Book: Король рэкета



Эрл Стенли Гарднер

«Король рэкета»

Пол Прай, разодетый щеголем, праздно слонялся на углу улицы в многолюдном деловом районе. Время от времени проходящие мимо женщины бросали на него призывные взгляды. Но сам Пол Прай не сводил глаз со скрюченной фигурки Рожи Магу.

Рожи Магу заработал свою кличку много лет назад, когда служил в одном из полицейских управлений. Ему пришлось уйти после кадровой чистки. В аварии он потерял правую руку по плечо. Выпивка сделала все остальное.

Пол Прай встретил Рожи Магу, когда тот торговал карандашами на улице, почувствовал расположение к этому человеку, узнал его историю и заключил с ним деловой контракт — к взаимной выгоде. Потому что Пол Прай был авантюристом высочайшей пробы — ловким и искусным.

Даже самый зоркий наблюдатель не заметил бы никакой связи между стройным галантным молодым человеком на одном углу улицы и сгорбленной фигуркой калеки, торговца карандашами, на другом. Между этими людьми текла нескончаемая людская река, а за ней неотрывно следил Рожи Магу, знавший каждого обитателя преступного мира.

Поразительно красивая молодая женщина смотрела не отрывая глаз на уличную сутолоку. Судя по ее скромной одежде, она приехала из сельской местности. К ее невинно-простодушной наружности очень шли округлившиеся от удивления глазки.

Рожи Магу опустил шляпу с карандашами дюйма на два пониже, и по его сигналу Пол Прай понял: эта женщина — карманная воровка.

Его цепкий взгляд оценивающе задержался на девушке, а потом снова обратился на напарника, и Рожи понял, что босса это не интересует.

Мимо прошествовал низенький, хорошо одетый мужчина. Он шел выпятив грудь и гордо задрав подбородок. Его лицо было слегка одутловатым. В манерах чувствовалась излишняя самоуверенность.

Рожи Магу еще раз прошелся взглядом по его чертам, потом рука, державшая шляпу, приподнялась и описала в воздухе полукруг. Пол Прай расшифровал сигнал следующим образом: этот человек — гангстер и убийца, стрелок из банды, большой специалист в своем деле.

Но Пол Прай даже мельком не взглянул на гангстера. Он ждал, пока в его сети заплывет рыбешка покрупнее.

Полчаса прошло без всяких сигналов. Рожи Магу, примостившийся возле здания банка, продал несколько карандашей. Он бормотал слова благодарности, когда монетки со звоном падали в его шляпу, и оглядывал прохожих остекленевшими глазами, не упускающими, однако, ни одного лица.

Тощий, угрюмый субъект с крысиными глазками шел по тротуару быстрыми нервными шагами. Жесты Рожи Магу означали, что человек этот — член банды, занимающейся контрабандой спиртным.

Пол Прай покачал головой.

Еще пятнадцать минут — и человек, который вполне мог сойти за банкира, остановился на углу, почти точно посредине между Рожи Магу и Полом Праем. Пол Прай встрепенулся, ожидая сигналов Рожи.

Человек лет сорока пяти был слегка предрасположен к полноте. Его движения — неторопливы, даже степенны и преисполнены достоинства, как у человека, привыкшего повелевать. В нем совершенно отсутствовала нервозность человека, вынужденного зарабатывать себе на жизнь грубой силой. Во всем сквозила спокойная уверенность того, кто пожинает плоды чужих трудов. Невозмутимый, самодовольный, благообразный детина с гладко выбритыми, розовыми щеками, в хорошо подогнанном плаще, казалось, довольно безразлично поглядывал на уличное движение. Однако чувствовалось, что он скорее сосредоточен на какой-то финансовой проблеме, чем на окружающем его.

Рожи Магу кивнул, совершил шляпой круговое движение, потом слегка покачал ею. Пол Прай приложил руку к своей шляпе, легонько стукнул по трости, сжатой в правой руке, и сделал несколько шагов к обочине.

В правильном истолковании эти сигналы означали, что Рожи Магу признал в высокомерном типе разведчика одной мощной банды, возглавляемой Большим Форсом Гилврэем.

Рожи Магу даже не потребовалось ответного сигнала от Прая, означавшего, что на сегодня его работа закончена. Потому что и без всяких слов было ясно — любые дела Большого Форса Гилврэя и его банды вызывают у Пола Прая всепоглощающий интерес. Это началось, когда Пол Прай обнаружил, что Гилврэй слишком умен для полиции, чтобы на чем-то попасться. Когда же Пол узнал, что инициалы «Б.Ф.», которые преступный мир расшифровывал как «Большой Форс», на самом деле означают «Бенджамин Франклин», он стал для Прая излюбленной мишенью.

Рожи Магу собрал свои карандаши, сунул их в просторный карман, выгреб из шляпы несколько серебряных монеток и пошел прочь.

Дородный мужчина все еще стоял на том же месте, с достоинством созерцая вход в «Национальный банк шести оптовых торговцев и маклеров». Всем своим видом он напоминал банкира с Уолл-стрит, прикидывающего, стоит ли ему покупать контрольный пакет акций данного предприятия. Конечно же ни один обычный детектив не принял бы его за гангстера, собирающего ценную информацию для банды налетчиков.

Прошло минут пять. Гангстер посмотрел на часы и достал из кармана жилета хронометр — было что-то значительное в каждом жесте его ухоженной руки.

Еще немного, и стало слышно, как зарокотали тяжелые колеса — на несколько тонов ниже, чем визгливые шины легковушек. Бронированный фургон остановился у банка, возле бокового входа.

Полицейские-спецназовцы сразу же взяли под наблюдение пространство между дверью и грузовиком.

Задние дверцы фургона распахнулись. Два человека с блестящими кобурами, из которых выпирали тяжелые револьверы, встали, зорко оглядывая все вокруг. Служащие банка выкатили две ручные тележки, груженные небольшими, но увесистыми деревянными ящиками.

Ящики пересчитали и погрузили в бронированный фургон. Один из охранников подписал накладную. Стальные дверцы с лязгом захлопнулись. Вооруженный человек забрался в фургон с другой стороны и тоже закрыл за собой дверцу. Заскрежетали засовы. Спецназовец скрылся в банке. Неприступная крепость на колесах, набитая сокровищами, с ревом влилась в автомобильный поток.

Люди, что сидели внутри, были вооружены пистолетами-пулеметами и защищены пуленепробиваемой сталью. Маленькие амбразуры в кузове фургона давали возможность отстреливаться во всех направлениях. Пуленепробиваемые стекла обеспечивали полный обзор. В месте назначения их ожидал специальный полицейский эскорт, готовый принять груз. А пока золото стоимостью в тысячи долларов преспокойно путешествовало по городским улицам.

Вдоль кузова с обеих сторон красовались надписи мелкими буквами. Фирма называлась несколько старомодно:

«Поручительская банковская транспортная компания».

Пол Прай, сощурившись, смотрел на надпись и о чем-то размышлял. Фургон повернул за угол и скрылся из виду. Гангстер вытащил из кармана блокнот, часы и сделал какую-то пометку — вероятно, засек время.

Пол Прай заметил, как лицо гангстера скривилось в довольной ухмылке.

Представительный мужчина ушел, и Пол Прай двинулся следом за ним.

Самодовольный тип прошагал два квартала и в определенном месте подошел к обочине. Почти сразу же к нему подкатила большая блестящая машина. За рулем сидел худощавый человек с мертвенно-белым лицом и маленькими въедливыми глазками. На заднем сиденье расположился здоровяк, чьи сверкающие глаза пронзали, словно рапиры. Мохнатые брови нависали над глазами, будто грозовые тучи, заслоняющие первые вспышки молнии.

Большой Форс Гилврэй. Он вполне мог бы сойти за сенатора Соединенных Штатов или юриста крупной корпорации. На самом же деле он был мошенником, да к тому же главарем мошенников. Полиция ни разу его ни на чем не поймала.

Человек, за которым следил Пол Прай, влез в машину и начал вполголоса что-то объяснять Гилврэю. Для большей убедительности он достал блокнот в кожаной обложке, где пометил точное время прибытия фургона.

Но Гилврэю информация показалась не столь ценной, как подопечному Прая. Гилврэй сдвинул брови, глаза его затуманились. Немного подумав, он медленно покачал головой, словно судья, который отказывается выносить приговор за недостаточностью улик. Машина с урчанием отъехала от обочины.

Пол Прай поймал такси. Двигаясь в оживленном транспортном потоке, он ухитрился не отстать от интересовавшей его машины. На менее запруженных участках дороги он чуть приотставал. Но огромный лимузин ехал, тщательно соблюдая все ограничения скорости. Большой Форс не давал полиции ни малейшего повода придраться к нему, даже за мелкое нарушение дорожных правил.

В конечном счете оказалось, что Пол Прай мог бы добыть в телефонной книге ту же самую информацию, за которую выложил таксисту семь долларов и пять центов. Потому что большой блестящий лимузин ехал, никуда не сворачивая, к загородному дому Б.Ф. Гилврэя.

Пол Прай знал, что адрес дома внесен в справочник, что на двери наверняка красуется табличка с надписью: «Бенджамин Ф. Гилврэй».

В свое время Большой Форс Гилврэй покинул городские апартаменты и перебрался на окраины. Дом стоял в глубине улицы и вид имел довольно претенциозный: посыпанная гравием дорожка, огромный гараж, живая изгородь, декоративные деревья и хорошо ухоженная лужайка.

Пол Прай оглядел его окрестности, пожал плечами и попросил таксиста отвезти его обратно в город.

Квартира Пола Прая находилась в центре самого многонаселенного района, который он только смог для себя подыскать. Ему нравилось ощущать себя в гуще толпы, в окружении тысяч людей. Стоило только поднять окно, и уличные звуки заполняли комнату. Если на какой-то момент стихало автомобильное движение, оно сменялось шарканьем бесчисленных ног, бредущих по мостовой.

Рожи Магу ждал его в квартире, рядом с ним стояла бутылка виски, а в руке он держал наполовину пустой стакан. Рожи вскинул стеклянные глаза на вошедшего Пола Прая:

— Что-нибудь нашли, босс?

— Ничего, Рожи. Человек, на которого ты указал, не успокоился, пока не засек время, когда фургон отъезжает от «Национального банка шести оптовых торговцев и маклеров».

— Ничего удивительного, — заметил Рожи. — Этот парень, Сэм Прингл, один из лучших людей Гилврэя. По образованию он инженер, поэтому во всем стремится к предельной точности. Если этот тип пишет семь, значит, и в уме у него семь. Не шесть с половиной, не около семи, не семь и одна десятая, а именно семь. — Рожи осушил до дна стакан с виски.

Голос у него был чуть хрипловатый. Глаза — мутные, водянистые. Словоохотливость же объяснялась воздействием алкоголя. Пол Прай уже смирился с этим как с неотъемлемым свойством его натуры. Рожи столько лет культивировал в себе эту привычку, что избавиться от нее было бы не так просто.

— А что ты знаешь о «Поручительской транспортной компании банкиров»?

— О, это лакомый кусочек, — воскликнул однорукий. — Мошенники, действующие вне закона, создали ее для легальных мошенников. Теперь, когда у банков множество филиалов, регулярные выплаты и все прочее, им приходится постоянно возить золото взад-вперед. Мошенники стали слишком часто на них наезжать и едва не зарезали курицу, несущую золотые яйца. Тогда банкиры вскладчину купили бронированные фургоны. Да, броневики — это сила. Чтобы взорвать такую штуковину, нужна тонна динамита. Они материально заинтересовали каждого служащего и нашли компанию, которая страхует каждый груз. Теперь банк отвечает за ценности до тех пор, пока их не загружают в фургон. После этого банку не о чем волноваться. Рожи подлил себе виски и продолжал:

— В некоторых городах банки имеют свои фургоны. А здесь все делается через компанию. Вы видели, как идет погрузка. Видели, как спецназовцы патрулируют тротуар. Но в ту минуту, когда последний мешок с золотом опускается на пол фургона и водитель подписывает накладную, банк убирает свою охрану. Случись в следующий момент ограбление, банковские будут только позевывать. За ними — страховка, ценные бумаги, гарантийные обязательства. Ну и зачем им ввязываться?

Пол Прай задумчиво кивнул:

— А почему банда Гилврэя так интересуется временем прибытия броневика? Хочет совершить налет, когда золото вынесут на улицу? Да еще с банальной автоматной перестрелкой?

Рожи Магу с сомнением покачал головой:

— Только не эти мальчики. У них главное — техника. Все рассчитано точно, как в часовом механизме. Я ведь уже говорил вам: полицейские ни разу ни на чем не прихватили Большого Форса. Знают они много, но доказать ничего не могут. Такой вот он скользкий.

Рожи Магу потянулся за стаканом виски.

— Только не надирайся, — предупредил Пол Прай.

— Во всем мире не хватит виски, чтобы меня накачать.

— Многие люди мерились силой с Джоном Ячменное Зерно[1], Рожи.

— А я и не меряюсь силами, — возразил Магу. — Я просто считаю до десяти каждый раз, когда он думает, что послал меня в нокаут. А что еще, черт возьми, остается в жизни человеку с одной рукой и без работы?

— Может быть, тебя возьмут в полицию? — предположил Пол.

— Только не сейчас. Там слишком аккуратно ведут документацию.

И, поскольку эта тема навела Рожи Магу на грустные мысли, он залпом осушил стакан и снова его наполнил.

Пол Прай подошел к северной стене квартиры. Там в шкафу хранились барабаны всех видов: большие и малые боевые барабаны, индийские церемониальные барабаны, каннибальские тамтамы. Пол Прай выбрал свой любимый барабан, как выбирает скрипач свой любимый инструмент.

Это был индейский дождевой барабан племени хопи, изготовленный из полого ствола трехгранного тополя. Его обжигали при определенной температуре, чтобы придать древесине резонирующие свойства, обтянули шкурой и оплели сыромятными ремнями. Палочки были из можжевельника, на конце их крепились подушечки из оленьей шкуры.

Пол Прай сел в кресло и извлек из чрева инструмента несколько загробных пульсирующих звуков.

— Прислушайся к этой гудящей ноте. Рожи. Не пробуждает ли она первобытные инстинкты в дремлющих клетках твоего мозга? Слышишь ли ты топот босых ног по камню, представляешь ли подрагивающее пламя костров на стоянках, немигающие звезды, одинаковые фигуры, которые приплясывают, держа во рту гремучих змей?

Бум-бум-бум!

Барабан непрерывно исторгал причудливые сочетания звуков, которые, казалось, растворялись в крови и пульсировали в ушах. С лица Пола Прая не сходило выражение детского восторга. Он стремился достичь состояния отрешенности от окружающего.

Но однорукий товарищ не разделял этого увлечения, он лишь попивал себе виски, не сводя затуманенных глаз с пятнышка на ковре.

Постепенно ритм барабанных звуков менялся. Удары становились все глуше и глуше. Постепенно они превратились в затухающую монотонную дробь и наконец стихли совсем. Пол Прай полностью ушел в себя. Он не шевелился.

Рожи Магу налил себе еще порцию выпивки.

Прошло пятнадцать минут, полчаса. Наконец тишину, царившую в комнате, неожиданно нарушил смешок Пола Прая.

— Что-то наклевывается? — Вскинул бровь Рожи Магу.

— Похоже, что так. Рожи. Знаешь, я решил купить себе машину получше, — с хитрым блеском в глазах ответил Пол.

— Еще одну?

— Еще одну. А зарегистрироваться, пожалуй, лучше под именем Гилврэя, что живет по адресу Кленовое шоссе, дом 7823.

— Тогда машина будет принадлежать ему, — удивленно заметил однорукий.

— Само собой.

— А заплатите за нее вы.

— И это верно. Но я всегда мечтал преподнести Гилврэю подарок.

И Пол Прай, продолжая посмеиваться, встал, повесил обратно церемониальный барабан и потянулся за шляпой, перчатками и тростью, внутри которой было спрятано лезвие отличной стали.

— Эта бутылка добьет тебя окончательно, — бросил он Рожи и вышел из комнаты.

Мистер Филипп Боргли, первый вице-президент «Национального банка шести оптовых торговцев и маклеров», разглядывал щеголя, который улыбался ему с уверенностью городского жителя, одновременно сверяясь с зажатой между пальцами карточкой.

— Мистер Пол Прай?

Пол Прай продолжал улыбаться.

Банкир заерзал в кресле и нахмурился. Он не одобрял веселья во время деловых бесед. К золотому тельцу следует относиться с должным почитанием. А Филипп Боргли настойчиво внушал своим клиентам, что именно он — жрец этого могущественного божества.

— У вас нет счета в нашем банке? — Этот вопрос прозвучал почти как обвинение.

— Нет, — коротко ответил Пол Прай, не переставая улыбаться.

— А… — произнес вице-президент банка тем тоном, которым лишал последней надежды многих, молящих перед алтарем о богатстве.

Но улыбка с лица Пола Прая так и не исчезла.

— И что же? — бросил банкир.

— Насколько мне известно, банк назначил награду за возвращение похищенных денег? — медленно произнес Пол Прай.

— Да. В том случае, если их украдут, — нетерпеливо уточнил Боргли.

— Ну да, конечно, — кивнул посетитель. — А предусматривает ли банк какую-либо награду за предотвращение преступления?

— Нет, сэр, не предусматривает. И если, как я предполагаю, вы затеяли эту беседу из праздного любопытства, то лучше нам на этом и закончить. — Банкир привстал, давая понять, что больше не задерживает Пола.



Пол Прай ткнул концом трости в носок своего модного ботинка.

— Ну до чего интересно, — невозмутимо продолжал он. — Банк заплатит за устранение последствий преступления уже после того, как его совершат. Но не станет его предотвращать!

Банкир подошел к дверям красного дерева, которые открывались в мраморный простенок, отгораживавший нижнюю часть офиса.

— Причина очень проста, — сказал он отрывисто. — Назначив награду за предотвращение преступления, мы дадим шанс какой-нибудь банде спланировать налет, а потом прислать сюда своего человека, который станет требовать деньги за то, что они откажутся от своих намерений.

В его голосе сквозила нескрываемая подозрительность.

— Очень жаль, — подчеркнул Пол Прай. — В такой ситуации я вынужден дождаться преступления и получить награду за возвращение похищенного.

Филипп Боргли пребывал в нерешительности. По всей видимости, он раздумывал, не вызвать ли полицию.

Пол Прай наклонился вперед.

— Мистер Боргли, я хочу вам кое в чем признаться, — понизив голос, заявил он.

— Ага! — выпалил банкир и возвратился к своему креслу.

— Вы сохраните это в тайне? — уже совсем шепотом продолжал Пол.

— Нет. Я храню только тайны вкладов, — отрезал банкир. — Итак, вы собирались сделать признание.

— Да, я собираюсь доверить вам один секрет. Вам — первому. Я — охотник за удачей.

Банкир выпрямился, лицо его потемнело.

— Вы пытаетесь разыграть меня или демонстрируете свое остроумие?

— Ни то, ни другое. Я пришел предупредить вас о похищении довольно крупной суммы денег — до него остаются считанные часы. Но все дело в том, что я — охотник за удачей. Я живу, мистер Боргли, за счет своих мозгов и никогда не делюсь своей информацией задаром.

— Ах вот оно что, — произнес банкир язвительно. — Позвольте заметить вам, мистер Прай, что этот банк не идет на компромиссы с мошенниками. Здесь надежная охрана, люди проинструктированы стрелять на поражение. Банк оборудован сигнализацией по последнему слову техники. Защищен устройствами, про которые я не стану подробно рассказывать. Если какой-то грабитель захочет нас обчистить — милости просим. Мы отправим его за решетку. Теперь вам все понятно?

Пол Прай зевнул и поднялся на ноги.

— Я бы сказал, что вы правы процентов на двадцать. Значит, на двести долларов из каждой тысячи, которые вы потеряете. Как раз на те деньги, которые придется отдать в качестве награды за возврат похищенного. А я предлагал вам предотвратить преступление за десять процентов.

Банкир Боргли затрясся от бешенства.

— Убирайтесь! — заорал он.

Пол Прай пожал плечами и неторопливо подошел к двери красного дерева.

— Уверен, — сказал он у самого выхода, — ваше решение не прибавит вам популярности. Конечно, ваши близкие друзья промолчат. Но я не принадлежу к их числу и имею право высказать это вслух. Доброго вам утра!

Банкир ткнул пальцем кнопку, и под вой сирены в кабинет вбежал охранник.

— Проводите этого джентльмена! — заорал банкир. Пол Прай учтиво поклонился.

— Право, не стоит. К чему такие любезности? — произнес он, растягивая слова.

Охранник схватил Пола за руку, чуть выше локтя, и тут же улыбка сошла с лица Прая. Он обернулся к банкиру:

— Вы что — приказывали меня вышвырнуть? С вашего ведома охранник хватает меня?

В его ледяном тоне было нечто такое, что заставило Боргли вспомнить о судебных исках, связанных с оскорблением действием.

— Нет-нет, — поспешно произнес он. И охранник снял свою руку с руки посетителя.

— Цена, — сказал Пол Прай, — поднимается до двухсот пятидесяти долларов за каждую возвращенную тысячу. Доброго вам утра.

Фургон номер три «Поручительской банковской транспортной компании» тяжело выкатился из гаража. У водителя в кармане лежали несколько бульварных газетенок и путевой маршрут, согласно которому им предстояло делать остановки и забирать ценный груз.

День стоял жаркий. Фургон был пуст. Во всей машине грабитель не наскреб бы добра и на пять центов, так что охранники ехали с открытыми окнами, наслаждаясь прохладным ветерком. Позднее, конечно, фургон превратится в сундук на колесах, набитый сокровищами. Тогда охранникам придется томиться в душном стальном контейнере с наглухо задраенными окнами, зорко вглядываясь в проезжающие мимо автомобили, и кожа их покроется липкой испариной.

А сейчас и водитель и охранник расслабились и ни о чем не тужили. Работа давно превратилась для них в рутину. Содержимое перевозимых ящиков значило не больше чем содержимое продуктовых упаковок для водителей из универмага.

Машина была уже за десять кварталов от гаража, она катилась по проспекту со стабильной скоростью, под воздействием управляемой инерционной силы.

И тут вдруг из боковой улицы выскочил какой-то легковой автомобиль. Его водитель не отнесся с должным вниманием к затору на главной магистрали, машина ударилась о бордюрный камень, пошла юзом и боком зацепила бронированный фургон.

Раздался металлический скрежет. Водитель фургона нажал на тормоз. На кузове стальной машины чуть ободралась краска. Легковушку же покорежило основательно. Водитель пострадавшей машины выскочил из кабины, яростно жестикулируя.

— Какого черта! Вы что — ездить разучились! Да я вас в полицию сдам! Я… Водитель бронированного фургона вылез из-за «баранки» и спрыгнул на землю.

— Эй, — прорычал он, — ты откуда такой взялся? Водитель легковой машины выбросил вперед левую руку с точностью профессионального бойца. Точно определив дистанцию, он схватил водителя фургона за выступающую челюсть. Правая же рука в это время, промелькнув в воздухе, нанесла противнику сокрушительный апперкот.

Опешивший охранник фургона выпрыгнул на мостовую.

— Ты что делаешь! Какого черта! Я охранник и я… И не успел еще он закончить фразу, как черная блестящая машина плавно подкатила к ним и остановилась.

— Я все видел, — сказал в окно сидевший в ней мужчина. — Виноват ваш фургон.

— Да что за черт… — рявкнул разъяренный охранник. И тут же осекся. Потому что пистолет, приставленный к его животу, держала твердая рука.

— Залезайте оба в машину, и поживее, — приказал этот человек, держа на мушке ошарашенных охранников.

В этот момент дверца автомобиля открылась и наружу вышли еще двое. У охранников фургона от удивления отвисла челюсть. Они не поверили своим глазам. Те двое были одеты в точности так же, как они сами. На них были оливковые гимнастерки с эмблемами «Поручительской банковской транспортной компании», точно такие же кепки с форменными знаками, брючные ремни с кобурами, краги и блестящие ботинки.

Охранники банковской машины так и не успели оправиться от изумления. Потому что от ударов гирькой на коротком ремне они один за другим рухнули, как кули с мукой, на мостовую. Нападавшие действовали споро. Бесчувственных охранников мгновенно затолкали в блестящий автомобиль прежде, чем первая машина из надвигающегося на них потока приблизилась к месту происшествия.

Две-три машины все же притормозили. Но ничего необычного их водители не заметили. Люди в униформе, стоявшие по обе стороны фургона, обменивались номерами водительских лицензий с водителем подбитой легковушки. Последний вел себя вполне мирно.

Блестящий черный седан с опущенными боковыми шторами плавно отъехал от места происшествия. Кроткий водитель пострадавшей легковушки сел в проезжавшую мимо машину. Грохоча, укатил по своим делам бронированный фургон, и только угнанная колымага осталась стоять у обочины, свидетельствуя о том, что Большой Форс Гилврэй успешно осуществил первую часть своего замысла.

С этого момента все пошло гладко как по маслу. Чуть ранее «Национальному банку шести оптовых торговцев и маклеров» потребовалось перевезти довольно значительное количество золота. Из банка по телефону заказали фургон, который должны были подать ко входу в определенное время.

Фургон прибыл минута в минуту. Дверь бокового подъезда распахнулась, и спецназовцы-охранники стали прохаживаться по тротуару. Прохожие таращились на тяжелые ящики, которые с глухим стуком ставили на пол броневика. Спецназойцы зорко всматривались в лица пешеходов. Водитель фургона, позевывая, подписал накладную, где было указано количество ящиков.

В банке к этому делу относились довольно спокойно. Водители были материально заинтересованы, содержимое фургона — застраховано. Транспортировку благополучно передали в руки «Поручительской банковской транспортной компании». Беспокоиться было не о чем. Все это давно стало обычным делом.

Охранник захлопнул дверцу. Водитель сел за руль, и броневик, грохоча, отъехал и влился в поток транспорта.

Броневик впоследствии нашли в одном из жилых районов. На глазах у прохожих ящики перегружали в продуктовый автофургон. Дополнительной информации было мало. Люди, перетаскивавшие ящики, были одеты в обычную униформу, и поэтому ни у кого не вызвали подозрений.

Плененных банковских охранников освободили через два часа. Они едва стояли на ногах и были вне себя от ярости. Парни довольно расплывчато описали людей, захвативших грузовик. К тому же полиция не сомневалась, что эти люди, даже не надевшие масок, были заезжими гастролерами, которых наняли специально для этого дела.

Следствие буксовало, но полицейские никак не решались в этом сознаться. Они устроили настоящее шоу со снятием отпечатков пальцев с бронированного фургона, но все это было лишь пустой тратой времени.

Филипп Боргли немедленно сообщил о своей беседе с Полом Праем. Он настаивал на том, что Прай — один из грабителей. В полиции только посмеивались. Что касается Пола Прая, то в прошлом их пути уже пересекались. Этот молодой человек был именно тем, за кого он себя выдавал, — охотником за удачей. Он раскрыл несколько преступлений и в каждом случае получал награду. Общая сумма наградных складывалась в весьма внушительный доход.

Полиция приглядывалась к Полу Праю со всех сторон. Да, его методы были окутаны тайной. Да, его техника раскрытия преступлений ставила в тупик. Но никогда он не был сообщником ни одного преступника.

Все это привлекло к Полу Праю внимание директоров банка, заседавших по этому поводу.

Примерно в это время совет банка огласил свое решение. Было признано, что «Поручительская банковская транспортная компания» не несет ответственности за убытки. Она вообще не посылала фургон в банк, ее сотрудники не расписывались за получение груза. Фургон угнали до того, как он подъехал к банку. Следовательно, банк добровольно передал золотой груз в руки двоих мошенников.

Директорат немедленно назначил награду за возвращение похищенного золота. Но золото сложно опознать и очень легко переплавить. Все шло к тому, что банку придется сделать в своей приход но расход ной книге весьма заметную запись красными чернилами.

Пол Прай узнал о награде через полтора часа после того, как о ней было объявлено. Он позвонил в банк, чтобы проверить сообщение. Затем он отправился на автомобильную стоянку, расположенную за углом его дома.

Собранной им информации полиции вполне хватило бы для получения ордера на обыск жилища Бенджамина Ф. Гилврэя с целью вернуть похищенные деньги. Но Пол Прай вовсе не собирался убивать курицу, несущую золотые яйца. В последние месяцы Большой Форс Гилврэй, сам того не желая, обеспечивал Полу Праю приличный доход.

На стоянке Пол предъявил талон, в обмен на который ему подали новенький, блестящий автомобиль. Автомобиль этот был зарегистрирован на имя Бенджамина Ф. Гилврэя, живущего по адресу Кленовое шоссе, 7823. Конечно, сам Бенджамин Ф. Гилврэй был бы потрясен, узнав об этом.

Пол Прай отогнал машину подальше от оживленного движения, припарковал ее и пересел в красный родстер, зарегистрированный на его собственное имя.

На этом родстере он доехал до места, расположенного примерно в полутора кварталах от дома номер 7823 на Кленовом шоссе, и там поставил машину. Потом поймал такси и вернулся в то место, где оставил новый автомобиль, зарегистрированный на имя главаря гангстеров.

На безлюдной стороне улицы Прай остановил эту новенькую машину, достал ящик с инструментами, вытащил из него тяжелый молоток и обрушил его удар на левое переднее крыло.

Когда он закончил, машина являла собой довольно жалкое зрелище. На фоне новенького, поблескивающего фабричным лаком корпуса резко выделялось искореженное левое переднее крыло. Оно напоминало бесформенный ком оловянной фольги. Краска с него осыпалась. Крыло, якобы задевшее за телеграфный столб, покрылось многочисленными вмятинами.

К тому времени уже начало смеркаться, и Пол Прай вывел свою машину на проспект.

На боковой улице с не очень оживленным движением, но, судя по автоматической сигнальной будке, чреватой разными происшествиями, Пол припарковал машину и стал ждать подходящего случая.

Офицер дорожной полиции стоял как раз возле будки и бдительно оглядывал все проезжающие машины. Казалось, он так и выискивал нарушителей дорожных правил, видимо стараясь суммой взятых штрафов компенсировать свое жалованье.

Улучив подходящий момент, Пол Прай резко стартовал от обочины. Насколько он мог видеть, улица была пуста в обоих направлениях. Он ехал не на тот свет.

Все остальное было до смешного просто.

С дурацкой неуклюжестью водителя-новичка он медленно вывел машину на середину перекрестка и остановил только тогда, когда свисток регулировщика издал третью властную трель.

Автомобиль встал так, что улица просматривалась из кабины в обоих направлениях. Пол Прай находился точно в центре перекрестка.

Возмущенный регулировщик с важным видом прошествовал к левому боку машины. Естественно, он заметил смятое крыло и новенькую покраску. Блюститель порядка заговорил устало-терпеливым тоном, каким обычно обращаются матери к своим капризным и непослушным детям:

— Ты, наверное, ослеп и ничего не видишь, оглох и ничего не слышишь? Ты не видел, какой сигнал на светофоре, не слышал, как я тебе свистел?

Пол Прай с достоинством выпрямился.

— Иди ты к черту, — произнес он медленно и отчетливо. — Я — Гилврэй, Бенджамин Франклин Гилврэй.

Полицейский, ожидавший выслушать униженные оправдания и уже готовый проявить великодушие к водителю-новичку, отшатнулся, как от удара. Лицо его потемнело, терпеливо-саркастическое выражение мгновенно улетучилось.

— Ну ты, придурок! Попробуй еще со мной так разговаривать, и я тебе нос набок сверну. Ты хоть знаешь, черт возьми, кто перед тобой?

Он приблизил искаженное гневом лицо к стеклу передней дверцы и мрачно посмотрел на Пола Прая.

Пол Прай ничего не ответил и вообще никак не отреагировал.

Некоторое время раздосадованный регулировщик не сводил с него тяжелого взгляда, надеясь, что нарушитель даст повод применить к нему силу и арестовать за сопротивление властям. Но сидевший в машине даже не шелохнулся.

Офицер усмехнулся и подошел к машине спереди. Он записал ее номер, важно прошествовал обратно и рывком распахнул левую дверцу.

— У тебя крыло смято. Совсем недавно, да?

— А это, приятель, не твое дело, — невозмутимо бросил Пол.

Офицер, возмущенный такой наглостью, схватил Пола Прая за воротник и выволок его из-за «баранки».

— Слушай, а тебя ведь еще учить и учить, — сквозь зубы сказал он. — А ну живо давай сюда лицензию на вождение. Сейчас ты поедешь в участок. Ясно?

Держа Пола Прая за пальто, он свободной рукой выхватил лицензию.

Движения на улице не было. К перекрестку не приближался ни один огонек. Не было и пешеходов. Пол Прай на редкость удачно выбрал время и место для задуманной операции. И тут из пассивного, хотя и нагловатого гражданина, попавшего в руки закона. Пол превратился в гору мускулов и жестких, как проволока, сухожилий. Его кулак обрушился на голову регулировщика с таким звуком, словно выстрелили из пистолета с глушителем.

Полицейский отлетел назад, на лице его отразились ярость, изумление и боль. Пол Прай послал свою левую в цель с точностью, выдававшей опытного бойца.

Удар, казалось, был нанесен не спеша, настолько точно он был рассчитан. Но регулировщик рухнул на землю как подкошенный, все еще сжимая в руке регистрационный сертификат.

Пол Прай так же не спеша сел в автомобиль, нажал на газ и с мягким урчанием помчался по улицам. Он вырулил на проспект и прямиком поехал к дому Большого Форса Гилврэя. Там он и припарковал род-стер.

Далее он перешел на другую сторону улицы, укрылся в тени живой изгороди и закурил сигарету.

Перед ним смутно вырисовалась темная, безмолвная громада особняка Большого Форса Гилврэя. Ни проблеска света в окнах, ни малейшего шороха изнутри. Вокруг здания тоже царила полная тишина. Однако во всем этом покое и безмолвии чувствовалась какая-то напряженность. Так и казалось, что кто-то наблюдает за улицей, прижав лицо к оконному стеклу. А другие несколько человек, засев в разных уголках здания, настороженно всматриваются в ночь, внимательно изучая его окрестности.



Прошло не меньше получаса, когда Пол Прай услышал завывание сирены и знакомое урчание и металлический лязг автомобиля. Вся улица осветилась красноватым отблеском фар. Полиция решила обставить это дело со всей торжественностью. Даже подогнала по такому случаю тюремный «воронок».

Пол Прай пробрался к своему родстеру, залез в кабину, завел мотор и прогрел двигатель. Потом выключил зажигание, чтобы слышать каждый звук, раздававшийся в ночи. Тюремный «воронок» с помпой подкатил к огромному особняку.

— Вот здесь, ребята! — крикнул кто-то. — Взгляните на машину! Та самая марка, про которую говорил Билл, и переднее крыло у нее помято.

— Выводите его, — буркнул другой голос.

От полицейской машины отделились несколько фигур. С мрачной решимостью они двинулись по аллее к дому. В темноте было отчетливо слышно, как они властно топали по крыльцу, потом тяжелые дубинки забарабанили по деревянным панелям.

Дверь открылась не сразу.

Сначала в доме послышалась какая-то приглушенная возня. Потом на крыльце включили фонарь, и наконец Большой Форс Гилврэй появился на пороге, загораживая своим силуэтом мягкий свет, льющийся из прихожей.

Большой Форс жил в полном соответствии со своим прозвищем. Он всегда шел напролом. За спиной у него были люди с автоматами, которые были готовы как можно дороже продать свою жизнь. Но автоматчиков не было видно, они затаились в тех местах, откуда лучше всего простреливались прихожая и лестница.

— Что, черт возьми, значит это вторжение? — донесся до Пола Прая громкий возглас Гилврэя.

Такова была тактика Гилврэя — всегда выглядеть внушительно, стараться загнать противника в глухую оборону.

Полиция ответила на его вопрос контрвопросом:

— Вы — Бенджамин Гилврэй, проживающий по адресу Кленовое шоссе, 7823?

— Да, я. И мне хотелось бы знать… Последние слова Большого Форса Гилврэя заглушил глухой удар тяжелого полицейского кулака. За ним последовали звучные пинки — на Гилврэя градом сыпались беспорядочные удары. Потом кто-то произнес: «Вы арестованы», и клубок сцепившихся человеческих тел стал медленно продвигаться к тюремному «воронку».

Пол услышал лязг металла, завывание сирены, натужное сипенье выхлопной трубы, и тюремный «воронок» тронулся с места. Внутри его можно было разглядеть движущиеся фигуры — их силуэты проступали на фоне освещенной ленты шоссе.

Большой Форс Гилврэй сопротивлялся аресту, а фигуры делали свое дело.

Пол Прай завел мотор и свернул в боковую улицу. Оттуда хорошо просматривались гаражи и дорожка, посыпанная гравием.

В доме вспыхнули яркие огни, потом свет чуть пригасили. Захлопали двери. Послышался топот бегущих ног. Легковая машина пулей вылетела из гаража, лихо завернула в одну из боковых улиц и с ревом умчалась в ночь. Она была битком набита людьми.

Следом за ней выкатился грузовик. В кабине сидели два человека. Груз в кузове был накрыт брезентом. Он не был объемистым.

Пол Прай двинулся за красными огнями грузовика.

Он держался на значительном расстоянии, но при той маневренности, которой обладал его мощный родстер, мог полностью контролировать ситуацию и знал — грузовик никуда от него не денется. Автомобиль же Пола Прая, с выключенными фарами, был совершенно невидим для пассажиров грузовика.

Некоторое время Пол преследовал грузовик. Потом объект его интереса свернул в общественный гараж. Пол Прай доехал до конца квартала и, развернувшись, повел свой красный родстер туда же.

Грузовик с гангстерами припарковался в конце ангара. К нему тут же подошел заспанный служащий с талоном. Глаза его опухли от сна. Вскинув руки над головой, он сладко потянулся и зевнул.

— Я, пожалуй, припаркуюсь, — сказал ему Пол Прай. — А то что-то заедает реверс.

Человек в грязном комбинезоне снова зевнул и с сонным видом вставил талон в зазор у основания капота. Талончик был пронумерован — серия черных цифр на черном фоне. Другую половинку талона, с тем же номером, он вложил в руку Полу Праю.

— Сразу за грузовиком? — невозмутимо поинтересовался Пол и не стал дожидаться ответа.

Он провел машину по тускло освещенному гаражу и, дав задний ход, завел ее в ближайший от грузовика пустующий бокс. Затем он заглушил мотор, выключил фары и вылез из кабины.

Стоит отметить, что вылез он со стороны грузовика и, пробираясь между боксами, касался рукой капота этой мощной машины.

При тусклом освещении помещения полусонный дежурный не мог заметить, что Пол Прай поменял местами кусочки картона, так что красный талон, прежде вставленный в щель капота родстера, теперь оказался на грузовике. Талон же, выписанный на грузовик, перекочевал на родстер.

Вряд ли Пол Прай заранее знал, какую именно комбинацию разыграет. Да, он не сомневался, что гангстеры, встревоженные арестом Большого Форса Гилврэя, перевезут драгоценный груз в другое место. Но кто мог предвидеть этот дерзкий маневр, на который они пошли, заметая следы?

Сама простота этого маневра служила бандитам гарантией успеха и плана, а следовательно, и защитой.

Итак, полиция уже сидела у них на хвосте. Перед гангстерами стояла задача — спрятать ценную добычу так, чтобы, как говорится, и концы в воду. Решение напрашивалось само собой. Нужно обращаться с ящиками, полными золота, как с самым обычным грузом, где-нибудь припарковать машину на ночь и не предпринимать ничего до тех пор, пока не поступят известия от Гилврэя.

Если полиция считает, что это добро висит на Гилврэе, гангстеры разгрузят грузовик, разместят тяжелые ящики на быстроходных туристических автомобилях и вывезут из города. Если тревога ложная, все равно хорошо, что золото убрали из дома, который может подвергнуться обыску. Даже если полиция располагает полной информацией и знает все подпольные «малины» банды, их рейд все равно не принесет никаких весомых улик.

Но Пол Прай всегда действовал по обстоятельствам. Изначально он лишь хотел убедиться, что все золото собрано в одном месте. Затем сообщить об этом полиции, указать, где его прячут, за все это, естественно, получить награду. Теперь же ему представилась возможность гораздо эффективнее обставить возвращение сокровищ. И при этом оставить целой и невредимой банду — сборище отъявленных уголовников, готовых совершать все новые и новые преступления. А значит, и впредь Прай сможет срывать свой куш.

И вот случилось так, что, покидая гараж, Прай имел при себе пронумерованный кусочек картона, а на грузовике с похищенным золотом стоял талон-дубликат с тем же самым номером.

Пол Прай довольно хмыкнул и скрылся в темноте. Он позвонил сержанту Махони из полицейского управления.

— Это Прай, сержант. За то золото, что свистнули у «Национального банка шести оптовых торговцев и маклеров», уже назначили награду?

— Да, назначили. А что, ты напал на его след? — с любопытством спросил сержант.

— А как же, — самодовольно воскликнул Пол. — Не могли бы вы подъехать на угол Вермонта и Гаррисона? Там я встречу вас с золотом. Возьмите чек на наградные деньги, только не вписывайте мое имя. Мы разделим награду пополам.

Сержант откашлялся.

— В принципе я не против. Но за последнее время ты уже получил не то две, не то три такие награды. И как тебе удается с такой легкостью добывать информацию?

Пол Прай рассмеялся:

— Секрет фирмы, сержант. А что?

— Видишь ли, — замялся полицейский, — некоторые подозревают, что ты сам организовывал преступления, чтобы потом получить награды.

— Не валяйте дурака, сержант. Решись я на такое дело, я не стал бы возвращать добро за часть его стоимости. Эти ящики набиты золотыми монетами и валютой. Что мне мешало потратить все это, если бы я не хотел вернуть его назад? Но если вы боитесь лишних хлопот, давайте забудем про мое предложение. Я не стану возвращать груз, а вы беритесь за дело и расследуйте его собственными силами.

— Ни в коем случае, Прай! Я ведь просто размышлял вслух, — торопливо возразил сержант. — Да, ты прав. Так, значит, на углу Гаррисона и Вермонта? Я там буду через двадцать минут.

Пол Прай повесил трубку, а через некоторое время позвонил к себе в квартиру. К телефону подошел Рожи Магу.

— Ты пьян. Рожи?

Последовал отрицательный ответ.

— Вот и хорошо. Бери такси, прихвати с собой комбинезон, кепку и куртку механика. И давай побыстрее. Если не достанешь куртку, сойдет и кожаное пальто. Найдешь меня в аптеке на улице Вермонта, недалеко от Сто десятой авеню. Только нигде не задерживайся.

Пол Прай поудобнее устроился в аптеке, взял журнал, купил пачку сигарет и приготовился чудесно провести время.

Через полтора часа Рожи Магу привез нужные вещи. Пол Прай поймал другое такси и приехал в гараж уже одетый в грязные, засаленные вещи. Он сыпанул в глаза немного табака, и теперь они покраснели и воспалились.

Когда дежурный с заспанными глазами, дремавший на стуле у стены конторы, машинально протянул руку, Пол разразился бранью.

— Чертов грузовик! Ну что ты на это скажешь? Только я собрался на боковую, как звонит босс и говорит моей жене, что сегодня же ночью я должен отвезти этот груз на склад. Затем, взяв себе помощника, отправляться в следующий рейс.

Дежурный посмотрел на Пола Прая и озадаченно наморщил лоб.

— А разве вы приехали на этом грузовике?

— Угу, — пробормотал Пол, зевая, и сунул ему талон.

Дежурный подошел к грузовику, сличил номера на талонах и кивнул:

— Да, ваше лицо мне кажется знакомым, но я думал… Он так и не договорил, о чем именно думал.

Пол Прай сел в грузовик, включил зажигание, затем фары и, дождавшись, когда мотор, взревет, выехал на улицу. Рожи Магу прикрывал его сзади — он ехал в такси, сжимая в руке автоматический пистолет. Грузовик с сокровищами загрохотал по проспекту.

На углу улицы Гаррисона в полицейской машине их дожидался сержант Махони. Он пожал руку Полу и бросился к грузовику с накрытым брезентом кузовом. С первого взгляда ему все стало ясно.

— Господи, да ведь меня ждет повышение! — радостно воскликнул он. Пол Прай кивнул:

— Отвезите грузовик в полицейское управление. Скажите там, что получили информацию от осведомителя. Я поеду домой на вашем родстере. Потом ваши люди заберут машину. Да, кстати, мой род-стер стоит в гараже Мэгби недалеко отсюда — по этой же улице. Я потерял свой талон. Хорошо, если бы вы отправили туда патруль — пусть скажут людям из гаража, что, мол, машина угнана. Поставьте ее перед моим домом, когда приедете за своей машиной.

Сержант Махони, прищурившись, посмотрел на Пола Прая, и глаза его заблестели.

— Так ты, сынок, поменял талоны местами и угнал грузовик?

Пол Прай покачал головой:

— Я не могу толком ответить на этот вопрос.

— Чего ты испугался? Ты находишься под защитой полиции, если совершил оперативный угон гангстерского грузовика.

Пол Прай засмеялся:

— Нет. У меня есть сугубо личные причины.

— А именно? — не понял полицейский.

— Я не хочу резать курицу, несущую мне золотые яйца.

Сержант Махони тихонько присвистнул:

— Да, все верно — золотые яйца. Но ты играешь с огнем, сынок. С такими забавами недолго и на тот свет отправиться.

— Возможно, — согласился Пол Прай. — Но зато так интереснее играть. Здесь нечто особенное, касающееся только меня и…

— И кого? — нетерпеливо спросил полицейский.

— И джентльмена, которому я подарил новую машину. — Бросив эту загадочную фразу, Пол Прай пошел к полицейскому родстеру.

— Хорошенько стерегите этот грузовик. Доброй вам ночи, сержант. Как получите повышение — дайте мне знать.

Пока сержант забирался в кабину грузовика. Пол Прай выжал газ на полицейском родстере. Утром он получит еще одну партию золотых яиц — половину награды, которую банк назначил за возмещение убытков, которых вообще можно было бы избежать.

1

Джон Ячменное Зерно — олицетворение пива и других спиртных и солодовых напитков.


home | my bookshelf | | Король рэкета |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу