Book: Честная игра



Эрл Стенли Гарднер

«Честная игра»

Часть 1

Крик во тьме

С пронзительными воплями ужаса девушка выскочила на обочину дороги. Она остановилась там, где фары проносившихся мимо автомобилей то и дело заливали светом ее дрожащую фигуру.

Вся одежда на девушке была изорвана в клочья. Руки и ноги обезобразили ссадины и кровоподтеки. Острые сучья и сломанные ветки оставили на белой коже несчастной свои следы. Чтобы попасть на дорогу, девушке пришлось продираться сквозь стену колючего кустарника.

Широко распахнутые, безумные глаза с надеждой смотрели на дорогу. Лицо покрывала мертвенная бледность, серые губы вытянулись в бескровную полосу. Юбка была располосована снизу доверху, и в прорехе виднелась стройная ножка. Девушка вытянула вперед руки ладонями вверх, словно показывая, что они пусты… Но даже такое душераздирающее зрелище не могло заставить Пола Прая сразу же остановить машину. Дело в том, что Большой Форс Гилврэй, известный гангстер и его заклятый враг, пообещал хорошо заплатить тому, кто заставит Пола замолчать навсегда. Зная, что за его голову обещана приличная сумма. Пол был начеку.

Шестнадцатицилиндровый автомобиль, который он вел, внешне выглядел как обычный седан. Но только лишь внешне. На самом же деле эта машина была покрыта толстой броней, которая выдержала бы даже выстрел в упор.

Присмотревшись повнимательнее, можно было заметить небольшие вмятины на полированном корпусе тяжелого автомобиля — следы одной из попыток расправиться с ее хозяином. Незадолго до этого парочка ретивых подручных Гилврэя взялась привести в исполнение приговор, вынесенный Полу их мстительным главарем. Но пули, выпущенные из тяжелого автоматического пистолета, оказались бессильны пробить бронированные бока автомобиля и его пуленепробиваемые стекла. Пол Прай остался в живых и сейчас неторопливо ехал по плохо освещенной дороге вдоль берега реки.

Первое, что пришло ему в голову при виде несчастной девушки, — это западня. Вряд ли Гилврэй мог бы придумать лучшую приманку, чем обезумевшая от ужаса девушка у дороги. Подобные мысли заставили его проехать еще несколько десятков метров по безлюдной дороге прежде, чем он неохотно затормозил. Чуть подав машину назад и выключив фары, Пол нащупал в кармане автоматический пистолет.

— Нужна помощь? — крикнул он в темноте.

Он обратил внимание, как его голос отозвался гулким эхом в темных, загадочных придорожных зарослях, отбрасывавших причудливые тени на обочину дороги. С замиранием сердца Пол прислушался. Все его чувства и нервы были напряжены до предела.

Насмерть перепуганная женщина вопила не переставая. Пол Прай насторожился. Ее истошные крики повторялись через равные промежутки времени, и было в них что-то странное, будто кричал не человек, а заведенная механическая игрушка. Порой они перерастали просто в пронзительный вой, казалось, женщина совсем обезумела. Она выла, как раненый зверь, и Пол невольно поморщился.

Он снова окликнул ее, но безрезультатно. Впрочем, Полу показалось, что крики стали ближе и громче. Через мгновение он уже не сомневался — женщина бежала к нему.

Пол Прай приоткрыл дверцу машины и, продолжая ждать, повернул ключ зажигания. Мотор заурчал.

Наконец женщина подбежала к машине и схватилась за ручку дверцы.

— Садитесь, — резко буркнул Прай.

Она юркнула в кабину. Пол нажал на педаль, машина рванулась вперед, дверца захлопнулась сама собой. Набрав скорость, Пол включил фары и лампочку, освещавшую салон. Ему пришло в голову еще раз осмотреть руки незнакомки — действительно ли они пусты?

Да, он не ошибся. В руках у женщины не было ничего. Истерически взвизгнув, незнакомка буквально кинулась к нему на грудь. Его поразило, с какой силой побелевшие пальцы вцепились в отвороты его пиджака. Крики и стенания нежданной пассажирки становились все тише, мало-помалу сменившись чуть слышными горькими всхлипываниями. Пол Прай облегченно вздохнул, ему показалось, что это хороший признак.

Так они ехали довольно долго. Наконец Пол, не говоря ни слова, свернул с дороги и затормозил у обочины. Облокотившись на руль, он повернулся к девушке.

Она еще крепче вцепилась в своего спасителя, прильнув к нему всем своим худеньким телом. Так отчаянно цепляется утопающий за протянутую ему руку. Праю ничего не оставалось, как обхватить девушку за плечи в надежде, что это ее немного успокоит. Прижавшись к нему лицом, она хрипло пробормотала несколько слов, и Пол почувствовал, что щеки ее мокры от слез.

Он осторожно погладил ее по плечу и тут же вздрогнул от неожиданности, когда его пальцы коснулись обнаженной нежной кожи. Он бормотал какие-то успокаивающие слова и чувствовал, как хрупкое тело девушки все реже и реже содрогается в рыданиях. Она прижалась к Полу, словно перепуганный мокрый котенок. Положила голову ему на плечо и, прикрыв глаза, погрузилась в какое-то усталое оцепенение.

Пол тоже затих, но был начеку: его чуткое ухо ловило мерное урчание двигателя, правой рукой он переложил пистолет поближе.

Прошло минут десять. И вдруг девушка испуганно вздрогнула, словно очнувшись ото сна. Она провела дрожащими ладонями по остаткам одежды, едва прикрывавшим тело.

— Кто вы? — резко спросила она.

— Моя фамилия Прай, — как можно спокойнее ответил он. — Похоже, вы здорово перепугались.

Его слова напомнили ей о пережитом, и она вновь прильнула к своему спасителю, как испуганная птичка. Его ладонь скользнула по ее обнаженной спине, где от одежды остались одни клочки. Прикосновение горячей мужской ладони заставило девушку отшатнуться.

Она опустила глаза, и казалось, впервые заметила, во что превратилось ее платье.

— У вас в машине есть свет? — чуть слышно спросила она.

— Да, Только слабенький.

— Включите, пожалуйста.

Пол щелкнул выключателем.

В салоне стало чуть светлее, но этого было вполне достаточно, чтобы обнаружить, что изорванная одежда почти не скрывает худенькое тело девушки.

— Выключите свет! — умоляюще воскликнула она. Пол повиновался.

— У вас есть с собой плащ или что-нибудь другое? — с надеждой спросила она.

— Пальто, но оно, кажется, в багажнике. Если хотите, я достану.

— Не стоит, — перебила она и вдруг повернулась назад с гибким изяществом дикой кошки, бесшумно подкрадывающейся к ничего не подозревающей жертве.

Пол Прай пожал плечами и опять включил свет.

— Посмотрите на вешалке, может быть, оно там, — посоветовал он.

— Хорошо, хорошо, только не поворачивайтесь! Сзади слышался шорох одежды.

— Вот так-то лучше, — наконец прошептала она. — О Господи, ну и зрелище! Могу себе представить, что вы вообразили! Где вы меня подобрали, на дороге?

— Да. Вы выскочили на дорогу, вот я и остановился.

— Давайте-ка выбираться отсюда, и поживее! — с беспокойством попросила она.

— Но что же произошло, вы не хотите мне рассказать? — поинтересовался Пол. — Быть может, я смогу чем-то помочь.

Она откинулась на спинку сиденья, укутала полами пальто босые ноги и потуже стянула его на груди. Потом обвела себя придирчивым взглядом и невесело усмехнулась:

— Ладно. Только дайте мне сигарету. Я вроде как устроила для вас бесплатное представление.

— Обычная истерика, ничего удивительного, — снисходительно заметил Пол.

— Может быть. Вообще-то я не из породы слабонервных дамочек, которые чуть что падают без чувств. Но это было нечто! Меня до сих пор пробирает дрожь!

Пол Прай поднес ей зажигалку. Девушка глубоко затянулась и, выдохнув дым из ноздрей, покачала головой.

— Поехали! — скомандовала она.

Пол Прай выехал на усеянную кочками, всю в рытвинах дорогу в поисках места, где развернуться. Наконец ему это удалось, и тяжелая машина рванулась в сторону шоссе.

— Боковой проселок, — сквозь зубы пробормотал он в качестве пояснения.

Склонив голову на плечо, девушка окинула его любопытным взглядом. Пол про себя отметил, что глаза у нее голубые и довольно красивые. Однако в глубине их тлел непонятный огонек. Пол Прай присмотрелся повнимательнее — огонек был вызывающий и приводил его в какое-то замешательство. Между чуть приоткрытыми губами девушки призывно сверкали маленькие, как у зверька, белоснежные зубки. И вдруг, отстранившись от Пола, незнакомка откинула голову, и он невольно отметил изящную изогнутую линию ее длинной шеи и матовую бархатистость кожи цвета слоновой кости.

— Знаете, хорошей девочкой меня не назовешь, — лукаво прошептала она, бросив на Пола многозначительный взгляд.

— Это что — признание? — расхохотался Пол Прай. Девушка еще раз глубоко затянулась, оторвала бумажный фильтр и улыбнулась с обезоруживающей откровенностью.

— Нет, конечно. Но, видите ли, я не хочу, чтобы из-за меня вы вляпались в какую-нибудь историю. Поэтому стараюсь предупредить вас с самого начала. Дело в том, что я подружка одного бандита — или, точнее, когда-то ею была. Помогала перевозить контрабанду и, если хотите знать, даже участвовала в угоне, точнее, в двух, Это признание не слишком поразило Пола Прая.

— Так что пай-девочкой меня не назовешь! — заключила она.

Молодой человек по-прежнему не отрываясь смотрел на дорогу.

— Обычай делить всех женщин на «плохих» и «хороших» приказал долго жить, дай Бог памяти, еще лет десять — пятнадцать назад. И слава Богу! — невозмутимо ответил он.

— Это здорово, что вы так считаете! — вздохнула пассажирка. — Видите ли, я была подружкой самого Гарри Карманника. Так вот, они добрались до меня и увезли. Может, вы даже читали об этом во вчерашних газетах. Не знаю, что им пришло в голову: то ли решили от меня избавиться, потому что я много знаю, то ли заподозрили, что я стучу на них копам. Не знаю. И вот сунули меня в машину, и я уж было решила, что пришел мой конец. Я собиралась к подруге, — продолжала свой рассказ девушка, — решила пожить у нее немного. Она сказала, что за мной на машине заедет ее приятель. Господи, эта сука заложила меня! Будь она проклята! Ну я этой стерве выцарапаю глаза! Да, похоже, все было подстроено заранее. Этот приятель открыл мне дверцу и тут же сунул под нос пистолет. Я села, вслед за мной уселся какой-то незнакомый человек. Потом они отвезли меня куда-то за город. Помню, что дорога шла вдоль реки. Потом мы свернули на проселок — эти гады все искали укромное местечко, чтобы прикончить меня. Наконец им показалось, что они отыскали то, что нужно.

Но я спутала им карты, — заключила новая знакомая Пола. — Один из этих парней был мне немного знаком. Поэтому я завела с ним разговор, второй тоже ввязался, ну, а я, улучив момент, выпрыгнула из машины. По-моему, они раз десять выстрелили мне вслед, но я сразу юркнула в кусты у обочины. От страха я потеряла голову и, не разбирая дороги, рванулась вперед. Сколько прошло времени, понятия не имею. Очнулась я, уже когда ревела у вас на плече, изображая Ниагарский водопад. А теперь ответьте: я здорово вам надоела?

— Ничуть, — галантно ответил Пол Прай. Девушка тяжело вздохнула.

— Господи, теперь, когда Гарри больше нет, я совсем одна!

Пол Прай предпочел промолчать. Он почти физически чувствовал, как его ощупывают огромные голубые глаза незнакомки. К тому же почему-то вдруг с нее сползло пальто, приоткрыв восхитительно очерченное полуобнаженное бедро. Глаза Пола Прая сузились, превратившись в чуть заметные щели. Но он по-прежнему не отрываясь смотрел на дорогу.

Ленивым движением девушка еще немного сдвинула полу пальто и выжидающе взглянула на Пола. Это была явная провокация.

— А вы разве не боитесь, что бандиты продолжают разыскивать меня? И если проведают о вас, думаю, вам не поздоровится, — встревоженно проворковала она.

— Нет, — без всяких колебаний коротко бросил Пол.

— Я почему-то так и подумала, — кивнула пассажирка.

— Как вас зовут? — поинтересовался молодой человек.

— Луиза Экхарт, — охотно ответила девушка. — Мои друзья зовут меня просто Лу. — Она улыбнулась и взглянула на него. — Знаете, а вы мне нравитесь, — промурлыкала она.

Пол кивнул.

— Так куда мне ехать? Куда вас отвезти, Лу? — спросил он.

— Мой чемодан в камере хранения на вокзале Юнион, а квитанция где-то тут. Я спрятала ее за чулок. Как думаете, она потерялась?

Девушка задрала подол пальто и окинула придирчивым взглядом остатки чулок сначала на одной ноге, потом на другой. Наконец, радостно пискнув, она протянула Полу измятый кусочек картона.

— Вот удача! Теперь хоть мне будет во что переодеться. Вы отвезете меня на вокзал? Надо забрать мои вещи из камеры хранения. А потом отыщем какое-нибудь укромное местечко, где можно переодеться.

— Отлично, — кивнул Пол Прай. — Но только раз уж нам предстоит поездить, надо где-то заправиться — у меня кончается бензин. Это ненадолго.

Они приближались к пересечению дороги, идущей вдоль реки, с бульваром на окраине города. В темноте словно светлячки приветливо замигали огни заправок.

Девушка вздохнула:

— Ну, вы парень что надо!

Пол Прай промолчал. Машина, свернув к заправочной станции, остановилась.

— Залейте полный бак, — попросил он подбежавшего механика и направился к телефону. Набрав номер своей квартиры, Пол, чуть подождав, услышал, как Рожи Магу снял трубку.

— Скажи честно, приятель, ты уже напился?

— Пока нет. Подождите минут десять, и обещаю — я буду готов, — невозмутимо ответил однорукий помощник.

— Забудь об этом. Выпей стакан холодной воды и лети на вокзал Юнион. Через четверть часа я появлюсь там с девицей — похоже, это подружка одного из гангстеров. Твоя задача — хорошенько ее разглядеть и выяснить, кто она такая. Не исключено, что ты ее знаешь. Потом можешь отправляться обратно ко мне домой. Там встретимся.

Рожи Магу недовольно хрюкнул.

— Вы же знаете, ради вас я готов на все. Кроме одного — ни для вас, ни для кого в мире я не решусь выпить воды, да еще целый стакан, — проворчал он. — Вода — это яд для меня! — добавил Магу, и в трубке послышались гудки.



Часть 2

Матушка Курица

Пол Прай сунул несколько банкнотов механику и сел в машину. Девушка искоса поглядывала на него на редкость проницательным взглядом.

— Решили предупредить жену, что шеф задержал вас на работе? — поинтересовалась она.

— Нет у меня жены, — буркнул молодой человек.

— Держу пари, что я оторвала вас от важного свидания! — лукаво предположила она.

Пол Прай ухмыльнулся:

— Дело того стоило.

Он устроился поудобнее, повернул ключ зажигания, и тяжелый автомобиль быстро втиснулся в поток машин. Не прошло и четверти часа, как они добрались до вокзала, и Пол Прай протянул склонившемуся к дверце носильщику смятый кусочек картона и пятьдесят центов.

— Принесите чемодан из камеры хранения, — велел он. — И поживее.

Молодой человек украдкой бросил испытующий взгляд на лицо сидевшей рядом с ним девушки. Ему была интересна ее реакция на то, что он не пошел за чемоданом сам, а послал носильщика. Но девушка была достаточно умна и выдержанна, и Полу ничего не удалось выяснить.

И вдруг Прай похолодел. Ему пришло в голову: а что, если этой девице было поручено именно это — доставить его ко входу на вокзал Юнион и ждать, пока подоспеют ее дружки.

Мимо прошаркал Рожи Магу.

Его тусклый взгляд мельком скользнул по стоявшей у обочины машине и равнодушно устремился куда-то вдаль. Старый, потрепанный жизнью человек медленно тащился мимо сидевшей в автомобиле парочки. Неприметный, в поношенной одежде и небрежно подвернутым пустым рукавом пиджака.

И кто бы мог подумать, что этот старый пьянчуга знает в лицо каждого, кто занимает хотя бы мало-мальски значимое место в преступном мире. Причем ему порой бывает известно такое, чего не знает никто. Этот неопрятный, небритый старикашка был самым известным «фотографом», его феноменальной памятью пользовалась полиция целого штата. Когда-то он и сам был полицейским, и ему светила блестящая карьера. Но потом в результате несчастного случая он лишился одной руки. Кадровая чехарда в полицейском управлении и пристрастие к виски завершили дело. В результате способный офицер превратился в человеческую развалину.

Тогда-то его и обнаружил Пол Прай, и между ними завязалась эта странная дружба. Они стали работать вместе. Память Рожи Магу была уникальна — он никогда не забывал однажды увиденное лицо. Помнил имена и даже самые крохотные детали. Этими его способностями успешно пользовался Пол Прай. Умение этого человека сопоставлять — факты и делать единственно верные выводы позволили ему в конце концов начать борьбу не на жизнь, а на смерть с неким Бенджамином Франклином Гилврэем, известным полиции штата как Большой Форс Гилврэй.

Шли годы, могущество и богатство Гилврэя возрастали. Полиции он был хорошо известен, знали там и о власти, которой пользуется этот человек. Копы понимали, что он хитер и опасен, как гремучая змея. Этот гангстер всегда оставался в тени, предпочитая поручать всю грязную работу своим людям. Руки его были чисты, и в то же время все хорошо знали, что на его совести смерть нескольких человек. Конечно, полицейские скорее бы умерли, чем признали, что все они смертельно боялись становиться у него на пути.

Но в глазах Пола Прая этот грозный и могущественный гангстер был самой обычной курицей, которая несет золотые яйца.

В толпе мелькнула красная фуражка, и через несколько секунд носильщик протянул Полу небольшой чемодан. Прай облегченно вздохнул и вновь влился в поток машин на шоссе.

— О Господи, — с досадой проговорила девушка. — Ну не могу же я здесь переодеваться! О вас я, конечно, не говорю — вы уже почти что родственник. Но в этой вашей машине я просто как на витрине! Не могу же я устроить стриптиз прямо посреди дороги!

Пол Прай с пониманием кивнул.

— Сейчас найдем какое-нибудь безопасное местечко, — пообещал он.

Именно это он и имел в виду. Не мог же он допустить, чтобы эта смазливая девица беспрепятственно открыла свой в высшей степени подозрительный чемодан и преспокойно пристрелила его!

Он отвез свою новую знакомую в дешевенький мотель и занял номер с двумя смежными комнатами. Затем проводил ее в одну из них и плотно прикрыл дверь, чтобы девушка могла спокойно переодеться.

Когда через некоторое время она присоединилась к нему в гостиной, Пол Прай был уже готов отразить любое нападение. Но ничего не произошло. Девушка приветствовала его благодарной улыбкой.

— Послушайте, — сказала она, пожимая ему руку, — на этом месте наши дороги расходятся. Вы заметили, я не задала вам ни единого вопроса, не спросила даже вашего имени. Но мне сдается, что вы какая-то важная шишка и находитесь в бегах. Может, вы из Чикаго? Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что вас всю дорогу грызло подозрение: а не подставлю ли я вас? Или, быть может, меня специально подослали к вам, чтобы без труда прикончить. Ведь вы об этом думали, признайтесь? Но вы настоящий джентльмен и парень что надо, — доброжелательно продолжала она. — Поэтому и играли со мной по-честному. Больше я вас никогда не, увижу. Скажу вам одно — сегодня в одиннадцать мне предстоит пройти самое страшное испытание в моей жизни. Но избежать этого не в моей власти. Если завтра в газетах напишут, что меня выудили из реки с продырявленной головой, то знайте, перед тем как испустить дух, я молилась за вас. Вы дали мне шанс спастись и сделали для меня все, что было в ваших силах. Хотите отвезти меня в город?

Пол кивнул:

— Вы собираетесь вернуться в мотель?

— Если останусь в живых… — А вам обязательно надо ехать? — засомневался Пол.

— Да. У меня назначено свидание в кафе «Мандарин» с одной шишкой из шайки Гилврэя. У него там номер. Если все будет в порядке, я выберусь оттуда через пять минут. Ну, а если не появлюсь — значит, со мной все кончено. Но как бы то ни было, избежать этого свидания я не могу. У этого мерзавца есть нечто необходимое мне позарез.

Пол Прай с невозмутимым видом прикурил сигарету.

— Вы будете одни — только вы и он? — спросил он.

— Таковы условия нашей сделки. Конечно, шансов у меня немного, но что поделать. Большой Форс Гилврэй терпеть меня не может. Мой приятель был ему как заноза в пятке. Я им была нужна — ведь они затеяли одно дельце, где без женщины не обойтись. Но именно такой, что знает все ходы и выходы. Их выбор пал на меня. Кроме меня, никто не сможет доставить товар. Ни одна из их женщин, кроме меня. Боже милостивый, если бы мой Гарри был жив! Тогда бы мне не о чем было волноваться. Он бы прикрыл меня. Поймите, если бы я не вернулась через пять минут, он ворвался бы туда с пистолетом и вытащил меня в целости и сохранности! Гилврэй пришлет в «Мандарин» косоглазого по кличке Цыпленок Бендер. Бывший законник, раньше болтал в суде языком, пока его не погнали оттуда. Теперь он в шайке Гилврэя. Это — мозг всей банды. Но мне точно известно, что этот человек никогда не носит оружия.

Пол Прай задумчиво кивнул:

— Да, я кое-что слышал о Цыпленке Бендере. Девушка провела ладонями по ногам, потом приподняла юбку и поправила чулок, не позаботившись даже отвернуться.

— Мда, — протянула она, — держу пари, что ничего хорошего вы о нем не слышали.

— Ключи от номера у вас есть, — сухо сказал Пол и выключил в комнате свет.

В эту же минуту она торопливым поцелуем коснулась его щеки.

— Ты парень что надо, — повторила девушка. — Жаль, что мы раньше не встретились. Может, ты и помог бы мне сыграть с ребятами Гилврэя какую-нибудь милую шутку. Мы бы от этого только выиграли. О Господи, как же мне не хватает Гарри! Проклятые мерзавцы убрали его!

Пол Прай коснулся ее плеча.

— На какое время назначена твоя встреча?

— На одиннадцать. Пожелай мне удачи, — попросила девушка.

— Удачи тебе и так хватает. Еще рано. Давай просто покатаемся, — предложил Пол.

— Не стоит, просто подвези меня. Послушай, милый, если хочешь, чтобы я выбралась оттуда, просто побудь там еще минут пять после того, как высадишь меня. Если все будет в порядке — значит, с меня причитается! Ну, а если нет, тогда просто забудь обо мне. — В ее голубых глазах появилось тоскливое выражение. — Было бы здорово снова увидеть тебя! — тихо добавила она.

Пол Прай лукаво усмехнулся:

— Послушай, если вдруг почувствуешь, что дело принимает плохой оборот, не пугайся заранее. А вдруг я случайно окажусь неподалеку? Все возможно.

Девушка кинулась ему на шею.

Рожи Магу чуть заметным движением уцелевшей руки опрокинул в себя стаканчик виски. Его обычно тусклые, невыразительные глаза уставились на Пола Прая. Он явно пытался понять, что у того на уме.

— Что вам здесь понадобилось? — недоуменно проворчал он.

Рассмеявшись, Пол Прай закрыл за собой тяжелую металлическую дверь.

— Что за вопрос? По-моему, это мой дом!

— Так-то оно так, конечно. Просто я хотел сказать, что делать вам тут нечего, — продолжал брюзжать Рожи. — Вас приговорили к смерти или нет?! Сходили бы к гробовщику, черт возьми, нужно же позаботиться обо всем заранее! Что вы здесь делаете, ведь вы уже, можно сказать, одной ногой в могиле?!

Пол Прай снял пальто и, отбросив его вместе со шляпой в сторону, уселся напротив Магу.

Однорукий помощник потянулся за бутылкой и налил себе еще стакан.

— Я хочу сказать, что эта девчонка — Мод Эмброуз, — отпив глоток, сказал он. — Обычно ее зовут Слюнявая Моди. Забавно, правда? Говорят, ее прозвали так потому, что она уж больно ловка на всякие слащавые сказки. Наша девочка обычно заставляет доверчивых парней рисковать жизнью, спасая ее от какой-то мифической опасности. Она обливает его сладкими слезами, и парень сам не замечает, как очень скоро попадает в капкан. Просто настоящая паучиха!

Пол Прай закурил и откинулся на спинку кресла. В глазах его заплясали чертики.

— Она просто наивный ребенок, — возразил он.

— Ребенок, как же! Да она пожирательница детей!

— Ты считаешь, что она связана с шайкой Гилврэя?

Рожи Магу тяжело вздохнул и плеснул себе в стакан новую изрядную порцию виски.

— Дьявольщина, — пробормотал он с сомнением, уставившись на бутылку. — Что толку говорить об одном и том же? Все равно вы сделаете по-своему. Сначала вы развлекаетесь — наступаете Гилврэю на хвост, а когда он приходит в бешенство и начинает разыскивать вас по всему городу, что вы делаете? Да вам бы сейчас забиться куда-то в норку и сидеть тише воды ниже травы, а вы вместо этого суетесь прямо в лапы этому кровожадному ублюдку! Да кто же стерпит такую наглость? — философствовал однорукий Рожи. — Мало этого, вы еще выбираетесь из дома, словно обычный человек, который устал, видите ли, сидеть в четырех стенах и решил немного проветриться! Чего вы добиваетесь, скажите на милость? Скорее всего, Гилврэй скоро засечет, что у вас за машина. И что тогда? А вот что — он попытается достать вас. И, можете мне поверить, он что-нибудь придумает! Да чего далеко ходить — вспомните-ка о крошке Моди!

Держу пари, что вы подцепили ее непременно в одном белье! Бедная девочка, наверное, едва выбралась из реки и спаслась просто чудом. Какой-то мерзкий негодяй пытался утопить несчастную, невинную крошку! Ну что, угадал? Это ж ее коронный номер: свалиться кому-нибудь на голову в самом неожиданном месте, причем почти голой. Рассказать душераздирающую историю, броситься растроганному парню на шею, рыдать. А потом — бери его голыми руками!

Пол Прай выпустил голубоватое колечко дыма и откинулся назад с видом человека, которому рассказали нечто очень приятное.

— Знаешь, Магу, ты угадал все слово в слово. Уставившись на улыбающееся лицо босса бесцветными, подернутыми пленкой глазами. Рожи растерянно заморгал.

— Да, кстати. Ее парень тоже здесь. Я имею в виду — в городе.

— Ее парень? — удивился Пол Прай.

— Да, Чарли Симмонс. Обычно его называют Чарли Контролер. Где бы он ни был, только и делает, что жонглирует чемоданами в камерах хранения. Кстати, на вокзале Юнион работает именно он. Вспомните — это же именно там ваша бабенка оставила свой чемодан! Как только вы передали носильщику квитанцию, Чарли немедленно дали знать, что девчонка взяла вас в оборот. С этой минуты все было разыграно как по нотам. Так что можете считать, что яму вам уже вырыли — осталось только сделать последний шаг. Если честно, так я вообще не знал, удастся ли вам вернуться, черт побери! — заключил Магу. — Поэтому первое, что я сделал, — достал бутылку и постарался надраться, чтобы облегчить душу! Впрочем, времени было мало. Так что не думайте, я еще не пьян. То есть пьян, но не в стельку. До этого еще не дошло!

И с этими словами Рожи Магу решительно вылил в стакан все, что еще оставалось в бутылке, и одним глотком опрокинул его в себя. Потом растерянно посмотрел на Пола.

Как ни странно, но его ненормальный босс смеялся! Вдоволь нахохотавшись, он вытащил из кармана ключ и кинул его Магу через стол.

— Держи, это ключ от бара. Там есть одна бутылка. Можешь и ее отправить вслед за первой. Кстати, хочу тебя порадовать. Я выяснил, когда меня собираются прикончить — сегодня около одиннадцати.

— Ах вот оно что! Ну и решительная же крошка! — воскликнул Рожи.

— Вот-вот. Они хотят, чтобы сегодня вечером в пять минут двенадцатого я ворвался в кафе «Мандарин» в тринадцатый номер.

Рожи Магу растерянно захлопал глазами.

— Так держитесь подальше, черт вас возьми! Сидите дома!

К его отчаянию. Пол бросил нетерпеливый взгляд на часы.

— Напротив, Магу. Я ни за что на свете не соглашусь пропустить это свидание! Кроме того, останься я дома — и мне несдобровать!

Он решительно встал.

— Ты что, словно глупый баран позволишь Слюнявой Моди привести себя на веревочке прямо на живодерню?

Пол Прай спокойно кивнул:

— Да. Я просто уверен, что сам Бог послал мне эту девушку. Как ты ее назвал: Слюнявая Моди? Ты видишь в ней только паучиху, а я — ключик к шайке Гилврэя! Знаешь, Магу, у меня предчувствие, что эти подонки готовят что-то весьма интересное. И очень скоро!

У однорукого помощника от изумления отвалилась челюсть.

— Что-то готовят? Иисусе, босс, уж не хотите ли вы сказать, что… Заправляя под воротник выбившийся шарф, Пол ухмыльнулся с самым довольным видом.

— Точно, старина Магу. Наша Матушка Курица вот-вот снесет для нас еще одно славненькое золотое яичко.

И с этими словами он исчез, словно растаял, а Рожи Магу просто оцепенел от неожиданности. Словно парализованный он беспомощно прислушивался, как лязгнули за спиной Прая бесчисленные задвижки и запоры.

— Будь я проклят! — прохрипел он в отчаянии. Старик растерянно поморгал слезящимися глазами, глядя на тяжелую металлическую дверь, за которой только что исчез Пол. А потом решил не ломать попусту голову, а заняться оставленным ему виски.

— Вот напьюсь так напьюсь! — шептал он через несколько минут, еле ворочая языком. — К черту, все к черту!

Часть 3

Холодные объятия смерти

Чарли Симмонс, известный в Чикаго как Чарли Контролер, с револьвером в руке сидел в кафе «Мандарин» в тринадцатом номере. Палец правой руки напряженно замер в нескольких миллиметрах от спускового крючка.

За его спиной, чуть правее, устроился Цыпленок Бендер. Когда-то он был адвокатом, но попался на темных делишках, и его выкинули из корпорации. Вскоре он попал к Гилврэю и сейчас был мозгом всей шайки. Профиль этого худого, остролицего человека с ледяными глазами больше всего напоминал топор мясника. Этот отвратительный тип все время моргал и то и дело шмыгал носом. Вообще его длинный костистый нос все время подергивался и как-то странно шевелился. Казалось, что Цыпленок постоянно к чему-то подозрительно принюхивается. Наконец нервы его не выдержали и, прикусив нижнюю губу, он принялся яростно жевать ее. Похоже, Цыпленку было не по себе… Рядом за столом, положив подбородок на сцепленные руки, сидела голубоглазая девушка. Она с ленивой усмешкой разглядывала суетившегося и беспокойно подергивавшегося Цыпленка.

— Так, говоришь, он клюнул? Ты уверена, что он клюнул? — в который уже раз спрашивал он.

Девушка негромко рассмеялась. В этом хрипловатом смешке звучало спокойное торжество.

— А то как же! — кивнула она. Чарли бросил взгляд на часы.

— Я слышал, что этому парнишке палец в рот не клади. Да и со своей пушкой он почти не расстается. Девушка бросила на него полный презрения взгляд.

— Что, со страху в штаны наложил? Бандит гнусно ухмыльнулся:

— Не распускай язык, крошка, не то возьму за горло да чуть сдавлю — тут из тебя и дух вон! Что-то в последнее время ты малость обнаглела! Поди вообразила, что другой такой и на свете нет?

— А разве не так? — лениво протянула она.

— Не так, — рявкнул он и, резко размахнувшись, с силой хлестнул ее по щеке. Голова девушки мотнулась назад, как у тряпичной куклы, лязгнули зубы. Из треснувшей губы появилась рубиновая капелька, и вскоре тоненькая струйка крови уже стекала по подбородку.

Цыпленок Бендер нахмурился и недовольно передернул плечами.

Глаза девушки полыхнули бешеной злобой, но она каким-то чудом смогла овладеть собой и проглотила слова, готовые сорваться с кончика языка.



— Запомни, — в который раз пробубнил Цыпленок Бендер, — держи пистолет наготове. Ни в коем случае нельзя дать ему сообразить, в чем дело. Иначе конец. Как только он откроет дверь — сразу стреляй!

Часы гулко пробили одиннадцать. — Зеленые шторы слегка раздвинулись, и в номер заглянул официант, одетый в шелковые узкие штаны и рубашку, словно настоящий китайский мандарин. На ногах у него тоже были китайские туфли.

— Ваша кушай будет? — пропел он высоким птичьим голосом. Выскользнув из-за тяжелой шелковой занавеси, он поставил на столик перед ними крохотные чашечки с горячим чаем, между ними появился поднос с воздушными рисовыми пирожными. В каждое такое пирожное по китайскому обычаю кладут узкую полоску бумаги с текстом предсказания.

Чарли Контролер завел руку с пистолетом за спину.

— Да, приятель, непременно. Только принеси все остальное минут через десять, идет? Может, еще кто подойдет.

— Холосо, — пропел китаец и бесшумно, как тень, выскользнул из комнаты.

Часы медленно тикали, бесконечно долго тянулись секунды, складываясь в минуты. Дрожащей рукой Цыпленок Бендер поднес к губам сигарету и кое-как прикурил. В свою очередь бросив взгляд на часы, Чарли ухмыльнулся:

— Вот дьявольщина! Прошло уже больше семи минут! Держу пари, Моди, на этот раз тебе не удалось облапошить парня!

Девушка осторожно слизнула кровь, все еще сочившуюся из разбитой губы.

— Молю Бога, чтобы это было не так, — пробормотала она.

Чарли Контролер с издевкой фыркнул.

— Ну что ж, как только мы доберемся до этого парня, Моди, ты получишь все, на что давно уже напрашиваешься. Я обещаю! — зловеще прошипел он сквозь стиснутые зубы. — А теперь мне думается… В коридоре послышались шаги. Кто-то направлялся к двери, и Чарли замер, поперхнувшись словами. Его рука молниеносно метнулась к пистолету… — Пусть только войдет — мигом получит все, что ему причитается! — едва слышно прошептал он. — Приготовьтесь. Он не должен уйти живым.

Шаги приближались. Казалось, человек подошел вплотную к шелковым занавескам и остановился в нерешительности. А может, просто прислушиваясь.

Штора колыхнулась, и Чарли молниеносно поднял пистолет, прикрытый белой салфеткой. Девушка инстинктивно пригнулась, голубые глаза возбужденно сверкали. Цыпленок же Бендер испуганно вжался в стул, словно надеялся слиться с ним.

Шелковый занавес снова заколыхался. Лица человека, стоявшего за ним, все еще не было видно, но из-под него торчали ноги в знакомых шелковых штанах и знакомых китайских туфлях, бесформенных, на плоской подошве из черного бархата, украшенных вышитыми фигурками красных и зеленых драконов. Из груди Чарли вырвался вздох облегчения, и рука с наброшенной на нее салфеткой опустилась. Цыпленок Бендер что-то прошипел сквозь стиснутые зубы. Девушка разочарованно прикусила губу.

Тяжелая шелковая штора скользнула в сторону. Вошел официант. Огромный поднос, сплошь заставленный тарелками и блюдами, над которыми поднимался аппетитный пар, почти полностью скрывал его лицо.

Глаза девушки случайно скользнули по мужской руке, поддерживавшей поднос, она испуганно вскрикнула. Рука была чуть загорелая, но все же было понятно с первого взгляда, что принадлежит она отнюдь не китайцу, а белому. В ту же минуту и Чарли вдруг бросилось в глаза, что костюм на вошедшем сидит как-то странно, чересчур плотно, будто был на пару размеров тесноват. С быстротой молнии рука бандита скользнула под стол.

Но в эту же секунду Пол Прай неуловимым движением наклонил тяжелый поднос, и вся масса тарелок, блюд, чашек с обжигающе горячим чаем, полная до краев огромная супница — все рухнуло прямо на колени гангстеру.

Лапша с огненно-красными креветками облепила его до самого горла. Горячая, аппетитно пахнувшая жидкость стекала по пиджаку, тоненькие колечки лапши изящными фистончиками свернулись на лацканах, выглядывали кое-где из складок элегантного жилета, а хвостики креветок кокетливо застряли в петлях и цеплялись за пуговицы.

Гигантский чайник с кипятком угодил несчастному на колени. Фирменное блюдо — яйца фу-янг-ха шлепнулись Чарли на голову и, словно огромные медузы, просочились под воротничок пиджака. Бандит, завопив от нестерпимой боли, скорчился на стуле.

Пол Прай занес руку над его головой и резко опустил ее рубящим движением. В руке у него была короткая резиновая дубинка. Она опустилась прямо на затылок Чарли, и тот мгновенно потерял интерес ко всему происходящему.

Подхватив с подноса единственный уцелевший чайник с горячим чаем, Пол Прай швырнул его в Цыпленка Бендера.

Бывший адвокат попытался было увернуться, но все произошло слишком быстро, и, отброшенный метким ударом, он отлетел к стене. Горячий чай вылился ему прямо на голову. Бедняга извивался, словно дикарь, исполняющий ритуальный танец, тщетно пытаясь отодрать от тела мокрую одежду.

Кулак Пола Прая со свистом рассек воздух, и Цыпленок Бендер во весь рост вытянулся на полу. Между тем, за шторой послышался торопливый топот ног.

Появилось чье-то смуглое лицо, блеснул узкий маслянисто-черный глаз, раздалось испуганное птичье щебетание. Затем все стихло.

Пол Прай, ухмыляясь во весь рот, смотрел на притихшую девушку.

Она несколько раз порывисто вздохнула, голос не хотел ей повиноваться. Полу вдруг показалось, что рука девушки что-то нащупывает в складках платья, может быть, спрятанный пистолет. Ледяной голос Прая остановил ее:

— Ну, детка, похоже, тебя просто обвели вокруг пальца. Мне удалось выяснить, что мерзавцы устроили здесь целую засаду. А ты-то еще уверяла меня, что Цыпленок Бендер, дескать, непременно придет один. Будем считать, что тебе повезло. Ты не появилась, как было условленно, через пять минут, и я подумал, что ваше свидание пошло не так, как надо. Поэтому-то я и решил заглянуть сюда — узнать, как у тебя дела.

Девушка кивнула. Губы ее искривила жалкая улыбка.

— Мой герой! — патетически воскликнула Слюнявая Моди.

Но Полу Праю было не до любезностей.

— Ты сказала, что у него есть кое-что принадлежащее тебе?

Хотя Моди и не была уверена в том, что именно это она говорила Полу, но на всякий случай утвердительно кивнула. Она быстро сообразила, что не время вдаваться в детали.

Опустившись на колени перед бесчувственным Цыпленком Бендером, Пол брезгливо дотронулся до его пиджака и стал выворачивать мокрые насквозь карманы.

На свет появилась стопка каких-то счетов, бумажник с документами, записная книжка. Убедившись, что больше в них ничего нет, Пол повернулся к Чарли. Лицо молодого человека исказила гадливая гримаса: ему вновь пришлось обследовать хлюпающую под руками мокрую одежду.

К кучке вещей на полу присоединились еще кучка мокрых банкнотов, стопка писем и еще одна записная книжка.

— Пошли, — сказал Пол Прай сквозь зубы. К этому времени Моди уже совсем успокоилась. Судя по всему, ловушка не сработала. Тем не менее не все еще потеряно. Надо было только продолжать играть ту же роль, пока ее друзья не придумают что-то еще.

— Дорогой! — воскликнула она и кинулась ему на шею.

Пол Прай отбивался, стараясь освободиться из ее цепких рук.

В коридоре послышался топот бегущих ног и чьи-то взволнованные голоса. За окном пронзительно заверещал полицейский свисток. Брезгливо подняв двумя пальцами мокрый комок банкнотов, Пол сунул его желтолицему мужчине, который нетерпеливо заглядывал в комнату.

— Это покроет нанесенный ущерб, — бросил он. Блестящие глаза еще более сузились, стараясь разглядеть, какого достоинства купюры в этом комке. И вдруг они широко раскрылись от удивления при виде цифры на первом же из банкнотов. Быстрые пальцы проворно сунули под одежду мокрый комок, прозвучала какая-то фраза на певучем кантонском диалекте. Через минуту толпа почтительно раздвинулась, и Пол Прай с девушкой прошли между низко склонившимися смуглыми людьми. По лестнице затопали тяжелые шаги.

— Полиция, — прошептал Пол Прай. Тот же самый китаец, который так ловко припрятал мокрую пачку денег, поклонился и быстро-быстро закивал головой.

— Твоя иди, — пробормотал он.

Он потащил их куда-то в темноту. Миновав несколько извилистых коридоров, пару раз поднявшись и спустившись по лестнице, они наконец беспрепятственно выбрались на улицу в двух кварталах от кафе «Мандарин».

Пол Прай остановил такси.

— Любимый! — возопила Моди, вновь кидаясь к нему в объятия. — Я никогда в жизни не встречала такого, как ты! Никогда, никогда!

Пол Прай обнял ее за плечи.

Такси ловко лавировало в потоке машин, пробираясь к гостинице, где незадолго до этого Пол снял двухместный номер. Он вместе с девушкой вошел в отель, и старенький лифт, натужно скрипя, поднял их наверх. Пол отпер дверь и пропустил девушку вперед. Она беззаботно впорхнула в комнату, зажгла свет и обернулась к нему с сияющей улыбкой.

— Милый! — промурлыкала она. Голос ее дрожал, глаза сверкали, как звезды. — Мне кажется, я влюбилась в тебя!

Пол покачал головой:

— Брось, это самая обычная благодарность. Ты просто еще не пришла в себя. Вот послушайся моего совета — подожди до завтра, и все будет выглядеть несколько по-иному.

Ее глаза возмущенно сузились.

— Стало быть, моя любовь тебе не нужна! — взорвалась она и, промчавшись мимо него как буря, ворвалась в свою комнату и с грохотом захлопнула дверь.

Такой темперамент вызвал довольную усмешку на лице Пола Прая. Он прокрался на цыпочках к соседней двери и внимательно прислушался.

Девушка звонила кому-то по телефону. Из комнаты доносился ее приглушенный голос, словно она боялась, что ее услышат. Судя по всему, ее собеседник был в бешенстве. Девушка слабо оправдывалась, неразборчиво бормоча какие-то обещания.

Пол Прай усмехнулся, так же на цыпочках вернулся в свою комнату, выключил свет и, разобрав постель, вытянулся на кровати.

В соседней комнате Моди бесшумно повесила трубку и приложила ухо к двери, внимательно прислушиваясь к тому, что происходит у Пола.

До нее донесся жалобный скрип пружин, когда усталый человек перевернулся на постели. Через несколько минут воцарилась тишина, и вскоре комната огласилась громким храпом крепко спящего Пола. Моди удовлетворенно усмехнулась. Очень медленно она отошла от двери, сбросила с себя одежду, потом заперла дверь со своей стороны.

За окнами было еще темно, и до рассвета оставалось несколько часов, когда девушка осторожно повернула ключ в замке и, слегка толкнув ее, бесшумно скользнула в комнату Пола.

Тусклый свет фонарей просачивался сквозь гардины, ее шелковое ночное одеяние казалось почти прозрачным, скорее подчеркивая, чем скрывая точеное изящество форм. Моди медленно кралась к постели, не сводя глаз со сбитых простыней.

Подойдя вплотную, она чуть слышно промурлыкала:

— Любимый, ты рисковал жизнью ради меня. Не считай меня неблагодарной. Ради тебя я готова на все, верь мне. Тебе стоит лишь сказать, и я сделаю для тебя все, что угодно.

Сделав еще один осторожный шажок, она мгновенно вытащила из-за спины длинный нож и занесла его над головой. Нежные слова еще не успели замереть на ее губах, как Слюнявая Моди, грязно ругнувшись, по самую рукоятку вонзила лезвие в закутанную с головой фигуру.

Какое-то время она лежала на постели, сжимая свою жертву в смертоносных объятиях. Она походила на зловещую ночную птицу, распростершую крылья над беспомощной, не сопротивляющейся мышкой.

И вдруг, заподозрив неладное, девушка с придушенным возгласом отскочила назад. Склонившись над постелью, она впилась взглядом в неподвижную фигуру и одним движением сдернула покрывало.

Если она рассчитывала найти окровавленное тело, то ее ждало горькое разочарование. Под покрывалом были лишь скатанные одеяла и смятая подушка. Острое лезвие ее ножа вспороло подушку, и легкие белые перышки кружились перед ее остановившимся взглядом.

Часть 4

Остановите женщину!

Пол Прай, угрюмо насупившись, сидел у себя. Его рука судорожно сжимала скомканную бумажку — отпечатанную на машинке копию уведомления, по всей видимости изготовленную и отправленную кем-то из шайки Гилврэя. Прай только что отыскал его в бумажнике Цыпленка Бендера.

Этот документ касался приезда курьера, посланного хорошо известной, могущественной корпорацией, которая не так давно продала местному банку пакет облигаций на сумму в триста пятьдесят тысяч долларов.

Перед выпуском корпорация объявила, что облигации будут выпускаться небольшими пакетами и станут оборотными. Так чтобы весь пакет в конечном итоге мог попасть в руки именно малых и средних инвесторов. Впрочем, очень скоро разговоры об этом прекратились. Руководители корпорации решили, что будет куда выгоднее продать весь пакет в одни руки — местному банку.

И вот послали специального курьера, который должен был прибыть завтра вечером на вокзал Юнион рейсом в 6.13. Курьер везет триста пятьдесят тысяч долларов в ценных бумагах.

Напечатанный на машинке документ, который Пол Прай по-прежнему сжимал в руке, показывал, насколько продуманно действует шайка Гилврэя. В бумаге досконально перечислялось не только все связанное с покупкой облигаций и пересылкой их в банк. Шпионы Гилврэя позаботились даже о том, чтобы вложить в письмо фотографию самого курьера.

Именно этот снимок и разглядывал сейчас Пол. На него смотрел худощавый молодой человек с настороженным взглядом и прямыми недлинными волосами, зачесанными назад и тщательно прилизанными.

Увы, в документе, кроме описания курьера, указывалось лишь содержание ценных бумаг и ни слова не было сказано о том, как эти бумаги должны были попасть в руки гангстеров.

А Пола Прая, разумеется, именно это интересовало в первую очередь. Ведь что ни говори, но Пол Прай, щеголеватый, изысканный франт, веселый малый и галантный кавалер, жил исключительно благодаря своему уму. Конечно, средства к существованию он добывал, действуя только в рамках закона. Эти самые средства к существованию в основном состояли из вознаграждений, полученных за возвращение похищенных ценностей.

И вот общая сумма таких вознаграждений за последние двенадцать месяцев выразилась числом, которое приятно ласкало слух самого Пола, но изрядно раздражало его конкурентов. Вот так и получилось, что Большой Форс Гилврэй против своего желания стал для Пола Прая курицей, что несет золотые яйца. Как ни странно, но знаменитый гангстер отказывался играть эту роль для кого бы то ни было. О самом же Поле Прае отзывался все более резко и в конце концов решил, что пришло время избавиться от него раз и навсегда.

И вот теперь, в ночной тишине, Пол Прай ломал голову над попавшим ему в руки документом. К несчастью, ему почти ничего не было известно.

Слюнявая Моди, известная своим пристрастием к рискованным ситуациям, оставалась в городе. Ее дружок по кличке Контролер глаз не спускал с камеры хранения на вокзале Юнион. Должно быть, такая должность дорого ему стоила. Всего через несколько часов на этот вокзал прибудет курьер с чемоданом стоимостью в триста пятьдесят тысяч долларов. И возможность иметь глаза и уши в это время в таком месте имела огромное значение и чего-то стоила.

Размышляя под всем этим. Пол Прай выкурил не меньше пачки сигарет. В конце концов пришлось признать, что задачка ему не по зубам, и Пол с тяжелым вздохом отправился в постель. Но и там сон бежал от него. Предстоящее ограбление не давало Полу покоя. Казалось невероятным, чтобы курьер, везущий такую сумму, решился где-нибудь открыть чемодан даже для того, чтобы проверить, на месте ли бумаги. Но с другой стороны, с чего бы это шайке Гилврэя так интересоваться камерой хранения, если она не играет никакой роли в похищении чемоданчика с облигациями?

В конце концов Полу Праю удалось-таки забыться тревожным сном. Прежде чем провалиться в дремоту, он решил заранее не волноваться. Утро всегда мудрее. Лучше подождать и увидеть, какие карты проказница-судьба сдаст ему на этот раз. Да и что такое наша жизнь, если задуматься хорошенько, если не самая азартная из всех игр?

Ровно в 6.13, минута в минуту, экспресс прибыл на вокзал Юнион. У входа волновалась толпа встречающих, каждый пытался разглядеть среди пассажиров близких, друзей или возлюбленного.

Пол Прай затаился в стороне от шумной толпы. Казалось, этот человек полностью поглощен своей работой. Одетый в белый рабочий халат, с мастерком в руке, он не отрывал глаз от выщербленных мраморных колонн. В этом одеянии Пол был неузнаваем. Мимо него неудержимо тек людской поток.

Наконец в дверях появился первый из пассажиров, прибывших рейсом в 6.13.

Мужчина атлетического телосложения нетерпеливо шарил взглядом в плотной толпе встречающих. Он кого-то разыскивал. И вот, расталкивая локтями соседей, к нему навстречу рванулась молодая женщина. Издав какое-то невнятное восклицание, мужчина крепко прижал ее к себе.

Они были в центре людского водоворота. Мимо сновали озабоченные встречающие, люди кидались друг другу на шею, слышался громкий смех. Носильщики в красных фуражках катили тяжелые тележки, груженные тяжелыми чемоданами.

Пол Прай никак не мог оторвать взгляд от того самого атлетически сложенного мужчины, который первым показался в дверях. Ведь девушка, пылко кинувшаяся ему на шею, которую мужчина так радостно приветствовал, была Мод Эмброуз из Чикаго. Та самая девица, известная под кличкой Слюнявая Моди.

В отличие от их первой встречи, на этот раз она была укутана в манто, которое, едва прикрывая колени, нисколько не скрывало точеных ножек в тонких шелковых чулках.

В двадцати шагах от обнимавшейся парочки находилась камера хранения. У входа за стойкой суетился хорошо известный Полу Чарли по кличке Контролер. На лбу у него темнел изрядный синяк, а глаза все еще оставались немного мутными — это были последствия мощного удара, которым накануне наградил его Пол. Гангстер то и дело обращался к толпившимся вокруг него пассажирам с просьбой непременно проверить свои вещи, прежде чем сдать их на хранение.

Как раз за спиной Чарли рядом с банкеткой, на которую желающие могли поставить свой чемодан и спокойно проверить его содержимое, тянулась массивная полка. На ней разместились бок о бок не менее трех дюжин чемоданов и сумок. Они лежали на боку, ручками к краю, и с каждой ручки свисала картонная бирка с именем владельца.

Пол Прай сразу же обратил внимание, что в этом ряду, почти в самой середине, оставалось еще одно свободное место. Весь обратившись в слух, Пол стал ждать. Почти вплотную с Моди и ее новым пылким кавалером, нежно прильнувшими друг к другу, какие-то двое мужчин обменивались рукопожатиями. Недалеко от них сквозь толпу продирался тощий субъект с настороженным взглядом и ямочкой на подбородке. Побелевшими от напряжения пальцами он крепко сжимал ручку потрепанного чемоданчика.

Наконец Слюнявая Моди выскользнула из объятий молодого человека. Состроив недовольную гримасу, он попытался ухватить девушку за полу манто, изображая, что готов накинуться на нее. Испуганно взмахнув руками, Моди отшатнулась.

Небрежно накинутое на плечи роскошное манто соскользнуло к ее ногам, и сновавшие вокруг люди буквально остолбенели.

Кто из них раньше не слышал разговоров о хорошеньких молодых девушках, которые, торопясь на свидание к возлюбленному, забывают надеть на себя что-нибудь более основательное, чем похожие на паутинку чулки, сверкающие туфельки и восхитительное белье. Они полагают, что накинутый сверху роскошный мех надежно укроет их от нескромных взглядов.

Теперь у всех присутствовавших на вокзале зевак появилась возможность убедиться в том, что подобные сплетни имеют под собой почву.

Очаровательная Моди застыла в весьма соблазнительной позе, ее восхитительная фигурка предстала в наиболее выигрышном свете. Пушистый мех клубком свернулся возле изящных ножек. Наимоднейшее белье персикового цвета легкой пеной тончайших кружев обволакивало ее очаровательную фигурку. Всякому было ясно, в какую кругленькую сумму влетела кому-то вся эта роскошь.

И вдруг девушка пронзительно завизжала, словно специально хотела привлечь к себе внимание.

Естественно, в толпе встречающих не было ни одного человека, который хоть раз не насладился бы видом красотки манекенщицы в ослепительном нижнем белье, изображенной где-нибудь на блестящей обложке журнала для женщин. Плакаты с полуодетыми красавицами украшали стены пульмановских вагонов и номера второразрядных гостиниц. Словом, кого в наши дни удивишь подобным зрелищем? Но вид реальной женщины из плоти и крови, тем более такой чертовски соблазнительной, как Слюнявая Моди, заставил каждого мужчину в зале буквально прирасти к земле.

А Моди, пронзительно взвизгнув, но все же дав на мгновение полюбоваться своими прелестями, проворно нагнулась за лежавшим у ее ног мехом. Атлетически сложенный молодой человек бросился ей на помощь.

Его примеру последовали и другие. Началась давка. Кого-то в неразберихе отпихнули в сторону. И Пол Прай с явным удовлетворением увидел, что это был как раз молодой человек с чемоданчиком. Отлетев в сторону, этот тощий субъект рухнул на землю и сильно стукнулся головой. На мгновение он затих, но внимательный глаз Пола Прая успел заметить, как в воздухе просвистел кастет. Глаза всех остальных были прикованы к Моди и ее парню, который суетился вокруг нее.

Лишь один Пол Прай уловил, что произошло с потрепанным чемоданчиком, который упавший на пол молодой человек продолжал крепко сжимать в руке. Несколько точных движений, и тот отлетел в сторону, как футбольный мяч, отправленный в сетку метким ударом мастера.

Через секунду чемоданчик был уже в руках одного из двоих мужчин, которые только что на глазах у Прая обменялись рукопожатиями. Тут же откуда-то появился другой точь-в-точь такой же чемоданчик, и он передал его обратно. И вот уже потрепанный близнец мирно улегся возле по-прежнему распростертого на полу молодого человека.

Чемоданчик, который чуть раньше так ловко и незаметно выхватили из рук тощего субъекта, пару раз еще перешел из рук в руки и наконец оказался на единственном пустующем месте в камере хранения. Возле полки как угорелый метался Чарли Контролер. Подскочив к чемоданчику, он поставил его на полку между другими, повернул ручкой в другую сторону и исчез из виду.

В конце концов, лишняя известность иногда бывает довольно обременительной, наверное, подумал Чарли. Ведь если бы в зале появилась полиция — его бы мгновенно узнали. А это сулило Чарли Контролеру немалые неприятности. Но, к несчастью, столь ответственное дело, как кража чемоданчика с облигациями, не могло быть доверено никому другому.

После того как сутолока, возгласы и смех немного поутихли и чемоданчик благополучно сменил владельца, Чарли Контролер незаметно исчез, а его место у стойки занял худощавый, неприметный молодой человек с неподвижным, холодным, как у змеи, взглядом.

Слюнявой Моди удалось, наконец, подобрать с пола манто и скрыться. Кто-то расхохотался ей вслед. Какой-то мужчина, сунув под мышку портфель, освободил руки и начал аплодировать. К нему немедленно присоединились не менее полудюжины развеселившихся представителей сильного пола. Даже тучный полицейский заулыбался. Распихивая плечом зевак, он начал выбираться из толпы.

— Расходитесь, расходитесь! — покрикивал он, впрочем, довольно добродушно, пока вдруг не споткнулся о распростертую на полу фигуру молодого человека с ямочкой на подбородке. Двое сердобольных пассажиров пытались приподнять его. В мозгу полицейского молнией сверкнула догадка. Пронзительно заверещал свисток, и офицер оглушительно рявкнул, перекрывая гомон толпы.

— Задержите ту женщину! — орал он.

И толпившиеся люди только сейчас поняли, что были свидетелями какого-то загадочного представления, которое устроила им Слюнявая Моди. Они охотно подхватили призыв полицейского.

У выхода из вокзала стоял автомобиль с заведенным мотором. Люди видели, как атлетически сложенный молодой человек с пустыми руками — у него не было ни чемодана, ни какой-нибудь сумки, скользнул за руль. Вероятнее всего, машину заранее оставили на условленном месте. Слюнявая Моди торопливой рысцой семенила за ним, старательно придерживая на плечах свои меха.

Девушка очень спешила, и сначала с досадой швырнула мешавшее ей меховое манто в машину, а уж вслед за ним скользнула туда сама. Тем самым на прощанье она предоставила любопытным возможность полюбоваться своими изящными формами и пышной розовой плотью в обрамлении пены кружев.

Автомобиль тут же рванул с места.

Полицейские свистки заливались по всему зданию вокзала. Патрульный офицер в панике неловко рвал кнопки кобуры. Сорвавшаяся с места машина юркнула в образовавшуюся в плотном потоке машин щель и, визжа тормозами, повернула влево. Через мгновение автомобиль исчез из виду.

В это время тощий субъект с ямочкой на подбородке немного пришел в себя и попытался сесть. Его глаза все еще были мутными. Казалось, он не понимал, где находится. И Пол был немало удивлен, заметив, как рука молодого человека метнулась в сторону и крепко сжала ручку валявшегося рядом чемоданчика. Тотчас же щелкнул замок, и бедняга заглянул внутрь… Чемоданчик был битком набит обрезками плотной бумаги, взятыми, по-видимому, из какой-то типографии. Несчастный курьер в отчаянии дико завопил.

— Меня ограбили! — кричал он. — Мой чемодан! Триста пятьдесят тысяч долларов!

Его вой перешел в сдавленный хрип, и несчастный упал навзничь, снова потеряв сознание.

Вокруг бесчувственного тела поднялась суета. Полицейские в форме устроили нечто вроде кордона, окружив вокзал со всех сторон. Даже несколько постовых покинули свои посты. Поднятое по тревоге подкрепление рассыпалось по залу.

Но увы — полиция не смогла обнаружить грабителей, похитивших чемодан. Тщедушного молодого человека с ямочкой на подбородке удалось привести в чувство. Он припомнил, как стал свидетелем странного спектакля, устроенного молодой женщиной в персиковом белье. Он рассказал, как эта женщина уронила манто, и в поднявшемся переполохе кто-то ударил его по голове. После этого он упал и потерял сознание.

Но молодой человек никак не мог вспомнить, кто же в этот момент находился рядом с ним. Юноша твердо помнил, что ударили его сзади чем-то тяжелым. И, если судить по результатам осмотра, с профессиональным мастерством.

Пол Прай, оставаясь на своем посту, с интересом наблюдал за развитием событий. Время от времени его внимательный взгляд останавливался на бледном молодом служащем у стойки в камере хранения. Он суетился, как муравей, то принимая тяжелые чемоданы, то возвращая их владельцам. И все это время потрепанный чемоданчик с кипой драгоценных облигаций продолжал красоваться на полке.

Конечно, риск был велик. Но, с другой стороны, что могло быть безопаснее, чем укрыть этот чемоданчик среди дюжины таких же, как он, прямо под носом у полицейских?!

Часть 5

Честная игра

Пол Прай наскоро залепил трещину в колонне, отшлифовал шероховатости, быстро спустился вниз и сел в машину. Ехать было недалеко.

Вокруг вокзала располагалось множество магазинчиков, где любой путешественник мог приобрести все, что нужно в дорогу. Дешевые чемоданы, с виду будто из дорогой кожи, во множестве красовались на витринах, горделиво выставляя напоказ ярлыки с невероятно низкими ценами.

Пол Прай зашел в один из таких магазинов, где сделал весьма необычные покупки.

Он выбрал небольшой чемодан, пару будильников, упаковку батареек и еще кучу какого-то радиооборудования. Непосвященному показалось бы, что это спутанные провода с торчащими розетками и какими-то кусками полированного металла.

Когда покупатель, нагруженный всем этим, ушел, хозяин магазина довольно потирал руки.

Пол Прай подозвал такси. Отделив от обшей массы два будильника, с особой тщательностью завел их, затем аккуратно уложил их в чемодан. Водителю он приказал ехать на вокзал Юнион.

На вокзале Пол появился как раз в тот час, когда поезда приходят и уходят, а движение на улицах оживляется.

Здание вокзала было по-прежнему оцеплено полицейским кордоном. Но, как заметил Пол Прай, они в основном проверяли тот багаж, что выносили с вокзала. Тех же, кто входил, пропускали беспрепятственно. Прай кивком подозвал посыльного.

— Отнесите чемодан в камеру хранения и не забудьте про квитанцию.

Посыльный ринулся выполнять поручение, а Пол, убедившись, что тиканье часов потонуло в царившем на вокзале шуме, с облегчением перевел дыхание.

Через минуту посыльный вернулся с кусочком картона в руках, на котором значился номер, получил щедрые чаевые и тут же забыл о случайном клиенте. А Пол Прай немедленно отправился к себе, переоделся, не обращая ни малейшего внимания на мрачные предсказания однорукого Магу, и сразу же вернулся на вокзал.

На этот раз в руках у него была трость, длинная тонкая трость с изогнутой на конце ручкой. Он лавировал в толпе с непринужденной грацией хищника.

Мельком взглянув в сторону камеры хранения, Пол убедился, что интересующий его чемодан все еще на месте. И в который уже раз Прай подивился хитрости того, кто так предусмотрительно выбрал это место, — ведь достаточно протянуть руку, чтобы мигом убрать чемодан с полки и переставить его на другое место.

Оценив ситуацию, Пол Прай решил ждать.

Его час пробил, когда от перрона отошел вечерний поезд и на вокзале Юнион установилась относительная тишина. Люди по-прежнему сновали туда-сюда, но их голоса звучали уже не так громко, словно тонули в здании огромного терминала.

Пол Прай взглянул на часы и двинулся к выходу. Там он подозвал такси и попросил водителя немного подождать.

— Я вернусь через минуту, — бросил он. — Только встречу жену, и надо будет тут же мчаться через весь город, чтобы поспеть на другой вокзал. Жена должна привезти мне чемодан. Представляете — уехал сегодня утром, а вещи оставил дома! Как только я вернусь, сразу поедем.

Водитель молча кивнул и, зевнув во весь рот, полез в карман за сигаретами.

— Не сомневайтесь, сэр.

Пол Прай вернулся в здание вокзала. Теперь он направился к телефонам-автоматам. Войдя в кабинку, он прикрыл за собой дверь и сквозь толстое стекло снова увидел мучнисто-бледную физиономию бандита у входа в камеру хранения.

Такой неприметный человек вряд ли известен полиции, подумал Пол. Кроме того, Прай был совершенно уверен, что, какая бы опасность этому типу ни угрожала, тот вряд ли рискнет обратиться в полицию.

Монетка с мелодичным звоном провалилась в щель. Пол Прай попросил соединить его с камерой хранения на вокзале. Со своего наблюдательного пункта он видел, как бледный человек в форме вздрогнул и поднес трубку к уху. Полу ответил бесстрастный, какой-то механический голос:

— Алло, слушаю вас. Вокзал Юнион, камера хранения.

— Через мгновение ваш вокзал взлетит на воздух, — пронзительным фальцетом визжали в трубке. — Здесь будет такой взрыв, что чертям тошно станет! Слушай, приятель, я сделаю так, что от этого проклятого здания камня на камне не останется, но тебе я не желаю зла! Не желаю убивать невинного человека! Мой враг — капитализм! А ты — просто такой же несчастный работяга, как и я. Ты — мой брат!

Панические вопли, которые артистически изобразил Пол Прай, вполне могли принадлежать какому-нибудь маньяку.

Голос бандита мгновенно утратил свою невозмутимость.

— О чем это вы, черт возьми? — завопил он. Даже на таком расстоянии Полу Праю было видно, как мучнисто-белое лицо гангстера стало серо-зеленым.

— Слушай меня внимательно — у вас там бомба, — продолжал стращать Пол. — Она в чемоданчике, который я сдал вам только сегодня утром. Кроме нее, там еще два будильника. Первый сработает ровно через пять минут. Потом будет пауза — еще пять минут, и после этого сработает второй. И вот тогда все это проклятое здание… В эту минуту Пол понял, что его больше никто не слушает. Глянув в сторону камеры хранения, он убедился, что его собеседник швырнул телефонную трубку и, перемахнув через стойку, бросился к стоявшим на полке чемоданам.

В ту же минуту в куче вещей пронзительно заверещал один из будильников.

Пол Прай удовлетворенно усмехнулся. Он вышел из кабинки и, постукивая тростью, быстро направился к стойке камеры хранения. Изогнутой рукояткой трости он аккуратно подцепил нужный ему чемоданчик. Небольшое усилие, и тот легко, словно морковка из грядки, вылетел из ряда сумок и приземлился перед Полом.

Конечно, Пол Прай не мог считать трусом своего недавнего собеседника — гангстера с бледным лицом. Он сделал все, что мог, — схватил чемодан, который Пол Прай ловко подсунул ему немного раньше, вспорол ему днище и в эту самую минуту, вне всякого сомнения, изумленно таращился на невероятную путаницу проводов и дешевых часов.

Конечно, бандит все это делал, повернувшись спиной к стойке.

Пол Прай невозмутимо прихватил со стойки потертый чемоданчик и бесшумно направился к выходу. Как только он показался в дверях, водитель выскочил из машины и, услужливо выхватив чемоданчик, сунул его в багажник. Пол Прай бросился на сиденье, и такси сорвалось с места.

Инспектор Оукли раздраженно жевал сигару, перекатывая ее в зубах.

— Похоже, за последнее время вы собрали неплохую коллекцию наград, — заявил он Полу Праю. Тот весело кивнул в ответ.

— Но ведь на пару с вами, не забывайте об этом, инспектор, — добавил он.

Но инспектор Оукли тем не менее продолжал с мрачным видом разглядывать тлеющий кончик сигары.

— Ну, в общем, конечно, это так. Боюсь только, что вы занялись опасным делом — так и пулю схлопотать недолго. Гилврэй охотится за вами — впрочем, это для вас не новость. А кстати, Прай, держу пари, что если однажды вы решитесь предстать перед Большим жюри[1], чтобы порассказать о темных делишках, которые вы знаете за Гилврэем и его методах, у вас появится шанс засадить его за решетку. Пол Прай лукаво усмехнулся:

— С чего бы это мне понадобилось терять на это время, хотел бы я знать?

— Ну как же! Ведь он потянет вслед за собой и всю свою шайку! И таким образом вы избавитесь от угрозы получить в любой момент пулю — насколько мне известно, эта опасность уже не первый день висит над вашей головой.

Теперь уже Пол расхохотался:

— Ну да, конечно, очень умно! И таким образом я сам сверну шею этой глупой курице, которая несет такие восхитительные золотые яйца. Причем не только для меня одного! Да Бог с вами, инспектор! А кстати, я слышал, что корпорация, у которой наш приятель Гилврэй так ловко свистнул облигации, предложила двадцать тысяч тому, кто их вернет? Это правда?

Оукли фыркнул в ответ:

— Угу, все так. Думаю, они не задумываясь выложили бы даже половину всей стоимости — так хотят получить облигации назад. Но потом решили ограничиться двадцатью тысячами. Честно говоря, все подробности мне неизвестны. Я только знаю, что все адвокаты этих фирм готовы перегрызть друг другу глотки из-за этого дела. Не могут решить, кто виноват. Похоже, тот парень, что их вез, был курьером как раз того банка, который приобрел пакет оборотных облигаций. Так что вроде это была доставка. А если бы курьер был на службе у той корпорации, что продала пакет, так это бы не считалось доставкой, правда? Впрочем, их сам черт не разберет!

Пол Прай лениво вытащил сигарету изо рта и медленно стряхнул серый столбик пепла, угодив в самую середину пепельницы.

— А что, если я предложу поступить с этим вознаграждением как и с предыдущими?

Челюсть у инспектора отвисла, и он едва успел подхватить выпавшую сигару.

— Так вы нашли их?

— Нет, конечно. Как бы я это сделал, хотелось бы знать? Только что-то мне подсказывает, можете назвать это шестым чувством, что все эти облигации в чемодане мирно лежат в камере хранения в одном из больших универмагов, которых полно в нашем городе… Больше того, — с видом заговорщика продолжал Пол, — я даже могу шепнуть вам, в какой именно универмаг вам стоит заглянуть. Ну а если вы попросите, то и сообщить номер ячейки, где стоит чемоданчик. Тогда вы сможете отыскать эти драгоценные облигации, а потом громогласно объявить, как в этом деле отличилась наша доблестная полиция. Она, мол, нащупала конец ниточки, ведущей к разгадке, благодаря перехваченному сообщению голубиной почты, а после этого, пошевелив мозгами, докопалась и до тайны клада. Увы, самим преступникам, как обычно, удастся в самую последнюю минуту ускользнуть. Но это уже не так важно — ведь облигации будут у вас. А вы, мой дорогой инспектор, получите свою долю всеобщего восхищения — да еще десять тысяч наличными в придачу! Это, кстати, неплохо дополнит и вашу коллекцию собранных за этот год вознаграждений! Естественно, — заключил Пол, — я был бы рад, если бы мое имя нигде не упоминалось в связи с разгадкой этого дела! Не то наша доблестная полиция глаз с меня не спустит!

Инспектор Оукли шумно вздохнул. Его маленькие глазки загорелись алчным огнем.

— Ну что ж, об этом стоит подумать! Вы хорошо провели это дело, чисто! Да я бы мог поклясться в этом и на Библии и без ваших объяснений! Конечно, бывало и так, что вы давали мне не так уж много информации. И мне приходилось немало попотеть, чтобы отработать свои денежки. Но вот тут дело другое. Ничего не скажешь — чистая работа!

Пол Прай усмехнулся:

— Ваша правда, инспектор! Чистая работа! А что касается этого чемоданчика, то вам сообщат по телефону, где он находится. Само собой, звонок будет анонимный. Через пару минут после полуночи вас устроит? Тогда это появится уже в утренних газетах.

— А почему именно в это время? Как-то странно — через пару минут после полуночи, — подозрительно пробормотал инспектор Оукли.

— В этом случае у вас будет время позаботиться, чтобы при этом звонке кто-то присутствовал. Ну же, инспектор, ведь должен же кто-то подтвердить, что вы получили информацию. Ну а как она попала в ваши руки: от неизвестного доброжелателя или с голубиным пометом — это уж, извините, ваше дело.

Инспектор Оукли с жаром потряс ему руку.

В одном из наиболее фешенебельных пригородов высился особняк, поражавший показной роскошью и дурным вкусом. Принадлежал он Бенджамину Франклину Гилврэю. Дом стоял почти посредине прекрасно ухоженной лужайки. Гилврэй был хитер, он решил, что особняк должен стоять на открытом месте, посчитав, что так будет безопаснее. Он еще хорошо помнил те времена, когда и ему приходилось дрожать за собственную шкуру.

Сейчас Гилврэй лежал в огромной постели, укрывшись покрывалом из тончайшей ангорской шерсти. Но подушки под головой сбились в какой-то бесформенный комок — по-видимому, толстяк провел беспокойную ночь. В тонкую щель между портьерами пробивались бледные лучи утреннего солнца.

Да, Большой Форс Гилврэй и в самом деле не сомкнул глаз.

Из передней части дома до его слуха донесся какой-то неясный шум. Надеясь, что все стихнет, гангстер попытался снова закрыть глаза, но шум нарастал, становился все отчетливее.

Гилврэй раздраженно заворочался и, приподнявшись, отдернул штору.

Что там за дьявольщина? Ведь его люди знают, что босс требует абсолютной тишины в доме.

Он выглянул во двор, освещенный первыми лучами утреннего солнца, и увидел странную картину. Посреди лужайки расхаживала толстая курица, привязанная за лапу к вбитому в землю колышку. Она подняла голову, выпятила грудь и настороженно оглядывалась по сторонам.

На куриной шее красовался металлический ободок, а из-под него торчал сложенный листок бумаги.

Гилврэй яростно позвонил.

Двое охранников нерешительно отвели в сторону винтовки. Черт ее знает, эту курицу, выглядит на первый взгляд вполне невинно! А может, это ловушка? В конце концов, адскую машину можно приладить к чему угодно. На всякий случай оружие оставалось под рукой.

Курица рылась в траве, разбрасывая в разные стороны кусочки дерна. Едва слышно щелкнул выстрел, полетели перья, и убитая птица беспомощно распростерлась на траве.

Под прикрытием снайперов один из охранников ползком добрался до курицы и приволок мертвую птицу в дом.

Это была ничем не примечательная курица. Если не считать одной маленькой детали — на шее у нее было нечто вроде ошейника, а под ним белел сложенный вчетверо листок бумаги. Это была записка, адресованная Гилврэю, и даже самые близкие ему люди потом признавались, что никогда прежде не видели своего главаря в такой ярости.

«Дорогая курочка! Спасибо за очередное бесценное яичко!»

В конце записки стояли только инициалы — «П.П.». А все утренние городские газеты вышли с кричащими заголовками на первой полосе: «Инспектор Оукли вновь доказал, что нашей полиции по зубам самые хитроумные загадки!», «Найдены похищенные облигации на сумму около трети миллиона долларов!», «Инспектор Оукли получит заслуженную награду!»

Когда газеты показали Гилврэю, он побагровел от ярости и его чуть не хватил удар. Особняк огласился хриплыми воплями бешенства, а сам Гилврэй швырнул окровавленную тушку несчастной птицы через всю комнату. Курица шмякнулась об стену, обрызгав кровью аляповатые дорогие обои, а белоснежные перышки веером разлетелись по комнате.

Разорвав газеты на мелкие кусочки, Гилврэй швырнул их на пол и принялся яростно топтать ногами. Охранники, держась на всякий случай поодаль, только с недоумением переглядывались. Дело в том, что Гилврэй, всегда такой самоуверенный, не часто выходил из себя. Поэтому сегодняшняя сцена несколько подорвала их уважение к главарю.

— Слышать больше не хочу о проклятом ублюдке! — вопил Гилврэй. — Пусть его прикончат, и как можно скорее!

А в это время Пол Прай все еще мирно спал сном изрядно потрудившегося человека. В сладком сне он грезил о том, как его банковский счет пополнится еще десятью тысячами долларов. Ему и дела не было до того, что его соперник обезумел от ярости.

Как совершенно верно отметил инспектор Оукли, чистая была работа!

1

Большое жюри (Grand Jury) — в отличие от Малого решает вопрос о привлечении к суду.


home | my bookshelf | | Честная игра |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу