Book: Сигнал смертельной опасности



Эрл Стенли Гарднер

«Сигнал смертельной опасности»

Часть 1

Пол Прай обратил внимание, что улица до странности пустынна, и приписал этот факт лишь временному затишью дорожного движения.

Он взглянул на противоположный тротуар, где у стены здания банка на корточках сидел Рожи Магу, бывший сотрудник городской полиции.

Продавец карандашей Магу медленно описывал круги своей единственной рукой. Это был сигнал опасности — знак, которому научил своего помощника Пол Прай и которым пользовались только в случае крайней необходимости.

Это был сигнал к поспешному отступлению. Конечно, следовало бы проявить мудрость и послушаться сигнала, потому что Рожи Магу знал преступный мир как свои пять пальцев. Он служил в полиции не один год, вел досье на негодяев, составлял в собственной памяти алфавитную картотеку бандитов всех мастей. Из-за кадровых перетрясок он потерял работу, в результате несчастного случая — правую руку до плеча, а потом стал бродягой.

В данный момент он играл роль калеки, торгующего карандашами. Его лицо покрывала двухдневная седая щетина, а стеклянные глаза, казалось, потеряли всякий интерес к жизни. В оставшейся руке он держал шляпу, наполовину наполненную карандашами с несколькими монетами на дне.

Но на самом деле однорукий Магу фиксировал представителей преступного мира, проходивших мимо него по темному переулку, который значил для гангстеров то же самое, что Уолл-стрит для финансистов. И рука бедного торговца подавала сигналы шляпой, отмечая бандитов, проходивших мимо него. Эта информация предназначалась его боссу — Полу Праю.

Интенсивность тревожных сигналов нарастала.

Но Пол Прай был очень сообразителен. Его взгляд был тверд словно алмаз, а во всем облике хорошо сложенного человека была какая-то особая собранность и напряженность. В остальном же этого молодого франта легко было принять за светского бездельника, праздно проводящего вечер, фланируя по городским улицам.

Из-за угла выехал большой автомобиль, урча подкатил к обочине, где стоял Пол Прай. Открылась дверца, и на тротуар ступила женщина.

Пол Прай жил за счет собственного ума. Он любил пощекотать себе нервы, но никогда не терял головы, когда дело доходило до настоящей опасности или риска. В последнее время он зарабатывал деньги, и довольно неплохие, посредством простого вымогательства у гангстеров, противопоставив свой пытливый ум их грубой силе.

На своем горьком опыте Пол Прай убедился, что гангстеры чрезвычайно обидчивы и выказывают свою обиду с помощью пуль, выпущенных из автомата. Он также узнал, что красивые женщины частенько склонны к большому притворству и коварству. Словом, очень опасны.

Однако знание всех этих фактов ни в коей мере не притупило способностей Пола Прая оценивать красоту по достоинству. И никакая опасность не могла заставить его прекратить его уникальную в своем роде деятельность. До сих пор его живой ум помогал ему, по крайней мере, на один шаг опережать бандитов, горящих желанием навсегда избавить его от испытаний и несчастий недоброго, но очень интересного мира.

Эта женщина была красива особой своеобразной красотой. Однако в ее внешности было что-то жестокое. Легкое вечернее платье и белое манто придавали ей вид непорочной снежинки. На самом же деле эту женщину можно было бы сравнить с блестящим, твердым и чрезвычайно холодным айсбергом. И это несмотря на красивую фигуру, грациозную линию подбородка и профиль, будто высеченный из лучшего мрамора искуснейшим скульптором.

Пол Прай вгляделся в тени на противоположной стороне улицы. Там однорукий Магу сгорбился в напряженном ожидании. Он перестал делать круги своей шляпой. Перестал подавать условные знаки. Значит, либо опасность миновала, либо было уже слишком поздно и его предупреждение уже не имеет смысла.

Женщина внимательно оглядела Пола Прая с ног до головы, и в этом взгляде вовсе не было девственной непорочности. Однако в нем также не было и желания завязать знакомство. Просто она смотрела на Пола Прая, руководствуясь своими особыми причинами, и разглядывала его, не пытаясь этого скрыть.

Вряд ли такая женщина водит автомобиль. Ее дорогой наряд, гордая осанка предполагали шофера в ливрее, большой лимузин и шикарные апартаменты.

Однако как это ни странно, именно она и была за рулем автомобиля. И увы, вовсе не лимузина. Машина была большой и мощной, но это был открытый прогулочный автомобиль с брезентовым верхом, частично закрывавшим заднее сиденье.

Глаза женщины оторвались от лица Пола Прая. Она расслабилась. Напряжение, придававшее ей строгий вид, казалось, прошло, жесткое выражение исчезло с лица. Она вдруг стала соблазнительнейшим созданием, стройной, очаровательной красавицей. Женщина направилась к задней дверце прогулочного автомобиля с грацией профессиональной танцовщицы, идущей по сцене, протянула руку в перчатке и открыла ее. Автомобиль казался пустым.

— Порядок, Билл, — тихо сказала она.

Меховое покрытие на полу салона зашевелилось. Случайный наблюдатель, возможно, ожидал бы, что на ее зов из-под ковра появится огромный пес.

Однако из-под складок покрытия на ночную улицу выбралась вовсе не собака.

Это был человек в смокинге. Кто-то здорово заехал ему по носу, глаза отекли, спереди на накрахмаленной манишке и жилете были видны алые пятна крови. Всклокоченные волосы слиплись. Нос распух, и человек дышал через рот.

Смокинг был разорван. Чудом держался на одних нитках карман пиджака. Шелковый лацкан висел лоскутом. Не было и котелка.

Мужчина с трудом выбрался из-под мехового покрытия и нетвердо шагнул на тротуар. И нужно сказать, что вид у него был явно лишен всякого благородства. Тем не менее женщина заботливо взяла его под руку.

Затем последовала такая стремительная смена событий, проследить во всех подробностях за которой было просто невозможно. Хорошо организованная кучка нападающих, словно сыгранная футбольная команда, на предельной скорости рассыпалась по игровому полю в непрерывной череде смены позиций.

В темноте, низко пригибаясь, метались люди. При свете уличных фонарей мелькало оружие. Однако ни одного выстрела не последовало.

Один из нападавших огрел дубинкой по взъерошенной голове человека, с которым недавно и так довольно грубо обошлись.

Словно из-под земли позади него вырос еще один бандит, готовый принять безжизненное тело, как только оно начнет заваливаться назад.

Разящая дубинка снова была занесена, на этот раз над головой женщины. Бедняжку, конечно, не миновала бы участь лишиться сознания, если бы не Пол Прай.

Мы уже упоминали, что у него была трость, которая неискушенному человеку на первый взгляд показалась бы просто куском полированного дерева. Однако внутри скрывался клинок из самой лучшей закаленной стали.

При определенных навыках это было чрезвычайно эффективное оружие, а Пол Прай был в этом деле знатоком. И вот, выхватив клинок, Пол Прай сделал выпад. Было похоже, словно змея на мгновение высунула жало. Мужчина, занесший над головой женщины дубинку, с криком шарахнулся назад. Холодная сталь рассекла воздух и глубоко вошла в плечевую мышцу бандита. Рука его отклонилась, и дубинка со свистом опустилась, не причинив женщине никакого вреда.

Из-за угла на большой скорости вывернул автомобиль, многострадальные шины протестующе взвыли, завизжали тормоза. Двое мужчин обернулись и обругали Пола Прая.

Однако стрельбы опять не последовало. Создавалось впечатление, что нападавшим по какой-то одной им известной причине необходима была полная тишина. В разыгравшемся спектакле участвовали только ножи и дубинки. Пол Прай, обхватив левой рукой женщину, не отпускал ее от себя. Он размахивал своим клинком с устрашающей быстротой.

Сверкающая сталь образовала невидимый барьер, время от времени попадая в тела нападавших.

Женщина попыталась высвободиться. Правой рукой она выхватила из-под манто никелированный пистолет с перламутровой рукояткой. Такой маленький, что он свободно помещался в ее ладони.

— Я всех вас перестреляю, крысы! — кипя от бешенства, закричала она.

Отпор оказался неожиданно сильным. Атака была отбита. Последовала приглушенная команда.

— Он в машине, — бросил кто-то.

— О'кей, ребята, — прохрипел другой голос. — Оставьте эту… И эпитет, которым он воспользовался, чтобы описать эту женщину, предназначался исключительно для мужских ушей.

Женщина вырвалась из объятий Пола Прая.

— Верните его! Отпустите его! — потребовала она.

Однако люди, строго подчиняясь приказу, на ходу вскочили в пыхтящий автомобиль. Дверцы машины захлопнулись. Женщина выстрелила… Возможно, этот выстрел был сигналом. Он стал финалом бесшумного нападения.

Срываясь с места, автомобиль заскрежетал. Он резко набирал скорость. На предельной скорости, казалось, автомобиль просто прыгнул вперед, потом на секунду замер, а затем сделал еще один длинный прыжок. В темноте из-под его колес только сыпались искры… На улице эхом отозвались звуки выстрелов. Пуля пролетела у самой щеки Пола Прая. Он почувствовал, как вторая сбила с него шляпу, услышал, как в здании позади него зазвенели стекла. Потом машина скрылась из виду, и все стихло.

Лицо женщины было мертвенно-бледным. Приоткрыв накрашенные малиновые губы, она во все глаза смотрела на удалявшийся автомобиль. И тут с этих губ сорвались ругательства.

Пол Прай коснулся ее плеча.

— Вызовем полицию, — предложил он.

Его слова произвели на нее такое же впечатление, как удар током. Она рванулась вперед, к автомобилю, на котором приехала. Подхватив одной рукой юбку, открывшую ее красивые ноги, другой она через окно с заднего сиденья выхватила оружие и затем рывком открыла дверцу.

Перепрыгнув через рычаг переключения скоростей, женщина нажала на тормоз и на газ, и все это проделала с большой ловкостью и стремительностью, без единого лишнего движения. Все это говорило об опыте и отличной координации движений.

Женщина действовала с ловкостью человека, привыкшего быстро принимать решения и так же быстро их воплощать в жизнь. А любопытный Пол Прай, почувствовав возможность поупражнять свои неординарные таланты, с такой же быстротой и ловкостью прыгнул на сиденье рядом с ней и захлопнул дверцу.

Автомобиль рванулся с места, но Пол Прай успел взглянуть на противоположную сторону улицы.

Однорукий Магу все так же сидел на корточках. Его шляпа медленно описывала круги. Это был знак опасности. Но автомобиль уже свернул за угол, и Пол Прай потерял своего помощника из виду.

Часть 2

Женщина вела машину с головокружительной скоростью. Она свернула в переулок, проследовала по главному бульвару и наконец была вынуждена смириться. Нужно было смотреть фактам в лицо. Она потеряла автомобиль, который преследовала.

Сбавив скорость, женщина повернула измученное лицо к Полу Праю.

— Ему удалось скрыться! — устало сказала она. В ее голосе послышались нотки отчаяния и беспомощность. Весь ее облик говорил том, что из ее жизни ушло нечто чрезвычайно важное.

Пол Прай только кивнул. В это время его ушей достигло завывание полицейских сирен. Оно становилось все громче, полицейская машина набирала скорость.

— Не знаю, как вы относитесь к полиции, — начал Пол, — однако что касается меня… Он выразительно пожал плечами, кивнув в том направлении, откуда слышался приближавшийся вой сирен.

Женщина словно очнулась, словно только что услышала рев сирен, и ее реакция была мгновенной. Она надавила на газ, и автомобиль испуганным оленем рванулся вперед.

Пол Прай отдал ей должное: женщина была отличным водителем. Был один момент, когда машина, резко свернув в боковую улочку, накренилась на один бок, тормознула, потом выровнялась, когда вращающееся колесо натолкнулось на бордюрный камень. Момент был опасный, но женщина справилась, и они поспешно умчались с этого места.

К тому времени, как женщина была вынуждена надавить на тормоз, — впереди показался поток автомобилей, — Пол Прай уже больше не слышал полицейских сирен. Вероятно, блюстители порядка сначала направились на место перестрелки.

Пол Прай одобрительно улыбнулся, когда движение у светофора немного рассосалось, и молодая женщина направила автомобиль в образовавшийся между машинами промежуток, словно форель, скользнувшая между корягами в поисках тени под нависшим берегом.

— Могу я вам чем-нибудь помочь? — дружелюбно спросил он.

Женщина покачала головой. В отличие от других шоферов женского пола, обращаясь к нему, она не сводила глаз с дороги.

— Полагаю, что нет. Но вы можете пойти со мной, пока я буду заправляться джином. Знает Бог, мне так это необходимо сейчас!

Пол Прай снова откинулся на спинку сиденья.

— Ладно, не возражаю, — пробормотал он. Автомобиль сделал несколько поворотов. Женщина начала оглядываться, потом покружила вокруг четырех кварталов — хотела убедиться, что за ней нет погони. Потом, включив фары, крутанула руль и направила машину на частную подъездную дорожку посреди квартала. Впереди зияли открытые двери низкого гаража. Женщина въехала в эти двери, шины заскрипели по полу как раз в тот момент, когда казалось, что машина вот-вот врежется в заднюю стенку помещения. Затем она выпрыгнула из автомобиля, не обращая внимания на то, что полы дорогого манто вытирали пыльные протекторы колес.

Она с усилием закрыла двери гаража. Вероятно, ей и в голову не пришло, что Пол Прай мог бы помочь ей справиться с этой задачей. Очевидно, она привыкла всегда и во всем полагаться только на себя и не ждала проявлений мужской учтивости, которые так ценят молодые красавицы в дорогих тряпках.

Пол Прай подал ей руку.

— Мы пройдем другой дорогой, — сказала женщина.

Она провела его через гараж, ощупью нашла дверь, минутку постояла на фоне освещенного дворика, прислушиваясь и присматриваясь. Затем кивнула, приглашая его за собой, и ступила на цементный пол. Впереди была лестница и какая-то дверь.

Пол Прай прошел за ней следом в дверь и оказался в застланном ковром коридоре многоквартирного дома. Они поднялись по лестнице в другой коридор, затем миновали еще один лестничный пролет на третий этаж. Широкие ступени покрывал ковер такой толщины, что совершенно заглушал их шаги. Освещение было не ярким.

Женщина жила в задней части дома. Коридор оканчивался дверью в квартиру, выходившую на другую, хорошо освещенную улицу.

Преодолев покрытые ковровой дорожкой ступени, женщина остановилась и вставила ключ в замочную скважину. В кармане ее манто что-то звякнуло. Левой рукой она повернула круглую дверную ручку, распахнула двери, выждав минутку, включила свет. Правая рука женщины все еще скрывалась в складках блестящего меха.

Пол Прай видел, как женщина взяла оружие с заднего сиденья автомобиля, и у него не было ни малейшего сомнения относительно того, что сейчас было в ее правой руке. Однако она не сделала попытки уклониться с линии возможного огня или же заставить Пола первым войти в квартиру. Она полагалась только на себя. Тяжелая школа жизни научила ее принимать вещи такими, какие они есть.

Люстра осветила роскошную, богатую обстановку квартиры. В ней были и удобные глубокие кресла у массивных столов, и мягкие кушетки, по стенам висели изысканные гобелены. Воздух в помещении был спертым, застоявшимся, от пепельницы, набитой окурками, стоявшей на столе, исходил специфический тяжелый запах. В остальном эта квартира могла быть гордостью аккуратной хозяйки.

Женщина крадучись вошла в квартиру.

— Закройте дверь, — бросила она своему спутнику через плечо. А сама направилась к двери, очевидно, ведущей в спальню.

Здесь произошло то же самое: левой рукой хозяйка широко распахнула эту дверь, в то время как правая оставалась в складках манто. Спальня была не в таком идеальном порядке. Пол Прай заметил прозрачные шелковые предметы дамского туалета, небрежно брошенные на кровать, розовые воздушные одеяния, висевшие на спинках стульев… Переступив порог комнаты, женщина открыла стенной шкаф и заглянула туда. Потом заглянула под кровать. Затем они проследовали в кухню, и наконец она толчком отворила еще одну, на этот раз вращающуюся, дверь в еще одну комнату. Проверив все и успокоившись, женщина засунула пистолет, который действительно держала в правой руке, в потайной кармашек, специально устроенный портным, шившим ей платье.

С облегчением вздохнув, она повернулась к Полу Праю.

— Откройте контейнер для льда и возьмите лимон, — попросила она. — У меня совсем сил нет. А я найду стаканы и джин.

— Прекрасно. Сейчас я выпил бы море, — одобрил Пол ее действия.

— Еще бы! — небрежно кивнула она, сняла два стакана с небольшой посудной полки над раковиной и поставила их на кафельную доску для сушки посуды.

Пол Прай открыл контейнер и вытащил оттуда ячейку со льдом. Он заметил, что в холодильнике было полно бутылок со спиртным, но никаких признаков продуктов. Очевидно, приготовление пищи не было ее стихией.



Когда напитки были готовы, они чокнулись.

— Я не поблагодарила вас за то, что вы избавили меня от удара по голове… еще, — сказала она.

— Не стоит благодарности, — отозвался он, коснувшись губами края стакана.

Женщина осушила свою порцию тремя жадными глотками. Она пила, откровенно отметая все эти женские мелкие глоточки, какими обычно леди пьют спиртные напитки. Казалось, она хотела сразу напиться и почувствовать облегчение.

— Оставьте приличия, — со вздохом призвала она и потянулась за бутылкой. — Я вас обгоню через минуту.

Новая знакомая Пола приготовила себе еще одну порцию спиртного. Стакан Прая был еще почти полным, когда женщина пожелала чокнуться с ним во второй раз. Эту порцию она выпила медленнее.

— Давайте махнем еще по одной, — предложила хозяйка квартиры, — потом пройдем в другую комнату и покурим.

Пол Прай согласился.

Женщина смешала себе третью порцию, прошла со стаканом в гостиную и упала в кресло, протянув ноги на свободное кресло.

— Отличный выдался денек! — заметил Пол Прай. Он дал ей прикурить и в задумчивости уставился на распахнувшееся манто.

— Я люблю своих друзей и ненавижу врагов, — вдруг сказала женщина.

— К чему вы клоните? — поинтересовался Пол Прай.

Она обратила на гостя свои опасные глаза.

— К тому, что ненавижу сочувствующих лицемеров, — пояснила женщина, — к тому, что мы с вами совершенно незнакомы.

— Не вижу связи, — заметил Пол Прай.

Теперь ее щеки порозовели, а глаза после двух порций спиртного обрели влажный лихорадочный блеск.

— Имейте в виду, что, если что-то произойдет и мне придется выбирать между другом и совершенно незнакомым человеком, я предпочту друга! — бросила она.

Пол Прай согласно кивнул.

Последовало минутное молчание.

— Однако, — проговорил Пол, лениво проследив за колечком сигаретного дыма, поднимавшимся вверх, — быть вашим другом, должно быть, большая привилегия.

— Должно быть, — согласилась она. В ее глазах промелькнула тень приятных воспоминаний. — Еще какая! — тихо добавила она.

Пол Прай осклабился.

— Ну как же можно стать вашим другом? Спасение вашей жизни этому не способствует?

Она окинула его хмурым оценивающим взглядом.

— Ну, — заколебалась она, — не считайте меня неблагодарной, — медленно начала женщина. — Я просто хотела сказать, что бы ни произошло, нельзя ведь сравнивать совершенно незнакомого человека со старым другом. Запомните это. И не важно, что может случиться. Я не буду чувствовать себя проклятой лицемеркой, если мне придется пожертвовать вами ради старого друга.

Пол Прай беззаботно рассмеялся.

— Детка, — сказал он, — мне нравится твоя манера поведения.

Его лестное замечание не вызвало краски на ее щеках, и взгляд собеседницы ничуть не потеплел.

— Большинству мужчин нравится, — подтвердила она.

— А теперь, — попросил молодой человек, — скажите мне, в чем же все-таки дело.

Она осушила то, что еще оставалось в ее стакане, и пробормотала нечто похожее на неизвестный выразительный эпитет.

— Я так и знала, что вы об этом спросите, — с досадой заметила она. И, судя по ее манерам и тону, она словно подняла хлыст, чтобы наказать дружелюбного пса за неблаговидное поведение.

Взгляд Пола Прая тоже стал твердым, однако не лишенным восхищения.

— Мужчина, который был со мной, — заявила она, — мой брат. Пол кивнул.

— Я так и думал, — сказал он без заметных эмоций.

Молодая женщина вопросительно посмотрела на него, но лицо собеседника было непроницаемой маской.

— Да, — задумчиво повторила она. — Единственный брат. Они пытались похитить его и раньше. Разбили ему лицо. Там, где остановился наш автомобиль, живет врач. Он наш друг. Они, очевидно, вычислили, что мы обратимся к нему за медицинской помощью. Опередили нас и стали поджидать нашего прибытия.

У меня было предчувствие, что нас могут подстерегать неприятности. Поэтому я вышла из машины и осмотрелась. Думаю, вы заметили, что и на вас я посмотрела очень внимательно. Пол Прай снова кивнул.

— И что же они собираются с ним делать? Покатают в автомобиле? — спросил он.

Женщина страдальчески поморщилась. Не ответив на мой вопрос, она рывком сняла ноги с кресла и пошла к двери в кухню.

— Я хочу еще выпить.

— Я бы тоже не отказался, — поддержал ее Пол. Она хмуро посмотрела на него.

— Ну у вас и нервы! Определенно крепкие! — заметила она, и в ее голосе прозвучало неподдельное восхищение. — Хотелось бы мне, — продолжала женщина, — чтобы вы не были… совершенным незнакомцем… — закончила она.

— Ну, это вполне поправимо, — самодовольно заметил он.

Женщина хмуро кивнула.

— У меня мелькнуло одно подозрение, — надув губки, сказала она, внимательно рассматривая своего гостя. — Вы заметили лица нападавших?

Пол Прай не видел особой причины, чтобы быть правдивым.

— Могу сказать вам как незнакомец незнакомцу, — не моргнув глазом ответил он, — не рассмотрел. Я был слишком возбужден.

— Будем надеяться, что вас это не коснется, — горько усмехнулась она и отправилась на кухню готовить коктейли.

Часть 3

У входной двери забренчал звонок. Хозяйка появилась на пороге кухни. Ее лицо было белее белого меха манто. Правая рука снова скрывалась в складках одежды.

— У вас есть оружие? — спросила она Пола. Однако в ее тоне Прай уловил странное безразличие, словно она спросила, есть ли у него спички.

— Найдется, если потребуется, — уклончиво ответил он.

— Возможно, потребуется, — бросила она, распахивая дверь. — Я приму все, что бы ни случилось, — сказала она, прежде чем выглянуть в коридор.

На пороге стоял молоденький юноша в форме почтальона. Шагнув вперед, он протянул ей конверт.

— Мисс Лола Бикер? — спросил он.

— Угадал, сынок, — подтвердила она, протягивая руку.

Глаза мальчика буквально пожирали ее глазами. Ее красота поразила его. Он рассматривал эту женщину с юношеским преклонением, когда перехватывает дыхание, а взгляд замечает лишь грациозность форм и красоту лица. Опыт еще не преподал ему урок, что красивая фигура еще ничего не значит. В конце концов, это всего лишь красивая фигура, и больше ничего.

— Вот! — Он вручил конверт, не отводя от женщины изумленных глаз. — Чаевых не нужно, леди. Это было для меня удовольствием.

Лола проигнорировала искреннее восхищение молодого почтальона. Было ясно, что подобное благоговение она воспринимает как само собой разумеющееся. Женщина наградила посыльного снисходительной улыбкой и погладила его по плечу. Пол Прай отметил, что улыбается она чисто механически, а ее ласковые жесты безразлично-небрежны. Мальчишка не заметил ни того, ни другого.

Он все еще стоял с широко раскрытыми глазами, когда хозяйка квартиры тихонько прикрыла дверь и трясущейся рукой надорвала край конверта.

Она прочла отпечатанное на пишущей машинке письмо. Глаза ее сверкали. Грудь взволнованно вздымалась. Тяжелым, невидящим взглядом женщина смотрела куда-то сквозь Пола Прая.

Засунув письмо обратно в конверт, она поспешно направилась в спальню.

Через несколько минут Пол услышал ее голос:

— Я собираю вещи. Пожалуйста, откройте дверь. Мальчик ждет ответа. Передайте ему: леди сказала «да».

Пол приблизился к двери. На этот раз он открывал ее левой рукой, а правая была за лацканом пиджака.

Как несколько раньше заметила леди, он тут был совершенно посторонним.

Мальчик в форме почтальона ждал на прежнем месте. В его глазах отразилось разочарование, когда он увидел Пола Прая.

— Леди, — произнес Пол, — сказала «да». Мальчик кивнул, но с места не сдвинулся.

— Послушайте, мистер, — выпалил он, — вы ведь не муж ей, правда?

— Нет, — честно ответил Пол Прай, — я тут человек случайный и собираюсь через минуту уйти. Мальчик широко улыбнулся и попрощался. Пол аккуратно прикрыл дверь и задвинул засов. Женщина вышла из спальни в прозрачном неглиже.

— Так, — сказала она, — мне удобнее.

— У вас вид прямо на миллион, — сделал ей комплимент молодой человек.

— Вы передали мальчишке мои слова?

Пол кивнул.

— И это все? — спросил он. — Только «леди сказала „да“?

Глаза ее сверкали.

— Разве этого недостаточно?

Пол Прай вернулся к своему стакану.

— Хорошенько поразмыслив, — заметил он не к месту, — я решил выпить еще стаканчик. Вам смешать?

И направился в кухню, на ходу прихватив два стакана.

— Нет! — резко бросила женщина, сияние в глазах ее померкло, и они стали такими же холодными и внимательными, как и глаза ее гостя.

Пол Прай приготовил себе спиртное, предусмотрительно налив гораздо больше содовой, чем джина, и вернулся в комнату, позвякивая льдом в стакане.

Женщина расположилась на диване. Она курила сигарету в длинном мундштуке из нефрита и слоновой кости. Неглиже спало с ее поднятой руки, и Пол залюбовался ее красивой формой.

— Это письмо, — пристально глядя на гостя, сказала она, — от моей сестры. Она вдова. У нее заболел ребенок, и она хочет, чтобы я приехала и осталась у нее сегодня вечером. Мне противно от мысли о том, что придется ухаживать за больным ребенком.

— И о том, что придется ей рассказать о брате, которого повезли прокатиться? — бестактно осведомился Пол.

— Я ей ничего не скажу! — запальчиво бросила женщина с дивана.

— Понимаю, — пробормотал он, скользнув взглядом по ее злому, как у тигрицы, лицу. Неожиданно женщина смягчилась.

— Я хочу отблагодарить вас должным образом, — дружелюбно проговорила она, — когда мне представится такая возможность, за то, что вы спасли мне жизнь. Когда я могу вас увидеть?

— В любое время.

— Ну, я тут немного расслабилась, и достаточно, — уже почти грубо заключила она. — Пойду складывать чемодан — и в путь. У вас есть друзья в городе?

В голосе слышалось нетерпение.

— Ни одного, — нерешительно ответил Пол Прай и замолк.

На ее губах мелькнула усмешка.

— О, я понимаю. Не нужно никаких объяснений. Послушайте, можете вы сделать для меня вот что. Поезжайте в отель «Биллингтон» и зарегистрируйтесь под именем Джорджа Ингмана, ладно? Вам не нужно там оставаться. Просто снимите номер, чтобы вас зарегистрировали, чтобы вы могли получать там почту. Если вы это сделаете, я, как только ребенок поправится, пришлю вам записку.

— Договорились, — просиял Пол. — Славная мысль. Джордж Ингман.

Женщина эффектно расправила складки неглиже.

— А теперь выметайтесь отсюда, мне нужно переодеться. Я оставлю вам записку.

Молодой человек поспешно покончил со своей выпивкой и направился к двери.

— Я непременно с вами увижусь, — бросила ему вслед Лола.

Оказавшись в коридоре, Пол Прай проявил чрезвычайную осторожность. Он не стал спускаться тем же путем, каким пришел, — по черной лестнице, а направился к лифту. Он спокойно вошел в кабину, нажал кнопку и спустился в фойе. Там он миновал стол, за которым у телефона сидел цветной парень в новой, с иголочки, униформе, и вышел на освещенную улицу.

Он прошел несколько шагов, задержался и просмотрел таблички над почтовыми ящиками.

Имя женщины было то же, что и на письме. Лола Бикер.

Пол Прай подозвал такси.

Дал адрес за полквартала от места, где увидел женщину в белом, подъехавшую на автомобиле. Отпустил такси, расплатился и, направляясь к тротуару, ушиб палец на ноге, зацепившись за бордюрный камень. Он попытался подняться, но не смог. Видевший это шофер такси неожиданно проявил заботу, выскочил из автомобиля и бросился к нему.

— Что случилось, босс? — участливо наклонился он.

— Не знаю, — пробормотал молодой человек. — Что-то с ногой, нерв защемило, наверное. Я не могу ею двинуть.

Таксист внимательно оглядел улицу.

— Здесь недалеко живет врач. Как думаете, вы сможете дойти?

Пол Прай со стоном кивнул:

— Попробую.

Распростертая на земле фигура привлекла внимание какого-то прохожего. Шофер такси разъяснил ему ситуацию. Вдвоем они подняли Пола и под руки повели к дому с табличкой, гласящей о том, что Филипп Дж. Мэнрайт, доктор медицины, ведет прием ежедневно, кроме воскресений, с двух до пяти часов дня.

Таксист нажал кнопку звонка.

После двух-трех звонков в доме послышалось какое-то движение, по коридору прошаркали шаги. Щелкнул выключатель, и мужчина в банном халате с взлохмаченной головой и припухшими ото сна глазами оценивающе оглядел гостей.

— Доктор? — осведомился таксист. Человек кивнул.

— Этот парень оступился и, вероятно, ушиб ногу в суставе, — пояснил шофер.

Доктор Мэнрайт пригласил их войти. Они протащились по коридору в операционную, где в центре под опускающейся лампой стоял хирургический стол.

— Положите его сюда, — распорядился доктор. Пола Прая взгромоздили на стол.

— Которая нога? — осведомился врач.

— Правая.

Доктор нахмурился, согнул ногу и стал ее исследовать.

— Ладно, — таксист ободряющее улыбнулся Полу, — я побежал.

— Лучше подгоните такси и подождите, — попросил пациент.

— Будет сделано, босс, — согласился сердобольный таксист.

Мужчины неловко засеменили из помещения, а доктор поправил на себе банный халат и с подозрением уставился на Пола Прая.

— В области сердца ничего необычного не ощущаете? — спросил он.

Пол отрицательно покачал головой.

— Вы человек нервный?

— Ужасно. Мучает бессонница. Всякие странные симптомы.

Доктор ощупал ногу еще раз.

— Пойду оденусь, — объявил он. — Потом еще разок вас осмотрим.

— Извините за беспокойство, — поспешно сказал молодой пациент. — Мне уже лучше. Кажется, восстановилось кровообращение. Уже никакой боли. Только иголками колет.

Доктор пересек кабинет, взял бутылочку, накапал несколько капель в стакан с водой.

— Выпейте это, — посоветовал он. — Я только оденусь и вернусь. Это не займет и трех минут.

Доктор вышел.

Пол Прай спрыгнул со стола, выплеснул микстуру в раковину, крадучись пробрался в кабинет рядом с операционной. Он осмотрел письменный стол, книжную полку. Открыл шкаф с картотекой. Свет, проникавший из операционной, давал возможность разобрать буквы на разделителях. Пол просмотрел карточки на «Б» и выбрал с именем «Бикер, Лола».

Затем Прай открыл регистрационную книгу, лежавшую на столе, и нашел сегодняшнюю дату. Оказалось, что между одиннадцатью и двенадцатью доктор Мэнрайт принимал джентльмена, назвавшегося Франком Джэмисоном.

Вынув из картотеки карточку Франка Джэмисона, Пол положил ее в свой карман. Потом вернулся в операционную, вскарабкался на операционный стол, улегся и закрыл глаза.

Через несколько минут вернулся доктор. Несомненно, депрессия ударила и по медицинскому бизнесу. И Пол Прай почувствовал уверенность в том, что этот врач, по крайней мере, положит начало увеличению гонораров за ночные визиты.

И не ошибся. Доктор осматривал его двадцать минут. По истечении этого времени в глазах доктора появилось некоторое сомнение.

— Вам лучше прийти завтра утром. Ваше имя?

— Джордж Ингман.

— Где живете?

— В отеле «Биллингтон».

— Возраст?

— Двадцать шесть лет.

— Никогда не страдали сердечными припадками, приступами головокружения, ревматизмом?

Пол Прай с мрачным видом кивнул.

— Время от времени у меня кружится голова, — поведал он. — А в правом плече — ревматические боли.

Доктор подавил зевок. Он заполнил карточку на нового пациента и снова зевнул.

— Приходите завтра в любое время между двумя и четырьмя часами. Гонорар за этот визит — двадцать долларов.

Пол Прай вытащил бумажник и отсчитал двадцать долларов. Доктор заметил в бумажнике две стодолларовые бумажки и еще одну большего достоинства. Он сразу же прекратил зевать.

— Я могу положить вас в больницу на обследование, — любезно предложил он. — Ваш случай довольно сложный.

— Надеюсь, ничего серьезного? — с наигранной тревогой осведомился пациент.

— Пока трудно сказать. Поезжайте в отель и ложитесь спать, — посоветовал доктор Мэнрайт.

Пол Прай захромал к двери. Шофер поджидал его и помог сесть в такси.

— Отель «Биллингтон», — бросил Пол. Доктор, отвесив поклон, попрощался и закрыл дверь.

Часть 4

В отеле «Биллингтон» Пол Прай зарегистрировался как Джордж Ингман.

— Вам уже звонили, — сообщил ему портье. — Похоже, человек, который вас спрашивал, хотел, чтобы вы с ним связались, как только придете.

Он вручил новому постояльцу ключ и записку с номером телефона.

Поблагодарив, Пол отправился в свой номер, дал чаевые бою, немного постоял и вышел.

— Вы уже позвонили тому человеку? — осведомился портье.

Постоялец ответил утвердительно.

Усевшись в такси, Пол назвал адрес, находившийся в квартале от места, где Лола Бикер вырулила на частную подъездную дорожку к таинственному гаражу в задней части многоквартирного дома.

Пол Прай велел таксисту подождать, прошел квартал, перелез через забор и оказался в зацементированном дворике позади многоквартирного дома. Он открыл дверь черного хода и поднялся по застланным ковром ступенькам. Некоторое время он постоял у двери квартиры женщины, потом нажал на кнопку звонка. Как он и ожидал, внутри не было никаких признаков жизни. Молодой человек вытащил связку из двух дюжин тщательно отобранных ключей. Открыв дверь третьим ключом, он смело включил свет и вошел. Невнятно мурлыкая себе под нос какой-то веселенький мотивчик, он отправился в спальню.



Молодая женщина оставила свой вечерний наряд скомканным на постели. Очевидно, Лола переоделась в уличный костюм, который не привлек бы ненужного внимания. Манто из белого меха осталось в стенном шкафу.

Пол Прай осмотрел туалетный столик, пошарил в ящиках, остановился, пораскинул мозгами, а потом направился к стенному шкафу и сунул руку в карман манто. Лицо его озарилось довольной улыбкой: его пальцы наткнулись на свернутый листок бумаги. Это было отпечатанное на машинке письмо.

Женщина получила его от мальчишки-почтальона.

Пол Прай углубился в чтение:

«Ладно, Лола, Билл Саканони в наших руках. Он отправится к праотцам, если мы не получим того, что нам нужно, как можно скорее. Во-первых, мы хотим десять кусков в портфеле, доставленном туда, куда мы тебе укажем. Во-вторых, нам нужно, чтобы Джордж Ингман был доставлен на то же место. Ты достаточно долго общалась с ним и покрывала его. Нам о нем все известно. Даем тебе времени до рассвета, чтобы управиться со всем этим. В противном случае Биллу не поздоровится. Мы знаем, что ты можешь достать монету, но нам нужна уверенность насчет Ингмана».

Записка была без подписи.

Пол Прай опустил было ее в карман, на полпути к двери передумал, вернулся и положил на место — в карман манто. Затем, выключив свет, выскользнул в коридор.

Он вернулся к такси пешком, велел шоферу отвезти его к определенному перекрестку. Это место находилось недалеко от квартиры, которую снимал Пол Прай, — его безопасное пристанище и убежище, где он вынашивал свои планы и отдыхал между удачно завершенными операциями.

Отпустив такси и удостоверившись, что за ним нет слежки. Пол вошел в квартиру. Однорукий Магу заморгал на него стеклянными глазами.

— Как, вы еще здесь?

— Конечно. Думаешь, где я был? — на ходу бросил босс.

— На встрече с гробовщиком, — мрачно пошутил Магу.

— Еще нет.

Рожи Магу потянулся за бутылкой виски.

— Еще нет, но скоро, — проворчал он. Пол Прай проигнорировал замечание товарища, снял шляпу и легкий плащ, уселся на стул и закурил сигарету.

— Почему ты подавал сигнал опасности, приятель? Однорукий хмыкнул:

— Потому что там кишмя кишели люди с пушками. Я заметил их на противоположной стороне улицы. Они стояли позади вас. Но ждали не вас, потому что вы были бы уже мертвы еще до того, как увидели его сигнал. Но я решил, что наверняка там будет перестрелка, а простой прохожий в таком случае оказывается наилучшей мишенью. Никогда не нужно быть свидетелем бандитских разборок. Никто не застрахован от несчастного случая.

Босс понимающе кивнул. И вдруг в его голосе появилась некоторая мечтательность.

— А барышня? — спросил он.

— Это некая Лола Бикер. Она состоит при большой шишке по имени Билл Саканони. Думаю, именно его выволокли из автомобиля и как следует отделали.

Хозяин кивнул.

— А почему они не стреляли, как думаешь?

— Ну, видимо, не хотели, чтобы их продырявили пулями, — предположил Рожи Магу. — И потом, им нужно было захватить Билла в целости и сохранности. Они взяли его в заложники. Гангстеры расчистили улицу и начали посылать пешеходов в обход сразу после того, как вам удалось туда проскользнуть. В этом квартале живет гангстерский лекарь, и догадываюсь, именно там они и подкарауливали свою жертву.

Пол Прай сунул руку в карман и вытащил карточки, которые прихватил из картотеки бандитского лекаря.

Он нашел карточку Лолы Бикер. Там было ее полное имя, возраст, адрес, список симптомов, относящихся к легкому нервному заболеванию. В карточке оказалась пометка, что счет оплатит Билл Саканони. Был указан и адрес Билла Саканони.

Затем Пол взглянул на карточку мужчины, которого врач принимал этим же вечером между одиннадцатью и двенадцатью часами. Этого человека звали Фрэнк Джэмисон. Проживал он в отеле в верхней части города. В карточке перечислялись многие случаи его обращения за врачебной помощью. Он лечился от алкоголизма. Потом была огнестрельная рана. И последнее — обработка резаной раны плеча.

Пол Прай кивнул.

Именно этот человек замахнулся на женщину дубинкой, и именно туда получил удар клинка, спрятанного в трости.

— Кто такой Фрэнк Джэмисон? — спросил Пол своего верного помощника.

Однорукий Магу печально уставился на пустой стакан из-под виски.

— Не называйте мне кличек, — сдвинув брови, предупредил он. — Тут возможно надувательство. Знаете, какой он из себя?

— Рослый, плотного телосложения. У него смешно выдается нижняя челюсть, словно нос у боевого корабля… Верный Магу перебил босса:

— Понятно, теперь я вспомнил. Он когда-то пользовался именем Джэмисона. Это его имя по матери. Фрэнк Джэмисон Клинг — вот его полное имя. Поговаривают, что он специалист по похищению людей и по вымогательству больших выкупов.

— Он, случайно, не глава банды? — осведомился Пол Прай.

— Конечно. Если он сам участвовал в потасовке у машины, этот человек и заказывает музыку.

— И вероятно, в конце концов именно он и будет получать денежки?

— Наверняка, — буркнул Рожи.

— А что известно о Джордже Ингмане? — осведомился Пол Прай.

Однорукий Магу опустошил стакан с виски. В его стеклянных глазах, обычно совершенно лишенных всякого выражения, мелькнуло любопытство.

— Босс, — сказал он, — не говорите мне, что вы сунули нос в дела этой птицы!

— Почему же? — полюбопытствовал Пол. Рожи Магу глубоко вздохнул:

— Ладно уж, помогу. Всякий раз, как вы пытаетесь перейти реку вброд, обязательно попадаете в глубокое место. Вам мало просто опасностей. Как только вы влезаете в неприятности, то прете прямо в петлю. Эта птица Ингман, ну… о нем ходят разные слухи. Это один из самых крутых гангстеров. Играет и против своих. Конечно же Джордж Ингман — это только имя. Имя, которым пользуется эта птица высокого полета, когда ей нужно быстренько смыться. Этот гангстер все время работал под прикрытием, и никому так и не удалось его застукать. Известно только имя, и все. Да и то стало известно лишь потому, что кое-кто узнал то, что знает сам Ингман.

Есть пятнадцать — двадцать крутых ребят, которые готовы расстаться со своими ножичками, лишь бы узнать, что за птица этот Ингман, — продолжал свой рассказ верный помощник Пола. — И когда узнают, дни его сочтены. И если вы вляпались в дельце, где кто-то дал вам имя Ингмана, тогда оставьте мне деньги, чтобы портной снял с меня мерку для траурного костюма, в котором я пойду на ваши похороны. Мне он понадобится еще до того, как я успею растолстеть.

Пол Прай встал и направился к шкафу, где хранил свою коллекцию барабанов.

Он вытащил буддийский барабан, напоминавший огромную бронзовую чашу. Для того чтобы этот барабан издавал звуки, его нужно было всего лишь потереть, а не бить по нему палочками, как по обычным барабанам.

Молодой человек вытащил обтянутую кожей палочку и начал тереть ею по краю барабана. Сначала не появилось никакого звука. Потом, по мере увеличения скорости трения, возник низкий монотонный гул, наполнивший всю комнату. Казалось, не было определенного источника, откуда он мог исходить. — Вы сведете меня с ума, — заворчал Магу.

Пол Прай сидел молча, прислушиваясь, как звук постепенно затихал.

— Алкоголь, приятель, лишил твои уши чувства ритма, — со вздохом сожаления произнес он.

— Если бы он лишил их и слуха, тогда бы я не слышал эти барабаны вовсе. И был бы очень доволен. Пол в задумчивости не отрывал взгляда от барабана.

— Он успокаивает душу, приятель. Вот почему его используют в преддверии молитвы в храмах, где религия — философский обряд внутренней медитации. Это удивительная философия — буддизм. А барабаны наполняют мой мозг внутренним спокойствием, способствуют равновесию, так необходимому для сосредоточения.

Рожи Магу снова наполнил свой стакан.

— Ага, — промычал он, — возможно, в этом есть философский смысл. Но вся беда в том, что буддисты не носят штанов.

Пол Прай усмехнулся:

— Это спорный вопрос. Магу.

— Верно, черт побери, — огрызнулся однорукий, — вы витаете на небесах, заставляете свой мозг достигать неких высот под звуки барабанного боя. Чего доброго, в один прекрасный день вы начнете курить здесь какую-нибудь дрянь и снимать портки. Не бойтесь, это я так шучу. Но вот что серьезно, так это то, что вы сейчас — человек конченый. И если вы имеете дело с парнем по имени Джордж Ингман, считайте, что уже лежите под гранитной плитой памятника.

Пол отложил барабанную палочку. — Я рад, что ты снова упомянул об Ингмане. Это напомнило мне об одном телефонном звонке, который я забыл сделать.

Босс прошел к телефону, набрал номер, который ему дал портье в отеле «Биллингтон».

Ему ответил женский голос.

— Это Джордж Ингман из отеля «Биллингтон», — представился Пол. — Вы мне звонили?

Женщина тут же рассыпалась в любезностях:

— Где ты, Джордж, дорогой? У себя в номере?

Пол узнал голос женщины в белом манто. Пол Прай подтвердил, что он в отеле.

— Минуточку, Джордж, один мой друг хочет поговорить с тобой, — послышалось в трубке. — Он хочет передать тебе нечто очень важное.

На другом конце провода раздался какой-то хруст, потом мужской голос хрипло сказал:

— Алло! Слушай сюда. Я друг Лолы. Ты узнал ее голос по телефону?

— Да, конечно, — ответил Пол Прай. — Однако у меня нет никакой охоты общаться с ее друзьями. Я веду дела только с ней.

— Да, верно, — согласился мужчина. — Но ведь не может же она прийти одна. У нее большие проблемы, и она хочет увидеться с тобой немедленно. Поэтому жди в своем номере. И держи дверь запертой. Никому не открывай, пока она не придет, не подходи даже к телефону. Понятно? Мы приедем, как только сможем сделать перерыв, а кроме того, нам еще надо удостовериться, что за нами нет слежки. Ясно? А теперь можешь продолжать то, что вы с Лолой задумали. Только подожди, пока она приедет. Передаю ей трубку. Мужчина передал женщине трубку.

— Все в порядке, Джордж, — услышал Пол бодрый голос Лолы. — Я все тебе объясню, как только приеду. Просто жди в номере. Не открывай, пока в дверь не постучат два раза, потом пауза, потом еще три раза, потом еще пауза и еще один стук. Это буду я. Человеку со мной можно верить.

— Ладно, — буркнул Пол наконец. — Если говоришь, что ему можно верить, значит, так оно и есть.

— Совершенно верно, — обрадовалась женщина, — Просто жди там, пока мы не придем.

Пол Прай повесил трубку, повернулся к однорукому Магу и вдруг заметил, что у того лицо покрылось красными пятнами.

— О Господи! — простонал старик. — Я догадывался, что вы поступаете глупо, но изображать из себя Джорджа Ингмана — это уж слишком! Ни в какие ворота не лезет. Когда вы сообщили эту новость, мне виски попало не в то горло, а если подобное случается еще и при хорошем виски, то это настоящая вселенская катастрофа. Валяйте, продолжайте играть в эти игры, — сокрушался он, — пока у вас есть такая возможность. Когда вы уже будете лежать перед судебным врачом, указывающим коронеру на места, в которые вошли изрешетившие вас пули, вам не нужно будет больше играть со смертью. Валяйте вперед, босс. Только предварительно попрощайтесь со мной. Мне не хочется вас отпускать, но, возможно, вам и удастся выкрутиться и успокоить меня. Пол Прай усмехнулся.

— Друг Рожи, — торжественно заговорил он. — У меня ощущение, что мне придется встретиться с крутыми гангстерами. Но это они так думают, что они крутые. Для меня они станут милыми курочками, несущими золотые яйца.

Верный Магу пренебрег стаканом и перешел к настоящим действиям. Когда он оторвал горлышко бутылки от оценивших ее содержимое по достоинству губ, то пробормотал:

— Ясно, тут замешана барышня. В этом-то все и дело. Пол Прай кивнул. Он уже надевал свой плащ, взвешивая в руке свою трость с секретом.

— Да, приятель Магу, ты опять прав. За всем этим стоит леди. Леди, которая сказала «да».

Рожи Магу торжественно протянул ему руку.

— Вы были хорошим человеком, — сказал он, — пока были живым.

Часть 5

На улицах города царила та туманная безысходность, которая наступает часа за два до рассвета. Они были почти пустынными, и Пол Прай, стараясь остаться незамеченным, быстрым шагом прошел три квартала, прежде чем попал на главный бульвар, где, как он знал, можно было найти такси даже в столь ранний час.

Тонкая, но прочная веревка была обмотана вокруг его талии, при себе он имел небольшой саквояж, где лежали определенные принадлежности. Молодой человек загадочно улыбался, но взгляд его был жестким.

Пол Прай сообщил таксисту адрес резиденции Фрэнка Джэмисона, который был на выкраденной больничной карте. Вид здания отеля его удовлетворил.

Расплатившись за такси, Пол вошел внутрь и записался в регистрационной книге.

— Номер на месяц или около того, — попросил он. — Фрэнк Джэмисон меня знает. Сказал, что мне тут будет удобно. Хочу жить на том же этаже, что и он. Возможно, я проживу тут меньше месяца. Но вы все равно получите плату за месяц.

Человек за столом кивнул.

— Мистер Джэмисон живет на четвертом этаже, в номере 438. Могу предоставить вам номер 431. Это чуть дальше по коридору на противоположной стороне.

— Отлично, — согласился новый постоялец. — Джэмисона ведь сейчас нет, не так ли?

— Думаю, да. Он поздно возвращается, — сдержанно ответил портье.

— Звякните-ка ему на всякий случай, — попросил Пол.

Портье прошел в застекленное отделение, где сидела телефонистка.

— Позвоните в 438-й Джэмисону. Скажите, что тут его друг, мистер Прай.

Девушка подсоединилась к линии, и спустя некоторое время покачала головой.

— Нету, — сказал человек, повернувшись к Полу Праю.

— А теперь послушайте, — очень серьезно сказал клиент, — мы с Франком Джэмисоном собираемся обделать некоторые делишки, о которых не хотим сообщать друзьям Франка. Поэтому когда Фрэнк придет, если с ним будут еще несколько парней, не говорите им, что я здесь.

Портье принял деловой вид.

— Мы имеем обыкновение не совать нос в чужие дела, мистер Прай. О своем присутствии здесь вы можете объявить сами. А первый взнос, между прочим, будет составлять сто долларов.

Пол Прай тут же вручил портье два банкнота.

— Расписки не требуется, — бросил он. — Будем ковать железо, пока горячо. Свой багаж я привезу сюда завтра утром.

Затем Пол отправился на четвертый этаж, где ему показали его номер. Он дал бою, провожавшему его, чаевые, подождал, пока закрылись двери лифта, и потом прошел по коридору до номера 438. Подобрав ключ к замку из своего ассортимента, открыл замок и вошел. Пол оставил дверь в коридор открытой, света из коридора было достаточно, и он смог рассмотреть расположение номера.

Он вошел в спальню, сорвал с постели одеяла, в ванной намочил их в воде, отжал и принес в переднюю.

Пол действовал быстро и точно. С помощью веревки, не толще шнурка, привязал эти одеяла к люстре. Предварительно он, конечно, проверил, насколько крепко она висит и не оторвется ли под весом одеял.

Потом Прай вытащил из кармана небольшой металлический предмет, по виду напоминавший авторучку. Отступив немного от мокрых одеял, он направил его на них и нажал потайную кнопку.

Последовал приглушенный взрыв, не громче хлопка надутого воздухом бумажного пакета. Струйка газа, поднявшись облачком, достигла влажных одеял. Слезоточивый газ впитался в одеяла — его притягивала влажная поверхность.

Пол Прай поспешил выйти из номера и с помощью отмычки запер за собой на два оборота дверь.

Затем он измерил ширину коридора, взял еще один отрезок тонкой веревки, достал из небольшого саквояжа два круглых фиксатора для дверей и ввинтил их в деревянный пол коридора у противоположных стен коридора. Натянув для пробы веревку между фиксаторами сантиметрах в десяти — пятнадцати от пола, Пол остался доволен своей работой. Удовлетворенно хмыкнув, он снял веревку и отправился в собственный номер.

Место, где он ввинтил фиксаторы, находилось почти напротив номера 431, который он снял.

Прикрыв, но не заперев за собой дверь, Пол Прай снял ботинки, закурил сигарету и удобно устроился на одном из мягких стульев.

На улице уже появились первые признаки рассвета, но в отеле все еще царил мрак. Пол Прай сверился со своими наручными часами и нахмурился. Похоже, что он промахнулся… И тут до его слуха донесся звук хлопнувших дверей лифта. В одних носках он бесшумно пересек застланную ковром комнату, подошел к двери и осторожно открыл ее.

По коридору с мрачной решимостью шли трое мужчин. Один из них нес черный портфель. На его правом плече топорщилась повязка.

Они остановились перед номером 438. Звякнули ключи.

— Во всяком случае, — хриплым шепотом сказал один, — Ингман здесь зарегистрировался. Должно быть… — Заткнись, — шикнул на него другой.

Мужчина с портфелем открыл дверь номера.

Все трое вошли туда.

Пол Прай выскользнул из-за двери, накинул веревочные петли на дверные фиксаторы. Тонкая веревка повисла над полом, перегородив коридор, а Пол поспешно вернулся к двери своего номера. Он не прятался. Стальной взгляд был устремлен в конец коридора.

Вдруг дверь 438-го номера с шумом распахнулась. Трое мужчин стремительно выскочили из комнаты. Вытянув вперед руки и ругаясь на чем свет стоит, они, толкаясь, ринулись вперед по коридору. Слезящиеся от газа глаза плохо воспринимали окружающее. Мужчины фактически двигались на ощупь и спотыкались на каждом шагу. Тот, который открывал ключом дверь, в одной руке держал портфель, в другой — пистолет. Миновав дверь номера Пола Прая, они натолкнулись на веревку.

Первый, падая, увлек за собой еще одного. Третий мужчина споткнулся об их рухнувшие тела. При этом он выронил пистолет, который выстрелил. За выстрелом последовал взрыв ругательств.

Пол Прай показался из своего номера.

Трудно было выбрать более удобную для осуществления его плана позицию. В руке у Пола была дубинка.

Человек с портфелем начал подниматься.

И тут дубинка спокойно и эффективно сделала свое дело. В мгновение ока рука Пола схватила за ручку черный портфель и вырвала его из руки ослабевшего от удара бандита.

Послышался женский крик. В одной из дверей появилась фигура в пижаме. Раздался еще один выстрел. Мужчина в пижаме поспешно юркнул в свой номер.

Пол Прай в одних носках прокрался к черной лестнице. Здесь он надел ботинки, которые все это время со связанными шнурками болтались у него на поясе, и сбежал вниз по ступеням.

Когда он через черный выход появился на улице, день уже занимался. К счастью, улица все еще была окутана серой дымкой раннего рассвета.

Пол Прай сначала шел быстро, но, удалившись на значительное расстояние от здания отеля, начал двигаться медленнее, еще через десять минут он взял такси. Сообщив шоферу адрес отеля в нижней части города, он был доставлен туда на крейсерской скорости.

Пол отпустил такси. Затем, заметая следы, отправился в другом такси к железнодорожной станции. Оттуда на третьем такси доехал до своей квартиры.

Однорукий Магу спал на стуле. Как всегда, его рука протянута к бутылке с виски, а бутылка была пуста.

Пол Прай усмехнулся. Закрыв хорошенько дверь, он занялся портфелем. Поскольку он был заперт. Пол взял нож и просто разрезал его.

Сквозь прорезь в кожаном боку показались пачки зеленых банкнотов.

— Там должно быть десять тысяч, — пробормотал молодой человек.

Он удовлетворенно хмыкнул, обнаружив, что в портфеле было ровно десять тысяч долларов.

Он подошел к сейфу, открыл это несгораемое хранилище и бросил в него и портфель и деньги. Закрыв дверцу и набрав цифровой код. Пол спокойно отправился спать.

По опыту он знал, что в таких случаях Рожи Магу лучше всего оставить в покое. Он сам проснется, отыщет водопроводный кран, а потом ляжет в постель. Утром этот верный его помощник будет таким же бодрячком со стеклянными глазами, как всегда.

Пол Прай проспал все утро.

Когда он почувствовал руку на своем плече, полуденные тени уже проникли с улицы в комнату.

Пол поднял глаза и увидел озадаченную физиономию преданного товарища.

— Послушайте, приятель, — сказал Магу, — не хотел нарушать вашего мирного сна, но тут такое творится! Боюсь, это касается вас.

Пол Прай широкой улыбкой прогнал сон и пробежался пальцами по спутанным волосам.

— Проклятье! — коротко заметил он.

— Это насчет Ингмана, Лолы Бикер и того парня, Саканони, — торопливо затараторил Рожи Магу. — Похоже, Джэмисон взял Саканони в заложники и потребовал у Лолы Бикер десять кусков выкупа, который они отложили на случай непредвиденных обстоятельств.

Похоже, эта Лола Бикер знала, кто такой на самом деле этот Ингман. Бандиты заставили ее обратиться к нему. Но девчонка придумала какую-то уловку, и Ингман ускользнул из своего номера, в то время как отель кишмя кишел гангстерами.

Однако они отпустили Билла Саканони, когда барышня дала им нужную информацию и снабдила десятью кусками. Тогда эта Бикер и Саканони сделали ноги.

Пол Прай зевнул.

— Но, — поинтересовался он, — зачем меня-то будить?

— Затем, — ответил однорукий. — Потому что прошел слух, что этим Ингманом, из-за которого разгорелся весь этот сыр-бор, все это время был сам Саканонй. Гангстерам было известно, что Лола Бикер знала, кто на самом деле этот Ингман. Но они не представляли себе, что это было просто другое имя Саканони. Тогда кто же это был тем Ингманом в отеле «Биллингтон»?

Пол Прай потянулся за сигаретами.

— Приятель, — проговорил он, — это еще не причина, чтобы нарушать мой сон. Тогда Магу выпалил:

— Черт побери, есть на то причина! Только послушайте. Когда Джэмисон со своей бандой пришли, чтобы запрятать свои десять кусков, что-то произошло непонятное, и деньги у них увели. Бандиты решили было, что это тот парень, Ингман, вот только… — Только что? — с безразличным видом поинтересовался Пол Прай.

— Только оказалось, что какой-то тип снял номер, и так удачно! Он зарегистрировался под именем Пола Прая! А десять тысяч монет сказали им «прощай»!

Пол Прай довольно ухмыльнулся.

— Ты меня переоцениваешь. Рожи, — сказал он. — Все, что я сделал, так это передал ответ посыльному. «Леди сказала „да“ — только и всего.

Однорукий торжественно кивнул.

— Но в сейфе сегодня утром появилось десять кусков… Лицо Пола Прая прояснилось.

— Возможно, дружище, пока мы оба спали, пришла добрая курочка и снесла для нас еще одно золотое яичко!


home | my bookshelf | | Сигнал смертельной опасности |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.8 из 5



Оцените эту книгу