Book: Дело коптящей лампы



Эрл Стенли Гарднер

«Дело коптящей лампы»

Предисловие

Как правило, большинство авторов часто (чаще, чем им самим хотелось бы признать) попадают под влияние выдающихся личностей, встречающихся на их жизненном пути. Так, два года назад я познакомился в Новом Орлеане с забавным стариком. Он передвигался какими-то прыжками, словно упругий резиновый мячик. Глаза его сверкали от возбуждения, а белоснежные волосы разметались по плечам, как грива. Его звали Вуд Уайтселл.

Для кого-то из нас главное в жизни — это власть, для другого — деньги, для третьего — положение в обществе. Все это мало интересовало Уайтселла; он наслаждался жизнью особым образом, делая замечательные фото, которые часто обнажали истинную сущность тех, кого он фотографировал.

Деньги для него ничего не значили: мог послать к черту лучшего заказчика, если тот осмеливался задеть его профессиональную гордость. Всегда находился в процессе проведения какого-либо эксперимента, что заставляло его буквально захлебываться от восторга. Метался по своей студии, подпрыгивая на коротеньких ножках, стараясь переделать как можно больше дел за те ничтожные двадцать четыре часа, из которых состоят сутки. Питался нерегулярно, просто был слишком занят. Когда вдруг осознавал, что голоден, то чаще всего просто перебегал через дорогу в “Бурбон-Хаус”, проглатывал кусок пирога, торопливо запивая его чашкой кофе, и бегом возвращался к себе. Когда нужно было особое освещение, устраивал подсветку с помощью какого-нибудь листа жести и добивался нужного эффекта. Студия была заполнена его собственными изобретениями, которые были ничуть не хуже дорогих инструментов. Для меня он такая же личность, как и Грэмпс Виггинс, тем более что у них много общего. Я и сам не в состоянии ответить, в какой степени Уайтселл — прототип Виггинса. Сейчас могу сказать только одно: после того, как я провел зиму в Новом Орлеане и хорошо узнал Вуда Уайтселла, Грэмпс Виггинс прочно вошел в мое сознание и прямо-таки просился на бумагу. Как только я начал писать о Грэмпсе, я понял, до чего же он напоминает мне Вуда Уайтселла.

Не знаю, сколько Уайтселлу было в то время лет, но он постоянно кипел неподвластным годам энтузиазмом, был переполнен желанием достичь в своем мастерстве каких-то невиданных вершин, а ярко выраженный индивидуализм заставлял его взрываться, подобно пороховой бочке, стоило лишь чуть-чуть задеть самолюбие.

Подобно Грэмпсу Виггинсу, он воспринимал жизнь не так полно, как это свойственно более молодым людям, но одно присущее им обоим качество просто бросалось в глаза: пока они живут, жизнь в них кипит. И так до самой смерти.

Написав эту книгу, я надеюсь отдать должное Буду Уайтселлу, а также… но, нет, мой Грэмпс Виггинс не позволит мне сказать ничего такого, что бы задело его индивидуальность.


Эрл Стэнли Гарднер

Глава 1

Джейн Грейвен, секретарь Ральфа Дж. Прессмана, присела на туалетный столик, критически рассматривая свое отражение в зеркале. Сегодня у нее выдался тяжелый день. В середине дня Ральф Прессман неожиданно исчез из офиса и не позаботился объяснить ей, куда он собрался. В последнее время он довольно часто так поступал. А Джейн Грейвен оставалась одна лицом к лицу с тысячей и одной неразрешимой проблемой и без малейшего понятия, где искать шефа, когда он вернется или хотя бы как с ним связаться.

Но даже теперь, каким бы утомительным со своими новыми привычками не был ее босс, он не причинял ей столько беспокойства, сколько это делала его жена. Софи Прессман чрезвычайно осложняла жизнь сотрудников своего мужа, и сейчас, глядя в зеркало на свое лицо, Джейн Грейвен с неудовольствием замечала на нем легкие морщинки — следы беспокойства и раздражения, которых раньше не было.

Зазвонил телефон.

Джейн вздрогнула и взглянула на часы. Было около одиннадцати. Она немного помедлила, потом сняла трубку и сказала:

— Хэлло!

На другом конце ответил женский голос:

— Междугородный разговор, вызывают мисс Джейн Грейвен. Вы у телефона?

— Да, — ответила Джейн. — Кто говорит?

— Вызов из города Петри, Калифорния. Не вешайте трубку, пожалуйста… Соединяю, с вас шестьдесят пенсов.

Джейн услышала в трубке звяканье монеток, и девичий голос произнес:

— Можете говорить!

— Я слушаю! — повторила Джейн.

Ответа не было. В трубке царила мертвая тишина. Снова раздался голос телефонистки:

— Подождите минуту, пожалуйста!

Спустя какое-то время ее удивленный голос произнес:

— Извините, но тот, кто заказывал разговор, почему-то повесил трубку. Телефон на том конце не отвечает. Звонили из телефона-автомата в отеле “Петри”.

— А он назвался? — спросила Джейн.

— Да, конечно. Он назвал свое имя: Ральф Прессман.

Целый час после этого звонка Джейн не отходила от телефона, надеясь, что Прессман перезвонит. Так и не дождавшись звонка, она погасила свет и отправилась спать.

А там, в Петри, человек, хотевший поговорить с Джейн, торопливо повесил трубку, заметив в коридоре знакомое лицо. Заговорить с Джейн он не рискнул. Торопливо покинув отель, он отъехал на несколько миль от города и снял комнату в каком-то жалком, Богом забытом мотеле, где и провел одну из самых спокойных в этом месяце ночей.

Глава 2

Джордж Карпер свято верил в то, что каждого человека можно купить, если знать цену; другое дело, что эту цену он принципиально не платил. Он всегда выжидал, чтобы заполучить нужного ему человека путем какой-то сделки.

В этот день, хотя на часах уже было четверть двенадцатого, Джордж Карпер еще сидел за письменным столом. Перед ним на столе лежала папка сообщений, а точнее, целое досье на Харви Л. Стэнвуда, бухгалтера, финансового агента и, вообще говоря, правую руку Ральфа Прессмана.

Это досье собиралось в течение последних трех месяцев. Оно стоило довольно дорого, но зато в нем были упомянуты малейшие детали жизни и деятельности Стэнвуда.

Карпера, собственно, интересовал не Стэнвуд лично, а та сфера деятельности Прессмана, связанная с добычей нефти, которая и заставила его отправится в Петри, округ Санта-Дельбарра, в сотне миль от побережья.

Закуривая сигару, Карпер бросил мельком взгляд на часы. Одиннадцать пятнадцать. Для Карпера было обычным делом засиживаться за делами до трех-четырех часов утра, размышляя, строя планы и обдумывая козни против своих врагов. Хладнокровный, рассудительный реалист, Карпер замышлял только то, что было выполнимо. Он был практичный человек: то, что было нереально, его не устраивало.

Но теперь тем не менее Прессман держал Карпера в тисках — и весьма крепко. Хотелось бы ему знать, что задумал Прессман.

Карпер снова вернулся к досье Стэнвуда, и очень скоро у него созрело решение. С утра он позвонит молодому Харви Стэнвуду и пригласит его на ленч.

Глава 3

В небольшом фермерском домике, в восьми минутах от Петри, лежал без сна Хью Сондерс.

Легкий ночной ветерок шевелил оконные занавески. Он доносил до Сондерса аромат эвкалипта и цветущих апельсиновых деревьев — настоящий запах местности. Ранчо Сондерса представляло собой небольшой участок плодородной земли — тщательно возделанной, орошенной, содержащейся в образцовом порядке. А на холме, в сотне ярдов от окна спальни Сондерса, казалось, упиралась в ночное небо нефтяная вышка… По решению суда Прессман получил право поставить ее на этом месте.

Сондерс стиснул тяжелые кулаки. Ах, если б он мог добраться до глотки Прессмана… Но спокойно, спокойно! Такие мысли не доведут до добра.

Сондерс повернулся на другой бок, так чтобы не видеть окна и в нем силуэта ненавистной нефтяной вышки. По его телу разливалась приятная усталость после целого дня тяжелой работы на своей земле. И ведь всего-то только последние два месяца ему стало трудно засыпать. И вот сейчас: прошел уже час, если не больше, как он лег, а сна все не было. Он приподнялся на локте и взглянул на светящийся циферблат часов, лежавших на тумбочке рядом с кроватью, — одиннадцать с четвертью.

Глава 4

В своем офисе, за столом, покрытым зеленым плексигласом, сидел Эверетт Тру, редактор и издатель “Петри геральд”. Лежавшие перед ним кипой листочки телеграмм со всей страны позволяли ему быть в курсе всех событий… На их основе писались заметки, а Эверетт должен был придумывать к ним броские заголовки. Основной темой сообщений были, конечно, военные события.

Но основной новостью к этому дню, которая интересовала всех без исключения жителей Петри, было заседание окружного суда, состоявшееся вечером этого же дня, подтвердившее решение, принятое Верховным судом округа Санта-Дельбарра. Оно касалось вопроса о старой нефтяной скважине.

По решению суда прежние владельцы нефтяной скважины получили право, независимо от желания теперешнего хозяина фермерского участка, разрабатывать нефтяную скважину, строить нужные им дороги, ставить буровые вышки, лампы, очистительные установки, прокладывать трубы — даже если для этого придется сносить жилые постройки самого фермера.

Эта старая, заброшенная шахта, о которой годами не вспоминали, в настоящее время была кошмаром для всего города. Много лет никто не заботился о том, кому же она принадлежит. Только однажды какой-то мелкий чиновник упомянул о “правах” на нее в своем докладе.

А теперь вдруг о ней как о своей собственности заявил человек, чье имя много значило в деловых кругах, — сам Ральф Дж. Прессман из Лос-Анджелеса… Как ни странно, достать его фотографии оказалось весьма сложно. Он никогда не любил позировать перед камерой. Даже коллеги из Лос-Анджелеса не смогли помочь редактору.

Еще три-четыре месяца назад фермеры бы смогли за безделицу выкупить права на эту старую скважину… Странно, что им даже в голову не пришло сделать это. Все эти годы они практически сидели на пороховой бочке, и вот наконец появился Прессман и взорвал ее. Теперь фермеры объединились в нечто вроде профсоюза. Эта мысль пришла им в голову после решения Верховного суда округа, когда Прессман поставил свою буровую вышку на земле Сондерса.

Нет, так дело не пойдет, надо делать выпуск. Иногда для газеты не хватало интересных новостей и главному редактору приходилось буквально из пальца высасывать заголовки. А теперь событий столько, что поди умести их в один выпуск. А Эверетту еще надо было написать передовицу — нет, не для завтрашнего номера. Хорошо бы ее сначала дать просмотреть юристу… Но написать ее следует сегодня.

Тру придвинул поближе боковой столик со стоявшей на нем пишущей машинкой. Вставил в нее листок бумаги и напечатал большими буквами заголовок: “Не легальный ли это шантаж?” По давней привычке он механически бросил взгляд на часы, чтобы потом знать, сколько займет у него статья.

Было четверть двенадцатого.

Глава 5

Софи Прессман, которая была почти на двадцать лет моложе мужа, взбежала по парадной лестнице к дверям шикарного особняка Прессманов и повернула ключ в замке. У нее было превосходное настроение. Неизвестно по какой причине в ее голове промелькнула мысль: “Многие женщины предпочитают, когда у них есть возможность, выбрать что-то одно из двух. Мне этого не нужно”.

Она рассмеялась, машинально взглянула на запястье, где сверкали изящные часики, чтобы, если понадобится, рассказать убедительную историю о том, где она пропадала так долго.

Было еще не поздно. Всего четверть двенадцатого.

В то время, как она вставляла ключ в замочную скважину, ей послышался звук заводимого двигателя, как будто стоявшая неподалеку у тротуара машина собиралась тронуться с места.

Она заметила, как вспыхнули фары, услышала шум работающего мотора и посмотрела вслед уехавшей машине.

Ее чудесное настроение внезапно улетучилось, ноги задрожали, а сердце, казалось, ухнуло куда-то вниз от пришедшей ей в голову ужасной догадки. Мысли закружились у нее в голове, а перед глазами замелькали те мелкие, незначительные эпизоды, которые она, хоть и замечала, но не придавала им никакого значения: сидевший за соседним столиком и время от времени поглядывавший на нее одинокий мужчина; машина, которая чуть не задела ее бампером; тот человек в сером пальто…

Она внезапно похолодела. Повернувшись лицом к дому и крутя дрожащими, непослушными пальцами ключ, она тщетно пыталась отпереть дверь.



Глава 6

Харви Л. Стэнвуд, широкоплечий, с тонкой талией, темноволосый мужчина, выглядел очень эффектно в вечернем костюме. Ева Реймонд, с гордостью бросив на него восхищенный взгляд, решила, что он ничем не уступает тем киногероям, которые так часто мелькали на экране телевизора, заставляя сильнее биться ее сердце.

Было и еще нечто такое, что влекло ее к Стэнвуду. Атмосфера успеха — аура романтики — окутывала его, а это приятно щекотало чувства Евы.

У Харви Стэнвуда было слабое зрение, что в свое время спасло его от призыва в армию, но тем не менее его глаза отлично видели все, что нужно было видеть. Как бухгалтер и правая рука Ральфа Дж. Прессмана, он имел доступ к документам и цифрам, которые, может быть, ничего и не сказали бы несведущему в финансовом отношении человеку, но для светлой головы Стэнвуда они означали многое… И Стэнвуд пользовался своими знаниями, это был его капитал. Он отдавал себе отчет в том, что происходит вокруг него.

Стэнвуд протянул руку к столику и взял еще кусочек кекса.

Еву никто бы не назвал дурочкой, и, в первую очередь, она сама считала себя неглупой женщиной. Свое место в жизни она нашла еще когда ей не было семнадцати. Она любила успех, яркие огни, она любила жить и наслаждаться жизнью. Сама мысль о рутинной работе где-нибудь в скучной конторе приводила ее в ужас. Еще больший ужас вызывала у нее перспектива скучной, повседневной домашней работы, хлопот с мужем и детьми. Ей хотелось активной жизни — и она ее получила.

Для Харви Стэнвуда этот вечер начался удачно, но дальше все стало меняться не в лучшую сторону. Ева давно уже подметила странную особенность в азартном по натуре Харви. Когда удача была на его стороне, он играл расчетливо и осторожно, когда же счастье поворачивалось к нему спиной, он, теряя голову, заключал самые невероятные пари и готов был рисковать абсолютно всем, до последней копейки.

По роду своей деятельности Ева была связана с игорным бизнесом. Она знала многих профессиональных игроков, хорошо изучила их приемы. Она понимала очень хорошо, что можно ставить большие суммы и рисковать, пока счастье на твоей стороне, но следует немедленно прекращать игру при первом же проигрыше… У нее в голове часто шевелилась мысль, что неплохо было бы поговорить об этом с Харви… Но его реакция могла быть непредсказуемой. Характер у него был достаточно сложный. Ему очень нравилось поучать ее, давать ей советы, как жить, как вести себя, он часто поправлял ее произношение, указывал, как ей следует одеваться и пользоваться косметикой. Если она теперь попробует взять на себя роль его руководителя, это может плохо кончится… А тем более как объяснить, откуда у нее это знание правил азартных игр. Ведь Стэнвуд не только самолюбив, но и ревнив к тому же. Как раз в это время, когда у нее в голове кружились эти мысли, крупье принял последнюю ставку Стэнвуда.

— Игра продолжается, — произнес он. Стэнвуд кивнул.

В эту минуту к крупье подошел швейцар и что-то шепнул тому на ухо. Прикрыв деньги длинными, изящными пальцами, крупье наклонился вперед и тихо произнес:

— Не зайдете ли вы на минуту в кабинет дирекции, мистер Стэнвуд?

Харви усмехнулся.

— И не подумаю. Не хочу рисковать удачей, сейчас карта сама идет ко мне в руки. Подожди меня, Ева, я мигом.

Ева заволновалась. Она уже сталкивалась с такой ситуацией, когда людей приглашали “на минутку заглянуть в дирекцию”, принимая от них последнюю ставку. Но ведь Харви, Боже мой, Харви ведь просто купался в деньгах. Он, как компаньон, участвовал во многих деловых операциях мистера Прессмана, а это всегда было выгодно. И конечно, Харви никогда не попросили бы “заглянуть в дирекцию” из опасения, что может быть необеспеченный чек или отсутствует кредит в банке. Но тем не менее она бросила тревожный взгляд на широкие портьеры, которые закрывали дверь в таинственное “помещение дирекции”, и, по мере того как текли минуты, ее тревога все возрастала.

Было уже полдвенадцатого, когда Стэнвуд наконец бросил игру.

Его настроение совсем не изменилось.

— О’кей, малышка, — сказал он веселым, даже немного легкомысленным тоном, — давай-ка выпьем по коктейлю и поедем домой.

Она пошла вместе с ним к заказанному столику. Усевшись, она подняла глаза и встретила взгляд Стэнвуда.

— В чем дело, Харви?

— В чем дело? Что ты имеешь в виду? Я тебя не понимаю.

Она запнулась.

— Я знакома с порядками в подобных кабаках. Когда тебя…

— Не говори “кабак”, малышка, это вульгарно.

— Ну хорошо, с подобными заведениями, если тебя это больше устраивает. Я хорошо знаю, что бывает, когда человека просят “заглянуть в дирекцию”. Может, теперь ты мне объяснишь, в чем, собственно, дело?

Еще минуту Стэнвуду удавалось сохранять на лице то же высокомерное выражение, затем внезапно губы его задрожали.

Он тихо сказал:

— Я не хотел говорить тебе, Ева, но это наш последний вечер вдвоем. Завтра я буду в тюрьме.

Ева резко зажмурилась, как будто яркий свет ударил ей в глаза. В ушах у нее зашумело так, что, казалось, барабанные перепонки вот-вот лопнут. Она боялась открыть глаза, ей казалось, посмотри она на него — такого очаровательного, такого привлекательного и уверенного в себе — и он исчезнет, растает в воздухе и она останется одна сидеть за столом перед пустым стулом, а потом перед ней возникнет официант, держа в руках счет… Это напоминало ей кошмарные сны, которые часто мучили ее по ночам, когда любой привидевшийся ей эпизод, независимо от того, каким фантастичным он ни был, означал, что впереди ее ждет какая-то катастрофа.

— Что, что случилось? — едва успела пролепетать Ева. Стэнвуд хладнокровно поведал ей все.

— Послушай, малышка, я, конечно, легкомысленный человек. Не получается у меня делать деньги, и достаточно быстро. И, похоже, на этот раз я попал в переделку. Дело в том, что мне срочно нужны были деньги, не для меня, для одного летчика. И я позаимствовал деньги у шефа, без его ведома, конечно… Не такую уж большую сумму, во всяком случае, не больше того, что я мог бы вернуть, если бы нечаянно обнаружилось ее отсутствие. Но получилось так, что все сошло гладко, никто ничего не заметил. Это подстегнуло меня. Но я действовал довольно осторожно. Возможно, это произошло просто потому, что я попал в полосу невезения. Но, к этому времени я уже прочно сидел на крючке. Я бы никогда, даже постепенно, не смог бы выплатить всех денег, которые я взял. Но к тому времени все выплыло наружу.

У меня оставался только один выход. Деньги шефа я проиграл здесь, и значит, выигрывать их снова мне надо было тоже здесь. Я бы сделал это сегодня вечером, если бы они не трогали меня. На какое-то время мне улыбнулось счастье, и я бы мог, мог вернуть проигранное! А затем удача покинула меня и я снова все проиграл… Ну и кредит мне конечно же тоже закрыли.

— Ты имеешь в виду, что им стало известно, что у тебя нет денег?

— Я не уверен, знают ли здесь уже об этом или нет. Но не в этом дело. Проблема в том, что мне пришлось рискнуть всем во время игры. Времени колебаться и раздумывать не было… Когда завтра Ральф Дж. Прессман появится в своем кабинете, ему мигом все станет ясно. Мне больше не удастся водить его за нос. Через полчаса после того, как Прессман сядет в свое кресло, он начнет наводить весьма неприятные для меня справки. После этого пройдет еще полчаса, не больше, и я окажусь в тюрьме.

— И… и много ты взял?

— Да нет, не больше семнадцати тысяч долларов. Я проверил все до последнего цента.

— А ты можешь что-нибудь сделать?

— Нет, детка.

— А может, стоит самому пойти к Прессману и попытаться объяснить…

Ее слова заглушил его отрывистый смешок.

— Ты, видимо, не знакома с Прессманом, детка. На минуту за столом воцарилась тишина, а потом она подняла на него лихорадочно заблестевшие глаза.

— Да, — сказала она почти спокойно, — я действительно не знаю Прессмана.

Но он был слишком занят собой и своими неприятностями, чтоб заметить легкую иронию в ее словах.

— А Прессман точно завтра утром будет у себя? — спросила Ева.

— Не знаю, — пробормотал он. — Ну не будет его завтра, так будет послезавтра, какая разница? Он сейчас занят одним делом. По-моему, кроме меня никто сейчас не знает, где он на самом деле. Бьюсь об заклад, что этого не знает даже его собственная жена.

— Ну и где же он? — поинтересовалась она.

— Ты слышала когда-нибудь о таком городишке — Петри?

— Нет, никогда.

— Это такой маленький городок в округе Санта-Дельбарра.

— Я часто раньше бывала в Санта-Дельбарре, но никогда не слышала, что там есть такой город.

— Это не совсем там, он стоит примерно в тридцати милях от Санта-Дельбарры, это на востоке округа. Богом забытое место, но дело в том, что там есть нефть.

— И мистер Прессман сейчас там?

Стэнвуд заколебался.

— Это коммерческая тайна. Да и потом, это чисто деловая поездка, тебе должно быть неинтересно.

— Да нет же, мне интересно. Расскажи, пожалуйста.

— Но об этом никто не должен знать.

— Расскажи мне. Может, я смогу помочь тебе.

— Ты — помочь?

Она кивнула.

Он рассмеялся, не оскорбительно, но все-таки чуть высокомерно.

— Прошу тебя, расскажи мне все, — настаивала она. Стэнвуд помолчал немного.

— Эта история началась много лет назад, когда Калифорнию только начали заселять, тогда правительство Мексики передавало тысячи и тысячи акров земли испанским аристократам-переселенцам. В те времена вся северо-восточная часть округа Санта-Дельбарра принадлежала дону Хозе де Сальваро. Он умер, и права собственности на его землю перешли в руки одного шустрого янки, некоего Сайлса Вендовера. И когда Вендовер начал распродавать свою землю маленькими участками, то в каждый договор о покупке земли он ставил условие, по которому вся нефть, найденная на каждом проданном им участке, будет по-прежнему принадлежать ему или, если его не будет в живых к тому времени, его наследникам. В те времена, я уверен, люди и не подозревали, что нефть — это богатство. Они считали, что Вендовер немного не в себе. И радостно подписывали купчую, оставляя Вендоверу все права на нефть. Он сыграл с ними злую шутку.

Шли годы, и эта местность по-прежнему оставалась страшным захолустьем. А затем в Калифорнии, то тут то там, начали находить нефть, и вот тогда эта сделка стала выглядеть несколько по-иному, но и тогда еще, по-видимому, никто не принимал эту ситуацию всерьез. Они искренне считали, что владеть нефтью на нефтеносном участке — это одно, а разрабатывать ее — совсем другое.

Затем этим делом заинтересовался Прессман. Ему удалось выяснить, что по условиям этой заключенной много лет назад сделки, так как это следовало из документов, которые к тому же были еще подкреплены решением суда, наследники Вендовера имели право вторгаться на любой купленный у него участок земли, вести добычу нефти, ставить буровые вышки и бурить скважины, строить подъездные дороги и, в том случае, если нефть будет обнаружена, прокладывать трубопроводы, строить нефтехранилища, дополнительные дороги, насосные станции — словом, делать все, что делается в таких случаях.

Очень тихо и осторожно, избежав всякой огласки, Прессман выкупил у наследников Вендовера эти права. И когда он приехал в Санта-Дельбарру и объявил о своих намерениях, это произвело эффект разорвавшейся бомбы. Людям казалось, что они сошли с ума.

— И теперь мистер Прессман там, — сделала вывод Ева. — А ты не знаешь, он остановился в отеле?

— Нет, конечно же нет.

— А где же тогда?

— А если я скажу тебе, ты поклянешься, что ни одна живая душа об этом не узнает?

— Ну конечно же. Говори.

— Он решил пока приступить к разработке только на одном фермерском участке. Есть там один фермер, по фамилии Сондерс, вот с его участка Прессман и решил начать. Сондерс, конечно же, обратился немедленно в суд. Он писал заявление за заявлением, требовал защиты своих прав на землю. И только сегодня суд подтвердил права Прессмана на нефть. Прессман, впрочем, не сомневался в этом.

— Ты мне так и не сказал, где он сейчас.

— Не торопись, детка. Я хочу, чтобы ты ясно представляла себе эту ситуацию. Когда Прессман заявил о своих правах, фермеры сделали попытку сообща выкупить их у него. Большинство участков в этой местности заняты цитрусовыми, сады там необыкновенные. Многие участки похожи на настоящие ранчо… Ну вот, шеф и отправился на разведку, разузнать, сколько они могут предложить ему, его устроят только очень большие деньги.

— Но как он надеется добиться этого? Стэнвуд усмехнулся.

— Никто в этих краях не знает Прессмана в лицо. Он для них только имя… Ну так вот, на самом краю округа есть несколько участков, ценность которых невелика, это просто мелкие фермерские участки. Месяц назад один из этих фермеров получил предложение от реально существующего человека продать свой участок за хорошую цену. Он согласился. Покупатель сообщил свое имя: Джек П. Ридли. Ридли выглядел как пожилой неухоженный холостяк, он сообщил, что ищет участок, чтобы заняться разведением цыплят и кроликов на продажу.

— Но ты собирался мне рассказать, где сейчас Прессман, — нетерпеливо перебила его Ева. — Я хочу это знать. Мне нужно знать, где он сейчас, в данную минуту.

— То-то и оно, — ухмыльнулся Стэнвуд. — Дело в том, что под фамилией Ридли скрывался Прессман.

— Ты хочешь сказать…

— Именно, девочка моя.

— Но почему?!

— Разве ты не поняла? Вся эта компания фермеров, предводительствуемая одним из них, по фамилии Хаузер, втайне сейчас собирает так называемые взносы с каждого владельца земельного участка, где есть нефть, они уже собрали большую сумму наличными. Пройдет день или два, и они нагрянут и к Ридли. И они увидят неопрятного, замотанного старого холостяка, живущего в хижине, которая вот-вот рухнет ему на голову. Они скажут ему, сколько следует ему внести в общую кубышку и для какой цели. Ведь Ридли только что приехал в эти края, он ничего не знает и будет задавать вопросы.

— Но если эти фермеры ему ничего не скажут? Стэнвуд рассмеялся.

— Ты не знаешь Прессмана!

— Ты это уже говорил.

— И вот Прессман выслушает этих дурней и будет в курсе всех их планов. Таким образом, у него на руках будут все козыри. Если проверка покажет наличие больших месторождений нефти, то он безумно разбогатеет в один прекрасный день. А если этого не случится, он все равно сделает вид, что нашел нефть. А фермеры вряд ли смогут раскусить его. Они-то ведь трясутся над каждым долларом, который удается наскрести. Сначала они наверняка предложат сотню-другую, а потом, насколько я знаю Прессмана, он заставит их выложить все до последнего цента.

— И значит, мистер Прессман сейчас в Петри?

— Вот именно. Небось слоняется по своей хибаре с фляжкой виски, а на нем самом — какие-нибудь грязные лохмотья. Он сущий змей, может сыграть любую роль.

— А как ты думаешь, изменится ли что-нибудь, если кто-нибудь придет к Прессману и попробует — ну, ты понимаешь, что я имею в виду, — замолвить за тебя словечко?.. В конце концов, ты ведь многое для него сделал в свое время.

— За все, что я для него сделал, он мне заплатил. Примерно так же на все это смотрит и сам Прессман.

— А что будет, если Прессман все-таки не вернется утром в офис?

Стэнвуд ответил не задумываясь:

— До тех пор, пока Прессман не вернется, я в безопасности. Может быть, он задержится на четыре, самое большее — на пять дней. Это зависит от того, как у него там пойдут дела. Если его не будет еще какое-то время, ну что ж, я попробую извлечь из его кассы еще немного наличных и рискну — может быть, мне повезет и я отыграюсь.

— А мистер Прессман женат? — Угу.

— Что она собой представляет?

— О, она настоящая красавица. Но не обманывайся на ее счет. Она использует мужа как дойную корову. Намного моложе его, сейчас ей около тридцати, а ему — за пятьдесят. Черт возьми, она действительно красивая женщина! Прессман, по-моему, до сих пор без ума от нее. А вот меня она совершенно не привлекает.

— Почему?

— Слишком хладнокровная, слишком рассудочная и эгоистичная, но — Боже мой! — какая у нее потрясающая фигура!

— Прессман — любитель красивых женщин?

— Был любитель — когда женился на ней.

— Она его первая жена?

— Не будь дурочкой, Прессман — миллионер. Она увидела его где-то, решила, что ей очень хочется стать миссис Ральф Дж. Прессман, и все, у бедняги не оставалось никаких шансов… Да уж, дурочкой ее не назовешь.

— А они давно женаты?

— Лет пять.

— Может быть, сейчас уже Прессман не так очарован ею, как в первые годы. Когда уже не так волнует ее красота, видишь холодного, бездушного человека. Наверное, теперь в глубине души он чувствует, что очень одинок. Может быть, поэтому он такой безжалостный, когда речь идет о бизнесе.

— Может быть, — согласился Стэнвуд, — но давай кончим говорить о Прессмане. Это, может быть, наш последний вечер вдвоем, дорогая, кто знает, что будет завтра? Хорошо бы Прессман задержался еще хоть на пару деньков, и я бы достал еще немного денег — а там, как знать, глядишь, удача улыбнется мне, и я все верну. Все может быть… Эй, официант!



Глава 7

В обязанности Джейн Грейвен входило вскрывать всю корреспонденцию Ральфа Прессмана и не только это. Как его секретарь, она просматривала все приходящие на его имя письма и сама распределяла их по степени срочности и важности.

В один из тех дней, когда Прессман не появился до двенадцати, она подготовила ему краткий отчет относительно поступившей информации. Тогда, если бы он позвонил и захотел узнать о том, что изменилось за время его отсутствия, она могла бы прочитать свои записи ему по телефону или отослать их ему с посыльным. Для этой цели он уже давно договорился с ней, что она будет вскрывать любые поступившие на его имя письма, независимо от того, будут ли они носить деловой или частный характер.

Держа в руках конверт из Детективного агентства Дропвелла, Джейн Грейвен задумалась, распространяются ли полученные ею от шефа инструкции и на подобные письма, ведь на нем было указано “Лично, конфиденциально, в собственные руки”. В контору его принес специальный посыльный, и Джейн Грейвен пришлось за него расписаться.

Почти полчаса толстый голубой конверт лежал нераспечатанным на столе.

Внезапно ей в голову пришла мысль, что в этом письме должно быть что-то очень-очень важное, что-то, что может потребовать от Прессмана немедленных действий. Раза два до этого, когда она отваживалась вскрыть конверт, надписанный женским почерком и с пометками “Лично” или “В собственные руки”, Прессман страшно сердился на нее. Правда, он неоднократно повторял, что у него нет от нее секретов. Секретарь — это нечто вроде доктора, любил он повторить. И добавлял, что она должна не только знать, но и предвидеть каждое его новое знакомство, каждое движение, каждую мысль. А иначе, говорил он, ей будет просто невозможно самой решать, что заслуживает первоочередного внимания, а что — нет.

Джейн сделала еще одну попытку дозвониться до своего шефа.

Трубку снял Дэйгард, дворецкий.

— Добрый день, Артур, — сказала Джейн. — Не могли бы вы мне сказать, где я сегодня смогу найти мистера Прессмана. Я звоню из офиса.

— Рад бы, мисс Грейвен, но я и сам не знаю. Он сегодня утром не спускался к завтраку. Я точно не знаю… Да, мэм? Это звонят из офиса… Слушаю, мэм.

Джейн догадалась, что сейчас трубку возьмет миссис Прессман, еще до того, как услышала перестук ее каблучков и бесстрастный голос.

— Да, я слушаю. Что случилось, Джейн?

— Мне нужно поговорить с мистером Прессманом. Я пыталась узнать, как можно с ним связаться, — ответила девушка.

— Да? А в чем дело? Какое-нибудь срочное письмо? Тон миссис Прессман был вполне дружелюбный, но с тем высокомерным холодком, с каким жены разговаривают с секретаршей мужа, немного свысока, немного, но вполне ощутимо. Положение Джейн, как его понимала миссис Прессман, ненамного отличалось от положения любого из слуг в доме.

— Да, в общем-то, ничего важного. Я просто хотела узнать.

— Что, какое-то письмо? — подсказала миссис Прессман.

— А от кого?

Джейн затаила дыхание.

— На конверте не указан обратный адрес. Я, видите ли, я просто подумала, что для мистера Прессмана там могло быть что-то важное.

— Откройте его, — скомандовала миссис Прессман. — Взгляните, от кого оно, дорогая.

Джейн растерялась. Она положила конверт перед телефоном, вытащила нож для разрезания бумаги и разрезала конверт так, чтобы это было слышно на другом конце провода. И остолбенела. Она никак не могла взять себя в руки, мысли так и кружились у нее в голове. На отдельном листке было напечатано сообщение, смысл которого никак не мог дойти до ее сознания, то самое сообщение, которое — она подозревала с самого начала — и должно было быть в подобном конверте. А пока она никак не могла овладеть собой.

Но даже бросив беглый взгляд на лежавший перед ней листок бумаги, Джейн Грейвен поняла, что, следуя инструкциям, полученным от шефа — Ральфа Прессмана, служащие Детективного агентства Дропвелла следили за Софи Прессман, в том сообщении упоминалось имя Пеллмана Бакстера, молодого брокера, слишком близкого, чтобы не сказать больше, друга дома. В этом плотно заклеенном конверте лежали также и негативы, которые снимали в темноте с помощью инфракрасной вспышки, причем делалось это так незаметно, что люди и не подозревали, что их фотографируют. “В соответствии с нашими правилами, — говорилось в письме, — мы отправляем нашим клиентам и негативы, и снимок, что, естественно, обеспечивает нашим клиентам гарантию, что никаких хлопот в будущем у них не будет”.

— Ну так в чем же дело? — раздался в трубке голос миссис Прессман, в нем явно слышалось нетерпение.

Джейн хихикнула было, но смешок немедленно застрял у нее в горле.

— Ну так что же? — повторила миссис Прессман, ее голос как бритва резанул слух Джейн.

— Да нет, ничего важного, — солгала Джейн. — Оказалось, что это всего-навсего политическая брошюра, а слова “лично” и “в собственные руки” написали, вероятно, для того, чтобы мистер Прессман наверняка вскрыл письмо.

— Слова “лично” и “в собственные руки” были напечатаны? — в словах миссис Прессман сквозило недоверие.

— Нет, написаны, — быстро ответила Джейн. — Написаны чернильной авторучкой. Это-то и ввело меня в заблуждение.

— Понятно, — холодно сказала миссис Прессман. — Я так и думала. — И повесила трубку, как всегда не потрудившись попрощаться или сообщить что-то Джейн.

Джейн заметила, как дрожали ее руки, пока она медленно клала на место трубку и собирала выпавшие из конверта листки. Она вертела их дорожащими пальцами, блестящие фотографии, кажущиеся немного размытыми из-за инфракрасной вспышки, краткие эпизоды из жизни мужчины и замужней женщины, и…

Она виновато вздрогнула, услышав, как хлопнула дверь.

На пороге стоял Харви Стэнвуд и улыбался. Он был явно возбужден, даже черты его лица исказились.

— Привет, — сказал он, непроизвольно взглянув на часы. — Я не собирался приезжать так поздно, но пришлось ехать в суд за документами, которые были нужны Прессману в связи с делом, которым он занимается. А кстати, он так и не давал о себе знать, а?

В этот момент Джейн не заметила ни слишком подробного объяснения, ни той тщательности, с которой оно было произнесено, как будто его долго репетировали. Она незаметно выдвинула верхний ящик своего стола и затолкала туда и конверт, и негативы.

— Мистер Прессман еще не вернулся, — наконец выговорила она. — И я даже не знаю, когда его следует ожидать.

Глава 8

Стэнвуд быстрыми шагами подошел к большому сейфу, набрал комбинацию цифр на замке, распахнул тяжелые двери и вошел.

Запах был, как в могиле.

Когда мрачные стены сомкнулись вокруг Стэнвуда, ему пришлось напрячь всю свою силу воли для того, чтобы взять себя в руки и успокоиться.

Наверное, так должен чувствовать себя узник в подземелье. Впрочем, похоже, и он скоро это узнает: лет десять, а то и двадцать, он запросто может получить за эти дела. А ведь прошлым вечером, выпив пару коктейлей, которые ему согрели кровь, да еще сидя за столом с очаровательной девушкой, которая не сводила с него глаз, он был совершенно уверен, что сможет наутро взять эти деньги. Да и что говорить, прошлым вечером он был уверен, что ему по плечу и не такое.

А теперь, со слегка кружащейся головой и нервами, которые были как туго натянутые струны из-за того, что он слишком много выпил накануне и слишком мало спал ночью, он внезапно почувствовал, что ни на что не способен. Он бы даже не стал и пытаться прийти сюда, если бы не последний, отчаянный шанс — то, что Прессман, возможно, совсем не вернется в этот день.

В сейфе лежал чек на пять тысяч долларов от Хиллхерста. Этот чек гарантировал честные намерения сторон. Он не должен был быть превращен в наличные, это делалось только в случае непредвиденных обстоятельств. Но если Стэнвуду придется получить по нему наличные, он может позвонить Хиллхерсту и сказать, что произошла какая-то ошибка и чек не получен, — может быть, ему повезет.

К настоящему времени Стэнвуд уже позаимствовал из кассы патрона ровным счетом 17395 долларов 58 центов. Так что лишние пять тысяч большой роли не сыграют. А уж если счастье ему улыбнется…

Он услышал, как зазвонил телефон, а затем голос Корлисс Рэмси, телефонистки:

— Он сейчас очень занят — проверяет наличность в сейфе. Может быть, попросить его перезвонить вам?

Стэнвуд с удовольствием слушал ее мелодичный голос. Корлисс была двадцатидвухлетней блондинкой, томной и чрезвычайно соблазнительной. Он видел, как ее раздражало его напускное равнодушие, она явно рассчитывала на другое.

Он услышал, как застучали ее каблучки, и понял, что она подходит к сейфу. Быстро вытащив из сейфа гроссбух, он сделал вид, что с головой погрузился в расчеты, моля Бога о том, чтобы Корлисс не заметила, как он нервничает.

Она всунула к нему белокурую голову:

— Тебя просят подойти к телефону. Можешь взять трубку? Он говорит, что это очень важно.

— А кто звонит?

— Он не назвался.

— Я возьму трубку у себя в кабинете, — заявил Стэнвуд. — Пусть подождет минутку, объясни, что я занят.

— Я уже ему сказала.

Стэнвуд вернулся к себе в кабинет, но помедлил немного, переводя дыхание. Затем он поднял трубку. Низкий мужской голос на том конце осведомился:

— Это Харви Стэнвуд?

— Да, это я.

— Когда я назову вам свое имя, не повторяйте его за мной. Я бы не хотел, чтобы кто-нибудь узнал о моем звонке.

— Кто вы такой? — спросил Стэнвуд.

— Кто-нибудь в офисе может нас услышать?

— Нет.

Его собеседник начал непринужденно рассказывать:

— Вчера совершенно случайно столкнулся со старым приятелем. Он один из владельцев ночного клуба “Три Двадцать Два”… Может быть, вы тоже его знаете. Парень по фамилии Бэйнс. Он сказал, что совсем недавно видел вас там… Хороший парень этот Бэйнс.

У Стэнвуда перехватило дыхание, и прошло несколько секунд, прежде чем он смог заговорить. Когда наконец ему удалось выдавить из себя слова: “Кто говорит?”, ему стало ясно, что его голосу недостает твердости, а фраза, которая должна была бы походить на команду, больше смахивала на заискивающую просьбу. Он с большим трудом смог произнести эти слова, так дрожал его голос.

— Мне было бы очень приятно, если бы вы смогли пообедать со мной сегодня, — с легким нажимом произнес голос. — Нам следует кое-что обсудить. Пожалуйста, не говорите никому, куда вы идете, и, конечно, ни слова о звонке.

Человек сделал небольшую паузу, ожидая, видно, ответа, но Стэнвуд так и не нашелся что сказать.

— Предлагаю пообедать в “Пурпурной корове”, — предложил его таинственный собеседник. — Я зарезервировал для нас второй от входа кабинет с правой стороны. Я буду ждать вас в двенадцать пятнадцать. Штора будет поднята. Вам нужно будет просто войти.

— Кто, кто же вы все-таки? — спросил Стэнвуд.

— Все это вы очень скоро узнаете, — ответили ему. — Вы все хорошо запомнили? Клуб “Пурпурная корова”, двенадцать пятнадцать, второй от входа кабинет по правой стороне.

— Это я все хорошо понял, но с кем я все-таки говорю? — робко повторил Стэнвуд.

Голос в трубке отчеканил:

— Джордж Карпер.

В ушах Стэнвуда раздался сухой щелчок трубки, которую бросили на рычаг, но прошло не меньше минуты, прежде чем сам он сумел унять дрожь в руках, чтобы найти в себе силы опустить трубку. Ноги его стали ватными.

Глава 9

Джорджу Карперу только-только перевалило за пятьдесят. Кожа на его лице была совершенно гладкой, без единой морщинки. Волосы его, хоть и тронутые кое-где сединой, все еще были темными, густыми и вьющимися. Его глаза были серо-стальными, чуть выпуклыми, губы кривились в добродушной улыбке, а такой фигурой, как у него, мог бы гордится и более молодой человек: он был ни толстый, ни тонкий, широкоплечий и длинноногий, с узкими бедрами и великолепной грудной клеткой. Костюм сидел на нем превосходно.

Только небольшая складка у рта намекала, что этому человеку свойственна жестокость, да иногда глаза его застывали, как будто в голове у него работал невидимый маленький компьютер, просчитывая всякую, пусть незначительную, выгоду от ведущегося разговора.

Когда Стэнвуд пришел в клуб, Карпер уже ждал в кабинете. Он бросил беглый взгляд на лицо Стэнвуда, и в его глазах возникло одобрительное выражение. Взгляд был мимолетный, но Стэнвуд понял, что Карперу вполне хватило его, чтобы понять, что он не ошибся в своем выборе и Стэнвуд — именно тот человек, который ему нужен. Его, фигурально выражаясь, оценили, проштемпелевали и повесили на шею ярлычок с ценой.

— Присаживайтесь, Стэнвуд. Это я хотел поговорить с вами.

Стэнвуд уселся и взглянул через стол на Карпера, но с удивлением отметил, что, едва взглянув на своего собеседника, был вынужден отвести взгляд в сторону.

Этот единственный факт значил для Стэнвуда больше, чем предварительный таинственный разговор. Он был теперь уверен, что Карпер знает, или, по меньшей мере, подозревает его, а поэтому Стэнвуд не смог бы смотреть ему прямо в глаза даже ради спасения своей жизни. То, что он был вынужден отвести взгляд, случилось с ним в первый раз в жизни.

Карперу, по всей видимости, не терпелось начать разговор. Как только на столе появился суп и официант ушел, опустив за собой портьеру, он повернулся к Стэнвуду:

— Мне нужна от вас информация, Стэнвуд! Тот не шелохнулся.

Карпер предложил очень тихо:

— Вы тоже не останетесь внакладе — сумма вашего вознаграждения должна приятно удивить вас. А может быть, вам помогут выгодно пустить в оборот некоторую сумму наличными — ведь у вас есть теперь небольшая сумма денег?

Стэнвуд почувствовал, как сердце ёкнуло у него в груди и покатилось куда-то, а краска отхлынула от лица. Нечеловеческим усилием воли он старался удержать маску спокойствия на лице. Поднеся ко рту стакан с водой, так чтобы можно было сделать глоток, если голос подведет его, он спросил:

— Чего вы хотите? Карпер улыбнулся:

— Того, что я могу получить только от вас. И никто не узнает об этом. В наше соглашение будут посвящены только двое: вы и я.

— Я не сделаю ничего такого, что могло бы повредить интересам моего патрона, — высокопарно заявил Стэнвуд.

— Ну конечно, ну конечно, — заулыбался Карпер. Оба молчали, ожидая, пока официант расставит на столе блюда. Карпер был рад, что за это время Стэнвуд сможет подумать над его словами.

Наступившая тишина неприятно действовала на нервы Стэнвуда. Он едва прикоснулся к заказанному им, затем вдруг резко отодвинул тарелку и спросил:

— Ну так все-таки, что вам нужно? — Голос его звучал достаточно твердо, однако то, что он в это время прикуривал сигарету от зажигалки, дало ему возможность не смотреть Карперу в глаза, пока он говорил.

— Я хочу знать все об этой нефтяной афере в Петри, все до мельчайших подробностей, — объяснил Карпер.

— Но это невозможно, — запротестовал Стэнвуд.

— “Невозможно”, — мягко сказал Карпер, — это совершенно определенное слово, и звучит оно обычно в конце.

Стэнвуд слегка вздрогнул.

— Нет такой вещи, которая была бы невозможна, — продолжал Карпер.

Снова между ними повисло молчание.

— Давайте забудем слово “невозможно”, — вкрадчиво сказал Карпер?

— Давайте взглянем на это дело с другой позиции. Все в мире имеет свою цену. Иногда какая-нибудь вещь, которую вы непременно хотите, является настолько ценной, что никакая сумма денег не кажется достойной. И вот в этих-то редких случаях мы употребляем слово “невозможно”. А вообще, в большинстве случаев вопрос только в цене.

— В цене? — переспросил Стэнвуд.

— Совершенно верно.

— Боюсь, что я не совсем понимаю вас, — заявил Стэнвуд, уже прекрасно понимая, о чем пойдет речь.

Какое-то мгновение Карпер размышлял, потом неторопливо начал:

— Один мой друг, которого я, кажется, уже упоминал во время нашего с вами телефонного разговора, — студент, специализирующийся на психологии азартных игр. Он как-то говорил мне, что может совершенно точно определить, почему человек играет: просто ли ради удовольствия или потому, что рассчитывает выиграть, а быть может, потому, что он просто несчастлив… Интересное наблюдение, вам не кажется? Ведь все мы в большей или меньшей степени игроки… Я достаточно честен, чтобы признать, что нуждаюсь в этой информации настолько, что готов рисковать, но рисковать тоже нужно с умом и наверняка. Это примерно все, что я намеревался вам сказать.

Внезапно Стэнвуд поднял голову, и его глаза встретились с глазами Карпера.

— Сколько? — спросил он внезапно севшим голосом.

— Пять тысяч.

— Но это смехотворно мало.

Карпер не отводил от него своих неприятных неморгающих глаз, как бы подчиняя себе его волю.

— Вы можете во много раз увеличить эту сумму за карточным столом.

Стэнвуд покачал головой.

— Нет, уж если продаваться, так по крайней мере получить что-то стоящее за это.

— И сколько вы хотите?

— Восемнадцать тысяч.

— Это совершенно невозможно, — твердо заявил Карпер.

Внезапно Стэнвуд осознал, что он может спокойно выдерживать взгляд отвратительных глаз Карпера. Уже более спокойно он сказал:

— Карпер, не принимайте меня за полного дурака. Пускай я слабовольный человек, тряпка, но я не болван и не бессловесная скотина. Такая информация может принести вам кучу денег.

— Ну уж и кучу?

Стэнвуд поднялся из-за стола и потянулся за своей шляпой.

— Чудесно, пусть будет так, — без обиды сказал он. — Большое спасибо за обед. Не забудьте заплатить за него.

— Подождите минутку, — привстал Карпер, в голосе его прозвучало удивление.

Стэнвуд продолжал стоять.

— Сядьте, — скомандовал Карпер.

Стэнвуд какое-то время колебался, затем присел на самый краешек стула, все еще держа в руке шляпу, всем своим видом показывая, что ему некогда.

Карпер заговорил:

— Послушайте, меня ведь не интересуют все эти права на землю. Мои интересы очень ограниченны. И поэтому я не могу позволить себе заплатить вам восемнадцать тысяч. Семь тысяч — самое большее, что могу вам предложить. А в рулетку вы можете выиграть значительно больше, чем восемнадцать тысяч. Раньше вам не везло, но ведь у вас не было достаточной суммы денег, чтобы постигнуть законы рулетки и заставить их работать на вас. Полученные от меня семь тысяч дадут вам возможность отыграть все, что вы оставили там раньше.

Стэнвуд бросил неторопливый взгляд на наручные часы.

— У нас еще будет время поговорить о рулетке, — сказал он, — когда я приду в ваш банк договориться о размещении восемнадцати тысяч долларов.

— Восемь тысяч, — заявил Карпер. — Это последняя цена.

Стэнвуд откашлялся.

— Послушайте, но вы не понимаете, дело в том, что ваши восемь тысяч не решат мою проблему, даже если мне и удастся выиграть, если только мистер Прессман не вернется в офис еще день или два.

Карпер предложил:

— У нас еще есть время съездить в банк до двух часов — у меня на это время назначена деловая встреча, — но только если мы выйдем немедленно.

Карпер взглянул на Стэнвуда, и тот увидел холодный блеск в его глазах. Он снова откашлялся.

— Хорошо, — вяло сказал он. — Поехали.

Глава 10

Миссис Прессман в два тридцать величаво вплыла в офис с видом владетельной принцессы, которая оказывает величайшую милость своим ничтожным подданным, появляясь среди них.

Корлисс Рэмси едва хватило времени схватить трубку и позвонить Джейн Грейвен в приемную, чтобы пробормотать: “Мадам “Плохие новости” здесь”, прежде чем миссис Прессман открыла дверь, которая вела в личный кабинет ее мужа и приемную его секретарши.

— Добрый день, Джейн, — бросила она и проследовала к дверям кабинета мужа.

Джейн Грейвен открыла уже рот, чтобы что-то сказать, но затем одернула себя и сделала вид, что роется в кипах документов на своем секретарском столе.

Миссис Прессман быстро осмотрела письменный стол мужа, проверила все ящики, а затем возникла в дверях приемной Джейн, от ее присутствия в комнате воцарилась гнетущая атмосфера.

Джейн подняла глаза.

— Где почта? — спросила миссис Прессман. Джейн заставила себя улыбнутся, хотя губы ее похолодели.

— Ах да, я забыла. Все письма здесь.

Миссис Прессман подошла к столу и схватила пачку писем.

— Я передам их ему, — заявила она.

— А разве мистер Прессман не вернется завтра?

— Он сообщил что-нибудь? — очень быстро вопросом на вопрос ответила миссис Прессман.

— Нет, — созналась Джейн.

— Мне кажется, что при данных обстоятельствах будет лучше, если я отвезу их домой. Они могут ему понадобиться.

Джейн заранее предчувствовала, что так все и произойдет, знала она также, что никак не сможет этому помешать.

— У вас нет сумки или пакета, чтобы я могла сложить все это в него? — осведомилась миссис Прессман.

У Джейн была с собой только ее собственная сумка. В ней были кое-какие бумаги, но раз уж миссис Прессман взяла приступом кабинет, то, по всей вероятности, вряд ли удастся ее остановить на полдороге.

— У меня с собой только моя собственная сумка, — ответила Джейн.

В молчании миссис Прессман явно слышался приказ. Джейн вытащила из сумки свои бумаги и помогла миссис Прессман сложить в сумку письма.

— Это все? — спросила миссис Прессман. Джейн смогла только кивнуть.

— Письма будут ждать его на письменном столе в его кабинете, когда он появится, — заявила миссис Прессман и затем подарила Джейн вторую улыбку, которая входила в программу ее визита. — До свидания, дорогая!

— До свидания, — проговорила Джейн ей в спину, наблюдая, как миссис Прессман выходит из конторы.

Миссис Прессман была почти на двадцать два года моложе мужа. Они были женаты уже почти пять лет, примерно такое же время Джейн служила у Прессмана. Одним из требований, которые миссис Прессман предъявила мужу перед свадьбой, был приказ уволить секретаршу, которая служила ему уже десять лет. Джейн — молодую, стеснительную и неопытную, — направило к Ральфу Дж. Прессману для переговоров агентство по найму. Так она получила работу.

Джейн подождала, пока звук захлопнувшейся двери не подтвердил, что миссис Прессман наконец ушла; затем она выглянула в общую приемную.

— Ты не могла меня предупредить пораньше, а, Корлисс?

Корлисс покачала белокурой головой.

— Она ворвалась сюда как ураган, — оправдывалась она. — Я успела набрать номер, когда она была еще на середине комнаты, а когда ты взяла трубку, она уже входила в твою приемную. Что ей было нужно?

— По-моему, лишний раз показать нам, какая она важная персона, — небрежно ответила Джейн.

Корлисс хмыкнула:

— Ну уж, если бы тут сейчас был сам Ральф Дж. Прессман, я… — Она повернулась, чтобы снять трубку телефона, послушала минутку, а затем обратилась к Джейн: — Это тебя.

В надежде, что это наконец звонит сам Прессман, Джейн ринулась в свою маленькую приемную, на бегу крикнув:

— Я возьму трубку у себя!

Но это был не Прессман. Это был Стэнвуд.

— Шеф вернулся? — спросил он.

— Пока нет.

— Он не давал о себе знать?

— Нет.

— Он мне дал задание проработать один вопрос о налогах, поэтому мне сейчас нужно собрать дополнительную информацию. Поскольку он сегодня вряд ли появится, я займусь этим во второй половине дня.

— Как хочешь, — задумчиво ответила Джейн. — Я не знаю, тебе виднее. Он ведь может появиться в любой момент. А ты сам знаешь, как только он появится, он тут же захочет тебя видеть.

Стэнвуд не сдавался.

— Знаешь, мне кажется, он все-таки сегодня не появится в офисе. А это дело нужно провернуть обязательно. И лучше, Джейн, я сделаю это сейчас. Всю ответственность я согласен взять на себя.

— Хорошо, но в этом случае, если ты вдруг срочно понадобишься, где мне тебя найти?

— Не знаю, Джейн. Я ведь не буду сидеть на месте. Если получится, я сам лучше тебе перезвоню попозже.

— Хорошо, — уступила Джейн.

Она услышала, как Стэнвуд повесил трубку, и почти тут же в трубке раздался голос Корлисс Рэмси:

— Опять она, Джейн! Приготовься.

— Уж не хочешь ли ты сказать… — начала Джейн, но вовремя удержалась, так как ее фраза должна была звучать примерно так: “Уж не хочешь ли ты сказать, что это опять наша мадам “Плохие новости”?”

У нее было странное чувство, что миссис Прессман стоит где-то рядом, может, даже у нее за спиной, и может все это услышать, поэтому она ответила как можно более спокойно:

— Хорошо, а если позвонит шеф, скажи, что мистер Стэнвуд только что звонил. Он будет во второй половине дня заниматься каким-то делом, связанным с налогообложением.

Она положила трубку, услышав за спиной шаги, и в эту минуту в приемной появилась миссис Прессман, улыбаясь куда приветливее и сердечнее, чем она обычно это делала, являясь в офис.

— Джейн, дорогая, не могли бы вы мне оказать одну услугу. Мне совершенно необходимы деньги. Не могли бы вы выписать мне чек, чтобы я успела в банк до трех часов, а у меня еще назначена встреча на пять минут четвертого. Я просто не успеваю. Не могли бы вы сходить вместо меня в банк и получить деньги?

Джейн заколебалась. За все пять лет, что она работала на Ральфа Прессмана, его жена в первый раз попросила ее о такого рода услуге.

Внезапно окаменевшее лицо миссис Прессман показало Джейн, что ее колебания гораздо больше оскорбили супругу босса, чем прямой отказ.

— Видите ли, — терпеливо попыталась объяснить ей Джейн, — я не могу выйти, так как могут внезапно поступить какие-то важные для мистера Прессмана новости. А если это произойдет и меня не будет на месте — что ж, не мне вам объяснять, миссис Прессман, что за этим последует. Но если вы хотите, я могу послать Корлисс, а сама в это время подежурю на телефоне.

— Нет, — заявила миссис Прессман. — Я бы предпочла, чтобы вы пошли сами. Объясните Корлисс, что ей нужно сказать, если вдруг позвонит мистер Прессман… Все будет в порядке. Я за все отвечаю. Если что-то случится, вы можете объяснить Ральфу, что это я приказала вам.

Несколько секунд Джейн соображала, сказать ли ей, что здесь только один человек имеет право приказывать. Но, с другой стороны, она не видела ничего необычного в этом поручении.

— Видите ли, — холодно пояснила миссис Прессман, — это все потому, что мне сегодня безумно некогда.

— Хорошо, — согласилась Джейн.

Она взяла оформленный чек, пропуск в банк от миссис Прессман и получила на прощанье еще одну очаровательную улыбку.

— Как мне благодарить вас, Джейн, дорогая. Вы так меня выручили! Я обязательно расскажу Ральфу, какая вы милая!

Джейн хотелось, чтобы у нее был свидетель, что она уходит не просто так, а по приказу миссис Прессман, поэтому она на минутку задержалась возле стола Корлисс Рэмси:

— Миссис Прессман попросила меня сходить в банк и сделать кое-что для нее. Если вдруг позвонит мистер Прессман, передай ему, что я ушла по ее поручению.

Корлисс Рэмси взглянула на нее дружелюбными, все понимающими глазами. Очень выразительно она пообещала:

— Хорошо, Джейн, если шеф объявится, я все передам ему слово в слово.

— Да, да, Корлисс, передайте ему, что это я отослала Джейн в банк, — подтвердила миссис Прессман, появляясь в дверях. — Пойдемте же, Джейн, я провожу вас до выхода.

Она провела Джейн по коридору и спустилась вместе с ней в лифте, как будто оказывая ей особую честь в благодарность за оказанную услугу. Она даже вызвала такси и улыбнулась Джейн на прощанье.

Джейн побежала к банку, до которого было четыре квартала. Время уже близилось к закрытию, поэтому перед каждым окошечком стояла небольшая очередь, и Джейн освободилась позже, чем предполагала. Прошло еще четверть часа, прежде чем она вернулась в офис.

— Босс не звонил? — спросила она Корлисс.

— Нет, увы! Господи, как мне хочется, чтобы он поскорее вернулся. Если бы я сказала ему, что его мадам отправила тебя бегать по своим делам, он бы лопнул от злости!

Джейн кивнула.

— Мне тоже кажется, что не следовало этого делать. Что-то мне не верится, чтобы она действительно так уж спешила. На нее это совсем не похоже, да и вела она себя совсем не так.

— А она вернулась сразу же, как проводила тебя, — сообщила Корлисс. — Оставила такси дожидаться за углом и вернулась, сказав, что забыла в кабинете перчатки.

— Забыла перчатки! — воскликнула Джейн.

— Да, она так сказала.

— Но этого не может быть! Я сама видела, как она клала их в сумку… Бьюсь об заклад, что она сама забыла об этом и вернулась, а…

— Ничего подобного, — заявила Корлисс. — Она удостоила меня взглядом на обратном пути и сообщила, что нашла их как раз на том месте, где и оставила, — на письменном столе в кабинете.

Перед глазами Джейн вдруг встала разгадка всей этой комедии. Все закружилось и поплыло вокруг нее.

— О Господи помилуй!

— Что случилось? — воскликнула Корлисс.

Джейн с трудом взяла себя в руки.

— Ничего, это не важно. Мне показалось, что я забыла кое-что сделать, но, оказывается, все в порядке.

Корлисс не должна об этом знать, решила Джейн. Это было совершенно ясно, нужно было сделать вид, что ничего не случилось, а потом она обо всем этом подумает и решит, что делать.

Очень спокойно Джейн произнесла:

— Ну хорошо, пора заниматься делом, — и вернулась к себе.

Тщательно заперев за собой дверь, чтобы ее не могли застать врасплох, она приблизилась к своему столу.

Едва только взглянув на него, она уже знала ответ на свой вопрос. Рыться в ящиках будет бессмысленно. Нет никакого сомнения, что их уже успели проверить.

Выдвинув первый ящик, она убедилась, что была совершенно права. Письмо из детективного агентства с результатами слежки, негативами и пачкой фотографий исчезло.

Глава 11

В два тридцать Карпер вернулся к себе в контору и заказал междугородный разговор с Хью Сондерсом из Петри.

Через пару минут, когда Сондерс подошел к телефону, он сказал:

— Сондерс? Это Карпер из Лос-Анджелеса… “Индепендент эйкрс сабдивижн компани”.

— Понятно, — ответил Сондерс. — И что вы хотите?

— Как идет сбор денег среди владельцев участков?

— Все нормально. Команде Хаузера удалось привлечь на свою сторону уже почти девяносто процентов фермеров.

— А есть там у вас некий Джек П. Ридли? — спросил Карпер. — У него маленькая ферма по разведению цыплят.

— Знаю я, о ком вы говорите, — прервал его Сондерс. Как раз я и должен был поговорить с ним, собирался связаться по телефону завтра или послезавтра… Он только недавно приехал в эти края, вряд ли нам удастся много выжать из него. Но уж какие-то деньги я из него выжму, пусть даже это будет не больше пятидесяти долларов, раз уж он с нами в одной лодке. Его земля не стоит больше нескольких тысяч.

— Ты еще не видел его? — сухо спросил Карпер.

— Пока нет.

— А ты знаешь, кто такой Ридли на самом деле?

— Что вы имеете в виду? Ридли, он и есть Ридли, разве не так?

— Нет, не так.

— А кто же он?

— Ридли, — заявил Карпер, — это на самом деле Ральф Дж. Прессман.

— Что вы говорите?!

— Да, это так.

— Вы уверены в этом?

— Совершенно.

— Но для чего все это?

— Он рассчитывал, что вы посетите его и у него появится шанс выведать все ваши планы.

Сондерс задумался.

— Отлично, я доставлю ему такое удовольствие. Позвоню, пожалуй, завтра утром. И свяжусь заодно с Эвереттом Тру из “Петри геральд”. Мы отправимся туда вместе и…

— Погоди минутку, — перебил его Карпер. — Я хочу, чтобы ты для меня кое-что сделал, идет?

— Что я должен сделать?

— Не звони ему пару часов. Дай мне время сделать кое-какие приготовления.

— Зачем вам это нужно?

— Я тут задумал кое-что.

— Но он может смыться за это время!

— Нет. Он собирается пробыть здесь некоторое время. Будет ждать развития событий, ведь неизвестно еще, чем закончится это дело с нефтью.

— А как вы об этом узнали?

— Случай помог. Сондерс задумался.

— Это может сильно все изменить. Если мы поймаем его на этом деле, это может сильно повлиять на положение вещей. Мы сможем даже добиться пересмотра дела в Верховном суде.

— Это не сможет ему сильно повредить, — сказал Карпер.

Сондерс засмеялся:

— Он должен прийти в суд с чистыми руками и со сведениями, которые были получены только легальным путем. А вы думаете, члены Верховного суда не читают газет?

— Хорошо, — заявил Карпер. — Мне нужно только одно.

— Что именно?

— Подожди звонить ему еще пару часов. Мне бы не хотелось, чтобы он знал, что мне что-то известно о его намерениях. И, главное, никто не должен знать, от кого ты получил эту информацию, ни одна живая душа, даже Хаузер и Тру.

Сондерс, казалось, заколебался, потом согласился:

— Хорошо, идет. Да у меня и займет не меньше двух часов, чтобы найти Тру и дозвониться этому “Ридли”. Ведь мне еще нужно продумать как можно тщательнее наш разговор.

Глава 12

Френк Дюриэа, окружной прокурор в Санта-Дальбарре, сбросил ботинки, улегся на кровать, подложив руки под голову, и с гордостью наблюдал за женой влюбленными глазами.

Милдред Дюриэа была пятью годами моложе мужа, высокая, гибкая, изящная. Она сидела перед зеркалом за туалетным столиком и наносила кончиками длинных пальцев питательный крем на лицо.

— Прекрати немедленно, — бросила она ему через плечо.

— Что именно? — поинтересовался муж.

— Для чего-то ведь ты лег в постель. По-моему, ты собирался спать. А для этого в первую очередь необходимо снять то, что на тебе надето, и надеть пижаму.

Дюриэа заулыбался:

— Так ведь я уже почти разделся. Можно сказать, что я уже выполнил часть программы по подготовке ко сну. Видишь, я уже снял ботинки.

— Если ты собираешься спать здесь, так я сама тебя раздену.

Окружной прокурор зевнул:

Прекрасная мысль, дорогая. Столько хлопот обычно с этим раздеванием, а тут я немного отдохну. Передо мной чудесная перспектива: задремать немного, а открыть глаза, когда я уже буду в постели.

— А я выверну твою одежду наизнанку, — пригрозила она.

— Это замечательно, но, как хорошая жена и замечательная хозяйка, ты не сможешь оставить мою одежду в таком виде. Я совершенно уверен, что ты все снова вывернешь налицо и утром я найду всю одежду аккуратно развешанной на плечиках в шкафу.

— Только ты не учел, что, выворачивая твою одежду, я вытряхну из карманов любовные письма, — ядовито усмехнулась она.

— Как же мало ты меня знаешь, — отпарировал он. — Получив любовную записочку, я тут же ее сжигаю.

— А ты, оказывается, совсем не романтическая натура!

— Романтическая, но не в такой степени. Если бы ты так часто имела дело с судебной практикой, как я, то все эти любовные письма, зачитываемые во время судебных разбирательств каждой стороной, давно набили бы тебе оскомину, тем более что зачитывают их спокойным, размеренным, лишенным всякого выражения голосом — нет уж, дорогая, избавь меня Боже от любовных писем!

— А если письма от меня?

— Да ты мне ни одного не написала за всю нашу жизнь!

— И ты, кстати, тоже.

— Я уже объяснял тебе почему — я юрист. Милдред подцепила крем кончиком пальца, а затем растерла ему между ладонями.

— Ну давай, попробуй придумать что-нибудь подобное, — приказала она.

— Не могу, — уставившись в потолок, заявил Дюриэа. — Я все время думаю о тех любовных письмах, которые зачитывают в суде. “Моя единственная любовь, — продекламировал он хорошо поставленным голосом. — Ты и представить себе не можешь, как мне тебя не хватает. Все мое тело пылает от желания твоих ласк. Воспоминания о том, как твои жаркие губы целовали меня, заставляют неистово биться мое сердце. Когда я впервые заключил в свои объятия твое тело, такое нежное и волнующее, то…”

— О, теперь мне все ясно, — радостно воскликнула жена, прыгая на него и усаживаясь таким образом, чтобы он не мог пошевельнуться. Она игриво пощекотала ему пятки.

Окружной прокурор сделал слабую попытку продолжить декламировать любовное послание, но его речь чем дальше, тем больше напоминала невнятное бормотание. Внезапно он издал нервический смешок и подтянул к подбородку колени, пытаясь спихнуть с себя жену.

Но она не сдавалась, щекоча его все сильнее.

— Сдаюсь, сдаюсь, — запросил пощады прокурор округа Санта-Дельбарра. — Полная, абсолютная капитуляция.

Милдред прекратила мучить мужа.

— Твоя капитуляция принимается, — объявила она. Дюриэа спустил ноги с кровати и принялся расстегивать пуговицы на рубашке.

— Я бы сказал, что это не по правилам, — заявил он. — Так порядочные люди не поступают. Если еще учесть, что количество разводов непрерывно растет, что не удивительно, если учесть…

— Что случилось? — спросила она, заметив, что он склонил голову, к чему-то прислушиваясь.

— Так, ничего особенного, — ответил он. — Мне послышалось, что подъехала машина и остановилась где-то недалеко от наших дверей.

— Машина?

— Да, машина, — настаивал он. — Какая-то очень сомнительная машина со старозаветным двигателем.

— Черт возьми! — воскликнула она. — Грэмпс!

— Такое событие трудно, конечно, предугадать заранее. Мне удалось приучить себя к мысли о возможном в любую минуту землетрясении, я уверен даже, что смогу, не дрогнув, встретить сообщение о вражеском нашествии. Бомбардировки и газовые атаки также входят в число опасностей, с которыми я готов встретиться лицом к лицу в любой день. Но визит твоего деда, моя дорогая, входит в число тех событий, к которым нельзя ни привыкнуть, ни подготовиться.

У входа раздался какой-то рев, больше всего напоминающий заезженную магнитофонную запись.

— Конечно же это Грэмпс! — воскликнула Милдред. Окружной прокурор застегнул воротничок рубашки и потянулся за ботинками.

Милдред стала искать в шкафу свой халат.

— Который час? — спросила она.

— Без десяти одиннадцать, — провозгласил муж. — Несчастье громогласно оповещает потомков о своем приходе.

— Ты одет? — спросила она. — Тогда ступай к заднему входу и упроси его не дуть в эту ужасную трубу. Скажи, что мы уже и так догадались о его приезде.

— Подожди минутку, — попросил Дюриэа. — Мне кажется, я слышу шаги за окном.

Минутой спустя за жалюзи раздался высокий дребезжащий голос:

— Привет, ребята! Угадайте-ка, кто к вам пришел? Френк Дюриэа ехидно усмехнулся:

— Нет необходимости угадывать. Никто из наших друзей не возьмет на себя смелость приехать к нам на машине с таким кошмарным двигателем. Вывод может быть только один: вы родственник. Я могу сделать и более далеко идущие выводы. Никто из Дюриэа никогда не позволил бы себе оскорблять чужой слух, играя на подобном смехотворном инструменте. Следовательно, вы один из Виггинсов и являетесь родственником моей жены.

— Угу! — хихикнул Грэмпс Виггинс, — это именно я… Я не хотел надоедать вам, ребята. Собирался переночевать в трейлере. Уже совсем собрался лечь спать, но подумал, что хорошо бы выпить стаканчик пунша. Я хотел тихонечко пройти на кухню, так, чтобы вы даже до утра и не подозревали о моем присутствии, но заметил, что в вашей спальне еще горит свет. Вот я и подумал, хорошо бы устроить вам небольшой веселый концерт.

— Да, — с иронией протянул Дюриэа. — В этом случае без выпивки не обойтись. Прошлый ваш визит практически свел к нулю мои шансы быть переизбранным на следующий срок. Только Всевышний знает, во что мне обойдется ваш концерт на этот раз.

— Послушай-ка меня, молодой человек, — ничуть не обиделся Грэмпс. — Я совсем не собираюсь мешать вам. Я знаю, как ты относишься к тому, что я иногда вваливаюсь к тебе в офис, но сейчас не беспокойтесь. Я умчусь еще до полуночи… Просто заскочил поздороваться с вами, ребята… Как дела, дружище Френк? Не составишь мне компанию по выпивке?

— В хорошей интуиции вам не откажешь. Я бы тоже чего-нибудь выпил, — признался Френк. — Мне сейчас просто необходимо выпить. Я уже начал мечтать об этом, когда вы затарахтели возле наших дверей в этой своей кофемолке, которую вы почему-то называете автомобилем. Но спросите сначала, что по этому поводу думает Милдред.

Грэмпс Виггинс внезапно обиженно надул губы, но выглядело это так, что окружной прокурор никак не мог понять, дурачит ли его старик или он действительно чувствует себя оскорбленным.

— О чем ты говоришь, мальчик мой? Чтобы я спрашивал у Милдред разрешения выпить пунша или предложил ей промочить горло вместе с нами?! Ты что, забыл, что она урожденная Виггинс. Если речь идет об Виггинсах, нет смысла спрашивать разрешения выпить пунша. Виггинсы — это что-то! Виггинсы не подведут! Спрашивать о таких вещах нужно только этих проклятых янки… Ну все, ребята, подождите меня минут пять, и все будет готово.

Они услышали, как его быстрые шаги прошелестели по цементному покрытию внутреннего дворика, быстрые шаги энергичного старичка, переполненного энтузиазмом и любовью к жизни.

Дюриэа задумчиво провел рукой по волосам.

— Так я и предполагал, — объявил он. — Устроить такую суматоху и всего за несколько минут. Если бы у нас в доме, пока он здесь, было бы совершено какое-то преступление, то можешь быть уверена, старая ищейка немедленно бы напала на след.

Милдред рассмеялась:

— Ну-ну, не сгущай краски, все это не так уж страшно. Он ведь пообещал, что уйдет до полуночи. А до тех пор, будем надеяться, в нашем округе никто не нарушит закон.

Дюриэа преувеличенно широким жестом обвел рукой окрестности:

— Послушай меня, женщина. Вот мы все тут перед тобой, и весь наш доход на двадцать лет вперед предназначен для того, чтобы платить за этот наш прелестный дом в этом фешенебельном районе. Посмотри вокруг, среди каких людей мы живем, это же сплошные аристократы. Мы проникли в эту утонченную атмосферу, где вращаются только сливки местного высшего света, а для чего: сохранить свой престиж, завязать новые знакомства и, следовательно, еще выше подняться по социальной лестнице, не правда ли, милая?

И каков же результат? В самое неурочное время немытая машина, больше похожая на мышеловку, с изношенными покрышками, дырами в сиденьях и трещинами в ветровом стекле, вдруг подвозит к нашему дому совершенно немыслимый, сваренный в домашних условиях трейлер. И из этого чудовища под аккомпанемент какой-то какофонии, которую он называет музыкой, вываливается старый греховодник, который имеет несчастье называться твоим дедом. Да еще к тому же он исполняет под нашими окнами соло на трубе… И он еще рассчитывает, что его привлекут к расследованию какого-нибудь преступления, которое может произойти в нашем округе!

— Тебе же он нравится, и ты сам это прекрасно знаешь, — терпеливо сказала Милдред.

— Просто моя профессиональная гордость, — пожаловался Френк Дюриэа, — страдает от необходимости общения с этим древним мастодонтом.

Милдред еще раз быстро оглядела свое отражение в зеркале.

— Да ладно тебе, не волнуйся и усаживайся поудобнее, старый ворчун. Грэмпс Виггинс может приготовить самый замечательный в мире горячий пунш, и если ты считаешь, что кто-нибудь из потомков Виггинсов, достойных этого имени, будет сидеть здесь спокойно и выслушивать твое ворчание…

Дюриэа внезапно встал.

— Ты только что, — перебил он ее, — упомянула действительно выдающийся талант твоего дедушки. Он действительно неподражаемо готовит напитки. Ну-ка, давай пойдем проверим.

Трейлер Грэмпса Виггинса выглядел как характерное пристанище холостяка. Он был начисто лишен малейших признаков того изящества и уюта, который вносит только женская рука, которая превращает любую хибару в дом. Но, с другой стороны, все в трейлере сверкало почти стерильной чистотой и каждая вещь была на своем месте.

Сверкающие кастрюльки и сковородки, которые не удавалось спрятать с глаз долой, висели на вбитых в стену гвоздях. Еще на стене прямо над столом висело несколько деревянных полочек, стол был раскладной, и, выдвинув его, хозяин мог только протянуть руку, чтобы достать с полки соусник или тарелку, соль или приправу — все было под рукой. Ножи, ложки и вилки торчали в специальных круглых подставках. Чашки тоже висели на специальных гвоздях над третьей, самой широкой полкой.

Грэмпс Виггинс стоял возле плитки, помешивая кипевшую воду с пряностями. Когда вошли Френк с Милдред, он как раз собирался бросить туда еще нарезанную мелкими кусочками лимонную кожуру.

Грэмпс был маленьким человеком неопределенного возраста. Его маленькие глазки, поблескивающие за толстыми стеклами очков, были полны жизни. Он был энтузиастом в полном смысле этого слова, и об этом ясно говорили его глаза. Его быстрые, порывистые движения напоминали о каком-то диком, неприрученном звере. Он метался по трейлеру, пододвигая стулья гостям, и успевал в это же время поддерживать разговор.

Это здорово, просто здорово, что вы все-таки пришли! Счастлив видеть вас у себя! Как дела? Давненько я здесь у вас не бывал… Прошла уже чертова бездна времени с тех пор… Побывал за это время в Мексике. Великая страна. Затем я ненадолго заглянул в северные штаты, но у них — правда, чудно? — какие-то проблемы с бензином и покрышками, поэтому я решил, что лучше бы мне вернуться.

Дюриэа с женой обменялись понимающими взглядами.

Грэмпс наклонился над столом. Его пальцы как-то незаметно подцепили все три чашки одновременно и опустили их в котелок с кипящей водой.

— Секрет горячего пунша, — вдохновенно начал Грэмпс, — в том, что его нужно разливать в очень горячие чашки. Наливать его нужно только в уже приготовленную посуду. Спирт кипит при более низкой температуре, чем вода. Большинство невежд при подогревании наполовину выпаривают алкоголь, берутся варит пунш, а как это делать правильно — сами не знают. Ну а я вас сегодня попотчую особым горячим пуншем: я его сам придумал, его еще никто не пил… Я в него добавляю четыре разного вида ликеров. Только не спрашивайте меня, как я его делаю, все равно не скажу — это секрет.

Грэмпс достал откуда-то квартовую бутыль, на две трети заполненную какой-то темной отвратительного вида жидкостью, энергично встряхнул ее два раза и вытащил зубами пробку.

На взгляд постороннего человека, он казался бы по меньшей мере сомнительной личностью. Седые всклокоченные волосы в беспорядке разметались по плечам. Ни брюки, ни рубашка, казалось, не подозревали о существовании такой вещи, как утюг. Но его живое, выразительное лицо, дышащее энергией и жизнелюбием, делали его неотразимо привлекательным.

— А теперь что касается рецепта этого необыкновенного напитка, — продолжал он. — Кроме тех ликеров, о которых я вам уже говорил, в пунш я добавляю несколько листков одного растения. Оно тут растет практически везде, но почему-то никто не уделяет ему ни малейшего внимания… Как так можно, ведь оно придает пуншу совершенно необыкновенный аромат… Ну, ребята, не скучайте, сейчас все уже будет готово. Он уже вот-вот закипит. Только бы я не переборщил с сахаром. А вы, если вам покажется несладко, просто бросьте по куску в свою чашку. И не таращите вы так глаза на этот сахар! Сахар как сахар, я, кстати, привез его из Мексики. Откуда только чего не привезешь… И не то чтобы я сам так уж любил сладкое, просто мне нравится, когда все у меня под рукой и нет ни в чем недостатка. А впрочем, я заболтался… Ну, ребята…

Его монолог был прерван звуком шагов по дорожке, и через мгновение кто-то осторожно постучал в дверь трейлера.

— Ну вот, — ухмыльнулся Грэмпс, — похоже, к пуншу уже сбегаются соседи. А ты ведь, по-моему, Милдред, говорила, что ваши соседи посматривают на меня косо. Нуте-ка, дайте мне пару чашек, я наполню их пуншем, они выпьют и перестанут воротить нос от “старого невозможного плута”, который осмеливается навещать вас. И когда вы столкнетесь с ними в следующий раз, уж поверьте, они замучают вас вопросами о том, когда же снова приедет “этот очаровательный старичок, ваш дедушка”.

Договорив, он побежал к дверям.

— Входите же, входите, — услышали они его голос. — Идите к нам. Там довольно зябко на улице. А у нас как раз есть, чем вас согреть.

Человеку, который стоял на пороге трейлера, заглядывая внутрь темными, встревоженными глазами, было, наверное, не больше пятидесяти. Он был худощавый и нервный на вид, казалось, что на его ссутулившихся плечах лежит тяжелый груз каких-то обязанностей и тревог.

— Я не уверен, что попал именно туда, — неуверенно проговорил он. — Я, вообще-то, ищу окружного прокурора.

— Угу! — проворчал Грэмпс. — Вы попали совершенно правильно, дружище. Вот вам окружной прокурор, а вот вам горячий пунш, чтобы согреться. Ну входите же, входите!

Казалось, бурное гостеприимство Грэмпса слегка ошарашило незнакомца.

— Я бы не хотел показаться назойливым, — проговорил он извиняющимся тоном. — Не смогли бы вы передать прокурору, что Карл Джентри, старший полицейский в Петри, хотел бы поговорить с ним?

Ветхий трейлер качнулся на рессорах, когда Дюриэа встал со своего места и подошел к дверям.

— Привет, Джентри, — сказал он, протягивая ему руку. — Входи и присоединяйся к нам.

— Да я только на минутку, — снова начал извиняться тот. — Не беспокойтесь.

— Да ну входи же, — настаивал Дюриэа. — Мы ведь уже сто лет с тобой не виделись. А мы тут по-семейному. Познакомься, это мистер Виггинс, дед моей жены. А это — моя жена.

Джентри вскарабкался по ступенькам трейлера, пожал руку Грэмпсу Виггинсу и вдохнул дразнящий запах пунша; затем его глаза остановились на Милдред.

— Моя жена, — представил ее Дюриэа. — Милдред, это мистер Джентри, старший полицейский в Петри.

Милдред протянула ему руку. — Проходите, присоединяйтесь к нам, мистер Джентри. Мы как раз зашли посидеть с Грэмпсом, он пригласил нас на пунш.

Джентри смущенно откашлялся и присел рядом с Милдред.

Грэмпс разливал по чашкам горячий пунш и приговаривал:

— Вот вам пунш, ребята. Осторожно, не обожгитесь… Когда я делаю горячий пунш, он у меня действительно горячий… Пейте да похваливайте.

Три ложки осторожно позвякивали, размешивая густую жидкость. На всех лицах было разное выражение. Милдред казалась слегка удивленной, Дюриэа — довольным, а на лице Джентри было слегка встревоженное выражение.

Вдруг он слегка улыбнулся, и морщины у него на лбу немного разгладились.

— Как вы его делаете? — поинтересовался он. Дюриэа расхохотался.

— Не спрашивайте — он все равно не скажет. Это профессиональная тайна.

— Четыре сорта ликера, — гордо заявил Грэмпс, — смешиваются в разных пропорциях, и затем туда добавляется несколько листков одного растения… Это именно оно придает пуншу такой необычный, тонкий аромат. А если туда добавить еще немного тертых лимонных корочек, то эффект будет потрясающий! Вы пьете и испытываете блаженство и какое-то умиротворение.

Джентри кивнул.

— Тут вы в самую точку попали! На меня свалилось столько забот сегодня, что я решил приехать сюда и перемолвиться словечком с вами и с шерифом… Как-то боязно было брать всю ответственность на себя. А сейчас я чувствую себя так, как будто никаких проблем у меня сроду не бывало. Здорово он действует, ваш пунш!

Грэмпс вопросительно взглянул на него, а потом горделиво пояснил:

— Стоит человеку выпить кружку пунша, сваренного по моему рецепту, и будь я проклят, если у него не полегчает на сердце! По-другому и быть не может.

— По вас не скажешь, что вы можете беспокоиться из-за чего-то, — вопросительно сказал Джентри.

— Точно, — лаконично ответил Грэмпс. — Раньше и я беспокоился из-за всякой ерунды, но потом бросил это дело. Если хочешь прожить подольше, живи как кошка. Пусть тебя пинают и подбрасывают, лишь бы удавалось падать на лапы. И когда вы этому научитесь, вам сразу станет наплевать на все неприятности.

— Я так понял, что это ваш отец? — Джентри вполголоса спросил Милдред.

— Дедушка, — поправила она его.

Джентри перевел изумленный взгляд с Милдред на Грэмпса Виггинса.

— Не надо так удивляться, — рассмеялся окружной прокурор.

Джентри смущенно пригладил седоватые волосы и кротко заявил:

— Ну, видите ли, он не очень-то похож на чьего-то дедушку.

Дюриэа опять расхохотался.

— Можно быть и повежливее, — с притворным возмущением заявила Милдред.

Джентри повернулся к прокурору:

— Мне бы надо поговорить с вами, мистер Дюриэа.

— А тут мы не можем поговорить? — спросил Дюриэа. — Или это дело сугубо личное?

— Нет, нет, ничего личного… В этом-то все и дело. Оно затрагивает слишком много людей.

— Ну-ну, продолжайте. В чем же дело?

— Вы в курсе тех проблем, с которыми мы тут столкнулись в последнее время?

— Вы имеете в виду эти права на нефть?

— Да, вот именно.

— Но я думал, что суд уже вынес вердикт, — удивленно сказал Дюриэа.

— Да, но вы же знаете, как это делается. Возьмите любого фермера и попробуйте только тронуть его землю — тут же начнутся волнения. Мне нет дела до того, законно это или незаконно. Если у нас такие законы… Черт возьми, вот так и начинаются революции!

Ну конечно, я стараюсь понять и другую сторону. Права на эту нефть были оговорены, и все это прекрасно знали. Правда, никто на это внимания не обращал, вот в чем вся штука. Все были совершенно уверены, что если объявятся хозяева нефти и предъявят свои права, то они будут обязаны платить и за бурение, и за причиненный ущерб, будут оплачивать строительство дорог и все такое… Все фермеры рассчитывали получить в карман хороший куш, так что если бы так все обернулось, как они надеялись, то владельцам нефти их права вышли бы боком. Да и вообще-то особо никто не верил, что в нашей местности что-то могут найти, а уж особенно нефть. Дюриэа кивнул.

— Ну так вот, люди волнуются все больше, — продолжал Джентри. — Ходят слухи, что этот парень, Прессман, намерен быстренько заграбастать все себе… Это уже становится проблемой.

— А что он сделал? — спросил Дюриэа.

— Да, вообще-то мы пока точно ничего не знаем, но того, что нам известно, достаточно, чтобы Эверетт Тру, редактор “Петри геральд”, написал об этом статью, которая будет напечатана завтра утром. И когда она попадет в руки фермерам, может начаться черт знает что… Прошу прощения, мэм, вырвалось нечаянно.

— Все в порядке, — улыбнулась Милдред.

— А о чем будет статья? — спросил Дюриэа.

— Да вы знаете, похоже, кто-то ведет нечистую игру. Видите ли, та земля, на которой Прессман хочет вести разработку нефти, испокон веков была покрыта плантациями цитрусовых. Ее специально обрабатывали, удобряли, строили ирригационные системы. А теперь будут выкорчевывать деревья, прокладывать дороги и строить буровые вышки, как бы вам это понравилось? По-моему, тут не обойдется без присутствия полиции. Правда, народ у нас довольно законопослушный и выкупил бы у него эти права, если бы он предложил мало-мальски приемлемую цену. Сейчас похоже на то, что он подумывает об этом. Но многое, конечно, будет зависеть от результатов той проверки, которую он хочет провести. Ходят слухи, что он уже сделал это и получил результаты, то есть у него уже все карты на руках, но точно, конечно, никому ничего не известно.

Дюриэа кивнул.

— Том Хаузер, — продолжал Джентри, — провел всю подготовительную работу среди фермеров, сбивал их всех воедино, проводя секретные совещания и выясняя, сколько каждый из них может заплатить, чтобы сохранить свою землю в неприкосновенности.

Любой из них, владеющий неплохой апельсиновой плантацией, домом, который стоит от пятнадцати до двадцати тысяч, фруктовыми складами и хранилищами, вполне в состоянии заплатить пятьдесят, а то и семьдесят пять долларов за акр земли, чтобы оставить все, как есть. Кто-то из мелких фермеров, конечно, не в состоянии заплатить столько, ну так они заплатят четыре-пять долларов с акра… Теперь представьте, что Хаузеру все это удастся и он соберет триста-четыреста тысяч. И вот он идет к Прессману и начинает блефовать, убеждая того, что права его на нефть ничего не стоят, и предлагает заплатить тысяч семьдесят пять, чтобы проверка не проводилась.

— А Прессман ведет свою игру, — подхватил Дюриэа. — Он пытается убедить Хаузера, что результаты проверки достаточно обнадеживающие и что нефти тут много. И никто ничего не может доказать.

— Вот именно, — согласился Джентри. — А теперь вот что: никто в наших краях никогда не видел Прессмана. Он для нас только имя. Но неделю или две назад какой-то человек купил здесь маленькое ранчо, чтобы выращивать цыплят. Он сказал, что его имя Ридли, Джек Ридли… А сегодня Хью Сондерс высказал предположение, что этот Ридли и есть Прессман собственной персоной и купил он это ранчо просто для того, чтобы разузнать, что у фермеров на уме. Что нас еще больше в этом убеждает, это то, что покупка ранчо даже не была должным образом оформлена. Просто человек, который жил там, в один прекрасный день собрал свои вещички, подписал какую-то бумажку, да и был таков.

— А как Сондерс до этого докопался? — спросил Дюриэа.

— Ну, видите ли, точно мы ничего не знаем, но предполагаем, что эту идею ему подбросил Джордж Карпер. Карпер живет а Лос-Анджелесе. У него большие склады около Петри; похоже, он уже послал кое-кого на разведку. Он тоже готов действовать.

— И Карпер сообщил Сондерсу о своих подозрениях? — спросил Дюриэа.

— Не знаем, это только наши догадки. Но факт остается фактом: каким-то образом все это стало известно Сондерсу. Он зашел в редакцию “Геральд”, потолковал о чем-то с Эвереттом Тру, и они вдвоем отправились на ранчо Ридли.

— И что же дальше? — поинтересовался Дюриэа.

— А ничего. Ридли даже не впустил их. Он забаррикадировал щели и окна, опустил шторы, отказался впустить их, отказался ответить на вопросы, просто закрылся в доме и все. Вы сами можете их спросить… Он не только не показал им лица, но даже не дал и голоса услышать… Ну так вот. Эверетт Тру навел еще сам кое-какие справки и пришел к мысли, что все это очень похоже на правду и что Ридли — это на самом деле Прессман. Он собирается утром опубликовать эту новость. Он, конечно, не намеревается заходить слишком уж далеко, но готовится натолкнуть тех фермеров, которые собрались под эгидой Хаузера, на мысль, что под маской Ридли скрывается сам Прессман.

— Когда должна появиться статья? — осведомился Дюриэа.

— Завтра утром. Вот поэтому-то я и пришел к вам сегодня. Я поговорил с шерифом, а он посоветовал мне обратиться к вам, чтобы узнать, что говорит по этому поводу закон.

— Что вы имеете в виду под словом “закон”?

— Мне бы очень хотелось иметь под рукой отряд добровольцев, которые могли бы вмешаться в случае чего и восстановить порядок. Ибо, если Ридли — это действительно Прессман, жди неприятностей.

— Сколько вам нужно людей? — спросил Дюриэа.

— Я думаю, пятидесяти будет достаточно.

— Очень хорошо, я согласен. Можете вербовать себе людей.

— Да, вот еще в чем проблема, — добавил Джентри. — Прессман, может быть, и не нарушает закона, скрываясь под чужим именем, но он из Лос-Анджелеса, и он пройдоха. Мне не приходится рассчитывать на то, что ко мне валом повалят желающие стрелять в своих же друзей или соседей только ради того, чтобы заезжий прохиндей мог спокойно обделывать свои делишки и обкрадывать людей… И не пройдет и нескольких дней, как я буду переизбран, да и вы, кстати, тоже.

Дюриэа задумался над его словами. Наконец он сказал:

— По-моему, я знаю, как нам поступить. С утра, как можно раньше, поезжайте туда, на ранчо. Вы должны успеть до того, как в газете появится эта статья и попадет в руки фермерам. Постарайтесь увидеться с Ридли. Если выяснится, что он и есть Прессман, предупредите его, что ему грозят неприятности. Посоветуйте ему куда-нибудь уехать на время, хотя бы арестуйте якобы за дорожное происшествие, здесь он не будет в безопасности.

— Но если он, предположим, откажется?

— Тогда, — заявил Дюриэа, — пусть пеняет на себя. Мы, конечно, сделаем все, что в наших силах, но мы ничего не сможем предпринять заранее, до того, как эта лавина двинется. Если начнутся беспорядки, конечно, мы выполним свой долг, но это не значит, что мы будем делать за Прессмана его грязную работу. Я так решил. Ну и как вам это нравится?

— Да, неплохо, — задумчиво сказал Джентри. — Тогда я поеду к нему с утра, как мы договорились, и порадую его. Если ему понравится эта ваша идея пересидеть все неприятности под арестом, то я его просто приведу с собой.

— Чудесно, — согласился Дюриэа. — Надеюсь, нам удастся держать ситуацию под контролем, а этот пакостник не сможет ничего предпринять, если мы упрячем его за решетку.

Джентри снял с вешалки шляпу, поднялся, кивнул на прощанье миссис Дюриэа и Грэмпсу, а потом повернулся к окружному прокурору:

— Большое вам спасибо. Совет вы мне дали прекрасный. А сейчас мне стоит вернуться в участок. Мало ли что может произойти, пока я здесь.

Дюриэа проводил его до дверей.

— Вы должны крепко запомнить, что, согласно букве закона, Прессман не совершил ничего, за что его можно было бы привлечь к ответственности. Тем более что и суд решил дело в пользу Прессмана.

— Да, я знаю, — ответил Джентри. — Но вы сами посудите, как это можно — взять и забрать землю у фермера. Вы представьте, ведь это же им придется или вырубать, или выкорчевывать колоссальные фруктовые сады. Говорю вам, мистер Дюриэа, по-моему, этого нельзя допустить… Ну ладно, доброй вам ночи, а вам, мистер Виггинс, большое спасибо за пунш. Он мне здорово помог… Не знаю, увижу ли я вас в ближайшие дни.

— Понятно, — жизнерадостно отозвался Грэмпс. — Я тоже не уверен, ведь я постоянно разъезжаю: сегодня — здесь, завтра — там… Это, знаете ли, интересно. Но я приеду как-нибудь, правда, еще не знаю когда.

Джентри вышел.

Грэмпс повернулся к Дюриэа.

— Ну и интересная же проблема у вас!

— Это не так уж забавно с точки зрения закона, — ответил Дюриэа.

— Нет, нет, я не об этом. Я имею в виду, что это напоминает игру в покер, где ставкой является нефть. Если хорошенько пораскинуть мозгами, тут масса дел для детектива.

Очень жестко Дюриэа сказал:

— Послушайте, вы, неугомонный авантюрист. У вас, по-видимому, голова забита всякими тайнами и приключениями. А вот настроения людей вы явно не учитываете. Во многом они правы, и нельзя их в этом винить. А если взглянуть на это дело с другой стороны, так они просто олухи. Они годами пользовались и владели этой землей и даже не удосужились посмотреть договор о продаже. Просто потому, что все эти годы все шло гладко, они считали, что этот пункт в договоре — что-то настолько пустяковое, как, скажем, прокладка телефонного кабеля через их участок… А стоило бы как следует разобраться с этим, прежде чем вкладывать деньги в эту землю.

Грэмпс, казалось, не слышал ни единого слова окружного прокурора.

— Будь я проклят, — повторил он, — если здесь не найдется работы для порядочного сыщика.

Глядя на Милдред, Дюриэа покачал головой.

— По-моему, дедуля просто напрашивается на то, чтобы его засадили за решетку.

Грэмпс ухмыльнулся.

— А теперь послушай-ка меня, Френк Дюриэа. Никому не удастся застукать меня за чем-то противозаконным.

Дюриэа зевнул и потянулся.

— По-моему, нам пора на боковую, Грэмпс. Устраивайтесь поудобнее. Заднюю дверь мы не запираем…

И еще, надеюсь, завтра вы не поднимите нас с петухами?

— Вы меня даже не услышите, — торжественно пообещал Грэмпс.

Глава 13

Френк Дюриэа с трудом открыл глаза, когда еще за окном только начинало сереть.

Еще не проснувшись окончательно, он попытался сообразить, что же разбудило его так рано. Это был, вне всякого сомнения, какой-то странный, неприятный звук. Он был похож на… И вот он опять повторился. Вне всякого сомнения, это скрипела дверь.

Дюриэа подскочил в постели. Через открытое окно в спальню заглядывали зеленые листья пальм, рядом ветки эвкалипта слегка отливали красноватым цветом под еще слабыми лучами солнца. Как ни рано было, он ясно видел, что ветра не было и в помине. На фоне светлеющего утреннего неба листья казались совершенно неподвижными.

Ему показалось, что разбудивший его звук шел от задней двери. Если ветра не было, то, значит…

Затем он вспомнил о приезде Грэмпса Виггинса, чертыхнувшись про себя, повернулся на другой бок и попытался снова уснуть.

Но сон уже так легко не приходил к нему. Напрасно он вертелся с боку на бок, раздражаясь от своей неспособности заснуть снова, раздражаясь еще больше по мере того, как вставало солнце и в спальне все становилось залитым его светом, так что, если бы ему и удалось в конце концов уснуть, проку от этого уже бы не было.

Ему казалось вначале, что Милдред еще спит, но, повернувшись в третий раз на другой бок, он услышал ее голос с соседней подушки:

— Какой смысл вертеться под одеялом и ругаться сквозь зубы. Попытайся лежать спокойно, расслабься, дыши размеренно и думай с восхищением об окружающем тебя мире.

— О, вот, оказывается, как все просто, — пробормотал Дюриэа, — а ты сама-то на себе это пробовала?

— Еще чего! — возмущенно ответила она и затем добавила: — Я не могу восхищаться всем миром сразу.

Они улыбнулись друг другу и собрались вставать.

— Это тебя старик разбудил? — спросила Милдред.

— Да, но, собственно, с этого только началось. Потому что потом я услышал какой-то странный стук.

— Не стук, дорогой, а грохот.

— А в чем, собственно, дело?

— Грэмпс взбивал тесто для своих любимых горячих булочек. Он считает, что взбивать его надо непременно десять минут, потом на десять минут оставить, а потом взбивать еще столько же.

— Какого черта! — пробормотал Дюриэа. — Ну хоть ты объясни мне, кто его заставляет вставать в такую рань, ведь ему нечего делать?!

— Как это нечего? Он ведь слишком беспокойный, чтобы спать долго… Я все лежала и думала об этих горячих булочках и в этот момент уловила аромат кофе.

— Понятно, — сказал Дюриэа. — Тогда чего же мы ждем?

Милдред отбросила одеяло.

— У тебя есть пять минут, чтобы умыться, а я пока сбегаю предупредить Грэмпса, что у него к завтраку будут гости. Мы можем позавтракать в пижамах.

Грэмпс им страшно обрадовался. К тому времени, как Френк Дюриэа появился в трейлере, там уже все благоухало ароматом кофе и свежеподжаренного бекона. Грэмпс уже почти закончил колдовать над тестом.

— Привет, сынок. Заходи, присаживайся. Завтрак будет через пару минут. Милдред сказала, что ты сегодня что-то проголодался, поэтому и проснулся так рано.

— Просто невероятно рано, — сухо ответил Дюриэа. Грэмпс Виггинс не уловил иронии в его словах.

— Просыпаться рано всегда полезно. Сразу очищается организм от шлаков. А шлаки и накапливаются в организме, пока ты спишь. Да и вообще, долго спать вредно, так всю жизнь и проспишь. Присмотри за беконом, сынок, если хочешь научиться, как его следует готовить.

Грэмпс Виггинс повернулся к Милдред, которая держала горячую сковородку над огнем, слегка наклонив ее.

— Никогда не жарь бекон на сале, — поучал ее Виггинс. — Сало пузырится, на беконе появляется корочка, и он теряет свой аромат. Наклони сковородку еще чуть-чуть ниже, Милдред… Вот так, достаточно. А теперь слегка прижми бекон крышкой, чтобы жир вытек… Хорошо, хватит. А теперь слей куда-нибудь этот жир, вот сюда хотя бы. Нет, нет! Ты ее подносишь слишком близко к огню. И под наклоном держи сковороду, под наклоном! И пусть бекон лежит весь в верхней части сковородки. Конечно, при таком способе хлопот больше, зато если вы его попробуете хоть раз, то сразу поймете, что за прелесть жареный бекон… Небольшой огонь, чтобы выделился жир, а затем что-нибудь тяжелое, чтобы он вытек, и так повторить несколько раз, чтобы не было пузырей и бекон не пересох… А вот и горячие булочки, сынок! А каким кофе я вас угощу, вы небось такого и не пробовали.

— Не сомневаюсь, что кофе контрабандой привезен из Мексики, — пробормотал Дюриэа.

— За кого ты меня принимаешь? — спросил Грэмпс Виггинс. — Этот кофе провезен совершенно легально и законно, я даже включил его в декларацию. Единственное, что я припрятал, это такая мелочь, а государство почему-то провозить не разрешает: сахар и водка.

— А вам никогда не приходило в голову, — спросил Дюриэа, стараясь придать своему голосу некоторую официальную жесткость, — что в один прекрасный день вы можете оказаться в суде?

— Конечно приходила, а как же, — с готовностью согласился Грэмпс. — Но нельзя, чтобы такие мелочи тебя останавливали. В наше время если человеку нравится что-то делать, то приходится идти на риск загреметь в тюрьму. Точно так же вы садитесь за руль, хотя прекрасно отдаете себе отчет в том, что можете попасть в автомобильную катастрофу. Если волноваться о таких мелочах, то сколько прекрасного можно потерять!

— Странная точка зрения, — отозвался окружной прокурор. — Какая-то антисоциальная.

— Почему антисоциальная? — возмутился Грэмпс. — Черт возьми! У нас пока еще свободная страна. Многие, кроме меня, считают, что эти глупые законы отнимают половину наших свобод. Ничего этого не должно быть.

— Интересный взгляд на психологию индивидуалиста, — изрек Дюриэа. — Но если каждый из нас будет…

— Пока ты так волновался, что я попаду в тюрьму, мы совсем забыли Милдред с ее сковородкой. Наклони ее, девочка, и дай жиру стечь. И бекон надо прижимать очень осторожно.

Дюриэа с удовольствием наблюдал, как Милдред выполняла указания Грэмпса, а бекон при этом приобретал постепенно нежнейший золотистый цвет, не похожий ни на один, который когда-либо ему перепадал на завтрак. И все это время Грэмпс продолжал неудержимо болтать.

Поскольку он все время колесил по стране и встречался с массой самых разных людей, знакомств в самых разных углах страны у Грэмпса было хоть отбавляй. Какой-то фермер из Калифорнии слал ему отличное вино. Другой приятель — фермер из Вермонта — прислал кленовый сахар и патоку. Даже банка с жидким красноватым джемом была прислана в подарок женой какого-то фермера, с которым Грэмпс познакомился где-то в пути.

— Господи, как они умудряются присылать все это вам? — воскликнул Дюриэа.

— Да что ж тут удивительного?! Я пишу им, сообщаю, где меня искать, и они мне всю эту снедь посылают почтой. Понимаете, все мы, ну кто разъезжает на трейлерах, крепко держимся друг за друга… Ну вот и все, сынок, бекон готов. Выложи его вон на тот лист бумаги. А теперь усаживайся к столу и начинай с горячих булочек. Полей их кленовым сиропом, а не хочешь сиропом, так намажь джемом, и погуще. Бьюсь об заклад, что ты такого никогда не ел… А не добавить ли нам в кофе капельку бренди? Только капелька должна быть побольше.

— Отлично, — удовлетворенно вздохнул Дюриэа. Милдред повернулась к мужу:

— Боже мой, я объелась. Я… — Она замолкла на полуслове. — Какая-то машина едет сюда довольно быстро, — объяснила она, остановившись в дверях и оглядывая улицу.

Они услышали, как завизжали тормоза, затем послышались торопливые шаги, в утренней тишине все было особенно отчетливо слышно.

Милдред взглянула в окно и воскликнула:

— Это шериф! Надо его предупредить, что мы тут.

— Ты имеешь в виду, что приехал сам шериф Лассен! — вскочил на ноги и Грэмпс Виггинс, и его голос зазвенел от возбуждения. — Скажи ему, пусть зайдет! Я его тыщу лет не видел! Надо же поздороваться. Неужели он меня забыл, как ты думаешь, Френк?

— Наверняка не забыл, — ответил Дюриэа. — Тем более что у него постоянно от вас болела голова. В последний раз, когда вы пытались ему помочь…

— Да ладно! Хватит! — оборвал его Грэмпс. — Но признай, что ведь не кто-нибудь, а я вывел его на правильный след.

— Да, угадали вы правильно, — вынужден был согласиться Дюриэа.

— Угадал!!! Я угадал! О Боже! — возмутился Грэмпс. — Я все это вычислил. Я…

Трейлер слегка качнулся на рессорах, когда шериф грузно поднимался по ступенькам.

— Всем привет!

— Вы помните моего дедушку, Грэмпса Виггинса? — спросила его Милдред.

Шериф протянул ему руку.

— Ну а как же, отлично помню. Он нам помог немного в тот последний раз.

Грэмпс раздулся от гордости.

— Ну, теперь от старого чудака житья не будет, — прокомментировала вполголоса Милдред.

Лассен поерзал на табуретке:

— А у вас еще чашки кофе не найдется? Как все вкусно пахнет, просто кошмар какой-то!

— И кофе есть, и бекон, и горячие булочки, и джем, всего полно, — радостно объявил Грэмпс.

— Давайте, ребята, садитесь и приступайте к завтраку. Этих горячих булочек обычно съедаешь столько, что потом сам удивляешься. Нет смысла дать остыть такой вкуснятине.

Лассен опустился в кресло. Тут же перед ним появилась заботливо наполненная кружка с кофе.

— Накладывайте себе сами, шериф, и не стесняйтесь, вот вам и нож, и ложка с вилкой. Кладите в кофе побольше сахара. Правительство не имеет к нему никакого отношения; впрочем, по этому вопросу можете обращаться к Френку. А теперь ешьте, а не то все простынет.

Френк подал шерифу знак бровями, но тот ничего не заметил, упоенно глядя в свою тарелку.

— Если не ошибаюсь, у вас вчера вечером был Джентри. Он довольно здорово переволновался. Правда, ему не привыкать. Не помню такого случая, чтобы он не волновался. Но на этот раз, надо признать честно, у него для этого есть все основания.

— А в чем дело?

— Он вам рассказывал о той статье, которая должна сегодня появится в “Петри геральд”?

— Угу.

Так вот, прежде чем отдать материал в газету, Джентри взял с собой несколько добровольцев и отправился на ранчо Ридли. Он хотел свалиться ему как снег на голову. Если Ридли на самом деле окажется Прессманом, то он хотел дать ему шанс убраться из наших краев без скандала. А если бы он решил остаться, то Джентри бы предупредил его, что он, хоть он и полицейский, но не собирается лезть из кожи вон, защищая интересы Прессмана.

— Я в курсе, — сказал Дюриэа. — Это я ему посоветовал занять такую позицию. А что случилось?

— Все уже было кончено к тому времени, когда приехал Джентри.

— Что вы хотите сказать?

— Он уже был мертв. Убит, скорее всего, ночью. Шторы были отдернуты, так что в домик можно было легко заглянуть со двора. Еще горела масляная лампа. Тело лежало на пороге. Была, видимо, предпринята попытка представить все это как самоубийство… Правда, может быть, так оно и было. Дверь была заперта изнутри, а ключ был зажат у него в правом кулаке. Если я правильно понял, он оставил предсмертное письмо. Джентри считает, что нам надо приехать туда и все осмотреть — говорит, это поможет нам избежать потом всяких ошибок.

Дюриэа присвистнул.

— Я так подумал: заеду-ка я к вам и отвезу вас на место, — продолжал шериф, — а позавтракать мы могли бы и где-нибудь по дороге… Я, честно говоря, не предполагал, что застану вас на ногах в такую рань, и уж конечно, — он бросил благодарный взгляд в сторону Грэмпса, не рассчитывал на такой завтрак.

Грэмпс не выдержал:

— А как его убили? Из ружья или… — Он поймал на себе угрожающий взгляд Дюриэа и быстренько закрыл рот.

Пит Лассен еще раз обмакнул горячую булочку в кленовый сироп.

— Застрелен, — лаконично ответил он. — Насколько можно судить, его смерть была мгновенной. Я предупредил, чтобы они до нашего приезда не трогали тело.

— А мы ведь, в общем-то, до сих пор не уверены, что это был именно Прессман.

— Вот именно. Тем паче, что Джентри уже склоняется к мысли, что это все-таки не он.

— А почему?

— Он говорит, что этот человек уж больно убого выглядит, очень уж не похож на Прессмана… Я разговаривал с ним по телефону, и он был очень возбужден… Так трудно докопаться до истины… А вы что об этом думаете? Поедете туда со мной?

— Ну конечно, — заявил Дюриэа. — Только мне надо одеться. Милдред и я буквально выскочили из постели, чтобы успеть на завтрак к Грэмпсу. Ладно, пошли. Я оденусь и буду готов минут через пять.

Они направились к дому. Грэмпс уселся за стол напротив Милдред и принялся что-то ковырять в тарелке. Через несколько минут они услышали, как хлопнули дверцы машины шерифа и она тронулась с места.

Грэмпс Виггинс вопросительно взглянул на Милдред.

— Здесь довольно холодно, — заметил он. — Ты бы пошла, надела что-нибудь.

— Холодно? Здесь?

— Да, довольно зябко.

— Да нет, все в порядке.

Грэмпс подумал немного, потом попытался провести атаку с другой стороны.

— Кстати, у тебя случайно не найдется полфунта масла для меня, а то у меня оно все кончилось?

Милдред расхохоталась.

— Давай, продолжай в том же духе, — сказала она. — Но не надейся, что тебе удастся обвести меня вокруг пальца. Когда ты собрался уезжать?

— Да прямо сейчас, — нетерпеливо сказал Грэмпс. Он начал торопливо хватать тарелки и чашки со стола, все это было свалено в раковину, а баночки с джемом и приправами нетерпеливо распихивались по полкам и шкафчикам, нарушая царивший тут порядок.

Милдред понимающе улыбнулась.

— Послушай, Грэмпс, ты ведь мой родственник. Но на твоем месте я не стала бы так уж подчеркивать наши родственные отношения, когда ты имеешь дело с моим мужем. Если бы он хотел, чтобы ты побывал там, он бы сам пригласил тебя составить им компанию.

— Иосафат! — в негодовании воскликнул Грэмпс. — Что, разве есть такой закон, по которому любому человеку можно запретить ехать по дороге, если она не частная? Послушай, девочка, если я уже решил поехать в Петри, так кто меня может остановить, хотел бы я знать. И останавливаться я тоже буду там, где считаю нужным… Ради Бога, Милдред, иди домой, дай мне собраться.

Он носился как ураган по маленькому трейлеру, собирая вещи и наводя порядок. Затем он ринулся к двери, и Милдред услышала рев и скрежетание старой-престарой машины Грэмпса.

Милдред Дюриэа, совершенно не желая попасть в Петри одетой в пижаму и легкий халатик, да еще в компании Грэмпса, быстро выскользнула из трейлера и побежала к дому.

Почти немедленно машина у Грэмпса завелась, и он исчез из виду.

Глава 14

Время уже приближалось к девяти, когда машина шерифа выехала на главную улицу Петри.

— Вы знаете, где хибара этого Ридли? — спросил шерифа Дюриэа.

Не поворачивая головы, шериф ответил:

— Насколько я понимаю, это бывший дом старого Дингмана. Это просто небольшое ранчо для любителей разводить кур. Оно действительно маленькое — всего несколько акров. Если бы не нефть, то за него и вовсе не стоило бы держаться. Свернешь за эти эвкалипты, там будет дорога, по ней надо проехать не больше сотни метров.

Дорога вилась между последними участками фруктовых садов, покрытых деревьями с нежными, бледно-зелеными листьями, которые резко контрастировали с богатой зеленью садов, расположенных ниже, в долине.

— Вон они, эвкалипты, о которых я говорил, — показал вперед шериф.

Они свернули на грязную дорогу без тротуара.

— Это как раз то самое место, — сказал шериф. — Видите те машины под деревьями?

По грязной дороге они выехали во двор, окруженный чахлыми эвкалиптовыми деревцами. Сам двор был чудовищно грязным и выглядел отвратительно. Валялись какие-то старые тряпки, ведро, несколько птичьих домиков, сколоченных из наскоро собранных где-то поблизости старых некрашеных досок, покрытых заржавленной жестью, которая была явно изготовлена из разрезанной пятигаллонной канистры для бензина, небрежно расплющенной молотком и приколоченной вместо крыши. Повсюду по двору носился птичий пух, и ветер сносил его по углам, где он смешивался с птичьими экскрементами.

Все оставшееся свободным место на дворе занимал домишко Ридли, жалкая хибара, явно сколоченная наспех неумелыми руками. Кроме маленькой прихожей в ней было всего две комнаты. Стены были некрашеными — старыми, потемневшими от непогоды и кое-где потрескавшимися.

Небольшая группа людей о чем-то оживленно разговаривала, стоя под деревьями. Шериф остановил машину неподалеку и, повернувшись, сказал окружному прокурору:

— По-моему, вы всех знаете. Помощник коронера… Помощник шерифа… А тот худющий, который разговаривает с Джентри, — издатель “Петри геральд”… Привет, ребята.

Они все столпились вокруг машины, пожимая им руки и обмениваясь замечаниями.

— Хорошо, ребята, достаточно, — громогласно заявил шериф. — А что вы можете сказать об этом?

Джентри выступил вперед.

— По-моему, шериф, будет лучше, если вы послушаете Эверетта Тру.

Тру раздулся от гордости. Как редактор и издатель “Петри геральд”, он занимал в этом городе достаточно заметное место и ревниво пекся о том, чтобы так оно и было впредь. Это был очень высокий мужчина средних лет, с высоким лбом, блестящими, живыми глазами и быстрой речью. Он уже, несомненно, отрепетировал свой рассказ, оставив в нем лишь самое важное.

— Вчера, во второй половине дня, около половины пятого, в редакцию пришел Хью Сондерс, — начал он, повернувшись к шерифу. — Он сказал, что у него имеются подозрения, что под именем Ридли скрывается Прессман. Он отказался сообщить мне, откуда у него эти сведения… Сначала я недоверчиво отнесся к его словам; но затем, по мере того как я размышлял, мне все больше и больше стало казаться, что в этом что-то есть. Чем больше я разузнавал об этом деле, тем более подозрительным оно мне казалось. Мне никак не удавалось раздобыть фотографию Прессмана, но зато мне удалось получить самое подробное его описание. Я написал статью для своей газеты в форме эдакого вопросника, где пытался решить вопрос, действительно ли Прессман уверен в наличии нефти на фермерских участках и на самом ли деле он собирается ее разрабатывать или все это не более чем легализованный и завуалированный шантаж людей, которые честно создали свое благосостояние непрерывным и тяжелым трудом.

Мы решили поехать к Ридли, и я подумал, что неплохо было бы получить подтверждение для этой статьи, показав ее самому Прессману, — или кем там был этот Ридли — и использовать его слова как комментарии к статье.

Статью я дал прочитать Сондерсу. Ему она показалась недостаточно сильно написанной. То, как он себя вел при этом, на меня действовало как гипноз. Я внес кое-какие изменения в статью: кое-где поменял слова, кое-что выделил и снова дал прочитать Сондерсу. Сондерс прочел ее, а обсуждать статью мы стали уже в машине. Мне очень хотелось, если бы удалось, сфотографировать его, и я захватил с собой портативную фотокамеру со вспышкой, которую положил в карман. Мы договорились, что Сондерс уговорит его прочитать мою статью, и, пока он будет ее читать, я вытащу камеру и сфотографирую его.

Мы с Сондерсом приехали на ранчо около пяти. Пока я парковал машину под эвкалиптами, Сондерс заметил, как в окне была быстро задернута штора. Мы с ним заметили, что и все другие шторы на окнах были задернуты. Это убедило нас в том, что Ридли действительно и есть Прессман, что он догадался, зачем мы приехали, и успел занавесить все окна перед нашим приездом.

Естественно, я был взволнован. Да и Сондерс, по-моему, тоже. Он сказал, что в доме есть два входа, и, чтобы этот человек не сбежал от нас, нам каждому следует занять позицию перед дверью. Сондерс пошел к главному входу, а я обошел дом и направился к задней двери. Сначала мы позвонили, затем принялись колотить в дверь и кричать. Но никакого ответа не было.

— Но вы уверены, что он был дома? — спросил шериф.

— Да, человек, который был внутри, один раз подошел к дверям. Сондерс слышал это совершенно ясно. Он подумал: а вдруг тот человек намерен стрелять? И испугался. Я точно знаю, что испугался. У меня, честно говоря, тоже поджилки затряслись. Я слышал, как кто-то на цыпочках подходил к задней двери, где я стоял и стучал. Затем минуту или две в доме было тихо. Мне казалось, что через дверь я слышу даже дыхание того человека… Странное это было ощущение, уверяю вас. Затем тот человек ушел. Я слышал поскрипывание лестницы и звук его шагов. Тогда я окликнул его: “Я из газеты. Хочу просто задать вам несколько вопросов”.

— Он что-нибудь ответил вам? — спросил шериф.

— Ни слова.

— Но вы слышали его после этого?

— Раз или два до нас донеслись его шаги в прихожей. По-моему, он тогда и колебался, не открыть ли дверь Сондерсу. Мне так показалось, по крайней мере. А может быть, он просто раздумывал, как бы ему выбраться из дома так, чтобы мы его не увидели и не сфотографировали. Конечно, это звучит логично, но тем не менее мне почему-то казалось, что он стоял там с пистолетом, думал, не выстрелить ли через дверь. Странно, но Сондерс признался мне, что, когда этот человек стоял у входа и их разделяла только дверь, ему в голову пришла та же самая мысль… Конечно, если бы мы не сообразили блокировать обе двери, он мог бы свободно выйти через заднюю дверь, пока мы стучались бы у главного входа… Можете наверняка представить, что он чувствовал в этот момент, — если это, конечно, был Прессман. Вне всякого сомнения, он знал меня в лицо. Когда он увидел, как мы с Сондерсом подъехали к дому, понял, что его замысел потерпел крах и он оказался в глупом положении. Я уверен, что он пристрелил бы нас не моргнув глазом, если бы был уверен, что все сойдет с рук.

Дюриэа сказал с сомнением:

— Этот человек вряд ли пошел бы на убийство, чтобы избежать огласки.

— Да, я знаю — это нелогично, но если бы вы слышали эти крадущиеся шаги и это поскрипывание ступеней… У меня мороз пошел по коже.

— А что было потом? — спросил Дюриэа.

— Через несколько минут — не могу сказать вам точно, сколько прошло времени, — я решил, что неплохо было бы посоветоваться с Сондерсом. Я не знал, что делать дальше. Может быть, я немного струсил. Я обошел дом и увидел Сондерса, который по-прежнему колотил в дверь. Мы вдвоем попробовали открыть ее, но она была заперта. Сондерс спросил меня, уверен ли я в том, что заперта и задняя дверь, и я сказал, что не уверен в этом, поскольку я только стучал в нее. Сондерс предложил мне пойти и проверить это, но у меня не хватило мужества. Я очень хорошо слышал эти крадущиеся шаги и дыхание человека за дверью.

— Вы не могли бы сказать, как далеко он стоял от двери? — спросил шериф.

— Я бы сказал, не дальше шести-семи футов. Можно было слышать его шаги в направлении двери — как будто бы он сомневался, открывать ли ему или не открывать, или раздумывал, не пристрелить ли ему нас. Я говорю вам правду, шериф, я был страшно испуган. Это все было чертовски реально.

Шериф обвел взглядом небольшую группу молчавших, но любопытных зрителей и выделил человека с бронзовым от загара лицом и холодными голубыми глазами.

— Ведь вы Сондерс, не правда ли?

— Вы угадали, шериф.

— Просто я вас узнал. Вы как-то были на суде.

— Точно.

— А вы знаете Прессмана в лицо?

— Никогда его не видел. Он для меня просто имя. Мне никак не удавалось увидеться с ним и так и не удалось, хотя я и пытался неоднократно попасть к нему. Но все было напрасно.

— А этого человека, Ридли, вы встречали когда-нибудь?

— Нет, никогда.

— Как вы узнали, что Ридли на самом деле Прессман?

Губы Сондерса плотно сомкнулись, он отрицательно покачал головой.

— Ну же, — сказал шериф. — Мы должны это знать, Сондерс.

— Прошу прощения, — извиняющимся тоном промолвил Сондерс. — Но этого я не могу вам сказать.

— Почему же?

Сондерс было открыл рот, но снова покачал головой.

— Даже этого я не имею права сказать вам.

— Но мы должны установить истину!

— Согласен с вами, шериф.

— Вы подошли к дому вместе с Тру?

— Да.

— Затем вы отошли к главному входу, а Тру — к задней двери?

— Именно так.

— А вы уверены в том, что кто-то в это время был в доме?

— Абсолютно уверен. Во-первых, я увидел, как опустились шторы на окнах, едва мы подъехали. Последняя штора упала, как раз когда Тру пытался припарковать машину на стоянке под деревьями. Я подошел к главному входу, а Тру — к задней двери. Мы стучали в дверь и подняли страшный шум. Можно было слышать, как этот человек метался от двери к двери как загнанный зверь… Я готов дать голову на отсечение, что у человека был пистолет и он раздумывал, не пустить ли его в ход.

— Ну почему вы решили, что он собирался стрелять? — спросил шериф. — Предположите, что это действительно был Прессман и, следовательно, вы пытались поговорить именно с ним. Он понял, что игра кончилась, что его инкогнито разоблачено и что его блестящий план его только скомпрометирует… Но тем не менее даже в этом случае у него не было оснований стрелять.

— Не знаю, что вам сказать, — задумчиво произнес Сондерс. — У меня просто было такое чувство, вот и все. Все, что я могу вам сказать, это то, что, как этот человек ходил внутри дома, как он подкрадывался к двери, так чтобы можно было дотронутся до нее, но тем не менее очень близко. Черт возьми, я просто уверен в том, что он стоял там с пистолетом, направленным на дверь, и пытался собраться с духом, чтобы спустить курок. Все это я чувствовал.

— И я чувствовал то же самое, — подтвердил Тру. — Было что-то зловещее в том, как вел себя этот человек. Я ожидал, что он будет бушевать, скандалить, но ничего подобного я и представить себе не мог.

— А что вы обо всем этом думаете? — спросил шериф Сондерса.

— Я всегда знал, что Прессман — плут и обманщик, легальный грабитель, и мораль у него, вероятно, была соответствующей. Этот человек мог решиться на рискованную авантюру с этими нефтяными разработками, поскольку был уверен, что никто ничего не узнает — и вдруг он увидел, как мы с двух сторон окружаем его домик. Ответ мог быть только один — мы проникли в его тайну. Нервы у него могли не выдержать.

— А где эта статья? — спросил шериф. Тру хмыкнул:

— Боюсь, шериф, что мы сегодня потеряли голову и…

— Да нет же, Тру, — перебил его Сондерс. — Я нашел ее сегодня утром во внутреннем кармане пальто. Хотя готов поклясться, что никогда не клал ее туда. Возможно, я просто слишком переволновался — решил, что мы ее потеряли. А там, в газете, ведь была статья Тру… Да, впрочем, смотрите сами.

Шериф взял у него из рук сложенный в несколько раз мятый газетный листок.

— А она была у вас в руках вчера, когда вы подходили к домику? Я хочу сказать, не мог ли он из окна увидеть, что у вас в руках газета?

— Да, так оно и было. Я держал ее, как сейчас помню, в правой руке. У меня был план сразу протянуть ему газету и дать возможность Тру сделать снимок — мы хотели сразу ошеломить его… А что касается разговора с ним, так я даже не предполагал, сколько времени это может продлиться.

Шериф взглянул на газету.

— Если вы не возражаете, — тронул его за локоть Тру, — я бы предпочел забрать ее. Теперь нам придется внести в нее некоторые изменения… хотя, конечно, я не буду теперь использовать передовицу в том виде, в котором она сейчас. Так что можете оставить газету у себя.

— Что-нибудь указывает на время, в которое был произведен роковой выстрел? — Шериф обернулся к Джентри.

— Стреляли, наверное, сразу после наступления темноты, — откликнулся Джентри. — В комнате горела масляная лампа, на ней был абажур — так все осталось и сейчас. Я ни к чему не притрагивался.

— И в какое время вы попали сюда? — спросил Дюриэа.

— Когда мы подъехали к дому, было, наверное, около семи.

— И что вы обнаружили?

— Все осталось в том же виде, как мы нашли. Мы ни до чего не дотрагивались, если не считать того, что мне пришлось использовать отмычку, чтобы попасть в дом, — что, кстати, было не так уж трудно. Дверной замок был самый простенький.

— Вы уже поняли, что что-то произошло, когда открывали дверь?

— Ну конечно. В окно ведь можно было заглянуть снаружи — вон в то, справа от двери. Через него можно увидеть почти всю комнату.

Джентри сунул руку в карман.

— Я вам покажу сейчас, что я нашел на крыльце. Правда, не знаю, значит ли это что-нибудь. — И он подал шерифу компактную пудру.

Дюриэа и шериф вдвоем рассматривали ее.

— Полноценное серебро, — удивленно заметил Дюриэа. — И выгравированы инициалы “Е.Р.”… Где вы ее нашли, Джентри?

— Да прямо перед входной дверью. И выглядела она так, как если бы она выпала откуда-то: пудра вывалилась кусками, стекло разбилось… Как она пахла, эта пудра!

Шериф положил пудру в карман:

— В ближайшие семь лет у той девицы, которая потеряла пудру, будет довольно много проблем. — И мрачно пошутил: — Не будь я шериф.

Дюриэа повернулся к Тру.

— А что вы с Сондерсом делали после того, как никто не открыл на ваш стук? Вы уехали или попытались все-таки как-то разузнать, кто там в домике находился?

— Да нет, не то чтобы мы слонялись вокруг… Ну конечно, шериф, этот человек мог вполне и сам застрелиться. На это многое указывает.

Пит Лассен бросил искоса взгляд на Дюриэа:

— Ну, что скажете, Френк? По-моему, нам пора посмотреть, что там внутри.

Дюриэа кивнул. Тру задержал их:

— Мы с Сондерсом сразу же, как уехали отсюда, направились в Лос-Анджелес. Там нам удалось выяснить, что Прессмана не было в конторе весь день.

— И когда вы вернулись?

— Ну-у, по-моему, было около полуночи, когда мы подъехали к дому, а ты как считаешь, Хью?

— Да, по-моему, так.

— Решили сочинить новую статью?

— Да, мне удалось расспросить кое-кого в Лос-Анджелесе, и я был совершенно уверен, что на основе таких фактов статья у меня получится будь здоров… Конечно, я собирался написать ее в виде интервью с Хью, дать ему возможность высказать все свои претензии и обвинения. Я собирался написать статью так, как если бы газета занимала нейтральную позицию, отдавая должное каждой из сторон. Но я планировал дать ей такие заголовки, которые сразу бы привлекли внимание читателей. И все это прямо на первой полосе… Да, это самый большой шанс, который у меня был в жизни.

— А вы действительно взяли у Сондерса интервью или просто все это написали от себя?

— Нет, он брал у меня интервью, — вмешался Сондерс. — И поверьте мне, это было самое настоящее интервью: он задавал мне разные вопросы, печатал мои ответы на машинке, потом мы читали их вместе, а затем, наконец, я все это подписывал.

— Я был уверен, что эта статья вызовет настоящий скандал, и предпринял кое-что, чтобы обезопасить себя, — объяснил Тру. — Естественно, я не собирался втягивать газету в какие-то неприятности, если этого можно было избежать. А уж если бы так произошло и он подал на меня в суд, то я постарался бы доказать, что действовал из самых лучших побуждений.

— В какое время вы ушли из редакции? — спросил Дюриэа Сондерса.

— Я дождался, пока все не закончилось, потом мы вышли оттуда вместе с Тру и пошли выпить по стаканчику на сон грядущий. А уж после этого я отправился спать.

— В какое время это было?

— Когда ты закончил готовить газету, Тру? — спросил его Сондерс.

— Было примерно три часа ночи.

— А вы, — Дюриэа повернулся к Джентри, — что вы можете сказать?

— Да я уже все сказал. Я приехал сюда рано утром, постучал в дверь, не получил ответа и решил заглянуть в окно — надеюсь, вы не найдете в этом ничего подозрительного, — и увидел на полу лежавшее тело, лампа горела по-прежнему, несмотря на то что рассвело час или два назад.

— Ну, — сказал шериф, — по-моему, нам пора войти в дом. А ты как думаешь, Френк?

Я все там вам покажу, — важно заявил Джентри.

— О’кей, и прошу вас, ребята, чтобы больше сюда никто не входил, — предупредил всех шериф. — Нам там нужно все осмотреть.

Они поднялись на крыльцо. Остальная группа гуськом потянулась за ними, а затем принялась заглядывать в окно, с интересом наблюдая за ходом официального расследования.

Дюриэа так никогда и не смог приучить себя смотреть на тело человека, погибшего насильственной смертью, с тем профессиональным, отстраненным равнодушием, которое, как обычно считают, является характерной особенностью официального представителя судебных органов.

Тело убитого мужчины распростерлось на полу, правая рука была откинута, ладонь сжата в кулак. Другая рука была неестественно вывернута, в ней еще был крепко зажат тяжелый длинноствольный револьвер. На столике рядом с трупом продолжала тускло гореть старая керосиновая лампа. Одна ее сторона вместе с колбой была сильно закопчена.

Внутреннее убранство домика представляло сильный контраст с его внешним видом. Обставленный простой, но добротной мебелью, он тем не менее выглядел чистым и даже элегантным. На убитом были очень старый и грязный комбинезон, вылинявшая голубая рубашка, разбитые башмаки и старое пальто, которое давным-давно пора было выкинуть. Голова была повязана какой-то тряпкой в белую и красную клетку, которая, по всей видимости, обычно служила кухонным полотенцем. Джентри аккуратно снял ее.

Дюриэа бросил быстрый взгляд на тело и, внутренне содрогнувшись, отвернулся.

Шериф присел на корточки, чтобы осмотреть мертвеца.

— Довольно трудно будет установить его личность, — заявил он. — Верхняя часть головы практически снесена выстрелом. Что это за револьвер, Джентри?

— Кольт. Так называемого нового образца — 44—40. У него калибр 7,5, стреляет стальными пулями с мягкой головкой, практически бездымными. При попадании в тело они вызывают серьезные разрушения.

— Причем страшна не только пуля, а еще и пороховые газы, — добавил шериф… — А это что здесь за бумага? — И он указал на клочок бумаги, пришпиленный булавкой к спинке стула.

— Прочитайте, — лаконично ответил Джентри. Они сгрудились вокруг шерифа, рассматривая этот кусочек листа — простого листа обычной писчей бумаги, на котором были наклеены вырезанные явно из газеты слова. Эти клочки газеты и составляли довольно странное послание, которое гласило:

— “Попал в ловушку, нет никакой надежды. Не могу ничего исправить. Необходимо сойти со сцены”.

Все слова были то больше, то меньше, очевидно, они вырезались из разных статей или заголовков.

— Чертовски напоминает предсмертную записку, — пробормотал шериф Лассен.

Дюриэа, рассматривая бумагу, вдруг заметил:

— Обратите внимание, что весь текст составляет как бы три группы. Слова “попал в ловушку”, “нет никакой надежды”, похоже, вырезаны из одного заголовка. Слова “не могу ничего исправить” явно попали сюда уже из другого заголовка, несмотря на то что эта строка составлена из трех частей. Последняя же строка “Необходимо сойти со сцены” взята совсем из другой части газеты, возможно, из заголовка к передовице. Они напечатаны совсем другим шрифтом, посмотрите сами!

— Похоже, вы правы, — согласился шериф. Таким образом, из газеты были вырезаны три строки, — продолжал Дюриэа, — а слова “не могу ничего исправить” были явно скомпонованы, чтобы получилось связно.

— Ну и что, даже если это и так? — спросил шериф. — Я по-прежнему утверждаю, что это чертовски похоже на предсмертную записку.

— Да, конечно, — согласился Дюриэа. — Тем не менее в ней есть одна интересная деталь.

— Да? И что же это?

— Если эта записка настоящая, то этот человек не Прессман. Он упоминает о чем-то, чего “нельзя исправить”. Все, что мне удалось выяснить о Прессмане, говорит о том, что это довольно удачливый делец и дела его находятся в полном порядке, чтобы не сказать, процветают.

— Ну, — возразил Джентри, — разве можно говорить об этом с такой уверенностью. Очень часто люди, подобные ему, терпели крах. Причем катастрофа была тем больше, чем могущественнее казался человек.

— Да, согласен, — подтвердил шериф.

— Видите ли, я не отношу Прессмана к этой категории людей, — заявил Дюриэа. — Неужели вам не приходило в голову, Джентри, что все эти слова были, по всей видимости, вырезаны из одной газеты?

Джентри кивнул:

— Конечно, мы заметили это, мистер Дюриэа, и, поверьте, мы тут перевернули все вверх дном, пытаясь найти эту газету, из которой он все это вырезал. Но нам этого не удалось. Это единственное, что заставляет нас думать, а не убийство ли это, которое хотели бы выдать за самоубийство? Больше того, это, похоже, лист какого-то еженедельника, обратите внимание на качество бумаги… А ничего похожего в доме не обнаружено. Мы нашли письменный стол и несколько конвертов с марками, но ничего, хотя бы отдаленно напоминающего такую газету. Тем более, что эти газеты, как правило, довольно дорогие.

— Вы внимательно осмотрели дом?

— Да. Мы не передвигали тело и не дотрагивались ни до листка, ни до любого другого места, где должны были оставаться отпечатки пальцев. Но при этом мы обшарили весь дом буквально дюйм за дюймом.

— Эта лампа горела, когда вы приехали? — спросил Дюриэа.

— Да, мы ее не касались.

Дюриэа обернулся и заметил, что толпа зрителей, стоявших на крыльце и заглядывавших в окошко, сильно заслоняла свет. Он раздраженно передернул плечами, но потом взял себя в руки, вспомнив, что это все-таки не просто зрители, а люди, имеющие некоторый вес в обществе, например Эверетт Тру, редактор “Петри геральд”. Тем более он заметил, что может поднять штору на несколько дюймов, и света станет сразу больше. Дюриэа двинулся к окну и вдруг застыл от изумления: в человеке, который стоял, почти вплотную прижавшись к оконному стеклу, он внезапно узнал Грэмпса Виггинса.

Он сделал вид, будто не узнал Грэмпса, и дал ему возможность тихонько ускользнуть за чью-то спину.

Шериф заметил, как Дюриэа оглянулся на окно, и предложил:

— Может, поднять немного шторы, как вам кажется, Джентри? Станет лучше видно.

Полицейский послушно отправился к окну.

— Как вы думаете провести опознание? — осведомился Дюриэа.

— Я уже позвонил в контору Прессмана. Там уже никого не было, но на этот случай междугородный имеет номер, куда можно звонить даже ночью в случаях, подобных этому. Я объяснил им, в чем дело, и мне дали этот номер. Оказалось, что он принадлежит человеку по фамилии Стэнвуд, который является бухгалтером, казначеем и правой рукой Прессмана. Я сообщил ему, что не должно быть никакой шумихи. — Джентри взглянул на них немного виновато. — Дело в том, что я рассказал ему, что “Петри геральд” уже получила информацию о том, что Ридли — это на самом деле Прессман, и если это подтвердится, то ему будет лучше немедленно прислать сюда кого-нибудь, потому что человек, который был известен здесь под именем Ридли, сегодня был убит.

— И что он вам сказал на это?

— О, он был очень любезен. Поблагодарил меня, но мне не удалось ничего из него выудить, он только отвечал на мои вопросы. Единственное, что он сказал, это то, что постарается приехать как можно скорее.

— Когда вы ему звонили?

— Да в то же время, что и шерифу.

— Тогда он скоро должен быть уже здесь, — сказал Дюриэа, взглянув на часы?

— Давайте прикинем. Если вы звонили ему…

— Мне кажется, это он, — перебил его Джентри, когда раздался шорох колес подъехавшей к стоянке машины. — Ну и мощный же у него автомобиль. Мне его в окно видно.

На крыльце послышались быстрые шаги, и раздался голос одного из зрителей:

— Но они все там, внутри. Входите, если они за вами посылали.

Стэнвуд толчком открыл дверь и остановился на пороге, с вызывающим видом оглядывая находящихся в комнате.

— Ну, — сказал он, — в чем дело? Кому я понадобился?

— Вы и есть Стэнвуд? — спросил Джентри.

— Да, — кивнул Стэнвуд. Он взглянул на распростертое на полу тело, а затем перевел недоверчивый взгляд на Джентри. — Это что, ловушка? — спросил он с негодованием. — Вам бы хотелось, чтобы я кое-что рассказал вам об операциях моего шефа? Если это так, то вы зря на это рассчитываете.

— Эту хибару снимал Прессман? — спросил шериф.

— Вы зря обратились ко мне с этим вопросом. Я всего-навсего его бухгалтер.

— Вы хотите сказать, что даже если он и снимал этот домик, то вы все равно нам об этом не скажете?

— Я имею в виду, что мне платят за то, что я веду финансовую отчетность. Скажите же мне наконец, что вы конкретно от меня хотите?

Тут Лассен указал ему на труп.

— Взгляните на него, — спокойно сказал он.

— Хорошо, — согласился Стэнвуд.

— Полагаю, что мне следует это сделать. Господи Боже, никогда не думал, что можно так изуродовать человека, если попасть в него из револьвера!

— Револьвер достаточно мощный, большого калибра, — пояснил шериф?

— Давай, Джентри, снимай с него полотенце.

Полицейский наклонился и открыл мертвое лицо.

Стэнвуд попытался что-то сказать непослушными губами, но они ему не повиновались. Он издал какой-то непонятный, клокочущий звук, закашлялся, кивнул, лицо его, казалось, превратилось в какую-то маску.

— Да, это он, Прессман… Дайте мне выйти, мне нехорошо.

Глава 15

Милдред Дюриэа принесла мужу шлепанцы, трубку и спортивную вечернюю газету.

— Тяжелый был день? — спросила она.

Дюриэа удобно устроился в кресле, сбросил с себя туфли и надел шлепанцы, расстегнул пуговицы на пиджаке и со вздохом облегчения вытянул ноги.

— Если говорить о таких днях, как у меня выдался сегодня, — объявил он, — то что же тогда вообще такое “тяжелая работа”?

— Ну что же делать, — утешила Милдред, протягивая ему трубку и кисет, — ты же сам мечтал когда-то об этом.

— Да я разве спорю.

— Скажи-ка, — нетерпеливо спросила Милдред, — а деда ты там случайно не видел? Что он там делал?

— Твой дедуля, — был вынужден признаться Дюриэа, — вел себя прекрасно. Он замечательно держал себя в руках и ограничивал свою активность тем, что заглядывал во все окна и мучил вопросами свидетелей. В том, чтобы выкачать из человека как можно больше сведений, ему равных нет. Он ведь такой обаятельный. Подходит к человеку, улыбается как лучшему другу, завязывает разговор, и тот через минуту готов душу перед ним наизнанку вывернуть. Могу побиться об заклад на что угодно, что уже сейчас он знает об этом убийстве намного больше меня… Кстати, сколько ему лет?

— Боже мой! — воскликнула Милдред. — Я об этом не думала никогда. Но, по-моему, он не такой уж старый. Он просто достаточно умный человек, с большим жизненным опытом. Знаешь, что он мне напоминает? Старое-престарое седло из хорошей кожи, которое служит вечно.

— Знаешь, почему я спросил? — Дюриэа тщательно уминал табак в трубке. — Он часто утомляет меня, но никогда не раздражает. Знаешь, как это выглядит? Снует твой дед туда-сюда, задает вопросы то тому, то другому, и все охотно ему отвечают, что самое поразительное. Мне кажется, все дело в том, что он так переполнен энергией, так жизнелюбив, а это очень привлекает людей.

— Может быть, поэтому он и кажется моложе, чем он есть на самом деле, — откликнулась Милдред.

Она принесла стул и села, облокотившись на спинку его кресла и уткнув подбородок в переплетенные пальцы.

— Грэмпс всегда жил по своим собственным законам. Бог его знает, как он может поступить иногда. Я всегда боюсь, что он вляпается во что-то такое, что может принести неприятности и тебе. Правда, есть и кое-что утешительное. Он, наверное, скоро уедет, ведь обычно он не задерживается подолгу на одном месте.

— Почему, — спросил Дюриэа. — Он разве что-нибудь говорил об отъезде?

— Да нет. Но он ведь никогда не проводит больше нескольких дней на одном месте. Такой непоседа, и невозможно удержать его. Ему нравится ездить по стране в этом своем трейлере, заводить знакомства с разными людьми, но, обрати внимание, только с определенным типом людей. Он терпеть не может людей косных, высокоморальных и высокопринципиальных и, наоборот, обожает общаться с разными сомнительными личностями: бутлеггерами, бродягами, профессиональными боксерами, странствующими торговцами и тому подобными. В общем, ты понимаешь, что я имею в виду.

И ведь ему запросто может прийти в голову привезти кого-нибудь из них к нам, сюда, и это может быть кто угодно: взломщик сейфов, бутлеггер или старый шахтер-пьяница, который однажды в приступе белой горячки захочет поджечь город. Можешь представить себе последствия приезда такой компании, будет скандал, и это при твоем положении!..

— Перестань, — прервал ее Дюриэа. — Грэмпс, конечно, помешан на всем загадочном, но он никогда не сделает ничего такого, что могло бы скомпрометировать меня.

— Да, он по-настоящему уважает тебя, — вынуждена была признать Милдред, — но ведь он иногда просто непредсказуем. Бывают дни, когда с ним просто невозможно иметь дело. И ручным он никогда уже не будет, об этом можно и не мечтать. Он всегда был в семье паршивой овцой. Я знаю, что отец так никогда и не смог понять его, как ни старался.

— А Грэмпс-то сам понимал твоего отца? — поинтересовался Дюриэа.

Она рассмеялась.

— Грэмпс всегда говорил, что он пошел в мать. Ты же знаешь, бабушка с ним развелась в конце концов. Грэмпса это совершенно устраивало. С тех пор с оседлой жизнью для него было покончено.

Дюриэа с наслаждением выпустил первое кольцо дыма и нежно погладил руку жены.

— Грэмпс сегодня обедает с нами? — спросил он.

— По всей вероятности, нет. Он терпеть не может всякую “цивилизованную” еду и никогда не переодевается к обеду… Раз ты уж вернулся к разговору о нем, он, может быть, катит куда-нибудь в направлении Аляски или… — Она замолчала и прислушалась, а затем произнесла со вздохом: — Нет, я опять ошиблась.

Тарахтение мотора и неожиданные выхлопы подтвердили, что домик на колесах вместе со своим хозяином снова прибыл под гостеприимный кров Дюриэа.

На заднем крыльце раздались быстрые шаги. Хлопнула рывком открытая дверь, кто-то прошлепал через кухню и затем через столовую.

— Приготовься к худшему, — шепотом предупредила мужа Милдред. — Судя по походке, он одержим какой-то новой идеей. Во всяком случае, его явно гложет какая-то мысль.

— Хэлло, хэлло! — раздался жизнерадостный голос Грэмпса. — А где Френк?

Дюриэа с улыбкой взглянул на жену.

— Я здесь, — отозвался он.

Грэмпс ворвался в комнату как ураган:

— Что вы тут делаете?

— Отдыхаем, — ответила Милдред.

— Размышляете об убийстве? — спросил Грэмпс. — Я тут подумал…

Милдред резко встала.

— А теперь послушай меня, Грэмпс Виггинс. Оставь Френка в покое. Он приехал домой, чтобы отдохнуть немного и не думать ни о каком убийстве.

— Не думать об убийстве? — содрогнулся Грэмпс. — Это же одно из самых замечательных, тонко задуманных убийств, с которым человеку приходится сталкиваться за всю свою жизнь — и вы хотите выкинуть его из головы?!

— Пусть его говорит, — Дюриэа с улыбкой кивнул жене, выпустив голубоватое облачко ароматного дыма.

Вдруг, быстрыми, мелкими шажками подбежав к креслу, Грэмпс сунул руку в оттопыренный карман и выхватил оттуда револьвер.

Дюриэа внезапно потерял все свое хладнокровие и, схватив Милдред за руку, резко оттолкнул ее в сторону.

— Эй! — воскликнул он. — Поосторожнее с оружием! Но Грэмпс Виггинс, похоже, и не слышал его. Он изо всех сил пытался всунуть рукоятку револьвера в руку онемевшего от изумления окружного прокурора.

— Ну давай же, сынок, — приговаривал он. — Представь, что ты собираешься совершить убийство. Направь револьвер мне в голову и нажми на спуск. Он не заряжен.

Дюриэа выдвинул барабан и убедился, что он пуст.

— Ну, Грэмпс, — запротестовала Милдред, — оставь его в покое. Пусть он отдохнет, у него сегодня был тяжелый день.

— Отдых! — возопил Грэмпс. — Но вы же не можете заставить отдыхать свои мозги, разве что только займете их чем-нибудь другим. Да в любом случае, кто может думать об отдыхе, когда есть возможность расследовать убийство?! Ну же, сынок, давай, целься в меня и спускай курок!

Дюриэа весело подмигнул жене.

— Может быть, это действительно единственный способ в конце концов избавиться от него, — сказал он, смеясь, и поднял руку с револьвером.

— Нет, нет, не сюда, — остановил его Грэмпс. — Целься мне в голову. Ты должен постараться вышибить мне мозги.

— В конце концов, что вы затеяли, — спросил Дюриэа. — Хотите попробовать, хорошо ли быть трупом?

— Я хочу, чтобы ты почувствовал, каково быть убийцей, — терпеливо объяснил Грэмпс.

— Не думаю, что мне это так уж необходимо. Чего вы хотите этим добиться, Грэмпс?

— Это тебе так кажется. Сделай, как я говорю, Френк Дюриэа. Наведи револьвер мне в голову и спусти курок. Давай делай, что тебе говорят.

— Доставь ему это удовольствие, Френк, — сдалась Милдред. — В конце концов, он Виггинс, а никто из Виггинсов еще не умирал в своей постели.

— Мне нужно произнести напутственную речь или достаточно просто нажать на спуск? — любезно осведомился Дюриэа.

— Ты должен сыграть как можно лучше роль убийцы, — отмахнулся от него Грэмпс. — Сделай вид, что ты вне себя от ярости.

— Прелестная сцена, — кисло сказала Милдред.

— Давай, Френк, начинай представление.

Дюриэа спустил ноги со стула, с кряхтением вылез из удобного кресла, держа револьвер в руке, и с недовольным видом обернулся к Грэмпсу.

— Мне нужно держать револьвер в руках или положить его в карман, а потом выхватить его оттуда?

— Сначала положи его в карман, а вытащишь его, когда почувствуешь, что ты вне себя от ярости, — объяснил Грэмпс. — Попробуй-ка довести себя до бешенства. Нападай на меня. Из-за чего бы нам с тобой не сойтись во мнениях — может быть, из-за политики?

Дюриэа потерял терпение:

— Ну хорошо, но помните, что вы сами на это напросились. — Он с негодованием ткнул пальцем в направлении Грэмпса. — Мне уже осточертела ваша манера постоянно вмешиваться в мою жизнь и не давать мне ни минуты покоя, даже когда я отдыхаю. Только оттого, что у вас что-то не в порядке с головой, вы думаете, что и все остальные, так же как и вы, помешаны на различных загадочных убийствах. Вы, наверное, считаете, что работать окружным прокурором — это все равно что читать детективный журнал… А я, между прочим, настолько устал и от убийств, и от преступников, что, придя домой, мечтаю только об одном: ничего об этом не слышать. А вы… вы, видно, никогда ни от чего не устаете. Вам даже слово такое незнакомо. Да, конечно, вы неплохо готовите и неплохо смешиваете коктейли, но кроме того, вы разъезжаете на допотопном автомобиле, чей вид оскорбляет каждого, кто его видит; вы будите меня черт знает во сколько именно тогда, когда мне снится, может быть, самый приятный сон; вы накачиваете ликерами не только меня, но и мою жену, заставляете нас напиваться. Вы… вы проклятый старый пройдоха! Да вас и пристрелить мало!

— Молодец, парень! — похвалил его Грэмпс. — Боже мой! Ты сыграл это так, как будто действительно так думаешь. Ну просто настоящий артист. Не клади револьвер. Давай еще раз.

— Господи, стоило вам только приехать в наш город — и на нас посыпались несчастья. — Дюриэа уже почти привычно вошел в роль. — Кстати, когда вы приезжали в прошлый раз (помните?), тоже произошло убийство. И стоило вам только появиться в этот раз — бац! — и тут же еще одно… Да и вообще, насколько я знаю, это может быть самоубийство. Но вы…

— Самоубийство, как же! — воскликнул Грэмпс. — Вот этого-то я и добивался. Продолжай. Ты уже достаточно разъярился. Начинай стрелять. Давай целься в лоб.

— Очень хорошо, — заявил, разозлившись, Дюриэа. — Вы, в конце концов, сами на это напрашиваетесь. Наконец-то я с вами разделаюсь, и надеюсь, что навсегда.

Дюриэа сунул руку в карман, выхватил оттуда револьвер и сказал, направив его в лоб Грэмпсу Виггинсу:

— Теперь вам конец! — И нажал на спуск. Грэмпс усмехнулся:

— Ну вот и молодец, сынок. Теперь похоже. Вылитый убийца! Мне даже иногда казалось, что ты действительно убьешь меня, настолько убедительно ты сыграл… Все было чудесно, да только ты промахнулся. Попробуй-ка снова.

— Какого черта! Я не мог промахнуться, — заявил Дюриэа. — Ну хорошо, вот тебе, получай! — И он опять спустил курок.

Грэмпс Виггинс сделал нетвердый шаг вперед и покачнулся. Колени его подогнулись. Он упал на пол, дернулся, перекатился на спину и затих.

— Грэмпс! — заволновалась Милдред. — Господи! Френк! Может, у него плохо с сердцем?! Или от волнения…

— Замолчите! — своим жизнерадостным голосом сказал Грэмпс. — Я просто играю свою роль. Не мешайте мне.

— Он играет роль трупа, — шепотом подсказал жене прокурор.

— Вы угадали, я и есть труп, — объявил Грэмпс. — А ты убийца. Ну и как ты себя чувствуешь при этом?

— Небось пыжишься от гордости, — предположила Милдред. — Ну а теперь можно поставить трейлер на стоянку… Или мы обречены смотреть этот спектакль вплоть до конца расследования.

— Погоди! — отмахнулся Грэмпс. — Твоего мужа, по всей вероятности, обвинят в убийстве первой степени. А тебе предстоит остаться вдовой… Лучше будет, сынок, если ты постараешься, чтобы это выглядело как самоубийство. Положи револьвер мне в руку, а мое тело положи так, чтобы было видно, что я сам пустил себе пулю в лоб. Давай же! Живее же!

Грэмпс улегся на спину, слегка раскинул руки и закрыл глаза, но, и изображая из себя труп, он трещал без умолку, давая указания Дюриэа своим птичьим голосом.

— Нет, нет, ты недостаточно быстро действуешь, — сказал Грэмпс, увидев, что Френк колеблется. — Ты ведь испугался, спешишь, нервничаешь. Ну-ка, Милдред, изобрази-ка быстренько полицейскую машину, которая остановилась у входа. Напугай его.

Милдред с трудом изобразил полицейскую сирену.

— Давай-ка, — Грэмпс снова повернулся к Дюриэа, — пугайся же… А ты, Милдред, представь, что ты полицейский, и поднимись тяжелыми шагами на крыльцо.

Милдред тяжело затопала по полу. Улыбаясь, Дюриэа нагнулся над Грэмпсом, разогнул скрюченные пальцы старика, вложил в ладонь рукоятку револьвера и сказал:

— Все в порядке.

Милдред, изображая голос шерифа, рявкнула как можно оглушительнее, обращаясь к мужу:

— Эй, ты! Что ты здесь делаешь?

Робким, дрожащим голосом Дюриэа начал оправдываться:

— Честно, сержант, я не делал этого. Я к этому не имею ни малейшего отношения. Я вошел сюда только пару минут назад и нашел этого человека лежавшим на полу как раз в этой позе, как вы его видите сейчас. Бедняга! Должно быть, туго ему пришлось, вот и наложил на себя руки.

— Это вы так говорите, — сказала Милдред, рассматривая лежавшее почти у нее под ногами тело Грэмпса. — А вдруг вы сами его пристрелили, а потом просто вложили револьвер ему в руку?

— Нет, нет, — возразил Дюриэа с жаром. — Он покончил с собой, разве не видите, сержант? Он просто внезапно осознал бессмысленность и порочность своей жизни, подумал, сколько людей из-за него потеряли сон, и решил уйти из жизни.

— Угости-ка меня сигаретой, — попросила Милдред. Дюриэа протянул ей портсигар.

— Какая печальная история, — Милдред уже не могла выйти из своей роли. — Но вот что странно: как только на моем пути попадается труп, я тут же слышу ту же самую песню. Почему бы вам, ребятки, не придумать что-нибудь новенькое?

— Да правда это, сержант, чистая правда, вот не сойти мне с этого места.

— Да-да, конечно, — саркастически поддакнула Милдред. — Честно говоря, не нравится мне твоя физиономия. Ты, наверное, и родной жене можешь глотку перерезать. Клянусь…

Внезапно Грэмпс резко встал.

— Хреновый из тебя полицейский, — сказал он Милдред.

— Замолчи, — оскорбилась она. — Я как раз собиралась вывести его на чистую воду.

— Вас одурачили, — заявил Грэмпс. — Вас обоих одурачили. Разве вы не видите, что он сделал?

— Конечно, он ведь убил тебя, — ответила Милдред.

— Да, правильно, — согласился Грэмпс, — и затем наклонился надо мной, чтобы вложить револьвер мне в руку и сделать так, чтобы это выглядело как самоубийство. А он что сделал? Вы что, не поняли? Вы разве не поняли, что это полная бессмыслица?

— Вы о чем? — удивился Дюриэа.

— Да ведь ты вложил мне револьвер в левую руку. — И Грэмпс радостно улыбнулся.

Дюриэа неуверенно оглянулся:

— Да нет, не может быть. Я…

— Да, именно это ты сделал, — сказал Грэмпс, — и так же ты бы поступил и в другой раз. Ведь человек перед тобой лежал на спине, и ты видел его, как свое отражение в зеркале. А мы все привыкли видеть себя в зеркале и когда бреемся, и когда причесываемся, и когда поправляем галстук, и человек, которого мы видим в зеркале, всегда левша… Я имею в виду, что когда мы видим в зеркале, как поднимаем руку, это совсем не та рука… Вот так все и произошло. Ты нервничал и торопился, и когда вкладывал револьвер в руку человека, лежавшего на полу навзничь, то смотрел на него сверху вниз, и поэтому в девяти случаях из десяти ты вложил бы оружие в его левую руку.

Дюриэа задумался.

— Это интересная мысль, — наконец признал он.

— Интересная! — воскликнул Грэмпс. — Черт меня побери, если это не гениальная мысль! Это же совершенно определенно доказывает, что тот парень был убит. У него же револьвер был в левой руке. Его туда вложил убийца.

— Ну, в любом случае мы бы тоже в конце концов поняли это, — заявил Дюриэа.

— Хорошо, если так, — ответил Грэмпс. — А я боялся, что вы вцепитесь в эту версию о самоубийстве… Но я до сих пор еще не уверен, что вы поняли, в чем тут дело.

— Ну хорошо, расскажите же мне, в чем тут дело, — попросил Дюриэа. — А потом я хочу отдохнуть и спокойно покурить.

— А все дело в том, — пояснил Грэмпс, — что человек поступит так необдуманно только в том случае, если он безумно напуган и нервничает… Я сделал все для того, чтобы ты начал спешить. Ты-то, конечно, не был испуган, но, играя эту сцену с Милдред в роли полицейского, ты невольно заторопился и вследствие этого совершил ту же ошибку, что и убийца.

— Ну хорошо, — задумчиво сказал Дюриэа, бросив взгляд на жену. — Пусть в данном случае я двигался и быстрее, чем обычно. Так что с того?

— Неужели ты не понял? — изумился Грэмпс. — Если ты бы не так торопился, то непременно заметил бы ошибку и переложил бы револьвер в правую руку. Мы сейчас, конечно, просто сыграли, как в театре, эту сцену, но нам удалось заставить тебя спешить.

— Пожалуйста, продолжай, дедушка, — воскликнула Милдред. — Расскажи все сейчас, а то потом мне придется уйти, чтобы приготовить коктейли и подать ужин.

Грэмпс не заставил себя просить.

— Человек, убивший Прессмана, страшно спешил. Вероятно, произошло что-то, напугавшее его. И к этому моменту он еще не успел сделать все, что хотел. А ведь убийство было действительно подготовлено. И вдруг, когда он уже почти закончил создавать ту мизансцену самоубийства, которую готовил для нас, произошло нечто неожиданное и неприятное для него.

Дюриэа поудобнее уселся в кресле и, потянувшись за трубкой, сказал:

— Могу побиться об заклад, что вы раскопали что-то еще, Грэмпс.

— Черт возьми, ты угадал, — воскликнул Грэмпс. — Я действительно обнаружил кое-что еще.

— И что же?

— Я могу почти точно указать время, когда было совершено убийство.

— Это очень интересно, — сказал Дюриэа и добавил: — конечно, если вы действительно это можете сделать.

— В комнате, где было совершенно убийство, я обнаружил своего рода часы, — объявил Грэмпс.

— Что вы имеете в виду?

— Горевшую в комнате масляную лампу!

— А она-то какое отношение имеет ко всему этому? Грэмпс раздулся от гордости.

— Я там рассмотрел кое-что, пока заглядывал в окошко. Не знаю, сынок, заметил ли ты меня, но лично я постарался заметить как можно больше. Пока ты был в доме, я походил вокруг него и заглянул во все окна… Ну а теперь, сынок, я тебе кое-что расскажу. Человек, который поселился в этом домике, хотел, чтобы его принимали за старого отшельника, на тот случай, если кто-то придет к нему, но на самом деле он был точен и аккуратен, как хорошо отлаженный механизм.

— Ну, чтобы понять это, не нужно быть Шерлоком Холмсом, Грэмпс. Если вы хотите…

— Погоди, — перебил его Грэмпс, — дай мне закончить. Я сказал уже, что он был точен как часы. Больше того, он никогда не изменял своей привычке к аккуратности… И вот что я хотел тебе сказать: человек такого типа не стал бы заправлять маслом и зажигать только одну лампу, коль скоро в доме их было две. Одна масляная лампа была на кухне, а другая — в комнате, где лежало тело. Та лампа, которая стояла в кухне, была полностью заправлена, и ламповое стекло тщательно протерто, так что она светила достаточно хорошо…

— Мне не совсем понятно… — перебил его Дюриэа.

— Естественно, тебе непонятно, — ответил Грэмпс, — ты для этого слишком молод, чтобы иметь какое-то представление о таких лампах. Ты ведь ими никогда не пользовался. А я вот пользовался в свое время. Я все о них знаю. Все домохозяйки в мое время знали, как заправлять лампы, обрезать фитиль и протирать от копоти стекло. И потому, что я ими пользовался, могу тебе точно сказать, что человек не будет заправлять только одну лампу, если их у него две, а заправит сразу их обе… Можешь спросить любого, кто ими пользовался.

Отсюда я делаю вывод, что лампа в кухне была заправлена вчера днем, поскольку ею не пользовались, а ведь готовил он себе на кухне. Это значит, что лампа, которая оставалась в комнате, тоже была заправлена днем, в то же время. Сделав такой вывод, я пошел дальше и купил себе точно такую же лампу, заправил ее маслом, поставил в трейлере, зажег и наблюдал, как она горела… За каждый час в лампе сгорало примерно одно и то же количество масла, и, пока ты осматривал тело, я постарался как можно точнее заметить, сколько масла оставалось в лампе, которая горела в комнате, где произошло убийство… Готов побиться об заклад, что ни ты, ни шериф этого не заметили, разве не так?

— Да, тут вы не ошиблись, — вынужден был признать Дюриэа. — Однако это очень интересное наблюдение. Что же вам удалось выяснить?

— Убийство, — торжественно заявил Грэмпс, — было совершено примерно за шесть часов до того, как вы вошли в эту комнату.

Внезапно на лице Дюриэа появилась улыбка.

Что такое, что случилось? — всполошился Грэмпс.

— Здесь есть одна маленькая деталь, — заявил Дюриэа, — которую, по-моему, вы пропустили.

— Что именно?

— А то, что лампой, которая была в комнате, могли пользоваться гораздо чаще, чем той, что была на кухне.

— Что ты имеешь в виду?

— Давайте предположим, — сказал Дюриэа, — что лампы были заправлены не вчера, а, скажем, два дня назад. Та лампа, которая была на кухне, выглядит почти полной, так как человек, который жил там, готовил себе в основном при дневном свете. Может быть, она горела кое-какое время, но недолго, пока он, скажем, мыл посуду и прибирал на кухне. Затем он возвращался в комнату и зажигал другую лампу, читал часов до одиннадцати, затем тушил ее и шел спать. Это объясняет тот факт, что хотя обе лампы и были заправлены одновременно, но в лампе, стоявшей в комнате, масла почти не было, так как ею гораздо больше пользовались.

— Лампой на кухне могли просто редко пользоваться… — задумчиво протянул Грэмпс. — Может быть, в этом что-то и есть. Она выглядела такой чистой, просто как новенькая.

— Вы делаете ту же ошибку, что и большинство любителей, — объяснил ему Дюриэа. — Вы забываете о том, что расследование убийства должно производиться беспристрастно, хладнокровно и, только опираясь на логические рассуждения, словом, выполняться, как любая рутинная работа. Например, первое, что мы делаем, чтобы определить, когда был убит человек, это вскрытие тела. Патологоанатомы прекрасно знают, как это делается. Вот, пожалуйста, в данном случае из лаборатории сообщили, что смерть наступила между шестнадцатью и двадцатью тремя часами.

— Только не пытайся меня убедить, что твои полицейские врачи никогда не ошибаются, — объявил Грэмпс. — Я знаю кучу примеров, когда они попадают пальцем в небо. Какое заключение о времени убийства ты получил, когда исследовал убийство Тельмы Тодд, ну-ка, вспомни?!

— Ну хорошо, я признаю, что когда-то, в исключительных случаях, они могут ошибиться, с неохотой признал Дюриэа. — Но тот врач, который сейчас делал вскрытие, насколько я помню, достаточно опытный и добросовестный. Если он говорит, что смерть наступила между шестнадцатью и двадцатью тремя часами, можешь на это положиться… Мы знаем, что этот человек был еще жив часов в пять, потому что в это время к нему приезжали Сондерс и Тру. Они слышали, как он ходил по дому, а тот факт, что он не подходил к дверям и не открывал им, доказывает, причем достаточно очевидно, что это был Прессман и что он достаточно хорошо понимал, что им нужно, и отдавал себе отчет, что его инкогнито раскрыто… Стемнело около семи. Может быть, было не настолько темно, чтобы убийца совсем не видел, что он делает, но это только до половины восьмого… Убийство было совершено вскоре после того, как зажгли лампу, то есть после окончательного наступления темноты. Мы установили, что лампу зажгли где-нибудь между половиной восьмого и десятью. Ты потом обнаружишь, что убийство было совершено именно в этом промежутке времени.

Грэмпс вдруг внезапно прищелкнул языком.

— Что такое? — спросил Дюриэа.

— Да вот ты рассуждаешь обо всех этих масляных лампах, — заметил Грэмпс. — А ведь ты ни черта в них не разбираешься. Твои доводы говорят против тебя.

— Что вы имеете в виду?

Грэмпс принялся было объяснять, но внезапно замолчал на полуслове:

— Нет, ничего сейчас вам не скажу. Но запомни: полицейский врач тоже может ошибаться.

Внезапно вмешалась Милдред:

— Ну хорошо, а теперь отправляйтесь наверх и выкиньте это убийство из головы. Прислуги сейчас у нас нет, и поэтому ужин я буду готовить сама. Если хотите выпить по коктейлю, бутылка в баре.

Грэмпс радостно объявил:

— А кстати, я знаю рецепт нового коктейля! Хотите попробовать?

— Нет, — твердо заявила Милдред. — Я уже достаточно напробовалась твоих коктейлей, Грэмпс. И сейчас я бы хотела, чтобы мой муж был в состоянии съесть мой ужин.

— Да нет, он не такой уж крепкий, — оправдывался Грэмпс.

— Хорошо, — со вздохом уступила Милдред, — но пусть он действительно будет некрепкий. Ликер стоит в баре на…

— Не нужен мне твой ликер, — перебил ее Грэмпс. Я возьму свой. Дай мне только шейкер. Лед я возьму из холодильника, и это будет самый лучший в мире коктейль.

— Только не очень крепкий, — напомнила Милдред. — А то твои коктейли обычно напоминают динамит.

Конечно, конечно, терпеливо согласился Грэмпс. — Я же тебе пообещал, так ведь? Я туда кое-что добавлю, уверен, что тебе понравится.

Милдред достала ему шейкер, а Френк Дюриэа с глубоким вздохом удовлетворения поудобнее расположился в кресле. Милдред подсела к нему.

— Господи, откуда у него столько энергии?! — пробормотал Дюриэа. — Лично я устал как собака.

— У тебя гораздо больше проблем, дорогой.

— Ну нет, я и вполовину так не суечусь, как Грэмпс. Он весь день был на ногах, а сейчас так же полон сил и энергии, как гончая, когда почует дичь.

Милдред провела по его щеке кончиками пальцев и поцеловала в глаза.

— Сиди спокойно, отдыхай и не думай о Грэмпсе. Я пойду и поставлю жариться мясо. Картошка уже варится, так что скоро будем ужинать.

Дюриэа благодарно взглянул на жену:

— Ты уж у меня обо всем позаботилась. Скажи, а нельзя как-нибудь устроить, чтобы найти хотя бы приходящую прислугу?

— Да, наверное, возможно, но, по-моему, от этого беспокойства больше, чем пользы. Впрочем, я постараюсь найти кого-нибудь. Не волнуйся об этом.

Она отправилась на кухню, и Дюриэа скоро услышал приятное, возбуждающее позвякивание тарелок и стаканов; затем до его ушей донеслось бульканье жидкости, и почти сразу же своим легким шагом в комнату влетел Грэмпс.

— О’кей, Милдред, у меня все готово, и они действительно получились достаточно слабые… Готов поклясться, что вы ничего подобного в жизни не пробовали.

— А что это, Грэмпс? Одна из ваших фантазий или рецепт, полученный от какого-то приятеля?

— Да так, ни то, ни другое, — ответил Грэмпс. — Это совершенно необычный состав.

— А что ты имеешь в виду?

Грэмпс слегка опешил от подозрительности в ее голосе.

— Ну не будь такой вредной, Милдред. Не такой он уж и новый. В принципе можно сказать, что даже старый. Я использовал тут кое-что из своих запасов.

— Где же ты сделал эти запасы?

— В Мексике.

— Хорошо, только дай сначала мне попробовать, прежде чем ты убьешь им Френка.

Дюриэа рассмеялся.

— Да ну, Грэмпс, не обращайте на нее внимания. Несите ваши коктейли.

Через пару минут Дюриэа услышал, как жена воскликнула:

— Ой, Грэмпс, да это действительно очень вкусно!

— Конечно вкусно! — подтвердил Грэмпс. — Я же тебе говорил.

Милдред внесла поднос с бокалами. Грэмпс в последний раз красиво встряхнул шейкер, затем разлил по бокалам пенящуюся светло-палевую жидкость, которая внезапно стала прозрачной, а бокалы немедленно запотели и красиво отливали на солнце.

Дюриэа взял свой коктейль, поднес его к губам и, заговорщически подмигнув Милдред, осторожно отпил глоток.

Не успел обжигающий напиток коснуться его нёба, как он понял, что пьет что-то необычное.

— Необыкновенно вкусно! — объявил он. С невинным видом Грэмпс спросил:

— А он не чересчур слабый?

Смакуя восхитительный напиток, Дюриэа покачал головой:

— Нет, нет, в самый раз, не очень слабый, некрепкий, но достаточно мягкий и приятный.

— Ну не такой уж он мягкий и безобидный, — кинулся защищать свое творение Грэмпс. — Попробуй, выпей парочку, и посмотришь, какой у тебя будет волчий аппетит.

Милдред отставила недопитый бокал, чтобы перевернуть мясо на сковородке. Грэмпс в это время долил оставшуюся в шейкере смесь себе и Френку, так что к приходу Милдред они уже допивали третий бокал.

В тот момент, когда Милдред объявила, что можно идти ужинать, Френк обнаружил, что с его ногами происходит что-то непонятное. Голова тоже слегка кружилась, хотя и казалась совершенно ясной. Ноги были ватными, но что самое странное — усталость исчезла и на смену ей явилось удивившее его самого ощущение радости бытия.

Пораженный этим, он бросил взгляд на жену. Этого было достаточно, чтобы понять, что она испытывает то же самое.

— Грэмпс, — с усилием произнес Дюриэа, бросив взгляд на жизнерадостного маленького старика, который даже не повернул в его сторону головы, — что вы нам намешали?

Грэмпс широко улыбнулся.

— Это меня научили делать в Мексике. Они берут мескаль и выдерживают его так, что он становится практически желтым. Замечательный напиток! Потом надо его смешивать…

— Ты хочешь сказать, что смешал текилу с джином?!

Грэмпс похлопал его по плечу:

— Посиди спокойно, глупый. И не волнуйся так по поводу того, что ты выпил что-то не то. Считай, что это просто тоник… А вкусно было, верно?

Дюриэа рухнул обратно в кресло. Милдред бросила на него озабоченный взгляд:

— Ну, — спросила она, — и кто же будет есть мясо? Френк вяло улыбнулся.

— Грэмпс, наверное, — пролепетал он. Милдред молча положила перед дедом вилку с ножом.

Глава 16

Харви Стэнвуд обвел глазами погруженный в сумрак бар, в котором только по углам в тяжелых канделябрах горело несколько свечей, что создавало обстановку интимности и уюта. В нем всегда было, или казалось, довольно пусто. Здесь Стэнвуд никогда не бывал прежде.

Стэнвуд заказал коктейль, а затем вошел в телефонную будку и набрал номер Джорджа Карпера.

Дождавшись, пока Карпер возьмет трубку, он произнес:

— Надеюсь, вы узнали меня, мистер Карпер. Позавчера мы с вами вместе обедали.

— Ах да, — приветливо сказал Карпер. — Надеюсь, кухня в этом ресторане вам понравилась. Как поживаете?

— Спасибо, все прекрасно, — отозвался Стэнвуд, — но мне кажется, что для меня и для вас было бы полезно встретиться и немного поболтать…

— Только не для меня, — твердо ответил Карпер.

— И в таком месте, где бы нас не могли увидеть вдвоем, — как ни в чем не бывало предложил Стэнвуд. — Я сейчас, кстати, звоню вам из маленького бара под названием “Эльмвуд” на Гранд-авеню. Я буду ждать вас здесь еще минут десять после того, как повешу трубку. Столик в конце зала по правой стороне.

Карпер возмутился:

— Но… но это совершенно невозможно. Насколько я понимаю, вы пьяны. Вы…

Но Стэнвуд не собирался давать ему возможность высказаться.

— Я не собираюсь брать все это на себя, Карпер. Мне необходимо с кем-то поговорить. Вам лучше приехать сюда, и как можно быстрее.

— Или что? — с иронией спросил Карпер.

— Да все, что угодно, — коротко ответил Стэнвуд и бросил трубку.

Примерно через восемь минут после окончания телефонного разговора Карпер вошел в бар, близоруко щурясь, обвел глазами полутемный бар, а затем подошел к столику Стэнвуда и громогласно приветствовал его:

— Эй, привет! Каким ветром тебя сюда занесло? Сто лет тебя не видел.

Стэнвуд, помешкав, встал и протянул ему руку.

— Да, давненько не виделись. А я как раз зашел сюда выпить. Не хочешь присоединиться? Ты, наверное, был за городом в последнее время? Давай выпьем, и ты расскажешь мне об этом подробнее.

— Неплохая мысль, — добродушно сказал Карпер, с удобством располагаясь на кожаных подушках дивана. Но, усевшись за столик, он недовольно взглянул на Стэнвуда и понизил голос: — Во-первых, мне не нравится способ, которым вы добивались встречи со мной. Во-вторых, ни для вас, ни для меня нежелательно, чтобы нас видели вместе.

— Вы говорите, это нежелательно. Мне бы хотелось узнать: для кого? — холодно спросил Стэнвуд.

— Для меня, для вас, для нас обоих, в конце концов. Стэнвуд, нажав кнопку, вызвал официанта.

— Что вам заказать? — спросил он.

— Классический, — ответил Карпер.

— Ну а мне шотландский с содовой, — заказал Стэнвуд.

Как только официант отошел, Стэнвуд наклонился вперед, держа в зубах незажженную сигарету, и спросил:

— Спички у вас есть?

— Есть, — неприязненно ответил Карпер.

— Ну так дайте мне прикурить, — повелительно сказал Стэнвуд.

Поколебавшись немного, Карпер вынул спички из кармана и, наклонившись вперед, поднес зажженную спичку к сигарете Стэнвуда.

Глядя ему в глаза, Стэнвуд быстро и очень тихо сказал:

— Я попал в ловушку. Вытащить меня из нее можете только вы.

Только не я, — вежливо отозвался Карпер. — Как бы все для вас ни сложилось, вы сами во всем виноваты.

Стэнвуд бросил на него злобный взгляд.

— Когда я говорил вам, что босс скрывается, я совершенно не был готов к тому, что вы отправитесь туда и прикончите его… Это что-то уж слишком круто для меня.

Он глубоко затянулся сигаретой и снова откинулся на спинку дивана, всем своим видом показывая, что ему хорошо и он наслаждается жизнью.

Карпер возмутился:

— Так вот какую игру вы затеяли. Ну уж нет, меня вы в это не втянете. Этот номер у вас не пройдет.

— Не надо делать из меня дурака, — предупредил Стэнвуд.

Тон Карпера был сух и холоден:

— По-моему, самое лучшее для меня — это обратиться в полицию.

— И что же вы им скажете? — поинтересовался Стэнвуд.

— Ну если вам это действительно интересно, за вами уже в течение некоторого времени следят мои детективы. Вы, конечно, быстро действуете, но и я от вас не отстаю. Многие из ваших подвигов могут быть доказаны. Вы ведь позаимствовали из кассы патрона семнадцать тысяч. Вы хотели отыграться, но потерпели неудачу. Перед вами грозной тенью маячил Прессман. Он мог обратиться в связи с этим делом прямо к окружному прокурору. Вы больше всех были заинтересованы в том, чтобы вывести его из игры.

Улыбка Стэнвуда больше походила на гримасу.

— Я продал вам эту информацию только потому, что вы заставили меня это сделать. И через несколько часов после того, как вам стало известно, что Прессман скрывается под фамилией Ридли, Прессман был убит.

— Если вы хотите этим воспользоваться, учтите, у меня есть алиби, — немного помолчав, сказал Карпер.

— И на какое же время у вас алиби?

— Да на любое, если это необходимо. А кстати, что вы делали после того, как мы расстались?

— Послушайте, — взволнованно сказал Стэнвуд, — это нам не поможет. Вот что вам необходимо сделать. Когда полиция будет спрашивать меня по поводу этой недостачи, я скажу им, что у вас с Прессманом были какие-то не известные мне деловые отношения; что Прессман выплатил вам эти деньги в качестве аванса, но он не хотел, чтобы эта сумма проходила по книгам; что Прессман велел мне забрать вашу долю наличных и пустить ее в оборот, чтобы оплатить вашу долю расходов; а затем вы должны были компенсировать мне эту сумму наличными и я бы вернул их в кассу, как обычный депозит.

— И чего ради я должен это делать?

— Это ваша доля при разработке кое-каких шахт.

— Вы с ума сошли!

— Пусть так, но запомните две вещи: первое — если вы соглашаетесь, то участвуете в весьма прибыльном деле, и второе — если вы отказываетесь, то я сажусь в тюрьму за растрату, а вы, возможно, за убийство.

Карпер оглядел Стэнвуда с головы до ног с холодной яростью.

— Я этого так не оставлю. Немедленно, прямо отсюда, иду в полицию и…

— И говорите, что сразу после нашего разговора совершили небольшую и неафишируемую прогулку в Петри, — подхватил Стэнвуд.

Казалось, Карпера обухом по голове хватили.

— Вы что, думали, я об этом не узнаю?.. — спросил Стэнвуд.

Карпер перебил его:

— Я ездил туда чисто в политических целях. Я хотел помешать его планам, сообщив о его авантюре окружному прокурору и еще, может быть, шерифу.

Стэнвуд торжествующе улыбнулся:

— Но ведь центральный город округа — Санта-Дельбарра. И там же находится офис окружного прокурора. Но вы почему-то поехали в Петри. Я знаю, зачем вам это понадобилось. Вы…

Внезапно Карпер прервал его:

— Спокойно, Стэнвуд, прервитесь. За соседний столик садится кто-то.

Какое-то время они молчали, исподтишка разглядывая пожилого человека в мятом, неопрятном костюме, который расположился за соседним столиком, развернул спортивную газету и лихорадочно начал ее читать, время от времени делая какие-то непонятные пометки на полях.

— Все в порядке, — сказал Стэнвуд. — Просто какой-то старый чудак, помешанный на спортивных пари.

Карпер, который не отрывал глаз от Грэмпса Виггинса, осторожно сказал:

— Я, честно говоря, в этом не уверен… Нет, это очень рискованно. Нас ни в коем случае не должны видеть вместе.

— А с другой стороны, — тихо возразил Стэнвуд, — это единственное место, где нашу встречу как-то можно объяснить.

Карпер повернулся к нему.

— У меня создалось впечатление, что, для того чтобы защитить себя наилучшим образом, вы решили принести меня в жертву.

— Можно подумать, вы поступили бы по-другому, — усмехнулся Стэнвуд. — Именно так хотели поступить и вы, только я опередил вас. А теперь я скажу вам кое-что, над чем вам следует поломать голову: полчаса назад мне звонил Френк Дюриэа, окружной прокурор в Санта-Дельбарре, и просил меня приехать вечером обсудить это дело. Он хотел бы узнать побольше о тех, с кем Прессман был связан деловыми интересами.

Карпер вздрогнул.

Официант наконец принес заказанные напитки. Заплатил за них Карпер.

Когда официант отошел, Карпер заговорил уже более любезно:

— Давайте обсудим все спокойно, Стэнвуд. Может быть, мы с вами оба погорячились. Вы понимаете, как вы сами мне сказали, что сможете все утрясти, если Прессман не вернется в офис. Ну и я, естественно, подумал, что вы приняли меры, чтобы так и случилось. Может быть, я ошибался. Надеюсь, что так.

— Именно так, — коротко сказал Стэнвуд. — И постарайтесь не повторять подобных ошибок.

Карпер вытащил сигару из кармана и бросил быстрый взгляд на Гремпса Виггинса, который внимательно изучал список скаковых лошадей.

— Надеюсь, вы меня поняли, Стэнвуд. Я ни черта не понимаю, что там могло произойти с Прессманом. И я начинаю думать, что и вы тоже. Надеюсь, вы простите мне мои слова, и я надеюсь, что, разговаривая с окружным прокурором, вы не скажете ничего такого, что могло бы втянуть меня в эту проклятую историю. Послушайте, почему бы нам не договориться относительно этого дела?

— Как?

— Вы делаете все, чтобы вытащить меня, а я отвечаю тем же.

— Этого я от вас и ждал.

Холодные глаза Карпера остановились на Стэнвуде.

— Ну вот и договорились, — сказал он и поднял свой бокал.

Через пятнадцать минут Грэмпс Виггинс послал срочную телеграмму Френку Дюриэа, окружному прокурору округа Санта-Дельбарра в Калифорнии:

“Слежу за определенными лицами. Кое-что стало известно. Если будешь в Лос-Анджелесе, чтобы выслушать всех здесь, дай мне знать, где и когда мы сможем увидеться. Уверен, что смогу помочь тебе принять решение. Ответ посылай на адрес “Вестерн юнион”.

Грэмпс”.

Глава 17

Пелли Бакстер казался раздавленным горем, поскольку он сам себя считал другом семьи Прессманов.

Дворецкого он приветствовал именно так, как и следовало: дружелюбно, демократично, по-мужски, так, как это бывает, когда горе стирает существующую между сословиями грань.

— Добрый день, Артур. Какое несчастье!

— Да, мистер Бакстер.

— Могу себе представить, как вы переживаете, Артур.

— Благодарю вас, сэр.

— Вы ведь служили у него довольно давно?

— Четыре года, сэр.

— Какой был замечательный человек! Нам будет не хватать его.

— Да, сэр.

— Для миссис Прессман это, вероятно, было тяжелым ударом?

— Совершенно верно. С тех пор она почти ничего не ест.

— Спроси, не найдется ли у нее для меня пары минут или она предпочитает, чтобы ее не беспокоили? Если она предпочитает побыть одна, спроси, не могу ли я быть ей чем-нибудь полезен.

— Хорошо, сэр. Она наверху. Если вы подождете в библиотеке, сэр, я поднимусь и сообщу ей, что вы здесь.

Пелли Бакстер прошел через холл и вошел в огромную прихожую.

Комната показалась ему кладбищем, такая в ней стояла неестественная тишина. Тускло отсвечивали корешки книг на полках, будто надгробия в лунном свете. До половины спущенные портьеры делали царившую в библиотеке тишину еще более непроницаемой.

Всего несколько минут пробыл он в этой погребальной тишине, как, к большому его облегчению, вернулся дворецкий.

— Миссис Прессман просит вас подняться наверх, в ее гостиную. Сюда, пожалуйста.

Дворецкий поднялся по лестнице, потом свернул в длинный коридор и наконец ввел его в кокетливую, изящную гостиную, залитую солнечными лучами, которые врывались в комнату через французское окно, выходившее на маленький балкон. В другом конце гостиной через открытую дверь был виден кусочек спальни.

Софи Прессман всегда отличалась тем, что ни на минуту не теряла ни присутствия духа, ни бдительности, словно тренер во время решающего матча. Вот и сейчас в присутствии дворецкого она казалась погруженной в скорбь и всем своим видом полностью соответствовала атмосфере, царившей в библиотеке.

— Здравствуйте, Пелли, — сказала она дрожащим голосом. — Так мило, что вы зашли… Конечно, словами делу не поможешь, но внимание и сочувствие друзей облегчает горе.

Она указала ему на стопку телеграмм на столе.

— В прошлом мне тоже приходилось посылать соболезнования, и, подыскивая слова для того, чтобы выразить людям, что я чувствую, я часто ощущала беспомощность. И только теперь я понимаю, что важно не то, какими словами друзья стараются выразить сочувствие, важно то, что они пытаются вам сказать… Садитесь, Пелли. Артур сейчас принесет вам виски с содовой.

— Нет, спасибо, — отказался Пелли. — Я только зашел к вам на минуту, чтобы выразить свое сочувствие и спросить, не могу ли я хоть чем-нибудь, помочь вам.

— Спасибо, Пелли, мне ничего не нужно. Я всегда чувствовала, что могу на вас положиться… вы свободны, Артур.

Дворецкий осторожно прикрыл за собой дверь. Еще минуту в гостиной царило молчание; потом Бакстер подошел вплотную к Софи Прессман.

— Так ты все раздобыла? — спросил он.

— Да.

— И положила в безопасное место.

— Да.

— Я не доверяю твоему дворецкому.

— Я тоже.

— Расскажи, как тебе это удалось. Она улыбнулась.

— Я отправилась прямехонько к Ральфу в контору, сказала секретарше, что собираюсь забрать всю почту домой, чтобы Ральф мог узнать все новости, как только вернется.

— И что же она сказала?

— Ей это страшно не понравилось, но что она, бедняжка, могла поделать? Не могла же она встать и сказать: “Я уверена, миссис Прессман, что вашему мужу это бы не понравилось”.

— Ну еще бы, — усмехнулся Бакстер.

— Она еще пыталась возражать мне, — сказала миссис Прессман, а затем, хихикнув, добавила: — Мне будет страшно приятно рассчитать эту девушку.

— Ты думаешь, она видела, что там внутри?

— Конечно, она видела, что внутри, — заявила миссис Прессман. Она же вскрыла письмо. Слава Богу, что она не вскрыла конверт, в котором лежали фотографии.

— И что же, она все прочитала и отдала тебе письмо?

— Ну конечно же нет. Она мне отдала всю оставшуюся почту. А это письмо она аккуратно затолкала в верхний ящик своего стола. Поэтому я послала ее с каким-то поручением, а сама тоже как будто ушла из конторы, но потом вернулась под тем предлогом, что, дескать, забыла перчатки, и открыла ее стол. Письмо было там.

— А она читала его?

— Вне всякого сомнения.

— Да, это довольно неприятно, чтобы не сказать — опасно.

— Ну, я бы так не сказала. Но и оставлять его в конторе было опасно.

— А это детективное агентство не может прислать копию отчета?

Она улыбнулась.

— Во главе такого агентства должен стоять трезво мыслящий человек. Если бы Ральф был жив, он бы ему заплатил. А в нынешней ситуации он может получить деньги только от меня. Я думаю, тактичность этого агентства нам обеспечена.

— А как насчет секретарши?

Она удивленно раскрыла глаза.

— Надо заставить ее молчать.

— И как же это сделать?

— Еще не знаю.

Бакстеру стало неуютно под ее настойчивым взглядом, и он потянулся за сигаретой.

— Тебе прикурить, Софи?

— Если не трудно.

Он достал вторую сигарету, прикурил и окутался голубоватым дымом.

Помолчав, Софи Прессман задумчиво произнесла:

— Мне и в голову не приходило, что ты можешь пойти на такое…

— Что ты хочешь этим сказать?

— Мне нужно объяснить?

Несколько секунд Бакстер молча курил, затем не выдержал.

— Давай выясним все до конца, Софи.

— Разве в этом есть необходимость? Это слишком опасная тема для разговора.

Бакстер сделал вид, что не слышал. Он продолжал задумчиво:

— Ты поистине замечательная женщина. Есть в тебе что-то такое, что чарует мужчин. Я все время думаю, может быть, это потому, что ты бываешь то пламенной, то холодной как лед.

— Ты говоришь, как мой психоаналитик, — улыбнулась она.

— Да нет, — покачал он головой.

— Я не совсем понимаю, к чему ты клонишь, — сказала она. — Продолжай, мне интересно.

— Я бы, — сказал Пелли, очень тщательно подбирая слова, — сделал для тебя все что угодно, все, что бы ты ни попросила, только не это.

— Что “не это”?

— Я имею в виду — не то, что произошло с Ральфом. Она спокойно встретила его взгляд.

— Тебе вовсе не надо в чем-либо признаваться, Пелли, но и не стоит дурачить друг друга.

— Ладно, — ответил Бакстер?

— Давай будем откровенны друг с другом. Я не знал, что Ральф нанял кого-то следить за тобой. Я также ничего не знал ни об этих фотографиях, ни об отчете агентства, пока ты мне сама не рассказала. И до того времени я не знал, куда уехал Ральф. Для меня, во всяком случае, Петри — не более чем какая-то точка на карте… В жизни никогда не чувствовал себя более беспомощным, особенно когда понял, что ты не намерена оставить все как есть, но решила решить все проблемы разом… Однако же ты ведь меня ни во что не посвящала.

А затем, когда я узнал о том, что случилось, я понял… В общем, если взглянуть на все это с твоей точки зрения, то это не более, чем самозащита. Твоя жизнь, твое счастье, репутация, положение в обществе, все, чем ты жила, было под угрозой. Ты…

— Погоди, Пелли, — перебила его она, не повышая голоса. — Ты что, хочешь сказать, что я это сделала?

Он опять постарался найти нужные слова.

— Я только пытаюсь дать тебе понять, что понимаю и поддерживаю безусловно все, чтобы ты ни сделала, и что мое отношение к тебе не изменилось ни на йоту.

— Почему ты это сделал, Пелли?

— Что сделал?

— Я сейчас имею в виду твою попытку выкрутиться и переложить все на меня.

Его веки непроизвольно дрогнули, но ему удалось встретить ее взгляд почти спокойно.

— Послушай, Софи, а не пытаешься ли ты сейчас… О нет, только не это, это слишком жестоко.

— Ну же, продолжай, Пелли.

— Не ищешь ли ты сейчас жертву? — пробормотал он. — Не думаешь ли ты, что в случае, если все обернется скверно, я… что моя любовь к тебе… ну да, впрочем, ты понимаешь, что я хочу сказать.

Она вздохнула.

— Мой дорогой, мы оба достаточно современные люди. Я надеюсь, что мы оба достаточно трезво смотрим на жизнь, вне зависимости от того, что нам нравится романтика наших отношений. Я собираюсь быть с тобой совершенно откровенной. Мне прекрасно известно, что именно ты убил моего мужа. Что до меня, то мне это совершенно безразлично. Если честно, то, по-моему, другого выхода у нас не было, но с твоей стороны так глупо ломать комедию и…

— Я же сказал тебе, что ко мне это не имеет никакого отношения, — вспыхнул Бакстер.

Она улыбнулась равнодушно и спокойно. Бакстер вскочил на ноги. В его голосе появились визгливые нотки.

— По-моему, — воскликнул он, — ты заходишь слишком далеко. Проклятье, я и представить себе этого не мог. Можно было уладить это дело как-нибудь иначе, но…

— Пелли, — холодно начала она, — если ты считаешь, что все так плохо, и пытаешься избавиться от меня…

— А по-моему, все это больше относится к тебе. Ее глаза по-прежнему были ледяными.

— Этой черты в твоем характере, мой дорогой, я раньше не замечала.

Но теперь он уж был подготовлен к этому.

— Продолжай в этом же духе, милая, — угрюмо буркнул он, — и ты узнаешь еще больше обо мне, о чем раньше и не подозревала. Да не думай вперед, что я буду таскать для тебя каштаны из огня.

Теперь они стояли лицом к лицу. Пелли Бакстер рассвирепел, но был слегка испуган. Софи Прессман, наоборот, была холодна, спокойна и полностью владела собой.

— Ты знаешь, дорогой, — с силой сказала Софи, — я смогу доказать это, если захочу.

— Софи, ты сошла с ума!

— Не надейся на это, дорогой.

— А похоже на то!

— Ты знаешь, — помолчав, продолжала она, — ведь из полиции звонили мне вчера вечером, хотели узнать кое-что.

— Наверное, им надо было знать, где ты была, когда убили твоего мужа?

— Не глупи, милый. Ничего подобного. Я ведь неутешная вдова. Им просто хотелось узнать, нет ли у меня каких-либо подозрений относительно того, кто это сделал, а также не было ли у Ральфа каких-нибудь причин для самоубийства.

— И что ты ответила?

— Я сказала, что мне об этом ничего не известно, но что я могу ручаться за то, что его семейная жизнь была вполне счастливой и, насколько я знаю, не было никаких финансовых проблем.

— А что еще?

Она вздохнула.

— Они показали мне револьвер и спросили, не видела ли я его когда-нибудь и вообще принадлежал ли он Ральфу.

— И что ты им сказала?

— Я ответила, что ничего не понимаю в оружии, что всю жизнь боялась взять в руки револьвер и что никакая сила в мире не заставит меня это сделать.

— Ну и…

— Я не сказала им, — продолжала она, — что ты буквально помешан на оружии, что ты собираешь его и что этот револьвер принадлежит тебе.

Что ты говоришь, Софи?

— Да, дорогой.

— Ты сошла с ума.

— Нет, — заявила она. — Это твой револьвер, Пелли. Большой такой, с длинным стволом. Там еще на конце ствола такая маленькая щербинка… Помнишь, ты как-то показывал мне свою коллекцию, и…

— Господи помилуй!

— Да в чем дело? — невозмутимо спросила она.

— Боже мой, я совсем забыл об этом. — Бакстер со стоном схватился за голову.

— О чем забыл, милый?

— Да о том, что Ральф выпросил у меня этот револьвер уже больше месяца назад. Помнишь, когда он собирался на охоту за оленями? Он тогда сказал, что ему понадобится револьвер. Я отдал ему этот, а он его так и не вернул.

— Жаль, что ты об этом раньше мне не сказал. Тогда я могла бы сказать полиции, что это был револьвер, которым мой муж пользовался, когда ездил охотиться. Но ты ведь не говорил мне… А все потому, что ты мне не доверяешь…

— И ты еще смеешь так говорить! — воскликнул он. — Ты знала, что у него был револьвер. И знала, что он принадлежит мне. Ты поехала за ним в Петри, застрелила его из моего револьвера и… и…

— Не надо, дорогой, — перебила она. — Если ты начнешь обвинять меня, ничего хорошего из этого не выйдет. Потому что я ведь не потерплю этого, ты же меня знаешь, и это может очень здорово осложнить тебе жизнь. Лучше скажи, могут ли они как-нибудь, по номеру например, докопаться, что револьвер принадлежит тебе?

Он рухнул в кресло. Вся его поза: сжатые в кулаки руки, опущенная голова, остановившийся взгляд, — казалось, выражала растерянность и страх.

— Не знаю, — в отчаянии промямлил он и спустя минуту добавил: — Не думаю. Я приобрел этот револьвер уже несколько лет назад на каком-то заброшенном ранчо в Монтане.

— Ну что ж, это неглупо с твоей стороны, Пелли. А ты зарегистрировал его?

— Как ты сказала?

— Ну, ты поставил в известность полицию, что у тебя есть револьвер? Нет? Ну и правильно. Ты молодец, здорово придумал. Только не переусердствуй.

Но он, казалось, не слышал ее. — Я должен был предвидеть, что так все и кончится, это было ясно с самого начала. Ты слишком хладнокровна… Я думаю, что ты никогда бы не позволила, чтобы подобный эпизод привел к разводу и испортил тебе жизнь. Да уж не думаю, чтобы наши отношения сильно тебя волновали. А уж особенно, если из-за них тебя могли вышвырнуть без гроша! Ты изменила ему пять лет назад. И сделала это по-умному. Ты прекрасно знала, что ты делаешь, и я думаю…

— Милый, может, мне позвонить, чтобы Артур принес тебе виски со льдом?

— Замолчи! — крикнул он. — Пусть этот проклятый дворецкий держится от меня подальше. Я уверен, что он и так уже что-то подозревает.

Наступило молчание.

— Да, конечно, дорогой, — сказала наконец миссис Прессман?

— Да ведь я никогда не собиралась сообщать полиции, что это твой револьвер… Конечно, если ты меня не заставишь это сделать.

Ему оставалось только промолчать. Миссис Прессман принялась распечатывать стопку лежавших на столе телеграмм.

— Люди иногда бывают такими чуткими, такими внимательными, — произнесла она. — Некоторые телеграммы просто трогают до слез.

Немного помолчав, Пелли сказал:

— Все так хладнокровно задумано и тем не менее совершенно напрасно, Софи.

— Что именно?

— То, что ты пытаешься все свалить на меня. Если что-нибудь пойдет не так, ты, конечно, захочешь выйти сухой из воды. Ты уверена, что такой красивой, умной и к тому же хладнокровной женщине, как ты, такая мелочь, как убийство мужа, непременно сойдет с рук. Предположим, у него была любовная интрижка с секретаршей, а когда это дошло до твоих ушей, то он рассмеялся тебе в лицо и спросил, что ты с этим можешь поделать.

Она внимательно вгляделась в его лицо.

— Продолжай, Пелли.

— А дальше все пошло так, как и должно было пойти. Ты обнаружила, что у него есть тайное любовное гнездышко недалеко от Петри. Нагрянув туда неожиданно, ты застала их вдвоем и предложила ей убраться как можно скорее, а мужу — вернуться вместе с тобой к семейному очагу. Но он только посмеялся над тобой. Вдруг, предположим, ты увидела оставленный открытым его портфель, а в нем — револьвер. Захотев попугать неверного мужа, ты хватаешь револьвер и наставляешь на него. Он бросается к тебе и пытается силой разжать тебе руку и отобрать револьвер. А палец твой как нарочно лежит на спусковом крючке. Ты кричишь, что тебе больно, что он сейчас сломает тебе палец, и с силой выдергиваешь руку, которую он сжимает. И вдруг ты слышишь оглушительный грохот — и вот он лежит мертвый у твоих ног. Только тут ты понимаешь, как ты на самом деле любила его, как он тебе дорог — и ты бросаешься к нему, целуешь закрывшиеся глаза, просишь не шутить так жестоко… Но в конце концов страшная истина доходит до твоего сознания, и ты понимаешь, что ему уже ничем не помочь и нужно спасать себя. Ты забираешь его портфель и уезжаешь домой.

Наступило молчание. Софи, казалось, что-то обдумывала.

— У тебя богатая фантазия, Пелли, — наконец произнесла она.

— Но ведь так оно и было, разве нет? И в этом случае тебя, по всей видимости, оправдают.

— А что, разве никогда не бывает, что женщин приговаривают к тюремному заключению?

— Ну, тебе это не грозит. Такую красавицу не только оправдают, но еще и похвалят.

— Нет уж, дорогой, — твердо сказала она. — Этот вариант не для меня. Такой жертвы ты от меня не дождешься. Не настолько я уж влюблена в тебя. Твое искреннее желание любой ценой спасти свою драгоценную шкуру на многое открыло мне глаза. Если бы ты по-настоящему любил меня, ты бы попытался отвести от меня подозрения, чтобы даже мысли ни у кого не возникло, что это могло быть дело моих рук. Ты бы взял все на себя, а я сделала бы все, чтобы помочь тебе. Но нет, Пелли, дорогой. Твой вариант изложения хода событий меня не устраивает.

Пелли снова встал.

— Дай мне время, Софи. Нужно все как следует обдумать. Что-то ведь нужно предпринять.

Она подняла на него глаза, улыбка появилась у нее на лице.

— И не забудь, пожалуйста, об этой маленькой черноглазой негодяйке, его секретарше. Знаешь, после того, что ты тут наговорил о ней и Ральфе, я подумала, а вдруг он действительно интересовался ею. Я как-то очень уж долго не принимала ее в расчет, обычно я не позволяла его секретаршам так долго задерживаться на этом месте. Ты ведь знаешь, Ральф легко попадал под чужое влияние.

— А ты не знаешь, как полиция думает, в какое время произошло убийство? — поинтересовался Пелли.

Она усмехнулась.

— Ты ловко формулируешь вопрос, Пелли. Как думает полиция… Погоди немного, дай мне вспомнить, что они говорили… Насколько я знаю, они считают, что это произошло вечером, но точного времени я не знаю. В это время в доме горела масляная лампа. Судебный медик, который делал вскрытие, считает, что это могло быть любое время после четырех часов и до одиннадцати вечера. Но указать более точное время убийства он не может.

Пелли направился к дверям.

— Я подумаю, что тут можно сделать, — без энтузиазма сказал он. — Рискованное это дело все-таки. Мне было бы спокойнее, если бы я был уверен, что ты подтвердишь мои слова.

— Да, конечно, только, конечно, не все, а ты сам понимаешь какие… И, надеюсь, ты не уйдешь, не поцеловав меня, любимый. Ты же знаешь, ты единственное, что у меня осталось. И ведь не меньше года должно пройти, прежде чем мы сможем пожениться, не вызвав нежелательных сплетен, но мне не хотелось бы думать, что твоя любовь ко мне может ослабеть. Так не должно случиться. Нет, конечно, тем более если я прощу и забуду, — впрочем, ты и сам знаешь, в чем ты виноват.

На какое-то время он, казалось, потерял дар речи. Просто стоял, не сводя с нее изумленных глаз. Затем он очень медленно подошел к ней, нежно заключил в свои объятия и поцеловал в губы долгим поцелуем. Потом резко повернулся и бросился к выходу, как будто было что-то удушливое в атмосфере этой комнаты.

У нее вырвался короткий, безрадостный смешок.

— Продолжаешь играть комедию сам с собой, Пелли? Ну давай, дорогой, целуй меня и нежно, и страстно. Целуй меня, как целуют в первый раз в жизни. Сожми меня в объятиях, как будто сама мысль о том, чтобы покинуть меня, никогда не приходила тебе в голову… И тебе действительно не удастся сейчас избавиться от меня, милый. Ты будешь моим ровно столько, сколько я захочу.

Глава 18

Девушка на телеграфе приветливо улыбнулась?

— Да, мистер Виггинс, на ваше имя есть телеграмма. Одну минуточку… Вот она.

Грэмпс с нетерпением надорвал новенький хрустящий конверт, вытащил оттуда сложенный желтоватый листок бумаги, на котором были неровно наклеены узенькие телеграммные полоски. Телеграмма гласила:

“Полицейские власти закончили допрос свидетелей тчк когда будет необходимость проводить расследование в Лос-Анджелесе мы обратимся с просьбой к полиции или о сотрудничестве к главе полиции или к шерифу если речь пойдет об окрестностях города тчк как только местные судебные органы округа Санта-Дельбарра почувствуют что возникла необходимость во вмешательстве со стороны они обратятся в соответствующие органы в Лос-Анджелесе тчк очень сожалею что вынужден просить прекратить розыски которые несмотря ни на что все-таки являются любительскими тчк ситуация значительно упростится если ваши детективные способности будут использованы при разгадывании головоломок в толстых журналах тчк вы оставили свой трейлер у меня перед домом так что я не в состоянии вывести свою машину из гаража если не убрать с дороги трейлер зпт который убрать невозможно не повредив его тчк Милдред просила передать самый нежный привет тчк искренне ваш Френк Дюриэа”.

Глава 19

Харви Стэнвуд сворачивал газету, не отрывая глаз от лица Евы Реймонд, сидевшей напротив него за небольшим столиком в коктейль-баре.

— Я просто поражен, — объявил он. Она зевнула.

— Похоже, что ты злишься из-за чего-то. Между прочим, не забывай, что я еще не завтракала. Я ведь только что проснулась.

— Ты, я думаю, еще не читала газет?

— Нет, газет я не видела… Кстати, милый, а почему ты не позвонил мне вчера вечером?

Он злобно взглянул на нее.

— Ты ведь вчера вечером ездила в Петри.

Была какая-то томная усталость в ее манере поднимать брови.

— Петри, — произнесла она, повторяя за ним это название, как будто пыталась отыскать его в памяти. — Ах да, конечно, я вспомнила. Это тот городок, о котором ты рассказывал, что там еще целый скандал возник из-за участков, на которых якобы нашли нефть.

— Ты была в Петри, — с угрозой повторил Стэнвуд, — чтобы увидеться с Ральфом Прессманом. Ты хотела попробовать уладить мои дела и попутно урвать и себе жирный кусочек… В конце концов, если между Прессманом и его женой отвратительные отношения, то почему бы не попробовать?

— Харви, милый, о чем ты говоришь?

— Ты прекрасно понимаешь о чем.

— Ты что, нездоров?

— Где, — очень тихо спросил он, — та пудреница, которую я тебе подарил, та самая, на которой выгравированы твои инициалы?

Она открыла сумочку, заглянула вовнутрь, потом порылась в ней и вздрогнула, как будто от внезапно пришедшей ей в голову мысли. Внезапно она подняла голову.

— Послушай, ты помнишь, я отдала ее тебе позавчера, когда мы с тобой танцевали? Ты сунул ее в карман пиджака… Ты мне ее отдашь обратно, дорогой?

Она протянула ему руку через стол.

— Ничего не выйдет, — заявил Стэнвуд.

— Что ты имеешь в виду?

Стэнвуд открыл газету на второй странице, свернул ее так, чтобы была видна фотография, и перебросил ее через столик.

На фотографии была хорошо видна женская пудреница с разбитым зеркальцем и выгравированными инициалами “Е.Р.”. Над фотографией крупными буквами был напечатан заголовок: “Полиция находит женскую пудреницу на пороге комнаты, где был убит человек”.

— Харви! — еле выдохнула она, дыхание у нее перехватило. — Что произошло?

— Убит Прессман. На крыльце его дома полиция обнаружила твою пудреницу… Может быть, будет лучше, если ты просто прочитаешь всю статью?

Она опустила глаза на газету и, с трудом заставив себя сосредоточиться, прочитала статью, озаглавленную: “В жертве нападения опознали известного бизнесмена из Лос-Анджелеса”.

Закончив читать, она подняла на него расширенные от изумления глаза, где-то в глубине которых притаился страх.

— Харви, это ты сделал?

— Не валяй дурака!

— Кроме тебя некому. Моя пудреница была у тебя в кармане позапрошлой ночью, и…

— Я отдал ее тебе тут же, как только мы вернулись к столику.

— Я что-то этого не припомню.

— Я положил ее тебе в сумочку.

— Не видела этого.

— Но так оно и было!

Голосом, в котором звучало сомнение, она произнесла:

— Хорошо, дорогой, все в порядке. Я обещаю подтвердить эти твои слова, а что тогда останется мне?

— А тебе останется, — жестоко заявил Харви, — только объяснить, что ты делала на крыльце этого самого дома в округе Санта-Дельбарра.

Она покачала головой. Стэнвуд облокотился о столик.

— Ну ладно, детка, хватить меня дурачить. Я же говорил тебе, что Прессман и его жена были на грани разрыва. Я говорил тебе, что он большой любитель красоток. Я еще говорил тебе, что, если он не вернется в контору, у меня будет шанс выкрутиться… Ты могла попробовать одним выстрелом убить сразу двух зайцев. Я думаю, ты все ловко подстроила. Предположим, в машине, на которой ты ехала, кончился бензин. Тебе пришлось прошагать с полмили, прежде чем ты наткнулась на его домик. Тебе, конечно, страшно не хотелось его беспокоить, но больше нигде не было телефона, только у него, и ты спросила, не будет ли он так любезен позвонить, чтобы кто-нибудь приехал и помог тебе с машиной. Ты была почти уверена, что в этот утренний час ты вряд ли сможешь кому-нибудь дозвониться.

Внезапно маска снисходительной любезности, с которой она слушала его рассказ, слетела с ее лица. Оно стало холодным и жестким.

Ты почему сказал: “В этот утренний час”? — спросила она; слова, казалось, легко слетали с ее губ.

— Да потому, что если бы ты решила провернуть такое дело, то наверняка выбрала бы именно предутренний час: когда слишком поздно для того, чтобы он мог отказать тебе, и слишком рано для того, чтобы ему самому заняться твоей машиной.

Она одарила его сияющей улыбкой. — Ты хотел бы подставить меня, да, дорогой?

— О чем это ты?

— Да ведь это ты поехал туда и либо случайно выронил мою пудреницу из кармана пиджака, когда убивал его, либо сделал уже намеренно после убийства. Я так думаю, ты надеялся, что меня оправдают, если я смогу доказать, что действовала в целях самообороны.

— Детка, ты сошла с ума.

— Хорошо, — вдруг сказала она. — Я возьму это на себя.

— Что именно?

— Я скажу, что была там, чтобы защитить тебя.

— Но ты ведь действительно была там?!

— Конечно была, дорогой.

— Ну, черт возьми, ты ничего не должна говорить окружному прокурору.

— Но почему? Мне, например, кажется, что это именно то, что ты хотел.

— Ева, послушай меня! Была ты, в конце концов, там или нет?

— Конечно, я там была, дорогой, — если это тебе поможет выкрутиться.

— Проклятие! — пробормотал Стэнвуд, с облегчением вздохнув.

Ева Реймонд оглянулась, подзывая к столу официанта.

— Еще один коктейль для меня, — велела она.

Глава 20

Сумерки уже начали сгущаться, когда Грэмпс Виггинс аккуратно припарковал машину, пользуясь зеркалом особой конструкции, установленным на багажнике, которое было задумано специально для того, чтобы присоединять к ней трейлер.

Милдред, одетая в кокетливый фартук, появилась в дверях кухни и с угрюмым лицом наблюдала за его манипуляциями.

Пока Грэмпс возился с трейлером, он не замечал ее, затем он поднял голову и улыбнулся.

— Привет, Милдред.

— Привет, Грэмпс.

— Меня изругали последними словами.

— Это что! Считай, что ты еще ничего не слышал.

Грэмпс вылез из машины, обошел вокруг нее и прицепил к ней трейлер. Замкнув крепящее устройство, он поднялся на крыльцо.

— Ну давай теперь ты высказывайся.

— И что я должна сказать, Грэмпс?

— Ну, например, какого черта я уехал и закрыл вам выезд из гаража и все такое.

Она расхохоталась.

— У тебя мания преследования.

— Да нет, мне действительно жаль. Я как-то забыл о существовании машины Френка. Торопился очень, понимаешь, а трейлер нужно же было где-то оставить.

— Да ладно, это, в конце концов, не так важно. Френк вполне может обойтись без машины, ведь в городе полным-полно такси, а тем более для официальных поездок у него есть служебная машина… Что-нибудь съестное у тебя есть?

— Нет.

— Тогда входи и устраивайся. У меня еще немного дел на кухне.

— А где Френк?

— Он еще в офисе. Сегодня у него тяжелый день. Грэмпс вошел на кухню и с порога заявил:

— А в этом доме есть что-нибудь выпить?

— Ничего такого, что могло бы тебя заинтересовать, и не вздумай опять попробовать меня соблазнить какой-либо своей дьявольской смесью. Тот последний коктейль, который мы готовили по твоему рецепту, заставил меня забыть об ужине, мясо подгорело, а Френк был вообще на себя не похож.

— Ничего подобного, — возразил Грэмпс. — На лице его было написано самое невинное удивление. Он вообще был слабый. И согласись, голова от него наутро совершенно не болит, так ведь?

— Не болит, не болит.

— Ну вот, а ты почему-то сердишься. А самой-то коктейль понравился.

— Но послушай, Грэмпс, болит наутро голова или нет, это еще не самое главное в жизни. Мне бы хотелось еще по возможности ясно соображать.

— Но я же тебе говорю, он был слабый. Подожди минутку, я сейчас сбегаю и выпью глоточек, даже не буду тратить время, чтобы смешать коктейль… Ты точно не составишь мне компанию?

— Точно, абсолютно верно, даже не рассчитывай на меня, — заявила она?

— Да, кстати, раз уж об этом зашел разговор, на ужин тебя ждет рубленое мясо.

— Ну, — промурлыкал Грэмпс, — рубленое мясо — это вещь. — Но добавил с изрядной долей сомнения: — Когда его правильно приготовят.

— Пожалуйста, без инсинуаций, — оборвала она его. — Попробуй только скажи, что мясо не вкусное. В этом случае тебе будет позволено только наслаждаться его запахом снаружи.

— А лук ты туда положила?

— Ну еще бы!

— А чеснок?

— И чеснок, только немного.

— А чеснок, протертый с солью, у тебя есть?

— Есть.

Ну ладно, положи мне немножко на тарелку, я потом сам добавлю в мясо, если понадобится, — попросил Грэмпс. — Все-таки мясо без чеснока не мясо.

Он отправился на задний двор, отпер дверцу своего трейлера, прошел в крошечный закуток, который он сам именовал кухней и налил себе стаканчик смеси собственного изобретения. Вернувшись в дом, он увидел Милдред, накрывавшую на стол к ужину.

Грэмпс попробовал мясо, добавил чеснок с солью, снова попробовал и одобрительно кивнул.

— Ты еще приготовила подливку?

— Ага.

— Получилось неплохо. Только так и надо, ведь рубленый бифштекс без подливки невозможно есть. Он будет по вкусу напоминать подошву. Я, когда хочу приготовить бифштекс, вообще подливку делаю заранее. Беру сначала много-много лука и жарю его первым. К тому времени, как поджарится лук, и мясо поспеет. Ведь нет никакой необходимости зажаривать его так, чтобы оно по вкусу напоминало подошву, лучше всего его слегка обжарить с луком, а потом добавить туда подливку и чуть-чуть потушить.

— Я с тобой не спорю.

— А если туда добавить еще побольше чеснока, то мясо получится — пальчики оближешь!

— Френку нельзя есть много чеснока. Тем более что ему часто приходится допоздна засиживаться на работе… Да еще ведь он никогда не знает заранее, когда он может там понадобиться.

— Да, я понимаю. А сегодня вечером чем он занят? Все то же дело об убийстве?

— Угу.

— Докопался до чего-нибудь? — спросил Грэмпс, будучи не в силах скрыть волнение.

Она рассмеялась.

— Пока он занимается самой что ни на есть скучной, обыденной работой: допрашивает кое-кого из Лос-Анджелеса. Он вызвал их сюда.

— Угу, — промямлил Грэмпс.

— Положить тебе еще немножко подливки, Грэмпс?

— Не знаю даже, по-моему, я и так объелся, — задумчиво сказал Грэмпс. — Подливка тебе чертовски удалась. Это к тебе перешло от Виггинсов — мы все отлично готовим.

Он еще немного подумал и протянул ей тарелку.

Милдред с удовольствием наполнила ее до краев. Грэмпс снова добавил туда изрядную толику чеснока с солью и уже почти что расправился со второй порцией, когда вдруг конвульсивно дернулся и прижал ладонь ко рту.

— Что случилось? — воскликнула Милдред.

— Зуб с дуплом, — скривившись, сказал Грэмпс и передал ей пустую тарелку. Другой рукой он осторожно погладил челюсть. — Проклятый чертов зуб! Сто лет назад уже надо было его залечить! Покоя от него нет. То ничего-ничего, а то вдруг как скрутит, как сейчас. Господи помилуй!

Грэмпс, стремительно поднявшись, оттолкнул от себя стул и принялся крутить по комнате.

— Давай я тебе накапаю на вату немножко камфары, положишь ее между больным зубом и щекой, — предложила Милдред.

— А у меня нет камфары, — буркнул Грэмпс.

— Погоди, кажется, у меня есть немного, сейчас я посмотрю.

Милдред вскочила и помчалась в ванную, где она держала лекарства. Уже через несколько минут она вернулась обратно, держа в руках маленькую бутылочку и кусочек марли.

— Вот, все готово, Грэмпс. Давай, я сделаю.

— Нет уж, спасибо. Я все сделаю сам, — заявил Грэмпс. — Тем более что мне лучше знать, где у меня болит… Не сердись, Милдред, но когда зуб болит, так страшно, что кто-нибудь его заденет, ты ведь сама это знаешь.

Грэмпс взял марлю и бутылочку и ушел к себе. Через некоторое время он вернулся и вернул лекарство Милдред.

— Ну что, получше стало? — участливо спросила Милдред.

— Да нет пока, — проворчал Грэмпс. — Черт возьми, а ведь я знаю такие капли, которые мгновенно снимают зубную боль. Почему я вовремя не запасся ими, старый дурак… Послушай, Милдред, съезжу-ка я за ними сейчас, я ненадолго, но ты, во всяком случае, не жди меня. Я сам поставлю трейлер за домом. Постараюсь, чтобы он не мешал.

— Да оставь ты его на дорожке, — участливо предложила она. Когда ты уедешь, я просто перегоню машину Френка на другое место. В конце концов, ее можно поставить и на улице, а ты будешь пользоваться дорожкой. А если ему понадобится куда-то съездить ночью, то его машина будет у него под рукой.

— Хорошо, — согласился Грэмпс. — Но ты не волнуйся и не ищи меня, если я задержусь. Постель у меня с собой в трейлере.

Грэмпс прошел через кухню и вышел в холл, толкнул незапертую дверь и спустился с крыльца во дворик. Через несколько секунд Милдред услышала, как чихнул и взревел мотор старой машины Грэмпса, и краем глаза заметила в окне кухни проехавший мимо трейлер.

Тяжело вздохнув, как это обычно делают женщины, отчаявшись переделать невозможный характер мужчины, она вошла в холл, сняла телефонную трубку и набрала номер конторы мужа.

— Слушаю, — раздался в трубке резкий и нетерпеливый голос Френка.

— Извини, что беспокою тебя, милый, — сказала Милдред. — Но, видно уж, это наш крест. Мой почтенный дедушка появился наконец, пообедал и, услышав вдруг, что ты еще в офисе, тут же немедленно изобрел внезапно сразившую его невыносимую зубную боль. Мне кажется, это был просто предлог, чтобы удрать из дома и попробовать что-то разузнать об этом деле.

До Милдред донеслось довольное хихиканье Френка.

— Придется отдать должное его настойчивости… А ты уверена, что он все это выдумал?

— Если хочешь знать, то это была типичная симуляция. И сыграл он свою роль замечательно, только я-то его знаю, как себя, пускай дурачит кого-нибудь еще.

— Хорошо, — весело сказал Френк. — Пусть приезжает. Я для его встречи организую целый комитет.

— Ты не можешь сказать, когда вернешься?

— Нет.

— Много работы?

— Да.

— Свидетелей слушаешь?

— Да.

— Любишь меня?

— Конечно.

— Хорошо, я тебя буду ждать.

Милдред повесила трубку и с улыбкой отнесла пузырек с камфарой обратно в ванную.

Глава 21

Во всех кабинетах офиса окружного прокурора горел яркий свет. Грэмпс Виггинс повернул ручку входной двери и убедился, что дверь незаперта. Он на цыпочках вошел в приемную.

Но немедленно зазвенел звонок, проведенный от входной двери прямо в личный кабинет прокурора, и на пороге комнаты, на двери которой висела табличка: “Окружной прокурор”, немедленно появился Френк Дюриэа.

— Привет, Грэмпс, — радушно сказал он без малейшего удивления в голосе. — Как дела? Все в порядке? Ничего не болит?

— У кого? У меня? — Изумленный его внезапным появлением Грэмпс не знал, что сказать. — У меня все чудесно. И вообще, все хорошо. Да у меня, можно сказать, в жизни никогда ничего не болело.

— А как насчет зубов?

Грэмпс принял сокрушенный вид.

— Ах да, — извиняющимся тоном промямлил он. — Это так, ерунда. Кольнуло слегка, ничего серьезного. Наверно, что-то попало в дупло.

— А сейчас уже все прошло?

— Да, все в порядке… Тебе звонила Милдред?

— Да, видишь ли, она немного беспокоилась из-за тебя.

Грэмпс уже овладел собой.

— Да нет, со мной все в порядке. Я положил на зуб компресс с каким-то лекарством, оно прекрасно помогает. А Милдред сказала мне, что ты сегодня допоздна будешь здесь, и я решил заехать к тебе, спросить, может, тебе помочь чем-нибудь?

— Да нет, спасибо, — ответил Дюриэа.

Прости, что поставил так неудачно трейлер. Я просто решил почему-то, что твоей машины нет в гараже. У меня и совесть была неспокойна, хотелось извиниться.

— Да все в порядке, не волнуйся, — улыбаясь, сказал Дюриэа и, входя в приемную, прикрыл за собой дверь кабинета.

— Я к тебе заехал на своей старушке, оставил ее тут, во дворе, — продолжал Грэмпс. — Подумал, может быть, если ты закончил, так мы вернемся домой вместе. Поскольку я у тебя в долгу за то, что запер твою машину в гараже, может, ты меня простишь, если я тебя подброшу.

— Да нет, спасибо, я еще хочу поработать сегодня. Приеду попозже.

— А тут еще кто-нибудь есть? — с внезапно проснувшимся любопытством спросил Грэмпс.

Дюриэа молча кивнул.

— Свидетель? — выдохнул Грэмпс. — Можно сказать и так.

— Это в связи с убийством Прессмана? Дюриэа хмыкнул.

— Это молодой человек по фамилии Стэнвуд. Он бухгалтер и финансовый советник у Прессмана. И сейчас он приехал как раз в связи с этим делом. Я его вызвал для того, чтобы выяснить кое-что о финансовом положении Прессмана.

— О-о, — произнес Грэмпс, в его голосе ясно слышалось разочарование. — А я-то думал, ты допрашиваешь кого-то по делу об убийстве третьей степени.

— Убийства третьей степени не бывает, — улыбнулся Дюриэа.

— Может быть, я смогу чем-нибудь помочь, — с надеждой спросил Грэмпс. — Может быть, тебе нужно будет что-то записать? Например, показания свидетеля, если он вдруг захочет что-то рассказать.

— Нет, — с улыбкой отказался Дюриэа. — Единственное, что вы можете сделать, это отправиться домой и составить Милдред компанию до моего возвращения.

— Ну, Милдред и без меня не скучает. А может, я просто посижу здесь, подожду? Может быть, я и пригожусь.

— И чего вы хотите подождать? — поинтересовался Дюриэа.

— Ну, ты освободишься, и мы поедем домой. Дюриэа не смог сдержать улыбку.

— Ну хорошо, Грэмпс. Посидите здесь. Не скучайте. Грэмпс уселся на стул, стоявший около дверей кабинета Дюриэа. Когда Дюриэа закрыл за собой дверь, Грэмпс вытянул шею. Нисколько не смущаясь, он приложил ухо к замочной скважине, пытаясь услышать, что же происходит внутри, в кабинете. В щелочку ему удалось увидеть профиль шерифа и бледное, усталое лицо Харви Стэнвуда. Затем дверь плотно прикрыли, и щель исчезла.

Грэмпс откинулся на спинку стула, вытащил из внутреннего кармана куртки свою старую трубку с обгрызанным чубуком, аккуратно набил ее, поднес спичку и блаженно выпустил облачко синеватого дыма.

Трубка была уже наполовину выкурена, когда внезапно приоткрылась входная дверь и в приемную заглянула молодая женщина, немного испуганная на вид и робко спросила:

— Это офис окружного прокурора?

— Совершенно верно, — ответил Грэмпс. — Входите. Вам нужен окружной прокурор? Он сейчас занят. Может, вы хотите ему что-то передать? Я к вашим услугам.

Она неуверенно сказала:

— Меня зовут Ева Реймонд, я из Лос-Анджелеса. Окружной прокурор звонил мне и просил сегодня вечером подъехать сюда.

И опять открылась дверь кабинета прокурора, Френк, стоя на пороге, бросил взгляд на Грэмпса и поинтересовался:

— Вы трогали дверь, Грэмпс?

— Тут пришла молодая леди, она хочет видеть прокурора, — указал на нее Грэмпс.

Дюриэа выглянул из кабинета и улыбнулся, увидев Еву.

— Добрый вечер. Вы — мисс Реймонд?

— Да.

— Я хотел бы задать вам несколько вопросов. Вы не можете подождать меня? Я скоро освобожусь.

— А долго придется ждать?

— Думаю, не больше пятнадцати минут.

— Хорошо, я подожду.

Поколебавшись немного, Дюриэа взглянул на Грэмпса.

— Если у вас есть какие-то дела в городе, то вы вполне можете уехать и вернуться через четверть часа.

— Да нет, спасибо. Я лучше посижу здесь. Никакого желания болтаться где-то. Мозоли, видишь ли, беспокоят.

— Вам совсем не нужно ждать меня, Грэмпс, — предложил Дюриэа. — Шериф здесь, он меня подбросит.

— Ну хорошо, — кивнул Грэмпс. — Тогда я просто немного посижу. В любом случае домой-то я вернусь. Так что ты не волнуйся.

Дюриэа все медлил, этот вариант его явно не устраивал; наконец, видно, какая-то мысль пришла ему в голову.

— Очень хорошо, — бросил он и вернулся к себе в кабинет, плотно закрыв за собой дверь.

Грэмпс бросил заинтересованный взгляд на девушку:

— Вам не мешает трубка?

— Совсем нет, не беспокойтесь.

— Табачок у меня довольно-таки крепкий.

— Я люблю запах трубочного табака. — Она взглянула на него. — Он крепкий, но в то же время какой-то “мужской”.

Грэмпс одобрительно поглядывал на нее. Она внезапно подняла голову, перехватила его взгляд и смущенно одернула юбку.

Грэмпс снова, казалось, занялся своей трубкой.

— А вы были знакомы с Прессманом? — неожиданно спросил он.

Она встретилась с ним глазами.

— Нет.

Грэмпс усмехнулся.

— Тогда очень странно, зачем вы могли понадобиться окружному прокурору.

— Я тоже хотела бы это узнать.

— Да-а, разве можно было представить еще несколько дней назад, что такое может произойти.

— А вы-то как с этим связаны? Вы свидетель?

— Нет, конечно, — отмахнулся Грэмпс. — Я что-то вроде частного сыщика, провожу свое собственное расследование. Конечно, я не пытаюсь вмешиваться в ваши дела, но иногда, если человек может потолковать с кем-то о своих проблемах, ему часто самому удается в них разобраться, да и на вопросы часто отвечать становится легче.

Некоторое время она, казалось, размышляла над его словами, затем внезапно спросила:

— А окружной прокурор, он что, совсем молодой?

— Да, можно сказать, молодой.

— Я, вообще-то, ожидала встретить кого-то гораздо более опытного.

— Он, конечно, молодой, но опыта ему не занимать, — горячо заявил Грэмпс. — Не заблуждайтесь на этот счет. Он очень упорный и очень умный человек.

— Ну а вы кто такой?

— Да как вам сказать, я ему что-то вроде родственника, нечто вроде члена семьи, правда по браку.

— Вы родственник его жены?

— Да.

— Ее отец?

— Отец?! Как бы не так! Я ее дед.

Ева Реймонд вытаращила на него глаза.

— Боже мой, но вы совершенно не похожи на чьего-то дедушку!

— Я не чувствую себя стариком, — гордо объявил Грэмпс. — Я ведь езжу то туда то сюда, и не так уж много возможностей у меня было праздновать свой день рождения, может быть, поэтому я и не ощущаю своих лет. Ни ликеры, ни дни рождения — ничто на меня не действует. А ведь есть люди, на которых и то и другое действует так, что они наживают кучу проблем. А я — я совсем не такой.

Она одобрительно взглянула на него.

— Да, вы правы, некоторых людей старость, похоже, обходит стороной. А в, вас, похоже, жизнь так и кипит. Вы, наверное, хотите поговорить с ним после того, как он освободится?

— Нет, не совсем. Просто я хочу подбросить его домой.

— Может, вы мне скажете, кто там у него в кабинете?

— Да вообще-то мог бы сказать, — протянул Грэмпс.

— Ну так как же? Грэмпс ухмыльнулся.

— Может быть, вы мне скажете, почему на самом деле он хотел вас увидеть?

— Вы думаете, я знаю? Ну правда, я не знаю, зачем ему понадобилось со мной поговорить, но мне бы ужасно хотелось это узнать. Господи, я же уверена, что там, у него в кабинете, целая компания.

Некоторое время она внимательно смотрела на него, затем уверенно произнесла:

— Харви Стэнвуд.

— А вы знакомы со Стэнвудом?

— Да, конечно.

— И хорошо его знаете?

— Достаточно хорошо. Грэмпс пыхнул трубкой.

— Может быть, поэтому он вас и пригласил сюда.

— Может быть. Но чем я могу ему помочь? Я свободная, белая, совершеннолетняя женщина. И могу поступать так, как мне хочется. У нас нет закона, запрещающего девушке иметь приятеля и проводить с ним свободное время.

— Тут я с вами не спорю, — хмыкнул Грэмпс.

— А Харви действительно здесь?

— Да не стоит так волноваться из-за этого, деточка, — произнес Грэмпс. — Вы лучше сядьте ко мне поближе, чтобы нас не могли услышать в кабинете.

Она пересела на соседний стул.

— Ну вот и чудесно, — сказал Грэмпс. — Харви Стэнвуд действительно сейчас в кабинете прокурора. И если уж вы хотите узнать мое мнение, то вид у него достаточно бледный.

Ева Реймонд попыталась вздохнуть, но у нее перехватило горло.

— Я хочу войти туда, и немедленно.

— Я бы на вашем месте этого не делал.

— Почему же?

— А все это будет выглядеть так, будто вы боитесь, чтобы ваш приятель не ляпнул чего-нибудь, — заявил Грэмпс. — Почему бы ему самому не позаботиться о себе. Ему ведь не в чем признаваться, не так ли?

— Нет, конечно же нет.

— А для чего окружному прокурору понадобилось его видеть?

— Не знаю. Сама хотела бы это знать.

— Может быть, его интересует что-то, связанное с финансовыми операциями?

— Может быть, — сказала она без особой уверенности в голосе.

— Что могло заставить Стэнвуда пойти на убийство? — без обиняков спросил Грэмпс.

Она вскочила при этих словах так, как будто он коснулся ее раскаленным железом.

— Какого черта? О чем вы толкуете?

— Я просто прикидываю, какой у него мог быть мотив, — ответил Грэмпс.

— Не знаю, по-моему, у него его не было. Грэмпс сказал:

— Вот забавно, для чего же тогда окружной прокурор заставил его тащиться сюда аж из Лос-Анджелеса? Если ему нужно было узнать что-то обычное, он мог бы обратиться в лос-анджелесскую полицию.

— Ну положим, меня-то он тоже заставил приехать сюда из Лос-Анджелеса, — заявила Ева Реймонд.

Грэмпс уставился на нее с непонимающим видом, как будто впервые заметил, что он в приемной не один.

— Черт меня побери, если это не так, — пробормотал он.

На минуту наступило молчание, затем Ева не выдержала:

— Что он за человек? Он не из тех, случайно, кто стучит кулаком по столу и орет на вас?

— Ну нет, Френк не такой, — возмутился Грэмпс. — Он вообще-то добрый и мягкий человек. Он еще сто раз извинится, что позволил себе вызвать вас сюда из Лос-Анджелеса. Задаст вам потом несколько вопросов и заставит вас поверить, что все уже позади, а затем вдруг внезапно задаст вам вопрос, которого вы не ждете, и будет затем наблюдать, как вы будете барахтаться, пытаться как-то ответить, а сами будете запутываться все больше и больше.

— А вот здесь вы не правы. — заявила она. — Ничего подобного со мной не может произойти, потому что мне просто нечего скрывать.

— Ну да, конечно, — согласился с ней Грэмпс, но голос его звучал как-то неубедительно.

Она взглянула на наручные часы и возмутилась:

— В конце концов, о чем можно так долго говорить с Харви… И почему, скажите на милость, он не мог задавать вопросы одновременно мне и Харви?

— Может быть, ему именно так и нужно, чтобы вы отвечали ему не одновременно, — высказал предположение Грэмпс. — А Джордж Карпер вам знаком?

Она не повернула головы, и лицо ее не изменилось, но веки ее испуганно дрогнули.

— Почему вы об этом спрашиваете?

— Да я просто раздумываю, не об этом ли сейчас Френк спрашивает Стэнвуда?

— А Карпер-то какое ко всему этому имеет отношение?

— Меня это, кстати, тоже интересует, — пробормотал Грэмпс.

— Вообще-то, насколько я знаю, — объяснила Ева, — мистер Карпер занимается разведением крупного рогатого скота. Не думаю, чтобы у него и у мистера Прессмана были какие-то точки соприкосновения.

— Вы так хорошо его знаете?

— Достаточно.

— А вы когда-нибудь разговаривали с ним?

Она на мгновение заколебалась было, потом резко бросила:

— Нет, никогда.

— А Харви Стэнвуд был с ним знаком?

— Думаю, что да. Он как-то при мне упоминал это имя.

— А Харви случалось говорить с вами о своих финансовых проблемах, о своих операциях в качестве помощника Прессмана?

— Он никогда не говорил мне ничего такого, что являлось бы коммерческой тайной.

— Но вообще иногда что-то говорил?

— Естественно. Ведь наше с Харви будущее зависело от того, насколько он будет преуспевать.

— А как получилось, что он не служил в армии?

— Его освободили от призыва в армию по причине какого-то небольшого отклонения в физическом отношении. Но я так поняла, что его всегда могут заставить повторно пройти медицинское освидетельствование.

— Скажите, а когда же вы планировали пожениться?

— А вам не кажется, что вы задаете слишком много вопросов?

Грэмпс искоса взглянул на нее и неопределенно хмыкнул.

— Вы никогда не пробовали, так, разнообразия ради, не совать свой нос в чужие дела? Для вас это может стать большой переменой в жизни.

— Хорошо, я попробую, — буркнул Грэмпс и, направившись к заваленному журналами столу, начал копаться в них, что-то неразборчиво бормоча себе под нос.

Наконец, выбрав себе из этой кипы один из толстых еженедельников, он вернулся на свое место и рявкнул:

Черт знает что, а не офис окружного прокурора! Нет ни одного детективного журнала!

Ева Реймонд продолжала пребывать в молчании, и Грэмпс принялся читать.

Через несколько минут Ева не выдержала.

— А что вы узнали о Карпере? — коротко спросила она.

— Ничего о нем не знаю, — также коротко ответил Грэмпс.

— Но ведь вам знакомо его имя.

— Да.

— А как вы его узнали? Вам сказал окружной прокурор?

Единственным ответом на это было неопределенное ворчание, которое можно было понимать как угодно. Он продолжал внимательно разглядывать еженедельник.

Мистер Дюриэа говорил вам что-нибудь о Джордже Карпере, — продолжала настойчиво допытываться она.

— Глядите-ка, а мне показалось, что вы не хотите со мной разговаривать?

— Ну-у, мне просто хотелось бы, чтобы вы ответили на мой вопрос.

— Почему?

— Потому что… Потому что это много значит для меня.

— Ну да, конечно! То, что я говорил до сих пор, не производило на вас ни малейшего впечатления, — раздраженно сказал Грэмпс. — Но стоило мне только заикнуться о Карпере, как вы сразу разволновались. В чем же дело?

Она вздернула плечи с независимым видом:

— Ничего подобного!

Бросив быстрый взгляд на дверь кабинета окружного прокурора, она раскрыла сумочку, вытащила оттуда пудреницу и принялась приводить в порядок лицо.

Небрежным тоном Грэмпс заметил:

— А пудреница-то у вас, похоже, совсем новенькая. Так же небрежно она заметила:

— Дешевка. Я сегодня нашла ее в универмаге.

— Как жаль, что та, ваша прежняя пудреница, разбилась, — задумчиво сказал Грэмпс.

Она взглянула на него в упор поверх пудреницы, и глаза ее, казалось, наполнились холодной ненавистью.

— По-моему, вы хотите найти какое-то применение инициалам, выгравированным на той, другой пудренице, которая сейчас в полиции. Так вот, это ложь!

— Что именно? — поинтересовался Грэмпс.

— То, в чем вы собираетесь меня обвинить.

— Вы считаете, что я…

Неожиданно открылась дверь кабинета окружного прокурора. Дюриэа вывел в приемную Харви Стэнвуда.

— Спасибо, мистер Стэнвуд. Я…

Невозможно было ошибиться в выражении лица Стэнвуда, когда он увидел сидевшую на стуле в приемной Еву Реймонд. Он был изумлен.

— Эй, Ева, привет! Ты сюда за мной приехала? Дюриэа предупредительно ответил:

— Я должен задать мисс Реймонд несколько вполне обычных вопросов.

— Вот это да! — воскликнул Стэнвуд. — А я и не знал, что ты здесь. Я… послушай, Ева, я посижу, пожалуй, с тобой в кабинете, пока тебе задают вопросы, а потом мы вместе вернемся в Лос-Анджелес.

— Я бы предпочел, чтобы вы подождали здесь, — вежливо сказал Дюриэа, но по его тону чувствовалось, что вопрос этот не подлежит обсуждению.

Стэнвуд вздрогнул, попытался что-то возразить, но потом решил, что делать этого не стоит. Его взгляд скользнул по Грэмпсу, не задерживаясь на нем, но затем снова остановился на нем с тем удивленным выражением, с которым обычно люди задают себе вопрос: “А где же я мог его видеть?”

— Добрый вечер, — дружелюбно сказал Грэмпс.

— Заходите в кабинет, мисс Реймонд! — пригласил ее Дюриэа.

— А нельзя ли Харви… — начала Ева, но Дюриэа взял ее за локоть и ввел в кабинет, дверь захлопнулась за ними, лишая возможности дослушать конец фразы.

Стэнвуд подошел к столику, на котором лежали журналы, сделал вид, что он перебирает их, но краем глаза продолжал наблюдать за Грэмпсом Виггинсом, пытаясь вспомнить, где он его видел.

Грэмпс решил помочь ему.

— Мы где-то с вами раньше встречались, — начал он, — причем недавно. Только не могу вспомнить, где это было.

У Харви Стэнвуда вырвался нервный смешок.

— Я как раз сейчас об этом и думал, — признался он. Грэмпс встал и протянул ему руку.

— Моя фамилия Виггинс, — сказал он приветливо.

— А я Харви Стэнвуд.

Они обменялись рукопожатиями.

— Здесь такая куча журналов, — хмыкнул Грэмпс. — И как назло ни в одном нет детектива.

— А я искал какой-нибудь финансовый журнал или вообще какое-то серьезное чтиво, — объяснил Стэнвуд. — Но здесь только какие-то бульварные журналы.

— Это точно. Сам-то я люблю детективы и спортивные газеты, посвященные скачкам.

— Ох уж эти скачки, — засмеялся Стэнвуд.

— Нет, это не по моей части. Я… — Внезапно он осекся, и в глазах его появилось изумление.

— Похоже, что вы меня наконец-то узнали, — спросил Грэмпс.

— А вы не были сегодня утром в Лос-Анджелесе?

— Был.

— По-моему, это вас я видел сегодня в баре на Гранд-авеню, вы еще читали в спортивной газете статью о скачках и делали какие-то пометки.

— Точно, это был я! — воскликнул Грэмпс. — Попали в самую точку. Вы сидели за соседним столиком сбоку от меня. Теперь я вспомнил и вас, и вашего приятеля, с которым Вы сидели за столиком.

Харви Стэнвуд внезапно утратил интерес к журналам.

— С Джорджем, — пробормотал он. — Вот черт, а я забыл об этом рассказать прокурору.

— Да? — вопросительно произнес Грэмпс.

— Конечно, конечно, — забормотал Стэнвуд. — Я был… я, собственно говоря…

Он резко повернулся и, подойдя к дверям кабинета, постучал.

Прошло не меньше минуты, прежде чем Дюриэа распахнул дверь. Лицо у него было недовольное, и взгляд, который он бросил на Грэмпса, ясно говорил о том, как непоколебимо он уверен, что именно Грэмпс отвлекает его от работы.

Затем он увидел Стэнвуда, стоявшего около двери, и удивился:

— Слушаю вас, мистер Стэнвуд, в чем дело? Стэнвуд неуверенно начал:

— Похоже, что я все сначала не понял, мистер Дюриэа, поэтому хотел бы кое-что объяснить.

Дюриэа продолжал стоять в дверях:

— Что же вы хотите?

— Когда вы меня спросили о Карпере, я кое-что забыл вам сказать и… и есть еще одна вещь, о которой я умолчал.

— Почему же? — Этот короткий вопрос прозвучал резко, как выстрел.

— Ну, — неуверенно начал Стэнвуд, — дело в том, что моя роль в этом деле достаточно щекотливая. Я по-прежнему считаю себя обязанным представлять интересы Прессмана, а в этом деле есть кое-какие аспекты, которые пока что не должны стать достоянием гласности.

Непререкаемым тоном Дюриэа заявил:

— Если вы будете мешать расследованию или в интересах вашего бизнеса делать какие-то ложные заявления и заводить следствие в тупик, то вы очень скоро значительно ухудшите свое положение.

— Я это все понимаю, — прервал его Стэнвуд. — Я как раз все хорошенько взвесил и хотел бы внести некоторые изменения в свои показания.

— Хорошо. Что вы хотели бы изменить?

— Вы меня спрашивали, не встречался ли я с Карпером в последние дни, и я ответил, что нет. А потом вспомнил, что на самом деле мы с ним встречались, правда, это был очень короткий разговор на деловые темы.

— И когда это было?

— Сегодня.

— Что же вы обсуждали?

Ну как вам сказать — не думаю, что я имею право обсуждать это. Это было совершенно конфиденциально, и я, честно говоря, не представляю, как это сможет помочь вам в вашем расследовании.

— Что-нибудь вы можете сказать о мотивах, которые могли бы толкнуть Карпера на убийство?

— Боже мой, конечно же нет! Мистера Карпера просто невозможно представить в роли убийцы, да и какой у него мог быть мотив?!

— Боюсь, — заявил Дюриэа, — что об этом вам придется предоставить судить мне. Все, что мне нужно узнать от вас, — это общая картина событий, интересы различных людей и их возможная мотивация… Так о чем вы говорили с Карпером?

— В общем, наш разговор касался чисто конфиденциальных деловых отношений Карпера с Прессманом.

— В чем заключались эти отношения?

— Официально, — заявил Стэнвуд, — Карпер с Прессманом были в натянутых отношениях. А на самом деле отношения были, ну скажем, не совсем такими, какими могли показаться с первого взгляда.

— Вы имеете в виду, что Карпер работал на Прессмана?

— Нет, конечно, не совсем так, но были у них кое-какие общие дела, были и общие интересы.

— А миссис Прессман об этом знала?

— Нет, не думаю, чтобы мистер Прессман посвящал в это жену, по крайней мере в последнее время. Никто об этом не знал, кроме Карпера и меня.

— И мистера Прессмана, конечно.

— Ах да, естественно.

— Расскажите мне, пожалуйста, поподробнее, какие у них были общие дела, — потребовал окружной прокурор.

— Прессман передал Карперу четвертую часть своих прав на нефть. Никто об этом не знал. Официально Карпер ненавидел Прессмана. На самом деле они были партнерами в этом деле с нефтяными скважинами.

Какое-то время Дюриэа обдумывал эту информацию. Внезапно он заговорил, возвысив голос так, чтобы Ева Реймонд могла слышать его из кабинета:

— Хорошо, Стэнвуд. Я буду с вами откровенен. У меня есть свидетельские показания, которые говорят о том, что в ваших счетах есть недостача. У меня есть также информация о том, что мистер Прессман мог знать или подозревать об этой недостаче и, возможно, намеревался предпринять какие-то меры в том случае, если вы не возместите эти деньги. Что вы можете сказать на это? Стэнвуд вспыхнул от возмущения.

— Мистер Дюриэа! Вы, по-моему, обвиняете меня в краже?!

— Пока не обвиняю, — спокойно возразил Дюриэа. — Я просто задал вам вопрос. Но мне нужен четкий и исчерпывающий ответ. Постарайтесь не ошибиться, мне бы не хотелось выдвигать против вас обвинения — в том случае, если меня не удовлетворит ваше объяснение.

Из дальнего угла раздался голос Евы Реймонд:

— Я могу вам ответить, мистер Дюриэа. Каждый пенни из тех сумм, которые, как вы думаете, были похищены, были просто положены на депозит.

— Погоди-ка, Ева, — прервал ее Харви, делая резкое движение вперед?

— Дай мне ответить самому. Боюсь, здесь есть кое-что, чего ты просто не знаешь.

— Прошу вас, мистер Стэнвуд, — сказал Дюриэа. Стэнвуд глубоко вздохнул.

— Поскольку деловые отношения между Прессманом и Карпером были сугубо конфиденциальными, финансовая отчетность не оформлялась так, как это делается обычно. Те вложения, которые мистер Прессман делал, как один из компаньонов этого их совместного предприятия, изымались из оборота, при этом не делалось никакой регистрации. Фактически денежные суммы просто уплывали.

— А потом? — спросил Дюриэа.

— А потом, — откликнулся Стэнвуд, — когда эти вложения достигли бы значительных размеров, я должен был встретиться с мистером Карпером, сообщить ему, сколько вложили мы в этот нефтяной бизнес, указать, какую сумму должен вложить он, как компаньон мистера Прессмана, а мистер Карпер должен был передать мне эту сумму наличными. Я должен был взять эти деньги и разместить их таким образом, чтобы в финансовых документах не осталось никаких следов… Другими словами, это должно было компенсировать средства, изъятые нами из оборота.

— довольно необычная операция, — заявил Дюриэа.

— Ничего не поделаешь, мы сделали все, чтобы избежать малейшей огласки.

— И ваш разговор с Карпером касался именно возмещения изъятых денег?

— Нет, — покачал головой Стэнвуд, — не совсем. В действительности вышло так, что я занимался вопросом компенсации изъятых средств вместе с Карпером именно в тот день, когда погиб Прессман. Естественно, в этот день ни он, ни я не знали о его гибели. На самом же деле, как я теперь понимаю, наша с ним встреча имела место за несколько часов до того, как произошло убийство. — И что же случилось?

— Мистер Карпер принес мне довольно большую сумму наличными. Я использовал эти деньги, чтобы компенсировать те средства, которые были изъяты из оборота.

Поскольку мистер Прессман настаивал на том, чтобы все осуществлялось именно так, а не иначе, меня легко могли обвинить в растрате, если бы вздумали проверить кассу в тот небольшой интервал времени, когда деньги уже были изъяты, но еще не компенсированы Карпером. Правда, не буду скрывать от вас, что со всей очевидностью я представил себе это только сейчас. Понимаете, мистер Прессман был в курсе всей этой операции и хотел, чтобы именно так все и было, а тут вдруг он был убит, в общем, я представляю, как все это должно было выглядеть в ваших глазах, мистер Дюриэа.

— Можете вы подробно написать мне, в чем состоял договор между Карпером и Прессманом? — спросил Дюриэа.

— Могу, — поколебавшись, неуверенно сказал Стэнвуд, — но честно говоря, я не вижу никакой причины делать это.

— Мне нужны условия договора.

— Очень сожалею, мистер Дюриэа. Прежде чем сделать это, я должен иметь письменное соглашение сторон, то есть мистера Карпера и мистера Прессмана. Постарайтесь меня правильно понять. Я всего-навсего служащий. У меня нет никакого права в одиночку принимать подобные решения.

— Надеюсь, и вы сможете правильно понять меня, — сказал Дюриэа. Я окружной прокурор, расследующий цело об убийстве, и я не потерплю, чтобы мне мешали это делать.

— Ну что ж, я прекрасно вас понимаю.

— Ну вот и чудесно, — кивнул Дюриэа. — Берите лист бумаги и попытайтесь как можно подробнее изложить суть и детали данного договора. Если для этого вам требуется получить согласие мистера Прессмана и мистера Карпера, это ваши проблемы, но мне нужно содержание договора.

— Очень хорошо, мистер Дюриэа, — согласился Стэнвуд и повернулся к Еве. — Наверное, я не дождусь тебя, Ева. Я сегодня целый день на ногах и устал как собака.

— Подожди все-таки, — попросила Ева. — Вы ведь не задержите меня надолго, мистер Дюриэа?

— Не знаю, как получится, — ответил Дюриэа. — Все будет зависеть от вашей откровенности, — заявил он и захлопнул дверь кабинета.

Глава 22

Джейн Грейвен встретила Грэмпса Виггинса так же недоверчиво, как обычно встречала коммивояжеров, репортеров и чиновников из налогового управления.

Но Грэмпс уже в дверях одарил ее сияющей улыбкой, и очень скоро лукавые искорки в его глазах, дружелюбие и жизнерадостность, так присущие ему, растопили лед ее подозрительности.

— Да мне всего-то и нужно, что задать парочку вопросов о вашем шефе, мистере Прессмане, — смущенно объяснил Виггинс. — Я вас не задержу, мисс.

— Прошу меня извинить, но я не имею право отвечать ни на какие вопросы относительно дел мистера Прессмана. Вы ведь не связаны с полицией, не так ли?

— Нет, нет.

— Тогда, боюсь, я ничем не смогу вам помочь.

— Да я ведь, можно сказать, и не расследую это дело, — объяснил Грэмпс. — Так, только любопытствую…

— Ну и что же вас интересует?

Вы не знаете, давно он женился? — спросил Грэмпс.

— Лет пять назад.

— Хм-м… А жена, наверное, моложе его?

— Да.

— Намного?

— Да, по-моему, лет на двадцать.

— Наверное, прекрасно ладят между собой, не так ли?

На лице Джейн Грейвен отразилось вежливое неодобрение, вызванное бестактностью непрошенного гостя.

— Прошу прощения?..

— Да я просто так поинтересовался, хорошо ли они живут, — объяснил Грэмпс.

— Боюсь, мистер…

— Виггинс.

— Боюсь, мистер Виггинс, что тут уж я вам ничем не могу помочь. Если вас интересуют семейные дела мистера Прессмана, то было бы лучше узнать об этом у него самого. Я всего лишь секретарь мистера Прессмана.

— А как давно он снял этот домик в Петри?

— На этот вопрос я не могу вам ответить. В детали этого дела мистер Прессман не счел нужным меня посвятить. Он просто говорил мне, что я должна сделать, и я, естественно, выполняла его указания.

— Расскажите мне немножко о Прессмане. Он что, в молодости жил довольно бедно?

— Да, насколько я знаю, когда-то, много лет назад, он был даже старателем — до того, как напал в первый раз на месторождение нефти.

— Примерно так я и думал. Когда я увидел, как выглядит внутри этот его домишко в Петри — такой чистенький, ухоженный, даже уютный, — сразу понял, что он, наверное, тосковал вот именно по такой жизни, по такому дому, где можно побыть одному, закрыться от всего мира.

Она промолчала.

— А что вам известно о Стэнвуде? — спросил Грэмпс. — Чем он занимается? Где расположен его офис?

Она усмехнулась и указала на приоткрытую дверь:

— Вот “го офис. Но его сейчас нет. Он у нас и бухгалтер и аудитор.

В глазах Грэмпса мелькнул лукавый огонек понимания.

— Конечно, конечно. Но, может быть, вы мне все-таки расскажете, что он за человек?

— А почему вы считаете, я должна это сделать?

— Давайте, я попробую поставить вопрос по-другому, — предложил Грэмпс. — А почему бы вам этого не сделать?

— А вы-то какое к этому имеете отношение?

— Ну хорошо, — согласился Грэмпс. — Сейчас я вам все объясню. Моя внучка вышла замуж за окружного прокурора в Санта-Дельбарре, ну и я, если можно так выразиться, пытаюсь немного помочь парню.

— А он об этом знает? — спросила Джейн Грейвен, но взгляд ее немного смягчился.

Грэмпс замялся, пытаясь подобрать нужные слова, чтобы она правильно поняла положение вещей в Санта-Дельбарре.

— Он знает обо всем, — наконец промямлил он, — только не очень-то приветствует это.

Джейн Грейвен не смогла удержаться от смеха при виде мрачного выражения лица старика. Но затем оно прояснилось, а в глазах Джейн зажглась искорка симпатии к славному старику.

— Так зачем же вы тогда стараетесь ему помочь? — спросила она.

— Да вот, видите ли, в чем дело, — замялся Грэмпс. — Меня всегда интересовало все, что связано с преступлениями. Я вечно до дыр зачитывал разные детективы.

— Понятно, я… — Она вдруг вздрогнула и повернулась к дверям. — Добрый день, мистер Бакстер.

Пелли Бакстер бросил на Грэмпса быстрый, удивленный взгляд, а затем повернулся к Джейн.

— Если вы не против, мне хотелось бы побеседовать с вами пару минут.

Но фраза эта прозвучала с такой спокойной, хорошо заметной настойчивостью, что Джейн немедленно поднялась.

— Мы можем поговорить в любом из этих кабинетов, — сказала она. — Что ж, мистер Виггинс, я полагаю, что это все.

— О, вы не беспокойтесь, я подожду, — приветливо предложил Грэмпс. — Мне, в общем-то, некуда спешить. Да и я еще ведь не успел расспросить вас обо всем.

Пелли Бакстер нетерпеливо ожидал Джейн возле двери в кабинет. Пропустив ее вперед, он плотно прикрыл за собой дверь.

Корлисс Рэмси подняла глаза от пишущей машинки, бросила ему ободряющий взгляд и снова принялась стучать по клавишам.

Минуту-другую Грэмпс нетерпеливо мерял шагами прихожую, а затем вдруг направился в кабинет Харви Стэнвуда.

Это был просторный, обставленный современной мебелью кабинет делового человека, с письменным столом, заполненным документами, решениями налоговой инспекции, копиями законов о налогах и справочниками по бухгалтерии.

На углу стола лежали две газеты. Небрежным жестом Грэмпс взял в руки одну из них, увидел, что она помечена двадцать четвертым числом, затем взглянул на другую. На ней тоже было указано двадцать четвертое число.

Но тут в дверях появилась Корлисс Рэмси. Вежливо, но твердо она произнесла:

— Мне очень жаль, но посетители должны ожидать в приемной. Таков порядок.

— О, прошу прощения, — засуетился Грэмпс и сопровождаемый Корлисс Рэмси вернулся обратно в приемную, где плотно уселся на стул и принялся с интересом листать иллюстрированный журнал.

Прошло не менее четверти часа, прежде чем Пелли Бакстер покинул контору Прессмана.

Джейн Грейвен не появлялась. Дверь кабинета, где шел разговор, осталась полуоткрытой.

Бросив вопросительный взгляд на Корлисс и увидев, что она полностью поглощена работой, Грэмпс негромко сказал:

— По-моему, она ждет меня, — и осторожно прошел через полуоткрытую дверь вовнутрь.

Джейн Грейвен сидела за письменным столом, подперев голову руками. Она подняла ее, увидев на пороге Грэмпса, и он заметил залитое слезами лицо. Очень осторожно он прикрыл дверь.

— У меня все. — Джейн с трудом удалось произнести эти слова спокойным, деловым тоном. — Ничего больше я вам не могу сказать.

Грэмпс нагнулся к ней.

— Послушай меня, девочка. Если кто-то пытается тебе угрожать…

Она вздрогнула, но постаралась тут же взять себя в руки. Встав со стула, она повернула к нему спокойное лицо, на котором только покрасневшие глаза выдавали то, что она недавно плакала.

— Это все, мистер Виггинс. У меня действительно больше нечего вам сказать.

— Хорошо, — сказал Грэмпс. — Когда вы это так говорите, да еще таким голосом, нельзя не поверить, что так оно и есть… Но я вас прошу, милая, не забывайте обо мне. Моя фамилия Виггинс, но все зовут меня Грэмпс. А найти меня, если понадоблюсь, можно в доме окружного прокурора, в Санта-Дельбарре, по крайней мере до тех пор, пока с этим делом не будет покончено. Если я что-нибудь смогу для вас сделать, я к вашим услугам.

— Спасибо, мне ничего не нужно.

Выходя, Грэмпс еще раз долгим пытливым взглядом обвел кабинет Харви Стэнвуда.

Глава 23

Сидя в холле небольшого второразрядного отеля с вечерней газетой от двадцать четвертого числа в руках, Грэмпс очень быстро понял, что каждое слово в так называемой предсмертной записке, которую нашли в фермерском домике в Петри, было вырезано из этого номера газеты. Он нашел все заголовки. Один из них, напечатанный косыми буквами на последней странице, служил заголовком для редакторской статьи. Другие были просто обычными заголовками.

Тогда почему, задавал он самому себе вопрос, Харви Стэнвуд держал две эти газеты у себя на столе?

Грэмпс неутомимо трудился над этой головоломкой, затем кончиком перочинного ножа, который он всегда носил с собой, аккуратно вырезал из своего номера газеты те же слова, которые были наклеены в предсмертной записке.

Сделав это, Грэмпс сложил узкие полосы бумаги и положил их в карман куртки. Затем он скомкал изрезанную газету и затолкал ее в мусорную корзину, стоявшую в углу. Внезапно ему в голову пришла еще одна мысль. Вытащив из корзины мятую газету, он посмотрел на нее долгим, внимательным взглядом, а, затем, улыбаясь, аккуратно свернул ее и вышел из отеля с видом человека, которого вдруг осенила действительно прекрасная идея.

Глава 24

Милдред Дюриэа задумчиво сказала:

— У меня такое чувство, что надвигается какое-то несчастье.

— Грэмпс, наверное? — улыбаясь, спросил муж.

— Да. Если я не знаю, где он и чем занимается, мне сразу становится не по себе. И когда я узнаю наконец, чем он занимался, это подтверждает мои худшие опасения. А ты как думаешь, чем он сейчас может быть занят?

Дюриэа зевнул.

— Не знаю, я ведь не очень-то церемонился с ним вчера вечером, когда он притворился, что у него болят зубы, а на самом деле потом приехал и болтался у меня в приемной, пытаясь вытянуть какие угодно сведения из свидетелей. Возможно, он на меня обиделся. Во всяком случае, с тех пор я его не видел.

— Может быть, ты и обидел его в какой-то степени, — возразила она, — но уж изменить его методы точно не в твоих силах.

— Ну, во всяком случае, — заключил Дюриэа, — мы можем не волноваться о нем. Я привязан к нему, но…

— Ты не понял, что я имею в виду, — перебила его Милдред. До тех пор, пока не будет до конца расследовано это дело Прессмана, Грэмпс не будет знать покоя. Бог знает, чем это может кончиться.

Но Дюриэа, казалось, был настроен очень благодушно.

— Да ради Бога, если ему это так нравится! В конце концов, если любой человек может прочесть в газете о том, что было совершено убийство, то никто не может запретить ему попробовать найти улику. Но только, слава Богу, кроме Грэмпса, никто этого не делает.

— Грэмпс, — трагически произнесла Милдред, — совершенно непредсказуемая личность.

— Может быть, он, обиженный и оскорбленный, уехал обратно в Мексику, — предположил окружной прокурор. — А там он немного остынет, его раненое самолюбие перестанет его мучить, и в одно прекрасное утро мы услышим, как у наших дверей заскрипит и загромыхает эта старая мышеловка, которую он упорно называет автомобилем.

Милдред, медленно потирая руки, обошла вокруг кресла, в котором восседал Френк Дюриэа, схватила его за подбородок и, приподняв его голову к своему лицу, сказала:

— Открой глаза, и пошире.

— Ну и в чем дело с моими глазами?

— Ты, — объявила она торжественно, — просто морочишь мне голову.

— Что за нелепое обвинение! Выражайся более определенно, если хочешь, чтобы я сознался. А то еще, не дай Бог, сознаюсь в чем-то, о чем ты даже и не подозреваешь. Лучше расскажи поподробнее, что тебя мучает.

— Ты ведь сейчас расследуешь дело об убийстве Прессмана, — сказала она. — Поэтому-то тебя совершенно не волнует, чем там занят Грэмпс.

— Ну, — неуверенно, сказал он, — мы ведь делаем кое-какие успехи.

— И кроме этого, тебе отлично удается держать меня в неведении.

— Да нет же, ты ошибаешься. Милдред присела на ручку его кресла.

— Коржи, — с чувством сказала она, — уже сейчас можно ставить в печь. Если этого долго не делать, они станут невкусными. А затем я еще слегка присыплю их сахаром и, когда обед уже будет подходить к концу, поставлю их в хорошо подогретую духовку и испеку специально для того, чтобы сделать земляничный торт. А земляника, уже помятая и протертая с сахаром, лежит, между прочим, в холодильнике. А еще там же стоит приготовленная большая миска со сладкими взбитыми сливками… И я представляю это так: вытащу из горячей духовки пышущий жаром нежный, пухлый корж, положу на него большой кусок масла, а сверху — слой мелко натертых подслащенных ягод, чтобы земляничный сироп смешался с горячим растопленным маслом и пропитал пирог насквозь. Затем я положу сверху еще один горячий корж, а на него положу еще ягод, все это покрою толстым слоем взбитых сливок и принесу его сюда, нам на десерт. Но если ты по-прежнему будешь морочить мне голову, то на пирог у меня не останется времени.

Окружной прокурор сделал вид, будто утирает ладонью рот.

— Женщина, — возмущенно заявил он, — ты заставляешь мои слюнные железы работать с такой интенсивностью, что я вот-вот захлебнусь. Отправляйся-ка на кухню и займись своим земляничным пирогом, а я с Грэмпсом Виггинсом сам разберусь.

— Нет уж, — сказала она. — С места не сдвинусь до тех пор, пока ты мне все не расскажешь, и со всеми подробностями, будь так добр. Не надейся, что я позволю своему мужу расследовать дело об убийстве и держать все при себе.

— Но мы еще не закончили это дело. Нам еще нужно многое выяснить.

— Хватит спорить. Давай рассказывай, что ты знаешь.

— Прекрати немедленно, — расхохотался Дюриэа.

— Ну вот еще! Это во мне бродит кровь Виггинсов. Во мне сейчас говорит Грэмпс и будит самые худшие инстинкты. Я уже почти стала Дюриэа, а теперь вдруг на поверхности появился этот ужасный Виггинс. Но тут уж ничего не поделаешь. Нет информации — нет земляничного пирога!

— Хорошо, — сдался Дюриэа. — Я все тебе расскажу.

— И пожалуйста, все без утайки. Дюриэа тяжело вздохнул.

— Начнем с оружия. Существует огромное количество методов и способов трассирования оружия, хотя я лично не вижу никакого смысла объяснять их даже такому увлеченному своей страстью любителю, как твой дед.

— Почему?

— О, видишь ли, он не признает никакой долгой, кропотливой, рутинной работы, даже если она и ведет к успеху. Ему нужен горячий след, чтобы бежать по нему, как гончая.

— Я тебя поняла. Ты имеешь в виду то, как лежал револьвер в руке убитого?

— Вот именно.

— Ну, так что там с револьвером?

— Это довольно старый револьвер, — продолжал Дюриэа. — Он был изготовлен двадцать семь лет назад. Его сначала купил торговец оружием в Батте, штат Монтана. Затем продал его торговцу скотом, который уже умер к настоящему времени. Мы связались с вдовой этого человека. Она вспомнила, что у него действительно был такой револьвер и он им страшно гордился. Затем, она сказала, тот продал его какому-то франту из Калифорнии. Его фамилию она не смогла вспомнить.

Мы затем начали проводить расследование в том направлении, что, может быть, кто-то из людей, связанных с этим делом, мог иметь какие-то связи с покойным торговцем скотом.

— Ну, — поторопила мужа Милдред, ее глаза так и сверкали от любопытства, — и что же выяснили?

От удивления у Дюриэа высоко полезли вверх брови.

— Ты сейчас точь-в-точь Грэмпс, только еще хуже, — заявил он.

— Но это ведь все так невероятно интересно, Френк.

— А ты лучше подумай о том, сколько пришлось побегать, прежде чем мы все это узнали, — посоветовал он.

— Хорошо, пусть будет так, но ответь мне поскорее: что вам удалось узнать?

— Мы узнали, — продолжал он, — что Пеллмен Бакстер из Лос-Анджелеса имел ранчо неподалеку и что Пелли Бакстер был одним из ближайших приятелей Прессмана. Естественно, мы заинтересовались Бакстером.

— И когда же он жил на этом ранчо?

— Лет пять назад.

— И как давно умер этот торговец скотом?

— Уже года три… Вот так оно и бывает. Вдова этого торговца вспомнила фамилию Бакстер, когда мы, как будто случайно, упомянули ее, она многое вспомнила о Пелли Бакстере и, кстати, вспомнила, что именно он купил револьвер.

— И что потом?

— Тогда мы отправились к Бакстеру. Он вспомнил этот револьвер, но сказал, что купил его для приятеля.

— И кто же этот приятель?

— Прессман.

— То есть он отдал револьвер Прессману?

— Да. Он говорит, что ему было известно, что Прессман мечтает об оружии именно такого типа, и поэтому он отдал револьвер ему, как только приехал из Монтаны, а потом совершенно позабыл об этом, попросту выбросил этот факт из головы и припомнил только тогда, когда мы его об этом спросили… Похоже, что Бакстер вообще коллекционирует оружие, чего только у него нет: револьверы, ружья, пистолеты, и древние, и современные, и все это развешано по стенам от спальни до библиотеки — фактически весь его дом заполнен оружием.

— А он женат? — спросила Милдред. Дюриэа рассмеялся.

— А какое это имеет отношение к делу?

— Ну, я не знаю. Я просто спросила. Ты упомянул его квартиру.

— Нет, — ответил Дюриэа, — он не женат. Он старый холостяк, увлекается спортом. У него дом, в котором он может предаваться своим хобби, говорит, что это потому, что он терпеть не может, когда ему мешают, и поэтому же и не выносит наемные квартиры.

— А как ты считаешь, это действительно было самоубийство?

— Почему ты об этом спрашиваешь?

— Но ведь это был револьвер Прессмана? Дюриэа улыбнулся.

— Мы уже в самом начале отбросили версию самоубийства.

— Но послушай, если он был застрелен из своего собственного револьвера…

— А это, — подхватил Дюриэа, — подводит нас к очень интересному вопросу. Мы ведь допросили и миссис Прессман. Ей сейчас около тридцати. А ему было уже за пятьдесят. Женаты они были уже лет пять. Вся его жизнь была безраздельно отдана бизнесу. Можешь себе представить, как к этому относилась его жена, которая ко всему,еще была моложе его на добрых двадцать лет.

— Ты говоришь как по писаному, — объявила она: Дюриэа рассмеялся.

— Давай продолжай распространяться на эту тему, — поддразнила его Милдред. — Меня уже больше не волнует ваше расследование. Расскажи мне лучше, что там за проблемы были у Прессманов.

— Боюсь, что больше ничем не смогу порадовать тебя, — сообщил ей Дюриэа. — Мне не известны ни сплетни, ни какие-то интимные детали их семейной жизни — словом, ничего из того, что обычно так интересует женщин.

— А почему?

— Но ведь, чтобы выяснить это, нужно провести точно такую же сухую методичную работу.

— А в чем она заключается?

— Ну, — начал Дюриэа, — сначала для того, чтобы хоть за что-то уцепиться, мы прибегли к помощи дворецкого, который был очень привязан к мистеру Прессману. Мы объяснили ему, что нас интересует, и он тщательно обыскал весь дом.

— А что вы искали?

Газету, из которой были вырезаны некоторые строчки — если точнее, то три фразы — и которые были затем наклеены на бумагу и подброшены, так чтобы все поняли, что это и есть предсмертная записка.

— Ну и как, нашел он газету? Дюриэа мрачно кивнул.

— Она лежала у нее в машине, в отделении для перчаток.

— А что было потом?

— Ну как же?! Возникла еще одна довольно распространенная, хотя и достаточно любопытная, версия. Я попросил миссис Прессман прийти ко мне завтра утром. Шериф и я допросим ее.

— А это будет считаться убийством третьей степени?

— А это уж будет зависеть от нашей такой же кропотливой и скучной работы, — ответил Дюриэа. — Мы должны быть очень терпеливыми и обаятельными. Мы будем снова и снова заставлять ее пересказывать все это снова. И будем искать хоть малейшую неувязку в ее истории. Мы будем спрашивать ее о ее семейной жизни, наши вопросы будут становиться все более и более личными, до тех пор пока она не выйдет из себя… Тот же самый старый трюк. Она будет испугана, несчастна, все ее надежды рассеются как дым. Она запутается, попытавшись скрыть правду в самом невинном вопросе. Потом она попытается тронуть нас слезами, будет ставить на то, что ей задают вопросы все большее количество людей, будет делать все больше ошибок, а затем вдруг попадет в мышеловку и, скорее всего, расколется и все нам расскажет.

— В твоих устах все произойдет так обыденно и неромантично, — заявила Милдред.

Ненавижу разговаривать с людьми, когда их жизнь поставлена на карту. Впрочем, о ней это еще рано говорить…

— Почему?

— Женщинам, у которых такая фигура, никогда не вынесут смертный приговор.

— Это все? — спросила Милдред.

— Что ты имеешь в виду?

— Может быть, ты еще о чем-то хотел мне рассказать?

— Да нет, все остальное не заслуживает внимания, — немного смущенно ответил Дюриэа.

— Ну а все-таки, что ты имеешь в виду?

— Было еще несколько непонятных следов.

— Что значить “непонятных следов”?

— Ну, я имею в виду неизвестные нам отношения Прессмана с другими людьми…

— Ты так говоришь, как будто их там было много.

— Иногда мне тоже так кажется… Обрати внимание, стоит только какому-нибудь самолету исчезнуть во время полета — тут же находятся сотни людей, которые приходят и рассказывают, что якобы видели какие-то загадочные огни в горах, слышали, как самолет пролетал прямо над их домом, или, чего доброго, даже слышали грохот взрыва, и крики людей, и зарево на небе.

— Да, — задумчиво согласилась она. — Я раньше и не подозревала, сколько их, подобных субъектов, которые могут убедить себя в чем угодно.

— То же самое случается, когда происходит убийство. Стоит только объявить о том, что был убит человек, каждый дурак на много миль вокруг убедит себя, что именно у него в руках главное вещественное доказательство.

— А в этом случае то же самое? — спросила Милдред.

— Да нет, сейчас я имел в виду только одного человека — Джейн Грейвен, секретаршу Прессмана.

— И что же она?

— Мне позвонил кто-то неизвестный и сообщил, что у нее был роман с Прессманом и что она изо всех сил пыталась настроить его против собственной жены, что, возможно, она попытается сделать так, чтобы именно на жену Прессмана пало подозрение, и что, если так случится, я должен буду вытрясти из нее правду.

— А кто это был — мужчина или женщина?

— Звонил мужчина.

— И ты даже не догадываешься, кто это мог быть?

— Нет. Я даже не смог проследить, откуда был звонок.

— Что-нибудь еще?

— Да. Ты же знаешь, что на крыльце нашли женскую компактную пудру.

— И вы узнали, кому она принадлежит?

— Полагаю, что да.

— Ну и кому же?

— Девушке по имени Ева Реймонд. Она, если так можно выразиться, искательница приключений.

— Профессионалка?

— Да нет. Я бы сказал, талантливая дилетантка с коммерческой жилкой.

— Понятно… А как туда попала ее пудреница?

— Я еще точно не знаю, — сказал Дюриэа. — Она, во всяком случае, отрицает, что это ее пудреница. Вообще-то, мы почти уверены, что она лжет, но у нее алиби до полуночи двадцать четвертого. А ведь из результатов вскрытия известно, что Прессман был убит самое позднее в одиннадцать вечера. Это автоматически исключает ее из числа подозреваемых, но, черт возьми, мне это не по душе!

— Что ты имеешь в виду?

— Да все эти женщины в жизни Прессмана. Что-то тут не так.

— Ну а почему бы и нет?

— Насколько я понял, он не принадлежал к этому типу мужчин.

— Не говори глупости, Френк. Все мужчины принадлежат к “этому типу”, стоит только хорошенькой женщине поманить их пальцем.

— В том-то и дело, — перебил ее Дюриэа. — Его, похоже, не особенно привлекали красивые женщины. Он был хладнокровным, суровым, эгоистичным человеком, и вся его жизнь починялась одной-единственной цели — достижению еще большего имущества.

— Может быть, в его характере были еще какие-то черты, которые были неизвестны даже близким ему людям?

— Очень возможно, — согласился Дюриэа, — но в этом случае выходит, это было что-то, что просыпалось в нем крайне редко и снова исчезало, как только он добивался своей цели.

— Френк, — задумчиво сказала Милдред, — тебе надо бросить это дело.

— Почему?

— Ты постепенно превращаешься в циника. Такое впечатление, что я разговариваю со стариком, а ведь ты совсем еще молодой человек.

Дюриэа рассмеялся.

— О, ну ничего удивительного, такие вещи иногда случаются.

— Я хочу, нет, я тебя умоляю, брось ты это дело. Или я дам полную свободу Грэмпсу, спущу его с цепи — и тогда уж тебе ничего другого не останется.

— В таком случае нам придется умереть с голоду — ведь частная практика нас не прокормит.

— Ничего не поделаешь — умрем, так умрем… А пока что тебе, по-моему, просто необходимо выпить.

Дюриэа усмехнулся.

— А у тебя, случайно, не сохранился рецепт того необыкновенного коктейля Грэмпса, с ликером из Мексики.

— Я бы не отказалась от него. Да и тебе бы он не повредил. Ты… О, о!

— Что стряслось? — Дюриэа вскочил на ноги и подбежал к стоявшей у окна жене.

— По-моему, я потихоньку схожу с ума. Хочешь, я сейчас тебе погадаю: на твоем пути скоро появится маленький старичок, который выглядит неожиданно молодо для своих лет, человечек, который предложит тебе отведать крепкий, необыкновенно вкусный коктейль и…

— А что, ты его уже видишь? — спросил Дюриэа.

— Пока я вижу агрегат, больше похожий на мышеловку, чем на автомобиль и самодельный трейлер, который мотается из стороны в сторону так, что, кажется, вот-вот врежется в наш гараж.

— Будь я проклят, если я не рад увидеть этого старого мошенника. Сейчас я бы даже не отказался от коктейля его изготовления, Бог с ним, крепкого или некрепкого.

Они услышали быстрые шаги на крыльце, и вошел Грэмпс, несколько больше озабоченный, чем обычно. Он был похож на маленького мальчика, который чувствует, что в чем-то провинился, и старается скрыть свое смущение за нарочитой деловитостью.

Милдред вопросительно взглянула на деда.

— Что ты задумал? — спросила она.

Глаза Грэмпса были невинны и чисты как вода горного озера.

— Что я задумал? — переспросил он. — Что ты придумываешь? Я всего-то-навсего поездил по окрестностям.

— А мы тут как раз вспоминали ваши коктейли, Грэмпс, — вступил в разговор Дюриэа.

Лицо Грэмпса просветлело.

— Да неужели? — воскликнул он.

— Не позволяй ему уходить от ответа, Френк, — сказала Милдред. — Наверняка он что-то замышляет, голову даю на отсечение.

Грэмпс хихикнул.

— Опыт общения с окружным прокурором испортил тебе чутье, Милдред. Я думаю, что единственное средство, которое может помочь тебе, — это хороший коктейль. Как насчет того, чтобы пообедать со мной, а, ребята?

— Нет уж, ты лучше пообедаешь с нами, — решила Милдред. — Но у тебя еще есть время сходить к себе и приготовить нам по коктейлю.

Он ушел, и Милдред перевела взгляд на мужа.

— Готова держать пари на что угодно, — пробормотала она.

— Ты имеешь в виду, что у него что-то на уме? — спросил Дюриэа.

Она молча кивнула.

— Не пытайся вытянуть это из него, — предложил Дюриэа. — И вообще, будет лучше, если я ничего об этом не буду знать — хорошо бы только знать, где он будет обретаться: в нашем округе или где-нибудь в Лос-Анджелесе. Если у нас, то, боюсь, придется принять какие-то меры. А если он отправится в Лос-Анджелес, то, Бог с ним, пусть делает, что хочет.

Ты не знаешь Грэмпса, — озабоченно сказала она. — При его энергии остановить его может только атомная бомба.

— Не волнуйся, — беспечно сказал Дюриэа. — Если он что-то натворит вне нашего округа и не будет афишировать свои родственные связи со мной, то, я думаю, ничего страшного не случится.

— Он не будет впутывать тебя, я уверена, — ответила Милдред. — Я его знаю, он очень щепетильный человек… Ну а что ты будешь делать, если он действительно влипнет в какую-то историю?

— Где, в Лос-Анджелесе?

— Да.

— Ну, это просто, — ответил Дюриэа. — Пусть его привлекут к суду или вообще поступают с ним, как это делают с любым человеком, который пытается вмешаться в прерогативы суда. Другими словами, я просто умою руки, и пусть его проучат, будет в следующий раз знать, как совать свой нос не в свое дело.

— Ты это серьезно? — спросила она.

— Абсолютно.

— Хорошо, тогда у меня на душе полегчало. Наверное, это единственная возможность проучить его.

Дюриэа как раз набивал табаком трубку, когда, встряхивая на ходу шейкер, в комнату вошел Грэмпс.

— А вот и я, — жизнерадостно объявил он, — только коктейль уже по новому рецепту. Этот уже не такой мягкий, но и не очень крепкий, не волнуйтесь заранее.

— Да мы и не волнуемся, — успокоила его Милдред?

— Да и Френк вряд ли будет особенно возражать против крепкого коктейля, ему было бы неплохо расслабиться.

Грэмпс внезапно перестал трясти шейкер, как будто кто-то вдруг нажал на кнопку и выключил его.

— А что с ним такое?

— Да ничего особенного, просто устал, — ответил Дюриэа.

— Может быть, что-то новое?

— Нет, нет, все то же.

— Ты беспокоишься из-за этого расследования?

— Да вообще-то, я всегда беспокоюсь, пока дело еще не раскрыто.

— И ты пока не пришел ни к каким выводам?

— Да нет, не совсем так: у меня еще назавтра назначено одно неприятное дело. Даже не хочется думать об этом.

— Осторожнее, — предупредила Милдред. Грэмпс еще раз аккуратно встряхнул шейкер.

— Хм-м! Похоже, что тебе удалось выяснить что-то, что указывает на одну привлекательную женщину… Это, случайно, не секретарша того человека?

— Чья секретарша?

— Прессмана.

— Потом не говори, что я тебя не предупреждала, Френк, — повторила Милдред.

Но Дюриэа, казалось, не слышал ее.

— Насколько мне известно, у меня нет никаких вопросов к секретарше Прессмана. Я не думаю, что она, именно она его убила.

Грэмпс снова быстро затряс шейкер.

— Хорошо, — задумчиво сказал он, — это решает дело. Тогда я и дергаться не буду. Лучше поломаю голову по поводу той, другой дамочки.

— О ком это вы? — спросил Дюриэа.

— О вдовушке Прессмана, — ответил Грэмпс. — Черт возьми, Милдред, куда ты подевала бокалы для коктейлей?

— А что, кто-нибудь говорил что-то о вдове Прессмана? — жестко спросил Дюриэа.

— Ты говорил.

— Даже и не думал.

— Да, по-моему, ты говорил. Разве ты не ее имел в виду, когда говорил о том неприятном деле, которое тебе предстоит утром. Да и вообще, по всему видно, что в убийстве замешана женщина. И не стоит грызть себя из-за этого, а то ведь с тебя станется… Если бы речь шла о мужчине, то твоя совесть была бы спокойна, но женщина… Небось носишься с мыслью о том, что завлекаешь ее в ловушку, обрекаешь на предательство, а она, дескать, борется за свою жизнь, которую ты готов погубить. Ты ведь способен и не такую чепуху выдумать! Многим бы это даже не пришло бы в голову, но ты как раз, по-моему, из таких. О’кей, представим на минуту, что это либо миссис Прессман, либо секретарша. Если секретарша ни при чем, значит, виновна миссис Прессман. Лично я поставил бы на нее. По-моему, в этой женщине горячности не больше, чем у удава, и…

— Не увлекайся так, Грэмпс, — со смехом сказала Милдред. — Он ведь не спрашивает твоего мнения. Да и никто не спрашивает. Да и вообще твоя основная задача — смешивать коктейли.

Нимало не смущенный этим, Грэмпс разлил коктейли по бокалам.

— Ну конечно, — сказал он. — Я, можно сказать, сам лезу со своими советами, так ведь? Хотя и не следовало бы. “Жди, пока тебя не спросят” — вот это будет мой девиз. Может, тогда вам больше понравится… Ну-ка, а теперь попробуй вот это, наверняка настроение поднимется.

Грэмпс раздал всем бокалы.

— Эти коктейли пьются вот как, — начал он. — Первый бокал выпивается очень быстро, пока еще со дна поднимаются пузырьки. Второй бокал пьется медленнее, а третий можно уже смаковать.

Поверх своего бокала Дюриэа бросил взгляд на жену, а затем сделал осторожный глоток. Затем перевел дыхание и восхищенно поцокал языком.

— Милдред, хватит болтать, ради Бога, лучше попробуй. Это что-то необыкновенное, просто какое-то жидкое серебро.

Она рассмеялась и отпила большой глоток.

— Ну как, неплохо? — скромно спросил Грэмпс.

— Просто нектар, — благоговейно ответил Дюриэа. — Что вы туда намешали? Опять какой-то мексиканский ликер?

— Ничего подобного. Все содержимое этого коктейля было куплено к северу от Рио-Гранде; я добавил один маленький штрих, только чуть-чуть, лишь для того, чтобы заставить его заиграть новыми яркими красками. Если бы я объяснил вам, из чего он, вряд ли бы это вам понравилось, поэтому просто пейте и не морочьте себе голову. Что ты там придумал насчет жидкого серебра?

— Мы с Милдред решили так назвать новый коктейль. Вряд ли вам это что-то объяснит.

— Да, — согласилась Милдред, — если ты, конечно, не знаком с законом компенсации Эмерсона.

Они оба весело расхохотались над одураченным Грэмпсом.

— Да не знаю я никакого закона компенсации. Ну и Бог с ним, мне-то что. Пейте на здоровье.

После второго коктейля Милдред почувствовала, как теплая волна разливается по всему телу. Она с искренней любовью посмотрела на грустного маленького старичка, который так иногда старался сохранить их дружеские отношения, а иногда, казалось, совершенно в них не нуждался.

Она повернулась к мужу.

— Ты, конечно, можешь выпить и третий коктейль, а я лично пас.

— В чем дело? — спросил Френк.

— Просто не хочется.

— Я иногда просто не понимаю тебя, — настаивал Грэмпс. — Он такой же слабый, как шоколадное молоко. Это же просто, можно сказать, фруктовый сок, он прочищает вам горло, и все. А алкоголя в нем так мало, что и котенок не опьянеет.

— Не важно, — перебила его Милдред. — Я отправляюсь на кухню, пока еще в состоянии добраться туда на собственных ногах. У меня всегда было повышенное чувство ответственности, и если ты, Грэмпс Виггинс, знаешь, что такое приготовление обеда, то ты никогда и не заикнешься о том, чтобы я изменила своему долгу.

Грэмпс с трудом вытащил из кармана черную вересковую трубку.

— Хорошо, — громогласно объявил он, — я не возьму грех на душу и не буду настаивать, чтобы человек изменил своим моральным принципам.

Милдред отправилась на кухню, по-прежнему сохраняя во всем теле ту же приятную расслабленность. За четверть часа она раза два забредала в гостиную, случайно задев телефон, сбросила с него трубку и, не заметив этого, так и оставила ее болтаться на шнуре.

Впрочем окружной прокурор в это время быстро приближался к тому состоянию, когда уже трудно разговаривать по телефону, и Милдред была этому рада. Френк иногда слишком уж серьезно воспринимал свои обязанности. Эта кошмарная работа скоро превратит его в старика, циничного старика, и это задолго до того, как он успеет насладиться своей молодостью. А ему так нужно отдохнуть, отбросить все заботы и расслабиться. Да и ведь Грэмпс так всегда хорошо влияет на него… Стоит только взглянуть на самого Грэмпса. Ведь ему уже довольно прилично за семьдесят, а во многих отношениях он гораздо моложе их с Френком. Может быть, это потому, что он никогда не ощущал лежавшего на плечах груза ответственности. Основной движущей силой в жизни Грэмпса всегда был чистый энтузиазм, с которым он обычно гонялся за каким-нибудь миражом. Всегда это было что-то фантастическое… И никогда ему не удавалось угнаться за своей мечтой, но, несмотря на это, он всегда был готов в любую минуту переключиться на что-нибудь другое, столь же несбыточное. Может быть, в этом и был его секрет. Сама погоня за миражами, казалось, радовала его не меньше, чем возможная удача… В этом, несомненно, что-то было. Какое-то время она размышляла об этом… Потом ей в голову пришла мысль о том, что коктейль Грэмпса все-таки не столь уж безобидный, как ей показалось вначале. Она налила себе чашку черного кофе. Вдруг из гостиной до нее донесся веселый заливистый хохот Френка.

“Какой у него заразительный смех, — подумалось ей. — Боже мой, мне даже не верится, как же давно он так не смеялся”.

Она накрыла стол к обеду и позвала мужчин. Дюриэа, казалось, совершенно расслабился, и то мрачное настроение, охватившее его вначале, рассеялось без следа. Он веселился, как ребенок. На Грэмпса коктейли, похоже, не подействовали, во всяком случае, выглядел он таким же, как обычно, но по веселым огонькам в глазах мужа и его смешкам Милдред поняла, что без нее они неплохо провели время. “А у старика, похоже, выработалось нечто вроде иммунитета к спиртному, — подумала она. — Беспечный старый бродяга, который всю жизнь жил так, как ему нравилось”. Милдред порадовалась, что успела выпить кофе. Грэмпс бросил на нее вопросительный взгляд, а затем повернулся к Дюриэа.

— Как насчет того, чтобы обсудить это дело об убийстве, а, сынок?

— Я — против, — категорически заявил Дюриэа.

— Я тоже, — поддержала его Милдред.

— Ну хорошо, положим, — не сдавался Грэмпс, — а если я нашел кое-что, что будет полезно знать Френку перед тем, как разговаривать с миссис Прессман?

— Это какая-то улика или просто теория? — поинтересовался Френк.

— Можно сказать, что улика.

Дюриэа в этот момент мешал в своем бокале вытащенной из салата ложкой, пытаясь пустить ко дну кубик льда, и весело смеялся, когда тот выскальзывал и всплывал на поверхность.

— Взгляните-ка на эту ледышку, дорогие мои, — сказал он. — Ее просто не удержать. Стоит только подумать, что уж теперь-то ты ее поймал, как она — хлоп! — и всплывает. Кого-то она мне страшно напоминает. Такая же настойчивая.

— Настойчивость — штука замечательная, — подхватила Милдред. — У меня сильное подозрение, что Грэмпс неспроста затеял эти коктейли. Скорее всего, у него какая-то бомба в рукаве, и он просто хотел смягчить для нас этот удар.

— Старый, добрый коктейль, — задумчиво сказал Дюриэа. — Может сгладит все, что угодно. Так-то вот, Грэмпс. Ну-ка, смешайте-ка мне еще один.

— Ну и в чем состоит твоя версия? — спросил Милдред у Грэмпса. — Что-то мне подсказывает, что это все довольно серьезно.

— Ну, как тебе сказать, — откликнулся Грэмпс. — Хотелось бы рассказать вам кое-что. Короче говоря, мне удалось найти газету, из которой вырезались заголовки и наклеивались в предсмертную записку.

До Милдред донеслось громкое звяканье, и, обернувшись, она увидела вывалившуюся из рук Френка десертную ложку. Вся его веселость мигом слетела с него. Он снова стал хладнокровным, собранным и даже, как показалось Милдред, совершенно трезвым.

— Что вы нашли? — спросил он.

— Я нашел газету, — подтвердил Грэмпс.

— Где вы ее нашли?

— А, это довольно забавная история. Но ты должен пообещать, что не съешь меня, Френк, если я тебе все расскажу.

— Где, черт возьми, вы ее нашли?

— Ну, — начал Грэмпс, — я… Подождите минутку, ребята. Давайте все-таки пообедаем спокойно. Не стоит путать приятное с полезным. Все остынет и..

— Где вы нашли газету? — жестко повторил Дюриэа.

— Ну, как хочешь, — сдался Грэмпс. — Я зашел в контору Прессмана, хотел поболтать с его секретаршей.

— И для чего вам это понадобилось? — зловеще поинтересовался Дюриэа.

— Да просто хотелось побольше узнать об этом Прессмане, — объяснил Грэмпс. — Хотелось выяснить, может быть, у него было обыкновение снимать хибару где-то на стороне.

— Продолжайте, — спокойно сказал Дюриэа.

— Ну вот, — сказал Грэмпс, — а в это время кто-то зашел к мисс Грейвен, и я, если можно так сказать, просто слонялся по офису. Этот парень, Стэнвуд, которого ты допрашивал у себя вчера вечером… Ты же знаешь, он работал на Прессмана.

— Я жду, — холодно сказал Дюриэа, — что вы все-таки объясните нам, где вы нашли эту газету.

— Ну, так ведь я же тебе говорю, — сказал Грэмпс тоном малыша, пытающегося объяснить, как это камень вдруг вырвался у него из рук и вдребезги разнес окно. — Я в это время заглянул в кабинет Стэнвуда и там увидел эту газету, она валялась у него на столе. Она была за двадцать четвертое число. Чисто случайно я бросил на нее взгляд и обратил внимание на заголовки. Мне показалось, что я где-то видел что-то похожее, а потом мне пришла на память та самая записка. Тогда я стал разглядывать ее более внимательно и обнаружил, что там были те же самые фразы, которые мы прочитали в той предсмертной записке. То есть я хочу сказать, что они были вырезаны из такой же газеты за то же самое число… Итак, газета вышла двадцать четвертого числа, это лос-анджелесская вечерняя газета. В Петри она могла быть доставлена не раньше восьми вечера. Может быть, даже немного позже… Вот так-то, сынок, а теперь поломай над этим голову.

— Не собираюсь ни над чем ломать голову, — с нотками металла в голосе заявил Дюриэа, — последний раз спрашиваю, где вы взяли газету, из которой были вырезаны слова?

— Не-а, — протянул Грэмпс. — Ни словечка ты от меня не услышишь, пока я не наемся до отвала. Милдред старалась, готовила нам всю эту вкуснятину, и если ты не хочешь есть, то, по крайней мере, имей совесть и дай поесть другим, и уж во всяком случае не стоит так перевозбуждаться на пустой желудок. Господи ты Боже мой! Да если бы я знал, что ты так будешь психовать, никогда бы в жизни не рассказывал тебе об этом до обеда… Милдред, не возражаешь, если я съем еще пончиков, пока они еще горячие?

Грэмпс вылез из-за стола, спокойно выбрал три пончика с застеленного салфеткой блюда, положил на каждый по большому куску масла и дал ему растаять.

— Так только и можно их есть, — провозгласил он. — Необходимо подождать, чтобы масло растаяло и насквозь пропитало пончик.

Милдред кивнула мужу.

— Оставь его в покое, Френк. Давай обедать. Я уже сто раз видела, как Грэмпс становится в позу. Его можно сдвинуть только динамитом.

Дюриэа промолчал, но просидел весь обед с мрачным, неприступным лицом, открывал рот только для того, чтобы положить туда очередной кусок. Не сводившая с него глаз Милдред внезапно вспомнила о проделанных ею манипуляциях с телефоном и, извинившись, встала из-за стола, чтобы вернуть трубку на место.

Когда Грэмпс покончил с пончиками с маслом, жареными цыплятами с пюре и деревенским соусом, он с удовлетворенным вздохом отставил в сторону тарелку и сказал с надеждой в голосе:

— Только не говори мне, что ты еще и десерт приготовила.

— А как же? Земляничный пирог, — объявила Милдред.

Грэмпс через стол бросил взгляд на Френка Дюриэа.

— Ну, сынок, что я говорил? Эта девчонка — настоящая Виггинс. Какая из нее вышла стряпуха!

Сохраняя непримиримое молчание, Дюриэа проигнорировал и эти слова Грэмпса. Наконец Грэмпс не выдержал:

— Да ну же, мальчик мой, не надо так себя вести! Не обращай внимания и лучше отдай должное этому замечательному кулинарному шедевру, потому что что-то подсказывает мне, что стоит мне только рассказать тебе все, что я разузнал, и ты тут же установишь прямую связь со своей конторой.

В разговор неожиданно вмешалась Милдред:

— Послушай, Френк, ты, конечно, можешь доверять ему, если хочешь, но он моя собственная кровь и плоть, и я знаю его, как самоё себя. И я бы на твоем месте этого не делала.

Непримиримым тоном Дюриэа заявил:

— Грэмпс, если вы будете совать свой длинный нос в это расследование, вы поплатитесь собственной шкурой, и очень скоро. И я за вас ходатайствовать не буду, и не надейтесь!

— Ходатайствовать за меня! — возмущенно воскликнул Грэмпс. — Будем надеяться, что тебе не придется приносить эту жертву. В жизни никто никогда не ходатайствовал за меня, и я думаю, что этого никогда не случится.

— Брось храбриться, Грэмпс, — сказала Милдред. — Ты уже на пороге к суду. Ведь мой муж серьезно относится к своим обязанностям.

— Пусть, пусть отправляют меня в суд, если смогут! — воскликнул Грэмпс, а потом с усмешкой добавил: — Вот мой девиз. А где, кстати, земляничный пирог?

Грэмпс помог Милдред убрать со стола. Она принесла десерт, и только когда от пирога, кроме крошек, ничего не осталось, Грэмпс отодвинул свою тарелку, вытащил из кармана старую вересковую трубку и обратился к Дюриэа:

— Ну, малыш, так вот тогда я сказал себе: “Предположим, тебе нужно вырезать из газеты заголовки и наклеить их на лист бумаги так, чтобы получилось нечто, похожее на предсмертную записку. Газета, из которой они будут вырезаны, это — огромная опасность для тебя, это самая главная улика. Конечно, избавиться от нее очень просто, но, предположим, что кому-то придет в голову порыться в кипе накопившихся газет и он обнаружит, что не хватает газеты за двадцать четвертое число. И это тоже опасно, это тоже улика. Поэтому я и принялся осматривать все вокруг.

— И что же вы обнаружили? — спросил Дюриэа.

— И я обнаружил газету, где были вырезаны именно те заголовки, которые мы нашли наклеенными на бумагу. А уж когда я держал в руках эту газету, то сложил два и два и…

— Где именно вы нашли газету? — перебил его Дюриэа.

— По-моему, ты хочешь сказать, что тебе неинтересно, к какому выводу я пришел? — обиженно произнес Грэмпс.

— Ни в малейшей степени, — отрезал Дюриэа. Грэмпс повернулся к Милдред.

— Ты слышала, что он сказал?

— Совершенно отчетливо, так же, как сейчас слышу тебя и, больше того, Грэмпс, учти, что я тебя уже не раз предупреждала. Он выполнит то, что обещает, и не прими это за пустую угрозу. Ведь он лицо официальное.

— Ладно, пусть будет так, — сказал Грэмпс, — только не говорите потом, что я отказался познакомить вас со своей версией и не обижайтесь тогда.

— Хорошо, хорошо, — торопливо сказала Милдред. — Об этом можешь не беспокоиться, Грэмпс.

— Отдайте мне эту газету, — велел Дюриэа. — Вы вообще обязаны были сделать это, как только вошли. Может статься, эта самая важная улика из всех, которые мы сейчас имеем.

— Как раз я это тебе и пытаюсь втолковать, — заявил Грэмпс. — А теперь послушай, что я думаю…

— Меня это не интересует, — Дюриэа спокойно и отчетливо произнес эту фразу, и по голосу его чувствовалось, что продолжать этот разговор не имеет смысла. Потом он добавил: — Мне нужна эта газета — немедленно.

Грэмпс рывком отодвинул стул, на котором сидел, и просеменил через кухню к трейлеру.

— Не спускай с него глаз, Френк, — предупредила мужа Милдред. — Он страшно хитрый, когда одержим какой-то идеей. И обрати внимание, наверняка это все было им тщательно спланировано заранее, я имею в виду, что он заехал к нам прямо перед обедом, уговорил выпить один из его сногсшибательных коктейлей, практически отключил тебя и только потом рассказал всю эту историю с газетой.

— На этот раз он зашел слишком далеко, — с мрачным видом откликнулся Дюриэа. — Если газета окажется липовой, я его отправлю под суд, и, клянусь, тогда мы надолго от него избавимся.

Они услышали, как хлопнула дверца трейлера и на крыльце прошлепали быстрые шаги, и вот Грэмпс уже стоял перед ними, сияя своей обезоруживающей улыбкой и протягивая Дюриэа газету.

— Вот она, сынок. Можешь сам посмотреть, прав я или нет.

Дюриэа выхватил у него газету, развернул ее и принялся внимательно изучать места, откуда что-то было вырезано, затем он повернулся к Грэмпсу.

— Будем считать, что на этот раз, Грэмпс, вам повезло и вы вытащили голову из петли. У меня в офисе есть этот же номер газеты за это же число. Может быть, та газета, которую вы обнаружили, поддельная, своего рода подсадная утка, которую вам подбросили просто для того, чтобы увести расследование в сторону. И то, что эта газета была подброшена, также может служить серьезным обвинением.

И теперь представьте себе, хотя это, может быть, и не приходило вам в голову, что нам очень просто будет проверить, настоящая ли это газета или ее просто сфабриковали и подбросили. Сделать это — пара пустяков. Мы сделали целую серию фотографических копий так называемого “предсмертного письма”. Фотографии эти точно того же размера, что и оригинал письма. Можно взять эти фотографии и сравнить с газетой, чтобы проверить, совпадают ли вырезанные куски, и таким образом сразу определить, та ли это газета, которой пользовался преступник, или ее просто сфабриковали уже после убийства и подбросили нам… Берите шляпу и пойдем. Сейчас мы поедем ко мне в офис, и пока все не выяснится окончательно, вы можете считать себя, взятым под стражу. Грэмпс поцокал языком.

— Ну-ну, не,кипятись, Френк. Нельзя так на все реагировать. Ты заводишься с полоборота, и все это после еды. — Он с отеческим видом похлопал Дюриэа по плечу. — И не надо требовать, чтобы я немедленно ехал к, тебе в контору с таким видом, будто это для меня наказание. Ты ведь прекрасно знаешь меня и знаешь, что мне гораздо страшнее отправиться, скажем, в цирк с трехлетним малышом… Ну; давай, сынок. Поехали к тебе в офис, пока ты не передумал.

— Глаз с него не спускай, Френк, — опять забеспокоилась Милдред. — Он ведь у нас шустрый. Мне что-то кажется, что он хочет просто кого-то выгородить. А если уж речь идет о мужском представителе рода Виггинсов, то я тебе смело могу сказать: “Ищите женщину!” И я тебе очень советую присмотреться к секретарше Прессмана.

— Да я тоже почти уверен, что у него все это было заранее задумано, — отозвался Дюриэа, — и я тебе обещаю, что в том случае, если сфотографированные вырезки не совпадут по размерам с отверстиями в том номере, что принес нам Грэмпс, он отправится в тюрьму. А если он не придумает объяснения, которое бы нас удовлетворило, то проведет ночь в камере. Так что ты, на всякий случай, его не жди.

Грэмпс укоризненно покачал головой.

— Теперь я уже не удивляюсь, — с сокрушенным видом сказал он, — что людей, которые стремятся помочь следствию, можно по пальцам пересчитать. Официальные органы сами ведут себя так, что просто руки опускаются… Давай, сынок, решили идти, так пошли.

Они вышли на улицу и сели в машину Дюриэа. Прибыв в контору, Дюриэа позвонил шерифу и потребовал, чтобы тот немедленно приехал к нему. Шериф привез с собой пачку свежеотпечатанных фотографий, полноразмерных копий письма, найденного рядом с телом Прессмана.

— А теперь Грэмпс, — жестко сказал Дюриэа, — я вам кое-что покажу.

Он достал полученную им от Грэмпса газету, положил ее изрезанную страницу на фотокопию письма, а затем поднял голову и с угрожающим видом взглянул на Грэмпса.

— В чем дело? — невинно поинтересовался Грэмпс.

— Да, все примерно так, как я предполагал, — заявил Дюриэа.

— Нет ни малейшего совпадения с полосками бумаги, которые были наклеены в записке.

— Ну и что? — спросил Грэмпс. — Это что, очень важно?

— Это действительно очень важно, — холодно ответил Дюриэа. — Это значит, что вы принесли фальшивую улику прокурору.

Грэмпс удивленно поднял брови.

— Ты меня имеешь в виду? Ты думаешь, что это я…

— Да.

— А чем ты можешь это доказать?

— Вы принесли мне эту газету и рассказали всю эту историю, — сказал Дюриэа, — и следовательно, вся ответственность будет возложена на вас.

Глаза Грэмпса, казалось, смеялись.

— Ну что ты, сынок, — сказал он. — По-моему, ты делаешь из мухи слона.

— Я не делаю из мухи слона, — резко ответил Дюриэа. — Может быть, вас это удивит, но тот номер газеты, который нас интересует, тот самый, из которого были вырезаны заголовки, находится в целости и сохранности у меня в конторе.

Так ты хочешь сказать, — удивился Грэмпс, — что все это время знал, что у тебя здесь еще одна газета. А может быть, прежде чем обвинять меня в том, что я сбиваю следствие и фабрикую фальшивые улики, тебе следовало бы задуматься, а не пытается ли кто-то другой сыграть с тобой злую шутку?

— Одна настоящая улика и одна фальшивая, — задумчиво сказал Дюриэа. — Вы подбросили нам фальшивую. Поскольку вы это упорно отрицаете, придется вам устроить проверку на детекторе лжи.

Грэмпса, похоже, это не смутило ни в малейшей степени.

— Хорошо, мой мальчик. Хорошо, пусть будет так. Но ты все говоришь о своем номере газеты с такой уверенностью, как будто она уж никак не может быть фальшивкой. А тебе не кажется, что было бы, по крайней мере, справедливо, если бы ты и ее сравнил с теми фотокопиями?

Дюриэа попытался было что-то возразить, но потом с холодным достоинством, взяв себя в руки, вынул из сейфа газету, открыл ее и разложил порезанную страницу поверх фотокопии.

Какое-то время на его лице еще сохранялось хмурое выражение, пока он туда-сюда двигал газету, пытаясь наложить ее как можно точнее, но затем внезапно гнев и недовольство исчезли, уступая место самому невероятному изумлению.

Грэмпс Виггинс, который глаз не сводил с его лица, наблюдая, как меняется его выражение, полез в карман за своей любимой трубкой.

— Вот так-то, мальчик мой. Обе они фальшивые. И я надеюсь, что это заставит тебя не доверять уликам и вещественным доказательствам, которые внезапно появляются на свет Божий уже после убийства.

Дюриэа бросил жалобный взгляд на шерифа и слабым голосом сказал:

— Хорошо, Грэмпс, вы нам больше не нужны.

— Так, значит, меня все-таки не арестовали? — с некоторым удивлением спросил Грэмпс.

— Да, вас не арестовали, — ответил Дюриэа, — скажем, пока не арестовали. А сейчас шерифу и мне надо кое-что обсудить наедине… И кстати, для вас было бы лучше, если бы вы сохранили все, что произошло сегодня, в строгом секрете… А если мне попадется этот “кто-то”, который подбрасывает мне пустые версии, — объявил Дюриэа с внезапно прорвавшимся в голосе гневом, — я уж его точно упрячу за решетку, и там он и останется.

— Ха-ха! — сказал Грэмпс. — Так ты даже злиться умеешь. Когда вы его все-таки поймаете, дайте ему почитать… А теперь, малыш, послушай, что я думаю…

— Даже и не собираюсь, — оборвал его Дюриэа. Грэмпс выглядел так, как будто ему дали пощечину.

— Ты хочешь сказать, что, после того как я бегал, старался, подвергал свою жизнь опасности, ты со мной так поступишь.

— Именно так, — не дрогнул Дюриэа. — Это уже не игра. Это не чья-то шутка. Это расследование убийства. Причем теперь совершенно ясно, что есть кто-то, кто пытается увести расследование в сторону. Честно говоря, я и сейчас еще не убежден, что это не вы.

Грэмпс сделал оскорбленное лицо.

— Поймите меня правильно, — продолжал Дюриэа. — Я вовсе не считаю, что вы пытаетесь отвести подозрения от убийцы. Но мне все больше кажется, что вы кого-то покрываете, возможно женщину, которой вы симпатизируете. В этом случае, чем меньше вы скажете, тем лучше. Я собираюсь вести это расследование по-своему. Помочь вы мне не можете, и никаких препятствий на своем пути я тоже не потерплю.

Грэмпс хмыкнул.

— Насколько я понимаю, мне желают спокойной ночи.

— Вот именно.

Грэмпс повертел шляпу в руках, подошел к дверям, положил уже руку на задвижку, но помедлил, как будто собираясь что-то сказать, но, потом передумав, угрюмо буркнул:

— Спокойной ночи! — и выбрался в коридор. Услышав, как за ним захлопнулась дверь, Дюриэа взглянул на шерифа и снял телефонную трубку.

— Ну хорошо, — задумчиво произнес он. — Я теперь могу позвонить миссис Прессман и со спокойной душой попросить ее не приезжать завтра.

— А вы уверены, что это он состряпал для нас эту газету, — спросил Лассен, пока Дюриэа набирал номер.

Окружной прокурор кивнул.

— По всей вероятности, да, хотя, чем черт не шутит, может быть, это и ее рук дело.

— Однако же мне показалось, что он на это не способен.

— Вы его плохо знаете, — с горечью сказал Дюриэа. — Он никогда бы не пошел на это ради убийцы. Он не сделал бы этого для того, чтобы заставить нас бросить расследование. Но его собственное представление о помощи, которую он должен нам оказать, могло бы заставить его подбросить нам эту газету, чтобы мы сконцентрировали все внимание на человеке, которого лично он считает убийцей.

— Понятно, — протянул задумчиво Лассен. — Ну что ж, в этом что-то есть.

— И вот еще что, Пит. У вас есть кто-нибудь, кому вы можете доверять, может быть, ваш помощник, до которого вы могли бы сейчас дозвониться?

Шериф молча кивнул.

Дюриэа подошел к окну и бросил быстрый взгляд на стоянку.

— Он оставил и машину, и прицеп около моего дома. Попросите своего человека приехать как можно скорее и попробовать проследить за ним. Если эта газета — его рук дело, то он попытается добраться до лачуги Прессмана, и как можно быстрее, еще до полуночи. Если он действительно поедет туда, я хочу, чтобы мне это стало известно. Мы тогда захватим его с поличным, и я его хорошенько проучу.

— Лучше бы обделать это дельце по-тихому, — предложил шериф. — Ведь вы не сможете собственного родственника засадить за решетку.

— Еще как смогу, — с энтузиазмом отозвался Дюриэа.

Пит Лассен с сомнением покачал головой.

— А почему нет?

— Вы забыли о том, что скоро выборы. Представьте, как это может подействовать на избирателей, если станет известно, что ваш родственник уличен в подделке вещественных доказательств. Да на нас просто станут на улице показывать пальцем!

На лице Дюриэа появилось разочарование.

— Хорошо, пусть так, — сказал он?

— Дайте указания своему помощнику. Постараюсь, по крайней мере, напугать его до смерти.

Глава 25

Гарри Борден, человек, которого шериф Лассен отправил “сесть на хвост” Грэмпсу Виггинсу, в первый раз позвонил, чтобы доложить о своих наблюдениях, примерно через сорок минут после того, как Грэмпс покинул офис окружного прокурора.

— Этот человек, за которым я слежу, — сказал он шерифу, — похоже, прихватил с собой подружку. Она сидит у него в трейлере и носа наружу не высовывает.

— Опиши ее, — потребовал Лассен.

— Не думаю, чтобы в этом была необходимость, — хмыкнул Борден. — Вы ее видели в офисе окружного прокурора вчера вечером, когда допрашивали свидетелей. Это та хорошенькая штучка из Лос-Анджелеса. Никак не могу вспомнить, как ее зовут.

— Ты имеешь в виду секретаршу Прессмана? — спросил удивленно Лассен.

— Нет, не ее. Погодите минутку… Ура, я вспомнил! Ева Реймонд, вот кто это.

— А что делает дедушка? — поинтересовался Лессен.

— Как раз сейчас, — сообщил Борден, — перед избирателями выступает Ричард Милтон, второй кандидат на пост окружного прокурора на предстоящих выборах, и ваш человек приехал сюда, припарковал машину и трейлер и сейчас слушает всю эту предвыборную ахинею.

— Не упускай его из виду, — велел Лассен, — и смотри, не допустит ли он какое-нибудь нарушение закона. Мы, к сожалению, не можем его взять под стражу, но хотели бы дать ему по рукам в том случае, если он попробует как-то уговорить или подкупить кого-то из свидетелей.

Лассен повесил трубку и передал весь разговор окружному прокурору.

Дюриэа глубоко засунул руки в карманы брюк, а затем внезапно, как будто до него только сейчас дошел юмор ситуации, начал насвистывать.

— Ищите женщину, — пробормотал он вдруг. — Боже ты мой! И это в его-то возрасте!

— Это не смешно, — отозвался Лассен. — Это чертовски грустно, а главное — серьезно.

— Я это знаю, — сказал Дюриэа, — поэтому и смеюсь.

Глава 26

Избирательная кампания Ричарда Милтона набирала обороты. Темпераментный, гибкий оратор драматической школы с хорошо подвешенным языком, он иногда ловил себя на том, что сам приходит в сильное возбуждение от своих речей. А теперь, окруженный толпой заинтересованных слушателей, собравшихся вокруг импровизированной трибуны в общественном парке Санта-Дельбарры, Милтон выдержал эффектную паузу и спросил:

— Что собой представляет прокурор нашего округа? Что он делает для своего округа, для нас с вами, за что мы ему платим? Давайте попробуем ответить на этот вопрос, перечислив по порядку, чего он не делает. Давайте возьмем, к примеру, Петри.

Милтон сделал еще одну эффектную паузу, чтобы его мысль дошла до слушателей. Убедившись, что полностью владеет аудиторией, он продолжал:

— Прежде всего, он не заботится о соблюдении имущественных интересов собственных избирателей. Он ведь должен стоять на страже интересов жителей Петри. Френк Дюриэа — юрист. Предполагается, что он должен хорошо знать закон. Ему бы следовало знать, что это наглое покусительство на наши прекрасные цитрусовые плантации представляет собой огромную опасность для всего нашего края. Он просто обязан был этого не допустить.

А затем началась эта грязная афера с нефтью, и вы, граждане нашего округа, стали объектом самого настоящего легального шантажа, и было поздно, чтобы что-то предпринять. Но ведь раньше эта возможность была.

А теперь, я скажу вам, что бы я сделал, если бы был окружным прокурором.

Милтон выдержал еще одну паузу, а потом принял позу, в которой он был обычно запечатлен на рекламных плакатах: тяжелая нижняя челюсть выдвинута вперед, кулаки крепко сжаты, словом, воплощенная агрессивность.

— Я бы сделал так, чтобы стоимость, или, если угодно, оценка этих так называемых прав на нефть постепенно, но неуклонно повышалась и в конце концов достигла бы такой величины, что для их владельцев стало бы просто невыгодно платить налог со стоимости. Затем специально избранный комитет, состоящий из жителей города, отправился бы к владельцам этих пресловутых прав и склонил бы их к разумному, приемлемому соглашению. А что происходит на самом деле?! Власти округа, этот узкий, замкнутый, привилегированный круг людей, дорвавшихся наконец до власти и чувствующих себя чрезвычайно комфортно на своих высоких постах, проедающих не моргнув глазом свои высокие зарплаты и избегающих какой бы то ни было работы, если она не входит в круг их прямых обязанностей, засыпают от скуки в своих роскошных служебных кабинетах. И вот вместо того, чтобы платить высокие налоги, владельцы этих самых прав на нефть оказываются в идеальной для себя ситуации, когда они могут совершенно законно, не боясь никого и ничего, взять за горло половину жителей нашего округа. Им-то как раз и можно было праздно сидеть сложа руки, потому что как раз им и не нужно было ничего делать. Так оно и шло своим чередом, пока не появился этот аферист из Лос-Анджелеса, не скупил эти права и не начал этот шантаж уже открыто.

Я не единственный, который так считает. Сейчас я прочту вам передовицу из “Петри геральд”.

И кандидат, сделав драматический жест, схватил лежавшую рядом на низеньком столике газету, с треском развернул ее и своим хорошо поставленным актерским голосом, слышным даже в самых удаленных уголках парка, прочитал статью, подписанную Эвереттом Тру.

Грэмпс Виггинс, сидя в машине, раскурил наконец свою непослушную трубку и обернулся к Еве Реймонд.

— Славно поет пташечка! Вы его знаете?

Ева Реймонд бросила на него задумчивый взгляд из-под полуприкрытых век.

— Мне сказали, что это молодой прокурор с большим будущим, — ответила она. — Между прочим, он холостяк.

— Ага, — пробурчал Грэмпс. — Готов побиться об заклад, парнишка далеко пойдет.

— Вы думаете, он пройдет на выборах?

— Нет.

— Почему? Похоже, он сейчас говорит дело, и кстати, посмотрите-ка на лица тех, кто его слушает; по-моему, они тоже так считают.

— Да, в общем-то, — неохотно согласился Грэмпс. — Говорит-то он правильно.

— Ну а почему же вы тогда думаете, что его все-таки не выберут?

— Потому что до выборов есть еще некоторое время, и этого достаточно, чтобы я смог ему в этом помешать.

— Вы?!

— Именно так, моя дорогая.

— А что вы можете сделать?

— Ну-у, — протянул Грэмпс, — ведь очень часто многое зависит от обстоятельств… Интересно, осмелится ли он упомянуть это дело об убийстве?.. А вот и Карпер сидит рядом с ним на помосте. У него тут куча денег вложена в различные предприятия и в землю, кстати, и он ненавидит Дюриэа лютой ненавистью… По-моему, вы говорили, что знаете его?

— Да, я узнала его, как только увидела.

— У меня тут небольшое дельце к Эверетту Тру, — объявил Грэмпс. — Я так думаю, что без него тут не обойдутся. О нем говорят, вообще-то, что он прилагает все усилия, чтобы газета оказалась нейтральной, но ему все равно придется высказать свое мнение о кандидатуре Милтона недели за две до выборов. Это все, что мне удалось узнать. Боюсь, что здесь, в Петри, наш милый Дюриэа уже не так популярен…

Ева Реймонд вздохнула.

— По-моему, он замечательный. Я бы с удовольствием с ним увиделась.

— Дюриэа?! — в изумлении переспросил Грэмпс.

— Нет, — ответила Ева и повернула голову к молодому оратору на помосте. — Я имею в виду мистера Милтона.

— Понятно, — обалдевшим голосом сказал Грэмпс. — Ну что ж, я подумаю, чем тут можно помочь.

Ева бросила быстрый взгляд на свои нарядные платиновые, украшенные маленькими бриллиантиками наручные часы.

— Послушайте, — сказала она, — уже довольно поздно. Вы ведь обещали, что мы здесь пробудем недолго, а потом вы меня отвезете…

— Да-да, конечно, но мне нужно сначала потолковать с Тру… Подождите-ка минуту. Вот как раз он идет.

Грэмпс поспешно выскочил из машины и начал потихоньку продвигаться к трибуне, аккуратно раздвигая плечом плотно стоящих возле нее людей.

— Приветствую вас!

Эверетт Тру обернулся и поздоровался с улыбающимся маленьким старичком, который приветливо затряс его руку.

— Моя фамилия Виггинс. А вы, если не ошибаюсь, Эверетт Тру, редактор и издатель “Петри геральд”, так ведь?

— Совершенно верно.

— Только что слышал, как он читал вашу передовицу, — сказал Грэмпс. — Замечательно написанная статья, сразу видно талант настоящего профессионала.

— Спасибо, мне очень приятно.

— Я здесь на машине, — сообщил Грэмпс. — И вот что подумал, может, у вас найдутся для меня одна-две минуты после того, как закончатся все эти речи?

— А что вы хотите? — вежливо поинтересовался Тру.

— Да просто хотелось задать вам несколько вопросов, — пояснил Грэмпс.

Тру оглядел толпу, пытаясь определить, сколько же народу присутствует на лужайке.

— А что за вопросы?

— Да это все в связи с этим убийством. Тру бросил на него удивленный взгляд.

— А вы, случайно, не из полиции? — Не-а.

Где-то я вас видел. Я… О, все в порядке, я вспомнил вас. Вы были вместе с нами в той лачуге, которую снимал Прессман… Если мне не изменяет память, вы ведь родственник нашего окружного прокурора?

— В какой-то степени, — сознался Грэмпс. Манера поведения Тру сразу изменилась. Даже голос, казалось, стал у него осторожным.

— Я ведь уже рассказал прокурору все, что мне было известно.

— Да, я знаю, — успокоил его Грэмпс, — но мне нужно совсем другое. Мне хотелось бы поподробнее расспросить вас о том человеке, который был в лачуге Прессмана, когда туда приехали вы с Сондерсом.

— И что вы хотите знать?

— Скажите, вы уверены, что это был Прессман?

— Да, конечно, а как же? То есть я имею в виду, что как бы он там себя ни назвал: Ридли или Прессман, но это был именно он.

— А как вы думаете, не могла бы это быть женщина? — спросил Грэмпс.

— Женщина?! — воскликнул изумленно Тру.

— Угу.

— Боюсь, я не совсем вас понимаю.

— Ну как же, — терпеливо принялся объяснять Грэмпс. — Вы же ведь не видели лица этого человека, следовательно, не можете сказать точно, кто это был: Прессман или кто-то еще. Фактически вы просто слышали, как кто-то ходил по дому.

— Ну?

Грэмпс продолжал объяснять:

— Так вот, я и подумал, а вдруг Прессман был там не один в этом домике? Может быть, там был еще кто-то. Может быть, именно поэтому он и не хотел подходить к дверям и разговаривать с вами… Может быть, у него там была женщина?

— Нет, — уверенно заявил Тру, — я так не думаю. Я больше чем уверен, что шаги, которые я слышал, были шагами мужчины. Кстати, я уже тогда настолько быстро это осознал, что мысль о женщине даже не пришла мне в голову. Можно было отчетливо слышать, как под его шагами трещали половицы.

— А стука каблучков, как если бы шла женщина, вы случайно не слышали? — спросил Грэмпс.

— Нет, ничего похожего.

Грэмпс рассеянно сдвинул на затылок свое ветхое, потрепанное сомбреро и пригладил рукой седые растрепанные волосы.

— Ну, видно, ничего не поделаешь, — сказал он. — Придется положиться на ваши слова.

— А почему вы предположили, что там могла бы быть женщина? — заинтересовался Тру.

— Да честно говоря, я и сам не знаю, — признался Грэмпс. — Я просто ломал себе голову над тем, почему все-таки Прессман не открыл дверь и не велел вам убираться прочь, или почему, наконец, он просто не объяснил, что не хочет вам давать интервью, или…

— Погодите минутку, — перебил его Тру. — Вот идет Сондерс. Эй, Хью! Подойди-ка к нам на минутку… Хью, познакомься, это мистер Виггинс, родственник нашего окружного прокурора. Он тут меня все расспрашивал, а не могли ли мы слышать женщину, когда приезжали тогда к домику Прессмана и нам никто не открывал.

— Исключено, — решительно заявил Сондерс. — Это был Прессман. Во всяком случае, это уж точно был мужчина. Я увидел мужскую руку, когда опускали последнюю портьеру.

Грэмпс внезапно разволновался.

— Тогда, значит, этот человек вас видел?

— Уверен, что видел. Поэтому, я думаю, он и бросился опускать портьеры.

— Он должен был видеть, как вы выходите из машины, — продолжал размышлять Грэмпс. — И уж конечно, он должен был видеть у вас в руках газету!

— Газету?

— Ну да, я имею в виду первый вариант вашей передовицы?

— Ну-у, да, конечно, вы правы, он должен был ее заметить.

Грэмпс тяжело задумался.

— Может быть, это было связано еще с чем-то, особенно если там, в этой лачуге, был тогда, скажем, не Прессман, а убийца. Он мог спустить портьеры для того, чтобы вы просто не могли увидеть лежавшее на полу тело, даже если бы подошли к самым окнам.

Внезапно Тру разволновался.

— Что вы имеете в виду? Почему вы решили…

Но Грэмпс повернулся уже к ним спиной и проталкивался через толпу, направляясь к трейлеру.

Глава 27

Дюриэа позвонил домой и, когда Милдред сняла трубку, сказал:

— Боюсь, что в самое ближайшее время мне придется разрушить нашу семью. По-моему, тебе лучше при этом присутствовать.

— Что случилось, Френк?

— Да все твой почтенный дедушка…

— А что он? Он еще что-нибудь выкинул?

— Как следует из уже полученных нами донесений, он пошел принять участие в предвыборном митинге и внимательно выслушал речь кандидата в прокуроры. А теперь он движется в направлении Петри, по всей вероятности собираясь проникнуть в домик Прессмана.

— А если он так и сделает, ты его арестуешь?

— К сожалению, шериф доказал мне пару минут назад, что лучше этого не делать.

— Почему?

— Потому что скоро уже выборы, через какие-то два месяца, и я не должен допустить, чтобы у моего конкурента появились в руках такие козыри. Представь, с какими заголовками выйдут газеты: “Семейное дело: окружной прокурор арестовывает деда собственной жены. Будучи не в состоянии сам раскрыть тайну убийства Прессмана, прокурор ополчается на родственников жены”. Нет, у меня нет ни малейшей возможности арестовать его.

— Тогда что ты собираешься предпринять?

— Минут через пять, — сказал он, — я приеду за тобой, а затем мы с тобой и шериф Лассен вместе отправимся в Петри. Если мы застанем Грэмпса в домике, то постараемся по возможности посильнее напугать его. Тем более что скоро будет заседание выездного суда, так что пусть подергается… Впрочем, по-моему, ты уже и так меня поняла.

— По-моему, ты просто хочешь проучить его.

— Точно, твой милый дедушка стал уже совершенно невыносим. Пора отучать его совать свой нос в чужие дела.

— Я уже, можно сказать, стою в дверях, одетая и готовая ехать, — перебила она его. — Но, пожалуйста, Френк, ты уж будь с ним помягче.

Глава 28

Большая служебная машина тихо катилась по дороге. Шериф Лассен взглянул на спидометр, протянул руку вперед и включил фары.

— Нам осталось не больше мили, — сказал он, — последнюю часть пути нам придется просто-таки красться по дороге, погасить фары и обходиться одними подфарниками.

Машина делала в час чуть больше пятнадцати миль.

— Да, и кстати, — вдруг сказала Милдред, — Грэмпса там ведь может вообще не оказаться.

— Может быть, и так, — подтвердил шериф. — Последний раз Борден звонил из Петри. Он боялся подъезжать слишком близко к мистеру Виггинсу: опасался, что тот его узнает, и мы договорились, что он подойдет к дому, и если вашего дедушки там не будет, то он подаст нам сигнал.

Машина продолжала бесшумно скользить по шоссе. А дальше на фоне темно-голубого неба, на котором уже кое-где мерцали звезды, проступали высокие силуэты эвкалиптов.

— Подъезжаем, — приглушенным голосом сказал шериф. — Должно быть, мы уже и так были довольно близко, когда я решил наконец выключить фары. Надеюсь, что он не успел нас заметить или…

Шериф вздрогнул и прервался на полуслове, когда внезапно где-то впереди, всего в нескольких шагах от машины, в полной темноте кто-то включил электрический фонарик.

— Что это? — испуганно спросила Милдред.

— Возможно, Борден, — неуверенно сказал шериф, но она успела заметить, как он быстро сунул руку за отворот куртки и слегка передвинул кобуру таким образом, чтобы можно было в любую минуту выхватить пистолет.

— Лучше выключите свет, — приглушенно сказал Дюриэа.

Шериф послушался, и еще какое-то время они ехали в темноте.

Спустя пару минут Лассен выключил мотор, и какое-то время они сидели в темноте, а потом увидели впереди смутные очертания человеческой фигуры. Луч маленького электрического фонарика, казалось, разрезал темноту и, скользнув по капоту, уперся в номер их машины, затем он вдруг неожиданно погас, и слабый свист донесся до них из темноты.

Шериф опустил стекло со своей стороны и шепотом спросил:

— Борден, это ты?

— О’кей, шериф, — послышался голос из темноты. Через мгновение грузная фигура Гарри Бордена бесшумно выросла у машины.

— Хотел сначала убедиться, что это именно вы, — объяснил Гарри. — Не понимаю, что там происходит.

— А что случилось?

— Его машина стоит в полумиле отсюда, ниже по дороге. Я решил подождать вас здесь, чтобы предупредить, а то бы вы на него напоролись. Не понимаю, что он задумал. Может быть, он догадывается, что вы придете…

— Чем он занят?

— Он подвел трейлер почти вплотную к домику. Девушка вышла. У старика либо был ключ от домика, либо он воспользовался отмычкой, чтобы отпереть дверь… Возможно, он бывал здесь раньше. Он ни минуты не колебался, просто вставил ключ в замок и распахнул дверь.

— Прекрасно. Раз он вошел в дом, то мы там его и возьмем, — обрадовался Дюриэа.

— Это не он вошел в дом. Вошла девушка.

— Почему девушка? — спросил Лассен.

— Не имею ни малейшего понятия.

— А что он делал в это время? Вернулся в трейлер?

— Нет, это-то как раз и есть самое смешное. Он оставил трейлер на стоянке перед домом, а затем прошел до конца дорожки к дому и занял позицию как раз на пересечении главной и боковой дорожки… По-моему, он кого-то ждет.

— Выходит, он договорился с кем-то о встрече?

— Не похоже, — неуверенно сказал Борден. — Кроме того, у него есть револьвер.

— Вы уверены в этом? — поразился Дюриэа.

— Абсолютно. Я был достаточно близко от него и видел, как свет фар отразился от металлической поверхности.

— Может быть, это была просто пряжка от ремня, — предположил Дюриэа, правда, довольно неуверенно. — Я очень сомневаюсь, что ему удалось где-то достать оружие.

— Да нет, это револьвер, — со спокойной уверенностью сказал гигант Борден?

— Да это и так видно, как он его держит, и вообще…

— Похоже, мистер Борден прав, — задумчиво сказала Милдред. — Господи Боже мой! Для чего он ему мог понадобиться? Я тоже уже в этом не сомневаюсь.

Лассен повернулся к Дюриэа.

— Что вы намерены предпринять, Френк? Какое-то время окружной прокурор размышлял с непроницаемым лицом, затем коротко сказал:

— Теперь у вас достаточно оснований, чтобы вывести его из игры. Мы подойдем к дому и возьмем их обоих: и Грэмпса, и девушку… Послушайте, давайте договоримся, если он спросит, то это самый настоящий арест.

— Хорошо, Гарри, — обратился шериф к своему помощнику, — если так, то будет лучше, если арестом займешься ты.

— Мы сможем подъехать туда на машине, — предложил Борден. — После поворота вам надо будет проехать всего ярдов пятьдесят. Я буду стоять на подножке и спрыгну, как только вы притормозите. Ему и в голову не придет, что я где-то рядом. Машину оставьте прямо у выезда на дорожку, которая ведет к дому. Это всего несколько футов. Надеюсь, он заметит вас только тогда. Если он подойдет к машине, я окажусь как раз позади него. Если же он этого не сделает, то вы можете подождать в машине, пока не услышите мой сигнал.

— Неплохо придумано, — объявил шериф. — Но не забывай, ведь он вооружен.

— Не волнуйтесь, — пообещал Борден. — Все будет нормально.

Милдред тронула мужа за руку.

— Скажи ему, пусть будет особенно осторожен, Френк. Если у Грэмпса есть револьвер… Господи, да ему ни минуты нельзя доверять. Он же не знает, на что способен мой дед.

Дюриэа повернулся к шерифу: — Насколько я его знаю, Пит, если уж у моего почтенного родственника появился револьвер, то, учитывая некоторые особенности его отвратительного характера, я думаю, что самым лучшим будет отправить его в камеру предварительного заключения и подержать там на холодке до утра.

— Ты не можешь допустить это, — сказал шериф. — Как бы дело ни повернулось, руки у вас связаны. Если на поверку окажется, что он просто старый чудак, у которого просто поехала крыша от усиленного чтения детективов, то вы выставите самого себя в смешном свете. А если выяснится, что в его сегодняшнем визите есть что-то противозаконное, то вы будете скомпрометированы. В любом случае, выиграть вы не можете.

Машина в это время медленно двигалась вперед со стоящим на подножке огромным помощником шерифа.

— Да все будет в порядке, — сказал он со спокойной уверенностью в голосе. — Я справлюсь. И никто ничего об этом не узнает.

Рука Бордена скользнула через открытое стекло во внутрь машины и уцепилась за ручку. Шериф снял машину с ручника, и она покатилась вперед.

— Будет лучше, если вы включите дальний свет, — посоветовал Борден. — Тогда фары ослепят его и он не заметит меня, когда я буду соскакивать с подножки.

Шериф включил фары. Их лучи яркими бликами заплясали на мокрой от дождя дороге.

Через пару минут они услышали шепот Бордена:

— О’кей, шериф, тормозите потихоньку. Я сейчас спрыгну. Проедете еще сотню футов и остановитесь… Когда остановитесь, лучше выключите свет, чтобы он вас не узнал.

— Хорошо, — согласился шериф и убавил скорость.

Борден на ходу соскочил с подножки и какое-то время балансировал на скользкой асфальтовой дорожке, а затем шагнул в сторону и, казалось, растворился в темноте. Шериф проехал еще немного, затем остановился и выключил в кабине свет.

Непроницаемая тьма окутала сидевшую в машине и застывшую в напряженном ожидании маленькую компанию.

Время тянулось нестерпимо долго. Прошли условленные полминуты, затем минута и, наконец, две. Снова стали слышны те слабые ночные шорохи, на которые человек обычно не обращает внимания из-за шума работающего двигателя, но вдруг снова наступила мертвая тишина, которая могла означать только одно: кто-то двигался там, в темноте ночи.

Сцепив зубы от напряжения и стараясь не поднимать шума, шериф выбрался из машины. Милдред, склонившись к уху Френка, только собралась прошептать ему что-то, как вдруг неподалеку, не дальше двадцати футов от машины, из темноты послышались какие-то подозрительные звуки, похожие на шум драки. Затем они услышали голос Бордена, отдающего краткие команды, и попутно взволнованные восклицания Грэмпса Виггинса.

— Все в порядке, шериф, — наконец крикнул Борден.

Луч карманного фонарика шерифа прорезал темноту.

Борден левой рукой обхватил Грэмпса поперек туловища, одновременно локтем задирая ему подбородок вверх. Правой же рукой он крепко держал Грэмпса за запястье… Яркий луч электрического фонаря выхватил из темноты револьвер, стиснутый в кулаке Грэмпса.

— Возьмите револьвер, Пит, — велел Дюриэа. — Я пока не хочу вмешиваться в это дело. Подождем до последней минуты.

Шериф распахнул дверцу машины и вышел на дорожку.

— У вас есть разрешение на этот револьвер? — осведомился он.

— Кто здесь? — воскликнул Грэмпс.

— Шериф.

— О, так это вы, Лассен, — откликнулся Грэмпс, в голосе его явно слышалось облегчение. — А я и не предполагал, что…

Но в голосе Лассена не слышалось дружелюбия, когда он спросил:

— Хорошо, Виггинс, так ответьте мне все-таки, для чего вам револьвер?

— Ну, я… я вроде как подумал, что…

— У вас есть на него разрешение?

— Да, но, по-моему, оно недействительно в вашем округе.

— А в штате?

— Ну если уж вы так прямо спрашиваете об этом, то и в штате тоже.

— По-моему, Гарри, будет лучше, если ты наденешь на него наручники, — задумчиво сказал шериф Лассен.

— Эй, послушайте-ка! — вздрогнул Грэмпс Виггинс. — У вас нет никакого права так поступать со мной. Вы сейчас вмешиваетесь в дело правосудия. И не смейте надевать на меня наручники, как будто вы имеете дело с обычным заурядным преступником.

— Не понимаю, почему бы и нет, — спросил Лассен. — Может быть, вы и родственник окружного прокурора, но, насколько мне известно, вы тем не менее обычный житель нашего округа. Вас обнаруживают, когда вы прячетесь на обочине дороги с заряженным пистолетом в руках, подкарауливая проезжающие мимо автомобили, то есть ваше поведение можно квалифицировать как попытку вооруженного ограбления. Вы, кажется, знаете, что это значит.

— Что?! Попытка вооруженного ограбления! — взвизгнул Грэмпс и даже захлебнулся от возмущения. — Неужели вы настолько глупы?

Борден, который молча стоял рядом, по-прежнему крепко сжимая запястье Грэмпса, обратился к Лассену:

— Вы хорошо разглядели револьвер, шериф?

— Да, я уже успел заметить, что он держал его в руках.

— Ладно, — сказал Борден. — А теперь отберем его. Он крепко сжал кулак, и револьвер выпал из разжавшихся пальцев Грэмпса, а затем, сделав какое-то неуловимое движение, он обхватил своей лапищей сразу оба запястья Грэмпса и, быстро вытащив из-за пояса наручники, замкнул их на руках Грэмпса.

— Вот и хорошо, Виггинс, — объявил шериф спокойным, довольным тоном человека, только что выполнившего свой долг. — Вы арестованы. Все, что вы сейчас скажете, может быть использовано против вас. А теперь садитесь в машину.

— Подождите минутку. Не увозите меня отсюда.

— Почему это?

— Да потому, что это может все испортить.

— Только не для вас. Вы и так уже достаточно все испортили.

— Неужели вы не понимаете? Я же достал…

— Что вы достали? — спросил шериф, так как Грэмпс неожиданно замолк на полуслове.

— Ничего, — замялся Грэмпс.

— Вы все время были здесь один? — поинтересовался шериф.

Грэмпс, казалось, заколебался на мгновение, но затем твердо сказал: — Да.

— Значит, с вами больше никого не было? — повторил шериф.

— Что вы повторяете, как попугай? — огрызнулся Грэмпс. — Может быть, вы думаете, что я кого-то спрятал в рукаве?

— Хватит, — окликнул шерифа Дюриэа?

— Давайте его сюда. Все равно он рано или поздно узнает, что я был здесь, поэтому ведите его сюда и покончим с этим.

— Все в порядке, Борден, — крикнул шериф. — Веди его в машину.

Дюриэа выглянул из окошка.

— Грэмпс, а ведь я предупреждал вас, теперь пеняйте на себя.

— Ах, так ты тоже здесь?

— Да.

— Фу ты черт! — воскликнул Грэмпс. — Я чувствую себя последней крысой.

Борден слегка подтолкнул его и, широко распахнув заднюю дверцу, втолкнул старика вовнутрь.

— И ты тоже здесь, Милдред?!

— Да.

— Тьфу, ты, черт! — повторил Грэмпс и через мгновение добавил: — Виггинсы, вперед!

— Вас ведь предупреждали, Грэмпс, — покачал головой Дюриэа. — И я ведь повторял вам это ну раз сто, если не больше.

— И что вы собираетесь делать со мной? — поинтересовался Грэмпс.

— Отвезем вас в окружную тюрьму, — удовлетворил его любопытство Лассен.

— Вы не имеете права.

— Это почему же?

— А я не совершил никакого преступления. Лассен расхохотался.

— Приберегите это для присяжных. Вы ведь не знали, кто именно сидит в машине. Мы ведь просто, как любые законопослушные граждане, ехали по общественной дороге. А потом, когда мы остановились, вы вдруг на нас наставили револьвер. Объяснить все это можно только однозначно: вы собирались задержать автомашину.

Грэмпс минуту подумал, а затем вдруг принялся смеяться.

— Слава Богу, наконец я все понял, — с трудом выговорил он. — Вы же сами небось все это подстроили.

— Так они все говорят, — объяснил Лассен.

— А как вы узнали, что это я был там? — спросил Грэмпс. — Ну-ка, объясните-ка.

— А я и не знал, что это вы. Я просто остановил машину.

— Ну да, конечно, морочьте голову кому-нибудь еще! Остановили машину после того, как этот ваш громила с тигриной походкой выскочил и подкрался ко мне сзади… Мне показалось было, что я слышу чьи-то шаги за спиной, но не обратил внимания, так как отвлекся, наблюдая за машиной… Надеюсь, вы все не собираетесь поставить себя в неловкое положение прямо перед выборами, бросив старого человека в кутузку, да еще именно тогда, когда он рисковал жизнью, добывая вещественное доказательство, имеющее, можно сказать, решающее значение для расследования!

— Доказательство чего? — воскликнул шериф.

— Доказательство того, кто совершил убийство, конечно.

— И чтобы обнаружить это доказательство, вы вооружаетесь до зубов и встаете у обочины дороги, готовый, по-видимому, пальнуть в первого же попавшегося и ничего не подозревающего водителя, который будет иметь несчастье проезжать мимо, — саркастически хмыкнул Дюриэа.

Грэмпс взглянул на него широко раскрытыми от удивления глазами.

— По-моему, ты слегка сгущаешь краски, сынок, — заявил он. — А вот мне кажется, что вы все это заранее подстроили, чтобы выставить меня в роли эдакого старого неуправляемого негодяя.

— Еще раз объясняю вам, поймите же, у вас такие же права и обязанности, как и у любого человека, — нетерпеливо объяснил Дюриэа.

— Да, знаю, знаю, — отмахнулся Грэмпс. — Но ведь вы бы не потащились сюда, если бы считали, что тут кто-то еще — конечно, если он был бы вам незнаком и вы бы не знали, чем он тут занимается.

— А вы-то чем тут занимались? — поинтересовался шериф Лассен.

— Хотел поймать вам убийцу.

— И вы, наверное, предполагали, что он вот так просто придет к вам туда и остановится поболтать с вами? — ехидно спросил Дюриэа.

— Нет, я так не думал, — отрезал Грэмпс. — Но я думал, что он приедет туда и попытается проникнуть в дом, а если бы он так поступил, тут бы я и задержал его.

— А зачем, интересно знать, ему нужно было проникнуть в дом? — спросил Дюриэа. — Какая такая необходимость могла бы привести его сюда и заставить войти в дом?

Грэмпс уже было открыл рот, чтобы ответить, но, как видно, передумал и решил промолчать.

— Думается мне, ваша версия шита белыми нитками, — подвел итог окружной прокурор.

Эта пренебрежительная реплика вызвала взрыв возмущения у старика.

— А теперь послушай-ка меня, молодой человек, — воскликнул он. — Вы умудрились упустить почти все существенное в данном случае… И самое главное, что вы пропустили, — это фактор времени.

— Продолжайте, — попросил Дюриэа. — Очень интересно узнать, что вы там откопали. Только не забывайте о том, что все, что вы скажете, может быть использовано против вас.

— Начнем с первого вашего промаха, начал Грэмпс. — В вашем распоряжении были абсолютно точные часы, но вы не обратили на них никакого внимания. Та лампа, которая стояла в домике, расходует в час определенное количество масла или керосина, смотря чем вы ее заправите. Я кое-что знаю о том, как работают эти лампы. Прессман тоже очень хорошо был знаком с ними, еще с тех времен, когда он сам был скромным старателем и жил точно в таком же домике. А теперь скажите мне, — спросил неожиданно Грэмпс, поворачиваясь к Питу Лассену, — что заставляет коптить такую лампу?

— Не знаю, — честно признался Лассен.

— Она будет коптить только в том случае, если в ней слишком сильно горит огонь, — объявил Грэмпс. — Если с фитиля вовремя снимать нагар, то такая лампа будет коптить только при слишком сильном огне.

— Похоже, вы правы, — согласился шериф.

— Теперь представьте себя такую ситуацию, — продолжал Грэмпс. — Вы зажигаете лампу, фитиль которой пропитан маслом. Как только пламя спички касается фитиля, он загорается, постепенно огонек разгорается, через фитиль поступает все больше масла, и лампа светит ярче. Человек, который знаком с устройством такой лампы, слегка приворачивает фитиль, прежде чем зажечь ее. И только через несколько минут он будет регулировать высоту пламени… вы меня понимаете?

Давайте предположим, что убийство было совершено, когда уже стемнело. Прессман был в домике. Когда стало смеркаться, он сам зажег эту лампу. Он-то совершенно точно знал, как следует зажигать такую лампу, он наверняка должен был привернуть фитиль до минимума, а затем отрегулировать огонь в лампе. Он ведь был прекрасно знаком с ними.

Таким образом, мы можем сделать вывод, что лампу все-таки зажег убийца. Поэтому, если убийство было совершено к тому времени, когда уже стемнело, значит, лампа уже горела… Запомните этот факт.

— Но тогда получается, что убийца зажег лампу, когда было еще светло? — улыбаясь, спросил Дюриэа. — Вы совсем запутались в своих выводах, Грэмпс.

Грэмпс покачал головой.

— Ничуть не бывало. Этого не может быть, тогда бы лампу пришлось еще раз заправлять ночью. Когда тело было обнаружено, уровень масла в лампе показывал, что к этому времени она уже горела довольно долго. Расход масла в этой лампе, как индикатор времени. Я подсчитал, что к тому времени, как я впервые увидел ее, — а я увидел ее примерно в то же время, что и шериф — около девяти, лампа горела не менее шести часов.

— Но тогда получается какая-то ерунда — выходит, что убийство совершилось около трех часов ночи, — возмутился Дюриэа.

— Угу, — буркнул Грэмпс, — совершенно верно. А патологоанатом, проводивший вскрытие, утверждает, что Прессмана должны были убить в промежуток между четырьмя и одиннадцатью вечера двадцать четвертого. Только потому, что была зажжена лампа, все были уверены, что убийство было совершено после наступления темноты… А я пытаюсь втолковать вам, что горящая лампа не имеет непосредственного отношения к убийству; дело в том, что убийца побывал в домике Прессмана два раза.

— Тогда все-таки когда же произошло убийство? — спросил Дюриэа, который, хоть и против своей воли, все больше и больше заинтересовывался объяснениями Грэмпса.

— Прессман, друзья мои, был убит совсем незадолго до пяти вечера двадцать четвертого числа, — объявил Грэмпс. В голосе его звучала твердая уверенность в своих словах.

— Этого не может быть. У нас есть свидетели, которые утверждают, что в пять часов Прессман был еще жив…

Кто это может утверждать? воскликнул Грэмпс. — Кто может твердо знать, что тогда в доме был именно Прессман? Сондерс говорит, что он видел, как кто-то опустил портьеры в ту минуту, когда их машина подъехала к воротам. И Сондерс и Тру в один голос утверждают, что слышали, как какой-то человек ходил по дому. Но оба они признают, что человек в доме за все это время не произнес ни слова. И они в один голос утверждают, что в поведении этого человека было что-то странное — им даже обоим независимо друг от друга пришло в голову, что у него в руках было оружие… Итак, только потому, что они слышали чьи-то шаги в домике и были уверены, что домик принадлежит Прессману, они сделали поспешный вывод о том, что слышали именно Прессмана… А теперь я скажу вам кое-что интересное относительно того человека, который был в домике Прессмана. Я совершенно уверен, что это был именно убийца, а Ральф Дж. Прессман лежал уже в это время на полу мертвый.

Лассен резко обернулся к Дюриэа. В его глазах окружной прокурор прочел неподдельное изумление.

Дюриэа, которого все больше и больше интересовал этот разговор, развернулся на переднем сиденье, чтобы сидеть лицом к Грэмпсу.

— Господи помилуй! — воскликнул он. — В этом что-то есть!

— Они слонялись туда-сюда вокруг дома, — продолжал Грэмпс, — и в это время все портьеры были спущены. А когда уже было обнаружено тело, то они уже были все подняты и в комнате горел свет.

— Должно быть, убийца дождался, пока уедут Сондерс с Тру, а затем зажег свет и поднял портьеры.

— Нет, — возразил Грэмпс, — горящая лампа говорит о том, что зажжена она была около трех часов. Лампа ведь не соврет, она же не человек… Я ведь уже говорил вам, что убийца дважды приезжал в домик Прессмана… А теперь давайте немного поговорим об этой так называемой предсмертной записке. Те заголовки, которые были наклеены на листок, вырезались из газеты, которая никак не могла попасть в Петри раньше восьми-девяти часов вечера. Обдумывалась эта идея с запиской, по всей вероятности, довольно долго, а вот воплотить ее времени уже не оставалось… Хотя, может быть, не так уж и долго он над ней думал, ненамного больше, чем клеил саму записку, правда, все-таки какое-то время у него на это ушло.

— К чему вы клоните? — спросил Лассен.

— Я имею в виду, что эта предсмертная записка была подброшена убийцей, когда он уже во второй раз приезжал в домик к Прессману. И в этот момент произошло что-то, настолько испугавшее убийцу, что он не подумал о том, чтобы прикрутить фитиль лампы, так что она продолжала сильно коптить… Это, по моим расчетам, произошло около трех часов утра. А теперь я скажу вам, что так сильно испугало убийцу. Та девушка, Ева Реймонд, приехала туда, чтобы сделать попытку как-то задобрить Прессмана и спасти от его гнева своего приятеля — а может быть, она надеялась выгадать и что-то для себя. Она вошла в дом, увидела мертвое тело, закричала и опрометью бросилась бежать. Тогда-то она и потеряла свою пудреницу… Так оно, по всей видимости, и произошло. А убийца, должно быть, был в это время там, в том доме.

Тусклым, невыразительным тоном Дюриэа спросил:

— Ну, с этим все ясно, Грэмпс. Можете не продолжать. А где же сейчас Ева Реймонд?

— Сейчас она в домишке Прессмана, — виноватым голосом объяснил Грэмпс. — Я, если можно так сказать, проводил своего рода проверку.

— Сними с него наручники, Борден, — скомандовал Дюриэа. — Поворачивайте обратно, Пит… это, конечно, сумасшедшая теория, но, может быть, в ней что-то есть.

— Ничего сумасшедшего в ней нет, — оскорбился Грэмпс. — Здесь только логика, холодная, неумолимая логика. И с этим вам ничего не удастся поделать ни сейчас, ни через миллион лет… Могу вам еще кое-что сказать. Ева Реймонд — ваш единственный шанс уличить убийцу и вывести его на чистую воду. Он, конечно, не уверен в этом, но не может исключить такую возможность, что она могла видеть его через окно. Это как раз то, что мучает его. Если бы не этот факт, он мог бы быть совершенно уверен в своей безопасности.

— Ева Реймонд намного облегчила бы нам жизнь, если бы сразу рассказала нам, как все это было на самом деле, — недовольно сказал Дюриэа.

Грэмпс немедленно бросился на ее защиту.

— Не стоит сердиться за это на бедную девочку, — примирительным тоном сказал он. — Ей с детских лет пришлось прокладывать себе дорогу в жизни…

Серебристый смех Милдред прервал его объяснения.

— Помнишь, Френк, что я тебе говорила, — веселилась она. — Если имеешь дело с мужской половиной рода Виггинсов, всегда ищи женщину.

Глава 29

Через полчаса после того, как Грэмпс предъявил Еву Реймонд окружному прокурору с шерифом и объяснил им еще кое-что, а также преисполнился горделивой уверенности в том, что без него эти славные представители власти ни с чем бы не справились, он снова приступил к делу:

— Итак, вернемся к оружию, которым было совершено преступление. Револьвер, как мы выяснили, принадлежал Прессману. Это можно расценить двояко: или убийство было тщательно спланировано и убийца заранее завладел револьвером Прессмана, чтобы выдать убийство за самоубийство, или же человек, застреливший его, не собирался вначале его убивать. Но затем, значит, произошло что-то непредвиденное, а револьвер Прессмана оказался в пределах досягаемости… А теперь, как я себе это представляю, если бы это преступление было спланировано заранее с самого начала, то у убийцы уже была бы подготовлена предсмертная записка и ему не пришлось бы вырезать заголовки из газеты, которая пришла в Петри, как минимум, через четыре часа после убийства… Поэтому эта предсмертная записка и приобретает такое значение. Я на своем веку прочел кучу детективов. Каждый раз, когда человек фабрикует записку, вырезая слова из газеты, это означает, что он боится, как бы не узнали его почерк. Обычно так делают похитители детей и так далее… Разве я не прав, а, шериф?

— Совершенно верно, — улыбнулся шериф, заговорщически подмигивая окружному прокурору.

— Ну вот, — с энтузиазмом предположил Грэмпс, — так, видно, все и произошло. Человек, наклеивший газетные заголовки на бумагу, опасался, что мы узнаем его почерк. Поэтому мы можем сделать вывод, что, если бы Прессману пришла в голову мысль написать предсмертное письмо, вряд ли бы он стал так утруждать себя. То есть в тот же миг, как вам попадается на глаза такого рода записка, составленная из газетных строчек, сразу приходит в голову мысль, что все это просто подстроено… Разве не так?

— Все правильно, — откликнулся Дюриэа, бросая острый взгляд на Милдред?

— Даже мы, хотя нам и далеко до вас знаниями и опытом, догадались о том, что эта записка была сфабрикована убийцей.

Вот и чудесно, продолжал объяснять им Грэмпс, словно не замечая сарказма, звучавшего в его словах. — Но если эта фальшивая записка заведомо не могла никого обмануть, тогда с какой целью она была подброшена к мертвому телу Прессмана?

— Я заранее сдаюсь! — воскликнул Дюриэа. — В чем же причина, а, мистер Шерлок Холмс?

— Ну что ж, я объясню вам, — любезно предложил Грэмпс. — Убийце хотелось бы, чтобы мы считали его глупцом, тупицей, считающим, что власти примут эту записку за чистую монету и решат, что это самоубийство, но, самое же главное, ему хотелось бы, чтобы власти были уверены в том, что он не был знаком с Прессманом.

— Как вы догадались об этом? — спросил Лассен.

— Да потому что в сфабрикованной им записке он явно намекал на то, что Прессман кончает с собой из-за отсутствия денег и финансовых трудностей… Поэтому, по его мнению, власти должны были сделать следующий вывод: “Этот убийца не очень-то умен. Ему бы хотелось выдать это за самоубийство. Ему хотелось бы, чтобы мы решили, что этот человек покончил с собой из-за финансовых проблем. Таким образом, он, по всей вероятности, не подозревал, что этот человек мог быть кем-то, кроме мелкого фермера”. Вы понимаете мою мысль?

Милдред не выдержала:

— Да ну же, Грэмпс, не останавливайся. Ты так интересно рассказываешь.

— Ты говоришь, что я хорошо рассказываю, — улыбнулся Грэмпс, — а я ведь только логически рассуждаю, не больше. А теперь, ребята, влезайте на крыльцо, я вам что-то покажу. Представьте на минутку, что мы с вами — Эверетт Тру и Хью Сондерс, которые приехали повидаться с Прессманом… Значит, так, я беру на себя парадную дверь и изображаю из себя Сондерса, а вы, ребята, обходите дом сзади и представьте, что вы — Эверетт Тру, и, когда вы услышите, как я барабаню в дверь, начинайте тоже стучать, и я вам покажу, как в тот раз действовал убийца. Ева, ступайте с ними.

— Прекрасно, друзья, идем, — добродушно поддержал его Дюриэа. — До сих пор Грэмпс был на высоте, и было бы не совсем прилично с нашей стороны не дать ему возможность продемонстрировать нам еще какой-нибудь фокус-покус.

— Не забудьте, вы все идете к задней двери, — повторил Грэмпс. — Ступайте. Пора начинать.

Маленькая группа обогнула дом по боковой дорожке и направилась к черному крыльцу. Борден, отделившись от остальных, пробормотал:

— Я только еще раз пройдусь по двору. Хочу убедиться, что мы здесь одни, а потом присоединюсь к вам.

— А у старика голова неплохо соображает, — одобрительно покачал головой Дюриэа.

— Неплохо?! — воскликнул шериф с энтузиазмом.

— Да он попадает в очко в девяти случаях из десяти.

— Хорошо, а вот и заднее крыльцо, — заметил Дюриэа?

— Давайте поднимемся и постучим.

Маленькая группа до отказа заполнила крыльцо.

— Давайте же, начинайте стучать, — донесся до них голос Грэмпса с парадного крыльца.

Лассен саркастически усмехнулся:

— Выглядит довольно-таки глупо, но ничего не поделаешь.

Он постучал в дверь:

— Откройте, пожалуйста.

От парадной двери до них непрерывно доносились грохот и визгливые вопли Грэмпса:

— Эй, кто там! Откройте-ка дверь! Ну-ка давай-ка, приятель, открывай, не упрямься!

Шериф снова постучал в дверь. На минуту они затихли, наступила тишина, которую нарушал только грохот кулаков Грэмпса в дверь.

— Похоже, он собирается высадить дверь, не иначе, — предположил Дюриэа. — С одним не поспоришь: уж если Грэмпс берется за что-то, он…

Милдред тронула его за локоть.

— Френк, — осторожно сказала она, — послушай-ка!

Они мгновенно притихли, и вот до их слуха из пустого дома донеслись осторожные шаги и поскрипывание ступенек.

— Эй, — неуверенно проговорил шериф, — откройте-ка дверь. Кто там?

Все затихло, и больше ни один звук не доносился до них из-за дверей.

— Эй, вы, там! — закричал шериф. — Это полиция. Откройте немедленно дверь.

Со стороны парадного крыльца до них донесся обрадованный голос Грэмпса:

— Все идет отлично, шериф. Вы все делаете правильно. Продолжайте в том же духе и стучите как можно громче. Вы… Господи помилуй! Шериф, там на самом деле кто-то есть. Он идет к парадной двери. Смотрите же!

Стук в дверь внезапно оборвался. Они услышали немного испуганный голос Грэмпса:

— Эй, шериф!

Шериф бросил быстрый взгляд на Дюриэа.

— Женщины, назад! Держитесь за углом. — Его рука почти автоматически выхватила из кобуры пистолет.

— Хорошо, — крикнул Френк, — пошли. Они вместе навалились на дверь. Ева Реймонд испуганно вскрикнула.

— Поосторожней, Френк, — напутствовала мужа Милдред.

Дверь дрогнула, подалась и треснула, затем внезапно распахнулась, с грохотом ударилась о стену коридора и сорвалась с петель.

Лучик света от карманного фонарика шерифа пробежал по стенам темного коридора и переместился в пустую кухню, чистую и лишенную каких-либо признаков присутствия человека. Затем луч фонарика уперся в дверь комнаты, в которой был найден мертвый Прессман.

Дюриэа стал посреди комнаты, озираясь вокруг. Шериф выглядывал из-за его плеча.

— Отойдите в сторону, Френк, — сказал он, — пистолет-то у меня. Это полиция! — крикнул он. — Кто здесь есть, руки за голову и выходите по одному!

Грэмпс, продолжавший все это время стучать в переднюю дверь, крикнул:

— Вы уже внутри, шериф? Откройте эту дверь. Там кто-то есть в доме. Впустите же меня, наконец.

Дюриэа и Лассен не обратили ни малейшего внимания на его просьбы. Они плечом к плечу двинулись к комнате, в которой было обнаружено тело Прессмана.

Комната была совершенно пуста.

В маленькой спальне рядом тоже никого не было.

Совершенно сбитый с толку, шериф повернулся и молча уставился на окружного прокурора.

— Где-нибудь должен быть еще один выход, который мы проглядели, — предположил Дюриэа.

Грэмпс, в нетерпении продолжавший колотить в дверь, снова завопил:

— Эй, вы, там! Откройте же мне, я тоже имею право присутствовать. Кто там вместе с вами? С кем вы разговариваете?

— Грэмпс, обойдите вокруг дома и побудьте с женщинами! — крикнул ему Дюриэа.

— Побыть с женщинами, как бы не так! — разозлился Грэмпс. — Я тоже хочу во всем этом участвовать. В конце концов, это ведь я первый подал вам эту идею. Откройте мне немедленно!

— Дверь заперта, — ответил ему Дюриэа, подергав ручку. — Вам придется обойти вокруг дома и…

Но прежде чем окружной прокурор успел договорить, Грэмпс уже бросился бежать.

Шериф лучом карманного фонарика описывал круги по комнате, осматривая темные углы.

— Проверьте ванную и туалет, Френк, — предупредил он.

— А их в этой хибаре просто нет, — усмехнулся Дюриэа.

— Должен же быть либо чулан, либо хоть какой-то лаз наружу, — настаивал шериф.

— Подождите-ка, — воскликнул Дюриэа. — А как насчет кладовой или чердака?

Шериф посветил фонариком вверх, в темное отверстие, зиявшее в потолке.

— Наверняка там должен быть какой-то выход на крышу… Давайте-ка, Френк, я слажу туда.

— Сейчас принесу лестницу, — предложил Френк.

— Не надо, я просто подставлю стул.

Шериф выбрал стул покрепче и поставил его посреди комнаты прямо под люком. Грэмпс, который уже успел обежать вокруг дома, в страшном волнении ворвался через заднюю дверь.

— Что случилось? — закричал он. — Кто это был? Кто-то спускался по лестнице и стоял прямо перед входной дверью. Я слышал его так же ясно, как сейчас вас.

— А вам сейчас лучше бы уйти отсюда, — приказал, шериф. — Побудьте на всякий случай с женщинами.

— Женщины прекрасно сами о себе позаботятся, — отмахнулся от него Грэмпс. — Не пытайтесь задвинуть меня в угол. Вы…

— Грэмпс! — послышался голос Милдред. Шериф в это время взобрался на стул, придерживая крышку люка стволом пистолета.

— Грэмпс! — снова позвала Милдред.

— А вы, девушки, держитесь подальше отсюда! — велел Дюриэа.

— Грэмпс! — крикнула Милдред. Грэмпс обернулся и встретил ее взгляд. Шериф взглянул на чердак.

— Эй, вы, выходите, иначе буду стрелять!

— Хватит продолжать эту комедию, Френк, — твердо сказала Милдред. — Он вас просто одурачил. Это был он сам.

— Кто был?

— Тот человек, который ходил по дому, был Грэмпс.

— Что ты имеешь в виду? — воскликнул Дюриэа.

— Да ты взгляни на него! — сказала Милдред. Грэмпс попытался было сделать возмущенное лицо, но под обвиняющим взглядом Милдред смутился и опустил голову.

— Какого дьявола! О чем ты говоришь?

— Нетерпеливо спросил Дюриэа.

— Тот человек, чьи шаги вы слышали в доме, был Грэмпс Виггинс, — твердо сказала Милдред. — Как же ты не понял? У него же был ключ от этой двери. Все, что ему было нужно, это открыть ее, постучать погромче, затем на цыпочках пройти по дому, постоять перед задней дверью, опять же на цыпочках вернуться назад и снова начать стучать в дверь.

Шериф Лассен, который к этому времени залез на чердак, свесил в люк голову и взглянул на Грэмпса.

— Может, это все-таки был не он? — задумчиво протянул он.

Борден, который все это время рыскал по участку, неожиданно появился на пороге.

Шериф уже было открыл рот, чтобы что-то ему сказать, но замолк, увидев его лицо.

— Какая-то машина остановилась на дороге футах в пятидесяти от дома, — сказал Борден. — Они выключили свет, и какой-то человек вышел из машины… Я думал, может, вы знаете, кто это может быть.

— Все в порядке, ребята, это он, — сухо сказал Грэмпс. — У нашего убийцы был один прокол. Он не уверен, видела ли его Ева Реймонд или нет через окно, когда она внезапно вскрикнула и побежала. Она-то его не видела, но убийца-то в этом не уверен. Поэтому я и решил привезти ее в этот дом и этим заставить его сделать какой-то шаг.

Внезапно шериф Лассен направил в темноту луч своего фонарика.

— Скорее всего он первым делом заглянет в мой трейлер, — пробормотал Грэмпс, — а когда он обнаружит, что там никого нет, по всей вероятности, отправится в дом.

На вашем месте, я бы не зажигал свет. Он очень осторожен, этот человек.

— И кто же он, вы его знаете?

— Нетерпеливо спросил Лассен.

— Боже мой! — воскликнул Грэмпс в волнении. — Неужели вы все еще этого не поняли?

— Да вы вспомните представление, которое Грэмпс тут устроил несколько минут назад, крикнула Милдред.

На минуту наступило гробовое молчание.

— Хорошо, — наконец сказал Дюриэа. — Я тебя понял. А теперь тихо и не расходитесь.

Глава 30

Им казалось, что время течет бесконечно долго, что прошли уже не секунды, а часы. А затем на крыльце послышались тихие, крадущиеся шаги. Мгновением позже через замочную скважину на пол в коридоре упал тонкий лучик света, потом он мигнул и пропал. Человек за дверью, скорее всего, прислушивался, прежде чем открыть дверь.

Наконец, когда нервы у маленькой группы, затаившейся в тишине домика, казалось, готовы были уже лопнуть, как туго натянутая струна, в замке тихо повернулся ключ. Хорошо смазанный замок тихонько щелкнул.

Прошло еще несколько секунд, прежде чем дверь бесшумно отворилась.

Луч электрического фонарика, который держал в руках шериф, разрезал темноту и выхватил искаженное от страха лицо Хью Сондерса.

Он инстинктивно отпрыгнул назад, быстро прикрыв левой рукой глаза от слепящего света.

— Бросьте пистолет, Сондерс, — резко сказал шериф, — не то я вышибу вам мозги.

Глава 31

Несмотря на бурный протест, возмущение и угрозы, Грэмпс Виггинс был отправлен обратно в город вместе с женщинами, а шериф, его помощник и окружной прокурор остались слушать признание убийцы Прессмана.

Грэмпс, поддерживая Милдред под локоть, шел через темный двор к своему трейлеру. Нанесенная обида не позволяла ему скрыть разочарование и горечь, так и прорывавшиеся в каждом слове.

— Нет, вы подумайте только, — возмущался он. — Я фактически провел все расследование, нашел им убийцу, и теперь все, я им больше не нужен.

— Не говори так, Грэмпс.

— Да нет уж. Покорно вам всем благодарен.

— Но, Грэмпс, разве ты их не дождешься? Конечно же, это ты распутал это убийство. Боже мой, ты…

— Нет, — обиженно сказал Грэмпс, — получается, что я здесь ни при чем… Пусть лучше будет так, — добавил он, услышав, как Милдред вздохнула, готовясь снова успокаивать его. — В конце концов, выборы уже на носу. И ведь, между нами, я ничего особенного-то и не сделал. Я просто попытался представить себе, как все это могло произойти. Мне пришла в голову мысль, что Сондерс решил заехать к Прессману один и попытаться решить с ним наедине вопрос по поводу его собственного участка. Мало-помалу разговор перешел в ссору, ссора кончилась дракой. Разозлившись на Сондерса и потеряв голову от ярости, Прессман выхватил револьвер. Сондерс, по всей вероятности, схватил его за руку и попытался заложить ее за спину, чтобы заставить его разжать пальцы и бросить оружие. Но Прессман, сопротивляясь, задел или просто нечаянно нажал на спуск, и пуля попала ему в голову под таким углом, что трудно было представить себе, что револьвер был в его руке, когда прозвучал выстрел… Но и это было возможно. Если бы Сондерсу удалось отобрать у него оружие, все еще могло бы кончиться по-другому, ведь сам он, будучи физически мощным и крепким человеком, в оружии не нуждался. А если бы он не принялся выкручивать руку Прессману, то, возможно, сам бы нарвался на пулю. Но, так или иначе, убитым оказался Прессман. И Сондерсу пришлось срочно заметать следы, ведь он был твердо уверен, что его объяснения никогда не будут приняты и все решат, что тут имело место хладнокровное убийство.

Он уехал, чтобы захватить с собой Тру и вернуться. Таким образом он и составил себе алиби, которое в то время казалось совершенно непоколебимым. На его счастье, он нашел ключи к входной двери. Один из них он бросил возле тела Прессмана, а другой забрал с собой. А затем, пока Тру барабанил в заднюю дверь, Сондерс тихо отпер свою дверь и вошел в дом. А после этого все, что ему нужно было сделать, это говорить то же самое, что и Тру: что он тоже слышал, как какой-то неизвестный человек ходил по дому… И конечно, это именно Сондерс сказал, что видел, как какой-то человек опустил портьеры в доме, потому что Тру этого, разумеется, видеть не мог.

— Ну а все-таки, какого черта он возвращался в дом в три часа утра? — спросила Милдред.

— Все очень просто, — объяснил Грэмпс. — Когда он ходил по дому, из его кармана выпала сложенная газета с передовицей Тру. И понял он, что потерял ее, только тогда, когда о ней спросил Тру. Но до трех часов утра они с Тру не расставались, поэтому он был совершенно уверен в том, что его алиби ни у кого не вызовет сомнений. Но он очень хорошо знал, что когда найдут тело Прессмана, то найдут и эту газету с передовицей, а в этом случае это будет выглядеть, как если бы он тут же оставил чистосердечное признание в убийстве. Ему просто необходимо было вернуться и забрать газету, но ему хотелось бы вернуться не раньше, чем пройдет достаточно времени после смерти Прессмана, так чтобы ничто не могло поколебать его алиби… Он знал, что патологоанатом сможет указать только период времени, когда могла произойди смерть.

И была для этого еще одна причина. Он спустил шторы, когда был вместе с Тру в доме, но затем ему нужно было вернуться и обязательно поднять их.

— Я что-то не поняла, — удивилась Милдред. — Ему было нужно, чтобы тело Прессмана обнаружили достаточно быстро, потому что, чем быстрее обнаружат тело, тем более точно можно будет указать время смерти, — объяснил Грэмпс. — Это должно было укрепить его алиби. Даже если бы он не потерял там газету, ему все равно пришлось бы вернуться поднять шторы и зажечь лампу. А вот если бы тело обнаружили не сразу, а спустя, скажем, два-три дня, то от его алиби не осталось бы камня на камне.

Возможно, он только появился в доме, когда вдруг неожиданно приехала Ева Реймонд. Он уже успел зажечь лампу, поднял шторы и нашел потерянную газету со статьей Тру, когда вдруг услышал крик и топот бегущего человека… Скажем так: Еве Реймонд крупно повезло, что она сразу же убежала… Сондерс сделал свой выбор, когда решил скрыть все следы своего пребывания в доме и выдать все за самоубийство. После этого для него уже не было пути назад. Крик Евы поставил его перед выбором: или его жизнь, или ее. Может быть, он и не убил бы ее, но ведь по какой-то причине он все-таки приехал сюда сегодня, когда узнал, что у меня в машине сидела Ева и я привез ее сюда.

— Но как он узнал, что это именно Ева Реймонд приезжала тогда к Прессману? — спросила Милдред.

— А пудреница? — воскликнул Грэмпс. — Пудреница с выгравированными на ней инициалами “Е.Р.”? А потом он обнаружил, что я не спускаю глаз с девушки по имени Ева Реймонд. Я-то уж позаботился, чтобы он узнал об этом, — усмехнулся Грэмпс. — Мне было известно, что Сондерс вместе с Тру будут сегодня на этом предвыборном митинге. Я спросил их, не могло ли быть так, что человеком, шаги которого они слышали в доме Прессмана, была женщина, но спросил так, чтобы они были уверены в том, что я подозреваю, что именно женщина совершила это убийство. Вся эта сцена была разыграна мною для Сондерса. Я был уверен, — со скромной гордостью признался Грэмпс, — что все это выманит его сегодня из дому и приведет сюда хотя бы для того, чтобы выяснить, что тут происходит… Так оно и получилось… Ну а теперь я умываю руки. Передай Френку привет от меня и скажи ему, что я вовсе не претендую на какую бы то ни было известность в связи с этим расследованием. Всю работу провели они с шерифом. Да, кстати, посоветуй ему не забыть разобраться с Харви Стэнвудом. Я ведь действительно тогда нашел изрезанную газету в его машине, как и сказал Френку. Может быть, ему подбросили эту газету, чтобы просто проверить, как он отреагирует. А может быть, он планировал подбросить эту газету миссис Прессман и втянуть ее поглубже в это дело, а от себя отвести подозрения и выйти сухим из воды. О, я бы нисколько не удивился, если бы в результате миссис Прессман попалась бы в ловушку и была бы осуждена, а Френк либо проиграл бы это дело, либо послал бы невинного человека в камеру смертников.

Послушай, попроси Френка, чтобы он помягче отнесся к этой девушке, Еве Реймонд. Ты знаешь, а она действительно очень славная! Сказала, что мне никогда не дашь моих лет и что я выгляжу хорошо как никогда. А ты как считаешь?

Милдред рассмеялась:

— Да я-то уж кое-что об этом знаю, — еле выговорила она.

Ей показалось, что Грэмпс обиделся.

— А когда мы увидимся, Грэмпс? — ласково спросила она, стараясь загладить свою вину за некстати вырвавшийся смех.

Какого черта?! Откуда я знаю? — проворчал Грэмпс. — Я же ведь не путешествую по графику, как поезд… Буду как-нибудь проезжать через ваш городок и заеду.

Милдред задумчиво и ласково сказала:

— Грэмпс, ведь ты уже не молод и к тому же одинок. Скажи, ты никогда не скучаешь по дому? И кстати, почему бы тебе не поселиться с нами?

— Не молод? — страшно удивился Грэмпс?

— Да еще и одинок? Не понимаю, это ты о ком? И ты еще хочешь, чтобы я отказался от своей привольной жизни и обзавелся домом. Да и потом, я вовсе не одинок, наконец! Для чего мне дом, что я с ним буду делать? А вот Ева Реймонд, кстати, мечтает иметь свой дом. Ну ладно, мне пора уезжать.

Милдред подняла на него благодарный взгляд, ее глаза сияли.

— Ты так благородно поступаешь с нами, Грэмпс… Ну же, не забудь поцеловать свою внучку на прощанье.

— Да, конечно… — Грэмпс закашлялся от волнения. — Ни один Виггинс не упустит возможности поцеловать хорошенькую женщину даже если она была его родственницей. А я — черт! — я ведь мужчина в самом расцвете сил!


home | my bookshelf | | Дело коптящей лампы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу