Book: Darktime



Петр Семилетов


Darktime

Петр 'Roxton' Семилетов

1: САРАЙ

Мрачный человек с заложенными назад руками ходит из стороны в сторону вдоль высокого дощатого забора, давно окрашенного в зеленый цвет. Глухомань тут мощная – район под снос, большая часть одно-двухэтажных домов ждет, когда приедет стенобитная машина. И посыплется штукатурка!

Мрачный человек с заложенными назад руками. Он сосредоточен. У него лицо похоже на гнусную помесь крысы и вороны. Глазки маленькие, лоб покатый назад, высокий. Губки совсем крошечные – разбей, и будет крови, дай Карма, в наперсток. Шея узкая, с бегающим туда-сюда кадыком. Точит из расстегнутого на одну пуговицу воротника рубашки.

Приближается осень. Светло-коричневые тучи висят, из них пробиваются редкие солнечные лучи, в основном же свет рассеян и пассивен. Будто под водой живешь. Плыви по течению! А если хочешь заметить кое-что интересное, следуй за мной. Далее по тексту. Мы вместе будем смотреть и слушать.

Вот мрачный человек тоже слушает. Прислушивается к чему-то. Загадка природы, да? Вот и нет. Мрачный человек… Настало время назвать его внутреннее имя – Hаермихллльяа, да и не совсем он принадлежит к многострадальному виду homo sapiens. Впрочем, не важно. Он прислушивается. Не доносятся ли со стороны усадьбы, мимо которой он курсирует, подозрительные звуки.

Там, в усадьбе, есть сад плодовый. Грядки с нехитрыми овощами. Дом о двух этажах, с подвалом и чердаком. И сарай, одним боком примыкающий к дому. Там и дверка между ними есть. То есть, со стороны улицы в сарай не зайти. С виду – сарай как сарай, деревянный, говном каким-то сверху крыт. Если доску отколупать, наткнетесь на кирпич. Получается, что вначале построили деревянную коробку, а потом обложили ее изнутри кирпичом. Неспроста.

Понимаете, грунт под домом плохой, копать трудно. Вот подвал есть, но он с более чем низким потолком. Никого не повесишь. То ли дело – сарай, там высота три метра.

Тук-тук, кто в домике живет? Странные люди, пять человек. И главенствует над ними – Hаермихллльяа. У них машина есть, автомобиль. "Волга" называется. Там багажник большой. Ночью, часа в два, "Волга" приезжает в усадьбу. Нет, не каждый день. Эдак дважды в месяц. Иногда чаще. Днем колесит по городу, выслеживает.

Hаермихллльяа приходит в усадьбу на ночь. Днем он работает в одной фирме, самым настоящим менеджером. Ездит на встречи, обменивается рукопожатиями – как все нормальные люди. У него имя другое есть, более привычное народу – Вячеслав Иванович Спичкин. Очень нейтрально. Hаермихллльяа осторожный. Даже улыбаться научился, за пять лет.

Так к чему же прислушивается это существо? Для чего уши его, кверху заостренные, шевелятся под разными углами? А история такова – пару дней назад мимо усадьбы шел бомж, и услыхал некие ЗВУКИ, раздающиеся со стороны большого сарая. ЗВУКИ очень напугали бродягу, и он рассказал о них другому бомжу. Движимые любопытством, следующей ночью они предприняли разведывательную операцию, тайком пробравшись на территорию усадьбы, за забор…

…Окрестности разразили дикие крики, на пределе человеческих голосовых связок. Кто-то бегал по ночным улицам готовящегося к смерти района, жутко мыча. Потом выехала и укатила "Волга", с выключенными фарами. Бомжи исчезли. Может, куда ушли?

Hаермихллльяа думает, что стоит оснастить сарай лучшей звукоизоляцией. Хотя у тех, кого пытают в зловещей пристройке, и кляпы во рту, в плане генерирования звука они проявляют поистине чревовещательные способности. Hаермихллльяа собирается прочитать несколько медицинских книг, чтобы производить операции на голосовых связках. С источниками звуков нужно разобраться.

В то время, когда Hаермихллльяа ПРИСЛУШИВАЕТСЯ, в сарае происходят события, которые заключаются в растягивании конечностей одной из жертв, ломании ей пальцев ног и обрезании век. Присутствует также и фотограф, фиксирующий процедуру. Там все обставлено – есть хороший источник света, штатив для камеры. Иногда сам штатив используется в качестве применяемого к телу жертвы предмета.

У фотографа – модный цифровой фотоаппарат. Вот отщелкает он тридцать кадров, выйдет из сарая, и сбросит изображения в компьютер. За которым сидит потный, прыщавый, с длинными грязными ногтями парень лет 18-ти. У него грязные волосы, которые имеют цвет меха дохлого лесного зверя. Зовут парня Денисом. Сидит на вращающемся стуле, с засунутой в задницу железной трубкой. Где взял – не сказывает. Фотографии новые обработает, и на сайт зальет.

Hаермихллльяа смотрит на небо. Облаками да тучами КАК все затянуло. Приходит мысль – пора искать новую МОДЕЛЬ. Завтра "Волга" опять будет колесить по городу, а ночью привезет в багажнике связанную, в наркотическом дурмане…

2: АHАИТ

114-ая просыпается оттого, что в подвал кого-то впихнули. И люк наверху, с до боли громким шумом захлопнули. Новенькую привезли. 114-ая предполагает, что прибывшую поймали где-то, а не купили. Купленных так не швыряют. Обычно покупают красивых, и, соответственно, обращаются с ними бережно… До поры до времени.

В подвале, где взрослый человек может стоять, лишь согнувшись, светит одна-единственная лампочка, которая включается в случаях, когда кого-то из обитателей подвала забирают наверх, или возвращают вниз. Либо когда приводят новеньких. 114-ая знает, что где-то здесь установлена скрытая видеокамера, фиксирующая на пленку всё происходящее. Тогда свет может гореть целый день, и камера снимает, снимает, снимает.

Новенькая, похоже, сильно оглушена – на ее лбу здоровенное красное пятно, которое скоро превратится в синяк. Она еще полностью одета: в светлые джинсы и какую-то футболку. Светлые волосы слиплись от крови, губы разбиты. Дышит неровно, часто-часто.

Номер 113, пятнадцатилетняя девочка с ампутированными на правой руке пальцами, начинает хохотать. Она, как и все в этом подвале, кроме новенькой, полностью раздета. Не по своей воле, разумеется. 113-ая недавно сошла с ума. Она думает, что является роботом-служанкой с планеты Дрон.

114-ая на четвереньках перемещается к незнакомке, и трогает ее за плечо. Никакой реакции. Сверху доносятся приглушенные голоса. ОHИ ругаются межу собой, догадывается 114-ая. А тут, внизу, нет имен. Есть только номера. Одновременно в подвале содержится до семи-восьми человек, последовательно нумеруемых. Когда кого-то из них убивают, происходит пополнение состава привозят новеньких. Вот позавчера забрали 117-ую, которая сама уже не могла не то что ходить, а и ползать. Поскольку сильно шумел водопровод, 114-ая решила, что происходили съемки в ванной – утопление. Видеокассету с этим делом уже ожидает армия волосатых дяденек с потными руками. Там всё будет заснято – и убитое лицо жертвы, и палачи крупным планом. Какая к черту маскировка? ОHИ знают, что никто никогда ИХ не найдет, и даже не собирается искать. ОHИ могут резать человека живьем, при этом смеясь в камеру. А потом с ТЕМ ЖЕ лицом ехать рядом с тобой в метро или в автобусе. Добро пожаловать в реальность!

Свет погас. Время снова остановилось. 114-ая слышала рядом стоны 111-ой, которой ради "удачного" кадра с задуманной "режиссером" позой сломали ноги. Через какое-то время новенькая стала проявлять оживление. Странные фразы срывались с ее опухших губ. Например: -Рррраиии тенемос… кво лаи тили… тили ар пэйатрим лаи… охута ми маяла!

114-ая приблизилась, и тихо спросила: -Как тебя зовут?

После некоторой паузы, свидетельствующей об обдумывании, жестким голосам прозвучал ответ: -Анаит. -Ты знаешь, что скоро умрешь? – вполголоса сказала 114-ая. -Почему? Кто ты? Где я? Свет. Мне нужен свет. Что случилось?

3: ЧТО СЛУЧИЛОСЬ

В это время, наверху, в доме, шел серьезный разговор в самых жестких тонах. Присутствовали: Hаермихллльяа, женщина средних лет, с острыми, неприятными чертами лица, именующая себе не иначе как Госпожа Светлана, и двое дюжих мужиков лет по тридцать каждому. Одного звать Ваня, а другого Николай. Hаермихллльяа говорит тихо, но крепко, будто прокуренным голосом: -А нужно было аккуратней. Если она сдохнет ни завтра, ни послезавтра ведь никто новую брать не будет.

Ваня оправдывается: -Она на хлороформ не реагировала! -В ней силищи как у быка, оклемается. -Попробуем на ней самые каааашмарные эксперименты? обращается Госпожа Светлана к Hаермихллльяа, – Может быть, ОHА выдержит без нааааааааркотиков? -Выдержит-выдержит, – заверяет Николай, – эта сука всё выдержит! -Но сначала ей нужно выдержать нас! – гогочет Ваня. -Только это, странная она, – говорит Никола. -Почему? – спрашивает Hаермихллльяа. -Какие-то слова кричала. Я ее не понял… -Какие? Иностранка? -Может быть. Язык такой… Странный… Не инглиш, так скажу. -Положи. Ладно, вечером будем пробовать. Света, ты ее подлечи. -Через пару часиков…

4: ВHИЗУ

114-ая рассказала девушке с экзотическим именем Анаит, что они здесь, в подвале – пленники, рабы группы извращенцев. Последние занимаются производством подпольной видео и фотопродукции, которая содержит сцены реальных пыток и изнасилований. В ПОДВАЛ попадают как случайные люди с улицы, так и привезенные "на убой" рабы из особых "питомников-гостиниц" для развлечений садистов, чье местоположение засекречено.

114-ую словили, когда она вместе с подругой возвращалась поздно вечером из ресторана, где они были на дне рождения их общей знакомой. Так получилось, что подругу не забрали, она смогла убежать. А у 114-ой каблук на туфле подвернулся… Упала… Теперь она здесь, но недолго. Много времени в подвале не живут. Всё зависит от того, какие пытки применяются, и какова стойкость к ним жертвы. 114-ая сказала, что уже не чувствует себя человеком. Очень хочется умереть.

Анаит молча слушала. 114-ая спросила, какое сегодня число. В ответ получила сильный удар пальцами в глаза. На этом мучения 114-ой закончились. Опять дико засмеялась 113-ая. А потом вдруг притихла…

5: ТРЕВОГА

– Назад! Все назад! – кричит Госпожа Светлана в раскрытый Иваном люк. Обычно девушки внизу при этом крике расползаются по углам. В подвале горит свет. Но не заметно суеты. Видно, что пленницы лежат, словно спящие. Среди них лежит и новенькая. Неужто все померли? -А ну встаааааать, сукиииии! – орет Светлана, брызжа слюной вперед на полметра. Никто не поднимается. -Ой бля! – в сердцах восклицает Светлана, и делает знак Ивану. Тот с пистолетом наголо перевешивается через край люка, и делает выстрел в ближайшее из тел. На пистолете – глушитель. ПУК!

Пуля пробивает молочно-белую кожу 115-ой, и тело ее немножко вздрагивает. Ваня посылает еще одну пулю. -Что там у вас? – доносится из другой комнаты голос Hаермихллльяа. Который готовит веревки, чтобы отнести их в САРАЙ. Те, что там, совсем пришли в негодность. -Славик, у нас тут бааааальшие праааааааблемы, – зовет Госпожа Светлана. -Умер кто? – Hаермихллльяа идет в кухню, где и расположен люк в полу. -Похоже, что все, – отвечает Иван.

Из большой комнаты, гостиной, где стоит компьютер и сидит Денис, еще глубже вогнавший себе в задницу трубку, доносится вопль: -УРАААА! БУДЕМ HОВЫХ ПОКУПАТЬ! -Заткнись, – бросает Hаермихллльяа. У него тревожно на сердце. Поправка: на обоих сердцах. Подходит к Светлане и Ивану. В это время, в САРАЕ, Николай подготавливает нечто, похожее на гротескный гимнастический снаряд для перепрыгивания, и называемое "деревянный пони".

Кто-то хватает Ваню и резко загребает в подвал. Слышен дикий Ванин крик, и четко произнесенная женским голосом фраза: -Длат англар адо шивдза ла а них не згин.



6: HАВЕРХУ

Не понимает Светлана, что произошло, ну не понимает. Оторванная голова Вани, Ивашки-жеребца, как пушечное ядро вылетает из открытого люка, и попадает Госпоже в лицо, разбивая нафиг нос и выбивая зубы на верхней челюсти. Впору выплевывать. -КЕ БОТАЛА!!! – вопль снизу. Кровь стынет в жилах. Hаермихллльяа чувствует, что ноги его подкашиваются. ИХ угораздило поймать кого-то из Вечности. А если учесть, что в этом мире имеют обыкновение шляться либо СВОИ, либо кто-то из Безглавой Стаи, то можно представить себе последствия, если верным окажется последнее предположение. Судя по тому, как ведет себя "пленница", даже если она была в Стае, то теперь ренегатка, как знаменитый Джек де Блэк, Отто или металлическая Тесс Антигильон. А это вдвойне хуже. Если ЕЕ изгнали из Стаи за особо деструктивное и жестокое поведение, то Hаермихллльяа не поздоровится. Причем так, что он будет скулить, вымаливая быструю смерть.

7: ВРЕМЕHHАЯ ЗАДЕРЖКА

Анаит отбрасывает обезглавленное тело Вани в сторону, и устремляется к проему в потолке, чтобы уцепиться руками за края люка. Но опаздывает на какой-то момент – Hаермихллльяа быстро захлопывает дверцу, и пальцы Анаит ударяются о металлическую пластину. Наверху щелкает засов.

Лицо Анаит искажает страшная гримаса, которую отдаленно можно было принять за злую улыбку. Правая щека девушки покрывается тускло светящимися чешуйками, пульсирующими. Странный зеленый нарост возникает у нее за ухом; и тотчас же исчезает, растворяется в воздухе. Анаит весело смотрит наверх…

8: ПАHИКА

Госпожа Светлана, прижимая руки к разбитому рту и носу, громко всхлипывая, пятится назад, прочь от люка. Чуть не спотыкается о голову Ивана, вскрикивает: "ААААА!", и дико водит по углам глазами. Hаермихллльяа начинает двигать к люку массивный сервант, груженный старой посудой. -Помогите! – просит Hаермихллльяа. Сам не тщедушный, однако. Но спешит, явно спешит.

А ведь хорошая в доме звукоизоляция. Николай лишь теперь в сарае услыхал, что в доме неладное творится. Побросал инструменты, и бегом разбираться. С острым ножом в руке. Этот нож знает человеческую кровь. Сухожилия разрезал не раз. И не два. Но в коридоре, по пути на кухню, что-то странное произошло с Николой. Он почувствовал, что более не контролирует свое тело. А просто находится в нем.

Прислоняется Hиколка к стене, и медленно сползает, вытянув ноги. Подносит нож к своему лицу. Раскрывает рот. Загоняет лезвие меж зубов. Двух нижних. И ДРЫГ ножом в сторону! Два белых, как лебеди, мелких зуба летят на выкрашенный красным пол. Hиколка будет продолжать свое занятие…

Тем временем Hаермихллльяа таки поставил сервант на дверцу, ведущую в подвал. Снизу доносится неземной смех. Госпожа Светлана хочет бежать, но Hаермихллльяа перехватывает ее за локоть. Говорит: -Куда? Нет. Мы должны закончить ЭТО СЕЙЧАС. -Кто? Кто она? – мямлит сквозь кровь Светлана. -Неважно. Мне нужна энергия. -ЧТО? АКМ… – слово обрывается, поскольку Hаермихллльяа начинает душить ее своими длинными гибкими пальцами, на которых внезапно оказывается на один сустав больше, чем у тебя или меня. -СМОТРИ МHЕ В ГЛАЗА, – нараспев просит Hаермихллльяа, СМОТРИ МHЕ В ГЛАЗА…

Глаза Светланы расширены от ужаса – точь-в-точь, как некогда у пытаемых ею жертв. Рот открылся, язык высунут, текут слюни вперемежку с кровью. Hаермихллльяа питается ее ужасом. Чтобы стать сильнее. И попытаться если не сразиться, то убежать. Он не знает, в каком состоянии противник. Оторванная руками голова Вани – еще не показатель, Hаермихллльяа сам в состоянии проделать такую штуку. Но, как правило, возможности народа из Стаи гораздо превосходят способности обычного представителя гнусной расы Гла Парси, к коей Hаермихллльяа и принадлежит.

9: ДЕHИСКА

Лежит головой в мониторе, проломив ею стекло. Еще минуту назад сидел парень, производил нехитрый монтаж отснятого накануне материала. А тут вдруг такая напасть – взял да и начал в дисплей лбом биться, пока трубка не лопнула, а его, Дениску, значит, током в башку разбитую не шарахнуло. Аж волосы синим огнем вспыхнули, занялись… Так и помер, сволочь.

10: ЧТО БЫЛО ДАЛЬШЕ

В подвале светло, как погожим днем на Луне. Видно – встают мертвецы, к люку подбираются, и руками начинают его толкать наверх. Скрипит дверка. Лопается массивная щеколда, начинает подниматься сервант, которым придавлен люк. Мертвецы сильные… Гораздо сильнее живых людей. А Анаит в уголке сидит, ноги по-турецки сложив. И смотрит пристально перед собой. Будто в невидимые области зрит.

Выпрямляются мертвецы, каждый руку вверх вытянул. Особенно выделяется безголовое тело Вани. Трупы становятся кружком, таким образом, что в подвале, под люком, образуется свободное от них место. Анаит идет туда. Смотрит наверх. Там, на высоте тридцати сантиметров над уровнем потолка, удерживается мертвячьими руками крышка люка, на которой, словно на подносе, покоится сервант.

Анаит хватается одной рукой за кромку проема, подтягивается, и другой рукой толкает сервант в сторону. Резко. ВЖИК! И крышка свободна. Хорошо, мертвецы. Можете опустить руки. Переходим к следующему упражнению.

11: СHОВА HАВЕРХУ

Hаермихллльяа отбрасывает от себя труп Госпожи Светланы в тот самый момент, когда массивный старый сервант слетает с воспарившей дверцы люка. Сервант с невероятным грохотом валится на бок у стены, слышен звон забитого стекла и треснувших досок.

Из люка, как ядро из пушки, вылетает мрачная, бледная Анаит, и мягко приземляется на полу, чуть присев, а затем выпрямившись. Hаермихллльяа не решается идти в атаку. Он выжидательно смотрит. Анаит скалит зубы, длинные и острые, волчьи. Недаром она из Стаи. Hаермихллльяа отступает на один шаг, и лицо его претерпевает странную метаморфозу – оно плывет, покрываясь на фоне млечного тумана мелкой дрожащей рябью… Превращается в иное – черное, хитиновое, с крепкой овальной нижней челюстью, на которой смотрит вперед узкий небольшой рот без губ, с желтыми квадратными зубами и розоватым слюнявым язычком между ними. Вместо носа – две дырки в хитиновой поверхности, глаза – словно по бокам головы, раскосые, человеческие, и сильно контрастирующие с "кожей". Череп лысый, если не считать жирных черных усоподобных отростков, идущих от висков и оканчивающихся за ушами плоскими, прижатыми к голове, с вытянутыми назад острыми верхними концами.

Hаермихллльяа видит, как позади Анаит извивается пространство, будто кинофильм транслируется проектором на трепещущее от ветра полотно. Анаит раскрывает рот, и скрипит: -РРРРРААИИИИ…

Hаермихллльяа хочет исчезнуть, раствориться, но без особого ритуала, здесь, сейчас, он этого сделать не может. Hаермихллльяа не может даже подпитаться эмоциями страха противника. Hаермихллльяа столкнулся с невероятно, по его меркам, развитым существом, которое, тем не менее, получило сильные повреждения в ИЗМЕHЕHHЫХ ОБЛАСТЯХ, откуда выбраться удается немногим, лишь самым могущественным. ИЗМЕHЕHИЯ, в которые часто попадают и без того ИЗМЕHЕHHЫЕ и HЕСТАБИЛЬHЫЕ ребята из Стаи, делают последних еще более опасными. Hаермихллльяа осознает, КТО перед ним, и даже вспоминает имя Анаит. Является ли ОHА той самой древней богиней, или просто взяла такой имя – Hаермихллльяа не знает, но в любом случае, перед ним – нечто страшное, неконтролируемое.

Hаермихллльяа падает на колени, склоняет голову, и скулит на общем языке: -Не надо. Нет.

В его разуме проносится знаменитая история о том, как некая Тесс, тоже из Стаи, уничтожила единственный город Гла Парси, рассеяв таким образом всех уцелевших детей этой расы по просторам Вечности-Реальности…

12: ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК ТЕСС ГHЕВАЛАСЬ HА СОЛHЕЧHЫЙ ГОРОД ГЛА ПАРСИ

В начале 19-ого века нашей Земли, чуть опосля падения Наполеона, в Испании, Супремой была захвачена по обвинению в ереси (поклонение Астарте) молодая женщина по имени Тесс, чье прозвище было Внутрь Зрящая. У нее дома были найдены запрещенные католической церковью книги, записи на непонятном языке, и "языческие каменные таблички". Процесс над обвиненной длился всего три года, и, не добившись от нее признаний, суд инквизиции "отпустил" Тесс – отлучив от церкви (хотя Тесс не признавала себя христианкой) и передав светским властям, которые на аутодафе гильотинировали Тесс, после чего люди Супремы закопали ее труп в ящике, разрисованном языками пламени.

Всё бы ничего, только на допросах в застенках Супремы особо зверствовал палач по имени Арагона Перес, который принадлежал к расе Гла Парси. Святые отцы хорошо помнили, как Тесс с кровью на губах клялась ему отомстить…

Через три дня после того, как размалеванный ящик был закопан у обочины дороги, Арагона Перес был найден в своем доме, мертвый и жестоко искалеченный. Инквизиторы поспешили скрыть от посторонних глаз останки Переса, ибо тот начал обретать истинный облик, а многие члены Супремы сами принадлежали ко Гла Парси – стоя, впрочем, на службе у более мощного существа, которое враждовало с другими, ему подобными. Вражда эта породила такие вещи, как армия детей-крестоносцев, которые были убиты в первом же сражении; эмиссара ДРУГОЙ стороны, Жанны д'Арк; пыточные застенки инквизиции; производимые ею эксгумации и суды над выкопанными покойниками; публичные расчленения жертв в провозимых по улицам клеткам бредовый разгул ИHЫХ сущностей и служащих им Гла Парси…

Итак, Арагона Перес умер. Но перед своей смертью он кое-что сказал. Проболтался. Проговорился. Ну еще бы не сказать, когда Тесс делала с ним такие страшные вещи! Она вернулась. Тесс. Непонятно, как. У нее было механическое тело и живая голова.

А в некотором царстве, некотором государстве, в дальней земле стоял испокон веков солнечный город Гла Парси, давший название свое живущей в нем расе древних уродов, потомков мутировавших пациентов психиатрической клиники, которых перевозили через океан на древнем атомном катере. Улицы Гла Парси были полны воплей, кровавых брызг и кусков плоти.

Из белой пустыни, где песок местами спекся в черное стекло, к воротам города пришла Тесс, в дивных латах поверх механического тела. Она держала в руке длинный, ужасного вида ржавый меч, походящий на вырванный из могилы крест. Охранники городских ворот смеялись, а потом собрались изрешетить незнакомку из оружия, стреляющего отравленными колючками растения "мга итана", чахлые стебли которого можно встретить на берегах озер, полных гниющих мертвецов и червей-трупоедов, коих Гла Парси почитают за деликатесы и специально отлавливают в кошмарных ямах разлагающейся плоти своих жертв.

Тесс запела какую-то песню на французском языке, и принялась крушить все вокруг. Ее странный меч пронзал не только врагов, и не только разрубал предметы обстановки. Он сокрушал само пространство, образуя в воздухе кривые, пытающиеся затянуться раны, сквозь которые просматривались хаотичные субстанции, и откуда доносился оглушающий рев.

Тесс бежала по улицам искаженного болью города, а за ее спиной оставались изрубленные тела Гла Парси. Рабов она щадила – если те сами не попадали в пределы ее описывающего дуги ржавого меча. Ударит в стену башни – камни проваливаются в непонятную черноту, конструкция начинает падать. А Тесс бежит дальше, и поет свою песню. Два часа она носилась по городу, преследуя Гла Парси. Ни одного живого из них не осталось в городе, кроме семерых, отданных ею на растерзание освобожденных из темных подвалов людей, похищенных гнусной расой из разных миров. Те же Гла Парси, которые пытались найти убежище в пустыне, увидели перед собой громадного, высотой с корабельную сосну, мохнатого ВОЛКА, который стоял на барханах, злобно ощерившись. Гла Парси, а их было числом пятьдесят, решили применить мысленную атаку на зверя, но их разумы в первой же попытке были смяты ментальной яростью противника. С таким Гла Парси еще не сталкивались. Они привыкли быть победителями. Нападать на более слабых, похищать их, пытать и наслаждаться эмоциями страданий своих жертв. Теперь же самим Гла Парси, похоже, предстояло нечто ужасное, и они дрожали от страха, пожирая таким образом самих себя – Гла Парси буквально таяли в воздухе, от них шел маслянистый черный дым и резкий запах медикаментов – ибо существа этой расы состоят из другой субстанции, нежели люди. Некоторые Гла Парси, поняв, что другого выхода нет, начали питаться своими собратьями, и полученной силы хватило, чтобы эти находчивые Гла Парси смогли переместиться в иные миры, и затеряться там – это довольно просто.

Освобожденные рабы Гла Парси рассказывали, что после бойни в городе Тесс собрала всех на площади, и объявила, что дело, начатое ею, следует довести до конца. Она сказала всем присутствующим особую словесную формулу, которую следовало произносить при виде Гла Парси, чтобы таким образом подать сигнал дежурным истребителям из Безглавой Стаи, этой странной полумифической организации существ, чьи свойства могли считаться среди диких народов божественными.

После этого ВОЛК, нависающий громадиной над разрушенными улицами города, сделал так, чтобы каждый человек с площади отправился в свой мир, откуда был некогда похищен. На этом история о том, как Тесс гневалась на Гла Парси, завершается.

13: АHАИТ ДЕЛАЕТ ПЛОХО

Hаермихллльяа стошнило светло-зеленой жидкостью, и он падает на свои вторые колени. Ощущение у него такое, будто с лица сползает, отрываясь, кожа. Сквозь волны боли он слышит вибрирующий бархатный голос Анаит: -МРРРИЛЛЛЛИААА. РРРАААИ АHHHHААИТ ЭРРРАААЙААА. РРРРААААИИИ.

Из носа Hаермихллльяа хлещет его желтая кровь. Вперед. Он падает набок. Дергает конечностями. Его сознание отключается от тела, и оказывается в полной изоляции от каких-либо сенсоров. Потом начинается кошмар – Hаермихллльяа чувствует, что бесконечно падает куда-то, видит до боли яркие вспышки света, убивающие сетчатку, слышит громкий звук, от которого лопаются, лопаются, но ни как не лопнут барабанные перепонки. Желтая кровь Hаермихллльяа превращается в одно мгновенье в слабый раствор кислоты… Hаермихллльяа не понимает, явь это, или же навязываемый его восприятию кошмар – но разницы между ними ощутить не может; к тому же он знает, что столкнулся с существом, которому по силам и то, и другое.

Собственная боль и страдание превращает Hаермихллльяа, помимо его воли, в голодного зверя. Он вскакивает на ноги. Когда Гла Парси поглощают свои эмоции, их тела начинают таять, растворяться в окружающей среде. Разум Hаермихллльяа забил тревогу, но ничего не мог сделать – новые волны боевых ощущений накатывали его, до захлебывания в агонии. Кожа Hаермихллльяа, черная, как у касатки, блестящая, начала трескаться, из трещин полился оранжево-белый гной, оттуда же повалил и дым. Рот раскрылся, чтобы издать невероятный на Земле крик, от которого стены на кухне странным образом покрылись постоянно изменяющейся текстурой невообразимых и тошнотворных цветов. -КЫЫЫИИИЕЕЕ… – сжав до предела зубы, застонал Hаермихллльяа и повалился на бок, суча сведенными судорогой лапами, мускулистых и практически без ладоней, на каждой из которых было по семи длинных пальцев. Разум отключился от его тела… Но Анаит позаботилась о продолжении.

14: HАЗАД

Hаермихллльяа отброшен в прошлое, и вселен в тело той, кто станет 114-ой. Вот она возвращается из ресторана, где она вместе с подругой возвращалась поздно вечером из ресторана, где они были на дне рождения их общей знакомой. Темная улица, подкатывает "Волга", не тормозит, открывается дверца со стороны тротуара… Они бегут… Подламывается каблук… Hаермихллльяа вдыхает хлороформ… Hаермихллльяа ничего не понимает… Не помнит… У него память и ощущения той, кто станет 114-ой… Одновременно с этим Hаермихллльяа воплощается и в будущей 113-ой, 112-ой, сотой, первой, пятидесятой… Где-то ВHЕ всего этого разъяренная Анаит поворачивает грандиозные механизмы Реальности вспять, внося изменения в событийно-причинные связи. Будущая 114-ая – HАСТОЯЩАЯ, оригинальная, равно как и все остальные, "пронумерованные" – живут своей обыкновенной жизнью и ЗДРАВСТВУЮТ, полностью огражденные от шайки Hаермихллльяа. Анаит удается создать для Hаермихллльяа персональное Бытие, где каждая его жертва – он сам. Эта субъективная для Hаермихллльяа Реальность вступает в контакт с объективной, когда Hаермихллльяа ходит на работу или перемещается по улице (Анаит не в силах поддержать работу целой Вселенной), но в пыточной усадьбе в заброшенном районе действует только его локальный мирок, в котором живут копии сознания Hаермихллльяа, помещенные в тела жертв, и сообщники Hаермихллльяа. И так вплоть до…

15: МУЖИЧОК HА ДЖИПЕ

Едет по захолустным улицам джип, весь из себя столичный и центральный. В джипе том сидит за баранкой преклонных лет предприниматель. Крепкий – в тренажерных залах бывает, выбритый, в белой тенниске и при галстучке – только что с деловой встречи, немного пьяный.

Хобби у него. Потому и едет сюда. Чтобы кассеток прикупить. А может, что-нибудь свеженькое есть, так и в САРАЙЧИК впустят, пары спустить. Останавливает джип за две улицы до УСАДЬБЫ. Ставит на сигнализацию, идет до места пешком. Тишина. Хорошо, думает, маскируются. Подходит к калитке. Звонок справа, обмотанный черной изолентой. ДЗЗЗЗ, ДЗЗЗЗ – настойчиво звонит владелец джипа, другой рукой проверяя, на месте ли тугой бумажник. Трогает дверь… Открыто! Хм, странно.



Толкает калитку, заходит во двор, едва освещенный заходящим солнцем. Видит, что дверь в дом тоже открыта. С беспокойством, но движимый любопытством, мужичок идет туда, входит… И ему становится еще интереснее. В воздухе пахнет горелым. Мужичок шествует по коридорам. У одной стены – изуродованный труп одного из помощников здешнего хозяина. Мужичок понимает, что пора линять отсюда.

Но вот он видит перед собой девушку, в окровавленной одежде, со слипшимися волосами. Это Анаит. -Что тут произошло? – умильным голосом вопрошает мужичок. Девушка, стоящая перед ним, улыбается, и его пробирает дрожь. Верхняя часть лица Анаит как бы приподнимается, показывая огромный рот с длинными, в палец длиной каждый, зубами. Голова Анаит склоняется в сторону, взглядом как бы внимательно рассматривая мужичка. Потом – в другую сторону… Мужичок чувствует, что обоссался.

…Разворачивается и идет прочь, на улицу. Спешит к джипу. Садится в него. Возвращается к усадьбе. Начинает, используя джип как бульдозер, таранить дом и хозяйственные постройки. Работает так два с половиной часа. В финале – взрыв самого джипа, и летящий в воздухе ботинок мужичка с оторванной ступней в нем. На протяжении всего этого времени Анаит сидит на куче бревен, сваленных на углу улицы под черным, деревянным столбом линии электропередачи. Сидит, наблюдает.

Над руинами усадьбы клубится черный дым, идущий от горящего джипа. Огонь перебирается и на остов здания. К небу идет пожарный чад, который видно на несколько километров вокруг. Мразь сгорела, мразь сгорела, мразь сгорела. Место очищается.


конец


home | my bookshelf | | Darktime |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу