Book: Столовая Гора



Столовая Гора

Андрей Хуснутдинов

Столовая Гора

до-знание

* * *

Новый кабинет у Рихтера был всего третью неделю, но уже имел вид апартамента. Еще немного, подумал Аякс, и, чтобы попасть в Четвертый отдел, нужно будет надевать тапочки.

— Приказ о твоем переводе, Марк. — Взглядом шеф указал на папку перед собой на столе и кивнул Аяксу на стул с вязаным чехлом на сиденье.

Аякс сел, закусив не столько губу, сколько ухмылку: Рихтер — единственный, кто во всем главном Управлении федерального агентства по безопасности величал его по имени.

Надув щеки, шеф взглянул на аквариум у левой стены:

— Честно сказать, не ожидал.

Аякс тоже обернулся к аквариуму. Щедро подсвеченная зеленоватая вода с золотыми рыбками казалась налитой внутрь телевизора. На лицевой стенке, чуть выше уровня воды, был зачем-то наклеен талон автомобильного техосмотра, и Аяксу вспомнилось, как шеф — питавший слабость к всякого рода словесным монстрам — называл аквариум: «Рыбоскоп».

Рихтер со вздохом открыл папку. Аякс перевел взгляд на исполосованное дождевыми потеками окно, потом, не поворачивая головы, снова взглянул на шефа.

— Командируешься полномочным представителем Управления в Столовую Гору, — сообщил шеф, теребя в щепоти угол папки. — Приказ подписан сегодня утром, в воскресенье то есть.

— В какой филиал? — спросил Аякс.

— Что? — Рихтер поднял на него водянистые, слегка навыкате глаза. — В какой такой филиал?

— Вы говорите, меня переводят представителем конторы в «Столовую Гору». У них же филиалы по всей стране. Это, кстати, как-то связано с ограблениями в банках компании?

— Не путай меня, ради бога. Столовая Гора — это город.

— Город?

Шеф опять заглянул в папку.

— Городишко. Шесть тысяч голов. Курорт. Минеральные источники. В общем, черт их разберет.

— Но он как-то связан с компанией и банками?

— В свое время там был золотой рудник. — Рихтер, прикрыв рот кулаком, зевнул. — Или горно-обогатительный комбинат. Или то и другое вместе. Не знаю. Рудник этот дал начало и городу, и компании.

— И когда я должен ехать?

— Да ты уже должен был уехать. Курьер опоздал с доставкой приказа.

— Постойте, какой еще курьер? — выпрямился Аякс. — А передача дел?

— У тебя полтора часа до поезда. — Шеф достал из папки два конверта и протянул их через стол. — Билеты, копия приказа, наличные в дорогу, ключи от офиса. Едешь с одной пересадкой… Вопросы?

Аякс встряхнул конвертами.

— Почему такая спешка?

Рихтер поддел в папке какой-то лист и пробежал его глазами с таким видом, будто искал в нем ответ на вопрос Аякса.

— Спешка была бы, если бы не опоздал курьер.

— Это — понижение? — спросил Аякс. — Меня переводят из-за того случая?

— Из-за какого случая? — отвлекся от листа Рихтер.

— Из-за перестрелки у банка.

— За банк, насколько я помню, ты свой выговор уже схлопотал.

— Но я всего-навсего обычный оперативник.

— Имеешь в виду, что на курорте останешься без целей для стрельбы?

— Да нет. — Аякс обмахнулся конвертами. — Просто думаю, что переводят меня именно из-за банка.

— Сюда, в главное Управление, дай бог памяти, ты не хотел переводиться, ссылаясь на свой богатый парашютный опыт.

— Но у меня еще не завершено…

— Мы будем обсуждать приказ, — захлопнув папку, Рихтер поставил ее на столешницу ребром, — или подчиняться ему?

Аякс примирительно поднял ладонь.

— Я должен буду приехать и просто принять дела?

— Да нет, знаешь ли, не просто. Имеется и работа — вполне в твоем духе, между прочим. Найти кого-то — не то пропавшего, не то сбежавшего. Точнее сказать не могу.

— Час от часу не легче.

— Защищенный канал связи между конторой и Столовой Горой отсутствует. Кстати, заодно вот займешься и каналом.

— У нашего представителя в городе нет защищенного канала? — вполголоса, с расстановкой спросил Аякс.

Рихтер устало почесал подбородок.

— В общем, приедешь на место — там разберешься. Мне пока известно не больше твоего.

— И как же я буду связываться с конторой?

— С конторой — никак не будешь.

— А с кем?

— Со мной. — Шеф сцепил поверх папки пальцы и снова оглянулся на аквариум. — По обычной линии.

Аякс спрятал конверты в карман и встал со стула.

— Я могу идти?

Шеф кивнул, не глядя на него.

* * *

На станции пересадки, кроме барахтавшихся в лужах воробьев, не было ни души. По путям гулял апрельский дождь. Здание вокзала тоже пустовало. Под стеклянным куполом на гранитном полу блестели ртутные щупальца воды. До рейса оставался час с небольшим. Аякс коротал время в вокзальном буфете. На картонной подставке для пивной кружки красовалась реклама золотого сертификата АО «Столовая Гора». Аякс смахнул с подставки пивную каплю: при покупке сертификата непосредственно в Столовой Горе гарантировалась десятипроцентная скидка.

Рейс в город обслуживала автомотриса, вагон на собственном ходу. Аякс, сев у окна, взялся читать газету, но, так и не закончив ни одной статьи, свернул толстую бумажную кипу трубкой и подпер ею голову. К моменту отбытия в салоне, кроме него и машиниста, оказалось пять человек, из которых никто не доехал до конечной станции, все сошли по пути.

В Столовую Гору автомотриса прибыла с темнотой. Аякс едва успел покинуть вагон, как в него набилась шумная, разящая потом и промокшей одеждой толпа. Цыгане. Аякс вспомнил, что оставил на полке зонтик, но, оглянувшись, решил не возвращаться за ним, тем более что дождь поутих. Долговязый тип в полковничьем мундире, соответствовавшем, по меньшей мере, должности начальника вокзала, мёл, посвистывая, сильно замусоренный перрон. Аякс, которого никто не встречал, опустил чемодан под ноги и неторопливо прикурил сигарету. Над входом в вокзал покачивалась заветренная вывеска с надписью «MENSA». Поодаль, за углом здания, стояла полицейская машина с включенными подфарниками. Из открытых дверей автомотрисы доносился гвалт голосов, перебивавшийся то хохотом, то пронзительным выкриком. Дождавшись, когда человек в форме полковника приблизится к нему, Аякс бросил окурок в кучу сметаемого сора и спросил, как лучше добраться до города.

— Держитесь главной дороги. Никуда не сворачивайте, и не ошибетесь, — приветливо ответил полковник, опершись на черенок метлы, и расправил пальцем топорщившиеся усы.

— Дворник заболел? — спросил Аякс, взяв чемодан.

— Какой дворник? — не понял долговязый, но, после того как Аякс указал на метлу в его руках, кивнул с улыбкой прозрения. — Нет-нет, что вы. Никаких дворников. Сами справляемся.

От вокзала в город вела пустынная, ощутимо забиравшая в гору дорога. До моста через реку она была темна и местами разбита. Однако за мостом все менялось. Крутые улицы городка, раскинувшегося на горном склоне, были мощены камнем, ухожены и хорошо освещены. Отовсюду на Аякса глядели аккуратные фахверковые фасады старинных домов, в основном двухэтажных. По центральной улице была проложена колея фуникулера, и в мыслях Аякса — не только опытного парашютиста, но и заядлого горнолыжника — город как-то исподволь, разом утвердился в образе альпийского курорта. Аякс знал, что это иллюзия, однако, давая себе отчет, что заблуждение его из разряда тех миражей сознания, которые помогают срастись с любым экзотическим видом, не спешил отталкивать его. На одной из улочек, подскакивая на булыжниках, к нему прикатился детский мячик. Аякс поймал мяч и вопросительно осмотрелся в поисках владельца. Однако ночная улица была безлюдна. Взмахнув своим трофеем, Аякс продолжил путь.

Так, с чемоданом в одной руке и с мячиком в другой, он и зашел в полицейский участок. Это, наверное, было единственное современное здание в городе. В огромные, как витрины, окна с одной стороны виднелась улица, с другой — внутренний двор с крохотной парковкой.

Дежурный сержант Клапрот, хотя и предупрежденный о приезде Аякса, пожелал ознакомиться с его документами. Напротив стола дежурного стояла тумба с дорогим телевизором. В углу на треноге пылился шарообразный аквариум, вместо воды и рыб в нем мерцали какие-то металлические скобы.

Просмотрев служебное удостоверение и копию приказа, Клапрот сообщил, что любое оружие, в том числе служебное, в Столовой Горе подлежит обязательной регистрации, попросил взглянуть и записал серийный номер пистолета Аякса, затем отчего-то поинтересовался, как Аякс намерен расплачиваться в местных заведениях — банковской карточкой или наличными.

— А какая разница? — спросил Аякс.

— Разницы никакой, — ответил полицейский, — но если кредиткой, то в ваших интересах ее скорей адаптировать.

— Адаптировать?

— Она у вас с собой? Одна, несколько?

— Одна.

— Будьте добры, пожалуйста.

Аякс отдал дежурному свою кредитную карточку. Клапрот прогнал ее через POS-терминал, который находился на полочке рядом с оружейной пирамидой, дождался, пока принтер сделал распечатку, возвратил карточку Аяксу, а распечатку подшил к копии приказа и закрыл в сейф. Аякс вопросительно повертел кредитку в пальцах, тем не менее, решил ничего не уточнять про «адаптацию» и убрал карточку обратно в бумажник.

— Мне бы, — вздохнул он, — в представительство федерального агента… Не скажете адрес?

— Патруль довезет вас. — Дежурный нацелился в телевизор пультом управления и, позевывая, принялся переключать каналы. — Машина будет с минуты на минуту. Они уже в курсе.

— Если они уже в курсе, то почему не подвезли меня от вокзала?

Клапрот равнодушно и, как показалось Аяксу, с затаенной улыбкой, пожал плечом.

— У вас, кстати, не было исчезновений без вести в последнее время? — поинтересовался Аякс.

— У нас — нет, — невозмутимо ответил Клапрот. — Ни в последнее время, ни вообще.

Аякс обратил внимание на рельефную карту Столовой Горы, висящую на стене за спиной сержанта. Перепад высот составлял полтораста метров. Названием местечко, скорее всего, было обязано своей геологии. По отлогим северо-западным склонам город взбирался от реки к плоской вершине и, будто истратив все силы на подъем, замирал в нескольких шагах от нее. С юго-востока плато ограничивалось отвесными обрывами в долину, а прямо посреди него находился, судя по обозначению, портал базового рудничного ствола. Это была почти правильной круглой формы дыра диаметром около ста метров, обнесенная лесопосадками. Над картой висел городской герб. Композиция из скрещенных на фоне рыцарского щита лопаты и кирки заключалась внутри круглой рамки, которой служила змея, кусавшая свой хвост. Поверх перекрестья лопаты и кирки на щите золотилась надпись готической вязью «MENSA», ниже перекрестья — аббревиатура «S. e. A.» и год основания — 1858.

— Не посоветуете гостиницу? — спросил Аякс дежурного. — Недорого?

Клапрот выключил телевизор, отложил пульт и устало потер брови.

— Вам что, ничего не сказали?

— А что мне должны были сказать?

— Что офис федерального агента и его служебная квартира находятся по одному и тому же адресу.

Аякс развел руками.

— Но мне все равно нужна гостиница.

— Зачем?

— Затем, что я не могу посреди ночи вламываться в чужую квартиру.

— Это не чужая квартира, а ваша.

— А как же прежний агент?

— Кто?.. — На осовелом лице дежурного изобразилось не столько недоумение, сколько досада. — Вы разыгрываете меня?

Аякс ничего не сказал, потому что тот же самый вопрос про розыгрыш вертелся у него на языке.

Под окнами участка остановилась патрульная машина.

— То есть патруль, — уточнил Аякс, — отвезет меня в пустую квартиру?

— Ну, разумеется.

— В квартиру, которая одновременно есть и офис представительства федерального агента?

— Да.

— Но у кого, в таком случае, я должен принимать дела?

— Вы у меня спрашиваете?

В руке у Аякса как будто пошевелилось что-то живое. Опустив глаза, он увидел, что по-прежнему держит в руке детский мяч. На полированной столешнице запеклись следы зернистой грязи. В стеклянные двери участка ключом постучал патрульный. Аякс отер грязь со стола, подхватил свой чемодан и направился к выходу.

— Не мое это, конечно, дело, — сказал ему вдогонку дежурный, — но вы же сами как будто интересуетесь пропавшим без вести. Нет?

— И что? — замер на полдороге Аякс.

— Ничего, — пожал плечами Клапрот.

Выходя из участка, Аякс оставил мяч на подоконнике.

* * *

Служебная квартира федерального агента занимала небольшой двухэтажный дом в верхней части города. Вокруг дома был разбит яблоневый сад, огороженный высоким глухим штакетником. Вверх и вниз по улице — по этой стороне и по противоположной — стояли такие же двухэтажные коттеджи.

Аякс еще отчего-то надеялся, что оказался тут по недоразумению, однако выданные Рихтером ключи подошли и к замку калитки, и к замку парадной двери.

Изнутри дом больше напоминал гостиничный номер, чем квартиру или офис. В платяном шкафу в прихожей висели пустые плечики. На полке умывальника в ванной были разложены запечатанные туалетные принадлежности, на журнальном столике — телефонный справочник с чистым блокнотом и ваза с карандашами. Холодильник в столовой ломился от бутылок со спиртным и от вакуумных упаковок со снедью. В воздухе еще держался лимонный аромат чистящего средства. Левая от входа, целиком застекленная стена гостиной служила одновременно задней стенкой террасы, в дальней стене была дверь в кладовую. Аякс решил поначалу, что кладовая также имела сообщение с двором, но боковая дверь вела не во двор, а в гараж с подержанным служебным джипом — задний фасад первого этажа оказался практически полностью съеден кривизной склона. На втором этаже располагались спальня, кабинет и вторая уборная. Аякс бродил по комнатам с таким видом, словно забыл тут что-то важное. Несмотря на поздний час, он решился звонить на личный номер Рихтеру, но телефон шефа оказался отключен.

Аякс вышел на террасу, аккуратно, как в горячую ванну, сел в глубокий шезлонг и закурил. В эту минуту Рихтер сам позвонил ему. Аякс, затушив сигарету, доложил о своем прибытии. Реакция Рихтера была коротка и загадочна:

— Черт.

— То есть? — опешил Аякс.

Вместо ответа шеф приказал ему описать «служебное помещение».

Аякс опять отправился по комнатам, на ходу пересказывая интерьер и планировку в телефон. Его недоумение росло по мере поступления вопросов — сколько окон на первом этаже, сколько на втором, куда они выходят, имеется ли на двери в подвал замок и проч.

— Следов борьбы нет?

— Не только следов борьбы — вообще никаких следов. — Аякс встал на пороге ванной. — Здесь, по-моему, наводят порядок каждый день. Как в гостинице. Это не представительство, а постоялый двор какой-то.

— Пулевые отверстия в стенах? — тихо сказал Рихтер.

— Да нет, что вы.

— Ладно, Марк. Время на исходе.

— Скажите хотя бы, как его зовут! — попросил Аякс.

— Кого?

— Кого я должен сменить.

— Его зовут агент Хассельблад. И будем считать, что ты его сменил. Но делай, что хочешь, землю рой, а найди его. Это твоя главная задача. Докладывать впредь будешь только по требованию. Понял?

— Честно говоря, нет.

— Отлично, — зевнул Рихтер. — Конец связи.

* * *

Утром в полицейском участке Аякс запросил у нового дежурного — лысоватого, в летах сержанта Кавендиша — журнал регистрации происшествий.

Среди учетных записей, помимо отметок о приемах и сдачах смен, он обнаружил лишь сущие пустяки, вроде вызова патрульных по причине захлопнувшейся двери дома или застрявшего на путях вагончика фуникулера. Единственным заинтересовавшим его происшествием оказалось задержание прошлым августом в парковой зоне неких джамперов.

— Кто такие? — спросил Аякс дежурного.

— …Прыгуны, — ответил Кавендиш с заминкой.

— Это ясно. Прыгуны — с чего и куда?

— В рудник, известное дело.

— Самоубийцы, что ли?

— Ну, вроде того.

Аякс захлопнул журнал. Мячик, подобранный им вчера на улице, был втиснут в книжную полку возле сухого аквариума с загадочными железными скобами на дне. Приглядевшись к скобам, Аякс отложил журнал и попросил сержанта подать ему одну.

— Это кольцо «медузы». — Аякс приложил скобу к тому месту на груди, куда кольцо обычно приходилось с надетым парашютом. — Интересно, если кольца в аквариуме, то где скальпы?

— Простите? — непонимающе улыбнулся Кавендиш.

— Трофеи парашютистов в аквариуме, — пояснил Аякс, — а тела?

Дежурный засмеялся.

— Тела выдворяем за пределы, как говорится. А вот экипировку уничтожаем. В целях профилактики. На будущее.

— То есть, это не местные? — догадался Аякс.

— Залетные, конечно.

— А почему нельзя прыгать в рудник?

— Ну, туда, допустим, он еще сиганет, а вот обратно-то как? — огорошенно сказал Кавендиш.

— Если это рудник, то должны быть и подъемные устройства. Лифты. Лестницы, наконец. Кроме того, джамперы, как правило, сами готовят себе навеску.

— Про навеску не знаю, а вот и лестницы, и лифты, и транспортеры, и подъемные клети — все это имелось, пока имелась руда. А сейчас либо в рудник сброшено, либо демонтировано, в промзоне вон гниет.



Аякс с сомнением пристукнул вытяжным кольцом по столу:

— То есть тот, кто все же успевает прыгнуть, обратно не возвращается?

— Так точно.

— И спасатели за ним спуститься не могут?

— За трупом разве.

— Почему обязательно за трупом?

— Да потому что рудничный газ там. — Кавендиш приставил к кадыку большой палец. — Вместо адреналина. До которого сегодня все охочи, как до золота. Вдохнул, и до свиданья. И до пекла рукой подать.

— Так уж и до пекла?

— До самого настоящего. — Дежурный кивнул на небольшой застекленный рисунок в простенке между окнами. — Глубина — два с половиной километра.

Аякс подошел к рисунку.

— Это и есть рудник?

Кавендиш кряхтя выбрался из-за стола и встал рядом с Аяксом.

— Так точно. Схема вертикального разреза горы. Копия аж чуть ли не с первого плана старательского. Неточная, но все равно. Тут вот, с юго-востока, обрыв в долину, к ложу ледника бывшего. Посередине — рудник. На дерево перевернутое похож, правда? Ствол — это базовый рудничный ствол и есть, в смысле провал, а ветви — штольни, в них-то руду и рубили.

— А почему схема обрезана снизу и с северо-запада, со стороны города?

— Нижних этажей тогда еще не достигли, а города вовсе не было.

Аякс глядел на схему с благоговением.

— Неужели два с половиной километра?

— Два с половиной — это только подтвержденная глубина. Ниже, как говорится, линейки с метром не хватило.

— Можно использовать, например, лазерный дальномер.

— Так ведь это только на бумаге проем прямой. — Сержант коснулся рисунка ребром вертикально поставленной ладони и на мгновенье стал похож на школьника, тянущего руку для ответа. — Смотрите — натурально, как перевернутая корабельная сосна. На самом деле как его там только не крутит.

— Скажите, — упершись локтем в стену, Аякс огладил затылок, — а вот мой предшественник — ну, в смысле, прежний агент — не увлекался прыжками с парашютом? Вы не в курсе?

— У нас таких сведений нет.

— А он и вправду исчез?

— Кто? — не понял Кавендиш.

— Прежний агент.

— Вы хотите, чтобы я пробил его по нашей базе данных?

Аякс оттолкнулся от стены.

— Вашу базу данных я уже смотрел. Спасибо.

— Не за что… — Смущенно улыбаясь, дежурный жестом попросил его вернуть вытяжное кольцо.

* * *

Трамвайчиком фуникулера Аякс поехал на плато. Несмотря на солнечную погоду, город еще находился в тени. Мостовые блестели после вчерашнего дождя. В вагоне, что полз в гору черепашьим ходом, не было никого, кроме Аякса и водителя, поэтому Аякс, плохо спавший ночь, позволил себе вытянуть ноги, сложить на груди руки и, уступая дремоте, закрыть глаза. Однако в ту же минуту он встрепенулся, подобрался на жестком сиденье и даже был вынужден посмотреть по сторонам, обескураженный своей короткой и отчетливой, словно воспоминание, грезой — о том, как он спит в новой служебной квартире, а в это время замотанная в глухую мантию с капюшоном фигура бесшумно поднимается к нему в спальню из прихожей.

От границы склона и плато и в двух шагах от верхней станции брала начало старая узкоколейка. Перед Аяксом будто распахнулось гигантское окно — каменистая, поросшая редким кустарником вершина горы искрилась в горизонтальных лучах солнца. На открытой самоходной платформе, очевидно, переделанной из автодрезины, Аякс, позевывая и смаргивая набегавшие слезы, отправился на рудник.

Обсаженный деревьями и цветниками, портал базового ствола — исполинского бездонного провала с отвесными краями — имел вид городского парка. На расстоянии десяти метров скалистый обрыв был обнесен цепным ограждением на столбиках. Но горожане, которых, несмотря на ранний час, тут уже оказалось изрядное количество, не обращали внимания ни на ограду, ни на воспрещавшие проход к бездне таблички. Кто-то, потягивая из пластикового стаканчика чай, расположился на самом краю в шезлонге, кто-то осматривал окрестности в платный стационарный бинокль. Молодая пара, перебрасываясь словами, играла в бадминтон, улюлюкавшие мальчишки запускали по-над пропастью бумажных змеев. Аякс тоже прошелся вдоль обрыва. Даже у него, опытного парашютиста, при взгляде вниз захватывало дух. Над провалом ходили слабые марева. Стенки кручи были испещрены расселинами и уступами. По ту сторону рудничного ствола, примерно в полукилометре от обрыва, виднелись заброшенные цеха и ангары. Это — со слов случайного попутчика Аякса — была промзона, одичавшая территория компрессорной станции и вспомогательных служб рудника. Аякс то и дело морщился, принюхиваясь. Ему казалось, что из пропасти тянет запахом тухлых яиц. В кафе «Золотая жила», примыкавшем к цепному ограждению, он попросил себе воды. На протянутые Аяксом деньги молодая буфетчица посмотрела с таким видом, будто у нее не было сдачи. Аякс осведомился, в чем дело. Буфетчица поинтересовалась в ответ, не мог бы он расплатиться карточкой. Аякс подал ей банковскую карту, забрал воду и сел за столик.

Минуту спустя буфетчица возвратился карточку с чеком. На этот раз был озадачен Аякс — девица рассыпалась перед ним в извинениях, будто ошпарила его кипятком, и даже предложила завтрак за счет заведения. Аякс отказался от завтрака и спросил, почему пахнет тухлыми яйцами.

— Это из дыры, — ответила буфетчица. — Сероводород. Но можете не беспокоиться — в таких дозах, что совсем не опасен. Даже наоборот.

— Полезен? — уточнил Аякс.

— Вы еще не были в наших термальных ваннах?

— А у вас есть термальные ванны?

— Есть. Серные. Ну, с сероводородом, то есть.

— А вы знаете, что такое растворенный в воде сероводород?

— Не знаю, — потерялась девушка.

— Это кислота.

— Вы серьезно? — Абсолютно серьезно, — улыбнулся Аякс. — Все зависит от концентрации.

— Что-нибудь еще желаете?

— Да. — Аякс осмотрел прошитые солнцем окрестности и остановился взглядом на девице. — Знать, откуда в такой дыре такая красота.

Буфетчица хотела что-то ответить, но, видимо, двусмысленность вопроса дошла-таки до нее. Она замерла с приоткрытым ртом и вернулась за прилавок. Аякс выпил минеральной воды, которая, как ему показалось, тоже отдавала тухлыми яйцами. Он посмотрел этикетку на бутылке. Так и есть: разлито в Столовой Горе.

* * *

Час спустя в городском архиве, который ютился в двух небольших комнатах в здании муниципалитета, он поднял историю рудника.

Около ста пятидесяти лет назад на месте нынешнего рудничного ствола была карстовая пещера, на которую набрели не то охотники, не то беглые каторжники. В породе нашли следы золота. Старательская артель в пещере просуществовала недолго — дело кончилось резней и пожаром. Позднее бурение показало наличие под дном пещеры большой полости. Под этой полостью впоследствии обнаружили другую, под той — третью, и так далее. Инженеры и рабочие, прибывшие на разработку рудника, стали первыми поселенцами, которые и основали город. Базой рудника послужили подтвержденные запасы месторождения в пятнадцать миллионов тонн сульфидно-кварцевой золотой руды с весьма высоким содержанием золота — около двадцати двух граммов на тонну. За восемьдесят с небольшим лет промышленной разработки было получено около трехсот пятнадцати тонн золота. Попутно добывались серебро, медь и свинец. Осваивать руду карьерным методом оказалось невозможно, оттого что стены карстовых полостей представляли собой твердую скальную породу, так называемую броню, и мощность взрывных работ, которые потребовались бы для создания карьера, могла представлять угрозу тектонике района. Поэтому ограничились взрывами перекрытий между полостями. В результате глубина рудника достигла двух с половиной, а по некоторым сведениям, и всех трех километров. Структуру его инженеры сравнивали с многоэтажным домом, который прошила насквозь так и не разорвавшаяся бомба: входное отверстие в «крыше» — это было место разрушенной пещеры на поверхности плато, далее, до самого «подвала», следовали по легкой спиралевидной траектории пробоины в перекрытиях между «этажами». Руда добывалась в горизонтальных штольнях, так и прозванных этажами. Всего пробили девять этажей. Из скудных и отрывочных документов Аяксу не удалось выяснить ни того, насколько протяженны эти выработки, ни обнаружить их плана.

Сидевший за своим рабочим столом архивариус, кажется, был с головой поглощен работой на компьютере. При этом он манипулировал только тремя клавишами на цифровой части клавиатуры. Аякс, обойдя стол, увидел, что хранитель архива играл в «тетрис» — укладывал на дне пещеры падающие блоки золотой «породы», из которой тут же отливались крошечные золотые «слитки» с индикацией выигрыша. Рядом с системным блоком компьютера дымилась кружка горячего молока.

— Чему обязан? — приветствовал Аякса архивариус, не отрываясь от экрана.

— В архиве почти нет документов по истории рудника, — сказал Аякс. — Только общая информация. Из посторонних источников. Ни одной фотографии.

— Правильно, — с довольным видом кивнул старик. — И не должно быть.

— Что вы имеете в виду?

— Что вы, любезный, находитесь в новострое. Старый архив сгорел двадцать с лишним лет тому назад. Это, — архивариус кивнул на потолок и стены, — его надгробие, если угодно. Мемориал.

— Мои соболезнования, — сказал Аякс, осмотревшись.

— А что вы, собственно, хотели бы знать? — спросил старик.

Аякс, не отвечая, глядел на монитор, где блоки «руды», исчезая на дне сказочной пещеры, превращались в слитки «золота».

— Это что — тоже рудник?

— Рудник, — сообщил архивариус, продолжая щелкать клавишами. — Только, в отличие от нашего, действующий.

— И нужно заполнить его золотом?

— Под завязку.

— А как можно заполнить золотом выработки руды, в которой содержание металла — двадцать два грамма на тонну? — полюбопытствовал Аякс.

— Двадцать один и восемь десятых, — уточнил архивариус.

— Так как?

— Не знаю, честно говоря. Какая разница?

Количество падающих блоков «руды» стало увеличиваться лавинообразно, ощутимо возросла и скорость падения, так что архивариус больше не успевал укладывать их на дне в должном порядке, они быстро заполнили пещеру до самого потолка, последовал взрыв, и от горы не осталось камня на камне. Поверх картинки разлетающихся осколков появилось сообщение с предложением начать уровень заново, но архивариус, обмякнув, нажал на кнопку паузы, придвинул к себе кружку с молоком и озабоченно подул на пенку.

— Так что вы хотите знать? — повторил он, сделав шумный глоток. — Известно вам, скажем, что золото — единственный металл на Земле, который практически не подвержен амортизации?

— Вы имеете в виду окисление?

— Я имею в виду, что порядка девяноста пяти процентов добытого за всю историю человечества золота до сих пор находится в обороте.

— Нет, — сказал Аякс, — я этого не знал.

— Существует поверье, молодой человек, что человечество существует лишь постольку, поскольку способно добывать золото. И когда из земной коры будет извлечен последний грамм золота — товара, способного выражать стоимость всего остального производства, — тогда исчезнет и самый смысл существования человечества, исчезнет потребность в человеке как таковом.

— Потребность в человеке — чья?

— Не берите в голову, — улыбнулся, оскалившись, старик. — Это всего лишь легенда.

— В Столовой Горе больше не добывается золото, но город-то остается.

— Послушайте, вам знакомо понятие диверсификации?

— Хотите сказать, что сейчас город живет за счет курорта?

Архивариус подавился молоком и, прокашлявшись, вытер брызги со стола и монитора, на котором все еще горела картинка разлетающихся осколков.

— За счет курорта не может существовать даже сам курорт. Бог с вами.

— Следовательно, — заключил Аякс, — рудник продолжает давать золото?

— Знаете, — архивариус промокнул рот рукавом, — в вас чувствуется… как бы это… Прирожденный детектив. Вот.

— Вы не ответили на мой вопрос.

— Честно говоря, я понятия не имею, дает рудник золото или нет. А вот что точно приносит прибыль, так это «Столовая Гора».

— Акционерная компания?

— Да.

— Эти, как их… — Аякс вспомнил рекламу на пивной подставке в вокзальном буфете. — Золотые сертификаты?

Старик пожевал губами.

— Очевидно.

— Вы не уверены?

— Не уверен, потому что никогда не видел их в глаза.

— Не видели в глаза того, за счет чего живете?

Архивариус оставил опорожненную кружку и смахнул пот со лба.

— Источник доходов жителей Столовой Горы — это не золотые сертификаты или как их там. А процентные начисления по именным акциям. Только и всего. Столовая Гора — не город лихих рудознатцев, как в добрые времена, а город заскорузлых рантье, ростовщиков. Молочком вот пробавляемся. Вы не в курсе?

Аякс посмотрел на экранную картинку.

— Нет.

Архивариус встряхнул пальцами и опять запустил компьютерную игру. На дно сказочной пещеры вновь устремились блоки «руды».

— Значит, пока золото добывается в штатном порядке — все нормально, человечество при деле? — спросил Аякс.

Архивариус молча кивнул в ответ.

— Гора, — продолжал Аякс, — взрывается от избыточной руды?

— Точно.

— А что будет, если в конце концов и сами золотые слитки заполнят гору целиком? Тоже взрыв?

Архивариус улыбнулся:

— Нет.

— А что?

— Ничего. Конец игры.

* * *

В ресторанчике с коротким цифровым названием «79», что располагался через квартал от мэрии, Аякс заказал себе обед. Очевидно, из-за того, что он был единственным посетителем, заказа пришлось ждать очень долго. Со стороны кухни доносилось бряцанье посуды и шипенье плиты. Аякс курил, потягивая пиво. Отсутствие барной стойки, потемневшая от времени мебель, ручного шитья накрахмаленные салфетки в вазочках, обилие безыскусных фотографий на стенах — все наводило его на мысли о том, что заведение семейное. Роспись потолка, некогда богатая и красочная, выцвела и местами осыпалась, однако и сейчас на фреске была хорошо различима фигура библейского старца, который на развалинах гигантского храма что-то вещал толпе восставших и еще только восстававших, тут же, из каменных гробов мертвецов. В мутном стеклянном коробе над притолокой входной двери помещалась большая кирка со сбитым ржавым бойком и расщепленным древком. Единственная вещь, показавшаяся Аяксу неуместной в интерьере, находилась в углу рядом с кассой и представляла собой определитель избыточного веса — вертикальную штангу-шкалу с клювоподобной губой вверху и платформой электронных весов в основании.

Обслужить Аякса взялся сам хозяин по имени Иосиф. Иосиф был поджар, сед и бледен. Видя, что он не прочь поговорить, Аякс пригласил его за стол и предложил пива за свой счет.

— После столицы, — произнес со смущением Иосиф, — мы, наверное, кажемся глухим захолустьем.

Аякс пожал плечами:

— Да нет.

— Дочка еще с прошлого года просит свозить ее в аквапарк.

— Так съездите.

— Да куда ж мне, — развел руками Иосиф. — Дела.

Аякс окинул взглядом пустой зал.

— Дела…

— Наш местный аквапарк ее, видите ли, не устраивает.

— Так у вас есть аквапарк?

— Ага, — засмеялся Иосиф. — Три бассейна в лечебнице.

— Мне рекомендовали ваши геотермальные ванны, — сказал Аякс.

— И я тоже рекомендую. Эти ванны — немногое, что по-настоящему способно взбодрить в нашей дыре.

— Как-нибудь обязательно схожу.

— На руднике не бывали? — тихо, как будто секретничая, спросил Иосиф.

— Только спустился, — поддаваясь таинственному тону, вполголоса ответил Аякс.

— Ну и как вам?

— Бодрит не хуже аквапарка.

По сияющей улыбке, с которой хозяин заведения был не в силах совладать, а лишь слегка скрыть ее, наклонив голову, Аякс заключил, что видит перед собой городского патриота и что слова про столицу и захолустье были только попыткой провокации разговора на любимую тему.

— Некоторые, — сообщил Иосиф, — еще называют Гору замковой.

— Где же, в таком случае, замок? — решил поддержать беседу Аякс.

— В том-то и дело, что замок на месте. Только построен не вверх от фундамента, как принято, а вниз.

— Вы говорите о руднике?

— Не читали «Замок» Франца Кафки? — поинтересовался Иосиф. — Так вот, ситуация — что у Кафки, что наша — практически одна и та же.

— Что вы имеете в виду?

— Что никакого замка, по сути, в «Замке» — лучшем, по-моему, романе Кафки — и не было. Был только мираж. Когда главный герой смотрел из предместий на замок, то он видел не башни, не крепостные стены и уж подавно не дворец, а какие-то жалкие, жавшиеся друг к другу домишки, в основном одноэтажные. Понимаете?

— То есть у Кафки был мираж, — резюмировал Аякс. — У вас же — все по-честному. Дыра.

— Дыра! — засмеялся Иосиф. — Дырка от бублика! Точно! Но только каждый смотрит в эту дыру со своей колокольни. И один видит в ней ухо дьявола и верит, что таким образом нечистый прослушивает наши грешные помыслы. Да и просто: ухо дьявола — хотя бы из-за того, что пахнет серой. А второму рудник кажется прямой дорогой в пекло. Третьему — местом, где настоящее мира становится его прошлым, сосудом памяти, к которой нет возврата, высохшим устьем Леты. Разумеется, ходят всевозможные дурацкие слухи о населяющих дыру черных рудокопах и прочей нечисти, которая выползает ночами на поверхность.



— А ваша личная версия?

— Моя личная версия построена на исторических фактах.

— Версия о перевернутом замке или дырке от бублика?

Иосиф оставил пущенную Аяксом шпильку без внимания.

— Я считаю, что в Горе может быть скрыт настоящий замок.

Аякс отхлебнул пива и промокнул пальцем губы.

— Честно говоря, я уже запутался с вашими замками.

Вместо ответа Иосиф кивнул на потолок:

— Это Кольянтес.

Аякс вопросительно посмотрел на фреску.

— Копия с картины Франсиско Кольянтеса, — пояснил владелец ресторана. — «Видение Иезекииля». Середина семнадцатого века.

— Картина — середины семнадцатого века или фреска?

— Минутку. — Иосиф дотянулся до стены, снял с гвоздя одну из фотографий в рамке, подул на пыльное стекло, отер рукавом и подал Аяксу. — Вот, пожалуйста. Наше заведение на следующий день после открытия.

На пошедшем трещинами черно-белом снимке Аякс увидел людный зал со свежей фреской, и оценивающе посмотрел по сторонам. С момента открытия в ресторане мало что изменилось. Разве что со стены исчез флаг с числом-названием «79», а из-за столиков — посетители.

— А когда открылся ваш ресторан? — Аякс отложил фотографию.

— В 1865 году. — Иосиф снова любовно протер застекленный снимок. — Через десять лет после открытия рудника и через семь лет после основания города. Тогда же, можно сказать, и зародилась наша рестораторская династия.

— А при чем тут Иезекииль? Кстати, кто это?

— Ветхозаветный пророк. Тот, что сначала ел хлеб, замешанный на помете, а потом съел свиток Бога.

Аякс, глядя на роспись, почтительно покивал.

— Вы только не подумайте, что мы тут религиозные мракобесы или что-нибудь в этом роде, — сконфуженно сказал Иосиф. — Скорее, наоборот.

— Да ничего я не думаю. Бог с вами.

— Вот и хорошо. А Иезекииль… — Иосиф втиснул ладони между колен. — Это чрезвычайно сложная история, но ясно одно. В один прекрасный день пророку явилась огненная колесница, свидетельство Славы Господней… — Хозяин «79» сделал мимолетное крестное знамение и снова затолкал ладони между колен. — А затем было видение грядущего храма иерусалимского.

— И вы считаете, что именно этот храм и откопали на руднике?

Иосиф возвел очи горе:

— Не только я.

Аякс тоже взглянул на фреску:

— И только на этом основании?

— Нет.

С безразличным видом Аякс отпил пива. Иосиф сделал глоток из своей кружки и быстро отставил ее.

— Хорошо… А вы знаете, что золотоносная порода в руднике выработана не полностью?

Аякс почесал висок.

— Что значит — не полностью?

— Не полностью — значит, что золота там хватит еще лет на десять хорошей работы, — пояснил громким шепотом Иосиф. — А это, как минимум, тонн двадцать-тридцать. Если не больше.

— С чего вы взяли? — шепотом спросил Аякс.

— Сейчас важно не это.

— А что?

— Важно то, что остановило добычу.

— И что же остановило добычу?

— Храм.

Аякс с усмешкой прикурил сигарету.

— Вы мне не верите, — сказал сокрушенно Иосиф.

Аякс выдохнул дым.

— Да, не верю. Точнее, не знаю, чему не верить больше. Тому, что в руднике остается тридцать тонн золота, или тому, что нечто может помешать добыче этих тридцати тонн. Вы сами начали говорить о миражах и дырке от бублика.

— Что же, — кротко согласился Иосиф, — прямых доказательств у меня и в самом деле нет.

— А косвенные?

— Я их выложил.

Аякс сбил пепел сигареты в пепельницу с городским гербом на дне.

— Я не хочу вас обидеть, но все это… как вам сказать… Не знаю — слишком сказочно, что ли, несерьезно. — Он мельком взглянул на фреску. — При этом я не просто допускаю, а уверен, что предки ваши верили в храм. Они верили в храм, когда рубили породу в ужасных условиях и когда умирали под землей. Но поддерживать эту веру сейчас… Какой смысл?

— Видите? — постучал Иосиф по снимку, повернув его к Аяксу лицевой стороной. — Знамя на стене? С названием ресторана? «Семьдесят девять» — видите?

— Да, конечно.

— …И тут же, пониже — дату открытия ресторана?

Аякс взял фотографию в руки:

— 1865?

— Верно, — поддакнул Иосиф. — А почему — «79»?

— Вы у меня спрашиваете?

— Да, я у вас спрашиваю: почему мой прадед решил назвать ресторан этим нечетным числом?

Аякс вернул снимок.

— Понятия не имею.

— В таком случае я отвечу: 79 — это атомный номер золота. Если совсем по-научному, 79 — это количество протонов в атомном ядре золота.

— И что?

— Да ничего, собственно. — Иосиф пристукнул рамкой фотографии по краю стола. — Мне просто интересно, откуда в одна тысяча восемьсот шестьдесят пятом году об этом было известно моему прадедушке.

— А почему он не должен был знать об этом? — спросил Аякс.

— А потому, что до открытия господином Менделеевым его знаменитого закона оставалось еще года три. Слыхали о таком?..

* * *

По дороге в квартиру Аякс зашел в публичную библиотеку и спросил справочное пособие по химии. Пока старик-библиотекарь заводил на него учетную карточку, Аякс не спеша осматривался. Как и в ресторане, он сейчас был единственный посетитель в заведении. При этом и размеры библиотеки, и количество книжных стеллажей показались ему явно чрезмерными для городка с шеститысячным населением. В одной из репродукций на стене он узнал «Видение Иезекииля». Около медного звонка-лягушки на конторке находилась клетка с чучелом канарейки и потертая Библия.

Энциклопедический словарь по химии ему пришлось выдирать из полки чуть ли не с мясом — книги, которых, похоже, никто не брал с тех пор как они были расставлены здесь, срослись переплетами.

Статьи о золоте и периодическом законе Менделеева полностью подтвердили правоту Иосифа: атомный номер золота был 79, дата открытия Менделеевым периодического закона — 1 марта 1869 года. Все это, однако, не столько исключало фальсификацию, сколько кричало о ней: знамя с датой открытия ресторана и названием можно было добавить на фотографию с помощью компьютера, или, что еще проще, сфотографировать флаг после 1869 года, пока интерьер и фреска на потолке имели первозданный вид.

* * *

Придя домой, он несколько раз звонил шефу, и всякий раз автоматический оператор сообщал об отказе сети. Тот же час начал трезвонить домашний телефон. Аякс снял трубку, будучи в полной уверенности, что звонит Рихтер. Однако это был Иосиф. Хозяин ресторана «79» задыхался от волнения. Первый звонок сорвался, за ним сразу последовал второй.

— Вы… — прохрипел Иосиф. — Вы не верите ни единому моему слову.

— О чем вы? — опешил Аякс. — Что случилось?

— А вы хотите знать?

— Ну, конечно.

— Тогда… приходите… — сказал Иосиф, прокашлявшись.

— Куда?

— На рудник.

— Когда?

— В полночь.

— Почему так поздно? — попытался уточнить Аякс, но из трубки раздались короткие гудки…

Погодя он вернулся в ресторан. Вместо Иосифа к нему из кухни вышла женщина с заплаканным лицом. Сдерживая слезы, она сказала, что мужа нет дома. Стол с остатками обеда Аякса был до сих пор не убран.

Попрощавшись с хозяйкой, Аякс снова обернулся: среди тарелок на скатерти лежала масштабная линейка, которая использовалась судебными экспертами при фотосъемке места преступления.

* * *

Незадолго до полуночи он отправился на служебной машине к руднику.

На плато в это время не было ни души, ни огонька. Аякс остановился у входа в «Золотую жилу» и, спешившись, закурил. В холодной ветреной черноте неба мерцали яркие звезды.

Прождав более получаса, он уже хотел ехать обратно, как со стороны промзоны донесся хлопок выстрела. Аякс побежал на звук. В темноте у обрыва — метров за сто от кафе — ему померещилась возня. Однако, несмотря на то что в воздухе еще держалась пыль и пахло порохом, он опоздал. На земле и на камнях у самой кручи остались пятна крови. Отряхнув пальцы, Аякс подобрался к обрыву. Ему как будто слышался приглушенный свист, но он уже не знал, на самом деле это кто-то свистел внизу или так всего лишь шумело у него в голове.

* * *

На следующее утро его разбудил звонок домофона.

На мониторе Аякс увидел сержанта Клапрота, прогуливающегося у калитки. Неподалеку на обочине стояла патрульная машина с включенным проблесковым маячком. Аякс позвал Клапрота в дом, но тот ответил, что подождет его на улице.

— В чем дело, можете вы сказать? — спросил Аякс.

— Вас приглашает в участок следователь прокуратуры.

— По поводу?

Клапрот покачал головой.

— Я не могу об этом говорить.

— В таком случае можете не ждать меня.

— Почему?

— Я сам заеду в участок.

— Когда?

Аякс, зевнув, взглянул на часы.

— Минут через двадцать-тридцать.

— У вас, — заметил Клапрот, — между прочим, ворота не заперты.

— Взломаны?

— Нет, просто не заперты. Куда-нибудь ездили вчера?

— Было дело.

— Видимо, механизм заело. Это бывает. Тем не менее, советую посмотреть, не пропало ли чего в доме.

Аякс спустился на первый этаж и проверил, хорошо ли заперты двери и окна.

Бреясь, он ни с того ни с сего увидел ту же самую грезу, что в вагончике фуникулера вчера утром — как замотанная в глухую материю фигура поднимается к нему в спальню с первого этажа. Видение это было настолько предметно, что Аякс, как есть — с бритвой в руке и пеной на щеках, — двинулся по лестнице в спальню, пытаясь что-то рассмотреть на ступеньках.

* * *

В полицейском участке — в собственном кабинете с именной табличкой на дверях — его встретил лейтенант Бунзен. Следователь был в штатском. На стене за его рабочим столом красовался барельефный герб Столовой Горы внутри кольца, образованного словами «Департамент прокурорского надзора».

— Пара вопросов, — сказал лейтенант, хмуро поздоровавшись с Аяксом.

— По случаю? — спросил Аякс.

— Да неужели мы не можем поговорить просто так?

— Просто так мы могли бы поговорить за рюмкой.

— Тем не менее, вы согласились приехать по моей просьбе.

— Считайте это жестом доброй воли.

Бунзен потер переносицу под очками.

— Вашим лично жестом или — вашего ведомства?

— Как вам будет угодно.

— Вы можете хотя бы присесть?

Аякс опустился на стул сбоку от стола.

— Войдите в мое положение, — попросил лейтенант. — Допрашивать вас, а тем более требовать давать какие-либо показания я не могу в силу вашего статуса. Тут, как вы сами изволили выразиться, я могу рассчитывать только на вашу добрую волю. Однако и в этом случае я не могу — попросту не имею права — выходить за протокольные рамки опроса свидетелей.

— В таком случае, — сказал Аякс, — и вы войдите в мое положение: я не вправе распоряжаться своей доброй волей на общих основаниях.

— Вы не хуже меня знаете, что такое тайна следствия.

Аякс посмотрел на часы.

— Лейтенант, мы либо играем в открытую, либо не играем вообще. Зачем вы звали меня?

— Знаете… — Бунзен снова потер переносицу. — С такими корпоративными амбициями вам будет трудно добыть в Горе даже прогноз погоды.

— Уж как-нибудь перебьюсь.

Лейтенант со вздохом навалился локтями на стол, кресло под ним скрипнуло.

— Хорошо, агент. Предлагаю шпионский обмен. Вы мне говорите, где были и что делали сегодня ночью с двенадцати и приблизительно до половины первого, а я вам говорю, за кем вы гоняетесь.

— Я и сам прекрасно знаю, кого ищу.

— Думаю, что все-таки не вполне.

— Я ищу агента Хассельблада, — сказал Аякс.

— Что еще вам известно о пропавшем, кроме имени?

Аякс достал сигарету и задумчиво повалял ее в пальцах. Бунзен указал ему на табличку с изображением перечеркнутой курительной трубки. Аякс сломал сигарету и бросил ее в корзину для бумаг.

— Откроете мне, значит, глаза на агента Хассельблада?

— Более того, — лейтенант достал из стола потертую папку, заглянул в нее и закрыл с улыбкой, — одарю его фотографией.

— Хорошо. — Аякс прихлопнул себя по колену. — Договорились. Ночью, с двенадцати часов и примерно до половины первого, я был на руднике.

— С какой целью?

— Меня попросил о встрече владелец ресторана «79».

— Отчего именно он?

— Не знаю. Накануне днем я обедал у него.

Бунзен поправил очки.

— Почему он назначил встречу так поздно и далеко?

— Это мне тоже было бы интересно знать.

— Вы встретились с ним?

Аякс развел руками.

— Нет. Я прождал минут тридцать и уехал.

— Зачем же он хотел встретиться с вами?

— Не имею ни малейшего представления. — Аякс поудобней пересел на стуле. — Во время обеда он рассказал мне легенду о храме… этом… как его, Иезекииля?.. который якобы обнаружили в руднике. Я не поверил ему. Он, по-моему, обиделся. А потом в истерике позвонил на домашний номер и предложил встретиться.

— Может быть, он хотел предъявить какие-то доказательства на месте? — предположил Бунзен.

— Доказательства чего?

— Ну, существования этого храма?

— Я думаю, он хотел рассказать не о храме, а о том, что вынудило его к самой встрече. Я так и спросил его. Он сказал, что если мне это интересно, то я должен буду встретиться с ним в полночь на руднике. Это все.

— На руднике ничего странного не заметили часом?

Аякс кивнул на папку:

— Ваша очередь.

— Уговор дороже денег. — Лейтенант вытянул из папки фотографию и подал ее Аяксу. — Можете оставить себе.

На фотографии Аякс увидел сухопарого, канцелярского вида субъекта, который, позируя, со смехом плескался в бассейне с дымящейся водой.

— Это Хассельблад? — уточнил с недоверием Аякс.

— Агент Хассельблад, — ответил Бунзен. — Во всей красе.

— А где снято? — Аякс взглянул на карточку с обратной стороны, но там, за исключением детских каракулей, не было ничего.

— В местной водолечебнице.

Аякс убрал фотографию в карман и направился к двери.

— Я не сказал главного, — сказал Бунзен.

Аякс обернулся.

— Что еще?

— Судя по всему, вы гоняетесь за покойником.

Аякс закрыл уже приоткрытую дверь.

— Агент Хассельблад — мертв?

— Боюсь, к сожалению, что так.

— Откуда вы это знаете?

— Вопрос не в том, откуда я, прокурорская крыса, это знаю — усмехнулся лейтенант, — вопрос в том, почему вы, контрразведка, еще не в курсе.

* * *

Проезжая мимо ресторана «79», Аякс заметил у парадных дверей полицейскую машину и карету скорой помощи. Поднимавшийся в гору вагон фуникулера был набит до отказа. Пассажиры, которым не хватило места в салоне, висели на подножках. Аякс, раздумав, тоже свернул на плато.

На руднике бурлила плотная толпа зевак.

У самого обрыва лежал труп, накрытый куском пластика. Аякс предъявил полицейскому свое служебное удостоверение, пересек ленточное заграждение и, подойдя к телу, приподнял покрывало. Это был Иосиф. В области сердца на заскорузлой от крови рубашке чернели следы двух огнестрельных ранений.

Аякс подозвал из оцепления молодого капрала по фамилии Вернер и спросил, когда на месте происшествия успели побывать судмедэксперты.

— Задолго до нас, — ответил полицейский. — А что?

— Задолго — насколько?

— Не могу сказать. Во всяком случае, когда приехал наш наряд, они уже сворачивались.

— Гильз, оружия не нашли?

— Не знаю. Протокол осмотра составляли не мы.

Аякс отряхнул ладони.

— У вас в машине есть фотоаппарат?

— Конечно.

— Неси.

Сходив к автомобилю, капрал Вернер подал Аяксу камеру.

Аякс сфотографировал засохшую кровь на рубашке вокруг ран на груди трупа и свежую кровь на земле.

— Зачем это вы? — поинтересовался полицейский.

— Затем… — сказал Аякс, возвратив фотоаппарат. — Затем, что сегодня ты напишешь рапорт от своего имени. И в этом рапорте, к которому приложишь снимки, укажешь, что кровь на одежде трупа и под ним — разного происхождения. И что, по крайней мере, осмотр кровяных пятен говорит о том, что убийство было произведено в другом месте.

— Почему вы так решили? — опешил капрал.

— Потому что, если бы его застрелили тут, кровь на груди и под телом была бы одинаковой консистенции.

— Все равно не понимаю.

— Смотри, Вернер: кровь на одежде и под телом разная. А разная она потому, что сюда труп притащили, когда кровотечения уже не было. И, чтобы сделать видимость…

— Понял, — кивнул с улыбкой капрал. — Свежую кровь под тело добавили позже, чтобы создать видимость кровотечения. Так?

— Молодец. — Аякс поднялся с корточек.

— Но, в таком случае, чья это кровь? — спросил Вернер.

— Спрашивай у своих.

— У кого?

— У судмедэкспертов, например.

Аякс вернулся к джипу, достал из кармана фотографию Хассельблада, задумчиво посмотрел на ее, потом снова подозвал капрала Вернера и попросил рассказать, как проехать к водолечебнице.

* * *

Здание водолечебницы находилось на отшибе в нижней части города. Оно не только имело ветхий вид, но и построено было в форме античного храма. Запахом тухлых яиц несло по всей улице. Аякс вышел из машины, прикрыв нос платком.

В заросшем по углам и ограде дворе санатория — на мраморных скамьях среди скульптурных групп с отбитыми конечностями и выщербленными лицами — отдыхали после процедур изможденные, завернутые в полотенца старухи.

У главного входа Аякса встретила молодая медсестра.

— «Э-дит», — прочитал Аякс на бэджике, прикрепленном к нагрудному карману ее медицинского халата.

— Извините? — сказала с улыбкой девушка.

Аякс показал ей фотографию Хассельблада и отнял платок от носа.

— Вы никогда не видели здесь этого человека?

Медсестра кивнула кому-то из старух за спиной Аякса.

— Видела, разумеется.

— Этот снимок сделан у вас?

— У нас.

Аякс взмахнул своим удостоверением:

— Не покажете, где именно?

Девушка открыла перед ним тяжелую двустворчатую дверь:

— Пожалуйста.

Они прошли два зала с мутными, зловонными, дымящимися бассейнами и неподвижно парящими в них старухами в плавательных шапочках и очках. Бассейн в третьем помещении оказался сух. На выложенном мрамором дне валялась обглоданная плечевая кость с лопаткой. Аякс, которому при виде кости отчего-то вспомнился аквариум в полицейском участке с вытяжными парашютными кольцами, снова накрыл нос платком.

— Извините, — смутилась Эдит.

— Это откуда? — Аякс указал на кость платком.

— Собаки, наверное.

— Что, загрызли кого-то?

— Нет, что вы. Стащили, скорей всего, из кухни.

— У вас есть кухня?

— У нас, — улыбнулась девушка, — трехразовое питание.

Аякс сглотнул всухую.

— Значит, снимок был сделан здесь?

Эдит попросила снова показать фотографию.

— Конечно.

— А почему нет воды?

— Трубы забились.

Аякс спустился по лесенке на дно бассейна, обошел его по периметру, заглянул в решетку сливной горловины, поднял и бросил кость.

— Желаете принять процедуру? — спросила медсестра.

Аякс поднялся из бассейна.

— Как-нибудь в другой раз.

* * *

Дома, уверенный, что пропитался запахом сероводорода до корней волос, Аякс поскорей принял горячий душ. Обтираясь полотенцем, он неожиданно замер перед зеркалом, так как почувствовал под собой плавное и одуряющее, как в качку, смещение всей поверхности пола. Где-то в доме зазвенело стекло.

Аякс вышел на улицу, думая, что, если произошло землетрясение, то соседи также должны покинуть свои дома. Однако залитая полуденным солнцем улица была безлюдна. На противоположной стороне женщина украшала калитку гирляндой из цветных ламп, рядом с ней стояла маленькая девочка с коробкой в руках и весело щурилась. Аякс вернулся в дом и не торопясь, как праздный посетитель музея, прошелся по комнатам. Ничего необычного он не обнаружил. Лишь в подвале пахло тухлыми яйцами. Аякс пощипал кончик носа. Источником запаха, скорее всего, служила его одежда, брошенная в корзину для грязного белья. Переложив рубашку с костюмом в стиральную машину и щедро засыпав их порошком, он задействовал режим максимального отстирывания. Машина ответила мелодичным сигналом и плеском воды в барабане.

* * *

Ему было необходимо собраться с мыслями, для чего он устроился с сигаретой и бутылкой пива в шезлонге на террасе. Сигарету он подносил ко рту заодно с фотографией Хассельблада, которую рассеянно держал в той же руке. На ветке одной из яблонь качалась елочная игрушка — жухлое, скрученное от непогоды и больше похожее на морскую звезду картонное солнце в ошметках золотой фольги. Помалу задремав, Аякс пришел в себя от запаха гари — от оброненной сигареты на полу террасы занялась сухая листва.

— Черт…

Он залил листья водой из деревянной кадки под дождевым стоком и, подобрав окурок, запустил его щелчком в картонное солнце. Из подвального окошка доносился прерывистый тревожный сигнал, возвещавший не то о прерванной стирке, не то о поломке.

Спустившись в подвал, Аякс встал как вкопанный на пороге: прозрачная дверца-иллюминатор загрузочного бункера стиральной машины омывалась изнутри кровавой пеной. Он выключил машину, достал свою пропитавшуюся кровью пополам с моющим средством рубашку и, будто не веря глазам, с замиранием сердца посмотрел рубашку на просвет и зачем-то понюхал ее. Так и не поняв ничего толком, он извлек из машинки оставшуюся одежду и посветил внутрь фонариком. На стенках стирального барабана налипло что-то вязкое и прозрачное. Аякс осторожно протянул руку и снял c барабана рваный полиэтиленовый пакет с кровяными сгустками на внутренней поверхности.

* * *

На его звонок в участок почему-то откликнулся не дежурный полицейский, а патруль во главе с капралом Вернером. С патрулем приехали лейтенант Бунзен и судмедэксперты. Следы крови сыщики обнаружили не только в подвале, но и в багажнике служебной машины Аякса. Причем, на внутренней стенке багажника — так же, как и на стенке стирального барабана — оказался целлофановый лоскут с кровяными сгустками.

Бунзен отозвал Аякса в сторону. Они вышли из дома на террасу. Аякс нервно курил и раз за разом нажимал на сотовом телефоне кнопку автоматического набора.

— Можете не беспокоиться. — Бунзен пристукнул носком ботинка по мокрым обгоревшим листьям на полу. — С вашим начальством мы уже связались.

— Каким образом? — спросил Аякс, чуть опешив.

— Самым обычным. По официальному каналу.

— По поводу?

Лейтенант потер переносицу под очками.

— Не буду скрывать — по поводу согласования решения о вашем аресте.

— Вы знаете, — сказал вполголоса Аякс, — что я сию же минуту, прямо сейчас могу уехать из города, и вы не вправе меня задержать?

— Знаю, конечно.

— Зачем тогда вы мне говорите об этом?

— Рассчитываю на ваше благоразумие, — улыбнулся Бунзен.

— То есть?

— То есть, какая разница, где вас задержат — здесь или в столице?

— А вы уверены, что меня вообще задержат?

— На время предварительного расследования — обязательно. Вы и сами об этом прекрасно знаете. Знаете вы и о том, что ваш поспешный отъезд из города может создать о вас не самое адекватное впечатление у вашего же начальства.

Аякс спрятал телефон в карман.

— Я понятия не имею, как кровь оказалась у меня в доме, — пробормотал он, — но вы же сами видите, что улики подброшены. Если я убийца, зачем мне, во-первых, сваливать их у себя и, во-вторых, звонить после этого в полицию?

— Тем более не вижу причины терять голову, — пожал плечами Бунзен.

Аякс бросил окурок и наступил на него каблуком.

— Между прочим, кровь в подвале — вряд ли это кровь потерпевшего, — заметил лейтенант.

— А чья же?

— Обычная бычья, скорее всего. Та самая, которую добавили под тело. Кстати, спасибо вам за подсказку. Не знаю, куда только глядели олухи из отдела экспертизы. Если бы не сообщение капрала Вернера и ваши снимки, мы до сих пор были бы уверены, что убийство совершено на руднике.

— Вот еще неувязка. — Аякс продолжал втирать окурок в землю. — Зачем мне было указывать на постороннюю кровь, когда, если бы вы не заметили ее, то и эта бутафория в подвале не стоила бы ломаного гроша?

— Если хотите знать мое мнение, — ответил Бунзен, — то я думаю, что вы, хотя и причастны к убийству, но никоим образом не совершали его.

— Это как — причастен, но не совершал?

— Я, может быть, неверно выразился. Причастны — невольно, косвенно. Вы ведь и сами не можете этого отрицать. Ну, скажем, как если бы девушка покончила с собой из-за неразделенной любви к вам.

— Да, — вздохнул Аякс, — очень наглядный пример.

— Так вот — главной задачей преступника было не столько подставить вас, сколько напугать, шокировать.

— Вы серьезно?

— Абсолютно серьезно. Дежурный, когда сообщил мне о вашем вызове, сказал, что вы звонили на грани срыва. Могу представить ваше состояние, когда вы увидели полную крови машинку. На нее до сих пор смотреть страшно.

— А зачем меня пугать, не выдвинув никаких условий?

— Хороший вопрос. — Бунзен подал знак полицейским и судмедэкспертам поторапливаться. — Не знаю. Но уверен, что вы заинтересованы в ответе ничуть не меньше моего.

— То есть мне лучше оставаться на месте?

— Повторяю, вы сам себе хозяин.

Лейтенант Бунзен направился к воротам, и обернулся, встав в калитке:

— …Впрочем, полагаю, не далее чем до завтрашнего утра.

— Почему до утра?

— Курьер с визой вашего ведомства вряд ли поспеет раньше.

Бунзен пропустил впереди себя капрала Вернера и судмедэкспертов.

— В местной тюрьме практикуются пытки? — сказал Аякс.

— В Столовой Горе нет тюрьмы.

— А где же меня будут пытать?

Лейтенант, почти закрыв за собой калитку, вновь распахнул ее:

— Под домашним арестом. Но это в пиковом случае.

— А не в пиковом?

— Скорее всего, возьмут подписку о невыезде. Да… — Бунзен постучал по наличнику дверной ручки. — Советую сменить замки. И тут, и в доме.

— Спасибо за совет.

— Всего хорошего. — Калитка закрылась.

* * *

Аякс замывал в подвале кровь, когда зазвонил мобильник. Встряхнув мокрой рукой, он подхватил телефон и приложил к уху двумя пальцами.

— Молчи, — раздался из трубки железный голос Рихтера, — ни слова. Твое направление прозванивается. Я в курсе всего. Управление санкционировало только подписку о невыезде. С утра переходишь на городское довольствие. Пусть думают, что утерли нам нос. Приказ о твоем назначении остается в силе. Ищи Хассельблада. Старую сим-карту уничтожь, мой номер выброси из головы. Все.

После того как из трубки послышался сигнал отбоя, Аякс опустил телефон в ведро с грязной водой, пнул в сердцах дверь подвала и умыл руки.

Остаток дня он провел на террасе в шезлонге, а к ночи напился водкой.

* * *

Утром, стоя под душем, он вспомнил сон, от которого его похмелье разыгралось еще сильней: к нему в спальню по лестнице опять поднимается замотанная в мантию фигура. На этот раз он стреляет в незваного гостя из пистолета, после чего фигура в мантии растворяется в воздухе.

Поднявшись в спальню, Аякс увидел на ступеньках лестницы крошку осыпавшейся штукатурки, а в стене, как раз повыше этого места — пулевое отверстие. Он взял свой пистолет, который оказался не в кобуре под подушкой, а лежал в изножье поверх одеяла. Ствол с досланным патроном еще разил порохом, в обойме оставалось шесть патронов. Стреляная гильза валялась у прикроватного столика. Аякс, чувствуя слабость в ногах, присел на кровать. Обеими руками, в одной из которых продолжал сжимать пистолет, он недоуменно, как после удара, потирал голову. Долго, будто сложнейшую задачу, он пытался решить, что являлось для него наихудшим вариантом объяснения происшествия — воплощение кошмара с фигурой в мантии, либо галлюцинации, отягощенные лунатизмом, — но так и не пришел ни к какому заключению. Сейчас у него просто не было на это сил.

* * *

В полицейском участке он вполглаза прочел завизированное Управлением постановление окружного суда — это было решение об избрании ему меры пресечения в виде подписки о невыезде — и подмахнул все необходимые бумаги. Лейтенант Бунзен поставил перед ним стакан воды и попросил сдать служебное оружие.

Аякс отдал ему свой пистолет.

— А если неслужебное? — спросил он шутя.

— Неслужебное я бы вам настоятельно рекомендовал приобрести, — ответил без тени иронии Бунзен. — В сложившейся ситуации это совсем не лишнее. — Он с сомнением осмотрел пистолет и понюхал затвор у экстрактора. — Вы что, сегодня стреляли из него? В кого?

Аякс медленно выпил воду и отер губы.

— Понятия не имею.

— Ясно. — Лейтенант спрятал бумаги и пистолет в сейф. — Лекций о вашем изменившемся правовом статусе я читать не буду. Думаю, что все и так…

— Почему ж? Просветите.

— Первое: вы не имеете права покидать город до особого распоряжения окружного прокурора. Второе: вы не имеете права делать междугородных и международных звонков без соответствующей санкции.

— Без вашей санкции, то есть? — уточнил Аякс.

— Да, без моей. Третье: раз в день не позже полудня вы должны отмечаться у дежурного полицейского. Это в течение первого месяца. Если дело будет затягиваться, в течение второго месяца — два раза в неделю.

— А на что я имею право?

— На все остальное вы имеете право. — Бунзен приподнял за край пустую папку, на которой Аякс увидел свое имя. — Имеете даже право не отвечать на вопросы следствия по собственному делу.

— Послушайте, это не мера пресечения, а какой-то курорт.

— Так и есть, — ответил лейтенант, читая бумаги. — Не бывали еще в наших термальных ваннах?

При воспоминании о мутной зловонной воде Аякса передернуло.

— Как там вообще кто-то бывает?

— Дело привычки. Ваш вот предшественник, помнится, не брезговал.

— А мой предшественник не находился, часом, под подпиской о невыезде?

Бунзен отвлекся от чтения.

— Что вы имеете в виду?

— Ну, может, кто-то чего-то не рассчитал, когда хотел его напугать, — пояснил Аякс, — и напугал до смерти?

— Может, и так. Но под подпиской о невыезде он не находился точно.

— Где же, в таком случае, находится дело о его исчезновении?

— Такого дела у нас нет вообще, — сказал Бунзен.

— Нет тела — нет дела. У вас, куда ни посмотришь, всюду курорт.

— Вы можете изъясняться конкретней?

— Могу, — кивнул Аякс. — Как может человек раствориться в воздухе, а в прокуратуре не оказаться дела о его исчезновении?

— Не вижу никакого противоречия, — ответил Бунзен. — Наша юрисдикция ограничена нашим районом. Вот и все. Если бы поступило заявление о пропаже кого-нибудь из жителей Горы или приезжих, да — открыть дело мы были бы должны немедленно. Но что, если кто-нибудь инкогнито приехал в Гору, бросился в рудник и не оставил после себя, образно выражаясь, ни тела, ни заявления о пропаже?

— Понятно.

— Понятно? А теперь скажите, как быть с представителем вашего заведения, с контрразведчиком, если интересоваться его местопребыванием и перемещениями — значит едва ли не посягать на государственную тайну?

Аякс побарабанил ногтем по пустому стакану:

— Вы что, так и не получали заявления о его пропаже из Управления?

— А вы догадайтесь сами, получали или нет. А когда догадаетесь, спросите себя: кому больше нужно, чтобы дело об исчезновении федерального агента так и не было никогда заведено — нам или федералам?

— Ну, вам-то это точно не нужно.

— Да, не нужно, — согласился следователь. — Но, если б имелось заявление, мы тот же час были бы должны начать расследование, объявить пропавшего в розыск. Нравится нам это или нет.

Аякс переставил стакан с места на место.

— Послушайте, так значит, если я сейчас пропаду пропадом, вы сразу объявите меня в розыск?

Бунзен поправил очки.

— Разумеется.

— И опять же, как славно все получается, — продолжал Аякс. — Несмотря на то что я продолжаю находиться в своей штатной должности, ваш интерес к моему местопребыванию и перемещениям больше не может считаться посягательством на государственную тайну. Красота.

— Минуту. — Лейтенант с усмешкой похлопал ладонью по папке. — Позвольте закончить вашу глубокую мысль: местная прокуратура угробила агента Хассельблада из-за того, что не могла отслеживать его перемещения, а вас подставила, потому что хочет иметь в Горе подконтрольного представителя Управления — так?

— В общих чертах — да.

— Но почему, скажите на милость, в случае с контрразведчиком Хассельбладом мы так до сих пор и не имеем заявления о пропаже — от его всезнающей организации? И почему в случае контрразведчиком Аяксом так легко добились согласия Управления на то, чтобы задержать его? Не кажется вам более логичным сначала разобраться со своими внутренними дрязгами, прежде чем разбрасываться обвинениями направо и налево? Нет?

* * *

По выходе из участка Аякса ждал капрал Вернер, который предложил подбросить его до оружейной лавки.

В безлюдном магазине просторные стеллажи, перемежавшиеся чучелами диких животных, ломились от оружия. Тут было все — от пневматических пистолетов до ручных пулеметов. За прилавком стоял отрешенно пританцовывающий юнец с акустическими наушниками на голове. Аякс, недолго думая, выбрал восьмизарядную модель Кольта сорок пятого калибра. Он был не в силах скрыть усмешки — с точно таким же изделием он расстался несколько минут назад в кабинете Бунзена. Рассчитав его, юнец нажал кнопку пульта под прилавком — в глубине зала при этом бесшумно открылась дверь — и проорал голосом глухого: «Прошу!»

— Тир, — пояснил капрал Вернер.

Переступив порог стрельбища, Аякс невольно присвистнул: широкий коридор со сводчатым потолком имел около полусотни метров в длину. Но еще более смутил его вид мишени — замотанная в глухой плащ фигура свирепо скалящегося урода с киркой наперевес. Из-за того, что по основной длине тира не горело ни одной лампы, освещенная фигура казалась парящей в темноте.

Аякс кивнул в сторону мишени:

— Уходит внутрь склона?

— Да, — ответил Вернер. — Вентиляционная штольня. Незавершенная. Тупик. Промахнулись в расчетах.

Аякс зарядил пистолет и надел наушники со звукоизоляцией — по виду такие же, как у юнца за прилавком. Вернер накрыл уши ладонями.

Не торопясь расстреляв обойму, Аякс включил привод транспортера. Фигура в плаще устремилась к нему в темноте — словно летела по воздуху. Когда мишень замерла на линии огня, Вернер принялся считать количество попаданий. Аякс рассматривал перекошенное от злобы нарисованное лицо.

— Все восемь! — подвел итог Вернер. — Для такой дистанции неплохо. Три в голову, два в шею, два в грудь и одно в руку. Вот — вы выбили у него кирку.

Аякс указал разряженным пистолетом на мишень:

— А кто это вообще?

— Это? — Вернер, улыбаясь, посмотрел на уродца. — Что-то вроде нашего местного буки. Черный рудокоп.

Аякс разобрал пистолет и заглянул в ствол.

— Детей, значит, пугать…

— Придет Черный рудокоп и киркой ударит в лоб. — Капрал бросил стреляной гильзой в мишень. — Это старая легенда. Я сколько себя помню, столько и Черного рудокопа. Если плохо себя ведешь, Черный рудокоп может утащить тебя в штольню и превратить в камень — то ли в точильный, то ли просто в каменного истукана для битья. Ну и прочая чепуха в этом духе.

— Черный рудокоп — значит нелегальный рудокоп? — спросил Аякс. — Тот, кто добывает золото незаконно?

— Так точно. Но все это было в незапамятные времена. Когда рудник только начал давать руду в промышленном масштабе. В те времена черные рудокопы, говорят, были настоящим проклятием для компании. И когда их ловили, то особо, конечно, не церемонились. Или в рудник сбрасывали, или в кипящей смоле топили — кстати, может, отсюда и повелось, что черные. Однако им в руки тоже лучше было не попадаться. Попал — пропал. Веселое, короче говоря, было время.

Аякс собрал пистолет и снова зарядил его.

Вернер, отерев потный лоб, махнул платком на мишень:

— Еще?

— Нет. — Аякс спрятал пистолет в кобуру под мышкой. — Хватит на сегодня страшных историй.

Они вышли из тира. Аякс кивнул продавцу, однако юнец в наушниках, облокотившись на прилавок и качая в такт мелодии опущенной головой, не замечал вокруг себя ничего ровным счетом.

— Вас куда-нибудь подвезти? — спросил Вернер Аякса.

— На рудник, если не трудно.

* * *

На улицах Столовой Горы чувствовалось оживление. Фасады большинства зданий были украшены разноцветными флажками и искусственными цветами. Между домами сновали распаренные домохозяйки и галдящие дети. Из открытых окон доносилась музыка.

Аякс посмотрел дату на своих часах.

— Сегодня какой-то праздник?

— В некотором роде, — улыбнулся Вернер. — Сверхплановый.

— Как так — сверхплановый?

— Сами увидите…

На плато Аякс подошел к месту у обрыва, где еще вчера днем лежал накрытый пластиком труп Иосифа. Теперь о преступлении напоминали только разметанные островки песка, которым засыпали кровь.

Бросив монетку в бинокль на станке, он посмотрел через мутноватые заляпанные окуляры в рудничный ствол. Отвесные скалистые стены уходили в дымчатую, как будто дышащую, живую тьму. Когда шторка со стуком перекрыла поле зрения, Аякс опустил в кассовую щель еще одну монетку, нацелился на заброшенные мастерские и склады на противоположной стороне обрыва, однако уже не столько вглядывался в них, сколько ждал, когда снова упадет шторка.

После вчерашнего визита в водолечебницу он больше не чувствовал запаха сероводорода, и поэтому решил пообедать тут же, в «Золотой Жиле». Опередив свою напарницу, к нему подлетела официантка, что обслуживала его накануне. Поздоровавшись, она прихлопнула себя по груди с именной табличкой: «Мария». В петлицу ее форменной блузки была вставлена алая гвоздика. Аякс, представившись, спросил светлого пива и чего-нибудь мясного.

— Возьмите бифштекс из телятины, — предложила девушка. — У нас новый повар. Эти котлеты ему удаются лучше всего.

— Так котлеты или бифштексы? — улыбнулся Аякс.

Мария, округлив глаза, накрыла рот блокнотом для записи заказов:

— Я сказала — «котлеты»?

— Будь по-вашему, — согласился Аякс. — Бифштекс.

— Хорошо прожаренный? С кровью? — уточнила официантка.

На мгновенье перед Аяксом мелькнула картинка залитой кровью стиральной машины и его одежды.

— Так, прожаренный? С кровью? — повторила Мария. — Какой гарнир?

— Хорошо прожаренный, — улыбнулся Аякс. — С овощами.

Минуту спустя девушка принесла пива.

— А где ваш ресторан закупает мясо? — спросил Аякс.

— Не знаю, — развела руками Мария. — Фермер, кажется, какой-то приезжает. Раз в два дня, по-моему. Может, у него?

Отпив, пива Аякс вытер пену с губ.

— Он привозит мясо или живых телят?

— А какая разница?

— Никакой. Просто интересно.

Еще несколько минут спустя — заодно с бифштексом — Мария доставила известия, которые ей удалось раздобыть на кухне:

— Фермер развозит фасованное мясо, но раз в две недели привозит живого теленка для диетической столовой.

— А где находится диетическая столовая?

— В лечебнице, где ж еще.

Аякс вспомнил обглоданную кость на дне сухого бассейна и опустил на край стола кулак с зажатой вилкой.

— Только где они там его держат? — недоуменно поджала губы Мария.

— Кого? — спросил Аякс.

— Теленка.

— В бассейне.

— Где?

Аякс, улыбнувшись, выписал вилкой в воздухе замысловатую фигуру, давая понять, что отвлекся. Мария пожелала ему приятного аппетита.

* * *

Спускаясь с плато фуникулером, на полпути Аякс услышал трехкратный ружейный залп и полюбопытствовал у вагоновожатого, что это было. Водитель проехал еще немного, остановил вагон и молча указал на боковую улицу.

По усыпанной цветочными лепестками мостовой Аякс вошел в небольшой, запруженный праздничной толпой парк. В воздухе густо пахло ванильным печеньем и порохом. У чугунной парковой ограды четверо молодых солдат уплетали мороженое в стаканчиках. На солдатах была замысловатая красочная форма старинного покроя. Их карабины с примкнутыми штыками стояли тут же, прислоненные к ограде. У передвижной будки мороженщика еще один солдат — с красным взмокшим лицом и в расстегнутом кителе — сидел на корточках и что-то объяснял маленькому мальчику, держа перед ним духовую трубу. Начищенная медь горела на солнце, мальчик, улучив момент, сорвал с трубы мундштук, что есть силы дунул в него и закашлялся. Музыкант со смехом похлопал его по спине. Прошло еще несколько минут, прежде чем Аякс понял, что он оказался на кладбище и что окружавшие его нарядные люди, из-за которых почти не видно было надгробий — участники похоронной процессии.

У застеленной алым бархатом могильной ямы на высоком помосте находился роскошный полированный гроб с телом Иосифа. Поодаль, за приземистым столиком, забранным все тем же алым бархатом, сидели его домочадцы, взрослые дочь и сын, и вдова, которую Аякс узнал с трудом — еще позавчера это была сырая заплаканная женщина, а теперь дама вполне представительного, светского вида. Она была в дорогом платье, на шее горело бриллиантовое колье, кончики пальцев из-за маникюра казались обмакнутыми в кровь. Единственная траурная деталь во вдовьем туалете была едва заметна — тонкая, больше похожая на бахрому, полоса темной вуали на широкополой шляпе.

Желавшие проститься с покойным стояли в очереди, парами подходили к гробу и ненадолго останавливались в изголовье. Замешкавшись, Аякс тоже оказался в этой очереди. Он слишком поздно осознал свое положение. Ретироваться, чтобы не вызвать конфуза, было невозможно — распорядители в парадных кителях образовали живой коридор до самого гроба. Когда наступил черед Аякса, он был вынужден встать так, что профиль Иосифа оказался почти на одной линии между ним и лицом вдовы. Они встретились глазами. Вдова узнала Аякса и, что-то сказав детям, подошла к нему. Аякс, задержав дыхание, ждал пощечины, сцены и слез. Однако вместо всего этого последовало короткое легкое объятье. От вдовы пахло великолепными духами. Аякс почувствовал, как на несколько мгновений свет дня померк для него. С запрокинутой головой, чтобы не задеть его громадными полями шляпы, вдова чуть уловимо улыбнулась, пожала ему запястье и возвратилась за столик.

Аякс пошел обратно в толпу, хотел закурить, но, увидев, как дрожат руки, смял сигарету в кулаке. Кто-то из распорядителей предложил ему стакан воды. Духовой оркестр почему-то заиграл туш, тотчас у ворот раздался взрыв смеха и детский визг. Аякс прогуливался со стаканом по пустой аллейке между могилами. За его ногой тянулся обрывок серпантина. Неожиданно прозвучала военная команда, и воздух оглушительно треснул от троекратного залпа ружей. У Аякса заложило уши. Со стороны ворот поверх толпы плыло пороховое облако.

Открывая и закрывая рот, Аякс продолжал прогуливаться вдоль могил. На одном из надгробий он прочел имя Хассельблада и с усмешкой прошел мимо. Может быть, звон в ушах, а может, пустая мысль о том, насколько тесен мир, позволили ему сделать еще несколько рассеянных шагов. Затем он вернулся к надгробию, поставил на него пустой стакан и прочел выбитое в камне имя и дату смерти чуть не по буквам, водя по плите пальцем, как школьник по букварю. У него по-прежнему были заложены уши и шумело в голове, но, открыв на этот раз рот, он замер с отвисшим подбородком: перед ним находилась могила агента Хассельблада.

* * *

Он был потрясен настолько, что сел не в тот вагончик, что ехал вниз, а в тот, который поднимался на плато. Но сейчас ему было все равно, куда идти. Он остался на руднике допоздна и прогуливался вдоль обрыва. Из долины дул пронизывающий ветер. Около десяти часов на плато погасли все фонари. В одном из шезлонгов у обрыва курил закутанный в плед незнакомец. Возникавший и пропадавший в темноте точечный красный глазок был похож на габаритный огонек самолета. Со стороны заброшенной промзоны доносился мерный стук, словно на ветру бился кусок железной кровли. Когда Аякс снова прошел мимо незнакомца, тот, прокашлявшись, казенным старческим голосом, будто читал инструкцию, сказал ему:

— Подходить к обрыву в темноте — опасно для жизни.

Аякс остановился.

— Что, простите?

Незнакомец бросил окурок в пропасть, но из-за встречного потока воздуха тот описал крутую дугу и, рассыпая искры, упал у стационарного бинокля.

Аякс, чтобы хоть немного защититься от ветра, поднял воротник пиджака, скрестил руки на груди.

Мерный стук со стороны промзоны то усиливался, накатывая, то затихал.

— Знаете, что получится, если сложить геологию с амнезией? — неожиданно спросил незнакомец.

Аякс вопросительно оглянулся.

Незнакомец, опять прокашлявшись, ответил:

— Столовая Гора.

* * *

В город Аякс возвратился пешком. Он был разбит от усталости, у него слипались глаза, но и сейчас вспоминать надгробие Хассельблада он мог не иначе, как тяжелое, оставленное без ответа оскорбление. Минуя нарядные, похожие на гигантские рождественские подарки дома, он сжимал в карманах кулаки.

На ратушной площади гуляние было в самом разгаре. Аякс встал в тени дома на углу улицы. Посреди площади были накрыты столы, на примыкающих к ратуше деревянных подмостках гремел электронный оркестр. Из гуляющих кто пел, размахивая пивной кружкой, кто танцевал, спотыкаясь о булыжники мостовой, кто попросту насыщался за столом. Аякс подумал, что не понимает этого города — так же, как, наверное, был не в состоянии понять умалишенного или марсианина.

В свою служебную квартиру, памятуя о вчерашнем выстреле в стену, он решил не возвращаться и снять на день-другой гостиничный номер. Мозаичное зарево и тяжелый раскат салюта застали его у самого входа в гостиницу. Он обернулся к небу, в котором, будто на экране, возникали из ничего и, переливаясь, рассыпались мириадами звезд громадные соцветия геометрических разрывов. Со стороны площади донесся слабый гвалт приветствия. Салют производился с плато, скорее всего из промзоны, но Аякс почему-то был уверен, что покойнику так салютует сама бездна.

* * *

Утром в полицейском участке, куда он заехал для контрольной отметки, оказался только один дежурный, сержант Кавендиш. На приветствие Аякса Кавендиш ответил вялым кивком и молча подал ему книгу учета, раскрытую на нужной странице. Рядом с журналом регистрации происшествий стоял стакан с пузырящейся от растворимой таблетки водой.

По пути домой Аякс купил три дверных замка высшей категории защиты, забрал из домоуправления слесаря, и, пока тот врезал новые замки, заделал цементом дыру от пули в стене спальни.

Слесаря звали Исаем. Он был небрит, медлителен и осторожен в движениях, и от него сильно пахло лимонным освежителем рта. Аякс вынес ему к калитке бутылочку воды и спросил, как прошел праздник. Исай жадно выпил воду, дрожащей рукой поставил бутылочку на землю, а в ответ на вопрос лишь неопределенно взмахнул автоматической отверткой.

— Что, гуляли всем городом? — улыбнулся Аякс.

— Ну, почти что.

— И всех у вас так, интересно, поминают?

Исай хотел что-то сказать, но, отвлекшись, сорвал отвертку с винта и ударился кистью о металлический торец замка.

— Поминки дома-то были. А это… — Слесарь пососал ссадину. — Так.

— Как — так? — спросил Аякс.

— Ну, как обычно.

— Как обычно — как это? Не пойму.

Исай почесал в затылке. Чтобы не мешать ему сосредоточиться, Аякс с деланной заботой заглянул в почтовый ящик и вытащил через контрольное окошко часть засохшего кленового листа. Лист рассыпался у него в пальцах прахом. По дороге мимо дома, натужно гудя мотором, полз в гору севший на рессоры фургончик. На кузове лоснилась заветревшаяся надпись «Мясо». Водитель проводил Аякса и слесаря безучастным взглядом невыспавшегося человека.

— Ну, как же иначе, — пробормотал Исай и пристукнул отверткой по замку, — чтоб не поздравить фиделя и ну, чтоб в чин его?

— Кого — поздравить? — не понял Аякс.

— Фиделя, кого.

Отряхнув ладони, Аякс со вздохом указал слесарю на замок, снова обернулся к почтовому ящику и зачем-то подул в приемную щель под забралом. Из контрольного окошка его обдало трухой.

* * *

В водолечебнице вместо молодой медсестры, с которой он говорил позавчера, к нему вышел пожилой врач.

Аякс, надеясь увидеть девушку внутри здания, сказал, что хочет принять минеральную ванну. Поглядывая на отдыхающих среди безруких статуй полубессознательных, завернутых в полотенца старух, он старался дышать ртом.

— Какую ванну? — уточнил врач. — Вы вчера принимали алкоголь?

Аякс потерялся только на долю секунды:

— В третьем зале.

Врач нехотя отпер тяжелую парадную дверь:

— Прошу.

Они миновали два зала с сероводородными бассейнами. Стоявшие в мутной дымящейся воде старухи в плавательных шапочках и очках были похожи на гигантских головастиков. Как завороженные, они смотрели на Аякса, поворачивали к нему слепые забрызганные стекла очков-консервов. Задержав дыхание, Аякс улыбнулся им и даже поприветствовал коротким движением кисти. На старух это не произвело никакого впечатления. Они как будто оценивали безопасное расстояние до него. Аякс снова улыбнулся — на этот раз не столько старухам, сколько своей давешней мысли о марсианах.

Над притолокой входа в третий зал находилась рельефная табличка белого камня, на которую прежде он почему-то не обратил внимания: «Реактор».

Бассейн, где позавчера валялась обглоданная кость, оказался заполнен радоновой водой. В нем парили две старухи. Аякс зачерпнул воды у бортика и поднес ее в пригоршне к лицу. Насыщенная углекислотой радоновая вода показалась ему совершенно лишенной запаха.

— Медицинскую справку принесли? — спросил врач.

Вместо справки Аякс предъявил ему свое служебное удостоверение. Врач равнодушно поджал рот и указал карандашом на дверь раздевалки.

— Во вторник здесь была молодая сестра, — сказал Аякс, — Эдит, кажется. С ней можно поговорить?

— В следующий вторник, — ответил врач, глядя в сторону.

Аякс спрятал удостоверение в карман.

— У вас есть столовая?

— Для тех, кто проходит курсовое лечение… — Врач вращал в пальцах карандашом. — Хотите записаться?

— Нет. А бойня?

— Какая еще бойня?

— Во вторник на дне бассейна, — Аякс не глядя кивнул на старух, — валялась говяжья кость. Медсестра сказала, что собаки затащили…

Врач сверил время на своих наручных часах с настенными, обратился взглядом к одной из старух и постучал карандашом по запястью. Старуха сразу принялась выбираться из бассейна.

— Вы видели в городе хоть одну собаку? — спросил врач у Аякса.

— Не помню, — нахмурился Аякс. — А что?

— У вас пятнадцать минут.

— Что, простите?

Направившись к дверям, врач на ходу снова постучал себя по запястью:

— Время процедуры — пятнадцать минут. Не бултыхаться.

Аякс поначалу тоже пошел к двери, но вспомнил фотографию агента Хассельблада в бассейне и, раздумав, повернул к мужской раздевалке.

Через несколько минут он стоял по грудь в горячей, пощипывавшей кожу воде и старался не двигаться — волна, вызванная его погружением, едва не накрыла с головой старуху, которой вода и без того достигала подбородка.

— Никакие это не собаки, — вдруг сказала старуха, сплюнула и задрала очки на лоб. — Нашли, у кого спрашивать.

Аякс вопросительно посмотрел на нее.

— Вы спрашивали про кость, — пояснила старуха, снизив голос. — Так вот никакие это не собаки, а это Аронка, черт.

— Кто?

— Арон, сын эскулапа нашего. — Старуха повертела у виска пальцем. — Наградил, как говорится, бог.

— А откуда он взял кость?

— Известно, откуда. С кухни. Забил теленка, разделал, а потом покуролесить моча ударила. Не впервой. Хорошо еще, в пустую ванну бросил. А когда на одну из наших череп рогатый из шкапа упал? Чуть не околела на месте. И разве это не бесовство? Вы знаете, как он телят этих бедных называет?

— Как?

— Золотыми тельцами.

— Почему — золотыми? — спросил Аякс.

— Потому что вообразил себя, черт, не иначе как Моисеем. Который этого самого золотого тельца, идола, в прах истолок. — Старуха водрузила очки обратно на глаза. — И разве не бесовство?

Войдя после процедуры в раздевалку, Аякс замер на месте: у его раскрытого настежь шкафчика с одеждой стоял дебелый детина в грязном кургузом комбинезоне на голое тело и в кедах на босу ногу. Из приоткрытого рта детины на подбородок пролегла дорожка слюны, из встрепанной шевелюры торчала солома, а в вытянутых руках подрагивал кольт Аякса. Пистолетом детина с восхищенным видом поводил из стороны в сторону и, потрясая им, будто при отдаче, что-то «расстреливал» на стенах. На вошедшего он не обратил внимания, попросту не увидел его. Аякс, заметив взведенный курок, как ни в чем не бывало снял со стены полотенце, сел на скамью и принялся промокать сухие волосы.

— Как ты сюда вошел, Арон? — спросил он беззаботным тоном.

Детина, не слыша его, продолжал с восхищенным видом «расстреливать» стены. Один из этих «выстрелов» пришелся Аяксу точно в лицо. Аякс расправил полотенце на коленях, решив ничего не предпринимать, попросту ждать.

Минуту спустя, наигравшись, Арон вложил пистолет в кобуру, подвесил кобуру за ремень на крючок, запер дверцу и спутал цифры в окошке кодового замка. Раздевалку он покинул через тайный ход, сдвинув прикрывающую его секцию шкафчиков в противоположной стене.

Аякс отпер свой шкаф, проверил количество патронов в заряженной обойме и в запасной. Одевшись, он попытался сдвинуть секцию, которую только что сдвигал Арон, но безуспешно — шкафчики словно приросли к стене.

Арона он нашел во внутреннем дворе санатория у прачечной. Бубня песенку, Арон перебрасывал тяжелые, напитанные водой полотенца из цинкового ящика на тележке куда-то внутрь прачечной через квадратный люк.

Аякс закурил в стороне. Арон, шумно потирая руки о комбинезон, тотчас подбежал к нему и попросил замысловатым жестом сигарету. Аякс сначала протянул сигарету, потом зажженную спичку. Арон закурил с выражением совершенного блаженства.

— Что сегодня на обед, Арон? — спросил Аякс.

Арон жадно затянулся и, выдохнув дым, только пожал плечом.

— …Это ты разделываешь золотого тельца?

Арон покивал со счастливой улыбкой.

— …А откуда ты знаешь, что он золотой?

Арон снова пожал плечом. Аякс хотел спросить еще о чем-то, но закашлялся, и ровно в ту секунду, когда он был готов заключить, что имеет дело не просто с сумасшедшим, а с немым сумасшедшим, Арон ответил басом:

— Он не золотой. Это ведьмы придумали, что он золотой.

— Кто придумал?

— Ну, эти… — Арон махнул сигаретой в сторону главного корпуса.

— Пациентки? — уточнил Аякс.

Арон засмеялся до слез.

— Думаете, от чего тут воняет?

— От сероводорода.

— От сероводорода… — продолжал смеяться Арон.

— А от чего?

— А от того, что они в воду пердят. Тем же самым тельцом.

— Чем?

— Чистой телятиной! — Арон склонил голову, вздрогнул всем телом и, поджав толстые губы, вдруг заплакал. — Думаете, мне не жалко его?

— Кого?

— Бычка! Я за ним хожу, как его привозят. Как за дитём. Сплю с ним в стойле. Я что, могу его зарезать?

— А кто его режет? — Аякс заметил у себя на руках беловатый налет — по-видимому, осадок после ванны, — попытался стереть его, но тщетно.

Арон утер слезы.

— Я режу.

Аякс бросил окурок на землю и наступил на него.

— Понятно.

— Но не я убиваю его, — сказал убежденно Арон, тряся головой. — Нет. Ни за что.

— А кто убивает? — спросил Аякс.

— Никто.

— Он что, умирает сам по себе?

— Нет.

— А от чего тогда?

Арон высосал сигарету до фильтра, закинул окурок в люк прачечной, почесал голову, достал из волос соломинку, сунул ее в зубы и принялся возить подошвой кеда по земле.

— А вы никому не скажете?

— Никому.

Арон помахал перед лицом ладонью.

— Даете честное слово?

— Даю честное слово, — пообещал Аякс.

— Он умирает от ужаса.

Аякс взглянул на грязный кед, которым Арон продолжал возить по земле, опять попытался стереть с руки беловатый налет и молча пошел к машине.

* * *

В городском архиве, надеясь узнать что-нибудь новое по истории рудника, он добрый час рылся в подшивках газет и в обгоревших амбарных книгах. Архивариус, все это время исподтишка наблюдавший за ним со своего места, присел с краю стола, за которым Аякс пролистывал очередную подшивку, поставил у лампы кружку горячего молока и с благодушным видом сложил перед собой руки.

— Мне кажется, — сказал старик, — ваша детективная метода в местных условиях не очень эффективна.

— Впервые слышу о своей детективной методе. — Аякс сделал вид, что поглощен чтением. — Как, кстати, ваша пещера?

— Какая пещера? — удивленно переспросил архивариус.

— Которую нужно заполнить золотом.

— Ах, это. — Архивариус оглянулся на компьютер и пошевелил в воздухе раздутыми подагрическими пальцами. — Так, суета и томление духа. В условиях нашей скуки, доложу вам, и не до того доходит.

— Говорите о вчерашних похоронах?

— Вы были там? И как вам понравилось?

— Производит впечатление. — Аккуратно, чтобы не поднимать пыли, Аякс сложил подшивку. — И размах, и настроение. И… — Перед его мысленным взором встало надгробие могилы Хассельблада. — И вообще.

— Вы о чем?

Аякс потер о столешницу ребром ладони.

— Я о своем предшественнике, агенте Хассельбладе. В Столовой Горе я как раз расследовал его исчезновение, пока…

— Пока — что?

— Пока вчера на кладбище не обнаружил его могилу.

— Вот поэтому… — Архивариус погрозил Аяксу пальцем, взял кружку и сделал глоток. — Вот поэтому, молодой человек, я и считаю вашу детективную методу не вполне эффективной в условиях нашего болота.

— Почему — поэтому? — уточнил Аякс.

— Если бы вы позавчера удосужились задать мне вопрос о вашем агенте — как его? — вы бы тогда же получили от меня исчерпывающий ответ, где его искать.

— А почему вы должны знать об этом?

— А почему нет? — удивленно выпучился старик.

— Хорошо. — Аякс откинулся на спинку стула. — Почему, в таком случае, когда я интересовался пропавшим в полиции, мне не дали вразумительного ответа? Почему я должен интересоваться пропавшим без вести у архивариуса?

— Мы снова и снова возвращаемся к вопросу о вашей детективной методе.

— И в чем главный недостаток моей методы?

— А в том, — архивариус несильно прибил подшивку кулаком, — что вы пытаетесь взять гору с одного наскока. Вы даже сейчас пытаетесь это делать.

— Вот как?

— Именно так. Вы думаете, что когда обнаружили надгробие пропавшего, вы обнаружили его самого?

Аякс устало зажмурился и помассировал глазные яблоки.

— Вы внимательно рассмотрели плиту? — поинтересовался архивариус. — Хотя бы прочли все надписи на ней?

— Ну, да, — ответил Аякс неуверенно.

— А такое видели? Вверху справа? — Архивариус достал из кармана перьевую ручку, вырвал из подшивки кусок желтой бумаги, что-то написал на нем и положил перед Аяксом. — Видели?

Аякс прочел написанное по слогам:

— Cenotaph?

— Именно! — взмахнул ручкой архивариус.

— Что такое кенотаф?

— Пустая могила.

— Что? — удивился Аякс.

— Когда воин погибал в дальнем походе и его останки не могли быть доставлены на родину, родственники ставили памятник на пустой могиле. Это древний обычай, но он частично сохранился до наших дней.

— Вы хотите сказать, что Хассельблад родился в Столовой Горе?

Архивариус с сожалением покачал головой.

— Ну откуда, скажите ради бога, в вас эта… детективщина? Почему ваш несчастный Хассельблад должен был родиться в Столовой Горе? Ну почему?

— А почему тогда этот… — Аякс заглянул в листок. — Кенто… его пустая могила находится здесь?

— А почему в Столовой Горе находятся другие пустые могилы? — осведомился в ответ архивариус.

— Понял, — сказал Аякс. — Вы имеете в виду рудник. Рабочие падали в пропасть, гибли под завалами, и все в этом роде.

Архивариус допил молоко и промокнул платком лоб.

— Можно сказать и так. — Приподняв руку, он снова пошевелил пальцами. — У меня больные суставы, но я продолжаю играть в эту чертову игру, давить на одни и те же кнопки. У вас страдает логика, но вы, по сути, делаете то же самое.

Тут Аякса осенило:

— Постойте, так значит, у Хассельблада в Столовой Горе есть родственники? Кто они? И откуда им известно, что Хассельблад мертв?

Архивариус ответил вопросом:

— Что вы хотите знать о руднике?

Аякс сдвинул подшивку на угол стола.

— Чем больше, тем лучше.

— Полагаю, — сказал архивариус, прочистив горло, — вы в курсе, что история рудника начиналась с обычной старательской артели?

— Да. Когда кончилась история артели, началась история рудника.

— Старатели тогда перерезали друг друга не все. Авраам ле Шателье потом вошел в состав учредителей компании, которая взялась за дальнейшую разведку и разработку месторождения.

— Ле Шателье? — Аякс почесал лоб. — Что-то знакомое.

— Этот человек считается основателем Столовой Горы, — пояснил архивариус со значительным видом.

— А его потомки до сих пор управляют одноименной компанией?

— Совершенно верно.

— Это правда, что он бывший каторжник? — сказал Аякс.

— Правда в том, — холодно ответил старик, — что он считал себя осужденным несправедливо. Накануне ареста он стоял во главе пуританской общины.

— И за что же его судили?

— За сопротивление гражданским властям, которые пытались вмешиваться в дела конгрегации.

— Пытались вмешиваться — каким образом?

Архивариус развел руками.

— Самым обычным. Хотели получать, например, финансовые отчеты о хозяйственной деятельности церкви.

— Короче говоря, — заключил Аякс, — осужден справедливо.

— Все не так просто. Не торопитесь. — Архивариус смел со стола вырванный клочок бумаги и, склонив голову, глядел на него, пока он не упал. — Потом ле Шателье был реабилитирован, соответственно, отменен и обвинительный приговор.

— Потом, — переспросил Аякс, — это то есть тогда, когда каторжник стал магнатом?

— Авраам ле Шателье так никогда и не был по-настоящему богат, — раздраженно сказал старик. — Между прочим, несмотря на свой высокий пост и почтенный возраст, он продолжал спускаться в рудник, как обычный штейгер, нередко ночевал в шахтах.

— Все лавры, значит, достались наследникам? — уточнил Аякс.

— Лавры-то как раз достались ему. Наследникам — власть и деньги.

— Ладно. Основатель умер. Что дальше?

— Дальше — сплошные загадки. — Архивариус оперся прямой рукой на край стола. — Вскоре после смерти старшего ле Шателье в руководстве компании началась склока, которая завершилась исключением из состава учредителей всех, кто не являлся коренным жителем города. Затеял свару сын и прямой наследник ле Шателье, Давид.

— Зачем ему было изгонять чужаков?

— Поговаривали, что во время одного из спусков в рудник то ли старший ле Шателье, то ли младший что-то нашли. Что именно — неизвестно.

— Храм Иезекииля? — предположил Аякс.

— Это все местные байки. — Архивариус сморщился, будто прожевывал лимон. — Нет, разумеется. Известно только, что сын заплатил ушедшим учредителям столько отступных, сколько те запросили, и перерегистрировал компанию с новыми требованиями к местожительству акционеров. А через несколько лет — как гром среди ясного неба — заявление об истощении породы и закрытии рудника. Речь о банкротстве самой компании при этом не шла.

— Как так? — удивился Аякс. — Рудник истощен, а компания процветает?

Архивариус прокашлялся.

— Так. Налоговики тоже заподозрили неладное. Однако исследования породы подтвердили правоту младшего ле Шателье. Содержание золота в руде было чуть больше половины грамма на тонну. Коэффициент расчетной прибыли не превышал даже уровня покрытия затрат. Дело кончилось тем, что оборудование было частично законсервировано, частью сброшено в рудник. Государство время от времени инспектировало шахты на предмет того, не делается ли чего в обход закона и утвержденных решений. Но в обход закона ничего не делалось. Компания давно и прочно обосновалась на рынке финансовых услуг. Зона вокруг рудника стала обустраиваться, открылся курорт. Так-то.

Аякс посмотрел на часы:

— Говорят, в руднике может оставаться двадцать с лишним тонн золота и добыча руды продолжается.

— И вы этому верите?

— Нет. А вы?

— Я верю в две вещи. — Архивариус показал Аяксу свои раздутые пальцы. — В Господа нашего Иисуса Христа и в подагру.

* * *

На кладбище Аякс убедился, что старик не обманул его. Надгробие могилы Хассельблада — как, впрочем, и многих других захоронений — было помечено логотипом cenotaph. Памятник Иосифу до сих пор утопал в цветах и открытках, правда, открытки эти были необычного для кладбища вида: с изображением пронзенных стрелами сердец. Краем глаза Аякс посматривал за пятилетней девочкой, которая мастерила из песка фигурку на свежем могильном холме.

Возвращаясь домой, у одного из дворов он заметил припаркованный фургончик для перевозки мяса, и решил поговорить с водителем. У машины был столичный номерной знак. Молодой фермер дремал за рулем. Аякс постучал в стекло двери, пытаясь привлечь внимание хозяина фургончика, при этом у него возникло такое чувство, что стучал он не по стеклу, а по камню. Водитель медленно, словно нехотя повернул голову и молча взглянул на Аякса. Аякс жестом попросил его опустить стекло. На водителя это не возымело ровно никакого действия. Он смотрел на Аякса с таким выражением, будто между ними было не полметра, а полкилометра. Аяксу стало ясно, что стекло не опустится даже в том случае, если он будет угрожать водителю оружием. Тем более что, судя по звуку отдачи, это было бронированное стекло. Аякс еще раз постучал в окошко — как раз напротив водительского лба — и направился к своему автомобилю.

* * *

Для очередной контрольной отметки в участок он пришел ровно в полдень, ни минутой раньше, ни минутой позже. В оперативном зале его встретил лейтенант Бунзен.

— Есть разговор, — сказал Аякс.

В кабинете следователя, куда Бунзен жестом пригласил его зайти, Аякс увидел на столе явно прибавившую в толщине папку с собственным делом. Из нее даже торчали глянцевые края фотографий.

— Почему вы не сказали мне о могиле Хассельблада? — спросил Аякс.

— О чем?

— О кенотафе.

Бунзен снял очки, протер их салфеткой и снова надел.

— А как вы думаете, могли бы вы меня понять тогда?

— Я бы постарался, — сказал Аякс.

— А вы уверены, что полученная вами информация исчерпывающая?

— То есть?

— Вы уверены, — уточнил Бунзен, массируя переносицу, — что тела агента Хассельблада в самом деле нет в его могиле?

Аякс почесал бровь:

— Как я могу быть в этом уверен?

— Есть простой способ, — сказал следователь.

— Эксгумация? — сказал Аякс.

— Нет. Обратиться к тому, кто заказал надгробие.

— К кому?

Вместо ответа Бунзен, порывшись в полке стола, подал Аяксу визитку с адресом похоронного бюро:

— Тут недалеко.

* * *

Похоронное бюро являло собой уменьшенную копию лечебницы — тот же фасад в античном стиле. Правда, с просторными окнами-витринами, с автоматическими дверьми и без переднего двора со статуями. Оббитые декоративные колонны подпирали фронтон с золотыми буквами названия: «Бюро ритуальных услуг Мариотта».

В светлом холле, большую часть которого занимал стенд с готовыми надгробными плитами, Аякс постучал пальцем по медному звонку-лягушке на дубовой конторке. Минуту погодя к нему вышел немолодой, лет за шестьдесят, упитанный человек с залысинами на крупной блестящей голове, в роговых очках с увеличительными стеклами и в кожаном халате, заляпанном химикалиями. Человек этот представился владельцем похоронного бюро Исмаилом Мариоттом.

— Не подскажете, — спросил Аякс, взмахнув перед ним служебным удостоверением, — имя заказчика надгробия для могилы Хассельблада?

— Нет. — Мариотт решительно помотал головой. — Никак.

— Почему?

— Потому что это тайна не только коммерческая, но и личная. Впрочем, если вы предъявите не этот ваш… вездеход, а ордер — тогда милости прошу.

Аякс уже был готов уйти, но тут у него полезли на лоб глаза: в ряду готовых к выдаче надгробий он увидел плиту с собственным именем. Дата рождения совпадала с его собственной, дата смерти, слава богу, отсутствовала.

Он больше ни о чем не спросил Мариотта, который таращился на него через свои увеличительное стекла, как на таракана, но, выйдя на улицу, сел за столик открытого кафе напротив похоронного бюро, решив во что бы то ни стало дождаться заказчика своего надгробия.

Ждать ему пришлось совсем недолго. Он даже не успел пригубить кофе. В похоронное бюро, как будто это был супермаркет или трек, влетела на роликах девушка лет восемнадцати. Коротко, по-мальчишески стриженная, для свежего апрельского дня она оказалась одета чересчур легкомысленно — в шорты и футболку, которая едва прикрывала ей талию. Аякс поначалу решил, что она ошиблась адресом. Однако девушка взялась что-то живо обсуждать с похоронщиком, похлопывая ладонью по плите, которую тот предупредительно выкатил перед ней на тележке. Сквозь витрину Аяксу было прекрасно видно, что это надгробие с его именем.

Поговорив с Мариоттом, девушка покатила дальше по улице, Аякс — замешкавшись с деньгами, — отправился следом за ней на джипе.

Мощенная булыжником улочка — не самое лучшее место для пробежки на роликах, тем не менее, балансируя одной рукой, девица умудрялась не только ехать по тротуарному бордюру, но и набирать номер на мобильном телефоне. Через несколько кварталов и в двух шагах от пустующего служебного дома Аякса она во весь рост растянулась на мостовой. Аякс, выскочив из машины, помог ей подняться. У девушки была сбита в кровь ладонь и, судя по тому, что она держала на весу правую ногу, оказалась подвернута стопа.

Аякс предложил ей зайти в дом. Девушка, закусив от боли губу, лишь молча кивнула. В доме Аякс усадил ее на софу в гостиной и принес из столовой пакет первой помощи. Девушка забрала аптечку и принялась сама обрабатывать пораненную ладонь. И только теперь, когда у него появилась возможность более-менее разглядеть свою гостью, Аяксу стало ясно, что с тех пор, как он оказался в Столовой Горе, это лицо, пускай на расстоянии, мелькало перед ним всюду — будь то рудник, улица или кладбище. И так же неожиданно, будто только что увидел ее, он замер от впечатления ее ошеломительной, вызывающей красоты. Это впечатление — которое, кажется, только усугублялось из-за гримасы боли на испачканном пылью лице девушки — вызвало в нем смутную, дразнящую мысль, подобную тем, что посещали его в местной библиотеке и оружейном магазине с их чрезмерным ассортиментом: что подобной красоты захудалый городишко не достоин, она не вписывается в его игрушечные кварталы, избыточна для него так же, как небоскреб или метрополитен. Девушка тем временем сняла ботинок с подвернутой ноги и попросила принести льда для компресса. Аякс с трудом оторвал взгляд от ее лица.

— При условии, что ты расскажешь мне, что делала в похоронном бюро, — сказал он. — Как, кстати, тебя зовут?

Девушка, едва сдерживая от боли слезы, отмахнулась от вопроса. В столовой Аякс соорудил ледяной компресс и первым делом прижал его к собственному лбу. Потом, вернувшись в гостиную и неуверенно, будто к краю крыши, подступив к краю ковра у софы, он услышал, как кубики льда с дробным стуком сыпятся из полотенца в его руке: совершенно голая девица стояла перед ним на обеих ногах — при этом опираясь на пораненную — и с улыбкой прижимала ко рту указательный палец.

* * *

— Откуда ты знала, что я заявлюсь в похоронное бюро? — спросил Аякс.

Придвинувшись к краю софы, он нашарил левой рукой свою сваленную на полу одежду в поисках пачки сигарет. Его правую руку Эстер — так звали девушку — приспособила себе под голову вместо подушки.

— Рано или поздно ты должен был туда прийти.

— А мой день рождения?

— У нас маленький город.

Аякс закурил:

— И полиция вместо справочного бюро.

Эстер молча водила пальцем по его груди:

— У тебя родимое пятно в форме колоса.

— Значит, — продолжал Аякс, — ты заплатила этому… как его… похоронщику не только за надгробие, но и за звонок?

— Нет. — Эстер накрыла перевязанной ладонью родимое пятно, будто насекомое. — Звонок был бесплатный.

— А ты не знаешь, кто заплатил за надгробие Хассельблада?

— Кого?

— Моего предшественника.

— Спросил бы у Мариотта.

— У него, видишь ли, коммерческая тайна… — Аякс выпустил в потолок длинную струю дыма. — Слушай, а почему я?

Эстер убрала руку с его груди.

— То есть?

— Почему ты именно за мной решила приударить?

Она беззвучно засмеялась.

— Нет, почему? — повторил Аякс.

— Покажи в таком случае хоть одного достойного мужика в городе.

— Ты что же — так и ждала все это время погоды у моря? И почему тут, а не в столице — с твоей-то внешностью?

— А ты всем своим женщинам льстишь так грубо?

— Почти…

— Тогда больше не говори мне о моей внешности.

— Как скажешь.

Эстер нащупала руку Аякса и сплела его пальцы со своими.

— У нас говорят: ждать погоды у горы, а не у моря.

Аякс затушил сигарету в лужице талого льда на полу.

— Хорошо — зачем ждать погоды у горы, а не у моря в столице?

— Затем, — ответила девушка, — что я патриотка.

По ее тону Аякс не мог определить, говорила она в шутку или всерьез.

— А вот эта история с кенотафами… — хотел спросить он, но замолк на полуслове — Эстер приложила к его губам палец.

— Думаешь, я затащила тебя в постель, чтобы заняться твоим просвещением? Как-нибудь в другой раз.

— В какой раз?.. — Аякс почувствовал двусмысленность собственного вопроса лишь потому, что Эстер не сразу ответила на него.

— Когда ты съедешь из гостиницы.

— Тебе известно даже об этом?

Эстер поднялась и, стоя к софе спиной, стала одевается.

— Я планирую свои соблазнения.

Аякс с восхищением следил за ней.

— Будет пялиться, — сказала Эстер, не оборачиваясь.

— Да я, может, сплю вообще? — улыбнулся Аякс.

— Тогда дыши ровней.

* * *

В гостинице Аякса ждала повестка за подписью лейтенанта Бунзена: в полночь, то есть в приблизительное время убийства Иосифа, он должен был явиться на рудник для проведения следственного эксперимента.

Подъехав к назначенному часу на автомобильную стоянку рудника, Аякс недоуменно огляделся: ни на стоянке, ни окрест больше не оказалось ни одной машины. Впрочем, отсюда было не видать площадки перед порталом ствола. Он сделал несколько коротких сигналов клаксоном, подождал еще немного и вышел из джипа.

Так, направляясь пешком через парковую зону к обрыву, он получил нокаутирующий удар по затылку — в голове при этом, как показалось ему, взорвалась яркая, брызнувшая извилистыми искрами лампочка — и рухнул без памяти на чьи-то подставленные руки.

В себя он пришел лежащим на земле всего в нескольких метрах от пропасти. Над ним стояли несколько человек, закутанных в глухие плащи с капюшонами.

— Подходить к обрыву в темноте опасно для жизни, — услышал он знакомый старческий голос. — Это предупреждение — последнее, агент.

— Дайте мне тогда уехать, — сказал Аякс заплетающимся языком.

Закутанная в плащ фигура наклонилась к нему, обдав запахом сероводорода, перед самым его лицом в каменистую землю уперлась лопасть тяжелой кирки.

— Шевели мозгами, пока их не вышибли, агент: приближаться к обрыву в темноте — опасно для жизни.

* * *

Отпирая свою калитку, Аякс увидел свет, пробивавшийся из-под входной двери дома. В прихожей слышалась возня. С пистолетом наизготовку он открыл дверь и невольно заставил вскрикнуть от испуга Эстер, которая стояла перед трюмо в банном халате и расчесывала мокрые волосы. Оттеснив девушку, Аякс попытался рассмотреть в зеркале свой затылок. На голове за ухом была запекшаяся кровь.

Эстер стряхнула воду с щетки для волос.

— Кто тебя так?

Аякс, не ответив, убрал пистолет в кобуру, зашел в ванную и подставил затылок под струю холодной воды из крана.

Несколько минут спустя он лежал на софе, уткнувшись лицом в колени Эстер, пока та, катая за щекой кубик льда, прикладывала к шишке на его затылке холодный компресс.

— Как ты попала в дом? — спросил Аякс.

Эстер потрясла у него перед носом связкой новеньких ключей.

— В прихожей на полке еще пара комплектов. — Она приподняла компресс. — Вернуть?

Аякс вздохнул от боли:

— Оставь.

— Я про лед.

— Я тоже.

Эстер встряхнула пакетом со льдом и снова приложила его к шишке.

— Так кто тебя так?

— Откуда я знаю? Черные рудокопы, не иначе… Поймали, как школьника.

— Чего хотели?

— Чтоб не подходил близко к обрыву. Черт их знает. Стоило для этого выманивать именно к обрыву.

— Думаю, — сказала Эстер, со стуком перекатывая ледяной кубик во рту, — тебе дали понять, что не отпустят из города, пока на твоей репутации будет оставаться хотя бы пятнышко. Обрыв — понятие растяжимое.

— А ты против такого совета как будто и не возражаешь?

— Нет, конечно, — улыбнулась Эстер. — Целиком его разделяю.

— Это предупреждение от полиции или от кого-нибудь еще?

— Это предупреждение от меня лично.

— А не от твоего тайного ухажера часом? — сказал Аякс.

— С чего ты взял, что у меня есть ухажер?

— С того, что схлопотал по башке именно в тот день, когда познакомился с тобой. И потому, что мужики в городе все же имеются. Хотя и бьют со спины.

Эстер выплюнула остатки льда на пол.

— Ну, так показал бы.

Аякс закрыл глаза.

— В следующий раз и при одном условии. — При каком?

— Если не убьют.

* * *

— Ударились о дверь? — полюбопытствовал лейтенант Бунзен, увидев, с каким болезненным видом Аякс ощупывал шею под шишкой на затылке.

Аякс посмотрел на папку с собственным делом, лежавшую перед следователем на столе и показавшуюся ему прибавившей в толщине со вчерашнего.

— Почему о дверь? — спросил он.

— Извините, — смущенно улыбнулся Бунзен. — Я всего лишь попытался угадать вашу отговорку.

— А почему вы решили, что я солгу?

— Наверное, потому что до сих пор не вижу вашего заявления о происшествии. А что говорит человек, если хочет скрыть подобные вещи? Упал с велосипеда, ударился о дверь, — все в этом роде.

— Да. — Аякс потер испачканные зеленкой пальцы. — Я не собираюсь писать заявления. Но скажу, что заработал вчера ночью по башке тупым предметом. На руднике. Куда, между прочим, отправился по повестке за вашей подписью.

Бунзен положил на папку с делом тяжелую хрустальную пепельницу, прикрыл дверь и подошел к диспенсеру в углу комнаты. По дну пепельницы со стуком катился металлический шарик, Аякс наблюдал за ним, пока он не остановился. Следователь смешал горячую и холодную воду в одноразовом стаканчике и обрызгал цветущий кактус в горшке на подоконнике.

— Повестка сохранилась? — спросил он.

— Нет, разумеется, — хмыкнул Аякс.

Лейтенант наполнил стаканчик снова и в этот раз выпил воду.

— Впрочем, не имеет значения — сохранилась или нет. Вы не хуже моего знаете, как выглядят подобные документы и как они предъявляются.

— Знаю.

— А чего ж поехали на рудник?

Аякс пожал плечами.

Бунзен присел на подоконник и осторожно провел пальцами по остриям кактусовых иголок.

— Хотите верьте, хотите нет, — сказал он, — но в детстве я был уверен, что самолет в небе — это нерукотворное создание. Не тот самолет, что на фотографии или ползет по рулежной дорожке в аэропорту — нет, а именно летящий на большой высоте. Крохотная серебряная стрела, за которой тянется полоса инверсии в полнеба — это было для меня чем-то вроде падающей звезды, прекрасной и недоступной. Сказать по правде, и сейчас, глядя в небо, я чувствую, что мои детские заблуждения были… ну, что ли, не совсем детскими, не совсем неправильными… И точно так же, скажем, пчела… — Мизинцем Бунзен изобразил насекомое, перелетающее с одной иголки кактуса на другую. — Пчела, которая мечется от цветка к цветку, будучи уверена в том, что занята исключительно собственным делом, сбором нектара, и только. Хотя это далеко не так. Но если бы вы ей объяснили, что она не столько собирает мед, сколько участвует в половом цикле ромашек или анютиных глазок, то она расхохоталась бы и плюнула вам в лицо.

— Все это хорошо, — кивнул Аякс. — Но если попроще, не так образно?

Бунзен укололся иглой кактуса до крови, встряхнул кистью, с треском смял одноразовый стаканчик и, посасывая палец, вернулся за стол.

— Можно и попроще. — Он снял пепельницу с папки, но, вместо того чтобы убрать папку в сейф, поставил ее торцом на стол. — Скажем, так. Что поставленная вам служебная задача и ваша реальная служебная функция в Горе могут иметь — как бы это получше выразиться — разные смысловые вектора. Хорошо еще, если не противоположные.

— Все равно не понимаю, лейтенант.

Следователь опрокинул папку плашмя, так что из нее выбились края писчей бумаги, фотографий и даже какие-то красные нити.

— А что тут понимать, когда молодому сотруднику в центре ставится задача борьбы с коррупцией, а его реальная функция на месте прямо противоположная — передача откупных от подчиненных начальству? Или вот ваше дело… — Бунзен помял в пальцах красную нить из папки. — Как вы думаете, если бы вы не приехали сюда, был бы сейчас жив владелец ресторана «79»? Можете не чесать в затылке. Я вам скажу — да, был бы жив. Кому понадобилось его убивать? Мне? Нет. Вам? Не думаю. Но кому-то же понадобилось? Скажите — кому-то понадобилось?

— Ну, наверное, — развел руками Аякс.

— И вы после этого смеете утверждать, что не принимаете участия в половом цикле анютиных глазок?

Аякс захохотал от души, но тотчас, прижав к шее ладонь, поморщился от боли в затылке.

— С вами не соскучишься, лейтенант.

Бунзен выдавил из мизинца капельку крови и поправил сползшие на кончик носа очки.

— Между прочим, смешного мало. Кому-то вчера понадобилось огреть вас на руднике по голове, а вы до сих пор не отдаете себе отчета, как там оказались.

Аякс сцепил руки между колен.

— Скажите, почему вы все время стараетесь повернуть меня против моего начальства?

Бунзен снова приподнял красные нити из папки.

— А что, если не я стараюсь это делать?

— А кто?

— Может, ваше начальство само поворачивается против вас?

— Я знаком с подобной методикой допроса, — устало сказал Аякс. — Тебя все предали, в первую очередь свои, поэтому рассказывай, что знаешь.

Лейтенант Бунзен оттолкнул папку на край стола.

— Тогда откуда мне известно о перестрелке у банка, которую вы затеяли? Прочитать в газете о секретной операции вашего ведомства я не мог.

Аякс, встав со стула, подошел к окну, рассеянно взглянул на улицу и вернулся на стул.

— И откуда вам об этом известно?

Бунзен пристально взглянул на него.

— Вы сами знаете, откуда.

— Не может этого быть, — сказал Аякс.

— Хорошо, а вы знаете, что вас считают виновным в провале той операции?

— Знаю.

Лейтенант покачал головой.

— Вы не поняли, агент — не той операции, в которой вы были задействованы, а другой операции, на которой поставили жирный крест своим выстрелом.

— Я застрелил вооруженного грабителя на выходе из хранилища банка, — пояснил Аякс. — Кстати, принадлежащего вашей компании.

— Какой компании? — вскинул брови следователь.

— «Столовой Горе».

— Вы застрелили не грабителя, а своего собственного агента, работавшего в банде под прикрытием.

Аякс замер, как пораженный громом. Лейтенант Бунзен запер папку в сейф. На столе зазвонил телефон. Бунзен взял трубку, молча выслушал сообщение, и так же, не говоря ни слова, положил ее на рычаг. В участковом холле работал телевизор, из-за закрытой двери доносился приглушенный смех и аплодисменты, сопровождаемые редкой усмешкой дежурного и скрипом кресла.

— Скажите, — решился прервать молчание Бунзен, — а этот ваш предшественник, Хассельблад — за ним не водилось подобных служебных грешков?

Аякс, все еще пребывавший в оцепенении, сглотнув всухую, ответил неопределенным взмахом руки.

* * *

Дома он трижды набирал номер оперативного дежурного в Управлении. Звонки срывались. Наконец Аякс бросил трубку, вспомнив о запрете пользоваться междугородней связью. Чертыхаясь, он ходил по дому, обивая косяки и бесцельно заглядывая в шкафы и полки. В спальне, зачем-то взявшись расковырять заделанную цементом дыру от пули, он ни с того ни с сего вспомнил, как в день прибытия ходил по комнатам с телефоном, описывая Рихтеру обстановку, и как тот интересовался наличием пулевых отверстий в стенах. Так он принялся осматривать стены, надеясь отыскать другие замазанные отверстия от пуль. Подобных следов не было больше ни в одной стене, зато под лампочкой трюмо в прихожей обнаружился замаскированный объектив миниатюрной видеокамеры. После недолгих поисков Аякс нашел за фальшивой стенкой встроенного гардероба в спальне тайник. Это был пункт скрытого видеонаблюдения. В тесной, заросшей пылью и паутиной нише едва помещались стул без спинки и этажерка с монитором и записывающим устройством. Аппаратура была в исправном состоянии. Аякс убедился в этом, включив монитор, на котором тотчас возникла картинка прихожей. Камера оказалась снабжена автоматическим датчиком движения. Видеофон не имел сообщения с этим тайным пультом, сигнал сюда поступал только из прихожей. Других скрытых камер в доме не было. Как не было и носителя информации в записывающем устройстве. Аякс сделал в нише влажную уборку, затем, перекурив, отправился в магазин за оптическим диском.

По выходе из магазина, где, кроме чистого диска для записи взял без разбора несколько фильмов, он едва не налетел на одинокого пешего туриста. Это был крупный старик с окладистой бородой. Неторопливо двигаясь в гору, он тащил на себе громадный рюкзак со свернутой палаткой, одной рукой катил позади сумку-тележку, другой опирался на альпеншток. Извинившись, Аякс предложил ему свою помощь. Старик мимоходом, не сбавляя шага, оглянулся на него.

— Что-то не так? — спросил Аякс.

Старик ответил вопросом:

— Вы что, не местный?

— Нет, — сказал с заминкой Аякс.

Старик остановился, положил альпеншток на сумку, отер бородой пот с загорелого лба, перевел дыхание и, осмотрев Аякса с головы до пят, почему-то задержал взгляд на дисках в его руке:

— А как тогда вы можете тут жить? Налегке?

— Как так — налегке? — не понял Аякс.

Старик молча махнул рукой, поддел сумку и двинулся дальше. Прикрепленная шнурком к клапану кармана, на его рюкзаке болталась круглая картонка-подставка с выветренной рекламой золотого сертификата АО «Столовая Гора».

Аякс вернулся домой, чтобы зарядить новый диск в записывающее устройство в тайнике, потом, раздумав, поехал на железнодорожную станцию.

* * *

Начальник вокзала Зелинский — определенно страдавший от недостатка общения, сутулившийся из-за стеснения перед своим большим ростом — предложил ему чаю и сам сервировал небольшой столик прямо на перроне.

По пустой, мощенной мрамором платформе фланировали сытые сонные кошки. У ног Зелинского присел большой холеный кот рыжей масти и, щурясь, равнодушно смотрел в солнечную даль, куда уходили пути. На поставленное рядом блюдце со сливками животное не обратило ни малейшего внимания.

— Туристов много встречаете? — спросил Аякс.

Обжегшись чаем, Зелинский, чтобы не засмеяться, потряс головой и промокнул нижней губой усы.

— Практически никого! Удивляюсь, как только нас не закроют.

— А много рейсов?

— Два всего. Утренний и вечерний. Вы сами видели. Смех, а не рейс.

Аякс кивнул в сторону темных, окруженных деревьями кирпичных строений под навесами вдали, куда вели заросшие подъездные пути:

— А грузовая станция?

Зелинский обернулся так резко, будто ему сказали, что за спиной у него призрак.

— Грузовая? Да вы что? С тех пор как сформировали последний состав с породой — пиши пропало. Закрыли насовсем. Фильмы ужасов там снимать. К тому же, сами знаете, у нас тупик. Дальше пути нет. Из-за рельефа федеральная трасса нас на пушечный выстрел обходит. Эх, если б туннель в свое время пробили, не пожалели!

— В воскресенье ночью, — напомнил Аякс, — отсюда ушел полный рейс.

— Мы это называем воскресной ажитацией. — Начальник станции обреченно махнул рукой. — Цыгане. На вокзале по воскресеньям, с десяти утра до полудня, работает касса. Там они сметают золотые сертификаты. Приезжают в девять утра, уезжают в одиннадцать ночи. Хорошо, сейчас уже тепло, до ночи они на речке пережидают, а в холода на станции — полный, доложу вам, бедлам.

— А в другом месте нельзя купить сертификаты?

— Можно. Но только у нас — со скидкой.

— По воскресеньям, — уточнил Аякс, — с десяти до двенадцати?

— Именно так.

— И что они делают с этими сертификатами?

— Как — что? — Зелинский со стуком поставил чашку на блюдце, не донеся ее до рта, рыжий кот повернул ухо на резкий звук. — Меняют на золото или другие сертификаты. По полному номиналу. Мафия, словом.

— Почему мафия?

— А вы попробуйте в воскресенье занять очередь в кассу. Да вы, если нездешний, на утренний рейс в Гору не попадете, не то что в очередь.

— Так вы жалуйтесь.

Начальник вокзала, снова задержав глоток, опустил чашку на блюдце.

— На что жаловаться?

— Ну, что не можете купить эти сертификаты.

— Да зачем нам эти сертификаты? Где их обменивать — на руднике?

— В других пунктах.

Ответ Аякса показался Зелинскому таким забавным, что он, лениво захохотав, взялся обеими руками за край стола, точно боялся не удержаться на стуле. Смеялся он долго, до изнеможения, так что рыжий кот решил пересесть подальше от стола, а Аякс прекратить дальнейшие расспросы. Переведя дух, начальник вокзала допил свой чай и с удовольствием осмотрелся. Он смотрел на перрон, на кошек, на сияющие под солнцем рельсы и даже на Аякса тем счастливым взглядом, который выдавал в нем мечтателя, добравшегося до собственной мечты, но сумевшего не пресытиться и не разочароваться в ней. Аякс погодя поймал себя на мысли, что тоже начинает с удовольствием посматривать на перрон и на пути. Тем более удивительной послышалась ему следующая реплика Зелинского:

— Эх, и проклятое же место, доложу вам!

Аякс был даже вынужден посмотреть назад, думая увидеть там нечто, что могло бы объяснить столь резкую смену в настроении собеседника.

— Почему?

Зелинский продолжал смотреть вдаль.

— Вот, например: вокзал не нужен, а содержат.

— Вокзал не магазин, — возразил Аякс.

— Курорт не нужен, а содержат, — Зелинский, очевидно, не слышал его. — Больше половины учреждений не нужно, а содержат. Если подумать, то и людей-то там большей частью не надо, помимо гробов их чертовых, а все равно содержат. Не пойму, ей-богу!

И в то мгновенье, когда Аякс уже был готов усомниться в душевном здоровье своего собеседника, тот перевел на него взгляд, в котором от мечтательности не осталось и следа, зато читалась холодная, настоянная горечь:

— Скажите, вы видели в городе хоть одно животное — кошку или собаку?

Аякс открыл рот, чтоб ответить «да», но тут понял, что и в самом деле не видел в Столовой Горе животных, ни домашних, ни диких — не считая разве что рогатых чучел в оружейной лавке.

— А это? — Он указал на разгуливавших по перрону кошек.

— А это… — Зелинский дотянулся до рыжего кота и потрепал его за толстый загривок. — Это вы можете смело выносить за скобки.

— Почему?

— Потому что черта города проходит по реке.

— Вы думаете, животные способны различать административные границы?

Начальник вокзала взял обеими руками кота и, держа подмышки, поднес его мордой к своему лицу, на котором снова разлилась довольная улыбка.

— А вы как думаете?

Аякс, не зная, к кому именно обратился начальник вокзала — к нему, или к животному, на всякий случай ответил:

— Нет, разумеется.

— Вот поэтому, — сказал Зелинский коту, — мы никогда, никогда не ходим выше реки. То есть… — Он перевел взгляд на Аякса и поднял брови, предлагая закончить фразу.

— То есть, — договорил Аякс, — признаем административные границы, которые совпадают с естественными. — Он допил свой остывший чай и поднялся из-за стола. — Спасибо. Кстати, вы сами живете в городской черте?

Зелинский кивнул с закрытыми глазами — это был одновременно и утвердительный ответ, и знак прощания.

— Поговорили, — пробормотал Аякс в нос по пути на стоянку.

* * *

Подъезжая к дому, он увидел выруливающий из двора пикап с символикой похоронного бюро Мариотта на борту. За рулем грузовичка сидел сам Мариотт. Эстер закрывала ворота. Аякс посигналил, чтобы она впустила его.

— Желаешь заказать гроб, что ли? — спросил он в гараже.

На Эстер были обвисшие, не по размеру, рваные джинсы на помочах и мужская сорочка, на лбу чернел мазок грязи, за щекой щелкал мятный леденец. Она молча поцеловала Аякса и дала знак следовать за ней.

В подвале, в простенке между стиральной машиной и дверью, Аякс обнаружил свое гранитное надгробие в целлофановой пленке.

— Ты что? — сказал он. — Зачем это?

Эстер содрала с плиты полиэтиленовую пленку.

— Мариотт хранит заказы бесплатно в течение недели. Тебе места жалко, не пойму?

— Да при чем тут место… — Аякс взглянул на свое высеченное в камне имя. — Хотя — постой. Как раз этому тут и не место.

— А где?

— На кладбище.

Эстер, подбоченившись, с усмешкой запрокинула голову.

— Думай, что говоришь.

— Я думаю, что говорю.

— Этому, — Эстер перевела взгляд с надгробия на Аякса, — будет место на кладбище только заодно с клиентом. Понятно?

Аякс подобрал пленку и затолкал ее в мусорный бак.

— Хоть бы написала тогда, что кенотаф.

— Зачем?

— Не знаю, честно говоря. Ничего не знаю… Пойдем отсюда.

В кухне Аякс откупорил бутылку пива и сел за барную стойку.

Эстер, кокетничая, набросила на руку полотенце, и поставил перед ним блюдце с солеными орешками.

— Ты что? — опешил Аякс.

Эстер уперлась расставленными кулаками в стойку и хитро нахмурилась.

— И откуда, не пойму, — сказала она измененным голосом, очевидно, передразнивая кого-то, — в такой дыре — такая красота? А?

Аякс понял, что это его слова и что говорил он их официантке Марии из «Золотой жилы».

— Ага, шпионила за мной. С самого первого дня.

Эстер прыснула в полотенце и, облокотившись на стойку, подперла голову ладонями.

— И что, она действительно такая красивая?

— Кто? — не понял Аякс.

— Ну, эта, из «жижи».

— Как тебе сказать…

— Скажи, как есть. Без этих… — Эстер покрутила у виска расставленной пятерней. — Бигудей.

Аякс сделал крупный глоток пива.

— Красивая.

Эстер постучала по стойке обкусанными ногтями.

— Вот видишь. Можешь, когда захочешь.

— Но рядом с тобой… — Аякс не договорил, потому что молниеносным движением Эстер забрала у него бутылку и со стуком поставила ее так, что длинное горлышко с текущей через край пеной оказалось между их лицами.

— А вот на эту территорию лучше не въезжать, агент. Понимаешь меня?

— Да ты лучше посмотри, в чем ты ходишь, — ответил Аякс, разозлившись. — Да если бы ты хоть чуть-чуть приоделась, тебя на любом конкурсе… — Он опять замолк на полуслове, на сей раз из-за того, что бутылка, которую Эстер с силой смахнула со стола, разлетелась вдребезги о стену.

Аякс был ошарашен не внезапным броском и не брызчатым пузырящимся пятном на стене, а потемневшими от бешенства глазами Эстер — темно-голубые, сейчас они казалась ему иссиня-черными, как воронье крыло.

— Знаешь такую мудрость: человек — душа внутри трупа? — спросила Эстер вполголоса.

— И что?

— И что это есть мой тебе ответ, агент ноль-ноль-ноль. Ответ на предложение участвовать в конкурсах красоты, и на все другие вопросы в том же роде — и про достойных местных мужиков в особенности. Договорились?

Оцепенев не столько от растерянности, сколько от восторга перед этим субтильным существом, сумевшим так запросто его напугать, Аякс с трудом выдержал взгляд Эстер. От ее губ пахло мятой, от испачканного лба — мазутом.

— Договорились? — повторила она мягче.

— Договорились, — кивнул Аякс, продолжая таращиться на нее, и громко сглотнул слюну.

Он уже откровенно дурачился и хотел, чтобы Эстер поняла это. Еще несколько мгновений Эстер смотрела на него сурово, потом у нее поджались губы, на щеках проступили ямочки, и она снова прыснула в полотенце.

Замывая, минуту спустя, пятно на стене и собирая бутылочные осколки, она убежденно сказала:

— Испугался.

Аякс сидел у стола с новой бутылкой пива.

— Испугался — чего?

— Да ты посмотрел бы на себя, когда я… У тебя были глаза… — Эстер на секунду замерла с прижатой к стене губкой, из которой бежала пенная струя. — Ты смотрел на меня, как кролик на удава.

— А ты, надо полагать, наоборот — как удав на кролика?

— Точно.

— Зато я теперь знаю, что делать, чтобы заставить тебя прыгать на стену, — сказал Аякс.

— Что?

— Назвать красавицей.

Губка снова вдавилась в стену.

— Слушай, хватит…

— Хорошо. — Аякс покачал бутылкой между колен. — У меня деловое предложение. Я обещаю больше никогда не возвращаться к теме, а ты мне рассказываешь, почему это тебя так бесит. По рукам?

Эстер бросила губку в ведро и на скрещенных ногах присела к стене — как раз против пятна.

— Я не знаю, почему.

— Ответ неудовлетворительный.

— Это все равно что… — Она задумчиво отряхнула пальцы. — Ну не знаю, честное слово… Когда мне так говорят, кажется, что единственное, что движет человеком в таком случае — это желание унизить, смешать с грязью.

— Ты серьезно? — спросил Аякс.

— У нас в классе была девчонка. Дурнушка, что и говорить. Так вот больше всего она переживала и плакала не оттого, что в классе ее называли чучелом и квазимодой, а когда в гостях или на приеме взрослые начинали расхваливать ее чудесные костюмчики.

— И ты полагаешь свою внешность чем-то вроде чудесного костюмчика?

— Может быть.

— Ребячество какое-то, — вздохнул Аякс.

— А ты представь, что в один прекрасный день врачи обнаруживают у тебя некую невиданную опухоль. Такую, что больше нет ни у кого. — Эстер не глядя похлопала ладонью по мокрому пятну на стене. — И в один миг из обыкновенного человека ты превращаешься в звезду. У тебя клянчат интервью и просят сфотографироваться на память. И все это хорошо до того момента, когда ты начинаешь понимать, что на тебя-то всем наплевать совершенно. Что ты для всех как был ноль без палочки, так им и остался. Что главное для всех — это не ты и не то, что в тебе, а то, что на тебе, твоя невиданная, прекрасная и неповторимая опухоль. И если бы можно было сделать так, что опухоль твоя могла существовать и передвигаться сама по себе, то в тот же час тебя бы отрезали от нее, как рудимент.

Аякс продолжал покачивать бутылкой между колен:

— Да, тяжелый случай.

Эстер взглянула на свою испачканную ладонь.

— И дело тут не в том, что… ну, как будто я боюсь, что с меня сорвут мой чудесный костюмчик…

— А в чем?

— А в том… — Эстер легко поднялась, подошла к Аяксу и звучно прихлопнула его влажной ладонью по лбу. — В том, агент ноль-ноль-ноль, что в действительности мои прелести обитают не на мне, а вот под этой броней. — Она заставила его поставить бутылку рядом со стулом, села ему на колени в позе наездницы и легко надавила пальцами в пах. — А вдруг у тебя патология органа, который отвечает за чувство прекрасного? — Аякс хотел что-то возразить, но свободной рукой Эстер зажала ему рот. — Скажи, как можно иметь дело с эстетическим инвалидом?

* * *

Вечером, когда Эстер, вздремывая, смотрела один из фильмов, наугад купленных Аяксом, зазвонил домашний телефон. Аякс взял трубку.

— Слушаю.

Из динамика раздались только невнятные звуки и треск.

Аякс, уверенный, что наконец ему звонят из Управления, зашел с телефоном в столовую и прикрыл за собой дверь.

— Алло!

— Извините, я не потревожил вас? — наконец пробился через помехи неуверенный голос в трубке. Это был не шеф, архивариус.

Аякс неслышно чертыхнулся.

— Да нет, что вы.

— Я вот о чем подумал, — сказал старик. — Вчера вы интересовались у меня по поводу пустых захоронений. Помните?

— Ну, разумеется.

— Вас еще интересует этот вопрос?

— Да, конечно.

— В таком случае, завтра в районе обеда — что-нибудь около двух часов — прогуляйтесь на городское кладбище.

Аякс почесал трубкой за ухом.

— С целью?

— Из-за дождей возникла просадка грунта, — сообщил архивариус. — Очевидно, образовалась подземная каверна.

— И что?

— Часть могил из опасной зоны будут переносить на новое место. В том числе кенотафы. Понимаете?

— Ах, вот оно что. — Аякс поджал трубку плечом и достал из холодильника пиво. — Спасибо. Схожу обязательно.

— А в том случае, если у вас возникнут вопросы, — продолжал архивариус несколько торжественным и загадочным тоном, — а я почему-то уверен, что вопросы у вас обязательно возникнут — так вот я буду готов ответить на них в реакторе.

— Где, простите?

— В радоновом зале санатория. В три часа пополудни. Вам, кстати, с вашим ранением эта ванна пойдет в самый раз.

Аякс собрался открыть бутылку, но только взмахнул открывалкой.

— Откуда вы знаете?

— Потому что сижу там уже лет сто, — сказал архивариус.

— Я не о ванне. Откуда вам известно про мое ранение?

— У нас маленький город, господин контрразведчик.

* * *

На кладбище после полудня и в самом деле переносили могилы. Тут остро пахло сырой землей и прелью. Аякс, наблюдая за неспешной работой могильщиков из-за ограды, с удивлением признал в одном из рабочих сержанта Клапрота. Участок с просевшим грунтом был огорожен высокими матерчатыми ширмами. Поверх заграждения показывался крохотный, размером с совок лопаты, ковш миниатюрного экскаватора. Выкопанные гробы — с соответствующими надгробьями в изголовье — рабочие временно составили недалеко от ограды. В одном ветхом прогнившем гробу сквозь дыры виднелись кости. При этом в верхней части памятника у изголовья гроба Аякс ясно рассмотрел выбитое клеймо cenotaph. Из пяти остальных надгробий два еще имели это клеймо, но из-за того, что гробы сохранились практически невредимыми, определить, какой из них пуст, а какой нет, было нельзя.

Архивариус, как и обещал, ждал Аякса в радоновом бассейне. На нем была резиновая шапочка и очки-консервы для плавания. В ответ на приветствие Аякса старик молча кивнул в сторону раздевалки. Аякс, разоблачившись, подпер скамьей секцию ящиков, которые служили прикрытием для тайного хода Арона.

— Ну так объясните, — сказал он, спустившись в бассейн и встав у бортика против архивариуса, — в чем смысл всех этих погребальных подтасовок? Я только что видел выкопанный гроб — с костями и с меткой «кенотаф» на могильной плите. Зачем?

Архивариус не ответил, так как в соседнем сероводородном зале что-то с грохотом упало, тяжело отдав в пол, и послышался дружный старушечий вопль, перешедший в лепет и причитанья. Приглядевшись к старику внимательней, Аякс понял, что тот, очевидно, был не в себе. Архивариус напоминал сейчас обиженного ребенка, который дул губы не столько от обиды, сколько оттого, что боялся расплакаться.

— Вы хорошо себя чувствуете? — сказал Аякс.

Тут старика будто прорвало.

Первое время из-за возбуждения, брызжа водой, он больше жестикулировал, нежели говорил. Понять его было совершенно невозможно. Аякс даже хотел снять с него очки, дабы убедиться, что это именно тот человек, который рассказывал ему историю рудника. Однако помалу архивариус успокоился, его голос перестал срываться в хрип, речь обрела связность. И все же то, что он говорил, казалось Аяксу еще большей околесицей: что рудник продолжал работать на полную катушку, что золота в нем было еще на два века, и не в руде, а в россыпях и самородках, что эти-то секретные жилы разведал и утаил старший ле Шателье, что золотые эшелоны до сих пор тайком утекают из Горы, и тот, кто греет на этом руки, имеет право на памятник без тавра, а тех, кто попроще, таких как он, тех — в кентавр к чертовой матери, хорошо еще, что не братскую могилу…

— Да вы послушайте, что вы говорите! Вы в своем уме? — перебил Аякс старика. — Что с вами?

— А то, мил человек… — сказал архивариус, тяжело дыша. — То, что после всего виденного и слышанного ты, коли совести имел хотя бы на грош, не с девками по койкам бы кувыркался, а делом занялся. Или думаешь, если предшественника твоего не отрыли сегодня, то не лежит он под тавром? Рядом лечь не боишься?

— Отлично, — Аякс ударил по воде рукой. — Тогда хотя бы дайте мне не эту чушь, а то, что можно показать в суде. Я один и уже под следствием, а вас тут — целая гора! Хорошее дело. Весь город — либо на солнышке, либо в воде!

— Ладно, — ответил задумчиво старик. — Будет тебе документ. Завтра.

Аякс ощупал затылок пониже шишки.

— Какой документ?

— А настоящий документ. — Архивариус хлопнул в ладоши. — С печатью. И на обычном, и на Страшном суде показать не стыдно будет. Только уж сделай милость: будь завтра у дыры.

— Почему — у дыры?

— А потому что печать в бассейне сплавится. Или страшно?

— Ага, — догадался Аякс. — У дыры — после того как стемнеет?

— Зачем — как стемнеет? — Архивариус, кряхтя, вылез из бассейна, снял шапочку и очки и встал у стены, дожидаясь, пока с него стечет вода. — Не надо — как стемнеет. Примерно в это вот самое время и будь.

Аякс молча смотрел на его распухшие колени. Старик бросил шапочку и очки в цинковый ящик и зашел в раздевалку. Аякс тоже выбрался из воды. Помешкав, он заглянул в соседний сероводородный зал. Зал был пуст. Тяжелый звук падения, сопровождавшийся воплями старух, был, очевидно, звуком падения каменной статуи из ниши в стене. Статуя разлетелась на несколько крупных частей. Ноги и куски торса лежали под нишей, рук и головы было не видать. Аякс хотел закрыть дверь, но в этот момент из дымящейся воды посреди бассейна показалась голова Арона. Арон с видимым усилием подобрался к краю бассейна и, поднатужившись, перебросил через бортик тяжелый круглый предмет, который покатился в сторону Аякса и замер возле его ног. Тяжелым этим предметом и была отколовшаяся голова статуи. Арон, заметив Аякса, дружески подмигнул ему:

— Аполлон Бельведерский, копия!

* * *

Из машины Аякс позвонил на служебный номер лейтенанту Бунзену. Из трубки лишь доносились длинные гудки. Аякс дождался автоматического прерывания связи и набрал номер еще раз. Сквозь решетчатые ворота санатория ему были видны мокрые старухи в полотенцах, обступившие крыльцо парадного входа. На крыльце в лазоревом медицинском халате стоял отец Арона, дирижерски потрясавший руками и силившийся перекричать старушечью воркотню.

Не дозвонившись Бунзену, Аякс набрал номер полицейского участка. Ему ответил сержант Кавендиш. Аякс спросил, как найти лейтенанта.

— Извините, не знаю, — сказал с сожалением Кавендиш. — Да если бы и знал, все равно бы ничем не мог, как говорится… Инструкция. Эта информация не может передаваться по обычной связи.

— А если бы я хотел сообщить… — Аякс неуверенно постучал пальцем по приборной панели. — Ну, скажем, о готовящемся убийстве?

— В таком случае вы должны назвать свое имя, номер телефона и местоположение в данный момент. — Кавендиш понизил голос: — А если информация не подтвердится? Вы же сами знаете, как это все бывает. Звонки записываются. Заведомо ложное, как говорится, сообщение.

— Знаю, — отозвался Аякс. — Знаю.

— Давайте сделаем так, — предложил Кавендиш. — Я попытаюсь отыскать лейтенанта и попросить, чтоб он позвонил вам, как говорится, в частном порядке.

— Было бы просто замечательно, сержант.

— До свидания.

Аякс, поглаживая телефоном по рулю, снова взглянул на галдящих старух и врача во дворе санатория. Сцена у парадного крыльца, похоже, только набирала обороты. Старух явно прибавилось. Кто-то заходился не то смехом, не то плачем. У отца Арона от злости и напряжения горла лицо приобрело багрово-землистый оттенок, в своем лазоревом халате он сейчас напоминал фантастическую птицу, которая пыталась кормить птенцов, тянущих к ней раскрытые клювы.

Аякс поехал в архив, однако парадный вход муниципалитета, несмотря на еще ранний час, почему-то оказался на замке. Сквозь стеклянные двери был виден пустой, отделанный полированным мрамором холл, керамическая бочка с фикусом и красный глазок сигнализации. Тогда, будто чувствуя ломоту в зубах, Аякс посмотрел дату на сотовом телефоне. Сегодня было воскресенье. То есть прошла ровно неделя с тех пор, как он очутился в Столовой Горе. Присвистывая, он опять набрал номер полицейского участка, но прервал связь прежде, чем сержант Кавендиш успел ответить. На противоположной стороне улицы, покачиваясь на расставленных ногах, стоял пьяный бородач в дорогом и уже испачканном выходном костюме и, мыча, пытался подавать ему какие-то знаки.

— Да пошли вы к черту, — сказал Аякс, садясь за руль. — Хоть перестреляйте все друг друга. Я тут при чем?

* * *

До последней минуты он не мог решить, идти на встречу с архивариусом или нет, но незадолго до назначенного времени сел в джип и сломя голову помчался на рудник.

Старика он еще издали приметил среди горожан, прогуливавшихся возле обрыва, и у него отлегло от сердца. Чтобы немного перевести дух, Аякс купил бутылку минеральной воды. Погода была пасмурная и безветренная, над плато стояла низкая плотная облачность. Отпив пару глотков, Аякс не торопясь пошел к старику. Тот с озабоченным видом прохаживался вдоль обрыва. В руках он держал небольшой черный предмет. В то мгновение, когда архивариус заметил Аякса и, остановившись, собирался что-то сказать ему, из груди старика с утробным звуком, сильно — так, что он даже был вынужден сделать шаг вперед, чтобы не упасть — вырвалось короткое розоватое облачко. Капельки из этого облачка чувствительно ударили Аякса по лицу. По-над обрывом покатилось заикающееся эхо. Еще не понимая, что произошло, Аякс отер лоб, и увидел на своих пальцах кровь. Архивариус поглядел себе на дымящуюся грудь, охнул, медленно присел и завалился набок. Черный предмет, который он продолжал сжимать в руке, оказался сафьяновым портсигаром. Игравшие неподалеку мальчишки засмеялись, тыча в архивариуса пальцем. Аякс поставил рядом с подрагивающим в агонии стариком недопитую бутылку и побежал к стационарному биноклю. Путаясь в карманах, он долго не мог найти монету нужного достоинства, рассыпал деньги и почувствовал на себе укоризненный взгляд дамы на скамеечке. Наконец, найдя монету, одной рукой задействовал и направил на здания заброшенной промзоны бинокль, а другой набрал на мобильном телефоне номер полиции. Из участка ему ответил сержант Клапрот.

— Убийство, — сказал в трубку Аякс, стараясь не повышать голоса, чтобы дама на скамейке не слышала его, и посмотрел в бинокль. — Убийство на руднике. Только что застрелен архивариус. Выстрел произведен из промзоны. Скорей всего, из снайперской винтовки.

— Назовите свое имя, — потребовал Клапрот.

— Федеральный агент Аякс.

— Где вы находитесь?

— Я же говорю — на руднике.

— Оставайтесь на месте. Патруль прибудет в ближайшее время.

Огороженная колючей проволокой территория промзоны была видна как на ладони. Аякс различал малейшие детали, даже поистершиеся надписи на зданиях, но, конечно, не увидел ни стрелка, ни его позиции. Минуту спустя позади он услышал женский вопль, к которому тотчас присоединился второй и третий. Кто-то принялся звать врача. Перед тем, как шторка внутри бинокля перекрыла поле зрения, Аякс заметил промелькнувшую тень в одном из оконных проемов башенного копра, возвышающегося над остальными строениями промзоны. Аякс не был уверен, померещилось ему это или нет, однако решил не дожидаться патруля и сам отправиться в промзону. Тем временем возле мертвого архивариуса собралась толпа. Аякс наспех, с запасом в несколько метров очертил камнем бездыханное тело и, потрясая высоко поднятым служебным удостоверением, громко, стараясь перекрыть гвалт и плач, объявил, что пересекать границу круга до прибытия полиции строго запрещено.

— А после? — раздался из толпы ехидный детский голос.

Аякс поискал глазами спросившего.

— А кому это интересно?

Его вопрос остался без ответа.

Аякс выпустил камень из руки и направился к джипу, как услышал за спиной тот же детский голос, пониженный до испуганно-восторженного шепота:

— Это он убил. Точно. Я рядом был. Кровь на роже, смотри. Вон, и пушка под мышкой оттопыривается. Видал?

— Город идиотов, — вздохнул Аякс, забираясь в автомобиль.

* * *

Покосившиеся железные ворота промзоны были распахнуты настежь, на земле у въезда запеклись свежие следы протекторов грузовика. Обнесенная колючей проволокой территория казалась попросту необъятной. Тут без труда мог скрыться не только снайпер, но целая армия. Проезжая мимо порушенных, будто при бомбежке, цехов, минуя черные от копоти котельные, заросшие акацией склады, разбитые мастерские и обвалившиеся гаражи, лавируя между спекшимися угольными и мусорными кучами, Аякс не на шутку боялся заблудиться, не найти обратной дороги. К копру — обветшавшему железобетонному пеналу метров пятидесяти в высоту — он выехал случайно и тотчас заметил человека, который при виде машины скрылся внутри башни. Аякс, опасаясь, что снайпер мог до последнего следить за ним, припарковал джип вплотную к стене и выбрался через пассажирскую дверь. В воздухе держался едва уловимый подкисший пороховой чад. У бокового входа в копер разламывался скомканный фантик от конфеты. Стоило Аяксу показаться в дверном проеме, как его щеку и висок ожгло крошкой от ударившей в бетонный косяк пули. При этом звука выстрела не было слышно. Аякс швырнул камень в проем, проскользнул внутрь через соседний вход, выстрелил наугад в темноту и бросился ниц. Эхо его выстрела отдалось на большой высоте.

— Ведь ты не хочешь попасть в меня, гад! — крикнул он, оглушенный. — Ты мог это сделать, пока я был на руднике! Тебе нужно не убить меня, а напугать, правда? — На мгновенье ему показалось, что кто-то пытается заговорить с ним, но это было все то же эхо. — Что, сволочь, Хассельблада напугать не выгорело?

Дождавшись, пока глаза привыкнут к полумраку, он осторожно приблизился к шахтному стволу в центре громадного, перехваченного ржавыми балками и эстакадами помещения.

Из квадратной дыры ствола торчали направляющие подъемного механизма с застопоренной невысоко над поверхностью опрокидной клетью, разило сероводородом. К одной из стен ствола крепилась пожарная лестница — зигзагами, марш за маршем, она спускалась в кромешную тьму. Из этой тьмы донесся глухой выстрел. Пуля с визгом отрикошетила от балки над головой Аякса. Аякс принялся стрелять в ответ — давил на спусковой крючок, пока были патроны, — сдернул с пояса запасной магазин, но перезарядить пистолет не успел — с адским скрежетом перевернулся кузов застопоренной клети, и буквально в шаге от него на землю обрушился тяжеленный сноп угольной пыли. Какое-то время Аякс не мог ни видеть, ни двигаться, ни дышать, уверенный, что оказался погребен под этим антрацитным барханом. Однако, когда пыль осела, выяснилось, что его засыпало всего лишь по лодыжки.

Из копра Аякс вышел, сильно ссутулившись, словно ждал, что на него обрушится что-то еще. В одной руке он продолжал держать разряженный кольт, а в другой запасной магазин. На зубах у него скрипел уголь. Чихнув, он поднял вокруг себя небольшое черное облако. На себе он не видел ни одного светлого или цветного пятнышка, и, несмотря на пасмурную погоду, уже чувствовал испарину по всему телу.

* * *

Проехать незамеченным мимо рудника ему не удалось. Лейтенант Бунзен, заметив его, дал знак подъехать к обрыву. Однако Аякс остановился на том самом месте, где следователь застал его взмахом руки. Лейтенант, сообразив, что что-то не так, сам пошел ему навстречу.

— Что с вами? — спросил он неуверенно, с опаской встав неподалеку от джипа и близоруко всматриваясь в салон.

— Ни слова больше, — попросил Аякс. — Дайте мне сначала добраться до ванны, потом я целиком в вашем распоряжении.

— К сожалению, не могу, — ответил Бунзен. — Прежде вы должны…

— Хорошо. — Заглянув в зеркало заднего вида, Аякс с усмешкой отер запястьем лоб. — Тогда, лейтенант, либо вы разгоняете толпу, либо я отвечаю на все ваши вопросы в участке.

Следователь, улыбаясь, позвонил по мобильному кому-то из патрульных, сказал, что возвращается в город, попросил, чтоб судмедэксперты «не тянули», и сел в машину к Аяксу на заднее сиденье.

* * *

В туалете полицейского участка Аякс кое-как смыл угольный налет с лица и шеи, опустошил карманы пиджака и затолкал его в мусорный бак. На столе в кабинете следователя он разложил бумажник, документы, запасную пистолетную обойму, разряженный кольт с открытым затвором и покосился на папку с собственным делом, которая уже достигла толщины телефонного справочника.

— Не пойму, — сказал Аякс, указав на дело, — дрожжей вы добавляете туда, что ли?

Бунзен положил на папку хрустальную пепельницу с катающимся на дне металлическим шариком и аккуратно, одним пальцем подвинул пистолет за рукоять, так что ствол его лег вдоль длинного края стола и в то же время нацелился на папку. Подушечка мизинца лейтенанта была заклеена пластырем.

— Вчера, приблизительно в это же время, вы хотели сделать заявление о возможном убийстве, — неопределенным тоном сказал Бунзен.

— Было дело, — кивнул Аякс.

— Но почему вы решили, что это будет именно убийство? — спросил следователь.

— Потому что старик как с цепи сорвался.

— Что вы имеете ввиду?

— А то, что все было в точности так же, как с Иосифом накануне его смерти. — Аякс встряхнул плечами. — Истерика и обещание раскрыть у обрыва государственную тайну.

Бунзен сложил локти на столе и потрогал мизинцем рукоять кольта.

— А почему все-таки не заявили?

— Почему… — Аякс посмотрел на свои руки, на которых еще оставались черные разводы. — Не знаю даже. Дурацкая ситуация какая-то.

— Ну, а все-таки?

— Если бы я заявил о планируемом убийстве, — рассудил вслух Аякс, — а убийства не произошло, я повесил бы на себя еще одну статью — заведомо ложное сообщение о преступлении. С другой стороны, если бы я не сообщил о возможности убийства — это при том, что знал, что с большой степенью вероятности оно случится, и оно бы таки произошло, — скоро я оказался бы в числе первых подозреваемых.

— И вы избрали третий вариант, — резюмировал Бунзен. — Сообщили о возможности убийства и сразу отказались от сообщения.

— Получается, что так.

— А вы знаете, что многие очевидцы сегодняшнего происшествия указывают на вас, как на стрелявшего?

Аякс, вспомнив ехидный детский голос из толпы, щелкнул пальцем по грязному разряженному кольту.

— Догадываюсь.

Бунзен убрал руки со стола.

— И как вы к этому относитесь?

— С пониманием, — сказал Аякс.

— То есть?

— Вы сами прекрасно знаете, что такое работа со свидетелями, лейтенант.

— И все же?

— Человек склонен выдавать желаемое за действительное, выдувать из мухи слона. Еще он может грезить наяву. Что же касается нынешнего случая… — Разминая шею, Аякс посмотрел в потолок. — Двое вот-вот готовы встретиться друг с другом, один из них падает со сквозным огнестрелом, на втором, у которого к тому же пистолет, оказывается кровь первого. Все просто.

— Почему вы не дождались патруля? — спросил Бунзен.

— Потому что я видел стрелка. А вот почему вы не послали наряд в промзону, это намного интересней. Ведь я сразу сообщил, что стреляли оттуда.

— Если вы были там, то должны понять, почему.

— Понимаю, да не совсем, — сказал Аякс. — Там может расположиться целая армия, а вы об этом и не узнаете. Расстреливать с верхних этажей копра рудник — не знаю… одно удовольствие. К тому же я видел там свежие следы грузовика.

— Это пиротехники, — сообщил следователь.

— Кто?

— В праздники у нас салюты производятся из промзоны.

— А вам не приходило в голову допросить пиротехников?

— А вам не кажется, что вы уже начинаете грезить наяву?

Аякс пристукнул ребром ладони по колену.

— Значит, я опять единственный подозреваемый.

— Я этого не говорил, — возразил Бунзен.

— Странно. — Аякс взглянул на папку под пепельницей. — Очевидцы происшествия все как один указывают на меня, а вы, не видевший ничего, почему-то уверены в обратном.

Бунзен, приподняв очки, потер переносицу.

— Во-первых, не все очевидцы указывают на вас. Во-вторых, я уже имею кое-какие предварительные заключения судмедэкспертов.

— Какие же? — осведомился Аякс.

— Например, что выстрел произведен с большого расстояния. И что это винтовка армейского калибра, пять с половиной миллиметров.

— И даже после этого вы не хотите обследовать промзону?

— Нет.

— А если я вам скажу, что стрелок скрылся в шахтном стволе?

Лейтенант Бунзен встал из-за стола, подошел к окну, выглянул на улицу и осторожно огладил кончиками пальцем иглы кактуса.

— Знаете что, агент, поезжайте домой. Придите в себя. Поговорим после.

— Так что насчет шахтного ствола? — упрямо сказал Аякс. — И что, если рудник продолжает работать?

Лейтенант отдернул от кактуса многострадальный мизинец, возвратился за стол и, посасывая палец, распечатал пакетик с асептическим пластырем.

— Знаете, я понятия не имею о том, продолжает рудник работать или нет. Говоря официально, не располагаю оперативной информацией на этот счет. — Бунзен снял с мизинца старый пластырь и наклеил новый, после чего с силой прижал мизинец к столу. — Но если вы и вправду загнали вашего стрелка в этот ствол, то преступник был у вас в руках. Ждал, можно сказать, на блюдечке.

— Это с какой стати?

— На глубине двадцати метров ствол заглушен.

Аякс шумно перевел дух.

— А почему не на поверхности?

— Спросите что-нибудь попроще.

Взгляд Аякса в который раз упал на папку с делом:

— Что-то новенькое из центра?

Бунзен взялся за хрустальную пепельницу и, не отрывая от папки, повертел ею из стороны в сторону. Металлический шарик со стуком покатился по дну.

— Не только из центра.

— Взглянуть бы, — потягиваясь, Аякс с мечтательным видом заломил руки за спину, — одним глазком.

— Пожалуйста. Можно и обоими. — С этими словами, приподняв пепельницу, лейтенант достал из папки несколько цветных фотографий и разложил их поверх пистолета и бумажника Аякса.

На снимках Аякс увидел себя беседующим с архивариусом в радоновом бассейне, причем с первого взгляда было ясно, что беседа их, даром что проходила в воде — явно взвинченная, с ощеренными ртами и настолько энергичной жестикуляцией, что кисти рук на большинстве фотографий вышли смазанными.

— Профессиональная работа, — заключил Аякс, пытаясь представить, откуда, из какой точки была произведена съемка. — Хоть прямо в суд.

Лейтенант спрятал снимки обратно в папку:

— Не шутите, да не судимы будете.

— Я бы на вашем месте, — произнес Аякс с прежним мечтательным видом, — все-таки немедленно арестовал меня.

— Вот поэтому каждый из нас на своих местах, — парировал Бунзен. — Вы свободны.

Аякс сгреб со стола свои вещи, растолкал их по карманам брюк, с лязгом спустил на пистолете открытый затвор и вставил в рукоять обойму. К двери он направился, держа кольт двумя пальцами и помахивая им, будто тростью.

— Одна просьба, — сказал вдогонку следователь, — впредь старайтесь выбирать себе собеседников так, чтобы потом их не находили…

— Понял, понял, — обернулся Аякс. — У обрыва. — Он взялся за дверную ручку. — Только тут имеется одна проблема, лейтенант.

— Что еще?

Аякс приоткрыл дверь и произнес так громко, чтобы его можно было слышать во всем участке:

— Как прикажете быть, когда у столовой горы со всех сторон — обрыв?

* * *

На полдороге к дому он резко развернул машину и снова поехал на плато, в промзону. Погода испортилась окончательно, лил дождь. Колеса джипа пробуксовывали на мощеных булыжником подъемах.

В копре Аякс посветил мощным фонарем в шахтный ствол — на глубине примерно двадцати метров тот действительно оказался заглушен железной плитой. Направляющие подъемного механизма и пожарная лестница, не достигая плиты метра-двух, были срезаны. С крыши копра текло, но из-за большой высоты потолков струи воды рассеивались прежде, чем достигали земляного пола, поэтому казалось, что внутри помещения тоже идет дождь.

Аякс, пораздумав, спустился по пожарной лестнице в ствол. Он не нашел тут ни тайных ходов, ни лазеек — ничего, кроме разбросанных по поверхности плиты шкивов, обрезков металлических тросов, кабелей и раскрошенных кусков бетона. Его шаги отдавались в толстой плите, точно в камне, он никак не мог заставить себя поверить в то, что под ним еще десятки, если не сотни, метров пустоты. Заглушенный ствол служил чем-то вроде звукового рефлектора — Аякс прекрасно различал журчание воды и завывание ветра в верхних этажах копра. Впрочем, так же хорошо ему было слышно, как завелся автомобильный двигатель и включилась трансмиссия, после чего шум пробуксовавшего джипа растворился в шуме дождя.

* * *

Из промзоны он возвращался затемно. В раскисшей земле след широких протекторов угнанной машины был виден хорошо, Аякс старался держаться его. Заслоняясь от дождя куском рогожи, он ругался во весь голос. С наезженной колеи за территорией промзоны след резко сворачивал в сторону рудника. Подозревая худшее, Аякс прибавил шаг, и не ошибся — рифленый оттиск покрышек внедорожника обрывался в пропасть. В сердцах Аякс бросил туда же рогожу.

Размазывая по рубашке воду и угольную грязь, он двинулся вдоль каменистой кручи по направлению к парковой зоне. От холода у него уже зуб на зуб не попадал. Из-за плотной пелены дождя и сумерек дальнего берега дыры было не видать, отчего ему казалось, что он идет вдоль обычного горного обрыва.

Вскоре послышались возбужденные крики и голоса, и Аякс увидел сквозь завесу воды — примерно в том месте, где был застрелен архивариус — неясные очертания человеческих фигур, не то дурачившихся, не то дравшихся. Чтобы не выдать себя, он дал круга через лесопосадки и приблизился к дерущимся (теперь у него не было сомнений, что у обрыва кто-то выяснял отношения), из-за деревьев. Потасовка несколько утихла, зато стали громче крики, в одном из которых Аякс узнал срывавшийся в плач голос Эстер.

Он схватился за пустую кобуру, и вспомнил, что бросил пистолет в машине.

Из темноты у обрыва послышался хлесткий звук пощечины, за ним хриплый, взбешенный голос:

— Другого не нашла?.. не знаешь, что он федерал?

Наконец Аяксу удалось разглядеть Эстер. Она стояла в луже воды на коленях. Замотанная в мантию фигура горбуна занесла над ней руку для удара, снова послышался звук пощечины. Аякс, не раздумывая более ни секунды, подхватил из-под ног увесистый обломок ветки и бросился к обрыву.

В короткой сумбурной стычке он разогнал мужчин — всех, кроме замотанного в плащ горбуна. Этого, разломав в свалке корягу, он на тумаках погнал к пропасти, повторяя раз за разом:

— Появляться у обрыва после наступления темноты опасно для жизни!

В конце концов, поскользнувшись, горбун сорвался в рудничный ствол.

Аякс вернулся к Эстер и взял ее на руки.

— Ну что, — сказала Эстер, тяжело дыша и посасывая разбитую губу, — оценил местных мужиков по достоинству?.. Еще вопросы имеются, агент?

Аякс молча поцеловал ее.

* * *

Утром в полицейском участке он ждал вопросов о ночной потасовке на руднике и о пропавшем без вести человеке. По крайней мере, сержант Клапрот должен был поинтересоваться его разбитыми кулаками и синяками на физиономии. Но вместо всего этого дежурный объявил о смягчении режима подписки о невыезде. Отныне Аякс был обязан отмечаться в участке не каждый день, а лишь через два дня на третий. Аякс попросил лист бумаги и, стараясь не сильно пачкать его зеленкой, которой были испещрены руки, написал заявление об угоне машины и краже личного оружия.

Мальчишке-продавцу в оружейной лавке он сообщил, что по вторникам у него заведена железная традиция — приобретать в личное пользование автоматический восьмизарядный Colt Double Eagle с запасным магазином. Мальчишка ошалело взглянул на него и, отперев пультом дверь тира, даже забыл нахлобучить обратно свои наушники. В тире Аякс наскоро отстрелял новый пистолет и направился к дальней стене с мишенями. За пулеуловителем, которым служили сложенные торцами к линии огня бревна, был глухой тупик. Аякс сорвал мишень с продырявленным Черным рудокопом, скомкал и забросил ее за бревна.

После обеда он взял в кредит новую машину. Пока директор — и, по всей видимости, единственный служащий — автомагазина оформлял документы, Аякс болтал с ним о пустяках. Однако, поняв некоторое время спустя, что разговор завязывается не о чем-нибудь, а о храме Иезекииля, смерил косым взглядом своего собеседника, сделал вид, что ему звонят на сотовый телефон, и минуту-другую бормотал в трубку пустые фразы и междометия. Директор — апоплексический толстяк, страдавший настолько сильной одышкой, что не то что разговор, а всякое слово давалось ему с трудом — смущенно повозился на стуле, как будто сознавая собственную бестактность. Для завершения сделки он попросил Аякса «зафиксироваться» на электронном определителе избыточного веса. Прибор находился тут же, в торговом зале.

— Зачем? — спросил Аякс.

— Стандартная процедура, — пожал жирными плечами директор.

Аякс встал на платформу весов и опустил себе на макушку подвижную губу шкалы для измерения роста. На жидкокристаллическом дисплее аппарата он с удивлением увидел свои паспортные данные, номера банковского счета и страховки. Синтезированный женский голос сообщил ему, что его вес в норме, порекомендовал поддерживать «текущие характеристики» и пожелал всего наилучшего.

Битых три часа затем Аякс колесил по промзоне в поисках замаскированных ходов в рудник, тайников с оружием — всего того, что могло бы вывести на вчерашнего стрелка, — но безуспешно. На одном из пустырей ему лишь удалось обнаружить бетонированную площадку, которую, судя по обилию обрезанных проводов, больших, разящих пороховой гарью картонных гильз и пустых огнетушителей, пиротехники использовали в качестве базы для производства фейерверков. По следу своей угнанной машины Аякс отправился к рудничному стволу, спешился неподалеку от края, поковырял носком ботинка обрывавшиеся в пустоту отпечатки протекторов и футбольным щелчком отправил вниз небольшой камень.

* * *

Под вечер он заехал в водолечебницу. Его догадка была незатейлива, даже наивна, тем не менее, он хотел проверить ее: трубопровод, снабжавший бассейны термальной водой, мог иметь сообщение с рудником.

Во дворе санатория Эдит отчитывала за что-то полоумного Арона. Арон, посмеиваясь, заслонялся от девушки портативной видеокамерой. Аякс, дождавшись, когда медсестра наконец обернется к нему, попросил ее показать место, из которого лечебные бассейны снабжались термальной водой. Арон, воспользовавшись удобным случаем, сбежал. Эдит, хмурясь и еще тяжело дыша, непонимающе посмотрела на Аякса, и ему пришлось повторить свою просьбу.

Из-за плотного пара в помещении насосной станции мало что можно было рассмотреть. Однако Аяксу с первого взгляда стало ясно, что старые, небольшого диаметра трубы, даже если имели непосредственный выход в рудник, ничего, кроме минерального кипятка и хлопот, доставлять были не в состоянии. Все-таки он поинтересовался у Эдит, чем забивается водопровод.

— Вопрос не ко мне… — Девушка вышла за порог и, дождавшись, пока Аякс последует за ней, заперла дверь.

— А к кому?

Эдит вытерла взмокшее от пара лицо.

— К Арону.

— Вы, я смотрю, не слишком-то ладите с ним.

— Да с ним, кроме прокуратуры, вообще никто не ладит.

— Кроме прокуратуры, — замер Аякс. — Вот как?

Вместо ответа Эдит прижала к губам палец и пригласила Аякса идти за ней. Через тайный ход в стене за секцией шкафчиков они пробрались из подвала в женскую раздевалку одного из сероводородных бассейнов. Из стены, примыкавшей непосредственно к процедурному залу, медсестра вынула кафельную плитку и позвала Аяксу взглянуть в открывшийся проем.

Перед Аяксом предстала картина одновременно таинственная, комичная и отталкивающая. Бубня то ли гимн, то ли молитву, совершенно голые старухи с распущенными волосами — у каждой была зажженная свеча в одной руке и тряпичный лоскут в другой — вели хоровод вокруг дымящегося бассейна, в котором плавало нечто, напоминавшее спущенную резиновую камеру от покрышки грузовика.

— Что это? — спросил Аякс медсестру, когда они возвратились во двор.

— Дурдом, — ответила Эдит, закурив. — Стационар. Самый настоящий. Старые психопатки заняты омоложением, поисками философского камня, а молодой идиот подглядывает за ними.

— А при чем тут прокуратура? — уточнил Аякс.

— Ну, видеокамеру он точно там заполучил.

— То есть вы знаете об этом наверняка?

— От него самого и знаю, — хмыкнула девушка.

— Но к чему, скажите, прокуратуре свихнувшиеся старухи?

— Хороший вопрос.

Аякс тоже закурил. В сгущавшихся сумерках расставленные по двору санатория статуи, казалось, парили над землей.

— Вы знаете, — сказала Эдит, — что население нашего благословенного города — самое молодое в стране? Если не во всем Старом и Новом свете? Средний возраст — что-то в районе тридцати двух лет. Как у древних спартанцев. Нас обставляет, по-моему, только Африка.

— Нет, не в курсе. А что?

— Неплохой повод свихнуться на старости лет, правда?

— Я все-таки не понимаю, — усмехнулся Аякс, — при чем тут прокуратура?

Эдит, как будто не слыша его, кивнула в сторону здания.

— …И всей этой чепухой, омовениями… Всем этим, я думаю, они не столько выказывают сумасшествие, а заслоняются от него, что ли. Не столько хотят омолодиться, сколько извиняются за старость свою.

— А что там плавает в бассейне, когда они… ну, ходят вокруг?

— Змея.

— Змея?

Эдит взмахнула сигаретой.

— Да не переживайте. Чучело резиновое.

— А почему именно змея? — продолжал недоумевать Аякс.

— Наверное, потому что она способна сбрасывать старую кожу.

— И что с того?

— Ну, подумайте сами, — предложила Эдит, — что еще может служить лучшим символом обновления, вечной молодости?

— Не знаю, — вздохнул Аякс. — Все что угодно, только не змея.

Девушка улыбнулась:

— Так что, например?

Аякс в ответ только покачал головой.

— Почему вы сразу не сказали мне, что Арон сделал тот снимок, который я вам показывал на прошлой неделе?

— Имеете в виду фотографию своего предшественника? — спросила Эдит.

— Да.

— Тот снимок агента Хассельблада сделал не Арон.

— А кто? — удивился Аякс.

— Я, — сказала девушка.

— Вы?

— Агент сам попросил меня об этом.

— Тогда зачем вы передали снимок в прокуратуру?

— Да ничего я не передавала. Это был казенный аппарат, им мы фотографируем курсовых пациентов — до лечения и после. Арон, наверное, скачал и удалил снимок с карты памяти сразу после того, как я оставила камеру в ординаторской, потому что на следующий день, когда ваш агент попросил меня записать для него картинку, нужный файл я уже не нашла. — Эдит аккуратно затушила сигарету наслюнявленными пальцами и бросила ее в урну. — Кстати, фотографию, которую на той неделе вы предъявили мне, я сама увидела впервые. Ну, в смысле — на бумаге.

— У меня тогда еще один вопрос, если можно… — Аякс, сделав последнюю затяжку, тоже бросил окурок. — Кто из вас двоих позавчера снимал меня в реакторе с архивариусом?

Эдит ушла, не удостоив его ответом. В кармане у Аякса зашевелился мобильник, извещая об SMS-передаче. Сообщение состояло из одного слова: «Fire». Что это значит, стало ясно минуту спустя, когда небо над рудником рассыпалось огненно-лимонными брызгами, и последовал раскат первого залпа погребального салюта.

* * *

Неделя прошла без происшествий.

Шишки и раны Аякса быстро заживали, чему в немалой степени способствовали свежий горный воздух, дымящиеся бассейны с термальной водой и сочувствующими старухами, прохладное пиво на открытых площадках пустых ресторанчиков, утренние прогулки по плато и холодные компрессы Эстер по ночам.

Жизнь в городке шла своим чередом. Горожане, которые, похоже, не испытывали ни в чем нужды, не чурались грубого физического труда. В Столовой Горе постоянно ремонтировались дороги, не было ветхих и негодных домов. На строительстве новых зданий детского сада и школы с одинаковым усердием работали стар и млад. Редких служащих муниципалитета, и тех, кажется, можно было чаще видеть с лопатой или шпателем, чем с телефоном или блокнотом. Временами Аяксу даже представлялось, что он начинает понимать эту обманчивую, словно мираж, Столовую Гору — понимать и принимать ее.

* * *

Его благодушие, впрочем, не длилось долго.

Во время очередного допроса у лейтенанта Бунзена, воспользовавшись отлучкой следователя, он решился заглянуть в свое дело, которое уже распухло до размеров фолианта. Он рассчитывал узнать новые подробности о перестрелке у банковского депозитария, но первые несколько секунд перебрасывал подшитые страницы с таким видом, будто залез в чужое дело. Он даже был вынужден проверить, его ли данные и фотография находятся в заглавии… Аякс не знал, что и подумать: перед ним было не досье законопослушного гражданина и контрразведчика, даже не дело обычного преступника, а мартиролог серийного потрошителя. Показания свидетелей, снимки обезображенных трупов, орудий убийства, протоколы опросов и вскрытий, и всюду, на каждой странице, под каждым снимком — черным по белому и белым по черному — его имя. На минуту Аякс впал в некое полудремотное, помраченное состояние. Из поля его зрения пропало все, кроме разверстой бумажной кипы на столе. И пока он, как загипнотизированный, таращился на эту кипу, в уме у него крутились только два слова: «Столовая Гора». Он повторял их без счета, так что со временем они начали служить заглавием этого воплощенного кошмара.

По возвращении в кабинет Бунзен молча убрал дело в сейф, сел за стол и выжидающе взглянул на своего подследственного. Встретившись с лейтенантом глазами, Аякс понял, что тот не просто знает, что он заглядывал в дело, но, скорей всего, папка осталась без присмотра не случайно — Бунзен, против обыкновения, даже не прижал ее пепельницей с металлическим шариком на дне.

— И… что вы об этом думаете? — спросил Аякс, указав на сейф.

— А вы? — отозвался вопросом следователь.

— Ничего.

— Что, усердствует столица?

— Вы о чем?

— О вашей миссии в Горе, агент. О вашей сверхсекретной миссии, которой местная прокуратура не имеет права интересоваться и о которой вы сами, похоже, так и не составили никакого вразумительного понятия.

— Начинается, — вздохнул Аякс.

— Что начинается?

— В который раз повторяю, лейтенант: я не намерен обсуждать свои отношения с начальством.

— А я вам этого и не предлагаю.

— Что же вы предлагаете?

— Вы хотя бы знаете, что ваше ведомство уже третий день забрасывает Гору требованиями вашего ареста и немедленного этапирования в столицу?

Аякс кашлянул в кулак.

— Что?

Вместо ответа Бунзен выложил перед ним фирменный бланк Управления федерального агентства по безопасности. Это было постановление об аресте, выписанное на имя Аякса и составленное по всей форме, с исходящим номером, визой заместителя начальника Управления и гербовой печатью.

— Прибыло третьего дня с курьером, — пояснил Бунзен.

Аякс, у которого из-за сильного сердцебиения начинало рябить в глазах, старался не выказать своей растерянности и волнения.

— Почему вы сразу не известили меня об этом? — спросил он.

— Не видел такой необходимости.

— Лучше скажите, что выжидали.

Бунзен поправил очки.

— Не без этого.

— Почему же вы до сих пор не арестуете меня?

— Потому что доказательная база, — Следователь щелкнул ногтем по стенке сейфа, — и факты — зачастую разные, противоположные вещи. Нет?

— Я могу сделать звонок в Управление? — спросил Аякс.

— Можете. Хотя это и нарушение, я готов закрыть на него глаза. Только вы сами знаете, чем все кончится.

— Например?

— Вам скажут, что никакого постановления нет, и в то же время предложат срочно выехать в центр. По любому поводу.

— А почему я просто не могу уехать?

— Да можете ехать хоть сейчас. Гоняться за вами я не собираюсь. Однако знайте, что в таком случае, нарушая постановление окружного суда, вы сами ставите себя вне закона. Поймите простую вещь. Вот это, — следователь двумя пальцами поднял за край постановление об аресте, — несмотря на свой безупречный ведомственный наряд, в сравнении с тем судебным решением, которым располагаем мы — ничто. Юридической силы в этом листке не больше, чем физической массы.

— Хотите сказать, — рассудил Аякс, — что окружная прокуратура — моя последняя линия обороны?

— Что-то в этом роде.

— Так я и думал. Можно воспользоваться вашим телефоном?

Бунзен молча выдвинул аппарат на середину стола.

Аякс позвонил в Управление оперативному дежурному и попросил соединить его с Рихтером. Дежурный ответил, что начальника Четвертого отдела нет на месте, однако на его, агента Аякса, имя поступило устное распоряжение начальника штаба о немедленном возвращении в центр. Аякс положил трубку.

— Знаете, — сказал Бунзен, огладив лоб, — у меня такое чувство, что вас пытаются выманить из Горы лишь с одной целью.

Аякс продолжал держать руку на телефоне.

— С какой?

— Чтобы окружная прокуратура объявила вас в федеральный розыск. Ведь мы должны будем сделать это немедленно.

Аякс оттолкнул телефон и подался обратно, закинув локоть за спинку стула.

— Зачем им федеральный розыск?

— Думайте сами, — хмыкнул Бунзен. — Вспоминайте свои грешки.

— У меня только одно служебное взыскание, — сказал Аякс.

— Перестрелка у депозитария? — уточнил лейтенант.

— Да.

— Это, по-моему, не совсем то.

— Почему не то?

— Во-первых, взыскание за банк вы уже заработали. Во-вторых, грешок, за который вас пытаются прижать к ногтю сейчас, настолько особенный, что ведомство ваше не может себе позволить предъявить обвинение напрямую, от своего имени. Думаю, оно хочет сделать это нашими руками.

— Если продолжить вашу замечательную мысль, — Аякс указал взглядом на постановление об аресте, — то получится следующее: мое ведомство застрелило тех несчастных стариков, чтобы подставить меня.

— Ни в коем случае. Вот уж и нет. Эти два огнестрела — чисто нашего, горного, если так можно сказать, происхождения.

— Почему вы в этом так уверены?

Лейтенант Бунзен задумчиво усмехнулся.

— Наверное, потому что все это время не сидели, сложа руки.

— Не скажете, значит…

Следователь откинулся в кресле.

— Забавный вы, ей-богу, человек. О себе и о своих ведомственных дрязгах говорить отказываетесь наотрез и в то же время уверены, что пойти по вашей просьбе на должностное преступление — раскрытие тайны следствия — я могу запросто.

— Извините.

— Лучше займитесь своим непосредственным делом, — посоветовал Бунзен.

— О чем вы?

— Найдите убийц Хассельблада, расковыряйте эту навозную кучу. Взорвите эту столовую гору. Мне кажется, вас и пытаются остановить только потому, что вы чересчур преуспели в своем расследовании.

— Открыть вам тайну? — сказал Аякс. — Тайну следствия?

— Валяйте.

— В своем расследовании я не продвинулся ни на шаг.

— Ну, это вам так кажется. — Бунзен глянул на сейф. — Кто-то на этот счет другого мнения. Мой вам совет: попытайтесь взглянуть на ситуацию свежим взглядом. Начните с чистого листа. Забудьте или отложите в долгий ящик все, что до сих пор казалось вам бесспорным и незыблемым. Посвящайте больше времени горным прогулкам.

— Горным прогулкам? — переспросил Аякс.

— Вы знаете, что получится, если сложить амнезию с геологией? — ответил вопросом следователь.

Аякс сокрушенно почесал в затылке.

— Столовая Гора.

Бунзен улыбчиво поджал рот:

— Получится — всё…

Их беседа прервалась громким шумом и возней в оперативном зале. Со стоянки с воем сирен выехала патрульная машина.

Аякс и Бунзен вышли в дежурную часть.

— Цыгане только что разнесли банковскую контору на вокзале, — сказал следователю Клапрот, взмахнув рацией. — Тяжело ранен начальник вокзала. Это пока все, что известно.

— Вы на колесах? — обратился Бунзен к Аяксу.

— Да.

— Не подбросите?

— Без проблем.

* * *

— Зачем цыганам понадобилось громить вокзал? — спросил по пути Аякс.

— В прошлое воскресенье они впервые не смогли отовариться в Горе, как обычно, — ответил следователь.

— Отовариться?

— На той неделе вышло постановление дочернего банка компании. В участке есть это письмо. Банк ограничивает продажи льготных сертификатов. На один паспорт больше ста грамм теперь не выдают.

— Больше ста грамм — чего? — уточнил Аякс. — Сертификатов?

— Золота, которое обеспечивает сертификат.

— Прикрылась, значит, лавочка.

— Лавочка-то прикрылась, — вздохнул Бунзен. — И банк понять можно. Но теперь жди неприятностей от цыган.

— Думаете, вокзалом дело не кончится?

— Наверняка нет.

Аякс высадил лейтенанта возле железнодорожной станции. Развернул машину, чтобы ехать обратно, но притормозил, заметив начальника вокзала — в разодранном мундире, с окровавленным лицом, Зелинский что-то с воодушевлением разъяснял врачу скорой помощи и, хохоча, оттолкнул медицинскую тележку, за которой был вынужден отправиться в погоню капрал Вернер.

Неожиданно в окно джипа с другой стороны громко постучали. Обернувшись, Аякс увидел рядом с машиной Эстер. Довольная произведенным эффектом, она попросила открыть багажник, водрузила туда тяжелую, испачканную землей сумку, потом села рядом с Аяксом и поцеловала его:

— Не подбросите девушку?

* * *

Воспоминания — пусть перепутанные, смутные — о содержимом собственного дела преследовали Аякса, как донимающая приступами болезнь. Несколько дней он не находил себе места. Где он ни появлялся, какая картина ни представала перед ним, за всяким фасадом, за всякой улыбкой ему мерещилась Столовая Гора. Эстер сказала, что даже во сне теперь он грезил Столовой Горой.

Поэтому, не столько из служебного рвения, сколько для того, чтобы развлечься, чем-то занять мысли помимо проклятой папки, он решил выяснить, что делает в городе бронированный фургончик-рефрижератор, с какой целью каждый будний день нелюдимые перевозчики мяса проделывают немалый путь в Столовую Гору из столицы и обратно. Буквально в течение одного дня он выяснил, что фургончик вообще ничего не развозил по городу, а наоборот — собирал что-то по дворам. И собирал что-то компактное и тяжелое. И под конец загружался этим компактным и тяжелым до того, что при спуске с горы угрюмые лица ребят за бронированными стеклами кабины горели почти так же, как тормоза. Непонятно было одно: откуда могло поступать столько металла, если рудник не работал. А рудник и в самом деле был заглушен, чтобы убедиться в этом, не требовалось инспекций, достаточно просто прогуляться по обрыву или увидеть начинавшие обрушиваться внутрь ангары промзоны. Что-то происходило у обрыва по ночам. Это правда. Но и тут не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что происходившее имело отношение не к подъему чего-либо на поверхность, а к сбрасыванию чего-то — или кого-то — в прямо противоположном направлении. И если это был новый вид алхимии — человечина в обмен на золото (впрочем, не такой уж и новый), — то раздел, который в этой новой алхимии занимала местная забава с кенотафами, был покрыт мраком абсолютным. Аякс попытался добыть у Бунзена санкцию на задержание и досмотр рефрижератора, но получил ожидаемый и законный отказ — фургончик колесил по Горе не первый год, имел лицензию на развозку продуктов питания и был зарегистрирован в местном налоговом комитете. Если хозяевам приспичило бронировать свое авто, это было их личное дело. Правил дорожного движения развозчики не нарушали, общественного порядка тоже, и будет с них.

По совету Эстер Аякс решил плюнуть на свое расследование и заняться бальнеотерапией. Он стал посещать дымящиеся бассейны с термальной водой и старухами, которые день ото дня начинали сторониться его тяжелого взгляда. Впрочем, бассейнам он предпочитал ресторанчики и пабы. Тут его взгляд смягчался, отпускала тревога, и, невзирая на увещевания Эстер, он все чаще напивался до зеленого змия. Проснувшись как-то ночью, увидел в верхней части левого бедра Эстер крохотную татуировку — изображение змейки, кусающей себя за хвост. Змейка служила обрамлением для надписи в круге: «Soma-sema». Когда Аякс склонился над татуировкой, пытаясь лучше рассмотреть ее, змейка как будто бы ожила и едва не ужалила его. Аякс в ужасе столкнул Эстер с постели. После этого случая он бросил пить и стал посвящать большую часть времени прогулкам и бассейнам с дымящейся водой, но уже без старух, которые при одном известии о его приближении разбегались по другим процедурам. Помалу Аякс пришел в себя настолько, что сделался способен не замечать даже пухнущей папки с собственным делом на следовательском столе.

* * *

— Почему, кстати, ты до сих пор не познакомишь меня со своими родителями? — спросил он однажды у Эстер в санатории, после того как, завидев их в дверях «реактора», старухи спешно принялись выбираться из бассейна.

— Я подкидыш, — ответила Эстер.

— Откуда, в таком случае, тебе известно, что ты коренная?

— А я и не знаю, что коренная.

— Жить-то тебе есть где, патриотка?

— Есть, не переживай…

Из водолечебницы Эстер привела Аякса в свой пустующий дом, который как две капли воды был похож на коттедж Аякса: два этажа со стороны главного фасада и улицы, один этаж со стороны горного склона. Обжитыми в доме выглядели только спальня и столовая. На первом этаже, у двери в подвал, были грязные следы ног и засохшие крошки земли. Аякс хотел открыть дверь, но та оказалась заперта на ключ. Аякс спросил Эстер, зачем она заперла дверь. Эстер сказала, что никогда не была в подвале и ничего там не забыла. Аякс вновь подергал дверную ручку — дверь не поддалась. Он дернул сильней, пытаясь сломать замок.

— Ну, хватит! — попросила Эстер. По ее глазам было видно, что ей не до шуток, она сильно напугана.

Аякс, улыбаясь, с равнодушным видом отпустил дверь, однако той же ночью, дождавшись, когда Эстер заснет, опять отправился к ней в дом и проник в подвал с помощью отмычки. Его ждало разочарование: помещение пустовало. Бетонированные стенки и пол были цельны, на них даже не виднелось трещин. Вернувшись домой, Аякс спустился в свой подвал, где застал практически ту же картину: без единой трещинки цементные стены и пол. Укладываясь спать, он нечаянно стащил с Эстер покрывало. На ее левом бедре он снова увидел татуированную змейку, которая кусала себя за хвост, и на всякий случай отгородился подушкой.

* * *

Будучи на другой день в санатории без Эстер, он, к своему удивлению, застал в радоновом бассейне старуху, которая, завидев его, не думала уходить. Он дружелюбно кивнул ей. Старуха презрительно посторонилась. Однако после процедуры подошла к нему в вестибюле и сунула в руки коробку из-под сигар со словами:

— Он знал, что вы струсите.

— Кто? — опешил Аякс.

Старуха молча ретировалась. Аякс, догнав ее, попросил разъяснений. Посмотрев по сторонам, старуха тихо сказала, что она вдова архивариуса.

— А это что? — спросил Аякс про коробку из-под сигар.

— Потом посмотрите, — ответила старуха, — если не страшно.

Аякс, пытаясь разговорить свою новую знакомую, провожал ее до самого дома. Однако старуха как воды в рот набрала. Когда за ней захлопнулась калитка, на опорном бетонном столбе ворот Аяксу попался на глаза выбитый логотип cenotaph. До калитки в своем заборе он не добрал всего несколько шагов — пытаясь открыть коробку из-под сигар, получил удар по голове и упал без чувств.

* * *

В себя он пришел в лазарете полицейского участка. Над ним склонялась медсестра в лазоревом халате с вышитой на кармане изумрудной змейкой. Лейтенант Бунзен стоял неподалеку. Аякс, еще не вполне опамятовавшийся после удара, спросил заплетающимся языком, куда делась пепельница.

Следователь подал ему коробку из-под сигар:

— Эта?

Аякс взял коробку и разнял ее на две половинки: ничего.

— Послушайте, — сказал Бунзен, — вы в своем уме?

— Нет пока, — пролепетал Аякс. — А что?

Лейтенант указал на половинки коробки.

— Скажите, вы и дальше готовы подставлять голову под эту… чушь?

* * *

Из участка, придерживая на темени холодный компресс, Аякс отправился в бюро похоронных услуг.

— Что такое кенотаф? — спросил он у хозяина, который, стоя за конторкой, заполнял какую-то ведомость.

— Простите? — отвлекся от ведомости Мариотт и посмотрел на него поверх очков.

— Кенотаф, — повторил Аякс, ткнув пальцем в одну из плит за прилавком. — Что это? Вид могилы?

Мариотт оглянулся на дверь.

— Нет. Это… долгая история.

— Я не прошу вас рассказывать историю. Скажите в двух словах: что? Вид гроба? дома? забора?

— Если в двух словах, то это, скорее, вид человека.

Аякс попросил ручку, бросил компресс поверх погребальной урны на витрине и вывел на рекламной открытке заведения надпись, вытатуированную на бедре Эстер: «Soma-sema».

— А это что значит?

— Где вы это видели? — удивился Мариотт.

Аякс повторил вопрос.

— Это древний афоризм. — Мариотт придвинул к себе открытку. — Заимствован у греков гностиками. Те и другие рассматривали тело как временное прибежище души. Причем, как не самое привлекательное…

— Что это значит? — спросил Аякс в третий раз.

— Тело — могила.

* * *

В воскресенье, будучи в полицейском участке для контрольной отметки, Аякс стал свидетелем форменного переполоха.

Телефон дежурного разрывался от звонков горожан, требовавших немедленного полицейского вмешательства в «бесчинства» на руднике. Сержант Клапрот вызвал патрульных, но те были не вправе покинуть вокзал, пока там работал пункт продажи льготных сертификатов.

— Опять цыгане? — спросил Аякс.

— Хуже, — сказал сержант. — Джамперы. Не поможете?

— В чем?

— Съездим на рудник?

— Да, конечно…

При подъезде к плато полицейский нашарил под задними сиденьями снайперскую винтовку и подал ее Аяксу.

— Зачем? — растерялся Аякс.

— Я высажу вас на расстоянии прицельного выстрела, — пояснил Клапрот. — Сам поеду дальше, к обрыву. Если повезет, еще успею кого-нибудь отогнать. Ваша задача — расстрелять как можно больше парашютов, пока те на земле. Но если срежете какого-нибудь дурака в прыжке, тоже хорошо — хотя бы умрет без мучений. С прицеливаньем осторожней: разрывные пули.

— Почему разрывные?

— Специально для противопарашютных целей и держим.

Аякс покинул полицейский джип в преддверии парковой зоны. Изготовившись к стрельбе, он сразу увидел джамперов. Их было семеро человек, они спешно готовились к прыжку на площадке перед рудничным стволом. На двоих уже были надеты парашюты. Аякс, не теряя времени, расстрелял экипировку, которая еще находилась на земле. Разрывные пули оказали на джамперов потрясающий эффект: один в ужасе бросился прочь от обрыва и скрылся среди деревьев, другие, те, что не успели надеть парашюты, залегли. Тем не менее, двое успели спрыгнуть в рудник. Подоспевший Клапрот принялся пинками сбрасывать развороченную пулями экипировку в пропасть. Аякс направился к обрыву. По пути его — кто с ужасом, кто с восхищением — провожали глазами горожане. Вернув Клапроту винтовку, Аякс заглянул в салон полицейской машины с джамперами. Задержанных было четверо, в том числе одна девица. Аякс подождал, когда сержант уедет с ними, и отыскал в парке сбежавшего джампера. Тот сидел в кустах дикой малины на ранце с парашютом. Аякс жестом дал ему знать покинуть убежище и забрал у него парашют.

— Жить надоело? — спросил он.

— Вы только не стреляйте, — шмыгнул разбитым носом джампер, — а я еще как-нибудь поживу.

— А чего ж сюда заявился?

— Куда — сюда? — насупился юноша.

— Ну, к обрыву. — Аякс пристукнул парашют носком ноги.

— Не в первый раз уже.

— Вот как? И каким образом выбрался из дыры?

Джампер пожал плечами.

— Да просто все… С четвертого этажа на второй поднимаемся лестницами. Со второго вентиляционная штольня ведет к ледниковой долине. Там на выходе — это сто пятьдесят метров от поверхности — есть хороший карниз. На нем собираем парашюты снова и прыгаем в долину. На земле нас ждет машина.

Аякс сорвал травинку и сунул ее в зубы.

— А что, ниже четвертого никто не залетал?

— Говорят, прыгали, — неохотно признался джампер.

— И что?

— Не знаю. Кто не вернулся, а кто свихнулся.

— Что — все, кто вернулся, чокнутые? — спросил Аякс с недоверием.

— Типа того.

— И что рассказывают?

Джампер, поглядев по сторонам, сунул руки в карманы.

— Ничего не рассказывают. Молчат.

— А какой глубины вообще можно достичь в руднике?

— Считается, что пропускать шестой этаж — верная смерть.

Аякс выплюнул травинку.

— Почему?

— Потому что ниже… — Джампер помолчал, подыскивая нужное слово. — Ниже — дичь. Мезозой.

— В каком смысле?

— Ниже шестого — обвалившиеся площадки и остатки сброшенного оборудования. Высокая температура. Говорят, смертельная концентрация газа и нулевая видимость из-за донных испарений. Еще ходят слухи, что есть что-то там ниже. Или кто-то. А на самом дне озеро — или поток — сернистого кипятка.

Аякс отпустил молодого человека, приказав ему идти в полицейский участок, затолкал снаряженный парашют обратно в кусты и пошел к юго-восточному склону. Метров за триста внизу, у самого подножия горы, горел брошенный автомобиль. Надеясь, что кто-то покажется под горой, Аякс прохаживался по обрыву до темноты, продрог до костей, и все без толку — внизу, в прибывавшей, как вода, беспроглядной тени, от чадящей машины оставалась видна лишь пара тлеющих угольков.

* * *

По дороге домой, минуя похоронное бюро, он заметил проклевывавшийся по краям зашторенных окон служебного цоколя слабый свет, и, недолго думая, забрался в здание с черного хода.

Молодой рабочий-каменщик был занят в граверном цехе шлифовкой двух могильных плит. На первой, с логотипом cenotaph, Аякс, хоть и не без труда, вытягивая шею, смог разглядеть из-за порога имя вдовы архивариуса. Имя, выбитое на другой плите, было ему неизвестно, но по дате рождения он догадался, что это, скорей всего, был кто-то из джамперов.

Еще не вполне давая себе отчет в том, что делает, Аякс поехал обратно на рудник. Порывы ветра на плато достигали такой силы, что машину кренило на оба борта, словно лодку на волнах. Оставив джип на стоянке, Аякс сломя голову побежал к рудничному стволу. Между парковой зоной и рудничным ограждением он увидел брошенный автофургон, а у самого обрыва — связанного по рукам и ногам знакомого джампера. Напротив мальчишки топтался горбун в мантии. В руках у горбуна, лопотавшего на тарабарском языке не то молитву, не то приговор, была большая кирка. Поодаль полукругом расположились на коленях еще четыре фигуры в плащах. Аякс, незамеченный, подняв взведенный пистолет к плечу, следил за происходящим из-за деревьев, и, когда горбун, закончив речь, занес над джампером свою кирку, выстрелил в него. Четверо в мантиях, бросившись по сторонам, тотчас открыли ответный беспорядочный огонь, однако, действуя из укрытия, в короткой перестрелке Аякс уложил их всех до одного.

Обождав, пока рассеется пыль, он освободил от веревок джампера и, не в силах сдержать усмешки, задал ему тот же самый вопрос, что и при первой их встрече:

— Жить надоело?

Юноша, морщась от боли, растирал затекшие руки.

— Когда тебя взяли? — спросил серьезно Аякс.

— Через несколько минут после того, как мы разошлись с вами. — Джампер потрогал шею под ухом. — Набросились из-за деревьев. Вкололи что-то.

— Как звать-то? — рассеянно поинтересовался Аякс, уже отвлекшись от мальчишки и озабоченно глядя на разметанные по площадке перед стволом трупы в мантиях.

— Змей.

— Как? — обернулся Аякс.

— Воздушный Змей, — смущенно пояснил джампер. — Это ник. Ну, или, точнее, что-то вроде позывного. У нас у всех так.

— Ладно…

Аякс по-очереди сдернул капюшоны с убитых — ни одного знакомого лица. Под плащом на горбуне вместо горба оказался ранцевый парашют.

— Наша система, — удивился Змей. — Так он тоже прыгун.

— Прыгун, — вздохнул Аякс.

С молодым человеком они сняли с убитого парашют, после чего перенесли все трупы в фургон, а машину столкнули с обрыва. Фургон канул в чернильный мрак рудничного ствола беззвучно, будто ушел под воду. На заостренном с обоих концов бойке кирки, прежде чем отправить ее вслед за фургоном, Аякс прочел знакомый афоризм: «Soma-sema».

Через несколько минут, когда Змей готовился прыгнуть с чужим парашютом в долину, Аякс посоветовал ему приземлиться как можно дальше от горы и навсегда забыть о случившемся.

— Как можно такое забыть? — спросил молодой человек.

— Тело — могила, — усмехнулся Аякс. — Молчание — золото… Давай.

Дождавшись попутного порыва ветра, Змей прыгнул.

Когда подсвеченный луной парашютный купол растворился в беспокойной мгле долины, Аякс собрал с земли стреляные гильзы, забросал землей лужи крови и снова отправился в похоронное бюро.

* * *

Заведение на этот раз пустовало. В амбарной книге, которую достал из-под конторки в холле, Аякс взялся искать заказчика надгробий — своего и предшественника, — однако запись о его надгробии в книге отсутствовала. Против отметки об исполнении заказа надгробия для Хассельблада значился только адрес доставки. Вырвав страницу, Аякс поехал по записанному адресу, и, к немалому своему удивлению, приехал к воротам коттеджа Эстер.

К себе в дом он вошел с пистолетом наизготовку: входная дверь была открыта. В прихожей валялись обрывки плотной почтовой бумаги. По комнатам гуляли сквозняки. Неожиданно раздался звук шагов бегущего человека, где-то в глубине квартиры громко хлопнула дверь. Спустившись в подвал, Аякс увидел Эстер, которая шарахнулась его, точно призрака.

— Не подходи ко мне! — закричала она. — Прочь, ты!

Аякс молча показал ей страницу из амбарной книги. Эстер, не обращая внимания на клочок бумаги в его руке, продолжала кричать в истерике, чтобы он не подходил к ней.

— Да это я должен прятаться от тебя! Я! — заорал в сердцах Аякс. — И если б Хассельблад вовремя спрятался, не лежать ему сейчас под твоим кенотафом! «Тело — могила»! Черт бы вас всех побрал!

Эстер по-прежнему в ужасе сторонилась его, не понимая ни слова из того, что он говорил. Аякс махнул рукой, бросил страницу из амбарной книги, поднялся в дом и, чертыхаясь, ходил вне себя по комнатам. Однако в спальне, стоило ему взглянуть на кровать, где была брошена раскрытая папка со следственными материалами по его делу, он вмиг понял причину истерики Эстер. Плюнув, с протяжным и бессмысленным ругательством он пошел обратно в подвал к Эстер, однако ее уже и след простыл. Входная дверь была нараспашку. Тогда, закрыв дверь и еще раз пройдя по всем комнатам, Аякс достал из холодильника водку. Сначала одну бутылку, потом вторую. В эту ночь, пролистывая содержимое проклятой папки, он впервые напился после двух недель воздержания. Проснувшись далеко за полночь, он почувствовал, как Эстер обнимает и целует его в плечо. Не помня уже ничего из того, что случилось накануне — и в доме, и на руднике, — но слыша, как плачет Эстер, он все-таки попросил у нее прощения. Она попросила его молчать.

— Молчание — золото, — сказал он, засыпая в ее объятьях.

* * *

— Папку принес почтальон, — сообщила Эстер наутро, пока Аякс, сидя в постели с обвязанным вокруг головы мокрым полотенцем, цедил из бутылки ледяную минеральную воду. — Честное слово. Не веришь — сходи на почту. У них теперь имеется квитанция с моим автографом. Как это у вас называется — оперативная проверка?

— Памятник доставили по твоему адресу? — спросил Аякс.

— Ах, это… — кивнула с деланной озабоченностью Эстер. — Точно. Как я могла забыть свой позор.

— Не паясничай, — попросил Аякс с выражением боли и усталости.

— А ты не прикидывайся идиотом, — огрызнулась Эстер. — Если узнал, что памятник привезли по моему адресу, то мог бы узнать, что я там значусь не одна.

— А кто еще?

— Сестра.

— У тебя есть сестра?

— Представь себе.

— Так это она заказала надгробие?

— Наверное.

Аякс поправил полотенце на голове.

— Да, вот еще…

Он нащупал свои брюки под кроватью, долго тряс их и рылся в карманах, наконец нашел скомканную квитанцию авансового платежа за автомобильный кредит вместе с распечаткой текущего состояния банковского счета и подал бумажки Эстер.

— И что? — Эстер бегло перетасовала документы.

— Ничего, — ответил Аякс. — С того дня, как я оказался у вас, мой личный счет не просто пополнился, а вырос фантастически.

— И что? — повторила Эстер.

— Всех приезжих у вас принято так озолачивать? — осведомился Аякс.

— Тебе следует обратиться в финансовый департамент мэрии, — посоветовала Эстер.

— Зачем?

— Там, думаю, тебя уже не считают за приезжего.

Аякс пощипал себя за мочку уха.

— Кажется, я начинаю догадываться.

— О чем?

— Это у вас форма взятки такая?

Эстер покрутила пальцем у виска:

— Подследственному?

— А что ж тогда?

— А то, что тебя не собираются морить голодом.

— Да на такие деньги можно ресторан открыть.

— Слушай, отстань, а?

Аякс с трудом дотянулся до зажигалки и пачки сигарет на туалетном столике. Его руки дрожали. Он закурил, приспособив вместо пепельницы свернутую кульком квитанцию авансового платежа. Эстер отпила воды из бутылки.

— А, кстати, почему у тебя татуировка в виде змейки? — спросил Аякс. — Подражание?

Эстер облизала губы.

— Подражание — чему?

— Гербу города.

— А не наоборот?

Аякс стряхнул раскаленный пепел мимо кулька себе на живот и, чертыхнувшись, принялся дуть на обожженную кожу.

Эстер, улыбаясь, приставила к ожогу холодное дно бутылки.

— По-моему, дорогой, ты принимаешь все чересчур близко к телу.

Аякс оттолкнул бутылку.

— Да. Очень смешно.

— Почему тату в виде змейки, я не знаю, — сказала Эстер.

— Разумеется, — поддакнул Аякс.

— Что значит — разумеется?

— Не знаешь, говорю.

— А ты знаешь, почему на твоем пистолете две орлиные головы?

— Это название модели. Double eagle. Двуглавый орел.

— Ты не понял. — Эстер поджала губы. — Почему этот двуглавый орел именно на твоем пистолете?

Аякс вытер струйку воды, сбежавшей из-под полотенца на переносицу.

— Что ты хочешь сказать?

— Интересно, — хмыкнула Эстер. — Значит, почему у меня на ноге змейка, которую я помню, сколько саму себя, я знать должна, а почему ты выбрал двуглавого орла, ты вправе не иметь даже приблизительного понятия.

— Я выбирал оружие не по названию.

— Хочешь сказать, что у твоего монстра с двумя башками такие возможности, которых нет ни у одного другого пистолета?

— Нет, но… — Аякс осекся, задумавшись.

— Но — что?

— Просто нужный мне пистолет оказался именно этой модели.

— А если бы на нужном тебе пистолете были не два орла, а три поросенка — что тогда?

— Не знаю.

— И после этого ты все равно хочешь, чтобы я рассказала про змейку?

— Да, хочу.

— Хорошо. — Эстер подбросила на ладони пустую бутылку и опустила ее на пол. — Змейка — это фольклор.

Аякс снова подул на обожженный живот.

— Какой еще фольклор?

— Местный, рудничный, — ответила Эстер. — Как и легенды про твоего любимого Черного рудокопа. Горняки первое время, когда рудник только начал давать золото, гибли в забоях десятками. Большинство их так и не было никогда погребено по-христиански. Змейка должна была оберегать людей под землей, а те, кому она все-таки не помогла, становились Черными рудокопами, чтобы мстить ей и живым.

— А почему она кусает себя за хвост?

— Змея, кусающая свой хвост — это, с одной стороны, как бы замкнутый круг, символ вечности, с другой — вестник конца света.

Аякс приложил руку к обмотанному вокруг головы и вот-вот готовому свалиться полотенцу.

— Конца света — почему?

— А что происходит с тем, кто ест самого себя? — сказала в ответ Эстер.

— Понятно.

— Между прочим, эта змеиная история может иметь отношение и к пополнению твоего личного счета.

— Ты серьезно?

— Существует легенда о том, что рудник продолжает работать, продолжает давать золото. И поэтому в Горе столько денег. То есть никакие «золотые проценты» от именных акций не работают ни в каких банках, а все это — начисления от текущих продаж золота.

Аякс снял полотенце и бросил его на пол.

— А при чем тут змеи?

— Змеи тут при том, что, как известно, они стерегут сокровища, — заявила Эстер. — Змей и сокровище — такая же неразрывная смысловая пара, как числитель и знаменатель. Нельзя завладеть сокровищами и не столкнуться со змеем. Но только, конечно, никакой не змей ждет человека на груде золота, когда тот хочет заграбастать сокровища. Змей оживает внутри самого человека. Змей просыпается в человеческой душе. И чем большим количеством золота завладевает человек, тем больше змей завладевает его душой. Человек делается забывчив, но забывчив избирательно — он сохраняет хорошую способность к запоминанию чисел, вообще к математическому счету, но память его становится коротка на лица и поступки. Он делается молчалив, и в ответ на раздражение — вот как я на твои дурацкие расспросы — может только шипеть. Поэтому неправильно говорить, что люди гибнут за металл. В действительности никакие не люди гибнут за металл, а только оболочки людей, выглоданных змеями. Подавляющее большинство людей испытывает отвращение и страх перед змеями не потому, что те так отвратительны, а потому что, когда человек видит змея, он видит отражение своего истинного «я». У Бирса есть хороший рассказ: человек умирает от разрыва сердца, загипнотизированный чучелом змеи.

Растирая надбровья, Аякс потянулся с зевком:

— Загипнотизированный, короче, самим собой… Нарцисс.

— Что же касается нас… — Эстер отряхнула с одеяла невидимые соринки. — Не знаю. Все эта чертова Гора. С ее чертовыми сокровищами, которые хотя и недоступны, гипнотизируют нас, как кроликов, напрочь отшибают память.

— Ну отчего ж недоступны, — улыбнулся Аякс. — А отчисления от продаж?

Эстер в ответ только махнула рукой.

* * *

Этот день они большей частью провели в постели.

Аякс ждал звонка из полиции, но телефон молчал.

С темнотой воздух сотрясся от тяжелых раскатистых залпов фейерверка.

Аякс поглядел на оконную занавеску, по которой, вспыхивая, растекались разноцветные зарева.

— Слушай, — спросил он, — а откуда в городе пиротехники?

— Слушай, — ответила вопросом Эстер, — а откуда в городе идиоты?

* * *

— Если это была шутка, — сказал Аякс Бунзену в его участковом кабинете и подвинул себе стул, — то я ее не понял совсем. Зачем было присылать дело мне на дом? Зачем это было делать с помощью почтальона? Наконец, какого черта этот болван вручил посылку постороннему человеку?

Следователь, сидя в своем кресле, мелкими круговыми движениями возил по столу хрустальной пепельницей с катающимся на дне металлическим шариком.

— Вы смотрели дело? — спросил лейтенант.

— Да. Последним из всех желающих.

— Ничего не припоминаете?

— Что вы имеете в виду? — спросил Аякс.

— Ну — все эти кровопускания.

— Это вы снова так пытаетесь шутить?

Бунзен отодвинул пепельницу.

— Нет. Просто интересуюсь.

— Вы же сами говорили, что дело сфабриковано, — напомнил Аякс.

Следователь сложил руки на груди.

— Я этого не говорил.

— Минуту. А как же ваши слова о том, что столица усердствует, что следственные материалы и факты — противоположные вещи?

— И вы сделали отсюда вывод, что дело сфабриковано?

Привстав, Аякс озадаченно поправил под собой стул.

— Тогда, если не сфабриковано, зачем вы прислали его мне на дом?

— В сведениях, которые мы получали до сих пор из столицы, не оказалось ничего полезного в смысле текущего расследования, — сообщил тоном сожаления Бунзен. — Ничего ровным счетом.

— Так дело закрыто?

— Нет. Дело остается в производстве. Упрощаются условия подписки о невыезде. В контрольных отметках больше нет нужды. Вы просто по-прежнему не должны покидать пределов города.

Аякс развел руками.

— Ничего не понимаю.

— Позавчера, — усмехнулся следователь, — мы официально уведомили вашу организацию о том, что следственной необходимости в новых сведениях о вас больше нет. Доставку дела по почте можете рассматривать и как шутку, и как знак признательности за содействие при аресте джамперов.

— Да, великая заслуга.

— Все, знаете ли, относительно. Своими набегами на рудник эти сорвиголовы отравляют нам криминальную статистику почище цыган.

— Значит, — заключил Аякс, — одни джамперы и цыгане? Никто больше?

Бунзен подтянул пальцем сползавшие к кончику носа очки.

— Хотите что-нибудь сообщить?

— Скажите, в последнее время вам не поступало сведений о том, что кто-то кого-то не может найти? Никто не заявлял об исчезновении людей? Не было, наконец, информации о ночных перестрелках в районе рудника?

— Ничего такого не было. Так вы хотите сообщить о чем-то?

— Нет. — Аякс встал со стула. — Не хочу.

* * *

Не проехав от участка и квартала, он заметил стоявший на обочине автофургон с пустой клеткой-стойлом на прицепе. У видавшей виды машины были сельские номерные знаки. Пожилой фермер подкачивал ручным насосом колесо. Аякс, остановившись неподалеку, предложил старику свою помощь. Тот молча отмахнулся.

— Это не вы привозите каждую неделю теленка в столовую санатория? — спросил Аякс.

Фермер устало распрямил спину и перевел дух.

— От них и еду.

— А вы не знаете, кто-нибудь еще развозит мясо в городе?

— Не знаю.

— Кроме вас тут, по-моему, еще работают молодые ребята. На таком… — Аякс оперся рукой на обшарпанный кузов грузовичка, взглянул на свои испачканные пальцы и отряхнул их, — … на новом рефрижераторе.

— У меня договор с частными лицами, — сказал, отдуваясь, фермер. — А это, наверное, по магазинам возят.

— Нет, они разгружаются во дворах.

— Я не знаю, что они разгружают там во дворах, но мясо по домам, когда я в поле, тут развозит еще только приятель мой. У него ферма по соседству.

— Минутку, — возразил Аякс. — Вы говорите, что у вас договор с частными лицами. Но санаторий — это муниципальное предприятие.

— У меня договор не с санаторием, а с главным врачом их.

— Он сам принимает товар?

— Нет, не он, а дурачок этот. Как его… — Фермер почесал лоб.

— Арон? — уточнил Аякс.

— Верно, Аронка.

— Но ведь проще заказывать мясо. Зачем им живой теленок? Экономят?

— А вы у них самих спросите, зачем. Но что не из экономии, это точно. Живой теленок обходится дороже.

— Почему?

— Да ведь это сущее наказание — везти его сюда живьем. И себе все жилы повытянет криком, и мне за компанию. — Фермер выставил перед Аяксом свои мозолистые ладони. — До сих пор вон руки трясутся. Оттого и на бордюр запрыгнул… И это хорошо еще, что лечебница на отшибе и объездная дорога есть. А так бы весь город на ушах стоял.

— А из-за чего кричит теленок?

Старик сокрушенно развел руками.

— Не знаю, мил человек. Если б знал, еще выше цену задрал бы. Одно знаю точно — стоит проехать мост, как начинается ад кромешный.

* * *

Жалобный и уже порядком севший, как на последнем издыхании, голос теленка Аякс услышал, пройдя через здание лечебницы во внутренний двор. Стойлом будущей жертве диетического питания служил бывший угольный сарай. У обсыпанного соломой входа метался Арон. Накрыв уши ладонями, он беззвучно рыдал и, будто стараясь заглушить боль, шумно, с усилием притопывал на каждом шагу. Из окон санатория во двор с испугом смотрели старухи. Аякс не решился ни задать вопроса Арону, ни заглянуть в сарай.

* * *

За мостом через реку дорожные рабочие чинили асфальт. Аякс прошелся по мосту в одну и в другую сторону, бросил в реку монету, вернулся за руль, и от нечего делать крутил ручку настройки радио.

Его мысли были так же беспорядочны, как пульсирующие в эфире голоса. Столовая Гора представлялась ему то замаскированным под городские кварталы чудовищем, то воздушной ямой, турбуленцией, где в силу неизвестных причин не только самое страшное зло было способно обратиться пустотой, но и человеческая память утрачивала связь с прошлым. Он и сам почти не вспоминал — или уже не помнил? — своей прежней жизни. При любой попытке такого воспоминания перед глазами, прежде всего, вставала папка с личным делом, которую он бросил вчера в подвале на собственную могильную плиту.

Мимо джипа в сторону вокзала проехал броневик-рефрижератор. От нагрузки фургон буквально сидел на рессорах. Выйдя из машины, Аякс сделал несколько рассеянных и спешных шагов за фургоном, будто хотел догнать его. Когда броневик поравнялся с тем местом, где только что дорожные рабочие латали асфальт, последовал мощный взрыв. Ударной волной Аякса отбросило обратно к джипу. Оглушенный, он будто сквозь сон наблюдал за тем, как рабочие, на которых теперь были надеты шапочки-маски, расстреливали из автоматов лежавший на боку броневик, а потом перетаскивали из него какие-то тяжелые ящики в подъехавший пикап с кунгом. Так и не придя в себя толком, Аякс попытался остановить грабителей, выстрелил в них, но все было кончено — люди в масках, не обратив на его выстрелы никакого внимания, точно не слышали их, скрылись на мощном пикапе. У разграбленного фургончика остались лежать бездыханные тела развозчиков «мяса» и одна тара со слитками, которую похитители почему-то не смогли унести. Еще несколько слитков были рассыпаны на обочине. Аякс, шатаясь, направился к фургону и подобрал один слиток. Он увидел, что это было не золото, а свинец, однако его замешательство оказалось скоротечно: он понял, что, скорей всего, помимо маскировки машины, «мясники» пытались маскировать и свой драгоценный груз непосредственно. Прежде чем вызвать полицию, Аякс спрятал слиток под пассажирским сиденьем своего авто. По реакции прибывших патрульных ему было нетрудно заключить, что нападение на рефрижератор если и явилось для них неожиданностью, то не такой уж и большой. Свидетельские показания Аякса капрал Вернер записывал как исподволь. Из обрывков фраз и радиообмена Аякс уяснил для себя, что налет, скорее всего, был осуществлен цыганами. Наконец, захлопнув блокнот, капрал Вернер попросил его покинуть место происшествия, не спросив ни того, как он мог оказаться здесь раньше полиции, ни того, почему у него идет кровь из носа.

* * *

Дома Аякс бросил слиток на большую чугунную сковороду и поставил сковороду на огонь. Несколько минут спустя ему стало ясно, что золота под слоем свинца не заключалось ни капли. Курящаяся масса, похожая на жидкую грязь, заполнила сковороду до краев. Замаскированный под рефрижератор инкассаторский броневик вывозил из города чистый свинец.

Аякс выключил плиту и, обернувшись к окну, с отрешенной усмешкой смотрел в разбитый на горном склоне яблоневый сад: в который раз Гора, казалось бы уже начавшая открывать секреты, лишь посмеялась над своим исследователем…

Но только теперь это была насмешка с угрозой пополам — проснувшись среди ночи, Аякс в последнее мгновенье успел увернуться от направленной ему в лоб кирки. Кирка, вспоров подушку, с громом застряла в кровати. Аякс что есть силы ударил нападавшего ногой, отбросив его к стене, и понял, что отшиб себе пятку, угодив не по ребрам, а, скорее всего, по кобуре с пистолетом. Эстер, соскочив с постели, испуганно вжалась в простенок за шкафом. Аякс полез за своим пистолетом под кровать, но неизвестный сбил его с ног пуфом и бросился прочь. На нижнем этаже, секунду спустя, посыпалось оконное стекло. Аякс побежал следом, однако нападавшего и след простыл. В кухне, под разбитым окном, валялась опорожненная от свинца сковорода. Прихрамывая на отбитую ногу, Аякс поднялся обратно в спальню и включил свет. Кирка пробила подушку, матрас и массивный деревянный поддон кровати. Один конец тяжелого и острого, как игла, бойка торчал снизу, на другом, смотревшем в потолок, лоснилось клеймо — надпись «Soma-sema» в обрамлении змеи, кусавшей свой хвост. Эстер по-прежнему сидела в углу за шкафом, ошалело таращась на кровать. Аякс взглянул на татуировку в верхней части ее бедра, однако решил сейчас ни о чем не расспрашивать, понимая, что это бесполезно.

* * *

Остаток ночи они провели в гостинице, а днем он вернулся в дом и внимательно осмотрел комнаты. У него почти не было сомнений в том, что ночное вторжение — свидетельство, пускай и косвенное, того, что он напал на какой-то след. Выковыривать сначала свинец из сковороды, тем самым рискуя обнаружить свое присутствие, и только потом пытаться убить вооруженного хозяина дома — это был план скорее не убийцы, а самоубийцы. Кроме того, под разбитым кухонным окном в саду не осталось никаких следов. Это значило, во-первых, что злоумышленник разбил окно, чтобы дезориентировать Аякса, выиграть время, и, во-вторых, оттого что окно оказалось разбито тяжелой сковородой, которая не вылетела в сад, а осталась лежать на виду в кухне, нападение следовало рассматривать, как намек на то, чтобы Аякс прекратил интересоваться «мясными» перевозками.

Кирку, намертво застрявшую в кровати, Аяксу удалось извлечь, лишь основательно разломав деревянный поддон. При дневном свете он обнаружил то, чего не разглядел ночью. Под змейкой на клеймах с обеих сторон бойка стояла мелкая ручная гравировка «Silentium est Aureum». Аякс отнес кирку в подвал и бросил ее поверх скоросшивателя на своем надгробье.

* * *

По возвращении в гостиницу он не застал Эстер в номере, хотя она обещала дожидаться его. Ее сотовый телефон был отключен. Консьерж в ответ на вопрос, давно ли Эстер покинула номер, лишь недоуменно пожал плечами.

Проехавшись наугад в одну и в другую сторону от гостиницы, Аякс поднялся на плато и сел с бутылкой пива в шезлонге у обрыва. К нему сразу подсел хозяин похоронного бюро. После короткого приветствия, покопавшись в карманах, Мариотт подал Аяксу листок со схематическим изображением клейма — того самого, что полчаса назад Аякс рассматривал на кирке в своей спальне:

— Это?

— Что именно? — Аякс вернул листок.

— Этот значок? Вы как-то спрашивали у меня, что значит «Soma-sema». Надпись была частью этого знака?

— Да. Что-то похожее.

— А на чем вы видели знак?

Аякс спросил в ответ:

— А вы на чем?

Мариотт перевел дух.

— Это так называемое «змеиное клеймо». Самый первый, наверное, логотип компании под управлением Авраама ле Шателье. Клеймом этим маркировался рудничный инвентарь — кирки, лопаты, отбойные молотки, вагонетки, каски и тому подобное. Ходила молва, что личная печать ле Шателье тоже имела форму «змеиного клейма», только особой формы, с измененными пропорциями и деталями. Я интересуюсь, где вы могли видеть это клеймо, так как давно ищу изображение оттиска печати ле Шателье.

— Тоже, значит, интересуетесь историей Горы? — усмехнулся Аякс.

— Столовая Гора и история — как масло и вода. Вспоминать историю Столовой Горы — все равно что вспоминать собственные роды. Да вы и сами, наверное, уже это почувствовали. Нет ничего более несовместимого, нежели история и Гора.

— Высохшее устье Леты, — вспомнил Аякс — А как же городской архив?

— Городской архив — это решетка в сливной горловине. Фильтр. И всю застрявшую там официозную дрянь можно только вычистить или сжечь.

— А у вас имеется свой фильтр?

— Имеется. Полагается даже — по роду службы.

— Все-таки полагаетесь на свою память?

— Нет. Полагаюсь на бумагу. Очень просто, правда? Чтобы обладать в Столовой Горе памятью, надо располагать не столько серым веществом, сколько целлюлозой. Надо, — Мариотт провел пальцем в воздухе ломаную черту, — записывать. Не пробовали?

— Что такое кенотаф? — спросил Аякс.

— Вы уже спрашивали.

— Я был на кладбище при переносе могил. Под надгробьями-кенотафами находятся реальные захоронения.

— Где вы это видели? — сказал с улыбкой Мариотт.

— На кладбище, я же сказал.

— Нет, вы скажите, на кладбище какого города вы это видели?

— Столовой Горы.

— Вот вам и весь сказ.

Аякс отхлебнул пива.

— Ничего не понимаю.

— Поймете со временем, — пообещал Мариотт.

— Через год, через два — когда?

— «Что такое кенотаф» — это вопрос переходного периода.

— То есть? — безразлично сказал Аякс.

— То есть человек живет в городе достаточно долго, чтобы созреть для такого вопроса, но недостаточно долго, чтобы получить на него приемлемый ответ, — объяснил Мариотт. — Кстати, родня Иосифа — того несчастного, что вы якобы убили, я немного в курсе истории — так вот родные не пытались обниматься с вами на похоронах?

— Да, — вспомнил Аякс, — вдова обнялась.

— Опять же, не догадываетесь, почему?

— Нет.

— Ну… — Мариотт довольно похлопал себя по колену. — Это тоже вопрос переходного периода.

— А вы в курсе слухов, будто рудник продолжает давать золото? — спросил Аякс вполголоса.

— Конечно. Как можно быть у нас не в курсе слухов?

— Не поделитесь своей историей Горы, если я вам скажу, что рудник не дает никакого золота и докажу это на примере?

— На каком еще примере?

— На личном.

Мариотт с заинтригованным видом поджал губы.

— А что вы хотите знать конкретно?

— Например, — Аякс взмахнул бутылкой, — зачем владельцам рудника приспичило откупаться от акционеров, которые не были коренными жителями Горы.

— И в обмен приведете этот свой личный пример?

— Обещаю.

— Хорошо… — Устраиваясь поудобней в своем шезлонге, Мариотт закинул ногу на ногу. — Легенда о том, что ле Шателье изгнал пришлых акционеров и закрыл город, потому что в одну из разведок набрел на неслыханные, фантастические залежи сокровищ, или же обрел философский камень, что по сути одно и то же, — наиболее популярна и поэтому вряд ли соответствует действительности…

— Почему? — спросил Аякс.

— Что — почему? — опешил Мариотт.

— Почему, если популярна — значит, несостоятельна?

— Потому что правда, как правило, безальтернативна, несюжетна. Из правды каши не сваришь. По сути говоря, это мертвая, отработанная зона восприятия. — Хозяин похоронного бюро повозил ботинками по земле. — Ментальный шлак. Миф — совсем другое дело. Вы ведь только посмотрите, какая красота получается. Древо познания. Философский камень. Алхимия, наследующая, ни много, ни мало, библейским демиургам…

— Кому? — не понял Аякс.

— Богам — Элохим. Или вот взять нашу нынешнюю кашу. Все говорят о сокровищах, но никто их не видел. Это, между прочим, крайне важная деталь: все говорят о сокровищах, которых не видел никто. При всем при том достоверно известно, что поначалу Гора давала много металла. Что затем послужило причиной тому, что ле Шателье начал скупать чужие акции и прописывать своих акционеров в городе, не знаю. Тут два возможных варианта решения. Первый. Разведанные запасы золота оказались намного меньше реальных. И первым об этом узнал сам ле Шателье. Казалось бы, самым разумным выходом в таком бамбуковом положении было бы поскорее сбросить акции, или хотя бы объявить о банкротстве, чтобы попытаться сохранить то немногое, что еще можно сохранить. И выбранный вариант действий ле Шателье выглядит как итог помешательства, совершенного затмения рассудка. Но не будем торопиться с выводами. Вариант второй. Ле Шателье был человек азартный и промышлял биржевыми спекуляциями. Тогда это еще было внове. И однажды он проигрался по-крупному. И проигрался, как понятно, поставив на кон свои «золотые деньги». Но как такое вообще могло произойти? Как в один момент золото оказалось способно обратиться горой обычной бумаги? Ле Шателье, разумеется, был прекрасно посвящен в систему экономических отношений своего времени, и механика подобного фокуса ему была ясна «от и до». Однако психологически с подобным родом алхимии-наоборот, думаю, он так и не смирился до конца дней. Вполне вероятен и так называемый синтетический вариант: известие об истинных запасах золота в Горе подтолкнуло ле Шателье к рискованным биржевым авантюрам. Так или иначе, Гора, а с ней и город закрываются от посторонних. А что есть самый главный и очевидный результат такого закрытия? Разумеется, слухи. Удаленные акционеры, пускай и получившие за свои акции по полной цене, если не больше, начинают подозревать подвох. Их, что называется, обошли. Они внимательно читают фискальные сводки, однако видят странную вещь, которая не укладывается у них в мозгах: рудник продолжает работать на прежней мощности. Никакого увеличения добычи. Ни на грамм. Столовая Гора выдает металла столько, сколько выдавала до реорганизации компании. Здесь что-то не то. В город едут проверки, все эти ревизии, аудиты, съезжаются геологи, горные инженеры и даже археологи. Однажды в Горе даже расквартировывается армейский полк. И ни одна проверка, ни одна ревизия, ни один геолог-хренолог и ни один солдат не находят в Горе ничего «такого». Ничего ровным счетом. И все это опять попадает в сводки. И уже не только бывшие акционеры, а их знакомые, и знакомые их знакомых начинают чесать в затылках. То есть не обманул, выходит, старый черт? И все это до той поры, пока из Горы не начинают поступать похоронные — касательно золотой руды — реляции. Порода исчерпана. Кончен бал. Тут, конечно, все начинается снова, все эти инспекции-вивисекции. Доходит до введения чрезвычайного положения. И заканчивается все по-прежнему — полным фискальным пшиком. Исчерпана порода, и ладно. Зато компания объявляет об открытии курорта. И опять тишь да гладь. И опять все хорошо и ладно на бумаге, ни в одном из отчетов инспекций-вивисекций комар носу не подточит. Но только все как будто забывают, что проверкам подвергается не прежняя, а совершенно изменившаяся, совершенно новая Столовая Гора, другой город. Город, в котором, между прочим, по завершении проверок не прочь осесть и прописаться некоторые из проверяющих. Но это к слову. А меж тем от реальной Столовой Горы мало что остается в море слухов, которое начинает захлестывать ее со всех сторон. То, поговаривают, на подъездных путях был остановлен и пропал безо всякого следа золотой состав. То якобы в ходу появились и очень популярны слитки с клеймом Столовой Горы. В некоторых случаях и вовсе договариваются до того, что закрыли Гору не от истощения породы, а наоборот, только для того, чтобы не обрушить мировые финансовые рынки. И никто ничего этого не может ни опровергнуть, ни подтвердить. И все, как я уже сказал, говорят о сокровищах, которых не видел никто. И новые инспектора разводят руками — мол, ничего не нашли, а прежние, осевшие в Горе, тоже разводят руками — мол, предупреждали. И вот на поверхность этого моря слухов и домыслов начинают помаленьку всплывать небольшие бумажечки… минутку… — Мариотт достал из кармана игравшую похоронный марш трубку, посмотрел на дисплее номер входящего звонка и, не ответив, прервал связь.

— Какие такие бумажечки? — спросил Аякс.

Мариотт неторопливо осмотрелся.

— А что насчет вашего личного примера?

Аякс коротко рассказал ему про нападение на броневик-«рефрижератор» и про свинцовые слитки вместо золотых. Однако история эта не столько удивила, сколько разочаровала владельца похоронного бюро.

— Так что насчет «бумажечек»? — напомнил Аякс.

— Я думаю, наш разговор несколько преждевременен, — ответил Мариотт.

— Зачем тогда вы мне все это рассказали?

— Вы сами хотели.

— Хотя бы скажите, что это за «бумажечки», — попросил Аякс.

Мариотт поднялся из шезлонга и снова осмотрелся.

— В следующий раз.

— Когда?

— Когда придете с более удачным примером.

* * *

Дома Аякс попробовал изложить пространный рассказ Мариотта на бумаге, но вскоре бросил ручку и скомкал лист.

— Надо записывать, записывать… — бормотал он, бродя по комнатам, пока не встал в прихожей под глазком камеры слежения. — Точно.

Прокрутив ночную запись, он заключил, что неизвестный проник в дом не через входную дверь и не через кухню. Фигура в плаще впервые появилась в нижней части экрана, то есть со стороны гостиной (из которой также вела дверь в сад) и кладовой комнаты с подвалом. После драки в спальне наверху неизвестный на несколько секунд забежал в кухню, затем обратно и пропал из поля зрения камеры так же, как и появился, то есть устремился в сторону гостиной. Затем Аякс увидел себя нагишом с пистолетом, а после характерной помехи, вызванной выключением и включением камеры — себя и Эстер выходящими из дому. На диске с возможностью записи более десяти часов видео почти не было свободного места. Аякс бегло просмотрел ранние записи. Один фрагмент его оставил в замешательстве: Эстер зашла в дом не через дверь, а появилась так же, как неизвестный ночью с киркой, со стороны гостиной. При этом на предыдущем отрезке они — Аякс и Эстер — покидают дом утром, а на следующем, под вечер того же дня, вместе входят в дверь.

Дата в правом верхнем углу экрана заставила Аякса взглянуть на часы. Скоро полгода, как он находился в Столовой Горе. Он приехал в город в конце апреля, сейчас было начало сентября. Время пролетело незаметно, вместе с тем ему казалось, что он провел здесь большую часть жизни. Все, что было накануне, все двадцать восемь лет за него как будто прожил кто-то другой, и вспоминать, притягивать сейчас к ответу это ненадежное, ускользающее бытие было так же сомнительно, как пытаться угадывать собственные черты в призрачном мельтешении фигур на пыльном экране. Аякс не спеша выкурил сигарету, зарядил в записывающее устройство новый диск, а использованный затолкал между страницами своего дела, лежавшего на могильной плите под киркой.

* * *

Среди ночи, порядочно испугав, Эстер растолкала его на софе.

Плача, она кричала нечто невразумительное: кто-то нашел кого-то, и он, Аякс, должен был немедленно в это вмешаться. Аякс с трудом и только после того, как насилу усадил Эстер в кресло, смог добиться от нее известия, что над цыганами, напавшими на броневик, вот-вот могла совершиться расправа у обрыва. Наспех одевшись, он поехал на рудник.

Джип, чтобы не терять время на объезд лесополосы, он оставил на парковке, бросился к обрыву напрямик через рощу, и все-таки опоздал. Уворачиваясь на бегу от веток, он лишь успел заметить, как поставленных у обрыва пятерых пленников неизвестные в мантиях сбили кирками в пропасть, после чего сами сиганули вниз. Отдуваясь, Аякс подобрался к обрыву. У самого края валялся зажженный ручной фонарь. Из бездны слышалось удаляющееся гиканье. Отчаянно, зло, как будто надеясь увидеть выход из положения, он взглянул на часы, и тотчас, вспомнив о спрятанном в кустах парашюте джампера, ударил кулаком в ладонь.

* * *

Купол раскрылся рывком, точно кто-то изо всей силы дернул Аякса за шиворот и попытался втащить обратно на поверхность. Посеребренный луной овал обрыва провалился вверх, почти моментально исчез из виду. Луч фонаря метался по отвесной скалистой стене. Чем ниже, тем дальше относило Аякса от стены, а он думал, что это фонарик слабел в сгущавшемся зловонии. Он думал, что летел в восходящих потоках смрада целую вечность, а на самом деле его прыжок длился не более полминуты. Ему удалось приземлиться на скользкой каменистой площадке. Какой это «этаж» рудника, он не имел понятия. Тут, в нескольких сотнях метров от поверхности, была высокая влажность и стояла тропическая жара, градусов за сорок. Воздух был подернут дымкой. Где-то далеко внизу шумел водный поток. «Лета», — вспомнил Аякс, чувствуя, как мурашки бегут по коже. Он освободился от парашюта, добрался до стены и пошел вдоль нее. Свет фонарика, к его облегчению, выхватывал из зловонной парящей темноты не груды разлагающихся тел, а чистую каменистую поверхность. На стенах искрами вспыхивали вкрапления желтой породы. Первое время Аякс был уверен, что это золото. Но это оказалось не золото, а какой-то стекловидный минерал. Карниз между стеной и обрывом был шириной около четырех метров. Противоположного обрыва и стены луч не достигал. Метров через полтораста Аякс добрался до входа в радиальную штольню. По ее ширине и высокому потолку было ясно, что это не вспомогательный туннель, а выработка на месте некогда залегавшей породы. Галерея забирала спиралью чуть влево и вверх, и чем дальше, тем ниже опускался потолок и тем ближе сдвигались стены. Вскоре Аякс услышал позади себя шум погони. Погасив лампу, он достал из кобуры пистолет и спрятался в выбоине в стене. Из мрака штольни, как из глубины, всплывал неверный мельтешащий свет трех фонариков. Различая по мере их приближения плащи и кирки, Аякс вспомнил мишень в тире оружейной лавки. Когда преследователи оказались на расстоянии прицельного выстрела, он разрядил в них всю обойму. Двое плащей были убиты наповал. У третьего, тяжелораненого, Аякс спросил, кто он такой. Прежде чем испустить дух, тот пробормотал через силу: «Змей не должен уйти». Аякс, взяв его кирку, продолжил путь. Шел он очень долго, и, думая, что упрется в тупик, уже хотел повернуть обратно, когда увидел устроенные в обеих стенах хранилища. Правая стена под самый потолок была забрана стеллажом со свинцовыми слитками в таре, левая — металлическим шкафом, по всей видимости, бронированным. Сколько Аякс ни дергал за полированный, похожий на штурвал маховик замка, тот не поддался ни на миллиметр. Заканчивалось хранилище — а с ним и штольня — массивной железобетонной дверью с моторизованным механизмом запирания. Аякс опустил фонарь на пол. Со словами: «Сим-Сим, откройся», — он привел механизм в действие. Дверь бесшумно, но с ощутимо отдавшимся под ногами толчком отошла на мощных петлях к стене. Аякс с занесенной для удара киркой взглянул в открывшийся проем. Бетонированный тамбур был пуст. Из тамбура трехступенчатое крыльцо вело в небольшой коридор. «Хорошо устроились», — прошептал Аякс. По коридору он свернул вправо и, задрав кирку выше, встал перед двуспальной кроватью. В кровати, похрапывая, спал мужчина, по левую руку от него лежала женщина, она уже очнулась и смотрела на Аякса выпученными от ужаса глазами. Он хотел ей что-то сказать, но женщина так истошно завизжала, что Аякс отступил обратно в коридор. И только тут до него — впрочем, не сразу, какими-то дробными кусками — дошло, куда он попал. Замок входной двери, тем не менее, спасаясь от непрекращающегося визга, он был вынужден вышибить киркой. Очутившись на освещенной ночной улице, он воздел к небу кирку, встряхнул ею, будто трофеем, потом со всей силы всадил в ствол дерева и опустился рядом на землю.

* * *

Ночь он провел один, в первой попавшейся по дороге гостинице, и, прежде чем лечь в постель, долго, с остервенением тер себя губкой под душем — не просто смывая кровь и рудничную грязь, но как будто пытаясь стереть все случившееся с ним в штольне.

Утром он проснулся оттого, что рядом с ним сидела Эстер и держала его за руку. Аякс привлек ее к себе и поцеловал, не поинтересовавшись, как она нашла его и как попала в номер. Эстер, в свою очередь, не стала расспрашивать его о происшедшем на руднике. Во время завтрака, впрочем, она уже с трудом прятала улыбку.

— Говори, — вздохнул Аякс.

— И как, думаешь, после такого… — Эстер надула губы, нахмурилась и приподняла составленные один на другом кулаки, как будто держала древко. — Не поверить в Черного рудокопа?

Аякс молча улыбнулся в ответ.

* * *

После завтрака он пошел в похоронное бюро. Путь его лежал мимо дома, в котором он учинил переполох ночью. Кирка была по-прежнему всажена в дерево. Ухватившись обеими руками за древко, на нем качался и пускал пузыри испачканный в земле карапуз. Хозяева дома восхищенно наблюдали за своим чадом. Когда Аякс поравнялся с ними, они учтиво кивнули и пожелали ему доброго утра.

Мариотта Аякс застал за выдачей заказа.

Из так называемого «тронного зала» похоронного бюро возбужденный от радости молодой человек выкатывал на тележке к своей машине новенькое надгробие. Аякс заметил дату рождения на плите — вчерашнее число — и смел с полированной поверхности конторки мраморную пыль.

— Теперь понятно, где в случае чего спрашивать свидетельство о рождении, — сказал он Мариотту, отряхнув ладонь.

— Все просто и компактно. — Хозяин заведения захлопнул и убрал под прилавок амбарную книгу. — Свидетельство о рождении в Горе — это свидетельство о смерти с открытой датой. Местная традиция. Только и всего.

— Ничего себе компактно. — Аякс оглянулся на молодого человека, который помогал грузчикам затолкать плиту в машину.

Мариотт пригласил Аякса зайти в дом. Пройдя через граверный цех, они сели во внутреннем дворике у рассохшегося дощатого стола, засыпанного опавшими листьями.

— Кенотаф — это свидетельство того, кто имеет сообщение с Горой? — спросил Аякс.

— Не обязательно.

— А что?

Мариотт щелчком сбил со стола желтый лист.

— Можно иметь сообщение с Горой и, однако же, не иметь входа в нее.

— Не понимаю.

— Это все равно, что иметь телефон и не иметь возможности делать исходящие звонки. Кенотаф — свидетельство того, кто имеет сообщение с Горой, но не имеет права входить в нее.

— А зачем кому-то входить в Гору? — сказал Аякс.

— А зачем вообще находиться где-нибудь? — ответил вопросом Мариотт.

— Ах, так значит, кто-то имеет доступ к золоту, а кто-то — нет?

— А что вы имеете в виду, говоря о доступе к золоту?

— То есть как — что? — непонимающе улыбнулся Аякс.

Мариотт со вздохом отер лоб:

— Вы уже так давно у нас, вроде бы даже успели что-то узнать, к тому же профессиональный следователь — и так до сих пор не поняли ничего?

— Я думаю, многие в Горе и до сих пор ничего не понимают, — сказал Аякс.

Мариотт расслабленно вытянул скрещенные ноги.

— Не торопитесь говорить за многих.

— Так что я должен был понять?

— Не понять даже — сделать элементарное умозаключение.

— Да какое?

— Что золото не вывозят из Горы, а завозят в нее.

Аякс затаил дыхание.

— То есть как?

Мариотт, не ответив, зашел в дом и вернулся минуту спустя с бутылкой сухого красного вина и с бокалами.

— То есть так, — пояснил он, разливая вино по бокалам. — Рудник, если и работает, то не на выдачу, а на прием металла.

— По-моему, — сказал Аякс, — это такая же глупость, как закачивать нефть из трубы обратно под землю.

— То, что вы говорите про нефть — да, глупость. — Мариотт отпил вина. — Впрочем, и то, что вы говорили до сих пор про золото — глупость не меньшая.

— Да зачем завозить золото обратно в рудник? — спросил Аякс.

— Дался вам этот рудник, — засмеялся Мариотт. — Хорошо — не рудник, а хранилище. Сейф. Депозитарий. Золотой фонд. Что угодно. Вам легче?

Аякс взял свой бокал.

— Не знаю.

Мариотт задумчиво пожевал губами.

— Знаете, много лет я вижу один и тот же сон. Из отдельных фрагментов я составляю колоссальную картину-мозаику Столовой Горы. Вроде бы собрано все, картина великолепна, остается восполнить последний пробел. Только контуры этого пустого места чуть-чуть не совпадают с формой последнего фрагмента. Чуть-чуть, но не совпадают. Я с силой вталкиваю последний кусок в этот пробел, и…

— Картина рассыпается, — заключил Аякс.

— Именно так, — с сожалением отозвался Мариотт. — Именно так.

— Значит, и депозитарием, и золотым фондом ее тоже нельзя считать?

— Почему? Можно. Не забывайте только, что золото стало поступать в Гору не так давно, лет пять-шесть назад. И это, скорее, непредсказуемое следствие, чем ожидаемая приятность.

Аякс поднял бокал к губам, но опустил его, даже не пригубив вино.

— Но как золото может не быть ожидаемым — для золотого фонда?

— Вы опять за свое, — вздохнул Мариотт. — Фонд — лишь ничтожная часть Горы. Забудьте вы про фонд. Впрочем, уверен, будь жив сейчас старший ле Шателье, такому непредсказуемому следствию он бы обрадовался. Помните превращение золота в бумагу? — Мариотт долил себе вина и взглянул на горный склон. — Хотя чем черт не шутит — может, он именно к этому все и вел? Не знаю.

— В прошлый раз, — напомнил Аякс, — вы говорили, как на волне слухов вокруг Горы стали всплывать некие бумажечки…

— Вот именно, бумажечки, — повторил Мариотт рассеянно, продолжая таращиться на склон.

— Что вы имели в виду?

— Золотые сертификаты.

— А подробней?

— Так вы и об этом ничего?.. Уф-ф, — улыбнулся Мариотт. — Хорошо. Подробней: это свидетельство — с клеймом Горы и прочими рубежами защиты — в том, что гр. такой-то приобрел такое-то количество золота такой-то пробы. А также: хотя данный ЗОЛОТОЗАМЕЩАЮЩИЙ БИЛЕТ не является платежным средством, он целиком и полностью ОБЕСПЕЧИВАЕТСЯ ЗОЛОТЫМ ЗАПАСОМ «Столовой Горы». То есть это, грубо говоря, акция, которую не выставишь на торги. Дорожный чек, который не обменяешь в банке. Деньги, которыми не расплатишься в магазине. Но билет — только одна сторона медали. Реверс — ЗОЛОТАЯ НАКЛАДНАЯ. Свидетельство в том, что у гр. такого-то принято на хранение такое-то количество золота такой-то пробы. И что предъявитель данной накладной в любом представительстве «Столовой Горы» имеет право получить без удержания комиссии денежные средства по текущему курсу, ЛИБО — золото в соответствии с указанной массой и пробой, ЛИБО — золотой сертификат. Хороший обмен? ЗОЛОТАЯ НАКЛАДНАЯ в обмен на ЗОЛОТОЗАМЕЩАЮЩИЙ БИЛЕТ?

— И как же это все выглядит с точки зрения законности? — осведомился Аякс.

— Комар носу не подточит! — засмеялся Мариотт. — Во всяком случае, до сих пор ни один счетовод, ни один инспектор-вивисектор тут не обнаружил ничего незаконного. Но удивительно не это. Удивительно то, что еще ни разу — вот уже за четверть века — ни одному гр., будь он сдавший или приобретший, ни в одном из офисов компании не было отказано ни в деньгах, ни в металле, ни в билетах. Не менее сказочно и то, что в последнее время добропорядочные граждане предпочитают держать средства не в металле, не в деньгах, а именно в золотых билетах.

Аякс отпил вина.

— А вот тут, по-моему, государство просто обязано было прикрыть лавочку.

— С какой стати? — надул щеки Мариотт. — Обмен золотых билетов в банках, прием их в качестве платежных средств и прочее — все это запрещено.

Аякс сделал еще глоток.

— А как же в таком случае аудит золотых запасов Горы?

— А я задам вам встречный вопрос: как насчет аудита золотых запасов государства? — Мариотт пересел на самый край стула. — Вы, например, видели эти запасы? Где видели? В газетах? По телевизору? И вам не смешно? И опять же, как в прошлый раз, мы заводим речь о сокровищах, которых никто не видел, но о которых знают все. Аудиторы, инспекторы и вивисекторы подтверждают обеспечение билетов Столовой Горы запасами золота. Это подозрительно. Но ровно те же аудиторы и вивисекторы подтверждают обеспечение денег золотовалютными запасами государства. Тут почему-то подозрений не возникает ни у кого. Аудит — та еще история, скажу вам. Грамотный аудитор может создавать из ничего целые вселенные. Равно как и вычеркивать из мироздания настоящие, звезды гасить — да что угодно. Если существует представительство Господа Бога на Земле, доложу вам, то никакая это не Церковь, а именно аудит.

— Сила Горы, выходит, прирастала грамотными аудиторами? — сделал вывод Аякс.

— Господи, ну откуда в вас эта страсть растаскивать все по полочкам! — всплеснул руками Мариотт.

— Профессиональное.

— Такие профессиональные навыки, извините, куда больше приличествуют мне, при моем-то хозяйстве. Тем не менее, вынужден признать: счетоводной и прочей юридической нечисти Гора повидала достаточно, да.

— Имеете в виду свою служебную картотеку? — прищурился Аякс.

— То есть?

— Ну, свою вечную клиентуру?

Мариотт недовольно завозился на стуле.

— Послушайте, вас это не касается. Пока, во всяком случае.

— Ладно. — Аякс примирительно поднял бокал. — Так какая же картинка Горы у вас выходит в итоге? Окончательная сумма?

— Тут как посмотреть, — рассудил Мариотт, — не то город, превратившийся в банк, не то банк, разросшийся до городских пределов. И, скорее всего, картинка эта не верна.

— А что говорит за нее?

— За нее говорит ваш депозитарий, филиалы компании по всему миру, фантастическая — как в структурном, так и в валовом аспекте — финансовая мощь.

Аякс покачал пустым бокалом.

— А что против?

— Здравый смысл. Если у вас дома находится сейф с драгоценностями, это еще не значит, что вы живете в банке.

— А если у меня дома находится сейф, который не имеет замка снаружи?

— Минутку… — Мариотт унес початую бутылку и возвратился с другой, тоже ополовиненной, вытащил из нее штопором пробку и, сев на стул, торопливо разлил вино в стаканы. — Если у вас дома такой сейф, значит, вы живете в Столовой Горе. Но только сейф ваш запирает не золото.

— А что?

— Гору.

— Но там же нет ничего! — воскликнул Аякс. — Дыра! Пустые выработки и река на дне! Все!

— В чем я уверен наверняка, — сказал Мариотт, не отрывая взгляда от горного склона, — так это в том, что главным своим сокровищем, настоящим своим открытием Авраам ле Шателье считал вовсе не золото. Даже если бы он нашел в Горе мировой запас. Нет, не золото.

— Интересно, что?

— Да то же самое, что вы обнаружили вы. Не вся перспектива сложилась сразу, конечно. Но идея строить дом на том месте, где он впервые пробился на северо-западный склон, пришла, думаю, моментально. Отставленные пайщики — да и все потом — были уверены, что он увидел и скрыл невиданное по мощности рудное тело, а он увидел город. И увидел его таким, что и сейчас пойди разберись, что к чему.

Из граверного цеха послышался голос старшего сына Мариотта, звавшего отца. В бюро был новый заказчик.

— Чуть не забыл, все хотел спросить, — спохватился Аякс. — Это, наверное, как раз по вашей части. Почему похороны в городе так похожи на праздник? Все эти салюты, народные гуляния — какого черта?

Мариотт пожал плечами.

— Может, потому что смерть — это еще не конец всему?

— А что тогда?

— Может, наоборот?

Аякс отставил свой недопитый бокал.

— Не припомните, кстати, какие повреждения были на теле у агента Хассельблада, моего предшественника?

Мариотт, как будто испачкавшись, понюхал и отряхнул пальцы.

— А почему вы решили, что я видел тело?

— Кто же тогда хоронил его? — удивился Аякс.

— Управа округа.

— У них что, есть морг?

— Вы как с луны свалились. — Мариотт заткнул пробкой початую бутылку. — Если есть округ — значит, есть и все остальное.

* * *

В городском архиве Аякса ждал сюрприз: место покойного архивариуса за компьютером занимала Эдит, медицинская сестра из водолечебницы. Хотя в строгом темном платье-костюме Аякс признал ее не сразу.

— Успеваете всюду, — сказал он.

— Успевает тот, кто никуда не торопится, — ответила Эдит. — В санатории я работаю по вторникам. С чем пожаловали?

Аякс кивнул со вздохом на выключенный компьютер.

— Жаль старика. Так нелепо…

— Не поздновато ли, — перебила его Эдит, — с соболезнованиями?

— Почему вы решили, что я соболезную?

— Потому что производите впечатление вежливого человека.

— Ладно, я вежлив и непунктуален. Но почему я должен соболезновать вам?

— Ну, хотя бы потому, что старик — имени которого вы даже не знаете — приходился мне родным отцом.

Аякс смущенно почесал лоб.

— Простите, ради бога. Я не знал. Даже не…

— Так с чем вы пришли? — снова перебила его девушка.

Аякс нерешительно оглянулся на стеллажи с архивными папками в смежном помещении и присел к столу с компьютером.

— Как вы думаете, агент Хассельблад — мой предшественник — был завсегдатаем водолечебницы только из-за этих всех… ванн и процедур?

— И вы шли к новому архивариусу, чтобы узнать у него про агента Хассельблада? — спросила в ответ Эдит.

Аякс задумчиво побарабанил пальцами по столу.

— Да, по привычке. Простите.

— В свои служебные дела и планы ваш предшественник меня не посвящал, — ответила Эдит. — Если вы об этом, конечно.

— Простите, — повторил Аякс.

— Но если хотите знать мое мнение, — продолжала Эдит, — то я уверена, что агента Хассельблада интересовали связи нашего штатного идиота в санатории с окружной прокуратурой. Как и вас.

— Вы имеете в виду Арона?

— Да.

— Так значит, все-таки прокуратура интересуется старухами?

— Нет.

— Ну, тогда этим их… змеиным культом?

— Нет.

— А чем же?

— Понятия не имею. — Эдит пристукнула по клавиатуре компьютера неподкуренной сигаретой. — Знаю одно: Арон передает им медицинскую информацию о всех пациентах лечебницы старше сорока лет.

Аякс с сомнением пересел на стуле.

— Зачем, скажите, прокуратуре эти… шпионские игры? Неужели Бунзен не может запрашивать информацию из санатория официально?

— Выходит, не может.

— А зачем прокуратуре пациенты старше сорока?

— Вот и спросите у Бунзена.

— Хорошо. В прошлый раз вы говорили, что Столовая Гора — один из самых молодых городов мира. А почему?

— Почему — что?

— Почему население города так молодо?

Эдит закурила.

— А это, думаю, как раз именно то, чем наша славная прокуратура интересуется по-настоящему.

— Вот. — Аякс приподнял указательный палец. — А говорили, что понятия не имеете.

Эдит прищурилась от дыма.

— Не приписывайте мне чужих заслуг.

— Вы о чем?

— Я всего-навсего озвучила ваш собственный вывод.

— Неужели я так невнимателен к себе?

— Именно.

Аякс вскинул брови:

— Что-нибудь еще?

— След помады.

— Где?

— На мочке уха. Справа.

— Ну, — Аякс отер ухо плечом, — это, думаю, не смертельно.

Эдит стряхнула пепел в бумажный стаканчик из-под кофе.

— Может быть…

Кожа на подушечках пальцев и на ладони у нее оказалась грубая, растрескавшаяся, ногти обкусаны, последняя фаланга безымянного пальца была заклеена пластырем, сквозь который проступали кровяные крапины.

— Агент Хассельблад бывал в архиве? — спросил Аякс.

Эдит кивнула.

— Как часто?

— Да не очень.

— И что смотрел?

— Финансовую отчетность местных предприятий.

— Я могу ее тоже взглянуть?

Эдит, пристроив сигарету на краю столешницы, принесла из соседней комнаты толстую картонную папку.

— Пожалуйста.

Аякс раскрыл увесистый скоросшиватель.

Под обшарпанной обложкой находились прошлогодние налоговые отчеты предприятий сферы обслуживания. Все фирмы заявляли об убытках. В финансовых документах водолечебницы красным маркером были подчеркнуты цифры обслуженных за прошлый год клиентов: местного проживания — 950, из других населенных пунктов — только 3. Между последними листами в папке оказался вложен какой-то плоский предмет. Это был компакт-диск в бумажном конверте. На конверте Аякс увидел начерканный все тем же красным маркером почтовый индекс главного Управления федерального агентства по безопасности, и понял, что это, скорее всего, было послание от Хассельблада. Улучив момент, когда Эдит отвлеклась на телефонный звонок, Аякс спрятал диск в карман.

* * *

По пути из муниципалитета он обнаружил «хвост» — черный пикап неотступно следовал за ним на расстоянии полквартала. Поколесив по городу и убедившись, что это действительно слежка, Аякс припарковался у полицейского участка и направился к своим преследователям пешком. Пикап дал задний ход и остановился ровно тогда, когда остановился Аякс. Судя по номерному знаку, автомобиль был зарегистрирован в Столовой Горе. Аякс сделал вид, что записывает номер на ладони, и поднялся в полицейский участок. Лейтенанта Бунзена он застал в его кабинете у окна. Следователь, точно в аквариум, подсыпал в горшок с кактусом какой-то порошок.

— Ваши? — Аякс указал Бунзену в окно на джип с преследователями.

Следователь, не убирая щепоти от горшка, выглянул на улицу.

— Кто? Вы о чем?

— Ребятки катаются за мной от мэрии по всему городу. Ваши?

Бунзен со вздохом отвернулся от окна.

— Зачем, скажите на милость, нам следить за вами?

— Значит, не ваши, — заключил Аякс.

Усмехаясь, следователь встряхнул пальцами.

— Слушайте, у меня есть прекрасная идея: может быть, ваши?

* * *

Дома, загнав машину в гараж, Аякс услышал за воротами короткий звук полицейской сирены. У калитки его ждал сержант Клапрот с большой коробкой конфет в руках. Полицейская машина с включенным проблесковым маячком и работающим на холостом ходу двигателем стояла почти вплотную к воротам. Черный пикап преследователей ждал на противоположной стороне улицы у перекрестка.

Клапрот попросил разрешения зайти во двор, закрыл за собой калитку и подал Аяксу открытую коробку — вместо конфет в ней были четыре новеньких снаряженных магазина и изъятый служебный кольт Аякса.

— Значит, все-таки ваши, — вздохнул Аякс, взяв пистолет.

Клапрот сгреб в горсть обоймы и, отдуваясь, затолкал пустую коробку в мусорную урну. Аякс молча смотрел на него.

— Это спецпатроны. — Сержант встряхнул обоймами и заставил Аякса взять их. — Пули со стальными сердечниками. Бьют навылет любой бронежилет.

Аякс развел полными руками:

— Зачем?

— Они нападают с наступлением темноты.

— Кто?

Клапрот, оглянувшись, покачал головой.

— Ваш дом — ваша крепость, агент. У нас в участке вы будете куда более уязвимы. Я не шучу.

— А если я попрошу защиты официально?

— Не стоит вам этого делать, поверьте.

Обронив один магазин, Аякс, как бы нехотя, наклонился и подобрал его.

— Но вы же… полиция.

— А вы — контрразведка, — сказал Клапрот, козырнув на прощание.

Поднявшись в дом, Аякс выглянул в окно спальни на втором этаже. К пикапу на противоположной стороне улицы присоединилась еще одна машина. Человек в спортивном костюме и зеркальных очках курил с беззаботным видом, привалившись к фонарному столбу у перекрестка.

Аякс запер и забаррикадировал все двери, в том числе дверь в подвал, разложил на журнальном столике в гостиной пистолеты — личный и служебный — с боеприпасами, после чего зарядил диск Хассельблада в проигрыватель.

* * *

Небритый, в рваной майке и потертых шортах, Хассельблад сидел на складном стульчике перед объективом камеры, в поле зрения которой оказалась та же гостиная, где сейчас находился Аякс. В руках Хассельблад держал мятую бумажку с записями и нарисованной от руки схемой. Он не столько обращался к камере, сколько читал вслух написанное на листке:

— …Горы делится на три касты. Низшая — те, кто живут в городе меньше десяти лет. Без соединения с Горой и не имеющие права входить в нее, дома их соответственно не прилегают к склону. Средняя каста — живущие больше десяти лет, кенотафы, имеющие соединение с Горой, но не имеющие права входа в нее, жилища их прилегают к склону. Высшая каста — посвященные, не имеющие соединения с Горой, но обладающие правом входить в нее. Есть еще и четвертая, так называемая «каста змея». «Змеи» располагают как соединением с Горой, так и правом входа в нее. Но эта каста многими рассматривается как миф и легенда: «змеев», согласно той же легенде, не может знать никто, кроме самих «змеев». Если в ком-то признают «змея», то сбрасывают в пропасть. По мнению «высших», «змеи» — пятая колонна в городе, выродившиеся потомки хозяев Горы, не приносящие никакой пользы ни городу, ни Горе, и потому подлежащие истреблению. В то же время, согласно преданию, когда в Столовой Горе не останется «змеев» — которые являются хранителями некоего храма, мистической первоосновы Горы — она перестанет существовать. Вопрос: как можно опознать «змея»? Ответ: встретить «низшего» или кенотафа в Горе. Тут отчасти кроется секрет мифичности «змеев»: любой может оказаться «змеем» — то есть мертвым, — если проникнет в Гору, не имея на то прав. Несмотря ни на что, границы между кастами не есть непреодолимая преграда. «Низший» может стать кенотафом после десяти лет безвыездного пребывания в Горе, либо в случае его насильственной (только — насильственной) смерти в среднюю касту переходит один из прямых наследников. Кенотаф при жизни не может стать «высшим», однако, как и в «низшей» касте, в случае его насильственной смерти (так называемый «случай крови») в высшую касту переходит один из прямых наследников, а сам он должен быть погребен по «высшему» разряду. Штатным секретом Полишинеля в городе является план-схема разреза Горы с прилегающими к домам штольнями: считается, что такими схемами обладают только «высшие», но на деле обладают почти все. Тем не менее, передача полной схемы Горы постороннему или чужаку «высшими» приравнивается к смертному приговору. Краеугольный момент: если благодаря «среднему» чужак получает схему, оба подлежат смерти, но если передача схемы состоялась, а сама схема так и не попала к чужаку, то это тот самый «случай крови» — наследник кенотафа становится «высшим». Еще: гибель кенотафа не есть «случай крови», если исполнитель приговора не принадлежит к «высшей касте» или к «змеям», таким образом исключается подстрекательство к убийству заинтересованных наследников. В городе «высшие» составляют около двадцати процентов, то есть тысячу с небольшим человек. Боевое крыло — не более пятисот человек. Это одновременно наставники и солдаты, у них есть что-то вроде штаба, но нет четко выраженной командной вертикали. Каждый обладает правом голоса, и любое решение принимается в ходе простого голосования. В последние несколько лет в этом боевом крыле выделилась группа так называемых легатов, которые трактуют внутрикастовую дисциплину чрезвычайно жестко. Влияние легатов внутри крыла и внутри Горы растет год от года, численность варьируется в пределах от тридцати до пятидесяти человек. Поэтому главную оперативную задачу агентства относительно Столовой Горы я сформулировал бы как нейтрализацию — полную, либо частичную с условием скрытого внешнего управления — данной, пока что еще немногочисленной группы…

Во время своего монолога Хассельблад несколько раз отходил от камеры, тайком, из-за штор, выглядывал во двор и безуспешно набирал какой-то номер на сотовом телефоне. В конце обращения, скомкав листок, он было начал объяснять «идиотскую ситуацию, в которой оказался из-за…», но осекся, махнул рукой:

— …Если бы в городе разместилась вся наша контора — вся целиком, с

оперативным отделом и артиллерией, — через год от нее остались бы рожки да ножки, прокисший студень, который можно спускать в унитаз. Вот как меня сейчас.

Перед тем как запись оборвалась, раздался стук в дверь, Хассельблад — с пистолетом наизготовку — отпер ее, и Аякс успел рассмотреть на пороге свою старую новую знакомую, Эдит.

Он выключил проигрыватель, посмотрел в окно, опять набрал номер Эстер, но так и не донес трубку до уха, поймав себя на мысли, что делает практически то же самое, что Хассельблад перед камерой.

* * *

С наступлением темноты на дом обрушился град пуль. Атака совпала по времени с очередным похоронным салютом. Сначала брызнули снежными фонтанчиками окна в гостиной и столовой, затем стекло посыпалось и на втором этаже. По комнатам, взрывая штукатурку и расщепляя мебель, как будто застучали десятки молотков. Стрельба велась из бесшумного оружия. Атакующих Аякс увидел лишь в ту минуту, когда они проникли в дом. Это были люди в мантиях с капюшонами. Отстреливаясь, Аякс взялся отступать к подвалу, пока не понял, что его намеренно загоняют сюда. Прорваться обратно в комнаты ему удалось лишь после того как, вспомнив о пулях со стальными сердечниками, он убил выстрелами через стены троих нападавших. Отдача этих спецпатронов оказалась такой силы, что, едва удержав подскочивший после первого выстрела пистолет, Аяксу пришлось взять его обеими руками. Расправиться с тремя остальными налетчиками для него, прошедшего школу диверсионной подготовки, не составило особого труда. Правда, после боя его не покидало чувство, что нападавшие в какой-то момент будто решили сыграть в поддавки. Ни один из его противников не ушел даже за пределы дома.

Со стороны кладовой послышались глухие удары. Кто-то пытался открыть изнутри дверь подвала.

Аякс, спустившись в кладовую и отперев дверь, едва успел одернуть себя, чтобы не выстрелить в Эстер. Под мышкой у нее болтался бесшумный пистолет-пулемет — того же типа, что использовали нападавшие, на одежде блестела кровь. Она была легко ранена. В подвале разило сероводородом. На месте дальней стены помещения зиял пустой проем. Это был вход в штольню.

— Сколько их было? — спросила Эстер про нападавших. — Никто не ушел? Сам-то цел?

Сбитый с толку, Аякс только прокашлянул. Вместе с Эстер они перетащили тела в штольню, где оказались еще три трупа в мантиях. Эстер, пачкаясь чужой кровью и не замечая ее, обшарила карманы убитых. По штольне со стороны обрыва двое человек в спецовках подкатили тележки и принялись грузить на них тела. Эстер, с тех пор как Аякс помог ей перетащить трупы в подвал, как будто перестала замечать его. Люди в спецовках посматривали на нее с подчиненным видом. Она не только не собиралась комментировать происходящее, но даже не попрощалась с Аяксом, перед тем как закрыть за собой железобетонную заслонку штольни.

Грязный, оборванный, Аякс недолго бродил по разгромленным комнатам, потом вышел из дома и отправился куда глаза глядят. Возвращавшиеся с панихиды горожане почтительно здоровались с ним, но никто словно не замечал ни крови на его одежде, ни пистолета в его руке.

* * *

Сняв комнату в отеле и приняв душ, он спустился в гостиничный ресторан.

Торжество по случаю похорон здесь уже было в разгаре. Аякс взял столик в дальнем углу и заказал большой графин водки. Напившись, он присоединился к поминкам. Раззадоренные красные лица, олеографии с изображением Столовой Горы, глиняные кружки с пивом, индикаторы избыточного веса, змеиные туловища с человеческими головами, окровавленные тела на тележках и трупы на черно-белых фотографиях — все это плыло мимо него сплошной и стремительной пестрой лентой.

Ночью, проснувшись в номере, он увидел рядом с собой в постели Эстер. Она спала, как ни в чем не бывало подоткнув под голову его руку. От нее пахло йодом, на ее предплечье горела огнестрельная ссадина. Аякс осторожно встал с кровати, вспоминая, где он находится и где может находиться уборная, но, так и не успев толком выпрямиться, больно запнулся ногой обо что-то на полу. Он сел обратно на кровать, пошарил по полу и подобрал тяжелый, холодный, перепачканный землей пистолет-пулемет с глушителем.

* * *

Днем в радоновом бассейне он спросил ее:

— Ты имеешь отношение к касте змея?

Вопрос вызвал у Эстер улыбку раздражения:

— А ты глупее, чем кажешься, агент ноль-ноль-ноль.

— И именно поэтому я тебе и понадобился? — сказал Аякс.

— Понадобился — для чего?

— Девица, которая работает в архиве и санатории, Эдит — ты знаешь ее?

— Не твое дело.

— Значит, знаешь.

— И что с того?

— А то, что сюда меня выписали, как выясняется, совсем не для того, чтобы принять дела Хассельблада и найти его.

— А для чего?

— А для того! — заорал вне себя Аякс, распугивая старух, которые тотчас начали вылезать из бассейна. — Для того чтобы помочь тебе и твоей чертовой подружке разобраться с легатами! Только для этого! Но попросить меня в открытую ни ты, ни подруга твоя не могли! Конечно! Зачем раскрываться, когда можно попросить через Хассельблада и даже более того — устами самого покойника?! Он собирал информацию — или собирал то, что вы ему сливали, какая разница! — и его время пришло, когда он отказался стрелять по вашей указке или понял, что вы использовали его! После чего на сцене является куда более подходящая кандидатура — идиот с опытом диверсионной работы! Костолом с куриными мозгами, который подтверждает свою репутацию на первом же спектакле у обрыва — сволочи в мантиях обижают маленькую девочку! Такого кадра упускать никак нельзя! Все средства хороши, а лучшее — подписка о невыезде! А чтобы перед стрельбой у него наверняка сговнялись мозги, не говорить ему ничего о том, что имеет место на самом деле, кормить чушью про змей на золоте и город на унитазе!

Эстер дала Аяксу затрещину, размахнулась снова, но Аякс перехватил ее руку. Он едва сдержался, чтобы не ударить в ответ.

— Нужно было пристрелить меня еще в подвале, — сказал он сквозь зубы. — И спустить в унитаз тогда же, с легатами. Теперь, дорогая, придется заказывать у Мариотта и домовину, и землю рядом с Хассельбладом.

Эстер вырвала руку.

— Знать тебя больше не хочу.

Аякс потер горящую щеку.

— Конечно. Мавр сделал свое дело…

Эстер ушла. Аякс погрузился в дымящуюся воду, задержал дыхание, насколько хватило сил, затем, вынырнув, в приступе ярости попытался отломать поручни лестницы. Старухи, перешептываясь, в ужасе подглядывали за ним из-за дверей соседнего зала.

В раздевалке, еще не одевшись, он заметил, что секция шкафчиков, которая служила прикрытием лазейки Арона, оказалась несколько сдвинута со своего места. Прилегавшая к шкафчикам стена вокруг проема — как и тыльная поверхность самой секции — пестрила от почерневших отпечатков окровавленных пальцев. Добротные каменные ступени с обломками кованых перил вели вниз, в большое, темное и грязное подвальное помещение лечебницы. Не сделав и трех шагов, Аякс поскользнулся на рваном пластмассовом контейнере с кровяными сгустками и поднял его. Точно такой пакет ему однажды приходилось извлекать из стиральной машины в подвале своей служебной квартиры. Он хотел вернуться в раздевалку за пистолетом, однако пошел в противоположную сторону, привлеченный грохотом посыпавшейся металлической утвари и незлобивой бранью. В одной из комнат, которая в отличие от прочих была хорошо освещена, он увидел отца Арона. Сгребая ногой разбросанный хирургический инструмент на полу, главный врач санатория держал за подбородок и поворачивал из стороны в сторону голову голого молодого мужчины, чей труп был прикреплен ремнями к ржавому операционному столу. Изголовье стола, подобно плечу рычажных качелей, было наклонено к полу, противоположная часть смотрела в потолок. Из вены в рассеченной шее трупа выходила и пропадала в горловине трехлитровой стеклянной банки — уже до половины заполненной темной кровью — тонкая эластичная трубка. Продолжая подгребать ногой упавший инструмент, отец Арона уже не ругался, а насвистывал песенку. У дальней стены под клеенчатыми попонами на медицинских тележках лежали еще семь мертвых тел. На восьмой тележке, в самом углу, накрывшись куском картона, блаженно посапывал Арон. Аякс беззвучно попятился от порога, так и не решившись войти.

* * *

С вечера зарядил дождь, который шел без малого неделю. Вершина горы окуталась не то плотным туманом, не то тучей. На весь период ненастья въезд на плато был заблокирован полицейским постом, фуникулер не работал. Омывавшая предгорье река сделалась бурным потоком, который иногда перехлестывал через мост.

Аякс коротал время в гостинице и лишь однажды покинул ее, чтобы проведать свою служебную квартиру.

Поначалу он всерьез решил, что ошибся адресом: в доме был сделан капитальный ремонт, исчезли малейшие следы крови и пуль, в комнатах появилась новая мебель, стены были заново окрашены, и даже в тайнике с пультом видеонаблюдения находилось новое записывающее устройство. Обескураженный, Аякс выглянул в окно, где, кажется, сама природа пыталась взять свое, смыть с горного склона всяческие следы человеческого присутствия. Ливневая канализация едва справлялась с потоками воды, густо заправленными опавшей листвой. У ворот дома топталась одинокая фигура в дождевике и, как будто сбившись с пути, смотрела по сторонам.

— Сумма геологии и амнезии, — зябко прошептал Аякс, закуривая. — Черт бы вас всех тут побрал…

По дороге в архив он заметил на обочине того самого человека в плаще, что топтался у ворот, остановил джип и позвал бедолагу садиться в машину. Когда, рассыпаясь в благодарностях, тот оказался на пассажирском сиденье и сбил с головы капюшон, Аякс с удивлением узнал в своем попутчике капрала Вернера.

— Жена выгнала? — пошутил Аякс.

— Простите? — не понял Вернер.

— Куда вас — домой, в участок, к любовнице?

— В какой участок?

— Значит, к любовнице, — кивнул Аякс, трогаясь с места.

После короткого молчания он поймал на себе недоуменный взгляд пассажира и расправил пальцы на руле:

— Что?

— Мы знакомы? — последовал вопрос.

Озадаченный, Аякс не нашелся с ответом.

— Куда вас? — повторил он.

Вернер задумчиво шмыгнул носом.

— В гостиницу, если можно. Знаете недорогую?

Аякс подъехал к отелю, в котором у него самого был снят номер. Вернер сначала направился не в ту сторону, спутав здание гостиницы с магазином одежды. Аякс, посигналив клаксоном, указал жестом нужное направление. Вернер благодарно кивнул в ответ, и едва не упал, поскользнувшись на мокрой мостовой. Его нелепую, напоминавшую покалеченную птицу, фигуру в дождевике Аякс провожал взглядом до тех пор, пока Вернер не скрылся за дверьми гостиницы. На пассажирском сиденье заодно с рассыпанной мелочью остался лежать использованный железнодорожный билет. Аякс подобрал намокшую бумажку — дата и время прибытия соответствовали сегодняшнему утреннему рейсу в Столовую Гору.

* * *

Эдит в архиве он не застал. Замещавший ее прыщавый практикант с важным видом сообщил Аяксу, что «хранительница» в отпуску.

Аякс спросил у молодого человека папку с налоговой отчетностью предприятий сферы обслуживания за прошлый год. Выяснилось, что все страницы с метками Хассельблада — так же, как и служебные апартаменты после перестрелки — оказались обновлены. Между страницами белой бумаги в папке был засунут голубой листок с напечатанным на лазерном принтере текстом: «Взгляни на стадо, что пасется неподалеку — оно не знает, что такое вчера, оно не знает, что такое сегодня, оно скачет, жует траву, отдыхает, переваривает пищу, снова скачет, и так спозаранку до темноты и день ото дня, прибитое в своем наслаждении и в своей боли к столбу мгновения и поэтому не знающее ни печали, ни пресыщения».

Аякс уложил голубой листок на стол перед практикантом.

— Это не ваш комментарий?

Молодой подался к бумажке с осторожностью, как к опасному насекомому:

— «Взгляни на стадо…» Нет, что вы…

* * *

Первый погожий день после недели ненастья принес как будто и хорошие новости: лейтенант Бунзен официально заявил Аяксу о прекращении следствия по его делу и об аннулировании подписки о невыезде. По завершении необходимых формальностей в полицейском участке Аякс получил на руки копию постановления окружного суда и свой паспорт.

— Значит, теперь я свободный человек, — заключил Аякс.

Бунзен закрыл сейф.

— В каком-то смысле.

Аякс встряхнул своим паспортом.

— Простите?

— Пересечение административной черты города фактически будет равняться для вас пересечению порога тюремной камеры, — пояснил следователь.

— Вы опять пытаетесь говорить за мое начальство.

— Ваше начальство уже разрабатывает соответствующую операцию.

— Хорошо, лейтенант. — Аякс сунул документы в карман. — А почему вы так уверены, что они не постараются взять меня здесь, в городе?

— Я в этом не уверен.

— Но уверены, что операцию по перехвату вне пределов города уже готовят?

Бунзен сел за стол.

— Конвой — или как там у вас называются подобные экспедиции — они пришлют уже в ближайшее время, можете не сомневаться. Но будут стараться договориться с вами по-мирному. В противном случае может возникнуть юридический нонсенс. Да, собственно говоря, он уже возник.

Подвинув себе стул, Аякс сел против следователя.

— Что еще за юридический нонсенс?

— В вашу контору муниципалитетом отправлено письмо о принципиальной возможности сотрудничества с вами. Своего рода верительная грамота.

— Первый раз слышу, чтобы должность представителя федерального агентства безопасности требовала согласования с местными властями.

— В Столовой Горе такое согласование требуется. — Бунзен взял трубку настольного телефона и, сверившись с бумажкой, набрал какой-то номер.

— Тем не менее, по мою душу выписан конвой.

— Ваши порядки вам должны быть известны лучше… Алло.

— А вы о них как будто понятия не имеете?

Бунзен подул в трубку и бросил ее.

— В самых общих чертах.

— Вы не хуже моего знаете, лейтенант, что все это полный абсурд, околесица, — сказал Аякс.

— Почему?

— По сути, вы даете согласие на сотрудничество с преступником.

— Город, — сказал с назидательным видом следователь, — окружной департамент прокурорского надзора и муниципалитет — сделал то, что от него требовалось. Город провел следствие по известному вам делу и сообщил о своем решении вашему начальству. Ваша кандидатура на пост представителя федерального агентства безопасности город устраивает. Вам это кажется абсурдным, городу — нет. Со своей конторой и конвоями разбирайтесь как-нибудь сами. Знайте одно: решение муниципалитета ограничивает возможность законного маневра для ваших будущих конвоиров весьма и весьма значительно, по большому счету сводит его на нет.

— Иными словами, кануть в Лету, как Хассельбладу, вы мне не дадите, — заключил Аякс.

— Вот именно.

— Благодарствую.

Бунзен помассировал натертую переносицу под очками.

— Я не шучу, агент.

— Тогда какого черта я дался вам?

— В каком смысле?

Аякс подобрался на стуле.

— В прямом, лейтенант. В самом прямом.

— То есть?

— Кого, скажите, еще нужно подстрелить в Горе, но так, чтобы на самой Горе и на мэрии не осталось ни пятнышка? Я в полном вашем распоряжении.

Бунзен подтолкнул пальцем хрустальную пепельницу на столе.

— Вы в своем уме?

— Да будет вам, — махнул рукой Аякс. — Джамперы как основная проблема города… Вы сами-то верите в эту чепуху?

Следователь устало потер запястье и взглянул на настенные часы.

— А вы желаете заявить о чем-то?

Аякс, передразнивая собеседника, тоже посмотрел на часы.

— Ага. Признаться в убийстве человек двенадцати-четырнадцати. Точное количество, к сожалению, сообщить не могу.

— Почему?

— Потому что не помню.

— Имеете в виду материалы по своему закрытому делу? — невозмутимо уточнил Бунзен.

— Нет. По еще не открытому.

— Агент, теперь я спрашиваю вас совершенно серьезно — вы в своем уме?

— А вы хотите завербовать еще одного психа?

— Вы о чем?

— Об Ароне.

— Что?

Аякс молча глядел на следователя. Улыбнувшись, тот отвернулся к окну. В эту минуту в дверь кабинета постучали.

— Да, — отозвался Бунзен.

В комнату зашел Мариотт. Небрежно кивнув Аяксу и угодливо поздоровавшись с лейтенантом, владелец похоронного бюро положил на стол прозрачный файл с какими-то бланками и ретировался без лишних слов. Бунзен убрал файл в сейф.

— Я отвечу на первую часть вашего вопроса, — обратился он к Аяксу, не глядя на него. — Вас вербовать я не собираюсь. Будьте покойны.

— Почему нет?

— Во-первых, это не в моей компетенции. Во-вторых… — Бунзен осекся.

— А во-вторых? — насторожился Аякс.

— А во-вторых, будет с вас и «во-первых», — попробовал отшутиться Бунзен.

Аякс выставил открытую ладонь:

— Попробую угадать ваши крамольные основания, лейтенант. А во-вторых: я и без того принимаю участие в половом цикле анютиных глазок. Так?

Следователь не ответил.

Аякс, встряхнувшись, кивнул на сейф:

— Бронированный?

Бунзен непонимающе обернулся.

— Что?

— Судя по маркировке, бронированный, — ответил на свой вопрос Аякс, достал из кобуры кольт и передернул затвор.

Следователь отстранился к стене.

— Да вы что?

— Хотите знать, в своем ли я уме? — улыбнулся Аякс. — Сейчас посмотрим… — С этими словами он выстрелил в сейф.

На звук выстрела в кабинет вбежал сержант Клапрот. Аякс поприветствовал дежурного взмахом пистолета и подошел к сейфу. Около замка в дверце чернело пулевое отверстие. Гадать, пробила пуля металлический шкаф или застряла в нем, не было нужды — стена позади сейфа окуталась облачком штукатурной взвеси.

— Пули со стальным сердечником, — объявил во всеуслышание Аякс, сел на свое место и бросил оружие на стол. — Лейтенант, прежде чем вам снова станет интересно, в своем ли я уме, я требую, чтобы сержант Клапрот прямо тут, при мне, объяснил, каким образом боеприпасы специального назначения могли оказаться у штатного полицейского в заштатном городке.

Клапрот перевел взгляд с Аякса на Бунзена, который нервно пристукивал по столешнице хрустальной пепельницей. Из-за распахнутой двери в кабинет опасливо заглянул Мариотт. Аякс подобрал с пола стреляную гильзу, подул в нее и поставил фланцем на стол.

— Вы свободны, — обратился Бунзен к Клапроту.

Полицейский вышел и закрыл за собой дверь.

— Пуля со стальным сердечником этот сейф не пробила бы, — сказал Бунзен. — Навылет, во всяком случае.

Аякс придвинул к себе хрустальную пепельницу, бросил взгляд на табличку с перечеркнутой курительной трубкой и сунул в зубы сигарету.

— А какая пробила бы?

Следователь сдул с рукава пылинку.

— Матрешка.

Аякс не донес зажигалку до сигареты.

— Что?

— Пуля с комплексным наполнителем, — сообщил Бунзен.

— С каким еще комплексным наполнителем?

— Под медной рубашкой в такой пуле находится мантия из обедненного урана. Внутри мантии заключено вольфрамовое ядро. Точнее, стрела.

Аякс закурил.

— Лейтенант, можно личный вопрос?

— Пожалуйста.

— Вы в своем уме?

— А вы не пробовали на вес свои новые патроны? — спросил Бунзен.

— Нет.

— Ну так попробуйте.

— Как-нибудь потом. — Аякс взял стреляную гильзу, покатал ее в пальцах и опустил в пепельницу. — Хорошо… Допустим, что эти ваши патроны со стрелами действительно существуют в природе. Но откуда они могли взяться в окружной прокуратуре?

— Это конфискованный материал.

— Конфискованный — у кого? У джамперов, цыган, министерства обороны?

— Нет.

— У легатов?

Бунзен, устало жмурясь, снял очки, подышал на стекла и тщательно протер их салфеткой.

— Не знаю.

— Вы что, работаете с закрытыми глазами?

Следователь водрузил очки обратно на нос.

— Патроны были найдены в промзоне. Пиротехниками. В тайнике. Совершенно случайно.

— Да зачем кому-то в Горе могли понадобиться эти чертовы пули? У вас тут военный полигон, что ли?

— Ну, вам-то они пригодились?

Аякс посмотрел на пулевую пробоину в сейфе.

— Вот, значит, в чем дело.

— Дело в том, что мы слышим об этих пулях давно. Имеем даже образцы материалов со следами их применения. Это с одной стороны… — Бунзен, замерев на мгновенье, поднес к лицу руку и понюхал пальцы. — С другой — официальные ответы на наши запросы в Министерство обороны и в ваше почтенное заведение.

— И что вам ответили в моем почтенном заведении?

— Что ничего подобного не существует в природе.

— А что вы слышали об этих пулях, пока не нашли их?

— Немного.

— И все-таки?

— Их второе название, например.

— Какое название?

— «Рентген».

— Фонят, что ли? — предположил Аякс.

— Нет. Пока не сделан выстрел, практически не фонят.

— Почему же тогда — «рентген»?

— Ну, может быть, потому что использовать такие боеприпасы в закрытых помещениях со сложной планировкой, с большим количеством оборудования и прочими, так сказать, пуленепробиваемыми препятствиями — все равно, что применять обычные патроны в чистом поле. Металлоконструкции, — Бунзен оглянулся на сейф, — мебель, кирпичные стены, даже не слишком толстые бетонные перекрытия — все это для наших несуществующих пуль составляет такую же примерно помеху, как для рентгеновского луча.

— Закрытые помещения со сложной планировкой и оборудованием, — уточнил Аякс, — вы имеете в виду шахты?

Следователь, задумавшись, ответил не сразу.

— Да, что-то в этом роде. Аякс затушил окурок в пепельнице и взял взамен него стреляную гильзу.

— Я смотрю, у вас тут бурная подпольная активность.

Бунзен вытряхнул содержимое пепельницы в мусорное ведро и поставил ее не обратно на стол, а на сейф.

— Вам видней. — Куском пластыря следователь заклеил пулевое отверстие и, откинувшись в кресле, указал Аяксу на его пистолет: — А вы, как я посмотрю, остаетесь верны себе.

Аякс убрал кольт со стола и спрятал его в кобуру.

— Colt Double Eagle, — сказал Бунзен с расстановкой. — Сорок пятый калибр. Восемь патронов в магазине. Нержавеющая сталь. Ударно-спусковой механизм двойного действия. Фигурная скоба. Красота.

— Что вы хотите сказать? — спросил Аякс.

Бунзен надул щеки.

— Ничего. Ну, разве только, что наши волшебные пули отливаются исключительно под автоматический патрон Кольта сорок пятого калибра.

— Патрон Кольта сорок пятого калибра отливается не только для «Двуглавого орла», — возразил Аякс.

Следователь отвалился на спинку стула.

— Нет, я вовсе не имею в виду, что этот патрон предназначен исключительно для модели вашего пистолета.

— А что вы имеете в виду?

— Во-первых, составная конструкция «матрешки» изначально обусловила выбор большого диаметра пули. Выбор, который по понятным причинам пал не на «заоблачный» пятидесятый, а на сорок пятый калибр…

— Минуту, лейтенант. Вы же говорили, что получили официальные уведомления о том, что ничего подобного не существует в природе. А рассуждаете сейчас, простите, как оружейный конструктор.

— Вот именно. Официальные уведомления.

Аякс приподнял руки:

— Хорошо. «Во-первых» — сорок пятый калибр… А — «во-вторых»?

— А во-вторых, — продолжил Бунзен, — возросшая масса пули потребовала увеличения мощности порохового заряда и усиления конструкции пистолета в целом. В первую очередь, ствола и затвора.

Аякс слегка наклонил голову.

— И…?

— И именно таким образом на белый свет появляется наш — а вернее сказать, ваш — «Двуглавый орел», — деланным торжественным тоном объявил Бунзен. — Пистолет, способный стрелять как обычными пулями, так и «матрешками». Модель, по мнению специалистов, неудачная, чересчур тяжелая и потому довольно быстро снятая с производства.

— Да почему неудачная?

— Потому что нельзя совершенствовать что-то одно, не жертвуя чем-то другим. И по той простой причине, что никто не докладывал специалистам об истинной двойной природе «орла».

Аякс распустил воротник.

— Лейтенант, послушайте, я хорошо понимаю: все эти ноу-хау, урановые мантии и прочая баллистика… то есть ясно, что все это только скрытый намек — уже который по счету — на мою секретную миссию в Горе. Настолько секретную, что и сам я о ней без понятия. Я ценю вашу настойчивость, однако не проще ли играть в открытую? Чего вы хотите от меня?

— Служебного соответствия, — ответил Бунзен. — Только и всего.

— И именно по этой причине подбросили мне контейнеры с кровью в стиральную машину? — спросил Аякс, прищурившись, будто смотрел вдаль.

— Уверяю вас, что я тут ни при чем, — заверил следователь.

— Если ни при чем, то откуда вам было сразу известно, что кровь бычья?

— А я и до сих пор не уверен, что кровь бычья.

— Но что следы ее ведут в лечебницу, сочли нужным намекнуть?

— Да, не без этого.

Аякс кивнул на настольный телефон:

— Зачем Арон ворует сведения о пациентах старше сорока лет?

— Спросите об этом у Арона.

— Но ведь он это делает для вас?

— Нет, не для нас, представьте, — ответил с вызовом Бунзен. — Вернее, не только для нас.

— А для кого ж еще?

— Нам Арон передает лишь имена тех пациентов, чьи выписки из истории болезни он таскает под землю.

— Куда? — опешил Аякс.

— Вы слышали, куда. И это не обязательно пациенты старше сорока. Как правило — старше сорока. Но не только.

— Тогда что это за люди?

— Больные с прогнозом жизни не более трех лет.

— Кто?

Бунзен нервно поддернул под собой стул.

— Кандидаты на продвижение по лестнице Якова.

— Еще немного, — вздохнул Аякс, — и я тоже начну верить в ухо дьявола, во врата преисподней, в замаскированный храм и прочую ересь.

— А почему вы так уверены, что это ересь? — усмехнулся следователь.

* * *

На улице Аякса окликнул Мариотт и пригласил в свой пикап.

— Думаю, ваше положение не так уж абсурдно, — сказал хозяин похоронного бюро вполголоса, когда Аякс сел на место пассажира и захлопнул за собой дверь. — Тем более — не безнадежно.

— Вы это о чем? — поинтересовался Аякс.

— Конвой, насколько я понял, действительно снаряжается в Столовую Гору, — пояснил Мариотт. — Но ниоткуда не следует, что он снаряжается за вами.

— С чего вы взяли?

— У вас есть время?

— Есть.

— Тогда, если вы не против, прокатимся немного… — Мариотт завел двигатель, включил передачу и выехал с обочины.

— Куда?

— Мне нужно за камнем, в промзону.

— Валяйте, — вздохнул Аякс.

— Скажите, а вам сразу удалось напасть на след Хассельблада? — спросил Мариотт.

— Честно говоря, не удалось напасть вообще. Могилу на кладбище я увидел случайно. Вы же знаете.

— А теперь представьте себя на месте ваших будущих конвоиров — так просто ли будет им напасть на ваш след?

Привстав, Аякс смёл со своего сиденья мраморную крошку.

— Сразу предлагаете прописаться на кладбище, что ли?

— Да бог с вами… Вы были знакомы с Хассельбладом лично?

— Нет.

— А чем могла быть вызвана необходимость его замены? Ведь он пробыл в должности, сколько я помню, не больше трех недель.

— У нас задавать такие вопросы не принято.

— Я не прошу задавать никаких вопросов, — пояснил Мариотт, — а только задуматься: зачем, как вы изволите выражаться, конторе вашей понадобилось менять своего представителя в Горе всего через три недели?

— Не знаю.

— Хорошо. Когда вам стало известно, что вы должны не только сменить Хассельблада, но и найти его? Когда вы узнали о его исчезновении?

Аякс, задумавшись, ответил с заминкой.

— Тут, на месте.

— А почему контора не сообщила вам о его исчезновении перед отъездом?

— Потому что еще не было известно об исчезновении.

— Чепуха! — воскликнул Мариотт. — Пускай похоронами Хассельблада занимался муниципалитет, но я точно знаю, что справка о его смерти была выслана в контору за несколько дней до вашего приезда. За несколько дней! Более того, первую информацию о смерти Хассельблада они получили от меня лично, так как сначала позвонили мне, думая, что тело находится у меня.

— Почему вы сразу не сказали мне об этом?

На Мариотта напал нервный смех:

— Я должен был вам об этом сказать? Или контора?

— Получается, — заключил Аякс, — что Хассельблад был выписан в Гору на верную смерть.

— Получается, да не совсем. В таком случае он вряд ли бы протянул в Горе больше недели. И уж наверняка не лежал бы сейчас у всех на виду.

— То, что вы говорите, немыслимо.

— А что я говорю?

— Вы говорите о возможности совместных тайных операций Горы и контрразведки.

— А что уж тут такого немыслимого?

— Послушайте, вы не провокатор часом?

— Ну — все, — перевел дух Мариотт. — Завертелась шарманка. И дело на вас состряпал, и конвой вам заказал, и предшественника вашего в землю закопал.

— Хассельблад сдал мне легатуру Горы, — заявил Аякс.

Мариотт, свернув с дороги, притормозил. Аякс взглянул в окно. Они остановились на полпути между рудничным стволом и промзоной.

— Легатуру, значит, сдал, — повторил Мариотт. — И каким, интересно, образом? Восстав из могилы? Столоверчением?

— Не ваше дело, — сказал Аякс.

— Хорошо, — улыбнулся Мариотт, но тотчас принял серьезный вид. — И что же — с этой самой легатурой, которую вам сдал Хассельблад?.. А, впрочем, можете не отвечать. Я догадываюсь.

— А вы не догадываетесь, — подхватил Аякс, — кому понадобилось их перебивать — Горе или конторе? И за что?

— Вы мне скажите.

— Я не знаю.

— Хорошая философия: сначала стреляй, потом выясняй все остальное.

— Это была самооборона. Вы что, ничего не слышали о нападении?

— Взгляните-ка туда. — Мариотт указал на прогуливавшихся вдоль обрыва горожан. — Видите цепную ограду у пропасти?

Аякс снова посмотрел в окно:

— Как и то, что всем плевать на нее.

— На что именно всем плевать? — спросил Мариотт.

— Вы сами видите, что большинство прогуливается за оградой.

— Ограда обозначает не запретную зону для прогулок.

— А что? — обернулся Аякс.

— Зону юрисдикции Горы, если угодно. Как и ограда двора вашего дома, который, по сути, является замаскированным филиалом рудника. И если на этой территории происходит убийство, как думаете, в чьей юрисдикции оказывается расследование? В юрисдикции города или Горы?

— Юрисдикция Горы — вы это о ком?

— Это я об охране нашего славного банка. С депозитарием.

— О легатах, короче говоря.

— Опять легаты, — покачал головой Мариотт. — Послушайте, я не слишком шокирую вас, если скажу, что впервые слышу о них?

— Легаты — это выделившаяся группа радикалов в высшей касте Горы, — сказал Аякс.

— Вполне может быть. — Мариотт крутанул руль. — Неплохо сказано. Угадывается, знаете ли, рука.

— Хотите сказать, что и о кастах тоже слышите впервые?

— Сейчас мне интересно даже не это. Интересно другое. Я уж не спрашиваю, каким образом и откуда Хассельблад передал вам данную реляцию. Скажите мне вот что: этого оказалось достаточно для стрельбы по людям?

— Это была самооборона, — напомнил Аякс. — Я же говорил.

— В таком случае, — рассудил Мариотт, — надо думать, вы написали заявление в прокуратуру?

— Нет.

— Что — нападавшие разбежались?

— Нет.

— Значит, вы избавились от тел?

— Нет. То есть, не я.

— Прекрасно. Так у вас были сообщники? И вы называете это самообороной? Вы в своем уме?

Аякс перевел дыхание:

— Хороший вопрос.

Мариотт вырулил с обочины на дорогу. Долгое время они ехали молча. Аякс достал из кобуры пистолет и задумчиво повертел его руках.

— Простите… — Мариотт сбросил скорость, отвлекшись на оружие. — Что там за клеймо?

— Colt Double Eagle. Две орлиные головы соответственно.

— Очень занятно.

Аякс продолжал рассматривать пистолет:

— Что именно?

— Большой и малый Аяксы — герои Троянской войны с ахейской стороны, — сообщил Мариотт. — Аякс Теламонид и Аякс Оилид от самого начала осады Трои и до ее взятия сражаются плечом к плечу.

— Я слышал об этом. И что?

— Аякс Теламонид, кузен Ахилла, претендовал после смерти великого брата на его доспехи. Однако доспехи достались Одиссею. Тогда Аякс решил перебить предводителей своего войска. Афина помешала ему, навела на него морок. В итоге безумец перебил вместо своих соратников стадо коров. Когда он пришел в себя, то бросился на собственный меч. Аякс Оилид, царек из Средней Греции, после захвата Илиона обесчестил прорицательницу Кассандру прямо на алтаре Афины, за что навлек на себя гнев богов и был утоплен в море. Хорошая парочка, правда?

— И что? — раздраженно повторил Аякс.

— А вы знаете, что изначально оба наших героя составляли цельный образ, были единым архетипом?

— Да ну и что, черт вас возьми?

— А то, что «аякс» в переводе с греческого значит «орел».

— Замечательно. — Аякс нервно потер щеку. — Дальше просто некуда.

— Это ваше личное оружие или табельное? — спросил Мариотт.

— А какая разница?

— Просто интересно.

— Личное. — Аякс затолкал пистолет в кобуру и одернул куртку. — Значит, говорите, прорицательница и стадо коров… «Посмотри на стадо, которое пасется неподалеку…»

— Ух ты, — налег на руль Мариотт. — Вы и Ницше балуетесь?

Аякс поджал губы.

— Так это из Ницше?

— «О пользе и вреде истории для жизни», — поведал Мариотт. — Книжка о способах выживания вообще и в Столовой Горе в частности.

— Увлекаетесь философией?

— Не дай бог. При моей профессии это… что-то вроде поддерживающей терапии.

— Не пропишете мне чего-нибудь?

— В каком смысле?

— Ну, в качестве поддерживающей терапии? Из того же Ницше.

Мариотт оценивающе посмотрел на Аякса:

— Удовольствие принадлежит полузнающим.

* * *

Завернув в библиотеку после того как Мариотт высадил его у похоронного бюро, Аякс засел за Ницше.

Наспех пролистывая страницы томика со статьей «О пользе и вреде истории для жизни», он искал вложенную записку, меты на полях, даже заглянул под корешок, но все впустую. Книжку до него, похоже, никто вообще не брал в руки. Статью, засидевшись допоздна, он прочел от корки до корки. Многое в ней и в самом деле напоминало Столовую Гору, но пафос отрицания излишнего и потому опасного исторического знания показался ему надуманным: во-первых, было не ясно, как отделять излишнее знание от необходимого, во-вторых, это все больше относилось к культурным мероприятиям, нежели к обыденной жизни. Тем не менее, некоторые пассажи вызвали его неподдельный интерес. В отрывке про «познание, которое уничтожило бы жизнь, уничтожило бы вместе с нею и самое себя» ему представилось соотнесение с куда более приземленным «кто много знает, тот плохо спит», а за строками о юном поколении «истребителей змей» и вовсе померещилась Эстер. «Истребители змей» — это, очевидно, были истребители опасных познаний. Но что в Столовой Горе могло составлять такое опасное знание — план-схема рудника? ее кастовое устройство? местоположение загадочного храма? Ответов у Аякса не было.

* * *

Через день он встречал на вокзале прибывший из Управления конвой. Оперативную группу из пяти человек возглавлял Рихтер.

— С таким эскортом, — усмехнулся Аякс, приподняв руки, — хоть куда.

— Расслабься, — вздохнул Рихтер. — Мы не за тобой.

Аякс прижал руки к груди.

— А за кем?

— Это секретная информация, — сказал Рихтер.

— А как те веселые картинки, что вы пересылали на меня местным?

— Никак. Плановая дезинформация.

— Вас даже не интересует, что я успел собрать?

— Всеми необходимыми сведениями мы располагаем и без тебя.

— Значит, — рассудил Аякс, — и мое назначение тоже было частью плана по дезинформации?

— Совершенно верно.

На стоянке опергруппу ждал арендованный микроавтобус, однако двое агентов увязались с Аяксом, попросив отвезти их в лечебницу, о которой были наслышаны. Высадив их у санатория, Аякс увидел сквозь решетчатые ворота Эдит, но не успел и рта открыть, как она скрылась за углом.

* * *

По пути из лечебницы он заметил пустую машину Рихтера возле похоронного бюро, остановился через полквартала и наблюдал за входом в заведение в зеркало заднего вида. Минуту спустя из бюро двое агентов вывели под руки Мариотта. Рихтер шел следом. У Мариотта под глазом чернел жирный синяк с кровоподтеком. Третий агент появился на пороге спиной вперед. Пятясь, он оттирал кого-то от дверей и загораживал выход до тех пор, пока Мариотта не усадили в микроавтобус. Когда машина с агентами и задержанным проехала мимо Аякса, у того зазвонил сотовый. Это был Рихтер. Он посоветовал Аяксу прекратить игру в шпионов, приказал следовать в служебную квартиру и ждать дальнейших распоряжений.

Дома Аякс обнаружил на экране телевизора клочок самоклеящейся бумаги с изображением направленной вниз стрелки. В полочке под телевизором лежал неподписанный оптический диск. Аякс зарядил его в проигрыватель. На беззвучной — очевидно, сделанной камерой наблюдения — записи он увидел Хассельблада в прихожей. Хассельблад целился из пистолета во входную дверь. Дверь открылась, в прихожую вломились двое вооруженных людей, но Хассельблад почему-то не смог выстрелить в них. У него не то случилась осечка, не то он забыл снять оружие с предохранителя. Неизвестные обезоружили Хассельблада, на этом запись прекратилась.

На скорую руку позавтракав, Аякс взялся смотреть диск сначала, как позвонили в дверь.

На крыльце стояли распаренные после сероводородного бассейна, еще пахнувшие тухлыми яйцами агенты. Один из них сообщил Аяксу, что только что поступил звонок из Управления, и ему, как и задержанному Мариотту, придется отправиться в Управление. Второй агент попросил его сдать оружие. Аякс, замешкавшись с клапаном кобуры, отдал свой пистолет, после чего агенты пригласили его идти почему-то не на улицу, а внутрь дома, и привели в подвал.

— В чем дело? — спросил Аякс.

— Новое распоряжение, — ответил первый агент, наставил на Аякса револьвер и спустил курок.

Однако выстрела не последовало. Агент опять надавил на спусковой крючок, пытаясь выстрелить следующим патроном, и вновь безрезультатно. Аякс, улучив момент, сбил его кулаком с ног. В это время дальняя железобетонная стена-заслонка подвала начала открываться. Второй агент тоже навел пистолет на Аякса и несколько раз надавил на спусковой крючок — выстрела не было. Агент спешно принялся менять обойму. Аякс бросился к нему, но упавший агент, очухавшись после удара, оттолкнул его к дальней стене. В эту секунду позади Аякса раздались четыре приглушенных выстрела. Аякс, уверенный, что стреляли в него, шарахнулся обратно к двери в подвал, к агентам, но те, как подкошенные, стали валиться на него. Аякс подхватил одного подмышки и, держа щитом, обернулся. В проеме на месте дальней стены подвала стояла Эдит. В ее руке дымился пистолет с глушителем.

— Черт, — сказал Аякс, выпуская из рук бившееся в агонии тело.

* * *

В гостиной Эдит достала из видеопроигрывателя диск с записью и разломила его со словами:

— Точно так они и взяли его.

— Как?

— Подменили патроны.

Аякс, ахнув, побежал обратно в подвал и, потеснив людей в спецовках, достал из пиджака убитого агента свой кольт.

— А что же тогда у самих? — спросил он, вернувшись в гостиную. — С патронами?

— А меньше по бассейнам прыгать надо, — сказала Эдит. — Я подменила патроны в раздевалке.

— А если бы я не отвез их в бассейн?

— А они бы отправились туда и без твоей помощи.

— Каким образом?

— Ты всего полгода в Горе, и то чуть ли не каждый день ныряешь.

— Погоди, это что же — местные?

— Горячо, — хмыкнула Эдит.

— Легаты? — осенило Аякса.

— Молодец.

— Но почему, черт возьми, меня нельзя было предупредить сразу?

— Не знаю. Спрашивай у сестры.

Аякс покусал губу.

— Слушай, так Эстер твоя сестра?

Эдит хотела что-то ответить, но ее перебил звонок на сотовый Аяксу. Это был Рихтер. Аякс, взглянув на Эдит, приложил палец к губам.

— Где бойцы, которых ты отвез в санаторий? — спросил Рихтер.

— Не знаю, — опешил Аякс. — А что?

— Через десять минут будь в библиотеке.

— Зачем?

Рихтер прервал связь, не ответив.

* * *

— Что они делают в библиотеке? — спросила Эдит в машине.

— К черту библиотеку, — отозвался Аякс, ворочая рулем. — Что они делают в контрразведке?

— А что контрразведка делает в Горе?

— То же, что и повсюду. Неужели ты всерьез считаешь, что безопасность перевозок таких объемов золота Гора способна решить без нашей помощи? Вас уже грабят на вашей собственной территории.

— Горячо, — улыбнулась Эдит. — Только имеется нестыковочка.

— Какая?

— Телега не с той стороны.

Аякс встал у перекрестка на красный свет.

— А с какой должна быть телега?

— С той, что безопасность — в виде вашей доблестной конторы — на Гору не с неба свалилась, — сказала Эдит.

— Ты хочешь сказать, что охрана была вам навязана вместе с золотом?

— А что, это так трудно было понять?

— Ты знаешь, что Хассельблад фактически был вызван сюда для расправы? — спросил Аякс.

— Он и сам об этом говорил.

— А он не говорил, за что?

Эдит кивнула на светофор, включивший зеленый сигнал.

— Нет. Но как-то сказал, что незадолго до назначения вел какое-то дело об ограблении банка. И что назначение его — это что-то типа ордена за банк.

Аякс тронулся с места.

— За какой банк?

— Не знаю.

— Легатов ему вы с сестрой сдали?

— Нет, представь.

— А почему это так трудно представить?

— Потому что, в отличие от некоторых, он меньше по бассейнам пузыри пускал и больше работал. — Эдит постучала ногтями по стеклу двери. — Да и посмекалистей был.

— Это я не сомневаюсь, что посмекалистей, — кивнул Аякс. — Настолько посмекалистей, что в один прекрасный день подавился своей смекалкой. И не без вашей помощи.

— Да при чем тут мы?

— При том, что когда вываливали ему все про легатов, могли предупредить и про легатских кротов в конторе. Он же отчеты должен был отправлять! Ни черта не слали его на убой! Он подписал себе приговор своими собственными отчетами!

— Да не посылал он никаких отчетов! — воскликнула Эдит.

— Откуда ты знаешь?

— Оттуда, что его должны были убить в течение недели после приезда. Они и были уверены в этом, думали, что тело в морге, но ошиблись номером, и сначала позвонили не в окружной морг, а к Мариотту.

— И Мариотт, выходит, сказал им, что Хассельблад мертв? — с сомнением предположил Аякс.

— Да.

— Зачем?

— Спроси у него.

— Это могла быть обычная провокация Управления.

Эдит щелкнула пальцами:

— Точно. А пуля, которую у Хассельблада достали из легкого — обманом зрения.

— Нападавшего поймали?

— Хассельблад потом сам нашел его.

— Ты можешь не говорить загадками? — попросил Аякс.

— У Хассельблада на тот раз были настоящие патроны.

— Тело идентифицировали?

— Чье?

— Нападавшего.

Эдит раздраженно, в голос, вздохнула.

— Да при чем тут тело, когда ваши звонили в морг сразу после покушения? О том, что Хассельблад жив, они узнали только через несколько дней, а что он сам охотился за нападавшим, так и не узнали вообще.

— Стоп, — Аякс пристукнул кулаками по рулю, — а ты уверена, что его ранили в грудь?

— Кого?

— Скажи еще, что диск в папку с отчетами не ты подсунула. Бюллетень Хассельблада не публиковали в газетах.

— Как он просил, так я и сделала, — заявила Эдит.

— Так вот знай, — сказал Аякс, — если даже допустить, что между моментом, когда он схлопотал пулю в легкое, и временем, когда была сделана запись, прошел максимальный срок — три недели, — он ни за что не успел бы так восстановиться. Ни за что. Многие после таких огнестрелов не восстанавливаются вообще.

Эдит облизала губы.

— Ты в этом уверен?

— Абсолютно.

— Значит, тебе повезло.

— Повезло — в чем? — обернулся Аякс.

— Ты не знаешь, что такое наша травматология, — загадочно пояснила Эдит.

— А это так страшно?

— Кому как.

— То есть? — вскинул брови Аякс.

— Кому — пуля, знаешь, кому — реанимация. Каждому свое.

— Скажи: зачем было подсовывать диск в архив, а просто не отдать его мне?

— Обычная страховка.

— От кого?

— От предателя.

— О чем ты?

Эдит раздраженно повозилась в кресле.

— Откуда Хассельбладу было знать, что на замену ему пришлют не предателя? И что тебе известно про самого себя, агент ноль-ноль-ноль?

Аякс в ответ только встряхнул головой.

* * *

В библиотеку они зашли с черного хода. Служебные помещения и читальный зал были пусты. За конторкой на полу лежал мертвый библиотекарь. Перевернутая клетка с чучелом канарейки валялась в ногах старика. Когда Аякс склонился к убитому, из глубины читального зала раздался выстрел. Пуля пролетела между Аяксом и Эдит. Стрелявшего было не видно, но из-за книжных стеллажей слышался срывающийся голос Рихтера. Аякс, обойдя стеллажи, приблизился к Рихтеру со спины.

Начальник Четвертого отдела сидел в луже крови, привалившись к стене и положив правую руку на брошенный пистолет. Аякс молча взял пистолет.

— Прости, — сказал Рихтер через силу. — Я думал, это мои… вернулись.

Аякс кивнул подоспевшей Эдит, вместе они перевязали Рихтеру простреленный живот, хотя по виду черной крови, истекавшей из раны, Аяксу было ясно, что у его бывшего шефа прострелена печень, жить ему оставалось недолго. Рихтер, по-видимому, и сам сознавал свое положение. Он сказал Аяксу, чтобы тот не торопился с вызовом скорой помощи, попросил выслушать его и не перебивать.

— Минутку. Сейчас, — сказал он, собираясь с мыслями… — В прошлом году Хассельблад расследовал ограбления в банках, подконтрольных Горе. Часть золота тогда была направлена для хранения в саму Гору. Но после этого вдруг залихорадило саму контору. Пошли сигналы, что ограбления организованы Горой. То есть в Управлении были кроты, понимаешь?.. Чтобы выйти на них, Хассельблад должен был найти заказчиков ограблений в Горе… — Рихтер перевел дух и устало отер кровь с брюк. — В общем, тебя бросили в это болото, как лакмусовую бумажку. Как поплавок. Однако ж… — Он неопределенно взмахнул окровавленной рукой. — Кто мог подумать, что вот так…

— А кто формировал вашу группу? — спросил Аякс.

— Я сам, кто ж еще?

— Те двое, которых я отвозил в бассейн, тоже пытались убить меня.

— И что?

Аякс оглянулся на Эдит.

— И все… А где ваши?

— Ушли с Мариоттом, — сказал Рихтер.

— Он был тут во время перестрелки? — уточнил Аякс.

— Нет, ждал в машине в наручниках, с водителем.

— Зачем вы избили его?

Рихтер, закрыв глаза, повозил затылком по стене.

— Никто его пальцем не тронул. Когда мы его брали, он уже был обработан.

— Так вы за ним приехали? — догадался Аякс.

— Да. На него, собственно, и выписан контракт.

— Тогда зачем вам понадобилась библиотека?

Рихтер не ответил. Его понемногу начинали оставлять силы. Закрыв глаза, он редко и глубоко дышал, однако остановил жестом Аякса, когда тот снова потянулся в карман за телефоном.

— …Затем, что лучшего места в Горе для перестрелки не найти. Днем, по крайней мере… Впрочем… — Рихтер замолчал.

— Впрочем — что?

— Так вас завели сюда силой, что ли? — спросила у Рихтера Эдит. — Сюда, в зал, как вы попали?

— Мариотт сказал, что библиотекарь, — ответил Рихтер, уже начиная задыхаться, — что у него какой-то пароль, или наводка… Не помню…

Эдит сходила к конторке и тотчас прибежала обратно.

— Эстер у них! — воскликнула она. — Как они узнали?

Рихтер лежал без сознания. Аякс вызвал скорую помощь, кивнул Эдит и быстрым шагом, чуть не срываясь на бег, вышел из читального зала. На пороге черного хода, однако, он встал, как на краю ямы — дверь оказалась приоткрыта, хотя он точно помнил, что закрывал ее за собой.

Аякс взглянул через щель на свою машину во внутреннем дворе.

— Все это время они были здесь, — сказал он вполголоса.

— Кто? Зачем? — не поняла Эдит, выглядывая из-за его спины.

— Подслушивали нас. Кто-то еще остается в здании.

— Ты с ума сошел?

— Они выстрелили Рихтеру в живот после того, как он вызвал меня, — объяснил Аякс, — а затем убили библиотекаря, чтоб он не мешал подслушивать.

— Тогда почему они не пытались убить нас прямо в зале?

— А зачем рисковать? Они заминировали мою машину.

— И что теперь?

— Иди во двор. Подойди к машине, но не садись внутрь. Сделай вид, что ждешь меня. Подрывник, скорее всего, где-то в здании, наверху, поэтому не оглядывайся. Пока ты одна, тебе ничего не грозит.

Кивнув Эдит, Аякс поднялся на второй этаж.

Однако подрывник уже подкарауливал его здесь — стоило Аяксу поравняться с порогом уборной, как закрытую дверь изнутри пробила пуля. Отпрянув в сторону и перезарядив пистолет «матрешками», Аякс бросил в дверь перочинным ножом, дождался, когда агент выдаст себя следующим выстрелом, и навел пистолет на стену чуть левее двери. Последствия его выстрела более напоминали взрыв небольшого снаряда, нежели удар пули. Аяксу пришлось ждать, пока в уборной уляжется стоявшая столбом кирпично-известковая пыль. У подрывника оказалась снесена половина лба. Из разбитого окна уборной Аякс выглянул во двор, затем взял с подоконника дистанционный пульт и обшарил карманы убитого. Кроме запасной обоймы и документов, он нашел полевую аптечку с двумя шприц-пистолетами. Это была так называемая «сыворотка правды». Один комплект для инъекций оказался использован…

Эдит ждала Аякса у черного входа.

— С чего ты взяла, что Эстер у них? — спросил Аякс.

— Иначе бы они не оказались в библиотеке.

— Значит, дело не только в удобном для разборок месте?

— Значит, так, — огрызнулась Эдит. — И давай на этом с библиотекой покончим. Все равно больше ничего не скажу.

— А ты знаешь, что такое «сыворотка правды»?

— Что?

— Инъекция, после которой человек теряет способность лгать, может говорить только правду.

— Хочешь на мне испытать, что ли?

Аякс достал из кармана комплекты для инъекций.

— Хочу узнать, на ком испытывали.

— Точно! — сказала Эдит. — Просто так Эстер никогда бы не рассказала им ничего! Куда они поехали с вокзала?

— Одни со мной, в лечебницу, другие — к Мариотту.

— Едем!

Прежде чем сесть за руль, Аякс снял с днища автомобиля магнитную мину и разрядил взрыватель. По пути Эдит позвонила в полицию и, не на шутку испугав Аякса, истеричным голосом попросила направить наряд к «дому Мариотта, который захвачен».

— С чего ты решила, что он захвачен? — спросил Аякс.

Эдит отмахнулась с улыбкой.

* * *

На парковке похоронного бюро стоял пустой микроавтобус опергруппы. В багажнике Аякс нашел сложенные спортивные парашюты и детские сиденья безопасности.

— Значит, только правду? — спросила Эдит.

Аякс закрыл багажник.

— Ты о чем?

— После укола человек говорит правду, или правда открывается ему?

— Не знаю…

Покореженные створки автоматических дверей бюро были раскрыты. «Тронный зал» пустовал. На пороге граверного цеха лежал застреленный старший сын Мариотта. Из-за запертых дверей морга пробивался свет и слышались возбужденные голоса. Аякс медленно, с силой потянул на себя дверную ручку и так же осторожно отпустил ее. Передохнув, он шепнул Эдит ждать его, вернулся к своему джипу, достал из-под сиденья мину и опять прикрепил ее к днищу. Снизу по улице доносился растущий вой полицейской сирены.

— …И что? — прошептала Эдит навстречу Аяксу.

Аякс молча завел ее в подсобку у морга, показал пульт дистанционного подрыва и нажал кнопку пуска.

Здание похоронного бюро содрогнулось. В холле посыпалось стекло. Дверь морга с грохотом открылась, мимо подсобки опрометью пробежали двое человек.

— Идем, быстро, — сказал Аякс.

В морге — с побитыми пулями стенами и потолком, с разломанной и разметанной мебелью — они нашли привязанную к стулу Эстер. Она была без сознания. Мариотт, которого колотило от страха, стоял с приподнятыми руками в дальнем от дверей углу. Однако когда Аякс и Эдит подошли к Эстер, хозяин заведения открыл по ним беспорядочную стрельбу из пистолета. Аякс выстрелил дважды поверх головы Мариотта, вынудив того бросить оружие и бежать из покойницкой вслед за агентами, после чего освободил Эстер от веревок.

— Ненавижу, — шепнула, едва очнувшись, Эстер.

— Укол еще действует, — сказал Аякс.

Ликующе обернувшись к Эдит, он увидел, что девушка, облокотившись на стену, медленно оседала на пол. Аякс бросился к ней и попробовал зажать рукой рану на груди, но пуля Мариотта угодила ей в самое сердце. Она, похоже, умерла в то самое мгновенье, когда Аякс коснулся ее.

— Оставь ее сейчас, — сказала Эстер через силу. — Главное, чтобы не ушел Мариотт и эти…

Аякс бережно уложил Эдит возле стены и вывел Эстер из морга. Пол вестибюля был усыпан битым стеклом. На улице щелкали выстрелы. Развороченная взрывом машина Аякса горела факелом. Аякс не мешкая открыл огонь по агентам, которые, прячась за деревьями, отстреливались от патруля. По ошибке полицейские перевели огонь на Аякса, чем не преминули воспользоваться агенты с Мариоттом, сбежав на микроавтобусе. Аякс назвал полицейским себя и потребовал прекратить стрельбу. Выстрелы стихли. Под руки с Эстер Аякс направился к патрульным автомобилям, перекрывшим проезжую часть. Он оборвал вопросительную реплику Клапрота, заявив, что сбежавших агентов ни в коем случае нельзя пропустить к руднику.

На плато они поехали в машине сержанта. С пола под задними креслами Аякс подобрал снайперскую винтовку и сказал Клапроту, что одолжит ее до конца операции. Однако, спешившись на расстоянии выстрела от обрыва, он успел разглядеть в оптический прицел лишь то, как вся троица — агенты и Мариотт — прыгнула с парашютами в рудник. Микроавтобус, которого не было видно ни на парковке, ни у обрыва, скорей всего, отправился в дыру прежде своих пассажиров.

Горожане испуганно толпились возле рудничного ствола. Аякс, добравшись до пропасти, от злости столкнул вниз валун.

— Вас, кажется, задело. — Кавендиш указал Аяксу на его плечо с касательной огнестрельной раной. — Давайте-ка, перевяжу.

Пока Кавендиш возился с плечом Аякса, Клапрот сделал Эстер фиксирующую повязку на опухшей правой кисти.

— Где тебя так? — спросил Аякс Эстер, но, прежде чем она успела что-то сказать, понял, что синяк с кровоподтеком на лице Мариотта — скорей всего, ее рук дело.

— С чего ты решил, что твоим конторским так приспичило в дыру? — ответила вопросом Эстер.

— А куда ж еще?

— Думай, агент. Контора поверит тому, кто первый доложит о бардаке.

Обождав, пока Клапрот с Кавендишем покончат с бинтами и вернутся к своим машинам, Аякс произнес вполголоса:

— Так они же раскрылись. Убили командира группы. Это провал.

— Это провал, как ты его понимаешь, — возразила Эстер. — Но говорить о провале или успехе будет тот, кто первым успеет к докладу. И каким, по-твоему, будет ответ конторы на их историю бардака?

— Город будет закрыт, будет введено внешнее управление.

— И что это будет значить?

— Не знаю пока.

— Что свое задание парашютисты выполнили. Это их главная цель.

— Ну, хорошо… — Аякс подвигал перебинтованной рукой, поднялся с корточек и, встряхнув над головой снайперской винтовкой, обратился к Клапроту: — Сержант, занесу в участок позже!

Клапрот не расслышал его и озадаченно выставил подбородок, но Аякс уже трусил к юго-восточному склону.

Возле самого подножья горы, в рыхлой тени акаций стояли два джипа. Неподалеку от машин прогуливались водители, у одного из них на груди болтался полевой бинокль. Аякс, стараясь не выдать себя, занял позицию для стрельбы в небольшой ложбине между уступами. Минут десять спустя, глухо хлопнув, внизу раскрылись два парашютных купола. Это были сбежавшие агенты. Когда они достигли земли, Аякс расстрелял сначала их, а затем водителей. Все четыре выстрела, сколько он мог заключить, глядя на распростертые тела в прицел, оказались смертельными. Агенты и водители, наверное, даже не успели толком понять, что произошло. Аякс пролежал в ложбинке еще недолго, дожидаясь Мариотта, однако тот так и не появился на поверхности. Поникшие парашютные купола, сцепившись с акациями, трепетали на легком ветру.

* * *

С плато они с Эстер вернулись самоходной платформой. Эстер, сославшись на недомогание, попросила не донимать ее расспросами. Пересев в вагон фуникулера, она встала подальше от Аякса и вышла на остановку раньше него.

Аякс отнес снайперскую винтовку в полицейский участок. Кавендиш, приняв у него оружие, лишь сокрушенно вздохнул. Аякс встал у застекленной схемы рудника в простенке. В нижнем правом углу листа, практически скрытый рамкой, находился витиеватый колонтитул с датой, выпускными данными и номером страницы. Аякс обмахнул схему рукавом — это, скорее всего, была репродукция журнальной страницы.

* * *

Судмедэксперты в библиотеке еще возились с трупом библиотекаря. Место, где Аякс оставил смертельно раненного Рихтера, было замусорено обрывками бинтов, тампонов, упаковками от шприцев и залито кровью настолько, что лужу пришлось ограничить свернутыми тряпками.

В книгохранилище Аякс нашел номер журнала, чьи выпускные данные он запомнил по колонтитулу на репродукции в участке. Это была «Занимательная история» почти что восьмидесятилетней давности. Страница со схемой рудника в журнале отсутствовала. И не только она, а вся статья, автором которой, судя по имени в содержании, являлся Давид ле Шателье. Статья называлась «Храм обретенный».

Аякс спросил у заплаканной библиотекарши, почему в журнале отсутствуют страницы.

— Понятия не имею, — удивленно ответила женщина, смахнув слезы. —

Этот номер журнала был единственный, который уцелел из всего тиража.

— А что произошло с тиражом? — поинтересовался Аякс.

— Его выкупил у редакции сам Давид ле Шателье и целиком уничтожил. Этот номер попал сюда из его личной библиотеки.

— Вы можете посмотреть в картотеке, кто последний заказывал журнал?

— Да, конечно.

Выяснилось, что журнал заказывал хозяин похоронного бюро, Исмаил Мариотт. Аякс поинтересовался, о чем была статья.

— О становлении рудника, — последовал ответ. — Ничего особенного.

— А зачем ле Шателье понадобилось уничтожать тираж?

Краем сложенного платка библиотекарша вытерла следы потекшей туши под глазами.

— Думаю, из-за собственной неудачной шутки. В статье он писал, что форма и расположение выработок в нижней области рудника напоминают описание храма из книги пророка Иезекииля. Он еще называл Столовую Гору храмовой горой. Однако династия ле Шателье была пуританской, да и большинство горожан имели пуританские корни. То есть тогда подобные сопоставления могли быть расценены как богохульство. Ветхозаветная символика в конгрегациях, как известно, зачастую превалировала над евангельской.

— В статье была схема нижней части?

— Была. Но весьма приблизительная, от руки. Практически карикатура.

С конторки библиотекаря Аякс взял дешевое потрепанное издание Библии. В книге пророка Иезекииля он нашел описание храма Иезекииля. Это было пространное и весьма запутанное изображение. Но одна деталь обращала на себя внимание — из-под храма вытекала живая вода. Строки о том, что по берегам чудодейственного потока будут расти бесконечно плодоносящие деревья, оказались подчеркнуты, на поле против них чернела жирная восклицательная мета: «Штольни!»

* * *

Здание похоронного бюро, обнесенное полицейскими оградительными лентами, было пусто. Аякс, держа руку на расстегнутой кобуре, по очереди обошел комнаты. В рабочем кабинете Мариотта были разбросаны чертежи планов рудника, в том числе рисунок нижней части из журнальной статьи Давида ле Шателье. Склад и граверная мастерская оказались заперты, хотя на дверях виднелись явные следы взлома. В разгромленном морге Аякс наткнулся на Эстер. Он едва открыл рот, чтобы спросить, что она тут делает, как Эстер молча одернула его, потребовала жестом тишины, и указала на холодильный шкаф для трупов. Несколько минут прошли в полной тишине. Затем из шкафа послышались возня и стук, одна из ячеек раскрылась, и наружу на салазочном полке выехал невероятно грязный, всклокоченный Мариотт. Хозяин похоронного бюро был явно не в себе. Поскорей, будто спасался от погони, он запер за собой ячейку, и не сразу заметил Аякса и Эстер.

— Ну и как — храм? — поинтересовалась Эстер.

Мариотт хотел ударить ее, но Аякс отбросил его обратно к шкафу.

— Ты обманула меня! — закричал вне себя Мариотт и тотчас обернулся к Аяксу: — Хорошая пара — поздравляю, агент!

Эстер достала из кармана ополовиненный комплект «сыворотки правды».

— Сдавать город с потрохами из-за Храма — приговор, в том числе и самому Храму, и ты это прекрасно знаешь, — сказала она.

— Мы не собирались сдавать город!

— Конечно. Вы собирались набить Гору золотом. Только и всего.

— Для этого были все основания! — выпалил Мариотт.

— Ограбления банков? — спросила Эстер.

— Нет. Прогнившая кастовая система.

— И об этом мне говорит легат? Не смешно. Набить Гору золотом вам было нужно для того, чтобы в город пришла контрразведка. И не просто присутствовала в нем, как прежде, а управляла бы им.

Мариотт в сердцах, обеими руками ударил по стенке холодильного шкафа:

— Управляла бы, да — с нашей помощью! Федералы, следящие за Горой из столицы, и федералы, следящие за Горой из Горы, — это разные вещи!

— Переподчинить контрразведку Горе — да ты в своем уме? — ответила Эстер. — Кто в кого входит — мышь в удава, или удав в мышь?

— На первом этапе контрразведка нам была нужна для того, чтобы добраться до вас. — Мариотт с усмешкой оглянулся на Аякса.

— А может, контрразведка понадобилась кому-то другому? И для других целей? — Эстер тоже перевела взгляд на Аякса.

— Кому и для чего? — не понял Мариотт.

— Нам — чтобы добраться до вас?

— О чем ты говоришь?

— Вам удалось добраться до меня и до сестры, это так. Но в то же время легаты на сегодня практически выбиты из Горы.

— Да! — опять заорал Мариотт. — Практически выбиты! Но только не думайте, что людей можно держать за идиотов бесконечно! Рано или поздно вам придется рассказать правду, или вы получите новых легатов, которые не оставят от Горы камня на камне!

— А вот это уже горячо, иуда… — Эстер перевела дыхание. — Мы очистим этот город от грязи, или взорвем его… Горячо.

— Правда не имеет цены! — провозгласил Мариотт, сжимая и разжимая кулаки.

— Правда и в том, что ты не хотел ею делиться даже с соратниками.

— Да чем, господи, я мог делиться, если так ничего и не нашел?

— И поэтому убил собственного наследника? — сказала Эстер. — Испугался, что он пропустит кого-то впереди тебя? Или войдет сам? А может, и остальных подвел под пули ты, а не «змеи»?

— Мы знали, на что идем. Лучше пуля, чем охапка сена.

В эту минуту из-под пола раздались тяжелые удары, от которых завибрировал холодильный шкаф. Мариотт в ужасе оглянулся.

— Кто это? — спросила Эстер. — Соседи по стойлу? Легаты?

— Легаты, — пролопотал Мариотт.

— Покойники?

Мариотт, не ответив, прислушивался к ударам.

— …Те, кого ты не успел отправить в убой?

— Те, кто не простит мне лазейки в Гору.

— Они не знали о ней?

— Терпели в ожидании Храма.

Удары под полом стали усиливаться, шкаф буквально заходил ходуном, дверца одной ячейки раскрылась, и из нее выкатились салазки с трупом.

— Ты все еще хочешь правды? — спросила Эстер Мариотта.

Тот молча кивнул.

— Так получи. — С этими словами Эстер сделал ему в шею инъекцию «сыворотки правды».

Мариотт сел на пол спиной к дребезжащему шкафу.

— Это же твоя любимая тема — мифология Горы, — сказала Эстер, бросив шприц-пистолет. — История открытия ле Шателье философского камня. Арифметика обращения свинца в золото, обретения вечной молодости. Ты шел в верном направлении, но от неверной посылки. Узнав про уничтоженный ле Шателье тираж статьи, ты внял в этой истории только тому, что требовалось самому ле Шателье: Гора что-то скрывает. Но ле Шателье печатал свою статью, уже заранее зная, что уничтожит тираж. И точно также расплачивался с акционерами Горы — зная, что порода фактически пуста. Уже тогда он прекрасно понимал, что не столько сама информация, сколько попытка сокрытия информации может быть лучшим аргументом в пользу ее достоверности. Если хочешь что-нибудь доказать, не обязательно собирать доказательства — достаточно их прилюдно уничтожить. Все остальное сделают за тебя. Так и с историей Храма. В которой ты не просто принял мнимое за действительное, но сам создал новую действительность. Уверовал в нее сам и заставил уверовать других. Тебе и до сих пор невозможно понять, как под таким колоссом вместо фундамента может оказаться ничто. Как жемчужина может быть затвердевшей вокруг песчинки праха слизью. Как святая святых любого храма оказывается на поверку огражденной пустотой. Непонятно одно: как на такой простой крючок мог попасться такой крупный специалист по мифотворчеству?

— Я — специалист? — пробормотал с жалкой улыбкой Мариотт.

— А кто ж? — осмотрелась Эстер. — Или это я придумала плащи и кирки? Я, наконец, организовала самих легатов?

— Это вы нас подставили с золотом?

— Если мы вас и подставили с золотом, то только в одном: не били по лбу и не требовали соблюдения ваших собственных слов, не объясняли, что превращение Горы в Гохран уничтожит вас самих. Но вы же как с ума посходили, стоило первому слитку оказаться в Горе.

— Нам был нужен Храм.

— Вам было нужно взорвать Столовую Гору. Вам было нужно разломать жемчужину, чтобы заполучить ее план.

— Значит, — закрыл глаза Мариотт, — никакого Храма нет.

Эстер поддела ногой шприц-пистолет, так что тот отлетел под прозекторский стол.

— Ну, это как посмотреть.

— Вы обороняли все это время пустое место, ничто…

— А что физическое обороняет любой храм, любая вера? Что физическое вообще может быть достойно такой обороны? Золото?

Мощные удары теперь принялись сотрясать не столько пол, сколько холодильный шкаф, который, кажется, вот-вот был готов рухнуть. Мариотт сидел перед ним с отсутствующим видом, чем-то похожий на самоубийцу на рельсах перед надвигающимся локомотивом.

— Пойдем, — сказала Эстер Аяксу и увлекла его за собой прочь.

* * *

По выходе из здания у Аякса зазвонил мобильный телефон. Это был лейтенант Бунзен. Он попросил Аякса зайти в участок.

Эстер ни с того ни с сего ударила кулаком по створке двери.

— Когда? — уточнил Аякс, вздрогнув.

— Прямо сейчас, — ответил Бунзен. — Если можно.

— Хорошо.

Аякс спрятал трубку и посмотрел на обгоревший остов своего джипа на обочине.

— Не ходи, — сказала Эстер.

— Ты что? — обернулся Аякс.

— Не ходи, и все.

— Почему?

— Не нравится мне это все.

— Слушай, не психуй. Я недолго.

* * *

Бунзен, против обыкновения, ждал Аякса не у себя в кабинете, а в оперативном зале полицейского участка. Заняв место дежурного, следователь вертел в руках пульт управления телевизором. Аякс сел напротив. За столом в углу сержант Кавендиш заполнял какие-то бумаги. Прислоненная к стене, рядом с ним стояла упакованная в пластиковый мешок для вещественных доказательств снайперская винтовка.

— Почему вы стреляли по собственным сослуживцам? — спросил Бунзен.

Аякс, задержавшись взглядом на винтовке, ответил не сразу.

— Потому что это были предатели.

— Отчего вы решили, что это предатели?

— Ну, во-первых, они застрелили старшего группы.

— А во-вторых?

— Во-вторых — хотели убить меня.

Бунзен, оглянувшись, тоже посмотрел на винтовку у стены.

— И вы считаете это достаточными основаниями для того, чтобы считать их предателями?

— Я считаю это достаточными основаниями для самообороны.

— Хорошо. А что случилось в похоронном бюро?

— Когда?

— Накануне перестрелки.

— Что именно вас интересует?

Следователь пристукнул пультом по столу.

— Пустяк…

— Так что именно? — повторил Аякс.

— Меня интересует, чем так были напуганы выбежавшие на улицу агенты, что принялись палить по патрулю.

— Я выманил их, сделав дистанционный подрыв машины.

— Вы в этом уверены?

— В чем?

— В том, что именно это выманило их?

— Конечно.

Следователь пригласил Аякса обернуться к телевизору, в который нацелился пультом:

— Фрагмент оперативной съемки. Прошу вас.

На экране телевизора Аякс увидел агентов, выбегающих из дверей похоронного бюро в состоянии совершенной паники: на подорванную машину они не обращают внимания, мечутся вдоль фасада, как будто не зная, куда идти, а в ответ на требование полицейских сложить оружие начинают стрелять по патрулю.

— И что? — Аякс недоуменно повернулся к Бунзену.

Следователь выключил телевизор, оглянулся на Кавендиша и, встав из-за стола, кивнул Аяксу на дверь.

— Из какого помещения в похоронном бюро выбежали агенты? — поинтересовался Бунзен на улице.

Аякс сунул в зубы сигарету и вхолостую пощелкал кремнием зажигалки в опущенной руке.

— Кто подбросил мне в дом пакеты с кровью? — спросил он в ответ.

— Полиция и прокуратура Столовой Горы тут ни при чем, поверьте.

— А кто?

— Думаю, вам стоит спросить об этом у своей приятельницы.

— Хорошо. — Аякс продолжал щелкать зажигалкой. — А зачем кому-то под землей — так ведь вы считаете, под землей? — сведения о больных с прогнозом жизни до трех лет?

— Из какого помещения в похоронном бюро выбежали агенты? — повторил свой вопрос Бунзен.

— Из морга, — ответил Аякс, закурив.

— Вы были там?

— Да.

— Когда точно?

Аякс взмахнул рукой, разгоняя дым.

— Через несколько секунд после агентов.

— И что увидели?

— Ничего такого, чтобы наложить в штаны.

— И все же? — потребовал Бунзен.

— Увидел свою приятельницу, привязанную к стулу. Агенты, очевидно, накануне допрашивали ее. И самого Мариотта.

— Тоже привязанного?

Аякс коснулся кончиками пальцев своего перебинтованного плеча.

— Нет. Мариотт был заодно с агентам и тоже не в себе. Настолько не в себе, что открыл беспорядочную стрельбу по нам.

— По нам — это по кому?

— По мне и по сестре моей приятельницы, Эдит. Она, если вы еще не в курсе, погибла. Мариотт попал ей точно в сердце.

— Это та самая девушка — медсестра из санатория, если не ошибаюсь, — которая звонила в участок и просила вызвать наряд?

— Да.

— А как выдумаете, зачем она просила вызвать наряд?

— Что значит — зачем?

Бунзен взглянул на раненое плечо Аякса.

— По-моему, это простой вопрос, агент.

— Мы отправились в похоронное бюро, — раздраженно ответил Аякс, — потому что Эдит была уверена, что там агенты удерживают ее сестру.

— А может, она думала, что справиться с двумя агентами вам не по силам?

— Она не знала, что агентов только двое.

— Нет, — с убежденным видом возразил Бунзен. — Она знала об этом прекрасно. Уверяю вас. Но главное не это.

— Если она знала об этом прекрасно, и вам это известно не хуже, то какого черта вы пытаете меня?

— Главное, повторяю, не это.

— А что — главное?

— Патруль она вызвала из-за того, что была уверена, что агенты сбегут из похоронного бюро раньше, чем вы их там застанете. — Следователь затолкал руки в карманы брюк и, как будто досадуя о непоправимом, стал переминаться с каблуков на носки. — И дорого же я бы дал, чтоб оказаться тогда на их месте!

* * *

Вечером Аякс ужинал в гостиничном ресторане с Эстер. За соседними столиками шло семейное торжество. Краем глаза Аякс наблюдал за небольшим представлением. Пятилетний мальчик в костюме рудокопа — с измазанными тушью щеками и фонариком на игрушечной каске — коснулся киркой из папье-маше плеча девочки в костюме Столовой Горы. Девочка присела в реверансе, достала из кармана-пещерки шоколадный медальон в золотой фольге и подала его мальчику. «Рудокоп» совершил ответный реверанс и забросил кирку на плечо. Взамен медальона он протянул девочке открытку с изображением пронзенного стрелой сердца. Последовал выстрел хлопушки и аплодисменты, юных актеров осыпало дождем конфетти.

На Аяксе были вытертые джинсы и куртка, надетая одним рукавом на здоровую правую руку и лежавшая пустым на коленях, в то время как на Эстер — вечернее платье и украшения. Аякс, который видел ее в таком наряде впервые, ел молча, налегал на пиво, то и дело поправлял норовивший свалиться пустой рукав и старался не поднимать глаз. Эстер пила красное вино. Бокал при этом она подносила ко рту левой рукой, контуженную правую кисть с фиксирующей повязкой почти все время держала под столом.

— В чем дело, агент?

— Ни в чем.

— И все-таки?

— Боюсь сболтнуть лишнего.

— А ты не бойся.

Аякс вытер губы, бросил салфетку и откинулся на спинку стула.

— Только, ради бога, держи себя в руках.

Эстер заинтригованно склонила голову.

— Ну — и?

Паясничая, Аякс выставил перед собой локоть:

— Ты сегодня прекрасна.

Эстер с улыбкой отпила вина.

— Видишь, потолок не рухнул.

Аякс кивнул на ее бокал:

— Нынче какой-то повод?

— Угадал. — Эстер поджала губы. — Именины сердца. Но только тебя это не касается.

— Почему ты так решила?

— По твоему виду.

— Смерть Эдит или Мариотта? — уточнил Аякс.

Эстер, у которой кровь прилила к лицу, ответила с заминкой.

— Я же говорю, тебя это не касается…

— Может, мне пересесть?

— Зачем? Мы вполне гармоничная пара.

Аякс закинул ногу на ногу и нервно поскреб ребром вилки по скатерти.

— Что такого в морге увидел Мариотт, что принялся палить по нам с Эдит?

Взявшись двумя пальцами за хрустальную ножку бокала, Эстер мелко повертела им по оси.

— Дырку от бублика увидел твой Мариотт. Фигу с маслом. Не знаю, что именно. Но что-то одно из двух увидел точно. Вместо Храма.

— А агенты?

Эстер оставила бокал и, растопырив пальцы, взялась рассматривать маникюр.

— Без понятия.

— А ты?

— Что — я?

— Ты видела Храм?

Улыбаясь, она долила себе вина из бутылки.

— Каждый в Горе гоняется за своими собственными химерами, агент.

— Ну да. А кто-то стрижет гонщиков…

— Что ты хочешь знать конкретно?

Аякс отложил вилку.

— За конкретными вопросами в здешних местах, по-моему, чаще следуют не ответы, а огнестрелы.

— Ценное наблюдение, — кивнула Эстер. — Так и отпишешь наверх?

— Если меня не арестуют раньше.

— За что?

— Управлению потребуются мотивы стрельбы в библиотеке и на руднике.

— Ладно. Что-нибудь придумаем.

— Придумаем — кто это?

— Не твое дело.

Аякс засмеялся.

— Каждый в Горе гоняется за своими собственными химерами, — повторила с серьезным видом Эстер. — Иезекииль описывал не столько храм, сколько новый Иерусалим, его будущую теократию. Это было комплексное, если угодно, драматическое видение. А Мариотт все свел к зарытому кладу, к замаскированному штабу управления. В конце концов его кладбищенская привычка угадывать в каждом фундаменте замурованный труп и в каждом тексте подтекст сыграла с ним злую шутку.

— То бишь Иезекииль понадобился ле Шателье для создания мифа? — заключил Аякс. — Ничего больше?

— Когда, скажи, когда в последний раз ты проверял свой личный счет? — спросила Эстер.

— Недавно.

— И что?

Выпятив губу, Аякс глянул вверх.

— За полгода с небольшим я заработал свыше пятисот тысяч.

— И…?

— И вот за это-то меня арестуют наверняка.

— Могу тебя успокоить, — сказала Эстер. — Никто и никогда еще не был арестован в Горе за начисление заработной платы и размягчение мозгов.

Аякс коротко поклонился.

— Спасибо, дорогая.

— Soma-Sema — помнишь значок? — прищурилась Эстер. — Это был личный девиз ле Шателье. Правда, сам он вкладывал в него скорее практический смысл.

— И какое это имеет отношение к моему банковскому счету?

— Не гони. После краха на бирже, когда Гора потеряла несколько тонн золота, ле Шателье ненавидел бумагу во всех ее видах. И, например, начисление банковских процентов, то есть ренту, называл бумажным потом…

— И что — не пойму? — набычился Аякс.

— И в один прекрасный день он решил, что каждый житель Горы должен получать заработную плату — заработанную плату — за настоящий пот. Причем не за тот труд, который он сумел продать, а вообще за любой труд. И не только за такой несомненный труд, как, скажем, дышать или зачинать детей, но даже за самый бесполезный и бестолковый труд. За — ну, скажем — толчение в ступе воды.

— Глупость какая-то.

В глазах Эстер проскочила злая искра.

— Не б?льшая глупость, чем гражданские пособия по безработице в какой-нибудь Голландии. Да вообще где бы то ни было в Старом Свете.

— Зачем?

— А зачем вообще существует высокий прожиточный минимум?

— Я не об этом, — отмахнулся Аякс. — Понятно, что ле Шателье было нужно закрыть город для посторонних. Но какого черта ему понадобилось обустраивать бездельников?

— Непроданный труд, — погрозила ему салфеткой Эстер, — пусть даже бесполезный труд, и бездельничанье — это все-таки не одно и то же. А бить баклуши с утра до вечера — не такое уж простое занятие, как кажется. Кроме того, не забывай, что была создана кастовая система поощрения, которая стимулировала вовсе не битье баклуш, а общественно полезные упражнения. Это, в свою очередь, позволило избежать проблем, к решению которых та же Голландия сегодня не в состоянии даже подступиться.

— Каких еще проблем?

— Непрестижного — черного, грязного, прочего — физического труда и вынужденной иммиграции. Со всеми вытекающими.

— Вынужденной иммиграции? — переспросил Аякс. — Это как понимать?

— Не ломай дурака. Когда свои собственные граждане не просто не желают заниматься ассенизацией, а и знать не хотят, что это такое и с чем это едят, приходится открывать границы. Со всеми вытекающими.

— Ладно. И что же это за такая замечательная система поощрения?

— В этом-то и вся соль. — Эстер щелкнула пальцами. — Конкретные нормативы поощрения — тайна Горы за семью печатями.

— Зачем их было засекречивать?

— Ровно затем же, зачем было уничтожать тираж со статьей. Человеку предлагается не просто работа, но участие в разгадывании загадки. А что такое разгадка мифа, как не его воссоздание? Большинство, конечно, не задается целью разгадки, попросту тянет свою лямку, но любители кроссвордов тут отрабатывают за всех.

— Значит, кое-что все-таки стало известно? — решил Аякс.

— Не без подачи самого ле Шателье, — поддакнула Эстер.

— Что именно?

— Одну сожженную жителем Горы калорию он оценил в какую-то определенную сумму. Согласно этому «прейскуранту» каждый день каждому резиденту на личный счет поступает энная сумма начислений.

— А конкретней?

— Конкретней — было вычислено что-то вроде базового суточного коэффициента. — Эстер разгладила перед собой скатерть и отчеркнула на ней ногтем короткую дугу. — Отношение количества выделяемой единицей массы человеческого тела к его весу в состоянии неподвижности. Также был рассчитан индивидуальный суточный коэффициент. Он рассчитывался по более сложной схеме, в которой определялись уровни тепловыделения по профессиональному признаку, плюс время года, и так далее. Короче говоря, конторский служащий в Столовой Горе намного беднее грузчика, а кузнец, если бы таковой имелся, ходил бы в толстосумах. Девиз «Soma-sema», помимо его расхожего значения, был для ле Шателье метафорой ожирения, кладбища калорий, не совершенной человеком работы. И поэтому денежное довольствие жителя Горы с избыточным весом начислялось с удержанием соответствующих процентов штрафа.

— Так вот зачем всюду эти штуковины… — Аякс оглянулся на индикатор избыточного веса у кассы.

— Всюду в Горе, а не всюду, — поправила его Эстер. — Чтобы пользоваться такой системой поощрения энергозатрат, человек не должен покидать пределов города. И если проведенный вне этих пределов день попросту не учитывается при начислении, то год отсутствия может стоить резиденту полного отлучения от учета. Именно по этой причине город практически закрыт для посторонних. У иногороднего менеджера средней руки, окажись он тут без казенной нужды, не хватило бы содержимого бумажника, чтобы расплатиться за обед в ресторане. О более-менее длительном постое не приходится говорить вовсе. Дикого туриста, который собирается провести в окрестностях Столовой Горы пару дней, видно за версту. Во-первых, из-за фантастической таксы за стоянку в черте города машин с чужими номерами, это, как правило, пеший турист. Во-вторых, все свое, включая провиант, он несет на себе. Единственное, что иногородний в Горе может получить не просто по обычной цене, а с десятипроцентной скидкой — догадайся сам.

— «Золотой сертификат».

— Да. Но только это бывает возможно раз в неделю, по воскресеньям. Если ты прибудешь утренним поездом с билетом в оба конца — в местной кассе, понятно, цену билетов лучше на спрашивать — и если тебе не трудно без отлучек по малой и большой нужде выстоять три-четыре часа тут же, в привокзальном филиале компании, ты можешь получить сертификат и обменять его в другом филиале на металл либо деньги по номиналу.

— То есть целиком закрывать Гору тоже нельзя? — заключил Аякс.

— Нельзя.

— Кто-то — не важно кто, цыгане, джамперы, туристы — должен нести благую весть о местных сокровищах во внешний мир?

— Конечно. Ведь те же цыгане не просто наживаются на процентной разнице. Они поддерживают всеобщую уверенность в финансовом процветании Горы. Не только получают нектар, но еще опыляют общественное мнение.

— Ты отстала от жизни, — сообщил Аякс.

— В каком смысле?

— Горой введен лимит выдачи льготных сертификатов на один паспорт.

Эстер помолчала.

— Значит, ребятки все-таки захватили воскресный рейс. Вот тебе старое правило: не пытайся сидеть на всех стульях, не раздувайся сверх разумного. Захватив очередь, они тем самым сократили необходимые для Горы рекламные площади. И поплатились.

— А как ты тогда узнала, что легаты захватили напавших на фургон цыган?

— А что?

— О том, что цыгане пытались захватить золото, ты знала, даже отправила меня спасать несчастных, — напомнил Аякс. — А из-за чего они пошли на ограбление — оказывается, не имеешь понятия?

— На что ты намекаешь? — нахмурилась Эстер.

— На то, что введение лимита на выдачу сертификатов могло быть мотивировано не захватом льготной очереди и не сокращением каких-то там рекламных площадей, а желанием спровоцировать захват золотого фургона.

— Зачем?

— Ну, например, чтобы показать легатам, что перевозки золота могут представлять угрозу Горе.

— Поздравляю — еще немного, и вслед за Мариоттом ты тоже начнешь поиски замаскированного штаба. Только что это за злодеи, которые мутят воду со странной целью — не дать золоту попасть им в руки?

— Почему — злодеи, а, скажем, не наркоманы, взявшиеся за ум?

— А почему — наркоманы?

— А потому что взявшийся за ум наркоман — по-настоящему взявшийся — будет отказываться от размещения в своей квартире опиумного склада.

— Ты уверен в этом?

— Нет. Но тут имеется еще одна уловка. Психологического свойства: чем больше ты от чего-либо отказываешься, тем упорней тебе это пытаются навязать.

Эстер расслабленно покачала бокалом в руке.

— Так что у нас со штабом?

— С прахом внутри жемчужины? — улыбнулся Аякс. — Ничего.

— Почему?

— Не хочу последовать за Мариоттом.

Эстер продолжала болтать вино.

— Прекрасно. Еще какие-нибудь вопросы имеются?

— Да.

— Я вся внимание.

— Я уже числюсь в какой-нибудь касте? — театральным шепотом, двигая бровями, спросил Аякс.

— Правильнее сказать — в платежной ведомости, — поправила Эстер.

— В какой — в низшей или средней?

— Не знаю, уволь. Но если, как ты говоришь, заработал пятьсот тысяч за полгода, то думаю, ближе к верхнему краю.

— За что такая честь?

— Было бы несправедливо, — Эстер указала взглядом на перебинтованное плечо Аякса, — если бы, оценив пот своих подопечных, Авраам ле Шателье не назначил цену их крови.

Аякс осторожно приподнял раненую руку.

— В самом деле.

— Но кровь… — Прервавшись, Эстер допила одним крупным глотком остаток вина в бокале и промокнула губы повязкой на ушибленной кисти. — Кровь — это на сегодня закрытая тема, агент. Что-нибудь еще?

— Да. — Аякс зябко потер ладони. — Сколько тебе лет?

— Пошел к черту, пошлый человек.

— Ответ понятен.

* * *

Утром Аякс проснулся от телефонного звонка. Это был лейтенант Бунзен. Слегка задыхаясь, следователь сообщил, что у него в кабинете находятся люди из главного Управления безопасности и они хотят срочно видеть Аякса. Аякс попросил минуточку, оглянулся на пустую скомканную половину постели, и, зажав микрофон ладонью, позвал Эстер. Ему ответила тишина. Аякс сказал Бунзену, что будет в участке в течение получаса. Включив свой мобильный телефон, он обнаружил несколько неотвеченных звонков от конфиденциальных абонентов и SMS-сообщение от Эстер: «Из гостиницы ни шагу». При этом сотовый телефон Эстер находился вне зоны обслуживания. Одевшись, Аякс прождал в номере еще с четверть часа, и отправился в полицейский участок в одиночку.

Шел мокрый снег, но, несмотря на непогоду и будний день, на улицах Столовой Горы царило оживление. Чем ближе Аякс подходил к участку, тем больше горожан встречалось ему на пути. За квартал до участка улица была напрочь запружена людьми. Пробравшись сквозь толпу, Аякс оказался перед кордоном спецназовцев. Здание участка было обнесено высокими пластиковыми щитами. В зазоры между щитами виднелась закопченная фасадная стена и окна с вылетевшими стеклами. Дальше Аякс решил не идти. Он отступил за спины зевак, закурил, но вскоре, осмотревшись, бросил сигарету: многие из окружавших его людей были вооружены. У кого куртка топорщилась на боку от кобуры с пистолетом, у кого из-под полы выглядывал ствол карабина.

Неожиданно его дернула за рукав Эстер:

— Совсем чокнулся, агент? Жить надоело?..

Дворами они пробрались в закрытый продуктовый магазин, что был напротив полицейского участка и, прячась за фруктовыми стеллажами, наблюдали за происходящим через витрину.

— Скоро уже, — шепнула Эстер, посмотрев на часы.

Аякс не успел спросить, что она имела в виду. Эстер сжала его руку и кивнула на улицу.

Ничего удивительного, на первый взгляд, там не было — два спецназовца сопровождали к дверям участка санитара, толкавшего перед собой инвалидную коляску с человеком, укутанным в плед, — но мгновение спустя, обрушив со стеллажа апельсины и яблоки, Аякс уперся в витрину ладонями. В санитаре он признал Арона, а в его подопечном — Рихтера. Рихтер был жёлт, худ и страшен, под его запавшими глазами набрякли мешки, рот был стиснут от боли, которую, должно быть, доставляла тряская езда по булыжной мостовой, однако он был жив.

— Не может этого быть! — ошеломленно пробормотал Аякс, когда Арон вкатил коляску за ограждение. — У него была прострелена печень. Он уже практически умер у меня на руках!

Эстер пожала плечами:

— Ну, не знаю.

— Что происходит? — обернулся Аякс.

— Разуй глаза, — огрызнулась Эстер.

— Зачем ты притащила меня сюда?

— А ты хотел бы оказаться на месте Рихтера?

— Откуда ты знаешь, как его зовут?

— А откуда ты знаешь, что он умер?

Аякс подошел к входной двери, попытался открыть ее, дернул за ручку и ударил кулаком по замку — дверь была заперта. Он позвонил Бунзену, и тоже впустую: автоматический оператор сообщил об отказе сети.

— Как же это называется, дай бог памяти, — вслух рассудила Эстер, катая в ладонях яблоко. — Информационное обеспечение операции? Нет?.. Блокада?

— Слушай, хватит.

— Тогда перестань изображать из себя идиота.

— Поговорили. — Аякс присел к стене у порога и снова закурил.

— Подумай сам… — Эстер надкусила яблоко, но, словно передумав, брезгливо обнюхала его, положила обратно на стеллаж и вытерла губы. — Подумай сам: конторские ваши заявляются в Гору с одним заданием — вернуться обратно без Рихтера. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, зачем это понадобилось. А что получается в итоге?

Аякс молча курил.

— …А в итоге, — ответила на свой вопрос Эстер, — все получается с точностью до наоборот. Вернуться в контору удается одному Рихтеру.

— Вопрос, — приподнял руку Аякс.

— Что?

— Зачем это кому-то понадобилось?

Эстер указала большим пальцем в сторону стеклянной двери:

— Разуй, повторяю, глаза.

Аякс взглянул на спецназовцев возле участка.

— Дело Мариотта живет и побеждает.

— Контора пробилась в Гору, да, — согласилась Эстер. — Но ненадолго.

Аякс обернулся к ней.

— Почему ты так уверена?

Эстер торжественно встряхнула разведенными кулаками:

— Потому что известие о гибели Рихтера — такое желанное, такое очевидное… — изображая не то избыток чувств, не то нехватку слов, она звучно прихлопнула себя по бедрам, — …что опередило самую гибель Рихтера. Вот незадача.

— Думаешь, так уж сложно ликвидировать этот отрыв?

— Если ты будешь держаться подальше от Рихтера, то — невозможно.

— Как, кстати, твоя рука? — спросил Аякс. Он только сейчас заметил, что на правой кисти Эстер больше нет фиксирующей повязки.

Вопрос застал Эстер врасплох. С улыбкой повертев перед глазами растопыренной пятерней, она, видимо, собиралась отшутиться, и уже открыла было рот, как ее осек хлесткий, утробный, похожий на многократно усиленное поскрипыванье снега, треск. Это был звук автоматной очереди, разрезавшей наискось дверь магазина. Пули вспороли деревянную обшивку стены в нескольких дюймах над головой Аякса. Осколок стекла глубоко ранил его в лицо. Давясь табачным дымом, он отполз из прихожей обратно в торговый зал. Вторая очередь пробила витрину и опрокинула стеллаж с фруктами. Эстер увлекла Аякса в подсобное помещение и почему-то крикнула ему, чтобы сейчас он ни о чем ее не спрашивал и не мешал ей. Аякс, продолжая откашливаться, только потряс головой. У него сильно кровоточила щека и был шок. Эстер на секунду забежала в подвал и вернулась оттуда с кочаном капусты, которым вышибла окошко приоткрытой двери черного входа. После этого, встряхнув пальцами и даже подув на них, тщательно вытерла пригоршнями лицо и шею Аякса и сбрызнула кровью порог и крыльцо. Аякс следил за ней с отстранением случайного наблюдателя. Разбитое кочаном капусты окошко двери черного входа заставило его вспомнить разбитое сковородой окно кухни в своей служебной квартире. Со стороны главного входа уже слышались возня и голоса атакующих. Кто-то громким шепотом скомандовал приготовиться.

— Уходим! — также, шепотом, скомандовала Эстер Аяксу.

К тому времени, когда в магазине разорвалась шумовая граната, они скрылись в примыкающей к подвалу секретной штольне.

* * *

В кромешной, насыщенной сероводородом темноте они плутали, казалось Аяксу, целую вечность. Извилистый ход то обрывался крутыми ступенями, то также резко забирал в гору. Под ногами трещал щебень. Аякс, которого Эстер крепко держала за руку и вела за собой, будто ребенка, только диву давался, как она могла ориентироваться в таких условиях.

Из подземного лабиринта они поднялись в подвал водолечебницы. Это была та самая комната, куда однажды Аякс так и не решился войти.

Эстер оставила Аякса у ржавого операционного стола-«качалки» и постучала куском железа по водопроводной трубе:

— Гесс!

Не прошло и минуты, как в комнату ввалился главный врач санатория.

— Гесс, — повторила Эстер недоуменно.

Лазоревый халат на вошедшем был заляпан кровью, под мокрым от пота воротником болталась марлевая маска. Тяжело дыша, отец Арона пытался снять застрявший на пальцах правой руки хирургический зажим. Эстер взялась помочь ему. Из их короткого разговора Аяксу стало ясно, что где-то наверху, в инкубаторе, находился раненный сержантом Клапротом спецназовец.

— Выживет? — спросила Эстер.

— Пустяки, — отмахнулся главврач и вдруг начал хохотать. — Сквозное левой задницы и слепое — правой!

— Это как?

— Так. С фланга подхватил.

— А что Клапрот?

— Не в курсе.

Зажим наконец был снят. Бубня песенку, Гесс подступил к Аяксу, взял его двумя пальцами за подбородок и, бегло осматривая, заставил повернуть голову из стороны в сторону.

— Выживет? — улыбнулась Эстер.

Главврач молча направился к дверям и дал отмашку следовать за ним.

В ординаторской на втором этаже лечебницы он быстро обработал и зашил рану Аякса. На полу в углу комнаты была свалена грязная амуниция спецназовца. Из окна открывался вид на пустой заснеженный двор со статуями. Из сухой чаши фонтана вырывались облачка пара. Аякс, осторожно притрагиваясь к замороженной щеке с пластырем, смотрел на свое отражение в стекле. В кармане у Эстер зазвонил телефон. Она достала трубку только затем, чтобы отменить звонок. Гесс долго и шумно мыл руки в чугунном умывальнике. Допотопный латунный кран, снабженный такими же ископаемыми вентилями из фаянса, тарахтел и кашлял. Неожиданно в ординаторскую вошла пожилая медсестра. У нее на руках была кожаная портупея с подсумком и большая кобура с автоматическим пистолетом. Не обращая ни на кого внимания, так, будто оказалась в безлюдном помещении, старуха с проклятиями свалила свою ношу поверх амуниции спецназовца и, продолжая чертыхаться, удалилась прочь.

— Отключился, — сообщил Гесс Эстер, сел за стол и, посвистывая, принялся заполнять какие-то бумаги.

У Эстер снова затрезвонил мобильный. Не отвечая на звонок, она попросила Аякса дожидаться ее в лечебнице, ни в коем случае не показываться на улице, кивнула Гессу и ушла. Аякс достал из принесенного медсестрой подсумка обойму, вытолкнул пару патронов себе на ладонь. Это были «матрешки». В кобуре находился Colt Double Eagle Commander — пистолет той же марки, что у самого Аякса, только с укороченным стволом и затвором. Поясная аптечка спецназовца была раскрыта, к чехлу бронежилета пристал обрывок наклейки с изображением сломанного шприца.

Главврач позвал Аякса к столу и попросил подписаться в листке амбулаторного учета. Аякс заинтересованно осмотрел листок, который оказался бланком строгой отчетности — с нумерацией, водяными знаками и даже с защитной голограммой. В самом подвале, под описанием ранения и клинических мероприятий, помещалась выделенная жирной рамкой графа: «Общий объем геморрагии».

— Аккуратней, — сказал Гесс.

— Сто пятьдесят миллилитров… — Аякс подписал бумагу. — Не много для одного пореза?

— В самый раз. — Главврач спрятал листок в стол. — В самый раз.

Аякс вернулся к окну.

— И что вы с этого имеете?

— С чего? — не понял Гесс.

— По какой цене идет миллилитр?

Главврач засмеялся.

— Вопрос не ко мне. Что вы с этого имеете, молодой человек — вот от чего надо прыгать.

Привалившись к подоконнику, Аякс, потер грязные руки.

— А как вам удалось выходить Рихтера?

— Кого?

— Моего бывшего начальника. Которого час тому назад ваш сын доставил в полицейский участок.

— Опять же — вопрос не по адресу.

— У вас, что ни спросишь, все не по адресу. К забору крови у трупов и к составлению списков своих безнадежных пациентов, надо думать, вы также не имеете никакого отношения… Зачем вам трупная кровь?

— А зачем вообще нужно заготавливать донорскую кровь? — огорошенно поднял брови Гесс.

— Хотите сказать, что можно переливать кровь от трупов к живым?

— Если имеется чистый труп — почему нет?

— Что значит — чистый труп?

— Чистый труп — значит свежий труп. Не утопленник и не желтушник. Без проникающих ранений и без заразы. Зачем вам-то это, скажите?

— Так… — Кончиками пальцев Аякс коснулся заклеенной щеки. — Я вас правильно понимаю: если у покойника имеется огнестрельная или ножевая рана, то переливание крови от такого донора к живому человеку противопоказано?

— Совершенно верно.

— А подливание крови — под другого свежего покойника?

Гесс не ответил на вопрос и, скорей всего, сейчас вообще перестал замечать Аякса. Склонив голову к плечу, он прислушался к шуму и возбужденным голосам, доносившимся издали по коридору. На столе задребезжал стационарный телефон с дисковым номеронабирателем. Выглянув в окно, Аякс увидел за воротами санатория военный джип. Двигатель машины работал на холостом ходу. Снег валил крупными хлопьями. Гесс взял трубку, поднес ее к уху и опустил обратно на рычаг.

— Опять вопрос не по адресу? — сказал Аякс.

Гесс молча вышел из-за стола и встал у двери. Продолжая вслушиваться в отдаленный шум и голоса, он словно не мог решить, как лучше поступить — пойти узнать, в чем причина переполоха, или вернуться за стол.

— Простите? — спросил он Аякса вполоборота.

Аякс не отозвался, понимая, что главврачу сейчас не до него.

— Не по адресу… — рассеянно бормотал Гесс.

На его шее блестела испарина, по лазоревому халату на круглой спине змеилась дорожка заштопанного разрыва. В конце концов — очевидно, приняв для себя какое-то решение — он махнул авторучкой на дверь и повернулся к Аяксу:

— Подкрашивание покойничков, говорите?.. А в наших палестинах еще не приходилось слыхивать о философском камне? Знаете, какого он цвета?

Аякс, вздохнув, переступил с ноги на ногу.

— Уже догадываюсь.

— Именно! — довольно засмеялся Гесс и, гримасничая, со страшным видом выпучил глаза. — Кровавого!.. Тут только имеется одна неувязка. Философский камень этот — или, точнее говоря, порошок. Этот… хлор… Нет, минутку… — Главврач сосредоточенно поджал губы и, хмурясь, перебирал пальцами в воздухе. — Хлор-а-у-рат серебра. Так, дай бог памяти… Так вот этот самый чертов аурат, по существу, золотом и является.

— То есть как это?

— Да очень просто. Содержание золота в нем может достигать сорока с лишним процентов. Засыпьте такой волшебной пудрой чан с расплавленным свинцом, плюньте туда, скажите заклинание, потом отгоните свинец — фокус готов. Опля.

— А при чем тут, простите, подкрашивание покойничков? Ведь не из крови же вы этот порошок добываете?

— А в нашей прокуратуре, — Гесс подался к Аяксу и понизил голос, — не доводилось, часом, заглядывать в протоколы осмотра трупов?

— Нет. — Аякс тоже снизил тон. — А что?

— А вы загляните.

— Зачем? — А потому что кровопотерю там тоже необходимо вносить. Спросите — зачем? Вопрос не по адресу… — Гесс хитро улыбнулся. — …ну, в смысле — не к прокуратуре. Спросите — к кому? В муниципалитет. В службу регистрации актов гражданского состояния. К ним.

— А им-то это к чему? — удивился Аякс.

— Да ни к чему, в том-то и дело. Положено, и все тут. — Гесс, покусывая губу, пощелкал затвором авторучки. — Скажите, вы вот, например, верите в Бога?

Аяксу показалось, что он ослышался.

— Что, простите?

— Так — верите? — настаивал Гесс.

Аякс не ответил.

— …а наши арбитры — верят.

— Поздравляю вас.

— …верят в учет.

— Это что ж — секта?

— Нет, это система. Набожные старушки ставят свечки в церквях, наши арбитры — галочки в ведомостях.

— И кто же потом смотрит эти… ведомости?

Гесс ернически перекрестился:

— А вы кого имеете в виду?

Аякс не успел ничего сказать — открылась дверь, и на пороге ординаторской, шумно дыша и озираясь, встал спецназовец. Лицо солдата было распарено, с сетчатой каски капала вода, на выпяченной от бронежилета груди трещала рация. Главврач обернулся к вошедшему с расставленными руками, точно собирался ловить его. Продолжая осматриваться, спецназовец хотел что-то сказать, однако Гесс не дал ему раскрыть рта, ткнул, как несмышленого щенка, в сваленные в углу вещи раненого: «Во-от!» Спецназовец перебросил за спину короткоствольный автомат, взял в охапку амуницию товарища, и уже разворачивался к двери, как встретился глазами с Аяксом. На секунду-другую, пока Гесс, спохватившись, не принялся выталкивать солдата за порог, в ординаторской воцарилась тишина. Этого времени Аяксу было достаточно, чтобы понять, что солдат не просто знал его в лицо, но не на шутку испуган встречей. Гесс, придерживая солдата под локти со спины и что-то смешливо втолковывая на ходу, провожал его до самой лестницы. В потеках грязной воды в углу остался лежать вскрытый комплект «сыворотки правды». Аякс подобрал аптечку. Точно такая была у застреленного им в библиотеке агента. И точно так же, как у застреленного агента, один из двух шприц-пистолетов в комплекте оказался использован. Где-то на первом этаже раздался громкий покатистый смех Арона.

В кармане Аякса ожил сотовый телефон. Это была Эстер. Она сказала, что Аякс должен немедленно прибыть для дачи свидетельских показаний в похоронное бюро — контора настаивает на этом.

— На чем настаивает контора, — уточнил Аякс, — на смерти моей?

— Инцидент с Рихтером исчерпан, — пояснила Эстер. — Он им все рассказал. Поезжай, тебе ничего не грозит. При одном условии…

— При каком условии?

— Не говори ничего про тайный ход Мариотта и про Эдит.

— Почему?

— Потому что заканчивается на «у». Не говори, и все.

* * *

В похоронном бюро Аякса ждали лейтенант Бунзен и дознаватель из главного Управления безопасности. Здание, в котором со времени перестрелки до сих пор не были вставлены окна, продувалось насквозь. На полу в холле ошметья лент полицейского заграждения валялись вперемешку с обрывками лент траурных. Под ногами хрустело битое стекло. Тем более странным Аяксу показалось сверкающее чистотой помещение морга. Догадаться о том, что место это было когда-то разгромлено и, по сути, оказалось в эпицентре боя, можно было лишь по чуть уловимому, задушенному лимонным дезодорантом запаху гари. Кафельные стены и пол как будто источали собственный свет. В стальные стенки холодильного шкафа можно было глядеться. Поверхность прозекторского стола покрылась защитной пленкой с узором в форме дымящихся кофейных зерен.

Дознаватель, потрясенный видом комнаты не меньше Аякса, обошел ее с разведенными руками.

— Как это понимать? — спросил он Бунзена.

Вместо ответа следователь попросил кого-то из спецназовцев позвать младшего сына Мариотта, Даниила, который ждал в предбаннике.

Даниилу было не больше двадцати лет, хотя, если не слишком всматриваться в его влажные, по-детски раскрытые глаза, по густой щетине и бритой голове можно было дать все сорок. Он утерся вязаной шапкой и сказал — не столько Бунзену, сколько контрразведчику, — что с тех пор как «бюро подверглось вооруженному налету», здание находилось под охраной полиции, хода сюда не было никому. Дознаватель сказал ему открыть холодильный шкаф.

— Какой вход? — с деланным безучастием спросил Даниил.

— Вход? — непонимающе переспросил офицер.

— Номер какой? — уточнил Даниил.

Дознаватель указал фонариком на крайнюю слева ячейку.

Когда Даниил отпер дверцу, офицер сам вытащил салазочный полок и взялся что-то внимательно рассматривать в нижней части шкафа.

— Скажи мне, что ты ищешь, — сказал вполголоса Даниил, обращаясь ни к кому, — и я скажу, что ты найдешь.

Дознаватель, копаясь в шкафу, не слышал его.

Аякс поймал на себе пристальный взгляд Бунзена, однако сделал вид, что занят осмотром входной двери. Дознаватель с грохотом закатил полок обратно в шкаф, резко выпрямился и одернул пальто.

— У вас, надо думать, по поводу всего этого… также — без комментариев?

Аякс не сразу понял, что вопрос был обращен к нему. На дознавателя он оглянулся лишь после того, как встретился глазами с Бунзеном.

— А вы чего хотите — комментариев или показаний? — спросил Аякс.

— Все ясно. — Дознаватель кивнул спецназовцам на выход, пошел следом и, задерживаясь на пороге, обернулся с усмешкой к Аяксу. — Знаете, почему человек не живет на Луне?

— Почему?

— Что, нет никаких версий?

— Нет никаких.

— Потому что не может.

— Это что — куплет?

— Нет. — Прежде чем закрыть за собой дверь, дознаватель пристукнул кулаком по косяку. — Это — Луна.

Аякс тоже собрался идти из морга, но Бунзен окликнул его:

— Минуту, Марк…

Собственное имя из уст постороннего прозвучало для Аякса подобно шлепку. Так к нему не обращалась даже Эстер.

— Что? — замер он.

Улыбаясь с напускным благодушием, следователь подошел к двери — встал так, чтобы заслонить Аякса от Даниила — и сказал полушепотом:

— Дело, которое я посылал вам по почте — вы внимательно смотрели его?

— Да, — невольно понизил голос Аякс. — А что?

— Внимательно? — повторил Бунзен.

Аякс недоуменно молчал. Следователь, пожав плечами и слегка потеснив его, вышел из морга. Аякс остался в помещении наедине с Даниилом. Сын Мариотта подождал, пока в вестибюле стихнут голоса, и позвал Аякса пройти с ним в бухгалтерию, где вручил ему оптический диск.

В разбитое окно Аяксу было видно, как микроавтобус со спецназовцами вырулил с заснеженной парковки на проезжую часть. Бунзен стоял у полицейской машины и, прикрываясь от снега папкой, говорил по мобильному телефону.

— Что это? — Аякс покачал диском в пальцах.

Даниил закрыл перекошенные жалюзи.

— Запись с камеры наблюдения в морге.

— Что?

— Сделана во время известных событий.

Аякс бросил диск на стол.

— Почему ты не покажешь ее полиции?

— А как я объясню им все остальное? К тому же, это не мое решение.

— А чье?

Даниил ответил не сразу.

— Отца.

— А где сейчас твой отец?

— В морге.

— Где? — спросил Аякс, будто не расслышав.

— Да не здесь, — вздохнул Даниил. — У них, в городском.

— Каким образом тогда он сообщил тебе о своем решении?

— Он успел это сделать перед тем, как… В общем, был телефонный звонок. И кое-что еще он просил передать на словах.

— Что?

— Что так называемое «змеиное клеймо», «Soma-sema» — родовая метка с секретом. Если вы ее видели, то вы должны понять, о чем речь.

— Не имею ни малейшего понятия, о чем ты.

— Если клеймение делается в младенческом возрасте, то, как правило, к совершеннолетию такая татуировка расползается до неузнавания.

— Ладно, бог с ними, с татуировками… — Аякс подтолкнул пальцем диск на столе. — А ты хотя бы знаешь, что в ходе известных событий отец застрелил твоего старшего брата?

— Он был не брат мне и не сын ему.

— А кто же?

— Наследник… — вздохнул Даниил. — Это, опять же, наши семейные дела. Я не хочу и не могу говорить об этом.

Аякс с согласным видом пожал плечами.

— Где можно посмотреть диск?

Даниил выглянул через брешь в жалюзи на улицу и, подобрав со стола диск, открыл стенную нишу с видеосистемой:

— Пожалуйста.

* * *

Агенты вводят в морг под руки Эстер и привязывают ее к стулу. Затем стул передвигают к холодильному шкафу — туда, где больше света, так что Эстер оказывается в мертвой зоне, вне поля зрения камеры, установленной не то на крыше холодильного шкафа, не то на потолке. В дверях появляется Мариотт. Он раздает агентам по шприц-пистолету. Агенты делают инъекции «сыворотки правды» не Эстер, а самим себе, в область шеи под ухом. Дальше следуют несколько секунд рябящей тьмы и помех. Запись сигнала — судя по экранной индикации хронометража — возобновляется через пять с лишним минут. В мертвой зоне в течение этого перерыва, по-видимому, происходит нечто странное. Пускай судить об этом странном можно лишь по реакции агентов и Мариотта. Замешательство, с которым они смотрят на Эстер — либо на что-то позади нее, у холодильного шкафа или даже внутри него, — быстро сменяется ужасом. Поначалу агенты ошалело пятятся к порогу, потом бегут из морга, как от раскрытой клетки со львами. Мариотт с пистолетом наизготовку забивается в ближний от двери угол. Он целится куда-то под камеру, три раза безуспешно спускает курок, когда же наконец соображает передернуть затвор, то открывает стрельбу не в направлении холодильного шкафа, а по вбегающим в комнату Аяксу и Эдит. После того как воспроизведение, достигая конца записи, застывает на последнем кадре, в нижней части экрана остается рябить смазанный по ходу движения продолговатый объект, напоминающий сложенную щепотью руку в кожаной перчатке…

* * *

Аякс выключил проигрыватель и закурил.

— Что скажешь? — сказал он Даниилу, глядя в пустой экран.

Даниил попросил у него сигарету.

— О чем?

— Зачем мне было нужно показывать это?

— Не знаю. Вы мне скажите.

— Хорошо… — Аякс огладил себя по карманам, достал шприц-пистолет и встряхнул им, точно уликой. — Я не спрашиваю, кто и зачем вычистил морг. Это тебе приходилось видеть?

Даниил хотел взять шприц-пистолет, но Аякс снова спрятал аптечку в карман.

— Приходилось, — сообщил Даниил, закурив.

— Где?

— Пару раз в процедурной, в холодильнике.

— Ты знаешь, что это такое? — спросил Аякс.

— Вы называете это «сывороткой правды», наркоконтроль — составом преступления, отец — «коктейлем Молотова». Какая разница?

— Почему — «коктейлем Молотова»?

— А почему — «сывороткой правды»?

— Так это, значит, наркотик?

— Послушайте… — Даниил, усмехнувшись, стряхнул пепел сигареты себе под ноги. — Мы так далеко можем зайти, ей-богу.

— То есть? — поджал губы Аякс.

— Человеческий организм сам вырабатывает наркотические вещества. — Пуская кольца дыма, Даниил мечтательно таращился на стену. — Наркотиком может быть все, что угодно. От героина до птичьего молока. От власти до ношеных трусов. Название владеет вещью, но не исчерпывает ее.

— Твой отец не занимался наркотиками, — сказал Аякс. — Даже, по-моему, не баловался.

— Вы не слушаете меня.

— Я очень внимательно тебя слушаю.

Даниил бросил сигарету и прошелся от стены к стене.

— Вы считаете любого человека в очках наркоманом? — бросил он на ходу.

— Нет, конечно, — ответил Аякс.

Даниил встал в дверях.

— А почему?

— Что — почему?

— Почему, когда мы поправляем наше зрение с помощью оптического стекла, это не считается преступлением, а когда посредством химической реакции — мы уголовные преступники?

— Наверное, потому что химическая формула героина и оптического стекла — это не одно и то же, — предположил Аякс. — Нет?

— Смотрите… — Привалившись спиной к дверному косяку, Даниил развел руками. — Все это — все, что мы видим, трогаем, нюхаем, имеем — все это лишь совокупность электрохимических реакций. Все это одна сплошная чертова химия, ничего больше.

— И что с того?

— А то, что и мы сами — лишь совокупность электрохимических реакций.

Аякс выдохнул дым себе в ноги.

— А что там насчет души?

— Это в каком смысле?

— Ее химическую формулу не подскажешь?

Даниил встряхнул головой:

— Я не верю в Бога. Но в то же время я не настолько глуп, чтобы думать, что наше поганое восприятие мира совпадает хотя бы с нашим поганым миром. Думать так — все равно что верить, что одна химическая реакция может наблюдать другую только потому, что сложней организована. За одним исключением…

— За каким?

— Когда мы вскрываем труп и не находим внутри ни души, ни Бога, ни черта, нам остается только уверенность в нашей более сложной организации.

— А что же, — Аякс постучал пальцем по стене, — все остальное тогда? Или география — тоже химия?

— А нет ничего остального. Нет. Когда мы надеваем очки и радуемся, что таким образом исправляем свои дефекты восприятия, то это ошибка одного порядка с нашей верой в сугубо психическую природу видений. Человека, который в зеркале видит вместо себя чудовище, мы почему-то называем шизофреником. Галлюцинации — обманом чувств. Влюбленного — слепым. Но даже самые страшные вещи не называются чудовищными до той поры, пока они не начинают напоминать человека. И как, скажите, пожалуйста, можно видеть то, чего нет?.. Зрение — это участие. Сознание — это участие. И когда мы поправляем нашу близорукость, то поправляем окружающий мир. И когда химической коррекцией — да той же самой «сывороткой правды» — срываем со своих глаз положенные природой лошадиные шоры, то срываем ложные покровы реальности.

— Я гляжу, ты большой дока по этой части. — Аякс наступил на окурок Даниила, все еще тлевший на полу. — Какую тогда, по-твоему, дозу «сыворотки правды» надо взять на грудь, чтобы сорвать все ложные покровы реальности?

Своими влажными, по-детски раскрытыми глазами Даниил смотрел в глаза Аяксу, но, кажется, сейчас совершенно не видел его.

— Смертельную.

— Ничего себе. Почему?

— Потому что живой — это тот, кто умеет не видеть всего.

— Слепой, что ли? — спросил Аякс.

— …Потому что, — продолжал Даниил, — когда человеку открывается вся правда мира, он перестает быть человеком. Перестает, по крайней мере, жить. Трупу закрывают глаза, потому что прозрение мертвого и так чрезмерно. «Если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя». Вот почему мертвому не просто закрывают глаза, но и прячут с глаз долой. Покойник может быть предъявлен публике лишь после того, как маскируется под спящего, становится как живой. Бездна должна быть напудрена, убрана цветами и надушена. А еще лучше — сразу оцинкована. Жизнь — это надгробие правды. Вот оно что.

— А тот, кто добивается правды, добивается своего места на кладбище, — заключил Аякс, посмотрел на часы и, присвистнув, направился к двери.

— Минутку. — Даниил сорвался с места, достал из проигрывателя диск и подал его Аяксу. — Вы забыли…

— Да не за чем, — отмахнулся Аякс. — Оставь.

Застегнув куртку, он заметил следы крови на отвороте, попытался стереть их и поправил пластырь на щеке.

Даниил, покачав головой, опустил диск ему в боковой карман.

— Не могу. К тому же, у нас старая система, а это лучше смотреть на новой.

— Не могу — чего?

— Это… ну что-то вроде последней воли отца.

— Ага. — Аякс накрыл ладонью карман. — Его завещание мне?

— Считайте, что так.

* * *

У парадного входа Аякса поджидал лейтенант Бунзен. Аякс остановился под козырьком, чтобы прикурить новую сигарету, и не видел следователя, пока тот не окликнул его.

— Черт, — вздрогнул Аякс. — Вы еще здесь.

— Как вам кино? — сказал Бунзен.

Аякс посмотрел на припаркованную за живой изгородью полицейскую машину, потом на вытоптанный снег под освещенным окном бухгалтерии.

— Так вы же все видели.

— К сожалению, не все… — Бунзен шмыгнул носом и чихнул в приподнятый воротник. — Агент, я был бы весьма признателен вам, если бы мы продолжили наш разговор в более теплой обстановке. В машине, например.

— Марк, — звучно произнес свое имя Аякс и хитро прищурился от дыма. — Сегодня, помнится, вы обращались ко мне по имени.

— Марк, — улыбнулся следователь, — вы не будете так любезны пройти в машину? Холодно.

— Как скажете.

В автомобиле Бунзен сел на водительское место, Аякс расположился справа от него. Пока следователь заводил двигатель, возился с регулятором отопления и стирал талые снежинки с очков, Аякс рассматривал сваленные на задних сиденьях карабины, помповые ружья и упаковки с патронами.

— На войну собрались? — спросил Аякс.

— Да какое там.

— А куда с таким арсеналом?

Бунзен сокрушенно оглянулся.

— Эти кретины разнесли сегодня весь участок.

— В участке что — нет оружейной комнаты?

— Нет даже подвала.

— Почему?

Следователь, не отвечая, что-то читал на дисплее своего мобильника, — жал на клавишу прокрутки до тех пор, пока из трубки не раздался прерывистый писк.

— Итак. — Аякс стряхнул пепел сигареты в щель над приспущенным стеклом дверцы. — Что у вас ко мне?

Следователь бросил телефон в бардачок.

— Выгодное предложение. Вы мне диск. Я вам — патентованное средство для прочищения мозгов.

— Так, — вскинул брови Аякс, — опять что-то химическое?

— Если химическое, то ровно в той степени, в какой химия относится к галогеносеребряной фотографии. Так что?

— Я пока не слышал вашего предложения.

Бунзен протер запотевшее ветровое стекло, включил передачу и осторожно вырулил на дорогу. По заснеженной, идущей под уклон мостовой он двигался на пониженной передаче, все время притормаживая, но и на такой черепашьей скорости передние колеса то и дело оскальзывались на камнях, машину заносило.

— Полагаю, в архиве муниципалитета вы уже пытались разжиться документами по истории рудника? — спросил следователь.

— Пытался, — Аякс пристегнул ремень безопасности, — не раз.

— Как думаете, почему у вас ничего не вышло?

— Потому что старый архив сгорел двадцать лет назад.

— Двадцать лет назад сгорел не старый архив. Старый архив сгорел намного раньше. А почему сгорели оба, не догадываетесь?

— Значит, было чему гореть, — предположил Аякс.

— Сказочно неверный ответ. Фантастически. Вы стоите спиной к мишени.

— Ну, вам видней.

— Думаю, у вас еще до сих пор чешется череп после того удара, возле собственной калитки. Помните подношение вдовы архивариуса?

— Как такое забыть…

— Патруль тогда фактически стал свидетелем нападения. Злодея, правда, задержать не удалось, однако спугнули его прежде, чем он даже успел коснуться вдовьего сюрприза, коробки из-под сигар. И что тогда оказалось внутри, помните?

— План-схема рудника.

— Бросьте. Вы, когда пришли в себя, первый и заглянули в коробку.

— Стоп. — Аякс уперся кулаком в окно. — А кто тогда был в патруле?

— Капрал Вернер. — Бунзен потеребил бровь. — Да, Вернер.

— И он так удачно — и в то же время незаметно — проезжал мимо, что злодей, не замечая полиции, — Аякс нажал на приборной панели кнопку сирены, — или не обращая на нее никакого внимания — решился напасть на меня?

— Если даже ваша замечательная версия верна, Марк, — Бунзен выключил сирену, — я понимаю, куда вы клоните… — так вот, даже если ваша чудесная версия верна, все равно ни у вас, ни у меня нет ни единого доказательства, чтобы обсуждать ее иначе, как шепотом.

Аякс выбросил окурок в окно.

— В коробке из-под сигар ничего не было.

— Вот именно, — поддакнул следователь.

— Что — именно?

— Что именно это и являлось смыслом тайной передачи.

— О, но зато сейчас с этими тайными доктринами я знаком. — Аякс вытянул ноги. — С жемчужинами, у которых внутри нет ничего, кроме схем освоения праха, со святыми святых, которые есть только огражденная пустота, и с храмами, которые есть только сотрясение воздуха.

— А вы не знакомы с доктриной, что рудник в Столовой Горе вообще никогда не давал золота — никогда и ни единого грамма?

— Нет, таких глубин тайного знания я еще не достиг.

— В таком случае озадачьтесь хотя бы простейшими несообразностями — теми, что способны набить мозоли на глазах даже профану.

— Какими несообразностями?

— Да чем угодно. Откройте любое справочное пособие по руднику… — Бунзен, перейдя на методичный лекторский тон, стал отбивать такт ребром ладони по рулю: — Базовый ствол рудника окончательно сформирован к двадцатым годам двадцатого столетия в ходе последовательных взрывов перекрытий между карстовыми полостями, так называемыми этажами, располагавшимися один над другим и уходившими чуть ли не в тартарары. Так?

— Да, я читал об этом, — сказал Аякс. — Всего пробили девять этажей.

— Прекрасно. А теперь объясните, как подобный репортаж о достижении адовых врат смотрится на той же самой странице — с допотопной старательской картой, на которой этот самый чертов базовый ствол изображен чуть ли не во весь рост? Каким образом первые старатели могли прозреть рудник на все три километра вниз, если тогда его не было даже в проекте, а все, что имелось — если верить тем же справочникам — зачуханная верхняя пещера пятнадцати метров в глубину? Если вам мало этой глупости, то позовите человека, более-менее сведущего в геологии. Позовите и спросите, можно ли было во второй половине девятнадцатого века разрабатывать рудные тела со скоростью прохода несколько десятков метров в сутки? И, самое главное, зачем это было делать, когда золота в местной породе содержалось не больше, чем в воздухе?

— А что содержалось в местной породе? — спросил Аякс.

— Понятия не имею.

— Что, в Столовой Горе нет геологов?

— Чего-чего, а этого добра, — нервно хохотнул следователь, — со всеми прочими звездочетами — в Столовой Горе хоть отбавляй. Одна беда: геологи — я уж не говорю о доблестных мужах контрразведки, — стоит им тут прижиться, в мгновение ока утрачивают былую категоричность суждений. Если же им удается и вовсе обосноваться здесь, расположиться со всеми удобствами, то все остальное происходит само собой — обнаруживается не просто порода, а золотые бездны, сады Гесперид. — Бунзен, усмехнувшись, поправил очки. — Вас, полагаю, не только ознакомили с веселыми картинками рудника, но и указали на его разительную схожесть с перевернутым деревом. Однако какой же вы к черту сыщик, если до сих пор не разнюхали этой пошлятины, если до сих пор не знаете, что перевернутое дерево есть растущее из неба, из середины рая, древо цефиротов, символ божественных эманаций, в том числе солнца, а солнце — алхимический символ золота?

— Послушать вас, так и город возник из воздуха, из ничего. — Аякс с сомнением покачал головой. — Что же такое тогда рудник? Что такое промзона, грузовая станция — миражи? А горожане кто — повальные шизофреники?

— Марк, вы как-то сами сетовали на то, что работа со свидетелями — не самое благодарное занятие. Что человек может грезить наяву, делать из мухи слона и тому подобные фокусы. Вам никогда не случалось возвращаться в те места, где вы провели детские годы? Так вот мне однажды привелось. И я по сей день уверен, что либо перепутал маршруты, либо стал жертвой чудовищного недоразумения. Что кто-то ловко надстроил совершенно чуждую землю поверх моих заповедных песочниц и совочков. Кого, спрашивается, в этом винить? Некого. Просто человеческая память, в отличие от справочников и электронных баз данных, продуктивна. Чтобы заставить поверить человека в какую угодно ересь, не обязательно жечь его калеными щипцами и пичкать таблетками. Подсовывайте из года в год ему разные справочные данные под одной и той же обложкой — все остальное он сделает за вас. Сначала будет ругать подтасованные данные, потом начнет ругать свою забывчивость, а потом натаскает память так, что любые подтасовки та будет вживлять в реальность без посторонней помощи, автоматически. Вы спрашиваете, что такое рудник и что такое промзона. Но проблема не в том, что рудник может оказаться миражом — проблема в том, что миражом может оказаться все, что мы знаем о руднике.

— Я был там. — Аякс с упрямым видом пристукнул по приборной доске. — Я видел эти выработки. Я дышал этим смрадом, слышал эту жуткую реку внизу. Я ходил по этим галереям, а не читал о них в справочнике.

— Сколько галерей, простите за нетактичный вопрос, вы прошли? — спросил Бунзен. — Одну, две, десять?

Аякс закусил губу.

— Одну.

— И сколько их там еще, знаете?

— Нет. А вы?

— Мои оперативные данные, к сожалению, тоже не исчерпывающи. — Бунзен провел ладонью по рулю. — Тем более что я никогда не спускался в рудник. Однако с большой долей уверенности я могу утверждать, что разведанных штолен выше шестого этажа всего четыре. И только три из них могут называться штольнями, так как имеют выход на поверхность. Четвертая выработка слепа, это штрек. Что я могу заявлять с куда меньшим оптимизмом, так это то, будто штольни имеют искусственное происхождение. Да, они несут явные следы обработки, но это, скорей всего, лишь отесанные русла ископаемых потоков — водных либо лавовых.

— Между прочим, вы в курсе, что в Столовую Гору поступает золото? — спросил Аякс. — И оно завозится именно в эти штольни?

— Я даже знаю, о чем вы хотите меня спросить, — усмехнулся Бунзен.

— И о чем я хочу спросить?

— О том, почему прокуратура смотрит сквозь пальцы на незаконные перевозки драгоценных металлов. Спешу вас успокоить: если перевозки золота маскируются под перевозки мяса, то отсюда еще не следует, что они незаконны. Зачем это нужно банкам — другой вопрос.

— А зачем это нужно контрразведке?

Следователь обернулся к Аяксу и секунду-другую смотрел на него с таким видом, словно силился понять, шутит он или говорит всерьез.

— Контрразведке эта золотая лихорадка уж точно ни к чему.

— Управление пытается навязать золотые транспорты Горе, потому что хочет закрепиться здесь, — заявил Аякс.

— Закрепиться здесь — с какой целью, простите? — уточнил Бунзен.

— Да хотя бы с целью контролировать те же золотые транспорты.

— Кто вам сказал такую глупость?

— А зачем тогда еще?

Следователь, свернув на обочину, остановил машину.

— Скажите, если бы вам были известны точные географические координаты не обычной пропасти, в которую можно плевать, а местоположение настоящей бездны, в которой можно угадывать созвездия, вы — разумный, порядочный человек — постарались бы ограничить доступ к такому нечеловеческому месту?

— Нечеловеческому — в каком смысле? — нахмурился Аякс.

— Во всех смыслах.

— Не понимаю вас.

Бунзен задействовал ручной тормоз и приспустил оконное стекло.

— Допустим, что вы криминалист и вам становится известно о существовании такого фантастического места, где улики — ну, или, точнее говоря, вещественные доказательства — не только перестают обладать привычными юридическими свойствами, но теряют свои физические качества?

— Да о чем вы?

— Если уничтожить — сжечь, истолочь в пыль, развеять по ветру — вещественные доказательства в любом другом месте, они все равно могут быть обнаружены. И, значит, даже при катастрофическом материальном ущербе не потеряют ни своих юридических, ни физических свойств. Однако в нашей волшебной пропасти доказательства эти начинают так танцевать, будто здесь не просто отсутствует земная твердь, а начисто отменяется действие закона сохранения массы.

— В общем говоря, пропадают с концами? — заключил Аякс.

— Хуже.

— Куда уж хуже?

— Марк, вы как будто первый день в Горе, ей-богу. — Следователь достал из приборной доски полную пепельницу, брезгливо посмотрел в нее, опорожнил за окном и установил обратно. — Представьте, что в числе сотни прочих очевидцев вы наблюдаете на руднике умышленное убийство, и тело убитого падает в дыру.

— И что?

— В том-то и дело, что ничего. Юридически все свидетельские показания в данном случае не будут значить ровным счетом ничего. Даже если весь город станет показывать на убийцу, задержать его мы сможем не более чем на сутки. Нет — можно, конечно, открыть дело и довести его до суда, где адвокаты не оставят от обвинения камня на камне. Но я лично ни за что не стану заниматься таким делом. Равно как не назову других идиотов в прокуратуре, которым не жалко своего времени. Нет тела — нет дела. Вы как-то сами это справедливо заметили.

— Следуя вашей логике, лейтенант, от человечества необходимо изолировать не только Столовую Гору, но и моря с океанами.

— Во-первых, в том, что касается уничтожения улик, никакой океан, пусть и самый глубокий, даже близко не подбирается к нашей золотой бездне по… ну, что ли, по функциональности. А во-вторых, я ни словом не обмолвился об изоляции.

— Тогда что вы имели в виду, когда говорили об ограничении доступа?

— Да то же самое, что вы говорили о перевозках золота.

— Что?

— Контроль.

Аякс, вздохнув, потеребил откидной козырек на потолке.

— Это какой-то фарс, честное слово. Преступники штурмуют дыру с мешками улик, желают предать здесь забвению горы трупов, а контрразведка держит в Горе круговую оборону и знать не хочет ни о каком золоте.

— Вы когда-нибудь слышали о Лете — реке забвения? — Бунзен тщательно протер пальцы освежающей салфеткой.

— Я, кажется, даже слышал ее самое, — ухмыльнулся Аякс.

— А вы знаете, зачем древние греки вкладывали в рот своим мертвецам при погребении медную монетку?

— Зачем?

— Это была плата Харону, перевозчику мертвых душ — по этой самой Лете — в загробный мир. То есть даже он не работал задаром. Что уж говорить об обычных доставщиках? Не догадываетесь, почему днем на руднике не протолкнуться от любителей променада, а ровно в десять вечера отключается все электричество?

— А при чем тут контрразведка?

— А контрразведка тут при том, что окучивать дыру она взялась намного раньше старателей. — Бунзен затолкал салфетку в пепельницу. — Когда я слышу о легатских кротах в вашем героическом заведении, мне смеяться хочется.

— И почему это так смешно?

— Потому что легаты — это контрразведка и есть.

Аякс отстегнул ремень безопасности.

— Кем же тогда, по-вашему, был Хассельблад? Или он что — сам пустил себе пулю в лоб?

— Хассельблад… — Следователь задумался на секунду. — Хассельблад был первой попыткой Горы заполучить, если так можно сказать, независимого представителя Управления. Только и всего, Марк. Авраам ле Шателье был не старателем, а основателем церкви. На игрища с кирками его подвигло вовсе не золото, а нечто, что только потребовалось маскировать золотом. Что именно — Храм? Откровение? Тайна философского камня? Или, может, имела место обычная поповская уловка для паствы, подхваченная полицией? Не знаю. Но уверен, что если золото и добывалось в Столовой Горе, то это была так называемая попутная добыча. Горняки — они же члены конгрегации — спускались под землю за чем-то другим.

— Но при чем тут Управление, не пойму? — сказал, горячась, Аякс. — То есть сегодня — при чем?

— А при том, — ответил Бунзен вполголоса, — что в архиве окружной прокуратуры имеется доклад некоего анонима. С видеопленкой. Доклад находится в ограниченном доступе, а вот к фильму пока еще не допущен никто, кроме окружного и генерального.

— И что?

— Доклад этот мне чем-то напоминает вашу историю.

— Чем именно?

— Ну, начнем хотя бы с того, что, по косвенным данным, докладчиком является не кто иной, как Хассельблад.

Аякс замер с недоуменной улыбкой.

— Прокуратура — последнее место, куда Хассельблад стал бы обращаться за чем бы то ни было.

— Вот именно, что последнее, — отозвался Бунзен. — Доклад для Хассельблада был страховкой. Ну, вы знаете этот род эпитафий — «предать гласности в случае моей смерти», и прочая. Однако нашим в округе доклад показался настолько фантастическим — с одной стороны и убедительным — с другой, что он вряд ли будет обнародован вообще.

— И что в нем?

— История запутавшегося человека.

— А точнее?

— Хассельблад — назовем его все же как-нибудь нейтрально, агент Икс, — как и вы, занимался расследованием скоропостижных смертей пожилых людей, которые накануне говорили с ним о неких ископаемых катакомбах в руднике. Правда, в отличие от вас, ему довольно быстро удалось выйти на истории болезней жертв и выяснить, что все они и так были на краю могилы. Благодаря этому докладу, кстати, прокуратура впервые заинтересовалась безнадежными клиентами санатория.

— Вы говорите о «случаях крови»? — спросил Аякс. — Когда наследники получают повышение по кастовой табели?

— «Случай крови» есть не только такое табельное повышение. Как говорит наш Икс, это еще и некая инициация жертвы, вступление погибшего на новый путь, встреча с Медным Змием. Воскрешение, короче говоря.

— И вы в это верите?

— Как я могу верить в то, чего не видел? В докладе содержатся лишь фрагменты расшифровки пленки. Составить сколько-нибудь внятную картину по ним нельзя, можно только заключить, что агенту удалось запечатлеть одну такую процедуру воскрешения — или, как говорит сам Икс, фиделизации.

— Фиделизации?

Бунзен нервно поежился.

— Ну, это, скорее всего, эвфемизм. Намек.

— На что?

— Скажем — на точность воспроизведения воскрешенного. Вариантов толкования пропасть.

— А где, кстати, проводилась эта процедура? — спохватился Аякс. — Не в бассейне водолечебницы, часом? с голыми старухами?

— Нет, не в бассейне, — покачал головой следователь.

— А где?

— В тех самых катакомбах на руднике. И это, между прочим, еще не самое фантастическое в докладе.

— А что самое фантастическое?

— А самое фантастическое, что, по утверждению Икса, он в течение недели следил здесь… — Бунзен вопросительно взглянул на Аякса. — …За самим собой.

— А к докладу не прилагается справка о его душевном здоровье?

— Представьте себе, прилагается. Заодно с копией протокола экспертного исследования по пленке. Где личность автора съемки — он по ходу дела направлял камеру и на себя, — так вот личность автора съемки и объекта слежки признаны полностью идентичными.

— Если даже у вашего Икса… — Аякс ткнул пальцем в приборную панель возле руля и постучал по ней со своей стороны, — …и нашего Хассельблада — не было раздвоения личности, то мог легко оказаться брат-близнец, о котором он сам не имел понятия.

— Нет, брата-близнеца не было.

— Откуда вам знать?

— Я, может, не так выразился, Марк, — пояснил Бунзен. — Брат-близнец мог быть. Докладчика на этот счет не проверяли. Но, во-первых, он сам сообщает, что процедура — очевидно, имеется в виду эта самая процедура фиделизация — в его случае оказалась преждевременной. Во-вторых, кроме заключения по пленке, еще существует протокол вскрытия.

— Вскрытия кого?

— Икса и его двойника.

Аякс сцепил руки на колене:

— Они что ж, и погибли одновременно?

— Никто не знает, из-за чего случилась перестрелка. В копии протокола даже вымараны место и дата происшествия. Указано, однако, что докладчик пережил двойника приблизительно на час.

— И насколько похожими они оказались?

— На сто процентов! — воскликнул Бунзен. — Внешне, по зубам, по родимым пятнам, по отпечаткам пальцев, по составу ДНК — ни одного расхождения! За исключением ран. Согласитесь, что никакие близнецы не могут иметь такой абсолютной степени сходства. После вскрытия, говорят, патологоанатом не только уволился с окружной должности, но и ушел в запой.

— А где проводилось вскрытие?

— В округе.

— Не здесь, значит?

— Если вы о Мариотте, то он и был тем самым прозектором, который проводил вскрытие.

— Да, — Аякс потер затекшую шею, — веселенькая история.

— Веселенькой она бы стала, — с сожалением вздохнул Бунзен, — если бы мы заполучили тела и пленки. А так это лишь очередная темная история. Которая, тем не менее, укладывается в рамках генеральной версии: контрразведка прописалась в Горе заодно с церковью. У меня недостает фактов, да, но я не собираюсь восполнять их нехватку чепухой. И пока моя версия о КПП над бездной не входит в противоречие с фактами, пусть уж будет КПП, чем Иезекииль.

— Скажите, — произнес с затаенной улыбкой Аякс, — а вам точно известно, что фильм, который прилагается к докладу — ну, съемку этой самой процедуры, — что окружной и генеральный прокурор действительно видели его?

— Ну, разумеется, — ответил Бунзен.

— А откуда, простите за нетактичный вопрос? С чьих слов?

— Да хотя бы со слов моего шефа, окружного прокурора.

— То есть, — Аякс поднес к лицу сложенные ладони, — он заверил вас, что на пленке — процедура воскрешения?

— Никаких таких заверений он не делал. Да и не мог делать.

— Почему?

— Потому что давал подписку о неразглашении.

— Со съемкой вскрытия, — предположил Аякс, — та же история — все знают о ней, но из простых смертных никто в глаза не видел?

— Не пойму, Марк — куда вы клоните?

— Вам не приходило в голову, лейтенант, что все эти невидимые улики существуют лишь постольку, поскольку обеспечивают брожение умов?

— Мы имеем дело не со слухами, а с фактами. Прокуратура, пусть даже окружная — это все-таки не форум и не базар.

— А какие еще факты говорят в пользу вашего КПП над бездной?

Бунзен, сняв очки, поднес их к горевшей на потолке лампе подсветки и, сковырнув пальцем со стекла соринку, опять надел.

— Не столько факты, сколько статистика, — сообщил он.

— Какая статистика?

— С середины двадцатого века — когда, по сути, ее и стали вести — в окрестностях Горы теряются следы приблизительно пятнадцати тысяч человек. Реальная сумма, думаю, намного больше.

— Пропавшие без вести? — сказал Аякс.

— Да.

— И откуда такие фантастические цифры?

Следователь, улыбаясь, повертел у лба сложенными щепотью пальцами, будто вкручивал лампочку.

— Результат сравнительного анализа. По пропавшим без вести в генеральной прокуратуре ведется база данных, она постоянно обновляется.

— И пятнадцать тысяч человек, перед тем как исчезнуть, были замечены в Столовой Горе? — недоверчиво спросил Аякс.

— Не в самой Горе, конечно. Большей частью по направлению к ней — на железнодорожных вокзалах, на попутках и так далее.

— То есть вы хотите сказать, что тайная полиция ставит уничтожение врагов отечества на конвейер? Рудник — тайное кладбище Управления?

— Бог с вами, — отшатнулся Бунзен. — Если бы все было так просто.

— Ну, а как же тогда? — спросил Аякс.

— В последнее время мы — окружная и генеральная прокуратура — все чаще сталкиваемся с необычными артефактами внутри своей же системы, которые не имеют никакого отношения к контрразведке. Называйте их как угодно — чудесами в решете, подтасовками. Но притом, что объяснить их мы пока не в состоянии, этот ваш конвейер с врагами отечества они, по-видимому, способны развернуть на сто восемьдесят градусов.

— О чем это вы?

— О том, что некоторые из пропавших без вести, некоторое время спустя, как ни в чем не бывало обнаруживаются в Горе с новыми именами и документами. Но это еще куда ни шло. Как прикажете быть с теми, кто, живя тут и здравствуя, значатся не в базах данных по пропавшим без вести, а в списках покойников? Кто это? Жертвы заговора, зомби, Черные рудокопы — кто?

— А данные по этим пятнадцати тысячам засекречены?

— Нет, база данных открыта.

— Я не о том, лейтенант. Этот самый анализ по пропавшим без вести кто делает — прокуратура или контрразведка?

— Даже если прокуратура с контрразведкой и занимаются чем-то подобным, то мы вряд ли могли бы посмотреть результаты. Этот анализ делаю я лично.

— Так. — Аякс подобрался в кресле. — Со статистикой все ясно. Что еще говорит в пользу вашего КПП?

— Проект Храма, — сказал следователь.

— Храма Иезекииля?

— Не знаю, как его назвали бы в случае реализации проекта, но лет пять тому назад дыру исследовала строительная компания.

— На предмет?

— На предмет возведения храмового комплекса — поверх дыры. Хотя, поговаривают, сначала это был только проект строительства стены.

— И почему все заглохло?

— Ну, неизвестно еще, заглохло ли. Но если заглохло, то слава богу. Идея возведения такого грандиозного храма в пуританской вотчине могла осенить только чью-нибудь голову под кокардой. После этого, конечно, можно закрыть глаза на космическую стоимость проекта, но как заставить людей поотшибать себе носы? Вы представляете храм божий, в котором разит серой?

— КПП над бездной — вы сами, кстати, это придумали? — спросил Аякс. — Это ваши слова?

— А что?

— Весьма едкая карикатура на церковь, по-моему.

— Карикатура, — вздохнул Бунзен. — Вот как застроят дыру, так будет вам едкая карикатура… Слушайте, вы не почитывали, часом, Экхарта?

— А это еще кто?

— Очередной доктринер. Майстер Экхарт. Монах. Считал ничто производителем и основой материального мира. Ну, или что-то в этом духе… Источник мира и вещей — ничто. Глаз — это то, что он видит. Точно не помню. В этих богословских турусах я, признаться, не очень…

— И наша золотая бездна, по-вашему, вполне может сойти за филиал этого самого божественного ничего? — сказал Аякс.

— Не ничего, а ничто, — поправил следователь.

— Так — может?

— Запросто. Как и любая другая пустошь, которую обносят свечами. Экхарт, думаю, копал недалеко от истины. Нынешние научные моления о темной материи можно считать прямыми последышами его мистических бездн. Отличие нашей дыры от всех прочих заключается в ее физике, ощутимости. Но и это еще не все. Никакие другие святые святых нашему ничто не годятся в подметки и по объему — истинная черная дыра. Преображающая вблизи себя не только свойства пространства-времени, но и свойства своих исследователей.

— Место, где настоящее мира становится его прошлым, — подхватил Аякс. — Только, думаю, в таком случае ваша версия о КПП над бездной требует уточнения — не над бездной, нет.

— А над чем?

— Над работающим унитазом.

Бунзен постучал себя пальцем по лбу:

— Место, где настоящее мира становится его прошлым, вот оно. И аналогичные устройства по утилизации — выгребные ямы и тому подобное — тут, конечно, помещаются запросто… Наравне со святой уверенностью в том, что человек является автором своего опыта. Такая уверенность и унитаз — скажу вам, даже что-то вроде числителя и знаменателя.

— Как, простите?.. человек — автор чего?

— Если вы так уверены в своем прошлом, Марк, то что мешает удариться в другую крайность?

— В какую?

— А в ту, что опыт человека — будь то прожитая жизнь или кошмарный сон — это то, к чему сам человек имеет отношение лишь постольку, поскольку считает себя его автором? Кто вам сказал, что этот замечательный ребенок на фотографии в семейном альбоме — вы?

— А кто это может отрицать?

— Вы хотели унитаза — ну так получите. Только не думайте, что этот спускательный аппарат можно контролировать. Что потеря памяти возможна во всех прочих местностях, кроме тех, которые составляют ваши извилины. Что зомби и Черные рудокопы — это где-то там… Вы в курсе теории, что атмосфера Столовой Горы содержит амнестический газ, который лишает памяти нас и сводит с ума животных, что газом этим мы дышим только в Горе, так как он абсорбируется рекой?

— Уф-ф… — Аякс, потянувшись, огладил голову. — Если это и есть ваше средство для прочищения мозгов, я ожидал большего. Не впечатлен.

— Нет, — ответил Бунзен, — это еще не само средство.

— И где же средство?

Следователь указал пальцем на здание библиотеки, неподалеку от которой они остановились.

— Имеете в виду этого своего Экхарта? — усмехнулся Аякс. — Или очередные справочные данные?

— Библиотека — одна из самых старых построек в Горе, — объяснил Бунзен. — Это и место так называемой первой ратуши, и первого городского архива.

— И что?

— Функцию архива она продолжает в какой-то степени выполнять до сих пор. По завещанию Авраама ле Шателье, его личный архив не может быть перемещен куда-либо за пределы первого места хранения. Сейчас этот архив называется особым фондом, но доступ к нему открыт наравне со всеми прочими материалами.

— Если этот фонд обладает таким сильным промывающим действием, как вы говорите, почему Управление до сих пор не добралось до него?

— А потому что мало кому приходит в голову, что доступ к самым страшным тайнам Столовой Горы может обеспечивать простой читательский билет.

— И что ж это за страшные тайны?

— Фотографии.

— Фотографии чего?

— Горы, окрестностей, первых прихожан и первых горожан. Даже картинки Черных рудокопов имеются. У вас есть читательский билет?

— Есть.

— Тогда — в добрый путь.

Аякс, помешкав, выбрался из машины под снегопад.

— Марк… — Бунзен опустил оконное стекло. — Мне уж, грешным делом, стало казаться, что я вправе рассчитывать на некоторую, знаете ли, взаимность.

Аякс, похлопав себя по карманам, подал следователю конверт с диском. Видя, как загорелись глаза Бунзена, он не торопился разжимать пальцы:

— Скажите, вы любите кроссворды?

— Нет. — Бунзен мягко тянул конверт к себе. — А что?

— Ничего. — Аякс отпустил диск. — Приятного просмотра.

* * *

Особому фонду в библиотеке не было отведено никакого особого места. Несколько обшитых сафьяном альбомов ютились на полке среди таких же спрессованных развалин в коже — пособий по истории искусства Средневековья и Возрождения.

Аякс взялся за альбомы с азартом, однако от страницы к странице пыл его помалу сходил на нет.

Фотографий рудника ему удалось обнаружить всего две — на переднем плане одного снимка находилась группа перемазанных грязью горняков с кирками и тачками, практически заслонив собой обрыв, на другом дыра оказалась снята чересчур общим планом, чтобы можно было судить о ее размерах. Черных рудокопов — если только ими не являлись те самые чумазые люди с кирками и тачками — не было видно вообще. Львиную долю архива составляли салонные семейные портреты. Аякс просматривал их вполглаза: вынужденные позы, суровые бородатые лики мужчин, глядящих в объектив настороженно и даже с вызовом, точно фотоаппарат способен заключать источник смертельной угрозы, обескураженные, схваченные между кокетством и истерикой лица женщин, кукольные, нечеловеческие черты детей. На одном из портретов Аякс как будто увидел Эстер. Приглядевшись внимательней, он понял, что обознался, да и фотография была мелковата. Но через несколько страниц ему попался снимок той же самой девушки, сделанный крупным планом.

Аякс, как будто перемогая легкую боль, почесал висок — перед ним была Эстер. Пускай на ней было отвечающее моде конца XIX столетия платье и замысловатая шляпка с цветами, пускай позади нее коробился рисованный фон с изображением горного склона и датой — 1892 год, — пускай глянцевая поверхность фотографии покрылась от времени ржавыми пятнами и сколами — это, безо всяких сомнений, была Эстер. На следующей карточке — в том же платье и шляпке — она позировала на фоне настоящей, только начавшей отстраиваться Горы. Мысли Аякса толклись между догадками о потомственном сходстве и подозрениями в графической симуляции, пока очередная фотография не опрокинула один из этих полюсов: на снимке рядом с девушкой — копией Эстер он увидел молодого человека — копию себя самого. Снимок был датирован 1893 годом. Подпись каллиграфической вязью в нижнем правом углу гласила: «Навеки вместе — Марк и Эстер ле Шателье».

Осмотревшись, он поймал себя на желании помахать кому-то рукой, выразить признательность неизвестному шутнику за розыгрыш. Водрузив альбомы обратно на полку, он даже набирал на мобильнике номер Бунзена, но отменил звонок прежде, чем установилось соединение. «Смешно», — сказал он в пустую трубку, держа ее перед собой на манер рации. При всем при том он понимал, что благодушие его, скорее всего, было деланное, показное: даже если объяснение увиденному могло быть самого приземленного свойства, именно здесь — а не в руднике под парашютным куполом и не в подвале под дулом пистолета, — именно сейчас он добрался до той грани, за которой следовало помешательство или небытие. И не важно, достиг он действительных пределов, положенных человеческому сознанию, либо его только подвели к кулисе с изображением такой границы — дальше пути не было.

— Нашли что-нибудь особенное? — спросила библиотекарша, когда Аякс возвратился к регистрационной конторке.

— Почему вы так решили?

— Да на вас лица нет.

— Ничего особенного, — ответил Аякс.

Библиотекарша отдала ему читательский билет. «Нет лица», — повторил неслышно Аякс, глядя на свою фотографию в корочке.

— И пластырь съехал, — добавила библиотекарша.

* * *

Дома, выпив водки и сменив размякший пластырь, Аякс спустился в подвал. Он не верил, что мог пропустить что-нибудь важное в своем «почтовом» деле, но наводящий упрек в невнимательности, брошенный в морге Бунзеном, подзадоривал его. Столкнув кирку с папки, он в который раз взялся пролистывать следственные материалы. Все эти фотографии, копии выписок, схем и протоколов он хорошо помнил, вместе с тем в нем поселялась неожиданная, внушенная не то усталостью, не то водкой уверенность, что именно в таком виде — или, скорее, в таком свете — они предстали перед ним впервые. Чувство его было сродни азарту близкого к победе игрока, возбуждению человека, собирающего ключевые куски сложной и до сих пор бессмысленной мозаики. Все без исключения эпизоды дела в той или иной степени были связаны с попытками ограбления двух столичных банков, так называемых сателлитов Управления. Личные данные большей части пострадавших, равно как и их лица, оказались вымараны; то есть Аякс не сомневался, что все эти люди имели отношение к Управлению. В то же время у него не было сколько-нибудь внятных соображений ни по поводу того, с какой целью Управление взялось так плотно заселять подконтрольные банки, ни по поводу того, зачем кому-то приспичило отстреливать липовых клерков. Вспомнив собственный роковой выстрел у депозитария, он пристукнул пяткой по надгробной плите: в такой каше было не столько трудно прикончить грабителя, сколько трудно не подстрелить своего. Легаты стремились заполучить в Гору золото контрразведки — фактически свое, — но что мешало им договориться напрямую с Управлением? Какой смысл был развязывать эту войну? Единственное объяснение — действие третьей стороны, «змеев». Чтобы помешать поставкам золота и, соответственно, не допустить усиления контрразведки в Столовой Горе, они могли начать свою игру в столице. Однако в пользу этой версии, сколько ни перебрасывал в ту и в другую сторону листы, Аякс не мог подобрать даже косвенных сведений. Да и было бы мудрено их найти, учитывая, что существование «змеев» многими оспаривалось в самой Горе. Под занавес дела он наткнулся на фотографию, которую видел прежде не раз, но почему-то не удосуживался прочесть ее описания: «Труп подозреваемого М. Аякса, застреленного при попытке задержания у выхода 2-го депозитария». Аякс даже не пытался всматриваться в лицо убитого, обезображенное пулевыми ранениями глаза и подбородка: в начале года он застрелил этого человека лично. Будь несчастный кем угодно — настоящим грабителем, агентом, работавшим под прикрытием, либо тем и другим одновременно, то есть легатом, — тогда, у входа в депозитарий, Аякс имел перед собой вооруженного незнакомца, который к тому же успел выстрелить первым.

Захлопнув папку, как будто пробуя на вес, он покачал ее в руке, потом, размахнувшись, со всей силы и со словами: «Как оригинально», — бросил о стену. Этого ему показалось мало. Он подобрал папку, намереваясь выдрать начинку, но, передумав, положил ее на надгробие и ударил киркой. Острый боек все же не прошел бумажную кипу насквозь, застрял вблизи выпучившейся задней обложки. Аякс, наступив на дело, вытащил кирку, замахнулся снова, однако на этот раз не ударил по папке, а лишь уперся в нее торцом древка: небольшой, размером с пуговицу, кратер от удара чернел возле графы с размашистой строкой от руки: «г. Столовая Гора».

— Бинго, — прошептал удовлетворенно Аякс, отпустил кирку, плюнул в папку и поднялся в дом.

* * *

Он почти прикончил бутылку водки, когда ему позвонил на мобильный Даниил. Сын Мариотта поинтересовался, посмотрел ли Аякс «завещание». Аякс спросил, зачем это было нужно делать в третий раз.

— Диск двухслойный, — пояснил Даниил. — Доступ к файлу на втором слое система должна предложить вам из меню автоматически.

— А сразу этого нельзя было сделать?

— Нельзя. Во-первых, в конторе я не мог говорить об этом открыто. Во-вторых, там у нас старая система, этот формат она не понимает.

— А моя система, значит, понимает? — Аякс пролил себе на колени водку из стакана. — Черт…

— Насколько я знаю, да.

— И откуда ты это знаешь, интересно?

— У вас новый аппарат, — уклончиво ответил Даниил.

— И что я мог бы разглядеть на своем новом аппарате?

— Точно не могу сказать. Отец говорил о каком-то вскрытии. Съемка этого вскрытия, наверное, и содержится на втором слое.

Поджав трубку плечом, Аякс отер намокшие штаны.

— Что еще за вскрытие?

— Понятия не имею. Посмотрите — узнаете.

— Ну, тогда звони завтра.

— Постойте. Разве диск не с вами?

— А что?

В эфире повисла короткая пауза.

— Только не говорите, что вы его кому-то отдали, — сказал Даниил.

— Именно это я и хочу тебе сказать. — Аякс раздраженно, со стуком, поставил недопитый стакан на стол. — Так трудно, что ли, было сказать, что там есть что-то еще? Петь песни про лошадиные шоры ты мог бы и до сих пор, а сказать про второй слой язык у тебя так и не повернулся. Или ты хочешь…

— Господи, так вы же убили его, — перебил Аякса Даниил. — Понимаете?

— Кого? — опешил Аякс, перед глазами которого почему-то проскочила фотография застреленного у депозитария неизвестного. — Кого еще убил?

— Кому вы отдали диск — того вы и убили.

— Да с какой стати?

— Вы знаете, что такое случай крови?

— Что?..

Даниил, не ответив, прервал связь. Аякс трижды пробовал дозвониться ему, потом набрал номер Бунзена, однако в том и в другом случае автоматический оператор сообщил, что абонент недоступен. Вне себя от злости и отчаяния Аякс метался по дому, пока не сообразил бежать домой к Бунзену.

* * *

Пустынные ночные улицы заносило снегом, который, казалось, не шел с неба, а вместе с фиолетовым светом материализовался под слепящими луковицами фонарей.

Свернув в переулок, где жил следователь, Аякс еще издали увидел, как от ворот дома Бунзена отъехал большой джип. При этом в окрестных жилищах не горело ни одного окна, фонари были погашены по всему кварталу.

Поравнявшись с бунзеновским забором и чувствуя сильный пороховой чад, Аякс заметил многочисленные пулевые отверстия в штакетнике. Калитка в воротах оказалась распахнута. Снег во внутреннем дворе был вытоптан и местами сошел до травы. Всюду валялись стреляные гильзы, на ступеньках крыльца чернели смазанные пятна грязных ног. Аякс понял, что безнадежно опоздал, и все-таки вошел в прихожую, держа пистолет наизготовку.

Комнаты были посечены автоматными очередями, кое-где еще дымилась раскроенная пулями мебель и дверные косяки. Под разбитыми окнами обоих этажей Аякс нашел те самые карабины и дробовики, что были свалены на задних сиденьях в патрульной машине Бунзена, и понял, что тот пытался создать видимость групповой обороны. Первое серьезное ранение, судя по следам брызнувшей крови на перилах и по кровавой кашице на ступеньках, следователь получил у окошка над лестничным маршем второго этажа. Тут же, на лестнице, валялись его раздавленные очки. Дорожки кровяных капель, то едва заметные, то образующие лужицы, вели змейкой через все помещения первого этажа в подвал. Изрытое пулями, скорчившееся тело Бунзена лежало у стены под рухнувшими полками с садовым инвентарем. Аякс присел у стены против трупа. Откуда-то тянуло едкой гарью, но ему казалось, что это тлеет что-то внутри него самого. Он смотрел невидящим взглядом перед собой, как в полузабытьи.

В себя он пришел от удара открывшейся входной двери и звука приближавшихся шагов. С улицы доносился слабый шум автомобильного двигателя. Аякс было привстал, но тотчас снова привалился к стене — он не искал убежища, даже не поднял оружия, потому что услышал бубнящий голос Арона. В подвал Арон спустился, держа на перевязи целую гроздь прозрачных медицинских контейнеров с кровью. На его голове красовалась спецназовская каска, на груди болтался незакрепленный бронежилет. Обойдя Аякса, Арон принялся орошать кровью из контейнеров раны Бунзена и пол под телом. Аякс закурил и, дождавшись, пока Арон опорожнит последний контейнер, негромко спросил:

— Так кто убивает бычка, Арон?

Ответа не последовало. Скомкав пустые контейнеры, Арон спрятал их куда-то под бронежилет, костяшками пальцев постучал себя по каске, ни с того ни с сего отдал честь мертвому телу: «Орешек знанья тверд…», — и начал маршировать на месте, широко отмахивая кулаками. В Аякса полетели капельки крови. Под ботинками Арона трещала бетонная крошка и глиняные черепки. Прикрывшись рукой, Аякс отсел подальше от прибывающей под трупом лужи. Арон развернулся и, продолжая топать, поднялся обратно по лестнице. Его громыхающие шаги стихли на крыльце дома, а после того как хлопнула автомобильная дверца, вскоре слился с тишиной и шум двигателя. Аякс бросил последний взгляд на залитое кровью тело Бунзена, затушил сигарету о стену и тоже поднялся из подвала. В столовой его внимание привлек кактус в расколотом горшке на столе — цветок, что Бунзен держал в своем участковом кабинете и о который постоянно ранился. Кактус был раскроен пополам всаженным в него шприц-пистолетом с «сывороткой правды». Под горшком на мраморной столешнице мерцали размашистые буквы. Аякс осторожно сдвинул горшок и смел ладонью рассыпавшуюся землю. «Ма(рк) и (Э)стер ле Шателье = Ма(й)стер ле Шателье =?» — значилось несмываемым маркером на мраморе. Равенство это — очевидно, чтобы оно не сильно выдавалось за границы донной части цветочного горшка — было выведено столбиком, в три убывавших к основанию строки. По всей видимости, и горшок Бунзену пришлось разбить для вящей маскировки своего откровения. Аякс, посасывая прокушенную губу, попробовал стереть надпись пальцем, с сомнением осмотрелся, потом перетащил цветок на прежнее место и пошел прочь из дома.

На заснеженной дороге у ворот хорошо просматривались колеи от протекторов машины, на которой только что уехал Арон. Колеи эти, наслаиваясь, пересекали припорошенный след большого автомобиля, круто, юзом повернувшего в обратную сторону, на встречную полосу движения. Аякс понял, что это след того джипа, что он успел заметить, пока бежал к дому. Он решил отправиться по следу, куда бы тот его ни привел. По дороге, подбадривая себя, он зачем-то повторял вслух трехстрочную формулу Бунзена и, стараясь приглушить опьянение, время от времени зачерпывал пригоршнями снег, растирал лоб и здоровую щеку.

Снегопад помалу стихал. Во дворах были слышны возбужденные голоса игравших детей и такие же беззаботные возгласы взрослых. Над верхней частью города ходили мерцающие желтые зарева от проблесковых маячков снегоуборщиков, скребущий гул плугов и щеток разносился по пустым улицам.

* * *

Следы джипа вели из города к железнодорожной станции.

Когда Аякс подошел к машине на привокзальной площади, он успел не только протрезветь, но и порядком выдохнуться. Джип был незаперт и пуст. Салон пропах порохом и подгоревшей оружейной смазкой. На поручнях, на боковинах кресел, на оплетке руля и даже на потолке остались кровяные отметины рук. В бардачке под ворохом обычного для автомобиля хлама Аякс, к немалому своему удивлению, нашел тот самый видеодиск, что накануне отдал Бунзену у библиотеки. Диск выглядел неповрежденным, даже незахватанным. Аякс повертел его в пальцах, свыкаясь с простой и в то же время невероятной мыслью, что этот ничтожный предмет послужил причиной расстрела следователя. По отпечаткам ног в снегу было видно, что из джипа вышли двое. Следы, сходясь, вели к зданию вокзала и пропадали недалеко от входа, там, где снег уже успели расчистить.

В парадных дверях Аякс столкнулся с Зелинским. Поверх мундира на начальнике вокзала был дворницкий фартук, в руке мокрая деревянная лопата, на ногах галоши. Аякс не успел сказать ни слова — бегло поздоровавшись, Зелинский поспешил продолжить расчистку. На лопату он налегал с таким задором и нетерпением, будто надеялся обнаружить под снегом клад.

В небольшом безлюдном зале ожидания Аякс сразу заметил Эстер. Устроившись в одном из пластиковых кресел против выхода на перрон, она говорила по мобильному телефону. Аякс сел через кресло от нее и положил на пустое сиденье диск. Эстер убрала телефон в карман, оглянулась на Аякса, потом на диск. Под ее ботинками искрились лужицы талого снега. На отвороте рукава пуловера темнело маленькое, как от прижженной сигареты, отверстие с опаленными краями.

— И?.. — сказала Эстер.

Аякс кивнул на диск:

— За это меня тоже полагается казнить?

— За что?

— За второй слой?

— Ты в своем уме? — прищурилась Эстер.

— Покойному, помнится, тоже не давал покоя этот вопрос.

— И ты всерьез считаешь, что его казнили?

— А он мог сам себя так изрешетить?

— Тогда скажи вот что: если он захватил с собой в дом такой арсенал, то он давал отчет в своих действиях, или нет?

— Так все-таки за второй слой полагается пуля? — сказал Аякс.

— Господи… — Эстер бросила диск ему на колени и постучала себя ладонью по лбу. — Вот он где, твой второй слой. Ты смотрел то же самое, что и Бунзен — то же самое, но с одной большой разницей.

— С какой еще разницей?

— С той, что смотреть и видеть — это не одно и то же. С той, что видеть в книге фигу, хлопать глазами на буквы и читать то, что за ними — большая разница.

— Так что увидел Бунзен?

— Беда не в том, что он увидел, а в том, что он перехитрил самого себя. И, что бы он там ни увидел, это остается на диске.

— Перехитрил себя — каким образом?

— Посчитал, что ты перебил всех легатов. Понадеялся, что по его душу явятся сопляки с рогатками. Вот и все. Но это то же самое, что ложиться на рельсы и думать, что вместо поезда к тебе приедет дед Мороз.

Аякс устало облокотился на колени:

— Ты говоришь о нем сейчас, как о каком-нибудь уголовнике.

— А ты не догадываешься, почему подвал полицейского участка залит бетоном? — Эстер пересела на край кресла. — Как теперь и ход под полом у Мариотта?

— Что такое случай крови? — спросил Аякс. Эстер хотела что-то сказать, но он перебил ее: — Предателя приговаривают к казни за попытку разглашения государственных тайн кому — шпиону, контрразведке, прокуратуре?

— Предатель, — ответила Эстер, — расстается с жизнью намного раньше.

— Руки на себя, что ли, накладывает?

— Самоубийца перестает жить задолго до того, как делает шаг из окна. Шаг из окна — это не конец жизни, а конец смерти.

— То есть как?

— То есть так. Когда ты получаешь пулю, еще не значит, что именно это убивает тебя. — Эстер побарабанила кончиками ногтей по диску в руках Аякса. — Хорошее зрение и мозги требуют такого же обращения, как заряженный пистолет. Тут никакая прокуратура, никакая контрразведка не спасут. Пуля — это всего лишь точка после смерти. Мотай на ус, агент.

— Умей зажмуриваться, — подытожил Аякс. — Живой — это тот, кто умеет не видеть всего. — Он достал из кармана шприц-пистолет и покачал им на ладони. — Бунзен пытался расширить свой кругозор с помощью этого?

Эстер, пряча невольную улыбку, поджала губы.

— С помощью этого можно увидеть все воинство господне.

— По-твоему, значит… — сказал Аякс и смолк на полуслове, так как в приоткрывшихся подпружиненных дверях, ведущих на перрон, появился капрал Вернер. Сейчас, правда, на нем была не полицейская форма, а теплый, искрящийся от тающих снежинок, спортивный костюм с капюшоном.

Встретившись взглядом с Эстер, Вернер молча кивнул в сторону станции, откуда тотчас донесся свисток тепловоза. Эстер кивнула в ответ и, после того как дверь за Вернером снова закрылась, обратилась к Аяксу:

— Самое время проявить свое уменье, агент.

— Какое уменье? — Аякс посмотрел на электронное табло с расписанием, сверился с часами и понял, что пришла автомотриса, ночной рейс.

— Зажмуриваться.

Грохнула внутренняя дверь, и через зал ожидания, срывая с себя фартук и сбивая с чертыханьями галоши, к выходу на перрон устремился распаренный Зелинский. Аякс убрал шприц-пистолет.

— О чем ты?

— В общем, так… — Эстер подсела к нему. — Если хочешь, конечно, не зажмуривайся, но тогда хотя бы постарайся не таращиться.

— Можешь ты говорить по-человечески? — спросил Аякс.

Эстер прижала его руку к подлокотнику и, делая вид, что отряхивает что-то с колен, шепнула сквозь зубы: «Молчи, ради бога».

Двери на перрон снова открылись, на этот раз Вернер не задержался в них, а энергично переступил порог, встряхнул небольшим желтым чемоданом и, придерживая тяжелую створку коленом, свободной рукой подал кому-то в тамбуре знак заходить. В зал зашла молоденькая девушка среднего роста в болоньевой куртке и в джинсах. На ее коротко стриженной голове была сбившаяся желтая бандана, а на лице явные признаки недавнего пробуждения. Она еще щурилась на свету и, борясь с зевотой, потирала кулаком скулу. Аякс продолжал вглядываться в темный тамбур, потому что Вернер все еще придерживал дверь. Но вслед за девушкой, бормоча извинения, в зал протиснулся Зелинский. С прямой спиной, стараясь не уронить достоинства, начальник вокзала протрусил к брошенному фартуку и галошам, сгреб их в охапку и скрылся на служебных задворках.

Аякс вопросительно обернулся к Эстер, которая, в свою очередь, не сводила с него глаз. В этот момент девушка с желтой банданой о чем-то негромко спросила своего проводника. Аякс не слышал самого вопроса, зато голос девушки ему был хорошо знаком. Когда он во второй раз посмотрел на нее, ему показалось, что потолок и стены вокзала начали стремительно удаляться друг от друга — это была Эдит. Он задержал дыхание. Эстер с силой сжала его пальцы… Аякс не знал, таращился он сейчас или нет, но пока он был не в силах даже моргнуть. Направляясь к выходу в город, Эдит и Вернер прошли в двух шагах от них с Эстер, и если Вернер смотрел себе под ноги, то Эдит, все еще позевывая, скользнула взглядом по их лицам, как по пустой стене. Когда позади грохнула дверь, и в зале воцарилась тишина, Аякс продолжал смотреть перед собой с таким видом, словно еще вглядывался в лицо девушки. Оставшийся после нее смешанный запах снега и лимонной конфеты не улетучивался, но как будто даже сгущался вокруг него. И, капля за каплей, эта густеющая аура — точно она была способна обращаться мыслью — сначала приглушила, а затем напрочь опрокинула всякое сходство между девушкой с повязкой и Эдит. С зябким чувством приподнявшейся, невесомой кожи на темени Аякс понял, что только что принял за Эдит совершенно незнакомого человека. Он столкнул со своей руки ладонь Эстер и нащупал в кармане сигареты. С привокзальной площади донесся шум отъезжающей машины.

— Отпустило? — поинтересовалась Эстер.

Аякс, не ответив, катал сигарету в пальцах — пока не начал сыпаться табак, — и бросил ее.

— Ее похоронили? — спросил он.

— Кого? — удивилась Эстер.

— Эдит — похоронили?

— Ты имеешь в виду гроб, могилу, справку о смерти — это?

— Да, это.

— Нет тогда. Не похоронили.

Аякс подул на ладонь.

— А ты что имеешь в виду?

Эстер надула щеки:

— Даже не знаю… Человек получает смертельное ранение — в сердце, в голову, не важно куда, — а через несколько дней объявляется как ни в чем не бывало. Возможно такое? Нет. Тогда, наверное, стоит внести поправки в исходные условия. Что, если такого воскресшего назвать не человеком, а как-нибудь иначе — не важно как, — задача перестает казаться неразрешимой?

— Точно. Назвать его змеем.

— Хороший пример. Все, что творится в городе Икс, списать на поиски храма со змеем. Это вообще хорошая традиция — ставить вместо ответов образ?. Только если змею нужно сбрасывать старую кожу и кусать хвост, то человеку — сбрасывать прошлое. Память. Что говорят о таком роде склероза? Человека как подменили. Нимало не задумываясь, что все, может быть, так и есть. Что имеют перед собой не ту же самую человеческую оболочку с обнулившейся личностью, а совершенно другую личность с обнулившейся оболочкой. Что человек, переставший в один прекрасный день узнавать своих близких — это не сумма инсульта, а результат физической подмены и есть.

— И поэтому, — Аякс достал новую сигарету и снова принялся валять ее, — некоторые из жителей города Икс так бесятся, когда за чудесные костюмчики их называют красавицами.

Эстер неторопливо, со вздохом поднялась из кресла и встала перед Аяксом, сцепив опущенные руки:

— Почему — поэтому, не пойму?

— Потому что… — Аякс, не поднимая на нее глаз, продолжал меланхолично мять сигарету. — Потому что под их чудесными костюмчиками оказывается то, что и в самом деле больше подходит змеям. И не каким-то мифическим, а самым обычным. Подколодным.

Эстер дала ему пощечину, от которой у него вспыхнуло в глазах, он опять уронил сигарету. Несмотря на то, что удар пришелся по здоровой щеке, пластырь на больной отстал одним концом от раны. Аякс, отдуваясь, потряс головой. Струйка крови со щеки скользнула ему за воротник. Эстер заботливо пристроила пластырь на место, вытерла кровь, взяла Аякса обеими руками под затылок и поцеловала в губы. Они смотрели в упор друг на друга.

— Когда ты закрываешь на миг глаза, — прошептала она, — откуда тебе знать, что это и не есть конец света?

Аякс молча сморгнул слезы.

— …Откуда тебе знать, — продолжала Эстер, — что потом открываешь глаза не ты — кто-то другой?.. Какая разница, скажи: перестаешь ты существовать для кого-то или перестаешь существовать вообще?

Еще недолго, как будто раздумывая, целовать снова или нет, она крепко держала и жадно рассматривала его, затем отстранила с легким толчком и пошла прочь из зала. Дверь в город, на мгновенье впустив близкий гремящий гул снегоуборщиков, открылась и закрылась.

Аякс машинально подобрал сигарету и взглянул на светодиодное табло с обратной индикацией времени, остававшегося до отправления поезда. Помалу — с этим уходящим, как будто догорающим временем — его внимание привлекло какое-то желтоватое пятно справа от выхода на перрон, в углу за декоративной колонной. Подойдя, Аякс понял, что у колонны лежит мертвый кот, тот самый рыжий кот, которого Зелинский тискал во время их чаепития на перроне. Посмертная поза несчастного животного выглядела тем не менее напряженной, даже агрессивной — передние лапы вскинуты, как накануне броска, шерсть встала дыбом, зубы ощерились… Закурив, Аякс вышел на платформу и прошелся возле автомотрисы. Дизель чуть слышно погромыхивал на холостом ходу.

В окна вагона было видно, как машинист метет щеткой проход между пустыми рядами пассажирских кресел. В темной дали на путях, отражаясь изумрудными росчерками в рельсах, сиял зеленый глаз светофора. Налетавший порывами ветер бросал под перронный навес редкие снежные горсти. Закончив уборку, машинист сел против перегородки со встроенным телевизором. Аякс недолго смотрел на кувыркавшихся поверх песчаного дна дельфинов, потом бросил окурок и, заглянув в салон, поинтересовался, телевизионная передача это или воспроизведение с диска. Машинист ответил, что это диск.

— А я могу посмотреть свою запись? — спросил Аякс.

— При одном условии, — улыбнулся машинист.

— При каком?

— Вы едете хотя бы до следующей станции.

Аякс купил у него полный билет и тоже присел против телевизора.

— Проигрыватель у меня, — сообщил машинист. — Аптечка тоже.

Аякс придержал сползающий пластырь на щеке:

— Кстати, ваш проигрыватель читает двухслойные диски?

— Читает, наверное… Кто их сейчас не читает?

После того как по станции разнеслось неразборчивое предупреждение из громкоговорителей, машинист пожелал Аяксу приятного пути и ушел в кабину.

Аякс, подождав еще с минуту, закрылся в туалете. Выложив на полочку умывальника диск и шприц-пистолет, он ополоснул лицо и выпил воды. Люминесцентная лампа над зеркалом помаргивала. Отражение слоилось едва заметной вертикальной рябью.

— Ты закрываешь на миг глаза… — прошептал он и приставил шприц-пистолет к шее под ухом.

Инъекция была безболезненна и больше напоминала щелчок пальцем, нежели укол. На коже осталось лишь крохотное красное пятно. Аякс бросил шприц-пистолет в мусорный бачок, однако шприц отскочил от кромки бачка и упал в унитаз. Когда пластырь снова отвалился от щеки, Аякс сорвал его окончательно. Смыв загустевшую кровь, он с удивлением ощупал на месте зашитого рассечения здоровую кожу, даже потер ее, надеясь обнаружить рану, но, впрочем, быстро забыл о ране за свежим, невероятно отчетливым воспоминанием о замотанной в мантию фигуре на лестнице в спальню. Замерев, он продолжал смотреть не столько в зеркало, сколько куда-то внутрь себя, наблюдая, как бесшумно и медленно приближается к нему эта фигура в мантии — подступает почти вплотную, так что, казалось бы, в щель между краями наброшенного капюшона можно разглядеть в мельчайших чертах лицо, однако ж, когда щель расширяется, в нее становится видна только обильно струящаяся кровь…

Где-то неподалеку прозвучал свисток, затем Аякс почувствовал, как пол мягко подался под ногами.

* * *

Бежавшая за окнами тьма казалась полированной. Аякс смотрел на свое отражение в стекле, отвлекаясь от телевизионного экрана, но видел вместо собственного лица несущееся сквозь ночь слепое квадратное пятно.

Достигнув кадра со смазанным, напоминавшим руку в перчатке объектом на переднем плане, запись происшествия в морге застыла лишь на миг, и тотчас стало ясно, что никакая это не рука в перчатке, а толстый подрубленный конец чешуйчатого хвоста. У дверей морга возились два черных, масляно отливающих существа. Одно существо было мертво, пускало черные пузыри и обильно сорило черными масляными каплями, другое пыталось ему помогать. Аякс не имел ни малейшего представления о том, кто такие были эти маслянистые существа. Единственное, что приходило ему на ум — очевидная и, что ли, подчеркнутая, кричащая нечеловечность существ. В то же время они были настолько чудовища, насколько и люди. То есть чудовищность существ заключалась не в их нечеловечности, а в том, что нечеловечность их как раз и проявлялась наличием человеческого, — «самые страшные вещи не есть чудовищные, пока не начинают напоминать тебя самого…»

Эпизод в морге обрывался монтажной склейкой, состоявшей из горизонтальных полос телевизионного шума. Сквозь полосы пробивалось смазанное изображение пятиконечной звезды с римской «двойкой» над верхним лучом. За склейкой следовала черно-белая — по всей видимости, обесцвеченная при копировании — сцена судебной аутопсии. Судя по интерьеру и размерам прозекторской, местом съемки служил федеральный морг. Смонтированная запись представляла собой комбинированный сигнал с двух видеокамер. Одна камера была закреплена на потолке, со второй управлялся помощник патологоанатома. Большую часть материала занимал сигнал с камеры на потолке, так как изображение с мобильного аппарата было неустойчиво — у оператора дрожали руки. На широком металлическом столе лежали два обнаженных мужских трупа. У того, что слева, лицо было раздроблено пулевыми ранениями глаза и подбородка. Тело с другой половины стола видимых огнестрельных повреждений — по крайней мере способных послужить причиной смерти, — не имело, пулевая ссадина щеки была не в счет. В этом трупе Аякс без труда — и без какого-либо волнения, будто смотрел знакомую фотографию — признал самого себя. Однако, если родимое пятно в форме колоса на груди первого трупа не было фальшивым, то и тело с обезображенным лицом также принадлежало ему, Аяксу… Незадолго до того, как запись прекратилась, закрепленная на потолке камера успела запечатлеть помощника прозектора — держась за торец стола, несчастный обморочно оседал на пол.

* * *

Во время остановки машинист подсел к Аяксу, мельком взглянул на экран, где запись возобновлялась уже в третий или четвертый раз, поинтересовался: «Криминальная хроника?» — и развернул газету.

Аякс украдкой посмотрел на него, затем перевел взгляд на окно с противоположной стороны салона. В полированном зазеркалье над человеком с газетой в руках нависало черное маслянистое существо. Чудовище намного превосходило человека размерами, так что даже было странно, как оно могло поместиться на сиденье. В остекленной ненастной мгле черты существа змеились и туманились, рассмотреть его было нельзя. Ни с того ни с сего Аякс подумал, что в отсутствие человека чудовищность существа вряд ли бы бросалась в глаза. Наверное, и сам человек не видел сейчас чудовища, потому что не видел себя со стороны. Даже ходивший у него перед носом конец маслянистого хвоста — не то с остатком гребня, не то с обломанным шипом — человек принимал, по всей видимости, за назойливую муху, которую пытался отгонять встряхиванием газеты.

— Это не криминальная хроника, — сказал со вздохом Аякс, расстегнув куртку на груди.

— Что, простите? — отвлекся от газеты машинист.

— Это не криминальная хроника, — повторил Аякс.

Машинист озадаченно посмотрел на телевизионный экран.

— А что?

Аякс приставил к его голове пистолет и, прежде чем спустить курок, сообщил тоном хорошего известия:

— Случай крови.


home | my bookshelf | | Столовая Гора |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу