

- Ехать автостопом гораздо опаснее. На электричках безопаснее. К тому же мы стараемся избегать всяких непредвиденных ситуаций.

- Мы разговариваем перед самым концертом Гребенщикова и уже знаем, что в зале будут пустые места. Вас это не удивляет?

- Очень удивляет. Мы в этом году уже были на концертах Б.Г. в Москве и Петербурге - там везде были аншлаги. А у вас есть проблема с распространением билетов... Это странно, тем более, что последний концерт "Аквариума" был пять лет назад.

- А можно вас назвать фанатами Б.Гребенщикова?

- Трудно сказать. Все зависит от смысла, который вкладывается в это поня­тие.

- Я считаю фанатами тех, кто специально следит за творчеством кого-либо, знает о нем больше, чем средний слушатель.

- Тогда мы - фанаты.

- Вас много?

- Много, особенно в крупных городах. Но в последние годы чувствуется не­достаток в молодых фанатах, т.е. тех, кому нет еще 20. Нам кажется средний возраст истинных почитателей таланта Гребенщикова с годами растет.

- А вот, говорят, что Б.Г. стал более коммерческим исполнителем, чаще выс­тупает по ТВ, больше дает интервью и т.д. И что все это отрицательно сказывает­ся на его творчестве. Вы согласны с этим?

- Нам кажется, он существует вне нашей системы ценностей. Все эти интер­вью, шумиха, им воспринимается как побочный эффект. Борис не стал лучше или хуже. Он такой, какой есть. Каждому периоду его жизни соответствует опреде­ленный период его творчества. Поэтому все концерты - это кайф!

- Но почему тогда существует много людей, которые не понимают, о чем это поет "Аквариум"?

- Мы тоже сталкиваемся с такими случаями, когда говорят: "Вот все отдель­ные слова у него понятны. Но когда их соединяет - ничего не понятно". Мы отве­тить на ваш вопрос не можем. Наверное, каждый человек - индивидуальность, у каждого свое мировоззрение. Одному дано одно, другому другое.

- Вы, конечно, близкие но духу два человека. Интересно как вы нашли друг друга?

- О, это почти мистическая история. Это случилось в Питере после концерта. Мы не знали друг друга и были в разных компаниях. Шли навстречу друг другу. Поздоровались, обменялись мнениями о концерте. И так слово за слово вдруг выяснилось, что обе живем в одном (!) подмосковном городе. Более того, учимся в одном (!) институте. Теперь вот путешествуем вместе уже второй год.

- "Тектоника" желает вам легкой дороги и приятных впечатлений!

С.Горцев ("Тектоника", №-37, 30.05.97г.).

ОСАННА БГ!

Гребенщиков - по ходу, живой классик в полный рост; все, что можно, о нем уже написано. Написать, что-то новое о нем и его смо­ленском концерте - я бы за такое не взялся. Боб - он как священная корова. Веруй, но держись в стороне. Не трожь.

ПОСТОРОННИМ В.

Согласен, согласен. Все, что написано ниже, является набором умственных, вербальных и визуальных ассоциаций, а также мыслей по поводу приезда в наш славный город БГ. Точка зрения - сугубо объективная, спорам и опровержениям не подлежит.

Согласен с эпиграфом даже в большей степени: после концерта я сам задался вопросом: "Что же можно спросить у БГ после ЭТОГО?" Действительно, все уже было сказано. Помнится, пять лет назад, когда "Аквариум" приезжал к нам впервые, раздался истерический крик: "Боря, ну скажи хоть что-нибудь! ". БГ, в ответ на это, заметил: "Да я вот уже сорок пять минут что-то говорю Смоленс­ку". Говорил он и здесь, и лучшим ответом на все вопросы были песни.

Расскажи мне, дружок, отчего вокруг засада? Отчего же билеты на концерт не были проданы? Почему халтура у смолян вызывает больше энтузиазма? Люди приехали, и люди эти, в отличие от многих, работали на износ. Налетели ветры злые, в небесах открылась дверь, и на трех орлах спустился незнакомый кавалер. Да вот ведь - кавалер-то знакомый!

Сложно сказать, сколь много было орлов и кого к орлам причислить. Те, кто хотел, получили все. Лишь несколько самодовольных свидетелей говорят: мол, БГ просто "подкупал" зрителей. Осанна БГ! Он нас купил, и это очень здорово. Учитывая пятилетний пробел в наших встречах, можно смело сказать: "Налей еще - и славно".

ОН пел то, что мы хотели услышать. Можно расценивать это, как попытку рекламы своей аудио - "Хрестоматии", своих "Песен" и "He-песен", буквально только что вышедших в одном из тверских издательств. Все это так.

Как большой друг людей, я гляжу на него непрестанно, как сапер-подрывник, чувствует тугую струну. Нужность оценивается по 100-балльной шкале. Здесь - 100.

Может, и хорошо, что не явились те, у кого сердце - как камень, а слеза - как железо. Хватит! Хватит мешать музыке звоном пэйджеров и сотовых телефонов! Сувлехим Такац, например, служил почтовой змеей!

Прекрасен реверанс в сторону нашего города - якобы "Дубровский" родился именно здесь. Возможно, хотя проклятая память говорит, что эта песня звучала до 1992 года. Тем не менее: "Небесный Град Иерусалим горит сквозь холод и лед/ И вот он стоит вокруг нас/ И ждет нас, и ждет нас...". Это о Смоленске, однознач­но. Не случайно, что это - одна из лучших песен БГ, и родившись именно здесь, она впитала в себя все славяно-азиатское, все космополитическое, твою мать!

Буддизм - идея, православие - религия. "Русский альбом", исполнявшийся пять лет назад, претерпел изменения в аранжировках: "Ласточка" - это челове­ческий страх. Здесь она, по прошествии пяти лет, зазвучала по-новому. Этот страх, живущий в душе каждого из нас, в данном случае усилился и приобрел новое качество. "Ласточка" была столь психоделична, столь страшна, что мурашки бегали по коже, а в зале плакали дети. С ужасом ожидалось появление птички с топором в лапках, у которой восемь тысяч вольт под каждым крылом.

Звучало все, что хотелось услышать. Не хватало, быть может, "Капитана Воронина", "Истребителя", "Царя сна" и "Волков и воронов".

БГ становится лидером - ни о ком столько не написано, никто не дал столь много интервью. Индеец Острие Бревна оценивает все это верно: "Люди верили ему, как отцу, они знали, кто все должен решить".

Что же сказать? Как сказал один мальчик, случайно бывший при этом: "От­ныне все мы будем не те". Мир.

Дмитрий Раичев ("Смоленские губернские ведомости" от 16.05.97г.).


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Б.Г. Дом офицеров. 1997 год.

Дискография группы

"АКВАРИУМ" и Б.ГРЕБЕНЩИКОВА

1981

1. "Синий альбом"

2. "Треугольник"

3. "Акустика" (история "Аквариума", т.1)

4. "Электричество" (история "Аквариума", т.2)

1982

5. "ТАБУ"

1983

6. "Радио Африка"

1984

7. "Ихтиология"

8. "День серебра"

1986

9. "Дети декабря"

10. "Десять стрел"

1987

11. "Равноденствие"

1989

12. "Radio Silence"

13. "Черная роза"

1990

14. "Radio London"

15. "Архив, т.3"

1992

16. "Русский альбом"

17. "Письма капитана Воронина"

1993

18. "Любимые песни Рамзеса четвертого"

19. "Библиотека Вавилона" (т.4)

20. "Пески Петербурга"

21. "Песни Вертинского"

1994

22. "Кострома Mon Amour"

1995

23. "Навигатор"

1996

24. "Снежный лев"

25. "Чубчик"

26. "Русско-абиссинский оркестр "Бардо"

1997

27. "Гиперборея"


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

ВАСИЛИЙ ШУМОВ

("ЦЕНТР")

Концерты в Смоленске:

июнь 1987 года (СФМЭИ)

июнь 1988 года (СГПИ)

май 1989 года (к/т "Современник")

апрель 1990 года (ДК профсоюзов)

март 1996 года (ДК профсоюзов) Организатор: Сергей Горцев

Первый концерт в Смоленске


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

...Через месяц в апреле 1987 года по телефону мы договорились с Шумо­вым о приезде "Центра" в Смоленск. Работая в комсомоле, я с друзьями орга­низовал тогда серию концертов местных самодеятельных рок-групп под назва­нием "Рок-премьера". Они проходили в зале Смоленского филиала МЭИ. "Центр" значился в первом концерте этой серии и был, что называется, "гвоз­дем" программы. Ответственность была большая. В таких случаях всегда есть немало людей, которые с самого начала не верят в успех начинания. Они были уверены, что приглашение известного в то время ансамбля в провинциальный город - блеф и утопия. К сожалению, скептики оказались правы. Буквально за день до концерта, когда все билеты были проданы, Вася мне сообщил, что ан­самбль приехать не сможет. Это был удар! Помню, я долго умолял Василия приехать хотя бы в акустическом варианте. Шумов был категоричен - "В акус­тике мы никогда не выступали и выступать не будем. У нас совершенно другая музыка". Легко представить мое состояние, когда вышел на сцену (я часто вы­ступал в роли ведущего) сообщить залу о том, что группа "Центр" выступать не будет (традиционно сослался на болезнь ведущих музыкантов). Надо отдать должное Шумову - через месяц он свою вину сгладил. 6 июня 1987 года "Центр" выступил-таки в Смоленске.

И выступил великолепно. Тот концерт многие его зрители вспоминают до сих пор. И это не красивые слова. Больше всего поразила энергетика. Почти час без всякого перерыва, что называется "на одном дыхании"... Словом, настоящий рок-н-ролл. Сам Василий излучал киловатты энергии, был свеж, подвижен и убе­дителен. Впоследствии я много раз видел Шумова на сцене, но более энергично­го выступления припомнить не могу. Зал буквально обалдел, когда увидел в со­ставе "Центра" трех девушек-вокалисток. Это был бесподобный ход. Кажется, никто из наших рок-групп того времени не использовал так смело женский бэк-вокал. Особенно удались, на мой взгляд, песни "Мой район", "Феномены", "При­зывной возраст", "Влюбленный Вася" и "Тургеневские женщины". "Цыфры" исполнили только девушки и исполнили очень интересно. Заглавную партию очень эмоционально спела Наташа Боржомова, известная по выступлениям "Ноч­ного Проспекта".

Ударник Александр Васильев играл на электронной установке (за неимени­ем у устроителей другой), и это создавало особую атмосферу - новую даже для самих музыкантов. Много лет спустя, Саша вспоминал этот концерт и просил у меня его запись. Ему очень хотелось по­слушать себя со стороны и именно с электронными бара­банами. Еще очень понрави­лась атмосфера внутри группы. Хотя в "Центре" за год появи­лись новые лица - Виталий Чурилов и Юрий Иванов, никако­го напряжения не чувствова­лось. Более того, все участни­ки группы любили пошутить, поприкалываться. Я заметил, что и Шумов не чувствовал себя "гением", а был прост, от­крыт и доступен. Очень понра­вилось серьезное и доброжела­тельное отношение ребят к вы­ступлению, к зрителям и орга­низаторам. С удовольствием отметил для себя, что "шумовцы" не проявили повышенного интереса к алкоголю и, более того, Вася рассказал о своем увлечении спортом, особенно футболом и хоккеем. Выясни­лось, что у нас один любимый клуб - ЦСКА. Шумов оказался интересным собе­седником, задавал много вопросов во время небольшой экскурсии по городу, которую мы организовали специально для него. После концерта зрители обле­пили "Рафик", который увозил "Центр" на вокзал, и музыканты услышали мно­го добрых слов в свой адрес.

Да, хорошее и плохое было время! Хорошее в том смысле, что уважали и любили артистов, рок-музыкантов. А плохое в том смысле, что на пути рок-музыки все еще было много административных рогаток. Например, органи­зуя концерт "Центра", я должен был несколько раз звонить в московскую рок-лабораторию, ее директору Ольге Опрятной. Об этом просил сам Вася. Шумов по натуре очень дисциплинированный и аккуратный человек и для него важным было соблюсти все необходимые формальности. ("Центр" был в то время членом рок-лаборатории). Ольга Николаевна оказалась толко­вым организатором, но все же настаивала на том, чтобы группа обязательно выступала только по утвержденной программе. Прибыв на Смоленский вок­зал, Василий, улыбаясь, вручил мне целых три (!) документа, подтверждающих "некрамольность" "Центра" - письмо к организаторам концерта, утвержденную программу и тексты песен с печатью рок-лаборатории. Именно со "смоленской" программой "Центр" успешно выступил через неделю на очередном фестивале лаборатории. В том концерте в песнях "Международная валюта" и "Алексее­вы" Шумов впервые вывел на сцену 15 (!) человек массовки, одетых в нацио­нальные костюмы народов СССР. В "Международной валюте" Василий проявил максимум фантазии, в финале опустился на колено и поцеловал знамя, изоб­ражавшее денежную купюру. Все действие было столь свежо и оригинально, что не заметить лидирующую роль "Центра" на московской рок-сцене было уже про­сто невозможно.

Читатель, наверное, обратил внимание, что сейчас все наоборот - ограниче­ний никаких, но и публика не особенно жалует рок-музыку. Как говорится, "жизнь соткана из противоречий"!

После окончания смоленского концерта, все еще находясь на сцене, Шумов принял участие в организованной нами мини-пресс-конференции, ответив на мно­гочисленные записки из зала. Вопросы и ответы на них Василия характерны для того времени и, на мой взгляд, любопытны до сих пор. Хочу отметить, что на все вопросы лидер "Центра" реагировал практически мгновенно и его ответы неоднократно вызывали гул одобрения слушателей. Любопытно, что ведущим кон­церта и пресс-конференции был мой друг Сергей Григоренко, ныне работающий на высокой должности в правительстве России.

Ответы В.Шумова на вопросы зрителей

Место: концерт в Смоленске (зал СФМЭИ, 600 чел.)

Время: 6 июня 1987 г.

- Что значит название "Центр"?

- Когда мы создавались в 1982 году... Я не знаю, как у вас, у нас на сленге "центр" - это значит "очень хорошо". Вот мы решили так назвать свою группу.

- Что делать тем, кто тебя не понимает?

- Наверное слушать другие группы, более понятные.

- Почему Ваши песни однообразны? (записка от поклонников хевиметалл-рока).

- Потому, что это не хэви-металл.

- В журнале "Смена" писали, что "Центр" относится к "новой московской волне". Что Вы можете сказать по этому поводу?

- Вы знаете, чтобы слушателю было понятнее, на что он идет, у нас в москов­ской рок-лаборатории волей-неволей на ансамбли навешиваются какие-то ярлы­ки. Мы сами себя причисляем к рок-музыкантам. А к какой волне - старой или новой - это разбирать дело критики. А как вы думаете?

- Лицо Вашей группы мы видели, а какая душа у группы?

- Мы стараемся, чтобы у нас было какое-то соответствие между лицом и ду­шой группы. Я думаю, лицо можно понять сразу, а Душу - попозже, когда вы вспомните об этом концерте через месяц.

- Показалось, что тексты Ваших песен сходны с песнями Б.Гребенщикова...

- Я думаю, что со стороны виднее. Но мне кажется, что творчество Гребен­щикова не оказало на нашу группу никакого влияния. Я его уважаю, но он гнет свою линию, а мы свою. Как говорится, "от Москвы до Ленинграда"...

- Жаль, но "Центр" медленно деградирует. В 1983-84 году вы выглядели све­жее и интереснее.

- Вы знаете, деградация - это процесс, который может установить лишь врач-психиатр. Вы - большей частью студенты. А вообще от деградации никто не зас­трахован, товарищи! А о триумфе 1984 года я вообще слышу в первый раз.

- Вам название - не "Центр", а "Окраина"...

- Когда нас выселят из Москвы, мы подумаем о перемене названия.

- Как рождаются Ваши песни?

- Когда сам сочиняешь и текст и музыку - об этом не думаешь. Вам судить - легко или в муках рождена песня. По-моему, это довольно легко определить. Если песня слушается легко - значит она легко рождена. Если песня слушается еле-еле, с трудом, убого, - то лучше бы она не появлялась вовсе. Я стою на таких позициях.

- Как вы относитесь к "Битлз"?

- "Битлз" - супергруппа.

- Вам не кажется, что ваши тексты слабы? И что вы о них самокритично ду­маете?

- Сегодня мы гуляли по вашему прекрасному городу и были у мемориала Пушкину. По сравнению с ним - мы ноль. Но если взять многие советские песни - наши тексты вполне могут с ними конкурировать.

- Московский и ленинградский рок. В чем Вы видите разницу?

- Я считаю, товарищи, что разницы никакой нет. Просто люди живут в раз­ных городах. У нас есть своя компания, у них - своя. Но находятся такие люди, которые начинают выяснять - кто же лучше? Это естественный процесс. Раньше, например, деревня на деревню выходили. Теперь эта идея как-то сохраняется. Есть и исторические разногласия - ведь столицу переносили из одного города в другой... Я считаю, что группы все советские, наши, родные. Главное, чтобы они вам что-то давали, и все равно из какого они города.

- Вы пели о "бесполезной песне". Считаете ли Вы свои песни полезными?

- Я считаю, что полезная песня та, которая заставляет человека хоть разок на себя в зеркало взглянуть после ее прослушивания. Песню нельзя измерить джоу­лями или килокалориями. Песня - это то, что вас заставляет стать лучше, инте­реснее, современнее. О том, насколько полезные наши песни - вам судить. Эту песню мы посвятили тем нашим композиторам, которые, к сожалению, сочиня­ют песни, которые мало кто слушает.

- Была бы ваша группа хуже, если бы не было девушек?

- Была бы.

(В концерте участвовало трио девушек-вокалисток. - примеч. ав­тора).

- Где Локтев?

- В настоящее время он отошел от музыки, но по моим сведениям, где-то к новому году он должен к ней вернуться.

- Что Вас побуждает петь?

- Ничего. Мы похожи на чирикающих воробьев. У них ведь никто не спра­шивает, почему они чирикают.

- Ваше теперешнее сотрудничество с Троицким?

- Оно такое как и раньше. Артем - один из авторитетнейших, грамотных кри­тиков из тех, кого знаю. Мы поддерживаем дружеские контакты. У нас в рок-лаборатории с 12 по 14 июня состоится фестиваль, отчетный за год. Будет много критиков. Мы надеемся, он поделится критическими замечаниями по поводу не­которых наших новшеств.

- После XXVII съезда КПСС разница в музыкальном настрое групп была ра­зительная, а после XX съезда ВЛКСМ изменений не видно. Почему?

- Ну, надо подождать. А вообще надо прежде изучить материалы съезда и тогда - вперед.

- Вы вкладываете душу в текст?

- Я не знаю. Это давние споры - куда вкладывается душа. Люди никак не договорятся. Я считаю - если песня живет - значит в ней есть частичка души, если она умирает - она написана без души.

- Что Вы подразумеваете под "женщинами"?

- Женщина - это то создание, которое нам "строить и жить помогает".

- Нужен ли рок-певцу голос?

- На этот счет у меня есть, свое мнение. Я считаю, что если человек может издавать какие-то звуки - кашлять, хрипеть, шипеть и т.п. - он уже годится как рок-певец. Рок в этом смысле предоставляет неограниченные возможности. Если у кого-то есть, проблемы - попробуйте.

- Что для вас важнее - музыка или слова?

- Важно все. И только тогда, когда удаются и музыка и слова, получается настоящая песня.

(С.Горцев, из книги "Центр": до и после").

Второй концерт

...За год, прошедший после первого концерта "Центра" в Смоленске, в со­ставе и статусе группы произошли существенные изменения. На фирме "Мело­дия" вышел первый миньон с двумя песнями Шумова. Это были "Сердцебие­ние" и "Бездельники". Выбор этих двух произведений для меня показался далеко не бесспорным. Казалось, что эти песни одноплановые и лучше было бы заме­нить одну из них на, допустим, "Тургеневские женщины" (из того же альбома "Жизнь замечательных мужчин"). Но это все из области предположений, а дело было сделано - выпуск миньона (в апреле 1988г.) означал по сути 100%-ную лега­лизацию некогда полуподпольного ансамбля. В конце 1987 года "Центр" стал профессиональным коллективом "де-юре". Музыканты стали артистами в Цент­ре Стаса Намина, а основной профессией Шумова стала профессия руководите­ля группы "Центр". Василий наконец-то избавился от тяготившего его совмеще­ния занятий музыкой с формальной необходимостью числиться лифтером, руко­водителем ВИА в ДК и т.д. У группы появился свой менеджер - Тимур Гасанов - яркий и очень пробивной человек, взявший на себя хлопоты по организации концертной деятельности, изготовлению афиш и т. д.

Конец 1987 - начало 1988 года ознаменованы тем, что Шумов наконец-то появился в средствах массовой информации. Причем не опосредованно - через журналистов, а лично. Он написал музыку к популярному тогда телесериалу "Игра в детектив" с Ю. Яковлевым и Л. Ярмольником в главных ролях, а также стал ведущим в одной из радиопрограмм первого общесоюзного канала. Это был серьезный прорыв на многомиллионную аудиторию.

Мы изредка перезванивались и как-то незаметно подошли к организации второго концерта "Центра" в Смоленске.

Его проведение явилось следствием сильного обоюдного стремления повто­рить удавшийся в 1987 году первый опыт. По крайней мере, сомнений и колеба­ний не было никаких. "Для порядка" Вася посоветовал привлечь к переговорно­му процессу Гасанова. Но говоря с ним, я сразу почувствовал, что вопрос приез­да Шумовым уже решен. Вася и впоследствии, несмотря на наличие менеджера, все основные решения принимал только сам. Таков уж характер. Со временем он становился все более жестким. Впрочем, это мне не мешало.

Второй приезд Шумова и Ко сопровождался рядом недоразумений. Во-пер­вых, из-за очередных изменений в составе, а также других причин не смог приехать клавишник Всеволод Матвеев. Во-вторых, в силу каких-то недопониманий между мной и Тимуром Гасановым, группа очутилась на смоленском вокзале ров­но на сутки раньше, чем было запланировано. В результате музыканты находи­лись в городе на день больше и ряд оргмоментов, связанных непосредственно с концертом решились сами собой. Как и в первый раз жили они в гостинице "Цен­тральная". В один день (5 июня 1988г.) "Центр" дал почти подряд два часовых концерта в зале смоленского пединститута, где кроме москвичей выступали еще три местные команды ("22", "Постфактум", "Группа риска"). Кроме того, в день концертов из Москвы специально приехал приглашенный мной фотограф Геор­гий Молитвин и устроил в фойе зала выставку-продажу своих работ в виде много­численных фотографий и слайдов. Судя по удовлетворенному выражению лица Георгия после концертов, он остался доволен вниманием смолян к его выставке.

В отличие от концерта 1987 года, на сей раз Шумов предстал перед зрителем в несколько необычном "прикиде": черная футболка в белыми буквами "Центр" на груди, ярко-красный шарф на шее и замысловатой формы черные очки. Для того времени это было довольно круто. Программа обоих концертов была со­ставлена на базе последнего альбома "Центра" "Дитятя". Лучше всех публика приняла песни "Привет тебе", "Большой" ("Я ни бум-бум") и "Девушки любят летчиков".

Я впервые увидел "в деле" новых гитаристов ансамбля совсем молоденьких 20-летних Женю Тихомирова и Сергея Сабинина. Играли они отменно, хотя чув­ствовалось, что груз ответственности на них давит очень сильно. Как выясни­лось позднее, это было первое (!) выступление "Центра" в данном составе.

Зрители вновь очень тепло принимали группу. Однако эйфории, характер­ной для концерта 1987 года не было. Объективно говоря, не смотря на новое звучание, в зрелищном отношении, в энергетике новый состав оказался гораздо менее убедительным предыдущего. Конечно же, это было связано с небольшим опытом совместного музицирования. Василий же был предельно сосредоточен и немногословен. Видно было, что роль его в "Центре" стала другая. Если раньше Шумова окружали вполне сложившиеся музыканты со своим видением музыки, своей роли в группе, то теперь Вася стал безоговорочным лидером и хозяином положения. Однако, трудно было угадать радовало это его или огорчало. Мне казалось, что огорчало, хотя он и старался это скрыть.

Учитывая ранний приезд группы в Смоленск, у меня вновь появилась воз­можность не спеша поговорить с Васей "о жизни".

(С. Горцев, из книги "Центр": до и после")


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

"Центр" в Смоленске. 1988 г.(слева направо: Александр Васильев, Сергей Сабинин, Василий Шумов, Евгений Тихомиров).

Весна пришла (четвертый концерт)

"Производство перламутровых "стратакастеров" в Соединенных Штатах Америки пока еще не постав­лено на конвейер... "

(Из газет).

Издавна народная мудрость выделила массу различных примет, по которым можно судить о начале того или иного времени года. Приметы эти различны по содержанию, весу и степени сложности. В Смоленске о начале тепла судят по приезду Василия Шумова.

В очередной довольно холодный день конца марта душа смолян была согре­та появлением афиш с долгожданным именем. Известный по сказкам образ Вес­ны-красавицы, осеняющей землю своей добротой, красотой, теплотой и т.д. пре­терпел за века некоторые изменения. Во всяком случае, в наш город Весна прихо­дит в виде коротковолосого, плотного парня в черном "леваке" (Левак - джинсо­вая одежда фирмы "Levis") с белым или красным перламутровым "стратакастером" (Стратакастер - дорогостоящая редкая марка гитары) в руках. Появление его сопровождается обычно слухами: что, дескать, приехали ходоки рок-клубовские за тридевять земель Весну искать и даже вовсе не Весну, т. е. не Васю Шумо­ва, а совсем даже Мамонова Петра или Гаркушу Олега. Диалектику, однако, не победишь, и Весна, т. е. Вася, все же приезжает к нам.

Было так и на этот раз.

Так, да не совсем. Приехать-то Василий приехал, но не с "Центром", как ожидалось, а со своей сольной работой. В рекламе работа была окрещена как "авангардный рок-спектакль "Библиотека приключений Василия Шумова", кроме того, была обещана "презентация" пластинки "Сделано в Париже".

Нельзя сказать, что афиши эти вызвали в городе оживление. Как обычно, к 7 апреля зимняя спячка сограждан еще только подходила к концу; кроме того, на улицах в ту субботу было столь холодно, что многие предпочли сидеть дома.

Зал ДК профсоюзов был не полон.

Обстановка в помещении располагала к основательности суждений и серьез­ности, благодаря чему появление на сцене директора Дома молодежи не вызвало привычного в таких случаях крика: "Серега, давай! "

Во вступительном слове конферансье пенял на наплевательское отношение смоленской молодежи к организуемым для нее развлечениям, после чего он напомнил присутствующим о том, кого мы сможем сейчас увидеть, и процитиро­вал несколько предложений из своей статьи в журнале "Туесок" №-2 1989 года о записи альбома "Сделано в Париже".

После этого на сцену был вызван Василий.

Далее один герой разыгрывающегося шоу задавал второму вопросы о жизни и даже (страшно сказать - совсем по-американски!) о деньгах, второй отвечал, изображая своего в доску, после чего первый пояснял, что все, конечно, поняли эту шутку.

Здесь уместно вспомнить о том, что представляет собой лирический герой поэзии Шумова. Это эдакий пропитанный духом газетных публикаций, радио­программ и телевизионных детективов совслужащий со своеобразным, точнее, однообразным, мировосприятием и статейным лексиконом. Именно поэтому вышеописанный диалог и был воспринят публикой как начало шоу, а самому Василию это помогло, по всей видимости, войти в образ.

Далее, было шоу. Минут сорок музыки, песнодейства, не очень, правда, различимого в связи с затемнением на сцене. Основная электронная партия му­зыкального сопровождения была записана на фонограмму. Василий же вжи­вую играл на гитаре (перламутровом "стратакастере"), просидев в правом углу сцены все сорок минут. В действе принял участие помимо Шумова некий Алек­сандр Воля - человек, судя по рассказам, абсолютно не попсовый. Мастер по свету, как ни странно, не использовал стробоскопы, бегущие огни, вспышки прожекторов и т. п. традиционные приемы: он освещал авансцену так, как это было нужно.

Музыка не соответствовала стилю, в котором выдержан альбом "Сделано в Париже" и следующий прошлогодний альбом "Очищение". Это было нечто длин­ное, медленное и даже местами медитативное. Рассказанные приключения впи­сывались, в принципе, в рамки традиционных для Шумова бытовых зарисовок: видимо, даже пребывание в Париже и Лос-Анджелесе не смогло вытравить из него моральный кодекс строителя коммунизма.

Принял участие в шоу и фотокорреспондент областной газеты "Смена", непринужденно вынув из розетки вилку, посредством которой была запитана вся звуковоспроизводящая аппаратура, и вставив на ее место вилку своей фотовспыш­ки. Это и была та самая изюминка, без которой не обходится у нас ни один кон­церт.

После окончания спектакля произошла "раздача слонов и материализация духов", то бишь продажа "презентованного" альбома и увенчание экземпляров автографом автора.

К сожалению, праздник наступления Весны на этом не завершился, что и смазало, отчасти, впечатление от его первой части. Продолжала праздник груп­па "Альтернатива" (ресторан "Витязь"). Все консерваторы могли быть доволь­ны - на сцене замигал стробоскоп, свет на сцене мельтешил со скоростью 120 ударов в минуту, музыканты были в черной коже, гитарист убедительно падал на колени, бас-гитарист тоже был великолепен со своими неадекватными телод­вижениями, пианистка была супер-чувственна и архи-женственна. Одним сло­вом, хотелось подойти к музыкантам, взять их под локоток и взволнованно про­изнести: "Старики, это был успех! "

Известный в городе рокабилли-бэнд "Веселый Роджер" выступал перед пуб­ликой, разогретой до оргазма предыдущей рок-группой. Правда, на этот раз Род­жер был невесел. Возможно, причиной этого было нетактичное напоминание о лауреатстве в Вязьме. Рокабилли заняли там 2-е место на рок-фестивале, заработали 300 рублей и наверняка не склонны были рассматривать этот факт, как по­зорное пятно в своей биографии. Но в этот раз упоминание об одержанной в районном центре победе почему-то прозвучало упреком и участники "Веселого Роджера" обломались.

Тем не менее, пять песен, среди которых была абсолютно новая, были сыгра­ны, и публика получила свою порцию положительных эмоций.

Д. Раичев ("Туесок", октябрь 1990).

Шумов вновь в Смоленске

Год назад мы уже писали о Ва­силии Шумове, лидере очень извес­тной в 80-е годы московской груп­пы "Центр". Особо мы отмечали тот факт, что "Центр" был в Смо­ленске четыре раза. Интересно, что через месяц после концерта в ДК профсоюзов в 1990 году Василий уехал с женой американкой Джуди в США и, как выяснилось, надол­го. Все эти шесть лет Шумов, живя за границей, продолжал эксперимен­тировать с музыкой, выпустив в России несколько компакт-дисков - "Шумовидение", "Тектоника", "1990-е", "Голливудский Василек". Учитывая некоммерческий харак­тер музыки, отсутствие какой-либо рекламы, эти компакт-диски выпу­щены минимальным тиражом. И все-таки были замечены и критика­ми, и поклонниками таланта Шумо­ва.

И вот в конце февраля этого года выяснилось, что Вася приезжа­ет (впервые с 1990 года) в Россию. "Тектонике" удалось связаться с Шумовым по телефону. Вот что он сообщил:

- Я приезжаю в Москву всего на две недели, с 15 по 31 марта. У меня есть официальное приглашение от телеканала НТВ. В планах - съемка в "Программе А" (РТР - эфир 16.03), "Кафе Обломов" (НТВ - эфир 27.03), запись на радио и несколько концертов в московских клубах. Ориентировочно 17 марта я буду вы­ступать в клубе "Пилот", 19 марта - в клубе "Манхэттэн". Кроме того, у меня есть приглашение из Смоленска от моего старого друга. Постараюсь быть у вас 29-30 марта. Это будет единственное выступление вне Москвы.

- Ты едешь выступать один? С какой программой?

- Вместе со мной приезжает американский гитарист Фаст Фредди. Мы дума­ем выступать вдвоем с акустической программой. Это будет часовое выступле­ние, в котором прозвучат песни из различных альбомов - старых и новых. Услов­ное название концерта - "По страницам группы "Центр".

- В конце 1995 года ты записал свой последний альбом - "Брюлик". Расскажи немного о нем.

- Я пригласил в США музыкантов первых составов "Центра". И мы записа­ли в конце 1995 года альбом как воспоминание о том времени. Он пока не издан на компакт-диске, но его можно будет приобрести на наших концертах.

- Спасибо, Вася! Мы будем ждать тебя.

P.S. Для тех, кто не знаком с песнями В. Шумова, рекомендуем включить радио "Европа плюс Смоленск" 26 марта в 16.00. В это время планируется выход программы "Хали-Гали-Плюс" с ретроспективой творчества этого оригиналь­ного певца, поэта и композитора.

(С. Горцев, "Тектоника", №-24, март 1996).


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

До свидания, Вася!

Почти месяц прошел после концерта Василия Шумова в Смоленске, и почти столько же не выходила в свет наша страничка "Тектоника". Естественно, мы не можем не вспомнить о вечере в ДК профсоюзов хотя бы потому, что приезд Шу­мова в Россию, после 6 лет проживания в США сопровождался невиданным ажи­отажем и вниманием к этому своеобразному музыканту. Подумайте только - за две недели пребывания в России Василий выступил с 10 (!) концертами в клубах Москвы, снялся в часовых программах в передачах "Подъем!" (ОРТ), "Кафе Обломов" (НТВ), "Программа А" (РТВ), участвовал в программах: "Намедни" (НТВ), "Музон" (РТВ), "Тин-Тоник" (ОРТ), дал массу интервью в газетах и на радио. Шумов шутил, что такого внимания к нему не было за все восемь лет его концертной деятельности в 1982-90 годах. Сегодня мы решили, что не будем сами писать о концерте 30 марта, а предоставим слово тем, кто был на нем и, есте­ственно, имеет свое мнение.

Максим ХУДЯКОВ, студент СГМА:

Я считаю, мне повезло что я попал на концерт Василия Шумова. После пла­стинки "Сделано в Париже" мне много приходилось слышать разной информа­ции о Васе, и поэтому для меня этот концерт своего рода откровение. Рассказы­вать о музыке невозможно, ее надо слушать. Но слушать, ее живьем в сто раз лучше. На концерте Васи было все - отличный свет, звук, и, думаю, акустический вариант (во многом благодаря Фредди) ничем не уступал любому студийному (по глубине, силе, энергетике - ищите синонимы). Удивляюсь, что народ слабо откликнулся на приезд Васи, хотя по "Европе плюс" раскручивали приезд аж за две недели. Смоленску вообще повезло, что приехал Вася, потому что у меня на родине, в Брянске, сейчас проходят концерты Тани Булановой и Иосифа Кобзо­на. В Брянске о Васе даже не мечтают.

Сергей НОВИКОВ, директор ТОО "Дом молодежи":

К сожалению, сегодня Дом молодежи не может проводить так много кон­цертов, как мы это делали 5-6 лет назад. Просто нет денег. Организовывать ве­чер Василия Шумова и группы "Сабвэй" нам помогли банк "Смолинтер" и ра­дио "Европа плюс Смоленск". Часто спрашивали: "Почему вы пригласили именно Шумова? "Наверное, потому, что вокруг слишком много пустой, бессодержательной музыки, а нам всегда было интересно организовывать выступления преж­де всего некоммерческих артистов. К тому же за шесть лет жизни в обеспеченных США Василий Шумов не деградировал, а, наоборот, стал еще более интересен как поэт и композитор. Вообще, акустический концерт в Смоленске Шумова и Фредди был уникальным и, я думаю, те, кто на нем не был, уже жалеют. Хочу поблагодарить Артура Савицкого, Владимира Лейкина, Дмитрия Раичева, ДК профсоюзов, всех, кто помогал нам, а также смоленские газеты, ТРК "Смоленск" и ТК "SCS" за проявленное внимание. Будут ли еще интересные концерты? Не знаю. Давно хотим еще раз пригласить Бориса Гребенщикова. К сожалению, одного нашего желания явно недостаточно.

Виктор РУДИНСКИЙ, инженер:

Если вам скажут, что это был хороший концерт - вам ничего не скажут... Личность Василия Шумова, с моей точки зрения, слишком неоднозначна, чтобы судить о его творчестве по принципу "нравится - не нравится... ". Лично я слу­шаю Василия Шумова с 1983 года, когда в наш город приехала передвижная студия звукозаписи от фирмы "Мелодия" записывать, даже не помню, что, в Смоленском Успенском соборе. И добрый человек, сидящий в этой студии и, ви­димо, интересующийся совсем не церковными хорами, переписал уже хорошо известный в столице альбом "Центра" "Стюардесса летних линий".

А теперь можно опустить прошлые визиты Василия в Смоленск, его отъезд в Америку, его лазерные диски, выпущенные там...

Честно говоря, я не ожидал увидеть людей на этом концерте. Мои дру­зья по "центризму" образца 80-х годов, почему-то не пошли, объяснив, что они уже все видели по телевизору. Так вот, друзья мои не увидели по телевизору ничего. Можно сотни раз услышать песню по радио и понять ее только на концерте. И пусть это был акустический вариант, Василий со своим другом Фастом Фредди показал, что рок-н-ролл еще жив, а в Лос-Анджелесе очень неплохо жив, даже на русском языке! Конечно, многое, на мой взгляд, потеряно Василием за годы американизации, по еще больше все-таки приобретено.

Изменилась музыка. Исчезла та часто неуловимая, скрытая за ритмом мелодия, о которой сам Василий на концерте сказал, что "без гармошки он некоторых песен не представляет". Но появились ритм-энд-блюзовые интонации, и это меня очень порадовало, ибо блюзовых исполнителей в России ох как мало... Пропал юношеский задор текстов. В "лабораторию для фото" Василий теперь играть не будет. А вот пропеть нам о жизни в Голливуде или в "криминальной раше" - пожалуйста. И вот здесь мне показалось, что оставил Василий что-то на Родине (часть души, что ли)? Иначе, зачем предлагать нам новый гимн, мы тут живем и зачастую не знаем, что его у нас практически нет, а ему-то какое дело... Хоть и живет - он в Америке, далеко от нас, но "ци­вилизация ларьков", которую построила Россия, явно не вызывает у него восторга. На мой взгляд, начав поэтически с подражаний Игорю Северянину (и даже сделав несколько песен на его стихи), сегодня Василий ближе к сатирическому, ироническому творчеству Саши Черного. И мне очень приятно, что Василий все-таки предпочитает выпускать в Америке маленькими тиражами свои песни, со своими мыслями, чем вернуться в Россию(или теперь Союз), собрать полный зал и спеть а ля рюс. Спасибо Васе за это. Хоть в Америке еще живут русские, которым небезразлична наша жизнь, наша страна и кото­рые на нас не делают себе деньги.

Хороший был концерт, очень хороший. Для себя я так решил...

Виктор ЗИМИН, гл. режиссер театра "Диалог":

Я, в принципе, - за разнообразие форм в искусстве, хотя и являюсь предста­вителем поколения, воспитанного на традиционной музыке. Все, что я услышал на концерте В.Шумова, заставило меня задуматься. Причем, я бы отметил ис­кренность музыкантов. Именно она все больше и больше увлекала меня в ходе концерта и рождала образы. В результате - я был покорен. Вместе со мной на концерте присутствовали и артисты нашего театра. Некоторые пришли на один-два номера, но остались до конца представления.

Владислав МАКАРОВ, музыкант, художник:

... Шумов показал высокий профессионализм, а вместе со своим другом и высокий стандарт качества. Уникально-неповторимый сюрреалистический мир поэтики Шумова еще раз доказал мне, что так называемая "русская духовность" всегда проявляет себя, даже в условиях стандартизированного комфорта и нивелирующей постиндустриальной культуры. И хотя Шумова не было в России уже много лет, мне показалось, что он теперь более актуален нашей ситуации, чем раньше, и что он не авангардист, как он нас убеждал, а постмодернист, чем и прекрасно вписывается в нашу постсоветскую культурную среду.

А вот что сказали специально для "Тектоники" участники концерта:

Василий Шумов: Это мой пятый приезд в Смоленск. По-моему, концерт удал­ся, и, вполне возможно, я еще приеду сюда не раз. Спасибо всем, кто пришел на концерт, тем, кто покупает мои компакты и кассеты. Спасибо за поддержку!

Фаст Фредди: Вы такие счастливые - вокруг так много красивых женщин! Так жалко, что не все они говорят по-английски, а я не говорю по-русски. Я пер­вый раз в России. Мне очень понравилось. Да здравствует рок-н-ролл!

Александр Липницкий (музыкант, критик, организатор приезда Шумова в Россию): Мне Смоленск очень понравился. Очень красивые церкви и памятники, отличная картинная галерея. Мне очень нравится музыка В. Шумова, и еще я бы отметил уникального гитариста американца Фаста Фредди. Его техника игры просто замечательна.

(С. Горцев, "Тектоника", №-25, апрель 1996).


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

После концерта. В.Шумов. Смоленск. 1996 г.


Дискография В. Шумова и группы "ЦЕНТР"

1983

"Стюардесса летних линий"

"Однокомнатная квартира"

1984

"Чтение в транспорте"

"Тяга к технике"

1985

"Цветок и мотылек"

"Признаки жизни"

1986

"Учитесь плавать"

"Любимые песни"

"Артюр Рэмбо"

"Замечательные мужчины"

"Мой район"

1987

"Русские в своей компании"

1988

"Дитятя"

1989

"Сделано в Париже" (сб.)

"Очищение"

"От звонка до звонка"

1990

"Библиотека приключений"

"Время три"

1992

"Шумовидение. Пост микс" (США)

"Тектоника" (Шумов, Агузарова)

1993

"Nineteen ninety's" (Агузарова-Шумов)

1994

"Голливудский Василек"

"Русские поют" (Мамонов-Шумов)

1995

"Брюлик"

1996

"Центромания. Стадия первая" (сбор­ник)

"Центромания. Стадия вторая. Оза­рения" (А. Рэмбо)

"Смутное пятно неизвестно чего"

1997

"Короли поэзии в "трансе" 1998

"Крапивное пламя"

ЭДМУНД ШКЛЯРСКИЙ

("ПИКНИК")

Концерты в Смоленске:

1985 год (Дом офицеров) *

1991 год (СФМЭИ)

1992 год (ДК профсоюзов)

Организатор: Сергей Горцев (кроме *)

"Огонь зажгли в нас "Битлз"...

Боже мой, как давно это было! Восемь лет назад на одной из дискотек меня отыскал старинный друг и вручил магнитофонную катушку: "Послушай - потря­сающая музыка!" На пленке оказались две записи "45"(В. Цой + А. Рыбин) и "Дым"("Пикник").

В то время песни этих альбомов на всех произвели потрясающее впечатление, в том числе и на меня. До сих пор берегу эту катушку и считаю лучшей в своей коллекции. Если кто-то вновь захочет ощутить атмосферу того времени, советую найти и послушать эти первые вещи В.Цоя и Э.Шклярского. Они и сегодня зву­чат удивительно свежо, оригинально и талантливо.

В начале этого года, после 3-летнего молчания, "Пикник" выпустил очеред­ной, пятый по счету, великолепный альбом "ХАРАКИРИ" и последние концерты подтверждают, что группа в отличной форме и способна не только играть превос­ходную музыку, но и наполнять атмосферу зала чем-то таким, что отличает рок-концерт от всех других. И зрители очень точно это оценивают, дружно подпевая, штурмуя подступы к сцене, выстраиваясь в очереди за автографами, прося Шкляр­ского расписаться на сценических коробках и даже на одежде. Кто сказал, что рок мертв?!

Готовясь к встрече с лидером "Пикника", я перетряс свои архивы и обнару­жил всего лишь два материала "по делу". Один - в ленинградской "Смене"(23.09.83г.), другой - в "Московском комсомольце" (25.09.87г.). Представьте мое удив­ление, когда сравнив их, обнаружил, что вторая статья, подписанная "Дмитрий Шавырин" - почти дословное повторение статьи в "Смене" М. Садчикова! Да, как говорится: "Хочешь жить..." и т.д. С темы - "Пикник" и средства массовой информации - и начался наш разговор со Шклярским сразу после одного из кон­цертов.

- Эдмунд, как ты думаешь, почему журналисты так мало пишут о "Пикни­ке"? Может быть, их смущают слова твоей знаменитой песни: "На все вопросы рассмеюсь я тихо..."?

- Да нет (улыбается). Просто мы с теми, кто пишет о музыке, движемся в одном направлении параллельным курсом. Может быть когда-то наши пути пе­ресекутся и тогда не будет твоего вопроса.

- Многие считают, что ленинградские группы чем-то похожи. Как ты счита­ешь?

- Я, в принципе, согласен. Есть, наверное, в нашем городе что-то такое... Ис­тория, архитектура, сам воздух - особые... По-крайней мере, московские команды играют по-другому. Это как американская и английская музыка. Язык один, а звучат по-разному. Ленинградская музыка, по-моему, более утонченная...

- Ваше звучание тоже трудно с кем-то спутать. Многие считают, что чувству­ется влияние "Джетро Талл". Кто вообще повлиял на твое мироощущение?

- О, это очень сложно. Но попробую выделить три вещи. Первое - живопись Сальватора Дали. Именно его полотна дают мне ощущение внутренней свобо­ды, независимости в суждениях и творчестве. Второе - это китайская филосо­фия. Она учит думать. Третье - музыка. Здесь трудно кого-то выделить, это - "Битлз", "РоллингСтоунз", "Крим", "Лед Зеппелин", "Дип Пепл", "Йес", "Дженессис", "Джетро Талл", Хендрикс, Сантана и еще десятка два имен. Они по­влияли не только на меня; если помнишь, они перевернули сознание целого по­коления. Сейчас тоже много хорошей музыки. Но вот, чтобы создать волну, вызвать новые чувства - этого нет. Многое дала семья. Моя мама преподавала в консерватории, поэтому в доме постоянно музицировали, был даже свой семейный ансамбль.

- А что ты сейчас чаще всего слушаешь?

- Да у меня и магнитофона-то нет. Проигрыватель был, но дети сломали. (Улыбается). Но это неважно, - слушаю я других или нет. Важно, что внутри есть что-то такое, что заставляет вновь и вновь сочинять... Этот огонь зажгли в детстве "Битлз", и он горит независимо ни от кого.

- У тебя оригинальные тексты, интересные образы. Как вообще рождаются песни? Бывает ли конкретный повод или все как-то по-другому?

- Это трудно зафиксировать в какой песне есть свой толчок, свое "зерно". Например, песня "Иероглиф". Я как-то прочитал польскую книгу с названием "Человек, который назывался "Прикоснись пирожного с кремом". Потом это впечатление вертелось года три в голове и в конце концов появилась песня. Иногда толчком является какая-то интересная фраза, брошенная кем-то в разговоре...

- Если бы я попросил тебя назвать пять самых удачных песен, какие ты бы выбрал?

- Как ни странно, но я назову те же, что выделяют зрители на наших концер­тах: "Ночь", "Иероглиф", "Великан", "Мы как трепетные птицы", "Настоящие дни".

- А как ты составляешь альбомы? Есть ли какие-то принципы или ты объеди­няешь песни по мере написания?

- Альбом - это, конечно, не случайный набор песен. Главное - настроение. Так было у "Пинк Флойд", так же составлен "Эбби Роуд" "Битлз". Концерт - это вообще особая статья. Здесь главное - зрелищность, сценичность.

- Интересно, а как ты пришел в рок-музыку? Как все - самоучкой?

- В восемь лет мама подарила гитару, т.е. случилось то, что и со многими сверстниками. Но самоучкой я не был. Пять лет отучился в музыкальной школе по классу фортепиано, потом еще год по классу скрипки. После школы, отец, а он у меня крупный инженер, даже Лауреат Государственной премии уговорил по­ступать в Политехнический. Так я получил специальность "Проектировщик атомных электростанций" и три года по распределению отработал в одном из НИИ. И только после этого уже был "Пикник", танцы в Юкках и первый альбом "Дым". Кстати, из того первого состава я остался один...

- Вы были среди тех, кто создавал знаменитый сейчас ленинградский рок-клуб. Помню, "Пикник" стал лауреатом первого фестиваля и даже предоставил всем его участникам уникальную по тем временам аппаратуру. Но среди участни­ков юбилейных концертов, посвященных 10-летию клуба вас почему-то не было.

- Ты знаешь, за эти 10 лет в рок-клубе по сути ничего не изменилось. Практи­чески того же уровня осталась техника, организация. Буфет только, по-моему открыли....Я вообще не любитель тусовок. Это как в семье - когда слишком часто встречаешься, не только мысли, но и слова, выражения, жесты становятся похо­жими. Так ведь? Вот когда пробить что-то или кого-то надо, то тогда конечно - собрались, пошли, стукнули кулаком... А для творчества все это лишнее. Может быть поэтому наши пути с рок-клубом и разошлись.

- Ты упомянул о своем образовании. А нужно ли рок-музыканту образование?

- Ответ у тех, кто имеет образование - один, кто его не имеет - другой. Он сам напрашивается. Мне же ближе ответ Армстронга на аналогичный вопрос: "Ноты музыканту знать не обязательно". Чувствуешь - не обязательно?! Т.е. Армстронг не дает однозначного ответа - каждый должен решить для себя сам.

- Обычно музыканты по-разному относятся к своим зрителям - одни любит, чтобы пошумели, другие наоборот - любят, когда вдумываются в тексты. Как у вас? Что ты ждешь от зрителей на концертах?

- Мне все равно - шумят они или мечтают, потому что человек - индивидуален и у каждого своя психика, свое восприятие жизни и своя реакция. Меня радует, что у нас на концертах никто не ломает стулья, никто не бьет другому морду. Мы уже были в 112 городах. И я чувствую, что наша музыка вызывает положительные эмоции, несет положительный заряд. Может быть это главное?

... Концерт окончен. Зрители расходятся по домам. Ночной воздух дарит пья­нящие запахи. В голове застыла звучавшая недавно мелодия:

Я - пущенная стрела

И нет зла в моем сердце, но

Кто-то должен будет упасть все равно...

Здорово? Так-то, мой милый. А ты говоришь: "Атас, рабочий класс! "

(С. Горцев, "Российская музыкальная газета", 1991 год)


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Перед отъездом в Смоленск. "Пикник". Ленинград. 1992 г. (третий слева Эдмунд Шклярский).

Дискография группы "Пикник"

1982 

1. "Дым"

1985 

2. "Танец Волка"

1986

3. "Иероглиф" 

1988

4. "Родом ниоткуда" 

1991

5. "Харакири"

1994

6. "Немного огня"

1995

 7. "Вампирские песни"

1996

8. "Женьшень"

1997

9. "Стекло"

АЛЕКСЕЙ БОРИСОВ

("НОЧНОЙ ПРОСПЕКТ")

Концерты в Смоленске:

1987 год (СФМЭИ)

1989 год (СФМЭИ)

1991 год (СФМЭИ)

1992 год (ДК профсоюзов)

1995 год (Клуб "Дискавери")

Организатор: Сергей Горцев

А. Борисов: "За нами прочно закрепилась репутация интересной некоммерческой

группы... "


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Теперь это кажется неправдоподобным, но это было. На одной сцене, в од­ном концерте выступали Мамонов и "Звуки My", Шумов и "Центр", Ивонна Андерс (в миру - Агузарова) и "Браво", "Бригада С", "Вежливый Отказ", "Ни­колай Коперник" и, наконец, Леша Борисов и "Ночной Проспект". Рядом со мной, буквально локоть в локоть, сидел щупленький (не то, что сейчас) Костя Кинчев в черном костюме поверх футболки с надписью "Stray Cats", а в фойе в перерыве мирно перешептывались Ю.Лоза, А.Макаревич, С.Намин, А.Ситковецкий, М.Науменко... Спросите: когда и где это было? Пожалуйста - в январе 1986 года в небольшом московском ДК им. Курчатова, на концерте, посвященном Старому Новому Году.

Я тогда впервые услышал музыку "Ночного Проспекта". Это был удиви­тельно стильный, ритмичный рок-н-ролл с элементами твиста и новой волны. Оригинальное сочетание фонограммы с живыми компьютерами заставило меня запомнить ансамбль, выделить среди прочих и пригласить впоследствии в Смо­ленск. Правда, произошло это через два года.

И я чуть со стула не упал, когда в 1988 году, ожидая услышать простой рок-н-ролл, обнаружил явно экспериментальную, замешанную на медитациях музы­ку с атональным вокалом. До сих пор у меня перед глазами обалдевший зал, готовящийся принять мучительную смерть от всевозможных штучек, услышав программную композицию "Кислоты". Было ясно, что Борисов и компания рез­ко сменили ориентиры. Тогда и произошло наше знакомство с лидером группы Алексеем Борисовым.

Нынешняя встреча произошла после двухнедельной июльской поездки Бо­рисова в США. Небольшая тихая квартира на проспекте Вернадского, две чаш­ки крепкого чая, внимательный хозяин - что еще надо для беседы?

- Алексей, давно хотел тебя спросить - чем можно объяснить резкое измене­ние стиля группы пять лет назад?

- Так просто это все не объяснить... Группа создавалась как студенчес­кий ансамбль на базе общежития МГУ, где я тогда учился, и называлась просто "Проспект". Это название просуществовало до 1984 года, а играли мы в основном танцеваль­ную музыку в стиле рокабилли, твист, новую волну и т. д. В 1985 году в связи со сменой состава мы остались вдвоем с Иваном Соко­ловским и решили заняться элек­тронной музыкой. Тогда мы и стали называться "Ночной Про­спект". Наш электро-поп, имидж нравились тогда многим. На пер­вых альбомах мы успешно про­бовали женский вокал - с нами за­писывались Наташа Боржомова, Жанна Агузарова, Ия Мацкабилли. Этот рок-н-ролльный период завершился альбомами "Гумани­тарная жизнь" и "Цвета Позоло­ченных Лет", записанными в 1986 году. Тогда же к нам присоединился барабанщик Сергей Павлов, и мы все более стали переключаться на экспериментальную, нетрадиционную музы­ку.

- Что все-таки побудило вас двигаться именно в этом направлении - внут­ренние принципы или же был какой-то пример для подражания?

- Наверно, свою роль сыграл наш круг общения. Мы все время вращались в кругу людей, где ценилось нетрадиционное искусство. С другой стороны, в на­шем рок-н-ролльном творчестве наступил какой-то кризис. Определенную роль сыграли и наши технические возможности...

- Да, но ведь авангард, альтернативная музыка - это ведь заведомые лише­ния, сужение круга слушателей, обострение финансовых проблем...

- Мы меньше всего думали о последствиях этого шага.

- А как публика восприняла ваши эксперименты?

- По-разному. И нам это нравилось. Т.е., наряду с чисто музыкальным ин­тересом, у нас был и психологический интерес: хотелось посмотреть, как будут реагировать на наше творчество люди, причем, абсолютно неподготовленные к восприятию новых форм. Эта ситуация, кстати, сейчас остается такой же, как и пять лет назад.

- Вы не думали о профессиональной карьере?

- Нет. У нас была основная профессия, были свои планы. Мы с Иваном готовились к защите диссертаций. Он тоже выпускник МГУ. Я окончил исто­рический, а он - философский факультет.

- А каковы были темы ваших диссертаций?

- У меня она касалась известного конфликта на Фолклендских островах, а у Соколовского - творчества известного русского философа Хомякова. Но при всех сложностях в 1987 году мы записали свой первый экспериментальный альбом "Демократия и Дисциплина". Тогда и стабилизировался наш состав. В него вошли я, Соколовский, Павлов и скрипач Кутергин Дмитрий. Наивысшей точ­кой для нашей электронно-индустриальной программы стал 1988 год. Мы до­вольно профессионально записали альбом "Кислоты", много гастролировали, выступали на различных гастролях, нас услышали и заметили люди с Запада, о нас писала пресса. За нами прочно укрепилась репутация интересной неком­мерческой группы. Наконец нас пригласили на фестиваль альтернативной му­зыки в Австрию.

- Часто известность, "медные трубы" приводят к конфликтам. Как у вас?

- Ты прав. У нас тоже что-то дало сбой и из группы сразу после поездки в Вену в апреле 1989 года ушел Иван Соколовский.

- И кто его заменил?

- У нас на примере давно был интересный бас-гитарист Алексей Соловьев, и он как-то сразу вошел в состав. Это подтвердили успешные концерты в том же году в Дании и Швеции. Я к этому времени ушел из института (Московский институт мировой экономики и международных отношений - С. Г. ) и стал профессиональным музыкантом, положив трудовую книжку в Центре Стаса Нами­на.

- Как и остальные?

- Да, но им это было легче. У Павлова за плечами музучилище, Соловьев тогда учился в Гнесинке, а Кутергин после ВУЗа много занимался в джазовых студиях.

- 1989 год знаменателен и тем, что вы записали альбом "Асбастос". Жаль, что о нем до сих пор мало кто знает. Как ты сам оцениваешь его?

- Артем Троицкий сказал мне, что это наша лучшая работа со времен "Не­знакомых лиц" (первый альбом "Н.П. " - С.Г.). В принципе, я им доволен про­центов на 80-90. Есть надежда, что в конце года он выйдет пластинкой на фир­ме Стаса Намина - "SNC-RECORDS".

- Кстати, откуда такие странные названия песен - "Натюрлих", "Сложно-конь", "Смоквы"?

- Все названия рождаются в процессе работы, концертов, репетиций. Воз­никают какие-то ассоциации, слова, которые как бы "прилипают" к той или иной вещи. Вообще, голос мы рассматриваем как естественное дополнение к музыке, как элемент экспрессии. Сами тексты могут иметь смысловую нагруз­ку, а могут ее не иметь - все дело в конкретном замысле. Иногда просто звучит смесь английских и русских слов.

- Я знаю, что один из ваших альбомов выпущен в Швеции...

- Да, после гастролей в 1989 году была достигнута договоренность о выпус­ке пластинки и повторных концертах в Швеции. Альбом вышел в 1990 году и назывался "Сахар". Это во многом итог нашей работы за предыдущие два года.

- Мы все находимся под чьим-то влиянием. Кто влиял и влияет на тебя как на музыканта?

- Знаешь, я остаюсь поклонником классики рока и дома чаще всего слушаю Хендрикса, Заппу, Бифхарта. Одно время увлекался группами "Свонз" и "Айнштюрценде Нойбаутен". А сейчас... Сейчас новые идеи, новые условия... Свой собственный проект решил организовать Леша Соловьев, а с нами дал согласие работать Тимур Муртазаев. Ты помнишь его, наверно, по выступлениям в "Бра­во", "Бригаде С"? В связи с этим наша музыка, я думаю, станет более доступ­ной.

- Ты хочешь сказать - более коммерческой?

- Может быть. Но это не будет коммерция ради коммерции. Я надеюсь, что это будет продолжением нашего творчества.

(Беседовал С.Горцев. "Туесок", 1991г.)

"Мы ни о чем не жалеем..."

На фоне последствий экономических реформ выступление в конце октября московской группы "Ночной проспект" в клубе "Дискавери", что в Доме моло­дежи, прошло на удивление буднично и спокойно. Мы имеем в виду рекламу и отсутствие ажиотажа. Само же выступление вызвало скорее шок. Группа А.Бо­рисова проделывает подобные штуки со смолянами уже пятый раз (по числу при­ездов в наш город). Весь фокус заключается в том, что "Ночной проспект" давно уже вышел за рамки ширпотреба и, несмотря на косые взгляды соотечественни­ков, удивительно последовательно "бороздит " наименее золотоносные музыкаль­ные пласты. Сегодня лидер "Ночного проспекта" Алексей БОРИСОВ в гостях у "Тектоники".

- "Ночной проспект" - ветеран нашей рок-сцены. Ты не жалеешь, что когда-то бросил учебу, аспирантуру и начал карьеру артиста? И вообще, что дала тебе рок-музыка?

А.БОРИСОВ : Я, естественно, не жалею об этом, потому что когда уходил из института Мировой экономики и международных отношений, делал это со­вершенно сознательно. Дело в том, что "Ночной проспект" активно функцио­нировал еще в пору моей учебы, а затем работы в институте. Я не жалею о вы­боре, потому что занятия музыкой дали мне неограниченную творческую сво­боду. Я освободился от оков государственной, академической службы, стал полностью независимым человеком. Благодаря занятиям музыкой я смог поез­дить по разным городам, республикам, странам, познакомиться с огромным количеством интересных людей - художниками, музыкантами, литераторами. Мне удалось с моими коллегами реализовать целый ряд весьма любопытных проектов. Таким образом, занятие музыкой принесло мне больше удовлетворе­ния, чем каких-либо неприятных моментов.

- За последние девять лет какую только музыку не исполняла ваша группа - от поп-музыки до авангарда. Что тебе сейчас интересно?

А.Б. : Действительно, мы экспериментировали в разных стилях, хотя, на мой взгляд, стиль "НП", наш подход к музыке не меняется, будь то 85-й, 89-й или 94-й годы. Мы сохранили наши подходы, которыми руководствовались всегда. Ну, а в последнее время меня интересует в музыке более эксперимен­тальное направление. Я имею ввиду электроаккустическую музыку - музыку, которая занята исключительно экспериментами со звучанием, с различными немузыкальными фактурами. С другой стороны, меня продолжает интересовать гитарная музыка, поскольку возможности гитарной группы, на мой взгляд, еще до конца не исчерпали себя. Третье направление, которым я активно занима­юсь в составе дуэта "F.R.U.I.T.S". Это компьютерная, электронная музыка, связанная с использованием новейших технологий, сэмплеров, музыка, кото­рая тесно переплетается с видео, перфомансами.

- В Смоленске ты выступал в разных залах. Сейчас в небольшом дансинг-клубе. Как ты себя чувствуешь в обстановке ночного заведения?

А.Б.: Обстановка ночного заведения мне знакома, поскольку нам в Моск­ве приходится выступать в ночных клубах, дискотеках. Главная особенность - широкий диапазон публики в разных клубах. Либо публика носит такой сме­шанный характер, что затрудняет восприятие нашей музыки. В целом мы с удо­вольствие выступаем в ночных клубах, и клуб в Смоленске не исключение.

- Ты кроме выступлений на сцене часто выступаешь и по радио. Так ведь?

А.Б. : Сейчас я занят в двух радиопередачах. На радио "Ракурс" (эта про­грамма вещает на Подмосковье) вместе с Андреем Борисовым я веду програм­му "Экзотика". Кроме того, на "Радио России" два раза в месяц выходит про­грамма "Музыка будущего" в передаче "Четыре четверти". В основном, мы говорим о современной музыке в разряде новостей, встреч, интервью. Пока я был в Смоленске, мы принципиально договорились об участии в этих переда­чах вашего музыканта Владислава Макарова

- Мы желаем тебе успехов в твоих музыкальных экспериментах.

(С.Горцев, "Тектоника", N-9, декабрь 1994г.).

Дискография А. Борисова

("Ночной проспект" и "F.R.U.I.T.S.")

1. "Незнакомые лица"-1985

2. "Микробы любви"-1985

3. "Гуманитарная жизнь"-1986

4. "Цвета позолоченных лет"-1986

5. "Демократия и Дисциплина"-1987

6. "Курорты Кавказа"-1987

7. "Кислоты"-1988

8. "Асбастос"-1989

9. "Сахар"-1990

10. "Музыка для танцев"-1991

11. "GREEN"-1992 ("F.R.U.I.T.S")

12. "Ultrapinc"-1993 (F.R.U.I.T.S.)

13. "Blue Rice"-1994 (F.R.U.I.T.S.)

14. "Natural Synthetic"-1996 (F.R.U.I.T.S.)

15. "Elektrostatic"-1997 (F.R.U.I.T.S.)

Часть вторая

РЕЦЕНЗИИ...

"Еще нe вечер..."

Что скрывать, 1994 год был богат интересными компактами: Alice in Chains, Pearl Jam, N.Cave... Но когда Роберт Плант и Джимми Пэйдж выпусти­ли свой совместный альбом, дрогнули сердца многих меломанов.

Чтобы сегодняшние тинэйджеры почувствовали эпохальность сего со­бытия, пусть они представят такую воображаемую ситуацию. Экел и Слэш в 50-летнем возрасте после давнишнего распада известной группы вдруг выпускают совместный альбом... Или, допустим, воскрес Леннон, и они записали с Маккар­тни новую песню... Сколько шума было бы!

Альбом Планта и Пэйджа, лидеров "Лед Зеппелин" - событие именно такого уровня.

Джимми и Роберт не устают повторять, что их нынешний проект не оз­начает возрождения группы. Это видно хотя бы по составу ансамбля, участво­вавшего в записи (Ли - ударные, Чарли Джонс - бас). В альбоме 14 песен, из них четыре новые. Трудно и неудобно анализировать эту музыку. Это так же глупо, как хвалить или ругать Бетховена и Баха, Хендрикса и Пресли, Канта и Ленина. Скажем лишь, что альбом полностью оправдал ожидания большинства мелома­нов. Та же волнующая атмосфера, те же шикарные гитарные соло, тот же про­никновенный и чуточку другой голос, тот же безукоризненный вкус. Настоящее чудо альбома - знаменитая Since I've Been Loving Yon - блюз со струнной секцией Лондонского симфонического оркестра (!).

Плант - один из самых выдающихся (если не самый) белых блюзменов, более лаконичен и сдержан, чем прежде, но не менее убедителен. В альбоме явно чувствуется налет восточной сказочности. Может быть его привносят египетс­кие фолк-музыканты, участвовавшие в записи, может быть, это желание авторов использовать нестандартный музыкальный материал. В любом случае музыка Планта и Пэйджа еще раз доказывает, что синтез рока и народных мелодий, о которых в свое время много спорили теоретики, вполне реален и естественен. Критерий все тот же - талант.

Так что, господа, "Есть еще порох"...

С. Горцев, ("Тектоника", №-13, март 1995).

Дефицитный "Снежный лев"

Новый альбом группы "Аквариум" носит название "Снежный лев" и содержит девять номеров, более или менее известных широкой публике благода­ря радио и телевидению.

Несмотря на то, что альбом достаточно ровный, он все же производит впечатление составленного наспех. Возможно, это впечатление обусловлено пре­дыдущим диском "Навигатор", несомненной вершиной творчества "Аквариу­ма" за последние 10 лет.

Тексты песен, равно как и музыка, воплощают в себе находки после­дних альбомов: русская-народная-индийская-плясовая-психоделия с приме­сью песен советских композиторов, сдобренная рок-аранжировками. Благо­даря умелому замесу Гребенщикова и компании, эта алхимическая смесь об­ладает как отсутствием аналогов, так и авторской узнаваемостью. В свое вре­мя Борис Гребенщиков сетовал на свою невезучесть в плане записи звука сво­их дисков. Как известно постоянным читателям "Тектоники", звук - дело весь­ма тонкое, и наконец-то "Аквариуму" удалось достичь желаемого. Запись двух последних альбомов на берегах Туманного Альбиона с помощью английских музыкантов дала свои плоды. Группа обрела новое звучание, не утратив пре­жнего шарма.

Несмотря на несомненные приобретения, есть и потери. Группу поки­нул басист Александр Титов, самый старейший после БГ участник "Аквариума". Причина весьма прозаическая: Александр остался в Великобритании. Гребен­щиков прокомментировал это событие с позитивной точки зрения, в том смысле, что "мы уже давно хотели иметь в Англии своего собственного шпиона".

Но вернемся к нашим баранам, т.е. к "снежным львам". Название аль­бома навеяно путешествиями на Тибет. По тамошним легендам, так зовут одно­го из духов, живущих в Гималаях. Как уже упоминалось выше, по крайней мере, четыре песни из нового альбома известны слушателям, это: "Центр Циклона", "Древнерусская тоска", "Истребитель" и наконец-то нашедший себе пристани­ще "Дубровский". Остальные песни не претендуют на форматы УКВ и ФМ-радиостанций, но носят характер присущей "Аквариуму" монументальности. На­пример, шестиминутная "Великая железнодорожная симфония".

Платя дань фольклорной традиции, Гребенщиков не ушел от лубочно-частушечного пафоса в "Случае в Настасьино" и в той же "Древнерусской тоске". Правда, не преминув подмешать туда буддийских интонаций и терминологий.

Ну и напоследок немного о слухах. Из столицы по неофициальным ка­налам к нам просочились вести, что после последних триумфальных концертов "Аквариума" в концертном зале "Россия" купить компакт-диск "Снежный лев" в Москве практически невозможно, они раскупаются мгновенно, едва попав на прилавки.

А. Савицкий, ("Тектоника", №-27, июнь 1996).

"Пикник", CD, "Женьшень",

студия "Союз", 1996г.

На фоне вертлявых фигур сегодняшних звезд популярной, с позволения сказать, музыки эту группу разглядеть почти невозможно. Нет ее на долларизованном телеэкране, нет в политизированном радиоэфире. Названия нет, но му­зыка - это не только название, это и что-то гораздо большее. Именно это боль­шее и выделяет своим взглядом талант и возносит над основной массой, несмот­ря ни на что.

Питерская группа "Пикник" выпустила свой очередной альбом. Он на­зывается "Женьшень". Волна до боли знакомого звука гитар, зыбкая атмосфера созерцательности и неспешности... А в этой волне - парусник - трепетный голос Эдмунда Шклярского, автора музыки и текстов всех песен альбома, легендарной и почти мистической личности.

В свое время "Пикник" три раза был в нашем городе и у него здесь нема­ло поклонников. Мы помним четырехлетней давности концерт в зале Энергоин­ститута. Шестьсот человек встали и в едином порыве пели вместе с группой гим­ны Шклярского: "Иероглиф", "Ночь", "Мы как трепетные птицы". В новом аль­боме "Пикник" не изменил себе, своей эстетике. Может быть кто-то будет язвительно ухмыляться, намекая на традиционность в музыке, кто-то пробурчит на­счет непонятности стихов. Ну так и пусть! Мы же просто отметим - коллекция шедевров "Пикника" с выходом нового CD значительно пополнилась. Да услы­шат нас те, кто хочет услышать!

С. Горцев, ("Тектоника", №-30, ноябрь 1996).

"Гиперборея" = "Старые песни о главном"?

Наверное, и с Вами такое бывало - если уж вошел по жизни в "черную полосу", то хочется чего-то светлого. Хотя бы в музыке. А что такое "светлое" в музыке? Для кого как. Для меня, во всяком случае, это не "Императрица" Аллегровой (прости меня, господи). Нет уж! Беру альбом "Гиперборея" моего люби­мого "Аквариума". Ставлю кассету в плеер... Чудные гитары, знакомые гармо­нии, масса всяких инструментов обволакивают рассудок. Что еще нужно для ре­лаксации!? Песни идут своей чередой - "Время любить пришло", "Всадник меж­ду небом и землей", "Ангел дождя"... Слушаю, слушаю и чувствую, что... засы­паю! Странно, всегда считал, что "рок" - на то он и "рок", чтобы будоражить (хотя бы сознание). Слушаю вновь, и... вновь, засыпаю. Чем дальше, тем креп­че... В чем же дело? Неужели и Б.Г. не оправдал ожиданий?

"Я чувствую время, одержимое хаосом, во мне кипит музыка совершен­но не такая, какую "Гиперборея" представляет. Мы этот-альбом сделали, потому что у нас был старый долг, длиной в двадцать пять лет, и этот долг нужно было заплатить", - оправдывается Гребенщиков в одном из интервью, объясняя свой возврат к старым песням в последнем альбоме.

Не знаю я, Борис Борисович, о Ваших долгах ничегошеньки. Их конеч­но надо отдавать. Но вовремя. Скажу честно, - в целом мне Ваш альбом показал­ся скучным. Исключение составляют, пожалуй, всего лишь две композиции - "Апокриф" и "Духовный паровоз". В остальном все эти непальские штучки во второй части, тоскливая созерцательность... А в конечном счете полное безраз­личие к поклонникам, которые справедливо ждут от нового альбома нового раз­вития в Вашем творчестве. Если уж захотелось вернуться к старому, доброму, щемящему, то можно и назвать это все соответствующим образом. Могу подска­зать как - "Б.Г. - Старые песни о главном". И потом. Зачем записывать не то, что "кипит" в душе? К чему так уж насиловать организм, Борис Борисович? Это ж может привести к необратимым явлениям. Или на Вас произвела слишком силь­ное впечатление "Анталогия" Битлз?

Читая многочисленные интервью Гребенщикова, приходишь к мысли, что он все больше напоминает известного боксера Тайсона, который имеет мно­го заслуг, храбрится перед каждым боем, но часто в последнее время проигрыва­ет. Особенно это чувствовалось во время концерта в Смоленске в этом году и в юбилейные 25-летние стадионные пиршества.

А еще вспоминается высказывание московского музыканта Ивана Соколовского. Будучи как-то у нас в городе он говорил о том, что богатые люди - это люди со своей специфической психологией, своим взглядом на жизнь и "со своими тараканами". Им, мол, нужна своя особая музыка - "музыка для бога­тых". Может быть, альбом "Гиперборея" - это и есть "музыка для богатых"?

P.S. Прочитав сие творение, иной ехидный читатель наверняка вспом­нит басню Крылова "Слон и Моська". А что? И то правда - иногда так хочется полаять, тем более, что вокруг так много... Слонов!

С. Горцев, ("Тектоника", №-40, октябрь 1997).

"Центр" - "Смутное пятно неизвестно чего"

CD "MOROZ RECORDS" 1997

Будучи летом прошлого года в Москве, ВАСИЛИЙ ШУМОВ умудрил­ся подписать контракт на выпуск сразу пяти (!) своих компактов на "MOROZ REC. ". И вот вышел первый из них.

Когда имеешь дело с музыкой Шумова, постоянно испытываешь инте­рес к тому, насколько влияет его уже семилетнее пребывание в США на песенно-музыкальное творчество. "Пятно" однозначного ответа на этот вопрос не дает.

И все же. По музыке, по звуку все очень просто - гитарно-барабанный рок с традиционной для Василия Герардовича "отстраненной" манерой пения. Причем, нельзя не отметить, что музыка достаточно современная (временами можно обнаружить сходство с отличным последним альбомом "Роллинг Стоунз"). Явно благотворно сказывается присутствие среди музыкантов гитариста Валерия Виноградова - давнего участника "Центра", приехавшего на две недели в Лос-Анджелес специально для записи этого альбома. По содержанию 14 ком­позиций можно условно разделить на "романтику" ("Визитейшн", "Пасека", "Девушка") и "социальную лирику" (все остальное). В последнем разделе - яв­ный "перебор" и налицо архивность тем текстов.

Четыре песни из этой серии написаны Евгением Головиным - московс­ким поэтом и также давним приятелем Васи. Две композиции авторского дуэта Шумов-Головин: "Гимн драке" и "Красная фея", пожалуй, наименее убедитель­ны из того, что записано на диске.

Есть ли на CD удачи? Безусловно. Талант - он и в Африке талант! (и Америке тоже!) В целом запись сделана довольно добротно, а в аранжировках - масса всяких, свойственных только Шумову, штучек и неожиданных решений. Песни "Иметь", "Топот диких коней", "Девушка", "Смутное пятно неизвестно чего", "Визитейшн" полностью соответствуют тому уровню, которого ждут от "Центра" его поклонники. Еще одним безусловным плюсом Шумова является то, что он по-прежнему не вписывается в структуру отечественного шоу-бизнеса. И Слава богу!

С. Горцев ("Тектоника", № 45, февраль 1998).

ТРЕТЬЯ ГЛАВА

Краткая энциклопедия Смоленской рок-музыки


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

"AGENT ORANGE"


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Год создания: 1994

Стиль: ритм-н-блюз

Состав-94: Надежда Тиханова (вокал), Вероника Пережигина (соло-гитара), Артем Багинский (бас), Галина Малькова (барабаны).

Состав-98: Надежда Тиханова (вокал), Дмитрий Руцкий (гитара), Артем Ба­гинский (бас), Алексей Гонтов (барабаны), Антон Русецкий (ритм-гитара), Константин Артемов (клавишные).

Достижения: концерты в клубах города, участие в "Смоленском проекте-97", демо-запись.

"АЛЛО"

Год создания: 1982 (распад - 1992) *

Стиль: рок.

Состав: Леонид Филин (клавишные, вокал), Олег Яныгин и Игорь Комаров (ба­рабаны), Александр Родин (гитара, вокал), Геннадий Степаков (гитара, во­кал), Александр Комиссаров (бас, вокал), Владимир Лейкин (звукооператор).

Достижения: лауреаты и дипломанты фестивалей "Днепровские Зори", выступ­ления в Польше.

"АЛЬБОМ" (г.ВЯЗЬМА)

Год создания: 1981 *

Стиль: поп-рок.

Состав: Олег Боровиков (вокал, бас), А.Проничев (ударные, вокал), Е.Тара­сов (гитара, вокал), Наталья Боровикова (вокал, клавишные), В.Григорьев (вокал, клавишные).

Достижения: одна из популярнейших поп-рок-групп области, лауреат многих област­ных смотров и конкурсов, более сотни концертов на различных площадках области.

"АЛЬТЕРНАТИВА"

Год создания: 1986 *

Стиль: поп-рок.

Состав: Сергей Барановский (вокал, гитара), Марина Барановская (вокал, ком­пьютер), Игорь Сысоев (бас), Яков Йоффе (клавишные).

Достижения: дипломанты конкурсов, более 100 концертов в г. Смоленске и об­ласти, лауреат премии комсомола им. Ю. А. Гагарина.

"АРХИТЕКТУРА"


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Год создания: 1993.

Стиль: акустический рок.

Состав: Андрей Ковалев (гитара), Дмитрий Хамцов (бас, вокал), Владимир Дол­горуков (барабаны).

Достижения: альбом "Навсегда" (1995), концерты в клубах города.

"БЭТЛ ТОДДЗ"

Год создания: 1995 (до этого "Кingy Блюд")

Стиль: хэви.

Состав: Николай Коросиди (гитара, вокал), Сергей Патылицын (барабаны), Евгений Королев (бас, вокал).

Достижения: участие в концертах "ТРЭШ АТАКА" и "Смоленский проект".

"БМП"

Год создания: 1987 (до этого - "05")

Стиль: тяжелый рок.

Состав-87: Игорь Воронец (гитара, вокал), Андрей Барковский (барабаны), Илья Приставкин (бас).

Состав-97: Игорь Воронец (гитара, вокал), Дмитрий Пызин (бас), Николай Родин (барабаны).

Достижения: демо-записи: "Серп и молот" (87), "Живи и радуйся" (87), "Уб­людки" (91), "Сладкая месть" (96). Выступления: в смоленских клубах и фес­тивалях "ТРЭШ АТАКА".

"ВЕСЕЛЫЙ РОДЖЕР"


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Год создания: 1988.

Стиль: рок-н-ролл.

Состав-90: Алексей Макаров (вокал, барабаны), Михаил Хоняк (гитара), Дмит­рий Моисеев (бас).

Достижения: лидер течения рокабилли в городе конца 80-х начала 90-х годов, участники множества концертов и фестивалей.

"VOX HUMANA" ("Вокс Хумана")

Год создания: 1989 *

Стиль: рок.

Состав-90 : Валентин Рогов (гитара), Игорь Вакуненков (барабаны), Николай Поздняков (вокал), Георгий Тарасов (бас), Андрей Марченков (тексты), Алек­сей Суханов (саксофон).

Достижения: концерты в Смоленске, Десногорске, Петербурге (клуб "Там-Там"). Выступление на концерте "Крематория"(1991).

"ВТОРОЕ ВНИМАНИЕ"


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Год создания: 1996.

Стиль: рок.

Состав: Егор Разумовский (гитара), Иван Швецов (вокал, гитара, тексты), Сер­гей Воронин (бас), Сергей Ясенок (барабаны).

Достижения: дипломанты "Смоленского проекта-97", концерты в клубах.

"ВОВА НОВЫЙ ГОД И "СТЕБЛИ""


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Год создания:1989 *

Стиль: рок.

Состав-89: Владимир Русаков (вокал, гитара), Валентин Рогов (гитара), Алек­сандр Савицкий (бас), Андрей "Бонза" Бижан (флейта), Николай Никифо­ров (барабаны).

Состав-91: Владимир Русанов (вокал, гитара), Дмитрий Дмитроченков (бас), Николай Родин (барабаны), Павел Александровский (саксофон).

Достижения: выступления: на "Первом Смоленском фестивале памяти Джона Леннона" в культпросветучилище (декабрь 1989), на концертах рок-клуба, на площадках города.

"ГАРДАРИКА"


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Год создания: 1994.

Стиль: рок.

Состав: Игорь Нечаев (вокал, гитара), Сергей Старовойтов (декор-гитара), Вла­димир Галаев (перкуссия, бэк-вокал), Сергей Поликарпов (бас), Владимир Долгоруков (ударные).

Достижения: демо-запись "Дорожные песни" (1997), выступление в Московс­ком "R-CLUB" (сентябрь, 1997), выступление на празднике День Города (1997).

"ГИПЕРБОЛОИД ИНЖЕНЕРА ПЕТРОВА"

Год создания: 1987 *

Стиль: арт-рок.

Состав: Игорь Петров (вокал, музыка), Валерий Герасимов (гитара), Валерий Улитин (ударные), Игорь Хоменко (клавишные), Александр Орлов (бас), Дмитрий Павлов (саксофон), Эдуард Кулёмин (тексты).

Достижения: гран-при фестиваля в Светлогорске (Белоруссия, 1992), клип в программе "Взгляд" (1994), концерты и фестивали в Смоленске.

"ГРУППА РИСКА"

Год создания: 1988 *

Стиль: жесткий панк-рок.

Состав: Павел Корнейцев (ударные), Игорь Дыко (вокал), Сергей Корнеев (ги­тара), Андрей Игнатов (бас).

Достижения: участие в концерте "Рок-премьера-5" (1988).

"22"

Год создания: 1986.

Стиль: поп-рок.

Состав-88: Владимир Хаит (гитара, вокал), Александр Алимов (бас), Дмитрий Детинин (клавишные), Алексей Саулин (ударные), Юрий Сухомлин (саксафон).

Достижения: участники концертов и фестивалей города и области: "Рок-пре­мьера", "Песни молодости" и др.

"ДИСЦИПЛИНА"

Год создания:1989 *

Стиль: альтернативный рок.

Состав-88: Вадим Петренко (гитара, вокал), Михаил Юденич (барабаны), Вла­димир Мосейкин (клавишные).

Достижения: выступления на концертах "Караван мира", "Музыка для богатых", в Рижском рок-клубе и др.

"J.P.S."

Год создания: 1994.

Стиль: альтернативный рок.

Состав: Илья Лисицын (гитара, вокал), Вадим Багдасарьян (бас, вокал), Сер­гей Богатчиков (ударные), Алексей Григорьев.

Достижения: концерты в клубах города; альбом "INFLAMED MIND"(I996).

"ЗЕМЛЯ"

Год создания: 1978 *

Стиль: поп-рок.

Состав-78: Анатолий Зальмензон (гитара), Павел Кершковский (бас, вокал), Игорь Стрихарж (флейта, вокал), Юрий Кириенков (клавишные), Игорь Ко­маров (вокал, ударные), Евгений Веретенов (фортепиано), Андрей Комаров (гитара)

Достижения: участники многих танцевальных вечеров и фестивалей СГПИ.

"ЗЛЫЕ МЕДВЕДИ"

Год создания: 1994.

Стиль: тяжелый рок.

Состав-94: Евгений Королев (вокал, бас), Стас Гарапко (гитара), Николай Никифоров (барабаны), Ника Никифорова (бэк-вокал).

Достижения: концерты в клубах города.

"Z BLUES" (Z Блюз)

Год создания: 1991.

Стиль: блюз.

Состав-93-96: Евгений Скрябин (вокал, гитара), Сергей Еремеев (вокал, гита­ра), Стас Астахов (бас, вокал), Юрий Васильев (барабаны).

Достижения: выступления: теле-шоу "Весенняя музыка-94", "Праздник города-94", "Смоленский проект-95", в клубах "Грязная работа", "Резидент". Демо-альбом: "Осень" (1994).

"КАСКАД"

Год создания: 1972 (распад - 1977) *

Стиль: бит.

Состав: Леонид Меркулович (бас, вокал), Сергей Наконечный (ударные, во­кал), Андрей Бельков (гитара, вокал), Лев Григорьев (вокал), Юрий Епифа­нов (гитара, вокал).

Достижения: популярный ансамбль СГМИ, лауреаты фестивалей "Студенчес­кая весна 73-75".

"КОЛИЗЕЙ"

Год создания: 1977 *

Стиль: рок.

Состав-78: Сергей Никуленков (барабаны), Михаил Соколов (гитара, вокал), Сергей Котомин (гитара, вокал), Николай Ростовцев (бас).

Достижения: популярный ансамбль СГМИ конца 70-х годов, участник многих танцевальных вечеров клуба "Орфей".

"КОЛОКОЛА"


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Год создания: 1969 *

Стиль: фолк-бит.

Состав: Владимир Белов (бас, вокал), Вениамин Мазин (клавишные), Юрий Рысь (гитара), Владимир Геращенко (гитара), Аркадий Белинский (барабаны).

Достижения: самый известный ансамбль Смоленска в начале 70-х годов, пер­вый из самодеятельных групп в полном составе перешел на профессиональ­ную сцену (1974). Лауреат и участник многих конкурсов и фестивалей.

"КОЛОРИТ"

Год создания: 1974 *

Стиль: поп-рок.

Состав-77: Владимир Савицкий (гитара), Владимир Ламченков (гитара), Вла­димир Ксендзов (клавишные), Владимир Кондрусик (ударные), Анатолий Рубцов (гитара), Николай Савицкий (бас), Людмила Ольшевская (вокал), Ген­надий Хойна (вокал).

Достижения: популярный танцевальный ансамбль СФМЭИ конца 70-х годов.

"КРИВИЧИ" (г.ВЯЗЬМА)

Год создания: 1977 *

Стиль: поп-фолк-рок.

Состав-80: Александр Клименков (клавишные, вокал), Виктор Хомченков (труба, вокал), Евгений Дубин (тромбон, вокал), Александр Кушлянский (ударные, бас), Виктор Андриянов (вокал, бас), Валерий Жу­ков (гитара, вокал), Владимир Кузьмин (гитара, вокал), Дмитрий Иль­ин (ударные), Александр Сверчков (вокал), Василий Кузьмин (звуко­оператор).

Достижения: выступления на "Олимпиаде-80", на фестивале молодежи и сту­дентов (1985), работа в составе агитпоездов в Кузбассе, на Камчатке, БАМе, сотни концертов в области и за её пределами. Самая титулованная группа в истории смоленской поп-рок-музыки. Лауреат премии комсомола им. Ю. А. Гагарина.

"ЛЮКИ-ГЛЮКИ"


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Год создания: 1995.

Стиль: рок-панк-шоу.

Состав: Сергей Колобаев-"Кэла" (вокал), "Ростислав Плятт" (вокал), Рома "Собака" (вокал), Люба (стриптиз).

Достижения: магн. альбом "Люки-Глюки" (1996), концерты в клубах города.

"МАГМА"


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Год создания: 1988 *

Стиль: хэви метал.

Состав-88: Валерий Павлов (гитара), Олег Емельянов (бас), Юрий Мешковский (гитара), Сергей Патылицын (барабаны), Игорь Суханов (во­кал).

Достижения: ведущая хэви-метал группа города конца 80-х годов, концерты в Смоленске, Вязьме (1990), выступления вместе с группами: "Фронт" (1988), "Петля Нестерова" (1988), "Объект насмешек" (1990).

"МАГЕЛЛАНЫ"

Год создания: 1975 *

Стиль: рок.

Состав-77: Александр Васильев (гитара), Леонид Черкашенко (вокал, клавишные), Валерий Гузнаев (ударные), Юрий Лоскутов (труба), Анатолий Мезинов (вокал, саксофон), Сергей Митропольский (бас, вокал).

Достижения: известный в городе танц. ансамбль середины 70-х годов.

"МЛЕЧНЫЙ ПУТЬ"

Год создания: 1977 *

Стиль: рок.

Состав-77: Валентин Панов (вокал, клавишные), Валентин Ливенков (бас), Игорь Лившиц (вокал, ударные), Евгений Темпов (гитара), Анатолий Савушкин (вокал).

Достижения: участник многих танцевальных вечеров и студенческих конкур­сов СФМЭИ.

"НЭЙМ" ("NAME")

Год создания: 1995 (Ранее - "Злые медведи").

Стиль: хард-рок.

Состав: Стас Гарапко (гитара), Евгений Королев (вокал, бас), Игорь Юденков (ударные).

Достижения: концерты и участие в фестивалях ("ТРЭШ АТАКА", "День моло­дежи" и др.)

"НЯНЕЧКА"

Год создания: 1987 *

Стиль: панк-рок.

Состав-88: Сергей Колобаев "Кэла" (вокал, шоу), Александр Розызнаный "Ра­зик" (гитара), Игорь Дыко "Череп" (ударные), "Пирог" (бас).

Достижения: лидер панк-культуры города конца 80-х годов, участник многих концертов и шоу.

"ОРЧЕСТРАЛ ПИТС КЭННИБАЛЗ" ("Orchestral Pit's Cannibals")

Год создания: 1994.

Стиль: грайнд-нойс.

Состав-98: Сергей Шивапов "Anal Наmmer" (барабаны), Валентин Савкин "Graniatomer" (вокал), Сергей Кузьменков "Necrophagous" (бас), Андрей Данисенков "Andy Leon" (гитара).

Достижении: демо-альбомы: F.R.E.A.K." (1995); "Alienhesis" (1996), "LIVE-I996"

"ПАНГЕЯ"


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Год создания: 1996

Стиль: поп-рок

Состав-96: Алексей Хоцкий (вокал, гитара), Денис Веткин (гитара), Михаил Юденич (барабаны).

Состав-98: Алексей Хоцкий (вокал, гитара), Андрей Дятлов (гитара, вокал), Сергей Клименко (саксофон).

Достижения: участие в молодежном фестивале в г. Хаген (Германия, 1996), ла­уреат фестиваля "Смоленский проект-96, 97", концерты в День молодежи и День города (Смоленск, 1997), запись демо-альбома в Смоленске и Хагене.

"ПОЛЕ ЧУДЕС"

Год создания: 1987 *

Стиль: хард-рок

Состав: Леонид Башаров (бас), Юрий Курек (гитара, вокал), Сергей Еремеев (гитара, вокал), Михаил Будкевич (барабаны).

Достижения: выступление на концерте "Рок-премьера-4"(1988).

"ПОЛИФОН"

Год создания: 1977 *

Стиль: поп-рок.

Состав-77: Николай Панкратов (гитара), Вячеслав Хохлов (бас), Сергей Гончаров (кла­вишные), Владимир Абрамов (ударные), Ирина Пантелеева, Лидия Михеева (вокал).

Достижения: популярный танцевальный ансамбль, в репертуар которого вхо­дило много песен собственного сочинения.

"ПОЛК"


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Год создания: 1989 *

Стиль: от тяжелого металлического джаза до ныо-эйдж. 

Состав-89: Дмитрий Раичев (вокал, клавишные), Евгений Сухоруков (скрипка, орган), Андрей Муконин (шоу), Юрий Михальченков (бас).

Достижения: пять концертов на различных площадках города.

"ПОСТФАКТУМ"

Год создания: 1984 (ранее "Зеркало") *

Стиль: арт-рок.

Состав-88: Игорь Петров (вокал, музыка), Валерий Гращенков (гитара), Сер­гей Коненков (бас), Игорь Хоменко (клавишные), Владимир Демченков (удар­ные), Эдуард Кулемин (тексты).

Достижения: популярный ансамбль середины 80-х годов. Известен оригиналь­ными аранжировками классических рок-произведений.

"ПРИНЦИП" (г.ЯРЦЕВО)


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Год создания: 1987 (распад - 1990)*.

Стиль: хард-н-хэви.

Состав-87: Олег Коростелев (гитара, вокал), Андрей Нежданов (барабаны), Павел Новожилов (бас), Геннадий Богаденко (клавишные). Позднее в груп­пе также играли: Виктор Иванов (бас), Юрий Мешковский (гитара), Вячес­лав Трошенков (вокал).

Достижения: магнитофонные альбомы: "Голос" (1987). "Вакханалия" (1988), "Дорога в ад" (1990), концерты в Ярцеве, Смоленске, Вязьме.

"РИТМЫ ПОНЕДЕЛЬНИКА"

Популярный музыкальный клуб города, существовавший на базе Дома культу­ры трикотажной фабрики в 1977-1979 годах. Фестиваль популярных в городе молодежных ансамблей, один из первых опытов легальных концертных выс­туплений групп игравщих бит-бит и рок-музыку. Главный организатор и ве­дущий концертов - В. И. Задорожный.

"РИТУАЛ" (г.ВЯЗЬМА)

Год создания: 1980

Стиль: лирический хард-рок.

Состав-80: Владимир Шупейкин (гитара, вокал), Владимир Саушкин (вокал), Михаил Сафронов (клавишные), Валерий Пушкарев (вокал, барабаны), Алек­сей Анисимов (бас).

Достижения: неоднократные лауреаты областных и городских конкурсов, сот­ни концертов в городах области. Лидер группы В. Шупейкин - один из луч­ших музыкантов области.

РОК-КЛУБ (г.Смоленск)

Неформальное объединение рок-музыкантов города (1987-1993) на базе Дома молодежи. Цель - общение, репетиции, концерты.

В первом составе рок-клуба были группы: "Поле чудес", "22", "ЭШ", "Маг­ма", "Нянечка", "Веселый Роджер", "БМП", "Третий Сорт", "Гипербо­лоид инженера Петрова".

Одна из самых значительных акций рок-клуба - организация концертов под названием "Рок-премьера". Это были по сути первые, хорошо орга­низованные рок-концерты самодеятельных групп в Смоленске. Как пра­вило, в них участвовали приглашенные гости из Москвы ("Центр", "Ноч­ной проспект", "Пари").

Президентами рок-клуба в различные годы были Олег Ярошенко, Павел Панин и Артур Савицкий.

"РОБИНЗОНЫ" (г.ЯРЦЕВО)


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Год создания: 1968 (распад - 1974)*.

Стиль: бит-рок.

Состав: Станислав Журавлев (вокал, гитара), Михаил Чубаров (бас), Анато­лий Гапченко (гитара), Игорь Макуров (барабаны).

Достижения: один из первых в области гитарных ансамблей, известный далеко за пределами г.Ярцево, победитель многих музыкальных фестивалей и кон­курсов, автор ярких песен и талантливых мелодий.

"САБВЭЙ" ("Subway")


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Год создания: 1991.

Стиль: рок.

Состав-92: Евгений Баранов (гитара, вокал), Максим Пугачев (гитара, вокал), Сергей "Басюк" Мартынов, Алексей Селедецкий (ударные), Алексей Абра­мов (саксофон).

Состав-98: Евгений Баранов (вокал), Михаил Юденич (барабаны), Дмитрий Степченков (гитара), Андрей Гудков (бас).

Достижения: лидер Смоленской рок-сцены середины 90-х годов, известны как большие экспериментаторы, концерты как правило сопровождают любопыт­ные шоу. Выступления: на рок-фестивале в г. Хаген (Германия), "Смоленс­кий проект-96, 97", в клубах "Резидент", "Грязная работа", на празднике День города-97. Первое место на фестивале "Песни молодости-96" в г. Рославле. Демо-альбом "Subway" (1996).

"СККУП" ("С коленями как у птицы")

Год создания: 1991.

Стиль: ритм-н-блюз, психоделический рок.

Состав-91: Михаил Давыдов (губная гармошка, вокал), Николай Никифоров (барабаны), Александр Савицкий (бас), Георгий Сочинский (гитара).

Состав-98: Михаил Давыдов, Сергей "Басюк" Мартынов (бас), Николай Ни­кифоров.

Достижения: концерты в смоленских клубах.

"СМОЛЯНЕ"


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Год создания: 1971 (распад-1985) *

Стиль: поп-рок, бит.

Состав (в разные годы): Александр Маркелов (саксофон, вокал, клавишные, бас-гитара, композитор, аранжировщик); Владимир Прокофьев, Андрей Подаруев, Николай Панкратов, Александр Кривошеев (лидер, гитара, во­кал); Владимир Иванов, Сергей Катомин, Андрей Комаров, Владимир Якушев (гитара, вокал); Виктор Кожанов, Евгений Сморчков, Яков Йоффе, Вик­тор Зайцев, Сергей Гончаров (клавишные, вокал); Вячеслав Хохлов, Евге­ний Шилин, Александр Черненков, Юрий Моисеенков, Николай Ростовцев (бас-гитара, вокал); Александр Фарберов, Михаил Никитин, Сергей Никуленков, Игорь Комаров (барабаны, вокал); Александр Белугин, Сергей Но­виков, Сергей Новичков (труба); Василий Муравьев (тромбон); Владимир Бескаравайный, Лев Григорьев, Надежда Михайлова (вокал); Михаил Ива­нов - звукооператор.

Достижения: Лауреаты Международного фестиваля в г. Белосток (Польша, 1974). Дипломанты фестиваля "Красная гвоздика" (Витебск, 1978). Нео­днократные лауреаты и дипломанты фестиваля "Днепровские зори". По­стоянные участники танцевальных вечеров клуба "ОЛИМП" ДК Проф­союзов.

"СТРЕСС"

Год создания: 1977 *

Стиль: рок.

Состав-77: Александр Кривошеев (гитара), Юрий Моисеенков (гитара), Алек­сандр Комиссаров (бас), Леонид Филин (клавишные), Сергей Наконечный (барабаны), Лев Григорьев (вокал).

Достижения: участники студенческих вечеров, конкурсов и фестивалей 1977-1980 годов.

"400СО"

Год создания: 1993

Стиль: рок.

Состав: Петр Маковеев (гитара, вокал), Юрий Мешков (бас), Дмитрий Лялин (барабаны), Дмитрий Тюзе (гитара), Владимир Соловьев (саксофон-баритон), Ирэна Сидорова (саксофон-альт), Антонина Карпенкова (кларнет), Жанна Филатенкова (скрипка).

Достижения: демо-альбом "Седьмая жизнь" (1994), выступление в клубах и "Смоленском проекте-96".

"СТЕББАТ"

Год создания: 1991

Стиль: рок (музыка плюс театр).

Состав: Слава Ряпосов (вокал, гитара, губная гармошка), Лёша Копкин (во­кал, гитара), Паша Трофимов (гитара, барабан), Вася Череп (шоу).

Достижения: магн. альбом "Худ. фонд" (1993), "GOLDEN HITS OF STEBBAT"(1995), концерты в студенческих клубах и на фестивале "Студен­ческая весна" в Самаре (1993).

"ТРЕТИЙ СОРТ"


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Год создания: 1989 (до этого - "Третий Сорт Не Брак", с 1991 "Т. Сорт")*

Стиль: рок.

Состав-89: Сергей Аскаров (гитара), Сергей Белов (бас), Андрей Тимофеев (ба­рабаны), Дмитрий Раичев (клавишные), Евгений Сухоруков (скрипка), Андрей Муконин (тексты, шоу).

Состав-91: Андрей Иванов (гитара), Света "Мартова" (вокал), Николай Родин (барабаны).

Достижения: концерты в Великих Луках (89), в к/т "Современник" с группой "Центр" (1989) и др. Демо-альбом (1990), два видеоклипа (1990).

"ТУЕСОК"

Рок-музыкальная газета (1988-1992). Первые номера в рукописном варианте появились в стенах Смоленского рок-клуба. С августа 1990 года стала выходить как страница областной газеты "Смена", а с мая 1991 года "Туесок" выделился в самостоятельное издание. Максимальный тираж - 12 тысяч экземпляров, зафиксирован в 1992 году. Наибольший вклад в развитие газеты внесли П.Панин, Д.Раичев, А.Иванов, А.Марченко и А.Бушуев.

"УЗЕЛ СВЯЗИ" (г.ЯРЦЕВО)


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Год создания: 1989.

Стиль: рок.

Состав-89: Андрей Калинин (гитара), Анатолий Нидилько (бас), Александр Склеенков (барабаны), Олег Кравцов (вокал).

Достижения: магнитофонные альбомы: "Санузел", "Черные будни", "Шаг в сторону", "Мунхаус".

"УРБАН СТРИП" ("Urban Strip")

Год создания: 1992

Стиль: хард-кор.

Состав-98: Василий Гарапко (вокал), Елена Захаренкова (гитара), Александр Ермолаев (бас), Николай Рыбников (ударные), Алексей Кузьмин, Сергей Колобаев (бэк-вокал).

Достижения: выступления на концертах "ТРЭШ АТАКА", "Смоленский про­ект", концерты в Москве. Представлены на сборниках: "ТРЭШ ТВОЮ МАТЬ-3" (студня "СОЮЗ", Москва), "HARDCORE LIVES" (Франция). Демо-аль­бом: "DOG S0NGS"(I995)

"ХАЙ-ХЭТ"

Рок-музыкальная газета (апрель-сентябрь 1996г). Распространялась тиражом до 500 экземпляров на концертах и неформалами-распространителями. Боль­шинство материалов посвящено смоленским рок-музыкантам. Всего вышло 4 выпуска газеты.

В состав редакции входили: Е.Баранов, М.Давыдов, И.Ковалев, С.Астахов.

"ХОББИ" (г.ВЯЗЬМА)

Год создания: 1995

Стиль: поп-фолк-рок.

Состав: Александр Кукринов (гитара, вокал), Андрей Иванов (бас), Руслан Попов (гитара), Сергей Иванов (барабаны), Иван Федоров (перкуссия, флей­та, губная гармошка).

Достижения: участники "Смоленского проекта-96, 97", выпуск альбома "Путь дождей"(1997), концерты в Вязьме, Смоленске, Рославле, Костроме.

"ЦВЕТЫ"

Год создания: 1969 (распад-1975) *

Стиль: рок.

Состав: Владислав Макаров (вокал, гитара), Игорь Петерс (вокал, гитара), Вячеслав Мухин (бас, вокал), Юрий Морозов, Олег Михайлов (барабаны).

Достижения: популярный ансамбль СГПИ в начале 70-х годов, отличался ори­гинальными аранжировками популярных рок-мелодий.

"-6"

Год создания: 1971 (распад-1975) *

Стиль: рок.

Состав: Вячеслав Берзин (бас, вокал), Александр Наумов (гитара), Михаил Космачев (ударные, вокал), Анатолий Кожевников (вокал), Сергей Калинин (звукооператор).

Достижения: участники танцевальных вечеров и студенческих фестивалей.

"ЭШ" ("Экологический шедевр")

Год создания: 1986 *

Стиль: рок.

Состав: Вадим Петренко (гитара), Николай Поздняков (вокал), Георгий Тара­сов (бас), Игорь Вакуненков (ударные), Андрей Марченков (тексты).

Достижения: альбом (1988), концерты и фестивали в Смоленске, Витебске, Пско­ве. Лидер смоленского рока 80-х годов.

"ЭКЗОРЦИСТ"


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Год создания: 1990.

Стиль: трэш/хэви метал.

Состав-90: Олег Коростелев (гитара), Дмитрий Захаренков (вокал, бас), Вячес­лав Грибов (барабаны).

Состав-97: Дмитрий Захаренков (вокал, бас), Юрий Мешковский (гитара), Ва­силий Гарапко (гитара), Сергей Патылицын (барабаны).

Достижения: лидер направления "хэви метал" в городе середины 90-х годов, участник фестиваля "ТРЭШ АТАКА", совместное турне с "Коррозией металла" (1994), представлены на нескольких трэш-сборниках фирмы "Союз": "ТРЭШ ТВОЮ МАТЬ", "Русские металлические баллады".

"ЭКСПЕРИМЕНТ"

Год создания: 1970 *

Стиль: рок.

Состав-77: Игорь Васильев (гитара), Михаил Никоноров (гитара), Валерий Веретенов (бас), Владимир Медведев (флейта, саксофон), Марк Тивянский (клавишные), Дмитрий Федоров (барабаны), Сергей Епифанов, Оксана Жу­кова, Татьяна Кожемякина (вокал).

Достижения: один из ведущих танцевальных ансамблей 70-х годов, участник многочисленных танцевальных вечеров, конкурсов и фестивалей.

ПРИМЕЧАНИЕ: Значком * обозначен факт распада группы.

ЧЕТВЕРТАЯ ГЛАВА

Фотолаборатория


'Тектоника'. Лучшее. 94-98


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Б.Г. в Смоленске.


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Б.Г. в Смоленске.


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Борис Гребенщиков.


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Группа "Центр".


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Алексей Борисов.


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Майк Науменко.


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Виктор Цой.


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Андрей Макаревич.


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Жанна Агузарова.


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Александр Градский.


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Группа "Subway".


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Я рвался сюда четыре года и все-таки дорвался. Я рад, что все-таки приехал в Смоленск. Я счастлив глубоко."

/Б. Гребенщиков,1992г./

"Ваш город чем-то похож на Питер..."

/К. Кинчев, 1994г./

"Это мой пятый приезд в Смоленск. И вполне возможно, что я еще приеду сюда не раз.."

/В. Шумов,1996г./






home | my bookshelf | | "Тектоника". Лучшее. 94-98 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу