Book: Не жилец



Эрл Стенли Гарднер

«Не жилец»

Пол Прай с вальяжной беспечностью слонялся на углу одной из самых оживленных улиц, в районе шикарных магазинов.

Полуденные покупатели текли мимо неотличимыми друг от друга струйками, сливающимися в общий людской водоворот. Порой на Пола бросали призывные взгляды проходившие мимо дамы. Но все было тщетно. Прай отдавал все свое внимание изгою, который, притулившись у стены банковского здания, выставил перед собой шляпу, полную карандашей.

Скрюченная фигурка являла собой поистине жалкое зрелище. У этого человека не было одной руки, одежда его истрепалась и была невообразимо грязна, лицо покрывала однодневная поросль щетины. Особую жалость вызывали остекленевшие от безнадежности глаза.

Только самый проницательный наблюдатель заметил бы, что существует некая связь между этим скрюченным доходягой и стройным, с иголочки одетым Полом Праем, прогуливавшимся поблизости с эдакой элегантной непринужденностью.

Торговцем карандашами был Рожи Магу, человек, который прекрасно запоминал человеческие лица.

Несколько лет тому назад Рожи Магу служил в одном из полицейских управлений крупного города. В результате кадровой перетряски его выгнали. Затем в аварии он потерял правую руку по плечо, а выпивка довершила дело.

Пол Прай, волею случая сойдясь с Рожи Магу, обнаружил в этом человеке феноменальную память на лица и нанял инвалида для работы.

Пола Прая лучше всего описать как человека, поджидающего свой шанс. Его деятельность никогда не выходила за рамки закона. Полиция хмурилась, но относилась к молодому человеку с опасливой почтительностью, потому что ежегодный доход Пола Прая составлял весьма солидную сумму. А ведь он зарабатывал на жизнь собственными мозгами.

Казалось, Рожи Магу глядел на потоки пешеходов ко всему безразличными, стеклянными глазами. Однако время от времени он подавал своему хозяину условные знаки головой и руками. Эти знаки классифицировали всяческих мелких жуликов, завсегдатаев здешних магазинов. Невинная сельская девчушка под пытливым взглядом Рожи Магу была определена как карманница. Неотесанный деревенщина с открытым, загорелым лицом — в доску свой — заставил Рожи просигналить: мошенник. Ассортимент типажей был самым обычным — торговцы контрабандным спиртным и мелкая уголовная сошка.

Только один раз Рожи Магу слегка наклонил голову, показывая, что проходящий мимо него человек — большая шишка. Но даже после этого Пол Прай никак не отреагировал на сигнал, потому что он ждал своего шанса.

Вот уже семь дней, как эти двое без устали работали на улицах. Семь бесплодных дней, во время которых они наблюдали и обменивались сигналами. Семь дней беспрерывного поиска.

Рожи Магу знал, чего ждет Прай, — случая выйти на банду Большого Форса Гилврэя.

Стеклянный взгляд сопровождал плывущие взад-вперед лица.

— Карандаши, сэр? — угодливо бормотал Рожи Магу. Человек прошел мимо. Рожи Магу перевел взгляд на того, кто шел за ним.

— Карандаши, мистер?

Совершенно непроизвольно его голос зазвучал уже не так монотонно. В нем появилась дрожь едва сдерживаемого волнения, послышались напряженные нотки.

Но этот прохожий не прислушивался к интонациям голоса уличного бродяги. Он прошествовал мимо, даже мельком не взглянув на скрюченную фигурку.

Рожи Магу наклонил голову, описал шляпой круг в воздухе и слегка ее встряхнул. Тут же Пол Прай дотронулся до шляпы, похлопал по трости, взятой в правую руку, и сделал несколько шагов к обочине.

Рожи Магу вынул из шляпы карандаши, сгреб несколько серебряных монеток и нахлобучил шляпу на голову. На сегодня его работа была окончена.

Пол Прай пошел за человеком, привлекшим его внимание. Это был сумрачный тип, на неподвижной физиономии которого застыло выражение холодного достоинства. Передвигался он точно отмеренными, неторопливыми шагами. Холодные глаза смотрели вперед, тонкие губы сурово поджаты.

Это был разведчик мощной банды Большого Форса Гилврэя. Вот об этом-то и сообщалось в сигналах Рожи Магу. Именно такая информация и требовалась Полу Праю, чтобы пуститься в очередное авантюрное предприятие.

Гангстер перешел на другую сторону улицы, на какой-то момент задержался у витрины, затем не спеша двинулся по боковой улице, где на тротуарах было чуть-чуть посвободнее.

Пол Прай не отставал.

Не пройдя и половины квартала, Прай уже отметил для себя два очень любопытных обстоятельства. Первое — человек, за которым он шел, в свою очередь тоже кого-то преследовал. Второе — в транспортном потоке медленно полз автомобиль, все время держась вровень с гангстером.

Пол Прай мельком взглянул на тех, кто ехал в автомобиле. За рулем сидел человек с настороженно бегающими глазами. Руль держали тонкие, изящные, ухоженные руки. Довольно массивную шею водителя стягивал воротничок серебристой рубашки, поверх которого был повязан десятидолларовый платок. Левая ушная раковина была изуродована, как у профессиональных боксеров.

Человек, сидевший сзади, держал какой-то продолговатый предмет, чуть высунув его из машины. Догадавшись о назначении этой вещи, Пол Прай задумчиво наморщил лоб. Кинокамера.

Квартал закончился. Автомобиль умчался на зеленый свет. Разведчик гангстеров продолжал идти, никуда не сворачивая.

Пол Прай решил взглянуть на идущего впереди человека, у которого на хвосте висел шпик, ставший в свою очередь тоже объектом слежки. Пол ускорил шаг, оставил позади гангстера, обогнал человека, которого преследовал этот гангстер, и остановился на углу улицы. Здесь он принялся озадаченно разглядывать пакет, который вытащил из кармана. Потом посмотрел вокруг — на номера домов.

Изображая прохожего, разыскивающего какой-то адрес, он имел возможность взглянуть на лицо интересующего его человека.

И тут Пол едва не вздрогнул от удивления. На лице этого человека застыло выражение холодного достоинства и церемонной вежливости. Губы были сурово поджаты. Словом, лицо это было точной копией лица гангстера.

Казалось, гангстер внезапно раздвоился. Изумленный взгляд Пола Прая заметался от человека, идущего впереди, к гангстеру, следовавшему за ним.

На этих людях были одинаковые костюмы в тонкую полоску. У них были одни и те же воротнички. Одни и те же туфли. Само выражение лиц было совершенно одинаковым. Оба они шли по городским тротуарам размеренно, с достоинством, но в нескольких ярдах друг от друга.

Держа в левой руке конверт. Пол Прай внимательно изучал его обратную сторону, так, чтобы гангстер не заметил интереса в его глазах. Но предосторожность эта была излишней. Гангстер, по-видимому, полностью сосредоточился на своем подопечном.

И снова Пол Прай пристроился в хвост этой странной процессии.

Автомобиля, из которого вели съемку кинокамерой, уже и след простыл. Человек, идущий во главе, вошел в магазин и через некоторое время вышел оттуда с двумя свертками. Гангстер, преследовавший его, поотстал, как будто потерял к нему всякий интерес. Человек, идущий впереди, взял такси. Гангстер повернулся и двинулся в противоположном направлении. Теперь его походка уже не была размеренной и неторопливой. Он зашагал быстро и суетливо.

Пол Прай колебался не более минуты. Затем сошел на обочину и поймал такси. Он решил выследить двойника гангстера.

Впрочем, здесь его не ждало никаких трудностей. Наоборот, задача оказалась до смешного простой. Человек, едущий в переднем такси, прямиком махнул в фешенебельный жилой район на Длинном шоссе. Машина остановилась перед домом номер 5793, человек заплатил таксисту по счетчику, как бы снисходя до него. Потом, не произнеся ни слова, зашагал к дому.

— Это все, босс? — спросил водитель такси, в котором ехал Пол Прай.

— Да, на этом закончим. Отвези меня на угол Бродвея и Грамерси.

Такси завернуло за угол.

Пол Прай с глубокомысленным видом вошел в квартиру.

Рожи Магу сидел развалившись в мягком кресле, бутылка с виски, как обычно, была возле него на столе, стакан — в руке. Вскинув затуманенные глаза, он приподнял стакан:

— Ваше здоровье!

Пол Прай положил шляпу и трость, устроился в другом кресле и, прищурившись, оглядел своего напарника.

— Рожи, с тех пор как мы расстались, ты осушил полбутылки виски, — недовольно сказал он. Рожи заерзал от его обвинительного тона.

— До вечера это последний стакан, — стал оправдываться он.

Пол Прай закурил сигарету.

— Это твое личное дело, Рожи, — заметил он. — Я не из тех, кто пытается диктовать свою волю товарищам. Но ты всегда должен быть в форме, если хочешь со мной работать. Я не могу использовать мозги, затуманенные алкоголем.

Рожи Магу рассмеялся, но смех получился какой-то нервный.

— Да вы что! Для моего мозга алкоголь — все равно что смазка. О чем задумались, босс?

— Этот гангстер — кто он такой? Рожи Магу допил остатки виски в стакане, алчно глянул на бутылку, но все же поставил стакан на стол.

— Забавный парень, — проговорил он. — Я его не видел шесть лет, но знаю, что он теперь работает с Гилврэем. Этот тип, по кличке Двойник, Фил Делано. В свое время он был актером, и довольно хорошим. Может копировать любого человека примерно его роста и телосложения; большой мастер по гриму и тому подобное. Его используют, когда кому-то нужно обеспечить алиби. Двойник Фил Делано гримируется под парня, заказавшего алиби, и держится поблизости от него. Парень идет в ресторан, разговаривает там с приятелями, отпускает пару шуток при дамах, потом садиться где-то основательно и выпивает. Через некоторое время он идет в гардероб и потихоньку смывается. Тут появляется Фил Делано и занимает место своего подопечного. Он слегка под мухой, но ведет себя тихо, никому не досаждает, и все его видят. Сидит себе, потихонечку цедит спиртное — убивает время до тех пор, пока не получит условный знак. Потом он отправляется в гардероб. Заказчик алиби тихонько возвращается на его место, берет еще несколько порций спиртного, потом начинает бродить по заведению. То остановится и перекинется словечком с хозяином, то еще с кем-нибудь, а то вдруг уронит часы и наступит на них. Так засекается время. Позднее, когда полиция пытается задним числом проследить действия подозреваемого, она натыкается на железное алиби. Вот так зарабатывает на жизнь Двойник Фил Делано. Дублируя разных мошенников, он загребает большие деньги. Сегодня он изображал кого-то — и рот скривил по-дурацки, и физиономию сделал благообразную. Но у него сломан мизинец на левой руке. Перелом очень необычный. Такой раз увидишь — и уже больше не забудешь. Я вначале приметил этот палец. А потом глянул второй раз, и точно — Фил. — Рожи Магу потянулся к пустому стакану, но рука его замерла на полпути. — Вот черт, — пробормотал он.

Глаза у Пола Прая сузились до поблескивающих щелочек.

— А человека, за которым он шел, ты знаешь? — спросил он партнера.

— Первый раз вижу, босс.

Пол Прай кивнул, постучал кончиками пальцев по подлокотнику кресла, потом поднялся и прошел через всю комнату к шкафу. Через стеклянную дверцу было видно, что внутри он полон барабанов. Барабаны каннибальских племен, боевые барабаны, индийские церемониальные барабаны, малые военные барабаны и тамтамы в изобилие висели по стенкам шкафа.

Пол Прай выбрал церемониальный барабан южных морей. Он был изготовлен из звериной шкуры, натянутой на полый бамбук. Вернувшись к креслу, Пол начал слегка постукивать по туго натянутой сухой коже.

Вся квартира наполнилась этими глухими звуками, которые ускоряли пульсацию крови, отдавались в мозгу, грохотали в барабанных перепонках, стучали по стенкам квартиры сумасшедшими каденциями[1].

— Ради Бога! — взмолился Рожи Магу, беспокойно заерзав в кресле. — Меня от этого барабана каждый раз бросает в дрожь. И давление подскакивает.

Пол Прай мечтательно кивнул:

— Еще бы. Это примитивная песня о любви, похоти, жизни. Ты почти слышишь топот босых ног, крики женщин. Напоминает мне о ярком пламени, вставших вкруг него воинах, потрясающих копьями, перьях, колышущихся на голове от тяжелой поступи этих дикарей. И все — под стук барабана — примитивный звуковой фон. Вслушайся в него, Рожи.

Бум…бум…бум… Рожи Могу поднялся с кресла.

— Вы себя гипнотизируете своими барабанами, босс. Это уже входит в привычку. Не пора ли завязывать?

Пол Прай мечтательно покачал головой:

— Нет. Это успокаивает мои нервы. Отправляйся по адресу Длинное шоссе, 5793 и выясни, кому принадлежит дом. Представься сотрудником водопроводной компании. Собери всю информацию, какую можешь. Возьми такси в оба конца и нигде не задерживайся. У меня такое чувство, что с этим делом нужно поторопиться.

Рожи Магу с вожделением посмотрел на бутылку виски.

— Конечно, если я уйду… Пол Прай перестал бить в барабан и в упор посмотрел на калеку.

— Тебе уже пора, — бросил он колебавшемуся Рожи.

— Слушаюсь, сэр, — отчеканил однорукий, вставая на ноги. Затем взял шляпу и, покачиваясь, ушел.

А за его спиной Пол Прай продолжал выстукивать монотонные ритмы, разносившиеся по всей квартире. Низкие раскатистые звуки этого барабана, казалось, возникают почти сами по себе.

Когда Рожи вернулся. Пол все еще сидел в том самом кресле. Он уже не бил в барабан. Предельно сосредоточившись, он что-то писал карандашом на листке бумаги.

Рожи он встретил загадочной улыбкой.

— Погоди рассказывать. Рожи. Вначале я хочу поинтересоваться — не дворецкий ли тот человек? Если да, то я знаю ответ.

Остекленевшие глаза Рожи Магу широко раскрылись от удивления.

— Да, он дворецкий по имени О'Пит Филберт, а владелец дома — Родни Голдкрест. Денег у них — куры не клюют. Дворецкий — последнее приобретение. Эти люди — нувориши — ужасно богаты. Это совсем новые люди.

Улыбка Прая превратилась в ухмылку.

— Ага… — произнес он, и в его голосе зазвучали нотки хищного тигра, подстерегающего свою добычу.

— Собираетесь снова схлестнуться с Большим Форсом Гилврэем, босс?

— Да, конечно. А что?

— Не к добру это. Гилврэй — корифей в своем деле, — неодобрительно произнес под ельник. — Вон он как водит за нос полицию. Его так ни на чем и не подловили. А ведь Гилврэй не сидит сложа руки.

— Ну и что с того, Рожи? — возразил Пол.

— Ничего. Только я бы на время занялся кем-нибудь еще. Большой Форс Гилврэй — это пороховая бочка.

Пол Прай наклонился вперед и ткнул пальцем в грудь Рожи Магу.

— Я уже семь лет не просыхаю. Вот и сейчас — с чего бы?

— Но ты хоть не перебрал? — строго поинтересовался Пол.

— Я не могу перебрать. Я принимаю дозу, а это чертово пойло испаряется через мои поры по мере того, как я вливаю в себя новые порции. И что с этим поделаешь? Так что я в полном порядке.

— Ладно, — буркнул Пол Прай, — поезжай в отель «Баргемор» и спроси Джорджа Кросби. — На другом конце провода раздался щелчок — там положили трубку.

Рожи Магу потер глаза, стараясь взбодриться после сна.

— Ну что же, будем надеяться, что этот парень — Кросби — припас немного виски, — сказал он и потянулся за своей видавшей виды шляпой.

В отеле «Баргемор» он удивленно вытаращил глаза, когда обнаружил, что Джордж Кросби — не кто иной, как Пол Прай, записавшийся под вымышленным именем. Он получил номер и уже вполне в нем освоился.

— Я только хотел поделиться с тобой одной новостью, — встретил он товарища.

Прай сунул под нос детективу вечернюю газету, еще влажную после печатного пресса.

Рожи Магу тут же бросился в глаза крикливый заголовок:

«МАТРОНА ИЗ ВЫСШЕГО ОБЩЕСТВА ОГЛУШЕНА УДАРОМ ПО ГОЛОВЕ. ДРАГОЦЕННОСТИ ГОЛДКРЕСТА ИСЧЕЗЛИ».

Рожи Магу заинтересованно хмыкнул и уселся в одно из тех типичных мягких кресел, какими обставляют гостиничные номера. Сдвинув брови, он погрузился в чтение заметки.

Закончив чтение, он задумчиво уставился на Пола Прая.

— Она одевалась к балу. А дворецкий напился и огрел ее по голове, — размышлял он. — Придя в себя, она недосчиталась ожерелья стоимостью в сто тысяч долларов.

— Правильно, — подтвердил Пол.

— Но дворецкий по-прежнему был там.

— Пьяный вдребезги, — подсказал Прай.

— Так утверждается в газете, — согласился Рожи.

— И он совершенно не помнил, что произошло, — продолжал размышлять однорукий. — Он выпил. С его слов — всего одну порцию. Но его тут же развезло. Я ясно вижу, как все это случилось. Ему что-то подмешали в выпивку. У Большого Форса Гилврэя есть сообщница в доме — ее, возможно, пристроили туда специально для этого дела. Она всыпала в стакан какой-то порошок. Потом в дом пробрался Двойник Фил Делано. Он притворился пьяным, подстерег женщину, затеял ссору, оглушил ее, взял бриллиантовое ожерелье и оставил беднягу дворецкого отдуваться за все.

Пол Прай кивнул:

— Именно так все и было, Рожи. Только хитроумный мистер Делано пошел еще дальше. Он рассыпал несколько наименее ценных камней на бесчувственном теле дворецкого. Полиция их обнаружила.

— Ловко он его подставил, — отметил Рожи Магу. — Двойник Фил Делано сменил масть. Раньше он только другим обеспечивал алиби. Но Большой Форс Гилврэй прибрал его к рукам и теперь посылает на крупные дела. И как все гладко прошло!



Пол Прай задумчиво кивнул:

— В газете подробно описывается биография этого Голдкреста, Рожи. Похоже, они сделали свои деньги во время обвала на фондовой бирже. Постоянно играли на понижение и на этом держались. Нажили кучку денег на чужом несчастье.

— Да… — согласился Рожи Магу. — Я же говорил, что они — нувориши — совсем новые и ужасно богатые.

Пол Прай хмыкнул:

— Я, пожалуй, взгляну на них. А тебя оставлю в номере. Будут звонки — отвечай. Информации никакой не давай. Только записывай номера.

Рожи Магу озадаченно посмотрел на босса:

— Вы ждете звонков? От кого?

— От газетчиков.

— А что они будут выведывать?

— Это будет зависеть от многих обстоятельств, — уклончиво ответил Пол Прай и, бодро насвистывая, вышел из комнаты.

Рожи Магу застонал и опустился в кресло.

Пол Прай появился в особняке Голдкрестов, выбрав удачный момент после расспросов газетчиков, фотографических вспышек и полицейских дознаний.

Он позвонил в дверь и покровительственно улыбнулся открывшей ему молодой женщине:

— Скажите мистеру Голдкресту, что пришел Джордж Кросби.

Взгляд девушки ничего не выражал.

— А он вас ждет? — безразлично спросила она. Но тут в коридоре послышались торопливые шаги, и чья-то массивная туша оттерла женщину в сторонку.

— Проходите, мистер Кросби, проходите. У меня для вас скверная новость. Просто ужасная. Пару часов назад я получил вашу телеграмму, но — поверите ли — бриллиантов у меня нет.

Пол Прай, назвавшийся Джорджем Кросби, держался со сдержанной благожелательностью.

— Надеюсь, ничего серьезного? — сочувственно причмокнул он.

Пузатый человек с пунцовыми щеками и глазами навыкате, всплеснув руками, уставился на Пола.

— Ничего серьезного? Мою жену ударили, ожерелье пропало! — расстроенно проговорил он. — А вы говорите — несерьезно. Но заходите, заходите, присаживайтесь. Берите сигару, наливайте себе чего-нибудь. В телеграмме сказано, — продолжал хозяин дома, — что вы — доверенное лицо одного частного коллекционера, который не хочет предавать огласке свое имя. А откуда вы узнали про ожерелье?

Пол Прай следом за хозяином прошел в загроможденную мебелью гостиную и сел в предложенное ему кресло.

— Да это же просто ужасно! — не отвечая на вопрос, поддакнул он.

— Конечно ужасно. Ожерелье за сто тысяч долларов! Пол Прай посмотрел на толстопузого Голдкреста испытующим взглядом:

— Разве вы заплатили за него сто тысяч долларов? Родни Голдкрест провел толстым пальцем по вороту промокшей рубашки.

— Ну, между нами говоря, мне оно обошлось дешевле, — замялся он. — Но все равно деньги были заплачены немалые. Моя жена обожает, когда ее имя упоминают в газетах, вот я и назвал эту сумму газетчикам.

— И теперь оно пропало? — переспросил Пол.

— Как сквозь землю провалилось, мистер Кросби. Получив вашу телеграмму, я понял: все рухнуло. Знаете, если бы какой-нибудь коллекционер заплатил бешеные деньги за это ожерелье или хотя бы предложил их, это сделало бы моей жене хорошее паблисити. Малышка обожает рассматривать свои фотографии в газетах. Вы ведь знаете, каковы эти женщины. Забавный народ.

— Да, я понимаю, — кивнул Пол Прай. — Какое ужасное несчастье. Камни для этого ожерелья поступили из источника, который я сейчас не стану оглашать. Но я уверен — мой шеф раскошелился бы ради них на двести пятьдесят тысяч долларов.

— Видите ли, бриллиант бриллианту — рознь. Все зависит как от самих камней, так и от огранки и полировки. Так вот, был в свое время огранщик, который достиг поразительных результатов в деле обработки алмазов, поступающих из определенных мест.

— Я, естественно, не стану вдаваться в детали, мистер Голдкрест. Хочу сохранить в тайне имя моего клиента да и предотвратить резкий скачок цен на некоторые виды бриллиантов. Но, уверяю вас, не случись этого злополучного ограбления, фотография вашей жены красовалась бы в каждой местной газете, в разделе светской хроники. Она была бы гордой обладательницей ценнейшего ювелирного украшения. Ну, а о репутации женщины с тонким художественным вкусом нечего и говорить!

Глаза Голдкреста радостно заблестели.

— Вот-вот — «с тонким художественным вкусом». Об этом и мечтает моя крошка. Для нее это своего рода рубеж. Знаете, это ведь нелегко — вот так, с ходу, пробиться в высшее общество. Мы переехали сюда, чтобы быть на уровне. Столько намучились — лишь бы только не ударить лицом в грязь. А чего добились? Нет, я совсем не против, — мечтательно продолжал он. — Она — моя крошка, женщина, о которой я забочусь. У нее своя цель. Газетчики нас не забывают. Мы приманиваем ребят сигарами и виски, и все время даем фотографии, да только без толку.

Пол Прай перебил его:

— Печально, конечно. Тем более, что мой босс занимает в обществе видное положение. Но с этим, похоже, ничего не поделаешь. Пожалуйста, сохраните в тайне мою телеграмму и мой визит. На тот случай, если вы нападете на след ожерелья — я в отеле «Баргемор». Только никому ни слова.

Голдкрест поспешно кивнул.

— Я умею держать язык за зубами. Но хотелось бы познакомить вас с моей крошкой. Она немного взбудоражена, но с удовольствием с вами увидится. Мы много говорили о вашей телеграмме. Подождите здесь — я сейчас приведу ее.

Родни Голдкрест с некоторым усилием оторвал свою громадную тушу от кресла и величаво выплыл из комнаты.

Через несколько минут он возвратился с сияющим лицом.

Рядом с хозяином дома шла упитанная матрона. Как и ее муж, эта женщина была предрасположена к полноте. На левом виске дамы отчетливо проступал рубец, но массивный подбородок и толстая шея свидетельствовали, что одним ударом ее надолго из седла не вышибешь.

Пол Прай знал, что раньше она служила официанткой в заведении, приторговывавшем виски из-под прилавка. И вдруг у ее мужа начался стремительный рост благосостояния. Теперь эта женщина пыжилась в стремлении продемонстрировать свою культуру.

— Вот моя крошка, — с гордостью объявил Голдкрест. — А это, дорогая, Джордж Кросби, джентльмен, который телеграфировал, что хочет сделать нам выгодное предложение по поводу ожерелья.

Женщина жеманно улыбнулась. Пол Прай отвесил низкий поклон.

— Я искренне рад и польщен, миссис Голдкрест. Человек с таким великолепным вкусом, выбравший столь редкую вещь, заслуживает всяческого восхищения. Ваша потеря тяжела вдвойне. Если ожерелье — это действительно то, о чем я думал, ваша фотография попала бы на первые страницы газет в течение сорока восьми часов. Вы прослыли бы дамой изысканного вкуса, тонко разбирающейся в произведениях искусства. Если бы вы продали эту вещь, ваше имя связывали бы с именем самого богатого и выдающегося коллекционера драгоценных камней.

Женщина с сожалением вздохнула, и от этого вздоха платье на ее груди всколыхнулось, как от миниатюрного землетрясения.

— Ну разве не ужасно? — почти простонала она. — Ведь я именно об этом и мечтала. Пол Прай понимающе кивнул.

— Ну, возможно, в будущем что-то и обнаружится, — многозначительно сказал он. — Только пообещайте мне: вы никому не скажете ни слова о моем визите и не выдадите моего имени газетчикам.

— Конечно, конечно, — заверил его Голдкрест, — мы обещаем.

Однако его жена заколебалась.

— Ну хорошо, — наконец проговорила она. — Но можно хотя бы рассказать, что вы считаете ожерелье настоящим шедевром, а меня — женщиной с тонким вкусом?

Пол Прай в ужасе подскочил.

— Нет, нет, — повысил он голос. — Моему боссу очень не понравится упоминание о моей миссии сейчас, когда ожерелье исчезло.

— Понятно, — разочарованно вздохнула миссис Голдкрест.

Пол Прай низко поклонился, пробормотал обычные в таких случаях любезности, надел пальто, взял шляпу и трость и поспешно вышел.

Когда за ним захлопнулась дверь, Голдкрест вопросительно посмотрел на жену.

— Родни, — произнесла она твердым голосом. — Звони немедленно репортерам и скажи, пусть мчатся к нам со всех ног. У меня есть для них стоящий материал.

Теадкрест потупил глаза.

— Нельзя болтать им об этом коллекционере, дорогая, — напомнил он.

Крошка нетерпеливо топнула ножкой.

— Родни, — прошипела она, — не валяй дурака! Звони репортерам!

Пол Прай вошел в свой гостиничный номер и недовольно смерил взглядом Рожи Магу, который, развалясь в кресле, держал на коленях телефон.

— Кто-нибудь звонил? — спросил босс.

— Еще бы!

— Репортеры?

— Они самые. Все старые трюки перепробовали. Подавай им, видишь ли, Джорджа Кросби. Пол Прай ухмыльнулся:

— Ты им что-нибудь сказал?

— Сказал, что вы вышли и неизвестно когда вернетесь.

— А что они спрашивали?

— Спрашивали, чем вы занимаетесь, сколько вам лет. Правда, что вы интересовались бриллиантами Голдкреста, думаете ли вы, как можно вернуть похищенное. Интересовались, действительно ли вы назначили награду в двадцать пять тысяч долларов тому, кто вернет бриллианты. Да мало ли чего еще спрашивали — всего и не упомнишь.

— Они, наверное, скоро будут здесь, — предположил Пол.

— Как пить дать. Хотите, чтобы я остался?

— Нет. В этом чемодане бутылка виски. Возвращайся в квартиру и жди от меня звонка. А человек со столом не появлялся?

— Со столом? — переспросил продавец карандашей. — А я-то подумал, что это очередная репортерская штучка. Портье говорил, что для вас привезли письменный стол.

— Нет, — улыбнулся Пол Прай, — здесь дело в другом. Пусть тащит сюда стол.

На то, чтобы доставить этот стол в комнату, ушло ровно двадцать минут. Пол Прай проследил, чтобы его поставили в самом подходящем месте.

— И в чем тут задумка? — с любопытством спросил Рожи Магу после ухода грузчиков.

— Мастер весь день трудился над этой штукой, — довольно произнес Пол Прай. — Взгляни-ка… — Он ухватился за массивный угол стола и потянул его на себя. Угол на роликах сдвинулся вверх, давая доступ к открывшемуся потайному ящику. — Неплохой тайничок, да? — бросил он.

— Отличный, — одобрил Рожи Магу. — Но к чему все это?

Под Прай положил на стол руку и нажал. Раздался мягкий звук скольжения дерева по дереву, и на глазах у изумленного Рожи Магу потайной ящик сдвинулся и исчез из виду, а на его месте появился другой тайник.

— Разрази меня гром! — воскликнул однорукий. Пол Прай только рассмеялся.

— На улице за тобой наверняка увяжутся репортеры. Направь их сюда, — приказал он Рожи Магу.

Тот согласно кивнул и вышел.

Через пять минут в комнату ввалилась куча газетчиков.

Пол Прай, назвавшийся Джорджем Кросби, упорно старался сохранить свою миссию в полном секрете. Он не желал ее с кем-либо обсуждать и тем обеспечил себе отличную рекламу. Конечно, он старался помалкивать. Но не удержался и выболтал кое-какие подробности. Спохватившись, он испугался и разразился бранью. Словом, спектакль удался на славу.

В результате все утренние газеты раззвонили, что известный коллекционер драгоценных камней обратил внимание на бриллианты Голдкреста и уже собирался выложить за них добрую четверть миллиона долларов, когда произошло ограбление.

Одна газета напечатала, что агент этого коллекционера, некий Джордж Кросби, поселился в отеле «Баргемор», в номере 6345; что его пребывание в городе окутано тайной, но он не отрицает — выдающийся коллекционер действительно пожелал приобрести ожерелье и дал ему соответствующие полномочия, Тот же номер газеты опубликовал обещание Родни Голдкреста выплатить награду в десять тысяч долларов тому, кто вернет ожерелье.

Полиция действовала исходя из предположения, что дворецкий был не столько пьян, сколько притворялся пьяным. И действовал он с сообщником. Этот сообщник и завладел ожерельем.

Сидя за завтраком в своем номере, Пол Прай листал газеты одну за другой. Довольная, безмятежная улыбка не сходила с его лица.

В десять тридцать на его столе зазвонил телефон.

— Это мистер Джордж Кросби? — спросил вкрадчивый голос.

— Да, мистер Джордж Кросби, — подтвердил Пол Прай.

— Мое имя вам незнакомо, но я хотел бы встретиться с вами по одному делу, — прозвучало в трубке. — И чем скорее, тем лучше.

— Хотел бы знать ваше имя, — немного помолчав для пущей важности, сказал Пол Прай.

— Симмс, Сидни Симмс.

— Никогда о вас не слышал.

— И неудивительно. Но поговорить со мной — в ваших интересах, — настаивал незнакомец.

— Ладно, — бросил Пол Прай, словно вдруг решившись на что-то. — Я жду вас через пятнадцать минут.

— Договорились, — сказал собеседник и положил трубку.

Он оказался пунктуальным. Через четверть часа — минута в минуту — в номер Пола Прая осторожно постучали.

Хозяин номера открыл дверь.

И мистер Симмс бесшумно проскользнул в комнату, словно змея — в крысиную норку.

Он был высокий и тощий, этот Сидни Симмс. Человек с огромными, как у летучей мыши, ушами и выпученными глазами. Его широченный рот все время смешливо подергивался, а тонкая шея как-то странно извивалась в воротнике.

— У вас ко мне дело? — строго спросил Пол Прай.

— Да. Вы — эксперт по драгоценным камням?

— Ну, не то чтобы эксперт, — скромно заметил Пол. — Просто меня интересуют некоторые виды камней.

— Да, знаю, — заторопился гость. — Так вот, есть у меня пара камушков, которые я хотел бы вам показать.

— Но послушайте, любезный, — запротестовал Пол Прай. — Я не занимаюсь оценкой камней. Мое мнение не будет иметь никакого веса. Я бы посоветовал вам обратиться к одному из ювелиров-оптовиков.

— Да, да, я знаю, — прошипел Сидни Симмс своим особенным полушепотом. — Но вы только взгляните на этих малюток!

Он выложил на стол два бриллианта.

Пол Прай не без интереса издалека глянул на лежавшие перед ним камни.

— Прелестно, — пробормотал он. — Просто прелестно. Сейчас посмотрим.

Он потянулся за камнями.

Сидни Симмс следил за его движениями своими выпученными глазами, от которых вдруг повеяло холодом.

Пол Прай продолжал разглядывать бриллианты.

— Эти камни уже вставляли в оправу, а потом вынули оттуда, — заключил он.

— Только не повредите их, — сдержанно предупредил Сидни Симмс хрипловатым голосом. Пол Прай кивнул:

— Да, конечно. Но эти камни меня не интересуют. Это вполне обычные бриллианты хорошего качества. Ни в самих камнях, ни в их обработке нет ничего примечательного. А я ведь коллекционер. Как бы там ни было, спасибо за ваш визит.

Сидни Симмс кивнул, но не двинулся с места.

— Вы приехали сюда, чтобы заполучить бриллианты Голдкреста?

— Это, как вы понимаете, — с достоинством произнес Пол Прай, — дело сугубо конфиденциальное.

— Я только повторяю то, что написано в газетах, — пожал плечами гость.

— Газеты что-то совсем распоясались. Сидни Симмс наклонился вперед.

— А если вам, предположим, достанутся бриллианты Голдкреста?

Пол Прай снова уселся за свой письменный стол и сложил вместе кончики пальцев.

— Вот теперь, — сказал он, — вы меня заинтересовали.

— Еще бы, — прищурившись, заметил Симмс, и его огромные уши дернулись. — Но вначале, — продолжал он, — давайте вернемся к двум бриллиантам, которые я вам показывал.

— Сколько вы за них хотите? — прямо спросил Пол Прай.

— Двести долларов.

— За каждый?

— За оба.

— Это, — прикинул Пол Прай, — примерно половина их оптовой цены. Это либо слишком много, либо слишком мало.

Симмс присел на краешек кресла и вытянул вперед длинную шею. Эта поза, казалось, еще более подчеркнула форму его ушей — как у летучей мыши — и пучеглазие.

— Что это значит? — недоуменно спросил он. Пол Прай встал, подошел к двери, рывком распахнул ее и оглядел коридор. Потом прикрыл и запер на замок. Затем хозяин номера подошел к окнам, чтобы убедиться, что они плотно притворены. Потом вернулся к своему гостю.

— Объясняю, — спокойно начал Пол. — Если товар легальный, то цена слишком низкая. Если краденый, то это слишком дорого.

— Ну, — сказал Симмс, внимательно следивший за мерами предосторожности хозяина номера, — допустим, краденый. Как тогда?

— Сто долларов, — бросил Пол Прай.

— Они в розницу уйдут за тысячу, — заскулил Симмс.

— Сто долларов. Соглашайтесь или уходите.

— Согласен.

Пол Прай на глазах у Сидни Симмса поднял одну секцию стола, открыв доступ к тайнику. Потайной ящик был набит свернутыми в трубочки банкнотами.

Пол Прай вытащил две бумажки по пятьдесят долларов, торопливо протянул их гостю, взял оба бриллианта и, осторожно опустив их в ящик, водрузил на место крышку стола.

Выпученные глаза жадно ловили каждое его движение.

— Ловко, — с завистью выдохнул Симмс. — За этими бриллиантами идет настоящая охота, — добавил он.

— Мне наплевать, — небрежно откликнулся Пол. Сияющий Симмс посмотрел на хозяина номера.

— Мне кажется, — заметил он, — мы хорошо понимаем друг друга.

Пол Прай напустил на себя невероятно деловитый вид.

— Для меня бриллианты Голдкреста стоят ровно сто тысяч долларов — наличными.

— Да, но газеты утверждают, что с точки зрения коллекционера они стоят двести пятьдесят тысяч, — в недоумении возразил гость.

— И стоят сто тысяч долларов для меня, если они действительно той огранки и шлифовки, какую я себе представляю, — невозмутимо продолжал Пол.



Сидни Симмс беспокойно заерзал.

— Когда я могу поговорить с вами?

— Сегодня вечером, в восемь часов.

— Хорошо, — пробормотал Симмс. — Мы еще кое-что обсудим. Но тех бриллиантов я с собой не возьму, — добавил он. — Мы посмотрим некоторые другие и выясним, что я могу сделать.

Пол Прай поднялся и открыл входную дверь.

— В этой комнате к восьми часам вечера будет лежать сто тысяч долларов наличными. И учтите — я никого не жду больше пяти минут. Всего хорошего, мистер Симмс.

И Сидни Симмс прошмыгнул в коридор.

— Я буду здесь, — прохрипел он.

Дальше все было проще простого. Пол Прай спустился в вестибюль и разговорился с джентльменом с седыми бакенбардами. Речь зашла о «сухом законе» и виски. Пол Прай между делом упомянул, что у него есть партия довоенного товара, которую ему счастливым образом удалось заполучить из надежных источников. Человек с седыми бакенбардами необычайно этим заинтересовался. Он очень хотел получить часть этого товара.

Пол Прай вытащил блокнот, назвал цену, черкнул цифру.

— Зовут меня Джордж Кросби, — сказал он. — Сегодня вечером, точно в три минуты девятого, я буду в номере 6345. Ко мне должен зайти мой партнер.

Джентльмен с седыми бакенбардами пробормотал слова благодарности.

И тут Пол Прай заметил человека с квадратными носами ботинок и бычьей шеей. Этот тип явно заинтересовался их беседой, особенно когда Пол достал свой блокнот.

Тогда Пол Прай переместился в другой конец вестибюля. Там он втянул в разговор худосочного человека с грустными глазами. Речь зашла о «сухом законе» и о том, что в последнее время стали гнать виски отвратительного качества. С этого момента разговор пошел по накатанной колее.

Человек с бычьей шеей и квадратными носами ботинок проявлял уже крайнюю заинтересованность, когда Пол Прай, сделав еще одну пометку в блокноте, отошел в сторону.

Он подсел к мужчине с лошадиным лицом, поглощенному газетой, и попросил у него спичку. Человек с лошадиным лицом оторвался от чтения и протянул спички, отпустив какое-то замечание. Замечание это положило начало их разговору. Речь зашла о «сухом законе» и о качестве виски.

В конце разговора Пол Прай убрал блокнот в карман, вышел на улицу, огляделся по сторонам и сел в такси.

Прай отсутствовал несколько часов. Когда он вернулся в отель, старший коридорный улучил минуту и легонько прикоснулся к нему.

— У меня есть крыша, — прошептал он.

— Что это значит? — спросил Пол Прай, при этом тоже предусмотрительно понизив голос.

— Вы знаете, что я имею в виду, — продолжал шептать коридорный. — Если вам нужна крыша, можете пропускать свой товар через меня.

Пол Прай начинал что-то смекать.

— Слушай, — сказал он, — иди к черту. — И тот ушел.

Точно в три минуты восьмого к грузовому входу подкатил фургон, обычно доставляющий продукты. Подсобный рабочий расписался в накладной за несколько громоздких ящиков, привезенных Джорджу Кросби из номера 6345.

Подсобному рабочему щедро «дали на лапу», громоздкие ящики перекочевали наверх, и их с величайшей предосторожностью расставили в номере.

В одну минуту девятого Сидни Симмс проскользнул в дверь.

Его выпученные глаза заблестели при виде ящиков.

— Что это? — спросил он.

Пол Прай подошел к письменному столу.

— Так, один груз, — безразлично сказал он. В это время громко забарабанили в дверь. Пол Прай нахмурился. Сидни Симмс порывистым движением сунул руку за пазуху.

— Именем закона откройте! — загремел голос из-за двери.

Пол Прай набрал в легкие воздуха, вполголоса выругался и быстрым шагом направился к двери.

Когда Пол Прай повернулся к Симмсу спиной, последний колебался какую-то долю секунды. Он быстро поднял крышку стола, открыл тайник, набитый свернутыми банкнотами, и сунул туда сверкавшее бриллиантовое ожерелье. Затем опустил на место крышку стола и едва успел отскочить в сторону, когда вошли полицейские.

— Что, черт возьми, означает это вторжение? — возмутился Пол Прай.

— А вот что, Джордж Кросби, — гаркнул один из полицейских. — Вы прячете у себя крупную партию нелегального спиртного.

— А… — произнес Пол Прай с заметным облегчением.

Вздох облегчения вырвался и из груди Сиднея Симмса. Он стоял со скрещенными на груди руками и незаметно ощупывал кончиками пальцев рукоятки двух одинаковых автоматических пистолетов, находившихся у него под пиджаком.

— Что в этих ящиках? — сурово спросил полицейский.

Пол Прай пожал плечами:

— Я их еще не открывал.

— Ну, тогда это сделаю я, — хмыкнул блюститель порядка.

Полицейские принялись аккуратно вскрывать груз. Ящики были полны бутылок с янтарной жидкостью, на этикетках было написано «виски».

— Похоже, мы как раз вовремя, — заметил полицейский.

— А это кто такой? — спросил он, поворачиваясь к Сидни Симмсу.

— Этот парень познакомился со мной на улице, — пояснил Симмс, — сказал, что у него есть выпивка высшего сорта. Я и имени-то его не знаю. Он предложил мне зайти и взять немного на пробу. Вот моя визитная карточка, начальник. Наверное, вам лучше выяснить, кто я такой.

Полицейский с грозным видом направился к Симмсу.

— Клянусь, я это сделаю!

Симмс отошел в угол и что-то зашептал ему. Полицейский удивленно хмыкнул и принялся изучать документы, которые Сидни достал из внутреннего кармана. Все бумаги выглядели вполне убедительно.

— Порядок, — кивнул полицейский.

Тут один из участников рейда откупорил бутылку.

— Что за черт, — воскликнул он, — да это же просто подкрашенная вода!

Офицер быстро пересек комнату.

— Что?

И вот в этот драматический момент Пол Прай ухитрился незаметно привести в движение устройство, поменявшее местами тайники в столе.

Дерево скользнуло по дереву, потом что-то щелкнуло, и все встало на свое место. Но эти звуки были заглушены громкими восклицаниями удивленных полицейских.

— Это ведь не преступление — владеть подкрашенной водицей, правда, начальник? — невинно спросил Пол Прай и подмигнул Симмсу.

— Нет. Но пытаться ее продать — преступление, — громогласно заявил полицейский. — А вы именно этим и занимаетесь!

— В таком случае, — возразил Пол Прай, — вам следовало дожидаться в вестибюле, пока я продам воду и получу за нее деньги. А вы, насколько я понимаю, предприняли свой рейд без всякого реального основания.

Услышав эти слова, старший наряда буквально взвился от возмущения. Со сжатыми кулаками он повернулся к Полу Праю, лицо его исказила ярость.

— Тебе крупно повезло, — зарычал он. — Ты купил эту дребедень, думая, что это — отличное виски. Тебя надули с виски, но зато ты избежал солидного штрафа и тюремного срока.

Пол Прай пожал плечами.

— Как скажете, — развязно произнес он.

— Я скажу, — продолжал рычать полицейский, — что ты сейчас отправишься с нами в участок. И там дашь нам объяснения. За свое ловкачество тебя ожидает прогулка в полицейской машине, обвинение в бродяжничестве, а освободят тебя только под залог.

Блюститель порядка решительно направился к Полу Праю.

— Ну что, не желаешь оказать сопротивление полицейскому? — добавил он как бы невзначай. Но Пол Прай покорно подставил ему запястья.

— Я очень сожалею, начальник.

— Ты обязательно пожалеешь, — пообещал старший рейда.

— А улики вам нужны, шеф? — со скрытой иронией спросил арестованный.

— Да. Прихвати по паре бутылок из каждого ящика, — небрежно бросил офицер. — Выключай свет и иди за мной.

Во время всей этой суеты Сидни Симмс оставил в номере свою шляпу. Он вспомнил о ней, только когда заперли дверь.

— Я забыл внутри шляпу, — с расстроенным видом шепнул он полицейскому. Тот передал ему ключ.

— Ладно, забирай, только побыстрее. Сидни Симмс не заставил себя долго ждать. Он отпер дверь и проскользнул в комнату. Одной рукой Сидни подхватил свою шляпу, другой — откинул кверху секцию крышки стола.

Симмс достал сверкающие камни и засунул их в карман. Потом выгреб свернутые в трубочки банкноты и довольно хохотнул.

— Да, плохо дело, — пробормотал он себе под нос. — Обчистили Кросби как липку.

Он снова закрыл секцией стола потайной ящик, быстро выскользнул из комнаты и повернул ключ в замке. У лифта он встретился с полицейскими, а в вестибюле распрощался с ними.

У входа в отель дожидалась полицейская машина. Вокруг нее уже собралась толпа зевак.

— Начальник, — умолял Пол Прай, — я вам сейчас все объясню. Вы отпускаете преступника… — Заткнись! — рявкнул на него полицейский. Пол Прай смиренно затих. Его вытолкали через вращающуюся дверь на улицу. У полицейской машины распахнулась дверца, чтобы принять его, и тут чей-то властный голос остановил эту процедуру.

— Эй, что тут происходит? — прогремел кто-то стоявший на тротуаре.

Полицейские обернулись. Перед ним стоял инспектор Кигли собственной персоной.

— Облава на торговцев спиртным, — доложил ему старший полицейский, взяв под козырек.

— Что? — загремел инспектор. — Этот человек — Пол Прай. Он назначил мне встречу, чтобы вернуть ожерелье Голдкреста. Здесь какая-то ошибка… В воздухе повисло неловкое молчание. Его нарушил голос Пола Прая:

— Куда там, инспектор. Я пытался все объяснить этому человеку. Говорил, что он отпускает на волю преступника, но он и слушать меня не стал… Старший рейда в растерянности нервно теребил ворот.

— А ну-ка все внутрь! — прорычал инспектор Кигли. Все снова поднялись в номер Пола.

— Разумеется, я не мог сказать ничего конкретнее в присутствии преступника, — начал объяснять Пол Прай. — Он бы тут же кинулся наутек, может быть, стал бы отстреливаться. К тому же я не знал наверняка, что ожерелье при нем. Но если, инспектор, вы уберете отсюда этих горе-полицейских, мы вернем ожерелье. Хотя, конечно, жаль, что упустили настоящего преступника.

Кигли хмуро посмотрел на разинувших рты подчиненных.

— Убирайтесь, — буркнул он. И те ушли. Пол Прай подошел к столу, сдвинул вверх секцию крышки. Показался выдвижной ящик — он был совершенно пуст.

— Гм… — недоуменно проронил инспектор Кигли. Просунув руку под крышку стола. Пол Прай потянул за рычажок. Пустой ящик плавно куда-то отъехал, а на его место со щелчком встал другой ящик. Он был набит деньгами, а поверх свернутых в трубочки банкнотов лежали искрящиеся камни. При комнатном освещении они вспыхивали разноцветными огнями.

— Чтоб я пропал, — ошеломленно воскликнул инспектор Кигли, беря в руку бриллианты. Он внимательно осмотрел камни. — Да, то самое. Прай, во всем этом есть нечто забавное.

— Вы находите?

— Да вы сами, черт возьми, прекрасно об этом знаете. Если бы бандиты сбыли ожерелье скупщику краденого, оно принесло бы им примерно двадцать тысяч. В магазине оно стоит восемьдесят тысяч. А я нашел его здесь, где вы, видимо, уговорили кого-то оставить его.

— Выманил у преступника, инспектор, — уточнил Пол.

— И что же теперь?

— Ну, за возвращение ожерелья обещана награда в десять тысяч долларов. Я не эгоист. Ожерелье достанется вам, как и все лавры. Вам причитается и половина награды. Я возьму вторую половину.

Инспектор Кигли присел на край письменного стола.

— Знаете, Прай, — помедлив заявил он, — не исключено, что вы сами замешаны в этом деле. Вам достается уже третья или четвертая крупная награда. Так что лучше уж вы сами расколитесь.

Пол Прай ухмыльнулся.

— Да, конечно, — сразу согласился он. И Пол Прай рассказал инспектору Кигли все, начиная с момента, как он обнаружил человека Гилврэя, следившего за дворецким.

— Но, — промямлил инспектор Кигли, — мы не можем осудить человека только на основании ваших свидетельских показаний. Тем более, что вы изображали из себя сообщника.

Пол Прай пожал плечами и ухмыльнулся:

— Мы с вами могли бы получить по пять тысяч долларов наградных, инспектор. А то, что мы не собрали материала на банду Гилврэя, меня только радует.

— Почему? — не понял полицейский начальник.

— Потому что она — мой продуктовый талончик, курица, которая несет золотые яйца. Инспектор вздохнул.

— Вы отправитесь на тот свет, если будете продолжать в таком духе, — пригрозил он. Пол Прай лишь рассмеялся.

Газеты подняли страшную шумиху вокруг возвращения бриллиантов Голдкреста. Судя по всему, в этом была огромная заслуга инспектора Кигли. Одновременно это была определенная заслуга некоего любителя, который назвался Джорджем Кросби, собирателем драгоценных камней. Это он заманил преступников в ловушку, якобы желая вступить с ними в сделку.

К несчастью, преступникам удалось скрыться, но полиция не теряла надежды найти их и арестовать. Предстояла выплата награды. Ожерелье вернули законному владельцу.

Пол Прай читал газеты и посмеивался. Рожи Магу читал их и хмуро ворчал. Инспектор Кигли читал их, и самодовольная улыбка появлялась в уголках его рта. Бенджамин Франклин Гилврэй, известный в преступном мире как Большой Форс Гилврэй, читал газеты в своем роскошном особняке и сыпал проклятиями.

На столе перед ним лежали поддельное ожерелье с фальшивыми камнями и пять пачек свернутых в трубочки банкнотов. В каждой трубочке самая верхняя была пятидесятидолларовой купюрой, а внутри — пятьдесят бумажек по одному доллару. Общую сумму Большой Форс Гилврэй должен был поделить, как выручку от тщательно спланированного дела, на всю банду.

Главный гангстер взял листок бумаги, грубый карандаш и стал выводить печатными буквами — так, чтобы не выдать себя, — послание Полу Праю. Послание это гласило:

«ТЕПЕРЬ Я ЗНАЮ, С КЕМ ИМЕЮ ДЕЛО. ТЫ ДОЛГО ВСТАВЛЯЛ МНЕ ПАЛКИ В КОЛЕСА. ТЫ НЕ ЖИЛЕЦ».

Большой Форс Гилврэй позвал одного из членов банды.

— Проследи, чтобы этот пакет подсунули под дверь Полу Праю, — приказал он. — Мы дадим ему шанс убраться из города.

Лицо гангстера перекосилось от ярости.

— Скажите только слово, босс, и мы его прикончим.

— Нет, — возразил Большой Форс Гилврэй. — Мы всегда сторонились мокрых дел и мы дадим этому парню уйти. Правда, меня так и тянет провентилировать все это с Томми. Подумать только, какую он нам свинью подложил!

— И не говорите! — воскликнул багровый от ярости другой бандит. — Мы ведь снимали на пленку этого проклятого дворецкого, изучали каждый его жест. Делано разгуливал по улицам, копируя его походку. Мы внедрили в дом Мейбл, чтобы подсыпать снотворное в коктейль. Мы… — Замолчи! — оборвал его Гилврэй. — Давай иди.

Его подчиненный умолк на полуслове и отправился в путь.

Ровно два часа спустя Гилврэю пришла заказная телеграмма. Думая, что она касается его операций со спиртным, король гангстеров расписался за получение, расплатился с посыльным и вскрыл конверт.

Не веря своим глазам, он прочел ответ на собственное анонимное послание:

«СПАСИБО ЗА НАГРАДУ. ТЫ — БЕЗОТКАЗНЫЙ ПРОДУКТОВЫЙ ТАЛОН. ОБМОЗГУЙ ЕЩЕ КАКОЕ-НИБУДЬ ДЕЛЬЦЕ. МНЕ НУЖНЫ ДЕНЬЖАТА.

(подпись) НЕ ЖИЛЕЦ»

1

Каденция (итал.) — виртуозный музыкальный пассаж, импровизация.


home | my bookshelf | | Не жилец |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу