Book: Прокурор срывает печать



Прокурор срывает печать

Эрл Стенли Гарднер

«Прокурор срывает печать»

Глава 1

Трансконтинентальный пассажирский поезд, скрипя сцепкой, как змея иссушенными позвонками, проползал последние томительные мили пустыни. Пальмы джошуа с покрытыми колючками стволами создавали какой-то инопланетный ландшафт. Невозможно было поверить, что через каких-то сорок миль поезд, следуя изгибам каньона, заскользит среди темно-зеленых плодоносных апельсиновых рощ.

Дуг Селби, весьма импозантный в мундире майора, пристально вглядывался в знакомый пейзаж, предвкушая удовольствие от пятидневного отпуска.

Состав взобрался на перевал, и с этого момента Селби вновь оказался на территории графства Мэдисон, где много лет занимал пост окружного прокурора. Он припомнил ожесточенную избирательную битву, в результате которой одновременно с ним на пост шерифа был избран Рекс Брэндон — бывший ковбой с посеребренной временем шевелюрой. Они вместе вступили в здание суда и сражались плечом к плечу до того рокового седьмого декабря, когда другая смертельная схватка призвала Дуга Селби под армейские знамена.

Поезд набирал скорость, извиваясь на крутом спуске. Еще несколько минут — и он вкатится в Мэдисон-Сити. Селби посмотрел на топчущегося рядом проводника с платяной щеткой и бархоткой для чистки обуви в руках.

— Да, сэр. Слегка почистить, сэр?

Селби вышел в тамбур вслед за проводником, и долларовая бумажка, перекочевавшая в руки последнего, вызвала широкую белозубую улыбку благодарности. Вернувшись на место, Селби заметил, что проводник склонился над креслом чуть дальше по проходу.

— Да, мэм. Не желаете ли почиститься, мэм? Пожалуйста. Следующая остановка Мэдисон-Сити.

Раньше Селби практически не обращал внимания на пассажирку. Это была изможденная трудом, невзрачная маленькая женщина с темными, глубоко запавшими усталыми глазами. Примерно шестьдесят лет, определил Селби, вес немного за сто фунтов. Движения быстрые и уверенные, осанка прямая, подбородок слегка выдвинут вперед, она не привыкла просить об одолжении. Очевидно, где-то на своем полном тяжкого труда жизненном пути она разучилась улыбаться. В ней ощущалась огромная накопленная усталость, как будто на ее долю выпало нести по жизни страшную тяжесть, и даже теперь, когда тяжесть сброшена, расслабиться уже невозможно — время ушло. После некоторого колебания она последовала за проводником.

Он обмахнул ей плечи щеткой и получил чаевые, которые до этого момента были плотно зажаты в ее кулаке. Чаевые отправились в карман брюк, при этом лицо проводника не изменилось ни на йоту, оно сохраняло выражение официальной вежливости.

Селби проследил за тем, как женщина вернулась на свое место.

В проходе появился официант вагона-ресторана с белой картонной коробкой в руках. Он подошел к маленькой пассажирке.

— Пожалуйста, мэм. Все время держали в холодильнике. Я надеюсь, красоту и свежесть удалось сохранить.

И опять затянутая в перчатку рука протянула чаевые, правда, на этот раз после довольно длительных раскопок в сумочке.

— Хорошо, мэм. Премного благодарен, мэм. Официант взглянул на полученные чаевые и перевел взгляд на проводника. Оба одновременно ухмыльнулись. Селби лениво пытался догадаться о содержимом картонной коробки, следя за суетливыми и в то же время тщательными сборами, которыми занималась пассажирка перед тем, как сойти с поезда. Он видел, как проводник подготовил ей багаж к выгрузке и помог надеть жакет. В тот момент, когда проводник нагнулся, чтобы поднять чемодан Селби, женщина открыла картонную коробку.

Оказалось, в ней лежали три цветка гардении, скрепленные в очаровательный букетик. Костлявые пальцы проворно и ловко закрепили букетик на лацкане жакета.

Бывший окружной прокурор решил проследить за пассажиркой, которая так предусмотрительно раздобыла букетик гардений где-то на Среднем Западе и хранила его на льду на протяжении всего пути до Южной Калифорнии. Интересно будет узнать, какой же это мужчина удостоился столь романтического знака внимания со стороны так независимо и сдержанно выглядящей женщины.

Поезд выскочил из узкого каньона. Почти сразу же за окнами вагона появилась густая зелень апельсиновых деревьев, на которой отдыхал глаз после унылых тонов пустыни и ее безжалостного солнца.

Состав прогрохотал через мост, и Селби увидел белые стены и красные черепичные крыши домов Мэдисон-Сити. Каждый клочок этой земли хранил для него что-то свое. Вот под этой эстакадой был обнаружен труп; убийство в фешенебельном районе Апельсиновых холмов оказалось одним из самых загадочных дел такого рода в Южной Калифорнии; в массивном белом здании суда он провел столько времени…

Поезд постепенно замедлял ход и наконец с толчком остановился. Проводник распахнул дверь вагона, вынес багаж и помог женщине с белыми гардениями спуститься по ступеням. Через секунду Селби тоже оказался на платформе. Он огляделся, чтобы получше рассмотреть так давно знакомую картину.

Наверное, около дюжины пассажиров сошло с поезда в Мэдисон-Сити. Селби заметил Сильвию Мартин, журналистку из «Кларион», высматривающую кого-то в небольшой толпе. Она перевела взгляд на поезд, увидела Селби и замерла на месте от изумления. Ее неподвижная фигура явно бросалась в глаза на фоне оживленной толчеи вокзала. Затем Сильвия сорвалась с места, крича:

— Дуг! Дуг Селби!

Селби встретил ее на половине пути.

— Что тебя привело сюда? — спросила Сильвия. Экс-прокурор посмотрел в радостные глаза на раскрасневшемся от волнения лице и ответил:

— Меня переводят из Сан-Франциско. Осталось пять дней от недельного отпуска. Я решил провести их здесь.

— Но почему же ты, старый негодяй, не предупредил? Почему ничего не сообщил мне?

— Да я бы приехал раньше письма. Так что писать было просто глупо. А что ты здесь делаешь? Неужели жизнь в городе так измельчала, что прибытие поезда становится событием для репортера крупного калибра?

Сильвия рассмеялась:

— Я пришла потому, что сюда прибыл Старый АБК; ведь почти все, что он совершает, дает хороший материал.

— Старый, добрый АБК, — сказал, тоже смеясь, Селби. — Я вспоминал его. Все тот же человек-загадка?

— Такой же, как всегда. По-прежнему утверждает, что поселился здесь, дабы избавиться от адвокатской практики в большом городе. Еще более мрачно заявляет, что его выводят из себя бывшие клиенты, не дающие ему покоя и в деревне… Да вот и он. Кажется, он не нашел того, кого искал.

Селби увидел поверх людских голов лицо А.Б. Карра, выражавшее силу и уверенность в себе.

Умелый постановщик судебных заседаний, популярный адвокат по уголовным делам, любовно именуемый в криминальном подполье Старый АБК, ухитрялся каждое свое движение наполнить величием, присущим лишь актерам театра шекспировских времен.

— Он кого-то высматривает. Господи, Дуг, а не знал ли Карр о твоем приезде?

— Ну конечно нет. Если бы кто и узнал об этом, то только ты. Но если Карр не даст материала, я помогу тебе написать полную человеческого тепла статью. Видишь вон ту маленькую женщину в темном жакете с букетиком гардений?

— Да.

— Эту трогательную малышку привела в Мэдисон-Сити какая-то романтическая история. Букет белых гардений тщательно сберегался в течение всего пути от самого Канзаса, чтобы он сохранил свежесть и привлекательность. Букет поможет мужской половине этого романа узнать ее в толпе. Держу пари, получится замечательный материал, если ты проинтервьюируешь пассажирку.

Сильвия Мартин изучающе посмотрела на женщину.

— Она давным-давно научилась полагаться лишь на себя и кажется довольно замкнутой. Боюсь, мне будет велено заниматься своими делами и не совать нос в чужие. Подождем появления мужчины… Дуг! Да ведь это ее встречает АБК. И это объясняет наличие белой гардении у него в петлице.

Селби присвистнул от удивления, увидев, как утонченный адвокат по уголовным делам величественно встал перед маленькой женщиной, слегка поклонился и приподнял шляпу с почтительной вежливостью, превратив тем самым рядовое приветствие в торжественный ритуал.

Несколько лет тому назад Альфонс Бейкер Карр переехал в Мэдисон-Сити и купил дом в ультрафешенебельном районе, именуемом Апельсиновые холмы. Предлогом для этого якобы было желание отойти от юридической практики в большом городе. Однако и в Мэдисон-Сити старый маэстро отнюдь не снизил своей обычной активности. Ходили упорные слухи, что в спокойной обстановке отдаленного графства адвокат изобретает и продумывает драматические повороты в тех судебных процессах, в которых он принимает участие. Эти повороты, возникавшие неожиданно в самую последнюю минуту, выводили из себя обвинителей в Сан-Франциско и Лос-Анджелесе, потому что они были бессильны что-нибудь предпринять против изобретательности Карра.

Естественно, жители Мэдисон-Сити косо смотрели на это инородное тело в своей среде, присутствие адвоката казалось им зловещим и таинственным вторжением в установившийся порядок.

Но Старый АБК неустанно убеждал всех и каждого своим звучным, хорошо поставленным голосом, что он избрал Мэдисон-Сити не для выполнения профессиональных задач, а как спокойное место, где можно лениво, неторопливо провести оставшиеся годы жизни — жизни, столь заполненной бурными событиями и переживаниями. Он надеялся, что здоровое деревенское окружение продлит его существование по меньшей мере на десяток лишних лет. Полный достоинства, изысканно вежливый тон, которым он излагал свою версию, вселил в аборигенов уверенность в ее истинности, и, как выяснилось, совершенно напрасно.

— Что может хотеть от нее АБК, как ты считаешь? — спросила Сильвия Мартин.

— Он приехал один?

— Да, Карр к этому поезду подъехал на своем большом седане, который, как считают, бронирован. Сам был за рулем… О, Дуг, посмотри! Еще одна!

— Еще одна что?

— Гардения.

— Точно. На этот раз мужчина. Видимо, провел ночь в сидячем вагоне, если судить по помятому костюму, несвежей сорочке и вялому, поврежденному цветку. Интересно, это простое совпадение или… Нет, взгляни, Карр посылает ему сигналы.

Адвокат поднял руку, поймал взгляд прибывшего и кивнул.

Мужчина средних лет в помятом коричневом костюме неторопливо направился к рослому адвокату. На каждом шагу чемодан из искусственной кожи стукался о его ногу.

Сильвия негромко заметила:

— Они чем-то схожи друг с другом. Я имею в виду не внешность, а их положение в жизни.

— Позволю себе не согласиться с тобой, — сказал Селби, и в его глазах блеснул огонек интереса. — Женщина — чистое золото, мужчина же — медная подделка.

— Я знаю, Дуг, но этот человек принадлежит к тому же типу… ну, ты понимаешь… жизнь все время била его, и он постоянно ждет новых ударов. Лет на десять моложе ее, но это мужчина с… Нет, подожди секунду, Дуг. Ты прав! Я вижу, как он улыбается. Это хитрая, коварная улыбка мелкого жулика, скрывающегося под маской напускного смирения.

— Интересно было бы узнать, кто они такие, — проговорил Селби.

— Ну что же, давай попробуем. Немного погодя я позвоню Старому АБК, скажу, что пресса проявляет к нему интерес и что, как мне кажется, у него в доме любопытные гости.

— Я допускаю, что эти люди не будут гостями в его доме.

— Он ведет их к своей машине, укладывает багаж. Уже достаточно, чтобы позвонить и задать несколько вопросов. Вдруг он что-нибудь расскажет.

— Возможно, — сказал Селби с заметным сомнением в голосе. — Не хочешь перекусить со мной?

— Это приглашение?

— Бесспорно.

— Я трудящаяся женщина, ты же знаешь, Дуг.

— Разве я не достоин интервью?

— Еще бы! Ты расскажешь о своей деятельности в Европе?

— Никаких комментариев.

— Я так и знала. Интересное интервью получается.

— Хороший репортер сможет растянуть его на полстолбца.

— Конечно, — со смехом согласилась девушка. — Я напишу так: «Бывший окружной прокурор Селби, тощий, суровый и покрытый загаром, известный своей отвагой во время боевых действий, был вчера проездом в Мэдисон-Сити, следуя к новому месту назначения, которое он отказался назвать…» Решено, Дуг, будем считать это деловой встречей. Увидимся в кафе «Орандж Боул» в двенадцать тридцать.

— До встречи.

— Дуг, никто не знает о твоем приезде?

— Ни одна живая душа. Я никому не сообщал.

— Рекс Брэндон обрадуется до смерти.

— Он все еще шериф? — поинтересовался Селби.

— Конечно.

— А как там новый окружной прокурор?

Сильвия слегка сморщила носик:

— Лучше спроси Рекса. Подбросить тебя до здания суда?

— У меня багаж. Я потом поймаю такси и…

— Лучше займись багажом позже. Такси поймать не просто. Может быть, вы слышали, что идет война, майор? Быстро в машину, я тебя довезу. Я вас мигом домчу, сэр!



Глава 2

Когда Селби вошел, Рекс Брэндон, сидя за видавшим виды столом, пытался осилить рутинную официальную писанину — вид деятельности, который всегда выводил шерифа из себя.

Некоторое время он, не поднимая глаз, мрачно изучал печатные бланки, лежащие перед ним на столе.

— Минуточку, — бросил шериф через плечо. — Эти проклятые формы… столько бумаг, что их не разгребешь лопатой.

Селби с улыбкой всматривался в знакомое лицо, давно приобретшее цвет первоклассной седельной кожи, лицо, которое на сей раз было искажено гримасой недовольства, потому что на шерифа обрушилась бюрократическая писанина, связанная со служением обществу.

Рекс Брэндон был на двадцать пять лет старше Селби. В дополнение ко многим своим профессиональным достоинствам шериф являлся знатоком человеческой натуры, а его мировоззрение вмещало тихое величие природы, гор и ночных звезд; это была та мудрость, которая дается лишь многолетними наблюдениями и размышлениями. Она существенно отличается от знаний, приобретенных в колледжах и почерпнутых из книг.

Резко повернувшись на стуле, шериф спросил:

— Чем могу быть вам полезен?

Он внимательно всматривался в знаки различия на форме посетителя, чтобы обратиться по званию.

— Дуг! — вдруг заорал Брэндон. — Какого дьявола ты пугаешь старого кривоногого ковбоя? Почему не известил о своем приезде?

— Не было времени, — ответил Селби.

Левая рука шерифа со всей возможной сердечностью обрушилась на плечо Селби. А после приветствия правой экс-прокурор едва устоял на ногах.

— Ты здорово выглядишь, Дуг. Что новенького?

— Ничего особенного, — ответил майор с повлажневшими глазами.

— Ну конечно, — саркастически заметил шериф. — Наверное, по самые уши в шпионских делишках. Но для тебя это, безусловно, рутина. Ты все еще балуешься трубочкой, Дуг?

— Нельзя сказать, что часто, после того как начал службу. В мундире не предусмотрено карманов для трубки, — рассмеялся Селби.

— У меня здесь сохранилась одна из твоих. Помнишь, ты специально держал трубку у меня, и мы сидели, покуривая. Сколько загадок мы сумели разрешить…

Брэндон выдвинул ящик стола и достал инкрустированную вересковую трубку.

— Здесь найдется и немножко твоего любимого табаку, — сказал шериф. — Я его специально хранил в увлажнителе. Присаживайся, Дуг, и раскуривай. Как в старые времена… Господи, до чего же я рад тебя видеть!

Рекс Брэндон вытянул из кармана кисет, пачку папиросной бумаги и скрутил самодельную сигарету.

— Как идут дела у нового прокурора? — поинтересовался Селби.

Шериф немного подумал, прежде чем ответить:

— Что ж, по-своему у Карла Гиффорда получается неплохо, Дуг. — И добавил после паузы: — Он просто чересчур самоуверенный парень.

— Связан со старой командой Сэма Роупера? — спросил Селби, имея в виду побежденного им предыдущего окружного прокурора.

— Нет, Сэм Роупер сейчас как бы ушел в тень. Он просто один из практикующих адвокатов. Сейчас на первый план вышли другие политические группировки. Ты же знаешь, что с войной в графство пришла промышленность и обстановка поменялась. Карл Гиффорд в порядке, но, думаю, он готов, не дожидаясь новых выборов, скормить меня волкам при первой же возможности. Я не чувствую себя его партнером. Если будет какой-нибудь прокол, он, спасаясь, превратит меня в козла отпущения. Это не очень приятное ощущение. Если бы ты мог вернуться и опять стать прокурором…

— Полагаешь, Гиффорд подаст в отставку, чтобы освободить место для меня? — со смехом спросил Селби.

Но шериф оставался серьезным.

— Нет, не подаст, — сказал он резко. — Гиффорд держится за этот пост зубами.

Некоторое время оба молчали.

— А я не хотел бы опять стать прокурором. Думаю, что ушел вовремя.

— Наверное, — ворчливо пробурчал шериф. — Но мне тебя очень не хватает, Дуг!

— Что творит Старый АБК? Ведет себя прилично? — спросил Селби.

Шериф провел ладонью по густой, седоватой шевелюре:

— Вот это воистину хороший вопрос.

— Я видел его на вокзале.

— Вы разговаривали?

— Нет, он меня не заметил. По-видимому, встречал кого-то из своих друзей.

— Трудно сказать что-то определенное о старике. Никогда не знаешь точно, что он вытворяет.

— А сейчас он тоже что-нибудь заваривает? Шериф задумчиво затянулся сигаретой, выпустил тонкую струйку дыма и сказал:

— Он все время что-то заваривает, Дуг. Ты всегда был к нему снисходительнее, нежели я.

— Карр мне нравится, — признался Селби. — Конечно, он не очень щепетилен в ведении дел, но он художник, мастер, высокий профессионал.

— Если это теперь так называется… — заметил шериф. Селби рассмеялся:

— Он адвокат по уголовным делам, Рекс, и защищает не невинных овечек, а тех, кто обвиняется в серьезных преступлениях.

— И постоянно уводит их от возмездия.

— Ну как ты не поймешь, Рекс, что Карр не что иное, как неизбежный побочный продукт правовой системы, старающейся быть максимально справедливой.

— Я что-то не совсем улавливаю…

— Предположим, адвокат отказывается защищать человека, которого он считает виновным.

— Так и должно быть. Порядочный человек не должен защищать заведомого преступника.

— Отлично, — сказал Селби. — Но в этом случае у нас будет не суд присяжных, а суд адвоката. Представь, человек, против которого имеется масса косвенных улик, обращается за помощью к адвокату — одному, второму, третьему. Но, поскольку все они считают, что потенциальный клиент виновен, они даже не снизойдут до его защиты. Закон гласит, что человека судят присяжные, а не адвокат, к которому он обращается за помощью.

— Наверное, ты прав, — неохотно уступил шериф. — Сейчас Карр ведет дело по гражданскому иску — какой-то спор о наследовании. Инес Стэплтон, девочка, которая принялась за изучение юриспруденции лишь ради того, чтобы ты обратил на нее внимание, представляет противную сторону.

В голосе Селби послышался живой интерес:

— Кто-кто представляет истцов, Рекс?

— Инес. Надеется, что у нее есть шанс доказать, будто имело место «незаконное моральное давление».

Селби скептически покачал головой.

— Как правило, это практически невозможно доказать. Зазвонил телефон. Брэндон схватил трубку:

— Служба шерифа, Брэндон у телефона… Привет, Сильвия. Ты уже видела Дуга? Да, конечно… Он здесь. О’кей, передаю трубку. — Шериф широко улыбнулся и вручил Селби телефонную трубку со словами: — Кажется, есть и другие, сильно радующиеся твоему появлению. Сильвия хочет поговорить с тобой.

Селби услышал дрожащий от волнения голос Сильвии:

— Дуг! Мы переносим время свидания. Ты не смог бы встретиться со мной прямо сейчас?

— Но почему… конечно, могу. Я разговариваю с Рексом и…

— Послушай, Дуг, я напала на какой-то след. Сейчас нахожусь в кафе «Под пальмами». Ты не представляешь, что произошло!..

— Так что же?

— Роскошная блондинка со штампом «сделано в Голливуде» прибыла автобусом в десять сорок пять. По крайней мере, так она сказала официанту. В данный момент она здесь же, «Под пальмами», заказывает ленч.

— Но как может влиять роскошная блондинка на время нашего с тобой свидания?

— Дуг, у нее букетик белых гардений. Возможно, это лишь глупое предположение, но… Дуг, я не хочу терять ее из виду и не хочу терять ленч с тобой, поэтому прошу тебя приехать немедленно. Перекусим, не сводя с нее глаз, ладно?

Селби не смог удержаться от смеха:

— Сильвия, ты по-прежнему полна энтузиазма, и для тебя каждый человек несет в себе тайну.

— Само собой, воображение у меня хорошо развито. Помню, когда маленькой девчушкой я играла в поиски пиратских сокровищ, то всегда пугалась по-настоящему, потому что точно знала — пираты притаились в пещере. Привози с собой Рекса Брэндона, пусть вся старая команда соберется вместе.

— Посмотрим, что можно сделать, — ответил Селби.

— Но ты в любом случае приедешь сейчас?

— Хорошо. — Селби положил трубку и, обращаясь к Брэндону, сказал: — Сильвия охотится за материалами, связанными со свежими делишками АБК.

— А что он делает?

— По всей видимости, организует своего рода конференцию. Он не знаком с участниками, а те в свою очередь не знакомы с ним. Все узнают друг друга по цветкам белой гардении.

— Скорее всего, эта деятельность происходит в границах города и поэтому нас не касается. Думаю, большинство фокусов, продемонстрированных Карром в крупных городах, задумывались и прорабатывались до мельчайших деталей в наших краях.

— Ладно, Сильвия хочет, чтобы мы составили ей компанию в кафе «Под пальмами», где она заметила самого свежего участника конференции, проводимой Карром, — красивую блондинку голливудского типа.

— Она хочет, чтобы мы приехали оба?

— Именно так.

Брэндон рассмеялся:

— Ей нужен ты, Дуг. Но так и быть, я подброшу тебя до места.

— Да брось ты, Рекс, перекусим все вместе. После недолгого колебания шериф сказал:

— Я буду чувствовать себя третьим-лишним, да и моя жена начнет ворчать, когда я скажу, что встрял в твою встречу с Сильвией.

— Ну поедем, Рекс. Все будет как в старые добрые времена.

Шериф Брэндон бросил окурок в пепельницу и оттолкнул рассохшееся, скрипящее кресло-вертушку:

— Я так рад тебя видеть, что, несмотря ни на что, поеду с тобой.

Глава 3

Сильвия Мартин и шериф уговорили Дуга Селби усесться по другую сторону стола, чтобы они оба могли смотреть на него. Их кабинка была расположена почти напротив той, где молодая белокурая женщина медленно и вдумчиво расправлялась со своим ленчем.

— Уверен, она не из наших деревенских краев, — заметил Брэндон.

— Это уж точно, — подтвердила Сильвия. — А я сейчас скажу вам о ней все, что она собой представляет с женской точки зрения. Снимите с нее всю сбрую, и она едва ли сможет захватить ваше воображение. Но ее обмундирование стоит больших денег, мальчики. Прошу особенно принять во внимание бриллианты на правой руке и в серьгах. Меховая накидка обошлась самое малое в полторы тысячи. Над цветом лица ежедневно трудятся специалисты. Фигура поддерживается специальной диетой и упражнениями. Все линии искусно подчеркиваются одеждой, приобретенной отнюдь не по случаю. Она тратит на уход за своим телом гораздо больше времени и усилий, чем средняя женщина на готовку обеда для мужа, ведение домашнего хозяйства, воспитание кучи детей и работу на благотворительные организации вроде Красного Креста и Армии спасения…

— Прекрати, — со смехом остановил ее Брэндон. — У меня закружилась голова.

— Но это так, каждое мое слово — правда, — продолжала Сильвия. — Тело этой женщины — ключ к ее карьере.

Брэндон слегка поразмыслил над словами Сильвии и заметил:

— Сказано весьма деликатно.

— Я ни на что не намекала, всего лишь хотела сказать, что она тратит все время и силы на себя. А когда женщина затрачивает столько энергии для поддержания своего внешнего вида, она обычно хочет… Ого!

Сильвия со своего места могла видеть дверь, и, когда она не удержалась от восклицания, Брэндон спросил:

— В чем дело, Сильвия?

— Старый АБК, — прошептала она. — Моя догадка оказалась верной.

Карр небрежной походкой вошел и огляделся как бы в поисках свободного места для ленча.

Он двигался со спокойным достоинством, которое дает сознание собственной силы, но вдруг его взгляд остановился на букетике гардений. Адвокат замер.

Некоторое время блондинка не замечала его. Затем подняла глаза, в которых можно было заметить легкий интерес.

Карр сделал два шага, заботливо склонился над столом и что-то тихо произнес.

Блондинка улыбнулась и протянула ему руку.

Карр уселся. Две-три секунды он сидел молча, пока женщина напротив изучала его со спокойным видом потенциального покупателя, прикидывающего достоинства товара, выставленного на продажу.

— Вы видите торжество моей замечательной теории, — сказала Сильвия Мартин.

— Какой теории? — поинтересовался Брэндон.

— О людях с белыми гардениями, с которыми Карр устраивает таинственные свидания. Я говорила Дугу, что первые двое похожи один на другого, по крайней мере в том, что касается их положения в жизни. Им немало доставалось от окружающих. И вот возникает этот оранжерейный цветочек. Уж ее-то жизнь не била никогда.

Какое-то шестое чувство заставило Карра повернуться и посмотреть на Сильвию, рассматривающую адвоката с плохо скрытым любопытством.

Селби рассмеялся:

— Сильвия, тебя застали на месте преступления. Девушка отвела глаза и начала о чем-то быстро говорить.

Селби покачал головой:

— Боюсь, тебе не удастся провести его. Слова эти тут же получили подтверждение.

После недолгого колебания Карр произнес своим богатым модуляциями бархатным голосом, обращаясь к блондинке:

— Прошу извинить меня, я вас оставлю на минутку. Излучая искреннюю сердечность, он поднялся и приблизился к компании друзей.

— Доброе утро, мисс Мартин и шериф Брэндон, — сказал он. — Как поживаете? В последнее время я вас вижу довольно редко.

Он повернулся к Селби. Пока Карр видел в нем лишь человека в военной форме, которого улыбкой приглашал включиться в беседу. Но неожиданно взгляд его изменился — он узнал.

— О, Дуг Селби! Пардон, майор Селби. Какая приятная встреча! — воскликнул он, протягивая руку.

Дуг поднялся и пожал крепкую ладонь Карра.

Адвокату было под шестьдесят. Крупный, стройный, с тронутой сединой волнистой шевелюрой, он излучал какой-то особый магнетизм. Четкие линии лица, твердый подбородок, хорошо очерченный рот, несомненно, несли на себе печать сильного характера и таланта.

— Вы насовсем к нам? — спросил он.

— Всего лишь в краткосрочный отпуск, — ответил Селби. — Решил заехать посмотреть, как поживает графство.

— Нам вас очень не хватало, — сказал Карр печально, и его лицо приобрело задумчивое выражение.

Создавалось впечатление, что для адвоката присутствие Селби в Мэдисон-Сити могло означать серьезные осложнения, возможные последствия которых необходимо тщательно взвесить. Его лицо благодаря многолетней практике мгновенно превратилось в маску, скрывающую подлинные мысли.

— Вы все еще практикуете? — спросила Сильвия.

Разведя в стороны руки, как бы умоляя о снисхождении, — жест был полон изящества и достоинства, — Карр ответил:

— Так, всякая мелочь. Я пытаюсь покончить с делами. Мне хотелось бы просто отдыхать в вашем очаровательном графстве. Но увы… — Он завершил фразу, едва заметно пожав плечами.

Селби про себя отметил, как изящно адвокат ушел от ответа, сумев не утратить при этом впечатления дружелюбия и полной откровенности.

— Сдается мне, — сказала Сильвия, исподтишка посмотрев на блондинку, которая наблюдала за развитием беседы с тем же спокойным, оценивающим видом, с каким она незадолго до этого изучала А.Б. Карра, — многие из ваших старых клиентов не дают вам покоя.

— Вы мне льстите, — ответил адвокат.

— Они приезжают к вам сюда со своими проблемами. Карр коротко кивнул и разразился глубоким, грудным, бархатистым смехом.

— Приятно отметить вашу столь похвальную лояльность, мисс Мартин, по отношению к своим работодателям, — заметил он. — Когда вы их увидите, передайте привет и скажите, что в том случае, если у А.Б. Карра будет достойный внимания публики материал, он в первую очередь вспомнит о «Кларион». А теперь я должен раскланяться. Был искренне рад встрече, майор. Теперь, когда вы не занимаете пост прокурора, я верю, что наши встречи смогут быть, скажем так, менее формальными.

— Боюсь, нам не придется часто встречаться, — сказал Селби. — Через пару-тройку дней я еду в Сан-Франциско.

На этот раз Карр не смог скрыть своих чувств. Сообщение о предстоящем отъезде экс-прокурора, бесспорно, обрадовало его. И хотя выражение лица не изменилось, чувства выдал взгляд. В нем явно промелькнуло удовлетворение, но оно тут же исчезло, изгнанное сознательным усилием.

— А затем? — вежливо поинтересовался Карр.

— В южные районы Тихого океана.

— В любое время, — начал Карр почти грустно, — как только вы пожелаете действительно с пользой для себя использовать ваши выдающиеся юридические способности, вам не составит труда найти подходящего партнера… Правда, я опасаюсь, что вы не готовы рассматривать возможность партнерства в большом городе со старым человеком?

Говоря это, адвокат не отводил глаз от Селби.

— Боюсь, вы правы. Мне нравится Мэдисон-Сити.

— И я не могу осуждать вас за это, майор. Мне самому очень приятно жить здесь. Я лишь мечтаю о том, что какой-нибудь молодой человек с вашими способностями вникать в законы… Однако здесь вряд ли уместно это обсуждать… Итак, извините меня. Я верю, что мы еще увидимся, майор.

Сдержанно поклонившись, Карр направился к ожидающей его блондинке.

— Это была весьма вежливая форма выговора, — сказала Сильвия. — Я чувствую себя так, будто меня отшлепали за то, что лезу не в свое дело.

— Так и есть. Нас всех отшлепали, и весьма элегантно. Сколько ей, по-твоему, лет? — спросил Селби.

— За тридцать.

— Не может быть, — воскликнул Брэндон. — Она не старше двадцати семи.



— Посмотрите на ее руки и глаза, — настаивала на своем Сильвия.

— Лучше не будем, — рассмеялся Селби, — а то опять попадемся.

Сильвия повернулась так, что ее спина загородила блондинку.

— Ты прав, Дуг. Поговорим о чем-нибудь другом. Кстати, она уходит.

Глава 4

Официантка принимала заказ на десерт, когда Сильвия Мартин, с места которой просматривался весь зал, сказала:

— Бьюсь об заклад, он ищет тебя, Рекс.

— Что такое? — встрепенулся Брэндон. — Кто ищет?

— Фрэнк Норуолк — владелец гостиницы «Мэдисон». И если это не так, то… вот он, подходит к нам.

— Шериф здесь? — спросил Норуолк, но, сообразив, что его может услышать большая аудитория, понизил голос: — Шериф, не могли бы вы… О, привет, Дуг Селби! Как поживаете?

Они обменялись рукопожатиями.

— Надолго к нам? — спросил Норуолк.

— Всего на несколько дней.

Норуолк рассеянно кивнул. Хозяин гостиницы был слишком углублен в свои заботы, чтобы вдуматься в ответ Селби. Он перевел взгляд на Брэндона.

— У меня в гостинице возникли небольшие проблемы, шериф.

— Хорошо, — ответил Брэндон, — я приеду, как только разделаюсь с ленчем. Присаживайся, Фрэнк, раздели с нами десерт.

— Спасибо, не могу… Боюсь, шериф, дело очень срочное.

— Хорошо, я иду. Извини меня, Дуг.

— Езжай, не стесняйся.

— Простите, что пришлось прервать вашу трапезу, — извинился Норуолк.

— Пожалуйста. Мы понимаем.

— Увидимся позже, Дуг, — сказал Брэндон и последовал за Норуолком.

— Интересно, — произнесла Сильвия, — что это за проблемы в гостинице?.. Думаю, моя профессия подсказывает мне двигаться туда.

— Странно, что Норуолк не обратился к городским властям, — заметил Селби.

— Именно об этом я и подумала.

— Отто Ларкин все еще возглавляет полицию?

— Естественно. Он знает, как ублажить избирателей. Все так же дружески хлопает их по плечу. Правда, в последнее время он изменил отношение к властям графства. Непрерывно бормочет о сотрудничестве и доброй воле по отношению к шерифу. Каждый раз он… Посмотри, Дуг, Рекс Брэндон возвращается.

На сей раз шериф шагал быстро и деловито. Он подошел к кабинке, наклонился и тихо сказал:

— Норуолк рассказал мне все, когда мы были уже в дверях. Какой-то мужчина скоропостижно скончался в гостинице при странных обстоятельствах. Я подумал, что ты и Сильвия захотите присоединиться ко мне.

— Я еду, — быстро сказала Сильвия. — Мне нужен материал.

Селби произнес неуверенно:

— Не знаю, Рекс. Ведь я просто влезу в чужое дело. Не хочу, чтобы…

— Да брось ты, — настаивал Брэндон, — обстановка сейчас не та. Отто Ларкин теперь настроен дружески. Дело несложное, думаю, мы не задержимся долго. Человек скоропостижно скончался в своем номере от сердечной недостаточности. Но он вел себя как-то странно, поэтому Норуолк хочет, чтобы мы все выяснили.

— Ну Дуг, пожалуйста, — умоляюще проговорила Сильвия.

Селби пришлось уступить. Он расплатился по счету, взял Сильвию под руку, и они все вместе направились к ожидающему их на тротуаре Норуолку.

— Ничего особенного не случилось, — нервно сказал владелец гостиницы. — Я, правда, не хотел трогать тело или касаться чего-нибудь в комнате, пока все, кому надо, не получат возможности… не убедятся, что все законно.

— Это правильно, — ободрил его Брэндон.

— По всей вероятности, этот человек чувствовал себя не очень хорошо. Заказал завтрак в номер, и сердце не выдержало в то время, когда он ел.

— Как он зарегистрировался?

— Фред Рофф из Лос-Анджелеса.

— Номер комнаты?

— Шестьсот девятнадцать.

— Хорошо, мы поднимемся все вместе.

— Вообще-то там не очень приятно. Я думаю, мисс Мартин, возможно…

— Если вас волнует газетная шумиха, то зря. Мы все изложим как обычно, скажем, что тело было обнаружено «в одном из городских отелей». Правда, все и так будут знать, но тем не менее…

— Я знаю, знаю, — поспешно прервал ее Норуолк. — Будет значительно лучше, если вы не станете упоминать названия гостиницы. Газеты Лос-Анджелеса могут перепечатать вашу статью, и если они назовут гостиницу…

— Не беспокойтесь, — заверила его Сильвия.

Они вошли в гостиницу и направились прямо к лифту.

— На шестой? — спросил лифтер. Норуолк кивнул и распорядился:

— Не подбирайте никого на пути, не останавливайтесь.

— Полиция уже наверху? — поинтересовался Брэндон.

— Не знаю, шериф. Дежурный должен был позвонить Ларкину и попросить его немедленно приехать. Я звонил вам, но мне сказали, что вы на ленче, ну я и подумал, что смогу найти вас в ближайшем кафе.

Брэндон кивнул в ответ.

Лифт остановился на шестом этаже. Лифтер сказал негромко:

— Полиция еще не прибыла, мистер Норуолк.

— Мы пойдем прямо туда, — заявил хозяин, доставая из кармана универсальный дверной ключ. — Когда шеф полиции появится, направьте его к нам.

Норуолк первым подошел к двери шестьсот девятнадцатого номера, открыл ее и отошел в сторону.

— Пожалуйста. Здесь ни к чему не прикасались. Брэндон остановился, перешагнув через порог, Селби и Сильвия встали рядом.

— Значит, все осталось так, как и было? — спросил Брэндон.

— Все в том же виде, как это увидела горничная.

— Постель не тронута?

— Нет. Он зарегистрировался сегодня утром, примерно в восемь тридцать.

Шериф вопросительно поднял глаза на Селби. Накрытый на столе завтрак придавал всей сцене драматический оттенок. Лучи солнца, льющиеся из южного окна, отражались от посеребренных крышек, которыми были накрыты блюда, от кофейника, молочного кувшинчика, подчеркивая крахмальную свежесть белоснежной скатерти.

Было похоже на то, что распростертый на полу человек свалился со стула, стоящего рядом со столиком для завтрака. В его левой руке была зажата покрытая пятнами салфетка. Кофе, разлившийся из опрокинутой чашки, образовал большое пятно на скатерти. Металлические крышки с блюд, очевидно, не снимались.

Небольшая группка неуклюже и неловко потопталась некоторое время у дверей, разглядывая покойника в молчаливой безысходности, так часто возникающей у живых перед лицом смерти. Затем сначала с трудом, а потом все увереннее они начали стандартный осмотр помещения в качестве первого шага предстоящего расследования.

— Давайте осмотрим все, но, пожалуйста, не прикасайтесь ни к чему, — сказал шериф. — Действительно, похоже на то, что сердце подвело его как раз в тот момент, когда бедняга приготовился позавтракать.

Покойный был высоким, хорошо сложенным человеком лет шестидесяти двух — шестидесяти трех, некогда темноволосым, а теперь совсем седым, с жесткой щеткой коротко подстриженных усов. Бифокальные очки при падении сдвинулись каким-то странным образом и вносили диссонирующую юмористическую ноту в мрачную картину — создавалось впечатление, будто это изделие человеческих рук с насмешкой самостоятельно смотрит в мертвые глаза своего недавнего хозяина.

Одежда явно нуждалась в утюжке, но была высокого качества. Правда, чувствовалось отсутствие индивидуальности, что всегда характерно для костюмов, приобретенных в магазинах готового платья. Шея покойника у затылка была испещрена сетью глубоких морщин. Руки, красивые и сильные при жизни, не несли на себе следов физического труда.

Селби подошел к столику и внимательно изучил находящиеся на нем предметы.

— Здесь всего один кусок сахара на блюдечке, — сказал он, обращаясь к хозяину отеля.

Норуолк кивнул согласно:

— Мы не даем сахарницу на завтрак в номер. Замечено, что, сколько бы сахара мы туда ни положили, она их возвращается пустой. Теперь мы кладем несколько кусочков на блюдце, три на каждый заказ кофе.

— Очевидно, человек успел налить себе чашку и выпить ее. После этого он почувствовал себя плохо, даже не успел снять крышки с других блюд.

— Я тоже так думаю, — сказал Норуолк и добавил: — Разрыв сердца может случиться когда угодно — при игре в гольф, во сне или во время еды.

— Он записал в бланке регистрации свой домашний адрес?

— Нет. Мы не требуем этого. Там есть графа об адресе, но ее часто оставляют пустой, а дежурный не настаивает. Наверное, это наша вина.

— Он заказал номер заранее?

— Нет. Просто приехал сегодня утром и спросил, есть ли свободные комнаты.

— Багаж? — задал вопрос Селби.

Норуолк кивнул головой в сторону дорожной сумки и потертого портфеля, стоящих на багажной стойке:

— Он путешествовал налегке. Портфель, сумка и пальто. Я специально проверял у коридорного.

Рекс Брэндон обошел номер и сказал:

— Ну что ж, это, пожалуй, все, что мы можем сделать, однако надо попросить доктора осмотреть его. Он…

Раздался громкий и властный стук в дверь.

— Отто Ларкин, — лаконично обронил шериф. Фрэнк Норуолк открыл замок.

Отто Ларкин толчком распахнул дверь и, едва взглянув на труп, посмотрел на шерифа.

— Привет, Рекс, как идет дело?

Норуолк прикрыл дверь и повернул защелку замка.

Ларкин уставился на Селби, пытаясь соединить для себя знакомое лицо и непривычную военную форму. Узнав, он схватил руку бывшего прокурора обеими руками.

— Дуг Селби! Вот это да! Ужасно рад тебя видеть. Нет, правда, я очень рад. — И добавил, как человек, искренность которого может вызвать сомнение: — Можешь мне поверить!

В бытность Селби окружным прокурором, особенно в первые годы, пузатый шериф полиции, внешне демонстрируя сердечность, всегда был на стороне Сэма Роупера и его команды. Под маской дружелюбия скрывалась враждебность и готовность нанести предательский удар прокурору или шерифу, а если представится возможность, то и обоим сразу. Теперь же, повернувшись на сто восемьдесят градусов — профессиональные политики называют это естественной переориентацией, — Ларкин испытывал подлинно дружеские чувства к шерифу и бывшему прокурору.

— Итак, теперь ты майор, Селби, — продолжал Ларкин, и его лицо светилось искренним расположением.

— Как твои дела? — спросил Селби. — Ты отлично выглядишь.

— Прекрасно себя чувствую, — отвечал Ларкин. — Правда, приходится таскать на себе лишний жирок, но я намерен хотя бы частично от него избавиться. Так что у нас здесь?

— Постоялец дал дуба от сердечной недостаточности, — ответил Норуолк.

Ларкин еще раз бросил взгляд в сторону распростертого на полу тела и вынес свой окончательный вердикт:

— Ясно, машинка была с дефектом. Значит, вы все осмотрели? Теперь нам следует известить коронера. Больше здесь нечего делать. Может, ребята, спустимся вниз и выпьем по чашечке кофе? Там мы…

— Взгляни-ка на этот кусок сахара, Рекс, — сказал Селби.

— Что там не так?

— Ты разве не чувствуешь постороннего запаха? Кроме того, кусок чересчур влажный, обрати внимание, как он поблескивает.

Шериф Брэндон посмотрел на сахар.

— Что за сложности с этим кусочком, ребята? — спросил Отто Ларкин.

— Видишь специфическую пену, выступившую изо рта покойника? Наклонись над ним, и ты почувствуешь слабый запах горького миндаля.

— Ну и что из этого?

— Это все признаки отравления синильной кислотой, или цианистым калием. Кроме того, если оставшийся кусочек сахара был ранее пропитан цианистым калием, он начинает более активно впитывать влагу из воздуха.

Норуолк нахмурился, чувствовалось, что он с трудом сдерживает раздражение.

Маленькие глазки Отто Ларкина заблестели, а шериф явно помрачнел.

— Ты полагаешь, это самоубийство, Дуг? — тихо спросила Сильвия.

— Не понимаю, почему он должен был так усложнить способ расставания с жизнью? Если он хотел отравиться, то почему просто не принять яд? Он…

Кто-то вновь постучал в дверь.

Норуолк взглянул на шерифа и, не дожидаясь сигнала, повернул защелку и открыл дверь.

У порога стоял коридорный с каким-то небольшим продолговатым, обернутым в зеленую бумагу предметом.

— Я подумал, вам это будет интересно, — сказал коридорный.

— Что это? — спросил Норуолк.

— Пакет для мистера Роффа. Мы хотели вручить его раньше, но на наш стук никто не отвечал, поэтому в ячейке для ключей оставили записку о посылке…

— Когда это было? — спросил шериф.

— В записке сказано — девять тридцать утра.

— Как поступим? — обратился Норуолк к представителям власти. — Будем вскрывать?

Шериф утвердительно кивнул.

Норуолк развязал бечевку и снял зеленую бумажную обертку. Под ней обнаружилась картонная коробка. Он приподнял крышку, заглянул внутрь и нахмурился, увидев содержимое.

— До чего этот парень додумался? Заказать цветы на собственные похороны…

— Что там? — спросил Брэндон.

Вместо ответа Норуолк повернул коробку так, чтобы все могли увидеть ее содержимое.

В коробке, выстланной мятой зеленой бумагой, покоился одинокий цветок гардении.

Пальцы Сильвии впились в руку Дуга Селби — она умоляла его о молчании.

Брэндон хрипло произнес:

— Как получилось, что в гостиницу прислали цветы? Он их сам заказал или…

— Мне кажется, сам, — ответил Норуолк. — До вашего прихода я проверил его телефонные разговоры. Один из звонков был в цветочный магазин. Он позвонил, как только въехал.

— Один из звонков? Значит, были и другие? — спросил Селби.

— Да, в восемь пятьдесят пять он звонил на железнодорожный вокзал.

— Вокзал… — протянул Брэндон. — Возможно, они там запомнили этот разговор.

— Я уже проверил, — сказал Норуолк. — Там был всего один человек. Говорит, что помнит разговор, потому что он состоялся как раз перед проходом товарняка. На подходе был состав номер девять. Звонивший интересовался, не опаздывает ли номер двадцать третий.

— Двадцать третий? — Брэндон посмотрел на Селби. — Ты прибыл этим поездом?

— И еще дюжина других пассажиров, — небрежно бросил Селби.

Сильвия не сводила умоляющих глаз с Рекса Брэндона. Убедившись, что тот понял ее сигнал, она показала взглядом на Отто Ларкина.

— Кто-нибудь его посещал? — спросил Селби у Норуолка.

— Нет. Я и это проверил. Ни посетителей, ни других телефонных разговоров.

— Пошли отсюда, — сказал Брэндон. — Надо позаботиться о снятии отпечатков пальцев.

— Естественно, — охотно согласился Ларкин. — Я как раз сам хотел это предложить.

— Кто занимает соседние номера? — задал вопрос Селби.

— Не знаю, — ответил Норуолк. — Надо проверить у портье.

— Но они заняты?

— Думаю, да.

— Пойдем посмотрим регистрационные карточки, — предложил шериф. — Возможно, придется побеседовать с соседями.

— О, пожалейте меня, — умоляюще сказал Норуолк.

— Стандартная процедура, — заверил Ларкин расстроенного владельца отеля, шлепнув его тяжелой ладонью по плечу.

Норуолк открыл дверь. Все друг за другом вышли в коридор и остановились, услышав звук открывающегося замка соседнего номера.

Дверь распахнулась. Блондинка, беседовавшая с А.Б. Карром в кафе, вышла в коридор и осчастливила маленькую компанию взглядом. В нем можно было прочитать безразличие, смешанное с неодобрением. Она закрыла дверь, повернула ключ в замке и поплыла в сторону лифта.

Глава 5

— Кто это? — спросил Брэндон у владельца отеля.

— Вы имеете в виду даму, которая прошла по коридору?

— Да.

— Господи, откуда я знаю? Очевидно, она остановилась в шестьсот семнадцатом номере. Пожалуйста, постараемся не терять головы.

— Я ее где-то видела раньше, — заявила Сильвия. — Пошли посмотрим регистрационные карточки.

— Ладно, ладно, — устало сказал Норуолк и добавил: — Если вы полагаете, что у владельца отеля нет проблем, то глубоко заблуждаетесь. Постоянная нехватка постельного белья, перегруженные прачечные, необученный персонал и при этом увеличивающийся поток постояльцев…

— Вы правы, вы абсолютно правы, — успокаивающим тоном произнес Ларкин. — Вот что я скажу вам, ребята: мы должны сделать все возможное, чтобы не усложнять жизнь Норуолку.

— Ну и что же ты конкретно предлагаешь? — сухо поинтересовался Брэндон.

Ларкин так и не смог придумать подходящего ответа на этот простой вопрос.

Все спустились на лифте, проверили регистрационные карточки и выяснили, что блондинку зовут Анита Элдон, она постоянно проживает в Голливуде и въехала в шестьсот семнадцатый номер как раз в то время, когда группа во главе с шерифом осматривала труп и изучала обстановку в шестьсот девятнадцатом номере.

— Вот видите, — сказал Норуолк, — нельзя преувеличивать значение всех маленьких событий, происходящих в отеле. Отель — весьма своеобразное место. В нем собираются по разным делам разнообразные люди со всех концов страны. И их следует принимать такими, какие они есть. Надо лишь установить минимально необходимые правила, дабы не превратить заведение в помойку.

— Кто занимал номер до того, как там появилась блондинка? — спросил Брэндон.

— Судя по записям, там жил некий Ирвинг У. Джером из Лос-Анджелеса. Ирвинг Джером также не соизволил оставить свой домашний адрес.

Сильвия обратилась к Селби:

— Я хочу попытаться выяснить, где все остальные — цветы, как ты понимаешь.

— Успеха тебе. А я должен сделать несколько визитов. Увидимся позже.

Появился, чтобы завладеть покойником, Гарри Перкинс — коронер, высокий, тощий и костлявый человек с постоянно радостным выражением лица.

Шериф Брэндон приступил к стандартной процедуре следствия. Отто Ларкин пробурчал, что всегда готов к сотрудничеству, и отчалил. А Сильвия Мартин отправилась по следу двух оставшихся пока неизвестными владельцев гардений, предоставив Дугу Селби полную свободу действий.

Ровно в двенадцать тридцать Дуг Селби, преодолев один пролет лестницы и проследовав по длиннющему коридору, остановился перед дверью, на которой значилось: «Инес Стэплтон. Адвокатская контора».

Селби открыл дверь. Секретарь в приемной отсутствовала, видимо, ушла на ленч, и дверь в кабинет была открыта. Не очень надеясь застать Инес, Селби подошел к кабинету и заглянул внутрь.

Девушка сидела за письменным столом. Вокруг нее громоздились горы юридической литературы, и, пока Селби смотрел на Инес, она положила перед собой блокнот и начала делать выписки из юридического справочника.

Некоторое время Селби рассматривал ее профиль, лоб, свидетельствовавший о способности к активной интеллектуальной деятельности, прямой изящный нос, женственный рот, ровную линию шеи. Лучи света золотили мелко вьющиеся волосы. Инес сосредоточенно писала.

Неожиданно она замерла, бросила взгляд через плечо, строго нахмурилась и повернулась на вращающемся кресле, чтобы лучше рассмотреть посетителя.

Селби увидел, как в удивлении округлились ее глаза. Она сначала побледнела, а потом кровь бросилась ей в лицо, ярко окрасив щеки. Но Инес подошла к нему, сохраняя самообладание и достоинство.

— О Дуг! — воскликнула девушка, хотела сказать что-то еще, но не смогла.

Селби взял ее руки в свои ладони.

— Приветствую вас, советник, — провозгласил он, широко улыбаясь.

Глаза Инес увлажнились, она быстро поднялась на носки, и Селби почувствовал на щеке теплое прикосновение ее дрожащих губ. Немного отодвинувшись, Инес сказала с нервным смешком:

— Боже, Дуг, для ветерана многих юридических битв я становлюсь слишком сентиментальной.

Селби окинул взглядом большой письменный стол и спросил:

— Итак, пицца принесена в жертву работе?

— Да, по-видимому. Меня страшно заинтересовало это дело. Завтра начинается судебное слушание по иску, оспаривающему правомерность завещания. Тем не менее полагаю, мне все же следует слегка подкрепиться.

Она не знала, что еще сказать. Молчание грозило затянуться и породить неловкость. Однако Селби весело произнес:

— Ты знаешь, получилось так, что я уже перекусил, Инес, но готов пойти посидеть с тобой, пока ты будешь подкрепляться.

Девушка, приняв сугубо официальный вид, сказала:

— В таком случае лучше останемся здесь. У меня много работы. Присаживайся.

— Но ты же занята.

— Пожалуйста, прошу тебя.

Селби опустился в стоящее сбоку от стола большое кресло для клиентов.

— Расскажи о деле, — предложил он.

— Лучше расскажи о себе, Дуг.

— Нечего рассказывать. Прибыл домой в краткосрочный отпуск. Еду в Сан-Франциско, а затем дальше. Ты не хочешь обсуждать со мной свои трудности?

— Еще как хочу! Я блуждаю в полном мраке! Мне просто необходим человек, которому я доверяю и с которым могу все обсудить. Старый АБК представляет противную сторону, а когда борешься с ним, тебя охватывает чувство полной безнадежности. Кажется, ничего не удастся сделать, если этот человек поблизости. Знаешь, как бывает в кошмарном сне: пытаешься убежать от опасности, бежишь, бежишь, перебираешь ногами — и не продвигаешься вперед ни на дюйм.

— Знаю, — сказал Селби. — Действия этого человека всегда ставят в тупик.

— Даже более того. Кажется, ты вступил в схватку со своего рода системой, с чем-то непобедимым. Стараешься нанести удар, а встречаешь пустоту… Но ты знаешь, что противник здесь, он обволакивает, окружает, душит тебя…

— Ты явно переработала, Инес, — рассмеялся Селби. Она ответила ему слабой улыбкой:

— Наверное. И это не помогает делу. Чем больше я им занимаюсь, тем более безнадежным оно мне кажется.

— Ты представляешь лиц, оспаривающих завещание?

— Да, одного из них.

— Кто представляет остальных?

— Интересы брата защищает какой-то адвокат со Среднего Запада. Он должен прибыть сегодня вечером, мы условились провести совещание. Правда, письма от него не очень вдохновляют. Мне кажется, он юрист-самоучка, не очень сведущий в тонкостях права.

— Расскажи мне об этих тонкостях в твоем деле, — с улыбкой предложил Селби.

— Их множество. Мне кажется, что единственный мой шанс — это «незаконное моральное давление», но его практически невозможно доказать. Необходимо привести доказательства, что давление оказывалось непосредственно в момент подписания завещания. Естественно, имеются свидетели, скрепившие завещание своими подписями. И эти свидетели покажут на суде, что все было сделано по правилам, честно и открыто.

— Почему ты так думаешь?

— Они уже подписали заявление, которое является частью завещания, — специальный пункт, гласящий, что завещание было составлено в соответствии с требованиями закона. Трудно ожидать, что они откажутся подтвердить правильность документа, скрепленного их подписями. А когда А.Б. Карр поработает с ними, свидетели припомнят малейшие детали, выражение лиц, все произнесенные во время процедуры слова. Завещание было составлено в конторе Карра в Лос-Анджелесе.

— Может быть, можно поискать иные мотивы, помимо «незаконного давления»?

— Боюсь, других возможностей оспорить завещание нет. Конечно, я пытаюсь использовать все известные в подлунном мире мотивы, но убеждена, что, когда дойдет до схватки в суде, останется лишь одна возможность — «давление».

— Может, попытаться доказать это, используя косвенные доказательства?

— Да, я знаю. Мы можем продемонстрировать, что произошло или что могло произойти. Мы можем указать на события, которые выглядят весьма подозрительно. Но в итоге мы опять вернемся к моменту подписания. А в момент подписания присутствовали адвокат, составивший завещание, два свидетеля и, естественно, заявитель. Больше никого не было рядом.

— А как насчет лица, оказавшего давление?

— Это женщина, она находилась в соседней комнате. Альфонс Бейкер Карр организовал все в лучшем виде.

— Что еще ты мне можешь рассказать, не нарушая доверия клиентов? — спросил Селби.

— Довольно много. Элеонор Престон была очень богатой женщиной. Она жила здесь, и здесь же находится все ее состояние. Престон никогда не была замужем, и, когда она умерла, у нее не оставалось никого из родственников, кроме Барбары Хонкат, вдовой сестры, живущей в Канзасе, и Харви Престона, брата, тоже из Канзаса. Им всем за шестьдесят. Старшим является брат, затем идет Элеонор, а младшая — Барбара. Элеонор была весьма эксцентричной и капризной особой, но в общем они все прекрасно между собой ладили до того времени, как два года назад Элеонор Престон наняла в качестве домоправительницы и компаньонки некую Марту Отли. Почти сразу ситуация начала меняться. Внешне Марта Отли выглядела бесконечно преданной своей хозяйке и постепенно сумела настолько втереться к ней в доверие, что, по существу, принялась самостоятельно заправлять всеми делами. Элеонор Престон начала демонстрировать желание избавиться от бремени принятия решений. Естественно, это желание тщательно культивировалось Мартой Отли, однако, возможно, здесь сыграла роль и болезнь Элеонор.

— Короче говоря, брат и сестра были вычеркнуты из завещания? — спросил Селби.

— Получили по сто долларов каждый.

— Каков общий размер состояния?

— Что-то около миллиона долларов. Ставкой оказался жирный кусочек.

— Я бы сказал, весьма жирный, — согласился Селби. — Итак, Элеонор Престон умерла, и теперь Марта Отли пытается получить деньги по завещанию, которое…

— Не торопись, Дуг, — сказала Инес. — Они обе умерли.

— Как же это произошло?

— Автомобильная катастрофа. Насколько я знаю, в семье разразился скандал. Имеется переписка между Барбарой Хонкат и ее братом. В прошлом году Барбара с братом приехали навестить Элеонор. Возможно, они чего-нибудь и добились бы, но Марта Отли переиграла их. Прежде чем кто-нибудь об этом смог узнать, Элеонор умотала на самолете в Мексику и оставила Барбару и Харви ни с чем.

— С раскрытой торбой в руках? — рассмеялся Селби.

— Или с протянутой рукой, если хочешь, — сказала Инес. — Элеонор послала им парочку нежных писем, в которых сообщала, что состояние ее нервов потребовало немедленной смены обстановки, а заграничное путешествие — лучший способ отвлечься. Бесспорно, объяснение шито белыми нитками, и легко можно понять, что произошло в действительности.

— Где же она умерла? — спросил Селби.

— Парочка уехала в Максвил, это в Канзасе. У Марты Отли там сестра — некая Элен Элизабет Кронинг; она отправилась ее навестить.

— Замужняя сестра?

— Вдова.

— Элеонор там и умерла?

— Неподалеку, в городке Олимпус. Никогда не слышала о существовании такого. За рулем была миссис Кронинг. Лопнула шина, они ударились о тротуар и врезались в фонарный столб. Миссис Кронинг была ранена, Элеонор Престон погибла практически сразу, а Марта Отли умерла чуть позже.

В глазах Селби появился живой интерес.

— И надо полагать, Элен Элизабет Кронинг наследует все состояние?

— Нет, у Марты осталась дочь где-то в Небраске, но, похоже, она проводит все свое время в Голливуде. Эта дочь и является наследницей всего состояния. Элен Элизабет Кронинг не достанется ни цента… по крайней мере, в открытую.

— Да, ты, Инес, в трудном положении. Дело тяжелое.

— Увы, я знаю.

— Несомненно, ты вызовешь сочувствие у присяжных, но, когда судья проинструктирует их о том, что «незаконное давление» может быть осуществлено лишь в момент подписания и что завещатель имеет право распорядиться своей собственностью, как пожелает, исходя даже из каприза или прихоти, ты проиграла. Согласно закону на тебе лежит обязанность не только доказать «незаконное давление», но и то, что это «давление» действовало на руку завещателя в тот момент, когда перо касалось бумаги. В итоге присяжные неохотно, помимо своей воли будут вынуждены вынести неблагоприятный для тебя вердикт. Я не хочу тебя огорчать, но ты должна понимать, против чего ты идешь.

— Я все понимаю, Дуг. Конечно, в первую очередь я полагаюсь на то впечатление, которое произведут свидетели с каждой из сторон. Я не встречала Элен Элизабет Кронинг, но уверена, что это способная интриганка, не хуже Марты Отли. Тот факт, что последняя мертва, осложняет для меня дело. Когда мы начнем приводить доказательства, получится, будто мы клевещем на мертвую женщину.

Селби кивнул, соглашаясь.

— Однако в любом случае, — улыбнулась Инес, — это будет славная битва не на жизнь, а на смерть. Мы не можем позволить себе сдерживать свои удары. Мы обязаны показать, кем была при жизни Марта Отли.

— Так кем же она была? Губы Инес сжались.

— Это была хитрая бестия, авантюристка. В свое время она работала домоправительницей, но примерно лет десять ничего не делала, до тех пор пока не встретила Элеонор Престон. Узнав, что та одинока, Марта каким-то образом сумела втереться к ней в доверие, добиться благосклонности и поступить на службу. И как же она старалась! Пока Марта добивалась своего, в доме все блестело и сверкало. Она и готовила, и стирала.

— Дочь сыграла какую-нибудь роль в устройстве матери на работу? — спросил Селби.

— Не знаю, Дуг, кажется, они были не очень дружны между собой.

— Дочь замужем?

— Была, теперь разведена.

— Как ее зовут?

— Анита Элдон… Что с тобой, Дуг?! Что случилось?

— Скорее всего, ничего важного для тебя. Я приехал сюда из «Мэдисона». Там часа полтора назад в номере шестьсот девятнадцать был обнаружен покойник. Соседний номер в настоящее время занимает Анита Элдон. Она въехала туда спустя некоторое время после смерти постояльца. Однако есть одно весьма странное обстоятельство, которое связывает воедино целую группу людей.

— Какое, Дуг?

Селби торопливо рассказал о белых гардениях. Инес Стэплтон взяла со стола карандаш и начала нервно катать его между пальцами.

— О Дуг, — произнесла она почти шепотом, — нам надо все узнать, мы просто должны сделать это. Возможно, для нас откроются новые перспективы. Мне все время казалось, что в этом деле имеется нечто важное, о чем я пока не знаю. Именно поэтому так часто становишься в тупик, когда вступаешь в схватку с Карром. Он все время прячет в рукаве какие-то козыри. Я так же, как и ты, понимаю, что у нас не будет достаточно весомых юридических аргументов, когда дело дойдет до суда. У нас нет веских доказательств. Я все время вижу, как Старый АБК, сардонически ухмыляясь и оставаясь вне пределов досягаемости, упрятывает все стоящие факты в тень, подсовывая нам мякину вместо зерен. Да, я чувствую, здесь должна быть какая-то зависимость. Скажи, что мне делать?

Селби покачал головой:

— Не знаю, Инес. Рекс Брэндон уже приступил к расследованию обстоятельств смерти. И сейчас он работает.

— Это было убийство?

— Я склонен полагать, что да, — ответил задумчиво Селби.

— Но почему? Какие мотивы? И зачем ему понадобилась белая гардения?

— Могу придумать единственное объяснение. Два пассажира, сошедшие с поезда, были незнакомы Карру. В противном случае он бы не использовал белую гардению в качестве способа идентификации.

Она согласно кивнула.

— Более того, — продолжал Селби, — у этих людей явно должно быть нечто общее и весьма важное для Карра. В то же время очевидно, что друг с другом они не были знакомы. Я полагаю, эти люди были свидетелями какого-то события, связанного с делом.

Инес сразу помрачнела. Селби продолжал:

— Человек, убитый в отеле, мог быть тем, кто первоначально и вызвал этих свидетелей. Он намеревался воткнуть в петлицу белую гардению и выйти к поезду. Вполне возможно, что эти свидетели могли выступить с показаниями, противоречащими интересам клиента Карра. Каким-то образом Старый АБК узнал о происходящем, прицепил белую гардению, отправился на вокзал и увез свидетелей.

— Но если они и были свидетелями какого-то события, то с какой стати Анита Элдон тоже прибыла с белой гарденией?

— Ты попала в самую точку, — сказал Селби. — Просто я размышляю вслух.

— Что собой представляет Анита Элдон?

— Высший класс. Оранжерейный цветочек. Ухожена до последней фальшивой ресницы. В отеле записано, что она приехала и? Голливуда, и выглядит эта особа на все сто процентов по-голливудски.

— Ты не сказал мне имени убитого, Дуг.

— Фред Рофф, записан как житель Лос-Анджелеса. Инес Стэплтон слегка отодвинула в сторонку стопку юридической литературы.

— Пока я бреду во тьме, Дуг. Будь пай-мальчиком и пойди побегай во дворе. Мне же надо подумать — вдруг появятся светлые идеи.

Глава 6

Дуг Селби нашел Рекса Брэндона, когда тот совещался с Гарри Перкинсом в траурном зале похоронной конторы, задняя комната которой одновременно служила моргом Мэдисон-Сити. Поперечные глубокие складки рассекали лоб шерифа, что означало напряженную работу мысли.

— Что нового? — поинтересовался Селби.

— Это почти наверняка убийство, — угрюмо ответил шериф.

— Так что же все-таки произошло?

— Ты указал верный путь, Дуг. Оставшийся кусок сахара был пропитан синильной кислотой. Доктор говорит, что, по всей вероятности, причиной смерти стало отравление. В других местах в номере мы яда не нашли. Карл Гиффорд намеревается арестовать официанта, а затем выдавить из арестованного признание и доказательства. Мне это совсем не по нутру.

Селби понизил голос:

— Послушай, Рекс, я не хочу совать нос не в свое дело и вообще не очень заинтересован в его решении, но все же есть вероятность, что твое расследование каким-то образом связано с делом о спорном завещании, которое назначено к слушанию завтра. Там речь идет о миллионе, а некоторые клиенты Карра за миллион пойдут на многое.

— Почему ты так считаешь, Дуг? Какую связь ты видишь между убийством и спором о наследстве?

— Белые гардении, Рекс. Кроме того, Анита Элдон, занимающая номер шестьсот семнадцать, как раз по соседству с комнатой покойника, является клиентом Карра в деле о наследстве.

— Мы кое-что о ней выяснили, — сказал Брэндон. — Она прибыла в город автобусом в одиннадцать часов и сразу отправилась в кафе перекусить. Там с ней встретился Старый АБК. Анита Элдон зарегистрировалась в отеле уже после того, как мы приехали туда. Соседний номер достался ей потому, что оказался единственным свободным. Кажется, здесь связь не просматривается.

— Кроме цветка белой гардении, — заметил Селби.

— Кроме белой гардении, — признал шериф. — Но Карлу Гиффорду можно не говорить о цветочной проблеме. Такого рода тонкости он пропускает мимо ушей. Интересно, получится ли что-нибудь у Сильвии?

— Не знаю. От нее нет вестей? Я разговаривал с Инес Стэплтон.

— Сюда направляется Карл Гиффорд. Боюсь, он не шибко обрадуется встрече с тобой.

Гиффорд быстро вошел в траурный зал, но предсказание шерифа не оправдалось. Напротив, казалось, Гиффорд был очень рад вновь увидеть в Мэдисон-Сити бывшего окружного прокурора.

— Как поживаете, мистер Селби? Простите, майор Селби. Я рад вашему прибытию. Насколько мне известно, вы заехали на несколько дней, чтобы потом отбыть в неизвестном направлении?

— Верно, — ответил Селби, пожимая ему руку. Гиффорду было тридцать два года. Напористый, плотный, широкий, с бычьей шеей тип, исполненный честолюбия и политических амбиций. Слабость мысли он компенсировал быстротой и прямолинейностью решений, приняв которые Гиффорд лез вперед, полагая, что лишь одним мощным напором можно снести все преграды.

— Буду рад, если вы сможете поделиться с нами мыслями по этому делу — неофициально, разумеется.

— Благодарю вас, — сказал Селби, — но, к сожалению, мыслей-то у меня и нет.

— Мы, конечно, не успели собрать всех улик, — заявил Гиффорд, — но уже пришли к неизбежному заключению. Покойный по внутреннему телефону заказал завтрак. Мы нашли официанта, который доставил поднос в номер. Это Генри Л. Фарли. Официант обязан достать сахар из сахарницы, положить кусочки на блюдечко и принести гостю. Сахарница в номер не посылается. Фарли стремится заморочить нам голову. Утверждает, что не помнит ничего особенного, связанного с этим заказом. Говорит, что постучал и жилец открыл дверь. Помнит лишь, что это был мужчина и в номере он находился один.

— Имеется ли у официанта какой-либо мотив для убийства Фреда Роффа? — спросил Селби.

— Конечно, имеется, — выпалил без задержки Гиффорд, — иначе бы он не убил его. Пока, естественно, мы не знаем, каким именно мотивом руководствовался официант.

Селби кивнул, соглашаясь, как если бы Гиффорд сделал чрезвычайно глубокомысленное умозаключение.

— Это верно. Но все же, вероятно, было бы важно установить, кем был убитый, и после этого решать, у кого имелись причины его убить.

— Я не совсем уверен в этом, — возразил Гиффорд. — Мы поместим Фарли в тюрьму для допроса. Как только двери камеры захлопнутся за ним, он сразу помягчает. Так происходит со всеми, кроме самых отпетых негодяев, закоренелых преступников.

Обращаясь к Брэндону, Селби сказал:

— Из чистого любопытства мне хотелось бы бросить взгляд на содержимое сумки и портфеля убитого.

— Перкинс уже разложил в задней комнате все вещи. Доктор скоро начнет работать над телом, так что поторопись, если не хочешь исследовать вещи во время вскрытия.

— Спасибо.

— Вы не желаете присоединиться ко мне и послушать, что скажет Фарли? — сердечно пригласил Дуга Гиффорд.

— Благодарю вас, нет, — ответил Селби. — Я лишь взгляну на вещи. Вы ведь знаете, как трудно бывает выкинуть дело из головы.

— Ну конечно, конечно, — прервал его Гиффорд с еще большей сердечностью в голосе. — Действуйте и чувствуйте себя свободно, майор. Делайте все, что угодно, мы только рады вашей помощи. Ужасно хотелось бы услышать, каковы ваши идеи. Не так ли, шериф?

Брэндон молча кивнул.

— Правда, я лично полагаю, — продолжал Гиффорд, — что еще до вечера мы получим признание Фарли. Пойдемте, шериф, зададим ему жару. Я пригласил стенографистку, чтобы записать каждое слово. Думаю, официант уже трясется с ног до головы.

Брэндон взглянул через плечо на Дуга Селби, поколебался какое-то мгновение, видимо пытаясь придумать повод, чтобы не уходить, и, не придумав ничего путного, отправился вслед за новым окружным прокурором.

Селби в сопровождении Гарри Перкинса прошел в заднюю комнату, где на скамье были разложены вещи из портфеля и кожаной дорожной сумки. Селби внимательно изучил каждый предмет. В портфеле были новый блокнот из желтой бумаги и два карандаша. В сумке находились три комплекта нижнего белья, чистая пижама, несколько пар новых носков, две сорочки, бритвенные принадлежности, щетка для волос, расческа, аккуратно сложенные носовые платки и пара тапочек, предоставляемых пассажирам спальных вагонов железнодорожной компанией.

— Метки прачечных? — спросил Селби.

— Ни единой, — сказал Перкинс. — Некоторые вещи абсолютно новые, другие, например платки, хотя и стираные, но тоже без меток. Это может означать, что у него есть семья и стиркой занимается жена.

Селби со всех сторон осмотрел портфель. На внутренней стороне, у застежки, оказалось золотое тиснение: Фред Альбион Рофф.

— Как ты думаешь, где он провел прошлую ночь? — спросил Селби.

Перкинс поднял брови в недоуменной гримасе:

— К чему это? Для чего тебе это надо знать?

— Пижама не тронута, хорошо отутюжена. Все вещи в сумке чистые и нетронутые. Если Рофф ничего не отправил в стирку, это означает, что он лишь сегодня утром вышел из дома, набрав вещей на несколько дней путешествия.

— Предположительно он обитает в Лос-Анджелесе, — сказал Перкинс, — но на пиджаке нет ярлыков магазина.

— Посмотрим на полы рубашки, слева спереди.

— Зачем?

— Иногда там бывают цифры, которые многое могут рассказать. Кроме размера там отпечатаны цифры, говорящие о месте производства и продажи.

Они развернули сорочки и обнаружили серию совершенно нечитаемых каббалистических знаков, отпечатанных черной краской.

— Возможно, в магазине нам что-нибудь и скажут по поводу этой абракадабры, — заметил Селби. — Может быть, здесь обозначены номера партии и время отгрузки с фабрики. Что нашли в карманах?

— Тридцать или сорок долларов, носовой платок, кожаный футлярчик с полудюжиной ключей.

— И никаких визитных карточек?

— Ни одной.

— Носовой платок чистый?

— Да, точно такой же, что и перед тобой. Селби еще раз осмотрел портфель.

— Выглядит изрядно поношенным.

— Бесспорно.

— И в то же время портфель не раздулся, сохранил форму. Странно, очень странно — все вещи чистые. Может быть, он все же что-то отправил в стирку?

— В отеле это отрицают. Он зарегистрировался, заказал завтрак и преставился.

— И все его пожитки оказались чистыми, ни одного несвежего предмета одежды. Сумка довольно приличных размеров. Как были уложены вещи?

— Много свободного места.

Селби в задумчивости постоял над разложенными на скамье предметами, опять взял портфель и посмотрел на отполированную от частого употребления кожу ручки.

— Если не получите никаких разъяснений из Лос-Анджелеса, Гарри, телеграфируй в Правовую ассоциацию штата, скорее всего, он юрист.

— Почему ты так считаешь, Дуг?

— Портфель… да и вообще…

— Если он прибыл не из Лос-Анджелеса, то что же на нем было надето в поезде?..

— Я отправляюсь перекусить. Хорошо оказаться простым наблюдателем сложного дела, — весело сказал Селби.

Коронер попытался пошутить:

— У него все такое чистое, что, наверное, он сам не очень чист, — и весело рассмеялся, довольный собой.

Глава 7

На пути в центр города Селби заскочил в отель. За конторкой он нашел Фрэнка Норуолка, занимающегося делами в унылом молчании.

— У вас не очень радостный вид, Фрэнк, — заметил Селби.

— Вы бы тоже не веселились, если бы узнали, что кто-то заявляет о банде убийц, шныряющих в вашем отеле, лишь на том основании, что один бедолага имел несчастье умереть в нем от разрыва сердца.

— Это было не сердце.

— Тогда, значит, самоубийство.

Селби только улыбнулся, покачав головой.

— Знаете, что самое скверное во владении отелем? — спросил Норуолк и, не дожидаясь ответа Селби, продолжил: — Появляется некто, платит вам пятерку за номер с ванной, позволяет себя укокошить и тем самым приносит убыток в пять тысяч. Ну да ладно, вам удалось что-нибудь узнать?

Селби, желая избежать всякой ответственности, с самым веселым видом ответил:

— Насколько я знаю, Карл Гиффорд в настоящий момент стремится получить признание от официанта, доставившего завтрак в номер.

Норуолк подумал над полученной информацией, открыл было рот, чтобы высказаться, но все-таки промолчал.

— Вы что-то хотели сказать? — как бы продолжая светскую беседу, без нажима спросил Селби.

— Я терпеть не могу что-нибудь говорить вам, ребята, потому что вы начинаете делать из мухи слона, искажаете слова и окутываете все покровом тайны. Потом газеты раздувают историю и поднимают ужасный шум… Скажите, как скоро он умер, выпив кофе?

— Почти мгновенно, — сказал Селби. — Думаю, когда шериф будет исследовать на предмет отпечатков пальцев металлические крышки на блюдах, выяснится, что постоялец их даже не приподнимал. Видимо, прежде всего он решил налить себе чашечку кофе, сделал хороший глоток и через несколько секунд был мертв. Этот яд действует очень быстро.

— Он зарегистрировался в восемь тридцать. Записи в книге заказов говорят, что завтрак гость потребовал вскоре после девяти, в девять десять или девять пятнадцать.

Селби молча кивнул, не желая перебивать говорящего.

— Один из наших постояльцев заметил женщину, которая вышла из того номера примерно без четверти десять.

— Из того самого номера?

— Да.

— Свидетель в этом уверен?

— Утверждает, что уверен.

— Кто это?

— Колеман Декстер. Он занимает номер на шестом этаже уже месяц, если не шесть недель. Намерен сделать инвестиции в апельсиновые плантации, но, прежде чем вложить средства, тщательно выбирает участок. Много ездит по округе. Очень ловкий тип, из тех людей, которые не совершают ошибок.

— Как получилось, что он увидел выходившую из номера женщину? — спросил Селби.

— Просто в это время он оказался в коридоре. Она несла груду белья в стирку.

— Где этот человек сейчас?

— В номере шестьсот сорок два. Хотите с ним встретиться?

Забыв, что он уже не занимает никакого официального положения в графстве Мэдисон, Селби без колебаний кивнул.

— Эта женщина может сыграть очень, очень важную роль, Фрэнк.

— Возможно… Наверное, так и есть. Раз уж мы сели в лужу, надо, видимо, выбираться из нее как можно быстрее. Что вы предпочтете, подняться к нему или вызвать его сюда?

— Он у себя в номере?

— Несколько минут назад был в номере. Думаю, он все еще там. — Норуолк кивнул девушке у коммутатора и сказал: — Соедините с Колеманом Декстером в номере шестьсот сорок два.

— Лучше будет, если мы поднимемся.

Девушка уловила последние слова Селби, связалась с нужным номером и сказала:

— Добрый день, мистер Декстер. Мистер Норуолк хотел бы узнать, можно ли к вам подняться. Да… сейчас… да… Благодарю вас. — Обращаясь к Норуолку, она произнесла: — Он ждет вас.

Норуолк вышел из-за конторки, подошел к лифту и вместе с Селби в полном молчании поднялся на шестой этаж. Они проследовали до конца длинного коридора, свернули направо и остановились у самой дальней двери. Норуолк постучал.

Декстер, плотный жизнерадостный мужчина, широко распахнул дверь со словами:

— Входите, Фрэнк. Я не знаю… — и замолчал, увидев Селби.

— Майор Селби, — представил своего спутника Норуолк и, бросив взгляд на стол, спросил: — Чем занимаетесь? Все изучаете географию?

Декстер пожал Селби руку.

— Рад познакомиться, майор, — произнес он и повернулся к Норуолку. — Да, изучаю карты. Не стану скрывать, я уже почти готов решиться на сделку. Однако подхожу к ней весьма основательно, анализирую температуру воздуха за последнюю четверть века, количество осадков, изучаю состав почвы. Когда я совершаю покупку, то не жалею времени.

— Селби прежде был у нас окружным прокурором, — пояснил Норуолк.

— Ах вот как… — неопределенно проговорил Декстер.

— Нас интересует женщина, которую вы видели выходящей из шестьсот девятнадцатого номера.

Декстер кивнул в ответ.

— Не могли бы вы, — сказал Селби, — назвать время, когда это произошло?

— Я могу указать время с точностью до секунды, майор, — ответил Декстер и добавил с сокрушенным видом: — К сожалению, я точно не смогу описать внешность этой женщины.

— Может быть, вы расскажете все еще раз для майора? — попросил Норуолк.

— Ну что ж, охотно. Сегодня я проснулся довольно поздно. Поднялся с постели примерно без четверти девять, принял душ, побрился и спустился в ресторан позавтракать. Вернулся я точно в девять пятьдесят, и лифтер поднял меня на шестой этаж. Я курил сигарету и докурил ее практически до конца. Сделав последнюю затяжку, я наклонился и стал гасить окурок в цилиндре с песком справа от лифта. В этот момент дверь номера за моей спиной открылась, и кто-то вышел в коридор. Когда я распрямился, по направлению ко мне шла женщина. Мне показалось, что сначала она меня не заметила, ее взгляд был устремлен в конец коридора. Увидев меня, она вздрогнула от неожиданности. На ее согнутой руке висела какая-то одежда, очевидно предназначавшаяся для стирки. Я бы не обратил на нее внимания, если бы она не вздрогнула так, заметив меня.

— Куда она шла? — спросил Селби.

— Не имею ни малейшего представления.

— Женщина направилась к лифту?

— Нет, скорее всего, она шла в другие номера. Но я не слышал звуков отпираемых дверей или щелканья замков. У меня куча своих проблем. Я пытаюсь сделать выгодные капиталовложения, найти то, что нужно, а это весьма не просто. Я до сих пор не уверен, то ли нашел, что требуется, но на сей раз, кажется, то. Прежде чем окончательно решиться, хочу сегодня напоследок еще раз осмотреть участок.

— Не могли бы вы описать ее внешность?

— Только в общих чертах. Достаточно высокая, но не чересчур, как раз в меру. Не толстая, не старая, наверное, около тридцати, довольно привлекательная. Белье для стирки в руках как-то не вязалось с ее обликом?

— Блондинка или брюнетка?

— Брюнетка. Я так думаю. Правда, я не запомнил цвета волос, но помню, что глаза глубокие, большие и очень темные, какие бывают у брюнеток. Одета была в какое-то платье темного цвета, но какого — точно не скажу… Временами мне кажется, что я видел ее достаточно ясно, но, стоит мне сосредоточиться и попытаться припомнить детали внешности, все расплывается и я начинаю понимать, что чувства обманывают меня. Теперь я ужасно сожалею, что не сконцентрировал на ней свое внимание. Я только могу сказать, что в стирку она несла мужские сорочки.

— Вы уверены, что точно определили время? Декстер в ответ ухмыльнулся:

— Единственное, в чем я абсолютно уверен, — это время. В вестибюле есть электрические часы, я сверил по ним свой будильник. Было точно девять сорок девять. Мои часы спешили на три минуты, и в лифте я перевел их на три минуты назад.

— А как лифтер? — спросил Селби у Норуолка. Тот утвердительно наклонил голову.

— Все точно, лифтер запомнил время. Он спускал Декстера вниз на завтрак и поднимал назад. Это было в девять пятьдесят. Декстер переводил часы в кабине лифта. Лифтер не заметил женщину.

Декстер пояснил:

— Мальчишка закрыл дверь, и лифт тут же пошел вниз. Я положил часы в карман и принялся тушить сигарету. Прошло секунд восемь — десять, как ушел лифт. Теперь я припоминаю еще кое-что. Дверь оставалась открытой несколько секунд, прежде чем женщина вышла в коридор. Слышен щелчок открываемой двери, она выходит, я распрямляюсь, и женщина нервно вздрагивает. Вполне возможно, она несколько секунд оглядывала коридор, убеждаясь, что он пуст. Теперь вы знаете все.

— К тому времени, когда женщина вышла из номера, постоялец был мертв по меньшей мере минут двадцать. Но мне кажется весьма интересным то, что она несла с собой одежду. Значит, вы не знаете, куда направилась эта женщина?

— В тот момент, когда я ее увидел, она двигалась по направлению ко мне, потом я повернулся и пошел по коридору. Вероятно, она некоторое время шла следом, но я не знаю, как долго. И еще одно… Правда, я не совсем уверен, но когда я вспоминаю все заново, мне начинает казаться, что она выронила какую-то бумажку — что-то белое упало на пол.

— Возможно, какая-то часть одежды или носовой платок, — заметил Селби.

— Нет, скорее всего, бумага — газетная вырезка или что-то в этом роде. Вы же знаете, майор, как это бывает. Ваша голова забита кучей проблем, в этот момент происходит что-то совершенно незначительное, и когда вы стараетесь припомнить, что… это примерно то же, что вспоминать сновидение. Вам кажется, что вы все помните, но совершенно не уверены в этом. Одним словом, у меня есть ощущение, что упал листок бумаги. Но я не могу сказать точно, было ли это на самом деле. Если бы я был уверен или видел ясно, то, конечно, сразу же извинился бы и сказал, что она что-то выронила. Но я был так озабочен деталями предстоящей сделки и настолько углублен в свои мысли…

Зазвонил телефон.

— Извините, я жду звонка по поводу сделки, намерен сделать контрпредложение.

Декстер подошел к аппарату и поднял трубку.

— Хэлло, — произнес он и после паузы спросил: — Кого… кого вы хотите? О, секунду. — Повернувшись, он сказал Селби: — Прошу прощения, майор, но вы, наверное, и есть Дуг Селби, не так ли?

— Да.

— Шериф желает поговорить с вами. Селби подошел к Декстеру и взял из его рук трубку:

— Хэлло, Рекс, что случилось?

— Две вещи, Дуг, — ответил Брэндон, — и обе беспокоят меня.

— Ты можешь сказать все по телефону?

— Конечно.

— Тогда я слушаю.

— Во-первых, у Генри Фарли, которого мы допрашиваем, уголовное прошлое.

— Ах вот как… — бросил Селби.

— И кроме того, — продолжал Брэндон, — примерно восемь месяцев тому назад он был арестован в Лос-Анджелесе по подозрению в краже. Очевидно, против него была гора улик, но парень твердил, что не виновен и все такое, ну, ты знаешь, как это бывает.

Знаю, продолжай.

— Человеком, который вытащил его из замазки или, как Фарли выражается, «подпружинил» его, был А.Б. Карр.

— Как в игре… тепло, тепло… теплее, — сухо обронил Селби.

— И второе, что беспокоит меня, и беспокоит весьма сильно, продолжал шериф, — это утверждение доктора Трумэна. Он сейчас звонил мне и сказал, что слышал о том, будто умерший человек отравился, выпив кофе из завтрака, заказанного им в номер…

— Ну-ну… — произнес Селби, потому что Брэндон вдруг замолчал.

— Вот тебе и «ну»! — взорвался шериф. — Когда доктор Трумэн распорол его, то, естественно, первым делом заглянул в желудок. Наш покойник позавтракал примерно за час до того, как был убит, и это был отличный плотный завтрак. Если верить доктору, то покойный съел яичницу с ветчиной, гренки, кофе, овсяную кашу и закусил компотом из слив.

— За час, говоришь? — переспросил Селби.

— Именно.

— Не понимаю, зачем ему понадобился второй завтрак?

— Не знаю.

— А как Гиффорд, он что-нибудь понимает?

— Он и не пытается понять. Ему вполне достаточно уголовного прошлого у официанта. Полагает, что убийца уже в его руках. Мне надо поговорить с тобой, Дуг.

— Сейчас буду, — сказал Селби.

Глава 8

Дуг Селби нашел Рекса Брэндона нервно шагающим из угла в угол своего кабинета, что было совершенно не свойственно шерифу.

Пригласив Дуга занять кресло, Брэндон указал жестом на старую трубку Селби и увлажнитель с табаком, которые он заранее достал из ящика стола.

— Присаживайся, Дуг, закуривай. Потолкуем немного, если не возражаешь.

— Ни капли, — сказал Селби, — напротив, с большим удовольствием.

— Я совсем запутался в этом деле, Дуг. Можно сказать, попал в тупик, — начал Брэндон, — и чувствую себя прескверно. Карл Гиффорд торопится, будто на пожар, но если дело почему-либо пойдет не так и мы упремся в стену, то он соскочит с телеги и оставит меня один на один со всеми проблемами. Мне это очень не нравится.

— Так что там с завтраком? — спросил Селби.

— В этом суть. Парень позавтракал незадолго до того, как зарегистрировался в отеле. Пока мы не сумели узнать, где именно он ел, но что касается самого завтрака, то доктор Трумэн исключает всякое сомнение на этот счет.

— Но тогда почему он решил заказать еще один завтрак?

— Я задаю себе тот же вопрос и отвечаю на него вопросом: «Заказывал ли он себе второй завтрак?»

— Ты хочешь сказать, что кто-то другой заказал завтрак для покойного?

— Именно.

— Полагаешь, кто-то из обитателей отеля просто поднял трубку и произнес: «Говорит шестьсот девятнадцатый, я прошу завтрак в номер»?

— Примерно так, — ответил Брэндон. — Но есть и другая возможность. Этот Генри Фарли принимает заказы, затем разносит их на подносах. Он не собирает посуду до тех пор, пока в отеле не спадет утренний ажиотаж — примерно до одиннадцати часов. Если горничная убирает номер раньше, она просто выкатывает сервировочные столики в коридор, и там они стоят, пока Фарли до них доберется.

— Выходит, Фарли свободно мог обстряпать все дело? — спросил Селби. — Притвориться, что получил заказ из шестьсот девятнадцатого номера, и доставить туда поднос?

— Именно так считает Гиффорд.

— Но если так, то, открыв дверь, Рофф тут же заявляет: «Послушайте, здесь какая-то ошибка, вы попали в другой номер. Я не заказывал завтрака». Это же относится и к тому случаю, если завтрак заказало третье лицо.

— Совершенно верно, — согласился шериф. — Но именно такая версия выдвинута Гиффордом. Он полагает, что официант сказал: «Видимо, действительно произошла ошибка», оставил поднос и пошел якобы выяснять. Рофф же решил, что недурно выпить еще чашечку кофе, ну и нацедил одну.

— Полнейшая чушь, — заявил Селби.

— Я это знаю.

— Представь, ты находишься в номере гостиницы, завтрака не заказывал и вдруг возникает официант с сервировочным столиком и подносом на нем. Ты говоришь, что это ошибка. Он может воспользоваться твоим телефоном, но ты ни за что не разрешишь ввозить столик в номер и убегать, да и сам он ни при каких обстоятельствах так не поступит.

Брэндон молча кивнул.

— А что говорил Фарли? Что случилось, по его версии?

— Ерунда случилась, — сердито сказал шериф. — Когда мы начали допрашивать официанта, вместо того чтобы подойти к нему дипломатично, Гиффорд решил сломать парня и сразу натянул удила. Начал с прошлого Фарли: как давно тот живет в Мэдисон-Сити, откуда явился, были ли у него сложности с полицией, и все в том же духе. Выяснилось, что официант был осужден во времена «сухого закона» за торговлю спиртным и связи с подпольным букмекерством.

— А что дальше?

— А дальше Гиффорд обвинил Фарли в убийстве Роффа или, по крайней мере, в соучастии.

— И после этого?..

— После этого парень закрылся, как устрица. Он сидел молча, улыбаясь, и произнес лишь одну фразу:

«Если вы не возражаете, джентльмены, я позвоню своему адвокату».

— Дальше.

— Гиффорд заявил, что парень сможет позвонить своему адвокату позже, а пока пусть ответит на вопросы.

— Что сделал Фарли?

— Улыбнулся ему в лицо.

— Чем все кончилось?

— Он позвонил адвокату.

— И?..

— Адвокат в данный момент совещается с Фарли.

— Кто его адвокат?

— Альфонс Бейкер Карр, — произнес с отвращением шериф. — Посмотри на всех городских жуликов. Стоит им попасться, они поднимают трубку и с воплем умоляют Старого АБК о помощи.

— Надо сказать, я поражен, что Карр согласился принять это дело, — заметил Селби.

— Почему бы нет? Учитывая то, что мы знаем…

— Согласен, но Карр не мог знать всех деталей, когда позвонил Фарли.

— Зато теперь он знает все, — сухо обронил шериф. — Он…

В дверь кабинета кто-то постучал. Через секунду она распахнулась и помощник шерифа сказал:

— Шериф, мистер Карр хотел бы побеседовать с вами.

— А вот и мы, — саркастически произнес шериф.

— Отлично, — улыбнулся Селби. — Послушаем, что он скажет, Рекс.

— Пусть заходит, — буркнул Брэндон.

Никогда ранее А.Б. Карр не был столь вежливо печален.

— Добрый день, джентльмены. Весьма рад, что вы здесь, майор. Я чувствую необходимость принести вам извинения, шериф.

Брэндон пробормотал нечто нечленораздельное.

— Насколько я понимаю, — начал Карр с обезоруживающей улыбкой, — вы не будете возражать, если мы побеседуем со всей откровенностью в присутствии майора Селби?

Брэндон молча показал на кресло. Карр уселся, ухитрившись сделать это так, как если бы он был почетным гостем шерифа.

— Мой клиент, — произнес он, — мой бедный, несчастный клиент! Мой невежественный, упрямый, твердолобый клиент! Мой тупой, как мул, клиент!

— Фарли? — коротко спросил шериф.

— Фарли, — произнес Старый АБК своим проникновенным, выразительным голосом, которому мог бы позавидовать любой актер. — Конечно, в некотором смысле мы не должны возлагать всю вину на этого несчастного человека. Ведь он лишь порождение большого города, его трущоб; он привык к жестокости городской полиции. Я полагаю, вы не сочтете мои слова оскорбительными, если я скажу: методы вашего нового окружного таковы, что могли породить у моего клиента некоторые ассоциации. Пробудить страх перед полицейским допросом третьей степени или я не побоюсь сказать прямо — перед попыткой сфабриковать дело.

Брэндона всегда выводила из себя манера Карра выражаться, его раздражали магнетическая сила личности адвоката, модуляции голоса, поэтому в ответ на его речь он лишь поерзал в кресле, ожидая продолжения.

Селби, откровенно наслаждаясь этим спектаклем одного актера, сказал с улыбкой:

— Но согласитесь, мистер Карр, есть основания для подозрений, когда официант, доставивший в номер отравленный завтрак, отказывается обсуждать возникшую проблему.

— Именно, — согласился Карр, — вы весьма тонко и точно обозначили суть дела, майор, однако я позволю себе заметить: его отказ сделать откровенное заявление последовал после недружественных действий со стороны окружного прокурора. Ваше замечание предполагает, что действия прокурора были спровоцированы…

— Ладно, хватит нам ходить вокруг да около, — прервал адвоката шериф, — выкладывайте, что произошло.

— Вы правы, совершенно правы. — Карр послал лучезарную улыбку вышедшему из себя шерифу. — Конечно, вы занятые люди. Мы все весьма занятые люди. Вы хотите немедленно добраться до ядра ореха, отбросить скорлупу. Но прежде разрешите мне, джентльмены, принести извинения за поведение моего клиента и попытаться объяснить его. Это было крайне неудачное поведение, и я сказал ему прямо, без экивоков. Моему клиенту следовало выступить с откровенным заявлением. В беседе со мной он объяснял свое поведение тем, что, судя по действиям окружного прокурора, могла иметь место попытка сфабриковать против него обвинение в убийстве на основании лишь прошлого. Я хорошо знаком с его прошлым, джентльмены, там мы можем встретить лишь сравнительно мелкие нарушения закона.

— Что он говорит? — спросил Брэндон. Карр мрачно поклонился в его сторону:

— Он говорит, что принял заказ на завтрак в шестьсот девятнадцатый номер, поднялся на шестой этаж и обнаружил, что дверь этого номера заперта. Он постучал — тихо и вежливо, как обычно стучат официанты в подобных случаях.

— Продолжайте, — сказал Брэндон, когда Карр замолчал, оглядывая слушателей, как бы стараясь убедиться, схватывают ли они ситуацию.

— После этого, — продолжал Карр, — дверь открылась. Гость, очевидно, распаковывал чемодан и готовил вещи для стирки. Официант обратил внимание, что на постели лежала целая гора грязного белья. Лицо постояльца было красноватого цвета, как будто он некоторое время стоял наклонившись. Этот человек сказал: «О, вот и завтрак» — или что-то близкое по смыслу, добавив при этом: «Оставьте его где-нибудь», — и вернулся к разбору одежды на постели, не проявляя больше к завтраку никакого интереса.

Мой клиент поставил поднос и задержался на мгновение в надежде получить чаевые, но постоялец отпустил его со словами: «Это все». Больше мой клиент ничего не знает, джентльмены.

— У вас не возникло проблем с идентификацией? Это был тот же человек? — спросил Селби.

— Вне всякого сомнения. У покойного весьма заметная внешность, и мой клиент совершенно уверенно опознал его.

— В номере не было женщины?

— Нет, гость был один. Естественно, мой клиент не заглядывал в стенной шкаф или ванную комнату. Правда, постоялец казался несколько возбужденным. Но, кроме этого, мой клиент не заметил ничего необычного. Все было так, как и при выполнении сотен других заказов.

Селби взглянул на шерифа и коротко бросил Карру:

— Что вы об этом думаете?

Лицо Старого АБК оставалось воплощением простодушия.

— Джентльмены, я ничего не думаю, потому что не располагаю всеми фактами по делу. Мне в общем известно, что какой-то человек был обнаружен мертвым в своем номере и что, по имеющимся предположениям, в кофе содержался яд. Я полагаю, Генри Фарли стал жертвой обстоятельств. Имея мелкие недоразумения с законом в прошлом, он волею случая оказался втянутым в водоворот событий, связанных с убийством. Тем не менее я считаю, он был обязан правдиво рассказать вам все. Ему нечего скрывать. Должен признаться, я сделал ему строгий выговор за такое неразумное поведение. И это все, что касается моего клиента, джентльмены.

У меня нет какой-то сформировавшейся теории, но разум человеческий всегда склонен строить предположения, особенно в том случае, если разум этот имеет некоторый опыт, связанный с расследованием убийств. Единственное, что я могу, так это выдвинуть некоторые предположения. Я верю своему клиенту. Мы знакомы достаточно долго. В его голове понятия добра и зла, возможно, несколько смещены, но в некотором смысле им можно восхищаться. Он говорит своему адвокату только правду. Как ни удивительно, джентльмены, но эта черта, эта похвальная черта развита у отверженных, у людей, обвиненных в различных преступлениях, гораздо лучше, чем у более благополучных граждан, которые весьма часто стремятся ввести своего адвоката в заблуждение.

Безусловно, белье для стирки, лежащее на постели, — весьма примечательный факт. Обратите внимание, двери номеров в отеле не снабжены пружинными, защелкивающимися замками. Я убежден, что, вернувшись к разборке белья, постоялец потом по какой-то причине покинул номер. Возможно даже — и это предположение не выходит за рамки допустимого, — его специально выманили из номера при помощи хорошо разработанного плана.

Вы, конечно, понимаете, джентльмены, что могло произойти в этом случае. Думаю, мне даже не надо и упоминать об этом. Бесшумная тень возникает в дверях соседнего номера и, крадучись, скользит по пустой комнате, где на подносе стоит притягательный, аппетитный завтрак. Быстрое движение руки с медицинской пипеткой. Острый запах яда возникает на короткое мгновение. Кусочки сахара поглощают смертельную дозу и все так же невинно белеют на блюдце. Убийца медленно отступает. Дело сделано, и сделано отлично. Он выскакивает из дверей и мгновенно скрывается в соседнем номере, который незадолго до этого покинул.

Через некоторое время возвращается жертва. Все, что еще недавно так его волновало, больше не беспокоит этого человека. Он утомлен длительным путешествием, возможно, в битком набитом автобусе или в столь же переполненном поезде. Человек голоден, он подвигает стул поближе к столику под белоснежной скатертью с соблазнительным набором блюд и наливает дымящийся черный кофе. В чашку добавляются густые сливки, сливки, которые теперь можно найти лишь в деревне, там, где есть молочные фермы. И затем, джентльмены…

Карр выдержал драматическую паузу и протянул руку, как бы захватывая воображаемый кусочек сахара.

— …затем он берет сахар, один кусок, второй. — Пальцы Карра повторили все действия воображаемого персонажа, подняли сахар, донесли его до чашки кофе и опустили туда. — Он помешивает кофе ложечкой, раздумывая о своих делах, совершенно не подозревая, что держит в руках смертельный яд.

Карр опять сделал паузу.

Брэндон недовольно задвигался, явно намереваясь что-то сказать.

Селби остановил его взглядом.

— К этому моменту, — продолжал Карр своим чарующим голосом, — кофе остыл настолько, что его можно пить большими глотками. Обратите внимание на важность этого момента, джентльмены, потому что это не только совпадает со всеми фактами, но и вытекает из выдвинутой мною теории. Для совершения убийства абсолютно необходимо, чтобы кофе простоял достаточно долго и слегка остыл. Итак, все готово. Жертва держит чашку в руках, успевает сделать два или три глотка, прежде чем чувствует странный аромат и весьма неприятный привкус, ставит чашку на блюдце, берет салфетку, начинает подниматься со стула и падает лицом вниз.

Следуют конвульсии, последняя отчаянная попытка доползти до телефона… Тело содрогается и замирает в смертельной неподвижности. Убийца покидает отель, чтобы раствориться в бесконечном безликом потоке вечно меняющейся толпы.

Возможно, я слишком сфокусировал внимание на драматической стороне дела, джентльмены, но это лишь потому, что мы, по-видимому, имеем дело с почти совершенным преступлением. И, без всякого сомнения, с весьма загадочным преступлением, пробуждающим у меня живейший интерес, в силу того что оно открывает множество вариантов и необычных обстоятельств, с которыми вы, джентльмены, видимо, уже смогли познакомиться.

— Все это очень хорошо, — сказал шериф, — но покойный не потянулся торопливо к завтраку, потому что он…

Селби пришлось срочно вмешаться:

— Значит, если я правильно понял, вы сделали внушение Фарли за его поведение?

— Ну конечно, и очень серьезное. Ему нечего скрывать, и следовало все откровенно рассказать. Я очень хорошо понимаю, майор, что первоначальный отказ давать показания — еще одна черная пометка в его кондуите. Но, уверяю вас, Фарли полностью убедил меня в своей невиновности.

— Вы намерены представлять его в суде?

Брови Карра поднялись в недоумении, продемонстрировав нелепость вопроса.

— Но я уверен, что ему не будут предъявлены обвинения.

— А в том случае, если все же будут, вы станете защищать его?

— Ну что ж, медленно произнес Карр, — мы заглядываем в гипотетическое будущее, но я могу уже сейчас заявить, что ответ будет утвердительным. Я всегда стою за торжество справедливости и стремлюсь в первую очередь защищать малых и гонимых. И сейчас перед нами человек, бесспорно нуждающийся в спасательном круге, который я могу ему бросить, человек, возможно имевший несчастье оступиться, но потом делавший отчаянные попытки исправиться. Да, джентльмены, если ему будут предъявлены какие-то обвинения, можете быть уверены — я буду представлять его интересы в суде.

— Ладно, пока все, — сердито произнес Брэндон. — Намерен он сейчас сделать заявление?

— Я не вижу причин для отказа от этого. Но полагаю, мне следовало бы присутствовать при этом просто из вежливости, и, кроме того, если он все же будет обвинен, я буду его адвокатом.

— Мы выслушаем заявление позже, а сейчас шериф хотел вас кое о чем спросить, — сказал Селби.

Брэндон изумленно взглянул на друга, пытаясь понять, что у того на уме.

— Ну конечно, — дружелюбно согласился Карр. — Я к вашим услугам.

— Я не знаю, насколько вы знакомы с обстоятельствами, сопутствующими обнаружению тела, — заметил Селби.

— Практически совсем незнаком, — ответил Карр. — Впервые я услышал об этом, когда Фарли нашел меня в здании суда, да и то это была информация, основанная на разговорах персонала гостиницы, слухах, сплетнях. Вы знаете, что это такое, джентльмены.

Селби согласно кивнул и сказал:

— По-видимому, заняв номер, этот человек, зарегистрировавшийся под фамилией Рофф, позвонил в цветочный магазин и попросил прислать цветок белой гардении.

— Ах вот как, — без всякого выражения произнес Карр. Лицо его стало похоже на деревянную маску.

Селби не сводил с адвоката глаз.

— Получилось так, что я заметил вас у поезда, на котором я прибыл сегодня утром.

— Я вас не видел, — сказал Карр. — Едва ли я мог предположить, что вы приехали в Мэдисон-Сити. Кроме того, — мундир, так много мундиров в наши дни.

— Дело не в этом, — прервал его Селби. — Суть в том, что у вас в петлице была белая гардения.

— Была, — согласился Карр, — бесспорно была.

— И так же бесспорно то, что вы встречали двух человек с белыми гардениями.

Какое-то мгновение Карр с недоумением смотрел на Селби, затем, откинув голову назад, расхохотался совершенно искренне и радостно.

Лишь поймав внимательный взгляд Селби и заметив подозрительность шерифа, он прекратил смеяться.

— Извините меня, джентльмены. Я уверен, вы простите мое неуместное веселье. Не хочу казаться невежливым, но на мое поведение так подействовал юмор ситуации. Я здесь представляю человека, ставшего моим клиентом в результате ряда роковых совпадений, и вдруг сам оказываюсь жертвой точно такой же цепи совпадений.

— Ну что вы, — сказал Селби почти так же обходительно, как говорил сам Старый АБК. — Я лишь осмелился предположить, что в сложившихся обстоятельствах вы, возможно, согласитесь объяснить нам эту историю, особенно в свете того, что вы осудили своего клиента за отказ сотрудничать с представителями власти.

— Прекрасно изложено, — одобрительно кивнув, заметил Карр. — Очень изящно сказано, майор.

— Ладно, хватит раскланиваться, рассказывайте, — выпалил Брэндон.

— Ваш интерес к этим обстоятельствам, — спокойно продолжал Карр, даже не повернув головы в сторону обозленного шерифа, — делает для меня понятной настойчивость нашего очаровательного репортера — мисс Сильвии Мартин. Она была готова задать мне такой же вопрос в тот момент, когда телефонный звонок прервал нашу беседу. Звонил Генри Фарли, попросивший меня немедленно прибыть к нему в тюрьму по делу чрезвычайной важности.

— Вы все еще не ответили на вопрос, — сказал Брэндон.

— Ответ весьма прост, — произнес Карр, повернувшись на этот раз в сторону шерифа, и слегка развел в стороны руки, как бы открывая свою душу пытливому представителю власти. — Я вовлечен в дело о спорном наследстве. Речь идет примерно о миллионе долларов. Завтра в суде присяжных открывается слушание, и, естественно, идут последние приготовления. Хоть это выглядит немного странно, но все мои переговоры с клиентом шли через третье лицо, лично я контактировал с клиентом лишь по почте. Итак, мой клиент, которого я раньше никогда не видел, должен был прибыть сегодня. Мой клиент — дама, она переговорила со мной позавчера по междугородному телефону и поинтересовалась, как сможет меня узнать. У меня здесь нет офиса, и, поскольку я холостяк, она вряд ли согласилась бы поехать в мой дом, поэтому я предложил ей приколоть к своему наряду белую гардению. Я тоже должен был прикрепить к лацкану бутоньерку с белой гарденией. Мне кажется, вы были свидетелями нашей беседы в кафе. Видимо, это маленькое совещание и заинтересовало мисс Сильвию Мартин.

— Но пока ваш рассказ не касается еще двоих, тех, кого вы встретили у поезда.

— Сейчас мы переходим к наиболее интересной части этой истории, майор. Я явился к поезду в надежде встретить мою клиентку. Нет причин, препятствующих мне назвать вам ее имя, — это мисс Анита Элдон, дочь Марты Отли.

— Продолжайте, — грубовато бросил шериф.

— Мисс Элдон забыла сообщить, каким видом транспорта она прибудет, сказала лишь, что приедет утром и что я должен встретить ее на станции. Довольно глупо с моей стороны было запамятовать, что в городе есть автобусная станция. Я, естественно, отправился на железнодорожный вокзал к единственному утреннему поезду. Там я увидел женщину с букетиком белых гардений, но подумал, что это вряд ли то лицо, которое я встречаю. Однако я решил, что мисс Элдон не смогла прибыть и пассажирка с гарденией привезла известие от нее.

Я представился и спросил у женщины, нет ли для меня сообщения. Она кивнула и сказала, что есть. В тот момент, когда я провожал ее к своему автомобилю, в поле моего зрения появилась еще одна фигура с белой гарденией, на этот раз мужчина. Он без лишних слов присоединился к нам, как будто бы так и надо. Я решил, что он путешествует вместе с женщиной, имеющей для меня известие, поэтому посадил обоих в свой автомобиль и доставил в город. Лишь после того, как они угнездились в машине, выяснилось, что для меня нет никакой информации, они просто считали, что кто-то должен был их встретить у поезда. В сложившихся обстоятельствах я не знал, как поступить. Но неожиданно припомнил слова моей клиентки о том, что она намеревалась лететь в Лос-Анджелес и оттуда добираться до Мэдисон-Сити на автобусе. Я отправился на автобусную станцию, запарковав машину, выяснил обстановку и, естественно, узнал, что персона, описание которой соответствовало внешности ожидаемого мною человека, провела на станции около пяти минут, после чего нетерпеливо заявила, что отправляется завтракать. Вы, джентльмены, видели эту женщину и понимаете, что она принадлежит к тем, кто не любит ждать кого бы то ни было.

— Продолжайте, — уже немного устало сказал шериф. — Это очень интересная история. Надеюсь, скоро мы узнаем и ее завершение.

— Я почти закончил, — заверил его адвокат. — Вернувшись к автомобилю, я увидел, что оба моих пассажира исчезли. Видимо, обменявшись друг с другом своими соображениями, они поняли, что я не тот джентльмен, который должен был их встречать, и отправились по своим делам.

— А затем, — с улыбкой сказал Селби, — как я догадываюсь, вы обошли основные рестораны, нашли женщину, представились, извинились и присоединились к ней.

— Именно, — подтвердил Карр. — Ваша догадка весьма точна.

Селби взглянул на Брэндона.

— Я думаю, разговор окончен, — медленно произнес шериф.

— Благодарю вас, — адвокат поднялся с кресла, — и еще раз прошу прощения за поведение мистера Фарли, но я попытался объяснить его вынужденную сдержанность.

Шериф промолчал.

Селби проводил Карра до дверей и раскланялся с ним в самой изысканной манере:

— Я думаю, мы должны войти в ваше положение.

— Благодарю, майор. Премного благодарен. Закрыв дверь, Селби вернулся к Брэндону. Тот, скривив физиономию, произнес:

— Пожалуй, это не версия Фарли, это версия Карра. Фарли вызвал адвоката, рассказал о возникшей ситуации, и после десяти секунд раздумья у Карра было готово вполне связное повествование…

— Не знаю, — сказал Селби. — Не думаю, что вся его история — ложь. Давай-ка лучше я поделюсь с тобой своими открытиями.

— Какими?

Селби поведал Брэндону о разговоре с Колеманом Декстером. Внимательно слушая этот рассказ, шериф скатал сигарету, как заправский ковбой, затянул кисет с помощью зубов и одним движением большого пальца зажег спичку.

— Хм, — произнес он, когда Селби закончил.

— И еще, — добавил Селби. — Декстер полагает, что женщина выронила бумажку. Ты понимаешь значение этого, Рекс. Она просмотрела содержимое портфеля, вынула оттуда документы и, чтобы скрыть украденное, взяла с кровати грязное белье, завернув в него бумаги. Создалось впечатление, что горничная вынесла из номера вещи для стирки.

— А уронив бумагу, она остановилась, чтобы подобрать ее?

— Декстер не знает. Он даже не уверен в самом факте.

— Предположим, женщина выронила листок, что с ним стало?

— Норуолк пытается сейчас это выяснить. Но мне сдается, Рекс, что именно документы в портфеле и явились мотивом убийства. Весь спектакль был разыгран с одной-единственной целью — завладеть бумагами и наложить печать молчания на уста их владельца.

— Но с этим мотивом, мне кажется, нам далеко не продвинуться.

— Полное имя убитого Фред Альбион Рофф, оно вытиснено внутри портфеля. Я с уверенностью могу предположить, что этот человек — юрист.

— На чем ты строишь свои предположения?

— О, для этого есть много оснований. Думаю, он практикует в сельской местности. В маленьких городках Среднего Запада даже в наше время можно найти постоянную прачку. В крупных городах или здесь, на побережье, такое просто невозможно. Его портфель весьма типичен для практикующего адвоката, кожа изрядно потерта, значит, практика идет успешно.

— Вполне вероятно, что он коммивояжер.

— Нет, коммивояжеры обычно возят много документов, — не согласился Селби. — У них с собой прейскуранты, бланки банковских заказов, корреспонденция, рекламная литература. Взгляни на портфель коммивояжера, и ты увидишь, что он, как правило, бесформенный от большого количества разношерстных материалов, содержащихся в нем, оттого, что его часто небрежно бросают в машину. Тот портфель, с которым мы имеем дело, стар и изрядно потерт, но, несмотря на это, сохранил форму. Это портфель, в котором адвокат носил документы из конторы в суд, из гостиницы в столице штата в высший суд. Это…

Зазвонил телефон, и Брэндон поднял трубку:

— Да, говорит Брэндон. Хорошо, Норуолк. Что вы нашли? — Помолчав несколько секунд, шериф проговорил: — О’кей, мы сейчас будем. — Бросив трубку на место, он повернулся к Селби. — Один из коридорных нашел на полу шестого этажа листок бумаги с текстом, напечатанным на машинке. Он поднял его, убедился, что это часть обширного юридического документа, отнес вниз и оставил у телефонистки, сказав, что нашел бумагу на шестом этаже. Норуолк только что об этом узнал.

— Какого рода документ? — спросил Селби.

— Напечатанная на машинке юридическая аргументация, по словам Норуолка.

— Нет никаких имен? Ничего не напечатано внизу листка? — поинтересовался экс-прокурор. — Некоторые юристы иногда печатают свое имя и полный адрес на каждой странице важных документов.

— Ничего. Просто один листок. Поедем взглянем на него.

Глава 9

В отеле Селби и Рекс Брэндон принялись за изучение единственной машинописной страницы, извлеченной на свет Норуолком. Внизу листка стояла цифра «7», указывающая на то, что это лишь часть рукописи из нескольких страниц.

— Это материал адвоката, подготовленный для суда, — объявил Селби, ознакомившись с содержанием бумаги. — Речь идет о споре по поводу недвижимости, находившейся в совместном владении. Юридически очень сложный вопрос. Одна сторона оспаривает возможность осуществления совместного владения… Рекс, давай поиграем в догадки…

— В какие такие догадки?

— Я утверждаю, что убийство каким-то образом связано с делом о наследстве, слушание которого состоится завтра в суде. Инес Стэплтон, представляющая интересы истца, сказала мне, что одна из спорящих сторон проживает в Канзасе и что завещатель также умер в Канзасе. Давай пошлем телеграмму секретарю юридической ассоциации Канзаса и спросим, есть ли в штате адвокат по имени Фред Альбион Рофф и где он обитает.

Брэндон немного подумал, подошел к письменному столу Норуолка, взял телеграфный бланк и положил его перед собой.

— Дуг, — сказал он, вынимая из кармана карандаш, — как мне хочется, чтобы ты вел это дело вместе со мной.

— Я всецело с тобой, — улыбнулся в ответ Селби. Через два часа шериф Брэндон получил телеграфный ответ:

«Фред Альбион Рофф является дипломированным адвокатом, имеет контору в Эмпалме, Канзас, практикует там более тридцати лет, активно занимается политикой. Известен в местных кругах как весьма способный оратор. Помимо доходов от юридической практики имеет значительные поступления от покупки и продажи недвижимости».

Глава 10

Позже, во второй половине того же дня, Селби переступил порог адвокатской конторы Инес Стэплтон в тот момент, когда оттуда выходил крупный, плотно сбитый, широкий в кости мужчина.

Мужчина бросил на Селби оценивающий взгляд. Судя по внешнему виду, можно было сказать, что это человек весьма самодовольный, вполне удовлетворенный своим положением и видящий в людях и жизни лишь то, что он хочет видеть.

Селби пересек приемную и подошел к Инес Стэплтон, сидящей за письменным столом. У девушки был весьма обескураженный вид.

— Неужели все так скверно, Инес? — спросил Селби.

В ответ она лишь молча улыбнулась.

С уверенностью старого друга Селби устроился в кресле и принялся набивать свою вересковую трубку, которую он прихватил из кабинета шерифа.

— Нет желания поговорить? — поинтересовался экс-прокурор.

Инес резко ткнула пальцем в дверь, через которую недавно покинула помещение столь внушительная личность, и сказала:

— Это и есть тот самый У. Беркли Стэнтон.

— Твой партнер? — уточнил Селби.

— Партнер, — протянула она с кислой миной. — Человек, который представляет интересы Харви Престона — брата, политикан из маленького городка, оратор, болтун старой школы. В своем округе он, несомненно, чувствует себя заметной фигурой, когда красуется перед присяжными. Но и в Мэдисон-Сити этот тип не желает изменить своей манере, хотя у него здесь в суде не будет ни сторонников, ни поддержки. Он просто переполнен пустым высокомерием, столь свойственным подобным людям.

— Ты считаешь, он хочет сыграть ведущую роль в слушании, оттеснив тебя на задний план?

— Нет, меня беспокоит не это. Боже мой, Дуг, мне плевать, даже если он вообще вытолкает меня из зала суда, коль скоро это поможет выиграть дело. Я хочу сказать, что он лишь надутый пузырь. Очень долго жил в одном месте, это крошечное местечко, и все его слова немедленно подхватывали газетенки. У них не проходило ни одного политического банкета, где Стэнтон не являлся бы запевалой. Он там большая шишка в Торговой палате — один из директоров банка. Когда он играет перед присяжными на своем поле, на них производит впечатление его положение в обществе, а на него самого производит грандиозное впечатление собственный престиж, и комбинация этих двух обстоятельств часто приводит к успеху.

— Ну что ж, видимо, он ловкий парень, — заметил Селби. Сквозь первые клубы дыма были видны его глаза, лучившиеся ободряющей улыбкой.

— Возможно, был им когда-то, — согласилась Инес, — но, насколько я сумела заметить, последние лет пятнадцать — двадцать он двигается по инерции, используя свою репутацию. Создал вокруг себя защитное поле самоуверенности и даже не пытается идти в ногу со временем. Он рос, лишь увеличивая объем своего живота, до сих пор использует затасканные клише пятнадцатилетней давности, убежден, что является великим оратором. Кроме того, совершенно не представляет себе, что говорит закон о спорных наследствах.

— Ну так и сделай его посмешищем, Инес, — сказал Селби. — Если он желает быть первым, дай ему возможность вести штурмовой отряд, а когда А.Б. Карр выпустит из него кишки, бросай в бой основные силы.

Она покачала головой и печально произнесла:

— Пытаешься поднять мой дух, зная не хуже моего, что Карр с первого взгляда раскусит Стэнтона. И он слишком умен, чтобы выпускать из него кишки в самом начале забега. Карр будет давить на него таким образом, чтобы Стэнтон мог продолжать свою линию, он примется подстрекать старичка и даже поддерживать его, и У. Беркли Стэнтон сведет свою аргументацию к абсурду собственными силами. А в последнюю минуту перед лицом присяжных А.Б. Карр с присущим ему мастерством сорвет с него маску самодовольства и продемонстрирует присяжным, что Стэнтон не понимает, что несет, но это не мешает ему тратить драгоценное время суда. Он выпустит из него дух и оставит съежившийся шарик болтаться на ниточке.

Инес улыбнулась, довольная собственной метафорой.

— Ну, надеюсь, не все будет так плохо, — смеясь, предположил Селби.

— Беркли Стэнтон в течение пятнадцати или двадцати минут будет расточать фальшивые похвалы в адрес присяжных. Он заявит, что безмерно счастлив тем, что дело слушается перед таким собранием исключительно интеллектуальных женщин и мужчин, что всех участников слушания надо с этим поздравить, что присяжные в данном деле интеллектуально настолько выше среднего гражданина… О, бред какой-то!

— У тебя сегодня явно неудачный день, — рассмеялся Селби.

— Правда, просто ужасный. Свидетели тают, как кусочки льда в кухонной мойке.

Это обычное дело. На суде они снова отвердеют.

— Боюсь, что, имея А. Б. Карра своим оппонентом, они не отвердеют. Великий Боже, когда эти свидетели излагали мне факты в первый раз, все звучало просто великолепно. Маленькие подробности, бесспорно показывающие, как Марта Отли шаг за шагом, постепенно вливала ад ненависти в Элеонор Престон. Теперь же они выражаются несколько туманно. Когда я начинаю их допрашивать с пристрастием, они вообще теряются.

— Ты просто переработала, — сказал Селби, — и слишком близко к сердцу воспринимаешь все это дело. Противная сторона наверняка предоставит тебе какие-то возможности. Кстати, я встретил ее сегодня.

— Кого?

— Аниту Элдон.

— Ну и как она выгладит?

— Посмотрим, что будет, когда присяжные Мэдисон-Сити увидят эту девицу, — рассмеялся Селби.

Инес Стэплтон уперлась подбородком в ладони, поставив локти на стол.

— Все-таки что же она такое?

— Типичный оранжерейный цветочек.

— Очень яркая?

— Я бы не сказал, что яркая, скорее чересчур ухоженная.

— Что ты хочешь этим сказать, Дуг?

— Я не помню точных слов, но Сильвия Мартин заметила, что эта женщина тратит на уход за своим телом больше усилий, чем рядовая американка на домашнее хозяйство: приготовление маринадов, обеда для мужа, мытье посуды, подготовку детей к школе, штопку их носков и все остальное, связанное с ведением хозяйства.

При упоминании о Сильвии Мартин лицо Инес превратилось в неподвижную маску. Дуг Селби не уловил сигнала опасности и беззаботно продолжал говорить:

— Знаешь, Инес, чем больше я думаю об этом деле, тем крепче моя уверенность в том, что есть прекрасная линия поведения, способная повлиять на присяжных. Оранжерейный цветочек… женщина-орхидея…

От ответа Инес веяло ледяным холодом:

— Благодарю, Дуг, это, бесспорно, великолепное предложение, но в ведении дела я предпочитаю не зависеть от описаний Сильвии.

Но почему, Инес? Боже, ты сама не смогла бы сказать лучше. Сильвия работает в газете и…

Он замолчал, услышав звук открывшейся и закрывшейся входной двери и увидев, как Инес подняла глаза на кого-то сзади него.

Селби повернулся.

В дверях стояла немолодая, очень располагающая к себе женщина. Ее лицо излучало доброту и силу. Было видно, что эта женщина шагала по жизни, выполняя все ее требования. Плавные линии юности уступили место мускулам, она приобрела понимание сущности вещей, черты лица говорили о спокойной уверенности, порожденной внутренней гармонией.

Посетительница посмотрела на Инес Стэплтон и сказала:

— Ну, я так и думала, что найду вас в трудах по нашему делу. Вы проводите в конторе слишком много времени. Вам просто необходимы чашка хорошего чая, горячая ванна и плотный ужин. — Посмотрев на Селби, она добавила: — Надеюсь, я не помешала, просто решила убедиться, что девочка не останется голодной.

Инес коротко представила их друг другу:

— Миссис Хонкат, майор Селби. Миссис Хонкат — наследница, чьи интересы я представляю.

Селби поднялся на ноги и поймал оценивающий взгляд серых глаз, привыкших схватывать все детали.

— Как поживаете? — спросила миссис Хонкат, протягивая руку.

— Майор Селби, — продолжала Инес, пока Селби раскланивался, — наш бывший окружной прокурор. У него завидный послужной список успешного ведения дел в суде. Сейчас он в коротком отпуске, и я обсуждаю с ним некоторые вопросы.

— Ну вот, — заявила миссис Хонкат, — это лишь еще раз доказывает мою способность без нужды вторгаться в чужие дела. Мне следовало догадаться, что вы уже договорились встретиться за ужином.

— Нет, это совсем не так, — сказала Инес как-то устало. — Дуг забежал просто, чтобы повидаться. Сегодня у него первый вечер в городе, и он идет нарасхват.

Миссис Хонкат нахмурилась.

— Тем более, — торопливо продолжила Инес, — что у меня совершенно нет времени на ужин. Мне необходимо просмотреть все записи, которые я сделала по показаниям свидетелей и…

— Именно этого я и боялась, — произнесла миссис Хонкат. — Вы заморите себя на работе. Провели в конторе весь день и весь прошлый вечер. Из моего номера в отеле я вижу свет в вашем окне. Он еще горел, когда я отправилась спать, а ведь было уже девять. Инес утомленно улыбнулась:

— Свет горел еще долго после этого, миссис Хонкат.

— И полагаю, на службу вы явились ни свет ни заря. Сейчас мы уйдем вместе. Мне надо с вами кое-что обсудить.

— Вы остановились в отеле «Мэдисон»? — спросил Селби.

— Да, в номере шестьсот двадцать первом. Вы представляете, сегодня утром в соседней комнате умер человек.

— Я слышал об этом, — ответил Селби. — Адвокат, кажется, откуда-то из Канзаса. Ведь вы тоже из Канзаса, не так ли?

— Да. Так вы говорите, этот человек из Канзаса?

— Насколько мне помнится, из Эмпалмы.

— Нет, вы только подумайте, — сказала миссис Хонкат. — Эмпалма не так уж далеко от наших мест, во всяком случае, по вашим здешним меркам. Дома-то нам кажется, что это далеко. Как его зовут?

— Фред Альбион Рофф.

— Никогда не слыхивала о таком.

— Интересно, — проговорил Селби, — не имел ли он какого-нибудь отношения к вашему делу?

— Не знаю, — ответила миссис Хонкат. — Раз он был адвокатом, то все возможно. Мой брат Харви настоял на том, чтобы для защиты его интересов сюда приехал мистер Стэнтон. Мне кажется, мистер Стэнтон считает, что у нас очень хорошие шансы выиграть процесс, иначе он просто не рискнул бы ехать. Он сам оплачивает свои расходы и все прочее. Надеется на проценты после того, как дело будет выиграно.

— Он и ваш брат остановились в той же гостинице, что и вы? — спросил Селби.

— Да. Но на разных этажах. Мы хотели поселиться рядом, но не смогли. Харви на пятом этаже, а мистер Стэнтон на том же, что и я, но в противоположном конце коридора. Управляющий говорит, что, возможно, позже он сможет поселить нас рядом. Харви и мистер Стэнтон прибыли вчера очень поздно, ночным поездом.

Инес посмотрела на Селби и после секундного колебания сказала:

— Дуг, займись, пожалуйста, своими делами. Я в ужасном настроении, мне совсем не до светской болтовни, и, видимо, миссис Хонкат права. Мы пойдем выпьем горячего чаю. Кроме того, я обговорю с ней некоторые подробности, после чего вернусь в офис немного поработать…

— Сегодня вы пораньше отправитесь в постель, — прервала ее миссис Хонкат. — Ничего хорошего не будет в том, что вы утомленной войдете в зал суда и глаза ваши будут как две дыры, прожженные в одеяле. Вы ведь такая привлекательная молодая женщина, и умная притом. Среди присяжных будут люди, относящиеся к вам с симпатией, и я хочу, чтобы вы выглядели наилучшим образом.

Инес улыбнулась Селби:

— Пожелай мне удачи.

Селби помедлил пару секунд, потом подошел к ней и взял за руку.

— Удачи тебе, Инес, — сказал он.

Глава 11

Рекс Брэндон был еще в своем офисе, когда Дуг Селби выбил пепел из трубки о железную балюстраду одного из лестничных маршей у главного входа в здание суда.

Все чиновники уже разошлись по домам, но уборщик еще не успел запереть дверь, и Селби, поднявшись по ступенькам, с ностальгическим чувством посмотрел на двойные черные створки дверей, ведущих в помещение суда, где ему пришлось провести столько трудных юридических битв.

Брэндон встретил его с обеспокоенным видом, хотя было заметно, что приход бывшего прокурора поднял настроение шерифа.

— Дуг, — начал он, — мы держим за хвост медведя и не можем выпустить его.

Селби бросил взгляд на часы:

— Вроде бы время ужинать, Рекс.

— Наверное, — согласился шериф, — но пока присядь. У нас есть минут пятнадцать — двадцать. Раскуривай свою трубку, и мы все спокойно обсудим.

Селби, поудобнее устроившись в кресле, положил ноги на край письменного стола. Шериф откинулся на спинку своего скрипучего вращающегося кресла, скрутил сигарету и тоже уперся ногами в крышку стола.

Улыбнувшись другу сквозь облако табачного дыма, Брэндон сказал:

— Совсем как в старое время, Дуг. Селби кивнул в ответ.

Какое-то время они курили в молчании, потом Селби произнес:

— Знаешь, Рекс, мне думается, что все события завязаны на деле с завещанием, которое завтра будет слушаться в суде.

Брэндон покачал головой и повторил:

— Мы держим медведя за хвост, Дуг. — Так что же случилось, Рекс?

— Просто мы нашли пузырек с остатками синильной кислоты и пипетку.

— Где?

— В гостинице, в комнате того самого официанта, — вяло проговорил Брэндон. — Комнатенка в полуподвале. Мне это очень не нравится, Дуг.

— Отпечатки пальцев есть? Ярлык аптеки, любая…

— В этом-то и загвоздка, Дуг. На проклятом пузырьке — ни единого отпечатка. Мы имеем лишь стеклянную посудину и медицинскую пипетку. Конечно, никакого ярлыка, ничего такого, что подсказало бы, когда и где он ее раздобыл.

— Я считаю, что это все подброшено, — заявил Селби.

Брэндон кивнул, соглашаясь:

— Дуг, я и сам так же рассудил. Если этот человек догадался стереть с пузырька все отпечатки, значит, он не настолько глуп, чтобы совать его в свой чемодан под старое белье. Он бы вылил кислоту в раковину, вымыл пузырек, стер бы отпечатки и выбросил его где-нибудь подальше. Времени у него было предостаточно.

— Кто обнаружил пузырек и пипетку?

— Отто Ларкин и Карл Гиффорд. Они устроили обыск, пока я собирал данные о Фреде Роффе. Ну, натурально, когда они нашли эту бутылочку… Ты знаешь Отто Ларкина и его манеры, а Карл Гиффорд не мог ждать. Как только они определили, что там синильная кислота, сразу кинулись названивать в «Блейд». Ты видел газету?

— Пока нет.

— Она только что вышла. Из нее следует, что наши герои установили новый мировой рекорд скорости в раскрытии убийств. Теперь получается так: в наших руках Фарли — официант с уголовным прошлым — и пузырек с синильной кислотой, изъятый из его комнаты. Достаточно косвенных улик, чтобы вытащить его в суд, но недостаточно, чтобы его признали виновным. Мы не знаем мотива, и я не уверен, что мы сможем его найти. Больше того, адвокатом у Генри Фарли будет А.Б. Карр, и ты понимаешь, что это значит.

— Что сказал Карр после того, как вы нашли яд? Брэндон раздраженно махнул рукой:

— Ты знаешь Карра. Он шокирован. У него якобы создается впечатление, что его клиент пал жертвой заговора. Конечно, он не утверждает прямо, что полиция пытается сфабриковать дело против его клиента, но ему придется прийти к такому выводу, если ко времени суда не будут представлены более веские доказательства.

Селби согласно наклонил голову.

— Прослеживаются какие-либо связи между Фарли и Роффом?

— Я сам обеспокоен такой возможностью. Фарли родился на Тихоокеанском побережье и никогда не уезжал отсюда. Фред Альбион Рофф — со Среднего Запада. Правда, он бывал здесь и раньше несколько раз.

— Зачем Рофф приехал в Мэдисон-Сити?

— Ты задаешь те же вопросы, что и я, — сказал Брэндон. — На некоторые из них через час-другой мы получим ответы. Полиция Лос-Анджелеса работает над этим по моей просьбе. По-видимому, он приехал к нам из Лос-Анджелеса, а на Запад его привело какое-то дело, связанное с выплатой алиментов. Женщина живет в Лос-Анджелесе. Нам известно, что у нее есть намерение вновь выйти замуж, но она с этим не спешит, чтобы не терять алименты, Рофф, видимо, должен был предложить единовременную выплату какой-то суммы. Во всяком случае, вчера он был в Лос-Анджелесе. — Рофф?

— Да. Он приехал на раннем утреннем автобусе из Лос-Анджелеса. Но та женщина, которая намерена развестись, утверждает, что он с ней не встречался. Я не знаю, как это объяснить.

— Что удалось узнать о самом Роффе?

— Он адвокат. Весьма преуспевающий, но в округе о нем отзываются не слишком лестно, утверждают, что Рофф — ловкий жулик. Местные жители не склонны ему доверять. Он заработал кучу денег на недвижимости. Очень ловкий делец. Практикует не особенно много, берется лишь за крупные дела. У него достаточно средств, чтобы иметь возможность ждать и выбирать. Вот вроде и все, что мы сумели узнать. Мне кажется, Дуг, что простые люди вроде бы опасаются Роффа. Он для них чересчур ловок, что-то вроде местного А.Б. Карра в уменьшенном масштабе.

Селби рассмеялся и покачал головой:

— Все же ты еще недооцениваешь Старого АБК, Рекс. Этот человек — гений, из когорты уходящих мастеров судебной стратегии. Он…

— …жулик, каких еще поискать, — закончил вместо Селби шериф.

— Допускаю, — заметил экс-прокурор, — но это не мешает ему быть гением.

— Мне плевать на его ум, если человек нечестен, — вынес окончательный приговор Брэндон. — И для меня вопрос этот решен раз и навсегда.

— Нельзя сказать, что Старый АБК просто пакостный человек, Рекс. У него свой кодекс поведения. Для него не имеет значения, как ведет себя клиент. Он закрывает глаза на его действия, но я смею утверждать, что лично его тебе никогда не удастся схватить за руку на какой-либо жульнической махинации.

— Думаешь, мы не сумеем прихватить его? — с горечью спросил шериф и сам ответил на свой вопрос: — Боюсь, к несчастью, ты, видимо, прав.

— Рекс, — решительно сказал Селби, — необходимо предпринять целенаправленные усилия, чтобы напасть на след тех двух пассажиров поезда, людей с белыми гардениями. Я не могу избавиться от мысли, что если мы узнаем их историю и причину, по которой Карр постарался отделаться от них, то сумеем продвинуться в нашем деле.

— Я делаю кое-что, но не встречаю поддержки. Карл Гиффорд… Ну, он уже имеет ответы на все вопросы. Уверен, что убийца в его руках и мне лишь следует найти новые улики, чтобы добиться обвинительного приговора.

— А почему бы не вдохновить Отто Ларкина на сбор нужных прокурору улик? — ухмыльнулся Селби.

— Ты знаешь, что такое Ларкин, — презрительно фыркнул Брэндон. — «Чиф» выпятил свое брюхо и прогуливается взад и вперед по Мэйн-стрит, рассказывая всем, как он на ходу подметки рвет. Как он быстро сообразил сделать обыск в комнате официанта. Потому что знал, что искать и где искать. Ларкин уже закончил работу и теперь купается в похвалах. Короче, он уже сушит весла, и это беспокоит меня. Я окажусь тем, кто сгорит на этом деле. Самое отвратительное в Гиффорде то, что в случае неудачи он умело отыскивает крайнего и вовремя перекидывает на него всю ответственность.

— Ты не выяснил, знал ли Фред Альбион Рофф что-либо о спорном завещании и был ли связан каким-то образом с Харви Престоном, Мартой Отли или?..

— Ничего не знаю.

— Анита Элдон, очевидно, провела ночь в Лос-Анджелесе. Я подумал, не говорил ли Рофф с ней вчера вечером?

— Вполне возможно, — ответил Брэндон. — Пока рано делать выводы. Я все же пытаюсь найти людей, сошедших с поезда и…

Шериф остановился на полуслове, услышав в коридоре стук высоких каблуков, затем сказал:

— Похоже по звуку, что это Сильвия. Селби поднялся с кресла и распахнул дверь.

Глаза Сильвии Мартин светились радостным возбуждением. Она не стала тратить время на приветствия и лишь прикоснулась к руке Селби.

— Я разрабатываю линию Фреда Роффа. Вы знаете, что я здешний корреспондент лос-анджелесской газеты, а там заинтересовались этим делом. Если они опубликуют что-нибудь, то в первую очередь обыграют белые гардении. Ты знаешь, как это делается, Дуг?

— Еще бы, — улыбнулся Селби. — Заголовок во всю страницу: «Цветы смерти» — или что-нибудь столь же оригинальное.

— Ну нет, вовсе не так скверно, — заверила его девушка. — Твой заголовок использует лишь воскресное приложение, и то месяцев через шесть. Ну да ладно, главное, что они заинтересовались и дали мне кое-какую информацию.

— Какую именно? — спросил Брэндон.

— Прошлым вечером Фред Альбион Рофф зарегистрировался в отеле «Пальма-Виста».

— Так вот где он остановился, — пробормотал шериф, снял ноги со стола и потянулся за карандашом. — Я как раз просил полицию выяснить это. Кто-нибудь навещал его там?

— Не знаю, — сказала Сильвия, — но мне стало известно кое-что другое.

— Что именно?

— Телефонные счета показывают, что в восемь сорок пять вечера он звонил в Мэдисон-Сити по номеру шестьдесят девять восемьдесят два и разговаривал пятнадцать минут.

Брэндон лишь присвистнул в ответ.

До Селби не сразу дошел смысл сказанного.

— Шестьдесят девять восемьдесят два, — повторил он, переводя взгляд с Сильвии на Брэндона.

И шериф освежил память экс-прокурора.

— Это, — произнес он, — номер адвокатской конторы Инес Стэплтон.

Селби от изумления ничего не смог ответить и лишь в недоумении смотрел то на шерифа, то на девушку.

Брэндон метко швырнул недокуренную сигарету в большую латунную пепельницу и заявил мрачно: Что ж, посмотрим, что она на это скажет.

— Но, послушай, Рекс, Инес ничего не станет скрывать, когда дело идет об убийстве. Если этот человек говорил с ней…

— Я бы не был так уверен на твоем месте, — возразил Брэндон. — Инес — адвокат, и, поверь мне, она превращается в первоклассного специалиста. Сейчас она ведет дело о спорном наследстве в миллион долларов, и, если состоялся телефонный разговор, разглашение содержания которого может нанести ущерб ее клиентам, у нее хватит ума и решимости держать рот на замке.

Сильвия многозначительно взглянула на шерифа. Брэндон выключил настольную лампу и спросил Селби:

— Ты пойдешь со мной, Дуг?

Селби отрицательно покачал головой.

— Я сообщу тебе о результатах, Сильвия, — сказал шериф.

— Это было бы здорово. Сведения исходят от меня, и я имею право на первоочередную информацию для статьи. Лос-анджелесская газета ждет моего звонка.

— Я дам тебе знать.

— А сама ты разве не пойдешь? — спросил Селби. Девушка ответила спокойно:

— Мне лишь надо узнать, что она скажет. Мое присутствие подействует на нее, как красная тряпка на быка. Мы никогда ничего не узнаем, если она почувствует, что именно я могу написать статью для газеты.

— Ну, я не думаю, что она испытывает к тебе такие чувства, — сказал Брэндон.

— А я думаю, — ответила Сильвия.

В комнате воцарилось молчание. Селби взглянул на часы и объявил:

— Ты, Сильвия, отправляешься со мной ужинать. После недолгого колебания Сильвия сказала Брэндону:

— Ты найдешь нас в новом гриль-баре на Оак-стрит, Рекс. Но дай знать мне сразу, как только что-нибудь узнаешь.

— Хорошо.

— Не могу поверить, — пробормотал Селби. — Я разговаривал с Инес полчаса назад.

Сильвия Мартин в ответ лишь многозначительно промолчала.

Глава 12

За ужином, состоящим из рубленого бифштекса (единственное мясное блюдо в меню), запеченного картофеля и салата, Селби внимательно изучал выражение лица Сильвии Мартин.

— Чем вызван этот экзамен? — спросила девушка.

Селби ответил с ноткой сожаления в голосе:

— Мне грустно, что я выпал из обоймы, Сильвия. Ты похожа на ищейку, идущую по горячему следу, а я… я стою где-то на обочине. Мне бы так хотелось быть в одной команде с тобой. Только сейчас я осознал, как много воды утекло со времени нашей последней встречи.

— Но ты еще вернешься, Дуг?

— Только, видимо, не в качестве окружного прокурора.

— Скорее всего, нет, — согласилась она. — Ты приедешь, весь увешанный наградами, с глубоким пониманием людей и жизни, на тебя будет огромный спрос как на адвоката по самым крупным делам. Ты будешь становиться все значительнее и значительнее, прибавишь в весе и в достоинстве, станешь юристом в крупной корпорации и будешь снисходительно улыбаться, когда я буду брать у тебя интервью о слиянии двух электроэнергетических компаний.

— Я непременно посвящу тебя во все тонкости, — заверил ее Селби.

— Наверное, — поддержала его девушка, — ты позволишь мне миновать секретаря твоего секретаря, затем самого секретаря и вступить в святилище. Ты будешь толстым, самоуверенным и процветающим, и ты сообщишь мне, что только что заключенное соглашение является важнейшим событием для нашего графства за десятилетия, оно принесет дешевую энергию в этот регион и тем самым позволит крупным предприятиям воспользоваться открывающимися возможностями… Да неужели жизнь должна следовать таким законам?

— Каким, Сильвия?

— Законам, по которым успех ведет к благосостоянию, жирку и самоуверенности?

— Не знаю. Никогда не думал об этом.

— Так подумай сейчас, Дуг. Ведь ты возвратишься к нам героем, преуспеешь во всех своих начинаниях. Может быть, есть дела получше, чем организация слияния электроэнергетических компаний? Возможно, ты сможешь заняться чем-то действительно большим, тем, что улучшит жизнь людей.

— Именно слияние компаний сделает это. Появится много новых рабочих мест, работы…

— Работы! — прервала она его. — В этом вся проблема. Только потому, что мы прошли через тридцатые годы, мы не думаем ни о чем, кроме материальных ценностей.

— Послушай, я не намерен без борьбы уходить с прибыльного поста юриста крупной корпорации, увольнять секретаря моего секретаря и самого секретаря, а также позволить, чтобы соглашение о слиянии не было заключено.

Сильвия улыбнулась в ответ:

— Мне кажется, ты без борьбы не уступишь ни в чем. Ладно, вернемся к нашим убийствам, а слияние энергетических компаний пусть подождет естественного хода истории Мэдисон-Сити и дальнейшего развития корпоративного права.

Оба рассмеялись.

— Мне хотелось бы напасть на след той пары, что сошла с поезда. Эта маленькая пожилая женщина не выходит у меня из головы.

— Та, с белой гарденией?

— Да, она — личность, настолько цельный тип, что я не представляю ее каким-то образом замешанной в убийстве.

— У тебя нет никаких оснований подозревать ее.

— Бесспорно, она не замешана, — продолжал Селби, — но так же бесспорно, что с нашим делом здесь есть какая-то связь. Я многое бы дал, чтобы узнать, что стоит за белыми гардениями и поездкой Карра на вокзал.

— Ну уж этого тебе от Старого АБК никогда не узнать.

— Давай предположим, — задумчиво произнес бывший прокурор, — что Рофф собирался встретить двух пассажиров поезда. Допустим, Рофф заказал белые гардении, чтобы быть готовым к встрече свидетелей.

— Свидетелей?

— Они должны быть таковыми, — сказал Селби. — Я не представляю их в иной роли.

— Но свидетели чего?

— Хотел бы я знать.

— Ну хорошо, допустим, они свидетели. Что происходит потом?

— Потом на сцене тихонько появляется Карр и набрасывает на них свою сеть.

Сильвия аккуратно положила нож и вилку на тарелку и спросила:

— Да ты осознаешь, что говоришь?

— А что?

— В том случае, если ты прав, Карр должен был знать, что Рофф мертв и не может встретить поезд. Он должен был знать, что без страха может приколоть белую гардению и представиться именно тем, кого свидетели предполагали встретить.

— Если, конечно, это были свидетели, — вставил Селби.

— Дуг, но это же означает, что Карр замешан в убийстве по самые уши.

— Я просто говорю о Роффе и о том, что он заказал гардении, — осторожно сказал Селби.

— Продолжай, пожалуйста.

— Если попытаться свести концы с концами, — продолжал Селби, — то весь рассказ Карра о том, что случилось с теми пассажирами, весьма сомнителен, особенно в части, касающейся времени.

— Совершенно верно, — поддержала собеседника Сильвия. — Объяснения звучат весьма логично и убедительно, пока ты слышишь их из его уст. Лишь после того, как ты уходишь от Старого АБК, начинаешь понимать, что в изложении фактов он оставил для себя массу лазеек, чтобы выскочить в случае необходимости.

— Допустим, он подобрал этих двоих на железнодорожном вокзале, оттуда проехал на автобусную станцию, провел там пять — десять минут, вышел и отправился по ресторанам в поисках Аниты Элдон. Остается еще масса времени, которое не покрывается этими событиями. И я не думаю, что он сумел так просто узнать на автобусной станции, что Анита пошла в кафе. Скорее всего, она сумела его об этом известить каким-то образом.

— Куда ты гнешь, Дуг?

— Я интересуюсь, — сказал Селби, — не включал ли поиск клиентки и визит в отель.

— Допустим, включал, что из того?

— В таком случае там он вполне мог увидеть Генри Фарли.

— Значит, ты все-таки считаешь Фарли отравителем?

— Не знаю, — задумчиво протянул Селби. — Просто я пытаюсь реконструировать возможные действия Карра. Я…

Они услышали звук шагов в коридоре между кабинками, Селби поднялся на ноги, чтобы оказаться выше перегородки.

— Это Рекс. Похоже, он вне себя.

Брэндон заметил поднятую руку Селби и подошел.

— Ну как? — спросила Сильвия.

— Никаких комментариев, — последовал ответ. Ее лицо залилось краской.

— Ты что, не собираешься мне ничего рассказать?

— Я все рассказал, полностью, процитировал полностью: «Никаких комментариев».

— Она ничего не сказала о телефонных переговорах?! — изумленно воскликнул Селби.

— Именно.

Судя по выражению лица Селби, он был потрясен таким поворотом событий.

— Я просто отказываюсь поверить в это, Рекс.

— Ты сказал ей о том, что мы сумели выяснить? — спросила Сильвия Мартин.

— Я сказал, что хочу узнать о ее телефонном разговоре с Фредом Роффом вчера вечером. Она прикинулась, будто не понимает, о чем речь, и мне пришлось привести факты. Я сказал, что беседа продолжалась двадцать минут, что Рофф рассчитался в отеле и ранним автобусом отбыл в Мэдисон-Сити, что там он отправился в гостиницу, зарегистрировался и был убит, что я расследую это убийство и хочу все знать о возможных его мотивах.

— Как она восприняла твои слова?

— Слушала, пока я не кончил, начала было что-то говорить, но тут же умолкла, подумала минуту, посмотрела мне прямо в глаза и заявила: «Никаких комментариев».

— Что же ты предпринял? — спросил Селби. — Проходи, Рекс, присоединяйся к нам и поешь.

— Спасибо, но я отправляюсь домой. Там меня ждет ужин.

— Ну хорошо, выпей хоть чашку кофе.

— Спасибо за приглашение, но вам есть о чем поговорить и без меня, кроме того, моя жена уже наверняка заждалась. Поразмыслите над тем, что я вам рассказал.

— Не могу поверить, — повторил Селби.

— Я здорово разозлился, — признался шериф, — и сгоряча наговорил ей много лишнего. Поначалу я просто не поверил своим ушам. В общем, я вышел из себя, и она тоже.

— Инес была не одна? — поинтересовался Селби.

— Там присутствовала женщина, очень приятная, лет шестидесяти с лишним. Инес меня ей не представила.

— Такая седовласая, располагающая к себе? — спросил Селби.

— Да. Откуда ты знаешь?

— Ты не считаешь, что присутствие этой женщины помешало Инес поделиться с тобой информацией?

— С какой стати? — ответил шериф. — Но даже если и так, почему нужно так себя вести? Она вполне могла попросить эту даму подождать минутку в приемной или выйти туда вместе со мной. Прежде чем начать говорить, я дал ей время избавиться от клиентки, сказал, что хочу ее кое о чем спросить, не желаю мешать, но все же тороплюсь. Однако Инес предложила мне высказаться, что я и сделал.

— Даже со мной она не смогла бы поступить хуже, — сказала Сильвия. — Поэтому я сама задам ей несколько вопросов от имени газеты.

— Как я понимаю, — продолжал Брэндон, — Инес либо защищает кого-то, и ее положению в таком случае не позавидуешь, либо она выяснила из телефонного разговора нечто такое, что хочет сохранить в тайне.

— Наверное, так и есть, — согласился Селби. — Бедняжка Инес, она попала в скверную историю.

— Тоже мне, «бедняжка Инес», — передразнила его Сильвия. — Она достаточно хорошо знает Рекса Брэндона, чтобы быть уверенной — любая конфиденциальная информация останется таковой, если об этом предупредить и…

— Нет, — возразил Селби, — она могла бы так поступить, если бы это касалось ее личных интересов, но она адвокат, защищающий интересы клиентов.

— Ну ладно, — заявил Брэндон, — я пошел домой. Она сама обеспечила свое ближайшее будущее и может им наслаждаться. Что же касается меня, то я все равно узнаю о содержании разговора и сделаю его достоянием всех через…

— Через статью на первой полосе «Кларион», — улыбаясь, подхватила Сильвия, заметив, что Брэндон подыскивает нужное слово.

— Ну, я пошел, — сказал шериф.

— Передай жене, что я забегу повидаться с ней.

— Сделаю. Она очень ждет тебя. Приводи с собой Сильвию.

— Хоть я и трудящаяся женщина, но думаю, что все же смогу выкроить время для визита, — рассмеялась Сильвия.

Напряженная походка Брэндона, покидавшего гриль-бар, показывала, что шериф все еще был сердит.

— Вернемся к тем двум свидетелям, — сказал Селби. — Что нужно сделать, чтобы их найти?

— Мы пробовали искать на автобусной станции, в меблированных комнатах и гостиницах — все безрезультатно.

— У вас есть их описание?

— Еще бы. Кажется, если потребуется, я смогу написать их портреты. Мне надо найти их, чтобы привнести в статью немного человечности.

— Давай займемся дедукцией, — предложил Селби.

— Я так и думала, что ты решишь этим заняться, — радостно заявила Сильвия.

Селби в ответ лишь ухмыльнулся:

— Начнем с рабочей гипотезы. Допустим, Карр встретился с этими пассажирами поезда отнюдь не случайно. Предположим, первоначально их намеревался встретить Рофф. Предположим также, что пребывание Роффа в Мэдисон-Сити каким-то образом связано со спором о наследстве.

— Ты постоянно возвращаешься к этому делу, Дуг.

— Разговор шерифа с Инес так поразил меня, что я не могу не думать о существующей здесь связи. Пока это всего лишь допущения, которые могут оказаться ложными. Но могут быть и правильными, однако прежде всего их следует собрать воедино и расположить по порядку.

— Ну хорошо, ты сделал допущения, они выглядят вполне логичными. Что дальше?

— Дальше вполне логично будет предположить, что те двое, что сошли с поезда и были встречены Карром, являются свидетелями чего-то.

— В этом случае их показания могут быть как благоприятны для Карра, так и неблагоприятны, — дополнила Сильвия.

— Логичнее предположить последнее. В противном случае Карр не старался бы увезти их подальше. Но, пока у нас нет определенного ответа, следует рассмотреть обе возможности.

Предположим сначала, что они — свидетели, неблагоприятные для Карра. В этом случае он захочет их отправить подальше и держать там до тех пор, пока суд не примет решения по спорному завещанию.

А теперь допустим, они — свидетели в его пользу. В этом случае он получает у них письменные, нотариально заверенные показания и заботится о том, чтобы никто не смог оказать на свидетелей влияния до тех пор, пока они не появятся в суде.

Селби замолчал, ожидая комментариев со стороны Сильвии.

— Но если это свидетели не в пользу Карра, они вряд ли позволили бы ему изолировать их.

— Это зависит от того, насколько они сами понимают значение своих показаний.

— Значит, ты считаешь, что Карр извлек пользу из убийства?

— Пойми меня правильно, Сильвия. Я лишь рассматриваю возможность следующей ситуации. Фред Альбион Рофф работает совместно со Старым АБК и должен встретить определенный поезд. Карр не полностью доверяет своему партнеру и решает проверить его действия. Предположим, Роффа убивает неизвестное лицо или лица. Допустим дальше, что официант Генри Фарли поднялся в номер забрать поднос и нашел Роффа мертвым на полу. По совершенно понятным причинам и особенно учитывая свое прошлое, он не хочет быть в центре внимания. Мы считаем, что он не убийца. Итак, как бы он мог поступить в данных обстоятельствах?

— Ты полагаешь, он выскочил из номера, побежал к телефону, позвонил Карру и заявил, что должен немедленно встретиться с ним?

— Что-то в этом роде. Он мог знать или не знать, что Карр и Рофф связаны между собой.

Сильвия задумчиво кивнула, соглашаясь со словами Селби.

— Итак, Фарли сказал Карру, что Рофф мертв. Карр в свою очередь советует Фарли держать язык за зубами и, если его заберет полиция, вызвать адвоката, то есть самого Карра, а он, явившись, сделает официанту выговор за то, что тот не поделился сведениями с властями, и принесет свои извинения.

— В чем смысл этой комбинации, Дуг?

— В том, что никто не услышит версии самого Фарли. У полиции не будет его заявления. Карр приходит к Брэндону, просит прощения и говорит шерифу то, что мог бы сказать Фарли, если бы заговорил с самого начала; после этого адвокат добивается освобождения Фарли по закону о неприкосновенности личности и сообщает, что тому не следует ничего говорить, так как Карр все за него уже изложил.

— Ты убедил меня, Дуг. Что будем делать теперь?

— Свидетелей могли разместить в отдаленном отеле или же отвезти в близлежащий город, посадить на автобус и отправить в неизвестном направлении, — сказал Селби. — Сколько у тебя бензина?

— Достаточно, — заявила Сильвия, отодвигая тарелку. — Когда мы стартуем?

— Немедленно.

Глава 13

Отель «Палас» во Флора-Виста оказался трехэтажным кирпичным зданием, окруженным огромными развесистыми деревьями. Длинная, широкая веранда, купола на крыше, вычурные решетки балконов являлись немыми представителями ушедшего в небытие архитектурного направления.

Было почти одиннадцать, когда Селби и Сильвия Мартин вошли в старомодный вестибюль с высоченным потолком. Свет уже был частично погашен, ярко освещалось лишь пространство за стойкой регистрации.

Монотонное повторение вопросов, которые он безуспешно задавал уже много раз за этот вечер, придало голосу Селби ровное, безличное звучание:

— Скажите, сегодня в течение дня у вас не поселялась женщина, одетая в черное, лет шестидесяти — шестидесяти пяти, волосы с проседью, темные, глубоко посаженные глаза, возможно, к жакету приколот букетик белых гардений? Со мной мисс Мартин из газеты «Кларион» в Мэдисон-Сити, и мы пытаемся найти…

— Вы говорите о Хэтти Ирвин, не так ли?

— Прибыла откуда-то из Канзаса? — спросил Селби, его голос вновь обрел живые интонации.

— Верно, из Эмпалма, Канзас.

Селби с трудом сдерживал охватившее его возбуждение.

— Нам хотелось бы поговорить с ней. Она сейчас у себя?

— Да, в своем номере и, вероятно, уже улеглась спать, — ответил дежурный. — Час назад она спускалась сюда и заметила, что приближается ее время отхода ко сну.

— Позвоните ей, пожалуйста, — попросил Селби и добавил: — Это очень важно.

После недолгого колебания дежурный клерк подключил линию и нажал на ключ вызова. Через пару секунд он произнес:

— Миссис Ирвин, здесь, в вестибюле, два человека, они хотели бы встретиться с вами… Говорят, это важно… Хорошо, я им передам. — Вытащив телефонный штеккер из гнезда на панели, дежурный обратился к Селби: — Она просит подождать минут пять и потом подняться. Номер триста два.

Селби кивком поблагодарил клерка. Он чувствовал, как пальцы Сильвии впились в его локоть.

— А не остановился ли здесь случайно и мужчина, тоже из Канзаса? — спросил он. — Зарегистрировался сегодня. Лет примерно…

— Кроме нее, у нас из Канзаса никого нет. В гостинице всего двое мужчин: коммивояжер из Сан-Франциско и еще один человек из Денвера. Коммивояжера я знаю очень хорошо, а гость из Денвера у нас впервые.

— Сутулый, лет пятидесяти?

— Нет, ему можно дать лет тридцать пять, шатен, серые глаза…

— Это явно не тот, кто нам нужен, — сказал Селби. — Думаю, мы сможем все выяснить у миссис Ирвин.

Селби отошел от стойки и провел Сильвию к обитым кожей креслам, стоящим в полумраке огромного вестибюля. С такого расстояния дежурный не мог услышать их разговор.

Сильвия уселась на закругленный подлокотник.

— Боже мой, Дуг, я слишком взволнованна, чтобы сесть в кресло и расслабиться. Вот будет здорово, если мы откопаем что-то, связывающее Карра с убийством, и…

— Спокойно, спокойно, — охладил ее пыл Селби. — Пока мы знаем лишь то, что, действуя согласно нашей гипотезе, достигли первого объекта, правильно вычислив его местонахождение. Но неизвестно, что нам откроется после изучения этого объекта. Необходимо максимально использовать наши глаза, уши и мозги, естественно. Но как минимум мы сможем узнать, что Карр ей сказал. Уже одно это дорогого стоит. До этого мы лишь теоретизировали, а теперь пойдем по горячему следу. Куда он нас приведет, никто сказать не может. Поднимайся, пошли к ней. К тому времени, когда мы будем на третьем этаже, пять минут уже истекут.

Они вошли в автоматический лифт, который мгновенно вознес их на третий этаж.

Селби постучал в дверь триста второго номера.

Хэтти Ирвин явно уже находилась в постели, когда зазвонил телефон, но сумела достойно подготовиться к появлению визитеров. За короткий срок она успела привести в порядок кровать и даже прикрыть ее стеганым покрывалом. Миссис Ирвин натянула платье, хотя ее ноги по-прежнему оставались в ночных шлепанцах. Волосы были гладко зачесаны назад и собраны у затылка в пучок.

Карие, глубоко посаженные глаза внимательно смотрели на посетителей. Взгляд ее потеплел, когда она узнала Селби.

— Вот это встреча! — воскликнула миссис Ирвин. Селби улыбнулся в ответ:

— Мы ехали в одном вагоне, миссис Ирвин.

— Я вас запомнила. Вы так славно выглядите в форме. У меня внук служит. Правда, он всего лишь рядовой, но хороший мальчишка. Очень хороший мальчишка. Я не видела его в мундире, но готова держать пари, что в нем он еще красивее, чем обычно. Вы кто — капитан?

— Майор, — ответил Селби. — А это мисс Сильвия Мартин, она газетный репортер.

— Ах вот как, репортер, значит. Присаживайтесь. Как вы ухитрились найти меня и что вы хотите?

— Нам нужна информация, — сказал Селби. — Видите ли, мисс Мартин работает в газете в Мэдисон-Сити, а вы сошли с поезда как раз в этом городе.

— Правильно. Сегодня утром примерно в десять сорок. По расписанию поезд должен был прибыть в десять тридцать две, но опоздал на восемь с половиной минут.

— Так все и было, — подтвердил Селби, улыбнувшись Сильвии. — В Мэдисон-Сити у вас есть друзья, миссис Ирвин?

— Откуда у меня могут появиться друзья в Мэдисон-Сити? Первый раз в жизни я покинула Канзас, если не считать одной давнишней поездки в Айову.

— Но кто-то, видимо, встречал вас на станции?

— О да. Представитель туристического агентства. Хотя там, видимо, произошло какое-то недоразумение.

— Агент назвал свое имя?

— Нет. Понимаете, получилась своего рода ошибка. Сильвия спросила ласково:

— Не могли бы вы рассказать подробнее?

— Ну что ж, пожалуйста. Я выиграла эту поездку в Калифорнию.

— Выиграли поездку в Калифорнию? — недоверчиво переспросила Сильвия.

Женщина утвердительно кивнула с довольным выражением лица.

— Может быть, вы расскажете, что произошло сразу после вашего приезда в Мэдисон-Сити? — предложил Селби. — Мне кажется, перед тем, как выйти из вагона, вы прикололи к жакету букетик белых гардений, не так ли?

— Да, так.

— Это был своего рода опознавательный знак, чтобы вас смогли встретить?

— Да. Служащий агентства должен был встретить меня. Оказывается, нас было двое в поезде, но я ничего не знала о другом человеке. Он ехал в сидячем вагоне. И как только человеческий организм может выдержать такое путешествие?! Совершенно не представляю. Но он выиграл именно такой вид транспорта и предпочел поездку домашнему времяпрепровождению. Наверное, набрал меньше очков, чем я. Мне сказали, что мои ответы были практически безукоризненны — на девяносто восемь процентов.

Селби и Сильвия обменялись взглядами.

— Расскажите нам о конкурсе, миссис Ирвин.

— Ничего особенного в нем не было. Знаете, иногда вам присылают по почте вопросы. Участие было бесплатным, там даже имелся оплаченный конверт с обратным адресом. Надо было ответить на несколько вопросов и разглядеть как можно больше человеческих лиц, скрытых в рисунке… Такая картинка: деревья, ферма, фургон, а если повернуть ее вверх ногами, то возникает женское лицо на фургоне, мужское — на деревьях и так далее.

Ее рассказ сопровождался движением указательного пальца, который, как бы подчеркивая триумф победы, рисовал в воздухе воображаемую картину.

— Что же было дальше? — спросил Селби.

— Я ответила на все вопросы, отыскала лица и отправила конверт. Но я и подумать не могла, что добьюсь такого успеха. Однако через некоторое время позвонил представитель компании. Он был страшно взволнован, назначил мне встречу в гостинице и, когда свидание состоялось, сообщил, что я выиграла первый приз — путешествие в Калифорнию. Мне надо было выезжать практически немедленно, потому что были трудности с железнодорожными билетами. Вы знаете, я даже немного забеспокоилась.

— Но почему?

— Ну как же, всем известны теперешние ограничения, всякие ненужные поездки не поощряются, поэтому представитель фирмы, объявившей конкурс, нервничал. Оказывается, они затеяли это дело еще до введения ограничений и теперь начали волноваться, вдруг их деятельность станет известна властям.

— Значит, они попросили вас никому ничего не рассказывать? — сочувственно спросила Сильвия.

— Да, не распространяться о выигрыше. Не то чтобы в этом было нечто ужасное, как они сказали, просто не стоило кричать на всех перекрестках, куда и почему я еду.

— Понятно, — протянул Селби. — И они дали вам билет.

— Точно. Билет первого класса и деньги на ужин в вагоне-ресторане. Рассчитали все расходы, включая чаевые проводнику вагона. Наверное, они думают, что я миллионерша какая-нибудь и стану разбрасываться долларами на чаевые для проводников. Я дала проводнику гораздо меньше, чем рассчитывало туристическое агентство, и сэкономила на этом. Ведь железнодорожная компания оплачивает его работу, и он лишь выполнял то, за что получает деньги.

— Вы не помните названия фирмы, объявившей конкурс?

— Я его и не знала никогда, — заявила миссис Ирвин. — Вроде бы они занимаются производством продуктов к завтраку и хотели прорекламировать новый продукт. Я о нем никогда не слыхивала и, по совести, не представляю, какую пользу они могут извлечь, посылая меня в Калифорнию. Правда, они заявляют, что в конкурсе принимают участие тысячи людей и рекламная кампания идет. Но что касается меня, клянусь, я не помню даже названия рекламируемого продукта.

— И в Мэдисон-Сити вас, разумеется, сопровождал представитель компании?

— Что вы, конечно нет. Они сказали, что меня поручают заботе туристического агентства. Так, по их словам, поступают все крупные компании. Сами они не способны обеспечить каждое путешествие, но имеются агентства, специализирующиеся на обслуживании туристов, и рекламные отделы прибегают к их услугам.

— Чтобы вас могли опознать по приезде в Мэдисон-Сити, вы должны были приколоть белую гардению?

— Да.

— И представитель туристического агентства тоже должен был появиться с белой гарденией в петлице?

— Да, так мне сказали.

— Итак, когда вы приехали в Мэдисон-Сити, этот представитель вас встретил и взял на себя заботу о вас?

— Правильно.

— Он и доставил вас сюда?

— Да. Мы проведем первую ночь здесь. Я не имею понятия, сколько времени мы пробудем в этом отеле. Агент выразился на этот счет как-то туманно, но мне это не стоит ни цента, и, кроме того, я путешествую по окрестностям. В Сакраменто живет моя племянница, и я поинтересовалась у представителя компании, поедем ли мы туда. Он ответил, что пока не знает, все будет зависеть от различных обстоятельств. Вы же понимаете, что с транспортом сейчас очень сложно, но этот человек был весьма любезен.

— Он поселил вас здесь?

— Да, и оплатил номер. Селби слегка нахмурился.

— Но после того, как вы сошли с поезда, миссис Ирвин, тот человек с гарденией не мог доставить вас в гостиницу. У него просто не было времени приехать сюда и…

— О, тот, кто встретил меня, был вовсе не представителем туристического агентства, произошла ошибка.

Селби заметил, что оживленное выражение исчезло с лица Сильвии после того, как смысл сообщения миссис Ирвин полностью дошел до нее.

— Вы сказали «ошибка»? — переспросил Селби.

— Да, представьте себе! Произошла ошибка. Как выяснилось, он встречал кого-то еще, но, увидев белую гардению, подошел ко мне, заговорил и предложил поехать с ним. Потом он заметил того мужчину, который выиграл второй приз в конкурсе, забрал его и отвез нас обоих в центр города. Водитель автомобиля был очень, очень мил.

— Ну а что потом? — спросил Селби.

— Оказалось, произошла путаница. Тот. кто должен был нас встречать, немного опоздал. Он увидел нас сидящими в автомобиле, а в это время тот, встречавший, ушел в здание автобусной станции и…

— Я правильно понял, что человек, встретивший вас на станции, на самом деле должен был встретить кого-то другого? — перебил ее Селби.

— Да.

— Сколько времени он оставался в помещении станции?

— О, не очень долго, как мне кажется. Не знаю. Мы провели в машине минут десять, пока не появился тот, кто должен был нас встретить. Он страшно извинялся.

— У него тоже была белая гардения?

— Нет. Он узнал нас, потому что выяснил на железнодорожном вокзале, на какой машине мы уехали. Мы пересели в его машину, этот человек очень сожалел, что все получилось так нескладно, он объяснил, что является представителем туристического агентства.

— Итак, вы пересели из одной машины в другую?

— Да, верно.

— Пересели оба?

— Да.

— И что потом?

— Потом мы приехали сюда и поселились в гостинице.

— Вы знаете имя человека, выигравшего второй приз? — спросил Селби.

— Да, его звали… минуточку… какое-то странное имя. Что-то вроде Кастла, нет, не так… Хасл — точно. Х-а-с-л, Карл Хасл.

— Что случилось с ним? Он здесь, в гостинице?

— Нет, он выиграл другой маршрут. Не такой интересный, как я. У него лишь второй приз. Я ведь заняла первое место, вы помните? Не могла себе представить, что среди тысяч людей, приславших ответы, я…

— Значит, насколько я понимаю, — сказал Селби, — этот человек из агентства доставил вас сюда и поехал дальше вместе с Хаслом?

Она беспомощно посмотрела на бывшего прокурора и покачала головой.

— Следовательно, вам не известно, куда направился Хасл?

— Нет. Человек из агентства позаботился о нем. Селби метнул на Сильвию предупреждающий взгляд.

— Значит, сотрудник агентства остановился в этом же отеле?

— Да.

— Человек лет тридцати пяти с темными волосами и серыми глазами?

— Точно. Его фамилия Флорис. Очень милый молодой человек.

— Вы случайно не помните, какой номер он занимает?

— Я не знаю. Он привез меня сюда, предложил зарегистрироваться, а сам отправился покупать бензин для своего автомобиля. Когда он вернулся, я уже находилась в своем номере. У него были еще какие-то дела. В течение дня я видела этого молодого человека лишь один или два раза. Он говорил мне, что туры такого рода требуют тщательной организации и поэтому ему приходится советоваться с руководством компании.

— Минуточку, — прервал ее Селби. — Оставайтесь здесь. Сильвия, хочешь побыть с ней?

— Не хочу, — ответила Сильвия. — Я пойду с тобой. Подождите здесь, миссис Ирвин, мы мигом вернемся. Возникло одно обстоятельство, которое нам надо немедленно проверить.

Селби и Сильвия выскочили из номера, оставив бедную женщину в полном недоумении.

Дежурный оторвал взгляд от иллюстрированного журнала.

— Скажите, — спросил Селби таким тоном, будто эта идея только-только осенила его, — фамилия этого человека из Денвера — Флорис, не так ли?

— Да, Элмер Д. Флорис.

— Ну надо же! — воскликнул Селби. — Подумать только! А какой номер он занимает?

— Триста четвертый.

— Не звоните ему, — попросил Селби. — Бывают же совпадения! Все-таки мир наш действительно тесен.

Казалось, что ползущая, словно улитка, кабина лифта никогда не достигнет третьего этажа.

— В соседнем с ней номере, — прошептала Сильвия. — Дуг, а не мог он подслушать нас?

Трудно сказать, — ответил Селби, — во всяком случае, он не мог не слышать телефонного звонка. Уверен, этот тип ускользнет из наших рук…

— Но все это означает, что Карр сказал правду, не так ли? — спросила Сильвия.

Селби усмехнулся:

— Это означает лишь то, что Карр способен подтвердить каждое сказанное нам слово, каждый факт. Этот Флорис — звено, способное разорвать цепь, ведущую к АБК…

Лифт дернулся и остановился, непереносимо медленно автоматическое устройство отпустило двери, которые неторопливо скрылись в пазах, открывая выход.

Сильвия и Селби выбежали в коридор.

— Стань сбоку от двери, — сказал Селби, — мы не знаем, что этот тип может выкинуть.

Он постучал.

Ответа не последовало.

Селби постучал еще раз.

Из комнаты не доносилось ни звука.

Селби взялся за дверную ручку.

Она повернулась без труда. Дверь не была заперта, она распахнулась. Селби мгновенно нащупал на стене у дверного косяка выключатель и повернул его.

Номер был пуст, но в воздухе еще витал аромат только что выкуренной сигары, а на столике валялся открытый журнал.

Селби вошел в номер. Подойдя к столику, он положил ладонь на сиденье стоящего рядом с ним кресла и сказал:

— Еще теплое.

— Что это значит? — спросила Сильвия. — Думаешь, он…

— Птичка улетела. Он либо просто слышал наш разговор из соседней комнаты, либо у него было какое-то подслушивающее устройство, прикрепленное к стене.

Селби быстро подошел к телефону, схватил трубку и, услышав через несколько секунд ленивый голос дежурного, сказал резким, начальственным тоном:

— Если человек, зарегистрировавшийся под именем Элмера Флориса, появится у стойки, задержите его до моего прихода, я немедленно спускаюсь вниз.

Не дав возможности удивленному клерку ответить, Селби бросил трубку и побежал к лифту. Кабина оказалась на нижнем этаже, и Селби, не дожидаясь ее прихода, помчался через две ступеньки вниз по лестнице.

Тяжелые шаги грохотали по деревянным ступенькам, словно лавина, катящаяся с гор.

На лице клерка были написаны изумление и подозрительность.

— Что здесь происходит? Мне показалось, вы знаете этого человека.

— Он уехал?

— Он спустился вниз почти сразу после того, как вы поднялись на третий.

— И вы позволили ему расплатиться и…

— Все было уже уплачено заранее. Авансом. Так в чем же все-таки дело?

Селби схватил трубку стоящего на конторке телефона.

— Дайте нам междугородный, — сказал он, — и соедините с шерифом Мэдисон-Сити. Как можно быстрее, пожалуйста. Скажите по линии, что у нас чрезвычайное событие и нужна быстрая связь.

Не прошло и минуты, как в трубке раздался голос Рекса Брэндона.

— Рекс, — начал Селби, — мы во Флора-Виста, в отеле «Палас». Человек, которого ты разыскиваешь, только что сбежал отсюда. Примерно тридцать пять лет, темные волосы, светло-серые глаза, одет в… подожди, не бросай трубку. — Селби повернулся к дежурному: — Как он был одет?

— Деловой темно-синий в светлую полоску костюм.

— Пальто?

— Висело на руке.

— Сумка?

— Да, легкая дорожная сумка. Селби передал полученную информацию шерифу.

— Скорее всего, передвигается в своем автомобиле. Раскинь сеть на дорогах, Рекс. Остальное расскажем, когда вернемся в Мэдисон-Сити. Пусть полиция начинает работу, предупреди дорожные патрули. Этот человек передвигается под именем Элмер Д. Флорис, но, скорее всего, это псевдоним.

Брэндон ответил резко и по-деловому:

— О’кей, Дуг. Начинаю работать. Когда ты мне расскажешь детали?

— Как только вернусь. С нами будет пассажир. Жди нас у себя в офисе. — Селби положил трубку и сказал дежурному: — Мы поднимемся назад к миссис Ирвин. Если она захочет неожиданно съехать… Сильвия, ты иди одна. Я подожду здесь, внизу.

— Что ей сказать?

— Она отправляется с нами в Мэдисон-Сити. Не говори слишком много. Пусть для нее это будет лишь частью ее путешествия.

Глава 14

Маленькая группа расселась вокруг стола в кабинете Рекса Брэндона. Хэтти Ирвин была в полном недоумении, но тем не менее даже не пыталась скрыть своего удовольствия от того, что оказалась в центре такого пристального внимания.

— Насколько я понял, — сказал Брэндон, когда она завершила свое повествование, — вы просто заполнили бланк и отослали его.

— Да, верно.

— После этого вам позвонил человек, назвался представителем компании и сообщил, что вы завоевали приз?

— Первый приз, — гордо заявила миссис Ирвин. — И звонивший был самим президентом компании.

— Первым призом явилось путешествие в Калифорнию со всеми расходами за счет фирмы?

— Точно.

Брэндон посмотрел на сидевшего напротив него Селби.

— Ты не хочешь поспрашивать ее об этом деле, Дуг?

— Продолжай сам, Рекс.

После секундного колебания Брэндон произнес:

— Мне кажется, у тебя это получится лучше.

— Твои вопросы носят официальный характер, мои же ни к чему не обязывают.

— Мы без труда превратим их в официальные. Селби лишь улыбнулся.

Глубоко вздохнув, Брэндон задал первый вопрос:

— Итак, вы приехали из Эмпалмы?

— Да.

— Вам ранее приходилось выступать свидетелем в суде?

— Никогда.

— Вы знали человека по фамилии Рофф, Фред Альбион Рофф?

— Нет, не знала, но мне знакомо это имя, — попадалось в газетах. Это наш знаменитый адвокат.

— А вы лично его никогда не встречали?

— Нет.

Брэндон придвинул к себе листок бумаги, на котором было написано несколько имен.

— Вы знакомы с женщиной по имени Инес Стэплтон? Она адвокат в нашем городе.

— Нет.

— Есть ли у вас знакомые в Калифорнии?

— Племянница в Сакраменто. Единственный человек в этих краях, которого я знаю.

— Вам знакома некая Марта Отли?

— Нет.

— А Элеонор Престон?

— Нет.

— Барбара Хонкат?

— Нет.

— Харви Престон?

— Нет.

— Тогда поговорим о Хасле — человеке с вашего поезда. Что вам о нем известно?

— Ничего. Я увидела его лишь после того, как сошла с поезда в Мэдисон-Сити. Человек с белой гарденией в петлице заговорил со мной и…

— Припомните, что он сказал.

— Улыбнулся очень обходительно и сказал: «Вы, видимо, тот человек, которого я разыскиваю».

— И на это вы ответили…

— Ну, я, конечно, сказала, что так оно и есть, потому что приняла его за представителя туристического агентства.

— Так о чем он с вами говорил?

— Сказал, что меня ждет машина и что, если я последую за ним, он доставит меня в центр города. В этот момент, увидев еще одного пассажира с белой гарденией, он пробормотал: «Странно», приблизился к нему и спросил: «Вы разыскиваете меня?» Когда пассажир ответил утвердительно, мне показалось, встречавший несколько удивился и сказал: «Ну что ж, садитесь в машину».

— Представитель агентства спрашивал, как вас зовут?

— По дороге в город он поинтересовался, не являюсь ли я… этой… ну вот, теперь я не могу вспомнить имени.

— Анитой Элдон? — подсказал Селби.

— Похоже на то.

— Что вы ему ответили?

— Сказала, что я миссис Ирвин. Подумав с минуту, он спросил другого пассажира, как того зовут. Тогда я и услыхала его имя — Карл Хасл. Потом слово за слово выяснилось, что произошла какая-то ошибка, я предложила вернуться на вокзал, на что наш сопровождающий ответил, что правильнее всего будет отправиться в отель и ждать там.

— Что говорил Хасл?

— Да почти ничего.

Брэндон поднял умоляющий взгляд на Селби. — Вы уверены, что не знаете ни Марту Отли, ни Элеонор Престон? — приступил к делу экс-прокурор.

— Никогда и не слыхивала о таких.

— У вас есть знакомые в Максвиле?

— Не приходилось там бывать.

— А знакомые в Мэдисон-Сити есть?

— Ни единой души.

— Этот человек, Элмер Флорис, тот, что увез вас, он о себе что-нибудь рассказывал?

— Очень мало. Хотя был страшно разговорчив. Толковал, не переставая, об окружающем ландшафте, красотах Калифорнии, спрашивал о Канзасе.

— О каких местах в Канзасе?

— Так, общие вопросы.

— Он интересовался кем-нибудь персонально?

— Нет.

— Итак, вы уверены в том, что ничего не знаете о Фреде Роффе?

— Об этом адвокате из Эмпалмы?

— Да.

— Только то, что читала о нем в газетах.

— Можете припомнить, что вы читали?

— Нет. Он о чем-то говорил. Все время выступал на банкетах и других подобных собраниях.

— Помните, о чем именно он говорил в своих речах?

— Бог ты мой! Конечно нет. Просто речи — знаете, те, которые произносят стоя во время ужина.

— Вы вдова?

— Да.

— Дети у вас есть?

— В живых нет. Сын умер. Внук сейчас служит в армии.

— Когда вы овдовели?

— Тринадцать лет назад.

— Каким собственным состоянием вы располагаете? Губы миссис Ирвин сжались, образовав почти прямую линию.

— Это вас не касается, — выпалила она.

— Я лишь хотел спросить, — мягко улыбнулся Селби, — вы работаете или…

— Я всю жизнь содержала себя сама, а до того, как умер муж, я содержала и его. Он очень долго болел.

— Где вы работали?

— В разных местах.

— Какого рода это была работа?

— Помощь по домашнему хозяйству.

— Где вы работали в то время, когда посылали ответы на конкурсные вопросы?

— Я не понимаю, какое это вообще имеет отношение к происходящему?

Улыбка Селби стала еще обворожительнее.

— Честно говоря, я тоже не знаю, — произнес он. — Я просто пытаюсь составить общую картину, потому что там могут отыскаться ключи к делу, которое мы расследуем.

— Ну ладно, — сказала миссис Ирвин. — Хоть я и не понимаю, к чему весь этот шум, но все же сразу скажу: дела у меня шли очень даже хорошо. Я выиграла путешествие в Калифорнию, все мои расходы оплачены. Этот мистер Флорис был весьма мил и собирался отвезти меня в Сакраменто повидать племянницу. А что вы, джентльмены, теперь собираетесь мне предложить?

Селби с недоумением покосился на Брэндона. Шериф высоко поднял брови и принялся скрести затылок.

— Так что вы собираетесь предпринять? — требовательно спросила миссис Ирвин.

— Мэм, — выпалил шериф, — будь я проклят, если знаю.

— Ну что ж, я совершенно не намерена тратить собственные, заработанные тяжким трудом деньги. Я выиграла оплаченное путешествие в Калифорнию и дорогу назад в Канзас. Вы, ребята, возникли у меня на пути и, я надеюсь, найдете способ возместить мои потери. Вы вспугнули мистера Флориса, ладно, это ваше дело. Я помню последние слова миссис Кенссетт. Это у нее я работала, когда выиграла приз. Она сказала мне: «Я никоим образом не возражаю, Хэтти, против твоего ухода, но ты должна быть абсолютно уверена в том, что эти люди, отправив тебя в Калифорнию, не оставят тебя там на бобах. Ты должна отстаивать свои права». Что я сейчас и делаю, шериф. Мне не хочется создавать вам лишние проблемы, но я собираюсь попутешествовать по Калифорнии и вернуться домой. Я завоевала приз и желаю им воспользоваться.

Брэндон беспокойно поерзал в кресле.

— Поверьте, мэм, — начал он, — я просто не знаю, что мы можем сделать. Я собираюсь поговорить с окружным прокурором, возможно, мы оставим вас в качестве свидетеля, и в этом случае, естественно, возместим все ваши расходы. А сейчас, думаю, правильно будет поместить вас в отель. По крайней мере на некоторое время. А ты как думаешь, Дуг?

— Не хочу огорчать тебя, Рекс, но мои мысли в настоящее время мало что значат в Мэдисон-Сити. Если я их выскажу, боюсь, у Карла Гиффорда появятся собственные мысли, на сто процентов отличные от моих.

— Это верно, — не мог не признать шериф. — О’кей, мэм, я помещаю вас в отель. Но помните, вы не должны уезжать. Теперь вы наш свидетель.

— Свидетель чего? — спросила она.

— Вы попали прямо в точку, мэм. Будь я проклят, если знаю.

Глава 15

Все утро Селби провел с Рексом Брэндоном. Шериф, терпеливо и усердно пытаясь связать оборванные концы нитей, обращал внимание на мельчайшие детали. На имя Элмера Д. Флориса в штате не было зарегистрировано ни одного автомобиля нужной марки. Тщательная проверка показала, что человек по фамилии Флорис не появлялся ни в одном из отелей или меблированных домов в районе Флора-Виста после того, как поспешно покинул «Палас». Ни в одном из отходящих автобусов не был замечен пассажир, отвечающий описанию Флориса. Из полиции сообщили, что после телефонного запроса Брэндона были приняты меры к поиску Флориса, однако они не дали желаемого результата. Конечно, нельзя было исключить вероятность того, что полицейские не прилагали слишком много усилий, рассматривая это дело как самое заурядное задание.

И все утро Брэндон пытался добыть хоть какие-нибудь сведения, дополняющие информацию полицейских, но результат его усилий был нулевым.

Карл Гиффорд появился незадолго до полудня, излучая энергию и уверенность. Генри Фарли было предъявлено обвинение в умышленном убийстве с отягчающими обстоятельствами, защищать его взялся А.Б. Карр. Так как Карр был занят в деле о наследстве, а суд назначен на завтра, предварительное слушание об убийстве должно было состояться во второй половине дня. Карр неофициально заверил Гиффорда, что не предпримет попыток добиться освобождения Фарли в ходе предварительного слушания дела. Старый волк неохотно признал, что имеется достаточно улик, чтобы любой непредвзятый судья вынес решение о том, что Фарли должен предстать перед судом. А при таком отношении со стороны Карра слушание превратится в пустую формальность, хотя, конечно, адвокат будет настаивать на невиновности своего подзащитного.

На лице Брэндона появились признаки некоторой обеспокоенности.

— Я пытаюсь определить, в каком же положении оказываемся мы, — ответил он, после того как Гиффорд заявил, что не замечает у шерифа энтузиазма.

— Мы окажемся хозяевами положения, — заявил Гиффорд. — У нас железные улики против этого парня. Карр, как бы ни старался, ничего не сможет поделать.

— Но, с другой стороны, получается, что мы ухватили за хвост единственного подвернувшегося нам под руку медведя. И если нам вдруг придется отпустить его, будет нелегко найти мягкое место, где мы смогли бы приземлиться.

— Мы вовсе не намерены отпускать хвост.

— Никогда нельзя быть заранее уверенным. Мне кажется, мы рановато делаем выводы. Тот факт, что Карр появится завтра в суде и спокойно согласится с его решением, означает, что мы будем вынуждены обвинить Фарли в убийстве перед судом присяжных.

— Ну так в чем проблема? Что здесь плохого?

— Да в том, что у нас недостаточно улик, чтобы добиться обвинительного приговора.

— До суда у нас еще будет время, — уверенно заявил Гиффорд. — Мы продемонстрируем мотив преступления и возможность его совершения. Мы предъявим орудия убийства и докажем, что они принадлежат Фарли. Не знаю, что еще вам надо.

— Предположим, мы не обнаружим новых улик? — упрямо гнул свое шериф.

— Найдем!

— А я не столь уверен. Сдается мне, Карр просто подталкивает нас куда-то. Мы подозреваем Фарли, задаем ему несколько вопросов, он начинает вести себя так, словно мы учиняем ему допрос третьей степени, и вызывает Карра. Карр появляется с объяснением, которое по сути ничего не объясняет. Мы находим дополнительную улику, и, если разобраться по существу, это единственная улика, которой мы в действительности располагаем. Мы предъявляем Фарли обвинение в убийстве, а Карр беззаботно заявляет: «О, ребята, у меня на руках другое дело. Давайте по-быстрому проведем предварительное слушание и решим, что он должен предстать перед судом присяжных». Сдается мне, что Карр, оставаясь в стороне, заставил нас избрать Фарли в качестве убийцы. И, видимо, это как раз то, что ему надо. Если мы сейчас уже избрали Фарли, то впоследствии мы же надорвемся, собирая свидетельства и улики, когда нам придется предъявить обвинение другому человеку.

Лицо Гиффорда налилось кровью, он повернулся к Селби, видимо желая что-то сказать, но промолчал.

Брэндон же по-своему интерпретировал выражение лица окружного прокурора:

— Конечно, я не знаток правовых закорюк, но знаю выходки старого лиса Карра. И вообще я высказываю лишь свое мнение.

— Только свое? — с нескрываемым сарказмом поинтересовался Гиффорд.

Брэндон поднялся из-за стола.

— Свое, и ничье больше.

Гиффорд повернулся на каблуках и, остановившись у дверей кабинета, насмешливо бросил через плечо:

— Надеюсь, вы наконец соблаговолите начать работу по Роффу и Фарли? Проверьте их прошлое, там наверняка обнаружится связь. Приложите усилия, и вы обнаружите мотив убийства. Это ваша забота — найти недостающие улики, а я уж как-нибудь постараюсь добиться обвинительного приговора.

С этими словами Гиффорд вышел, сердито хлопнув дверью.

У Селби было такое ощущение, словно его выгнали из собственного дома. Минут десять — пятнадцать он молча курил, слушая телефонные переговоры шерифа.

Затем, стараясь придать своему голосу будничную интонацию, сказал:

— Ну ладно, пойду подкреплюсь и заодно полюбопытствую, как продвигается дело о наследстве.

Селби, однако, не удалось ввести шерифа в заблуждение.

— Я больше верю в тебя, сынок, чем во всех остальных, вместе взятых, — заявил он. — В конце концов здесь командую я. И я не позволю никому обижать тебя или выпроваживать отсюда. Будь поблизости. Мы вместе станем раскручивать это дело, если ты, конечно, сможешь ему уделить какое-то время.

— Спасибо, Рекс, — улыбнулся Селби, — но мне еще надо кое-что сделать, а здесь, в твоем кабинете, я вряд ли смогу принести пользу. Я не спал почти всю ночь и сейчас хочу отпраздновать освобождение от ответственности — как следует отоспаться.



Проснувшись в три часа дня, Селби принял твердое решение — не звонить Сильвии Мартин. Он вошел в здание суда примерно в половине четвертого.

Судья Фэйрбенкс восседал на своем кресле, суровый и беспристрастный. Присяжные уже были отобраны, шло изложение основных аргументов. Старый АБК, очевидно, уже закончил предварительное представление доказательств со своей стороны и, оставшись стоять, возвышался над сидящими, рослый и изящный. Тонко вылепленное лицо, вьющаяся седая шевелюра, достоинство в манерах — все это делало его похожим на аристократа, аристократа судебных залов.

Беркли Стэнтон торчал на середине свободного пространства перед присяжными и изрекал гулким голосом утомительные банальности. Присяжные взирали на него с отрешенным видом.

Инес Стэплтон за адвокатским столом нервно крутила карандаш.

Чуть позади А.Б. Карра сидела молодая женщина, которую Селби с первого взгляда не узнал. Только всмотревшись внимательнее, он понял, что это застенчивое, простенько одетое юное создание с опущенными ресницами и гладко зачесанными назад волосами не кто иной, как великолепная Анита Элдон, которую Селби и Сильвия еще вчера долго разглядывали в кафе.

Объявили десятиминутный перерыв. Сквозь монотонное гудение голосов и шорох шагов зрителей, заполнивших зал суда, Селби услышал, как Инес Стэплтон произнесла его имя. Он пересек зал и подошел к Инес, стоявшей в свободном от зрителей углу.

— О, Дуг, — сказала она вместо приветствия. — Это просто ужасно.

— Что именно?

— Посмотри, что он сотворил с этой женщиной. Он работал с ней, как опытный режиссер работает с хорошей актрисой. Я уверена, что он выдрессировал ее на все сто, она вызубрила свою роль. Теперь это застенчивая, трогательная малышка. У нее такое простенькое платье! Но не беспокойся, она не забыла надеть нейлоновые чулочки и так скрестила ноги, оттянув носочки, что перед присяжными как раз открывается нужный вид.

Не слишком много, конечно. Она же так застенчива и скромна. И так мила и слаба, что ничего не может противопоставить этому большому злому миру после того, как умерла мамочка. Нужно видеть, как Карр склоняется над ней для утешения. Он это делает с такой трогательной почтительностью, как будто перед ним хрупкий цветок редчайшей красоты, а она доверчиво поднимает на него глаза, тепло улыбается и покачивает головкой.

Блестящая пантомима — адвокат о чем-то спрашивает клиентку. Его отеческая заботливость демонстрирует веру в то, что крошка несет в себе все добро мира, а ее доверчивый взгляд и покачивание головы призваны продемонстрировать, будто она не способна понять грязной корысти этих ужасных людей с противной стороны и целиком полагается на своего адвоката. Карр успокаивающе гладит ее руку, что на языке пантомимы означает: «Не беспокойтесь, дорогая, присяжные не позволят этому большому, злому, нехорошему человеку украсть ваши деньги». Проклятие! Наверное, они репетировали все утро.

— И вдобавок часть ночи, — сказал Селби. — Нельзя недооценивать Карра и технику его поведения в зале суда. Пока ты копалась в юридической литературе, пытаясь найти нужные статьи закона, Старый АБК подобрал своей клиентке подходящее платье и, наверное, пару сотен раз повторил с ней эту маленькую сценку. Сегодня он придумает что-нибудь новенькое, и завтра утром перед присяжными откроется новая картинка. Как идут дела у Беркли Стэнтона? Что он делает?

— Трудится без устали, — ответила Инес. — Старого моржа невозможно заставить сменить курс. Он залил потоком своего красноречия весь зал суда. Стоит, выпятив то, что, по его мнению, является грудью, и изрекает банальности с видом заправского заклинателя. Посмотри на присяжных. Некоторое время они взирали на него как на представителя некоего необычного вида животных, а теперь, когда Стэнтон подчеркивает какой-то важный момент, Карр направляется к своей клиентке, склоняется над ней с нежной заботой, и глаза всех присутствующих неотрывно следят за ним. Стэнтон не может удержать внимание присяжных. Какой-то интеллектуальный стриптиз. Ненавижу этого типа, будь он проклят!

— Ненависть не принесет никакой пользы твоей клиентке, — назидательно сказал Селби. — Тебе надо попытаться представить ее присяжным в наилучшем свете. Во-первых, ты неудачно ее посадила. Она смотрит на тебя и повернута спиной к присяжным. Помести ее там, где сейчас место Стэнтона. Пусть присяжные почувствуют ее спокойную уверенность. Пусть время от времени они видят ее улыбку. Она может по-матерински положить ладонь на твою руку…

— Чушь! — прервала его Инес. — Неужели ты думаешь, что Беркли Стэнтон пожелает сдвинуться со своего стула? Я уже пыталась растолковать ему, что будет лучше, если моя клиентка разместится с той стороны. Но он пожелал, чтобы присяжные видели его рожу. Будь у меня дубина, я бы вышибла из него мозги, если там, конечно, найдется, что вышибать.

Селби рассмеялся, но быстро посерьезнел.

— Ты не ответила на вопросы шерифа вчера вечером, Инес?

Ее лицо мгновенно превратилось в неподвижную маску.

— Я не могла дать ответ на поставленный им вопрос.

— Ты разговаривала по телефону с Фредом Роффом?

— Дуг, ты задаешь вопрос ради себя, для Рекса или для городской газеты под названием «Кларион»?

— Я спрашиваю ради тебя, Инес, — задумчиво ответил Селби.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Я хочу дать тебе шанс объясниться.

— Если ты услышишь ответ, то, очевидно, передашь его содержание Брэндону?

— Возможно.

— А также Сильвии Мартин?

— Не знаю.

— Ну, если не ты, так Рекс ей все расскажет.

— Вероятно.

— Никаких комментариев! — зло выпалила Инес.

— Но ты же знаешь, — настойчиво продолжал Селби, — расследуется убийство, и фактор времени очень важен, чтобы раскрыть все обстоятельства.

— Да, я понимаю.

— Чтобы ответить на важные вопросы, например о мотиве убийства, надо выяснить все, что возможно, о прошлом обвиняемого.

— Не сомневаюсь.

— Нельзя исключить, что присутствие Фреда Роффа в Мэдисон-Сити каким-то образом связано с делом о спорном наследстве.

— Никаких комментариев.

— Отказ отвечать не поможет тебе, Инес.

— Спасибо, я не нуждаюсь в помощи.

— Боюсь, это не так.

— Я предпочитаю поражение победе, если к ней приведут меня Сильвия Мартин и те сведения, которые она сможет раздобыть.

— Может, ты ухитришься получить такие сведения самостоятельно?

— Или достать материал для ее статьи?

— Почему ты так недоброжелательна к ней, Инес?

— Вовсе нет.

— Твои слова звучат именно так.

— Ну пожалуйста, пойми наконец, Дуг, — сказала она. — Сильвия использует тебя лишь как прикрытие, чтобы добыть материал для своей газеты.

— Я же не видел ее с…

— С какого времени?

— С трех часов утра.

— Твои вечера, кажется, весьма загружены, — ледяным тоном произнесла Инес.

Прежде чем Селби успел ответить, судья Фэйрбенкс вновь появился в зале, кивком пригласил присутствующих сесть, убедился, что все присяжные на месте, и взглянул на Беркли Стэнтона.

— Вы закончили свое вступительное слово?

— Я едва начал, ваша честь, — сказал Стэнтон, скривив губы в улыбке, как бы ожидая взрыва смеха после такого остроумного ответа.

Но судья Фэйрбенкс спокойно, без всяких эмоций произнес:

— В таком случае продолжайте.

Стэнтон бросил взгляд в сторону неулыбчивых присяжных. Его голос приобрел модуляции оратора, который уверен, что держит внимание аудитории так же прочно, как ученый-биолог — мотылька, приколов его иглой.

— Итак, леди и джентльмены, — загудел он, — мы намерены рассмотреть зловещие махинации Марты Отли, хитрой авантюристки, этой беспринципной интриганки, нацепившей маску преданного работника, а тем временем вводящей каплю за каплей яд в сердце завещательницы при помощи длинной цепи тщательно сфабрикованной лжи, которая…

— Минуточку, ваша честь.

В голосе Альфонса Бейкера Карра чувствовался укор, как если бы он уличал человека, совершившего святотатство под сводами храма.

— Слушаю, мистер Карр. Вы желаете заявить протест?

— Да, ваша честь. Мне кажется, мой коллега должен сберечь свою аргументацию для будущего. Сейчас же он выступает с предварительным заявлением, в котором следует излагать лишь факты, которые коллега будет обосновывать позже. Поэтому, мне кажется, сейчас неуместно чернить имя покинувшей этот мир женщины, встретившей свой смертный час на службе у дамы, которой она так долго помогала.

На секунду в зале повисла напряженная тишина. Анита Элдон извлекла изящный носовой платочек, почти незаметно смахнула слезинки с ресниц и застыла в неподвижности.

Эффект был такой же, как если бы Беркли Стэнтон преднамеренно ударил ее по лицу.

Судья Фэйрбенкс сказал скрипучим голосом:

— Я думаю, вы знаете, что в предварительном заявлении адвокат лишь указывает на факты, которые он попытается доказать с привлечением свидетелей, дабы присяжные могли осмыслить и оценить значение указанных фактов. Дискуссия сторон начнется на следующем этапе.

Беркли Стэнтон горделиво вскинул голову, сверкнул глазами в сторону А.Б. Карра и набрал полную грудь воздуха.

Селби незаметно выскользнул из зала.

В вестибюле он нашел Сильвию Мартин, увлеченно делающую какие-то записи на свернутом газетном листе.

— Привет, Дуг, — сказала она, глядя на него снизу вверх и укладывая карандаш и газету в сумочку. — Что ты думаешь об этом деле?

— А я не думаю, — рассмеялся Селби. — Я заскочил на минуту полюбоваться вступительным фейерверком.

— Ты видел, что АБК сотворил с девушкой?

Селби кивнул.

— Ни за что не подумаешь, что это один и тот же человек. Она невинна и чиста, как пасхальная лилия.

— Мне кажется, мы все недооцениваем Карра. Если бы мы подумали хорошенько, то сообразили бы, что Карр не настолько глуп, чтобы появиться в суде сельского округа с женщиной, которой впору играть в кино злодеек-вампиров.

— Стэнтон сейчас только мешает, — сказала Сильвия. — Представляя интересы брата, он воспринимает самого себя слишком серьезно. У Карра имеется замечательный способ спускать его на землю. Стоит только Стэнтону раздуть шар своего красноречия, как Карр одним-двумя словами прокалывает оболочку и выпускает из него дух. Иногда для этого хватает и жеста.

— Знаешь, какая мысль мне пришла в голову? Преображение Аниты Элдон показывает, что она незаурядная актриса.

— И что из этого следует?

— Описание, которое Колеман Декстер дал женщине, выходившей из номера… Я задаю себе вопрос, не могла ли Анита Элдон…

— Но ведь та женщина была брюнеткой, Дуг.

— Ну и что? Я слышал, парик меняет цвет волос.

— Да, вполне возможная трансформация… Но, Дуг, он же тогда не смог ее хорошенько рассмотреть.

— Знаю. Может быть, это удастся ему сейчас? Сильвия Мартин немного подумала и сказала:

— Любопытно. Ты полагаешь, нам следует доставить Декстера сюда, чтобы он попытался хорошенько рассмотреть Аниту?

— Надо бы позвонить ему, может быть, он согласится приехать в суд, побыть в зале в качестве зрителя и внимательно вглядеться в клиентку Карра. Возможно, она и женщина, вышедшая утром из номера Роффа, — одно и то же лицо.

— Я попробую сделать это, Дуг. Но не знаю, как лучше поступить. Мы воспользуемся телефоном? Или съездим и объясним все лично…

Селби с улыбкой покачал головой:

— Мы не будем ничего делать, Сильвия. Действовать будешь ты одна. Понимаешь, я здесь лишь посетитель, который не имеет никаких официальных полномочий. Мне кажется, Карлу Гиффорду не нравится моя деятельность.

— И, наверное, это справедливо?

— Да, я не стал бы его осуждать.

— Бред какой-то! У тебя в мизинце ума больше, чем у него в башке. Это человек лишь с видимостью мышления… он…

— Все. Забудь, — рассмеялся Селби. — Попроси Колемана Декстера заехать в суд. Есть еще новости?

— Нам удалось кое-что узнать о Карре и его белых гардениях.

— Что именно?

— Карр никогда раньше не встречался с Анитой Элдон. Она должна была прибыть с Востока тем же поездом, что и ты, но в последний момент передумала и решила лететь. Естественно, авиационный билет был до Лос-Анджелеса, она осталась там на ночь и воспользовалась утренним автобусом до Мэдисон-Сити. Анита Элдон решила, что автобус придет раньше, чем поезд, и она успеет по приезде перехватить Карра. Однако девица проспала, упустила ранний автобус и в результате явилась в город вскоре после прихода поезда. Она позвонила Карру домой, но его уже не застала. По ходу дела Анита выяснила, что в Мэдисон-Сити у адвоката нет официальной конторы. О, Дуг, если бы его дом умел говорить, держу пари, он рассказал бы кучу захватывающих историй. Во всяком случае, такова версия Аниты Элдон, и она полностью снимает со Старого АБК все подозрения.

— Что еще удалось узнать о Фреде Альбионе Роффе?

— Ничего особенного. Но этот разговор с Инес Стэплтон… Я не хочу к нему возвращаться, но это ключевой момент во всей истории.

— Они уверены, что разговор был именно с Инес?

— С кем-то, кто находился у телефона в ее офисе. Но в тот момент она, несомненно, была там.

— Какая работа была проведена в отеле, где останавливался Рофф? Были ли у него посетители?

— Не знаю. Сама я не проверяла эту сторону дела. Кажется, там работает полиция Лос-Анджелеса.

— Хорошо, я возвращаюсь в зал. Попытайся доставить туда Колемана Декстера. Но никому не говори об этом. Нельзя позволить Карру догадаться о нашем плане. Если он узнает… Ладно, пусть все остается между нами.

— Я поняла. Ты будешь в суде?

— Да.

Селби вернулся в зал.

Инес Стэплтон вела допрос свидетельницы, которая, очевидно, некоторое время работала в качестве прислуги у Элеонор Престон.

Изящная и грациозная Инес вела допрос стоя. Селби заметил, что ей удалось овладеть вниманием присяжных. Видимо, решения судьи Фэйрбенкса и комментарии А.Б. Карра заставили У. Беркли Стэнтона подавиться собственным красноречием и вынудили его временно замолчать.

— Итак, миссис Диксон, расскажите, пожалуйста, присяжным, что вам удалось наблюдать в этом случае.

— Вы имеете в виду тот случай, когда миссис Отли не дала возможности мисс Престон написать письмо?

Старый АБК произнес слегка насмешливо:

— Минуточку! Мне кажется, свидетель излагает не факты, а лишь свои умозаключения. В частности, о том, что мисс Престон не дали возможности написать письмо.

Инес Стэплтон воинственно выпалила в его сторону:

— Это именно то, что мы намерены доказать. Карр ответил великодушно-снисходительно:

— Ну что ж, в таком случае продолжайте. Докажите, если это возможно. Я, как никто другой, стремлюсь к достижению истины и снимаю свое замечание. Ваша честь, я имел намерение заявить протест, но теперь отказываюсь от него. Мне весьма любопытно будет узнать, как мисс Престон была лишена возможности отправить письмо.

— Продолжайте, — обратилась Инес Стэплтон к свидетельнице.

— Значит, она хотела написать письмо сестре…

— Под сестрой вы имеете в виду Барбару Хонкат, женщину, сидящую слева от меня?

— Да, миссис Хонкат.

— Хорошо. И мисс Престон сказала, что желает написать письмо своей сестре?

— Да.

— Делала ли Марта Отли что-нибудь, чтобы не дать ей возможности написать письмо?

— Да, делала.

— Что именно?

— Она пошла за авторучкой, а потом заявила, что в ней нет чернил. Но на самом деле Марта Отли сама вылила все чернила из ручки в водопроводную раковину. В доме не оказалось ни ручек, ни чернил, и мисс Престон приказала миссис Отли купить их на следующий день. Вот и все.

Инес Стэплтон бросила взгляд на внимательно слушающих присяжных. Взглянув на Карра, она заметила, как уголки его губ поднялись в легкой улыбке.

— Теперь я попрошу вас рассказать о том моменте, когда Элеонор Престон намеревалась поехать навестить свою сестру Барбару Хонкат.

— Дело было так. Мисс Престон сказала Марте Отли, чтобы та купила билеты, потому что она, дескать, хочет поехать к сестре недели на три-четыре. Марта Отли была поражена, решила немедленно что-то изобрести и заявила: «Вы же назначены на прием к дантисту через неделю. Наверное, лучше подождать с поездкой, пока он не кончит лечение».

— Что было дальше?

— Мисс Престон сказала, что Марта права, и в результате никуда не поехала.

— Можно приступать к перекрестному допросу, — сказала Инес Стэплтон и села.

Старый АБК провел ладонью по своим кудрям, поднялся на ноги и минуту-другую молча смотрел на свидетельницу, видимо мысленно оценивая ее.

Свидетельница ответила ему воинственным взглядом, как бы давая понять, что ни на йоту не изменит своих показаний.

А.Б. Карр послал ей ободряющую улыбку и, обойдя адвокатский стол, остановился там, откуда ему хорошо была видна свидетельница. Он вел себя, словно добрый друг, желающий помочь ей прояснить некоторые обстоятельства.

— Значит, она напомнила хозяйке, что ту должен принять дантист? — спросил он будничным тоном, совсем не соответствующим стилю перекрестного допроса.

— Да, это так.

— У мисс Престон и вправду болели зубы?

— Да.

— За время вашей работы у мисс Престон вы отметили два случая, когда миссис Отли пыталась оказать влияние на свою хозяйку?

Говоря это, Карр вытянул руку, показывая свидетельнице и присяжным два пальца, чтобы подчеркнуть цифру «2».

— Да, сэр.

— Примерно за какой период времени?

— Что-то около шести месяцев.

— Насколько симпатична вам была миссис Отли?

— Она была вполне ничего себе.

— Вы знакомы с сестрой мисс Престон, Барбарой Хонкат?

— Нет.

— А с ее братом, Харви Престоном?

— Нет.

— Будучи честной женщиной, вы, естественно, негодовали, заметив, как Марта Отли пытается влиять на мисс Престон, не так ли?

— Да… да, конечно.

— Но вас ей не удалось ввести в заблуждение, — продолжал Карр. — Вы отлично видели, что она пытается сделать. Ведь она не смогла обдурить вас?

— Ясно, нет! Я раскусила ее с первого взгляда.

— И конечно, вам не нравилось ее пребывание на службе у мисс Престон… Как честная, прямая женщина вы содрогались, видя, что она пытается оказать влияние на работодательницу.

— Правильно.

— Следовательно, — заметил буднично Карр, давая понять, будто заканчивает допрос, — вы не любили миссис Отли.

— Я этого не говорила.

Карр в изумлении поднял брови:

— Ведь вам не нравились ее попытки влиять на мисс Престон?

— Да.

— И вы понимали, что она пытается сделать?

— Да.

— Все время?

— Да, конечно.

— С того момента, как увидели ее?

— Я не совсем понимаю, что вы этим хотите сказать. Карр был само терпение.

— Насколько я понял ваши слова, вы знали, что она делает, раскусили ее с первого взгляда…

— Да, так оно и было.

— Мне не совсем ясно следующее: когда вы бросили на нее первый взгляд, что заставило вас думать, будто миссис Отли пытается влиять на мисс Престон, с тем чтобы та лишила наследства брата и сестру и завещала свое состояние миссис Отли?

— Так это было заметно во всех ее действиях. Карр поднял руку и подвигал пальцами, как полицейский, дающий сигнал водителю машины сдать назад.

— Сейчас я говорю о том моменте, когда вы бросили на нее первый взгляд, о том, когда вы увидели ее впервые.

— Да… да, конечно…

— Другими словами, вы сразу интуитивно уловили ситуацию. Так ведь можно сказать?

— Да, думаю, можно.

— Следовательно, в ту минуту, как вы бросили первый взгляд на Марту Отли, вы интуитивно поняли, что она влияет на мисс Престон таким образом, чтобы та лишила наследства своих брата и сестру.

— Ну, не так скоро.

— Я хочу правильно понять ваши показания, — сказал Карр с великодушием человека, у которого одна цель — добиться справедливости. — Вначале я понял ваши слова так, что вы все знали с первого взгляда на миссис Отли. Если вы этого не утверждали, умоляю вас принять мои извинения. Но если вы сказали это, а имели в виду нечто иное, пожалуйста, внесите изменения в показания. Итак, вы это говорили или нет?

— Ну… ну… кажется, говорила.

— Но вы имели в виду нечто иное? Сейчас вы желаете изменить ваши показания, не так ли?

— Нет. Я имела в виду то, что сказала.

— Ну хорошо, — продолжал Карр, — наконец-то мы с полной достоверностью установили исходный пункт ваших показаний. С той самой минуты, когда вы впервые взглянули на Марту Отли, вы интуитивно поняли, что она пытается оказать влияние на Элеонор Престон. И, будучи прямым, честным человеком, вы возмущались этим, не так ли?

— Да, возмущалась.

— Следовательно, с той минуты, как вы впервые бросили взгляд на Марту Отли, у вас по отношению к ней родились некоторая неприязнь и возмущение.

— Хорошо, если вам нравится излагать дело подобным образом…

— Не мне нравится излагать дело подобным образом, — сказал Карр, повернувшись к присяжным и жестом как бы пригласив их принять участие в беседе. — Это то, что слышали суд и жюри. Им нужны факты, миссис Диксон. И они выясняют факты.

— Ну что же, пусть выясняют.

— Так ваш ответ будет «да»?

— Да.

— Прекрасно, это решает дело. Итак, за шесть месяцев вашего пребывания в доме мисс Престон не произошло ничего такого, что смогло бы изменить ваше отношение к миссис Отли?

— Не припоминаю ничего такого.

— Как я понял из ваших показаний, миссис Диксон, неприязнь и возмущение возникли у вас с первого взгляда, так как вы догадались, что миссис Отли пытается влиять на мисс Престон с целью лишить наследства брата и сестру. Если бы вы изменили свое первоначальное отношение к миссис Отли, то это означало бы, что за полгода вашей службы произошли события, опровергающие вашу первоначальную оценку.

— Никаких таких событий не произошло. Чем больше я наблюдала за ней, тем больше убеждалась в своей правоте. Все ее действия показывали, что я права.

— Значит, вы не изменили своего первоначального отношения к миссис Отли?

— Я же сказала, что нет.

— Таким образом, находясь в течение шести месяцев в доме мисс Престон вместе с Мартой Отли, вы постоянно испытывали по отношению к последней неприязнь. Я правильно излагаю?

— Да.

— Я могу предположить, что миссис Отли, будучи женщиной с незаурядным интеллектом, сумела почувствовать ваше отношение к себе.

— Думаю, она знала, что я не испытываю к ней горячей любви.

— Итак, оценивая ситуацию, можно сказать, что между вами возникли определенные трения?

— Да.

— Пойдем дальше, — сказал Карр. — Будучи женщиной прямой и честной и при этом зная с самого начала, что Марта Отли ведет нечистую игру, вы решили для себя, что не позволите ей (если вам удастся) выйти сухой из воды, не так ли?

— Да, я решила именно так.

— И вы, естественно, держали глаза и уши открытыми?

— Да.

— В течение шести месяцев?

— Да, сэр.

— И за все это время, несмотря на то что вы жили в доме, следили за каждым ее шагом с твердым намерением не дать Марте Отли осуществить ее планы, вы заметили с ее стороны лишь две попытки оказать влияние на мисс Престон, попытки, о которых вы только что рассказали.

Еще раз рука Карра с широко расставленными большим и указательным пальцами поднялась вверх. Свидетельница чувствовала себя явно неуверенно.

— Только два случая за полгода, — продолжал Карр, легонько двигая поднятой рукой с двумя растопыренными пальцами.

— Ну, это не совсем так. Если подумать, было много других вещей.

— Так почему же вы нам об этом не рассказали?

— Я о них забыла.

— И это несмотря на то, что вы решили вывести Марту Отли на чистую воду? — изумился Карр.

— Это были незначительные проявления.

— А те два примера, которые вы привели здесь, являются, по вашему мнению, крупными проявлениями?

— Безусловно.

— Ну что же, попытаемся исследовать эти два крупных проявления, — дружески улыбаясь, произнес Карр. — Итак, мисс Престон лечила зубы у дантиста.

— Да, сэр.

— Сколько времени? Как долго, я хочу спросить?

— Примерно месяц.

— Значит, у нее были какие-то проблемы с зубами?

— Естественно.

— И она все откладывала и откладывала начало лечения, не так ли?

— Право, я не знаю.

— Но разве вам не приходилось слышать ее жалобы на зубы еще до того, как она начала ходить к врачу?

— Да. Ей очень не хотелось садиться в зубоврачебное кресло.

— Именно. А когда она наконец решилась, не возникли ли какие-нибудь сложности?

— Да, ей пришлось три недели ожидать приема.

— Итак, вначале она не рвалась к зубному врачу, а когда настроилась на лечение, ей пришлось ждать. Теперь, миссис Диксон, зададим во имя справедливости вопрос: если Марта Отли не хотела пустить мисс Престон навестить сестру, не могла ли она изобрести для этого другой, более серьезный предлог, нежели прием у дантиста?

— Не знаю. Что было, то было — она изобрела это…

— А вы уверены, что она это изобрела?

— Но вы только что так сказали сами.

— Возможно, я и подал вам намек, но слова были ваши. Итак, изобрела или не изобрела?

— Думаю, изобрела.

— Но назначение на прием действительно существовало?

— Полагаю, да.

— Следовательно, Марта Отли просто напоминала мисс Престон о том, что ей предстоит посетить дантиста?

— Да.

— Мне кажется, люди нанимают секретарей, чтобы те напоминали им о предстоящих встречах.

— Наверное, так. Да.

— Марта Отли, по существу, выполняла работу секретаря?

— Сама-то она именно так считала.

— Значит, напоминая мисс Престон о приеме у дантиста, она лишь делала дело, за которое ей платят?

— Я как-то не рассматривала тот случай с такой точки зрения.

— Теперь о другом случае, когда она не позволила мисс Престон написать письмо сестре, сославшись на отсутствие чернил в авторучке. Скажите, это правда, что ручка была сухая?

— Естественно, после того как она вылила из нее чернила в раковину.

— Что заставляет вас считать, что Марта Отли так поступила?

— Водопроводная раковина на веранде позади дома.

— А почему вы решили, что она вылила чернила именно туда?

— Потому, что на следующий день я заметила следы чернил на стенках раковины.

— Во всем доме больше не было ни единой авторучки?

— Нет.

— И мисс Престон сказала, чтобы Марта Отли на следующей день купила чернила?

— Да.

— Марта Отли выполнила это распоряжение?

— Думаю, выполнила.

— И ручка была наполнена?

— Да, сэр.

— И уже ничто не могло, так сказать, отвратить мисс Престон от написания письма сестре?

— Наверное, ей расхотелось писать.

— Она об этом говорила?

— Нет.

— Но ручка была приведена в рабочее состояние и мисс Престон имела возможность написать сестре?

— Думаю, да.

— Кто наполнил ручку?

— Не знаю.

— Это было на следующий день после того, как вы обнаружили капли чернил в раковине?

— Да, сэр.

— То есть вы обнаружили капли после того, как ручка была наполнена?

— Не помню точно, до или после.

— Но вполне возможно, что и после?

— Не думаю…

— Не думаете или не знаете?

— Не знаю.

— Итак, вполне возможно, что вы заметили капли уже после того, как ручка была наполнена?

— Да, наверное.

— И вы обратили внимание на то, что на раковине были следы чернил?

— Да, сэр.

— Вы уверены, что это были именно чернила?

— Думаю, чернила.

— Но вы не знаете, появились ли они там в тот день, когда вы их увидели, или на день раньше.

— Не знаю. Теперь, когда мы об этом говорим, я уже не могу сказать точно.

— Иными словами, вы бы не поклялись в том, что видели чернила днем раньше?

— Нет.

Карр улыбнулся.

— И это те два события, которые обратили на себя ваше внимание в результате шестимесячного терпеливого и пристального наблюдения, когда вы находились в одном доме с этими двумя женщинами? Вы были настроены зорко, как сокол, следить за Мартой Отли, чтобы не дать свершиться ее коварным планам. И вот в результате мы имеем два случая, о которых вы нам рассказали.

— Но это лишь то, что я смогла вспомнить.

— Не слишком много, если учесть, что с самого первого взгляда миссис Отли была вам антипатична.

— Я этого не говорила.

— А я-то полагал, что говорили, — улыбаясь, сказал Карр. — Но пусть в этом разбираются присяжные. Да это и не важно вовсе. Имеет значение лишь то, миссис Диксон, что вы жили в одном доме с двумя женщинами полгода. Все это время вы внимательно следили. Вы внимательно слушали. Вы были решительно настроены не позволить Марте Отли реализовать ее планы. Она не могла ускользнуть от вашего бдительного взора. Вы замечали каждый ее шаг, слышали каждое слово, пытаясь обнаружить, каким образом Марта Отли оказывает влияние на мисс Престон. И в результате всех этих длительных усилий вы оказались способны привести лишь два примера такого рода. В первом случае в доме не оказалось чернил, миссис Отли купила их на следующий день и заполнила ручку. Во втором случае она напомнила мисс Престон о предстоящем приеме у дантиста, что полностью соответствовало истине. Можете вы припомнить еще что-либо?

Свидетельница потерянно посмотрела на Инес Стэплтон, умоляя ее о помощи.

— Вы понимаете мой вопрос? — настаивал Карр.

— Да, понимаю.

— Вы способны ответить на него?

— Мне кажется, что говорить так было бы неправильно.

— Но послушайте, миссис Диксон, вы привели лишь два примера, больше вы ничего не можете припомнить. Разве было еще что-то, о чем вы рассказывали адвокату Барбары Хонкат? Или присяжным? Ведь вы помните лишь два случая?

— Сейчас да.

Карр с улыбкой поклонился:

— Это все, миссис Диксон. И я хотел бы выразить вам благодарность за вашу честность и беспристрастность.

Дуг Селби обернулся и посмотрел в глубину зала. Сильвия Мартин стояла рядом с Колеманом Декстером недалеко от дверей.

— Пригласите следующего свидетеля, — провозгласил судья Фэйрбенкс.

— Позвольте лишь для протокола, ваша честь, — изысканно вежливо произнес Карр. — Я хочу заявить, что, как явствует из показаний, завещание было подписано в моей конторе в Лос-Анджелесе. Кроме завещателя свои подписи поставили два свидетеля. Один из них — мистер Франклин Доусон — присутствует в суде, и, если противная сторона желает, его можно пригласить на свидетельское место. Высокий суд, возможно, примет во внимание, что этот свидетель уже давал показания в ходе обязательного слушания о действительности завещания. Если же противная сторона все-таки пожелает выслушать его в связи с иском о незаконном давлении, мистер Доусон готов ответить на вопросы. Если такое пожелание не будет высказано, я бы попросил освободить мистера Доусона от дальнейшего пребывания в суде, потому что, затрачивая время на свидетельские показания, ему приходится приносить в жертву свои деловые интересы.

— Мы собираемся послушать его, — загудел Беркли Стэнтон.

— Прекрасно, он готов, — заявил Карр. — Мистер Доусон, соблаговолите, пожалуйста, занять свидетельское место.

— У нас нет необходимости сейчас заслушивать данного свидетеля, — вмешалась Инес Стэплтон.

Карр с удивлением посмотрел на нее:

— Но, как я понял, мистер Стэнтон желает его допросить.

— Приглашайте свидетеля, — прервал Карра Стэнтон. — Я немедленно начну допрос от имени моего клиента Харви Престона.

— Превосходно, — сказал Карр.

Селби на цыпочках пробрался через зал и кивнул Сильвии Мартин. Декстер и она присоединились к нему в коридоре.

— Ну что? — спросил Селби.

— Как поживаете, мистер Селби? — сказал Декстер. — Боже, ни за что бы не сказал, что это та же женщина, которую мы видели вчера.

— Да, изменения существенные, — согласился с ним Селби. — Интересно, не ее ли вы заметили вчера утром выходящей из номера мистера Роффа?

— Мисс Мартин уже задавала мне этот вопрос. Очень жаль разочаровывать вас, ребята. Но ответ все тот же.

Я не знаю. Если бы вы вчера спросили, не выходила ли роскошная блондинка из номера Роффа, я бы ответил однозначно — нет. Но сегодня, когда она так изменилась, мой ответ — не знаю. Я понимаю, что не приношу вам никакой пользы и выгляжу круглым идиотом, но все равно — не знаю.

— Значит, определенно вы ничего не можете сказать?

— По совести говоря, не могу. Она так изменилась со вчерашнего дня, когда я видел ее в гостинице, что, войдя в зал суда, я готов был поклясться — никогда раньше я не видел этой женщины. И, признаюсь, рассматривал ее пристально и не без интереса. Новая прическа, одежда, манеры превратили ее в другого человека. Сейчас это милая, застенчивая школьница, в гостинице же она смотрелась на миллион долларов. Вполне осознавала привлекательность как своего наряда, так и своих бедер. Было видно, что ей нравится привлекать внимание, но в то же время она всегда готова повернуться и отшить вас одним холодным взглядом. Наверное, это не самое хорошее описание, но…

— Думаю, описание просто прекрасное, — рассмеялся Селби. — Но суть вопроса в том, могла бы она теоретически быть той женщиной, которую вы видели выходящей из номера Роффа?

— Думаю, могла, но не скажу, что это она. И женщина-адвокат там, в зале, вполне могла быть той самой особой. Поймите, майор, я лишь обернулся и бросил беглый взгляд. Не было абсолютно никаких причин рассматривать ее внимательно. Обычная женщина с бельем для стирки. И только значительно позже я вспомнил о листке на полу. При этом я не уверен, на самом ли деле я видел, как он падал, колыхаясь, или мне это почудилось. Но все же, поразмыслив хорошенько, я прихожу к выводу, что она все-таки выронила бумажку. А вообще-то, я сразу выбросил это из головы, у меня были действительно важные дела, которые следовало обмозговать. Поэтому я сразу ушел в свой номер. Думаю, я ничем не могу вам помочь, кроме как дать клятву, что некая женщина вышла в такое-то время из номера и на руке она несла мужские сорочки.

— Итак, вы уверены лишь в том, что некая женщина вышла из такого-то номера в такое-то время?

— Клянусь, это так, майор Селби, и ни один адвокат в мире не сможет сбить меня с этой позиции. Но если дело дойдет до идентификации, от меня не будет ни малейшей пользы. Я послушал здесь этого юриста, как его… Карра, и… Одним словом, совершенно не важно, кто бы ни была эта женщина, я не смогу узнать ее. А если я займу свидетельское место и попытаюсь идентифицировать женщину, адвокат станет вить из меня веревку, а потом завяжет ее узлом, и мои показания окажутся бесполезными. И вообще, женщина-адвокат больше похожа на ту, что я видел, нежели блондинка. Но я не могу точно определить.

— Однако вы все же можете дать показания, что некая женщина вышла из такого-то номера в такое-то время?

— Повторяю, мистер Селби, какая-то женщина вышла из того номера в это время. Я думаю, подчеркиваю, ду-ма-ю, что в коридоре она выронила листок бумаги, но я не смог бы в этом поклясться. Но я готов дать клятву, что она вышла из номера, и никакой адвокат не заставит меня изменить эти показания.

— Вы уверены, что она вышла именно из этого номера?

— Да, именно из этого.

— Не могла это быть соседняя комната?

— Нет, сэр, не могла. Я видел, как она открыла дверь, как задержалась на пороге и как была удивлена, когда неожиданно заметила меня. Я наклонился, чтобы погасить окурок, а когда выпрямился, она шла по направлению ко мне. Я повернулся и зашагал по коридору.

— А когда вы впервые увидели эту женщину, вы не заметили листка на полу в коридоре?

— Не заметил, майор. Бумажка могла еще раньше находиться там. Но все же, я думаю, листок выронила она. Однако здесь опять я не смог бы поклясться, что это именно так. Могу лишь сказать следующее: я думаю, что она выронила листок.

— Но вы все-таки уверены, что листок бумаги валялся на полу и что вы заметили направляющуюся в вашу сторону женщину?

— Да, сэр.

— И вы можете указать точное время?

— Вот это я могу сделать абсолютно точно, майор Селби. Было девять пятьдесят, и я клянусь, что ошибаюсь не больше чем на минуту в ту или другую сторону. Поймите, есть вещи, которые я знаю точно, и готов о них дать показания, но есть факты, в которых я не уверен, и стоит мне только заявить о них в качестве свидетеля, как любой адвокат сделает из меня посмешище.

— Это практически все, что меня интересовало, — проговорил Селби. — Извините, что пришлось вас побеспокоить.

— Ну что вы, никакого беспокойства. Я рад помочь и был бы рад еще больше, если бы сумел прояснить дело. А кроме того, сегодня я заключаю контракт на покупку апельсиновой плантации, мне придется жить здесь, и я хочу, чтобы окружающие меня сразу правильно восприняли…

— Он был очень занят сегодня, Дуг, — заметила Сильвия, — но бросил все и пришел сюда ради того, чтобы помочь нам.

Протянув на прощание руку, Селби сказал:

— Огромное спасибо, мистер Декстер, я очень хорошо понимаю ваше положение.

Затем, повернувшись к Сильвии, он добавил:

— Гораздо лучше иметь такого свидетеля, чем человека, готового подтвердить все, лишь бы вас ублажить, но показания которого на суде разлетаются вдребезги в самый ответственный момент.

— Как сегодня у той женщины? — спросила смеясь Сильвия.

— Дело не столько в женщине, — серьезно ответил Селби, — сколько в А. Б. Карре. Ты заметила, как Карр играл с ней, пока она не заявила, что догадалась о планах Марты Отли с первого взгляда. Расплата последовала незамедлительно. Он возвращался к этому заявлению много раз. Позже, когда начнутся прения сторон, он докажет присяжным, будто свидетельница с самого начала имела предубеждение против Марты Отли, с первого взгляда она решила, что Марта Отли хочет заставить Элеонор Престон лишить наследства брата и сестру, и шесть месяцев культивировала и подогревала в себе эту идею. Он спросит присяжных, как же можно, лишь только взглянув на женщину, решать, что она пытается заставить кого-то лишить наследства родных.

— Но все, о чем говорила свидетельница, было совершенно нормально. Жаль, что я не слышала этой части допроса.

— Часто получается, что совершенно нормальные вещи, которые мы говорим, нас и подводят. Но нельзя недооценивать Старого АБК. Если бы он не подловил ее на этом заявлении, то подстроил бы ловушку в другом месте. А что, если мы сами прокатимся в Лос-Анджелес и поработаем в отеле, где останавливался Фред Альбион Рофф?

Сильвия посмотрела на свои часы.

— Я работаю, Дуг, я…

— Это не займет много времени. К одиннадцати мы вернемся, И потом, так или иначе это входит в круг твоих обязанностей. Там мы поужинаем, может быть, даже ухитримся потанцевать немного, мы…

— Я всего лишь несчастная бесхребетная особа женского пола, — смеясь, прервала его Сильвия. — Ты соблазнил меня. Подожди, пока я позвоню в газету.

Глава 16

Селби и Сильвия Мартин сидели рядышком в автобусе, который вез их в Лос-Анджелес. Сильвия нашла руку Селби и сжала ее.

— Как хорошо, Дуг, что ты здесь.

— Да, это здорово — вернуться хоть на время. После небольшой паузы она произнесла:

— Ты вернулся и в то же время не вернулся, я просто взяла тебя в долг, и этот долг, с одной стороны, делает мою жизнь легче, а с другой — труднее.

— Что ты хочешь сказать, Сильвия?

— Легче — пока ты здесь, труднее — когда ты уедешь. Мне тебя не хватает, ты нужен здесь многим. Ты нужен графству. Ты опять займешь пост окружного прокурора?

— Не знаю пока.

— Нет, ты теперь не тот старый Дуг Селби. Ты стал значительнее и серьезнее. Почему ты не хочешь вернуться и быть окружным прокурором?

Он внимательно посмотрел на девушку.

— Я пока не знаю, Сильвия. Я хочу работать, полностью реализовать свои силы и возможности. Хочу улучшить наш мир.

— Но почему же не в Мэдисон-Сити? — спросила она упавшим голосом.

— Это может быть и Мэдисон-Сити. В конце концов, мир состоит из отдельных мест, где живут люди, из больших и маленьких городов. Я могу стать окружным прокурором, могу стать судьей. Важно хорошо делать свое дело, даже если оно и кажется маленьким.

— К примеру, раскрытие убийства Фреда Роффа, — полушутя заявила Сильвия.

— К примеру, помощь другу. Я не позволю вести с Рексом двойную игру и подставлять его под удар. Мне совсем не нравится, как Гиффорд ведет это дело. Он позволяет Карру определять ход событий, а когда дело дойдет до решительной схватки и Карр превратит окружного прокурора и все правоохранительные органы в посмешище, Гиффорд взвалит вину на шерифа, заявив, что тот не сумел собрать нужные для вынесения обвинительного приговора доказательства. И его заявление будет звучать убедительно, потому что имеется достаточно косвенных улик, чтобы простые люди уверовали в вину этого Фарли.

— Но разве этого возможно вообще избежать, Дуг? Я хочу сказать, что Рекс Брэндон в любом случае зависит от окружного прокурора, и если тому вздумается подставить шерифа…

— У нас, видимо, есть лишь один выход, — сказал Селби.

— Какой?

— Найти веские улики, чтобы осудить Фарли, если он действительно виноват. Но если он не виновен, надо найти настоящего убийцу, доказать его вину и одновременно невиновность Фарли.

— Ты полагаешь, Фарли не виноват?

— Пока не знаю, но пытаюсь выяснить.

— Карл Гиффорд будет вне себя, когда узнает, чем ты занимаешься.

— Точно.

— Это не останавливает тебя?

— Нет.

— Но, помнится, еще недавно ты не хотел, чтобы Карл Гиффорд подумал, будто ты лезешь не в свое дело.

Селби в ответ рассмеялся:

— Я постараюсь сделать все таким образом, чтобы завершить это дело до того, как раздастся громкая критика.

— Пока у них недостаточно улик, чтобы добиться обвинительного приговора?

— Конечно. Чтобы доказать обвинение в убийстве, практически всегда требуется выявить мотивы преступления. А чтобы выявить мотивы, необходимо очень много знать обо всех лицах, вовлеченных в дело. Убийца жив. Он может использовать различные уловки, чтобы запутать следствие. Покойник на это не способен. Поэтому первый принцип в расследовании убийства — узнавай все, что можно, о жертве.

— Ты всегда так работал, Дуг?

— Так работали мы — Рекс Брэндон и я, и, полагаю, это верный метод.

Несколько минут оба молчали. Сильвия Мартин вначале смотрела в окно, потом закрыла глаза и, откинувшись на мягкую спинку сиденья, сонно пробормотала: — Эти убийства вносят такую неразбериху, но все равно хорошо, что ты вернулся…

Она уснула, так и не кончив фразы, и голова ее легла на плечо спутника.

С автобусной станции Лос-Анджелеса они направились прямо в отель «Пальма-Виста». Там до них уже побывали полицейские, поэтому управляющий был не слишком дружелюбен. Он передал всю документацию — буквально всю! — полиции. Да, междугородный телефонный разговор бы…

— Только один? — спросил Селби.

— Да, один.

— Посещал ли Роффа кто-нибудь? Управляющий не знал и с оттенком негодования в голосе сообщил, что в круг его обязанностей не входит слежка за гостями.

— Были ли местные звонки? — спросила Сильвия. Как выяснилось, журнал регистрации телефонных переговоров тоже передан в полицию. Управляющему казалось, что Рофф только один раз останавливался в этом отеле в центре города, но он не был вполне уверен.

Селби слегка подтолкнул локтем Сильвию Мартин и произнес, широко зевая:

— Ну что же, думаю, мы больше ничего не сможем здесь узнать. Мы приехали из Мэдисон-Сити и очень устали. Как насчет свободных номеров?

Управляющий направил их к дежурному клерку, который нашел два свободных одноместных номера. При этом он весьма решительно подчеркнул, что номера расположены на разных этажах.

Селби молча заполнил регистрационную карточку и передал ручку Сильвии Мартин. Когда она тоже зарегистрировалась, Селби с мрачным видом извлек бумажник.

— Мой багаж прибудет позже, — сказал он, — поэтому мы расплатимся заранее. Где здесь поблизости можно найти приличный ресторан?

Дежурный уныло заявил, что теперь хороших ресторанов не сыщешь не только здесь, но и в самом Лос-Анджелесе — качество пищи ужасное, обслуживание из рук вон, а цены до небес.

Он дал Селби сдачу с десятки с таким пессимистическим видом, словно страдал от несварения желудка. Конечно, раньше неподалеку от отеля были один-два приличных ресторана, но теперь они не могут найти рабочих рук, а когда находят, не способны их удержать. Кроме того, сейчас трудно раздобыть хорошие продукты. Понимаете, им приходится жарить на прогорклом жире, в перегретых духовках, подавать без приправ, а уж о ценах и говорить нечего.

Селби направился к лифту, коротко бросив Сильвии:

— Увидимся позже.

Придя в свой номер, Селби сначала вдоволь насладился горячей ванной, а потом вызвал по телефону коридорного. Тот весьма благосклонно выслушал просьбу раздобыть две пачки сигарет высшего класса и бутылку шотландского виски.

— Я смогу разжиться тем, что вы хотите, но это вам будет кое-что стоить.

Селби заявил, что дополнительные услуги, безусловно, должны быть оплачены, и, завершая обсуждение технических деталей сделки, повторил еще раз заказ: виски, две бутылки содовой, много льда, сигареты и два стакана.

— Два стакана? — не удержался коридорный. Селби взглянул ему в глаза.

— А что, есть причины, по которым не может быть двух стаканов?

— Я таких не знаю.

— А вообще-то какие здесь порядки, очень суровые?

— Здесь не терпят шума.

— А если тихо, то все о'кей?

— Тогда все о’кей.

— Вы дежурили позапрошлым вечером?

— Ага.

— Почему это управляющий не хотел, чтобы вы распространялись о Роффе, который останавливался в девятьсот третьем номере?

— Я не совсем усек, что вы хотите сказать.

— Я о дамочке, которая его навещала, — беззаботно произнес Селби. — Так в чем дело?

— А, это. Он боится, что отель получит плохую рекламу. Толкует о нравственности, — сказал коридорный после недолгого колебания. — Я говорю об этом потому, что, видимо, вы и так все знаете.

— Больше его никто не посещал?

— Насколько я знаю, лишь она. Перед ее приходом он заказал выпивку в номер. Лично я считаю, что это никого не колышет, но газеты… ну, в общем, нечего об этом толковать. Как вы-то об этом узнали?

— Просто я знаком с ней, — небрежно бросил Селби. — Она в порядке, правда?

— В большом порядке. Вошла, словно хозяйка, села в лифт и поднялась на девятый. Мы-то знаем, что она там не живет. А когда девка так действует, мы всегда смотрим, куда это она направляется. Выяснили, что она в девятьсот третьем номере, и управляющий велел мне походить около, чтобы там не было шума.

— Ну и как, шум был?

— Никакого. Она правильная крошка — вышла через час и отправилась по своим делам. Лично я считаю, что она и не выпила ни капли. Думаю, я не наболтал лишнего? Да вы ведь сами все знаете.

— Конечно, знаю, — успокоил парня Селби и сунул ему еще один доллар.

Когда коридорный, выполнив заказ, ушел, Селби позвонил Сильвии:

— Приходи ко мне, выпьем немного.

— А скандала не будет?

— Не будет, если не поднимать шума. Командование дало мне свои заверения. Она рассмеялась:

— Обещаю вести себя тихо-тихо. Буду через пять минут.

Услышав легкий стук, Селби открыл дверь. Он плеснул в стакан виски, долил содовой и, улыбнувшись, сказал:

— Итак, за преступление.

— За преступление. Дуг, скажи, пожалуйста, почему ты выглядишь, словно кот, только что выцарапавший из клетки канарейку и слопавший ее?

— Просто я поставил себя на место Роффа.

— Какое это имеет отношение к твоему виду?

— Знаешь, если бы я был адвокатом, добывшим новые ценные факты, и решил бы торговать информацией, я, конечно, остановился бы на том, кто больше даст.

— Ну-ну, я слушаю.

— Рофф прибыл на поезде. Поезд проходил через Мэдисон-Сити. Но он там не сошел, а доехал до Лос-Анджелеса и остановился в этом отеле. Через некоторое время позвонил в Мэдисон-Сити. Следовательно, если Рофф с самого начала хотел переговорить с кем-то из Мэдисон-Сити, он бы сошел с поезда там. Когда ты продаешь информацию тому, кто больше даст, то не ограничиваешься одним покупателем.

— Так ты полагаешь, что Рофф говорил с А. Б. Карром?

— Я полагаю, он говорил с Анитой Элдон. Не думаю, что он хотел бы иметь дело с другим адвокатом. То есть он хотел в первую очередь поговорить с клиентами, а с адвокатом — лишь если этого нельзя избежать.

— Однако же он звонил Инес Стэплтон.

— Потому что не было иного выхода. С той стороны имеются два клиента, и Инес — единственный человек, способный свести их вместе. С противной стороны в деле всего лишь один клиент — Анита Элдон.

— Ты уверен, что Анита навещала Роффа?

— Нет. Я лишь предполагаю это. У меня нет официальных полномочий, чтобы произвести полное опознание. Вот если бы имелась фотография…

— Но она имеется, Дуг!

— У тебя?

— Ну конечно. Неужели ты полагаешь, что «Кларион», освещая спор о миллионном наследстве, в котором красавица блондинка пытается подобраться к банке с вареньем, не опубликует фото? Глаза Селби загорелись.

— Фотография той блондинки, какой она была первоначально, или в том виде, который ей придал Карр?

Сильвия рассмеялась:

— Здесь Старый АБК и дал маху. Он забыл о ее тщеславии. Она могла согласиться на то, чтобы предстать перед присяжными простой, застенчивой маленькой девочкой, потрясенной этим жадным миром, но она не могла позволить себе появиться в таком виде в газете.

— Фотография с тобой?

— Собственно, это не фотография, а газетные гранки.

— Давай взглянем на нее.

Сильвия вынула из сумочки листок размером восемь дюймов на десять, на котором были воспроизведены тои фотографии. В центре сияла роскошная красота Аниты Элдон. Слева от нее разместился А.Б. Карр, разворот головы подчеркивал четкость линий лица и вдумчивый взгляд. Справа было фото Инес Стэплтон. Подпись внизу гласила: «Великолепная главная героиня и противостоящие друг другу адвокаты в битве за миллион долларов. Дело о спорном завещании слушается в настоящее время в суде графства».

— Думаю, это годится, — сказал Селби.

С листком в руке он подошел к телефону и вызвал коридорного.

Как только раздался стук, Селби открыл дверь.

Коридорный бросил на Сильвию циничный оценивающий взгляд много повидавшего, давно расставшегося со всеми иллюзиями человека и повернулся к Селби, ожидая вопроса.

— Не могли бы вы опознать по фотографии женщину, которая посещала гостя в девятьсот третьем номере позавчера вечером?

— Попытаюсь, — ухмыльнулся коридорный. — Я никогда не забываю красивых девушек, — добавил он, одарив Сильвию еще одним взглядом. Селби протянул коридорному листок:

— Это она?

Коридорный несколько секунд задумчиво изучал фотографию, а потом уверенно заявил:

— Она, точно.

В голосе Селби слышалось возбуждение:

— Вы уверены?

— Абсолютно уверен. Это очень хорошая фотография.

— Иными словами, — продолжал Селби, — если дело дойдет до опознания, вы сможете поклясться, что видели здесь, в номере Роффа, эту женщину? — Он постучал пальцем по фотографии Аниты Элдон.

— Эй, постойте. О какой из них вы толкуете? — спросил коридорный.

Селби еще раз постучал по фото Аниты Элдон. Коридорный отрицательно помотал головой.

— Вот та красотка, которая приходила сюда, — сказал он, уверенно ткнув указательным пальцем в фотографию Инес Стэплтон.

Глава 17

Окно кабинета Инес Стэплтон все еще светилось. Селби тяжело поднялся по ступеням, ноги, казалось, от усталости налились свинцом. Сердце билось тяжелыми толчками. Пройдя по коридору, он попытался войти в приемную, но дверь оказалась запертой. Селби постучал сначала тихо, потом громче.

Послышались шаги. Ручка двери начала поворачиваться, потом стоящий внутри, видимо, заколебался, и голос Инес Стэплтон спросил:

— Кто там?

— Это я, Дуг, Инес.

— Ты один?

— Да.

Она открыла дверь и впустила Селби.

Инес выглядела осунувшейся и побледневшей. От утомления под глазами появились синяки. Лицо казалось отрешенным, однако голову Инес держала гордо, спина была выпрямлена.

— Пытаюсь найти новое юридическое оружие, — произнесла она, и улыбка едва тронула уголки ее губ. — Пока все — полнейшая чепуха.

— Мне надо поговорить с тобой, — сказал Селби. — Правда, ты так устала, что я делаю это крайне неохотно.

— Все в порядке. Я как раз решила все закончить и отправиться домой.

— Уже второй час ночи, — заметил Селби.

— Я знаю.

Селби прошел вслед за ней в кабинет и уселся в кресло рядом со столом, на котором громоздились стопки юридической литературы. Листок блокнота, лежащего перед Инес, был весь испещрен заметками.

Селби заговорил мягко, но в его голосе можно было расслышать упорство и настойчивость.

— Фред Альбион Рофф, — начал он, — был убит в отеле «Мэдисон». Последнюю ночь перед гибелью он провел в Лос-Анджелесе. Записи в регистрационном журнале говорят о том, что он звонил в твой офис.

— Это не новость, Дуг.

— Конечно, не новость, а всего лишь предисловие:

— К чему, Дуг?

— Яд в номер доставил официант отеля Генри Фарли. У него уголовное прошлое… Некоторое количество яда было найдено в его комнате.

— Ну и что?

— Его защищает А.Б. Карр.

— Мне известно все, о чем ты говоришь.

— Карр подтолкнул Гиффорда формально предъявить обвинение в убийстве официанту. На предварительном слушании Карр не станет бороться, и будет назначен суд. Это означает, что Гиффорд будет вынужден обвинять Фарли в предумышленном убийстве с отягчающими обстоятельствами.

— Да, я тебя слушаю.

— Пока Гиффорд не смог найти мотива убийства.

— Но каким боком вся эта история касается меня?

— Она касается меня, — сказал Селби. — Это я и пытаюсь объяснить тебе с самого начала. Рекс Брэндон — мой друг. Если обвинение против Фарли лопнет, весьма вероятно, Карл Гиффорд сумеет выскочить целым и невредимым. Всю вину он переложит на шерифа, который якобы палец о палец не ударил с самого начала следствия.

— Но это лишь твое предположение, не так ли?

— Да, предположение, но вполне обоснованное. И я не хочу, чтобы оно реализовалось. Мне надо узнать как можно больше, прежде чем начнется предварительное слушание по делу Фарли. Полагаю, ты способна сообщить мне некоторые факты.

— Никаких комментариев, — произнесла Инес, ее губы затвердели, от крыльев носа к уголкам рта протянулись две тонкие морщинки.

— Мне следует еще кое-что сказать тебе. Сегодня, чтобы найти новые факты, я съездил в Лос-Анджелес.

— Один? — В тоне, которым был задан вопрос, явно слышалась насмешка.

— Со мной была Сильвия Мартин.

— Видимо, лишь из чувства дружбы к Рексу Брэндону?

Селби не среагировал на эту ремарку и продолжал:

— Мы побывали в отеле, где провел ночь Фред Альбион Рофф. У меня было предчувствие, что он имеет какое-то отношение к делу о наследстве, и я считал, что Анита Элдон могла посетить его в номере. Я показал коридорному ее фотографию. Это была серия снимков, которая появится в утреннем выпуске «Кларион». Парень показал на фотографию женщины, посещавшей Роффа в номере. Но это была не Анита Элдон. Это была ты.

После слов Селби наступило долгое молчание. Воздух в кабинете казался затхлым, особенно после свежего дыхания ночного ветра. Селби ощущал острый запах переплетенных в кожу юридических фолиантов, долго покоившихся на полках.

— Что скажешь? — спросил экс-прокурор. Подбородок Инес поднялся еще выше.

— Никаких комментариев.

— Тебе не удастся отделаться так просто, Инес, — терпеливо принялся объяснять Селби. — Я не привел с собой Сильвию, потому что… потому что это было бы неправильно.

— Но почему же неправильно?! — взорвалась Инес. — Ты вполне можешь носить ее вокруг шеи вместо шарфа! Ты здесь уже два дня, а для меня выкроил лишь полчаса. Ты носишься везде…

— Я хочу сказать лишь то, — прервал ее вспышку Селби, — что Сильвия Мартин работает в газете. Ее профессия — репортер, она обнаружила интересные для печати факты и намерена их опубликовать.

— Ну и пусть публикует.

— Когда это произойдет, А.Б. Карр извлечет для себя максимальную пользу. С видом оскорбленной невинности он заявит, что, останься Фред Альбион Рофф жив, он бы взорвал твою версию в деле и что, конечно, хоть ты и не принимала участия в убийстве, но, несомненно, извлекла из него пользу и теперь наводишь тень на плетень. Для того чтобы выиграть дело о наследстве, ты сознательно позволяешь, чтобы его клиент Генри Фарли был обвинен в убийстве, а между тем стоит тебе заговорить — и нелепое обвинение тут же отпадет.

Взгляд Инес вновь обрел твердость.

— Никаких комментариев, — выпалила она воинственно.

Селби поднялся и медленно обошел вокруг стола. Его левая рука легла на плечо Инес, а правой он провел по ее лбу, разглаживая морщинки напряжения и беспокойства.

— Не надо, Инес. Расскажи, по крайней мере, хотя бы мне. Может быть, мы вместе что-то придумаем.

Вдруг он почувствовал, что кончики пальцев, коснувшиеся ее щек, стали влажными, и увидел, как из-под плотно закрытых век покатились слезы. Лицо Инес исказилось, она оттолкнула его руки, уронила голову на стол и зарыдала.

Селби почувствовал себя неуклюжим мужланом. Совершенно не представляя, как нужно себя вести в подобных ситуациях, он вернулся к своему стулу и решил дать девушке выплакаться.

Только минут через пять она подняла на него опухшие от слез глаза, вытерла лицо носовым платком и сказала:

— Хорошо. Ты победил. Побеждают, кажется, все, кроме меня.

— Я не победил, Инес, я всего лишь старался помочь.

— Помочь… кому?

— Тебе.

— И Сильвии Мартин, и Рексу Брэндону?

— Ну хорошо, — ответил он, — я хочу помочь вам всем, помочь моим друзьям.

— Дуг, я не имею права говорить.

— Но почему?

— Если я что-то скажу, это появится в газете. А если это появится в газете, последние шансы моих клиентов будут выброшены в окно.

— Даже мне ты не можешь рассказать?

Она покачала головой:

— Я юрист, Дуг, адвокат, защищающий интересы клиента.

— Но если ты не скажешь, твои шансы выиграть дело так или иначе отправятся в окно, — сказал печально Селби.

— Они уже там в любом случае. А.Б. Карр со своей отеческой ласковостью и печальной галантностью джентльмена по отношению к этой маленькой хищнице; Беркли Стэнтон, напыщенно топчущийся в зале суда, весь раздувшийся от самодовольства. Боже мой! Меня от всего этого просто тошнит!

— Все-таки, я думаю, будет лучше, если ты мне все расскажешь.

— Нет. Я не могу и не буду. Ни за что?

— Рассказывай.

— Не хочу!

— Но ведь я буду вынужден все сказать Рексу, Инес, — со вздохом произнес Селби. — Газета уже знает. Соберется Большое жюри. Тебя вызовут повесткой.

— У меня есть право на привилегированную информацию.

— Полученную только от клиента, и ни от кого более.

— Дуг, но я не могу сказать, что произошло.

— Но тебе так или иначе придется это сделать. Неожиданно в ее взгляде мелькнул луч надежды.

— Дуг, ты можешь кое-что сделать для меня?

— Что?

— Выступи в деле вместе со мной.

— Каким образом?

— Стань моим партнером, еще одним адвокатом. Вот тогда я смогу говорить с тобой обо всем. Я в ужасном положении и не знаю, как из него выбраться. Я вообще ничего не знаю, брожу в полной тьме, не могу ни с кем посоветоваться, чтобы не предать интересы клиента. Но если ты станешь моим партнером… Послушай, Дуг, я отдам тебе половину гонорара, я…

Он с сомнением покачал головой.

— Нет, ну, конечно нет, — сказала она утомленно. — Ты трудишься, помогая всем, кроме…

— Ладно, гонорар делить не станем, — улыбаясь, прервал ее Селби. — Вернешь мне мои затраты по делу, и то если выиграешь. Я — твой партнер, по крайней мере до завтрашнего вечера, ведь завтра кончается мой отпуск.

Инес залила Селби потоком слов, кажется, еще толком не осознав смысла того, что он ей сказал:

— Этот человек позвонил позапрошлым вечером и заявил, что хочет обсудить со мной дело о наследстве. Он рассматривает возможность стать моим партнером, для этого и приехал в Канзас. Он располагает новыми, не известными никому сведениями, вступает в дело без предварительных условий и не потребует ни цента, если оно будет проиграно.

Ты не можешь себе представить мое тогдашнее состояние. Я упорно работала и поняла, что по закону практически невозможно доказать «незаконное моральное давление», особенно в случае спорных завещаний. Ну, ты и сам знаешь.

— Значит, ты побывала у Роффа? — подсказал ей Селби.

— Вначале я поговорила с ним по телефону, но он хотел повидаться лично. Я предложила встретиться на следующий день, однако Рофф ответил, что увидеться надо немедленно, завтра будет слишком поздно.

— И ты отправилась.

— Да, поехала на своей машине. Я не выключила свет в кабинете, так, на всякий случай, если кто-нибудь захочет проверить, где я.

— Встреча состоялась?

— Да.

— Что он сказал?

— Это было ужасно, Дуг, то, что мне пришлось услышать.

— Выкладывай.

— Рофф сказал, что у него есть план действий, который позволит мне выиграть дело, имеются нужные свидетели и доказательства. С другой стороны, стоит ему шевельнуть мизинцем — и дело пойдет иным путем. По его словам, на следующий день утренним поездом прибывает свидетель — имя не упоминалось, — от которого зависит исход дела: моя победа или поражение. Он сказал, что, если мы сумеем договориться, он даст мне в руки железные доказательства и я выиграю дело. Однако мне никогда не удастся добиться нужного результата, пытаясь доказать «незаконное моральное давление», особенно с моими свидетелями. А затем он перешел к проблеме, которая и вывела меня из себя. Он потребовал себе пятьдесят центов с доллара.

— То есть половину твоего гонорара? — уточнил Селби.

— Не половину гонорара, а половину всего состояния. Он сказал, что мы составим нечто вроде контракта, согласно которому он гарантирует выигрыш дела, а взамен получает обговоренный гонорар. Он также обеспечивает обработку свидетелей. Я поняла, что одному из них надо будет заплатить, а второго, который мог бы поклясться, что Элеонор ненавидела своих брата и сестру еще до того, как появилась Марта Отли, следует вывезти из страны.

— Что ты на это ответила?

— Что ничего делать не стану, а он, по моему мнению, хочет лишь примазаться к делу.

— Дальше.

— Дальше он улыбнулся и сказал, что, хотя и предвидел такой ответ, ему все же хотелось предоставить мне шанс… Затем он заявил, что будет в Мэдисон-Сити, и если я изменю свое мнение до девяти двадцати утра, то смогу найти его в отеле «Мэдисон». Если я не сделаю этого к назначенному сроку, потом будет слишком поздно.

— И что же ты сделала?

— Вернулась домой.

— Теперь, Инес, давай начистоту, — произнес Селби. — Это очень важно. Ты сообщила что-нибудь своей клиентке?

— Да, я сказала ей все.

— Барбаре Хонкат?

— Да.

— Когда?

— Около восьми утра, я позвонила ей в отель.

— Почему ты решила ей все рассказать и что она ответила?

— Я точно передала, что произошло и что я сделала. Я сказала, что этот человек хочет примазаться к делу, что мне не нравится влиять на свидетелей и что я терпеть не могу шантажа, высказанного даже в завуалированной форме.

— И твоя клиентка согласилась с тобой?

— Да.

— Она поделилась этими сведениями с братом?

— Думаю, поделилась.

— А с Беркли Стэнтоном?

— Надеюсь, что нет. Пронеси, Господь!

— Но ты не знаешь точно, говорила она с ним или нет?

— Не знаю.

— Ты встречалась с Фредом Роффом после его приезда в Мэдисон-Сити?

— Нет.

— Предпринимала попытки встретиться?

— Нет. Я решила, что буду выгребать сама на своем каноэ. Я не желаю, чтобы подобный, с позволения сказать, юрист был замешан в этом деле.

— Но почему ты не рассказала обо всем Рексу Брэндону?

— Неужели ты сам не понимаешь, Дуг! В этом случае я должна была бы сказать и о свидетеле, готовом поклясться, что Элеонор ненавидела брата и сестру. Свидетель должен был прибыть в Мэдисон-Сити на поезде. Ты помнишь, Рофф справлялся по телефону, не опаздывает ли поезд? Если бы я все рассказала, то Карр, получив эту информацию, нашел бы свидетеля и даже крошечные шансы выиграть дело были бы утеряны.

— Как развивались события в суде после дневного перерыва? — спросил Селби.

— Ничего особенного не произошло. Выслушали одного из свидетелей, подписавших завещание. Этого хотел Стэнтон. Кажется, все свидетели, которых мы вызывали, выступают против нас. Но когда сражаешься за проигранное дело, цепляешься за соломинку. Мы наугад пытались выудить из показаний нечто полезное для нас.

— Ну и что получилось?

— На свидетельское место был приглашен некий Франклин Д. Доусон. Он выступил весьма впечатляюще. Рассказал о том, как Элеонор Престон пришла подписывать завещание, как она сказала Марте Отли: «Оставайтесь в приемной. Я не хочу, чтобы вы были рядом со мной в момент подписания, иначе мой братец с сестрицей поднимут шум, узнав, что деньги ускользнули из их жадных лап».

— И затем?

— Затем она вошла в кабинет Карра, подписала завещание, после чего адвокату потребовались подписи свидетелей. Одним свидетелем стала его секретарша, вторым — этот самый Франклин Д. Доусон, ожидавший Карра по другому делу. Карр пригласил его подписать завещание. Он вошел в кабинет и, естественно, клянется, что Элеонор Престон находилась в трезвом уме и твердой памяти и что она попросила его засвидетельствовать завещание своей подписью.

— Что еще?

— О, — простонала Инес, — Стэнтон все время декламировал и, причитая, бегал по залу. Дело дошло до того, что, как только он открывал рот, присяжные начинали смеяться.

— Свидетель был отпущен?

— Нет. Утром, когда откроется сессия, я должна буду продолжить допрос… Я, право, не знаю, чего мы сможем добиться, но Стэнтон настаивает на том, чтобы мы использовали все шансы. Я попытаюсь доказать, что Марта Отли сопровождала Элеонор Престон в кабинет Карра и присутствовала там в момент подписания завещания.

Селби поднялся со стула и начал мерить шагами кабинет.

— Ты должна рассказать о своей встрече с Роффом. Если ты не расскажешь, о ней станет известно так или иначе. Это не имеет отношения к привилегированной информации. Клиентка ничего тебе не сообщала, все сведения исходили от Фреда Роффа, и в них может быть скрыт мотив убийства.

— Ну ясно, — сказала Инес. — Дадим понять Карру, что лишь только я сообщила обо всем своей клиентке, как та отправилась убивать Роффа и…

— А вот это совсем не обязательно, ты можешь не докладывать, что говорила со своей клиенткой.

— Я-то не скажу, но вместо меня заявление сделает Карр. Он, возможно, найдет того свидетеля и…

— Я не очень уверен, Инес, что такой свидетель вообще существует.

— Что ты хочешь этим сказать, Дуг?

То, что Рофф находился в трудном положении. Он не мог сделать свое предложение честно и открыто, так как ты могла догадаться о его замыслах. У него, конечно, могли быть два свидетеля, но мог быть и только один. Лично я считаю, что был лишь один свидетель — женщина. Мужчина в поезде должен был лишь следить за ней. Он ехал только для того, чтобы не дать ей сойти по пути. Именно поэтому он находился в сидячем вагоне. Он мог выходить на перрон на каждой станции и следить за спальным вагоном, в котором ехала женщина.

— Дуг, я не понимаю, о чем ты говоришь.

— Но, — продолжал Селби, — у Роффа был какой-то ход, который, как он полагал, мог бы помочь выиграть дело; иначе он не выдвинул бы свое предложение.

— Конечно, изолировать свидетеля.

— Ты не смогла бы выиграть дело лишь в результате изоляции свидетеля. У Роффа было припрятано что-то в рукаве, с чем он приехал из Канзаса. Нам надо продумать все очень тщательно, Инес. Надо поставить себя на место убитого и попытаться восстановить ход его мыслей. Может быть, тогда мы догадаемся, каким образом он хотел выиграть дело.

— С чего начнем?

— Во-первых, хочешь ты или нет, мы сообщим Рексу Брэндону о том, что произошло.

— И Сильвии Мартин? — не удержалась Инес. Селби взглянул ей прямо в глаза.

— Ты сама дашь Сильвии Мартин эксклюзивное интервью. Помни, теперь я твой партнер.

Селби неторопливо поднял трубку телефона и набрал номер.

Глава 18

Воздух в зале суда был весь пропитан напряженным ожиданием. Статья в «Кларион» о контакте Инес Стэплтон с убитым и о ее поспешной поездке в Лос-Анджелес произвела глубочайшее впечатление на обывателей.

Судья Фэйрбенкс поднялся к своему креслу, и сообщение о начале заседания прозвучало в полной тишине. В зале не было слышно даже шепота, все боялись оторвать глаза от участников разыгравшейся перед ними судебной драмы.

Инес Стэплтон встала и произнесла:

— Ваша честь, я пригласила майора Дугласа Селби быть моим партнером и принять на себя обязанности одного из адвокатов Барбары Хонкат.

— Имеются ли какие-либо возражения? — задал вопрос судья Фэйрбенкс, отдавая дань требованиям формальной вежливости.

Карр, сияя улыбкой, поднялся на ноги:

— Нет, ваша честь, никаких. Больше того, я хочу сказать, не для протокола, а для всеобщего сведения: мне чрезвычайно приятно видеть в качестве своего оппонента столь выдающегося и способного юриста.

Селби с улыбкой поклонился, Карр вернул поклон с выражением искренней доброжелательности.

— Франклин Д. Доусон приглашается занять свидетельское место, — сказал судья Фэйрбенкс. — Я полагаю, вы готовы приступить к допросу, мисс Стэплтон?

— Свидетеля допросит мистер Селби, — ответила Инес.

— Прекрасно, займите ваше место, — сказал судья, обращаясь к Доусону.

Доусон, крупный, широкий в кости человек, манеры которого оставляли впечатление грубоватой искренности, устроился на свидетельском месте.

— Насколько я понял из ваших вчерашних показаний, — начал Селби, — вы находились в конторе мистера Карра в то время, когда туда пришли Элеонор Престон и Марта Отли.

— Да, это так.

— Сколько времени вы там находились?

— Четыре или пять минут.

— У вас была назначена встреча с мистером Карром?

— Не вижу, какое отношение к делу имеет данный вопрос, — произнес свидетель.

— Я имею право знать все сопутствующие делу факты. Это может оказаться важным, — заметил Селби.

Карр улыбнулся и грациозно махнул рукой.

— С моей стороны протеста нет. Абсолютно. Пусть свидетель отвечает.

— Да, у меня была назначена встреча.

— Вы по телефону договорились о том, что мистер Карр вас примет?

— Да.

— Не помните, случайно, сколько было времени, когда вы вошли в контору?

— Около трех часов пополудни.

— В котором часу должна была состояться встреча?

— В три часа.

— К вашему приходу Элеонор Престон и Марта Отли уже были на месте?

— Нет, они появились позже. Я уже вам говорил.

— Я помню. Минут через пять, не так ли?

— Да.

— Итак, встреча была назначена на три часа, вы прибыли в три и в течение пяти минут все же ожидали в приемной?

— Думаю, что так. Да, так.

— Затем вошли две женщины и сели.

— Да.

— Сели рядом одна с другой?

— Да.

— Совсем рядом?

— Бок о бок. На диванчике у дальней стены.

— Вы могли слышать, о чем они говорили между собой?

— Нет.

— Насколько я понял, вы показали, что Элеонор Престон сказала Марте Отли, чтобы та ждала в приемной и не входила в кабинет, когда будет подписываться завещание.

— Да, я это слышал. Она сказала, что у ее родственников загребущие руки и они постараются использовать любую зацепку.

— Вы все это сами слышали?

— Да.

— Слышали совершенно четко?

— Да.

— Но вы не слышали всей остальной беседы?

— Насколько я помню, нет, не слышал.

— Как получилось, что вы услышали именно эту часть разговора? Элеонор Престон повысила голос?

— Наверное, так, потому что эти слова я услышал.

— В тот момент, когда Элеонор Престон сделала свое заявление, женщины сидели рядом на диванчике?

Свидетель слегка поерзал на стуле, искоса взглянул на Карра и сказал:

— Кажется, Элеонор Престон поднялась на ноги.

— А как насчет Марты Отли? Она стояла или сидела?

— Она… по-моему, сидела.

— Итак, мисс Престон встала и сделала свое заявление, одновременно повысив голос, чтобы вы могли слышать ее слова?

— Не совсем так.

— А где она в тот момент находилась? У края диванчика, на котором сидела Марта Отли?

— Нет, она была уже у дверей кабинета мистера Карра.

— Значит, мистер Карр уже распахнул дверь кабинета, не так ли?

Свидетель покашлял, опять искоса взглянул на Карра и произнес:

— Да, сэр, мне кажется, что он ее открыл.

— И мисс Престон стояла у двери?

— Да.

— А Марта Отли продолжала сидеть?

— Да, так.

Свидетель начал проявлять признаки беспокойства.

— То есть она не меняла положения с того момента, когда обе женщины уселись рядом?

— Да.

— Следовательно, у мисс Престон не было повода повышать голос и предлагать миссис Отли оставаться на своем месте?

Что вы этим хотите сказать, сэр?

— Марта Отли не пыталась последовать за мисс Престон в кабинет мистера Карра, не так ли?

— Простите, ваша честь, — вмешался Карр, — я весьма снисходителен по отношению к коллеге, потому что хочу, чтобы все обстоятельства стали известны суду, но мне кажется, то, что делает сейчас мистер Селби, является пристрастным допросом вызванного им свидетеля, что, как известно, недопустимо.

— Суд считает, что допрос идет в полном соответствии с установленным порядком, — заявил судья Фэйрбенкс. — Нам ясно, что данный свидетель, по существу, является враждебным по отношению к допрашивающей стороне и был вызван ею лишь в силу необходимости. Продолжайте.

— Ну так как? — спросил с улыбкой Селби. — Пыталась ли Марта Отли последовать за мисс Престон?

— Я полагаю, она могла сделать это. Улыбка на лице Селби стала еще шире.

— Нас не интересуют ваши предположения, мы не хотим знать, что вы думаете по поводу того, как могла поступить миссис Отли в данных обстоятельствах. Мы заинтересованы в выяснении лишь одного факта — пыталась ли в действительности Марта Отли последовать за Элеонор Престон в кабинет мистера Карра?

— Ладно. Нет, насколько я помню, не пыталась.

— Таким образом, замечание Элеонор Престон, весьма своевременно сделанное громким голосом, чтобы вы могли его услышать, не было вызвано существовавшими обстоятельствами?

— Протестую, — сказал Карр, — вопрос предполагает необходимость умозаключения со стороны свидетеля.

— Протест принимается на заявленном основании, — вынес решение судья Фэйрбенкс. — Присяжным излагаются только факты, выводы и умозаключения предоставляется сделать им самим.

— Вы совершенно уверены в том, — упорно продолжал Селби, — что Элеонор Престон сказала Марте Отли, чтобы та не пыталась следовать за ней в кабинет?

— Да, сэр.

— И в том, что после того, как эти слова были сказаны, Марта Отли не пыталась последовать за мисс Престон?

— Нет. По-моему, нет.

— Она сидела совершенно неподвижно?

— Да, сэр.

— Значит, это абсолютно ненужное замечание было сделано громким голосом, и вы услышали его, когда Элеонор Престон подошла к двери кабинета мистера Карра и, повернувшись, увидела, что Марта Отли все так же спокойно сидит на диванчике?

— Да, сэр.

— Не поразила ли вас в тот момент неуместность поступка мисс Престон? Может быть, если вы пороетесь в памяти, то найдете ошибку в показаниях? Странно, что это замечание не удивило вас и не показалось вам непонятным и ненужным.

— Это заявление коллеги носит явно дискуссионный характер, — вмешался Карр.

— Да, я позволил себе его лишь для того, чтобы указать свидетелю на несоответствия в его показаниях и попросить его объяснить эти несоответствия.

— Не было никаких несоответствий! — выпалил Карр. — Он говорил одно и то же все время.

— Но то, что он говорил, не соответствует фактам, — бросил Селби.

Судье Фэйрбенксу пришлось вмешаться:

— Прошу адвокатов сохранить свои аргументы на будущее, когда они станут их излагать присяжным; в то же время я позволяю допрашивающей стороне указать свидетелю на возможность расхождения его показаний с фактами.

— Ладно, — неожиданно взорвался свидетель, — если я должен сказать, как все случилось, то я скажу… Вначале они обе вошли в кабинет Карра, а через одну-две минуты миссис Отли вышла оттуда и вернулась на то место, где сидела раньше. После этого Элеонор Престон подошла к двери и сказала, чтобы Марта Отли не пыталась входить в кабинет, когда она станет подписывать завещание.

Селби улыбнулся:

— Значит, все-таки Марта Отли входила в кабинет и пыталась присутствовать при подписании завещания?

— Об этом я не знаю.

— Но она входила в кабинет вместе с мисс Престон?

— Да, в первый раз.

— Затем вернулась?

— Да.

— И уже после того как она заняла свое место на диванчике, Элеонор Престон остановилась у дверей кабинета мистера Карра и произнесла свою маленькую речь?

— Да.

— Она говорила громко, через всю приемную?

— Да, через всю приемную.

— А мистер Карр стоял рядом с ней в дверях?

— Да.

— И до того, как она приказала Марте Отли не следовать за ней, та сначала вошла в кабинет, потом была отослана назад и успела занять свое место?

— Да, сэр.

— Следовательно, эта маленькая речь могла быть произнесена мисс Престон по совету нашего достойного современника, почтенного А.Б. Карра?

— Протестую, ваша честь, — заявил Карр тоном уязвленного достоинства, но его протест утонул в громком смехе зрителей.

Судья Фэйрбенкс сурово взглянул на Селби.

— Я полагаю, майор Селби, право на выводы мы должны оставить за присяжными.

— Хорошо, ваша честь, — ответил Селби и повернулся к свидетелю. — Итак, после того как эта речь была произнесена, мистер Карр пригласил вас в свой кабинет засвидетельствовать завещание?

— Да.

— И вы засвидетельствовали его?

— Да.

— В присутствии секретарши мистера Карра, которая выступала в качестве второго свидетеля?

— Верно.

— Что вы сделали после этого?

— Я вышел.

— Из кабинета мистера Карра назад в приемную?

— Да, сэр.

— А оттуда на улицу?

— Да, сэр.

Селби сказал с изрядной долей удивления:

— А я-то полагал, у вас была назначена встреча с мистером Карром.

— Так и было.

— Деловая встреча?

— Мистер Карр попросил меня заскочить к нему.

— Он просил вас это сделать днем раньше?

— Да.

— Он объяснил, для чего это нужно?

— Ну, значит… он сказал, что я смогу оказать ему услугу, если я… Сказал, что хотел бы видеть меня в своей конторе. Он желал, чтобы я… просил, чтобы я пришел.

— Да, конечно. Вы чем-то обязаны мистеру Карру?

— Что вы имеете в виду?

— Вы должны ему деньги? Может быть, гонорар?

— Да.

— Он оказывал вам юридические услуги?

— Да.

— Услуги какого рода?

— Ваша честь, я протестую, — заявил Карр. — Это вопрос абсолютно незаконный, не относящийся к делу и лишенный смысла. Он демонстрирует пристрастность свидетеля.

— Я принимаю протест в части, касающейся существа юридических услуг, — вынес решение судья Фэйрбенкс.

— Вопрос общего характера, — сказал Селби. — Являлся ли мистер Карр вашим адвокатом, когда вам было предъявлено обвинение в уголовном преступлении?

— Ваша честь! — воскликнул Карр с болью в голосе. — Я возобновляю свой протест…

— Протест принимается.

— Итак, — сказал Селби, — мистер Карр пригласил вас прийти в его контору с единственной целью — быть свидетелем при подписании этого завещания, чтобы в том случае, если его будут оспаривать, вы могли занять свидетельское место и показать то, что показали сегодня.

— Это тоже является умозаключением для свидетеля. Я должен сказать, что допрос ведется весьма недоброжелательно и несправедливо по отношению к свидетелю, — заявил Карр.

— Согласен, для свидетеля это может явиться умозаключением, — сказал судья. — Но адвокат имеет право задать вопрос в иной форме.

— Благодарю, ваша честь, я так и сделаю. Была ли у вас проблема, которую вы намеревались обсудить с мистером Карром во время посещения его конторы?

— Ну… я…

— Да или нет?

— Нет.

— Вы пришли в контору, так как на три часа у вас была назначена встреча. После того как вы прождали примерно пять минут, в приемную вошли две женщины. Вы не протестовали против того, что мистер Карр принял их в своем кабинете раньше вас, в то время как прием был назначен вам. Вы подождали, пока мистер Карр не пригласил вас, после чего прошли в кабинет, подписали пункт завещания, касающийся свидетелей, и ушли. Я точно изложил ход событий?

— Да.

— Когда вы уходили, Элеонор Престон оставалась в кабинете мистера Карра?

— Да.

— А Марта Отли сидела в приемной?

— Да.

— И у вас в тот день не было иных деловых вопросов, чтобы обсудить их с мистером Карром?

— Нет.

— Это все, — сказал Селби с улыбкой.

Доусон вытер ладонью капельки пота со лба и весьма поспешно убрался со свидетельского места.

— Ваша честь, — сказал Карр, — я протестую против того, что допрос свидетеля был проведен таким образом. Я, конечно, признаю, если хотите, что он был проведен искусно и остроумно, но мне кажется, что в его ходе в адрес свидетеля прозвучало обвинение в совершении им преступления. Я полагал, что присяжные должны быть информированы о том, что коллега не имел права так ставить вопрос, и вытекающие из него показания не должны приниматься во внимание.

Судья Фэйрбенкс ответил:

— Я уже отвел этот вопрос. На свидетеля не может быть брошена тень как на имеющего отношение к совершению преступления. Другое дело — сомнения в его предвзятости… здесь я не так уверен.

— Но, ваша честь, — не успокаивался Карр, — в этом же суть дела. Коллега сумел…

Судья Фэйрбенкс оборвал его довольно резко.

— Я думаю, вопрос ясен, мистер Карр… — начал он, но тут же замолк, бросив недовольный взгляд в направлении источника какого-то шума, возникшего у входа в зал.

Зрители, теснившиеся у входа, беспорядочно двигались. Оказалось, что через них проталкивался шериф Брэндон. В его облике было нечто такое, что заставило всех замолчать. Даже судья Фэйрбенкс, замерев на полуслове, молча наблюдал, как шериф устремился к тому месту, где сидел Селби.

Рекс Брэндон склонился к уху своего друга:

— Ты можешь выйти, Дуг?

— Что случилось? — прошептал Селби.

— Эта маленькая женщина, миссис Ирвин, та, с цветком…

— Что с ней?

— Отравлена.

Селби вскочил, не осознавая, что глаза всех присутствующих в зале неотрывно следят за ними.

— Насколько серьезно? — спросил он. — Смертельно?

— Нет. На сей раз мышьяк. Ей сделали промывание желудка, и, я думаю, леди выкарабкается. Ты можешь попросить суд устроить перерыв или просто сбежать отсюда?

Селби быстро принял решение.

— Присаживайся, Рекс. Я буду с тобой через минуту, — сказал он и повернулся к судейскому столу. — Высокий суд, я сейчас узнал, что в отеле «Мэдисон» еще одно отравление. Шериф просит меня сопроводить его. Могу ли я просить суд о коротком перерыве — всего лишь на час или около того?

— Ваша честь, — учтиво начал Карр, — я не хотел бы высказывать протест, но в настоящее время майор Селби не занимает никакого официального поста в нашем графстве. Его уход сейчас есть лишь проявление дружбы по отношению к шерифу. Однако это затрагивает права моего клиента, — Карр сделал паузу и почтительно наклонил голову в сторону застенчивой Аниты Эл-дон, — на что я хотел бы обратить ваше внимание.

Судья Фэйрбенкс кивнул, соглашаясь.

— В таком случае, — проговорил Селби звенящим голосом, — следующим свидетелем с нашей стороны будет Хэтти М. Ирвин.

— Находится ли миссис Ирвин в суде? — спросил председательствующий.

— К несчастью, нет, — ответил Селби. — Миссис Ирвин должна выступить свидетелем со стороны, оспаривающей завещание, но миссис Ирвин отравлена.

По залу пронесся вздох изумления.

— Ваша честь, — загремел Карр, — я возмущен. Я возмущен сделанным намеком. Я возмущен тем, как коллега подал это дело суду.

— Я всего лишь изложил факты, — сказал Селби.

— Вы не имели права приводить эти факты!

— Итак, я хочу, чтобы Хэтти М. Ирвин заняла свидетельское место.

— Вы вручили ей повестку? — спросил Карр.

— Да.

Карр не сумел скрыть удивления.

— Когда? — выкрикнул он тоном, в котором явно чувствовалось недоверие.

— Сегодня утром, примерно в семь пятнадцать.

В зале царила тишина. Все, затаив дыхание, следили за схваткой титанов: Карра — стратега, ветерана, старого мастера юридических сражений, и Селби — энергичного, отчаянного настойчивого бойца.

— Насколько я знаю, — сказал Карр, — в данных обстоятельствах коллега имеет право ходатайствовать о перерыве, но в это ходатайство должно входить составной частью заявление: что он надеется услышать от данного свидетеля.

Селби решил сразу взять быка за рога:

— Я не могу заявить о том, что будет показывать свидетель, потому что не знаю этого.

— Оказывается, вы не знаете? — переспросил Карр с нужной дозой глубочайшего изумления. — Так с какой же стати вы вызывали ее повесткой?

— Поскольку вы спросили, я отвечу. Я вызвал ее, так как знаю: ей известно нечто, какой-то настолько значительный факт, что предпринята попытка наложить на ее уста печать молчания. Ей дали смертельную дозу яда. Я хочу узнать этот факт прежде, чем она умрет.

— Протестую! — выкрикнул Карр. — Прошу рассматривать это заявление как поведение, наносящее вред моему клиенту!

— Вы задали вопрос, и я ответил на него. Задайте мне другие вопросы, я отвечу и на них.

— Джентльмены! Джентльмены! — вмешался судья Фэйрбенкс. — Не время и не место заниматься столь недостойной перебранкой. Правильно ли я понял вас, мистер Селби: свидетель, не способный появиться в суде, был вызван повесткой стороной, оспаривающей завещание, и эта сторона не в состоянии сообщить, что именно она ожидает услышать от свидетеля?

— Да, все так.

— Теперь относительно протеста уважаемого адвоката, — продолжал судья Фэйрбенкс. — Я едва ли смогу предоставить длительный перерыв в слушании при сложившихся обстоятельствах. Однако мы все же прервем наше заседание на пятнадцать минут, чтобы стороны попытались за это время достичь приемлемого для всех компромисса. Итак, перерыв на пятнадцать минут.

Селби торопливо проинструктировал Инес Стэплтон:

— Держись подальше от Карра. Не давай ему возможности что-либо выведать у тебя. Скорее всего, перерыва в слушании мы больше не получим. Приглашай следующего свидетеля. Сделай все, что можно, тяни время. Я же мчусь в больницу. Может быть, удастся выяснить, что она знает.

— Ты полагаешь, Дуг, она что-то знает?

— Держу пари, да, — ответил Селби. — И я собираюсь выяснить, что именно.

Глава 19

В больнице медсестра вызвала доктора Трумэна. Лицо врача выглядело помятым — результат непрерывного многочасового труда и огромной ответственности за жизни людей. Раньше на этом лице были лишь морщинки доброты и благожелательности — наследие тех сравнительно беззаботных дней, когда у доктора еще появлялось время для короткого отпуска и была возможность спокойно проспать целую ночь. Теперь же его веки слегка дрожали, кожа приобрела сероватый оттенок. Под глазами обозначились мешки, глубокие морщинки залегли в углах рта.

— Она очень слаба, — сказал доктор. — Можно сказать, что опасность миновала, конечно, если выдержит сердце. Но я не могу разрешить вам, джентльмены, разговаривать с ней долго, задавая случайные вопросы. Если у вас есть нечто конкретное, она сможет ответить на один, от силы на два вопроса. Не больше.

— Как все произошло? — спросил Селби.

— Не знаю, — ответил врач. — Мышьяк попал в желудок вместе с пищей, которую больная принимала в отеле. Я связываю его с сахаром, положенным в кофе. На столе находилась сахарница. Яд был насыпан поверх сахара. Миссис Ирвин всегда садилась в столовой на определенное место — за маленьким столиком на двоих у окна. Тот, кто хотел ее устранить, мог всыпать мышьяк в сахарницу и быть при этом уверенным в том, что добьется желаемого результата.

— При условии, что данное лицо имеет свободный доступ в столовую, — добавил Селби.

— Она открыта для всех, — пояснил доктор.

— Случайный посетитель вряд ли сможет всыпать мышьяк в сахарницу, которая находится в распоряжении официанта или постоянного посетителя.

— Да, это верно.

— Вы быстро сумели определить характер отравления?

— К счастью, симптомы оказались весьма типичными. Я сразу сумел поставить правильный диагноз и немедленно приступил к промыванию желудка.

— Вы не забыли сохранить содержимое желудка для анализа?

— Конечно.

— Она очень слаба?

— Да.

— Напугана?

— Нет. Пациентка не знает характера отравления. Полагает, что произошла обычная пищевая интоксикация.

— Вы намерены рассказать ей все до того, как она выйдет из больницы?

— Безусловно. Она должна узнать правду, когда достаточно окрепнет.

— Значит, сейчас мы можем задать ей один-два вопроса? — спросил Брэндон.

— В любое время. Я пройду с вами или пошлю сестру сопровождать вас.

— Тогда пошли, — сказал Брэндон.

— Минуточку, Рекс, — остановил его Селби. — Прежде необходимо подумать. Не забывай, мы ограничены лишь парой вопросов, поэтому каждый из них должен быть точен.

— Естественно, — сухо произнес доктор Трумэн.

— Не говорила ли она чего-нибудь такого, что могло бы нам помочь? — спросил Селби у врача.

— Ничего похожего. Продолжает говорить о каком-то конкурсе, который она выиграла; опасается, что ее обманут и лишат возможности совершить путешествие, которое, очевидно, явилось первым призом.

— Да, это мне известно, — кивнул в ответ Селби и, обращаясь к Брэндону, сказал: — Давай, Рекс, рассмотрим проблему с иной точки зрения. Фред Альбион Рофф прибыл из Эмпалмы. Он обеспечил приезд в Мэдисон-Сити нужного свидетеля. Наверняка у него в рукаве был припрятан туз, козырная карта, нечто такое, что абсолютно гарантировало решение присяжных в пользу тех, кто оспаривал правомочность завещания.

— Это он так утверждал, — заметил Брэндон.

— Да, он так говорил и, безусловно, в это верил, — сказал Селби. — Он сделал свою ставку, исходя из этой посылки. Рофф, возможно, бесчестный юрист, но отнюдь не дурак. Он знает цену доказательствам, знает закон. Он потратился на дорогу и, очевидно, оплатил все расходы свидетельницы и того человека, который наблюдал за ней в поезде. Совершенно ясно, что эта женщина — ключевая фигура. Он привез ее сюда первым классом. Рофф хотел быть уверенным, что миссис Ирвин прибудет к месту назначения в хорошей кондиции.

Вся эта затея с конкурсом была попыткой найти возможность заставить Хэтти Ирвин прибыть в Мэдисон-Сити к определенной дате, при этом она не должна была иметь ни малейшего понятия о настоящей цели своего путешествия.

Этот так называемый конкурс состоял из единственного письма для одного лица, которое, естественно, получило уведомление о «победе» и о первом призе — путешествии в Калифорнию. По всей видимости, когда Рофф утверждал, что гарантирует нужное решение суда, он отвечал за свои слова. Юрист, который так сумел организовать подготовительный этап, строил свою концепцию не на догадках. Он все знал точно.

— По-моему, ты слишком увлекся дедукцией, — заметил Брэндон.

Селби кивнул и ответил без обиняков:

— Нам ничего больше не остается, Рекс. Убийца наложил печать молчания на Роффа и попытался сделать то же самое с миссис Ирвин. Мы обязаны сорвать эту печать.

— Хорошо, продолжай размышлять дальше, — сказал Брэндон. — По-моему, у тебя это здорово выходит.

— Я думаю, — продолжил Селби, — что второй пассажир был лишь марионеткой, охранником, своего рода дуэньей. Роффу была нужна только женщина. Именно она располагала ценной информацией, фактами, на которых строил свою игру Рофф.

Он понес финансовые затраты и, естественно, хотел бы их максимально снизить, но тем не менее обеспечил поездку Хэтти Ирвин с максимальным комфортом.

— Хорошо, Дуг, пока я во всем с тобой согласен. В глазах доктора Трумэна зажегся огонек интереса.

— Я и не представлял себе, что вы, юристы, рассуждаете так же, как и мы, врачи, когда ставим диагноз, — сказал он.

— Итак, мы имеем суд, в котором оспаривается завещание. Оно оспаривается на основании «незаконного морального давления» на завещателя. Однако во время подписания завещания сцена была обставлена А. Б. Карром с большим мастерством. Карр предполагал, что завещание будет оспариваться, и подстелил кругом соломку, чтобы быть уверенным в победе.

Элеонор Престон была богата и обладала большим весом здесь, в Мэдисон-Сити. Она слышала о таланте Карра и отправилась к нему в контору, чтобы составить завещание. Не исключено, что с ним консультировалась Марта Отли. Да, скорее всего, это Марта Отли сказала Карру, что хочет видеть такой документ, к которому совершенно невозможно будет придраться. И все же есть бомба, которая может мгновенно взорвать завещание.

— Это юридический вопрос, — сказал Брэндон. — И только ты можешь найти такую бомбу.

— Может быть, ключ лежит в самой процедуре составления завещания? — высказал предположение доктор Трумэн.

— Вряд ли. Завещание было составлено в кабинете Карра, в Сан-Франциско. Хэтти Ирвин никогда не покидала Канзаса, по крайней мере в течение интересующего нас отрезка времени. Более того, она не знакома ни с одним из участников процесса.

— Что же это может быть, хотел бы я знать? — произнес Брэндон.

— Во-первых, заявление самой Элеонор Престон о том, что на нее оказывалось давление. Заявление не устное, а такое, которое можно было бы предъявить суду. Что-то вроде письма. Но Хэтти Ирвин не знала Элеонор Престон, не знала она и Марту Отли. Она никогда не слыхала о них.

— Это не может быть письмо, — вмешался доктор Трумэн. — Я спрашивал ее, не осталось ли в отеле вещей, которые она хотела бы иметь здесь, в клинике, — документов или писем, которые она привезла из Канзаса. Я боялся, что она… одним словом, я должен был предусмотреть все возможные исходы болезни. Может быть, вам все-таки подождать пару деньков, джентльмены? Тогда вы сможете расспросить ее подробнее.

— Мы не можем ждать, — сказал Селби. — События развиваются таким образом, что судья Фэйрбенкс уже готов прекратить дело. Мы не можем доказать наличие «незаконного морального давления» даже в такой степени, чтобы дело было передано присяжным.

— Может быть, она и не знает ничего? — повторил уже высказанное ранее предположение доктор Трумэн.

— Хэтти Ирвин должна что-то знать. Все поступки Фреда Роффа говорят об этом. Она должна… Постойте.

Селби принялся расхаживать по комнате. Потом вдруг остановился, повернулся к доктору Трумэну и произнес:

— Хорошо, док. Я готов. Пойдемте к ней.

— Но только не больше двух-трех вопросов, помните.

— Прекрасно.

Глаза Селби сияли, он весь напрягся, готовый к действию.

— Конечно, я иду ва-банк, Рекс, — сказал он, — но иду с хорошими шансами на выигрыш.

Доктор Трумэн не стал терять времени. Он провел их по коридору к одноместной палате и открыл дверь. Сестра, стоящая рядом с кроватью больной, обернулась, ободряюще улыбнулась доктору и вышла из палаты.

Хэтти Ирвин, маленькая и хрупкая, лежала с закрытыми глазами на больничной койке. Безжизненное лицо, зачесанные назад волосы рассыпаны по белой подушке.

Доктор Трумэн приблизился к больной, провел ладонью по ее руке и профессионально взял пальцами тонкое сухое запястье, подсчитывая пульс.

— Как вы себя чувствуете? — спросил он. Темные, глубоко посаженные глаза Хэтти Ирвин медленно открылись.

— Лучше…

— Дела у вас идут отлично, — заверил ее доктор. — Здесь мистер Селби хочет задать вам один-два вопроса. Как только вы почувствуете, что устали, закройте глаза. Вы меня поняли?

— Поняла.

Селби выступил вперед.

— Миссис Ирвин, прошлой осенью в Олимпусе вы стали свидетельницей автомобильной аварии, не так ли?

В ее взгляде появилось изумление, и она ответила:

— Не самой аварии. Я оказалась там уже после нее и видела только, как несли тела.

— Двух женщин? — спросил Селби.

— Да.

— Вы видели их достаточно ясно?

— Да. Их положили на тротуар.

— Одна из них была мертва?

— Да, блондинка.

— А другая?

— Мне не хочется вспоминать об этом. Она кричала. Потом крики перешли в хрип. Немного погодя их перенесли в аптеку.

Селби замолчал, увидев, как затрепетали полуприкрытые веки миссис Ирвин.

— Все, — сказал доктор Трумэн тихо, — закончили.

— Да, этого вполне достаточно, доктор, — ответил Селби и ободряюще погладил больную по плечу.

— Вы скоро поправитесь, — сказал он. — И не беспокойтесь о путешествии, которое вы выиграли в качестве первого приза. — Вы обязательно поедете в Сакраменто повидать племянницу.

Кивнув Брэндону, Селби направился к выходу. Доктор Трумэн с изумленным выражением на лице шел следом.

— Я что-то не все понял, — сказал он.

— У Аниты Элдон лишь одна вещь не является искусственной. Она — натуральная блондинка.

— Какое это имеет отношение к делу? — спросил Брэндон. — Ведь в конце концов она… Ого! Вот идет Гиффорд.

Карл Гиффорд ворвался в больницу, как человек, точно знающий, чего он хочет, и уверенный в успехе своего предприятия.

— Хэлло, — бросил он всем присутствующим. — Насколько я понял, еще один случай отравления, какая-то Хэтти М. Ирвин на этот раз?

— Точно так, — сказал Брэндон.

— Мне надо поговорить с ней, — объявил Гиффорд. — Этот случай может иметь прямую связь с убийством, которое мы расследуем.

— Боюсь, вам не удастся с ней поговорить, — заметил доктор Трумэн.

— Это почему же?

— Она настолько слаба, что не выдержит еще одного разговора.

— Еще одного?! — воскликнул Гиффорд.

— Рекс Брэндон и я только что задали ей пару вопросов, — пояснил Селби.

Лицо окружного прокурора потемнело.

— Итак, у нее были силы лишь для одного разговора, и она потратила их, отвечая на вопросы майора Селби, который не имеет никакого официального статуса в этом графстве, который оставил пост прокурора и который не должен совать свой нос…

Рекс Брэндон выступил вперед.

— Этот разговор вел я, мой мальчик, — заявил он обозленному окружному прокурору, — я, шериф нашего графства. Есть возражения?

— Целая куча, — прошипел Гиффорд, выдвинув подбородок и сжав кулаки.

— В таком случае изложите их лучше мне, — сказал Селби.

Гиффорд уставился на бывшего прокурора, поймал его холодный, решительный взгляд и переменил свои намерения:

— Отлично, ребята, если вы хотите вести политические игры, валяйте. Мы тоже умеем играть и посмотрим, кто выиграет.

С этими словами он повернулся на каблуках и пошел прочь.

Глава 20

Вернувшись в зал суда, Селби обнаружил, что адвокаты стороны, оспаривающей завещание, о чем-то совещаются шепотом, а судья Фэйрбенкс проявляет явное нетерпение. Последний свидетель только что оставил свидетельское место, он явно сломался под перекрестным допросом А.Б. Карра. На лице Инес Стэплтон было написано, что она близка к панике. Барометр напыщенной самоуверенности Беркли Стэнтона упал почти до нулевой отметки. Он нервно теребил на своем брюхе массивную цепочку от часов.

Селби сразу приступил к делу. Едва войдя через вращающиеся двери в отгороженное балюстрадой пространство, где находились непосредственные участники тяжбы — присяжные и судья, он объявил четким, уверенным голосом:

— Следующим свидетелем со стороны Барбары Хон-кат будет Элен Элизабет Кронинг. Миссис Кронинг, займите, пожалуйста, свидетельское место.

По залу пронесся шумок удивления. Инес Стэплтон поспешно прервала совещание и с ужасом посмотрела на Селби.

В тоне А.Б. Карра слышались нотки триумфа:

— Я правильно понял — вы приглашаете миссис Кронинг в качестве свидетеля с вашей стороны?

— Да, в качестве нашего свидетеля, — ответил Селби. Карр улыбнулся, отвесил Селби легкий поклон и произнес:

— Займите свидетельское место, миссис Кронинг. Пока Элен Элизабет Кронинг с видом победительницы шествовала к свидетельской скамье, Инес Стэплтон поспешно подошла к Селби.

— Дуг, этого нельзя делать. Она — важнейший свидетель со стороны Карра, пока он ее держит в резерве. Это же сестра Марты Отли. Элеонор умерла, когда была у нее в гостях. Миссис Кронинг покажет все, что будет нужно Карру. Мне известно, что она намерена облить грязью наших клиентов. Они…

Селби ободряюще сжал руку Инес:

— Я играю, полагаясь на свою догадку, Инес. Думаю, она верна.

— У тебя есть факты?

— Нет, всего лишь догадка.

— Не нравится мне это, Дуг…

Беркли Стэнтон торжественно выдвинулся вперед.

— Ваша честь, — загрохотал он голосом, которым, по мнению прошедших поколений, надо начинать все публичные выступления, — мы хотим заявить и требуем внести в протокол, что данное действие производится лишь от имени Барбары Хонкат и под ее полную ответственность. Мой клиент — Харви Престон, и от его имени я заявляю о юридической несостоятельности вызова свидетеля враждебной стороны сейчас и в такой экстравагантной манере.

— Прекрасно, ваша позиция будет соответствующим образом отражена в протоколе, мистер Стэнтон. Можете задавать вопросы, майор Селби.

Селби оценивающим взглядом посмотрел на женщину, занявшую свидетельское место. Лет пятидесяти пяти, проницательные, хитрые глаза, твердая линия рта. В уголках ее губ можно было заметить проблески торжествующей улыбки, однако взгляд оставался цепким и внимательным. Он выдавал напряженную работу ума, готовность выжать все до последней капли из предоставившейся миссис Кронинг возможности.

Карр поднялся на ноги и, намереваясь то ли проинструктировать свидетельницу, то ли показать присяжным, что Селби с юридической точки зрения загнал себя в угол, авторитетно произнес, обращаясь к суду:

— Для протокола, ваша честь, я хотел бы заметить, что в соответствии с процедурой судопроизводства мой коллега не имеет права вести допрос миссис Кронинг в той манере, как ведутся допросы свидетеля противной стороны. Элен Элизабет Кронинг — сестра покойной Марты Отли, но, поскольку у Марты Отли осталась дочь, Анита Элдон, которая является ее единственной наследницей, Элизабет Кронинг не получит ни цента из оспариваемого состояния. Майор Селби не имеет права вести перекрестный допрос, он должен допрашивать ее как своего свидетеля и соответственно быть юридически связанным ее показаниями.

— Ваше замечание будет учтено, мистер Карр, — сказал судья, — начинайте, майор.

— Ваше имя Элен Элизабет Кронинг? Вы живете в Максвиле, Канзас, и вы — сестра Марты Отли?

— Да, так.

— Вы находились вместе с Мартой Отли во время автомобильной аварии, которая произошла в Олимпусе, Канзас?

— Да.

— В этой аварии как Элеонор Престон, так и Марта Отли получили телесные повреждения, несовместимые с жизнью?

— Да.

— Миссис Кронинг, скажите, пожалуйста, Анита Элдон похожа внешне на свою мать?

Карр недоуменно нахмурился.

Беркли Стэнтон начал было подниматься с протестом на устах, но тут же плюхнулся назад на свой стул.

— Да, в целом они похожи, те же глаза, те же… В общем, Анита выглядит так же, как ее мать выглядела в ее возрасте.

— Иными словами, Марта Отли была блондинкой, не так ли?

— Да.

— А Элеонор Престон — брюнеткой?

— Ее волосы были темными, скорее каштанового оттенка.

— Поскольку я буду юридически связан вашими ответами, миссис Кронинг, то попрошу вас быть очень внимательной и отвечать лишь на поставленные мною вопросы. Скажите, что сделали с ранеными сразу после аварии?

— Их перенесли в аптеку. Там на углу оказалась аптека.

— Вы тоже получили ранение в аварии?

— Я не теряла сознания, получила порезы и ушибы — ничего серьезного.

— Аптекарь вызвал доктора?

— Да. Когда доктор прибыл, они обе уже умерли. По существу, бедняжка Элеонор умерла…

— Минуточку, — прервал ее Селби, — я этого не спрашивал. Поскольку я связан вашими ответами, прошу отвечать лишь на мой вопрос.

— Хорошо, пусть будет по-вашему.

— У меня все, — объявил Селби. — Вы желаете приступить к перекрестному допросу, мистер Карр?

— Конечно, — ответил Карр, полностью осознавая, какие преимущества он может получить, подвергнув перекрестному допросу собственного свидетеля.

— В таком случае, — торжественно заявил Селби, — из уважения к суду и чтобы не допустить обвинения миссис Кронинг в лжесвидетельстве, я хочу объявить как суду, так и своим коллегам, что следующим свидетелем от имени Барбары Хонкат будет Хэтти М. Ирвин. Указанная миссис Ирвин в настоящее время не может явиться в суд, так как находится на попечении врача, но я могу сообщить, что именно хочу доказать ее свидетельством.

— Ну что ж, говорите, — принял вызов Карр. — Расскажите нам, что вы хотите доказать.

— Я докажу, что в автомобильной аварии смерть Марты Отли наступила практически мгновенно. Я докажу, что Элеонор Престон прожила еще несколько минут после того, как ее перенесли в аптеку. Она тоже умерла до прихода доктора. Я докажу также, что вот эта свидетельница — Элен Элизабет Кронинг проявила исключительную живость ума, сразу поняв, что если получатель наследства умер раньше завещателя, то завещание теряет силу. Поэтому на коронерском расследовании она заявила, будто Элеонор Престон умерла сразу, а Марта Отли пережила ее на несколько мгновений. Это ложь. Хэтти Ирвин, которая наблюдала всю сцену, готова дать клятву, что Марта Отли скончалась сразу, а Элеонор Престон прожила еще несколько минут.

Надо отдать должное А.Б. Карру, он ничем не выдал своей озабоченности, лишь улыбнулся и произнес:

— Я не буду сейчас оспаривать ваши слова о возможных показаниях миссис Ирвин, однако я знаю, что они противоречат фактам в слушаемом деле. Но ввиду того, что вы сделали свое заявление перед лицом присяжных, а также аргументировали его, я ходатайствую о перерыве в слушании до тех пор, пока ваша миссис Ирвин не сможет появиться в суде. Тогда мы и посмотрим, что она расскажет и как поведет себя на перекрестном допросе.

Карр опять улыбнулся, это была улыбка превосходства, в ней не было и намека на возможность поражения.

— Я полагаю, — обратился Селби к судье Фэйрбенксу, — что потребуется перерыв больше чем на день.

Судья недовольно нахмурился.

— Я весьма неохотно предоставляю перерыв, — сказал он, — особенно после того, как присяжные отобраны и уже приступили к слушанию. Но, насколько я понял позицию оспаривающей стороны, они теперь попытаются доказать, что наследница умерла раньше, чем скончалась Элеонор Престон, а по закону распоряжение о передаче состояния наследнику, который мертв, не имеет силы. Вы так понимаете закон, майор Селби?

— Да, таково мое понимание закона штата Калифорния, — ответил Селби. — Я готов представить доказательства в поддержку своего заявления. Тот факт, что Элеонор Престон скончалась, назвав в завещании э качестве единственной наследницы лицо, умершее раньше ее, юридически означает, что она вообще умерла без завещания. В этом случае ее состояние должно в равных долях отойти Барбаре Хонкат и Харви Престону.

— Исходя из обстоятельств слушание прерывается на два дня, — объявил судья Фэйрбенкс. — В течение этого периода присяжные должны воздержаться от обсуждения дела между собой и не разрешать другим обсуждать его в их присутствии. Они не должны высказывать свое мнение по всему кругу затронутых вопросов. Заседание суда закрывается.



Встревоженные Рекс Брэндон и Дуг Селби сидели в кабинете Инес Стэплтон, которая нервно кусала губы. Селби беспрестанно барабанил пальцами по крышке стола. Желваки на скулах показывали, как крепко он закусил чубук трубки. Лишь Рекс Брэндон не проявлял внешне своих эмоций.

Инес в четвертый раз за последние пять минут взглянула на наручные часы.

— Дуг, — сказала она, — все-таки я не понимаю, каким образом ты об этом узнал и решился так рискнуть.

— Я не мог ошибиться, — ответил Селби. — Это был наш единственный шанс, в остальных случаях мы оставались битыми. Надо было видеть выражение ваших лиц, когда я вошел в зал.

— Тут я с тобой согласна. Свидетельница, которая должна была доказать «незаконное моральное давление», буквально рассыпалась под вопросами Карра. К концу перекрестного допроса она уже ни в чем не была уверена, даже в своем имени.

Селби бросил взгляд на часы и сказал:

— Это, видимо, та единственная козырная карта, которую Фред Альбион Рофф припрятал в рукаве. Она гарантировала ему выигрыш этого дела.

— Но он ничего не терял и в случае проигрыша, так как ничего не ставил на кон.

— Он поставил свое время, понес расходы. Он рисковал…

Звонок телефона заставил Инес Стэплтон подпрыгнуть на стуле, как будто электрические провода были подсоединены к сиденью. Она схватила трубку.

— Хэлло! Говорит Инес Стэплтон.

После короткого молчания она слегка улыбнулась и с ее лица исчезло напряженное выражение.

— Да, я доведу ваши слова до сведения партнеров… Постараюсь… Хорошо, я перезвоню вам.

Бросив трубку на рычаг, она рывком поднялась со стула и подбежала к Селби. Ее руки обвились вокруг его шеи, и она, пританцовывая, воскликнула:

— О Дуг! Ты сделал это!

Рекс Брэндон при виде такого выражения восторга, пыхнув сигаретой, заметил снисходительно:

— А ты что, разве сомневалась в этом?

— Ладно, ребята, — сказал Селби, поглядывая на часы, — я должен быть в поезде ровно через тридцать пять минут. Так что давайте говорить по делу, да поживее.

— Это был Старый АБК, — сообщила Инес. — Ясно, что он постарался напустить побольше тумана, заявил, что его клиентка утомлена заседанием и находится в стрессовом состоянии. Поэтому он предлагает поделить наследство между тремя претендентами: треть получит Анита Элдон, треть — Барбара Хонкат и треть — Харви Престон.

— Чудесно, — сказал Селби. — Звони ему и посылай к дьяволу.

— Не могу, Дуг. Я обязана обсудить это с Беркли Стэнтоном. Надеюсь, старый пузырь все же предпочтет подождать пару дней и иметь в руках журавля, а не хватать немедленно синицу и тем самым позволить Карру урвать свое и…

— Убежать в кусты с третьей частью птички, — рассмеялся Селби. — Не беспокойся, Карр ни за что не предложил бы этот компромисс, если бы не вытряс в приватной обстановке своего собственного дома всей правды из Элен Элизабет Кронинг. Он не мог допустить, чтобы ее поймали на явном лжесвидетельстве. Теперь, когда нам известны факты, мы сможем найти новых свидетелей. Если ты будешь крепко стоять на своем, Карр просто откажется от дальнейшего ведения дела. Ты больше никогда не увидишь Элен Элизабет Кронинг, если, конечно, Карл Гиффорд не возжелает привлечь ее к ответственности за лжесвидетельство.

В разговор вступил Рекс Брэндон:

— Если ты уезжаешь через тридцать пять минут, давай до твоего отъезда немного потолкуем об убийстве.

— У меня и по этому вопросу есть кое-какие идеи, — сказал Селби.

— Выкладывай.

— Теперь, когда мы знаем мотив, можно сказать кое-что новое и о самом убийстве.

— Мы слушаем.

— Поставь себя на место Роффа. Он приехал в Лос-Анджелес. В его распоряжении обоюдоострая информация. Ее можно продать как стороне, оспаривающей завещание, так и противной стороне. В первом случае наследство делится на две равные части, во втором — целиком отходит Аните Элдон. Он, конечно, предпочел бы иметь дело с последней. Во-первых, всегда проще иметь дело с одним лицом, во-вторых, Анита привыкла говорить на языке, которым говорит Фред Альбион Рофф. Но все же решающим обстоятельством для Роффа было одно — кто больше заплатит.

Брэндон согласно кивал головой в такт словам Селби.

Инес Стэплтон слушала с горящими глазами, оттолкнув книги в сторону и подперев подбородок ладонями. Почти машинально Селби стал набивать трубку. Он примял большим пальцем табак, зажег спичку, выпустил струйку дыма и продолжил:

— Теперь вы видите, что произошло. Рофф сначала решил иметь дело с Инес Стэплтон, но не пошел до конца, так как понял, что с ней возникают сложности. Поэтому он обратился к другому лицу, более податливому, по его мнению.

— Аните Элдон?

Селби утвердительно кивнул.

— Так это Анита Элдон отравила его?

— Аниты Элдон здесь не было, и она не могла дать яд. Но в то же время, замышляя убийство, вы вряд ли поставите себя в зависимость от случайного человека, нанятого для этой цели.

— А.Б. Карр? — с надеждой спросил Брэндон.

— Ну нет. Карр едва ли способен на убийство, хотя в этом ты со мной наверняка не согласен. Я вообще сомневаюсь, что Карр знал подробности происходящего. Я не верю его рассказу о двух свидетелях. Правда, я убежден, что Карр знал о прибытии двух важных свидетелей, которых можно было опознать по белым гардениям, и о том, что они должны были с кем-то встретиться. Я считаю, что Карр организовал их вывоз из Мэдисон-Сити. Но убийство, Рекс, — нет. Здесь надо искать другого человека.

— Ты считаешь, виновен этот официант, Генри Фарли?

— Нет, не думаю.

— Почему нет?

— Потому что один из самых важных моментов, ключ к разгадке, — факт заказа Роффом полного завтрака после того, как он уже позавтракал.

— Что это означает?

— Это означает следующее. Фред Альбион Рофф прибывает в Мэдисон-Сити и ведет с кем-то переговоры. Некто, находящийся в его номере, жалуется, что не успел позавтракать и голоден. Таким образом он вынуждает Роффа заказать завтрак в номер. Когда этот человек слышит стук в дверь, означающий прибытие завтрака, он (или она) выходит в ванную комнату и закрывает дверь. Теперь вам ясно?

— Кажется, начинаю понимать, — ответил Брэндон. — Продолжай.

— Итак, убийца находится в ванной. В то время как официант вносит завтрак, убийца за закрытой дверью наполняет ядом пипетку. Дождавшись ухода официанта, он капает синильной кислотой на кусочки сахара (это нетрудно сделать незаметно), и теперь все готово для свершения грязного дела.

— Но кофе был частью завтрака, — напомнил Брэндон.

— Это не проблема. Убийца мог просто сказать: «Я не пью кофе» — и предложить Роффу выпить чашечку, пока он будет завтракать.

— Ну что ж, у тебя получается весьма убедительная теория, Дуг, — прищурившись, сказал Брэндон.

— Убийца вел переговоры, пока Рофф не сделал хороший глоток слегка остывшего кофе. Надо особо отметить, что эти переговоры были весьма деликатного свойства. Ведь сделка, по существу, включала элементы шантажа, сокрытие фактов и склонение к лжесвидетельству.

В силу этого Рофф чувствовал бы себя увереннее, если бы продал сведения оспаривающей стороне. В этом случае он занял бы высокоморальную позицию — доставил свидетеля, чьи показания имели бы эффект взрыва бомбы, который просто выбросил бы дело из суда. Совсем по-иному обстояло дело, когда он продавал секрет Аните Элдон. Как юрист, он не хотел делать этого, но скаредность толкала его на неблаговидный поступок. Он нервничал и соблазнился на лишнюю чашечку кофе. Это его и убило.

— А убийца? — спросил Брэндон.

— Убийца приступил к изъятию бумаг из портфеля Роффа.

— Но почему он не прихватил портфель целиком?

— Да потому, что после идентификации трупа исчезновение портфеля могло указать на мотив убийства: некто опасается документов, содержащихся в портфеле, а это в свою очередь является ключом к раскрытию преступления.

— Ну хорошо, — сказал Брэндон. — Документы взяты, что дальше?

— Убийца не хотел выходить из комнаты с бумагами в руках. Это могло само по себе вызвать подозрения. Нельзя быть уверенным в том, что, выходя из номера, на кого-то не натолкнешься в коридоре. Рофф уже открыл сумку и вынул из нее грязные сорочки и белье. Убийца взял вещи, прикрыл ими документы и вышел. Человек несет грязное белье в стирку — обычная картина в любом отеле.

— Дальше.

— Я, конечно, всего лишь шаг за шагом пытаюсь воссоздать картину, — сказал Селби. — У меня нет доказательств. Скорее всего, убийца вошел в свой номер и постарался избавиться от не принадлежавших ему предметов туалета. Мы не знаем, как это ему удалось, но, очевидно, он сумел сделать это быстро и эффективно. Проверяя документы, он обнаружил, что одной страницы не хватает. Где она? Забыта в портфеле, потеряна им в коридоре или самим Роффом в ином месте?

Убийца выходит в коридор, нигде не видит листка и приходит к выводу, что кто-то мог уже подобрать его. Он же, вероятно, и позвонил Карру, сообщил о прибытии двух свидетелей, имеющих огромное значение для исхода дела. И… нет, подожди, Рекс. Эта сторона была улажена раньше. Убийство было тщательно спланировано, и Анита Элдон должна была появиться с белой гарденией. Карр мог узнать ее. Это вообще исключает Карра из дела об убийстве.

— Не думаешь ли ты, что все подстроила сама Анита Элдон? — спросил Брэндон.

— Нет, она не могла, — ответил Селби, торопливо взглянув на часы. — Ее здесь не было. Это должен быть некто, находящийся в отеле.

— Какая-то женщина, — предположил Брэндон, — если судить по показаниям Колемана Декстера.

— Нет, не женщина, — сказал Селби. — Убийце надо объяснить происхождение листка бумаги в коридоре и в то же время отвести подозрение от себя. Почему бы в таком случае не сказать, что он видел женщину, внешность которой ускользнула от его внимания, женщину, которая выходила из комнаты с бельем для стирки и, кажется, обронила листок бумаги… Рекс, мне, правда, надо мчаться, чтобы захватить багаж и успеть на поезд. Мне просто необходимо успеть на него. Проверьте Колемана Декстера. Прими во внимание: Аните Элдон был нужен, если так можно выразиться, «менеджер», уполномоченный вести переговоры с Фредом Альбионом Роффом. Заметь, у Роффа не было посетителей, пришедших с улицы. Займись как следует Декстером, Рекс.

Селби выбил пепел, в раздумье взглянул на трубку и быстро сунул ее, еще теплую, в руку Брэндона.

— Я не стану брать ее с собой, Рекс. Пусть побудет у тебя в столе до моего возвращения.

Брэндон сунул трубку в карман и взял руку Селби в свои большие ладони.

— Это хорошая версия, Дуг. По крайней мере, стоит попытаться. С самой механикой убийства, предложенной тобой, я согласен. Правда, я не так уверен насчет Декстера.

— Все же взгляни на него попристальнее, — сказал Селби. — Моя версия вполне правдоподобна, тем более что Декстер имел свободный доступ к столу Хэтти Ирвин и мог легко подсыпать мышьяк.

— А также подбросить пузырек с синильной кислотой и пипетку в комнату Фарли?

— Безусловно. Такой ход с его стороны вполне логичен.

— А как все же насчет Старого АБК?

Селби с улыбкой покачал головой:

— Тебе никогда не удастся схватить его, Рекс. Он классно заметает следы.

— Ты считаешь, он привлек этого типа — Флориса, который вывез миссис Ирвин и…

— Ни в коем случае, — торопливо сказал Селби. — Флорис, скорее всего, работал на убийцу. Может быть, ты и сможешь связать его с Карром, если что-то найдешь, конечно, но я сильно в этом сомневаюсь. Вполне вероятно, что Флориса привлекла Анита Элдон. Старый АБК, возможно, и не знал об убийстве, хотя ему было известно о заговоре с целью не допустить на суде нежелательных для защищаемой им стороны показаний. В этом он был готов принять участие, но не в деле, где можно серьезно обжечься. Пока Карр встречал приехавших на вокзале, человек, который должен был их вывезти из графства… Рекс, все, времени у меня уже нет. Я должен мчаться.

— У тебя еще осталось время для одной вещи, — произнесла Инес Стэплтон, выскользнув из-за стола.

— Для чего?

— Для того, чтобы принять мою благодарность.

Ее руки обвились вокруг шеи Селби, и губы приникли к его губам.

Рекс Брэндон вытащил из кармана свои старые часы-луковицу, посмотрел на циферблат, почесал в затылке и произнес:

— У тебя есть три минуты сынок.

Вернув часы на место, он неторопливо направился к выходу.

Глава 21

Сильвия Мартин уже была у поезда, когда Селби выскочил из такси и помчался через платформу. Она встретила его смеющимся взглядом.

— Думала, ты опоздаешь, Дуг. Даже надеялась на это.

— Я просто обязан был успеть.

— Как продвигается дело, Дуг?

— Не знаю. Свяжись с Рексом Брэндоном, он тебе все расскажет, телеграфируй мне прямо в поезд. Рекс знает номер моего места.

— По вагонам! — раздался зычный голос проводника. Сильвия схватила Селби за руку:

— До чего же здорово, Дуг, что ты заехал к нам. Обещаешь вернуться насовсем?

Селби наклонился, чтобы поцеловать ее, и не услышал стука захлопнувшейся двери тамбура и звона сигнального колокола. Состав медленно, со скрипом тронулся с места.

Сильвии пришлось оттолкнуть Селби. Со смехом она воскликнула:

— Быстрее на поезд, дурачок! Тебе некогда заниматься поцелуями. Торопись!

Проводник последнего вагона с широкой ухмылкой трусил по платформе, держа открытой дверь в тамбур.

Селби прибавил скорость и вскочил в вагон, проводник последовал за ним. Селби повернулся, чтобы помахать Сильвии Мартин, увидел ее улыбающееся лицо, неожиданно девушка резко отвернулась, чтобы скрыть от него непрошеные слезы.

Проводник с улыбкой посмотрел на рот Селби. Экс-прокурор достал платок и, стерев помаду с губ, вошел в купе.

Сидя у окна, он наблюдал, как медленно уплывают вдаль знакомые картины Мэдисон-Сити. Белоснежное здание суда на холме, богатый жилой район. Он даже сумел разглядеть большой белый дом, в котором А.Б. Карр осуществлял свою мечту окунуться в спокойную жизнь, оставив юридическую практику.

Селби казалось, что он оставляет здесь большую часть своей жизни, но, возможно, он сюда еще вернется.

Поезд набирал скорость, машинист дал громкий гудок, приближаясь к переезду.



В Сан-Луис-Обиспо он получил телеграмму Рекса Брэндона:

«Майору Дугласу Селби купе 6, вагон 4

Догадка правильна. Декстер тайно женат на Аните Элдон. Ни в чем не признается. Пригласил Карра адвокатом, но отпечатки пальцев Декстера обнаружены на внутренней ручке двери ванной Роффа. Частицы обугленной бумаги найдены в номере Декстера. Поздравляю. Карра, видимо, не удастся обвинить, однако он обеспокоен и пытается объясниться. Гиффорд тоже многое хотел бы разъяснить. Трубка ждет твоего возвращения в ящике стола.

Рекс Брэндон».

home | my bookshelf | | Прокурор срывает печать |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу