Book: Весна. Стихи.



Весна. Стихи.

Анна Савина

Весна. Стихи.


Весна. Стихи.

С любовью Савина Анна…


Екатерина

— Вас ждёт в саду Императрица!

— Я очень рад… да… очень рад!

«Какого чёрта ей не спится

в такую ночь и снегопад?!»

— Поторопитесь, граф…

— Конечно!

Орлов спускается с крыльца:

— Ах, Катерина, друг сердешный…

Так вот ты где! Не прячь лица…

Смотри, какая заваруха!

Буран! Кружится голова…

Зима Кудесница-старуха

плетёт над нами кружева.

Но ты молчишь… Аль мне не рада?

В неровном свете фонарей

не различить родного взгляда…

Уймись, проклятая метель!

Вдруг Катерина, сдвинув брови,

спросила тоном ледяным:

— Ну, что голубчик мой…… Григорий,

В последний раз поговорим?

— О чём, Пресветлая? О чувствах?

— Не зубоскальте, граф Орлов…

О Ваших пьянках и распутствах.

— Пардон… но я…

— Не нужно слов!

Распутства? Господи… Бог с ними —

Когда б они, кроме всего,

моё не оскверняли Имя

и не порочили его.

Когда бы Вы не забывали

и отдавали в том отчёт:

КОМУ(!) на верность присягали,

КОГО(!?) любили…

И ещё…

Вообразив, что я Вам ровня,

не возмущали б высший свет

и не плевали с колокольни

на такт и царский этикет.

Похвально, что ж… И очень смело!

Но до поры…… лишь до поры.

Теперь Судьбе найдётся дело:

точить не перья…… Топоры!

— Всё, не могу… Довольно вздора!

Я думал шутишь… Вот те раз!

И ты для этих разговоров

меня звала в столь поздний час?

— Орлов, Вы помните, быть может,

насколько я была щедра?

Но мне так просто уничтожить

Вас лёгким росчерком пера.

Нет! Даже в самом страшном гневе

я не лишу Вас, милый мой,

чинов… наград… и привилегий —

кроме единственной(!)……одной…

— Какой?

— Григорий, не смешите…

Вы — мой неистовый Каприз:

Орёл…… Мужчина… Повелитель,

смотревший властно сверху вниз.

Вы тот, с кем дальше я могла бы,

отдавшись телом и душой,

считать себя обычной бабой —

бедовой, страстною, хмельной.

Всегда готовою на шалость —

Звездой, упавшей с высоты…

Лишь Вам, мой ангел, дозволялось

с Императрицей быть на «ты».

Ни сна не ведая, ни страха,

всерьёз… так искренне любя,

я величала Вас не графом,

а Богом! Слышите меня?

Но полно!

Ветер, свирепея,

швырял снежинки им в лицо

а тьма, сгущаясь и чернея,

когтила царское крыльцо.

Птиц растревожив тихим звуком,

над парком плыл вечерний звон.

— Уж поздно, граф… Целуйте руку…

И убирайтесь к чёрту……

Вон!!!

— Не передумаешь? Однако…

Он развернулся тяжело.

Ревел буран… хотелось плакать…

И спазмом челюсти свело…

Пустым, неумолимым взглядом

Она смотрела вслед Ему —

тому, кто был так долго рядом,

и навсегда ушёл во тьму.

Ушёл!

Как больно! Боже правый…

Да что ж ты делаешь, Любовь?!

Но за спиной её — Держава.

А в жилах — царственная кровь.

Последней милостью внезапной

сумев свой гнев перебороть,

перекрестила троекратно,

шепнув:

«Храни Его, Господь…»

26.11.2008

Светоч

Школьному учителю моего мужа -

Шипилкину Сергею Михайловичу посвящается…

Если ты выжил под небом провинции —

хлебом единым сыт,

если не вытравил все твои принципы

затхлый мещанский быт,

значит, ты в целом чего-то стоил…

Только зачем, скажи,

вновь возвращаться в село глухое

из городов больших?

Что тебя манит сюда? Акации?

Или знакомый пруд?

Что ты забыл на далёкой станции,

словно тебя там ждут?

Просто банальная ностальгия? —

в прошлое грустный взгляд…

Лица — любимые…… дорогие —

их не вернуть назад…

Нет, от чего же?

— Михалыч, здравствуй!

Ба! Сколько зим и лет!!!

Школьный учитель — весёлый… классный…

— Эх, не узнал… привет!

А постарел-то! Седой и сухонький…

Кажется, жив едва…

Знать, коротает свой век на кухоньке…

— Как же! А чёрта-с два…

Помнишь, ходили в десятом классе

в Ельню встречать зарю?

Ты ему в тон отвечаешь:

— Здрасте!

Как же не помнить? Ну…

— Ну, так и вот… через две недели

в самом конце весны

снова зовут меня в дальний ельник

здешние пацаны…

— Ну, ты, Михалыч, даёшь… приятель..

Сила-то есть в ногах?

— Дело не в силе…… Металлоискатель

нам бы с собою… ах — хх…

Там ведь бои, понимаешь, были —

немец стоял стеной…

Там, за деревнею, есть могилы

наших ребят…

— Постой…

Бог с ней — с деревней… войной… и фрицами…

Знаешь, я понял вдруг:

нам бы не выжить в глухой провинции,

если б ни ты, мой друг…

Ты научил нас смотреть на звёзды

в час, когда спит земля.

Ты утверждал: никогда не поздно

всё начинать с нуля…

И зародил в наших детских душах

тягу к большой мечте.

Ты говорил: «Если быть — то лучшим…

Лучше — на высоте…»

Знаешь, Михалыч…… и вот теперь я

счастлив за тех ребят,

что по весне за тобою в Ельню

снова идти хотят…

Ты не сдавайся…… хотя б из принципа…

выдюжи как-нибудь

ради парней, что в глухой провинции

ищут высокий путь…

22.05.2009

Женщинам-воинам

Участницам Великой Отечественной войны посвящается…

Эх, не застегнётся воротник! —

знать, не по размеру новый китель.

Нет бы, попросила напрямик:

«Братцы, мол, не справлюсь — пособите!»

Как же?! Держит марку: «Я сама!»

Старшая по званию… но баба(!)

Немцы…… окружение…… война…

Нет, не даст слабинки…… а могла бы…

Младшему сержанту до плеча —

кажется, сама ещё девчонка —

только вот в устах её звучат

резкие команды зло и чётко…

Громко, заглушая автомат,

кроет всё и вся отборным матом:

«Сопли подотрите, лейтенант!

Слышите?! За Родину!!! В атаку!!!

И откуда что берётся вдруг?

Страха под ребром как ни бывало —

прёшь за ней, не видя, что вокруг

землю вкривь и вкось перепахало…

Сквозь завесу дыма и огня

просто, как слепой, идёшь на голос

той, о ком в народе говорят:

«Короток, мол, ум, да долог волос» —

Дура-баба — что там рассуждать?

Только на войне и пуля-дура..

А девчонка раненым — как мать —

многих к жизни заново вернула…

Ласково склоняясь над лицом,

с нежностью шептала: «Пей, голубчик…»

Каждый с ней держался молодцОм.

Каждый становился с ней живучей…

Но, бывало, горькая слеза

воздух пеленою застилала —

плакала девчонка… кто сказал:

плакать на войне — не по уставу?

А ещё, бывало, по весне,

в редкие минуты передышки

пела она песни о Москве,

про любовь какого-то мальчишки…

И казалась доброй тишина,

чудилось, что где-то пахнет хлебом,

верилось, что кончится война,

станет, как и прежде, мирным небо…

Только преждевременны мечты…

Эх, друзья-подруги фронтовые,

как ей были дороги цветы —

скромные ромашки полевые!

Сколько раз плела из них венки!

Знала ли, что будут над могилой

плакать голубые васильки?

Да, она нас многому учила —

лишь не научила одному:

как суметь сдержать слезу мужскую

в самую последнюю весну —

светлую…… победную……… святую…

18.05.2009

На крыльях побеждающей Любви. Мужу

Два месяца страдания в постели…

Два месяца, увы, ты не встаёшь…

В больничном парке листья облетели,

и в окна барабанит мелкий дождь.

Вчера каким-то чудом… или ветром

в палату к нам листочек занесло.

Ты встать хотел…… и взять его…

……………………………Но где там!?

От боли только челюсти свело.

А жёлтая кленовая ладошка,

легко по подоконнику шурша,

манила к приоткрытому окошку,

как будто умоляя:

…………………«Сделай шаг…

Пожалуйста! Ты справишься…»

— Едва ли…

— Взгляни: всего лишь шаг до Красоты!

На бёдрах твоих грозно проступали

следы кровоподтёков сквозь бинты.

Ты силился подняться —

…………………только тщетно.

Лишь жилы набухали на висках…

Короткая дистанция в два метра

в тебя вселяла панику и страх…

— Довольно на сегодня!

………………………Ты смирился?

Шатаешься……

…………а с губ сорвался стон.

Вдруг взгляд мой ненароком зацепился

за спрятанный в углу магнитофон.

И тут же словно вспышка — озаренье!

— Пожалуйста…… хоть капельку постой…

Не падай!

………Продержись ещё мгновенье…

И я метнулась в сторону стрелой.

Нажала лихорадочно на кнопку —

тихонько закрутился старый диск.

Вот первый звук — растерянный и робкий —

слетел на нас, как падающий лист.

Прильнув к тебе в горячем поцелуе,

и с нежностью прижав к своей груди,

я шёпотом спросила:

— Потанцуем?

Но выдохнула тут же:

— Подожди!

держись…… не падай(!)………

…………………милый мой… скорее……

Всем телом опирайся на меня!

Я выдержу, не бойся, я сумею —

………………………любимая Дюймовочка твоя.

Под тяжестью не рухну…… не сломаюсь…

Ну, вот они — два шага до окна!

Ещё чуть-чуть…… совсем чуть-чуть осталось:

и-иии-и… ррраз… два… три……

………………………и раз два три……

……………………………………раз…… два…

Казалось:

вдруг исчезло притяженье —

мы медленно парили у земли

в волшебном, упоительном круженье

на крыльях побеждающей Любви…

И слышалось сквозь шелест листопада,

как ангелы поют на Небесах,

даря душе волнующую радость.

А рядом, изумленные, в дверях

врачи стоят — смущенные немножко —

качают, улыбаясь, головой.

И жёлтая кленовая ладошка

светло благословляет нас с тобой…

10.10.2008

Симфония боли

Чёрные-чёрные купола… и золотые кресты над ними.

Тонкие-тонкие провода высоковольтных /опасных/ линий.

В городе Дмитрове тишь да гладь,

………………………а где-то рядышком, в километре,

Призрак на длинных стальных ногах бродит вдоль озера — ищет жертву…

Стоп…… не спеши…… измени сюжет!

………………………………Если бы можно…… ах, если б только…

Провод завис над водой…

…………………………Момент(!) —

……………………………………кто-то под ним проплывает в лодке.

Удочка вверх…… два гребка…… контакт(!)

……………………Вспышка — как сотни ударов молний…

Что ж ты наделал, скажи, рыбак? Небо разверзлось… вскипели волны.

Ты теперь знаешь о боли всё,

………………………муж мой любимый… лишившись кожи…

Кружит над городом вороньё…

………………………я лишь взываю: «Спаси нас, Боже…»

Дева Мария, утешь его… встань у несчастного в изголовье.

Ангел-Хранитель, коснись крылом ран и ожогов… избавь от боли…

Память ещё возвратит не раз

…………………………… день роковой…

……………………………………………А пока я тихо,

просто молюсь, не смыкая глаз…… и обиваю пороги «Склифа».

Реанимация…

…………………Вновь и вновь

…………………………… жду, прирастая ногами к полу.

Врач откровенен — не в глаз, а в бровь:

…………………………… «Вы должны быть ко всему готовы…»

Нет, не готова!

Дрожит рука… голос срывается… слышишь, милый,

я буду рядом с тобой всегда, в душу по капле вливая силы…

Месяц уже миновал…

……………………………Ты жив(!)

Пять операций… Ответь, доколе?

Сколько ещё горевать, скажи, зубы стирая в песок от боли?

Крепко сжимаю твою ладонь, трогаю лоб — как всегда горячий…

Мы на двоих поделили боль……

……………………всё на двоих…… ну, а как иначе?

Дочка вчера приходила к нам…… в нашу с тобой /на двоих / палату,

И между делом сказала:

…………………… «Мам… вы изменились… и ты… и папа…»

Папа? Конечно… он стал добрей… взгляд его полон нездешним светом…

Муж мой… страдалец… родной… Андрей…

………………………………он ведь сполна заплатил за это…

Я изменилась? А что ж со мной?

……………………………«Что-то такое сквозит во взгляде…»

Милая, доченька… это боль…… больше не спрашивай, Бога ради…

Сердце — обуглившийся цветок —

…………………………не подлежит пересадке кожи…

Но никакой самый сильный ток нашу любовь победить не сможет…

Ночью ты гладишь моё лицо,

…………………………нежно касаясь его ладонью —

кисть, словно налитая свинцом, обожжена и дрожит от боли…

Дремлет за шторой больничный двор…

……………………………Спи, мой хороший… я буду рядом,

чтоб охранять твой тревожный сон

……………………………в шорохах первого листопада……

03.09.2008


Женщина дождя

Я Женщина дождя — и в этом вся…

Продрогшая…

Холодным ранним утром

иду одна……… а небо на сносях

готово разродиться перламутром

и выплеснуть бунтующий рассвет

в белёсую расплывчатость тумана,

в который, по ошибке или нет,

природа малыша запеленала…

Но он — чудак,

расплакался дождём,

рассыпался хрусталиками солнца,

и тут же надо мною грянул гром:

младенец-Май не плачет,

а смеётся…

Я вместе с ним — рождённая грозой,

вдыхаю опьяняющую свежесть

и мыслью уношусь за горизонт,

в туманную, далёкую безбрежность…

А день растёт —

как тесто на дрожжах,

и мальчик-Май уж вышел из пелёнок —

подрос…… окреп…… поднялся…… возмужал…

Глядит с небес Мужчина — не ребёнок…

И шепчет мне безумные слова,

которых всё равно до боли мало…

И вдруг я с удивленьем поняла,

что так давно себя не посвящала

дождю…… дождю(!)

смятению ветров,

срывающих покровы и одежды,

взрывающих фонтаном лепестков

под сердцем упоительную нежность…

Дождю,

что так бесстыдно и грешно

стекает под расстёгнутую блузку —

и знает, что ему разрешено

стать счастьем для меня или искусом…

Он может

без особенных причин

с улыбкой подойти тихонько сзади,

как самый-самый нежный из мужчин,

и бережной рукой раздвинув пряди,

губами прикоснуться горячо

к податливой,

прохладно-нежной коже…

вдоль шеи…… по ключице…… на плечо…

до стона……

до бессилия…

до дрожи…

И сотни солнц заблещут в небесах

сверкнут в хрустальных каплях на ресницах,

а небо, отражённое в глазах,

забьётся, затрепещет синей птицей…

…………………………

Я — Женщина Дождя — и в этом вся…

Я — Музыка небес, воды и света…

Иду одна…

А небо на сносях

вот-вот на землю выльется рассветом…

10.05.2009

Иордания

«Что ищет в горах синеглазая женщина?» —

с улыбкой спросил бедуин.

Хотела ответить ему……… да нечего…

Мне просто необходим

побег от себя — в никуда…… в изгнание…

Я вновь обретаю Рай —

под небом горячих пустынь Иордании,

оставив вдали Синай.

И слушая ласковый, тихий шелест

поющих песков в ночи,

вдруг чувствую кожей, как дышит Вечность,

как грустно она молчит…

В горах, на рассвете, раскинув руки,

сбегаю с песчаных круч —

и жду, когда солнце нацелит в утро

свой первый слепящий луч…

Брожу по ущельям в потёртых джинсах,

впитавших всю пыль дорог.

Здесь нет никого — только я и птицы.

Здесь нет никого…

Лишь Бог…

На розовом склоне — пастуший домик —

в нём жарко пылает печь.

Старуха, молитвенно сжав ладони,

мечтает, устав, прилечь…

Но нет ей покоя, увы, и в старости —

уж посох дрожит в руках,

и все же она по привычке с радостью

на риск свой и вечный страх

уйдёт на неделю (на две) — в долины

с отарой овец одна —

лишь ветер ей будет трепать седины,

а солнце сменять луна…

Луна над горами — ах, это что-то!

И мне довелось не раз

с утёса, что вровень орла полёту,

смотреть в этот жёлтый глаз…

Срываясь душой в голубую бездну

пылающих южных звёзд,

в которой когда-нибудь я исчезну…

Когда-нибудь…

Не вопрос…

А нынче шагнув беззаботно к краю,

смотрю в леденящий зев,

и камешки молча в обрыв кидаю,

на чёрный валун присев…

Что может быть лучше такой забавы?

Но всё-таки ждёт меня

вечерний паром и залив Акабы

в нарядных, ночных огнях…

И новое утро в открытом море…

Рассветная песня волн…

В туманной завесе растает вскоре,

как дым, аравийский сон…

И снова я буду стоять беспечно

на стыке семи ветров

с мечтою о новых, пьянящих встречах

и жаждой других миров…

25.04.2009

Сгорая сам — свети другим

Моей любимой бабушке Маше посвящается

Ночь…

Рождество.

Центральная больница.

Второй этаж…… палата номер пять.

— Вам плохо, баба Маша?

— Нет…

— Не спится?

(во тьме тихонько скрипнула кровать)

— Пойти што ль побродить по коридору? —

старушка, встав, прошаркала к окну.

раздвинула коротенькие шторы:

— А снегу-то…… а снегу!!! Ну и ну.

Ты глянь, дорогу снова завалило —

машины завтра будут буксовать.

Ох… Господи… кого-то на носилках

завозят в отделение опять.

— Не к нам ли?

— К нам!

А Пётр-то Иваныч… устал, поди —

хирург наш дорогой.

Днём на ногах, а тут ещё и на ночь

больных везут.

— Работа…

— Боже мой.

Мороз ложился красочно на стёкла.

В загадочном сиянье фонарей

снежинки оседали неохотно

на кружево берёзовых ветвей.

И ангелов невидимые лица,

сквозь инея узоров колдовство

смотрели в окна маленькой больницы

в таинственную ночь под Рождество.

Слышна из коридора суматоха:

— Скорее! Пётр Иванович… Сюда!

К нам новенький…… Больному очень плохо…

— В сознании?

— В сознании… да-да…

И снова тишь.

— Ложитесь, баба Маша.

— Да, правда… чтой-то мне не хорошо…

Разволновалась(в возрасте-то нашем

волнение уже запрещено).

Но вдруг в окно увидела случайно,

как женщина спускается с крыльца, —

она лишь час назад сопровождала

больного — то ли брата, то ль отца

Расстроена (ещё бы!)

Прячет слёзы.

И вдруг:

— Ох, поскользнулась… Ай-яй-яй!

Упала… не встает.

Помилуй, Боже!

Вставай, моя хорошая… Вставай!

— Вы что там говорите, баба Маша? —

(соседка по кровати всё не спит)

— Да здесь…… упала женщина…… бедняжка.

— Не вижу… Где?

— Ну, вот же…… вот…… лежит.

Помочь ей надо как-то.

— Кто ж поможет?

Врачи теперь все заняты больным.

Старушка заметалась:

— Это что же?

Там человек…… упал…… а мы стоим.

Ночь на дворе — она не шелохнётся —

того гляди — замёрзнет через час.

Ох… сердце…… непривычно как-то бьётся…

Я мигом… я бегу уже… сейчас!

— Куда же Вы? Постойте, баба Маша!

Ну, что за беспокойная душа?!!!

Бабуленька, набросив старый плащик,

покинула палату, чуть дыша.

А ангелы участливо смотрели

старушке опечаленной во след,

фиксируя последние мгновенья

семидесяти выстраданных лет…

Не правда!

Жизнь — не только цепь страданий —

ведь счастье невозможно испытать,

другим свою любовь не отдавая.

Она привыкла радостно сгорать —

дарить тепло души и сердце людям —

незримо… бескорыстно и легко.

Смеялась: мол, от сердца не убудет.

«Я, кажется, забыла валидол…

на тумбочке, наверное, остался.

не важно…… мне бы женщине помочь.

как тяжело…… по лестнице спускаться…»

Метельная, рождественская ночь

на белых-белых крыльях уносила

тепло души уже к иным мирам —

старушки, что смогла прожить красиво,

и столь же благородно умерла —

не нА людях — на лестничной площадке,

к перилам прислонившись головой.

Лишь ангелы седой касались прядки

невидимой, заботливой рукой.

13.10.2005

вешнее

Мужу —)

Вот летим мы с тобою на великах

по широкому полю вдоль берега —

и чем дальше — тем больше под горочку.

Ветер треплет на теле футболочку…

А глаза мои цепкие, быстрые —

различают далёкое…… близкое…

облака над озёрами, ельники…

перелески…… кусты можжевельника..

деревеньки…… церквушки…… калиточки —

все приметы российской глубиночки…

И весна, наконец-то, сподобилась —

разошлась, расцвела, распогодилась…

Тянет дымом с востока заманчиво —

жгут костры вездесущие дачники,

старики у плетня на завалинке

травят байки с утра, сушат валенки…

И такое до боли красивое

небо сочное… синее-синее —

закипело сиренью, черешнями…

Реки вспенились — бурные, вешние…

И летим мы с тобою на великах

по широкому полю вдоль берега…

Нас влекут уголки заповедные —

с родниками и тонкими вербами,

где в болотах за старой усадьбою

воздух пьян лягушиными свадьбами…

Только грех наблюдать за лягушками —

мы и сами с усами — послушай-ка —

сердце бьётся так гулко и радостно…

обними меня трепетно… ласково…

прошепчи еле слышное: «Анечка…»

поцелуй……… урони в одуванчики…

пусть в глазах моих плещется солнышко…

не жалей…… не робей…… пей до донышка…

06.05.2009

Тебе

Мужу —)

Просто так надавать пощёчин

в беспощадной, большой игре,

рассмеяться и вместе кончить

в тёмной комнате на ковре…

От того, что сегодня небо,

свежим ветром сразив под дых,

нам сулило с тобой победы —

безусловные — на двоих…

Потому, что никто, похоже,

в этих древних, как мир, боях

никогда, так как ты, не сможет

прохрипеть в тишине: «Моя…» —

вырывая трофей зубами

у судьбы, у беды — сквозь бред,

истязая меня губами,

оставляя на коже след…

Нынче март, сумасшедше-свежий,

застаёт нас с тобой врасплох —

то, вливая по капле нежность,

то насквозь пропуская ток…

Словно птицы, срываясь с веток,

мы парим над землёй в ночи,

отдаваясь порывам ветра

без особых на то причин.

Нас влечёт то в поля, то в город,

то в охотничий домик — в лес —

без раздумий и долгих сборов

без резерва вакантных мест…

На дорожку — лишь чашка кофе.

Впереди — автострада…… снег…

твой красивый, знакомый профиль —

Богом данный мне человек…

На спидометре сто и больше.

В магнитоле привычно — джаз.

Я уверена: ты захочешь…

…прямо здесь…… и ещё сейчас…

Угадала? —) Всё чаще дышишь…

Но какого рожна, ответь,

прёшь на красный-то, блин? Гаишник

точно будет теперь иметь

нас обоих…… легко и грубо…

не отдашься — так хоть отдашь —

не права — так последний рубль,

и растратишь былой кураж…

Всё, проехали! Ну, не хмурься…

На обочине — не судьба…

Но зато впереди, по курсу

ждёт нас банька… потом изба…

озорной и душистый веник,

пар горячий… замёрзший пруд…

и ласкающих рук сплетенье,

и признанья любимых губ…

Пусть от вздохов смущаясь стены,

приглушают и звук, и свет…

Мы друг другу узнали цену,

как ни странно, за столько лет.

Чтоб теперь абсолютно честно,

под прицелом ревнивых глаз

хоть всю ночь заниматься сексом

бесконечно — как в первый раз…

Не стонать, не кричать в подушку —

а на полную — нате вам(!)

и ещё еле слышно в ушко

нежно-страстное: «Не отдам…» —

Никому — ни судьбе, ни смерти,

ни суровым шальным ветрам

ни единого сантиметра

я души твоей… не отдам…

08.03.2009

О, Айседора!

— Серёженька, Вы плакали во сне……

Аль снилось что?

— Да… снилось, Айседора…

как будто бы иду я по росе,

и путь мой то под горочку… то в гору……

холмы…… поля…… за дымкою леса —

всё русское, знакомое до боли…

и вдруг роса……

Вы слышите, роса

внезапно превратилась в капли крови……

А рядом незнакомый, пришлый люд —

не из крестьян, но с косами…… и косит(!)…

И падают к ногам,

и слёзы льют

живые, подсечённые колосья,

и кровью истекают на глазах…

Тут понял я……… всё понял, Айседора —

откуда та кровавая роса…

— Ах, полно Вам, Серёженька……

Рассола

не нужно ль принести? — ведь в самый раз

от ужасов таких опохмелиться……

— Как холодно… не топлено у нас……

и ночью было, верно, минус тридцать……

Оплавилась последняя свеча —

вчера читал уж затемно… без света…

— Серёжа, я достала кумача……

— На кой он Вам?

— Ну, как же? Для концерта!

Гостей почётных будет просто тьма —

Дзержинский…… Коганович…… Луначарский…

Я буду перед ними танцевать…

— О, дьвольские… дьвольские пляски!

Устроили тут пир в разгар чумы……

Вы знаете о голоде в Поволжье,

где сотнями уложены в гробы

скелеты, перетянутые кожей?

— Я…… знаю…… да……

— А, знаете зачем

заводят грузовик у стен Лубянки?

Чтоб шумом заглушить ночной расстрел

и крики тех, кто корчится на плахе…

— Серёженька…

— Молчите! Для чего

забросило в Россию Вас когда-то?

Сидели бы себе там за бугром —

в Германии, в Париже или Штатах…

— Россия!!!!!!

— Что Россия? Может быть,

понятна Вам душа её…… просторы???

— Понятна, да! Она, как я… ……любить!

— По-русски говорите, Айседора……

— Прости…… волнуюсь… путаюсь, родной…

Она — любить… как я люблю Серёжу……

светло, по-матерински, всей душой,

всей плотью…… сердцем…… помыслами…… кожей……

Она, как я — прощать ему грехи,

хмельной разгул и пьяные безумства

за искренние, чистые стихи великого Поэта-златоуста…

— Да что Вы понимаете в стихах?

Два слова о любви связать не в силах!

— Мой милый, я читаю их в глазах —

в твоих глазах, таких небесно-синих……

И, видя в них великую печаль,

всё вглядываюсь с нежностью и грустью

в туманную, мерцающую даль,

что издревле звалась великой Русью……

………………………

— Серёженька, Вы плакали во сне…

Аль снилось что?

— Да, снилось, Айседора…

как будто бы запуталось в петле

крылатое, задушенное Слово……

Но вырвалось на волю в тот же день,

волшебным Голубком взлетев над миром…

И снова у плетня кудрявый Лель

настраивает девственную Лиру…

29.06.2007

Папе в день рождения

Так было…… очень много лет назад —

Еще ты жив, а мне четыре года…

Зима… Владивосток… Морской вокзал…

Смакуем в сухомятку бутерброды……

— Смотри, Анюта, сколько кораблей!

— Без парусов?

— У них же есть моторы…… —))

(прощай, моя мечта — отважный Грей,

Прощай, эпоха славных мореходов)

Но что это? Полощется заря —

Как алый парус, распустились флаги…

Цветущий май! Листок календаря:

Девятое………… Победа наша с нами!

Все на парад! Я тоже в первый раз

Иду в толпе, держа за руку маму……

Шары… цветы…… улыбки… (через час

все зачеркнет скупая телеграмма)

— Не правда! Нет…

— Что, мама? Что с тобой?

Простой листок — он слишком много значит…

«Покончил жизнь……» Ах, папа… дорогой…

Зачем ты так? Зачем? Не мог иначе………

Не верю! Слышишь?! Стоит посмотреть

В глаза любимой, маленькой девчушки,

Чтобы понять — как безобразна смерть,

И воскресить отравленную душу……

Так было… очень много лет назад:

В последний раз на папиных коленях…

Его улыбка…… отрешенный взгляд…

И первый мой сиротский день рожденья……

Слепая ночь… тяжелый мамин вздох…

(кто перед сном теперь расскажет сказку?)

Шли годы… годы… годы(!)… Как ты мог

Лишить двух женщин нежности и ласки?

Касаюсь ручкой папиных волос

В мечтах своих — доверчивый ребенок —

Целую нежно щеки…… теплый нос…

(мне снится сон……) и я шепчу спросонок:

«Любимый мой…… хороший……» Сколько лет

Седая даль скрывает алый парус

Души родной животворящий свет и голос твой:

— Анюта……

(……просыпаюсь……………………………)

25.12.2004

Пей!

Мужу…

Улыбаюсь……

В глазах лукавство…

Кто пришёл в мой волшебный лес?

Здравствуй, венчанный мной на Царство!

Год промчался — ты снова здесь…

Так же ветер качает вербы,

с диких яблонь срывает цвет.

Ты хотел посмотреть, наверно,

как во мне вызревает Свет?

Как я вновь наливаюсь соком,

источая душистый хмель?

И мечтаешь припасть к истоку,

мой измученный жаждой зверь?

Я недаром стелила память

древним Словом волшебных рун,

чтобы мягче нам было падать

по весне без одежд в траву…

Чтобы в сладкой, ночной истоме

оборвался бы сердца стук

в миг, когда я отвечу стоном

на неистовство нежных рук…

Лишь коснётся лиловый клевер

обнажённой спины во тьме,

ты склонишься к моим коленям, —

присягающий Красоте…

от ложбинки…… по бёдрам…… выше…

у излучины стройных ног

как ты жадно губами ищешь

вожделенный, хмельной исток…

изойду…… истеку…… истаю —

влагой……… светом……… росою…

Пей!

прошепчи мне: "Святая Тая…"

мой неистовый, нежный зверь…

28.05.2009

Пётр

Место действия — Архангельск, 1693 год.

* * *

— Тпрру, проклятые!!! — шапку оземь.

Расступись-ка, честной народ!

Крики… Ржанье… И скрип полозьев…

А в толпе прокатилось:

— Пётр………

— Ну, встречайте, кого не ждали!

Если ждали — так что ж робеть?

Здесь, в Архангельске, вам едва ли

доводилось изведать плеть.

Или, может, о царской дыбе

порассказывал беглый люд?

Ох, людишки у нас болтливы.

Даром что ли им ноздри рвут?

Языки вырезать — вот дело!

Царь шагнул из саней в сугроб…

— Что, архангельцы, оробели

и воды понабрали в рот?

Да, шучу я… шучу, поморы…

Знаю, дыбой не запугать

тех, кому заменяло море

с детской люльки отца и мать.

Только морю Хозяин нужен

и достойный российский флот…

Сдюжим, братцы?

— А как же! Сдюжим…

— Ох, по нраву мне сей народ!

………………………

Вечерело… Он вышел тайно

на пустынный причал. Один.

Сумрак, взрезанный криком чаек,

раскололся на сотни льдин.

И могучим дыханьем Север

самодержцу обжёг лицо,

долгим взглядом суровым смерил,

наливая зрачки свинцом.

«Сей народ всё, что хочешь стерпит.

Ну, а сам-то ты сдюжишь…… Сам?» —

будто спрашивал шквальный Ветер,

разрывая в клочки кафтан.

«Сам-то?» — царь огляделся грозно,

и прищурившись, сжал кулак…

Вдалеке, сквозь туман морозный

гордо реял российский флаг.

«Не боись…… Как-нибудь осилим…

Аль ты думаешь не с руки

нам встряхнуть за грудки Россию,

ухватившись за Соловки?

………………………

По весне, только вскроет вены

рекам бешеный ледоход,

от Двины и до самой Лены

вскинет голову русский флот.

Заскользят над водой крылато

дружно белые корабли.

Успевай лишь: руби канаты

да из пушек в их честь пали.

Пусть Европа теперь дивится,

различив наших горнов медь.

Знать, не вовремя пробудился

за спиной у неё медведь —

русский увалень, косолапый —

и, стряхнув вековые сны,

вдруг почуял пьянящий запах

заполярной, хмельной весны.

Разогнулись, вздохнули россы…

Встал с колен, протрезвел народ.

И таким оказался рослым,

лбом упёршийся в небосвод,

что как только повёл плечами —

дрожь прошла по земле волной

и Урал задышал печами

обжигая нутро рудой.

Это в кузницах и плавильнях

неустанно — за годом год,

рукава засучив, Демидов

царской армии пушки льёт…

Не одним колокольным звоном

в небе плавится медный гул,

чтоб однажды пришли с поклоном

те, кто раньше нас в кольца гнул.

…………………

Царь закашлялся. Вздулись жилы:

«Каюсь: я на расправы скор…

Раз уж в руки судьба вложила

мне не скипетр…… а топор…

Топору всё равно: что плаха,

что хорошая верфь, что скит.

Что стрельцу окропить рубаху,

что в Европу окно рубить.

Но с тех пор, как дохнуло море

вешней свежестью мне в лицо

опостылел вдруг запах крови

и позорная казнь стрельцов…

Я ведь сам, как мужик дремучий,

из болота грехов тяну

за загривок больную душу

а за нею и всю страну —

из убожества…… из трясины,

из нелепых боярских смут.

Чтоб избавить мою Россию

от столетних тяжёлых пут.

Пусть она, как простая баба,

от трудов на меже устав,

разогнётся на миг хотя бы,

распрямив безупречный стан.

Улыбнётся. Поправит косу,

капли пота смахнув с лица.

И посмотрит светло и просто

в душу западным удальцам.

И таким бесконечно синим

будет свет её добрых глаз!

Что противиться уж не в силах

Запад должное ей воздаст.

И увидит в простой крестьянке,

изменившись на миг в лице,

Деву с царственною осанкой.

чудо-Русь в золотом венце.

03.03.2009

Где ты, мама?



Я вчера ошиблась этажом

В здании тридцатой гор. больницы —

(Это ветхий, очень старый дом,

Где скрипят тоскливо половицы)

— Как пройти отсюда на массаж?

— Выше… выше… прямо и направо…

Лестничный пролет. Второй этаж.

За стеклом хирурги-костоправы.

Все не то… А это что за вход?

(осторожно дверцу открываю)

— Девушка, у нас сейчас обход.

Не мешайте! — (я и не мешаю).

— Вы к кому?

— Да, в общем, ни к кому…

— Ах, наверно, Вы из меценатов?

— Из кого? Простите… не пойму…

— Проходите в первую палату!

Ладно… От чего бы не пройти,

Раз уж так активно приглашают?

Господи, куда твои пути

Приведут сегодня? Я не знаю……

В коридоре сумрачная тишь,

Ожиданье придавило плечи.

Вдруг, смотрю…… застенчивый малыш

Осторожно вышел мне на встречу.

(гОда два ему, а, может, три)…

Застеснялся…… поспешил обратно……

— Стой, хороший мой… Не уходи!

Но мальчонка убежал в палату……

— Девушка, не стойте у дверей!

Проходите… и располагайтесь……

Здесь пятнадцать отказных детей.

Поиграйте с ними… Не стесняйтесь…

— Что сказали вы? Мне не понять……

«Отказных»? Что значит это слово?

— Господи, ну бросила их мать…

(надо ж быть такою бестолковой!)

— Бросила? Как это?

— Да вот так!

Вы как будто первый день на свете!

Ведь в России форменный бардак —

(Все мы, в чем-то, брошенные дети)……

Надо мной разверзлись небеса —

Как во сне я шла по коридору,

И упрямо горькая слеза

Застилала свет, мешала взору……

Пять кроваток к ряду у стены —

(В них лежат трехмесячные крошки).

Дети спят… возможно, видят сны……

Тихо солнце льётся из окошка.

Медленно на цыпочки встаю:

Кто там плачет?

— Ладушка… проснулась?

Успокойся……… Баюшки-баю…

Ах, как сладко-сладко потянулась…

Я беру на руки малыша:

— Так…… штанишки мокрые… Бывает… —)))

Ну не плачь, — шепчу я, чуть дыша, —

Мы сейчас пеленки поменяем…

— «Доченька»… хорошая моя… —

Подношу к губам твои ладошки, —

Мама здесь…… сегодня мама — я……

Всё по правде… всё не понарошку…

Девочка глядит в мои глаза,

И в улыбке растянулся ротик………

Я молчу…… не знаю, что сказать…

Робко глажу спинку и животик……

Маленькими ручками дитя

Обхватило вдруг меня за шею,

И прильнуло с нежностью… любя.

(я собою больше не владею)

Не могу сдержать горячих слёз,

Поправляя сбитую подушку,

Задаю бессмысленный вопрос:

Где же мать — беспечная кукушка?

Милая, ну, как же ты могла?!!!

Как? Ребенка подарила миру,

Чтоб затем, лишив его тепла,

Укатить транзитным пассажиром?

Не виню…… Поверишь??? Видит Бог:

Знаю все о женской трудной доле……

Мир безумен… мир порой жесток —

(сердце разрывается от боли…).

Вот вошел в палату карапуз,

Ножками едва передвигая:

— Стоп… Не падать! Господи… Иисус!

Что мне делать с вами? Я не знаю…

Сколько здесь печальных добрых глаз!

Как согреть вас всех, помилуй, Боже…

— Я иду… бегу к тебе…… сейчас……

— Как его зовут?

— Его? Сережа……

— Ну, Сергунька… Ты уже большой…

Нам ходить давно пора учиться!

Дай мне ручку… шаг… теперь второй…

Так… еще…… а ну-ка не лениться!

Молодец! Серега, ты герой………

Скоро будешь бегать — не догонишь…

Леночка, не плакать… я с тобой……

Не вертись! — бутылочку уронишь…

Пей, моя родная, молочко…

Подрастай…… И будь всегда здорова…

Знаю-знаю… это не легко…

Ну-ка пей! —)) — уважь труды коровы……

…………………

Я вчера ошиблась этажом

В здании тридцатой гор. больницы.

Ночь…… Гроза… И первый майский гром…

(мне сегодня слишком плохо спится…)

21.05.2003

Че

…………………………Димке — много лет спустя…

Он называл себя «мальчик Че» — не объясняя другим: «Зачем?»

Мимо ушей пропуская: «Псих…» Просто пацан начитался книг…

Маленький демон — и в этом весь. Мне он достался таким, как есть —

самонадеянный Бог, Икар… лучший из племени че гевар…

Нам не хватало минут и слов — мы познавали на вкус любовь —

как ни пытался советский быт выбить из бедных подростков прыть —

секс в СССР отменён (пи. дец!) Не было секса, но был подъезд —

смех в темноте и щенячий визг — так мы входили в большую жизнь.

И уходили куда-то врозь. Нас раскидало — не вкривь, а вкось…

Спать бы и спать на чужом плече. Только порою мне снился Че.

Грустный, задумчивый гитарист — взгляд отрешённый — не вверх, не вниз

мимо… как будто куда-то вглубь…… мы постигали не смысл, а суть…

Мы иногда выпускали пар… Он научился держать удар.

Как джентльмен, уступая мне: мог, если надо, прижать к стене,

и урезонить касаньем губ — нежный до боли… но чаще груб…

Вспыльчив и резок — и мне под стать… Оба мы крезы — ни дать ни взять…

Нам не хватало реальных битв. Мы выбирали не быт, а «быть»…

И навсегда покидали строй: ибо, где первый — там есть второй.

Мы бунтовали. Срывали дверь — в тесном подвале с тугих петель.

Ухали стены, и глох подъезд. Новые сцены для новых пьес.

Каждый ушёл на свою войну. Маленький воин — в чужом плену

догм, установок, всеобщих схем. И вековечный вопрос: «Зачем?»

К чёрту вопросы! Мы брали след, честно и просто идя на Свет.

И уясняли чуть позже суть: есть бездорожье, но лучше Путь.

Мы прозревали за годом год: есть прозябанье, а есть Полёт.

Жизнь продолжалась. Мне снился сон. Мало деталей — лишь общий фон,

минимум действий…… а так вообще — призраки детства и мальчик Че,

выбравший тропы иной страны — пламя герильи чужой войны,

сладкую дымку чужих сигар, кожей впитавший иной загар.

Сделавший тылом кубинский порт… чуждая Лира ему поёт.

Я ошибалась: он был в Чечне — псих ненормальный, мечтатель Че.

Каждому времени — свой герой. Он был уверен. Стоял горой

но не за этих… и не за тех…… сразу в ответе — один за всех:

и за чеченских детей…… за вдов… за огрубевших душой юнцов…

и за российский трёхцветный флаг. Каждому — друг, никому не враг.

Словно назло, угодив в спецназ, чётко усвоил одно: «Приказ».

Ранен. Контужен. Ослеп. Оглох. Слушал лишь душу. А в сердце Бог

сыпал командами: «Не убей!» «Надо бы… надо…» А Он: «Не смей!»

И спотыкаясь об «Отче наш…», клинил и клинил родной «калаш»,

Клинил и клинил…… да вдруг замолк: цель не по силам — бессмертен Бог.

Маленький-маленький мальчик Че. Толстый ремень на его плече —

не автомат, не рюкзак с едой. Только гитара. Проснись — и пой!

Только гитара и трепет струн. Мой Че Гевара — ты вечно юн —

грустным скитальцем ушёл в рассвет. Больно. Прощаться не стоит… нет…

07.04.2

Дора Маар[1]. Психиатрическая клиника Святой Анны. Париж

Первые несколько лет без тебя…

Одна…

Видимость жизни… Я брежу всё так же красным…

Вот потолок надо мною…

А вот стена —

чистое поле для вымысла и абстракций.

Помнишь, ты как-то на скатерти выжег глаз? —

глаз Минотавра — горящим, простым окурком…

Знаешь, мне кажется, кто-то войдёт сейчас,

но как всегда

без ключа… без звонка… без стука…

Бог милосерден —

он вылечит болью боль…

Врач увеличит безжалостно силу тока,

я позабуду на время о нас с тобой

в жутких конвульсиях

(пытка электрошоком)…

Кто-то додумался душу лечить огнём…

Снова и снова мне снится в ночных кошмарах

чёрный, огромный,

чудовищный скорпион

медленно-медленно к сердцу подносит жало.

Где же ты, где же ты, мой аргентинский нож?

Помнишь, как в юности,

метила между пальцев?

Точных бросков нескончаемый, острый дождь.

Странные игры вне логики и абстракций…

Я промахнулась —

и брызнула с пальцев кровь…

Юность ушла.

С той поры пролетели годы.

Щупальца… щупальца… щупальца проводов

душу сжигают присосками электродов…

Странно…… очнуться и знать, что в Париже ночь…

Город не спит, он живёт по своим законам…

Но просыпаюсь:

в руке аргентинский нож,

лишь не припомню, убила ли я скорпиона?

Как мне хотелось увидеть твоё лицо!

Слышишь, любимый…

Я бредила каждый вечер:

«…дайте мне… дайте мне… дайте мне Пикассо…»

Ведь от любви не лечат…… пойми…… не лечат!

Врач-атеист посоветовал «Отче наш…»

Странный он…… правда?

Конечно, он очень странный…

Я бы молилась, поверь мне, когда б не кашель,

Но простудилась в приюте «Святая Анна»…

Холодно…… холодно… холодно…

А рентген!

Знаешь ли ты, что на снимке душа крылата?

Это не бронхи с ветвящейся сетью вен…

Это не лёгкие…

Милый… постой… Куда ты?

Не уходи!

Пусть ты даже всего лишь сон…

Не покидай меня, слышишь…… Зачем так рано?

Хочешь, пиши с меня лики твоих икон,

Хочешь, распни меня в свете оконной рамы…

Нежный мой… нежный мой… ласковый, страшный зверь…

бык андалузский — глаза твои, как рубины…

выбей рогами,

пожалуйста, выбей дверь…

я не могу……… не хочу никакой корриды!

Век скотобоен……

и снова электрошок…

Как милосердны…… о, как милосердны, люди…

— Ну, успокойтесь, безумная…… всё хорошо…

Да, хорошо…

тем, что хуже уже не будет…

02.10.2007

Аутодафе

Попробуй Имя обесточить

смертельной раною, сквозной.

Не выйдет…

Осень кровоточит.

И проступают краснотой

на листьях трепетные буквы —

губами их легонько тронь

в порыве искреннем, но глупом

и брось в огонь,

и брось в огонь…

Мне станет больно нестерпимо,

а кто-то скажет: «Листья жгут…»

Вот так проходит всё, мой милый,

за пять минут,

за пять минут…

И наша память лёгким пеплом,

слетая тихо на ладонь,

предаст забвению и лето,

и этот день,

и эту боль……

Лишь небо солнечным ожогом

до ночи долго будет тлеть,

но звёзды-угли понемногу

приблизят смерть,

приблизят смерть.

Я закружусь в последнем танце

с такой безмерною тоской.

Игрою чувств-протуберанцев

взметнусь победно над тобой —

снопами искр…

И в ослепленье

безумных, гибельных страстей

ты вдруг во тьме услышишь пенье

души сгорающей моей.

Но будет поздно, слишком поздно…

Я просто дым,

Я просто дым…

А эта осень…… эта осень

придёт не к нам — придёт к другим…

05.09.2006

* * *

Видишь воздушный шар?

Это моя душа

падает не спеша

в небо…

Ветер едва дышал,

только не удержал

и упустил мой шар

в небыль.

………………………

Люди смотрели вслед,

солнце меняло цвет

и отражался свет

в окнах…

Шар — что лебяжий пух —

медленно сделал круг,

чуть задрожал… и вдруг

лопнул…

08.04.2009

Между небом и землёй

Ты говорил мне:

«У НАС в Париже…… У ВАС в России…»

Твой взгляд был карий — две спелых вишни,

Мой тёмно- синий.

И ты впивался в меня глазами,

сжимая руку,

Цедил сквозь зубы: «Предашь ведь, знаю…

Предашь ведь, сссука…»

А после долго и безутешно

рыдал в подушку.

Я улыбалась, о чём-то нежно

Шепча на ушко.

Но ты не верил, о, мой Художник,

И хмурил брови.

Твердя, что в Риме таких безбожниц

Рисуют кровью…

Срывал одежды одним движеньем

И нёс нагую

Меня к спартанской своей постели,

И поцелуи

Ложились лёгким горячим слоем

На грудь и плечи.

Мерцали звёзды…

В России полночь, в Париже вечер…

О, этот вечер! Безумный вечер…

Волшебно-пьяный…

Нет, не увечья —

Мы наносили друг другу раны.

Так осторожно —

Как только может быть осторожен

Клинок горячий,

легко и плавно входящий в ножны…

И ты входил в меня бесконечно,

продляя пытку…

До немоты и потери речи.

До слёз…… до крика…

И тут же в свете ночного пламени

и прозрений

Спешил к мольберту

Мой падший ангел, мой добрый гений…

А я лежала, шепча сквозь дрёму

В твоей постели,

«У нас в России сейчас сугробы —

Поют метели…»

Ты поцелуем сбивал с дыхания:

«Тише… тише…

Мы не в России с тобой, родная…

И не в Париже…»

Мы где-то между землёй и небом…

Да…… где-то между…

Как в первый день свой Адам и Ева —

Чисты, безгрешны…

14.02.2008

С металлическим оттенком

Видит Бог,

лес давно в позолоте —

ждёт зимы даже больше, чем я,

чтоб отдаться душою и плотью

отрезвляющим снам декабря.

Мы теперь заливаем на пару

с небесами тяжёлый свинец:

Я — в зрачки —

…………девять призрачных граммов.

Небо — в капли…

…………………и делу конец…

Ты забыл

или что-то напутал,

приписав, моим синим глазам

безмятежный покой изумрудов —

зелень трав,

равнодушных к слезам…

Нет, приятель,

…………расслабься……

……………………смекаешь?

Обознавшись с расцветкой Души,

ты меня не за ту принимаешь.

Неужели, не страшно,

…………………………скажи,

так беспечно стоять под прицелом

беспощадных,

………………карающих глаз?

Да, я добрая в общем и в целом,

но не в частности

………………здесь и сейчас…

Лишь слегка только вздрогнут ресницы —

ты почувствуешь холодность рук.

И голодные, хищные птицы

из-под век моих выпорхнут вдруг,

чтоб клевать твоё сердце и печень,

причиняя сознательно боль,

лишь за то, что однажды под вечер

ты украл мой волшебный Огонь.

Я бродила во мраке,

……………………на ощупь……

Мозг привычно вынашивал месть.

Но ты смог погасить парой строчек,

парой слов

……………и запал мой, и спесь……

Что ж, спасибо…

Нет, правда, спасибо.

Только в будущем не забывай,

что цвет глаз моих —

……………………трепетно синий —

так легко превращается в сталь.

Будь внимателен и осторожен —

не заставь меня «парою строк»

невзначай снова вынуть из ножен

беспощадного Взгляда клинок.

22.09.2006

Вдох

Умирать в траве…… умирать в тебе…

Когда ты на мне…

Когда ты во мне

оставляешь след и вливаешь свет.

Право лишь на вдох,

а на выдох — нет.

Я вдохну тебя, и не выдохну —

всё до капельки —

каждый жест и звук.

Ты вошёл в меня. Ищешь выхода?

Не ищи его…

не ищи, мой друг…

И зрачки кричат:

нет пути назад.

Этот хвойный лес — заколдованный.

На запястьях след —

от травы роса,

не браслетами, а оковами.

Лишь туман…… туман…

В ледяной воде,

в синеве озёр душу выстужу.

Обожжёт вода.

Прислонюсь к тебе —

обогрей меня…… телом высуши…

Опьяни……… сомни…… урони в траву

и убей…… убей

светлой нежностью.

На мгновение я в тебе умру,

чтоб воскреснуть вновь

лишь для Вечности.

Беззащитная… обнажённая

каждой клеточкой…… каждой капелькой

растворюсь в твоём

тихом шёпоте.

Ты и впредь зови меня «маленькой».

По глоточку пей,

да по малому.

Собирай росу с тела нежного.

Сколько раз уже умирала я

в предвкушении неизбежного.

Только этот раз — он последний — знай.

Обесточена,

обессилена

заплатила я за небесный Рай

не судьбой… не душою…

Крыльями.

От того и кровь на плечах моих,

где от крыльев шрам до сих пор горяч.

Прикоснись к нему —

он ещё болит —

лишь губами тронь

и прошу……… не плачь…

19.04.2008

Это такая девочка

Это такая девочка — вся в наколках.

Ей — что отдать последнее… что отнять.

Станет кому-то песней,

……………………кому-то ломкой —

максимум позволяя «отжаться-встать».

Дверь открывает каждому.

………………………… В каждом стуке

слышит то откровенье, то божий глас.

Впустит в себя…… расслабит…

…………………………… и свяжет руки…

и уничтожит холодно — парой фраз.

Скроена,

………сшита намертво грубой нитью.

Многие, как ни странно, пытались рвать.

Но до сих пор целёхонька —

………………………как ни рвите.

Слов на прощанье хватит — и все на «ять».

……………………………………

От табака и сладостей сводит скулы.

День не начнётся с нежности под ребром.

Прячет в глазах ухмылку,

……………………………но взгляд акулы

слишком тревожно светится серебром.

Эта такая девочка — «спишь и видишь» —

ждёшь…

………догоняешь……

……………………падаешь…

……………………………снова ждёшь…

Если из сердца выйдешь — навеки выйдешь —

дважды в него, как водится, не войдёшь…

…………………

Что там Содом-Гоморра… и иже с ними?

Нечто похлеще теперь за твоей спиной…

Имя?

……… Конечно, девочка носит имя —

то, что досталось ей слишком большой ценой.

Ну, оглянись назад —

…………………упивайся прошлым.

Окаменей…

………… впитай в себя соль веков.

Сколько их там, на задворках — «родных», «хороших»? —

вросших в неё живьём соляных столпов.

Это такая девочка —

……………………«шито-крыто»

Дерзости-колкости часто ей сходят с рук.

Знает лишь чёрный, разорванный в клочья свитер

сколько раз в год обрывается сердца стук.

Свитер-реликвия.

……………………Девочка сшита крепко.

Лишь на одежде следы ядовитых стрел —

ставит судьба ненавязчиво метки,

…………………………………метки.

Даст подышать…… и опять наведёт прицел.

Только напрасно…

……………Отныне все стрелы — мимо.

Девочка знает, что где-то живёт Любовь —

та, что не станет стрелять ни в упор, ни в спину —

в сердце войдя,

……………………не оставит от пуль следов…

16.03.2009

Я мог бы…

ах, Джемма… Джемма, как плачут скрипки в пустой таверне…

и гондольеры всё так же вёслами режут волны…

нас расстреляли… я был последним… а, может, первым…

пытался вспомнить себя счастливым, но вот не вспомнил…

жаль, ваше имя так пахнет летом и чем-то сладким,

но я не падкий на апельсины и абрикосы…

давным-давно на страницах одной тетрадки

Вы написали: «последний циник…» и знак вопроса……

теперь я пена… морская пена… и море в лёгких

всё так же дышит… почти, как раньше, в бреду приливов…

а здесь грехи отпускают, Джемма, не только мёртвым……

Вы прощены мной за то, что мог бы я быть счастливым…

И Вы могли бы… да вот не стали мне Вдохновеньем……

зато узнали, как больно жалит циничный Овод…

не плачьте, Джемма, я в ваши слёзы хотел бы верить…

но это больше… гораздо больше, чем просто повод…

Ну, как там, в Риме? Все так же жарко? Я помню солнце

не то, что раньше плескалось в море, как в светлом кубке…

теперь я знаю, что солнце в небе на части рвётся,

как рвутся мышцы, слова и связки от жала пули…

как плавит душу горячий ветер и стонет в бронхах,

трахею спутав с обычной флейтой, играет гимны,

и застывают в ночи аккорды последним вздохом,

а впрочем, Джемма… сказать по правде, боль так красива…

один лишь цвет её — ярко-красный — как откровенье

в нём столько пластики, столько разных оттенков смысла

багровый… алый… вишнёвый… огненный…… тем не менее

в нём мало смерти… и очень много огня и жизни……

Мне было жалко… безумно жалко… поверьте, Джемма,

пролиться цветом в песок холодный пятном кроваво…

но упивались циничной пыткой земля и небо…

в своём цинизме они не правы… ах, как не правы…

сегодня ночью, я знаю точно, по расписанью

уходят в горы все те, с кем вместе мы были раньше…

но без меня… итальянскому карбонарию

поставьте свечку — в ней больше смысла и меньше фальши…

25.05.2007

Святая Тая

Она ложится. Она сочится. Она сгорает и ждёт

пока он быстро ей снимет джинсы, перевернёт на живот.

Оценит счастье в пять ассигнаций с учётом лишних минут.

И как по маслу легко и властно проникнет в самую суть.

Она привыкла к чужим постелям, но не утратила стыд.

Благословляет двойные двери, когда, кончая, кричит.

А после, нежась в горячей ванне, грустит о чём-то своём.

Перебирая на завтра планы, не вспомнит больше о Нём.

………………………………

Туманны горы. Закат над морем. Пунцовых волн чешуя.

В затылок дышит огромный город, забывший запах дождя.

Здесь, в тесных улочках, дым жаровен. Витрины плавят неон.

А над просторами акваторий привычно зреет циклон.

Всё в ожиданье. Природа сникла. Полна тревогою ночь.

Она садится на мотоцикл. И мчится за город прочь.

Ей треплет волосы свежий ветер. Сигналят парни, смеясь.

Свистят мальчишки, горланят дети. И в целом жизнь удалась.

……………………………

Две SMS-ки. Одна от мамы: «Ответь, ну, где же ты есть?!»

Притормозила, свернув к рекламе. Шепнула коротко: «Здесь…»

И огляделась: вокруг лишь море — в условном списке примет.

На горизонте сверкает город — порочно-влажный Пхукет.

«Я на работе. Не бойся мама. Вернусь под утро. Пока.»

Восточный ветер ерошит пальмы, свирепо рвёт облака.

Разулась. Тенью спустилась к пляжу. Одна на весь белый свет.

Не оглянувшись… не вскрикнув даже…… была на свете…… и нет…

……………………………

Лишь только рифы да злые волны. Клокочет пены вулкан.

С надсадным хрипом полощет горло седой старик — Океан.

И утоляя вечерний голод, внезапно входит во вкус.

Всё крОшит в щепки — гигантский молох, швыряя звёзды медуз.

Крадёт омаров большие тушки в косых расщелинах скал.

И вдруг удача(!) — он чью-то Душу случайно с пирса слизал.

Но показалось…… увы…… как странно… Она сама к нему шла.

Чтобы Вселенной и Океану отдать кусочек тепла.

………………………………

Был равнодушен и светел Будда. Спросил бесстрастно: «Ты здесь?»

Ужель успела устать от блуда? Возможно, да… так и есть…

— Я просто…… просто любви хотела… смывала запах мужчин…

Смывала запах…… а смыла тело — источник первопричин…

Продажны люди. Продажно тело. Попробуй Душу купи.

Я просто…… просто любви хотела…… любви небесной…… прости…

Даруй мне нежность. Вплетай мой Голос в тоску поющих ветров…

Пусть дух мой грешный проникнет в Лотос из золотых лепестков.

………………………………

Чтобы в небесном, волшебном Храме, опять сиять чистотой…

И ты шепнёшь мне: «Святая Тая». А я пойду за Тобой…

08.02.2009

Урок мужества. Случай в китайском цирке

Одна китайская семья,

где сплошь все дети — акробаты,

вписала в лист календаря

незабываемую дату…

Отец и трое дочерей

крутили сальто так и этак,

а с ними мальчик — чародей,

трюкач — сынишка-малолетка…

Ему от силы года три,

а он со взрослыми на равных

такие фокусы творил

из обязательной программы,

что перехватывало дух,

когда, легко и вдохновенно

птенцом с отцовских, добрых рук

он поднимался над ареной,

крутился в воздухе легко —

проворный, маленький, бесстрашный…

И вдруг…… под зрительское «Ооо-ох!!!!!»

перевернулся неудачно…

Отец не смог его поймать,

и с высоты почти трёх метров

малыш упал — ни сесть, ни встать…

Лежит безвольно на цементе…

Весь зал затих…… и по рядам

прошла волна незримой болью,

а бодрый марш не замолкал,

и призывал собраться с волей…

Склонились тут же три сестры

по-матерински над братишкой.

Он сел… скатились две слезы

по щечке маленькой неслышно…

Скривился ротик …в аккурат —

ещё мгновенье — он заплачет…

Но нет… не должен акробат

быть побеждённым неудачей!

И капли слёз смахнув с лица,

ребенок выполнил программу —

всю до победного конца,

до столь желанного финала…

Зал был подавлен…… потрясён…

Мужчины-зрители беззвучно

на сцену шли со всех сторон,

чтобы пожать мальчонке ручку.

Пожать! Им было невдомёк,

что ручка сломана в запястье.

Как долог мужества урок!

Но он сказал себе: «Держаться!»

Под гром восторженных фанфар

и дикий шквал аплодисментов

в толпе застенчиво стоял

малыш…… и щурился от света…

………

Уехал цирк… Спустя три дня

читаю старые афиши:

одна китайская семья —

отец…… три дочки… и сынишка…

15.04.2007

Вы-дох

Бывает, что не спится…… и не спишь…

Потом встаёшь, идёшь гулять с собакой.

А ночь-то… ночь(!)…какая ночь, однако, —

капелью так и шпарит с мокрых крыш.

И хочется вдохнуть в себя весь мир.

Но кашель, чёрт(!) — и воспаленье лёгких.

Я так была уверена на вдохе,

а выдох вот сомненья зародил.

Нет, надо…… надо… надо(!) выдыхать —

выдавливать из памяти, из сердца

всех тех, кому отныне там не место,

всех тех, кого так будет не хватать…

Забыть на век — и жесты, и слова,

родные, удивительные лица…

Уж если не забыть…… то хоть забыться —

всего на час…… а лучше бы — на два.

А после чем заполнить эту брешь? —

спасительно-банальным никотином?

И вот уже плывут колечки дыма

в тумане, что так холоден и свеж…

На клумбе проседает талый снег.

Я тоже незаметно оседаю —

по стеночке… по стеночке… по краю…

И тушь стекает струйкой из-под век.

Присела на ступенях и молчу…

Мой пёс уткнулся ласково в колени.

И, кажется, что он меня жалеет,

а я ему по-своему плачу

движением озябших, добрых рук

то уши глажу ласково, то шею…

Он задрожал…… расслабился…… и млеет —

мой самый-самый… самый верный друг…

………………………………

Бывает, что не спится…… и не спишь…

Потом встаёшь, идёшь гулять с собакой.

А ночь-то… ночь(!)…какая ночь, однако…

Жаль, нам пора… Пора домой, малыш

13.03.2009

Нет, я не Байрон — я другой

«Нет, я не Байрон — я другой» —

…………………я зверь…………………

вгоняющий под когти кровь столетий,

и прутья вырывающий из клети,

и двери вышибающий с петель…

Искатель душ

……………в подлунной тишине.

Вдыхаю неземные ароматы.

Бегу…

………бегу…

………………бегу на мягких лапах —

и шерсть от счастья дыбом на спине.

Вгрызаюсь в плоть настигнутых стихов,

слюною исходя над каждой строчкой.

Мне кажется такой безумно сочной

разорванная мякоть тёплых Слов…

Звериное чутьё

……………и тонкий нюх

ведут меня уверенно по следу…

В предчувствии волнующей победы

от радости захватывает дух…

Но помню:

……………для кого-то я мишень…

Минуя то ловушки, то капканы,

рассерженно зализываю раны,

когда чужая пуля срежет цель…

А кровь лишь разжигает мой азарт.

И рыком оглашается округа…

Нет,

……я давно не бегаю по кругу,

оглядываясь с робостью назад…

Прислушиваюсь к шелесту миров.

Ловлю тревожно шорохи

…………………………………и звуки —

они стучатся в душу тайной мукой

и снова обрастают плотью слов.

………………………………

«Нет, я не Байрон — я другой»…

…………………………Я зверь —

тот, что во власти странного рефлекса

вдруг сам себе прокусывает сердце

под взглядом изумлённых егерей.

17.03.2009

Верность

Когда всему подводится черта,

и ты всерьёз готов к свиданью с Богом,

теряет смысл земная суета.

Останется лишь малость… лишь немного…

Снять со стены забытый пистолет

и старое, потёртое сомбреро.

Ах, эти пальцы вот уже сто лет

в упор не разряжали револьвера.

Шагнуть во двор, и пристрелить коня.

Не слыша за спиной глухого ржанья,

уйти в закат, где красная земля

обласкана космическим пожаром.

Где только пыль да выжженный гранит,

и в небе распластавшиеся птицы.

Там вечность с отрешённостью глядит

в пустые, леденящие глазницы.

Там смерчи оживляют горизонт

в безмолвии полуденного бреда.

И раненый, озлобленный койот

бредёт за мной сквозь сумерки по следу.

Ещё чуть-чуть — и он свернёт с тропы,

поняв, что человек недосягаем.

Мы так сильны, увы…… когда мертвы…

Или, когда стоим почти у края.

Уже ни зверь, ни враг, ни скорпион

не вызовет испуганного стона,

когда ты лбом упёрся в небосклон

над бездною Великого каньона.

И просто ловишь шквальные ветра,

горячее, расплавленное солнце.

Лишь тихое, короткое «пора»

стучит в висках, пульсирует и бьётся.

Пора… пора(!) Вот крылья за спиной.

Ты делаешь два первых робких взмаха

и падаешь сорвавшейся звездой

вжимая в плечи голову…… от страха…

Да, всё же страх — коварнейший инстинкт.

Сковал мечту. Взлететь не получилось.

Но вдруг мой Конь, мой Конь ко мне летит…

Убитый Конь. «Прости. Погорячилась…»

Он всё забыл: и смерть… и револьвер…

Отходчива Любовь… «Моя ты радость…»

Животные — вы людям не в пример —

умеете прощать чужую слабость.

А ты крылат? Ну, надо же…… Пегас…

Убила? Не поймёшь меня, наверно…

Я не могла представить этих глаз,

другому присягающих на верность.

Исчезла б я…… Ты под чужим седлом

чужой руке доверился б без боя?

Но, нет… Один лишь выстрел… Мы вдвоем…

Смотри, какое Небо голубое…

07.02.2009

Планета, с добрым утром!

Включаю свет…(не яркий)……

Семь утра………

К кроваткам подхожу поочерёдно…

— Вставайте доченьки,

…………………любимые…… пора……

Пора… пора…

……………мои родные, в школу…

И тут же неуверенный протест:

— Нееееет…… не хотим!!!

Еще поспать……

………………хоть каплю(!)…

Целую своих маленьких принцесс,

тихонько поправляя одеялки…

Сегодня снег…

……………и ветер за окном……

О, как же мне не хочется тревожить

моих малышек сладкий, дивный сон!

А времечко бежит,

…………………но мы не можем

замедлить бег неистовых секунд…

И ровно через час…

……………………без опозданий

подходим к школе………

— Мама, не забудь…

……………забрать меня с урока……

— До свиданья!!!!!

Я с трепетом гляжу дочуркам в след —

среди ребят

………их курточки мелькают

и в шумной, переливчатой толпе,

мгновенно затерявшись, исчезают…

Иду домой по первому снежку —

вдоль нового шоссе, поближе к краю…

Молитву сокровенную шепчу,

детей своих на день благословляя…

Нет, не своих —

молю за всех……

………………за всех(!)

за малышей всего земного шара,

за пап и мам……

……………за нищих и калек………

за русских……

……………и туземцев Занзибара,

за немцев…… итальянцев… англичан,

евреев…

…………палестинцев

………………………… алеутов……

католиков…

……………буддистов…………

…………………………мусульман…

Храни вас Бог………

Планета, с добрым утром!!!!!!

19.11.2005

Океан

Я проснулась в полночный час, после долгого перелёта.

Разомкнуть не успела глаз.

…………………………Поняла: происходит что-то…

Что-то странное…… хоть убей…

……………………Беспокойством пронизан воздух.

Из распахнутых в ночь дверей ясно слышался дивный голос.

Здесь, в глуши, на краю земли,

……………………………у сиреневых гор Тайланда,

моё сердце навек пленил Голос грозного Океана.

Он незримо вошёл в мой дом

…………………запредельной, печальной песней —

как стенанье…… как плач…… как стон……

……………………………причитанье…… молитва…… месса…

Словно мощный большой орган зазвучал громогласно с неба

и куда-то меня позвал……

……………………в неземную… седую небыль……

Я лежала, боясь вздохнуть

……………и смотрела, как пляшут тени,

а луны голубая ртуть сквозь стекло серебрила стены.

С пересохших горячих уст сорвалось еле слышно:

……………………………………………………«Боже…»

Тёплый шквал был солён на вкус и легко проникал под кожу.

Мне бы просто глоток воды…

………………………жаль, смогла отыскать лишь «Колу».

Лёд растаял давно, увы… и утратил кристальный холод…

Но едва пригубив бокал,

……………я вдруг вскрикнула, как от взрыва.

В резкой выходке ураган выбил окна сквозным порывом.

Звон осколков…… И к чёрту сон……

……………………………Псы завыли в ночи от страха.

Словно молния, на балкон я метнулась, надев рубаху.

И мгновенно прозрачный шёлк

………………вспенил Ветер легко и властно,

так бессовестно и грешно под подол запуская пальцы…

Я смотрела во все глаза,

…………………………как беспомощно гнутся пальмы.

С юго-запада шла гроза, сквозняками терзая спальню.

И душа на какой-то миг задохнулась в объятьях неба.

Я прижала ладонь к груди:

…………………………где-то там, в подреберье, слева,

в тесной клети земных тисков билось сердце упрямой чайкой,

и стучало с такой тоской,

………………что хотелось во тьме кричать… и……

беспричинно смеяться… петь…… хохотать… улетать в нирвану…

навсегда покидая клеть,

……………………………став избранницей Океана.

10.02.2009

Тридцать лет спустя

Вчера достала с книжной полки

потёртый томик наугад:

стихи Есенина и Блока,

и Маяковский с ними в ряд.

Не в этом суть…

………………Хотя, конечно,

мой долг — отдать поэтам честь,

и с восхищением неспешно

хоть пару строчек перечесть.

Я перечла,

……и восхитилась(!)

Но не поэтами — Бог мой!

Здесь, кроме них,

……………скажи на милость,

творил ещё один герой —

такой родной и близкий самый

лишь с карандАшиком в руках:

знакомый стиль

…………и почерк мамы

в скупых заметках на полях.

Ищу, волнуясь, год изданья:

ого(!) минуло тридцать лет —

с тех пор как эта книга маме

дарила добрый,

……………………тихий свет.

Она была беспечно-юной.

Вся жизнь казалась впереди,

и сердца трепетные струны

рождали музыку в груди.

Да, я могла теперь построчно

читать волнующий роман,

что бился пульсом многоточий

вослед подчёркнутым словам.

Три восклицательные знака!!! —

Есенин…… строчки о любви……

А дальше?

………Дальше кто-то плакал

и подчеркнул: «Не уходи!»…

Чуть ниже горький знак вопроса —

вопросы чётко ставит жизнь…

Но нет ответа…

…………Только слёзы,

пятном размывшие «Вернись!»

И я дрожащею рукою

листала повесть давних дней,

а образ мамы, в чём-то новый,

казался ближе и родней.

Хотелось взять её ладошки —

той, юной, —

…………………девочки почти,

чтобы согреть в далёком прошлом,

от бед и горестей спасти.

Но жизнь, по счастью, многолика —

и вот уже с других страниц

сверкает мамина улыбка,

и яркий свет из-под ресниц.

Легко, размашисто и смело

знакомым почерком:

……………………… «Люблю!»

Душа торжественно пропела

гимн Счастья в пику февралю.

Во власти тайной, сладкой боли

я взгляд от строчек отвела,

закрыла томик……… и невольно

к губам тихонько поднесла.

27.03.2009

Дождь

Ни в земной, ни в небесной вотчине —

В царстве голых полей и рощ

Съехать медленно на обочину,

Чиркнуть спичкой…… и слушать дождь.

Дым пуская в густые сумерки,

Вязнуть взглядом в холодной мгле,

Наблюдать, как трепещет струйками

Небо влажное на стекле.

А потом, докурив последнее,

Лёгкий пепел стряхнуть в окно.

И опять под ногой сцепление.

Жму на газ: девяносто, сто…

Дальше больше — смелей и ветреней.

Режут фары ночной простор,

А Луна где-то там, за ветками,

Мой единственный светофор.

Мир летит, обжигает скоростью,

Шквальным ветром, стеной дождя.

То и дело меняю полосы,

Обгоняя саму себя.

И устало плывёт сознание

За рекой золотых огней,

Что размыты во тьме туманами,

Лёгкой дымкой ночных полей.

Два щелчка магнитолы старенькой.

Зябнут пальцы, сжимая руль…

Чей-то голос на «Русском радио»

Шепчет блюзово про июль.

Но не греют слова знакомые.

Лишь привычный озноб в ночи

В такт с вибрацией телефонною —

(Нет бы вовремя отключить!)

Ни в земной, ни в небесной вотчине —

В царстве голых полей и рощ

Я спасалась от одиночества,

Просто слушая тихий дождь.

…………………………

Минздрав России предупреждает:

«Курение опасно для жизни!»

Равно, как и превышение скорости…

25.03.2008

Сказ о багульнике

Морозным днём, куда-то торопясь,

в толпе людей я шла по переходу,

где сотни ног месили дружно грязь,

как в ступе, замерзающую воду.

Играл баян. Летел отборный мат —

из кожи лез какой-то богохульник.

Вдруг полумрак рассеялся. Мой взгляд

привлёк охапкой сложенный багульник.

Небритый бомж, голодный и больной,

в надежде заработать лишний рубль,

привёз кустов засушенных с собой

и впаривал букетиками людям.

…………………………

Мгновенно я забыла обо всём.

Лишь память возвратила образ детства.

Приморье……… лес…… и двухэтажный дом

с речушкой неглубокой по соседству.

Там, за холмом, сквозь утренний туман

багульника лиловые соцветья

в низинах диких топей и полян

росою серебрились на рассвете.

И бережно доверчивый народ

хранил одно старинное преданье

о том, что если девушка найдёт

раскрывшийся багульник утром ранним —

пусть срежет ветвь. А рядом молока

в кувшине аль другой какой посуде

оставит старикам-лесовикам

и мысленно попросит их о Чуде.

………………………

Не знаю, что случилось в этот миг —

какая блажь рассудком овладела?

Но только я помчалась напрямик

на поиски молочного отдела.

И вот опять: подземный переход.

С пакетом молока стою, робея.

А мимо прёт…… толкается народ,

рассерженно сворачивая шею.

— По чём букет?

— Какой такой букет?

Старик икнул:

— Сказала б лучше веник…

Багульнику цены приличной нет,

задаром отдаю…… считай, без денег.

Десятку дашь? Рука, небось, легка?

Ох, выпил мне кустарник этот крови…

— Десятку дам. В придачу молока.

Вот угощайтесь, пейте на здоровье.

— Что? Молоко? На кой оно мне ляд?

Чекушку б взял, а молоко не буду.

— Бери, бери. Так ангелы велят…

И к вечеру, глядишь, свершится чудо.

……………………………

Я шла домой, держа в руках букет,

лиловые соцветия дрожали.

А ангелы смотрели мне вослед,

и улыбаясь, что-то затевали…

……………

Всё ближе ночь. Мороз серчал и креп.

Но под землёй теплее…… хоть и душно…

Старик продал последний свой букет

и честно заработал на чекушку.

Давно успел забыть про молоко —

оно лежало в старенькой котомке.

Чуть дальше, от бомжа недалеко,

считала деньги нищенка с ребёнком:

«Эх, мало накидали в этот раз…» —

позвякивая мелочью в кармане,

невесело она скосила глаз

на парня, что трындычил на баяне.

«Вот тоже…… жалко парня… спору нет…

Служил в Чечне. Пришёл калекой с фронта.

Но всё ж, как ни крути, — он конкурент —

сей факт не стоит сбрасывать со счёта.»

Старик спросил:

— Чего ты там бурчишь?

Устала? Или к ночи разморило?

— Да что-то беспокоится малыш…

Не хочет спать… насилу усыпила…

Проснётся — и не знаю чем кормить.

Уж поздно. Магазины все закрыты.

Старик прокашлял:

— Госсссподи… иии-ититить…

Не суетись… Ребёнок будет сытым.

Смотри-ка… фокус… ррррраз…… и молоко…

Он щёлкнул огрубевшими перстами.

Задача-то решается легко.

Малыш сопел во сне, прижавшись к маме.

— Вот чудо! Ты совсем, как Дед Мороз.

От радости мамаша просияла.

— И впрямь Мороз… такой же красный нос —

недаром, значит, водка согревала.

…………………

— Эй, граждане, а ну кончай базар! —

Высокий мент смотрел на них сурово.

— Здесь просто переход, а не вокзал,

и не ночлег для нищих, право слово.

Давайте- ка по-быстрому наверх.

Дедуля, собирай свои манатки…

Так… баянист… приказ касался всех!

Ну, что же … у ментов свои порядки…

От окрика ребёнок в аккурат

заплакал, заглушая баяниста…

— Послушайте, товарищ лейтенант,

позвольте накормить его…… Я быстро!

Вот молоко…… Хороший человек —

дедуля угостил…… спаси-помилуй…

щас покормлю, и сразу же наверх…

Да, с молочком нам славно подфартило.

— Корми… корми… — и, стоя над душой,

он руки на груди сложил спесиво.

А сам смотрел, как крутит головой,

малыш и корчит рожицы…

— Спасибо…

……………………

— Ну, ладно… ладно. что ж …я сам отец…

и Димке моему уже полгода…

Ты глянь… а твой не кушает, стервец…

— Да…… может быть, стесняется народа?

— Вот ляпнешь тоже! — вставил слово дед, —

Малец живёт в подземном переходе —

и стал бы он теперь сто лет в обед

стесняться и канючить при народе?

— И то сказать…… А ну-ка дай сюда… —

Наш лейтенант склонился над мальчонкой.

— Эх, вечно с вами, с бабами, беда…

Не можешь накормить уже ребёнка.

Смотри, как надо! — просто и легко

взял малыша… поднял… поправил шапку…

— Тааак…… кто это не хочет молоко?

И кто у нас не слушается мамку?

Прижал к груди, как истинный отец,

спокойно, без вопросов, по-хозяйски

поднёс к губам бутылочку:

— Малец,

давай-ка ешь…… хорош слюнявить пальцы!

Мгновенно наступила тишина.

Все замерли…… Пацан смешно зачмокал.

— Вот умница…… давай-ка, старина,

расти большой… ага… как я… высокий…

Малыш поел и маленькой рукой

за палец ухватил большого дядю,

вздохнул… и улыбнулся, как родной…

А тот, смутившись вдруг, его погладил.

И тут же в руки матери отдал,

закашлялся…… безмолвно развернулся…

— Куда же вы, товарищ, лейтенант?

Но он ушёл…… ушёл…… не оглянулся…

Лишь рация трещала тут и там:

— Седьмой…… как обстановка в переходе?

Поднёс прибор к обветренным губам:

— Нормально……… всё о, кей…… нормально… вроде…

Но комом эти лживые слова

вставали в горле: "Где уж там нормально?

Всё не нормально! Люди…… и страна……

и я…… и ты… и все…… и все повально!»

………………………………

А дальше пусть вершатся чудеса…

Когда-нибудь он станет генералом,

чтоб с важного, высокого поста

страну свою избавить от подвалов,

от смрадных переходов ледяных,

от нищенок, бомжей и проституток,

от мальчиков, вернувшихся с войны —

утративших кто ноги, кто рассудок…

……………………………………

Так ангелы пророчили во тьме…

Спал инвалид, сложив в углу ходули.

Спал бомж… И я спала… и снился мне

лиловый, чудодейственный багульник…

11.02.2009

Срез

Лес качается от ветров…… сад ли?

Этот город к тебе готов?

……………………………Вряд ли…

Этот город тебя не ждёт.

………………………Поздно.

Без тебя он весной уйдёт в грозы.

Без тебя ему коротать зимы.

Забывать тебя… забывать…

……………………………………………милый…

Оглянись. Оглянусь и я молча.

Обращу к тебе хмурый взгляд —

……………………………………………волчий.

Прорасту в тебе колоском.

……………………Срежешь?

Так зачем же в руках потом нежишь

колос, срезанный сгоряча?

……………………………Глупо…

Что ты памяти завещал?

…………………………Трупы…

пепелища…… золу и дым…… стужу…

Сдохни в памяти молодым.

…………………………Ну, же!

И запомнишься без морщин… верным…

Я привыкла казнить мужчин —

…………………………верь мне.

И теперь уже не смогу, милый,

просто так подставлять врагу спину.

Или, глядя в упор в глаза зверю,

обманувшись, опять сказать:

…………………………«Верю…»

Ты казался мне, видит Бог, сильным…

Но отравлен запретный плод гнилью.

Станет меньше в душе одной ложью,

если вырежу запах твой

……………………с кожей…

Тайна крепости коньяка?

……………………………… Годы.

Настоялась. И с молотка продал.

Натерпелась — куда девать — страху.

Но мне хватит ума послать

……………………………на х… й.

Долго в душу мне не гляди — выжгу.

Стой на месте. Не подходи ближе…

Я устала играть в твои игры.

Видно, время пришло убить Тигра.

Этот город тебя не ждёт.

………………………в осень…

Без тебя его опьянят вёсны…

Без тебя ему прошумят ливни…

Без тебя…… без тебя быть счастливой…

Ну, а большего не дано.

………………………Честно.

Мне в ладонях твоих давно тесно.

А ночами лишь неба синь снится.

Будь мужчиной…… и отпусти

………………………………Птицу.

13.02.2009

Пятнадцать километров в час

В стихотворении упоминаются ноябрьские события 2005 года, когда чернокожие эммигранты совершали массовые поджоги автомобилей в столице Франции.

* * *

Ну, что…

……идём бомбить Париж?

Проснись и пой, авто-владелец!!!!!!!!!!!

Ах, ты и так давно не спишь?

(уже четвёртую неделю!!!!!!)

Досадно………

……………да…………

А я всю жизнь

рвануть мечтала к водам Сены

и там с улыбкою бродить

под ритмы песен Джо Дассена…

Теперь облом —

…………………Париж в огне……

(скажу на ушко:

………………… «я так рада…»)

Не бойся!

Я в своем уме…

Готовлю спички…… и петарды……

Меняю весело прикид:

……а-ля «Гаврош из Подмосковья» —

везёт в авоське динамит

к французам девушка Прасковья……

Какой загадочный расклад —

куда там песне «Умы Турман»?

Фигаксссссссс…………

…………………«Рено»!!!!!!

Бадамсссссс…………

………………… «Фиат»!!!!!!

Ох, как шарахнуло культурно………

Да, ладно……

……………………брось………

Я не примкну

к тем чернокожим эмигрантам,

чей непредвиденный разгул

отнюдь, нацелен не в «Фиаты»……

Не важно……

Тихо…… под шумок………

взорву хотя бы пару тачек……………

Я ненавижу дым и смог,

………а смрад бензиновый — тем паче!!!

Плевать хотела, господа,

……на риск прослыть непопулярной……

Пусть задыхается Москва

……………в дыму и копоти угарно……

А я иду спасать Париж

от вечных пробок на дорогах…………

Авто-владелец, ты не спишь????????

Не спи……

……………не спи……

Да ради Бога!!!!!!!!!!!!!

Нет…

…………шутки-шутками……

………………………………друзья……

Не призываю к хулиганству!!!

Но гибнет медленно Земля……

С завидным………

………………страшным………

……………………………постоянством……

мы приближаем свою смерть

красиво………

……………дорого…………

……………………престижно……

Боясь куда-то не успеть —

мы успеваем(!)………

…………………Ближе……

……………………………ближе —

и вот уже стоят(!) впритык

машины в пробках и заторах…

Привычно:

……………руку на ручник…………

Сцепленье…… газ……

………………………и…… снова тормоз………

Пятнадцать километров в час……

Да что там?

Меньше!

……………восемь……

………………………десять……

В заторах дружненько пыхтят

«Фиаты»………

…………… «Волги»………

………………………… «Мерседесы»……

Что пользы от таких стишков?

Есть смысл послать меня подальше!!!!!!

И всё ж прошу:

……………………ходи пешком(!),

мой милый друг,

……………………как можно чаще!!!

Всегда успеешь сесть в авто,

но, если время позволяет,

………пройдись по городу в пальто,

ничем небес не загрязняя……

18.11.2005

У черты

Вот говорят:

в минуту смерти

мелькает жизнь перед тобой,

как кадры в старой киноленте……

А нынче утром……

Боже мой!

Душе ничто не угрожало……

Я сладко нежилась,

спала

под тёплым, лёгким одеялом…

И вдруг……

увидела себя

двухлетней, маленькой девчушкой…

Кричала,

топала ногой —

просила мне купить игрушку……

Потом стоп-кадр…

короткий сбой……

И вот уже я вижу стены

больницы старенькой (Ангарск),

а медсестра не может в вену

четвертый раз никак попасть……

Попала…

Небо… Солнце… Горы…

Вершины снежные вдали……

Ташкент —

родной, волшебный город,

столица дружбы и любви…………

Мне десять лет…

Я улыбаюсь…

В коротком платьице бегу

по полю маковому

в мае……

Гроза…

И флаги на ветру……

смеюсь… кричу… а жизнь прекрасна……

Опять стоп-кадр……

Я вижу дверь……………

Вход в реа-нима—а-ааци… аци……

Как сложно выговорить ей —

студентке, что лежит недвижно

с кровавой пеною у рта…

— Анюта… Анечка…… ты слышишь?

Очнись…… пожалуйста……

Стоп-кадр…

Я снова…

Снова вижу горы……

Но каждый шаг невыносим……

Иду к вершине…

Скоро… скоро

последний камень, а за ним……

И вот — открылась(!)

распахнулась

навстречу неба синева……

И в тот же миг душа взметнулась,

и закружилась голова……

Хочу обнять весь мир руками,

кричать…

Но эхо унесло

капризно-вздыбленную память

в одно узбекское село……

Осенний день……

Работа в поле……

Дехканин добрый… молодой

даёт мне чашку с вкусным пловом…

— Катта рахмат, хороший мой…

Сидим устало под чинарой,

вода искрится в арычке………

О, боже мой, как я устала……

Лежу на старой курпаче……

А рядом хлопковое поле —

пушистой, ласковой рекой

течёт…… течёт…

и я с любовью

касаюсь трепетной рукой

волшебных хлопковых соцветий,

чей белый, невесомый пух

мне греет сердце……

В киноленте…

разрыв…

стоп-кадр……

короткий звук…

И вновь:

Мне двадцать…

Свадьба…

Дети……

И дней сплошная череда —

где быт настолько беспросветен,

что даже память не всегда

могла фиксировать в сознанье

полёт не месяцев, а лет……

Как вдруг… толчок…

Я просыпаюсь…

а напоследок вижу свет…

И чей-то голос в подсознанье

мне шепчет:

«Стой! Ты у черты!

Пора сбываться предсказаньям,

и выходить из темноты……»

Умолк……

Но вновь добавил строго:

«Щедрот своих не умаляй,

лишь предназначенное Богу,

ты кесарю не отдавай……»

26.11.2005

Не Любовь

А Вам выжигали когда-нибудь в сердце клеймо?

Я вижу, что нет…

Потому что с такими глазами —

миндальными, властными……

………………… правда же, милый, Вы сами

сжигали……… клеймили……… карали……… увечили…

Но(!)

Я здесь и сейчас

не могу побороть искушенья

поведать Вам НЕЧТО о жадном, всеядном Огне.

Мой Демон кудрявый,

готовы ли Вы к причащенью?

И так ли уверены в крепкой сердечной броне?

Мне хочется, правда,

чтоб вздрогнули Ваши ресницы,

Метнулся бы взгляд

………………в бесполезной попытке — бежать.

О, сколько я видела в жизни поверженных принцев!

И стоит ли Вас в этот список, шутя, добавлять?

Конечно же, да!

Я не сразу открою секреты…

Вам сердце сдавив хладнокровно горячей рукой,

До капли впитаю безумный,

…………………………немыслимый трепет,

Когда Вашу душу охватит священный Огонь.

И здесь, в кулуарах,

Сквозь тихий и подленький шёпот

Друзей Ваших мнимых,

…………… гламурных персон и коллег

Вы вдруг различите чудовищный, бешеный рокот

И гул ледокола взорвавшихся мартовских рек.

Пусть рухнет Ваш трон!

И держава……

…………………И власть…… в одночасье……

И Бог усмехнётся. И дьявол ладони потрёт…

Они уже, видимо, делают ставки на счастье.

Чей ход будет первым?

Ну, сделайте, сделайте ход!

Привычно… практично… цинично…

…………………………………с известным финалом…

Но помните…

Помните!

Помните, милый Король! —

И крови…… и жизни… и чувства… и счастья

……………………………… мне мало!!!!!!

Я просто пришла причинить Вам сознательно боль……

Мне хочется слёз Ваших,

Рвущихся, стёршихся нервов…

Чтоб глупая спесь отлетела бы как шелуха…

Я буду терзать Ваше сердце и бренное тело,

И выверну на хрен продажной души потроха…

А после заплАчу

бессильно и тихо, мой милый…

Усну на груди твоей в ласковом шелесте слов.

Пойми, мой хороший, я СЛИШКОМ когда-то любила,

Чтоб быть милосердной

И верить, как прежде, в Любовь.

25.02.2008

Паганини

И брызнет кровь с горячих струн,

сорвутся каплями бемоли

на снег вчерашних партитур,

впитавших свежесть новой боли……

Пять сотен вольт по проводам…

Дрожат в смычке седины ведьмы —

(не конский волос жжёт металл

и пилит стёршиеся нервы).

Разряд — сквозь пальцы — океан

бурлит неистовством симфоний —

душа заходится от ран

в предсмертном, вымученном стоне……

От напряженья не разжать

зубов, выдёргивая звуки

из сердца…… Хочется кричать,

но крик проходит через руки,

стихая в судороге струн…

И хлещет кровь: последним всплеском

забилась Музыка…… Как вдруг

судьба натянутою леской

невидимо оборвалась

под дикий шквал аплодисментов…

Лишь тишина глядит на нас

сквозь прорезь неба с того света…

И Ветер…… Ветер до утра,

тоскуя в узких переулках,

припомнив перечень утрат,

стучит в окошко зло и гулко,

как нежеланный почтальон —

звонарь, не справившийся с тризной,

чей колокольный перезвон,

на зло всему, взывает к жизни…

Он лихорадит и трясёт

дождями пасмурную осень……

Он заклинает небосвод

вернуть нам Музыку…… он просит……

И не дождавшись от Небес

ответа, реет на просторе,

с бемолем путая диез,

терзает траурное море

каскадом радужных тонов,

порывом дерзкого мажора,

вскипая пеной лепестков

кровавых роз в волнах «аморэ»……

Лети! Пари в рассветный час

над зыбкой гладью океана,

мятежный образ скрипача, —

то Ветерком, то Ураганом……

02.04.2006

По тонкой кромке перламутра

Ты,

заблудившись в женском теле,

на смятой нежностью постели,

вскрывай ножом

…………………тона пастели

нагих берёз…

Я лягу тихо и безвольно

под нож —

пусть чувственности волны

с оттенком крови

………… цвета «больно»

………………………и вкусом слёз…

-----

Умело сделаешь надрезы

в душе моей,

……………а холод лезвий

безжалостно и бесполезно

проникнет в грудь

неумолимо…

…………… и глубОко.

Я истеку прозрачным соком —

ты припади на миг к истоку,

……………………постигни суть…

----- —

Покуда сердце не остыло,

я изольюсь по капле…

……………………с силой,

и опьяню тебя, мой милый,

твой алкоголь…

губами,

………падающим пульсом,

плетьми изнеженных настурций —

последних в списке экзекуций…

Утихнет боль…

----- —

Люблю тебя — так, как умею…

Глаза-колодцы……

…………………руки-змеи

скользнут проворно возле шеи…

Живой водой,

как снег, растаявший подкожно,

сквозь поры

……………влагой………

……………………светом………

………………………………ложью

прольюсь в тебя, мой невозможный…

И всё же МОЙ…

------ —

Ночь-махаон —

…………ползёт вдоль утра

по тонкой кромке перламутра

и звёзды с крыльев светлой пудрой

на плоскость грёз…

Ты оттолкнёшь меня с презреньем,

но снова алое свеченье

души моей,

………………как наважденье,

как запах роз…

------ —

Знай:

………обнажённая в метели

я жду тебя……

……………………На тёплом теле

снежинки тают…

……………………сердце тлеет……

В глазах — вопрос………

-------

04.02.2006

Влюблённый Моцарт…

От Ми до Фа — всего одно дыханье —

Рукой подать …

— О, Вольфганг, я устала……

Побудем врозь чуть-чуть……

На расстоянье…

(Любви нужны большие интервалы:

примерно секста… септима…

Октава…)

— Прощай, Констанца… — Моцарт улыбнулся, —

Побудем врозь…… так лучше… да…

Вы правы…

Мелодия прерывистого пульса

неслышным контрапунктом подсказала

вступленье к величайшей из Симфоний.

Игра теней…… безмолвие……

Начало:

«Любимая… я одинок…… и болен…………

Без ваших глаз……… без смеха…

Без улыбки……

Я безнадежен… немощен… безволен…

Четвертый такт: рояль…

Вступают скрипки…

(Фа… Си бемоль…) Прошу тебя, не мучай!

Тревожный сумрак…

Блики — как пробелы……

И рвётся ……рвётся…… рвётся (!) ткань созвучий,

Спадая шелком с трепетного тела.

Мысль обнажает руки…… шею……

Плечи…

Волнует кровь…… Мы врозь —

Ты так хотела…

А интервал разлуки — бес-ко-не-чен………………

да… бес-ко-не-чен………

да…

и ты посмела……………

………………………………………

Ежесекундно возвращает память

Твой запах… голос… силуэт…… «Констанца!»

По раскаленным клавишам рояля

Порхают, обжигаясь, чьи-то пальцы…

Я раб Любви…… но так же…… раб Искусства,

(Ля… Си бекар…) … не заживают раны………

Увы, бекар не отменяет чувства,

Ах, голос твой — лучистое сопрано!

Моя ладонь — пересеченье линий, —

Как нотный стан, и судьбоносны ноты,

А звуки-пчелы, расправляя крылья,

Нектар Души вливают в Жизни соты…

Стою над бездной оркестровой ямы —

Над пропастью…… в лучах никчемной славы —

Там — в жерле разъяренного вулкана

Клокочет Музыка неукротимой лавой…

А я — беглец в последний день Помпеи —

Бессмысленно сбегаю от погони,

Но только сам в спасение не верю,

И загнаны напрасно Звуки-Кони.

То рысью, то галопом, то аллюром

Влекут меня до хрипа… до одышки…

И так от партитуры к партитуре —

Пока их бег не пресечет Всевышний.

То рваный ритм…… то плавное легато…

Падения — от форте до пиано………………

Аллегро…… многоточия… стаккато…

Безумие сменяется нирваной………

Но обуздать Коней своих могу ли?

Я — Моцарт — в повседневье нищий… голый…

Увы, не звякнет всемогущий гульден

Орлом (а, может, решкою) об стол………

О, этот звон серебряной монеты! —

Магические… сладостные звуки……

И нет в природе лучше инструмента,

Который бы ласкали эти руки,

Как тот металл…… (откуда ж эта боль?)

Ах, да…… Любовь…… Констанца…(си бемоль……)

«Побудем врозь…» — вот так она сказала……

Начало есть…… Каким же быть финалу?

13.10.2004

Или ход конём — по голове В. В

Ну, что, мужчина, может, на досуге,

сыграем в шахматишки в две руки? —

с наскоку так…… под ритмы буги-вуги…

(но только чур, прошу: не в поддавки!)

Приступим!

Я сажусь в роскошном кресле

напротив…

(Вам фигуры расставлять,

а мне — глубоким, чувственным разрезом

на платье

ваши мысли отвлекать…… —))

Ах, да…

ещё три слова на заметку —

на память узелочек завяжи,

попыхивая тонкой сигареткой

в открытое окно моей души,

что я до неприличия азартна,

и проигрыш мой — просто исключён,

мне нужно положить Вас на лопатки —

на спину то есть… навзничь(!)…

а потом…

Стоп… подожди……

Так ты уже играешь?

Гарцуя на откормленном коне,

бесстыдно… не по-детски угрожаешь

моей чуть зазевавшейся ладье?

Какой наглец!

Вы только посмотрите!

О, кей…… я отступаю, дорогОй,

в ближайшее надёжное укрытие,

(случайно прикоснувшись к Вам рукой)

А взгляд мой — удивительно туманный,

фигуры различает лишь едва…

— Пожалуйста… внимательнее, Анна…

(слетела с офицера голова)

И в бешенстве от нового просчета,

я мщу тебе, коленку обнажив,

но ты скала… гранит…

Да-аа-а…

Это что-то!

(соперник мой спокойствие хранит)

Уверенно… легко… невозмутимо

всё прёт и прёт на белого Ферзя —

Безумие!

Послушай-ка, мужчина,

кончай дурить…… приятель… так нельзя!!!!!

Но в этой обоюдной распальцовке

ты всё-таки прижал меня к стене

внезапной и умелой рокировкой……

Мне шах и мат… Ты снова на коне……

Не верю! Нет…

Обиженно и хмуро,

подспудно изнывая от тоски,

я смахиваю в бешенстве фигуры

с дурацкой, опостылевшей доски……

И в тот же миг, не отходя от кассы,

соперника мочу доскою той

(а он-то был, естественно, без каски,

и тут же повредился головой…)

Сбылась моя мечта:

ты на лопатках —

лежишь себе безвольно на ковре…

Прости меня… так вышло… да, мой сладкий…

Я очень темпераментна в игре……

07.10.2005

Предчувствие тебя — в ладонях сентября

Ты знаешь, друг,

…………наверно, в этот раз

я всё-таки надолго затоскую —

ведь эта грусть даёт мне слабый шанс

спасти любовь

………………последнюю……

…………………………… земную…

Безропотно,

……… печалясь и скорбя,

шагну одна в осеннюю прохладу —

в пронзительную нежность сентября

и ласку бесконечных листопадов.

Уже не ты,

а Ветер, словно вор,

в каком-нибудь далёком переулке

запустит мне незримо под подол

бесстыдно вожделеющие руки.

Прижмёт к стене,

навалится на грудь.

И, задыхаясь в сладостных объятьях,

я ветреною лаской захлебнусь…

Коротенькое сбившееся платье

забрызгает холодный, мелкий дождь,

коснувшись обнажённости коленей,

и лёгкая, волнующая дрожь

пройдёт по телу гибельным томленьем…

Вот так всю ночь,

………………до самого утра,

на ощупь, изучая спящий город,

я буду отдаваться всем ветрам

отчаянно,

…………нелепо,

……………………без разбору……

Как будто бы желая отомстить

самой себе за горечь пораженья

и палою листвой всю ночь кружить

до тошноты…

……………до головокруженья..

Пусть в рощах тёплый август ткёт ковры,

всё чаще добавляя сочной охры

в прозрачный шёлк желтеющей травы —

тяжёлой от росы под утро,

…………………………мокрой…

И так же колокольчики в лугах

поют о чём-то радостном и светлом,

но птицы равнодушно на крылах

уже уносят призрачное Лето.

Ты знаешь…… да…

Наверно, в этот раз

я всё-таки надолго затоскую —

ведь эта грусть даёт мне слабый шанс

спасти любовь……

………………последнюю……

………………………… …земную…

22.08.2006

Любимому мужу…

Мы знали:

мы самые лучшие

и яркие самые-самые…

Родной, мы друг друга измучили…

На первый же день после свадьбы

ты понял,

что скромная девочка

лишь с виду хрупка и застенчива —

за этой обманчивой внешностью

скрывалась коварная женщина —

шальная,

…………бедовая,

…………………… страстная…

И все наши первые ссоры

кончались разбитыми вазами,

но мы покупали их снова…

И вновь превращали в осколки,

и резали руки и души

при первой же глупой размолвке…

Но помнили всё же:

мы лучшие(!)

и яркие самые-самые…

Ты мне не прощал превосходства…

Как нежно друг друга мы ранили

в агонии противоборства!

С каким изощренным садизмом

клеймил ты калёным железом

стихи мои,

…………искренность,

……………………письма,

как сотни отточенных лезвий

кромсали слова твои преданность

и нити натянутых нервов.

Ты ставил в вину мою ветреность,

а я была женщиной-Ветром.

Меня удержать между пальцев

отчаянно…

……………бешено…

………………………глупо

ты снова и снова пытался —

и ревностью душу опутал…

Но помнил:

мы самые лучшие

и яркие самые-самые…

Родной, мы друг друга измучили

сквозными,

горящими ранами…

Но, как после дикого шторма,

в недавний, волнующий вечер

задёрнул ты в комнате шторы,

обняв меня тихо за плечи…

И долго молчал от чего-то

в густом полумраке… без света…

И вдруг я услышала шёпот:

«Венчают ли грешников с Ветром?

Давай повенчаемся…… Анна…

Окутаем святостью души…»

Мы знали:

мы яркие самые

и самые-самые лучшие…

05.07.2007

Ночной гость

Вчера приснился брат — покойник……

Тушите свечи, господа………

Он был матёрый уголовник……

Иркутск……

Норильск………

Ташкент……

Чита………………

Суды… разборки…… явки…… тюрьмы……

А там и смерть — заточкой в бок……

Убили братца……

— Слышь… закурим… — (во сне сказал он мне)

— Мой Бог……………

……………я не курю……………

— Окстись, сестрёнка……………

………кончай ломаться…… брось понты……

— А ты не изменился, Вовка…

………………такой же гад……

………(смеюсь)…………

— А ты?

— Я? Как сказать? Тебе виднее…………

— Ты повзрослела…

— Ну, так что ж……

— Я тут пришёл…… такое дело……

(и достаёт из сумки нож)

— Ээээ-эээ-ээ…… милый…… что опять за фишка?

Какого чёрта?!!!

— Не гони…… возьми и спрячь его……

— Братишка,

твой нож…… смотри…… он весь в крови…

— Да……… это кровь того подонка,

что ровно десять лет назад

пришил меня…

О, как же долго,

………………как долго я его искал…

Нашёл,

убив холодным взглядом

с осенних, сумрачных небес…

И счастлив…………

Большего не надо…

Сбылась……… свершилась моя месть…

Он мёртв……

Как злобный Мефистофель,

сумев внедриться в его мысль,

я и на небе жаждал крови,

ведя его рассудок вниз —

от преступленья к преступленью…

Он сам загнал себя в капкан……

И в драке прошлым воскресеньем,

как пёс, издох от рваных ран……

Не убивал собственноручно…

И нож не мой…… не мой(!), пойми……

Но я виновен в этой сучьей,

собачьей смерти……

Помоги!

За мною хвост……

Менты достали — легавых в Небе просто тьма……………

Ты спрячешь нож? Скажи……

— Едва ли……

— Ну, ладно… не сходи с ума……

Пойми…… я вижу твою душу

насквозь…… и взгляд мой — как рентген……

Ты не продашь меня…

— Послушай…………

— Мы тратим время……

— Ах… зачем?

Хотя…… ну, ладно… ладно… спрячу —

давай свой злополучный нож……

Ведь ты мой брат…

А как иначе?

(когда теперь ещё придёшь?

когда тебя ещё увижу,

родной мой грешник…… дорогой…)

Вдруг мы уже не станем ближе,

разъединённые чертой,

где за чугунною решёткой,

безмолвно прозябает смерть……

— Ну, не скучай…… пока, сестрёнка……

и…… маме… передай привет……

Ах, да ещё…… запомни, крошка,

за укрывательство — статья……

Проснулась……

(……чувствуя в ладошке

…………………стальную холодность ножа……)

11.11.2005

Бал у Сатаны или второе Пришествие

Я выпал из шестого измеренья

в космическую, звёздную Метель.

И сплющился на плоскости до Тени —

в двухмерности рискуя сесть на мель.

Загадочен… таинственен… тревожен…

Князь Темноты. Мне равных в мире нет.

Но(!) парадокс: без Света невозможен

парад Теней……… Итак…… Да будет Свет!

Пятьсот свечей! Нет, тысячу…… и больше…

Шучу-шучу… Включить прожектора!

Бал Сатаны! Век двадцать первый… Боже!

Уж полночь бьёт… Пора, мой друг, пора.

………………………

Но, как всегда, опаздывают гости.

Москва стоит — то в пробках, то в грязи.

И королеву бала где-то носит…

Неужто, добирается в такси?

Теперь, увы, в метро доехать проще.

А где же Он — Иисус — наш главный гость?

Идёт… идёт! С Тверской свернул на площадь.

Он гвоздь программы! Гвоздь? Конечно, гвоздь!

Смешно? Смешно!!! А гвозди-то, однако,

к распятию важнейший атрибут.

Так почему же их в церковных лавках

с крестами наравне не продают?

…………………

Но вот и Королева… Боже правый!

Ведь я уже изрядно заскучал…

— Простите, что немного опоздала…

— Да, пустяки… — сверкнул в ночи оскал.

Не буду врать: тошнит от церемоний.

Осточертели танцы и балы.

Мне кажется, что я смертельно болен…

И всё ж…… весенний бал…… у Сатаны!

Сейчас сплошной толпой повалят гости.

Встречать их, Маргарита, — тяжкий труд.

Прах приглашённых — высохшие кости —

не сразу тёплой плотью обрастут…

Но что я вижу!? Ба-а… Какие лица!

Вы только гляньте! Это ли не сон?

Такое даже Чёрту не приснится!

К нам сам Булгаков Миша приглашён…

Смотри-ка, жмётся скромненько в сторонке —

как будто бы он вовсе не при чём,

так, словно не писал все эти строки

о Мастере… тогда — в тридцать восьмом…

— В каком-каком?

— Ну, да в том самом-самом,

когда этапы шли на Колыму…

И эхом над страной катилось: «Ста-аа-алин…»

А вот и Он… Кивните же ему…

— Кому? Кому?

— Да Сталину, конечно…

О, боже, Маргарита! Что скрывать? —

В те годы за подобную погрешность

Вас с лёгкостью могли бы расстрелять…

Он постарел! А я всё так же молод…

И Вечности меня не изменить…

Ах, Воланд… вечно юный… грозный Воланд…

Как скучно жить…… и некуда спешить…

…………………

Какая-то плешивая планетка

у ног моих (размером с пятачок).

Людишки — так себе — марионетки.

И их карикатурный, жалкий Бог,

свернувшийся замызганной купюрой

в кармане у банкира и бомжа…

Когда-то от подобной авантюры

я в приступе от хохота дрожал:

измерив жизнь в условных единицах,

всему найдя простой эквивалент,

я к Истинному Богу приценился,

продав его за несколько монет…

……………

Но где же Он — Иисус из Назарета?

Мы ждём Его уже который час!

…………………………………

А Он сидит в метро…… в руках с газетой —

не в силах оторвать печальных глаз

от мелочных статей и объявлений,

вникая в иллюзорный, блёклый смысл.

Вначале было Слово…… без сомненья…

и чья-то окрыляющая Мысль…

И Слово было «Бог» в устах у Бога…

Но вот пред ним смешной газетный текст,

где Слово так бесцветно и убого…

Не может быть…… не может быть, Отец!

Подняв глаза, Он вглядывался в лица —

они, как отраженье мёртвых слов…

В них нЕ за что душою зацепиться…

С тоскою Он смотрел поверх голов,

и шёл в толпе, раздавленный моментом,

как вдруг услышал голос за спиной:

— Аллё… мужчина… ваши документы!

— О чём ты, друг?

— Проследуйте за мной…

Откуда Вы? С Кавказа? Из Молдовы?

Платите штраф! Скорей! Я выбью чек…

(ах, правду говорил провидец- Воланд:

«Без документов — ты не человек…»)

«Москва! Москва! Как много в этом звуке…»

О, как же изменились москвичи!

Иисус взглянул растерянно на руки…

Сквозь тоненькую сеточку морщин,

покрывшую озябшие ладони,

вдруг явно проступил кровавый след —

стигматы вновь напомнили о боли…

Он тихо простонал: «О, Боже…… неее-еет…»

— Что Вы сказали? Денег нет? Отлично…

Пройдёмте… разберёмся в КПЗ,

толкнув его в затылок по привычке,

как будто он уже и вправду зэк…

…………………

— А гость наш не торопится, однако! —

прокашлял Воланд…

— Ладно, подождём…

Скажите честно всё-таки, Булгаков,

Вы ж умерли тогда — в сороковом —

и ровно год, к несчастью, не дожили

до истинного бала Сатаны,

когда Добру вытягивая жилы,

резвился на просторах Бог Войны.

И часть героев Вашего романа

на фронт ушла…… а кто-то смылся в тыл…

Вы помните — Бездомного Ивана,

что ранее в психушку угодил?

Так где же он? Ага… копал траншеи

вокруг Москвы — как многие тогда…

И разные бредовые идеи

высказывал, конечно, иногда…

Бог с ним — с Иваном… Гляньте, Маргарита!

Вот истинный ариец и Орёл —

наш новый гость — безумно знаменитый —

заходит в зал, садится к нам за стол…

— Хайль Гитлер! Хайль! — прогавкала охрана.

— Я рад Вас видеть! Истинно, Мессир…

— Конечно, Вы пришли сюда так рано,

чтоб снова покорить ничтожный мир?

Адольф, расслабьтесь… Выпейте три капли…

Вас много здесь — желающих царить.

И прежде чем ступать на те же грабли

не плохо бы сперва поговорить.

— О чём?

— О жизни… Или, нет… О смерти…

Земля теперь — как склад пороховой.

Взрывчатки хватит, Вы уж мне поверьте,

чтоб всех здесь уничтожить с головой…

— А в чём тогда причина промедленья?

— Э-эээ…… спешка хороша при ловле блох…

Но, если честно…… волей Провиденья

опять сюда с Небес спустился Бог…

— Вторично?

— Да…

— И что всё это значит?

— Не знаю сам… Хотелось бы понять…

Вы слышите — там кто-то громко плачет?

Ах, Маргарита… Надо бы унять…

Пора для слёз ещё не наступила.

Ведь бал есть бал: веселье…… шутки…… смех…

Позволим хоть разок нечистой силе

вкусить невинность радостных утех.

………………

Тем временем Иисус наш был отпущен…

Он шёл в толпе по мокрой мостовой —

невидим и затерян в самой гуще,

раздавленный тяжёлою Москвой…

Ни деревца, ни кустика, ни травки —

живое все закатано в цемент.

Дорожные, мигающие знаки…

И мёртвый, безнадёжно-серый цвет…

Ревущие, бензиновые реки,

металла лязг в неистовстве сирен…

А мимо шли не Боги…… человеки…

с тоской в глазах и ворохом проблем…

………………

Он опоздал…… Но Он пришёл, однако…

Ведь лучше поздно, да? Чем никогда…

Войдя, сказал:

— Я слышал, кто-то плакал…

И вздрогнул, как от грома Сатана…

В смятенье улыбнулась Маргарита:

— Как Вы вошли…… позвольте Вас спросить? —

Мне кажется, что дверь была закрыта…

Кто Вам помог легко её открыть?

— О, есть одна неведомая Сила,

способная сорвать хоть сто замков…

Она-то мне Врата и отворила

в дом Сатаны…

— Как Имя ей?

— Любовь…

— Ах, браво! Браво! Мда-а…… как интересно…

И всё-таки не кажется ли вам,

что этой Силе здесь у нас не место?

Тут логово бандитов, а не Храм!

Подумав о своём, Он огляделся

И молча улыбнулся ей в ответ…

Я лишь пришёл, чтоб донести до Сердца

последний свой торжественный Завет…

— Какой? Какой????????

Легко прошелестела вопросов любопытная волна…

Какой Завет? — спросил не очень смело

закашлявшись в смятенье Сатана…

— Всему свой срок…… и Время на исходе…

Ведь каждому отпущен краткий век…

Последний раз — во истину свободен —

свой выбор совершает Человек…

Мир затаился… Звёзды в ожиданье…

Никто уже не в силах пошатнуть

Незыблемость законов Мирозданья…

И Время вспять, увы, не повернуть…

А дважды не войти всё в ту же Реку…

Скользнув с Небес по Лунному лучу,

Я вновь пришёл на помощь к Человеку!

«Се…… здесь стою у двЕри…… и стучу…»

……………

— Стучится Он! Вы слышали? Проклятье!

Безумие! Какой же я глупец…

Христу готовил новое распятье,

но сам себе невольно выбрал Крест…

Тут Воланд заметался иступлённо

и в полной тишине захохотал…

— Он к нам пришёл! Но не один!!! С Любовью…

ОНА одна отныне правит Бал!

Неслыханно! Чудовищно! Нелепо…

Любовь проникла в ставку Сатаны!!!

Здесь стало слишком… слишком(!) много Света…

И я ослеп в сиянии Весны…

Вдохнул её волшебный, тёплый Ветер —

апрельскую волнующую блажь.

Забылся лишь на миг… и не заметил,

как Сердце прошептало: «Отче наш…»

17.12.2008

Конец Удаче — Джентльменов нет. В. В

Пиратский бриг увяз в волнАх

седого, грозного Ла-Манша…

Не капитан,

…………а капитанша,

презрев уныние и страх,

вела упрямо сквозь туман

корабль…

И смелые матросы

без лишних реплик и вопросов

под чёткий перечень команд

вступали весело в игру.

Восторг опасного момента!

Они не верили в приметы,

и эта «баба на борту»,

швыряя в кровь адреналин,

сулила им в боях победы.

Она умела спорить с Небом

и завоёвывать мужчин.

Легко закидывала крюк

в хмельном безумстве абордажа.

Ей всё легко сходило с рук —

азарт разбойничий

……………………и даже

грабёж без цели… без конца…

Она пленила капитанов:

Колумбов,

………… Дрейков,

……………… Магелланов

и вырывала им сердца…

Но ей хотелось бы хоть раз

сразиться с кем-нибудь на равных,

и нанося друг другу раны,

не отводить стыдливо глаз,

а, упиваясь красотой

морского, радостного боя,

вдыхать запретный запах крови,

ныряя в битву с головой.

Чтобы, сжигая корабли,

на пике чувства,

…………………на пределе

суметь хотя бы раз на деле

вкусить Безумия Любви…

Но нет…

………………наверно, не с руки:

остыли к битвам капитаны.

Осталось просто с Ураганом

в который раз скрестить клинки…

06.09.2006

Сгоревшая дотла

Душа — пылающий ожог…

Не прикасайся к ней,

…………………………не трогай…

Как там, за пазухой у Бога, тебе должно быть хорошо?

Мне тоже

/в странной тишине

пустых пригрезившихся комнат/

Не выводи меня из комы… не воскрешай напрасно…… не……

А я по-прежнему смеюсь,

но боль просеивает эхо —

сквозь сито жизни тонны смеха

…………………………и оставляет только грусть…

Здесь, за прозрачною стеной,

у одиночества в ладонях

все ощущенья — цвета боли… и обжигают пустотой…

В кроваво-пепельном дыму

одна в смирительной рубашке

/нет!……ты не думай…… мне не страшно/

вот я на цыпочках иду —

легка,

………блаженна и светла,

………………………так непривычно невесома…

И без надрыва, без надлома

душа, сгоревшая дотла,

……………………поёт печальные псалмы…

Но этот ветер……

………………ветер……

………………………ветер(!)

сумел взорвать покровы смерти

……………………………шальным дыханием Весны,

скользнув проворно между строк —

нежданный,

………………скромный,

……………………………безымянный,

он врачевал стихи и раны, неслышно дуя на ожог……

А боль, ты знаешь, мне к лицу

………………и слёз бриллиантовая россыпь —

но не тебе страданья рОсы

и грусти лёгкую пыльцу

срывать губами с лепестков души моей посеребрённой —

ни слёз,

…………ни вздохов,

……………………и ни стонов,

……………………………ни пары строк, ни пары слов

не будет впредь…… увы и ах…

…………лишь капли алых многоточий —

так наша память кровоточит

……………………на смятых временем листах……

11.06.2007

Да здравствует Россия!

— Кончай толкаться, фраера!

— Давно не ездил в электричке?

— Заткнись, паскуда…… вот стоп-кран:

чуть что — срывай.

— Санёк, дай спички.

— Потом накуришься…… смотри:

вон у окошка черномазый…

— Берём его на «раз-два-три»:

Я — сзади. Вы — в упор. Все сразу.

Попёр…… попёр адреналин…

— Достать оружие!

Достали.

— Ну, ладно… К чёрту… и пошли…

Ножи сверкнули белой сталью…

— Ой, что же деется? Сынки……

Не надо…… Люди, помогите!

— Бабуля, в сторону свали…

Смелей… смелей его мочите!

Вот так……

— Уходим…

— Получил?

— Нормально крови замесили…

— Блин…… впопыхах чуть не забыл

сказать: «Да здравствует Россия!»

В оцепеневшей тишине,

вдруг воцарившейся над миром,

смотрели с ужасом им вслед

глаза российских пассажиров…

И отводили молча взгляд

от стен, залитых алой кровью,

а в окна лился аромат

цветущих яблонь Подмосковья…

И где-то очень далеко —

в кавказском, маленьком ауле,

найдя в кармане валидол,

старушка с горечью шепнула:

«Какая странная тоска…

ах…… всё ли хорошо у сына?

вот говорил: Москва… Москва…»

— Стоять! Ни с места, пассажиры!

Всех допросить — до одного…

Сержант Петров, прикройте тело

и составляйте протокол…

Убийство, брат…… такое дело…

Но вновь под ровный стук колес

бежит, спешит электропоезд…

Шеренги клёнов и берёз

проезжим кланяются в пояс.

Сверкают глянцем купола

простых часовенок и храмов…

И целый день текут слова

потоком зла с телеэкранов…

— Блин, на фиг… выруби его! —

достал в натуре этот ящик…

Санёк, мы вляпались в дерьмо —

нас кинул, кажется, заказчик

и бабки выплатил не все……

— Зато теперь ты популярен:

О нас вещает НТВ с утра до вечера…

— Достали!

Пойду напьюсь……

А в этот миг

в Москве, в закрытом кабинете,

к экрану радостно приник

какой-то тип:

— Ну, что ж… отметим…

Наполнив до верху бокал

с ухмылкой наглой и спесивой,

он звякнул тихо об экран

фужером: «Здравствует Россия!»

А после принял два звонка —

секретных… срочных… долгожданных…

— Алло… ну что там?

— Да пока……

нормально… всё идёт по плану…

Растёт, растёт потенциал…

Ты знаешь, радуют скинхеды —

всех мочат — негров и армян…

— Ну, вот и сделали полдела…

До встречи! Ждите директив……

Исподтишка мутите воду —

несите в массы негатив

в ущерб российскому народу…

Вообще, идейка хоть куда —

лишь Мефистофелю по силам:

загнать фашизма потроха

во чрево матушки России —

чтоб внуки тех, кто брал Берлин

в победном светлом сорок пятом

в угоду власти чёрных сил

под знаком свастики проклятым

вдруг сами б стали убивать,

клеймя позором наши нивы……

Но нет…

Такому не бывать!

Мы сбережем святое Имя

великой Родины своей…

Ведь не простят нас наши деды,

коль продадимся…

продадим

с аукциона День Победы…

31.05.2006

Достаточно залпа

Давно ли я стала носить этот чёрный свитер?

С тех пор, как глаза невзначай потеряли синь.

Смешно…… но мне хочется Петей назвать твой Питер,

подальше послав его вечный унылый сплин.

С уставом своим, — понимаю, — в гостях не место.

Но чёрт бы побрал этот питерский ваш устав!

Я всё же когда-нибудь буду стоять на Невском,

мешая прохожим и голову вверх задрав.

Вдыхая осенний, до одури резкий ветер,

когда он метнётся ко мне, различив в толпе —

дождём по вискам — словно шулер — едва отметит:

Я карта краплёная кем-то в большой игре.

Я карта краплёная…… знаю… конечно, знаю…

И в нужное время меня извлечёт Игрок

из общей колоды, промолвив: «Дерзай, родная…»

……и ночь содрогнётся……… и сделает ставку Бог…

Но это потом…… а пока я могу свободно

висеть в дискотеках и в клубах цедить коктейль,

в надежде, что осень по сердцу пальнёт «Авророй» —

Достаточно залпа… и чёткого: «Вижу цель…»

Достаточно залпа…… а дальше «вперёд и с песней…»

И сердце — на флаги…… коль снова в цене кумач…

Ты только, пожалуйста, Осень, получше целься.

А сделав мне больно, потом не жалей…… не плачь.

Давно ли я стала носить этот чёрный свитер?

Гвоздика в петлице — краплёная карта — пик.

Когда я приеду в твой нежно-надменный Питер

Узнаешь по ней меня в толпах других гвоздик.

, 12.07.2008

Осьминог…

Я каждый день читаю понемногу

На сон грядущий сказки малышам…

Вот книжечка одна про осьминога

(с картинками…) — листаем не спеша……

Смешной рассказ…… Но только мне взгрустнулось,

И в памяти воскрес чудесный порт,

Ламбада… смех…… торговцы шумных улиц…

Соленый ветер… белый теплоход…………

На палубе с утра до ночи танцы,

Веселье, флирт, напитки, эскимо,

Французы… греки… русские… испанцы……

Любовь… любовь…… и больше ничего!!!!

Как ничего? Любовь — ведь это много……

Да, правда…… Только лучшей из затей

Была, конечно, ловля осьминогов —

Для женщин, для мужчин и… для детей…

Простейший способ… даже примитивный:

На длинный, жестко смотанный, шнурок

Привязан заржавевший и противный,

Огромный и увесистый крючок……

Какая-то косматая мочалка

Должна символизировать живца…

Кидаешь в воду всю эту приманку

И дергаешь веревку без конца…

Что проще? Удивляюсь — право слово……

На палубе такой ажиотаж!

Кидают за борт крючья рыболовы,

Скучает от безделья экипаж…

Вот наконец разносится:

— Поймали!

— Скорей сюда!

— Тяни его… Тяни!

— Какой он скользкий… Бррр-р…

— А вы не знали?

— Ну что стоишь? Бери его… Бери…

— Да ну… ты сам… Я не могу… Противно…

Толпа зевак столпилась у кормы…

— Подвиньтесь… Эй… Мне ничего не видно…

— Ну где же он?

— Да вот же… посмотри…

В кольце людей, под солнцем раскаленным,

Нелепо завалившийся на бок,

Униженно и как-то обреченно

Всем телом извивался осьминог…

Туристы зачарованно глазели,

Шептались, удивлялись… а один

(ну надо ж отличиться, в самом деле!)

Совал ему зачем-то апельсин……

Я тоже, как и все, стояла рядом,

Держа за руку доченьку свою…

Вдруг Женечка промолвила:

— Не надо……

Вы слышите, что я вам говорю?

Не надо мучить бедных осьминогов!

И в этот миг (не знаю, как сказать)

Он посмотрел на нас…… Но, ради Бога…

О, что это за странные глаза?!

В них было столько мудрости и тайны,

Укора, изумления, мольбы —

Последний взгляд мучительно-печальный

В лицо своей безжалостной судьбы…

Крючок вошёл в него наполовину,

Но, вырванный уверенной рукой,

Рассек, как нож, две щупальцы и спину

(хотя, спина являлась головой…)

— Ну что ты смотришь, мама? Он погибнет……

Возьми его и кинь скорей за борт!

Я медлю…… не решусь никак… мне стыдно…

Что скажет этот радостный народ?

Ведь осьминог теперь его добыча,

Могу ли я одна за всех решать?

— Скорее, мама! — Женька тихо хнычет…

— Конечно, доченька, — довольно пасовать…

«Да ну вас всех……» — и я, скрепя зубами,

Хватаю в руки это существо

(фу… скользкое… противное…)

— Эй, дама! Вы что это?

— Что????? Я?????? Я ничего……

Короткий всплеск…… Толпа в недоуменье……

Мне хорошо… Я счастлива вполне…

Подумаешь — общественное мненье…

Звучит ламбада… Чайки на волне………

И вдруг один матрос сказал:

— Послушай…

Он обречен… Ты зря его спасла…

— Нет… Я спасала не его, а… душу

От черствости, пассивности и зла……

14.09.2004

Куплю мужчину — обещаю сильно не мучить!

Таксист, не гони лошадей —

Мне некуда больше спешить…

— Приехали! Двести рублей…

Аллё…… Вам пора выходить!

— Нет-нет… мне еще не пора……

— Ну, как же? Сказали: в Подлипки…

— Сказала? (какая мура…)

я так…… сгоряча…… по ошибке……

…поехали дальше…

— Куда?

— Всё прямо… и прямо… и прямо……

— Мне это не нравится…

— Да?

(мне тоже……)

— Куда??????????

— В Сорочаны…

— А что ты забыла в лесу?

— Там есть горнолыжная база……

— Дык ведь Новый год на носу…

— Ну, Бог с ним…

— Сказала бы сразу…………………

Летим по вечерней Москве

Осколком неоновой глыбы…

В бензиновой мутной реке

Огни габаритов, как рыбы,

Что ломятся дружной толпой

На нерест (инстинкта причуды) —

И мечут зернистой икрой

минуты…… мгновенья…… секунды……

На скорости мысль тормозит.

Свет фар — измеренье иное…

А образ твой сплющен…… разбит

Снежком о стекло лобовое…

Нас выплюнул город (Ура!)

Счастливою фишкой Джек пота…

Вонзилась дороги игла

В упругую плоть горизонта……

Шеренгами сосны…… Мороз……

Пушистая блажь снегопада,

И брызгами из-под колес

ламбада… ламбада… ламбада……

— Погромче!

(уверенно жму

на хрупкий рычаг магнитолы)

— Вам нравится?

— Что-ооо? Не пойму?!!!!!!

— Не слишком ли громко?

— Ну, что вы?!!!

Нормально! …Ништяк!!! В самый раз……

Поймите…… мне нужно забыться……

Сильнее давите на газ!

— Эй, детка, ты хочешь разбиться?

Приехали… так… ё — моё…

Давай… не скучай…… с Новым годом……

— Счастливо! Спасибо за всё……

(погода-то, братцы…… погода!!!!! —

метель зарядила……)

Бегу к просторным ангарам турбазы,

След свежей лыжни на снегу,

(а я здесь была лишь три раза……)

Сугробы… Мешает пальто………

Знакомая трасса…… подъемник………

Прокат… раздевалка… Не то!!!

Мне нужен инструктор…… любовник………

На вечер…… на час… или ночь……

Вот так… сгоряча… без причины………

Сегодня я сукина дочь,

А здесь продаются мужчины……

— Инструктора будете брать?

— А как же? — смеюсь над вопросом…

— На сколько?

— На часиков…… пять…

— Ни много ли?

— Мало! На восемь…………

(сама огляделась вокруг: ой, сколько их —

гарные хлопцы……)

В груди беспорядочный стук………

Сердечко-то, глупое, бьётся……

Видала я эту любовь — в гробу,

В белых тапочках…… Баста!

Довольно вы пили мне кровь……

Я буду теперь развлекаться………

— Ну, здравствуй……

— Привет…… Я Антон……

— Мне очень приятно…… Я Анна………

— Могу ли помочь снять пальто?

— Конечно… —)))

(начало романа…………………)

06.01.2005

* * *

P.S. Новогодняя ночь прошла успешно… но это тема для другого стихотворения… — )))

Розовый снег

Расплети мои волосы…… медленно……

если знать бы — где прячется боль? —

что кровавой,

дымящейся пеной

пузырится над нашей судьбой —

Снова я прорастаю незримо

белым фатумом в красный туман……

Расплети мои волосы, милый…

Осторожно скользнут по вискам

твои тёплые,

нежные пальцы……

Мне хотелось бы в этих руках

до скончания века остаться…………

Как мучительно тают снега

и стекают по венам ручьями

оползающих с гор ледников,

что когда-то вросли между нами

голубыми каскадами слов…

Мы ослепли от пьяных рассветов —

и теперь лишь на ощупь бредём

по забытому,

давнему следу……

ты и я… как и прежде — вдвоём…

Боже мой… сколько раз снегопады

застилали навечно глаза………

Я устала бессмысленно падать,

растворяясь в чужих небесах……

Одиночество — голосом флейты

не вернувшихся с гор пастухов

растянуло скупые мгновенья

в синеве параллельных миров…

Я тебя приглашаю на танец —

очень медленный……

Розовый снег

будет тихо…… волнующе падать

на ресницы…… на руки…… на свет,

прикасаясь к лучам, словно к струнам —

натяженье их так велико,

что, как только смыкаются губы

в поцелуе —

срывает с колков

золотые… тончайшие нити —

леску душ……

И бессмысленность фраз

исчезает в потоке событий,

оставляя лишь чувственность в нас……

13.10.2005

Один день из жизни женщины

День.

Бетонный город — это не моё…

Но втиснута, зажата и раздавлена…

А мысли до того однонаправлены —

«Тойотой» упираются в «Рено»…

Мы в пробке… Все равны… И все стоИм.

Сближение — без цели и без принципа.

Пусть временно, но намертво приписаны

к потоку зло-пых-хххающих машин…

Я в панике и в шоке — третий час…

Я в бешенстве! В истерике… И в трансе я…

Ведь крест давно поставила на транспорте…

Какого чёрта снова повелась?!

Закат стрелял — как водится, в упор…

Шофёр ослеп… И шёл по трассе ощупью…

Мы всё-таки доехали до площади,

минуя злополучный светофор…

………………………………

Ночь.

И вот мой дом… Не крепость… Но зато

он стал давным-давно надёжной пристанью…

Я в зеркало смотрю до боли пристально,

в прихожей не решаясь снять пальто.

День отгорел… И ночь, вступив в права,

сама меня раздела …и расслабила…

решив, что коль любить — всерьёз и набело,

а если раздевать — то догола…

Я только «за»… За матовым стеклом

лежу и нежусь в ванной… в пенном облаке…

а зеркало с моим размытым обликом

ни сходства, ни различий не нашло…

Ночь на руках несёт меня в кровать —

нагую …ослепительную…… вешнюю……

волнующую… трепетную… грешную…

а, может, непорочную — как знать…

Чтоб мучить вожделеньем до утра —

сжигать…… разоблачать…… вскрывать…… расплёскивать

по небу — удивительными блёстками,

медузою — по плоскости ковра…

Бесстыдно распластавшись в темноте

и влагой изойдя солёно-терпкою,

до боли изогнуться тонкой веткою,

надломленной… на самой высоте —

на пике небывалых амплитуд

где гибель — равносильна воскрешенью,

где самое опасное паденье

полётом станет в несколько секунд…

Сверхновой, фантастической звездой

взорваться… и погаснуть обессилено,

пульсируя…… пульсируя…… пульсиии-рр-руя…

в плечо твоё уткнувшись головой…

Утро.

Но утру не застать меня врасплох…

Я снова расстаюсь с любимой гаванью…

Большому кораблю — большое плаванье…

Рублю канат… И да поможет Бог…

………………………

15.03.2009

P.S Вторую часть можно (и нужно!) читать, как отдельное произведение…

Русь — великая, щедрая, светлая

Как пар,

как утренний туман,

печным дымком голубоватым

ты возносилась к небесам,

но слишком робко,

………………………виновато……

Как будто к грешнице-земле

была прикована цепями.

Проклятья нищих и калек

твой Дух, увы, не отпускали

к высотам солнечных миров.

В который раз,

………… ……теряя силы,

под тихий звон колоколов

опять душа твоя,

……………………Россия,

на землю падала дождём,

в ладонь ложилась медяками —

листвой,

………кроплёной сентябрём,

и в сердце — новыми стихами.

Лишь Ветер —

………… вечный пилигрим,

оставив лес в одном исподнем,

швырял в лицо нагих осин

охапки листьев прошлогодних

и гнал,

………и гнал по свету пыль,

в свободу искренне влюблённый,

и гнул ковыль,

…………и гнул ковыль

в земных, молитвенных поклонах,

чтобы проверить по весне

готовность трав с колен подняться,

когда озимые в росе

сплошным ковром засеребрятся,

и ты, загадочная Русь,

очнувшись вербным Воскресеньем,

начнёшь с листа,

…………………забыв про грусть,

очередное Вознесенье

на крыльях белых журавлей,

апрельским вечером туманным

и в почках тоненьких ветвей

прорвёшься жизнью утром ранним.

Но, словно зная наперёд,

что где-то там не за горами,

тебя опять паденье ждёт,

ты смотришь синими глазами

в озёр лесные зеркала

с такой безмерною печалью,

и отражают купола

твой образ золотом сусальным…

Так падай (!),

…………падай, не стыдясь,

к ногам плодами спелых яблок —

ведь мы не знали, отродясь,

что вкус России прян и сладок.

Роняй с небес янтарный мёд,

как капли звёзд

…………………(а их не мало),

чтоб по усам он щедро тёк,

и в рот хоть капелька попала.

Срывайся с дивной высоты

на землю белыми снегами.

Дай нам хоть каплю чистоты

в делах и помыслах!

……………………Мы сами

на белых, девственных холстах

полей заснеженных,

………………………красивых,

твой образ будем рисовать

достойно,

……………Матушка-Россия…

27.09.2006

Дождь — Нотр Дам де Пари

В Париже дождь…

Губами тысяч капель

касался он незримо и легко

прохладной кожи юной Эсмеральды,

танцующей фламенко босиком…………

Звони, звонарь! —

за гулом красной меди

никто уже теперь не различит,

как бряцают невидимые цепи,

ритмично ударяясь о гранит,

и в кровь стирают щиколотки в танце…

Блаженная — я чувствовала лишь

волшебное скольженье капель-пальцев

по телу обнажённому…

А с крыш

слетали растревоженные птицы

под мерный перезвон колоколов……

Мой Дождь, сверкая каплями в ресницах,

дарил душе Небесную любовь……

И я не замечала, как с укором,

вонзив мне в спину беспощадный взгляд,

под сводами старинного собора

стоял в тени взволнованный аббат…

Герои величайшей из мистерий —

мы каждый исполняли свою роль:

он силился остаться в рамках Веры,

а я хотела быть сама собой —

повязана верёвками догматов,

закована цепями аксиом,

пыталась безуспешно разорвать их…

Отчаялась… как будто бы……

А он

смотрел, как зачарованный на площадь,

где юная цыганка правит бал……

Хотел сказать:

«Спаси…… помилуй, Отче…»

Но только почему-то не сказал……

А выйдя неуверенной походкой

на мокрое, гранитное крыльцо,

дождю подставил искренне и кротко

измученную душу и лицо……

Искал меня…… искал в толпе народа,

но словно по иронии судьбы

столкнулся с хмурым взглядом Квазимодо

под злое улюлюканье толпы……

Звони, звонарь! —

за гулом красной меди

никто уже теперь не различит,

как бряцают невидимые цепи,

ритмично ударяясь о гранит,

и в кровь стирают щиколотки в танце,

а сердце девы бьётся гулко… в такт……

войди в него случайным постояльцем,

войди в него,

ты слышишь, мой аббат……

24.03.2006

Следы на песке

Я спрашивала Море в тишине:

«Скажи, за много лет ты не устало

слепым щенком лизать сосцы Луне

в приливе чувств, разбившихся о скалы?

И, голод до конца не утолив,

в отместку ощетинившейся суше,

заглатывать большие корабли,

а с ними — человеческие души?»

Вот так и я…… Взгляни в мои глаза —

в них тысячи и тысячи обломков

чужих сердец… А неба бирюза

в лучах заката, как в кровоподтёках.

Безмерная, чарующая грусть…

Охвачена тоской необъяснимой,

ты слышишь, Море, правда, я боюсь

в который раз любить и быть любимой.

Мне хочется устало лечь на дно

жемчужиной — затворницей моллюска,

и слушать, как вдали шумит прибой

негромким, прерывающимся пульсом…

Иль просто белой чайкой на волнах

качаться в ослепительном просторе…

Но я брожу по берегу одна,

улыбчиво заигрывая с Морем……

Оно меня успело опьянить,

смывая неуверенность былую,

и вот уж я согласна…… может быть…

всё может быть меж нами… Вновь рискую

и медленно, с опаскою вхожу,

нагая, в обжигающую воду.

На миг остановилась… не дышу…

ощупываю дно, не зная броду.

А волны, распалённые мечтой,

ласкают обнажённые колени,

всё выше поднимаясь… Надо мной

раскинул Ветер крылья вожделенья,

легко играя прядями волос,

целуя грудь и тонкие запястья,

он повторял настойчиво вопрос:

— Ты счастлива?

— А ты?

— Наверно…… счастлив…

И больше не подвластная себе,

исчезнув в ослепительной пучине,

я с радостью доверилась волне,

как нежному и страстному мужчине…

Но спрашивало Море в тишине:

«Ужель за много лет ты не устала

в угоду вечной страннице — Луне —

в приливе чувств всё начинать сначала?

И жажды до конца не утолив,

фатальности событий не нарушив,

лакать в изнеможенье сок Любви,

впиваясь в человеческие души……»

Пусть тают неглубокие следы

моих ступней в песке былых признаний:

есть горькая привычка у Воды —

легко смывать пунктир воспоминаний…

20.05.2006

Гонконг

Этот город…

Он липнет к телу,

тянет щупальцы улиц к горлу.

Спрут голодный — он выжрал небо,

выпил солнце, и в светофоры

вставил прочный железный клапан

/надрывайся, стальное сердце!/

Этот город сегодня плакал

и бросался дождём на рельсы,

бился каплями в твердь бетона —

обезумевший шизофреник,

подставляя морским циклонам

весь израненный правый берег.

Он впивался в мозги огнями,

потрошил хладнокровно душу,

набивая её рекламой —

Этот город — он слишком душный.

Люди — призраки,

……………………люди тени,

Люди- роботы,

……………………люди-зомби.

Это город ночных истерик —

непредвиденных, внесезонных,

словно вирус внедрялся в вены.

Я хотела бежать,

…………………но тщетно! —

небоскрёбов гигантских стены

заслоняли собою лето,

и стирали в мозгах до байта

всё, что раньше казалось важным.

Этот город промокшей майкой

липнет к телу —

………………он слишком влажный,

и глядит с голубых экранов

голубым, виртуальным небом —

он привык к виртуальным ранам

и таким же пустым проблемам.

Он не помнит, как пахнет ветер —

настоящий,

………………живой,

……………………… соленый.

Он забыл, как смеются дети.

Он живёт по своим законам —

электронным, бездушным, мёртвым.

Словно липкая шоколадка

он лежит в золотой обертке —

опостылевший…… и не сладкий…

10.04.2007

Кровавые сны…

Бесы безжалостно, всей пятерней

Горло сдавили в отчаянной схватке —

Смерть неотлучно ходила за мной

И наступала ногами на пятки…

Рваную душу, разбитую вдрызг,

Сплюнуло в ночь утомленное тело,

Взвыла душа с переходом на визг —

Как она, дрянь, умирать не хотела!

Ивы патлатые в пьяной тоске

Стайками шлюх разбрелись по оврагу,

С тощих колен, наклонившись к реке,

Пили кровавую, лунную брагу…

В небе тревожно стервятник кружил —

В Вечность открыты пустые глазницы,

Завтра гнилые остатки души

Выклюют хищные, жадные птицы.

Ладно… Терзайте, давитесь куском —

Мертвую плоть разрывайте на части,

Жрите меня окровавленным ртом,

Если так мало вам нужно для счастья.

Суки! Такими вы были всегда…

Я проклинаю свою беззащитность!

Что мне мешало убить вас тогда —

В ту человечью, недавнюю бытность?

Сил не хватило, сноровки, ума?

Может быть, жалость меня одолела?

Поздно роптать — виновата сама,

Что умертвить вас тогда не посмела.

Богово — Богу, а падаль — врагам,

Тем, что из трусости жрут мертвечину,

В спину стреляют из-за угла

И в оправданье не ищут причину.

Реинкарнацией новой Весны

Жду с того света хорошие вести —

Я умерла… Но кровавые сны

Снятся и ТАМ…… в предвкушении Мести……

Ад — он и в Африке, кажется, ад,

Рай и во льдах так же девственно светел,

Март и на Небе — естественно, Март,

Мне б до Весны дотянуть… на ТОМ свете …

26.01.2003

Морское…

Блаженны плачущие…… Плачь!!!

Терзай сомненьями стихи.

Я твой мучитель и палач,

И своенравная Стихия…

Порывом ветренным Любовь

Жестоко выброшу на рифы,

Зальет дымящаяся кровь

Твои израненные рифмы…

Я — шторм, цунами, ураган —

Стреножить душу не пытайся!

Прошу, отважный Магеллан,

Остынь… Не дергайся, не кайся…

Себя напрасно не вини

В том, что душа кричит от боли —

Ты гибнешь в метре от земли,

Растратив зря остатки воли…

Свирепый, дикий и шальной

Мой гордый нрав тебя погубит:

Тот обречен, кто под луной

Сирену нежную полюбит…

Швыряю хрупкие ладьи

И в щепки разношу причалы,

Топлю с усмешкой корабли…

Но мне все мало… Мало… Мало!!!

Иду, как грозный исполин,

И жизнь, и море по колено!

Ты рвешься из последних сил

Ко мне… А я морскою пеной

Растаю в любящих руках,

Исчезну, ускользну… Но снова

Ты, подавляя в сердце страх,

Меня зовешь… И с полуслова

Я откликаюсь за спиной

Раскатистым, беспечным Эхо

Иль, как насмешливый прибой,

Вдруг захлебнусь безумным смехом…

Одним движением души

Срываю цепи с Небосвода,

И выхожу на виражи

Высоких уровней Свободы.

Нелепо, в общем-то, поверь,

Просить пощады у Стихии…

Я ласковый и нежный зверь,

И никогда не стану Штилем…

Затихнет Ветер — ты умрешь —

Твой Парус сникнет в одночасье.

И с опозданьем вдруг поймешь,

Что лишь Стихией мог быть счастлив.

07.06.2003

Потанцуем?

Глаза в глаза —

сверкающий металл

двух взглядов пересёкся в поединке,

и вздрогнул в тишине огромный зал,

разбуженный аккордом дерзкой скрипки…

Насмешливо смотрю из-под ресниц,

ничем уже, по сути, не рискуя…

Оставим церемонии, мой принц…

Иди ко мне…… ты слышишь?

Потанцуем? — )))

Двойной щелчок испанских кастаньет,

чарующее соло гитариста……

— Аллё, диджей, убавьте в зале свет,

пожалуйста… — )).

Роскошное монисто,

как молния, сверкнуло в полутьме…

Твой взгляд сродни прищуру ягуара.

Берешь меня, не спрашивая, в плен,

рукою притянув к себе…

Гитара

играет всё стремительней…………

Лицо

вдруг вспыхнуло от близости зарею,

но стягивает гордости лассо

бунтующую чувственность петлею…

А в дробном перестуке каблучков

слышна чуть различимая угроза,

ловлю тебя с улыбкой на крючок,

приманкой выбирая запах розы —

волнующий, тончайший аромат

духов моих в сознанье проникает……

Я сделала внезапно шаг назад,

под натиском невольно отступая……

Но тут же обнажённою спиной

почувствовала твердь твоей ладони…

Ах…… тише… осторожней, дорогой……

не надо так…… пожалуйста…… мне больно…

Но тщетно……

Нас сближает каждый миг —

глаза — в глаза……

и губы ищут губы………

Ты с трепетной горячностью приник

к груди моей

под угасанье румбы…………………

11.10.2005

Мой Капитан, мы отплываем

Пардон муа…

Ваш скромный юнга

сегодня, кажется, прозрел…

И за мгновенье…… за секунду(!)

так к капитану прикипел,

что…

Ладно…

К чёрту объясненья!

Уместен тут лишь крепкий мат……

Вы мне по нраву… без сомненья…… —)))

И я готова с вами в такт…

нет, то есть…… в полном резонансе

сердечно-чувственных валов

лететь по морю,

вскинув парус

волшебно-алых, нежных слов…

Мой Капитан, мы отплываем……

Я обещаю не бузить,

и, если надо, буду драить

(что в переводе: просто «мыть»)

всю эту палубу до блеска,

латать и штопать паруса,

стоять на вахте,

слушать песни, лаская взглядом небеса……

И, по возможности, стараться

не затевать на судне бунт

(с моим характером-то… братцы(!)

ну, это ладно… как-нибудь

переживу…… перекантуюсь…)

А, если вдруг случится бой

(ведь тот не пьёт — кто не рискует)

я буду рядышком с тобой…

Отдам и жизнь, и папиросы —

что ни попросишь — так и знай…

И только ты меня матросам,

прошу…… как «приз», не отдавай…… —))

Вообще, дурацкая примета:

к чему вам дама на борту?

Но, если что… вы сразу…… это —

меня, как Стенька ту княжну —

рррррраз — и выбрасывайте в воду

(при мне всегда мой спас-жилет)

к тому же я люблю Свободу —

и не обижусь, право… нет… —))))

Ну, что ж… поехали кататься!

Дай руку…… слышишь, Капитан…

Зачем целуешь мои пальцы

и шепчешь нежно: «Не отдам……»?

Ты не отдашь меня пиратам?

И морю тоже не отдашь?

О-оо… я прошу…… ослабь объятья —

на нас же смотрит экипаж…

22.10.2005

Ночь взорвалась игрой теней

Двух лун расплавленный металл

мгновенной вспышкою рефлексов

пронизывал…… и прожигал

всё — от сознания до сердца,

когда одна… в кромешной тьме

я вдруг почувствовала рядом

твоё дыхание и свет

тревожно-пристального взгляда…

Ночь взорвалась игрой теней,

внезапным шелестом и свистом

от крыл испуганных мышей —

летучих, мечущихся мыслей……

И сонмы духов неземных

вошли в меня легко… незримо……

Ты был прекраснейшим из них…

В безмолвной, жуткой пантомиме

вставал гигантскою скалой,

как призрак в чёрном одеянье,

склоняясь молча надо мной —

красив, загадочен…

О, дьявол!

И стали трескаться миры —

дохнуло ветром сквозь расколы,

взметнулись синие костры

уже к иному небосклону,

чей колдовской ультрамарин —

не тонкая полоска спектра,

а тень прошедшего сквозь фильтр

любви волнующего света…

И я забыла обо всём,

в плену двуликих полнолуний…

Лишь предков дикий, страшный зов

в глаза сияющие дунул……

Разверзлось небо…

Громкий рык

взметнулся к соснам хищной птицей…

Я обернулась в тот же миг

волшебной, белою Волчицей…

Уверенно взяла твой след,

что лёг причудливым узором

на мыслей хлюпающий снег……

Ещё немного……

Скоро… скоро……………

ты тенью ляжешь под меня,

и в наст холодный — отпечатком,

горячей кровью окропя

снега безмолвного распадка…

Но в тайне, сглатывая боль,

признать, увы, не будешь волен,

что этот стон

и эта соль внезапных слёз

была любовью……

10.10.2005

Мы, однако, сюда не за этим пришли

Сорван голос,

и влип

в Вечность намертво хрип…………

Не трясите за плечи усопших!

Стекленеющий взгляд —

ни вперёд……… ни назад —

оседает в разорванном прошлом……

Не смотрите в глаза тем, кто выскользнул «за» —

в непроглядную, гулкую бездну,

где ни вашей беде, и ни вашим слезам

не найдётся ни смысла………… ни места……

Кровью брызнул рассвет

и свалился в траву,

как солдат с перерезанным горлом,

с потускневших небес

оборвав синеву

и задёрнув ее чем-то чёрным……

Сквозь пробоины — дым…

С развороченных крыш

разлетались испуганно птицы……

И один……… средь руин

громко плакал малыш,

а слезинки дрожали в ресницах…

Но не слышала мать —

(только-только душа,

отделившись от бренного тела,

сквозь кирпичный завал просочилась, спеша

в мир иной……)

Нет! Она не хотела

покидать этот сад, опалённый огнём,

обожженные пламенем вишни,

где сынишка кричал…… умолял об одном:

— Мама…… мама, очнись!

Ты не слышишь?

«Что ты, милый…… я здесь!» —

над головкой родной

заметалась…… забилась в тревоге…………

— Обыщите всё!

— Есть!

— Рядовой Иванов, — чей-то голос послышался строгий, —

сколько тел удалось опознать?

— Только два…

Я стрелял по указанным целям —

вот по этим…… и ближним… соседним домам:

тут разруха, а те — уцелели……

— Где же скрылся второй боевик? Не пойму……

Прочешите все здания рядом!

— Может, в окна гранату? Хотя бы одну……

— Нет…… успеем…… пока что не надо……

— Кто там плачет? Взгляни……

— Да какой-то пацан……

— Ранен что ли?

— А хоть бы и ранен……

Мы, однако, пришли не за этим сюда,

чтобы совесть свою лихорадить…

— Всё… уходим!

Душа

посмотрела им в след,

и печальным… всевидящим оком

на груди лейтенанта какой-то конверт

отыскала в кармане глубоком…

Пробежалась, тоскуя, по россыпи слов,

по созвездиям рвущихся строчек:

«Здравствуй, мама…… родная…

Я жив и здоров…

……………Как там дочка — Алёнка,

……………………………………сыночек?"

…………………………………………

Сорван голос,

и влип

в Вечность намертво всхлип…………

Не трясите за плечи усопших!

Стекленеющий взгляд —

ни вперёд……… ни назад —

оседает в разорванном прошлом………

21.10.2005

Вся твоя жизнь — сплошной экстрим

А жертв мы оба не хотим……

О, кей, мой друг…… так и запишем…

Душа твоя — сплошной экстрим, —

что рвётся к космосу……… и выше……

— Поехали!

Ну, улыбнись…… —))))))))

Пусть носом кровь — от перегрузок —

но коль сорвался в эту высь —

терпи…… мужайся……

Сесть на пузо

всегда успеем, дорогой……

Пять атмосфер иль сто — не важно —

сопротивление душой

ты оказать обязан каждой…

Я придавлю тебя слегка

(……………………совсем чуть-чуть…)

На грудь — колено……

На горло — нежная рука,

и пальцы сдавят постепенно

твоё сознание……

Мой Бог!

Ну, вот он минимум желаний:

для счастья нужен просто вдох —

обычный вдох……

Я ослабляю

стальную хватку:

………………подыши… — )))

Прекрасен ты — глоток свободы!

Но, нет…… не надо…… не спеши

опять лишиться кислорода……………

Во тьме прильну к твоим губам —

и вновь дыханье перекрою,

без сожаления…… да-да,

лишаясь власти над тобою……

В горячих, ласковых руках

теряю волю…… и слабею…

Нет, больше я не в силах… аа-ах……

оказывать сопротивленье…

Отныне ты — мой Господин…

Живи…… люби, повелевая……

А жертв мы оба не хотим,

но всё ж я стану самураем —

чтоб за хозяина отдать

и жизнь…… и дух на «три — четыре»…

Тебе, мой Бог — повелевать…

А мне в итоге — харакири…

Нет, жертв мы оба не хотим —

рабы высокой Амплитуды…

Вся твоя жизнь — сплошной экстрим…

Моя……………

Сказать?

А ты подумай… —))))

16.10.2005

Дикие игры… Симфония белой воды

Этот стих я посвящаю своему мужу Андрею, который ежегодно отправляется покорять безумные реки горного Алтая на катамаране, рафте, каяке… (Успешно!) —))

* * *

Сосновый дух………

………удар под дых……

— Рывками…… У-уууххх!!!!

(а там обрыв)

— Обходим!!

(траверс… кормовой……)

— Куда ты?!!!! Ё-ёёёё……!!!

Над головой

Оскал воды……

Оскол… ки… дня………

Ошметки чув-ств…

И по… к-камм… ня-м… м-м…

Сознанья прочный монолит

Расплющен……

Выдолблен……

Разбит…………

Секунд неистовый поток,

Минуя шейный позвонок,

Ломает выдержку реки,

И каяки — как поплавки —

Летят стремительно вперёд

(а там опасный поворот —

шизофренический вираж…)

Река и люди входят в раж!

— Да, к черту мысли про обнос!

Пройдём легко…

Готовьте трос!

— Серёга! Ты на перехват…

(вниз по течению стоят

Хранители) — храни их Бог…

А небосвод давно оглох

От рёва бешеной воды…

— Держи весло……

Греби… Греби!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Хрустальной крошкой

Брызнет страсть

В реки оскаленную пасть

И мощный, многотонный рык

Войдет под ребра,

Точно клык —

Заточкой сколотых камней…

— Водоворот!

Левей…… Левей!!!!

Лишь чуть замешкался каяк —

Волны увесистый кулак

Швырнёт…

(навалится на грудь

Река всей массой) —

Не вздохнуть…

Но надо выдержать удар……

Рывок…… Каяк… Вода… Стоп-кадр……

Сжигает бешеный азарт

Под спас-жилетом миокард,

И даже ледяной поток

Не в силах остудить его…………

Как спиннинг — радуга-дуга,

Вдоль трассы скачут берега,

И в шумном ореоле брызг

Я в сотый раз иду на риск……

И в сотый раз вступаю в бой —

Нет, не с водой — с самим собой…

………………………………

P.S. Мы оба к вечеру устали……

Река сдалась (а я — едва ли…)

Теперь она, найдя равнину,

Покорно ляжет под мужчину —

И будет ласковой и нежной,

Доступной, щедрою, безбрежной……

06.11.2004

Последняя песня Сирены

Ветров вселенских звездный шквал,

Срывая с волн могучих пену,

Приворожил

Околдовал

Пленил (!)

Мятежный дух Сирены…

Истомой сладкою проник

В пьянящий Голос

Нежным тембром —

И светлой струйкою родник

Забил легко…… самозабвенно……

Сирена пела……

Бег веков —

Как свежий выдох океана,

Она манила моряков —

Колумбов,

Дрейков,

Магелланов……

Галактики срывались с мест,

Сердца стучали,

Вожделея,

Но как-то раз великий Зевс

Прислал к ней в гости

Одиссея………

Красив, как Бог… Могуч… Умел……

Хрустальных волн, разрушив стены,

О, Одиссей, как ты посмел

Похитить сердце

У Сирены?

Впервые с губ сорвался стон…

Жестокий рок —

Колдунья знала,

Что всех, кто был в нее влюблен,

Она невольно убивала…

Взметнулись в небо паруса,

В лучах рассвета

Пламенея,

Бриллиантом дрогнула слеза,

Раздался голос

Одиссея:

«Я подношу к твоим губам

Мою изношенную душу,

Возьми,

Оставь мне новый шрам —

Я все стерплю………

И не нарушу

Священной трапезы твоей………»

Он обречен……

Сирена пела………………………………

«А я? Я буду всех нежней —

шептал герой —

Ты так хотела………»

На капитана моряки

Глядели, слыша отголоски

Любовной жалобы,

Тоски —

Но уши их залиты воском……………

В плену губительных страстей,

Поёт Сирена

(или плачет…………)

К ней руки тянет Одиссей………

Но тщетно —

Он привязан к мачте……………

Корабль сменил мгновенно курс —

Команда налегла на вёсла,

Презрев пленительный искус,

Смеются радостно матросы………………

В глазах Колдуньи

Страх и боль……………

Порвется нить —

От сердца к сердцу…………………………

Суровый ветер слижет соль

С холодных губ —

И не согреться,

Не видеть больше этих глаз,

Любимых рук не ведать ласки…

Петляет судно

(левый галс…)

А дело движется к развязке………

Еще страдает Одиссей,

Томим невыносимой жаждой,

Разлуки миг —

Как сто смертей,

И он убит, раздавлен — каждой……

Вдруг тишина……

Погас мотив…

Рассеялись, как дымка, чары…

Любовь, в себе похоронив,

Колдунья

Молча умирала…

Торжественно и не спеша,

Под вечный шелест легкой пены,

В ночную тьму

Ушла Душа

Влюбленной,

Ветреной

Сирены…

18.11.2004

Моей Музе — с любовью и признательностью

Мы первый раз с ней встретились нежданно

на кладбище

пятнадцать лет назад

у каменной плиты с гравюрой:

………………………………… «Анна»

и контуром печальных стёртых дат…

Мой дух витал меж небом и землёю.

В живых уже не числившись давно,

туманом белым

…………в пристани Покоя

я медленно скользила меж крестов,

росой в ветвях сверкала ранним утром,

беспечно наслаждаясь тишиной.

Как вдруг пришла Она……

И почему-то

подумалось: «Она пришла за мной………»

Старушка в ветхой, латаной одежде

склонилась над могилою… и тут

единственный, застенчивый подснежник

с улыбкой положила на плиту.

Я вздрогнула…… очнулась……

Вспышкой счастья

откликнулся в душе её визит.

— Ты будешь петь! — сказала она властно.

— Лишь только петь? А жить? Я буду жить????!!!

Но Муза (а ведь это была Муза)

исчезла, растворившись в тишине.

Подснежник лёг на сердце тайным грузом —

пророчеством, оставленным земле.

Как петь?

Когда не грунтом двухметровым,

а Вечностью раздавлена душа?

Свой первый стих — бесплотный и бескровный,

я всё же написала, не дыша…

В нём рифмы растекались жидким воском

оплавленных свечей «за упокой»,

и буквы, как искусственные розы,

в венки ложились зыбкою строкой…

Восставшая из тлена и из праха,

я призраком бродила меж людей,

вжимая в плечи голову от страха

на сцене слишком шумных площадей…

А ночью утомлённо возвращалась

в привычный мир кладбищенской тоски

и как бы там ни билась, ни старалась,

писала только мёртвые стихи…

Но время шло……

И как-то раз под вечер

Она опять тайком пришла в мой дом —

в другой одежде, и в другом обличье,

но голос…… этот Голос так знаком!

— Ты выстояла в первом поединке

и смерть преодолела…… Но держись!

А хватит ли тебе ума и силы

взвалить на плечи просто слово «Жизнь»?

Входи в неё!

Врезайся теплой плотью

до дрожи… до озноба… до нутра……

гвоздём, вбивая душу между строчек,

чтоб кровь из них реальная текла,

чтоб ранами на сердце обнажённом

сочились бы пороки и грехи,

как язвы на лице у прокажённых.

Я вновь тогда засела за стихи…

Холодными, метельными ночами,

рукою неуверенно скользя

по белому листу, не замечая,

как день сменяла новая заря…

А нынче Муза вдруг явилась снова,

и пристально в глаза мне заглянув,

спросила очень тихо:

— Ты готова

последнюю черту перешагнуть?

Взволнованна, я медлила с ответом…

Как вдруг сквозь щели призрачных миров

повеяло волшебным, тёплым Ветром,

и тут же сотни тысяч голосов

взорвали мой уют…

Я онемела

и в ужасе отпрянула, но Мир

уже врывался весело и смело

потоком новых образов и рифм —

безудержных, счастливых, многогранных,

как самый чистый, звонкий детский смех……

И Муза мне шепнула:

— Слышишь, Анна,

а сможешь ли осилить слово «Свет»?

24.05.2006

Пленительная сила Урагана

Нет, не любви(!) —

…………………безумия прошу…

Ты спрашиваешь, Отче:

………………………… «Как посмела?»

Всё чаще и безбожней выхожу

за выступы, за грани, за пределы……

Я — Музыка,

пробившая заслон,

слетевшая с бобин или с катушек,

взорвавшая волной магнитофон,

где плёнкой допотопною задушен

хрипит и содрогается июнь

в предсмертной какофонии конвульсий,

а я, осатаневшая от пуль,

держу у Вдохновения на пульсе

кровавую, пробитую ладонь

и чувствую в сбивающихся ритмах

до крика обжигающую боль…

Но Музыка жива(!)……и не убита……

Выплёскиваясь алою рекой,

пульсирует, волнуется, клокочет…

И вот уже июнь, как заводной,

смеётся надо мною…… нет(!) — хохочет…

Безумия……

……………безумия молю!!!!!!!!

Растерзанная вешними ветрами,

красивая и смелая стою,

с восторгом ожидая Урагана…

Затворница —

Стихия из Стихий,

отпущенная Господом на волю…

Теперь уже поди останови

стреножь меня, безумную, попробуй!

Никто ещё доселе не пылал

огнём таким, помноженным на годы

слепого заточенья между скал

алмаза в кулаке пустой породы…

Где в жутких катакомбах у ядра

расплавленных пластов земного шара

душа моя нетленная ждала

и срок свой непосильный отбывала…

Вбирая постепенно в плоть и кровь

энергий фантастических громады,

я выстрадала, вырвала Любовь

из глотки опостылевшего ада.

Мой Голос смог впитать в себя весь пыл

и рокот содрогнувшихся урочищ…

Восставшая из праха и могил,

я вышла на поверхность поздней ночью —

изранена…… шатаясь на ветру…

Блуждающим в растерянности взглядом

смотрела на огромную Луну…

С души моей последним камнепадом

и комьями с разорванных одежд

земля слетала в пыльном ореоле …

А воздух был так холоден и свеж

до дрожи……

…………до отчаянья…

……………………………до боли…

Постигнув философию Огня,

взметнулись ослепительным фонтаном

мелодии, настигшие меня,

и песни потекли горячей лавой…

Волнуясь, обжигая мне язык,

как кровь, от напряженья хлынув горлом,

они вдруг трансформировались в крик,

созвучный оглушающему горну……

И тут же вдохновенно и легко,

вплетаясь в ослепительное соло,

над миром зазвучал Небесный хор —

возвышенно……

…………………прозрачно……

……………………………невесомо,

чьи звуки набирали высоту

………………и тайную неведомую силу,

являя мне такую чистоту,

что слушать их без слёз невыносимо…

Нет, не Любви…

……………безумия прошу(!) —

стремительную силу Урагана……

Лишь так в своих ладонях удержу

весь Космос, разлетевшийся на гаммы,

на тысячи симфоний и сонат…

Дай Бог не обессилить, не оглохнуть

и Музыкой пленительною стать,

ветрами вышибающею стёкла……

14.06.2007

Тайное желание-

Я хочу быть мужчиной… и жить в девятнадцатом веке,

На задворках Парижа, в какой-нибудь старой хибаре…

Только холст и мольберт…… да шампанского бурные реки —

Холостяцкий притон в никотиново-пьяном угаре……

По субботам (не чаще) — толпа разношерстной богемы,

В воскресенье — похмелье…… А к вечеру — творческий поиск

В духе: быть иль не быть — тупиковость бредовой дилеммы,

И попытка успеть на ночной, проезжающий поезд:

В никуда…… просто так…… от себя… от судьбы убегая……

До бровей, нахлобучив нелепую, старую шляпу,

Вдохновенно бродить по пустым, неуютным бульварам,

Исподволь различая единственный, трепетный запах —

Запах женщины: самки… замызганной прачки… графини…

Проститутки… студентки… красавицы с нежною шеей:

Все они для художника — Музы……… Святые……… Богини… —

Материал для еще не рожденной пока Галатеи…………………

Будет флирт…… После — исповедь женской души да объятья…

Тесный сумрак купе или номер в дешевом отеле,

И порыв Вдохновенья на узкой, скрипящей кровати —

Просто проба пера на горячем, податливом теле…………

Только утром не надо… О, Господи…… правда, не стоит

Заводить разговор о женитьбе и прелестях брака…

Ночь прошла…… Возвращаюсь в своё… холостое(!)

Одинокое логово — счастье какое, однако!!!!

Всю неделю теперь, перепачкавшись по уши в краске,

Забывая поесть… расчесаться…… одеться…… побриться,

На невинность холстов, вожделея, смогу изливаться

Легким семенем грёз……………

…………(не судьба мне мужчиной родиться —)))))))

12.01.2005

Безумству храбрых поём мы песню!

Мне предлагают дружбу……

…………………………Боже мой!

Смеюсь……

Нет, просто падаю от смеха……

Любовь — безумство?

…………………Ладно, шут с тобой……

Уговорил!

Но сам ещё не въехал

в итог душеспасительных бесед

(внимаю им…… и медленно зверею…)

«Жизнь — мимо прёт…… а будущего нет…» —

ты правда веришь в эту ахинею?!!!

Так…

погуляй……

расслабься…… подыши,

в последний раз исполненный покоя………

Ты жаждал новой встряски для души —

что ж будешь биться в стенку головою……

Привет соседям!

(тем, что за стеной)

Коль спросят:

от чего такое буйство?

Ответь им,

мол, друзья, такой ценой

веками люди платят за безумства,

башкою вышибая кирпичи

(и это в дополнение к ущербу,

что ты ещё пока не причинил,

но причинишь кому-то непременно…)

Всё впереди:

помеченный висок

(вот здесь войдёт…… а тут, наверно, выйдет,

ах, нет…… чуть-чуть левей… наискосок……

без промаха……

……………рассчитано…

…………………………навылет……)

Ну, это так……

………………оценка перспектив……

В конце концов, мы можем увернуться —

и весело……

………с улыбкою сойти

с трагичного намеченного курса…

Трагедии —

………вот здесь уже сидят…………

Комедий в жизни тоже —

………………………… выше крыши……

И так достал предвиденный расклад,

что хочется пойти на риск,

……………………………… но выжить…

И Счастье пить с ладони у Любви,

захлёбываясь чувством небывалым,

с надеждой провожая корабли,

гружёные страстями, от причала……

Беспечно…

…………обезбашенно……

…………………………легко………

сорваться на фрегате в кругосветку

на поиски волшебных островов

и столь же необычных континентов……

Любовь — безумство?

Да!!!

Конечно, да!!!!!!!!

А жизнь невероятно интересна,

когда идёшь по ней — в руке рука……

Итак……

Безумству храбрых — эта песня……

10.12.2005

Обнаженная маха…

Маха — так называют в Испании женщин из простого народа……

Герцогиня Альба — возлюбленная живописца Гойи, пожелавшая, чтобы он нарисовал ее простолюдинкой — то есть махой…(в одежде. и без…)

Гойя страдал глухотой……

(пишу все это во избежание недоразумений) —))))

* * *

Кровь…… вязкая…… капает

С кисти масло —

(просто…… алая… алая… краска……)

Боль……………………………

Площадь Пуэрто-дель-Соль…

В главном соборе сеньоры

Молитвами дышат…

— Что с Вами, Гойя?

— Он ничего…… не слышит………

Солнце — пробелами — белыми……

В призме причудливый спектр

Страха —

Радуга Абсолютизма………………

Маха —

Дань обнаженной натуре.

(герцог — рогатым мужем —

смотрит с портрета: работа Гойи).

Ужин

Подан на две персоны…

Море

Рвёт на себе рубаху ветра (муссона)……

Маха —

Нет, герцогиня Альба

(совсем раздета)

Сладко уснула в объятьях Таланта…

Лето……

Всё, что с земли было поднято

Разумом гения —

Свято!

Вы непорочны, моя герцогиня!

(вата —

о, глухота, что окутала разум

навечно!)

Спи, моя Маха,

невинно…… спокойно…… беспечно………

Я искуплю каждый миг

Твоих грехопадений…………

Спи, Каэтана, —

Шептал обезумевший гений……

Кисть повторяла изгибы

Прекрасного тела —

Каждую родинку,

Каждую впадинку……

Смело (!)

Дерзко…… стремительно…

(точно до тени…… до блика…)

В полупрозрачности кожи

Тепло сердолика………………

Нежная грудь чуть вздымается —

Женщина дышит.

Море шумит за окном

(но художник не слышит………)

Страсть овладела

Могучей, бунтарской душою —

Гойя — ты раб,

Что обласкан своей госпожою!

Где твоя гордость,

Упрямство испанского мачо?

Выдержка…… мужество…… твердость?

(…он…… кажется…… плачет…)

Сердце Мадрида

Светилось кострами привычно,

Суд инквизиции скор на расправу

(известно…)

Гойя бунтует —

Сарказмом альбома «Капричос» —

Смело… Талантливо…

Ошеломляюще дерзко!

Годы прошли —

Под пятой Бонапарта испанцы…

Кости хрустят

У бесстрашных испанских идальго.

Гойя бунтует в картинах —

«Расстрелом повстанцев»,

Но остается рабом

Ослепительной Альбы………

Разум уснул,

Порождая голодных чудовищ —

Страшный Сатурн

Пожирает свое же потомство…

Капают с кисти

Горячие капельки крови —

Алая краска —

Безумной Любви

Вероломство……………

25.11.2004

Миллион алых роз или крещенская история

Мороз крещенский.

— Пей, старик.

Да сколько ж надо выжрать водки,

чтобы согреться хоть на миг?

А на закуску — ни селёдки,

ни хлеба нет… и…ни шиша……

Центральный парк сверкал огнями.

там… на задворках два бомжа

бутылку дружно допивали.

— Ну, ладно, брат…… на посошок —

да я пойду.

Глянь… минус двадцать.

— Уходишь, парень? Ххх-х-хорошо…

— А ты?

— А мне… куда податься?

— Бывай.

На парк спустилась ночь.

Сковало дрёмой карусели.

И вдруг…… мелодия…… точь в точь

мотив знакомый

……еле-еле

Откуда-то издалека

о, нет… почти из прошлой жизни

такая светлая строка:

«Жил был художник……»

…………………рвались мысли.

Крепчал докучливый мороз.

И, побеждённый алкоголем,

старик упал.

Река из роз

врывалась в душу сладкой болью.

Текли слова из темноты

о чудаке, что смог когда-то

«продать свой домик и холсты……»

Безумец!

Стоила ли траты

минута радости…… одна(!)

какой-то взбалмошной актрисы?

Не правда ль, странная цена:

за «море роз» платиться жизнью.

Старик лежал, открыв глаза,

а звёзды падали, сверкая,

в хмельную душу…

Вдруг слеза

одна…… горячая…… скупая

последней точкою над «i»

скатилась в таинство финала…

Он умирал…

…………Но он любил

…давным-давно

……………………И алых-алых

десятки ярких,

………………дивных роз

дарил с улыбкою любимым.

Вдруг поезд Жизни —

………………………под откос…

Не всем, увы, хватает силы,

в минуту горя встать с колен,

не очерстветь,

…………не опуститься.

Последней строчкою куплет

упал израненною птицей.

А утром в ворохе газет

пестрели скорбно объявленья:

«В центральном парке человек

………замёрз

…………………в глубоком опьяненьи……»

17.01.2006

Эдит

Как доверчива — к вечеру.

………… Ближе к ночи — порочна.

Превращается в женщину из подростка.

Морочит,

непутёвые головы

………мимолётным мужчинам.

Взгляд — холодное олово.

………………Тело — нежная глина —

(так податливо… пряно…)

А в Париже…

…………………в Париже

ветер дерзко и пьяно

………………обрывает афиши,

и газетные сплетни в раскалённом эфире

полосуют, как плети, её светлое имя.

Она курит до пОлночи,

………………и в оконном проёме

пальцы снова беспомощно

……………………чертят контуры боли

по стеклу запотевшему…

………………Холодком — по запястьям…

Голос с трещинкой, севший

…………что-то шепчет

………………………о счастье…

И прозрачными струями утекают бульвары,

дождь небесными струнами

………………метит гриф тротуаров.

Это хмурое, тусклое

…………………утро в старом отеле,

как любовь по-французски —

………………………без последствий и цели,

как круги под глазами —

………………………отпечатки бессонниц…

И к тому ж в наказанье этот голос…

Ах, Голос!

Он дрожит и срывается,

……………………словно птица с обрыва…

Он, как флаг развевается

…………………Он — подобие взрыва.

Как призывы набатные —

…………………и ему рукоплещут(!)…

Сильный,

………………дерзкий,

…………………………крылатый он —

нежный,

……………трепетный,

……………………………вещий…

А она — слишком грустная

……………………и по детски-стыдлива —

как продрогшая Музыка,

………………………отдаётся мужчинам.

В ласке черпая силы, согревая ладони.

Шепчет:

……… «Милый мой…… милый,

…………………………что ты знаешь о боли?»

Снова клавиши скалятся —

………………………как на холоде зубы,

нервно клацают…

…………………Давятся

…………………………………медным пафосом трубы.

И пестреют афишами

……………………облетевшие скверы.

Снегопад над Парижем……

……………………………и

…………………ожиданье премьеры…

01.12.2006

Жажда

Стану твоим проклятьем…

……………………………(милый, я не хотела……)

……Лёгкое чёрное платье…

…………………Гибкое нежное тело…

Ветер раздует пламя… Огненным океаном

Испепелю желаньем……………

…………………Пыткой твоею стану……

……Выстудил чёрный Космос

……………………душу мою, любимый……

Я расплетаю косы………

……………………Я обнажаю спину………

Дым в зеркалах —

……………Размыто светлое отраженье…

Губы твои — избыток

……………………горечи…… наслажденья…

Март лихорадит запад —

………………………Звездных дождей предтеча……

Платье…… скользнуло на пол……

………………………Ты мне целуешь плечи……

……………………………Родинку на запястье…

Нежность — душистым хмелем……

Ласка — ожоги страсти на обнаженном теле…

Жажду познавший странник………

…………………Слышишь? Напейся вволю………

Чувство мое — изгнанник,

………………………обремененный болью…

…Пей меня, мой хороший………

…………Стон — родниковым всплеском…

Пей мою душу… кожей……

……………взглядом…… губами…… сердцем………

Глаз васильковых омут……

………………Мыслей твоих нескромность…

Нет…… не тебе… другому —

………………………… …я оставляю гордость…

Нет…… не тебе… другому —

…………………девственную стыдливость…

И…… не тебе… другому —

………………………я в этот раз приснилась…

Ты же — не сон……… не грёзы —

………………явь моя……… наважденье…

…………………………В теле весеннем грозы —

…………………………………радостное смятенье…

Соком прольюсь горячим…………

…………………Крик мой — ночная птица…

Сердце желает…… плачет………

……………………………Дай мне тобой напиться…

Рвется дыханье……………

………………………таю………………………

Тело твое — пучина…

………………………………падаю………

…………………………………………исчезаю……

……………………в ласках твоих…………

……………………………………………………мужчина…

………………………………………………………

…………………………падаю…………………………

………………………………………………………

…………………………………………исчезаю……………

………………………………………………………

……………………………………в………… лас-кааа-ах………

…………………… тво-ииии-их

19.12.2004

Сколько вызрело полнолуний!

Свежесодранной волчьей шкурой

расстилалась под небом степь,

И луна, озираясь хмуро,

…………исподлобья сочила свет

на поля, на луга, на горы

…………жёлтой патокой тишины,

а ветрА оголтелой сворой

рвали рощицы за штаны…

Два патрона…… один — навылет…

Смерть — волчице…

Охотник — рад……

Сучье племя — собаки — взвыли,

нервной дрожью смирив азарт…

Дымом — кровь…

……………преисподней — пасти…

Тушу — в сани……

……………и перекур………………

Много ль надо ловцам для счастья? —

пару-тройку звериных шкур,

да уйти

к потайной избушке —

слушать ветер в печной трубе…

По сто грамм…

Ну, а после тушу

освежовывать

на дворе…

Как вернЫ и точны движенья —

нож легко полоснёт живот,

пальцы быстро… без напряженья

между ребер скользнут

и вот

на ладони кровавым сгустком

сердце волчье…

— Ко мне, Дружок!

Хочешь мяса? Попробуй…… вкусно……

На вот…… ешь…… Ешь, сказал…… щщщенок!

И слюной истекая,

жадно,

торопливо

вгрызался пёс

в мякоть волчьего миокарда,

кровью вымазав теплый нос……

Вдруг незримо… в лицо убийцы

недоверчиво…… с холодком

заглянула душа волчицы

Дрожь — по телу…

И в горле — ком……

— Что-то ветром подуло… чуешь?

Эй, Дружок…… заходи-ка в дом…

Хрен с ней… с тушей…… доосвежуем…

как-нибудь не сейчас…… потом…

Поплотнее захлопнув ставни,

он не видел, как в лунный свет,

серпантином вплетался странный,

незатейливый, волчий след —

так Душа уходила к звёздам,

унося с собой тайный груз,

чтобы вечером зимним… поздним……

источать колдовскую грусть…

И с тех пор по ночам не спится

ни охотнику и ни псу —

голубые глаза Волчицы

льют с холодных небес росу…

Сколько вызрело полнолуний!

Сердце мается — вой не вой:

не забыть той Волчицы юной —

видно, душу, взяла с собой………

01.08.2005

Влечение Света

Явись ко мне, Единорог,

мечтой из высшей полусферы,

как ураган,

…………сбивая с ног

ханжей, слепцов и лицемеров.

Взрывая ночь фонтаном брызг,

из глаз выплёскивая море,

пади передо мною ниц

(пока ещё по доброй воле).

Но нет, ты горд!

И сгоряча,

в пылу пьянящего азарта,

как будто бы не замечал,

что жизнь поставила на карту

и честь,

………и совесть,

…………………и покой.

Но чувства требовали боя!

Ты вызывал меня на бой

и нарекал его Любовью…

Из фантастических миров

в мой дивный сон входил Мужчина —

могучий, как Единорог,

земной — но лишь наполовину…

Глаза в глаза!

Снопы лучей

взметнулись ввысь волшебным светом.

Ты в непокорности моей

искал мучительно ответа,

держа на расстоянье рук.

А почему? Уже не важно…

Мы не заметили, как вдруг

сошлись жестоко в рукопашной…

И я отпрянула на миг,

едва лишь ты коснулся кожи,

а с губ твоих сорвался крик —

крик побеждённого, о Боже!

Как будто брали на излом

мои горячие ладони…

и этот крик… и этот стон —

в них столько счастья…

или боли?

От раскалённости среды

огнём сияли крылья Ветра.

Ты целовал мои следы,

познав во тьме влеченье Света…

И с шумом падали к ногам

цветные струи водопадов,

мы шли с тобой по облакам,

мы шли с тобой……… с тобою рядом…………

Так целомудренно близки,

сливаясь душами до боли,

и так бесстыдно далеки,

«до счастья» слиться не позволив…

Инстинкты плоти, укротив,

я оказалась недотрогой,

во имя истинной Любви,

смиряя нрав Единорога……

23.05.2006

Весна

Бессильна,

……………немощна

………………………душа

сочилась влагою проталин,

а снег февральский, не спеша,

за слоем слой

……………………скрывая раны,

её прилежно бинтовал —

так бескорыстно милосерден,

она ж водой из-подо льда

глядела в розовое небо,

вбирая теплые лучи

сквозь призму тающих кристаллов,

сковавших звонкие ручьи

………………………давным-давно.

О, как устала

томиться в сумрачном плену

седых,

………безжалостных морозов

душа,

………в предутреннюю мглу

с ветвей берёз роняя слёзы.

Живым,

………мятежным родником,

в миг обезумевшим от боли,

она металась подо льдом —

и день, и ночь

………………рвалась на волю.

Ей нужен был один лишь вдох

свободы,

……………света,

……………………кислорода.

Вдруг шквал разбуженных Ветров

дал знак к началу ледохода.

И сотни трещин в тот же час

опасной,

…………тонкой паутиной

взорвали дремлющий каркас!

Весна невидимым пунктиром

на карту властно нанесла

границы всех своих владений:

Взгляни вокруг —

…………………им нет числа.

Земля охвачена смятеньем……

Неровным пульсом родников

стучит в висках

…………………мотив знакомый:

Пришла Весна!!!!!!!!

Пришла Любовь!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Природа скинула оковы —

и, словно Женщина, с колен

восстала в солнечных одеждах

над миром…

Будь благословен

в ладонях крохотный подснежник……

28.02.2006

Высоцкому

25 января 2008 г.

День рождения Высоцкого

* * *

Я шла и думала о НЁМ

Под тихий шелест снегопада.

Рождённый вещим январём

ОН был всегда со мною рядом —

В поступках, помыслах, мечтах,

Как голос совести и чести…

Я разбивалась в пух и прах,

А Он кричал: «Прошу, воскресни!»

И воскресала(!)………друг мой…… брат…

А нынче…… нет, ты глянь, Володя,

Какой волшебный снегопад! —

Как будто соткан из мелодий,

Из белых нитей тишины…

Но вдруг внезапное:

— Паскуда……

— Хорош лягаться, пацаны!

— Не бей в живот, сказалллл…… Иуда…

Под сенью тоненьких рябин,

Чуть-чуть левее от дороги

Сцепились в драке пять мужчин…

— Колян, уходим… Делай ноги!!!

Момент… И снова тишина…

Лишь снег в крови…… да чьё-то тело

В сугробе скрыла темнота.

Я подошла к нему…… присела,

Склонясь над сумрачным лицом

(ещё живого или трупа?)

Он застонал… И этот стон

Вогнал в озноб меня и в ступор.

— Ну, что ж ты так? Крепись, дружок…

Постой…… откуда столько крови?

— Санёк пырнул меня ножом……

Ищу мобильник свой… и номер:

(Ноль — три). Мы оба стали ждать

Во тьме приезда «Неотложки»,

Пытаясь рану пережать,

Чтоб боль утихла хоть немножко..

Роняли редкие слова:

— Чего дрались-то вы?

— По пьяни…

Татьянин день… Весь день братва

Глушила «Путинку» за Таню…

— И это всё?

— Что значит всё?

— А за Высоцкого не пили?

— А надо было?

Ёёё-моё… ведь мы о нём совсем забыли!

Мой подопечный вдруг ожил

И, морща лоб, припомнил строчку:

«Где я вторую рюмку пил?

Не помню, нет…… дошёл до точки…»

Я засмеялась:

— Да, братан… твоя цитата прямо в тему…

Но он вдруг снова застонал.

Рука внезапно ослабела,

И не прощупывался пульс …

— Мне не хватает кислорода, —

Он прошептал:

— «Но я вернусь…

конечно…… не пройдёт полгода…»

— Молчи… молчи…… не шевелись!

Ах, что же «Скорая» не едет?

— «…ты докричи……… ты не таись…

дождись меня…» — он снова бредил…

И вот, сигнальные огни!

Я потрясла его за плечи:

— Ауу-у……… ты слышишь …оживи!

Он прохрипел:

— «Ещё не вечер…»

……………………………

Ну, что ж……… а дальше в аккурат

Его умчала «Неотложка».

Лишь безмятежный снегопад

Ковром стелился на дорожки.

А я всё думала о НЁМ —

О том, кто был, как прежде, рядом

И год за годом, день за днём

Склонялся тихим снегопадом

Над каждым, кто упал ничком,

Слетел в кювет, сорвался в пропасть —

Он поднимал их, а потом

Они вслепую шли на ГОЛОС.

Он вёл на Свет из темноты.

Он «видел дно», но звал к Вершине…

Как луч неведомой Звезды,

Зажжённой Ангелом над ними…

26.01.2008

Попытка к бегству не удалась —

Еще раз убедилась: жизнь — театр……

Комедия!

И знаю наперёд,

Что с виду даже честный Гладиатор

Вам в спину нож всадить не преминёт…

Бегу…… бегу…… бегу (!)

С полей сражений —

В любовных битвах первый дезертир…

Готовая к бесславным пораженьям,

(да, кто бы… что бы… там не говорил)

А чувства мне кричат:

«Какого чёрта?!!!

Мы отступаем? Это ли не сон?»

И я с усмешкой отвечаю…… гордо:

«Мы отступаем…… да…» —))

Позор…… позор!!!

А за душой стена заград-отрядов,

Где шаг назад потерями чреват…

Ну, ладно вам…

Пугать меня не надо

И тыкать в спину черный автомат…

Я все равно сбегу……

(……куда???????? не знаю……)

Во мне сидит ужасный паникёр —

И он…… подлец…… ох, крыса тыловая,

Не хочет быть расстрелянным в упор……

Да что там…… я почти что, как Кутузов,

Команды изрыгаю свысока —

Видали мы в гробу этих французов…

Гори ты синем пламенем, Москва!!!

— Всем отступать!!!!

(«На зимние квартиры?»)

На зимние, браток…… ты угадал……

Хвала и честь почетным дезертирам!!!

(ведь Бонапарт в итоге…… проиграл…… —)))

Я помню эти мудрые уроки…

И знаю, что в Любви — как на войне…

Сдвигаю предначертанные сроки,

А после…… въеду в город на коне —

На белом…… восхитительно-крылатом

Гарцующей Воительницей Чувств —

Сбежавшей… но вернувшейся обратно

Беспечной королевою Искусств…

У ног моих богатые трофеи,

Знамёна покорившихся врагов,

(ах, Боже мой… я их почти жалею……

нет, правда…… вот те крест… без дураков… —))))

Шучу-шучу……(по ходу отступая) —

Стратегия и тактика ясна —

Заныкалась…… легла на дно… зеваю……

(а в воздухе… а в воздухе Весна!!!)

Нет, так нельзя… ну что это за нафиг?

В засаде просидеть апрель и май?

Какой-то ненормальный… скучный график……

А мне лихие битвы подавай……

Эх, зря пропела оду отступленью……

Весь этот бред — сплошной самообман……

Стоп…… вижу цель(!)…… Еще одно мгновенье —

Беру её… как прежде…… на таран…… —))

19.04.2005

Где тонко — там и рвётся — тест

Безумие сознательных разрывов!

От гибели своей на волосок

я леску чувств рванула что есть силы

и нагло усмехнулась Вам в лицо.

Вот истина:

где тонко — там и рвётся.

А мне хотелось знать наверняка

какому натяженью поддаётся

короткая банальная строка:

«Я Вас люблю» —

……… и пробую на прочность

незыблемость волшебных, тёплых слов.

Разрыв в строке:

……………… «Я…… Вас…… люблю…»

Хохочет

и плачет уязвлённая любовь.

Но северный, холодный, шквальный ветер

огонь свечи безжалостно задул.

Он, кажется,

…………… готов уже ответить

за чувства непредвиденный разгул.

Подобно обезумевшей стихии,

с землёй ровняя замки из песка,

в безудержном,

……………… неистовом порыве

гляжу на мир надменно,

…………………………свысока.

Не знаю, что за бес в меня вселился?

И хохотом разбуженная ночь

в глазах моих уже не отразится

единым целым —

…………………мне не превозмочь

желанья превратить её в осколки,

попутно рассекая руки в кровь.

Я буду своенравна…

………………………и не только:

я буду беспощадна вновь и вновь,

терзая Вас,

……………испытывая,

……………………………раня,

отталкивая,

…………………мучая,

……………………………казня.

Нелепо:

загасив водою Пламя,

я вновь прошу о капельке Огня.

Пусть ваше право —

………………холодно и строго

взглянуть на мой бессмысленный каприз,

но как узнать, скажите, ради Бога —

насколько Вам желанна Эль Таис?

Насколько дорога я Вам, мой милый?

Что — ваше чувство?

……………………… Сон ли наяву?

Безумие сознательных разрывов!

Как больно рвутся струны…

Но я рву……

12.08.2006

Дай мне ладонь — я выжгу поцелуем

Да…… стой вот так —

безмолвным монолитом…

Сложи спокойно руки на груди………

В ночную тьму

сквозь дождь метеоритов

внимательно и пристально гляди………

Мне кажется: ты вырублен из мрака —

загадочный, гигантский исполин,

плечом подпёрший плоскость Зодиака…

Пусть рухнут небеса,

а ты иди…

Иди ко мне

по розовым осколкам

разбившихся, хрустальных облаков……

Босым ступням не больно

и не колко……

Невольно рассекая ноги в кровь,

ты больше не чувствителен к порезам…

Волшебным,

синим пламенем объят,

внезапно признаёшь всю бесполезность

борьбы со мной,

впуская в душу ад —

сознательно,

с насмешливой улыбкой

(ирония — последнее из средств —

путь к укрепленью духа перед пыткой…)

Зачем среди созвездий ищешь Крест?

Дай мне ладонь —

я выжгу поцелуем

отметинку на линии Судьбы —

и шёпотом промолвив: «Аллилуйя» —

примерю гвоздь……

Вбиваются столбы

в кровавый грунт бессмысленной Голгофы…

Растроганно склонюсь к твоим ступням

с таким благоговением глубоким,

как если бы была у алтаря…

Блаженная…

С невинною улыбкой

я крепко привяжу тебя к кресту……

Кувшин с водой?

О, нет… во время пытки

к губам твоим воды не поднесу……

И пусть ты, распинаемый Любовью,

от жажды обезумешь, милый мой…

Не сжалюсь…

Лишь посмертно к изголовью

поставлю две свечи за упокой……

Две жизни…

Две судьбы……

Две параллели……………

Смерть одного всегда клеймит двоих —

коль эти двое с дерзостью посмели

единым целым стать хотя б на миг…

Но верю, что небесным Провиденьем

даруется, спустя всего три дня,

влюблённым душам Рай и Воскресенье,

и Вечность…

в синих всполохах Огня…

30.11.2005

Что тебе пожелать, мой Боже?

Помолись обо мне, мой милый —

чтобы к сердцу от сердца — нить.

Мне самой не хватает силы

у Небес за себя просить.

В старом храме затепли свечку —

пусть заплачет горячий воск,

сразу станет немного легче

от его непритворных слёз.

Встань тихонько у аналоя.

Слушай Небо…… и не дыши……

Разгорится в твоих ладонях

огонёчек моей души…

Затрепещет…… забьётся птицей.

Не спугни её, мой родной.

Не спеши обо мне молиться —

просто так в тишине постой.

Ведь уже ничего не нужно…

Даже если десятки вёрст

разделяют родные души,

всё решает горячий воск,

растекаясь легко и просто

в подреберье волной тепла —

где осталась лишь пепла горстка

сердца выжженного дотла.

А потом уходи из храма —

к морю… к солнцу… к озёрам… в лес…

и тихонько подуй на раны

обнажённых, чужих Небес…

Я давно разучилась плакать —

слёз не стоит любая боль…

Но откуда ж тогда, однако,

на щеках эта злая соль?

Так предательски… и некстати…

Нет, наверное, просто дождь

подарил мне немного капель

и холодных ладоней дрожь.

Захотелось утешить Небо

тихим, ласковым: «Не грусти…»

Но у Бога свои проблемы

и причины для слёз свои…

Я молюсь о тебе, мой Боже.

Чтобы к сердцу от сердца — нить.

Ты ведь тоже…… конечно, тоже

греешь Душу теплом молитв…

Так же просишь хоть каплю ласки

у погрязшей в грехах Земли,

так же искренне веришь в сказки

ищешь чуда и ждёшь Любви.

Что тебе пожелать, хороший?

Отче, милый… Скажи, как быть?

Мне ведь тоже… ты веришь(?) тоже

не впервой за тебя молить…

И ещё за того, кто веря,

где-то там, в полусотне вёрст —

мою душу в ладонях греет,

плавя нежности тёплый воск.

20.02.2009

Ты хочешь пытки Красотой?

Тебе я сердце не отдам ……

……………………………нет, не отдам…

(и ты поверил? —))))

Смотри, нагая Красота

…………………униженно стоит за дверью…

Впусти её…… коснись рукой…………

она — лишь прах…… и призрак ночи…

Я не нарушу твой покой

………………до той поры, пока ты хочешь

быть просто бликом на холсте

………………в моём истерзанном сознанье,

слагая гимны Красоте —

где преступленье наказаньем

………………не искупается подчас —

…………………всё сходит с рук легко и быстро,

где грех сверкает, как алмаз,

а святость — хрупким аметистом

………………загадочно меняет цвет

в тревожном хаосе оттенков…

и на вопрос готов ответ

……………(ведь все мы искренни в застенках —

под пыткой страсти роковой,

……………………на дыбе чувств необъяснимых),

Ты хочешь пытки Красотой?

Ну, что ж…… готовься к боли, милый………

Я проведу тебя тайком

………………по самым жутким лабиринтам

душой…… по стёклам…… босиком……

………………По раскалённым красным плитам

бреду одна сто тысяч лет —

…………………слепая странница в пустыне,

оставив неприметный след

…………………………(духовный)

………………………………в Иерусалиме…………

где, словно в пику Красоте,

подложной святостью распята,

………………………душа осталась на кресте

и до сих пор ещё не снята……

Кровавой струйкой у виска

………………………застыла в вечности незримо

не боль……… вселенская Тоска……

Река времён — всё мимо…… мимо………

Плыву к далёким берегам

…………………в плену чудовищных мистерий,

но щепкою к твоим ногам судьбою брошена на берег……

………………

P.S. Возьми меня…

……………коснись рукой……

Нет, я не прах…… не призрак ночи

(и не нарушу твой покой

……………………до той поры… пока ты хочешь

быть только бликом на холсте

………в моём истерзанном сознанье,

слагая гимны Красоте

………под ритм неровного дыханья)

26.09.2005

По следу Эль Таис…

В горячем мареве заката

Расплавлен строй гранитных тел —

Песками зыбкими упрятан

Таинственный Абу-Симбел…

Из тьмы веков бесстрастным взглядом

Глядит на небо Фараон,

Ни кем не понят, не разгадан —

Свидетель призрачных времен……

Как солнце, в каменных глазницах

Рубины сердце жгут огнём,

И суеверные нубийцы

Приносят жертвы день за днём……

Слепая ночь…… я так устала………

(мой спутник — дервиш — еле жив)

— Воды… воды глоток……

— Так мало?

(три дня, желанья укротив,

смиряя раненую душу……

и плоть……… и разум……

……и любовь………

бреду — блаженная кликуша……

Пустыня…………

Камни……

(ноги в кровь……)

— Еще чуть-чуть…… терпи, родная……

Там, за холмами, монастырь…

Еда… питьё…… уют……

— Я знаю……

Покой…… Забвение…… Псалтырь……

Печальный ветер дует в спину…

Вдруг лай собак… и дым костров…

Шатры бродячих бедуинов…

— Спасенье!

(милостью Богов…)

Толпа чумазых ребятишек

Нас окружила в тот же миг —

Все просят денег……

— Тише… тише……

Нет ни гроша у нас самих……

Мы лишь надеемся смиренно

Найти здесь пищу и ночлег…

— Ночлег?

Найдете непременно…

(ребячий гомон… громкий смех……)

И отдых(!)………

Парень с темной кожей

Сказал мне тихо:

— Улыбнись…

Ты так печальна……

— Ну и что же……

— Как твое имя?

— Эль Таис…………

— Ужель?……я слышал…… ты распутна……

— Прошу…… не надо………

— Ах, прости……

— Какие звезды! Почему-то…… мне так тоскливо……

— Не грусти…

Идём к костру… Я наиграю

Мотив египетских земель…

Станцуешь, девушка?

— Не знаю………

(и он поднес к губам свирель…)

Вспорхнули трепетные звуки

К бескрайним, южным небесам,

Невольно в такт качнулись руки —

Я поплыла… закрыв глаза……

В потоке сладостного ветра

Вакханкой с дальних берегов —

Как будто соткана из Света

Из самых чистых…… нежных слов……

Святая искренность желаний…

Бескровность губ и бледность щек —

Душа, готовая к закланью,

Судьбою сорванный цветок…

Над головой кружились звезды

И тихо падали в ладонь,

Мерцал торжественно сквозь слезы

Костров таинственный огонь……

Душа парила… и летела

В похмелье запредельных снов……

Грехом отмеченное тело,

Отбросив шелковый покров,

К себе манило… увлекало…

И неги трепетной полно,

Оно блаженство обещало,

Как горько-сладкое вино……

А где-то рядом, за холмами,

В монастыре (и не спроста)

Монахи молча поджидали

Невесту юного Христа……

…………………

(пусть подождут…… —))))

02.04.2005

Жанна

Тошнило от костра…

И от людей…

Хотя, костёр казался милосердней,

Чем люди.

Ибо взгляды их, как черви,

Обгладывали тело до костей.

А Свет Души подобием луча,

Пройдя сквозь мякоть спёкшейся сетчатки,

Остался иллюзорным отпечатком

на грозном силуэте палача…

Палач был пьян,

Как сотни горожан…

Как тот прыщавый тип в толпе уродов

иль парень краснощекий из народа,

Какой-то Пьер или какой-то Жан.

И сотни пар трепещущих ноздрей

Вдыхали запах гари тошнотворный —

Огонь был удивительно проворным.

Тошнило от костра…

И от людей…

«Не надо, Жанна…

…………Здесь, на Небесах,

не место человеческим порокам.

Прости им всё… и не суди жестоко…

Оставь земле печаль свою, и страх».

Увещевал Архангел Михаил

средь ангельских небесных песнопений,

на время избавляя от сомнений

ту душу, что так преданно любил.

Ту девочку, которой по ночам

Являлся откровением Господним.

В чьи нежные, горячие ладони

Вложил эфес тяжёлого меча.

И меч разил. Под знаменем Любви(???).

Во Имя Сына и Святого Духа.

Земля Ей стала пеплом, а не пухом

Во Имя Бога нашего.

Аминь.

Прошли века.

И былью поросло

Остывшее, холодное кострище.

Но кружат над забытым пепелищем

Две птицы — как и встарь — добро и зло.

И, кажется, опять колокола

Пророчат что-то странное до боли:

«Она вернулась!

Светом и Любовью

С Небес ночных невидимо сошла…»

Без рыцарских доспехов и без лат —

Открыта,

………беззащитна,

…………………уязвима,

Беспечно подставляя жизнь и спину

Любителям стрелять из-за угла.

Хранимая одною лишь мечтой:

Увидеть во плоти земное Счастье.

Устав чужою кровью причащаться,

Она кропит свой путь Живой Водой.

С улыбкою невинной на устах

И верою в Огонь Души священный,

Что сможет, опалив,

……………… не сжечь креста

В те дни,

когда «последний станет первым».

22.03.2008

Послание Юрия Гагарина Землянам

Место и время действия:

Байконур. 11 апреля 1961 год.

* * *

До горизонта — целина…

И как-то слишком тихо в мире.

А завтра вздрогнет тишина

неумолимым:

……………Пять… четыре

три… два… один……

…………………Закрыть глаза

и сжать кулак до боли в пальцах,

и стиснуть зубы…

…………………Нет, нельзя!

Он должен, должен(!) улыбаться,

смиряя прыгающий пульс

в преддверье трудных перегрузок,

и трансформировать «Боюсь…»

в «Служу Советскому Союзу!»

Но это завтра,

…………………а пока

горячий воздух Казахстана

дарил пьянящий аромат

едва раскрывшихся тюльпанов.

И Ветер в синей вышине

над утомлённым Байконуром

шептал растроганной Весне

коротенькое имя «Юра».

А ночью,

…………ночью снились сны —

в них бесконечный, чёрный Космос —

планеты,

…………дальние миры

и восхищённый Циолковский,

что, глядя радостно вослед

достойному,

…………… земному сыну,

держал загадочный конверт

с небесной, тайной директивой.

Сургуч…

………огромная печать…

штамп…

…………неразборчивая подпись…

И крупным шрифтом: «Не вскрывать!»

Пока нельзя (!)

……………но можно «После»……

И этот маленький конверт

на сердце лёг неясным грузом.

Как вдруг стремительный рассвет

сон оборвал…

…………………И над Союзом

взошла прекрасная Заря

космической, новейшей эры.

— Приём? Как слышите меня?

— Вас слышу, да… приём… я «Кедр»…

ШумЫ…

……магнитные поля…

…………помехи радио-эфира.

И голос:

— Вот она Земля,

…………… как удивительно красива!

Часть вторая

Место и время действия:

Планета Земля. Весна 2006 год……

С тех пор минУло много лет

………и ближе стал далёкий Космос.

Мне снится сон,

………………а в нём конверт —

так и не вскрыт

………………ни «до», не «после».

Знакомый взгляд из темноты

с безмерной, страшною тоскою.

Гагарин… Юра…… Это ты?

……………Ну, улыбнись…

……………………Да что с тобою?

Повис беззвучный мой вопрос.

………………Я в ожидании ответа…

И он печально произнёс:

«Что ж вы наделали с Планетой?»

Сквозь дымку призрачных миров

возник подобием кошмара

………в разрывах чёрных облаков

угрюмый лик Земного Шара…

Каркас бетонных городов

……………сковал Земли живое тело.

Поток машин и поездов

…………………кромсал его,

……………………………и оголтело

впивались тысячи ракет

в живую плоть —

……………………гремели взрывы,

в траве, оставив страшный след

…………кровавых ссадин и нарывов…

В пожарах корчились леса,

…………и на корню сжигала всходы

нитратов едкая роса,

……………радиоактивные отходы

из-под земли лучили смерть

незримо…… страшно…… бесконтрольно……

Он вскрыл таинственный конверт:

а в нём короткое: «Довольно!»

И предписанье:

……………………… «Не пускать

землян в далёкие пределы —

пресечь…

……на время отобрать

…………ключи от дальней полусферы…

Пускай научатся любить

свою планету,

………………что так щедро

дарила им возможность жить

среди звенящих, стройных кедров……»

Мы — сыновья.

……………Она нам — Мать…

Звучит пощёчиной: «Довольно!»

Пришла пора —

………………пора понять…

Пора одуматься……

……………………………Ей больно!!!!!!!!!!

27.05.2006

Небесному страннику

А.А.

«Луговая рута моя» — ты шептал……

…………………………………… я видела сон…

Я вливала силы в тебя,

………………………я была последним бойцом

в связке уходящих на юг…

Ты меня из слёз собирал,

согревая хОлодность рук, кровью проливался в астрал…

Было нас: одна на троих —

…………………/тут уже кто сможет — поймёт/

первый в Кандагаре погиб — смертнику хвала и почёт…

Тело его — звёздная пыль — пепел на горячих губах……

Он меня по капельке пил,

……………жаждою томимый в горах……

Он меня по стопке впускал, водкой заливая тоску,

профиль мой на выступах скал

…………………фресками вбивая в строку……

И когда ушёл эшелон /ехали домой дембеля/

он за ним пустился вдогон

……………грузом номер двести, а я……

я тогда девчонкой была — нежной, колдовской Эль Таис…

Он шептал мне:

«Рута моя…… где же ты… прошу… не таись……»

И скиталась долго душа

по вагонам потным, хмельным,

где лишь конопля-анаша и солдаты пьяные в дым,

где за почерневшим стеклом вьюжила казахская степь…

Он сидел за общим столом —

тенью

/за спиной его — смерть/

И смотрел мне молча в глаза —

……………………призрак из далёких миров…

Он в чужие шкуры влезал, грубо будоража им кровь…

И тогда под тяжестью тел

……………в маленьком и тесном купе

я стонала — он так хотел — и меня хватало на всех,

мне, что лейтенант, что сержант,

……………что ефрейтор — ах, всё одно…

Он меня так крепко держал…

……………………………и ласкал неистово…… но……

мИнуло как раз девять дней,

……………………………и ему пора было в путь…

Я спала… он скинул шинель,

……………………чтоб прикрыть ей девичью грудь…

И беззвучно вышел в окно, пулей просвистев надо мной

под весёлый смех пацанов,

………………………что смогли вернуться домой —

и по пьяни кто-то из них

……………………………снова разрядил пистолет…

Было нас: одна на троих……

Но прошло ещё десять лет……

…………………………

Он со мною здесь и сейчас…

…………………… шепчет: «Здравствуй, рута моя…

За тобой Небесный спецназ…

……………завтра в путь — ни свет, ни заря……»

13.06.2007

Звёздной Женщине — Лене Салео — с любовью

Звездой, рождённою в ночи, —

…………………………Она сияла.

Но даже тысячи причин для счастья — мало,

когда ОДНОЙ не достаёт…

А ей, как видно,

для счастья нужен лишь Полёт

……………………………и ветер в спину.

И был Полёт!

………………И Ветер был!

………………………………Частичкой Света

прожгла космическую пыль Душа-Комета.

Беспечно выйдя из Игры в порыве страсти,

Она летела сквозь миры

……………………навстречу Счастью.

И Счастье встало на пути клубочком Света…

Не облететь, не обойти:

……………………………Земля-Планета —

как нереальный, дивный сон, была красива.

Пленила душу колдовством

……………………………и дымкой синей.

Манила Странницу к себе…

…………………………О, наважденье!

Не в силах Страсть преодолеть и Притяженье,

Она направилась к Земле,

……………………………во тьме сгорая…

А, звёзды, глядя ей вослед, благословляли

на долгий, трудный путь земной

………………………………родную Душу,

Она для них была Звездой — одной из лучших.

И обретая кровь и плоть

………………………в ином обличье,

уж не могла перебороть своих привычек:

Светить везде! Светить всегда!

…………………………………Но не вполсилы(!)

Ей Богом дан чудесный Взгляд —

…………………………………небесно-синий.

И Сердце, полное Огня — лучи живые.

И Свет, что дивно озарял Саленты имя.

Лишь год за годом, день за днём

……………………………томило что-то…

Ей не хватало одного…

………………………Чего?

………………………………Полёта…

Всё чаще стоя у окна, она грустила…

Печалью тайною полна, теряла силы.

Упрямо тоненькой дугой сдвигала брови.

И знала: крылья за спиной

…………………………зовут Любовью…

В сиянье звёздного венца, в круженье снега

Она просила у Творца

………………………вернуть ей Небо…

30.12.2008

* * *

ссылка на страничку нашей звёздной Героини: http://stihi.ru/avtor/salenta

Безумие, разбавленное кровью

Ты заснёшь на ступенях храма —

жалкий, пьяный.

Разбужу тебя —

…………Скажешь: «Рано…»

Знаю: рано…

Просто осень, мой милый,

………………………………слышишь?

……Просто осень

Кружит птицею над Парижем,

……гложет кости

Облетевших прозрачных парков

И бульваров.

Режут нити седые Парки.[2]

……В покрывало

Серебристых холодных ливней

……их вплетают.

Ты вчера засыпал счастливым.

……знаю… знаю…

Но сегодня под утро выжат

И простужен.

А глаза твои — угли

…………………………… выжгут,

Вынут душу.

И упрёком холодным станут —

Молчаливым.

Я ведь тоже, как ты, мечтала

быть счастливой.

Зябко… холодно на рассвете.

Не-у-ют-но.

Мы с тобою теперь как дети.

«С добрым утром» —)

На высоких ступенях храма

День встречаем.

Вот уж сторож пришёл

……………………………(так рано!)

И ключами

Отворил вековые двери.

Пахнет воском.

Не свечою мы душу грели —

Папироской.

Уходя по пустым аллеям

В свежесть утра

И росинки в траве горели

Перламутром.

………………………

А дома ты пытался вспомнить нас:

Себя — в зеркальном, мутном отраженье.

Меня — как будто видя в первый раз.

И я тебя вводила в заблужденье

Глазами, тембром, музыкою слов…

И смыслом их до боли непонятным.

Мой взгляд смотрел с истерзанных холстов

/Ты резал их, увы, неоднократно/

И снова рисовал мои черты.

Но осень… понимаешь, милый…… осень

Срывала непросохшие холсты

С подрамников, как лист кленовый бросив

К ногам твоим…… О, дьявольская ночь!

Пропитанная ядом алкоголя…

Но хмель уже не мог тебе помочь —

Туманя взор, не избавлял от боли…

Мы вместе постигали красоту

Багряных потрясающих оттенков

В ноябрьском изнурительном плену —

У Осени в безжалостных застенках…

И сразу не заметили, как дождь

Сменили снегопады и метели…

Всё та же обжигающая дрожь

В горячей до безумия постели…

Всё тот же воспалённо-красный цвет

Рекой стекал на бледные полотна.

И лёгкий милосердно-тихий снег

За слоем слой на них ложился плотно —

Бинтами — на израненную ткань

Двух душ, исполосованных любовью.

Но снова ты упрямо рисовал

«безумие» разбавленное кровью…

Отчаянно, неистово кропя

Горстями обжигающей рябины

Холодные полотна января,

Мой самый удивительный Мужчина.

19.02.2008

Другу Владимиру Высоцкому

Мы вновь уйдём в сиреневый рассвет —

Лишь ты и я…… одни…… под парусами……

И ветер встретит дерзкий наш побег

Влюбленными, лучистыми глазами…………

Ах, этот Ветер…… «избранных пьянил…»

Душа — могучий выдох океана……………

«Твой финиш — горизонт» — меня пленил —

И я узнаю поздно или рано

Что там, вдали… за гранью… за чертой…

За дымкой искушающих запретов.

Легко скользну прозрачною волной

В холодные чертоги «того света»…

Из сонма миллионов голосов,

Твой тембр, различая с полузвука,

Я разорву забвения покров,

Родной…… я здесь…… Володя… дай мне руку!

Взревела нечисть, ужаснулся Бог:

Да, сам Аид не ожидал такого —

Ведь удался «побег наш на рывок…»

Не глупый, нет… но наглый до смешного…

Что ж, ангелы на вышках крепко спят —

Прошляпили (наверно, новобранцы)……

А мы, ликуя, покидаем Ад

С проворностью Летучего Голландца…

Безумный шквал рассерженных ветров

В лицо ударил запахом Свободы,

Секунда — мысль — в пятьсот морских узлов —

За горизонт!!! Мы снова мореходы………

Ты у руля……… А я? Ну, как всегда —

Отныне и вовек — вперёд смотрящий…

Как ориентир — полярная звезда —

и ГОЛОС твой…… не прошлый…… НАСТОЯЩИЙ……

Там впереди по курсу острова,

Причалим, друг (ведь мы устали оба…)

Бери гитару…… спички и дрова…

Ночь у костра…… что лучше? Право слово……

Ты будешь петь… Сбивая руки в кровь,

Жестоко разрывая струны-нервы…

Ты — моя жизнь…… и сказка…… и любовь…

Мужчина мой — последний ……или первый?

Пусть эта ночь сгорит в огне костра,

Исчезнет, словно тающая пена…………

Я буду слушать… слушать до утра —

Твоя голубоглазая Сирена

Но лишь сверкнёт оранжевый рассвет,

Мы вновь уйдём… как встарь… под парусами……

И ветер встретит дерзкий наш побег

Влюблёнными, лучистыми глазами…

……………………………………………

«Тот свежий Ветер — избранных пьянил…»

10.12.2004

В одном мгновении от Чуда

Всё деньги… деньги…

люди…

……касса.

«Пятьсот… семнадцать… двадцать пять……» —

Не отойти… не разорваться…

А всё считать… считать… считать…

Так целый день она считала:

купюры… мелочь

«…сорок два,

…………пятнадцать…… шесть……»

Но вдруг устала……

и закружилась голова,

мир пошатнулся на мгновенье,

качнулись стены, потолок…

А за спиной столпотворенье…

Бананы…… хлеб… томатный сок…

Ползёт докучливый конвейер

людей, продуктов, рук, монет…

— Ей плохо…… кто-нибудь… скорее!!!

Врача тут в очереди нет?

— Кассирша в обморок упала…

— Да и понятно…… духота…

— Бедняжка…

— Жизнь, видать, достала…

— Воды… воды скорей сюда!

………………………

Прошло три дня……

всё те же деньги…

……………всё те же люди…

………………………в тот же час…

всё то же переутомленье

и тусклый свет погасших глаз…

…………

Он наблюдал за ней украдкой —

седой мужчина средних лет,

зайдя в знакомый супермаркет,

где покупал частенько хлеб…

Смотрел, как тоненькие пальцы

скользят над стопками рублей.

И, отойдя затем от кассы,

вновь поворачивался к ней.

Нет, не была она красивой —

скорей, совсем наоборот……

Но этот взгляд её — тоскливый —

покоя больше не даёт…

Должна дежурно улыбаться —

(такие правила везде)

а ей бы взять и разрыдаться…

Ан, нет — держи себя в узде…

«К тому ж ещё взяла упала

без чувств… дня три тому назад…

судьба, знать, девку помотала

и придавила в аккурат…»

……………………

Тут наш герой седой и странный

(а чем он странен? — не понять)

сходил зачем-то за цветами

И вот теперь — ни дать ни взять,

как рыцарь в трепетном романе,

стоит и жмётся у дверей,

держа в руках своих тюльпаны:

«Но… как приблизиться мне к ней?»

А на беду — толпа народу,

полно свидетелей вокруг…

Так он стоял… стоял у входа

и молча слушал сердца стук…

Потом покашлял… развернулся…

и вышел вон… и вышел вон

под ритм прерывистого пульса:

«Нет, не сейчас… потом… потом…

какое глупое стесненье…»

Неся в руках своих цветы,

он словно с места преступленья

от супермаркета спешил…

«Ну, оробел… скажи на милость…

ведь не случилось ничего……»

Да, не случилось… не случилось…

А ведь могло… могло… могло!!!!!!!

Он был в мгновении от Чуда,

от блеска добрых, женских глаз…

Но помешала робость…… люди…

«да что подумают о нас?»

………………

Вот снова деньги…… люди… спины…

и потускневший женский взгляд…

Стоп…

Перелом…

Седой мужчина —

он возвращается назад!

05.03.2007

Моему щенку… последняя неделя апреля

Твою, душу, малыш, на ладонях качала,

Я ее приручала, безмолвно любя…

Но одной лишь любви оказалось вдруг мало,

Чтоб суметь удержать в этом мире тебя.

Черный носик — горячий… Щенок мой болеет:

Третьи сутки подряд не подходит к еде,

Не резвится, не лает… а только худеет,

Угасает… И мысль приучает к беде…

Я смирилась… почти… Мое сердце готово:

Завтра с дочкой мы будем тебя хоронить…

Но сегодня… послушай… еще одно слово:

«Мой щенок… мы всегда тебя будем…… любить…»

Теплым мартовским днем ты пришел к нам, как праздник:

Глазки — бусинки, носик приплюснут слегка,

Ты вертелся у ног — озорник и проказник,

Гладкошерстную спинку ласкала рука.

По ночам, на груди у меня засыпая,

Ты дрожал, и тихонько о чем-то скулил.

Мы друг друга с тобою, любя, приручали,

(О, как сильно меня ты к себе приручил!)

Твоя боль в моем сердце застыла виною,

Твоя смерть — это грех, мой бессмысленный грех…

Можно я помолчу… или просто повою

На луну, на судьбу и на тающий снег?

Мои дети не скоро привыкнут к потере:

Как мне дочке сказать, что ты умер, малыш?

Я ведь даже сама в эту данность не верю —

Ты устал, наигрался… и, видимо, спишь…

Нет, погас огонек-светлячок на ладони,

Тонкой ниточкой рвется душа на ветру…

Завтра мы не тебя, а мечту похороним.

Жизнь — игра… Ну а смерть — завершает игру…

Но мечту раздавить я не в силах! Послушай…

О, не плачь… дорогая… дочурка… постой!

Постарайся понять…… ведь… бессмертные души…

И щенок наш, наверно, стал в небе звездой!

Он вернется к тебе, но в ином воплощенье,

(Пусть надежда живет предвкушением встреч),

А сегодня давай, мы попросим прощенья,

В том, что чье-то тепло не сумели сберечь…

30.04.2003

Пеплом с твоей сигары

Мустанги…

…………ранчо…

…………………Техас……

…………………………………сомбреро…

Зайди, мой мачо, ко мне в таверну.

Я буду пьяной……

……………и будет жарко………

Ты просто пламя степных пожаров.

Ямайским ромом

………………сжигаешь горло,

в сердечных трюмах

…………………взрываешь порох.

И рвутся струны,

………………бретельки,

…………………………нервы.

Иди, мой нежный, ко мне — неверной,

ко мне распутной,

…………………хмельной,

……………………………бесстыжей.

Через минуту

…………………мы станем ближе…

Я буду первой с твоих коленей

из револьвера

…………стрелять по целям:

бутылки, рюмки —

……………………всё мимо…

…………………………………мимо…

Ну, помоги же скорей, мужчина! —

сожми до боли моё запястье,

поверх ладони — на пальцы — пальцы…

Теперь ты целься……

Курок…

……разрядка……

…………стреляем вместе:

…………………………ба-бах —

………………………………в десятку!!!

В осколках вечер,

…………………пробита стенка……

Целуешь плечи,

…………………звучит фламенко……

Я лёгким пеплом с твоей сигары

кружусь сквозь дымку

…………………под звон гитары

в хмельном… безумном… горячем танце

Ты просто пламя —

………………протуберанцы

в душе, беснуясь,

…………… пылают ноты,

но Ветер с юга, как вой койота,

пробрался в сердце внезапной дрожью,

крылом коснулся

…………………горячей кожи……

Легко…

………проворно…

…………………скользнул под платье……

Теряю силы

……………в твоих объятьях……

А чувства взмыли

…………………воздушным змеем

и звёздной пылью бескрайних прерий —

ванильной, мятной, пахучей, пряной —

легли на губы……

…………Я буду пьяной………

Ты будешь просто горячим Ветром…

Спеши, мой мачо,

……………………… ко мне в таверну…

08.02.2006

Цвета хаки — вариации на отвлечённые темы

А сегодня я так спокойна…

………………… Взгляд мой кроток, силён и светел…

Так бывают спокойны дети, наигравшись, по вечерам…

Так бывает беспечно море и горячий восточный ветер,

тот, что нежно ласкает горы,

………………………за которыми спит Вьетнам.

За которыми спят рассветы

………………………………и пылают пурпуром маки.

Только здесь, в этом сне бредовом, спутал краски седой туман.

И глаза голубого цвета стали к вечеру цвета хаки.

Здесь оттенок зари — багровый,

…………………………………и аналог Любви — напалм.

……………………

Он привычно сжигает душу.

………………………Но в болотной, тягучей жиже

мы увязли с тобой по горло (будь ты проклят, москитный Рай!)

Мы бредём по любовным джунглям

…………………………………и в затылок друг другу дышим.

Нам живым не вернуться с фронта,

………………………………… и не выбраться — так и знай.

……………

Это правило! Не иначе…

Но мы оба мечтали выжить…

Получилось!

И мы свернули с надоевшей тропы войны.

Мы стреляли друг в друга — значит,

………………………………… хоть немного, но стали ближе —

мы сближались со страстью пули — виноватые без вины.

………

Я солдатик — с душою кошки…

………………………Я ребёнок — с глазами тигра.

Расстреляв все свои патроны, передёрнула вновь затвор.

Но поняв, наконец, что больше

………………………………не играю в чужие игры,

с облегченьем швырнула в воду уцелевший один патрон.

………………

И ушла к золотой лагуне

……………………в тёплых волнах искать ракушки,

на таинственном диком пляже строить крепости из песка…

Подставляя легко под пули

……………………………обнажённое тело……… душу…

Для тебя я тот самый камень, на который нашла коса.

Ты смеешься…… ты знаешь цену

…………………………победившим и проигравшим.

Ты задумчиво смотришь в Небо, не пытаясь его понять…

Но послушай…… ведь это Небо —

………………………………остаётся, как прежде, нашим —

как бы мы на военных тропах

…………………………………не пытались его разъять…

23.10.2008

Молитва

Падала… падала …… в снег… я……

… тенью…

руки — крылья……

Две птицы

Белых

В сердце

Стыли…………

Девочка, веруй……

сталь — глаза мои

режут солнце……

вновь осколками

Больно… тихо………

…беззвучно…

Падает… небо…

Бьётся………………

Вдохну —

Стеклянная пыль забивает легкие……

Губы… синие… мертвые……

… тонкие……

В кровь искусаны……

Прорасту на снегу

Цветами……

Искусами………

Весенними ливнями

Взойду

Сверху вниз…

(угол зрения Бога)……

Поклонись…

……поклонись

Мне — юродивой —

Это много………

(сделай усилие)………

Ветер в пальцах —

Скудное подаяние

(и то ускользает

Змеем……)

Что мне

Что мне теперь покаяние?

Не смею

Не смею молиться………

Даже в стихах…

Проходи, батюшка,

Проходи

От греха…

От греха подальше,

Родимый……

Ты возьми

Ты возьми мои руки

Руками своими,

Господи……

От чего же так тесно

В церквях твоих, Отче?

Разве Неба не выше

Купол?

От чего

От чего

Ты не хочешь

Целовать меня прямо в губы,

Господи?

Лишь под дивные звуки

И возгласы

Аллилуйя

Так надменно

Протягиваешь руку

Для поцелуя?

Лучше флейту

Буду ласкать губами……

Да, лучше……

Об одном прошу тебя,

Отче:

Возьми мою душу………

Без тебя

Без тебя

Дальше жить

Нет мочи…

Ты возьми мою душу

И делай с ней

Все, что хочешь…

Только не возвращай мне……

Только … не…………

22.09.2004

Лосиный остров

Бежит тропа…

………и мой велосипед

поблёскивает радостно на солнце.

Сентябрь, разливая мягкий свет,

вставляет палки-лучики в колёса.

Их лёгкий, неприметно-тихий хруст,

как шелест обломившихся травинок.

Надломленное солнышко

…………………………и грусть

прозрачно-невесомых паутинок —

здесь всё моё…

Укромный уголок —

волшебная, безлюдная обитель,

где в мыслях только Свет…… и только Бог…

а я — не гость,

……………не праздный посетитель.

У озера, в мерцанье васильков,

лежу одна,

………часами наблюдая,

за длинной вереницей облаков

и призрачным полётом белых чаек.

Последнее дыхание тепла —

короткие, блаженные минутки.

Сегодня я впервые не нашла

друзей своих — утят и маму утку.

Всё лето мы кормили их с детьми,

смотрели вслед с улыбкой и любовью…

Но время шло —

сменяли ночи дни,

и уточки покинули гнездовья.

Два пёрышка — как память на воде —

качаются легко и неприметно.

Ах, где же ты…… ответь скорее — где,

безоблачное, ласковое лето?

Смотрю, как зачарованная вдаль,

покусывая тонкую травинку.

Вдоль берега алеет Иван-чай,

и ветер что-то шепчет……

…………………………тихо-тихо…

Сквозь запах свежескошенной травы

в волнующей истоме прелых листьев

уже чуть различаются следы

иной…… непостижимо-новой жизни…

Я знаю:

……потускневший небосвод

не долго будет править блёклым миром.

Совсем немного времени пройдёт —

и вспыхнут с прежней силою рябины.

Берёзы запылают янтарём,

разбрызгивая солнце листопадов,

а клёны, обжигая лес огнём,

подарят вдохновение и радость.

Небесный Дирижёр велик, но строг —

разбудит тишину многоголосьем,

чтоб ветры загудели в нужный срок,

гуляя меж стволов огромных сосен.

Могучий, удивительный орган

поделится тоской необъяснимой.

И, дрогнув на мгновенье Тишина,

в нас вздохом отзовётся:

………………………… «Как красиво…»

06.09.2008

Владимирский централ

Весна опять пришла, и лучики

Действия происходят в одной из российских тюрем……

— Лопат хватило всем, ребята?

Петров, восьмой участок — наш…

По двое строимся……(без мата!)

Нале… напра-ааво…… ша-аагом…… ма-арш!

— Нас что… ведут копать могилы?

— Отставить шуточки в строю!

— Не наступай на пятки, милый.

— Эй, шевелитесь… мать твою.

— Так, значит…… слушаем… задачу:

Копать от сих… и вот до сих.

— Понятно…… прокурору дача.

— Не угадал.

Для нас самих тут будет парк.

— Прикинь, Леонов!

— Вон видите: стоит КамАЗ?

В нём саженцы берёз и кленов.

— Нет, чё в натуре?

— Вот те раз…

— Копаем: каждый — по пять лунок,

И садим: каждый — пять кустов.

Вопросы есть?

— Стоп… Дай подумать…

— Потом подумаешь, Петров!

Процесс пошёл.

— Копаем глубже…

— Да тут же глина сплошняком!

— У нас в Твери землица лучше.

— Ну, тоже скажешь. Дом — есть дом.

— Я выкопал!

— Беги к КамАЗу.

Пять саженцев — как есть — твои.

— Но я же не садил ни разу

(меня садили)

— Не дури…

— Ух, ты! Красивая березка!

И ветки все — как на подбор.

— Не тронь мою лопату, тёзка!

(ни дня без кражи) вор — есть вор.

— А это что?

— Сирень, наверно.

— Нет… Может, яблоня…

— Окстись! Чтоб нам — цветущие деревья?

Да никогда!

— По-ооберегись!

— Ого, Петров кустов нахапал.

Блин, садовод…

— Кончай болтать!

Тебе зачем дана лопата?

— Все… Понял…… Можно начинать?

— Березка… женщина… как будто……

Такая ж хрупкая……

— Ну-ну……

Сейчас пошлИть начнут… а шуток(!) —

Не отшутиться одному.

— Смотри, погода разгулялась:

Считай неделя — и апрель.

— Давай ведро (водички б малость) —

— Рябину не забудь… полей…

……………………………

Прошло семь лет…

— Петров! С вещами…

На выход.

— Братцы! Отсидел…

Прощайте Лёха… Жорка… Саня……

— Дай хоть обнять тебя, пострел.

Набедокуришь снова — встретим.

— Не каркай, шеф… ну… я пошел…

Весна… Свобода…… Вольный ветер.

Как на душе-то хорошо!

Вот и наш парк… моя береза…

Ого, как сильно подросла.

Роса искрится, точно слезы.

Ведь ты ждала меня… ждала…

Незримо веточки тянула

К рукам мозолистым моим,

(но от чего ж так сводит скулы?)

В последний раз…… поговорим…

Ты остаешься в заключеньи,

А я своё уже отбыл.

На сердце радость… и сомненья.

Как жить? Что делать? Позабыл —

Каков он — воздух за решеткой?

Ну, не грусти… Смотри-ка, клён

Глядит на нас светло и кротко —

Наверно, он в тебя влюблён.

Спасибо, милая, за годы,

Что ты дарила мне тепло,

И это время — вне свободы —

Быстрей и радостней текло.

А тот дубок садил Серёга

(ему еще три года ждать).

Эх… здесь друзей хороших много.

Да что там…… Что там вспоминать?

Вон, видишь клён? — хороший парень —

Из Вологды…… в живых уж нет.

Сначала в тульскую забрали,

Потом перевели в Ташкент,

А дальше весточка о смерти

(то ли убили, то ли сам)

Вот письмецо везу в конверте

От Бурлакова к корешам:

Семён — его рябинка с края,

И Пашка — дальний тополёк.

Ну я пошёл… Прощай, родная.

Друзья мои, храни вас Бог…

28.10.2004

Дон Жуан

Листая повесть смятых простыней,

Вы меж страниц беспечно оставляли

богатый и внушительный гербарий

поблекших за ненужностью страстей.

Глаза…

…………стихи…

…………………признанья……

………………………………имена…

колени обнажённые… и души……

Все в прошлом:

даже лучшие из лучших —

все те, кто Вами выпиты до дна.

Осталась лишь забава про запас —

как чётки теребить воспоминанья,

бессмысленно и грустно уповая

на то, что Ваши Музы помнят Вас.

Нет……

рано…… рано… рано(!) Дон Жуан…

Стук каблучков…… прислушайтесь!

И что же?

О, Вы неисправимы! Вы всё тот же —

коль снова намечается роман.

Уж чей-то хрупкий, тёмный силуэт

шагнул к вам осторожно из тумана…

— Сеньора… Ваше имя?

— Донна Анна… —

чуть слышно прозвучал её ответ —

как лёгкий бриз… как нежный ветерок…

Но скоро станет ясно… очень скоро,

что в имени её таился рок —

зловещий — словно поступь Командора…

Проклятие обманутых мужей!

Старо — как мир…

Смешно для ловеласа.

Он стольких на неверности ловил

и сам на ней не меньше попадался…

Дуэль?

Дуэль!

Хоть с чёртом! Не вопрос…

Хоть с каменным ревнивцем окаянным!

Но рок ему иное преподнёс:

смертельный поединок с Донной Анной…

Не сразу понял светский щелкопёр

сколь взгляд её опасен и тревожен —

как будто дерзко вынутый из ножен

он шпагой отсекал любовный вздор —

и требовал(!)

и требовал, увы,

чего-то невозможного до боли —

любви… безумства…… ненависти… крови…

полёта…… благородства… головы(!)

Внезапно непривычный холодок

под кожу богохульнику пробрался.

Повеса…… дуэлянт… ну как он мог

от новых поединков отказаться?

Не зная, что решается на бой,

чья длительность растянется на годы —

ни чуть не ущемив его Свободы,

прижмёт к стене великая Любовь —

невинна, добродетельна, светла…

И сердце подставляя новым ранам,

герой наш, улыбаясь, прошептал:

— Я в вашей власти…… цельтесь, Донна Анна…

08.07.2008

ПсевдоМученикам

— Что ты сделал, чтоб быть распятым?

— Я старался… я лез из кожи……

Но добрейшие адвокаты мне мешали всегда…… о, Боже!

заменяя расстрел тюрьмою:

………… двадцать лет рудников — и баста.

Я ведь судьям и прокурору недостаточно свят казался

для креста,

…………………для костра,

……………………………………для пули.

Лишь сибирским таёжным гнусом изводили меня и гнули.

Изводился я…

………………но не гнулся……

Понимая: здесь тоже люди.

Пусть расклады свои — но всё же…

А на нарах храпели судьи — все в наколках — но как похожи!

И решали без лишних прений:

…………………кто жилец, а кому — заточка.

Я наделся…… я им верил(!)

………………………уповая и днём и ночью

на малейший, ничтожный повод быть прирезанным в подворотне…

Но, увы… в кандалы закован,

………………………………видно, смерти был не угоден.

Смерть красна на миру — известно.

Я алкал этой доли… плакал:

……………………………не прирежут — так пусть повесят!

Но судьбе и веревки жалко!

А вчера порешили Клаву — повариху из нашей зоны.

Говорили, что всем давала…… суть не в этом…… я слышал стоны…

Умирала: была причина —

заступилась по бабской блажи за какого-то там мужчину —

сосунка… за мальчишку даже……

………просто грудью закрыла сдуру:

………………………………………материнское сердце — сила…

Доложили в комендатуру: нарвалась, мол, сама……… любила…

Пуля бабе?

Ого! Ребята……

Я старался… я лез из кожи…

Но вдруг понял:

чтоб быть распятым мне Любви не хватало всё же…

07.07.2008

Женщина-Кошка

Я исподволь в себе взрастила кошку…

Бесчинства тьмы — зрачок — спиралью дня

В спинной хребет небесная дорожка

Врастает незаметно для меня………………

Соитие — как грациозны игры —

Лакаю вожделенья молоко…

Шутя, кручу хвосты бенгальским тиграм.

Прыжок луны с летящих облаков

В пучину лет и невиновность связей.

Сетчатка — перевернутый геном —

Где небо — Низ — космическою вязью

Украсит Верх предзимним серебром…

Сорвутся с неба спелые каштаны

Последних Звезд, чей свет давно погас,

Где черных дыр бесчисленные раны

Томятся болью каждого из нас………

Короткий миг обещанной Свободы —

Вне времени (при чем же тогда Миг?)

Нет молока — и я лакаю воду:

Ты смысла Жажды так и не постиг……

Желание — под-уровень Неволи…

Я — Кошка — и свободна до утра……

Легко скользну с небес — почти без боли —

В падении спружинит миокард

(сердец разбитых без меня хватает) —

Я просто Тень — разбавленная тьма —

Хронически беременная в мае

(а в марте, как всегда, возбуждена)

Потягиваюсь… Выгибаю спину……

Сиянье глаз — замедленный ожог,

Я в каждом вижу Первого мужчину,

Но ни один Последним стать не смог… -)

Мурлычу……(ммурр..-рр… ах, капли валерианы —

настойка виртуальных миражей)

Иди ко мне… иди ко мне… желанный………

Я — Кошка…… на двухсотом этаже……

…………………………

P.S. Объявление: лифт не работает… -)

07.11.2004

Оптимистические страдания о пресловутом коллайдере

Опять пугают светопреставленьем —

колллллектором (???)……коллайдером(!!!)…

Кошмар!

Все на ушах…

И только я не в теме…

Ах, батюшки… земной, любимый шар

на ниточке висит,

…………………на честном слове

и может улететь в тар-тара-ры

без всяких увертюр и предисловий

в гигантский зев космической дыры…

Осталось лишь пойти и удавиться.

Но я неисправимый оптимист!

Никто не отменял мой главный принцип

и жизненный,

……………… проверенный девиз:

что в каждом сантиметре негатива

таится безразмерный позитив.

Я только три минуты погрустила,

на время отодвинув нервный срыв,

ещё раз прочитала в Интернете

статью об "ускорителе частиц",

а также в уважаемой газете

подробности в объёме двух страниц…

И стало всё понятно…

…………………до смешного,

до коликов и спазмов в животе:

осталось-то, братва, не так уж много —

всего лишь две недели —

ровно две —

до супер-пупер их эксперимента,

где шансов пятьдесят на пятьдесят…

Но нас не запугаешь концом света.

Даёшь оптимистический расклад!

И свой оригинальный угол зренья!

И свой неповторимый к жизни вкус!

Итак,

я в превосходном настроенье

легко меняла минусы на плюс…

Во-первых,

если жить осталось мало —

(всего до середины октября),

то можно не платить «Водоканалу»,

«Горгазу» и «Горсвету» почём зря…

Достали платежами за квартиру!

И вот не актуальны платежи —

когда топор судьбы висит над миром,

живи себе легко и не тужи…

Забей на всё —

на штрафы и на пени…

Ведь «после», как известно — хоть потоп…

А я на сэкономленные деньги

пополню свой осенний гардероб.

Куплю себе, любимой, пару джинсов,

Сапожки и красивый пуловер.

Успею заарканить пару принцев.

Так…… что бы ещё сделать, например?

Ага…… ну, вот…… прекрасная идея:

учёба, хоть убей, теряет смысл…

Я детям разрешаю две недели

пинать балду…

Отлично!

Зашибись…

Долой осточертевшие уроки

и нудное вставанье по утрам!

А сроки поджимают…

………………сроки…… сроки…

И вновь очередной телеканал

рассказывает что-то про «коллайдер»,

а я гуляю в новеньком пальто.

И осень так бессовестно дурманит

волнующей, беспечной красотой!

Но вдруг на этом радостном моменте

мой пыл оптимистический иссяк…

Тоска о погибающей планете

сдавила грудь отчаянно…… да так,

что ком остановился где-то в горле —

не выдохнуть уже и не вдохнуть…

Леса… поля…… озёра… реки… горы…

и млечный, уходящий в небо Путь…

на грани всё…

……………так зыбко…… и так хрупко…

И так непостижимо для души…

О, Господи……… Создатель,

………………………кроме шуток,

с концом эксперимента не спеши.

Мы дети нашей маленькой планеты

сумели полюбить её, как мать.

И вряд ли, ты когда-нибудь и где-то

сумеешь что-то лучшее создать…

06.10.2008

Склиф

Осень, осень —

………великий донор —

нам по капле вливает кровь.

И дубов вековые кроны

истекают багрянцем снов

в переулки…

………в аллеи- вены.

Лишь слегка перекрой зажим

тонкой капельницы Вселенной —

и мгновение задрожит…

Капли падают —

…………время лечит.

Незаметно…… за годом год…

Мы с тобой проморгали Вечность

в глупой спешке земных хлопот.

Не заметили, как под платьем

поистёрлась до дыр душа.

Даже старенькое распятье

на груди

………не даёт дышать —

постепенно втираясь в кожу,

давит шею нательный крест.

По инерции шепчешь:

……………………… «Боже…»

озираясь в ночи окрест.

Время — рубище.

…………………По живому

шьёт Создатель иной наряд,

примеряя к лицу обнову:

от чего же ты ей не рад?

Слишком острый у Бога скальпель?

Осень, кто ты?

Хирург… портной?

Ах, как больно душе под платьем.

Что же делать?

……Проснись и пой…

Пой!

Но крик застревает в горле…

Пой!

Но слёзы текут рекой…

Слышишь, в радости или в горе

пой, пожалуйста……

………………просто пой…

Ты ведь раньше секунды мерил

по копеечке, по рублю,

повторяя, мол

………… «Время — деньги —

тороплю его…… тороплю…»

Время — чёрный, горячий кофе:

Ты цедил его по глотку.

Этой осенью

……………Время — Морфий,

Первый раз на твоём веку…

Он «выходит на сцену боли…»,

и на миг утихает боль.

Морфий

гладит твои ладони

и с щеки вытирает соль.

Морфий псом тебе лижет пятки.

Час — за месяц,

……………а день — за год.

Положив тебя на лопатки,

Время-Морфий потом уйдёт,

и оставит пустые стены

или просто тупую боль.

Разреши мне прогнать со сцены

………Время-Морфий……

……………………прошу, позволь!

Я сама нарисую, веришь(?) —

Время — Радость…

……………и Время-Свет,

и большие-большие двери,

за которыми боли нет.

За которыми только Ветер…

Просто сделай глубокий вдох

и почувствуй,

как добр и светел

нам дарующий Счастье Бог…

24.09.2008

В городском саду играет духовой оркестр…

«Утомленное солнце нежно с морем прощалось……»

В летнем парке кружила утомленная старость.

Островок танцплощадки: старики и старушки

Неуклюже танцуют — инвалиды, толстушки…

И неловкой рукой поправляют седины

Ветераны войны (старики? нет… Мужчины!)

Ну, и что из того, что сбиваются с такта?

Пьют тайком валидол…… а когда-то… когда-то!!!!!!!

Это было давно…… под Москвой иль Калугой —

Увлекала сердца довоенная вьюга.

Но чарующий вальс прервала канонада,

И откликнулась эхом у стен Сталинграда……

С той далекой поры пролетело полвека.

И не надо бы дважды входить в одну реку:

Ни к чему ворошить промелькнувшую юность —

Все бесследно прошло…… да зачем-то вернулось……

Так же падает лист, и трепещут осины,

Позабыты на миг ревматизм и морщины.

И на счет «раз-два-три», не смотря усталость,

Кружит чья-то любовь…… чья-то юность… не старость…

В звуках вальса опять годы мчатся незримо,

Набирают разгон и проносятся мимо…

Тихий шелест времён — как листва под ногами.

Это было давно… это было не с нами……

Надувные шары поднимаются в воздух…

Звонкий смех детворы… и нежданные слезы

Подступили к глазам, затуманили сердце —

Одинокой душе помогли отогреться……

Но все реже звучат духовые оркестры,

Меньше кружится пар — на площадке не тесно.

Ветераны войны, как вас мало осталось……

«Утомленное солнце нежно с морем прощалось…»

20.08.2004

Счастье… -

Струится в воду лунный свет,

Душа расходится кругами,

И чувств моих неровный след

(рябь на поверхности зеркальной)

Качает лилии бутон.

Из нежных лепестков под вечер,

Сверкая звёздным серебром,

Я выйду в платье подвенечном

К тебе, любимый. Слышишь хор? —

Ликуют ангелы на небе.

Я Леда. Крылья распростёр

Над головой прекрасный Лебедь.

Уж сброшен свадебный наряд,

Груз колдовского оперенья.

Часы стремительно летят,

И шквал твоих прикосновений

Разжег божественный огонь,

Пылают и душа, и тело,

Твоей руки моя ладонь

Коснулась трепетно, несмело.

Хмельная ласка влажных губ,

Влюблённых душ и тел слиянье,

Нежна податливая грудь,

Священны двух сердец признанья.

Вдруг оторвались от земли

Два лебедя в одном порыве

На крыльях счастья и Любви,

А рядом ангелы парили,

Благословляя наш союз

Дыханьем Вечности незримым.

Я верность лебединых чувств

Хочу дарить тебе, любимый. —)))

22.02.2005

Садо-мазо

Как странно…

Если «жизнь напополам

опять разделена стеклопакетом»,

решает всё рассчитанный удар…………

Ты сжал кулак……

Рывок……

…………………осколки……………

Тщетно!

Кровь по рукам —

……………… но мир, как час назад —

по-прежнему на «два» располовинен,

страстями, выжигая миокард,

он тут же одевает душу в иней…………

Огонь и лёд……………

Я встану на пути

живым стеклом — незримою преградой,

чтоб мог ты хоть на время совместить

жар сердца с упоительной прохладой

снегов,

…………обременённых красотой,

извне…………

……………снаружи………

(…………………………суть антагонизма?)

Ударь меня……

…………………ударь, хороший мой……

Так надо……

………………Понимаешь —

………………………………больше смысла

в осколках искалеченной души,

взывающей невольно к состраданью,

чем в снежниках заоблачных вершин

остывших глаз

и призрачных желаний……………………

Мне хочется почувствовать кулак

в замедленной, садистской киносъемке —

какой ни есть,

……………………а всё-таки контакт

……меж нами……

Ты коснёшься самой кромки

расколотого,

……………… хрупкого стекла —

я с радостью разрежу эти вены,

чтоб кровь твоя рекой по мне текла

в животном и горячем упоенье……

И мир тогда легко соединит

двойную боль…

Я сколотою гранью

……………………………войду в тебя

на очень краткий миг

внезапным исполнением желаний……

Шальная…

Упиваясь красотой,

вскрывая чувства,

……………………нервы……

……………………………вены……

……………………………………кожу………

Пусть через боль…… да-да…… любой ценой……

Ударь меня,

ты слышишь, мой хороший?

08.01.2006

Тайна Марии Стюарт…

(часть первая)

Ночь перед казнью…… Мария Стюарт разговаривает со своей служанкой…

— Ах, госпожа… палач каков?

— Что?

— Опытен? Набил ли руку?

(не даст осечки?)

— Все равно:

По шее ль попадет, по уху…

Ложитесь спать…

(мне отдохнуть

немного нужно … перед смертью……)

— С собой возьмёте что-нибудь……

……на эшафот?

— Письмо в конверте……

— А в нем?

— Стихи……

— И только?

— Нет……

В них ключ к разгадке…

Это мало?

«En ma fin est mon commencement» —

В моем конце мое начало……

…………………………………………

Легенда — Быль……

Хочу открыть

Одну… волнующую тайну……

Поверят люди……

……… может быть……

Что смерть моя…… ох, не случайна………

Однажды…………

Много лет назад,

Придя в Шотландии к престолу,

Спиной я ощутила взгляд

Из-под тяжелых век Балора

(Зрачок Луны………)

Тревожен мрак…

В канун весеннего Белтейна

Мне не спалось —

Я вышла в парк……

Дым от костров… и чьи-то тени…

Дворец остался за спиной,

Тропинка повернула влево.

Как тихо! Полночь…

Спит Король……

(что ж я не сплю-то — Королева?)

Ах, год назад

Венчались мы

С красавцем (и глупцом) Дарнлеем……

Вдруг голос прохрипел из тьмы:

— Венчались… да?

Теперь жалеем?

— Кто здесь?!

(кто мысль мою прочёл?)

— Я Сид — волшебник…

— Что Вам надо?

— Совет лишь дать…

— Совет… Еще?

(как страшен шум ночного сада!)

— Итак……

— Мария… не спеши…

Гадаю по ветвям омелы —

Вот две дороги для Души,

Как две Судьбы для Королевы:

Одна тропа ведёт на Трон…

— На троне я давно…

— Кто знает……

Тропа Любви — вот путь второй —

Одно другое исключает!

Ведь ты не любишь Короля…

— Я? Нет………

— Молчи… и просто слушай……

Любовь? — Корона? — Трон?

— Но…… я……

— Чему отдать готова Душу?

………………………………………

(часть вторая)

Зовёт охотничий рожок…

— Вперед! — коня стегая плетью,

Мария скачет…… Из-под ног

Стрелой метнулся Гордон сеттер…

Король отстал (и хорошо!),

Ведь рядом с ней (опережая),

Красавчик Босуэл!!!!!!!!!!!!!!!!

Рожок

Трубит победу……………

(мы-то знаем —

какой Победы торжество

свершилось в таинстве улыбок) —

К чему гадать под Рождество?

Мария сделала свой выбор:

Любовь иль Трон?

Трон…… иль Любовь……

Так-так…

И что же было дальше?

А дальше… пусть прольётся кровь……

— Палач Вас ждет……

— Нет!

— "Отче наш……"

……………………

В одной руке держа распятье,

В другой — молитвенник, она

Уже готова снять заклятье

(о, гейсов страшная цена!)

Рассвет вонзился в шею утра,

Забрызгав кровью горизонт,

Скатилось солнце в черный сумрак,

Как голова на эшафот……

Топор Судьбы ударил слева,

И ахнул изумленный зал:

Вдруг улыбнулась Королева.

Чему? Увы, никто не знал…

Под шум дождя и ветра стоны,

К ногам истерзанной Любви

Упала жалкая корона…

«О, Господи…… благослови…»

Душа Марии прошептала:

«En ma fin est моn commencement…»

В моем конце мое начало —

В моем закате мой рассвет………

P.S.

Вы спросите: какой резон

В такой чудовищной расплате?

Ведь выбор был: Любовь иль Трон

(и не стояла Жизнь на карте!)

Да… Но Мария не снесла

Потери царственного блеска:

И отреченью предпочла

Покинуть трон по-королевски!

С улыбкой гордой на устах

Шагнула в воды мутной Леты,

Презрев бессилье, боль и страх,

Чтоб Музой стать в сердцах поэтов……

22.10.2004

Не покинь меня

Если руки мои в крови,

слышишь, Отче,

…………тебе не страшно

этой ночью апрельской, влажной

оставлять меня до зари?

Не покинь меня до утра…

Посиди на краю постели,

чтоб весенние акварели

не размыл леденящий страх.

Видишь,

там за окошком, дождь —

на просвет:

воспалённо-алый.

Он стекает на одеяло —

ярко-красный…… и так похож…

так похож на…

………………Молчи!

……………………… Молчи.

Кровь на мне…… не моя…… чужая.

Просто ты посиди у края,

помолись на огонь свечи.

Этот вязкий,

………густой туман.

Из продрогшего тела Утра

вытекает душа —

……………как будто

благодать из небесных ран.

Завтра я и не вспомню,

………………………………нет,

чёрный ужас весенней ночи.

И уйду от твоих пророчеств

безмятежно встречать рассвет.

Босиком,

………в череду веков,

по холодным апрельским лужам,

в сотый раз отмывая душу

от тяжёлых, земных грехов.

Только ты не покинь меня.

Слышишь, Отче,

……………даруй, как прежде,

мне —

споткнувшейся,

……………падшей,

……………………грешной —

прелесть жизни и радость дня.

Дай мне, выплакав эту боль,

вновь воскреснуть порою мглистой

для дождей золотых и чистых.

Быть достойной Тебя,

…………………позволь.

10.04.2008

Другу

Знаешь, мой ласковый…… добрый и верный пёс,

День суеты и проблем всё равно не стОит

Даже минуты одной, когда мы с тобою

просто сидим и на солнышке греем нос.

Нет ничего во Вселенной важней сейчас,

Чем глубина этих преданных глаз собачьих.

Я лишь прошу: никогда от меня не прячь их,

Дай мне последний, единственно верный шанс —

Просто понять, что любовь — это тёплый Свет,

Свет, отражённый родною душою друга.

Свет, от которого даже в метель и вьюгу

Тает на сердце холодный, февральский снег.

Дай осознать, что любовь — не всегда слова.

Наше молчанье дороже любого звука.

Ты мне лизнёшь невзначай молчаливо руку —

Станет понятно вдруг: нежность ещё жива —

Нежность моя, что раздавлена прессом слов

Близких людей и друзей, что так часто ранят

Больно…… цинично…… словами, малыш…… словами…

Хоть говорят про любовь. Про любовь? Любовь…

Не торопись. Посиди ещё каплю, друг.

И разреши мне ладонью касаться шерсти,

Чтоб ощущать под рукою собачье сердце —

Как оно бьётся…… ты слышишь: тук-тук…… тук-тук…

Небо над нами. Подснежник в траве. Ручей.

Весь этот мир — он сегодня для нас с тобою.

А суета бесконечных, безумных дней

Даже мгновенья тепла наших душ не стоит.

05.04.2008

Цветы Любви в первый день Весны

Пришла Весна……

Сегодня первый день

Таинственных небесных превращений……

На снег бросает розовую тень

Задиристо-пушистый можжевельник.

И я брожу уж целых полчаса

Растерянно в цветочном магазине:

Невольно разбегаются глаза

Среди пионов, фикусов и лилий.

Но не за ними я сюда пришла……

Держу в руках оранжевый пакетик,

В нём лёгкие, сухие семена —

Цветочные… Со мною рядом дети…

— Мам, посмотри, какой это цветок? —

Похож на тот, что рос у нас в деревне…

— Календула…

— Да-аа… помню… ноготок!!!!

— А этот вот?

— Настурция, наверно…

— Взгляните…… непонятные цветы! —

И что ни лепесток — другая краска:

Вот жёлтый вперемешку с голубым —

Но это же…… Анюточкины глазки…… —)))

Набрали целый ворох «красоты»,

Спешим домой — нас ждёт чудесный вечер —

Мы будем всей семьёй садить цветы,

И ждать с весенним Чудом первой встречи…

Горят огнём у доченек глаза:

— Так, Сашенька, неси свою лопатку…

Вот здесь уже готовая земля…

Но не спеши…… спокойно… по порядку…

Возьми в ладошку нежно семена —

С любовью посмотри на них…… потрогай…

И даже можешь дать им имена —

Ведь эти крошки — тоже дети Бога……

В них бьется жизнь наивно и светло —

В руке твоей, как будто в колыбели,

Они впервые ощутят тепло

Среди холодной мартовской метели…

Неслышно поднеси ладонь к губам,

Коснись легко доверчивой былинки —

В душе твоей Господь возводит Храм

Любви…… добра… И вы — две половинки:

Цветок — и Ты — Божественный союз

Незримо, от души, благословляю…

В глазах моих неведомая грусть —

Что на пути их ждёт? Увы, не знаю…

Но верю: среди праздной суеты,

На зло ветрам и жесточайшим бурям

В сердцах моих детей взойдут цветы,

Чтобы дарить тепло и радость людям…

28.02.2005

Солнечный Ветер

Этот мир! Изумлённый мир!

Где в весенних блестящих лужах

Чистят пёрышки воробьи

И вороны отводят душу,

Греясь в первых шальных лучах

Соскользнувшего с неба солнца.

А вода в золотых ручьях

Растревоженным пульсом бьётся.

Колокольчиком — детский смех:

Он во мне разбудил ребёнка!

Я смеюсь на глазах у всех —

Так светло…… беспричинно…… звонко…

И вдыхая дурман ветров,

Свежесть дня — всей душой, всей грудью,

Не найду подходящих слов,

Просто так улыбаясь людям…

Посмотрите, весна! Весна!

Мир поёт, вдохновлённый Светом.

И лучей золотых стена

Чуть трепещет в порывах ветра…

Измождённый, дворовый пёс,

Пережив бесконечный холод,

Тычет в солнышко тёплый нос,

Утоляя духовный голод —

Ищет ласки в его лучах,

Как в знакомых ладонях друга…

Он так долго о нём скучал,

Утомлённый февральской вьюгой.

Даже старость спешит к весне!

И старушка клюкой упорно

Разгребая просевший снег,

Семенит непривычно бодро

По каким-то своим делам.

Не сумев удержать улыбки.

На лице её тут и там

Исчезают на миг морщинки…

В тонких ветках дрожит роса.

Этот солнечный ветер! Ветер!

И купаются небеса

В отражённом, весеннем Свете…

21.02.2008

Богородице в Рождество

"И, если на свете есть все-таки Бог,

Бог этот Женщина, а не мужчина…"

……………………………………

Малыш Иисус — младенец Бог,

О судьбах мира что ты знаешь?

Твой первый крик… и первый вдох:

В руках Марии засыпаешь

С великой тайной на челе,

На Царство светлое повенчан —

Мессия…… Жертва на земле…

Упрёк…… Спасение…… Предтеча…

Казалось бы…… казалось… бы……

Но даже сто твоих распятий

Неубедительно слабы

Перед слезой Пречистой Мати.

Любая Женщина, поверь,

Читая Книгу Жизни Сердцем,

Ценой бесчисленных потерь

В чудесный Рай откроет дверцу.

И ты, прильнув к её груди,

Как к лучезарному Истоку,

Глотаешь вытяжку Любви —

Нектар божественного сока.

Иисус малыш — Младенец Бог —

Бог-Человек, познавший Вечность,

Пьёшь, засыпая, молоко —

Душой вбираешь человечность.

Что нового принес с Небес,

Чего б не знала твоя мама?

Был убиен… потом воскрес.

Её ж Любовь не умирала.

Смотри: их тысячи вокруг —

Богини с разным цветом кожи,

И с доброй лаской теплых рук,

О, матери! Вы так похожи…

Нет, не читали мудрых книг,

Но тайну Самоотреченья

Постигли, слыша детский крик,

В суровый, тяжкий миг Рожденья.

Под сердцем выносив дитя,

И заплатив за радость мукой,

Уж не живёте для себя,

И каждый день тому порукой.

Ведь Счастье ближнего для вас —

Единственно возможный выбор.

Так каждый день и каждый час.

Над головою Святость нимбом.

В Любви сияющем Венце

И в старости своей прекрасны

Морщинкой каждой на лице

И взглядом выцветшем, но ясным.

Так, в светлый праздник Рождества,

Объята тихой благодатью,

Я славлю доброго Христа,

Но еще больше Богоматерь.

07.01.2005

За полчаса до весны…

Смотри, какое полнолуние!

В такую ночь, не ровен час,

Не удержусь и наколдую нам

Всё то, что прожито до нас…

Здесь, — на краю земли, под звёздами,

Мой мир, затерянный во льдах…

Дворец, застывший дивной розою,

В кристальных, острых лепестках.

Где спит Весна под лёгким пологом

сияний северных и снов…

Что снится ей, в холодных всполохах,

В шальном дыхании ветров?

Какие тайные пророчества

Сквозь дрёму шепчет ей февраль? —

Душа в плену у одиночества,

На век закована в хрусталь…

И горе путнику случайному,

Когда сквозь вьюгу и метель

Услышит он, как птицей раненой,

Поёт души моей свирель —

Тоскует… плачет одинокая…

Тревожит…… манит…… ворожит…

Позёмкой призрачною, тонкою

По следу путника бежит.

Чью душу выстужу до донышка?

Кого в туманы уведу?

Кому в оконце стану Солнышком

На счастье или на беду?

Над кем рассыплюсь снегопадами,

Чей дух безжалостно сломлю

В порыве гнева — ураганами,

И брошу в ноги февралю?

Чья нежность лучиком единственным

Кольчугу холода пробьёт,

Срывая грубо и неистово

С души моей суровый лёд?

Чьи губы станут наваждением?

Чей взгляд утешит, усмирит?

И душу вешнюю… весеннюю

Для новой жизни воскресит?

21.02.2008

Эхо

Просто город укрыл туман,

Стали звуки и краски глуше —

Так легко проникают в душу,

Обессилевшую от ран.

Тонкой веточкой по воде,

Наклонившись, черчу узоры,

Я отсюда уйду не скоро…

Здесь, в таинственной наготе

Спят деревья волшебным сном,

В опустевшем старинном парке,

Где под сводами лёгкой арки

Речка тихая подо льдом…

И просевший февральский снег

На ступенях чужой усадьбы…

Я была здесь когда-то…… Знать бы —

Год назад…… или, может, век?

Что я помню? Июльский день…

Мы рисуем друг друга мелом.

Ты хотел меня видеть в белом,

Чтобы тёмной была лишь тень…

На прозрачном пустом холсте

Я писала тебя стихами…

А теперь здесь лишь белый камень

И фамильный, тяжёлый склеп…

Не найти ни имён, ни дат.

Только гулкое эхо…… эхо

Моего колдовского смеха —

Мы смеялись с тобой тогда…

Помнишь? Вечер и тихий пруд…

Ты сказал: «Не спеши…… так рано…»

Я шепнула: «Меня там ждут…»,

И навеки ушла в туманы…

Память…… память… как сон, как бред —

Светлячков изумрудных искры,

Одиночный, короткий выстрел…

Только имя не вспомнить…… Нет…

13.02.2008

Светлячок

Доченька заснула рядом с мамой,

Носиком уткнулась под бочок.

Милый человек мой…… самый-самый:

В ласковых ладонях светлячок.

Я не шелохнусь, дышу чуть слышно.

С трепетом и нежностью ловлю

Тёплое дыхание малышки

В пику хулигану февралю…

Знаю, что не выстудить метелям

Сердца материнского тепло,

Сколько бы ни вьюжили, ни пели —

Я лишь улыбаюсь им светло…

Пойте, пойте! Ворохом снежинок

Весело врывайтесь в наши сны.

Близится к финалу поединок

Зимних ураганов и Весны…

Скоро под окном завоют кошки.

Новая отрада детворе —

В маленьких, резиновых сапожках

Дружно мерить лужи во дворе.

Бегать вдоль ручьёв, глотая ветер —

Тот, что растревожит паруса

Крохотным фрегатам из газеты

И качнёт над миром небеса.

Спит мой светлячок, моя отрада,

С грёзами о радужной весне.

Под волшебный шелест снегопада

Тихо улыбается во сне……

25.02.2008

Мужу

Когда отхлынет жгучая волна

любовного неистовства в постели,

над нами покуражатся сполна

разбуженные криками соседи.

А мы с тобой поделим на двоих

бокал воды,

и тёплыми телами

прильнём друг к другу вновь,

………………………чтоб через миг

умчаться за сиреневыми снами.

Но я ещё на время задержусь

в реальности расплывчатых видений.

Какая удивительная грусть…

Зачем она пришла ко мне?

Сквозь тени

и пряди перепутанных волос

мне виделось в проёме сонных окон

мерцанье бесконечно дальних звёзд

за дымкой предрассветного востока…

Казалось,

из космических глубин,

из самых недр возникло ощущенье,

что Вечность, обнимающая мир,

сама в объятьях сжалась до мгновенья…

Незримая пульсация времён

в дыханье рядом спящего мужчины

синхронно попадала в унисон

с дыханием Вселенной —

между ними

наметилась таинственная связь…

И, чтоб не оказаться третьей лишней,

я отстранилась…… чуть приподнялась,

стараясь делать всё, как можно тише…

Легла на спину…

…………Время истекло…

Пришёл черёд и мне отдаться грёзам —

душой овладевал волшебный сон,

сознанье, унося к далёким звёздам……

В разрозненности смятых простыней —

подобно уцелевшим после шторма,

мы спали,

обнажённостью своей

………………смущая очарованное море…

И словно набежавшая волна,

рука твоя во сне меня касалась…

А я, бездонной нежности полна,

………ей снова без остатка отдавалась……

16.06.2006

Когда метель снаружи и внутри

На улице метель… в душе — затишье……

И снова, на ночь глядя, тянет в омут —

Скучаю…… незаметно едет крыша…

Опять бегу куда-нибудь из дома…………

Ну, не совсем так прямо…… чтобы сразу…

Урву часок для боевой раскраски:

Войду в метель колдуньей сероглазой —

Уверенно… с улыбкой… без опаски……

Неяркою пыльцою серебристой

На веки осторожно лягут тени,

И тушью удлиненные ресницы

Просеют взгляд, исполненный томленья…

Привычно торможу у шифоньера,

А в мыслях, до смешного, полный стопор.

Так… Что одеть? Вот юбка, например……

С разрезом… м-да…… и, кажется, не плохо…

Нет…… это платье(?)……ни за что на свете! —

Таких уже полгода, как не носят……

Не может быть… Мне нечего одеть! —

Весь гардероб, рассчитанный на осень…

А тут Весна… в январском обрамленье —

Под шубою должно быть только тело…

Всё…… решено… вот топик (без бретелек…)

Колготки…… мини-юбка — очень смело……

И волосы душистым ореолом

Скользят вдоль шеи, по плечам стекая.

Ну, худо-бедно…… кажется, готова………

Так…… я пошла…… Куда? Сама не знаю…… —))

Дыханье обжигающей метели

Раздуло пламя в сердце до предела,

И я спешу навстречу приключеньям

Сквозь Млечный Путь снежинок…… белых-белых……

Замешкалась у входа ресторана…

А надо ли?………Эх, ладно…… быть мне пьяной……

Меня уже заметила охрана,

А так же парни из Узбекистана……

А вон в углу…… за столиком…… бандиты……

(но это ничего еще не значит —

Возможно, пронесет — не быть мне битой…

Вот только троньте…… мальчики…… дам сдачи……)

И я теперь сама уже не знаю,

Как утонула в танце и объятьях………

А ночь была чудесная…… хмельная……

(всему виной — коротенькое платье… —))))

29.01.2005

Мне бы…

Тихо в моём безвременье.

Только круги, круги —

жёлтые на сиреневом.

Господи, помоги!

Хочешь бежать, да некуда.

Стылый пустой перрон…

Снегу-то…… снегу…… снегу-то!!!!!

Валит со всех сторон.

Пыль ледяная, белая

Вихрем из-под колёс.

Кто я? И что здесь делаю?

Словно сто тысяч звёзд:

Жёлтые на сиреневом

Снова круги…… круги…

сдавят колёса времени.

Хочешь бежать? Беги!

Вот сто дорог — пожалуйста —

Иглами в горизонт…

Только потом не жалуйся:

«В поезд, мол, сел не тот…»

Кто мы? Земные странники

Призрачных, зыбких дней

И на платформе маленькой

Участи ждём своей.

Холодно…… зябко… муторно…

Бьёт, лихорадит ночь.

Мне лишь дождаться утра бы —

новые сутки прочь.

Мне бы успеть покаяться.

Тошно… дрожит рука.

Долго ль ещё здесь маяться,

Вздрагивать от гудка?

И сторонясь болезненно

Чуждых, размытых лиц,

Тупо следить за рельсами

И за полётом птиц.

Завтра февраль в проталины

Солнцем скользнёт с небес.

Завтра очнётся раненый,

Скрытый туманом лес.

Завтра лучи весенние…

Завтра? Ах, что же я?

«Завтра» в моём безвременье?

Кризис календаря…

Жёлтое на сиреневом.

Всё что осталось мне:

Тихий перрон вне времени

С поездом тоже «вне»

12.02.2008

Кем станет Он?

Я — Свет…

………………не Тьма…

(казалось бы…)

……………………Не правда!

Я Тьмою для тебя мечтаю стать —

волнующей,

……таинственной,

……………… прохладной,

чтоб звёздами загадочно мерцать

в глубинном и тревожном полумраке

подёрнутых печалью синих глаз…

Держать тебя в смирении и страхе,

смятенье вызывая всякий раз,

когда невольно шорохи ночные

ознобом прошибают до костей.

Я бред твой и безумие отныне…

И мать твоих несбывшихся детей…

Иди ко мне…

В холодные чертоги

гигантских, фантастических пещер

души моей,

………………открытой лишь немногим…

В загадочности высших полусфер

познай меня……

Я — влажная лагуна —

Венеция, уснувшая в ночи……

Однажды эти ласковые губы

во тьме вселенской тайно отыщи —

вслепую,

………бессознательно,

………………………на ощупь…

Лишь сердце — твой надёжный проводник…

Я стану твоей самой долгой ночью

иль Вечностью, помноженной на миг…

Блуждай во мне,

……………… отчаявшийся странник,

скользи горячим Ветром между строк —

пусть солнечной души твоей фонарик

проникнет в самый тёмный уголок

глубин моих,

где в недрах подсознанья

сокрыт от любопытных, чуждых глаз,

пронизанный божественным дыханьем,

таится Вдохновения алмаз.

Входи в меня —

врезайся в это тело,

как Луч пронзает трепетную тьму…

Брось семя звёзд в космическое чрево,

зачатием порадовав Луну.

Она растёт…

Уже наполовину

залито полукружье серебром,

а в первых шевеленьях крошки-сына

я чувствую невиданный напор…

Кем станет Он —

посланец Тьмы и Света?

Как встарь, одним лишь Духом был зачат…

И лёгкою, стремительной кометой

с Небес сошёл на Землю

………………………в звездопад………

21.07.2007

Предзимнее

Молочные туманы на болотах

колеблются густою пеленой.

Брожу совсем одна по тайным тропам,

вбирая расплескавшийся покой.

Отшельница,

познавшая блаженство

и прелесть одиночества в пути,

я мысленно секретничаю с лесом,

сквозь кружево осенних паутин

неслышно пробираясь в тёмный ельник.

Бесхитростная исповедь души…

Внимают ей ольха и можжевельник,

берёзы да над ряской камыши…

/Как обухом, внезапные вопросы/ —

и птица, прокричавшая во тьму:

«Кому ты посвящаешь эту осень?»

Я горько усмехнулась:

«Никому…»

Холодными, озябшими руками

подбрасывая веточки в костёр,

задумчиво слежу за облаками,

чей розовый, причудливый узор

погас с последним лучиком заката,

сверкнув холодным бликом на воде —

ещё одна незримая утрата

в расплывчато-белёсом октябре.

«Еще одна…» —

устало шепчут губы…

«…ещё одна из перечня утрат…»

Смотрю на догорающие угли,

не в силах оторвать печальный взгляд…

А мир затих в таинственном предзимье.

Прозрачные росинки на траве

под утро превратятся в белый иней,

и лес очнётся в лёгком серебре.

Как девушки, стыдливые берёзы,

смущаясь непривычной наготы,

застынут в угловато-робких позах

в зеркальном отраженье у воды…

И взгляд их — целомудренно-лучистый —

укроет белоснежная вуаль,

чтоб дрогнувшие слёзы на ресницах

не выдали предзимнюю печаль…

29.10.2007

Как тихо умирают в сентябре…

У осени печальные глаза…

В них тайная, безмерная усталость.

Как будто бы всю удаль расплескал

И выдохся внезапно тёплый август.

Как раненый боец,

……………… припав к земле

Кленовыми ладонями, до срока.

Оставил на траве кровавый след

Брусничного, рубинового сока…

И замер в наступившей тишине.

Ни шороха.

………Ни шёпота.

…………………Ни стона.

Лишь в утренней, продрогшей полумгле

Разносятся чуть слышно перезвоны

Иных миров…

Нездешняя печаль

В созвучиях небесного органа.

И чьё-то обессиленное:

………………………«Жаль…»

И чьё-то удивлённое:

………………………«Так рано?»

Уже пора?

Туда — за облака?

За призрачной цепочкой журавлиной?

Душа так удивительно легка

И так же непростительно ранима —

Тончайшей паутинкой на ветру

Трепещет… извивается… и рвётся…

Иль стелется туманом по утру,

Просеивая ласковое солнце.

В круженье листопадов и времён

Я просто — лист — один из очень многих, —

Растаявший за шелестом имён,

Что падают Всевышнему под ноги.

…………………

У осени печальные глаза.

В них тайная, безмерная усталость.

Но всё-таки осталась бирюза

в глазах её…

Да,

Всё-таки осталась…

И солнечные блики на воде

По-прежнему улыбчивы, лучисты.

Как тихо умирают в сентябре

Полётами обманутые листья.

22.09.2007

Напрасно нас бурей пугают

Мы шторма жаждали с тобой.

Но шторма не было……

Скучая,

ты затевал неравный бой,

моими чувствами играя…

И я с улыбкой на устах

бросалась весело в сраженья.

Лицо в лицо…

Глаза в глаза…

Не допуская пораженья……

А время шло…

…………………а время шло…

В пылу кровавого азарта

мы не заметили, как Шторм

на нас обрушился внезапно

стеною ливня и огня —

(ведь мы о нём с тобой просили!)

Но, чёрт!

В сраженьях и боях

давно растратив пыл и силы,

вдруг отшатнулись от Небес,

когда дыханье грозовое

коснулось трепетных сердец.

Волна накрыла с головою

упрямый, маленький фрегат…

Мы, не готовые к расплате,

забыв, что были на ножах,

друг друга стиснули в объятьях,

держась за хрупкие тела,

как за соломинку привычно……

Но Страсти новая волна

настигла нас уже вторично……

И ты смотрел в мои глаза

с восторгом……

…………счастьем……

……………………упоеньем,

не замечая, что гроза

метала молнии и тени…

В тот самый миг, когда вокруг

царил безумный, жуткий хаос,

ты слышал только сердца стук,

всесокрушающую радость

волшебных,

…………нежных,

………………тихих слов —

их заглушить не в силах Ветер!

А нежный шёпот про любовь,

как самый мощный гром на свете

ввергал нас в трепетную дрожь…

Стекая сладостно по телу

ласкал меня июльский Дождь —

светло…

…………неистово…

………………………умело……

И целовали Небеса

волос промокших, длинных пряди.

По шее тоненькой скользя,

ты изучал меня губами,

забыв про ветер грозовой,

про парус,

………мачты,

………………компас,

………………………карту…

Мы Шторма жаждали с тобой…

И он обрушился……

Внезапно……

19.07.2007

Листая небеса

Он пил…

Был редактором местной газеты…

Сотрудники даже не знали об этом…

О чём?

Ну, о чёртиках всяких зелёных,

что ночью к нему приходили с поклоном

и новую стопку к губам подносили…

Он умер внезапно,

с утра не осилив

синдрома обычного, злого похмелья…

Он был христианин…

Так искренне верил,

что где-то… когда-то… в обители Бога

отыщется счастье……

Портрет с некрологом

всё в той же знакомой до боли газете…

Мы вместе работали…

Светские сплетни

и разные новости с ним обсуждали…

Но что-то такое витало меж нами —

какая-то тайна

сквозила во взглядах,

как будто бы оба мы знали, что рядом

незримо, подспудно, так тихо и властно

дыхание вечности…

Он зарывался

в работе…… в бумагах…… скандалил и спорил,

когда не готов был для выпуска номер…

Держал экземпляр —

самый свежий…… последний…

и так волновался…… а через неделю

о нём забывал навсегда беспричинно……

Ведь жизнь не стояла на месте(!)

и мимо

вдруг как-то прошла невзначай… стороною…

Я помню апрель…

Мы готовили в номер

статью об открытии нового Храма

у нас в Подмосковье…

Приехали рано

в большое село над широкой рекою…

А небо-то…… небо-то… небо какое!!!!!

И ветер с полей

упоительный…… вешний…

и где-то уже зацветали черешни,

а воздух наполнен был трепетом жизни,

и птицы кружились в заоблачной выси…

Он плакал……

О чём?

Хоть убейте, не знаю…

Стоял над обрывом…… у самого края…

глядел на могучую русскую реку……

Как странно…

мгновенье…

и нет человека……

………………………

Но это, отнюдь, не трагедия вовсе…

ведь все мы уходим когда-нибудь в осень —

из светлой весны

улетаем, как птицы…

Быть может, затем лишь, чтоб снова родиться……

10.07.2007

P.S. Светлая память Вам, Сергей Русланович…… Мы с Вами ещё попишем… не расслабляйтесь там… на Небесах… —)))

Лесной Олень — реальная история из жизни автора

А ты, мой милый, поседел…

Я знаю…… да… со мной не просто…

Нас вновь встречает Селигер,

и машут розовые сосны

ветвями тонкими вослед

сверкнувшей стёклами «Тойоте».

Ты молча куришь вечный «Кент»

и смотришь вдаль: на горизонте

сквозь дымку призрачных озёр

верхушки елей в пятнах света…

И вот последний светофор,

а дальше: небо…… солнце…… лето……

Здесь всё знакомое до слёз…

И только я совсем другая…

Скажи, зачем же ты привёз

меня сюда? Не понимаю……

С душою раненой…… больной…

Омыть надеялся наивно

печаль священною водой?

Ведь я не вижу половины

красот волшебных и чудес…

А, впрочем, стоит ли об этом?

В закатном солнце хвойный лес

пронизан весь лучами света……

Темнеет…… Нужен бы костёр…

(хм…… возвращаются привычки… —)).)

Ну, что ж… пожалуй, разведём……

Где зажигалка или спички?

Смеюсь: уж эти мне костры!

Я помню чьи-то силуэты —

мужчин, мечтавших от искрЫ

разжечь огонь, но тщетно… тщетно(!)

Теперь давай — попробуй ты…

С усмешкой молча наблюдаю,

как валит дым из темноты,

но нет огня(!)……Я умираю

от смеха…… правда…… пацаны……

Как мне до колик надоело

смотреть на россыпи золы —

а я огня………… Огня хотела!!!!!!!!!!!!!!!!

Уйдите все………… и ты уйди……

Я повелительница Ночи……

Огонь…… огонь(!) в моей груди

кипит…… беснуется…… клокочет…

Одна — на смех ваш и позор

своими нежными руками

я запалю такой костёр,

что Свет его под облаками

увидят все на сотню вёрст…

Колдунья…… Ведьма… Ворожея……

Пусть искры россыпями звёзд

и кольца дыма, точно змеи,

скользят меж тоненьких ветвей

всё выше…… выше… выше… выше(!)

а пламя ярче и сильней —

костёр мой бьётся…… стонет…… пышет

горячим заревом страстей —

шальной…… багряный… цвета крови…

Огонь — цветок души моей,

насквозь пронизанный Любовью……

Как он горит!!! Вдруг, словно тень,

мелькнуло что-то над поляной —

из пышных зарослей Олень

шагнул ко мне…… и не отпрянул(!)…

Красивый… гордый…… колдовской…

прошёлся медленно на берег

и встал спокойно над водой,

как Дух святого Селигера…

Качнулись мощные рога

в зеркальном, светлом отраженье,

и расступились берега

до горизонта — избавленьем

от мук…… от горестей…… и бед

безмолвной белою пустыней…

Луны взошедшей лёгкий след

сверкал над миром точно иней…

И я шагнула в никуда —

навстречу ласковым потокам

ветров вселенских, как Звезда —

горда…… печальна…… одинока……

как этот призрачный Олень,

что был мне послан не напрасно…

Вдруг он исчез…… как бред… как тень,

застыв созвездием прекрасным

в бездонных, синих небесах

над гулкой гладью Селигера…

Мы оба вышли из костра,

в котором чувство догорело………

11.06.2007

Без права на повтор…

Немеет холст…

……………Такою немотой

кричат едва сгоревшие полотна…

Отчаянье ударною волной

мгновенно вышибающее стёкла,

врывается в раскрытое окно

безумием смертельных снегопадов…

И оторопь берёт,

……………………и в горле ком……

Растерянность блуждающего взгляда

таит в себе вселенскую тоску…

Ушедшие «на век» глядят с портретов

и молча прикасаются к виску

зловещим поцелуем «того света»

торжественно,

……………бесчувственно,

…………………………легко,

до боли непривычно-отстранённо…

И снова немота…

……………А под смычком

заходится струна последним стоном,

чтоб лопнуть в наступившей тишине:

так Парки режут тоненькие нити.

Доколе хоронить любимых мне?!

Вы лучше уж меня похороните —

единожды,

без права на повтор,

без пафоса заезженных сюжетов…

Кончай тянуть волынку, режиссёр…

Нет сил играть!!!

Вы зрителям билеты

верните… прохрипев: мол, так и так —

актёр устал…

…………увы, «кина не будет».

Плевать на неустойку, на аншлаг…

Пусть даже осмеют… распнут…… осудят…

мне всё равно……

А впрочем, от чего ж

не выйти без костюма и без грима?

Безропотно,

покорно лечь под нож

реальной, настоящей гильотины?

Иль выплеснуть, уж если не любовь,

то страждущую ненависть с подмостков?

В душе скопилось слишком много слов —

отчаянья……

…………презрения……

………………………вопросов…

Быть иль не быть?

………………О, это не вопрос……

Вопрос в другом: зачем безумный Гамлет,

смеясь и плача, шпагой режет холст

и топчет его в бешенстве ногами?

Там, видимо, Офелии портрет……

Ах, бедный… бедный… бедный(!), принц мой… датский……

бездарнейший…… бессмысленнейший бред…

но всё же удостоенный оваций…

За жизнь сыграла сотню Дездемон…

И вот она — последняя… без грима…

— Молилась ли ты на ночь?

— Да, сеньор…

А дальше в бессловесной пантомиме

я чувствую горячие тиски

безжалостных, сжимающихся пальцев,

но сердце, изнывая от тоски,

отныне не позволит им разжаться………

Смерть наступила —

……………………зритель оценил……

Торжественная блажь аплодисментов.

Жаль, выйти на поклон не хватит сил,

исчезнув за кулисой «того света»…

Ну, что ещё?

Кого на это раз

сыграть в бреду агоний, на излёте —

Джульетту без ужимок и прикрас,

иль Санчо при безумце Дон Кихоте?

Чтоб в клешнях старых мельниц ветряных

застрять на век «воинственным и добрым»,

когда ударом лопасти под дых

жестокая судьба сломает рёбра……

………………………

Немеет холст………

……………………Такою немотой

кричат едва сгоревшие полотна,

и пальцы застывают над струной,

что, кажется, вот-вот готова лопнуть……

01.06.2007

С любовью маме и доченькам

Идём гулять под вечер в летний парк.

Я медленно бреду по тротуару.

Чуть поодаль смеются и шумят

две доченьки мои, а с ними мама —

две юных жизни с ветром в голове

и зрелость, чуть ссутулившая плечи

от выстраданных горестей и бед —

три самых дорогих мне человечка…

Какими же вы хрупкими теперь

мне кажетесь в зеленом окруженье

склонившихся берез и тополей

над судьбами двух разных поколений.

Как бережно раскрытая ладонь

сжимает эти детские ладошки,

заимствуя пылающий огонь

у детства… Тлеет сердце понемножку,

и вспыхивает радостно на миг,

как угли, догорающая старость…

Смотрю с щемящей горечью на них

и думаю: «а много ли осталось?»

Мне хочется до капельки впитать

родной, неповторимый образ мамы —

улыбку…… голос… ироничный взгляд…

такой родной… и добрый… самый-самый…

Как страшен этот мир и как жесток…

Смогу ль вас защитить от бурь и ветра?

Сберечь души взрослеющей росток?

А мама…… тоже думает об этом…

Я знаю: её думы каждый день

не только о судьбе любимых внучек,

что следуют за нею словно тень,

и держатся доверчиво за ручку.

В молитвах мамы есть моя душа.

Согретая заботой материнской,

я слышу в себе голос малыша,

пронзительный, смеющийся, лучистый,

как будто бы пришедший из глубин

далёкого, растаявшего детства…

Невидимые сеточки морщин

на мамином лице — моё наследство,

мой светлый оберёг и мой покой…

Храни вас Бог, любимые… родные…

Как ласково шумят над головой

берёзы, повторяя ваше имя…

25.05.2007

Сальвадор Дали. Галлюциногенный тореадор

Бывало незабвенный наш Дали

часами уссыкался втихомолку

над чем-нибудь… и весело ловил

в свой адрес отголоски кривотолков,

упрёки ошарашенных друзей,

но ржач, коль нападёт, то хоть ты тресни —

смеёшься до щекотки в животе,

и с каждым мигом ржать всё интересней……

Особенно, когда, неровен час,

сидят с тобой в компании эстеты,

и ёрзают, опасливо косясь,

на выходки безумного Поэта…

Да-да…… он был, конечно же, Поэт!

Так трепетно лелея паранойю,

лакал гипертрофированный бред

с полотен обезумевшего Гойи

и всасывал парное молоко

из вымени культурных революций,

а после вдохновенно и легко

выплёскивался семенем поллюций

на девственные, белые холсты,

лишая их невинности до срока,

но души их по-прежнему чисты

в соитии не видели порока —

как будто бы отнюдь не человек,

но Дух осеменял их непорочно,

а краски освящали смертный грех

по праву небывалых полномочий,

что выданы Художнику Творцом…

Бездонные глубины Подсознанья

разверзлись и заставили слепцов

почувствовать горячее дыханье

невиданных, загадочных миров…

А хохот нарастал… и глохли стены…

и лопались под кожею холстов

набухшие, исколотые вены……

Привычный обывательский испуг:

куда бежать от брызгающей крови,

что хлынула с полотен на сюртук

потоками багряной паранойи?

Куда бежать? А хохот всё сильней

раскачивал могучие опоры

незыблемых устоев и идей…

О, этот смех безумца Сальвадора!!!!!!!

24.05.2007

Вы их не ждали, а они припёрлися В. В

Всё чуждое слетело шелухой,

осыпалось,

………………развеялось по ветру…

Иду и «всё своё несу с собой» —

улыбку

………да Высоцкого куплеты…

Вдруг чувствую дыханье за спиной —

горячее,

…………зловещее,

………………………до дрожи…

и кто-то след во след идёт за мной.

Мороз прошёлся лезвием по коже…

Как будто собирается гроза —

всё ближе и страшней раскаты грома,

а мне бы посмотреть в его глаза…

а мне бы……

Вдруг толчок…

……………и по наклонной

срываюсь в никуда, в тар-тарары…

Успел-таки коварный незнакомец

столкнуть меня, наивную, с горы —

сработал основательно…

………………………на совесть……

Мгновение…

Захватывает дух…

Качусь и набираю обороты,

но странно:

непредвиденный испуг

остался где-то там, за поворотом…

И ветра свист — как пуля у виска,

отчаянно, заводит не по-детски,

а «руль сжимать до судорог в кистях» —

вернейшее,

……………… испытанное средство…

Теперь уже не стоит тормозить —

потерями чревато торможенье…

Нет времени на «быть или не быть» —

отпущены секунды для решенья.

И я лечу,

………………безудержно смеясь,

захлёбываюсь ветром от восторга…

Жизнь по большому счёту удалась…

Осталось продержаться лишь немного

и выскочить с опасной колеи,

пробив ядром заслоны и преграды…

Бороться с притяжением земли?

Помилуй Бог!

Ну, что вы? Нет… не надо!!!

Пускай несёт с горы ко всем чертям…

Всё вниз и вниз…

…………………Какое наслажденье —

ворваться в Преисподнюю и там

устроить ночью светопреставленье…

Пусть скорость с каждым мигом всё быстрей.

Подобная ядру метеорита,

пробить могу хоть сотню атмосфер,

сорвавшись с опостылевшей орбиты…

Кому хватило смелости столкнуть

меня в открытый зев холодной бездны?

Надеялся, коротким будет путь —

мгновение…… а дальше я исчезну?

Не вышло…… нет……

……………и скатываясь вниз,

кричу нечистой силе во всё горло:

«Эй, черти…… там внизу… поберегиии-ии-ись…

а ну-ка расступитесь чёрной кодлой!!!»

Весна пришла в ваш сумеречный ад,

свалилась вам на голову внезапно —

как дождь, как ураган, как снегопад

со всеми полномочиями Марта,

с апрельскими запасами тепла.

Лишь чудом не свернула себе шею

и Свет в своих ладонях принесла

в вертеп ваш от безумца Прометея…

25.05.2007

Фантазии причудливый виток… откровения пантеры Багиры

Иди ко мне………

(……………расширены зрачки…………)

а шёпот мой звучит, как заклинанье:

«………иди…… ко…… мне……»

Секунды — светлячки —

………………………………ознобом…

…………………………дрожью…………

……………трепетом………

желаньем………

…………………мой сон…………

…………………………………мой бред…

Чуть различимый стон…………

Мгновенья — обжигающей лавиной……

Закрыв глаза,

……………… плыву по воле волн………

Входи в меня……………

………………входи в меня……………

………………………………мужчина…

Сознания коснется лишь едва

……………………………прообраз бытия —

Тоска Вселенной —

……………………………когда случайно

первые слова………………………………

…………вдруг потекли…………

…………………признаньями по венам…

Ты говори их мне………

……………… …любимый…………

…………………………………говори………

Рассказывай волнующие сказки…………

И черпай Вдохновение

…………………………внутри………

…………………………………внутри меня……

О, эта жажда ласки!

А помнишь…… много тысяч лет назад……

………ещё до наступленья новой эры,

пять суток к ряду брёл ты наугад

…………по следу истекающей пантеры —

на зов……

……………на рык…………

…………………………на дикое: «хочу»…

А я тебя почувствовала раньше………………

……………………и уходила в джунгли

…………от лачуг……………………

……………………индейских поселенцев……

…………дальше………………

………………………дальше…………

И там……… в глуши…… вдыхая аромат

…………тропических………

……………………волнующих растений…

…………………я затаилась………………

Напряженный взгляд

……………………срывался в слепоту

от каждой тени……………………

и сердце…… сладко таяло в груди…………

Не смейся…………

……………Сердце?

……………………Сердце у пантеры?

Да, милый… да…………

А ты иди……… иди………

………………………иди… ко…… мне……

пока не сдали нервы……………

Прыжок……

……………борьба…………

………………………и затаился лес —

хоть верил, что борьба ……до первой крови…

А дальше?

………………Ты был нежен, мой самец, —

до судорог………

………………до трепета…………

………………………………до боли………

Клыки твои, чуть потревожив шерсть,

вошли под кожу………

……………ааа-аа-ахх… хх… х………

Я застонала……………

Целуй меня, любимый………

……………………………здесь……

………………………………………и здесь……

Легко скользнуло на пол одеяло……………

Фантазии причудливый виток

в спирали временнОго промежутка —

……………Под тяжестью твоей

…………………… …………пускаю сок……

с дальнейшею потерею рассудка…

безудержно ласкаю языком

……………податливую твердость монолита……

Быстрее……

……………глубже………

Сорванным цветком

………………………в руках твоих………………

…………………………………………сочусь………

Но не испита………

……………до капельки……

…………………………до немощи……

………………………………………до дна………

Ты припади горячими устами

…………………………к трепещущим……

……………………………нежнейшим лепесткам

И пей меня короткими глотками……

Пылаю……………

………………Ускоряющийся ритм………

………Уж сколько лет от сотворенья мира!

Но так же первобытен громкий рык

всем телом содрогнувшейся Багиры……

Прожилкой на виске

……………………неровный пульс

отсчитывает краткие мгновенья

…………любовных……………

…………………восхитительных безумств…

Иди ко мне………

………………… я жажду повторенья… —)))

07.07.2005

Мечта с душою Океана

Путей………

………и женщин Вам — земных………

И Вам……………

……………и Вам………………

………………………и Вам…… пожалуй………

Да……… я была одной из них —

из этих женщин………………

Но устала

ходить смиренно по земле

с душой доверчивой Русалки,

отдав свой Голос……

…………………………онемев………………

за право преданно и жалко

………………смотреть в любимые глаза

в смешном плену самообмана……

Как вдруг…………

…………опять меня позвал

…………………солёный Ветер Океана,

дохнув Свободою в лицо………………

В гортанном крике альбатроса

с такой безумною тоской

звучал мой прежний………

…………………………………дивный Голос…………

Что я забыла обо всём —

беспечно……

…………………смело…………

……………………………отрешённо……

шагнув в обличии земном

в морские, вздыбленные волны…

И тут же хлынули лучи

в глаза прозрачным изумрудом

из недр таинственных пучин……………

О, Посейдон!

………………Свершилось Чудо!

Беглянку принял Океан,

…………………не вспоминая об измене…

Сверкнула глянцем чешуя

на обнажённом женском теле…

И я запела…… о Любви……………

светло……

…………торжественно……

……………………………печально……

А мимо плыли корабли…………

…………меня, увы, не замечая…………

Не надо, Ветер……

……………………не жалей…………

тихонько смахивая слёзы

…………с щеки прекрасной Ариэль,

беспечным принцам шля угрозы……

Не умоляй…

………………и не проси……………

Но лишь в порыве вдохновенном

на белых крыльях унеси

…………любовь пленительной Сирены……

Чтобы в земных,

………………… тревожных снах

мой Голос мучил капитанов

……………тоской о девушке в волнах —

Мечте — с душою Океана………

18.11.2005

Свободное паденье

Мне снилось……………

………ааа-ах(!!!)…………………

…………я падаю во сне……

протискиваясь сгустками молекул

сквозь слой

перемежающихся сфер

пылающей, безумною кометой

(Икар — суть — воспалённое «хочу!»

и Дерзость…)

………Скоротечная расплата.

Цепляюсь за мгновения,

Лечу…………

«g» — ровно девять целых,

……………………семь десятых.

Нет…… восемь……

(хоть десятую взаймы

Прошу(!)

Ньютон, уменьши ускоренье!

Продли полёт…… Пожалуйста…)

Увы………

(не суждено…)

Свободное паденье………………

Царапающий скрежет…… диссонанс,

Шипящий свист

металлом режет ухо

удар,

гранит,

воронка.

Через час

всё повторится

с точностью до звука.

Я снова буду падать до утра —

мучительно,

…………болезненно,

…………………тревожно.

Осенняя горящая трава,

………………взрыв бензобака,

……………кровь……… осколки,

………Кожа

уродлива от копоти… черна,

…обуглена ……………

……… (кричу во сне от боли)

И вновь благословенная волна

забвения……

Луна

над мирным полем.

Я сплю,

но нескончаемый кошмар

в который раз рассудок настигает,

В стремительном падении

Икар

разорванные крылья обжигает.

Торфяники…

Над ряскою болот

……парю

Свет — окольцованная — Лебедь.

Прицел.

………курок,

Щелчок холодный,

…………………………взвод.

«Пли!»

……… выстрел

……………………боль.

Свободное паденье!!!

Ломая напоследок камыши,

впечатываюсь в клюквенную жижу

кровавыми ошметками души…

Хочу проснуться.

…Лай собак

…………все ближе.

Охотничий воинственный азарт.

Оскал легавых.

…………Рваное дыханье.

Из пасти — смерть —

…………горячий… жуткий смрад.

Кричу.

И просыпаюсь.

…………Наказанье!!!!!!!!!!!!!

Действительность(!) лавиною проблем

обрушилась…

(я верила в спасенье)

Но, кажется, проснулась лишь затем,

чтоб вновь сорваться в штопор.

Явь………

Паденье…………

03.06.2005

А ветер снова в гребни бьет В. В

Из прежних благ остался лишь кураж…

И этого с лихвою бы хватило,

чтоб дерзко брать суда на абордаж,

противнику вытягивая жилы…

Но что-то изменилось, видит Бог……

Пресытившись неравными боями,

я медленно плыла по воле волн

с поникшими печально парусами.

Мне было так спокойно и легко…

Попыхивая трубкой капитанской,

я вглядывалась молча в горизонт,

отказываясь с кем-либо сражаться…

Как вдруг в скольженье медленных секунд

с тревогой различила отголосок

неясных чувств, решившихся на бунт —

они, как будто пьяные матросы,

затеяли опасную игру,

кольцом незримо душу окружая,

толпой меня загнали на корму,

и вволю поглумившись там, у края,

беспомощную бросили за борт,

мгновенно облегчив нелёгкий выбор:

мол, хочешь жить — греби во весь опор,

а нет — иди ко дну на радость рыбам…

И я гребла… Зачем? А вот спроси…

Верна инстинкту самосохраненья,

старалась выжить из последних сил,

молясь, (хотя, отнюдь, не о спасенье)…

Тогда о чём???? Из тысячи «хочу»

о чём душа скорбящая просила?

О том, чтобы в другой раз палачу

хватило сострадания и силы

убить меня уже наверняка,

без приступов тупого милосердья.

Чтоб чья-то беспощадная рука

клинок вонзила прямо меж предсердий,

избавив этим душу от борьбы…

Ну, а пока я до изнеможенья

гребла куда-то в сторону Луны,

как прежде, исключая пораженье……

20.04.2007

Я — капля и волна. Летний парк. Китай. 2007

Как тихо у воды… Сквозь утренний туман

колышется вдали завеса дождевая,

и папоротник спит, по влажным берегам

разбрызгав изумруд сокровищниц Китая.

Ступаю, чуть дыша, по мокрому песку…

Уснувший летний парк прозрачно-иллюзорен —

просеивает грусть и тайную тоску

сквозь сито тишины и вечного покоя.

Ни всплеска от воды, ни шороха вокруг…

Лишь капельки с ветвей слетают невесомо,

и лёгкая волна очерчивает круг

над бусинками звёзд, упавших с небосклона.

Здесь каждый одинок, / а значит, триедин /

я — капля и волна, я — в центре и снаружи —

мельчайшее звено из малых величин,

сумевшее вместить божественную душу.

Скользит неспешно взгляд по розовой воде —

в зеркальности её мерцают перепады

изломов плоских крыш с цепочкой голубей,

что стайками сидят над выступами пагод…

А вот и сад камней: попробуй отыщи

меня в плену людских нехитрых комбинаций —

я прячусь от тебя за спинами мужчин,

как камень, чей удел — невидимым остаться

среди других камней… Ты следуешь за мной,

но вдруг в последний миг я снова исчезаю.

Так стоит ли искать на плоскости земной,

друг друга в сотый раз бессмысленно теряя?

Попробуй изменить хотя б на краткий миг

удобный для тебя, такой привычный ракурс.

На вечный сад камней с улыбкою взгляни

с небесной Высоты своих реинкарнаций……

Над кромкою воды клубятся облака,

спустившись до земли с престола Поднебесной,

и тёплый ветерок в просветах тростника

растроганно поёт чарующую песню…

11.04.2007

Усмирение Левиафана — зодиакальное

Кит — Знак Зодиака, символизирующий гигантскую стихийную силу, библейского Левиафана, который может быть неуправляемым и страшным, если нет разума. Тогда он все превращает в хаос. Если же направить его энергию в мирное русло, то он будет исполнять свою светлую миссию, связанную с очищением. Под этим знаком родились Ленин, Гитлер, Чингисхан, Стенька Разин, Емельян Пугачёв, Саддам Хусейн, Петлюра, и прочие опасности… и я до кучи —)))

Короче " к нам не подходи, к нам не подходи… а то зарежем…" —)))


Кит — (граница Овна и Тельца)

…………………………

Замри и слушай,

………………………как поёт пустыня,

а в сумерках плывёт над головой —

по небу Кит,

……………прикованный отныне

к тебе, о, Человек…… о, китобой…

Он бьёт хвостом,

……………разбрызгивая воду

иных миров в безвременье молитв,

вбирая в ненасытную утробу

…………земную пыль ошибок и обид.

Почувствуй:

над землёй — примерно в метре —

в слоях пурпурно-сумеречных зон

тень от него скользит горячим Ветром.

Он всасывает огненный планктон

бесчисленных,

…………………светящихся песчинок,

(а каждая — душой наделена)

Огромный Кит —

…………………отшельник —

……………………………звёздный инок.

Ты слышишь, как ликует тишина?

И лёгкие,

подвижные барханы,

за сутки вырастают до небес,

стихийно-феерическим фонтаном

под странный… нереально тихий плеск

песков зыбучих / море поколений

у ног мерцает волнами судЕб/

А людям…

………………людям море по колено —

Они идут по грани разных сред,

где Тьма — Вода,

а Свет, — условно Воздух.

(пройдёт лишь тот, кто Верою спасён)

и вторят очарованные звёзды

небесным, светлым гимнам в унисон.

Шаг по воде:

………………ты веришь —

…………………………и не тонешь.

А рядышком волшебный, белый Кит,

что всякий раз спешил к тебе на помощь,

когда ты вниз, под воду уходил.

Но был гарпун наградою за верность.

Кит бунтовал,

……………швыряя корабли,

с небес спускаясь войнами на Землю,

стирая города с лица Земли……

Но он устал…

Устал от вида крови…

Устал чинить вселенский беспредел.

Бездумно потакать своей природе

он больше ни секунды не хотел.

Терзай его! —

………… он тих и бессловесен.

Стигматами на мощных плавниках

проявятся отметины от лезвий,

как раны у Иисуса на руках…

И выбросит огромный чёрный Космос

на берег усмирённого Кита.

— Разделывать его? —

…………………………… вскричат матросы…

— Не сметь! — отрежет жёстко Капитан…

18.03.2007

Одна — меж ангелов и бесов

Сны истончились

………………… до бела,

до странной хрупкости в изломе.

Я слишком долго Вас ждала

в блаженной, сладкой полудрёме.

Как вдруг

……за дымкой скучных лет

Вы промелькнули вспышкой счастья.

И в тот же миг стальной браслет

на нежном,

…………стёршемся запястье

мне показался нестерпим,

врезаясь в плоть мою до крови —

он так давно меня клеймил

тупой, кармическою болью,

сомкнув наручники времён,

казня за цепь грехопадений,

что светлый Дух мой низведён

был до ничтожества…… до тени…

И вдруг пьянящая Любовь

вернула запахи Свободы.

Как встарь —

……………до третьих петухов,

сорвав с души своей оковы

и осенив себя крестом

в сияньи Нового Завета,

я, не жалея ни о чём,

шагнула в бездну тьмы и света…

Свободной,

…… ветреной,

…………… хмельной —

одна — меж ангелов и бесов,

идя по городу босой,

уже не чувствовала веса,

и отрываясь от земли,

…………кружила белою метелью…

Я пела что-то о Любви,

как мать, склонясь над колыбелью

иных, загадочных миров —

одета в белые одежды…

И отражали грани слов

мой образ трепетно-мятежный…

А сонмы духов неземных

во тьме неистово кружили.

Казалось:

Вы — один из них……

Крылом незримо осенили

……………мечты наивные мои,

в миг увлекая за собою.

Но я, покорная Любви,

……………не обещала Вам покоя…

Ветрами вскормленная дочь,

в лиловых всполохах зарницы

ныряла в страждущую ночь —

отнюдь, не женщина,

……………………… но Птица,

чья жизнь — безудержный Полёт,

цепочка взлётов и падений,

коль скоро ввысь меня влечёт

небес чарующее пенье

и звон ночного серебра

шальных, весенних звездопадов…

О, как я долго Вас ждала,

но не затем, чтоб снова падать…

01.03.2007

Весна 2007

Под тихим снегопадом дремлет город,

но сны, увы, не блещут серебром —

в них кто-то шепчет:

………"скоро… очень скоро

всё может оборваться, а потом…"

……………………

Ещё не пошатнулись над страною

от взрывов голубые небеса,

но воздух уже полнится грозою…

Бездушные, чужие голоса,

незримо прорываясь сквозь столетья,

слились в зловещий гул из-под земли.

И женщины кричат, и плачут дети

в кошмарных снах под лающее: "Пли!"

Так было сотни раз…

и даже больше……

И может повториться

……………………(не дай, Бог…)

Прости и вразуми нас,

………………… слышишь, Отче……

Оставь нам впереди хоть малый срок,

чтоб мы могли,

единой, доброй силой,

в делах своих и помыслах чисты,

подняв с колен «немытую» Россию,

утраченную гордость обрести.

Очистить города свои и души

от скверны,

………………от похмелья,

………………………………от греха.

Тем самым так легко обезоружив

любого иноземного врага.

Нас много(!) —

…………тех, в ком мудрости и Света

хватило бы на сотни лет вперёд,

чтобы спасти красавицу-Планету

и уберечь от бедствий свой народ.

Вернуть полям былое изобилье —

колосьев переливчатую дрожь,

где жаворонки, вновь расправив крылья,

ныряют в поспевающую рожь.

Избавить города свои от дыма,

от копоти,

……………от выхлопов машин…

И рекам чистота необходима,

как людям кислород необходим.

Лесам нужны не пилы и капканы,

а чуткая забота и любовь…

А детям — лишь Добро(!) с телеэкранов,

(не нынешние триллеры и кровь).

Грядёт Весна…

Ещё одна попытка

даётся нынче каждому в удел —

мир сохранить,

и в общую копилку

внести свой вклад из добрых, светлых дел…

14.02.2007

Зиме уходящей

Упасть…

Впечататься в сугроб…

И так лежать, раскинув руки…

И улыбаясь, морщить лоб,

когда снежинки ради скуки

коснутся розовой щеки,

подёрнут инеем ресницы,

и Ветер весело с руки

вспорхнёт испуганною птицей,

как несмышлёный воробей,

но вдруг забьётся синевою

в силках берёзовых ветвей

раскрывших веер надо мною…

Вбираю сердцем тишину —

покой могучих, стройных сосен,

и не спеша иду ко дну —

в безбрежность дум и неба просинь.

Тону…

Беспомощно скользя,

за облака цепляюсь взглядом.

Но вечно вверх, увы, нельзя:

я вновь срываюсь снегопадом

с небес — к извилистым корням

столетних елей-великанов,

чья потемневшая кора

врачует ноющие раны

прозрачной, вязкою смолой…

Янтарный луч, пройдя сквозь каплю,

и расколовшись надо мной

на сотни нежных, тёплых радуг,

нырнул в мерцающий ручей,

метнувшись белочкой по веткам,

остался в памяти моей

незримой, солнечной отметкой…

25.02.2007

Сгорая в обезличенном костре… плохая девочка Аня

Сезон дождей

На побережье снов…

Интимным «ты» уже не обозначить

Всех тех «единственных»…

Я верую в Любовь,

Как верят в Бога

С дьявольской подачи…

Тупую…… нескончаемую боль

Наивно принимаю…… словно милость…

И на щеках разбавленная соль —

Как Божий дар……

Нет……… я не научилась

Покорно жить

Без нежности,

Бёз грёз…

И тёмными ночами просыпаюсь,

От чьих-то ласк

(а чувства под откос

……летят……… летят…… летят……)

Я задыхаюсь

В горячем

Обезличенном дыму —

Без имени……… без тела……… без причины……

И отдаюсь абстрактному — ЕМУ —

Чужому ……нереальному

Мужчине……………

А может быть, он даже не один

(хотя, душа не склонна к извращеньям)

Десятки губ неведомых мужчин

Мне дарят нежность…

Радость…

Наслажденье……

Под тяжестью горячих… сильных тел

В бесстыдстве непорочном раскрываюсь

Навстречу всем,

Кто так меня хотел……

Кого хотела я

(грешу…………………… не каюсь —))))

Скажи, о, Господи,

Зачем в моей груди

Ты поселил тоскующую птицу?

Её с ладони сколько ни корми,

А всё равно на волю устремится —

Из рёбер клеть

Удержит лишь на миг

Земные, опьяняющие чувства…

Любовь — как сон —

Короткий… странный вскрик…

И вновь свобода…

Небо……

………слишком пусто………

Сезон дождей

На побережье снов……

Интимным «ты» уже не обозначить

Всех тех «единственных»……

Я верую в любовь,

Как верят в Бога……

………и ночами плачу………………

Сгорая в обезличенном костре

Чужих сердец…… и чувств необъяснимых……

Стекает кровь: душа на острие

Моих желаний

(как она ранима!)

Но исполняет каждый мой каприз:

Ускорен темп почти наполовину

Движений бёдер нежной Эль Таис

Под тяжестью… абстрактного

Мужчины… —))

07.05.2005

не-у-ло-ви-мо-е

Тот Вечер был таким живым,

и мы его не убивали,

но на пушистом покрывале

он распростёрся недвижИм…

В янтарном зареве Луны

одежда, сброшенная наспех…

Тот Вечер создан был для счастья —

для счастья с запахом Весны.

Вся жизнь — ночное казино.

Огромный город наши тайны

вскрывал легко — как бы случайно,

лучами фар скользнув в окно…

Но эхо страстных, жарких слов

двух заговорщиков влюблённых

глушили сладостные стоны,

и слух поверить был готов,

что Вечер всё-таки убит

(скорей всего, убит за дело).

И вот уже над хрупким телом,

склонившись в сумерках, стоит

мужчина — грустный исполин —

и смотрит долгим, строгим взглядом

на то, как женщина с ним рядом,

лишившись вдруг последних сил,

закрыла медленно глаза,

и в них погас погибший Вечер —

он их обоих наказал

за безрассудство краткой встречи,

за беспредел горячих рук —

за жажду жизни… жажду крови…

Он предвещал им цепь разлук,

чьи звенья выкованы болью,

чьи дни наполнены тоской —

скучны, длинны, неинтересны……

Ах, Вечер… Вечер… дорогой,

ведь ты погиб, чтобы воскреснуть

в лучах безудержной Любви

взметнуться чувственным фонтаном

над безграничным океаном

лучами розовой Зари…

22.02.2007

Scorpio

В моей ладони скорпион…

И с каждым мигом всё труднее

ждать неизбежного…

А он

не жалит —

видимо, жалеет.

Поток замедленных секунд

в висках пульсирует синхронно.

Хочу кричать…

……………но не могу…

Лишь спазмом сдавленное горло

молчанье бережно хранит.

Рассудок

прочным монолитом

завис над бездной, как гранит —

тяжёлый,

………красно-ядовитый…

В прожилках тоненьких — не кровь —

холодный блеск застывшей лавы.

А ведь могла кипеть Любовь

рекой бурлящею…

Могла бы!

И нынче, стоя на краю,

прошу,

жалеть меня не надо:

разбавь растерянность мою

чем хочешь, слышишь? —

даже ядом.

Чтоб я познала в этот час

безумство лучшей из агоний,

вбирая в бездну синих глаз

твой взгляд зловещий — скорпионий.

Пусть пошатнутся небеса,

и грех, вливаемый подкожно,

изменит горькое «нельзя»

на упоительное

«можно»,

когда в неистовом бреду

сорвутся трепетные стоны

с сухих,

………… потрескавшихся губ,

и тело нежное безвольно

ослабнет в ласковых руках.

Пусть отпечатки наших пальцев

уликой вспыхнут на телах,

чтоб мы не смели отрекаться

ни от одной из тех секунд —

шальных,

…………неистовых,

……………………запретных,

и не лишали божий суд

разящих, веских аргументов,

когда небесный мед-экспЕрт,

в который раз,

…………… идя по кругу,

вдруг констатирует при всех,

что мы отравлены друг другом.

Ну, что ж… он прав —

……………………таков закон,

и жизнь его не отменяет:

ведь не секрет,

…………………что Скорпион

в объятьях страсти погибает.

08.12.2006

Виват, фламенко!

Хлопок ладоней, словно выстрел…

Душа на миг оборвалась.

Но снова пальцы гитариста

плетут дурманящую вязь

созвучий гибельных

………………………и рваных…

Над морем тлеющий закат

едва дымится свежей раной.

Ищу мучительно твой взгляд…

Напрасно!

Призрачная Вечность

опять глядит в мои зрачки

неумолимо и зловеще.

Прикосновение руки —

как леденящее дыханье

чужих, таинственных миров.

Я отдаюсь на растерзанье

безумству северных штормов.

В объятьях огненного шёлка,

танцуя в горьком забытьи

по углям, тлеющим,

……………………по стёклам…

И отрываюсь от земли…

Бред……

Нереальное круженье

холодных, падающих звёзд

в волшебном спектре преломленья

души тоскующей и слёз…

Под гулкий рокот страстных ритмов

смогу ль забыть свою печаль,

когда в отчаянном порыве,

на землю дерзко брошу шаль?

И тут же молнией в ладони

сверкнут костяшки кастаньет…

Виват, фламенко!

Танец боли……

Босых ступней неровный след

ложится лёгким отпечатком

на влажный, девственный песок.

Пылает в отблесках заката

волнистых прядей медный шёлк.

И вихрем огненного смерча

летит крылатая душа.

Виват, фламенко!

Танец смерти…

Судьбой — по лезвию ножа…

Волной — по нервам оголённым

аккордов трепетный озноб.

Дымится в сердце опалённом

любви мучительный ожог.

И мягким воском чья-то нежность

незримо плавится в руках,

но ветра северного свежесть

её остудит до утра…

В последней судороге струны

блеснут под пальцами Судьбы.

И я погасну — вечно юной,

как свет неведомой звезды……

16.11.2006

От-пус-ка-ю?

Я отпускаю Вас…

……………………Так надо…

Душа — дрожание полей.

Ночь лихорадит снегопадом…

В неровном свете фонарей

сверкают слёзы на ресницах.

Забвенья стелющийся дым

из памяти стирает лица

своим дыханьем ледяным…

Я отпускаю Вас…

…………………Летите

крылатым демоном в ночи,

мой непокорный искуситель.

Душа — мерцание свечи.

А наши чувства — просто блики

в театре сумрачных теней —

бесплотны,

………призрачны,

……………………безлики.

Вновь ухожу в свою метель.

И рассыпаюсь,

………………растворяюсь,

дроблюсь,

как бьющийся хрусталь,

душой уже не откликаясь

на ваше трепетное «Жаль…»

Весь мир безмолвною пустыней

погас в расширенных зрачках,

стирая всё… и даже имя……

Снежинок ворох в фонарях —

как чувств безвольное круженье

в зловещем выдохе зимы.

Я стану вашим наважденьем —

тоской вселенскою…

………………………А Вы?

Вы отпустить меня могли бы

в блаженный рай небытия,

где голубые переливы

холодных всполохов огня

горят устало,

………………отстранённо…

И не захватывает дух,

не перехватывает горло

от взгляда вашего

………………………и рук…

Где только Ветер,

…………………пьяный Ветер

качает душу до утра,

и ткёт мерцающие сети

седой волшебник-снегопад…

Так отчего ж — сама не знаю —

с наивной детскостью святой

Любовь в безумстве заклинаю:

«Не уходи, прошу……

……………………Постой!»

11.11.2006

Сердце их — Пламя, Голос их — Ветер

Слабые души,

………… будьте подальше.

Колокол глушит в приступе кашля

стон благочестия скучной обедни.

Женщины-бестии,

………………… Женщины-Ведьмы

радостно, дерзко,

……………вихрем Свободы

с шумом и треском, свистом и громом

вырвут из рук обжигающий пламень —

страждущий Дух…

…………………Чтоб косою на камень

вера на веру и сила на силу

больше не смела(!)……

……………………В огненных жилах

ртуть полыхающих, бешеных молний.

Всепожирающий,

………………вечно голодный

Космос

………вбирает в гигантское чрево

тьму обесточенной, мёртвой Вселенной,

но выдыхает лишь солнечный Ветер.

Женщины-птицы,

………………Женщины ведьмы…

Вам, — на кострах претерпевшие муки, —

Богом дарованы крылья —

……………………………не руки,

чтоб затушить пламя «праведной» фальши.

Слабые души,

…………………будьте подальше

в час, когда стены великого Храма

треснут под мощные звуки органа.

И бесконтрольно

в просветы…… в расколы

хлынут потоки Любви — не крамолы.

Вздрогнут икон потемневшие лики.

Пепел на крыльях

…………………последней уликой

чёрной пыльцою засеребрится.

Женщины-ведьмы,

……………………Женщины-птицы

гордо взлетят в ярко-огненных перьях

сквозь предрассудки и бред суеверий

над бесполезностью инсинуаций

новой волною реинкарнаций

в третьем, безумном тысячелетье…

Сердце их — Пламя…

……………………Голос их — Ветер,

что вышибает опоры и стёкла,

словно неистовый, бешеный хохот

и низвергает с высот исполинов —

идолов лжи —

……………и ломает им спины,

в чёрные мысли вонзая им крючья,

смех вырывает их сердце паучье.

Женщины-ведьмы,

…………… женщины птицы,

вам ли, познавшим тоску материнства,

не испытавшим и толики счастья,

снова и снова огнём причащаться?

И оклевётанным,

……………………гордым,

………………………………распятым

с пеной у рта утверждать свою святость?

Вам ли пугать правоверных шабАшем?

Слабые души,

…………………будьте подальше……

Час недалёк — приближается время

Женщин-Ведуний в эпоху прозрений.

Ведают — «Веды»:

……………………ведут за собою

женщины-ведьмы незримой тропою…

02.11.2006

Если друг оказался вдруг

Штормит пять суток… Шхуна на приколе…

Тоска… усталость… Ропот в экипаже……

— Проклятье! Ну, когда ж мы выйдем в море?

— Довольно ныть! Займитесь такелажем…

Туманы и ветрА в Китовой бухте,

Непрочный наст крошится под ногами,

А волнами подхваченные шлюпки

Трещат по швам, раздавленные льдами…

Но наконец-то, небо посветлело,

Норвежский флаг взметнулся яркой птицей —

Туда, где облака легко и смело,

Как лебеди летели вереницей…………

Пора… Пора!!!

— Отчаливай, ребята……

Но странно… Необычная картина:

В глаза глядят друг другу виновато

Суровые, притихшие мужчины……

Алан ушел в метель и… не вернулся……

Три дня напрасных поисков повсюду…

— Он обречен……

Джон Дэйвис матюгнулся…

— Эй, Гаррисон, закуривай…

— Не буду……

Алан ушел в метель… и не вернулся……

— Но он придет…… возможно…

— Ветер с юга…… Руби канат!

Держитесь прежним курсом…

— Нет, капитан…… я не оставлю друга……

— Ты не оставишь, да-а? Ты самый честный?

И преданный, наверное? Послушай:

Теперь не время для красивых жестов,

Руби канат! Сс-спасите наши души……

— В твоих устах звучит довольно странно —

Как будто бы: «Спасите наши шкуры!»……

— Эй, балагур, полегче с капитаном! —

Отрезал мичман, затянувшись хмуро ……

Ты знаешь сам — мы слишком долго ждали,

Но срок истёк — нам не вписаться в график.

Идет зима, и время поджимает:

Окрепнут льды — сомнут, раздавят на фиг!

Алан погиб…… Судьба нас водит за нос…

И глупо тратить время в ожиданье…

— Отча-ааливай!

— Ребята, я останусь……

— Э-э, не дури… Да что ж за наказанье!

Он твой товарищ… Ладно…… тут все ясно…

Но оставаться — равносильно смерти!

— А вдруг он жив! И где-то ждёт напрасно……

Нет… так уйти я не могу… поверьте……

— Не можешь… правда? — боцман поперхнулся.

— Оставьте мне палатку и патроны…

Чуть-чуть еды……

— Эй, парень, ты рехнулся!

— Собаку и пол-литра самогона……

Даст Бог — спасусь, а нет……

— Мы тратим время!

Кончай базар… Я не желаю слышать!

— Но, капитан…

— Ты поплывешь со всеми!

Пойми, пацан, здесь невозможно выжить!

Кругом снега да белые медведи,

На сотни вёрст — нет ни души, ни крова……

— Мне всё равно…

— Ты перестанешь бредить?

— Но, капитан…… послушайте…

— Ни слова!!!

………………………………

Он был упрям…… И, провожая взглядом,

В тумане исчезающую шхуну,

Не ждал ни одобренья, ни награды,

Не уповал бессмысленно на чудо…………

Лишь день и ночь сквозь холода и вьюгу,

Сквозь белую, безмолвную пустыню,

Он, улыбаясь, шёл на встречу другу,

Храня в душе надежду, как святыню…………

19.09.2004

Вихрь перерождений

О, как давно со мною было это!

Но в проблесках кошмарно-вещих снов

я в образе Якопо Тинторетто[3]

опять стою на Площади Цветов.

И совесть задыхается от жара,

от близости ужасного костра……

— Целуй распятье…

Покорись, Джордано!

Но нет… Он отвернулся от креста.

Разверзлось небо… Распахнулись двери……

Вознесся вверх не усмирённый Дух,

А я рисую «Тайную вечерю» —

Где с овцами прощается Пастух

и говорит, как будто, между прочим,

что завтра будет снова чья-то казнь:

— Скажи, Иуда, ты, возможно, хочешь

в Историю всемирную попасть?

— Хочу ли я? Учитель… Что ж ответить?

Все сделаю, как скажешь… Но позволь,

Когда-нибудь пройдут тысячелетья —

я добрую сыграть мечтаю роль………

— Договорились……

(Вихрь перерождений

слепые души кружит день и ночь…)

По прихоти Небесных озарений

Я — чей-то сын, а завтра — чья-то дочь……

Прошли века……

Дуэль у Черной речки……

И выстрел оборвал последний стих…

Ушел Поэт… Шагнул в седую Вечность…

Рыдают ивы… Я — одна из них.

К воде склонилась с тихою печалью:

«Ах, где же ты, мой златокудрый Лель?»

Брел пастушок по лесу гулкой ранью —

Из нежной Ивы вырезал свирель.

И заиграла, засмеялась Лира,

окрасив Душу в теплые тона —

Таинственная, сладостная сила

была Творцом Свирели той дана.

Но вот опять горят у гроба свечи:

строг приговор и суд Небесных сфер,

Я стала Ветром,

и в ненастный вечер

случайно заглянула в «Англетер».

Предсмертный взгляд Поэта полон муки.

Тугой петлей стянула шею ночь —

НКВД заламывало руки……

А я… Я не могла Певцу помочь!!!!

Металась сквозняком, срывая шторы,

кружилась ветром… плакала… звала……

Но странный человек в цилиндре черном

уже успел завесить зеркала……

И тишина……

Пугливая Эпоха

в молчанье погрузилась, как во тьму…

Вдруг шепоток: доносчик с полу-вздоха

мне выдает билет на Колыму…

Идет этап…

Накатана дорога —

Родная колея — из века в век……

Но в этот раз, не призывая Бога,

несет свой крест советский человек.

Днем — валит лес, а ночью спит на нарах.

Я отвлеклась…

Ведь стих мой не о том…

Вы слышите? Как будто бы гитара

звучит негромко где-то за окном.

Все чище и отчетливее звуки,

а в голосе какой-то странный хрип.

О, как же мне знакомы эти руки,

так бережно сжимающие гриф!

С каким безумным, жадным упоеньем

Я слушаю «Охоту на волков»…

И презираю всем на удивленье

смешной барьер раскрашенных флажков…

А Он летит

над пропастью, по краю,

И заклинает бешено Судьбу:

«Еще чуть-чуть…… Немножко…… Прропада-ааю…

Повремени-ии! Я песню…… допою……»

О, мой Седок,

о, мой наездник певчий,

пройдет еще совсем немного дней —

я стану самой ветреной из женщин

и самой верной спутницей твоей.

Пусть отдохнут, воды напьются кони —

им дальний путь начерчен в этот раз…

Губами теплыми берет с моей ладони

пучок травы измученный Пегас.

Ну что ж пора…

И мне приспело время…

Счастливый путь! «Володя, подсади…

Пошли-ии родимые!!!» — покрепче ногу в стремя…

А сердце рвется…… рвется из груди……

28.07.2004

В последнем откровении Любви

На стих Игоря Белкина

http://www.stihi.ru/2005/08/31-1034

* * *

Бреду одна по улочкам знакомым,

листвою отгоревшею шурша,

и тонкой паутинкой невесомой

опять летит к тебе моя душа………

Да…… юности не свойственна усталость,

но мне уже давно пять тысяч лет —

в масштабах всей Вселенной — это малость……

Я просто луч……

звезды далёкий свет………

А звёзды тоже падают когда-то,

сгорая на последних рубежах

в прощально-тёплых отблесках заката,

и гаснут отражением в волнах………

Мне хочется листочком пятипалым —

сияющею звёздочкой упасть

в твою ладонь

иль штормом в девять баллов

ворваться в сердце……………………

Бешеная страсть

на зло неумолимой, зимней стуже,

крылато нас подхватит у земли

ветрами сентября………

И мы закружим

в последнем откровении Любви……

Подвластная закону притяженья,

с улыбкою, скользнувшей по губам,

в безумном, упоительном круженье

я падаю листвой к твоим ногам……

31.08.2005

Очищение болью

Вчера соседка отравилась…

С чего?

Банальный суицид…

Как откачали — материлась,

кричала:

……… «Кто мне запретит

глотать таблетки, резать вены,

в конце тоннеля видеть свет?

Я сдохну…… сдохну непременно…»

Ну, надо же!

…………………А сколько лет

под обывателя косила

соседка милая моя…

Откуда ж в чувствах столько силы?

А я то думала…… а я……

мол, ей не прыгнуть выше крыши

своих пропащих тусклых дней,

где всё живое сгрызли мыши

до основанья…

………………до костей.

Она сидела у подъезда

в кругу бесхитростных подруг

за годом год, как в скучной пьесе,

зевала…… кашляла…

И вдруг…

вчера картинно распростёрлась

на лакированном полу,

забыв про стыд,

………………про страх,

………………………… и гордость

на новой кухоньке в углу.

Вздыхали, охали соседки:

— Вот клюнул в задницу петух…

— А что там… что там за таблетки?

Ещё б чуть-чуть, и вышел дух.

— Два дня назад была весёлой,

и нате вам — какой расклад.

— Пришла в себя от валидола……

— А кто хоть… кто хоть виноват?

Мне тоже думалось об этом

и очень долго не спалось.

Но оставался без ответа

во тьме докучливый вопрос.

А рано утром, на рассвете,

я молча вышла на балкон

и вдруг услышала, как ветер

донёс на крыльях тихий стон.

Короткий всхлип…

………………и чьё-то имя……

Соседка призывала смерть……

Мне захотелось нестерпимо

согреть,

………утешить,

…………………пожалеть……

Но что-то странное сдержало

такой естественный порыв.

И, подавляя в сердце жалость,

я лишь, дыханье затаив,

внимала трогательным звукам

больной тоскующей души.

А стон её смертельной мукой

незримо мерил этажи —

входил в меня чужою болью,

как угли, тлел чужой бедой,

горел свечой у изголовья

в последний раз «За упокой»…

И что-то к горлу поднималось,

но не рыдания……

нет-нет…

А что ж тогда?

Восторг… и радость(!)…

И свет…

………да-да…

………………волшебный свет!

Казалось мне, что с этой болью

в её душе рождалось вновь

такое чистое,

……………живое,

простое чувство, как любовь…

Когда сквозь бред десятилетий

она очнулась ото сна

в лучах восхода на рассвете,

чтоб жизнь свою начать с листа —

с потери,

…………с шока,

……………………с потрясенья

в цепочке бед и неудач…………

«Пошли ей, Господи, терпенья…»

Поплачь, хорошая…

Поплачь……

18.09.2006

Сорваться в ночь

Отходят тихо поезда,

и сон прессует не по-детски.

Усталость давит на глаза.

Качусь одна с «Новокузнецкой»

до кольцевой.

…………… Зачем скажи?

Прямой наводкой к трём вокзалам,

где коротают ночь бомжи,

и лишь меня там не хватало…

Но что-то гонит, хоть убей,

туда, где жизнь своей изнанкой

печально смотрит на людей

с ночных, далёких полустанков.

И я не в силах объяснить

дотошным типам в синей форме,

ЧТО в этот час могла забыть

на обезлюдевшей платформе.

Презрев докучливый уют,

в ночь сорвалась, как лист осенний,

куда-нибудь……

……………………куда-нибудь —

от суеты искать спасенья.

Зелёным светится табло:

Ташкент,

………Саратов,

………………Тында,

……………………Нальчик.

И мне, признаться, всё равно,

куда бежать…

Как можно дальше(!)

от бесконечной череды

благополучно-ровных суток.

Вливаюсь в стройные ряды

бомжей,

………калек

………………и проституток.

Мне в кайф остаться не у дел,

деля подспудно униженье

с безликой массой потных тел

в вокзальном, душном помещенье.

И я не спорю, не ропщу,

когда дежурная по залу

мне и какому-то бичу

на дверь привычно указала:

— Катитесь, мол… так вашу мать……

Все безбилетники — на выход!

Здесь разрешают ночевать

лишь тем, кто……

— Ладно…… тихо… тихо…

Не надо, тётя, горло драть, —

промямлил бомж

………………… (я с ним согласна).

Нет, правда, фиг ли так орать?

Ищу в округе слово «Кассы».

И вот в руках моих билет

Куда?

Теперь уже не важно.

Светает. Близится рассвет…

Под утро холодно и влажно.

Безумно… жутко тянет в сон.

Мой поезд будет ровно в девять.

Но час пробил.

………………Седьмой вагон.

Вторая полка……

……………Едем…… Едем!!!!!!!

Ура!

Я счастлива вполне,

сбежав от пресных, долгих будней.

Нашла прореху в колее…

И вот вокруг чужие люди.

Чужие судьбы и слова,

глаза,

……… улыбки,

……………… руки,

……………………… лица…

Открыта новая глава

……………и перевёрнута страница.

28.07.2006

Меж пальцев изумрудным сквозняком

Прости меня.

За что? Сама не знаю…

За то, что я не плачу по ночам

о наших душах, изгнанных из Рая

в конце концов —

……………начале всех начал.

В глазах моих всё так же кружат птицы,

привычно совершая странный путь,

лишь изредка садятся на ресницы

отвлечься

…………и немного отдохнуть.

Иду одна в предутреннем тумане

блаженная,

……………босая,

……………………по росе.

Прости меня.

За что? Сама не знаю…

Душа — неуловимая, как свет,

рассыпалась на сотни тёплых бликов,

зайчонком потревожила ладонь,

и радугой цветною,

……………… многоликой,

пройдя сквозь каплю, вспыхнула.

Не тронь!

Не тронь её…

Напрасно, бесполезно…

Роса неуловимее, чем свет,

на время появилась

…………………и исчезла —

как будто бы и не было,

……………………………и нет……

В руках моих живёт всё та же нежность —

дарю её лишь детям и цветам

так искренне,

………………с улыбкой,

……………………………безмятежно,

ладошкою скользя по головам,

по бархатной упругости соцветий

едва полураскрытых дивных роз.

Я — Ветер……

Ты же знаешь: просто Ветер…

И стоит ли меня винить всерьёз

за то, что улетаю,

………………… ускользаю

меж пальцев изумрудным сквозняком.

Прости меня.

За что? Сама не знаю…

Мне тоже, если честно, не легко.

Отмеченная свыше тайной силой,

всё чаще чую гибельную дрожь,

входя в твой сон прохладой белых лилий

и ласкою, отточенной, как нож —

под кожу,

……в подсознанье,

………………в подреберье —

туда где, словно горлица в силках,

Любовь томится в камерах предсердий

пожизненно…

…………мучительно……

……………………в веках……

Пусть хмель от поцелуев горьких, пряных

сшибает с ног,

………………я, сглатывая соль,

всё менее чувствительная к ранам,

почти не реагирую на боль.

По лезвию,

…………по ниточке,

…………………по краю

бреду одна — и нет конца пути.

Прости меня.

За что? Сама не знаю…

Но всё-таки,

………………пожалуйста, прости…

17.08.2006

Основной инстинкт

Я день и ночь готовила побег

расчётливо,

…………спокойно,

………………………хладнокровно.

И вот сбежала на глазах у всех

туда, где слово «счастье» безусловно.

Одна —

……… за горизонт,

………………………за облака

на мягких лапах призрачной Пантерой.

Прыжок…

……………Полёт…

………………………Лишь лунная река

мерцает в полукружье атмосферы.

Сужаются зрачки —

…………………тревожный взгляд

незримо метит цели небосвода.

И я уже не оглянусь назад,

в миг опьянев

………………от запаха свободы,

от нежности цветущих диких лун.

Став пленницей небесных ароматов,

дыханием касаюсь тонких струн

дождя…

В последних проблесках заката,

в неоновом неистовстве огней

отныне не ищу тебя, мой Ловчий.

Закончилась охота на людей —

я больше не охочусь…

……………………Не охочусь!

Не правда… нет…

………………… Безжалостный инстинкт

опять меня ведёт,

…………………… ведёт по следу.

Безумная!

Но кто мне запретит

открыто делать ставки на победу?

Выслеживая в бархатной ночи,

скитальца,

я по запаху, на ощупь

из сотен тысяч женщин и мужчин

тебя узнаю,

………… отыщу, мой Ловчий.

Ты вновь услышишь приглушённый рык,

ускоришь шаг —

……………конечно, не от страха:

твой разум подчиняться не привык

причудам

…………и иллюзиям метафор.

Твой мир так удивительно далёк

от прихотей неистовой Пантеры.

И всё же я прошу тебя, мой Бог,

оставь мне шанс,

………………… хоть каплю,

……………………………каплю веры…

А если нет — беда не велика.

Я кошка и воистину свободна:

когда хочу

……………ныряю в облака.

когда хочу

………………спускаюсь с небосвода…

Застыв в прыжке меж небом и землёй,

смотрю на мир тревожно

……………………… исподлобья…

Ты чувствуешь:

……… меж мною и тобой

незримо просочился запах крови?

02.07.2006

Я — лишь Свет без имени в ночи

Странно,

я всё чаще забываю

кем пришла в сиреневую мглу.

Туфелька хрустальная сверкает…

Слышишь,

……а была ли я…

……………была ли

Золушкой на сказочном балу?

Жизнь моя, пригрезилась ты что ли?

Сон, как чёрно-белое кино:

лица все знакомые до боли,

только мне уже не хватит воли,

сил не хватит вспомнить — кто есть кто…

Сколько их:

доверчивых, прекрасных,

близких, окрылённых, дорогих

вспыхивают……

…………………светятся и гаснут.

Я зову их… я прошу остаться,

но стихает в шёпоте мой крик.

Так уходят ангелы на небо,

и душа моя уйдёт к утру

в тайну…

………в тишину……

………………в рассвет……

………………………и в небыль…

пухом лебединым, белым снегом

в сказочную, дивную страну.

В те края, где миром правят звёзды.

Я — лишь Свет

…………………без имени в ночи.

Ты за мной?

……………Не надо.

…………………Слишком поздно.

Осуши непрошенные слёзы,

не зови напрасно,

……………………не кричи.

Я уже почувствовала Ветер…

Нежною рукой разорвала

прочные,

………… невидимые сети.

Сказано ведь:

…………… «Будьте словно дети —

за спиной возникнут два крыла,

ибо им завещаны от Бога

синие, как море, небеса……»

Мне бы Неба…

…………Неба хоть немного……

Мне бы слушать только до восхода

тихие, родные голоса…

А когда пробьёт мой час забвенья,

уходя в сиреневый рассвет,

с неподдельным, странным удивленьем

я спрошу в последнее мгновенье:

Господи,

была я или нет?

08.08.2006

Зелёный шёлк ветров июля

В зелёном пламени листвы

июль сгорает на ветру.

Мне снова будут сниться сны,

где полыхает изумруд

в шелках берёзовых ветвей.

И трав волнующий озноб,

коснувшись вдруг босых ступней,

росой холодной обожжёт.

Где чьё-то страстное «хочу»

увязнет в гулкой тишине

досадной смесью грешных чувств,

долгов, сомнений и дилемм.

Но чем запретней каждый миг,

тем вожделение сильней.

И шёпот мой похож на крик:

«Бери меня…… люби…… владей!»

Но ты меж нами в сотый раз

возвёл невидимый барьер.

Всё предрешив один за нас,

черты нарушить не посмел.

А мне оставил просто сны:

я в них хозяйка до утра.

Сгораю пламенем листвы

в твоих волнующих руках.

И обнажённостью своей

столь беззащитна на ветру.

Легко, наивно, без затей

веду безумную игру,

пленив тебя в свои силки

горячих губ и серых глаз.

Я знаю: шансы велики

счастливой быть здесь и сейчас.

Но ты пророчишь путь иной:

сгорать на МЕДЛЕННОМ огне

мне изумрудною листвой

в твоей пылающей судьбе.

29.07.2006

В тёмной комнате на коленях

В рёбра — молний трезубые вилы…

Ой, ребята, в какой глухомани я

оказалась одна!

………………… И знобило,

и трясло меня, и лихорадило.

Что ж в избе не топили давненько?

По углам,

………по щелЯм

………………… хладом, сыростью,

сквозняком из-под ветхих ступенек

тьма подвальная тихо сочилась, и

ровно в полночь ветрАми с востока

чёрных туч понагнало три короба.

Всё к чертям понеслось:

……………………… с водостока

так хлестало — не вычерпать вёдрами.

Бесновались голодные тени,

словно чьи-то сбывались пророчества.

В тёмной комнате на коленях я…

Одиночество…

…………………одиночество……

Громыхнёт — содрогаются стены.

Ветер,

……… ветер,

…………………как песня прощальная.

У окна на задворках Вселенной

душу грею горячим чаем… и

так сжимаю в холодных ладонях

твёрдость граней стакана,

……………………………что кажется —

мне уже не почувствовать боли,

коль стекло ненароком сломается……

Вдруг весь мир озарился мгновенно:

треском,

…………воем,

………………… разрядами,

……………………………… рокотом

свод разверзся

………………и выплеснул с неба

ртуть блеснувшей прожорливой молнии.

Ствол могучего древнего клёна

рухнул в маленький двор, как подкошенный.

Взгляд невольно метнулся к иконе…

В щепки,

…………вдрызг,

…………………в искромётное крошево

мою душу ты вытрясла, слышишь?

Расплескала,

………………гроза,

………………………разбазарила,

и теперь за окошками пышешь

догорающим в пламени заревом…

Лбом горячим прильну на мгновенье

к запотевшей туманности окон я

Промелькнёт в голове озарением:

«одинокая…

………………одинокая……»

Что ж душа моя плачет, мается,

как ночной мотылёк между стёклами?

Упирается,

……………трепыхается…

И затихнет вдруг

…………………………одинокая……

01.07.2006

Гроза — симфония дождя

Был дождь

…………июньский, проливной.

Мы шли под зонтиком с мужчиной.

Он говорил о чем-то…… но

…………………я не внимала половине

его безумных, нежных слов.

Казалось мне:

………… намного проще

глазами впитывать любовь

……………и познавать её на ощупь.

В зигзагах молний голубых

искать мучительно ответа:

Что — наше счастье?

Просто миг —

во тьме вселенской вспышка света.

Тревожный мрак чужих зрачков

овладевал мной осторожно,

………………и отзывался шелест слов

в озябшем теле лёгкой дрожью.

Но я не слышала, увы,

волшебных, чувственных признаний.

Весь мир — симфония воды!

С небес мелодией хрустальной

срывались капельки дождя,

……………стекая ласково по коже.

Мы шли по лужам — ты и я.

А мимо зонтики прохожих

………бурлящей,

……………… красочной рекой

текли в безвременье июня

и увлекали нас с тобой

…………в седую Вечность вечно юных.

Раскаты грома…

……………Облака…

………………Порывы стонущего ветра.

Что — наше счастье?

Ураган,

всесокрушающий победно

в сердцах незыблемость основ,

……………каркас проверенных теорий

и гениальность аксиом,

в миг опровергнутых любовью —

Когда земля и небеса

……………легко меняются местами,

и звёзд прохладная роса

…………………искрится тихо под ногами…

Когда лишь дождь имеет смысл.

А радуг шёлковые ленты,

вплетают светом в чью-то жизнь

……………восторг текущего момента…

……………………………………

Был дождь

…………июньский, проливной.

Я от души благословляла

грозу, что чистою водой

наш путь незримо освящала…

14.06.2006

В чертогах одиночества и Неба

Не оставляя шансов никому,

предательской слезой из-под ресницы

душа скользнула в тёмную волну,

отчаянья.

А чувства, словно птицы —

рассеялись по людным площадям,

униженно собрав с чужих ладоней

те зёрна, что кидают голубям,

но зёрна превратились в крошки боли,

царапая сознание и рот

бесстыдством унизительной подачки.

Кровь взбунтовалась…

Даже пищевод,

не мог душе простить подобной фальши,

отказываясь жалость принимать,

он спазмом тошнотворного рефлекса

хотел меня за слабость наказать,

и выправить сюжет нелепой пьесы.

Неистово кричали облака

о гордости.

И солнце заклинало

быть сильной…… неподкупной быть… пока…

пока еще возможно быть……

Я знала,

что рано или поздно не смогу

мириться с постоянным униженьем

в плену любимых глаз, горячих губ…

И обрывая нити притяженья,

с улыбкою шагнула в темноту —

в чертоги одиночества и неба,

достоинства провисшую струну

натягивая в сердце до предела.

И вновь в моих глазах блеснула сталь

привычно…

…………очарованно…

………………………победно…

Ах, видит Бог, ни капельки не жаль

чужого, опьяняющего неба,

где мне уже, наверно, не летать

и крыльями не гладить тёплый ветер…

Я Шёпотом ушла в седой закат,

и Музыкой воскресла на рассвете…

Как тысячи, давно погасших звёзд,

легла на дно, захлёбываясь морем,

и долго ещё лёгкий Альбатрос

кружился, обезумевши от горя,

как будто бы искал мои следы

в седых волнах, вскипавших белой пеной,

и требовал сурово у воды

улик и подтверждения измены.

А я не изменяла никому —

давным-давно повенчанная с Ветром,

смывала иллюзорную вину

потоками воды, тепла и света………

11.05.2006

И в мире нет таких Вершин, что взять нельзя. В. В

Ты один на один с Пустотой,

…………… …очарованный странник, —

На Вершине вершин!!!

Отчего же не можешь, скажи,

удержать в себе шквал

конвульсивных, внезапных рыданий?

Ты устал……

Ты дошёл!

Ты сумел обмануть миражи,

и коснуться рукой облаков,

…………………что казались мечтою,

задыхаясь от бешенства

…………резких, холодных ветров.

Ты рыдаешь,

оставшись один на один с Красотою,

и впервые не можешь найти

…………………подобающих слов.

Оттого ли что путь это был

………………слишком долог и труден? —

Беспощадны законы

…………и нравы в суровых горах.

Слишком часто ты видел,

………………как самые близкие люди

предавали тебя на опасных, крутых рубежах.

Ну, а кто посмелей —

те срывались в бездонную пропасть,

только эхо ловило, шутя,

…………………… ……угасающий крик.

И осколками сыпался в душу

…………………их сорванный голос,

чтобы в Вечность уйти

……………и затихнуть в ночи через миг.

Да и сам ты не раз

зависал над зияющей бездной,

как молитву твердя:

«Только б вниз… только б вниз не смотреть…»

И по тропам судьбы,

как по кромке отточенных лезвий,

шёл к Вершине…

Дошёл!

Так зачем же ты плачешь? Ответь…

И теперь не понять:

от усталости ль, благоговенья ль,

разминая в ладонях холодный,

………………………прессованный снег,

со слезами в глазах одиноко стоишь на коленях,

покоривший Вершину,

…………………………великий,

…………………………………смешной

……………………………………………человек.

А вокруг небеса!

Голубыми каскадами — горы.

И у ног твоих спит полыхающий гранями лёд…

Я прошу: улыбнись……

……………………встань с колен,

чтоб счастливо и гордо

……………………поприветствовать Мир

дерзким криком……

Смелее!

……………Он ждёт……………

27.04.2006

Глухая девочка или о чём поют цветы…

Она приехала в наш двор

откуда-то из-под Тамбова,

её открытый, ясный взор

в миг привораживал любого.

Девчонка лет семи-восьми,

с каким-то шармом скандинавским.

Играла с местными детьми,

носила кепку залихватски,

с утра до вечера могла

гонять на роликах и скейте.

Но почему-то детвора

над ней смеялась…

Дети… дети……

В пылу наивности святой

вы так бессмысленно жестоки,

и не прощаете порой

уродства тел и душ пороки…

Малышка с русою косой

была воистину красива —

одеждой, телом и душой,

но почему-то молчалива…

А если вдруг заговорит,

то с губ срывается мычанье.

Девчушка жестом подтвердит

смысл непонятного признанья,

а дети прыснут за спиной,

но, слава Богу, не услышит

их смех безжалостный и злой

та, чьё лицо румянцем пышет,

та, что с рожденья глухотой

отмечена жестоким роком

и постигала мир живой

за гранью звука одиноко……

………………………………………

Прошло три года……

Как-то раз

в конце дождливого апреля

я у подъезда собралась

садить кустарник и деревья…

А заодно взяла с собой

семян цветов для новой клумбы,

ведро с прохладною водой…

И вдруг ко мне

(кто бы подумал!)

бежит, торопится она,

и очень правильно, раздельно

кричит приветствия слова

(девчушку, кстати, звали Эля)

Я удивилась:

— Как же так…

Как говорить ты научилась?

(она читала по губам)

— Старалась… вот и получилось……

Хотите, я Вам помогу,

садить цветы или деревья?

я справлюсь, правда…… я смогу……

— Конечно, справишься… я верю…

Вот только… твёрдая земля…

давай-ка мне сперва лопату,

а ты потом…

— Нет! Так нельзя!

Сама хочу…… Сама!

— Понятно……

Ну что ж…… Вперёд!

И Целый час

с таким терпеньем и любовью,

она, над клумбою склоняясь,

боролась с твёрдою землёю…

— Ух, непослушная трава,

какие корни отрастила!

Но ты поддашься мне… да-да, —

шептала девочка сквозь силу

и вырывала сорняки

умелой, маленькой ладонью…

— Вот здесь посадим васильки,

сказала я, —

а здесь — бегонию…

— О, нет… Прошу вас… Так нельзя!

Поверьте, будет не красиво —

ведь не созвучны голоса…

Ах, этот голос, темно-синий!

К нему бы белого чуть-чуть……

— Ты шутишь, девочка? Прекрасно…

— Да нет же… нет… Цветы поют!

Я слышу это очень ясно…

Пусть не дано мне распознать

волшебных звуков человечьих,

но я умею различать

цветов улыбчивые речи…

Вот незабудки-малыши —

их звуки нежно-голубые,

и так приятны для души…

Хотя…

Ведь вы же не глухие,

и лучше знаете, чем я,

о чём всю ночь поют фиалки,

и замолкают — лишь заря,

коснётся венчика — как жалко!

Но только солнышко взойдёт,

хор одуванчиков встречает

лучей стремительный восход.

Душа на время замирает

от небывалой красоты……

(Вот, кстати, место для пионов…)

И мы садили с ней цветы,

подобно чутким дирижёрам,

сводя мелодию сердец

многоголосых музыкантов

в один божественный оркестр

весенних, дивных ароматов.

……………………………

P.S.

Она приехала в наш двор

откуда-то из-под Тамбова,

её открытый, ясный взор

в миг привораживал любого…

23.07.2005

И сказка станет былью

Закрыть глаза —

……………и нужно постараться

нырнуть в себя, чтоб успокоить мозг,

где тысячи нейронов тянут пальцы

к фантазиям, расплавленным, как воск…

Зелёный дым сквозь трещины сознанья…

Прильнуть ли ртом, вдыхая глюкоген?

А, может, прорасти в мечту глазами,

как в солнце,

………………и ослепнуть насовсем?

И видеть сны сиреневые в окнах —

оживший мир,

…………………неведомый,

…………………………………другой,

где листья превращаются в животных,

а бабочки становятся водой —

десятками нежнейших, тонких крыльев,

взрывают неподвижность бытия,

вскипая белой пеной от бессилья

поднять наверх…… реальную… меня……

Я лишь подросток, выживший в подвалах, —

пробившись стебельком из-под земли,

дышу легко…

Мне оказалось мало

причастия на кончике иглы…

Хотелось ввысь, но так, чтоб без падений,

без тусклых пробуждений поутру —

я слишком долго оставалась тенью

в мучительном, болезненном бреду…

И всё равно…

………………безудержно……

………………………………упрямо

искала выход в лучший из миров,

к незримым, засекреченным каналам,

где прятался неведомый нам Бог…

Крошился мел под пальцами.

……………………………………………На стенах

без устали чертила день деньской

протоки…… устья…… поймы…… реки-вены,

затапливая шалою водой

подвалы, катакомбы и трущобы,

смывая обесцененный мной хлам

пустых шприцов, бутылок и коробок —

летите вы ко всем…

……………………ко всем чертям!

Я голыми руками разбивала

стекло на нарисованном окне,

но кровь уже реальная стекала

из внутренностей вымысла — вовне…

И нынче, накануне исцеленья,

в разрезах тёрто-джинсовых крамол

мне видятся Всевышнего колени,

танцующего с Буддой рок-н-ролл…

И вот прикол — не нужно резать вены,

чтоб оказаться с Вечностью на «ты»,

ведь я и так в объятиях Вселенной —

живое воплощение Мечты……

16.03.2006

Здесь звуки увязают в пустоте

Я оказалась здесь совсем одна —

на острове безмолвия и снега,

где стелется невидимый туман,

загадочно окутывая негой

пологие, чужие берега,

кадящие испариной проталин……

Я оказалась здесь…… совсем одна —

а как?

………увы……

………………сама не понимаю……

Здесь звуки увязают в пустоте,

и падают подстреленною птицей

на белый…

бесконечно белый снег,

лишь кровь потом горячая дымится,

похожая на алые цветы —

побеги одиночества и боли,

что станут под покровом темноты

проталинами чёрными — не боле…

Туман…… туман……

Я тщетно жгу костры,

сигналя проплывающим фрегатам…

И весь запас берёзовой коры

исчерпан…

Ни героям, ни пиратам

не видно за прозрачной пеленой

отчаянья смешного Робинзона……

А я машу с надеждою рукой,

но снова натыкаюсь на безмолвье…

Печально,

зачарованно смотрю,

как дым, свиваясь в кольца, ускользает

в туманную, седую глубину

и облачком надежды исчезает……

Темнеет…

Обнажённостью ветвей

вечерний лес царапает сознанье.

Костер погас……

И больше не согреть

ладони остывающим дыханьем…

19.03.2006

Напилась я пьяной, не дойду до дома

Ночь скалилась холодными огнями,

слетев с орбит…… с катушек ли… с колёс…

и путалась трусливо под ногами,

как старый, шелудивый, грязный пёс.

Казалось,

мир раскачивает ветер —

душа пьяна……

пьяна………………

ччччччёёёёрт побери……

Не в силах отыскать на этом свете

опоры — ни вовне, ни изнутри.

И гололёд

последним испытаньем,

надежду выбивая из-под ног,

расшатывал бессильное сознанье

каскадом многоточий между строк.

Хотелось

отключиться на мгновенье

шагнуть куда-то в сторону…… и лечь……

чтоб просто наблюдать, как пляшут тени

на чёрном небосклоне, давшем течь.

Смотреть,

как из космических пробоин

чернила вытекают на асфальт,

а звёзды серебристой чешуёю

сверкают отраженьем древних смальт,

где отблески цветастых светофоров

ложатся гладиолусами в снег.

Хотелось

сделать что-нибудь такое,

чего еще не делал человек.

Но сил хватило в трогательном жесте

застыть

и прошептав: «Притормози…»

заснуть через минуту в жёстком кресле

последнего, случайного такси.

Очнуться,

за стеклом увидеть город,

плывущий за огнями в никуда,

с трудом пытаясь вспомнить номер дома…

— Приехали?

— Приехали…… да-да……

18.03.2006

В мирах, затерянных меж звезд баллада о мустангах

В мирах, затерянных меж звезд,

Пустынно-красной Аризоны,

Где радуги воздушный мост,

Стыкует берега каньонов,

Летело Солнце—Исполин

Привычным курсом бумеранга,

Легко касаясь гибких спин

Ветрами вздыбленных мустангов…

Где с дробным топотом копыт

Чуть потревоженного стада

Сливался недовольный рык

Реки бурлящей — Колорадо……

Она, вгрызаясь в берега,

Крошила известняк и сланцы,

Выращивая за века

Гранитных выступов останцы……

Что — Бесконечность? Миг Любви,

Пленив сердца двойным арканом,

Восьмеркой скрученной петли

Удавит поздно или рано……

ОН был сильней, быстрее всех —

Мустанг красивой черной масти,

ОНА — как самый первый снег —

И словно создана для счастья……

Вплетая в гривы шёлк ветров,

Они парили над пустыней,

Мерцал таинственно покров

Ночных небес, как звездный иней…

Осколки — искрами гранит —

Под ритм безумного аллюра

Испуганно из-под копыт

Взлетали сонные амуры………

Душа, достигшая небес,

Не ведала земного страха…

Вдруг справа — им на перерез —

Индейцы племени навахо…

Метнулась пара лошадей

Вперед — зияющая бездна……

Наискосок… еще левей……

Там пропасть… вправо — бесполезно……

Куда бежать? Кругом тупик……

А Колорадо катит воды……

И вот остался ровно миг —

Последний миг былой свободы……

Мгновение — под жуткий свист

Аркан удавкой стянет шею,

А взгляд скользит по скалам вниз —

Моля у пропасти спасенья…

ОН — был сильней, быстрее всех —

Мустанг красивой, черной масти…

ОНА — как самый первый снег —

И будто создана для счастья………

Какое ж счастье, если свет

Затмит тяжелая неволя?

Она решилась: лучше смерть…

Прыжок… Полёт…… Немного боли……

Он медлил… И смотрел во тьму,

Умышленно теряя время —

Аркан безжалостно стянул

Удавкой взмыленную шею …

Прошли года… Он — под седлом…

Но жив, здоров… доволен, вроде…

Её ж душа, махнув крылом,

Так и осталась на свободе……

16.11.2004

Готика чувств

Просто ветер…… и хлопают двери……

Я мечусь беспокойною тенью

в коридорах пустынного замка,

а душа неприглядной изнанкой

кем-то вырвана с корнем наружу —

завывает,

……… беснуется,

…………………… кружит.

В темноте

неумело, на ощупь

я ищу тебя звёздною ночью

в лунном свете широких проёмов

арок стрельчатых,

……………………залов,

…………………………балконов,

натыкаясь на мрачные стены.

В сотый раз обнуляется время……

Бой часов……

Под покровами тайны

незаконно,

……………беспечно,

………………………зеркально

проникаю в тебя отраженьем —

полуночница,

……………… ворожея……

Облетят лепестками одежды…

Обнажённая,

………………светлая нежность

лунным бликом коснётся ладоней.

Ты войдёшь в меня сладкою болью.

Слышишь ветер?

И хлопают двери.

Просто слишком натянуты нервы.

И под шелест весеннего ливня

……………я боюсь,

……………………но хочу быть счастливой,

растворяясь слабеющим стоном

в откровениях майского грома,

отзываясь внезапною дрожью

в твоём теле…

…………ознобом по коже…

……………обжигая горячею плотью…

То ли бред,

……………то ли сон в стиле «готик»,

где по стенам — трофеи,

…………………………доспехи —

знаки рыцарской древней утехи:

алебарды,

…………мечи……

………………Ах, мой милый,

для чего же ты в руку вложил мне

этот острый клинок ненароком?

Я по сути своей не жестока,

но теперь,

………завладев рукоятью,

трудно будет ладони разжать мне…

И к чему твой упрёк молчаливый?

Я ведь жизни твоей не просила…

Просто ветер…

И хлопают двери……

Просто слишком натянуты нервы,

и оправданы целями средства —

не мешай же мне целиться в сердце…

10.03.2006

Ааа-ап! И тигры у ног моих сели

Во мне проснулся укротитель………

Я из смешного озорства

дразню брыкающихся тигров……

Ударом тонкого хлыста

в опасной близости от лапы

опять, шутя, взбиваю пыль……

Стою одна в коротком платье:

— Иди……

иди ко мне, мой Тигр……

Ну, укуси меня…… попробуй……

Открой……

открой пошире пасть……

Без всякой дрожи…

хладнокровно,

смирив в себе и страх…… и страсть,

шагну к тебе…… ну, оччччень близко…

Просуну голову в твой зев,

шепнув:

«Да чтоб ты подавился……

мой Тигр…… Шерхан…… а, может, Лев…»

Глаза в глаза……

Не жди напрасно —

не отведу трусливо взгляд……

Что, мой хороший, обломался?

Борзею…… да…

Пинком под зад

взбешу голодную зверюгу,

за хвост подёргаю, смеясь…

В кольцо пылающего круга

— Гип-гоп…… алле……

А ну-ка…… рррррррраз!!!!!!!!

Отлично!!!!!!!!!

Котик, ты в ударе!

Ээээ-эээээ…… дорогой мой…… не шали……

Да ты совсем рехнулся, парень?!!!

Я пошутила……

Подожди!!!!!!

(так…… срочно лезу на решётку —

прекрасный ракурс для тебя —

ведь я в капроновых колготках,

совсем прозрачных……

тра-ля-ля……

Что?

Почему стучу зубами?

Рука предательски дрожит?

Ну, это…… только между нами…

ты ведь не голоден…… а сыт?

Шерхан…… котёночек, послушай…

хорош нервировать меня!

Кончай рычать!

Ты хочешь кушать???

Ой, мама-мамочка моя!!!!!!

Спасите, люди!

Помогите!!!!!!!!!!

Не ровен час — всё может быть…

Во мне проснулся укротитель,

и он безумно хочет жить……

16.11.2005

Сны о

Алкала,

…………лакала молочную мглу.

По лекалу

……………кроила из бархата алый закат.

Уставала

в ладонях сжимать

раскалённые прутья желаний —

не вырвать из плена Огонь,

……………………что сжигал нас и жалил.

Под рёбра, как кобра,

вползали мне чувства ли, сны ли

свивались плетьми золотых,

………………………обжигающих лилий,

слетали с притихших небес

……………… лепестками жасмина,

когда в мою душу смотрел ли,

………………………смотрелся

………………………………… мужчина

животным,

……………глубоким,

пронзительно-пристальным взглядом,

и плавились рёбра, как прутья.

Горячим металлом

кровавая лава по венам стекала

………………………………и стыла.

Он молча читал по глазам моё звёздное Имя,

губами касался озябших ладоней

………………… ………… Принцессы,

а я засыпала на время с улыбкой младенца,

прильнув к нему тихо,

……………………доверчиво,

……………………………трепетно,

………………………………………нежно,

и снился мне сон, столь загадочен и безмятежен,

но топот копыт обрывал его снова и снова…

Я вновь просыпалась

………………………одна

………………………………в старом замке…

С укором

сквозь прорези в камне

……………таинственной, узкой бойницы

смотрела вослед

……………уходящему в прошлое Принцу…

Врывался рассвет

……………вдохновенными звуками хора,

чьи светлые гимны на время глушили крамолу

греховных,

………безумных,

………………прозрачных моих сновидений,

где я — только тень.

Ну и что ж?

…………………Я согласна быть тенью —

хотя б иллюзорно,

………… хотя бы короткое время

тобой обладать,

…………отражаясь последним мгновеньем,

последнею мыслью

в расплавленном звёздном сознанье,

где нет никого,

…………………никого,

……………………………никого(!) между нами……

06.03.2006

Сто метров до земли

Метель была нейтральна……

………………………безымянна…

и вдруг она наполнилась тобой,

взметнувшись восхитительным фонтаном

над утренней, заснеженной Москвой,

врываясь в обезумевшую душу,

подбрасывая чувства и слова

под облака,

…… ……где птицы вольно кружат

и золотом сверкают купола……

О, я почти уверовала в чудо,

……………внезапно отрываясь от земли.

Снежинок ослепительные груды

с дыхания сбивали,

…………………щеки жгли.

Полёт!!!!!!!!!

А через миг раздался выстрел:

стреляли в Ветер

……………………просто…

……………………………наугад…

без промаха —

………………ведь целиться нет смысла,

в Стихию направляя автомат…

Я ранена…

…………наверное……

………………………(не знаю……)

Мне кажется, что всё ещё лечу,

доверчиво снежинкам подставляя

лицо и душу……

Радостно кричу

в мучительной небесной эйфории,

отказываясь напрочь замечать,

как трудно мне даётся твоё имя —

тяжёлая, незримая печать

уста сковала таинством запрета……

Я падаю

…………(сто метров до земли)

пылающей,

………………стремительной кометой

в безумном ослеплении любви………

А Ветер,

……… каждый миг теряя силы,

как раненая птица, вслед за мной

безвольно……

……………обесточено……

……………………………бескрыло

парит над равнодушною Москвой…

Проклятие!

Взываю о спасенье —

не может стать падением полёт!

Я верю, что в последнее мгновенье

(ты слышишь?!!!)

что-нибудь произойдёт……

04.02.2006

Ночь опустилась вечной тайной

Мир затаился в ожиданье……

Я жду тебя………

……я…

…………жду(!)

………………тебя………

Входи в меня, далёкий странник,

как входят в Храм……

У алтаря

души моей уединённой

склонись в молчании на миг…

Закрой глаза —

почувствуй волны……

Великим таинством Любви

сражён…………

…………повержен………

……………………оглоушен

с молитвой тихой на устах

впусти в истерзанную душу

горячий Ветер…

Мы с листа

прочтём сегодня, как по нотам,

мотив, пылающий в веках…………

Входи в меня

……………душой и плотью…

Последним мигом паука

сверкнёт в тускнеющем сознанье

святая…

…………трепетная мысль:

ты у черты…

………………а там, за гранью……

там…

………за чертой……

……………………другая жизнь………

Сорвутся тысячи созвездий

………дождём чарующим с небес,

Серпом траву срезая,

…………………………месяц

нам стелет ложе…

……………………Южный Крест

застыл волшебным изваяньем…

Янтарный свет над головой……………

Ночь опустилась вечной тайной

на нас с тобой……

…………………на нас с тобой…

Бред……

Наслаждение разрывом………

Огонь — агония частиц………

Ты пьёшь меня —

…………………теряю силы……

Я — Ветер…

………………ветер…

………………………без границ…

И всё ж объять меня попробуй……

Смирить……

…………… утешить………

…………………………удержать………

Твоя рука прошлась ознобом

по нежной коже……

……………В витражах

……миры

…………расплавлены от жженья,

от взмахов крыльев диких пчёл,

и воздух взорван напряженьем

коротких молний…

………………………и ещё………

разъят пульсацией артерий

сердец,

……………попавших в резонанс………

Неуловимым сокращеньем

……горячих мышц……

………………………………и цитоплазм,

что внутриклеточно………

………………………мгновенно

вбирают весь потенциал

огромной……

……………вздыбленной Вселенной,

и чувств немыслимый накал

бросает нас в изнеможенье

на тихий берег у воды…………

Весь мир исчез в одно мгновенье…

Нет ничего…

Лишь я…… и ты……………

16.01.2006

Я летела к тебе

Я летела к тебе

…………на собачьей упряжке…

……………………………………Глотала

серебристую пыль,

упиваясь восторгом полёта…………

А симфония Ветра врезалась в меня

……………………и срывала

с лучезарной души

искрометные……

…………………звонкие ноты………

Небо — шёлк…………

В полыхающих складках волшебной метели

я искала путей…

Иллюзорность наивных желаний

растекалась потоком

прозрачно-живых акварелей

по дороге Любви

в электричестве лунных сияний……

Но крутой поворот………

Меня вышибло……

………………выбило напрочь

из открытых саней…

Распалённые псы ни на йоту,

не сбавляя в азарте

ни прыти

………………ни силы…

…………………………ни шагу,

продолжали движенье —

……безумно…

…………………на грани полёта……

Без меня!!!!!!!!!!!

Я лежала ничком

…………в придорожном сугробе,

не спеша осознать

униженье проигранной гонки……

Снег ложился во тьме

на ресницы……

………………на веки……

…………………………на брови……

тонким слоем вины………

(да, пока еще призрачно-тонким…)

Пал туман………

Мне казалось, что мИнула целая Вечность…

Чей-то сказочный вой

проникал в подсознанье тревогой……

Кто-то тронул меня

ненавязчиво……

…………………робко……

……………………………за плечи…

Я открыла глаза……

и увидела призрака-Волка………

И узнала его!!!

Он как будто невидимой тенью

шёл по жизни за мной,

ожидая (ах, как терпеливо!)

моих сбоев,

……………осечек……

……………………промашек………

……………………………досадных падений…

Скалясь в душу, увы,

………………беспощадно……

…………………………жестоко…

…………………………………игриво………

Был знаком в мелочах

поминутно расписанный ужин —

я кормила с руки

своим собственным сердцем скитальца,

и давно перестала

испытывать трепетный ужас

и почти добровольно

готова с Любовью расстаться…

Чтоб потом от тоски…

………от безумства нелепой потери

вторить Ветру,

что кружит по небу израненной птицей……

Ночью выть на луну,

уподобившись хищному зверю…

Боже,

как надоело

впускать в свою душу

……………………… Волчицу!

09.12.2005

Пока не поздно

Мне снова стали сниться эти сны

чудовищным… зловещим наважденьем —

знамЕнием

и призраком войны…

Фашизма устрашающие тени

упорно подсознание клеймят

забытыми… чужими именами,

а душу погружают в смрадный ад —

где пытки… смерть……

Грохочут сапогами

колонны обездушенных солдат,

и пишутся таинственные книги

с названьями, подобными: «Mein Kampf» —

несущие всемирную погибель……

И кто-то говорит из тишины,

что в недрах наших дней

(как будто мирных)

растёт подспудно опухоль войны…

Запущен механизм смертельной мины……

Послушайте, друзья…… я вас прошу……

поверьте мне —

всё это слишком важно……

И то, что здесь сейчас ещё скажу,

пусть к сердцу своему примерит каждый…

Война — болезнь……

Но время есть у нас —

пресечь…… не допустить…… убить в зачатке……

И выровнять нарушенный БАЛАНС

добра и зла……

Всё слишком зыбко… шатко……

Давно идёт борьба на Небесах

неистово… безудержно… незримо……

И ангелы с мольбою на устах

взывают к нам: помочь необходимо!!!

В мир привнести хоть толику ДОБРА,

реально погасив волну агрессий,

чтоб разошлась чудесная волна

ТЕПЛА ДУШИ

по странам и по весям…

Сегодня же… немедленно… сейчас,

пожалуйста, прошу:

не для рекламы

пусть каждый уделит хотя бы час

благим делам:

— звонок к подруге…… к маме……

— бомжу…… калеке… нищему подать,

старушке — хоть десятку на лекарства,

— подъезд покрасить…

— в комнате прибрать…

— не есть два дня ни рыбы и ни мяса

(смеётесь, да…… мол, шуточки шучу?

а вот и нет…… сейчас продолжу список:

— сходить с ребенком в цирк (а не к врачу),

ну, можно в парк (коль цирк не слишком близко)

— сказать друг другу добрые слова,

в семье не затевая склок и ссоры……

А вместе эти добрые дела

незримо смогут сдвинуть даже горы…

……………………………………

Я снова стала ночью видеть сны —

предвестники недавнего Беслана

иль призраки неведомой войны,

что зреет и растит потенциалы……

Война — болезнь…

Но время есть у нас —

пресечь…… не допустить кровопролитий…

И выровнять нарушенный БАЛАНС

добра и зла……

Пожалуйста, спешите……

29.09.2005

Дождь — прямое переливание

Я Вам — никто,

……………и звать меня «никак»:

вторая снизу

………в списке проституток…

Не Вам цедить из глаз моих коньяк,

сжигая обессиленный рассудок.

Я в Вашу честь не буду,

……………………… видит Бог,

давиться сладкой патокой признаний,

чтоб после,

………молча сглатывая боль,

Вас с кровью вырывать из подсознанья

(мне этого хватило за глаза) —

судьба щедра…

Так хочется порою

на скорости вдруг дать по тормозам

и вылететь в окошко лобовое,

оставив на асфальте

……………… лёгкий след —

как глупости мгновенный отпечаток,

(а можно ль проскочить на красный свет

без откупов,

………………без штрафов

……………………………и без взяток?)

Лечу по жизни жёлтою листвой,

гонимая осенними ветрами,

и в пыль ложусь разорванной душой

безропотно……

Чужими сапогами

………растоптана,

……………избавлена от грёз —

и Вы меня избавьте,

…………… ……………Бога ради(!)

срезая пряди спутанных волос

на память,

……………(да на кой Вам эти пряди?)

Волной по телу гибельная дрожь…

Как лезвия,

………………вскрывают сумрак фары,

и падает на землю теплый дождь

из тоненьких

………… …небесных

………………………капилляров:

лишь успевай ладони подставлять,

не нужен даже тест на совместимость —

кровь первой группы

…………………можно разбавлять

божественным, прозрачным эликсиром…

Закачиваю в вены Н2О —

Спасибо Вам,

……………… Великий,

…………………………… щедрый Донор,

что смотрит в мою душу с облаков

печально,

……………очарованно,

…………………………влюблёно……

Ловлю губами капельки дождя —

…………(последнее Господнее причастье)

И душу отмывая от греха,

…………я всё еще наивно верю в счастье……

16.02.2006

Музыка Сфер

Всё ближе Бог…

Сегодня я одна………

Осмысливаю Музыку на ощупь:

ведь звук — всего лишь тёплая волна,

её коснуться пальцами — что проще?

Побудь со мной,

………………хоть кто-нибудь побудь(!)

мне страшно, оказавшись вдруг за гранью,

случайно в одиночку соскользнуть

в безумный мир «открытого» сознанья,

распахнутого в Вечность,

…………………………в Беспредел,

утратившего прежнюю трёхмерность,

где в крошку рассыпаясь белый мел,

реально наделяет плотью Нежность……

Где атом — не абстракция — а суть —

душа в тисках энергий и материй…

Побудь со мной……

…………………хоть кто-нибудь побудь…

Уж скрипнули несмазанные двери.

Как долго в них никто не проникал!

Под слоем звёздной пыли отдыхали

изогнутые плоскости зеркал

…………и Бога так давно не отражали……

Рождается из слов,

………………………из мыслеформ

неведомая, новая реальность —

вхожу в неё свободно и легко,

скольжу,

…………плыву,

……………………врастаю,

……………………………растворяюсь…

Я соткана из солнечных Ветров —

………………………беспечная,

…………………………от радости хмелею.

Добро и зло в созвездие Весов

……………кладёт на чаши эра Водолея…

Наивным мотыльком лечу на Свет

сквозь чёрный,

…………………ухмыляющийся Космос,

чтоб дать свой непредвиденный ответ

под стать таким же каверзным вопросам…

Крылом легко коснусь

………………………одной из чаш —

Весы качнутся с явным перевесом

Добра над злом,

…………………а строчки «Отче Наш…»

звучат уже началом новой пьесы —

совсем не той,

………………где Сын Отца просил,

поддавшись человеческим сомненьям:

«Ты чашу эту мимо пронеси…» —

«По вере вашей будет вам!»

Поверим(!)

что жизнь наполнят Радость и Любовь,

…………………пронизывая душу Красотою,

и Музыка неведомых миров,

…………как бабочка забьётся под рукою…

………

Всё ближе Бог…

Сегодня я одна………

Осмысливаю Музыку на ощупь:

ведь звук — всего лишь тёплая волна,

её коснуться пальцами — что проще?

17.02.2006

Ты сокращаешь расстоянье

Луна пьяна……

В одно мгновенье

…… всплеск амплитуд…

………………Опустошенье……

И снова чувство на пределе —

какие странные качели.

Кричу……

Сбивается дыханье…

Ты сокращаешь расстоянье,

не оставляя шансов к бегству.

И все испытанные средства —

………ни к чёрту…

Шёлком дымных лилий

скольжу меж пальцами твоими.

Коснись души моей — порвётся.

Глаза — бездонные колодцы —

вбирают тьму твоих признаний.

Животный ужас…

Между нами

столб электрического тока…

Прольюсь в тебя горячим соком,

безвольным, ласковым туманом

войду в твой бред

……………волшебно-алый………

Ты молча встанешь на колени

передо мной…

Ударит хмелем

…………в виски пылающие — счастье…

Целуешь нежное запястье,

лаская каждый миллиметр

………горячей кожи

…………………лёгким Ветром,

но обернувшись Ураганом,

срываешь крыши,

………………………ставни,

…………………………………рамы

с души моей незащищённой —

быть безупречно обнажённой

до дна……

…………до боли……

………………………до предела

до спазмов мыслей

……………………чувства,

……………………………тела…

Ты так хотел………

Сомкнулись губы

……………на высшей точке амплитуды…

29.01.2006

Не грусти, Мона Лиза! -

Месяц назад мы с семьей посетили один из египетских курортов — Шарм эль Шейх, расположенный на берегу Красного моря…

Но речь пойдет не о красотах подводного мира, а о совсем незначительном событии, которое, тем не менее, оставило след в наших сердцах.

Дело в то, что моя десятилетняя дочь, Женя, безумно любит лошадей.

С момента, как девочка научилась держать в руках карандаш, она без конца рисует этих животных — белых и черных лошадок, маленьких пони — с тележками и без.

Каким же было наше счастье, когда выяснилось, что недалеко от отеля есть ипподром с самыми настоящими лошадьми!

Прямо с пляжа мы отправились в сторону зеленого поля, обнесенного невысоким забором.

Я держала Женю за ручку, ощущая, как подрагивают ее пальчики — малышка заметно волновалась.

Горячий ветер обдувал наши лица — приходилось щуриться, чтобы песчинки не попадали в глаза… Вчерашняя песчаная буря почти утихла, напоминая о себе лишь причудливыми барханами в самых неподходящих местах…

— Я вижу лошадь! Вон… Посмотри! — Женька восторженно подпрыгнула, и, вырвав ручонку из моей ладони, бегом побежала к ипподрому.

Я тоже ускорила шаг, не столько из-за желания догнать дочурку, сколько потому, что раскаленный на солнце песок обжигал мои босые ступни… Мне так и не удалось изменить своей привычке — ходить босиком.

Моя обувь — или туфли на высоком каблуке — или — ничего.

Такой вот женский каприз. Даже, играя в большой теннис, я наотрез отказываюсь надевать кроссовки, босиком бегая по асфальтированному корту до тех пор, пока на пятках не появляется кровь.

Муж давно перестал иронизировать на тему такого добровольного мазохизма и только укоризненно качает головой.

Три лошадки, утомленные жарой, грустно бродили по полю…

С трудом удалось отыскать их хозяина. Им оказался молодой смуглый египтянин с очень доброй улыбкой и большими карими глазами. Просторные белые одежды из хлопка делали его похожим на персонаж какой-то арабской сказки.

— Можно моей дочери покататься на коне? — этот вопрос я задала на жутком английском языке, для верности подкрепив свою мысль жестами.

— О, есс! Вери гуд… Как тебья за-вут? — это уже относится к Женьке.

— Май нэйм из Женя, — (зря что ли ребенок второй год учит иностранный язык?)

Оказалось, что за умеренную плату можно брать уроки верховой езды хоть каждый день.

Ни секунды не колеблясь, мы согласились на это предложение.

Первое занятие назначили на ближайший вечер, чтобы схлынула жара.

Когда последний лучик солнца растворился в теплых волнах Красного моря, снова пришли на ипподром.

— Эту лошадь зовут Мона Лиза, — хозяин представил нам рыжую красавицу с шелковой гривой и блестящими в свете фонарей умными глазами.

Женька счастливо гладила животное по крупной морде, срывала пучки травы и подносила их к теплым губам лошади. А та, в свою очередь, подрагивая боками, доверчиво тыкалась в маленькую ребячью ладошку.

Как удивительно имя может влиять на наше восприятие того или иного субъекта. Мне казалось, что я вижу в облике этого существа что-то загадочное, непостижимо-прекрасное. Хотя, великий Леонардо, наверняка, оскорбился бы подобным сравнением.

Доченьке же было не до лирических отступлений.

Пока я, присев на деревянную скамью, мечтала о чем-то своем, малышка уже брала первый урок верховой езды.

— Так… Спина прямо! Ха-рашо. Вери гуд… Поднимись… Опустись… еще… Браво! Женя, браво! Наклон… Релакс…… Е-сс…

Я по-хорошему завидовала доченьке…

Она изредка бросала на меня торжествующий взгляд — мол, знай наших!!!

Такие мгновения, конечно, нужно сохранить на память — я достала из сумочки фотоаппарат…

Шесть дней пронеслись, как один.

Мне уже не нужно было сопровождать девочку на занятия — она сама, натянув брюки, бежала к любимой лошади и к доброму учителю верховой езды.

— Ваша дочь — прирожденная наездница, — говорил Хамада.

Это был не просто комплимент.

Действительно, обучение продвигалось быстрыми темпами. Уже на третий день Женька скакала галопом, в то время, как мой муж, еще не решался позволить себе это удовольствие…

На прощание предприняли долгое путешествие вдоль берега моря. До сих пор Женечка с любовью показывает удивительные фотки подружкам, сопровождая их словами:

— А вот это мы с Мона Лизой заходим по пояс в воду, а здесь мы убегаем от папы — видите сколько брызг!

Но всему приходит конец.

Как-то вечером, в последний день нашего пребывания в Египте, я нашла Женю всю в слезах. Она лежала на кровати, уткнувшись в подушку, и отказывалась отвечать на вопросы.

Это было странно, потому что мои дети почти никогда не плачут — любую беду они умеют переносить мужественно и тихо.

Вдруг я поняла в чем дело:

— Ты не хочешь расставаться с Мона Лизой?

Женя согласно кивнула и всхлипнула.

Я понимала, что происходит в сердце ребенка, и пыталась найти нужные слова, чтобы смягчить боль:

— Понимаешь, малыш… В жизни часто приходится … расставаться с любимыми… Это, наверно, самое трудное………

Женька заревела в голос.

Своими словами я только подлила масла в огонь. Мысль моя лихорадочно металась в поисках совета.

— Чем дольше живешь на свете, тем чаще приходится вычеркивать из сердца любимых……

Бывает и так, что, умирая, они уходят от нас навсегда. Ты должна научиться…

— Я не хочу!!!!! Я хочу остаться здесь……

— Малыш, послушай меня внимательно… Я ведь еще не все сказала. В том-то и дело, что самое главное — это научиться, расставаясь физически, оставаться рядом с душою любимого существа. Тысячи километров — ничто — когда ты умеешь прикоснуться сердцем к сердцу того, кого любишь.

Более того, чтобы избежать внутренней опустошенности и не испытать чувства потери, мы должны ДЕЛАМИ подтверждать нашу любовь. Каждый день ты можешь думать о любимых, посвящать им добрые дела, чьи результаты, в свою очередь, ускорят новую встречу.

Вот сейчас мы вернемся в Россию, и ты посадишь цветы в честь Мона Лизы.

Ночью цветы буду разговаривать со звездами. Да-да… Цветы и звезды понимают друг друга…

Посаженные тобой васильки, бархатцы расскажут о твоей любви Большой Медведице, а она шепнет твое имя на ушко рыжей лошадке, которая снова почувствует тепло твоих рук, вспомнит твой голос и радостно зафыркает, глядя на звездное египетское небо.

Женя перестала всхлипывать и внимательно слушала — в глазах ее мелькнул огонек надежды:

— А, если я буду хорошо учиться в честь Мона Лизы, то когда-нибудь снова увижу ее? Бог поможет мне?

— Конечно!

Легкая улыбка коснулась губ девочки. Наверно, она придумывала — что еще можно сделать, чтобы разлука не показалась тяжелой и горькой.

Утром следующего дня мы пошли сказать лошади и ее хозяину: «До свидания!»

С болью в сердце я смотрела, как Женя гладила грациозное животное, взволнованно теребила уздечку и шептала ей на ушко какие-то слова.

К нам подошел Хамада. Он тоже заметно погрустнел…

Обняв малышку за плечи египтянин произнес:

— Женя… Вери гуд… Я… скучать… без моей девочки……

Женька смущенно отпустила глаза.

Нужно было расставаться, но ни у кого не хватало на это сил. И тогда наш первый учитель склонился к маленькой головке моей дочери и что-то шепнул ей. Я так и не узнала что именно. Но поняла: он нашел те слова, которые вселили в ее сердце надежду, ибо малышка широко улыбнулась и, помахав, Мона Лизе, вприпрыжку побежала к отелю.

Так мог сделать только он, ибо многолетний опыт общения с животными научил его передавать свои мысли посредством прикосновений, жестов, сердечного тепла…

Я благодарно пожала ему руку:

— До встречи, Хамада!

— Бай! — он улыбнулся и незаметно смахнул прозрачную капельку, скользнувшую по щеке.

С тех пор прошел месяц.

На нашем окошке взошли зеленые росточки цветов, посаженные Женей в честь любимой лошадки. Как только станет тепло, мы высадим рассаду во дворе.

А на каникулах запишем Женечку в конный клуб в Подмосковье, ибо теперь у малышки появилась мечта — полностью освоить верховую езду, снова приехать в Египет и удивить своего первого учителя небывалыми способностями.

Мечты сбываются!!!

26.04.2003

Каприз

— Ваш выход, мэм!

………………Не дышит зал.

Актер уже давно сказал

пять реплик к ряду (зашибись!)

И я должна из-за кулис

на сцену весело влететь

и дать напарнику ответ……

Но…

………я сижу и пью коктейль…

Спектакль рискует сесть на мель…

Не дёрнусь, нет…

……………не шелохнусь……

Партнёр мой в гневе…

…………………ну, и пусть……

Мне захотелось вдруг

…………………… в момент

сломать заезженный сюжет.

А в зале топот, крик и свист.

Кусает локти сценарист,

и вот уж с воплями «Позор!»

в меня вцепился режиссер…

Плевать!

Я верю в твой талант,

партнёр мой милый…

Ты не рад?

Импровизируй на ходу —

Вот строчка первая:

«Я жду!»

Ну, правда…

…………ты ведь ждёшь меня……

Притихли зрители…

А я?

Исполнив маленький каприз,

услышу скоро: «Браво! Бис!»,

сама, оставшись вне игры.

Тебе — все лавры и цветы.

И от меня лови цветок

за то, что ты сегодня смог

сойти с привычной колеи…

Мне дорог наш союз,

……………………… пойми!

Но мы сыграем наш спектакль

Совсем не так…

………………Совсем НЕ ТАК………

И сотни раз застав врасплох,

тебя мой друг, тебя, мой Бог,

я чувств немыслимый накал

незримо выведу в финал

и снова дерзко оборву

сюжета стройную канву,

чтоб возвращался всякий раз

к началу трепетный рассказ,

чтоб даже сотни лет спустя

ты говорил:

«Я жду тебя……»

28.01.2006

Я стала чувствовать спиной

"Я счастлива в друзьях -

друзьями я богата…

Но что греха таить -

бывают и враги.

Они мне платят злом,

с лихвою, сверх зарплаты,

Но я переживу такие пироги…"

(из стихотворения моей мамы)

Я стала чувствовать спиной,

что в парк мой снежно-ледяной

проникли тени……

И с грустью слышу до утра,

…………как шелестят их имена

………………………под вой метели……

Мой зимний сад застыл во льду…

По узкой тропочке иду,

как по канату……

А сзади — точно след во след

ЧУЖАЯ тень

………мой топчет Свет…

Как быть, ребята?

Не дай-то Бог — я оступлюсь

(для Тени это явный плюс) —

О, заблужденье!

Теперь у нас единый путь,

и нам бы вместе дотянуть

…………………до Воскресенья…

Смотри:

вот слева от меня

мерцают всполохи огня,

…………………клокочет лава.

Горят торфяники души.

Я оступаюсь…

………Поспеши!

………………Спасенье — справа!!!

Но Тень замешкалась,

………………………увы,

и след её — лишь горсть золы —

сгораем вместе.

Могла бы вправо сделать шаг,

Но…

……потеряла Тень и шанс,

………………………и равновесье.

Что ж, будь внимательнее впредь:

там впереди по курсу — Свет —

И я рискую……

А ты, подружка, не спеши,

…………пав шелухой с моей души,

найти другую.

Иди за мной……

…………ты мне нужна,

…………………как Лету долгая Зима,

как Вёснам — Осень……

И помни — нет пути назад —

раз уж пришла в мой дивный сад

незримой гостьей…

25.01.2006

С Новым Годом, друзья!

Аууу-уу, Стихира!!!!!!!!!!!!!

……………………Новый год

летит…

………грядёт

………………волшебной Сказкой……

Поэты! —

…………ветреный народ, —

айда кататься на салазках!!!!!!

Даёшь весёлые стихи!

Отставить «охи»,

…………………… «ахи»,

……………………………стоны……

Эй!

Кто со мной играть в снежки?

(я налепила их две тонны) —

Две тонны

………светлых……

………………добрых слов…

Чтобы на всех

……………………на всех(!) хватило

тепла души…

……………Ведь целый год

нам нужно где-то черпать силы…

Мой дом родной —

…………………любимый сайт,

(прости, я так сентиментальна,

что не сумела удержать

слезы непрошенной случайно……)

И завтра в полночь

……………………(видит Бог),

когда кремлевские куранты

начнут размеренный отсчет

секунд……

…………минут……

……………………сменяя даты,

я ненароком прошепчу

……………слова, исполненные света —

Зажгу янтарную свечу

……с молитвой о друзьях-поэтах —

о тех, кто в звездной тишине

по воле трепетного сердца

на чистом,

……………девственном

……………………………холсте

в волшебный мир рисует дверцу……

Спасибо вам,

…………………друзья мои……………

Что наша жизнь? — одно мгновенье,

но нам его остановить

…………дано(!)……

………………порывом Вдохновенья!

Поэт!

……………твори и в дождь…

……………………………и в зной……

назло сердечным непогодам……

……………и пусть пребудет Бог с тобой

Аууууу-уу!!!

…………Стихира!

…………………С Новым Годом!!!

30.12.2005

Над светлой гладью Селигера

В осенних сумерках туман,

как шаль, укутывает скверы…

А мне вдруг вспомнилась луна

над светлой гладью Селигера……

Был тихий,

……………предрассветный час…

Я вышла к берегу…………

…………………Сквозь дымку

луны задумчивый анфас

качался медленно и зыбко

в белёсой призрачности вод…

Сдержав дыхание,

……………………… шагаю

в прохладу гулких, сонных волн……

Короткий всплеск —

……………………плыву…

………………………………нагая………

к сосновым, дальним островам,

спугнув встревоженную птицу,

что притаилась в камышах………

Мерцают капельки в ресницах……

И…… тишина…

……………………такой покой(!)…

Лишь гладь зеркальная — кругами…

Туман волшебный над водой,

скользит…

…………клубится…

……………………вьётся……

………………………………тает…

Ещё усилие… и вот,

упёршись в дно босой ступнёю,

хочу найти в кувшинках брод……

Взошла на берег,

…………………а за мною

уже спешит,

…………………грядёт рассвет,

косыми, дерзкими лучами

взрезает волн прозрачный след……

И в тот же миг защебетали

на сотни разных голосов

призывно радостные птицы……

Очнулся мир от летних снов —

поёт……

………волнуется…

…………………искрится…

Я тоже чувствую себя

мельчайшей, трепетной былинкой,

фантомом в чаше бытия

незримой……

……………скромною…

…………………………великой(!)

Как этот лес……

………………и этот кедр………

………берёз чудесная наивность…

Из глубины…

…………………из самых недр

душа рвалась…

………………кричала…

……………………………билась

неровным пульсом родников,

взрывалась

………………шапками соцветий,

стелилась

……………бархатностью мхов,

свивалась

………………в тоненькие плети

прохладных лилий водяных……

И я познала радость счастья

быть в этот миг одной из них,

поняв, что значит

……………………сопричастность……

Причастность

…………………к чуду……

……………………………к красоте………

к рассвету,

……………к небу………

…………………… к Богу……

………………………………к ивам………

Душа в бесстыдной наготе

была чиста

………………светла…………

…………………………красива…………

Как будто снова возвращен

забытый Рай одной лишь верой

омыт………

……………очищен……………

………………………освящён

живой водою Селигера…………

25.11.2005

За-мер-за-ю

Проникни вглубь материи — исчезнет……

Свет- полынья……

Изгибы ломкой тьмы —

тончайший окоём над гулкой бездной,

лишь наледь чувств

………………и мыслей у воды…

Ты знаешь, я так искренне замёрзла —

два метра льда над плоскостью души…

Кристаллы крови в венах,

…………………………словно розы,

не правда ли, безумно хороши?

Движенья нет……

Застывшее сознанье:

пустые залы снежного дворца…………

Как кубик льда из рук смешного Кая,

выскальзываю на пол без конца

(…дзыннннь……

…………видимость какого-то движенья…)

Нет…… правда……

Даже эхо подтвердит,

подхватывая Музыку паденья

души моей на глянцевый гранит………

И тишина……………

Укутанная ватой,

снегами занесённая во тьме,

пытаюсь вспомнить:

…………………… «В чём я виновата????»

Всё меньше Света в чёрной полынье………

И вытеснен последний сантиметр,

где час назад еще была Вода……

Я замерзаю……

………………муторно…… и верно……

я за-мер-за-ю……

……………… замер-за-ю(!)……

…………………………………да…

Ты медлил… понимаешь… слишком долго…

Проклятие!

Дыханьем ледяным

сковало тёплой чувственности волны…………

Что?

Сердце?

сердце — в норме……

………………а над ним

гигантские ледовые наросты………………

И дело всё теперь за топором……

Руби с плеча…………

………………неловко…

…………………………криво…

……………………………………косо……

Но лишь руби…

Промедлишь — поделом……

Ах, да… я забываю — кровь застыла……

Разрубишь заскорузлый миокард,

а там не то что б кровь —

………………………сплошное мыло

иль снежно-алой крошки

…………………………… рафинад…

Заложница предвиденных исходов —

я часто вижу жизнь на год вперёд…………

Но в этот раз, увы, не будет года —

всего три дня осталось на исход

(по мне — любой……)

Приемлю всё спокойно

(ещё бы! — если чувства на нуле…)

Не будет ни досадно…… и ни больно…

А ты предай покойницу земле……

Нет, не меня,

а глупую надежду,

что вынырнуть решилась на беду

утёнком несмышленым и потешным

да лапки приморозила ко льду……

06.12.2005

В объятьях дикой Орхидеи — метаморфоза

Короче, слушай……

……………………кареглазый……

(давай условимся на «ты»)

Сказать по правде, ты ни разу

не проникал в мои мечты…

А зря…

Сегодня я — путана……

(о, лишь в фантазиях…)

……………………Итак……

вы с другом в тайском ресторане

сидите — цедите коньяк…

И внемля шёпоту Бангкока,

в сиянье красных фонарей,

офигиваете:

………… «Ах, сколько

здесь бродит диких Орхидей!»

С такими узкими глазами,

и ростом метр пятьдесят……

А я — одна из них…

За вами

слежу который час подряд……………

Вообще, вы оба мне по нраву

(……там разберемся……)

Закурив,

я подхожу к вам……

(Боже, правый!

поделим ночку на троих?)

шучу-шучу…… —))

ведь третий — лишний…

а ты мне нравишься давно………

Сажусь к тебе как можно ближе…

— Коньяк…… шампанское…… вино?

Мне предлагаются напитки,

а я смотрю в твои глаза

тревожно… пристально… с улыбкой……

Совсем не знаю, что сказать…

Беру твою ладонь……

……………………Касаюсь……

блестящим, острым ноготком

горячих, незнакомых пальцев……

О, нет… я знаю их давно —

они порочны, как твой разум……

бесстыдны…

………………ласковы……

…………………………нежны……

(и ты поверил, что ни разу

не забредал к путане в сны?)

Я знаю каждый сантиметр

твоей бунтующей души —

страсть рифмовать «омлет» с «минетом»…

(нет… правда… рифмы хороши…)

Но я не менее цинична,

и обломавшись в сотый раз

в высоких чувствах

по привычке

меняю нежность на оргазм…………

Обряд простых телодвижений

без заморочек и понтов,

где лишь законом притяженья

всё обосновано…

Любовь?

Ты тоже знаешь это слово?

А я-то думала, прикинь,

что в твоём грешном лексиконе

оно отсутствует…

Иди…

Иди ко мне………………

Какая жалость………

(в мечтах досадный перекос)

твой взгляд — как лезвие кинжала —

суров… презрителен……

Вопрос…

Вопрос в глазах…… или надежда(?)

Ты вдруг поднёс к своим губам

мою ладонь……

Ах, что за нежность……

(к чему так баловать путан?)

И эта дрожь……

…………и этот трепет —

они не свойственны тебе…

Ты сам, похоже, не заметил,

как прочертил в моей судьбе

рукой песчаную дорожку

вдоль кромки вспененной души

целуя смуглость нежной кожи,

что ненароком обнажил…

Под лёгкий, тихий шум прибоя

твой взгляд ласкал меня во сне,

как, если б я была святою

в невинной, теплой наготе……

07.12.2005

Плати по счёту, друг, плати по счёту

Через час —

…………всё, что можно —

…………………………… на фиг…

Обойдёмся без эпитафий……

Руки нежные — словно плети……………

А во мне поселился Ветер…

Исподлобья

одним лишь взглядом

обрываю с небес гирлянды

глупых звёзд

(…да…… вот так-то лучше…)

Серпик месяца…

В клочья тучи

искромсаю под дикий хохот…

Хватит ерничать…… эй…

Мне плохо!

Хулиганю и в хвост, и в гриву…

А во мне поселился Шива:

многорукий, потешный, злобный —

он швыряет снежинки в окна,

сносит дамбы… заборы…… крыши……

Не унять его…

Тише…… тише……

Тщетно!

В гневном порыве страсти

разбиваю в осколки счастье……

(и уж точно не буду клеить)

Я устала напрасно сеять…

Не дождаться великой жатвы…

Почвы не было благодатной —

солончак вперемешку с глиной…

А душа — не дворец — руины………

Час прошёл……

Всё, что можно — на фиг!!!

Ах, как жаль, ограничен трафик

чувств, эмоций, надежд и боли,

не оплаченных в срок

…………………………Любовью……

06.12.2005

Живой Иисус из Назарета

В альтернативу своему предыдущему стихотворению Дай мне ладонь — я выжгу поцелуем

* * *

Скажи, Иисус… ты был всегда

таким загадочно-печальным?

На древке старого креста

застыл в веках кровавой тайной……

По сути: Бого-Человек,

отдавший проповедям душу

(так от чего ж душе твоей

всё человеческое чуждо?)

Ты знаешь, что такое смех? —

весёлый… добрый… беспричинный

в кругу друзей и нежных дев —

безгрешных лишь наполовину?

Когда прозрачен и игрив

напиток, тающий в бокалах,

им кружит головы, пьянит

под ритмы нежного цимбала…

И кто-то, в меру, захмелев,

не уставая улыбаться,

выходит в круг…

Звучит напев……

В безудержном, весёлом танце,

скажи, Иисус, хотя бы раз

ты забывался с наслажденьем?

А в бездну чёрных женских глаз

смотрел с восторженным смятеньем?

Ответь, познал ли ты азарт

игры, где ставок нет на Чудо —

хоть раз поставил честный мат

нерасторопному Иуде?

А, может, трудную «ничью»

скрепил двойным рукопожатьем

в порыве добрых, светлых чувств,

еще не проклятых распятьем?

Ты ведал радости труда? —

вставая к плугу слишком рано,

не ожидая, что судьба

осыплет вдруг небесной манной?

И в полдень, смахивая пот

со лба усталою рукою,

ты ждал ли что вот-вот придёт

сынишка с тёплою едою…

Развяжет скромный узелок,

пролепетав: «Отведай, Отче…»

А ты в ответ: «Шалом, сынок……

благодарю… о, мой хороший……»

Твой тихий голос сквозь века

звучит почти что отстранённо —

как будто вязнут облака

небесных проповедей в горле,

и льётся солнечный елей

речей божественных и строгих

в большой котёл людских страстей —

великих…… призрачных…… убогих……

А ты с поникшей головой —

распят… измучен… обессилен

летишь над шумною толпой,

раскинув сломанные крылья……

Но оторваться от креста

последних сил, едва ли хватит:

твой образ «мёртвого Христа»

бессчётным множеством распятий

впечатан в души христиан —

на радость местным ювелирам,

и кровоточат сотни ран

так упоительно красиво

в нагрудных крестиках людей,

не обещая воскрешенья

ни в первый, и ни в третий день, —

свиваясь молча вокруг шеи,

подспудно скромный амулет

растянет цепь твоих страданий

еще на сотни долгих лет,

суля в грядущем испытанья………

А ты сойди…… сойди(!) с креста —

войди в наш дом, как лучик Света,

с улыбкой теплой на устах,

ЖИВОЙ Иисус из Назарета…

03.12.2005

О, легкокрылая Свобода!

Я вижу море и песок.

Лежу с пробитой головою.

Тупая боль сверлит висок.

И чайки,

чайки надо мною

кричат, подобно, воронью,

кружась, выслеживают жертву.

Опять пошли на новый круг —

всё ждут удобного момента,

когда душа покинет плоть,

и можно будет без усилий

клевать её,

терзать,

колоть.

Как умереть при полном штиле?

А ведь вчера ещё душа

сражалась с грозным океаном —

с судьбой и с ветром на ножах…

(О, нет, она не проиграла!)

Штормило……

Черные валы

кидались бешено на скалы,

вгрызались жадно в корабли,

и под себя их подминали.

Я помню всё:

святой азарт

и веру в правильность исхода.

Но в щепки… вдребезги(!) фрегат.

С утра — отличная погода.

Покой на море… полный штиль……

Качает волнами обломки:

разорван парус,

треснул киль.

Но я жива,

и дух мой стойко

готов бороться до конца

с бессильем,

………с жаждой,

………………с острой болью.

А чайки в метре от лица

толкут песок

и к изголовью

трусливо намечают путь, —

лишь те из них, что посмелее,

глаза мне силятся проткнуть…

Я увернулась

(рядом с шеей

скользнул ослабленный удар……)

Смеюсь……

Проклятие!!!!!!!!

О, Боже,

что за врагов ты мне послал?

Я — человек —

среди ничтожеств

лежу безвольно на песке,

своё бессилье проклиная,

с засохшей кровью на виске.

Ужели чайкам проиграю?

Мне ль, укротившей океан,

теперь изведать униженье,

скончавшись медленно от ран

в таком нелепом окруженье?

О, нет!!!

(а жажда всё сильней

и в лёгких меньше кислорода)

Как странно, что в судьбе моей

прекрасным символом Свободы

был легкокрылый альбатрос,

сама себя считала Чайкой.

И вдруг досадный перекос —

подмена смыслов и понятий.

Свобода тоже хочет есть —

когтит безжалостно и тупо

форель, запутанную в сеть,

иль жертву шторма,

даже трупом

не станет брезговать она…

О, легкокрылая Свобода,

тебе энергия нужна

чтоб рваться к высям небосвода.

Да, знаю-знаю…

Но прости,

я не смогу, увы, позволить

для пополненья птичьих сил

кормить тебя своей Любовью.

Ты глаз не выклюешь моих,

не ослепишь жестоко — знаю.

И во спасение любви

я прогоню настырных чаек……

29.11.2005

Поэтом можешь ты не быть, но кулинаром быть обязан

Какой сюжет!

Картина маслом:

вот я — на кухне у плиты…

Да, пахнет вкусно… что ж, согласна,

но подтяните животы…

Поесть, наверно, не придётся —

всё выйдет боком

вам и мне:

омлет сгорит,

а блин свернётся…

От пересолов на спине

давно уж нет живого места —

как едоки меня не бьют,

я продолжаю портить тесто,

а в борщ подкладывать мазут……

И как-то всё непроизвольно,

без злого умысла ей-ей —

мне и самой ужасно больно

отравой потчевать людей………

Обычно как?

Иду на кухню…

включаю радио…… и вот……

стою… прилежно мою руки……

Бац…… Челентано…

Как поёт!!!

Я тоже сразу подпеваю:

«Аморэ мия…… тра-ля-ля…»

Картошку чищу…

Наливаю

воды в кастрюлю

(только зря…)

Да…

Пять минут — полёт нормальный —

ещё никто не пострадал…

Лучок нарезан — будем жарить…

Сперва включается плита

Ии-ии-и……

Началось!!!!!!!!!

Поток событий

теперь стремительно летит……

А вы все вместе проследите,

как лук мой медленно сгорит……

Виновен, кстати, Челентано —

он разбудил во мне творца,

убив невольно кулинара,

твердя «аморэ» без конца……

Ему простительно —

откуда

товарищ мог предположить,

что мне нельзя мытьё посуды

доверить —

что уж говорить

про лук, про борщ…

Итак, продолжим……

Певец поёт…

Моя душа

давно забыла про картошку…

Схватив кусок карандаша,

строчу на маленьком пакете

(в котором был лавровый лист)

пришедший в голову куплетик……

Какая песня!!!!

Зашибись………

Гляжу в окно… а, может, мимо…

Что ж, рифма… рифма не идёт???

О, этот запах!

Запах дыма!!!!

Вот то, что надо — верный ход!!!

Да, в третьей строчке — «дым» так к месту…

И как рифмуется легко!

(лучок сгорел… и начал трескать)

Прикольный звук…… как будто…………

О-ооо…

Да-да… стрельба на поле боя…

"Герой сражён… упал… в крови…"

Вдруг:

— Мама!!!! Мама!!!

— Что такое?

— Наш дом — он, кажется, горит!!!

Пожар! Пожар!!!!

Увы, ребята……

Накрылся ужин…… ай-яй-яй……

Но я ни в чём не виновата —

всё Челентано —

негодяй!!!

……………………

P.S. И так каждый день……

24.11.2005

Любовь — есть Бог

Любовь — преступница…

Она же:

………палач

………………………судья

…………………………………и адвокат,

находка

……………дар

……………………подлог

………………………………пропажа,

она и рай

………………она и ад

Любовь — великая реальность!

Но обернуться может сном…

Любовь —

…………сомненья

……………………………горе

……………………………………радость

Она — добро……

………………………она же — зло

Мудра

………………наивна

……………………………многолика……

щедра

………………ревнива

……………………………и скупа…

чиста

………………невинна

………………………………ядовита

Любовь

……………всевидяща……

………………………………слепа…

Покой

………блаженство

…………………………грёзы

…………………………………нежность,

обвал

…………цунами

…………………………ураган…

ветров волнующая свежесть,

и боль

…………сердечных

…………………………рваных ран……

Любовь — на век………

О, нет!

……… ……На Вечность!!!

Но стрелки движутся,

…………………………………и вот

ты тихо шепчешь:

…………………………"Время лечит……" —

здоров и счастлив

……………………через год…

Любовь — есть Бог…

А ты попробуй

…………отдельной………

…………………маленькой душой

объять невидимого Бога,

оставшись всё ж самим собой……

Не обезуметь,

………………не свихнуться

от перепадов амплитуд —

волной прерывистого пульса

……………прекрасных чувств не обмануть…

Любовь

……… великим испытаньем

прими из добрых рук Отца —

и станут белыми цветами

шипы

……… тернового венца……

24.11.2005

Если сердце бредит лаской

Травы скошены, примяты,

……………губы сладко пахнут мятой.

Сердце,

……………тело

………………………бредят лаской.

Я пришла к тебе из сказки

………босиком по летним росам —

налегке…… простоволосой

нежной,

……………трепетной,

……………………………хмельною.

Воздух полнится грозою…

Замер лес…

……………умолкли птахи……

Жарко…

………В шёлковой рубахе,

…………………чуть затянутой тесьмою

опущусь перед тобою

…………с лёгким вздохом на колени…

Ветерок

………качает клевер,

………………золотой, медовый донник.

Прикоснись к щеке ладонью,

………………душу выжги поцелуем.

Развяжи тесьму тугую

……………………на груди моей,

…………………………………любимый.

Травы

……………травы

………………………колют спину.

Взгляд твой — омут или небо?

Кто ты? —

………… быль?

……………………а, может, небыль?

Кружит, кружит в небе сокол

……………величаво,

………………………одиноко —

ждёт наивную голубку.

…………Что-то страшно… что-то жутко.

Сердце полнится грозою,

……………………тело вспыхнет берестою:

первых молний ранят стрелы

………беспощадно, неумело…

Ты целуй меня, любимый…

……………………Что нам гром?

………………………………И что нам ливень?

Мокрых прядей вьются змеи

……………по плечам, по нежной шее…

Я шепчу:

……………«…Мой нежный… любый…

…………………………………светлый…"

………………………………губы ищут губы…

Небо стонет,

…………………злится,

………………………………плачет.

……Сок березовый

………………………прозрачный.

Или это просто слёзы?

………………Что нам ливни?

…………………………Что нам грозы?

……………………Если сердце бредит лаской?

Я пришла к тебе из сказки…

08.03.2009

Пусть я слепа, но буду ждать

Я снизойду до мелочей —

когда-нибудь всенепременно……

По близорукости своей

духовной

вижу только стены,

и рамки…… рамки от картин —

сюжет бесследно ускользает……

В портретах — просто яркий грим,

а что под ним — никто не знает……

Слепа!

О, как же я слепа!

Большое зреть на расстоянье —

не надо, в общем-то, ума……

Да что мне…… что мне до деталей?

Но нет… Хочу……

Хочу…

Хочу(!)

как бритвой скашивать прохожих —

взрезать,

вскрывать

интимность чувств

одним лишь взглядом,

слышишь, Боже!

Чтобы, ступая по пятам,

тщедушной, сгорбленной старушки,

могла прочесть почти с листа —

всю «от» и «до» — и жизнь, и душу…

Цепляясь взглядом за карниз,

за дождь,

за ветви голых клёнов,

я исполняю свой каприз —

быть досконально посвящённой

во все их тайны и мечты,

а скрип дверей исповедально

откроет мне из темноты

интимность вздохов

в чуждых спальнях……

Долой стесненье… этикет!

Я соткана из любопытства —

Взгляд расшнурует ваш корсет,

и в декольте проникнет быстро…

Грешна…

В мельканье тусклых дней

смотрю на мир в большую лупу,

как Леонардо, без затей

вскрывать готова чьи-то трупы,

чтоб только Истину понять —

облечь в трепещущее Слово……

Пусть я слепа, но буду ждать

хоть сотни лет……

Да, я готова………

Отдать и душу и досуг

за право быть, ты слышишь, Отче,

рабой,

смиреннейшей из слуг

в твоих цехах —

чернорабочей……

Таскать весь день тяжелый грунт,

ни сна не ведать, ни покоя……

Чтоб только раз на мир взглянуть

и оказаться за чертою —

за рамкой вскормленного «Я» —

родного, преданного «эго» —

О, я сумею в мелочах

увидеть Бога —

непременно……

23.11.2005

Хранителю моему Leonti V. V

Прости, что я так молчалива —

моё молчание сродни

затишью Финского залива,

где пролегли твои пути……………

Вобрав в себя тоску и холод

суровых, северных ветров,

тебя не согреваю словом,

не находя…… впервые…… слов………

Да-да…… поверь мне…

так бывает…

не в силах искренность спугнуть,

я вдруг внезапно замолкаю…

О, мой хороший,

как-нибудь

сумей проникнуть в мою душу —

поймай короткий, светлый взгляд…

Я отвожу глаза?

Я трушу?

Глаза ведь правду говорят…

Ты свят! Пойми…

И слишком честен……

Твой мир волшебный — Храм Любви…

Во мне же балом правят черти…

Нет, не всегда…

Но и они

не могут больше корчить рожи

пред вечной святостью твоей…

О, мы с чертями так похожи!

Да ну их к лешему… чертей…

Шучу-шучу…

Но в каждой шутке

есть доля правды, мой родной……

Последний шанс:

что ж, дай мне руку —

пусть говорит моя ладонь —

она тебе расскажет правду

о том, как трепетно люблю…

дышу тобой…

………………молюсь…

Как странно……

И руку тоже…… не даю……

А, если дам — то лишь в перчатке,

сродни преступнице,

боясь,

оставить пальцев отпечатки —

на светлой преданности — грязь……

Но нет……

Твоя любовь безбрежна!

Подносишь трепетно к губам

мой каждый след,

и тихо шепчешь

с улыбкой доброй:

«Не отдам…

ни дня, ни шанса, ни мгновенья —

всё, что меж мною и тобой,

дано нам свыше Провиденьем,

счастливой, светлою судьбой……»

Я вновь молчу……

И благодарность

не в силах высказать в словах —

скажу тебе хотя бы малость

слезинкой робкой на щеках……

23.11.2005

Беснуйся, страждущий Огонь!

Шагни ко мне из темноты —

……………я в предвкушенье Урагана………

Тревожны шорохи… Цветы

……… кадят

…………………(не пахнут)……

Росный лАдан

курится синей струйкой снов……

А ты опять дождливым утром

живую душу — под стекло…

Не торопись!

Прошу, подумай……

Я вижу пламя…………

…………………Эта ночь

в меня врывается огнями…

Иду к тебе — слепая дочь

Эзопа………

………Нежными ступнями

………………иносказательность топчу,

не смея вверить откровенно

………………святую душу палачу…

Но ты получишь непременно

всё то, о чём не смел мечтать…………

Пусть ты хитёр…

………………но и наивен……

Ведь не решился распознать

во мне тревожный дух Наины —

колдуньи сумрачных лесов

с прозрачным, отрешённым взглядом…

Я в окруженье белых сов

мешаю зелье…

Капли яда………

………в железном перстне срока ждут…

Я опою тебя, мой Ангел………

Осталось ровно пять минут —

коснись губами терпкой влаги………

Теперь ты мой……

……………Закрой глаза…

Почувствуй дрожь холодных пальцев —

ведь не случайно ты попал

в судьбу мою слепым скитальцем……

Ладонью нежно трону лоб,

твои виски… ресницы…… веки..

Ты — тёмный Дух иных миров —

Зверь, воплощенный в человеке…

Да!!!

Я так чувствую тебя……

Одета в белые одежды,

склоняюсь ниц у алтаря —

несу на плаху святость…… нежность……

А ты?

Безмолвный исполин

встаёшь громадой надо мною……

В зрачках — пылающий рубин —

душа моя сочится кровью……

И снова вспыхивает шёлк,

объяты пламенем одежды……

Ты ведь терзать меня пришёл —

огнём…… сомненьями…… надеждой…

Терзай, Чудовище!!!

Твой рык

привычно вспарывает веру………

Но я решила укротить,

унять бунтующего Зверя…

И эта нежная ладонь

смирит твоё сопротивленье……

Беснуйся, страждущий Огонь……

Питай святое Вдохновенье……

О, скольких ведьм ты поглотил!!!

Но этой Ведьме, слышишь милый,

должно хватить ума и сил

в Огне остаться невредимой…

23.11.2005

Летать — в любое время года!

Я заболела…

……………оччччень сильно…

И, вроде, не банальный СПИД

(предохраняюсь — всё стерильно)

А, может, это птичий грипп?

Ой, блин,

……уж лучше удавиться.

Как пить дать —

…………………срочно нужен врач!!!

Ведь я в душе, конечно,

……………………………ПТИЦА

Не дрозд, не утка и не грач,

А Лебедь!

Да.

…………Царевна- Лебедь(!) —

с такой бооо-оольшой звездой во лбу.

Но что же «Скорая» не едет?

Ещё часок — и я помру

Вот, наконец-то!

— Вызывали?

— Да-да, входите, господа.

— У вас простуда?

— Нет, едва ли.

— Желтуха?

— Нет!!!!!!

— А что ж тогда?

Хотя, давайте по порядку:

симптомы,

………………жалобы,

…………………………Мы ждём.

— Ну, в общем, это..

…………………лихорадка —

озноб всю ночь

…………………и реже днём.

А утром жутко ломит крылья

(не оторваться от земли) —

так, словно их перепилили,

…………иль чем-то острым подсекли.

Тоска.

…………тоска

……………………тоска(!), ребята…

— У вас типичный депрессняк

Наверно, осень виновата…

……дожди… туманы…

— Это так……

— А перья?

………………Перья выпадают?

— Да вы совсем с ума сошли?

На эти перья западают

………………………клюют,

……………………………ведутся мужики.

Я по утрам привыкла чистить,

…………ерошить пёрышки свои.

(ох, как сильны привычки птичьи!)

А после

…………гуси,

………………… снегири,

колибри,

……………вОроны,

…………………………орланы

ко мне слетаются гурьбой —

поют, щебечут дифирамбы…

Какая прелесть…

Боже мой!

— Так… Значит, с перьями всё ясно.

Не выпадают?

— Нет же… нет!

— Что ж… попытайтесь оторваться

от пола… ну-ууу… хотя б на метр.

— Не получается…

— Причина?

— Душа, наверно, тяжела…

— Так… пациент…… расправьте спину…

Начнём пальпацию крыла…

Тут больно?

— Нет…

— А тут?

— Не очень…

— А здесь?

— Оййййййййй…… хватит!!! Не хочу!

Я умираю от щекотки……

Машу крылом…

…………………Лечу!

……………………………Лечу!!

Ну, вот вам — смехотерапия —

………башкой упёрлась в потолок……

Взлетела, да…

…………………но обломили(!),

занизив планку и порог

моей чувствительности птичьей…

Моя Стихия — Небеса,

а душу может ограничить

………………лишь горизонта полоса…

— Понятно…

Вам нужна Свобода!

— Да!!!!!

А рецепт от гриппа?

— Есть!

Летать — в любое время года(!)

и не ссылаться на болезнь…

23.11.2005

Поэт и в Африке — поэт, а уж тем более, в Тайланде

Мой теплоход ушёл во тьму,

сверкая яркими огнями…

Еще каких-то пять минут —

и пальмы Северной Патайи

исчезнут,

…………скроются вдали…

Солёный ветер океана

стирает запахи земли —

те, что в горниле ресторанов

чужими изысками блюд

томили страждущих туристов…

На берегу ночной салют……

В плену трёхдневного круиза

мне предстоит испить до дна

(да нет, не пунш морской болезни)

Я Вдохновением пьяна —

питаюсь рифмами…

О, если б……………

остаться только, Боже мой,

совсем одной —

……………хотя б на время………

Как не хватает мне порой

обычного уединенья…

Чтобы ловить сетчаткой глаз

иные — южные созвездья…

Интимность чувств………

………………прозрачность фраз……

слиянье с Вечностью…

О, если б…………

Стою на палубе одна,

смотрю на рвущиеся волны…

Ошеломленный океан

с моей фантазии нескромно

срывает таинства покров…

А я прошу его:

— Не надо!

О, не читай моих стихов! —

в них нет привычного Тайланда…

Как любопытен океан! —

Он рвёт из рук моих страницы……

Уже не ветер — ураган(!)……

И хором спрашивают птицы:

— О чем ты думаешь во тьме?

Шумят на палубе туристы……

И не дают спокойно мне

……собраться с чувствами……

………………………и с мыслью……

Всё……

Не могу!!!

Сминаю лист…

…………с досадой……

резким… нервным жестом……

Конец мечтам!

……………И снова жизнь……

Вновь занимаю своё место

в толпе смеющихся людей,

(сказать по правде: я им рада)

И по следам Эммануэль

взрываю чувственность

……… Тайланда……

27.11.2005

Болею я

Стих, местно-Стихирского значения

* * *

Друзья,

………три дня я пребываю,

в слепом, болезненном бреду,

пытаясь сбить горячим чаем

крутой скачок температур…

Примочки……

………………мёд……

…………………………настойки…

…………Тщетно(!)……………

Ох, будь неладен, этот грипп!

Лежу и брежу Интернетом:

пишу рецензии…

……………………стихи……

Прикиньте, мне приснился Белкин —

любимец местных поэтесс…

Он, как примерная сиделка,

шутя, поставил мне компресс……

Всю ночь держал ладонь на пульсе,

и испарился лишь к утру,

позвав себе на смену с грустью,

младшОго брата Хрентефрю —

примат скормил мне два банана,

пять апельсинов, и лимон…

— Довольно, Хренька!

Всё… Не надо!

Тащи-ка лучше «Панадол»……

Потом в мой бред пришёл Невзоров —

в миру — Сашок…

……………………нет, Александр…

тот мне поставил пять уколов —

садист… баднюга…

Ох……

Кошмар!!!!!!!!!!!!!!!

Братан, кончай меня калечить!

Целуй теперь во все места,

где уколол:

……………вот здесь… в предплечье…

……и в ягодицы……

……………………да-да-да……

Потом приснился……

Нет, не стану

……………весь список сразу оглашать —

Я не здорова ещё……

…………………………Рано

………… все тайны оптом выдавать……

Мне нужно встать…

…………………дойти до койки,

чтоб до утра в тревожном сне

вновь принимать стихов настойки

из добрых рук своих друзей………………

22.11.2005

Единственно возможный Абсолют

Приди ко мне в костюме палача —

(тебе к лицу…) — серьёзно……

Эти скулы…

…………улыбка………

………………взгляд — проекцией луча —

как пуля, покидающая дуло,

(привычно выжигает пустоту,

мгновенно сокращая расстоянья……)

Дождись меня —

………я вОвремя приду

овечкой, обречённой на закланье…

Мы сядем рядом……

…………………молча…… у воды……

Луна качнётся зыбким отраженьем……

С печалью……

…………или с радостью на «ты» —

не важно…………

В персональном преломленье

по сути одиноких,

…………………чуждых душ

бесстрастное, янтарное светило

ложится на стекающую тушь

ночных небес

……………сиреневым отливом,

где цвет — лишь иллюзорная волна,

упёршаяся в плоскость Подсознанья……

Смотри:

…………нам улыбается Луна —

подавленно…… измученно…… печально……

Нет……… Разве?

Не согласен…

Почему?

Твоя Луна в прекрасном настроенье? —

уверенно глядит в ночную тьму,

и взгляд её не смазан чёрной тенью…

Ах, да…… я забываю:

…………………… ты палач…

А мне идти торжественно на плаху……

Сегодня дождь……

…………………волшебный………

Скинув плащ,

………с блаженством подставляю душу каплям……

Озноб волной прошёлся по спине……

Дай руку, мой палач……

……………………………я замерзаю……

Прерывистым дыханием согрей

чужое одиночество………

…………………………………У края……

…………у прОпасти……

………………………у бездны…………

…………………………………у черты……

как никогда высОки амплитуды……

Давай вглядимся в смерть из темноты —

с двух разных полюсов………

Сомкнутся губы

………………в горячем поцелуе…………

И любовь

единственно возможным абсолютом

не даст пролить бессмысленную кровь…

Одумавшись в последнюю минуту,

ты счастлив

………………и доволен………

…………………………………(пронесло)

В который раз у чувства на пределе…………

Я тоже улыбаюсь всем на зло…

……………………………насмешливо………

(лишь щеки побледнели)

От гибели своей на волосок

………………безропотно и щедро подставляю

губам твоим пылающий висок,

с Огнём так опрометчиво играя……

17.11.2005

На смерть Тимура Качаравы

Свинцовых волн косой наждак

стирает в крошево ветрА……

Крупою — снег……

И наугад

слепящих фар прожектора

вскрывают лезвиями тьму…

Мигалок — синий лабиринт………

Не спит бандитский Петербург……

Как пить дать —

бодрствует…………

Не спит………

Кто не успел — тот опоздал

на это пиршество Богов…

Невы презрительный оскал

сквозь щель гранитных берегов

(реке, увы, не привыкать

к предсмертным хрипам…

к свисту пуль……)

— Стой! Руки за спину!!! Лежать!

Ночной дозор……

Ночной патруль…………

Сегодня юноша убит —

толпой разнузданных юнцов

(в досье графа: «антифашист»)

И древко вкопанных крестов

зловеще метит воронье

у свежевырытых могил…

В кровоподтёках небосклон…………

Лишь тени чёрных, птичьих крыл

ложатся свастикой на гроб,

но осквернить не в силах прах,

(как нерушимый оберёг

молитвы матери звучат……)

Пусть пухом стелется земля —

холодный, выдолбленный грунт……

Притих в ладонях ноября,

уснул

бандитский Петербург………

Тсс… тихо… тихо… не мешай…

Сейчас убийцам снятся сны —

в них чья-то светлая душа

ложится мерою вины

на чашу маленьких весов,

и оглашает приговор

(нам не расслышать этих слов) —

Всевышний — главный Прокурор……

16.11.2005

Ты склонись ко мне трепетно, нежно

В зеркалах отражается зыбко

беспокойное пламя свечей

……………и моя колдовская улыбка……

В лунном таинстве снежных ночей

ворожу на тебя, мой хороший,

твоё имя шепчу невпопад…

Предрекаю…

Предвижу……

Пророчу……………

Раздвигает настойчиво взгляд

плотный занавес белых метелей,

предстоящую хмарь январей……

Наши души —

лишь светлые тени

на не тронутом, чистом холсте……

Наши зАмки — лишь отблеск фантазий,

голубые дворцы изо льда —

свет забытых преданий и сказок………

Упаду, словно с неба звезда,

в твоё сердце……

Беспечно и смело

по сугробам пойду за тобой —

нет, не Снежною Королевой,

а Снегурочкой молодой……

Мне судьба —

в этих тёплых ладонях

таять медленно…… плавиться льдом —

сладострастно…… волшебно…… без боли

утекать,

ускользать серебром —

ручейком незаметным сквозь пальцы,

чтобы с первым дыханьем Весны

беззащитным росточком подняться

для тебя……

для тебя(!) расцвести……………

Ты склонись ко мне трепетно… нежно…

осторожно…… тихонько…… с колен

тронь губами наивный Подснежник —

светел

……………искренен…………

…………………………благословен………

……………………………………………

……………………………………………

В зеркалах отражается зыбко

беспокойное пламя свечей

…………и моя колдовская улыбка

в лунном таинстве снежных ночей…………

15.11.2005

Мечтать не вредно, если при этом не раскачиваться на стуле

Ловила кайф под «Life is Life» —

Поймала………

Качала стул…(он соскользнул……)

Упала

на спину (ёёёёёёё…… какая боль!)

Зарррраза………

И всё равно: хочу ещё

три раза

упасть…… сорваться…… загреметь……

Врубаю

магнитофон (мол, «петь — так петь!»)

Я знаю

душа не лопнет, как стекло,

не треснет………

Соседи………… вам не повезло……

Все вместе:

и-ииии…… подпеваем «Life is Life»!!!!!!!!!

Смелее!!!

Улётный… запредельный драйв……

Балдею…………

Прощайте, рыцари мои

и принцы —

меняю девичий прикид

на джинсы……………………

Ведь нужен мне сегодня ты,

мой мальчик…

Садись на чёрный мотоцикл…

А дальше

мы полетим с тобой стрелой,

снарядом…

за облака………… за горизонт………………

Я рядом —

прижмусь и крепко обниму

за пояс,

врезаясь бешено во тьму………………

Мой голос

сорвётся……… вытянется в крик…

Но ветром

его подхватит в тот же миг…

Сто метров

в секунду — это не предел —

начало……………

Ловила кайф под «Life is Life»

Мечтала…

…………

P.S. (упала)

14.11.2005

В разлёте нот от ми до ля

Лаванда в чёрном хрустале

………на крышке белого рояля……

(твоя фигура в темноте…)

Закрыв глаза, я начинаю

легко…… торжественно… светло

этюд великого Шопена

под гулкий ритм твоих шагов,

что вскоре стихнут постепенно…

И ты с улыбкою замрёшь

в плену сбивающихся звуков………

Пройдёт волнующая дрожь

по телу……

Ласковую руку

положишь нежно на плечо

прекрасной, юной пианистки……

Коснешься шеи……(аа-ах…… ещё!!!)

…………… волос………

………………………спины………

Ты слишком близко………

Пытаюсь твёрдость сохранить

и трезвость мечущихся мыслей……

Ноктюрна рвущаяся нить

во тьме связала наши жизни…

Вдруг озарились небеса…

Порывом северного ветра

влетела в комнату гроза —

а запах свежести и лета

нас в тот же миг околдовал,

срывая чувства на бемоли,

и счастья трепетный накал

достиг предела сладкой боли,

когда безумные сердца

в святом порыве Вдохновенья

просили милости Творца,

склоняя мысленно колени

пред вечным таинством Любви,

растроганно роняя слёзы

в разлёте нот — от «ля» до «ми»,

не видя в молниях угрозы,

не слыша в шелесте дождя

подспудной, тягостной тревоги……

В разбеге нот от «ми» до «ля»

мы шли счастливою дорогой,

не веря в холод январей,

в оскал дурных примет и знаков……

Я стала Музыкой твоей,

ночной звездою Зодиака……

………………………

Лаванда в чёрном хрустале

…………на крышке белого рояля…

Игру созвучий душ…… и тел…

мы от Шопена не скрывали…

09.11.2005

О, как мгновенье горячо!

Как мне развеять твою грусть —

какой пленительною сказкой?

Забьётся учащённо пульс

при мысли о возможной ласке.

Без предисловий, нежный мой,

войду в твой дом легко и просто

в короткой шубке голубой

румяной девицей с мороза,

привычно стряхивая снег

с высоких лаковых сапожек.

В глазах моих искрится смех,

а ты, напротив — осторожен,

смущен…… растерян…… не готов

к визиту взбалмошной гостьи —

связать не в силах пары слов,

во взгляде — тайный знак вопроса

и…… нежность…… бьющая ключом…

Губами тронь мою ладошку……<