Book: Последнее испытание



Екатерина Владимировна Шашкова


Последнее испытание

Катриона

Место: Запределье, замок Высших.

Время: октябрь 2004.


– Испытание Кровью надо запретить! – девушка в белом платье сделала эффектную паузу. – Оно слишком жестоко. Оно сводит на нет главную мировую ценность – человеческую жизнь.

– Успокойся, Светлая. Разве ты не прошла его наравне со всеми? Разве ты не переступила черту? Да и что значит человеческая жизнь по сравнению с судьбами всех миров? Мы берём к себе только лучших и делаем из них самых лучших. А кровь – всего лишь плата за обучение. Сила никогда не даётся даром. Впрочем, не мне тебя учить.

– И всё же я считаю…

– Ты можешь считать всё, что угодно, девочка, а решать всё равно буду я! А мне кажется, что Испытание Кровью – единственный способ проверить, каким образом поведёт себя человек в непредвиденных обстоятельствах, как быстро он сможет принять решение, насколько высоко он ценит человеческую жизнь… Ведь человеческая жизнь, это главная мировая ценность, разве не так?

Светлая демонстративно отвернулась от собеседника, одетого в алый балахон, и начала изучать стену. Да, последнее испытание было необходимым. Да, много лет назад она сама прошла его. Но отчего же так жалко каждого, спускающегося в Пещеру? И почему ей всё ещё снятся кошмарные видения из прошлого? Почему она просыпается с криком, полным боли и отчаянья?

Выбор? Неужели он так важен, что уже ничего нельзя сделать?!


*


Миканэль Луиндаэ, а для друзей просто Мика, лениво поворошила угли в догорающем костре. Время тянулось немыслимо долго. По её подсчётам, с заката прошло уже не меньше суток. Но старенькие наручные часы фирмы "Чайка" утверждали, что до полуночи ещё минут сорок. Впрочем, часам, как и любой другой технике, Мика не особо доверяла.

– Побереги-и-и-ись!!!

Земля от этого истошного вопля конечно не содрогнулась, но деревья заметно согнулись, как от резкого ветра. Мика икнула от неожиданности и обернулась. И в то же мгновение над ней пролетел Лютень. Пролетел ловко, даже не задел. Приземлился тоже ловко – босой пяткой в костёр.

– Ай, понаразжигали тут! Вам что, лунного света не хватает?

– Нет, лунного тепла, – огрызнулся Мирф, кутаясь в меховой плащ.

– А, ну тебя, скучно с тобой! – Лютень неопределённо махнул рукой, подскакал к Мике на здоровой ноге и плюхнулся рядом. – Слушай, остроухая, пошепчи чё-нибудь своё, эльфячье, чтоб зажило побыстрее! А то как же это я пойду на испытание с обожжённой пяткой, она ведь мне как жизнь дорога.

– А не фиг было скакать, как Велкопоповецкий Козёл! – откликнулась эльфийка.

– Какой-какой козёл? У тебя что, уже язык от страха заплетается?

– Нет, язык у меня в порядке. А про козла я от Ирки слышала, она его часто поминает… Ладно, давай свою пятку. Шептать не буду, а мазью смажу! У-у-у-у-у! Ты ноги когда в последний раз мыл?

– Откуда же я знаю, математикам-то не обучен! – Лютень лукаво улыбнулся и подмигнул Мике. Мирф отодвинулся подальше, всем своим видом пытаясь показать, что он сам по себе. Вот тоже нашлась парочка – эльфийка и деревенщина. Одна в полупрозрачном платье без рукавов, другой босиком и в тонкой рубахе. А ведь земля промёрзла насквозь, кусты и ветви деревьев покрыты серебристым инеем, а выдыхаемый воздух неизменно превращается в облачко пара.

А всего через два часа им предстоит Испытание Кровью, последний шаг на пути к Сосредоточению Сил Запределья. Пройдя испытание они получат доступ к магии всех известных миров, их будут обучать ведущие специалисты, их силе будут подвластны стихии и время. А эти… странные личности… ведут себя, как дети. Им даже в голову не приходит, что кто-то может не вернуться из Пещеры. А те, кто вернётся… они будут уже не те. Совсем не те. Люди, пролившие кровь не могут оставаться прежними. А кровь им пролить придётся. Всем. В этом смысл испытания. Кровь ознаменует перерождение, с ней придёт сила и знание. Чья кровь? Время покажет…

Мирф зябко поёжился. Его трясло. То ли ночь выдалась на редкость холодная, то ли нервы отказывались сохранять спокойствие. Он вдруг понял, что совсем ничего не знает о цели испытания. В полночь войти в Пещеру, пролить кровь, выйти. И всё? Столько загадок, столько вопросов, столько сложностей… Как в такое время можно веселиться? Мирф посмотрел на непринуждённо болтающих Лютеня и Мику. Вздохнул. Перевёл взгляд на спящих в обнимку Адалию и Ирку. Вздохнул ещё раз. Две девушки рисковали попросту проспать Испытание. Но сердиться на них, точнее на одну из них, Мирф не мог. Просто не мог представить себе, как можно сердиться на неё…

Адалия, Ада… Было в ней что-то таинственное, неземное, нечеловеческое. Было бы очень прозаично назвать её совершенством, но тем не менее ничего более идеального Мирф в своей жизни ещё не видел. А сейчас, во сне, она была особенно красивой. Стройное тело, правильный овал лица, густые тёмно-рыжие волосы, переплетённые со светло-рыжими кудрями Ирки.

Ирка! Совершенно невзрачная девчонка, на всё имеющая своё личное мнение. Её понятия о чести и совести были старомодны, она ничего не умела делать лучше всех… Так почему же именно её в маленькой компании воспринимали как лидера, как истину в последней инстанции; почему шли за ней, куда бы она ни свернула? Почему, в конце концов, именно с ней Ада проводила большую часть своего бесценного времени? С ней, а не с ним!

Мирф вдруг поймал себя на мысли, что ревнует. Ревнует девушку к девушке? А почему бы и нет, сейчас в мирах всё возможно. Впрочем, повода заподозрить их в чём-то нетрадиционном пока не было. Лежат обнявшись? Так это ведь исключительно для тепла. Часто остаются наедине и о чём-то шепчутся? Ну, они же подруги, им положено. Тем более что обычно в их девичьих перешёптываниях принимает участие и Мика. Хотя, вот это уже необычно. Что общего нашли две цивилизованные девушки и одна дикая эльфийская воительница. И какой идиот первым поведал обществу о том, что эльфы – утончённые создания, любители музыки и поэзии. Да, Мика любила музыку. Но от её пения в лесу вяли последние осенние цветы и даже Лютень затыкал уши. В жизни у этого остроухого существа были две основные цели – поесть и подраться. И вот тут-то Лютень охотно составлял ей кампанию.

Мирф вздохнул в третий раз и бегло глянул на небо. Луна уже почти подобралась к верхушке одинокой сосны, стоящей над входом в пещеру. Близилась полночь.

– Хруста-а-аль!!! – гаркнула Мика.


*


Ирка открыла глаза и сдула с лица волосы Ады. Почему всегда хрусталь? Почему не стеклопластик или титановое покрытие? Нет, каждое утро надо начинать с этого треклятого хрусталя. Утро? Но если утро, то почему тогда так темно? Девушка помотала головой. Воспоминания приходили медленно и урывками. Но приходили-таки, и это обнадёживало.

Рядом заворочалась Адалия – ровесница, однокурсница, лучшая подруга и ещё много всего. Наиболее близкий Ирке человек в открытых мирах. Хотя, была ведь ещё и Мика – наиболее близкая в мирах эльфийка. К Мике Ирка тоже относилась хорошо, но немного по-другому. Поэтому, чтобы не заморачиваться с философскими проблемами, девушка решила для себя, что Ада ей подруга, а Мика – сестра. Причём сестра младшая, за которой нужно постоянно следить, чтобы куда не залезла. То, что при этом Миканэль Луиндаэ была старше Ирки лет на шестьсот, отношениям нисколько не вредило, скорее наоборот – служило нескончаемой темой для шуток и взаимных приколов.

…И тут Ирка поняла, почему вопль "Хрусталь" разбудил её посреди ночи. Испытание! Оно должно было вот-вот начаться!


*


Адалия на "хрусталь" не среагировала. Она спала и ей было хорошо. Поэтому когда кто-то рывком поставил её на ноги, она даже не попыталась открыть глаза. А зачем? Всем давно уже пора было привыкнуть, что на пробуждение ей требуется не менее двух часов, и ещё пол дня на макияж. Голоса друзей звучали глухо, как через подушку, а смысл вообще куда-то ускользал.

"Испытание? Какое ещё испытание? Последнее? Здорово, наконец-то мы вышли на финишную прямую. Оно на крови? Ну и что? Неужели вы думаете, что я кровь никогда в жизни не видела?! Да я её даже… Стоп! Не сейчас. Не подходящее нынче время, чтобы рассказывать, что я ещё делала с кровью. Может быть потом, после испытания…"

Ада распахнула глаза и хотела уже вскочить на ноги, но вовремя сообразила, что кто-то уже озаботился тем, чтобы придать её телу вертикальное положение. Наверное, Лютень. У девчонок бы просто сил не хватило, а Мирф в последнее время только и делает, что думает и мёрзнет. Причём мёрзнет исключительно потому, что ничего не делает, кроме как думает.

– Да проснись же ты наконец, – Ада опознала голос Ирки. Только Ирка могла говорить тихо, но перекрывать при этом даже гул стартующей ракеты. Или вопли Мики, что, в принципе, почти одно и тоже…

– Дамы и господа, разрешите познакомить вас с правилами испытания Кровью, – А этот голос, звонкий, но вместе с тем очень нежный и певучий, девушка слышала впервые. Ада торопливо настроила зрение на лунный свет и осмотрелась. Ирка, Мика, Мирф и Лютень молчали и смотрели куда-то вверх. Девушка торопливо проследила за их взглядами, но ничего не увидела. Вот разве что какая-то дымка в небе витала… Впрочем, именно из этой дымки и исходил неизвестный голос. – Итак, основных правил немного. Во-первых, вы должны войти в Пещеру. У Пещеры пять входов, на каждого по одному. Зайдёте все одновременно по моему сигналу. Внутри вы увидите… Впрочем, это уже во-вторых. Так вот, внутри Пещеры каждый из вас увидит двоих живых существ. Кровь одного из них, пролитая вами, должна будет окропить пол, и только тогда вы сможете выйти. У вас всегда остаётся право выбора. Но выбирать придётся быстро, потому что срок испытания – пять минут. И последнее: каждый, вышедший из Пещеры, поступает в обучение к величайшим магам открытых миров. Тот, кто признает свою беспомощность, отправляется туда, куда захочет, ближайшая перемещающая пентаграмма находится в ста метрах на север. Вопросы есть?

– У нас будет оружие? – деловито осведомился Мирф.

– Да, каждый из вас получает то оружие, которое выберет сам. То есть практически любое, известное в мирах.

– Тогда мне мой любимый композитный лук! – тотчас же взвизгнула Мика. Пожелание эльфийки исполнилось моментально – оружие материализовалось возле говорящей дымки, повисело пару секунд в воздухе и совершенно не эстетично грохнулось на землю. Следом шлёпнулся и колчан со стрелами.

– А мог ведь и по голове дерябнуть… – ухмыльнулась Ада. – Мне, арбалет, пожалуйста. Только не кидать, а аккуратненько опустить.

Арбалет и болты к нему тоже не заставили себя долго ждать.

– Меч, – коротко высказался Лютень.

– Десяток метательных ножей, – заказал Мирф.

Всё названное появилось на траве.

Ирка молчала. Она вдруг осмотрела себя со стороны и поняла, что практически ничего не может. Стреляет отвратительно, фехтовать так и не научилась, хотя время и возможность были. Элементарная магия? Запретили пользоваться. И что остаётся? Первобытная дубина? Так она её, пожалуй, и поднять-то не сможет. Впрочем, один вариант всё-таки оставался…

– А можно мне пистолет? Какой-нибудь простой в обращении и не слишком тяжёлый.

– А почему бы и нет? – голос из дымки прозвучал слегка удивлённо, но у ног девушки тут же появился небольшой револьвер. Ирка подняла его, осмотрела, и с удивлением обнаружила, что даже примерно представляет, на что тут надо нажимать, чтобы оно выстрелило.

– Ещё вопросы? Нет? Тогда у вас есть пять минут, чтобы отказаться от испытания. По истечении этого времени я даю команду к началу.

Желающих отказаться, конечно же, не нашлось. Не для того они все пришли сюда из своих миров, чтобы струсить в последнюю минуту. Однако нельзя сказать, что никто не боялся. Более того, боялись все, но каждый по-своему.

Лютень продумывал тактику и стратегию боя, то есть носился со свежеобретённым мечом по поляне, совершенно забыв про обожжённую пятку.

Мирф метал кинжалы в ближайшую осинку, каждый раз удивляясь тому, что попал в дерево, а не в Лютеня.

Девушки предпочитали бояться группой. Они сидели возле кострища взявшись за руки и еле слышно беседовали.

– Мне кажется, – Ирка говорила медленно, взвешивая в уме каждое слово, – что это испытание будет самым сложным из всех.

– Почему? – удивилась Мика. – Что мы, никогда кровь не проливали? Влетаешь в Пещеру, расстреливаешь в упор всех, кто там есть, и уходишь с чистой совестью. Чего сложного-то?

– А если ты войдёшь и увидишь там меня?

Лицо эльфийки отразило весь спектр промелькнувших чувств от полного непонимания до не менее глубокого смятения. Такое ей даже в голову не могло прийти.

– Ну, конечно я тебя не убью. Я же не сумасшедшая. И знакомых некромантов, чтоб потом тебя оживить, у меня нет. И вообще, я же твоя сестра. Или ты забыла, как мы совершили обряд братания?

– Ну, скорее не братания, а сестрения! – Ирка грустно улыбнулась. – И вообще, лучше забудь то, что я сейчас сказала. Ты пройдёшь испытание и станешь великой магичкой.

– А ты?

– И я тоже, наверное.

– А я? – вмешалась Ада.

– И ты тоже. Мы все станем великими, но каждая по-своему.

– Время! – нетерпеливо напомнил голос.

– Ладно, девчата, до встречи после испытания, – Мика пыталась казаться беззаботной, но чуть заметное подрагивание кончиков ушей выдавало её с головой.

– До встречи, Миканэль Луиндаэ! – хором ответили Ирка и Ада, впервые за несколько месяцев назвав эльфийку полным именем.

– Ну уж нет! Тогда "До встречи, Ирина!" и "До встречи, Адалия!".

– Ну уж нет! – передразнила Мику Ада, – Если уж на то пошло, то никакая я не Адалия, а просто Аня. Вот так! И не спрашивай, почему я соврала про своё это имя, всё равно не скажу.

– Ну и не говори! – эльфийка сделала вид, что смертельно обижена и в упор уставилась на Ирку. – А ты, предательница, конечно об этом знала?!

– Конечно знала, мы же в институте в одной группе учимся!

– Пора! – скомандовал голос. Девушки покорно прекратили шутливую перепалку и двинулись в направлении Пещеры. Вот и она. Пять круглых отверстий-входов зияют в каменистом холме. Внутри сплошная темень. Парни уже заняли свои места.

– Заходите!

Первый шаг все сделали одновременно, а потом Мика немного замешкалась. Ей показалось… да, только показалось… Но как же явственно всё было. Словно Ирка вдруг проникла к ней в голову и там произнесла одну только фразу: "Убей меня, потому что я прощу". Эльфийка оглянулась на названную сестру, но слишком поздно – та уже ступила под своды Пещеры.


*


– И чего ты так с ними церемонилась? – мужчина в алом балахоне снова был недоволен.

– Как умею, так и разговариваю. И вообще, ты прекрасно знаешь, как я отношусь ко всему происходящему! – Светлая тоже была не в лучшем настроении.

– Да забудь ты о своём врождённом гуманизме и смотри дальше. Сейчас начнётся самое интересное.


*


Лютень ожидал длинного путешествия по тёмным коридорам, внезапных поворотов, светящихся глаз. Но нет, всё оказалось совершенно иначе. Один шаг под своды Пещеры – и всё вдруг преобразилось. Он стоял посреди огромного каменного зала без окон и дверей. Слабый свет проникал в помещение из небольшого круглого отверстия в потолке, но и его было достаточно, чтобы разглядеть всё вокруг. Всё и всех. Потому что кроме него в Пещере находились двое. Мирф, с ног до головы закутанный в плащ, и застенчиво улыбающаяся Мика с луком в руках.

– Вот и свиделись, остроухая! И что же теперь получается? Я должен убить тебя? Или этого отмороженного?

Эльфийка молчала, Мирф тоже. Парень почесал обожжённую пятку и продолжил рассуждать вслух.

– А если мне совсем не хочется вас убивать, тогда что? Молчите? Чтобы Мика молчала, когда я болтаю? Никогда такого не было! Э, ребята, то что я из деревни вовсе не означает, что я – дурак. Что-то тут не так! И кажется мне, что и не Мика это вовсе, а?

С этими словами Лютень подошёл к неподвижно стоящей эльфийке и взял её за руку. Рука была тёплая, настоящая.

– Значит ты всё-таки не призрак, просто в оцепенении. Жалко, а я уже начал надеяться… Тогда, знаешь, мне придётся… Как же там говорилось? "Кровь одного из них, пролитая вами, должна будет окропить пол…" И, заметь, нигде ни слова про убийство. А кровь – это всего лишь кровь. Её в организме много, от потери нескольких капель ещё никто не умирал. Почему ты, а не Мирф? Потому что я его не люблю и не хочу осквернять хорошее оружие прикосновением к дурному телу. Зачем я об этом говорю? Не знаю. Наверное, хочу объяснить тебе… Прости…

Лютень поудобнее перехватил меч. Ладонь вспотела, и это было плохо. Надо было действовать, а не рассуждать. В конце концов, пять минут – не такой уж большой отрезок времени.

Он вздохнул и коротко резанул Мику по запястью. Эльфийка вздрогнула, вскрикнула и вновь застыла, как фарфоровая кукла. Лютень прижал хрупкую фигурку к себе и закрыл глаза. Он вдруг понял, что никогда в жизни так не уставал. Тонкая струйка неожиданно алой крови медленно потекла на каменный пол.



– Не бойся, остроухая, от этого не умирают. Главное, чтобы нас не забыли отсюда вытащить.


*


Мирф знал, что легко сможет сделать свой выбор. И если требуется всего лишь пролить чью-то кровь, то он без проблем её прольёт. Потому что нельзя отступать, дойдя до конца. Потому что слишком многое уже поставлено на карту.

Он ничуть не удивился, различив в полумраке Пещеры фигуры Адалии и Лютеня. И почти не думая метнул нож в деревенского паренька.

Он не сомневался, что попадёт в цель – нервная дрожь отпустила моментально, как только он точно понял, что от него требуется.

Мирф не удостоил распростёртое на полу тело Лютеня даже взглядом. Всё его внимание было поглощено Адой. Он откровенно любовался её стройной фигурой, все достоинства которой безупречно подчёркивали мужская чёрная рубашка, перетянутая в талии широким поясом, чёрные же кожаные брюки и высокие сапоги. Её глаза… её губы…

А кровь Лютеня растекалась по полу и в ней отражались каменные стены Пещеры.


*


У Ады (или Ани?) с самого начала был план. Она не боялась крови. Она знала, как добраться до неё так, чтобы человек ничего не почувствовал. Или даже получил удовольствие. А почему бы и нет? Лишь бы жертва не слишком сопротивлялась.

Жертв оказалось двое – Ирка и Мирф. Мирфа девушка выбросила из головы сразу же, несмотря на то, что мужская кровь ей нравилась гораздо больше. Кровь – да, а Мирф – нет. И в первую очередь, наверно, потому, что она нравилась ему. Ада видела, какими глазами он смотрел на неё. Не просто смотрел, а пожирал. Всю, без остатка. Слишком уж наглым и самовлюблённым он выглядел в такие моменты. И в довершении ко всему, шея у него была какая-то… не слишком чистая.

Девушка положила арбалет на пол и медленно подошла к Ирке.

– Помнишь, как-то раз ты даже просила меня об этом? Пришло время исполнить просьбу… Тем более, что я уже давно ничего не ела. Тебе не будет больно, обещаю.

Ада обняла Ирку за плечи и неожиданно осознала, что подруга и однокурсница сантиметров на двадцать выше её. Пришлось встать на цыпочки, чтобы было удобнее. А потом был сладостный миг, когда тонкая кожа лопнула под напором острых клыков и горячая жидкость вырвалась наружу.

Она выпила всего пару глотков – этого было достаточно, чтобы восстановить силы. Ирке ничего не грозило. Если бы вампиры размножались с помощью укусов, то все люди в мирах давно стали бы клыкастыми…

Адалия не забыла и про условия испытания. Несколько капель драгоценной человеческой крови упали на пол и покатились по нему, словно шарики ртути…


*


"Убей меня, потому что я прощу". Слова навязчиво звучали в мозгу Мики. В них, наверное, был какой-то смысл, но вот какой? Эльфийка упорно отказывалась принимать как должное то, что должно было вот-вот произойти. Она-то ожидала, что нужно будет сражаться за свою жизнь, биться с превосходящими силами противника, проявлять чудеса ловкости и изворотливости…

И вот, она стоит посреди Пещеры, а перед ней, словно каменные, Лютень и Ирка. И можно, конечно, последовать совету названой сестры. Очень недвусмысленному совету. А можно и не последовать. Потому что убивать тех, кто тебе дороже собственной жизни – это не по-человечески. И даже не по-эльфийски.

Мика даже не заметила, как причислила Лютеня к тем, кто ей дороже жизни. А ведь раньше она относилась к нему как к хорошему знакомому. Честному, верному, надёжному… но не больше. Странно… Выбор. Она всё яснее понимала, что не может его сделать. Убить друга или сестру? Да не бывать этому!

Эльфийка отбросила в сторону лук, внезапно ставший непосильно тяжёлым и посмотрела в маленькое отверстие в потолке, через которое в Пещеру проникал свет. Ей казалось, что именно там, за этим отверстием, и сидят те идиоты, которые придумали такое испытание. Сидят и смеются над ней.

– Эй, вы! И ничего смешного здесь нет! Я отказываюсь от Испытания Кровью, слышите?! Не нужна мне никакая магия, если хоть кого-то из них не будет рядом со мной. Слишком уж высокую цену вы заломили, продавая то, что вам не принадлежит! Я ухожу!


*


Светлая улыбнулась. Редкие люди находили в себе силы отказаться от Испытания, а уж истинные эльфы, чья гордость в мирах была знаменита так же, как и гномья скупость… Светлая попыталась вспомнить все испытания за последние несколько сотен лет, на которых она присутствовала. Нет, эльфы ни разу не отказывались от Испытания Кровью… А зря… Ведь тех, кто отказался, она с огромной радостью принимала в нестройные ряды своих учеников. И даже (что уж скрывать-то?) ценила их больше, чем всех остальных.


*


Ирка почувствовала, как вокруг неё кто-то поставил мощный энергетический барьер, чтобы предотвратить использование магии. Ну и что? Магию-то перекрыли, а вот природный дар предвидения блокировать не смогли. Значит ли это, что и высшие ещё не научились работать с такими эфемерными вещами. Или просто не приняли во внимание? Так или иначе, но Ирка совершенно точно знала, кого увидит в своей Пещере. Знала и то, что не сможет убить ни Аньку – лучшую подругу, вампира, однокурсницу и просто хорошего человека, ни Миканэль – названую сестру, истинную эльфийку, соратницу… А ещё она знала, что от Испытания можно и нужно отказаться. Но, как ни странно, знала, что не откажется.

Её понятия о чести и совести всегда называли дурацкими. Её старомодная верность данному слову уже давно стала анекдотом. Но она всегда поступала так, как считала нужным.

Ирка поднесла револьвер к виску и выстрелила. Как не странно, даже получилось. А в простреленной голове, совсем уж не к месту, мелькнула эгоистическая мысль: "Наверное, ещё никто из претендентов не догадался пройти последнее испытание таким образом!".


*


Ада задумчиво причмокнула. Кровь была свежая и вкусная, но сил, почему-то, не прибавляла. А значит, она была не настоящей. И значит, вовсе не обездвиженная Ирка стояла перед ней, а всего лишь хорошая осязаемая иллюзия. Столько нервов ради иллюзий?

Вампирша презрительно сплюнула на пол Пещеры и подняла арбалет. Болт. Другой. Третий. Только всадив весь боезапас в иллюзорного Мирфа, Адалия немного успокоилась. Теперь у неё совершенно не осталось сомнений в том, прошла ли она испытание, но зато появились другие – а захочет ли она теперь учиться высшей магии?!


*


– Испытание Кровью надо запретить! – Светлая говорила громко и яростно. Мужчина в алом балахоне уже не спорил с ней, только согласно кивал. Ему тоже было жалко застрелившуюся девушку, и обидно за её друзей, которые решили отказаться от дальнейшего обучения. Остался лишь один – Мирф Лудгарт – но крупицы истинного дара в нём настолько малы, что их едва хватит, чтобы дотянуть до второго уровня. А скорее всего, парню так и суждено будет вечно остаться на первом, самом низком…

– Знаешь, Ральф, а я ухожу из Ордена.

Мужчина в алом вздрогнул. За долгие года и века их знакомства Светлая, кажется, впервые назвала его по имени. Он попытался припомнить, как её звали до посвящения, но так и не смог.

– А что так?

– Не могу я здесь больше. Тяжело… Хочу домой, в Лёссу. Эх, знал бы ты, Ральф, какой там воздух… А какие люди… А деревья…

…Ральф посмотрел на девушку с нескрываемой завистью. Ей, по крайней мере, ещё было куда возвращаться…


7 – 11 апреля 2005 г





home | my bookshelf | | Последнее испытание |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 21
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу