Book: Загадка голодной лошади



Эрл Стенли Гарднер

«Загадка голодной лошади»

Глава 1

Телефонный звонок раздался без пяти восемь вечера. Трубку снял Лью Турлок, которому сообщили, что междугородная вызывает мисс Бетти Турлок.

— Ее нет дома.

Голос в трубке отличался той искусственной нежностью, которая была свойственна лишь телефонисткам большого города, роквильские девушки говорили более естественно. Иногда, конечно, они пытались подражать своим коллегам, но им это плохо удавалось, — наверно, слишком усердствовали.

— Когда она будет? — произнес нежнейший голосок. Лью через плечо оглянулся на жену:

— Бетти не собирается сегодня возвращаться, правда, Милли?

— Она хотела переночевать у Розы-Марии Меллард, — отозвалась жена. — А кто ее спрашивает?

— Междугородная, — ответил Турлок и сказал в трубку: — Ее сегодня не будет.

— А можем мы найти ее по другому телефону?

— Нет, — ответил отец, — там, где она сейчас находится, нет телефона.

Он повесил трубку и принялся изучать «Роквильскую газету».

— Кто бы это мог звонить Бетти? — полюбопытствовала миссис Турлок.

Муж только хмыкнул в ответ.

— Тебе следовало поинтересоваться, кто это был, — настаивала жена, — ведь Бетти глаз не сомкнет, если узнает, что ей звонили из города.

Лью хотел было что-то сказать, но опустил газету и, прислушиваясь к чему-то, наклонил голову.

— В чем дело? — поинтересовалась жена.

— Лошади у Кэльхоуна ведут себя как-то странно: храпят, стучат копытами…

— Знаешь, — отрезала миссис Турлок, — пусть об этом голова болит у Сида Роуена. У нас слишком много своих дел, чтобы беспокоиться о соседских лошадях. Этот Сид совсем обленился. Впрочем, удивляюсь, как тебе удалось что-то расслышать, я, например, ничего такого не заметила.

— Просто мои уши настроены на лошадей, — коротко объяснил муж. — Эта кобыла Лорин Кэльхоун — настоящий динамит. Кажется, она сейчас выломает стену своего стойла.

Полгода назад, в разгар земельного бума, их ближайший сосед продал свою усадьбу богатому брокеру из города, Карлу Карверу Кэльхоуну. Турлок нелегко привыкал к новой ситуации. Кэльхоун приезжал только на уикэнды. А присматривать за имением нанял Сида с женой, причем положил им плату, которая, по твердому убеждению Турлока, в два раза превосходила стоимость услуг любой супружеской пары, а уж что касается Роуенов, то новый сосед переплачивал раза в четыре.

При новом владельце в соседнем имении постоянно что-то менялось. Вместо скота и рабочих лошадей купили чистокровных скаковых коней. Оставили только пару молочных коров и с полдюжины телят. Построили теннисный корт и начали рыть плавательный бассейн.

Сам Кэльхоун вел себя достаточно дружелюбно, хотя и был человеком другого круга. Но, неоднократно говорил Турлок жене, никогда миллионер не станет настоящим соседом.

— Попробуй займи у него чашку риса, — приводил он наглядный пример. — Когда пойдешь отдавать, тебе не улыбнутся со словами: «Не стоит благодарности».

Снова зазвонил телефон.

На этот раз телефонистка междугородной заявила, что разговаривать будут с тем, кто подойдет. Секундой позже в трубке раздался недовольный девичий голос:

— Извините, кто у телефона?

— Лью Турлок.

— Вы ведь отец Бетти, правда?

— Да.

— Послушайте, не могли бы вы кое-что для меня сделать?

— А кто говорит?

— Вы меня не знаете, я — Ирма Джесеп, подруга Лорин Кэльхоун и вашей дочери. Это очень важно, мне надо обязательно поговорить с Бетти, где бы она сейчас ни была.

— Там, где она сейчас, нет телефона.

— Понимаю, а это далеко?

— Шесть или семь миль.

— Послушайте, может быть, вы ей передадите на словах? Или какой-нибудь сосед, у которого есть телефон, зашел бы к ней? Неужели нельзя хоть как-то с ней связаться?

— Ну, полагаю, можно, — неохотно согласился Турлок, — если дело серьезное.

— Очень серьезное. Попросите ее позвонить Ирме Джесеп, номер Тринидад 6273. Сможет она позвонить от соседей?

— Сможет.

— Пусть заказывает разговор за мой счет, с этим проблем не будет. Скажите, что я жду ее звонка, не отходя от телефона.

— Повторите номер еще раз.

В голосе девушки звучало явное недовольство задержкой и тупостью собеседника:

— Это переговорная станция, Тринидад 6273. Скажите ей, что Ирма Джесеп просит немедленно позвонить. Я жду у телефона. Разговор за мой счет, теперь понятно?

— Вполне, — вздохнул Турлок. — До свидания.

— Что там такое? — прокричала из гостиной миссис Турлок, услышав, что муж повесил трубку.

— Какая-то подруга Кэльхоунов, девушка по имени Ирма Джесеп, говорит, что ей надо немедленно поговорить с Бетти по важному делу. Думаю, что речь идет о походе в кино или о чем-нибудь в этом роде. Не понимаю, почему я не заставил ее выложить мне, о чем речь.

— Ты ведь не собираешься отправляться за Бетти?

— Думаю, Джиму Торнтону будет нетрудно пробежаться и попросить девочку позвонить мне. Его дом всего в четверти мили от дома Розы-Марии… Слушай, как по-твоему, что там все-таки происходит с этими лошадями? Думаю, надо пойти взглянуть. Наверно, Сид с женой опять ушли в кино.

— Перестань беспокоиться о чужих лошадях, ты не можешь работать и за себя, и за Сида.

— Ты знаешь номер телефона Джима Торнтона? — спросил Турлок жену.

— Шесть, семь, четыре, гудок, три.

— Порядок.

Он набрал нужный номер и, когда к телефону подошел хозяин, сказал:

— Джим, это Лью Турлок. Неловко тебя беспокоить, но моя Бетти сейчас у Розы-Марии Меллард, а тут ее просят позвонить по междугородной, говорят, что очень важно. Не мог бы ты…

— Уже лечу, сейчас приведу твою дочку.

— Не слишком я тебя обременяю?

— Черт, конечно нет. У меня с ними условная связь. Я прикрепил к стене дома старую фару, она направлена прямо в окно Меллардов. Когда кому-нибудь из них звонят, я просто включаю ее. Иногда они замечают сигнал только через несколько минут, но обычно кто-нибудь прибегает сразу. Чаще всего Роза-Мария. Жаль, что им не поставили телефон — не было свободных номеров. Сейчас включу свет, Лью. Как у тебя дела?

— Помаленьку.

— Не надумал еще продать ту джерсейскую молочную корову? Я знаю одного парня, который хочет купить нескольких породистых коров и готов хорошо заплатить.

— Сколько?

Внезапно Торнтон стал осторожным, он вдруг вспомнил, что они беседуют по местному телефону:

— Помнишь, я говорил тебе, сколько выручил за того гнедого?

— Угу.

— Так этот человек предлагает за корову интересующей его породы на пять долларов меньше.

— Ладно, подумаю. Может, завтра увидимся.

— Хорошо, буду ждать.

Турлок повесил трубку. Не прошло и пяти минут, как раздался звонок.

— Это, должно быть, Бетти, — сказала жена.

Лью отложил газету и неторопливо подошел к аппарату. Когда дочь бывала дома, то всегда сама брала трубку. Сейчас эти хлопоты легли на плечи отца. Сама миссис Турлок телефонных разговоров терпеть не могла, что объясняла просто: «Все звуки там сливаются в невнятное бормотание», но некоторые утверждали, что она прекрасно все слышит, особенно когда дело касается местных сплетен.

— Слушаю, — сказал в трубку Турлок.

На него обрушился шквал слов, которые со всей очевидностью демонстрировали, что говорящая особа нервничает и торопится что-то объяснить, причем жаждет убедиться, что ее объяснению поверили.

— Мистер Турлок, — голос звучал умоляюще, — это Роза-Мария. Бетти сейчас со мной нет. Она придет позже. Что-то случилось, и она ушла уже… ну, некоторое время тому назад. Если вы оставите сообщение, я его обязательно передам.

Лью занервничал и принялся было задавать вопросы, но вспомнил, что разговор идет по местной линии, а там есть кому послушать. Того и гляди пойдут сплетни. Многократно повторенные с должным преувеличением, они быстро наградят его дочь репутацией распущенной девицы, которая, сказав, что переночует у подруги, сама в это время…

Турлок постарался, чтобы его голос звучал как обычно:

— Передай ей, что звонила Ирма Джесеп, просила связаться с ней как можно скорее. Разговор надо заказать за ее счет, номер Тринидад 6273. Это все. Извини, что побеспокоил, но эта девушка, Ирма, сказала, что разговор очень важный, как я ни втолковывал ей, что до самого позднего вечера не смогу увидеть Бетти.

— Хорошо. Я… я… передам. Вы понимаете…

— Спасибо, — стараясь казаться спокойным, прервал сбивчивое лепетание Лью и повесил трубку.

Ему понадобилась пара секунд, чтобы взять себя в руки, прежде чем вернуться к жене в гостиную. Оказалось, миссис Турлок настолько погружена в чтение, что даже головы не подняла. Она безусловно поверила, что Роза-Мария немедленно вернется домой и передаст сообщение подруге.

Лью застыл, размышляя, что делать дальше. В голове у него царила неразбериха, но он старался держаться и говорить, как обычно.

Напротив, в усадьбе Кэльхоунов, храпели и бились лошади. Восточный ветер доносил оттуда каждый звук. Лью решил немного отвлечься от собственных проблем.

— Схожу все-таки к соседям и взгляну, что там с лошадьми, — сказал он жене. — Может, какой-нибудь ногу защемило или еще что случилось.

— Да уж, этот Сид не перетрудится, — презрительно бросила миссис Турлок. — Не очень-то, скажу тебе, я в восторге от соседей, которые уезжают и оставляют усадьбу на такого типа, как он. И вообще, эти Кэльхоуны и шести дней в месяц здесь не живут, а когда они здесь, только и слышишь визги да крики.

— Знаю, знаю, — поддакнул муж и открыл ящик стола, чтобы достать фонарик. — Минут через пять — десять вернусь.

Когда он выходил из кухни, его жена еще ворчала что-то насчет того, что Роуен ходит в кино по четыре раза в неделю, причем ответственность за это непостижимым образом перекладывала на своих соседей. Эта тема оказалась для нее интереснее, чем книга.

Турлок тихо закрыл за собой дверь, отгораживаясь от нескончаемой тирады жены.

Глава 2

Граница между владениями Турлоков и Кэльхоунов пролегала прямо по вершине холма, поэтому дома стояли довольно близко друг к другу — каждый из хозяев хотел иметь хороший вид из окна и дышать прохладным свежим воздухом.

Освещая дорогу фонариком, Лью пересек узкий газон, открыл ворота в ограде и подошел к конюшне соседа.

Днем шел дождь, но к вечеру тучи рассеялись, и теперь на небе ярко светились звезды. Напоенный влагой воздух был чистым и бодрящим. Приятно пахло сырой землей. Сумятица в голове Турлока, где обрывки мыслей неустанно гнались одна за другой, как белки в колесе, улеглась.

Лью размышлял, какую бы ему выдумать причину, чтобы отлучиться из дома и съездить к Джорджу Мелларду. Надо как-нибудь ухитриться отвести Розу-Марию в сторонку и хорошенько допросить, пока она не встретилась с Бетти и они не выдумали совместную версию происходящего. Все это, решил Турлок, влияние Кэльхоунов. Лорин Кэльхоун всегда держится так надменно, хоть и улыбается, что все девушки в ее присутствии из кожи вон лезут, стараясь выглядеть более изысканными, чем есть на самом деле. Возьмем, например, ту же дочку старины Джорджа, которая теперь не желает зваться Розмари, а стала Розой-Марией. Родителям не следовало ей этого позволять. Был бы он отцом этой девушки…

Вдруг Лью, занятый своими мыслями, заметил, что луч его фонарика отразился от хромированной отделки автомобиля с откидным верхом, стоящего почти перед самой дверью конюшни.

Он прошелся по нему лучом фонарика. Это была машина Лорин Кэльхоун. Верх был опущен, виднелась красная кожаная обивка салона. Эта игрушка, с досадой подумал Турлок, стоит больше, чем трактор с дизелем, а нужна лишь для того, чтобы подвозить дочурку богача к местам развлечений.

Рядом в конюшне какая-то лошадь храпела и брыкалась. Лью открыл дверь. Обрадовавшись появлению человека, где-то в темноте фыркнула лошадь.

Турлок умел чувствовать настроение животных и сразу понял, что все они по непонятной ему причине беспокоятся. Нервничают, точно перед приближением грозы.

В глубине конюшни снова фыркнула лошадь. Лью услышал, как повернулось в гнезде железное кольцо, когда она дернула веревку. Затем последовали громкие удары копытами по деревянному полу стойла и протяжное всхрапывание.

Турлок нашарил выключатель и зажег свет.

Ослепленные лошади мгновенно затихли.

Обежав глазами стойла, Лью заметил на полу женскую ногу в туфельке на высоком каблуке и безвольно откинутую руку.

Даже в этот момент оцепеневший от неожиданности Турлок помнил о животных. Нельзя их волновать зря. Поэтому он ровным голосом приговаривал, торопливо шагая мимо:

— Ну, ребятки, спокойнее, ничего страшного, стойте тихо.

Девушка лежала на боку, скорчившись в такой странной позе, что кобыле пришлось забиться в угол, чтобы не наступить на неподвижное тело.

Ужасная бесформенная рана на голове, откуда натекла красная лужа, говорила сама за себя.

Лью сдавленно воскликнул:

— Бетти!

Он опустился около девушки на колени и только тогда обратил внимание на ее одежду. Это платье не его дочери.

— Мисс Кэльхоун… Лорин, — окликнул он. Никакого ответа. Лью взял девушку за руку. Одного прикосновения к безвольному телу хватило ему, чтобы понять: помочь уже нельзя.

Оставив тело лежать, он осторожно переступил через него, отвязал кобылу и потянул ее к выходу из стойла.

Нервное животное стало рваться на веревке, когда приблизилось к скорченной фигуре, потом лошадь заржала и прыгнула, приземлившись уже в проходе между стойлами.

Лью привязал ее и направился к параллельному телефону, который Кэльхоун пару недель тому назад установил в конюшне.



Глава 3

Шериф Билл Элдон был дома, когда зазвонил телефон.

Он как раз мучился, пережидая очередной визит свояченицы Дорис. Время не притупило острого ума этой женщины… или, скорее, ее острого язычка.

Элдон молча выслушал Лью Турлока, медленно излагающего все подробности.

— Говоришь, ее лягнула кобыла?

— Похоже на то. Наверно, девушка вошла в стойло и кобыла лягнула ее копытом прямо в середину лба.

— Ты ее не трогал?

— Ну, только убрал из стойла…

— Не надо было этого делать, Лью, следовало оставить тело…

— Да не тело я убрал, — перебил его Турлок, — а кобылу. Она топталась там в таком возбуждении…

— А тело не трогал?

— Черт побери, конечно нет. Кобыла так ловко перепрыгнула через него. Я и сам понимаю, что тело трогать нельзя. Даже лошадь поняла.

— А что с Кэльхоунами? Они дома? — спросил шериф.

— Нет, тут ни души. Сид Роуен с женой наверняка ушли в кино.

— Ладно, — сказал шериф, — сейчас вызову коронера, и мы приедем. Да, еще позвоню в кинотеатр и попрошу их высветить на экране просьбу, чтобы Сид немедленно возвращался. Присмотри, чтобы там ничего не трогали. Пока.

Дорис Нельсон навострив уши сидела в гостиной. Еле дождавшись, пока трубка опустится на рычаг, она накинулась на Билла с вопросами:

— Кто звонил? Кого-нибудь убили? Что случилось? Злорадно усмехаясь, шериф снова снял трубку. Необходимость позвонить по делу давала ему моральное право не отвечать на вопросы.

— Немедленно соедините меня с коронером Логаном, — приказал он телефонистке, — это очень важно.

За несколько минут Элдону удалось и оповестить коронера, и позвонить в местный кинотеатр с просьбой вызвать Сида Роуена с сеанса. Затем он выскользнул через боковую дверь и сел в автомобиль, не ответив ни на один из нетерпеливых вопросов Дорис, которые та выпаливала с пулеметной скоростью, а это само по себе было немалой победой.

И Логан, и Турлок жили к югу от городка. Ранчо Турлока находилось милях в пяти, так что шериф, твердо уверенный, что коронер окажется на месте раньше, чем он сам, спокойно ехал по центральной улице Роквиля, строго соблюдая правила дорожного движения. Он включил красную мигалку, но воздержался от использования сирены. В конце концов, погибшей все равно не поможешь. Эти Кэльхоуны — люди влиятельные, значит, обязательно поднимется шум, начнут названивать из местных газет, требуя подробности. Их дочка была красива как картинка. Но городской девице следовало быть умнее и не болтаться по ночам около нервной кобылы.

Миновав городские окраины, шериф увеличил скорость и помчался вдоль тротуара. Сворачивая на проселочную дорогу, ведущую к холму, на котором стояли дома Турлоков и Кэльхоунов, он заметил перед собой свежие автомобильные следы, а одна из луж была совсем мутной от взболтанной грязи. Это означало, что коронер уже приехал на место.

Это Элдон любил, ему не нравилось, бездействуя, ждать появления Джима Логана. Он свернул на подъездную дорогу, начинавшуюся у подножия холма, поехал по ней наверх и остановил машину позади автомобиля коронера.

Логан был в конюшне, туда направился и шериф.

— Я тут осмотрелся, Билл, это несомненно несчастный случай, — обратился к нему коронер. — Девушка зачем-то вошла в стойло, и кобыла ее лягнула. Все, должно быть, произошло вскоре после того, как животным задали корм. Эта кобыла беспокоилась из-за лежащего тела и ни крошки не съела. В кормушке полным-полно сена. Это животное очень нервное и горячее. Скорее всего, мисс Кэльхоун мало понимала в лошадиных повадках, ведь войдя в стойло, надо было обязательно поговорить с кобылой, а она наверняка этого не сделала. Лошадь заметила ее, испугалась и взбрыкнула.

— Когда наступила смерть? — спросил шериф.

— Это мы сможем определить, когда вернется Сид Роуен и скажет, в котором часу он покормил коней. Смерть произошла минут через пять после этого… А вот и он сам.

Было слышно, как подъехала машина, вышедшие из нее мужчина и женщина направились прямо в конюшню.

— Что случилось? — возмущенно спросил Роуен. — Мне уже и в кино отлучиться нельзя, чтобы… — Увидев шерифа, он мгновенно замолчал.

Сиду давно минуло пятьдесят, это был жилистый выносливый мужик с серыми, как сталь, глазами, длиннорукий и длинноногий, очень подвижный, хотя немного приволакивавший ноги при ходьбе. Его жена, полноватая и медлительная женщина, была лет на пять моложе мужа.

Элдон рассказал, что случилось.

— Но молодая мисс не приезжала, — удивился Роуен. — Хозяев сейчас вообще здесь нет, никогошеньки. Они должны появиться только завтра. Сами знаете, как это бывает. Раньше они приезжали на каждые выходные, а теперь только на пару уик-эндов в месяц, причем всей компанией — слуги, семейство, друзья. Целых три или четыре полностью набитых автомобиля. Черт побери, погодите-ка, вон ведь стоит ее машина. Но мы никого сегодня не ждали.

— Значит, вы не знали, что девушка приехала?

— О том и толкую, что нет. Все собирались приехать только завтра.

— И вы не заметили, когда она появилась?

— Нет.

— Сид, значит, вы покормили коней и, дав им сена, сразу же отправились в кино?

— Это точно. Я поднялся на сеновал, заложил сено в наклонный желоб, ведущий к кормушкам, и мы с моей хозяйкой поторопились к первому сеансу. Вовсе ни к чему торчать здесь все время, не может человек работать и день и ночь.

— Если вы успели к первому сеансу, значит, кормили животных около половины седьмого?

— Я начал как раз в это время, закончил где-то без двадцати семь, и мы сразу же отправились.

— В конюшне было темно?

— Конечно.

— Вы включали свет?

— Да.

— И выключили его, когда уходили?

— Точно.

— У девушки были ключи от дома?

— Думаю, что да. Наверняка. У всех членов семьи есть ключи.

— Вы живете в самом доме или…

— Нет, у нас с женой квартира над гаражом.

— Итак, — вмешался Логан, — мы не знаем, что девушке понадобилось в конюшне, ясно одно: она приехала, вошла в стойло и кобыла ее лягнула.

Сид кивнул в знак согласия.

— Я бы не высказывал такую уверенность, — заявил шериф.

Присутствующие уставились на него с молчаливым вопросом в глазах.

— Но как еще это могло случиться? — попытался прояснить общее недоумение коронер.

Элдон повернулся к Турлоку. — Ты слышал, что кони ржали? — спросил он.

— Слышал. Эта кобыла очень беспокоилась, всхрапывала, била копытами, иногда даже попадала по стенке стойла. Ей хотелось вырваться.

— Она была привязана веревкой?

— Да, веревку от недоуздка пропустили вот в это железное кольцо.

— Как долго ты слушал шум, пока не пришел сюда?

— С полчаса, а может, и дольше.

— Мне ты позвонил в восемь двадцать пять, — заметил шериф. — Я записал время.

— Я позвонил минут через пять после того, как пришел сюда.

— Скажи, в конюшне было темно, когда ты вошел? — спросил шериф.

— Точно.

— Значит, с помощью карманного фонарика вы нашли выключатель и включили свет?

— Да.

— И обнаружили на полу тело?

— Да.

— Вот оно! — Удовлетворенный шериф обернулся к Логану. — Роуен ушел без двадцати семь. К этому времени уже стемнело. Солнце садится ровно в шесть, так что на улице было еще достаточно света, но в конюшне — темно, хоть глаз выколи. Там без света не обойтись. Значит, если эта девушка вошла внутрь, она, естественно, должна была включить свет. Но кто его выключил?

— Бог мой, Билл, ты прав! — изумленно пробормотал коронер. — С ней там кто-то был.

— Да, тот, кто выключил свет. Логан тихо присвистнул.

— Причем после того, как все это случилось, — закончил свою мысль Элдон.

— Есть ли хоть какая-то вероятность, что девушка вошла, пока вы кормили коней, а потом, когда вы ушли… — обратился коронер к Роуену.

— Абсолютно никакой, — сердито прервал его Сид. Логан подошел к кормушке:

— Эта кобыла едва прикоснулась к сену… Скажи, Сид, а это точно Лорин Кэльхоун?

— Она. Наверно, приехала, когда мы уже ушли. Помню, я посмотрел на эту кобылу, когда спускался по лестнице с сеновала, она как раз принималась за еду.

Осторожно обойдя тело, шериф вошел в стойло и приблизился к кормушке:

— Желоб забит сеном. Эта кобыла не вытянула отсюда ни клочка, чтобы остальное могло свалиться вниз. — Он подобрал с полдюжины сухих ячменных стеблей и посмотрел на них взглядом знатока: — В этом сене полно зерна, неплохо… Погодите-ка, а это что там?

Луч карманного фонаря, обшаривающий дальний угол кормушки, осветил маленькую черную книжку в кожаном переплете, совершенно незаметную в темноте.

Элдон поднял ее и встал так, чтобы свет падал на страницы.

— Кажется, это дневник, — заметил он. — На первой странице надпись: «Лорин Кэльхоун». Логан, если не возражаешь, надо пригласить Квинлена, чтобы сделать фотографии тела. Постарайтесь не трогать тут ничего, пока он не приедет.

Шериф подошел поближе к свету. Открывая дневник, он признался:

— Бог мой, не хочется мне совать сюда нос. Предположим, парни, что нам не удалось прочитать его. — Элдон начал было засовывать книжку в карман, но остановился и предложил: — Давайте-ка посмотрим на последнюю запись, может быть, из нее что-нибудь узнаем.

Он открыл дневник на странице с нужным числом и прочел:

— «Кажется, некоторые считают меня полной дурой. Но я собираюсь завтра все выяснить с Френком и этой подлизой Бетти. Конечно, зачем ждать? Почему бы не поймать…»

На этом последняя запись в дневнике обрывалась. Элдон захлопнул книжку и положил ее в карман.

— Слушай, Лью, а где сейчас Бетти? — спросил он невзначай.

Турлок поежился, оглянулся на свой дом, и тут его взгляд встретился с любопытными взглядами Логана, Роуена и его жены.

— Шериф, послушайте, — выдавил Лью, — можно поговорить с вами наедине… так сказать, частным образом?

Глава 4

В самом темном углу конюшни Турлок рассказал Элдону, как дочь его обманула.

— Значит, девчонка сказала вам, что собирается к дочке Меллардов? — уточнил шериф.

Несчастный отец кивнул:

— Бетти и Розмари… да, она ведь теперь у нас Роза-Мария… хотели поработать над сценой, которую будут представлять в благотворительной пьесе для Красного Креста. Дочь ушла сразу после ужина.

— Когда точно?

— Дай подумать. Милли подала ужин раньше, чтобы Бетти могла уйти. Кажется, это было… около шести часов. Девочка была полностью одета, только помогла матери убрать посуду, а как только вытерла тарелки, прыгнула в машину и уехала.

— А что, у Меллардов вообще нет телефона?

— Нет. Когда я звонил, то Джим Торнтон посигналил им, чтобы подошли к телефону. Вообще-то, Бетти — порядочная девушка, не понимаю, что это на нее нашло.

Наверно, решила подшутить. Но если начнутся разговоры, что она должна была быть у подруги, но ее там не оказалось… Сам понимаешь, достаточно взглянуть на жену Сида Роуена, у нее прямо уши на фут отросли, только чтобы…

— Поехали, — оборвал его шериф, — нам надо побыстрее оказаться у Меллардов. — И крикнул через плечо: — Мы с Лью отправляемся спросить, видела ли его дочь сегодня Лорин. Она сейчас у подруги, а там нет телефона. Джим, свяжись с Квинленом и попроси его приехать и сделать фотографии тела и стойла. Пусть все держатся подальше от трупа!

Он открыл дверцу служебного автомобиля, огорченный Турлок сел рядом с ним.

— Боже, Билл, — пробормотал он, — сам знаешь, как быстро распространяются сплетни. Особенно если вмешается такая особа, как жена Сида. Она уже прямо сгорает от любопытства.

— Понимаю, — сочувственно кивнул Элдон.

— Кстати, там, в конюшне, я на мгновение подумал, что это лежит моя Бетти. В дальнем углу темновато, половины лица не видно… только представь, что я пережил. Плюнь на это, Билл, с Бетти все в порядке. Я не знаю, как объяснить случившееся, но…

— Конечно, — успокоил его Элдон. — Ты слишком уж разволновался, Лью. Бетти здесь ни при чем, но Лорин Кэльхоун собиралась повидаться с ней сегодня вечером, так что нам следует поговорить с твоей дочерью. И надо же у нас такому случиться… Сам я никого из Кэльхоунов не знаю. Меняется наше графство, Лью, меняется. Наверно, уже пятьдесят маленьких ранчо купили горожане. Некоторые и в самом деле собираются заняться сельским хозяйством, но большинство превращает их в загородные домики для отдыха по выходным.

Привычный протяжный говор шерифа, спокойно рассуждающего на посторонние темы, постепенно отвлек Турлока от тревожных мыслей, выматывающих душу.

Они миновали усадьбу Торнтона, проехали с четверть мили по проселочной дороге и свернули к дому Меллардов.

Хозяин вышел навстречу.

Разговор вел шериф, за что Турлок был ему безмерно благодарен. Элдон вежливо поговорил об урожае, обсудил вероятность ранних дождей, а потом мимоходом спросил, дома ли Розмари.

— Роза-Мария, — ухмыльнувшись, поправил его Меллард. — Она у нас немножко заважничала. Нет, ее нет дома. Минут сорок назад кто-то позвонил, она вскочила в машину и умчалась.

— Ну и ладно, — подчеркнуто равнодушно сказал шериф. — Кстати, она ведь будет участвовать в благотворительной пьесе для Красного Креста, которую собираются ставить в следующем месяце, правда?

— Правда.

— Вместе с Бетти Турлок?

— Угу.

— Надо бы мне с ней повидаться по поводу этой пьесы, — сказал шериф. — Не знаете, куда она отправилась?

— Нет, представления не имею. Сами знаете, что за молодежь нынче пошла. Вбежала в дом зареванная, схватила пальто и шляпу, плюхнулась в машину — и нет ее. Эти дети воображают о себе больше, чем губернатор штата.

Элдон завел мотор.

— Еще увидимся, Джордж, — сказал он. — Сейчас у меня дел по горло. Скажи дочери, когда придет, чтобы позвонила ко мне домой. Нет, погоди… Пусть лучше сразу приезжает в мой офис.

Меллард удивился:

— А что случилось? Может…

Широкая улыбка Элдона могла развеять любые опасения.

— Да эта чертова пьеса для Красного Креста всех нас вымотает, пока наконец ее поставят. Надеюсь, ваша дочь в ней будет хороша. Никогда не знаешь, как сложится судьба такой хорошенькой девушки в наше время. Выступит так на местной сцене в маленькой пьеске, заметит ее какой-нибудь тип — и вот она уже в Голливуде.

— Я не хочу, чтобы Роза-Мария оказалась в Голливуде, — решительно заявил Джордж.

— Понимаю, — улыбнулся шериф, — но кто знает, как все обернется.

Он развернул машину и не успел проехать ярдов пятьдесят, как увидел мчащийся навстречу автомобиль, который затормозил так резко, что шины протестующе завизжали.

— Ручаюсь, это Розмари, а с ней Бетти, — сказал шериф.

Лью Турлок с облегчением вздохнул. Шериф съехал на обочину и посигналил фарами подъезжающему автомобилю.

— Начни-ка разговор первым, — попросил он Турлока.

Лью кивнул в знак согласия, вылез из машины, встал посреди дороги, поджидая, когда Роза-Мария подъедет.

В свете фар он увидел за рулем красивую голубоглазую блондинку с гладкой нежной кожей, больше там никого не было.

Мужчина сделал пару шагов вперед.

— Привет, — с глуповатым видом произнес он, обшаривая глазами пустую машину.

— Ой, — испугалась девушка, — это вы, мистер Турлок… Как поживаете, мистер Турлок… Ой, извините. Я надеюсь, вы еще не уезжаете…

— Где Бетти? — прямо спросил испуганный и обозленный отец.

Девушка заерзала на месте, нахмурилась, а потом ослепительно улыбнулась и ответила:

— Ой, она уже едет. Она там, сзади.

Шериф вылез из машины:

— Привет, Роза-Мария. Так где же Бетти?

Девушка переводила испуганный взгляд с одного мужчины на другого. Она запаниковала. Принужденная улыбка исчезла с лица так же быстро, как и появилась.

— Где Бетти? — повторил вопрос шериф и прибавил: — Мне надо немедленно повидать ее.

Тихий голосок Розмари едва пробился сквозь шум мотора.

— Не знаю, — выдавила она. — Я сама пытаюсь ее найти.

Глава 5

Элдон подошел к автомобилю девушки и поставил ногу на подножку.

— Говори правду, — сказал он. — Предположим, ты расскажешь мне все, что знаешь о Бетти, и…

— Я ничего не знаю. Она должна была быть здесь… чуть позже.

— И провести с тобой всю ночь?

— Да.

— Когда она обещала приехать?

— Она… ну… попозже.

— Когда именно?

— Понятия не имею, ей лучше знать.

— Понимаешь, у Кэльхоунов произошел несчастный случай, — сообщил шериф. — Мы ищем Бетти, да и кое-кто другой может начать ее разыскивать. Будет плохо, если никто не знает, где она сейчас. Особенно если ее мать скажет, что Бетти здесь с тобой разучивает пьесу для Красного Креста.

— Какой несчастный случай, шериф?

— Убили Лорин Кэльхоун.

— Лорин! Ой, но Бетти никогда бы не сделала ничего подобного!

— Чего именно?

— Ну, не убила бы… Вы ведь сказали, что это был несчастный случай?

— Да, ее лягнула лошадь.

— Ой! — В возгласе девушки слышалось очевидное облегчение.

— Итак, когда сюда позвонил Лью, — начал расспрашивать Элдон, — ты вскочила в автомобиль и отправилась искать Бетти, правда?

После секундного замешательства последовал неохотный кивок.

— Предупреждаю, — строго сказал шериф, — не накликай на свою голову еще больших неприятностей, Роза-Мария. Где ты была?

— Там… ездила по дороге вдоль реки.

— Искала, не сидит ли она где в машине?

— Да.

— В чьей машине?



— В ее… то есть в машине мистера Турлока.

— А кого ты ожидала с ней увидеть?

— Ну… Я просто ее искала.

— Ты сообщаешь нам голые факты, вынуждая додумывать остальное. — В голосе Элдона явно слышалось недовольство. — Мы все здесь — друзья Бетти и не хотим, чтобы начались ненужные разговоры. Поэтому не надо от нас ничего скрывать. Скажи правду, только поскорее.

Ответ последовал немедленно:

— Бетти сегодня вечером должна была встретиться с Фрэнком Гарвеном.

— Кто этот Гарвен? — спросил Элдон. На вопрос ответил Лью Турлок:

— Это друг Кэльхоунов.

Шериф некоторое время вглядывался в лицо Турлока, а потом повернулся к Розе-Марии и попросил:

— Расскажи сама.

Девушка с готовностью продолжила тоненьким от испуга голосом:

— Когда Кэльхоуны купили усадьбу и въехали в нее, Лорин проводила лето в штате Мэн с друзьями. Она вернулась всего три недели назад. Фрэнк Гарвен — это друг… ну, друг их семьи. Он такой, понимаете… всем нравится. Хотел быть юристом, постоянно встречался с Лорин и вот… В общем, у него не было денег на учебу, и Лорин ссудила ему, чтобы хватило на колледж, а…

— А как насчет армии? Он не…

— Нет, у него больное сердце. Он не пошел в армию и начал учиться, а тут… Ну, он познакомился с Бетти… Всего я не знаю, могу только сказать, что они несчастны.

— Кто несчастен? — Оба.

— А Лорин?

Роза-Мария передернулась, услышав это имя:

— Ну, уж только не Лорин. Она развлекалась себе в штате Мэн и не хотела возвращаться в Калифорнию, когда ее родители купили эту усадьбу. Если бы спросили меня, то я бы ответила, что вернулась она дать Фрэнку от ворот поворот. Но увидев, что происходит, Лорин повела себя как собака на сене. Ей вовсе не нужен Фрэнк, но тут задели гордость этой зазнайки. Эта особа не могла перенести самой мысли о том, что какая-то другая девушка увела у нее парня. У нее, великой Лорин Кэльхоун, такой изысканной, выхоленной, искушенной, надменной…

— Она уже мертва, — напомнил шериф.

— Извините, я забыла… Еще раз извините. Внезапно неподалеку вспыхнул яркий свет.

— Это мистер Торнтон. — В голосе Розы-Марии слышалось отчаяние. — Он подает знак, что кто-то нам звонит… я… мы… Это, наверно, Бетти.

Мужчины подождали, пока девушка развернет машину, и поехали вслед за ней к дому Торнтона. Это была не Бетти, а опять по междугородной пробивалась Ирма Джесеп. Наверно, она дозвонилась до дома Турлоков, и Милли, ничего не подозревая, объяснила телефонистке, как найти ее дочь.

Шериф Элдон взял трубку и поздоровался. Женский голос недовольно произнес:

— Я не хочу говорить с вами. Мне нужна…

— Послушайте-ка минутку, — прервал ее Элдон. — Говорит шериф. В усадьбе Кэльхоунов произошел несчастный случай, я хотел…

Он замолчал, потому что на другом конце провода повесили трубку, связь оборвалась.

Глава 6

Билл Элдон сидел за стареньким столом в своем офисе, на котором под ярким светом красовался дневник Лорин Кэльхоун.

Внезапно открылась дверь, и вошел его запыхавшийся помощник, Джордж Квинлен.

— Сделал снимки? — спросил шеф.

— Все как положено, — ответил Квинлен, — а тело передали доктору. Я дозвонился самому мистеру Кэльхоуну, он немедленно приедет. Сообщение его потрясло, он и не знал, что дочь здесь. Вся семья собиралась на ранчо завтра. Девушка должна была вечером куда-то пойти.

Шаги по не покрытой ковром деревянной лестнице показались в ночной тиши необычно громкими.

— Это, возможно, Кэльхоун, — заметил Квинлен.

— Кажется, их там двое, — предположил шериф. Дверь распахнулась, и в комнату ворвался высокий представительный мужчина.

— Я — Кэльхоун, — бросил он, — мне надо видеть шерифа.

Вьющиеся с сединой волосы, ухоженное лицо с правильными чертами, поставленный голос… Этого человека окружала аура властности. На нем был двубортный жемчужно-серый костюм и легкое пальто того же цвета.

Элдон поднялся из-за стола и протянул ему руку.

— Я — Билл Элдон, шериф, — представился он в свою очередь. — Очень жаль, что мы познакомились с вами при таких обстоятельствах, мистер Кэльхоун.

Пришедший изучающе посмотрел на него большими карими глазами и пожал протянутую руку. Затем отошел в сторону, и все увидели, что в дверях стоит еще один человек.

— Мистер Парнел, мой компаньон, — представил его Кэльхоун. — Он позаботится о… о деталях.

Парнел, мужчина с квадратной челюстью и прямым взглядом холодных глаз, был на пару лет моложе Кэльхоуна. Его полноту несколько скрадывал искусный крой дорогого двубортного костюма.

Шериф пожал пришедшему руку и представил своего помощника. Все уселись.

Предполагаю, вы нам расскажете, что случилось, — сказал Кэльхоун после начального обмена любезностями.

Рассказ шерифа был краток.

Кэльхоун покачал головой.

— Я просто не могу в это поверить.

— Мне кажется, ее приезд был внезапным, — предположил Элдон. В его голосе звучало сочувствие.

— Вполне возможно. Мы все собирались сюда завтра, но у Лорин есть собственный автомобиль, и она привыкла поступать, как ей хочется.

— Ей уже исполнился двадцать один год? — спросил шериф.

— Пошел двадцать второй.

— Согласно процедуре, я должен просить вас пойти и опознать тело… сами знаете, как это происходит. Нужно выполнить несколько формальностей…

— Потому-то я и здесь, — вмешался в разговор Парнел. — Все эти процедуры очень тяжелы для отца. Я готов сделать все необходимое.

Говорил он очень четко, сопровождая речь легкой жестикуляцией. Это был именно тот человек, который мог снять с плеч понесшего тяжкую утрату отца груз неприятных забот.

— Вы готовы сейчас пойти и опознать дочь? — спросил Элдон.

— Конечно, пойдемте, — коротко согласился Кэльхоун и стал натягивать перчатки.

— Давайте поскорее покончим с этим, — бесцеремонно вмешался его спутник. — Отец выполнит свой тяжкий долг, но после этого он должен быть совершенно свободен.

— Надеюсь, кобылу пристрелили? — спросил Кэльхоун.

— Нет, зачем же? — удивился шериф.

— Разве не пристреливают бешеных животных?

— Ну, знаете… — Элдон помялся и продолжил: — Понимаете, раз уж вы все равно должны были сюда приехать, то я решил подождать вашего разрешения. В конце концов, эта кобыла…

— Я разрешаю, — прервал его Кэльхоун. — Немедленно пристрелите ее, пожалуйста. Не хочу больше видеть эту тварь.

— Мне кажется, с этим лучше подождать до утра, потому что…

— Я хочу, чтобы ее застрелили именно сегодня! — В каждом слове кипела непримиримая холодная ненависть.

Шериф кивнул Квинлену:

— Побудь в офисе, Джордж. Мы пойдем уладить необходимые формальности.

Никто из мужчин не промолвил ни слова, пока они добирались до похоронного бюро. Кэльхоун лишь коротко кивнул, когда Элдон представил ему коронера и гробовщика.

Маленькая группа приблизилась к телу. Вперед вышел безутешный отец, остальные старались держаться за его спиной, не мешая горю.

С лицом, застывшим в безутешной скорби, Карл Карвер Кэльхоун склонился над неподвижным телом, лежащим на мраморной плите. Вдруг он выпрямился и обернулся.

Что за шутки? — холодно спросил он. — Где другое тело?

— Какое другое?

— Тело моей дочери. — Ответ он прочитал на ошеломленных лицах собравшихся. — Вы имеете в виду, что именно это тело нашли в моей конюшне?

— Разве здесь лежит не ваша дочь? — спросил Логан.

— Определенно нет.

— А вы знаете, кто это? — вмешался Элдон.

— Я не знаю, кто это, и возмущен, что мне пытались внушить, будто моя дочь мертва. Конечно, трудно ожидать городской точности от сельских жителей, но уж в таком-то вопросе… — Кэльхоун с трудом взял себя в руки, выразительно передернул плечами и обернулся к своему другу: — Пошли отсюда.

— Минуточку, — остановил их шериф. — Давайте-ка все выясним. Вы уверены, что это не ваша дочь?

— Будьте уверены, шериф, свою я хорошо знаю.

С немым вопросом в глазах Элдон повернулся к Парнелу.

— Это определенно не Лорин, — покачал головой тот, — если вы об этом меня спрашиваете.

— И никто из вас не знает, кто она?

— Никогда ее раньше не видел, — уверенно заявил Кэльхоун.

— И я тоже, — поддакнул ему Парнел.

Шериф подошел ближе, чтобы взглянуть на тело девушки.

— Как вы могли так ужасно ошибиться? — возмущенно спросил Кэльхоун.

— Понимаете, — попытался объяснить Элдон, — в конюшне не очень светло, девушка оказалась в тени, да и лежала она, скорее, лицом вниз. Еще кровь от раны на лбу… Но Сид Роуен сказал, что это Лорин, да и Лью Турлок тоже.

Тут вмешался Логан:

— Надо признать, Билл, что Турлок, едва взглянув на девушку, сразу бросился тебе звонить. Думаю, лица он как следует и не рассмотрел. Помнишь, он сначала решил, что это его дочь, Бетти. А потом, когда приехал Сид, я заметил, что он старался держаться подальше от того места, где лежало тело. Конечно, он не посмотрел как следует, просто подошел, взглянул и заявил, что это Лорин. Наверно, на него повлиял тот факт, что ее машина стояла у конюшни.

— Интересно получается, — протянул Элдон. — Все как будто связывается в один узел. Двое вошли в конюшню. Эта девушка и кто-то еще.

— Имеете в виду мою дочь? — спросил Кэльхоун.

— Пока что нет, — ответил шериф. — Просто некто. Понимаете, в конюшне не было света, поэтому вошедшим надо было его включить.

— Продолжайте, интересно послушать.

— И еще вот что. В кормушке стойла мы нашли дневник вашей дочери с ее именем на обложке. Наверное, это и подтолкнуло нас к решению, что убитая — ваша дочь. Понимаете, в стойле было довольно грязно, а сейчас тело помыли, привели в порядок… Да, мне понятно, почему мы ошиблись.

— А мне нет, — резко вставил Кэльхоун.

— Интересно, что, когда Лью Турлок обнаружил тело, — как ни в чем не бывало продолжил шериф, — в конюшне не был включен свет. Кони беспокоились, поэтому Лью пару раз выглядывал из своего окна, прежде чем отправился проверить, что происходит. Везде было темно.

— Не понимаю, к чему вы клоните, — возмутился владелец усадьбы.

— Маловероятно, что эта девушка бродила по конюшне в темноте. Она, должно быть, включила свет, когда вошла. И уж конечно, не выключала его… после того, что произошло. Таким образом, получается, что с ней кто-то там был, и…

Раздраженный Кэльхоун прервал его рассуждения:

— По-вашему, Лорин завела эту девушку в стойло и затем, после несчастного случая, спокойно повернулась и ушла, выключив за собой свет, не позвав врача и не известив власти! Это инсинуации! Меня от вас тошнит!

— Поспокойнее, — одернул его Элдон. — Я ведь даже не упомянул имени вашей дочери. Но кто-то определенно вошел в стойло вместе с погибшей девушкой.

— Все ваши намеки шиты белыми нитками, — стоял на своем бизнесмен. — Скажу вам прямо, шериф: я хоть и недавно живу в вашем графстве, но не позволю так с собой обращаться. Так случилось, что тело этой девушки нашли именно в моей конюшне. Я — человек влиятельный, поэтому об этом происшествии, несомненно, сообщат газеты, но хотел бы вас предупредить, что, если из-за вашего недомыслия шуму будет больше, чем необходимо, или появятся сенсационные сообщения, в которых упомянут имя хоть одного члена моей семьи, вы об этом будете жалеть всю жизнь! Кстати, кое в чем я могу упрекнуть вас уже сейчас. Вы ошибочно убедили меня, что Лорин мертва, поэтому я бросил важное совещание и сломя голову примчался сюда, чтобы оказаться жертвой деревенской некомпетентности, которую можно было бы счесть забавной, не будь ситуация столь трагичной. Советую хорошенько обдумать мои слова. Спокойной ночи, сэр.

Кэльхоун кивнул компаньону, и они вышли из похоронного бюро.

Правда, Парнел почти сразу же вернулся.

— Не обижайтесь, друзья, — попытался он загладить резкость своего компаньона. — Я не очень давно знаком с Карлом, но хорошо его понимаю. Поставьте себя на его место. В конюшню забредает девушка, и ее убивает лошадь. Вы и так достаточно напортачили, давайте дальше поступать по-человечески. Если хорошенько постараться, в городских газетах появится всего пара строчек о происшествии, не нужно слишком много болтать, создавая проблемы. Ведь как только какая-нибудь газетенка учует, что тут есть загадка или что в этом деле замешана Лорин… сами увидите, что получится. Нельзя безнаказанно злоупотреблять терпением такого человека, как Кэльхоун, или плести небылицы о его дочери… Так что действуйте обдуманно.

— Где сейчас Лорин? — невозмутимо спросил шериф. Примиряющая улыбка сползла с лица Парнела, и ее место заняло очевидное раздражение.

— Какого дьявола мне-то об этом знать? Будь вы в ее возрасте… Черт побери, шериф, имейте же сердце! Лорин ни в коем случае не бросила бы раненую девушку после несчастного случая… Бог мой, пошевелите же мозгами!

Повернувшись, он поспешил за Кэльхоуном. Логан с шерифом переглянулись.

— Итак, — выразил общее мнение коронер, когда шаги удалились, — похоже, Билл, мы потянули медведя за хвост.

Элдон кивнул.

— Конечно, Кэльхоун подколол нас с опознанием, — продолжил Логан, — но тут я один виноват. Вы нашли дневник, что-то там оказалось о Бетти Турлок, поэтому вы с Лью отправились искать его дочь, предполагая, что я опознаю пострадавшую, а тут и Лью, и Сид Роуен твердят в один голос, что это Лорин, да еще ее машина торчит перед конюшней… Каждый бы ошибся.

— А жена Сида не посмотрела на пострадавшую? — спросил шериф.

— Нет, не посмотрела. После вашего отъезда я думал только о Квинлене, который приедет сделать фотографии, и старался ничего не трогать. Всех отогнал от тела. А миссис Роуен, казалось, вовсе и не хотела взглянуть на девушку. Я еще обратил на это внимание и удивился, ведь эта баба так любит во все совать свой нос, говорят, она — сплетница по природе.

Билл кивнул, принимая сказанное к сведению, затем подошел к лежащему на столе телу.

— Тяжело даже думать о том, что такая девушка может умереть, — грустно сказал он. — Прехорошенькая, ухоженная, прекрасная фигура, только жить и жить. Надо узнать, кто она такая, почему оказалась в конюшне и кто с ней там был.

— Билл, ты все еще считаешь, что вместе с ней кто-то вошел?

Какое-то время Элдон молчал, разглядывая U-образный след на лбу несчастной, оставленный лошадиным копытом.

— Джим, — спросил он, — тебе ничего не кажется странным?

— Ты о чем?

— Об этом следе от копыта.

Логан с сомнением покачал головой.

— Если девушка стояла, то, чтобы попасть ей по лбу, кобыла должна была взбрыкнуть очень высоко, причем основной удар сделала бы нижней частью подковы, а здесь видно, что вся сила пришлась на ее верхнюю часть.

— Клянусь святым Георгием, в этом что-то есть! — воскликнул коронер. — Значит, девушка в момент удара стояла на четвереньках.

— И вот еще что, — продолжил Элдон. — У тебя есть сантиметр под рукой?

— Могу принести.

— Давай неси, — приказал шериф.

Логан пошел по длинному коридору в другую комнату, но, сделав пару шагов, внезапно вернулся к шерифу:

— Билл, давай будем поосторожнее. У нас и так хватает неприятностей, а Раш Медфорд, окружной прокурор, тебя не любит. Сам знаешь, как он заискивает перед теми, кто побогаче и повлиятельнее, очень уж ему хочется получить повышение. Такой человек, как Кэльхоун, легко обведет его вокруг пальца.

Элдон молчал, задумчиво полуприкрыв глаза.

— Билл, послушай же меня! — раздраженно продолжил Логан. — Ты уже не молод, а вокруг только и разговоров, что пора бы обновить власти графства, причем начиная именно с тебя. Возьмем, например, Раша Медфорда. Он мастак бить исподтишка, каких мало. В глаза — сахар и мед, а сам только и ждет случая запустить в тебя когти. Сейчас мы оба оказались в опасном положении, поэтому, я считаю, единственное, что нам остается, — дать задний ход, причем побыстрее. Нас при этом немного поцарапают, зато головы уцелеют.

Шериф резко отвернулся от трупа.

— Джим, — твердо сказал он, — я никогда не откажусь от того, что считаю правильным. Принеси-ка мне лучше сантиметр.

Он прошел вместе с коронером в переднюю комнату, где тот достал из ящика стола узенькую стальную ленту с делениями в шестнадцатую долю дюйма и протянул ее Элдону.

— Такая подойдет?

Шериф молча кивнул и пошел назад.

— Подумай, Билл, — продолжал настаивать коронер. — Кэльхоун — человек влиятельный, и сейчас он вышел на тропу войны. Ты не можешь просто ходить туда-сюда и размышлять…

Элдон, не слушая, ушел в комнату, где лежало тело, причем это не было намеренной неучтивостью, просто его мысли полностью были заняты решением какой-то проблемы.

Джим машинально направился за ним, но на полпути остановился, вернулся за свой стол и задумался.

Он занимал выборную должность, которая приносила неплохой доход. Будучи простым коронером, Логан едва бы сводил концы с концами.

Представить, что дальше произойдет, было нетрудно. Если Билл как можно скорее не приостановит свою бурную деятельность, то Кэльхоун пожелает получить его скальп. Впрочем, он захочет этого в любом случае. Причем следует учитывать, что Эдвард Лайонс, издатель «Роквильской газеты», последние пару лет взъелся на шерифа. В первый раз, когда он попытался обратить против Элдона свое влияние, Билл обставил его и вышел победителем. С тех пор Лайонс затаился, зализывая политические раны, но знающие его люди понимали, что он просто выжидает удобного момента для реванша.

Надо было решать, оставаться ли на стороне шерифа, то есть победить или проиграть вместе с ним. Казалось разумным именно сейчас покинуть тонущий корабль. Для этого только и надо было снять трубку и позвонить Эду в «Роквильскую газету».

Логан услышал в коридоре шаги шерифа. Войдя, тот бросил рулетку на стол.

— След от подковы в самой широкой части составляет пятнадцать шестнадцатых дюйма. Проверь сам, Джим, а мне надо идти.

— Куда?

— Поищу парочку, которая где-то обнимается. Можешь назвать подходящее место?

— На дороге вдоль реки, — рассеянно ответил Логан.

— Там их нет.

— Тогда на площадке для гуляний. Молодежь иногда туда забредает.

— Спасибо, поищу там. Пока, Джим.

— Пока, Билл, — ответил коронер, не подняв головы.

Шериф ушел, а Джим так и остался сидеть, уставившись на телефон, расстроенный и нерешительный.

Глава 7

Широкие ворота при въезде на площадку для гуляний были гостеприимно распахнуты. Сама же площадка казалась пустынной, но когда шериф стал объезжать ее по кругу, освещая фарами каждый уголок, он спугнул добычу. Автомобиль, стоявший в темноте около наклонных трибун, рванулся к выезду.

Элдон постарался опередить его, а когда неизвестная машина прибавила скорость, включил красную мигалку.

Машина, освещенная красными сполохами, попыталась удрать. Она пролетела в ворота, взвизгнув тормозами, и понеслась к городу.

Шериф включил сирену.

Удирающий автомобиль только прибавил газу. Шериф сделал то же самое и помчался вперед на опасной скорости. Если едущий впереди хочет жесткой игры, он ее получит.

Однако у состязавшегося с шерифом водителя кишка оказалась тонка, так что уже на полпути к городу Элдон догнал его и прижал к обочине.

— Это что за шутки? — сердито спросил он, опуская стекло своего автомобиля. — Вы что, люди, сирену не слышите?

За рулем машины он увидел побелевшую от страха Бетти Турлок. Девушка пыталась что-то сказать, но дрожащие губы никак не могли вымолвить хоть что-то членораздельное.

Шериф включил свой мощный фонарик и осветил салон машины. На заднем сиденье никого не оказалось, тогда он медленно перевел луч на лицо юноши, сидевшего рядом с Бетти.

Элдон выключил двигатель, открыл дверцу и вышел:

— Не надо было так себя вести, Бетти.

— Я… я думала, что полиция ищет милующиеся парочки, мне не хотелось попадаться.

Элдон сдвинул шляпу на затылок:

— Понимаешь, Бетти, наш городок невелик, и все выплывает на поверхность. Предполагалось, что ты у Розы-Марии репетируешь эту пьесу для Красного Креста. Будь я на твоем месте, отправился бы туда немедленно. А этого молодого человека я заберу с собой. Как его зовут?

— Фрэнк Гарвен, — ответил юноша.

— Приятно познакомиться, Фрэнк. Вы ведь не местный житель?

— Нет.

— Приехали навестить Кэльхоунов, не так ли?

— Именно так.

— Дружите с Лорин?

— Да.

— Знаете Ирму Джесеп?

— Да.

— Кто она?

— Подруга Лорин.

— И ваша?

— Да., мы знакомы… достаточно долго.

— Бетти, а ты ее знаешь?

— Никогда не встречалась, только слышала о ней от Фрэнка.

— Она пыталась дозвониться тебе по междугородной. Похоже, у Кэльхоунов произошел несчастный случай. Лошадь лягнула молодую женщину.

— Бог мой! — ошеломленно вскрикнула Бетти.

Гарвен не сказал ни слова, но шериф заметил, что он повернул голову к открытому окну со стороны водителя и одновременно пожал руку девушки.

— Ее сильно ранило? — спросила Бетти.

— Убита, — коротко сообщил Элдон. — Мы осматриваем окрестности. Бетти, отец уже ищет тебя, так что лучше отправляйся прямо к Меллардам. А вы, Фрэнк, можете поехать со мной.

Гарвен подошел к машине шерифа и сел рядом с ним.

— Поезжай, — приказал Элдон девушке.

Ее автомобиль рванул вперед с такой скоростью, что у бедного Лью случился бы удар, доведись ему увидеть такой старт.

Повернувшись к молодому человеку, шериф сказал:

— Посидим здесь минутку, сынок. Мне надо задать тебе пару вопросов.

— Хорошо, сэр.

— Долго вы здесь с Бетти пробыли?

— Не очень.

— Живешь в городе?

— Да.

— У тебя нет машины?

— Нет.

— А как ты добрался до Роквиля?

— На семичасовом автобусе.

— У тебя было назначено свидание с Бетти?

— Точно.

— Где?

— У школы.

— А как ты добрался от автобусной станции до школы?

— Пешком.

— Бетти только недавно ушла из дома.

— Я… я опоздал.

— Почему ты опоздал, Фрэнк? Юноша молча покачал головой. Шериф дружелюбно продолжал:

— Когда у Кэльхоунов произошел несчастный случай, я, естественно, немного пошарил вокруг и в кормушке нашел дневник Лорин. Это вещественное доказательство, поэтому я кое-что из него прочел, пытался найти по горячие следы. Думаю, ты и есть тот самый Фрэнк, о котором она там упоминает, правда?

— Правда. И что же она написала обо мне?

— Сейчас вопросы задаю я, — осадил его Элдон. — Кажется, Лорин считает, что ты принадлежишь ей, а Бетти вмешивается не в свое дело.

Было видно, что Гарвен пребывает в нерешительности. На мгновение у него появился тот подчеркнуто вызывающий вид, который часто можно заметить у молодых людей, еще не понявших, что гордыня — плохой советчик.

— Лучше бы тебе начать говорить, — с нажимом произнес Элдон, чем вызвал целый поток слов.

— Наверное, я первостатейный мерзавец. Мои родители разорились во время Великой депрессии, оба умерли в течение трех лет после того, как лопнул банк, в котором они хранили свои сбережения. В средней школе я играл в баскетбол и перестарался, сердце подвело. Врачи сказали, что болезнь пройдет, если я буду заботиться о себе, запретили заниматься тяжелой работой. Мне хотелось поступить в колледж, потом сделать карьеру, но это казалось невозможным.

Лорин и я… наверное, мы были влюблены друг в друга. Во всяком случае, я влюбился. Она предложила оплатить мою учебу из своих денег, и я согласился. А потом… я познакомился с Бетти, и… Боже, я чувствую себя законченным подлецом! Я не мог просто распрощаться с Лорин. Пытался дать ей понять, что наши чувства изменились. Но она не пожелала этого замечать.

— И вы стали встречаться с Бетти тайком? — спросил шериф.

— Конечно нет. — Фрэнк покраснел. — Я сказал ей… ну, когда я понял, как все оборачивается, что мы не можем больше видеться.

— И поэтому сел в автобус и приехал сюда повидаться с ней?

— Это была ее идея. Бетти сказала, что не может расстаться со мной, не объяснившись. Она… ей трудно понять.

— Это точно, — согласился шериф. — Скажи теперь, почему ты опоздал.

— Мы должны были встретиться у школы, собирались в последний раз повидаться наедине. Я понимал, что, если Лорин настоит на объявлении помолвки, так оно и будет. Я больше не собирался приезжать к Кэльхоунам на уик-энды. Не мог видеть Бетти совсем рядом и держаться с ней, как случайный знакомый, ведь она так много для меня значит. Короче, я сошел с автобуса и направился к школе, а вскоре Бетти приехала. И тут я почувствовал, что не могу встретиться с ней, потому что если хотя бы прикоснусь к ней, то не смогу расстаться. Но я не имел права просто пойти к Лорин и сказать, что между нами все кончено… после того, что она для меня сделала. Вы не понимаете, как Лорин ко всему этому относится. Она считает, что Бетти нарочно вмешивается в наши отношения, а я веду себя как подлец… Все так запуталось, шериф, что трудно объяснить…

— Понимаю, сынок, — доброжелательно кивнул Элдон. — Значит, ты спрятался на школьном дворе, дожидаясь, пока Бетти уедет?

— Именно так.

— А что потом?

— Тут я… я услышал, как она расплакалась, решив, что встреча не состоится. В голове все смешалось. Я не сумел усидеть на месте, ведь Бетти думала бы, что я обманул ее насчет последней встречи.

— Станешь постарше, сынок, поймешь, что поступать лучше всего прямо и честно. Теперь давай-ка кое-что уточним. Сколько ты ждал?

— Не могу точно ответить, сколько времени я там стоял, прежде чем заговорил с Бетти. Так… значит, в семь часов сел на автобус, у школы оказался минут через пятнадцать, а Бетти подъехала еще через десять, выключила мотор и фары и стала ждать, а я притаился в тени. Минут через десять — пятнадцать она решила, что я не приду, и зарыдала. Тут я не выдержал и бросился к ней.

Шериф выключил зажигание и завел двигатель.

— На карту поставлена репутация Бетти, сынок, — серьезно сказал он. — Сейчас я отвезу тебя в Сан-Родольфо, ты сядешь там на автобус и отправишься домой.

Никто не узнает о твоей поездке сюда. Мы все подтвердим, что Бетти провела вечер с Розой-Марией. Кстати, ты мало хорошего принесешь Лорин, если женишься на ней, любя другую. Но это твои проблемы, а в своих делах каждый должен разбираться самостоятельно.

Глава 8

Вернувшись в офис, шериф застал там Квинлена, ведущего непростой разговор с молодой женщиной, которая явно загнала беднягу в угол.

— А вот и сам шериф, — с облегчением сообщил ей Джордж.

Судя по холеному виду молодой шатенки, на уход за собой ей требовалось не только много времени, но и много любви к себе самой. Элдон заметил в этом несомненное сходство с мертвой девушкой, так что последовавшие слова Квинлена были лишними.

— Это мисс Лорин Кэльхоун, — представил незнакомку помощник шерифа, всем своим видом показывая, что он умывает руки, а для полной ясности еще и добавил: — Больше на меня не рассчитывай.

Девушка, нервничая, прикурила сигарету от окурка предыдущей.

— Не будете ли так добры объяснить мне, что здесь происходит? — высокомерно спросила она.

— Знаете, мэм, — невозмутимо произнес шериф, — вы бы устроились поудобнее, потому что нам надо поговорить. По всему выходит, что именно вы можете многое мне разъяснить.

В голосе Элдона не было враждебности, он звучал спокойно и решительно. У Лорин хватило ума понять, что за протяжным добродушным говорком скрывается недюжинная воля. Она мгновенно оценила обстановку и обворожительно улыбнулась, рассчитывая, что мужчина немедленно падет к ее ногам.

— Отдайте мой дневник, это личная собственность.

— Так я и предполагал, — покачал головой Элдон. — Мисс Кэльхоун, когда вы видели его в последний раз?

— Не ваше дело.

— Если кто-то украл эту вещь, то моя обязанность — найти вора. Если же вы оставили дневник в кормушке конюшни, то, естественно, коронер захочет узнать, была ли там мертвая девушка и в какое именно время вы оттуда ушли.

Лорин обдумала вопрос, задумчиво поглядывая на шерифа, и решила в очередной раз изменить тактику:

— Ой, вы все так хорошо объяснили, сейчас мне понятно, что вы совершенно правы.

— Прекрасно. Итак, когда в последний раз вы держали в руках этот дневник?

— Около шести часов, перед отъездом из города.

— Что вы в это время делали?

— Я кое-что туда записала, а потом положила в отделение для перчаток автомобиля.

— Заперли его?

— Не помню, но оно было открыто, когда я снова садилась в машину.

— Я заметил, что из дневника вырвана страница, датированная семнадцатым августа.

— Вырвана страница? — Лорин всем своим видом выразила удивление.

— Именно так.

— Не могу поверить.

— А где вы были семнадцатого августа?

— Дайте подумать. Я была… Да, я была в Канзас-Сити, навещала подругу по дороге в Нью-Йорк.

— Значит, вы прямо из города приехали в усадьбу и остановили машину перед конюшней?

— Да.

— Там было темно?

— Да.

— Коней уже накормили?

— Не знаю.

— Но Сида Роуена не было дома в это время?

— Нет, не было. Там вообще никого не было. Я была расстроена и решила… прогуляться.

— Где?

— Боже, не знаю, просто шла и шла по проселочной дороге.

— Из вашего дневника можно понять, что вы немного ревновали к Бетти Турлок.

Лорин запрокинула голову и хрипловато рассмеялась:

— Ревновать к малышке Бетти? Не смешите!

— Но в вашем дневнике упомянут мужчина, очевидно ваш приятель, а потом Бетти и…

— Если вы решили расследовать мою личную жизнь, — перебила его девушка, — то знайте, что Фрэнк — мой очень близкий и дорогой друг. Бетти из кожи вон лезла, чтобы заполучить его. Многие, я знаю, считают этих фермерских дочек очень привлекательными, но мне бы не хотелось, чтобы Фрэнк тратил себя на таких девиц. Понимаете, сама бы я не вышла за него, будь он даже единственным мужчиной на свете, но Фрэнк — мой друг, к тому же я вложила три с половиной тысячи долларов в его карьеру, и мне очень хотелось, чтобы он преуспел в жизни, а ему бы не удалось этого сделать, повесив на шею такую особу, как Бетти.

На лестнице раздался быстрый топот.

Дверь распахнулась, и в комнату ворвался Раш Медфорд, а за ним, в качестве группы поддержки, Кэльхоун, Парнел и еще один незнакомый мужчина.

— Шериф, — с места заявил Медфорд, — вы что, забрали дневник мисс Кэльхоун?

— Точно, — подтвердил Элдон.

— Немедленно верните его! — приказал окружной прокурор.

— Он может оказаться вещественным доказательством.

— Вещественным доказательством чего?

— Именно это я сейчас и расследую. Медфорд рассердился:

— Как окружной прокурор, я обязан указать вам, какой линии поведения следует придерживаться. Сейчас я советую вам немедленно отдать дневник, — почти проорал он.

Из-за спины прокурора на передний план неторопливо выступил незнакомец — полный преуспевающий мужчина лет сорока в прекрасно скроенном жилете, отглаженных до бритвенной остроты брюках и дорогом, без единой морщинки, пиджаке. От него так и веяло благополучием.

— Позвольте мне, шериф, — раздался размеренный бесстрастный голос. — Я — Оскар Делано из адвокатской конторы «Делано, Свифт, Мэдисон и Чарльз». Мы ведем дела мистера Кэльхоуна. Не хотелось бы показаться резким, но, если вы не вернете этот дневник, мне поручено возбудить против вас и ваших подчиненных дело за ущерб, причиненный моему клиенту, который, благодаря вашей преступной небрежности, был ложно оповещен о якобы имевшем место убийстве его дочери.

Элдон, не говоря ни слова, подошел к сейфу, демонстративно захлопнул его дверцу и набрал шифр.

— Валяйте! — предложил он.

— Старый дурак! — прокричал Медфорд.

Шериф спокойно сел в свое поскрипывающее вращающееся кресло.

— У вас нет фактов, — заявил городской адвокат.

— Может быть, и нет, — протянул Элдон, — но я отдам вам этот дневник лишь в том случае, если вы объясните, как кобыла с подковами номер один, имеющими ширину четыре и три шестнадцатых дюйма, лягнув девушку в лоб, умудрилась оставить след шириной в четыре и пятнадцать шестнадцатых дюйма, то есть у нее оказалась подкова номер два.

— О чем это вы? — подал голос Кэльхоун.

— О том, что девушка хотя и убита, но не той кобылой. А теперь можете начинать ваш судебный процесс.

Глава 9

На следующее утро «Роквильская газета» вышла с огромными заголовками:

«УБИЙСТВО!» — ВИЗЖИТ ШЕРИФ.

«РЕКЛАМА», — ПЕРЕБИВАЕТ ОКРУЖНОЙ ПРОКУРОР.

«ВЗДОР», — ОТМАХИВАЕТСЯ КЭЛЬХОУН.

Эдвард Лайонс проявил себя в статье как мастер сатирического жанра.

«Когда в конюшне Карла Карвера Кэльхоуна, богатого брокера, устроившего себе в Роквиле загородную резиденцию, было найдено тело неизвестной девушки, шериф Билл Элдон, чей нюх на рекламу более остер, чем на улики, сразу провозгласил, что жертвой является Лорин Кэльхоун, дочь хозяина. По всем видимым признакам кобыла залягала жертву насмерть.

И только когда несчастный отец и его компаньон сломя голову примчались в Роквиль, выяснилось, что убитая не только не имеет никакого отношения к мистеру Кэльхоуну, но и вообще никому не знакома. Тогда шериф неохотно изменил свое мнение, зато с помощью сантиметра и своих «блестящих» дедуктивных методов пришел к заключению, что имеет место убийство.

Из-за полудюймового расхождения в размерах подковы кобылы и следа на лбу жертвы шериф Элдон, не теряя времени, выдвинул версию о фальсификации несчастного случая.

Вне зависимости от того, чем он при этом в действительности руководствовался, результаты превзошли все ожидания, — о такой рекламе мог бы только мечтать любой жадный до славы политик. Когда до отделов новостей городских газет дошел слух, что неизвестная девушка убита в конюшне известного брокера, репортеры и фотографы хлынули в Роквиль.

Окружной прокурор, Раш Медфорд, считает обвинения шерифа безосновательными, если не сказать больше. «Все это, — утверждает Медфорд, — результат искусственных умозаключений, родившихся в воображении человека, которого с год назад вознесли до небес городские газеты и который счел это весьма приятным».

Окружной прокурор, несомненно, намекает на прошлогоднее убийство, совершенное в усадьбе Хигби, при раскрытии которого удача сопутствовала шерифу, что в немалой степени повлияло на его популярность.

Нет никаких сомнений в абсолютной правоте Раша Медфорда относительно желания шерифа повторно получить порцию лестных похвал. Шериф ведет себя как ребенок, который хотел бы, чтобы Рождество праздновали каждую неделю.

Что же касается смерти девушки, то окружной прокурор, сохранивший трезвую голову, охотно сообщил нам известные на сегодняшний день факты.

«Пока не удалось установить, кто такая эта девушка, — сообщил Медфорд, — и зачем она рыскала вокруг конюшни Карла Кэльхоуна, но мы точно знаем, что никаких дел у нее там не было. Беспокойная кобыла случайно взбрыкнула. Шериф заметил полудюймовое расхождение в размерах подковы кобылы и отпечатка на лбу жертвы, сделав на основании этого вывод, что дело нечисто. Этот человек ограничился намеками, но официально не объявил этот случай убийством. У шерифа была возможность посеять семена сенсации в почву, на которой они расцветут пышным цветом. Искушение оказалось слишком велико. Лично я, — продолжил Медфорд, — против использования выборной должности для собственной рекламы. Карл Карвер Кэльхоун, который оказал Роквилу честь, избрав его местом своей загородной резиденции, человек очень влиятельный, поэтому святая обязанность каждого официального деятеля нашего графства действовать осторожно и постараться, чтобы от вульгарной шумихи в прессе, сопутствующей любой сенсации, не пострадали невинные люди».

Карл Кэльхоун высказывался более прямолинейно, нежели окружной прокурор. «Что касается шерифа, — сказал он, — это старый человек, поэтому я буду снисходителен, хотя тяжело быть снисходительным к тому, кто во всем руководствуется лишь соображениями собственного престижа. Я предупреждал его, что из-за моего положения и столичных связей любые связанные с моим именем известия будут сильно преувеличены, и попросил шерифа быть особенно осторожным в своих поступках, не спешить с преждевременными выводами. Это предупреждение было сделано Элдону, когда он ошибочно опознал тело, найденное в конюшне, как тело моей дочери.

Вместо того чтобы внять разумному предостережению, этот человек нагло конфисковал личные бумаги моей дочери, несомненно намереваясь в будущем представить их прессе.

Мне отрадно сознавать, что окружной прокурор, мистер Раш Медфорд, несмотря на молодость, обладает острым умом и высокими моральными качествами, именно таким людям надо бы баллотироваться в апелляционные судьи. Могу пожелать шерифу быть хотя бы наполовину таким точным, как прокурор, и хотя бы на одну десятую таким честным.

До сих пор тело несчастной жертвы не опознано, но на ее жакете найдена этикетка из Канзас-Сити и штамп обувного магазина этого города на почти новых туфлях. Таким образом, есть все основания ожидать, что скоро власти идентифицируют пострадавшую».

Все это шериф прочитал в газете, когда ранним утром автобус вез его на встречу с Ирмой Джесеп.

Девушка заканчивала завтракать и собиралась отправиться на работу в трастовую компанию, когда к ней на квартиру пришел шериф.

Ирма выслушала Элдона и недоуменно подняла дугой выщипанные брови. Ее звонок к Бетти Турлок? Мелочи, чисто личное. Бетти это было интересно, а другим — нет. Да, она звонила несколько раз. Да, сказала мистеру Турлоку, что дело чрезвычайной важности, а потом перезвонила по другому номеру, который ей дали.

Девушка рассмеялась, когда ей напомнили, что она повесила трубку, когда узнала, что на другом конце линии у телефона находится шериф.

— Бог мой! — непринужденно воскликнула она, — сама не понимаю, почему смутилась. Я просто не знала, что сказать, вот и повесила трубку.

— Вы читали сегодняшние газеты? — спросил Элдон.

— Нет, а что там?

— В конюшне Кэльхоунов лошадь лягнула девушку, и та умерла.

Ирма Джесеп олицетворяла испуг и сочувствие.

— Не представляете, кто бы это мог быть? — спросил шериф.

— Конечно нет.

— Знаете, я не люблю совать нос в чужие дела, — продолжил Элдон, — но мне непременно надо знать, по какому поводу вы звонили Бетти.

Ирма уже вполне созрела для ответа:

— Ваша Бетти — приятная общительная девушка, но Лорин она не нравится. Фрэнк Гарвен был влюблен в мисс Кэльхоун, думаю, что и она в него тоже, даже дала ему денег на колледж. Парню не повезло в жизни. Мы с ним знакомы с самого детства, наши родители дружили, у них были какие-то деловые связи. Мои погорели в той же самой сделке, что и его. Мистер Кэльхоун тоже в ней участвовал, но оказался более хитрым и вовремя вышел из игры. Я помню, он уговаривал моего отца сделать то же самое, наверно, и мистера Гарвена тоже. Во всяком случае, это давняя история.

Шериф кивнул и девушка продолжила:

— Я очень хорошо знаю Фрэнка. Сначала он влюбился в Лорин, а потом… разлюбил ее. Мне кажется, и она его разлюбила. Они вроде бы начали расходиться. Лорин проводила лето в Мэне и… я точно не знаю, но вроде бы Фрэнку показалось, что ее письма становятся все более прохладными. Он мне об этом говорил.

— В это время он навещал ее семью здесь, в Роквиле?

— Да.

— И здесь познакомился с Бетти?

— Да.

— Прекрасно, а теперь расскажите мне о вашем телефонном звонке.

— Фрэнк сел на автобус и поехал в Роквиль на встречу с Бетти. Он не хотел, чтобы об этом узнали, но Лорин пронюхала.

— Каким образом?

— Не знаю.

— А с чего вы взяли, что она была в курсе происходящего?

— Лорин позвонила и спросила, не у меня ли Фрэнк, сказала, что ей надо немедленно с ним увидеться. Я по тону поняла, о чем речь, и была абсолютно уверена, что она собиралась отправиться в Роквиль.

— И вы позвонили Бетти, чтобы предупредить?

— Да.

Шериф казался разочарованным:

— Скажите, а вам не знакома девушка из Канзас-Сити лет двадцати, весит около ста двенадцати фунтов, рост — пять футов четыре с половиной дюйма, стройная, волосы темно-каштановые, глаза карие?

— Нет, не знаю такой.

— А не было ли среди подруг Лорин похожей девушки?

— Нет.

Шериф вытащил из кармана фотографию:

— Если не обращать внимания на закрытые глаза и рану на лбу, похожа ли она на кого-нибудь из ваших знакомых?

— Определенно нет. Никогда в жизни ее не видела… во всяком случае, не припоминаю.

Шериф распрощался с Ирмой и записал свой ранний утренний визит в графу убытков.

Глава 10

Близился полдень, когда Элдон появился в своем офисе.

— Боже, Билл, а я везде тебя ищу, — набросился на него помощник.

— Что случилось?

— Они опознали тело.

— И кто она?

— Эстелла Николс из Канзас-Сити. У нее был счет в обувном магазине, и один из служащих вспомнил ее.

— Она как-нибудь связана с Кэльхоуном? — спросил шериф не в силах скрыть возбуждения.

Квинлен помотал головой:

— Похоже, мы поспешили.

Элдон мрачно кивнул, оценив деликатно примененное местоимение «мы».

— Окружной прокурор откопал где-то свидетельницу, девушку, которая говорит, что Эстелла пересекала наше графство автостопом, чтобы встретиться с ней. У этой девушки есть письмо от погибшей, которое Медфорд собирается передать в руки прессы. В нем говорится, что Эстелла во время путешествия собиралась ночевать в амбарах и конюшнях.

Наверное, она забрела вечером в усадьбу Кэльхоунов, в которой не горел ни один огонек. Это могло произойти сразу после того, как Сид Роуен кончил кормить коней и отправился в кино. Девушка вошла в дверь, не включив свет. Она, наверное, хотела найти лестницу, ведущую на сеновал, когда наткнулась на эту лошадь.

— Какую лошадь? — спросил шериф.

— Ну… — нерешительно ответил Квинлен, — вообще на лошадь.

— На лошадь с подковами номер два, — пояснил Эл-дон. — А если ее лягнула лошадь с такими подковами, она не должна было упасть там, где ее нашли. Потому что именно там стояла кобыла, подкованная номером первым.

— Лобная кость от удара могла расплющиться, — вставил Квинлен. — Говорят, от этого и деформировался отпечаток подковы.

Элдон переварил информацию.

— Чуть-чуть, — заметил он, — но не на полдюйма.

— А как ты определишь, насколько велика деформация? — В голосе помощника не было слышно воодушевления. — Как только они докажут, что девушка не знакома с Кэльхоунами и забрела в темную конюшню, чтобы поспать… Знаешь, Билл, все говорит за то, что мы промахнулись.

— А то письмо, — спросил шериф, — у кого оно?

— У Медфорда, но я взял фотокопию. Вот она. В натуральную величину.

Шериф взял фотокопию письма, которую протянул ему помощник, и прочел:

«Дорогая Мэй! Вскоре после того, как ты получишь это письмо, мы встретимся. Я доберусь до тебя, даже если мне придется голосовать на дорогах и спать в стойлах. Я уверена, что ты прислушаешься к моим словам, даже если тебя загипнотизировали. Мне надо кое-что рассказать, это откроет тебе глаза. И еще, Мэй, дорогая, не постараешься ли ты найти адрес того человека, о котором я тебе писала? Я потеряла его след, но хотела бы снова с ним связаться. Всегда твоя Эстелла».

— Кто эта девушка, которая получила письмо? — спросил шериф.

— Ее зовут Мэй Адриан.

— И где она сейчас?

— В доме Кэльхоунов.

— Поехали.

Квинлен пребывал в замешательстве:

— Там сейчас Раш Медфорд и этот адвокат Кэльхоуна. С ними Эд Лайонс, и мне кажется… Может быть, тебе лучше переждать?

Элдон усмехнулся:

— Готовится избиение, верно?

— Поставь себя на место Лайонса, — уныло ответил Квинлен.

Элдон ободряюще положил руку на плечо помощника:

— Джордж, я давным-давно понял, что единственный способ уладить гибкое дело — это сунуться прямо в гущу и посмотреть, что там происходит. Давай поедем.

И они отправились в загородную резиденцию Кэльхоуна.

Около конюшни стояло полдюжины машин. Шериф нашел место для парковки, кивнул Парнелу, который в это время выходил из ворот усадьбы Турлока, и вошел в помещение. Здесь оказались Оскар Делано, адвокат Кэльхоуна, в сущности возглавляющий разбирательство, и Раш Медфорд, окружной прокурор, который стоял в сторонке, всем своим видом выражая молчаливое одобрение. Небольшая группа заинтересованных зрителей наблюдала за действиями городского адвоката. Были здесь репортеры и фотографы из местной газеты.

— Вы сами понимаете, — обратился Делано к Эду Лайонсу, издателю местной газеты, — эта женщина путешествовала автостопом, причем, по ее собственному утверждению, спала в конюшнях. Из этого простого факта некто взял и раздул дело. Конечно, я — человек посторонний и не вправе оценивать дееспособность одного из ваших официальных лиц…

— Оценивать буду я, — решительно заявил Медфорд. — Я… а вот и он сам.

Шериф сделал шаг вперед:

— Привет, Медфорд, я приехал. Делано откашлялся и замолчал.

— Знаешь, Билл, похоже, ты при всех сел прямо в лужу, — ехидно заметил Эд Лайонс.

— Мы опознали эту девушку, — важно сообщил Медфорд. — Она путешествовала автостопом и привыкла ночевать в конюшнях.

Мэй Адриан здесь? — спокойно спросил Эл-дон.

Опрятно одетая девушка с темными волосами и большими карими глазами выступила вперед и произнесла тоненьким, несколько испуганным голоском:

— Это я.

— Вы знали погибшую? Девушка кивнула.

— А тело видели?

— Да, — прошептала Мэй.

— И совершенно определенно опознала его, — злорадно вставил Лайонс.

— А когда вы получили от нее письмо?

— Я… по марке видно… Это было неделю назад.

— А почему вы объявились именно сейчас?

— В газетах опубликовали ее фотографии. Я была уверена, что это именно Эстелла Николс, моя подруга, поэтому связалась с окружным прокурором, и он показал мне тело. Это она.

— А вы не знакомы ни с кем из присутствующих? — спросил Элдон.

— Ни с кем.

— А почему в письме написано, что вас загипнотизировали?

Девушка слабо улыбнулась:

— Эстелле вечно не везло в любви, может быть, она решила, что я собираюсь сделать нечто такое, что ей бы не понравилось.

— Это к делу не относится, — недовольно вмешался Делано. — Картина абсолютно ясная. Молодая женщина, путешествующая автостопом, выбрала конюшню моего клиента для ночлега, там ее лягнула лошадь. И тут провинциальный шериф видит шанс стать знаменитым и начинает раздувать происшествие.

Фотограф столичной газеты опустился на колено, навел камеру со вспышкой и снял Делано, стоящего в конюшне и всем своим видом выражающего праведное возмущение.

— А какая лошадь, по вашему мнению, ее лягнула? — спросил Элдон.

Делано обернулся к нему.

— Шериф, — торжественно начал он, — я собираюсь открыть вам большой секрет. У этой лошади, — голос говорящего понизился до драматического шепота, — были четыре ноги, подкованные железными подковами. Про цвет ее глаз я ничего сказать не могу, сами определяйте.

Последовавший за этим взрыв хохота воодушевил фотографа сделать еще один снимок, на котором старый шериф стоял в самом центре полукруга, образованного веселившимися зрителями.

Глава 11

Турлок с дочерью пересекли лужайку у конюшни Кэльхоуна, миновали ворота и направились к собственному гаражу.

— Стыдно всем этим людям потешаться над шерифом! — возмущалась Бетти.

— Мне кажется, он лезет на рожон, — заметил ее отец, — но это чертовски хорошо для тебя.

— Почему?

— Знаешь, если бы этот случай оказался убийством и дело бы дошло до подробного расследования, то выяснилось бы, что вместо того, чтобы репетировать с Розой-Марией, ты…

— Ладно, папа, не надо об этом.

Турлок приостановился.

— Левая задняя шина спущена, — заметил он, указывая на семейный автомобиль. — Давай-ка подкачаем.

Он обошел машину, вынул ключи зажигания и открыл багажник.

— Бери насос, дочка, а я… — Он внезапно замолчал, уставившись на то, что обнаружил на дне багажника — лом с зубцом в виде буквы «U» на конце, к которому была приварена подкова.

— Ой, что это? — воскликнула Бетти.

Отец наклонился пониже, чтобы рассмотреть найденный предмет. Зловещие следы на подкове, к которой прилипли рыжевато-каштановые пряди волос, были немым свидетельством того, как применили это орудие.

— Как эта штука сюда попала? — удивилась девушка и протянула к находке руку.

Отец перехватил ее запястье:

— Не смей трогать! Оставишь отпечатки пальцев, а тогда…

Ему не пришлось заканчивать предложение. Бетти мгновенно отдернула руку от ужасной находки. Лью захлопнул крышку багажника и запер ее:

— Бетти, объясни, как этот лом здесь оказался?

— Папа, честное слово, не знаю, первый раз его вижу.

— А тот парень, с которым ты была, что про него можно сказать?

— Фрэнк?

— Да.

— На что это ты намекаешь?

— Я просто задаю вопрос.

— Нет, Фрэнк бы не стал… Он даже мухи не обидит. Он…

— Ты можешь ему позвонить? — Лицо Турлока было мрачным и напряженным.

— Полагаю, что могу.

— Пошли в дом! — приказал отец.

Он стоял рядом с дочерью, пока та заказывала междугородный разговор. Когда к телефону подошел Фрэнк Гарвен, Лью взял трубку:

— Это отец Бетти. Мне надо задать вам пару очень важных вопросов. Вы были знакомы с Эстеллой Николс из Канзас-Сити?

Последовало мгновение нерешительного молчания. — Да, встречал ее что-то около года тому назад. Она работала в банке.

— Эту девушку нашли убитой в конюшне Кэльхоунов, — сказал Турлок.

— Эстеллу Николс убили в конюшне Кэльхоунов? — недоверчиво переспросил Фрэнк.

— Именно так. Разве вы не видели ее фотографий в утренних газетах?

— Видел, но никогда бы не подумал, что это может быть… Подождите минутку, я возьму газеты и еще раз посмотрю.

Через некоторое время в трубке снова послышался голос Гарвена, на этот раз он звучал испуганно:

— Это вполне может быть Эстелла.

— Приезжайте как можно скорее, — приказал Турлок, — но никому ничего не говорите. Поняли?

— Да, сэр.

— Хорошо, поторопитесь. — Лью повесил трубку и обернулся к дочери: — Сейчас это убийство собираются классифицировать как несчастный случай. Если мы будем молчать, то вся история затихнет сама собой.

— Отец!

Девушка никогда раньше не видела у отца такого выражения лица.

— Кровь — не вода, — сказал он и отвернулся, чтобы дочь не смогла посмотреть ему в глаза.

Глава 12

Элдон прошел в ворота, разделявшие усадьбы Турлока и Кэльхоуна, и обратился к Лью.

— Надеюсь, ты не возражаешь, если мы немного здесь осмотримся? — спросил он хозяина.

Взволнованный Турлок был необычно многословен:

— Конечно нет. Обязательно. Давайте начинайте, не стесняйтесь. Могу я чем-нибудь помочь? Ну хоть чем-то?

— Пока не знаю, Лью, — ответил шериф. — Знаешь, в этом деле концы с концами не сходятся. Возьмем, например, эту мертвую девушку. Путешествовала по стране автостопом, а в конюшне Кэльхоуна оказалась в легком платьице, коротеньком жакетике и туфлях на тонкой подошве. А вещи? При ней даже зубной щетки не было. Хочу знать, куда делись ее вещи, если сама она вошла в конюшню и ее там лягнула лошадь?

— Да уж, я тебя понимаю, — обеспокоенно заметил Турлок.

— И вот еще что, — продолжил Элдон. — Если верить Лорин, то она примчалась сюда на машине, а потом пустилась в длительную прогулку по проселочным дорогам. А это неправда.

— Да уж, на правду не похоже, — поддакнул Лью.

— Вижу, у тебя шина спущена, — заметил шериф. — Лучше накачай, пока колесо совсем не село.

Испуганный Турлок шарахнулся от своего автомобиля.

— Как-нибудь займусь. А что ты ищешь, Билл?

— Я заметил, что дочь Кэльхоуна слишком много курит, когда нервничает, а мне думается, она, приехав, припарковала машину и следила за вашим домом. Лорин ревновала своего приятеля к Бетти. Конечно, сейчас она в этом не признается.

— Бетти для этого никакого повода не давала, — вступился за дочь Лью.

— Знаю, но Лорин ревновала, поэтому она должна была выбрать место, с которого виден и ваш дом, и ее автомобиль. Тот стоял перед конюшней, следовательно, она видела, как туда вошла Эстелла.

— Было темно, — заметил Турлок.

— Знаю, но кто-то ведь открыл дверцу этой машины, забрался в отделение для перчаток и забрал дневник Лорин. Трудно сделать такое в темноте, если не знаешь, что ищешь. А они с Эстеллой Николс, как все утверждают, не были знакомы. Чепуха получается.

— Билл, — неожиданно выпалил Турлок, — не лучше ли тебе не вмешиваться, пусть все идет своим чередом.

— Понимаешь, Лью, меня унизили. Когда фотограф снял всю эту компанию, которая ржет надо мной, то я оказался в безвыходном положении. Хуже, чем сейчас, все равно не будет, как бы я ни поступил. Представляешь, что произойдет, когда подойдут выборы? Эд Лайонс опубликует этот снимок в своей газете с подписью: «Может быть, нам лучше выбрать шерифа, над которым люди не смеются?» Слушай, у твоей шины ниппель пропускает. Если прислушаться, то слышно, как воздух выходит. Давай-ка отвернем крышечку и затянем ниппель покрепче.

Турлок попробовал было встать между шерифом и автомобилем, но потом сдался. Элдон открутил крышечку и начал завинчивать ниппель.

— Черт, — выругался он, — проворачивается, ага, вот получилось, теперь крепко. Насос в багажнике?

— Да ладно, Билл, я сам все сделаю, — в замешательстве запротестовал Турлок. — Не беспокойся ты о моей машине, у тебя и так уйма дел. Давай ищи, что хотел. Кстати, вон там, за перечным деревом, есть качели. Лорин могла ждать, сидя на них.

— Оттуда видна только задняя стена вашего дома, — возразил Элдон. — А вот около живой изгороди есть хорошее местечко, где человек может спрятаться. Да, я поищу там.

— Давай посмотрим. — Турлок с видимым облегчением увел шерифа от машины.

Они медленно пошли вдоль изгороди.

— Посмотри сюда, — воскликнул Элдон, — тут лежит газета. Кто-то расстелил ее, чтобы присесть, не запачкав платье… это точно. Смотри, вот целая дюжина окурков. Подожди-ка, Лью. Не наступай, надо посмотреть на следы. Так, все правильно. Тот, кто здесь сидел, мог видеть входную дверь вашего дома и… — Шериф разочарованно замолчал.

— И это все, — отметил Турлок. — Отсюда не видно, что происходит у Кэльхоунов. Не видно ни дома, ни конюшни, ни автомобиля.

Шериф прикусил губу и присел на корточки, как это делают ковбои.

— Именно так все и происходит в этой жизни, Лью, — устало сказал он. — Ты над чем-то работаешь, все складывается как нельзя лучше и вдруг летит в тартарары. Конечно, Лорин лжет насчет длительной прогулки по проселочным дорогам. Она сидела здесь и следила за вашим домом. Но нет никакого преступления в том, чтобы наблюдать за дверью соперницы, желая узнать, не пойдет ли она на прогулку с твоим парнем. Во всяком случае, этот городской адвокат скажет именно так.

Элдон направился вдоль живой изгороди назад к воротам.

Бетти, выйдя на крыльцо через заднюю дверь, увидела своего отца и шерифа. Она тут же юркнула обратно и захлопнула за собой дверь.

— Бетти очень расстроена, — быстро пояснил Турлок. — Ни с кем не хочет разговаривать.

— Угу, я ее понимаю, — кивнул Элдон.

Они уже подходили к воротам, когда услышали чьи-то голоса.

К ним навстречу двигалась целая делегация — Парнел, Кэльхоун, Лорин, Мэй Адриан и Делано.

— Послушайте, Элдон, — начал Парнел, — я деловой человек, а мистер Кэльхоун — мой друг и компаньон. Он купил эту усадьбу, чтобы жить и радоваться. Ему не нужны никакие трения с местными.

— Да пусть себе живет на здоровье, — ответил шериф.

— Но нам не хотелось бы ни с кем ссориться. У вас маленький городок, все друг друга знают. Конечно, мистер Кэльхоун дал указания своему юристу возбудить против вашего подчиненного дело из-за ошибки в опознании тела, но сейчас, когда все разъяснилось, мне кажется, что обо всем этом можно забыть.

— Пусть мистер Кэльхоун поступает как хочет, — сухо заметил Элдон.

— Давайте начистоту, — продолжил Парнел. — Мы не будем возбуждать дело, а вы прекратите пытаться… пытаться…

— Пытаться делать что? — уточнил шериф. Парнел промолчал, испытывая некоторую неловкость.

На вопрос ответил Кэльхоун:

— Не будете пытаться нажить авторитет, раздувая несчастный случай, произошедший, к сожалению, именно в моей конюшне.

Шериф обратился к Лорин:

— Я хочу, чтобы мисс Кэльхоун подтвердила, правда ли, что после приезда сюда она оставила автомобиль и пошла гулять по проселочным дорогам, как она говорила мне раньше.

Лорин затянулась сигаретой и заявила:

— Отец, неужели никак нельзя заставить замолчать этого…

— Потому что, — невозмутимо продолжил Элдон, — вон там, у живой изгороди, можно увидеть, где она расстелила газету, чтобы сесть на нее, а также следы туфель на высоком каблуке, оставленные в мягкой земле, и с дюжину окурков от сигарет именно той марки, которые она курит. А точное время и дату, когда это произошло, можно узнать по расстеленной газете. Это послеполуденное издание, в котором публикуют результаты скачек, девушка наверняка купила его вчера перед выездом из города.

— Полный абсурд, — спокойно объявила Лорин.

— Может, так, а, может, и нет. Там остались очень четкие следы, а туфли у вас особого фасона.

— Бог мой, — возмутилась Лорин, — я что, должна следить за каждым своим шагом? Откуда мне знать, оставила я на этом месте след или нет? Я ведь здесь живу и могу ходить куда вздумается. Если у вас есть какие-то отпечатки моей обуви, то они могли быть оставлены и неделю назад.

— Нет, только не неделю, — возразил шериф. — Не раньше, чем вчера… после дождя, который смочил землю. А судя по газете, после пяти часов пополудни. А теперь скажите мне честно…

— Стоп, стоп, — прервал его Делано. — Мистер Парнел пытался протянуть вам оливковую ветвь мира. Но если вы хотите войны, то ее получите. Конечно, мой клиент вовсе не заинтересован причинять вашим подчиненным неприятности, но сделать это вполне в его силах. И если уж он благосклонно решил не делать этого, то мы надеялись на ваше понимание.

— Факты — упрямая вещь, — сказал Элдон. — Мне просто хочется выяснить, что же произошло. Я хотел задать еще один вопрос мисс Адриан. Погибшая девушка что-то писала насчет адреса человека, с которым хотела встретиться. Кто это?

— Один студент-юрист, — ответила Мэй. — Она познакомилась с ним на каникулах год назад.

— А как его зовут? — настаивал Элдон.

— Бог мой, — зарычал Кэльхоун. — Может, хватит? Что вы всюду суете свой нос?

— Как его зовут? — спокойно повторил вопрос Элдон.

— Вы о нем никогда не слышали. Это студент-юрист, чьи родители некоторое время жили и занимались бизнесом в Канзас-Сити. Его зовут Фрэнк Гарвен.

Глава 13

— Фрэнк Гарвен?! — воскликнула Лорин. — Но я его знаю, это мой близкий друг.

— Друг нашей семьи, — быстро вставил ее отец.

— Я и сам довольно давно знаком с этим молодым человеком, — добавил Парнел. — А зачем он понадобился погибшей?

Мэй Адриан казалась огорошенной посыпавшимися вопросами, как человек, чье якобы незаряженное ружье вдруг выстрелило.

— Понимаете, я… я попыталась найти его адрес для подруги. Хоть Эстелла и встречалась с ним всего один раз, но мне кажется, она им увлеклась. Кроме того, этот парень — юрист, а у нее были какие-то правовые проблемы.

— Теперь послушайте, шериф, — назидательно заявил Оскар Делано, — я ручаюсь, что имеет место простое совпадение, и не хочу, чтобы вы втягивали в это дело кого-то еще.

В это время Парнел обратился к Турлоку:

— Сомневаюсь, что новые сведения как-то повлияют на общую ситуацию. Кстати, мистер Турлок, мне нужна машина. Может быть, вы подбросите нас до города за приличное вознаграждение, конечно? Я обещал мисс Адриан забрать ее обратно с собой. Нас будет только двое.

— Мисс Адриан не совсем готова отправиться домой прямо сейчас, — объявил шериф. — Особенно если принять во внимание новую информацию.

— Мы через минуту отправимся, — раздраженно бросил Парнел. — Ну, как насчет машины, Турлок?

Было заметно, что Лью пребывает в нерешительности, но, встретив взгляд Билла Элдона, он сразу обратился к нему:

— Билл, не уделишь ли мне минутку для личного разговора?

— А как насчет того, чтобы довезти нас до города? — настаивал недовольный Парнел.

— Я отвечу после того, как поговорю с шерифом. Они отошли на несколько шагов в сторону.

— В чем дело, Лью? — спросил Элдон.

— Билл, это вовсе не был несчастный случай.

— Согласен, — подтвердил шериф.

— Ее ударили подковой, прикрепленной к лому.

Шериф пристально посмотрел на Турлока.

— Не волнуйся, Лью, — успокоил он взволнованного мужчину. — Объясни подробнее.

— Несколько минут назад я открыл багажник своей машины… а там лежит эта дубина.

— Как она выглядит?

— Это железный лом с приваренными к нему зубцами и подковой. Вся штука фута два длиной. Знаешь, Билл, мне кажется, именно ей было совершено убийство.

Ты не дотрагивался до нее? — быстро спросил шериф.

— Нет.

— А Бетти?

— Нет.

— Не рассказывай об этом никому, — приказал Элдон. — Скажи Парнелу, что не можешь его подвезти, потому что, поговорив со мной, вспомнил, что у тебя дела неподалеку. Поезжай к заднему входу в здание суда и жди Квинлена. Не открывай багажник, пока Джордж не снимет отпечатки пальцев. Слушай, а какого номера эта подкова на твой взгляд?

— Похоже, номер два, — ответил Турлок, — на ней следы крови. Ручаюсь, что девушку убили именно этой штукой.

Когда они вновь присоединились к собравшимся, Турлок обратился к Парнелу:

— Извините, Парнел, но мне срочно надо отъехать по делу. Полагаю, вы сможете найти другую машину.

— Окружной прокурор собирается в город и берет с собой мисс Адриан. Я поеду с ними, — сказал тот.

Раш Медфорд горел желанием сделать важное сообщение.

— Мне надо допросить Фрэнка Гарвена, — заявил он, — я только что разговаривал с ним по телефону из дома Турлоков. Номер мне сообщила мисс Лорин. — Весь вид его показывал, что самое главное еще впереди. Дождавшись всеобщего внимания, окружной прокурор продолжил: — Мистер Гарвен признался, что был в наших местах вчера вечером, а потом некий друг подвез его до Сан-Родольфо и посадил на автобус до города, чтобы никто не узнал о его пребывании здесь. Этот друг — Билл Элдон, шериф графства. Принимая во внимание вскрывшиеся обстоятельства, мне кажется необходимым начать расследование. — После драматической паузы он обратился к репортерам: — Можете ссылаться на мои слова.

Глава 14

В офисе шерифа Джордж Квинлен заканчивал обрабатывать белым металлическим порошком орудие убийства, чтобы на нем стали видны отпечатки пальцев.

— Нашел что-нибудь? — спросил его шериф.

— Ничегошеньки, — ответил помощник. — Его вытерли и так чем-то отполировали, что уничтожили все следы. Наверно, использовали мягкую кожу.

Элдон выудил из кармана кисет, насыпал на бумагу табак и несколькими ловкими движениями скрутил сигаретку.

— Итак, когда наталкиваешься на такое, надо только уметь читать следы.

— Только следов у нас нет, — заметил Квинлен.

— Есть, причем множество.

— Например?

— Ну, во-первых, мы знаем время.

— Это точно, — согласился Джордж, — сразу после того, как Роуен отправился в кино.

Элдон с сомнением покачал головой.

— Билл, но ведь все указывает на то, что убийство произошло именно в это время, — настаивал Квинлен. — Роуен непосредственно перед уходом накормил лошадей. Он положил сена и этой кобыле. Лежащее тело так беспокоило животное, что оно не смогло есть. Желоб, идущий от сеновала, был забит сеном.

— Каким именно? — спросил Элдон.

— Каким именно сеном? — недоуменно повторил Джордж. — Ну, просто сеном.

— Ячменным, — уточнил шериф. — А Кэльхоун кормит лошадей овсяным. У него есть немного ячменного для скота, он дает его пополам с люцерной. Овес — для лошадей. Довольно трудно было до этого докопаться.

Квинлен медленно переваривал услышанное.

— И вот еще что, — продолжил шериф, — как только натыкаешься на подобное оружие, сразу понимаешь, что столкнулся с хладнокровным, тщательно обдуманным убийством, которое хотели закамуфлировать под несчастный случай. Мол, какая-то бедняжка случайно забрела в конюшню и получила удар копытом. Но в последнюю минуту случилось нечто, заставившее убийцу изменить первоначальный план.

— Ставлю на кон свои деньги, что виноват Гарвен, — заявил помощник шерифа. — Он, наверно, прогуливался себе с Бетти Турлок, а тут появляется эта девица из Канзас-Сити. Вероятно, Фрэнк бросил ее при таких обстоятельствах, которые не хотел раскрывать той, на которой собирался жениться.

Элдон чиркнул спичкой и закурил сигарету.

— Теперь, Джордж, — протянул он, — давай посмотрим на происходящее с другой стороны.

— Я уже посмотрел.

— Еще нет. Если девушку убил Гарвен, он должен был знать, что она собирается прийти в эту конюшню.

— Зачем ему было знать! — воскликнул Квинлен. — Он ее сам туда привел. Наверно, так подстроил, что она вошла в конюшню, потому-то этот парень и опоздал к школе на свидание с Бетти.

— Может, и так, — согласился шериф.

— А если так, то нам будет еще хуже, чем раньше, — мрачно заявил Квинлен.

— Почему?

— Ты отвез Гарвена в Сан-Родольфо и все такое.

— Это точно, — согласился Элдон. — Но, по-моему, этот молодой человек не может оказаться убийцей. Фрэнк очень приятный парень, застенчивый и чувствительный. Он не хотел ранить даже женские чувства, изо всех сил пытаясь вести себя как джентльмен.

— Этот тип тебя дурачит, — заявил Квинлен. — Он попал в безвыходную ситуацию и хочет выкарабкаться любой ценой. Представь себе такого безжалостного молодца, который приходит к своей подружке и говорит: «Слушай, сестричка, ты была шикарной девчонкой, когда мы жили в Канзас-Сити, но с тех пор много воды утекло, и теперь я люблю другую».

Окутанный голубоватым сигаретным дымом шериф задумчиво покачал головой.

— Что-то в этом есть, — согласился он, но, поразмыслив еще несколько секунд, добавил: — Мне бы хотелось как можно дольше держать Бетти в стороне от происходящего. Она ведь сказала родителям, что идет к Меллардам, а сама отправилась на свидание с Фрэнком. Если об этом узнают, ее репутация будет испорчена.

— Как только речь зайдет об убийстве, вся округа будет знать, кто где находился и что делал, — сказал Джордж.

— Понимаю, понимаю, — перебил его шериф. — Но такую милую девчушку, как Бетти, стоило бы защитить.

— Защитить бы самих себя, — резонно заметил помощник. — Как только Эд Лайонс узнает, что только один человек знал Эстеллу Николс и этот человек таинственно исчез из города, причем помог ему не кто иной, как сам шериф…

Элдон кивнул.

— Это уж точно, — сказал он с философским спокойствием. — Лайонс не побрезгует нечестной дракой. Ничего другого от него и ждать не стоит.

Некоторое время Элдон молча курил. Окурок он затушил с тщательностью человека, много времени проведшего в лесу.

— Знаешь, Джордж, а ведь тут есть еще одна загадка, — неожиданно сказал он. — Мы кое-что проглядели.

— Что именно?

— Предположим, ты решил кого-то убить и сбежать. Неужели тебе придет в голову затаскивать свою жертву ночью в конюшню и лупить ее по голове дубиной с приваренной к ней подковой, чтобы это выглядело так, будто ее лягнула лошадь?

— Ни в коем случае, — согласился Квинлен.

— И мне бы такое в голову не пришло, — подтвердил шериф.

— Но если ты решил убить кого-то именно подковой, то, естественно, это надо было делать в конюшне, — отметил Квинлен.

— Ты сам это сказал, братец, только порядок действий перепутал.

— Что ты имеешь в виду?

Шериф ухмыльнулся:

— Если ты собираешься убить кого-то в конюшне, то в голову может прийти мысль использовать для этого подкову. Вот теперь все начинает вставать на свои места.

Глава 15

Экстренно собранные окружным прокурором присяжные Большого жюри были недовольны. Все эти люди — фермеры и мелкие предприниматели — бескомпромиссно относились к личной честности официальных лиц. Они не собирались проявлять снисходительность, если слухи о том, что шериф самолично вывез из графства подозреваемого, окажутся правдивыми.

В приемной собрались свидетели, вызванные окружным прокурором. Кроме них там был Эд Лайонс, который не мог скрыть торжествующей улыбки. Он готовился забить последний гвоздь, похоронив политическую карьеру Билла Элдона.

Раш Медфорд коротко изложил свое мнение членам Большого жюри:

— Все вы в курсе последних событий. В конюшню Карла Кэльхоуна пробралась женщина, которая умерла после того, как ее лягнула лошадь. Но ее смерть сопровождают некоторые загадочные обстоятельства.

В кормушке стойла, перед которым лежало тело, был найден дневник Лорин Кэльхоун. Одна страница из него оказалась вырвана. Сейчас совершенно ясно, что женщина попала в конюшню не случайно. Ее появление там имело какую-то вполне определенную цель, причем, возможно, у нее имелся напарник. Совершенно очевидно, что существует всего один человек, который одновременно являлся хорошим знакомым убитой и другом семьи Кэльхоунов и знал их конюшню. Этот человек — Фрэнк Гарвен. Я хочу, джентльмены, чтобы вы познакомились с его историей, а также узнали, как он покинул наше графство и кто довез его до Сан-Родольфо. Я не собираюсь комментировать, что за этим скрывается. Расследовать это дело — ваша святая обязанность. Сейчас я хотел бы вызвать в качестве свидетеля Фрэнка Гарвена. Требую, чтобы его показания были застенографированы.

Несколько присяжных оглянулись туда, где, сжав губы, сидел Билл Элдон. Некоторые посматривали на него с сочувствием, но общее мнение выразил старшина присяжных, который объявил Медфорду:

— Вы — окружной прокурор. Приглашайте ваших свидетелей. Если есть хоть какое-то нарушение в действиях официального лица, кем бы оно ни оказалось, мы в этом разберемся.

Фрэнка Гарвена допрашивал окружной прокурор. Рассказанная юношей история не отличалась от той, которую он излагал шерифу, хотя сейчас молодой человек подтвердил знакомство с Эстеллой Николс, но не стал отрицать, что знал о ее пребывании в штате. По его словам, он больше года не поддерживал с ней связь. Фрэнк признал, что они с Эстеллой были друзьями, но добавил, что после этого у него были и другие интересные знакомства.

Медфорд проигнорировал высказывание о «других знакомствах», поскольку жаждал перейти к более интересному моменту.

— Скажите, — спросил он, — вы были прошлой ночью в Роквиле?

— Да, сэр.

— Куда вы пошли после того, как покинули конюшню Кэльхоунов?

— Я не был в этой конюшне.

— Оставим пока этот вопрос. Видели ли вы в тот вечер шерифа?

— Да, сэр. — Где?

— Ну, он подобрал меня у площадки для гуляний.

— И что он сделал?

— Он… он подвез меня к автобусной остановке, откуда можно добраться до города.

— Обдумайте хорошенько ваши ответы, молодой человек, — обратился к юноше окружной прокурор, — дабы избежать двусмысленности. Подвез ли этот человек вас туда, куда вы хотели попасть, чтобы сесть на автобус, или сам предложил подвезти вас к определенному месту, где вы сможете попасть на автобус?

— Ну… он сам предложил.

— Почему?

— Он считал, что моим друзьям не надо знать, что я был в Роквиле.

— Понимаю, — ехидно заметил Медфорд. — Он позволил вам улетучиться из города, причем на служебной машине, используя служебные шины и служебный бензин.

Гарвен промолчал.

— Продолжайте, молодой человек, — приободрил его прокурор. — Прямо ответьте на мой вопрос. Все было так, как я сказал, или нет?

— Мне кажется, меня подвезли на служебной машине с красной мигалкой.

— Достаточно, — удовлетворенно прервал его Медфорд.

Старшина присяжных обратился к Элдону:

— Хотите задать парню какие-нибудь вопросы для прояснения ситуации, Билл?

Тот молча покачал головой.

Присяжные обменялись недоуменными взглядами. В них было заметно сочувствие к старому человеку, но одновременно решимость выполнить свой долг.

— Пока все, молодой человек, — обратился старшина присяжных к Гарвену. — Возвращайтесь в приемную к остальным свидетелям. Вам не следует обсуждать с ними, какие вопросы мы задавали и что вы отвечали.

Когда Гарвен удалился, старшина заметил:

— Как я понимаю, Билл, факты, которые поведал нам этот парень, требуют объяснения с вашей стороны.

Мрачные присяжные закивали головами.

— Видите ли, джентльмены, — начал шериф, — с моей точки зрения, дело, о котором идет речь, — это убийство. Хладнокровное убийство, заранее обдуманное и подготовленное.

— Фантастическая и абсурдная идея! — перебил его Медфорд. — Но тот факт, что вы, шериф, считая происшествие убийством, позволили себе вывезти одного из главных виновников за пределы графства, вдвое увеличивает вашу вину. Как я понимаю, джентльмены, парень, наверное, вошел в конюшню вместе с девушкой. Он наверняка был там, когда ее лягнула лошадь, и, желая избежать неприятной огласки, попросту говоря, смылся, уговорив дочь Турлоков обеспечить ему алиби. Я предлагаю вызвать Бетти Турлок и уверен, что она не знает, где именно находился Гарвен в то время, когда была убита девушка, так как на свидание с Бетти этот человек опоздал, и ей пришлось прождать целый час, прежде чем он появился. А сам он в это время находился вместе с Эстеллой Николс в конюшне Кэльхоуна. Можно мне вызвать Бетти Турлок?

— Мне бы только хотелось заметить, что я начал свое объяснение, когда окружной прокурор перебил меня, — вмешался шериф.

Старшина присяжных кивнул ему:

— Давайте продолжайте, Билл.

— Когда вы сталкиваетесь с убийством, — сказал Эл-дон, — становятся важными самые разные мелочи. Но не всякая мелочь действительно важна. Как мне кажется, нет нужды ставить такую хорошую девушку, как Бетти Турлок, перед Большим жюри лишь для того, чтобы продемонстрировать, что парень, в которого она влюблена, немного опоздал на свидание.

— Это точно, — ехидно вставил Медфорд. — То, о чем вы говорить не желаете, — это не важные мелочи. А вот расхождение в полдюйма при измерении лошадиной подковы…

— Раш Медфорд, вы сможете выложить все, что знаете, через минуту. — Голос шерифа звучал очень уверенно. — А сейчас я даю объяснение Большому жюри. Вы успеете высказаться после меня.

— Он прав, Раш, — заметил старшина присяжных. — Надо дать Биллу возможность все объяснить.

— Итак, — продолжил Элдон, — это было хладнокровное преднамеренное убийство, я знаю, о чем говорю. У кобылы, о которой идет речь, подковы номер один, а рана нанесена подковой номер два. Причем чтобы ударить стоящую девушку по лбу, кобыла должна была бы слишком высоко задрать ноги. Конечно, такое возможно, но, скорее всего, она просто взбрыкнула, когда ее что-то испугало, а тогда удар не пришелся бы по лбу. Судя по ране, вся сила удара пришлась на верхнюю часть подковы, а если лошадь взбрыкивает, то основная сила приходится на ее нижнюю часть. Медфорд захихикал:

— Вся ваша беда, что это доказывает слишком многое, а именно, что не лошадь ее лягнула.

— Вы абсолютно правы, Медфорд, — подтвердил шериф. — Схватываете на лету. А если хотите взглянуть, чем убили девушку, то, пожалуйста, смотрите.

Элдон кивнул своему помощнику. Квинлен вынес вперед железный лом с приваренной к нему подковой.

Все присяжные повскакивали с мест и столпились вокруг убийственной железяки.

— Откуда это у вас? — изумленно спросил Медфорд.

— Не торопитесь, — ответил Элдон. — Я сейчас все объясню. А вы, джентльмены, не прикасайтесь к ней, потому что там кровь и волосы, которые понадобятся как вещественные доказательства. На этой дубине нет отпечатков пальцев, мы проверили. Кто-то протер ее куском замши или чем-то похожим. А теперь, парни, садитесь. Я расскажу вам, что произошло на самом деле.

Присяжные заняли свои места. Гневно нахмурившись, окружной прокурор подошел рассмотреть злополучную подкову.

— Намереваясь убить девушку подковой, да так, чтобы это выглядело несчастным случаем, — продолжил Элдон, — вы должны быть уверены, что все узнают о ее намерении войти в конюшню. Итак, когда Эстелла Николс написала подруге, что собирается ночевать в конюшнях, она подписала себе смертный приговор. Мне кажется, некто, знавший о письме, привел Эстеллу в конюшню и, выбрав подходящий момент, ударил ее по голове. Понимаете, у него была всего одна попытка, чтобы удар выглядел достоверным, похожим на то, как лягает лошадь. В руках этот человек держал дневник, а для мощного удара нужны две руки, поэтому он выдрал нужную ему страницу, а дневник зашвырнул в кормушку, собираясь забрать его позднее, после нанесения убийственного удара. Но он забыл про кобылу. Животное так сильно беспокоилось, что этот человек побоялся войти в стойло. В принципе, особой нужды подбирать дневник и не было, поскольку единственную интересовавшую его страницу, которую следовало уничтожить, он уже вырвал.

— Вы утверждаете, что убийца мужчина? — спросил старшина.

— Конечно, — ответил шериф. — Посмотрите на сварку. Не пойдете же вы к кузнецу с просьбой подковать лом, если собираетесь использовать его для убийства. Вам придется сделать эту работу самому. Конечно, после войны некоторые женщины понимают в кузнечном деле, но, мне кажется, эту дубину сделали мужские руки. И, судя по кое-каким фактам, этот человек знает деревню, но недостаточно хорошо. Не понимает разницы в размерах лошадиных подков. Не различает ячменное и овсяное сено. Вспомните, о чем Эстелла писала мисс Адриан. У вас есть фотокопия этого письма. Несмотря на то что подругу как будто загипнотизировали, она надеется, что Мэй прислушается к тому, что расскажет ей Эстелла, но чего нельзя доверить бумаге. Сопоставьте все это, и вы поймете, что речь идет о мужчине.

Присутствующие дружно закивали.

— Пойдем дальше. Если это — мужчина, то ясно, что Мэй Адриан покрывает его, потому что, по моей теории, этот человек держал в руках письмо Эстеллы, в котором говорилось, что она собирается приехать к ней, а по пути спать в конюшне, если придется. Именно тогда он решил, что девушку лучше всего убить именно в конюшне, тогда происшествие сочтут несчастным случаем.

Вы сами можете прийти к тому же выводу, что и я. Если Эстелла действительно по пути и спала в конюшнях, то только не в этой, которая расположена так близко от конечной цели ее путешествия. Девушка могла всего за пару часов, голосуя, добраться до города, прийти к друзьям, помыться и выспаться в чистой постели. Более того, никто не нашел принадлежавших убитой вещей, кроме той одежды, которая была на ней. Но если она путешествовала автостопом, то хоть что-нибудь у нее должно было быть с собой. Я считаю, что она повидалась с Мэй Адриан еще до появления в Роквиле, а убийца забрал ее и привез в конюшню Кэльхоунов. Потом он, вероятно, вернулся к Мэй и сказал: «Знаешь, Мэй, случилась ужасное. Мы с Эстеллой были в конюшне, и тут ее лягнула лошадь. Если кто-нибудь узнает, что я был вместе с ней, это опорочит мою репутацию. Произошел несчастный случай, так что если ты промолчишь, то все обойдется без последствий».

Заранее приготовленный лом не оставляет сомнений, что убийство было преднамеренным. На всякий случай убийца подготовил еще один план. Этот человек надеялся повесить свое преступление на Фрэнка Гарвена. Почему? Потому что знал: Фрэнк этим вечером будет в Роквиле, и вдобавок в своем письме Эстелла интересовалась адресом этого молодого человека.

Тут появляется еще одна зацепка. Этот человек хорошо знал Мэй Адриан и Фрэнка Гарвена, да к тому же был в курсе, что Сид Роуен с женой собираются вечером в кино. Ему было известно, что у Фрэнка окажется алиби на весь вечер, и повесить на него убийство он мог только в том случае, если устроит все так, чтобы показалось, будто кобыла не тронула сено, так как в стойле лежало мертвое тело. Поэтому после убийства он подложил еще сена, но выдал себя, взяв ячмень вместо овса. Тут-то он и оставил самую яркую улику, потому что животное, будучи голодным, съело свое сено — то овсяное, которое набросал в кормушки Сид Роуен. А убийца не видел разницы между овсом и ячменем, чем еще раз подтвердил, что имело место хладнокровное убийство.

Этот человек был вполне удовлетворен. В девяносто девяти случаях из ста смерть сочли бы трагической случайностью. А если бы что-то пошло не так, как он планировал, то ему оставалось лишь подложить орудие убийства в автомобиль, в котором Гарвен находился в ту ночь… но непременно надо было еще сделать так, чтобы эту дубину нашли в определенное время. И это самое важное.

Убийца поступил весьма просто. Он ослабил ниппель задней шины на машине Турлока, чтобы воздух понемногу выходил из нее. А теперь, если вы, джентльмены, заинтересованы узнать продолжение истории, давайте вызовем свидетельницу Мэй Адриан и зададим ей пару вопросов.

Дружным хором присяжные изъявили свое согласие.

Медфорд хотел что-то сказать, но, внимательно посмотрев на их лица, промолчал.

Вошедшую Мэй привели к присяге.

Старшина присяжных предложил шерифу задавать свои вопросы.

Элдон ободряюще улыбнулся взволнованной девушке.

— Мэй, — произнес он доброжелательным протяжным говорком, — вы должны ответить нам на несколько вопросов. Не хотелось бы вмешиваться в ваши личные дела, но нам надо узнать правду.

Девушка кивнула.

— Вы сказали, что собираетесь сделать нечто такое, что не одобрила бы Эстелла. Не означало ли это, что вы собираетесь выйти замуж?

— Ну, не совсем так. Я встречалась с одним человеком и хотела доверить ему полученные по наследству деньги, чтобы он вложил их в дело.

— Скажите, а можно ли назвать этого человека рукодельным? Я имею в виду, умеет ли он мастерить всякие штучки из стали и прочее?

Мэй оживилась:

— Ой, он и вправду это умеет. Делает мне чеканные медные подносики, а однажды приварил подставку к декоративному подсвечнику.

— Как его зовут? — прямо спросил шериф.

— Он не хочет, чтобы я кому-либо называла его имя, и я не стану этого делать.

— Он был знаком с Эстеллой Николс?

— Я… полагаю, что… Да, был.

— Она его хорошо знала, не так ли?

— Да.

— Вы показали этому человеку письмо подруги и рассказали, что она скоро приедет?

— Да.

— А теперь, мисс Адриан, скажите правду, — приободрил девушку Элдон. — Его зовут Генри Парнел, не так ли?

Мэй сжала губы.

— Продолжайте, — в голосе говорящего прозвучали суровые нотки. — Вы можете выйти отсюда незапятнанной, а можете и нажить неприятности, если не ответите на вопросы Большого жюри. Парнел с Эстеллой отправились навестить Кэльхоунов, там лошадь лягнула девушку и убила ее, а ваш приятель не хотел, чтобы Кэльхоуны узнали, что он с ней заходил в их конюшню. Поэтому вы согласились помочь ему и промолчали, ведь Эстелла все равно уже была мертва.

Тут девушка не выдержала и разрыдалась.

— А позже, когда дело приняло неприятный оборот, Парнел посоветовал вам опознать тело и передать властям письмо, в котором написано, что пострадавшая собиралась спать в конюшнях. Тогда происшедшее будет выглядеть так, будто она зашла переночевать в конюшню Кэльхоунов. Это правда, Мэй?

Девушка, продолжая всхлипывать, кивнула.

— Вот и молодец, — похвалил ее шериф. — А теперь идите в другую комнату и немного успокойтесь. Мы еще вернемся к нашему разговору.

Как только мисс Адриан вышла, Элдон повернулся к присяжным.

— Итак, джентльмены, посмотрим, что мы имеем. Полагаю, настало время допросить Парнела. У нас против него достаточно улик, поэтому не имеет значения, захочет ли этот человек говорить или нет.

— Чего я не понял, так это того, как вы узнали, что убийца — Парнел? — недоумевал старшина присяжных.

— С самого начала меня насторожило, что убийство пытались выдать за несчастный случай. Когда же убийца понял, что ему это не удается, он попытался свалить вину на Фрэнка Гарвена. Парнел очень хотел, чтобы я нашел орудие убийства в машине Турлока. По той скорости, с которой воздух выходил из шины, я прикинул, что ниппель открутили недавно, и стал вспоминать, кто из группы собравшихся у конюшни заходил в усадьбу Турлока. Именно Парнел входил через ворота соседствующих усадеб, когда я въезжал к Кэльхоунам. Он отошел на минутку и ослабил ниппель в заднем колесе. Более того, именно Парнел настойчиво пытался заставить Турлока подвезти его до города. Он собирался обратить внимание на спущенную шину и заставить Лью открыть багажник, где лежало орудие убийства.

Тут есть еще парочка мелочей. Например, пропавшая страница из дневника определенным образом указывала, что убийца в августе встречался с Лорин Кэльхоун. Лорин могла и не вспомнить об этом, пока не перечитала бы дневник. Наверно, когда она отдыхала в Канзас-Сити, кто-то из друзей рассказал ей о пройдохе по имени Парнел. Девушка записала этот факт в дневник и вскоре обо всем забыла. Но кто-нибудь из друзей Парнела в Канзас-Сити мог знать о происшествии и написать ему. Поскольку в данный момент Парнел склонял Кэльхоуна к деловому сотрудничеству, ему не нужна была дурная слава. Наверно, сведения просочились через Фрэнка Гарвена, потому что Парнел упоминал, что Фрэнка он знает очень давно, чего не может сказать про Кэльхоуна. Таким образом, Парнел вполне мог знать Фрэнка по Канзас-Сити. И еще над одним фактом стоит задуматься. Убийца должен был знать, что машина Лорин со спрятанным в отделении для перчаток дневником будет стоять у конюшни, что Фрэнк собирается тайно встретиться с Бетти, а Сид Роуен вечером ходит в кино. Этот человек бывал в конюшне Кэльхоуна, но не разбирался в сортах сена, которым тот кормил своих коней. Черт побери, джентльмены, это ведь верняк, прямой и понятный след, который ведет только к одному человеку, тому, кто когда-то надул девушку в Канзас-Сити, а сейчас пытался смошенничать с ее подругой и собирался обобрать богача. Сопоставьте факты и сами поймете, кто этот человек.

— Итак, — распорядился старшина присяжных, — давайте пригласим Парнела и посмотрим, удастся ли что-нибудь из него вытянуть. Скорее всего, не удастся, но попытка — не пытка.

Парнел вошел и занял место свидетеля, всем своим видом выражая готовность к сотрудничеству.

— Мистер Парнел, — спросил шериф, — вы уверены, что никогда не встречались с Эстеллой Николс?

— Совершенно уверен.

— Вы знакомы с Мэй Адриан?

— Да, я видел ее сегодня.

— Но вы знали ее и до этого?

— Я… А почему вы спрашиваете?

— Хочу уточнить кое-какие подробности, — ответил Элдон.

— Мне кажется, я могу помочь и в чем-то более существенном.

— Повторяю вопрос. Вы знакомы с Мэй Адриан или нет?

Парнел оглядел угрюмые сосредоточенные лица присяжных:

— Я не буду отвечать на этот вопрос.

— Почему?

— Если честно, это не ваше дело, к тому же мне не нравится отношение присутствующих.

Элдон внезапно достал орудие убийства:

— Я хочу показать вам подкову номер два, приваренную к железному лому. Вы когда-нибудь его видели?

— Нет, не видел, полагаю, это что-то вроде тавра для клеймения животных.

— Вы сказали Мэй Адриан, что были в конюшне с Эстеллой Николс и там произошел несчастный случай — ее лягнула лошадь, а вы не хотите, чтобы ваше имя трепали в связи со случившимся. Вы подтверждаете это?

Парнел облизал пересохшие губы:

— Я отказываюсь отвечать на этот вопрос.

— На каком основании? — настаивал шериф. Допрашиваемый глубоко вздохнул и, отчаявшись, выпалил:

— Ответ может быть истолкован против меня.

— Вы чертовски правы, именно так и будет, — подтвердил Элдон. — Нам ваш ответ не нужен. У нас есть показания мисс Адриан, а к тому же мы собираемся взглянуть на мастерскую, где вы изготавливаете любительские поделки. Может, обнаружим там остатки материалов, анализ которых покажет, что из них изготовлено орудие убийства. А что касается вас, мистер Парнел, то вы остаетесь под арестом прямо здесь, в тюрьме графства, против вас будет возбуждено дело об убийстве.

Глава 16

Близилась полночь, когда до предела вымотанный шериф открыл дверь своего дома. Все испытываемое им последнее время возбуждение и напряжение испарились, а их место заняла гнетущая усталость. Что тут себя обманывать, он уже не молод. Тихонько ступая на цыпочках, Эл-дон пересек прихожую, боясь, что любимая родственница потребует немедленного отчета о последних событиях.

Шериф уже почти добрался до спальни, когда заметил, что Дорис, в пижаме и шлепанцах, сидит у торшера в гостиной с вечерним выпуском «Роквильской газеты» на коленях. Огромные буквы заголовка, казалось, кричали: «Толпа ржет над шерифом».

Билл подкрался на цыпочках и посмотрел в лицо Дорис. Женщина вынула вставные челюсти, и лицо ее странно сморщилось, но даже во сне оставалось остреньким, как мордочка хорька. Она предусмотрительно подвинула свое кресло так, чтобы через окно видеть двери гаража и одновременно наблюдать, чтобы никто не проскользнул незамеченным во входную дверь.

Элдон склонился над спящей, осторожно взял газету и зачеркнул в заголовке слово «шериф», заменив его на слово «издатель». Теперь можно было прочесть: «Толпа ржет над издателем».

Осторожно ступая, он отправился в спальню.

— Ты видел внизу Дорис? — раздался сонный голос жены.

Шериф фыркнул.

— Видел, — ответил он и, уже раздеваясь, тихонько добавил: — Первым.


home | my bookshelf | | Загадка голодной лошади |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 18
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу