Book: Сад ядовитых цветов. Отравленная роза



Сад ядовитых цветов. Отравленная роза

Глава 1. История жизни

Она сидела на берегу черного озера, водя по мутной воде засохшей веточкой ели, на конце которой висела пожелтевшая хвойная кисть. Сумерки сгущались, забирая последний свет с погружающейся в хмурую осень территории Хогвартса, замка, ставшего ей домом. Это был последний, седьмой год пребывания здесь. Её будущее было расписано наперед, родители пророчили ей карьеру пожирателя смерти. Девушка часто смотрела на свое предплечье, пока еще чистое, нетронутое меткой, которую должна будет принять после выпуска из школы. Безысходность, не спрячешься, не убежишь. Но все было не так плохо раньше, до восстания в прошлом году Темного Лорда. Конечно, ему понадобились новые союзники, свежая сила из молодых, оканчивающих Хогвартс Слизеринцев.

Аллегра не хотела принадлежать стороне тьмы, да и свет ее не прельщал, но бороться с отцом было бессмысленно. Недавно она сказала ему о нежелании вступать в ряды армии, и получила пощечину и угрозы круциатрусом, даже убийством. Её толкали на судьбу, от которой тошнило. Нежелание причинять вред людям высасывало силы. Раздражение вызывало и её окружение, слизеринское стадо, дети пожирателей, с гордостью готовившиеся принять метку. Глупая молодежь не понимала, что будет всего лишь пешками в руках Волан-де-Морта, пушечным мясом, ничем, словно стадо свиней они пойдут первыми на убой, прямо в руки мракоборцам, тогда как самые приближенные слуги и сам Лорд будут отсиживаться в стороне, ожидая легкой кульминации. Сбежать из страны? — Да, эта перспектива грела её, но сбежать сейчас она не могла. Была причина остаться в этом хаосе, инкубаторе пожирателей смерти. Имя причины — Северус Снейп. Этот мужчина был деканом её факультета, но история началась задолго до её поступления в Хогвартс. Эта любовь возникла какой-то странной привязанностью еще в раннем возрасте. Тогда ей не было и шести. Она помнила, как увидела Снейпа впервые, он пришел к его отцу по делам. Взрослые в голос смеялись над этой влюбленностью, когда маленькая девочка не отходила ни на шаг от мужчины. Всё что она видела тогда, не изменилось. Неуловимая магия завладела сознанием: высокий мужчина в черном одеянии с бледной кожей и острыми чертами лица. Но больше всего она запечатлилась на его таинственных черных глазах, этот взгляд, запавший в самое сердце будущей ведьмы. Конечно, всех забавляло эта маленькая странность девочки, мужчины решили, что это пройдет с возрастом, излечится само собой, но становилось только хуже, когда ребенка находили плачущим в укромных уголках дома. После очередной истерики девочка набросилась со слезами на зельевара, произнося лишь единственную фразу: «Я люблю тебя…» Отношение к этой увлеченности изменилось, и Снейп перестал появляться в их поместье. Когда Аллегре исполнилось девять, все забыли об этом маленьком досадном инциденте, тогда мужчина снова стал приходить, и эта странная маниакальная любовь вспыхнула с новой силой. Однако ребенок уже знал, что стоит держать рот на замке и не подавать виду. Она помнит один момент из того возраста, от которого до сих пор замирает сердце, когда впервые после трехгодового перерыва Северус впервые ступил на порог её дома. Его черные глаза смотрели на Аллегру с отцовской ухмылкой и он склонился передней на колени, трепя ее волосы ладонью. По телу пробежались колики и волна адреналина.

— Здравствуй. — Доброжелательно сказал мужчина, которого она не видела так долго.

— Здравствуйте. — И после небольшой паузы её сознание выдало бесконтрольную фразу. — Приятно познакомиться, меня зовут Аллегра.

Отец и Северус остались довольны тем, что она не узнала своего возлюбленного, сочли это возрастной слабостью памяти. Но всё было иначе. Возможно, именно эта фраза сыграла особую роль, и снова он начал часто появляться в доме. Слез, пролитых ночью в подушку никто не видел, но их было достаточно, чтобы заполнить песчаный карьер до краев. Благоговение, обожание, всё эти эмоции она с таким трудом скрывала. Зельеварение, Аллегра узнала, что он был профессором этого предмета в школе, в которую она должна поступить через два года… Это слово было магическим, потому что было связано с ним, и за два года она прочитала очень многое из теории, наверное дошла до пятого курса обычного студента. Знаменательный день — день поступления в Хогвартс. Только коснувшись головы, распределительная шляпа вынесла вердикт и новоиспеченная слизеринка отправилась за стол своего факультета. Она смотрела на него, сидящего за преподавательским столом с едва скрываемым обожанием. Счастье окутывало девочку до тех пор, пока она не узнала с кем связалась, и куда попала. Суровый, холодный, язвительный профессор не выказывал и доли интереса в её сторону. Нет, она не считала себя какой-то важной персоной, требующей особого внимания, но этот черствый мерзавец был во всех смыслах анти… Нет, свой факультет он поощрял и довольно часто, но Аллегру раздражала его ненависть к Гриффиндору. Несправедливый, бессовестный, некорректный человек. Ребенок, видевший в нем героя детских мечт, узнал истинное лицо своего идеального принца. Реальность суровыми камнями все больше придавливала её к хладной земле. Однако чувства не исчезли. Дополненные новой очевидной несправедливостью, они только усилились. Слизерин? — По началу она даже нашла себе друзей, но нет… В конце концов истинное лицо напыщенных чистокровных волшебников предстало во всей красе, когда увидела, как псевдо друзья избивают гриффиндорца всей толпой, обзывая грязнокровкой. Сознание юной ведьмы переменилось, стала мнительной, тихой, бесшумной… Не имея нормальных друзей, ударилась с головой в учебу и стала лучшей на курсе. Снейп, казалось, поощрял баллами, но его безразличие было как на ладони, злой мужчина просто не замечал беспомощное существование Аллегры. Тихая, нелюдимая, возможно он просто видел склад её характера именно таким. Каждый раз ей хотелось что-то натворить на зельеварениях, или злостно подшутить над каким-нибудь случайным гриффиндорцем, да не важно, над любым студентом, чтобы получить отработку, но страх опуститься до уровня безмозглых чистокровок, каждый раз отговаривал от подобных проступков. Эта любовь стала запретным удушающим плодом, до которого ей казалось никогда не дотянуться, и не сорвать. Четвертый курс… Страх, который испытала едва повзрослевшая девушка разорвал душу. Снейп, как сказал отец, был пожирателем смерти, приверженцем Темного Лорда, и пускай тот пал, но в её глазах вырисовывалась картина совершенных им убийств в прошлом. Несмотря на то, что отец был одним из самых приближенных слуг и навязывал свое мнение, узнать что и Северус в это ввязан… Юношеский разум не выдержал. Период бушующих гормонов вылился в депрессию и девушка начала плакать… Всюду преследовали приступы. Часто она забиралась в совятню и проводила там долгие часы, успокаивая свою неуравновешенную душу. Никто не видел слез, она все так же была приведением факультета Слизерин, бесплотной тенью, которую никто не замечал. Конец пятого года не предвещал радостное возвращение домой к отцу, хотя и Хогвартс, весь год окруженный дементорами, разыскивающими первого человека, которому удалось сбежать из Азкабана, стал еще хуже, в сравнении с прошлыми годами.

Мать умерла при её рождении, возможно если бы не этот злой рок судьбы, был бы хотя бы собеседник, а пока только совы слушали её странные речи. Тот вечер в обществе книги и птиц был первой беседой с ним…

— Мисс Кэрроу, позвольте узнать, что вы здесь делаете так поздно? — Поинтересовался суровый мужской голос.

Она знала каждую нотку, каждую неуловимую интонацию Северуса. На девушку накатила волна презрения, отвращения к пускай и бывшему, но всё же пожирателю смерти. Её взгляд не выражал ничего.

— Читаю, профессор. — Коротко ответила она.

— Я не намерен каждый раз разыскивать вас по замку! — Недовольно сказал он.

Он искал её? Что еще за новости… На кой черт она понадобилась ему? Разум кричал безмолвные усмешки в сторону мужчины, а сердце подлетало все выше от мысли, что он действительно искал, впервые за пять лет, он хотел видеть Аллегру, вспомнил о её ничтожном существовании. Она не ответила на это негативное, да что там негативное, вообще первое в своем роде проявление эмоций в её сторону, и он продолжил.

— Со следующего года вы будете старостой Слизерина…

— Что? Я? — Глаза слизеринки расширились от ужаса, что ей придется общаться со студентами.

— Но профессор, я не могу…

— Это не мой выбор, а профессора Дамблдора, и обжалованию не подлежит.

По её щекам потекли предательские слезы, страх общения, контроля над неконтролируемыми слизеринцами и остальной школой, внушал ужас. Тень не может быть старостой, её никто не будет слушать. Проблема в том, что в силу должности придется видеться с деканом, которого она всячески избегала в последние два года. Тучи сгущались…

— Мисс Кэрроу, вы плачете? — Его тон изменился.

* * *

В его голосе присутствовал шок, никогда еще он не видел девушку плачущей, да бог с ним, он вообще никогда не замечал за ней каких либо эмоций.

— Следуйте за мной, в мой кабинет. — Проговорил он жестко, возвращая интонации холод декана Слизерина.

— Но пофессор, вы сами сказали, что уже поздно, и мне нужно идти в спальню, завтра поезд… — Захлебываясь слезами, произнесла Аллегра.

Эта нахлынувшая истерика никак не отпускала бедную девушку, и после нескольких минут молчания, где лишь её всхлипы были монологом, Снейпу всё же удалось увести её к себе в кабинет. Дамблдор был прав, она слишком тихая, странная. Все годы он следил за этой девушкой, выросшей на его глазах. Забитая? — Да, это слово подходило больше всего, но по наблюдениям Северуса не общество отвернулось от нее, а Аллегра от общества, отгородилась, выставила барьер, причины которого зельевар не мог понять. Затею Альбуса сделать её старостой Северус не хотел принимать, мотивируясь тем, что лучше не стоит трогать ребенка, но старик настоял на своём. Они и представить не могли, что творится в голове Аллегры, даже чтение мыслей не помогало, в голове одна учеба, и ничего больше. Несколько капель успокаивающего зелья, кажется, привели девушку в чувство.

— Мисс Кэрроу, — В очередной раз за вечер произнес он её по фамилии, — Из меня не очень хороший психолог, быть может, вам лучше поговорить с мадам Помфри?

— С чего вы взяли, что мне нужен психолог? — Почти грубо произнесла она.

Но Северус проигнорировал этот тон, не желая усугублять ситуацию. Все что он мог, это напоить зельем и отправить спать, но внезапно девушка, закрыв лицо руками в новом потоке слез, произнесла.

— Ненавижу Слизерин!

Её сдавленный голос эхом пронесся по кабинету, отражаясь от банок с ингредиентами и гулких пустых стен. Глаза Северуса расширились, он не мог понять, к чему отнести эти слова, просто глядел на нее, ожидая продолжения впечатляющего монолога, но его не последовало…

— Кто вас обидел? — Пришлось взять инициативу в свои руки.

Она лишь резко замотала головой из стороны в сторону. Северус смотрел на нее со странным ощущением, что Аллегра копила в себе некий негатив очень долго. Признаться, её истерика подсказывала, что депрессия девушки, и слезы — на самом деле ее тщательно скрываемое обычное состояние.

— Ненавижу этих напыщенных чистокровных детишек, играющих во взрослых, их несносные шутки и напрочь отсутствующее чувство такта, несмотря на «непревзойденное» воспитание. Ненавижу их за то, что они считают себя выше других.

Она начала снова захлебываться в слезах, но продолжила говорить, а Северус ждал, пока выплеск эмоций закончится.

— Я устала от окружения пожирателей смерти и их детей!

Глаза Снейпа расширились, ведь взгляд на мгновение метнувший ярость предназначался именно ему. Амикус сказал ей… Зачем?

— Мисс Кэрроу, времена Сами-Знаете-Кого давно закончились…

— Но его паршивые преспешники остались! — Перекричала она.

Зельевар сосредоточенно начал вспоминать, с каких пор девушка стала скрытной и главное как ей удалось вырасти с отвращением к пожирателям, являясь дочерью одного из них? Так же Северус отчетливо понял, что на Слизерине ей не место, но было уже поздно, вердикт распределительной шляпы не опровергается. Его поразили светло серые, почти белые глаза Аллегры, пылающие агрессией, обращенной к единственному бывшему пожирателю смерти, находившемуся в комнате.

— Темный Лорд скоро восстанет, и вы это знаете, как никто другой! — Внезапно холодно произнесла она. — И тогда Слизерин превратится в источник свежей силы для этого сумасшедшего фанатика…

Зачем Амикус так травмировал свою дочь, зачем рассказал ей подобные вещи?… Какого черта он творит? Неужели не видит, что её психика нарушена… Нет, ей определенно не стоит быть старостой, девушка не выдержит.

— Я не хочу… — Снова смена интонации. — Не хочу принимать метку…

Северус вздрогнул от этих слов, он не мог поверить, что эта молодая девушка так далеко зашла в своих помыслах. Конечно, принадлежность к семье Кэрроу не давала иной возможности, как пойти по стопам родителей, она искала защиты, и поэтому ударилась в депрессию.

— Мисс Кэрроу, Темный Лорд не восстанет, это бред. — Заключил Северус ровным тоном.

— Вы в этом уверены? — Надменно спросила она, утирая рукавом стихающие слезы. — Не пытайтесь мне врать, профессор, вам я точно не поверю…

Это был вызов, даже Дамблдор говорил о скором возвращении Волан-де-Морта. Он в ужасе смотрел на взъерошенное создание на стуле напротив, вглядывающегося в его глаза с неистовой ненавистью и недоверием. Северус открыл было рот, но девушка оказалась быстрее:

— Скажете отцу, я покончу с жизнью… — Ровный, бездушный тон.

Тело Северуса скомкали судороги, он не знал как реагировать, девушке нужна помощь, её определенно нужно будет отвести к врачу, голова не на месте… Этот странный разговор в его подземельях дал повод понять, что за Аллегрой нужно следить тщательнее. Рассказав об этом «прелестном» разговоре Дамблдору, Северус искал поддержки и помощи, но Альбус все же уговорил, что должность старосты просто необходима для юной девушки, она выведет её из состояния скрытности…

Следующий год оказался отвратительнее предыдущего, на нее навалилось много обязанностей, по началу никто не обращал на тихоню внимания, игнорировал замечания, пока она не стала отнимать баллы у факультетов. Что-то возможно изменилось, она стала жестче, упрямее, наказывая своих сокурсников, и в конечном итоге Слизерин возненавидел её. Плевать, кто они такие? Своё зло она вымещала только на них. И даже не отнимая очков, научилась ставить на место напыщенных выродков. Особенно много доставалось четверокурсникам Драко Малфою и его шайке. Когда впервые она застала их в ночное время в коридоре, нападающими на Мальчика-Который-Выжил, отняла много баллов под его белобрысый ненавидящий взгляд и уговорила профессора Снейпа назначить всем троим отработку. В тот момент Гарри Поттер ошалело смотрел на нее, не желая верить в увиденное. На следующий день, пошли сплетни от Гриффиндора о том, что наконец-то у Слизерина появилась справедливая староста, способная поставить на место несносных выскочек, красный факультет даже начал здороваться с ней. Из-за турнира трех волшебников, в школу приехали представители Дурмстранга и Шармбатона. Постоянный шум утомлял, было много работы, постоянное патрулирование коридоров. Однажды Снейп намекнул, что Аллегра слишком сурова со своими.

— Профессор, разве справедливость не является приоритетной чертой старосты?

— Мисс Кэрроу, основная черта старосты — организованность. — Поправил он.

* * *

Больше Северус не видел её плачущей в совятне, да и еще где либо, счел её бывшую в прошлом году истерику просто накопившемся грузом эмоций, разговоров по поводу метки и возвращения Лорда больше не было. Из нее вышла прекрасная староста, хотя весь факультет умолял его сменить ее, но Снейп был непреклонен, она сделала его деканскую жизнь намного спокойнее, да и потом девушка была образована гораздо больше других. Каждый раз заводя с ней беседы, он убеждался, что с её рассудительностью и философским складом ума нужно было идти на Когтевран.

* * *

Смотреть в глаза человеку, которого она любила и ненавидела стало просто. Скрывая эмоции, она больше не позволяла им выходить наружу, не давала возможности выплескиваться. Снейп так и не сказал отцу о том, что девушка наговорила ему в прошлом году. К чему это относить, и как понимать, она не знала. Их отношения стали чисто деловыми, Северус доверял ей во всем, опирался, возлагая воспитательные работы на факультете. Кажется, небольшое затишье наступило и в душе. В какой-то момент Аллегра ощутила равнодушие к декану. Чувства зарылись куда-то глубоко в душу, однако не пропали. Страшнее всего стало то, что пропала агрессия по поводу его принадлежности к темной стороне. Как могла пропасть эта злоба? Все просто, Северус никого не убивал, он был просто учителем, всего лишь профессором в Хогвартсе, и не более того. Аллегра начала даже сомневаться в наличии у него черной метки, но факт оставался фактом, никуда он от прошлого не денется, тем более тесно общается с её отцом, который не скрывает своих мыслей перед дочерью, научившейся держать язык за зубами. Информация, всё что нужно было от Кэрроу старшего Аллегре, чтобы обезопасить себя, поэтому она смиренно вникала в его отвратительные мысли. Знания — сила, кто предупрежден, тот вооружен. Играть дома в примерную чистокровную дочь удавалось легко, но девушка удивлялась, от чего же Северус не говорит о её возможно излишней жестокости к Слизерину и неимении друзей? Удивительно, её посещали мысли, что Амикус попросил его просто приглядывать за ней, возможно так оно и есть.



Конец шестого курса не предвещал беды…

Скоро последнее испытание турнира трех волшебников, кажется у Поттера и Диггори больше всего баллов. Было ужасное предчувствие беды, ведь убили заместителя министра магии Бартемиуса Крауча, а прошлым летом на турнире по квиддичу её отец с шайкой дружков спалили весь палаточный городок, напугали присутствующих и пустили знак черной метки в небо. Амикус даже предлагал ей участие в этом аттракционе, конечно девушка отказалась, просто не могла потакать тьме. И пусть это нападение было спланировано для запугивания, но она все-таки предвещало что-то зловещее, ведь просто так, спустя двенадцать с лишним лет после падения Лорда оно было первым. Значит, отец все же многое скрывал от неё, и Лорд действительно готовился возродиться. Странная вещь, Гарри не должен был участвовать в турнире, кто-то подкинул в кубок его имя и тогда Аллегра начала пристально следить за Северусом, вновь доставая из глубин свои предположения. Затуманенная мыслями, она возвращалась к своему мнению о принадлежности Снейпа. Ничего странного не замечала.

Декан доверил ей проверку эссе младших курсов, он уже давно скинул многие обязанности на девушку. Ей было не в тягость, это был лишний повод наблюдать за ним, присутствовать. Нет, она лишь прикрывалась слежкой, на самом деле он все еще был в ее сердце. Эти черные глаза, еще с детства были для нее таинственными, глубокими. Черные волосы, тонкий нос и губы, он был похож на ворона, а может на летучую мышь. Одежда тоже была черной, Аллегра даже улыбнулась сама себе, когда подумала, что у Северуса в шкафу куча одинаковых нарядов в чехлах.

Казалось, она изучила его кабинет полностью. Педантичный, аккуратный зельевар, хранил все в строжайшем порядке, но это касалось только лаборатории, в кабинете порой приходилось наводить порядок, и складывать разбросанные по столу пергаменты в ровные стопочки. Он не возражал против этого вмешательства, далее начал считать, что это тоже входит в её обязанности…

* * *

Странная девушка, порой, когда они сидели в его кабинете, проверяя очередные эссе тупоголовых студентов, забывали о присутствии друг друга. Однажды Северус уже почти начал ковыряться в носу, но затем вспомнил, что совсем не один, а вспомнить ему помог её истерический хохот, кажется, девушка даже хрюкнула, но смеялась Аллегра вовсе не над ним, а над чьим-то домашним заданием. Она зажала рот рукой и стыдливо посмотрела ему в глаза, извиняясь за звучок вырвавшийся из её рта. Кажется, она вызвала у него улыбку, возможно даже из-за того, что он сам едва не попался.

* * *

«Он улыбается?» — Сознание девушки подпрыгнуло метров на двадцать. — «Я кажется действительно хрюкнула, какой позор. Стоп. Я не могу стыдиться такого человека, как он…» Улыбка, она еще никогда не видела его улыбки, отчего-то в душе все потеплело, нет, она не имеет права на эти эмоции. Хорошо… В душе словно что-то расцвело. Нет, Аллегра считала чем-то невозможным проявление мрачным демоном подобных эмоций. Отгоняя прочь подобные мысли, она вновь приступила к проверке эссе. Внезапно один из портретов сообщил о вызове Северуса в кабинет директора.

— Мисс Кэрроу, заканчивайте с проверкой и идите спать.

Уж конечно, она не собиралась ждать его здесь. Нетерпеливо девушка ждала пока профессор выйдет из кабинета…

Как только дверь захлопнулась с той стороны, Аллегра вскочила и бросилась к предмету, с которым ей еще никогда не удавалось остаться наедине. Омут памяти стоял в шкафу под паролем, но пароль ей посчастливилось узнать из уст самого профессора случайно, когда он думал, она уснула за проверкой эссе. Везение.

— Веритасерум!

Дверцы шкафчика открылись, и перед девушкой предстала чаша, в которой она планировала найти доказательства причастности Снейпа к темной стороне. Просто хотелось знать что он невиновен… Нет, она не ожидала этого…

Рыжеволосая девушка гриффиндорка, судя по знакам отличия, сидела рядом с худощавым парнем, с черными, как смоль волосами — слизеринцем. Перед ними была куча открытых книг, кажется, они готовились к сдаче С.О.В или еще какого-то экзамена. В юноше Аллегра узнала Северуса. Надо сказать, не считая возрастных морщин, он не изменился, даже прическа была той же. Девушку перекинуло в следующее воспоминание, снова с этой странной рыжей ведьмой, бессмыслица какая-то, просто набор действий: поездка в поезде, разговор о зельеварении. Ничего интересного, но и следующее воспоминание было подобным… И тут Аллегра поняла, эта девушка не просто друг для него, но кто же…

— Мисс Эванс! — Послышался голос неизвестного профессора. — Назовите мне состав зелья Феликс Феличис?

Пока девушка отвечала на вопрос, молодой Северус наблюдал за ней влюбленными глазами. Внезапно в него кинули скомканным листком пергамента.

— Хватит пялиться Снейп, глаза сломаешь! — Крикнул знакомый на вид парень в очках и Гриффиндор взорвался Хохотом.

Кого-то он ей напоминает…

— Прекрати, Джеймс! — Обернулась Рыжеволосая девушка к парню и укоризненно посмотрела.

Пора с этим заканчивать. Её глаза, они тоже показались какими-то знакомыми, кто она? «Откуда я могу их знать?»

Аллегра вынырнула из этих воспоминаний и мигом закрыла шкаф на пароль. Буквально через минуту вошел Снейп.

— Мисс Кэрроу, вы еще не закончили? — Холодно поинтересовался он. — Уже поздно, идите к себе.

Девушка пристально взглянула на человека, которого она возненавидела еще больше… Неужели у него есть кто-то? «Кто сможет понять сердце черствого профессора зельеварения, кроме меня?» — Обида звучала тихой болью в её голове. Ревность застыла в груди, эти воспоминания снова перевернули все верх дном. Ожидая найти доказательства его причастности к Лорду, Аллегра увидела всего лишь слезливые воспоминания о его девушке…

* * *

Северус посмотрел на свою студентку, не понимая, где потерялся её взгляд. Наверное, она слишком устала.

— Идите к себе. — Повторил он.

* * *

Девушка шла к себе в спальню, с желанием встать завтра перед последним испытанием турнира трех волшебников и отправиться в библиотеку осматривать альбомы выпусков Хогвартса… Она должна знать, кто эта таинственная Эванс…

Глава 2. Иной выход

Туманное утро, отсыревший воздух. Тишина… Она встала совсем рано. Казалось, что кислород вовсе не собирается попадать в подземелья Слизерина. Отрадой было то, что ей удалось занять комнату старосты и зарываться в ней, не слышать разговоров сокурсниц по ночам, наполненных пустыми помыслами о парнях и Темном Лорде. Никто не замечает очевидного, никто не верит, что Волан-де-Морт восстанет, только один зеленый факультет смакует новости, которые удалось ненароком получить от родителей. Даже девушки мечтали вступить в ряды темных волшебников, с благоговением говорили о монстре, словно о мессии. Вина? — Она была возложена на их родителей, загипнотизировавших образ мыслей своих детей. Что помогло Аллегре сохранить адекватное мышление? Как удалось сохранить свой разум от ежедневного вдалбливания несусветной чуши о выборе своего места в жизни? Идиотка Милисента Булстроуд нарисовала на своем предплечье метку несмываемыми чернилами. Что это? — Глупость недалекой девушки, зомбированной отцом и матерью. Неужели эта бредовая затея казалась ей гениальной? Бедная четверокурсница ревела и огрызалась, когда Аллегра жесткой мочалкой с мылом и сильнейшими очищающими заклинаниями оттирала с её кожи импровизированную татуировку.

Первой целью была библиотека, у старосты оставалось много времени до начала последнего испытания турнира трех волшебников. Пыльные стеллажи книг, встретили школьным запахом замшелого пергамента. Никого нет, вряд ли кто-то роется в книгах в такую рань. Мадам Пинс проводила девушку настороженным взглядом. Увиденное в омуте памяти Снейпа, заставило её сгорбиться над тяжелой книгой, альбомом с выпусками всех студентов Хогвартса от начала основания. Перелистывая огромные листы, она старалась не вглядываться в лица, улыбающиеся с фотографий. Не интересно. Она искала одну девушку с огненно рыжими волосами, ту, что была так дорога Северусу. Наконец перед глазами показалась страница, под годом 1978. Первый факультет, представший взору, был Слизерином. Указательный палец, внимательно шуршавший по пергаменту, внезапно остановился. Небольшая фотография с неуверенным мальчишкой в зеленом галстуке. «Мерлин, ты совсем не изменился…» Юный Северус Снейп не выказывал никаких эмоций, неуверенно озираясь с фотографии. Улыбка? — Эта слабость ему недоступна. Черные волосы той же длины что и сейчас, различия все же были, сейчас на его лице тяжелые морщины пролегшие между бровями и в уголках глаз… Глаза… Пожалуй взгляд стал еще суровее, в мальчишке не читался груз прожитых лет. Незаметно для себя, Аллегра улыбнулась, глядя на бледнокожего мальчика, ставшего пожирателем смерти. Чего ради? Этот путь тернист и сложен, путь тьмы, дорога смерти… Дамблдор, похоже, верит ему, почему? Снейп плотно обосновался в Хогвартсе, прямо под носом у великого мага, конечно, директор знает о прошлом этого загадочного человека, сейчас с фотографии взирающего на девушку черными глазами. Странный… Скрытный. Негативный персонаж, комок эмоций и злобы. Однако просиживая в подземелье за проверкой эссе в кабинете профессора, Аллегра перестала замечать тьму в нем. Почему? Абсолютно деловые отношения, и ни единого намека на принадлежность Лорду. Конечно, после ненужного всплеска эмоции в прошлом году с её стороны, Снейп возможно стал осторожнее. Интересно кто за кем следит больше? Девушке казалось, что он наблюдает за ней, так же как и она за ним. Это очевидно, шпионит для отца. Никто не подозревает о её способностях. Аллегра была дочерью вейлы, бросившей своё дитя на воспитание нерадивому папаше. Амикус искал хоть один намек на какие-то силы, но их не было, девочка выросла обычной ведьмой, не способной на иную магию. Да она и сама так думала, пока в прошлом году не обнаружила в себе дар. Необычный дар менять внешность, наподобие оборотного зелья. Стоило только представить себя кем-то, как отражение в зеркале менялось, и она превращалась в этого человека. Проявилось это странно, она едва не попалась, когда сильно злилась на Анжелу Кромсбери за испорченный наряд. Девушка прожгла парадную мантию Аллегры на рождество ради шутки.

Она стояла у раковины в туалете на третьем этаже, пытаясь привести в порядок обожженную ткань. Злоба, охватившая её в тот момент, принесла в организм какие-то новые ощущения, и ненароком взглянув в зеркало, девушка отпрянула. В отражении была Анжела. Всю ночь Аллегра стояла в этом злосчастном туалете, пытаясь вернуть себе привычный вид, и спустя четыре часа попытки увенчались успехом. Научиться контролировать эту странную способность удалось довольно быстро, главное знать какие ниточки сознания дергать. Этот дар остался маленькой тайной, если бы кто-то узнал о нем, девушка бы уже тогда отправилась покорять просторы темной магии под крыло своего отца, уверенного в восстании Лорда.

Бегло просмотрев остальных студентов за 1978 год, Аллегра наконец наткнулась на нужного персонажа. Рыжеволосая девушка улыбалась и махала рукой с фотографии. Эванс… Лили Эванс.

— Привет. — Послышался знакомый голос.

Она повернула голову и увидела четверокурсницу, просиживающую штаны в библиотеке подобно ей самой.

— Привет Гермиона.

— Чем занимаешься?

Девушка взглянула на книгу.

— О, выпуски. Я просмотрела их все еще на первом курсе.

— Смотри, это отец Гарри. — и она указала на того самого парня из воспоминаний Снейпа, который кинул в него скомканным пергаментом.

Гермиона села на соседний стул и с неподдельным интересом начала разглядывать фотографию Северуса.

— Не изменился совсем, верно? Зачем тебе альбом? — спросила она с любопытным взглядом.

— Просто так, не знала чем время убить. — солгала девушка. — Ты знаешь её?

Мой палец остановился на фотографии рыжеволосой Гриффиндорке.

— О, конечно, это мама Гарри, а что?

— Просто лицо какое-то знакомое, наверное Гарри похож на нее. — Озвучила элементарные мысли Аллегра.

И правда. Зеленые глубокие глаза парня принадлежали его матери, ровно как и доставшиеся непослушные волосы и все остальное, доставшееся в наследства от Джеймса Поттера. Но тогда… Тогда любовь Снейпа мертва… Неужели он любит призрак? Что странное прониклось в её душу. Боль? Нет, сожаление, никто не заслуживает такой участи…

— Ты пойдешь на турнир? — Спросила гриффиндорка.

— Да, наверное. — С задумчивостью в голосе ответила Аллегра.

— Увидимся там.

И девушка, прихватив с собой какой-то громоздкий фолиант, скрылась за стеллажами.

Следующие события были чудовищными. Жизнь пошла кувырком, хотя и до этого назвать её положительной не было возможности. На турнире погиб Седрик Диггори, и по словам Гарри Поттера, видевшего его смерть, восстал Темный Лорд. Слизеринские выродки были правы… Что ж, стоило готовиться к самому худшему. Забыв о Лили Эванс, Аллегра углубилась в тяжелые мысли о грядущем будущем. Траур в школе волнами отчаянья накатывал на студентов. А Снейп стал скрытнее, вежливо отказался от помощи в проверки домашних работ, ходил чернее тучи. Вернулся… Он вернулся к Тёмному Лорду! Жалкое ничтожество, мерзавец, снова примкнул к тьме. Подозрения не выходили из головы. А это ужасное лето, хотелось забыть, но она будет помнить его до конца своих дней. Желание скрыться от действительности привело девушку к отчаянному шагу — ругань с отцом. Круциатрусы, отвратительная мера воспитания должна была подействовать, но это в очередной раз показало, что нужно молчать. Никто не верил в возрождение Темного Лорда, хотя Гарри Поттер отчаянно уверял всех, даже в Ежедневном Пророке не печатали об исчезновениях людей, о которых рассказывал Амикус. С этого лета Лорд начал набирать силу, а Слизерин готовился принять метку.

Это лето стало последней каплей. Бежать… Крайняя мера, которая должна быть спасительной. После окончания школы, она сбежит, подальше от наступающей на пятки тьмы и карьере пожирателя. Аллегра была слишком умна, возможно она смогла бы стать одной из самых приближенных к Лорду, её таланты в магии, организованность… Да еще и дар перевоплощения, нельзя чтобы кто-то узнал о нем…

* * *

Рука взмыла в воздух. Профессор кивнул.

— Зелье глоток надежды, дает чувство надежды, веры в лучшее. Помогает после встречи с дементорами. Время действия: 2–3 часа.

— Пять баллов Слизерину. — С ухмылкой сказал Снейп.

Ничего не изменилось, Аллегра продолжала учиться и зарабатывать баллы, жизнь текла своим чередом, вроде бы… Но на самом деле все разговоры в гостиной между слизеринцами крутились вокруг возрождения Лорда. Ощущение безысходности подавляло остатки положительных эмоций. Всё больше в сердце занимал страх. Хотелось спать по ночам, но любой шорох заставлял содрогаться. Как будто все кошмары оживали, собирали остатки энергии, казалось, что из платяного шкафа вылезет Боггарт. На что был похож её боггарт? — Наверное, на любого пожирателя смерти, или даже банально на самого Лорда. Боль в груди девушки усиливалась, Снейп перестал общаться с ней совсем, она так боялась за него, боялась, что он участвует в убийствах и похищениях, все же надеясь на лучшее, не готова была принять его сущность…

* * *

(От первого лица)

Я сидела в библиотеке, и смотрела на тарабанящий по стекла ливень. Громыхания и порывы сильного ветра заставляли окна и рамы дребезжать, казалось замок не выдержит таких захлестываний. Стихия поздней осени вступила в свои владения. Внезапно сквозь темень туч, увидела маленькое черное пятнышко в небе, оно увеличивалось, сносимое порывами нещадного ветра, приближалось. Интересно, кто отправил сову в такую погоду, и кому это послание? Но птица становилась все крупнее, и летела прямо на меня. Когда она приземлилась на подоконник прямо около моего окна, я узнала в нем нашего домашнего филина. И какого черта отец решил послать мне письмо в такую непогоду? Кое-как справившись с задуваемыми потоками ветра, открыла окно, и промокший посланник ступил когтями прямо на мое эссе по чарам. Незамедлительно птица была сметена со стола рукой в порыве агрессии. Отцепив небольшой конверт от лапы, я выпустила сову обратно в бушующую стихию. Письмо было на удивление сухим. Заклинание… Развернув конверт, увидела лишь три слова: «В следующее воскресенье…». Сознание рухнуло, а тело обмякло на стуле. Пергамент выскочил из рук и приземлился на каменный пол библиотеки. Еще несколько секунд рассудок пытался осознать смысл этих слов, старался истолковать по-иному, однако как ни крути, всё сводилось к одному. В следующее воскресенье, ровно через десять дней, я приму метку… Почему так рано? Лорду нужна новая сила, не удивлюсь, если отец уже урвал для меня какое-то опасное задание, чтобы доказать преданность своей семьи. Это означало одно: в Хогвартс я больше не вернусь… Жизнь окончена.



Подобрав клочок бумаги с пола, я пошла по замку, гонимая страхом и обидой, куда глаза глядят. Ноги принесли к астрономической башне. Взгляд в пустоту, бесконтрольные движения. Боль, постукивала где-то внутри, но контроля над сознанием совсем не было. Движение и нога оказалась за парапетом. Лицо обдувал ветер, нет, он сносил меня, направляя к неизбежной пропасти. Промокшая насквозь, я готова была к прыжку. Нет выбора…

— Я бы не стал этого делать. — Раздался холодный голос.

Голова повернулась в сторону человека, пришедшего отговорить от отчаянного шага в бездну. Ну почему именно ты?

— Самоубийство не выход, мисс Кэрроу. — Так же спокойно сказал он. — Из любой ситуации.

Он нагнулся и поднял с пола промокший скомканный комок пергамента, исписанный ровным почерком отца. Наверное выпал, когда я перелезала через перила. Мимолетный взгляд в бумажку и Снейп сразу же поднял глаза.

— Слезайте оттуда, мисс Кэрроу.

Но моя голова снова повернулась к пропасти. Высота страшная, казалось, что лечу, парю над землей в сотне метров, как птица. Неосторожное движение, и нога соскользнула с сырой поверхности камня.

— Нееет… — Разорвал дождливое небо мужской возглас.

Рука Снейпа схватилась за мою. Ужас в глазах, я никогда не видела его напуганным. Что до меня? Мне было плевать, была готова упасть, готова умереть, глядя в его черные глаза, утопая в боли, которой не заслужила. Я не кричала, не держалась, просто смотрела на него, без тени эмоций, выскальзывая из скользкой руки человека, который был на стороне тьмы…

— Помогите мне! — Кричал он.

Но поникшая кисть, безвольно висела, не пыталась держаться, когда он из последних сил сжимал мое запястье.

— Отпустите меня. — Тихо произнес мой голос.

— Что вы мелите! Левикорпус!

Ему удалось вытащить палочку другой рукой и направить ее на мое тело, болтающееся в огромном расстоянии над землей. Он отлеветировал меня на мокрый, избиваемый дождем пол астрономической башни, и только тогда позволил себе отдышаться.

— Что вы творите? — Нагнувшись словно после кросса, произнес он.

— А разве это важно? — Потусторонний голос.

Я сидела на полу, снова глядя в пустоту, так, будто ничего не случилось. Снейп подошел ко мне и с силой дернул за плечо!

— Очнись! Ты едва не погибла! — Злобно орал он.

Но мое сознание не решалось реагировать на его тряску. Просто улыбалась, исчезая в слезах, прикрываемых дождем, которые начали катиться по отсутствующему лицу.

— Я хочу умереть, профессор, позвольте мне сделать это, одним пожирателем меньше…

Хлопок, и щека загорелась.

— Идиотка! Каждый волен сам выбирать свою судьбу. — Шипел он.

Но его пощечина не привела меня в чувства, а только больше углубила в странную отстраненность. Я могу сбежать, но если он найдет меня, все равно убьет, так не лучше ли сразу с этим покончить?

— Профессор, не кричите на меня, успокойтесь… — Спокойным тоном произнесла я.

Наверное шок, не знаю, что еще могло его преследовать после таких слов. Снейп схватил меня за плечо и поставил на ноги. Мое улыбающееся лицо, на котором не видно слез из-за дождя, наверное напугало его.

— Что вы несете? Вы только чуть не сиганули с астрономической башни! — Снова сорвался на крик он.

— Мне бы стало легче. — С пустыми глазами ответила я. — Я не хочу принимать метку…

— Смерть это не выход. — Снова перебил он.

Как ни в чем не бывало, я продолжила.

— Как вы нашли меня?

— Заметил вас в библиотеке, с письмом…

Ну конечно, и решил проследовать. Мерлин, почему он не дал мне умереть спокойно? Эта немая сцена длилась совсем недолго. Его обозленный взгляд, на самом деле скрывавший испуг сверлил моё ничего не выражающее лицо. Конечно, Снейп знал, что означало это письмо, и следил за мной по приказу отца, как следил за остальными. Мерзавец, пожиратель смерти… Он подхватил меня под руку и толкнул к выходу…

Глава 3. Двуличная

Снейп смотрел на забитое существо, беспомощно глядящее в одну точку. Глупая, едва не покончила с жизнью, а из-за чего… Из-за безысходности, но даже в сложившейся ситуации можно найти решение, только она этого не видит. Влажные черные короткие волосы, топорщились в разные стороны. Похожа на мальчишку, если бы не ясные серо-голубые глаза, придающие вечно растрепанному виду женственности, таинственности. Возможно длинные волосы превратили бы девушку эталон красоты, тем более ее мать была вейлой, но нет… Она упорно шла против этого, старалась быть незаметной. Северус наблюдал за безмолвной истерикой старосты своего факультета. Состояние выдавали лишь неконтролируемые судороги. Спас её жизнь… Нет, жалеть бессмысленно, но что с ней делать? Эта чертова записка, в ней всего несколько слов. Противится своей участи, в этом конечно есть смысл и даже какое-то геройство, ведь этот промокший ребенок совсем не походил на убийцу, на бездушного пожирателя смерти. В очередной раз Северус убедился, какой же Тёмный Лорд ублюдок, заставляет детей принимать метку, а большинство неокрепших разумов, воспитанных в семье убийц с честью готовы служить Волан-де-Морту, но не она… Мужчина свел два пальца у бровей, на секунду задумался, затем встал, чтобы отыскать в шкафчике противопростудное зелье для себя и Аллегры, ведь время проведенное под дождем на астрономической башне могло оставить отпечаток на самочувствии.

Несколько капель в два стакана с водой и Северус вернулся за стол.

— Пейте. — Скомандовал он, но в голосе не было привычного холода.

Девушка подняла глаза на профессора и молча протянула дрожащую руку за стаканом. Едва не подавившись содержимым, поставила его на место. Мерлин! Что с ней делать! Снейп думал о том стоит ли открыться ей, стоит ли сказать на чьей он стороне, ведь она так боится, что неосторожные поступки и слова могут дойти до её папаши. Хрупкая, болезненная, напуганная, она внушала отцовские чувства этому холодному духу подземелий. Стоит поговорить с Дамблдором. Северус не был уверен, что Аллегру всё же не заманят на сторону Волан-де-Морта, он не имел права рисковать своим положением. Одно ненужное слова, реплика и все полетит на смарку, годы одиночества и служения двум противоборствующим волшебникам. Конечно, Дамблдор не позволит, чтобы с ним что-то случилось, но тогда Северус будет бесполезен в этой войне, а это противоречит всепоглощающему чувству вины перед Лили. Нет, не стоит ничего говорить девушке, так будет лучше, но ей нужна защита, защита от Амикуса, защита от Лорда. Как поступить? Северус был в тупике, отчаянно хотел помочь, укрыть, спрятать, но не имел возможности. Пусть она думает, что перед ней Пожиратель Смерти…

— Мисс Кэрроу…

Но он запнулся, от её взгляда, в котором мелькнула ярость, а воможно даже презрение. Вопрос застыл в ясных глазах девушки, и Северус потрудился ответить опережая мысли Аллегры.

— Я не буду ничего говорить вашему отцу, в моих интересах ваша безопасность, все же я ваш декан, мне не нужны смерти в школе. — Ровно произнес он.

Северус мог нажимать только на эти кнопки, конечно девушка не верила ему, но предпринимать что-то… Черевато.

Разговор закончился так и не начавшись, он не смел кричать на нее за этот глупый поступок. Там на башне, был шок, но здесь стоит вести себя сдержанно. Она ушла к себе, а зельевар остался наедине с мыслями как помочь, как сберечь Аллегру.

* * *

Пожиратель, на стороне Лорда, это очевидно, зачем он спас меня? Я остановилась в коридоре, решаясь куда идти. В спальню, кишащую злобными, тупоголовыми слизеринцами, или наверх, обратно на астрономическую башню?… На самом деле сознание метило на третий вариант, вернуться в кабинет Снейпа, человека способного лишь на желчные речи и сухие реплики, но привычка старалась больше не замечать холода. Лишь черные глаза, в которых не видно собственного отражения… Глаза… Видевшие столько боли, почему мне кажется, что судьба этого монстра была тяжелой и безрадостной? Конечно… Припоминаю… Образ рыжеволосой гриффиндорки, с мягкими зелеными глазами и постоянной улыбки, образ матери Гарри, благодаря ему, я теперь понимаю профессора… Северус, та злоба, которая витает вокруг тебя, исходя из черного сердца, это маска скрывающая печаль и тоску. Ушел в себя и выбрал темную сторону… Но почему ты служишь человеку, убившему твою любимую? Идешь наперекор логике… В голове не укладываются подобные мысли. А может быть все наоборот? Может быть ты на стороне света… Рассудок совсем запутался. Мужчина, спасший меня сегодня был похож на пожирателя смерти, он не предложил помощи, не нужно читать мысли, чтобы понять, что он хочет чтобы я приняла метку, наверняка ему приказали следить за инкубатором Пожирателей… Что делать? Бежать… Нужно исчезнуть из страны, неподчинение грозит смертью… Это туманный шанс на спасение, только теперь за мной следят вдвое, а то и втрое больше… Виновен случай, если бы не Снейп, меня бы уже не было на этой земле. Тело до сих пор дрожит от ощущения, что под тобой ничего нет, а до земли сотня метров. А еще он ясно дал понять, что не скажет отцу, но почему? Второй раз хранит мою тайну, о той истерике в прошлом году не обмолвился ни словом. Странно, куча сомнений поселилась в душе…

Внезапно за углом появилась светлая голова, на секунду выскочившая на свет факела и так же быстро метнувшаяся обратно.

— Стоять! — Крикнула я, глядя на наручные часы.

Ага, пятнадцать минут после отбоя. Последнее время у меня вошло в привычку вымещать злобу на неосторожно гуляющих по ночам студентам. Тишина, никто не ответил, да я и не ожидала.

— Малфой, можешь не прятаться. — Сказала я, подходя к рыцарским доспехам за углом, за которыми прятался мальчишка.

С самодовольным видом, напыщенный чистокровный выродок почти гордо вылез из укрытия и кинул в меня презрительный взгляд.

— Минус десять баллов Слизерину, марш в свою спальню!

Парень фыркнул со всей присущей ему надменностью и пошел в сторону гобелена, за которым находился вход в гостиную зеленого факультета, но не удержался, чтобы напоследок кинуть язвительную фразу, которую я конечно ожидала, но…

— Слава Мерлину, тебя здесь не будет через десять дней!

Эти слова стали для меня еще большим ударом… Откуда, откуда он …? Что за… Но тогда знает весь факультет, и мне уже не отвертеться. Чертов поганый рот отца! Похвастался за свою дочь перед дружками пожирателями. Ничтожество… Ярость бурлила во мне словно забытое на огне зелье, готовое вот-вот взорваться, разнеся лабораторию в пух и прах. Дурацкое ощущение безысходности усилилось в сто крат, придавливало одним из Стоунхенджских камней к земле. Мысли почему-то снова захотели отправить поддатливое тело на астрономическую башню, но взяв себя в руки, я сделала уверенный шаг к гобелену.

— Чистокровие чистокровных. — Сказала я картине, и та открыла проход.

Ну кто придумал этот банальный пароль, нужно оторвать уши Джарету, его затея…

Забравшись под одеяло, попыталась скинуть с себя груз перенесенных эмоций, конечно Снейповские зелья помогут отойти ко сну более чем просто, но мне пока не нужно спать, искать ответ, пока время неумолимо отсчитывало последние дни и часы до вступления в ряды пожирателей, разум искал возможности сбежать, схорониться, но где? Все злачные родственники служат Лорду. Стадо никчемных безвольных кукол. Перемалывая мысли в голове, я не заметила, как неспешное тиканье увело в мир сновидений…

«Я должен поговорить с Дамблдором» — Пронеслось в голове мужчины, наблюдающим за играющими бликами камина на круглом блекло коричневом ковре. Раздражение? — Нет, он уже успокоился, рылся в своей голове, ища ответы, кто бы мог подумать, что из дочери пожирателя вырастет сплошной протест? Тихоня, депрессивное сознание, что же её сломало? Что спровоцировало характер стать противоречивым, а еще эта склонность к суициду… На глазах Северуса подрастало молодое поколение пожирателей, детей, чья палочка не дрогнет перед произнесением смертельного заклятия, сыны и дочери тьмы. Отчаяние, почему видя в девушке нечто светлое, эту непоколебимую борьбу с предназначением, он так хотел помочь ей? Хотя какая борьба, сегодня она едва не покончила с жизнью. Еще до восстания Лорда её речи пугали, её паника настолько очевидна. Родилась не в той семье. Зельевар помнил девочку совсем маленькой, уже тогда она была немного странной, слишком светлая, не напыщенная, другая. Мужчина невольно улыбнулся, вспомнив о детской любви юной Аллегры к своей персоне. Глупенькая, маленькая девочка была через чур положительным чадом, в сравнении к примеру с Драко Малфоем, выдрессированном в чистокровии и ненависти к низшим слоям, но Амикус ведь абсолютно такой же как и Люциус, однако ему не удалось перевоспитать дочь, хотя он не знает об этом, думает, что взрастил отличную наследницу и слугу Лорду. Спустя больше года после душераздирающей сцены, истерики и противоречивых выпадов девушки относительно ненависти к Слизерину и разговоров о восстании Лорда, произошедшей в подземелье, Северус решился заглянуть к Кэрроу, у которых давно не был, да и дел накопилось, нет, он не собирался выдавать её мысли, просто стало интересно, каково её положение в семье. Это было прошедшим летом.

— Как мисс Кэрроу? — Спросил он учтиво.

— Хорошо, готовится примкнуть к нам, изучает темные искусства.

Северус не мог поверить в услышанное, как это возможно? Амикус с гордостью говорил эти слова, без единого намека на сопротивление девушки, а даже наоборот, словно её мучила жажда, предвкушение…

Её фигура появилась в дверях кабинета, где двое пожирателей вели неспешную беседу.

— Аллегра, дорогая! — Сказал темноволосый мужчина, отпивая из стакана виски. — Не составишь ли ты нам компанию, мы как раз обсуждаем дела насущные…

Глаза. Ясные серые глаза, в них не было ничего. Вся её сущность выражала странную отчужденность, нескрываемое высокомерие. Она зашла в помещение, гордо задрав нос, как истинная дочь своего отца. Ни один мускул не дрогнул при виде Северуса, который, возможно пришел, чтобы рассказать о происшествии в Хогвартсе, пускай оно было год назад, но он не думал, что Аллегра могла забыть опасность, которой являлась осведомленность Снейпа о её политике. Странно, от неё веяло холодом, иная, не та девушка… Подменили. Даже внешность, аккуратно расчесанные волосы и легкий макияж, в своем поместье она была юной женщиной. Конечно, когда мужчина покинул дом Кэрроу он долго размышлял над её поведением, заинтересовала… Заинтересовала мастерской актерской игрой, неужели Амикус не знает её мысли? Как тяжело, наверное, стоить из себя аристократку, когда по сути являешься просто милым, лохматым мальчишкой… Милой одинокой девушкой. Северус ухмыльнулся в который раз, когда слово «Милая» врезалось в сознание, отдавая каким-то непониманием. Казалось, в его черствой, холодной голове не может быть подобных ассоциаций, но ничего кроме, на ум не приходило, это слово, словно вытравливало и коробило его рассудок. В последствии Северус начал задумываться о том, что является её настоящим образом? Быть может, быть ролью было то, что он видел в Хогвартсе? Но черт побери именно сегодня он узнал, что его подозрения пусты и ничтожны. Она едва не покончила с собой сегодня, как печально. Значит мальчишка-тихоня — это все же её настоящее я. Как же тебе помочь Аллегра…

Глава 4. На пути к самообману

Его грация, невыносимая таинственность, отягощающая сознание внешность, сложилась из оттенков скрытности и болезненной агрессии, он сам себя слепил таким. Образ был выдрессирован и доведен до ума множеством лет одиночества и чувства вины. Окружение, он нашел счастье в книгах, которые стали друзьями, а к зельям он относился как к духовным любовницам. Но эта страсть была вызвана деградацией эмоций и чувств, за недостатком живых людей, женщин, собеседников, от которых он сам отгородился. Морщины напоминали рисунок тоски всего мира, неровная складка меж бровей, уголки губ, стрелками указывающие вниз, он слишком много хмурился, и даже в одиночестве, нередко замечал за своим лицом бесконтрольные эмоции. Среди уродливых отражений реальности, в которой не было места простым человеческим радостям, он пал духом, но искусно делал вид, что держится, от этого становился еще более суровым и требовательным к окружению. А кто был его окружением, — студенты? Дамблдор? Лорд… Да, вся эта пелена из людей, которых он совершенно не хотел видеть, дышать с ними одним воздухом, превратила Северуса в хладного монстра, черную летучую мышь подземелий, хотя может они не виноваты… Он один повинен в своей судьбе, написал собственный персонаж сквозь тернии ошибок, сквозь её смерть. Лили… Она была иной, не такой как другие, а может и обычной. Северус видел в ней идеал, воплощение его самых сокровенных мечт, безукоризненную девушку, которая предпочла другого. Чувства к ней сильны, и живы до с их пор, вот только предмет его сладостных мук уже давно не в этом мире. Мысли снова заставили подойти, нет, просто за шкирку поволокли его к каменной чаше со светящимися бликами, отголосками прошлого, моментами, где Лили была счастлива, жива… Она была и осталась несбывшимся, недостижимым. «Несбывшееся», он вновь и вновь тянул к нему руки, но не мог ощутить, ведь в омуте памяти она была лишь дымкой, бездушной декорацией воспоминанием, от которого раненый зверь не мог отказаться. Снова и снова плыл по картинам прошлого, наблюдая за её улыбками и мимикой. Акт величайшей красоты, приписывающий девушке божественный лик: рыжие волосы лежали россыпью рубинов на плечах, зеленые глаза напоминали волны несбывшихся желаний, в которых тонул черноволосый паренек, тихоня… Безусловно, Лили создавала впечатление небогатой, но, казалось, одаренной подчинять себе место, людей и вещи девушки, как подчинила себе Северуса, непреднамеренно. И не один он был в восторге от этого огненно рыжего создания. Вокруг нее всегда была толпа, мародеры… Ведущиеся на эту магию гриффиндорцы. Они попили кровушки у зельевара, и отобрали самое родное и сокровенное, коим он так никогда и не овладел. Маглорожденная, она не была вейлой, но всегда могла управлять остальными, не прилагая к этому никаких усилий. Обладание этой девушкой духовно, эта цель не осуществилась, лишь осталась тупой болью где-то в отдаленных уголках затвердевшего сердца…

* * *

Кто он? Быть может легкий ветер, сомнительно развевающий духоту, или морозный день в череде зимних месяцев? Не живой, словно изваяние, бессловестный инфернал, одна из марионеток Темного Лорда. Злобный, суровый профессор зельеварения, простой учитель, за маской которого скрывается убийца. Сторона света… Почему-то кажется невозможно сопоставлять Снейпа и свет как таковые. Это что-то из серии запретной секции.

Раннее утро, слишком рано для подъема и слишком поздно для последних минут сна. Книжка в руках, бесполезное чтиво, для убийства времени. Буквы не складывались в слова, плыли смутными очертаниями черного по белому. С хлопком страницы закрылись, и фолиант был выброшен на пол. Невольный взгляд на кресло. Что привлекло в грубой потертой ткани предмета мебели? Заинтересовало то, чего там быть никогда не могло. Пустая затея, все же согревающая душу психическим расстройством, заставляла думать о чем-то неестественном, несбыточном. Сосредоточенное усилие помогло мне увидеть Северуса почти ясно: сделав это, я почувствовала еще большую неудовлетворенность, ничего кроме очертания мужчины с суровым взглядом, сидящего со скрещенными на груди руками представить не удалось. Образ высокомерия очерчивал острые скулы и черные глаза, крючковатый нос предполагал строгость. Нет, он не может быть иным. Но почему в детстве он казался другим, каким-то более реальным, эмоциональным, открытым? Этот идеал растворился, практически в первый же день поступления в Хогвартс. Не добрый, желчный, гиперхолодный… Как мог совершиться самообман, пускай и в столь юном возрасте? Что-то заныло в душе, по-видимому «сердечная мигрень», — чувство, которое я хорошо знала, но не придавала ему особого значения, оно появлялось всякий раз, когда мысли уводили слишком глубоко, набирали обороты несбыточной любви, заглушали трезвый рассудок, плевали на очевидную невозможность развития отношений между нами. А потом… Возвращение к реальности, словно камнем к земле, и ты начинаешь переживать каждый день как данность, лишь изредка кидая косые взгляды на преподавателя, который никогда не обратит внимание на твое ничтожное существование. Вчера на астрономической башне он спас меня… Не пойду больше на такой крайний шаг, потому что именно Северус сохранил мою никчемную жизнь, решил за меня. Не позволил пропасть, упасть и разбиться, подарил мне лишние глотки кислорода, нарисовал новую линию на ладони, продлил. Глупая… Теперь ты обязана существовать, из-за его геройства, не подпитанного истинными мотивами, но все же геройства. Любовь вырастила меня глупой. Северус вырастил меня иной, благодаря ему, я не такая как все эти чертовы дети Слизеринцев. Именно эти чувства вызвали рецидив развития не по указке, в неокрепшем организме. Считала его принцем, но мой характер, увы, не изменился, после того, как узнала истинное лицо «идеала» в стенах Хогвартса. Северус, только в своих мечтах я могу произносить это имя, тот день, когда оно слетит с моих губ и с факультета не снимут сотню баллов, будет самым счастливым. Красная дата календаря будущего, которая никогда не осуществится. Певучее имя заставляло трепетать ускользающие теплые чувства, разбазаривало частички души, разбитые и снова склеенные без каких-то мелких осколков та самая душа, была словно ваза с водой, которая протекала.

Завтрак в Большом зале, один из последних завтраков в тихой обители. Пускай в замке было много того, что вызывало негатив, но в общем и целом это место было домом, родным, неприкосновенным. Волшебный потолок сегодня не капал дождем, и лишь мелкие серые тучки застилали бескрайнее небо. Преподавательский стол пустовал, лишь профессор Вектор медленно подносила вилку ко рту, читая в этот момент книгу, находящуюся в другой руке. Пару раз она даже не закладывала пищу в рот, вместо этого железный предмет касался ее губ и опускался обратно к тарелке, странная, она даже не замечала, что жует пустоту, интересно, что же это за книга такая? Роман, наверное, женщина всегда мне казалась мечтательной… Оказывается я пришла одной из первых, но ничего кроме печенья и какао в горло не лезло. До занятий еще было сорок минут и собираясь провести их библиотеке, я встала из-за стола и поплелась в сторону выхода.

— Привет. — Послышался приветливый голосок проходившей мимо девушки, входящей в зал.

— Привет Гермио… — Но договорить я не успела.

Голова непроизвольно повернувшаяся в сторону девушки, встретилась с чем-то твердым, но в то же время мягким. Фигура была выше меня, но по ряду пуговиц, неприятно встретившихся с моим лицом, я черт побери уже знала кто это. Нервно сглотнув, подняла напуганные глаза, которые уперлись в черный обозленный взгляд.

— Профессор, извините. Секундное замешательство, я все еще стояла, слишком близко, не в силах унять шок.

— Может быть, вы дадите мне пройти мисс Кэрроу? — сказал жесткий голос.

— П. простите профессор. Отпрыгнув в сторону, проглотила еще один комок, а Снейп продолжил свой путь в зал как ни в чем не бывало. Слава богу я не гриффиндорка, тогда бы досталось. Не в силах пошевелиться, как идиотка стояла, наблюдая за развевающимися полами удаляющейся черной мантии.

— С дороги Кэрроу! Чего встала на проходе! — послышался нахальный голос. Меня с силой толкнули, и я врезалась в дверной проём.

— Эй! Малфой! Какого ты себе позволяешь? — гневно кинула я. Но он не ответил, шел в сопровождении двух бугаев, даже его белый затылок говорил об излишней надменности. Чертов придурок. Ладно, я еще поквитаюсь с тобой, противный выскочка! Белобрысый вонючка! Сознание плевалось ядом в сторону шайки удаляющейся троицы, как будто что-то можно было изменить. Истинный сын своего отца, трусливый аристократ, невоспитанный под прикрытием воспитанности. Совсем недолго я метала молнии, затем двинулась к библиотеке, на ходу охлаждая пыл. Как бы ему отомстить за этот некрасивый выпад в сторону старосты? Последить что ли?

Атлас, простая немагическая книга…. Куда мне отправиться? Где смогу существовать, и не умру от голода и холода. Развернула огромную карту на столе. Тааак, Испания… Нет, нельзя, там одно из наших поместий, нужно что-то неброское, где никто не станет искать, место, которое на карте даже под лупой с трудом можно отыскать. Чехия? Нет, почему мне пришла на ум Чехия? Это же один из обителей темных искусств… Возможно Филлипины… Ох, нет же. Закрыв глаза, я просто ткнула пальцем в первое попавшееся место. Им оказался город Црквице в Черногории. Поначалу даже улыбка взошла на лицо, но внезапно осознала одну вещь, страна соседствовала с Албанией, одним из мест обитания Темного Лорда. Что-то камнем свалилось вниз, и все нутро впало в уныние. Куда… Вторая попытка принесла больше радости, место под названием Пуэрто-Касадо в Парагвае, далеко, и наверное безопасно. Безликая радость туманом заволокла сознание, странно позитивно, и в то же время удушающее досадно. Что ж, Парагвай, так Парагвай…

Внезапно накатило странное ощущение, я покраснела от нахлынувшего стыда, запоздалой реакции встречи с профессором. После шока, встретилась с Малфоем и его шайкой, они вывели из ступора. Северус был так близко, я могла изучить сетку ткани его сюртука, потертые медные пуговицы в мелкую царапину, а подняв лицо лицезрела поры кожи… Почему именно сейчас странное ощущение затеплилось где-то в животе. Запах, я не запомнила запах, потому что не дышала, какая неудача! Это столкновение… Я зарылась в ладони лицом. Мерлин, о чем я думаю?! Пускай от него веяло загробной мерзлотой, но он был так близко, впервые за долгое время. Даже ребенком, влюбленной маленькой девочкой, чувствовала его незатейливые прикосновения, необременяющие взъерошивания волос… Уже тогда я внимала этой таинственной силе, рождавшей в теле дрожь… Но сегодня, эта дрожь была рождена в женском теле, в теле сформированной девушки. Желание… Желание быть еще ближе, прижаться… Новая волна постыдных мыслей заставила лицо превратиться в спелый помидор. Перед кем чиниться? В библиотеке никого не было, но я стыдилась как нашкодивший ребенок. Всегда старалась не позволять похотливым мыслям занимать место в горящей любовью голове, но картины эротического характера, то и дело вспыхивали в неспособном поставить барьер против них, рассудке. Глупая, снова не могу удержаться, от того, чтобы не представить Северуса в своих объятиях, но отталкивая ни в чем неповинные мысли, все больше приклеивала к себе клеймо влюбленной школьницы. Зачем Снейп пришел к нам в поместье этим летом? Конечно, дела с отцом. Но от одного взгляда на него, жестокая чистокровная маска словно растворилась, и после его ухода, я ляпнула отцу о своем нежелании принимать метку. Это была серьезнейшая ошибка, едва не приведшая к апокалипсису. Все оставшееся лето провела запертая дома, под наблюдением и контролем домашних эльфов. Актерская дрессировка пошла на смарку, и возможно, именно этот инцидент повлиял на столь скорое решение принятия меня в «семью» пожирателей смерти, осквернителей рода волшебников. Сама вырыла себе могилу…

Тут мимо меня прошмыгнула взъерошенная рыжеволосая девушка, кажется Гриффиндорка, еще одна из Уизли, наверное забыла что-то подготовить к занятиям, раз так рано в библиотеку пришла, нет, прибежала, кажется даже запыхалась… Она напомнила мне о Лили, часто я вспоминала о ней, погибшей так давно от рук самого Темного Лорда. Подлец, он забрал его любимую… Недавно, я заперлась у себя и наложила на комнату огромное количество защитных чар с одной целью… Небольшое зеркало в дверце шкафа отразило Гриффиндорку с огненными волосами и изумрудными глазами, которая заняла сердце Северуса навсегда. Сколько мыслей было в голове после того как я узнала правду о его чувствах? Миллион… Миллион стенаний и боли, принесшей потасканное разочарование. Осталось девять дней до принятия метки, прямо поминки какие-то. И именно сейчас в угоду времени в голову начали проникать омерзительные мысли. Я хотела стать ей на время, обмануться и обмануть… Все прошедшее лето терзала себя этими гнусными мыслями, старательно выкидывала из головы детские надежды, что Северус полюбит и примет меня такой, какая я есть, но они отметались за неимоверной глупостью. Я не имею на это право, это изнасилует душу, убьет его, и меня… Даже за такие мысли хотелось взять канделябр и со всей дури приложить железку к виску, подобно домовому эльфу, сказавшему о своем хозяине нечто неприемлемое. Эти суждения заставляли тело содрогаться в неприязненном порыве, словно съела что-то горькое, или наоборот кислое… Время, время, время, возможно я больше никогда не увижу человека, которого отчаянно люблю… Нет! Брось Аллегра, ты не можешь так поступить с собой и с ним! Это низко и отвратительно, тем более он не поверит, что перед ним стоит мертвая девушка, по которой он так нестерпимо скучает, просто убьет тебя, или того хуже. И сейчас… Этот жестокий план изрезал душу перочинным ножом, и запирать его на задворки мыслей не получалось…

Глава 5. Повод

Я чувствую твой ветер на губах… Почему твой? Все просто, я так решила, решила, что порывы именно этого потока, ворвавшегося в комнату через открытое окно, поднимали твою черную мантию, изящно разрезающую воздух всего несколько секунд назад. Ты стоишь на берегу черного озера под вековым дубом и всматриваешься в ночную гладь. Ночь темна, но она яснее дня в сравнении с твоими глазами. Угрюмая складка меж бровей, о чем ты думаешь? Почему пришел именно туда? Почему мое сознание, не подвергающееся какой-то логике, нарисовало фигуру в черных одеждах у воды? Как планируется работа мозга? Странно все это.

Сегодняшний день был обычным, серым, безликим, но все же потерялся, отсчитал себя до неминуемой даты побега, который планировался на следующую субботу. Изменить внешность и жить где-то вдали от жуткого предназначения, уготованного судьбой, нет, отцом. Слово «судьба» здесь неуместно. Эта пятница закончилась, оставив ровно восемь дней. Ничего интересного: пары по магловедению с пуффендуйцами, гербология с ними же, и зельеварение с Гриффиндором. А затем домашняя работа, много домашней работы, еще больше домашней работы… Серость дня вызвала лишь безысходную тоску, сравнимую, пожалуй, лишь с любым другим учебным днем. Время наступает на пятки. Ужасный план в моей голове, что он предвещает? — Жизнь в муках за ошибку, которую нестерпимо хочется совершить. Лежа в кровати искала способ остановить мысли. Расплаты не будет, есть пока шанс передумать, но открещиваясь от него, я всё больше думаю о том, как совершить это омерзительное злодеяние… Завладеть его сердцем в облике другой девушки. Рыжеволосая Гриффиндорка с зелеными глазами и лучезарной улыбкой, помоги мне. Хотелось почувствовать его любовь, обмануть себя хоть ненадолго. Нет, определенно я не могу придти к нему в кабинет после отбоя в фальшивом образе, он не поверит, выяснит кто я, а затем убьет. Нет, сначала может отчислению с позором из Хогвартса, а потом убьет. В голове представилось мгновенное появление отца после возможного инцидента: злоба, круциатрус, ругательства, снова круциатрус, а затем возвращение к главной проблеме — метка, ну и ненароком еще парочка круциатрусов. Я уже чувствовала, как несуществующая татуировка прожигает предплечье и нервно сглотнула. Что делать? Как осуществить сомнительную мечту? Суббота, поход в Хогсмид… Снейп редко выбирается в деревушку, лишь пару раз я видела его заходящим в Кабанью голову. Велик ли шанс, что он внезапно захочет туда пойти? Даже если и пойдет, то что тогда? Каковы мои последующие действия. Ухмылка в темноте. Представляю картину: грязное замызганное помещение паба, застарелая грязь на полу, выпившие волшебники неизвестного происхождения. Дверь открывается, и на пороге возникает улыбающаяся девушка, погибшая четырнадцать лет назад. Снова занавес. Аплодисменты. Ну конечно у Снейпа на барную стойку упадет пачка от такого зрелища, возможно инфаркт глаза случится, или инсульт, но стоит ли только ради этого пудрить ему мозги и выставлять на показ свою силу? Потрясающе идиотский план… Что же делать?

* * *

Поиски избавления от зыбкой тоски принесли его к холодному озеру. Что он высматривал в подернутой рябью темной воде? Сквозь едва различимую гладь в свете луны можно было различить фантастические образы древних чудовищ, но они были лишь плодом воображения. Пришел подумать? Может, вот только мысли пугливо прятались в голове, не желая вступать в полемику друг с другом. Устал, тяжелый рабочий день, а впрочем, такой же как и всегда… Вздох. Холодный осенний воздух кольнул легкие, но почему-то стало легче. Раскидистый дуб возвышался огромной тенью, навевая старые воспоминания. Именно под этим деревом располагалась обитель его встреч с Лили… Как часто они, склонившись над учебниками, сидели в компании друг друга и просто занимались Арифмантикой, или Зельеварением? Северусу было плевать на занятия, он просто незаметно из-за книжки наблюдал за её аккуратным профилем, сосредоточенностью глаз сверливших строки, покусыванием губы. Рыжие локоны, словно ручейки, стекали по хрупким плечам, создавая впечатление, что девушка объята огнем. Мужчина подошел к массивному стволу, аккуратно переступая через корни, приложил руку к прохладному дереву, и закрыл глаза. Он словно впитывал энергию прошлого, отсеивая ненужные сцены, происходящие у подножья дуба во все времена Хогвартса. Его воображение оставляло только детали связанные с ней. Шероховатая поверхность коры оставляла вмятины на его ладонях, он не замечал, насколько сильно прижал руку. Было ощущение, что он пытается толкнуть неподдающуюся тяжелую дверь в прошлое. Внезапно порыв ветра подхватил мантию, и она резким движением встрепенулась, оставив глухой звук хлопка ткани о воздух.

* * *

Никто не пригласил в Хогсмид, потому что друзей у меня не было и нет. Тишина в гостиной Слизерина, редкое явление, но вполне понятное, все увлечены прогулкой, или просто спят без задних лап в выходной день. Что до меня? Обычное состояние, книга в руках, теплый камин, согревающий ноги и чашка горячего какао. Невысыпание привело к бездействию, все мысли по составлению плана улетучились с приходом нового дня, с пробуждением страха за чудовищные рассуждения.

— «Шанса возможно больше не представится, никогда… Ты слышишь меня? Ты больше никогда его не увидишь!» — шептало подсознание.

Однако второй голос отговаривал от действий, ставя совесть в неуютное положение.

— «Кто ты такая, чтобы ворошить его прошлое? Не имеешь права на такой безрассудный поступок».

— Не имею, но время…

— «Да что время! Ты будешь винить себя за этот поступок всю оставшуюся жизнь, это убьет его!». — Убьет пожирателя смерти? Убийцу? Не смеши, я всего лишь получу желаемое, и исчезну из его жизни.

— «Стоп! А что, прости, ты имеешь ввиду под желаемым?».

— Не знаю…

— «Мерлин, ты просто хочешь его использовать! Кто давал тебе право на такие действия?»

— Неправда, я люблю его…

— «Любовь должна быть платонической!»

— Но это невозможно…

— «И физическая страсть успокоит тебя? Неужели сможешь насытиться?» — Придиралась совесть, ища пути к отступлению.

— Нет, но это все, что у меня может быть…

— «Ты не права, ой как не права, ты хочешь совершить грех…»

— Знаю, и совершу…

Этот бессмысленный диалог в голове подогревал чувство неуверенности и провоцировал действие и бездействие. Совершить акт неправомерной любви, воспользоваться случаем? И кто вообще сказал, что такая возможность представится? Попытать ли мне сомнительное счастье? Отчаянно хочется твоих прикосновений, зарыться в иссиня черные волосы, вдохнуть их аромат. Почувствовать руку на своей спине, медленно выводящую узоры по вздрагивающей коже. Даже от простых мыслей кровь закипает, а тело начинает бить дрожь, дрожь предвкушения… Северус, мне отчаянно нужны твои ладони, я буду покрывать их невесомыми кроткими поцелуями. Хочу ощутить твои губы на своем теле, хочу кричать от твоих прикосновений, стонать от ласки, запрокидывая голову ввысь, извиваться в твоих руках…

* * *

Слава Мерлину Филч сказал, что она не ушла в Хогсмид, иначе пришлось бы посылать за ней сову. Ну что за напасть! Полчаса назад прилетела эта птица, испортившая и без того поганое настроение! Именно сегодня привезли новую партию ингредиентов для школы, а совами их не посылают, из-за нестабильности субстанций. Каминная сеть тоже может испортить их встряской. Выходной для Северуса конечно что-то нереальное, но плестись в Косой Переулок совсем не хотелось, да еще эти зелья для больничного крыла, не вовремя поставленные на огонь, требуют тщательной слежки и помешивания. Аптека закрывается через час, а завтра всеобщий выходной. Чертов преподавательский состав отдыхает, а единственная рабочая лошадка Макгонагал дежурит в коридорах вместе с Филчем, и некому заменить его в лаборатории. Ингредиенты для зелий забирал он лично, проверяя их качественность, и не обвесил ли его старик Розвальд, хитрый аптекарь, любит наживаться на невнимательности клиентов. Единственный плюс, он сможет посетить Дырявый Котел, хозяин Том задолжал ему бутылку Огденского Виски за одну услугу. Что ж, от хорошей выпивки никто не отказывается.

— Чистокровие чистокровных! — Рявкнул Снейп гобелену второпях.

«Умоляю, будь здесь!» — Она единственная из студентов, кому можно поручить важное задание, последить за зельями, и они даже не взорвутся. Его совершенно не интересовал инцидент, произошедший пару дней назад, когда девушка едва не спрыгнула с астрономической башни, повторная попытка к самоубийству не совершалось, и он выкинул из головы растрепанное создание с влажными волосами, с ногами забравшееся на стул в его кабинете. Но сейчас, ему нужна помощь, и староста вряд ли откажет. Аллегра сидела на кресле возле камина и невидящим взглядом смотрела в книгу, словно в отражение мыслей. Да уж, вряд ли она вообще что-то соображает.

— Мисс Кэрроу!

Реакция не удивила, она резко дернулась и гулко захватила воздух, с испуганным всхлипом. Книга резким движением вырвалась из рук и упала на каменный пол. Её зрачки расширились от страха. Северус стоял, ожидая когда девушка придет в себя от его внезапного вмешательства, но она молчала, глядя на него полоумными глазами.

* * *

Дернулась? Это мягко сказано, тело прошиб холодный пот и судороги. Пульс сделал рывок, причинив тупую боль сердцу. От одного взгляда на темную фигуру декана, которого я только что представляла в «нерабочей обстановке» едва не затошнило. Галлюцинация? — Наверное… Его что притянуло на мои мысли, от которых в животе начинали щекотать жучки? Стоит, ждет, пока приду в себя. Недовольная гримаса являла миру нетерпеливость. Что ему нужно?

— Следуйте за мной. — Скомандовал он.

Но не успела я открыть рот, как последовала фраза.

— По дороге объясню, мало времени.

Вот так сухо, черство. Профессор развернулся и шагнул по направлению выхода из гостиной. Что ему нужно от меня? Надо было придти именно в тот момент, когда я о нем думаю. Не слишком быстро вышла из ступора, и уже плелась вслед за профессором стыдливо понурив голову, как будто он застал меня за каким-то недостойным занятием, а он и застал… Снейп назвал пароль и рывком открыл дверь в кабинет. Его явно что-то раздражало. Черные глаза метали молнии, а губы едва заметно двигались, нашептывая какие-то ругательства. Надеюсь эта злоба не из-за меня? Так же грубо толкнул еще одну дверь, в его личную лабораторию. Небольшое напряжение в позвоночнике, остановило меня на полпути к его святыне, к обиталищу котлов и зелий. Бледное лицо профессора высунулось в проем.

— Я долго вас ждать буду? — Рявкнул он.

Обычно такие слова вводят в еще больший шок и не решительность, но тело решило иначе. Быстрым шагом преодолела расстояние до двери, а затем до профессора. Да, редко я бывала здесь, только когда он просил что-то принести, в моменты наших с ним проверок эссе студентов. Это место буквально пахло Северусом. Ингредиенты в банках, аккуратно сложенные по полочкам, два рабочих стола грубой работы, заставленные стеклянными колбами, несколько котлов, два из которых стояли на огне. Он что-то варил, и пахла эта гадость несвежими кабачками, от чего нос автоматически изобразил неприязнь. Снейп склонился над котлом и что-то сыпал туда, похожее на порошок одолень-травы, отчего небольшой столп синего дыма взвился в воздух.

— Мисс Кэрроу. — он повернулся ко мне, глядя на наручные часы. — Ровно через тридцать три минуты добавьте сушеных златоглазок, помешайте против…

— Я знаю как готовить Костерост, профессор. — перебила и сразу же пожалела.

Перебивать Снейпа вообще было опасно для жизни. Его злобный взгляд просверлил меня насквозь, вгрызся в самую душу, от чего стало несколько неприятно. Но порыв животного страха, обычно случающийся при виде его негатива, готового вырваться наружу волной усмешек, приправленных сарказмом, не нашел выхода наружу. Лишь нервно сглотнув, я приготовилась слушать. Однако зельевар был иного мнения.

— Как закончите, вы свободны.

Снейп пересек лабораторию, беря с вешалки теплую мантию, оставив меня в недоумении, в помещении пахнущем не ахти как.

— Куда вы, профессор? — Машинально отреагировал рассудок.

Мужчина повернулся, на этот раз взгляд имел замораживающее действие, и название ему: «не ваше дело». Я старалась сохранить самообладание, и не впасть в панику от черноты его глаз. Везение, он удостоил меня ответом.

— Я обязан перед вами отчитываться? Просто выполните просьбу, и отправляйтесь к себе. — Ровным, но напряженным тоном сказал он.

Развернулся и ушел из комнаты, не удостоив меня большим вниманием. Слово «гад» завертелось на языке, но озвучить его не удалось, язык словно засох в не менее сухом от возмущения рте. Оставил меня в обнимку с котлом, и помахал ручкой, что ж, остается только выполнить задание. В голове мелькнула мысль, а ведь это честь, помочь профессору. Не думаю, что он кого-то допускает до своей работы, тем более приготовления такого сложного зелья. Костерост конечно почти готов, но все равно… Почему он попросил меня? В душе зажегся какой-то странный довольный огонек, но сразу же померк. Я всего лишь староста, его опора, не более того. Кулаки сжались, а зубы стиснулись, сначала страх перед его глазами, затем радость, от доверия, а теперь гнев от несправедливости. Чудесный букет эмоций! Взяв с полки потрепанный переплет, я внезапно передумала, и поставила книгу обратно на полку. В ближайшие полчаса его не будет… Мерлин! А как же мой план? Если бы я только могла знать куда он направился, чтобы пойти следом! Нет, он не осведомил, сколько же в нем негатива! Взгляд скользнул на шкаф, в котором хранился омут памяти. Зачем? Что нового я увижу там? Но ноги сами пошли в сторону злосчастных воспоминаний.

— Веритасерум.

Ничего не произошло. Черт, он сменил пароль. Встряхнув головой от негодования, начала нарезать круги по кабинету Снейпа. Куда он мог отправиться? Зубы стучали от непреодолимого желания узнать пункт назначения… Стол! Руки начали шарить по неаккуратным стопкам пергаментов с записями, но ничего кроме непроверенных эссе увы не попадалось. Ящик стола был заперт, перестраховщик несчастный! Перестав мучить ручку ящичка, я использовала простейшее «Алохомора», но оно не вызвало эффекта. Взгляд опустился к пустой корзине из под мусора. Скомканный листок валялся на самом дне и руки сами потянулись за пергаментом. Странно, зачем я вообще роюсь в его кабинете, что хочу найти? Эврика!!!

«Уважаемый Мистер Снейп, ингредиенты для зелий прибыли сегодня днем:

1. крылья скарабеев 2 коробки.

2. сушеная целема 12 пучков.

3. перья выскакунчика. 3 коробки…»

Пробежав глазами по списку ингредиентов внизу нашла подпись.

«… С уважением Адемиус Розвальд.

Косой переулок. Дом 14. Аптека Розвальда.»

Дата стояла сегодняшняя, а аптека завтра не работает, да, Снейп направился именно туда. В голове потихоньку начал созревать план, и победная ухмылка взошла на лицо.

Что ж, надеюсь я успею…

Глава 6. Чудовище

— Быстрее!

Голос мольбы, взгляд на песочные часы возле бурлящего котла с костеростом, отмеряющие последние минуты. А песчинки все степенно сыпались, не собираясь ускорять бег времени. В голове кипела злоба. Ох, как я не люблю ожидания, а особенно такие напряженные. Кто бы мог подумать, что эта суббота сможет подкинуть шанс? Такой сомнительный шанс для недалекого юного разума, подернутого алчной любовью, плюющей на все законы совести. Совесть? К чертям собачьим, она просыпалась где-то глубоко-глубоко, но сразу же загонялась на задворки сознания мысленным Ступефаем.

— Ну же!

Нервное покусывание губы. Разговор с самой собой не предвещает здравого смысла, с такими проблемами пора в больницу Святого Мунго в отделение для душевно больных! Это ненормально так стремиться испортить кому-то жизнь своим внезапным жестом. Не смотря на эту коварную любовь, владеющую сердцем и душой, жалость к Снейпу — что-то немыслимое, так я решила. Жестоко? — Может быть. Нет, дайте подумать, это очень жестоко. Откуда в моей юной голове такая бессовестная отрешенность от простых человеческих чувств, как сострадание, понимание? Ха! Вот еще, я же слизеринка, паршивая слизеринка, способная причинить боль человеку, которого люблю. Странная гремучая смесь, обычно когда ты чувствуешь что-то теплое и светлое по отношению к другому, не можешь причинить ему боль… А тут все наоборот. Может это не любовь, а первобытное желание обладать? Тогда почему, эта … Бог с ней, страсть, мучает меня с раннего детства, принося одни страдания? Быть может, это какая-то подсознательная месть идеалу, который оказался не идеален? Месть человеку, не обращавшему «особого» внимания долгих одиннадцать лет. Нет, детство отметем, хотя…

С одной стороны нежелание влиться в круги приспешников Темного Лорда, причинять людям боль, убивать, калечить судьбы, а тут нестерпимое желание нагадить в душу единственному человеку, который дорог. Что-то тут не вяжется, все-таки жестокость передается по крови. Ладно, обвиню в этом отца, я здесь не причем. Угрызения? — Не сейчас. Сможет ли кто-нибудь утешить бедного профессора зельеварения после того, что я сделаю с ним, после того как растопчу его сердце, надругаюсь над его прошлым, уничтожу психику?… Список того, что его ждет можно продолжать, он не будет бесконечным, но довольно объемным. Что ждет его потом? — Беспомощное барахтанье в своем омуте памяти словно умалишенный, без надежды на выздоровление. Почему я ухмыляюсь? Почему желание принести страдания человеку приносит какое-то странное чувство, удовлетворение что ли? Аморальны одни мысли об этом. Полчаса назад, я сидела у камина в гостиной и клялась, что люблю, а сердце вздрагивало от воображаемых прикосновений Северуса. Бац! Его появление застало меня врасплох, его холод сжег все мысли, предал их забвению. И глядя в ледяные черные глаза, вдруг захотелось плюнуть ему в лицо, раздавить, надругаться. Сам виноват, мог быть и «покладистее»…

Последняя песчинка часов отсчитала время, и несколько сушеных златоглазок полетели в котел. Уверенные руки начали выводить круги против часовой стрелки, и клубы дыма, появившиеся от попадания последнего ингредиента, испарились. Зелье было готово и приобрело слегка рыжеватый оттенок. Идеально. Погасив пламя, сорвалась с места и побежала прочь из кабинета Снейпа в свою комнату, чтобы переодеться и взять теплую мантию…

Никто из сидящих в гостиной не поинтересовался, куда я так тороплюсь. Жирный плюс к тому, что у меня нет друзей. Как печально… Ха. Пока я мысленно смеялась, пробегая по лестнице к первому этажу, уголок губ дрогнул в неприятном всплеске эмоций. Обида? Прочь! Не нужны мне друзья…

— Мисс Кэрроу! — Я сглотнула и остановилась. — До закрытия главных ворот чуть меньше двух часов, не поздно ли вы уходите? — Спросила Макгонагал на выходе.

Время, время, время…

— Профессор, мне только кое-что купить надо, я вернусь к восьми. — Быстро нашлась я.

Она ничего не ответила, лишь недовольно покачала головой. Ей не нравилось, когда ученики покидали школу вообще, даже направляясь днем до соседней деревни. Но что может грозить будущей пожирательнице смерти? Снова ухмылка на лице, правда сейчас с долей горечи. Нога ступила за границу антиаппарационного барьера, и я растворилась в воздухе с характерным хлопком…

Отсутствие кислорода было недолгим. Словно вынули из узкой коктейльной соломинки, выдернули из засасывающего болота. Наконец ноги нашли землю, асфальт. Я появилась неподалеку от Дырявого Котла, в заколдованном тупике, для прибывающих волшебников, который скрыт от глаз магглов. Выйдя к улице, ведущей к бару, отметила что, здесь как-то пустынно и тихо, несмотря на то, что на часах всего лишь пятнадцать минут седьмого. Звуки города сливались в один неясный монотонный шум: подобный шуму отдаленно едущего экипажа. Вблизи меня лишь гулкие всплески капель о мутную гладь луж, капающей с крыш серых безликих домов. Наверное в Лондоне был дождь. Внимание привлекло тихое поскрипывание двери паба, монотонно раскачивающейся в такт ветру. Свет бликовавшего неисправного фонаря в границе сумерек обрывками освещал улицу. Славное место, подумала я, все как-то сыро и промозгло. В переулок завернули люди, судя по внешнему виду магглы. Пухлая женщина в вельветовом пальто темных цветов, с выделяющимися даже в полумраке щеками и объемными формами шла под руку с тощим сгорбленным мужчиной. И откуда у нее муж такой? Странная пара, совершенно разные, по крайней мере на вид. Этакая хрюшка и свинар. Интересно, это она его не кормит, или он её из любви перекармливает? Где-то внутри зародился смешок, но я подавила в себе желание выплеснуть некорректную эмоцию, ведь парочка проходила совсем близко. Тяжело ей в такой «просторной» телесной тюрьме. Женщина окинула меня взглядом, наверное, не поняла наряда. Длинная мантия, скрывающая фигуру, не укладывалась с маггловским пониманием стиля. Она отвернулась и что-то сказала мужу, кажется, они прибавили шаг. Ох уж эти люди… Наверняка их мысли закрутились вокруг сатанизма и разного рода сект, уж тем более некоторым простым смертным доводилось видеть пожирателей во всей своей красе. Конечно, то чего люди не знают, стараются избегать, боятся. Странные магглы все таки, по их психологии получается, что если у страха появляется имя, его перестают боятся. Есть ли в этом смысл? Этим летом пожиратели совершили налет на какую-то деревню, для показательного выступления. Так потом аврорат долго зачищал следы происшествия, которое по официальной версии для немагического населения стало ураганом. Забавно, перепуганные магглы дали стихии имя: — Мартина. Интересный ход мыслей.

Прикрытие, мне нужно изменить облик, чтобы не вызвать подозрений. Тело начало меняться, появлялись ощущения покалывания по всей поверхности кожи, кое-где даже были болезненные ощущения, но в целом превращение удалось. Я стала женщиной, которая несколько секунд назад скрылась за поворотом в компании доходяги мужа, только не совсем такой, как она. Моя одежда треснула бы по швам, впуская в себя такие объемные телеса. Пухлая дама, в которую я превратилась, словно после жесткой диеты стала худенькой розовощекой девушкой. Предел мечтаний для той магглы. Внешность была не то что бы неказистой, она была никакой. Слегка неровная линия бровей, неаккуратный грузный нос, карие глаза мендаливидной формы и непослушные волосы мышиного цвета до плеч. Главный плюс такой внешности — неприметность, никто не обратит внимания, которое мне сейчас противопоказано.

Переступить через рамки дозволенного совестью… Кто сказал, что она у меня вообще есть? Есть…

Мысль о том, что я совершаю что-то ужасное, заставила на мгновение вздрогнуть, прежде чем взяться за ручку двери, ведущую в Дырявый Котел. В виски стукнула кровь. Вздох, — не одно отчаяние, — большие, сложнейшие чувства, задержали во мне биение громко говорившего сердца. Эгоизм — имя тому, зачем я трансгрессировала сюда. Два раза перевела дыхание, прежде чем шагнуть из мира магглов в мир волшебников. Шаг был сделан, ведь порог забегаловки остался позади… Помещение было заполнено людьми, отмечающими выходные, или просто приезжими, хотя сколько себя помню, это место всегда было полным. Том, хозяин заведения, а по совместительству бармен, человек лет шестидесяти, с полным печали лицом, не смотря на профессиональную гиперактивность, натирал стаканы и вешал их над барной стойкой. Он и не заметил, что кто-то вновь почтил Котел своим присутствием, ведь он являлся, по сути, проходным двором в Косой Переулок. Тихое скольжение по направлению к задней двери. Ни одного лишнего взгляда, словно я приведение.

Стоило мне пересечь кирпичную стену, как в лицо дунул холодный ветер, перевернулся в ушах, стремясь в рот, глаза, заставил сжать воротник мантии потуже. Я смотрела на погружающуюся во мрак волшебную торговую улицу, в её глубокие черные, а может синие пятна лавочек разного потребления. В темных пеленах неба таилось неопределенное обещание первого лунного лучика. По переулку ходили редкие люди, а хозяева закрывали свои магазины. В ателье «Мадам Малкин» погас свет, выпуская последнего посетителя: волшебницу небольшого роста, немного сутулую, лет сорока, а может и больше, сумерки скрывают морщины. Проходя по Косому Переулку, вглядывалась в тени прохожих, да, к вечеру это место превращается из наполненного кишащего людьми добродушного центра, в тихий опасный район, ведь по соседству находился отнюдь не благоприятный Лютный Переулок, а там в любое время суток ошивалось много сброда. Вот она. Зеленые буквы и змея, обвивающая кубок: «Аптека Розвальда». Витрина все еще горела, но в главном помещении никого не было, не смотря на освещение, на двери была табличка «закрыто». Пристроившись у закрывшегося магазина напротив, я с «псевдо» интересом начала разглядывать черную глянцевую метлу. «Всё для квиддича» — Так называлась лавочка. Взгляд скользил по форме для игроков, защите, наборам по уходу за метлой. Однако глаза не видели инвентаря, они отслеживали отражение аптеки в темном стекле. Я молча ждала в надежде, что Снейп еще не покинул места. Внезапно из-за стеллажей появился персонаж. Зрелище человека с желтым лицом и опухшими глазами, что-то записывающего в амбарной книге, летавшей рядом, не вызывало радости. Северус наверное ушел, а старик делал учет. Тяжелый вздох, осознание того, что я здесь делаю настигало волнами недолгого самобичевания. Далеко от Хогвартса, нарушаю правила, сбежала…

Тишина. Нет, все было не зря. Из-за стеллажа вышел человек в черной одежде, с черными волосами и бледным лицом. Он все еще здесь, сердце едва не сделало тройной тулуп в груди, но тут же рухнуло вниз. Но что дальше? Коробки в его руках уменьшились при помощи заклинания, и зельевар спрятал их во внутренний карман мантии. Кивнув на прощание хозяину аптеки, он двинулся к двери и вышел на улицу, не глядя по сторонам, отправился к выходу из Косого Переулка. А я всё стояла, не в силах придумать последующих действий. Кинуться за ним и окликнуть в образе рыжеволосой девы? Просто скользнув по улице, я двинулась за ним на приличном состоянии. Нужно что-то делать, он сейчас уйдет и все будет бессмысленно… Как-то машинально я накинула капюшон, словно шпион, следящий за жертвой, но оправдание действию было, с неба закапал мелкий моросящий дождь. А я надеялась на свет луны… Взглянув на небо, увидела как грозовые тучи затягивают город, в преддверии сильнейшего ливня. Мантия начала намокать и Северус последовал моему примеру, скрыв голову от дождя. Руки дрожали от нервов, а может быть из-за холода? Он уже был у кирпичной стены в паб. Мерлин, ну почему я не продумала своих действий заранее? Вот и всё, он пропал, а арка на мгновение открывшаяся, впустила в себя зельевара и тут же затянулась. Дождь становился сильнее, а я стояла у стены, отчаянно пытаясь привести голову в порядок. Упустила… Может оно и к лучшему… Так проще всем, проще не совершать опрометчивых поступков. Есть ли надежда, что он задержался в Дырявом Котле? Что ж, пошло оно всё! Я ощутила, как тело меняется, лицо становится более узким, нос аккуратным, волосы отросли, почувствовала как капюшон утяжелился от их веса. Мгновение… Решимость, страх… Вперед! Скомандовала сама себе, и дотронулась палочкой до нужных кирпичиков кладки. Немедля прошла в пустующий задний двор забегаловки и стена с характерным звуком перекладывающихся камней, снова стала цельной. Глупо всё… Зашла в помещение, все так же шумно галдящее, наполненное людьми. Рыжая прядь свисала с полураскрытого капюшона, открывающего еще ровный пробор и лоб. Мандраж — странное ощущение. Предвкушение, адреналин… Сердце отбарабанило лишних десять ударов в секунду, когда среди серых и коричневых мантий у барной стойки, обнаружилась черная, идеального цвета, непотертая, словно новая. Том о чем-то перешептывался с Северусом, затем протянул ему уменьшенный вариант какой-то бутылочки и поставил рядом стакан с рыжеватой жидкостью. Никто не замечал моего появления. Только сейчас, стоя здесь, в облике зеленоглазой гриффинорки, я поняла, что это на руку. Вздор, абсурд! Что я творю! «Аллегра, убирайся отсюда!» — кричало взбунтовавшееся подсознание. «Давай! Проваливай!». Но тело отказывалось двигаться, а взгляд сверлил спину человека, отнявшего у меня рассудок. Чем я думала, приходя сюда? Ноги упорно приросли к полу. Северус дернулся, видимо что-то доставая из кармана, в этот момент неконтролируемым порыв заставил шагнут в сторону… Двери. Просто свернула с курса… Трусливая, безмозглая дура! Быстрая поступь к выходу сопровождалась новыми мысленными ругательствами, кажется, даже губы шевелились.

— Куда это ты собралась, красотка? — Послышался растянутый, противный голос, и что-то оттянуло мантию.

Мой полоумный взгляд обернулся на наглого мага. Хотя нет, эта пьяная омерзительная рожа не достойна была звания волшебник. Его сальная кожа на покрасневшем лице, поросшая двухдневной щетиной, и такого же цвета глаза, словно у свиньи сверлили меня. Фокусировать взгляд ему удавалось с трудом.

— Отпустите меня! — Не привлекая внимания, поглядывая на барную стойку, произнесла я.

Я пыталась вырвать кусок мантии из его надоедливых рук, но не смотря на состояние держал он крепко.

— Сначала выпьешь со мной! — Игриво произнес он, сквозь неадекватные ноты в голосе.

Безнадежно пытаясь отцепиться от мага, я все больше начинала нервничать, так как на нас начали оглядываться посетители, но хозяин и Снейп пока не замечали ничего.

— В последний раз предупреждаю, или мне придется использовать магию! — Слегка повысив голос сказала я.

— Кого ты пугаешь девочка, палочка есть у всех.

Пьяная улыбка застыла на лице блестящем от жира. Было бы противно, если бы не было так страшно. Он практически навис на меня, едва ли не падая со стула, отчего зажим становился еще крепче. Я окончательно обомлела, когда его вторая рука потянулась под мою мантию.

— Немедленно отпустите меня. — Крикнула я, и со всей силы долбанула ногой по шаловливой руке, отчего волшебник отцепился и свалился на пол. Это была ошибка… Подняв глаза к барной стойке, я увидела то, чего боялась. Немая сцена. Северус смотрел на меня, сначала спокойно, но потом его глаза нервно блеснули, он опешил. Это неверие отразилось на каждой черте лица, это было заметно даже с приличного расстояния. Мерлин, что я наделала… Мой взгляд выражал панический ужас… Только не это. Кажется, он преодолел психологический шок, и понял, что это не оптический обман или иллюзия его больного воображения… Медленно поднялся с высокого стула. Словно боялся спугнуть это видение. И спугнул, резко развернувшись на каблуках, я преодолела последние несколько метров до двери, услышав вдогонку два мужских голоса.

— Сучка… — Принадлежал пьяному магу.

— Стой! — Неуверенный голос, никогда не чувствовала столько боли просто в человеческой интонации, а особенно в Снейповской.

Что я наделала. Господи! Сердце сжалось в один маленький комок, когда на скорости я вылетала на улицу. Несясь под проливным дождем к тупику антимаггловской защиты, я старалась не оборачиваться, когда сзади скрипнула дверь.

— Стой! — Все тот же голос, поверженного человека.

Нет, прости меня, прости…. Я не имела права, о чем я думала! Долгожданный поворот. Уже можно переноситься в то место, где смогу надавать себе по щекам и обжечь кожу углями, в наказание за этот чудовищный поступок. Но моим мыслям не суждено было сбыться. Хлопок позади и руки крепко взяли меня в кольцо со спины. Дыхание остановилось… Северус наплевал на то, что на улице могут быть магглы и трансгрессировал… Сердце замерло. Кажется, я слышала каждую отдельно капавшую капельку дождя, приземляющуюся в налитые лужи. Тело предательски дрожало от страха, а Северус стянул капюшон назад. Его боль была почти осязаемой…

* * *

Нет, это не может быть правдой, это не имеет право быть правдой… Почему? Рыжие волосы девушки, стоявшей спиной, были влажными от дождя, но даже в темноте стихии можно было различить огненные очертания ее головы. Сердце екнуло и налилось кровью. Боль забирала силы, он не готов был увидеть её лица, не готов был утонуть в зеленых глазах. Руки резко перекрутили девушку вокруг оси. Взгляд… Испуганные зеленый взгляд… Нечто непонятное словно хотело обездвижить его тело, затуманить разум, но он держался из последних сил, чтобы не дать этому видению ускользнуть. Дрожащими пальцами он коснулся её влажного лица. Чувствует тепло кожи, это не мираж…. Это не ошибка. Каждая клеточка его тела ощутила прилив какой-то странной энергии. Провел по щеке… Его горячее дыхание оставляло в воздухе испарения серой дымкой, а она кажется совсем не дышала. Почему так напугана, чего она боится? Вторая рука еще крепче обхватила её со спины, боясь отпустить.

— Лили…

* * *

Северус, прости. Это самообман. Сколько же боли и страдания в твоих глазах, как я могла так поступить? Кто давал права калечить твое сердце? Жестокая тварь… Его рука скользила по моему лицу, так нежно, осторожно. Эти прикосновения принесли испепеляющее чувство восторга сквозь тернии вины. Его взгляд, в темноте, казалось он плачет, но дождь скрывал слезы, смешивая их с водой. Сжимал слишком крепко, его пальцы на спине, мяли грубую ткань промокшей мантии. Эти объятия заставили забыть о дыхании окончательно. Я не имела права что-то говорить…

— Северус, прости…

На этих словах, что есть силы оттолкнула от себя обезоруженного болью мужчину, тотчас же обмякшего на сыром асфальте. И с последним взглядом, прощальным повинным взглядом унеслась прочь…

* * *

Проходя мимо Макгонагал, всё еще дежурящей у двери, старалась не подавать вида, что плачу.

— Мисс Кэрроу, не забудьте принять противопростудное зелье. — Услышала я вслед.

— Хорошо, профессор. — Я сделала голос живым, беззаботным.

На удачу над Хогвартсом тоже лил дождь, лишних вопросов у заместителя директора не возникло.

Что я наделала…

О, моя дурная голова! Ей была задана мука совести в неподходящих условиях заполненного студентами замка. Вместо этой чудовищной ошибки, я должна была сидеть у камина в глубоком потертом кресле, способствующем адекватному течению мыслей. Должна была отдаться тихим строкам учебника по рунам, прихлебывая горячий чай, слушать медленный ход часов, рассматривая уж если не буквы, то хотя бы золотые угли весело потрескивающего камина.

Пока я шла по коридорам, в которых уже нельзя было откинуть возникшие самобичевания, очерняющие душу, старалась определить: где нахожусь, после беспамятного устремления вперед и без мысли направления… Туалет Плаксы Миртл… Последняя кабинка и слезы, слезы, слезы…

Я чудовище…

Глава 7. Несбывшееся

Бесплотная потерянная тень мужчины в стене ливня, словно застыла вне времени. В глазах переплетение боли и отчаяния, подобные вековому заточению чувства, отсутствие рассудка. Иллюзия такая осязаемая. Он ожил, или наоборот умер в полутьме старых впечатлений, горького забвения, потухшей агонии. Неверие, холод влаги пронизывал колючим ветром. Он не чувствовал рук, несколько секунд назад державших мираж, видение, рыжеволосую девушку. Тихий шепот: «Северус, прости…» Слова отдались гулкой болью в пустой окровавленной душе. Она была так реальна… Лицо, испещренное редкими веснушками, быть может, Северус даже не разглядел их в темноте, просто знал каждый отпечаток на её коже. Картина памяти всплыла перед ним умалишением. Нет, это невозможно… Лили умерла много лет назад, оставив незаживающие раны… Но в то же время теплые щеки… Прикосновения к лицу… Это была она, живая и невредимая, она узнала его, позволила дотронуться, протянуть руку, и испарилась. Сон наяву. Зельевар боялся закрыть глаза и проснуться у себя в сыром подземелье от такого притягательного уничтожающего кошмара. А дождь с осенним ветром, нещадно хлестал промокшего до нитки потерянного человека. Но он не чувствовал стихии, не ощущал, как дрожит тело, не замечал жуткой мерзлоты, подступающей снизу от мокрого асфальта. Кровь перестала циркулировать, сложно будет двигаться, но у него и в мыслях не было изменить положение, встать, уйти. Как он может… Ведь пропавшее видение покинуло его снова… Она жива… Стучало гулкое эхо на границе сознания и безумства. Серая мгла окутывала неправдоподобными ощущениями. Судороги могли свести в могилу… Возвращаться в Хогвартс? Нет… Пропасть, исчезнуть, умереть в объятиях полоумия, окунуться с головой в непонимание.

Черные очертания фигуры в тьме вечернего ливня в тупике Лондона, в тупике бытия. Ложь, это самообман, жестокая шутка судьбы, временная петля… Она была точно такой же, молодой, не тронутой годами, юной девушкой из прошлого, которое ворвалось в его жизнь, лишив пульса и дыхания… Мысли начали просыпаться в ушибленной иллюзией голове. Хроноворот? Нет, невозможно попасть в будущее, он способен перенести лишь на несколько часов назад, не более того… Северус схватился за голову и оскалил зубы, от подступившей головной боли, сковавшей рассудок, перечеркнувшей всю жизнь, воспламенившей запрятанные в долгий ящик чувства. Почему она ушла? Трогательная галлюцинация тревоги. С таким трудом поднялся на ноги, схватившись за стену. Окоченевшие ноги едва не подвели, дрожали… Вторая рука схватилась за неровную кирпичную кладку. Ватные конечности, словно после годовой парализации, атрофировались. Опущенная голова, волосы, прилипшие к щекам, кислород обрывками попадал в легкие, ледяной воздух колол внутренности обжигающей болью. Грязь стекала по блестящей от воды одежде. Пальцы ног совсем не шевелились. Сколько он просидел в безлюдном переулке, стараясь придти в себя после несвоевременного шока? Почему она убежала, почему оставила его в гулком одиночестве, растворилась в промозглом ливне?

Не помнил, как добрался до замка. Бездушная трансгрессия в Хогсмид. Отмершие ноги несли в замок. Увидев привидение, он сам стал призраком. Немой холод всё еще хлестал, а дождь преследовал от самого Лондона, но ему было все равно. Потерялся в боли собственных иллюзий, заплутал в лабиринтах неживой памяти, обветшалого, потрескавшегося рассудка, гиблого бесплотного страха потери. Бесчувственной куклой, он шел по тропе бытия, не мечтая увидеть солнца на пути жизни… Нужная, несбывшаяся любовь, изувечила робкое сердце, спрятанное за туманом мрака.

— Северус, господи, что с вами? — далеким эхом послышался женский голос.

Он мог бы умолять на коленях, чтобы его имя больше не звучало из чужих уст, чтобы сохранить частичку её речи где-то глубоко в подсознании: «Северус, прости…» Снова эти слова врезались в ни в чем неповинную душу нелюдимого подростка, мальчика тихоню, который прятался в лике сурового профессора зельеварения. Он проигнорировал фразу Макгонагал и поплелся, да именно поплелся, его ноги заплетались, не слушались, он спотыкался на ровном месте, от того казалось что он хромает. Минерва подхватила его под локоть, когда он едва не упал. Её перепуганный взгляд проходил мимо сознания, пропадал, игнорировался.

— Северус, вам нужно к мадам Помфри, что слу…

Хриплый всхлип слетел с губ измотанного человека, лицо выражало такую агонию, из глаз текли слезы. Женщина никогда не видела его в таком состоянии. Рывком он скинул её руки и побрел в подземелья…

— Северус, нужно сообщить Дамблдору. — крикнул её дрожащий голос, разносясь по продуваемым коридорам.

Она догнала его, ведь вид измученного, мокрого профессора, с которого стекала грязь, мог напугать студентов. Снейп упал на колени не в силах сопротивляться физической и душевной боли. Тело не слушалось, он слишком замерз. Посиневшие губы пошевелились:

— Мне нужно в подземелья. — Слабый, тихий голос.

Макгонагал помогла встать, и испачкала свою мантию. Достала палочку, чтобы послать говорящего патронуса Дамблдору.

— Экспекто Па…

Мужская ладонь рывком опустила руку женщины, её болезненный взгляд непонимающе уставился на опухшее лицо коллеги.

— Не надо, со мной все в порядке. — Бестелесный голос внушал еще больше опасений.

Они доковыляли до гобелена, скрывающего секретный кратчайший путь в подземелья. Волшебница коснулась палочкой по нарисованной собаке, которая подала голос, открывая проход. Северус шагнул внутрь, за ним осторожно проследовала профессор трансфигурации.

— Люмос.

На конце ее палочки зажегся слабый тусклый огонек, но его хватило, чтобы осветить путь. Выйдя в коридор на третьем уровне под землей, они медленно дошли до комнат зельевара, больше не проронив ни слова. Минерва осторожно посадила измученного мужчину в кресло. Создавалось впечатление, что из него выкачали все силы и магию. Истощение на лицо, вот только непонятно из-за чего, незаметно от него, волшебница провела диагностику ранений, но не нашла таковых, он был цел и невредим.

— Прошу, оставьте меня Минерва. — Снова серый бесплотный голос.

В её взгляде читался укор и забота, ясное дело, что оставлять Снейпа в таком состоянии неправильно.

— Минерва… — он запнулся. — Пожалуйста.

Глаза женщины выражали непонимание и изумление, она посмотрела на него как на студента, а не на профессора. Обязана была что-то сделать, но похоже ему нужно действительно побыть одному. Травма была душевной, психологической, что же стряслось? Что могло вытянуть из него все жизненные силы. Несмотря на внутренние протесты, она всё же пошла к двери.

— Не говорите Дамблдору.

Странно слышать в голосе холодного ворона подземелий нотки мольбы. Она подняла палочку, чтобы высушить его одежду, но он покачал головой.

— Северус, вы должны принять зелье против простуды и переодеться, иначе заболеете. — Сказала Макгонагал и вышла за дверь.

Он остался один, дверь закрылась и голова мужчины, обхваченная руками, опустилась к коленям. На каменный пол упала капля, за ней вторая, слезы мешались с грязной водой стекавшей с одежды. Северус не мог поверить в свое бессилие, сломался, словно умер сегодня, смерть настигла в объятиях хрупкого видения, разбившегося на тысячи осколков. Его боль невозможно было описать словами. Будто штормовые волны бились о незащищенные скалы, раня, создавая трещины и обвалы. Падающие камни причиняли отнюдь не приятные ощущения. Накатывало полоумие, вытесняя здравые мысли о том, чего не должно было быть, но случилось. Казалось, все тяжелые эмоции обрушились на него лавиной забытья. То пропасть, пустота, то снова агония, страдание, болезнь «несбывшегося». Безмолвная истерика сносила все барьеры жестокого озлобленного монстра, открывая несчастное, покинутое дитя, сироту, одиночество… Мгновение, превозмогая противное ощущение ломоты в теле, он встал, пошатнувшись подошел к шкафу, схватившись за соседний стеллаж с книгами, ноги подводили все больше.

— Энервейт! — Надрывно подал предательски дрожавший голос.

Створки открылись, принимая пароль, показывая каменную чашу с высасывающими душу воспоминаниями, которые были как наркотик, без дозы которого нельзя было прожить ни дня. Голова опустилась в играющие серебристые блики, и он утонул в её красоте, в зелени глаз и доброй, отзывчивой улыбке…

Северус плыл по воспоминаниям молодости, хватаясь за бесплотную тень, пытаясь прикоснуться к несуществующей девушке. Сколько жизни в этих воспоминаниях, как сложно было ценить то, что ты имеешь, когда всё безвозвратно утеряно. Он смотрел на девушку, общающуюся с неловким черноволосым мальчуганом, и не мог остановить нарастающие слёзы. Глаза мужчины потускнели, раненый человек смотрел в собственное юное лицо, изучая последние добрые эмоции, которые когда-то играли в его паршивой жизни. Развязанный зеленый галстук, сутулая спина, и просто радость, от того что находишься рядом с той, кому отдал свое сердце. Тоненькая ручка листала громоздкий учебник, порхала над страницами. Пятна чернил на манжетах. Мальчик поднял палочку и они исчезли.

— Спасибо Северус. — Весело улыбнулась Лили и потрепала его по голове, как маленького.

Он помнит раздражение, вызванное этим незатейливым движением. Он же не ребенок, почему она так делает? Юный Снейп возмутился, но не подал виду, и они продолжили изучение фолианта по Гербологии. Внезапно чья-то рука некрепко сжала плечо, в жесте сочувствия, и его потянуло сквозь вихри закручивающиеся в красочную спираль обратно в мир боли и страдания. Этот голос, сейчас был ненавистен, этот сочувствующий взгляд голубых глаз из-за очков половинок принес еще больше мучений.

— Северус, мальчик мой.

Затравленный зельевар, скинул руку Дамблдора со своего плеча.

— Это Том, он вызывал тебя?

Но директор уже знал, что дело тут вовсе не в Волан-де-Морте, а куда более серьезнее для напуганной души его подопечного, выглядевшего как после боя с самим собой. Старик давал право рассказать все самому. Но Северус невидящим взглядом лишь покачал головой. Слова застыли в горле: «Она жива…» И тут же в противовес шло опустошение: «Нет, это всего лишь плод растоптанного воображения, кара за неправильную жизнь, наказание за прошлые ошибки». И эта чертова Макгонагал растрепала обо всем везде сующему свой нос Дамблдору. Старый маразматик решил помочь, хотя кто из них маразматик в этот день лжи и боли? Северус опустил глаза к туфлям, и заметил, что его одежда сухая и чистая, Дамблдор и тут вмешался… В этой влаге и грязи остался след её прикосновений, осталась вскрытая рана. Просто уничтожил единственные крупицы телесного воспоминания, хранившиеся в складках мокрой мантии. Северус схватился за черную ткань и что есть силы сжал её в комок. Но руки были слабы, и материал выскальзывал из парализованных холодом и дрожью пальцев. Дамблдор проводил его до кресла, а затем призвал из шкафчика лекарственные зелья, наколдовав кубок, он вылил в него противопростудное и успокоительное и подал Северусу. Разговор начинать было бессмысленно, Снейп не в том состоянии, чтобы что-то объяснить. Трясущиеся руки оттолкнули зелье и оно едва не расплескалось. Ему хотелось заболеть и сдохнуть, покинуть этот дерьмовый несправедливый мир, отключиться от источника питания, побрести своей дорогой… Старик не торопил, не заставлял пить лекарства насильно, он просто ждал, внимательно наблюдая за сломленным Снейпом, и похоже совсем не собирался уходить. Что говорить, о чем говорить, об этой глупости, принесшей столько бед? Смешно, Северуса сломали, как сухую веточку тиса, беспрепятственно легко. Слабое звено цепи было разорвано.

— Она жива Альбус…

Глаза директора на миг расширились, а Северус что есть силы сжал подлокотники. Говорить было до тошноты сложно, безвоздушье отнимало голос, он не мог надышаться в этой хриплой истерике, не мог выговорить…

— Лили… Жива…

Реакция? В руках дрогнул кубок с зельем, старик был шокирован, но разумом понимал, что это невозможно.

— Северус… Это…

— Я знаю, это невозможно, но я видел её, держал в руках.

Старику показалось, что мужчина сошел с ума, Северус слишком разумный опытный маг, чтобы так просто обмануться, но эта погибшая давно девушка была его единственной слабостью, на которой жестоко сыграли…

— Ты позволишь мне увидеть это?

Рука, похожая на тряпку опустилась к карману мантии. Снейп достал палочку, поднес ее к виску и серебристая нить начала выплывать из уголков его памяти. Дамблдор перехватил воспоминаний, поднялся и подошел к каменной чаще. Несколько минут его не было, а Северус думал, что он скажет, ведь когда видишь воочию, поверить легче. Глаза перестали нормально фокусироваться, заболели и снова намокли. Жалок? — Да, пожалуй это лучшее определения его внешнего вида. Волосы в разные стороны, быстро образовавшиеся круги под глазами, красный нос. Если бы кто-то сказал ему, что он будет выглядеть подобным образом однажды, зельевар бы не сомневаясь ни секунды, проклял наглеца. Жестоко оказаться в таком беспомощном состоянии. Дамблдор вынырнул из воспоминаний и приблизился к Снейпу, снова положив ладонь на плечо.

— Это не оборотное зелье Альбус, вы мне верите? Я бы определил…

— Северус, твой разум был затуманен, и шел ливень…

— Вы знаете мой опыт, не нужно говорить сколько раз я сталкивался с этим зельем. — гневно проговорил ослабший голос, не желая уступать Дамблдору.

— Не хочешь ли ты сказать, что она прибыла из прошлого? — словно прочел мысли директор. — Но ведь это невозможно.

— В нашем мире многое кажется невозможным.

Затравленный взгляд вызывал смешанные чувства. Дамблдор не знал как утешить, но прекрасно понимал, что все это абсурд.

— Ты знаешь, бывают разные волшебники, и разные способности… Менять внешность могла Лэйморин Граус, но она умерла многие века назад.

— Считаете что меня обманули?

Дамблдор задумался, происшествие приносило странное ощущение, будто девушка действительно переместилась во времени, она старалась избежать встречи с Северусом, убежала, зная, что не должна вмешиваться в историю. Великий маг ушел в раздумья, когда бледная дрожащая кисть, с закостеневшими пальцами протянула руки к кубку с зельем. Северус чувствовал, что серьезно заболевает. Несколько глотков, он поморщился, ощутил, как лекарство растекается по нутру, возвращая силы, которые сейчас были не нужны.

— Возможно идея с хроноворотом все же имеет смысл.

Волшебники посмотрели друг другу в глаза, один с задумчивостью, другой с неверием и пониманием.

— Этого не может быть. — опроверг свои же мысленные догадки Северус. — Она была молода, даже юнее, чем в день смерти, это странно. Возможно темная магия, или временная дыра, но это лишь легенды, существование дыр не доказано, но она вела себя так, будто не случайно попала в наше время. — провел логические рассуждения приходящий в себя разум Снейпа.

Дамблдор вздохнул.

— У нас нет ответа на этот вопрос, но мы будем искать, Северус, ты должен понимать, что должен держаться, взять себя в руки.

Эти слова изрезали острыми бритвами, он должен держаться, когда мир взял и перевернулся с ног на голову. Сильный опытный маг, а на деле размазня, утонувшая в болоте собственных несбывшихся надежд. Конечно, легко! Никто не говорил старику, что он вот уже четырнадцать лет как умер и пал духом? Что ж маска безразличия, он выкарабкается и снова наденет на себя безликий образ злобного профессора зельеварения. Дамблдор переживает не за него, как за человека, а за успех «общего дела». Вести шпионаж с затуманенным рассудком будет несколько сложно. Старый дурак, заботится только о своих целях. Да пошло оно всё! Глаза Северуса начали метать молнии, но директор старательно игнорировал эмоциональные выплески агрессии. Он просто встал, и не выходя из раздумий направился к камину.

— Северус, береги здоровье. — сказал он на прощание, кивнув в сторону противопростудного зелья.

Он бы ответил: «Идите к черту!», да сил к сожалению осталось мало. Седая грива исчезла в зеленом пламени, и Снейп остался один, вновь погружаясь в тяжелые страхи и ожидания, что это не конец.

* * *

Боги, смилуйтесь, простите грешную душу, совершившую чудовищный поступок. Это хуже убийства, это полное уничтожение. Оставила тебя там, в мокром переулке на холоде, раздавила, размазала… Кем бы ты ни был, никто не заслуживает подобной участи. Даже ты, приспешник Волан-де-Морта, убийца, ты всего лишь человек, и эти страдания… Мерлин, что я натворила? Как искупить эту ошибку? Страх за то, что он может докопаться до правды, подступал только сейчас.

— «Аллегра, он узнает, и тебе придет конец». — вещало подсознание, голосом громовержца.

— Как он может узнать? Он не сможет даже мысли мои прочитать… Ведь я так долго тренировалась, когда поняла, что он леглимент, научилась ставить барьер, думать об отвлеченных вещах, об учебе.

— «Долго твой барьер не выстоит, кровь вейлы, он догадается, что ты можешь…»

— Прекрати, он не сможет понять, найти.

Спор с самой собой так ничем и не решился. Заставила себя выпить зелья сна без сновидений и противопростудного, чтобы не вызывать подозрений своим чиханием. Скрестила пальцы на руках и ногах, чтобы не заболеть, не выдать… Хотя я больше чем уверена, что завтра половина школы будет шмыгать носами.

Почему угрызения совести волнами то появлялись, то отступали? Почему нестерпимое чувство вины покидало сознание? Успокаивающее действие зелий? Еще недавно я бродила по Хогвартсу как душевно больная, без смысла во взгляде, без направления, ощущая ненависть к самой себе…

Глава 8. В лабиринтах разума

Зельям повезло, несмотря на чудовищную погоду в тот день и эмоциональную встряску их доставщика, Северус обнаружил их в полном порядке, но они так и валялись неразобранные на столе. Простуда не обошла стороной, хотя даже не простуда, а самый настоящий грипп, каких он переносил всего четыре в своей жизни. Воскресенье полностью посвятил постельному режиму, возможной был бы рад этому, если не жалящие рассудок мысли. Всем своим существом он возвращался в тот день, затягивая разум все большими сомнениями. Обознаться он точно не мог, значит это была действительно Лили… Теплое одеяло укрывало его от холодной атмосферы подземелья, но отнюдь не от неправдоподобных воспоминаний, которые в плавающем от зелий состоянии, казались все менее реалистичными. Погружаясь в глубокий сон, он надеялся, что завтра встанет на ноги и снова начнет трудовую неделю со снятия баллов с Гриффиндора, чтобы хоть как-то отвести душу. Однако его планам не суждено было сбыться. Проснувшись от противного кашля и боли в горле, он едва не задохнулся, пока не принял сидячее положение. Темные точки перед глазами почти опрокинули в обморок больного человека. С силой схватившись за деревянную спинку кровати, попытался встать, но его словно притянуло обратно. Спустя несколько мгновений, он все же поднялся и сквозь ломоту в теле поплелся в кабинет, за зельем посерьезнее противопростудного. Он не может пропустить занятия, еще чего не хватало! Дать этим выскочкам повод для насмешек! Он представил шутку сегодняшнего дня:

«Берегитесь, грядет эпидемия мутировавшей холеры, скосившей САМОГО сальноволосого ублюдка, для него это лишь простуда, ведь зараза к заразе не пристает, а всех остальных ждет летальный исход».

Пока капли медленно наполняли небольшой кубок, он услышал шорох, и в следующую минуту в камине появилась голова директора.

— Северус, доброе утро, как ты себя чувствуешь?

— Не плохо Альбус. — соврал тот.

Зельевар скорчил страдальческую гримасу, затем придал лицу обычное каменное выражение, и только тогда повернулся к Дамблдору. Глядя на бледное лицо мужчины, старый маг покачал головой.

— Сегодня определено не стоит идти на занятия.

— Сегодня у шестых и седьмых курсов зачет. — прошипел недовольный голос.

— Ничего страшного, мы это как-нибудь уладим, перенесем на пару дней, пока ты не поправишься.

— Я не дам повода студентам отлынивать от учебы! — Кипятился Снейп.

— Северус, это просто неблагоразумно с твоей стороны. — сказал Дамблдор появляясь из камина полностью. — На тебя смотреть страшно, отлежись немного…

— Со мной все в порядке. — Процедил холодный голос сквозь боль в горле.

— Это безответственно, ты же не хочешь, чтобы студенты заразились. — Уже с укором говорил маг.

Да чтоб они передохли, подумал зельевар. Больше всего он ненавидел собственную слабость и жалость, даже в такой глупой ситуации, как воспаленное горло и небольшая ломота в теле. Северус поднес кубок к губам, выпил и немного поморщился, жидкость обожгла воспаленное нутро, однако буквально через полминуты, на него снизошло облегчение, озноб прекратился, болезнь заглушалась и уходила, только как минимум четыре часа после приема нужно провести в постели, иначе состояние вернется. Пускай ему будет плохо потом, но он обязан вдалбливать тупоголовым ученикам, от которых ноль отдачи, материал, не смотря на «легкую» простуду. Он же удавится у себя в подземельях, если бы не трясущиеся руки, и слегка заторможенное сознание, от принятого зелья, можно было бы сварить еще что-то для больничного крыла. Лежать в кровати и смотреть в потолок не вызывало в нем никакого энтузиазма. Читать книги бесполезно буквы поплывут перед глазами, поэтому лучше провести это время занимаясь прямыми обязанностями, вести урок, и стараться побольше дышать в сторону Гриффиндора, авось заразятся.

— Исключено Альбус…

— Я уже позволил себе вмешаться мой мальчик, взял на себя ответственность, и уже перенес зачеты на послезавтра.

Глаза Снейпа расширились от гнева, какого черта старик себе возомнил? Распоряжается его делами.

— Прости за крайние меры, но ты бы никогда не согласился, а насчет занятий у младших курсов, я послал письмо мисс Кэрроу, думаю, она сможет заменить тебя…

— Какого черта Альбус! — злился мужчина от бессилия. — Вы не можете так поступать, она студентка, и у нее свои занятия!

Заменить Снейпа! Где это видано! Старик совсем умом тронулся? Северус окончательно вспылил, готовясь вывалить на директора котел гневных излияний, но собравшаяся мокрота в горле, снова заставила лицо покраснеть, и он содрогнулся в приступе сильнейшего кашля. Омерзительно чувствовать себя ослабленным, и вешать на старосту свои обязанности, но похоже Дамблдор решил сделать все тихушку, потому что уговорить профессора зельеварения пойти на такой шаг, было бы невозможно. Аллегра конечно справится с заданием, с её талантами, безусловно, это не составит никакого труда, только нужно ли ей это, кажется голову девушки заботит совсем другое, — например мысли о следующем воскресенье. Снова возник вопрос, стоит ли говорить директору об этой проблеме, или нет. Белки глаз мужчины были совсем красными, он едва сдерживал приступы кашля, несмотря на зелье, все равно он ощущал себя не в своём котле.

— Мисс Кэрроу зайдет после завтрака, чтобы получить распоряжения, а насчет шестых седьмых курсов, Минерва проведет трансфигурацию вместо зельеварения, так что Северус, этот день я настоятельно рекомендую провести в постели.

— Я вчера належался! — выплюнул Снейп, как недовольный ребенок.

— Береги себя. — как ни в чем не бывало, произнес Дамблдор и развернулся, чтобы уйти.

Небольшая заминка.

— Альбус. — Прохрипел внезапно пропавший голос.

Седовласый волшебник обернулся, кажется, он ожидал подобного.

— В это воскресенье Аллегра…

— Я знаю, Северус, у нас есть всего неделя на то, чтобы что-то придумать.

Во взгляде Северуса читалось удивление, впрочем как и всегда, когда Дамблдор знал больше, чем от него ожидали.

— Я не могу выдать себя. — несвойственным ему голосом произнес зельевар. — Она не хочет принимать метку, больше чем уверен, что она сбежит.

— Что ж, чего нельзя сказать о других детях, возможно, этот вариант правильный, ты должен проследить за мисс Кэрроу, она сильно отличается от своих сверстников, позволить ей бежать, наверное лучший выход. — рассудил директор.

Насколько Альбус сам был не уверен в своих словах, он ожидал вопроса от Северуса, который должен был непременно последовать:

— Альбус, вы понимаете, что Орден сможет защитить её.

— Но захочет ли она бороться? Не думаю, мы попробуем перетянуть её на свою сторону, однако не уверен, что она вообще хочет занимать чью-либо сторону.

— Вы рылись в её голове? — спросил Снейп, уже зная ответ.

— Я позволил себе это, и пока помыслы её непонятны, Северус, она заметила моё вторжение и закрылась.

Зельевар все больше удивлялся за это паршивое утро. Он никогда не замечал за ней барьеров, но и никогда вероломно не вмешивался в её мысли, ожидая снова увидеть сплошную заинтересованность в учебе, так это был барьер, обманка, ловушка, на которую он попался, Дамблдор копнул глубже, и она почувствовала, прикрывшись более сильным щитом. Давить на её рассудок у Снейпа никогда желания не было, и похоже зря.

— Что конкретно вы узнали?

— Ничего особенного, все что успел, это увидеть злобу на весь мир, на всех окружающих. Ей тяжело, но излишняя скрытность дает почву для размышлений, не думаю что она…

— Нужно попробовать, Альбус, помогите ей.

Старик кивнул и улыбнулся.

— Мы сделаем все что в наших силах, уверен, девочка сможет переоценить жизнь и встанет на верный путь, а если нет, думаю сама справится.

— Но бежать слишком опасно, если её найдут…

— Думаю у неё есть некоторые вразумительные планы… — проговорил Дамблдор и после очередного пожелания о выздоровлении, скрылся в языках зеленого пламени.

Снейп остался в безостановочно кипящих в сознании рассуждениях. Чертов старик чего-то недоговаривает…

* * *

Страх, вот он, на ладони, такой осязаемый, и шероховатый, словно наждачная бумага. Неприятный терпкий привкус отчаянья, безвоздушье… Никогда бы не подумала, что он посмеет рыться в моей голове. Не то чтобы неприятно, это попросту опасно, и в тот момент нужно было думать именно о Лили, хотя немудрено, эти мысли преследуют с субботы, хорошо в голове не сидел Северус. Не в первый раз заметила странные ощущения в голове, словно что-то заставляет переваривать одну и ту же фразу в голове по два раза, так было со Снейпом, когда я проводила у него в подземелье много времени, неосознанно начала закрываться, затем узнала об Оклюменции, и занялась ей вплотную. Именно вчера на ужине, нашла источник давления. Альбус Дамблдор сидел за преподавательским столом и добродушно улыбался и смотрел на меня. Неосознанное закрытие мыслей — лишний повод для подозрений. Плохи мои дела, если он не знает, о том, что случилось в субботу с Северусом, тогда возможно удастся скрыть свои способности, однако мысли об Эванс определенно должны были заинтересовать. С чего вдруг какой-то слизеринке думать о давно погибшей матери Гарри Поттера? Он наверняка помнит всех своих учеников по именам. Это вмешательство не было поверхностным, он вторгся довольно глубоко. Но не успел извлечь самое главное. Способности, искренне надеюсь, все еще находятся в секрете, однако я уже ни в чем не уверена. Попасться на простых мыслях, было бы глупо. Как это низко нарушать свободу мысли человека, пока еще ни в чем неповинного ребенка…

Мои подозрения не то что бы подтвердились, но окрепли и стали занимать гораздо большую нишу в сознании, когда этим утром в спальне оказался Хогвартский домовик с письмом в руках. Надо сказать, его появление застало врасплох, и небольшое зеркальце в руках едва не достигло пола, чтобы там разбиться на кучу маленьких осколков. Однако ловкий эльф перехватил его и с поджатыми ушами вернул мне.

— Простите мисс, что напугал.

Что нужно существу от меня в столь ранний час? Не дождавшись ответа, он осторожно продолжил.

— Вам письмо. — Проговорил он и достал из-за пазухи желтоватый конверт. Белое полотенце, служившее ему одеждой, едва не развязалось, но он успел подхватить края. Моей реакции на это не было, глаза застыли на письме, которого я ждала со вчерашнего вечера, не нужно было говорить, кто его прислал. Страх перед открытием. Но взгляд вернулся к домовику, уже завязавшему свою импровизированную тогу и осторожно смотрящему прямо на меня.

— Что-то еще? — Грозно сказала я.

Тон наверняка напугал его.

— Пппрофессор Дамблдор ждет ответа немедленно мисс. — пролепетало напуганное создание.

Он боялся слизеринцев, которые обращались с домовыми эльфами очень жестоко, и своим неприветливым голосом я только доказывала их убеждения, но никогда не била подобных ему, не шутила и не заколдовывала для потехи, как это любили делать другие представители зеленого факультета.

— Сейчас. — на этот раз ровно сказала я, и готовящийся к удару эльф немного расслабился.

Вскрывая конверт, почувствовала неминуемый прилив адреналина в крови. Наверняка директор хочет обсудить случайно вырванное из моего сознания вчера. Не к добру это… Руки затряслись, когда глаза побежали по строкам с красивыми завитушками.

«Мисс Кэрроу, обращаюсь к вам с просьбой…»

Жар мгновенно обрушился на тело, однако следующие строки немного остудили волнение.

«…Не могли бы вы провести сегодня, и возможно завтра, занятия по зельеварению для младших курсов? По состоянию здоровья, профессор Снейп временно не может исполнять свои обязанности. Если вы согласны, он ждет вас у себя после завтрака, для указаний, относительно уроков. Конечно по этой причине, я дам распоряжение снять вас с занятий на этот срок. А. Дамблдор»

То что Северус болен, знал весь факультет, но дальше Слизерина это не распространилось. Его болезнь, скорее всего больше психологическая, ведь я сломала его. Вчера сокурсники во всю обсуждали этот вопрос в гостиной, он никогда не болел, ни разу не видела, чтобы он чихал и шмыгал носом. Моя ошибка — расплата его душевным равновесием, превратившемся в физическое недомогание. Кто знает. Не удивлюсь, если он совершенно здоров, только не может показать носа после всего произошедшего. Странно одно, старик намеренно гонит меня на встречу с ним. Чего добивается? Неужели догадался насчет многоликого дара? Хочет, чтобы я посмотрела ему в глаза… Нет, это бред, как он мог дойти до этого, ведь раскопал всего лишь мысли о гриффиндорке, и то обрывками. Маловероятно было бы наткнуться среди хаоса в моей голове на обрывки правильных суждений. Однако Дамблдор далеко не дурак… Вопрос почему именно я должна заменять Снейпа отпал. Проверка. Если откажусь, это вызовет подозрения. Нужно вести себя естественно, не подавать вида. Но как я буду вести себя после завтрака в кабинете Снейпа? — Никак, я просто староста, выполняющая просьбу декана, даже не его просьбу, а директорскую. Не удивлюсь, что эта идея пришла в голову именно старику… А что, если Снейп уже знает об этих правдивых домыслах? Что если он уже в курсе, что это была вовсе не Лили, а именно я? «Очень мило Аллегра, по твоей вине Северус хворает, значит ты должна выполнять его работу в наказание» — шептал внутренний голос. Очень умно… Они ждут от меня признаний. Глупая мысль постучалась в голову: когда зайду в кабинет Снейпа, сразу же получу порцию круциатруса… Снова нахлынула волна самобичевания, как я могла поступать так с человеком, которого люблю, малодушная эгоистка… Ноги начали отбивать дрожь в такт трясущимся рукам, с зажатым письмом от Дамблдора. Я попала…

— Мисс…

Вздрогнув, я обнаружила домового эльфа, про которого совсем забыла, углубившись в мысли. Схватив перо, чирканула на бумаге: «С радостью выполню вашу просьбу». Присмотревшись к пергаменту, обнаружила глупость, что написала: «С радостью» Это настолько очевидно завуалированное признание себя виновной. Слишком весело и наигранно. Скомканный листок отправился в камин, и тот на мгновение вспыхнул с новой силой. Нормальный ответ старосты и помощницы декана отправился вместе с эльфом к Дамблдору, а я поплелась на завтрак, тонуть в отвращении к самой себе. Надеюсь, директор больше не посмеет рыться в моей голове, хотя это вряд ли. Повод был, и причем серьезный…

Ни директор, ни Северус, не почтили большой зал своим присутствием, кусок не лез в горло, перед предстоящей встряской. Голова гудела, две бессонных ночи не пропали даром, круги под глазами, нервозность, замечаемая лишь мной, недомогание и отсутствие аппетита, это еще самая малость того, что на самом деле происходило за прошедшие тридцать шесть часов. Идти в подземелья понурив голову нельзя, я старалась вести себя как всегда. Прямой взор, ровная походка, каменное выражение лица…

— Входите, — послышался слегка сипловатый голос из-за двери, это значило что он и впрямь болеет.

Осторожно ступив за порог, я посмотрела в глаза осунувшемуся, еще более бледному, чем когда-либо профессору. В кабинете пахло лечебными зельями, их испарения витали в воздухе, создавая впечатление больничных покоев. Жар стыда подкатил неминуемо, однако справившись с собой, я подошла к его столу. Костяшки пальцев онемели, сжимая ни в чем неповинную ручку портфеля.

— Мисс Кэрроу, я должен извиниться, за то, что на вас возложили подобные обязанности…

Так, так, так, он ничего не знает, но может намеки впереди. Он сказал: «На вас возложили…», это была не его идея. Чего Дамблдор добивается? Но мысль раскатом грома перевернула рассудок… Может я себе напридумывала? И никто ни о чем не догадывается, это просто совпадение, я ведь староста… Не смотря на логичность суждений, что-то в глубине подсказывало, что случайности не случайны…

— Профессор, как вы себя чувствуете? — невинно спросила я, ожидая в ответ бурю негатива, и не прогадала.

— Оставьте при себе, свои соболезнования. — съязвил Снейп. — Вот, это материал для сегодняшних уроков.

Сухой, черствый…А ведь ты был совсем другой позавчера у Дырявого Котла… Почему вдруг в голове возник образ Северуса, сжимающего в отчаянных объятиях вспыхнувшей как спичка любви? Нужно выкинуть эти мысли, вдруг он попытается проникнуть в мой разум… Я взяла папку и открыла её.

— Пятым курсам расскажете о Зелье Старения, надеюсь вы помните как его делать, объясните теорию, и конечно технику безопасности прежде всего.

Снейп осекся и закашлялся, отвернувшись в сторону, что заставило меня еще раз ощутить идиотский стыд, ведь он мучается из-за меня, не удивлюсь если у него лоб горит. Выглядит паршиво. Чтобы не смотреть в сторону профессора, я постаралась вникнуть в записи, исчирканные ровным мелким почерком, с указаниями и сносками. Видимо этим строкам много лет, он ведь никогда не составлял план урока, человеку с феноменальной памятью это не нужно, он достал старые пергаменты с застарелых полок, я в этом уверена.

— Вторым курсам Зелье бесстрашия, третьим Зелье от нарывов, с ним поосторожнее, может воспламениться.

Я хотела кинуть на него презрительный взгляд, он считает меня дурой, но как всегда удержалась от заносчивости и лишь кивнула еле заметно. Он объяснил за кем из учеников стоит следить на уроках, так как их зелья бывают взрывоопасны. Странная пауза в речи, несопровождаемая приступами чудовищного кашля, заставила меня поднять глаза. Изучающий взгляд… Конечно, я тоже выгляжу не ахти как, но надеюсь он не припишет это к чему-то правдивому, относящемуся к субботе… Я почувствовала, как барьер в голове трещит по швам. Нет, только не это. Не надо, умоляю…

* * *

Аллегра выглядела так, будто не спала несколько суток. Темные круги под глазами, кожа стала зеленоватого оттенка, какой-то зашуганый взгляд. Переживает за следующее воскресенье. Северус неосознанно вникал в её мысли, пока не наткнулся на тот самый барьер, о котором говорил Дамблдор. Девушка подняла глаза и посмотрела на него. Она почувствовала это вторжение. Испуг на лицо… Подавленный голос вернул Северуса из блужданий по тупикам разума.

— Прошу, не надо…

Было ощущение, что она вот-вот расплачется, боль была почти осязаемой… Он не стал дальше давить на её мозг, глаза Аллегры наполнялись слезами, и мужчина ощутил даже стыд, но не показал подобного. Ей и так паршиво…

— Это всё, профессор? — все тем же сдавленным голосом спросила она, когда его хватка ослабла.

Молчание.

— Да, можете идти, мисс Кэрроу, не забудьте о технике безопасности.

Девушка легонько кивнула и развернувшись, быстро пошла к выходу. Северусу стало нестерпимо жаль несчастного ребенка, обрекающего свое существование в бегство, он не винил ее, за нежелание вставать на сторону света, а просто схорониться подальше от войны…

— Аллегра.

* * *

Я вздрогнула. Он произнес мое имя? Лекарства совсем затуманили его рассудок? Неужели он сказал… Мерлин… Сквозь странное ощущение натянутости, я повернулась к Северусу, только что безбожно пытавшемуся проникнуть в мою голову…

— Если вы захотите поговорить, — как-то неловко произнес он. — Я вас выслушаю. Да, и не смейте прибавлять Гриффиндору баллов.

Непедагогично, но я проигнорировала это. Мои глаза округлились от ужаса, он думает, что я переживаю из-за воскресенья, он предлагает помощь… «Какую помощь Аллегра? Он пожиратель смерти, опомнись!» — орал голос, который хотелось придушить. Переживает, нет, я избила его душу, а он предлагает помощь, не зная, какой подлый экземпляр стоит перед ним…

— Спасибо… — Выдавила я из себя и шмыгнула за дверь, стараясь отогнать слезы…

Глава 9. Bellatrix

Невольно павшим оказаться,

Задрав рубашку, раны показать,

Ты слаб, боишься сам себе признаться,

Что от судьбы не убежать.

Опустошен в своей печали,

Ты ищешь для потерь ночлег,

Необессуть и до тебя страдали,

Ведь ты всего лишь человек.

Густой туман над знаком мрака,

Ты сделай шаг, к тому, кто ждет,

Забудь вчерашние обиды,

Она твой мир перевернет.

Она не та, о ком мечтаешь,

Но ты готов бежать на зов,

Твоя душа в её оправе,

Излечит раны до рубцов.

(Это вдохновение снизошло)

Серая печаль, боль утихла, однако не оправилась, но стоит жить дальше, стоит воевать ради победы и гнать от себя скупые наваждения. Рок судьбы непримирим, ты стоишь у края пропасти, и каждый день камень обрушается, подвигая тебя все ближе к забвению, но ты и не думал отступать. Служить двум богам нечестно, эта вера отправит прямиком в могилу, в безутешье, где нет места страданиям, туда, где сможешь переоценить все прошлые ошибки, станешь экзорцистом, изгонишь из себя непоколебимое чувство вины, растопчешь свою прошлую жизнь и просто сможешь существовать в покое, или же исчезнешь навсегда, но разве это не одно и то же?

Северус лежал у себя в комнате, размышляя над смыслом собственной жизни. Никчемная судьба. Перебежчик, бессмысленно идущий по нити Лахесис. Если рассуждать трезво, его вклад в судьбу мира, в судьбу войны неоценим, но разве следуя по веренице грехов можно рассматривать собственное шпионское существование как попытку искупления? Нет, это привычка, привычка злоупотреблять удачей, дарующей еще несколько смутных дней до следующего вызова Тёмного Лорда. Может именно от нежелания жить, ему так везет? Ведь противоположное притягивается, это аксиома.

* * *

Теперь ясно, почему Снейп так ненавидит студентов, то что они тупые, это было ясно изначально, но чтобы настолько… Это ж надо перепутать когти градиолы и драконью чешую? Какой талант нужно иметь, чтобы так откровенно не вдумываться на зельях, а техника безопасности? Голова закипала от негодования, и досады за будущее магического населения.

— Мистер Кроуфер, если вы добавите коготь градиолы в свой котел, боюсь ваши останки найдут на марсе в следующем тысячелетии.

Пуффендуец посмотрел на меня испуганно, второй курс слушал и вникал, однако искрометная тупость сродни неандертальцам, уже выводила из себя. Неужели сложно запомнить порядок выполнения работы и всего несколько ингредиентов? Да я в девять лет могла подобное зелье приготовить. Дааа, Дамблдор обрек на пытку клиническим идиотизмом, интересно, все зельевары превращаются в подобных Снейпу за время преподавания бездарностям? Они не ждали от меня баллов, но и поведения подобного своему «любимому» профессору, не желали лицезреть. Однако на второй паре Слизерин несказанно порадовал и вел себя тихо, третий курс пока еще не обосновался в гормонах и наглости, милые, ну почти пушистые детишки, не считая пары девочек-переростков. Кое-как дожила до обеда, звон в ушах от тысячи вопросов, на которые приходилось отвечать, заставлял глаза смотреть в пустоту, а разум затуманиваться. Снейп вряд ли баловал их возможностью услышать от него что-то вразумительное, помимо сарказма и снятия баллов за нарушение тишины. Что ж моя доброта оказала медвежью услугу, и интерес в пользу студентов, сделали свое дело. Предобморочное состояние, и пересушенная ротовая полость, наказали за действия. Конечно, бессонные ночи оставили свой отпечаток на состоянии незадавшейся училки, но сегодняшняя пытка вопросами, заставила отключиться мысли о Лили, Снейпе, и конечно же о метке. Главное не уснуть, после приема пищи совсем разморило, но оставалось еще две пары пубертатными неугомонными пятыми курсами. Если младшие были еще хоть как-то заинтересованы предметом, то этим своенравным подросткам было откровенно наплевать. Я шла обратно в подземелья как на гильотину, а все потому, что болен зельевар. Постойте, а почему он болен? — Ах да, его скосила маленькая эгоистичная стерва, которая сейчас в полной мере поплатится за свои ошибки. Однако мои опасения не подтвердились, пятикурсники Пуффендуйцы и Когтевранцы вели себя довольно спокойно и организованно, ну конечно в семье не без урода, пришлось все же сделать пару замечаний, но это еще не конец. Последние занятия предвещали тайфун негодования для уставшего мозга, не готового испытать прессинг от стычек Слизерина и Гриффиндора.

Вся школа уже знала о внезапной хвори Снейпа и снова не удалось избежать расспросов, но это было мелочью…

— Какого мы должны тебя слушать, ты всего лишь студентка? — презрительно кинул белобрысый парень.

— Мистер Малфой, сбавьте тон, если не хотите обсуждать эту проблему лично с профессором Снейпом. — рявкнула я в манере демона подземелий прямо в нахальную рожу.

Правда мой выпад не впечатлил слизеринца, он сделал еще более омерзительную гримасу и фыркнул. Конечно, чего ему бояться, ведь он любимчик нашего декана-пожирателя.

— Кэрроу. — он выплюнул мою фамилию. — Тебе не стоит задаваться, никто тебя здесь слушать не будет.

— Минус десять баллов Слизерину за неуважение к старосте. — ровно произнесла я.

Его лицо вновь озарила усмешка. А Гриффиндор снова поразился нашим «теплым» внутрифакультетским общением. Поттер во все глаза таращился на меня, а Гермиона самодовольно улыбалась своим конспектам. Им было радостно, что хоть кто-то мог поставить на место выскочек, ведь на ординарных занятиях с зельеваром красным доставалось больше всех.

— Ты будешь разговаривать со Снейпом! — Кипятился Малфой.

— Это ты будешь разговаривать с ПРОФЕССОРОМ Снейпом. — я сделала ударения на слове «профессор», чтобы ткнуть его в субординацию, но похоже парня это не смутило.

— Ты поплатишься за снятие баллов со Слизерина! — рявкнул он.

— Так, не отвлекаемся на мистера Малфоя, желающего сорвать урок и отправиться прямиком к директору, кто расскажет о зелье Старения? — игнорируя разбушевавшегося пятикурсника, спросила я.

Как и ожидалось, было всего несколько рук.

— Гермиона. — по-дружески произнесла, не обращая внимания на злобное шипение, исходившее с задних парт, где сидел Малфой.

— Давай грязнокровка, у тебя наконец-то есть шанс выступить, ведь твоя подружка обязательно оценит старания. — Насмехался он.

— Минус десять баллов Слизерину, за оскорбление студента! — повысила голос я.

Но Грейнджер была куда умнее и просто пропустила все мимо ушей.

— Зелье Старения делает выпившего старше. Чем больше Старящего Зелья человек выпивает, тем старше становится, ингредиенты: зубы крокодила, спорыш, крылья скарабеев, желчь кошки и ноготь того, кто пьет зелье. — отчеканила девушка.

— Браво! — послышался сзади женский хохот, на этот раз вступила Пэнси Паркинсон.

— Тебе не обязательно вставлять шпильки. — насмешливо произнесла я, — Если не хочешь лишить Слизерин баллов.

Девушка была трусливее Драко и сразу притихла, весь запал вдохновения поострить сразу же выветрился, уж она точно не ходила в любимчиках Снейпа.

— Пять баллов Гриффиндору, молодец Гермиона. — произнесла я, под вытягивание морд слизеринцев.

— Он убьет тебя! — во весь голос заорал белобрысый, как будто от этого зависела его жизнь.

А то я не знаю, что меня ждет, когда Северус узнает о том, что я добавила очков ненавистному факультету, однако мне будет что сказать, ведь Гермиона честно заработала поощрение. Она улыбалась так, что покраснела, получить оценку по зельям наверняка было её заветной мечтой, Снейп не любит заучек, но и тугодумов тоже, страшно признать, что и золотая середина его не интересует.

— Малфой! Что оживит любого окаменевшего? — внезапно изменила тактику я.

Он не понял вопроса, вернее не ожидал, это читалось в его выражении лица.

— Что?

— Отвечай, или сниму очки. — Совершенно невозмутимо продолжила я.

Парень растерялся, а все остальные слизеринцы повернулись к нему, понимая, что больше спорить не стоит.

— Зелье… — лишь произнес он.

Не знал ответа на простой вопрос, ведь они совсем недавно проходили эту тему, я видела, как Гермиона занимается в библиотеке.

— Минус пять баллов Слизерину. — прошипела я. — Какого цвета сонное зелье?

Он совсем растерялся, а Гриффиндор начал тихонько хихикать.

— Мисс Буллстроад, не подсказывайте. — шикнула я на девушку, нашептывающую Драко ответ с соседней парты. — Если не хотите составить Малфою компанию в объяснениях с профессором Снейпом.

Она встрепенулась и одарила меня ненавидящим взором, но заткнулась.

— Мистер Малфой, это вопрос из четвертого курса!

Парень притих и замялся.

— Минус пять очков Слизерину! — все больше входила во вкус я.

— Какие три слова наиболее распространены в нашей школе?

— Что? — непонимающе спросил он.

— Отвечайте! — дублировала интонацию Снейпа я, давя на студента, который уже не понимал что происходит.

— Я не знаю…

— В точку! Плюс пять баллов Слизерину за сообразительность! — во весь рот улыбнулась я, пока до идиота доходил смысл шутки.

Гриффиндор ржал во весь голос, кажется, впервые факультеты словно поменялись местами. Можно позволить себе маленькую роскошь, поиздеваться над хорьком, я ведь так давно об этом мечтала. Небольшая месть.

— Откройте параграф тридцать два, прочитайте внимательно и начинайте приступать к приготовлению Старящего Зелья.

Как же я была довольна собой, неописуемо, в классе стихли голоса и студенты обратились к учебникам. Дисциплина в благодарность от Гриффиндорцев и как следствие наказания непослушного Малфоя от Слизеринцев. Идеально! Конечно мне придется поплатиться за самодурство, но эти двадцать пять очков того стоили. Что ж, меня все равно здесь не будет через неделю, пускай крутятся как хотят. Снейп конечно наорет, но что поделаешь…

Пока студенты варили зелье, я ходила между рядами и следила за ходом работы, иногда подсказывая Лонгботтому и Уизли, остальные справлялись. И снова этот чистокровный придурок решил меня выбесить, он и не собирался выполнять задание, а просто сидел за партой со скрещенными руками и с ненавистью наблюдал за мной.

— Если зелье не будет готово…

— То что? — перебил он.

Я тяжело вздохнула, и устало произнесла.

— Малфой, хватит упрямиться, ты знаешь, что за этим последует.

— Все баллы вернет нам Снейп! — усмехнулся он. — Не страшно, он мне ничего не сделает.

Знали бы все, как меня это достало, с еще одним вздохом я наклонилась поближе к нему и прошептала.

— Он-то тебе ничего не сделает, но что будет, если я замолвлю за тебя словечко в разговоре с твоим отцом, который планирую на это воскресенье, не думаю что он и Лорд будут довольны твоим ребяческим поведением, серьезнее надо быть Малфой…

Его лицо ощутимо позеленело, то ли от страха, то ли от ненависти. От его талантов и сдержанности зависит его место в ближнем круге пожирателей. Это наверно было самое глупое, что я могла сказать, однако это подействовало.

— Т. ты не посмеешь! — произнес он почти шепотом.

— Еще как посмею, расскажу о твоем длинном языке, трепло, почти вся школа знает о твоем сором вступлении в ряды Сам-Знаешь-Кого.

Да это был неподдельный ужас… Кажется я переборщила в своих играх… Парень вскочил с места и заорал.

— Да как ты смеешь мне угрожать, ничтожество!

Еще секунда и он кинется на меня и задушит, но вместо этого Малфой достал палочку, но моя была уже наготове…

— Сядьте мистер Малфой! — рявкнул чей-то до боли знакомый голос.

Класс машинально обернулся в сторону влетающего в дверь деспота, рассекающего воздух своей мантией. На вид, Снейп был совершенно здоров… Упс, не ожидала что моя казнь свершится так скоро. Нервно сглотнув, перевела взгляд обратно на слизеринца, уже улыбающегося во все тридцать два белых зуба. Засранец.

— Мисс Кэрроу, вы свободны, еще успеете на половину трансфигурации.

Его тон бы ровным и холодным, без тени эмоций, это значило, что я влипла в …. по уши, возможно до него уже дошли мои поощрения баллами других факультетов и он решил внезапно выздороветь…. За Драко не заржавеет, он обязательно все выложит Снейпу… Черт! Почему-то когда я творила самоуправство, не было так страшно, но при виде его черных глаз, это чувство внезапно ожило… Тихо подойдя к учительскому столу, забрала вещи и как можно спокойнее двинулась сквозь ряды к выходу, под соболезнующие взгляды гриффиндорцев, прекрасно понимающих во что мне это выльется…

* * *

Остро ощущая подкатывающий на меня эпилептический приступ, с желанием выпустить наружу свой скудный ужин, я отправилась в подземелья получать порцию морального круциатруса от человека, которого я боялась, ненавидела и в то же время любила… Он удостоил меня парой слов перед приемом пищи. «Ласково и ненавязчиво» предложил явиться к нему в кабинет. Аппетит конечно был испорчен, но затолкать в себя салат после длинного дня все же удалось.

Неуверенный стук в дверь.

— Войдите! — злобно «пролепетал» голос.

Мысленно простившись с жизнью, я вошла и побоялась смотреть ему в глаза, поэтому неуверенно разглядывала мыски собственных туфель.

— Я вижу вам есть от чего вести себя пристыжено. — изрек он.

«Получи фашист аваду, а чего ты ожидала?» — пропел внутренний голос.

— Мисс Кэрроу, как прикажете понимать весь этот цирк, что вы учинили на занятиях?

Я открыла было рот для подготовленных бессмысленных оправданий.

— А впрочем, не утруждайте себя, как вы посмели лишить Слизерин стольких баллов? — с нарастающим напором продолжил Снейп.

— Я..

— Кем вы себя возомнили? Преподавателем? Кто вы такая? — Рычал он.

— Профессор, Малфой это заслужил…

— Мерлин с ними с баллами, вы угрожали ему Темным Лордом… — тут я начала краснеть. — Да как у вас ума на это хватило! — он переходил на крик.

— Профессор…

— Молчать! Вы позорите школу, вас бы сегодня же исключили за это…

Настала моя очередь возмущаться.

— Да какая к черту разница, меня все равно в воскресенье уже здесь не будет!

Я осмелилась поднять глаза. Его лицо было непроницаемым как гранит.

— И вы решили урвать последний шанс, и опозориться перед всем факультетом! — съязвил он. — Ваш отец вас четвертует за подобные выходки!

— Плевать… — Безжизненный голос.

— Что? — Закричал он, покрываясь бордовыми пятнами.

— Я сделала так, как посчитала нужным, поставила этого выродка на место, вместо того чтобы снабжать его баллами за реплики и обзывательства в сторону магглорожденных студентов, что вы профессор поощряете!

Он вскочил с кресла и оперся руками о стол, нависнув надо мной коршуном.

— Кто вы такая, чтобы упоминать имя Темного Лорда в стенах школы? — Брызжа слюной, кричал он. — Ваши слова лишь подтвердили то, что вы ничем не отличаетесь от детей его приспешников!

А вот это он зря…

— Какая вам разница? — елейным тоном произнесла я, переходя на шипение. — Вы всегда поощряли это, разве не так профессор?

Наверное, он сейчас меня ударит, ведь правда глаза режет.

— Кто вбил в вашу дурью башку подобные мысли? Я никогда не поощрял…

— Бред! Вы, пожиратель смерти Снейп! Еще один, из рядов Темных Волшебников, пригревшийся на бороде у Дамблдора, вы никто, и не смейте выгораживать себя! Мерлин, да вы всего лишь жалкий, ничтожный слуга…

Хлопок, входя в ступор, я повалилась на пол. Щека загорелась болью. Глаза смотрели на Северуса, ноздри которого вибрировали от гнева, он дышал, как загнанный скакун.

— Вы больны Аллегра, вам нужно к психиатру, срочно! — Прошипел он.

— Как вы посмели ударить меня? — выдавил затуманенный рассудок.

Он пропустил этот вопрос мимо ушей. Конечно, это была мера, чтобы привести меня в чувства, ведь я не на шутку разошлась…

— Я устрою вам ад! С завтрашнего дня назначаю отработку от окончания учебного дня, до отбоя, и так до конца недели! Забудьте про обязанности старосты.

Мои глаза полные оглушающей ярости и еще не прошедшей боли от пощечины впивались в ненавистного человека, находя все больше причин, чтобы отомстить.

— Отлично! — сухо произнесла я. — Не беспокойтесь профессор, вы не омрачите мне последние дни в Хогвартсе своим обществом, потому что больше уже некуда.

— Вон! — заорал он.

Совершенно спокойно, с поднятым носом, я подняла вылетевший при падении из руки портфель и медленно, не обращая внимания на обозленное лицо Северуса, покинула помещение, хорошенько хлопнув дверью напоследок.

* * *

«Дура, какая же ты дура! Сумасшедшая маленькая ведьма, как же уберечь тебя от тебя самой? Совсем запуталась, глупая…» Северус злился, бесился, но не знал, как помочь девушке, не ведал что делать в этой ситуации. Раскрыть себя, предложить опеку? Да она в голос посмеется над ним, не поверит. Наверняка отец не позволит ей смыться и уже следит исподтишка, скрыться будет сложно, есть ли шанс сбежать? Пусть она находится под присмотром все оставшееся время, надо поговорить с Дамблдором, он обязан что-то предпринять. Девушку заносит, и она срывается, хотя признаться, то как она заткнула выскочку Малфоя даже повеселило, но метод… Он благодарен за это, однако обязан был пресечь. Одна мысль не покидала его голову, Аллегра была так похожа на Беллатриссу Лестрандж в этом возрасте, которая превратилась в чокнутую слугу Лорда. Если девушка попадет к нему в руки, это будет катастрофой…

Глава 10. Голубые глаза

«Ну ты у меня еще попляшешь, посмотрим кто кого.» — бесновался внутренний голос. — «Он ударил меня!». Гнев волнами захлестывал больную уставшую голову, то и дело вспыхивая как бенгальский огонь. Я неслась по длинному коридору Хогвартса, желая попасть в одно единственное место, где будет спокойнее всего, в свою комнату, которая теперь вряд ли будет принадлежать мне, ведь обязанности старосты он с меня сложил. «Ну и пусть! Я все равно не съеду, костьми лягу, заколдую…» Мерлин, он ударил меня!!! Тысячи ругательств, словно навозные мухи жужжали в голове. Я знала, на что шла, издеваясь над Малфоем, однако ожидала, что переживу все намного спокойнее, не хотелось плакать, но побиться головой об стенку можно. Ни в чем неповинные доспехи за поворотом у входа в гостиную Слизерина, задребезжали и развалились, шлем покатился по каменному полу, звеня забралом, а я схватилась за ушибленную ногу, и только сильнее разозлилась.

— Наследие Салазара! — Крикнула я на портрет одного из бывших деканов.

— Милочка, поспокойнее! — раздался хрипловатый недовольный женский голос.

Аристократичная блондинка средних лет на холсте смотрела на меня свысока, но она не стала долго спорить, побоялась поднятой палочки, и даже не предложила собрать доспехи, разбросанные в коридоре.

В гостиной, как и предполагалось, было много студентов, занимающихся выполнением домашних заданий, некоторые играли в волшебные шахматы, кто-то читал, или общался. Головы повернулись в мою сторону, откуда-то раздались смешки. Стараясь никого не замечать, я завернула в коридор, ведущий в спальни. По дороге попался самодовольный Малфой, в сознании варились всего два слова: «Авада Кедавра», и не дай Мерлин он сейчас как-нибудь съязвит…

* * *

— Входи Северус. — пропел седой голос. — Признаться, я ждал тебя намного раньше.

Снейп вышел из камина и отряхнул одежду от сажи. Белая рубашка была выпачкана, но взмахом палочки мужчина вернул ей первоначальную белизну.

— Я так понимаю не все гладко? — сказал Дамблдор, выглядывая из-за очков половинок. — Чаю?

— Нет, спасибо, сейчас не до него, Альбус, вам срочно нужно поговорить с ней, это выходит из под контроля. Она сегодня угрожала Малфою Темным Лордом.

— Но Драко тоже далеко не сахар…

— Альбус! Не шутите подобным образом. — он был не готов выслушивать добродушные усмешки.

Северус вкратце рассказал о разговоре с девушкой вплоть до пощечины.

— Она ненавидит меня, я ничем не смогу помочь! — рассудил он.

— Не думаю, мой мальчик, что она тебя ненавидит. — задумчиво произнес директор, наливая из чайничка с узким носиком жидкость в пиалу. — Мне казалось, в прошлом году вы неплохо ладили.

— В прошлом году Лорда еще не было, его возрождение изменило её, Аллегра ополоумела, едва не сиганула с Астрономической башни на прошлой неделе.

Глаза Дамблдора расширились, Северус должен был, в конце концов, рассказать о случившемся, нужно принимать меры

— Вы должны поговорить с ней, как можно скорее, иначе девушка может натворить дел.

— Пока она не захочет, мы ничем не сможем помочь. — превозмогая удивление, спокойным тоном сказал директор.

— Но вы ведь даже не пытались, Альбус! — повысил голос Северус в силу переживаний.

— Ты будешь рассекречен, она догадается, откуда ветер дует, если я предложу помощь. Ты должен это понимать.

— Я знаю, но должен же быть способ, косвенно предложить помощь, не ссылаясь на её проблемы, обходя меня, например, связать это с сегодняшним инцидентом…

— Я попробую вывести её начистоту, однако обойти твой вопрос будет сложно. — задумчиво произнес Дамблдор вкладывая в эти слова двойственный смысл. — Но она не так проста, хотя думаю сложившейся ситуации мисс Кэрроу нужно кому-то довериться.

Оба мага понимали, что этот ребенок слишком сложен, скрытен и недоверчив, даже великий волшебник Дамблдор был в серьезном замешательстве. Девушка вот-вот сбежит, или от безысходности примкнет к рядам тьмы. У Северуса до сих пор перед глазами стояла картинка запутавшейся ведьмы на полу его кабинета. Её ладонь, придерживающая красную щеку, взгляд полный ненависти и презрения, боль… Наказанием был её сложный характер, из тихони, она превратилась в бунтующее, сходящее с ума существо. И снова в голове всплыл образ семнадцатилетней Беллатриссы, её бешеный взгляд, резкость, готовность вступать в дуэль с каждым, но нет, Аллегра ведь не такая. Чокнутая Белла всегда была трудным подростком, совершенным оружием уничтожения, а девушка только вступает на тропу сложного переходного возраста и выбора. Однако общие черты незаметно просматривались. Сегодня Снейпу показалось, что она без труда сможет его проклясть, неуправляемый гнев способен на многое. Но всё же, эта ярость вызвана отчаянием, а не складом личности. Безупречная староста на глазах превращается в неконтролируемую колдунью. Истинный путь для нее в тумане, и свернуть с дороги именно сейчас будет так просто. В ловких Лорда, она станет отличной марионеткой, ведомой желанием уничтожать все на своем пути, разрушать по приказу, убивать… Направление властной руки… И её палочка не дрогнет перед смертельным заклятием. Сегодня Северусу стало страшно. Нет, не за себя, а за её будущее, надеяться, что она сбежит, что ей это удастся, вероятно, единственный выход.

— Я назначил ей отработку до конца недели, от ужина до отбоя.

— Наверное, это правильный ход, пронаблюдай её, по мере возможности не ругайся, психика девушки совершенно не стабильна.

Северус свел два пальца у переносицы, а Дамблдор продолжил:

— Не думаю, что она будет лезть на рожон в спорах с тобой.

— Я как раз именно в этом не уверен, сегодня было только показательное выступление. Мне показалось, что она не просто так сорвалась сегодня, словно я в чем-то виноват, эта ярость была направлена не на пожирателя смерти, а именно на меня.

— Что ж, тебе есть над чем поразмыслить.

И действительно, иногда казалось, что она наблюдает за ним, испытывает. В тот день, на пятом курсе, когда он впервые видел её слезы и слова по поводу ненависти к Слизерину, затем намеки на его принадлежность к Темному Лорду, словно она хотела задеть его лично, что бы это значило?

Северус начал припоминать все её поведение с начала поступления в Хогвартс, он так часто ловил на себе её взгляды, они отнюдь не были полны уважения, в них было презрение, какой-то неопределенный негатив. Что он мог сделать ей? Мужчина углубился дальше в свои воспоминания. Ребенок, маленькая девочка, открывшая ему свое сердце, странной детской любовью. Наивная, робкая, застенчивая… Неужели она до сих пор помнит эти чувства? Определенно это бред, ведь Аллегра даже не узнала его спустя несколько лет, или это был обманный маневр? В ребенке не может быть столько хитрости, он бы определенно заметил её влюбленность. Да, как дитя, подросток, а затем девушка могла пронести сквозь годы это странное бремя, любить мужчину теперь уже вдвое старше себя? Ничем себя не выдавая, она просто существовала в школе, отгораживаясь от факультета, друзей, не считая нескольких Гриффиндорцев. Могла ли распределительная шляпа ошибиться? Если так, то как ребенок с иными помыслами и талантами попал на Слизерин? Чистокровие не могло перебороть все таланты. Ей место на Когтевране, определенно, это более чем просто предположение.

Северус копался в мыслях стараясь организовать и упорядочить все об этом странном «экземпляре», разложить по полочкам разума. А он знал ее практически с пеленок. Может кровь вейлы является пособником странной перемены характера? Ведь эти существа наделены определенными способностями, которые редко передаются по наследству, если ребенок от простого мага, однако действую специфически на характер. Перечисляя всех потомков вейл в голове, он натыкался на управленческий дар, эти волшебники с легкостью подчиняли себе людей, но обычно это было из-за незаурядной внешности, благородной стати, красоты. Но Аллегра обычная девушка, симпатичная, не привлекающая к себе внимания, лишь подросток. В ней будто затихла эта ветвь предков. Мышление не приводило к должным результатам, ни замкнутого круга, ни тупиков, сплошной рассеянный туман без вопросов и ответов.

* * *

Этим утром, Хогвартский домовик снова появился в пока еще моей комнате, с письмом от директора. Мысль о том, что ситуация, произошедшая вчера, была выложена ему, наводила на интересные мысли. О чем он хочет поговорить? Неужели Снейп выложил ему про мои слова насчет Темного Лорда, нет, это не может быть правдой, это просто невозможно, Северус не мог сдать меня, он же пожиратель! В голове набухали смешанные рассуждения, давая возможность мыслить иначе… Встреча была назначена после ужина, перед отработкой, что давало мне много времени для рассуждений, на уроках я была словно зомби, отгородившись от всего мира непрошибаемым барьером из догадок, нескольких неподходящих для мозаики паззлов. За невнимание с меня сняли несколько баллов на магловедении, но это пустяки, я так и пропадала в лабиринтах разума. На обеде ко мне подошла Гермиона.

— Ты жива? — с иронией спросила она.

— Снейп вряд ли сделает что-то своим. — с улыбкой ответила я. — Однако отработки избежать не удалось.

— Он снял с нас сегодня кучу баллов.

— Прости Гермиона, это все из-за меня. Я всего лишь хотела как лучше, а получилось как всегда… — со вздохом произнесла я.

— Не стоит, это было весело, весь Гриффиндор пребывает в приятном шоке от вчерашних зелий, ты теперь национальный герой, новости разлетелись очень быстро. — восторженно сказала Гермиона под мою слабую улыбку.

— Значит это того стоило.

— А что ты сказала Малфою, что он побелел?

— Да так, кое-что из известных мне тайн, напрямую связанных с ним, небольшой шантаж. — соврала я.

— Если бы Снейп не пришел, вы бы наверное дуэль устроили, мы все уже схватились за палочки.

— Да, я признаться немного переборщила, но слава Богу все обошлось. — с той же размытой улыбкой сказала я и ненароком взглянула на преподавательский стол.

Дамблдор следил за мной, неужели нашел способ беспрепятственно проникать в мысли, да еще и так чтобы это было незаметно? Было бы досадно. Быстро переключив мысли на учебу, я придала выражению лица немного добродушия и перевела взгляд на Гриффиндорский стол, откуда мне махали Рон, Гарри и Невилл, я ответила тем же, и постаралась заставить себя есть. За последние несколько дней я заметно исхудала, брюки сваливались, а джемпер висел, пришлось трансформировать одежду. Худые руки аккуратно потянулись за блюдом с курицей и картошкой. Нужно есть, нужно есть, ешь… Темные круги под глазами тоже достали, но злоупотреблять сонным зельем вредно для моторики мозга. Я чувствовала, как голубые глаза следят за мной, словно ожидая чего-то, но я больше не поворачивалась к профессорскому столу.

Последняя пара была у Снейпа, ничего хорошего это не предвещало, однако он вел себя как всегда, строго, деспотично, с долей сарказма. Тишина, какой не бывало ни на одном уроке, делала его голос единственным звуком, отражавшимся от стен кабинета зельеварения. Нотки бархата изредка прослеживались из-под маски чужеродной резкости и остроты, он заполнял свой тембр негативом, остро влиявшим на сознания учеников, заставляя подчиняться, слушаться. Поддавшись размышлениям я забыла, как зла на него, как сильно хочу отомстить, пропала в мужественной хрипотце, и черных глазах, которые не были красивы, но в то же время являли собой какую-то призрачную привлекательность. Иные бы и не заметили, но только не я. Этот сумеречный взгляд без отражения, чернота, вытягивали из меня последние силы злиться. Крепкий черный чай, тон полуночи, эти глаза безучастно обводили класс, склонившийся над котлами. Как я могла позволить этому человеку ударить меня? Снова рассудок заволокло обидой, стенаниями, которые превращали любовь в оружие, взывая к греховному желанию мести, раскатами разливающейся от головы до кончиков пальцев. Мысли о вчерашнем вечере повышали температуру тела, обжигали лицо до испарины. Но злоба снова затихала, очерчивая в сознании его голос, из которого были вырваны заставляющие закипать кровь интонации, приживающиеся на сердце, как паразиты, способные лечить и калечить. От любви до ненависти один шаг, обратно так же, но что делать, когда твоя душа прыгает с места на место, растрясая, развивая по ветру последние частицы разума и самообладания? Как понять саму себя? Изучение собственной натуры ни к чему не привело, все вопросы остались без ответов. Скупые серые маски Северуса, за которыми скрывался человек, потерявший свою любовь, обретший себя на вечные муки в омуте памяти, и как можно после груза этих знаний злиться на него? Конечно, ничто не покроет его темную суть, служение Лорду, однако Лили Эванс может помочь, обратит его к свету. Откроет истинное лицо, которое необходимо мне как воздух.

— «Стоп!!! Мы с тобой договорились, что ты больше не будешь вспоминать о своей ничтожной попытке овладеть им. Разве ты не помнишь, чем это закончилось в прошлый раз? Он не способен пережить такое дважды!» — запротестовал внутренний голос.

— Это будет месть, и удовлетворение собственных желаний, я хочу увидеть его настоящего.

— «Вот именно, два слова: месть и удовлетворение! Аллегра, ты уничтожишь его.»

— Я знаю, я хочу этого. — ровные мысли без эмоций.

— «Нет, ты не этого хочешь, в действительности, ты надеешься, что заинтересуешь его в своем облике.»

— Это невозможно, пустые надежды ни к чему сейчас, это глупо и по-детски.

— «Глупо и по-детски творить беспредел, о котором потом пожалеешь»

— Вот именно что потом.

— «Ты обречешь себя на муки совести».

— Я обреку себя на хорошие воспоминания, на единственные воспоминания, которые будут со мной до конца дней, пускай они будут покрыты вереницей отчаяния и ошибок.

— «Печально, Аллегра»… — выдохнул голос трезвости.

* * *

Девушка словно отсутствовала, смотрела в пустоту весь урок, кое-как добавляя в зелье ингредиенты, не задумывалась над правильностью приготовления. Влезать в ее голову слишком опасно, это не останется незамеченным. Темные круги залегли под глазами, придавая молодой коже возраста, черты лица стали более острыми, диагнозом были две очевидные вещи, — отсутствие аппетита и бессонница. За время своей жизни мужчина с легкостью мог определить состояние, так как сам страдал от этих недугов на нервной почве. Внезапно, Северус поймал её взгляд на себе, в нем не было злобы и агрессии, а лишь какая-то отрешенность, он решил пройти мимо рядов, но она так и смотрела в ту сторону, откуда он отошел. Значит, этот пустой взгляд предназначался вовсе не ему. В этой голове либо отсутствовали мысли, либо их было слишком много, чтобы отвлекаться на неинтересную реальность. Несмотря на состояние транса, зелье девушки было приготовлено правильно, лишь звон колоколов, оповестивший об окончании пары, вернул ее на землю. Торопливо Аллегра начала складывать учебник, перья и пергаменты в портфель. Северус знал о предстоящей встрече с директором, питал надежду, что Дамблдор найдет к ней подход, однако не был в этом уверен. Он боялся, что воспаленный рассудок выложит Альбусу все предположения, касающиеся Снейпа — пожирателя смерти. Однако это могло бы стать зацепкой, гранью доверия между ней и стариком. Хотя как это может помочь, он не знал схемы предстоящего разговора, не ведал, есть ли она вообще. Вторник, осталось совсем немного времени до страшного дня, когда Аллегра переступит черту невозвращения, или же скроется от волшебного общества. Сейчас в ней было нечто, что ставило под сомнения побег, с опущенными руками она может пойти прямиком в лоно зла, не оглядываясь назад. Так было со многими, так было и с самим Северусом, когда он от безысходности шел в лапы Волан-де-Морту, монстру, пообещавшему ему золотые горы, возможность заниматься любимым делом. Но знал ли Снейп тогда, что ему придется участвовать в убийствах? Не знал, Лорд казался просто ученым, наставником. Путь Аллегры очевиден, она знает, на что пойдет, на что обречет себя. Без обещаний светлого будущего станет рабой, но все же, мужчина надеялся, что она свернет с пути, уготованного ей отцом, как бы сильно эти сволочи не отсекали все пути к отступлению. Надежда должна быть всегда…

Последний её взгляд перед уходом из кабинета зельеварения все же заставил поежиться, словно молния сверкнула в серых глазах, отдавая враждебной искрой. «Её ненависть ко мне слишком велика, в чем причина? Это не бестолковое отношение к нелюбимому профессору, все намного глубже». Голос в голове не давал покоя, смиренно требуя опасений, отвергая все попытки объяснить природу поведения нелюдимой девушки, идущей наперекор со всем факультетом, с ним самим…

* * *

— Сливочная помадка.

Каменная горгулья тотчас отъехала в сторону, открывая проход в уединенный круглый кабинет директора. Яркое освещение бросилось в глаза, а седовласый старец с добродушным взглядом восседал за столом. Серебряная борода светилась неестественной магической белизной. Голубая мантия, спадала на пол, открывая небольшой краешек ткани из-за стола, распластанный на полу. Основной свет исходил от прекрасной птицы, восседавшей на высокой жерди по правое плечо от волшебника. Помещение было заполнено предметами разного назначения. Сферический глобус внушительных размеров, стоял у стеллажей с книгами. Ни единой пылинки, комната, обрамленная мягким светом множества подсвечников и канделябров, являла собой спокойствие и умиротворение, в сравнении с темными подземельями Слизерина, оградившимися от солнца.

— Добрый вечер Аллегра. — гостеприимно произнес Дамблдор.

— Здравствуйте профессор. — неуверенный голос.

— Присаживайтесь.

Он указал на стул напротив. Я покорно села и приготовилась сдерживать нервы, однако маг не торопился, не спрашивая, наколдовал чайник и две чашки, затем наполнил их и жестом предложил мне одну взять. Стараясь вести себя под стать собеседнику, придвинула к себе чай. Он обратился ко мне по имени, это странно.

— С сахаром? — поинтересовался он.

— Нет, спасибо.

— Итак. Вы догадываетесь, зачем я вас позвал к себе? — перешел он сразу же к кульминации.

— По поводу вчерашнего вечера вероятно? — произнесла я, стараясь скрыть волнение.

— Верно, но это лишь второстепенно.

«Мерлин, что это может быть, неужели…»

— Вы не хотите мне ничего сказать? — выглядывая из-под бровей, произнес вкрадчивый голос.

— Если честно профессор, я не понимаю…

— Аллегра, вам сейчас тяжело, я вижу.

О чем он говорит?

— Профессор, я не хотела угрожать Малфою… — выдала я себя с потрохами.

— Речь идет вовсе не о Драко.

Сердце потихоньку готовилось упасть в пятки, невыносимо захотелось спрятаться, и не выглядывать, а лучше убежать, исчезнуть… Я была не уверена в том, что сейчас услышу, однако неровный голос разума начал подсказывать вероятные неприятные догадки, отчего пульс учащался, и появлялась пока еще едва заметная дрожь. Дамблдор изучающее смотрел на меня, ожидая реакции, но внешне во мне ничего не изменилось.

— Тогда я не понимаю о чем вы, сэр. — голос все же немного дрогнул.

Долго строить из себя дуру мне не удастся, однако оставалась надежда, последняя ниточка, рвущаяся на ошметки, под взглядом пронизывающих как иглы голубых глаз.

— Я получил письмо от вашего отца, о том, что вы покидаете школу в это воскресенье.

Отлегло. Сердце сделало кульбит и вернулось в первоначальное положение, однако тело немного обмякло. Зачем было так пугать?

— Аллегра, я искренне не хочу, чтобы вы покидали школу.

Эти слова означали его осведомленность о моем будущем. На этот раз я не удержалась и сглотнула. Голова сама собой опустилась и взгляд потух.

— Вы ведь не хотите этого? — сказал он, подливая в мою кружку горячего чая.

Все что мне удалось выжать из себя, так это помотать головой из стороны в сторону. Незаметно слезы начали подступать из глубины нарастающим комом.

— Я могу помочь вам, но только это значит, что вы потеряете связь с внешнем миром. В Хогвартсе вы будете в безопасности.

— Я буду заперта в четырех стенах? Но это невозможно, отец найдет способ выманить меня, да и потом, что я буду делать после выпуска?

— Если вы примете несколько условий, я обеспечу ваше будущее, однако оно, возможно, окажется сложнее этого пути, вы будете постоянной мишенью, отказавшись служить Темному Лорду.

Я так и знала, старик хочет меня на свою сторону переманить, что ж, чего я могла ожидать?

— Вы хотите, чтобы я вступила в Орден?

Дамблдор улыбнулся и сделал глоток из чашки.

— Да, именно это я и хотел предложить, будет трудно, понимаю, вы попадете в совершенно иной мир, но вместе с этим обретете верных друзей. — начал он с достоинств.

— Почему вы говорите мне об этом?

— Я вижу, что вы не такая как остальные, стараетесь всеми силами оттолкнуть от себя неприятное общество, взять например вашу дружбу с Гриффиндором.

— Это не дружба. — не знаю что нашло на меня, когда я говорила следующую фразу. — Это способ досадить слизеринцам.

Дамблдор вновь улыбнулся.

— Это уже повод следовать иным путем, эти принципы могут привести вас к надежде на нормальное будущее.

Я хмыкнула.

— Профессор, перевес на стороны тьмы.

— Почему вы так думаете? Неужели вас это пугает, и вы стремитесь занять выгодную ячейку, обеспеченную победой?

Я яростно помотала головой.

— Я имела ввиду другое… — немного помедлив, добавила. — Я всего лишь боюсь.

— Страх, это нормально, я тоже боюсь, однако всеми силами стараюсь бороться, не думаю о плохом исходе, верю…

* * *

Альбус видел, как девушка нерешительно склоняется к правильному решению, а еще, как она устала, внешний вид оставлял желать лучшего. Потухшие глаза, в которых он пытался зажечь искру надежды, бросая вызов её характеру, он увидел обреченное дитя, нуждающееся в поддержке, желающее просто жить. Однако Аллегра не была готова бороться. Он пытался помочь, вытянуть её из болота собственных переживаний.

— Правильный выбор позволит находиться близко с тем, кто вам дорог…

* * *

Глаза резко поднялись к директору, а сердце вернувшееся в грудь, снова упало, ударившись об пол с такой силой, что по комнате пошла вибрация, неуловимые колебания страха, вырвавшегося на свободу, непокорно стали витать в воздухе в метре над полом. Он знает… Дыхание остановилось, а пульс участился, пропуская удары, приносил тупую боль. Меня загнали в угол… Это очевидно, старик знает всю мою подноготную, он знает о субботе… Еще большие опасения вызывает то, что он считает, что Северус на его стороне, это непоколебимая вера заставила вернуться к мыслям, которые изводили меня пол дня. Снейп шпион, это очевидно, я знала и до этого. Убежден в его причастности к свету, как уверен в этом и Лорд. Я запуталась… Что говорить… Неприятные ощущения скомкали внутренности, забирая ценную энергию и возможность рассуждать. Комок нервов, пожалуй, наиболее подходящее определение состояние, в котором находилось мое существо. Дамблдор раскопал в моей голове слишком много…

— Аллегра, я не собираюсь на вас давить, у вас есть время подумать, решить…

— Спасибо профессор. — монотонно отчеканила я, заглядывая в участливые глаза собеседника.

Он знает о моих чувствах к Северусу, старается привязать меня этим, что ж умно, и выгодно, только почему-то не верится, что зельевар все же на его стороне. В обратном уверял меня отец… еще один вопрос на форуме баталий собственного разума оставался открытым, знает ли Снейп, что это была вовсе не Лили, или же Дамблдор скрыл от него? Напрямую задавать такие вопросы более чем опасно…

Из кабинета Дамблдора, нагруженная мыслями, я отправилась прямиком на отработку, все больше углубляясь в свои опасения. Снейп должен ненавидеть меня за обман, если он знает…

* * *

В камине полыхнуло пламя, однако на цветовой гамме кабинета это никак не отразилось, яркий свет перебивал зеленые языки. Мужчина шагнул по направлению директора, попутно отряхивая серые от сажи волосы и одежду. Без приглашения занял место напротив и выжидающе посмотрел на него. Его лицо было непроницаемым, холодным, однако внутри бурлили переживания.

— Обман с письмом отца заставил её выйти на главную тему. — спокойно объявил старик.

— Альбус, вы ставите меня под удар, если раскроется, что никакого письма не было. — дрогнув прозвучал голос. — Я не думал, что вы решитесь на это!

— Письмо все равно должно придти на днях, Северус, она открылась, это главное…

— Но это не значит, что она пойдет по предложенному вами пути. Вы предложили ей вступить в Орден?

Дамблдор кивнул. Они оба знали, что письмо может и не придти.

— Но как вы заманите её? Вы не знаете какой характер у этой девчонки, она не в себе!

— Она в себе, Северус, она просто запуталась, ты станешь для нее нитью Ариадны.

Глаза Снейпа блеснули секундным страхом.

— Вы что-то сказали ей? Выдали меня?

— Нет, мой мальчик, поверь, у нее пока что есть основания думать, что ты на стороне тьмы.

Северус сурово взглянул на директора.

— Что за намек вы ей дали, Альбус? — процедил начинающий злиться зельевар.

— Ты правильно подумал, я дал ей основания думать, что ты против Лорда.

Все что полыхало внутри мрачного профессора, было невозможно описать словами. Злость искала выход, чтобы наградить Дамблдора негативной волной.

— Пока ты не скажешь ей это лично, сомнения в ее голове будут относить тебя к приспешникам Волан-де-Морта, притесняя усвоенное сегодня, ведь Том тоже уверен на сто процентов, что ты его шпион.

Дамблдор говорил дело, однако…

— Она уже почти с нами, Северус, остальное не важно, да, я пошел на риск, но думаю он будет оправдан… А сейчас иди, она уже наверное в кабинете…

Глава 11. Инцидент

Не верю, не могу поверить, что Дамблдор знает обо мне… Приглашение в Орден Феникса, что ж, не каждый Слизеринец может удостоиться такой чести. Название, звучит как надежда. Путь, который он открывает мне, решив использовать мой дар… Это шанс всего лишь умереть во имя чего-то, запечатлеть свое имя в истории магии, не более того, ненадолго остаться с тем, кого не в праве любить, провести еще немного времени, наблюдая… Погибель — единственная перспектива моего примыкания к свету. Зная о моих способностях, Дамблдор найдет им применение… Считать это предложение подарком судьбы? — Увы, чересчур неправдоподобно, но знает ли Снейп о моем обмане, или же директор решил скрыть от него эту весомую тайну? Насколько сильно зельевар теперь «недолюбливает меня», обрекая на немилость? Чувство отвращения к самой себе поднималось из глубин хаоса, переманивая все светлые мысли на угодную тьме сторону. Не верю… Он не может быть хорошим, слишком злой, неприятный, он убивал… Но Дамблдор не дурак, он искренне верит, что Северус в его команде, так же думает и Лорд. Несмотря на все сознательные предубеждения и попытки предотвратить подобные мысли, в голову все же пробился вопрос: «кому же ты служишь?». Непонятное состояние опустошения надувало необъятный вакуумный шар с нестабильной оболочкой внутри, любая игла способна лопнуть его, и выпустить на волю демона стенаний, взмахом рваного крыла способного излить слезы на каменный пол подземелья. Я старалась сдерживаться, закрывая доступ к сокровенным мыслям, отделяя разум от сердца. Вынося страх за пределы, избавлялась от дара чувствовать боль. Изверг, сидящий внутри, словно агрессивный зверь был заперт в клетке, подчиняясь воли хозяина, сновал по периметру, выискивая слабые прутья заточения. Есть только один человек, способный заставить меня чувствовать первобытную ярость, целомудренную любовь и выплескивать низменную жестокость. Мужчина, снимающий все замки с рассудка, вырывающий частокол заточения окровавленного существа, действующего одними инстинктами. Неправомерная обида едва не уничтожила его рассудок, заставив зарубцованные раны снова кровоточить. Безмолвная жертва моих манипуляций, рыжеволосая девушка с глазами цвета весны, стала символом порабощения, обманчивой путеводной звездой заплутавшего странника. Это зазеркалье, воплощенное мной — лабиринт, не имеющий ни входа, ни выхода. Я создала пытку, насилие, свидетельство собственной души, оставившей темный шлейф, стелящийся за мной по земле, окропленной полоумной любовью.

Наконец ноги остановились перед дверью из темного дерева, не сдобренной лаком, расходящейся на полозья щепок. В последние два дня, я что-то часто здесь появляюсь. Раньше это было смиренной обязанностью, когда мы работали над эссе вместе, а сейчас это наказание, на которое стоит идти с опущенной головой, которая и так стремится к туфлям, все что я видела по дороге, это хладный камень, прямоугольный, квадратный, безликий… Стук в дверь. Тишина… Вторая попытка так же не увенчалась успехом, если я зайду без разрешения, он меня проклянет, не стоит испытывать судьбу. Скорее всего, отошел куда-то и должен вернуться, ведь он не может забыть о моей отработке, особенно после последней встречи…

— Мисс Кэрроу, почему вы не вошли?

Взгляд резко переместился на приближающегося мужчину, шелестящего в коридоре полами мантии. Не дожидаясь ответа, он распахнул дверь и вошел внутрь. Немного поколебавшись, я осторожно проследовала за ним. Он расположил какие-то бумаги, принесенные с собой, на столе и взглянул на меня, недовольно скривив губы. После того разговора, я не могла вымолвить ни слова, хотя вчера потоки гнева и шипящей ненависти лились рекой, изливаясь гнойными высказываниями, после которых хотелось заклеить себе рот. Странно, куда подевалась вся агрессия? Сейчас я выглядела как кролик, наблюдающий свое отражение в глазах готовящейся напасть росомахи.

— В лаборатории вас ожидает несколько бубонтюберов, сок выдавите во флаконы, которые лежат на столе, а само растение порежете кубиками и сложите в подготовленную коробку.

И это все наказание? Работа конечно не из приятных, придется находиться в гниющей вони трупного запаха и препарировать склизкое нечто, похожее на разлагающийся кактус черного цвета с волдырями, которые постоянно лопаются, норовя попасть ядовитым содержимым в лицо и глаза. Я признаться ожидала нечто более изощренное, проследовав в лабораторию, обнаружила пять горшков с этой гадостью, являющейся основой для многих лекарственных зелий. Стеклянные емкости покоились немного поодаль, вместе с непроницаемой коробкой с биркой, на которой уже было название ингредиента. Скинув мантию на табурет, я завернула рукава школьной рубашки, а затем сняла зеленый галстук в серебряную полоску. Глаза побежали по деревянным столам, заставленным предметами разного назначения, однако нужную вещь отыскать не удалось, пришлось возвращаться обратно в кабинет, к корпящему над проверкой домашних работ Снейпу.

— Что-то не так? — начал первым он, какой-то саркастичной подоплекой.

— Профессор, — негромко начала я. — Где перчатки?

— Их нет. — коротко ответил он, затаивая нотки усмешки.

И тут до меня дошло… Это и было, как он выразился, обещанным адом. Сок растения не очень опасен, но ядовит, способен вызывать раздражение на коже, приносящие неприятные ощущения, словно ты засунул руку в колючую крапиву. Решил помучить меня. Мои глаза не выдали удивления, таившегося в мыслях. Обреченно, я шагнула обратно за дверь лаборатории, готовясь принять на нежную плоть красные волдыри наказания. Я заслужила это, однако растений было слишком много для одних рук. Беспомощно вздохнув, принялась за работу с первым горшком. Стоило только дотронуться, как фиолетовый водянистый прыщ лопнул, окропив рубашку желто-зеленой жидкостью. Безнадежно… Хорошо в глаза не попало. Кое-как достав чудовищного жирного червя из земли, стала выдавливать из него гнойную массу в специально подготовленную пиалу. Ладони начало жечь. Моментально бледная кожа превратилась в краснеющую припухлость. Превозмогая боль, я смиренно выполняла миссию, морщась от неприятного запаха, ударившего в нос разложением перегноя. Глаза начали слезиться от испарений… Вонь протухших кабачков, распространяющаяся обычно от костероста, показалась свежим ароматом цветочных духов, по сравнению с этим. Гнойники то и дело лопались, несколько капель попало на щеку. Осторожно вытерев лицо тыльной стороной руки, я поняла, что здоровой отсюда не уйду. Опустошенный слизень был положен на разделочную доску, ожидать участи быть искромсанным на мелкие кубики. Следующий бубонтюбер оказался больше, а его сок ядовитее. Волдырики на руках начали увеличиваться, не оставляя живых мест. Ощущая, как ломаются и расслаиваются ногти, я не смогла сдержать глухой всхлип. Еще немного, и я взвою от боли… Но превозмогая себя, продолжала мучить омерзительное растение, превращая его в полую тряпицу. Плакать не хотелось, однако слезные железы думали иначе. Одинокая влажная дорожка появилась на щеке, а в глазах начала образовываться пелена, от подступающих новых слез. Руки нещадно саднило и жгло. Волдыри лопались, превращаясь в нарывы, из которых сочилась прозрачная жидкость. Рваная ослабевшая кожа пропускала в себя еще больше отравы. Яд начал разъедать внутренние слои. Это наказание было пыткой, на которую способен только очень жестокий человек, коим являлся Северус Снейп, бесчеловечно придумавший эту ужасную отработку. В Хогвартсе запрещены подобные меры наказания, средневековый метод настораживал. Интересно, Дамблдор знает об этом ужасе, которому поверг меня собственный декан? Еще одна мысль родилась в голове, а что, если это месть обман с перевоплощением? Что, если он действительно уже знает о моей мелочной, эгоистичной выходке и намеренно подвергает меня подобному? В глазах появилось еще больше горечи, заставляющей слепнуть и промаргиваться. Конечно, так и должно быть, я это заслужила…Еще один здоровенный волдырь растения с характерным всплеском лопнул, и ушедшая в свои мысли, я позволила гною попасть на лицо, и едва не взвизгнула от обжигающей боли. В глаз тоже попала небольшая капелька. Продолжать я больше не могла, это было бы глупостью. Бросив работу, со всхлипами двинулась к ящикам с готовыми зельями Снейпа, стараясь не открывать подвергшийся ранению глаз, готовый взорваться от испепеляющего огня. Еще немного, и я лишусь зрения. Картинка теряла четкость, и отодвигая склянки, я старалась вглядеться в надписи на этикетках, но мелкий почерк Снейпа не хотел фокусироваться. Неосторожное движение, и один из флаконов упал, но не разбился.

— Мисс Кэрроу, что вы забыли в моих ящиках? — ровным тоном произнес Снейп. — Помимо этого, вы решили разгромить мою лабораторию?

* * *

Снейп прижал ногой подкатившийся к нему флакончик с зельем. Как хорошо, когда есть небьющиеся чары, иначе о ценном содержимом можно было забыть.

Аллегра стояла у ящика не оборачиваясь, копила злобу. Девочка собирается снова выплеснуть на него потоки гневных излияний. Северус уже приготовился к неизбежному, ведь сок бубонтюбера должен был нанести урон её коже, небольшое раздражение, в наказание за вчерашнюю выходку. Ожидая её реакции, он сложил руки на груди и нацепил самую недовольную из своих масок. Но к величайшему сожалению девушка так и стояла, не собираясь поворачиваться. В какой-то момент, мужчина почувствовал нечто странное, какое-то неожиданное чувство, смесь испуга, с нотками переживаний. Неведомая сила подтолкнула его вперед, он обошел столы, и приблизился к ней, но она снова отвернулась по направлению его движения. Странная тревога охватила мужчину:

— Повернись. — без строгости произнес голос.

Но девушка отчаянно замотала головой, от чего пряди коротких волос сделали резкие движения, но затем снова неровно распластались по затылку. Мужчину заволокло пока еще смутным отчаянием. Негромкий всхлип раздался от скомканного существа, от которого словно отошла волна боли. Он схватил хрупкое плечо, и настойчиво развернул к себе. Руки, покрывали волдыри, с которых местами слезала кожа, открывая алое мясо, а сочащаяся кровь, стекающая неровными струйками, заливала подвернутые рукава рубашки бордовым цветом. Северус перепугался ни на шутку, что-то внутри него рухнуло, и словно несчастный флакон с зельем с глухим звуком покатилось по неровному полу подземелья.

— Аллегра… — лишь смог произнести он.

Немедленно схватив ее за запястья, едва тронутые ранами, он увидел, что лицо её было покрыто мелкими бугорками, а кое-где кровавыми ожогами. Красная струйка стекала из-под закрытого века, а второй глаз был полураскрыт, слезы смешивались с кровью и капали за воротник. Мерлин… Что он натворил… Резко открыв соседний ящик, под тихим всхлипыванием окровавленной девушками, ощущающей сейчас сильнейшую боль, он неаккуратно раздвигал склянки в стороны, отчего несколько из них благополучно свалились на пол. Найдя одно из зелий, он со скоростью ветра подлетел к лежащему у входа в лабораторию флакону, который милостиво прикатился к его ногам и поднял его. Страх обволакивал его, просачивался внутрь, появлялось чувство вины. Она может лишиться глаза, неужели эта вонючая дрянь так сильно подействовала? Не может быть, сок растения должен был всего лишь принести неприятные ощущения, и только! На всех парах он пронесся по помещению, разыскивая идиотское обезболивающее, приготовленное для больничного крыла. Слава Мерлину, что он еще не отдал Поппи готовые зелья, а свои запасы, он должен был пополнить на днях. Девушка не впадала в истерику, не собиралась терять сознание, она просто стояла, держа в себе эту боль, борясь с ней, не давая выхода наружу. Быстрым движением, откупорив крышку сосуда, он подхватил её подбородок, резким движением поднял наверх.

— Открой глаза. — скомандовал его голос, не способный на суровость в такой ситуации.

Девушка попыталась поднять веки, подавила еще один всхлип, но не смогла, было слишком больно. Второй глаз тоже начал кровоточить, скорее всего попал гной с рук. По его запястьям уже стекала её кровь, пропадая за манжетами черного сюртука, рукава белой рубашки намокали и становились бурыми.

— Давай, потерпи немного. — несвойственным тоном, сказал Северус. — Ты должна открыть глаза.

Он чувствовал дрожь, в своей ладони, подбородок девушки как и все ее тело, сводило судорогами. Мокрые ресницы затрепетали, и словно поднимая непосильный груз, веки начали открываться. Глаза были полны кровавых слез, разъедались под действием кислоты. Радужка, когда-то светло серая, терялась в пятне крови, быть может, она разрушилась. Еще один всхлип, Северус вылил несколько капель по очереди в каждый глаз, и девушка взвыла от новой обжигающей боли, лекарство нейтрализовывало действие яда. Он держал её лицо запрокинутым наверх.

— Постарайтесь не закрывать глаза, иначе зелье вытечет. — проговорил он.

Её вид вызывал повышение температуры тела, Снейп впал в жар испуга. А она не кричала, откуда такая сила воли в хрупкой девушке? Она смотрела на потолок, если только сохранила способность видеть. Выжигающая боль заставляла тело сотрясаться всё сильнее. Мысли о волшебной палочке были забыты, Северус протер её щеки рукавом свободной руки, затем снова взял пузырек с нейтрализующим зельем и вылил несколько капель на изуродованную кожу лица. Руками займется позже, главное лицо, медлить нельзя, рубцы и шрамы ни к чему на молодых ланитах. Девушка снова начала подвывать.

— Больно… — выдавила она с трудом.

Северус взял в руки еще один пузырек и откупорив его, поднес к вздрагивающим губам. Не дожидаясь объяснений, она приоткрыла рот и он влил весь флакон обезболивающего, отчего она едва не поперхнулась. Но глотала она больше слезы, которых уже не было, скорее всего слизистая повреждена не менее сильно. Северус проделал ту же операцию с другим зельем. Спустя несколько секунд, он хотел было отпустить подбородок, не способный держаться собственными усилиями.

— Не проходит? — воистину переживающее, поинтересовался он.

Аллегра слабо повела головой из стороны в сторону. Оставался только один вариант, начал дуть ей на лицо, отчего ресницы начали вздрагивать, но глаза не закрывались.

— Держись. — проговорил он, продолжая успокаивать кожу маггловским способом. — Сможешь держать подбородок?

* * *

Превозмогая боль, я легонько кивнула. Не сильные потоки воздуха, остужали горевшую кожу, успокаивали, его дыхание приносило облегчение, а может, началось действие обезболивающего. Глаза все еще саднило, но уже не так сильно. Его ладонь пропала, я старалась держать голову запрокинутой, но она невольно опускалась, последние силы уходили на возвращение ее в нужное положение. Я ничего не видела, картинка пропала совсем, а влага исчезала из глаз, оставляя ноющую сухость. Темнота, стала страшным сообщником отступающей боли. Затем его прикосновения к израненным рукам, он начал обрабатывать их знакомым зельем, с выжигающим кожу эффектом, но ощущения постепенно притуплялись. Его ладони на мгновение пропали, затем я почувствовала прохладу, он покрывал мои руки приятным, замораживающим гелем, ставшим спасительным глотком кислорода, для изувеченной кожи. Он был аккуратен, его пальцы скользили с какой-то трепетной лаской, дающий шанс ощутить завуалированную нежность. Мысли были не к месту, однако на фоне болезненных ощущений приносили отраду, и успокоение. Ослепла ли я? — Не знаю, но может это спасение?… Слепая слуга Лорда бесполезна, она не сможет видеть чужой крови на собственных руках, потому что её там не будет. Немыслимо найти решение всех проблем так просто. Лишиться зрения страшно? — Нет, я начинаю находить в этом плюсы. В состояние прокрадывалось томное спокойствие, незавидная участь будет моим ангелом-хранителем. Но его руки все еще порхали, даруя жаркое ощущение свободы. Прикосновения мутили рассудок вкупе с убаюкивающими зельями, которыми он меня накачал. Ладони вновь пропали, и подхватили меня под локоть.

— Можете опустить голову и закрыть глаза. Вы в состоянии идти? — Спросил вкрадчивый осторожный голос, с нотками любимого шероховатого бархата.

Я пыталась проморгаться, однако онемевшие веки лениво поднимались и опускались, не давая должного эффекта.

— Наверное. — хрипловато ответила я, нарушая гармонию таких приятных звуков, проникших в самое сердце.

Шаг, другой…

— Осторожно…

Придержал от падения, когда мыски туфель зацепились за неровный камень пола. Я почувствовала его руку на талии и позволила себе опереться на человека, ради таинственного, нужного голоса которого сегодня ослепла. Почувствовала, как мы переступили порог в его кабинет, температура стала заметно выше, ведь в лаборатории должно быть прохладно, чтобы не нарушать рабочую среду. Я чувствовала, как рассудок начал расползаться в неизвестных направлениях, а темнота, обретшая в глазах обитель, поглощала все больше. Ноги подкосились, но сильные руки подхватили меня и донесли до мягкой поверхности. Наверное, это была небольшая софа возле камина, я ощутила жар пламени. Нет, сознание не собиралось покидать, просто внезапная слабость заставила гипофиз на мгновение отключиться… Услышала удаляющиеся шаги мужчины, только что несшего меня на руках. Невероятное удовлетворение обрело место в помутившейся голове. Шарканье обуви приближало своего хозяина обратно. Странно быть слепой, никогда не думала, что звук его шагов напомнит косаря, вырубающего траву. Открывая для себя новый мир, я стала свидетелем множества вещей: как мелодично открывается стеклянная крышка еще одного флакона, как на заднем плане потрескивая, тлеет полено, периодически издавая короткие посвистывания. Его ровное дыхание, с едва уловимыми оттенками волнения, звук размазывающейся по его ладоням субстанции, шероховатый, шипящий… Затем еще один колпачок отлетел, наверное тот крем, был защитой для рук.

— Откройте глаза.

Подчинившись, вновь ощутила, как что-то капает на уставшую поверхностью. Звон еще одного сосуда оповещал о снятии новой пробки, на этот раз звук был глубже, ниже, емкость наверняка была объемнее. Я почувствовала, как что-то жирное ложится на мое лицо, шею, руки. Ни о чем не спрашивая, Северус расстегнул две пуговицы воротничка моей рубашки и аккуратно смазал зону декольте в пределах допустимого. Слова были лишними, протесты не озвучились, он ведь не касался интимных мест моего тела, просто лечил. Я готова была вздрогнуть под его приятными, ласкающими прикосновениями. Просто руки, просто лицо, просто шея, однако эти участки превращались в пылающие пламенем точки. Это казалось заоблачной мечтой, осуществившейся в угоду случая. Я ловила каждый момент, изучая его пальцы, впитывая их отпечатки в омут сознания, желания… Еще какая-то жидкость приятно начала покалывать электрическими импульсами, или это он виноват? Ладонь снова оказалась внутри рубашки, и я больше не могла терпеть это наказание сладостной пыткой. Тело предательски дрогнуло, и он резко убрал руку, распознав это как жест протеста.

— Эванеско. — скомандовал голос, вернувшийся в привычное русло монохрома.

Он очищал мою одежду от гноя и крови, затем проделал тоже самое со своей.

— Мисс Кэрроу, почему вы не сказали, что у вас сильнейшая аллергия на сок бубонтюбера?

Если бы я могла видеть, то непременно состроила непонимающий взгляд.

— Я не знала, профессор… — честно ответила я.

— Но вам же было невыносимо больно. — все же его голос дрогнул на этой фразе.

— Я думала так и надо… — прошелестел едва различимый шепот.

* * *

— Мерлин, Аллегра, вы что, считаете меня извергом?

Сидя на полу перед коричневой софой, которой он практически никогда не пользовался, Северус неожиданно схватился за голову, утонув в мрачных мыслях. Он же не инквизитор! Как она могла думать о подобном? Девушка не ответила, её воспаленные глаза были закрыты. Она казалась такой беззащитной, а все потому, что он, идиот придумал её это архисуровое наказание. Синеватые, желтоватые и красные подтеки разноцветных зелий, густо нанесенных на кожу, даровали Аллегре вид нарисованной маслом картины, художником которой был Северус.

— Я бы никогда не сделал ничего подобного ученику, простите меня. — зачем-то оправдывался он. — Еще я никогда не видел такой реакции на это растение…

Мужчина находился в неподдельном шоке, нахлынувшем параллельно зарождающейся в хрупком теле на диване истерике. Только сейчас, перенеся ни с чем не сравнимую боль, она позволила своему телу содрогаться.

— Аллегра, вам нельзя плакать. — обеспокоенно произнес Снейп.

Девушка закусила незажившую губу, и сразу отпустила, почувствовав укол неприятных ощущений.

— Я буду видеть? — сдавленно произнесла она.

Её голова, с мольбой обратилась к нему и глаза распахнулись.

— Люмос максима.

Он направил яркий свет прямо на нее и стал осторожно всматриваться в хрусталики, с которых сползала кровяная завеса, однако краснота белков заставила его поежиться и вспомнить о неприятном. Именно в этот момент в голове предстал Волан-де-морт со своими змеиными глазами, наполненными пустой ненавистью и яростью, ждущий Аллегру в своих рядах.

Один глаз был белее, а вот второй выглядел заметно хуже, однако ясно серая радужка была не повреждена, оболочку восстановят зелья, а кожа пройдет дня за два. Признаться, он не ожидал столь быстрого эффекта от лекарств, кровавые бугорки на руках, шее и лице заметно уменьшились. Слишком быстро, как-то неправдоподобно.

— Вы различаете свет? — Спросил он.

— Сейчас начинаю понемногу, до этого не могла.

— Значит не все так страшно, думаю быстро восстановитесь. Нокс. — сказал он, гася палочку, отчего-то не веря своим словам.

— Спасибо, что спасли мои глаза. — совсем тихо проговорила она.

Мужчина не знал, что на это ответить, просто не заслуживал этих слов, пропитанных искренностью и благодарностью.

— Вам нужно в больничное крыло…

— Нет, профессор. — повышая голос, перебила она.

Северус смотрел в невидящие глаза, но различал в них беспокойство, неуловимые эмоции.

— Я не хочу, чтобы вся школа узнала об этом инциденте.

Она беспокоится за него? Или из-за себя…

— Но не обязательно рассказывать…

Северус запнулся, это выглядело так, будто он себя выгораживает, ужасное чувство вины подкатило к горлу комком. Это были слова труса, не готового отвечать за свои ошибки, но он вовсе не хотел говорить их…

— Если это можно будет скрыть от школы, то от профессора Дамблдора вряд ли.

Мужчина сильнее вгляделся в девушку, пытающуюся принять сидячее положение. Он помог ей сесть. Не веря в то, что услышал… Что нашло на нее? Вчера готова была проклясть, а сегодня защищает, выгораживает от ненужных разговоров с Альбусом, который не будет ругаться, однако его планы встают под угрозу, и Хогвартс будет в неведении… Он удивлялся все больше и больше, её реакция так непредсказуема, он снова увидел в ней тихоню, скромную девочку, не способную причинить кому-либо проблемы. Нет, сегодняшняя оплошность едва не лишила ее зрения, отчего Аллегра так добра с ним? Невозможно поверить…

— Просто помогите мне добраться до комнаты, если меня еще не выселили. — с улыбкой, от которой захотелось выть, проговорила она.

— Аллегра…

— Я думаю, через камин будет удобнее всего, только определите мне эльфа, а то я сама не справлюсь с пижамой.

Еще одна неподходящая к месту улыбка слетела с её губ… Северус вглядывался в черты её лица не наполненные враждебностью, открывали старый забытый мир светлого ребенка, не способного причинять боль. Беллатрисса больше не могла с ней сравниваться, она сразу же отпала. Она сделала попытку встать, но с потерей зрения терялось и ощущение баланса, он снова подхватил её под локоть. Невидящий взгляд обратился прямо к нему, девушка старалась разглядеть. Странное ощущение настигло его нутро, будто его скомкали и кинули на пол, как ненужный черновик. Почему она так смотрит? Пускай не различает, но смотрит. Глаза практически избавились от крови, однако были все еще красны.

— Закройте глаза, не раздражайте слизистую. — прозвучал его уверенный голос.

* * *

Я видела его темные очертания, в ореоле каминного света, слабое ощущение блаженства освобождало от ненависти, он спас мои глаза, которые были мне нужны, как спас жизнь, тогда на астрономической башне. Неправильные чувства: хотелось прижаться, обнять, снова почувствовать его прохладные руки на своей коже, но момент осуществления мечты прошел. Северус подвел меня к камину, и я ощутила, как языки пламени поглотили меня. Моя комната, я даже не знаю в каком она была состоянии, чтобы предстать перед профессорским взором. Он усадил меня на кровать.

— Завтра на занятия не выходите, я скажу, что вы приболели.

— Но зрение ведь должно будет вернуться? — с закрытыми веками, произнесла я.

— Не до конца, потребуется больше времени, чем одни сутки, это сложный процесс. Завтра в обед приходите ко мне, я сделаю осмотр, а до тех пор за вами будет присматривать домовик. Добби! — скомандовал привычный резкий голос.

С хлопком маленькое существо появилось в комнате, я не могла различить его, однако слышала писклявый поддакивающий голосок, когда Северус давал инструкции.

— Спокойной ночи, Аллегра. — ровным тоном произнес он. — Да, пароль каминной сети — «Феликс Феличис», эльф завтра вас проводит ко мне.

Я услышала сильные трески головешек, вновь разгорающегося камина, и кажется даже различила зеленое пламя, когда профессор исчез из моих покоев. Домовик проводил до ванной, и помог переодеться в пижаму, затем уложил на кровать, словно немощную старушку.

— Мастер Снейп, сказал, чтобы перед сном вы выпили это.

Он вложил в руку прохладный стеклянный флакончик. Содержимое не было противным, оно отдавало травами, валерьянкой, бессмертником, я узнала зелье сна без сновидений.

— Спасибо, ты можешь быть свободен, я позову утром, Добби, кажется?

— Да мисс, спокойной ночи мисс… — его голос выражал какую-то робкую неуверенность, эльф не привык слышать спасибо, тем более из уст Слизеринки.

Он с хлопком исчез, а я уснула почти мгновенно, не смотря на перенесенную боль, этот вечер был волшебным… Его руки… Но мысли оборвались, унеся сознание в пустую темень.

Глава 12. Симфония крови

Длинные пальцы, с шероховатыми кончиками. Изящная кисть, эти руки должны принадлежать пианисту, набирать плавную мелодию, использовать всю целостность души, вкладывая в сонату частичку себя, уходить в мир музыки, соблюдая все знаки. Legato, — нежно проводит ладонью по моему лицу, не пропуская сантиметра, чтобы не потерять гармонию мгновения, он не видит красоты звучания, которое ему с легкостью удается, не слышит нежных украшений, переходов, не чувствует того, что чувствую я. Poco Acсelerando, он ускоряется, скользя по моим рукам, в этот момент главное — техника, но и ощущение всепоглощающей, нарастающей тяжелой легкости присутствует в каждом аккорде. Снова возвращается к лицу, шее. Гладкими, манящими прикосновениями, спускается к груди… Crescendo, тело охватывает приближающийся поток возбуждения, сердце ускоряет ритм, переходя из allegretto, сразу же в presto. Staccato, staccato … Он слишком близко к тому, чтобы окунуть меня в симфонию страсти, подвергнуть самой сильной пытке наслаждением, позволить забыться в таланте музыканта. Руки спускаются ниже…Sforzando! Я не выдерживаю, и тело совершает бесконтрольный рывок… Прикосновения пианиста пропадают… Он боится вновь дотронуться до рояля, не хочет расстроить инструмент, не понимает насколько его игра прекрасна, как отзываются на его пальцы клавиши и струны, где-то там, глубоко за резным деревом. Сердце успокаивается, переходя в Allegro… Моё имя — название одного из быстрых темпов в музыке, мелодичное дополнение к вырывающейся на волю сущности, желанию вновь ощутить на себе изящные кисти, ладони, дарующего свободу, играющего романсы и песни без слов композитора на дрожащем в предвкушении теле. Быть идеальным инструментом только для него, пытаться изобразить невозможное, помочь ощутить всю привлекательность звуков, которые он создает… Запредельная мечта, отдаться в плен ощущениям и гармонии, которую не зная того сам, музыкант создал в моей душе, голове, в желающем теле…

Странные эти мысли, никогда еще не отождествляла себя с музыкальным инструментом, интересно, я схожу с ума, просто ополоумела от любви и вчерашних прикосновений? Словно в тумане, блуждала по неизведанным доселе вселенным, ко мне прикасался мужчина, любимый… Предел мечтаний. Лицо изобразило нежную удовлетворенную улыбку. Еще никогда мне не было так хорошо и спокойно одновременно, самое лучшее, это то, что вчерашний вечер не кажется сном… Но на смену любовной энергетике пришли мысли насущные. Снейп был совершенно другим вчера, он испугался за мою жизнь, не был суров или строг, теперь на его плечах ошибка, за которую он может поплатиться работой и положением. Почему я не хочу афишировать инцидент? — Все просто, мне нравится такой Северус, который будет благодарен и снисходителен. Да, это вновь эгоизм, маленькая хитрость, чтобы выставить себя в лучшем свете. Очень выгодный ход, чтобы начать сближение. Я останусь в школе под присмотром Дамблдора и Снейпа, это самый лучший вариант развития событий, однако рано или поздно директор расскажет зельевару о моих способностях, но, буду надеяться, что мне удастся уговорить его держать рот на замке. Сейчас я больше чем уверена, что Северус не осведомлен… Его внезапная забота порождала еще более глубокие суждения. Может он на стороне света? Но ведь вчера не было ничего такого, просто ненадолго его маска дрогнула, и крепления отломались, приоткрыв полоску лица. Скорее всего, сегодня эта маска будет починена и вновь закреплена тугими ремнями на затылке. Утро не принесло боли, кожа не саднила, а глаза открылись и увидели перед собой четкую картинку балдахина. Вот тут я испугалась… Вскочив с кровати, понеслась к зеркалу, на меня смотрела абсолютно здоровая девушка, без единого кровавого волдыря. Глаза не были поражены и даже красны и нормально функционировали. Дар обеспечил быстрое заживление, невероятно… Абсолютно чистое лицо и руки… Катастрофа, мне нельзя выглядеть так, это вызовет шквал подозрений… Срочно нужно сделать что-то. Под горячей водой в душе продумывала план поведения, и способ причинить только что выздоровевшей коже новый урон. Обратно накинув пижаму, я снова оглядела себя в зеркале. В голове формулировались заклинания нарывов и прыщей, обычно используемые учениками, чтобы подшутить друг над другом. Но я никогда не применяла подобные навыки на себе… Расхаживая по комнате в пижаме и мягких тапочках, вспоминала на какие места попал сок бубонтюбера, не очень-то хотелось ошибиться, Снейп слишком внимателен до мелочей. Опасно… Преодолев нервозность и покалывающее смятение, я подошла к зеркалу и направила на свое лицо волшебную палочку…

— Фурнукулус минима.

Из палочки вырвался рыжеватый свет, и на чистом лице появился красноватый волдырик, совсем крошечный, результат удовлетворил. Быстро испортив кожу рук и лица в том месте, где по воспоминаниям были раны, я задумалась. Что же делать с глазами? Не стоит портить зрение намеренно, одна ошибка может стоить серьезных последствий. Решение нашлось довольно быстро. Положив волшебную палочку на туалетный столик, принялась тереть глаза кулачками, да с такой силой, что в красноватой темноте закрытых век, начали появляться яркие блики и искры. Наконец прекратив экзекуцию, постаралась вглядеться в зеркало, однако картинка сфокусировалась не сразу. Зеленоватые пятна пропали, и в отражение появились болезненные розоватые белки на покрытом ранками лице. Почти идеально… Итак, Снейп взял на себя заботу об отгулах, на завтрак я не пошла, а сев на кровать, изобразила недомогание и вызвала эльфа. Пусть даже это существо думает, что мне не очень хорошо, ведь Северус наверняка попросил его докладывать о состоянии пациентки. С хлопком домовик оказался возле меня.

— Доброе утро мисс, как вы себя чувствуете?

Хмм, может мужчина надоумил его на этот вопрос, обычно эльфы не столь любопытны.

— Нормально. — сделала я слегка мученическую улыбку. — Ты можешь принести мне завтрак?

Думаю, что имею право воспользоваться подобной привилегией, ведь я жертва.

— Сию минуту мисс. — пропищал голосок.

Через пятнадцать минут, я уже завтракала, сидя прямо на кровати. Овсяная каша, конечно, не была пределом гурманских мечтаний, но жаловаться совсем не хотелось. Тарелка опустела, и я принялась за тосты с сыром и горячий чай, домовик исчез и сказал, что появится к половине второго, чтобы сопроводить меня к Снейпу. Все время разговора с существом, я старалась почаще моргать, имитируя неприятные ощущения пораженных глаз, и слабо фокусировала их на Добби. Наверное, актерского мастерства мне не занимать, показалось, что эта роль удалась в совершенстве. Позволила себе поспать после завтрака, вот так бы всегда…

Оставался час до встречи со Снейпом, не смотря на обеденное время, есть совсем не хотелось. Пристроившись на небольшом креслице цвета бургунди возле камина, я стала читать вчерашний номер Ежедневного Пророка, газету, которую в принципе никогда не читала, однако вчера нашла номер в опустевшей гостиной и зачем-то утащила к себе в комнату. Ничего интересного, ни одного сообщения о пропаже людей, ни одного намека на возвращение Темного Лорда, страницы пестрели политическими новостями и фотографиями. Неужели Министерство так ослепло, или же это способ избежать паники? Или Министерство само в панике? На страницах увидела уже не первое замечание о Мальчике-Который-Выжил. «Гарри Поттер, мальчик, который лжет». Фу, какая гадость, им не надоело мусолить одну и ту же тему, и так бесстыдно врать? Разуйте глаза! Он возродился! Ведь Гарри действительно встретился с Лордом во время последнего испытания Турнира Трех Волшебников в прошлом году. Я-то знаю, ведь мой Амикус участвовал в представлении на кладбище, где проходил ритуал, и где встретил смерть Седрик Диггори. Ужасно… От гнева и досады, я бросила газету прямо в камин, который на несколько секунд загорелся сильным пламенем, а потом вернулся в свое обычное русло. Беспокойство от знания того, что на самом деле происходит в мире, обреченно покоилось в рассудке, давая все новые и новые ветви желания примкнуть к Дамблдору и Ордену Феникса. Пускай он точно так же будет использовать меня в своих планах, как и Волан-де-Морт, но мои руки хотя бы не будут окроплены кровью магглов, магглорожденных, и неверных, как называет Лорд тех, кто не разделяет его взглядов на мир и его устройство. Безумец, зачем ему это надо? Возомнил себя Мессией. Не понимаю человека, существо, так отчаянно рвущееся к власти. Обратив внимание на руки, я посмотрела на часы с протяжным зевком. До окончания обеда двадцать минут. Но тут внутри что-то щелкнуло, и я резко вернула взгляд на конечности… Мерлин! Они были совершенно чистыми! Ужасно! Когда это произошло? Когда кожа успела пройти? Погруженная в собственные мысли и чтение газеты, даже не успела заметить времени исчезновения. Быстро подскочив с кресла, с небольшими затруднениями, я потянула онемевшую спину. Добби будет совсем скоро, нужно успеть. Десять минут ушло на то, чтобы вновь придать себе болезненный вид пациента отдела дерматологических заболеваний клиники св. Мунго. И тут до меня дошел идиотский смысл того, что я только что с собой сделала. Мерлиновы штаны! Тупица безмозглая!

— Фините Инткантатем!

Кожа очистилась и приобрела здоровый вид. И почему я, дура, раньше об этом не подумала! Немного концентрации и лицо снова начало покрываться покраснениями и кое-где прыщиками, тоже произошло и с руками. Глаза сами собой превратились в кровавое пятно, нет, это перебор, они уже вчера были почти в нормальном состоянии. Убрав с глаз излишнюю болезненность, я оглядела результат, который оказался более чем удовлетворительным. Почему в голову не пришло использовать дар перевоплощения сразу? Стукнув себя по голове легонько, направилась к платяному шкафу за сиреневым свитером и брюками, школьную форму можно не одевать, ведь вряд ли мне удастся попасть на занятия.

* * *

Северус не спал всю ночь, обвиняя себя в халатной неосторожности, а главное он напоминал себе средневекового инквизитора, пытающего ведьм. То, что произошло вечером, принесло много головной боли и раздумий, а главное из головы не выходили мысли о внезапном странном поведении девушки. Она скроет его оплошность от других, Мерлин, она улыбалась, не истерила и не кидалась на него в готовности проклясть за эту отвратительную ошибку, а еще подумала, что так и должно быть. Почему она приписывает его к извергам, даже считая Северуса Пожирателем смерти и приверженцем Лорда, нельзя было думать, что он может применять подобные методы в школе. Ненависть? — Вероятно, Аллегра его просто ненавидит, но почему покрывает? Мужчина совсем запутался, еще вспомнил как там, на диване, когда он обрабатывал её раны, механическими движениями втирая мазь, даже не задумываясь о том, что он делает, она вздрогнула. Содрогнулась от его прикосновений в области декольте, куда тоже попали капли, но она промолчала, не сказала ничего, понимая, что это необходимость, а он резко убрал руки, почувствовав себя застенчивым школьником. Бред, ему просто стало стыдно за то, что он имел право на эти прикосновения с медицинской точки зрения. И все-таки она странная. Более чем… Удивил еще тот факт, что на ней раны заживают слишком быстро, несмотря на сильнодействующие мази и зелья на гормональной основе и волшебстве, абсолютно невозможно было бы увидеть практически чистые глаза даже через день, или два. Еще более удивительна реакция её кожи на сок бубонтюбера, это немыслимо. Ни в одних трудах не было написано о том, что он может вызвать подобное, практически сжигаемое разложение тканей. Аллергия? — Да, чуть более сильная чем просто крапивница была описана в книге, которую он и так знал, но все же вернувшись в свои комнаты от Аллегры потрудился полистать, быть может, он что-то упустил? Вряд ли, он никогда ничего не упускает, его память невероятно крепка, в старости мужчине не грозит склероз, хотя все может быть, достигнув определенного возраста, может рассчитывать на рецидив, способный лишить его воспоминаний, ведь с мозгом все же нужно быть поаккуратнее, а еще эти стрессы… Почему он подумал о старости? Есть ли у него шанс дожить до нее? Время покажет, Лорд решит. Северус ухмыльнулся своим мыслям.

Встав утром ни свет, ни заря, почти не отдохнув во время сна, он отправился в лабораторию немного прибраться, вчера желания никакого не было, все что царило в голове, это полный хаос и непонимание, чего Северус просто не переваривал. Оглядев помещение, принялся собирать заклинаниями разбросанные на полу флаконы с зельями, затем вычистил стол от остатков бубонтюбера, готовые наполненные баночки, отставил к ингредиентам. С нетронутыми растениями решил расправиться прямо сейчас, до уроков было много времени, а на завтрак он не пойдет. Закатывая рукава рубашки, пошел к ящичку, в котором хранились рабочие перчатки и тут наткнулся на небольшую табуретку, стоявшую в углу. В ней не было ничего странного, он использовал ее, как подставку для чего-нибудь, редко пользовался по прямому назначению. На ней лежала школьная мантия Аллегры, благополучно забытая в виду последних событий, а поверх красовался слизеринский галстук зеленого цвета с серебристыми полосками. Еще одно напоминание об инциденте, что ж, пускай лежит здесь, девушка все равно должна будет посетить его после обеда. Так, он лишил её звания старосты, наверное стоит вернуть… Пусть это будет своеобразной благодарностью за молчание. Снейп и благодарность? Что-то не укладывается в голове, он не привык к этому чувству, единственного человека, к которому может испытывать нечто подобное, зовут Альбус Дамблдор. Открыв ящичек, не нашел перчаток, чертыхнувшись, пошел в другую сторону лаборатории, где могли храниться запасы инвентаря для зельеварения. Его внимание привлекло маленькое красное пятнышко на разделочном столе под полкой. Кровь? Её кровь, что она залила ей все помещение, единственное что он вчера успел сделать по возвращению от девушки, это уничтожить следы крови, но похоже, одна капелька осталась, маленькая, незаметная. Он поднял палочку, готовясь произнести чары очищения, но внезапно дернулся и палочка вместе с рукой, державшей её, опустилась вниз как тряпка. Он не мог поверить своим глазам, кровь была свежая. Маленькая капелька не свернулась и не стала коричневого цвета, как это происходит спустя совсем немного времени. «Но этого не может быть»… Он пригляделся внимательнее, и даже проморгался, отгоняя наваждение, однако иллюзия не пропадала, маленький кружочек жидкости так и остался на месте. Здесь какая— то ошибка, быть может, это не её кровь? Но кто мог побывать в лаборатории, запечатанной паролями и заклинаниями в прошедшие десять минут, ведь она бы точно свернулась за это время. Это мысль он попытался отбросить, но не смог, тогда решил проверить единственным имеющим вес фактором, имя которому — время.

Он нещадно кромсал опустошенные стебли бубонтюбера, отправлял их в подготовленную коробку, затем приступал к выжиманию следующего растения, поглядывая на стол, где красовалось красное пятнышко, сводя его с ума. Прошло полчаса, прежде чем он закончил работу и ненароком вновь взглянул на странное явление. Кровь все еще была свежей, решил дотронуться пинцетом, вдруг все же кругляшек хотя бы загустел. Но он оставался жидким, и кстати, если это все же была кровь Аллегры, то водянистая основа должна была испариться за ночь не смотря на небольшую влажность подземелья. Да бред, она не может не свернуться за это время. Так может это не кровь вовсе? Оторвав себя от разглядывания, решил, что стоит отвлечься и забыть ненадолго, а потом проверить снова. Тааак, но тогда что это может быть?

Снейп проводил уроки в своем обычном состоянии, до этого известил учителей, что Аллегра получила письмо от родителей, и отбыла до вечера по семейным обстоятельствам. До директора такие мелочи не должны были дойти, на что он остро надеялся, так как отпускать учеников это прерогатива декана. Спасительная ложь удалась. Все, о чем он думал на уроках, это о маленькой капельки крови, на разделочном столе его личной лаборатории, нет точно какая-то красная жидкость… Мысли то и дело возвращались к феномену, что-то подсказывало, что он не ошибся, отчего появлялось раздражение, которое приводило к снятию баллов с учеников. Сегодня его сарказм и суровость превзошли все ожидания, когда зельевар просто так снял двадцать баллов с Гарри Поттера, ну почти просто так. Парень чихнул на уроке, якобы нарушил тишину и рабочий процесс. Это было самое глупое снятие очков с Гриффиндора в жизни Снейпа, но нервам разгрузка не помогла, не понимал, почему его так сильно заботит маленький красный кружочек? Словно какая-то интуитивная подоплека, Северус ощущал нечто, что не давало ему покоя, только вот не представлял что именно, а интуиция его никогда не подводила… Копаясь в мыслях, не мог предположить, что именно так сильно волновало, бессмыслица какая-то… Быть может эта кровь подверглась смешению с соком бубонтюбера, что вызвало подобную реакцию? Нет, что-то нашептывало, что там связи нет, хотя она вполне вероятна. Он не пошел на обед, а на всех парах понесся по коридору, распугивая собственных студентов Слизерина, в страхе разбегающихся в стороны, от внешнего вида декана. Неужели, он имеет такую дурную славу, или все дело в выражении лица, горящих тревогой глаз, о которых он даже не задумывался. Влетая в кабинет, сразу же направился в лабораторию, изо всех сил надеясь, что кровь застыла и покоричневела. Глаза расширились от ужаса, когда нетронутая капелька вновь выразила свою свежесть. Недоразумение! Это просто невозможно, с утра прошло много часов. «Это не кровь, это не кровь, это не кровь…» — твердило спятившее сознание, — «Или кровь? Кровь Аллегры?». Но сок бубонтюбера не имеет разжижающего свойства, его действие в лекарственных целях направлено на заживление, но никак не на… Какого черта? Северус был в смятении, вся наука анатомии и химии летела к чертям прямо на глазах. Он взял пустую мензурку и заклинанием перенес пятнышко в стекло. Это надо изучить, непременно, но нужно еще крови, он рассмотрит ее состав, изучит, если найдет что-то странное, а в этом не было никаких сомнений, тогда Аллегра станет его подопытным кроликом, на что девушка вряд ли согласится. Она придет после обеда, пока есть время на небольшую первостепенную проверку. Давно он не пользовался этим маггловским прибором. Запыленный микроскоп был извлечен из дальнего ящика и поставлен на стол. Очистив заклинаниями окуляр и все части черной железки, он сделал препарат вещества, поместив небольшую частичку ценной жидкости между двух небольших прямоугольных стекол. Настройка микроскопа заняла несколько минут. Северус прилип к глазку, не в силах поверить в то что видит. Первая мысль — оптический обман зрения, на долю секунды обосновалась в голове. Невероятно, то что он видел ввергло его в шок. Все маггловские и магические труды по анатомии и строению крови, и историй болезней никогда не описывали ничего подобного. Однажды Северус проверял собственную кровь, надеясь выявить различия между магами и неволшебным населением, присказка о том, что магия хранится именно в крови, всегда интересовала зельевара. Однако различий не нашлось совершенно.

Руки дрожали от нахлынувшего непонимания и стресса. Это действительно была кровь. Помимо эритроцитов, лейкоцитов двигающихся в хаотичном порядке в плазме, в препарате разглядывались странные перемещающиеся частицы, сначала Снейп подумал, что это бактерии, или вирусы, однако подобная мысль отпала в следующее мгновение. Игольчатые шарики, четкой формы и одинакового размера, двигались по определенной траектории треугольника, касаясь друг друга. Словно сетка, эти частицы держали оборону. Северус снова прильнул к микроскопу и продолжил наблюдение. Все больше поражаясь, он отметил, что странные молекулы не являлись паразитическими, не отнимали у лейкоцитов и эритроцитов их свойства, не уничтожали, а наоборот питали, словно добавляя нужные вещества. Кровь была живой, под действием этих частиц, и не собиралась умирать. Патология какая-то… Что же это? У Северуса не было технических средств, чтобы изучить кровь на генном уровне, что могло привести к ошеломляющим результатам, взрыву в науке, но одной капельки мало, нужен постоянный донор, и у Снейпа появлялись алчные планы на Аллегру. Удивительно, как свойства крови отражаются на девушке, и тут он вспомнил, что несмотря на серьезные раны, её глаза приобрели почти здоровый вид довольно быстро, это дар… Он задумался на тем, что корни вейлы могли поспособствовать таким проявлениям, однако их кровь тоже на вид совершенно обычная… Но тогда есть только одно объяснение, это мутация, неизвестная и чертовски интересная. Северусу не хватало воздуха от переполнявших его чувств, ему предстояло изучение чего-то совершенно нового, завораживающего. Такие ощущения он не испытывал давно, словно в нем возродился юный мальчика, узнавший что-то новое о зельях, как это было в давние времена. В груди затрепыхало чувство нетерпеливой одержимости. То, что было у него в руках, стоило целое состояние для умов всего человечества. В горле мгновенно пересохло, да и веки отказывались моргать, осушая поверхность удивленных глаз, сверкающих непреодолимым желанием кинуться за Аллегрой и выкачать из нее пару литров бесценной крови. Он решил сделать опыт, который возможно был очевиден, но увидеть собственными глазами подобное, подогревало в нем порывистую страсть и воспоминания, зачем он пошел по пути зельеварения. Медицина и его предмет шли рука об руку, наука завораживала и превращала Северуса в сумасшедшего фанатика, готового запереться в лаборатории навечно. Ему нужно оборудование, в уме он начал прикидывать, сколько денег на это уйдет, и согласится ли Дамблдор оплатить часть исследований. В голове созрела сумасшедшая мысль, Волан-де-Морт бы согласился, несмотря на игры в бога, он все же был ученым, заинтересованным чело… Существом. Снейп фыркнул от того, какие мысли могут посетить человека, когда он слишком увлечен алчной жаждой. Взяв в руки один из флакончиков наполненных соком бубонтюбера, откупорил крышку и капнул на стол рядом с препаратом, затем наколдовал небольшую иголку и окунул в каплю, аккуратно поднял стекло и опустил кончик иглы в препарат.

Снейп поражался все больше, несмотря на знание предполагаемого результата заранее. Яд разрушал кровь, все молекулы: эритроциты и лейкоциты, а неизвестные частицы словно увядали и теряли активность. Кровь умирала. Но спустя несколько минут, когда клетки сока отравили большую часть препарата, процесс внезапно пошел вспять. Уставшие глаза Снейпа сошли с ума от такого зрелища. Мертвые частицы оживали и разрушали молекулы бубонтюбера, восстанавливая соседние клетки. Эритроциты стали размножаться с невероятной скоростью, подпитываемые возрождающимися шариками с волосками по кругу. Удивительное зрелище, яд подавлялся, и больше не причинял вреда, он пропадал, словно неизвестные бактерии научились бороться с ним, эволюционировали из жертвы в хищника. Вот именно! Мгновенная эволюция и регенерация на клеточном уровне! Все что мог Снейп, это открыть рот… Мужчина обмяк на стуле, как тряпичная кукла, совершенно забыв обо всем на свете кроме одного. Он подумал, что не только кровь девушки способна на подобное, но и ткани… Значит сейчас она должна выглядеть здоровой… На Северусе повис диагноз «золотой лихорадки» не связанной с деньгами и золотом вовсе… Перед ним находился ключ к будущему…

— Профессор, извините, если помешала, вы просили меня зайти.

Он сидел на стуле без движений, облокотившись на спинку, его профиль предстал сразу, как только я вошла в лабораторию, в поисках. В голове крутился план, нужно обо что-то запнуться и пожаловаться на зрение. Высыпание на коже вперемешку с небольшими нарывами, выглядело естественно для девушки вчера пообщавшейся с кислотой, коей для меня явился сок бубонтюбера. Снейп не отреагировал на слова.

— Профессор? — непонимающе посмотрела на него я.

Странно, мне кажется, или он совсем не моргает? Боже, это было похоже на действие заклятия остолбеней, или авады, руки свисали перпендикулярно полу, а ноги широко расставлены, можно было подумать что он полулежит, только голова была не ослаблена, шея напряжена. Нечто тревожное прокралось в сердце. Его взгляд был пустым и в то же время полоумным с искрами невиданной жажды, кожа бледна как никогда. Забыв про свои болезни, я подлетела к нему, но прежде чем начать трясти, приводя в чувства и сыпать оживляющими заклинаниями, я еще раз аккуратно спросила.

— Профессор, что с вами? — голос был робок и напуган.

Снова не дождавшись ответа, я позволила себе схватить его за плечо и повела им немного из стороны в сторону. Наконец Снейп начал приходить в себя, поворот головы. Странно, он смотрел совершенно безумными глазами.

— Что с вами? — начала психовать я.

— А мисс, Кэрроу, это вы… Это поразительно… — какой-то потусторонний голос, несвойственный Северусу. — Ваше зрение восстановилось? — это было скорее утверждение, чем вопрос.

Его тон похолодел и вернулся в обычное состояние.

Затем он просто встал со стула и отправился в кабинет, жестом поманив за собой. Промашка, черт подери! Я должна выглядеть как человек, лишившийся части зрения, вместо этого разглядывала ошалевшими глазами профессора вошедшего в стихийный ступор. Дура, дура! Где были мои мозги?

* * *

Музыкальные термины:

Poco Acсelerando — постепенно ускоряя.

Legato (итал. legato «связанный») в музыке — приём игры на музыкальном инструменте, связное исполнение звуков, при котором имеет место плавный переход одного звука в другой, пауза между звуками отсутствует.

Crescendo — (итал. crescendo, сокр. cresc., буквально увеличивая) в музыке постепенное увеличение силы звучания.

Сфорцандо (итал. sforzando, от sforzare — напрягать силы; также sforzato, forzato, сокр. sf, sfz, fz), в музыке динамическое обозначение, предписывающее более громкое исполнение звука или аккорда.

Presto — самый быстрый темп.

Allegro — быстрый темп, но медленнее чем presto.

Allegretto (аллегретто) — одно из обозначений оживленного темпа в музыке, более медленного, чем Allegro.

Стаккато (итал. staccato — оторванный, отделённый) — музыкальный штрих, предписывающий исполнять звуки отрывисто, отделяя один от другого паузами

Глава 13. На дне чаши

Он смотрел на меня с привычным, и непривычным холодом, но в этом взгляде появилось еще что-то. Словно оценивая, изучал с головы до ног, пытаясь определить, сколько денег за меня можно выручить на черном рынке. Блестящие глаза заставили съежиться, а по коже прошли мурашки как при преждевременном морозе не наступившей зимы. Откуда эта странная алчность? Она саднит, ощущаю неприятное покалывание в животе, а Северус все смотрит, слишком долго формулируя фразы, или вообще не собирается говорить. Спустя какое-то время один мускул на бледном лице дрогнул, сигнализируя начало к действиям.

— Мисс Кэрроу, как вы себя чувствуете? — елейный голос не подходящий ему.

— Нормально, профессор, только кожа немного чешется. — соврала я на одном дыхании.

Если бы не внешний вид, невозможно было бы поверить словам, вылетевшим из моих уст. И где же хваленая актерская игра, которая сейчас так необходима? Находясь рядом с этим человеком, теряешь нить реальности, забываешься, скукоживаешься как одуванчик в воде, его глаза забирают возможность мыслить, думать, действовать, проедают дыру в сознании, срывают занавесы лжи и обмана.

Северус подошел вплотную, отчего я боязливо попятилась назад, без слов, он сделал еще один шаг и склонился над моим лицом, изучая фальшивые увечья, заживающие ранки и вглядываясь в глаза, о слепоте которых лгать теперь было глупо.

— Значит вы хорошо видите? — удостоверился он.

— Д…да. — проблеяла я.

— Хмм..

Он закончил осмотр и вернулся к столу, устроившись на хозяйском кресле, сделал пригласительный жест на жестковатый стул напротив. Мысленно сглотнув, я преодолела шаги до сидения, которое в какой-то момент напомнило пыточное сооружение. Что-то подсказывало, что разговор пойдет в ненужном русле. Опровергать очевидное невероятное выздоровление бессмысленно, выдала себя по полной программе. Испуг за профессора подвел, сделал непреднамеренное па, слишком заметное для зорких глаз, выискивающих все подозрительное.

— Я бы хотел поговорить о вашем феноменально быстром выздоровлении, и еще более странном поучении травмы от сока бубонтюбера.

Как в воду глядела… Вот оно, то, что я ожидала и чего боялась, его рассуждения наверняка привели к чему-то увлекательному. Ожидая продолжения, я внимательно смотрела на Северуса, стараясь не выдавать паники и беспокойства, ставившего меня в положение «на лезвии ножа». Главное не позволить своему рассудку выдавать путанные бессвязные речи, не давать намек о том, что я что-то знаю о чудесном исцелении.

— Ваша кровь, мисс Кэрроу уникальна. — не смотря на ровный тон, в его голосе читалось вдохновенное трепетание, разбавленное свойственной жесткостью.

— О чем вы, профессор? — изображать невинность, была самой правильной маской в ситуации.

— В составе имеются не только плазма, эритроциты и лейкоциты.

— Что? — эти слова были незнакомыми, поэтому непонимание само собой приклеилось к изуродованному лицу.

— Конечно, вы не проходите курс по колдомедецине, да и там вряд ли найдется объяснение. Это термины из маггловской анатомии. Кровь состоит из нескольких элементов, которые я назвал. — начал пояснять Снейп. — Ваша имеет один дополнительный, такого я не встречал, благодаря поверхностному изучению, я пришел к выводу, что именно эти частицы помогли вам так быстро реабилитироваться после увечий, но не смотря на это, сок бубонтюбера принес ощутимый урон, странно, но он является временным ядом для вас.

— Что вы имеете в виду, говоря временный?

— Думаю теперь у вас иммунитет против этого растения, и оно больше не принесет вам вреда, но в этом я пока не уверен. Я смешал вашу кровь с ядом, но она победила, не без борьбы, конечно, но все же одержала верх.

— Профессор, я не понимаю…

— Думаю, что не только кровь является носителем этого странного вещества, но и ткани, возможно внутренние органы.

— Это болезнь, вирус? — спросила я, сгоняя жар с тела, просившийся наружу головной болью.

— Болезни и вирусы обычно убивают, так же, не думаю, что это паразит, скорее всего патология, очень странная, исключительная, никогда ничего подобного не видел. — задумчиво закончил он.

— Это как-то связано с тем, что моя мать была вейлой?

Про себя начинала чертыхаться, наверное, эти частицы и являлись моим даром, а значит он близко к разгадке. Опасность, в голове прозвучал сигнал тревоги, и желание испариться из кабинета нахлынуло новой волной жара. Нужно держаться, и делать искренне удивленное лицо. Кровь, скорее всего, осталась в кабинете после вчерашнего происшествия, а на изучение его сподвигла реакция с соком растения, едва не расщепившего мою кожу.

— Это было бы вполне логично, однако нет. Я изучал кровь вейл, она обычная, такая же, как у простого человека, ничем не примечательная. Их сила заключается в духовной стороне, а не физической, но возможно в коктейле с волшебником что-то могло поменяться, добавиться в саму кровь, но чтобы мирно сосуществовать это должно было как-то повлиять на ваше ДНК, Речь идет о куда более глубоком союзе вас и неизвестных частиц.

Снова он пичкает меня незнакомыми терминами, странными аббревиатурами. По моему взгляду Северус понял, что снова вогнал меня в непонимание.

— ДНК — это то, из чего мы с вами состоим, расшифровывается как дезоксирибонуклеи́новая кислота́, хотя вам и этого не понять. Проще говоря, это хранитель генетической информации, передает её из поколения в поколение, определяет внешний вид, характер, наследственность, индивидуальные особенности…

Моя бровь изогнулась в попытке освоить определение маггловского термина, он все вливал в меня потоки незапланированной лекции Странно, Северус использует немагическую литературу, связанную с магглами и грязнокровками. Удивительно… Хотя эта наука, многие алхимики используют труды, написанные умами не имеющего магии населения, в работе. Это не мудрено, Снейп талантливый мастер зелий, поглощающий все, связанное с поприщем.

— И что это значит… — немного потерянно спросила я.

— Возможно ваша кровь, да бог с ней, клетки всего организма, способные регенерировать в считанные часы станут прорывом в науке, возможностью залечивать неизлечимые раны и болезни, дадут надежду умирающим.

Он действительно заинтересован во мне, только это не то, о чем я мечтала.

— Кто я, профессор?

— Не будем делать поспешные выводы, однако думаю, что вы новый вид, хотя возможно и до вас были подобные волшебники, но только они жили незаметно от окружающих, или не знали о природе своего дара. — на этом слове я едва заметно вздрогнула. — Возможно вы индивидуум, единичный случай, случайно проявившийся в результате…

— Мутации… — перебила его я, и в горле пересохло.

— Мисс Кэрроу, все возможно, но это ничуть не мешает вам вести обычный образ жизни, да и…

— Это может проявиться в будущем с болезнью, патологией, на…

— Возможно, наследственность играет роль, жаль, что я не могу получить образцы крови вашей матери.

* * *

Снейп запнулся, не подумал, что его речи могут ранить дитя, воспитанное одним отцом, жестокость свойственная Северусу, должна успокоить свой пыл, но речь шла об исследованиях, и слова сами собой вылетели из его рта, на что девушка отреагировала, слава Мерлину, спокойно, хотя в её серых глазах мелькнул огонек грусти, едва ощутимый, но все же распознаваемый, при внимательном зрительном контакте.

— Прошу прощения. — внезапно сказал он. — Я не подумал…

— Ничего, профессор, продолжайте, это дело прошлое…

— Я бы изучил кровь вашего отца на предмет отклонений…

— Вы считаете, что это отклонением?

Девушка отчего-то начала нервничать, это замечалось в напряженности ее положения на стуле, но она старалась делать вид, что ничего не слышит, пытаясь реагировать цивилизованно, по-взрослому, и признаться ей это удавалось, если бы она не была ребенком в газах Северуса. Все равно он видел в ней силу и волю, вспомнить даже то, как она вчера стойко переносила боль, держалась, не истерила, не кричала, пару раз всхлипнула, и то, не сильно.

— Нет, я не считаю, отклонения обычно тянут за собой проблемы со здоровьем, чего в вас не наблюдается. В любом случает, здесь есть что изучать, это в высшей степени важно для общества, да и для вас самой.

* * *

Он пытался заинтриговать, чтобы получить меня в качестве донора, если бы я не знала, что это за дар, повелась бы. Эта мысль выплеснулась негативной волной.

— Вы хотите, что бы я стала вашей подопытной крысой? — кажется, я даже фыркнула.

Он посмотрел внимательно, не в его интересах было на меня сейчас повышать голос, и Северус сдержался, хотя я ощутила прилив злобы, сверкнувшей в глазах цвета горького шоколада.

— Это самое грубое определение помощи, которая от вас требуется. — он говорил спокойно, однако в воздухе ощущались неприятные, сдерживаемые эмоции. — Проще говоря, — да.

Не говоря гадостей, он просто согласился с моим резким высказыванием.

— Когда вы намереваетесь начать? — игнорируя холодок, пробежавший по спине, произнесла я, надеясь на серьезную отсрочку, и время, которое он потратит на осуществление исследований, пока не придет к выводам, которые перечеркнут все мои надежды, находиться рядом с ним.

— Вы согласны, мисс Кэрроу?

— Я еще подумаю… — обрушила все его планы я.

— Мне нужно оборудование, которое не так-то просто достать. — пропуская мимо ушей мою последнюю фразу, ответил Снейп, — На это может уйти время, и большие деньги, мне нужен ваш ответ, для того чтобы начать подготовку.

Я открыла было рот.

— Мисс Кэрроу, никто не собирается выкачивать из вас всю кровь и снимать скальп. — словно идиотке сказал он.

Я скривила лицо в недовольной усмешке, его юмор в этот раз был убогим, был ли это юмор вообще, или желание задеть. Меня пугает не то, что из меня будут брать пробы крови, волос, кожи, да чего угодно, это не проблема. Замешательство представляло собой куда более опасные стороны его решения заняться моей в меру уникальной кровью, это понятно. Подходит к делу с научным интересом, и возможно, я могла бы согласиться на это, если не один маленький нюанс. Я черт побери в прошедшую субботу натворила делов, и теперь стопроцентно не могу позволить ему изучать себя.

— Я сказала, что подумаю… — нервозно произнесла я.

Да, вчерашнее понимание и заботу смыло стеной ливня, все это сменилось на жажду, лихорадочное желание овладеть новой информацией, сделать открытие. Слава не то, что интересует Северуса, его интересы сугубо профессиональные не помешанные на лоске, деньгах. Можно только поаплодировать и посодействовать, но я не могу. В голое саднила проблема, отказ — значит отдаление на многие километры друг от друга, и не только психологически, но и физически, это выбор в пользу побега, значит, что через три дня меня здесь не будет, не будет Ордена Феникса, не будет шанса на избавление. Зато никто кроме Дамблдора не знает… Интересно, он потрудится рассказать Северусу, что на самом деле не так с моей, как её… ДНК?

Безусловно, его исследования могут помочь в медицине, а может и в темной магии, всё это, скорее всего, будет происходить под присмотром Темного Лорда, только он конечно же об этом умалчивает. Нет, я не могу так рисковать, не смогу выдать себя, возложить на свое существование его душераздирающую ненависть, а так же подвергнуть магическое население опасности, когда важное открытие, изобретения будут находиться в руках пожирателя смерти. Его взгляд был спокоен, он убрал сквозившие слишком заметные нотки жажды, ожидал содействия, а сейчас был опустошен. Вряд ли Северус подумал, что мое «подумаю» выльется в «Я согласна» когда-нибудь. Дать ему лишний повод для подозрений, возможно, это было ошибкой, однако поддаться и раскрыть себя, ввергаясь в эту авантюру, слишком опасно. Патовая ситуация для обоих решений, но отступить было куда более предусмотрительнее. Всё же, пока я не дала точного ответа… Нужно время, чтобы все обдумать, время до вечера субботы, когда я решусь сбежать, или влиться в игру с последствиями. Шанс подумать, шанс осознать, что действительно важнее, остаться здесь в Хогвартсе, под присмотром Дамблдора, открыться Северусу, или испариться, оставив обоих в замешательстве. Конечно, первый вариант в миллион раз опаснее, ведь неуверенность насчет принадлежности Снейпа к стороне света была все еще под вопросом. Чаша весов склонялась к бегству, неуверенность, страх за каждым углом решений, печальная безысходность вновь окутала мраком душу, заставила потерять крупицы возможностей, открывшихся после разговора с директором. И все же, Дамблдор верит Снейпу, однако не выдал ему мою тайну. Старый интриган, чего он добивается? Уверен ли был в своих словах, предлагая ребенку пожирателя смерти опеку? Слишком много нареканий и сомнений, стоило, как следует встряхнуть головой и начать рассуждения с чистого листа, подчеркивая все нужное, и удаляя остальное, создающее хаос в запутавшейся душе, увлекающейся слишком глубокими нюансами. Я зарываю себя по горло в трясину, думая обо все этом. Еще немного, и грязь доберется до носа, и закроет дыхательные пути. Три полных дня на решение, три дня на возможность убедиться, разузнать, найти ответы на вопросы, крутящиеся в голове. Семдесят два часа, на то, чтобы перебороть чувство вины, и открыться Северусу, который в лучшем случае просто ударит. Неужели Дамблдор хочет, чтобы я сама все рассказала? Как старик, любящий леденцы и праздники, единственный маг, которого боится сам Волан-де-Морт, любящий плести интриги, собирается мне помочь этим? Не понимаю… Вывести на чистую воду запуганную до смерти девушку сложно, отчего он решил, что я пойду по этому пути? Дал право разобраться в себе, выбрать путь без принуждения и давления, а дорог у меня вовсе не две, а целых три. Я вспомнила о том, что вообще в расчет не брала. Примкнуть к Лорду… Дамблдор хочет заполучить меня исключительно из-за моих способностей, не думаю, что он предлагает подобное простым ученикам. Элиас Фрей тоже не хочет принимать метку, это должно случиться с ним по слухам скоро, отец еще летом рассказывал, чьи дети подвергнуться этому первыми. Или старик все же провел с ним беседу? Я не хочу быть в коллекции той, или иной стороны, пускай повоюют, а я посмотрю со стороны, и вернусь, если победит свет… Тьма мне не друг, в любом случае…

Мы сидели в молчании, Северус немного расслабился и откинулся на стуле, потирая переносицу.

— Мисс Кэрроу, я вас не тороплю. — еле выдавил он, сквозь собственный барьер гнева.

Я лишь кивнула, и встала.

— Я могу идти на занятия?

— Думаю вам лучше отсидеться, я сказал, что вы отбыли до вечера по семейным делам, и потом ваше лицо…

Он встал из-за стола и пошел в лабораторию, вернулся с баночкой заживляющей мази в одной руке, и моей забытой мантией с галстуком в другой. Я приняла вещи и шагнула к камину, доставая из кармана мешочек летучего пороха.

— Если почувствуете себя плохо. — внезапно сказал он, зная что этого не случится. — Приходите ко мне, мы пока не знаем специфику вашего «дара».

Короткий кивок, и меня поглотили языки зеленого пламени, унеся прочь от кабинета декана…

* * *

«Чего тут думать? Очевидно, нужно принять участие в исследованиях, но она по-прежнему не доверяет мне. Конечно… Думает, что Волан-де-Морт может посодействовать, а я даже опровергнуть не могу.»

Северус метался по комнате, как хищный зверь, копаясь в мыслях, приносящих все больше головной боли. Поплелся на занятия в состоянии легкого помутнения. Пока студенты занимались практикой, он как обычно ходил меж рядов, вот только бездарные зелья его не интересовали, впервые за долгое время, он не снимал баллов, просто забыл об этом, погруженный в противоречивые рассуждения. Девушка вела себя слишком спокойно, неправильная реакция на то, что у тебя в крови нашли какую-то дрянь, пускай даже не являющуюся дрянью. Подростковый разум, а тем более женский, не может так безучастно слушать такое. Снейп отчаянно пытался понять, что в голове у Аллегры, она не накинулась с него с вопросами, почему её раны так быстро заживают, односложные ответы в разговоре вернули их отношения обратно на нулевую точку. Вчера все было иначе, вчера она была другой, теплой, странной, благодарной… Но благодарность имеет границы, и потом, с чего он взял, что девушка изменит свое мнение относительно него? Глупо, она всегда была скрытной, и не стоит винить её. Все это маска, вчера на мгновение приоткрывшая лицо ребенка, такого, каким он должен быть, нуждающегося в заботе, трогательного, доброго… Сегодня снова холодная, невидящая стена стояла между ними, да и Северус понимал, насколько он не прав, говоря с ней в своем обычном амплуа сурового профессора. Но этот образ — часть его жизни, да еще неуверенность в завтрашнем дне Аллегры дает основания вести себя предусмотрительно, не открывать карт до назначенного времени, коим считалась суббота, последний день её пребывания в Хогвартсе, или не последний… девушке глубоко плевать на войну, и она точно не даст свою кровь для исследований. «Она что-то знает…» — расчетливый голос подсознания насиловал больную голову профессора зельеварения. — «Неправильная формулировка, она что-то скрывает, но вот только что»? Может ли быть такое, что дар быстрого излечения ран известен ей уже давно? Какого черта Дамблдор взялся за нее… Северус понимал. Что Альбус старается завербовать всех и вся, но не так открыто, как сделал это с Аллегрой, значит, старик тоже что-то утаивает, и скорее всего то же самое, что и девчонка. Нужно выпотрошить из старика то, что он не договаривает, однако придется выложить всю информацию о вчерашнем происшествии, по голове конечно за это не погладит, но возможно удастся что-то раскопать взамен на это.

После занятий и ужина, Северус пересилил нежелание и пошел к Дамблдору, который видимо уже ждал его, приготовив чай и посуду на двоих.

— Здравствуй. — доброжелательно прощебетал директор. — Я ждал, когда же ты все-таки заглянешь.

Снейп коротко кивнул и занял кресло рядом со старцем, который выжидательно смотрел на него.

— Вчера произошло недоразумение… — начал он. — в результате которого Аллегра едва не пострадала. — выдохнул он, сразу выплескивая все то, о чем говорить не хотелось.

— Я так и понял, судя по её отсутствию на занятиях.

— Альбус, и откуда вы все знаете наперед? — съязвил Снейп.

— Это чистая случайность, мой мальчик, сегодня я заходил в некоторые классы, решил посмотреть на ведение уроков у Долорес, она слишком сурова с учениками.

Северус прекрасно знал Долорес Амбридж, ужасную тиранку, подосланную министерством, чтобы контролировать Хогвартс в преддверии возвращения Лорда, от которого все чиновники и газеты как проклятые отказывались. Эта женщина была омерзительной как внешне, так и внутренне. Выскочка, пытающаяся командовать преподавателями и самим директором. Розовая жаба, кружевная тумбочка, сдобренная высокомерием и льстивой ноткой в голосе. Не мудрено, что Дамблдор изъявил желание поприсутствовать на её уроке ЗОТИ, именно после этих занятий ученики получали наибольшее количество взысканий, даже Снейп ей проигрывал, в неоговариваемой гонке.

— Я попал на курс мисс Кэрроу, но её там не оказалось, поинтересовавшись узнал, что она, оказывается, отбыла по семейным делам. — если Северус не слышал никогда подобного от Альбуса, то сейчас эта фраза была напичкана непривычным сарказмом. — Итак, что конкретно случилось? — сурово спросил он.

Северус выложил все как есть, чувствовал себя неуютно под осуждающими глазами Дамблдора, словно нашкодивший мальчишка.

— Альбус, я прошу прощения, что не сразу пришел к вам.

Старик задумчиво хлебнул из чашки, все движения были намеренно медленными, чтобы уколоть в самое сердце чувства вины.

— Я не осуждаю тебя.

«Ага, ну конечно, никогда ничего не говоришь напрямую.» Северусу было бы легче, если бы на него наорали, но от спокойной интонации он сильно раздражался, гневался, обвиняя директора в собственной ошибке. Директор ничего не очень-то отреагировал на информацию о странном составе крови девушки.

— Альбус, что вы скрываете от меня?

Снейп ожидал, что старик начнет ходить вокруг да около, затягивать интригу, плести паутину неизвестности, даст туманные намеки, и он относительно оправдал ожидания собеседника.

— Северус я по некоторым причинам не могу тебе это сказать. Ты только не волнуйся.

Зельевар готов был взорваться от гнева, достать палочку и произнести: «Ты только не обижайся…»

Однако непроницаемое лицо мужчины не изменилось, и директора он не проклял, хотя хотелось бы. Почему он не может все напрямую сказать, какой смысл утаивать, если знает, что Снейп все равно все узнает? Зачем давать туманные предположения, что Аллегра… Точно! Он дает девочке шанс что-то открыть, без посторонней помощи и давления собраться с мыслями. «Но причем здесь я? Или она все еще влюблена…» Что-то щелкнуло в сознании, девчонка знает, что с ней что-то не так. Если бы не вчерашний инцидент, то у него и в мыслях не появилось, что с ней что-то не так… Она любит его? Это ли скрывает Дамблдор? Или он знает точно причину её скрытности?

— Альбус, вы же не просто так предложили ей вступить в Орден?

Дамблдор не ответил, а просто внимательно наблюдал за логическими цепочками, выстраиваемыми Северусом.

— У нее что-то есть? Вернее в ней что-то есть… — Снейп заглушил последнее слово и снова потонул в раздумьях.

— Северус, девочке тяжело… Кстати пришло письмо от её отца… — пытался он перевести тему.

— Она вам открылась? Она знает что-то о Лорде? — это была самая глупая мысль, извергаемая когда-либо из рта рассудительного и здравомыслящего профессора зельеварения.

Дамблдор улыбнулся.

— Всему свое время, мой мальчик. — с улыбкой произнес директор.

Разговор прервался, к Дамблдору пришла Макгонагал, в присутствии которой поговорить о чем-то вряд ли бы удалось. Снейп все больше склонялся к мысли, что Аллегра еще не забыла те глупые мысли и пустые надежды о любви к нему. Возможно, попросила добродушного старика не говорить ему об этом. Нет, это бред, в ней что-то есть… Что? Почему ему не говорят… Северус промчался в свои комнаты и влетел в дверь лаборатории, мимо шкафа, в котором пылился омут памяти, в который он в последние дни совсем не заглядывал, боясь сорваться, утонуть, пропасть в копне струящихся по плечам рыжих волос, в прохладной зелени елового леса ее глаз. Стараясь отгонять от себя наваждения, он даже и не знал, что именно в этих огненных локонах на дне каменной чаши скрывался ответ…

Глава 14. Дружба

Слишком много для одной головы, всё запутанно. Занимаясь диагностикой всех путей, невольно начинаешь сходить с ума, до полного безумства осталось совсем немного. Разветвления, альтернативные реальности жизни — клубок, который невозможно распутать. Вопросов слишком много, ответы есть, только невозможно избрать ту, или иную дорогу, зная практически все расклады судьбы. Жизнь с одной стороны как на ладони, но с другой встречается беспросветный туман. Желания далеко завели, если бы не та чертова суббота, не та роковая ошибка, несомненно был бы шанс найти выход, примкнуть к Дамблдору, но ведь он не предложил бы крыло, не существуй тот проклятый вечер… Все сводилось к одному, судьба сама плетет свою паутину, а значит неизбежно должен быть один единственный путь… Кажется, что от тебя ничего в полной мере не зависит, однако предначертанное складывается из твоих поступков. Хочется заглянуть в будущее, во все альтернативные развития, знать… Страшно находиться в неведении, но дар предвидения мне неподвластен. Может к Треллони сходить? Она точно войдет в транс и настругает мне ответы. Я хмыкнула в темноте. Мой любимый мягкий матрац постели, от него скоро придется отказаться, или наоборот стать пленником Хогвартса до конца года… Всего лишь один шанс открыться и стать врагом для того, кого любишь, связать себя исследованиями, от которых он вряд ли откажется, но быть за гранью доверия, находиться в поле зрения ненависти, терпеть… Парагвай оставался вариантом как ни крути, насколько мне известно в Южной Америке не очень большое скопление магов, но сможет ли жизнь наладиться среди всего непривычного? В окружении незнакомых людей — магглов? Может именно там меня и поджидает безумство? А лучше взять хроноворот, и переместиться куда-нибудь в век девятнадцатый, но таких мощных еще не придумали, всего лишь на несколько часов переместиться в прошлое, это не спасет мое положение. Разрываюсь между добром и злом, ложью и правдой. Чему подчинить свою жизнь? Игры на грани, это, конечно, подогревает кровь, дает определенную сумму адреналина, однако в данной ситуации, я бы выбрала спокойствие, размеренность, непринужденность. Сон никак не хотел наступать.

Северус сорвался с цепи, когда дело коснулось науки, эти искры в глазах, страстное желание открыть новое, неизведанное, эта пелена возбуждения… Еще никогда не видела его таким. Это сумасбродство было таким страшным, и в то же время оно еще больше подогрело интерес, чувства. Как не старался себя контролировать, всепоглащающие эмоции были написаны на его лице крупным жирным почерком. Этот огонь был потрясающим, он зажег и меня, видеть что-то новое в суровом беспристрастном человеке оказалось сладкой пыткой, если бы объектом его желания не была моя кровь, мой дар… Отдать себя в руки ученому, означает всегда находиться рядом, быть близко настолько, что можно коснуться, дотронуться до сокровенной мечты, если бы не эта ужасная суббота! Еще одна вещь пугала, будоражила: мои способности — результат мутации, неизвестная патология, отклонение… Стоит ли бояться будущего? Неужели этот дар был передан не от моей матери? Может эти частицы образовались, потому что я гибрид двух разных видов? Всё возможно, такие исследования никогда не проводились на подобных мне. Поживем — увидим… А «пожить» мне осталось до субботы, это нулевой километр новой жизни, отправная точка бытия, альтернативных реальностей. Глаза привыкшие к полутьме едва горящего камина смотрели на полную баночку с заживляющим зельем на прикроватной тумбочке. Лекарства для бесполезны сейчас, хотя вчера возможно возымели эффект на только пораненной коже. По телу побежали мурашки, вчера он касался меня… Эти крупицы — были единственными воспоминаниями, связанными с Северусом, может быть последними… Я не причисляла субботние объятия к числу памятных мгновений, ведь эта любовь не предназначалась мне. Ненавижу тебя, Лили! И как сильно презираю себя за манипуляции твоим обликом, опорочила светлую память женщины, матери во имя эгоистичных целей, затуманивших рассудок. Больше никогда. Слышишь? — Никогда я не сделаю нечто подобное, прости…

Утром ко мне вернулись обязанности старосты, это скорее всего подкуп от Северуса, приславшего письмо с домовиком.

* * *

Северус изучал остатки крови, но ничего интересного больше не смог найти, пробовал магию, на время действующую на частицы, но они словно после сока бубонтюбера восстанавливались, но немного крови он все же потерял, яд кобры убил частицы. Они уязвимы и не бессмертны, значит это просто результат защитной реакции, не очень сильной, но все же предоставляющий Аллегре некоторые привилегии в борьбе с ранами и заклятиями, рушащими физический облик. Для больших сведений ему нужна аппаратура, технологии магглов, финансирование, но все бессмысленно, если она не согласится стать подопытной. Что скрывает маленькая ведьма, и почему Дамблдор потакает? Злость закипала в загруженном сознании мужчины, он ненавидел неведение, тем более намеренное. Чем заслужил подобное отношение? Или это сокрытие — результат недостаточной веры старика в него? Северус понимал прекрасно, что Альбус хранит много тайн, но почему он молчит о секретах сопливой девчонки? Предположения о любви девушки то всплывали, то исчезали, растворяясь в логических лабиринтах. Сколько мыслей он отбросил в сторону и так ни к чему и не пришел? Зельевар осознавал, что напугал Аллегру своей жаждой исследований, а она напридумывала себе Мерлин знает что. Может дело в этом? Нет, бред… Она определенно знает что с ней не так, но молчит, боится открыться, видит в нем пожирателя смерти, как не прискорбно. Еще больше Северус стал надеяться на выходные, когда цель его опытов решит остаться в Хогвартсе или покинет его навсегда, когда девушка узнает, что на самом деле Снейп принадлежит свету, откроется. Уверенность крепла в раскалывающейся от количества информации голове.

Погасив свет керосиновой лампы, мужчина отправился спать, по дороге осушив флакон зелья сна без сновидений. Только выпив лекарство, он понял, что ответы могли придти во сне, однако было уже поздно, его глаза закрылись, увлекая в забытье…

* * *

— Эй, что здесь происходит? — злобно кинула я двум слизеринцам наставившим палочки на Гермиону в пустом коридоре первого этажа.

Ребята вздрогнули, однако увидев меня, расслабились и вернули оружие к горлу жертвы.

— А, это ты. — сказал белобрысый.

— Малфой, ты совсем страх потерял? — спросила я удивленно, обычно мое появление хоть немного, но пугало их.

— Уйди Кэрроу, или тебе тоже достанется. — угрожающе буркнул Драко и сзади я почувствовала еще чье-то присутствие.

Обернувшись, увидела Винсента Крэбба, с наставленной на меня палочкой, видимо караулил неподалеку на случай опасности.

— Вы ребята такие смелые, что нападаете толпой на беззащитную девушку? — подняла бровь я, игнорируя опасную близость палочки. — Гермиона, что произошло?

Но за нее ответил сероглазый гаденыш.

— Она назвала моего отца жалким прислужником Лорда! — вскликнул Малфой, ожидая, что я проникнусь симпатией к его проблеме, очевидно думая, что принятие метки делает меня более заинтересованной в принятие его стороны в вопросе.

— О! Мерлин! Гермиона, как ты могла? — сделав возмущенное лицо спросила я, собственный сарказм заставил меня захихикать. — Как ты смеешь говорить несчастному Драко правду? Его скудный рассудок и крошечный узкомыслящий мозг не выдержат этого. — прижав ладонь ко рту, с выпученными глазами покачивая головой из стороны в сторону, сказала я, потом повенулась к слизеринцу. — Малфой, скажи честно, сколько у твоей матери было выкидышей, кроме тебя?

Девушка не выдержала и прыснула, белобрысый парень побелел от гнева, а его дружки судорожно начали переводить взгляды то на меня, то на него.

— Да как ты смеешь… — как-то неуверенно проронил Драко.

— Малфой, вали отсюда, пока ноги есть, и лучше не попадайся мне на глаза, минус десять оков Слизерину за нападение на студента.

Лица двух бугаев, без тени интеллекта в лице обращались к друг друга, и наконец трусость взяла верх и они опустили палочки, бросив своего предводителя в обществе двух не самых слабых ведьм школы.

— Предатели! — заорал вслед горе приспешникам белобрысый, не опуская палочки.

— Ой, заткнись, и без тебя голова болит. — простонала я.

— Ты за это еще ответишь, сама-знаешь-перед-кем! — задыхаясь от ярости, процедил парень.

— Закрой свой хавальник Малфой, и убирайся, пока я добрая, на этот раз поведу тебя прямиком к директору! — рявкнула я.

Слизеринец неуверенно опустил палочку и быстрым шагом покинул нас, по дороге шипя проклятия. Такой предсказуемый…

— Спасибо. — искренне улыбнулась Гермиона. — Мне показалось, или он угрожал тебе Волан-де-Мортом?

Ничего себе! У меня аж челюсть отвисла, девчонка назвала Темного Лорда по имени… Глупость, или бесстрашие? — Хотя это одно и то же. Но я проигнорировала это. Она поняла о чем он говорил. Молчание ненадолго повисло в пустынном коридоре, в который редко заходили ученики. Что-то заставило меня сжаться в комок, и пристыжено посмотреть в карие глаза сверкающие пониманием.

— Я знаю к какой семье ты принадлежишь Аллегра, но ты другая, я вижу…

Девушка положила ладонь мне на плечо, отчего стало еще неуютнее, она видит во мне не слизеринку, и не дочь своего отца, в этот момент захотелось расплакаться.

— Спасибо, Гермиона. — неуверенно выдавила я в улыбающееся лицо.

— Не хочешь присоединиться к нам на обеде? — заговорчески произнесла она.

Мои глаза удивленно захлопали.

— Боюсь у Снейпа будет инфаркт, а факультет сляжет в приступе эпилепсии… — с силой поднимая уголки губ, сказала я.

Гермиона засмеялась.

— Я бы не прочь посмотреть на это.

— Что-то страшновато…

— Перестань, тебе не плевать на Слизерин, у вас все равно контры. Обязанности старосты ты выполняешь, и никто с тебя их не сложит за прием пищи в компании Гриффиндорцев.

Снейп их уже едва не сложил. Однако стоит ли бесить его, после последних событий? Он наверняка не переживет видеть меня в компании Гарри Поттера, сына его… Это ужасно, я не могу, но Гермиона довольная собой уже тянула меня по коридору, по направлению к Большому Залу. Судорожно сглотнув, как будто шла на встречу с самим Лордом, я вошла помещение, наполненное обедающими студентами. На нас никто не обратил внимания, только мой факультет как всегда презрительно отнесся к подруге в красном галстуке, ведущей меня, как водой ошпаренную сквозь ряды. Взгляды насторожились, когда все поняли куда она меня ведет. Стараясь не смотреть в сторону зеленого стола, я вежливо поздоровалась с Гриффиндорцами, все как один приняли меня с теплыми улыбками, и отчего-то стало так хорошо и светло, может вот они — мои друзья? Настоящие искренние люди не помешанные на чистоте крови и дышащие дружбой… Не все потеряно… Хогвартс, именно сейчас ты пытаешься привлечь меня, дать шанс идти правильной дорогой не глядя в омут страха, определиться душой, посмотреть в глаза теплу, поднимающемуся где-то в груди, ощутить вкус жизни…

— Привет Аллегра! — весело произнес Гарри. — Садись. — он указал на свободные места напротив, на которые мы с Гермионой плюхнулись. Рон смущенно кивнул, но в его взгляде тоже читалась доброта.

Заглянув в зеленые очи, на смену бесконтрольной радости пришло чувство стыда. Гарри так похож на мать, которую я использовала в качестве наживки. Счастье, как говорится, было недолгим, снова окунуло меня в тихую боль своей судьбы, предначертанного.

— Как у вас дела? — немного скованно спросила я.

Ребята увлекли беседой о квиддиче, который на самом деле не был мне интересен, однако в хорошей компании, стало легко общаться даже на такие темы, непринужденно, тепло… Однако глаза цвета апрельской зелени то и дело возвращали с небес на бренную землю. Даже несчастному парню, потерявшему родителей, я успела косвенно досадить. Одна ошибка, словно якорь, повела за собой вереницу раскаяний, невыплаканной боли, досадной жалости к самой себе.

Взгляд, тяжелый, такой ощутимый, словно весил добрую сотню килограммов, заставил оглянуться, отвлекая от разговора с гриффиндорцами. Северус испепеляющее взирал на меня с преподавательского стола. Мужчина что-то отхлебнул из кубка, не отводя черных глаз, в которых читалась тревога, смешанная с презрением. Казалось, был бы он рядом, незамедлительно плюнул в лицо предательнице факультета. Что ж, этого следовало ожидать, почему он так не любит красных, или это относится только к моему присутствию в компании Поттера, которого он ненавидит по известным только нам с ним причинам? Через силу внушив себе успокоение, отвернулась и снова влилась в неотягощающую беседу, стараясь игнорировать потоки презрения со стола Слизерина и его декана. Странно, я думаю них как о чужих… Во время разговора улыбка не сходила с лица, несмотря на то, что в душе царило смятение. Но не в силах удержаться, я снова посмотрела на учительский стол, Северус больше не наблюдал за мной, о чем-то разговаривал с сидящей рядом профессором Спраут. На этот раз на меня смотрел Дамблдор, уголки губ в серебристой бороде были приподняты, он сверкал очками половинками, поймавшими солнечный блик. Старик одобрял мою дружбу с Гриффиндором, не скрывал этого. Он подмигнул мне? Может показалось? Едва заметно, я кивнула в ответ, и улыбка директора стала еще шире. Чувство какого-то туманного счастья вернулось. Старик единственный человек, который меня поддерживает, одному Мерлину известно почему, и чем я это заслужила. Неужели это все из-за моего дара? Как мило… Нет, его мимика была искренней, обнадеживающей, не показной. Стоит ли доверять человеку, который может использовать знания обо мне неизвестно в каком русле? У меня паранойя, это не Волан-де-Морт, а великий маг, стоящий на стороне света, возглавляющий движение добра, и он направляет меня. Осознание того, что он хороший вонзило в грудь острый кинжал… Странно, почему мозг старается найти везде что-то плохое? Нужно прекратить этот мазохизм, и возможно станет легче…

* * *

«Какого черта Аллегра?» — Северус не знал от чего злился больше, от того что его студентка, староста, подопытная мышь сидела за гриффиндорским столом и мило со всеми общалась, или от того, что она выбрала компанию троих выскочек во главе с Поттером, его отдельным внутренним врагом? Мальчик не виноват, что выжил, не виноват, что является обладателем зеленых глаз, её глаз… «Но Аллегра, почему именно они? Ты неосознанно пытаешься разозлить меня?». Эти мысли были в высшей степени бредовыми, однако раздражающими, ведь она не знала мотивов его ненависти. «Девушка должна была попасть на другой факультет, она не виновата, что дурацкая шляпа почему-то решила отправить ее в змеиную яму…». Снова тугие раздумья саднили где-то в левом подреберье непонятной болью. «Может она сама захотела Слизерин? Потому что любит меня? Принудила шляпу отправить себя поближе? — Нет, это бред, хотя звучит логично». Только Северус в действительности не знал, чувствует ли что-то по отношению к нему юная ведьма. Этот человек привык опираться на одни факты, а не домыслы. И почему Аллегра занимает так много места в его голове? Раздражение накапливалось, когда она улыбалась и смеялась в компании «золотого трио». Внезапно девушка повернулась к нему, наверное ощутила на себе взгляд, ведь Северус невербально мог послать волну злобы на нее случайно, её интуиция была определенно сильной, или это случайность? Улыбка не сползла с очистившегося от волдырей лица, но даже с приличного расстояния он различил во взгляде нотки непонимания, или же понимания? Что еще? Пристыженность какая-то… Словно через силу, она отвернулась к «друзьям», и продолжила непринужденную беседу. Сдержав желание помотать головой, чтобы привести мысли в порядок, Северус повернулся к Дамблдору, сидящему через стул от него. Старик с нескрываемым интересом и каким-то благоговением наблюдал за «милым» межфакультетским общением, вербуя девушку положительными эмоциями и подстреканием. Верная тактика, только принесет ли она плоды? Интересно, это он стравил их? Надо будет поинтересоваться. Дружба, которой у Аллегры никогда не было, возможно приведет ее к правильному решению. Старик знает что делает, пускай, главное, чтобы это не обернулось против него и того же долбанного Поттера. Помона о чем-то спросила на что Северус ответил быстро, затем покинул зал. Приведя мысли в порядок, а точнее уложил их в ящик до вечера, а сейчас будет совершенно неинтересный урок с младшими курсами. На мгновение он остановился перед еще пустым классом зельеварения, он забыл, что назначил девушке взыскание! Несмотря на травму, никто его не отменял, пускай будет под присмотром, нельзя выпускать её из поля зрения. И откуда с одной маленькой девушкой столько проблем? Так, кажется, он обещал себе выкинуть на время из рассудка все, кроме занятий…

После первокурсников пришли старшие. Аллегра восседала с каменным лицом, изучая полку с препаратами. Мысли девушки были где-то далеко, полное отсутствие, однако прилежное выполнение заданий на уровне автоматизма. Может только казалось, но она старалась не встречаться с Северусом взглядом. Звон колоколов…

— Мисс Кэрроу, задержитесь. — сказал он сухо.

Девушка первый раз за полтора часа посмотрела ему прямо в глаза, в ее лице читалось непонимание, странно, он декан, имеет право пообщаться со своей старостой, с чего вдруг такая реакция? Последний студент покинул класс, и они остались наедине.

— Вы не забыли о своей отработке? — поднял бровь мужчина.

Её взгляд выражал недоумение, действительно запамятовала, или решила, что тот инцидент сложит с нее неприятное времяпрепровождение в компании Снейпа?

— После ужина жду вас. — коротко сказал он.

Она кивнула и вышла из кабинета. Аллегра ожидала, что он будет третировать ее за посиделки и дружбу с Гриффиндором? Глупая девчонка, ему нет никакого дела до этого, ну почти никакого… Глядя за закрывающейся дверью, в которой исчезла черная голова старосты, он позволил себе вернуться к насущным вопросам неразрывно связанным с ней.


home | my bookshelf | | Сад ядовитых цветов. Отравленная роза |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу