Book: Котёнок и его Страж. Часть 1



Котёнок и его Страж. Часть 1

Глава 1

Страж был всегда. Сколько Гарет себя помнил — столько Страж и был. Он возник вместе с первым чётким воспоминанием — воспоминанием о страшном побоище, когда над головой крошечного Гарета жужжали злые пчёлы, вспыхивали световые лучи, когда с гулом рушилась мебель и падали люди… Приёмный отец Гарета, просмотрев это воспоминание, буркнул: «Звёздные войны в миниатюре…»

Тогда Страж и появился. Появился, чтобы тут же исчезнуть — и возникнуть где-то на периферии сознания, как неясная, но тёплая тень.

Дальше было несколько лет, заполненных голодом, страхом и острым ощущением нелюбви. Люди, взявшие ребёнка в свой дом, забывали покормить его и переодеть, но не забывали обругать и ударить. Тогда Гарет чувствовал гнев Стража, и этот гнев выплескивался наружу. Тогда в доме что-то рушилось, разбивалось, и опекуны Гарета на время притихали и становились почти терпимыми.

Мальчик рос, и ненависть воспитателей тоже росла. Она достигла максимума, когда семилетнего Гарета заперли в чулане на неделю. Раз в день тётка подсовывала под дверь миску с холодным супом, который ребёнок жадно выхлёбывал.

— Эй ты, уродец!

Голос кузена. Двоюродный брат всего на месяц старше, но вдвое массивнее. Долгое время Гарет был для него забавой — живой грушей, о которую можно славно почесать кулаки — пока полгода назад разгневанный Страж не отшвырнул его, да так, что мальчишка пролетел по воздуху футов десять и шлёпнулся прямо в мусорный бак. Тёти и дяди дома не было, а когда они вернулись, зарёванный и вонючий отпрыск побоялся ябедничать.

— Маловато тебе мамка налила, да? Ну, я добавлю!

Журчащий звук и запах мочи — Гарет мгновенно понял, чем занимается кузен. Толстая ладошка пропихивает миску под дверь.

— Жри, ущербный!

Голод, тоска, отчаяние… И горячей волной поднимается гнев Стража.

Тяжёлую деревянную дверь выбивает наружу вместе с косяком. Можно подумать, в чулане взорвалась граната. Миска с вонючим месивом летит в лицо хохочущему толстяку. Железный край касается губ и вдавливается внутрь… Мальчишка валится на спину, его лицо залито грязью и кровью, он кричит истошно, надрывно…

Как всегда после всплеска, Гарет полностью обессилен и безразличен к происходящему. Дядя за шиворот тащит маленькое безвольное тельце к машине и забрасывает на заднее сиденье. Машина срывается с места. Дом родственников уходит в прошлое. Навсегда.

— Виктор!

— Я здесь, господин директор.

— Привезли новенького. Осмотри его… По-моему, претендент в Вельд. Мальчик семи лет, вспышки немотивированной агрессии, во время приступов разносит всё вокруг. Последний подвиг — избил двоюродного брата. Ударил в лицо железкой, вышиб несколько зубов. Опекуны от него отказываются — боятся за родного сына. Их можно понять, в принципе… — директор вздохнул

Виктор коротко поклонился и вышел. В соседней комнате сидел на стуле маленький мальчик — рыжеватый шатен. Он был так мал и худ, что его можно было принять за трёхлетнего. Но этого ребёнка окружала магическая аура колоссальной мощи. Правда, сейчас в ней зияли гигантские прорехи, характерные для спонтанного выброса, так что ребёнку едва-едва хватало сил, чтобы дышать.

— Вы правы, господин директор, этому мальчику в нашем приюте делать нечего. Мне позвонить мистеру Карсавену?

— Да. И вообще, займись этим. Вот бумаги на ребёнка.

— Слушаюсь, господин директор.


Четыре года спустя.

Гарет одёрнул фиолетовую курточку с серебристой отделкой. В форме Вельда он чувствовал себя спокойнее.

«Смотри на это, как на приключение», — посоветовал Магнус.

Легко сказать — приключение! Мальчику ужасно не хотелось уезжать из Карса, где его любили — впервые по-настоящему любили, просто так, за то, что он есть.

— Ты готов, малыш?

Гарет нервно сглотнул и кивнул. Приёмный отец улыбнулся.

— Ну, не унывай. Я заберу тебя на летние каникулы. — он взглянул на сына уже серьёзнее. — Гарет, если ты категорически не хочешь ехать…

— Нет-нет, пап, я в порядке, — торопливо заверил мальчик. Не хватало ещё провалить Послушание! — Просто… грустно немного.

Отец взъерошил рыжеватые кудряшки.

— Будь осторожен, мой хороший. Конечно, ты уже большой — колдун в одиннадцать лет, это немало. Но есть вещи…

— Знаю-знаю, пап, — мальчик улыбнулся, смешно наморщив нос. — Проверять ауры незнакомцев, не пить спиртного, закрываться от чтения мыслей…

— Я думал, ты закрываешься уже на автомате!

— Ну конечно, пап!

— Не держи Карину подолгу взаперти. Ей полезно летать, а не сидеть в клетке.

— Хорошо, пап.

— Твои навыки могут тебе понадобиться, а могут не понадобиться. На всякий случай… на. Только пристёгивай к малочувствительным местам.

— Спасибо, пап… — мальчик покрутил в пальцах и осторожно спрятал в карман курточки странное приспособление, похожее на раковину улитки.

— Магия крови здорово отличается от магии духа. Будь готов забыть свои прежние навыки и начинать учиться с нуля.

— Будет обидно…

«Ничего, я тебе помогу».

«Спасибо, Магнус».

— Ваша связь крепнет? — отец, как всегда, заметил безмолвный обмен репликами. Гарет счастливо улыбнулся и кивнул. Полноценно разговаривать со Стражем он научился пару месяцев назад. Первые фразы, которыми они обменялись…

«Меня зовут Гарет Поттер. А тебя?»

«Знаешь, назови меня сам…» — после короткой удивлённой паузы.

Имя всплыло неизвестно откуда.

«Магнус?»

«Магнус… Мне нравится. Да».

Виктор взглянул на красивого мальчугана, тонкого в кости, но с крепкими, хорошо развитыми мышцами. Карситы ценили телесную красоту, чрезмерная утончённость, как и излишне накачанная фигура, считалась недостатком.

«Только по ауре и признаешь того заморыша» — подумал Виктор, откровенно любуясь парнишкой. Аура, впрочем, тоже изменилась — стала ярче, богаче и мощнее.

«Матушка Луиза, да это же…» — Виктор поспешно оборвал мысль. Не дай Ариэль, кто подслушает…

Гарет терпеливо ждал, пока отец разберётся с делами. Первоначально в их планы вовсе не входило посещение приюта Святого Давида, но едва они миновали локалку, как ожил папин мобильник.

— Да. Нет. Хорошо. Спасибо, Виктор. Ага, пока, — отец выключил телефон и повернулся к сыну. — Гарет, сейчас мы заедем в одно место, заберём маленькую девочку. Даже не знаю, как лучше сделать… Ладно, на месте решим.

И теперь папа в кабинете директора приюта налаживал контакт с пятилетней Фэй, а Гарет сидел в приёмной, листал принесённые секретарём яркие глянцевые журналы, время от времени поглядывая в открытое окно, где два десятка мальчишек, его ровесников, азартно гоняли мяч.

Глава 2

— Это ещё что такое?!!!

— Угу!!!

Гарет оторвался от журналов и завертел головой. В дверях стоял рассерженный и озадаченный пожилой мужчина, сутулый и лысоватый. За его спиной Гарет увидел отца, прижимавшего к себе маленькую худенькую светловолосую девчушку.

— Это!!! Вот это — что такое?!! Что оно здесь делает?!!

Проследив за гневно указующим перстом, Гарет уткнулся взглядом в пёструю желтоглазую птицу, сидящую на подоконнике.

— Угу! — сообщила птица, перелетев через комнату и опустившись на стол прямо перед Гарри. — У-ух!

«Магнус, кто это? Чего оно от меня хочет?»

«Это почтовая сова, она принесла тебе письмо».

— А… где письмо?..

Сова посмотрела на него с мрачным превосходством, затем подкатила поближе пергаментный свиток.

— Угу! — в последний раз сообщила она, выхватила у секретаря бутерброд с колбасой и вылетела в окно.

Виктор меланхолично посмотрел на свою пустую руку. Облизал пальцы. Повернулся к начальству.

— Вы что-то хотели, господин директор?

Под ироничным взглядом секретаря директор приюта необъяснимо стушевался.

— Эээ… Уже ничего… Извините, мистер Карсавен… — он ринулся в свой кабинет и поспешно захлопнул дверь. Рыжеволосый мужчина взглянул с оттенком неодобрения.

— Доиграешься! — он пересадил малышку с правой руки на левую.

— Простите, сир…

— Тартан!

— Ну, дед, — Виктор развёл руками и обезоруживающе улыбнулся, — я такой, как я есть.

— Засранец, — резюмировал собеседник.

Гарет вполуха слушал эту перебранку, теребя пальцами пергамент.

«Разверни ты его и прочитай, наконец!»

«Ты уверен, что это мне?»

«Уверен. Совы не отдают письма кому попало».

«Ну ладно, будем считать, что ты в этом разбираешься».

Негромкий смешок. Эмоции Стража окутали мальчика, как тёплый, уютный плед. Нежность, ласка, доверие… и совсем чуть-чуть, капелька, насмешки.

«Ма-а-агнус…»

«Смешной ты у меня… котёнок…»

«Дорогой мистер Поттер!

Мы рады проинформировать Вас, что Вам предоставлено место в Школе чародейства и волшебства «Хогвартс». Пожалуйста, ознакомьтесь с приложенным к данному письму списком необходимых книг и предметов.

Занятия начинаются 1 сентября. Ждем вашу сову не позднее 31 июля.

Искренне Ваша,

Минерва МакГонагал,

Заместитель директора»

— Пап… посмотри.

— Ага. — Отец вчитывается в письмо и неожиданно улыбается. — Ну что ж, Гарри, одной проблемой меньше. Тогда сейчас мы двигаемся в Лондон, в магический квартал. Мне доводилось там бывать, давно, правда. Надеюсь, не очень всё изменилось. Снимем номер в гостинице, отправим в Хогвартс сову, потом я схожу с тобой в банк. Разберёмся с финансами, и я забираю Фэй и возвращаюсь домой. Сделать покупки ты можешь сам, либо, если не очень уверен, дождись меня.

— Я лучше сам. — Гарет мнётся, ему не хочется повторять очевидные вещи, но неужели отец не заметил?! — Проход нестабилен… неизвестно, сколько ты провозишься.

— Умница, сын. Я не надеялся, что ты обратишь внимание…

— Папа!!!

— Не обижайся, малыш, — отец ерошит мальчику волосы, и от этой ласки Гарет готов мурлыкать.

— Котёнок…

— Я не сомневаюсь в твоей памяти, малыш, но вот тебе на всякий случай список, что где покупать.

— Па-а-апа!..

— Га-а-арет!..

— Вот карта квартала. Сюда, — изящный палец касается надписи «Лютный переулок» — даже не думай соваться. Местный бандитский район. Гарет, я серьёзно.

— Хорошо, пап.

«Котёнок, твой отец абсолютно прав. Это ОЧЕНЬ опасное место».

«Хорошо, Магнус».

— Не грусти. Да, я предпочёл бы отправить тебя в другое место, но раз ты уже зачислен в Хогвартс… от добра добра не ищут. Раньше это была очень даже неплохая школа, мы с Марком даже учились там пару лет… потом, правда, началась какая-то свистопляска, и школу временно закрыли…

«Оппа! Гарри, уточни, что за свистопляска!»

— Пап, Магнус интересуется подробностями.

— Да очередной кандидат на звание Тёмного Властелина. Некий Геллерт Гриндевальд. Я плохо помню подробности, был на пару лет старше тебя, политикой не очень интересовался.

«Магнус?!»

«Высчитываю, сколько лет твоему отцу. А выглядит, как молоденький!»

«Но он же на треть эльф».

«А… Тогда понятно».

— Закончили разговор? — отец улыбается. — Забыл сказать — палочку тебе покупать не нужно. Ты ведь взял свой жезл?

— Конечно! А он точно сойдёт?

— Точно, точно. Это ведь даже не магия крови, это классическая работа на субстрате.

— Тогда хорошо.

— Ну ладно, сынок. — Отец встаёт и берёт на руки заснувшую малышку. Фэй вздыхает и ворочается у него на руках, но не просыпается. — Постараюсь вернуться до твоего отъезда, но тут уж как получится. Веди себя хорошо. Слушайся Магнуса…

— Ну пап… — ворчит Гарет, не поднимая глаз.

— Всё, сынок. Пока.

— Пока, пап.



Глава 3

Две недели отсутствия отца. Гарет не сомневался, что папа не успеет вернуться до сентября. Проход схлопнулся, отрезав мальчика от Карса, Вельда и семьи.

За это время Гарет прочитал учебники от корки до корки. Всё равно делать больше нечего. Практиковаться Магнус ему запретил, рассказав историю о некоем волшебнике, который, невнятно произнеся заклинание излечения простуды, обнаружил, что лежит навзничь, прижатый к полу копытом здоровенного быка.

Проблемы… были. Учебник по Истории Магии Гарет читал через силу. Ему в жизни не попадалось подобной нудятины. На самом деле, интересных событий в прошлом хватало, но всё это подавалось сухо, пресно и уныло.

«Согласен с тобой, котёнок, — невыносимо скучный предмет».

Трансфигурация и Чары тоже ввергли Гарета в ступор. А Зельеварение, на первый взгляд напоминавшее привычную Алхимику, оказалось пересыщено ритуальной магией. Механизмы её действия в учебнике не объяснялись, всё ограничивалось инструкциями типа «Порежьте корень аира кубиками… натрите на тёрке сердце змеежабы (что за монстр?)… помешайте три раза по часовой стрелке и два против…» Что зависит от помешивания? Какую роль играет измельчение, если из нарезанного кубиками корня аира, смешанного с растёртыми листьями амброзии, получается лёгкое снотворное, а из растёртого корня и нарезанных листьев — мазь от бородавок?

«Меня спрашивать бесполезно, котёнок — я в этом ничего не понимаю».

«А что мне тогда делать?»

«Нууу… В библиотеку сходи, поищи там чего-нибудь… или в книжный магазин… у тебя деньги-то ещё остались?»

«Конечно!»

— И что вас интересует, молодой человек?

В книжном магазине толкались подростки всех возрастов, выбирали учебники, толкаясь, хихикая и награждая друг друга ехидными эпитетами. Гарет пробился к прилавку, чем привлёк внимание задёрганного продавца.

— Учебники для первого курса — на том стеллаже…

— Нет, спасибо, учебники у меня есть. Мне бы что-нибудь по зельеварению…

— По зельеварению… — но тут продавца отвлекла шумная семья, нагруженная потрёпанными книжками.

«Гарет, оставь этого парня в покое, всё равно он будет поминутно отвлекаться. Посмотри направо, видишь типа с немытыми космами? Да, да в фиолетовой мантии, вот он повернулся и сам на тебя пялится. Вот к нему подойди и спроси, чего хочешь».

— Лорд…

Услышав такое обращение, бледный носатый брюнет вздрогнул и отшатнулся.

— Эээ… простите, сэр, — Гарет вспомнил классическую рилвандорскую отмазку, — я принял вас за кровного дворянина.

— За кого?!! — ошалело переспросил собеседник.

«Гарри, здесь не Карс! — Страж давился смехом, — ближе к делу!»

— Ещё раз извините, сэр. Я приезжий, не очень разбираюсь в местных правилах общения… не могли бы вы порекомендовать мне какую-нибудь книгу по Зельеварению?

Мужчина хмыкнул.

— Какую-нибудь? Тебе всё равно, что читать?

— Эээ… я неточно выразился…

— Так выразись точнее!

— Понимаете, сэр, я зачислен на первый курс Хогвартса…

— Учебники вон там!

— Я уже купил учебники. И прочёл… но мне многое непонятно, а там только инструкции и никаких объяснений…

Казалось, мужчина начинает получать удовольствие от разговора.

— И что именно тебе непонятно? Кстати, будь так добр, представься!

Гарет почувствовал, что краснеет.

— Ох, простите, сэр… меня зовут Гарет Поттер.

— Гарет Поттер?!!! — брюнет почти прошипел его имя. Черные глаза сузились и полыхнули непонятным огнём.

— Гарет Поттер! — снова прошипел он с непонятной интонацией. — Ты не очень-то похож на своего отца!

Гарет слегка обиделся. Обычно ему говорили, что он копия Орельена Карсавена.

— Ну, я всё-таки приёмный сын, — отозвался он с некоторой досадой.

Мужчина явно опешил.

— Приёмный сын? С чего ты взял?

На этот раз опешил Гарет.

— Нууу… мне было уже семь лет, когда папа взял меня к себе… а вы знакомы с папой?

«Котёнок, — встрял Магнус, — он говорит о твоём родном отце. Ну ты сам посуди, откуда местный мог быть знаком с твоим отчимом?»

«Папа же бывал здесь!»

«Ага. Во времена Гриндевальда. Твоего собеседника ещё и в проекте не было. И его отца не было. Да и дедуля, поди, в пелёнки писался!»

— Погоди! — мужчина устало потёр ладонью лоб. — Ты мне совсем голову заморочил. И здесь не место для серьезного разговора.

— Извините…

— И перестань извиняться на каждом шагу!

— Как скажете… — Гарет нервно сглотнул.

— Ты любишь мороженое?

— Люблю! — обрадовался мальчик.

— Пойдём в кафе. Там ты ответишь на мои вопросы, а я на твои… устроит?

— Да… если вы разбираетесь в Зельеварении.

Брюнет ухмыльнулся.

— Я его преподаю. В Хогвартсе. И кстати, обращайся ко мне «профессор Снейп».

Глава 4

Гарет задумчиво ковырял ложечкой шарик земляничного мороженого. Сидящий напротив мужчина методично задавал ему вопросы, конца которым не предвиделось…

— Значит, Гарет Поттер…

— Да, профессор Снейп.

— Расскажи-ка вкратце о своей жизни.

— Нууу… Сначала я жил у дяди и тёти. Потом они отдали меня в приют Святого Давида, но там я пробыл всего два дня — приехал мой приёмный отец и забрал меня в Карс.

— Карс — это что?

— Нууу…

— Не нукай!

— Это такое место… я там прожил четыре года и учился в Вельде…

— А что такое Вельд?

— Это школа. Магическая школа… очень хорошая! — запальчиво добавил Гарет, заметив в глазах собеседника что-то вроде презрительной насмешки.

— Что-то я не слышал о такой школе…

— Вы и о Карсе ничего не слышали!

— И где же находится твой хвалёный Карс?!

— Эээ… — Гарет растерялся. Как объяснить профессору?..

«Просто вспомни, как отвечал твой отец».

— Карс… он находится… не здесь.

— Не здесь?!!! — Чёрные глаза впились в лицо мальчика. — Не здесь, говоришь? Твой приёмный отец — он, вообще, человек?

— Он на треть эльф.

— Понятно-понятно… — брюнет снова расслабился. — И как же тебя снова занесло сюда?

Гарет вздохнул. Тоска по дому нахлынула с удвоенной силой.

— Мне сказали… в школе… — пробормотал он, продолжая терзать несчастное мороженое, — что я не могу учиться дальше, пока не обуздаю свои… кровные способности…

— Кровные способности?

— Ну это!!! — Гарет почти выкрикнул в лицо собеседнику. — То, чему учат в этом вашем Хогвартсе!!!

— Тихо, мистер Поттер!!!

— Чего «тихо!» — Гарет давился слезами. — Я не хотел уезжать из Карса!!! Я котёнок Вельда, а не какого-то Хогвартса!!!

— Котёнок Вельда… — тихо произнёс маг.

— Извините, — Гарету внезапно стало стыдно за то что не сдержался и устроил истерику, да ещё и в общественном месте. — Я не должен был так говорить и ругать вашу школу… Извините, пожалуйста.

— Котёнок Вельда… — повторил профессор, словно не услышав его извинений. — Какая твоя форма — барс или леопард?

— Чего?!!!

«Гарет, объясни человеку, что ты имел в виду, называя себя котёнком, — Магнус мягко рассмеялся. — А то он подумал, что имеет дело с оборотнем!»

— Оборотень?! Вы решили, что я оборотень?!

— Нет? — мужчина со вздохом расслабился. — Почему тогда котёнок?

— Ну, в нашей школе четыре факультета, — пустился в объяснения Гарет. — Орёл, Сова, Белка и Кошка. Нас, кто учится на факультете Кошки, называют Котятами. Ну, те, кто с Орла — Орлята, с Белки — Бельчата…

— А с Совы — Совята. Благодарю вас, мистер Поттер, я не настолько туп, как вы, очевидно, считаете.

Гарет смутился.

— Кстати, а по какому принципу студентов распределяют на факультеты в вашей школе? И как проходит само распределение?

— Нууу…

— Опять «нуу…» Постарайтесь избавиться от слов-паразитов в вашей речи, мистер Поттер.

— Ну это…

— Ещё не лучше.

— Да дайте же мне сказать! — вспылил Гарет. Мальчик был уверен, что профессору — по неизвестной причине — нравится издеваться над ним.

«Ты недалёк от истины, котёнок».

— Пока я не услышал от вас ничего членораздельней мычания, — продолжал насмехаться брюнет.

Усилием воли Гарет взял себя в руки.

— Ладно, хорошо. На распределении первокурсники проходят через лабиринт, который выводит их к столу родного факультета.

— И всё?

— Ну да. А что ещё?

— А принципы распределения?

— Чего?

— Мерлин милосердный!.. — профессор Снейп потёр лоб ладонью. — От вашей тупости, мистер Поттер, у меня голова разболелась. Есть какие-то причины, по которым студент попадает на конкретный факультет?

— Так бы и спросили! — огрызнулся Гарет, которого уже достали манеры профессора. — На факультет Орла попадают ребята с большими манниками…

— С большими… ЧЕМ?

— Ну, я хотел сказать — те, кто могут поддерживать энергоёмкие заклинания только на собственной силе… — Гарет осекся, натолкнувшись на тоскливый взгляд собеседника.

— Мальчик, — почти задушевно произнёс тот, — я не понял ни слова из той галиматьи, что ты сейчас выдал.

«Он же не разбирается в Магии Духа, котёнок, — мягко пояснил Магнус. — Ты что, хочешь за пять минут объяснить ему то, что тебе вбивали в голову четыре года?»

— Вы хотите, чтобы я за пять минут объяснил вам всё, чему меня обучили за четыре года?

— Нет, — согласился собеседник. — Ладно, Мерлин с тобой и твоей сомнительной школой. Что ты хотел узнать по зельеварению?

— Вельд — не сомнительная школа!.. А, что вы сказали? Вопросы? Понимаете, мы на уроках тоже варили зелья, но… — Гарет покрутил кистью в воздухе, пытаясь подобрать нужное слово. Он совсем забыл, что в руке у него ложка с мороженым.

— Упс… Извините, я сейчас исправлю…

— Убери руки от моей мантии, проклятый мальчишка!!! Вы, Поттеры, не можете не нагадить!!!.. — тут профессор осёкся, обнаружив, что потёки мороженого с его одежды непонятным образом испарились, не оставив никаких следов.

— Всё-всё! — заверил Гарет.

— Беспалочковая невербальная магия? Интересно… Этому вас в вашей школе научили?

— Ну да… — Гарет пожал плечами, не понимая, что так удивляет этого странного типа.

«Котёнок, в этом мире колдовать без палочки и молча могут только очень сильные и опытные маги».

— Приношу свои извинения за пренебрежительный отзыв о вашей школе, — профессор неожиданно стал серьёзным. — Вы должны рассказать мне об этом подробнее, но, разумеется, не здесь и не сейчас. Лучше доедайте своё мороженое, пока вы им всех посетителей не обляпали.

Глава 5

«Впустую ходил сегодня. Ничего не узнал…»

«Ну почему же впустую, котёнок? Мороженого поел — раз; с преподавателем познакомился — два; внушил уважение к себе — три…»

«Так ничего и не понял — четыре; заморочил профессору голову — пять…»

Страж хохотнул.

«Можно добавить ещё: устроил истерику на всё кафе, обляпал профессора мороженым… Не расстраивайся, котёнок, всё хорошо».

«Хорошо, говоришь?»

«Нуу… могло быть и хуже».

От дальнейшего разговора мальчика отвлекла Карина, проснувшаяся и завозившаяся в клетке. Вопреки советам отца, Гарет мог выпускать её только в комнате — в этом мире даже маги реагировали на маленького дракончика неадекватно. Гарет помнил, как в первый вечер любопытная Карина сунулась в бар и устроила там переполох. Золотистое крылатое создание сразу же попытались поймать. Из этого, конечно, ничего не вышло — крошки дракончики давались в руки только хозяевам. Но в погоне за Кариной (получившей немалое удовольствие от этой игры) не в меру азартные охотники сломали несколько табуретов, перевернули стол и разбили энное количество бутылок. После этого бармен Том, хозяин гостиницы, попросил Гарета больше не выпускать из комнаты свою зверушку.

— Иди сюда, маленькая, — позвал Гарет, выставляя на стол блюдце с печеньем, половинку яблока, порезанного на дольки, и наливая молоко в маленький стеклянный стаканчик.

Карина прыгнула на плечо хозяину, потерлась острой мордочкой о щёку Гарета, привычно дунула ему в ухо — Гарет взвизгнул от щекотки и шутливо дёрнул её за хвост.

— Озорница… иди лучше кушай.

Маленькая драконица перескочила на стол и весело захрустела печеньем. Длинный язычок то и дело нырял в молоко, уровень которого убавлялся с завидной скоростью. Наконец блюдце опустело, стаканчик был вылизан дочиста, и Карина занялась яблоком, а её юный хозяин вернулся к мысленной беседе со Стражем.

«Может, теперь в библиотеке попытать счастья?»

«А что, сходи. Всё равно ещё полмесяца надо как-то убить».

Но в этот день Гарет уже никуда не выбрался. Карина, привыкшая к вольной жизни, потребовала дать ей возможность искупаться — и Гарет отправился в ванну наполнять тазик. Но тазик был с возмущённым писком отвёргнут, как слишком маленький. Ванна Карину с некоторым скрипом устроила, но после купания она начала активно чесаться. Тут уж Гарету стало стыдно за пренебрежение интересами своей питомицы, и остаток дня он потратил на «ощипывание» — удаление сухих отмерших чешуек; долго играл с Кариной, подкидывая бумажные комочки, которые она ловила на лету, а вечером, впервые за всё время пребывания в этом мире, не стал водворять в клетку, а позволил устроиться рядом на подушке.

Утром следующего дня Гарету всё же пришлось водворить Карину обратно в клетку.

— Не грусти, малышка, я вернусь и пущу тебя полетать.

Золотистая драконица сладко зевнула и свернулась клубочком на подстилке.

С каждым днём на улице было всё больше семей с детьми школьного возраста.

«А что ты хочешь, котёнок? Учебный год приближается, всем всё нужно покупать, а многие у нас любят тянуть до последнего».

— Ой!

Занятый разговором со Стражем, Гарет случайно налетел на худого светловолосого мальчишку и сбил его наземь.

— Извини… — он протянул парню руку, чтобы помочь подняться, но тот зло оттолкнул Гарета.

— Смотри, куда прёшь, рыжий! — он буквально выплюнул эти слова. — Развелось тут Ласок, прохода от них нет! Ну чего уставился, вали, куда шёл!

Гарет недоуменно пожал плечами. Тут к блондину подоспело подкрепление.

— Зак, маленький мой, ты в порядке? — Тощая растрёпанная женщина принялась заботливо отряхивать мантию мальчика.

— Нормально, тётя, — раздражённо ответил он. — Если бы этот нищеброд ещё смотрел перед собой!..

Женщина перевела взгляд на Гарета.

— Я расскажу Артуру Уизли о твоём поведении, — процедила она. — А сейчас — убирайся!

Недоумевая, Гарет всё же поспешил отойти подальше от странной парочки, явно принявшей его за кого-то другого. Он искренне надеялся, что у этого «другого» не будет неприятностей.

«Не можешь добраться до библиотеки без приключений, котёнок?» — Магнус откровенно веселился.

— Смотрите-ка, рыжий нищеброд без своих знаменитых братьев!

Визгливый голос не дал Гарету возможности ответить Стражу. Он огляделся. На противоположной стороне улицы стояла, ехидно улыбаясь, невысокая толстушка в коричневой мантии. Она держала под руки двоих мальчиков — бледного шатена с непроницаемым выражением лица и рослого массивного брюнета.

— Ну что Уизли? Ты тут один — слышишь, Винсент? Он тут совсем один!

Брюнет нерешительно кивнул и, отпустив руку девочки, двинулся через улицу в сторону Гарета. Шатен и его подружка зло усмехались. Тем временем брюнет остановился перед Гаретом.

— Ты тут совсем один, Уизли, — нерешительно произнёс он. Гарету стало смешно. Брюнет явно не хотел лезть в драку, как ни подзуживали его приятели.

— Я не Уизли. Меня зовут Гарет Поттер.

Рот брюнета приоткрылся, он недоверчиво взглянул на собеседника.

— Гарет Поттер?!!! Правда, что ль?! А… шрам покажешь? — он как-то по-щенячьи заглянул Гарету в глаза. — Ой… и правда… — он коснулся пальцем шрама в виде молнии, который мальчик носил на лбу, сколько себя помнил, и который отец наотрез отказался сводить, мотивируя свой отказ туманным «так надо».

— А я Винсент Крэбб. Можно просто Винс. Пэнси, Тео! Это не Рон Уизли, это Гарет Поттер!!!

На его крик обернулась целая куча народу. Под восхищёнными взглядами Гарету стало неуютно, и он быстро применил заклинание «ухода в тень». Люди, не найдя ничего интересного, вернулись к своим занятиям, парочка на противоположной стороне улицы нервно вертела головами, а ладонь Гарета сжали крепкие пальцы. Подняв голову, он натолкнулся на восторг в глазах нового знакомого.

— Ой, а чего ты сделал, что на нас глазеть перестали?!

Гарет смутился. Винсент, стоявший вплотную к нему, тоже попал под «уход». Теперь придётся ждать минут десять, пока пропадёт эффект заклинания.

— Ну, это такая фишка… заклятие такое, называется «уход в тень».

— Мы стали невидимыми?!!!

— Ну что ты, невидимость — это неудобно. На нас бы все натыкались. Просто… люди видят нас, но… не замечают ничего, достойного внимания. И тут же отвлекаются.

— Как здорово!!! А как ты… без палочки?

Гарет спохватился.

— С палочкой, с палочкой, — поспешно уверил он, доставая жезл. — Ты просто не заметил.

— А, ну может быть, — послушно согласился Винс. Как подметил Гарет, он был из тех людей, которыми очень легко манипулировать. — Какая у тебя палочка необычная!



— Это я из дома привёз, — пояснил Гарет, гадая, что так удивило парня. Жезл как жезл.

«Попроси его показать свою палочку, котёнок, и всё поймёшь»

— А какая у тебя?

— Сейчас, — Винсент засуетился, неуклюже доставая что-то, похожее на обычную указку.

— Вот. У Олливандера покупали. Вишня и сухожилие дракона. А у тебя?

Гарет замялся.

— Нуу… Рукоять из янтаря, сам стержень и навершие — радужная сталь. Глазки стеклянные.

Винсент осторожно прикоснулся пальцем к кошачьей мордочке, венчавшей жезл.

— Я никогда не видел металлических палочек. Думал, их только из дерева делают, или из кости, как в старину…

«Котёнок, извини, что прерываю вашу содержательную беседу, но твоё заклятье вот-вот рассеется».

— Винс, действие заклинания сейчас закончится, и твои друзья нас увидят.

— О, хорошо! — обрадовался брюнет. — Я познакомлю тебя с Пэнси и Тео…

Глава 6

Друзья Винса Гарету категорически не понравились. Узнав, что он знаменитый Гарет Поттер, а вовсе не таинственный Уизли, новые знакомые стали приторно-вежливы, заискивающе заглядывали в глаза и старались угадать его желания. Мальчик старался лишний раз не заговаривать с ними, обращаясь только к Винсенту, но Пэнси и Тео — особенно Пэнси! — липли к нему, как пиявки, и бросали недобрые взгляды на Крэбба. Простодушный брюнет ничего этого не замечал, хотя повышенное внимание Гарета ему явно льстило.

Гарет гадал, чем же он всё-таки знаменит, если не считать шрама и семидесяти восьми баллов, заработанных в Лабиринте Смерти. Но про рекорд года они знать не могли, а шрам… А что шрам?

— Кстати, а кто такой этот Уизли? — Гарет обращался к Винсенту, но на вопрос ответила надоедливая Пэнси.

— О, это такой противный рыжий мальчишка! У них в семье целых семь детей — ты представляешь, Гарет?!

— А что в этом такого? — Гарет пожал плечами.

— Как что?! Целых семь детей!!!

— Всего семеро детей? У моего отца…

«Котёнок, у твоего отца двенадцать жён. А здесь многожёнство не принято».

— И потом, эти Уизли, — встрял Тео, — просто ужасны. Они невоспитанные, шумные, крикливые…

— Чистокровное семейство, а ведут себя, как какие-то магглы!

— А этот Рональд Уизли — самый противный из всех! И ты представляешь, Гарет, он едет в Хогвартс в этом году!

— Я почти сочувствую гриффиндорцам — он ведь наверняка попадёт на их факультет!..

— Винс, расскажи мне про школу побольше, — попросил Гарет, поморщившись от визгливого голоса Пэнси.

— А что ты хочешь знать, Гарет? — тут же встрял Тео, опередив озадаченного брюнета.

Гарет выдохнул и про себя просчитал до десяти. Ариэль, до чего же они надоедливые!

— Ну вот, например, факультеты…

— Ааа… В Хогвартсе четыре факультета — Слизерин, Райвенкло, Гриффиндор и Пуффендуй, — с готовностью начал Тео. — Самый лучший — это, конечно, Слизерин. Туда попадают самые умные и способные. Декан Слизерина — профессор Снейп, преподаватель Зельеварения…

— Профессор Снейп? О, я знаю его! Он всегда такой… — Гарет замялся, — ехидный?

Тео потупился. Пэнси взглянула на Гарета с некоторой завистью.

— Я с ним лично не знакома… Тебе надо поговорить с Драко Малфоем, профессор Снейп — его крестный.

— Драко — классный парень! — оживился Винсент. — Мы с Грегом… это мой лучший друг, Грегори Гойл…

— Ой, Винс, перестань! — оборвала его Пэнси. — Гарету совсем неинтересно знать про твоего тупого приятеля — правда, Гарет?

— Мне интересно, — Гарет уже не знал, как отвязаться от этой прилипчивой подлизы. — Мы ведь будем учиться все вместе, да, Винс?

— Да! — Винсент, приунывший было, заулыбался. — Грег тоже в этом году поступает в Хогвартс. Мы с ним хотели бы попасть на один факультет…

— Это будет Пуффендуй! — ядовито прошипела Пэнси. Тео ухмыльнулся. Винс снова потупился.

— Папа говорит, мы должны попасть на Слизерин. Во-первых, там все наши семьи учились, во-вторых, Драко Малфой наверняка будет на Слизерине, а Крэббы и Гойлы всегда были сквайрами Малфоев.

— Кто такой Драко Малфой?

— Ооо, Гарет! — Пэнси опять влезла в разговор. — Тебе обязательно надо познакомиться с Драко. Он единственный сын лорда Люциуса Малфоя. Малфои — самый старинный и уважаемый род. Драко воспитан в лучших традициях чистокровных семей, у него безукоризненные манеры, он наследник огромного состояния… — Пэнси на секунду перевела дух и продолжила:

— Мама Драко, леди Нарцисса Малфой, училась вместе с моей мамой. Они и после школы дружили. Леди Нарцисса была так добра, она хотела, чтобы именно я была невестой Драко, но лорд Люциус не пожелал заключать помолвку до семнадцатилетия наследника. Если бы не это, мы с Драко уже были бы обручены!

Пэнси запыхалась, её глаза горели. Она не замечала явно скептического взгляда Тео.

— Не зарывайся, Пэнси. У тебя шансов не больше, чем у Милли Буллстроуд или сестёр Забини.

— Милли Буллстроуд! Как ты можешь считать её достойной кандидатурой для моего Драко?! Её мать в родстве с этими Смитами!

— Да, Захария Смит не тот родственник, которым будешь гордиться, — кисло проворчал Тео.

— А уж дочери Изабеллы Забини… Это совсем никуда не годится!

— А чем тебе не нравятся сёстры Блейза? Безукоризненное происхождение с обеих сторон, богатое приданое, к тому же они очень красивы…

Последний аргумент разозлил Пэнси сильней всего, это было видно по тому, как перекосилось её пухлое личико.

— Очень красивы?!! Смазливы, ты хочешь сказать!!! А леди Изабелла… ты знаешь, сколько мужей она сменила? Шестерых, и последний тоже навряд ли долго протянет! Плохо же ты знаешь лорда Малфоя, если способен предположить, что он станет подвергать такой опасности Драко… моего Драко…

— Он пока ещё не твой, — буркнул Тео. — И лучше бы ты не звонила об этом на всю улицу. Не дай Мерлин, лорд Люциус узнает, что ты смеешь называть себя невестой Драко — пожалеешь, что на свет родилась!

Как ни странно, это заявление заставило Пэнси замолчать. Гарет уже сочувствовал неведомому Драко, которому в будущем предстоит быть связанным с этой противной девчонкой. Оглушённый болтовнёй новых знакомых, он не сразу вспомнил, зачем вообще вышел сегодня на улицу.

— Винсент, ты не знаешь, как пройти в библиотеку?

— О Гарри, мы тебя проводим, — снова влез Тео, не давая Винсу открыть рот. — Крэбб у нас не по той части, он, знаешь ли, туповат немного. Вот лавку сладостей он бы тебе указал, а библиотеку…

Панси визгливо рассмеялась, а Винсент обиженно вскинул голову.

— Неправда, Тео, — сердито заявил он. — Я знаю, где библиотека.

— Винсент, не позорься! — презрительно фыркнула Пэнси. — Ты ещё скажи, что читать умеешь!..

— А вот и умею! — возмутился брюнет.

— И что же ты читаешь, Винс? Сказочки для трёхлеток? Хотя нет, это для тебя слишком сложно!

— Пэнси!

— Папа… — прошептала девочка, мгновенно теряя весь запал.

— Пенелопа Паркинсон!!! Где я велел тебе ждать меня?!!!

— Но, папа…

— Эээ, я пошёл… — Тео испарился с такой скоростью, что Гарет только покрутил головой.

— Нет, ну надо же быть таким трусом!

— Да нет… — Винсент смутился, в то время как Пэнси, понурившись, брела через улицу к рассерженному полному мужчине в белоснежной мантии, которая ему совершенно не шла.

— Тео не трус, он просто… осторожный… Лорд Паркинсон, когда сердится, не смотрит, кто перед ним.

— Винсент, послушай… почему ты позволяешь этой парочке вытирать о себя ноги?!

— Нуу… они умные… а я соображаю медленно… — Винсент пожал плечами, старательно отводя глаза. — Оно само как-то получается…

— Если бы ты хоть раз дал им отпор… — Гарет осекся. — Хотя, конечно, это не моё дело. Прости.

Глава 7

До библиотеки они добрели в молчании. У дверей Винсент замялся.

— Гарет, а ты… просто хочешь почитать что-то интересное, или…

— Я хочу разобраться с Зельеварением. В учебнике слишком много непонятного…

— А… — Винсент мучительно подыскивал слова. — А чего там непонятное? Все рецепты чётко описаны… если делаешь всё правильно, то и зелье получится правильное…

— Да, но… Понимаешь, Винсент, я привык понимать, что я делаю. Почему надо этот корешок порезать именно кубиками, а не лапшой… Почему мешать именно по часовой стрелке, и именно пять раз…

Взгляд Винсента преисполнился уважения.

— Какой ты умный, Гарет… Тебе точно надо с Драко познакомиться. Он зелья обожает, часами может про них говорить.

— Мне вашего Драко уже жалко. Такая невеста, как Пэнси…

— Ой, да никакая она не невеста. Просто выделывается… — Винсент застенчиво улыбнулся. — Гарет… я, пожалуй, пойду — а то родители будут нервничать. Могу я послать тебе сову?

— Конечно, Винс.

— Ты где живёшь?

— Сейчас — в «Дырявом котле».

— Может, ты приедешь ко мне в гости?.. — Винс смущённо ковырял ботинком мостовую.

— Буду очень рад!

Винсент наконец поднял глаза и расплылся в улыбке.

— До встречи, Гарет!

— До встречи, Винс!

Книга, порекомендованная серьёзной очкастой библиотекаршей, помогла наконец-то разобраться с зельеварением. Жаль, что библиотечные книги не выдавались на дом. Гарет придвинул к себе тетрадку и начал записывать:

«По часовой стрелке — усиливает взаимодействие компонентов;

Против часовой стрелки — ослабляет взаимодействие компонентов;

Степень нарезки сырья зависит от…»

«Котёнок, ты собираешься сидеть в библиотеке до закрытия?»

Гарет поднял глаза. За окном сгущались сумерки.

Утро следующего дня ознаменовалось оторванным рукавом у рубашки, которую Гарет неаккуратно сдёрнул со стула. Мальчик изумился: еще вчера его одежда выглядела хоть и ношеной, но крепкой и приличной, а сегодня просто расползалась по швам, не оставляя возможностей для починки.

«Котёнок, ты же это тряпьё на барахолке купил».

«И что?»

«Как что? Чары исчерпались. Когда подобные вещи покупаешь, надо заклинание подновлять хотя бы раз в три дня. Я одного не понимаю: почему ты не приобрёл всё у мадам Малкин?»

Гарет вздохнул. Неприятно, когда тебя тыкают носом в собственные глупости.

«Ты же знаешь, я привык экономить».

«Котёнок, я понимаю, что привычка — вторая натура, но ты не в Вельде. Изволь отвыкать. Сейчас у тебя денег достаточно».

«Да, ты прав. Считаешь, мне лучше зайти к мадам Малкин? Но у неё, наверное, толпа!»

«Ты предпочитаешь ходить в лохмотьях?» — ехидство так и пёрло из Стража.

Гарет горестно вздохнул и принялся изучать свой гардероб в поисках более-менее пристойных шмоток.

Когда он спустя полчаса появился в магазине одежды, бедная мадам сперва пришла в ужас, потом необидно посмеялась, а потом принялась помогать мальчику в поисках красивых и удобных вещей, в которых «юному лорду Поттеру» не стыдно будет показаться на улице.

Всё это заняло больше часа, но в конце концов у Гарета появился неплохой гардероб, выдержанный в зелёно-чёрно-серебристых тонах. Мадам не забыла и про бельё и пижамы, объяснив, что в школе не принято спать нагишом, за что получила горячую благодарность.

Наконец, выбранная одежда была упакована, оплачена и отправлена в «Дырявый котёл», а сам Гарет, в новой серебристо-зелёной рубашке, чёрных с серебряной строчкой шёлковых брюках и такой же мантии, смог покинуть магазин.

«Ну вот, котёнок, теперь ты на человека похож. Куда теперь, в библиотеку?»

«Нет, в книжный магазин. Я выписал названия книг, которые мне нужно прочесть…»

«Ты, вроде, экономить собирался…»

«Ох, Магнус, я уже всё понял…»

«Ну слава Мерлину…» — Страж засмеялся.

Гарет и сам понимал, что привычка жить на четыре бусины в день сыграла с ним дурную шутку. Хотя форменная одежда, книги и учебные пособия оплачивались из королевской казны, да и кормили в Вельде бесплатно… Но на время обучения студенты теряли право на любую денежную поддержку от семей. Только коронная пенсия, стипендия и премия за заработанные для факультета баллы.

Открыв дверь в свой номер в «Дырявом котле», Гарет ахнул. По комнате летал пух, Карина, которую он не стал запирать в клетке, а оставил на длинной привязи, упоённо игралась с кучкой тёмных перьев, а на шкафу, вне пределов её досягаемости, сидел изрядно ощипанный птиц, похожий на крупную сову, но почему-то с ушами.

«Это не уши, это так. Но ничего себе твоя дракошка филина уделала!»

Помянутый филин сердито ухнул, сбросил в руки Гарета кожаный футляр с печатью и вылетел в открытое окно.

«Ишь ты, кто-то из чистокровных тобой заинтересовался».

Гарет сломал печать и вытряхнул из футляра пергаментный свиток.

«Лорд Поттер,

Семейство Малфой просит оказать нам честь, почтив своим присутствием празднование одиннадцатилетия Драко Люциуса Малфоя, наследника дома Малфоев.

Празднование состоится двадцать пятого августа текущего года в Малфой-мэноре. Приём начнётся в четыре часа пополудни. Письмо, полученное Вами, сработает как портключ. Для активации прикоснитесь Вашим фамильным перстнем к подписи.

С уважением,

Лорд Люциус Абрахас Малфой»

«Ого! Приглашение в Малфой-мэнор — это тебе не баран чихнул!»

«Магнус, двадцать пятое — это уже завтра! А у меня ни подарка, ни фамильного перстня!»

«За перстнем сходишь завтра с утра. Он хранится в Гринготтсе».

«А мне его точно отдадут?»

«Конечно, ты же глава рода. Помнишь, Сэпранг спрашивал, заберёшь ли ты фамильные артефакты?»

«Подсказал бы ты мне тогда…»

«Я не думал, что тебе понадобится родовой перстень. В школе он ни к чему, разве что пофорсить…»

«Ну хорошо, а что мне подарить этому парню? Я же о нём почти ничего не знаю. Может, книгу по зельям купить?»

«Котёнок, не смеши. В Малфой-мэноре великолепная библиотека. И собрание артефактов у Люциуса Малфоя колоссальное, так что по местным лавочкам бегать бесполезно».

Гарет был близок к тому, чтобы впасть в уныние.

«Подари ему амулет, который ты носишь на шее…»

«Магнус, ты что, издеваешься?! Это же…»

«Это благословение и защита, которые у тебя и так есть, а ему не помешают».

Гарет расстегнул цепочку и, положив металлический кружок на ладонь, всмотрелся повнимательней. Серебряный крест разделял полукружия чёрного и белого агата. Знак Защитников. Белый цвет олицетворял Светлого Защитника или Полуденного Стража, усмиряющего фанатиков, чёрный — Тёмного Защитника или Полуночного Стража, прогоняющего тёмных тварей.

«Ты уверен, что этого достаточно? Магнус?»

«Уверен, котёнок. Это у вас в Карсе такой оберег в любом храме можно получить, а наш мир обделён заступничеством…» — в словах Стража сквозила печаль.

Глава 8

«Не это… нет… не так…»

«Магнус, уже полчетвёртого! Решай уже скорей!»

«Ладно, вернёмся к первоначальному варианту… И причешись!»

Мысленно чертыхаясь, Гарет натянул выбранную одежду — рубашку и брюки цвета летней травы и тёмно-зелёную шёлковую мантию. Письмо лежало наготове, фамильный перстень с алым рубином сверкал на среднем пальце правой руки. Получив это украшение из рук гоблинов, Гарет был уверен, что придётся носить его на цепочке на шее, вместо оберега, потому что отверстие слишком велико. Но к его изумлению, массивное кольцо мгновенно подстроило свой размер под узкую изящную руку мальчика и теперь сидело как влитое.

«Ну давай, только не пугайся…»

«Магнус!»

Алый камень касается причудливого вензеля… и пол уходит из под ног… а в следующее мгновение Гарет оказывается в совершенно незнакомом месте.

«Магнус, где я?»

«Очевидно, в Малфой-мэноре, котёнок…»

— Лорд Поттер? — бархатно-вкрадчивый голос оторвал мальчика от беседы со Стражем. — Вы безукоризненно точны… как приятно, что вы согласились почтить своим присутствием наш праздник…

Высокий, роскошно одетый блондин напомнил Гарету эрландских рыцарей, однажды виденных в Карсе. Рослые красавцы с волосами до плеч, разодетые в яркие шелка, сопровождали короля Бритту на очередную встречу пентиумвирата.

— Здравствуйте… лорд Малфой?

«Магнус, как я должен себя вести?!!!»

«А я знаю? Можешь объяснить ему, что ты нездешний».

— Пожалуйста, лорд Поттер, — мужчина взял мальчика за руку.

— Лорд Малфой, я прошу простить мне возможные… отступления от этикета. — Чтобы просто заговорить с этим аристократом, Гарету пришлось собрать всё своё мужество, даром что негатив в ауре хозяина Малфой-мэнора отсутствовал, если не считать лёгкой насмешки. — Дело в том, что я… только недавно прибыл из другой страны… обычаи которой серьёзно отличаются от здешних. Поэтому, если я сделаю что-то не так, виной тому будет моя необразованность, а вовсе не желание оскорбить столь гостеприимных хозяев… или кого-то из гостей.

Завернув эту фразу, Гарет немедленно потянулся к Стражу.

«Магнус, ну как?»

«Витиевато… но Малфой заценит, можешь не сомневаться».

— Я учту это, лорд Поттер, — блондин улыбался глазами. — А теперь прошу вас проследовать со мной… я представлю вас моему сыну и гостям.

Больше всего Гарет боялся, что ему придётся предстать перед огромной толпой глазеющих на него людей, но всё оказалось совсем не так страшно. Взрослые гости, мимо которых Люциус его провёл, вкратце представив как «нового лорда Поттера», не проявляли особого интереса к мальчику, ограничиваясь вежливыми приветствиями.

Вторая насущная проблема состояла в том, что Гарет понятия не имел, как правильно вручить подарок. Отдать имениннику в руки? Или передать его отцу? Отдать упакованным или развернуть при всех и объяснить, что к чему?

«Ну спроси ты у Малфоя, не стесняйся!»

— Лорд Малфой… — и Гарет снова не понимает причин своей робости. — Я хотел бы задать вам вопрос…

— Я слушаю вас, лорд Поттер, — тень улыбки в голосе, хозяин дома определённо наслаждается замешательством гостя.

— Подарок, который… я приготовил для вашего сына — я должен вручить его лично при гостях или передать через вас?

— Сейчас домовой эльф сообщит моему сыну, что прибыл ещё один гость. Драко выйдет сюда, к нам, вы передадите ему подарок, после чего он отведёт вас к своим друзьям — у нас детям до семнадцатилетия не разрешают присоединяться к взрослым на приёмах, так что у Драко свои гости, близкие ему по возрасту. Вас устраивает такое развитие событий?

— Дда, лорд Малфой…

Появление виновника торжества отвлекло Гарета от попыток понять, почему он так нервничает в присутствии Люциуса Малфоя. Драко Малфой, для своих одиннадцати довольно высокий, но тонкий и бледный, был не очень похож на отца. Гарет церемонно поздравил его с днем рождения, загнув такую фразу, что повторить ее не смог бы и под страхом смерти. Наследник Малфоев учтиво ответил, после чего красиво упакованный медальон перешёл из рук в руки, был развёрнут, осмотрен и похвален, и вот тут что-то пошло наперекосяк.

Люциус при виде подарка изменился в лице, в два счёта вытолкнул изумлённого сына за дверь, отобрав у него медальон, и подступил к Гарету вплотную.

— Лорд Поттер, — от холода, царившего в голосе аристократа, Гарет покрылся мурашками с ног до головы.

— Лорд Поттер, этот… артефакт вы взяли в ваших фамильных хранилищах вместе с родовым перстнем? Не так ли?

— Нннет, лорд Малфой, — пролепетал Гарет, прижимаясь спиной к стене в надежде оказаться подальше от разъярённо-ледяного лорда, — я привёз его из дома… из Карса…

— Вы уверены? Я понимаю, что передача фамильной ценности в чужие руки была совершена вами исключительно по недомыслию и незнанию законов…

— Нет-нет, это не фамильная ценность… — поспешно затараторил Гарет. — Это из Карса, из Карса, не из хранилищ, из Карса…

— Я напугал тебя… извини, мальчик… — собеседник остыл и перестал быть ехидно-церемонным. Гарет перевёл дух.

— Что-то не так? — осмелился он спросить.

— Всё не так. Ты хоть знаешь, что за мощь заключена в этом артефакте?

— Благословение богов…

— Благословение живых, полных сил богов! Мальчик, эта вещь бесценна!

— Мменя зовут Гарет…

— Я знаю, как тебя зовут, — отмахнулся Малфой. — Что за место этот твой Карс, если один мальчишка привозит оттуда бесценную вещь и дарит другому мальчишке?

— Лорд Малфой, — Гарету было ужасно неловко, но деваться было некуда. — Я получил ваше письмо вчера, и у меня не было подарка для Драко, и не было времени искать что-то… да я и не знал, что он любит… а такой оберег можно получить в любом храме Пантеона… извините… — он говорил всё тише и тише, опустив голову, не смея взглянуть в глаза собеседнику.

— Успокойся. — голос лорда звучал доброжелательно. — Я не хотел тебя напугать. Ты твердо решил подарить этот амулет Драко?

— Ддаа… если вы разрешите…

— Я не посмею отказаться от такой защиты для своего сына, — Малфой покачал головой, вглядываясь в чёрно-белый кружок. — Драко, зайди!

Белокурый мальчик послушно вернулся в кабинет.

— Возьми свой подарок, надень и не снимай ни при каких обстоятельствах! Ты понял меня?

— Да, папа, — по лицу Драко было видно, что он ничегошеньки не понял, но ослушаться не смеет.

— Спрячь под рубашку, — приказал Малфой-старший, когда наследник застегнул цепочку. — И никому не показывай, чтобы не отобрали.

— Не отберут, — вмешался Гарет, сочтя нужным просветить нового владельца амулета. — Оберег Пантеона можно получить только в подарок… ну, или в храме. Он защищает своего хозяина от злых помыслов, дарует ясность мышления, нейтрализует яды и проклятия… — Гарет нервно покосился на Малфоя-старшего и поспешно заключил: — Ну и всякое такое.

— Всякое такое… — проворчал Люциус. — Драко, отведи лорда Поттера к своим друзьям. Надеюсь этот маленький инцидент, — он повернулся к Гарету, — не повлиял на ваше желание провести с нами этот вечер?

Гарет торопливо уверил хозяина, что его планы не изменились, и позволил Малфою-младшему увести себя из кабинета.

Глава 9

В коридоре Драко остановился.

— Мне обращаться к тебе «лорд Поттер», или можно просто по имени? — резко спросил он.

— Просто по имени, — отозвался Гарет. — Терпеть не могу все эти придворные церемонии!

Драко впервые за время их знакомства искренне улыбнулся.

— Я тоже, но иногда приходится… Пойдём. Я так понимаю, с некоторыми ребятами ты уже знаком? Винс, Пэнси и Тео мне уже все уши прожужжали, как они провели день с великим Гаретом Поттером!

Гарет тяжко вздохнул.

— Драко, что во мне такого особенного? Почему ты назвал меня великим? И почему люди на улицах оборачивались, услышав моё имя?

Драко выглядел потрясённым.

— Гарет… ты не знаешь?!! — он сглотнул. — Ты правда ничего не знаешь?!!!

— Нет. Просвети меня, пожалуйста.

— Я… я расскажу тебе, только не сейчас. Потом, ладно? И давай уйдём отсюда, а то отец того и гляди заинтересуется, с чего мы застряли посреди коридора… Кстати, Гарет… — Драко хитро и озорно улыбнулся, — я вынужден высказать тебе своё порицание — ты отобрал у меня сквайра!

— Сквайра? — непонимающе переспросил Гарет.

— Винсент следует твоим советам, — со смехом сообщил Драко. — Когда Теодор в очередной раз попытался его подколоть, то был удостоен такого рыка, что Пэнси до сих пор заикается. А мне было сказано, что САМ Гарет Поттер велел ему не давать спуску обидчикам.

— Я просто удивился, — Гарет виновато пожал плечами. — Такой здоровый парень, а позволяет помыкать собой этим противным липучкам… ой, извини. Я не хотел оскорбить твоих друзей.

— МОИХ ДРУЗЕЙ ты не оскорбил, — Драко стал серьёзным. — Пэнси и Тео просто прогибаются под того, кто сильнее. Я сам их еле терплю. А представляешь, если бы не отец, Пэнси могла бы стать моей невестой!

— Она хвасталась этим вчера… на улице.

— Ну трепло! — Драко брезгливо сплюнул. — Ладно, мы почти пришли. Сейчас я представлю тебя ребятам, а их — тебе. Потом можно будет снова расслабиться и разговаривать, не выламывая язык… Дингли, открой дверь!

Забавное существо, тощенькое и лопоухое, распахнуло перед ними дверные створки.

— Позвольте представить вам Гарета Джеймса Поттера, лорда Поттера!

Подростки, сгрудившиеся посреди большой комнаты, дружно сглотнули, затем синхронно послали Гарету одинаковые дежурные улыбки. Драко повернулся.

— Лорд Поттер, позвольте представить вам моих друзей. Теодор Зигмунд Нотт, единственный сын и наследник лорда Нотта!

Знакомая бледная мордочка — поклон, подобострастно-слащавая улыбка…

— Рад продолжить знакомство с вами, лорд Поттер…

Тео отступает назад. Рука Драко указывает на второго знакомца…

— Винсент Амброуз Крэбб, старший сын и наследник лорда Крэбба!

Гарет радостно улыбается, на скулах Винсента расцветают красноватые пятна, на губах — ответная улыбка, в глазах — счастье…

— Грегори Феликс Гойл, старший сын и наследник лорда Гойла!

Такой же крепыш, как Винсент, и внешне очень похож, только волосы тёмно-каштановые.

— Блейз Серджио Забини, младший брат и наследник лорда Забини!

Красивый смуглый брюнет отвешивает церемонный поклон и, встретившись глазами с Гаретом, проказливо улыбается и подмигивает, и Гарет не может не улыбнуться в ответ.

— Пенелопа Персефона Паркинсон, старшая дочь лорда Паркинсона!

Пэнси делает реверанс, улыбаясь так же слащаво-угодливо, как Нотт…

— Блисс Аурела Забини, вторая сестра лорда Забини!

Блисс и Блейз, похоже, близнецы.

— Катрин Джованна Забини, третья сестра лорда Забини!

Катрин, в отличие от тонкой Блисс, немножко пухленькая, но это её не портит. Она кажется очень милой и домашней… а Блисс, похоже, настоящий чертёнок.

— Миллисент Серафина Буллстроуд, младшая дочь лорда Буллстроуда!

Самая симпатичная девочка во всей компании… а голос какой красивый…

— Ну всё, можно покончить с официозом! — выпалил Драко, преувеличенно шумно выдохнув. — Гарет, располагайся!

— Так вот он какой, Гарет Поттер, о котором Тео с утра треплется! — усмехнулся смуглый Блейз. Гарет поморщился, и брюнет тут же сменил тон. — Извини. Просто Тео уже всех достал!..

— Блейз, ты просто завидуешь! — влезла неугомонная Пэнси.

— Храни меня Мерлин! — отмахнулся Блейз. — Чему я должен завидовать?!..

— Гарет, ты знаешь, когда речь заходит о Тео, Блейз становится просто невыносим! Он не может простить ему, что Тео — единственный сын в семье!

— Паркинсон, ты дура или прикидываешься?!

— Я?!!! Я — дура?! Да все знают, когда у твоего брата будут собственные сыновья, ты лишишься статуса наследника!

— Ты точно дура! — Блисс Забини гневно встряхнула головой, так что чёрные кудри разлетелись облаком. Гарет залюбовался рассерженной девочкой.

— Блейз… скажи, пожалуйста… ты и Блисс — двойняшки?

— Да, а Катрин младше на год.

— А твои сёстры тоже будут учиться в Хогвартсе?

— Только Блисс. — Блейз улыбнулся. — Девушки нашей семьи традиционно отправляются в Шамбартон, но Блисс выбила себе право учиться вместе со мной.

— У вас большая семья?

— Да, трое братьев и четыре сестры. Мой брат Девон, лорд Забини, перешел на седьмой курс Хогвартса, сестра Беата в прошлом году закончила Шамбартон. Есть еще младший брат, Игнациус, ему семь лет, и сестрёнка Натали, ей четыре. Но у них другие отцы. Моя матушка вдовела шесть раз!.. — Блейз криво усмехнулся.

Тем временем Пэнси, обнаружив, что Гарет не интересуется её откровениями, и более того, завёл разговор с Блейзом, сделала ещё одну попытку привлечь его внимание.

— Ой, Гарет, а у нашего Винсента такое несчастье!.. — её визгливый голосок так и сочился ехидством. Гарет развернулся.

— Несчастье?.. Винсент!..

Брюнет понурился. Драко потянул Гарета за руку.

— Эта мерзкая… — прошипел он вполголоса. — Отойдём в сторонку, и я тебе всё объясню. Помнишь, я говорил, что Винсент рявкнул на Тео, а потом сослался на тебя?

Гарет кивнул, с тревогой покосившись на унылого крепыша.

— Лорд Нотт узнал… может, Тео наябедничал, или я не знаю… но он нажаловался отцу Крэбба в присутствии моего отца… короче, Винсент не будет моим сквайром. Если бы не Нотт, лорд Крэбб и мой папа решили бы вопрос полюбовно. Ну, там Винсент бы извинился перед Тео… А так получилось, что он повысил голос на вышестоящего, нарушив тем самым волю своего потенциального сюзерена, и при этом сослался на человека, занимающего ещё более высокое положение, но его сюзереном не являющегося… Этот дементоров этикет у меня в печёнках сидит, а бедный Винсент в результате остался без места, и никто не имеет права взять его, потому что выше Поттеров только два-три рода, и тамошние наследники уже обзавелись сквайрами.

До Гарета стало медленно доходить, что своей несдержанностью и незнанием обычаев он кардинально испортил жизнь парню, с которым хотел подружиться.

— Но Драко… неужели ничего нельзя сделать?!

Блондин лишь вздохнул.

«Котёнок, прости моё вмешательство…»

«Магнус!!!! Ты знаешь выход из этой ситуации?!!»

«Он очень прост, котёнок. У тебя-то нет сквайра, и ты сам себе лорд. Действуй!»

— Драко, а у меня нет сквайра…

Драко развернулся, его глаза горели.

— Ты хочешь взять Винсента?!!! Гарет, ты действительно этого хочешь?!!!

Гарет кивнул. Драко сжал его руки.

— Ты отличный парень, Гарет Поттер!!!

Глава 10

Винсент Крэбб делает шаг вперёд и встаёт на одно колено.

— Лорд Поттер, я прошу оказать мне честь и назвать меня своим сквайром!..

«Магнус!!!!! Что я должен делать?!!!»

«Положи правую руку ему на голову… как будто благословляешь… а теперь повторяй за мной…»

— Винсент Амброуз Крэбб… наследник рода Крэббов… признаёшь ли ты меня, лорда Поттера, своим сюзереном?

Винсент сглатывает, его затылок дрожит под ладонью Гарета…

— Да… признаю… мой лорд…

— Признаёшь ли ты за мной право… приказывать тебе?

— Да… признаю… мой лорд…

Пэнси застывает, побледнев и прижав ладонь к щеке…

— Отдаёшь ли ты честь и кровь свою в мои руки?

У Драко глаза лезут на лоб…

— Да… отдаю… — тихий голос Винсента крепчает. — Отдаю кровь сердца своего и честь рода своего в руки твои, лорд Поттер, мой сюзерен!..

— Я принимаю твой щедрый дар… и клянусь, что род твой не понесёт урона… и доверие твоё… не будет попрано… Я, Гарет Джеймс Орельен Поттер, лорд Поттер, признаю тебя, Винсент Амброуз Крэбб, своим сквайром… и доверяю тебе мой меч… прикоснись, дабы он узнал тебя!

Широкий кинжал (не меч, но сойдёт), прощальный подарок отца, выскальзывает из ножен. Винсент кладет ладонь на клинок, поднимает глаза, горящие каким-то потусторонним, запредельным счастьем.

— Яаа… клянусь… быть достойным… оказанной мне чести…

«Теперь призови свидетеля…»

«Какого свидетеля?»

«Ну, кого-нибудь… кого ты знаешь…»

Гарет судорожно соображает, кого можно призвать. Взгляд скользит по цепочке на белой шее Драко, и Гарета осеняет.

— Камлах, отец воинов! Будь свидетелем нашей клятвы!

Слитный вздох всех присутствующих. На ковре рядом с мальчиками появляется могучий горбун в алом плаще, опирающийся на двулезвийную секиру.

— Услышано и засвидетельствовано! — белое сияние окутывает всех троих, а когда оно гаснет, горбуна уже нет…

— Встань, мой сквайр!

Винсент поднимается, не отрывая от Гарета потрясённо-счастливого взгляда.

«Котёнок!!!! Я имел в виду Малфоя или Забини!!!! А ты кого призвал?!!!»

Справа в локоть вцепляется Драко Малфой.

— Кто это был, Гарет?!! И… откуда ты знаешь полный ритуал, его же сто лет никто не использовал?!

Слева подкатывается обалдевший Блейз.

— Кто это, Гарет, откуда он взялся? Я не слышал хлопка аппарации!

— Да Малфой-мэнор защищён от аппарирования!.. — Драко почти срывается на крик, но внезапно переключается: — Ой! Что это?!

— Где?

— Вот здесь… — Драко прижимает ладонь к груди. — Тепло стало… и не страшно совсем…

— Это оберег действует.

— Какой оберег? — влезает Теодор. Драко мрачнеет.

— Гарет подарил мне защитный амулет. Ясно? — последнее слово он цедит сквозь зубы, и Тео нервно шарахается прочь.

— Гарет, так кто это был, всё-таки? И как он сумел пройти через защиту Малфой-мэнора?

Они сидели кружком на ковре — Гарет, Драко, Винсент, Грегори, Блейз и Блисс. Миллисент и Катрин, расположившись неподалеку от них, обсуждали какие-то свои девичьи дела, а Пэнси и Тео жались в углу, бросая на Гарета нервные взгляды.

— Гарет…

— Извини, Драко, я задумался.

— Кого ты вызвал? Кто этот горбун? — оберег не давал Драко сорваться в истерику, но Малфой-младший изрядно нервничал, обнаружив, что родной дом вовсе не так хорошо защищён, как он раньше считал.

— Это Камлах, покровитель мужчин и воинов. У нас в Карсе его очень уважают… — Гарет запнулся и мысленно застонал, наткнувшись на непонимающий взгляд Драко.

— В Карсе?

— Это такое место — оно находится не здесь. Я там прожил четыре года.

— Не здесь?!! — прошептал Драко. — Это мир эльфов, да Гарет?!

— Нуу, эльфы там тоже живут… Мой приёмный отец — на треть эльф. Но там многие народы живут, не только эльфы, а больше всего — людей.

— Гарет, а… — Драко не договорил, так как дверь распахнулась. На пороге стоял чертовски встревоженный Люциус Малфой.

— Драко, у вас всё в порядке?!!

— Да, отец, — Драко был — сама невинность.

— Пэнси, Теодор, Миллисент, Катрин, Винсент, Грегори — на выход. Ваши родители покидают Малфой-мэнор. Блейз, Блисс, вам тоже лучше уехать.

— Но, крестный!.. — возмутился Блейз.

— Почему нам нельзя остаться?! — подхватила Блисс.

— Об этом поговорите с вашей матерью. Как она решит, так и будет.

Блисс жёстко усмехнулась. Блейз подмигнул Драко и Гарету, и они с сестрой двинулись к двери.

— Крэбб, тебе отдельное предложение нужно?! Твой отец ждёт!

Винсент повернулся к Гарету.

— Мой лорд, вы позволите мне удалиться?

— «Мой лорд»? Это ещё что такое?!

Драко выступил вперёд.

— Отец, Винсент принёс Гарету клятву на верность, и лорд Поттер её принял.

Люциус медленно выдохнул, явно борясь с гневом.

— Лорд Поттерррр… я прошу вас проследовать со мной… дабы познакомиться с отцом вашего сквайра…

«Котёнок, молчи, пока к тебе не обратятся. Малфой на пределе, он может взорваться в любой момент».

— Драко, ты был свидетелем лорда Поттера?

Драко бросил виноватый взгляд на Гарета.

— Нет, отец.

— Тогда кто? Нотт, Забини или Гойл?

— Ни один из них, отец.

Лорд Малфой развернулся к Гарету.

«Спасите!»

«Он ОЧЕНЬ зол, котёнок…»

— Лорд Поттер, поскольку ваша взаимная клятва не засвидетельствована…

— Она засвидетельствована, лорд Малфой! — влез Винсент.

— Кем, дементор тебя побери?!!!! — рявкнул Люциус.

— Лорд Малфой, у нас в Карсе приносят клятву на верность перед лицом Камлаха, покровителя воинов. Я… призвал его… и он появился… и подтвердил нашу клятву… — произнося эту фразу, Гарет внутренне ждал хорошей трёпки от Люциуса, но тот неожиданно успокоился.

— Так вот что за шквал магии прокатился по Малфой-мэнору! Ну что же, лорд Поттер, вы должны мне кое-какие объяснения — вам не кажется?

Гарет уныло кивнул.

«Ты ещё легко отделался, котёнок…»

Глава 11

Разговор с лордом Крэббом оказался не таким уж страшным испытанием. В ауре мужчины мешались раздражение и облегчение, но облегчения было больше. Крэбб-старший явно был доволен, что так удачно пристроил сына. Но вот взгляд Люциуса Малфоя расслабиться не давал. У Гарета появилось предчувствие, что его в самое ближайшее время будут выворачивать наизнанку.

— Гарет, мне придётся рассказать отцу, как всё было, — прошептал Драко, когда Крэббы в сопровождении Малфоя-старшего потянулись на выход. — Он серьёзно настроен, и он сильный легиллимент… если я попытаюсь что-то скрыть, не поздоровится и мне, и тебе.

— Драко, делай как считаешь нужным — это же твой отец, ты лучше его знаешь… И прости, что так всё… получилось…

Драко нахально ухмыльнулся.

— Отлично получилось… а папа у меня хороший, но временами я его побаиваюсь.

— Правильно делаешь, — хмыкнул незаметно подошедший Люциус. — Марш в мой кабинет, оба!

Гарет жалел только, что не успел спросить у Драко, что такое «легиллимент». Но времени на это уже не было — Драко тянул его за собой, а сзади шагал Люциус, и отставать Гарету совсем не хотелось.

В той самой комнате, где он пару часов назад вручал Драко подарок, из кресла поднялась смутно знакомая фигура.

— Крестный!!! — взвизгнул Драко, повисая на шее у бледного носатого мужчины.

«Тебе надо поговорить с Драко Малфоем, профессор Снейп — его крестный» — всплыли в памяти слова Пэнси.

— Лорд Поттер, не стойте на пороге! — толчок в спину заставил Гарета выйти из дверного проёма. Профессор Снейп выпустил Драко из объятий, и его лицо немедленно приняло знакомое саркастическое выражение.

— Ну конечно… как я сразу не догадался! — протянул он. — Где Поттер, там и неприятности!

Гарет не нашёлся, что ответить. Люциус небрежно толкнул его в свободное кресло.

— Сядьте, лорд Поттер. — Он подождал, пока мальчик устроится, затем повернулся к сыну, — Драко, я жду подробного рассказа о событиях.

— Когда Винсент встал на колени…

— Стоп! Начни с самого начала, пожалуйста. С того момента, как ты ввёл лорда Поттера в круг своих друзей.

— Хорошо, папа, — покорно отозвался Драко. — Сначала я представил Гар… лорда Поттера своим гостям, потом назвал их имена и титулы. После этого Пэнси решила привлечь внимание Гарета и стала говорить гадости о присутствующих…

— Подробнее, Драко, — белоснежные пальцы лорда Малфоя задумчиво барабанили по набалдашнику его серебряной трости.

— Сначала она взялась за Блейза и поведала о его шатком положении в семейной иерархии. Блисс вступилась за брата, но обошлось без драки — Пэнси обнаружила, что Гарет и Блейз завели разговор. Тогда она заговорила о несчастье, постигшем Винсента…

— Лорд Паркинсон будет ОЧЕНЬ недоволен несдержанностью своей дочери, — медленно произнёс Люциус. На лице Драко появилась усмешка, напоминающая волчий оскал:

— О папа, ты не представляешь, насколько она несдержанна! Когда они встретились с Гаретом в Косом переулке, Пэнси прилюдно называла себя моей невестой!

— Что?!!!

— Гарет, подтверди!

Гарет неохотно кивнул.

— Постарайтесь, пожалуйста, вспомнить точные слова мисс Паркинсон!

— Нуу…

— Я ведь говорил с вами о словах-паразитах, мистер Поттер!

— Северус, ты не мог бы немного помолчать! Не сбивай мальчишку! Лорд, Поттер, я жду!

Гарет собрался с мыслями.

— Ну, сначала она сказала, что её мама и мама Драко дружили… и что леди Малфой хотела видеть её невестой Драко…

— Тааак… — зловеще процедил Люциус. — Ты, мой мальчик, продолжай, продолжай…

— Но вы, лорд Малфой, против ранней помолвки, а так бы она могла считать себя обручённой с Драко…

«Жених» скорчил брезгливую рожицу.

— Потом Тео сказал, что она зря так задирает нос, может быть, выберут не её, а Миллисент Буллстроуд или одну из сестёр Забини.

— Длинный язычок… — процедил профессор Снейп. Лорд Малфой стукнул тростью по полу:

— Дальше, мальчик!

— Пэнси, естественно, вспылила и начала говорить гадости, — встрял Драко. — Спорим, я угадаю, что она выдала? Наверняка вспомнила о родстве Буллстроудов и Смитов, а потом прошлась по репутации леди Изабеллы и намекнула, что и дочери такие же!

— Так было, лорд Поттер? — Малфой-старший остро взглянул в сторону Гарета.

— Даа…

— Драко, — Люциус повернулся к сыну, — если тебе взбредёт в голову сделать предложение мисс Паркинсон, я прокляну тебя лично! Слабоумная жена не сможет родить достойного наследника.

— О да, папа. — Драко выглядел довольным, как кот, сожравший сметану.

— А теперь, сын мой, вернёмся к тем событиям, которые произошли сегодня в Малфой-мэнор, — Люциус по-акульи улыбнулся.

— Да, папа, — печально отозвался Драко.

— Продолжай, сынок. Мы остановились на том, что наша милая мисс Паркинсон стала «жалеть» Винсента Крэбба.

— Я объяснил Гарету, в чём дело, и он сказал, что хочет помочь — у него нет сквайра, и он согласен взять Винсента. Мы решили, что это хорошая идея…

— Мерлин! Они «решили»…

— Не перебивай, Северус. Дальше, Драко.

— Винсент встал на колени, а Гарет… — Драко замялся.

— Что «Гарет»?

— Он… использовал старинный ритуал… где про кровь сердца и фамильный меч…

— Интересненько… — Люциус Малфой положил трость на колени. — Лорд Поттер, откуда вы получили эти сведения?

«Магнус?!!!»

«Ты вычитал их в книжке, котёнок. Исторический роман «Путь магистра Роулэнда»»

«Там действительно это есть?»

«Есть, но дальше. Где сэр Ивейн берёт в оруженосцы Родерика»

— Я прочёл в книге. По Истории Магии ужасно неинтересный учебник, и я купил несколько книжек… в одной было описание этого… ритуала…

Люциус хмыкнул.

— «Путь Роулэнда», верно? Ну, по крайней мере, хоть не бульварная книжонка! Ладно. Драко, давай дальше.

— Потом, когда нужно было засвидетельствовать… Гарет позвал в свидетели какого-то Камлаха и… Папа, я так испугался! Я знаю, что не должен, что я Малфой, но…

— Судя по тому, как дом встряхнуло, произошло действительно что-то неординарное. Этот Камлах прибыл, как я понимаю? Как он хоть выглядел?

— Такой… здоровенный горбун… В красном плаще и с огромным топором. Он подтвердил клятву, всё вспыхнуло светом, и он исчез. И папа, это не была аппарация, и не перемещение через портключ, а что-то непонятное! И у меня потеплел медальон, и я перестал бояться!

— Так, что было дальше?

— Почти ничего. Мы стали расспрашивать Гарета, и он сказал, что жил в другом мире, но подробно рассказать ничего не успел, потому что ты пришёл.

— Мдаа… — неопределённо протянул Люциус. — Лорд Поттер, я надеюсь на ваши уста не наложен обет молчания? Нет? В таком случае, вам придётся рассказать нам о вашем ненаглядном Карсе. И как можно подробнее, пожалуйста!

Гарет обречённо кивнул.

Глава 12

— Итак, лорд Поттер? Мы внимательно вас слушаем! — Люциус Малфой, прищурившись, разглядывал Гарета, как некую диковинную зверушку. Гарет нерешительно взял со стола бокал с виноградным соком и сделал несколько глотков.

— Я только не знаю, с чего начать…

— Лучше всего начинать с начала, мистер Поттер, — встрял ехидный профессор Снейп. Гарет разозлился.

— С сотворения мира, что ли? Извините, я при этом не присутствовал!

Драко фыркнул, забрызгав соком и отца, и крестного. Снейп отвесил ему символический подзатыльник.

— Ехидничаем, лорд Поттер? — медовый голос Люциуса Малфоя заставил Гарета вздрогнуть и покрыться мурашками.

— Извините…

— Начните с того, как вы вообще оказались… за пределами нашего мира.

Гарет вздохнул.

— Нуу… — профессор Снейп болезненно поморщился, но промолчал, — сначала я жил у тёти с дядей. Потом они отдали меня в приют святого Давида…

— Ваши родственники отдали вас в приют?! — красиво очерченные брови Люциуса изумлённо вздернулись. — Почему они это сделали, мальчик?!

— Они магглы и ненавидят волшебство, — Гарет сгорбился, нахлынувшие воспоминания были не из приятных. — А у меня были сильные магические выбросы… вот.

— Дементор знает что!!! Нет-нет, я не тебе, мальчик… продолжай.

— В приюте я прожил два дня… потом приехал джентльмен… к нему относились очень уважительно, называли «мистер Карсавен». Он сказал, что заберёт меня в другое место, где мне будет хорошо, а он… — Гарет сглотнул и поднял глаза, — он станет моим папой.

Люциус выдохнул.

— Дальше, мальчик.

— Я сначала не поверил… но вряд ли там было бы хуже, чем у Дурслей, так что я согласился… и знаете, он не капельки не соврал! Там… там было просто замечательно… и папина семья совсем не сердилась, что он привёз ещё одного мальчика… и никто не злился, что вот я такой, ничего не умею и не знаю… Когда мы приехали, там не все члены семьи были дома, только старшая жена и несколько взрослых детей и внуков…

— Старшая жена? У твоего… приёмного отца, что, несколько жён?

— Эээ… Вообще было двенадцать, но с двумя он развёлся, так что теперь десять.

— Десять жён? Мда. Дети… и внуки, ты сказал?

— Папа на треть эльф, так что время для него — понятие относительное.

— Ясно. Дальше.

— Нуу, сначала я просто жил. Меня учили языку, обычаям… в общем, всему, что должен знать мальчик из семьи Карсавен.

— Твоя приёмная семья… относилась к аристократии?

— О да. Карсавены — одна из самых знатных семей Рилвандора.

— Рилвандора? — Люциус приподнял бровь. — Мне казалось, ты называл это… место Карсом?

Гарет сделал ещё глоток сока.

— Карс — часть Рилвандора. Одно из пяти государств, объединённых… — Гарет замялся, не зная, как это сказать по-английски.

«Союз, котёнок»

— А, да. Объединённых в общий союз. Ангмар, Аннур, Ландор, Эрланд и Карс. Короли Рилвандора каждый сезон собираются на встречу — обсуждают политику, торговые вопросы, разное всякое…

— Интересно, — Люциус держал за ножку бокал с красным вином, рассматривая содержимое на свет. — Итак, некоторое время в тебя вбивали основы этикета. Потом, когда ты усвоил азы — что изменилось?

— Нуу… папа сказал, что я должен учиться… пользоваться своей магией. Чтобы не возникало… таких неприятных ситуаций, как раньше. В Карсе есть поговорка: «Необученный маг хуже урагана».

— Сколько тебе было лет?

— Семь… и пара месяцев.

— В Хогвартс принимают с одиннадцати.

Гарет пожал плечами.

— А в Вельд берут в любом возрасте… магия проклюнулась — иди, учись. Там сначала делят на группы по возрасту, а потом уже на факультеты распределяют. Я был в первой группе, где с пяти до девяти, а ещё была нулевая, для совсем мелких… они на занятия с мамами ходили.

— Вот, факультеты! — профессор Снейп оживился. — С этого места давай как можно подробнее.

Гарет мученически закатил глаза.

— В Вельде — это школа так называется…

— Мы поняли, лорд Поттер.

— А… извините. В Вельде четыре факультета — Орла, Кошки, Совы и Белки. Орлята и Котята традиционно соперничают, а Бельчата и Совята — сотрудничают. На распределении будущий ученик проходит лабиринт, который выводит его к столу своего факультета. Это со стороны очень красиво выглядит: человек спускается со второго этажа на первый, идёт прямо по воздуху прямо к своему столу… А изнутри — настоящий лабиринт, который петляет, петляет… то один символ ближе, то другой… и они живые, двигаются, зовут к себе… Папа рассказывал, что он долго колебался — ему и за Совой хотелось пойти, и за Кошкой, и за Белкой… Но в конце концов он выбрал Орла. А я почти не выбирал — Кошка показалась такой симпатичной, я сразу за ней и пошёл… И не жалею! — последние слова Гарет произнёс с вызовом, но его запал пропал втуне, Люциус Малфой лишь усмехнулся, а профессор Снейп пробормотал под нос:

— Котёнок Вельда…

— Хотя Сова тоже была довольно славная, — признал Гарет. — А другие… Белка слишком суетилась, Орёл, тот вообще, агрессивный какой-то… А может, вы мне про Хогвартс расскажете? Я только и знаю, что там тоже четыре факультета.

— Вообще это разумно, — заметил Люциус, поглядывая на Снейпа. Тот только хмыкнул.

— Ну если ты так считаешь… пожалуйста. Что вас интересует, мистер Поттер?

— Я вам рассказал, как называются факультеты, и как происходит распределение. Теперь ваша очередь.

Профессор усмехнулся.

— Разумный подход. Что же… Как вы уже знаете, в Хогвартсе четыре факультета — Слизерин, Гриффиндор, Райвенкло и Пуффендуй. И между представителями двух первых — традиционная, как вы изволили выразиться, вражда. Что же касается распределения… — тут зельевар неожиданно наклонился вперёд и щёлкнул по носу азартно прислушивавшегося к разговору Драко, — то это пока секрет, который запрещено выдавать тем, кто ещё не поступил в Хогвартс.

— Сплошные ограничения, — кисло отозвался Гарет.

— Мы с вами начинали говорить о принципах распределения по факультетам, но вы понесли какую-то белиберду о больших манниках и энергоёмких заклинаниях…

— Подожди, Северус, — Люциус поднял ладонь в упреждающем жесте. — Речь пойдёт о магии Духа, я правильно понял?

Гарет обрадовано вскинулся.

— Вы знаете об этом? Тогда мне не надо ничего разжёвывать, да?

— Увы, мой мальчик, — Люциус искренне вздохнул. — О магии Духа упоминается в некоторых древних книгах… очень кратко и почти без разъяснений… Я, конечно, не могу приказывать вам, лорд Поттер, но я настоятельно прошу вас рассказать всё, что вы знаете об этом.

— Драко, а тебе не пора спать? — неожиданно вмешался Снейп.

— Крестный!!! — взвыл Драко. — Ты что, хочешь, чтобы я всё самое интересное пропустил, да?!!!

— А сколько времени? — заинтересовался Люциус. — Мерлин и Моргана!!! Первый час!!! Драко, немедленно в постель! Лорд Поттер, я надеюсь, вы окажете нам честь, согласившись заночевать в нашем доме?

Весь облик Люциуса, казалось, заявлял: «И посмей только отказаться!», поэтому Гарет согласно кивнул, радуясь, что этот длинный день наконец кончился.

— А завтра мы продолжим нашу… познавательную беседу.

— Хорошо… лорд Малфой. Только мне надо будет съездить в гостиницу, Карину покормить.

— Это твоя… домашняя зверушка?

— Да. — Гарет не хотел вдаваться в подробности. Дико хотелось спать.

— Хорошо, лорд Поттер. Завтра мы обговорим и этот вопрос тоже.

Глава 13

Утром, когда они сидели за завтраком — оба Малфоя, профессор Снейп, Гарет и близнецы Забини — Люциус, изящно завершив ничего не значащий разговор о погоде, вдруг повернулся к Гарету.

— Лорд Поттер, а как вы смотрите на то, чтобы погостить в нашем доме ещё немного? До отъезда в Хогвартс осталось всего несколько дней, вы могли бы провести их с пользой… с взаимной пользой… так как?

«Это неплохая идея, котёнок. Соглашайся»

— Хорошо, лорд Малфой. Но мне всё равно надо съездить в гостиницу… за вещами и Кариной.

— Разумеется, лорд Поттер. Я лично буду вас сопровождать.

— Карина — это кошка или сова? — поинтересовалась Блисс.

— Ни та, ни другая, — Гарет хихикнул.

— Что, неужели жаба?! — изумился Блейз.

— Нет. Карина — алаки. — Гарет наткнулся на недоуменные взгляды и поспешно пояснил: — Алаки — это такие маленькие дракончики… с небольшую кошку. Я держу Карину в клетке, потому что её уже один раз попытались поймать и переломали кучу мебели, и ещё какие-то бутылки разбили. Поэтому мне теперь приходится запирать её или привязывать, а ей это не нравится.

— Думаю, Малфой-мэнор не понесёт серьёзного ущерба, если маленький дракончик будет летать по коридорам, — медленно произнёс Люциус. — Надеюсь, ваша любимица не склонна гадить людям на головы?

Гарет даже поперхнулся.

— Ну что вы, конечно, нет! Вот только… Карина любит поплавать, а тазика ей мало. Можно будет наполнять для неё ванну?

— Конечно…

— Ой, Гарет!.. — Драко просиял. — А у нас в саду есть бассейн с проточной водой! Как ты считаешь, подойдёт?

— О! Это ещё лучше!

— Ну вот и договорились, — подытожил Люциус. — А сейчас доедайте свой десерт, и будем собираться.

Драко первым вскочил из-за стола.

— Пап, можно я с вами? Ну пожалуйста!

— А своих друзей ты оставишь мне на растерзание? — профессор Снейп снова был саркастичен донельзя. Драко уныло плюхнулся обратно.

— Не переживай, мы долго не задержимся. Вы готовы, лорд Поттер? Идите сюда. Мы аппарируем прямо в «Дырявый Котёл».

— Мы… чего?

— Аппарируем. Мгновенно переместимся с помощью магии, — сегодня Люциус был само терпение.

— Ааа, телепортация? Но я пока не умею…

— Телепортация? Интересно… Я знаю, что вы не умеете, лорд Поттер. Я всё сделаю сам. Подойдите сюда. Ближе, ближе… прижмитесь спиной к моей груди.

Тёплые руки обхватили Гарета за талию. На мгновение мальчику показалось, что его обнимает отец…

— Вот здорово! — ахнул Гарет, обнаружив себя и Люциуса посреди бара. С утра там было пусто, только меланхоличный Том, насвистывая, вытирал влажные стаканы.

— Лорд Малфой? Выпьете что-нибудь?

— Нет, спасибо…

— Мистер Том, лорд Люциус пригласил меня погостить в Малфой-мэнор! — выпалил Гарет.

— То есть ты съезжаешь, сынок, — уточнил бармен.

— Ага. Если будут письма…

— То я их тебе перешлю. Не волнуйся.

— Спасибо! — Гарет ринулся вверх по лестнице. Люциус засмеялся.

— Хороший мальчуган… — Том опёрся локтями о барную стойку, задумчиво глядя на Люциуса. — Славный, непосредственный… Не балованный, хоть и Герой…

Он помолчал, глядя куда-то за спину Люциусу.

— А вот тот тип, что привёз его… Странный. Очень странный. Нездешний, если ты понимаешь, о чём я…

Люциус понимал. Он вообще знал о Томе-бармене куда больше, чем было позволено другим.

— И сильный. Очень сильный. Такая мощь… знаешь, Люциус, мага такой мощи мне ещё не доводилось встречать. Мда. И у мальчика… знаешь, тоже потенциал хороший. Да, хороший… а мальчик славный, доверчивый…

Том посмотрел на Люциуса оценивающе, будто проверяя, понял ли Малфой, что ему хотят сообщить. Люциус прищурился, затем коротко кивнул.

— Спасибо, Том. Я учту.

Еще пару секунд Том смотрел Люциусу в глаза, затем улыбнулся, став похожим на хитрого гнома.

— Да. Ты уж учти. — он потянулся за новым стаканом. — Может, все же глотнешь?..

Люциус мотнул головой.

— Спасибо, Том. Я лучше поднимусь наверх, помогу парнишке с вещами.

— Тоже неплохо, — кивнул Том, возвращаясь к своей работе.

Гарет сортировал вещи. Учебники и другие школьные принадлежности были упакованы заранее, так же как и форма, а вот всё остальное пришлось собирать. Гарет старался управиться побыстрее, ему не хотелось сердить Малфоя-старшего. В чём дело, мальчик так и не понял, но страх перед белокурым лордом никуда не делся. Попытки как-то проанализировать ситуацию не дали результата, если не считать хихиканья Стража.

«Магнус, ну что смешного?!»

«Извини, котёнок» — но сдавленное ржание не позволяло поверить в искренность собеседника.

«Магнус!!!!»

Веселье Стража злило Гарета до глубины души.

«Ну, Магнус!!! Ну хватит, перестань!!! Чего я сказал смешного?!!»

«Ох, котёнок… Люциус Малфой — прожжённый интриган, а таких, как ты, он с кашей ест. На завтрак»

«Но я не вижу агрессии в его ауре!»

«И не увидишь, глупый»

Гарет надулся, поняв, что Страж не собирается его просвещать, и начал складывать книги.

«Закладку вынь»

«Чего?»

«Вынь закладку. Из «Роулэнда». А то Люциус увидит, что ты ещё не дочитал до ритуала…»

«Охх…» — Гарет поспешно вытащил из книги листок пергамента. И вовремя — лестница заскрипела под шагами Малфоя.

— О, да ты уже почти собрался! Молодец. Давай эти книги сюда… — Мужчина быстро перебрал тома, приподнял бровь:

— Надо же, какой интерес к зельеварению… Северус будет польщён, что тебя так заинтересовал его предмет.

— Профессор Снейп всегда такой вредный?

— Это его отличительная особенность, — усмехнулся Малфой. — Так, а это что за тряпки?!

Гарет понурился.

— Это я… на барахолке купил… и не успел выбросить… — виновато пробурчал он.

— На барахолке? Мерлин, как тебя туда занесло?

Гарет смутился ещё сильнее, тем более, что зловредный Страж опять начал хихикать.

— Ну, я попытался сэкономить… да знаю, я знаю, что был неправ! Потом пришлось к мадам Малкин идти, она тоже смеялась… Я просто не привык, что денег много!

Люциус отбросил в сторону ветхую мантию и изумлённо взглянул на подростка:

— Ты так тепло говорил о своём приёмном отце… а теперь выясняется…

— Да нет, дело не в папе, — отмахнулся Гарет. — Просто у нас в Вельде были очень строгие правила… и мы не могли пользоваться поддержкой семей… я хочу сказать, в денежном плане… Ну и приходилось экономить.

— Странные порядки, — хмыкнул Люциус.

— Нормальные, — Гарет пожал плечами. — Там же много народу из разных слоёв общества… это чтобы студенты привыкали опираться на собственные достижения, а не на родительские…

— Необычно… но выглядит вполне разумно, — заключил Люциус. — Ладно, ты готов? Тогда возвращаемся.

Глава 14

— Ох ты! — вскрикнул Блейз. — Так это и есть твоя Карина?!!!

— Не ори так, идиот, ты её напугаешь!!! — зашипела на брата Блисс, присев перед клеткой.

— Обалдеть!!! — не унимался Блейз, правда, теперь уже тише. — Настоящий дракон, только совсем крошечный! Гарет, а огнём она дышит?

— Только если очень разозлить.

— Гарет, а можно её погладить? — Блисс смотрела умоляюще, но Гарет покачал головой.

— Нельзя. Не обижайся, но Карина просто не дастся тебе в руки. Алаки признают только хозяина. Даже гранд-алаки приходится долго обучать, чтобы они не плевались в ловца.

— Жалко как… — вздохнула Блисс. — Ой, она просыпается!

Золотистая зверушка зевнула во всю пасть, хлопнула правым крылом и накрылась им, словно пледом.

— Прелесть какая… — Блисс не могла оторвать взгляда от маленького дракончика. — Гарет, я тебе ТАК завидую!!!..

Драко и Блейз солидарно вздохнули.

— Драко, покажи лорду Поттеру его комнату.

— Пойдём, Гарет, — послушно кивнул Малфой-младший. — Можно, я клетку возьму?

— Лучше не надо, а то она может спросонья испугаться и плюнуть в тебя.

— Ты же говорил, что огнём…

— Да не огнём! — Гарет досадливо вздохнул. — Это же дракон, хоть и маленький! И липучка у неё такая же вязкая и вонючая!

— Липучка? Какая липучка?

Гарет остановился.

— Ну какая?! Обычная драконья липучка. Зелёная. Ну, такая липкая масса, которую драконы выплевывают, чтобы от них отстали.

Последовала пауза.

— Гарет… — Драко откашлялся. — Гарет, драконы дышат огнём, а не плюются зелёным…

— Да? Ну значит, наши драконы не такие, как ваши…

— Наверное, так, — облегчённо вздохнул Драко.

Комната, выделенная Гарету, была отделана в зелёных тонах.

— Тебя устраивает? — уточнил Драко.

— Вполне. Я люблю зелёный цвет. Твой папа тоже, да?

— Ну, вообще-то это дань традициям. Все Малфои учились на Слизерине, а цвета факультета зелёный и серебряный.

— А других факультетов?

— Гриффиндор — красный и золотой, Пуффендуй — жёлтый и серебряный, Райвенкло — синий и золотой. А у вас?

— Орёл — красный с золотом, Кошка — тёмно-фиолетовый с серебром, Сова — голубой с серебром, а Белка — коричневый с золотом. Мы носили форменные жилеты факультетских цветов, а по окончании курса получали соответствующий жезл и куртку…

— Соответствующий жезл?

— Вот, смотри. Навершие в виде кошачьей мордочки — Котёнок. Глазки оранжевые — закончил второй курс. На это же указывает сочетание радужной стали жезла и янтарной рукояти…

— Можно посмотреть поближе? — получив разрешение, Блейз взял палочку в руки. — А что внутри?

— Ничего, — Гарет пожал плечами. — Он цельный, без пустот.

— Гарет, но так не бывает! — вмешалась Блисс. — Ты же не сможешь колдовать!

— Почему?

— Понимаешь…

Но тут перед ребятами материализовалось лопоухое создание в грязно-белом балахоне до пят.

— Хозяин Люциус приглашает лорда Поттера в свой кабинет! — пропищало оно и тут же снова исчезло.

Гарет растерянно посмотрел на Драко.

— Эээ… а что это такое?

— Домовик. У вас разве домовиков не было?

— Нееет… У нас таких созданий я ни разу не видел.

— А кто же готовит, убирается… двери открывает?

— Нуу… слуги.

— Ясно. А у нас — домовики. Они связаны вассальной клятвой с главой Дома… ладно, пойдём, а то отец рассердится.

Увидев, что в кабинет вслед за Гаретом впёрлись близнецы Забини и Малфой-младший, профессор Снейп вопросительно поднял тонкую бровь.

— Папа, мы тоже хотим присутствовать, — нахально заявил Драко, игнорируя взгляд крестного. — Гарет столько интересного рассказывает… а повторять по два раза — у него язык отвалится!

— Убойный аргумент, — ядовито отозвался Снейп. — Кстати, Гарет… твоя драконица сбрасывает чешую? Что ты с ней делаешь?

— Ничего… выкидываю.

— Впредь собирай и отдавай мне, понял?

— Хорошо, профессор Снейп. А зачем вам?

— Будет применять в своих опытах — да, крестный?

Гарет пожал плечами.

— Пожалуйста, мне не жалко… только ведь чешуя дракона химически инертна…

Драко хихикнул. Снейп мрачно засопел.

— Инертна или не инертна — я сам разберусь. Где вы таких слов нахватались, мистер Поттер?

— На Алхимике, где ещё?

— Ладно, — встрял Люциус. — Мы отвлеклись. Лорд Поттер, вчера мы начали говорить о магии Духа… не закатывайте глазки, вам это не идёт.

— Знаете, лорд Малфой, — нерешительно отозвался Гарет, — если вы расскажете, что именно вам известно о магии Духа, мне будет как-то легче объяснять…

— Да, Люциус. Я об этом совсем ничего не слышал — просвети, пожалуйста.

Теперь лорду Малфою выпал черед призадуматься.

— Видишь ли Северус… магия Духа упоминается редко и очень скудно. В частности, считается, что, только владея этой магией, можно колдовать без палочек. Именно она ответственна за рождение магов в маггловских семьях. И ещё говорят, что магия Духа дарует бессмертие и вечную молодость… — Люциус откинулся на спинку кресла. — Вот и всё, что я знаю. Теперь ваша очередь, лорд Поттер.

— Это всё правда? — восхищённо выпалил Драко. — Гарет?

— Нуу… в общем… да.

— Подробнее, мистер Поттер.

— Только я сам не очень много знаю.

— Не тяните, мистер Поттер, — голос Снейпа стал почти угрожающим. Гарет нервно поёжился.

— Только тогда не сбивайте меня своими колкостями, ладно?

Люциус засмеялся.

— Хорошо, — прорычал профессор. — Не буду. Говори же, дементор тебя возьми!

Гарет сделал зарубку в памяти — спросить, что такое «дементор».

«Я тебе потом объясню, котёнок. Давай, рассказывай им, пока на клочки не порвали!»

Глава 15

— Существует магия Крови и магия Духа, — Гарет соединил кончики пальцев. — Магией Крови владеют потомки богов и различных магических существ — эльфов там, морриганов и так далее. Мощность мага Крови напрямую зависит от его чистокровности…

— Ну, это общеизвестные истины, — кивнул Люциус.

— С магией Духа немножко не так. Теоретически, к магии Духа способны все люди. Абсолютно все. Практически — она просыпается лишь у немногих. Обычно в подростковом возрасте, но бывает и раньше, и позже. Если есть склонность к магии Крови, то больше шансов, что и магия Духа проснётся. Если в семье уже есть маги, то тоже шансов больше. И если даже маги не родственники, а соседи, ну или там знакомые какие-нибудь — тоже увеличивается возможность того, что сила пробудится. Я не очень сумбурно объясняю?

— Очень! — фыркнул Снейп. — Но суть уловить можно. Значит, все присутствующие здесь имеют способности к магии Духа?

— Ага, — обрадовался Гарет. — И судя по вашим аурам — вы и лорд Малфой активно ею пользуетесь. Только вы, наверное, не знаете, что это — магия Духа.

Снейп криво усмехнулся.

— Ладно, продолжай… лектор.

— Теперь о мощности. Мощность мага Духа зависит от того… ой, нет. Я же одну вещь пропустил. Когда маг Духа колдует, он расходует особую энергию — ману. Эта мана образуется во всех живых организмах под действием особого излучения — оно называется «нейтрино». Потоки нейтрино идут из космоса. Мана… это, конечно, очень условно всё… так вот, мана скапливается в так называемых «манниках». Оттуда она расходуется на заклинания, там же восстанавливается. Я только два курса закончил, поэтому не могу объяснить, как всё взаправду происходит, а только очень приблизительно.

— Ничего, — проронил Люциус. — Пока меня всё устраивает. Продолжай.

— Так вот, мощность мага Духа зависит от размеров его манника. Если манник большой, то можно наложить много заклинаний, прежде чем он опустеет. Соответственно, если манник маленький, то надо либо его развивать, либо пробавляться специальными средствами — ну там зелья, артефакты. Или просто применять малоёмкие заклинания. Они тоже бывают очень эффективные. — Гарет перевёл дух и облизал пересохшие губы.

Люциус щёлкнул пальцами. В кабинете материализовался домовик.

— Морри, принеси напитки и сладости!

— Слушаю, хозяин Люциус! — пропищал тот, исчез и спустя несколько секунд снова возник, сжимая в лапках нагруженный поднос.

— Угощайтесь, лорд Поттер!

Сразу несколько рук протянулось к подносу. Гарет отпил тёмно-рубиновой жидкости, оказавшейся гранатовым соком. Драко захрустел печеньем, Блисс потянулась за орехами.

— Насколько я понял из вашей безумной речи в кафе, распределение учеников по факультетам напрямую зависит от их магической мощности?

— Не совсем, — отозвался Гарет, пропустив мимо ушей ехидство Снейпа. — То есть, на факультет Орла действительно попадают ребята с большими манниками, а на факультет Кошки — с маленькими. И изучают соответственно: Орлята — энергоёмкие специальности, а Котята — наоборот…

— То есть, сам ты — маг маломощный. Верно?

— Не совсем, — покачал головой мальчик. — Я же говорил, что манник можно развивать, увеличивать его ёмкость. Я, конечно, со взрослым магом не сравнюсь, но вообще-то манник у меня приличный. Мне папа даже «улитку» дал, на всякий случай.

— Какую улитку?

— Ну, это приспособление такое, чтобы быстро восстановить ману. Похоже на ракушку, поэтому так называется.

— Мистер Поттер, вы опять уклонились от темы. Вернёмся к факультетам…

— А, да. Извините. Ну вот, а на факультет Совы попадают те, кто больше склонен к теоретической магии. А Бельчата, наоборот, практики. И от их мощности тут ничего не зависит. Кроме того, у Орлят и Котят есть еще дополнительные… ммм… как бы это сказать… Ну, в общем, Орлята склонны переть напролом, а Котята сначала думают, а потом делают. И еще, Орлята чаще одиночки, а Котята лучше работают в команде… Такие вот отличия.

— Очень похоже на наши факультеты, — заметил Люциус. — Особенно Гриффиндор-Слизерин, с их вечной враждой…

— Гриффиндорские храбрецы! — фыркнул Снейп. — Если склонность бросаться куда ни попадя, очертя голову, и есть храбрость, то увольте меня от подобных положительных качеств!..

— По-моему, это называется безрассудство, — отозвался Гарет, внимательно выслушав гневную филиппику профессора. — И к положительным качествам отношения не имеет.

Снейп задохнулся, не найдя, что ответить. Люциус довольно ухмылялся.

— Великолепно, лорд Поттер. Вы упомянули, что на разных факультетах изучаются разные специальности. Осветите, пожалуйста, этот вопрос поподробнее.

— Нуу… вообще-то сначала студенты изучают все шесть специальностей, независимо от того, на какой факультет они попали. Ознако… знака… — Гарет замялся, споткнувшись на трудном слове. — Короче, изучают в общих чертах, а углубляются в предмет уже потом…

— И что это за специальности? И почему всего шесть?

— Нуу… я не знаю, почему шесть. — Гарет пожал плечами.

— Ну вы хоть перечислите.

— А, ну да. Элементалика, Мистика, Некромантика, Друидика, Алхимика и Псионика. Каждая специальность включает в себя заклинания четырёх стихий…

— Стихийная магия?

— Вся магия Духа — стихийная. — Гарет удивлённо взглянул на лорда Малфоя.

— Интересненько, — тот забарабанил пальцами по столу. — Расскажите теперь про стихии.

— Нуу…

— Да перестаньте вы нукать!!! — взорвался Снейп. — Что за дурацкая привычка — каждое предложение начинать с мычания!!!

— Северус, кончай орать, — поморщился лорд Малфой. — Вон, ребёнок в комочек сжался. А вы расслабьтесь, лорд Поттер. Профессор Снейп может повысить голос, но руки на вас не подымет.

— Ещё как подыму, — проворчал Снейп. — Будешь меня злить, мальчишка — схлопочешь подзатыльник. А теперь сядь как следует и рассказывай, да без дурацкого нуканья!

Гарет робко заглянул в глаза профессору, ничего угрожающего там не увидел и перевёл дух.

— Стихии… их всего семь.

— Семь? Мы знаем только шесть. Перечисли, пожалуйста.

— Огонь, Вода, Воздух, Камень, Плоть, Разум и Вызов.

— А как же стихия Жизни и стихия Смерти?

— У нас их объединяют в стихию Плоти. Вообще, все стихии имеют… как бы это сказать… подразделы. Например, стихия Огня делится на магию Света и магию Тепла, стихия Воздуха — на магию Вихрей, магию Газов и магию Молний, ну и так далее.

— Интересно. Необычно… — Люциус беседовал как будто сам с собой. — Ладно, потом. Это потом. Лорд Поттер, вы упомянули об энергоёмких специальностях. Это что у нас?

— В первую очередь — Элементалика, потом Мистика и Некромантика. Это Орлы изучают, а для нас — Друидика, Псионика и Алхимика.

— Так. А что из себя представляют сами специальности?

— Нуу… Ой, извините.

— Ничего, ничего. Северус, съешь что-нибудь. Печеньице возьми, или яблочко… Продолжайте, лорд Поттер.

— Элементалика — это главным образом боевая магия. Отчасти защитная, но в основном атакующая. Включает четыре элементальные стихии, потому так называется.

— Элементальные стихии — это…

— Огонь, вода, воздух и камень.

— Понятно. Продолжайте.

— Мистика… это такая… не очень обычная специальность. Мистики устанавливают контакт с… ну, чаще всего с богами. И расход маны у них идёт только на установление и поддержку этой связи… я в этом плохо разбираюсь. Мистика — это целительство, помощь, защита и немножко боевой магии.

— Святые, которые творят чудеса — это тоже мистики?

— Да… да, конечно. Если они и вправду святые, а не шарлатаны.

Блейз хихикнул, похоже, вспомнив что-то.

— Некромантика — это главным образом стихия Плоти. В меньшей степени — Вызов, Вода и Камень. Некромант делает почти то же, что и мистик, но у них разные источники энергии. Мистик работает на божественной силе, некромант — на собственной, попутно припрягая и чужую. Некроманты охотнее всего подзаряжаются на чужих эманациях, хотя это опасно.

— Чем?

— А можно подсесть. Когда подзаряжаешься от стихий — мана… — Гарет покрутил правой кистью в воздухе, — она разная на вкус. Огненная — как горячий кофе… ну, это конечно, мои личные впечатления, тут каждый по своему воспринимает… водяная — холодная и сладковатая, как колодезная вода. Воздушная почти не чувствуется, только слегка покалывает кожу. Каменная — очень медленная, тягучая… к камню у меня сродство меньше. Мана плоти — тёплая, уютная, мана вызова — как штормовая волна… со стихией вызова тоже лучше дела не иметь, во всяком случае неопытным магам. А мана разума имеет такой… не очень приятный привкус… я даже не знаю, с чем сравнить, но взрослые маги говорят — сивухой отдаёт. Не знаю, что это такое…

— Я знаю, — проворчал Снейп.

— Ну вот почему-то на этот привкус многие подсаживаются. А поскольку отрицательные эманации несут больше маны, чем положительные — сами понимаете… У нас в Рилвандоре многие некромантские заклятия запрещены, как черномагические. Даже большая часть, почти две трети.

— И несмотря на это, некромантию изучают в школе? У нас она запрещена полностью.

— Ну что ты, Драко! Как же можно запретить науку полностью?! Там же много полезных направлений, целительство, например. Или упокоение нежити.

— Как, как, — проворчал Люциус. — вот так и можно. Взять и запретить. Министр наш ненаглядный, чтоб ему в гробу не кашлялось… Ладно, это лирика.

Глава 16

— Давайте-ка сделаем перерывчик, — распорядился Люциус. — А то как бы лорд Поттер не охрип.

— Может, вы будете обращаться ко мне по имени? — взмолился Гарет, которого все эти церемонии уже достали.

— С удовольствием, мой мальчик, — Люциус хищно ухмыльнулся, — но не на людях.

— Да-да, я понял, — Гарет поёжился, в очередной раз просканировал ауру Малфоя-старшего (под полузадушенное ржание Стража), ничего серьёзного там не нашёл и был вынужден признать своё поражение.

— Ты умеешь ездить верхом, Гарет, мой мальчик?

Снейп не выдержал первым.

— Люциус, кончай, а то я на стенку полезу. Меня это уже в Хогвартсе достало.

— Ладно, не буду, — засмеялся Малфой. — Так как, Гарет, ты умеешь ездить верхом?

— А? Да, конечно.

— Тогда предлагаю небольшую верховую прогулку по поместью. Желающие могут присоединиться.

— Увольте, — отмахнулся Снейп. — Что за удовольствие таскаться взад-вперёд на хребте какой-то тупой скотины, которая так и норовит из-под тебя вывернуться?!

— Крестный терпеть не может лошадей, — вполголоса пояснил Драко, придвигаясь к Гарету и беря его за руку.

— Тебе подобрать лошадку посмирнее, Гарет? — Люциус Малфой улыбался, лаская могучего белоснежного жеребца. Конюх (на этот раз не домовик) терпеливо ждал приказаний.

«Магнус, как ты считаешь, если я позову Тигра, он услышит?»

«Попробуй — узнаешь»

— Так как, Гарет?

— Папа!.. — вскрикнул Драко, Люциус мгновенно повернулся к сыну, застывшему с открытым ртом. Близнецы Забини выбежали из конюшни и тоже замерли.

На площадке у входа висело водяное марево-облако, напоминавшее фигуру коня, вставшего на дыбы. Оно медленно оформлялось и уплотнялось…

— Айй! — конь отряхнулся, и холодные брызги обдали присутствующих с ног до головы.

У мокрого до ниточки Люциуса вырвался восхищённый вздох. Прямо перед ним величаво переступал копытами жеребец небывалой красоты. Его горделивая стать наводила на мысли о сказочных эльфийских конях, а невиданная ало-чёрная полосатая масть укрепляла в этом мнении. Конь не был осёдлан, а его голову оплетала простая кожаная уздечка без удил.

«Я и не думал, что у меня получится! Ведь проход ещё не открылся!»

«Вода везде дырочку найдёт»

— Тигр… — водяной конь ласково фыркнул и потянулся к хозяину.

— Гари… — Блисс первой обрела дар речи. — Что это?.. Кто это?.. Как?.. — она покрутила головой, пытаясь вылить в слова собственное изумление.

— Мерлин… — Люциус сглотнул.

Гарет понял, что от объяснений никуда не денешься. И лучше сделать это немедленно, пока присутствующие не опомнились и, в самом деле, не порвали его на клочки.

«Правильное решение, котёнок» — Магнус откровенно веселился.

— Это Тигр. — Конь коснулся тёплыми мягкими губами щеки мальчика, и Гарет приободрился.

— Тигр? — Люциус растерянно хмыкнул. — Значит, зрение меня обманывает…

— Нет-нет… я не то хотел сказать. Это никур… водяной конь… его зовут Тигр. — выпалив эту фразу, Гарет перевёл дух и приготовился к расспросам.

— Водяной конь?! — тихо переспросил Драко.

— Это же… — Блейз беспомощно крутил головой, пытаясь подобрать нужное слово.

— У вас в Карсе… живут водяные кони?! — голос плохо слушался Люциуса Малфоя.

— В Рилвандоре, — уточнил Гарет. — Я точно не знаю, где — у никуров обособленная община и они не стремятся к контакту с другими народами. Но некоторые из них иногда приходят к людям… обычно к магам… и… — Гарет задумался, как это выразить, — предлагают свою дружбу… и верность…

— А это? — Блейз указал на уздечку. — Я думал… в сказках говорится… — он беспомощно покрутил головой.

— В сказках на водяного коня надевают уздечку, чтобы подчинить его… чтобы он не утопил хозяина, — пояснила уже пришедшая в себя Блисс.

Тигр негодующе фыркнул и топнул ногой.

— Он что, всё понимает?! — Блисс побледнела.

— Конечно, — кивнул Гарет. — Я же говорил. Никуры — разумная раса, они обладают собственной магией… да вы и сами видели. Я, честно говоря, не надеялся, что Тигр сможет меня найти… позвал его на всякий случай… ой! — конь дунул мальчику в лицо, растрепав рыжеватые локоны.

— А уздечка… ну, это что-то типа знака отличия… а, типа рыцарских шпор.

Блисс рискнула подойти ближе и коснуться конского бока.

— А он тёплый! — изумлённо воскликнула она. — Сухой и тёплый… я думала, будет мокрый и холодный… Ой!!!

Конь встряхнул гривой, осыпав девочку водяными брызгами.

— Ты сама напросилась, — хихикнул Гарет, пока сконфуженная Блисс вытирала лицо.

— Согласно сказаниям, на водяных лошадях ездят без седла. Я прав?

— Да, лорд Люциус.

— Но это же неудобно! — влез Драко.

— Попробуй сам, — засмеялся Гарет.

— Мне можно?!!!

— Давай, я тебя подсажу.

Конь, повинуясь приказам Драко, пошёл шагом, затем перешёл на рысь, унося всадника всё дальше по аллее.

— Я так понял, что водяные лошади подчиняются только одному хозяину? — Люциус вопросительно взглянул на Гарета.

— Лучше называйте их никурами, — посоветовал мальчик. — Я же разрешил Драко покататься, вот Тигр и выполняет мою просьбу.

— А, тогда понятно. — Люциус кивнул.

Из-за поворота послышалось цоканье копыт. Тигр возвращался. Драко сидел на его спине, как влитой.

— Папа, это чудесно!!! — закричал он издали. — Как в кресле! Даже крестному бы понравилось!

— А теперь попытайся слезть, — ехидно предложил Люциус, когда конь остановился рядом с Гаретом.

Драко попытался… и не смог. Он вертелся всем телом, но его ноги и задница, казалось, приклеились к лоснящейся конской шкуре.

— Отпусти его, Тигр.

Конь повёл хитрым лиловым глазом. Драко потерял равновесие и, как мешок, соскользнул по гладкому боку.

— Об этом в сказках не пишут, — усмехнулся Люциус. — Но в древних легендах упоминается, что с водяной лошади — ах, прошу прощения, с никура — невозможно слезть, пока он сам не позволит.

— Кто-нибудь ещё хочет прокатиться? — великодушно предложил Гарет.

— Пожалуй, я воздержусь, — задумчиво произнёс Люциус, а близнецы дружно замотали головами.

— Ну как хотите! — Гарет одним движением взлетел на спину никура. — Лорд Люциус, так мы поедем кататься?

Конюх, всё это время так и простоявший в ступоре, пришел в себя и поспешно метнулся в конюшню.

Глава 17

— Гарет, ты просто кладезь разных тайн, — вздохнул Драко, когда они, вернувшись с прогулки, шли в сторону дома.

Гарет лишь застенчиво пожал плечами.

— По мне, так здесь у вас тайн куда больше. Дома было всё понятно…

Люциус улыбнулся, но комментировать не стал.

— Идите переодевайтесь, в душ, и будем обедать. А потом продолжим наш разговор.

За обедом Драко возбуждённо рассказывал крестному о небывалом коне Гарета. Снейп слушал, поджав губы, лицо его приняло сосредоточенное выражение.

— Гарет, берегись, — засмеялся Люциус. — В самое ближайшее время профессор Снейп потребует клочок шерсти никура.

— А? — очнулся Снейп.

Гарет помотал головой.

— Не пойдёт. Тигр ни за что не согласится.

— Почему?

— Не знаю. Я же говорил, никуры не очень-то охотно общаются с людьми, а уж объяснять свои принципы и вовсе не станут. Мы даже не знаем, почему некоторые из них завязывают отношения с магами.

Драко заёрзал на месте.

— Гарет, а в вашей школе у всех есть такие кони?

— Что ты! Это очень редко бывает, чтобы никур предложил свою дружбу мальчишке! Мне дома уже все уши прожужжали, какая это высокая честь, и как я должен быть достоин этого союза… — Гарет махнул рукой, и оливка, надетая на вилку, слетела и приземлилась в подол мантии Снейпа.

— Вижу, у вас уже вошло в привычку осыпать людей едой! — прошипел зельевар. Гарет покраснел и уткнулся в тарелку. Люциус незаметно посмеивался, наслаждаясь ситуацией.

— Гарет, а теперь я хочу, чтобы ты продолжил свой рассказ.

— Хорошо, только…

— Что «только»?

Гарет насупился и выдал:

— Так нечестно! Вы обещали объяснить мне про Хогвартс, а сами… Я вам уже столько рассказал, теперь ваша очередь!

Люциус и Снейп переглянулись.

— Так что вы хотите узнать, мистер Поттер?

— Всё! — выпалил Гарет. — Про факультеты! Про предметы! Про учителей! И поподробнее, пожалуйста… — последнюю фразу он процедил, копируя интонации самого Снейпа.

— Вижу, вы набрались смелости, молодой человек, — бархатно-зловеще произнёс Люциус.

Гарет сглотнул. Сердце провалилось куда-то в желудок.

— Ааа… эээ… извините…

— Но вообще-то мальчик прав. Мы и в самом деле бессовестно его допрашиваем, а сами держим в неведении… ты со мной согласен, Северус?

Тут Гарет кое-что вспомнил.

— И ещё у меня вопрос… он к Хогвартсу отношения не имеет… Когда мы встретились в Косом переулке с Винсом Крэббом, он громко произнёс моё имя, и тут же обернулась куча народу… Почему? Почему Тео и Пэнси так лебезили передо мной и называли «великим Гарри Поттером»? И чем так примечателен мой шрам? И…

— Подожди, Гарет, — Люциус Малфой посерьёзнел. — Это действительно очень важный вопрос… но прежде всего… так, стоп. Драко, Блейз, Блисс, покиньте кабинет!

— Папа!!!

— Крестный!!!

— Немедленно!!! — в голосе Люциуса зазвенел металл. Подростки тут же перестали протестовать и шмыгнули за дверь. Малфой вынул палочку и произнёс несколько непонятных слов.

— А что вы сейчас сделали? — заинтересовался Гарет.

— Наложил запирающие и заглушающие чары. Чтобы Драко не вздумал подслушивать, — пояснил Люциус. Он спрятал палочку, подошёл к столу и уселся в кресло.

— Так, а теперь ответь мне: тебя учили окклюменции?

— А что это такое?

— Защита от чтения мыслей.

— Да, конечно! Это второе, чему нас научили на Псионике!

— Я хотел бы проверить, насколько хорошо ты умеешь защищаться от ментальной магии.

— Пожалуйста, — Гарет пожал плечами, почти тут же почувствовав осторожную попытку вторжения. Он слегка напрягся и мягко вытолкнул Люциуса из своего мозга.

— Очень хорошо, — Малфой выглядел весьма довольным. — Должен сказать, ваша система обучения значительно превосходит нашу. Если мальчик-второкурсник способен противостоять опытному легиллименту…

— Он так хорошо защищается? — Снейп выглядел изумлённым. — Его отец…

— Он превосходно защищается, и очень аккуратен. И хватит вспоминать Джеймса, ты же знаешь, я этого не люблю.

— Извини, — неохотно проворчал Снейп.

— Так вот, Гарет, то, что я тебе сейчас расскажу, не совпадает с официальной точкой зрения, поэтому держи язык за зубами. Договорились?

Заинтригованный мальчик кивнул.

— Итак… нет, сначала официальная версия. Жил-был один маг, звали его Том Реддл, он ненавидел магглов и мечтал всех их перебить.

Гарет неуважительно покрутил пальцем у виска.

— Он что, «того»?

— Не перебивай. Я же говорю, это официальная версия. Итак, данный нехороший Том Реддл, по прозвищу Тёмный Лорд, сплотил вокруг себя таких же нехороших тёмных магов, назвал их Пожирателями Смерти, и занялся непотребными делами. А именно: убийствами, пытками и так далее. А поскольку маг он был мощный, то бедные несчастные Силы Добра противостоять ему не могли и только заламывали руки над каждой новой жертвой…

— Люц, кончай, — поморщился Снейп.

— Прости, я увлёкся. Итак, данный монстр держал в страхе всю магическую Британию, и не было спасения от него… да-да Север, я знаю, что меня заносит. Извини.

Люциус вздохнул. Погладил серебряный набалдашник трости.

— Ладно. Тут, откуда ни возьмись, появилось Пророчество. О том, что родится некий ребёнок, который низвергнет злодея. Злодей об этом узнал, путём чудовищных интриг вычислил будущего Спасителя Света и пошёл его убивать. В дом он вошёл, но оттуда уже не вышел. А когда обеспокоенные друзья решили навестить молодую чету — я имею в виду родителей чудо-младенца — то обнаружили дымящиеся развалины, кучу трупов и маленького героя, живого и невредимого, если не считать шрама на лбу.

— Я?!! — только и выдавил Гарет, ощупывая упомянутый шрам.

— Ты.

Мальчик ошарашенно смотрел на двоих мужчин, которые, в свою очередь, не сводили с него взглядов. Наконец Люциус прервал молчание.

— Итак, это официальная версия событий.

— На самом деле всё было по-другому? — с надеждой уточнил Гарет.

Оба собеседника печально кивнули. Люциус откашлялся и продолжил:

— Дело в том, что в магическом мире давно уже назрели серьёзные разногласия. В основном, это связано с запретами на изучение различных отраслей магии. Если выразиться вкратце, всё, что недоступно магглорождённым, находится под запретом, как Тёмная магия.

— А на самом деле это магия Крови, — уточнил Гарет, — и магглорождённым она недоступна по вполне понятным причинам.

Люциус коротко выдохнул.

— Это для тебя они вполне понятны, — процедил он сквозь зубы. — А наше туполобое Министерство, чтоб им до конца жизни целоваться только с дементорами…

Снейп хрюкнул. Люциус опомнился.

— Ладно, я тебе этого не говорил. Так вот, Том Реддл — кстати, полукровка, но действительно мощный и талантливый маг — как раз выдвинул идею о том, что магглокровные и чистокровные волшебники должны обучаться по разным методикам. Его тут же объявили расистом и негодяем высшей пробы… временами мне кажется, что кому-то просто выгодно, чтобы в нашем мире не осталось по-настоящему сильных волшебников. И знаешь, это страшно.

Гарет серьёзно кивнул.

— Том, действительно, собрал неплохую компанию и некоторое время успешно проводил в жизнь свою линию… но потом началась форменная чертовщина. Нападения на магглов, убийства, пытки — и всё это приписывалось нам.

— Вам?

— Нам, — грустно кивнул Люциус. — И я, и профессор Снейп были сторонниками Тёмного Лорда, — он засучил рукав мантии и показал Гарету потускневшую татуировку в виде змеи, выползающей из черепа.

— Древний герб Слизеринов. Том по материнской линии принадлежал к Слизеринам, а большинство из нас учились именно на этом факультете. Так что, когда мы выбирали символику для нашего Ордена, то большинством голосов остановились именно на этом… рисунке. Через эту метку Том мог связаться с любым из нас, вызвать к себе — она действовала как портключ, мог наложить защитные чары или подлечить… — Люциус покачал головой и опустил рукав.

— А потом — Предсказание. Предсказание, сделанное пьяной бабой в кабаке! — Люциус зло ударил кулаком по столешнице. — Бессвязные бредни тупой алкоголички были преподнесены, как божественное откровение!..

— Люц!

— Извини. Просто я снова возвращаюсь в тот день… — Люциус поднял стакан и сделал несколько больших глотков.

— Под это, так сказать… ммм… короче, в Герои Света прочили двух младенцев. Тебя и Невилла Лонгботтома. Том был умный мужик, на эту ерунду он плевал с высокой колокольни, но… помимо здравомыслящих взрослых людей, в наших рядах было достаточно безмозглой восторженной молодёжи. Верховодила у них Беллатрикс Лестрейндж, хоть и замужняя дама, но в детстве явно недопоротая…

— Люциус, — Снейп положил ладонь на рукав лорда Малфоя, — успокойся. Во-первых, ты говоришь с ребёнком одиннадцати лет. Во-вторых, всё это было давно. Ну и в-третьих, не надо изводить себя. Ты всё равно не сможешь изменить прошлого… Пей своё вино, я сам расскажу, что было дальше.

Гарет смотрел на лорда Малфоя с тревогой и болью. Этот величественный, пугающий аристократ, вспоминая прошлое, казалось, постарел вдвое.

— Итак, Гарет Поттер… в один далеко не прекрасный день группа молодых обалдуев решила преподнести своему Лорду подарок. А именно — захватить Детей Пророчества. Разделились они на две группы и отправились по нужным адресам. В доме Лонгботтомов поджидала аврорская засада. Схватили почти всех, кроме леди Беллатрикс — она ухитрилась аппарировать в штаб нашего Ордена. Как только Тёмный Лорд узнал об этой эскападе, он кинулся на перехват второй группы, которая должна была заниматься Поттерами. Что было дальше, мы не знаем. Лорд пропал. Его тела не нашли, но, судя по слухам, там недосчитались почти десятка тел, зато обнаружили с полсотни совершенно левых трупов. — Снейп махнул рукой и тоже потянулся за стаканом. — Только учтите, мистер Поттер: о том, что вы сейчас услышали — никому ни слова. Никому! Даже Драко. Даже вашему сквайру. Поняли?

Гарет потерянно кивнул.

— А теперь идите. Не получилось у нас сегодня беседы. Идите, поиграйте с Драко и близнецами… книжку почитайте… короче, займитесь чем-нибудь.

Глава 18

Выйдя из кабинета, Гарет остановился. История, поведанная Люциусом, требовала осмысления. Что официальная версия, что неофициальная — обе были странными, в обеих хватало несообразностей. Взять хотя бы Тёмного Лорда, который с одной стороны представал жутким монстром, а с другой — благородным рыцарем в сияющих доспехах…

«Магнус, ведь так не бывает, правда?»

«Сложно сказать, котёнок. Наверное, было нечто промежуточное…»

«Монстр в сияющих доспехах?» — Гарет представил себе эту картинку, и ему стало смешно.

«Или Чёрный рыцарь, жестокий, но неотразимый…»

«Вроде дяди Бордвина?»

«Явно слабее. Ты можешь себе представить своего дядюшку в данной ситуации?»

«Да он бы раздраконил всех и вся!»

— Гарет! — выбежавший навстречу Драко прервал диалог со Стражем. — Ну что там?.. Чего они тебе наговорили, что даже мне слушать нельзя?

— Знаешь, я вообще ничего не понял, — Гарету даже не пришлось притворяться, после разговора с Малфоем и Снейпом вопросов стало ещё больше. — Они стали вспоминать какого-то Тёмного Лорда, а потом меня выгнали, а сами остались там с бутылкой…

— А, ну это надолго, — понятливо кивнул Малфой-младший. — На папу иногда накатывает… Они тебя, наверное, сегодня уже не будут терзать.

— Да, профессор Снейп сказал… слушай, Драко, я, похоже, от них никаких объяснений не дождусь. Может, ты мне расскажешь, что знаешь?

— Пойдём! — обрадовался Драко. — Ты ведь тоже ответишь на наши вопросы? Кстати, а в квиддич у вас играют?..

До вечера подростки успели прояснить многое. Гарет ещё раз выслушал официальную версию событий — правда, дополненных личными выводами Драко, типа «Этот Тёмный Лорд вначале был вменяемый мужик, а потом, видать, какое-то проклятие сработало…». Получил сведения о факультетах («Слизерин, конечно, лучший, но Райвенкло тоже ничего, а вот остальные…»). Узнал кое-что о предметах и преподавателях. Поспорил с Драко, какой спорт лучше — квиддич или рилвандорский грандбол. Покатался на метле и убедился, что по полётным качествам она, конечно, уступает «стрекозе» или «горбунку», но по сравнению с другими моно— и бициклами значительно выигрывает.

Драко и близнецов Забини рассказ о рилвандорском транспорте заинтересовал, и Гарету пришлось в подробностях перечислить сравнительные достоинства и недостатки «лопаты», «ложки», «вертушки», «стрелы», «весла» и «штанги», не говоря уже о гравидах. А от гравидов было рукой подать до излюбленного ангмарцами гравибола, так что к ужину Гарет всё-таки охрип.

За ужином лорд Малфой был меланхоличен и в разговоры не вступал вообще. Снейп, послушав, как Гарет сипит, отругал всех четверых и выдал мальчику склянку с неким зельем цвета детской неожиданности и с таким же примерно запахом. О вкусе же говорить вообще не стоило — Гарет минут пять боролся с тошнотой. Но тем не менее связки пришли в норму почти мгновенно.

— Мне нужно сказать вам пару слов, мистер Поттер. Присаживайтесь, — приказал Снейп, когда мальчик сунулся к нему с пустой скляницей и благодарностью.

— Из разговора с Лю… с лордом Малфоем, вы могли вынести впечатление, что так называемый Тёмный Лорд — ангел, чудо доброты и кротости, оболганный злыми врагами, — отрывисто заговорил зельевар. — Так вот, должен вам сообщить, что такая точка зрения в корне неверна. Том Реддл был человек умный, властный и жёсткий. Временами жестокий. Карательные рейды он тоже проводил, хотя, должен сказать, их проводил и ещё кто-то, кого мы так и не вычислили. Лорд Малфой… знает Тома Реддла в основном, как своего крестного отца… — Снейп оперся кулаками о столешницу и смотрел куда-то мимо Гарета. — А наш Лорд… тоже не был склонен… разбрасываться членами семьи… Люциус просто не знал всего, что творилось. Томас не позволял ему… узнать себя с тёмной стороны… не всем из нас так повезло…

Зельевар встал и подошёл к окну, глядя на закат.

— Кстати, — не оборачиваясь, глухо произнёс он, — если вам интересно, то идея с нападением на вашу семью принадлежала всё-таки не Тёмному Лорду. Судя по потрясающей бездарности этого плана, над ним работали сёстры Блэк… Можете идти, мистер Поттер. Я вас не задерживаю.

Гарет послушно направился к выходу, но к дверях всё же остановился.

— Сэр… профессор Снейп… Если, как вы говорите, Тёмный Лорд был такой… жёсткий прагматик, то почему же он лично сунулся спасать этих… из аврорской засады?

— Почему лично? — тихо переспросил Снейп. — Хороший вопрос, мистер Поттер… Потому что среди этих недоумков была младшая сестра Беллатрикс — Нарцисса Малфой. Жена Люциуса, мать Драко. Тёмный Лорд мог быть очень суров с теми, кто не оправдывал его надежд — но своего крестника он любил…

Зельевар развернулся и посмотрел Гарету прямо в глаза.

— Там, в Годриковой лощине, выжил только ты. Больше уцелевших не было. Трупы… очень много трупов. Наши… авроры… какие-то магглы… Нарцисса умерла легко… помню, лицо только удивлённо-обиженное… и дырочка у виска… а вот от Томаса осталась мантия и кучка пепла…

В чёрных глазах мужчины бездонными озёрами плескалось отчаяние. Отчаяние и скорбь… Гарету стало жутко.

— Иди… — Снейп обхватил себя руками, словно пытаясь согреться. — Иди. Это не твоя боль… Ты так похож на свою мать… Уходи.

Очень тихо Гарет вышел из комнаты и осторожно прикрыл за собой дверь.

А ведь он хотел спросить у Драко, где его мама… Хорошо, что не спросил!

Глава 19

Надеждам Гарета на то, что его до школы оставят в покое, не суждено было сбыться. Уже на следующий день отоспавшиеся и пришедшие в себя мужчины загнали его в кабинет и продолжили допрос.

— Итак, мистер Поттер, — профессор Снейп снова был сама язвительность, — три дисциплины вы нам описали — точнее, сумбурно проблеяли. Хотелось бы услышать продолжение. И надеюсь, оно будет более связно изложено.

Гарет проглотил всё, что просилось на язык. Ехидный профессор был всё-таки лучше, чем убитый горем.

— Гарет… мы ждём, — вкрадчиво напомнил лорд Малфой. — Что у нас там дальше?

— Друидика, — послушно отозвался мальчик. — Друидика в общем и целом напоминает мистику, только друид устанавливает контакт не с богом, а с окружающим миром. Стихии друидов — Воздух, Камень, Разум и Вызов. На установление контакта расходуется гораздо меньше маны, потому что с природой связаться легче, чем докричаться до бога. Друид может работать со всем, что живое или когда-то было живым. Магия друидов — это работа с животными, растениями… погодная магия, агромагия… Отчасти целительство, но немножко не так, как мистики и некроманты. Еще зельеварение и артефакторика, но они требуют знания и других дисциплин.

— Что такое «агромагия»?

— Нуу… всё, что касается получения урожая.

— Я же просил вас не нукать, мистер Поттер.

— Я не виноват, оно само получается!

— Следите за собой. В конце концов, если не можете сдержаться — нукайте про себя.

— Хорошо, попробую…

— Гарет, — встрял в разговор Люциус, — как может целительство быть «не таким»? Колдомедицина есть колдомедицина.

Гарет задумался.

— Понимаете, — медленно начал он, — вот, к примеру, полёт… Полёт есть полёт, правда? Птицы летают… стрекозы летают… драконы… самолёты… мётлы… гравициклы… все летают, и все по-разному. Вот с целительством так же.

— Драконы… самолёты… мётлы… — мрачно повторил Снейп. — Вы сами-то поняли, что сказали?!

Гарет мучительно покраснел.

— Ну, я хотел сказать, что все они добиваются конечного результата — полёта, но разными средствами. Птицы машут крыльями, у самолёта — мотор, метла — артефакт… И с разными специалистами так же. Мистики призывают божественную силу, которая просто… изгоняет болезнь. Некроманты вносят изменения в больной организм, мета… морфо… ох, ну короче, с помощью магии изменяют больные места, делая их здоровыми… А друиды используют стихию Вызова и с её помощью ставят диагноз… — Гарет мучительно пытался объяснить, не находя нужных слов и сам не до конца понимая суть проблемы. — Они как будто смотрят насквозь и видят, где неправильно… а потом указывают: вот тут не так, это надо исправить… ну, понятно?..

— Нет. — Снейп выглядел ещё мрачнее, чем раньше. Гарет тяжело вздохнул.

— Ну… ох, извините. Вот например, такая ситуация: кто-то колол дрова и отрубил себе палец. Мистик наложит руки, воззовёт к божественным силам — и отрубленный палец мгновенно вырастет. Некромант приложит кусок пальца к обрубку и приживит его обратно. А друид ускорит реге… рене… ре-ге-не-ра-цию, и где-то через недельку отрастет новый палец.

— Выгодней ходить к мистику, — подытожил Люциус.

— Не выгодней, — отрубил Гарет. — Мистик тратит много маны, устаёт сильнее, поэтому берёт дороже. Кроме того, заклинания мистика срабатывают не всегда, а мана-то расходуется вне зависимости, докричался он до бога или нет.

— А некромант?

— А от некромантовых действий остаются рубцы и шрамы. Вообще, наши целители, да и другие специалисты, обычно используют комплексную магию — ну, если сродство к стихиям позволяет, конечно.

— Комплексную магию?

Гарет поспешно заглотил привычное «Нууу…»

— Это когда совместно используются заклинания разных школ. В случае с отрубленным пальцем — приживление из Некромантики с последующим ускоренным рассасыванием рубца по друидской методике.

— Хм. Логично. Кстати, мистер Поттер, ранее помянутый вами гравицикл — это что такое?

— Это чтобы летать. Типа ваших метёл, но немножко другое.

— Поподробнее описать сможете? — привычно потребовал Люциус. Гарет пожал плечами.

— Ну… извиняюсь, вырвалось. Это такой небольшой гравид…

— Что такое «гравид»?

— Это тоже… для полёта. Такой диск, который летает. На него встаёшь… и командуешь мысленно… и он летит. Можно всякие виражи закладывать, и сальто крутить — да хоть вверх ногами летать. Когда гравид в воздухе, вокруг него создаётся защитное поле — оно не даёт упасть, и от столкновений защищает — прикольно так… А гравицикл — это сам диск и палка, которая к нему прикрепляется, а на палке — седло. Если диск один — это называется «моноцикл», а два диска — «бицикл». Там тоже создаётся поле, только оно слабое — весь гравицикл не захватывает. Только в седле помогает удержаться. Хотя с гравицикла упасть можно, это с гравида нельзя.

Зельевар покрутил головой.

— Нет, ваш мир ОЧЕНЬ отличается от нашего. Ладно. Если мне память не изменяет, осталось ещё две специальности — так, мистер Поттер?

— Ага, — кивнул Гарет. — Алхимика и Псионика. Алхимика — самая малоёмкая специальность. Стихии — Огонь, Вода, Камень и Плоть. Алхимики занимаются главным образом созданием зелий и артефактов, обработкой металлов, камней… Как друидам подвластно всё живое и то, что было живым, так алхимикам — неживое, и то, что было живым — тоже. Например, трещину в… ну, скажем, в деревянной доске способен зарастить и тот, и другой, а трещину в металле — только алхимик.

— А Псионика — это ментальная магия?

— Главным образом да, но туда же относятся предсказания, считывание аур, целительства немножко… и пространственные перемещения. Стихии — Воздух, Плоть, Разум и Вызов. Кстати, псионики предпочитают как раз ману Вызова. Даже подсаживаются на неё, как некроманты на эманации… Тоже вредно, кстати. Можно с ума сойти. Да вообще, безумный пророк — это почти гарантированно псионик, спятивший от маны Вызова.

— Так, ладно, — неожиданно устало отозвался Люциус. — Гарет, хочешь кофе?

— Хочу!

— А ты, Северус?

— Я воздержусь. И лучше бы ты не угощал мальчишку, в его возрасте вредно…

Гарет возмущённо фыркнул:

— Я же не собираюсь хлебать галлонами!..

— Галлонами тебе никто и не даст, — заметил Люциус, взяв с серебряного подносика, принесённого домовиком, маленькую чашечку из почти прозрачного костяного фарфора. — Сахар вот, сливки вот. Угощайся.

— Напёрсток какой-то, — проворчал Гарет. Люциус, хмыкнув, убрал угощение.

— Не нравится — не пей. Вы, лорд Поттер, стали что-то слишком дерзки…

Прищуренные серые глаза. Взгляд в упор. Вдоль позвоночника прокатывается волна ледяного крошева… стра-а-ашно…

«Не наглей, котёнок»

«Магнус, он же ничего плохого мне не делает! Ну почему я его ТАК боюсь?!»

Невесёлый смешок Стража.

«Котёнок, он мощный менталист»

«Магнус, ты хочешь сказать… он сознательно внушает мне страх?!!»

«Ну, хвала Мерлину, догадался»

«Но зачем?!»

«Чтобы тобой было легче управлять»

«Эти мне псионики…»

«Эти мне слизеринцы…»

Глава 20

Отобрав у Гарета кофе, Люциус выдал ему стакан с соком.

— Почувствуйте себя вампиром, лорд Поттер.

— А соль есть? — буркнул Гарет, сделав небольшой глоток. — И не надо так на меня смотреть. Я вас раскусил, больше не подловите.

— Браво, мистер Поттер! — Снейп изобразил аплодисменты. Люциус вздёрнул бровь.

— Неужели? — и снова этот ледяной взгляд… но теперь Гарет знает, что делать…

Противостояние тянется невыносимо долго… и хозяин Малфой-мэнора сдаётся первым. Он отводит глаза и протягивает руку за чашкой, а Гарет хватает стакан. Руки трясутся, зубы стучат о хрусталь, ярко-алая жидкость выплёскивается на рукава, на колени, на стол… Люциус протягивает руку и приобнимает мальчика за плечи.

— Больше не буду, извини. Иди сюда.

Он усаживает Гарета на колени, прижимает к себе, гладит волосы… Постепенно дрожь проходит, но манник почти пуст — Люциус Малфой и в самом деле сильный маг, выдержать его атаку было ой как нелегко.

— Мне надо… восстановиться…

— Восстановиться?

— Я почти всю ману истратил.

— Поспать тебе надо. И укрепляющее зелье выпить.

Гарет кивнул и неловко сполз с коленей Люциуса.

Укрепляющее зелье пришлось пить трижды в день перед едой. Хорошо хоть, оно было не такое гадкое на вкус, как то, от хрипоты. Можно было и не пить, но зелье ускоряло восстановление маны. Гарету не хотелось ехать в школу «пустым», и ещё меньше хотелось применять «улитку».

Последние дни до отъезда в Хогвартс были заполнены верховыми прогулками по поместью, купанием в бассейне, играми с Драко, Блейзом и Блисс, подготовкой к школе под присмотром Люциуса Малфоя… После того, как аристократ перестал его запугивать, между Гаретом и отцом Драко возникло что-то вроде симпатии. Точнее, лорд Малфой стал воспринимать своего гостя как младшего родственника. Когда Гарет, совершенно на автомате, назвал лорда «дядя Люциус», Снейп подавился чаем (это было во время ланча).


— Папа объяснял мне, как пройти на эту платформу.

— Это не понадобится, Гарри. Мы аппарируем прямо на перрон. Кстати, а откуда у твоего отца такие сведения о нашем мире?

— Он тут учился, только давно. Во времена Гриндевальда.

— Любопытно… — Люциус Малфой подхватил под мышки Драко и Гарета. Резкий хлопок возвестил об отбытии Снейпа и близнецов Забини.

Вокзал оглушил гамом, так что Гарет даже затряс головой. Народу было столько — больше, чем в Косом переулке. Отовсюду слышались обрывки чужих разговоров…

— Джастин, пиши нам каждую неделю!

— …и чтобы нам с мамой не пришлось, как в прошлый раз…

— Папа, ну перестань! Я же обещал Роуз…

— Ты не забыл тёплый плащ?..

— Бабушка, я опять потерял жабу…

— Ли, покажи, ну покажи…

— Как ты выросла за лето, моя дорогая, просто не узнать…

— Привет, Конни! А я была в Париже!

— …больше болтают, а так…

— Ну что ты, Диана! Он мне совсем не нравится!

— Динни-бой, ты тоже в Хогвартс? А я и не знал, что твоя семья…

— …это засилье грязнокровок…

— Гарет, познакомься, это Девон!

Навстречу им бежали близнецы Забини, держась за руки высокого парня, похожего на повзрослевшего Блейза.

— Здравствуйте, лорд Малфой. Привет, Драко! А ты Гарет Поттер? Я Девон Забини. — Юноша протянул ладонь для рукопожатия, глядя чуть высокомерно.

— Здравствуй, Девон. Передаю тебе эту юную банду. — Люциус Малфой улыбнулся. — Драко, Гарет, пора прощаться.

Он по очереди обнял обоих мальчиков.

— Драко, я жду от тебя сову не реже раза в неделю. И не забывай, сын, ты Малфой!

— Я помню, папа, — прошептал Драко. — До свидания…

— До свидания, дядя Люциус.

— До свидания, Гарет. Буду рад получить от тебя весточку…

Тугой хлопок аппарации. Люциус Малфой отбыл.

Девон покосился на багаж Драко и Гарета.

— Сейчас я позову кого-нибудь… Блейз, а ты чего стоишь? Иди, занимай места…

Близнецы убежали. Гарет в немом восхищении таращился на симпатичный маленький паровозик. Такое он раньше видел только на картинках в книжке.

— Тебе нравится? Это Хогвартс-экспресс. Когда я был маленький, у меня игрушка такая была…

— Пьюси! Иди сюда! И дружков своих прихвати! Вот этот багаж берёте и несёте за мальчиками! — четверо крепких парней в мантиях с серебристо-зелёным гербом послушно подчинились.

— Они слизеринцы, а Девон — староста факультета, — шепнул Драко.

В коридоре их нетерпеливо ожидала Блисс.

— Идёмте скорее! Блейз держит для нас места.

Они вошли в небольшое уютное купе, где, кроме Блейза, находились трое рыжеволосых мальчишек — один ровесник Гарета и двое постарше.

— Я же говорил, что здесь занято! — Блейз вскочил с бархатного малинового диванчика. — Вот, убедились?

— Вы как, Уизли, сами уберётесь, или вас отсюда выкинуть? — светловолосый слизеринец втащил в купе багаж и насмешливо смотрел на рыжих узурпаторов.

— Рон останется, — железным тоном заявил один из более взрослых рыжиков. — Вас всего четверо, а купе шестиместное. Потеснитесь.

Первокурсник затравленно огляделся.

— А он сам-то хочет остаться? Тут потомственные слизеринцы едут! Ещё совратят бедного маленького мальчика с пути гриффиндорского! — хмыкнул блондин.

Рыжие лишь фыркнули и гордо удалились. Их братишка остался сидеть в купе, опустив голову. Слизеринцы тоже вышли.

— Не дрейфь, Уизли, мы не такие страшные! — покровительственно протянул Драко.

«Уизли… Рон Уизли… что-то знакомое»

«Это за него тебя принимали в Косом переулке»

«О, точно! И Пэнси про него говорила… разные гадости…»

«Значит, отличный парень!» — хохотнул Страж.

Тем временем новый знакомый вышел из ступора и поднял глаза. Рыжие волосы, более яркие, чем у Гарета, обрамляли напряжённо-серьёзное личико, густо усыпанное веснушками.

— Уизли, ты седьмой сын в семье, или я ошибаюсь? — Драко говорил чуть насмешливо.

— Нет, я шестой, — глухо отозвался мальчик. — Седьмая — Джинни.

— И как, она проявляет какие-то редкостные способности?

— Она хорошо вяжет… и крестиком вышивает… да и готовит не хуже мамы…

— Я имел в виду магические способности, чудило, — усмехнулся Драко. — Ты что, не слышал поверий о седьмых сыновьях? А ведь твой отец тоже седьмой сын, так что твоя сестричка должна быть могущественной колдуньей!

— Не знаю, — Рон Уизли пожал плечами. — Может, это только к сыновьям относится?

— Может, — легко согласился Драко. — Ты, конечно, о Гриффиндоре мечтаешь?

— А ты — о Слизерине?

— Туше. В школе будем врагами. Сейчас пока можем ещё нормально поболтать… — Драко с удовольствием потянулся. — У тебя есть сова?

Рон покачал головой.

— У меня крыса. Только она сейчас спит. Она старая уже… это была крыса Перси, а теперь он стал старостой, и ему купили сову. А Коросту он отдал мне…

— А у меня филин. А у Гарета… о, кстати, я совсем забыл о приличиях! Приношу свои извинения. — Драко ёрничал вовсю. — Позвольте представить вам Рональда Уизли, шестого сына лорда Артура Уизли… не смотри на меня так, ты что, не знал, что твой папаша — лорд?!

Рон лишь покачал головой.

— Просто Уизли растрясли свои богатства ещё несколько поколений назад, а фамильного особняка лишились ещё при твоём прадеде. Чему способствовала склонность к азартным играм, а особенно — женитьба на неподходящих женщинах…

Рональд сжал кулаки.

— Слушай, ты!!! Моя мать…

— Спокойно, Уизли! Я не о твоей матери сейчас говорю, а о её предшественницах. Собственно, твой отец первым нарушил семейную традицию, взяв в жёны не нищую транжирку, а девушку с каким-никаким приданым, к тому же обученную вести хозяйство… ну как, ты ещё считаешь, что я нанёс оскорбление твоей матушке?

Рон вздохнул.

— Нет, — признал он. — А бабушку Оливию я сам терпеть не могу, так что обзывай её, как хочешь.

— Спасибо за разрешение, — Драко изящно поклонился.

— А почему ты не любишь свою бабушку? — встряла Блисс.

— Потому что она не любит маму. Каждый раз говорит ей гадости… Мама делает вид, что не замечает, но я же вижу, как ей неприятно.

— А твой отец?

Рон понурился.

— Такое впечатление, что папа ничего не видит. Или не хочет видеть… Ладно. Хватит об этом… Лучше скажи, как тебя зовут?

— Позор на твою голову Драко! — засмеялась Блисс. — Представил нам Рональда и этим ограничился, знаток этикета!

Драко выглядел смущённым, но быстро взял себя в руки.

— Рональд Уизли, я прошу прощения. Могу я представить вам моих друзей? — получив покровительственный кивок, он продолжил:

— Блейз Забини, брат и наследник лорда Забини. Блисс Забини, вторая сестра лорда Забини. Гарет Поттер, лорд Поттер.

Голубые глаза Рональда блеснули интересом, но он ничего не сказал. Гарет был ему за это благодарен. Рыжик выглядел славным, было бы неприятно увидеть, что он без ума от Великого Гарета Поттера, как та же подлиза Пэнси.

Глава 21

Некоторое время ребята болтали о различных пустяках. Гарет продемонстрировал новому знакомому сонную Карину. Рональд пришёл в восторг и рассказал о своём старшем брате Чарли, работающем в драконьем питомнике.

— Мама здорово волнуется о нём… Чарли пишет, что у него всё в порядке, но его стрелка то и дело останавливается на «Смертельной опасности».

— Какая стрелка? — изумился Драко. Рон покосился на него.

— А, ну правильно, откуда тебе знать… У нас есть часы — папа сделал их сам. Он любит переделывать маггловские изобретения. На них девять стрелок — по числу членов нашей семьи. А на циферблате написано: «Работает»; «Развлекается»; «В школе»; «В пути»; «Дома», ну и так далее. А «Смертельная опасность» осталась с военных времён. Папа был активным сторонником Дамблдора, два его старших брата погибли тогда… — Рон внезапно замолчал, видимо, вспомнив, с кем разговаривает.

Напряжённую тишину прервал стук в дверь.

— Хотите что-нибудь перекусить, ребята? — на пороге купе стояла миловидная женщина с тележкой, полной сладостей.

— Конечно, — Драко потянулся за кошельком, Гарет и близнецы Забини последовали его примеру, но Малфой-младший отвёл их руки.

— Я угощаю!

Небольшой столик у окна оказался погребён под разноцветными коробочками и пакетиками.

— Налетайте, — предложил Драко, разворачивая сахарное перо. — Уизли, тебе что, особое приглашение нужно? Угощайся!

Рон медленно протянул руку к куче сладостей.

— Я возьму шоколадную лягушку…

— Бери, не спрашивай, — отмахнулся Драко.

Карина привстала на задние лапки и тоненько свистнула, выпрашивая кусочек. Гарет протянул ей половинку тыквенного печенья и захваченное из дому яблоко. Алаки занялась едой. Рон откусывал свою шоколадку маленькими кусочками, растягивая удовольствие. Блисс, неудачно раскусившая шоколадный котелок, облилась сиропом и сердито комкала салфетку, пытаясь оттереть с мантии липкие пятна. Гарет, на секунду оторвавшись от лакомств, применил очищающее заклинание.

— О, спасибо!

— Ты умеешь колдовать без палочки? — изумился Рон. Гарет кивнул.

— Не показывай этого в школе, — посоветовал рыжий очень серьёзно. — Иначе преподаватели будут коситься. Отец рассказывал… — тут Рон осёкся.

— Твой отец владеет беспалочковой магией?! — Глаза Драко полезли на лоб. — Ну ни… ничего себе!!!

— Ты же сам упоминал седьмых сыновей, — Рон пожал плечами.

Остаток пути до школы пролетел незаметно и без особых событий. Ребята болтали, вспоминая различные случаи из своей жизни. Гарету всё больше и больше нравился Рональд: этот мальчик умел и рассказывать, и слушать других. Блисс, та вообще пересела к новому знакомому и время от времени касалась смуглыми тонкими пальцами его запястья. Блейз старательно подавлял улыбку, Гарет видел, что приятелю отчаянно хочется захихикать.

Поезд начал тормозить. В купе заглянула незнакомая старшекурсница с густыми каштановыми волосами.

— Мы подъезжаем, переодевайтесь… о, вы уже одеты! Молодцы! Багаж оставьте в поезде, его доставят прямо в школу, — она двинулась дальше по коридору, окликая других пассажиров.

— Пойдём к выходу, — предложил Драко. — А то потом все повалят из купе и в коридоре будет не протолкнуться.

Блисс склонила голову набок и нежно улыбнулась Рону, глядя на него снизу вверх.

— Больше не могу, — всхлипнул Блейз, выскакивая из купе. Гарет последовал за ним и увидел, как брюнет в приступе смеха оползает по стене.

— Блисс копирует маму… ой, держите меня четверо… бедный Уизли!


— А где же Хогвартс? — раздался рядом глубокий грудной голос.

Гарет оглянулся.

— Миллисент!.. Привет, рад тебя видеть!

— О, Гарет! — его знакомая оживилась. — Как у тебя дела?

— Нормально… то есть, всё в порядке. Тебе не холодно?

— Да нет, только ветер этот…

— Первокурсники! — грянул мощный бас совсем рядом. — Первокурсники! Все сюда!

— Ой, а я жабу потерял!.. — протянул жалобный голосок откуда-то справа. Гарет запоздало спохватился, что Карину, наверное, надо было взять с собой, а не оставлять в поезде…

— Первокурсники!.. — еще раз прогремело над полустанком, а потом откуда-то из темноты появился обладатель голоса.

Выглядел он, надо сказать, внушительно. Ростом футов девять, широкоплечий, массивный. Густые чёрные кудри и такая же борода придавали ему сходство с древними князьями грозованов.

— Первокурсники! — гаркнул он снова. — Все сюда! Эй, ты, с жабой! Твоё? — он поднял из травы пузатое земноводное.

— Тревор!!! — мимо Гарета проскочил пухлый круглолицый мальчик.

— Все за мной! — приказал грозован. Толпа ребят последовала за ним по неширокой лесной тропинке. Гарета оттёрли от Миллисент и он оказался рядом с невысоким мальчуганом с серьёзным сосредоточенным личиком и светлыми волосами до плеч.

— Меня зовут Терри, а тебя?

— Гарет.

— Ты на какой факультет хочешь?

Гарет задумался.

— Наверное, Слизерин или Райвенкло.

— Я на Райвенкло хочу… — новый знакомый поскользнулся на влажной земле. Гарет подхватил его за предплечье.

— Спасибо. А что, твои родители на Слизерине учились, что ты туда хочешь?

— Да нет… — Гарет пожал плечами. — То есть, я не знаю. Но на Слизерине, во-первых, декан профессор Снейп, а он славный дядька, хоть и вредный. А во-вторых, мой друг Драко Малфой, скорее всего, туда поступит.

— Профессор Снейп — славный дядька?!! — Терри изумлённо распахнул карие глаза. — Ну, не знаю… Моя сестра говорила, его в Хоге называют Зэ-Зэ — Злобный Зельевар.

— Он строгий, конечно, — согласился Гарет. — И вдобавок ехидный и вредный. И терпеть не может, когда кто-то мямлит или нукает… мне неоднократно за это доставалось. Но он не злой по-настоящему…

— Не знаю… — задумчиво протянул Терри. — Алмерия говорила, профессор Флитвик — это декан Райвенкло — гораздо лучше. Он такой маленький — я видел его на школьных колдографиях — похож на гномика… Но очень хороший преподаватель. Его предмет — Чары.

— Смотрите! — громовой бас предводителя прервал их разговор. — Сейчас вы увидите Хогвартс!

Глава 22

Терри только ахнул, вцепившись в руку Гарета. Тот и сам не мог сдержать восхищённого вздоха — древний замок был суров и прекрасен.

— За всю историю Магической Британии Хогвартс ни разу не был захвачен! — гордо прозвучало из сумерек.

Гарет беззвучно хмыкнул, представляя себе десантные гондолы, разворачивающиеся в небе над башнями. Он всего один раз видел, как замки штурмуют с воздуха, и то это было не вживую, а учебный иллюзион по истории Рилвандора — взятие королевского замка Эйери. Но зрелище внушало благоговение — драконы, разлетающиеся в стороны, рой десантников, выброшенных из гондолы, как из рогатки… а потом — бешеный бег вниз, на крепость, на ошалелых защитников… Гарет знал, что в каблуки десантных сапог вделаны маленькие поворотные гравиды, помимо возможности бежать по воздуху, они защищали своим силовым полем от метательного оружия. Коснувшись зубцов крепостной стены, десантники — этот момент ученикам показали в замедлении — поворачивали гравид вертикально, убирая поле — в бою оно только мешало.

«Хм. Пожалуй, Хогвартс бы не устоял…» — задумчиво комментировал Магнус. — «А зрелище и правда… убойное…»

Флотилия маленьких лодочек скользила по озеру журавлиным клином. Место вожака предсказуемо занимал грозован, освещая дорогу длинным факелом. Вода казалась гематитовой, но, приглядевшись, можно было различить смутные, иногда светящиеся тени, скользившие в тёмных глубинах. С соседней лодки доносился звонкий девичий голосок, уверявший кого-то, что в озере живёт гигантский кальмар. Гарет и верил, и не верил — в таком озере мог жить кто угодно…

Доведя флотилию до замка, грозован сдал первокурсников с рук на руки суровой сухопарой даме неопределённого возраста.

— Спасибо, Хагрид. Первокурсники, постройтесь цепочкой!

Перепихиваясь и попискивая, ребята встали друг другу в затылок. Гарет оказался между Винсентом Крэббом, который с широченной улыбкой прошептал «Мой лорд…», и его другом Грегори.

Дама строго оглядела шеренгу подростков.

— Меня зовут профессор МакГонагалл. Добро пожаловать в Хогвартс. Скоро начнётся банкет по случаю начала учебного года, но прежде чем вы сядете за столы, вас разделят на факультеты. Отбор — очень серьёзная процедура…

Дама продолжала говорить, но Гарет уже не слушал, оглядываясь по сторонам. Сырые каменные стены, потрескивающие факелы, пол, вымощенный булыжником — замок явно был очень старым, и никому в голову не пришло как-то осовременить его.

— …будет достойным членом своей семьи. — Профессор МакГонагалл закончила речь и строго оглядела первокурсников. Прошлась вдоль шеренги, как сержант вдоль строя новобранцев. Отругала кого-то за грязь на лице, приказала застегнуть мантии и пригладить волосы.

— А теперь — за мной!

Огромный зал и парящие в воздухе свечи. Четыре длинных стола, заполненных разновозрастными студентами, и над каждым столом висит знамя. Ало-золотой лев, зелёная с серебром кобра, синий с золотом ворон, желто-серебряный барсук. Отдельный стол, поменьше, у стены — преподавательский. Здесь уже сидит грозован, который привёз первокурсников. А вот профессор Снейп, как всегда, недовольный. Рядом с ним — нервно улыбающийся тип в лиловом тюрбане. Во главе стола — седовласый старец с роскошной бородой, изрядно смахивающий на Санта-Клауса.

Пока ничего интересного не происходило, Гарет решил посмотреть ауры преподавателей. Начал он со старца и опешил: мощная, ослепительно-яркая аура сверкала чистейшей белизной. Ни одного цветного всполоха, ни пятнышка — только ровное белое пламя, от блеска которого закружилась голова. Гарет поспешно отвернулся.

«Ты лучше песенку послушай»

Гарет очнулся. Действительно, пока он глазел по сторонам, картина изменилась. Посреди зала стоял массивный табурет, на нём восседало нечто, похожее на старый остроконечный колпак. Но у этого колпака было подобие лица — из складок — рот, нос, даже, кажется, глаза. А потом… это существо… действительно, запело!

«Может быть, я некрасива на вид,

Но строго меня не судите,

Ведь шляпы умнее меня не найти,

Что вы там ни говорите.

Шапки, цилиндры и котелки

Красивей меня, спору нет,

Но будь они умнее меня,

Я бы съела себя на обед»

Гарет представил себе, как этот забавный головной убор, вооружившись ножом и вилкой, накидывается на собственные поля, и закашлялся от смеха. Шляпа тем временем продолжала петь:

«Все помыслы ваши я вижу насквозь,

Не скрыть от меня ничего.

Наденьте меня, и я вам сообщу,

С кем учиться вам суждено»

«И вот из этого они делали тайну?!»

«Ты слушай, слушай, не отвлекайся»

«Быть может, вас ждёт Гриффиндор, славный тем,

Что учатся там храбрецы.

Сердца их отваги и силы полны,

К тому ж благородны они.

А может быть, Пуффендуй ваша судьба,

Там, где никто не боится труда,

Где преданны все, и верны,

И терпенья с упорством полны.

А если с мозгами в порядке у вас,

Вас к знаниям тянет давно,

Есть юмор и силы гранит грызть наук,

То путь ваш — за стол Райвенкло.

Быть может, в Слизерине вам суждено

Найти своих лучших друзей.

Там хитрецы к своей цели идут,

Никаких не стесняясь путей.

Не бойтесь меня, надевайте смелей,

И вашу судьбу предскажу я верней,

Чем сделает это другой.

В надёжные руки попали вы,

Пусть и безрука я, увы,

Но я горжусь собой»

Шляпа замолчала. Зал зааплодировал. Профессор МакГонагалл вышла вперёд.

— Когда я назову ваше имя, вы сядете на табурет и наденете шляпу. Начнём!

Она поднесла к глазам длинный свиток пергамента.

Глава 23

— Аббот Ханна!

Светловолосая девочка, вся розовая от смущения, нерешительно подошла к табурету, забралась на него и одела шляпу. Ты немедленно съехала ей на нос. В шеренге позади Гарета кто-то захихикал, но тут шляпа выкрикнула:

— Пуффендуй!

Жёлто-серебряный стол зааплодировал. Девочка уже шла туда, и две старшекурсницы подвинулись, освобождая ей место.

— Боунс Сьюзен!

Сьюзен Боунс, тоненькая, златокудрая, была похожа на эльфийскую принцессу с древних фресок Мин-Луина. Впечатление усиливали большие фиалковые глаза, обрамлённые пушистыми ресницами.

«Эта девочка вырастет в настоящую красавицу», — восхищённо вздохнул Страж. — «Эх, где мои семнадцать лет?!»

— Пуффендуй!

— Бут Терри!

Гарет напрягся. Куда попадёт его новый знакомый?

— Райвенкло!

— Браун Лаванда!

Высокая блондинка с улыбкой до ушей.

— Гриффиндор!

— Броклхерст Мэнди! — профессор МакГонагалл слегка запнулась, произнося фамилию этой девочки.

— Валькирия! — прошептал Грегори. Да, Мэнди и впрямь походила на деву-воительницу: высокая, с безупречной выправкой, строгим взглядом и густыми, но коротко постриженными медно-красными волосами.

— Райвенкло!

— Буллстроуд Миллисент!

До чего же у Милли хорошая улыбка! Она как будто совсем не волнуется.

А шляпа замялась. Гримасничает. И наконец:

— Райвенкло!

— Но это же неправильно! — заволновался Грегори. — Она же… мы же…

Тут возникла небольшая заминка. Профессор МакГонагалл внимательно изучала пергамент, словно не веря своим глазам. Пробежала его взглядом сверху донизу, опять вернулась к верхним строкам, и произнесла несколько неуверенно:

— Карсавен-Поттер Гарет!

Гарет сглотнул. Выйдя из-за широкой спины Винсента, он побрёл к табурету, уселся и непослушными руками водрузил шляпу себе на голову.

— Хмм… — сказал ему в ухо негромкий голос. — Очень интересно. Пытливый ум, о да… И упорства хватает, и терпения… И много смелости… Гриффиндор?

— Ой, нет, — пробормотал Гарет, вспоминая разговоры в Малфой-мэноре, а особенно представив себе вытянувшееся лицо профессора Снейпа, — А можно в Слизерин?

— Нет-нет, для Слизерина ты не подходишь, — задумчиво отозвался голос. — Может быть, Райвенкло?

— Да, замечательно! — торопливо согласился Гарет, боясь, что шляпа опять начнёт навязывать ему Гриффиндор.

— Уверен? Ну ладно… РАЙВЕНКЛО!

Вскочив с табуретки, Гарет ринулся к сине-золотому столу.

«Отличный выбор, котёнок! А для Слизерина ты и впрямь не подходишь. Скользкий они народ, эти слизеринцы…»

Свободное место оказалось рядом с медноволосой валькирией Мэнди. Та внимательно рассмотрела Гарета, затем царственно кивнула. А тем временем…

— Крэбб Винсент!

Винс тоскливо поискал глазами своего сюзерена, прежде чем усесться. Шляпа опустилась на его голову… и стало ясно, что глаза у неё всё-таки есть. Потому что они вылезли из орбит.

— Ссс… Ппп… — Шляпа давилась словами, но сказать ничего не могла. Преподаватели выглядели встревоженными.

«Магнус, что это с ней?»

«Понятия не имею, котёнок. Я такого никогда не видел»

— Ладно, Мордред с тобой, Райвенкло! — наконец выпалила Шляпа.

Винсент встал с табурета и зашаркал к синему столу. Выглядел он не лучшим образом: глаза выпучены, челюсть отвисла… Гарет отметил, что примерно так же выглядит и стоящий в шеренге первокурсников Грегори Гойл.

— Как же я теперь жить буду? — расстроенно прошептал Крэбб, шлёпаясь рядом с Гаретом. — О, простите, мой лорд…

Мэнди навострила уши.

— Винс, не называй ты меня лордом, я же просил, — с досадой проворчал Гарет.

— А отец сказал, что я обязательно должен… а иначе это неуважение к сюзерену… — сквайр выглядел смущённым и расстроенным.

— Но сейчас же твоего отца здесь нет… — Гарет придвинулся ближе, обнял Винсента за плечи и зашептал ему в ухо:

— Ты можешь называть меня лордом на официальных мероприятиях, а сейчас не надо… и так на нас люди оглядываются. А если твои родители будут ворчать, скажи, что это мой приказ.

Винсент разулыбался.

— Хорошо, Гарет. Ты здорово придумал! Ты такой умный!

— В Райвенкло дураков не берут, — слегка надменно заявила «валькирия». — Послушай, Карсавен-Поттер… этот мальчик назвал тебя лордом… он что, твой вассал?!

Гарет кивнул.

— Тогда понятно, почему Шляпа пыжилась-пыжилась, но всё же отправила тебя на наш факультет. У неё выбора не было… вы ведь связаны древней клятвой?

— Да, — кивнул Винсент, с обожанием глядя на своего сюзерена.

— Древней клятвой? — вмешался старшекурсник, сидящий напротив Гарета. — Её же не используют давным-давно! Твои родители, что, такие замшелые аристократы?

Гарет почувствовал себя оскорблённым.

— Вовсе нет! — возмутился он. — Мои родители вообще нездешние! А про обряд я в книжке вычитал, «Путь Роулэнда»!

— Ааа… понятно тогда… Интересно, а этот кому клятву принёс?!

Гарет оглянулся. На табурете сидел круглолицый владелец излишне прыткой жабы. Шляпа гримасничала, то хмуря брови, то ухмыляясь, явно пытаясь переспорить своего подопечного.

Неслышный диалог прервала неугомонная жаба. С утробным кваканьем она вырвалась из рук хозяина и грузно шлёпнулась на пол.

— Тревор!.. — вскрикнул мальчик, соскакивая с табуретки и кидаясь вдогонку за резво улёпётывавшим земноводным.

— А я говорю — Пуффендуй! — гаркнула Шляпа. Жёлтый стол захлопал, в шеренге первокурсников послышались смешки. Профессор МакГонагалл одной рукой перехватила мальчика, другой — сдёрнула Шляпу у него с головы.

— Мистер Лонгботтом, идите к вашему столу!

— Но Тревор!.. — горестно вскрикнул новоявленный пуффендуец. Профессор нахмурилась.

— Вы что же, так и собирались есть с жабой на коленях?.. Успокойтесь. Ваш питомец будет ждать вас в гостиной факультета. — она развернула мальчика в сторону знамени с барсуком. Жабу уже перехватили, и она недовольно квакала в руках грозована.

Распределение продолжилось. За стол Пуффендуя уселись ещё двое — мальчик и девочка. Драко Малфой, как и ожидалось, попал в Слизерин. Садясь за стол, он улыбнулся и помахал рукой Гарету.

— Мун, Флетчер!

— О, нашего полку прибыло! — обрадовался Терри Бут, когда смуглый тонкий мальчик с чёрными глазами и широким лягушачьим ртом, вскочив с табуретки, заспешил к столу Райвенкло. — Флай, привет! Иди сюда, я тебе место занял!

Гарет незаметно разглядывал нового сокурсника. Флетчер Мун походил на гурра: невысокий, но длиннорукий, тонкий, но с крупными кистями, оливково-смуглый, большеглазый и большеротый…

— Привет, Терри!

И голос, как у гурра — шелестяще-щелкающий… Флетчер облизнул губы, и Гарет увидел раздвоенный кончик языка… Точно, гурр…

— Что ты так смотришь? — Флетчер заметил устремлённый на него взгляд. — Это фамильное проклятие!

Гарет промолчал, но про себя ухмыльнулся. Знаем мы эти проклятия… в Ангмаре толпами по болотам бродят…

Глава 24

— Нотт Теодор!

— Слизерин!

— Паркинсон Пенелопа!

— Слизерин!

Гарет облегчённо вздохнул. Хорошо, что эта парочка оказалась подальше от него. С другой стороны, бедный Драко…

— Патил Падма!

— Райвенкло!

За их стол села брюнетка очень необычной, экзотической, внешности. Смуглая кожа, тёмно-карие, почти чёрные миндалевидные глаза, тяжеловатые губы… В ушах — золотые серьги в виде колец, налобное украшение, тоже золотое…

— Патил Парвати!

— Гриффиндор!

Парвати выглядела точной копией Падмы. Она расстроенно поискала глазами сестру. Падма вздохнула и тихо пробормотала что-то непонятное.

— Что? — переспросила сидевшая рядом с ней старшекурсница.

— Я говорю, это несправедливо, — тихо отозвалась Падма. — Мы же близнецы… мы должны быть вместе!..

— Необычная девчонка… но симпатичная… — вполголоса заметил Винсент.

— Действительно, очень необычная, — согласился Гарет.

— Сёстры Патил — дочери премьер-министра Индии, — очень тихо пояснила Мэнди. — И хватит пялиться на Падму. Во-первых, это некрасиво, во-вторых, бестактно. Она и так переживает из-за сестры…

— Перкс Салли-Энн!

Заморыш непонятного пола. Жиденький хвостик светлых волос, роговые очки… и неожиданно озорные весёлые глаза, полные огня.

— Гриффиндор!

— Смит Захария!

«Да уж, Захария Смит не тот родственник, которым будешь гордиться» — всплыли в памяти слова Тео. Высокий костлявый блондин садится на табурет… это же тот парень, который перепутал его с Роном Уизли! Если он постоянно так себя ведёт, то Тео в кои-то веки оказался прав.

— Слизерин!

— Уффф! — выдохнула Миллисент. — Я так боялась, что окажусь с ним на одном факультете!

— Такая зараза? — сочувственно спросил Флетчер.

— Не то слово! Сволочь первостатейная! — Милли повернулась к Гарету. — Знаешь, мне жаль Драко. На Слизерине такая компания подбирается… Одна надежда на Блейза!

— Грег ещё… — робко вставил Винсент.

— Томас Дин!

Кажется, этого мальчика Гарет видел на платформе.

— Гриффиндор!

— Турпин Лайза!

— Райвенкло!

Лайза Турпин очень симпатичная. Хрупкая фигурка, русая коса до пояса, застенчивый взгляд голубых глаз… Она садится рядом с Миллисент.

— Уизли Рональд!

На голове Рона шляпа некоторое время задерживается. Но недолго.

— Райвенкло!

Рон устроился напротив Гарета — точнее, не совсем напротив, а чуть справа, ближе к Винсенту. Он выглядел слегка удивлённым.

— Оказывается, шляпа всем нашим предлагала Райвенкло, а они выбирали Гриффиндор, — с непонятной интонацией поведал он. — Странно, что даже Перси… — тут Рон прервался, поскольку распределение дошло до близнецов Забини. Блейз отправился на Слизерин и уже садился рядом с Драко, оттеснив Нотта, а Блисс, чарующе улыбаясь Рону, шла к столу Райвенкло.

— Славная девчонка… только ведёт себя немножко странно, — поделился Рон.

— Блейз говорит, она копирует маму, — пояснил Гарет.

— Ааа… Может, мне начать копировать отца?

— Блейз — предатель! — возмутилась Блисс, и мальчики с запозданием сообразили, что она расслышала их обмен репликами.

— Эта шляпа… она всегда разлучает близнецов? — негромко спросила Падма, поднимая глаза на Блисс.

— Насколько я знаю, нет, — пожал плечами Рон. — Мои братья Фред и Джордж… они близнецы… и оба учатся на Гриффиндоре. Вон они сидят! — он кивнул в сторону красно-золотого стола, где две рыжие головы увлечённо склонились друг к другу.

— Всё зависит от характера, — пояснил смуглый темноволосый старшекурсник. — Бьюсь об заклад, твоя сестра вечно влипала в переделки, а ты придумывала, как из них выпутаться. Верно?

Падма немного смутилась.

— Эээ… — она опустила глаза, потом снова подняла. — Ну да, примерно так. Но мы же никогда не ссорились! Ну… ну почти никогда…

— Ты так переживаешь, как будто твоя сестра в Америку уехала! — чуть суховато отозвалась Мэнди. — На самом деле, вы рядом, в одной школе. Только спать будете в разных башнях.

— Ты права, — Падма тихонько вздохнула, но почти сразу же улыбнулась.

— Тише! — шикнула на них долговязая шатенка лет шестнадцати. — Сейчас директор будет речь говорить!

Седовласый старец поднялся со своего места и широко развёл руки. На его лице играла лучезарная улыбка. В слепящей ауре тоже плескалась радость, но чувства директора выглядели какими-то… неправильными, надуманными, что ли… Гарет не мог понять, почему это счастливое настроение кажется ему фальшивым, но тем не менее был уверен — старик умело скрывает свои истинные чувства.

— Добро пожаловать! — тем временем воскликнул директор. — Добро аожаловать в Хогвартс! Прежде чем мы начнём наш банкет, я хотел бы сказать несколько слов. Вот эти слова: Олух! Пузырь! Остаток! Уловка! Всё, всем спасибо!

Почему-то у Гарета осталось ощущение, что старик зло поиздевался над сидящими в зале. Падма удивлённо покосилась на преподавательский стол.

— Я не очень поняла… что он хотел сказать?

— Не обращай внимания, — отозвался смуглый старшекурсник. — Дамблдор — гениальный волшебник, но, как все гении, он немного сумасшедший.

Тем временем на столах появились большие тарелки с различной едой, и студенты наперебой потянулись к ним. Гарет сглотнул слюну и положил себе жареной картошки, с некоторой ностальгией вспоминая Вельд.

Надо отдать должное хогвартским поварам, кормили здесь вкусно. Когда все наелись, пустые тарелки исчезли, а на их месте возникли новые, с различными сладостями. Винсент притянул к себе пирожные и мгновенно перемазался кремом до ушей. Мэнди неодобрительно покачала головой. Сама она ела очень аккуратно.

— Мэнди… можно называть тебя по имени? — осторожно спросил Гарет.

Девочка строго посмотрела на него, но кивнула.

— Твои родители — волшебники? — спросил Терри, перегнувшись через стол.

— Да, — коротко ответила Мэнди, потом добавила. — Я принадлежу к чистокровной семье. Род Броклхерстов — самый древний в Австрии. Что ты ещё хочешь узнать?

— Так ты не англичанка! — ахнул Терри. — А почему тебя отправили в Хогвартс? Если не секрет, конечно.

— Видишь ли, — хорошо поставленным голосом начала Мэнди, — мой отец невысокого мнения о качестве образования, которое можно получить в Шамбартоне. Что же касается Дурмстранга, то эта школа хороша для мальчиков, но не для девочек. Поэтому отец выбрал для меня Хогвартс, а матушка одобрила его решение. Ты удовлетворил своё любопытство?

Терри нерешительно кивнул, явно заробев перед суровостью этой не по годам серьёзной девочки.

— Тогда, с твоего позволения, я вернусь к десерту, — холодно сообщила Мэнди и аккуратно зачерпнула мороженое.

Глава 25

Гарет уплетал салат из фруктов, одновременно слушая обрывки разговоров — первокурсники, несколько освоившись, наперебой болтали.

— Со всеми затруднениями — ко мне или к Флоренс, — смуглый старшекурсник кивнул на высокую шатенку. — Флоренс Снайвилл и я — старосты факультета.

— А вас как зовут? — спросил Гарет. Старшекурсник улыбнулся.

— Кассио Феллини. И я, и Флоренс учимся на шестом курсе. Ну а если что-то серьёзное — к профессору Флитвику. Он наш декан. Вот он сидит, — Кассио указал на маленького человечка за преподавательским столом. Профессор Флитвик был так мал, что сидел не в кресле, а на высоком детском стульчике. Кто-то из ребят захихикал.

— Ничего смешного, — строго заметила Флоренс. — Внешность не главное. Профессор Флитвик — сильный волшебник. Он преподает Чары и ведёт факультатив по Артефакторике.

Аура у профессора Флитвика, действительно, была мощная. В ней преобладали белый, фиолетовый и зелёный цвета. А из чувств — радость, на этот раз вполне искренняя. Более того, Гарету удалось поймать отголоски мыслей — профессор Флитвик совершенно не закрывался. Он был рад, что на его факультет поступили новые студенты, что их больше, чем обычно, что десерт такой вкусный, а его соседи по столу ничем не расстроены. Декан Райвенкло показался Гарету открытым, жизнерадостным и доброжелательным.

— А другие учителя? — осторожно спросила Мэнди, отодвигая пустую креманку.

— Сейчас расскажу, — кивнул Кассио. — Ну, в центре стола — директор, Альбус Дамблдор. Он сейчас никаких предметов не ведёт. Рядом с ним — профессор МакГонагалл. Она заместитель директора, декан Гриффиндора и преподаватель Трансфигурации. Очень строгая, но надо отдать ей должное, справедливая. Баллы со всех снимает поровну… — Кассио на мгновение нахмурился, видимо, вспомнив что то неприятное, затем продолжил:

— И ещё профессор МакГонагалл анимаг.

— Что такое анимаг? — робко поинтересовалась Лайза Турпин.

— Анимаг — это волшебник, который умеет превращаться в животное, — терпеливо пояснил Кассио.

— А… разве это не оборотень? — Гарет немного растерялся.

— Нет, конечно! — сердито отозвалась полная шатенка лет четырнадцати, сидевшая через два места от Кассио. — Оборотни — это тёмные твари. Они могут превращаться в животных, да, но только в полнолуние. И при этом не контролируют себя. Оборотни очень опасны!

Кассио недовольно покосился на девочку.

— Ты не совсем права, Софи. Во-первых, то, что ты сказала, относится только к ликантропам, да и то частично. Во-вторых, среди оборотней немало людей и даже магов, инициированных против их воли, и уверяю тебя, в нормальном состоянии это вполне приличные люди.

Толстушка Софи смутилась. Кассио продолжил:

— Подробно об оборотнях вам расскажут на ЗОТИ, а сейчас вернёмся к профессору МакГонагалл. Как я уже сказал, она анимаг. Её анимагическая форма — кошка. Такая маленькая серенькая полосатая киса… — староста улыбнулся.

Аура профессора МакГонагалл тоже мощная. В основном — красный и зелёный цвета, немного белого. Профессор чем-то встревожена и озадачена. В её мысли Гарету проникнуть не удалось, да он и не пытался — с профессором Флитвиком все вышло само и совершенно случайно.

— Дальше сидит профессор Кеттлберн. Он преподаёт Уход за магическими существами. Этот предмет вы будете изучать на третьем курсе, но к тому времени профессор Кеттлберн, наверное, уже уйдёт на пенсию. Он уже старенький, а предмет опасный. Среди магических существ есть довольно агрессивные — те же гиппогрифы, например.

— Дальше — профессор Спраут. Она декан Пуффендуя. Преподаёт Гербологию. Очень любит свой предмет и очень не любит лентяев и невнимательных. А так она довольно добрая.

— Рядом с ней — профессор Вектор. Её предмет — Арифмантика, но это тоже пока не для вас. А вот с мадам Помфри вы будете встречаться в течение года, причём невнимательные и криворукие — чаще. Мадам Помфри не преподавательница, она наш школьный колдомедик. Очень славная женщина, строга только к нарушителям порядка в больничном крыле, — Кассио улыбнулся. — Может и директора из палаты выставить, если заметит, что пациент устал. Дальше сидит Хагрид, вы его уже видели, он привёз вас от станции. Хагрид — хранитель ключей Хогвартса. Ещё он лесник. Он живёт в сторожке на окраине Запретного Леса, куда категорически запрещено ходить всем студентам, независимо от возраста. Не потому что директор самодур, а потому что там очень опасно.

— Кассио!.. — с упреком воскликнула Флоренс. Смуглый юноша чуть виновато улыбнулся.

— Извини, Фло. Хагрид — наполовину великан, поэтому он так необычно выглядит. Но у него доброе сердце и много друзей, особенно среди студентов. Он любит выращивать необычных созданий, поэтому в гости к нему надо ходить с осторожностью. Весь тыквенный сок, который мы пили, пьем и будем пить — с его огорода.

«Значит, не грозован, а полувеликан. А в чём разница?»

«Хмм. Просто ничего общего — ну, кроме роста»

«Исчерпывающе»

— Дальше профессор Флитвик, о нём я уже рассказывал. Рядом с ним — профессор Трелони, преподаватель Прорицания. Опять же, этот предмет будет только на третьем курсе, к тому же он факультативный. Сама профессор Трелони довольно странная особа… ну ладно, ладно, Фло, не буду.

Гарет изумлённо уставился на очкастую даму диковатого вида. Аура практически отсутствовала! Он сморгнул, но картина не изменилась. Магический дар профессора Трелони стремился к нулю. Зато второй слой, эмпатический, демонстрировал мешанину из самодовольства, страха, раздражения и желания выпить.

«Ничего себе…»

«Быть того не может!» — Страж был изумлён до глубины души. — «Она же предсказывала будущее! И её предсказания даже сбывались! Вот например…» — он внезапно осёкся.

«Что «например», Магнус?»

«Не помню…» — озадаченно отозвался Страж.

— А вот этот пожилой человек — общешкольное пугало. Скажешь, нет, Фло?

Шатенка улыбнулась и покачала головой.

— Это наш завхоз, Аргус Филч. Считает нас божьей карой. Любимое занятие — поймать кого-нибудь за неподобающим деянием — и наказывать, наказывать, наказывать!.. Искренне жалеет, что в Хогвартсе розги не в ходу. Любит только свою кошку миссис Норрис.

Магическая аура у мистера Филча отсутствовала полностью. У Трелони какие-то крохи были, а у завхоза просто ничего не было. В эмпатической части преобладало раздражение, идеально укладывающееся в два слова — «Понаехали тут…»

— Дальше у нас мадам Хуч. Она будет учить вас летать на метле. А ещё она судит матчи по квиддичу. Рядом с ней профессор Снейп, декан Слизерина и профессор Зельеварения. У него на уроках вам придётся быть очень внимательными — больше всего баллов факультеты теряют именно на Зельеварении. Нам в этом смысле ещё повезло — сильнее всего профессор Снейп ненавидит гриффиндорцев, на них и отыгрывается. Своему факультету он снятые баллы заменяет отработками. Но отработки у слизеринцев такие, что они бы предпочли потерю баллов. — Кассио усмехнулся. — Это я вам говорю, чтобы не завидовали. Ну а замыкает стол профессор Квиррелл, преподаватель ЗОТИ. В прошлом году он показал себя неплохо, а в этом что-то не очень выглядит… Может, конечно, соседство со Снейпом сказывается…

Взглянув на бледного человека в лиловом тюрбане, Гарет едва не свалился со стула. ТАКОГО он ещё не видел. Аура как будто состояла из двух половинок: половина — чисто-белая, хотя не такая яростно пылающая, как у директора; вторая — оранжево-сине-фиолетовая с неизменными белыми пятнами. Эмпатический фон тоже различался: на пёстрой стороне — страх мешался с предвкушением чего-то… очень желанного; на белой — жажда обладания чем-то, голод, тоска…

«Магнус?!»

«Не знаю… Но лучше держаться от него подальше. Что-то мне это напоминает, котёнок, но хоть убей, не могу вспомнить»

Глава 26

Банкет закончился. Преподаватели и студенты потянулись к выходу. Кассио подозвал к себе первокурсников.

— Никуда не расползайтесь. Сейчас я отведу вас в гостиную нашего факультета.

Терри Бут отчаянно зевнул и поспешно прикрыл рот ладонью.

— До чего спать хочется!..

— Пора уже, вот и хочется, — засмеялся Кассио. — Да и день у вас был суматошный…

Мимо них протянулась цепочка слизеринцев. Драко шёл под руку с незнакомой девочкой, они оживленно болтали. На секунду прервавшись, он улыбнулся Гарету.

— Спокойной ночи! Завтра встретимся, поговорим!

— Идёмте, идёмте, — заторопила своих подопечных высокая стройная блондинка очень домашнего вида, староста Слизерина. — Успеете ещё пообщаться!..

Гарет помахал рукой Драко и Блейзу. Кассио наблюдал за ним с улыбкой.

— Твои друзья?

— Даа…

— И мой брат-близнец! — встряла Блисс. Тут Терри снова зевнул и Кассио отвлёкся.

— Ладно, сейчас отведу вас в башню Райвенкло. Завтра утром, прежде чем бежать на завтрак, возьмёте в гостиной у Фло свитки с расписанием. Понятно?

Первокурсники вразнобой уверили старосту, что всё ясно.

— Ну что же, — Кассио снова ободряюще улыбнулся. — Тогда за мной!

Мэнди Броклхерст протиснулась к Гарету и взяла его за руку. Мимоходом коснувшись её ауры, Гарет с удивлением обнаружил, что она вовсе не такая надменная и высокомерная, какой показалась ему на ужине. «Валькирия» сильно нервничала, переживала, тосковала по родителям, от которых впервые пришлось уехать так далеко и надолго… Её ледяная маска была последним щитом, опорой, за которую девочка держалась, чтобы не расплакаться. Гарет прекрасно её понимал — он и сам чувствовал нечто похожее перед отъездом из Карса. Тоска по дому всколыхнулась с новой силой…

«Надо будет написать папе», — подумал он. — «Заодно расскажу ему про все непонятки и попрошу совета. Жалко только, что проход ещё не открылся, а значит, ответного письма придётся ждать долгонько»

Дорогу до башни Райвенкло Гарет не запомнил. Уставший, полусонный, он шёл как в тумане. Даже несколько призраков, проплывших прямо сквозь цепочку первокурсников, не заставили его встрепенуться. Единственное, что всё-таки застряло в его сонных мозгах — это пароль на вход в гостиную «Учение — свет». Эти слова нужно было произнести перед портретом сухопарой пожилой леди в черной кружевной шали. Тогда портрет отъезжал в сторону, открывая проход в большую комнату, оформленную в синих оттенках. Из гостиной мальчики и девочки разошлись по спальням.

— Гарет, Рон, спокойной ночи! — крикнула, уходя Блисс.

— Спокойной ночи, мальчики, — тепло улыбнулась Милли.

Мэнди неохотно выпустила руку Гарета. Мальчик легонько коснулся её плеча.

— Сладких снов тебе, валькирия!

Медноволосая девочка слегка растерянно улыбнулась, а затем кивнула.

— Валькирия? Мне нравится. Спокойной ночи, Гарет.

Наверное, виною был такой напряженный день, но только ночью Гарету приснился странный непонятный сон…

Он находился в замке — огромном, очень древнем каменном замке, нежилом, причём нежилом очень долгое время. Он сидел на галерее менестрелей и смотрел вниз, на главный зал. И чувствовал, что он здесь не один. Что-то странное, не живое и не мёртвое, витало здесь. Это был даже не призрак — скорей, чья то душа. Неупокоенная. И нечеловеческая. И очень, очень древняя… Гарет внезапно понял, что это… существо обитало здесь с незапамятных времён. И когда оно умерло, замок умер вместе с ним…

Тут на сцене появилось новое действующее лицо. В парадный зал вошёл человек. Сначала он прошёлся, бормоча что-то непонятное — Гарет сверху не мог разобрать, что именно, но невидимая сущность заволновалась. Тем временен человек начал вычерчивать на полу какой-то сложный узор…

«Да он же рисует ритуальный круг!» — внезапно сообразил Гарет. — «Только ритуал какой-то незнакомый…»

А маг — теперь уже было понятно, что это маг — продолжал сосредоточенно заниматься своим делом. Попутно он доставал какие-то артефакты, располагая их внутри круга в ему одному известном порядке. Невидимый обитатель замка не на шутку встревожился, но видимо, сделать ничего не мог.

Закончив своё художество, маг расположился в центре круга и начал читать длинное непонятное заклинание. Нарисованные линии засветились ярко-синим, на внешней границе начали вразнобой вспыхивать незнакомые руны… Из пола повалил голубоватый дым, скрыв фигуру мага… Его голос, превратился в монотонное гудение, заполнившее весь зал и вибрирующее, как натянутая струна… И эта струна лопнула.

Звуковой удар был такой силы, что Гарет вскрикнул от боли и рухнул на пол галереи, прижимая руки к ушам. Мимо него пронеслось что-то бесплотное, полупрозрачное, холодное как ледниковое озеро…

Через несколько секунд Гарет смог встать на колени и глянуть вниз. Дым рассеялся, линии потухли. В центре исчерпавшего себя ритуального круга лежал маг — не шевелясь, как мертвый, с неловко вывернутой левой рукой…

— А теперь перечислите мне ошибки, сделанные этим молодым человеком! — грянул с потолка хорошо знакомый голос лорда Закрея, преподавателя Ритуальной магии. — Вот ты, Гарет, что заметил?

Гарет в панике вздёрнулся… и проснулся.

— Подъём, первокурсники! — в спальне обнаружился Кассио. — Кто мечтает остаться без завтрака, тот может не вставать!

Гарет отбросил одеяло в сторону.

Когда они, получив у серьёзной Флоренс расписание уроков, шли в сторону Большого зала, то столкнулись со слизеринцами, поднимавшимися из своих подземелий.

— Привет, Гарет! — Драко Малфой с широченной улыбкой обнял его за плечи и легонько встряхнул. — Ну как ты на новом месте?

— Неплохо, — Гарет улыбнулся в ответ.

— Мою маленькую сестрёнку никто не обижал? — лукаво осведомился возникший из-за спины Драко Блейз.

Гарет старательно изобразил мысленные усилия.

— Да нет, вроде… в Больничное крыло никого не уносили…

Блейз расхохотался. Драко вздохнул.

— Гарри, как мне не хватает твоего общества! Тебе ещё повезло — у вас на факультете хорошая компания подобралась. А у нас… что Пэнси с Тео, что Смит этот ненормальный. Ну Смит ещё ладно, Грег ему вчера мордашку начистил, он и перестал возникать. Но Шляпа, такое впечатление, совсем свихнулась. Представляешь, запихнула к нам девчонку из маггловской семьи! Это на Слизерин-то, где сливки Хогвартса учатся!

— Постой-постой, — хихикнул Блейз. — Это не та лохматая девица, с которой ты вчера болтал до полуночи, пока старосты вас пинками по спальням не разогнали?

Драко покраснел и потупился.

— Ну… да… — неохотно признал он. — На самом деле, она интересный собеседник… ну не с Пэнси же разговаривать? А Гермиона…

— О, вы уже и по именам? — Блейз ухмылялся вовсю.

— Ай, перестань, — отмахнулся Драко.

Глава 27

Первый день занятий начался с Урока по Чарам совместно со Слизерином. Профессор Флитвик, очень дружелюбный и доброжелательный, дождался, пока первокурсники рассядутся, и начал демонстрировать возможности своего предмета. Гарет вынужден был признать, что магия Крови — весьма эффектная штука и здорово облегчает жизнь. Дубовый стол, повинуясь движениям палочки в руке крохотного человечка, летал по классу, кувыркался и даже спел песенку приятным баритоном. На подобную демонстрацию Гарету пришлось бы ухлопать все запасы маны, а профессор Флитвик даже не вспотел.

Правда, оставшуюся часть урока они лишь записывали в тетради заклинания и разучивали пассы — пока без палочек. Профессор сообщил, что, прежде чем приступить к практике, они должны научиться чётко и правильно произносить заклинания, сопровождая их безукоризненными движениями палочки, и рассказал байку про волшебника и быка, которую Гарет уже слышал от Магнуса.

Вторым — и последним — уроком в этот день была История Магии. Гарет гадал, почему Кассио не представил им профессора по этой дисциплине. Войдя в класс, он понял, почему. Профессор Биннс был призраком. Хуже того — он оказался невероятно нудным призраком с плохой дикцией. Разобрать, что он там шепелявит, было практически невозможно. Из всех учеников — а это занятие проходило совместно с Пуффендуем — записывать лекцию пыталась только Ханна Аббот, да и та быстро бросила это занятие. Вскоре весь класс занимался собственными делами, на что профессору было наплевать. Гарет, Винсент, Флетчер, Терри, Падма и Мэнди, сидевшие на смежных партах, играли в слова. Через проход раздавался шёпот то Блисс, то Рона, «грузивших корабль». Остальные тоже занимались какими-то личными делами.

Наконец урок закончился. Первокурсники потянулись к выходу. Эльфоподобная девочка по имени Сьюзен расталкивала своего соседа по парте, невысокого кудрявого мальчишку, который ухитрился заснуть на лекции. Флетчер, проходя мимо, остановился, взял перо пуффендуйца и начал щекотать ему нос. Тот отмахивался, не просыпаясь, потом громко чихнул и всё-таки открыл заспанные глаза.

— Подъём, курочка пуффендуйская! — громко скомандовал Флетчер.

— Ну чего ты орёшь? — сонно вопросил парень. — И почему курочка?

— Джастин, вставай, лекция кончилась, — пискнула с другой стороны Сьюзен.

— Куры с петухами вместе сидя дремлют на насесте. Сидя спать не очень сладко — у тебя же есть кроватка! — ехидно продекламировал Флетчер.

— Куда теперь?.. — Мэнди заглянула в пергамент. — А, никуда. Можно возвращаться в гостиную.

— Счастливцы… — уныло отозвался Невилл Лонгботтом, которого Гарет про себя называл Мальчик-с-жабой. — У нас ещё Гербология…

— Но сейчас-то обед, — отозвался Флетчер. Винсент блаженно улыбнулся.

— Наконец-то, а то у меня уже в животе бурчит… — он осекся и виновато покосился на Гарета. Тот не понял, что расстроило сквайра, но улыбнулся ободряюще, от чего Винсент расцвел.

Обед ничем не напоминал вчерашний банкет. Молочная лапша на первое; котлеты или отварная курица на второе; гарнир — картофельное пюре и варёный рис; на десерт — пирог с патокой; из напитков — молоко, чай и тыквенный сок. Винсент выглядел ужасно разочарованным, как и его друг Грегори, восседавший за слизеринским столом между Пэнси и незнакомой первокурсницей с каштановыми локонами до плеч. Очевидно, это и была Гермиона, магглорождённая девочка, с которой подружился Драко. Сам Гарет, печально ковыряя ложкой в тарелке и вылавливая пенки, в который раз уже вспоминал Вельд.

«Наши-то сейчас борщ наворачивают… Или грибной суп…»

«Балованный ты парень, котёнок… Годиков пять назад ты бы эту лапшу уплетал, давясь и чавкая…»

«Вот-вот, давясь… сплошные пенки… нет уж, это я есть не буду!» — Гарет отпихнул тарелку с остывшей лапшой. — «Эх, жаль, что пищевые заклинания запаролены!»

«А что ты хотел, котёнок — коронная монополия»

Варёная курица оказалась пресной и жестковатой, картофельное пюре — водянистым… Гарет поймал грустный взгляд Драко, так же, как и он сам, уныло ковырявшегося в тарелке. Его соседка серьёзно что-то втолковывала Грегори.

— Я-то думал, что будет, как вчера, — проворчал Винсент, когда они вылезли из-за стола.

— Всё недосолено, — вздохнул Гарет.

— Это полезно! — уверенно заявила Гермиона, подошедшая к ним вместе с Драко и другими первокурсниками. — Мои родители врачи, и я…

— Прекрати, грязнокровка! — прошипела Пэнси. — Не позорь факультет своими маггловскими воспоминаниями!

Гермиона задохнулась. Драко бешено развернулся.

— Паркинсон, заткнись! И вообще, пошла вон отсюда! Тебя никто не звал!!!

— Дра-а-ако!.. — Пэнси от неожиданности даже потеряла дар речи.

— Гермиона, не расстраивайся, — переключился Драко на свою новую подругу. — И не слушай Паркинсон. Она просто прилипчивая дура с ядовитым языком.

Пэнси, покраснев как свёкла, вылетела из столовой. Тео, немного поразмыслив, последовал за ней. Захария Смит покосился сначала на Миллисент, потом на Грегори… и бочком-бочком улизнул прочь. Миллисент шумно выдохнула.

— Спасибо, Грег, — слизеринец заалел и заулыбался, — я уж думала, день испорчен. Кстати, кто-нибудь знает, когда у нас начнутся полёты на мётлах?

— С будущей недели, — отозвался Драко. — Мне крестный сказал.

— Я читала книгу, «История квиддича»… — Гермиона замялась, потом продолжила. — Там подробно рассказывается о многих… уловках, которые применяют игроки… но не сказано, как нужно вести себя начинающим…

— А ты раньше никогда не летала на метле?! — удивился Флетчер.

— Нет. Я… Мои родители — не маги.

— А, ну правильно, эта же говорила… Извини. — Флетчер слегка смутился. — А книжки тут не помогут, тут тренировки нужны.

— Ты не волнуйся, — вступил в разговор Терри. — В Хогвартс каждый год приезжают магглорождённые, так что мадам Хуч уже набила руку на обучении новичков. У тебя всё получится, главное — не зажимайся.

Гермиона коротко кивнула и перевела разговор на другую тему.

— У вас что было после Чар? У нас — Трансфигурация.

— И как оно? — немедленно заинтересовался Флетчер.

— Очень интересный предмет. Профессор МакГонагалл столько знает и умеет!.. Она превратила парту в пони!

— Нам говорили, она очень строгая, — заметила Миллисент.

Гермиона кивнула.

— Строгая, да… Но она мне понравилась.

— Гермиона с Драко сегодня заработали по три балла на Трансфигурации, — пояснил Блейз. — Мы превращали спички в иголки. Знаешь, Гарет, это так сложно оказалось!

— Я даже думать об этом боюсь… — расстроенно отозвался Гарет, для которого магия Крови всё ещё оставалась тёмным лесом.

— На самом деле это не так уж сложно, — поделилась Гермиона. — Просто надо очень-очень хотеть и чётко представлять, чего хочешь…

Навстречу первокурсникам двигалась одинокая фигура в лиловом тюрбане.

— Здравствуйте, профессор Квиррелл! — Винсент первым вспомнил фамилию преподавателя. Вслед за ним нестройно поздоровались и остальные.

— Здравствуйте, детки… — пробормотал профессор, аккуратно отодвигая в сторону оказавшегося слишком близко Блейза. Гарет не удержался и украдкой заценил ауру. За ночь в ней почти ничего не изменилось, если не считать слабого отголоска надежды в белой половине.

Квиррелл удалялся быстрым шагом, а Гарет всё стоял и смотрел ему вслед, пока Флетчер не похлопал его по плечу:

— Эй, очнись!

— Странный он какой-то… — заметил Рон Уизли.

— О кстати, — Драко приостановился. — Как твои отреагировали, что ты не на Гриффиндор попал?

— Пока никак, — Рон пожал плечами. — Из братьев я ещё никого не видел, а Стрелка если и прилетит, то не раньше завтра.

— А куда мы идём? — нерешительно подала голос Лайза Турпин.

— А действительно, куда мы идём? — очнулся Блейз. — Вот те раз… Похоже, заблудились.

Глава 28

Четырнадцать первокурсников растерянно сгрудились посреди незнакомого коридора.

— Этот замок такой огромный… — беспомощно протянула Лайза.

— Вот была бы у нас карта… — задумчиво отозвалась Мэнди.

— Нету карты, — вздохнул Грегори. — Чего делать-то будем? — он с надеждой взглянул сперва на Драко, потом на Гарета.

— Пойдём дальше, — предложил Флетчер. — Кто-нибудь встретится — попросим помочь.

Не иначе как по закону подлости, но первый, кто им встретился, был завхоз Аргус Филч.

— Нарушители!!! — его визгливый голос эхом пронёсся по замку. Первокурсники испуганно сбились в кучку.

— Мы не… — пролепетала Падма.

— Мы ничего…

— Мы просто…

— Мы… мы заблудились…

— Заблудились?!! — завхоз от ярости брызгал слюной. — Заблудились!!! Они заблудились в запретном коридоре!!! Не врать мне!!! Не сметь врать!!! — низенький человечек махал руками, как ветряная мельница, наскакивая на оторопевших ребят.

— Какой запретный коридор? — испуганно пискнул Терри.

— Директор говорил вчера… после банкета… — личико Гермионы было абсолютно несчастным.

— Мы наверное, прослушали… — виновато прошептала Мэнди.

Завхоз тем временем яростно шипел:

— Вы малолетние бандиты! Шляетесь тут… вынюхиваете… — его лицо побагровело. — Я сейчас же отправляюсь к директору — пусть он решит, как вас наказать!.. Пошли вперёд! Вперёд, я сказал!!!

Унылая процессия, подгоняемая разъярённым шипением завхоза, тащилась по замку. Первокурсники жались друг к другу. Гарета справа и слева подпирали Драко и Лайза, сзади всхлипывала Миллисент, а перед глазами маячил светлый затылок Терри Бута. Встречные студенты сочувственно косились. Наконец Филч пригнал испуганную стайку к высоким дверям, по обеим сторонам от которых восседали на постаментах каменные горгульи.

— Сахарная вата! — отрывисто бросил Филч.

Кто-то из девочек тихо ахнул. Горгулья, до этого казавшаяся обычным изваянием, зевнула, неторопливо потянулась и толкнула лапой ближнюю к ней створку.

— Можете войти, — сообщила она глубоким басом.

Филч толкнул вперёд стоявшую перед ним Блисс Забини.

— Чего замерли? Сейчас директор вам покажет, ворьё малолетнее!..

— Мы не… — запротестовала девочка, но тут же замолчала.

— Что случилось, Аргус? — директор возник в дверях. Филч закашлялся. Было заметно, что перед Альбусом Дамблдором он робеет.

— Кхе… господин директор… эти вот… были пойманы мной в двух шагах от запретного коридора!

— Вот как, Аргус, — голос седовласого старца был мягок и доброжелателен. — А вы что скажете, друзья мои?

— Мы просто заблудились! — выпалил Блейз. — Мы не хотели ничего плохого, честно!

Директор очень ласково улыбнулся.

— Ну вот, всё и выяснилось. И незачем было так пугать детей, Аргус. Достаточно было просто вывести их из запретного коридора, — его улыбка так и лучилась дружелюбием, но Гарету почему-то стало не по себе.

Завхоз развернулся и ринулся прочь, недовольно бормоча себе под нос. Директор оглядел притихших первокурсников.

— Надеюсь, теперь вы запомнили, куда заходить нельзя?

Выслушав сказанное вразнобой «да», он ласково кивнул, всматриваясь в лица стоявших перед ним учеников.

— Гарет, мой мальчик! Я очень рад тебя видеть. Ты ведь не откажешься выпить чашечку чая со стариком, правда? — цепкая рука ухватила его за запястье и потянула за собой. Обречённо кивнув, Гарет вошёл следом за директором в кабинет. Тяжёлая створка закрылась за его спиной.

— Ты любишь с мятой или с лимоном, мой мальчик? — усадив Гарета в кресло, директор поставил на стол поднос с двумя чашками и маленьким чайничком.

— Я лучше без всего… — несмотря на явное дружелюбие собеседника, мальчик чувствовал себя неуютно.

— Как скажешь, мой мальчик. Угощайся, — на столе появились сладости.

Гарет послушно взял печенье.

— Мой мальчик, тебе нравится в Хогвартсе?

— Даа… хорошая школа…

Старик внимательно вглядывался в него. Гарет крутил печенюшку в руках, глазея по сторонам. Кабинет директора был уставлен различными артефактами непонятного назначения.

— Гарет…

Мальчик вздрогнул и повернулся к собеседнику. Голубые глаза директора заглянули прямо в его зрачки… тревога! Передние рубежи ментальной защиты рухнули, а агрессор, кажется, даже не заметил сопротивления… Гарет поспешно выставил «Крепостную стену», но под напором директора его защита сминалась, как бумага. Вне себя от страха и отчаяния, Гарет бухнул «Мифриловый щит», способный, по слухам, удержать даже демона.

Словно бы сильные руки обхватили его сзади — Гарет даже почувствовал спиной и затылком тепло чужого тела. Знакомый голос прошептал в ухо:

— Держись, котёнок. Ты молодец, ты умелый маг — держись! Я помогу.

Белёсые щупальца бились в серебристый щит — и отступали, обессиленные. Давление на мозг уменьшалось. Гарет снова вернулся в кабинет директора. Старик выглядел таким же добрым и ласковым, но теперь мальчик знал, на что способен этот «Санта-Клаус».

— Ты ничего не кушаешь, мой мальчик…

— Яаа… простите… я недавно обедал… — больше всего Гарету хотелось оказаться как можно дальше от этого кабинета и его хозяина. Похоже, на этот раз их с директором желания совпали.

— Извини, Гарет, мой мальчик… — директор бросил взгляд в сторону вычурных часов, — скоро начнётся педсовет… Придётся нам с тобой перенести беседу на другое время… ты ведь меня простишь?

Торопливо заверив собеседника, что он всё понимает, Гарет выскочил из кабинета и почти бегом бросился прочь.

За поворотом его терпеливо дожидалась вся компания.

— Гарет, что случилось? На тебе лица нет! — изумился Флетчер.

— Мне стало плохо в кабинете директора… — о том, что произошло на самом деле, Гарет не собирался рассказывать своим друзьям, пока не проконсультируется с кем-то, кому можно доверять.

— Тогда тебе нужно лечь полежать, — вступила Блисс. Гарет лишь покачал головой.

— Драко, мне надо сказать несколько слов твоему крестному.

— Он сейчас в своих комнатах… должен быть, во всяком случае… — задумался Драко. — Пойдём, я тебя провожу. Мы тут собирались сходить к озеру…

— Может, я поговорю с профессором, а потом мы присоединимся к ребятам?

— А ты нормально себя чувствуешь? — забеспокоилась Падма.

— Если б было что-то серьёзное, директор никуда бы его не отпустил, а сразу вызвал бы мадам Помфри. Верно, Гарет?

— Да. Все в порядке… почти.

— Ну ладно, — кивнула Мэнди. — Тогда мы пойдём, а то опять этот ненормальный притащится и орать начнёт.

Драко взял Гарета за руку.

— Пошли. Что-то серьёзное случилось, да?

— Драко… пойми, я не могу говорить без разрешения твоего крестного.

— Значит, что-то серьёзное… — Драко помрачнел и приложил ладонь к груди, а Гарет вспомнил…

— Впрочем, тебе я могу сказать — ты защищён оберегом. Драко, директор пытался прочесть мои мысли! Я чудом отбил атаку, но чувствую себя выпотрошенным.

Драко побледнел.

— Дамблдор… рылся в голове ученика?!! Гарет, это нельзя так оставлять!!!

— Поэтому я и хочу поговорить с профессором Снейпом. Он взрослый… и я ему доверяю.

Глава 29

— Крестный, ты где?

— Драко, сколько раз тебе повторять…

— Ой, потом меня отругаешь! Гарету надо срочно с тобой поговорить! Это серьёзно! — с этими словами Драко Малфой буквально впихнул Гарета в апартаменты своего декана.

— Что случилось, мистер Поттер?.. ах, прошу прощения, Карсавен-Поттер… Кстати, почему у вас вдруг образовалась двойная фамилия?

— Наверное, потому что папа меня усыновил, но я не отрекался от рода Поттеров…

— Понятно. И что у вас такого ужасного произошло, что вы сочли возможным…

— Крестный, перестань! — раздражённо прервал профессора Драко. Тот лишь приподнял бровь, затем перевёл взгляд на Гарета.

— Я хотел попросить у вас то зелье, которое вы мне давали в Малфой-мэноре, помните? Я его несколько дней перед школой пил.

— Укрепляющее? — Снейп встал и прошёлся взад-вперёд по комнате. — Выкладывай, что случилось, мальчишка!

— Директор… пытался залезть в мои мысли. Я отбился… выставил щит, очень мощный… но он сожрал все мои запасы маны. Я вообще не понимаю, как мне удалось его поставить, это одно из самых ёмких заклинаний в Псионике… с перепугу, наверное.

Снейп вперил взор в ученика. Тех жалких крох маны, что завалялись на донышке, Гарету всё же хватило, чтобы выставить зельевара из своего сознания.

— Хмм… от меня ты закрываешься без труда.

— Директор сильнее…

— Да?

— Да… он даже не заметил, что я закрылся… Знаете, это было ТАК страшно…

— Догадываюсь… — вздохнул зельевар. Повернулся к шкафчику, пошуровал там и выставил ряд склянок с какой-то красно-фиолетовой жидкостью, одну протянул Гарету.

— Выпей. Это зелье более мощное, чем то, что ты пил летом.

Гарет послушно сглотнул вязкую жидкость. Зелье оказалось тошнотворно-едким на вкус, но…

— А можно ещё?

— Неужели понравилось? — ухмыльнулся Снейп.

— Мерзость! — честно признался Гарет. — Но процентов десять восстановило. В любом случае, это лучше, чем играться с «улиткой».

— Почему?

— Больно… — вздохнул Гарет. — Так можно ещё?

Профессор составил скляницы в коробку и протянул мальчику.

— Перерыв между приемом — не менее трёх часов. Когда у вас Зельеварение, в понедельник? Вот в понедельник принесёшь мне пустые склянки и останешься после уроков. Поговорим. До этих пор о директоре — никому ни слова. Драко, к тебе это тоже относится.


Остаток дня они гуляли в окрестностях Хогвартса, пока Гермиона не напомнила о домашних заданиях. Драко попытался протестовать, но эта маггловская девочка, похоже, обладала железным характером. И слизеринцы, и райвенкловцы вынуждены были признать её аргументы, и разошлись по гостиным.

В эту ночь Гарету снилась разная дребедень, но под утро…

Длинная шеренга учеников перед входом в Сферу. Магистр Кримаран защёлкивает тренировочные браслеты на тонких мальчишеских запястьях. Кривясь от боли, мальчики один за другим исчезают в магическом круге.

Гарет тянется к шпеньку браслета, чтобы переставить его на третью позицию, но магистр отводит его пальцы.

— Нет-нет, Гарет… начнёшь снова с единицы. Ты стал бояться боли, мальчик мой…

Гарет проснулся и сел в постели. Щёки пылали от стыда. Магистр прав, хоть это всего лишь сон — вчера Гарет трижды вливал в себя едкую гадость, лишь бы не ставить «улитку»… Позор!

Гарет воровато стрельнул глазами по сторонам. И Терри, и Флай, и Винсент, и Рон ещё спали. Значит, можно…

Папа говорил — пристёгивать к малочувствительным местам. Мозоль на пятке, наверное, сойдёт… Для верности Гарет потыкал пятку ногтем — нет, не чувствуется. Значит, сойдёт. И всё равно страшно… Зажмурившись, Гарет повернул пирамидку выступа…

Крик он удержал лишь чудом. Втянул воздух сквозь стиснутые зубы. Ариэль!!! Он уже успел забыть, что это за кошмар! Так, ладно, первое дело — проверить манник. Ого! Больше половины! Ещё разок — и заполнится под горлышко. Но как же не хочется… Даже пальцы как будто онемели и не чувствуют граней…

На этот раз всхлипа удержать не удалось. Гарет до крови прикусил губу. Ужасно… но дело того стоило. Манник полон. Но теперь ему нескоро удастся заставить себя применить эту… эту…

— Куда сейчас идём? — поинтересовался Флетчер у Мэнди, когда мальчики оделись и спустились в гостиную. «Валькирия» удивлённо покосилась на него.

— На завтрак.

Юный гурр смущённо улыбнулся.

— Я имел в виду — что у нас первым уроком?

— Ааа… извини, я не поняла. ЗОТИ, потом Гербология, а после обеда — Трансфигурация.

— ЗОТИ должна быть интересным предметом, — мимоходом заметил Терри. — Я полистал учебник…

— Только профессор немного странный, — отозвался Флетчер. — Надеюсь, на уроках это не отразится…

— Флай, у тебя дурной глаз! — возмущённо заявил Терри, когда райвенкловцы и пуффендуйцы выходили из кабинета Квиррелла.

— Ну я же не виноват, — вяло отбивался Флетчер, — я ничего такого не хотел…

Гарет не вмешивался в их полушуточную перепалку. Он напряжённо думал о том, что успел увидеть на уроке ЗОТИ.

Профессор Квиррелл вёл себя странно. Он краснел, бледнел, запинался, перескакивал с одной темы на другую, на вопросы отвечал невпопад… Но Гарет видел его ауру… Пёстрая половина словно бы боролась с белой, пытаясь растворить её в себе. Несколько секунд — и ситуация менялась: теперь белая половина атаковала, а пёстрая из последних сил удерживала рубежи… В эмпатическом фоне обеих половинок главную часть занимала адская смесь из отчаяния и решимости стоять до последнего. Неудивительно, что Квиррелл не мог сосредоточиться!.. И ещё: когда профессор проходил мимо Гарета, мальчика словно обдавало морозным воздухом, и он слышал отголосок чужой мольбы.

«Помоги…» — упрашивало его таинственное бестелесное существо. — «Помоги, ты же можешь… Пожалуйста»

Гарет не знал, что ответить на беззвучный призыв. Да и как общаться с этим непонятным созданием, тоже было неясно. Он еле дождался конца урока и выскочил из класса одним из первых.

— Придётся изучать ЗОТИ по учебнику, — донёсся до мальчика расстроенный голос Блисс.

— Можно поговорить с Кассио, — предложил Гарет, с радостью выныривая из океана тайн и отдаваясь обыденным заботам. — Может, кто-то из старших согласится позаниматься с нами? Или хотя бы книжки порекомендует?

— Хорошая идея, — согласилась Миллисент.

Глава 30

Первое занятие по Гербологии прошло без эксцессов и больше напоминало экскурсию. Профессор Спраут провела первокурсников по теплицам, демонстрируя различные растения. Про некоторые из них она упоминала вскользь, о других рассказывала подробно. В целом урок Гарету понравился, тем более что профессор охотно отвечала на вопросы и даже радовалась, когда её спрашивали.

Обед был более съедобным, чем вчера. Суп из щавеля, вчерашние котлеты и курица, к ним — тушёные в молоке овощи и капустная запеканка. Тосты с каким-то солёным маслом, отдающим чесноком. Пирожки с картошкой. Чай, тыквенный сок и странный мутный компот. Гарет отдал должное супу — очень даже ничего, хотя со щами не сравнить. Попробовал на этот раз котлеты и остался доволен. Капустная запеканка оказалась выше всяких похвал. И бутерброды неплохие — мальчик даже завернул парочку, чтобы пожевать перед сном.

Трансфигурация у Райвенкло проходила совместно с Пуффендуем. Профессор МакГонагалл, высокая сухопарая дама — та самая, что руководила распределением — провела перекличку, а затем рассадила первокурсников по своему выбору. Гарет оказался между Лайзой и Сьюзен — парты в классе Трансфигурации почему-то были рассчитаны не на двоих, а на троих студентов.

Шебуршание и шёпот на задних партах профессор пресекла одним суровым взглядом.

— Трансфигурация — один из самых сложных и опасных разделов магии, которые вы будете изучать в Хогвартсе, — начала она, оглядывая класс. Ученики, попадавшие в поле её зрения, непроизвольно вытягивались, как солдаты при виде командира.

— Любое нарушение дисциплины на моих уроках — и нарушитель выйдет из класса и больше никогда сюда не вернётся. Я вас предупредила.

Завершив речь, профессор снова зыркнула на первокурсников. Лайза нервно поёжилась. Гарету стало не по себе.

— Сейчас вы увидите, на что способна Трансфигурация.

Профессор МакГонагалл вернулась на кафедру. Указала палочкой на пустую парту. Её губы зашевелились, но слов слышно не было.

— Ааххх!..

Слитный вздох изумления прошелестел по классу. Парта на глазах уменьшалась, меняла форму, цвет… и вот перед потрясёнными ребятами возник маленький розовый поросёнок с чёрным пятном на боку. Он недовольно захрюкал и начал крутить хвостиком.

— Ой, он сейчас кучу навалит! — пискнула Сьюзен.

Но профессор МакГонагалл была начеку. Не успел поросёнок начать своё грязное дело, как она вновь наставила на него палочку — и на месте свинки снова возникла парта. Только теперь она стояла слегка наискосок — поросёнок успел сделать несколько шажков по классу.

— Вот здорово!.. — ахнул Мальчик-с-жабой. — А мы так сможем?

На строгом лице профессора появилось некое подобие улыбки.

— Всему своё время, мистер Лонгботтом. Превращать неживые предметы в живых существ трудно. Вы скоро убедитесь, что даже просто изменить форму предмета — сложное задание. Итак, прежде всего откройте ваши конспекты и запишите формулу превращения спички в иголку.

Ученики усердно заскрипели перьями, записывая под диктовку профессора непонятные слова. Формула состояла из нескольких предложений, выглядевших полной тарабарщиной.

— На первом курсе вы будете пользоваться готовыми формулами, — сообщила профессор МакГонагалл. — Позже вы научитесь составлять их сами. Будьте очень внимательны: трансфигурационные заклинания надлежит знать наизусть и произносить про себя. Итак, чтобы превратить спичку в иголку, вы должны проделать следующее: взять палочку в правую руку; мысленно произнести формулу; коснуться палочкой спички; как можно чётче, в подробностях, представить себе иголку. Если вы проделали всё правильно и сконцентрировались должным образом, результат не заставит себя ждать. Итак, я даю вам полчаса на заучивание формулы.

Класс заполнился невнятным бормотанием. Гарет в какой уже раз перечитывал эту галиматью, вбивая в память непонятные слова. Наконец, длинные строчки чётко уложились у него в голове.

— Что же, проверим, как вы запомнили заклинание. Мистер Финч-Флетчли!

Кудрявый мальчик — «пуффендуйская курочка» — неловко поднялся и, запинаясь, начал читать:

— Мноф косэнрунфо…

— Уже ошибка! — профессор укоризненно покачала головой. — Косэнруньфо. Мягкий «эн» перед «эф». Дальше!

— Мноф косэнруньфо ридрохруп…

— Опять ошибка! Минус пять баллов Пуффендую! Мистер Финч-Флетчли, такие вот мелкие ошибки, происходящие от невнимательности, могут стоить вам жизни! Садитесь. Мисс Буллстроуд, прошу вас…

Миллисент проговаривала трудные слова с видимым усилием, но добралась до конца заклинания без ошибок. Профессор МакГонагалл похвалила её за чёткость произношения, но пожурила за слишком большие паузы между словами. В итоге Милли всё же принесла своему факультету два очка и села на место, разрумянившись от смущения и удовольствия.

Невилл Лонгботтом, вызванный вслед за Милли, тоже произнес формулу без ошибок, но от волнения забыл последнее слово. Ещё один пуффендуец по фамилии Макмиллан после каждого произнесённого слова шмыгал носом, и профессор велела ему идти в Больничное крыло и выпить перцового зелья.

Наконец суровая преподавательница убедилась, что все ученики запомнили заклинание как следует. Взмах палочки — и перед каждым первокурсником появилась спичка.

— Итак, перейдём к практике. Все помнят последовательность действий?

Дружное «Да!» вызвало у профессора лёгкую улыбку.

— В таком случае, начнём. У вас есть время до конца урока. Тот, кому удастся провести трансфигурацию полностью, принесёт своему факультету пять баллов.

Гарет наморщил лоб, проговаривая про себя длинное заклинание, коснулся кошачьей головкой спички… выглядело это так, как будто металлический котёнок спичку обнюхивает. Ну вот, сбился, потерял концентрацию! Придётся начинать сначала.

Мноф косэнруньфо ридрогхруп… — Гарет снова напрягся, касаясь спички палочкой и представляя себе иглу. Длинную стальную иглу. С широким ушком и острым кончиком, таким острым, что на месте укола немедленно выступит кровь и повиснет крупной каплей… Гарет даже зажмурился, но открыв глаза, он увидел ту же спичку. Неровную, с жирной коричневой головкой… Опять всё сначала.

Вновь и вновь он пытался сделать это, но ничего не происходило. С двух сторон сосредоточенно сопели Лайза и Сьюзен. Спичка Лайзы уже начала слегка заостряться, а Гарет по прежнему не мог ничего изменить. Более того — он не понимал, ЧТО ИМЕННО он делает не так!..

«Котёнок…»

Никогда ещё Гарет так не радовался вмешательству Стража.

«Магнус, как?.. Я просто ничего не понимаю…» — он готов был расплакаться от бессилия.

«Тихо-тихо, котёнок. Смотри…» — Магнус принялся повторять то, что несколько минут назад говорила МакГонагалл. Гарет слушал с нарастающим отчаянием, пока Страж не прервался.

«Ты так ничего и не понимаешь…»

«Нет!!!»

«Видимо, дело в том», — Страж размышлял вслух, — «что у твоего тела уже выработаны навыки. Ты пытаешься трансфигурировать, используя магию Духа. Естественно, у тебя ничего не получается. Нужно хоть раз сделать это правильно, чтобы навык закрепился. Если бы ты согласился на секундочку уступить мне своё тело…»

Восторг захлестнул Гарета, как высокая волна.

«Магнус!!! Ты и такое можешь?!! Вот здорово! Почему ты мне раньше не говорил?!»

«Эх, котёнок… Какой же ты доверчивый…»

«Не можешь?..» — настроение упало.

«Чудо ты моё… карсское… Могу. Просто любой на твоём месте перепугался бы до дрожи… а ты обрадовался…»

Гарет пришёл в недоумение. Таким тоном Страж ещё никогда с ним не разговаривал.

«Магнус…»

«Обещаю тебе, котёнок. Что бы ни случилось, я никогда не предам тебя, не обижу и не сделаю ничего тебе во вред. Клянусь!» — это прозвучало так торжественно, как перед лицом бога.

«Магнус…» — Гарет от неожиданности позабыл все слова, — «я и так… я тебе всегда… мы же вместе, и ты никогда…»

«Котёнок ты мой… глупый, маленький и пушистый…»

Гарет блаженно улыбнулся.

«Ладно, к делу. Так как, пустишь меня на своё место?»

«Конечно, Магнус!»

Ощущения были… странными. Как будто Гарет — гость в своём доме, и Магнус показывает ему… ну, скажем, как печь блины. Мальчик представил Стража в кухонном фартуке, за что получил одобрительный смешок.

«Ой!!! Я всё понял!!! Это же… это просто… просто спичка втискивается в матрицу иголки, да? Но это же не навсегда!»

«Конечно, не навсегда! Но это и не требуется, котёнок! Трансфигурация — это так… дырку заткнуть… Сделал из стула диван, попользовался — вернул обратно… Удобно»

«Ага. Спасибо, Магнус!»

«Всегда пожалуйста, котёнок…» — с ласковой насмешкой. И Страж снова уходит на своё место — куда-то далеко, за грань…

Гарет вздохнул, возвращаясь к занятию. Внимательно рассмотрел лежащую перед ним спичку. Представил себе иголку. И начал совмещать матрицы двух предметов, заставляя перетекать один в другой, так как на его глазах это делал Магнус. Трансфигурация шла туго, приходилось прилагать немалые усилия… но вот формы совместились! Мальчику даже показалось, что он услышал лёгкий щелчок.

— Прекрасно, мистер Карсавен-Поттер!

Гарет пришёл в себя. Оказалось, профессор МакГонагалл стояла возле его парты. Она подняла иголку и продемонстрировала её классу.

— Отличная работа. Пять очков Райвенкло!

Глава 31

В субботу у райвенкловцев было всего два урока — Классный час и Чары. На Классном часе профессор Флитвик поинтересовался, как у его первокурсников идут дела и не нужна ли помощь. Гарет воспользовался случаем, чтобы обсудить проблему ЗОТИ. Профессор Флитвик согласился, что это действительно проблема, и обещал, что поговорит со старшекурсниками. После Чар их компанию отловили двое парней и две девушки.

— Привет, мелкие! — рослый массивный блондин снисходительно усмехнулся. — Значит, с Защитой у вас сложности? Молодцы, что не стали запускать. Значит, так: мы четверо будем по очереди с вами заниматься. Раз в неделю. В среду первым уроком — я и Джеки Уинстон, в субботу третьим — Виталис и Виктуар Сабве. Меня зовут Уолдо Стивенс. Вопросы есть?

— Сегодня занятие будет? — спросил Рон.

— А как же! Обязательно будет.

— А где мы будем заниматься, в каком классе? — робко поинтересовался Винсент.

— Не в классе. В гостиной Райвенкло. Ещё вопросы будут? Нет? Ну тогда бегите на обед. На той неделе занятие будет в среду, кто решит проспать — пожалеет, что на свет родился, — он хищно ухмыльнулся, окинув взглядом опешивших мальчишек. — Так что сейчас марш обедать, и не опаздывайте на урок!

Виталис и Виктуар, очень похожие внешне, оказались не близнецами, как предположил Рон, а кузенами. Говорили они с лёгким акцентом, поскольку выросли во Франции.

— Вы читали учебник самостоятельно? — первым делом поинтересовалась Виктуар.

— Даа… только там не все понятно… — вздохнула Миллисент.

— Ну что же, — вступил Виталис. — Тогда построим занятие так: первая половина урока — это пройденная вами самостоятельно тема. Вопросы, непонятки и так далее. Потом, если время останется, мы будем давать вам материал, которого нет в учебниках, но это может попасться вам на экзаменах, да и в жизни — если не очень повезёт. Итак, сейчас у нас вводная лекция, краткое представление о ЗОТИ как о предмете — верно я говорю?

Первокурсники вразнобой закивали.

— Ну что же… Защита от Темных Искусств — это предмет, который, скорей всего, пригодится вам в жизни — хотя бы частично. Особенно он нужен будет тем, кто пойдет работать в аврорат или будет контактировать с другими расами. Что мы будем изучать? Кто мне скажет? Давай ты, как тебя зовут?

— Гарет Карсавен-Поттер.

— Можешь не вставать, — махнул рукой Виталис. — Итак, что ты вычитал в учебнике? Что из себя представляет Защита от Темных Искусств?

— Нну… — привычно начал Гарет, — во-первых, как контактировать без вреда для себя с разумными, полуразумными и псевдоразумными расами… как управляться с нежитью, демонами и другими злобными существами… как уберечься от проклятий и последствий опасных ритуалов… как снимать эти проклятия и последствия… и боевая/защитная магия.

— Правильно. Вопросы есть?

— Что такое «полуразумные и псевдоразумные расы»?

— Хороший вопрос, — Виталис уселся поудобнее. — Перечисли-ка мне разумные расы. Те, что указаны в учебнике, как разумные без оговорок. Или нет, лучше не ты, а вот ты. Назовись, кстати.

— Блисс Забини. Так, разумные расы — это люди, высшие эльфы, высшие вампиры, гоблины, водяные и русалки, высшие фейри, королевские вейлы, высшие оборотни… эээ… гномы… а, да, кентавры… вроде все?

— Нет, дорогуша, не все. Еще с полсотни наберется. Но основные расы ты перечислила правильно. Так вот, для представителей этих рас характерно следующее: они имеют высокоразвитый интеллект — раз; и их побуждения, с некоторым усилием, можно понять — это два. Полуразумными же считаются расы двух типов: либо их интеллектуальное развитие оставляет желать лучшего — тролли, например; либо их тип мышления сильно отличается от человеческого. Это в первую очередь негуманоидные расы — высшие драконы, гигантские кальмары… Понятно?

— А псевдоразумные? — несмело заикнулся Рон.

— Как тебя зовут? Рон Уизли? Погоди, ты из тех самых Уизли? Перси твой брат?

Рон кивнул.

— Ну, тогда ты наверняка сталкивался с представителями псевдоразумных рас. — Видя, что мальчик не понимает, Виталис пояснил: — Садовые гномы.

— Аааа…

— Да, так. Псевдоразумные потому и называются так, что лишь кажутся разумными, хоть и беспредельно тупыми порой. Садовые гномы, пикси, гриндилоу, большая часть низших фейри… Но на самом деле они лишь копируют чужие повадки, как попугай копирует чужие слова. С этим разобрались? Еще что-нибудь?

— Пока все понятно, да? — вступила Виктуар. — Тогда займемся дополнительным материалом. Достаньте тетради… да нет, не классные. Для дополнительного материала. Как «нет», вы же райвенкловцы, как не стыдно! Ну ладно, первую лекцию записывайте, куда придется, но к следующему уроку чтоб у всех были тетрадки для дополнительных занятий! И по другим предметам тоже заведите, вам это пригодится. Научные исследования надо проводить в отдельной тетради, а не в конспекте…

— А то можно неслабо огрести от профессора! — закончил фразу Виталис, ухмыляясь. Его кузина слегка порозовела.

— Перестань. А то сам будешь им диктовать!

— Молчу, — улыбнулся Виталис.

— Итак! Достали перья и пишем тему нашего урока: «Водяные Змеи»…


В воскресенье во время завтрака в Большой зал влетели совы — целые стаи сов! Они кружились над столами, роняя в руки студентам свитки и футляры с письмами. Большой ушастый птиц — «филин» — вспомнил Гарет — уронил один свиток в руки Драко, второй бросил перед ним самим. Весточка из Малфой-мэнора!..

Карина пока еще не вернулась, но Гарет и не ждал ее так рано. Крошка алаки улетела вчера перед завтраком, значит, ждать ее надо завтра-послезавтра. Сначала она попытается пробиться непосредственно в Карс — не получится, проход еще не открылся. И откроется, скорей всего, не раньше Хэллоуина. Тогда Карина полетит к Виктору — это запасной вариант. Интересно, кем являются алаки — полуразумными или псевдоразумными? Ладно, неважно. У Виктора дракошка отдохнет, поест и поспит. А потом уже двинет обратно в Хогвартс. Да, дня три-четыре…

От размышлений Гарета отвлекла престарелая сова, тяжело рухнувшая на стол рядом с тарелкой Рона.

— Стрелка. Из дома, — пояснил рыжий. — Пусть отлежится, не трогай, — это Флетчеру. Гарет смотрел, как его друг отвязывает пергаментный свиток от скрюченной птичьей лапки. Пальцы Рона ощутимо дрожали — он волновался. Два сердитых взгляда по сторонам — Гарет и Флетчер поспешно уткнулись в собственные свитки.

Люциус радовался за «своих любимых мальчиков», поздравлял Гарета с поступлением на Райвенкло, предостерегал насчет директора… Письмо, в общем, не о чем, но настроение подняло. Засунув свиток обратно в футляр, Гарет осторожно скосил глаза в сторону Рона.

Рыжий напряженно вчитывался в свиток, шевеля губами. Гарет не выдержал.

— Рон, ну что?

— Да так… Ничего существенного. Правда, народ, ничего такого. Я боялся, мамочка вопиллер пришлет. А так… ну, удивились, что я попал не на фамильный факультет. Напомнили, что у нас с Малфоями фамильная вражда, и чтобы я вел себя соответственно… Не собираюсь! — отрезал он в ответ на вопросительный взгляд Гарета. — Не желаю ссориться с нормальным пацаном из-за того, что мой пра-сто-раз-дедуля с его девицу не поделили!!!

Глава 32

— Какую девицу? — заинтересовался Винсент. — Леди Марианну?

— Тоже знаешь эту историю? — оживился Рон. — А как ее у вас рассказывают?

Винсент наморщил лоб, собираясь с мыслями.

— Нууу… Жила-была прекрасная дева… леди Марианна Уайт. Она была невестой лорда Скорпиуса Малфоя. Они были помолвлены с колыбели, и их семейства радовались предстоящей свадьбе. Но… — Винсент смущенно покосился на Рона, тот кивнул:

— Давай дальше. Я потом расскажу нашу версию.

Винсент кашлянул и продолжил:

— Незадолго до свадьбы леди Марианна познакомилась с лордом Рагнаром Уизли. Он был красив и очарователен, и позарился на приданое леди Марианны, и обольстил ее, и склонил к побегу. Они бежали, и лорд Скорпиус, вне себя от гнева, бросился в погоню. Но когда он настиг беглецов, брачный обряд уже был свершен, и презренный Уизли насмехался над лордом Скорпиусом, говоря: «Вот, даже на свадьбу своей невесты ты опоздал, и стал лишним в жизни ее» — Винсент рассказывал монотонно, полуприкрыв глаза, словно читал по памяти старинное предание. Гарет сообразил, что наверняка так оно и есть.

— Тогда лорд Скорпиус выхватил шпагу и сказал: «Пусть хладное железо рассудит нас!» И леди Марианна вскрикнула, ибо знала — нет равных лорду Скорпиусу во владении клинком, и боялась за мужа своего, чьих низменных намерений еще не успела узнать. А были эти намерения таковы: завладев приданым леди Марианны и насладившись ее телом, чистым и прекрасным, как цветок лилии, убить несчастную, дабы без помех тратить деньги ее на отвратительные пристрастия свои…

Флетчер, не выдержав, фыркнул. Винсент обиженно зыркнул в его сторону.

— У нас так рассказывают!

— Дальше, дальше, не отвлекайся, — усмехнулся Рон.

— И мужчины обнажили клинки, и вели бой. И лорд Скорпиус начал побеждать, и сказал так: «Леди Марианна станет вдовой ранее, чем сделаешь ты еще вдох». И ринулся он на противника своего, дабы нанести ему последний, смертельный удар. Но трусливый Уизли, бросившись в сторону, прикрылся телом леди Марианны, и шпага лорда Скорпиуса пронзила ее сердце, и упала она на траву, обагряя ее кровью. И лорд Скорпиус склонился над телом своей возлюбленной, а пока он прощался с ней, уходившей навеки, презренный Уизли успел бежать… Вот. — Винсент перевел дух.

— Будь здоров трагедия, — хихикнул Терри Бут.

— А у вас как? — заинтересованно спросила Миллисент. Рон криво усмехнулся.

— Думаю, столь же правдиво. Помянутая леди Марианна, бедная родственница Малфоев, — не кривись, Винсент, теперь твоя очередь слушать эту галиматью — то есть, я хотел сказать, семейное предание…

Флетчер заржал в голос. Терри шикнул на него:

— Да погоди ты, интересно же! Рон, давай дальше!

— Итак, бедняжка леди Марианна жила в особняке Малфоев и являлась воспитанницей матери лорда Скорпиуса, леди Серены, урожденной Уайт. Это официальный вариант происхождения упомянутой девицы, а есть еще неофициальный, согласно которому леди Марианна являлась наследницей огромного состояния, но злобные Малфои лишили бедную сиротку…

— Кого там чего лишили злобные Малфои?! — возмутился Драко, незаметно для райвенкловцев появившийся у их стола.

— Тише, Драко, садись сюда, — Гарет подвинулся. — Рон рассказывает свой вариант истории о леди Марианне.

— Ааа, эту бредятину, — фыркнул Драко. — Благородный лорд Скорпиус, презренный Уизли… Ерунда все это. Если хотите знать, как было на самом деле, спросите у Бута.

— Я расскажу, — пообещал Терри. — Но пусть сначала Рон. Малфоевский вариант нам Винс выложил, теперь я хочу услышать уизлевский.

— Так а на чем я остановился?

— На злобных Малфоях, лишивших кого-то там чего-то там.

— Короче, бедная леди Марианна, без гроша в кармане, находилась практически в рабстве у матери лорда Скорпиуса, собиравшейся продать несчастную сиротку какому-нибудь богатому старику…

— Во Уизли жгут, — покачал головой Драко.

— Но до этого дело не дошло. В жизни леди Марианны произошли два события: во-первых, лорд Скорпиус воспылал к ней порочной страстью и решил сделать несчастную невинную девушку своей любовницей. Во-вторых, она познакомилась с Рагнаром Уизли, юным и прекрасным, и они полюбили друг друга.

— Юный и прекрасный четырехкратный вдовец, — хмыкнул Драко.

— Ну не везло человеку с женами, — давясь смехом, пояснил Рональд. — Вообще-то я сверялся с родословными древами… лорду Рагнару в ту пору было за пятьдесят, твоему, Драко, предку примерно столько же, а леди Марианне под сорок, и была она вдова лорда Уайта, а по рождению…

— По рождению она была Блэк, — засмеялся Терри. — И характер у нее был соответствующий… Ну ладно, Рон, что там дальше-то?

— Дальше? Несчастные влюбленные были вынуждены бежать, но злобный Малфой погнался, догнал и зарубил обоих, и вернулся домой, рассказывая большую враку о дуэли, но ему поверили, потому что деньги решают все. Такая вот ужасная история. Терри?

Терри хохотал до слез, уронив голову на стол.

— Здорово, — наконец выдавил он. — Красиво, ммм…

— Давай, рассказывай, как на самом деле было, — потребовала Миллисент.

— Сначала про леди Марианну. Тут все как сказал Рон. Урожденная Блэк, леди Уайт, богатая вдова. У нас в доме портрет ее висит — такая пышная красотка, папины гости вечно ей комплименты отвешивают. За ней куча народу ухаживало, а особо настойчивых было трое — лорд Малфой, лорд Уизли и лорд Бут. Ага, мой предок. Она долго колебалась и морочила головы всем троим. Наконец у Рагнара Уизли лопнуло терпение, и он решил неуступчивую даму похитить. Похитил. Пока он вез ее до Венчального Круга, невеста очухалась, пришла в себя и накидала ему таких плюх, что когда люди Скорпиуса Малфоя остановили карету, Уизли из нее просто выпал.

— Молодец леди Марианна! — Блисс захлопала в ладоши. — А дальше что?

— Когда Малфой попытался намекнуть о награде за спасение девичьей чести, прилетело и ему. Леди Марианна была дама размашистая, что палочкой, что кулаком владела одинаково хорошо. Так что и лакеев малфоевских усмирила, и их хозяина оставила сидеть в обнимку с Уизли и думать о смысле жизни. А сама взяла коня и отправилась верхом обратно в родное поместье. Не знаю уж, почему она не аппарировала, но факт остается фактом. На полдороге ее встретил Чарльз Бут, которому хватило ума держаться учтиво и никаких наград для себя не требовать. Леди Марианна помощь его благосклонно приняла, денька три поразмыслила, а потом дала согласие стать леди Бут.

— А что Уизли и Малфой? — встрял Блейз, перебравшийся за райвенкловский стол вслед за Драко.

— Предание говорит, что они попытались выяснить отношения, да так хорошо повыясняли, что Уизли до конца дней своих из родового поместья не вылезал.

— А Малфой?

— А Малфой вылезал. Даже в гости ездил к бывшему сопернику. А отношения между семьями порвались лет через двадцать после этой истории, когда уже оба старых лорда в могиле лежали. Их наследники затеяли совместную аферу, прогорели и на этой почве расплевались.

Глава 33

— Ладно, с леди Марианной разобрались, чем займемся? Может, сходим погулять? Вон, Грег тут с Хагридом подружился, теперь в гости к нему собирается… — спохватившись, Драко пустился в объяснения: — Хагрид — это…

— Знаем, Хранитель Ключей, — натолкнувшись на удивленный взгляд слизеринца, Гарет пояснил: — Нам Кассио рассказал, еще на банкете.

— Ааа… — Драко кивнул. — Так как, сходим? Будет интересно познакомиться. Я еще никогда не общался с полувеликаном.

— По-моему… — девичий голос с менторским оттенком заставил Драко вздрогнуть и закатить глаза.

— Гермиона, только не начинай все сначала! Это же воскресенье, день отдыха!

— Но профессор Снейп сказал…

— Герм, я тебя умоляю!!! Я учебник за первый курс еще в прошлом году знал наизусть! — покосившись на райвенкловцев, Драко пояснил:

— Тащит меня в библиотеку, готовиться к Зельям. Кстати, Гарет, крестный просил напомнить, чтобы ты прихватил пустые склянки.

— Ох, а я еще не все издержал…

— Ну возьмешь сколько есть, а там крестный тебе скажет…

— Гермиона, хочешь, я тебе хорошую книжку по Зельеварению дам? — предложил Гарет, видя, что девочка настроена решительно и ищет новые аргументы для спора. — Она моя личная, можешь читать ее, сколько захочешь.

Гермиона замялась, потом нерешительно спросила:

— Ты уверен? То есть, я хочу сказать… разве тебе самому не нужно будет…

— Да нет, я уже прочел и разобрался. И выписки сделал, так что можешь взять хоть насовсем. Там объясняется, как резать, как мешать… почему так, а не этак…

— Это что ты имеешь в виду Гарет? — внезапно оживилась Миллисент. — Учебник Урбануса Кришты? — мальчик кивнул, а Милли повернулась к Гермионе.

— Бери, даже и не думай! В нашей библиотеке такое если и есть, то уже давно расхватали! Идеальная книжка для начинающих, особенно кто первый раз о зельях слышит… тебе очень повезло!

Когда Гарет вернулся с толстеньким томиком под мышкой, он уже издали заметил, что что-то не так. Его друзья вели яростный спор. Подойдя ближе, он понял, что это не совсем верно: спорил Рон с каким-то высоким рыжеволосым старшекурсником.

— …вот когда Кассио скажет, что я не должен, тогда, может, я послушаю, а ты мне не указ!

— Я?!! — наливаясь багрянцем, прошипел дылда. — Я тебе не указ?!! Я твой старший брат пока еще!!!

— К моему великому сожалению! — фыркнул Рон, а еще двое рыжих, стоящих слегка в сторонке, зааплодировали. Старшекурсник развернулся к ним.

— Фред! Джордж! Предатели!

— Вовсе нет, братишка, — усмехнулся стоящий слева. — Но крошка Ронни имеет право сам выбирать себе друзей.

— Друзей? Да, но Малфой…

— Это его выбор, — отозвался второй рыжик. Тут до Гарета дошло, кто они такие — старшие братья Рона, близнецы, о которых он упоминал на банкете.

— Да какие вы гриффиндорцы после этого?!!! — раскипятился старшекурсник.

— Да вот такие, — пожал плечами первый близнец.

— Ладно, Перси, если у тебя всё… — начал было Рон, собравшись уходить, но старшекурсник схватил его за плечо.

— Нет, не всё!!! И не смей мне хамить, дрянь малолетняя!!!

— Э, Перси… — близнецы дружно шагнули вперед. Рон дёрнулся прочь.

— Пусти, псих бешеный! Аййй!!! Перси, гад, пусти, руку сломаешь!!!

Для Гарета это было уже слишком. Шагнув вперед, он пихнул учебник в руки Гермионе, а сам бросился к Рону. Близнецы пытались оторвать Перси от младшего брата, сам Рон, подвывая от боли, крутился волчком… Драко Малфой вышел из ступора и тоже кинулся на помощь.

— Драко, не лезь, только хуже сделаешь!.. Пусти, полудурок, скотина!!!..

— Отвали, щенок!.. — прорычал Перси, пытаясь отпихнуть подбежавшего Гарета. — Я сам разберусь с моим братцем-предателем!..

— Перси, идиот, отпусти, ты же ему плечо сломаешь!..

— Кретин!!! Пусти его сейчас же, мама тебя убьёт!!!

Гарет не стал тратить времени на споры — он просто сжал изо всех сил запястье Перси у основания большого пальца — так, как учил Цагай.

Получилось! Перси взвыл так, что даже близнецы вздрогнули, разжал пальцы и затряс кистью, не прекращая скулить. Рон шарахнулся в сторону, где его немедленно подхватили Грегори, Драко и Блейз. Драко пробежался пальцами по плечу.

— Перелома вроде нет. Но в больничное крыло лучше наведаться.

— Обойдусь, — Рон кривился от боли. — Перси не в первый раз такое выкидывает… Гарет, спасибо. Драко, не обижайся, просто если бы ты полез на Перси с кулаками…

— Понял, не дурак, — угрюмо отозвался Драко.

— Может, нам лучше уйти отсюда, — нервно предложила Гермиона, косясь на орущего Перси и удерживающих его близнецов.

— И поскорей, — поддержал её Терри. — Ну и бешеный же у тебя братец!

— Перси в этом году стал старостой Гриффиндора, — объяснял Рон, когда они шли прочь от замка по направлению к сторожке Хагрида. — И теперь из кожи лезет, чтобы Гриффиндор первое место занял.

— А ты-то тут причём? — искренне удивился Блейз. — Ты же из Райвенкло!

— Ай, Блейз, как ты не понимаешь, — встрял Драко. — Тут же фамильная честь затронута. Многие поколения семьи Уизли учились на Гриффиндоре и только на Гриффиндоре, а Рональд, во-первых, попал на Райвенкло, нарушив тем самым семейную традицию, а во-вторых, подружился со слизеринцами. Да мало того — с Малфоем, фамильным врагом Уизли… Я правильно излагаю?

Рон кивнул. Потом задумчиво спросил:

— Кстати, Драко… А твой-то отец не разозлится из-за того, что ты с Уизли общаешься?

— Не знаю, — честно отозвался Драко. Затем, бросив вороватый взгляд в сторону Гермионы и убедившись, что она всецело занята книгой и к их разговору не прислушивается, добавил, все же понизив голос:

— Я боюсь даже думать, как он на Гермиону-то отреагирует. Она магглорождённая, а папа, когда о таких говорит, слова через губу цедит.

Остаток пути они прошли в молчании. Уткнувшаяся в учебник Гермиона то и дело спотыкалась, и Мэнди взяла её под руку, но не удержалась и тоже стала заглядывать в книгу. Теперь спотыкались уже обе девочки.

— Ну вот, — радостно сказал Грегори, — пришли.

На дверном косяке снаружи висел лук в рост Гарета и пара галош, которые вполне можно было использовать вместо лодочек. Падма поежилась.

— Грегори, а ты уверен, что нам здесь будут рады? — шёпотом спросила она. — Приглашали-то тебя одного…

— Уверен, — бодро отозвался Грегори. — Хагрид сказал, что будет рад видеть всех моих друзей.

Он поднял руку и постучал в дверь. Спустя пару секунд в домике что-то заскреблось и зарычало, а потом разразилось громогласным лаем.

— Мама! — всхлипнула Лайза, меняясь в лице. Блейз стиснул ее пальцы.

— Тише… собаки чувствуют, когда их боятся…

Глава 34

— Назад, Клык, назад! — зычно гаркнули за дверью, а затем он приоткрылась, и в проеме нарисовался давешний грозован («полувеликан» — напомнил себе Гарет).

— Назад, я сказал! — гаркнул он снова, с усилием удерживая за ошейник здоровенного черного пса.

— Хагрид, привет, — робко сказал Грегори.

— Ага, здорово, — обрадовался бородач. — Заходите. Клыка не бойтеся, он ласковый.

Мощная собаченция уже вовсю крутила хвостом и пыталась облизать ребятам руки и лица. Лайза неуверенно хихикнула и погладила кудлатую черную шерсть. В восторге пёс завилял всем позвоночником.

Внутри домик выглядел просторнее, чем снаружи, хотя в нем была всего одна комната. Приятно пахло копченостями. Задрав голову, Гарет увидел развешанные на потолочной балке окорока и фазаньи тушки. Пёс крутился вокруг ребят, весело погавкивая и норовя лизнуть кого-нибудь в лицо.

— Какой он большой… — опасливо протянула Блисс, нерешительно касаясь собачьих ушей.

— Это порода такая… не помню, как зовется, но с ими на кабанов ходют, — пояснил хозяин, не отрываясь от возни с огромным медным чайником. — Ну вот, щас чаёк настоится… располагайтеся.

Девочек радушный хозяин усадил на огромную кровать, накрытую пёстрым лоскутным покрывалом. Для мальчишек нашлись грубовато сколоченные табуретки и несколько потёртых ковровых подушек. Сам Хагрид устроился в огромном, явно самодельном кресле.

— Дай-кось я угадаю, — добродушно прогудел он, обращаясь к Драко, — ты из Малфоев будешь? Помню я папашу твоего… озорник был мальчишка, а потом, как постарше стал, ума-то набрался… они всё с Северусом ко мне бегали, то им шерсть единорожью, то чего ещё… Северус и мальчишкой был на зельях помешан. Даа… И чего он с Мародёрами не поделил, ведь тоже ребята хорошие, правда, заносило их вечно невесть куда, а Люпин, тот вообще оборотень оказался… А ты, — это уже к Рону, — из Уизли будешь, Артуров меньшой?

Рон кивнул.

— Твои-то, небось, сильно удивились, что ты не на Гриффиндор попал? — Хагрид помешал в чайнике. — Скоро уже готов будет… А и то сказать, что тебе на Гриффиндоре-то делать? Седьмой сын седьмого сына…

— Я шестой, — поправил Рональд.

— Как шестой?! — удивился Хагрид. — Давай-ко посчитаем: Флориан и Эмилиан, Чарли, Перси, Фред и Джордж — шестеро. Ты седьмой, всё верно.

— Какие Флориан и Эмилиан? — изумился Рон. — Перед Чарли идёт Билл, и всё.

— Эк я… — Хагрид почесал в бороде. — Нехорошо вышло. Ты и не знаешь ничего… Что ж Артур тебе не рассказал? Неладно это…

— Хагрид, расскажи ты. Папа, наверное… да мало ли… У него сейчас дел полно, он просто позабыть мог.

— Ну дак… — Бородач замялся. — Не я ж должен… — поймав умоляющий взгляд Рона, он смирился. — Ну ладно. Тебе это и вправду знать надобно.

Он снова приподнял крышку чайника.

— О! Настоялся чаёк! Щас попьём, да я тебе всё и расскажу! — с этими словами Хагрид выставил на стол целую батарею глиняных, стеклянных и эмалированных кружек, миску с колотым сахаром и блюдо кексов.

От горячего чая Гарет слегка поплыл. Он рассеянно скользил взглядом по своим приятелям, рассевшимся тут и там с угощением. Лениво отметил, что даже аристократ Драко, сидящий верхом на самодельном стуле, с гранёной, явно пивной кружкой в одной руке и большим, неровно отколотым куском сахара в другой, не выглядит белой вороной в этом окружении. Драко заметил его взгляд и отсалютовал кружкой, весело улыбнувшись. Блисс Забини безрезультатно пыталась укусить кекс, затем, по примеру Гермионы, окунула его в чай. Клык, шумно дыша, сновал взад-вперед между сидящими мальчишками, ловко цапнул из руки Винсента кусок сахару…

— Лежать! — гаркнул Хагрид. Пёс виновато заскулил и устроился в углу. Винсент, немного подумав, взял с блюда кекс и принялся его размачивать…

— Так вот, Ронни, — снова начал Хагрид, — папаша-то твой… сперва не за Молли Прюэтт ухаживал. Его, вишь ты, другая девушка зацепила. Райвенкловка. Селестина Ладлэм. А родители ейные… не захотели Артура в зятья. Небогатый, понимаешь, да и с магглокровными якшается… невыгодная партия. Они-то дочку свою за Астора Забини прочили…

— За моего папу?! — ахнул Блейз, расплескав чай себе на колени. — Ой, зараза…

— Ты Астора сын? — удивился Хагрид. — А и то, похож. А ведь у тебя сестра была…

— Это я! — пискнула Блисс, давясь кексом.

— И на отца похожи, и на матушку, — подытожил бородач. — Красивая пара была, ваши родители… Как голубки, право сказать… Сильно друг дружку любили… — великан шмыгнул носом, достал огромный клетчатый платок и шумно высморкался.

— Старшие-то Забини поперву тоже Изабеллу не хотели. Селестина породовитей была, да и побогаче… Но как выяснилось, что они с Артуром… так живенько помолвка и распалась. Ладлэмы доченьку свою сразу из школы забрали, на континент увезли, да там втихую и сплавили. Как бараны упёрлись!.. — Хагрид сплюнул. — Ото дурные: полсостояния за ней отдали, лишь бы не за Уизли замуж выдать!..

Около минуты в хижине царило молчание, потом Рон робко поинтересовался:

— А как же Билл?

Хагрид опять замялся.

— Вот оно как… — пробормотал он, понурившись. — За кончик потянешь, так весь клубок и разматывается…

— Ха-а-агрид!.. — взмолился Рон.

— Ну ладно, раз уж начал… — Великан откашлялся. — Матушка твоя, Молли Прюэтт… тоже ведь на шестом курсе с парнем встречалась. Пожениться хотели, да семьи и им подгадили. У того парня отец… Того-Кого-Нельзя-Называть сильно поддерживал.

— Кого поддерживал? — не понял Гарет.

— Ты что, не знаешь?! — изумился Хагрид.

— Я нездешний, — привычно пояснил мальчик.

— Нездешний?! И про Тёмного Лорда ничегошеньки не ведаешь?!

— Ааа, Тёмный Лорд… Так бы сразу и сказали.

— Хагрид, дальше, — нетерпеливо вмешался Рон.

— Ну да… а на чём я?.. А, верно. Так значит, у парня отец сторонником Тёмного Лорда был. Хотел, чтобы сын тоже Метку принял. И невесту ему подыскал соответствующую — чистокровку, богатую, из своего круга. А у Молли два брата как раз погибли…

— Их убил Тот-Кого-Нельзя-Называть?! — Блейз с горящими глазами подался вперёд.

Хагрид почесал в бороде.

— Не знаю… — выдавил он. — Тёмная была история… Прюэтты, те сперва ни Лорда не поддерживали, ни Дамболдора… В стороне стояли, да вишь ты, не убереглись… А парни эти, Гидеон и Фабиан, вечно изобретали чего-то. Предприимчивые были, вон как близнецы Уизли… братья твои, — пояснил он Рону. — Что тех, что этих все на опушке Запретного Леса ловил… шило в заднице… — он откашлялся. — Я так смекаю, сами они доигрались, вот дом на воздух и взлетел.

Бородач помолчал еще немного. Снова высморкался и продолжил:

— Ну вот, Артур Молли и сделал предложение. Парень-то её храбрый был, против отца идти не побоялся — хотя папаша у него, м-да… Только Молли семейка вконец заклевала: и такая, мол, и сякая, и не дочь ты нам, если с Малфоем под венец пойдёшь… — тут Хагрид осёкся.

— С Малфоем?!!! — Голос Драко зазвенел в тишине. — С МАЛФОЕМ?!!! С МОИМ ОТЦОМ?!!!

Глава 35

— Проговорился… — уныло вздохнул Хагрид. — Проболтался… Что ж это я? Совсем память стала дырявая, ведь просил же Люциус… Старый стал, язык как помело…

— Погоди, Хагрид, — Драко, явно с трудом, но взял себя в руки. — Мой отец, Люциус Малфой, встречался с мисс Прюэтт, сделал ей ребёнка и бросил — так получается?!

— Ну нет, Драко, — Хагрид засопел. — Это ты суров слишком. Молли… я ж говорю, семья её заела. Отказала она ему… а тут Артур подвернулся. С разбитым сердцем… — бородач непонятно хрюкнул.

— А отец твой… он помогал им… Деньгами давал на Билли маленького… потом Артура в Министерство устроил…

Рон скосил глаза на Драко, Драко — на Рона. Два стула скрипнули по полу — мальчики придвинулись друг к другу вплотную.

— Люциус, как овдовел, Молли предлагал Билла насовсем забрать… да она расставаться не хотела. Да и Артур к пасынку, как к родному… — Хагрид взмахнул платком и утёр слезинку.

— Ладно, хватит. А вы чего чаёк-то не пьёте? Остыл ведь совсем! Подставляйте кружки, я сейчас горяченького подолью… — великан потянулся за чайником.

Гарет краем глаза наблюдал, как Рон и Драко взялись за руки и переплели пальцы. Рыжик что-то сказал на ухо блондину, тот, чуть помедлив, так же тихо ответил. Оба вполголоса рассмеялись.

Хагрид прошёлся с чайником по комнатушке, подливая кипяток. Винсент не успел сказать «хватит», и его кружка оказалась наполнена до краёв, с мениском.

— Отпей осторожненько, — посоветовал Флетчер.

— Оно ж горячее! — проныл Винсент.

— Хочешь, поменяемся?

Винсент кивнул. К нему тут же перекочевала эмалированная кружка с потёртым рисунком в виде танцующих мышек. Флетчер бережно принял налитую доверху пузатую глиняную посудину, аккуратно сдул пар и принялся лакать ароматный напиток своим раздвоенным язычком.

— Фамильное проклятие, — пояснил он вытаращившемуся Грегори. — У всех Мунов такие языки.

— И такие широкие рты, — кивнул Гарет. — И длинные руки. И оливковая кожа. И… — он осекся. Флетчер смотрел с суеверным ужасом, его и без того большие чёрные глаза распахнулись на пол-лица.

— Гарет… откуда ты знаешь?.. — выдавил он.

— Флай, извини. Я не должен был этого говорить… — Гарету стало стыдно. Не следовало лезть в чужие фамильные тайны, тем более прилюдно.

— Почему, Гарет?! — Флетчер подался к нему, ошпарился чаем, ойкнул и поставил кружку на пол.

— Откуда ты знаешь про Мунов? Скажи, пожалуйста. Для меня это очень важно.

— Ну, понимаешь, Флай… — Гарет замялся. — В Рилвандоре… это такое место, где я раньше жил… там есть такие, как ты. Я хотел сказать, такой народ. Их называют гурры. Они живут на севере, в лесах, большими сообществами… Вот, и языки у них у всех раздвоенные.

— Рилвандор… — чуть слышно прошептал Флетчер. — Нет, это не то. Дед говорил мне… ладно. Наверно, совпадение.

— Рилвандор — союз пяти государств, — поспешно пояснил Гарет. — Там, где я жил — это Карс. А там, где гурры живут — это Ангмар.

— Ангмар… — мечтательно протянул Флетчер. — Ангмар… Знаешь, дед рассказывал, что мы — Муны — не из Англии. В наших исконных землях, говорил он, властвует король Седрик…

— Он и сейчас правит, — кивнул Гарет. — Он самый старший из всех королей Рилвандора.

— Значит, это правда… — тихо произнёс Флетчер. — Я думал, дед просто сказки рассказывает… а это правда… Гарет, я должен написать об этом отцу. Ты подтвердишь то, что рассказал мне сейчас?

— Конечно!

«Котёнок, не бойся» — прорезался Магнус. — «Для Мунов, конечно, потрясение — обнаружить свои корни в другом мире… Ты только Флетчера не подведи, не выстави его лгуном перед родней»

«Не подведу, Магнус»

«Вот и славно»

— Конечно, Флай. Я расскажу все, что знаю. Только это не очень много… и проход в наш мир как в августе схлопнулся, так еще и не открылся.

— А он должен открыться?

— По идее, да. Надеюсь. Но не раньше Хэллоуина. — Гарет вытер со лба пот. Рыжая чёлка встопорщилась, открывая шрам. Хагрид, гудевший что-то доброжелательно-непонятное, оборвал фразу на полуслове.

— О! Дак ты ж и есть Гарет Поттер?

— Ну да, я, — промямлил Гарет, проклиная свою неосторожность. На него немедленно вытаращились три пары глаз.

— Я не поняла, — робко спросила Лайза, — ты Поттер или Карсавен?

Гарет мученически вздохнул и пустился в объяснения.

— По рождению я — Поттер. Да, да, тот самый! — раздраженно буркнул он на вопросительный взгляд Терри Бута. — Но в семилетнем возрасте меня усыновили, и теперь я ношу двойную фамилию. Карсавен — по приёмному отцу, и Поттер — по родному.

— Гарет… — обморочно всхлипнул великан, снова вытаскивая свой клетчатый «парус». — А ты пропал… мы думали — тебя и нету больше… Я же тебя маленького на руках держал… — слезы покатились по багровым щекам и исчезли в бороде.

Так неловко Гарет еще никогда себя не чувствовал. Глядя на плачущего Хагрида, он не знал, что сказать. Уверенности не добавляли и изумлённые взгляды Терри, Флетчера и Лайзы. Большинство, к счастью, уже знало, кто он такой, а Гермиона, Мэнди и Падма уткнулись в книжку и ничего вокруг не замечали.

— Счастье-то какое… — выдохнул Хагрид. — Да… а мы и знать-то ничего не ведали… Ну ничо, я Ремусу напишу, уж он-то как порадуется, что ты нашёлся!

— Ремус — это кто? — спросил Гарет. Спросил просто чтобы не молчать, но Хагрид оживился и обрадовался.

— Это друг твоего отца. Джеймса Поттера. Их в Хогвартсе четверо было, друзей-то: Джеймс Поттер, Сириус Блэк, Ремус Люпин и Питер Петтигрю. Они себя Мародёрами звали. Весёлая была компания, только вот Ремус один и уцелел. — Хагрид снова всхлипнул.

— Джеймса-то… отца твоего… Тот-Кого-Нельзя-Называть убил. Вместе с матушкой твоей, Лили. Говорят так, — пояснил великан и снова уткнулся в платок.

— А выдал их Тому-Кого-Нельзя-Называть Сириус Блэк… Такие вот дела, только не верится мне в это. Не из таковских был Сириус, а только Дамболдор мне лично сказал… — всхлип, — что Сириус Пожирателям Поттеров выдал… а потом Питера Петтигрю убил… Вот его в Азкабан и посадили. Пожизненное дали… — Хагрид в очередной раз высморкался.

— Ну что это я все о грустном?.. Э, да уже темнеть начинает. Вам пора, ребятки. Заходите ещё, я вам завсегда рад буду. Гарет, ты заходи обязательно. Я тебе про твоего отца расскажу, как он учился… Придёшь?

Гарет послушно кивнул. Слова «твой отец Джеймс Поттер» были для него пустым звуком, но обижать сентиментального бородача не хотелось.

Обратно ребята шли уже в сумерках. Гермиона и Мэнди вполголоса что-то обсуждали. Драко и Рон перекидывались короткими фразами. Винсент убежал вперед, к своему другу Грегори. Флетчер шагал чуть в сторону ото всех, изредка поглядывая своими чёрными глазищами в сторону Гарета.

В Большом Зале попрощались.

— Гарет, не забудь про склянки! — крикнул Драко, уже сворачивая в подземелья.

— Хорошо! Я их сейчас же в сумку положу!

— А я прослежу, чтобы ты не забыл, — хихикнул Флетчер.

Глава 36

— Первокурсники, подъём! — гаркнул Кассио, заходя в спальню.

Гарет разлепил сонные глаза.

— Живо, живо просыпайтесь! У вас Зельеварение первым уроком! — Кассио прошелся по спальне, сдёрнул одеяло с Винсента, встряхнул за плечо Терри.

— Подъём, засони! Нечего было вчера гулять допоздна!

— Гарет, ты положил склянки? — умильно-заботливым голоском пропел Флетчер. Гарет скорчил гримасу.

— Да положил, положил. При тебе же сумку складывал!

Флетчер хохотнул и опередив Гарета, шмыгнул в душ.

Завтрак порадовал овсянкой и печеными яблоками. Гермиона так и пришла, уткнувшись в книжку. Мэнди и Падма тоскливо поглядывали на неё.

Рассиживаться за столом райвенкловцам не дали — Кассио потребовал, чтобы они были у кабинета Зельеварения за десять минут до начала урока.

— Профессор Снейп часто приходит раньше, — пояснил он. — А он опоздавших не жалует. Не хотелось бы, чтоб факультет из-за такой ерунды баллы потерял.

— А слизеринцы не торопятся… — проныл Винсент, печальным взглядом провожая недоеденное яблоко.

— Я ведь говорил, что Снейп со своих баллы не снимает, — резонно заметил староста. — Давай-давай, вперед! Раньше вставать надо было!

Винсент с тяжелым вздохом выполз из-за стола.

Профессор Снейп начал свое знакомство с первым курсом с проникновенной речи о красоте, точности и тонкости зельеварения как науки. Гарет слушал с удовольствием, После того, что он узнал о зельях, ему хотелось поскорее приступить к практике.

Затем профессор, как и остальные преподаватели при знакомстве с первым курсом, устроил перекличку. Но при этом, каждый названный им ученик должен был не только встать, но и ответить на вопрос — кратко и чётко! Если ответ устраивал профессора, первокурсник получал одно очко на счёт факультета.

— Бут!.. Что такое карт?

— Это уваренная смесь дубовых галлов и бобовой камеди. Компонент многих зелий.

— Хорошо! Броклхерст!.. Что используется в глазной мази — известь или свинцовые белила?

— Свинцовые белила, профессор.

— Верно. Буллстроуд! Что такое беген?

— Корень огненной лилии.

— Молодец, девочка… Карсавен-Поттер! Какие части водяного перца используются в зельеварении?

Гарет мысленно поблагодарил богов за собственную хорошую память, что сильно облегчала ему жизнь в Вельде и вот теперь здесь.

— Листья и недозрелые семена!

— Очень хорошо! Крэбб! Для чего используется волчий помёт?

— Эээ… — лицо Винсента сделалось напряженно-испуганным. — Нууу… чтобы раны быстрее заживали…

— Нет, мистер Крэбб. — Профессор сурово взглянул на мальчика. — Я знаю, что вы не стремились на Райвенкло, но раз уж вы туда попали… постарайтесь соответствовать.

Винсент уныло шлёпнулся на своё место, а Снейп уже поднимал его соседа.

— Гойл! Как применяется настойка суклуна?

Грегори захлопал глазами.

— Ее… пьют… — и торопливо добавил: — В час по чайной ложке!

— Нет, мистер Гойл. Впредь прошу вас оказывать приоритетное внимание учебнику — а не журналу «Все для квиддича»! Грэйнджер! Назовите основной компонент противоядия от укусов пауков.

— Это овечье молоко, профессор Снейп. Овечье молоко содержит особые вещества, нейтрализующие действие паучьего яда. Также оно входит в состав легочных зелий, косметических притираний и некоторых кровоостанавливающих мазей. Но при длительном употреблении…

— Достаточно, мисс Грэйнджер. Ответ не засчитан. И не надо так возмущенно сверкать глазами, я просил ответить кратко и четко, а не закатывать лекцию на пол-урока. Учитесь грамотно выражать свои мысли. Малфой!..

В конечном итоге Райвенкло мог похвастаться пятью баллами (пятое очко заработал Рон), а Слизерин — четырьмя. Профессор Снейп счел результат терпимым и перешел к практической части занятия.

— Итак, сегодня мы будем готовить мазь от фурункулов. Работать будете в парах. Рецепт на доске. Кто там охает? Мистер Крэбб, это одно из самых простых зелий. Кстати, вам придется пересесть. Из соображений безопасности я не могу позволить вам работать в паре с вашим приятелем. Карсавен, Малфой, забирайте своих сквайров.

Драко со вздохом уступил место понурому Винсенту. Тот потоптался возле парты.

— Гарет, я…

— Садись, — кивнул Гарет, — переписывай рецепт. А я пока схожу за компонентами.

Винсент старательно заскрипел пером. У шкафчика уже толпились остальные первокурсники.

Гарет глянул на доску, Тааак, дождевые червяки… где они? А, вот, у Блисс. Что там еще? Свиное сало… ага… порошок барбариса… семена чуфы… и кровь хамелеона.

Он вернулся на место. Винсент, высунув язык от усердия, дописывал рецепт. Гарет освежил в памяти последовательность действий, затем подвинул к своему сквайру ступку и пестик.

— Дописал? Отлично. Теперь разотри эти семена, а когда закончишь, порежь червяков. Ладно? А я пока буду сало топить.

Винсент закивал и улыбнулся. Гарет поставил котел на огонь и начал аккуратно выкладывать на стенки тонкие белёсые ленточки. От жара они светлели, становясь прозрачными и съёживались, источая струйки жира. Гарет вылавливал вкусно пахнущие шкварки и складывал их на блюдце. Винсент ронял слюнки, поглядывая голодными глазами на отходы производства. Скоро запах жареного сала заполнил весь класс. Многие облизывались. Захария Смит, размечтавшись, полоснул ножом себя по пальцу. Профессор Снейп в два счета залечил царапину, но закапанных кровью червяков пришлось выкинуть, и Смит уныло потащился к шкафчику за новыми. А Снейп уже орал на Грегори Гойла, который, не выдержав, потянул в рот шкварку.

— Мистер Гойл, вам жить надоело?!!! — бушевал профессор, в своей развевающейся чёрной мантии похожий на разгневанного вампира. — Я ведь предупреждал, что компоненты есть нельзя ни в коем случае!!! Что все полупродукты обработаны так, чтобы служить идеальным сырьем для зелий — а не для вашего несытого желудка!!! — он отвесил Грегу подзатыльник. — После ужина придёте ко мне на отработку. А сейчас пройдите по рядам и соберите эти… отходы, пока ещё какой-нибудь обалдуй их не отведал!!!

Винсент горестно вздохнул. Гарет ободряюще улыбнулся ему, не отрывая глаз от котла. Пора было засыпать барбарис. Так, три помешивания по часовой стрелке, два против, повторить пять раз…

Ложки скребли о днища котлов. Запах изменился, стал более густым, кисловато-терпким. Раз, два, три… раз, два… и два; раз, два, три… раз, два… и три…

— Мисс Броклхерст, вы испортили основу. Эванеско! Начинайте сначала.

Мэнди, поджав губы, побрела к шкафчику. Лицо у неё (после нарезки червяков) было совершенно зелёное.

…и пять. Теперь кровь хамелеона. Вливать по каплям, мешать против часовой стрелки.

— Ииииии!!!!

— Мистер Мун! Размешивать, пока смесь не прекратит пениться, и только тогда вливать новую порцию! Покажите руки! Мда… Ну что же, отправляйтесь в больничное крыло. Мистер Бут, проводите товарища. Эванеско!

Содержимое котла Терри и Флетчера испарилось. Флай подвывал, держа на весу руки, до локтей покрытые желтоватыми волдырями. Терри, с перепуганным и сочувствующим лицом, обхватил его за талию, поддерживая, и осторожно повёл к выходу.

Так, треть крови израсходована. Снять котел с огня, пусть остывает. Теперь половину оставшейся крови смешать с растертыми семенами чуфы. Размешивать кистью из свиной щетины… где у нас кисть?.. ага, вот она. Это можно и Винсенту доверить, это несложно.

— Вливай кровь понемногу и мешай, так чтобы комков не было. Растирай их как следует…

— Ага… хорошо…

Звонкий хлопок на весь класс.

— Мисс Турпин! Чем было надо мешать?! Кистью!!! А вы что взяли?! Медную ложку! Минус три очка Райвенкло! Впредь будьте внимательней!

Основа остыла, поменяла цвет с розоватого на жемчужно-серый. Очень хорошо. Развести оставшейся кровью. Добавить червяков. И варить на ма-а-аленьком огонечке, пока масса не станет однородной…

— Профессор Снейп!

— Да, мистер Карсавен?

— А в какую сторону помешивать?

— На данном этапе не имеет значения. Один балл Райвенкло за внимательность к мелочам.

Приятно в кои-то веки заслужить от Снейпа похвалу.

— Мистер Нотт, ваше зелье пригорает. Убавьте огонь под котлом.

— Мистер Забини, не забывайте помешивать!

— Гарри, я закончил, — шепчет Винсент. Гарет проверяет смесь. Идеально.

— Отлично, Винс. — и сквайр в который уже раз расцветает от удовольствия.

Масса в котле постепенно густеет. Гарет время от времени вытаскивает ложку — и на серебристую поверхность падают тяжелые капли. Рано.

Винсент напряженно смотрит то в котел, то на соседнюю парту, где колдует над зельем Драко, а Гойл напряженно замер на краешке стула.

С задней парты наползают клубы желтоватого, на редкость вонючего дыма.

— Эванеско!.. Мистер Уизли, зря вы поторопились! Нет, сначала начинать уже поздно. Конечно, обидно. В следующий раз будете внимательней.

Гарет снова поднимает ложку. За ней тянутся вязкие нити. Время!

Влить смесь крови и растертых семян. Семь раз по часовой… два против… и снова семь раз по часовой… и два против.

Гарет сосредоточенно мешает, глядя, как зелье в очередной раз меняет цвет. Потемнело — снять с огня и продолжать помешивать по той же схеме, пока не станет светло-зеленым.

Ну вот. Готово.

— Посмотрим, что у вас получилось. Ну что ж. подведем итоги. Бут, Мун — ничего не получают. Кстати, возьмите кто-нибудь их сумки. Броклхерст, Патил — три балла; Буллстроуд, Турпин — два балла; Карсавен, Крэбб — пять баллов; Уизли, Забини — ноль; Малфой, Гойл — пять баллов; Грэйнджер, Забини — пять баллов; Нотт, Паркинсон — два балла, ваше зелье слишком темное; Смит — три балла, плохо размешали. Урок окончен, можете быть свободны. Мистер Карсавен, задержитесь, пожалуйста.

Глава 37

— Винс, не жди меня! — быстро сказал Гарет. — И возьми сумки Терри и Флая, отнеси в гостиную.

— Хорошо, Гарет, — послушно отозвался крепыш сквайр.

Гарет подошел к столу Снейпа и принялся выставлять на него скляницы. Три пустых, остальные — с зельем.

— Не смогли пить? — Снейп глядел на него, насмешливо приподняв бровь.

— Стыдно стало, — честно признался Гарет.

— Стыдно? С чего?

— Ну…

Профессор поморщился.

— Ой, извините. Просто… у меня же «улитка» есть… а я, получается, струсил… готов любую дрянь глотать, лишь бы больно не было…

— Больно?

— Да… — Гарет помялся и добавил: — Очень.

— Можно мне попробовать?

— Пожалуйста, — Гарет протянул зельевару «улитку». — Ставите на какое-нибудь малочувствительное место…

— А на чувствительное нельзя?

— Лучше не надо. С непривычки можно сознание потерять.

— Эх, ребенок… — с непонятной грустью вздохнул профессор.

— Теперь прижать, чтобы прилипла…

— Сделано…

— Теперь… Только выслушайте меня до конца! Поворачиваете кончик пирамидки на одно деление. Только на одно!

Чуть слышный щелчок. Мужчина удерживается от крика, но его лицо бледнеет до синевы, а на висках выступают крупные капли пота.

— Мерлин!.. Это хуже Круциатуса!.. — он торопливо срывает с руки «улитку». — И дети добровольно пользуются…

— Нет-нет, такое разрешают только взрослым. Просто папа дал мне свою на всякий случай, потому что у меня манник большой и заполнять его подзарядкой от стихий — долго и нудно. Так быстрее, хоть и неприятнее.

— Да уж, неприятнее… — Снейп постепенно пришел в себя и подвинул обратно флаконы с зельем. — Это забери, вдруг пригодится.

— Спасибо!

— Кстати, давно хотел тебя спросить, но как-то времени не было. Помнишь наш разговор в Малфой-мэноре, когда ты сказал, что закрываться — это второе, чему тебя научили на Псионике. А что было первое?

— Считывание аур.

— Что? Извини, парень, я не понимаю, что ты имеешь в виду.

Гарет немного смутился.

— Простите. Я… то есть нас учили… я не знаю, как это сказать. Если умеешь смотреть особым образом, то можно увидеть ауру человека… или любого живого существа. Там много уровней, я пока могу видеть только два — магический и эмпатический. То есть, склонность к магии и чувства. Вот у вас, — мальчик заторопился, заметив, что его собеседник страдальчески морщится, — магическая аура состоит главным образом из оранжевых, синих, зеленых и белых пятен. А эмпатическая…

— Не надо! — несколько нервно отозвался Снейп. — Объясни лучше про цвета.

— Хорошо… Белый — это магия Крови. Цвета соответствуют стихиям: красный — огонь, оранжевый — плоть, желтый — воздух, зеленый — камень, голубой — вода, синий — разум, фиолетовый — вызов.

— Интересно… — Снейп задумался. — Ладно, Гарет, ты беги, а то пообедать не успеешь.


После Трансфигурации усталые райвенкловцы поднимались в свою башню. Профессор МакГонагалл опять заставила их превращать спички в иголки. У Гарета это получилось еще в прошлый раз, поэтому ему досталось задание посложнее. Профессор продиктовала ему несколько формул, позволяющих более точно задать результат, и весь урок Гарет мучился, пытаясь превратить свою спичку в медную, серебряную или стальную иглу.

Уже на подходе к гостиной ребята услышали шум — тонкий визг, вскрики, рычание, хлопанье крыльев и мелкий топот.

— Короста!.. — вскрикнул Рон, бросаясь вперёд. Гарет кинулся за ним, вспомнив, что сегодня должна вернуться Карина. И хотя алаки до сих пор не проявляла интереса к старой крысе, но мало ли что? Гарет прекрасно помнил, как драконица потрепала здоровенного филина.

Влетев в гостиную, мальчик увидел, как его питомица с громким яростным шипением пикирует на чью-то лежащую на полу мантию, под которой метался живой пищащий комок.

— Карина, нет!!! Нельзя!!! Прекрати сейчас же!!!

С видимой неохотой алаки опустилась на плечо хозяина, не прекращая шипеть. Гарет постарался успокоить ее поглаживанием, но Карина нервничала, вертелась и вскрикивала.

— Рон, прости. Не знаю, с чего она вдруг кинулась на твою зверушку…

Рон не ответил, он осматривал Коросту на предмет повреждений.

— Вроде все в порядке, — пробормотал он наконец. Карина громко вскрикнула и снова попыталась взлететь, но Гарет поймал ее за хвост.

— Да успокойся ты!!!

Крыса впала в панику. Она пищала и выкручивалась из рук Рона. Мальчик прижал ее к груди и прикрыл ладонью, но спустя несколько секунд вскрикнул.

— Ай!!! Короста, не кусайся, ты что, взбесилась?!

— Она наверное, боится Карины. Терри, передай мне клетку, пожалуйста, — остальные ребята уже вошли в комнату и удивленно рассматривали разгневанную алаки.

Но даже водворенная в свой домик, Карина не желала успокоиться, продолжая шипеть, вскрикивать и хлопать крыльями. Крыса Рона тоже нервничала, пищала и вырывалась.

— Ладно, хватит! — не выдержал Рон. — В конце концов, Короста, может быть, слишком старая, чтобы менять хозяев. Думаю, я должен вернуть ее Перси.

— Я с тобой, хорошо? — Гарет прекрасно помнил, как старший брат едва не сломал Рону плечо.

— Как хочешь.

По дороге в гриффиндорскую башню мальчики молчали. Крыса, засунутая Роном в карман мантии, копошилась там и крутилась. Наконец Гарет решился нарушить молчание.

— Рон, прости пожалуйста. Не понимаю, что на Карину нашло, она же нормально относилась к твоей… Коросте.

Рон погладил карман.

— Ничего. Может быть, Короста полезла в твои вещи, крысы — они ведь любопытные… А дракончик кинулся на защиту.

— Наверное, так и было, — облегченно согласился Гарет. Это, действительно, почти все объясняло.

— Тебе тяжело с ней расставаться?

Рон еще раз погладил крысу сквозь ткань мантии. Гарету стало стыдно.

— Прости… я не хотел… я не подумал…

— На самом деле нет, — поспешно отозвался Рон, слегка сжав пальцы Гарета. — Знаешь, мне ужасно неловко… но я так и не смог ее полюбить. Когда Перси отдавал мне Коросту, он просил заботиться о ней как следует. Я старался… но… Она такая скучная, спала все время… я не чувствовал, что она моя, понимаешь?

Гарет молча кивнул.

— Так что пусть Перси сам о ней заботится. Она у него десять лет жила… пусть и дальше живет. Правда?

— Конечно. Ей на старом месте уютнее будет.

— Вот и я так думаю, — с облегчением согласился Рон.

— Эй, воронята, заблудились?

Гарет и Рон уже подходили к гриффиндорской башне. Навстречу им шел толстенький невысокий старшекурсник с круглым добродушным лицом и курчавыми светло-русыми волосами.

— Вот удача! — обрадовался Рон. — Не придется стоять под портретом.

Парень тем временем подошел ближе, дружелюбно улыбаясь.

— Это башня Гриффиндора, — весело сказал он. — Запутались в наших коридорах, да?

— Извините, не могли бы вы позвать Перси Уизли?

— Старосту? А кто его спрашивает?

— Рон Уизли.

— А, так ты тот самый братишка Перси, который попал на Райвенкло? Сейчас я его позову, — полный гриффиндорец кивнул им и двинулся в сторону гостиной своего факультета.

Минут через десять из-за поворота показался Перси.

— Ну чего тебе еще? — недружелюбно обратился он к брату, игнорируя Гарета.

— Перси, забери Коросту обратно. — Рон вытащил крысу из кармана.

— Ты что, сдурел?

— Забери. Ей плохо у нас…

— Ты… — Перси выхватил зверька из рук Рона. — Ты просто никчемный!! Даже о крысе не можешь толком позаботиться! Посмотри, как она похудела! И шерсть выпадает! МОЯ крыса всегда была сытой и веселой!

Рон опустил голову.

— Уходи! — приказал Перси. — Ты не гриффиндорец, тебе нечего здесь делать. И если я еще раз увижу тебя с Малфоем…

— Это не твое дело! — Рон яростно сверкнул глазами. — Драко мой друг!

От злости Перси покраснел.

— Если ты… — он, видимо забывшись, стиснул крысу, и она громко запищала. Гриффиндорец очнулся.

— Ладно, у меня есть дела поважнее. А ты убирайся отсюда! И не смей больше приходить. Если мне понадобится тебя увидеть, предатель…

— Заткнись! — не выдержал Рон. — Я бы рад тебя никогда не видеть! Гарет, пошли отсюда! — вцепившись в руку однокурсника, он буквально поволок его прочь.

Глава 38

— Не повезло тебе с братом, — вздохнул Гарет.

Рон пожал плечами.

— Знаешь, Перси не всегда был такой задницей. Когда ему прислали значок старосты, он страшно заважничал, а близнецы тут же начали его дразнить…

— А твои родители?

— О, они ужасно им гордятся. Мама даже защищает его от Фреда и Джорджа… только, ты понимаешь, Перси от этого еще хуже. У близнецов сразу появляется еще один повод изводить его… а меры они не знают… и в результате он срывается на мне и Джинни.

— Джинни — это…

— Моя сестренка Джиневра. Ей десять. На будущий год она тоже поедет в Хогвартс, интересно, куда попадет? Знаешь, я по ней скучаю, хоть и прошло меньше недели… мы очень любим друг друга… никогда еще не расставались так надолго. Хорошо, что можно пользоваться школьными совами — я хоть не буду зависеть от Перси. А у тебя есть брат или сестра?

— Ой, — Гарет рассмеялся, — у нас в Карсе большие семьи. У моего папы десять жен и ужасно много детей. Правда, все они старше меня…

— Десять жен?!! — Рон покрутил головой. — Ничего себе!!! А твои старшие братья тебя не обижают?

— Что ты, нет. Они все очень славные. Правда, большинство живет отдельно, но на праздники все съезжаются в Карс. Со своими семьями, с детьми… — Гарет хихикнул. — Хотя эти дети тоже меня старше.

— А друзья у тебя были? Там, в Карсе?

— Были… — Гарет погрустнел. — Во-первых, родственники с папиной стороны: Астер Кангрем из Эрланда и Элепс Грэхем из Ангмара. Мы вместе учимся… то есть, учились, пока меня сюда не отослали. И еще один парень с моего факультета, Мэрстанхур Хараф, признанный бастард графа Си-Вэйна.

— Ты по ним скучаешь?

— Ужасно… — вздохнул Гарет. — Мы теперь только летом увидимся, а письмо им послать я смогу не раньше Хэллоуина, когда откроется проход. А ещё матч Вельд — Ковен Радуги пройдёт без меня, и неизвестно с каким счётом — ведь Кахат Савен, который теперь ловец, до сих пор боится, что гранд-алаки в него плюнет.

Рон приостановился.

— Гарет, извини, — неловко сказал он, — я твою последнюю фразу вообще не понял.

— Это ты прости, Рон. Я как-то забыл… я рассказывал про это, но только Драко, Блейзу и Блисс. У нас есть игра, она называется «грандбол». Это типа вашего квиддича, но с некоторыми отличиями. Во-первых, время игры ограничено. Это потому что стадион прикрыт специальным силовым куполом, чтобы мячи или игроки не врезались в трибуны. Для установки этого купола нужно замкнуть особый артефакт, вроде цепи, который вкопан по периметру стадиона. Когда игроки и судья выходят на поле, на концы цепи кладут особую перемычку, которая замыкает ее и устанавливает поле. А по истечении часа перемычка лопается и поле исчезает. Перед тем, как лопнуть, она начинает сыпать искрами — это сигнал для судьи, что матч пора останавливать.

— Здорово придумано, — тихо сказал Рон. — А то у нас в квиддиче игра иногда сутками длится, и игроков приходится подменять, чтобы с метлы от усталости не падали. Да и бладжеры, бывает, залетают на трибуны. А у вас хорошо придумали…

— Потом, — продолжил Гарет, — мы летаем не на мётлах, а на гравициклах. Гравицикл похож на метлу, только вместо пучка прутьев у него диск. Или два диска, с разных концов палки. Эти диски тоже устанавливают силовое поле, но оно слабое и просто помогает удержаться в седле. Моноциклы — это когда диск один — маневреннее, зато двухдисковые, бициклы, быстрее. Есть еще «стрекозы», тоже моно— и бицикловые. Я тебя еще не утомил?

Рон покачал головой.

— Нет, мне интересно. Давай не пойдем сейчас в гостиную? Посидим где-нибудь во дворе или у озера. Не хочу сейчас никого видеть… на вопросы отвечать… и расскажи мне еще про твой Карс. Пожалуйста.

— Хорошо… — Гарет нерешительно взял Рона за руку, тот улыбнулся в ответ и дружелюбно сжал пальцы однокурсника. Они развернулись и двинулись в сторону Большого зала. Гарет продолжил рассказ:

— Моноциклы бывают трех видов: «лопата», «ложка» и «вертушка». Различаются по типу насадки диска на древко. У «лопаты» диск крепится краем, ну действительно, на лопату похоже. «Лопата» — самый скоростной из моноциклов, но у него есть два минуса: маневренность плохая, и если зависнуть так, что диск будет строго перпендикулярен земле, «лопата» сорвётся в пике. На тренировках, да и на матчах частенько такое случается: кто-то забылся, и сверху дикий вой, и несётся «лопата» с седоком вниз, и уходит в землю до середины диска.

Рональд непроизвольно хихикнул.

— Представляю, как это выглядит!

— Прикольно, — согласился Гарет. — Теперь «ложка». Диск насажен тоже за край, но слегка под углом. Это снижает скорость, но повышает маневренность. Правда, у «ложки» тоже есть минус: если резко тормозишь, она взбрыкивает. Теперь «вертушка». Диск насажен за центр, как колесо на ось — понятно?

Рон кивнул.

— Самый маневренный из гравициклов, за что и назван, но в скорости проигрывает изрядно. Вообще, на моноциклах обычно играют нападающие, на бициклах — защита.

Они уже вышли во двор и направились в сторону озера, когда Гарета кто-то прихватил за плечо.

— Первокурсники! Что вы здесь делаете, почему не в своей гостиной?

Незнакомая женщина недовольно смотрела на них.

— Извините мэм, — вежливо отозвался Рон, — мы хотели немного погулять до ужина. Разве это запрещено?

Легкая улыбка скользнула по тонким губам.

— Не запрещено. Но вы не должны уходить далеко от замка. Вы учитесь на Гриффиндоре?

— Нет, мэм. На Райвенкло.

— На Райвенкло… — повторила про себя незнакомка. — Значит, я ошиблась… Хорошо, вы можете идти! — она повелительно встряхнула черными кудрями.

Отойдя на несколько шагов, мальчики оглянулись, но дамы уже не было.

— Рон, ты не знаешь, кто это?

— Может, преподавательница?

— Если так, то ее не было на столом во время банкета.

«Котенок!»

«Да, Магнус?»

«От этой дамы лучше держаться подальше!»

«Почему?»

Хмыканье.

«Я тебе хоть раз плохое посоветовал?»

«Нет… Но кто она? Ты ее знаешь?»

«Знал когда-то… Я не помню, кто она такая. Но она опасна — это я знаю точно!»

— Рон, мне эта женщина не понравилась.

— Мне тоже. Знаешь, что-то мне расхотелось гулять. Пойдём обратно? Только ты мне потом дорасскажешь про ваши грави… циклы и про остальное. Ладно?

— Конечно, Рон.

Глава 39

По дороге в замок, а потом в башню Райвенкло, таинственную даму они больше не встретили. В гостиной Гарету пришлось долго успокаивать встревоженную и возмущённую Карину. Когда уже подошло время спускаться в Большой зал на ужин, за дверями начался странный переполох — беготня, крики, какие-то хлопки…

— Пойти посмотреть, что там? — предложил Винсент, поймав заинтересованный взгляд своего сюзерена.

Гарет не успел и рта открыть, как на Винса налетела Мэнди.

— Ты что, сдурел?!! Даже и не вздумай соваться, там явно что-то опасное!

— Она права, — торопливо сказал Гарет, не давая сквайру возмутиться.

Тут проход открылся и в гостиную влетел встрёпанный, тяжело дышащий Кассио.

— Первокурсники, все тут?! Ну, слава Мерлину!.. Сидеть и не высовываться, понятно!

Старосту тут же засыпали вопросами:

— Чего там творится?

— Ой, там что-то опасное, да?

— Кассио, что случилось?

— А как же ужин?! — это, конечно, Винсент.

Кассио проигнорировал все вопросы, кроме последнего.

— Ужинать будете в гостиной. В коридоры носа не совать не под каким видом, понятно?! Сейчас Флоренс придет, посидит с вами…

— Я уже здесь. — кивнула девушка.

— Тогда я побежал. Пока! — Кассио выскочил из гостиной, а на столе материализовались тарелки с гречневой кашей и сосисками.

— Флоренс, а что… — жалобно протянула Падма, но староста сурово покачала головой и указала на стол.

— Пока не поедим, никаких расспросов.

Ужинали молча. Винсент усердно набивал живот, но остальным от волнения кусок в горло не лез. Девочки с мольбой поглядывали на Флоренс, но та лишь кивала на еду.

Наконец тарелки опустели. Мэнди допила последний глоток тыквенного сока. Грязная посуда исчезла со стола.

— Ну Флоренс… — не выдержала Лайза. Староста вздохнула.

— В Хогвартс пробрались Пожиратели Смерти.

— Как?!!! — ахнул Винсент, его лицо побледнело, а глаза распахнулись шире, чем у Флетчера.

— Не знаю, — чуть слышно отозвалась Флоренс. — Опознали одного из них — Рабастана Лестрейнджа.

— Но он же в Азкабане! — воскликнула Миллисент.

— Значит, уже нет… Я мало знаю, вот придет Кассио… Их было шесть или семь человек. Лестрейнджа увидел Филч и побежал докладывать директору. Рафаэль Эшли, третьекурсник-слизеринец, видел двоих незнакомых мужчин у входа в подземелья. Он рассказал своему декану… Профессора Кеттлберна нашли без сознания на лестнице, он, видимо, попытался их остановить… — Флоренс вздохнула со всхлипом, прижала ладони к вискам.

Гарет переглянулся с Роном.

— Наверное, та женщина…

— Какая женщина? — немедленно оживилась Флоренс.

— Мы с Гаретом, — начал Рон, — ходили в гриффиндорскую башню. Я отнёс Перси мою крысу Коросту… она не поладила с Гарриным дракончиком. А потом решили немного погулять, но во дворе нас остановила незнакомая дама. Она мне сразу не понравилась, и Гарету тоже…

— Что она от вас хотела?!

— Спросила, почему мы не в замке, и не на Гриффиндоре ли мы учимся. Когда узнала, что на Райвенкло, пробормотала себе под нос, что видимо, ошиблась, и отпустила нас. Мы отошли, а она исчезла. Нам расхотелось гулять и мы вернулись в гостиную.

— Правильно сделали! — выпалила Падма.

— Мальчики, вы можете описать эту женщину? — тревожно спросила Флоренс.

— Брюнетка. Бледная. Кудрявая. Высокого роста… — начал Рон. Флоренс кивала. Гарет лихорадочно подтянул к себе лист бумаги и начал набрасывать портрет незнакомки.

— Рон, посмотри, похоже вышло?

— Она, — кивнул Рональд и вручил листок девушке. Флоренс бросила взгляд на рисунок и задохнулась, сильно побледнев и прижав к груди руку.

— Тебе плохо? — вскочила с места Лайза, испуганно глядя на старосту.

— Все в порядке, — Флоренс взяла себя в руки. — Мальчики, девочки, мне нужно уйти. Обещайте, что носа не покажете из гостиной. Вы ведь не подведёте меня, правда?..

Выслушав недружный хор «Обещаем!» и «Не подведём!», она слабо улыбнулась и покинула первокурсников.

Старосты отсутствовали почти два часа. Гарет сходил с ума от тревоги за Драко и Блейза, ведь Пожирателей видели в районе Подземелий. Конечно, во время войны отец Драко был на стороне Тёмного Лорда, но он-то в тюрьму не попал, а те, кто сбежал из Азкабана, могли захотеть отомстить бывшему соратнику. Просто потому что он сумел отвертеться, а они — нет… И ещё Гарет волновался за профессора Снейпа. Непонятным образом суровый и саркастичный зельевар стал для мальчика почти родным человеком. Может быть, потому что Гарет явно был ему небезразличен — в эмпатическом слое ауры мальчуган постоянно улавливал тщательно скрываемые симпатию и беспокойство за него. Особенно это усилилось после случая с директором.

Остальным ребятам тоже было за кого поволноваться. Бледный как смерть Рон вообще ушёл в спальню. Падма плакала. Миллисент и Блисс сидели в обнимку. Блисс смотрела в стену остановившимся взглядом, Милли гладила ее по волосам и что-то шептала на ухо. Терри молча сжимал кулаки — Флетчер, его лучший друг, остался на ночь в Больничном крыле и тоже мог оказаться в опасности. Винсент каждые пять минут подкатывался к Гарету с вопросом: «Ведь с Грегом будет все в порядке, правда?». Гарет кивал, и Винсент успокаивался, чтобы через какое-то время снова обратиться к сюзерену за ободрением.

Наконец дверь отъехала в сторону и в проёме появился Кассио. Горящие глаза первокурсников немедленно уставились на него.

— Все в порядке… ну, в относительном. Пожирателей не поймали. Жертв и пострадавших нет — ну, если не считать Перси Уизли…

— Что с ним? — выпалил Гарет. Кассио криво усмехнулся.

— Получил по носу от Девона Забини. За дело, между прочим. Вздумал обвинять во всём слизеринцев, полудурок… Гарет, тебя и твоего друга Уизли срочно ждут у директора. Я вас провожу.

— А в чем дело? — встряла Лайза, а Блисс юркнула в спальню мальчиков за Роном.

— Женщина, которую вы видели во дворе — Беллатрикс Блэк.

Миллисент ахнула и тут же прикрыла рот ладонью.

— Поэтому нужно, чтобы вы как можно точнее вспомнили разговор с ней. Там приехал начальник аврората… не знаю, чем для вас это обернется, Веритасерумом или легиллименцией…

Гарет вскочил с места.

— Я не дам шарить у меня в голове!

— Я тоже! — воинственно заявил Рон, только что спустившийся из спальни. На щеках его поблёскивали влажные дорожки.

— Иди умойся сначала, а то видно, что ты плакал, — велел Кассио. — Может, до таких серьёзных вещей и не дойдёт, но это решать не мне и не вам.

Рон вернулся в гостиную.

— Я готов!

— Тогда давайте руки и пошли.

В коридоре толкались остальные студенты с их факультета.

— Заходите, — разрешил Кассио, и толпа повалила в гостиную.

Глава 40

Кассио буквально протащил Рона и Гарета по коридорам. Мальчики были вынуждены бежать за ним и изрядно запыхались, когда староста наконец остановился перед знакомой горгульей.

— Козинаки!..

— А, вот и наши мальчики. Кассио, спасибо, ты можешь быть свободен! — директор, распахнув руки, приподнялся из-за стола. Гарет едва не впал в панику, решив, что старик собирается их обнять. Но тут раздался негромкий кашель, и директор отвлёкся.

— Это и есть те юные райвенкловцы?

— Да, мистер Уоллес. Проходите, мальчики, и садитесь.

Гарет шагнул вперёд, сжимая руку Рона. В комнате, кроме директора, так и излучавшего добродушие, находились все четверо деканов и незнакомый немолодой мужчина в тёмной мантии, лысоватый и с короткими седыми усами. В руке он держал рисунок Гарета и внимательно всматривался в него.

Гарет окинул взглядом остальных взрослых, считывая ауры. Дамблдор свою прятал, как и в прошлый раз. Все остальные здорово нервничали, причем Флитвик и Спраут даже не скрывали своих мыслей. Декан Райвенкло серьёзно беспокоился об учащихся и надеялся, что с Гаретом и Роном будет все в порядке. Профессора Спраут в равной мере занимала безопасность её факультета и погром в теплицах, который устроили то ли Пожиратели, то ли гнавшиеся за ними авроры. Профессор Снейп, внешне наиболее спокойный, на самом деле дёргался сильнее всех, и Гарет даже уловил хвост мысли: «… безнадёжные кретины, и столько лет…»

— Так, мальчики, и кто из вас это рисовал?

— Это я, — Гарету пришлось приложить усилия, чтобы не вздрогнуть от неожиданности.

— У тебя талант, сынок. Как тебя зовут?

— Гарет Карсавен-Поттер, сэр.

— Гарет Карсавен-Поттер… — мужчина забарабанил пальцами по столу. — А ты Рональд Уизли, да? Странно видеть Уизли не на Гриффиндоре…

— Так ведь не Слизерин же, — угрюмо буркнул Рон.

— Не Слизерин, не Слизерин… — лысый явно думал о чём-то своём. — Ладно, мальчики. А теперь сосредоточьтесь и как можно подробней вспомните свой разговор с этой дамой.

Гарет послушно пересказывал их краткий обмен фразами, незаметно косясь на профессора Снейпа. Владей зельевар собой чуть хуже, он бы вертелся, как на иголках. Ему явно не терпелось покинуть кабинет и так же явно не хотелось оставлять Гарета. К счастью, пожилой аврор был удовлетворен рассказом мальчиков и позволил им уйти.

— Я провожу детей и вернусь, — профессор Снейп порывисто поднялся с места.

— Можешь не возвращаться, Северус. У тебя был нелёгкий день, — директор слащаво улыбнулся. — Филлиус, Помона, вы тоже свободны. Минерва, я прошу тебя немного задержаться.

Три декана дружно кивнули и встали из-за стола.

— Северус, так ты проводишь мальчиков? — профессор Флитвик коснулся плеча зельевара. — Я хочу забежать в больничное крыло… я обещал малышу Муну, что расскажу ему, чем всё кончилось.

— Профессор Флитвик, с Флаем всё в порядке? — хором спросили Гарет и Рон, после чего изумлённо поглядели друг на друга. Снейп коротко фыркнул, Флитвик улыбнулся и похлопал мальчиков по плечам.

— Всё хорошо. Я передам ему привет от вас, а завтра он уже вернётся на занятия.

— И от Терри тоже привет передайте, — попросил Гарет. — Он чуть с ума не сошёл, пока эта заваруха длилась.

— Поттер, Уизли, я не намерен ждать бесконечно! — прошипел зельевар. — За мной!

— И туда галопом, и обратно галопом… — Рон перевёл дыхание. — Интересно, куда это Снейп так торопился?

— Может у него зелье на огне стоит, — Гарет пожал плечами, выказывая своё равнодушие к поднятой Роном теме. На самом деле он чувствовал, что что-то тут не так, но не хотел обсуждать человека, которому симпатизировал.

— Может быть, ты прав, — согласился друг. — Да, наверное, так оно и есть.

Этот суматошный день завершился для Гарета — как уже не раз бывало — странным сном.

Профессор Снейп почти бежит по коридору, волоча за собой двух рыжеволосых мальчиков. Гарет узнает в них Рона и себя, но сейчас он наблюдает за этим как бы со стороны. Вот они с Роном исчезают за портретом, а профессор мчится дальше. Спускается в подземелья, долго петляет, наконец, останавливается у крепкой двери. Что-то шепчет, стучит волшебной палочкой по косяку — и дверь распахивается. Зельевар входит, и навстречу ему одновременно подаются несколько человек потрёпанного вида и с отчаянной надеждой в глазах. Шестеро мужчин и одна женщина. Та самая, что они с Роном видели во дворе.

— Вы — кретины! — шипит зельевар. — И раньше-то идиотами были, а теперь Азкабан последние мозги сожрал! Какого дементора вы приперлись в Хогвартс?!

— Северус, ты же знаешь… — жалобно произносит женщина. Профессор разворачивается к ней, бледный от ярости.

— Ты бы вообще помалкивала, дура безнадёжная!!! За каким… — он осекается, потому что тощий измученный брюнет, соскользнув со своего стула, падает на колени и прижимается плечом и щекой к его бедру.

— Отойди от меня, кретин блохастый!!! — но брюнет лишь крепче прижимается и поднимает бледное до синевы лицо — череп, обтянутый кожей. Серые, как у Драко, глаза смотрят умоляюще, он как пёс, что просит прощения у хозяина…

На какое-то мгновение Снейп смягчается, его рука чуть трогает спутанные черные кудри, изрядно припорошенные сединой.

— Сядь на место! — и брюнет покорно поднимается, не отводя от зельевара преданного взгляда. Снейп разворачивается к остальным, которые под его мрачным взором опускают глаза.

— Белла, ты дура. Это диагноз. Зачем тебе понадобилось приставать к первокурсникам?! Рон Уизли и Гарет Поттер ребята глазастые, они тебя запомнили, а Поттер еще и рисует хорошо. А тебя, Рабастан, опознал Филч. Вот погодите, ещё Кеттлберн очнется и расскажет про Грейбека, вот тогда точно всем станет кисло!

— Не расскажет, — подает голос самый молодой из этой компании — стройный, светло-русый мужчина. — Я на него Обливиате наложил.

— Хоть у кого-то из вас мозги варят! — почти одобрительно говорит Снейп. — Как вам вообще удалось вырваться из Азкабана?

— Сириус придумал. — женщина кивает на брюнета.

— Сириус придумал?!!! — Снейп саркастически вздёргивает бровь. — Неужели?!! Тогда Азкабан смело можно рекомендовать как лечебное средство для безмозглых имбецилов!!

— Северус, прекрати орать, — болезненно морщится высокий шатен, до бровей обросший темно-рыжей бородой.

— Головка болит? — на полтона ниже, но невыносимо ехидно осведомляется зельевар. — Это хорошо. Может, мозги прорежутся… Последний раз спрашиваю: чем вы думали, что всей кодлой припёрлись в Хогвартс?

— Мы не знали куда податься… — жалобно тянет женщина. — Ты всегда был умный… я надеялась, ты что-нибудь посоветуешь…

Снейп теряет дар речи. Беглые Пожиратели с мольбой смотрят на него.

— Я… за вас… идиотов… еще думать должен?!!! Вот ты, Сириус… нет, сядь на место! Ты вообще помнишь, что у тебя дом в Лондоне?!

— Меня туда не пустят… — шелестит, как призрак, брюнет. — Я изгнан из рода…

— Тебя не могут изгнать, полудурок, ты последний в роду!!! — кипятится зельевар. — Мерлин, ну кто из нас чистокровный?!! Кто должен знать все эти традиции?!! Блэк? Лестрейндж? Эйвери? Ты, Крауч? Или я почему-то?!

Женщина хватает руку Снейпа и прижимает ее к щеке.

— Северус!.. — ее голос обрывается от избытка чувств. Совершенно седой гигант, немного не дотягивающий до Хагрида, делает шаг вперед.

— Я твой должник, Северус, — голос у него глубокий, и почему-то у Гарета мурашки проскальзывают по спине.

— Принято, — кивает Снейп. — А теперь, может быть, вы отсюда уберетесь?!!

Пожиратели поднимаются. Накидывают черные плащи с капюшонами. Мужчины один за другим исчезают за дверью, худой брюнет воровато касается рукава Снейпа, тот кривит губы, но поднимает руку и отводит за ухо седоватый локон.

— Первым делом вымойся как следует, Блэк. От тебя смердит, как от кучи дерьма.

Злые слова… но брюнет улыбается робко и счастливо.

Женщина задерживается в дверях и умоляюще смотрит на Снейпа.

— Жив-здоров-учится! — скороговоркой бросает зельевар. — Уходи, Белла. Завтра у них будет урок… я пригляжусь к твоему мальчишке поближе, тогда и смогу что-то сказать. А сейчас — уходи!

Глава 41

Утро особых эксцессов не принесло. Хотя последствия вчерашнего ощущались. Школу наводнили угрюмые дядьки, в чьих аурах преобладало напряжение и подозрение. Кассио объяснил, что это авроры — Служба Магического Правопорядка.

Занятие по Гербологии отменили. Миссис Спраут сообщила первокурсникам, что после нашествия Пожирателей теплицы серьезно пострадали и еще не приведены в порядок. При этом она так сердито косилась на находящихся поблизости авроров, что Гарет уверился — Пожиратели к разгрому имеют очень мало отношения.

Вместо практического урока первокурсники получили задание — написать эссе о свойствах, выращивании и применении магических растений. Всем им достались разные варианты. Винсент выглядел ужасно расстроенным, когда, заглянув в учебник, обнаружил там только краткое и сухое описание своего растения (белый мак), а Гарет с некоторой тоской понял, что задание ему придется выполнять за себя и за сквайра.

Многие ребята также были ошарашены данной ситуацией. Всех спасла Гермиона, имевшая неплохой навык работы с книгами. Она объяснила это тем, что в маггловской школе ей приходилось часто делать доклады.

— Сначала берем «Расширенный справочник магических растений» — вещала Гермиона, когда первокурсники Слизерина и Райвенкло устроились в библиотеке. — Находим там свое растение и смотрим сноски. Затем находим упомянутые книги в списке литературы, он приведен в конце сорокового тома. После этого разыскиваем указанные книги и просматриваем уже их. Есть сноски — к списку литературы. Все понятно?

Закивали все, даже Винсент и Грегори. В течение часа подростки усиленно копались в томах «Расширенного справочника…», иногда вполголоса пререкаясь, когда одна и та же книга оказывалась нужна сразу двоим. В особенности это касалось последнего тома, так что в конце концов Гарет не выдержал.

— Тихо! — призвал он к порядку пререкавшихся Падму и Миллисент. — Делаем так: сначала все выписывают номера сносок. Потом составляем общий список. После этого я нахожу номер, называю его и диктую название книги. Те, кому эта книга нужна — записывают. И пока со всеми сносками не разберемся, никто никуда не уходит. Ясно?

С этим вариантом согласились все, даже Захария Смит, который уже успел прославиться, как спорщик и брюзга. Был составлен список из тридцати двух пунктов. Самостоятельно ребятам удалось отыскать меньше половины книг, за остальными пришлось обращаться к библиотекарше мадам Пинс, очень суровой даме. Кое-что она вычеркнула сразу, пояснив, что эти книги очень редкие и в школьной библиотеке их нет. Еще несколько пунктов выпадали по причине наложенных ограничений. Мадам Пинс пояснила, что в библиотеке имеется так называемая Запретная Секция, материалы из которой можно брать лишь с письменного разрешения декана факультета и только начиная с третьего курса. В результате список уменьшился почти в полтора раза. Но и этого оказалось многовато, к тому же опять возникла старая проблема — одна и та же книга требовалась нескольким ребятам, и Гарету снова пришлось наводить порядок. Поскольку на этот раз количество справочников, учебников и монографий почти совпадало с количеством первокурсников, каждый из них получил по увесистому тому с указанием отыскать не только свое растение, но и чужие, если, конечно, они упоминаются. Лайза обозвала этот метод «бригадным подрядом». Тем не менее он сработал лучше, чем вариант с индивидуальным подходом. К концу урока они управились с основной частью работы и могли сдать книги из читального зала, а то, что выдавалось — взять на абонемент. Кроме того, возник новый список, поменьше, а когда мадам Пинс подправила и его, там осталось всего семь книг, две из которых, правда, оказались из читального зала, а еще две были на руках. Но у ребят было время до пятницы — миссис Спраут предупредила, что в среду урока тоже не будет. Договорились в это время снова собраться в библиотеке и продолжить занятия по «бригадному подряду».

На Чарах все так же занимались теорией — записывали и разучивали заклинания и тренировались в пассах. Блисс, делая сложный замах, едва не заехала Гарету в нос, но он успел увернуться. А вот Драко не успел, и Падма нечаянно поставила ему фонарь под левый глаз. Она ужасно смущалась и просила прощения. Драко сердито фыркал и поминал то Мерлина, то дементоров, пока Гарет не убрал фиолетовый отек. После этого Грегори начал коситься на него с благоговением, а Панси Паркинсон стала еще слащавее.

После обеда Райвенкло и Слизерин расстались. Слизеринцам предстояло выкладываться на Трансфигурации, райвенкловцам — тихо дремать под бубнеж профессора-призрака. Впрочем, поспать не удалось — один из авроров — от скуки, что ли? — зашел в аудиторию, послушал профессора, скривил рожу… И взялся читать лекцию сам. Его сочный баритон полностью перекрывал невнятное гудение Биннса, которому было плевать на узурпацию своих обязанностей. А слушать аврора оказалось интересно, помимо громкого голоса, четкой дикции и хорошего знания предмета, в его активе наличествовало умение рассказывать вкупе с чувством юмора. В результате первокурсники задержались на полчаса лишних, причем прервал лекцию сам директор, простоявший в дверях минут десять — его просто никто не замечал.

Пуффендуйцы после сдвоенного Зельеварения выглядели — краше в гроб кладут. Они готовили то же зелье от фурункулов, но пять очков получила всего одна пара — Ханна Аббот и Парвати Патил. В Больничное крыло угодили сразу трое — Салли-Энн, у которой в самом начале урока непонятно от чего взорвался котел, Джастин, отравившийся шкварками, и его приятель Эрни МакМиллан, вздумавший попробовать на себе готовое зелье. Где-то он напортачил, потому что большой прыщ на подбородке вместо того, чтобы исчезнуть, раздулся вдвое и окрасился в ярко-зеленый цвет.

Гриффиндорцам, как рассказал Мальчик-с-жабой, пришлось еще хуже. На опросе они не получили ни одного балла, более того, потеряли пять. Во время практической части Симус Финниган решил поразвлечься, подбрасывая разную гадость в чужие котлы. В результате никто из его соседей не смог сварить зелье правильно. Потом профессор поймал его за руку, отлаял, снял двадцать баллов и добавил неделю отработок у Филча. Но Невилл был уверен, что несчастный случай с Салли-Энн к хулиганству Симуса отношения не имеет, потому что она сидела на первой парте, а Симус — на предпоследней.

Сам Невилл тоже пал жертвой гриффиндорского вредительства — их с Мораг зелье, уже практически готовое, пошло малиновыми пузырями и явно собиралось взорваться, но профессор Снейп вовремя успел уничтожить его.

Во время ужина было сделано объявление. Аврор, читавший ребятам Историю Магии, поддался на уговоры директора и согласился вести этот предмет вместо профессора Биннса. Остальные авроры покидали школу, поскольку Пожирателей им отыскать не удалось. Профессор Кеттлберн пришел в себя, но ничего интересного не сообщил — от удара по голове его постигла амнезия, и он забыл все, что происходило в тот злополучный день. К счастью, на его здоровье эта травма не оказала серьезного влияния.

Самым неприятным последствием вчерашнего переполоха стал запрет на выход из замка для младшекурсников. В ближайшую неделю нечего было даже надеяться побродить у озера или сходить в гости к Хагриду. А старшим курсам отменили пропуска в деревню Хогсмит, где они обычно развлекались. Наверное, этим вечером беглые Пожиратели сильно мучились от икоты, потому что их дружно проклинал весь Хогвартс.

Глава 42

Утро среды началось для Гарета с истошного вопля сквайра. Подскочив на матрасе, он обнаружил в спальне рослого старшекурсника.

— Подъем! — гаркнул тот. — Забыли про занятие? А ну, кому холодненькой водички под одеяло?!

Теперь Гарет понял происхождение мокрого пятна на постели Винсента и почел за лучшее встать.

— Умница, — осклабился старшекурсник. — Подъем! — он сдернул одеяло с Флетчера. — Агуаменти! — сложный взмах, и его палочка выстрелила струей воды. Флетчер с визгом слетел с кровати.

— Ну, какие у вас сегодня вопросы? — осведомился довольно ухмыляющийся мучитель, когда после завтрака райвенкловцы вернулись в гостиную.

— Эээ… никаких… — пролепетала Лайза.

— Так уж? — усомнился старшекурсник. Гарет с некоторым скрипом вспомнил его имя — Уолдо Стивенс. — Что, у Квиррелла наступило временное прояснение?

Флетчер хихикнул.

— У нас на этой неделе еще не было ЗОТИ, — пояснил Гарет. Стивенс моргнул.

— А, да, верно. У вас же по пятницам… Ну ладно, Джеки собиралась вам рассказывать про келпи… так что я начну, а она подхватит.

После занятия Блисс подошла к Гарету.

— Гарри, а вот твой конь… он тоже келпи? — спросила она вполголоса, так, чтобы другие первокурсники не слышали.

Гарет задумался.

— Знаешь, Блисс… наверное, какое-то родство есть… но не больше, чем у людей и обезьян…

— А почему ты не стал возражать, когда Уолдо сказал, что келпи враждебны людям?

— Ну, те келпи, о которых рассказывал Уолдо, и впрямь враждебны людям. Потом, мне кажется, никуры разумная раса, а келпи — псевдоразумная. Да и не хочу я пока, чтобы о таких личных вещах много народу знало… ты понимаешь?

Блисс задумчиво кивнула.

На Трансфигурации первокурсники занимались все тем же превращением спичек в иголки. На этот раз профессор МакГонагалл потребовала точно задать не только материал иглы, но и ее внешний вид. Если на первом уроке она добавляла пять баллов за любую абстрактную иголку, то сейчас — только за конкретную: серебряную вышивальную, например, или стальную швейную.

— Все-таки хорошо, что у нас нет уроков с гриффиндорцами, — задумчиво отметила Мэнди, когда они спускались в столовую на обед. — А то Гермиона мне рассказывала, они чуть ли не каждое занятие в балаган превращают. У них там два мальчика, так они и сами не учатся, и другим не дают.

— Финниган и Томас? — уточнил Терри. — Я Финнигана знаю. Действительно, шут гороховый, да еще и с претензиями.

— Помнишь, что Невилл рассказывал? Как этот тип ему почти готовое зелье запорол? Да и не только ему…

— Кстати, а Полеты на метлах у нас с кем будут проходить? Не с Гриффиндором, случайно?!

— Нет, со Слизерином.

— Фуууу… Слава Мерлину…

После обеда райвенкловцы и слизеринцы снова отправились в библиотеку — заканчивать домашнее задание по Гербологии. И через полтора часа поистине каторжного труда все выписки были сделаны.

— Уфф… — блаженно выдохнул Грегори. — Наконец-то можно отдохнуть!..

— Отдохнуть?! — сурово воззрилась на него Гермиона. — Ты что, считаешь, что это — она потрясла перед его лицом неряшливо исписанным свитком, — готовое эссе?!

Грегори растерялся.

— А что… еще нет?..

— Конечно, нет! Это просто куча сведений, неупорядоченных, взятых неизвестно откуда! Я сейчас объясню, как должна выглядеть готовая работа.

Захария Смит мученически вздохнул.

— Я объясню вам на примере моей темы. Итак… — Гермиона зашуршала свитком, — кувшинка белоснежная. Сначала пишем наиболее употребительное название, затем в скобках перечисляем, как еще называют это растение. В моем случае — кувшинка чисто-белая, нимфея, озерный лотос… Ну и так далее. Затем — латинское название. Потом — к какому роду, семейству и порядку относится это растение. После каждого английского названия в скобках идет латинское. — Гермиона перевела дух.

— Вы записывайте, записывайте. Не буду же я у каждого над душой стоять и проверять, правильно ли он сделал!

Первокурсники заскрипели перьями. Драко скорчил Гермионе рожу, та показала ему язык и продолжила:

— После этого — описание растения. С красной строки, естественно. Где и как растет, как выглядит. Например: «кувшинка белоснежная — водное растение, распространенное в реках и озерах средней полосы. У нее длинные корневища, крупные щитовидные листья, плавающие на поверхности воды…» Ну и так далее. Потом, в новом абзаце — о применении в Зельеварении. В моем случае это корневища и семена. Указать, в каких зельях применяются, если материала достаточно — укажите общие закономерности их применения.

— Гермиона, говори попонятнее, — недовольно проворчал Блейз. — Что за «общие закономерности»?

— Я тебя умоляю! — возмутился Драко. — Каким местом ты на уроках слушаешь?!

— Ну объясни на примере, трудно тебе, что ли?!

— Да пожалуйста. «Порошок из плодов шиповника в большинстве зелий применяют для ингибирования опьяняющего эффекта плодов дурмана…» То есть, если в различные зелья добавляют один и тот же компонент с одной и той же целью, то это и называется «общие закономерности применения». Понял?

Гермиону объяснение Драко заставило поморщиться, но комментировать она не стала, а вместо этого продолжила:

— После этого — опять с новой строки — когда и как правильно собирать эти растения. Как обрабатывать сырье. Сколько времени и в каких условиях хранить… И под конец — как выращивать. Если растение растет только в диких условиях — подчеркните это. Ну вот, для небольшой работы без особых претензий достаточно. Да, и не забудьте про список литературы, он должен быть в конце, как в тех книгах, что мы просматривали. И обязательно расставить сноски! Наш учитель по естествознанию говорил, что работа без указания источника — это не реферат, а плагиат.

Панси открыла было рот, чтобы проехаться насчет маггловских воспоминаний Гермионы, но под тяжелым взглядом Драко тут же передумала.

Еще целый час усиленного скрипения перьями… Наконец, закончили все, даже тугодумы Винсент и Грегори.

— Вот теперь действительно все, — подтвердила довольная Гермиона. Панси, Тео и Захария мгновенно покидали вещи в сумки и испарились. Остальные первокурсники неторопливо собирались, потягиваясь и морщась от боли в затекших мышцах.

— Навестим Хагрида? — предложил Драко и тут же оборвал себя. — А, ну да, из замка же нельзя выходить, я забыл… Принесло же этих дурацких Пожирателей! — он досадливо топнул ногой.

— Падма! — вниз по лестнице спускались Парвати Патил и Ханна Аббот. — Привет, ты где была?

— В библиотеке, — Падма продемонстрировала свиток. — Мы домашку по Гербологии делали.

— Всей группой? — Парвати округлила глаза. — Ой, ну везет же вам! А у нас… два придурка, которым где бы ни учиться, лишь бы не учиться, и совершенно безголовая блондинка, которая только хихикать умеет и глазки строить. Один нормальный мальчик был, да и тот сейчас в больничном крыле.

— Мальчик? — изумился Флетчер. — Какой мальчик?

— Салли-Энн Перкс, — пояснила Парвати. — Мы с Ханной сейчас идем его навестить.

— Но Салли-Энн… это же девчоночье имя!

— Я тоже так думала, — кивнула подошедшая Ханна. — Но оказалось, это сокращенно не от Сары-Анны, а от Салазара-Энджела.

— Обалдеть! — выразила общее настроение Блисс.

— Хотите, сходим к нему все вместе? — предложила Парвати.

— А пошли, — легко согласился Драко. — Все равно делать нечего.

Глава 43

Мадам Помфри только головой покачала, когда в Больничное крыло явилась компания из шестнадцати первокурсников и попросила разрешения повидаться с товарищем.

— Надо же, сколько у Салазара друзей! Проходите, только не шумите. Там у него уже один мальчик сидит.

Мальчиком, сидевшим у постели Салазара, оказался Невилл. Он в этот раз явился без жабы. Салли-Энн было нелегко узнать — его лицо было покрыто крупными волдырями и темно-красными рубцами. Только зеленые глаза блестели так же задорно и жизнерадостно, как и на распределении. Эти глаза изумленно расширились, когда мальчуган увидел, сколько народу входит к нему в палату.

— Привет, — неловко поздоровался Блейз.

— Прывэт… — вполголоса пробормотал Салли-Энн. Обожженные губы плохо слушались, поэтому говорил он медленно и невнятно.

— А мы думали, ты девочка! — выпалила Лайза. Салли-Энн улыбнулся.

— Я нэ обыжаюс… Это всо моя тотка… у нэй… тры своих сына… а она хотэла дочку…

— Не говори много, тебе вредно! — предостерег Невилл. Салли-Энн снова улыбнулся, но было видно, что даже улыбаться ему больно.

Наступила пауза, которую нарушила Парвати.

— Я тебе манго принесла. Помнишь, ты хотел попробовать?

— Салли не может кусать, — поспешно встрял Невилл.

— Я знаю. Я нарезала мелко-мелко… и буду кормить тебя с ложечки… согласен?

Салли-Энн кивнул, весело блестя глазами. Его неуклюжие роговые очки лежали на тумбочке.

— Ложечку за мадам Помфри… — комментировал Драко, следя за процессом кормления. — Ложечку за Парвати… ай, молодец… Ложечку за Невилла…

Салли-Энн фыркнул, едва не подавившись, и сверкнул глазами на Драко.

— Прэкраты! Мнэ нэлза смэяцца!!!

Гарет молча сканировал травмы, полученные Салли. Ожоги от кипящего жира — это серьезно, тут даже зелья не очень помогают. Если он ничего не сделает, то сокурсник имеет все шансы так и остаться с изуродованным лицом.

Комната качнулась и закружилась вокруг Гарета. Друзья, толпящиеся вокруг постели Салазара, превратились в плоские, слабо светящиеся силуэты. Словно ветер подхватил подростка и поднял его на крыльях. Полёт… над темной пропастью… над яркими разноцветными кляксами…

Запретный лес едва виден из окна, но для друида уровня Гарета это расстояние — тьфу! Запретный лес чувствует друида… Запретный лес рад поделиться силой… друид — желанный гость… друид придет?

«Приду» — мысленно пообещал Гарет, подхватывая и удерживая потоки Силы, щедро даримые лесом. Целительство по друидским методикам требует контакта кожа-к-коже… Гарет откинул одеяло и сжал голое плечо Салли.

— Эй, что ты делаешь?! — возмутился Невилл.

— Тихо!!! — зашипел Драко. — Не мешай ему, ты что, не видишь?..

Теперь потоки Силы шли через тело Гарета в тело Салли. Сосредоточенный на своей работе, мальчик не замечал потрясенных взглядов сокурсников, глазевших, как с нежной кожи исчезают страшные волдыри и рубцы… Напоследок Гарет коснулся глаз Салли и приказал неестественно толстой линзе хрусталика возвратиться в рабочее состояние. Убедившись, что процесс восстановления зрения запущен, он разорвал контакт.

— Что ты сделал? — Сейчас Салли-Энн говорил уже без акцента. — Мне уже совсем не больно… только чешется… — он поморщился и поскреб белесый след от ожога.

— Не чеши! — Драко шлепнул его по руке. — Хочешь, чтобы шрамы остались?

— Не хочу… — Салли с усилием принял сидячее положение и уставился на Гарета во все глаза. — Ты меня вылечил? Но как тебе это удалось, да еще без палочки?

Гарет беспомощно пожал плечами.

— Умею вот…

— Всем тихо!!! — прошипел Драко. — О том, что вы видели — не болтать! Понятно?

Первокурсники вразнобой закивали. Рон слегка сжал руку Гарета чуть выше локтя.

— Этому тебя научили в твоем Карсе, да? Здорово!

— А если мадам Помфри спросит… — вслух задумался Салли-Энн. — А! Я ей скажу, что это манго помогло!

Драко фыркнул. Блейз покачал головой.

— Не поверит.

— А это уже дело десятое. Главное, у меня объяснение е-э-э-эсть… — Салли-Энн сладко зевнул, тут же сконфузившись. — Ой, извините. Я просто всю ночь уснуть не мог — ожоги горели.

— Тогда тебе лучше поспать, — заключил Флетчер. — Ложись, а мы пойдем.

— Ага, пока. Спасибо, что зашли… — Салли поймал Гарета за рукав мантии. — Тебе отдельное спасибо. Я твой должник. Слушай, чего ты краснеешь?


На следующий день после Истории Магии к Гарету подошел Невилл.

— Слушай, — начал он слегка смущенно, — я перед уроком бегал навестить Салли… у него плохо с глазами.

— Что именно? — задавая вопрос, Гарет уже догадывался, что случилось.

— Ну… ты наверняка заметил… он носит очки. Без них ему трудно… — Невиллу было явно неловко. Получалось, что он как будто обвиняет Гарета в том, что случилось с товарищем.

— Ну вот, а сейчас очки перестали ему помогать. Он и без них плохо видит, и в них не лучше…

— Я понял, — кивнул Гарет. — Не беспокойся. Это временно. Через несколько дней все наладится.

— Точно? — Невилл с облегчением улыбнулся.

— Абсолютно точно! — уверенно произнес Гарет. — Кстати, у вас вчера было занятие по Полетам?

Невилла откровенно передернуло.

— Ой, не напоминай… — простонал он.

— Что-то плохое случилось? — Гарет внутренне напрягся.

— Да нет, просто эти гриффиндорцы… Точнее, Финниган. Сначала заспорил с тренером, как правильно метлу держать. Правда, она с ним сюсюкать не стала, обрезала так, что любо-дорого!.. А потом… — Невилл насупился. — Слушай, не расспрашивай. И так тошно.

Он легонько оттолкнул Гарета и резво заспешил вниз по лестнице.

Погода, с утра ясная и солнечная, стремительно портилась, и когда первокурсники под предводительством мадам Хуч, невысокой дамы с решительным лицом и растрепанными светлыми волосами, вышли на площадку для занятий полетами, небо уже затянули тяжелые серые облака, а сверху накрапывало что-то мелкое, холодное и противное.

— Падма, — шепнул Гарет, поравнявшись с однокурсницей, — ты не знаешь, как у твоей сестры урок прошел?

— Плохо, — вполголоса отозвалась девочка. — Этот Финниган ненормальный… Я тебе потом расскажу.

На краю площадки в ряд лежали метлы. Старые, с растрепанными прутьями…

— Фу! — тихо сказал Драко.

— Встаньте каждый рядом с метлой и вытяните правую руку! — приказала мадам Хуч. — Правую руку, девочка! Ты что, левша? — это Лайзе.

— Вот так. А теперь скомандуйте «Вверх!»

— Вверх! — выкрикнуло семнадцать голосов. Древко метлы ткнулось в ладонь Гарета.

— У кого не получилось, повторите!

— Вверх!

— Вверх!

— Вверх! — голос Гермионы уже звенел от отчаяния.

— Не так, девочка. Представь, что ты… — налетевший порыв ветра отнес в сторону слова, так что Гарет не разобрал, что советует тренер.

— Вверх! — на этот раз у Гермионы получилось.

— Отлично! Теперь будем садиться на метлу… Мальчик! Все делаем только по моей команде!

Тео поспешно соскочил на землю. Его бледное личико залилось краской.

Тренер продемонстрировала, как правильно забираться на метлу и как держать древко. Прошлась вдоль шеренги. Приказала Терри сдвинуться ближе к прутьям, а Флетчеру, наоборот, пересесть чуть выше. Отметила, что Грегори неправильно ставит руки, Блейз слишком расслаблен, а Падма напряжена.

— А теперь, когда я дуну в свой свисток, вы с силой оттолкнетесь от земли. Крепко держите метлу, старайтесь, чтобы она была в ровном положении, поднимитесь на три-пять футов, а затем опускайтесь — для этого надо слегка наклониться вперед. Итак, по моему свистку — три, два, один!

Метлы грузно поднялись в воздух и зависли на уровне головы мадам Хуч. Для Гарета это упражнение сложности не представляло, как и для большинства ребят из чистокровных семей. Метла Гермионы ровно висела в воздухе, но сама всадница явно нервничала, вцепившись в древко мертвой хваткой. Лайза слегка покачивалась, в ее глазах стоял испуг. Падма так стиснула рукоять метлы, что костяшки пальцев побелели.

— Спускаемся!

Метла Лайзы сорвалась в пике, девочка соскользнула с древка и неловко шлепнулась на песок. Мадам Хуч бросилась к ней.

— Все в порядке, — произнесла она спустя пару мгновений. — Только пара ссадин. Ты слишком резко наклонилась, девочка.

Остаток занятия первокурсники учились взлетать и приземляться, лететь по прямой, делать повороты — тут тоже было маленькое происшествие, Рон и Блисс столкнулись в воздухе, но обошлось без травм, поскольку оба удержались на метлах.

— Все-таки хорошо, что у нас все ребята нормальные, — заметила Падма, когда они возвращались в замок. — А вот у Парвати…

— Падма, ты же обещала рассказать! — напомнил Гарет.

Глава 44

— Этот Финниган… — начала Падма, крутя в руках платок. — У него есть друг, Дин Томас — он магглорожденный, и у него не очень получается… А Финниган, вместо того, чтобы подтянуть друга на уровень однокурсников, гадит и портит все вокруг него… чтобы приятель не чувствовал себя обделенным…

— Типа «если у Дина ничего не выходит, то пускай и у других не получается»? — уточнил Рон.

— Ну да, — кивнула Падма.

— А гриффиндорцам не приходит в голову набить морду Финнигану и взять Томаса на буксир? — ехидно поинтересовался Грегори.

— Грег, окстись! Там всего-то пять человек, из них только двое вменяемых — Парвати и Салли-Энн, который все еще в больничном крыле! — сердито откликнулся Блейз.

— А что на Полетах-то произошло? — снова встрял Гарет. — Невилл на себя не похож!

Падма вздохнула.

— Из пуффендуйцев Невилл держится на метле хуже всех, но всяко лучше Томаса, — начала объяснять она. — А Финниган… он начал его доставать… Все время пытался толкнуть, задеть… Ну и кончилось тем, что у Невилла прямо в воздухе лопнула обвязка метлы… а он как раз забрался повыше, пытался от Финнигана увернуться… Он упал с высоты двенадцати футов, сбил девочку… Сьюзен… она сломала руку… а сам Невилл ударился виском… хорошо, только содрал кожу!

— А что Финниган?!! — возмутился Грегори.

— А что Финниган? — Падма пожала плечами. — Якобы очень сожалел… Конечно, мадам Хуч здорово рассердилась и заставила его собирать рассыпавшиеся прутья… но поди докажи, что он это нарочно! Метлы-то старые, обвязка вполне могла подгнить… Ай, что там говорить!.. — она махнула рукой.

Гарет, заметив, что Рон задумался, легонько толкнул его в бок.

— У тебя есть какая-то идея?

— Идея не идея… не знаю, сработает ли… — Рон вздохнул. — Мои братья, Фред и Джордж, на первом курсе развлекались так же. Потом староста… тогда старостой был не Перси, а Билл…

— НАШ брат? — негромко уточнил Драко.

— Ага, — Рон ухмыльнулся во весь рот. — Билл, в отличие от Перси, вменяемый… и он близнецам в два счета мозги вправил… объяснил, что они весь факультет назад тянут… Вот я и думаю, может рассказать им, что на первом курсе творится? Фреда с Джорджем, конечно, паиньками не назовешь, но проблемы факультета им не безразличны… а баллы Финниган с Томасом уже вовсю теряют…

— Это еще мягко сказано, — заметила Гермиона.

— Нам, как основным соперникам Гриффиндора, это как бы и на руку, — хихикнул Драко, — но ради спокойствия на уроках этим, пожалуй, можно пожертвовать.


До конца недели не произошло практически ничего, достойного упоминания. Первокурсники бегали на занятия, делали уроки, навещали в Больничном крыле Салазара-Энджела, зрение которого резво улучшалось, что приводило последнего в восторг, а мадам Помфри — в недоумение.

В пятницу, на уроке ЗОТИ, Гарет опять имел сомнительное удовольствие полюбоваться на двойную противоборствующую ауру профессора Квиррелла, и опять услышал те же мольбы о помощи. А в ночь на субботу ему опять приснился холодный мертвый замок, ритуальная звезда на полу и таинственное существо, плененное магом-заклинателем…

В воскресенье студенты опять получили письма из дома. Рон прочитал свое, со злостью смял пергамент в кулаке и швырнул в камин.

— Интересная у мамочки логика, — процедил он сквозь зубы. — Дружить с Малфоем нельзя! Зато делать с ним детей почему-то можно!..

Гарет с трудом подавил смешок и перевел глаза на слизеринский стол, где такой же злющий Драко, беззвучно шевеля губами, вчитывался в послание Люциуса.

После завтрака Гарет подошел к другу.

— Отец ругается?

Драко дернул щекой.

— Достал уже со своим этикетом! «Настоящий Малфой не должен…» А сам… Можно подумать, он с полукровками не дружил! У моего крестного отец маггл, и что? Вон, Хагрид говорил, они с папой были не разлей вода! А мне, видите ли, с Гермионой общаться невместно!

— Но она же слизеринка!

— А я о чем говорю?! Добро бы я с гриффиндорцами водился…

Гарет хихикнул.

— А ты и так водишься.

— Я?!!!

— А Салазар-Энджел?

Драко хмыкнул, потом улыбнулся.

— Кстати, он тоже из маггловской семьи… Вот незадача!.. Ладно, с папой я сам разберусь. Если он не уймется… хотя мне и не хочется подставлять Хагрида… а, неважно.

Тут на горизонте нарисовалась упомянутая Гермиона с насупленными бровями. Драко мученически закатил глаза, пробормотал: «Ладно, я пошел!» и испарился. Гермиона поискала его глазами и подошла к Гарету.

— Ты не знаешь, куда ушел Драко? Ведь минуту назад здесь был!

Гарет пожал плечами.

— Вот ведь… — она досадливо топнула ногой. — Каждый раз, когда я напоминаю об уроках, он тут же исчезает! А ведь Зельеварение…

— Герм, извини, что перебиваю, но профессор Снейп — крестный Драко. Неужели ты думаешь, что он разбирается в зельях хуже тебя?

Гермиона слегка порозовела.

— Нет, но… без повторения знания имеют привычку забываться…

— Герм, я тебя умоляю! Забывается только то, что зазубрено! А то, что понято, и захочешь — не забудешь! Отстань ты от Драко, а то он от тебя скоро прятаться начнет! Лучше помоги Салли-Энн, он читать пока не может, а безделье, сама знаешь, чревато… А объясняешь ты хорошо.

Гермиона улыбнулась.

— Спасибо, Гарет, я учту. Ты идешь в библиотеку, или куда-нибудь еще?

Гарет задумался. В голове у него снова всплыл давешний сон… А почему бы не поискать в книгах сведения по Ритуальной магии? Гептаграмму и руны, начерченные заклинателем, он, проснувшись, зарисовал… До Хэллоуина еще шестом не достать, но нельзя же все время полагаться на отцовские знания? Грош ему цена, если сам не поищет ответы на эти вопросы. Он же не собирается соваться во что-то опасное, просто пороется в книгах…

— Гарет! Ты что, заснул? Ты идешь в библиотеку, или нет?

Гермиона нетерпеливо дернула его за рукав мантии.

— Извини, я задумался. Мне нужно кое-что взять в гостиной, а потом я к тебе присоединюсь.

— Хорошо, — кивнула девочка. — Только не задерживайся. Я займу тебе место.

Несмотря на выходные, в библиотеке было полно студентов. Гермиону Гарет отыскал не сразу, пришлось спрашивать суровую библиотекаршу. Та указала за стеллажи.

— Ну ты и спряталась, — укоряюще заметил Гарет, выкладывая из сумки на стол толстую тетрадь в светлой кожаной обложке, перо, чернильницу и пергамент с собственными каракулями.

— Зато спокойно, и никто не лезет. Ты чем будешь заниматься, зельями? Тогда можешь взять мой учебник.

— Нет, я домашку уже сделал. Ты здесь как, разбираешься?

— Вполне. Ты бы тоже ориентировался, если бы ходил в библиотеку почаще, — назидательно отозвалась Гермиона. Гарет проглотил ответную колкость, напомнив себе, что не стоит поддевать того, в чьей помощи нуждаешься.

— Мне нужно что-нибудь по рунам для начинающих. Где поискать?

— Для начинающих? Сиди, я тебе принесу. — Гермиона ушла и вскоре вернулась с небольшим, но увесистым томиком. Гарет открыл книгу, притянул к себе пергамент и принялся сравнивать руны, выведенные собственной неловкой рукой, с теми, что были начертаны на страницах учебника.

Через полчаса у него затекла спина, и он со вздохом откинулся на спинку кресла, с легкой завистью глядя на Гермиону, которая без устали делала выписки.

«Вот по кому Райвенкло плачет… Магнус, а ты мне ничего не подскажешь?»

«Увы, котенок. Знал бы — подсказал. Точнее, мне эта звезда кажется смутно знакомой, но вот где я ее видел?.. Хотя где — понятно, в книге какой-то… Извини, малыш»

«Ладно, ничего»

Гарет потянулся, подвигал лопатками, разминая мышцы, и снова вернулся к книге.

Глава 45

Время то тянулось, как липкий сироп, то летело на крыльях. Миновал первый месяц занятий. К этому времени первокурсники всех четырех факультетов окончательно разобрались друг в друге и разделились по компаниям. Большинство преподавателей поощряли межфакультетскую дружбу и не препятствовали ребятам.

Самая крупная команда включала в себя слизеринцев Драко и Блейза, райвенкловцев Гарета, Терри, Флая, Рона и Блисс, пуффендуйца Невилла и гриффиндорца Салли-Энн.

Грегори и Винсент, сквайры Драко и Гарета, хоть и входили в эту компанию, но стояли слегка особняком — у них были свои развлечения, более простые и непритязательные.

Гермиона близко сошлась с Мэнди, Падмой, ее сестрой Парвати и Ханной Аббот с Пуффендуя. Эта девчоночья пятерка в преподавательской среде получила название «Бриллиант» — за необоримую тягу к знаниям и страстное желание стать лучшими ученицами.

Захария Смит, со своим склочным нравом, неожиданно прибился к Финнигану и Томасу. Теперь они уже втроем отравляли жизнь однокурсникам.

Еще была девчачья троица — Миллисент, Лайза и Мораг, и три пары: Лаванда и Сьюзен, Джастин и Эрни, Тео и Пэнси.

Гарет уже привык к неизменным снам с пятницы на субботу, после уроков ЗОТИ. Вторая половина профессора Квиррелла частично смирилась и уже не тратила силы на атаку, сосредоточившись на отстаивании своих рубежей. Как следствие, профессор стал чуть более вменяемым, но только чуть…

Хотя Гарет больше не слышал безмолвных просьб о помощи, он не прекратил поиски сведений по странному ритуалу. К сожалению, все, что он сумел найти — это руны, да и то не все, потому что с галереи менестрелей их было трудно различить. В одиннадцати из четырнадцати он не сомневался, а вот три были под вопросом. Кроме того, в «Основах ритуальной магии» он не отыскал вообще ни одной гептаграммы, а более серьезные книги по этой теме находились в Запретной Секции.

Драко и Рон каждое воскресенье получали недовольные письма от родителей. Уизли-старшие были, казалось, разгневаны всем: и тем, что Рон попал на Райвенкло, и тем, что он поссорился с Перси, но особенно — его дружбой с Драко Малфоем. После каждого такого письма Рон шипел и плевался кипятком.

Люциус Малфой в каждом письме выражал довольно вялое негодование по поводу дружбы сына с «неподходящими личностями» и напоминал ему о семейных ценностях (на что Драко всякий раз так же вяло фыркал и вполголоса замечал, где у него сидят эти ценности).

Родители Флетчера заинтересовались его — а точнее, Гарета — рассказом о своих ангмарских корнях. Через две недели после начала учебы, когда были сняты ограничения, связанные с визитом Пожирателей, Мун-старший прибыл в школу. Гарету пришлось в подробностях рассказать ему все, что было известно об Ангмаре вообще и о гуррах в частности, а также пообещать организовать встречу с Орельеном Карсавеном, как только это будет возможно.

Третьего октября стартовал кубок школы по квиддичу. Благодаря рассказам друзей Гарет знал, что в этой игре (как и в рилвандорском грандболе) победа находится в руках ловца. В квиддиче это было выражено даже сильнее, потому что игра заканчивалась только с пойманным снитчем, не раньше и не позже.

Первокурсников — к их величайшему возмущению — в команду не брали. Маркус Флинт, здоровенный старшекурсник, капитан команды Слизерина, порекомендовал Драко подождать следующего года, честно признавшись, что к него у самого это правило уже в печенках сидит, тем более что слизеринский ловец был откровенно слабоват. У Гарета не было и такого утешения — команда Райвенкло была подобрана игрок к игроку, и вакансий в ней на ближайшие два года не предвиделось.

— Спасибо, хоть на трибуны пускают, — ворчал Флай, тоже мечтавший о карьере квиддичного игрока и жестоко обломанный ловцом Райвенкло — заносчивой третьекурсницей Чжоу Чанг, то ли китаянкой, то ли кореянкой.

Вся компания заняла удобную скамью у самого барьера в секторе Райвенкло, ожидая, когда начнется матч между Гриффиндором и Слизерином. Пока еще только подтягивались болельщики, а команды еще не вышли на поле. Слева, в гриффиндорском секторе, нетерпеливо вертелся комментатор, Ли Джордан, близкий друг близнецов Уизли. Сидевшая рядом профессор МакГонагалл недовольно косилась на подростка, потом шикнула, и Ли послушно сел ровно, положив рупор на колени.

— Эй, а чего тут делают эти малыши? — послышался ломающийся басок сзади. Драко и Гарет одновременно обернулись. За их скамьей стояли трое парней с четвертого курса, вопросительно поглядывая в сторону первокурсников.

— А что вам не нравится?

— Почему слизеринцы не со своими? — уточнил светловолосый крепыш Пауль Юрген.

— Э, да тут и Гриффиндор с Пуффендуем отметились! — засмеялся его приятель Джек Лоуэлл.

— Вы не подеретесь, ребятишки? — весело спросил третий, высокий медно-рыжий Гарри Найт, чье лицо, густо усыпанное веснушками, практически всегда украшала добродушная улыбка.

— Ну вот еще! — возмутился Салли-Энн. — Мы же друзья!

В подтверждение своих слов он обнял за плечи своих соседей по скамье — Терри и Блейза.

— Друзья… — с усмешкой, правда, не злой, повторил Пауль Юрген.

— А что тебя так удивляет?! — возмутился Драко, по примеру гриффиндорца кладя руки на плечи Рону и Грегори и запуская цепную реакцию — вся вереница сидящих на скамье первокурсников дружно обняла своих соседей, соединившись в крепкую «стенку».

— Ладно, пускай сидят, — отмахнулся Джек. — Смотри, вон команды вышли!

Действительно, от раздевалок тянулись две шеренги — алая и изумрудная. С другой стороны подходила мадам Хуч с метлой на плече. Крепкий старшекурсник нес за ней сундук с мячами.

Игроки оседлали метлы и выстроились в воздухе. Мадам Хуч выпустила сначала маленький золотой мячик с крылышками — «снитч», потом два больших черных бладжера и наконец подкинула вверх красный с симметричными вмятинами квоффл. Игроки рванулись на перехват. Матч начался.

Сначала вели гриффиндорцы. Они забили первый гол и, удачно перехватив атаку слизеринцев, влепили в кольцо и второй мяч. Но слизеринцы быстро опомнились и завладели инициативой. Их команда играла слаженней, и — что уж там говорить — жестче. Маркус Флинт, выхватив биту у своего загонщика, так отшиб летящий бладжер, что тот, угодив в Оливера Вуда, гриффиндорского капитана и вратаря, не только сбил его с метлы, но и переломил ее древко. Оливер из игры выбыл, и кольца Гриффиндора остались без защиты. А еще спустя несколько минут охотница красно-золотых, не рассчитав вираж, врезалась в трибуну и сломала запястье. Слизеринцы воспользовались перевесом и накидали в кольца противника полтора десятка мячей.

— Снитч! — выдохнул вдруг Невилл, крепко сжав руку Гарета, — Смотри… вон там!

Ловец Слизерина, до этого выписывавший круги высоко над полем, внезапно бросил свою метлу в пике. Гриффиндорский ловец устремился за ним. Золотая искорка, с трудом различимая даже в бинокль, виляла и крутила, спускаясь все ниже. Ловцы мчались за ней. У самой земли слизеринец затормозил и с усилием выровнял метлу. Гриффиндорец то ли запоздал, то ли понадеялся на собственную ловкость… рукоять его метлы взрыла песок, и парень полетел кубарем. Снитч, словно издеваясь, прожужжал крылышками, почти касаясь волос лежащего без сознания подростка, и пошел было вверх, но был перехвачен ловцом Слизерина. Трибуны взревели, Драко, Блейз и Грегори с восторженными воплями подскочили на скамье…

— Итак, Теренс Хиггс поймал снитч, и команда Слизерина победила, — кисло сообщил комментатор.

Игроки в зеленых мантиях построились клином и облетели поле под приветственные крики болельщиков.

— А кто и когда теперь играет? — задумчиво спросил Салли-Энн.

— Слизерин с Пуффендуем, после Хэллоуина, — отозвался Рон. — Гарри, ты чего загрустил?

— Так, — неохотно отозвался Гарет. — Вспомнил дом… у нас сейчас тоже турнир… в Вельде отборочные матчи…

— Ты так и не дорассказал про ваш грандбол, — с упреком заметил Рон.

Гарет слегка покраснел от смущения. Друг был прав — он несколько раз просил его об этом, но в те моменты Гарет обычно бывал занят, а потом забывал.

Глава 46

— Как насчет навестить Хагрида? — неожиданно вмешался Невилл. — Он на матче не был… у него там самка фестрала рожает… просил, чтобы я выбрал время рассказать ему, как сыграли.

— Правда, пойдем, — оживился Драко.

Они спустились с трибун и направились в сторону Запретного леса. Рон шел рядом с Гаретом, а Флай, Невилл и Салли-Энн окружили их, с интересом вслушиваясь в разговор.

— В грандбольных командах по девять человек, — рассказывал Гарет, — и функции у них немного другие. У нас тоже надо забросить мяч в кольцо, но кольца расположены по окружности поля и чередуются. Их всего шесть — по три на команду — и они вращаются на шестах, так что попасть в них сложнее. В команде три защитника, которые должны еще следить, чтобы через кольцо не проскочил…

— Мяч?

— Ну, мяч само собой. Но главное — чтобы в кольцо не пролез гранд-алаки. Это сразу лишит команду всех заработанных очков.

— Что такое «гранд-алаки»? — немедленно заинтересовался Невилл.

— Не что, а кто. Это дракончик, такой, как моя Карина. Он в грандболе вместо снитча. На него одевают шлейку с коротеньким поводком, а ловец должен схватить поводок и сделать круг над всеми кольцами. Тогда команде начисляют пятьдесят очков.

— И игра кончается, — подсказал Салли-Энн.

— Нет, если время еще есть, то ловец отпускает алаки, и игра идет дальше. Его, бывает, раз пять ловят… Так, а еще у нас не один квоффл, а два, и нет бладжеров. Защитники играют на маневренных моноциклах, нападающие — на скоростных бициклах. Ловцы — на «драконах».

— Ты только про моноциклы рассказал, — напомнил Рон.

— Бициклы — это двухдисковые гравициклы, — послушно откликнулся Гарет. — Бывают трех типов: «стрела» — насадка как у «лопаты», оба диска лежат в одной плоскости. «Стрела» — самый маневренный бицикл, но у нее, как и у «лопаты» есть минус: при попадании в определенную… позицию, начинает крутиться в воздухе, как пропеллер, все быстрей и быстрей. Самостоятельно остановить невозможно… на малых оборотах еще кто-нибудь из товарищей может скрестить оси… а когда скорость высокая, это делать нельзя не в коем случае — слишком опасно.

— Что значит «скрестить оси»? — заинтересовался Флай.

— Ну, подставить древко своего гравицикла, чтобы «стрела» в него врезалась и прекратила вертеться.

— А как же… если нельзя?

— Когда скорость становится уже ОЧЕНЬ высокой, седло срывается с креплений и съезжает в сторону одного из гравидов. Центр тяжести сдвигается и вращение начинает замедляться… потом прекращается, но всадник к этому времени обычно уже без сознания, висит на ремнях безопасности, как кукла… На «стрелу» рискуют садиться только самые опытные летуны.

— Жуть, — тихо сказал Невилл.

— Самый скоростной бицикл — «штанга», — продолжил Гарет. — Насадка дисков — как у «вертушки». «Штангисты» носятся по полю с бешеной скоростью, сметая все на своем пути, поскольку поворачивать способны только по плавной дуге. А самый безопасный из бициклов — «весло». «Весло» похоже на «стрелу», но диски насажены перпендикулярно друг другу. «Весло» достаточно чуткое и быстрое, но, как я уже говорил, «стрела» маневренней, а «штанга» быстрее. На «весло» обычно новичков сажают. А ловцы летают на «драконах». «Дракон» — это такой гравицикл, диски которого не закреплены жестко, а поставлены на поворотные конструкции, — Гарет покрутил кистью в воздухе, — могут качаться и вращаться… Я не знаю, как это техномагически обусловлено, но это делает «дракона» ОЧЕНЬ чутким к желаниям хозяина… «дракон» — это класс!!! Не говоря уже о том, что скорость и маневренность на порядок выше, чем у обычного гравицикла, и даже лучше, чем у метлы…

— Что, наши метлы летают лучше ваших… циклов? — переспросил Флай.

— Да, кроме «драконов». Метлы более послушные. Но у нас они летать не будут.

— Почему?!!! — изумился Рон. Гарет пожал плечами.

— Не знаю. Но папа проверял. И ваши метлы у нас не летают, и наши гравициклы здесь бесполезны. Если бы не это, я бы взял моего «горбунка»… — Гарет вздохнул.

— А почему ВСЕ игроки не летают на «драконах», если они такие классные? — вмешался Салли-Энн.

— Потому что они требуют… ммм, как это… особых способностей. Большинство народу не может освоить «дракона» — начинаются головокружения. Папа говорит, что для этого нужны крепкие мозги. Я не знаю, это какие-то техномагические заморочки.

— А что такое «горбунок»? — спросил Невилл.

— Монодисковый «дракон». Самый классный из всех гравициклов, но у него малая грузоподъемность. Не больше ста фунтов. Поэтому на них обычно дети играют, а для взрослых — «стрекоза», бицикл. Скорость выше, маневренность ниже… Мне уже недолго на «горбунке» летать осталось… Папа говорит, мальчики на двенадцатом-тринадцатом году начинают интенсивно расти… так что не этим летом, так следующим придется на «стрекозу» пересаживаться… жалко. А «горбунок» мой получит Фэй… если, конечно, она сможет на нем летать.

— Фэй — это кто? Твоя сестра?

— Наверное, будет сестра. Это такая маленькая девочка из приюта святого Давида… папа забрал ее, когда провожал меня сюда.

— Куда забрал?! — не понял Рон.

— Домой. Как меня в свое время… Секретарь директора приюта — карсит, он смотрит, есть ли у детей магические способности, если да, то сообщает папе или еще кому-нибудь из магов, кто в поле зрения, и ребенка увозят.

— А директору, что, память стирают? — недоумевал Невилл.

— А зачем?

— Ну как, забрать ребенка из приюта неизвестно на каких основаниях… Когда бабушка оформляла на меня опекунство, ее эти бумажные заморочки чуть с ума не свели!

— Нет, — терпеливо пояснил Гарет. — Там есть легенда… что папа — директор спецшколы для детей… таких… не совсем нормальных… Я не знаю, как это все сделано, наверняка были наложены какие-то ментальные заклинания… да я этим никогда и не интересовался.

— А почему детей забирают ваши волшебники, а не наши?

— Не знаю, — устало повторил Гарет, — не интересовался. Хотя, вообще-то, здешние волшебники могли бы и сами подсуетиться.

— Как же, дождешься, — буркнул Невилл. — Наше Министерство и само не ест, и другим не дает. Бабушка так говорит, — пояснил он в ответ на удивленный взгляд Рона.

— А меня тетушке отдали безо всяких заморочек, — неожиданно встрял Салли-Энн.

— Кстати, Салли, — тут же откликнулся Драко, уже некоторое время шагавший рядом с Роном, — давно хотел тебя спросить: в честь кого тебе такое имя дали… необычное?

— И это слизеринец! — фыркнул Салли-Энн. — В честь Основателя Салазара, конечно! И в честь деда Энджела.

— Ты же говорил… — Драко изумленно захлопал глазами, — что твои родители — магглы…

— Ничего такого я не говорил! — возмутился светловолосый гриффиндорец. — Я вообще их не упоминал! Речь шла только о моей тетке!

— Ну извини, — Драко стушевался. — Значит я просто не так понял…

Салли-Энн опустил глаза и пошевелил носком ботинка опавшие листья.

— Мой отец… я не знаю, кто он.

— Извини… — тихо повторил Драко.

— А тетя Эвелина не маггла… она сквиб. А моя мама училась на Слизерине. Я видел в Зале Наград табличку с ее именем… Сесилия Ландольф.

— Твоя мама училась на одном курсе с моим папой! — ахнул Драко.

— Хотел бы я знать, что с ней потом случилось, — печально отозвался Салли-Энн.

— Хочешь, я спрошу у папы? — с готовностью предложил Драко.

— Было бы здорово! — гриффиндорец повеселел.

— А твоя тетка… хорошо к тебе относится? — нерешительно спросил Гарет, в памяти у которого всплыли собственные отношения с семейством Дурслей.

— Она очень славная, — Салли-Энн удивленно покосился на приятеля. — Если бы еще не пыталась научить меня готовить и вышивать крестиком, так была бы совсем ангел. А почему ты спрашиваешь?

— Так, — Гарет опустил глаза. — У меня тоже есть родственники… но они очень неприятные люди…

— Те, что отдали тебя в приют? — вмешался Драко. Гарет кивнул. Салли-Энн округлил глаза.

— Отдали тебя в приют?!!! Ничего себе!!! Нет, моя тетя не такая. Она… знаешь, ее совсем не сердит, что я волшебник, а она и ее сыновья — нет. Она просто очень хорошая… и кузены тоже славные, хотя частенько бывают вредные.

Рон понимающе ухмыльнулся.

Глава 47

Дверь в домик Хагрида была открыта нараспашку, но хозяина внутри не наблюдалось, так же как и поблизости.

— Зайдем? — предложил Терри.

Салли-Энн, который Хагрида практически не знал, слегка поежился.

— А хозяин не будет против?

— Что ты! — фыркнула Блисс. — Хагрид обожает гостей! И он очень добрый… Ой! Клык! Как ты меня напугал!

Пес словно возник из воздуха, дружелюбно ткнул девочку носом, обнюхал остальную компанию, особое внимание уделив незнакомцу — Салли-Энн. Гриффиндорец мужественно стерпел, хотя ему было не по себе — все-таки холка собаки приходилась почти на уровне его плеч.

— О! Ребятки!

От мощного рыка Хагрида, казалось, покачнулись сосны вокруг домика, а Салли-Энн мучительно вздрогнул и прикрыл глаза. Пес махнул хвостом, задев по щеке Блисс, и торопливо порысил к хозяину.

— Ну как сыграли? Кто победил-то?

— Слизерин! — гордо ответил Драко.

— Ишь ты, — проворчал Хагрид. — Да, ловец у Гриффиндора слабоват, чего и говорить…

— Как твоя фестралка? — торопливо вмешался Невилл.

— Соня-то? Да в порядке у ней все… а жеребеночек — ну чисто загляденье! — Хагрид расплылся в улыбке.

— А нам… можно посмотреть? — робко спросила Блисс. Великан тут же насупился.

— Дак ведь… не сможешь ты увидеть… Их ведь, фестралов-то, видит только тот, на глазах у кого… люди умирали…

Воцарилось неловкое молчание.

— Извините… — жалобно пискнула Блисс. — Я… я совсем забыла…

— Чайку попьете? — Хагрид вспомнил о долге хозяина. — Чаек хороший, с утречка заваренный… ватрушки есть… свеженькие, с повидлом!

«Свеженькие» ватрушки впору было использовать вместо бладжеров, а в повидле зубы вязли намертво. Бедный Драко, не догадавшийся о коварстве угощения, теперь только шипел, не в силах разлепить челюсти, а Хагрид знай разглагольствовал о старых добрых временах, когда ловец Гриффиндора Чарли Уизли приносил своей команде победу за победой.

— А до этого зато был Валентин Джаспер, — неожиданно выпалил Грегори и пояснил удивленно покосившемуся на него Флаю. — Мой дядя, мамин брат. Он был ловцом, и Слизерин ни разу не проиграл!

— Так-то так, да только с Джеймсом Поттером твово Джаспера не сравнишь, — Хагрид подался вперед. — Вот уж кто летал, так это твой, Гарри, отец! Словно и родился на метле! Эх!.. — великан смахнул слезу. Достал с полки старенький альбом в обложке из вытертого малинового бархата и протянул его мальчику.

— Погляди. Это Ремус для тебя собрал. Тута все они — и Мародеры, и Лили, и Джеймс…

Гарет вновь почувствовал себя неловко. При словах «твой отец» в его воображении возникал невысокий хрупкий полуэльф с пушистым облаком золотисто-рыжих волос, такими же, как у Гарета, зелеными глазами и светящейся в них улыбкой — то доброй, то озорной… А вовсе не растрепанный парень в ало-золотой квиддичной форме, насмешливо и надменно кривящий губы с потертой колдографии…

«На самом деле он не такой, котенок» — Магнус словно бы улыбался. — «Приглядись как следует — его просто достали!»

На следующей карточке Джеймс Поттер и в самом деле выглядел не таким заносчивым. Он улыбался, обнимая сероглазого брюнета и худого бледного шатена, в облике которого просматривалось что-то неуловимо-знакомое…

«Истинный оборотень» — пояснил Магнус. — «И, похоже, не до конца инициированный. Вон какие глаза измученные… Наверняка, в полнолуние себя теряет»

— Это кто, Хагрид? — спросил Гарет, указывая на приятелей Джеймса.

— Это? Мародеры, знамо дело. Справа Сириус Блэк, слева Ремус Люпин. А Питер, видать, снимал…

— Ремус — он оборотень?

Хагрид закашлялся.

— Оборотень, — наконец неохотно подтвердил он. — Да только… Ты не думай, Гарри, Ремус — хороший парень. Он и твоих родителей любил, и тебя любит… Он так-то в порядке, только вот в полнолуние с ним плохо… Это ж, Гарри, оно как болезнь… Ремус… — Хагрид достал платок и шумно высморкался, — Ремус же не виноват, что заболел… Он совсем маленьким пацанчиком был, еще меньше тебя, когда на него оборотень напал…

— Хагрид, я ничего… — торопливо пробормотал Гарет. — А этот… Питер… он есть на карточках?

— Посмотрим, — великан пролистал альбом. — Он все больше снимал… ага, вот. Вот, Гарри, гляди, он здесь сидит… Джеймс, ну-ка, подвинься, дай на Питера посмотреть!

Гарет уже перестал удивляться живым фотографиям этого мира, но когда молодой Джеймс, смущенно улыбнувшись Хагриду, встал со своего места и уселся на землю, у ног Ремуса…

— Гари, ты чего?! — Драко наконец справился с повидлом.

— Я не думал… — мальчик усилием воли вернул отвалившуюся челюсть на место. — Они так запросто ходят, встают…

— Дак ты чего, колдографий раньше не видел? — изумился Хагрид. — И портретов живых? У вас же в Хогвартсе…

— Я просто не привык, — отбивался Гарет. — Я думал, они только улыбаются и руками машут…

Драко фыркнул. Хагрид взял из рук Гарета альбом.

— Питер, ты чего за Блэка спрятался? Ну-ка, вылазь оттуда, ну-ка, покажись… Гарри на тебя посмотреть хочет… Давай, давай, чего ты такой застенчивый? — уговаривал он нескладного пухлого юношу с пушком над верхней губой, робко выглядывавшего из-за плеча сероглазого брюнета.

— Ладно, пускай, раз он не хочет! — сдался Гарет, которому эти разговоры с карточками казались верхом сюрреализма.

Юноша Джеймс вернулся на свое место, залихватски подмигнув Хагриду. Лесничий перевернул страницу.

— А это мама твоя. На первом курсе. С Северусом, он друг еёный был… Хоть и косились, мол, гриффиндорка со слизеринцем дружит…

Рыженькая девочка с локонами до плеч увлеченно спорила о чем-то с худеньким черноволосым парнишкой, признать в котором нынешнего профессора Снейпа можно было только по огромному носу.

— А это уже третий курс, с подружками… Эта вот, с косами — Полина Эммерик, с Пуффендуя, черненькая — Карен… как ее там… не помню. Райвенкловка. Она после школы сразу в Америку уехала.

Девочки стояли кружком, что-то обсуждая. Гарет просмотрел еще несколько колдографий. В отличие от Джеймса Поттера, Лили Эванс нигде не позировала, в кадре она занималась своими делами, видимо, не зная, что ее снимают. С подружками; с юным Снейпом, который проявился еще на нескольких карточках; в библиотеке, уткнувшись в толстый фолиант и напомнив Гарету Гермиону; на трибунах — в красно-желтом гриффиндорском шарфе и с таким же флажком в руке; у озера, с альбомом и карандашом…

— Можно посмотреть, что ты рисуешь? — робко спросил Гарет. Рыжая гриффиндорка улыбнулась и повернула альбом, так что Гарету стала видна невысокая, чуть сгорбленная юношеская фигура. Парень стоял вполоборота, положив руку на голову большой черной собаки — не такой большой, как Клык, но все-таки впечатляющих размеров.

— Это Северус? — Гарет не надеялся на ответ, но Лили со снимка кивнула, так же дружески улыбаясь, и снова вернулась к прерванному занятию. Карандаш заскользил по бумаге. Время от времени девушка отрывалась от альбома и кидала короткие взгляды в сторону натурщика, скрытого рамкой колдографии.

Глава 48

— А это — свадебные! — разулыбался Хагрид.

Уже почти взрослая Лили Эванс стояла под руку с Джеймсом Поттером, буквально светящимся от счастья. Сама она выглядела чуть напряженной и улыбалась через силу, как будто сомневалась в правильности своего поступка.

«Волнуется…» — подумал Гарет, вспомнив свою сводную сестру Цоэнь, точно так же нервничавшую на собственной свадьбе, хотя с Джоком, женихом, они были знакомы с детства.

Позади Джеймса возвышался сероглазый брюнет — Сириус Блэк. Петтигрю и на этой карточке не было. Не было почему-то и Ремуса Люпина, зато присутствовало очень много незнакомых людей.

— Это Фрэнк Лонгботтом, — тыкал пальцем Хагрид. — Это Алиса… они месяцем раньше поженились…

— Гарри, можно я посмотрю? — взмолился Невилл. Гарет с готовностью подвинулся, уступая ему место.

— Артур Уизли, — гудел великан. — А Молли тут нету… она с ребятишками сидела… Вот Джеймсовы родители… Со стороны Лили никого из родных не было. Мать с отцом тогда уже умерли… Сестру старшую приглашали, да она не пришла…

«И слава Богу» — подумал Гарет, у которого не было ни малейшего желания снова видеть тетушку Петунию, пусть даже на снимке.

— А вот уже с тобой…

Гарет смотрел на колдографию и корил себя, что ничего не чувствует к этим людям. Лили и Джеймс Поттеры сидели на корточках, а между ними на игрушечной метле увлеченно крутился рыжеволосый малыш, перелетая от мамы к папе и обратно… Лица родителей светились нежностью и счастьем, было видно, что они очень любят друг друга и своего мальчика… вот только Гарет не мог отождествить себя с этим веселым зеленоглазым крохой… Не получалось, хоть ты тресни.

Это была последняя карточка в альбоме. Гарет закрыл его и положил на стол.

«Наверное, я бесчувственный. Это же мои мама и папа… они меня любили… а я…»

«Котенок, перестань» — в голосе Стража слышалась одновременно строгость и заботливость. — «Ты не помнишь этих людей, да и не можешь их помнить, так что тебе совершенно не за что себя корить»

«Но они же…»

«Умерли, не успев закрепиться в твоей памяти» — сурово подытожил Страж.

— Гари, это твое. — Хагрид подвинул альбом в его сторону. — Ремус для тебя собирал, чтобы память была какая-никакая…

— Спасибо, Хагрид, — вздохнул мальчик. — И Ремусу передай от меня спасибо.

— Передам, — улыбнулся великан. — Ремус рад-радешенек будет, что тебе понравилось. Он бы сам приехал на тебя глянуть, да оборотням надобно разрешение от Министерства, чтобы в Хогсмит попасть. А Министерство наше нелюдей шибко не любит… — Хагрид вздохнул.

— Наше, блин, Министерство… — тихо процедил сквозь зубы Драко. Салли-Энн непонимающе глянул в его сторону.

— Так… ничего… потом объясню! — отмахнулся слизеринец.

Хагрид покосился в сторону Драко. Гарет потянул его за рукав.

— Скажи пожалуйста… а кто живет в нашем лесу, что он зовется Запретным?

Флетчер нервно икнул. Хагрид нахмурился.

— Дак много кто… Из-за кентавров больше. Они шибко не любят, когда люди в ихние владения суются.

— А почему?

— Дак Гарет… тайны у них свои, обычаи чудные… — Хагрид откашлялся. — Не сильно-то я их понимаю. Вот Флоренц… мы с им беседуем иногда… дак он предупредит о чем-нибудь… туманно так… я к нему с вопросами, а он мне про звезды… мол, Марс сегодня красный, а Венера на заре высоковато стояла… поди пойми.

— А о чем тебя предупреждал Флоренц? — встряла Блисс.

— Да на единорогов какая-то тварь нападает, — вздохнул Хагрид. — Двое уже погибли… гадина какая-то, вроде вампира, кровь высасывает… А Флоренц говорит — типа двое их, но один у другого вроде как в рабстве… Я ему: «под Империо, что ли?» А он мне: «Юпитер, мол, плохо виден…» — Хагрид тяжело вздохнул: — Одно слово, кентавры!

«Магнус, ты чего-нибудь понял?»

«Котенок, это очень плохо!» — в голосе Стража слышалась сильная тревога. — «Единорожья кровь — это… это… как бы тебе сказать… В общем, дела хреновей некуда!»

«У кого?»

«У всех» — мрачно отозвался Страж. — «Урод, вынужденный пить кровь единорога, не остановится ни перед чем. Будь осторожен вдвойне, Котенок…»

«А что значит «под Империо»?»

«Есть такое заклятие, позволяющее порабощать других людей и принуждать повиноваться приказам. Оно находится в списке запрещенных…»

— Непонятка какая-то с единорогами… — заметил на обратном пути Драко. — Кому и зачем могла понадобиться их кровь? Она же ядовитая!

— Ядовитая?!!! — изумился Флетчер. — С чего ты взял?

— Читал в одной книжке… как там… — Драко наморщил лоб. — А, вот! «И прикоснувшись губами к серебряной ране, проклят он будет во веки веков…»

— Так ведь проклят, а не отравлен, — резонно заметила Блисс.

— Кровь единорогов усиливает магическую мощь в несколько раз, — пояснил до сих пор молчавший Невилл. — Но каждый глоток сокращает жизнь на семь лет… и навлекает проклятие на всех детей, зачатых впоследствии.

— Сквибы рождаются?

— Хорошо, если сквибы… чаще уроды.

— То есть… — Гарет задумался вслух, — получается, этому типу, который охотится на единорогов, плевать, что с ним будет потом? Ему нужно много силы именно сейчас… и она у него на что-то уходит, раз он уже двух единорогов убил… Интересно, профессор Снейп знает? — и тут Гарета пробило понимание.

«Сны… холодный замок, плененное существо, заклинатель… да это же был Квиррелл!!! Он что-то напутал с ритуалом и не получил желаемого… а теперь сражается с тем созданием за контроль над собственным телом! Магнус…»

«Кажется, я знаю, что это было за существо» — зазвучал в сознании голос Стража. — «Я слышал о них… Книга есть в библиотеке, в Запретной Секции. Называется: «Ритуальная магия Высших Фейри» Там рассказывается о древних, невероятно древних созданиях, которые жили задолго до людей и даже до эльфов. Я читал, вот только мне наглости не хватило провести подобный обряд на себе»

«А Квирреллу хватило, и он напортачил…»

«Ну так это же было описано Высшими Фейри и предназначено для них, а не для людей!» — невесело хмыкнул Страж. — «А этот ненормальный отхватил кусок не по зубам и теперь давится. Раз за единорогов взялся, значит, кусок очень уж сладок. Но похоже, и кровь не больно помогает. Разве только продержаться дает…»

«Тот, белый, уже не нападает, только защищается. И на помощь не зовет. Но рубежи держит крепко…»

«Видно, решил не тратить силы попусту. Нет, Котенок, больше я ничего вспомнить не могу. Надо добыть книгу, вот тогда…»

«Добудем!»

Глава 49

Легко сказать «Добудем!», а вот действовать… Сидя в спальне, Гарет сосредоточенно исписывал карийскими (чтобы тайные планы не попали в чужие руки) рунами уже третий листок. Планы — один другого краше, вот только ни один не нашел одобрения у Магнуса.

«Ладно!» — не выдержал, наконец, мальчик. — «Ты помнишь, где эта Запретная Секция, так что проведем разведку боем. Если что, скажу библиотекарше, что заблудился»

«Наорет так, что мало не покажется» — скептически заметил Страж.

«Переживу как-нибудь. Зато у нас появится какая-никакая информация»

Стоя в библиотеке и делая вид, что ищет книгу, Гарет внутренним взором наблюдал за проходом в Запретную Секцию. Дверной проем выглядел так, как будто был заплетен паутиной — толстые, с палец, шнуры бледно-желтого света основательно перегораживали проход, так что в зазоры между ними не пролезла бы даже крыса.

«Ну и чего мы ждем?» — недовольно осведомился Магнус.

«Старшекурсника с пропуском… Ага, вот!»

К Запретной Секции приближалась знакомая райвенкловка — Виктуар, та, что вместе с кузеном вела у них ЗОТИ по субботам. Когда до проема оставалось несколько шагов, девушку окутало желтоватое сияние, и световые шнуры начали сдвигаться к косяку, образуя овальный проход. Виктуар миновала порог, и паутина снова стала медленно затягивать дверной проем.

«Если быстро… то я успею прошмыгнуть внутрь!»

«Тебя заметят» — скептически хмыкнул Страж.

«Не заметят. Я уйду в Тень»

«А как возвращаться будешь?»

«Точно так же»

«А если тебе не хватит того времени, что проведет в Запретной Секции старшекурсник?»

«Все равно выйду с ним. Можно будет в следующий раз продолжить… если это выгорит»

«А если тебя поймают в Запретной Секции?»

«Сделаю большие глаза… Ой, Магнус, перестань. Уж выкручусь как-нибудь»

«Да уж, ты выкрутишься» — мрачно усмехнулся Страж. — «И куда катится мир? Я в твоем возрасте таким предприимчивым не был…»

— Гарри!

«Вот ведь принесла нелегкая» — досадливо подумал Гарет, поворачиваясь к незаметно подошедшим девочкам. Но марку следовало держать, поэтому он взял себя в руки и дружелюбно улыбнулся.

— Гермиона, Парвати, привет!

— Что ты ищешь, Гарри? — своим коронным «профессорским» тоном осведомилась Гермиона, в то время как Парвати улыбнулась и кивнула.

«Вот-вот, что ты ищешь, Гарри?» — ехидно поддакнул Страж.

«Отстань!» — а вслух, беспомощно разведя руками;

— Герм, я тут запутался. Хочу взять «Историю Хогвартса», но не помню, где она стоит…

— Мальчишки!.. — фыркнула слизеринка. — Гарет, тебе необходимо…

— Герми! Умоляю, обойдись без нотаций! Просто покажи мне, где стоит эта несчастная книга, и я избавлю вас от своего присутствия!

— Да ты нам не мешаешь, — засмеялась Парвати. Гарет чувствовал, что нравится этой симпатичной гриффиндорке, чья сестра-близнец училась вместе с ним на Райвенкло. Парвати и Падма были очень похожи, и большинство однокурсников различали их только по факультетским гербам на мантиях. Хотя те, кто повнимательней, могли заметить небольшую разницу в чертах лица, возникшую, как считал Гарет, из-за разной мимики: встречаясь с чем-то неизведанным, Парвати улыбалась, а Падма озабоченно хмурилась.

Насупившись, Гермиона схватила Гарета за рукав мантии и поволокла куда-то в сторону.

— Вот! И когда ты только запомнишь?! Вот на этом стеллаже стоят книги по истории! А вот «История Хогвартса»! — Гермиона сунула в руки мальчику увесистый фолиант и воинственно тряхнула кудрями: — И что бы ты без меня делал?!

— Плакал бы, — засмеялся Гарет. — Герм, ты чудо! Спасибо тебе огромное!

— Ладно уж! — смягчилась слизеринка. — Ты хотя бы интересуешься чтением. А с нашего факультета никого за книги не засадить. Драко удирает, только я завожу речь об уроках, Грегори читает чуть ли не по складам, Блейз… — тут Гермиона слегка зарумянилась, — ну Блейз еще ладно…

Гарет понимающе улыбнулся, из-за чего Гермиона раскраснелась еще сильнее, буркнула: «Ну ладно, пока!» и решительным шагом отправилась вглубь библиотеки, где ее ждала Парвати. А Гарет двинул обратно в гостиную, решив почитать эту самую «Историю…», раз он уж ее взял неизвестно зачем…

Книга оказалась неожиданно захватывающей. Гарет так и просидел до ужина, молча отмахиваясь от предложений пойти погулять и невнятно бурча в ответ на вопросы типа «А ты чего читаешь?» Он бы и ужин пропустил, но Кассио отобрал у него книгу, заявив, что знания — это хорошо, но и о питании нельзя забывать.

Напряженный день закончился очередным таинственным сном. Гарет уже в общем-то привык к этим странным видениям, в Хогвартсе посещавшим его гораздо чаще, чем дома. Магистр Уэгэ, преподававший в Вельде Псионику, говорил, что таким образом прорываются пророческие способности мальчика, и советовал записывать эти сны, или хотя бы запоминать основные события…

Тьма кромешная. Мужской голос, донельзя искаженный гулким эхом, раздраженно интересуется:

— Ну и за каким дементором ты притащил меня сюда, Люциус? Что, в более приличном месте не могли поговорить?

— Зато здесь никто не подслушает, — голос лорда Малфоя Гарет опознает с огромным трудом, да и то лишь потому, что собеседник назвал его по имени.

— Я бы назвал тебе сотню местечек, где тоже никто не подслушает, но при этом не надо терпеть эту проклятую сырость, темноту и поганое эхо! — взрывается мужчина.

Лорд Малфой молчит.

— Ну ладно, раз уж ты вытащил меня в эту нору, так выкладывай, что тебе надо!

— Сесилия Ландольф, — Гарет различает вкрадчивые нотки.

— И что?

— Ты помнишь ее?

Незнакомец хмыкает.

— Я на склероз не жалуюсь. Милая девочка… жаль ее…

— Куда она пропала?

— А то ты не знаешь…

— Представь себе, нет. Знал бы — не спрашивал!

— Эх, Люциус, Люциус…

— Послушай…

— Зачем тебе это?! — голос гремит, и эхо подхватывает раскаты.

— После нее остался ребенок… — Люциус устало вздыхает. — Салазар-Энджел Перкс, одиннадцати лет. Учится в Хогвартсе, на Гриффиндоре. Дружит с моим Драко. Воспитывается у тетки. Отец неизвестен.

Молчание.

— Почему Перкс, кстати? Не Ландольф, не…

— Записан на фамилию опекунши, я полагаю. Эвелина Перкс, урожденная Ландольф, вдова, трое сыновей, все сквибы.

— Ты знал.

— Про мальчика — нет… Я вообще думал, что это ее младшая дочь. Салли-Энн… она не называла ребенка полным именем.

— Ты, видимо, совсем сдал, раз мальчика от девочки отличить не можешь…

— А ты совсем обнаглел, «милая Люси»!

— Прекрати!

— А что? В пять лет ты выглядел весьма прелестной девчушкой!

— В пять, а не в одиннадцать!

— Ты хоть видел этого ребенка? Нечто мелкое непонятного пола, волосики до плеч, рубашечка с кружавчиками, туфельки с пряжками… Прибавь к этому имя и мамашино сюсюканье: «Моя лапочка… мой зайчик…»

Люциус хихикает, эхо превращает его смех в дикий ржач.

— Вот-вот, именно так.

— И все таки, мальчишка — твой сын?

Молчание.

— Да или нет?! — Люциус напирает, его собеседник мрачно сопит, эхо усиливает звук до рычания.

— Может быть. Видимо, да. Скорей всего… Мерлин, я не могу знать точно, но очень похоже на правду!!!

— Ты откроешься ему?

— Нет!!! И тебе запрещаю, понял?!!!

— Понял, понял… убери руки… — Люциус тяжело дышит. — Вовсе незачем было хватать меня за горло… синяки останутся…

— Ты стал слишком дерзким, мой дорогой!

— Прошу… простить меня…

— Так-то лучше. И впредь не забывайся!

— Один вопрос: что с Сесилией?

— Что, что… Что с Нарциссой?

— Она… была там?

Звук плевка.

— И ведь умная была девочка…

— Но хоть это-то… Ребенок вправе знать, что случилось с его матерью!

Молчание. Наконец, ответ:

— Достаточно будет сказать, что она погибла. Как и когда — это лишнее.

— Хорошо… мой господин.

— Наконец-то можно убраться из этой сырости!..

Гулкий удар, как доской по воде. Печальный голос Люциуса:

— Эх, Драко… втравил ты меня в историю…

Глава 50

Проснувшись, Гарет долго не мог решить, что делать с новой информацией. С одной стороны, Салли-Энн имел право знать о своих родителях. С другой… все это вилами по воде писано, да и не так уж много он узнал…

«Дождись письма от Люциуса, Котенок, и посмотри, как Салли-Энн отреагирует. А дальше по обстановке»

«Магнус, ты чудо! Что бы я без тебя делал? Знать бы еще, кто этот неизвестный…»

«Вот тут я просто теряюсь в догадках. Кто мог ТАК говорить с Малфоем?»

«Темный Лорд?»

«Хм. Не знаю. Правда, не знаю. Помнить бы чуть больше, а то плавают отдельные куски… как-то противно не знать собственного имени, ты не находишь?»

«Магнус, прости…»

«За что? Ой, Котенок, ты тут не при чем. Это я так… ворчу по-стариковски…»

После завтрака совы сбросили на столы почту. Драко писем не получил, так что принятие решения откладывалось на неопределенный срок, и Гарри был рад этому: он уже понял, что если расскажет Салли-Энн о разговоре, то здорово подставит Люциуса.

— Ничего себе!

Гарет, наблюдавший за слизеринским столом, развернулся на вскрик. Кассио впился глазами в передовицу «Еженедельного Пророка».

— Ты смотри, Фло! Какие-то придурки пытались ограбить «Гринготтс»!

Гарет навострил уши.

— Ничего, правда, не взяли… но при этом ушли безнаказанными. Странно… у гоблинов ТАКАЯ система безопасности… по моему, первый случай за последние двести лет… эй, ты меня вообще слушаешь?!..

— Интересно, кто мог попытаться ограбить гоблинский банк? — вслух рассуждал Флай, когда они вместе со слизеринцами шли в сторону теплиц. — Это должен быть кто-то уж совсем ненормальный… в «Гринготсе» даже дракон есть! И что такое необходимое…

— Артефакт какой-нибудь, — хмыкнул Драко. — Темномагический. Для возрождения Того-Кого-Нельзя-Называть…

— Ну это ты загнул! — фыркнул Рон.

— Да знаю, что ерунда! — отмахнулся Драко. — Но как рабочая версия сойдет.

Флай достал из кармана упаковку «Берти Боттс» и протянул приятелям:

— Угощайтесь! В рекламе написали, мол, стимулирует мозговое кровообращение… — он подкинул вверх красный шарик, ловко поймал его ртом, разгрыз и тут же сплюнул:

— Тьфу ты!!! Сырое мясо!

— Зачем они вообще такую гадость делают? — сердито буркнул Гарет, выплевывая полуразжеванное драже со вкусом репчатого лука.

— Но ведь интересно же! — хихикнула Блисс, причмокивая своей конфетой. — А у меня вишня!

— Ей вечно самое вкусное достается, — мрачно констатировал Блейз, роясь в картонной коробочке с разноцветными шариками. — Хмм… темный виноград!

Драко с подозрением рассматривал голубоватую конфетку, Повертел ее в пальцах, понюхал…

— Ну и как? — встряла Блисс.

— А Моргана его знает… — меланхолично отозвался юный аристократ, надкусывая драже. — А! Мята!..

— Не любишь? Ну ты капризуля!

— Терплю… — буркнул Драко. — Все лучше, чем брюссельская капуста… да, мне и такое попадалось!

— Фред говорил, что там есть даже вкусы соплей и ушной серы! — подмигнул Рон. Драко едва не подавился.

— Шутишь? — с надеждой спросил Терри, выбирая конфетку. — Ну скажи, что пошутил!

Рон пожал плечами.

— Если и пошутил, то не я, а Фред. Ой, ну что ты копаешься, как герцогиня в шкатулке с драгоценностями! Их надо наугад брать, тогда попадется вкуснятина! — он не глядя сунул в рот шарик и расплылся в улыбке:

— Ну что я говорил! Шоколад!

Как только первокурсники вошли в теплицы, сверху свистнуло что-то темное и гибкое, выхватило у Флая коробочку с конфетами и унесло куда-то под потолок.

— Ну вот, опять! — профессор Спраут огорченно всплеснула руками. — Сколько раз говорила: не сметь приносить в теплицы эту гадость! Десять баллов с Райвенкло!

Флетчер понурился.

— А что это было, профессор? — заинтересовалась Блисс.

— Хват-киркатан, — расстроено отозвалась преподавательница Гербологии. — Теперь целую неделю нельзя собирать его плоды… а если они перезреют, мы останемся без перцового зелья. Удружили, мистер Мун, нечего сказать!

Флай шмыгнул носом и шепнул Гарету:

— Я думал, она просто не любит, когда чавкают…

— Итак, проверим, что вы запомнили из моих уроков! — профессор Спраут стряхнула с себя огорчение. — Какой у нас месяц на дворе?

— Э… октябрь! — выпалил слегка оторопевший Винсент.

— Правильно, мистер Крэбб. А что из растущего в этой оранжерее, — профессор взмахнула палочкой, — полагается собирать в октябре?

Винсент ошалело захлопал глазами.

— Ну, это… и вот это… и там, в углу, его отсюда не видно…

Блисс изо всех сил сдерживалась, чтобы не захихикать. Профессор Спраут улыбнулась и покачала головой. Косноязычие Винсента и Грегори уже успело стать притчей во языцех.

— Мистер Крэбб. Пройдитесь по оранжерее, покажите эти растения, назовите их и расскажите нам, какие именно части растения следует собирать и в каких зельях они используются.

Для Винсента это было слишком. Кончики его ушей заалели, он бросил беспомощный взгляд на своего лорда.

— Ну же, Винс, мы все это повторяли сегодня утром! — Гарет ободряюще сжал его руку, затем легонько подтолкнул вперед: — Давай, действуй!

На негнущихся ногах Винсент вышел в центр оранжереи и потерянно потоптался в поисках знакомых растений.

— Нуу… вот… — наконец протянул он. — Аир альпийский. У него корень… от глаз… и от ушей…

— Что, отваливаются? — ехидно протянул Захария.

— Я тебе щас так врежу — у самого отвалятся! — прошипел Грегори. На его счастье, профессор Спраут эту фразу не расслышала.

— Кто может дополнить ответ мистера Крэбба? Пожалуйста, мистер Малфой.

— Из корневища альпийского аира приготовляют различные зелья для лечения глазных болезней, а также обезболивающее при отите.

— Очень хорошо, мистер Малфой. Три балла Слизерину. Мистер Крэбб, продолжайте.

Потный и взъерошенный Винсент потащился к следующей грядке.

— Белая колючка, — уныло сообщил он. — Собирают… это… цветки. Еще плоды, но плоды весной. Из них мазь делают, которая против бородавок. Из голубых цветков, а из красных — такое зелье, когда задница болит…

Профессор Спраут мученически вздохнула. Винсент напрягся и родил:

— Про-ти-во-ге-мор-рой-ное!

— Ну, слава Мерлину. Дальше, мистер Крэбб…

В течение целого часа бедный Винсент бродил по теплице, краснея, потея и запинаясь, но назвал практически все и допустил только две небольших ошибки. Конечно, его маловразумительные ответы в ряде случаев приходилось дополнять, но в целом, он вполне заслужил за свои мучения пятнадцати баллов, которые профессор Спраут добавила в копилку Райвенкло. Эта сумма, а также те очки, которые были заработаны на дополнениях, с лихвой перекрыла штраф, полученный недотепой Флаем.

Глава 51

«Сегодня после уроков пойдем на дело» — сообщил Гарри Магнусу.

«Сегодня?»

«А чего тянуть-то?»

Страж лишь хмыкнул.

— Гарри, ты о чем задумался? — Драко тронул его за плечо.

— Так…

Драко не стал настаивать на развернутом ответе.

— Знаешь, не нравится мне все это.

— Что именно? — Гарет оторвался от обдумывания плана похищения книги из Запретной Секции и повернулся к блондину.

— Ну вот все… — Драко вздохнул. — Единороги эти… ограбление Гринготтса… я вот думал-думал… точнее, я слазил в библиотеку… ладно, потом расскажу… — на кафедре появился профессор Флитвик.

Первая половина урока прошла как обычно: заклинания и пассы. Но после короткого перерыва профессор объявил, что они достаточно подготовлены, чтобы перейти к практике.

— А начнем мы с заклинания «Флипендо». Оно позволяет оттолкнуть неодушевленный предмет. На живых существ эти чары не действуют. Все помнят, как движется палочка при чтении заклинания?

Первокурсники дружно зашелестели конспектами. Гермиона подняла руку.

— Мисс Грэйнджер, покажите этот пасс. Нет, пока без палочки.

Слизеринка изобразила кистью спираль. Профессор Флитвик довольно кивнул.

— Очень хорошо, мисс Грэйнджер! Три балла Слизерину! А теперь… Мистер Бут, возьмите эти кубики и раздайте товарищам.

Терри прошелся по классу с корзинкой, выкладывая на столы деревянные чурочки.

— Положите кубики перед собой. Так. Теперь произносите заклинание, одновременно делая пасс. В конце пасса указываете палочкой на кубик. Он должен сдвинуться на несколько дюймов. Начали!

— Флипендо! — гаркнули семнадцать голосов. С нескольких парт донесся деревянный шорох. Один кубик слетел со стола и со стуком ударился о край кафедры.

— Кто?

— Извините, профессор Флитвик, — смутился Флетчер, вскакивая со своего места, чтобы подобрать упавший предмет.

— Очень хорошо, мистер Мун! — профессор возбужденно подпрыгнул. — Пять очков Райвенкло! У кого еще получилось, поднимите руки!

Гарет скосил глаза. Руки подняли Грегори, Мэнди, Блисс, Терри, Рон и Драко. Винсент посмотрел на друга с некоторой завистью — его кубик даже не покачнулся. У Гарета тоже ничего не вышло, и он привычно обратился за помощью к Стражу.

«Магнус, я опять что-то не так делаю?»

«Угадал, котенок»

«А как надо?»

«Просто позволь своей кровной силе пройти через палочку…»

«Как на Трансфигурации?»

«Ага»

— Флипендо!

Палочка выписывает заученный пасс, и Гарет чувствует, как сила, протекая через его тело, струей выплескивается из кончика палочки и буквально сметает кубик со стола.

«А классная это вещь — кровная магия!»

«Угу, — как-то кисло отозвался Страж, — только впредь расходуй свои силы аккуратнее, ты чуть преподавателя не угробил!»

— Превосходно, мистер Карсавен-Поттер!!! — писклявый голосок профессора Флитвика оторвал Гарета от беседы со Стражем. — Но в будущем постарайтесь делать это с меньшей экспрессией!

Винсент смотрел на своего лорда абсолютно круглыми вытаращенными глазами. Гарет огляделся в поисках кубика.

— А… где?

Винсент молча указал палочкой за спину профессора. Гарет пригляделся и охнул. В стене красовалась дырка размером с кулак.

— … а он ка-а-ак взлетит со стола! И мимо уха профессора — чирк! Чуть-чуть не задел! И в стенку как бабахнет!

— И чего? — поднял бровь Эрни МакМиллан, скептически глядя на возбужденного Винсента.

— И пробил стенку. Насквозь. Там дыра такая — руку просунуть можно. Не, ты чего, не веришь?!!!

— Можешь пойти в тот класс и сам посмотреть, — вмешалась Мэнди.

— Ну ладно, ладно, верю, — сдался Эрни.

Первокурсники возвращались с Истории Магии. Невилл догнал Гарета.

— Ты сейчас куда?

— В библиотеку. А что?

— Так… — Невилл вздохнул. — Я хотел к Хагриду сбегать…

— Предложи Драко, он с удовольствием тебе компанию составит.

— Да ладно, — отмахнулся Невилл.

«Лучше бы ты Хагрида навестил, котенок. Не нравится мне эта авантюра…»

«Магнус, у нас не так уж много времени. Мало ли что Квиррелл задумал…»

«Ох, котенок, вляпаешься ты в неприятности по самые ушки»

«Ничего, выгребусь как-нибудь»

Магнус в ответ лишь тяжело вздохнул. Гарет ускорил шаг, молясь про себя, чтобы никто из однокурсников не увязался за ним. К счастью, никто не пылал желанием в этот вечер пичкать мозги учебой, и даже «Бриллиант» расстался, не доходя библиотеки.

Войдя в вотчину суровой мадам Пинс, мальчик без промедления проследовал к тому самому стеллажу, где его недавно поймала Гермиона. Наложив на себя «Уход в тень», он притаился, наблюдая за входом в Запретную Секцию.

В этот раз ждать пришлось довольно долго. Каждые десять минут Гарет подновлял заклинание. Магнус беспрерывно ныл, не скрывая своего негативного отношения к «этой авантюре». У Гарета создалось впечатление, что в прошлой жизни его Страж отчаянно боялся библиотекарши.

Наконец, терпение мальчика было вознаграждено. К затянутому световой паутиной проему направлялся Кассио Феллини собственной персоной. Поспешно обновив заклинание, Гарет пристроился ему в хвост.

«Еще и от старосты огребешь…» — тоскливо протянул Страж. Гарет не удостоил его ответом, все его внимание было направлено на то, чтобы проскочить в проем, не зацепив световых шнуров и не уткнувшись в спину Кассио.

«Ну вот и все, а ты ворчал! Я же говорил, что у нас получится!»

«Ты сначала выйди отсюда без эксцессов, а потом хвастаться будешь!» — осадил его Страж.

Кассио уходил вперед по светлой ковровой дорожке. Гарет последовал за ним, стараясь ступать как можно тише. Заклинание заклинанием, но и топать, как боевой мамонт, не стоит.

Проход закончился светлым залом, где стояли столы и кресла. За ними во все стороны тянулись высокие стеллажи. Кассио бросил сумку и ушел куда-то вглубь Запретной Секции.

«Ну, Магнус, командуй! Где мне искать эту книгу?»

Глава 52

«Направо. Налево. Обойди этот стеллаж… вот сюда, в закуток. Ага. Направо…»

«Ну и лабиринт!»

«Здесь то, что редко выдается. Сверни. Сверни. Еще сверни…»

«А пылищи-то!»

«Я же говорю — сюда мало кто заглядывает. Направо. Раз, два, три… четвертый стеллаж, третья полка снизу»

Третья полка находилась как раз на уровне лица мальчика. Гарет скользил глазами по кожаным и бархатным корешкам. Некоторые фолианты были прикреплены к стеллажу световыми шнурами, такими же как и те, что защищали вход.

«Охранная сигнализация, котенок. Эти книги нельзя выносить из Запретной Секции… ага, вот она. Вот, третья слева»

Гарет осторожно выдвинул массивный фолиант в кожаном иссиня-черном переплете. Книга была украшена металлическими — кажется, серебряными — накладками, инкрустированными прозрачными ярко-синими камушками. От корешка тянулся переливающийся световой шнур.

«Да, она, — констатировал Магнус. — Но тебе придется читать ее здесь, котенок. А учитывая, каким мозголомным языком этот фолиант написан — ты здесь надолго застрял!»

Толстый пыльный том ощутимо оттягивал руки. Гарет крутил головой в поисках места, где можно было бы присесть. Если вылезти из закутка, то придется каждые пять минут накладывать «Уход…», а это муторно.

Внезапно книга в его руках шевельнулась. Гарет вздрогнул от неожиданности и крепче прижал к себе тяжелый фолиант.

— Ты меня похищаешь?

Негромкий мальчишеский голос, казалось, исходил от самой книги. От изумления Гарет потерял дар речи.

— Ты меня похищаешь? — фолиант сделал попытку открыться. — Пожалуйста, похить меня! Здесь так скучно! Подобных мне всего четверо, а таких, как я, нету вообще!

— Ээээ…

— Я очень полезный! — уговаривал фолиант. — Тебе ритуалы нужны? Я их до дури знаю! И не только ритуалы, еще путевой дневник моего бывшего хозяина, рецептов алхимических — хоть утопись, описаний разных, историй… Я тебе все-все расскажу, только похить меня, ну пожалуйста!..

— Эээ… — оглушенный этим напором, Гарет беспомощно покрутил головой. — Ну… ну я бы тебя забрал, но… тут сигнализация… я не знаю, как ее снять…

— Где?! Так, погоди, положи меня куда-нибудь…

Гарет осторожно опустил болтливую книгу на пол и на всякий случай сделал шаг назад.

Фолиант распахнулся. Страницы зашуршали, перелистываясь сами собой.

— А, это… Здорово, что ты видишь эту фиговину. Оппа!

Шнур оторвался от корешка и как змея, слепо заерзал по полу.

— Прицепи его за какую-нибудь книжонку! — бодро скомандовал фолиант. Гарет послушался.

— Ну вот и все! Теперь ты заберешь меня отсюда? — в голосе сквозила отчаянная надежда.

Гарет нагнулся и поднял фолиант.

— Тяжелый ты какой…

— Я неудобный, да? А как ты хочешь, чтобы я выглядел? — огромный том уменьшился в несколько раз, превратившись в потрепанную пухлую книжицу с выдавленными буквами: «Похождения Оливера Грампа и его друзей». Гарет подавил смешок.

— А почему… именно это?

— Нуу… ты подумал, я сделал… надо было что-то другое? — в мальчишеском голосе послышалась озабоченность.

— Все нормально! — заверил Гарет своего неожиданного… товарища? Как можно назвать говорящую книгу?

— Так ты заберешь меня отсюда?

— Сейчас. Парень, за которым я проскочил, соберется на выход, и мы это местечко покинем.

— Скорей бы! Ты не представляешь, как мне здесь осточертело!

— Кстати… — мальчик замялся, — меня зовут Гарет, а тебя?

— Эээ… — растерянно протянул томик, — я не знаю… прежний хозяин обращался ко мне «Эй, ты!»

Гарет задумался.

— Тогда я буду звать тебя «Оливер». Ты не возражаешь?

— Это потому что у меня так на обложке написано? — уточнил томик. Гарет кивнул. — Не, не возражаю. Мне нравится! — голос стал веселым. — Знаешь… это чертовски здорово! Мы друзья теперь, да?

— Да, — храбро отозвался Гарет, у которого от всех этих чудес голова пошла кругом. — Да, мы теперь друзья.

— Клево! — восхитился «Оливер».

В этот раз хотя бы не надо было накладывать заклинание. Гарет притаился за стеллажом, ожидая, когда Кассио закончит свои научные изыскания и пойдет к выходу. Староста не торопился. Можно было полистать «Оливера», но Гарет боялся, что увлечется и пропустит уход Кассио. Ночевать в Запретной Секции ему совершенно не хотелось.

Попутно его волновал еще один вопрос: как он будет общаться с «Оливером»? Говорящая книга наверняка заинтересует весь факультет, а там и до преподавателей дойдет. Тогда «Оливера» у него отберут, и хорошо еще если не вскроется, что он украл книгу из Запретной Секции…

— Что-то твой знакомый не торопится, — нарушил молчание «Оливер».

— Тише! — зашипел на него Гарет.

— П-почему? — мальчишечий голос дрогнул от обиды.

— А ты хочешь, чтобы Кассио услышал и прибежал разбираться? Меня тогда взгреют, а тебя на полку вернут.

Некоторое время томик молчал, потом рассмеялся.

— Да меня услышит только тот, к кому я обращаюсь! Не веришь?!!! Сейчас докажу! Га-а-а-а-арет!!!! — внезапно заорал он так, что у несчастного райвенкловца в ушах зазвенело.

— Ты что, сдурел?!!!

— Да я пошутил, — начал виновато оправдываться «Оливер». — Но ты ведь убедился, что никто не слышит? Нет, ведь правда же!

— Ладно, только больше так не делай. Ты меня чуть заикой не оставил!

— Хорошо, хорошо, не буду. Может, займемся чем-нибудь?

Гарет помялся.

— Я не хочу пропустить Кассио, — выдавил он.

— Я послежу, — заверил «Оливер». — Ты… тебя какой-то ритуал интересует?

Гарет торопливо выудил листочек, на котором попытался как можно точнее изобразить гептаграмму из сна.

— Вот… тебе, я не знаю… на словах описать, или…

— У тебя чертеж есть? — оживился «Оливер». — Просто засунь его между страницами… я посмотрю и найду нужную схему.

— Только там не очень точно — плохо видно было, — предупредил Гарет, вкладывая листочек в книгу.

«Оливер» присвистнул.

— Ну ни фига себе! Где ты видел такое?

— Во сне. Ты, наверное, скажешь, что это все белиберда…

— Ничего я такого не скажу, а у тебя, готов переплет дать на отсечение, способности к ясновидению. — «Оливер» замолчал на несколько секунд, его страницы начали сами собой перелистываться.

— Ага. Вот есть такая фигня… а где дело происходило? Я имею в виду, ритуал где проводился? И кстати, сколько человек участвовали?

— Всего один. А было это в каком-то замке… очень древнем…

— Тогда это не подходит, посмотрим дальше… Так. Нет, это тоже не то, он на двенадцать заклинателей рассчитан… а вот это… Там точно гептаграмма была?

— Точно. С рунами я мог напутать, но звезда — абсолютно точно семиконечная.

— Закрытая?

— Ну да… а как иначе?

— Мало ли придурков… — «Оливер» хлопнул страницами и продолжил поиск. — Вот помню, мы с моим хозяином… наткнулись однажды на открытую… ну там, правда, гексаграмма была, ну неважно…

Гарет мельком подумал, что, окажись на его месте профессор Снейп, «Оливеру» бы уже раз двадцать влетело за «слова-паразиты».

— На одном луче скелет лежит, — увлеченно рассказывал томик, — а на противоположном — висит кариоцерус. Злющий, как я не знаю!.. Хозяин полдня убил, пока загнал его обратно! Представляешь?

— Ннет… а что такое кариоцерус?

— Эээ… извини, я увлекся. — «Оливер» вздохнул. — Грубо говоря, это демон. Такой… типа, животное-демон. Похож на огненную медузу… ты медузу когда-нибудь видел?

— Я у моря вырос! — фыркнул Гарет.

Глава 53

На этой ноте беседу пришлось прервать. «Оливер» сообщил, что «парень в зале» собрался на выход. Гарет взял своего нового приятеля под мышку, наложил заклинание и пристроился за старшекурсником.

Запретную Секцию они покинули так же легко, как вошли. Сигнализация никак не отреагировала на вынос книги.

Сразу после ужина Гарет перебрался в спальню и продолжил разговор с «Оливером».

— Знаешь, я нашел кое-что похожее… Вот. Посмотри.

Книга открылась на изображении семиконечной звезды.

— Руны не все совпадают, — начал пояснять «Оливер», — но ты говорил, это не главное… Это ритуал «Yhe’Tuhauny», его использовали файне для… ммм, как же это сказать…

— Говори, как есть.

«Оливер» хлопнул страницами.

— Для получения силы. То есть, извини, для уловления… нет, не так… для излавливания… да как же оно по-английски… ну как оно говорится, когда ловят кого-то?

— Поимка? — предложил Гарет. — Пленение?

— О, точно! Для пленения призраков, чтобы затянуть их в себя и впитать их силу. Вот так.

— А кто такие «файне»?

— Это… — «Оливер» опять замялся, — это… ну, это… ну, фейри такие. Не умею я объяснить… они в горах живут… то есть жили… когда мы с моим хозяином странствовали, они уже вымерли все…

— А каких призраков они ловили?

— Не знаю, — честно признался «Оливер». — То есть, это даже не призраки… я хотел сказать — не призраки людей. Людей тогда вообще не было, а для впитывания силы фейри существовал другой обряд, попроще… на четыре луча. А раз звезда такая сложная, значит, кого-то очень мощного пытались зацапать… А в древних расах, которые жили до фейри, я плохо разбираюсь. Мой бывший хозяин ими мало интересовался.

Гарет ненадолго задумался.

— Слушай, Оливер… А если этот ритуал проведет не ф… файне, а человек… у него получится?

Томик фыркнул.

— Если за «Yhe’Tuhauny» возьмется человек, значит, у него мозги плесенью поросли! — безапелляционно заявил он. — Люди же не приспособлены для всасывания чужой силы, у них организм по-другому устроен.

— И все-таки?

— Просто помрет на месте, и все.

«Магнус, тут что-то не стыкуется!»

«Хм. Может, кровная магия?»

«О! Сейчас спрошу…»

— Оливер, а если человек — потомок этих файне?

— Потомок? Они вымерли, я же тебе говорил… хотя нет, легенды-то сохранились… теоретически возможно. Ну, если потомок — может, чего и получится. Только риск все равно очень большой. И не факт, что он сумеет подчинить себе эту… впитанную сущность…

Гарет помрачнел.

— Он убивает единорогов и пьет их кровь.

— Пьет кровь единорогов? Ну точно, кретин. Этого мало. Вот gedh’sdhaegh бы помог, но его делать долго… почти год, и ингредиенты редкие.

— Чего?

— Ингредиенты, говорю, редкие. Это такие… ну, я не знаю, как тебе объяснить…

Мальчик досадливо фыркнул.

— Оливер, я не такой уж безголовый! Я знаю, что такое «ингредиенты»! Я имел в виду этот… как его… «геть стих»!

— Gedh’sdhaegh! — досадливо поправил «Оливер».

— Неважно! Так что это?

— Попутешествовал бы ты с моим хозяином, — ворчливо заявил томик, — понял бы, что важно, а что неважно. А что касается твоего вопроса… вот рецепт.

Страницы перелистнулись, и Гарет прочел заглавие раздела:

«Методика изготовления истинного gedh’sdhaegh, невеждами и шарлатанами философским камнем именуемого»

Со стороны Стража явственно запахло потрясенным благоговением.

«Охренеть!!!! Котенок, это же сокровище! Этот рецепт… он века считался утерянным, пока Фламель не разработал новый… но он на свой камень почти сорок лет ухлопал!»

Гарет просмотрел несколько страниц.

«Ни фига себе, тут один список необходимого на пять с лишним листов. Может, сейчас уже и не все достанешь!»

«Можно, я посмотрю?! Тааак… Мда… это ладно, это тоже, это вообще гроши стоит… за этим… хммм… ну неважно, главное — можно достать, хоть и сложно. Это хрен купишь, но я знаю, где искать. Это все ерунда… таак… ага… хммм. Короче, котенок: большую часть всего перечисленного можно без проблем купить. Кое-что будет стоить недешево, некоторые пункты придется заказывать в конкретных местах. На самом деле, тут есть несколько компонентов, которые действительно нелегко достать. Это, во-первых, желчь пещерного медведя. Во-вторых, скорлупа яиц королевского василиска. В-третьих, «цибет, собранный собственноручно». В-четвертых, sawhofu’ynh. Ну и в пятых, powoh’yn’ropth»

«Насчет двух последних я вообще не понял»

«А у них нет английского названия. Первое использовали только фейри, это камушек вроде безоара, только найти его можно в желудке единорога. Фейри не испытывали по отношению к единорогам такого благоговения, как люди, они их вообще на мясо разводили. А второе, насколько я знаю, привозили откуда-то южнее Индии, но за бешеные совершенно деньги и только на заказ»

«Магнус, а нафиг нам вообще философский камень?»

«Эээ… ну да, конечно. Просто… эх, в юности это была моя мечта…»


Время текло и постепенно подбиралось к Хэллоуину. Гарет ждал открытия Прохода. Временами ему казалось, что этого так и не случится — тогда он впадал в депрессию, из которой его с трудом выдирал Магнус.

Тайна профессора Квиррелла так и завязла на месте. Гарет был уверен, что именно он убивает единорогов, чтобы обуздать подселенную в себя таинственную сущность — но дальше его расследование не двигалось. Гептаграмма, которую отыскал «Оливер», оказалась не той, что снилась Гарету. Руны не совпадали, и сам ритуал довольно сильно отличался, хоть и являлся, по выражению того же «Оливера», «типовым для духопоглощения».

Драко, на основе прочитанного в семейной и школьной библиотеке, пришел к тем же выводам относительно единорожьей крови. Правда, у него не было такой уверенности насчет Квиррелла, а делиться откровениями «Оливера» даже с друзьями Гарет не рискнул. Тот же Флай, при всех его замечательных душевных качествах, являлся редкостным треплом.

Под конец Гарет временно плюнул на тайны и сосредоточился на учебе, благо ознакомительный период закончился и задания становились все сложнее. Например, на Трансфигурации они уже подбирались к работе с живыми существами, а на Чарах успели выучить два новых заклинания — «Люмос», зажигавший световой шарик на кончике палочки, и «Алохомора», открывавшая несложные магические замки. Гарету постоянно приходилось следить за контролем силы, иначе его заклинания превращались в боевые. Так, не удержав силу на «Люмосе», Гарет извлек из своей палочки магниевую вспышку, ослепив сидевшего рядом Винсента, да так, что тот на сутки угодил в больничное крыло. Причем Гарета к сквайру не пустили, мадам Помфри выставила его из палаты, заодно высказав, что она думает о молодых обалдуях, у которых сила есть — ума не надо… К счастью, с тем небольшим ожогом роговицы, который получил Винс, легко справились лечебные зелья. Кассио, утешая Гарета, рассказал ему, что глазные травмы студенты получают довольно часто, и лечить их колдомедик умеет.

По выходным первокурсники бегали к Хагриду, который всегда был очень рад гостям, поил их чаем с каким-нибудь зубодробительным угощением, и рассказывал про своих питомцев. Гарет однажды принес показать полувеликану свою Карину. Хагрид пришел в восторг, и мальчик пообещал, что привезет ему с каникул яйцо алаки. Его слова были встречены дружным хоровым воплем «А мне?!!!!», и Гарет стал обладателем внушительного списка желающих заполучить драконье яйцо.

Карине в гостях очень понравилось, они с Клыком поиграли в догонялки, сломав стул и разбив несколько кружек. Гарет боялся, что хозяин рассердится, но Хагрид лишь громогласно умилялся и вовсю строил планы, как у него будет такая же «пусечка». Мальчику пришлось немного остудить его, напомнив, что домой он поедет только на летние каникулы, а значит, и яйцо Хагрид получит не раньше чем через год.

Глава 54

За несколько дней до Хэллоуина Гарет неожиданно проснулся среди ночи. Спросонья он довольно долго не мог понять, что именно его разбудило. В спальне было тихо, если не считать посапывания соседей. Гарет попытался припомнить, что ему снилось — ничего особенного… Просто как будто где-то вдали лопнула басовая струна…

Внезапно до него дошло.

«Магнус, это Проход!!! Проход открылся!!!»

«Ну слава Мерлину, котенок, а то я уже всерьез начал беспокоиться за твое душевное здоровье!»

«Сегодня же отправлю Карину…»

Гарет сладко потянулся, снова завернулся в одеяло и почти мгновенно заснул.

— Гарри, а ты кем оденешься? — спросил Рон, когда они после уроков вышли из замка, и Гарет подкинул в воздух свою алаки.

Золотистая драконица поднималась все выше, и мальчик смотрел ей вслед. Душа пела от счастья, он был уверен, что ответ, который Карина принесет денька через три, будет начинаться словами: «Дорогой мой мальчик!»

Гарет с некоторым усилием отвел глаза от еле заметной золотой искорки.

— Ты что-то сказал, Рон?

— Я спросил, кем ты оденешься на Хэллоуин?

— Оденусь? — Гарет непонимающе смотрел на друга.

— Ну да! Вечером, после ужина, будет маскарад…

— Маскарад? А… мне ничего такого не рассказывали…

— У вас не празднуют Хэллоуин? — изумился Рон.

— У нас — нет. Мне немного рассказывал Торарин… это мой сводный брат, правда он совсем-совсем взрослый, у него и дети есть, тоже взрослые… так вот, в семье его друзей отмечают, но без маскарада.

— А как?

— Ставят маленькие подсвечники в виде тыковок… и вешают по дому игрушечных чудиков — ну там, чертей, вампиров…

Рон приоткрыл рот.

— Они, может, магглы? — наконец выдавил он.

— Ну да. А это имеет значение?

— Ну конечно! Волшебники отмечают Хэллоуин совсем по-другому. Будет настоящий праздник, и печеная тыква — ты любишь печеную тыкву?

— Не знаю. Я не пробовал.

— Тебе понравится. Она сладкая, как мед… — Рон мечтательно облизнулся. — И будет угощение, как в наш первый день в Хогвартсе. А вечером, после ужина, будет маскарад… и у меня есть предложение. Раз ты не придумал, как оденешься, давай вместе изобразим кентавра?

— Ой! — в очередной раз уколовшись, Рон засунул пострадавший палец в рот. Гарет взглянул на него и покачал головой.

— Давай лучше я буду шить, а ты займись копытами.

— Ненавижу эти иголки, — пробормотал Рон, с облегчением переваливая Гарету на колени груду тряпок.

Некоторое время они сидели молча. Рон, раскрашивая черной тушью картонные заготовки, все время косился в сторону Гарета. Наконец он не выдержал.

— Как ты здорово шьешь! У моей мамы и то так аккуратно не получается!

— Меня папа научил, — пояснил Гарет. — Он мастер-портной, мастер-оружейник и мастер-златокузнец. В нашей семье все шьют хорошо. А когда я стану старше, папа меня и оружие делать научит. Он обещал! — Гарет отложил шитье в сторону и достал кинжал. — Вот, это папа сам сделал и подарил мне перед отъездом.

— Красиво… — Рон заворожено рассматривал изящный обоюдоострый клинок и покрытую чеканными узорами рукоять.

— Только осторожно, он очень острый.

— Класс… Это бронза?

— Нет, драконья чешуя.

Рон изумленно распахнул глаза.

— Никогда бы не подумал! Это же металл!

— Ну да.

— А чешуя… она кожистая… вон, у твоей Карины…

Гарет некоторое время потрясенно пялился на друга, пытаясь понять, как тот ухитряется нести подобный бред.

«Котенок, ты не дома» — напомнил Магнус.

— Извини, Рон. Я совсем забыл… У нас сброшенные драконами чешуйки — я имею в виду истинных драконов, а не алаки — сразу же обрабатываются магами, и получается такой вот металл — золотистый, оттенок зависит от возраста дракона. У старых темнее. Он очень прочный и твердый, режет почти все — кроме дуимера. Даже алмаз поцарапать может.

— Здорово как… А можно, я попробую, как он режет?

— Можно, только за лезвие не трогай, а то без пальцев останешься.

Ближайшие пятнадцать минут Рон метался по комнате, вырезая свои инициалы, где только можно. Напоследок он выцарапал вензель из сплетенных «RW» на металлической спинке кровати и на этом успокоился.

— Здорово! Острый какой!

— Ага… — отвлеченно отозвался Гарет, — дай-ка сюда…

— Осторожно!.. — только и успел пискнуть Рональд, увидев, как пальцы друга обхватывают обнаженный клинок. Рыжий, мгновенно вспотев, представил себе, как невероятно острые — он уже убедился в этом — лезвия без труда прорезают кожу и плоть товарища, как из ужасной раны высовываются сахарно-белые кончики костей и льется кровь, кровь…

— Рон, ты чего? — Гарет обрезал нитку и удивленно уставился на бледного, как смерть друга. Рональд осторожно открыл один глаз и убедился, что с рукой Гарета все в порядке. Тут его прорвало.

— Ты проклятый идиот!!!! — Из глаз брызнули слезы. Рон выплевывал слова, давясь рыданиями. — Ты же мне… что острое… да я и сам… ты мог без руки остаться!!!

Так стыдно Гарету уже давно не было. Он обнял друга и прижал его к себе, стараясь утешить.

— Рон, прости… я все время забываю, что не дома… ну пожалуйста, не плачь…

Рыжик отстранился, кулаком и рукавом пытаясь ликвидировать непрошеную сырость. Покосился на себя в зеркало, потом вскочил и убежал в сторону ванной. Гарет проводил его взглядом. На душе было на редкость погано.

Рон вернулся через несколько минут. Его глаза покраснели, а кончики волос слиплись от воды. Глядя куда-то в сторону, он буркнул:

— Не говори никому, что я разнюнился, ладно?

— Не буду, — тихо пообещал Гарет. — Ты на меня… сердишься?

— Нет… — Рон помедлил, но потом все-таки поднял на Гарета глаза. Усмехнулся:

— Не сержусь. Но и ты не пугай меня так больше, ладно?

— Постараюсь. — Гарет вздохнул. — Понимаешь, драконья чешуя… когда папа ковал этот кинжал, он добавил… капнул на клинок немножко моей крови. И кинжал стал моим братом. А потом, когда он вручал мне его… он снова капнул… и тогда он узнал меня… а братья не причинят вреда друг другу. Поэтому я могу хватать его за лезвие, и не порежусь, даже если сам захочу… но это только для меня. Извини, что я не сказал тебе раньше, просто дома это и так все знают…

— Ладно, — Рональд слегка покровительственно сжал его ладонь, — я не сержусь, правда. Извини, что я вспылил. Кстати, а во что мы оденем нашего кентавра?

— В накидку из шкуры леопарда! — предложил Гарет. — Попросим у Невилла покрывало — у них в Пуффендуе желтенькие…

— А пятна? — засомневался Рон. — Можно бы было нарисовать их тушью, но Невилл не захочет, чтобы его вещи пачкали.

— Сделаем аппликацию, — успокоил Гарет. — Вырежем кружки из черной фланели, я их приметаю, а после маскарада отпорю.

Глава 55

В день празднования Хэллоуина их с Роном маскарадный костюм был практически готов. Осталось только пришить ленточки-завязки на пушистое желтое покрывало, одолженное у Невилла.

Расхваленная Роном печеная тыква пахла вкусно, но показалась Гарету слишком уж сладкой, даже приторной.

В честь праздника отменили последний урок — Полеты на Метлах. Правда, все первокурсники летали уже довольно хорошо. Мадам Хуч сказала, что в конце ноября они должны будут сдать зачет, после чего их обучение будет закончено, и они смогут брать школьные метлы для того, чтобы просто полетать в свое удовольствие.

На Чарах профессор Флитвик сообщил, что сегодня они будут осваивать заклинание Вингардиум Левиосса, которое использовалось, чтобы лишить предмет веса. Это заклинание, в отличие от Флипендо, действовало как на вещи, так и на живых существ. Чем тяжелее был левитируемый предмет, тем больше магической силы требовалось, чтобы поднять его в воздух.

Для практики ребятам раздали большие белоснежные перья, пушистые и легкие. Гермиона, любимица профессора Флитвика, повторила перед всеми пасс и произнесла заклинание. Ее перо тут же плавно поднялось в воздух. Невзирая на маггловское происхождение (белых пятен в ауре Гермионы было очень мало) Чары и Трансфигурация давались ей лучше, чем остальным. Гарету оставалось только гадать, почему так.

Винсент, сидящий рядом, смотрел на свое перо с напряжением и даже с оттенком ужаса.

— Винс, ты чего? — удивился Гарет. — Пробуй!

— Даа, а вдруг оно загорится, как у Финнигана вчера?

— Ты же не такой обалдуй, как Финниган, — Гарет пожал плечами. Гриффиндор с Пуффендуем осваивали левитацию днем раньше, и неугомонный Симус не преминул отличиться.

Винсент покраснел от удовольствия, как всегда, когда сюзерен хвалил его.

Урок прошел практически без эксцессов. Не всем удалось поднять перо в воздух с первой попытки — Захария Смит, тот вообще справился с этим только под конец занятия. Винсенту все удалось сразу, и он сиял, как начищенный галеон. Гарет опять выпустил слишком много силы и поднял в воздух вместо пера парту. А потом, уже осознанно — хихикающего Драко Малфоя. Профессор Флитвик аккуратно опустил наземь все, что порхало по классу, погрозил Гарету пальцем и укоризненно покачал головой, но пять баллов Райвенкло добавил.

Идя на Историю Магии, первокурсники предвкушали очередной эпизод нескончаемых гоблинских войн — на прошлом занятии преподаватель как раз начал рассказывать о восстании Дрейфора Кривозубого. Профессор Хьюи, бывший аврор, рассказывал достаточно увлекательно, но все это однообразие несколько достало.

— Привет, первачки! — улыбнулся профессор, входя в класс. — Можете убрать конспекты. Сегодня мы немножко отдохнем от наших неуемных гоблинов.

По классу пронесся шелест захлопываемых тетрадок.

— А поговорим мы с вами об истории Хэллоуина как праздника. Падма, деточка, записывать не обязательно. Ах, ты для себя? Ну как хочешь…

Вслед за Падмой приготовились конспектировать Ханна Аббот и Мэнди Броклхерст. Гарет удержал смешок: «Бриллиант» в своем репертуаре.

— … но те времена миновали, и жертвоприношений сейчас уже никто не устраивает. Даже в семьях темных магов сохранились лишь отголоски этого обычая… что вам, мисс Эберхарт? А, да, действительно, засиделись. Ладно, ребята, можете быть свободны. Кого заинтересовала эта тема, рекомендую роман «Путь магистра Роулэнда». В нашей библиотеке есть несколько экземпляров.

Профессор Хьюи строевым шагом покинул класс. Первокурсники нестройной шеренгой потянулись на выход.

Гарет несколько прибалдел, войдя в Большой зал на ужин. Помещение тонуло в мягком полумраке. На столах красовались выдолбленные тыквы, а внутри них трепетали огоньки свечей. Зал оккупировали летучие мыши, они висели на стенах, порхали под потолком, проносились над столами, так что сквозняк, поднимаемый их крыльями, заставлял пламя свечек метаться и тревожно потрескивать.

«Магнус, эти мыши…»

«Да, котенок?»

«Они… они же гадить будут…»

Страж заливисто хохочет.

«Ради Мерлина, котенок! Они же наколдованные! Это иллюзия, неужели ты не заметил?»

«Ой, и верно. Здорово сделано!» — Гарет с облегчением перевел дух и потянулся к блюду с жареной картошкой.

Банкет был в разгаре, когда от дверей послышался резвый топот. Гарет покосился в ту сторону. В зал влетел профессор Квиррелл. Его тюрбан сбился набок, мантию украшало здоровенное пятно, а рукав был разорван пополам. Профессор МакГонагалл ахнула:

— Квиринус, что с вами?

— Тролль!.. — прохрипел Квиррелл, тяжело опираясь на столешницу. — Тролль… в подземелье… спешил вам сообщить… — не договорив, он безжизненно стек на пол.

Несколько девчонок завизжали. В зале поднялась суматоха. Гарет просканировал ауру Квиррелла, и ему очень не понравилось увиденное.

Преподаватель ЗОТИ, изображавший потрясение и обморок, на самом деле четко контролировал свои действия. Он был спокоен и холоден, как огурец на морозе.

«Надо проследить за ним»

«Ох, котенок, до чего же ты предприимчивый!» — безнадежно вздохнул Магнус.

Внезапно над головой Гарета что-то оглушительно хлопнуло и сверху посыпались фиолетовые искры. Студенты испуганно замерли. Пэнси Паркинсон, оборвав на полуноте истошный визг, пришла в себя и сконфуженно затихла.

В наступившей тишине директор поднялся из-за стола и грозно рявкнул:

— Старосты!!! Немедленно уводите свои факультеты в спальни!!!

Первым с места вскочил Перси Уизли. Размахивая руками, он подзывал к себе первокурсников. Рон мрачно покосился на брата и уныло пробормотал себе под нос:

— Вот вам и маскарад…

Финниган, пробиваясь к старосте, сбил с ног Лаванду Браун, которая немедленно разрыдалась. Кудрявый Джастин от своего стола запустил в Финнигана холодной котлетой, но попал в здоровенную старшекурсницу, немедленно воспылавшую жаждой мести. Она врезалась в толпу пуффендуйцев, как морской дракон в стаю косаток. Джастин взвизгнул и дернулся прочь, гриффиндорка ломанулась за ним, но была перехвачена сразу двумя парнями. Она громко возмущалась, демонстрируя жирное пятно на нарядной мантии…

«Святой Мунго отдыхает!» — прорезался Магнус.

— Тихо!!! — гаркнул профессор Снейп, и девица тут же заткнулась. — Минус двадцать баллов с Гриффиндора! А станете возражать, мисс Олбрайт — все пятьдесят сниму! Немедленно присоединитесь к своему факультету!

Никто, кроме Гарета, не заметил, как в общей суматохе профессор Квиррелл поднялся с пола и тихонько выскользнул из Большого Зала. И уж совсем никто не смог заметить, как рыжий райвенкловец, наложив на себя «Уход в тень», последовал за ним.

Глава 56

«Куда же он прется?» — гадал Гарет, незаметно следуя за Квирреллом. Тот трусцой двигался куда-то вглубь замка, то и дело ныряя в пыльные ниши или прячась за доспехами, когда в коридоре появлялся чей-нибудь силуэт. Чаще всего это оказывались бесчисленные хогвартские призраки, раз пять навстречу попался Филч со своей кошкой. Гарет начал подозревать, что завхоз умеет создавать двойников, иначе каким образом он сумел так часто появляться перед Квирреллом? Тот всякий раз бурчал себе под нос что-то неразборчивое, но навряд ли одобрительное.

Гарет уже устал подновлять скрывающее заклинание, но наконец они добрались до цели.

«А, так это же тот коридор, куда мы забрели, когда заблудились…»

Профессор ЗОТИ, воровато озираясь, добежал до конца коридора, остановился перед высокой дверью и, направив на нее палочку, буркнул:

— Алохомора!

Створки с легким скрипом приоткрылись, и Квиррелл бесшумно скользнул внутрь… но практически тут же вылетел обратно. Гарет едва успел убраться с его пути — сейчас этот тип действительно был в ужасе. Из-за полуоткрытой двери донеслось грозное рычание и неприятный приближающийся шум, как будто что-то большое перемещалось к выходу. Закатив глаза, Гарет судорожно вспоминал заклинание, вызывающее симпатию у животных, потому что «Уход…» действовал только на людей, а то, что пыхтело в двух шагах, определенно являлось хищником, и немаленьким.

Он успел в самый последний момент. Чудовище, возникшее в дверном проеме, было способно вызвать нервную икоту даже у тролля. Огромный косматый зверь надвигался на мальчика из темноты, лязгая длинными когтями о каменный пол.

«О Мерлин!!!! Только не беги, котенок, только не беги…»

Массивное гороподобное туловище было покрыто свалявшейся белой шерстью, слабо светящейся в полумраке. В первый момент Гарету показалось, что за главным зверем движутся еще двое, но приглядевшись, он понял, что чудовище одно — просто у него три головы. Три гигантских башки, напоминающие одновременно собачьи и львиные. Три пары немигающих желтых глаз с вертикальными щелями зрачков. Три хищно раскрытые пасти, полные белоснежных зубов… Из пастей капала слюна, а края губ ярко светились алым. Казалось, что монстр дышит огнем…

«Замри, котенок! Стой, не шевелись, он не кинется на стоящего…»

«Только бы заклинание подействовало…»

«Может и не сработать — это же цербер! Стой смирно, молчи, затаи дыхание…»

Зверь потянулся к мальчику всеми тремя головами. Гарет замер, как статуя. Крупные ноздри чудовища шумно втянули воздух… Потом центральная голова оглушительно гавкнула, а обе крайние высунули длинные раздвоенные языки. Горячая влажность прикоснулась к правой щеке и к шее слева, Гарет зажмурился… Что-то большое сильно толкнуло его в грудь, так что мальчик не удержался на ногах и упал назад.

— Ууууу… — неожиданно жалобно прозвучало над головой. Гарет робко приоткрыл один глаз. Центральная башка монстра немедленно оказалась на уровне его лица, желтые глазищи хлопнули.

— Уууууу… — виновато заскулил монстр, уже нежнее касаясь лбом груди мальчика. — Уууууууу… хррр… уааауууу…

Гарет нервно хихикнул. Заклинание все-таки сработало, и теперь таинственный цербер ластился к нему, как большая собака. Ну, ОЧЕНЬ большая собака.

«Фууууу… Я уж думал, нам конец. Завязывай ты с этими приключениями, котенок, мне на старости лет заново помирать неохота…»

«Магнус, прости, — Гарету было ужасно стыдно, — ну кто же знал, что тут такое будет…»

— Уаааууу… — застенчиво напомнил о себе цербер. Гарет осторожно погладил и почесал лохматую башку. Зверь блаженно замер, желтые глаза затянулись пленкой. Крайние головы, что-то ревниво бормоча, притиснулись ближе, требуя свою долю ласки.

Гарет не знал, сколько времени он просидел на каменном полу, почесывая и похлопывая крутившегося вокруг него монстра. Первоначальный страх прошел, теперь цербер казался очень даже симпатичным.

Внезапно из коридора донеслись шаркающие звуки, бормотание и негромкое мяуканье. Филч! О нет…

Цербер напрягся и зарычал. Гарет не успел и ахнуть, как зверь оказался между ним и завхозом, закрывая мальчика от возможного врага. Завхоз смертельно побледнел и замер. Видимо, он знал, как надо вести себя при встрече с этим трехголовым монстром. Может, все бы и обошлось, но у кошки не выдержали нервы.

— Мряаааа!!!! — завопила она и бросилась наутек. Цербер разразился бухающим лаем и кинулся в погоню, сшибив по пути Филча.

— Неееееееееет!!!!! — заорал тот, схватившись за голову обеими руками. — Не смей обижать мою кисочку, ты, проклятое чудовище!!! — с этими словами он неожиданно прытко вскочил на ноги и умчался вдогонку за цербером.

«Нужно валить отсюда, котенок»

«Сейчас, Магнус… я только посмотрю, что там за дверью…»

«Котенок!!! Зараза, по тебе Гриффиндор кровавыми слезами рыдает!»

«Ну Магнус… ну я только загляну… надо же знать, что искал этот двусущный…»

«Шило в заднице» — горько вздохнул Страж.

Очень аккуратно Гарет зажег свет на конце палочки. За высокими створками пряталась относительно небольшая комнатка — логово цербера. Мальчик недоуменно осматривался, пытаясь понять, что здесь могло понадобиться Квирреллу. Не полуобглоданная же кость и не жестяная миска с водой… Или профессор решил украсть у трехголового монстра его подстилку?

«А это разумная мысль, кстати, — прорезался Магнус. — В тюфяке может быть что-то спрятано… Ох, ну зачем я тебе это сказал!..»

Обыск логова принес разгадку. Прямо под спальным местом цербера скрывался запертый люк. «Алохомора» не помогла, Гарет уже собрался повторить заклинание, вложив побольше силы, но Магнус остановил его.

«Котенок, ты этим ничего не добьешься. Тут другие чары, более серьезные. И вообще, пошли скорей отсюда, пока еще кого-нибудь Мордред не принес. Тебе еще со своими объясняться…»

На этот раз Гарет послушался. Из Запретного Коридора он выбрался без проблем. Откуда-то издалека гулкое замковое эхо приносило отзвуки криков и беготни. То ли цербер гонялся за Миссис Норрис, то ли самого цербера пытались загнать на место — Гарет понять не мог, да и не стремился. Сейчас главное было добраться до райвенкловской башни, не вляпавшись еще во что-нибудь.

Упомянутое «что-нибудь» вылетело из-за ближайшего поворота, как гигантская летучая мышь. Увернуться Гарет не успел и врезался профессору Снейпу прямо в грудь.

— А! — выдохнул зельевар. — Ну, слава Мерлину, нашлась пропажа! Минус двадцать баллов с Гриффиндора… то есть с Райвенкло! — он отвесил мальчику несильный подзатыльник. — Где вы изволили шляться, мистер Карсавен-Поттер?

— Я… Эээ…

К счастью, ответа профессор не ждал. Схватив Гарета за руку, он поволок его прочь, на ходу выговаривая:

— У вас, Поттеров, вечно что-то в жопе играет! Это ж надо, мало нам хлопот с троллем и с цербером, так еще сопливого идиота по всей школе искать! Могли бы сообразить что-то своей пустой головой и не добавлять взрослым людям лишних хлопот!

Гарет покаянно молчал. Магнус откровенно веселился, заявляя, что подписывается под каждой фразой.

— Северус! — навстречу им бежала профессор МакГонагалл. Зельевар остановился.

— Ну что, нашли своих гриффиндорцев, Минерва? — раздраженно каркнул он. Профессор печально помотала головой.

— Безответственные мальчишки! Утекли, как зелье из разбитой колбы…

Снейп внезапно напрягся и стал похож на собаку, учуявшую след.

— Минерва, проводите этого молодого человека, — он подтолкнул Гарета вперед, — до его гостиной. А я займусь вашими разбойниками. Есть у меня подозрения, где их следует искать.

— Они не… А хотя да, разбойники… — печально кивнула профессор МакГонагалл, глядя вслед умчавшемуся зельевару.

— Пойдемте, мистер Карсавен. Вы не пострадали? Ну и славно… — суровая преподавательница показалась Гарету отстраненной и погруженной в свои мысли. Больше она не произнесла ни слова, пока не привела мальчика в башню Райвенкло и не сдала с рук на руки изрядно встревоженному Кассио.

Глава 57

Утром на завтраке Гарет обратил внимание на гриффиндорский стол, где царило необычное для этого факультета гробовое молчание. Староста Перси бросал в сторону рыжих близнецов злобные взгляды. А сами близнецы, обычно окруженные друзьями, сейчас сидели в изоляции. Места справа и слева от них пустовали. Сами рыжики выглядели весьма подавленными, что тоже было необычно.

— Что случилось? — шепнул Гарет Рону. Тот лишь пожал плечами.

— Я знаю! — сообщила Падма. — Мне сестра сказала. Они воспользовались суматохой и залезли в лабораторию профессора Снейпа. А он их поймал и снял с Гриффиндора целых сто баллов. Гриффиндор был на втором месте, а теперь на четвертом. Поэтому на них все ужасно злы и даже хотели побить.

Рон криво усмехнулся.

— Ну, это вполне в духе Фреда и Джорджа. Им же вечно нужны компоненты для своих розыгрышей, а в Хогсмиде покупать дорого.

— Что такое Хогсмид? — спросила Падма.

— Поселок магов недалеко от Хогвартса, — пояснил Рон. — Там много магазинов и вообще, говорят, здорово… Только младшекурсников туда не пускают. Не раньше третьего курса, и нужно разрешение от родителей. Кстати, если Фред и Джордж будут предлагать вам какие-то лакомства — не берите. Они сейчас делают конфеты-подлянки, от которых с людьми разные гадости происходят — ну, уши там вырастают, или клыки… А проверяют все это на первокурсниках, потому что остальные уже знают, чего можно ждать от близнецов, и их так просто не подловишь.

— Бррр, гадость какая! — возмутился Флай.

Рон пожал плечами.

— Я уже привык. Они вечно на мне что-нибудь тестируют. Хорошо хоть, Джинни не трогают, потому что она девочка, и мама пообещала открутить им уши, если они будут ее обижать. — Рон поковырял ложкой в тарелке, печально глядя на остывающую овсянку.

— Ужас… — вздохнула Лайза. — Как ты живешь с такими родственниками?!

Рон поднял на нее изумленный взгляд.

— Ты что, меня жалеешь? Да нет, на самом деле все нормально. Близнецы… они, конечно, бывают надоедливые и вредные, но они хорошие братья. Правда. Они не зануды, как Перси, и если что, я могу им довериться. Им и еще Биллу. И Джинни.

Весь день Гарет не находил себе места. Страшно хотелось поделиться с кем-нибудь подробностями вчерашнего приключения. Он понимал, что легко отделался — всего двадцать баллов штрафа, их будет нетрудно добрать на уроках. Вчера даже никто не стал спрашивать, почему он отстал от других ребят. Оказалось, девчонки с Пуффендуя, увидев издали вызванного в школу Хагрида, перепутали его с троллем и подняли дикую панику, орали, верещали и перепугали всех остальных. Когда же это безобразие удалось прекратить, и старосты развели свои факультеты по гостиным, выяснилось, что нескольких человек не хватает. Четырех девчонок нашли довольно быстро — они спрятались в неработающем туалете на втором этаже, а вот в поисках Гарета и близнецов Уизли преподавателям пришлось изрядно побегать по школе. И никто не заметил, что мальчик отстал от своей компании до того как эти дурочки устроили переполох. Кажется, только Рон что-то заподозрил, но он молчал и лишь многозначительно поглядывал на товарища.

В субботу наконец-то вернулась Карина. У Гарета тряслись руки, когда он отстегивал тубус с письмом от шлейки. Вручив умильно посвистывавшей дракошке несколько оладий, утащенных с завтрака, Гарет торопливо развернул свиток.

«Дорогой мой мальчик!..»

Руны заплясали и потерялись в тумане. Гарет всхлипнул и вытер кулаком навернувшиеся слезы.

Он весь день таскал свиток с собой и поминутно перечитывал строчки, написанные знакомым родным почерком. Отец вставал перед ним как наяву — зеленоглазый, рыжеволосый, смеющийся… Прижимая к щеке исписанный пергамент, мальчик чувствовал тепло его рук, тонких, но таких сильных и надежных…

Помимо папиного письма, в футляре обнаружились весточки от друзей. Все трое тосковали по Гарету, жаловались на интенсивную учебу, интересовались новостями…

«Гарри, в последней четверти мы получим пульсационные браслеты. Вчера нам давали ознакомиться. Это просто кошмар, не понимаю, как такое можно вытерпеть. Магистр Кримаран смеется и говорит — куда вы денетесь, а кто не хочет, так никого насильно не держим… Знаешь, я тебе завидую. Ты напиши, какие у вас уроки и чем вы занимаетесь…»

«Гарри, нам тебя ужасно не хватает. Первый матч наша команда продула. Этот придурок, которого взяли на твое место, все ходил с задранным носом, а теперь по стеночке пробирается. Такого на площадке натворил, ты не представляешь! Два раза гранда ловил и упускал на полкруге, так что нам не засчитали, а последний раз загнал его в кольцо. Такой позорной игры свет не видел…»

«Знаешь, Гарри, я больше не буду учиться в Вельде. Меня и пару Орлят отобрали в школу Святого Георгия. Ты не думай, я обязательно буду писать тебе оттуда, и ты тоже пиши, ладно? Жалко, что мы не увидимся на каникулах, но там очень жесткие порядки…»

На дне футляра болтался еще один листик пергамента. Вытряхнув его, мальчик с удивлением уставился на неумело, но старательно нарисованную картинку: зеленый луг, синее озеро, у озера пасется… кажется, конь, больше похожий на сильно растрепанный веник. На обратной стороне было коряво выведено: «Гарриту от ево систры Фей. Будим дружить?»

«Будем» — решил Гарет, ставя картинку на тумбочку у кровати. Письма от друзей пока отложил, решив ответить на них позже. Не удержался и снова развернул пергамент с аккуратными строчками рун, написанных отцовской рукой.

«Сын, чисто-белая аура без малейшего цветного пятнышка означает, что данный индивид категорически не способен к стихийной магии. Нет даже латентных способностей, которые обычно выглядят как очень бледные полупрозрачные спирали. То есть, обладатель такой ауры не является человеком, он относится к другой разумной расе. Опиши подробнее саму ауру и ее обладателя, я постараюсь угадать, кем он может оказаться. И в любом случае, старайся пока поменьше общаться с этим типом…»

Общаться с Дамблдором у Гарета и так не было ни малейшего желания, а весть о том, что директор — не человек, здорово встревожила мальчика.

«Что касается твоего друга-гурра, я связался с Ангмаром. Седрик говорит, что они несколько раз теряли членов общины во время сброса по граням. Если ты не знаешь, гурры не способны к самостоятельному переходу между мирами, так что не могли вернуться сами. Отцу твоего друга лучше поговорить не со мной, а непосредственно с Седриком, он собирался быть в здешних палестинах в декабре-январе и заедет тебя навестить. Насчет яиц алаки для твоих друзей: только с письменного согласия родителей. Если управитесь с этим до Рождества, Седрик захватит яйца с собой…»

— Вау, — негромко сказал Гарет. — Это хорошая идея. Рон! — окликнул он друга, игравшего в шахматы с Мэнди. — Папа сказал, что если ты хочешь алаки, нужно письменное согласие от твоих родителей. Тогда на Рождество ты получишь яйцо.

— Какое яйцо? — немедленно заинтересовалась Мэнди, в то в время как Рон выскочил из-за стола, едва не рассыпав фигурки, и с ликующим воплем отплясывал посреди гостиной какой-то дикарский танец. — Такого же дракончика, как у тебя? Ой, Гарри, а мне можно? — она сложила руки в умоляющем жесте. — Ну пожалуйста!

— Если твои родители пришлют письмо с разрешением, то да. Кстати, надо всем нашим сказать, кто хотел завести алаки. И Хагриду…

Мэнди аккуратно убрала шахматы, выставив вместо них на стол письменные принадлежности.

— Я сейчас же напишу им. Я уверена, они разрешат!

— Я тоже! — запыхавшийся Рон прекратил свои дикие прыжки и полез в сумку в поисках чистого пергамента. — Мэнди, можно я воспользуюсь твоей чернильницей?

Глава 58

Новость о раздаче драконьих яиц распространилась по школе, как огонь по сухой траве. К Гарету то и дело подваливали совершенно незнакомые старшекурсники с просьбой заказать яйцо и для них. А спустя несколько дней начали приходить ответные письма от родителей студентов, ввергая последних то в неистовую радость, то в отчаяние.

Люциус Малфой с готовностью согласился завести дракончика для сына. Более того, он заказал и второе яйцо, для себя.

Леди Изабелла, мама Блейза и Блисс, также дала добро на два яйца для близнецов.

Отец Винсента написал, что его согласие не имеет значения — главным законом для Винсента должна являться воля сюзерена. Гарет приписал на краю пергамента «Разрешаю и одобряю» и поставил рядом оттиск фамильного перстня. Драко сделал то же самое для Грегори.

Разрешение родителей также получили Флетчер, Парвати, Падма, Салли-Энн и Эрни. Гермиона со вздохом напомнила Гарету, а скорее, самой себе, что ее родители — магглы, а значит, ей нечего и думать заводить такое экзотическое животное. Невиллу бабушка написала, что дракон, даже небольшой, навряд ли уживется с его жабой. Родители Терри Бута сомневались и колебались, и пока не дали ему положительного ответа. Хуже всех пришлось Рону: он получил гневное письмо, в котором ему припомнили все: и поступление на Райвенкло вместо Гриффиндора, и дружбу с Малфоем-младшим, и ссору с Перси, и даже Коросту, о которой он «не сумел позаботиться как следует».

— Но это же нечестно, — тихо сказал Рональд, дочитав письмо. — Мама пишет, что я только и думаю, как бы вогнать семью в расходы — это же не так! У меня старые мантии, старые учебники, даже палочка, и та не новая!

— Как?!! — изумилась Блисс.

— Да вот так, — Рон пожал плечами. — Когда Чарли отправился работать в драконий питомник, ему пришлось делать палочку на заказ. Там… такие вот условия… А старая досталась мне. Сначала она меня не очень хорошо слушалась, но потом я приноровился…

«Не повезло твоему другу» — заметил Магнус.

«С палочкой?»

«И с палочкой, и с родителями. Раз они решили сэкономить на такой жизненно необходимой вещи, как палочка, значит парнем в семье пренебрегают. А если еще припомнить, какие он получает письма… что-то здесь неладно»

Гарет задумался. Действительно, родители писали Рону каждую неделю, но при этом он всякий раз хмурился, пробегая глазами свиток.

— Рон, а тебя хоть раз хвалили за что-нибудь? Я имею в виду — родители, в письмах, — пояснил он в ответ на недоуменный взгляд приятеля.

Рыжик хмыкнул и пожал плечами.

— Они меня и дома-то не хвалят. Я для них… — Рон пожевал губами, подбирая выражение поточнее, — незаметный.

— Это как? — обалдело спросил Терри, тоже происходивший из многодетной семьи.

— Ну, так… — Рон пожал плечами. — Билл самый старший, он самостоятельный, неплохо зарабатывает, живет отдельно, родители по нему скучают. У Чарли опасная работа, родители за него переживают. Перси отличник, староста, родители им гордятся. Близнецы… — тут Рон хихикнул, — оторвы, хулиганы и симпатяги, родители их обожают. Джинни — единственная девочка в семье, к ней вообще отношение особое. А я — сплошная головная боль. Лишние расходы, лишние хлопоты, родителей не слушаюсь, заботу не ценю, и вообще, божья кара. Да не бери в голову, я привык. Зато у меня братья хорошие — ну, кроме Перси. И сестренка замечательная, так что я не отчаиваюсь.

То, что сестренка у Рона замечательная, подтвердилось через пару дней, когда Перси, скрежеща зубами, отловил Рона у кабинета Трансфигурации и вручил ему пергамент с разрешением — крайне неохотным, надо сказать…

— Я же говорил, что Джинни умница! Она еще тогда написала, что постарается уговорить маму. — Рон сиял, улыбаясь во весь рот.

— Я ужасно хочу познакомиться с твоей сестрой, — вздохнула Блисс. Гарет спрятал улыбку. От Блейза он знал, что его близняшка буквально вьет из матери веревки — это при том, что леди Изабелла не отличалась ни кротостью, ни снисходительностью. Похоже, Блисс увидела в Джинни родственную душу.

Следующим грандиозным событием в жизни Хогвартса стал матч Слизерин-Пуффендуй. В прошлом году, как рассказал Кассио, слизеринцев разбили в пух и прах, с позорным счетом 20: 210. Но тогда капитан был другой, а не суровый и жесткий Маркус Флинт, которого боялась вся команда. Бесконечные тренировки измучили игроков морально и физически, но принесли победу в матче с Гриффиндором. Но сейчас слизеринцам предстояло помериться силами с более серьезным противником, да и пуффендуйский ловец, пятикурсница Патти Бут (старшая сестра Терри), играла уже третий сезон и естественно, превосходила наспех обученного гриффиндорца, которым просто заткнули дыру в команде.

Матч продлился почти четыре часа. Сначала команда Пуффендуя вырвалась вперед. Охотники Пуффендуя не давали Слизерину ни единого шанса перехватить квоффл. Виктор Блетчли, вратарь, отбил несколько мячей подряд, а потом не сумел увернуться от бладжера. Повторилась та же история, что и в матче Слизерин-Гриффиндор, только на этот раз без защиты остались кольца змеиного факультета. «Барсуки» не преминули этим воспользоваться. Счет дошел до 60: 00 в пользу Пуффендуя, когда Виктор, бледный после обморока, все же нашел в себе силы вернуться на поле. Маркус скептически оглядел его и поставил на свое место, а сам остался у колец. Игра продолжалась.

Через некоторое время и Пуффендуй понес потери. Виной тому был бладжер, сбивший с метлы слизеринского охотника Адриана Пьюси и отбросивший его на пуффендуйца Серхо Лопеса. Тело соперника смягчило падение Адриана и он смог вернуться к игре. Серхо так легко не отделался, сломав два ребра и ключицу. В пуффендуйской команде остался всего один загонщик, которому отныне приходилось разрываться между двумя бладжерами.

Потом Маркус отбил квоффл с такой силой, что красный мячик пролетел через все квиддичное поле и задел шест пуффендуйского кольца. Вратарь, светловолосая третьекурсница, чье имя Гарет никак не мог запомнить, метнулась наперерез и угодила прямо под летящий бладжер. Удар сшиб девочку и впечатал ее тело в стенку гриффиндорской трибуны. Невилл выхватил у Терри бинокль.

— Жива… — с облегчением выдохнул он пару секунд спустя. — Пытается встать, а ноги не шевелятся… — это уже с испугом.

— Поврежден позвоночник, — откликнулся Гарет.

— У Леды Каспер серьезная травма! Команда Пуффендуя осталась без вратаря! — разнесся над полем скорбный голос Ли Джордана. Гарет еще во время прошлого матча отметил, что комментатор пристрастен. Но тогда его можно было понять: Слизерин сражался против Гриффиндора, родного факультета Ли. Сейчас же мальчик с неудовольствием убедился, что Джордан радуется неудачам слизеринцев и старается умалить их достижения. Почему-то успехи пуффендуйцев виделись парню «заслуженными», а успехи слизеринцев — «досадной случайностью».

Впрочем, кольца Пуффендуя недолго оставались беззащитными. Выбывшую из игры Леду подменил ее ровесник Седрик Диггори, до этого игравший за охотника.

— Залатали дырку в защите за счет нападения, — досадливо вздохнул Салли-Энн.

Так оно и вышло. Слизеринцы все чаще перехватывали квоффл. К тому же заплата из Седрика получилась сомнительная, он пропускал два мяча из трех, так что скоро слизеринцы сровняли счет, а там и повели. У Пуффендуя осталась одна надежда — на снитч, который не торопился появляться. Оба ловца висели высоко над полем, вовсю крутя головами.

Время шло. Разрыв между командами увеличивался. Счет достиг значения 120: 250.

— Еще пара мячей — и Пуффендую никакой снитч не поможет, — прошептала Блисс. Невилл покосился на нее и вздохнул. В этот момент произошли сразу два события: Седрик опять пропустил гол — трибуны Слизерина отозвались криками и улюлюканьем — а Патти Бут, бросив метлу в лихой вираж, победно подняла руку. В ее кулаке трепыхался пойманный снитч.

— Па-а-а-атти!!! — закричал Терри, прыгая на скамье и хлопая в ладоши. Рядом с ним в восторге скакал Невилл. Драко, Грегори и Блейз одинаково печально вздохнули — победа была так близка!..

В голосе Ли Джордана явственно слышалось злорадство, когда он объявлял о победе Пуффендуя.

— Ничего, — Драко говорил так, как будто пытался сам себя утешить. — Победителя определяют по очкам, а наша копилка уже неплохо заполнена.

— Сходим к Хагриду? — Невилл тактично перевел разговор на другую тему. — Мы давно у него не были…

Глава 59

В этот раз ребятам не пришлось ничего рассказывать про игру — Хагрид сам был на матче. Он шумно восторгался мастерством Патти, так что ее братишку распирало от гордости.

— Таперича в декабре Пуффендуй с Райвенкло играть будет, — добавил Хагрид, отпирая дверь хижины и пропуская ребят внутрь. — За кого болеть-то будешь, за родной факультет, аль за родную сестренку? — он подмигнул Терри, заставив того задуматься. — Гарри, а у меня к тебе разговор серьезный имеется. Щас налью вам чайку, да ты мне на несколько вопросов ответишь. Лады?

— Лады, — неуверенно кивнул Гарет.

Когда все расселись с кружками и очередным неугрызаемым угощением, Хагрид откашлялся и обратился к Гарету:

— Ты сказывал, что папаша твой на Рождество яйца дракончиков привезет.

— Седрик мне не папа, он мой дядя, — уточнил Гарет. — И мы договорились, что он приедет после Рождественских каникул. Но яйца привезет, да.

— Ты вот что скажи, — Хагрид нагнулся к мальчику и перешел на заговорщицкий шепот, слышный по всей хижине (и за пределами оной).

— Мне тут яйцо норвежского дракона предложили… как смекаешь, он с малюткой уживется?

Пока Гарет думал, что ответить, в разговор вступил Драко:

— Хагрид, ты что, рехнулся?! Эти норвежские агрессивны, как Волдеморт с похмелья! И огнем начинают дышать чуть ли не в скорлупе! Он просто спалит малышку и полхижины впридачу!

— Ну вот этого-то я и боялся, — вздохнул Хагрид. — Ладно, тады откажусь. И то сказать: жулик энтот цену заломил, как будто евонное яйцо из золота сделано… А вот купаться дракошке: корытце сойдет? — полувеликан кивнул в сторону самодельной лохани, в которую запросто поместились бы все его юные гости.

— Вполне, — улыбнулся Гарет. — Моя Карина просто избалована: она выросла у моря, поэтому маленькие емкости ее не устраивают.

— Славно, — обрадовался лесничий.

В этот раз ребята засиделись в хижине лесничего до темноты, и Хагрид отправился их провожать, прихватив с собой фонарь и Клыка.

У самого входа в замок бородач остановился и таинственно поманил к себе Гарета.

— Ты это… Гарри… — прогудел он вполголоса, — приходи ко мне в это воскресенье. Только один приходи, слышь? Ремус приехал, повидаться с тобой хочет… ежли узнает кто, ему несдобровать.

«Оборотень решил наплевать на допуск, — прокомментировал Магнус. — Отважный парень. Рискует здорово: если поймают, лишат прав, а то и в Азкабан могут отправить»

— Так как, придешь? — Хагрид с тревогой заглядывал в лицо. Гарет кивнул.

— Я приду один и буду осторожен.

Хагрид разулыбался и растрепал мальчику волосы.

— Беги теперь.

— Гарри, что тебе Хагрид сказал? — полюбопытствовала Блисс, когда они поднимались в башню Райвенкло.

— Позвал в гости, чтобы я ему поподробней рассказал, как за алаки ухаживать, — бойко сымпровизировал Гарет.

Блисс зевнула, ойкнула, прикрылась ладошкой и больше ни о чем спрашивать не стала.


— А ты не очень-то похож на Джеймса, — констатировал Ремус Люпин, закончив рассматривать мальчика.

Гарет равнодушно пожал плечами. Его мало интересовало собственное сходство с покойным Джеймсом Поттером, пусть тот и являлся его биологическим отцом.

Сам Люпин выглядел сильно постаревшим по сравнению с колдографиями. Со времени последнего снимка прошло около пятнадцати лет, но для оборотня они вылились в пятьдесят. Морщины, мешки под глазами, неестественная худоба…

«Полнолуние, котенок, — встрял Магнус. — Недельку спустя он будет выглядеть поприличнее»

— Материнского в тебе больше, чем отцовского, — задумчиво продолжал Люпин. — Не знаю, сказали тебе или нет… Сириус Блэк бежал из Азкабана.

— Я знаю, — кивнул Гарет. — Мы с Роном видели во дворе леди Беллатрикс. Нас даже допрашивали потом. А еще авроры, когда гонялись за беглецами, разгромили теплицы мадам Спраут. У нас потом неделю практики по Гербологии не было. А один аврор, мистер Хьюи, остался в Хогвартсе и преподает нам Историю Магии вместо профессора Биннса.

— И как?

— Интересно. Раньше мы на Истории в слова играли, а теперь так здорово!

Люпин помолчал.

— Сириуса так и не поймали. Да и никого из беглецов не поймали. Гарри, будь осторожен. Я не очень-то верю в виновность Сириуса… и все-таки, будь осторожен. После Азкабана… многие сходят с ума. — он упорно смотрел куда-то в угол.

— Ты его крестник, Гарри. Если Сириус вобьет себе в голову, что должен повидаться с тобой — он из шкуры выпрыгнет, но своего добьется. А встреча с неадекватным после тюрьмы человеком… который и раньше-то не отличался спокойным характером… может оказаться роковой для тебя или твоих друзей. Пожалуйста, Гарри! — Люпин поднял на мальчика золотистые, полные боли глаза. — Я знаю, что не имею права требовать от тебя чего-то… но…

— Хорошо-хорошо. Я буду осторожен, не стану заговаривать с незнакомцами, уходить с ними и принимать подарков… — под пристальным взглядом Ремуса Гарет осекся и невнятно пробормотал:

— Извините…

— Гарри, ты не знаешь всего, — серьезно и даже несколько сурово продолжил Люпин. — Сириус — анимаг. Анимаги — это…

— Я знаю, — перебил Гарет. — Это те, кто могут превращаться в животных. Профессор МакГонагалл — анимаг.

— Да, верно, — Люпин впервые за время разговора улыбнулся. — Так вот. Анимагический облик Сириуса — собака. Большая черная собака. Ты любишь собак?

— Люблю, — Гарет пожал плечами.

— Ласковый пес выглядит так невинно… Пожалуйста, Гарет, запомни, что я тебе рассказал. — он тяжело поднялся. — Я должен уходить. Нет-нет, Хагрид, спасибо, но на чай я не останусь. Мне завтра с утра на работу… хотелось бы поспать немного… До свидания, Гарри. Надеюсь еще увидеться с тобой.

— До свидания, — выдавил из себя Гарет. Дверь хлопнула, но не закрылась да конца. В щель просунулась собачья морда. Клык забежал в хижину, покрутился возле того места, где сидел Ремус, поджал хвост и заскулил.

— Трусливая у меня псина, — проворчал Хагрид.

— Нам рассказывали, что собаки боятся оборотней, — вступился Гарет.

— Боятся… — буркнул Хагрид. — Ты, Гарри, не забывай, что Ремус тебе сказывал. Гляди в оба!

Гарет лишь обреченно кивнул.

Глава 60

«Оборотень прав, котенок. Тебе стоит вести себя не так вызывающе. Я уже устал от твоих закидонов!»

«Ма-а-агнус!!!»

«Ну что «Магнус»? Я не понимаю, чем тебе Гриффиндор не угодил? Такой, е-мое, предприимчивый молодой человек, ты бы там прижился…»

«Профессор Снейп бы расстроился. И Драко…»

«Когда этот Блэк тебя придушит, они еще больше расстроятся!»

«Магнус! Я тебя умоляю! Ты что, всерьез думаешь, что я способен перепутать анимага с обычным животным? У них же ауры абсолютно разные!»

«Даже так? Ну ладно…»

Гарет перевел дух. Последнее время Страж своим неумеренным беспокойством напоминал ему курицу-наседку.

«Ну спасибо за сравнение!»

Ближайшие несколько недель прошли без особых событий — если не считать таковыми тот факт, что профессор Снейп перестал оставаться в замке на выходные.

Драко был таким поведением озадачен.

— Крестный всегда дневал и ночевал в школе, — делился он своим недоумением с Гаретом и Роном. — Даже когда на папин день рождения приезжал, и то никогда не оставался на ночь. Будто без него замок под землю провалится, или профессор МакГонагалл всех слизеринцев сожрет!

На беду Драко, упомянутая профессор МакГонагалл как раз выходила из аудитории у него за спиной. Слизерин лишился десяти баллов. Еще пять она сняла с Райвенкло — за ответную реплику Флая: «Точно, сожрет…»

Где-то раз в неделю Гарет наведывался в Запретный Коридор — пообщаться с цербером. Трехголовый пес охотно принимал подарки — оладьи, тосты и котлеты. «Оливер», посвященный в события Хэллоуина, рассказал своему новому хозяину, что церберы привязываются раз и навсегда и очень скучают без своих «друзей». Гарет также узнал, что гигантского зверя зовут Пушок, что он воспитанник Хагрида и полувеликан навещает его каждое воскресенье.

Хагрид вообще с удовольствием рассказывал о разных животных, которых ему довелось выращивать. Самой туманной и загадочной была история с гигантским пауком, которую Хагрид так и не досказал до конца, а когда Гарет и Салли-Энн начали его теребить, требуя продолжения — помрачнел и замкнулся.

Потом, когда они уже возвращались в замок, Винсент предположил, что Арагог — так звали паука — видимо, умер, и Хагриду больно вспоминать об этом. Грег, немного подумав, добавил, что паук мог кого-то напугать…

— Или укусить, — кивнул Рон и нервно передернул плечами.

— Ага. И тогда у Хагрида были неприятности, а паука… наверно, убили…

— Не будем больше к нему приставать, ладно? — попросила Блисс.

Драко, шагавший между Невиллом и Роном, нахмурился.

— Что-то я… кажется… Надо порыться в библиотеке, в старых выпусках «Пророка». По-моему, там и правда какая-то трагедия случилась…

Люциус наконец соизволил упомянуть в письме Салазара-Энджела — точнее, его маму. Написал он правда, не очень много…

«Сесилия Ландольф и в самом деле училась со мной на одном курсе. Играла в квиддич. Была отличницей по Гербологии, ЗОТИ и Прорицаниям, не успевала по Арифмантике и Древним Рунам, вечно у меня списывала. После школы присоединилась к Темному Лорду, вскоре после его падения погибла. Где-то за пару лет до смерти подозрительно зачастила в «Дырявый котел», иногда срывалась даже с собраний. Молодые Пожиратели в шутку предполагали, что она завела кавалера, но расспрашивать соратницу не решались — Сесилия не терпела вторжений в свое личное пространство, а нарушителю могла навесить какое-нибудь неопасное для здоровья, но чертовски неприятное проклятие.

Продолжались эти свидания месяца три-четыре, потом все утихло. Полгода спустя Сесилия пропала, да так качественно, что даже Темный Лорд не мог отыскать. Вызов через Метку не дал никаких результатов. Еще через четыре месяца беглянка как ни в чем не бывало явилась на собрание, похудевшая и измученная. На классический вопрос разгневанного Лорда: «Где ты шлялась?!!!», торопливо объяснила, что с ней произошел несчастный случай, лежала без сознания, в коме, извините… Поверил Лорд или не поверил, это другой вопрос, но допытываться не стал…»

— Она, наверное, рожать сбежала, — прокомментировал Салли-Энн (Драко, с его разрешения, зачитывал письмо вслух). — Там еще что-нибудь есть, или это все?

Драко зашелестел пергаментом.

«Теперь я понимаю, что никакого несчастного случая не было, а просто у Сесилии подошли сроки. Правда, как она ухитрилась укрыться от Лорда, так никто и не узнал. Личность ее гипотетического кавалера также осталась тайной. Вот и все, что я могу тебе рассказать…» — ну, дальше уже пошли разговоры, не имеющие отношения к твоей маме. Кстати, народ, вы где будете Рождество проводить?

— Дома, конечно, — хмыкнул Флай. — Рождество — семейный праздник… Эй, Рон, я что-то не то сказал?

Рон Уизли ответил ему взглядом исподлобья, посопел, затем со вздохом пояснил:

— Мои поедут в Румынию, Чарли навестить. С собой возьмут только Билла, Перси и Джин. Всей семьей ехать накладно… так что я буду в Хоге отмечать… — он ссутулился и спрятал пальцы в рукава.

— Я тоже в школе остаюсь, — проронил Гарет. — Папа еще в августе предупредил, что заберет меня домой только на лето.

— Отец написал, что я могу пригласить на Рождество кого захочу, — Драко сиял улыбкой. — Гарри, Рон — поедете? Пожалуйста!

Рон поднял голову и неожиданно хищно осклабился.

— В Малфой-мэнор? Представляю себе рожу Перси!

Через пару дней Гарет снова отправился в гости к Пушку — на этот раз с более низменным интересом. В книге «Бытовые чары» он нашел несколько отпирающих заклинаний, более мощных, чем «Алохомора», и собирался опробовать их на люке под церберовым матрасиком.

Пушок гостю обрадовался, тяжеловесно попрыгал вокруг, поласкался, сожрал шесть тыквенных кексов — по два на каждую голову. Гарет достал стальной гребень с редкими зубьями и принялся расчесывать длинную белую шерсть, выщипывая колтуны. Цербер под его рукой балдел, ластился, шумно дышал и подсовывал то одну, то другую башку.

Манипуляции Гарета с подстилкой пес принял на удивление спокойно. Все три пары желтых глаз с интересом наблюдали, как матрас плывет по воздуху и опускается в нескольких футах правее. Гарет склонился над крышкой люка.

— Римьекс!

Никаких изменений.

— Тутьимфо!

— Уууу?.. — осторожно осведомились за спиной. Вряд ли это было реакцией на заклинание, но других эффектов не последовало.

— Риус!

Крышка люка жалобно задребезжала, чуть выгнулась, но тут же снова вернулась в исходное положение.

— Гвио Эвберзэ! Ой!..

Прямо под ногами Гарета разверзлась бездна, и он камнем полетел вниз, сопровождаемый беззвучным гневным воплем Магнуса:

«Котенок!!!!!!! Твою мать!..»

Глава 61

Гарет не успел даже испугаться, как влетел по пояс в кучу чего-то мягкого, живого, извивающегося и недовольного. В нос ударил запах подгнившей зелени.

Гарет забарахтался, пытаясь выпутаться, но на его запястьях и лодыжках сомкнулись липкие щупальца, намертво фиксируя руки и ноги мальчика. Перед глазами закачался длинный побег, покрытый узкими, влажно поблескивающими листочками.

«Ну, ты и влип, котенок».

От невеселого и усталого голоса Стража подростка пробило на холодный пот.

«Это дьявольские силки. Если ничего не придумаешь в ближайшие пять минут, они тебя задушат».

Гарет запаниковал. Что делать? Он попытался было применить свои друидские навыки, но хищные растения не пожелали «дружить» с потенциальной пищей.

— РРРРРРРРАУ!!!!!

Три массивных головы свесились в дыру, проделанную заклинанием Гарета.

БУХ!!!!

Цербер приземлился в двух шагах от мальчика и двинулся к нему, небрежно отбрасывая и давя потянувшиеся к нему щупальца.

— Ррррррраахххх!..

Две крайние пасти выплюнули по клубку бледно-фиолетового пламени, Тошнотворно завоняло горелым, так что Гарета едва не вывернуло. Сиреневый огонь мгновенно охватил ползучую мерзость, оставляя после себя лишь жирный грязно-коричневый пепел. Щупальца, выпустив мальчика, метнулись в темноту, но пламя неумолимо надвигалось на них. Гарет отстраненно отметил, что совсем не чувствует жара. Огненная стена мимоходом лизнула рукав его мантии. Ткань осыпалась пеплом, но боли не было, не было и ожога.

— Уррр? — три пары желтых глаз заискивающе искали его взгляда. — Ауууу?

— Ты молодец, Пушок, — пролепетал Гарет, повисая на средней шее цербера — ноги решительно отказались служить своему незадачливому хозяину.

«Нет, я, конечно, знал, что пламя цербера на теплокровных не действует, — с легкой ехидцей заметил Магнус, — но до сих пор у меня не было желания проверять это на собственной шкуре».

Пушок крутнул головой и извернулся, перекинув Гарета себе на спину. Дождавшись, пока мальчуган устроится поудобнее, могучий зверь напрягся и одним сильным прыжком вымахнул наверх, пролетев сквозь дыру и приземлившись в двух шагах от так и не открытого люка.

— Фините Гвио! — выдохнул Гарет. Пол снова стал цельным.

Перед тем как отлевитировать матрасик Пушка на место, Гарету пришлось почти полчаса просидеть в обнимку с цербером, выжидая, пока руки не перестанут трястись. Пес считал, что они отлично провели время. Гарет так не думал. Случившееся по-настоящему напугало его. Теперь уже хотелось наплевать на эти тайны, забыть про все и жить дальше, как обыкновенный первокурсник.

«Ты и правда так сделаешь? — прорезался Магнус. — Счастье-то какое!»

«Я не могу!.. — обреченно отозвался Гарет. — Как бы мне ни хотелось… я не могу! Ты же знаешь… ты сам все понимаешь…»

Ответом был горестный вздох.

«Магнус… ну пожалуйста… я не могу это так оставить! Он уже не просит… но я не могу… Ну хоть ты-то пойми!..»

Тоскливое молчание.

«Магнус!..» — почти со слезами.

«Обещай мне… обещай, что больше не сунешься очертя голову. Твои… твоя стихийная магия тоже не от всего спасает…»

«Я это уже понял… — уныло. — Магнус, ты не думай. Пока не прочту всего про эту мерзость ползучую — вниз не полезу».

«Там могут оказаться не только Силки. Еще и что-нибудь пострашнее…»

«О, я придумал! Когда приедет дядя Седрик, я расскажу ему все! Он наверняка посоветует что-нибудь умное!»

«То есть, я могу надеяться, что до Рождества ты вниз не сунешься?»

«Если это не будет жизненно необходимо» — вывернулся Гарет.

Магнус мученически промолчал.

Гарету повезло — по дороге в родную башню он встретил лишь нескольких старшекурсников, которые не обратили на малолетку никакого внимания, так что ему не пришлось выкручиваться и объяснять, почему у его мантии практически отсутствует левый рукав.

Везение закончилось аккурат на пороге гостиной, когда он столкнулся с Роном. Реально столкнулся — у обоих из глаз искры полетели.

— Извини, приятель… о, ничего себе! — Рон приподнял обгорелую ткань. — Где это тебя угораздило?

— Так, случайно, — пробормотал Гарет, опуская глаза и пытаясь выпутаться из цепких пальцев сокурсника.

Не тут-то было! Рон, насупившись, прижал его к стене.

— Знаешь, Гарри, мне это надоело. Мы друзья или нет? У тебя какие-то секреты, пропадаешь неизвестно где… Хагрид тебя зовет на тайные вечеринки… вот не надо мне врать про драконье яйцо! Об этом он расспрашивал при всех! Я уж молчу, что ты выкинул на Хэллоуин…

Гарет потрясенно уставился на друга.

— Да, я видел, как ты пристроился за Квирреллом. Признавайся, ты какое-то заклинание наложил на себя? Видно было плохо, как в тумане.

— Дааа… — пролепетал Гарет, безуспешно пытаясь собраться с мыслями. — «Уход в тень»… Удобно, только не действует на животных, и обновлять приходится каждые десять минут…

— Значит, так, — сурово заявил Рон. — Похоже, ты вляпался в некую гадость. Я прав?

— Ну, не совсем…

— Сейчас ты мне все расскажешь. Не перебивай! Одна голова хорошо, а две лучше!

«А три еще лучше» — заметил Магнус.

— Рон, я…

— Гарри, ты что, мне не доверяешь?

— Нет, но…

— Я ведь не Флай, словесным поносом не страдаю!

Гарет хихикнул, вспомнив флетчерово «Точно, сожрет…», сказанное в полный голос прямо в спину МакГонагалл.

«В самом деле, котенок. Может, Уизли с Малфоем что умное посоветуют…»

— Ох, ну ладно, Рон. Слушай…

— Гарри, ты извини, но Драко это обязательно должен узнать!

Гарет лишь кивнул, соглашаясь.

— А насчет этих Силков можно порасспрашивать Бриллиант. Только лучше лезть не к Мэнди или Гермионе…

— Ох, только не к Гермионе! Она слишком любопытная!

— Я и говорю! Спросим Падму или Парвати. Они сейчас должны быть в библиотеке. Давай, переоденься и дуй к девчонкам, а я сбегаю к Драко.

Гарет только головой покрутил. С тех пор как Рон и Драко выяснили, что у них есть общий родственник, они сильно сблизились — настолько, что Рональду был доверен пароль от входа в подземелья.

Глава 62

В отличие от вездесущей Гермионы или не такой надоедливой, но излишне заботливой Ханны Аббот, сестры Патил не имели привычки настойчиво лезть в чужие дела. Но все равно Гарет предпочел обратиться к гриффиндорке Парвати, тем более что Падма затерялась где-то в дебрях фонда.

— Парвати, привет. Ты не могла бы мне помочь?

Девочка подняла голову от свитка с заданием по Трансфигурации и дружески улыбнулась.

— Конечно, Гарри. А в чем дело?

— Знаешь что-нибудь о Дьявольских силках?

Парвати задумалась.

— Название знакомое. Где ты это слышал?

Гарет слегка занервничал. Магнус демонстративно молчал, не желая ему помогать.

— Где-то прочел, не помню уже… Это хищное растение…

— О, точно! — Парвати вскочила со стула. — Я сейчас принесу тебе книжку! — она убежала за стеллажи и спустя пару минут вернулась.

— Вот, — она протянула мальчику потертый томик.

— «Плотоядные растения» — прочитал вслух Гарет. — О, спасибо, Парвати!

— Не за что. Если будет надо еще что-нибудь, спрашивай, не стесняйся, — Парвати одарила его еще одной сияющей улыбкой. — Я с удовольствием помогу!

«Ты мог бы и у «Оливера» спросить» — прорезался Магнус, когда Гарет бодро топал на выход.

«Магнус, а раньше ты не мог сказать?!» — мальчик замер от возмущения.

«А своя голова на что? — хмыкнул Страж. — Тем более, мои советы тебя последнее время мало интересуют…»

Гарет горестно вздохнул.

«Ну опять ты за свое… Пойми, я не могу бросить это дело на полдороге. Неизвестно, чем все кончится. Сейчас Квиррелл убивает единорогов, а потом, глядишь, и за учеников примется…»

«Ага. А великий Гарет Карсавен, герой-с-огненным-мечом, сопляк-первокурсник, конечно, положит этому конец!»

Сарказм из Стража так и пер. Гарет обиделся и не стал отвечать, тем более что сказать-то ему было и нечего. Неизвестно, что на самом деле ищет Квиррелл, ради чего он так рвется в этот запретный коридор, полный опасностей — один Пушок чего стоит! А ведь Квиррелл — взрослый опытный маг, хоть и находящийся в разбалансе… Он же, Гарет — колдун-недоучка, а в Магии Крови только-только разбираться начал…

Погрузившись в эти невеселые рассуждения, Гарет на автомате добрался до гостиной. Рона не было. С досадой мальчик вспомнил, что они не удосужились договориться о месте встречи.

— Ладно, полистаю пока книжку, — вслух подумал он, усаживаясь за стол и раскрывая пухлый потрепанный том.

— Ну что, нашел, как справиться с этой напастью?

Гарет поднял голову от книги. Рон, чем-то довольный донельзя, глядел на него сверху вниз.

— Пойдем к Хагриду. У Драко возникла одна идея… Книжку с собой возьмешь?

— Не, я уже нашел. Оно боится огня и света.

— Огня и света? — хмыкнул Рон. — Факел, что ли, туда кинуть?

Гарет неопределенно пожал плечами. Ему казалось, что он должен вспомнить что-то… что-то важное…

— «Люмос» на них навряд ли подействует, — продолжал рассуждать Рон, пока они спускались по главной лестнице. Внизу нетерпеливо переминался с ноги на ногу Драко, одетый в теплый темно-зеленый плащ.

— На кого не подействует? На Дьявольские Силки? Обычный — нет, а гаррин — да!

— А ведь точно!!! — ахнул Рон. — Только надо будет что-то придумать, чтобы глаза защитить. Гарри, ты сможешь сделать как тогда, на уроке?

— Рон, ты гений! Смогу, конечно! Только… только вот успею ли? В тот раз я даже пикнуть не успел, как полетел вниз, и они меня сразу же схватили…

— А какое заклинание ты использовал? — заинтересовался Драко, поспешно набрасывая на голову шерстяной капюшон плаща: снаружи дул холодный ветер, бросая в лицо колючую снежную крупу.

— Гвио Эвберзэ…

— Что?! Гарри, ты сдурел? Где ты вообще такое вычитал? Оно же применяется только со страховочным артефактом! Чудо, что ты вообще жив остался!

— Все остальное не действовало, — вяло оправдывался Гарет. — Я «Алохоморой» в полную силу врезал — и хоть бы что!

— «Римьекс» пробовал?

— Пробовал. Без толку.

— «Риус» пробовал?

— Крышка прогнулась, но не открылась.

Рон хихикнул. Драко расхохотался во весь голос.

— Чего смешного? — возмутился Гарет.

— Гарри, видит Мерлин, ты такой наивный иногда бываешь… — заметив, что друг нахмурился, Рон перестал смеяться и пояснил:

— «Риус» снимает все чары, наложенные на замок. Ты что, действительно этого не знал?

«Магнус!!!!»

«Ну не успел я тебя предупредить, — сконфуженно отозвался Страж. — А потом уже не до того было…»

— Не знал… Так что, теперь этот засов можно просто так открыть?

— Получается, что да.

— Слушай, Драко, а что ты хотел у Хагрида узнать?

Слизеринец посерьезнел.

— Ну, во-первых, я не хочу обсуждать эту историю в школе — мало ли кто подслушает. Во-вторых, я предпочел бы посидеть у озера, но сейчас слишком холодно. В-третьих, надо расспросить про цербера — тебя-то, Гарри, он любит и все такое, а на нас с Роном еще неизвестно как среагирует.

— А в одиночку ты туда больше не пойдешь! — сурово заявил Рон. — И не смей спорить!

— Да я и не собирался… — оправдывался Гарет. — Мне одного раза во как хватило!

Из хижины Хагрида доносились странные звуки: смесь рычания, хрипа и молодецкого посвиста. Осторожно приоткрыв дверь, Драко заглянул в домик и мученически закатил глаза:

— О нет!!! Только не это!!!

— Чего там? — заинтересовался Рон, просовывая голову в щель. — Мерлин! Как не вовремя!

— Ты в камин посмотри, — мрачно посоветовал блондин.

— Мда, — выдавил рыжик после долгой паузы.

Заинтригованный Гарет протиснулся между приятелями и заглянул в комнату.

В кресле у камина развалился Хагрид, судя по некоторым признакам — мертвецки пьяный. Жуткие звуки, разносящиеся на всю округу, оказались всего-навсего великанским храпом. На столе стояли два стакана, наполовину пустая бутылка с желтоватой жидкостью и глиняное блюдо, на котором в луже рассола уныло растянулся одинокий дряблый огурец.

— Огневиски, — определил Рон, взглянув на этикетку бутылки.

— Дешевый и дрянной, — добавил Драко. — Это что же, кварта на двоих — и он так нажрался?!

— Нее, — усмехнулся Рон, — глянь под стол. С кем он пил, хотел бы я знать? В человека столько не поместится!

Гарет был полностью согласен с другом. Количество пустых бутылей, замерших в хороводе вокруг ножек стола, одновременно вызывало ужас и благоговение.

— Странно, что второй не валяется где-нибудь в углу… — Рон обошел храпящего хозяина и печально уставился в огонь. — Гарри, иди сюда, посмотри. Вот это и есть яйцо норвежского дракона.

Глава 63

— Хагрид все-таки не устоял перед искушением, — вздохнул Драко. — Что делать будем?

— А что мы можем сделать? — Рон пожал плечами. — Разве выкатить это яичко из камина и грохнуть к дементоровой матери?

Гарет присел на корточки, рассматривая угольно-черное яйцо размером с арбуз. От него шли волны магии, которые друид не мог не заметить.

— Это… — Гарет сглотнул, — это… кошмар какой!

«Котенок, что?»

«Магнус, я не могу, меня сейчас стошнит… сам посмотри!»

«Мерлин!!!»

— Нужно… — Гарет схватился за голову. — Нет, так не получится…

— Гарри, что?..

— Ты с ума сошел!!! — Рон обхватил Гарета поперек туловища и оттащил его от камина. — Голыми руками!..

— Хагрид нас убьет, если с его драгоценным дракончиком что-то случится, — заметил Драко. — Пожалуй, придется уйти…

— Нельзя!!! — Гарет бился в руках Рона. — То, что внутри — оно… изменено… и если позволить ему вылупиться… произойдет что-то ужасное…

— Гарри!.. — серые глаза расширились.

— У… у этого… страшная аура… чудовищная… Даже Клык, и тот сбежал…

— А ведь верно, где Клык? Обычно он встречает нас на пороге. — Драко нахмурился, затем сдвинул брови, принимая решение.

— Гарри, командуй. Что мы должны делать?

«Магнус, подскажи что-нибудь!!!»

«Я… — голос Стража был неуверенным. — Я попробую… Но тебе придется пустить меня в свое тело…»

На этот раз все было не так, как на уроке Трансфигурации. Гарет не принимал участия, он лишь смотрел со стороны на действия Магнуса. Было так странно и даже немного пугающе ощущать себя зрителем в собственном теле.

«Ты боишься, Котенок? — мягко спросил Страж. — Одно твое слово, и я прекращу…»

«Нет-нет! Магнус, ты знаешь, что делать… и это должно быть сделано… правда ведь?»

«Не бойся, малыш. Это не продлится долго, обещаю!»

— Драко, Рональд, прочь от камина! — приказал Страж. — А еще лучше — уйдите отсюда!

Собственный голос, услышанный со стороны, показался Гарету более низким и хрипловатым, в нем появились властные нотки. Драко вздрогнул и странно посмотрел на товарища. Рон затоптался на месте.

— Гарри, что с тобой? — нерешительно спросил он.

— Малфой, вон отсюда! Немедленно!!! — рявкнул Страж. — Уизли, тебе особое приглашение нужно? Я не могу работать, когда двое обалдуев дышат мне в затылок!

Рон еще несколько секунд смотрел в зеленые глаза, затем отвел взгляд и схватив Драко за руку, буквально выволок его из домика. Гарет чувствовал бешеное напряжение Стража — сущность, притаившаяся под черной скорлупой, почуяла опасность и готовилась дать отпор.

Страж подцепил яйцо кочергой и выкатил его из камина. Несколько угольков выпали вслед за ним и теперь дымились на деревянном полу. Зашипев от гнева, Магнус раздавил их и выкатил исходящее жаром яйцо на середину комнаты.

Гарету хотелось сжаться в комочек, чтобы стать меньше и незаметнее. Через чувства Стража он «видел» ужасное, омерзительное создание, которому оставалось меньше трех дней, чтобы набрать полную силу и покинуть скорлупу.

«Плесневик сухопутный, — всплыло в памяти описание из вельдовского учебника по криптозоологии. — Вызывается к жизни ритуалом Х (см. стр. * * *), проведенным над беременной самкой хищного млекопитающего, или ритуалом Y (см. стр.* * *), проведенным над оплодотворенным яйцом дракона или крупного ящера…»

Тем временем Страж опустился на колени, чуть помедлил… Коротко выдохнул и прижал ладони к горячей черной скорлупе. Создание внутри в ужасе задергалось. Гарет чувствовал, как из тела плесневика струятся потоки маны, проходят через тугую кожистую пленку скорлупы и растворяются в пальцах Стража. Со стороны это выглядело как черный дым, окутывавший его руки до локтей.

Магнус расположился лицом к приоткрытой двери, и Гарет видел сквозь щель потрясенные мордашки Рона и Драко. С тоской мальчик подумал, что друзьям еще придется как-то объяснять происходящее…

Плесневик еще трепыхался, но с каждой секундой слабел. Вместе с потоками маны из его тела утекала жизненная энергия. Магнусу это противостояние тоже далось нелегко — струйки пота текли по спине, по вискам, рубашка намокла и прилипла к телу, а сквозняк, гулявший по хижине, заставлял болезненно морщиться.

На последних крохах маны нерожденное чудовище начало беззвучно орать. У Гарета заложило уши, Драко по-детски всхлипнул и шарахнулся прочь, Рон, скривившись, обхватил голову руками.

Неслышный крик становится все пронзительней… и вдруг обрывается. Все?

«Все… — шепчет Магнус. — Котенок, давай меняться… Как же я устал! Эта тварь чуть меня не угробила!»

Гарет снова ощущает себя хозяином своего тела. Впрочем, хозяином — это сильно сказано, он слабее новорожденного мышонка. Пол неожиданно оказывается на уровне глаз, а потом — чернота, в которой хороводом кружатся серебряные кроны звездных деревьев…

— Гарри!..

Так хочется спать…

— Гарри!!!

Не будите меня… я так устал…

Рокот прибоя… море накатывает на высокие камни… спаааать… прибой убаюкивает… Но сквозь дрему упорно прорываются возбужденные голоса.

— Что делать… я… не проснется…

— Обратно в камин… пока… должно помочь…

Правую руку бесцеремонно тянут вверх. Ладонь касается какого-то небольшого предмета, плоского, гладкого и теплого…

— Ну же!!!..

И высокая волна долетает до распростертого на песке тела…

Гарет очнулся и рывком сел. Потряс головой, пытаясь вспомнить, что только что произошло и почему они с Драко сидят друг напротив друга прямо на земле.

— Тебе не холодно?

— Холодно, — вздохнул блондин. — И тебе холодно. Вставай!

Они неуклюже поднялись на ноги. Из хижины выскользнул Рон, перемазанный сажей по уши.

— Еле запихал обратно этот булыжник, — проворчал он. — И тяжелое же!

— Ты весь грязный, — заметил Гарет. — Стой спокойно, я тебя почищу…

— Нет!!! — хором гаркнули Драко и Рон. Гарет, обалдев, попятился.

— Тебе не стоит сейчас колдовать, — уже более спокойным тоном продолжил блондин. — У тебя был обморок от перенапряжения.

— Обморок?!

— Гарри, ты что, ничего не помнишь?

— А… что я должен помнить?

Рон вздохнул и пустился в объяснения:

— Мы зашли в хижину, увидели там храпящего в зюзю пьяного Хагрида и драконье яйцо в камине…

В голове Гарета забрезжили проблески воспоминаний.

— Дальше что было?

— Ты как рехнулся, — вздохнул Рон. — Полез в огонь голыми руками, а когда мы тебя оттащили, стал кричать, что в яйце сидит ужасное чудовище, и если оно вылупится, настанет конец света. Потом… — рыжик сглотнул.

Драко подхватил нить рассказа.

— Потом ты вдруг изменился. Стал другим… у тебя даже глаза цвет поменяли! И ты рявкнул на нас, как… как…

— Как профессор Снейп на гриффиндорцев, — подсказал Рон.

Драко нервно хихикнул, но продолжил:

— Ты приказал нам убираться… знаешь, это было действительно страшно!

— А потом ты выкатил яйцо кочергой на пол…

— И все время ругался вслух!

— Я таких словечек даже от моих братцев не слышал! — ухмыльнулся Рон. Гарет почувствовал, что краснеет.

— Потом ты схватил это яйцо голыми руками…

— И из него повалил черный дым! Гарри, что это было?

— Извини, но ты должен нам объяснить!

Гарет мучительно вздохнул.

— Хорошо… Только я и сам не все понимаю…

Глава 64

— Со мной иногда происходят странные вещи, — Гарет отчаянно искал золотую середину между правдой и ложью. Хотя он доверял Драко и Рону, но рассказывать про Стража не собирался даже им. Об этой стороне его жизни и дома-то знали всего четыре человека — отец, дядя Бордвин и два старших брата — Торанго Рыжий Медведь и Гвиннбрэнд Скорпион.

— Иногда, в таких… сложных ситуациях… я вдруг понимаю, что на самом деле творится и как следует поступить. В такие минуты я себя плохо контролирую, ну и… — Гарет беспомощно пожал плечами. Драко и Рон слушали его молча, напряженно, не пытаясь перебить или задать вопрос.

— Папа говорит, что так прорывается мой пророческий дар…

— А, — Драко наконец нарушил молчание. — Понятно. С пророками вечно казусы происходят. Я один раз видел, в гостях… Сидит такая милая бабуся с чашечкой чая, и вдруг закатывает глаза, роняет чашку, сшибает к дементорам молочник и начинает заунывно вещать какую-то дребедень…

Рон не выдержал и заржал в голос.

— Тебе смешно! — возмутился Драко. — А я до смерти перепугался!

— А сколько тебе лет было?

— Ну, пять…

— Гарри, а что с яйцом-то? В нем действительно чудовище сидело? И оно померло, да?

— Там… — Гарет облизнул губы. — Над этим яйцом кто-то провел черномагический ритуал. И нерожденный дракончик превратился в плесневика. Плесневик — это такая мерзость!!! Нам рассказывали о них в Вельде и показывали иллюзион…

— Что показывали?

— Иллюзион. Ну, это такая… картинка, цветная, объемная и движущаяся… И еще я видел плесневика в Лабиринте Смерти.

— И что?

— И он меня убил, — Гарет зябко поежился.

Драко озабоченно переглянулся с Роном.

— Пойдем обратно в замок. Тебе необходимо отдохнуть…

— А еще лучше — поспать.


— Плесневик похож на того, из кого его сделали, — рассказывал Гарет на следующий день.

— Но не очень. Скорей, он выглядит как гибрид исходного существа и гигантского слизня. На редкость мерзкое создание, нам показывали плесневика, которого сделали из волка, так я скажу: приснится — стошнит! Если раньше от страха не помрешь, конечно.

Гарет перевел дух и отхлебнул глоток тыквенного сока.

— Плесневики плюются кислотой. Если в кого попадет, у того тело становится жидким и растекается, а плесневик подползает и высасывает. Размножается он спорами: просто ползет, а споры сыплются на землю. И если кто-то потом там пройдет — он покойник. Споры, они очень мелкие. Прилипают к коже и пролезают внутрь. И в теле прорастают. Представляешь, собака бегает, лает… или вот человек, он ходит, с тобой разговаривает, какими-то своими делами занимается… а внутри у него плесневой червяк растет, толстеет… и скоро от человека одна оболочка остается. Он еще как живой выглядит, а на деле он как то яйцо у Хагрида. — Гарет передернулся.

— А самое ужасное — все это быстро происходит. Плесневик вылупился — и через неделю он уже споры высеивает. А спора прорастает за тринадцать суток. Представляете себе этот кошмар?! Месяца не прошло, а вся округа уже кишит плесневиками!!! А уничтожить их можно либо огнем, либо особыми заклинаниями…

— Как ты вчера?

— Да… наверное. Я плохо помню… — Гарет опустил голову, пряча глаза.

Мальчики помолчали, затем Драко решительно произнес:

— Это Квиррелл. Больше некому. Только он так разбирается в темных ритуалах… и только ему выгодно то, что должно было случиться. Ты говоришь, Гарри, меньше месяца? Ну пусть месяц, пусть даже два. Хагрид… животные, которых он кормит… потом дело дойдет до обитателей замка… Хогвартс обезлюдеет, и Квиррелл без труда доберется до своего сокровища.

— Кстати, а что будет с яйцом? — встрял Рон. — Драко велел мне засунуть его обратно… Я имею в виду, из него все-таки вылупится дракон?

— Нет, — покачал головой Гарет. — Дракончик погиб во время ритуала.

— Оно и к лучшему, — заключил Драко. — Если бы в Министерстве узнали, что Хагрид опять разводит опасных тварей на территории школы, его бы точно упекли в Азкабан. Я нашел ту статью в «Пророке» — ну, про акромантула, — пояснил он в ответ на недоуменный взгляд Рона. — Так вот, тогда паук убежал и укусил девочку. Насмерть. А Хагрид чудом увернулся от Азкабана, но его выперли из школы и сломали палочку.

— Пускай он думает, что собутыльник подсунул ему некачественное яйцо, — предложил Рон.


Новый визит в хижину лесничего пришлось отложить — перед Рождеством преподаватели как с цепи сорвались и завалили студентов домашними заданиями. Писать рефераты приходилось в таком количестве, что даже «Бриллиант» начал коситься на книги с отвращением. Гарету было чуть легче, чем остальным — ему помогал «Оливер» и изредка Магнус, который наконец пришел в себя — после целой недели гробового молчания. Гарет за это время передергался так, что Стражу еще и пришлось его успокаивать.

«Все в порядке, Котенок. Просто много сил потерял на эту ссс… — Страж поспешно осекся. — Даже разговаривать было тяжело».

«Магнус! Я так боялся, что ты умер!»

«Ну что ты, глупый! Как я могу умереть, если я вообще не здесь?»

«А где?»

«А Мерлин его знает… Тут сплошной туман… хммм… Я даже затрудняюсь сказать, на каком свете нахожусь».

«А как ты туда попал?» — этот вопрос впервые пришел мальчику в голову. Он так привык воспринимать своего Стража как данность, что даже и не задумывался, что тот может обитать где-то вне его головы.

«Котенок, спроси что-нибудь полегче. Я даже не помню, кто я такой…»

Гарет вздохнул и уткнулся в эссе по Зельеварению. «Ингредиенты нерастительного происхождения, их использование при кожных заболеваниях и особенности взаимодействия». Мерлин, как здесь выражаются. С чего начать? «Справочник алхимика» или «Мази и притирания»?

Зачет по Полетам удалось сдать с первого раза далеко не всем первокурсникам. Он состоял из трех тестов, первый был самым простым — взлететь, подняться над квиддичным стадионом и сделать несколько кругов. С этим заданием справились все, даже Дин Томас. Затем пришла очередь второго теста. Мадам Хуч заставила первокурсников выполнять различные фигуры — переворачиваться через голову, взлетать «свечкой», пикировать вниз… Несколько старшекурсников стояли внизу с палочками наизготовку, чтобы предотвратить возможность несчастного случая.

Это задание было уже не таким легким. Правда, для Гарета проблем не было. Он удостоился похвалы от мадам Хуч и заинтересованного взгляда от Роджера Дэвиса, капитана команды Райвенкло. Драко тоже выполнил всю серию упражнений с легкостью. Маркус Флинт сдержанно кивнул ему и бросил:

— На следующий год приходи пробоваться в команду, Малфой. Попробуем сделать из тебя ловца.

Кроме Гарета и Драко, с тестом справились на «превосходно» Рон, Терри, Флай, Блейз, Мэнди, Парвати, Пэнси и Невилл — за прошедшие месяцы он перестал бояться полетов.

Гермиона, Салли-Энн, Ханна, Блисс, Эрни, Захария, Сьюзен, Лаванда и Падма получили «выше ожидаемого». Гермиона и Ханна все еще нервничали в воздухе и перестраховывались, снижая скорость. Эрни, Блисс и Захария, наоборот, склонялись к лихачеству. Падма и Сьюзен никак не могли запомнить, как правильно ставить руки, Салли-Энн задевал каблуками прутья метлы. Хуже всех пришлось Лаванде: она в погоне за красотой не стала завязывать волосы в хвостик, как остальные девочки, а оставила их распущенными. В результате ветер превратил ее белокурые локоны в ведьмины космы, лезущие в глаза и закрывающие обзор.

«Удовлетворительно» получили Тео, Джастин, Дин, Винсент, Симус и Лайза. У них хватало ошибок, а Лайза еще и здорово боялась. Симус, выходя из пике, едва не повторил «подвиг» гриффиндорского ловца. Винсент объединил все фигуры, которые надо было выполнять по отдельности, в один феерический полет.

Грегори сорвался с метлы, но был подхвачен в воздухе и слевитирован на поле. Мадам Хуч объявила, что зачет он завалил. Миллисент боялась высоты и сама отказалась проходить тесты. Метла Мораг развалилась в воздухе — лопнула обвязка. Ее, как и Грегори, подхватили заклятием левитации, но девочка так перепугалась, что мадам Хуч тут же отправила ее в больничное крыло.

Третий тест оказался самым сложным. Старшекурсники оседлали метлы и поднялись в воздух. Нужно было пролететь через все поле, при этом ни с кем не столкнуться и не дать себя схватить. Если тебя никто не коснулся, это было «превосходно». «Выше ожидаемого» — если поймали, но не удержали. Те, кто пролетел больше половины поля, но все же был пойман, получали «удовлетворительно». Если же первокурсник был схвачен раньше или же врезался в кого-нибудь, тест не засчитывался. Здесь отсеялись сразу семеро — Пэнси, Невилл, Гермиона, Эрни, Захария, Сьюзен и Дин. Остальных мадам Хуч поздравила с успешной сдачей зачета и сообщила, что отныне они могут сами, без ее разрешения, брать школьные метлы — конечно, в свободное от уроков время.

Глава 65

— Гарри, а почему твой папа не захотел взять тебя домой на каникулы? — несмело поинтересовался Рон, когда они спускались из родной башни в Главный зал.

Гарет помедлил, собираясь с мыслями.

— Нет, если я лезу не в свое дело… — смутился рыжик. Гарет улыбнулся и сжал пальцы друга.

— Ронни, все в порядке. Просто я задумался, как лучше объяснить… Понимаешь, при переходе между мирами случаются временные сбои. Обычно небольшие, дня три-четыре, но бывают и несколько месяцев. Рождественские каникулы не такие уж длинные, а переходы сожрут половину времени. К тому же у нас в Карсе Рождество не отмечают.

— Как не отмечают?!!

— Ну вот так, — Гарет пожал плечами. — У нас свои праздники. Я тебе больше скажу, Ронни, — он хитро прищурился, — у нас и календарь другой!

Рон призадумался.

— А, ну да… — наконец выдавил он. — Другой мир… другая планета, да?

— Да. Наш год длиннее здешнего. Шестнадцать месяцев по двадцать пять дней, плюс сезонные календы — это три дня перед началом каждого сезона. На календы обычно саммиты проводятся.

— Что такое «саммиты»?

— Это когда короли пяти стран Рилвандора собираются вместе и решают текущие проблемы. Ну там взаимные поставки полезных ископаемых, внешняя политика, сотрудничество магических школ…

— У вас маги не таятся от магглов?

— У нас магия — часть жизни.

— Хотел бы я побывать в вашем мире… — тихо вздохнул Рон.

— Я бы тоже хотел, чтобы ты приехал ко мне в гости, — отозвался Гарет. — Может быть, летом…

Рон оживился.

— Мои бы охотно сплавили меня куда-нибудь на каникулы, — торопливо сообщил он. — Мама говорит, что готовка на семерых скоро сведет ее в могилу. А учитывая, что пятеро из этих семерых еще и жрут, как голодные оборотни…

Гарет фыркнул. Рон тоже рассмеялся.

— Папа обычно отвечает, — продолжил он, — что у нас растущие организмы. А мама заявляет, что его организм растет исключительно вширь, и если так пойдет и дальше, он перестанет протискиваться в дверь!

— Твой папа не обижается?

— Нет… мама частенько ругается и даже кричит, но на самом деле она хорошая. Просто ей нелегко приходится с нами. Большая семья и все такое…

За разговором они не заметили, как дошли до дверей Хогвартса, где их дожидались оба Малфоя. При виде Рона Люциус поднял бровь.

— Мистер Уизли?! И ваши родители отпустили вас в Малфой-мэнор?

— Я не спрашивал, — честно ответил Рон.

— Почему?

— Не хотел нарываться на очередной втык.

— И вы полагаете, это сойдет вам с рук?

— Нет. Но к тому времени, как папа с мамой узнают, будет уже поздно. Они сейчас в Румынии, у Чарли в питомнике, и я сильно сомневаюсь, что папа сорвется в Англию посреди рождественской недели.

— Слизерин по вам плачет, мистер Уизли! — усмехнулся Люциус.

Рон фыркнул.

— Издеваетесь?!! Мне Райвенкло-то простить не могут, а окажись я на Слизерине — вообще бы отреклись!

— Не подозревал, что Артур Уизли настолько жестокосерден к собственным детям…

— Ну хватит! — не выдержал Драко. — Папа, перестань дразнить Рона!

Люциус рассмеялся и перевел взгляд на Гарета.

— Рад тебя видеть, Гарри. Как дается учеба?

— Немного непривычно, а так ничего.

— Непривычно? С чем именно проблемы?

«С поиском приключений на собственную задницу», — встрял Магнус.

— С Чарами, — («Отстань!») — Я не всегда контролирую мощность заклинания, поэтому иногда получается слишком уж… впечатляюще…

— Это когда ты стенку пробил? — прищурился Люциус. — Драко писал об этом «подвиге»…

— Да, и это тоже…

— Ладно, посмотрим, что можно сделать. — Люциус достал из-под мантии тонкий жезл из белого металла. — Мистер Уизли, вам доводилось перемещаться через портключ?

Перемещение через портключ заставило Гарета вспомнить неприятную ситуацию двухлетней давности, когда знакомый драконарий взял его прокатиться. Именно в тот момент, когда мальчик перестал судорожно цепляться за гребень и расслабился, дракону взбрело в чешуйчатую башку немного размяться и он без предупреждения свалился на крыло. Бывалый драконарий удержался в седле, а вот Гарет кувыркнулся вниз и повис на страховке вверх ногами.

Так вот, когда страховочный ремень впился под ребра и дернул вверх, ощущения были примерно такие же, как сегодня…

Рон, вывалившийся в холл Малфой-мэнора вслед за Гаретом, выглядел не лучше. Он прижал ладонь ко рту, как будто его вот-вот стошнит. Конопатая физиономия приобрела зеленоватый оттенок.

— Словно пополам разорвали!.. — невнятно простонал он. Драко сочувственно покачал головой.

— Мне тоже не нравится, хоть я и привык. Аппарировать лучше. Жалко, мы еще не скоро получим права на самостоятельную аппарацию!

— Даже не думай об этом, — покачал головой Люциус, со слабым хлопком возникший посреди холла. — Пока не исполнится семнадцать лет, лицензию не получишь.

— Почему? — удивился Гарет. — У нас в Карсе разрешают с пятнадцати…

— Мы, — Люциус подчеркнул это слово, — живем не в Карсе. Мы живем в магической Британии и подчиняемся британским законам.

«Какая патетика!»

«Магнус, ты чего?»

«Ха!.. Ты не поймешь, котенок».

Гарет обиделся и не стал отвечать.


Как отмечают Рождество магглы, Гарет имел весьма смутное представление. В праздничные дни Дурсли выпускали его из чулана только когда нужна была помощь по хозяйству. Елку, Санта-Клауса и прочие атрибуты праздника он видел на витринах магазинов, да на поздравительных открытках. На рождественской неделе соседские мальчишки забавлялись хлопушками и фейерверками. В хлопушках были маленькие сюрпризы. Однажды игрушечный солдатик перелетел через забор в палисадник Дурслей, и двенадцатилетний Джек Андерс великодушно разрешил соседскому малышу оставить его себе.

Гарет вздохнул и поежился. Он спрятал этого солдатика в углу чулана, под сломанной половицей, и тайком доставал его поиграть. Дурсли так и не узнали этой тайны…

В Малфой-мэноре тоже нашлись и хлопушки, и фейерверки.

— Здорово!!! — восторгался Рон, глядя, как облако разноцветных искр превращается то в единорога, то в дракона, то в гиппогрифа. — Гарри, а у вас запускают фейерверки? Ах да, я забыл, у вас же нет Рождества…

— Рождества нет, а фейерверки есть, — засмеялся Гарет. — У нас ими отмечают дни рождения. И праздники Урожаев. И еще день Середины лета. А вот хлопушек таких классных у нас нет… — он подобрал выпавшую из хлопушки голубую плюшевую кобру. — Смотри, Драко — почти символ твоего факультета, только цвет подгулял.

— Это для маленьких, — отмахнулся Драко, нацеливаясь своей хлопушкой в зенит.

Бабах!!!

— Ой! — вскрикнул Рон, прикрывая голову ладонями.

Драко лишь виновато пожал плечами. Крупные грецкие орехи, раскрашенные золотой и серебряной краской, валялись тут и там, а один из них крепко стукнул Рона по темечку. В довершение сверху прилетел синий бархатный колпак с золотыми звездами. В колпаке обнаружилась ошалевшая белая мышка.

— Иногда мне кажется, что производители этих хлопушек обладают весьма извращенным чувством юмора, — процедил Драко, держа двумя пальцами перепуганного мыша. — И что мне с тобой делать, зверь? Не сову же с Рождеством поздравлять?

Глава 66

Исполинская ель уходила куда-то под потолок. А потолки в Малфой-мэноре высокие…

Задрав голову, Гарет завороженно любовался игрушками, каждая из которых являла собой настоящее произведение искусства.

— У магглов не такие? — спросил Драко.

— У Дурслей я не видел. Они меня на праздники в чулане запирали, чтобы развлекаться не мешал.

Драко задохнулся. Рон побледнел так, что все его веснушки буквально вспыхнули огнем.

— Они так с тобой обращались?!!! Что же это за родственники такие?!!!

Гарет пожал плечами.

— Я не знаю… по-моему, они вообще никогда меня не любили. Зачем тогда взяли, непонятно, и почему раньше не отделались… Ай, не хочу я про них вспоминать!

Гарет сердито мотнул головой. Светло-каштановая челка качнулась, открывая шрам. Мальчик досадливо поправил волосы.

Несколько дней назад Люциус водил ребят на Косую аллею, чтобы они могли купить подарки товарищам. Покупки прошли под девизом «Сладости лишними не бывают!». Правда, подарок Гермионе от Драко в данную схему не вписывался — эта девочка предпочитала глотать не конфеты, а книги.

С финансами у Драко и Гарета проблем не было. Но, к удивлению Малфоя-младшего, Рональд тоже оказался вполне платежеспособен.

— Да нет, на карманные расходы получает только Перси, — отмахнулся Рон в ответ на недоуменный вопрос Драко. — И то немного. Фред и Джордж в этом году лишились карманных денег за потерянные баллы — ну, помнишь, на Хэллоуин? — а мне…

— А тебе не могут простить поступление на Райвенкло, это ясно.

— Ну да. Но я взял третье место на шахматном турнире месяц назад, а Фред и Джордж поставили на меня и неплохо на этом нажились. И даже выделили мне пять галеонов с выигрыша. — Рон побренчал монетками. — Жалко, что это только один раз могло сработать.

— Да, после того как ты потеснил семикурсников… — хихикнул Драко.

— Ну что, распаковываем подарки? — голос блондина оторвал Гарета от воспоминаний. Втроем они приблизились к горе разноцветных свертков, сложенных у подножия гигантской ели. Драко первым схватил что-то плоское, завернутое в красную с блестками бумагу и перевязанное темно-синей шелковой лентой.

— Драко Малфою от Винсента Крэбба, — громко прочел он надпись на карточке, засунутой под ленту. — Готов голову прозакладывать, что это шоколадные котелки… о, точно!

Мальчики увлеченно копались в груде подарков. Большинство друзей придерживались того же мнения, что сладости лишними не бывают. Гарет получил коробку котелков от Винсента, две упаковки «Берти Боттс» — от Невилла и Флая, четыре коробки шоколадных лягушек — от Рона, Драко, Грегори и Терри. Блисс Забини прислала толстую тетрадь в темно-золотистом кожаном переплете с тисненым рисунком в виде чешуек и магическим замочком.

— Это дневник, — пояснил Драко в ответ на недоуменный взгляд Гарета. — Ну, знаешь, записывать свои мысли, впечатления…

К дневнику прилагалось волшебное перо, которым можно было просто писать, а можно было диктовать, и оно писало само. Перо было от Блейза.

Последним подарком стали небольшие наручные часы от Салли-Энн. Вернее, Гарет предполагал, что это будет последний подарок. Но Рон и Драко положили перед ним еще несколько свертков.

«Гарри от Хагрида». Коробка выпечки личной марки Хагрида «Зубы долой!!» (как прикололся однажды Флай) и грубо вырезанная деревянная флейта. Когда Гарет попробовал сыграть, она басовито завыла, заставив домовика, собиравшего разорванные упаковки, тоненько взвизгнуть и шарахнуться.

«Гарри от друга его родителей». Под таким инкогнито, очевидно, скрывался Ремус Люпин. Подтверждением этой догадке служил и сам подарок — еще один альбом с фотографиями юных Джеймса Поттера и Лили Эванс.

«Гарету Карсавену от профессора Снейпа». Три книги по зельеварению. И как раз по тем вопросам, которые интересовали Гарета! Драко, заглянув через плечо, подтвердил, что книги очень хорошие.

«Гарету от дяди Люциуса». В маленьком свертке оказался серебряный кулон в виде морского конька. В прилагаемой записке Гарет прочел, что данный артефакт является портключом в Малфой-мэнор и может быть использован неограниченное количество раз. Для активации портключа его необходимо было сжать в кулаке так сильно, чтобы спинные шипы конька проткнули кожу до крови.

— У меня такой же, — сообщил Драко, распахивая ворот и показывая серебряную фигурку, висящую на цепочке чуть ниже оберега Пантеона. — У всех членов семьи есть портключ.

— Твой папа считает членом семьи и меня тоже? — приподнял брови Рон, поигрывая подвеской, точно такой же, как у Драко и Гарета.

Драко озадаченно присмотрелся к кулону.

— Похоже, что да, — наконец заключил он. — Надень и не снимай. И ты, Гарри, тоже.

На последнем свертке значилось просто: «Гарри Поттеру». И все. Никаких намеков, от кого это может быть. Мальчик разорвал упаковку, и на его колени выпало нечто воздушное, серебристо-серое, мерцающее и поблескивающее.

«Ох, ни… ничего себе!» — включился Магнус, весь день не подававший признаков жизни.

«И что это такое, что ты еле удержался от площадной ругани?» — Гарет старательно изображал суровое порицание.

Страж хихикнул.

«Но ведь удержался же! Да и повод весомый. Это мантия-невидимка, редкий и дорогой артефакт. Хотел бы я знать, кто тебе такие роскошные подарки делает!»

«Я бы тоже хотел это знать, — Гарет нахмурился. — Но здесь не написано, от кого».

— Гарри, это то, что я думаю? — Драко подергал его за рукав мантии, заставив прервать беседу со Стражем. — Ну-ка, накинь!

Мальчик послушно набросил на плечи мерцающую ткань, оказавшуюся на ощупь нежной и прохладной. Глаза Драко округлились, в них загорелись огоньки восторга.

— Точно! Рон, посмотри скорей!

Рыжик поднял голову и оторопел. Изумление было большими буквами написано на веснушчатой мордашке.

— Это мантия-невидимка, Рон! — Драко от возбуждения подпрыгивал на диване. — Гарри, встань и пройдись!

Гарет подчинился. Ткань волочилась по ковру. Гарет слегка приподнял полы мантии, но Драко замахал на него руками:

— Нет-нет, опусти, она и должна быть длинной! А то у тебя тапочки видны!

Пройдясь по гостиной, Гарет краем глаза поймал свое отражение в зеркале и остановился как вкопанный. В воздухе висела только его голова с куском шеи. Тела не было…

«Что, котенок, впечатляет? — ухмыльнулся Страж. — Капюшон накинь».

Гарет пошарил у себя за спиной. В зеркале появилась летающая рука в зеленом рукаве. Зрелище было настолько убойное, что Гарет не сразу вспомнил, чем это он, собственно, занимается.

— Ты капюшон ищешь? — сообразил Драко. — Дай, я…

Блондин соскочил с дивана и зашарил руками в районе плеч Гарета. Легкое прохладное прикосновение к шее сзади, потом к щекам — капюшон накрыл голову, и отражение в зеркале исчезло полностью!

— Здорово! — восхитился Рон. — Ой, Гарри, а тут записка какая-то! — он нагнулся и поднял с пола маленький пергаментный свиток.

— Где?! — Гарет сбросил мантию и подбежал к другу.

— На. Можно я эту штуку померяю?

— Да конечно, — отмахнулся Гарет, разворачивая послание. Всего несколько слов, написанных незнакомым почерком, очень мелким и вычурным:

«Незадолго до своей смерти твой отец оставил эту вещь мне.

Пришло время вернуть ее сыну.

Используй ее с умом.

Желаю тебе очень счастливого Рождества»

«Почерк этот мне знаком, котенок. Вот только где я его видел?»

Гарет с некоторым трудом вынырнул из оцепенения, в которое его погрузила первая строчка письма.

«Эээ, Магнус… Это ведь не про папу, правда?»

«Ты о чем, котенок?»

«Ну, что он умер… Это ведь не папа Орельен? — Гарет был близок к тому, чтобы сорваться в истерику. — Это который Джеймс Поттер, да?!»

«Мерлин, котенок… Ну конечно, это про Джеймса Поттера. Вспомни, ты ведь получил письмо из Карса три дня назад!»

«Да, конечно… — облегчение затопило Гарета с головой. — Спасибо, Магнус… Ты уверен?»

«Конечно, котенок. Да ты сам подумай — как могло быть иначе?»

«Да… Да, ты прав. И я не видел такой фигни у нас дома…»

«Ну, естественно! Здешние артефакты у вас не работают, а ваши не работают здесь».

«А как же обереги?»

«Сравнил! Божественная сила и Магия Крови — есть разница?»

«Нууу…»

«Как между бенгальским тигром и Миссис Норрис!»

Гарет не смог удержаться от смешка.

Глава 67

Оказалось, что в Хогвартсе и в непосредственной близости от него аппарировать нельзя. Поэтому до замка Гарет, Драко и Рон шли пешком в сопровождении профессора Снейпа, который взялся доставить их в школу (Люциусу пришлось срочно уехать по делам).

День выдался ясный, солнечный. Накануне выпал снег, ночью приморозило. Голубоватый наст хрустел под сапогами, солнечные блики слепили глаза. Драко щурился, что придавало ему очень хитрый вид.

Они уже подошли к замку, когда Рон ойкнул и попятился назад, врезавшись в Снейпа.

— Мистер Уизли, что еще? — раздраженно бросил профессор.

— Папа… — пискнул Рон, не сводя взгляда с темной фигуры у самого входа.

— Добрый день, Артур, — суховато произнес Снейп.

— Здравствуй, Северус, — кивнул Артур Уизли. Держался он несколько напряженно, словно скрывал неуверенность.

— Здравствуйте, сэр! — почти в унисон пропели Гарет и Драко. Рон потоптался на месте и нерешительно сказал:

— Здравствуй, папа.

— Рональд, — Уизли-старший нахмурился, — как прикажешь понимать твое поведение? Как ты посмел, не спросив разрешения, покинуть Хогвартс?

Рон ощетинился.

— Ты так говоришь, будто я насовсем школу бросил! Я всего лишь съездил на праздники к другу…

Артур Уизли скривился, как от зубной боли, но комментировать фразу сына не стал. Вместо этого он заметил:

— В любом случае, тебе следовало сначала спросить у нас. Ты представляешь, как мы с мамой волновались, когда вернулись из Румынии — а тебя нет в школе?

Рыжик потупился.

— Я не думал, что вы приедете до конца каникул, — наконец промямлил он, не подымая глаз.

— Джинни упросила. Ей не терпелось повидаться с тобой и близнецами, — с каждой фразой голос мистера Уизли становился все мягче. — Тебе не стыдно, Ронни?

— Стыдно, — Рон все так же смотрел себе под ноги. — Но я был уверен, что вы меня не отпустите…

Рыжеволосый мужчина вздохнул.

— Послушай, сын…

— Артур, не хочу вмешиваться в воспитательный процесс, но если ты и дальше собираешься бранить мальчишку на улице, он рискует угодить в Больничное крыло с простудой! — резковато прервал его профессор Снейп. Затем, повернувшись к Драко и Гарету, он приказал:

— Марш по гостиным! Дайте мистеру Рональду Уизли спокойно пообщаться с семьей!

,По тоскливому взгляду Рона можно было понять, что он вовсе не жаждет «спокойно общаться с семьей». Но споры с профессором Снейпом — дело, заведомо обреченное на неудачу.

Гарет не знал, как обстоят дела в слизеринских подземельях, но в башне Райвенкло было практически пусто, только две старшекурсницы вполголоса обсуждали достоинства какого-то Стэнли Брайта. На Гарета они внимания не обратили.

Спустя полчаса на лестнице раздался топот, и в гостиную ворвался потрепанный, но улыбающийся Рон в компании рыжей девочки, очень похожей на него.

— Гарри, познакомься, это моя сестра Джиневра — помнишь, я тебе рассказывал? Джинни, а это мой друг Гарет Карсавен.

— Привет, — Гарет дружелюбно улыбнулся девочке, та слегка покраснела и пригладила взлохмаченные кудряшки.

— Здравствуй, Гарет… Рон писал о тебе… — Джинни смущенно улыбнулась и переступила на месте. Казалось, она хочет о чем-то спросить, но не решается. Брат пришел ей на помощь:

— Гарри, Джинни ужасно хочет увидеть твою Карину. Можно?

— Конечно! Только она сейчас спит.

— Я не буду ее тревожить, честное слово! Я только посмотрю…

Когда Джинни умчалась любоваться дракончиком, Гарет придвинулся к Рону и тихонько спросил:

— Сильно тебе досталось?

— Не очень, — Рон улыбнулся. — Знаешь, Гарри, папа с мамой такие смешные! Они не хотели, чтобы я дружил с Драко — ты не поверишь, почему!

— Ну и?..

— Боялись, что я узнаю насчет Билла и тех папиных сыновей. И за это буду их меньше любить — папу с мамой, я имею в виду. Оказывается, Перси в моем возрасте это случайно узнал и сильно на них обиделся. Но я же не Перси!

— Твой брат вообще странный, — осторожно отозвался Гарет. Рон отмахнулся.

— Да ну его, полудурок набитый… Мне иногда кажется, что он не родной мой брат, а подменыш, как в сказках…

— Скорей уж близнецы — подменыши! — хихикнул Гарет.

— Ага, — подхватил Рон, — тогда и Билл, и Чарли, и мы с Джинни… О, я знаю! Вся наша семья — фейри, а Перси — человеческий подменыш! — он расхохотался.

— Теперь тебя не будут долбать за дружбу со слизеринцами?

— Нет, все прояснилось. Всего-то и надо было поговорить по душам… знаешь, Гарри, у меня словно гора с плеч свалилась. И факультетом тоже не будут попрекать, а еще Джинни сказала, что тоже хочет на Райвенкло.

— Неплохо бы, — кивнул Гарри.

— И еще… насчет летних каникул… Меня отпустят к тебе, если твой папа подтвердит приглашение.

— Я напишу, — Гарет на секунду задумался. — А может, и твоя сестра тоже захочет побывать у нас?

Рон расцвел.

— Гарри, я как раз хотел тебя об этом попросить!

— Заметано!

На этой ноте разговор прервался, потому что в гостиную вернулась Джинни. Ее голубые глаза светились восторгом, щеки пылали…

— Гарри, твой дракончик — такая прелесть!.. А когда привезут яйца?

— Через две-три недели. Тебе тоже заказать?

— А можно? — Джинни расплылась в улыбке. — Я тогда быстренько сбегаю, спрошу у мамы…


В ближайшие два дня вернулись в школу и все остальные первокурсники. Рождество миновало, теперь приходилось с некоторым усилием возвращаться к занятиям. Первые уроки после каникул были посвящены повторению пройденного, после этого начали давать новый материал, куда более сложный, чем в первом семестре.

Визит Седрика, на который Гарет возлагал столько надежд, ни на йоту не приблизил мальчика к разгадке тайны Запретного коридора. Седой ангмарец вручил подросткам их будущих питомцев, прочел подробнейшую лекцию по тонкостям ухода за алаки, ответил на все вопросы и отправился наносить визит родителям Флетчера.

Гарет надеялся, что Седрик, взглянув на Дамблдора, сразу же объяснит племяннику, что из себя представляет это существо и как правильно вести себя, общаясь с ним. Но директор весь день проторчал в Министерстве. Квиррелл тоже отсутствовал и появился в школе только после отъезда рилвандорского гостя.

Одна радость — Седрик подтвердил, что Орельен находится в добром здравии. Собственно говоря, он был здорово удивлен вопросом.

Гарета, со дня получения в подарок мантии-невидимки находившегося в нервном напряжении, наконец-то отпустило.

«Я же говорил тебе, Котенок, — в письме шла речь о Джеймсе Поттере!»

«Ой, Магнус, одно дело догадываться, а другое — знать точно…»

«Мнительный ты у меня парень…»

«Ну уж какой есть».

Глава 68

Гостиная Райвенкло преобразилась. Вокруг камина стояли горшочки с песком, в которых зрели яйца алаки. Дракончики должны были вылупиться дней через десять. Пока от счастливых владельцев не требовалось ничего особенного — только иногда вынимать яйцо из горшка и держать в руках, чтобы птенец еще в скорлупе привыкал к хозяину.

— Гарри, а почему яйца разноцветные? — поинтересовалась Блисс, баюкая в ладонях молочно-розовый кожистый шарик размером с небольшое яблоко.

Гарет пожал плечами.

— Не знаю… может, потому что дракончики тоже разноцветные?

— Да? — оживилась Мэнди. — Дракончики разноцветные? Я думала, они все золотистые, как твоя Карина… А можно заранее узнать, какого цвета будет дракончик?

— Обычно потемнее и поярче, чем цвет скорлупы. У тебя, я думаю, будет коричневый с золотым отливом, а у Блисс — ярко-розовый, как цветок шиповника.

— Коричневый… — задумчиво протянула Мэнди, — ну ладно, тоже красиво… А у Падмы?

Гарет покосился на торчащий из песка островок скорлупы.

— Серебристо-голубой. А у Парвати, насколько я помню… ей ведь досталось лиловое яйцо? Так вот, у нее будет темно-синий, с серебряными блестками на чешуйках…

— Как здорово… — вздохнула Мэнди, прижимая упругий теплый шарик к щеке, — Знаешь, Гарри, мне кажется, он шевелится внутри…

— Кстати, а как узнать, он это или она? — встряла Блисс. — Ну, в смысле, дракончик — мальчик или девочка?

— Пока в яйце — никак, — хмыкнул Гарет. — Только когда вылупится. У самцов гребни высокие и идут отдельными зубцами от головы до хвоста. И хвостовые шипы длиннее и острее, чем у самок.

— Они не будут драться между собой? — встревоженно спросила Мэнди, пряча яйцо в ладонях, словно желая укрыть своего питомца от чужих, возможно недобрых, глаз.

— Всерьез — нет. Будут играть, конечно — ну, как щенки или котята. Немножко будут кусаться, но не сильно.

Мэнди перевела дух.

— Тогда ладно. — Раскрыв ладони, она с нежностью вглядывалась в матово поблескивающий шарик, словно сделанный из молочного шоколада.

Бедный Хагрид наконец убедился, что его мечта завести НАСТОЯЩЕГО дракона провалилась с треском. Закопченное яйцо покинуло камин, упокоившись под кустом бересклета. Пройдоха-собутыльник в лучшем случае упоминался как «проходимец» — и то если лесничий пребывал в благодушном настроении. Оказалось, негодяй все-таки изрядно порастряс кошелек Хагрида.

— Семьдесят четыре галеона у меня выудил мошенник энтот!.. — жаловался полувеликан, не замечая, как за его спиной переглядываются трое первокурсников. — Ну, попадись мне, висельник клятый!..

— Хагрид, а ты не мог бы взять нас посмотреть на Пушка? — вкрадчиво осведомился Драко, которому надоело слушать гулкие стенания.

Лесничий осекся. Подозрительно покосился на белобрысого слизеринца.

— Ото хитрец! — от звуков басовитого хохота стена хижины содрогнулись. — В Запретный коридор решил проникнуть?

— И в мыслях не было! — отбивался Драко. — Я просто хотел взглянуть на цербера живьем — когда еще выпадет такая возможность!

— Нее, малый, — Хагрид ухмылялся, — не выйдет. Пушок страсть как чужих не любит. Ежели я бы его на привязи держал — другое дело. А так — кинется.

— Даже с тобой? — не терял надежды Драко.

— Даже со мной. Особенно со мной. Он, Пушок-то… защищать меня будет. Ежели кто рядом встанет — отшвырнет и собой меня прикроет. А тебе много ли надо? Косточки-то тоненькие, как у птенчика…

Рон не удержался и хрюкнул в кружку с чаем. Драко свирепо покосился в его сторону.

— Нет, Драко. Даже и не проси. Гарри, так говоришь, пусечка не сильно голодная вылупится? А молочко ей лучше холодное давать или гретое?

— Теплое. И кашу. И фрукты… Хагрид, ты же и сам все знаешь!

— Волнуюся я… — полувеликан покосился в угол, где для будущего питомца уже была оборудована настоящая детская — с уютной лежанкой, лоханью для купания и кучей игрушек.

— А ежели кроха из дома выскочит… не простудится?

— Ха-а-агрид… Это же дракон, они на ледниках спать могут без вреда для здоровья!

— Ну все же… малышка такая…

— Ничего не будет, не бойся.

— Тогда я для пусечки еще горку сделаю, — решил лесничий. — Они с горок-то любят кататься?

— Не знаю, — вздохнул Гарет. — У нас в Карсе снег выпадает только в северных областях, и то ненадолго. В Англии куда холоднее…


— Так, прежний наш план никуда не годится, — рассуждал Драко, когда они с Роном и Гарри возвращались в замок.

Рон поддел сапогом высокий сугроб, разлетевшийся искрящейся снежной пылью.

— Придумаем новый, время еще есть… Все равно, пока дракончики не вылупятся…

— И еще месяц после того, — встрял Гарет.

— Почему?

— Малыши будут сильно нуждаться в хозяине. Наверно, придется даже на уроки с ними ходить…

— Вот профессора обрадуются!

— Да уж…

— Хорошо, что завтра выходной! Все-таки в новом расписании есть свои прелести!

— Ну, должно же что-то компенсировать сдвоенную практику с Гриффиндором!

После Рождества расписание уроков перекроили. Отменили классные часы, разделили занятия на лекции и практику. Лекции по каждому предмету читались раз в неделю для всего потока. Практические занятия могли быть как сдвоенными, так и обособленными. А в субботу уроков и вовсе не было.

Не изменил своим порядкам только профессор Снейп. Занятия по Зельеварению проводились так же, как в прошлом году — опрос, теория, практика.

Самым неприятным для райвенкловцев стали совместные уроки с Гриффиндором, от чего они были великодушно избавлены в прошлом семестре. К счастью, встречались они, кроме лекций, только на ЗОТИ, но одного совместного урока хватило, чтобы оценить сладкую парочку Финниган-Томас. Парвати, Лаванда и Салли-Энн сразу же отсели от них подальше, к райвенкловцам поближе. Вокруг парты Финнигана образовалось пустое пространство.

— Смотри, Динни-бой, эти трусы разбежались, как зайцы! — хихикнул гриффиндорец.

Гарет обратил внимание на его ауру и удивился. Симус, выглядевший самодовольным и уверенным, на деле вовсе не наслаждался ситуацией. Он не мог понять, как так получилось, что с ними, такими классными парнями, никто не хочет дружить. Это было неправильно, — Финниган думал громко, не пытаясь поставить защиту, он, похоже, и не подозревал, что Гарет читает его мысли. Это было неправильно и непривычно, ведь до школы у Симуса было много друзей, он был душой компании — почему же здесь не так?

Гарет перевел оценивающий взгляд на Дина.

«Ой, матушка моя!»

«А с виду такой невинный мальчик, да?»

Первую партию в этом дуэте вел вовсе не Симус, а Дин. Бешено ревновавший друга к остальным приятелям, в Хогвартсе он сумел-таки заполучить Симуса целиком, без остатка, и тихо наслаждался своей победой, не забывая, впрочем, прилагать усилия, чтобы ситуация не вздумала поменяться.

«Глушак, — подумал Гарет, — ничего здесь не изменишь. Финниган не бросит Томаса, а тот не позволит ему заметить манипулирования. Придется терпеть и давать отпор, если полезут».

Глава 69

Меланхоличный Квиррелл, вплывший в класс, не обратил никакого внимания на то, как разместились первокурсники.

— Итак, на лекции мы… на прошлой лекции мы… Чем мы занимались на прошлой лекции? Мисс Буллстроуд?

— Ловили мух! — хихикнул вполголоса Рон. Миллисент неохотно поднялась и сообщила:

— На прошлой лекции вы велели нам прочесть и законспектировать тридцать пятую главу из учебника.

— Вот как? — Квиррелл, занятый борьбой со своим непокорным пленником, казалось, не расслышал ответа. — Напомните мне тему сегодняшнего урока.

— Оборотни, профессор, — отозвалась Миллисент.

— А, да. Оборотни. Конечно же, оборотни.

Мысли Квиррелла — его человеческой половины — витали вдали от темы урока. Гарет не мог читать их так же ясно, как симусовы, но на поверхность потока то и дело всплывали яркие картинки. Например, рассерженный Пушок появлялся там с завидной частотой.

— Так, значит, оборотни. Хорошо, хорошо, очень хорошо. А кто они вообще такие? Мистер Крэбб?

Винсент тяжело поднялся.

— Ну, оборотни, это… кого волк укусил, и они теперь сами в волков превращаются. Ночью. Это… когда луна круглая.

— А когда она квадратная, — ядовито процедил Финниган, — они превращаются в гусей и летят на юг!

Винсент мучительно покраснел, но Квиррелл не обратил на реплику гриффиндорца ни малейшего внимания.

— Хорошо, мистер Крэбб, просто замечательно… Садитесь.

Сквайр грузно шлепнулся на свое место.

— Мог бы и добавить балл-другой, раз «замечательно», — проворчал Терри.

— Остынь, ты же знаешь, что он никогда не добавляет, — отозвалась Падма.

— И не снимает тоже… — буркнул Винсент, серьезно обиженный ехидством Симуса.

— Хотя кое с кого и стоило бы… — мечтательно протянул Флай.

Тем временем в классе назревало нечто интересное. Квиррелл поднял Финнигана и велел ему рассказать о способах лечения укуса оборотня. Тот, желая то ли позабавить друга, то ли проверить, насколько профессору наплевать на происходящее в классе, понес такую чушь, что даже глупышка Лаванда от удивления приоткрыла ротик. Когда он дошел до «смеси кока-колы и стирального порошка, втираемых ежечасно в укушенное место», даже витающий в облаках Квиррелл понял, что над ним издеваются.

— Кхм!

Симус испуганно замолчал, оборвав фразу на середине. Профессор медленно и грозно поднялся из-за стола.

— Вы, молодой человек, видимо, решшшили… — почти прошипел он. Гарет с тихим ужасом наблюдал, как в эмоциональной ауре растет и клубится ничем не сдерживаемое бешенство, как из глубин поднимается желание уничтожить дерзкого наглеца, разорвать его в клочья… Неизвестно, чем бы это закончилось для перепуганного Финнигана, но тут таинственный пленник Квиррелла нанес удар.

Гарет видел, как белые щупальца, словно когти, вонзились в цветную половину ауры. Белизна наступала, захватывая сектор за сектором… Квиррелл закричал не своим голосом, обхватив голову руками, и тяжело рухнул прямо под ноги попятившемуся в страхе Финнигану.

Первокурсники повскакали с мест. Первой к телу преподавателя подбежала Мэнди и схватила его за запястье.

— Он жив, только без сознания, — сообщила она спустя минуту. — Ну чего столпились? Сбегайте кто-нибудь за мадам Помфри. Гарри! Ты меня вообще слышишь?

Гарет, наблюдавший, как человеческая составляющая Квиррелла ведет борьбу с белым захватчиком, медленно, но верно вытесняя его со своих позиций, очнулся только когда Мэнди дернула его за рукав.

— А? Что?

— Я-то думала, ты самый вменяемый, — осуждающе произнесла «Валькирия». — Сбегай в Больничное крыло и скажи мадам Помфри, что Квирреллу плохо — похоже, удар, и он без сознания.

Насчет «удара» у Гарета было свое мнение, но спорить с Мэнди он не стал. Подбегая к дверям, он слышал, как девочка отдает команды своим хорошо поставленным голосом:

— Блисс, открой окно! Финниган, отойди и сядь, все, что мог, ты уже сделал! Винсент, оставь в покое этого придурка, лучше возьми мой платок, сбегай в туалет и смочи его водой как следует… да, чтобы совсем мокрый был! А ты, Флетчер…

Влетев в Больничное крыло, Гарет завертел головой по сторонам, не видя хозяйки лазарета.

— Мадам Помфри!..

— Я здесь, мистер Карсавен, — невысокая кругленькая женщина появилась из-за ширмы. — Что случилось? Несчастный случай с кем-то из ваших товарищей?

— Нет, это профессор Квиррелл, — бодро отрапортовал Гарет. — Он упал и лежит без сознания. Мэнди говорит, это удар.

Мадам Помфри нахмурилась.

— Вы очень хорошо сделали, Гарет, что сразу же прибежали ко мне. Жаль, я не имею права наградить вас баллами, но я непременно расскажу вашему декану.

— Это все Мэнди, — честно признался Гарет. — Мы все растерялись, только топтались на месте, как стадо баранов, а она сразу же приказала, кому что делать…

— Мисс Броклхерст — умная девочка, — одобрительно кивнула колдомедик.

К тому времени, как Гарет и мадам Помфри добрались до аудитории, Квирреллу уже полегчало. Когда они вошли, он сидел на полу, опираясь спиной о парту и вытирал лицо мокрым платком Мэнди Броклхерст. Сама девочка стояла рядом, готовая в любой момент поддержать преподавателя, если он снова потеряет сознание.

— Умница, — похвалила ее мадам Помфри. — Профессор Квиррелл… нет-нет, не вставайте!

Но тот уже поднимался на ноги, тяжело и неуклюже, хватаясь то за столешницу, то за плечи стоящего ближе всех Винсента. Сквайр кривился, видимо, хватка профессора причиняла ему боль. Наконец Квиррелл более-менее утвердился в вертикальном положении.

— Ничего страшного, Поппи. — прохрипел он. — Зря вас сдернули…

Гарет не удержался и проверил ауру. Все как прежде. Половина цветная, половина белая.

«Помоги, прошу тебя…» — прошелестело в голове.

«Но как?!!! Как я могу тебе помочь?!!!»

«Не знаешь?! Ты — и не знаешь?!»

«Кто — я? — Гарет чуть не застонал от отчаяния. — Кем ты меня считаешь? Мне всего одиннадцать, и я только начал учиться!»

Таинственный собеседник ошарашенно помолчал. Затем робко осведомился:

«Но когда наступит время, ты мне поможешь? Я постараюсь продержаться, я сильный… пока еще…»

Несмотря на смысл, от этих слов веяло стылой безнадежностью. Гарет закусил губу.

«Если бы я знал, что надо сделать… я бы сделал. Но я не знаю!!!»

«Твоего желания достаточно, — собеседник повеселел. — Ты обещал мне помочь, и ты станешь на мою сторону, когда придет время!»

Голос в голове утих, зато прорезался другой, знакомый с детства.

«Ну ты и влип, котенок! Нельзя же так разбрасываться обещаниями!»

«Но я ничего ему не обещал, он сам так решил почему-то…»

«Но ты не опроверг его выводов, а значит — согласился с ними».

«И что теперь?»

«Не знаю… Но когда придет время решающей схватки, ты будешь обязан заступиться за него, а не Квиррелла».

«Я и так собирался это сделать! Это будет справедливо!»

«Справедливо? Справедливо принять сторону нелюдя против человека?»

Гарет помолчал, собираясь с мыслями.

«Какая разница, кто к какой расе принадлежит? Этот белый не лез в голову Квиррелла, тот захватил его насильно! И не белый убивал единорогов! Не он подсунул Хагриду плесневика! — Гарета передернуло. — Как ты вообще можешь называть его человеком после ТАКОГО!»

Теперь настала очередь Магнуса отступить под натиском аргументов.

«Ладно, делай, как знаешь, — наконец неохотно проронил он. — В любом случае, что бы ты не выбрал — котенок, знай: я могу с тобой спорить и не соглашаться, но я никогда тебя не брошу. Ни при каких обстоятельствах. Клянусь!»

«Магнус!..» — у Гарета перехватило дыхание.

«Может быть, ты и прав. Ты, а не я», — торжественно подытожил Страж.

Глава 70

— Со мной все в порядке, Поппи, — поспешно сообщил Квиррелл.

Колдомедик, поджав губы, подозрительно оглядела его.

— Вы теряете сознание в классе, профессор, и уверяете, что с вами все в порядке? — она решительно вздернула подбородок. — Не верю!

— Правда-правда, — торопливо и как-то подобострастно уверял ее мужчина. — Я просто запнулся за стул… шишку набил… Ничего глобального, уверяю вас!

— Надо же смотреть под ноги, Квиринус, вы не ребенок!

— Меня разозлил один из учеников, — Квиррелл оправдывался, как мальчишка. — Уверяю вас, я уже в полном порядке и могу вести занятие дальше.

— Ну хорошо… — мадам Помфри сдалась. — Но после урока вы зайдете ко мне за мазью от ушибов. И хорошо бы все-таки осмотреть ваш затылок…

— Не надо, не надо, — как-то очень уж суетливо отозвался мужчина. — И мазь у меня есть. Спасибо вам за заботу, но, честное слово, я не нуждаюсь в лечении. До свидания, и простите, что вас потревожили.

— Это моя работа, — сухо сообщила пожилая дама и выпрямившись, как строевой сержант, покинула класс. Квиррелл шумно выдохнул и повернулся в сторону Симуса:

— Мистер Финниган!

— Дда, профессор… — гриффиндорец струхнул не на шутку.

— За вашу наглость… лень… бесстыдство… — мрачно перечислял Квиррелл, — я снимаю с Гриффиндора пятьдесят баллов. И до конца месяца вы будете ходить на отработки к нашему завхозу. Все ясно?

— Да, сэр… — пролепетал гриффиндорец.

— И пересядьте вон туда! — Квиррелл указал на свободную парту в противоположном конце класса. — Вы дурно влияете на своего приятеля, так что на моих уроках будете сидеть порознь.

Финниган уныло сгреб в охапку имущество и потащился на указанное место. Квиррелл вернулся за кафедру.

— Итак, вернемся к нашим оборотням. Кстати, на чем мы остановились? Мистер Бут?

— Странно все это, — заметил Рон, когда они шли к кабинету Флитвика. — Гарри, как ты считаешь, обморок Квиррелла связан с тем, что он… ну, ты понял…

— Связан, — кивнул Гарет. — Тот… ну, он перешел в наступление. Но Квиррелл быстро загнал его обратно… А вот почему он не захотел идти в Больничное крыло? Ему же очень хреново было, и затылком треснулся будь здоров…

— И еще так лебезил перед мадам Помфри, — подхватил Рон. — Почти унижался… Гарри!!! А может, он что-то прячет под тюрбаном! И не хочет, чтобы это увидели! У него какой-то знак остался от ритуала, точно!

«Магнус?»

«Похоже на правду. Спроси у Оливера».

— Наверное, ты прав, — Гарет задумался. — И знаешь, то, что от него чесноком воняет… Может, он просто глушит какой-то другой запах… Рон! — Гарет приостановился, пораженный догадкой. — Он гниет заживо! Чесночная вонь перебивает гнилостную… частично. Но если подойти к нему поближе…

— Да, такой смрад, хоть нос затыкай! Верно, Гарри!

— И времени у него не так много, — продолжал рассуждать Гарет. — Поэтому он и рвется вниз… но еще не придумал, как обойти Пушка.

Рон вздохнул.

— Мы тоже пока ничего не придумали, — уныло напомнил он. — И пока дракончики не подрастут — у нас связаны руки.

— Нужно сказать кому-нибудь из взрослых. Нашему декану, например…

Рыжик нахмурился, покусывая нижнюю губу.

— Боюсь, Флитвик не поверит, — проронил он наконец. — Понимаешь, Гарри, можно, конечно, принудить Квиррелла снять тюрбан. Но вдруг мы ошибаемся и там ничего нет? А обвинить профессора во лжи — серьезное оскорбление. Флитвик на такое не пойдет, он вообще видит в людях только хорошее. И директор…

— Директора отметаем, — буркнул Гарри. — Я к нему ни за что не пойду. Кстати, и папа велел держаться от него подальше. Слушай, а может, профессор Снейп?

— Ага. И нас запрут в башне, и никакого приключения не получится…

Гарет не смог удержать улыбки.

— Рон, ты прямо как гриффиндорец…

— Наследственность! — фыркнул рыжий. — Хитрюга ты, Гарри! Меня ругаешь, а сам? Кто вообще эту кашу заварил?


Гарет предполагал, что этой ночью он снова увидит во сне пустой холодный замок, гептаграмму и Квиррелла. Но, очевидно, призрак удовлетворился обещанием помочь в будущем.

Тем не менее, сон мальчику приснился необычный и непривычный. Непривычный хотя бы тем, что в этот раз Гарет не смотрел на события со стороны. Его спящее сознание словно бы слилось с чужим. Он переживал вместе с этим человеком, но не мог догадаться, о каких событиях шла речь, потому что ему были доступны лишь самые яркие обрывки воспоминаний.

«Ночь. Темный полог над головой. Ему жарко, и он осторожно выбирается из-под одеяла, стараясь не потревожить того, кто спит рядом.

В спальне душно. Он чуть-чуть приоткрывает полог и ловит ноздрями струйку свежего воздуха.

Сосед беспокойно ворочается. Мальчик не любит сквозняка.

Он садится на постели, глядя на спящего.

Пухлые губы обветрены, щеки покрыты нежным пушком, влажные волосы кажутся темными в багряном полумраке.

Из глубин памяти всплывает картинка: мальчик, высокий и изящный, раскинулся на постели.

— Иди теперь к себе! — приказывает он, и этому приказу нельзя не подчиниться.

Он встряхивает головой. Наваждения как не бывало. Остается только горькое чувство собственной неправильности.

Он сглатывает, пытаясь отогнать другое видение, которое упрямо лезет на поверхность.

Страх, отчаяние, обида, тоска, скорбь… В голове бьется мысль: «Надо дать ему время. Он успокоится и поймет, что был неправ…» Но душу выжигает горечь от того что он — поверил, а ему — нет…

Сбитый с ног мужчина пытается сесть, потирая поясницу. Внезапно черты его лица искажаются ужасом, черные глаза выкатываются из орбит…

Хриплый, как карканье, вскрик, что-то похожее на «Авада Кедавра!» Мир заслоняет оглушительная вспышка…

Боль. Ужасная боль. Ужасно много боли. Хуже быть не может — так он думает, пока, исхитрившись повернуть голову, не замечает изломанное тело в луже крови.

Все.

Тьма».

Гарет сел в постели, отчаянно пытаясь сообразить, кто же он такой. Чужие эмоции совершенно выбили его из колеи.

«Котенок?»

«Магнус?.. Что это было… сейчас… со мной?..»

«Очередной твой сон, я полагаю».

«Раньше так… никогда…»

Страж не ответил, но от его сочувственного молчания Гарету стало легче. Он не один. И он — это он, Гарет Карсавен, а не тот незнакомец, оплакивающий потерянного друга.

Под ложечкой потянуло сосущей болью. Гарет порылся в тумбочке, но ничего там не нашел и с запозданием вспомнил, что перед сном разделил с Кариной последний кекс.

«Магнус…»

«Ау?»

«Я есть хочу…»

«До завтрака не дотерпишь?»

«Какое там! Еще три часа целых!»

«Ох, котенок… — Страж задумался. — Можно спуститься на кухню и поклянчить у домовиков чего-нибудь вкусненького. Но если тебя заловит Филч…»

«Придется рискнуть», — Гарет торопливо одевался.

«Знаешь что, котенок… Надень-ка ты свою мантию-невидимку. А то как бы твоя стихийная магия в критический момент не отказала».

На это заявление Гарет лишь фыркнул, но совету последовал. Ему и самому было интересно проверить дареный артефакт в деле.

Глава 71

Поход на кухню среди ночи оказался не таким простым, как думал Гарет. Визитная карточка Хогвартса, его знаменитые движущиеся лестницы, по ночам висели неподвижно, а когда Гарет начал разбегаться, чтобы перепрыгнуть на ту сторону, Страж у него в голове завопил не своим голосом.

Пришлось искать обходной путь. Отойдя от шока и перестав заикаться, Магнус взял руководство на себя. В результате очень скоро Гарет перестал понимать, где он находится.

«Направо, налево, направо… прямо… сюда, в проход…»

«Магнус, ты сдурел? Я с голоду помру, пока ты меня выведешь…»

«Ничего с тобой не сделается… Давай сюда, на маленькую лесенку…»

«Это не школа, это лабиринт!»

«Ничего, уже почти пришли…»

«Ма-а-агнус! Я жрать хочу, а ты меня в библиотеку приволок!»

«Все правильно, котенок. Остался последний переход… Зараза!!!»

«Это Филч?! А вдруг его кошка учует меня под мантией?!»

«Непременно учует! Давай проверь, эта… да тише ты! Ага, не заперто… отлично!»

Спасаясь от надвигающегося завхоза, Гарет торопливо нырнул в приоткрытую дверь возле темной ниши с доспехами. Тяжелая створка закрылась за ним неожиданно легко и без малейшего скрипа. Это было хорошо. Плохо было то, что зловредный завхоз ковырялся в коридоре и не уходил.

Гарет перевел дух и огляделся. Комната, похоже, давно уже служила складом. У стен громоздились одна на другую старые парты, облезлые и поломанные. Прямо у ног Гарета лежала перевернутая мусорная корзина с торчащими поломанными прутьями. Из нее высыпались какие-то пыльные клочки. А вот к противоположной стене был прислонен предмет, выглядевший чужеродным среди этих грязных обломков. Казалось, его пристроили здесь временно, чтобы он не мешался в другом месте.

Это была высокая, почти до потолка, массивная золотая рама, украшенная старинным орнаментом. Рама стояла на подставках в виде двух когтистых лап. Что в нее было вставлено, зеркало или холст, Гарет не мог разобрать в полумраке и решился осторожно подойти поближе.

В животе заурчало. Испуганному мальчику этот звук показался громом небесным. Гарет прижал ладонь к животу, другой рукой придерживая подол мантии-невидимки, чтобы не наступить на него и не упасть. Тогда Филч точно услышит, ворвется в комнату и… Об этом лучше не думать.

Подойдя к раме вплотную, Гарет с некоторым разочарованием понял, что это не зеркало, а портрет. Портрет мальчика — пацана примерно его лет — который совершенно терялся на огромном холсте.

«Наверное, у него были очень любящие родители», — подумал Гарет, вспомнив почему-то Дурслей.

Тем временем выяснилось, что этот портрет, как и многие другие в Хогвартсе — живой. Мальчик достал откуда-то большой бутерброд с салом и зеленым луком и принялся неторопливо и очень картинно его поедать. Гарета затошнило, рот наполнился горькой слюной. Он поспешно отвернулся и прислушался, надеясь, что Филч уже ушел. Но нет — завхоз возился в коридоре, кошка скреблась… Он со вздохом вновь повернулся к портрету. Мальчишка откусывал хлеб большими кусками, пальцами заправлял в рот луковые перья, жевал, беззвучно чавкая, и смотрел Гарету в глаза, ехидно и свысока.

«До чего же противный!» — с чувством подумал Гарет, которому опять вспомнились Дурсли. Дадли так делал иногда — становился перед голодным кузеном и пожирал у него на глазах какую-нибудь вкуснятину — кусок торта там, или горячий бутерброд… Только Дадли при этот громко чавкал и ронял крошки изо рта, а этот мерзкий портрет ест беззвучно — и на том спасибо.

Чтобы не смотреть на жующего мальчишку, Гарет принялся изучать потемневшую от времени массивную золотую раму. На ней были выгравированы буквы, которые складывались в слова — абсолютно непонятные слова:

«Еиналеж еечяр огеома сеш авон оциле шавеню авыза копя»

«Это, наверное, староанглийский, — рассуждал про себя Гарет. — Или старофранцузский… Или еще какой-нибудь язык…»

Придя к этому потрясающему выводу, мальчик снова прислушался. Кажется, Филч ушел!

Гарет поморщился от очередного голодного спазма и осторожно приоткрыл дверь. В нос ударила вонь, но коридор был свободен.

«Вот почему Филч так долго возился! — рассмеялся Магнус. — Его кошка нагадила в коридоре, и он убирал кучку! Пойдем, котенок. Вот там, у самых створок, видишь маленькую лесенку? Правильно, нам туда!»

Дальнейший путь прошел без приключений. Гарета очень тепло приняли кухонные домовики, мгновенно состряпали ему яичницу с беконом, выдали к ней кружку горячего шоколада и два больших пирога с рисом, а также пригласили заходить в любое время дня и ночи. Мальчик наконец-то смог «заморить червячка» — который, гад, разросся уже до целой анаконды.

Обратно в башню Гарет тоже добрался без проблем. Он шел не торопясь, запоминая дорогу. Приятная тяжесть в желудке настроила его на благодушный лад, и даже мальчишка с картины уже не казался таким противным.

«Может, его нарисовали с бутербродом в руке, — сонно подумал Гарет, забираясь под одеяло. — И он, бедный, уже сколько лет все ест его да ест… и ест… и ест…»


С того знаменательного разговора на уроке ночь со среды на четверг окончательно закрепилась за вещими снами. Гарет далеко не всегда мог разобраться в том, что ему привиделось, но терпеливо и скрупулезно записывал все подробности в дневник, подаренный Блисс. Обрывки разговоров между незнакомыми людьми… сцены сражений… романтические парочки… Иногда проявлялись бытовые сценки из Карса, например, такой сон:

«Отец подсаживает замершую от счастья Фэй в седло. Толстенький мышастый пони стоит смирно, и Гарет без труда узнает его. Это Крепыш, умный пожилой мерин, с чьей помощью и сам Гарет несколько лет назад постигал основы верховой езды.

Отец отходит назад, распуская корду. Фэй напряжена, на ее личике страх мешается с восторгом. Рыжеволосый полуэльф улыбается ей так, как только он может улыбаться — и мордашка Фэй озаряется ответной улыбкой. Она больше не боится — ну, почти!..

Отец причмокивает губами, и пони неторопливо трогается с места. Он идет спокойно, чуть вразвалочку, и Фэй быстро привыкает к этому мерному покачиванию, и даже отрывает одну руку от луки седла, чтобы храбро помахать папе…

Вечером того же дня Фэй сидит за столом и старательно рисует картинку, высунув от усердия кончик языка. Колобочек с растопыренными лапками примостился на толстой гусенице — Крепышу достались в подарок от художницы две пары дополнительных ног».

Гарет даже не очень удивился, когда вместе с очередной почтой он получил именно эту, приснившуюся ему, картинку. На обороте красовалась пояснительная надпись:

«Гарит это я Фей. Папа учит миня ездеть вирхом».

А время шло. Маленькие алаки благополучно вылупились и без особых проблем миновали первую неделю младенчества. Правда, для их хозяев все было не так просто: преподаватели были вовсе не рады присутствию крошечных дракончиков на уроках. И если профессор Флитвик довольно легко поддался на уговоры, то гриффиндорского декана пришлось умолять почти час, а сурового зельевара Драко и Гарет уламывали попеременно, пока не охрипли.

Было даже маленькое происшествие: Розочка, питомица Блисс Забини, нашипела на Аргуса Филча и укусила его за палец. Блисс не наказали, потому что завхоз начал первым: он принял маленькую алаки, обвившуюся вокруг шеи хозяйки, за какой-то диковинный артефакт, и начал орать на девочку, не на шутку испугав ее. А когда он протянул руку, чтобы сдернуть «артефакт»… Все это вылилось в большой скандал, но за Блисс вступились деканы Райвенкло и Слизерина, так что в конечном счете влетело именно завхозу.

Хагрид, у которого вылупилась маленькая драконица цвета старого золота, пребывал в неистовой радости и порхал вокруг своей Пусечки, как исполинский шмель. Драко хихикал, что полувеликан похож на маленькую девочку, которой подарили долгожданную куклу. Отчасти это было правдой — помимо кучи игрушек, горки и качелей, Хагрид еще раздобыл где-то ворох кукольных одежек, в которые наряжал свою питомицу. Малышка алаки не возражала, похоже, ей это даже нравилось. Но Гарет в жизни не видел более потешного зрелища, чем крошка драконица в кружевном чепчике с кокетливыми завязочками и длинном розовом платьице, из-под которого торчал хвостик.

Глава 72

«— … и никто не принимает меня всерьез! Вот если бы я провернул что-нибудь такое…

Голубоглазый блондин, очень похожий на Драко Малфоя, но постарше, лет четырнадцати-пятнадцати, восседает на табурете у барной стойки. Бар кажется Гарету знакомым, но что это за место, он понимает только когда собеседник мальчика поворачивается к нему лицом. Том из «Дырявого Котла». Только выглядит он не так — помоложе, что ли?

— А что «такое» ты имеешь в виду, Лориан?

Мальчик на мгновение теряется. Он одет необычно, по нынешним меркам. Черная шелковая мантия сильно приталена и похожа на девчоночье платье, а на рукавах — серебристая шнуровка. Мальчик Лориан теребит кончик шнурка…

— Ну я не знаю… Что-нибудь грандиозное… — тут его глаза загораются. — О, придумал! Можно вызвать демона! Точно, у нас есть книги по ритуальной магии! Спасибо, что подкинул мне отличную мысль!

Он вскакивает с табуретки, но тут же вынужденно шлепается обратно, потому что резко помрачневший Том кладет ему на плечо тяжелую руку.

— Сядь, Лориан. Сядь и выслушай меня. Вызвать демона — самая плохая идея, которая могла придти тебе в голову!

— Почему?!! — возмущенно вскидывается блондин.

Том вздыхает. Начинает переставлять кружки, грохая ими о стойку и намеренно отводя глаза.

— Возможно, я кажусь тебе замшелым стариком, — наконец произносит он. — Таким старым пнем-перестраховщиком, который и помыслить не может о нарушении закона… Так или не так?!

Мальчик сбит с толку.

— Нуууу… — тянет он.

— Я тоже был молодым, Лориан. Тоже был юным, горячим и безголовым… вроде тебя… И был у меня хороший друг…

— А как его звали, твоего друга? — бесцветным тоном спрашивает Лориан. Явно из вежливости, ему ни капельки не интересно.

Том печально усмехается.

— А звали его… — он шевелит губами, но слов не слышно. Но блондин подскакивает на табуретке.

— Как?!!!

* * *

, — опять не слышно, — твой друг?!! Почему?.. — ему не хватает слов, — а почему ты… он…

— Почему я здесь, хочешь ты спросить, да, Лориан? Почему стою тут за стойкой бара, который существует, будем честными, в основном на деньги твоего отца? Почему не рядом с

* * *

, плечом к плечу, как подобает друзьям? Это ты хотел спросить?

Мальчик нерешительно кивает.

— Потому что, будучи твоих лет, мы обожали рыться в древних секретах. Темная магия, тайные ритуалы… все это казалось нам таким завлекательным… И однажды мы додумались вызвать демона…

Том ненадолго замолкает и смотрит вдаль.

— Знаешь, что самое трудное при контакте с демонами? Нет, не сам ритуал. Он, конечно, нудный и муторный, требует тщательности и отнимает много сил… Самое трудное, Лориан — это загнать демона обратно.

На личике блондина — гримаса изумления.

— Да, именно так. Самое трудное — загнать его обратно, потому что уходить он, падла, не хочет! Наш, человеческий мир, для демонов — раздолье, охотничьи угодья! Слабые, мягкотелые людишки, сильный маг — один на миллион… Знаешь, иногда мне кажется, что все эти ритуалы вызова придумали сами демоны… чтобы иметь возможность безнаказанно порезвиться… абсолютно безнаказанно…

— Экзорцисты… — тихо напоминает Лориан.

— Экзорцисты… Не смеши ты меня, сынок… Экзорцисты не убивают демонов, они изгоняют их. То есть, принудительно возвращают в родной мир. — Том снова замолкает на несколько секунд.

— Магов, способных уничтожить демона, можно пересчитать по пальцам. Одной руки. И это умение забывается. Собственно, оно запрещено вместе с демонологией. Так-то вот, сынок…

Некоторое время молчат оба. Наконец Лориан робко нарушает тишину:

— А… ты… ну, у тебя-то все прошло нормально? Ну, ты же вызвал демона — и жив… и

* * *

жив…

— И я жив, и

* * *

жив, — кивает Том. — Да, когда-то мне казалось, что все кончилось нормально. Только лет через двадцать я понял, что демон не вернулся обратно. Он вселился в моего друга.

— И… ты… сразился с ним?

Том горько улыбается.

— Я попробовал… Слава Мерлину, мне хватило ума скрыть знание о его истинной природе… Ты можешь презирать меня, Лориан, но я сбежал. Сбежал и спрятался. И прячусь до сих пор… — он замолкает. Мальчик съеживается на табурете, засунув руки в рукава мантии.

— Мой отец… знает?

— Знает.

— И молчит?

— Молчит. И ты будешь молчать. Иначе мне придется стереть тебе память».

Поставив точку в дневнике, Гарет задумался, пытаясь вспомнить среди портретов, виденных в Малфой-мэноре, хоть одного Лориана. Не вспомнил, но это и неудивительно — предков и родни у Люциуса Малфоя было великое множество, весь дом увешан их портретами. Лучше спросить у Драко.

Случай поговорить представился в тот же день после лекции по Трансфигурации, когда они спускались на обед. Драко буквально распирало от смеха.

— Я вчера бегал к Хагриду, — делился он, — знаете, как он свою Пусечку спать укладывает?

Сиреневая с перламутровым отливом алаки возбужденно свистнула и махнула крылом, задев хозяина по щеке. Драко приостановился и погладил малышку.

— Моргана, перестань… так вот, он ей на дудочке играет! «Спи, моя радость, усни!» Гарри, ну ты помнишь, какая у Хагрида флейта, он тебе на Рождество дарил! Бедную дракошку одним звуком вышибает в нирвану!

Рон фыркнул от смеха, и его золотистый Снитч возмущенно застрекотал, вцепившись коготками в воротник мантии.

— А он и говорит: «Вот, мол, как они хорошо под музыку-то засыпают! Пушок, как флейту слышит, сразу зевать начинает!»

Внезапно Моргана и Снитч подобрались и хором зашипели. Гарет как бы невзначай оглянулся.

— Квиррелл… — прошептал он.

Фигура в лиловом тюрбане с отстраненным видом проплыла мимо мальчишек. Дождавшись, пока «двудушный» скроется из вида, Драко прошипел:

— Ты думаешь, он подслушал?

Гарет лишь пожал плечами. Настроение у всех троих сразу испортилось. Даже дракончики притихли и нахохлились.

— Да, кстати, Драко, — вспомнил Гарет уже когда они сходили с лестницы и алаки начали вести носами, ловя вкусные запахи, — Лориан Малфой тебе кем приходится?

— Это смотря какой Лориан, — буркнул Драко, — их в семье целая куча была. Правда, в основном в Средние века…

— Нет, этот, наверное, ровесник дяди Люциуса, — мысленно прикинул Гарет, — или немножко постарше…

— Тогда, скорей всего, папин кузен. Лориан Гиперион Малфой. Он был старше папы на тринадцать лет. Погиб во время Второй Магической войны… ну, с Темным Лордом. Тогда наша семья раскололась. Дед Абраксас принял сторону Лорда, а его старший брат Гиперион — Дамблдора. И вся их ветвь сгинула, кроме самой старшей дочери. Ты будешь смеяться — это бабушка Невилла!..

Рон криво усмехнулся.

— Все чистокровные семьи друг другу в какой-то мере родственники. Гарри… если ОН все же… — он кивнул в сторону преподавательского стола, где восседал Квиррелл.

— Встретимся сегодня после ужина! — скомандовал Драко, прежде чем отойти от райвенкловцев.

— Обговорим, — кивнул Рон.

Гарет беспомощно закатил глаза.

Глава 73

— Хотите веселенькую новость? — уныло спросил Драко, когда они с Гаретом и Роном встретились в пустом классе на втором этаже.

— Ну? — напрягся Гарет.

— У Филча кошка захворала, и он сейчас в Больничном крыле ругается с мадам Помфри.

— И что?

— А то, что этой ночью он должен был дежурить. А Квиррелл — добрейшей души человек — вызвался его подменить…

Рон подобрался.

— Значит, сегодня ночью…

— Драко, на, — Гарет сунул другу серебристый комок. — Мы с Роном можем выйти под заклятием, а тебе сложнее…

— Спасибо, — повеселел блондин, пряча за пазуху мантию-невидимку. — И еще, Гарри — возьми на всякий случай ту флейту, которую Хагрид прислал. Или ты ее выбросил?

— Нет, конечно. Это подарок все-таки…

Рон, в отличие от Гарета, гулял по ночному замку впервые и здорово нервничал, хоть старался этого не показывать.

— Гарри, а чего мы так рано вышли? — осведомился он вполголоса, тревожно всматриваясь в темноту.

Гарет прошептал: «Люмос!» постаравшись выпустить ровно столько силы, сколько было необходимо. Стало немного светлее, тьма расползлась по углам и нишам.

— Ночью лестницы не работают. Нам придется идти в обход.

— Откуда ты знаешь?! — изумился приятель. — Ты что, уже бродил тут ночами? Один?! — рыжик сурово сдвинул брови. — Ты же обещал!

— Рон, ну честное слово, — взмолился Гарет, — это вообще случайно вышло… Я просто проснулся, и мне ужасно захотелось есть… ну я и сбегал на кухню, к домовикам…

— Мда? — скептически уточнил рыжий. — Один раз? И ты уже так хорошо ориентируешься? А кстати, как ты узнал дорогу на кухню?

— Подслушал разговор старшекурсников, — отчаянно выкручивался Гарет. — И ты же знаешь, у меня хорошая память…

— Что-то ты не договариваешь, братец, — хмыкнул Рон.

Гарет обиженно отвернулся.

— Не хочешь, не верь… Ну ладно, не один раз. И даже не два. Доволен?

— Вполне, — хихикнул приятель. — А дорогу на кухню тебе, часом, не близнецы показали?

— Нет, не они. Ты что, думаешь, твои братья — единственные хулиганы во всем Хогвартсе?

— Ну, у тебя есть реальные шансы их переплюнуть… — Рон со смехом увернулся от тычка в бок. — Ладно, Гарри, мир. Пойдем скорее, а то Драко, наверное, нас уже заждался!

— Он уже двинул в тот коридор, — взволнованно сообщил Драко, укутывая друзей полами мантии-невидимки. Все трое довольно легко разместились под ней, что навело Гарета на подозрения о безразмерности артефакта.

— Давно?

— Не очень. Минут десять…

— Значит, так, — Гарет взял инициативу в свои руки. — Первым к Пушку захожу я. Вы прячетесь под мантией в начале коридора. Мне потребуется какое-то время, чтобы его приласкать, почесать, так что не дергайтесь. Потом, когда он заснет, я выйду и махну вам рукой. Идет?

— Ладно, только ты уж постарайся побыстрее управиться, — вздохнул Драко.

Приоткрыв дверь, Гарет даже вздохнул от облегчения: Пушок спал! Три головы дружно сопели в унисон, тоненько посвистывая. Подавив желание погладить цербера, Гарет шагнул на порог и помахал рукой. От выхода раздался мелкий топот и — тут Гарет не выдержал и прыснул. В его сторону семенили две пары ботинок. Только ботинки и ничего больше! Одни новенькие, светло-серые, с серебряными пряжками, другие разношенные, когда-то красные, а сейчас пыльно-рыжие.

— Ну чего смешного? — возмутился Драко, выпутываясь из мантии. Гарет покачал головой:

— Видел бы ты это зрелище! Две пары одиноких лапок… кстати, Рон, у тебя шнурок развязался. Идемте скорее, пока Пушок спит.

Пес никак не отреагировал на появление новых гостей. Лежа на боку, он все так же сладко посапывал. Драко заглянул в люк, потом зажег самый маленький огонек и посветил вниз.

— Высоковато, — вздохнул он. — Футов восемь будет.

— Можно спрыгнуть, — отмахнулся Рон. — Только надо сесть и ноги свесить. Давай мы с Гарри пойдем первыми и тебя подхватим.

— Нет, я только после вас. Вдруг Пушок проснется? И кстати, Рон, дай мне вон ту тряпку!

— Зачем?

— Накроем ею люк, я просуну палочку и шарахну Люмосом. Чтобы здесь не было видно вспышки.

Люк закрыли темным толстым плащом, кучей валявшимся в углу. Несмотря на эту предосторожность, в комнатке на мгновение стало светло, как днем, а цербер по-щенячьи тявкнул и заворочался. Ребята испуганно замерли, но все обошлось: пес развернулся к люку хвостом и снова засопел.

— Фууу… — выдохнул Драко и опять нагнулся, заглядывая в люк. — Ого! Гарри, они расползлись к стенкам и лежат в обмороке.

Рон уселся на край люка и соскользнул вниз.

— Все нормально! — крикнул он секунду спустя. — Драко, тут мягкая земля, прыгай без опаски!

В прошлый раз Гарет ничего в подземелье не рассмотрел — у него не было времени, да и обстановка не располагала. Сейчас же…

Они стояли посреди небольшого грота с единственным проходом, уводящим куда-то вглубь. Пол грота был не каменным, а земляным, мягким. Драко ковырнул землю носком ботинка.

— Тут тоже камень. Это, наверное, для растений насыпали. Вряд ли они смогли бы протянуть на голых булыжниках.

— Наверное, — как-то вяло отозвался Рон. — Пошли скорей отсюда, пока эта дрянь не очухалась!

Гарет не удержался и черпнул маны от оглушенных Силков.

Они углубились в проход. Каменный коридор был невысок и узок, мальчики были вынуждены идти друг за другом. Гарет мимоходом подумал, что Квиррелл, наверное, двигался боком и на полусогнутых…

— Стоп! — негромко приказал Драко, идущий впереди. — Слышите?

Гарет прислушался. Откуда-то сверху доносилось мягкое шуршание и тихий звон.

— Это призрак… или Пивз?

Рон покачал головой.

— Призраки летают беззвучно. А если это Пивз, мы пропали. Но по-моему, больше похоже на крылья.

— Ладно, идем дальше, — решил Драко. — В конце концов, другого выхода у нас нет — разве что назад повернуть.

Гарет только помотал головой.

— Нельзя. Я не могу, я обещал…

— Драко, ты что?! — одновременно с ним возмутился Рон. — Такое приключение пропустить?!

Блондин ухмыльнулся и состроил залихватскую рожицу. Затем развернулся и уверенным шагом двинулся дальше.

Глава 74

Из-за маячивших перед глазами двух макушек, ярко-рыжей и платиновой, Гарет не мог толком разглядеть, что творится впереди. В световом пятне двигалось что-то мелкое, непонятное, вроде стрекозиной стайки. Но Драко спокойно шагал вперед, а значит это нечто не казалось ему опасным.

Они дошли до конца коридора и очутились у входа в ярко освещенный зал с высоким дугообразным потолком. Гарет наконец-то смог разглядеть мельтешащих в воздухе крылатых созданий. Сначала ему показалось, что это птицы — маленькие разноцветные птички, яркие и блестящие, как драгоценные камни. Но магический фон, создаваемый ими, указывал, что это не живые существа, а искусственно созданные артефакты.

Птички-артефакты звенели крылышками под потолком, не обращая внимания на мальчишек. Пока Гарет изучал их, Драко пробежал зал насквозь, до большой деревянной двери, и подергал за массивную круглую ручку.

— Заперто! — крикнул он.

Одним глазом косясь на птиц, Рональд тоже пересек зал. Гарет очнулся и последовал за друзьями. Драко тем временем накладывал на замок заклятье за заклятьем.

— Бесполезно! — наконец сдался он, со злостью пнув ногой тяжелую створку. — Тут обычный замок стоит, не магический. Ключ нужен.

— Ключ… — задумчиво протянул Рон. — А интересно, для чего здесь эти птицы? Навряд ли для красоты и уж точно не для защиты — они нас даже не заметили. Ну-ка… — рыжик прищурился, вглядываясь в разноцветную стаю.

— Ой!!! Гарри, Драко, присмотритесь! Это не птицы! Это ключи, крылатые ключи!

— Точно! — Драко хлопнул приятеля по спине. — Ну, Ронни, ты и зоркий парень! Вот только… — он помрачнел, — как мы найдем нужный? И как вообще его ловить?

— Вон там, в углу, стоит метла, — заметил Рон. — И, судя по рукояти, не подметальная. Можно сделать из мантии что-нибудь типа мешка, наловить этих ключей побольше и перебирать их по одному.

— Это мы всю ночь будем возиться, — возразил Гарет. — А потом, куда ты будешь складывать проверенные ключи? Меня как-то не радует перспектива пробовать одни и те же по нескольку раз, в то время как нужный будет увиливать и не попадется.

— И что тогда? — уныло спросил Рон.

— Есть у меня одна идея…

— Это связано с Магией Духа, да, Гарри? — оживился Драко.

— Ага.

— Здорово! Наконец-то увидим что-то интересное…

— Да там и смотреть-то нечего! — отмахнулся Гарет, накладывая на дверной замок и разноцветное облако заклятие Сродства. Скважина загорелась алым огнем, и таким же огнем засиял один из ключей — крупный, серебряный, с ярко-голубыми крыльями.

— Я вижу! — крикнул Драко, кидаясь к метле. — Гарри, держи заклинание, я сейчас его поймаю!

— Погоди! — Гарет дернулся, пытаясь остановить друга, но Драко уже взлетал, направив метлу в красочную круговерть.

— Эх!.. Я хотел его сам снять… — Гарет повернулся к Рону, жадно следившему за кульбитами слизеринца, — а теперь боюсь промахнуться и попасть в метлу…

— Не надо, он сейчас его цапнет, — негромко отозвался рыжик, не отрывая глаз от происходящего под куполом.

— Поймал!!! — раздался торжествующий голос сверху. Драко приземлился между райвенкловцами, сжимая в кулаке искомый ключ. Тот жалобно трепыхался, пытаясь вывернуться. Алое сияние дрожало и затухало.

Игнорируя дерганья ключа, Драко с силой пихнул его в замочную скважину. Тем не менее, Гарету и Рону пришлось страховать вредный артефакт с двух сторон, поскольку он упирался изо всех сил, норовя вывернуться из пальцев. Наконец раздался щелчок, дверь распахнулась, и Драко отпустил строптивый ключ.

— Ладно уж… проваливай!

Освобожденная «птица» неуклюже устремилась к остальной стае, явственно прихрамывая на правое крыло.

В следующем зале было настолько темно, что Гарет потянулся за жезлом. Но не успел он произнести «Люмос!», как комнату внезапно залил яркий свет.

Все трое изумленно вытаращили глаза. Они стояли на краю огромной шахматной доски, прямо за черными каменными фигурами, которые были чуть ли не вдвое выше первокурсников. На другой стороне доски стояли белые фигуры. У них отсутствовали лица и это производило неприятное впечатление. Драко даже слегка поежился.

— И что теперь? — тихо спросил он, ни к кому не обращаясь.

— Мы… мы, наверное, должны сыграть с ними… — робко предположил Рон. Судя по выражению его лица, эта идея его не особенно привлекала. Драко же, наоборот, приободрился.

— Ну, тогда нам нечего бояться — с нами чемпион школы!

— Во-первых, не чемпион — я занял только третье место. — педантично поправил его Рон. — А во-вторых… Драко, боюсь, все не так просто. Я кое-что читал про эти шахматы. Нам придется заменить собой фигуры… а если мы окажемся под боем… — рыжика передернуло. — Смотри, какие у них мечи!

— Ты хочешь сказать, — Драко побледнел, — они убивают всерьез?!!!

— Боюсь, что да, — печально отозвался рыжик.

— Но… — слова давались блондину с трудом, — но ведь… — он вздохнул и ссутулился. — Неужели придется возвращаться?

— Погодите, — влез Гарет, до этого молча изучавший шахматную доску, так же как до этого — стаю ключей. — Может, обойдемся. Эти фигуры оживлены с помощью магии. Если я высосу из них ману, они превратятся в обычные каменные статуи.

— А ты сумеешь? — Драко взглянул на него с надеждой.

— Попробую. Попытка не пытка, верно?

План Гарета оказался неплох, но содержал в себе брешь. В центре доски обнаружился магический источник, подпитывавший фигуры, так что они теряли подвижность, но не до конца.

— Придется рискнуть, — вздохнул Гарет, глядя как мана, словно вода в колодце, вновь наполняет каменные фигуры. — Сейчас я снова заберу у них энергию. Как только истуканы замрут, ты, Драко, стрелой лети на ту сторону. А ты, Рон, держи палочку наготове. Если Драко схватят, применишь Флипендо или Вингардиум Левиоссу, по обстановке. Готовы? — оба мальчика одновременна кивнули. — Тогда начали!

Вмешательства Рона не потребовалось — Драко мышкой шмыгнул по доске, в последний момент проскочив под рукой начавшего оживать ферзя.

— Рон, готовься, — приказал Гарет, снова мысленно потянувшись к каменным истуканам.

Рон выбрал дорогу по краю, между осадной башней и вставшим на дыбы конем. Гарет отметил про себя, что этот путь не так опасен, как избранный Драко. Чем дальше от центра доски, тем медленнее оживали фигуры.

«Ну, котенок, держись!»

Последнее усилие наполнило манник доверху. Гарет стрелой метнулся через доску.

Последний раз он бегал так быстро, когда удирал от мантикоры в Лабиринте Смерти. Но тогда опасность была не столь велика. Умирать в Сфере, конечно, неприятно — даже отвратительно! — но ведь там ты умираешь не насовсем. А тут, если какая-нибудь пешка оживет раньше времени — будешь трепыхаться на пике, как бабочка на булавке.

— Уфф!.. — выдохнул Рон, опуская палочку. Драко порывисто обнял Гарета.

— Прошли, слава Мерлину!..

Фигуры нехорошо поглядывали на них. Мальчики поспешили отойти от доски подальше.

— Интересно, как Квиррелл-то прошел? — задумался вслух Рон. — Он же совсем дурной, даже сосредоточиться не может!

Драко лишь пожал плечами, торопясь к следующей двери.

Их встретила волна такого отвратительного запаха, что если бы они не зажали носы, то, наверняка, потеряли бы сознание. Драко был к этому ближе всех, его лицо стало нежно-зеленым.

— Это тролль, — прогундосил Рон, указывая палочкой куда-то вперед. — И он без создадия…

— Слава Берлиду, — дрожащим голосом отозвался блондин. — Ой, бедя сейчас стошнит!

Гарет наконец преодолел слабость, вызванную мерзкой вонью, и поставил заклинание Очищения Воздуха. Сразу стало легче дышать, хотя неприятный запах и не исчез совсем. Драко икнул, сглотнул и выпрямился.

— Отличная штука твоя магия!

— А то! — засмеялся Гарет.

Глава 75

Неподвижная туша тролля перегораживала проход. Гарри прикоснулся к ауре вонючего монстра и обнаружил, что тот пребывает в состоянии глубокой отключки и привести его в чувство будет нелегкой задачей.

— Лезем через эту колоду!

Драко брезгливо поджал губы. Рон, покосившись на тролля, несмело спросил:

— Гарри, а ты уверен, что он… не очнется?

— Не-а! Квиррелл его приложил так, что у него на брюхе отплясывать можно!

Перебравшись через тролля, ребята подошли к следующей двери. Драко начал считать вслух:

— Так, Пушок от Хагрида, Силки от профессора Спраут, ключи… ключи, наверное, от Флитвика… шахматы тогда от Макгонагалл… ну, тролль, это понятно, Квиррелл… Значит, нам теперь осталось разгадать загадку от крестного!

Он осторожно приоткрыл дверь и заглянул в щелочку.

— Точно! Вот и бутылки на столе… Заходим!

Как только мальчики миновали дверной проем, сзади на них дохнуло жаром. Рон, шедший последним, скакнул вперед, как резвый конь, и врезался животом в край стола. Разнокалиберные флакончики, стоявшие в ряд посреди столешницы, жалобно звякнули.

— Мерлиновы штаны!!!.. — прошипел Рон сквозь зубы, прижав ладонь к ушибленному месту.

Гарет оглянулся. На месте двери бушевало ярко-фиолетовое пламя.

— Мама!.. — пискнул Рон. Новая волна жара пронеслась по комнате. Развернувшись, Гарет увидел вторую огненную стену, выросшую прямо напротив первой.

— Выпустите меня, я больше не буду… — полуобморочно просипел Драко.

Все трое сбились в кучку, мгновенно превратившись из храбрых искателей приключений в перепуганных одиннадцатилеток, отчаянно желающих, чтобы в этой комнате возник какой-нибудь взрослый маг и вытащил их отсюда.

Спустя несколько минут, когда выяснилось, что огонь не намеревается распространяться по комнате, а просто загораживает двери, сконфуженные подростки отлепились друг от друга и начали изучать место заточения.

В общем-то, ничего интересного в комнате не было. Только стол, на который напоролся Рон, с семью бутылочками разных размеров, форм и цветов, выстроенных в ряд, да листка пергамента, которым завладел Драко.

— Чего там? — Гарет попытался заглянуть блондину через плечо.

— Задачка от крестного. — Драко хихикнул. — В стихах. Да уж, поэтом Северусу не бывать… Короче, так: в этих бутылях, — он кивнул в сторону разномастных емкостей, — есть зелье, которое пропустит нас вперед, и другое, которое позволит вернуться. Еще в двух бутылках вино, а в трех отрава.

— И что в какой? — влез Рон, хищно приглядываясь к череде склянок.

— О! Вот это мы и должны выяснить! Это задачка, понимаешь, Ронни? Задачка на логику, крестный такие обожает!

— Вроде того, как перевезти через реку мешок золота, гоблина и тролля?

— Ну, эта будет посложнее. Ладно, запоминайте условия: в бутылках, которые слева от вина — яд; в крайних бутылках — разные зелья, но вперед они не пропустят; во вторых с краю — одно и то же; яда нет ни в самой большой бутылке, ни в самой маленькой. Вот и все подсказки, теперь давайте решать.

Гарет ошалело покрутил головой, не зная, с какой стороны подступиться к запутанной задачке. Драко и Рон наперебой тянулись к скляницам, шлепали друг друга по рукам и яростно спорили вполголоса.

— Вино здесь и здесь, понял?! Тогда там яд, а это…

— Да посмотри ты сюда!!! Если здесь вино, то это… а там…

Так прошло несколько минут. Гарет нервничал все сильнее. Рон и Драко кипятились вовсю и уже орали друг на друга в полный голос.

— Ладно, хватит!!! — не выдержал мальчик. Спорщики осеклись и синхронно повернули головы в его сторону.

— Драко, Рон, в чем проблема? Чего вы поделить не можете?

— Я говорю, вино в этой бутылке!!!

— Да не вино там, олух ты райвенкловский!

— Сейчас разберемся! — Гарет цапнул со стола пузатую посудинку из толстого синего стекла, вытащил пробку и осторожно понюхал.

— Фу!!! Ну и отрава!!!

— Я же говорил тебе, что отрава! — завопил обрадованный Драко. — А ты все: вино, вино… Гарри, теперь все ясно… — он торопливо сверился с записями на пергаменте и уверенно ткнул в самую маленькую бутылочку:

— Вот! Вот это выпить, и можно будет пройти вперед!

Рон выглядел потерянным.

— Но как же так, — пробормотал он, — тут же буквально капля… а ведь Квиррелл тоже должен был глотнуть, чтобы пройти… Не сходится!

Драко покрутил бутылочку в пальцах.

— Вообще странно, — уже менее уверенным тоном произнес он, — может она самонаполняющаяся? А, Гарри? Как ты считаешь?

— Знаешь, тут все фонит магией от этого огня… я даже не знаю… может, эти бутылки наполняются заново, когда кто-то входит в комнату?

Драко ненадолго задумался.

— Не лишено смысла, — наконец признал он. — Ладно, тогда…

Гарет выхватил склянку из рук блондина.

— Я пойду туда… Драко, не спорь! Неизвестно, сколько придется еще ждать, а время дорого! Квиррелл уже внутри!

— Ладно, — вздохнул слизеринец. — Тогда мы с Роном выпьем по глотку из этой бутылки, — он кивнул на высокий узкий флакон, — выйдем и снова зайдем. Проверим твою гипотезу. Если ничего не получится, придется возвращаться и искать кого-то из взрослых… Ронни, не бледней, возьмешь гаррину манию и пойдешь спать, а я разбужу нашего декана.

Все веснушки Рона ярко горели на белом, как фарфор, лице, но рыжик упрямо покачал головой.

— Нет уж, Драко. Это наше общее приключение, так что и… — он сглотнул, — и платить нам поровну…

— Уважаю, — кивнул блондин, приобняв райвенкловца за плечи. — Ладно, Гарри. Да пребудет с тобой благословение Мерлина… и ты поосторожней там, ладно? Шею не сверни…

«Она тебе еще понадобится», — прорезался ехидный Магнус.

Гарет разжал потный кулак. Неловкими пальцами выкрутил пробку, поднес флакончик к губам и проглотил молочно-белую каплю, показавшуюся ему кусочком мятного льда. Обернулся к друзьям:

— Пока…

— Пока… — тихо отозвался Рон. Драко воевал с неподатливой пробкой, безуспешно пытаясь выдрать ее из узкого горлышка. На секунду он поднял глаза и ободряюще улыбнулся:

— Удачи, Гарри!

От двери больше не веяло жаром. Кислотно-фиолетовое пламя послушно расступилось перед ним.

За спиной раздалось звонкое «чпок!». Гарет отвлеченно подумал, что Драко все-таки сумел раскупорить упрямую бутылку. Но все это было так, на периферии сознания, потому что он вышел в следующий зал. В последний зал — он понял это, как только разглядел впереди знакомую фигуру в нелепом лиловом тюрбане.

07.12.2009

Глава 76

Квиррелл топтался на месте перед высоченной золотой рамой на львиных лапах, показавшейся Гарету знакомой.

«А, это же портрет того мальчишки с бутербродом! Только… чего он там высматривает, не пойму!»

«Котенок, ты что, сдурел? Какой, к дементорам, портрет?! Это зеркало!»

«Да нет же, Магнус. Это портрет пацана, мы его видели, когда ты меня на кухню водил. Ну помнишь, Миссис Норрис еще под дверью нагадила, пришлось ждать, пока Филч кучу уберет!»

«Да помню я все, но это не портрет, а зеркало. Зеркало Еиналеж, оно показывает желания, самые заветные… А что ты в нем тогда увидел?»

Гарет смутился.

«Мальчишку… С бутербродом… Он жрал прямо на моих глазах, зар-раза…»

Страж невесело усмехнулся.

«Котенок, ты везунчик. Я-то боялся, что ты подсядешь на это зеркало… оно и с ума свести может, бывали случаи… Кто же мог подумать, что твое самое заветное желание — это бутерброд с колбасой!»

«С салом, — педантично поправил Гарет. — И с зеленым луком… Так, подожди, это что — Я САМ этот дурацкий бутерброд лопал?! Ну ни фига себе!!!»

Страж деликатно промолчал.

«Магнус, а ты сам что-нибудь увидел в этом зеркале?»

«Увидел».

«И что?»

«Себя».

«И… все?!»

«Рядом с тобой», — сдавленно сообщил Страж и замолчал намертво, оставив Гарета в тревоге и недоумении.

Квиррелл стукнул кулаком по зеркальной поверхности.

— Мерлиновы подштанники!!! Ну почему, почему… — тут он осекся. Развернулся. И посмотрел на Гарета.

— Мистер Карсавен!

Мальчик поежился и сделал шаг назад. Никогда еще с ним не говорили таким сладким и одновременно угрожающим тоном.

— Что, деточка, — хихикнул Квиррелл, кривя рот в какой-то безумной ухмылке, — не ожидал меня здесь увидеть? Думал, это Снейп за философским камнем охотится?

— Снейп? — Гарет обалдел от такой постановки вопроса. — Философский камень?

— Не прикидывайся, что не знаешь!!! — взвизгнул Квиррелл. — Все ты давно разузнал, гаденыш! А ну иди сюда! — он схватил мальчика за воротник мантии и буквально швырнул в сторону зеркала. — Что ты там видишь?!

— Стол, — исправно доложил Гарет, нервно косясь в сторону мужчины и гадая, что делать дальше. Пока в голову приходило лишь тянуть время до прибытия помощи.

— Что на столе?

— Камушек какой-то. Красненький. На киноварь похож.

— Киноварь?!!! Тупица!!! Это философский камень и есть!

Гарет пожал плечами. В зеркале тем временем начали происходить непонятные события. Появился давешний мальчишка, на этот раз без бутерброда. Вглядевшись попристальней, Гарет вынужден был признать, что это действительно его отражение.

Зеркальный пацан подошел к столу. Поднял камушек, взвесил его на ладони. Обернулся, нахально взглянул на Гарета, подмигнул… и сунул руку с камнем в карман мантии.

— Что ты видишь?!! — истерично заорали сзади. Гарет стоял, не смея пошевельнуться, ощущая в правом кармане тяжесть, которой там раньше не было.

— Маленький… — истеричный тон сменился на вкрадчиво-ласковые интонации. — Такой хороший маленький мальчик… Ну скажи, скажи дяде, где камушек?

— Нне знаю… — пролепетал Гарет, осторожно отходя от Квиррелла и стараясь не поворачиваться к нему правым боком.

Бледный от ярости, Квиррелл наступал на Гарета.

— Он у тебя?! Я знаю, он у тебя!!! Отдай его мне, слышишь!!!

— Не отдавай… — прошелестело откуда-то позади Квиррелла. — Молю тебя, не отдавай…

— Нет… — прошептал Гарет, сжимая в кулаке философский камень. — Не отдам…

— Не отдашь?!!! — Квиррелл истерически захохотал. — Мальчишка! Смотри, кого ты слушаешь!

Он дёрнул конец тюрбана и повернулся спиной к Гарету. Лиловый шёлк размотался и соскользнул… Гарет едва не закричал от ужаса: прямо из затылка Квиррелла вырастало лицо. Страшное, гротескное нечеловеческое лицо с грубой складчатой кожей грязно-синего оттенка, с круглыми бледно-розовыми глазами, с голубоватым клювом вместо носа и рта…

— Ну что?!! Доволен?!! — хрипло рявкнул Квиррелл. — Теперь отдай его мне!

— Не отдавай… — молило чудовище. — Не отдавай… — в его тоне слышалась безнадёжность.

— Ну же, мой мальчик… — теперь Квиррелл изменил тактику. Он подкрадывался к Гарету, загоняя его в угол. — Ну же, отдай, мой сладкий… Мне только прикоснуться — и я обуздаю этого красавчика…

— Не отдавай… — пропитанный тоской голос шелестел у Гарета в голове. — Не отдавай… продержись чуть-чуть…

— Отдай! — приказал Квиррелл и вдруг, не ожидая ответа, бросился на Гарета. Отчаянно вскрикнув, мальчик попытался увернуться — не вышло. Профессор, в облике которого уже не оставалось ничего человеческого, подмял его под себя. Холодные, покрытые липкой испариной руки шарили по телу, заставляя Гарета содрогаться от омерзения.

— Нет!.. Нет!.. — отчаянным усилием он вывернулся из-под тяжёлого тела и отскочил к стене, свободной рукой нащупав отцовский подарок. — Не подходите! — он обнажил кинжал и выставил перед собой узкий золотистый клинок.

— Мальчишка! — расхохотался Квиррелл, одним прыжком взлетая на ноги. — Убить человека не так легко, как ты думаешь! Ну! Отдай его мне! — он протянул руку за философским камнем. Гарет ощетинился, как волчонок, и сделал выпад в его сторону.

— Ну всё щенок, ты меня достал! — зарычал Квиррелл. — Не хочешь по-хорошему, будет по-плохому! — он перехватил запястье мальчика и выкрутил тонкую руку, заставив Гарета дернуться, выгибаясь от неожиданной боли. Что-то хрустнуло, кинжал выпал из ослабевших пальцев.

— Ну вот, щенок… — прошипел его мучитель. — Сейчас я заберу камушек… а потом займусь тобой. Разрисую твою тонкую шкурку красными узорами… — он наклонился за кинжалом.

И заорал. Точнее — истошно завыл.

Замирая от ужаса, Гарет смотрел, как от ладони, сжимающей золотистый металл, вверх по руке Квиррелла движется нестерпимо-яркое пламя… Как оно разрастается, охватывая всё тело… Как живой факел с воем мечется по комнате, натыкаясь на стены… Как он падает на каменный пол и перекатывается, пытаясь сбить огонь… и замирает… и это уже не тело… просто куча золы, повторяющая очертания человека…

Машинально, ни о чем не думая, Гарет поднял кинжал, неловко обтёр его о полу мантии и сунул за пояс. Шагнул прочь от останков Квиррелла, с трудом преодолевая тошноту…

И замер, ощутив всем телом ледяное касание.

— Спасибо… — шелестящий шёпот возник в мозгу. — Теперь я свободен…

Гарета пробрала крупная дрожь.

— Не бойся… — призрак словно бы рассмеялся. — Я ухожу из этого мира… навсегда… Я, Хлеваннскролл, последний из Детей Тупана… передаю тебе моё наследие…

Правую руку как будто заковали в ледяной рукав. Гарет скривился от тяжёлой, тянущей боли.

— Мой замок, Хайявартан — в твоём распоряжении. Перстень Тупана откроет тебе врата. Всё, что ты найдёшь там — твоё… Владей… — голос стихал и удалялся.

Ледяной холод отступил. Гарет осторожно ощупал пострадавшую руку. Боли не было. И перелома — тоже. А на среднем пальце, рядом с рубиновым перстнем Поттеров, красовалось странное кольцо, словно бы сплетённое из струек белого и чёрного тумана. Когда мальчик попытался его снять, пальцы прошли дымный ободок насквозь.

«Магнус, что ещё за напасть на мою голову?»

«Ох, котёнок… Надо же, Дети Тупана… На самом деле, тебе здорово повезло».

«Да? И в чём же?» — Гарету почти удалось передать саркастический тон профессора Снейпа.

«Потом расскажу. Сейчас давай убираться отсюда».

10.12.2009

Эпилог

Хогвартс-экспресс подтягивался к платформе 9 ¾. Гарет задумчиво смотрел в окно. Напротив на сидении беспокойно вертелся Рон, выглядывая в толпе встречающих своих родителей. Драко рассеянно поглаживал Моргану. Винсент и Грегори вполголоса играли в слова.

Гарет откинулся на спинку сиденья, вспоминая, чем закончилась их «охота за Квирреллом».

Покинув комнату с бутылочками, Драко и Рон не смогли зайти обратно — дверь не открывалась. А подойдя к шахматной доске, они поняли, что миновать ее не получится — фигуры грозно выставили свое оружие, не позволяя даже приблизиться к кромке. Драко уже был готов впасть в отчаяние, но Рон придумал нестандартный ход.

— У нас же были портключи в Малфой-мэнор, — рассказывал он потом Гарету, приходившему в себя в Больничном Крыле. — Вот мы и переместились туда, а потом, по каминной сети — в кабинет профессора Снейпа. Он, правда, здорово рассердился, но когда Драко ему объяснил…

Драко поежился.

— Ох, крестный и вправду сперва был очень зол. Похоже, мы его от чего-то важного оторвали… А потом еще папа появился! Вышел из личных комнат Северуса, нам еще и от него влетело… Но хорошо, что он там был, потому что он взял на себя директора — папа ведь председатель Попечительского Совета!

— И он стал возмущаться, что устроили тут ловушку, а дети могли пострадать, что надо было лучше ограждать школьников от всего этого, и что это за пре… пере… перепоны такие, что их любой первокурсник минует не глядя… Ну, насчет «любого» — это он загнул, конечно… — самодовольно усмехнулся Рон.

— А пока папа разбирался с Дамблдором, — Драко снова перехватил нить разговора, — крестный цапнул тебя на руки — и в Больничное Крыло. Знаешь, Гарри, мы здорово напугались! Ты весь бледный был, шатался и только повторял: «Он сгорел, он сгорел…»

— Квиррелл сгорел, — Гарет нервно передернул плечами. — Он… я… он пытался отнять у меня…

— Если тебе не хочется вспоминать, то и не надо, — Драко повертелся на табуретке. — Знаешь, я бы вообще умер от ужаса…

— Он схватился за мой ножик и запылал, — прошептал Гарет, ерзая на постели, пытаясь усесться поудобнее и ощущая себя беспомощным, как младенец. Драко приобнял его, поддерживая, а Рон переложил подушки повыше.

— Так удобно?

— Ага, спасибо.

— Ты не беспокойся, я Карину кормлю и выпускаю полетать по вечерам, — торопливо сообщил Рон. — Она хоть и дичится, но зато подружилась с моим Снитчиком. Кстати, тебе письмо пришло.

Кожаный футляр перекочевал в руки Гарета.

— Это от папы. Он пишет, что договорился с твоими родителями, Ронни… я проведу у вас две недели, а потом мы поедем к нам в Карс…

— Мы? — чуть ревниво переспросил Драко.

— Я, Рон и Джинни. А ты приедешь ко мне на день рождения и останешься до середины августа… потом папа привезет нас обратно… и остаток лета я проведу у тебя в гостях. С дядей Люциусом согласовано.

— Здорово! — хором вскрикнули Драко и Рон. Мадам Помфри заглянула в палату и погрозила пальцем. Мальчики поспешно притихли.

— Все-таки она классная тетка, — шепнул Рон Гарету на ухо. — Нас к тебе впустила… а Дамблдора выперла… сказала, ты плохо себя чувствуешь, и она не позволит утомлять…

— А спустя пару часов прибыл твой дядя. Его не вызывали — он сам приехал. Ну я тебе скажу!.. — Драко возвел глаза к небу. — Директор сразу в Министерство смылся — наверное, побоялся, что ему твой родич головомойку устроит.

— Филч его увидел, чуть с лестницы не рухнул, — хихикнул Рон. — А Макгонагалл краснела, как девчонка!.. Хотя он с ней говорил очень уважительно… даже руку поцеловал! А она краснела и хихикала!

— Он зашел к тебе, посидел немножко и сказал, что это просто нервное перенапряжение, и ты скоро придешь в себя.

— А профессор Снейп…

— Знаешь, я думал, крестный ничего не боится, — перебил Драко. — Но твой дядя… Северус даже за сердце схватился. И потом, когда ему объяснял про тебя — говорил очень осторожно и вежливо.

Гарет пожал плечами.

— Дядя Бордвин — это действительно нечто. Как папа выражается — «харизматический лидер».

— Что это значит?

— Ну, что он… — Гарет привычно покрутил кистью, пытаясь подыскать правильные слова. — Что ему будут подчиняться с удовольствием. Так примерно. Он такой красивый, сильный и властный… и говорить умеет… и за ним пойдут многие.

— Как Темный Лорд, — очень тихо пробормотал Рон.

— Да, кстати, — спохватился Драко, стремясь прервать неловкое молчание, которое воцарилось в палате после слов рыжика. — Гарри, хочешь классную новость? Нас от экзаменов освободили!

— Ага! — обрадованно подхватил Рон. — Профессор Флитвик сказал — раз мы эту полосу препятствий миновали, значит, уроки хорошо усвоили. Правда, я наврал Макгонагалл…

— Да, хорошо, что ты вспомнил. Гарри, если она будет спрашивать — скажешь, что превратил каменные фигуры в свинцовые, и они не могли сдвинуться с места.

— Кстати, отличная идея. Жаль, что она нам раньше в голову не пришла…

— Мальчики, время! — послышался строгий голос мадам Помфри. — Идите, идите. Гарри надо отдохнуть.

Несмотря на все уверения Гарета, что он здоров и полон сил, из Больничного Крыла его выпустили только на прощальный ужин. На факультете «юного героя» встретили приветственными криками. Староста Кассио сказал, что он молодчага, Фло пожурила за «гриффиндорство», но не сильно.

Межфакультетское соревнование неожиданно выиграл Пуффендуй. После невнятной речи директора зал перекрасился в желто-черные тона, а профессор Спраут заулыбалась и приосанилась.

— Гарри! — Рон сжал его руку, вырывая товарища из воспоминаний. — Гарри, смотри! Вон папа и мама, а с ними Джинни… а это Билл!

Поезд остановился. Школьники потянулись к выходу. В купе заглянула Блисс.

— Гарри, пока! Мама ждет нас, и она опять в трауре! Драко, Винс, Грег — до встречи! Ронни…

— Блисс, прекрати! — хохотнул Блейз, протискиваясь в приоткрытую дверь. — Пацаны, пока, до августа! Идем, актриса!

Блисс послала брату гневный взгляд, Рону — нежный, и царственно выплыла из купе.

— Нас ожидает веселое лето, да, Гарри? — улыбнулся Рон.

Гарет довольно кивнул.

— Еще какое!


Конец первой части.

16.12.2009


home | my bookshelf | | Котёнок и его Страж. Часть 1 |     цвет текста