Book: Только один выход



Эрл Стенли Гарднер

«Только один выход»

Он вбежал ко мне в квартиру, торопливо озираясь и приложив палец к губам. Я встретил его хмурым взглядом — меня вовсе не устраивает, чтобы мелкие жулики наносили мне визиты вежливости. В этой среде я слыл одиноким волком, не имеющим друзей.

— Эд, — прошептал он, — я пришел к тебе как друг.

Однажды ты выручил меня, я этого никогда не забуду.

Женщина с родинкой на левой руке… тебе надо опасаться ее. Они охотятся за тобой — и полиция и бандиты. Тебе ведь не на кого опереться… Берегись женщины с родинкой на левой руке.

Сказав это, он исчез. Только я никогда не обращаю внимания на предостережения. К тому же он оставил в моей квартире этот отвратительный тошнотворный тюремный запах, отдающий дезинфекцией. Звали его Хорьком, и сидел он за бродяжничество. Когда полиции нечего было повесить на него, она сажала его за бродяжничество, чтобы малость припугнуть и еще раз напомнить, что он всего лишь мелкая сошка. Таким, как Хорек, вечно достается от всех.

Я открыл окно — хотелось проветрить комнату — и высунул голову, чтобы глотнуть свежего летнего ночного воздуха, как вдруг услышал выстрелы. Один за другим, потом — тишина.

Стреляли за углом, примерно в квартале отсюда. Затем раздался визг шин, из-за угла вынырнула машина и, набрав скорость, исчезла в ночи. Где-то закричала женщина, и хриплый мужской голос позвал на помощь.

Послышался топот ног по тротуару, и толпа любопытных черной бесформенной массой ринулась к месту происшествия.

Я убрал голову. У меня появилось неуютное трудноуловимое чувство, что эта стрельба имеет какое-то отношение ко мне.

С час я просидел в темноте, выжидая, когда полиция проведет расследование и уедет, а толпа любознательных насытится зрелищем и рассосется, потом надел шляпу и плащ и вышел из дома.

Возле табачного киоска на углу я узнал новости. Это был Хорек. Его застрелили из машины, из одного из этих «автомобилей смерти» — лимузинов, обычно используемых конкурирующими бандами для своих разборок. Хорек умер почти мгновенно.

Откусив кончик сигары, я зажег ее и задумался о человеческой жизни, которая может в любой момент погаснуть, как спичка на ветру. За что же его убили? За то, что он предупредил меня? Или его в чем-то подозревали? Все может быть, и теперь я этого уже не узнаю. Да, Хорек был одним из мелких третьесортных мошенников, которые могут позволить расстрелять себя в упор из машины, нашпигованной бандитами. Первоклассный мошенник заметил бы эту машину, еще когда она только появилась на горизонте. Ведь цена жизни в нашем деле — неусыпная бдительность.

На своем веку я слышал немало предостережений — и лживых, и вполне искренних. Но это было особенное.

Во-первых, оно исходило от мошенника, и потом — эта женщина с родинкой на левой руке… Может, Хорек не видел ее лица, а видел только руку или вообще слышал только голос? Теперь я пожалел, что проявил такое нетерпение и не расспросил его. Но, что ни говори, это уже прочитанная глава, Хорек теперь мертв.

Я вышел на обочину, поймал такси и поехал в бар.

«Пурпурная роза» — местечко что надо: резвые артисточки, развлекающие публику, официанты, носящиеся туда-сюда, полуобнаженные танцовщицы, извивающиеся в танце любви, и грохочущий оркестр, перекрывающий общий шум зала. Этот переполненный потными пьяными веселящимися людьми бар развлекал меня — здесь я мог наблюдать за самыми разными типами человеческой природы, здесь, наконец, мне хорошо думалось.

Старший официант усадил меня за мой обычный столик, расположенный в затемненном углу. Было время, когда он служил местом встреч влюбленных парочек.

Теперь они предпочитали миловаться прямо на глазах у всех — на танцевальной площадке или за столом, освещенные со всех сторон огнями. Ну что ж, такова жизнь.

Я заказал легкую закуску и лениво жевал, наблюдая за публикой, слушая грохочущую музыку и громкий смех.

Я уже покончил с едой, когда к моему столику подошла девушка:

— Эй, чего приуныл? Думаю, все не так уж плохо. Как насчет того, чтобы потанцевать? А?

Я покачал головой, решив, что это одна из артисток, развлекающих публику за деньги. Всех их я знал наперечет, и они давно запомнили, что меня лучше оставить в покое. Эта же, вероятно, была новенькая.

Она улыбнулась, развернулась на пол-оборота, кокетливо глянув на меня через плечо, протянула в мою сторону руку, прищелкнула пальцами, и ее алые губки снова приоткрылись в заманчивой улыбке.

Ее подвижность, ее живая грация и задор, несомненно, приковали бы мое внимание, если бы не кое-что еще. Когда ее рука очутилась на уровне моих глаз, я заметил на ней родинку — родинку на левой руке, на тыльной стороне ладони, — это крошечное темное пятнышко отчетливо выделялось на белой гладкой коже.

Я оплатил счет и ушел. Этот бар я навсегда вычеркнул из своего списка — мне сразу вспомнился Хорек и те прогремевшие в ночи выстрелы.

Я взял такси и почувствовал, что за мною следят. Это, конечно, раздражало, но не более того. За мной часто следят. Но сейчас это не помешает мне поехать прямиком к себе домой — пока я в Калифорнии, я в безопасности. За криминальное прошлое я объявлен в розыск в десятке штатов, однако в силу существующего порядка меня нельзя выдворить из Калифорнии. Здесь я хоть и известен как мошенник, но все же пользуюсь неприкосновенностью, живу своей жизнью, реагируя лишь на те раздражители, которые касаются таких, как я.

Я заставил водителя поколесить по городу, а потом выехал за его пределы. Мысли о Хорьке не шли у меня из головы. Кроме того, я чувствовал что-то неладное.

Почти уже в полной темноте, на пустынной дороге, у нас заглох мотор. Водитель выскочил из машины и поднял крышку капота. Он сильно нервничал, руки его тряслись.

Я вышел из противоположной дверцы. Преступника можно арестовать за ношение огнестрельного оружия, вот почему я почти никогда не ношу с собой пистолет.

Зато использовать собственные мозги не запрещено законом, а они не раз выручали меня из таких переделок, в каких не помогли бы никакие пистолеты.

Я посмотрел назад, на пустынную дорогу. Навстречу, в сторону города, ехала машина, эдакая изящная сверкающая никелированная штучка. За рулем сидела женщина, вся закутанная, несмотря на теплую погоду.

Зашуршали по гравию шины, и дамочка высунулась из машины:

— Эй, таксист, что, поломка? Может, передать что-то в городе или подвезти?

У нее был приятный голос.

Я сунул таксисту деньги за проезд и вышел на дорогу:

— Не довезете ли до города, если, конечно, не затруднит?

Женщина рассмеялась низким грудным смехом и распахнула дверцу:

— Пожалуйста, пожалуйста, садитесь вперед.

Она нажала на газ, и машина рванула с места. На руке, сжимавшей руль, я заметил крошечную родинку.

Она поняла, что я узнал ее. Ее правая рука, скользнув, опустилась на мое колено.

— А с вами не так-то просто познакомиться, Эд Дженкинс.

— Благодарю вас за чуткость, которую вы проявили, столь любезно посадив меня в машину, — сказал я, — все было очень ловко продумано — и поломка такси, и то, что вы ехали навстречу, а не в том же направлении, что и я.

Она снова рассмеялась своим журчащим смехом:

— Да, это было действительно ловко придумано. Когда таксист уже точно знал, по какой дороге поедет, он просигналил мне число миль от поворота, давая таким образом знать, где произойдет поломка. Поехав по короткому пути, я обогнала вас и, развернувшись, поехала навстречу.

— Если вы хотели меня видеть, то почему не пришли прямо ко мне домой? К чему все эти сложности?

Взгляд ее вдруг сделался жестким и холодным, губы плотно сжались, превратившись в тоненькую ниточку.

— Потому, — медленно проговорила она, — что мне нужно было не просто увидеть вас. Мне нужно было, чтобы вы оказались в моих руках.

Я почувствовал, как маленький смертоносный револьвер, который она держала в правой руке, прижался к моим ребрам.

Я осторожно посмотрел на нее. Она может застрелить меня прежде, чем я пошевельнусь и попытаюсь отобрать у нее оружие. Внимательно посмотрев на нее, я решил, что она не относится к тем, кто стреляет просто так, ради забавы, но чувствовалось, что она способна на все.

И безусловно, голову она носила не только ради коротенькой стрижки.

— Вот что, Эд Дженкинс, — проговорила женщина, — вы поедете со мной. Мне от вас нужно только одно — чтобы в течение двух часов вы делали то, что я скажу. Потом можете отправляться на все четыре стороны. А до этих пор должны будете сопровождать меня. Обещайте, что станете меня слушаться и не попытаетесь сбежать, или же мне придется держать вас под прицелом. Ведь я могу и выстрелить.

Я зевнул:

— Можешь выстрелить, детка? Я не ослышался?

Она придала голосу пленительность:

— Пистолет может выстрелить сам. Случайно.

— Что ж, пусть стреляет.

Губы ее плотно сжались. Она нажала на переключатель скоростей, я согнул правую ногу в колене и резко рванул вниз ручной тормоз. Последовал толчок, ее с силой бросило на руль. Воспользовавшись этим, одной рукой я схватил ее за горло, другой вывернул запястье.

Вышвырнув пистолет за окно, я отпустил ручной тормоз, выправил руль, так как машину бросало из стороны в сторону, посмотрел на нее и усмехнулся:

— Ну как? Продолжим?

Она побледнела как мел, глаза сверкали в темноте яростным огнем, губы сжались в тонкую нить.

— Хам! Животное!

Я снова зевнул:

— Вы, женщины, всегда так. Сначала тычете человеку в ребра пистолетом, а стоит ему отобрать его, так он уже и хам. Ну ладно, давай вези, пока я не отшлепал тебя по попке.

Остановив машину, она согнула колени, выскользнула из-за руля и, как дикая кошка, бросилась на меня, кусаясь и царапаясь. Я с трудом удерживал ее. Платье соскользнуло у нее с плеча, острый каблук-шпилька впился в мою ногу, а сверкающие белизной зубы яростно щелкали, пытаясь укусить меня. Да, ничего не скажешь.

Вдруг она застыла, расслабилась и… заплакала — типичный трюк, который обычно пускают в ход представительницы слабого пола. Потерпев поражение, она буквально выла у меня на плече. Чулки ее спустились, обнажив сверкающие белизной ноги. Растрепанные волосы свешивались на лицо, платье было разорвано, и я вдруг заметил, что моя рука покоится на ее голом плече и, что самое интересное, слегка похлопывает по нему, как будто пытаясь ее успокоить. Уж не знаю, почему моя рука это делала, думаю, чисто механически. Видит Бог, я вовсе не собирался утешать эту разъяренную кошку только потому, что ей не удалось пристрелить меня.

Я оттолкнул ее.

— Господи, как я ненавижу тебя! — гневно выдохнула она.

— Это заметно, — проговорил я. — В следующий раз, когда сломается такси и какая-нибудь девушка предложит подвезти меня до города, я возьму с собой роликовые коньки.

Тут она снова прильнула ко мне, склонив голову мне на плечо, и опять горестно зарыдала. Я дал ей выплакаться. Ярость и разочарование довели ее почти до истерики, и я ждал, пока она успокоится. Нужно было выяснить, что все это значит и чего хочет эта женщина с родинкой на левой руке.

Некоторое время спустя она выпрямилась, подтянула чулки, припудрила носик и поправила волосы, снова приняв нормальный вид. Приведя, насколько это было возможно, в порядок платье, она посмотрела на меня и усмехнулась.

— Ты победил, — заявила она.

— Куда ты собиралась меня везти? — спросил я.

Улыбка на мгновение исчезла с ее лица, и я уж было подумал, что она снова расплачется.

— Для меня это так важно, — сказала она. — Мне даже в голову не приходило, что все может сорваться… — Посмотрев на ручные часики, она вздохнула: — Я должна была отвезти тебя в одно место. Это в двадцати минутах езды отсюда… Я думала, что смогу соблазнить тебя, а когда у меня не получилось, решила действовать силой… Господи! Для меня это так много значит!

Я посмотрел на нее с любопытством:

— Ну и где же это место? Тебе что, приказали привезти меня?

— Я не могу сказать где, Эд. Да, мне приказали.

Я откинулся на сиденье:

— Ну что ж, тогда хватит хлюпать, поехали.

Если кому-то надо, чтобы я был в определенном месте в определенное время, у меня хватит смелости отправиться туда и даже устроить там маленький праздник. Я уже порядком устал от того, что какие-то дешевые жулики вмешиваются в мою жизнь. Хотел бы я взглянуть на человека, который натравил на меня эту дикую женщину.

Она широко улыбнулась.

— Я знала, что ты поедешь, — проворковала она, явно заигрывая со мной. (Ох уж эти женщины! Дай им волю, и они съедят тебя с потрохами.) — Да-да, я знала, Эд, что ты храбрый и не побоишься поехать. Я никогда не забуду этого и, может быть, тоже сделаю для тебя чтонибудь, когда придет время.

С этими словами она обвила мою шею руками, поцеловала и, юркнув за руль, завела машину, и мы поехали.

Да, эта барышня машину вела умело, и к тому же ужасно гнала.

Мы приехали в китайский квартал. Я старался запомнить дорогу. Я хорошо знаю китайцев, их привычки и даже немного говорю на их языке. И если пьеса, в которой мне тоже была отведена роль, собиралась разыграться в китайском квартале, тем лучше для меня.

Мы остановились перед небольшим грязноватым магазинчиком, в витрине его размещались антикварные безделушки из слоновой кости, засиженные мухами, а перед входом сидели два китайца охранника. Ничего необычного в этом не было. Китайцы, вечно сидящие на тротуаре с безразличным видом, ссутулив плечи и задумчиво попыхивая трубками, вовсе не пребывают в философских раздумьях и не просто наслаждаются пейзажем, они охраняют место, перед которым сидят.

— Эд, — сказала она, — за то, что произойдет там, я не отвечаю. Все, что от меня требовалось, — это доставить тебя сюда, в определенную комнату, где ты должен побеседовать с определенным человеком. Мне бы хотелось, чтобы это выглядело так, словно я отлично выполнила свою работу. Поэтому не мог бы ты притвориться, будто ты клюнул на меня, ну… в общем запал на меня… Понимаешь?

Я вылез из машины.

— Давай веди, — сказал я.

Когда мы вошли в магазин, она взяла меня за руку, и мы стали пробираться сквозь толпу без умолку тараторивших китайцев, мимо охранника, следившего за входом, и вскоре погрузились в полумрак бесконечных извивающихся коридоров с дубовыми дверьми и пустыми комнатами.

Я обвил рукой ее талию и крепко прижал к себе. Не потому, что хотел сделать вид, будто, как она сказала, запал на нее, а просто потому, что доверял ей не больше, чем доверяют гремучей змее.

Наконец мы повернули налево, дважды постучали в тяжелую дверь, услышали щелчок в замке, и уже через мгновение я оказался в просторной комнате, обставленной массивной мебелью тикового дерева, украшенной дорогими гобеленами и восточными коврами. Здесь царили богатство, роскошь и покой.

Посреди комнаты стоял тяжелый письменный стол, за которым сидел грузный мужчина. Его ледяные глаза сверкали в полумраке комнаты как два больших холодных алмаза.

Я застыл на месте. Уже многие месяцы по городу носились слухи о преступном синдикате и о большом человеке, который, сидя в конторе, управляет преступным миром, приводя в систему вымогательство, подпольную торговлю спиртным и кражи драгоценностей. Никто не знал его в лицо, и в то же время его знали все — город полнился слухами, смутными догадками и самыми немыслимыми предположениями. Дошел этот слух и до меня, но я принял его за одну из тех невероятных историй, которые время от времени якобы потрясают преступный мир. Теперь же у меня появилось какое-то неуютное ощущение, что слухи имели под собой нечто определенное.

Он заговорил безо всякого вступления. Его голос удивил меня. Глядя на это грузное, массивное тело, я приготовился услышать густой бас, но он говорил таким тонким голосом, что если бы я собственными глазами не видел, как шевелятся эти толстые губы, то подумал бы, что за его спиной прячется женщина и говорит за него.

— Эд Дженкинс, у вас репутация человека, способного открыть любой сейф, не оставив при этом следов.

Слова эти он произнес с вопросительной интонацией, но я не шелохнулся, не издал ни единого звука.

Помолчав с минуту, он продолжил:

— Есть сейф, который вы должны будете открыть и положить туда конверт. Это нужно сделать завтра до полуночи. И никто не должен догадаться, что сейф вскрывали.

Ледяные серо-голубые глаза продолжали сверлить меня. Полный сарказма ответ готов был сорваться у меня с языка, но я сдержался. Чувствовалось, что этот человек не остановится ни перед чем. К тому же я находился в потайных лабиринтах китайского квартала, а игра, судя по всему, шла по-крупному, или я ничего не смыслю в преступных делах.

— Вас, наверное, удивляет, почему я даю вам инструкции. Я хорошо знаю вас, Дженкинс, отлично осведомлен о всех ваших деяниях. Например, мне известно, что вы одинокий волк и не подчиняетесь никому. С мозгами у вас все в порядке, вы обладаете непревзойденной способностью ускользать из-под самого носа полиции и всегда заметаете следы. Учитывая эти ваши способности, я и прошу вас кое-что для меня сделать. А взамен я сделаю чтонибудь для вас. — С этими словами он вынул из ящика стола два конверта. — В этом конверте две тысячи долларов, — сказал он, хлопнув конвертом по столу и протягивая его мне.



Я видел края банкнотов, выглядывающих из конверта, но не взял его. Я выжидал. Сейчас мне было выгоднее помолчать, предоставив вести разговор этому массивному, грузному типу, восседавшему за столом.

Рядом с собой я слышал прерывистое и частое дыхание девушки — она была напряжена и взволнована. Видимо, ее обуревали какие-то сильные чувства, которые она пыталась скрыть.

— Во втором конверте, — продолжал человек за столом, — бумаги, которые, как мне кажется, представляют для вас интерес.

Он пододвинул конверт ко мне, и я пробежал глазами его содержимое. Эти бумаги я искал уже давно, искал всевозможными окольными путями. Некий Чэдвик был когда-то вовлечен в нехорошую историю, за причастность к которой он мог угодить в тюрьму. Чэдвик умер, но у него остались жена и дочь, принадлежащие к высшему классу, к самым сливкам общества. Я знал его дочь, Элен Чэдвик, эта девушка значила для меня многое — в свое время я помог ей. Из-за этих бумаг ее отец подвергся шантажу, и ему пришлось выдать мошеннику долговые расписки на сто тысяч долларов. Я помог девушке выпутаться из этой истории, но бумаги пропали, их засосала какая-то мутная воронка, и я долгое время безуспешно пытался найти их. Само их существование оставалось угрозой для честнейшей девушки в мире, для той, которая умела быть настоящим другом и не побоялась вступить в далеко не женскую игру…

Я положил бумаги в карман плаща. Да провались они все пропадом, пусть делают, что хотят. Но эти бумаги я из рук не выпущу.

Он не сводил ледяных глаз с моего лица:

— Вы человек чести, Дженкинс, и я верю в ваше благоразумие. Прошу вас дать мне слово, что вы до наступления завтрашней ночи откроете для меня этот сейф.

Как только вы дадите мне слово, можете быть свободны, бумаги и деньги оставьте себе.

Я кивнул. Конечно, можно было бы что-нибудь сказать, но я боялся, что голос выдаст мою крайнюю заинтересованность. Оба мы были мошенниками. Бумаги лежали у меня в кармане. Ради них я открыл бы любой сейф в мире, и, если я могу заполучить их только таким путем, что ж, меня это устраивает.

Он сложил руки, выражение его лица оставалось неизменным. Ни единая складка обвислой кожи на его щеках не шевельнулась. Единственным признаком внутреннего волнения были эти сомкнутые руки.

— Я вижу, Дженкинс, вы человек рассудительный.

Мой помощник позвонит вам в положенное время и даст необходимые инструкции.

Наконец, впервые с тех пор, как я вошел в комнату, я заговорил:

— Я даю слово вскрыть этот сейф. Только, само собой разумеется, это должна быть честная сделка. Если вы попытаетесь меня обмануть, я сочту себя вправе поступить, как мне заблагорассудится.

Мне показалось, что уголки его обвислых губ чуточку дернулись, — в полумраке трудно было разглядеть.

— Если вы задумаете перехитрить меня, Дженкинс, если не исполните моих инструкций, пожалуйста, это ваше право. Но знайте, вы сами приблизили свой конец.

Я вздохнул. С таким комплексом мне уже приходилось сталкиваться. У него было ложное представление о собственной значимости, ему казалось, что он контролирует ситуацию. Я ничего не сказал — в этом не было необходимости, ведь я уже предупредил его.

Он снова открыл ящик стола и извлек из него конверт с огромной сургучной печатью. На обратной стороне конверта был напечатан на машинке номер — 543290.

Конверт был тонкий, похоже, в нем лежал лишь одинединственный лист бумаги.

— Мистер Колби зайдет к вам домой, и вы отдадите ему этот конверт — он знает, что с ним делать. Спасибо за визит. А вас, Мод, можно поздравить с успешным выполнением задания. Теперь можете отвезти мистера Дженкинса домой.

Он не пожелал мне спокойной ночи, лишь едва заметная нотка завершенности в его голосе указала на то, что аудиенция закончена. Грузная фигура оставалась неподвижной, только ледяные глаза зловеще поблескивали в полумраке.

— Я буду дома с девяти до одиннадцати утра, — сказал я, решив оставить последнее слово за собой.

Он ничем не показал, что слышал мои слова, лишь не мигая оценивающе смотрел на меня. Девушка взяла меня за руку.

— Пошли, — сказала она, и я почувствовал, что рука ее дрожит.

Бок о бок мы вышли из комнаты и, пройдя по зловещим лабиринтам, оказались на улице.

— Эд, можешь сесть за руль? — спросила она, и я заметил, что нервы у нее совсем сдали.

Лицо побелело как мел, ноздри трепетали, а сама она дрожала как листок на ветру. Что это — волнение или страх? Я смотрел на нее и не мог понять.

— Значит, тебя зовут Мод? — спросил я, заводя двигатель.

Она рассеянно кивнула:

— Да, Мод Эндерс.

Я ехал молча до самого дома.

— Давай-ка поднимемся, — предложил я, когда машина остановилась. — Я согрею тебе чайку. Тебе надо отойти от всего этого.

Она резко покачала головой.

— Нет, у меня есть дела. — В голосе ее по-прежнему слышалось безразличие, словно она говорила во сне.

Я пожал плечами:

— Мод, сегодня ты оказала мне большую услугу. Бумаги, которые я получил, очень многое для меня значат.

Однако и эти слова не вернули ее к реальности.

— Да-да, я знаю, — отозвалась она все тем же бесцветным голосом и, как бы демонстрируя свое желание поскорее уехать, нажала ногой на педаль, отчего мотор взревел с троекратной силой.

— Подожди минутку, — попросил я. — Я задержу тебя совсем ненадолго, только принесу кое-что.

С этими словами я повернулся и взбежал по ступенькам. Однако на лифте я не поехал, а вышел через черный ход и направился к гаражу. Там я завел мотор своего автомобиля, прогрел как следует двигатель, потом вернулся в дом и вышел через главный вход.

— У меня оставалась бутылка виски, — начал сочинять я, — хотел подарить ее тебе. Но боюсь, что дворник обнаружил мой тайник. Бутылка исчезла.

Она кивнула, не сводя глаз с дороги, нажала на газ и укатила, не пожелав мне даже спокойной ночи. Может, она была загипнотизирована, эта девушка с родинкой на руке? Ледяные серо-голубые глаза, сверкавшие в полумраке комнаты в китайской лавчонке, казалось, изменили ее. Но как бы то ни было, игра только начиналась. Я обещал вскрыть сейф, вот и все. Если они попытаются обмануть меня, помощи пусть не ждут.

Вскочив в машину, я поехал за ней по бульвару, держась в паре кварталов от нее. Мод вела машину механически, не глядя по сторонам.

Через некоторое время она остановилась возле одного из многоквартирных домов в богатом районе. Проехав мимо, я развернулся и припарковал машину на противоположной стороне улицы, потом начал подниматься по ступенькам. Любопытно, что задумала эта женщина с родинкой? Я решил хотя бы посмотреть, куда она пойдет.

Меня очень заинтересовало, почему у нее такой обеспокоенный вид.

Ясно одно — терять мне нечего, я дал слово вскрыть сейф на определенных условиях. И больше ничего. Возможно, это западня. Но разве ежедневно я не подвергался еще худшим опасностям? Девушка поднялась на третий этаж и постучала в дверь. Я спрятался за лифтом и стал наблюдать за лестничной площадкой.

На ее стук ответа не последовало, тогда она постучала снова — сначала один раз, потом быстро два раз подряд и после паузы еще один раз, — очевидно, это был условный знак. Тишина, последовавшая за этим, явно удивила ее.

Девушка неуверенно повернула ручку двери, словно ожидая, что та заперта. Ручка повернулась, дверь распахнулась, и впереди открылась зияющая чернота. Мгновение ошеломленная девушка постояла в дверном проеме, потом вошла. Включился свет, раздался истошный крик, падение тела, слабый шорох и снова тишина. Девушка со смертельно бледным лицом, с бескровными губами и расширенными от ужаса глазами опрометью выскочила на лестничную площадку. В этот момент дверь в квартире этажом ниже отворилась, из нее вышли мужчина и женщина и начали подниматься по лестнице.

Я быстро смекнул: если они поднимаются на четвертый этаж, значит, лифт не работает, а возможно, они шли на третий. В последнем случае я мог спрятаться, поднявшись этажом выше. Внизу лестница хорошо освещена, зато наверху царит полумрак.

Поравнявшись с Мод, которая пробежала мимо них с бледным как полотно лицом и расширенными от ужаса глазами, мужчина и женщина с любопытством оглядели ее. Миновав площадку третьего этажа, они поднялись на четвертый. Внизу хлопнула входная дверь. Я стоял, склонившись над кнопкой лифта.

— Починю через несколько минут, — небрежно заметил я, стоя к ним спиной и уткнувшись носом в кнопку.

— Да уж, пожалуйста, — грубовато отрезала женщина. — Что-то больно часто он стал ломаться. Или хозяин все-таки починит лифт, или мы будем требовать, чтобы он снизил квартирную плату.

Я промолчал. Голос был хриплый, металлический и какой-то наглый, совсем не женский. Я не рискнул заглянуть ей в лицо, так как не хотел, чтобы она увидела мое, но этот голос сказал мне о многом.

Отперев дверь квартиры, они вошли внутрь, а я повернулся и сбежал по ступенькам на третий этаж. Я хотел узнать, что же произошло в этой квартире и кто кричал. И я узнал. На полу, раскинув в стороны руки, лежал человек, глядя в потолок открытыми, уже незрячими глазами. Его убили ударом ножа в спину. Он был одет в смокинг, гладко выбрит и выглядел как джентльмен. Из раны еще текла кровь.

Я задумался. Неужели девушка ударила его ножом?

Может, она, а может, и нет. А если не она, то кто? Закрыв дверь, я осмотрел квартиру — ни малейшего намека на то, что здесь кто-то побывал. Похоже, хозяин читал и встал, чтобы открыть кому-то дверь. Кому-то, кого он хорошо знал и не боялся, так как не было никаких следов борьбы — лишь труп, нож и лужа крови.

Это было неподходящее место для мошенника — если бы меня застали в этой квартире, то я подпал бы под статью «убийство первой степени тяжести». Однако нужно было еще кое-что выяснить. Мне не верилось, что девушка могла совершить убийство. Правда, когда она вошла в квартиру, оттуда послышался крик, но это ровным счетом ничего не означало. Именно в этот момент его и могли убить. Но, — с другой стороны, чем объясняется эта ее озабоченность и дикий испуг? Может, она знала, что этой ночью ее ждет другое задание — убийство?

Я быстро осмотрел квартиру. Из старых писем, вскрытых конвертов и надписей на книгах следовало, что убитый — некто Р.Си. Руперт, но кто был этот Р.Си. Руперт и чем занимался, этого мне узнать не удалось. На тщательные поиски у меня не было времени — это место совсем не для Эда Дженкинса. Известным мошенникам лучше не находиться в одной квартире с убитыми, если они не хотят раньше времени расстаться с жизнью. Я выскочил из дома, запрыгнул в машину и нажал на газ.

Вернувшись домой, я первым делом решил просмотреть то, что мне удалось добыть за сегодняшний вечер.

Прежде всего я достал бумаги Элен Чэдвик. От нетерпения у меня дрожали пальцы.

На первый взгляд казалось, что с бумагами все в порядке. Однако я решил, что лучше хорошенько проверить, чем потом сожалеть.

Дело в том, что у меня сохранился полный перечень этих бумаг, некогда полученный мною от личного адвоката Чэдвика. Элен познакомила меня с ним, сказав, что мне можно доверять, тогда он и передал мне этот список. Скорее всего, никто не знал о его существовании. Этот перечень мог оказаться в руках адвоката по двум причинам: либо Чэдвик полностью, без утайки, посвящал адвоката во все свои дела, либо тот относился к людям, обладающим фотографической памятью. Он составил перечень всех бумаг, способных запятнать честное имя Чэдвика.

Я сверил имеющиеся у меня бумаги со списком, и оказалось, что недостает двух — письма и контракта.

Охваченный холодной яростью, я снова проверил содержимое конверта — результат тот же. Этот воротила с ледяными глазами и знать не знал, что я могу проверить его и обнаружить недостачу. Он рассчитывал, что я поверю, будто в этом конверте лежат все бумаги. Любая из этих бумаг представляла собой такую же опасность, как и все вместе взятые. Даже одна бумага из этого списка способна была запятнать честное имя Чэдвика, очернить его память, свести в могилу вдову и навеки опозорить дочь. Общество любит подобные истории. Чэдвик был известен в высшем обществе и в деловых кругах как человек безукоризненно честный. Его жена и дочь принадлежали к самому изысканному кругу, и случись этим бумагам выйти наружу, они были бы опозорены и преданы остракизму. Чэдвика шантажировали, но Чэдвик мертв и уже не объяснит, как все случилось.

Я сунул эти бесполезные бумаги обратно в конверт.

Одно хорошо — теперь я знаю, у кого они. Письмо и контракт утаил от меня человек с ледяными глазами, сидящий в потайной конторе в центре китайского квартала.

Он попытался обмануть меня, и отныне я свободен от обязательств перед ним. Я вытащил конверт с номером 543290 и принялся разглядывать его. Вскрыть его я не мог — тонкий слой сургуча был припечатан сверху какой-то редкой монетой, скорее всего древнеримской.

Однако мне были известны и другие способы. Я взял фотопленку, плотно прижал ее к конверту в темной комнате и поместил перед лучом проектора. С четвертой попытки мне удалось получить более или менее приличное изображение — на пленке запечатлелось то, что было в конверте. Правда, выглядело это как беспорядочное нагромождение пересекающихся строчек, неясных и перепутанных, но при желании эти письмена можно было разобрать.

Сделав с пленки фотоотпечаток, я обвел каждую строчку черным карандашом и принялся прослеживать все строчки, идущие в одном направлении.

Было уже темно, когда я наконец расшифровал пленку. Сложенный вдвое лист бумаги, лежавший в конверте, оказался завещанием. Эффект пересеченных строчек возник потому, что лист был сложен пополам. Я не смог разобрать весь текст, но все же понял, что документ этот — не что иное, как завещание некоего Стэнли Брандиджа, по условиям которого тот оставляет все своей бывшей жене, с которой находится в разводе.

Ниже стояли подписи двух свидетелей, фамилии мне разобрать не удалось. Одна из них походила на что-то вроде Дэвиса, другая — на Робертса.

Я изучал конверт еще с минуту, потом потянулся и решил — пора подышать свежим утренним воздухом.

Небо на востоке розовело, над городом стояла предрассветная тишина. Лишь в паре кварталов отсюда со свистом пронесся по бульвару какой-то запоздалый автомобиль да медленно катился небольшой грузовичок, разбрасывая утренние газеты. Я решил, что свою газету заберу чуть позже, а пока взял ту, что, скатанная в трубочку, валялась на соседском газоне. Я развернул ее и лениво пробежал глазами.

На первой же странице сообщалось о смерти Р.Си.

Руперта, давалась краткая его биография, сообщалось о том, как было найдено тело, что показал обыск квартиры, а также говорилось о какой-то отметке в виде черного мальтийского креста на месте обнаружения тела.

Убитый был поверенным. До того как открыть самостоятельную практику, — которая вскоре начала процветать, — он более десяти лет проработал в адвокатской конторе Л.А. Дэниэлса. Дэниэлс занимался вопросами раздела имущества, а также проверкой подлинности документов.

Скатав газету в трубочку, я снова бросил ее на лужайку, посмотрел на золотистое солнце, потянулся, зевнул и бегом помчался домой. У меня родилась идея.

С тем, что я узнал, все встало на свои места. Строки, которые поставили меня в тупик, теперь представлялись ясными и отчетливыми. Свидетелями были не Дэвис и Роберте, как мне показалось вначале, а Л.А. Дэниэлс и Р.Си. Руперт.

Я снова задумался. В конверте лежало завещание, которое должно было попасть в некий сейф, в то время как другой конверт, возможно, был бы извлечен из сейфа. Завещание это было подложным, и его должны были обнаружить в сейфе адвоката. Существовало двое свидетелей, один из которых мог бы объявить, и даже несомненно объявил бы, что документ поддельный. Один из свидетелей был убит через два часа после того, как я согласился вскрыть сейф.

Логично было бы предположить, что сейф, который мне предстояло вскрыть, находится в конторе Л.А. Дэниэлса. Из этого следовало бы, что сам поверенный проживет на свете до тех пор, пока не возникнет необходимость в проверке подлинности завещания. До этого никто не станет убирать сразу двоих свидетелей, так как полиция может заметить связь между двумя убийствами и двумя подписями на завещании. На худой конец нужно, чтобы между двумя убийствами прошло какое-то время. Тогда их труднее будет связать друг с другом.

Отыскав по справочнику адрес конторы Л.А. Дэниэлса и прихватив чемоданчик, я сел в машину и поехал туда.

Проникнуть в контору адвоката не составило труда.

Все эти конторы одинаковы, а замки в них открываются при помощи элементарной отмычки. Другое дело сейф.

Как только я увидел его, то сразу понял, почему эти негодяи обратились ко мне. Конечно, своротить его мог любой громила, но открыть эту штучку без единой царапины или подобрать комбинацию к замку — совсем другое дело.

Система, по которой я действую, одновременно проста и сложна. Она заключается в сочетании чисто технической сноровки с применением радиоаппаратуры. Направляя тысячекратно усиленный звук на внутренний механизм замка, я узнаю, что означают те или иные шумы в наушниках. Но даже при всем моем умении мне понадобилось полчаса, чтобы открыть этот сейф.



Я хотел проверить свои подозрения и оказался прав.

Внутри, в отделении с надписью «Завещания», лежали стопки пронумерованных конвертов и стоял ящичеккартотека с определенной системой индексации. Я просмотрел карточки под буквой «Б» и под номером 543290 нашел фамилию Брандиджа. Конверты стояли по номерам. Цифры 543 обозначали, очевидно, ряд конвертов с 543001 по 543450 номер. Все они были запечатаны сургучными печатями с изображением римской монеты.

Таким образом, я увидел то, что хотел. Записав номер комбинации, я закрыл сейф, убрал радиоаппаратуру в чемоданчик и поехал домой. Теперь кое-кому придется убедиться, что обманывать Эда Дженкинса вовсе не смешно, и так или иначе я обязательно добуду недостающие бумаги Чэдвика. Кроме того, я непременно разузнаю побольше о девушке с родинкой на руке. Мне вспомнился Хорек, его предостережения и те пистолетные выстрелы. За всем этим крылось нечто большее, нежели казалось на первый взгляд.

Впрочем, это все может подождать. К тому же у меня назначена встреча с неким Колби, или как там его. А пока, перед тем как идти на дело, нужно хорошенько выспаться. Голова у меня должна быть абсолютно свежая — совсем не просто перехитрить эту банду, рассчитывавшую использовать меня в качестве орудия.



Чарлз Колби оказался самодовольным типом, разряженным по последней моде. Я с ходу оценил его как человека, для которого в мире существует две вещи — зеркало и чековая книжка. Жадность к деньгам была написана у него на лице, во взгляде читалось тщеславие. Войдя в квартиру, он представился и с покровительственным видом сел.

— Я адвокат. Адвокат, который всегда заботился об интересах своих клиентов. Так случилось, что в сейфе у другого адвоката оказались документы, порочащие моего клиента. Мне нужны эти бумаги. И, насколько мне известно, с вами договорились, что вы откроете этот сейф.

Он замолчал и пристально посмотрел на меня.

Его маленькие глазки все время моргали и слезились, и сам он напоминал какое-то ночное существо, вроде ночной крысы, которая боится дневного света. Длинный нос выдавался вперед и время от времени дергался, как у кролика или… как у крысы. В остальном вид у него был вполне обыкновенный. Розовые щеки гладко выбриты, темные волосы, напомаженные и гладко прилизанные, блестели на свету, распространяя вокруг слащавый аромат. От его огромного воротника в четыре дюйма и кричащего красного шелкового галстука буквально рябило в глазах. Из-под отутюженных «стрелками» брюк виднелись носки, обтягивающие поистине аполлоновы лодыжки.

— Ну и где этот сейф?

Нос его задергался, слезливые глазки заморгали, и он причмокнул губами:

— Э-э… это вы узнаете в свое время. Идея принадлежала мне. Э-э… видите ли, мы хотим как-то защитить себя.

Вам, мистер Дженкинс, завяжут глаза, отвезут в нужное место, вы откроете сейф, потом вам снова завяжут глаза.

Я адвокат, Дженкинс, и не упускаю ни единой мелочи. У меня все запланировано. Каждый шаг тщательно продуман… Кто-то там, может, и действует наугад, но только не Чарлз Колби. Конверт у вас, Дженкинс? Конверт с печатями и номером, который вы должны были передать мне…

А-а, да-да. Благодарю.

Он взял конверт, моргая, посмотрел на него, потом, словно бы доверяя своему длинному носу больше, нежели крохотным глазкам, сунул его под самый нос и понюхал.

Ноздри его задергались, беловатый язык высунулся, облизнув губы, крошечные глазки заискрились.

— О-о, да-да, — промурлыкал он, ласково поглаживая пальцами конверт. — Сколько времени понадобится вам на этот сейф? — спросил он немного погодя. — Мы могли бы провернуть это дело что-нибудь между половиной десятого и полуночью.

Я пожал плечами:

— Тогда давайте около двенадцати. Впрочем, мне все равно.

Он кивнул:

— Я заеду за вами на машине. Знаете, Дженкинс, вам предстоит приобрести новый жизненный опыт. Вы имеете дело с серьезными людьми. Советую вам следовать инструкциям и не пытаться обмануть нас. Помните, нам известен каждый ваш шаг, ваши самые сокровенные мысли.

Я не стану задумываться об этической стороне поступков, но уж постараюсь, чтобы все выглядело в выгодном для меня свете. А то, что я делаю, я делаю хорошо. И не пытайтесь улизнуть. Ваша задача открыть сейф и не задавать вопросов. Я планировал…

Мне пришлось прервать эту песнь самовосхваления, которая, как мне казалось, никогда не кончится. К тому же я подумал, что это лишь начало какой-нибудь новой тягомотины.

— Жду вас в двенадцать, — отрывисто проговорил я и встал.

Вынув надушенный, кричащей расцветки платок, он вытер слезящиеся глаза, дернул носом, поклонился и вышел.

Стало быть, себя он считал серьезным человеком и собирался скрыть от меня, где находится сейф, который мне надлежало открыть. Смешно! Все-таки хорошо, что я наведался в эту контору и взглянул на сейф. Правда, мне предстояло работать с радиоаппаратурой в присутствии этого адвокатишки, а я вовсе не намерен был демонстрировать свои методы подобным людям, чтобы потом они стали известны всему преступному миру. Но если я подойду к сейфу и запросто наберу код, он будет немало удивлен. Я же, переписав номер комбинации, знал теперь этот сейф, как свой собственный.

Выждав с полчаса, чтобы он уже наверняка убрался, я отправился разузнать о Стэнли Брандидже. Из всей той кутерьмы, которая шла вокруг его завещания, я понял, что Стэнли Брандидж, кем бы он ни был, имеет слабые шансы выжить.

Изучив ситуацию, я понял, что им не придется выполнять грязную работу. Брандидж, который занимался продажей недвижимости, в последнее время начал угасать буквально на глазах. Его кончина ожидалась со дня на день. У него были дочь и жена, состоявшая с ним в разводе, хотя бракоразводный процесс еще не был завершен. Его состояние оценивалось в кругленькую сумму и стоило того, чтобы вокруг него началась такая возня.

Теперь я хорошо представлял себе всю ситуацию.

Л.А. Дэниэлс составил завещание, которое Брандидж переписал собственной рукой. Одним из свидетелей, подписавших завещание, был Р.Си. Руперт, вторым — сам Дэниэлс. Скорее всего, по завещанию все состояние отписывалось дочери, а разведенная жена оставалась без гроша.

Чтобы изменить положение, нужно было подделать завещание, так чтобы дочь осталась ни с чем, а все переходило бывшей жене. А уж где будет находиться завещание и как его потом обнаружат — вопрос второстепенный.

Главное — проникнуть в сейф адвоката и поменять завещания: уничтожить старое и подложить фальшивое.

Все это пришло мне в голову еще ночью, но сейчас разработанная ими схема стала для меня более понятной. Руперт был обречен изначально, им просто нужно было убрать его с дороги. А вот с Дэниэлсом все обстояло по-другому. В случае его смерти на сейф налагался арест, и завещания, скорее всего, вернулись бы к своим владельцам. Если бы Дэниэлс умер раньше Брандиджа, то завещание Брандиджа было бы возвращено последнему, подлог был бы обнаружен, и тогда… Поэтому им придется ждать, пока умрет Брандидж, чтобы сразу после его смерти убить Дэниэлса. Тогда должностные лица, занимающиеся оставшимися после Дэниэлса делами, обнаружили бы в его сейфе уже подмененное, подложное завещание, и все пошло бы своим чередом.

Конечно, в деталях я мог ошибаться, но главного не упустил. Этот адвокат с напомаженными волосами, слезящимися глазами и красным галстуком был для меня как открытая книга. Таких типов я перевидал немало.

Впрочем, они надули меня с бумагами Чэдвика, и теперь плевать мне на все их затеи. Единственное, чего мне хотелось, — так это разузнать чуточку побольше об этом жирном негодяе с ледяными немигающими глазами, восседающем в лабиринтах китайского квартала. Вот он-то, судя по всему, и впрямь был серьезным человеком, которого уважали и боялись, но у него были недостающие бумаги Чэдвика, и эти бумаги были мне нужны.

Еще раз хорошенько все обдумав, я лег в постель и уснул.



Полночь. Часы на здании суда пробили двенадцать.

Когда смолк последний удар, в дверь постучали. Я открыл. На пороге стояли Чарлз Колби, адвокат с напомаженными волосами, и девушка с родинкой на левой руке, известная мне как Мод Эндерс. Девушка была бледна и нервничала, адвокат же, напротив, пребывал в веселом расположении духа, был вежлив и все время улыбался.

Они поздоровались и вошли. В правой руке адвокат держал повязку, что-то вроде маски без прорезей, какие обычно используют при опознании преступников. Да, он явно считал, что хорошо подготовился.

Он деланно улыбнулся:

— Все, как договорились, мистер Дженкинс. Видите, я умею держать слово. Тютелька в тютельку, несмотря на занятой день. Очень занятой день.

По-видимому, он хотел завести разговор и сделал паузу, словно ожидая от меня каких-то реплик. Я не стал его разочаровывать:

— Так вы были заняты?

— О да. Еще как. Меня пригласили родственники убитого сегодня утром Р.Си. Руперта и попросили помочь окружным властям в расследовании убийства. И я уже обнаружил одну важную нить. Мне удалось узнать, что мужчина и женщина, занимающие квартиру этажом выше той, где проживал Руперт, видели молодую женщину, которая сломя голову сбегала вниз по лестнице, явно желая поскорее удрать. Лифт не работал, и она бежала по лестнице.

Раньше они ее никогда не видели, но хорошо запомнили ее лицо, так что при случае могут опознать. Многое в этом преступлении указывает на то, что оно совершено женщиной. Это было мне ясно с самого начала, до того, как я осмотрел место убийства. Я попросил этих людей никому пока не рассказывать о том, что они видели, а сам тем временем пытаюсь разыскать эту женщину, и думаю, что мне это удастся. Вы, Дженкинс, конечно же читали об этом убийстве? Не так ли?

Я кивнул и посмотрел на девушку с родинкой на руке.

Смертельно бледная, она раскачивалась в кресле. Мне показалось, что она близка к обмороку.

Вот, стало быть, в чем дело. Этот жирный негодяй не только вынудил ее совершить убийство, но еще и подставил свидетелей, которые могут ее опознать, а этому адвокатишке велел как бы невзначай дать ей знать об этом — пусть, мол, поймет, что она на крючке. Кем бы ни была эта девушка с родинкой на руке, ей следовало бы быть осторожней. Я подивился смелости этого адвоката, позволившего себе впутаться в столь серьезное дело, — ведь многие из участвующих в нем знают его в лицо. Впрочем, я, кажется, начал понимать. Я мошенник, и мое слово не будет иметь ценности в суде. Они же в любое время могут выдвинуть против девушки обвинение в убийстве. Разумеется, Колби — не настоящее имя. В телефонном справочнике, который я предусмотрительно пролистал, не числилось никакого Колби. Только как бы он ни называл себя, опознать его не составило бы труда. Такие глаза и нос не спутаешь ни с какими другими. И все же ему нечего было бояться.

— Ну что ж, мистер Дженкинс, давайте приступим к делу.

Он подошел ко мне с повязкой, и я позволил ему закрепить ее. Я решил подыграть им — пусть думают, что я всего лишь заурядный мошенник со средними умственными способностями.

Мы спустились к машине, адвокат сел за руль, а девушка помогла мне забраться на сиденье. Меня с самого начала удивило, зачем он взял с собой девушку, но теперь я понял. У этого Колби не было возможности следить, не подглядываю ли я, так как он сидел за рулем.

Зато девушка не отпускала рук с моей головы, и я чувствовал легкий аромат, исходивший от нее, когда она совсем близко наклонялась ко мне. А еще я чувствовал, как она дрожит.

Заранее зная, куда мы едем, я мог приблизительно определить, с какой стороны мы подъедем к зданию. Сначала я почувствовал через повязку яркое освещение главной магистрали города, потом пара резких поворотов и полный мрак — вот, пожалуй, и все. Похоже, мы приближались к зданию с тыла.

Мне помогли выйти из машины и подвели к грузовому лифту. Потом был долгий подъем, звук открываемой двери лифта, и девушка с родинкой на руке повела меня по выложенному плиткой коридору. Колби шел впереди, вскоре я услышал, как щелкнул ключ в замке. На меня дохнуло затхлым спертым воздухом — я находился в помещении конторы.

В течение одной-двух минут Колби убирал с моего пути все лишнее, потом я услышал, как он опустил шторы, чтобы свет уличных фонарей не проник в комнату.

Да, он оказался предусмотрительным, этот Колби.

Наконец он подошел ко мне и сдернул повязку. Я стоял перед сейфом, освещенным небольшим карманным фонариком. Все остальное было погружено во мрак.

Я видел только сейф и никелированный кодовый диск.

— Ну, Дженкинс, приступайте, — прошептал Колби, придвинувшись ко мне так близко, что в нос мне ударил слащавый тошнотворный запах, исходивший от его масляных волос.

Я взялся за диск.

— А я заодно поучусь открывать сейфы, — продолжал адвокат все так же шепотом. — Я наслышан, Дженкинс, о ваших уникальных способностях. Мы все удивлялись, как вам это удается. Вот теперь я и посмотрю.

Ну что ж, посмотри, подумал я про себя и принялся крутить диск взад и вперед, затем приложил нос к дверце сейфа, словно бы хотел понюхать металл. Потом взял нож и легонько постучал по металлу, прислушиваясь. В этот момент я походил на доктора, слушающего дыхание больного. Сочтя, что розыгрыш удался на славу, я убрал нож в карман.

— Все. Я знаю комбинацию, — шепотом объявил я и принялся набирать номер кода с уверенностью человека, открывающего свой собственный сейф.

Когда раздался щелчок, я повернул ручку, и тяжелая металлическая дверь распахнулась.

— Черт возьми, вот здорово! — воскликнул адвокат в порыве неподдельного восхищения.

— Не забывайте, что здесь дама, — напомнил я ему не без сарказма.

Тут он показал свою истинную сущность.

— К черту даму! — проговорил он и сунул голову внутрь сейфа.

Он вынул конверт с номером 543290, положил на его место тот, что получил от меня, собственноручно захлопнул сейф и повернул диск.

— Я не успокоюсь, пока не уничтожу этот конверт. — Он пододвинул к себе медную пепельницу и чиркнул спичкой. Пламя, потрескивая, охватило конверт. Сургучная печать начала плавиться и шипеть, растекаясь по пепельнице, полетели хлопья пепла, и наконец последний краешек конверта сгорел дотла. Адвокат взял авторучку и принялся размельчать черные обугленные остатки бумаги.

Завещание было уничтожено. От конверта под номером 543290 осталась лишь кучка пепла да несколько красных капель сургуча, застывших на дне пепельницы.

— Ну вот мы и закончили, — торжественно проговорил адвокат. — Дженкинс, вы просто гений. Благодаря вам я сорву хороший куш! Вы все делали так, будто знакомы с этим сейфом по меньшей мере лет двадцать, а ведь это один из лучших сейфов в стране. Нет, вы просто чудо!

Девушка ничего не сказала. Когда мое плечо случайно коснулось ее плеча, я почувствовал, что она дрожит, — ничего удивительного, если знаешь, что полностью находишься во власти этих негодяев.

На глаза мне вновь надели повязку, и машина долго колесила по городу, объезжая квартал за кварталом, чтобы сбить меня с толку. Наконец меня высадили возле моего дома. Адвокат был настолько осторожен, что не захотел показывать мне свою машину, — как бы я не опознал ее впоследствии, — и прежде чем снять повязку, проводил меня до квартиры.

Как только они ушли, я занялся делом. Разыскиваемый в десятке штатов, где газеты пестрели моими фотографиями, где с плакатов смотрели мои изображения, я достиг довольно высокого уровня в искусстве перевоплощения.

Знание китайских обычаев, манер, языка и психологии служило мне хорошим подспорьем, в особенности на Западе.

Местный китайский диалект — ужасно забавная штука. Дело в том, что этот язык тонический, то есть в нем существует два основных тона, или октавы, а в каждой октаве по четыре изменяющихся интонации. Таким образом каждый звук имеет по восемь различных значений, зависящих от того, в какой октаве он произносится. Например, «нгау» означает «корова», если произносится одним тоном, «собака» — если другим, а если произнести его чуточку подругому, получится «сумасшедший». Такой язык нелегко выучить, и китайцы пользуются этим. Им ужасно не нравится, когда белые люди вмешиваются в их дела. Насколько мне известно, я единственный из мошенников, кто умеет разговаривать на этой тарабарщине, так что кем бы ни был этот амбал с ледяными глазами, в китайском квартале я дам ему сто очков вперед.

Свое знание китайского языка я держу от всех в секрете. Я не хочу, чтобы преступный мир, полиция или сами китайцы знали, что я владею им. Ведь тогда полиция станет искать меня в первую очередь в китайском квартале.

В своем китайском обличье я выступал седовласым старцем со свисающими на грудь длинными бакенбардами и бородой. Китайцы уважают почтенный возраст, и пожилой человек может позволить себе больше эксцентричности, нежели молодой.

Через полчаса после ухода Колби я шаркающей походкой плелся по китайскому кварталу — ни дать ни взять убеленный сединами мудрец во время ночной прогулки.

Магазины давно закрылись, китайские торговцы мирно спали в своих постелях, но ночные лавки были еще открыты. Некоторые из заведений работали круглосуточно. Я знал, что эти лавки служат лишь прикрытием. Войди в одну такую, и ты попадешь в настоящий лабиринт пересекающихся коридоров, так или иначе сходящихся между собой и напоминающих ходы кроличьей норы.

И я начал свое расследование. В голове у меня хорошо сохранился план той лавки, но мне нужно было уточнить кое-какие детали. Я уже и раньше появлялся здесь в таком виде, так что многие обитатели запомнили седовласого старца, время от времени шаркающей походкой блуждающего по местным улицам. Комната, в которой я получил инструкции от босса с ледяными глазами, смахивала на бывшую контору лотерейной компании «Фа Ки». Компания недавно разделилась, и никто не мог сказать, что стало с помещением.

Я вошел в одну из дверей и поплелся по лабиринту кроличьей норы.

— Хо шай ма, — неуверенно пропел охранник.

Я всегда получаю истинное удовольствие, когда слышу китайское приветствие. «Хо» означает «хорошо», «шай кай» — это по-китайски «вся вселенная», а «ма» — обозначение вопроса. Поэтому когда китаец произносит традиционное приветствие, он на самом деле спрашивает, все ли хорошо в этом мире. И мне всегда бывает ужасно смешно, когда какой-нибудь китаец, хитрющий как лиса и скользкий, как мокрое стекло, кланяется тебе и вопрошает, все ли в порядке в подлунном мире.

— Хо шай кай, — проговорил я с утвердительной интонацией.

— Куда идет отец? — поинтересовался китаец.

Я окинул его суровым взглядом:

— В компанию «Фа Ки».

Он улыбнулся:

— Компания «Фа Ки» потерпела убытки и закрылась на три луны до лучших времен. Много было крапленых билетов.

Я кивнул, однако не стал останавливаться.

— Почтенному старцу лучше не соваться в их комнаты, — продолжал охранник. — А что вам там нужно?

Я закатил глаза, изобразив на лице старческое нетерпение:

— Разве может журчащий ручей спрашивать у гладкой поверхности озера?

Пожав плечами, охранник вернулся к своим обязанностям. — Бродя по запутанным переходам, я наконец нашел помещение, снимаемое компанией «Фа Ки», только много мне это не дало. Письменный стол тикового дерева, дорогостоящие гобелены, восточные ковры — все исчезло. Комната, в которой меня недавно принимали, теперь стояла пустая. Она сослужила свою службу и больше была не нужна.

Но мне не долго пришлось удивляться. Рядом, в крошечной комнатушке, три китайца играли в свое извечное домино. Я обратил внимание на их сдержанность и быстрые точные движения. Чувствовалось, что они принадлежат к особому типу. В стороне, в темном углу, сидел четвертый китаец, крохотными узкими глазками молча следя за происходящим. Я немного понаблюдал за игрой, точнее — за игроками.

Немного погодя по сигналу одного из них они поменялись местами. Тот, что сидел в углу, теперь присоединился к остальным, а один из игроков занял его место.

Было очевидно, что эти китайцы-наемники охраняют помещение. В Китае искусство убивать является одной из профессий. Каждый уважающий себя гражданин имеет собственных наемных убийц, чтобы в случае надобности обратиться к специалисту, а не убивать самому — нельзя же пломбировать самому себе зуб или вырезать аппендицит.

Эти четверо были настоящими наемными убийцами и, судя по всему, хорошо знали свое ремесло.

— Тому, кто достиг преклонного возраста, лучше дышать там, где воздух чище, — многозначительно заметил один из игроков.

— Тому, кто достиг преклонных лет, нужно совсем мало воздуха, — возразил я. — Юности требуется больше воздуха, ибо она дышит и говорит без нужды. Старость только дышит.

Они переглянулись.

— Отец, — учтиво проговорил один из них, поднимаясь. — Мы не просто сидим, мы ждем. В любую минуту здесь может подняться дым, пороховой дым, и он закоптит воздух. Разве сможет достигший преклонных лет уйти отсюда быстрее, чем придет полиция?

Я слегка склонил голову:

— Благодарю тебя, юноша. Молодость имеет силу и верит в полет. Старость знает науку равновесия и верит в мудрость. Да будет страх вам неведом.

С этими словами я повернулся и медленно, с достоинством побрел своей дорогой. Итак, они ждали. Ждали, когда придет тот, кого нужно убить. Неужели босс с ледяными глазами готовил этот теплый прием для меня?

Мертвое тело мошенника, найденное в китайском квартале, вряд ли обеспокоило бы полицию. А если к тому же этот мошенник оказался бы Эдом Дженкинсом, полиция и вовсе издала бы вздох облегчения.

Я зашел в ночную чайную. Мне нужно было посидеть и подумать. Усевшись с чашкой чая перед низеньким столиком тикового дерева и поглаживая бороду, я погрузился в размышления. Хороший актер сливается с персонажем, которого изображает. Обнаружить манеры западного человека в Чайнатауне, да еще будучи загримированным под китайского старца, означало быть разоблаченным. Хорошо зная психологию китайцев, я всегда старался не только говорить и выглядеть в соответствии со своей ролью, но так же и думать.

Сидя в чайной, я пытался мыслить в соответствии с философией китайцев, которая рассматривает время как вечность, а не как короткий промежуток жизни одного человека.

Спокойно, философски, я еще раз вернулся к событиям последних дней. Справа, из-за ширмы, было слышно, как милуются парочки, решившие провести остаток бурной ночи в полумраке китайского ресторанчика. Но мне был слышен также и другой звук: слабые непрекращающиеся всхлипывания — за ширмой тихо плакала женщина.

Движимый скорее любопытством, нежели чем-то другим, я подошел, отдернул занавеску и шагнул за ширму.

На диванчике, отодвинув посуду в сторону и склонив голову на столик, сидела девушка. Закрыв лицо руками, она горько плакала. На левой руке ее была родинка.

Усевшись напротив, я принял полную достоинства позу и стал поглаживать бороду.

— Подобно колесам повозки, прокладывающим свой путь за упряжкой, страдания неотступно идут вслед за нами, — изрек я слабым старческим голосом с сильным акцентом — ведь сейчас я был китайцем, плохо говорящим по-английски.

При звуке моего голоса она распрямилась и изумленно уставилась на меня. Это была та самая девушка, которую я знал под именем Мод.

— Кто вы?

— Назначение старости — утешать юность, — проговорил я, поглаживая бороду.

Она внимательно оглядела меня, глаза ее покраснели от слез. Бояться мне было нечего — в полумраке отгороженного занавесками уголка она не смогла бы меня узнать — мой грим всегда безупречен. Мне кажется, я мог бы сказать, о чем она думает, но воздержался.

— Я могла бы его спасти… — коротко проговорила она. — А теперь он обречен, обречен на смерть… Этот человек ничего не значит для меня, и все же я восхищаюсь им.

— Смерть всего лишь сон, — заметил я, поглаживая бороду. — Чем скорее мы засыпаем, тем скорее просыпаемся.

Она уронила голову на руки:

— Я должна предупредить его. Но если я это сделаю, мне конец. Я у них в руках. Что же мне делать? Господи, что же мне делать?

Я положил руку ей на плечо.

— Ничего не нужно делать, — сказал я. — Я предупрежу его.

— Вы? — спросила она, приподнявшись на месте. — Да кто вы, в конце концов? Прикосновение вашей руки такое ободряющее, оно волнует меня. Откуда вам известно, о чем я говорю?

Я понял, что зашел слишком далеко. Она умела очень тонко чувствовать, эта девушка с родинкой на руке. Я отодвинул занавеску и зашаркал по коридору на кухню — к выходу. Белым девушкам запрещается появляться здесь. Сложив все воедино, я начал представлять всю картину в целом.

Дома я снял грим и принялся ждать. Что-то подсказывало мне, что на меня хотят повесить убийство. Без сомнения, рассуждал я, они попытаются заткнуть мне рот, прибегнув к помощи закона. Хотя нет, едва ли — в суде я мог бы рассказать слишком многое. Меня нужно во что бы то ни стало убрать. И самый правдоподобный вариант — убийство, во время которого погиб бы и я. Предположим, я находился в квартире Р.Си. Руперта, когда там лежало еще теплое тело, и допустим, некто, спрятавшийся в засаде, убивает меня, а потом звонит в полицию и сообщает, что видел, как я вошел в квартиру Руперта. Тогда он, якобы заподозрив неладное, последовал за мной, увидел, как я убиваю Руперта, окликнул меня, пытаясь предотвратить преступление, но я оказал сопротивление, и он застрелил меня. Полиция, разумеется, возьмет его под стражу, допросит и, обнаружив, что убитый не кто иной, как Эд Дженкинс, отпустит на все четыре стороны, да еще рассыпется перед ним в благодарностях.

Я снова принялся прокручивать в голове весь план, пытаясь поставить себя на место своих противников. Я уже почти решил, что съеду с квартиры и устроюсь в какомнибудь надежном местечке, пока все это не закончится.

Единственное, что меня смущало, так это бумаги Чэдвика. Заполучить их я мог, только играя на стороне негодяя с ледяными глазами. Ну ладно, в следующий раз ему не удастся ускользнуть от меня, сколько бы его убийц ни охотилось за мной.

На третий день я получил письмо. Без подписи, напечатанное на машинке:

«Эд, я узнала тебя, когда ты коснулся моего плеча. Спасибо. За мной следят, и у меня нет возможности связаться с тобой. Над тобой нависла опасность, но какая именно, мне узнать не удалось. Знаю только, что она связана с каким-то коридором. Но что это за коридор — не представляю. На всякий случай не ходи темными коридорами».

Я прочел письмо и усмехнулся. Это могло быть честное предостережение, но могла быть и западня. Да, не надо было дотрагиваться до ее плеча. Женщины чувствительны к мужским прикосновениям, и в моей руке конечно же было больше тепла и силы, чем в старческой руке китайского мудреца. Я совершил ошибку, зато я знаю теперь слабое место в своем гриме.

Если это письмо не искреннее предостережение, значит, оно является частью разработанного ими плана, и тогда мне трудно понять, как этот план сработает. Я не мог забыть, какое выражение было в глазах Хорька, предупреждавшего меня о девушке с родинкой на левой руке. А потом прозвучали те выстрелы… Я думал и думал обо всем этом, но рано или поздно работе человеческой мысли наступает предел, и тогда мысли начинают вращаться по кругу.

Это очень опасно, потому что, когда приходит время действовать, мозг отказывается работать. Я предпочитаю спокойно ждать, как будут развиваться события, чтобы получить дополнительную информацию. В таких случаях мой мозг восприимчив, свеж, и я готов встретить опасность лицом к лицу.

Прошло еще три дня, и в утренней газете я прочел о смерти Стэнли Брандиджа. Полстраницы занимал панегирик — описание жизни и деятельности усопшего. Я, не останавливаясь, прочел его до конца, после чего лег в постель, чтобы хорошенько выспаться.

Ближе к вечеру позвонил Колби:

— Мне нужно увидеться с вами, Дженкинс. Можете прийти ко мне в контору?

Я усмехнулся про себя — он не держал конторы, во всяком случае под именем Колби.

— Хотя… может, мне самому зайти к вам? — быстро прибавил он. — Я мог бы прийти прямо сейчас, дело не терпит отлагательства.

— Хорошо, — сказал я и повесил трубку.

Через десять минут он, беспрестанно облизывая губы, уже стоял на пороге моей квартиры — нервный, возбужденный, с моргающими слезящимися глазами и дергающимся носом.

— Дженкинс, я очень спешу и не могу сейчас объясняться, однако мне известно, что в награду за вашу работу вам были обещаны некие бумаги. Так вот, я только что узнал, что вас обманули. Приходите сегодня вечером ко мне домой, и мы во всем разберемся. Ведь вы выполняли эту работу по моему заказу, и я, в известной степени, считаю себя ответственным и хочу, чтобы вы получили интересующие вас бумаги. Во всяком случае, я мог бы дать вам кое-какую полезную информацию.

Я бросил на него быстрый взгляд, изобразив на лице немалое удивление:

— Вот как? А я думал, они все здесь.

Он покачал головой, поправил свой дикий галстук и пригладил напомаженные волосы. Вид у него был довольный. По-моему, он считал меня этаким тупым болваном, который если в чем и смыслит, так только в открывании сейфов.

— Нет, вас пытались надуть. Приходите ко мне сегодня в девять вечера, и я кое-что расскажу вам.

Я взял карандаш и раскрыл записную книжку:

— Так где это?

— Саут-Хэмпширд, 3425, — проговорил он, глядя на меня пристальным взглядом ястреба.

С самым что ни на есть невинным видом я записал адрес. По моему лицу не пробежало ни тени подозрения, хотя я сразу понял, что он дал мне адрес Л.А. Дэниэлса.

Этот жулик с крысиным носом и слезящимися глазами имел больше возможности прочесть что-либо в моем раскрытом блокноте, нежели на моем лице. Мне бы не удалось прожить столько, сколько я прожил, если бы я имел привычку выдавать свои мысли.

— Позвоните в дверь дважды, — сказал он. — Только не забудьте, Дженкинс, вам нужно быть ровно в девять.

События последующего часа будут представлять для вас большой интерес.

Я кивнул и убрал записную книжку.

— Хорошо, я буду, — сказал я, указывая ему на дверь.

От его волос в квартире остался удушливый запах парфюмерии, и мне хотелось поскорее избавиться от этой напомаженной крысы, пока меня не одолело искушение задушить его его же собственным красным галстуком.

Я не мог предсказать, как развернутся события, но одно знал наверняка: с того момента, как я дважды позвоню в эту дверь, все завертится с такой быстротой, с какой казнят в сан-квентинской тюрьме. У них было достаточно времени, чтобы выработать план. И если они рассчитывали сделать из меня подопытную обезьяну, то дело завершится еще до того, как я войду в дверь. Я сел в машину и поехал по Хэмпширдскому шоссе. Дом под номером 3425 оказался в стороне от проезжей части. Это было внушительных размеров здание, украшенное причудливыми башенками и всякими архитектурными завитушками. Построен он был в 1910—1911 годах, когда район еще считался пригородом и толькотолько начинал застраиваться. В те времена к каждому дому прилагалось по нескольку акров земли. Теперь этот район оказался чуть ли не в самом сердце города, большинство старых домов было снесено — они занимали слишком много места, — там, где они стояли, и выросли огромные многоквартирные дома. Это же здание относилось к постройкам старого типа.

Я вышел из машины и хорошенько огляделся — дом не охранялся. В половине девятого, выбрав одно из окон в задней части дома, я пробрался вовнутрь. Дом казался пустым, только в одной из передних комнат на первом этаже горел свет, и я, стараясь держаться в тени, осторожно пошел по коридору.

Из комнаты доносились голоса, в одном из них я узнал голос Чарлза Колби. Он говорил тихо и напряженно, как если бы был здесь незваным гостем, — собственно, так оно и было.

— И запомни, когда он войдет, ты стреляешь. Только не жди, стреляй сразу, а не то он может удрать.

В ответ послышалось нечто вроде мычания. Очевидно, этот второй принадлежал к тем людям, которые предпочитают действия непринужденной беседе.

Потом наступила тишина, ее нарушал лишь скрип раскачиваемого стула.

— Заманим его в кабинет, — нервно продолжал адвокат, — и как только он войдет — начинай.

Так я узнал все, что мне было нужно. Прошмыгнув вверх по лестнице, я оказался перед кабинетом, расположенным в северном крыле дома. Вдоль всего этажа тянулся длинный коридор, и последней комнатой в нем был кабинет.

В кабинете царил полумрак. Небольшой огонь, горевший в камине, несколько скрашивал обстановку, хотя и не давал особого тепла. Вдоль стен стояли массивные книжные шкафы, на полу лежал ковер, в комнате было множество украшений, статуэток и картин.

Перед камином стояло огромное и, как мне показалось, пустое кресло. Однако вскоре я понял, что ошибся. В кресле, откинувшись и вытянув к огню ноги, сидел небольшой человечек с седыми висками. У меня тут же возникла идея, и я всей тяжестью навалился на подлокотник. Только тогда человечек открыл глаза и с изумлением посмотрел на нависшую над ним фигуру.

— Тихо, ни звука, — предупредил я.

Человечек не выказал ни малейшего волнения, лишь окинул меня острым взглядом стальных глаз. Этот адвокат оказался старым воякой и, судя по всему, не раз встречался со смертью. Я вздохнул с облегчением. У меня, признаться, была надежда, что он окажется именно таким.

— Слава Богу, что вы не из слабонервных и способны внимать голосу рассудка, — сказал ему я. — Послушайте, меня зовут Эд Дженкинс, я известный мошенник, о котором вы, быть может, слышали или читали в газетах. Я пришел оказать вам одну услугу.

Он кивнул и, приложив палец кгубам, зашептал:

— Одно детективное агентство предупредило меня, что вы собираетесь проникнуть в дом и убить меня. Эту информацию они получили со стороны. Они сказали, что пришлют своих людей для охраны. Если вы замышляете недоброе, я весь в ваших руках, если же нет, скажите тогда, зачем пришли. Я уже стар, и для меня не имеет особого значения, когда я умру, но все же мне хотелось бы знать, что происходит.

Он поерзал и уселся поудобнее — чтобы лучше меня видеть. Он был так невозмутим и так старательно выговаривал слова, что чуть не обвел меня вокруг пальца. Я едва успел выхватить у него пистолет, который он вытащил изпод полы пиджака и чуть было не наставил на меня.

Я усмехнулся, он улыбнулся в ответ. Да, этот старый вояка умел признавать поражение.

— А теперь слушайте. — Чтобы убедить его в серьезности своих намерений, я ткнул его под ребра пистолетом. — Я не собираюсь причинять вам зла. Вы мне не нужны. Но кое-кто хочет убрать вас и заодно прикончить меня. Причем они собираются обставить дело так, будто это сделал я. Улавливаете мою мысль?

Он болезненно поморщился:

— Да, весьма интересно. Только кому понадобилось убивать меня?

Я выложил ему все как есть, время от времени тыча в ребра пистолетом, чтобы он не вздумал что-либо предпринять:

— Вы и Руперт подписали в качестве свидетелей одно завещание. Руперт мертв, и таким образом одного из свидетелей больше нет. Вы следующий. Нетрудно догадаться, что вскоре после этого состоится официальное утверждение фальшивого завещания.

У него вырвался смешок. Я почти уверен, что старый вояка испытывал в этот момент нечто вроде удовольствия.

— Все это, конечно, прекрасно, только подлинное завещание лежит в моем сейфе, и им никогда не добраться до него. Мой сейф абсолютно надежен, его невозможно взломать.

— Да, конечно, — устало согласился я. — Все они такие, эти сейфы. Вот, например, ваш открывается так: сначала нужно повернуть маленький рычаг пять раз вправо и набрать число сорок пять, потом большой три раза влево, набрав пятьдесят, затем маленький четыре раза, набрать тридцать один, потом снова повернуть большой дважды вправо и набрать десять, три раза влево маленький и набрать семьдесят и наконец большой один раз влево, набрав девяносто. Потом поворачиваете маленький рычаг влево, набираете девятнадцать, поворачиваете большой рычаг вправо до упора — и дверца открывается.

Он был сражен. Глаза его расширились и напоминали две огромные монеты.

— Во всем мире нет никого, кроме меня, кто знал бы номер комбинации этого сейфа, — прошептал он растерянно, обращаясь скорее к самому себе, нежели ко мне.

— И кроме меня, — прибавил я. — А теперь скажите, с кем у вас назначена встреча в девять часов?

— С мистером Деламаром, главой детективного агентства, — ответил он с готовностью.

— Ну вот, теперь все ясно, — проговорил я, улыбаясь. — Этим человеком должен быть я. Меня проведут в ваш кабинет, потом в моем присутствии вас убьют, причем сделает это кто-то, кому вы доверяете. Скажите, вам знаком человек с напомаженными темными волосами, маленькими слезящимися глазками и большим красным носом?

Он кивнул, не сводя глаз с моего лица:

— Да, он сейчас в доме, пришел к моему дворецкому.

То ли он его отец, то ли дядя. Честно говоря, я не обратил на него особого внимания.

— Что ж, мне пора. Когда я вернусь, пожалуйста, молчите, что бы ни случилось. Доверьтесь мне и, когда я начну действовать, не поднимайте шума.

Он снова смерил меня пристальным взглядом:

— Почему я должен вам доверять? Вы ведь сами признались, что вы мошенник.

Я встал и бросил ему его пистолет:

— Хорошо, можете не доверять мне. Можете даже пристрелить меня, если вам так хочется. Только если вы дорожите жизнью, не вмешивайтесь.

Он улыбнулся:

— Вот это уже мужской разговор, Дженкинс. И поскольку вы были откровенны со мной, я кое-что скажу вам. Человек, которого вы только что описали и который носит имя Колби, на самом деле обманщик и самозванец.

Это грязный адвокатишка, у него есть в городе контора. Я видел его несколько лет назад. У меня фотографическая память на лица, и я уверен, что не ошибся. Когда он появился здесь под вымышленным именем, да еще в качестве родственника моего дворецкого, я сразу заподозрил, что он затевает недоброе. Вот почему я держал револьвер под рукой. Я хотел, чтобы он раскрыл свои карты.



Я похлопал старика по плечу. Он мне явно нравился — очень похож на меня, надеюсь, достигнув его возраста, я стану таким, как он.

— Ладно, скоро увидимся, — сказал я и вышел из комнаты.

Стараясь держаться в тени, я пробрался к окну над крыльцом, вылез на улицу и скрылся в темноте.

Пятью минутами позже, когда пробило ровно девять, я поднялся на крыльцо и дважды позвонил.

— Мне мистера Колби, — сказал я показавшемуся на пороге человеку.

Это был здоровенный малый, и мне очень не понравилось, как он смотрел на меня. Я сразу понял, что именно он должен убить Дэниэлса и что у меня не так-то много шансов справиться с ним. Судя по его роже, это был отъявленный убийца, и, без сомнения, он был замешан в этой игре, иначе бы не представил Колби как своего отца.

— Пожалуйста, сюда, сэр. Мистер Колби ждет вас.

Я последовал за ним по лестнице и далее по длинному коридору. Перед дверью кабинета он кашлянул, постучался и движением руки предложил мне войти первым.

Я шагнул вперед и, когда дверь закрылась, ударил его по голове кулаком. Удар пришелся по виску, и он сразу же отключился. По крайней мере, в ближайший час его ожидал крепкий сон и дьявольская головная боль по пробуждении.

Со скоростью звука старый адвокат вскочил со своего кресла. Жестом приказав ему молчать, я швырнул дворецкого в кресло Дэниэлса и усадил так, что его голова чутьчуть возвышалась над спинкой.

Потом я велел адвокату спрятаться в глубине комнаты.

В этот момент дверь распахнулась, и в комнату влетел крохотный адвокатишка с крысиным носом.

— А, Дженкинс, попались!

Он ринулся вперед, и, хотя я был готов ко всему, быстрота, с какой все это происходило, застигла меня врасплох. Я-то думал, он начнет говорить, оскорблять меня или что-нибудь вроде того. Но вместо этого он резко выбросил вперед руку, — в ней сверкнула сталь.

Я затаил дыхание.

Без малейших колебаний Колби вонзил кинжал по самую рукоятку в тело сидевшего в кресле человека.

— Дженкинс, — быстро проговорил он, — вы только что убили человека. Я видел, как вы сделали это, и лакей тоже видел. — Он указал на фигуру, стоявшую в тени. — Я буду великодушен и дам вам возможность бежать, но обязательно заявлю об убийстве.

Мне не раз приходилось видеть пренебрежительное отношение к человеческой жизни, но такой хладнокровной жестокости я не встречал еще никогда. Кровь дворецкого стекала по рукоятке ножа, капая на плитку камина, а этот человек говорил так легко и непринужденно, словно в комнате не лежал еще не остывший труп.

— Видите, Дженкинс, я перехитрил вас.

Он повернулся и распахнул дверь в коридор. Но в этот момент что-то в фигуре, скрывавшейся в тени, привлекло его внимание. Возможно, это был сверкнувший в руке старика пистолет.

Издав возглас изумления, Колби бросился к креслу и склонился над телом. Увидев лицо убитого, он пронзительно закричал и выбежал вон из комнаты.

События приняли стремительный оборот.

Старый адвокат выстрелил, но промахнулся. Колби выскочил за дверь, и сразу же в коридоре раздались два мощных выстрела, судя по всему, произведенных из карабина. Сработала западня, предназначавшаяся для меня. Предполагалось, что я выскочу из комнаты, и «частный детектив», предупредивший адвоката о моем появлении, застрелит меня при попытке к бегству. А Колби и дворецкий должны были стать свидетелями разыгравшейся сцены.

Когда изрешеченное пулями тело упало на пол, со стороны лестницы послышался душераздирающий женский крик. Раздались хриплые голоса и пронзительные звуки полицейского свистка. Началась суматоха, и в самом ее центре оказался я, известный мошенник Эд Дженкинс.

Поначалу я подумал, что старый адвокат вступится за меня, но тут мне вспомнился наш разговор, когда я назвал ему номер комбинации сейфа. Разумеется, он захочет услышать, как я узнал ее.

Одним словом, впутался я по самую макушку.

Снова послышался громкий крик, на этот раз где-то совсем близко. Я выскочил в коридор. Над распростертым в темноте телом склонилась белая фигура. Увидев меня, женщина издала радостный вопль.

Это была Мод Эндерс, девушка с родинкой на руке.

— Скорее, Эд! Сюда! Полиция уже в доме. Здесь только один выход. Быстрее, Эд. Выход здесь!

Она не заметила старого адвоката, стоявшего в стороне с револьвером в руках и смотревшего на нас своими серыми стальными глазами.

Откуда ей было известно расположение дверей в доме, я не знаю, но она хорошо ориентировалась. Она потащила меня в глубь кабинета, потом через заднюю дверь вывела в узкий темный коридорчик, затем в крошечную кладовку, окно которой выходило на крышу гаража. Согнувшись вдвое, ползком, мы вылезли через него и спрыгнули на землю.

Я пытался удержать ее, ведь ясно как Божий день, что дом окружен полицией — кто-то заранее информировал ее. Уж лучше довериться адвокату, чем попасть под шквал полицейских выстрелов. Однако остановить ее я не мог.

Быть может, она боялась за свою жизнь? Ведь в случае ареста в ней сразу бы опознали ту девушку, которая опрометью выскочила из квартиры, где лежало истекающее кровью тело Руперта.

В кустах за гаражом мелькнула какая-то тень, и я приготовился к уничтожающему шквальному огню полицейских карабинов — ведь полиция не задает вопросов, когда идет по следу Эда Дженкинса.

Но, к моему удивлению, человек, казалось, не заметил нас и снова скрылся в тени. Мы с девушкой пересекли лужайку, перепрыгнули через ограду и побежали к моей машине.

— Господи, как я спешила! — выдохнула она. — Боялась, что не успею вовремя. Я знаю этот дом, только понятия не имела, что все произойдет здесь и что они собираются повесить это дело на тебя. Я слышала только, что тебе хотят устроить западню в каком-то коридоре, но не думала, что в этом доме. Но как получилось, что застрелили другого?

Я усмехнулся. Наша машина неслась по темным улицам.

— Все благодаря тебе. Спасибо, что предупредила.

Я уступил свое место нашему другу, мистеру Колби.

Некоторое время она молчала.

— А Дэниэлс? Они убили его?

Я покачал головой.

— Я усадил в его кресло еще одного негодяя, и Колби пырнул его ножом.

Она снова задумалась:

— Да, здорово. Ты ведь всегда все делаешь безукоризненно, правда же, Эд?

Я рассмеялся.

— Только подлинное завещание все равно уничтожено. Даже если подделка будет обнаружена, настоящегото завещания уже не вернуть, а Брандидж мертв.

Да, эта девушка много знала. Меня поразило, когда она, увлекая меня из этого дома, сказала: «Здесь только один выход». Без сомнения, она что-то скрывала от меня.

Я хотел сказать ей об этом, но передумал.

— А теперь выпусти меня, Эд, — попросила она. — Если они увидят меня с тобой, мне не жить.

Тут она, похоже, была права. Я свернул на обочину.

— Скажи, зачем ты пришла туда?

Она опустила голову:

— Я хотела спасти тебя, Эд. И молила Бога, чтобы успеть вовремя.

— И для этого, рискуя жизнью, пробралась через полицейский заслон?

Она промолчала. Ответ был и так ясен.

Послушай, детка, проговорил я в порыве искренности, — я не знаю, как ты со всем этим связана, но хочу кое-что тебе сказать. Настоящее завещание вовсе не уничтожено. Мне мало что известно об отношениях Брандиджа, его бывшей жены и дочери. Я просто проник в кабинет Дэниэлса, вскрыл его сейф и подменил конверт. В конверте, что я вручил Колби, было настоящее завещание, и он собственноручно подложил его в сейф, когда я вскрывал его во второй раз. Так что в конверте, который он сжег, было фальшивое завещание.

Она смотрела на меня расширенными глазами:

— Но откуда тебе было известно, где находится контора и чей это сейф?

Я рассмеялся, решив, что лучше не объяснять ей ничего — пусть гадает сама.

— А это уже профессиональная тайна. А теперь я скажу тебе еще кое-что. Со смертью этого Колби остался всего один свидетель, способный доказать твою причастность к делу Руперта. Ты помогла мне, я помогу тебе.

Я собираюсь найти другого свидетеля. Ведь тебе известно, что этот жирный тип с ледяными глазами нарочно подсунул двоих свидетелей, которые поднимались по лестнице и наткнулись на тебя?

Глаза ее еще больше расширились, я даже испугался, что они совсем вылезут из орбит.

— Бог ты мой! Да откуда тебе все это известно?

Я снова рассмеялся:

— Еще одна профессиональная тайна. Будешь со мной откровенна?

Она откинула назад волосы и закивала, ее сверкающие глаза благоговейно смотрели на меня.

— Буду, Эд, буду, — прошептала она, прильнув ко мне и нежно меня целуя.

Еще через мгновение она подобрала юбку и выпрыгнула из машины.

Я сидел, еще чувствуя на губах ее теплый поцелуй, и вдруг до меня дошло, что я, в сущности, ничего не знаю об этой девушке. Ничего, кроме одного-единственного предупреждения, полученного мной от человека, поплатившегося за это жизнью. Но зато я хорошо знаю: где-то в бурлящем чреве гигантского города обитает человек с обвислыми складками на лице, жирными губами и ледяными глазами и у этого человека есть две бумаги, которые я должен заполучить во что бы то ни стало.

Тогда же, сидя в машине, я поклялся, что раздобуду эти бумаги и освобожу девушку с родинкой от грозящего ей обвинения в убийстве. Мир слишком тесен для нас двоих — для меня и этого жирного негодяя. Мне предстояла схватка не на жизнь, а на смерть.

Я медленно вел машину по бульвару. Мне не хотелось возвращаться в свою квартиру. После того что произошло в доме Л.А. Дэниэлса, после обнаружения подлинного завещания Брандиджа жирный негодяй, вообразивший себя хозяином преступного мира, поймет, что проиграл. Подставив под нож и пули двоих его верных сообщников и подменив завещание, я тем самым бросил ему вызов. Теперь столкновение с этим человеком неизбежно.

Мрачно улыбаясь, я откинул верх авто. Прохладный ночной ветерок обдувал мое раскрасневшееся лицо, я бесцельно вел машину по ночным улицам в поисках нового убежища, где можно было бы спокойно разработать план предстоящих действий.


home | my bookshelf | | Только один выход |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу