Book: Маскарад для убийства



Эрл Стенли Гарднер

«Маскарад для убийства»

Часть 1

Тайное письмо из тюрьмы

Чувствуя себя в смокинге не в своей тарелке, однорукий Магу закатил остекленевшие глаза и кивнул Полу Праю через стол.

— Здесь полно проходимцев, — сказал он. В отличие от своего компаньона, Пол Прай ощущал себя в вечернем костюме с иголочки, так, словно в нем родился. Он внимательно посмотрел на своего верного помощника.

— Проходимцев какого рода? — уточнил он.

— Ну, — замялся Магу, — тут забавное сборище. Думаю, если вы понаблюдаете, что тут произойдет сегодня вечером, будете в курсе, где находится алмаз Леггета.

— Что ты хочешь этим сказать, приятель? — не понял Пол.

Однорукий Магу покрутил вилкой.

— Вот тот парень, — указал он, — Том Мик.

— Ну и что из того, — нетерпеливо пробурчал Пол, — кто, такой Том Мик?

— Почтальон.

— Почтальон? Ну и что же в этом такого? — удивился Пол Прай.

Рожи Магу ловко управлялся вилкой. У него не было правой руки, и его левой руке приходилось орудовать и ножом и вилкой, а вдобавок еще и жестикулировать, когда он разговаривал.

— Том Мик, — объяснил он, — передает письма из заключения. И имеет от этого «левый» доход.

— Он что же, тюремный надзиратель? — осведомился Пол Прай.

— Ага, нечто вроде помощника, третий заместитель надзирателя. Ему удалось пережить на этом месте три смены тюремного начальства. Он передает письма заключенных на волю.

Молодой человек кивнул и запомнил эти сведения. На случай, если они ему когда-нибудь пригодятся. Его пристальный взгляд остановился на человеке» которого ему указал компаньон. Это был седой человек небольшого роста, с высокими скулами и слезящимися глазками. Словом, его личность не вызывала никаких подозрений.

— Вид у него совершенно безобидный, — заключил Пол Прай.

Рожи Магу непринужденно кивнул.

— Ага, — согласился он. — Этот парень обычно ни во что не ввязывается — только передает письма, и точка. Это его нелегальный доход. Больше рук он не пачкает. Даже не снабжает заключенных спиртным.

— Но почему ты считаешь, что этот Том Мик, передающий письма от заключенных, знает что-то об алмазе Леггета? — продолжал расспрашивать своего осведомленного товарища Пол.

— Он ничего не знает, — с готовностью согласился однорукий Магу. — Но видите вот того тяжеловеса за столиком, с темно-синим подбородком, несмотря на то, что брился всего два часа назад? Эдакого черноволосого парня с широченной грудью?

— Да, по виду он похож на юриста, — ответил босс.

— Он и есть юрист. Это Фрэнк Боствик, специалист по уголовному праву и адвокат Джорджа Томкинса. А этот Томкинс — тип, который отсиживает в тюряге за кражу алмаза Леггета.

— Хорошо, продолжай, Рожи.

Однорукий мотнул головой в другом направлении:

— А вон там, видите, плешивый, полный достоинства в накрахмаленном воротничке и очках человек. Это Эдгар Паттен. Тот самый доверенный представитель страховой компании, где был застрахован алмаз Леггета.

Пол Прай задумчиво посмотрел на Рожи Магу. Его глаза блеснули интересом.

— Ладно, приятель, — сказал он. — Выкладывай подробности, возможно, я извлеку из твоей информации какую-нибудь пользу.

Пол Прай жил только за счет собственного ума. С негодованием отрицал, что он детектив в широком смысле этого слова, хотя с другой стороны, давал ясно понять, что он никакой не мошенник. И когда Пола нанимали выполнить какую-то работу, он называл себя профессиональным борцом с преступностью.

У однорукого Магу, наоборот, был определенный статус. Он был тайным советником Пола Прая.

Однорукий никогда не забывал ни лиц, ни имен, ни дел, в которых те были замешаны. Одно время он служил в городской полиции. В результате кадровых пертурбаций он лишился работы, а попав в аварию, потерял правую руку до плеча. Остальное довершило спиртное. Когда Пол Прай его нашел. Магу скатился на самое дно общества: сидел на перекрестке на углу здания банка и держал левой рукой котелок. Шляпа была до половины заполнена карандашами, а на дне лежало несколько мелких монет.

Пол Прай бросил полдоллара, взял один карандаш, а затем заинтересовался этим человеком. В его остекленевших, немигающих глазах он заметил благодарность. Пол завязал с ним разговор и понял, что этот человек — настоящая ходячая энциклопедия преступного мира.

И это был последний день, когда однорукий Магу знал нужду. В этот день и образовался их странный союз. Однорукий Магу снабжал Пола Прая информацией, а ассоциативный мозг босса перерабатывал ее и извлекал выгоду в финансовом выражении.

Магу еще раз оглядел помещение и продолжил информировать Пола Прая.

— Вероятно, здесь произойдет следующее, — понизив голос, говорил он. — Фрэнк Боствик, юрист, войдет в сговор с Эдгаром Паттеном, служащим страховой компании, с целью облегчить Томкинсу наказание. Возможно, они попытаются сделать так, чтобы его выпустили без суда. А ценой их усилий будет возвращение алмаза Леггета. Копы пообломали зубы с делом Томпкинса, но не смогли найти алмаз. Томпкинс — стреляный воробей.

— Значит, — осведомился Пол Прай, — ты считаешь, что Боствик знает, где находится алмаз?

Рожи Магу уставился на столик, за которым в полном одиночестве обедал Том Мик.

— Сомневаюсь, — сказал он, — но юрист решил пойти на сделку со страховщиком, и Мик передал соответствующее письмо Томпкинсу в тюрьму. Тот отписал ответ, и этот курьер теперь должен доставить его по назначению.

— Так в чем же загвоздка? — поинтересовался Пол Прай.

— В том, как Мик работает, — начал разъяснять Магу. — Тюремный опыт не позволяет ему действовать в открытую. Он посидит тут и съест свой обед. Потом встанет и уйдет. Письмо будет подложено либо под его тарелку, либо где-то под салфетку. Тут явится Боствик и возьмет его. Затем увидится с Паттеном, и они договорятся между собой.

Пол Прай окинул усталым взглядом ресторанный зал ночного клуба. При этом он постарался не упустить ни одной мелочи.

— Я смог бы, — грустно заметил однорукий Магу, — справиться еще с одной бутылкой этого вина. Пол Прай подозвал официанта.

— Принесите еще пинту, — попросил он. Магу недовольно скривился.

— Пинта, — уточнил он, — это же только половина бутылки.

— Официант, кварту, — заказал Пол Прай. Рожи удовлетворенно кивнул.

— Пойду пройдусь до телефона, — бросил он. — Вернусь, как только принесут вино.

Он отставил стул и двинулся в направлении телефонов.

И именно в этот момент Том Мик подозвал официанта, расплатился и встал из-за стола. Он почти уже был у двери, когда освещение в зале пригасили. Бледно-голубой, будто лунный, свет падал только на танцевальную площадку. Оркестр заиграл соблазнительный вальс.

В неразберихе обнимающихся пар, поднимавшихся со своих мест и направлявшихся к танцплощадке, Фрэнк Боствик, юрист, встал и, не обратив на себя ничье внимание, направился к столику, который только что освободил Мик.

Пол Прай тут же воспользовался преимуществом в расстоянии и воцарившейся неразберихой. С быстротой и бесшумностью форели, скользящей в глубоких водах горного озера, он пробрался к столику, за которым сидел Мик. Его руки исследовали стол. Кончиками пальцев он нащупал какой-то плоский предмет под скатертью, и в мгновение ока он оказался в руке Пола.

Это было письмо, заклеенное и запечатанное, и Прай, не пытаясь прочесть его, свернул и сунул конверт в свой ботинок. Затем обогнул столик и остановился у другого, за которым сидела дама.

Это была женщина из компании, которая только что вошла в ночной клуб. Либо мать, либо старшая сестра молоденькой девушки, которая в этот момент делала первые фигуры вальса с молодом человеком из той же компании. Дама была страшно удивлена и польщена вниманием такого привлекательного молодого человека. И уже через минуту удивление на ее лице уступило место самодовольному молчаливому согласию: она позволила препроводить себя в центр зала, предназначенный для танцев.

Пол Прай грациозно исполнял фигуры вальса. Ему было очень удобно наблюдать за происходящим через плечо женщины. И первое, что он отметил, — Фрэнк Боствик, юрист, уже сидел за столиком, который освободил тюремный почтальон Том Мик.

И Пол Прай усмехнулся. Ему стало ясно, что адвокат не заметил ловкой кражи послания, оставленного Томом Миком на столе под скатертью.

Пол Прай был привлекательным молодым мужчиной. Он обладал прекрасной осанкой и любезными манерами. Его партнерша в танце была благодарна ему и очень довольна. И когда по окончании вальса Пол подвел ее снова к столику, то доставил пожилой даме несколько мгновений триумфа в ожидании возвращения молодой пары. Острый взгляд Прая отметил недоверчивое изумление молоденькой женщины и торжествующий вид дамы, с которой только что танцевал.

Молодой человек отвесил глубокий поклон, невнятно пробормотал слова благодарности и не спеша вернулся к своему месту. И тут он увидел, что стул, на котором сидел однорукий Магу, теперь был занят незнакомкой. Пол машинально отметил ее стройную фигурку, смелое платье с открытой спиной и синие глаза, смотревшие на него откровенным призывом. На вид ей можно было дать лет двадцать семь.

Пол Прай остановился.

— Прошу прощения, — сказал он. Взгляд женщины был более чем откровенным. Чувственные алые губы раскрылись в улыбке.

— Следует просить, — промурлыкала она. Пол Прай вопросительно приподнял брови.

— Не то чтобы я очень возражала вашему здесь появлению, — улыбаясь, продолжала молодая дама. — Скорее вам следует просить прощения за тот избитый прием, с помощью которого вы пытаетесь со мной познакомиться. Полагаю, вы сделаете вид, что этот столик ваш и… — Она замолчала. На ее лице отразилось некоторое смятение. — Боже правый! — воскликнула женщина. — Это же действительно ваш столик!

Пол Прай молча улыбался.

— Ох, простите! Я вышла из зала, а тут выключили свет, — покраснев, оправдывалась она. — Видите ли, моего приятеля вызвали по делу, и я возвращалась в одиночестве. Наверное, я просто перепутала столик.

Дама сделала попытку встать, однако не отвела взгляда широко распахнутых синих глаз от лица Пола Прая.

— Ну, — любезно сказал молодой человек, — поскольку вы уже здесь, а ваш сопровождающий, очевидно, вас покинул, почему бы не провести вечер в моей компании?

— О, нет! — отказалась она. — Я не могу. Пожалуйста, поймите меня правильно. Уверяю вас, то, что я здесь — простая случайность.

— Конечно случайность, — охотно согласился Пол, выдвинул другой стул и уселся напротив нее. — Случайность, — продолжал он, — которую судьба бросает на пути одинокого мужчины, способного надлежащим образом оценить большие синие глаза и медные волосы.

— Льстец! — кокетливо воскликнула дама.

Пол Прай в этот момент поднял глаза вверх, увидел однорукого Магу. Компаньон направлялся к нему. И тут Магу заметил женщину, сидевшую напротив Пола.

Бывший фотограф замер на полпути, пока его стеклянные глаза «фотографировали» собеседницу босса. Рожи поднес руку к уху и резко потянул себя за мочку. Потом развернулся и пошел прочь.

За время общения, которое переросло в тесную дружескую связь между этими двумя искателями приключений, возникла необходимость выработать определенный набор сигналов, посредством которых они могли понимать друг друга. Условные знаки однорукого Магу были понятны только Полу Праю. И жест, который только что сделал Рожи, означал: «Особа, с которой вы беседуете, знает меня и представляет опасность. Я должен немедленно скрыться. А вы поторопитесь выпутаться из сложившейся ситуации».



Часть 2

Под личиной грабителя

В тот момент, когда однорукий Магу, развернувшись, удалялся от стола. Пол услышал воркующий голосок женщины.

— Хорошо, — сказала она, — поскольку вы такой обходительный и привлекательный, возможно, я сделаю исключение. Разве не забавно притворяться, что мы старые знакомые, в то время как ни один из нас не знает о другом ровным счетом ничего. Вы можете называть меня Стеллой. А как ваше имя?

— Замечательно! — воскликнул Пол Прай с энтузиазмом. — Можете называть меня Полом.

— И мы с вами, Пол, старые друзья, которые встретились спустя долгие годы? — игриво продолжила она.

— Да, — подхватил Пол, — но пусть наша разлука не будет такой уж долгой. Увидев вас однажды, ни один мужчина не выдержал бы долгой разлуки.

Дама непринужденно рассмеялась.

— Так, значит, вы верите в судьбу? — спросила она.

Пол Прай кивнул, губы его улыбались, но глаза оставались настороженными.

— Возможно, — согласилась она, — в конце концов, это судьба.

Стелла вздохнула и в первый раз, с тех пор как уселась за столик, опустила глаза.

— Так как же насчет судьбы? — поинтересовался Пол Прай.

— Ну, я встретила вас как раз в тот момент, когда мне так нужен кто-то… — Голос ее дрогнул, и женщина отчаянно замотала головой. — Нет, — сказала она решительно, — я не должна.

Оркестр грянул уанстеп. Синие глаза снова пристально смотрели ему в лицо.

— А не потанцевать ли нам. Пол? — спросила она. Кивнув, Пол встал, отодвинул стул, на котором сидела дама. И вдруг она вскочила и раскрыла ему свои объятия. На алых губах заиграла соблазнительная улыбка.

Они вышли на танцевальную площадку. Такая подходящая пара не могла не привлечь взглядов любителей танцев. Пол Прай двигался легко и грациозно, казалось, его ноги совсем не касались пола. Его хорошо сложенная партнерша, с изысканными формами, со стройными ногами, прямо-таки излучала уверенность в своей красоте и женской привлекательности.

— Знаете, — поделилась она, — до того, как я вас встретила, я подумывала о самоубийстве… Пол Прай сжал ее руки.

— Вы шутите! — воскликнул он. — Соблаговолите рассказать об этом поподробнее, — добавил он.

Несколько минут они танцевали молча, и она искусно создавала впечатление, что полностью полагается на его мужество и благородство.

— Но, — сказала наконец Стелла, — я не могу откровенничать здесь.

— Тогда где же?

— У меня есть квартира, — продолжила она, — если бы вы выразили желание отправиться туда… — Замечательно! — сразу же согласился Пол Прай.

— Тогда пошли, — пригласила его женщина. — Я была здесь просто ради развлечения. Хотела развеяться. Теперь вы дали мне повод вспомнить о том, что меня ожидает.

Музыка смолкла.

Женщина на мгновение прижалась к нему, но тут же, сделав вид, что сумела справиться с собой, снова стала респектабельной. Просто держала руку на его плече, а ее честные синие глаза невинно улыбались ему.

— Восхитительный танец, — сказал Пол, аплодируя.

— Вы замечательно танцуете, — похвалила она. Повторять танец они не стали. Стелла доверчиво оперлась о его руку.

— Давайте уйдем прямо сейчас! — предложила она. Пол Прай согласился.

Пол Прай жил за счет собственного ума и по-своему противостоял преступности. К сожалению, как частенько упрекал его партнер и помощник Магу, Пол был начисто лишен осторожности. Он бесстрашно шел навстречу любой опасности, волновавшей его кровь, и делал это с предельным хладнокровием, доверяясь своей изобретательной способности выпутываться из любых неудач и осложнений.

Выходя из ночного клуба, Прай из предосторожности посмотрел, нет ли за ними слежки. Убедившись, что хвоста нет, он помог молодой даме сесть в такси, последовал за ней и тут же прикурил сигарету от зажигалки. Захлопнув за ними дверь, водитель кивнул в знак того, что знает адрес, который назвала ему женщина.

Поездка до квартиры была короткой, и Пол послушно проследовал из автомобиля в лифт, а затем по коридору. Молодая женщина открыла дверь в квартиру и включила свет. Сторонний наблюдатель мог бы заметить, что в это время его правая рука замешкалась у левого лацкана пиджака. Но мгновение спустя Полу стало ясно, что в квартире никого не было, и он опустил руку. Пол Прай мог бы поспорить, что успеет выхватить из-под мышки свой пистолет быстрее, чем кто-нибудь повернет ручку двери, намереваясь открыть ее и взять его на мушку.

— Боже мой, Пол, — воскликнула Стелла, — я так рада, что встретила вас!

Пол внимательно проследил, чтобы входная дверь квартиры как следует закрылась. Когда язычок замка щелкнул, он улыбнулся хозяйке.

— Для меня, Стелла, — сказал он, — это было истинное наслаждение.

— Мы ведь, — сказала она, улыбаясь молодому человеку и полураскрыв губы, — мы старые друзья. Помните, мы договорились?

Прай поспешно кивнул.

— Тогда хорошо, — бросила Стелла. — Я собираюсь отделаться от этого платья и переодеться во что-нибудь более удобное. Подождите тут и чувствуйте себя как дома.

Рука Пола Прая снова прикоснулась к лацкану пиджака, когда Стелла открыла дверь смежной комнаты. Женщина удалилась в свою спальню, а Пол прошел к креслу, стоявшему в стратегически выгодном для него месте, расположился в нем и закурил сигарету.

Через пять минут появилась Стелла — это было какое-то прелестное видение. Случайно, а возможно, и нет, женщина задержалась в дверном проеме на фоне ослепительно яркого света, лившегося из спальни. В эти мгновения ее шелковое одеяние превратилось в прозрачную дымку, которая совсем не скрывала ее фигуру, а, наоборот, выгодно подчеркивала.

Словно спохватившись, Стелла выключила свет и подошла к Полу.

Она присела на подлокотник его кресла, ее пальцы ласково зарылись в его волосы. Она кокетливо покачивала ножкой, которая то и дело высовывалась из дымчатого шелка.

— Пол, — промурлыкала она, — у меня такое ощущение, будто я знаю вас всю жизнь.

— В таком случае, — предложил он, — можете мне довериться.

Женщина вздохнула, перестала гладить его волосы, слегка коснулась его щеки и наконец положила руки ему на плечи.

— Пол, — попросила Стелла, — не смотрите на меня, пока я буду рассказывать. Я этого не вынесу. Просто сидите и слушайте.

— Я — весь внимание. — Он изобразил готовность.

— Вы когда-нибудь слыхали о человеке по имени Сильвер Досон?

— Нет, — ответил Пол Прай. — А кто такой этот разбойник Сильвер?

— Изверг, которого еще не повесили, — сказала она с ненавистью.

— Неплохое определение, заставляет работать мое воображение, — подвел итог Пол Прай.

— У него письма, — сообщила Стелла.

— Какие письма? — поинтересовался Пол.

— Мои письма к человеку, который предал мое доверие.

— Неужели? — изумился Пол Прай.

— Видите ли, — замявшись, сказала она, — тогда я была замужем… — А сейчас? — Пол Прай проявил неподдельный интерес.

— Нет, мой муж умер, — с грустью проговорила Стелла.

Пол промолчал в ожидании дальнейших признаний.

— Но оставил особое завещание, — продолжала Стелла. — В нем имеется оговорка, что, если меня уличат в неверности мужу, наследство отойдет благотворительной организации.

— Понимаю, — протянул Пол Прай. — А эти письма могут осложнить ваше положение.

— Письма, — поправила она, — приведут меня к краху.

— В таком случае вам не следовало их писать, — назидательно заявил Пол.

Стелла ладонями приподняла его голову и заглянула ему прямо в глаза.

— Признайтесь, неужели вы никогда не делали того, чего не следовало бы делать?

Пол Прай рассмеялся и похлопал ее по руке.

— И, — сказала Стелла многозначительно, — я и дальше намереваюсь совершать поступки, которые не следовало бы совершать. Это так весело! И в то же время я не хочу лишиться наследства из-за невинного любовного приключения.

— Невинного? — недоверчиво переспросил Пол. — Ну, тогда ведь и письма не такие уж порочные, — заключил он.

— Письма, — Стелла лукаво улыбнулась, — могут быть не правильно истолкованы. Вы же понимаете, мне всегда приходилось ограничивать и подавлять себя. Еще со времен девичества. Я выросла в семье со старомодными взглядами и оказалась жертвой пуританского воспитания. В результате, когда я стала писать, все мои подавляемые желания выплеснулись на странички этих писем.

— Тогда я их достану, — заверил ее Пол Прай. — Такие письма не стоит зачитывать перед судом присяжных.

— Ну, — сказала Стелла рассудительно, — если члены суда не слишком искушены в делах любви, то могут многое из них почерпнуть.

— Следовательно, — сделал вывод Пол Прай, — вы не хотите, чтобы их читали перед судом. Ну а что говорит по этому поводу Сильвер Досон?

— Этот человек — хладнокровная змея, — ответила она. — Его прозвали Сильвером за копну седых волос, которая придает ему вид старого, благообразного и достойного представителя высшего света. Однако этот негодяй готов украсть медяки с глаз покойника.

— Конечно же, — заметил Пол, — он вам что-то предложил взамен. Наверняка запросил определенный процент от суммы вашего наследства.

— Ему нужны не деньги, — воскликнула Стелла. — Он хочет того, чего я не могу ему дать. — Голос женщины понизился до еле слышного шепота:

— Он хочет, чтобы я поехала с ним в Европу.

На ее лице появилось выражение попранной невинности. В глазах засверкали праведные слезы, готовые вот-вот пролиться на щеки. Стелла страдальчески посмотрела на Пола Прая.

— И что вы намерены делать? — спросил он.

— Я же вам говорила, — ответила девушка, — собираюсь покончить жизнь самоубийством.

— Но теперь-то вы передумали? — уверенно заявил он, похлопывая ее по руке.

— Да. Мне есть ради чего жить… теперь.

— Ну, тогда, — предположил молодой человек, — у вас наверняка есть план?

Стелла окинула собеседника беспристрастным оценивающим взглядом. Именно с таким выражением ученый осматривает бабочку, прежде чем ее классифицировать.

— Да, — сказала она медленно, — у меня есть план, который я придумала, пока мы с вами танцевали. Вы мне показались таким грациозным и хорошо сложенным, таким уверенным в себе и способным постоять за себя, что мне в голову взбрела дикая мысль. Но боюсь, вряд ли она выполнима. Да и могу ли я просить об этом человека, которого едва знаю.

— Старого друга, Стелла, — поправил Пол, похлопывая ее по руке.

— Тогда хорошо, — согласилась она, — как мой давнишний друг вы имеете право выслушать план и… воспользоваться, преимуществами старой дружбы.

Она наклонилась и томно поцеловала его прямо в губы.

— О, — выдохнул молодой человек, — обязательства подобной дружбы, определенно, не умаляют преимуществ, которые она дает.

Стелла засмеялась и ущипнула его за щеку.

— Глупый мальчишка!

Пол Прай никак не отреагировал, а просто сидел и выжидал.

Между тем синие глаза снова принялись его изучать. Наконец Стелла заговорила:

— Сильвер Досон водит дружбу с людьми определенного круга, — начала она тихим хриплым голосом, — не из высшего общества, естественно, тем не менее с людьми состоятельными. Завтра вечером он дает в своем доме бал-маскарад. Мне пришло в голову, что вы можете воспользоваться этим. Видите ли, гости будут в разнообразных костюмах. Я подумала, что вы могли бы прийти в костюме грабителя.

— Грабителя? — переспросил Пол Прай.

— Да. Знаете, с маской и пистолетом и тому подобное. Это будет интересный маскарадный костюм.

— Но, — поинтересовался Пол, — что это нам даст?

— Все очень просто, — отвечала Стелла. — Вы сможете улизнуть, когда начнутся танцы, и побродить по дому. Я покажу вам, где хранятся письма. Если вы случайно наткнетесь на слуг или на кого-то другого, припугните пистолетом и разыграйте роль грабителя. Если что-то не получится, вы всегда сможете сказать, что просто пошутили, ведь вы только маска грабителя на маскараде. Но ничего такого не произойдет. Вы сможете войти и взять письма. Я точно знаю, где он их хранит. Потом смешаетесь с остальными гостями, привлечете внимание своим необычным костюмом, ускользнете из толпы и присоединитесь ко мне на улице.

— Но, — возразил Пол Прай, — у меня нет приглашения.

— Вам оно и не потребуется, — заверила женщина. — За домом есть лестница, мы можем приставить ее к одному из окон на втором этаже. Они никогда не запираются. Вы подниметесь по лестнице и проникните в дом.

— Нет, — поразмыслив, сказал Пол Прай, — это не слишком удачная идея. Лучше попробовать явиться на маскарад без приглашения. Или же я попытаюсь подделать пригласительный билет.

— Это мысль! — воскликнула она. — Я смогу достать вам приглашение. Тогда вы войдете через парадную дверь, а потом, выскользнув из толпы, подниметесь в его кабинет.

— Но ведь письма наверняка под замком!

— Нет. То есть письма лежат в письменном столе, и он действительно заперт. Но вы сможете с ним легко справиться. Я достану для вас ключ.

Пол Прай обнял женщину за, талию.

— Я сделаю это, Стелла, — заверил он. — Чего не сделаешь ради старого друга. Она рассмеялась.

— Такой галантный кавалер, — сказала женщина, — заслуживает еще одной дружеской прерогативы, — и наклонилась, чтобы поцеловать его.

Часть 3

Маскарад смерти

Однорукий Магу сидел дома, когда Пол Прай открыл дверь своим ключом и вошел. Рожи поглядел на него стеклянными глазами, протянул руку к полупустой бутылке виски, стоящей у локтя, наполнил стакан и одним глотком проглотил всю порцию сразу.

— Ну, — признался он, — уж и не думал, что увижу вас снова.

— Ты всегда был жизнерадостным парнем, — огрызнулся Пол Прай, вешая в шкаф плащ и шляпу.

— Дуракам везет, — радостно парировал однорукий Магу. — Насколько мне известно, смерть назначила вам свидание еще шесть месяцев назад. Для вас уже выбран мраморный памятник. Почему вы все еще не под ним — выше моего понимания.

— Ты, приятель, — усмехнулся Пол, — пессимист от рождения.

— Пессимизм — ничто, — ответил Магу. — Вы не обратили внимания на мой сигнал. Поэтому и попали в жуткую ловушку. Не понимаю, как вам удалось из нее выпутаться?

— И что ты имеешь в виду? — поинтересовался босс.

— Женщину, которая сидела с вами за одним столиком, — ответил однорукий Магу. — Это Бойкая Стелла Молей, и она прикрывала Тома Мика. Я видел, как вы тайком взяли из-под скатерти письмо. И она тоже вас засекла. Фрэнк Боствик — просто юрист. Его дело — стоять перед судом присяжных, разводить руками и рассуждать о Конституции, но на ногу он не скор. Вот почему вор Томпкинс послал Стеллу проследить за курьером Томом Миком. Хотел удостовериться, что письмо доставлено адресату.

— Понятно, — кивнул Пол Прай. — Значит, Стелла знала, что письмо у меня. Тогда почему же она не обвинила меня в воровстве или не попыталась выкрасть письмо?

— Была уверена, что ничего из этого не получится, — пояснил Рожи Магу. — Она понимала, что вы достаточно умны, чтобы играть в эту игру.

— Тогда что же ей было нужно от меня? — удивился босс.

Магу презрительно хмыкнул.

— Нужно?! — воскликнул он. — Да ей нужно было убрать вас с дороги! Она хотела, чтобы на вашей могилке выросли маргаритки.

Пол Прай жизнерадостно осклабился.

— Ладно, — сказал он. — Я еще живой.

— Живой, потому что судьба благоволит идиотам, — пробурчал помощник Пола. — Просто удивительно, как вас не убили еще несколько месяцев назад, при ваших-то способностях попадать в неприятности при каждом удобном случае! Разве вы не знаете, что именно Бойкая Стелла убила Биг Бена Десмонда в Чикаго?

— Неужели? — вежливо изумился Пол Прай, приподняв брови. — И как же попался этот Бен Десмонд? Она его застрелила или отравила?

Однорукий Магу налил себе еще одну порцию виски.

— Ничего подобного, милый мой, — ответил он. — Она для этого слишком… — Ладно, — прервал его Прай, — признаю, меня это заинтересовало, Магу. Давай выкладывай, не испытывай моего терпения.

— Ну, — продолжал Магу, — это было так хитро задумано, без сучка и задоринки. Высокий суд рассмотрел это дело и не нашел ничего криминального.

Пол Прай удобно развалился в шезлонге, закурил сигарету и изобразил на лице выражение вежливой заинтересованности.

— Ты хочешь сказать, приятель, что человек может убить другого при таких обстоятельствах, что суд, рассмотрев дело, не признает в этом ничего предосудительного?

— Бойкая Стелла может, — заявил Магу. — Вот слушайте. Она купила Биг Бена тем, что отправила его на маскарад в костюме гангстера. Заставила его рыскать по дому того парня, что давал бал-маскарад. Хозяин в это время был в спальне, стоял перед встроенным в стену сейфом и складывал туда драгоценности. Как раз в этот самый момент он услышал, как открывается дверь. Парень развернулся и увидел мужчину, одетого как грабитель — в перчатках, маске и с пистолетом в руке.

Парень, который закатил этот бал, был человеком нервным. Он просто-напросто выхватил пушку и всадил пять пуль в живот Биг Бену Десмонду до того, как выяснилось, что расстрелял собственного гостя, расхаживавшего в маскарадном костюме по дому.



Пол Прай, вежливо прикрыв рот ладонью, зевнул.

— Действительно, приятель, — заметил он, — это как-то невежливо. Ну прямо как в плохом романе. Интересное дело!

— Ну, — заявил Рожи Магу, — убрать Биг Бена Десмонда с дороги — достаточно романтично. Ведь высокий суд ни в чем не смог обвинить парня, который пристрелил его. Потому что установил, что хозяин по ошибке принял его за грабителя. А что касается Бойкой Стеллы, то ее это и вовсе не коснулось ни с какого боку. Она завернула луковицу в носовой платок и предстала перед судом присяжных вся в слезах и печали. Говорят, когда она давала свидетельские показания, у нее были жутко зареванные глаза. Однако она здорово постаралась, чтобы ножки у нее были в порядке. Надела свои лучшие чулки, и, когда положила ногу на ногу, высокому суду уже было все до лампочки. Вышло, что Стелла не имела к этому никакого отношения.

— Итак, — осведомился Пол Прай, — ты считаешь, что она хочет убрать меня с дороги?

— Конечно. А что было в том письме?

— Не знаю.

Однорукий Магу замер в кресле и уставился выпученными глазами на Пола Прая.

— Вы что, не прочли письма?

— И не думал, — весело подтвердил Пол.

— Ну, тогда зачем оно вам понадобилось?

— Конечно же чтобы его прочесть! Просто я положил его в ботинок, и мне не представилось удобного случая, — пояснил Прай.

Небрежно, словно это не имело для него никакого значения, он вытащил конверт из ботинка, разрезал его сбоку перочинным ножом и вынул сложенный листок.

— И о чем оно? — нетерпеливо спросил Рожи Магу.

Пол Прай нахмурился.

— Довольно запутанное, я бы сказал, послание, приятель. — Пол прочел письмо вслух:

— «Передайте Стелле, что нужно свинтить резьбу. Пусть это сделает Банни-Щелкунчик, но до того, как заполучите добычу, вытащите меня отсюда».

— И это все? — поинтересовался Магу. Прай утвердительно кивнул.

— Ну, — сказал Магу, — теперь-то нам понятно, почему Стелла вьется вокруг того юриста. Фрэнку Боствику в жизни этого письма не понять.

— А ты понял? — спросил Пол своего помощника.

— Признаюсь, — проговорил однорукий, скорбно обозревая убывающий уровень янтарной жидкости в бутылке с виски, — кое-чего я не понял. Этот Щелкунчик, мне кажется, Банни Майерс. И когда Томпкинс просит вытащить его до того, — как он передаст добычу, это означает, что ему действительно нужно выйти из тюрьмы раньше, чем они возьмут алмаз из тайника.

— Ты считаешь, они замышляют с этим алмазом какое-то мошенничество? — предположил Пол Прай.

— Томпкинс не осмелился бы вернуть фальшивый бриллиант в страховую компанию, — уверенно заявил Магу. — Он просто предпринимает меры предосторожности. Не раз, уже страховые компании давали обещания окружному прокурору о том, что они сделают, если к ним явится мошенник и сообщит местонахождение бриллианта. А когда доходит до дела, страховая компания умывает руки, а негодяй получает срок в два раза больше, чем мог бы быть предъявлен ему в другом случае.

— Расскажи мне поподробнее о Банни Майерсе, — попросил Пол Прай.

— Это разодетый, как индюк, парень с ласковыми глазами, большим носом и кроличьими зубами, — начал красочно описывать бандита однорукий. — Они у него выдаются вперед, и как только видишь этого типа, сразу хочется дать ему морковку. Я не встречал Банни года четыре-пять. Но знаю, что он был замешан с Томпкинсом в делах с бриллиантами. Для подобных дел Банни — хорошая кандидатура: он такой безобидный с виду. У него не только прямо заячья внешность, но и поведение соответствующее.

— Что же, совсем никаких исключительных способностей? — осведомился Пол Прай.

— Ну, котелок у него варит довольно сносно, — признал Магу, — и еще он неплохой актер. Усвоил себе эдакую смиренную манеру поведения, поэтому никому и в голову не может прийти, что под ней скрывается очень хитрый и сообразительный притвора.

— Тогда, — сказал Пол, — не стоит мне забивать голову этой чепухой. Письмо с секретом, и нам оно не сможет помочь. Мне нужно поспать, чтобы хорошо выглядеть: завтра у меня будет трудный вечерок.

— Отправляетесь на дело? — поинтересовался Магу.

— Нет, — ответил босс, — завтра я приглашен на бал.

— На какой еще бал? — удивился помощник.

— На костюмированный бал, — пояснил Пол Прай. — Приглашение мне устраивает Стелла Молей. Я буду в уникальном костюме. Стелла все продумала. Это так романтично. Я буду изображать из себя обычного грабителя — в маске, с пушкой и со всеми воровскими причиндалами.

Однорукий Магу резко развернулся, задел плечом бутылку с виски, и она с грохотом упала на пол.

— Что?! — завопил он.

— Не ори, — поморщился Пол Прай. — Я всего лишь иду на маскарад с Бойкой Стеллой Молей. У меня просто будет костюм грабителя.

Подвыпивший сокрушенно покачал головой.

— О мой Бог! — простонал он.

— И между прочим, — заметил Пол, — ты совершенно справедливо утверждаешь, что Стелла видела, как я взял письмо, которое Том Мик оставил для юриста. Поэтому ясно, что они попытаются передать из тюрьмы еще одно послание. И как много времени им на это понадобится?

Подельник скорбно покрутил головой.

— Для этого бандитам понадобится дня два. Сперва им нужно будет передать записку Томпкинсу в тюрьму. Потом Томпкинс сочинит другое письмо и переправит его курьеру Мику, а тот уже доставит послание по назначению. Но вам не стоит об этом беспокоиться. Когда это случится, вас там уже не будет. Вас вообще уже не будет — будете лежать на спине с лилией в руке. При жизни вы были неплохим другом. Но уж слишком вы похожи на тот кувшин, который повадился по воду ходить. Я не хочу вмешиваться в ваши личные дела, но если вы подскажете, какие песни вам нравятся больше всего, я прослежу, чтобы владелец похоронного бюро дал вам шанс прослушать их, когда дело дойдет до музыки.

Банни-Щелкунчик Шофер такси вернулся в начало очереди автомобилей, медленно двигавшихся вдоль обочины.

— Приехали! — констатировала Стелла Молей. И уже через несколько секунд Пол Прай помогал Стелле выбраться из такси, за что получил благодарную улыбку.

— Дорогой, — промолвила она, — вы просто великолепны. У меня даже сердце затрепетало, как воробышек. У вас вид настоящего грабителя с большой дороги.

Пол Прай благосклонно принял комплимент и расплатился с таксистом.

— Я тоже посчитал, что он похож на разбойника, — со вздохом облегчения заметил шофер такси, кладя в карман деньги. — И уже было решил, что обойдусь без платы, лишь бы он не стрелял. Видите ли, леди, на прошлой неделе на этом самом месте на меня напали. И я до сих пор чувствую холод в желудке в месте, куда упирался пистолет.

— Итак, — сказал Пол, — это все вранье о знаменитом Сильвере Досоне?

— Да, — ответила Стелла. — Он — король шантажистов преступного мира. Настоящий борец. Как бы мне хотелось, чтобы кто-нибудь пристрелил его!

— Я увижу его, когда мы войдем? — осведомился ее спутник.

— Нет. Просто покажите свое приглашение привратнику у дверей, а потом мы войдем и смешаемся с толпой, выпьем пунша и, возможно, потанцуем.

После этого вы подниметесь наверх. Кабинет находится в передней части дома на втором этаже, а письма хранятся в письменном столе. Я дам вам ключ.

— И что дальше? — поинтересовался Пол Прай.

— Дальше, — ответила Стелла, — мы еще немного потолкаемся в толпе, а потом вернемся ко мне в квартиру.

— Не снимая костюмов? — уточнил Прай.

— Не снимая костюмов, — подтвердила она. — В противном случае мне бы пришлось снять маску, ну а если Сильвер Досон увидит меня здесь, то сразу же заподозрит неладное. Он поймет, что у нас фальшивые приглашения.

— А если наверху мне встретится кто-нибудь из слуг? — спросил Пол Прай.

— Тогда, — посоветовала Стелла, — подойдите поближе и суньте пистолет ему под ребра. Быстро свяжите его, заткните рот кляпом. При необходимости вырубите его. Вообще же вам не стоит беспокоиться. Если кто-то пристанет, вы всегда можете сказать, что ищите туалет. Ведь всем же известно, что на вас маскарадный костюм. — Женщина сверкнула на него своими широко распахнутыми синими глазами. — Словом, я уверена, что все будет в порядке, — заключила она.

Пол Прай кивнул.

Они вошли в дом, вручили свои поддельные приглашения привратнику и смешались с толпой. Около дюжины пар уже веселились под действием необыкновенно крепкого пунша. Напитки щедрыми порциями разливал какой-то тип с салфеткой, перекинутой через руку.

Пол проводил Стеллу к чаше с пуншем, и после второй порции она увлекла его на танцплощадку. Оркестр грянул очередной танец.

Девушка вплотную прильнула к нему и, когда они легко скользили в танце, шептала ему на ухо ласковые слова.

— Дорогой, — мурлыкала она, — вы будете удивлены тем, как я вас отблагодарю.

— Неужели?

— Да. Старая дружба имеет свои преимущества, вы же знаете.

Пол Прай замедлил свои движения и прижал ее стройную фигурку к себе. Он хотел показать, как он ей за это признателен.

— Полагаю, — ворковала она, наклоняясь к нему так близко, что ее губы почти касались его, — нам лучше ускользнуть вон в тот темный уголок у двери. Эта дверь ведет в коридор, вы подниметесь по лестнице и войдете в переднюю. Думаю, это бандит До-сон в костюме красного дьявола стоит рядом с чашей пунша. Я абсолютно уверена, что наверху никого нет. Я во все глаза искала здесь слуг. Уверена, они все здесь, внизу.

— Похоже, вы довольно неплохо знаете дом, — заметил Пол.

— Да, — согласилась она. — Я уже бывала тут несколько раз. Иногда в качестве приглашенной, а последнее время в роли просительницы, предлагающей все, что угодно, лишь бы получить письма назад.

— Все, что угодно? — прищурился Пол Прай.

— Почти все, — тихо поправилась девушка. Музыка замолкла. Стелла на мгновение соблазнительно прильнула к телу Пола Прая.

— Поторопитесь, дорогой, — тихо выдохнула она, — тогда мы скорее выберемся отсюда.

Молодой человек кивнул и незаметно проскользнул через дверь в темную прихожую.

Слуг видно не было. Лестничный пролет вел в коридор, и Пол с кошачьей грацией быстро и бесшумно поднялся по лестнице.

Однако он не свернул налево и не пошел в переднюю часть дома. Вместо этого он замер, прижавшись спиной к стене за дверью, и стал прислушиваться. Удостоверившись в том, что вокруг все тихо, он встал на четвереньки и нажал на дверную ручку. Дверь открылась вовнутрь, и Пол, распластавшись на полу, чтобы не оказаться на линии возможного огня, вгляделся в темный интерьер комнаты. Это была спальня, и свет, проникающий в нее из коридора, осветил ореховую кровать, трюмо и бюро. В противоположном конце комнаты из-под двери, ведущей в смежное помещение, виднелась полоска света.

Пол Прай поднялся и бесшумно вошел в комнату. Потом направился к двери, из-под которой виднелся свет, и взялся за ручку. Сейчас он действовал еще осторожнее. Снова прислушавшись, он медленно повернул ручку и потянул дверь на себя. Она без всякого звука открылась, и Пол Прай оказался в роскошно обставленной ванной. С противоположной стороны он заметил еще одну дверь, передняя панель которой представляла собой большое зеркало.

Пол Прай включил свет, просто повернув круглый стеклянный абажур. Осмотревшись, он сосредоточил все свое внимание на ручке противоположной двери. Она вела прямо в кабинет, расположение которого показала ему Стелла. Именно там находился письменный стол, где хранились столь ценные письма. Погасив в ванной свет, Пол чуть приоткрыл в кабинет дверь. Свет от напольной лампы был направлен прямо на дверь, через которую должен был войти из коридора Пол Прай.

В глубине кабинета в тени стоял плотный мужчина с пистолетом на изготовку. Этот тип со скошенным лбом, большим носом и кроличьими зубами уперся холодным тяжелым взглядом в дверь в коридор.

Пол Прай бесшумно, словно кошка, скользнул в комнату.

Не успел он сделать и трех шагов, как вооруженный бандит почуял неладное. От мягкого шороха, а скорее интуитивно, он насторожился и резко обернулся. С удивленным возгласом бандит поднял оружие.

Пол Прай, выставив правый кулак, бросился вперед.

Послышался приглушенный возглас мужчины с пистолетом, беспорядочное шарканье, звук удара и сдавленный стон. Человек с кроличьими зубами рухнул на застланный ковром пол.

Пол сунул его пистолет в свой карман.

— Один звук — и я перережу тебе глотку! — припугнул он бандита.

Но человек на полу не шевелился, вероятно, был без сознания.

Пол Прай действовал быстро. Засунул в рот бандиту носовой платок, куском крепкой веревки, вынутой из кармана, крепко связал ему запястья. Потом быстро и целенаправленно обыскал его одежду.

Он обнаружил свернутые трубочкой банкноты, перочинный нож, зажигалку, портсигар, авторучку, кожаный футляр с полным набором ключей и обтянутую кожей дубинку.

Пол Прай сунул это орудие себе в карман. Туда же он отправил и банкноты. Потом поднялся на ноги, взял ключи и быстро начал открывать один за другим ящики письменного стола.

Связку писем, перевязанную ленточкой. Пол обнаружил в глубине одного из ящиков. Развязав ленточку, он мельком просмотрел одно из писем.

С первого взгляда на него было ясно, что письма написаны женским почерком, адресованы «Дражайшему Банни», а подписаны в одних случаях «твоя Стелла», в других — «твоя горящая от желания мамочка Стелла».

Пол Прай опустил письма в свой карман, бросил последний взгляд на фигуру, распростертую на полу, и направился в ванную. Миновав ее, он перешел через темную спальню, вышел в коридор и спустился по лестнице.

Стелла Молей ждала его у первой ступеньки лестницы. Наклонив голову в одну сторону, она словно прислушивалась, ожидая, что тишину ночи нарушит шум борьбы или грохот упавшего тела. И тот и другой неплохо сочетался бы с женским криком.

Когда Пол бесшумно спустился с лестницы, она не смогла удержать удивления.

— Боже правый! Что случилось? — изумленно воскликнула она.

Молодой человек подошел к ней и медленно отвесил поклон.

— Поздравляю, дорогая, — невозмутимо сказал он. — Ваша честь спасена.

Пол выпрямился и отметил смятение в ее больших синих глазах.

— Где Банни? — пробормотала она.

— Что еще за Банни?

— Я хотела сказать Сильвер, Сильвер Досон, — поспешно поправилась Стелла. — Коротышка со смешными зубами и большим носом.

— А-а-а! — протянул Пол Прай. — Он же в танцзале. Разве вы не помните? Это человек в костюме красного дьявола, стоящий у чаши с пуншем.

Стелла внимательно поглядела на него, и в ее синих глазах мелькнуло подозрение. Но Пол выдержал ее взгляд и ответил по-детски непосредственным взором.

— Ну, — сказал он, — давайте уйдем отсюда и поедем к вам на квартиру.

— Послушайте, — нерешительно проговорила Стелла, — тут что-то не так. Должно быть, вы взяли не те письма.

— Отчего вы так думаете?

Она закусила губу, а потом, помедлив, сказала:

— Просто нутром чувствую, вот и все. Пол Прай ласково взял ее за руку.

— Я совершенно уверен: это именно те письма, — заверил он ее. — Они у меня.

Стелла замедлила шаг, будто старалась придумать какую-нибудь другую вескую причину, чтобы задержаться. Но потом в задумчивости двинулась за ним. Они проследовали к очереди автомобилей, где поджидало нанятое Полом Праем такси, уже потерявшее надежду заработать.

В такси молодой человек включил фонарик и вытащил письма из кармана.

— Вы должны быть уверены, что взяли именно те письма, — повторила Стелла. — В противном случае вам придется туда вернуться. Письма, которые я написала, были… почти неприличными.

— Хорошо, — сказал Пол Прай, вытаскивая одно письмо из конверта, — давайте посмотрим, достаточно ли оно неприлично.

Он развернул листок, а Стелла тем временем наклонилась вперед, чтобы прочесть письмо через его плечо. Увидев почерк, девушка охнула.

— Чертов глупец, — пробормотала она, — надо же было хранить эту дрянь!

Пол Прай, не обратив внимания на ее замечание, прочел одну строчку вслух и захихикал.

— Действительно, — заметил он, — очень неприлично с вашей стороны.

Она выхватила письмо у него из руки и обожгла Пола гневным взглядом.

— Сладкая моя, — сквозь смех проговорил он, — а как же насчет преимуществ старой дружбы?

Однорукий Магу встал при виде босса, входившего в комнату. Он театрально изобразил человека, увидевшего привидение.

— Уходи! — завопил он, размахивая рукой у Пола перед глазами. — Убирайся! Не трогай меня! К нему живому я хорошо относился! Его тень не может меня преследовать! Убирайся, я тебе сказал!

Пол Прай плюхнулся в кресло, не сняв ни плаща, ни шляпы. Прикурив сигарету, он с самодовольным видом запихнул ее в улыбающиеся губы.

— В чем дело, дружище? — поинтересовался он.

— О Господи! — воскликнул однорукий соратник, — оно еще говорит! Привидение, которое обладает даром речи! Я же знаю, что это не вы, потому что вы уже мертвец! Вас убили сегодня ночью. Однако почему же у этого привидения нет на теле дырок от пуль? Впервые в жизни я вижу привидение, которое курит сигарету!

Пол Прай рассмеялся и, вынув из кармана брюк пачку смятых банкнотов, аккуратно разложил их на столе.

Рожи Магу уставился на деньги.

— Сколько? — быстро спросил он.

— Тысяч эдак пять или шесть, — небрежно бросил босс.

— Что? — не поверил своим ушам однорукий Магу. Пол Прай кивнул.

— Откуда?

— Ну, частично это пожертвование от бандита Банни Майерса. Это не добровольное пожертвование, и Банни, вероятно, не вспомнит о нем, когда очнется. Но тем не менее это было пожертвование.

— А остальные деньги? — спросил верный помощник.

Босс поудобнее устроился в кресле.

— Знаешь, дружище, — сказал он, — у меня такое впечатление, что Томпкинс не доверяет даже своей банде. Он спрятал алмаз в таком месте, о котором не знал никто. Именно поэтому он упомянул в своей записке Банни-Щелкунчика. Поэтому, когда Банни-Щелкунчик делал мне свое неосознанное пожертвование, я обследовал дубинку, которую тот всегда носил под мышкой.

Ясно, там должна была быть какая-то резьба. Скорее всего откручивается ручка при нужном нажиме. Вероятно, эту дубинку дал Банни Томпкинс. Он хотел воспользоваться ею как тайником, спрятать то, что жгло ему руки.

Когда я открутил ручку, там действительно оказался алмаз Леггета. И вот очень милый джентльмен по имени мистер Эдгар Паттен, сотрудник страховой компании, устанавливающий сумму выплаты по страховому полису алмаза, когда я вернул ему камешек, настоял, чтобы я взял небольшое вознаграждение за мои услуги.

Однорукий Магу, надув губы, тихонько присвистнул.

— Вот это да! — воскликнул он. — Ясно, вам достался очень крепкий орешек в этой игре, а вы все еще живы! Это несправедливо!

Пол Прай снисходительно ухмыльнулся.

— И крепкие орехи можно расколоть, приятель, — задумчиво проговорил он. — А с помощью Банни-Щелкунчика — тем более.


home | my bookshelf | | Маскарад для убийства |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу