Book: Можете прийти и получить



Эрл Стенли Гарднер

«Можете прийти и получить»

Я смотрел в черное дуло пистолета, приставленного к моему лицу Косоглазым Даганом, и внутренне не мог не похвалить его за то, что он оказался куда более смышленым, чем я предполагал. Вот уж не ожидал, что мое местонахождение будет раскрыто, да еще Косоглазым Даганом.

Отметив про себя, что руки его слегка дрожат, я слушал изливающиеся потоком угрозы. Даган не принадлежал к тем, кто убивает хладнокровно, ему обязательно нужно взвинтить себя до определенного состояния, и, когда его нервы оказываются на пределе, тогда он готов нажать на курок.

— Черт бы тебя побрал, Дженкинс! Ты что же, думаешь, я не знаю, что ты грабанул товар? На пятьдесят тысяч баксов, и так чисто все обставил! Плевать мне, что ты Неуловимый Мошенник, тебе все равно не отвертеться. Придется вернуть должок. Я ведь не один, Дженкинс. Нас много.

И если не я, так другие заставят тебя расплатиться сполна…

Он продолжал извергать свои пустые угрозы, и я зевнул, тем самым положив начало осуществлению своего замысла. Такие, как Даган, страдают комплексом неполноценности, вот и шумят понапрасну. Они пытаются показать человеку, что ничем не хуже его, давят, запугивают, чтобы тот уступил.

— А прохладный, однако, вечерок, — лениво проговорил я, заметив, что мой зевок сделал свое дело.

Потом я встал, невозмутимо повернулся к нему спиной и поворошил кочергой угли в камине. Честно говоря, я и не думал, что они еще горят.

Это окончательно вывело его из себя, он перешел на крик:

— Да чтоб тебя перевернуло! Разве ты не понимаешь, что я пришел шлепнуть тебя? Просто хотел сначала сказать, за что. Да я с тебя кожу живьем сдеру, жалкий пижон!

Схватив горящее полено, лежавшее поверх углей, я без предупреждения ткнул им ему под нос.

Будь у него хоть капля смелости, он бы выстрелил. Но перед тем как нажать на спуск, рука его на мгновение дрогнула, и этой крошечной заминки мне вполне хватило.

Умение фехтовать — хорошее подспорье, в особенности для людей моей профессии. Сделав резкий выпад кочергой, я выбил у него из рук пистолет.

— А теперь послушай меня, — сказал я забившемуся в угол бандиту. — Можешь не рассказывать мне басни, я и так все знаю про вашу банду. Я заключил сделку с вашим главарем, и в обмен на услугу он должен был отдать мне кое-какие бумаги. Только он обманул меня. Я не могу найти его, зато знаю кое-кого из вашей банды. И объявляю вам войну. Да, у вас пропала партия спиртного на пятьдесят тысяч долларов. А знаешь, почему вам так и не удалось напасть на его след? Потому что весь товар лежит теперь на дне залива. Мне не нужно ваше спиртное, я просто хотел привлечь ваше внимание. А сейчас ты отправишься к тому, кто тебя послал, и скажешь ему, чтобы он передал тому, кто стоит выше, а тот, в свою очередь, пусть передаст главарю, что Эд Дженкинс, Неуловимый Мошенник, встал на тропу войны, и пока я не получу эти бумаги, вам спокойно не жить. Я буду путать ваши карты и вставлять палки в колеса, и помните: если хоть один волос упадет с головы Элен Чэдвик, мне придется нарушить свое правило и взяться за оружие. И тогда берегитесь — я перестреляю всю шайку. А теперь можешь убираться.

Да, суровый это был разговор, но такие люди, как Даган, только такой и понимают. Те, кто его послал, еще не видели меня в действии, а только слышали всякие разговоры, дошедшие с Востока. Полиция сразу нескольких штатов не станет объявлять кого-либо в розыск так просто, ни за что.

Косоглазый Даган понял меня как нельзя лучше и мечтал теперь поскорей убраться, так что мне не пришлось указывать ему на дверь дважды. Я знал, что мои слова дойдут до главаря банды, хотя никто из его подчиненных, скорее всего, не знает его в лицо. Я также понял, что проявил неосторожность, раз им удалось обнаружить, где я живу, и впредь нужно быть более внимательным.

Даган еще спускался по лестнице, а я уже примерял новый грим, думая, куда бы переехать. Мне предстояла война не на жизнь, а на смерть, война, где ни одна из сторон не попросит пощады. Первое сражение я выиграл, второе обещало быть более жестоким.

Положив в чемоданчик новый маскарадный костюм — седую бороду, шляпу с широкими полями и поношенный пиджак, — я взял тяжелую трость и вышел из дома. Хотя арендная плата за эту дешевенькую квартирку в бедном районе была внесена, возвращаться сюда я не собирался.

Прежде чем переодеться в новый наряд, я взял такси и поехал к Моу Силверстайну. Моу хорошо знал преступный мир, каждого помнил в лицо, не забывал ни одного дела и был самым ловким мошенником.

Когда я вошел в его комнату на третьем этаже многоэтажного дома, он окинул меня пристальным взглядом и принялся потирать руки, словно только что смазал их маслом. Толстый, рыхлый, с лысиной на голове, он долго смотрел на меня своими светло-карими глазами. У Моу было каменное сердце и взгляд раненого животного.

— А-а, ну здравствуй, друг мой. Подумать только, кто пожаловал. Эд Дженкинс собственной персоной! Эд Дженкинс, заставивший поседеть раньше времени всю полицию округа. Ну что, друг Дженкинс, дело у тебя какое или так пришел?

Я задвинул стул и, перегнувшись через стол, наклонился к самому лицу Моу, в нос мне ударил чесночный перегар, и я увидел, как напряглись у него мышцы вокруг глаз.

— Скажи-ка мне, Моу, где я могу найти девушку с родинкой на левой руке? Ее зовут Мод Эндерс.

Продолжая потирать руки, он по-прежнему смотрел на меня широко раскрытыми глазами, хотя для этого ему пришлось еще больше напрячь мышцы.

— Зачем она тебе?

— Знаешь Хорька?

— Хорек мертв, а с мертвыми я дела не имею. С них денег не возьмешь. Только с живых Моу Силверстайн может кое-что получить.

Я кивнул:

— Ну это-то я знаю. Только вот ведь в чем дело. Хорек побывал у меня незадолго до того, как его пришили. Он как раз пришел, чтобы предостеречь меня от этой девчонки с родинкой на руке, и сообщил, что мне готовится западня. А потом его кокнули, он и пикнуть не успел. Расстреляли из машины.

Он кивнул и развел руками:

— Да, Хорек мертв.

— Вот именно. А женщина с родинкой все-таки вышла на меня. И свела с человеком, который выдает себя за главаря крупного преступного синдиката, короля бандитских трущоб. Эдакий здоровенный амбал с глазами, как два куска льда. Я хочу найти женщину с родинкой, а через нее выйти на ее хозяина.

Моу не двигался. Теперь он был сама осторожность.

— Зачем тебе это?

— Этот человек должен мне кое-какие бумаги. Если он не отдаст их мне, ему не жить.

Моу откинулся на спинку стула:

— Не знаю, о чем ты говоришь. Не знаю никакой девушки с родинкой. А все эти басни про преступный синдикат полиция сама сочиняет. Ты с ума сошел, Эд!.. Тебя же убьют. Убьют, и я потеряю хорошего партнера. Так что лучше не суй нос не в свое дело. Я не знаю людей, о которых ты говоришь, да и тебе советую забыть про них. До свидания, Эд.

Я направился к двери, а он сидел за столом, потирая руки и глядя мне вслед, глаза его походили на две узенькие щелочки. Я был доволен.

Громко топая, я спустился по лестнице, а потом незаметно вернулся обратно, прошмыгнул в коридор, спрятался в тесном темном вонючем туалете и принялся ждать.

Через час в коридоре послышались твердые уверенные шаги, затихшие перед дверью Моу Силверстайна.

Я осторожно выглянул из своего укрытия.

Похоже, это тот, кто мне нужен. Молодой, широкоплечий, подвижный, с красным злобным лицом, выпирающим подбородком, черными глазами, кустистыми темными бровями и смуглыми руками, украшенными драгоценностями. Одет он был по последней моде, держался развязно и самоуверенно.

Он зашел в комнату, и Моу не выставил его за дверь.

Вскоре послышалась невнятная речь Моу, резкий бас гостя, и я поспешил спуститься вниз.

Красавчик вышел примерно через полчаса, предусмотрительно огляделся, прошел один квартал, завернул за угол и внезапно пошел в обратном направлении. Перейдя на другую сторону улицы, он подождал несколько минут и отправился по своим делам, уже не беспокоясь, что за ним кто-то наблюдает.

Я проследил за ним до «Брукфилд Апартментс» и прождал с полчаса. Отсюда он направился в «Минтнер-Армз», где снимали квартиры в основном богатые холостяки.

Прождав три часа, я понял, что он, по-видимому, лег спать, и отправился в дешевый отель. В вестибюле я первым делом зашел в туалет и нацепил грим, после чего снял себе номер. На рассвете я уже снова наблюдал за входом в «Минтнер-Армз». Мой красавец вышел в восемь и первым делом отправился в парикмахерскую, а в половине десятого — в престижный район, где расположены ювелирные магазины.

В ювелирном салоне Редферна он долго болтал с хозяином, а я тем временем разглядывал самые дорогие камни. Продавец, показывавший мне товар, хранил почтительное молчание, и мне удалось подслушать почти весь их разговор.

Красавчик назвался Карлом Шварцем и долго пожимал руку Редферну. Разговор их звучал приблизительно так.

Шварц представился одним из организаторов крупной ювелирной выставки, которая в скором времени откроется в деловой части города. В ней будут участвовать ведущие ювелирные фирмы города, для них уже было оборудовано помещение, притом каждый из участников обеспечивает собственную охрану и обслуживание экспонатов. Для наблюдения за посетителями выделено десять полицейских.

Посещение выставки будет организовано только по приглашениям. Устроители позаботятся о том, чтобы приглашения получили самые состоятельные и влиятельные люди города. Они должны также обеспечить выставку специалистами-консультантами, чтобы посетители могли получить квалифицированные ответы относительно ценности камней, их выбора и оценки и узнать о наиболее крупных месторождениях, а также посмотреть соответствующие фотографии. Выставка обеспечивает доставку драгоценностей в специальном бронированном автомобиле, а также цветов для декоративных целей.

Сообщив это, Шварц достал схему расположения разделов выставки. Он разливался соловьем, и Редферн, казалось, был готов согласиться, понимая, что выставку посетят респектабельные дамы, которые наверняка не забудут прихватить с собой чековые книжки.

— Видите ли, мистер Редферн, я не жду, чтобы вы прямо сейчас сказали «да» или «нет», — продолжал красавчик. — Я хочу, чтобы вы обдумали мое предложение и ознакомились со схемой. А потом я постараюсь убедить вас, что на нашей выставке будут представлены наиболее влиятельные ювелирные фирмы города, что кто-нибудь из именитых гостей возглавит церемонию открытия и что ваше участие принесет вам свыше двадцати тысяч долларов в первый же день, и тогда, быть может, вы подпишете с нами контракт. Арендная плата за стенд колеблется от ста до трехсот долларов в день в зависимости от его расположения. В день открытия нас посетят самые именитые гости, наиболее респектабельная публика. Уже на следующий день мы предполагаем несколько снизить планку и откроем доступ на выставку нуворишам и различного рода выскочкам, тем, кто любит транжирить деньги и пускать пыль в глаза. Эти люди придут, чтобы показать себя и увидеть потом в газетах свои фотографии. Но они будут покупать.

Редферн по-отечески положил руку парню на плечо:

— Я должен подумать. Пойдемте ко мне в кабинет.

Позавтракаем, выкурим по сигаре и обсудим это дело в спокойной обстановке. Мне бы хотелось еще раз взглянуть на схему…

Они удалились, а я, выждав минут пять, начал спорить с продавцом, после чего, всем своим видом изобразив справедливое негодование человека, которого хотят обмануть, поспешил выйти на улицу.

У меня появилась пища для размышлений.

Конечно, они могут заработать деньги на организации выставки. Только вот сколько? Десять тысяч долларов, чуть больше? Неужели такова их цель? А может быть, они хотят собрать лучшие драгоценности города под одной крышей, а потом одним махом увезти лучшие коллекции крупнейших ювелирных фирм в неизвестном направлении? Да, это было бы преступление века! И если их замысел действительно таков, то, должно быть, за всем этим стоят большие деньги и, безусловно, чья-то умная голова. Но как они собираются осуществить свой план? Ведь каждая фирма разместит там свою охрану. Экспонаты будут доставлены в бронированных автомобилях, их охраной займется специальное полицейское подразделение. В мероприятие будут вовлечены страховые компании. Одним словом, преступникам на выставку не пробраться. Выставка намечена в одном из центральных районов деловой части города, ее охрану будет нести специально обученный персонал…

В тот день Карл Шварц нанес еще три визита.

В вечерних газетах появились сообщения об открытии ювелирной выставки, в них рассказывалось о том, что церемонию открытия возглавят наиболее влиятельные люди города, что приглашения будут распределяться среди самого узкого круга и что доступ на выставку будет строго ограничен. Одним словом, реклама была что надо.

Весь вечер я следил за Шварцем. Он явно принадлежал к тем, кто не позволяет другим узнать о его привычках.

Выходя на улицу, первым делом оглядывался по сторонам и, лишь убедившись, что «хвоста» нет, уже спокойно продолжал путь, только изредка оборачиваясь назад.

В одиннадцать часов он зашел в «Багровую корову», низкопробный бар с ночным клубом. Я тоже ненадолго заглянул туда и заметил, как он общался с девушкой по имени Мод Эндерс, у которой была родинка на левой руке и которую я давно искал.

К тому времени я начал подозревать, что девушка проживает в «Брукфилд Апартментс»; возможно, Шварц встречается с ней каждый вечер и, должно быть, именно этим объяснялся его визит в «Брукфилд» накануне.

Мне было известно, что девушка работает на главаря преступной шайки, человека с ледяными глазами.

Интересно, входит ли в эту шайку Шварц? Судя по его контактам с Моу Силверстайном, входит. Может, он работает на пару с девушкой, которая находится под пятой у бандита с ледяными глазами? Речь шла об убийстве. Возможно, Мод Эндерс и не убивала того человека, но босс с ледяными глазами располагал показаниями подставных свидетелей, которые могли бы стать решающими на суде. Вот почему Мод Эндерс вынуждена была подчиняться этому человеку, иначе…

Я знал, что у девушки зоркий глаз на всякий грим и переодевания, и мне как-то не хотелось получить дозу свинца, поэтому я не стал околачиваться возле «Багровой коровы», а отправился к себе в отель.

В отеле меня ждал неприятный сюрприз. Похоже, полиция выследила меня. Перед отелем толпились люди и сверкала мигалками полицейская машина. Нырнув в толпу, я вскоре очутился в пустынном переулке, где снял свой грим. В небольшой сумке под мышкой у меня лежал другой, он вполне мог помочь мне ускользнуть от полиции.

В вестибюле я прислушался к разговорам. Словоохотливый служащий повесил ключ обратно на доску, на крючок с номером моей комнаты.

— Может, он еще вернется, — подобострастно заключил он.

Болван-полицейский, не спускавший с него свирепого гипнотического взгляда, пожевал сигару и постарался принять еще более устрашающий вид:

— Если появится, дашь мне знать. Ясно?

Я вышел на улицу, уселся в тени пальмового дерева и задумался. По дороге в отель за мной слежки не было.

Должно быть, помог грим. Но все же где-то я допустил ошибку. Может, кто-то следил за Шварцем и видел меня? Ведь я играл против целой организации, и им не стоило большого труда убрать меня с дороги. У калифорнийской полиции чего не было на меня, но, учитывая мое прошлое, им много и не надо. Какой-нибудь пустяк — и я окажусь перед судом, а суду достаточно будет взглянуть на мое прошлое, и вынесение приговора не займет и десяти минут.

Сняв грим и снова сделавшись самим собой, я отправился в «Брукфилд Апартментс».

Особого страха я не испытывал. Я уважаю законы Калифорнии, ценю свое положение неприкосновенности и не покушаюсь на чужую собственность, так что бояться мне нечего. Тем более что ни калифорнийская полиция, ни местный преступный мир ничего толком не знают об Эде Дженкинсе. Я всегда чувствую малейшую опасность, например когда на меня собираются повесить какое-то преступление, и в девяти случаях из десяти устраиваю дело так, что на этом попадаются те, кто замыслил недоброе против меня. Таков вот я, Эд Дженкинс.

Найти девушку с родинкой на руке было делом не трудным. Оно обошлось мне в десять долларов и заняло всего пять минут. Эта родинка на ее левой руке явилась неплохим опознавательным знаком. Я узнал, что пятнадцать минут назад она прошла в свою квартиру одна.

Подойдя к ее двери, я вставил в замок отмычку. Возможно, это не совсем по-джентльменски — входить в девичью квартиру таким способом, тем более что она могла отдыхать, но у меня не было ни малейшего желания стоять в коридоре и вести беседу через закрытую дверь, оповещая всю округу о своих намерениях.

Замок щелкнул, дверь открылась, и я вошел внутрь.

В комнате, обставленной самой обычной мебелью, витал слабый аромат духов. Никого не было, но из небольшой гардеробной доносился тихий шорох одежды.



Я шагнул в полосу света.

— Входи, Дженкинс. Бери стул, присаживайся. Я сейчас выйду, только надену кимоно.

Это был голос девушки с родинкой. Ну и ну! Она не могла меня видеть. Тогда откуда она знает, кто это? Кажется, эта девица оказалась куда умнее, чем я предполагал, но виду я не подал.

— Не спеши, я подожду, — сказал я. — Ты что, получила мою визитку?

Я притворился, будто посылал ей свою визитную карточку.

Она рассмеялась низким журчащим смехом:

— Нет, Эд. Но я видела тебя сегодня в «Багровой корове» и слышала, как кто-то открывал дверь отмычкой, так что твоя визитная карточка мне не нужна. Я и так догадалась, кто пожаловал. Я ждала твоего прихода. Кое-кто думал, что ты проведешь эту ночь в тюрьме, но только не я. Я знаю тебя получше.

Она появилась передо мной в розовом кимоно, плотно облегающем ее стройное юное тело, и протянула мне нежную белую руку. Я поднес ее к губам.

— Откуда вдруг такое почтение? — спросила она.

— Всего лишь дань твоему уму, — ответил я. — Знаешь, Мод, мне было бы неприятно узнать о твоей смерти.

— А мне о твоей.

Я отвесил поклон:

— Да, кстати, об убийстве Р.Си. Руперта. Я обнаружил неких свидетелей, видевших, как девушка с родинкой на руке опрометью убегала из квартиры сразу после того, как там произошло убийство. Они заявили, что смогут опознать девушку, если снова увидят ее.

Рука ее потянулась к горлу, лицо побледнело.

— Эд!.. — выдохнула она. — Эд… Ведь это не ты! Ты не мог этого сделать! Ведь правда же?

В ее голосе слышался такой неподдельный ужас, такое искреннее волнение, что я был немало удивлен. Мой план начинал рушиться.

— Так ты полагаешь, что я убил его? Да я его в жизни не видел. Я думал, это ты его убила.

Она покачала головой, глаза ее были широко раскрыты.

— Я вошла в квартиру сразу после того, как он был убит. Похоже, удар нанесли в тот самый момент, когда я стояла на пороге. Там было темно, я нашла выключатель, и только тогда увидела, что произошло. Я поняла, что попала в западню. На мгновение я потеряла самообладание и сломя голову бросилась бежать. На лестнице мне встретились мужчина и женщина, и я поняла, что это не случайно, что кое-кому нужно повесить убийство на меня. Увидев тебя в ночном клубе, я подумала, что это был ты… тогда… в квартире Руперта.

Я пристально посмотрел на нее. Это была единственная женщина, мысли которой я не мог прочитать. Возможно, она говорит правду, только суд все равно не поверит ей. Я и сам-то сомневался в ее словах. Я следил за ней в ту ночь.

Она вошла в ту квартиру, после чего оттуда донесся сдавленный крик и звук падения тела, и она бросилась бежать.

Р.Си. Руперт был убит ударом ножа, даже не попытавшись защититься. В квартире не оказалось никаких признаков борьбы, лишь мертвое тело, нож и лужа крови.

Мы изучающе смотрели друг на друга.

Я махнул рукой:

— Ладно, забудем об этом. Я один знаю про этих свидетелей. В конце концов, все это не имеет особого значения. Ты сама отвела меня к главарю вашей банды и видела, как он вручил мне конверт с бумагами, которые должны были стать наградой за то, что я вскрою сейф.

В этом конверте недоставало двух бумаг. Я играл честно и честно заслужил эти бумаги, но меня обманули. Я хочу, чтобы ты кое-что сделала для меня. Отведи меня к вашему боссу, я хочу поговорить с ним.

Она пристально посмотрела на меня:

— Эд, уж не собираешься ли ты убить его?

Я ответил ей, не отрывая взгляда:

— Я убью его, если он попытается использовать эти бумаги.

Она снова рассмеялась журчащим смехом, мои слова ее явно позабавили.

— Эд, ты непревзойденный актер! Ты прекрасно знаешь, что никогда не сделаешь этого, у тебя просто не будет такой возможности. Главарь этой банды, как ты изволил выразиться, находится под надежной защитой. У него есть все: деньги, положение, власть, к тому же никто не знает его в лицо. Во всем преступном мире всего два человека имеют право свободно входить к нему.

— И ты одна из них?

— Да, Эд. Я одна из них.

— Так ты проведешь меня к нему?

Она снова рассмеялась и покачала головой:

— Конечно нет. Да ты и сам-то этого не хочешь. Ты просто блефуешь, чтобы запугать его и не дать ему пустить в ход те бумаги. Послушай, Эд, ему неведомы ни страх, ни жалость. Если он захочет использовать эти бумаги, он их использует. И ему наплевать на тебя, потому что он знает, что ты перед ним ничто. Лучше тебе не встревать в это дело, иначе я не дам за твою жизнь и ломаного гроша.

Я задумался. Совершенно очевидно, что она лжет, нарочно старается усложнить ситуацию. Этот человек боялся меня, иначе он не пустил бы полицию по моему следу и не направил бы ко мне Косоглазого Дагана. Ведь Даган не сам обнаружил, где я живу. Это сделал человек куда более проницательный, нежели хвастливый наемник. Тогда почему девушка лжет мне? Она же знает, что это верный способ взбесить мужчину. А может, она хочет распалить меня, чтобы при первой же встрече я убил этого босса с ледяными глазами? Не собирается ли она таким образом убрать со своего пути человека, повесившего на нее убийство?

Точного ответа на эти вопросы у меня не было. Женщины народ хитрый. Она знала, что я приду, придумала свою историю, тщательно выбрала наряд и теперь сидела передо мной в своем розовом кимоно, время от времени взмахивая широким рукавом, сверкая тонкой полоской нежнейших кружев, освещенная слабым светом из-под шелкового абажура, и, в сущности, смеялась надо мной. Губы ее слегка кривились в насмешливой улыбке, когда она пыталась внушить мне мысль о моей полной неспособности на решительный шаг.

Я встал и вежливо поклонился. Потом опять взял ее руку и поднес к губам.

— Ну и за что же на этот раз? — поинтересовалась она.

— Снова в знак уважения к вашему уму, мадам. Ты хочешь моими руками устранить человека, которого боишься. Ты очень умна, и я хочу отдать тебе должное.

Она сразу поникла:

— Эд, ты чертовски умен!

Я пожал плечами:

— Когда я слышу комплименты от женщины, я, безусловно, принимаю их, но становлюсь вдвое осторожнее, чем прежде. И все же ты могла бы кое-что сделать для меня. Передай этому вашему главарю с ледяными глазами, что пока он не вернет мне недостающие бумаги, жизнь его висит на волоске. Более того, ему не удастся провернуть ни одного мало-мальски важного дела.

Я буду наблюдать за ним и сорву все его планы. Даже в мелочах я буду вставлять ему палки в колеса. Можешь так и передать.

Глаза ее горели каким-то странным загадочным огнем.

— Ты и вправду сделаешь это, Эд?

Я кивнул.

С минуту она пристально смотрела на меня:

Тогда тебе лучше уйти через запасный выход. У подъезда стоит машина с вооруженными людьми. Тебя убьют, как только ты появишься на улице.

Я почувствовал, что краснею.

— Говоришь, что я умный, и в то же время считаешь необходимым предупреждать меня о подобных вещах. Бог ты мой! Да когда ты сказала, что ждала моего прихода, а кое-кто думал, что я проведу ночь в тюрьме, то уже дала понять, что мне лучше уходить через запасный выход. И тем самым призналась, что рассказала банде о том, что узнала меня в «Багровой корове». Ты наверняка обсуждала с ними, как поступить со мной, и высказала предположение, что я, скорее всего, наведаюсь к тебе. Они узнали, где я живу, и думали, что им удастся упечь меня на ночь в тюрьму. Но поняв, что мне известно о полицейской засаде в отеле, они поверили тебе окончательно и направили машину к твоему дому. Спасибо за предупреждение, только повторяю: не надо говорить мне о том, что и так очевидно.

С этими словами я пожелал ей доброй ночи и откланялся. Она стояла и восхищенно смотрела мне вслед.

Кимоно соскользнуло у нее с плеча, на приоткрытых губах играла слабая улыбка. И все же она была по-прежнему холодна. Во всем ее облике, несмотря на прекрасную фигуру, мягкие нежные плечи и вздымающуюся грудь, не было того мягкого очарования, которое так присуще женщинам. Она была всего лишь думающей машиной, а ее тело — оболочкой, сосудом для хранения мозгов. Да, она была чертовски умна.

Прежде всего я решил не пользоваться запасным выходом. Поднявшись на последний этаж, я выбрался на крышу. Было холодно, клочья сырого тумана, наползавшего с океана, заволакивали все вокруг. Однако мне хорошо было видно улицу. Она сказала правду: у подъезда стояла машина с заведенным двигателем и задернутыми шторками.

Я пересек крышу и посмотрел вниз. Там, притаившись в тени ограды, поджидал в засаде еще один человек. Интересно, знала ли Мод об этом человеке? Может, она нарочно предупредила меня об очевидной опасности возле главного входа, чтобы послать на явную смерть, подстерегавшую меня с тыла? Я знал только одно — мне удалось спасти свою жизнь лишь благодаря тому, что я выбрался на крышу.

Я снова пересек крышу, вернулся к фасаду дома и стал наблюдать за машиной.

Туман все сгущался, пока не превратился в плотную белую пелену. Освещенные окна дома отбрасывали золотистые дорожки лучей. Заведенный мотор машины подозрительно заглох.

На одном из окон приподнялась занавеска, прорезав туманную пелену ярким снопом желтого света. Когда занавеска опустилась, свет исчез. Так повторилось три раза. Свет исходил из окна квартиры Мод Эндерс. Может быть, это сигнал для тех, кто наблюдал внизу, нечто вроде предупреждения о том, что я ушел? Если так, то она опоздала. Опоздала на целых десять минут. Можно ли было после этого считать честной эту девушку с родинкой на левой руке?

Прошло еще минут десять. Хлопнула дверца машины, на тротуаре послышались шаги — кто-то вошел в дом.

Через пять минут человек вышел и снова забрался в машину. Заревел мотор, и машина медленно двинулась по улице в сторону переулка.

Я осторожно приблизился к карнизу, не спуская глаз с машины. Она остановилась возле переулка. Из нее вышел человек и тихонько свистнул. Тот, что находился в засаде возле ограды, ответил ему условным сигналом, и вскоре они оба, перешептываясь, сели в машину. Снова заработал мотор, машина сорвалась с места, проехала квартал и, свернув на главную магистраль, влилась в общий поток.

Я открыл крышку люка, осторожно спустился вниз и вскоре снова очутился перед дверью Мод Эндерс.

На этот раз я открыл дверь бесшумно.

Она сидела в кресле, подперев подбородок руками, и не мигая смотрела перед собой.

— Эд! — воскликнула она, увидев меня.

Я поклонился:

— Просто зашел сказать спокойной ночи и напомнить, чтобы ты не забыла передать мои слова нашему общему другу.

— Эд, — нежно проговорила она, и в ее голосе внезапно появились молящие нотки. — Эд, клянусь тебе, я не знала, что за домом наблюдают с тыла! Я и понятия не имела об этом, пока один из них не поднялся, чтобы узнать, почему ты не выходишь. Я нарочно послала им сигнал на десять минут позже. Эд, я говорю правду. Честное слово!

Я усмехнулся.

— Не стоит так беспокоиться из-за меня, детка, — сказал я. — И нечего извиняться. Я видел твои сигналы, поэтому и зашел поблагодарить тебя.

Глаза ее расширились от удивления.

— Эд, ты такой умный!.. Если хочешь, можешь переночевать у меня. На улицах сейчас небезопасно, а за отелями слежка.

Я поклонился в знак благодарности:

— Спасибо, Мод, но у меня есть дела. Кстати сказать, для Неуловимого Мошенника на улицах всегда небезопасно. Спокойной ночи.

Конечно, я немного рисовался, но кто может отказать себе в удовольствии пустить пыль в глаза благодарной аудитории? А эта девушка с родинкой на левой руке умела ценить умные поступки. К тому же мне хотелось убедиться в ее честности и узнать, насколько искренним был ее совет уходить через запасный выход.

Внизу, в вестибюле, я вызвал по телефону такси и вышел только тогда, когда оно подъехало к самым дверям.

Мне пришлось трижды менять такси и потратить полчаса, чтобы добраться по нужному адресу, а именно к особняку Элен Чэдвик. Я надеялся, что она дома. Это был мой второй приезд сюда, а первое мое посещение этого дома состоялось незадолго до нашей с ней помолвки.

Элен Чэдвик и ее мать принадлежали к самому избранному кругу. В свое время отец Элен совершил неосторожный поступок, о чем стало известно неким мошенникам, которые после смерти отца неоднократно угрожали Элен предать историю гласности. Элен беспокоило не столько собственное благополучие, сколько память об отце и слабое здоровье матери.

Однажды они заставили Элен выступить в качестве моей будущей жены, и мы даже провели вместе выходные в загородном доме супружеской четы Кемперов, весьма уважаемых и влиятельных людей. Мне удалось вытащить девушку из этой истории, и, когда помолвка была объявлена недействительной, в глазах ее стояли слезы. Я пообещал тогда, что в случае опасности снова приду ей на помощь.

Я почти не сомневался, что найду дом погруженным в темноту, но он оказался освещен, как церковь в праздничный день. Чуть ли не весь квартал был запружен машинами, в которых сидели сонные, ежившиеся от холода шоферы, поджидавшие своих припозднившихся хозяев.

Я расплатился с таксистом и поднялся по ступенькам.

Мне открыл дворецкий.

— Я к мисс Чэдвик, — решительно заявил я.

Он смерил меня подозрительным взглядом:

— Вашу визитную карточку, пожалуйста.

— Скажите ей, что здесь мистер Дженкинс, а я, с вашего разрешения, пока войду.

Он неохотно впустил меня, и я прошел в переднюю.

Из другой части дома доносились веселые голоса, смех, музыка и звон посуды.

Через двадцать секунд дворецкий вернулся:

— Мисс Чэдвик нет дома, сэр. Пожалуйте сюда, сэр. — И он кивком указал мне на дверь.

Когда он открыл ее, я схватил его за шиворот и хорошенько встряхнул:

— Ты не передал мои слова. Почему?

В его подозрительном взгляде я прочел злобу и враждебность.

— Для преступников мисс Чэдвик никогда не бывает дома. Я узнал вас по фотографиям в газетах.

Я кивнул:

— Ах, вот оно что. Я тебя тоже узнал, дружок, — видел, как ты якшался с Косоглазым Даганом. Какие там, к черту, фотографии в газетах! Ты узнал меня, потому что сам преступник. А ну, пошел отсюда!

С этими словами я толкнул его, и он вылетел на мокрое крыльцо, потом, получив от меня хорошего пинка, сосчитал зубами ступеньки, пролетел по тротуару и спикировал в сточную канаву. Ожидавший на противоположной стороне улицы шофер отметил его приземление звуком клаксона. Из темноты раздалось чье-то хихиканье. Дворецкий поднялся на ноги и принялся отчищать свою одежду. Его ливрея была в самом что ни на есть плачевном состоянии, лицо испачкано липкой грязью.

— Возвращаться тебе не обязательно, — сказал я ему. — Твои рекомендации будут высланы начальнику исправительной колонии в Вопине, штат Висконсин. Если я не ошибаюсь, там тебя ждут с нетерпением, и я сам прослежу, чтобы ты благополучно добрался до столь близких твоему сердцу мест.

— Что все это значит? — Эти слова были произнесены холодным безразличным голосом, каким обычно обращаются к приказчикам и уличным разносчикам.

Закрыв дверь на задвижку, я повернулся, чтобы взглянуть на говорившего. Это была молодая женщина в роскошном платье, контрастировавшем с белизной ее шеи и рук, с мягкими волнистыми волосами, обрамлявшими нежное лицо. На щеках ее играл слабый румянец, малиновые губы были слегка приоткрыты. С тех пор как я видел ее в последний раз, она вроде бы осталась все той же, но появилось в ее облике нечто новое, какая-то степенная осанка и зрелая серьезность.

— Эд! — радостно выдохнула она. — Эд Дженкинс!

Я улыбнулся. Мне вовсе не хотелось драматизировать ситуацию.

— Привет, Элен. Я только что спустил с лестницы вашего дворецкого. Он преступник, беглый заключенный, его послали шпионить за вами.

В глазах ее появились слезы, лицо побелело, но она усилием воли выдавила из себя улыбку:

— Вы пришли как нельзя вовремя. Я так надеялась, даже молилась, чтобы вы снова появились.

Я кивнул:

— Что, опять неприятности из-за бумаг отца?

Она промолчала, но ответ напрашивался сам собой.

— Послушайте, Элен, у меня есть все эти бумаги, кроме двух. Не буду сейчас вдаваться в детали и надоедать вам долгим рассказом. Я хочу разыскать эти бумаги, заполучить их и уничтожить. Вот почему я и решил заглянуть к вам.

— Проходите, Эд, — произнесла она, подавая мне руку, и направилась в небольшую комнатку. — Тут полно всякого тряпья, зато можно спокойно поговорить…

Господи, Эд, как я мечтала снова увидеть вас!

Я легонько похлопал ее по плечу, чтобы ободрить, и она бросилась в мои объятия, словно и вправду была со мной помолвлена.

— Эд, одна из этих бумаг находится у человека по фамилии Шварц. Он показывал мне ее, она настоящая. Он настаивает, чтобы я приняла участие в организации ювелирной выставки. Хочет, чтобы я убедила миссис Кемпер выступить в качестве спонсора и провести церемонию открытия. В противном случае он угрожает предать дело гласности и очернить память отца.

Я задумался:

— Когда вы должны получить эту бумагу?

— Как только миссис Кемпер объявит о том, что будет открывать выставку.

— А она согласится на это?

— Ради Элен Чэдвик она согласится на все, — ответил мне голос с порога. — Привет, Эд! Как поживаете?



Рада снова видеть вас.

Я повернулся и встретился глазами с Эдит Джуэтт Кемпер, одной из самых уважаемых дам в обществе. Она протянула мне руку, и в лице ее я заметил оттенок задумчивой грусти.

— Эд, почему вы никогда не заходите к нам? Ведь многие только и мечтают о таком приглашении. Вы же знаете, мы с мужем любим вас, и Элен тоже.

Я поклонился:

— Весьма вам признателен, только, по-моему, не стоит приглашать в дом мошенника, ведь газеты потом понапишут такого…

Она пожала обнаженными плечами:

— К черту газеты. Мое положение позволяет мне делать то, что я хочу.

Разговор, похоже, перешел на мою персону. Они, конечно, мои друзья, и им трудно понять, насколько опасно для них поддерживать дружбу с мошенником. Неуловимый Мошенник Эд Дженкинс не может иметь ничего общего с этими людьми. Память о проведенных вместе днях, неотступно преследующее меня воспоминание о теплом взгляде Элен Чэдвик и чувство благодарности — вот и все, что связывало меня с этим миром, совершенно отличным от моего.

— Но как вы узнали, что я здесь?

Она улыбнулась:

— Я случайно оказалась у окна, выходившего на улицу, и видела, как дворецкий летел по ступенькам. Это могло означать только одно — к нам пожаловал Эд Дженкинс.

Тогда я позволила себе вмешаться, рискуя даже получить взбучку. Ведь вы, Эд, всегда обращались со мною не очень-то учтиво, заботились только об Элен.

— Вот именно, — сказал я. — А теперь представьте, в газетах появляется подробное описание того, как она провела несколько дней в доме четы Кемперов в компании некоего Эдварда Гордона Дженкинса, который на поверку оказался не кем иным, как известным мошенником Эдом Дженкинсом. Да, что ни говори, а в печатном виде это выглядело бы чертовски мило.

Взгляд ее сделался нежным и мечтательным.

Есть вещи куда более важные, чем репутация.

Нельзя же посвящать всю свою жизнь соблюдению светских условностей. Общественное положение, Эд, всего лишь бесполезная блестящая игрушка, холодная как лед.

Элен уткнулась в мое плечо. Еще мгновение, и вечеринка закончилась бы слезами. Я понял, что мне лучше уйти.

— Сделаем так. Вы, миссис Кемпер, согласитесь провести церемонию открытия и проследите, чтобы Элен получила ту бумагу. Я свяжусь с вами позже. А теперь мне пора, меня ждут дела, которые нужно успеть закончить до рассвета. — Я мягко отстранился и направился к двери.

Элен стояла не двигаясь. Миссис Кемпер хотела меня удержать, но потом передумала.

— Пока, Эд! — крикнула мне вслед Элен веселым голосом.

— Все будет хорошо, — ответил я.

Миссис Кемпер промолчала, глаза ее были влажными от слез. Обернувшись, я увидел, как обе женщины, обнявшись, смотрят мне вслед.



Холодный ночной туман освежил меня. Кажется, я начал понимать истинное положение дел. Чувство защищенности, которое передалось Элен, когда я сжимал ее в своих объятиях, учащенное биение моего сердца, когда я впервые услышал ее голос… Твердо и решительно я отогнал эти мысли. Она принадлежит к высшему кругу, а я обыкновенный мошенник. Я стряхнул с себя оцепенение.

Мне нужна ясная голова. Здесь, в тумане ночных улиц, колесили лимузины, нашпигованные вооруженными бандитами. Весь преступный мир был поднят на ноги — искали Эда Дженкинса. Их главарь получил мое предупреждение, и теперь поставлено на карту все. Война объявлена, и ни одна из противоборствующих сторон не собирается сдавать позиций. На одном конце этого противостояния — я, одиночка, на другом — весь организованный преступный мир. Придется напрячь все свои извилины, чтобы победить, ибо на карту поставлено счастье и безопасность лучшей в мире девушки, одарившей меня своей дружбой.

Туман прочистил мои мозги, и в голове моей, словно мозаика, начала складываться картина. Из этой выставки они могли вышибить всего несколько тысяч долларов, но того, кто затеял всю эту игру, вряд ли устроили бы такие жалкие крохи. Скорее всего, они намеревались ограбить выставку и взять все. Но как?

Я подумал о девушке с родинкой. Она подала им условный знак через десять минут после моего ухода, потом один из них поднялся к ней, и вскоре после этого бандиты убрались. Больше они ждать не стали. Может, они подозревали девушку с родинкой в пособничестве мне?

Я дошел до дежурной аптеки, вызвал такси и поехал еще раз взглянуть на дом Мод Эндерс. В квартире девушки горел свет, под окнами стоял лимузин.

Кажется, они решили призвать к ответу эту девушку, обладавшую великолепной фигурой и в по же время понятия не имевшую о том, что такое женский шарм, девушку, которая обитала исключительно в мире рассудка, девушку, которая до сих пор оставалась для меня загадкой.

Я попросил таксиста остановиться возле выездной дорожки и выключить фары. Отсюда мне были видны освещенные окна квартиры Мод.

Через три минуты свет погас, и вскоре она появилась на пороге, держа под руку человека, одетого в длинное пальто. Они сели в машину. Не надо быть пророком, чтобы догадаться, что девушку везут на расправу и что она пленница того, на чью руку сейчас опирается.

Я едва не проворонил этот момент. Еще немного — и было бы слишком поздно. Я-то следил за Шварцем, намереваясь проникнуть в их логово через него, но этот способ показался мне проще.

Лимузин тронулся с места, я последовал за ним, и никому бы в голову не пришло обратить внимание на машину, в которой, благодаря двадцатидолларовой купюре, за рулем теперь сидел я, а на пассажирском сиденье — шофер в водительской униформе.

Я обогнал их на квартал, потом снова пристроился у них в «хвосте», снова заехал вперед и, свернув в переулок, пропустил их вперед, стараясь не потерять из виду.

И все же я их потерял. Должно быть, они где-то свернули. Но где?

Я быстро пронесся по кварталу и, заметив в конце улицы зажженные фары, с облегчением отметил, что настиг-таки наконец свою добычу.

Дом, к которому меня привела погоня, находился в одном из респектабельных районов города, он стоял, погруженный в темноту. Я оставил машину в квартале от дома и начал пробираться к нему задворками.

Где-то залаяла собака, но она была на привязи. В таких районах, как этот, не очень-то приветствуются жильцы, содержащие собак. Я быстро нацепил седой парик, бакенбарды, очки в металлической оправе и намазал лицо гримом, чтобы придать себе старческий вид. Этой маской я пользовался довольно долго, но бандиты все же раскусили меня. Сейчас я снова надел ее — пусть думают, будто я не догадываюсь о том, что разоблачен. До тех пор, пока это входит в мои планы, пусть считают Эда Дженкинса твердолобым болваном…

На улице стоял охранник. Похоже, он не слишком серьезно относился к своим обязанностям. Вынув из кармана небольшой кожаный мешочек, который всегда был у меня при себе, я набил его кирпичной крошкой. Плотно набитый, такой мешочек представляет собой внушительное оружие.

Я начал осторожно подкрадываться к охраннику.

Минут через десять он наконец заметил меня. Рука его потянулась к поясу, мой мешочек со свистом прорезал воздух и обрушился ему на голову. Он рухнул как подкошенный.

Перешагнув через охранника, я подошел к одному из окон в задней части дома. На кухне никого не оказалось.

В конце длинного коридора мерцал слабый свет. Прислонившись спиной к стене, там сидел человек, в каждой руке у него было по пистолету. Склонив голову на грудь, он глубоко и мерно дышал. Я прошел мимо него, приблизился к двери, из-за которой доносились голоса, и немного помедлил. Потом без стука открыл дверь и шагнул в комнату. Она была обставлена как кабинет, в центре стоял огромный письменный стол. Лучи маленькой настольной лампы освещали лица присутствующих — бледное личико девушки с родинкой, крысоподобные черты ее спутника, в котором я сразу узнал одного из самых грязных и продажных адвокатов города, и громадного человека, сидевшего за столом.

Последний интересовал меня больше всего.

Он был бледен как полотно, с отвислой кожей и жирными пористыми губами, с двойным подбородком.

Его глаза отражали свет лампы и пучками сверкающих лучей посылали его обратно. Мне еще не приходилось встречать на человеческом лице более жестокого и безжалостного выражения, чем у этого типа, уставившегося сейчас на девушку.

— Итак, ты опоздала с условным знаком. Ему удалось удрать, и непонятно, каким образом. — Голос у него был тихий, мягкий, монотонный, лишенный всякой выразительности. Зато в глазах читалась беспощадная ненависть.

Девушка старалась тщательно подбирать слова, голос ее слегка дрожал, в нем слышались панические нотки, хотя она и пыталась скрыть свой страх:

— Может… он… прятался на чердаке?..

— Значит, его предупредили, — возразил ей бесцветный голос. — Тогда — кто? Кто его предупредил?

Босс с ледяным взглядом так увлекся допросом, что даже не услышал, как я тихонько открывал дверь. Впрочем, даже если бы он меня и услышал, то, скорее всего, принял бы за одного из своих охранников — лишь огромный стол был ярко освещен, все остальное помещение тонуло во мраке.

Я приблизился к столу.

Девушка уже пала духом, и голова ее поникла.

Человек за столом оторвал тяжелый взгляд от девушки и поднял глаза.

— Итак… — Голос его по-прежнему оставался бесцветным, хотя глаза поблескивали недобрым огнем.

— Итак, я приветствую вас, — сказал я. — Вот, зашел пожелать доброй ночи.

Я следил за ним, словно ястреб, надеясь увидеть, как предательски дрогнут мускулы на его лице и он потеряет самоконтроль. Но ничего подобного не случилось.

Его лицо оставалось непроницаемым. Взгляд был по-прежнему твердым и суровым, голос тоже не изменился.

— Ах вот оно что… Мистер Дженкинс собственной персоной. Входите, присаживайтесь, Дженкинс. Мы как раз говорили о вас.

Я подошел поближе, не сводя глаз с его рук. Крысиный адвокат опустил руку в карман пиджака, но его я не боялся — ему не хватило бы мужества выстрелить.

— Я зашел сказать вам, что вы все не правы. Когда я вышел от девушки, я постоял за дверью и прислушался, не станет ли она звонить по телефону или не подаст ли условный сигнал. Я слышал, как она три раза поднимала и опускала шторы, и сообразил, что под окнами стоит машина, а стало быть, у запасного выхода, скорее всего, тоже засада. Вот и все. И все же я решил встретиться с вами. Когда я увидел, что девушку повезли на разборку, я поехал следом. Хотел поговорить.

Сидевший за столом человек движением руки дал понять, что к девушке вопросов у него нет, при этом он не отводил взгляда от моего лица.

— Дженкинс, когда-то я уже говорил вам это, скажу еще раз. Можете занять место рядом со мной. У вас будут деньги, много денег. У вас будут люди, готовые выполнить любую грязную и опасную работу. У вас наконец будет возможность применить свои блестящие способности по назначению.

Я понимающе кивнул:

— Припоминаю. И сразу после этого вы обманули меня, утаив те бумаги.

На этот раз в его серо-голубых глазах промелькнуло подобие какого-то выражения. Видимо, он положительно оценил мои слова. Похоже, этот человек с мертвенно-бледным лицом и ледяными глазами все-таки был не лишен чувства юмора.

— И вы еще говорите об обмане! Вы ведь тоже кое-что увели у нас из-под носа. Так что будем считать, что вы вскрыли для нас тот сейф… ну, скажем, в качестве расплаты за свое надувательство. Уж не знаю почему, с завещанием ничего не вышло. Адвокат клянется, что собственноручно уничтожил его и что ни о какой подмене не могло быть и речи, и все же…

Я перебил его:

— Не стоит об этом. Вы обманули меня с самого начала, утаив две бумаги. А то, что случилось потом, — всего лишь проявление моего недовольства. А теперь я хотел бы получить эти бумаги, получить прямо сейчас, иначе моему недовольству не будет границ и вы окажетесь в сточной канаве.

— Дженкинс, я отдам вам эти бумаги, когда сочту нужным. Однако должен предупредить: либо вы принимаете мое предложение и остаетесь с нами, либо вас вынесут вперед ногами.

Я придвинул свой стул ближе и посмотрел ему прямо в глаза:

— Либо вы отдаете мне бумаги, либо вас ждут очень и очень большие неприятности.

Пальцы его вцепились в край стола так крепко, что даже ногти побелели, но ни один мускул не дрогнул на его лице.

— Дженкинс, — произнес он спокойным ровным голосом, — несколько дней назад вы опять сунули свой нос в наши дела, и это обошлось мне в пятьдесят тысяч долларов. Я не могу позволить, чтобы подобное повторилось. У вас была возможность…

Я не дал ему закончить. До сих пор я вел эту партию. Я сделал ему предупреждение, дал понять, что легко могу его найти и войду в его кабинет, когда мне заблагорассудится. Теперь же подошла его очередь, и я мог не только не сделать следующего хода, но и распрощаться с жизнью.

С силой размахнувшись, я обрушил набитый кирпичной крошкой мешочек на настольный светильник. Лампочка разлетелась вдребезги, в комнате стало темно.

Одним прыжком я очутился у двери, хотя открывать ее не стал — в коридоре горел свет, так что я был бы изрешечен пулями даже не ступив на порог. Но я сделал ставку на сонного охранника, сидевшего за дверью, и на адвоката.

И я не ошибся.

Не долго думая адвокат трижды выстрелил в направлении стула, на котором я только что сидел, после чего в комнате воцарилась тишина.

— Придурок! — прорычал босс с ледяными глазами.

Послышался топот бегущих ног, и дверь с треском распахнулась. Охранник, вооруженный двумя пистолетами и готовый к действию, ворвался в комнату и по инерции пролетел вперед, к подоконнику. Я же только и ждал этого момента.

Получив пинок сзади, он отлетел на середину комнаты, а я, воспользовавшись тем, что он освободил дверной проем, бросился к двери и помчался по коридору.

Адвокат выстрелил мне вслед. Он мог пристрелить охранника, но это, по-видимому, его нисколько не смущало. Куда попала пуля, не знаю. Главное, она не попала в меня.

Уличный охранник все еще был без сознания. Выходит, я рассчитал правильно — он проваляется никак не меньше часа. Снова залаяла собака, и больше ни звука.

Все окна в доме были темные. Если соседи и слышали пистолетные выстрелы, они, вероятно, приняли их за автомобильные выхлопы.

Выбравшись на улицу, я злорадно ухмыльнулся. Теперь этому жирному борову с ледяными глазами придется поискать другое логово. Можно не сомневаться, я основательно вывел его из себя. Он понял, что я не шучу. Этот город стал слишком мал для нас обоих, и кто-то из нас обречен.

Но одно преимущество у меня все-таки было. Он зашел слишком далеко с этой ювелирной выставкой, и это давало мне возможность следить за его действиями.

Сейчас самое главное для меня — найти новое укрытие. За всеми отелями и меблированными комнатами в городе велось наблюдение. Использовав свои средства, этот негодяй направил полицию по моему следу, и, попадись я ей в руки, моя неприкосновенность на территории штата Калифорния на время утратила бы свою силу. Но я не собирался позволять кому-либо сидеть у меня на «хвосте».

Если у человека есть деньги — а они у меня были, — он может позволить себе многое. Через одну компанию по продаже недвижимости я купил меблированный домик, нечто вроде бунгало, в тихом спокойном месте.

И полиция и бандиты наверняка думали, что я попытаюсь, использовав грим, снять номер в каком-нибудь отеле или меблированных комнатах, им и в голову не могло прийти, что я куплю собственное бунгало в одном из самых респектабельных районов города. Так я ускользнул от них и избавился от одной проблемы.

Вторая задачка оказалась посложнее: необходимо было следить за Шварцем. Малый он был изворотливый, к тому же они предупредили его. Я решил следить за ним лишь в определенные часы — когда он совершал свой утренний обход ювелирных салонов и в конце дня.

Эта ювелирная выставка поставила меня в тупик. Газеты вовсю рекламировали ее, они подробно сообщали, как будет проходить открытие, кто получил приглашения, какое платье будет на Эдит Джуэтт Кемпер и тому подобное.

Уютно устроившись в кресле в своем маленьком бунгало, я читал всю эту болтовню о значительности предстоящего события и мысленно не мог не снять шляпы перед человеком с ледяными глазами.

Меня поразило одно. Все первые полосы сообщали о мерах предосторожности, которые будут приняты устроителями выставки.

По ночам драгоценности предполагалось запирать в громадный сейф, полученный от одной из компаний по производству сейфов в целях рекламы ее продукции. Сейф собирались поместить в центре зала и приставить к нему не менее пятерых охранников. Если бы сейф поставили в углу, так, что на виду была бы только его дверь, это одно, но поместить его в центре зала — совсем другое дело. Таким образом, возможность вскрытия сейфа отпадала. К тому же это был сейф новейшей конструкции. Даже я не знал, как к нему подступиться, хотя мне ничего не стоит определить способы вскрытия любого сейфа.

Выяснилось, что Шварц тоже крепкий орешек. Раздобыть сведения о нем оказалось не так-то просто. Это удалось мне только накануне открытия выставки. В тот день он наведался в гараж, где стоял бронированный грузовик.

На боках кузова были приделаны плакаты: «Бронированный грузовик ювелирной выставки». Да, этот грузовик был надежной штукой — стальные борта, пуленепробиваемые стекла и капот, металлические бамперы по всей длине кузова и внушительной толщины шины. Чтобы пробить такое сооружение, понадобился бы основательный кусок динамита.

Я не осмелился приблизиться к гаражу, пока там находился Шварц. Только глянул одним глазом и уехал.

Все, что я мог себе позволить, — это вести за бандитами слежку из автомобиля.

Время поджимало, и я торопился. Я чувствовал, что затевается что-то крупное, но что именно, сказать не мог. Какие-нибудь жалкие десять тысяч долларов вряд ли были ставкой в этой игре. Ясно, что бандиты намеревались сорвать крупный куш и прибрать к рукам лучшие драгоценности города.

Это должно было стать ограблением века. Такие организации играют только по-крупному.

Я вернулся в свое бунгало и сел за стол — нужно было хорошенько подумать. Впервые за всю свою жизнь я чувствовал себя по-настоящему озадаченным. Я вступил в игру, в которой многого не понимал. Все карты были у другого игрока, и он не давал заглянуть в них. Выиграть у него — означало разоблачить их замысел, раздобыть бумаги для Элен и обеспечить себе спокойную жизнь.

Я сидел за столом, бесцельно водя карандашом по листку бумаги, как вдруг, совершенно внезапно, ответ пришел сам собой. Он был до смешного прост.

Когда какой-нибудь маг, демонстрируя публике свои фокусы, спускается в зал, берет у одного из зрителей часы и снова поднимается на сцену, у него есть несколько секунд, в течение которых руки его скрыты от взора публики. За это время он может подменить часы, а потом, когда он уже стоит на сцене лицом к зрителям, помахивая перед ними золотыми часами и предлагая им не сводить с них глаз, никто не задается вопросом, настоящие ли это часы, и не случилось ли так, что фокус уже состоялся и часы подменены на другие.

То же самое и с ювелирной выставкой. Предосторожности, предпринимаемые для обеспечения безопасности драгоценностей, были разработаны так тщательно, что всякий думал, будто ограбление может произойти только в это время и ни в какое другое. Подозрения возникли у меня по двум причинам. Во-первых, каждому ювелирному магазину предлагалось прислать на выставку для сопровождения экспонатов только одного служащего, который одновременно исполнял бы обязанности стендиста и охранника. А во-вторых, никто не принимал во внимание бронированный грузовик, которому надлежало осуществить доставку драгоценностей. Само его название — бронированный — уже как бы убаюкивало, внушало доверие и предполагало абсолютную надежность. В глазах людей он представлялся чем-то вроде банковского хранилища. В то же время это был всего лишь неодушевленный предмет, управляемый водителем, который мог использовать его как с честными, так и со злыми намерениями.

По мере того как детали их плана постепенно вырисовывались у меня в голове, я разработал контр план и занялся необходимыми приготовлениями. Широкие брюки и джемпер, извлеченные мной из-под сиденья машины, шляпа набекрень и перемазанные маслом руки — вот и весь мой наряд. Пара превосходных сигар дополняла эту картину.

Уже через тридцать минут я был в гараже, где стоял бронированный грузовик.

— Мое почтение, — поздоровался я с ночным дежурным.

Он скосил на меня подозрительный взгляд. Я выудил из кармана две сигары, одну протянул ему, другую вставил себе в зубы, присел на корточки и зажег спичку.

Пару минут мы молча курили, потом зашел клиент, и дежурному пришлось минут десять заниматься его машиной. Когда он вернулся ко мне, вид у него был такой, словно он знал меня сотню лет.

— Что, механик? — полюбопытствовал он.

Я кивнул и указал в сторону бронированного грузовика:

— Ага. А это моя крошка. Каждые десять дней агентство посылает меня делать профилактический осмотр этого слоника. Завтра ему выезжать, а у меня еще конь не валялся.

Взгляд его снова сделался подозрительным.

— К этому грузовику никому нельзя приближаться.

Таково распоряжение.

Я снова кивнул, выпустив колечко дыма:

— И правильно. Следует соблюдать осторожность.

Один парень, по имени Шварц, взял его в аренду. Вот его смело можешь подпускать к грузовику, даже если он захочет сесть за руль. А остальные пусть предъявят письменное разрешение, выданное Шварцем или мной.

Моя уловка сработала. Он стал смотреть на меня с уважением. Я больше ничего не сказал, продолжая молча курить. Снова появился посетитель, и дежурный поплелся искать его машину. Я решил воспользоваться случаем и, затушив окурок о скамейку, вразвалочку направился к грузовику.

Ключ от этой штуковины был у Шварца, и это не могло не озадачить меня. Я-то втайне надеялся, что грузовик будет открыт. Однако я все же зашел сзади и протиснулся между грузовиком и стеной гаража. Бензобак был защищен слоем брони, но крышка была хорошо видна, и уровень показывал, что бак полон. Машина уже готова. И все же угнать ее сейчас было делом далеко не простым. А вскоре этот малый, приставленный сюда ночным дежурным, автослесарем и охранником одновременно, наверняка полюбопытствует, что я тут делаю. Надо быстрее думать и действовать мгновенно. Необходимо устроить так, чтобы грузовик проехал небольшое расстояние и заглох.

На дне бензобака я обнаружил небольшой кран, которым подключался запасной бензобак в случае, если основной начнет протекать. При себе у меня был набор инструментов, и я принялся за работу.

Взяв кусок медной трубки, я присоединил его к шлангу, по которому бензин поступал в карбюратор. Я точно вымерил расстояние, так что трубка оказалась в полудюйме от уровня бензина в основном баке. Вычислив приблизительный расход бензина на милю, я рассчитал все так, чтобы грузовик проехал мили три и остановился. Если трубку выдернуть, грузовик сможет тронуться с места. Конечно, если бы он не был заперт, я придумал бы что-нибудь почище, но такой возможности у меня не было. Глядя на плакаты, прикрепленные к бортам грузовика, я представил, какой сюрприз ожидает всех завтра.

Потом я пошел в магазин и купил сирену, какие обычно бывают на полицейских и пожарных машинах, и установил ее на свой автомобиль. Теперь я был полностью готов.



Вскоре после полуночи я проснулся от какого-то тревожного чувства, мне показалось, будто в доме что-то неладно. Дом был погружен во мрак, тишину нарушало лишь тиканье часов в соседней комнате. Легкий ночной ветерок шевелил кружевные занавески, и поначалу я подумал, что, возможно, одна из занавесок, коснувшись моего липа, разбудила меня, вызвав ощущение надвигающейся опасности.

Я выглянул в окно, прохладный ветерок повеял мне в лицо. Небо было усыпано звездами. В тусклом свете отдаленного уличного фонаря передо мной предстал весь дворик. Неясными очертаниями выступали из темноты соседние дома. Вдруг я снова услышал тихий, едва различимый скребущий звук. Кто-то, осторожно работая стеклорезом, резал оконное стекло в соседней комнате.

Быстро и бесшумно я встал, натянул одежду, положил вместо себя подушки, укрыв их одеялом, и спрятался в чулане. Прямо над дверью там была полка, я проворно и бесшумно взобрался на нее. Оружия у меня не было, да оно мне и не нужно. Чуть выше полки располагалась дверца, ведущая на чердак. Я мог улизнуть, воспользовавшись ею, но мне хотелось взглянуть, что же здесь произойдет. Свесившись с полки, я мог заглянуть в спальню, а если бы кто-то вошел в чулан, я прыгнул бы ему на спину, как дикая кошка прыгает с дерева на голову своей жертвы.

Несколько минут стояла тишина, потом послышался звук поднимающейся оконной рамы. И снова тишина.

Вскоре скрипнула дверь в спальню, а может, это был всего лишь ветер, бьющийся о стекло.

Вдруг в темноте сверкнула вспышка, послышался свистящий звук, затем другой и еще такой же… Стреляли из пистолета с глушителем.

Вновь воцарилась тишина, луч фонарика шарил по постели. Послышался шепот:

— Ну что, попал?

— Дохлый, как селедка, — ответил ему другой.

И оба быстро убрались из дома, на этот раз производя гораздо больше шума, но все же стараясь не привлечь внимания соседей. Заработал автомобильный двигатель, и машина тихо тронулась с места.

Я выбрался из своего укрытия и вытащил подушки из-под одеяла. Верхняя в трех местах оказалась прошита пулями, по всей постели был разбросан пух. Судя по всему, стрелявший хорошо знал свое дело, если мог всадить одну за другой три пули в подушку почти в полной темноте.

Вздохнув, я лег в постель и постарался уснуть.

Да, этот босс с ледяными глазами знал, кому заказывать подобные вещи. Конечно, ведя слежку за Шварцем, я играл ему на руку, так как постоянно находился в поле его зрения. Но он и без того был дьявольски умен.

Проснувшись утром, я осмотрелся и увидел на полу стеклянный кружочек, вырезанный из верхней рамы, чтобы можно было открыть оконную задвижку. С размаху ударив по стеклу, я разбил его окончательно — вокруг разлетелись осколки. Я хотел, чтобы все выглядело как результат неосторожности, мне вовсе не хотелось посвящать соседей в свою частную жизнь.

Побрившись и позавтракав, я проверил исправность моего автомобиля и поехал в центр города, сливаясь с потоком спешащих на работу служащих. В квартале, где расположен ювелирный салон Редферна, я притормозил и съехал на обочину. Откинувшись поудобнее на сиденье, я начал следить за развитием событий.

Около восьми часов показался бронированный грузовик с плакатами на обоих бортах и остановился возле салона Редферна. Следом за ним ехал просторный открытый автомобиль, за рулем его сидел человек в полицейской форме.

Постепенно вокруг грузовика собралась толпа, и я, протиснувшись поближе, начал наблюдать за происходящим и прислушиваться к разговорам. Вскоре появился Шварц, он поприветствовал Редферна самым что ни на есть дружеским образом — ни дать ни взять два ближайших родственника, встретившихся после долгой разлуки.

Драгоценности вынесли и поместили в грузовик, потом Шварц долго рассказывал Редферну о пуленепробиваемых достоинствах автомобиля:

— Я веду грузовик сам, сзади идет машина с охраной.

А посмотрите, какие меры предосторожности мы предприняли там, на месте. Скажите, Редферн, а сами вы почему не едете? Правда, грузовик уже полон. Со мною, знаете ли, едет девушка, она проверяет по списку участников выставки, да еще вооруженная охрана. Зато в машине сопровождения полно места, вы вполне могли бы сесть в нее.

Возьмите пистолет и садитесь рядом с офицером.

Редферн не нуждался в уговорах. Заморгав, он улыбнулся, похлопал Шварца по спине и забрался в машину сопровождения. Грузовик тронулся, следом за ним ехала открытая машина, на перекрестке офицер, сидевший за рулем, просигналил регулировщику, чтобы тот расчистил дорогу.

Десять раз они останавливались, чтобы загрузить следующую партию драгоценностей в очередном ювелирном салоне. В машине сопровождения сидело уже пятеро охранников. В пяти магазинах сочли, что не стоит прибавлять к этой компании своих служащих, достаточно того, что в машине старик Редферн. Этого старого стреляного воробья с тугим кошельком знали все, и одно его присутствие в числе охраны служило гарантией надежности.

Грузовик двигался к месту выставки, я следовал за ним, надеясь, что все произойдет так, как я задумал.

Внезапно раздался визг тормозов. Длинный серый автомобиль, промчавшись мимо меня на полном ходу, попытался вклиниться между бронированным грузовиком и машиной сопровождения, потом резко вывернул и врезался в припаркованную у обочины машину.

Раздался страшный треск, звон битого стекла, полицейский и несколько пешеходов отлетели в сторону, ударившись об асфальт, а бронированный грузовик спокойно продолжал свой путь, казалось, ему не было никакого дела до того, что стало с машиной сопровождения и сидевшей в ней охраной.

На улице собралась толпа. Люди жестикулировали, что-то выкрикивали. Водитель серого автомобиля выскочил, пересел в стоявшую у обочины машину с заведенным двигателем, и та рванула с места. Полицейский, выругавшись, вытащил пистолет. И тут началась беспорядочная стрельба, крики, полицейские свистки — одним словом, настоящее столпотворение.

Я объехал образовавшуюся толчею и двинулся вслед за грузовиком, стараясь держаться на порядочном расстоянии. На одном из перекрестков, где начиналось шоссе, ведущее за город, он остановился, из кабины вышел человек, снял плакаты, прикрепленные к бортам грузовика, вывесил вместо них другие, и они продолжили путь.

Обогнав их окольными путями, я посмотрел на новые плакаты. Я приблизительно догадывался, что там будет написано, но все же мне было интересно взглянуть.

«Федеральный резерв — междугородные перевозки» — гласила новая надпись, и я даже хихикнул. Да, гладко сработано, ничего не скажешь. С такой надписью они могли гнать грузовик, куда им заблагорассудится. Пока полиция свяжется с выставочным центром и обнаружит, что грузовик туда не прибыл, пока опросит регулировщиков уличного движения — бронированный грузовик благополучно исчезнет с лица земли. По городу разъезжают десятки подобных бронированных машин, развозящих деньги и ценные грузы, и затеряться в их море не составляет труда.

И тут случилось то, что должно было случиться. Грузовик задергался, запыхтел и съехал на обочину. Настала моя очередь действовать. Я обогнал его и остановил машину в переулке, не выключая мотора.

Из грузовика вышел человек, склонился над бензобаком, потом забежал вперед. Я догадался, что он проверяет запасной бак. Они попытались завести мотор, грузовик зафыркал и снова заглох.

Похоже, в машине обсуждали случившееся и решали, как поступить дальше. Через некоторое время карбюратор наполнился бензином, грузовик проехал несколько футов и снова остановился. С водительского сиденья спрыгнул человек и бросился к небольшому автомобилю, стоявшему неподалеку у обочины. Машина оказалась не заперта, человек сел в нее и подогнал к грузовику — судя по всему, они собирались переложить груз в этот автомобиль.

Им нужно было действовать быстро — через несколько минут вокруг грузовика соберется толпа зевак, и тогда конец.

Они подогнали автомобиль к бронированному фургону и распахнули его тяжелые двери. И тут… я начал действовать.

Я включил сирену и принялся ждать. Из-за деревьев им было не видно, откуда идет сигнал, однако звук этот встревожил их не на шутку. Должно быть, им сразу представился взвод вооруженных людей, одетых в униформу.

Оцепенев от страха, они недоуменно смотрели друг на друга, потом началась паника. Когда моя машина завыла во второй раз, автомобиль с бандитами сорвался с места и понесся по бульвару.

Мне показалось, что в грузовике кто-то еще остался, но у меня не было времени разбираться в подробностях. Или сейчас, или никогда. Нужно действовать быстро. Я подогнал свою машину к грузовику. Откинув крышку бензобака, вырвал металлическую трубку, снова захлопнул крышку, забрался в грузовик и огляделся.

На водительском сиденье я увидел девушку с родинкой на левой руке. Она сидела и смотрела на меня широко раскрытыми глазами.

— Ты! — изумленно воскликнула она.

Я спешил, и у меня не было ни малейшего желания вести дружескую беседу.

— Одно движение — и я вышвырну тебя вон. Сиди и не дергайся, — решительно заявил я.

Она была членом банды, охотившейся за мной, и я вовсе не собирался забывать об этом. Сейчас любой промах мог оказаться для меня смертельным. Однажды меня уже предостерегали от этой женщины, и человек, предупредивший меня, поплатился за это своей жизнью. Он погиб, едва предупреждение слетело с его губ. Эта женщина таила в себе что-то зловещее, от нее исходила смертельная опасность, и я не собирался испытывать ее возможности на своей шкуре.

Не проронив ни звука, она уступила мне водительское место и уселась рядом, послушно сложив руки на коленях и с любопытством глядя на меня. И все-таки восклицание, вырвавшееся у нее в самый первый момент, кое о чем говорило.

Я быстро завел мотор, грузовик двинулся с места, и те двое, что ехали в чужом автомобиле и оглядывались назад, опасаясь полицейской погони, поняли, что их надули: они видели, как я подбежал к грузовику, сделал что-то с бензобаком и забрался на водительское сиденье. Поняв, что их жестоко обманули, они повернули обратно.

Развернув грузовик, я на полной скорости помчался по бульвару. Легковушка с бандитами быстро поравнялась с грузовиком, и я увидел их искаженные злобой лица. Раздался пистолетный выстрел, и пуленепробиваемое стекло покрылось сетью тоненьких серебристых трещинок, однако пуля не смогла пробить его. На этом мое терпение лопнуло. Я скорчил беснующимся от собственного бессилия бандитам рожу, повертел пальцем перед носом, дразня их, и, резко свернув в сторону, поехал прямо на них.

Раздался страшный удар, тяжелый бампер грузовика сделал свое дело: легковушка треснула, как яичная скорлупа, и со всего маху влетела в телефонную будку, а те, кто находился внутри, вылетели на тротуар.

Я мчался вперед, не оглядываясь и не зная, что с ними стало. Возможно, они остались невредимы или, напротив, получили серьезные повреждения, а может, и вовсе убиты. Ну что ж, в конце концов это не пикник, а настоящая война, в которой ни одна из сторон не ведает паники.

Мы снова въехали в деловую часть города и слились с общим потоком. Сидевшая рядом со мной девушка с родинкой с любопытством глядела на меня. Губы ее были слегка приоткрыты, глаза сияли. В этом бронированном грузовике мы были недосягаемы для любой опасности, кроме разве что бомбы или крупного снаряда.

Наконец я подъехал к зданию выставки, вокруг которого уже собралась возбужденная толпа, удерживаемая взводом полицейских. В толпе я заметил Редферна. Старик с выпученными глазами носился взад и вперед, возбужденно жестикулируя. Вдруг он увидел приближающийся грузовик, и глаза его совсем вылезли из орбит. Пронзительный звук полицейского свистка разрезал воздух, завыла сирена. Полицейские окружили грузовик.

— Старайся не показывать лицо и сразу начинай проверять по списку груз, — сказал я девушке и распахнул дверь.

— Будем разгружать! — крикнул я взволнованному офицеру, заглянувшему вовнутрь, и сунул ему в руки лоток с платиновыми украшениями.

Он автоматически схватил его, продолжая стоять с открытым ртом и вытаращенными глазами и не зная, какой бы вопрос мне задать. Я сунул ему второй лоток.

Подбежали охранники, полицейские и засыпали меня вопросами, но вместо ответа я совал им в руки упаковочные лотки с украшениями, а они механически принимали у меня драгоценный груз и несли его в здание выставки.

Последний лоток я отнес сам.

— Вот, возьми список, — сказала девушка с родинкой, протягивая мне листок бумаги. — Господи, Эд!.. Я ведь знала, ты что-нибудь придумаешь! Я знала…

С этими словами она удалилась. Да уж, что ни говори, а приятно получить такое приветствие от члена бандитской организации, только что потерявшей целую кучу денег.

Держа в руках лоток с драгоценностями, я проследовал в здание выставки, сопровождаемый эскортом полицейских. Они толком не понимали, что происходит, но перед ними был Эд Дженкинс, и они не собирались выпускать его из рук.

Откуда-то из-за спины я услышал обрывок произнесенной шепотом фразы:

— …Сейчас не надо. Возьмем его, когда пойдет к выходу. С его-то прошлым ему теперь крышка. Да и алиби у него нет.

В здании толпились люди: ювелиры, посетители выставки, заказчики. Они что-то выкрикивали, задавали вопросы и ужасно напоминали стадо гогочущих гусей.

Окруженный плотным кольцом полицейских, я понимал, что буду схвачен, как только направлюсь к выходу.

Значит, сейчас мне нужно идти только вперед и по ходу дела что-нибудь быстренько придумать. Ну что ж, моя смекалка не раз спасала меня от тюрьмы.

Я положил лоток с драгоценностями и взобрался на стул.

— Прошу тишины! — крикнул я.

Все обернулись ко мне, и я начал свою речь:

— Леди и джентльмены! Я мошенник.

Заведи я обычную приветственную речь или начни рассказывать всю эту историю, которая и так уже не сходила у них с языка, мне бы не удалось привлечь их внимание. Но сейчас они замерли, и тогда я продолжил:

— Но я честный мошенник, мечтающий доказать всем, что и мошенник может быть порядочным человеком. Эта выставка была задумана мной, ибо я знал, что делаю доброе дело. Ювелирные салоны и магазины должны иметь возможность показать свою лучшую продукцию. Где еще потенциальный покупатель и заказчик сможет ознакомиться с новейшими образцами этой продукции и получить всю необходимую информацию по вопросам ее приобретения? К сожалению, мой помощник, которому я поручил снять помещение для выставки и объяснить нашу идею владельцам ювелирных салонов, оказался человеком нечестным. Зная о моем прошлом, он решил угнать бронированный грузовик, перевозивший драгоценности, с тем, чтобы полиция сочла виновным в этом меня. Однако мне удалось разгадать его преступный замысел и вернуть грузовик с драгоценностями целым и невредимым, так что теперь посетители этой выставки могут совершить здесь свои удачные покупки.

Я поклонился, продолжая стоять на стуле и смотреть на полицейских, которые следили за каждым моим движением, опасаясь, как бы я не удрал.

— Что касается меня, то я намерена прямо сейчас приобрести себе что-нибудь на этот сезон, — раздался из толпы женский голос. — Думается, это прекрасная идея. Только, господа, зачем нам нужна полиция? Мистер Редферн, не могли бы вы попросить их удалиться?

Мне трудно делать покупки в такой атмосфере. Я нервничаю.

Это была Эдит Джуэтт Кемпер, и она сразу пошла с козырной карты. Полицейским идея, похоже, не понравилась, но когда старик Редферн, мягко увещевая их, предложил им уйти, это возымело свое действие. Полицейские рассосались, как москиты от дыма костра.

Редферн бросился ко мне, простирая руки и сияя:

— Замечательно! Превосходно! Вы слышали? Миссис Кемпер собирается приобрести себе что-нибудь из украшений! Такой успех! Грандиозно! Каждый захочет последовать ее примеру. Мы даже сделаем ей маленький сюрприз на память об этом событии.

Я пожал ему руку:

— Только не забудьте, пожалуйста, выписать чек за аренду помещения. Я бы хотел, чтобы все было оплачено прямо сейчас. Я не держу бухгалтерских книг.

Без тени колебания он выписал чек:

— На имя…

— На имя Эда Дженкинса, — сказал я. — Название выставки было всего лишь торговым наименованием.

Счастливый и довольный, он выдал мне чек.

Ко мне протиснулся сержант полиции, на лице его играла улыбка.

— Дженкинс, у вас все в порядке? — спросил он. — Последние две недели я несколько раз получал информацию о том, что вы готовите крупное ограбление. А вы оказались честным человеком. Как вам удалось вернуть этот грузовик?

Я пожал плечами:

— Просто, сержант, я не позволил этому мошеннику Шварцу использовать его возможности. Я следил за ним, как ястреб за добычей. Только уж в следующий раз постарайтесь не доверять всякой лживой информации относительно меня.

Он покачал головой, словно во сне, и медленно побрел к выходу. Я видел, как он даже ущипнул себя, чтобы убедиться, не снится ли ему все это.

Элен Чэдвик стояла в углу, поодаль от толпы, и ждала.

— Эд, но теперь-то вы можете считать себя честным человеком? После того что вы сделали…

В ее голосе звучали какие-то жалобные нотки, и я моментально спустился на землю. Да, несмотря на все свои таланты, я всегда буду всего лишь обыкновенным мошенником. И ничего хорошего из моей дружбы с этой девушкой получиться не может. Теперь, похоже, мне придется защищать ее от самого себя.

— Сначала я хочу раздобыть для вас ту бумагу, — сказал я, стараясь перевести разговор в другое русло. — А уж тогда мы сможем сесть и поговорить.

Она пожала плечами:

— Вы самое упрямое существо, какое я когда-либо знала. И меня еще угораздило быть с вами помолвленной! — проговорила она и тут же включилась в непринужденную светскую беседу.

Я улыбнулся.

— А как насчет награды за эту последнюю бумагу? — спросил я с озорным видом.

Она огляделась, потом склонила голову и вытянула губки.

— Можете прийти и получить, — с лукавым вызовом сказала она.



Через четверть часа, когда я шел по улице, чтобы получить по чекам наличные, ко мне подбежал оборванный мальчишка и сунул в руку записку.

— Велели подождать ответа, — сказал он, заглядывая мне в лицо не по-детски умными глазами.

Я развернул записку. В ней было следующее:

«Вам не удастся улизнуть. У меня еще остались бумаги, способные разрушить жизнь тех, кого вы взяли под свою защиту. Передайте с мальчишкой ответ — где и когда вы сможете вернуть комиссионные. Я имею в виду чек, полученный вами за аренду помещения. Эти деньги принадлежат мне. Где и когда я могу получить их?»

Послание было не подписано. Да мне это было и не нужно. По-видимому, я совсем вывел из себя босса с ледяными глазами. Я улыбнулся, вынул из кармана карандаш и стал сочинять ответ. Вот тут-то мне и пришли на ум слова, произнесенные Элен Чэдвик. Усмехнувшись, я нацарапал на обратной стороне записки: «Можете прийти и получить» — и передал ее мальчику.

— Ответ на обратной стороне. — С этими словами я повернулся и пошел своей дорогой.

Я знал, что они будут следить за мной, понимал, что теперь мне снова придется скрываться, что мое противостояние с этим человеком будет длиться до тех пор, пока один из нас не сможет сказать: «Рассчитался сполна». Я понимал, какую беру на себя ответственность, но мне все время вспоминалась Элен Чэдвик — это юное создание, в котором легкомысленная жизнерадостность поразительным образом сочеталась с необыкновенной стойкостью и силой духа. Я чувствовал, что эта девушка все больше и больше овладевает моими мыслями.

Так пусть же человек с ледяными глазами придет и получит то, что ему причитается. Его будет ждать «теплый» прием.


home | my bookshelf | | Можете прийти и получить |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу