Book: Заграничный поход Суворова



Заграничный поход Суворова

ЗАГРАНИЧНЫЙ ПОХОД СУВОРОВА

Боевые операции, организация, вооружение, униформа

СИТУАЦИЯ В ИТАЛИИ В КОНЦЕ XVIII В

Великая французская революция 1789–1794 гг. явилась катализатором мощных политических и экономических процессов в Европе. Сокрушив монархию и установив республику, Франция стала опасной для стран, где продолжал господствовать абсолютизм. Чтобы не допустить распространения революционной «заразы» по Европе, несколько стран объединили свои усилия в этом направлении, создав коалицию. В нее вошли Англия, Австрия, Пруссия, Голландия и Испания. Их цель заключалась в удушении революционной Франции и реставрации власти Бурбонов.

Франция, упредив действия союзников, 9 (20) апреля 1792 г. объявила войну Австрии, а несколько позднее — остальным участникам коалиции.

Новая организация и новые методы ведения боя позволили французской армии добиться решительных успехов. К лету 1794 г. войска интервентов-союзников были окончательно изгнаны из страны. 16 (27) июля была свергнута диктатура якобинцев, и власть перешла к Исполнительной Директории — правительству, состоявшему из пяти человек (директоров). Между тем борьба с коалицией продолжалась, но она перенеслась на территории ее участников. Одним из ее важных этапов стал Итальянский поход французских войск под командованием генерала Наполеона Бонапарта в 1796–1797 гг.

В состав французских войск, участвовавших в итальянской кампании, входили три армии. Одной из них командовал сам будущий император Франции. Цель этой группировки состояла в захвате Северной Италии, где обосновались австрийцы, последующем соединении с двумя другими армиями и захвате австрийской столицы Вены. Первый этап этого плана — изгнание австрийских войск с севера Италии — был успешно реализован весной 1796 г. Спустя год началась реализация второго этапа: французы перешли границу Австрии и стали двигаться к Вене. Не дожидаясь разгрома, австрийцы подписали с французами сначала перемирие, а в октябре того же года — так называемый Кампоформийский договор.

К тому времени первая антифранцузская коалиция уже перестала существовать. Однако это не означало, что ее участники смирились с новой Францией, тем более, что она отличалась не только новыми порядками внутри страны, но и агрессивностью поведения на европейской арене. Это, а также Египетская экспедиция Наполеона, способствовали и формированию второй антифранцузской коалиции. Итак, Наполеон отправился в Африку, куда, помимо солдат, взял несколько ученых, которые за время этой кампании сделали для человечества гораздо больше, чем Наполеон для Франции: они открыли культуру Древнего Египта, доселе малознакомую в Старом Свете.

Египет в то время входил в состав Османской империи, и появление там французов, естественно, не понравилось туркам. Они обратились за поддержкой к России. У последней были свои причины недовольства поведением Наполеона. На пути в Египет он высадился на Мальте, находившейся во владении Мальтийского ордена, и присоединил ее к Франции. Это вызвало возмущение Павла I, считавшегося покровителем Мальтийского ордена. «Общий знаменатель» двух держав был очевиден, и 23 декабря 1798 г. Россия и Турция подписали договор о совместных действиях против Франции. Чуть позже к договору присоединились Англия, Австрия и Неаполитанское королевство. В нем прямо обозначалась цель нового союза: остановить военные действия Наполеона, заставить Францию вернуться к прежним границам, восстановить в Европе прочный мир и стабильность.

По договору, Россия должна была выставить для ведения совместных с Австрией боевых действий три корпуса: Розенберга (20 тыс. человек), Германа (11 тыс.), Нумсена (27 тыс.). Помимо этого, в составе русской армии в заграничной кампании должен был сражаться корпус принца Конде, состоявший из французов-эмигрантов, численностью 7 тыс. человек. Наконец, в войне с Наполеоном предполагалось участие сильного русского морского флота — 14 фрегатов, 32 линейных корабля и 7 судов малого тоннажа общей численностью 25,6 тыс. человек.

Австрийские союзные войска включали три армии: М.Ф.Б. Меласа, эрцгерцога Карла и Бельгарда. Первая, численностью 86 тыс. человек, находилась в Северной Италии, вторая (80 тыс.) — в Баварии, третья (48 тыс.) — в Тироле. Общая численность австрийских вооруженных сил составляла 255 тыс. человек. Они были хорошо обмундированы, вооружены и укомплектованы и имели богатый боевой опыт.

Противостоящие союзникам сухопутные силы Франции насчитывали 237 тыс. человек, составлявших шесть армий. В частности, в Южной и Средней Италии находилась Неаполитанская армия под командованием Макдональда (34 тыс. человек), Северную Италию оккупировала Итальянская армия Шерера (58 тыс.), а в Швейцарии стояла армия Массена (48 тыс.). Таким образом, даже без русской армии на суше союзники имели численный перевес. Еще хуже для французов дело обстояло на море.


Заграничный поход Суворова

А.В. Суворов получает извещение о назначении его главнокомандующим союзными войсками. Художник С. П. Викторов.


Английский адмирал Г. Нельсон 21 июля 1798 г. разбил французскую эскадру адмирала Брюна, высадившую Наполеона в Египте. После этого союзный флот стал господствовать на Средиземном море и проводить блокаду Атлантического побережья Франции. В силу сложившегося неблагоприятного положения Директория (французское правительство) решила взять инициативу в свои руки и первой начать боевые действия против австрийцев, чтобы разгромить их до подхода русских.

Французы двинули Дунайскую армию Журдана, стоявшую в Эльзасе, к Верхнему Дунаю. Однако в сражении при Штокахе она была разбита армией эрцгерцога Карла. Удачнее действовала армия Массена, сумевшая в марте 1799 г. захватить австрийский город Граубинден. Не слишком хорошо складывалась для французов ситуация в Италии. В этом же месяце войска генерала Шерера потерпели поражение от австрийской армии Меласа, которой в тот момент командовал генерал Край.

Не везло французам и на Средиземном море. Примерно в то же время российско-турецкая флотилия под командованием адмирала Ф. Ушакова изгнала их с Ионических островов, где была создана Республика Семи Островов. После освобождения островов Ушаков отправился с русско-турецким флотом в Адриатическое, Тирренское и Лигурийское моря с целью содействия операциям союзных войск в Италии.

Поражения не смутили Директорию. Она провела ряд энергичных мероприятий по укреплению своих вооруженных сил. Журдана отстранили от командования. Его армия была слита с армией Массена, который и возглавил новое формирование численностью 115 тыс. человек. Массена, выходец из простонародья, благодаря своему таланту и революции за два года дослужился до звания бригадного генерала, а в 1804 г. стал маршалом Франции. После поражения Наполеона в 1814 г. перешел на сторону нового короля Людовика XVIII. Войска Массена в рассматриваемый период были распределены по довольно широкому фронту, центр и правое крыло которого (64 тыс. человек) должны были оборонять Швейцарию. А путь союзникам в Италию преграждали армии Шерера и Макдональда.

Первым на соединение с австрийцами двинулся корпус Розенберга (в конце 1798 г.). В феврале 1799 г. в Австрию направился корпус Германа, которого в апреле сменил М. Ребиндер. За ними последовали корпуса А. Римского-Корсакова, сменившего Нумсена, и принца Конде. Эти действия русской стороны были с большой радостью восприняты в Вене. Австрийский император Франц I обратился к Павлу I с просьбой назначить главнокомандующим объединенными вооруженными силами Александра Васильевича Суворова, русского фельдмаршала.

В имение Суворова Кончанское прибыл царский флигель-адъютант Толбухин с рескриптом Павла I от 4 февраля 1799 г. с просьбой возглавить союзные войска в Италии. Суворов, находившийся в опале за резкое неприятие павловских военных реформ на прусский лад, тотчас согласился. «Я почитаю божеским наказанием, что до сей поры не встретился с Бонапартом», — говорил он. Правда, с самим Наполеоном Суворову так и не удалось сразиться. Тот в это время пребывал под палящим солнцем в египетских песках.

Бурные события 90-х годов XVIII в. во Франции, возникновение нового общественно-политического строя оказали глубокое влияние и на вооруженные силы страны. Армия стала строиться на новых принципах. Ее комплектование происходило на основе всеобщей воинской повинности. Воинские подразделения возглавляли одаренные военачальники, выдвинувшиеся благодаря своим талантам, а не из-за знатности происхождения. Новой стала вся военная система. В упорных боях с интервентами за свободу республики родились новые способы ведения боев и войн в целом.

Для старых военных методов были характерны равномерное распределение сил по линии фронта и линейная тактика. Революционная армия стала применять сосредоточение крупных масс войск на главном стратегическом направлении. Они строились в колонны, переходящие в случае необходимости в рассыпной строй, где солдату предоставлялась большая свобода самостоятельных действий. Сначала солдаты наступали в рассыпном строю вместе с артиллерией, расстраивая боевые порядки неприятеля, а затем построенные в колонны войска наносили штыковой удар. Разбитый неприятель всегда преследовался с целью полного разгрома. Обычно это делала конница.

Действия французских войск отличались исключительной решимостью, бурным натиском и смелостью. Кроме того, воинские подразделения были подвижны, не имели обоза, палаток, а порой даже одежды, обуви и продовольствия. Все это французы добывали на захваченных территориях. Соответственно этому воины были очень выносливы, неприхотливы, умели терпеть любые лишения и переносить тяжелейшие трудности. Таким образом, дисциплина и вместе с тем инициатива и творчество, движение, новые тактика и стратегия, неудержимый порыв и энтузиазм, высокие личные качества солдат и офицеров сделали французскую армию сильнейшей в мире.

В бою французы действовали вопреки военным принципам своего времени. Например, они слабо прикрывали свои фланги, не особенно заботились о надежной передаче сообщений, а также о людях. Их излюбленными тактическими приемами были обход, охват и прорыв. Если французы не могли обойти неприятеля и охватить его, ударить во фланг или тыл, они без колебаний шли на прорыв, «в лоб», невзирая на потери. Форсирование рек французы нередко производили днем, под огнем неприятеля, длительные марш-броски совершали порой без обуви и голодными. Солдата воспитывали в убеждении, что он способен на все и не должен иметь никаких привычек. В общем для французского солдата не должно было быть ничего невозможного.

Суворовская военная система, хотя и расходилась в деталях с французской, в сути своей была ей подобна. Она сформировалась задолго до описываемых событий. Ее главным элементом был человек с присущими ему потенциями: физической, моральной, духовной; наиболее типичными чертами — воля, энергия, смелость, быстрота, простота. Методом создания современной армии Суворов считал боевое воспитание и обучение войск. Оно заключалось в воспитании в воинах отваги, упорства, бесстрашия вплоть до исчезновения инстинкта самосохранения и готовности к любым неожиданностям. Так, Суворов учил, что самое надежное средство побеждать заключается в том, чтобы искать победу в гуще вражеских батальонов: решительное наступление и атака, штыковой бой. Отступление он исключал из обучения, считал его деморализующим фактором. В том же духе русский полководец воспитывал в подчиненных умение не бояться за свои фланги и тыл.


Заграничный поход Суворова

Итальянская кампания 1799 г.


Армия того времени была тяжеловесной из-за наличия большого количества обозов и тяжелой ноши солдат. Тем не менее суворовская армия отличалась исключительной по тем временам подвижностью и быстротой. Суворов оставлял обозы позади, облегчал движение бойцов подручными транспортными средствами, а часто просто сам шел впереди в высоком темпе, не думая об отстающих и полагая, что самые выносливые и мужественные дойдут и их будет достаточно для победы. Такое поведение проистекало из основополагающего суворовского принципа: «Одна минута решает исход баталии, один час — успех кампании, один день — судьбу империй». Он любил говорить: «Я действую не часами, а минутами».


Заграничный поход Суворова

Суворов представляет австрийскому императору Францу I русские войска под Веной. Художник И. Саундерс.


Суворов обладал громадной внутренней силой и соответственно волей в достижении целей. Препятствия только увеличивали их; он никогда не признавал непреодолимых трудностей. Вместе с тем большое внимание Александр Васильевич уделял случаю и умел им воспользоваться. Непоколебимая воля, дерзость, абсолютная уверенность в себе и в успехе передавалась подчиненным и психологически цементировала армию.

«Где проходит олень, там пройдет и солдат», — говаривал Суворов. Его солдаты в самом деле летали, как птицы, несмотря на плохие дороги, болота или голод. В бою они «дрались, как отчаянные», как говорил сам фельдмаршал и добавлял: «А нет ничего страшнее отчаянных». По выражению одного иностранца, русские батальоны обладали твердостью и устойчивостью бастионов. Если неприятелю приходилось отступать, суворовские войска преследовали его с неутомимой энергией и добивали. «Кто против меня — тот мертв», — так Суворов формулировал один из своих основных принципов.



ИТАЛЬЯНСКАЯ КАМПАНИЯ

Начало

Получив императорский рескрипт Суворов занял у старосты 250 рублей на дорогу и отбыл в Петербург. Там он встретился с Павлом I и обсудил предстоящую кампанию. Император предоставил полководцу большие полномочия. Во-первых, ему в подчинение передавались оба русских корпуса, направленных в Австрию. Во-вторых, Суворову пожаловано право свои просьбы об увеличении численности войск направлять прямо царю. Наконец, полководцу была предоставлена большая свобода действий. Говорили, будто Павел I сказал ему: «Веди войну по-своему, как умеешь». Однако еще до появления Суворова в Петербурге царь издал другой высочайший рескрипт — генералу Герману, заместителю Суворова в 1791–1792 гг. В нем Герману предписывалось «вести наблюдение за его, Суворова, предприятиями, которые могли бы повести ко вреду войск и общаго дела…».

Из Петербурга Суворов отправился в столицу Австрии Вену и пробыл там с 14 (25) марта по 24 марта (4 апреля), скрупулезно изучая условия предстоящей кампании. Они сильно отличались от того, с чем сталкивались Суворов и русские войска в прошлых войнах. Театр военных действий представлял собой равнину, ограниченную с севера и запада крутыми склонами Альп, а с юга — Апеннинами. Имелось много рек и речек, садов и виноградников, сильных крепостей и укрепленных населенных пунктов. Это осложняло проведение широких маневренных операций.

Император Франц I назначил Суворова главнокомандующим союзной армией. На аудиенции 23 марта (13 апреля) австрийский монарх вручил ему инструкцию, в которой возложил на Суворова «главное начальство над всеми действиями Моей Итальянской армии, предоставляя вам и все сопряженные с сим почести и полную власть». Правда, при этом Франц I обязал нового главнокомандующего сообщать обо всех своих намерениях. Снабжение войск было возложено на австрийского генерала Меласа.

К тому времени у Суворова уже имелся собственный план ведения войны с французами. Еще в 1798 г. в письме генералу Прево де Люмиану он изложил его в общем виде:

1. Ничего, кроме наступления.

2. Быстрота в походах, стремительность.

3. Не нужно методизма — хороший глазомер.

4. Полная власть командующему.

5. Неприятеля атаковать и бить в поле.

6. Не терять время в осадах…

7. Никогда не разделять сил для охранения разных пунктов…

8. Сражаясь, идти далее, не останавливаясь, прямо к Парижу как главному пункту…

9…Не мешкать.

Таким образом, главной стратегической целью кампании Суворов считал поход на Францию и завоевание Парижа. Действия в Италии были первым этапом решения этой задачи и соответствовали задаче, поставленной перед союзными войсками Францем I: защита австрийских владений в Италии и самой Австрии путем изгнания французов из итальянских областей Ломбардии и Пьемонта. Ввиду разного видения целей войны с французами столкновения Суворова с венским двором были в дальнейшем неизбежны.

Война в Италии, по замыслу Суворова, должна была отвлечь часть сил французов из Швейцарии и долины Рейна и тем самым помочь союзникам разбить неприятеля на этих театрах войны. Поэтому Суворов решил нанести главный удар на Брешию — Милан. Захват Милана прервет связь между французскими армиями, действовавшими в Италии и Швейцарии, и позволит Суворову установить связь с швейцарской и рейнской группировками австрийцев. Одновременно он приблизится к Савойе, откуда предполагал вторгнуться во Францию.


Заграничный поход Суворова

Въезд Суворова в Верону в 1799 г. Художник Н. С. Самокиш.


После Вены Суворов прибыл 3(14) апреля в итальянский город Верону. Начиналась Итальянская кампания. Там он принял верховное командование союзной армией. Генерал Розенберг торжественно представил главнокомандующему весь генералитет — русских и австрийских военачальников. Розенберг произносил звание и фамилию каждого из представляемых, а Суворов стоял с закрытыми глазами. Если представляли незнакомое лицо, Суворов открывал глаза, кланялся и говорил: «Не слыхал, познакомимся». А когда называлось имя знакомого Суворову человека или известного ему по заслугам, то полководец обращался к нему с теплым приветствием. Особенно рад был Суворов князю Багратиону, с которым приходилось служить, и генералу Милорадовичу, которого помнил еще ребенком.


Заграничный поход Суворова

Суворов объезжает строй русских войск в Северной Италии. Художник К. Венцо.


В конце приема Суворов потребовал у Розенберга «два полчка пехоты и два полчка казачков». Тот не понял смысла просьбы и ответил, что войско в его, Суворова, распоряжении. Суворов нахмурился и вышел из зала. Точно такая же просьба повторилась на следующий день. Но Розенберг вновь не сообразил, чего надобно главнокомандующему. Тогда вперед вышел Багратион и сказал: «Мой полк готов, Ваше сиятельство!» Суворов обрадовался и велел князю готовиться к выступлению. Через полчаса Багратион пришел к Суворову с докладом, что авангард в составе 6-го егерского полка, сводного гренадерского батальона подполковника Ломоносова и донского казачьего полка майора Поздеева готов к выступлению. Багратиону была поставлена боевая задача: очистить от передовых отрядов французов крепости, стоящие на восточном берегу река Адда, создав тем самым необходимые условия для успешного наступления русско-австрийской армии. «Помни: голова хвоста не ждет; внезапно, как снег на голову», — напутствовал Багратиона старый фельдмаршал.


Заграничный поход Суворова

Австрийский генерал-фельдмаршал П. Край.


4 апреля Суворов выехал из Вероны в Валеджио. Там он выпустил прокламацию, в которой обратился к итальянскому народу, призывая его взяться за оружие и обратить его против французов. Он обещал освобождение Италии и требовал содействия, предостерегая при этом, что активные сторонники французов будут расстреливаться, а их собственность отбираться.

На следующий день Суворову представились генералы этой 55-тысячной австрийской группировки. Русская дивизия Повало-Швейковского еще не дошла до Валеджио. Суворов был особенно приветлив с Меласом, 70-летним командующим австрийскими войсками, и генералом Краем, которому сделал комплимент, сказав, что тот открыл ему путь к дальнейшим победам. Край в самом деле был одним из лучших австрийских полководцев, возможно, самым лучшим. Однако сама австрийская армия, как и большинство ее военачальников, была далека от суворовских представлений. Ее подготовка отстала от требований времени лет на сорок. Ведение боя основывалось на залповом огне из сомкнутого строя. Колонны использовались только в походном марше. Командиры не отличались самостоятельностью действий. Это обстоятельство объясняется в первую очередь тем, что у австрийцев большую роль в управлении войсками играл гофкригсрат — военный совет при императоре. Своей дотошной опекой и контролем этот орган подавлял инициативу армейского руководства всех уровней.

Видя состояние австрийского войска. Суворов решил поучить союзников методам ведения наступательного боя. В австрийские полки с этой целью были посланы русские офицеры. Они помогали австрийским солдатам и офицерам овладеть способами действий холодным оружием, штыком. Его Суворов считал главным орудием боя. «Штыком может один человек заколоть троих, где и четверых; а сотня пуль летит на воздух… Быстрота и натиск — душа настоящей войны», — говорилось в одном из Суворовских наставлений. Подготовка союзников-австрийцев продолжалась всего два дня, но за этот короткий срок удалось поднять их боевой дух, заразить энергией, решительностью и готовностью к штыковым атакам.

7 (18) апреля дивизия Повало-Швейковского численностью 12 тыс. человек подошла к Валеджио. Таким образом, в распоряжении Суворова имелось 48,5 тыс. человек (12 тыс. русских и 36,5 тыс. австрийцев). Он решает начать наступление к реке Адда и 8 апреля двинул свои войска вперед. Французская Итальянская армия Шерера своими главными силами (44 тыс. человек) 14 апреля заняла линию обороны по западному берегу реки Адда. Правда, две дивизии общей численностью 16 тыс. бойцов опоздали по каким-то причинам, и переправу через реку защищали 28 тыс. французов на фронте протяженностью около 100 км.

Река Адда была сложным препятствием и удобным оборонительным «сооружением»: достаточно глубока и вброд непроходима; в верхней части от озера Комо до Кассано ее берега высоки, а порой и круты, причем правый берег всюду выше левого; ниже Кассано берега становятся низменными, болотистыми, а сама река разделяется на множество рукавов, которые сильно затрудняют переправы. Мосты же — у Лекко, Кассано и ряд других — были захвачены французами.

Главный удар союзников наносился на города Брешиа и Бергамо. Предполагалось обойти армию Шерера с ее левого фланга, сблизиться с австрийскими войсками, расположенными в Тироле, и продолжать наступление на юго-запад, оттесняя неприятеля к реке По. В авангарде союзного войска двигались отряд Багратиона (3 тыс. человек) и австрийская дивизия К. Отта; общее командование авангардом осуществлял генерал Край. За ним шли главные силы, руководимые Меласом. Дивизия Ф.К. Гогенцоллерна (6,5 тыс. человек) занимала левый фланг наступающих войск и направлялась через Поццолу на Кремону. Ее задача состояла в обеспечении безопасности главных сил на случай возможного удара по их левому флангу.

Сражение на реке Адда

10 (21) апреля авангард союзной армии подошел к крепости Брешиа, занятой французским гарнизоном. Суворов приказал штурмом овладеть городом. После 12-часового упорного сопротивления гарнизон сдался. 1264 человека были взяты в плен, захвачено также 46 орудий. Этот успех имел важное значение: он поднял боевой дух союзников и нанес удар по уверенности французов. Кроме того, в городе находились заводы по производству оружия и боеприпасов.

После захвата Брешии армия Суворова продолжала наступление. Характер походных движений диктовался Суворовым и был таким же, как и во всех предыдущих кампаниях: выступление ночью, частые короткие привалы. За 14 часов войска должны были проделать до 30 верст (1 верста = 1,0667 км). Правда, такой темп движения удавалось выдерживать далеко не всегда: маршрут движения был довольно сложным. Любые задержки вызывали гнев Суворова. Однажды он устроил хорошую выволочку самому Меласу, который дал возможность солдатам отдохнуть и обсушиться после длительного перехода под дождем, в результате чего был нарушен график движения. «За хорошей погодой гоняются женщины, щеголи и ленивцы… у кого здоровье плохо, тот пусть и остается назади… Ни в какой армии нельзя терпеть таких, которые умничают; глазомер, быстрота, натиск…». Чтобы приучить австрийцев к сознанию того, что быстрота — это нормальное, повседневное требование армейской жизни, он приказал не употреблять слова «форсированный марш», а также в дальнейшем старался не перемешивать русские войска с австрийскими. Исключение было сделано лишь для русских казаков, шедших во главе австрийских колонн.


Заграничный поход Суворова

Австрийский фельдмаршал М. Мелас.

13 апреля казаки полковника Грекова ворвались в город Бергамо и овладели им. При этом в плен попали более ста французов, а 46 орудий стали трофеями союзников. На следующий день Суворов прибыл к Адде. Главные силы начали подтягиваться туда же, но в разные районы. Основные силы, куда входили русские войска под командованием Розенберга и австрийские дивизии Вукасовича, Отта и Цопфа (общей численностью около 26 тыс. человек), должны были форсировать Адду на участке Бривио, Треццо и затем развивать наступление на Милан. Отряд Багратиона (3 тыс. человек) должен был занять город Лекко, расположенный на восточном (левом) берегу Адды, и в дальнейшем имел задачей идти в направлении Монцы на Милан. Кроме этих сил, в резерве Суворов оставил дивизии Кейта и Фрелиха (13 тыс. человек), стоявшие в районе Тревилио.


Заграничный поход Суворова

Командующий французской Итальянской армией, дивизионный генерал Ж.В. Моро.


Таким образом, главный удар наносился основной массой сил (26 тыс. человек), и при этом оставался мощный резерв. Общая задача состояла в форсировании Адды и наступлении на Милан. В случае задержки переправы Суворов предполагал переправиться у Кассано и затем двигаться на Милан. В это же время должен был начать наступление отряд Гогенцоллерна, получивший задачу форсировать Адду у Лоди и двигаться в направлении Павии.

Первый удар французам был нанесен 15 апреля у Лекко. Он имел отвлекающий характер, чтобы ввести неприятеля в заблуждение относительно направления главного удара. Этот город занимал французский отряд генерала Сойе численностью 5 тыс. человек при шести орудиях. В 8 часов 15 апреля отряд Багратиона мощным броском атаковал французский гарнизон и выбил его из города. Французы отступили на северную окраину города. Однако они быстро пришли в себя, оценили силы русских и перешли в контрнаступление. К 16 часам положение отряда Багратиона стало плачевным. Он запросил помощи. Три батальона Милорадовича и Повало-Швейковского помогли Багратиону вновь перейти в наступление и к 20 часам того же дня снова занять Лекко, отбросив французов далеко на север. Потери русских в боях у Лекко составили 365 человек (убитыми, ранеными и пленными), французов — около тысячи человек.

В этот же день был смещен командующий Итальянской армией Шерер, а его место занял генерал Моро. Он был одним из лучших военачальников Франции. Моро произвел перегруппировку своих войск, стоявших на Адде. Главные силы он сосредоточил в районе Треццо и Кассано. Тем самым он верно определил район, где Суворов намеревался нанести главный удар. Однако времени на перегруппировку уже было слишком мало. На нее ушли целые сутки. Тем не менее эти действия позволили французам в дальнейшем оказать гораздо большее сопротивление союзным войскам.

Отвлекающий удар по Лекко оказался очень полезным. Дивизия Серюрье, переместившаяся, по приказу Моро, от Лекко к Треццо, дошла до этого города и, оставив там один батальон, повернула обратно. Французы считали, что переправа через Адду у Треццо невозможна в силу характера местности, поэтому в ночь с 15 на 16 апреля не оставили на берегу ни сторожевых постов, ни прикрытия. Дело в том, что восточный берег Адды в этом месте очень крут, что делает спуск понтонов и войск почти невозможным. Зато здесь небольшая ширина реки и удобный западный берег. Суворов учел все эти обстоятельства и приказал начать наведение моста именно в районе Треццо.

В ночь с 15 на 16 апреля в кромешной темноте и полной тишине понтонеры дивизии Отта начали сооружать мост. К утру 16 апреля он был готов. Первыми реку перешли авангардные части дивизии Отта, затем — казачьи полки Денисова, Молчанова и Грекова, за ними — остальные силы дивизии Отта, и, наконец, последней переправилась дивизия Цопфа.

Французы были поражены внезапным появлением передовых частей дивизии Отта и казаков на окраинах Треццо. Этот единственный батальон можно было быстро уничтожить, однако медлительность австрийцев позволила французам подготовиться к обороне города. Успех дела был предрешен действиями казаков, которые обошли Треццо с севера и ударили по неприятелю так, что тот начал беспорядочное отступление на Поццо. Благодаря этим действиям переправа остальных сил союзных войск через Адду прошла без проблем.

Поскольку положение французов становилось все хуже, Моро приказал дивизии Гренье занять новую позицию на участке Ваприо — Поццо фронтом на север и встретить части Отта, идущие от Треццо. Австрийцы не смогли преодолеть оборону французов, которые стали теснить австрийцев обратно к Треццо.

Утром 16 апреля Суворов бросил в бой резерв — дивизии Фрелиха и Кейма. Их задачей было наступление от Тревилио на Кассано, где они должны были переправиться через Адду, захватить Кассано и затем наступать на Горгонцолу. Этим маневром предполагалось окружить и уничтожить главные силы французов.


Заграничный поход Суворова

Сражение на реке Адда у Кассано. Фрагмент картины художника Н. Скиавонетти.


Моро понял этот замысел Суворова, но считал, что главная опасность исходит все же от Треццо, где находились русские войска и сам Суворов. А со стороны Кассано наступали австрийцы численностью 13 тыс. бойцов. В течение семи часов они вели сражение с одной 106-й полубригадой французов (2 тыс. человек) и не одолели их. Поэтому Моро продолжал вести бой у Ваприо, в 2 км севернее линии Ваприо — Поццо. В бой пошли обе дивизии Отта и Цопфа, однако французы все наступали. В это время в 2 км северо-западнее Поццо сосредоточились казачьи полки Грекова, Денисова и Молчанова. Денисов объединил все эти полки под своим командованием и бросил их на левый край французов в направлении на Поццо. Неприятель не выдержал и побежал к юго-востоку от Поццо. После этого отряд Денисова напал на подходивший от Горгонцолы 24-й конно-егерский полк французов и разбил его.



Видя ухудшающееся положение своих войск, Моро приказал дивизии Гренье отходить на линию Кассано — Инцаго. Французы успешно обороняли Кассано от австрийских дивизий Фрелиха и Кейма, которыми руководил Мелас. Суворов был вынужден прибыть на этот участок фронта. Тем временем защитники города (106-я полу бригада) пополнились бригадой Арно из дивизии Виктора. Проведя небольшую перегруппировку и выставив 30 орудий, Суворов приказал снова атаковать неприятеля. Французы не выдержали и стали отступать на западный берег реки Адды, причем из-за поспешности не успели разрушить за собой мост. Около шести часов вечера австрийцы ворвались в Кассано.

После потери Кассано Моро приказал войскам отходить на Мельцо и далее на Милан. Уставшие австрийцы почти не преследовали врага. Этим занимались русские казаки.

Последним актом сражения у реки Адда стал бой у Вердерио, в котором войска Вукасовича и Розенберга разгромили трехтысячный отряд из дивизии генерала Серюрье. После этого французская Итальянская армия начала общее отступление. Суворов организовал ее преследование. Дорога на Милан была свободна. Этот итальянский город защищала дивизия Серюрье. Последний без сопротивления капитулировал. Первыми в город вошли русские казаки, затем — передовые отряды войск Меласа. 18 апреля, в день Пасхи, к Милану подъехал Суворов. Мелас среди большой толпы народа встречал его у городских ворот. Царила праздничная светлая атмосфера. Суворова встретили с огромным воодушевлением как спасителя и избавителя. В Милане ему был оказан блестящий и пышный прием, как, впрочем, и три года назад Наполеону.

Некоторые итоги. В трехдневном сражении у реки Адда войска, руководимые Суворовым, разбили армию Моро. Французы потеряли 8,5 тыс. человек убитыми и ранеными, а также 6 тыс. человек из разбитых отрядов Гиллье и Сойе. Основная масса русских войск при этом не использовалась. Боевые действия велись на широком фронте, удары наносились основными силами на главном направлении при активной поддержке флангов, что дезориентировало неприятеля. Управление войсками (через систему донесений) оказалось эффективным. Все рода войск были активно задействованы.


Заграничный поход Суворова

Торжественная встреча A.B. Суворова в Милане 18 апреля 1799 г. Художник А.И. Шарлемань.


Пехота действовала в рассыпном строю и колоннах. Конница Суворова была немногочисленна и состояла главным образом из донских казаков (4 полка). Он распределил их между всеми колоннами союзников, используя как авангард. Казачья конница одна из первых переправилась через Адду и ударила в тыл французам. Казаки первыми ворвались в Милан и окружили французский гарнизон. Наведение моста при переправе реки у Кассано осуществлялось при успешной поддержке умело расположенной сильной артиллерийской батареи.

За 10 дней (с 8 по 18 апреля) Суворов прошел с войсками около 150 км, форсировал пять рек, взял крепости Брешиа и Бергамо и занял Милан. Таким образом, почти вся Северная Италия была освобождена от французов. Остатки французских войск были блокированы в Мантуе, Алессандрии, Турине и Тортоне, а главные их силы отступили к Генуе.

Освобождение Пьемонта

После занятия Милана Суворов не стал преследовать остатки армии Моро, считая, что она пока не представляет большой опасности. Гораздо серьезнее была вероятность удара во фланг и тыл союзных войск армии Макдональда, расположенной в Южной и Средней Италии. Макдональд получил приказ Директории помочь войскам Моро и в конце апреля вышел из Неаполя и стал двигаться к северу.

Между тем взгляды Суворова и австрийского гофкригерата на перспективу военных действий в Италии расходились все больше. Русский полководец был движим одной главной идеей: уничтожить живую силу противника и не тратить сил и средств на осаду крепостей. Союзная армия в Италии насчитывала 100 тыс. человек. Однако в распоряжении Суворова имелось 36 тыс. (18 тыс. русских и столько же австрийцев). Остальные войска, по распоряжению гофкригсрата, были разбросаны отрядами по отдельным крепостным районам и занимались осадой крепостей либо бездействовали. Суворов неоднократно пытался собрать вместе все эти войска для реализации стратегического плана, разработанного им в Милане. План предусматривал нанесение главного удара на запад с целью вторжения во Францию. Чтобы обеспечить безопасность этого удара, планировалось разбить войска Макдональда, угрожавшего с юга, после чего разгромить войска Моро.

Однако в Вене дальнейший ход кампании видели иначе. 1 (12) и 2 (13) мая Суворов получил два рескрипта императора Франца, в которых ему предписывалось ограничить боевые действия левым берегом реки По и заняться овладением крепостей, в первую очередь Мантуи. Австрийский император особенно решительно возражал против вторжения союзных войск во Францию. Таким образом, инициатива Суворова оказалась сильно скованной. Его армия обрекалась на пассивность и бездействие. Кроме того, австрийские генералы получили высочайший приказ доносить о своих действиях непосредственно императору, а получать боевые приказы только из Вены, минуя Суворова.

Однако эти распоряжения австрийского монарха прибыли слишком поздно. Еще 20 апреля союзные войска выступили из Милана в направлении реки По. Марш осуществлялся двумя колоннами по правому берегу Адды. В правой шли русские войска под руководством Розенберга, в левой — австрийцы, ведомые Меласом. Через сутки союзники подошли к реке По и расположились на берегу: австрийцы — возле Пьяченцы, русские — западнее нее.

А что же французы? На тот момент армия Макдональда не вызывала опасений: она двигалась очень медленно. В начале мая французы подошли к Риму и продолжили свой путь к Флоренции, достигнув последней 13 (25) мая. Общая численность этой армии составляла 28 тыс. человек: 25 тыс. пехотинцев и 3 тыс. кавалеристов. Армия Моро после поражения отошла в район Генуи, где отдохнула, пополнила свои силы до 25 тыс. человек и была готова к боевым действиям. Главные силы этой армии располагались между Валенцой и Алессандрией, находившимися друг от друга на расстоянии одного перехода. Эта местность находится у слияния рек По, Танаро и Бормида, и позиция французских войск оказалась очень удачной. Ее фланги прикрывались крепостями Аллесандрия и Валенца, а также рекой По. Фронт защищала река Танаро. Благодаря этой позиции армия Моро прикрывала подступы к Пьемонту с востока и пути в Ривьеру через Апеннины.

В конце апреля своей ближайшей задачей Суворов считал нанесение удара по армии Моро и освобождение Пьемонта — важной в стратегическом отношении области Италии. Отсюда шли кратчайшие пути в Швейцарию, Францию и Ривьеру. 24 апреля (5 мая) Суворов направил корпус Розенберга по левому берегу реки По в район Павии, а авангард Багратиона, перейдя на правый берег, должен был занять Вогеру и вести разведку в направлении Тортоны. По тому же правому берегу шли и австрийские войска, переправившиеся возле Пьяченцы.


Заграничный поход Суворова

Главнокомандующий французской Неаполитанской армией генерал Ж.С.Э. Макдональд.


Оказалось, что Тортона занята довольно большим отрядом неприятеля. 27 апреля (8 мая) авангарды Багратиона и А. Карачая приступили к осаде Тортоны.


Заграничный поход Суворова

A.K. Денисов.


29 апреля с помощью подошедших дивизий Цопфа и Фрелиха Тортоной удалось овладеть. Правда, при этом французский гарнизон численностью около 700 человек успел укрыться в цитадели (центральной, наиболее укрепленной части крепости). Это был важный успех: Суворов считал Тортону «ключом Пьемонта». Теперь он предполагал войска, сосредоточенные у Тортоны, переправить на левый берег реки По, соединить их с корпусом Розенберга и отрядом Вукасовича, после чего объединенными силами идти на Турин — столицу Пьемонта.

К середине мая этот план удалось реализовать. Выполняя его, союзники при Маренго разбили 6-тысячный отряд французов, захватили крепости Казале и Валенца, заняли Алессандрию. 14 мая армия Суворова подошла к Турину. Это были колонны под командованием Розенберга и Меласа. Сам полководец прибыл вместе с войсками. Французский гарнизон Турина состоял из 3,4 тыс. человек под командованием генерала Фиореллы. Ему было сделано предложение сдать город; он отвечал, что будет защищаться до последнего. Союзники стали обстреливать крепость из орудий. Французы ответили тем же, началась артиллерийская дуэль. Суворов прогуливался поблизости, и ядра падали невдалеке от него. Видя это, донской атаман Денисов схватил фельдмаршала поперек туловища, взвалил на себя и побежал прочь от опасного места. Суворов ругался, схватил казака за волосы, пока тот не отнес его к фонтану, в безопасное место.


Заграничный поход Суворова

Личное оружие A.B. Суворова.


На следующий день Фиорелле вновь предложили сдаться, но его ответ убедил Суворова, что пора начинать штурм, предварительно проведя основательную бомбардировку города. Но тут союзникам помогли жители Турина, которые вместе с перешедшими на их сторону национальными гвардейцами впустили русско-австрийские войска. При этом было убито около сотни французов, двести захвачено в плен. Добычей союзников стали около 400 орудий, 20 тыс. ружей и огромное количество боеприпасов.

Так закончилась яркая операция по освобождению Пьемонта. Не вступая в крупные сражения, с минимальными потерями Суворов реализовал свой план. Большую помощь союзникам оказали итальянцы, стремившиеся избавиться от французских завоевателей. Однако своими действиями, в том числе по восстановлению местной итальянской власти — Сардинского королевства, он вызвал крайнее недовольство австрийского императора. В своем очередном рескрипте, адресованном Суворову, он утверждал, что на территориях, занятых союзными войсками, не может быть иной власти, кроме его, императора австрийского. Соответственно изменялась и структура управления войск: оно вверялось австрийским комиссарам; все снабжение поручалось австрийскому генералу Меласу; все прокламации и объявления после 16 мая издавались уже не от имени Суворова, а подчиненного ему Меласа. Наконец, вновь было подтверждено требование австрийского императора выполнять прежний план операций и все внимание Суворова должно быть направлено на взятие Мантуи и Миланской цитадели, где засели французские гарнизоны; а главная цель должна состоять в сохранении завоеваний.

Авангардный бой у реки Тидоне

После взятия Турина основные силы суворовской армии сосредоточились в Пьемонте. В Турине Суворов разработал новый стратегический план. Он заключался в том, чтобы силами союзников одновременно нанести удары по всем трем французским армиям — Массена в Швейцарии, Макдональда и Моро в Италии. Против Массена должна была действовать армия эрцгерцога Карла. Ее задача состояла в изгнании французов из Швейцарии.

Главные силы союзников нацеливались на армию Моро, находившуюся в Ривьере. Они должны были перейти в наступление от Турина на Чеву и затем к Финале, расположенному на берегу Генуэзского залива. Такой маневр преграждал неприятелю путь отступления во Францию вдоль побережья залива. Против армии Макдональда Суворов выставил корпус Края, отряды Отта и Кленау, а также корпус Бельгарда под общим командованием Края. Общая численность этой группировки должна была составить 36 тыс. человек.

Французы тоже не дремали и разработали план уничтожения союзных войск. Он состоял в следующем. Главный удар должна была нанести армия Макдональда в направлении на Модену, Парму, Пьяченцу, Тортону. Армия Моро наносит дополнительный удар с юга в общем направлении на Тортону, имея задачей отвлечь на себя главные силы Суворова. В случае, если тот решит напасть сначала на Макдональда, Моро должен будет нанести удар по тылам союзной линии. Для обеспечения скрытности и внезапности французы пытались ввести Суворова в заблуждение. Через разведчиков и местных жителей распускались ложные слухи о прибытии новых подразделений из Франции в Геную, о совместном выступлении войск Макдональда и Моро в общем направлении на Турин и т. п. Небольшие французские отряды создавали видимость присутствия значительных сил западнее Турина, совершали вылазки из осажденных крепостей Турина, Алессандрии и Тортона.

Утром 29 мая армия Макдональда перешла в наступление. Она двигалась тремя колоннами. Правая колонна в составе дивизий Монтришара и Рюска общей численностью 11,7 тыс. бойцов двигалась в направлении на Болонью. Средняя, состоявшая из дивизий Оливье и Ватреня и бригады Сальма (численностью 13,7 тыс. человек), шла на Модену. Левую колонну составляла дивизия Домбровского (3,5 тыс. человек), которая наступала в направлении Реджио. К исходу дня 31 мая армия Макдональда вышла на линию Болонья — Формиджине — Сассуоло — Вецано, где ее встретили отряды Отта, Кленау и Гогенцоллерна. Общее соотношение сил было 14 тыс. человек у французов против 9 тысяч у австрийцев.

1 июня Макдональд разбил эту австрийскую группировку и открыл себе путь на Парму, куда и двинулся утром следующего дня, оставив у Модены дивизии Оливье и Монтришара для наблюдения за корпусом Края, который в это время штурмовал Мантую.

Еще до этих событий, находясь в Турине, Суворов решил сосредоточить главные силы в районе Алессандрии, чтобы упредить вероятный удар со стороны армии Моро. Оставив часть войск для осады цитаделей Турина, 30 мая он с остальными войсками направился к Алессандрии, куда прибыл 1 июня. Здесь войска расположились на левом берегу реки Бормиды. За двое суток союзные войска прошли более 100 км по размытым дождями дорогам.

Здесь к ним прибыл отряд Бельгарда, благодаря чему вся группировка «выросла» до 38,5 тыс. человек. Получив сведения о поражении отрядов Кленау и Гогенцоллерна, Суворов решает разбить неприятеля по частям. Первый удар предназначался Макдональду. На эту операцию фельдмаршал выделил 24 тыс. человек. Остальная часть группировки под руководством Бельгарда осталась у Алессандрии для наблюдения за перемещениями армии Моро. Наконец, генерал Край получил приказ бросить часть своего осадного корпуса на поддержку главных сил и отрядов Кленау и Гогенцоллерна.

По прибытии к Алессандрии Суворов приказал возводить переправу через реку Бормиду. Пока проводились эти работы, солдаты и офицеры изучали приказ Суворова, касающийся предстоящих боев. В нем полководец писал:

1. Неприятеля поражать холодным оружием, штыками, саблями и пиками. Артиллерия стреляет по неприятелю по своему рассмотрению, почему она и по линии не расписывается.

Кавалерии и казакам стараться неприятелю во фланг ворваться.

2. В атаке не задерживать; когда неприятель сколот, срублен, то тотчас его преследовать и не давать ему времени ни собраться, ни строиться. Если неприятель будет сдаваться, то его щадить; только приказывать бросить оружие…

3. Котлы и прочие легкие обозы чтобы были не на дальнем расстоянии при сближении к неприятелю, по разбитии же его, чтоб можно было кашу варить…

Гренадерские полки

Заграничный поход Суворова

Слово «гренадер» вошло в русский лексикон в начале XVIII в. Оно происходит от французского слова «grenadier», а то в свою очередь — oт «grenade» — граната. Гренадерами называли солдат, бросавших ручные гранаты. Впервые в Европе они появились во время Тридцатилетнейвойны 1618–1648 гг. С 1667 г. гренадеры были организованы в отдельный вид пехоты: французский король Людовик XTVсна чала создал отдельную роту, а позднее учредил гренадерские роты во всех пехотных полках. Примеру Франции вскоре последовали другие европейские страны, и к концу того же века во всех армиях имелись гренадерские роты.

В гренадеры набирали самых сильных, рослых и храбрых людей, ибо обращение с гранатами и их метание требовали большой осторожности, сноровки и изрядной силы. Кроме того, гренадеры обычно действовали на самых ответственных участках — во главе штурмующих колонн, против кавалерии — и использовались для усиления флангов боевых порядков. С развитием и совершенствованием огнестрельного оружия специфическая функция гренадеров как бросателей гранат стала терять значение, и они превратились в род войск, не отличавшийся по вооружению от остальной пехоты. Правда, они остались своего рода отборным подразделением, использовавшимся там, где требовались особое мужество и мастерство.

В России гренадерские роты в составе полков впервые появились в 1694 г. по инициативе сподвижника Петра I в реформах русской армии П. Гордона. Спустя 10 лет во всех полках пехоты и кавалерии были введены гренадерские роты — по одной на каждый полк. По приказанию Петра I, они комплектовались из людей с особыми физическими и психическими качествами.

С этого времени роль и значение гренадеров как особого рода войск в русской армии стали быстро возрастать. В 1708 г. роты гренадеров были выведены из состава пехотных полков и сведены вместе в пять гренадерских полков.

В результате военной реформы императора Павла I численность пехоты уменьшилась более чем на 70 тыс. человек, в основном за счет сокращения гренадер и егерей. Накануне Итальянской кампании Суворова в российской армии имелся один лейб-гренадерский (гвардейский) полк и 12 гренадерских (армейских) батальонов. В каждом батальоне была одна гренадерская рота и пять фузелерных (фузелер — стрелок из ружья — фузеи). В лейб-гренадерском полку имелось четыре батальона по пять гренадерских рот в каждом. Гренадерские роты гренадерских полков иногда соединяли с гренадерскими ротами мушкетерских полков, образуя сводные гренадерские батальоны.

Униформа русской армии периода царствования Павла I была скопирована с образцов обмундирования прусской армии конца 80-х годов XVIII в. Для различения полков использовалось великое множество цветов и оттенков сукна, петличек, а также белый или желтые цвета металлического прибора. Головным убором служили гренадерская шапка и шляпа. На гренадерской шапке были изображены императорская корона, двуглавый орел и лента с надписью «с нами Богъ»; у нижнего края налобника располагался императорский вензель (фиг. 1 — унтер-офицер Московского гренадерского полка). Все чины носили черные шляпы обитые тесьмой или галуном (фиг. 2 — обер-офицер Московского гренадерского полка).

В составе русской армии Суворова сражались также гренадеры войска французского принца Л.Ж. Конде. Эта армия была сформирована в 1791 г. из французских дворян-роялистов. Сначала она находилась на содержании Англии, затем — Австрии и, наконец, с 1797 г. — России (фиг. 3 — гренадер армии Конде с полковым знаменем). После выхода последней из коалиции Конде перешел вновь к австрийцам. Потерпев вместе с ними в 1800 г. поражение от французов при Гогенлиндене, в следующем году Конде расформировал свою армию.

Заграничный поход Суворова

Мушкетерские полки

Заграничный поход Суворова

В начале XVI в. в Испании появилось новое огнестрельное оружие — мушкет, имевшее фитильный механизм зажигания пороха. При выстреле он давал сильную отдачу, и поэтому такими ружьями вооружались специально обученные и экипированные солдаты — мушкетеры. При стрельбе они надевали на плечо специальную подушку, а дуло устанавливали на подставку. В армии испанского короля Карла V в каждой пехотной роте состояло 10 мушкетеров, а позже — 15. В XVIII в. шведский король Густав II Адольф уменьшил калибр мушкетов и убрал подушки и подставки. Кроме того, пуля была соединена с зарядом в бумажном патроне. При заряжании гильзу разрывали, порох высыпали в дуло, а пулю загоняли железным шомполом. Во Франции в период царствования Людовика XIII часть кавалерии, формировавшуюся исключительно из дворян и составлявшую вооруженную свиту короля, стали называть королевскими мушкетерами.

В России слово «мушкетер» появилось в царствование Елизаветы Петровны. В марте 1756 г. 46 пехотных полков были названы мушкетерскими. К тому времени мушкет уже уступил место фузее — ружью с кремнево-батарейным замком. Тем не менее название стреляющих пехотинцев — «мушкетеры» — сохранилось до начала XIX в. Правда, при Екатерине II мушкетерские полки были переименованы в пехотные, но в 1796 г. Павел I вернул им название мушкетерских. В начале его царствования в России насчитывалось 55 мушкетерских полков, в конце — 69.

Каждый мушкетерский полк состоял из двух батальонов и двух гренадерских рот. Батальоны состояли из пяти рот.

Русские мушкетеры — и нижние чины, и офицеры — носили шляпы. Офицерские шляпы обшивали галуном и украшали черно-оранжевым бантом, золотой пуговицей и черно-золотыми (позднее — серебряными с черным и оранжевым) боковыми кистями. Унтер-офицерские шляпы имели черно-желтые боковые кисти, черно-белую верхнюю кисть и обшивку из галуна. У рядовых обшивка была из белой тесьмы, верхняя кисть — двухцветной, желто-зеленой, (фиг. 2 — мушкетер Муромского мушкетерского полка) Вне строя солдаты надевали фуражные шапки в форме колпаков (иногда с околышем). Цвет околыша, кисти и выпушек указывал, к какой роте принадлежит их хозяин. Правда, это требование нередко не выдерживалось из-за недостатка сукна необходимой расцветки. Гренадеры мушкетерских полков носили обмундирование, подобное обмундированию гренадерских полков (фиг. 1 — гренадерский барабанщик Аншерского мушкетерского полка; фиг. 3 — унтер офицер гренадер Тамбовского мушкетерского полка).

Мушкетеры носили два вида мундира — с лацканами и без них. Сукно приборного цвета использовалось для воротников, лацканов, обшлагов и погона на левом плече. На клапанах обшлагов либо на самих обшлагах нашивались по две петлицы. Цвета петлиц и узора на них у каждого полка были свои. Летом мушкетеры надевали полотняные штаны, зимой — зимние. Обувью служили тупоносые башмаки либо черные суконные штиблеты с 12 медными пуговицами. Во время военных действий часто носили сапоги.

Приборный металл, то есть цвет отделки шапок, галунов, пуговиц, мог быть белым (оловянным) либо желтым (латунным). Офицеры и унтер-офицеры погон не носили. С 1797 г. в армии появляется шинель — часть обмундирования, сохранившаяся до наших дней. В 1799 г. цвет шинельного сукна стал темно-зеленым. Правда, передвойной с Францией только суворовские полки были одеты в шинели, а корпус Римского-Корсакова по-прежнему носил епанчи.

Заграничный поход Суворова

Егерские полки

Заграничный поход Суворова

Легкие пехотинцы под названием егеря впервые появились вовремя Тридцатилетней войны (1618–1648 гг.). Они были вооружены нарезными ружьями. В1674 г. в каждой роте армии великого курфюрста Бранденбургского имелось несколько егерей, которые во время боев стреляли в основном по офицерам неприятеля. Активно развивал егерскую пехоту прусский король Фридрих Великий. Он набирал егерей из охотников и комплектовал из них специальные команды, которые действовали самостоятельно, независимо от сомкнутого строя. Прусские егеря были вооружены сначала обыкновенными ружьями, а потом винтовками, к которым для ведения рукопашного боя крепились ножи и кинжалы. Если в 1740 г. в прусской армии имелось всего 60 егерей, то в 1756 г. — 400, а спустя четыре года — 1300 человек, составлявших егерский полк. Егеря отличались меткой стрельбой и действовали в рассыпном строю.

В ходе Семилетней войны пруссаки успешно применяли егерские подразделения. Это заметили русские, и в 1761 г. при осаде города Кольберга генерал П. Л. Румянцев впервые использовал сформированный им из охотников особый батальон, являвшийся по сути действий егерским, хотя и не называвшийся так. Батальон состоял из пяти рот по 100 человек в каждом. Снаряжение солда т было облегченным: вместо шпаги — штык, легкие мушкетерские сумки, мешок для трехдневного запаса продовольствия. Егерям предписывалось выбирать места «наиудобнейшие… в лесах, деревнях, на пасах; в засадах тихо лежать и молчание хранить, имея всегда перед собой патрули пешие». Егеря также поддерживали действия легкой конницы (гусар и улан).

После восшествия на престол Павла I бывшие до того четырехбатальонные егерские корпуса были преобразованы в егерские пятиротные батальоны, а в мае 1797 г. они переформировались в егерские десятибатальонные полки. В результате этих реформ число егерей уменьшилось.

Среди людей, служивших в егерских полках, немало знаменитых военачальников. Командирами егерских корпусов были Кутузов и Гудович; егерскими батальонами командовали Барклай-де-Толли и Багратион; в заграничном походе Суворова Багратион возглавил 7-й егерский полк. Впрочем, следует отметить, что при Павле I батальоны были именованы полками.

Рядовые егеря носили кафтаны из светло-зеленого сукна без лацканов, с отложным воротником, разрезными обшлагами, пуговицами цвета, данного каждому полку, и аксельбантом цвета воротника. В их «гардеробе» имелся также светло-зеленый камзол, шляпа с пуговицей и боковыми кистями, замшевые чакчиры (штаны, летом полотняные), тупоносые сапоги, черный галстук, фуражная шапка из того же светло-зеленого сукна с околышем по цвету воротника, шинель темно-зеленого цвета (фиг. 3 — рядовой 8-го егерского полка).

Унтер-офицеры одевались точно также, но на воротнике и обшлагах имели галун по цвету пуговиц и носили замшевые перчатки с крагами и трость. Обер-офицеры носили такие же, как у рядовых, кафтан, камзол, чакчиры и сапоги, однако пуговицы быт позолоченные или посеребренные, а аксельбант — того же цвета, что и пуговицы. Такой же цвет имела шляпа; наконец, обер-офицеры имели перчатки с крагами, трость и шарф.

Адъютанты отличались от обер-офицеров только высокими, с раструбами, сапогами со шпорами (фиг. 1 — адъютант 6-го егерского полка). Генералы одевались точно так же, как и адъютанты, но на шляпе был белый плюмаж (фиг. 2 — генерал 7-го егерского полка).

Заграничный поход Суворова

Вооружение и амуниция русской пехоты конца XVIII в.

Заграничный поход Суворова

Русская пехота второй половины ХVIII в. была вооружена гладкоствольными ружьями (фузеями) с кремнево-батарейным замком. Пехотное ружье образца 1793 г. (8) имело калибр 19,8 мм, вес со штыком 4,8 кг, длину без штыка 144,5 мм, вес пули 32,1 г. Дальность выстрела составляла 300 шагов. К ружью прилагались шомпол и четырехгранный штык. Отделка ружья была медной, приклад и ложе — из орехового дерева. Штык (6) хранился в ножнах (3), крепившихся к портупее. Кожаная патронная сумка (2) имела на крышке круглую медную бляху с изображением двуглавого орла. В нее вмещалось 40 патронов, и носили ее на левой перевязи.

Шпага рядового пехотинца (10) имела тесачный клинок (широкий, укороченный и искривленный) длиной 71 см, медные эфес, крючок для надевания на портупею и наконечник, а также шерстяной темляк с кистью. Тесьма и бахрома были белого цвета, столбчики побатальонно: в 1-м батальоне — белые, во 2-м — красные; гайки и околыши (верхняя, закругленная часть кисти) — поротно: в 1-й роте — белые, во 2-й — оранжевые, в 3-й — черные, в 4-й — голубые, в 5-й — красные. Шпаги пехотинцы носили в кожаных ножнах, крепившихся на портупее из яловой кожи шириной около 5 см (1), продевая в специально пришитую лопасть. К ней же с помощью небольшой лопасти крепились и ножны для штыка. Портупея и перевязь прострачивались по краям нитью, покрывались слоем смеси мела и клея, а затем полировались специальной палочкой.

Пехотные офицеры носили шпагу с темляком (5) и портупею, на дежурстве надевали шарф (7), а в полной строевой форме им полагался еще знак (9) и эспонтон (4). У шпаги был позолоченный эфес с грифом, перевитым такой же проволокой, и ножнами из кожи с позолоченными крюком и наконечником. Шпагу носили на лосиной или замшевой портупее цвета камзола и под него надеваемой. Шпажный темляк серебряного цвета имел по краям тесьмы две полоски черного и оранжевого цветов; эти же цвета примешивались к основному цвету тесьмы в гайке, столбчике и внутри кисти (бахроме).

Шарф также был серебряного цвета с полосками из черного и оранжевого цвета, в том числе, как и у темляка, в середине кистей. В летней форме шарф носили поверх камзола, в остальное время — поверх кафтана, завязывая кисти перед шпагой, на левой стороне. Офицерский знак серебряного цвета носился на черной шелковой ленте с оранжевыми каемками. Его края имели выпуклый ободок, а середина украшена позолоченным овалом с короной наверху и черным двуглавым орлом внутри на палевой финифти. Кроме шпаги, офицеры имели на вооружении эспонтон — холодное колющее оружие с широким пером и крестовиной на длинном древке. На пере был изображен двуглавый орел с буквой П и цифрой I — вензелем императора Павла I. В первых двух полках древко окрашивалось в палевый цвет, в остальных — в черный. Хотя офицеров и обучали приемам владения эспонтоном, все же это было в основном парадное, а не боевое вооружение.

Заграничный поход Суворова

Русская кавалерия конца XVIII в.

Заграничный поход Суворова

Суворов не только руководил войсками, но воспитывал и обучал их. Главными достоинствами воина полководец считал уверенность в себе и смелость, а их всемерное развитие — главной целью воспитания. Суворов стремился развить в солдатах и офицерах быструю решимость, то есть умение мгновенно исполнить решение, не дав противнику опомниться. С этой целью Суворов постоянно обучал своих подчиненных способу сквозных атак, причем каждый маневр у него всегда заканчивался хорошей потасовкой. Происходило это так.

Любая воинская часть делилась на две стороны, которые разводились на определенное расстояние. Затем начиналось учение. Стороны начинали сближаться, и при достижении расстояния между ними 100 шагов офицеры давали команду к атаке. В частности, в кавалерии всадники обнажали палаши или сабли, пускали лошадей в галоп, и обе стороны бросались друг на друга. Строго запрещалось замедлять движение, лишь в момент встречи поднимались пики. Каждый кавалерист слегка смещался вправо и обе стороны стремительно проносились одна сквозь другую. Такой метод прививал коннице навык смело атаковать, не сдерживая лошадей перед противником. Если одной из сторон была пехота, то таким образом конница привыкала к контакту с пехотой и училась не бояться ее. Цель любого маневра состояла в том, чтобы по возможности побыстрей довести дело до атаки. Самыми важными качествами кавалерии Суворов называл подвижность, стремительность атак, действие холодным оружием. Он считал малополезной стрельбу в конном строю и придавал особую важность рубке саблями. Вот его «заповедь» коннице: «Стрелять вовсе не годится, а несравненно лучше палаш и копье;… атаковать только на палашах;… рубить палашами низко пехоту, выше конницу;… при быстром карьере каждый всадник должен уметь сильно рубить».

Для овладения искусством рубки Суворов приказывал постоянно упражняться в рубке чучел. Он любил проводить учения ночью, чтобы приучить воинов к тем неожиданностям, которые всегда сопровождают ночной бой. Наконец, не меньше внимания фельдмаршал уделял быстроте движения и часто делал с отрядами всех родов войск стремительные переходы (часто по 50 и даже 70 верст в день). Это качество русская армия великолепно продемонстрировала в суворовском заграничном походе.

Рядовые кирасиры одевались в колет, камзол либо китель; первый и третий — белого цвета, а камзол — цвета воротника на колете. Китель имел небольшой стоячий воротник и 12 больших обтяжных пуговиц. К нему полагалось носить фуражную шапку с белым верхом и околышем цвета воротника. На ногах кирасиры носили сапоги с раструбами и шпорами, а вооружены были палашом с медным эфесом эпохи Екатерины II, заканчивавшимся орлиной головой (фиг. 3 — кирасир Ее Величества полка).

Рядовому драгуну полагались кафтан с аксельбантом и погонами цвета воротника и обшлагов, камзол, лосиные штаны, сапоги, галстук, перчатки, шляпа, фуражная шапка, китель и плащ. Драгуны были вооружены таким же палашом, что и кирасиры, но с львиной головой, а также мушкетом или ружьем со штыком. Офицеры имели сходное, но более богатое обмундирование: отсутствовал погон; аксельбант и пуговицы были позолоченными или посеребренными; добавлялся шарф. Генералы отличались от офицеров только белым плюмажем на шляпе (фиг. 1 — генерал Каргопольского драгунского полка).

Основные характерные элементы одежды гусар — две куртки: доломан и ментик. В каждом полку они имели свой цвет и обшивались гарусным шнурком и 45 пуговицами. На ногах гусары носили белые чакчиры и сапоги, на голове — шапку с верхом по цвету доломана. Оружием служили сабля, карабин и пистолеты (фиг. 2 — унтер-офицер Сумского гусарского полка).

Заграничный поход Суворова

Русская артиллерия конца XVIII в.

Заграничный поход Суворова

Путь русской армии из России в Италию, а затем в Швейцарию был необычайно труден. Труднопроходимые дороги, быстрые реки, горные перевалы — сами по себе нелегкое испытание, а для артиллерии в особенности, учитывая, во-первых, необходимость транспортировки орудий и боеприпасов, а во-вторых, форсированные марши, которыми Суворов вел свою армию. Несмотря на это, русские артиллеристы неотступно следовали за конницей и пехотой, постоянно поддерживая высокую боеспособность во всех сражениях.

В первом крупном сражении на реке Адда в апреле 1799 г. союзники захватит 27 французских орудий, не потеряв ни одного собственного. В битве на реке Треббия армия Суворова выставила 22 тыс. человек при 62 орудиях против 33,5 тыс. человек и 28 орудий у Макдональда. Основу орудийного парка союзников составляли 6- и 12-фунтовые орудия — лучшие в русской армии, имевшие хорошую маневренность на поле боя. Союзные войска наступали тремя колоннами, в каждой из которых имелись орудия. Артиллерия участвовала во всех движениях боя, ведя меткий огонь и вызывая большие потери у неприятеля. Французская артиллерия оставалась на восточном берегу Треббии и не принимала активного участия в сражении (основные события разворачивались на западном берегу). Следует особо выделить эпизод отступления дивизии Повало-Швейковского, когда она подошла к месту, где стояла замаскированная русская батарея. Мощным картечным огнем она рассеяла французов и спасла тем самым дивизию от разгрома. Русская артиллерия участвовала в преследовании разбитого неприятеля.

В сражении у Нови в августе 1799 г. французы использовали 39 орудий. Они занимали позиции на высотах и тем самым компенсировали численное преимущество союзной артиллерии, насчитывавшей около 60 орудий (точных данных нет). Нови было обнесено солидной стеной с бойницами, за которой французский гарнизон чувствовал себя в безопасности и успешно отражал атаки союзников. Легкие орудия русских не могли пробить эти стены и помочь пехоте овладеть Нови.

Во второй половине дня союзная артиллерия активизировала свои действия, и французы стали нести большие потери. К вечеру русские войска ворвались в Нови, французы покинули его, начали отступать и попали под шквальный огонь союзной артиллерии, которая теперь заняла место французской. В панике они бросили войсковую артиллерию и обозы. Русские захватили 39 французских орудий и 58 зарядных ящиков.

Самым трудным для артиллерии стал швейцарский поход Суворова. И штурм Сен-Готарда, и переход через Чертов мост происходит при активной поддержке артиллерии. При переходе через хребет Панике часть орудий неудалось перевезти, и 25 из них были сброшены в пропасть. При разгроме генералом Массена корпуса Римского-Корсакова последний потерял 26 орудий.

Бомбардиры и канониры пешей и конной артиллерии носили темно-зеленый кафтан без лацканов со стоячим воротником того же цвета, с темно-зелеными круглыми обшлагами, обшитыми, как и клапаны рукавов, красной выпушкой. На левом плече имелся красный погон. Им полагались камзол и штаны из палевого и штиблеты из черного сукна, летом — белые штаны и тупоносые башмаки. Головным убором служили черная треугольная шляпа с белой обшивкой и тремя красными кистями и темно-зеленая фуражная шапка. Артиллеристы быт вооружены тесаком (фиг. 1 — бомбардир полевой артиллерии). Так же одевались и фейерверкеры, но они имели золотой галун на обшлагах, клапанах и шляпе, а также перчатки (фиг. 3 — фейерверкер полевой артиллерии). Схожим образом одевались и офицеры, только пуговицы у них были золоченые, а галун на шляпе золотой; кроме того, они носит трость, шарф и шпагу. Почти так же одевались конные артиллеристы (фиг. 2 — офицер конной артиллерии).

Заграничный поход Суворова

Австрийская армия конца XVIII в.

Заграничный поход Суворова

Австрийская монархия первая вступила в борьбу с Францией и продолжала ее 22 года. Ее многочисленное население позволило венскому двору содержать большую армию. В мирное время она пополнялась путем вербовки охотников за определенное денежное вознаграждение. Кроме австрийских подданных, в ряды армии охотно вступали немцы и другие иностранцы. В военное время вооруженные силы комплектовались с помощью рекрутских наборов. Все провинции империи делились на округа, округа в свою очередь делились на отделы; каждому округу соответствовал полк, отделу — батальон, который обычно располагался там же на постоянных квартирах и оттуда же получал комплектование.

Рекрутские наборы касались только низших классов населения и, кроме того, не охватывали все государство. Так, Венгрия, Нидерланды и Тироль сохранили право поставлять только охотников. С другой стороны, все население так называемой «Военной границы» — длинной полосы земли вдоль турецкой границы от Адриатического моря до Днестра — подлежало военной повинности и обязано было являться под знамена по первому призыву. В Европе жителей этой зоны называли «кроатами»; из них формировались полки «траничар» — легких войск. В случае необходимости их численность могла достигать 60 тыс. человек.

На начало войны с Францией, то есть на 1796 г., Австрия имела войско общей численностью 270 тыс. человек, из них 225 тыс. пехотинцев и 45 тыс. кавалеристов. Вначале 1799 г. австрийская армия насчитывала 350 тыс. человек. Значительная часть этих сил располагалась в западных областях государства, в частности в Южной Германии. Войска, предназначенные непосредственно для борьбы с Францией, имели в своих рядах до 225 тыс. человек. Из них 95 тысяч были предназначены для действий в Южной Германии; 74 тысячи — в Альпах, а непосредственно в Северной Италии находилась 86-тысячная группировка (81 батальон и 76 эскадронов) под командованием сначала генерал-фельдцейхмейстера барона Края, а затем генерала от кавалерии барона Меласа. Именно эти войска должны были войти в состав союзной Итальянской армии фельдмаршала графа Суворова.

Австрийские пехотные полки обычно состояли из двух, трех или четырех батальонов. В батальон входили шесть рот общей численностью около 1200 человек, чаще около 900. Кроме того, каждый полк имел две гренадерские роты, которые обычно сводились в особые батальоны в среднем по 690 человек в каждом (фиг. 3 — гренадер). Грозную силу представляли собой вольные отряды легкой пехоты, формировавшиеся из тирольских охотников — неутомимых ходоков и отличных стрелков (фиг. 2 — офицер-фузелер).

Поскольку в стране было широко распространено коневодство, Австрия обладала прекрасной кавалерией. Каждый ее вид комплектовался жителями определенных областей империи. Например, полки тяжелой кавалерии (кирасиры и карабинеры) пополнялись преимущественно из немецких и итальянских земель; драгунские полки — из Бельгии; уланский полк — из Галиции; гусарские полки состояли только из венгров. Карабинерные полки делились на 8 эскадронов, гусарские — на 10, все прочие — на 6; средняя численность эскадрона составляла 160–200 всадников (фиг. 1 — рядовой драгун).

Австрийская артиллерия, считавшаяся более слабым родом войск в имперской армии, делилась на линейную и резервную. Каждый пехотный полк имел два 12-фунтовых и шесть 6-фунтовых орудий линейной артиллерии. Резервная артиллерия была сведена в 6-орудийные батареи (четыре 6-фунтовых орудия и две гаубицы). Наконец, имелась еще парковая артиллерия, усиливавшая собою полковую во время сражения.

Заграничный поход Суворова

Французская армия конца XVIII в.

Заграничный поход Суворова

Вначале 1799 г. французские вооруженные силы, как и вся республика, переживали нелегкие времена. Внутренняя политическая борьба ослабила власть Директории. Во всех государственных институтах наблюдался хаос в управлении. Финансы трещали по швам, государственные расходы превышали доходы. Народ, отягощенный высокими налогами, роптал и буйствовал. В таких условиях и армия находилась не в лучшем состоянии. Хотя она еще была грозной силой, помнящей недавние блестящие победы, однако в ней не наблюдалось ни прежней четкой организации, ни строгой дисциплины, ни былого всеобщего воодушевления. Имели место многочисленные побеги и дезертирство. В особенно плохом состоянии находилась кавалерия. Массовые злоупотребления командного состава, упадок дисциплины среди солдат и офицеров, многочисленные задержки жалованья довели армию до жалкого состояния: порой не хватало обуви, обмундирования и провианта. Численность военнослужащих падала.

Для решения последней проблемы Директория вернулась к принципу всеобщего воинского набора: всем мужчинам от 20 до 25 лет была вменена рекрутская повинность.

Во время войны верхний возраст призыва в армию не был ограничен. Правда, эта обязанность не означала неизбежности службы: государство призывало только такой контингент, который требовался для пополнения или увеличения численного состава армии. Так, 24 сентября 1798 г. было призвано 200 тыс. человек. Из них лишь 143 тыс. признаны годными, на сборные пункты явились только 97 тыс., а в свои части попали всего 74 тыс. человек.

В 1799 году вооруженные силы Франции имели следующий состав. Пехота: 110 линейных и 30 легких полубригад; кавалерия: 20 драгунских полков, 25 — конно-егерских, 12 — гусарских, 26 полков линейной кавалерии (линейными в XVIII–XIX вв. назывались воинские подразделения, действовавшие в сомкнутом строю и наносившие главный удар, в отличие от легких подразделений, действовавших в рассыпном строю и выполнявших вспомога тельные зада чи); артиллерия: 8 полков пешей и 8 полков конной артиллерии.

Пехотная полубригада состояла из 3 батальонов по 9 рот в каждом, причем одна рота называлась гренадерской, а в легкой пехоте — карабинерной. В роте насчитывалось 120 человек, а в гренадерской — 90. В целом в одном батальоне служило около 1 тыс. человек, а во всех 140 полубригадах — более 440 тыс. Однако реальная численность личного состава была меньше (фиг. 2 — фузелер линейной пехотной полубригады; фит. 3 — карабинер легкой пехоты).

В кавалерии линейные и карабинерные полки имели по 3 эскадрона, остальные — по 4. Эскадрон состоял из 2 рот, в каждой из которых по штату должно было насчитываться 86 человек в тяжелой кавалерии и 112 — в легкой. При таком расчете французская кавалерия должна была состоять из 67 тыс. всадников. В действительности конница была еще менее укомплектована, чем пехота (фиг. 1 — рядовой гусар).

Полк пешей артиллерии состоял из 20 рот, конной — из 6. Рота пешей артиллерии состояла из 93 человек, конной — 80. Общее число артиллеристов, включая мастеровых и понтонеров, входивших в состав артиллерии, должно было достигать 41 тыс. человек. Французская батарея состояла из 6 орудий: 4 пушки 8-фунтовые и 2 гаубицы 6-дюймовые, встречались и 12-фунтовые пушки.

Французская армия, противостоявшая русско-австрийской коалиции, насчитывала 125 тыс. человек. Из них в Италии находилась Итальянская армия под командованием Шерера численностью 58 тыс. человек (в том числе 8 тыс. вспомогательных войск).

Таким образом, только австрийские войска в Италии имели полуторное превосходство в силах над французскими.

Заграничный поход Суворова

К 20 часам 4 июня мост через Бормиду был готов, и союзные войска, переправившись на другой берег, двинулись в восточном направлении навстречу Макдональду. Они шли двумя колоннами. Одну (левую) составляли австрийцы под командованием Меласа (7 тыс. человек); в авангарде двигался отряд Даллера. Во второй колонне двигались русские войска под командованием Розенберга численностью 12 тыс., в авангарде которых шел отряд Багратиона. Пройдя за сутки 50 км, главные силы Суворова (24 тыс. человек) к вечеру вышли в район Страделла, где остановились на ночлег. В это же время навстречу им двигалась армия Макдональда в направлении от Пармы к Пьяченце. В этом районе стоял отряд Отта. Французы были атакованы с обоих флангов и, несмотря на упорное сопротивление, к концу дня 5 июня отброшены за реку Тидоне.

Получив сообщение об этом событии, Суворов, находившийся с главными силами в лагере у Кастеджо, приказал Меласу идти на помощь Отту. Вслед за ним тотчас выступили и главные силы. Утром 6 июня поступило новое сообщение: французы вновь атаковали отряд Отта на реке Тидоне.


Заграничный поход Суворова

П. И. Багратион.


Надо отметить, что отряд Отта имел 6 тыс. бойцов, а Макдональд бросил на него 19 тысяч. Жестокий бой длился несколько часов. Когда подоспел посланный Суворовым авангард, Мелас принял командование обоими отрядами, которые насчитывали уже 9,5 тыс. человек. Австрийцы сумели остановить наступление неприятеля, организовав оборону у деревни Сармато.

В 15 часов французы вновь пошли в наступление. Они выбили австрийцев из Сармато и обошли их с обоих флангов. Еще какой-нибудь час боя — и от дивизии Отта остались бы одни воспоминания. Но в эту критическую минуту со стороны городка Сен-Джиованни появились русские отряды. Это Суворов в голове русского авангарда примчался на выручку союзников. Он поднялся на близко расположенный холм, быстро оценил обстановку и тотчас отдал приказания: Багратиону с двумя казачьими и двумя драгунскими полками атаковать левый фланг неприятеля, а Горчакову с двумя казачьими полками — правый фланг. Французы не ожидали такой перемены «сценария» и пришли в сильное замешательство. В 16 часов к Сен-Джиованни подошли главные силы русских — шесть батальонов. Два из них были брошены на левый фланг австрийских войск, четыре — на правый. Суворов приказал перейти в общую атаку. Это было весьма смелое решение — ведь у Суворова имелось около 15 тыс. бойцов, а у французов — 19 тыс.

Решающие события развернулись на левом фланге французской армии. Там отряд Багратиона атаковал дивизию Домбровского с фронта двумя драгунскими полками, а с левого фланга ударил двумя казачьими полками. Французы не выдержали лихой атаки, стали в беспорядке отступать и были отброшены на 7 км за реку Тидоне к реке Треббии.

Успех этой операции в значительной мере был обусловлен исключительной быстротой передвижения союзных войск, а также невероятной выносливостью личного состава: от Алессандрии до Тидоне войска прошли 80 верст за 36 часов и сразу вступили в бой с превосходящими силами противника. Французы потеряли около тысячи человек убитыми и ранеными, 1,2 тыс. — пленными. Это был бой авангардов воюющих армий, главные же силы в действие еще не вступали. Впереди было решающее сражение.

Сражение на реке Треббия

В ночь на 7 июня суворовские войска отдыхали, подходили отставшие на марше и присоединялись к своим частям. Суворов обдумывал план действий на следующий день. В результате он принял следующее решение. Утром армия атакует французов. Главный удар должна нанести группа Розенберга (15 тыс. человек) с фронта Казалиджио — Греньяно в общем направлении на Ивакари и С.-Джорджио. Эта группа состояла из двух колонн — правой в составе отряда Багратиона и дивизии Повало-Швейковского и средней — русской дивизии Ферстера. Австрийская дивизия Отта образовала левую колонну. В резерве находилась австрийская дивизия Фрелиха. Левой колонной и резервом командовал Мелас. Левая колонна наносила вспомогательный удар в общем направлении Пьяченца — Понтенуре.

Главный удар наносился на фронте длиной 3 км основными силами русских и частью австрийцев общей численностью 21 тыс. человек, вспомогательный — австрийцами дивизии Отта (6 тыс. человек) на фронте длиной 6 км. Главным ударом в левый край противника Суворов рассчитывал разбить армию Макдональда и прижать ее к реке По, отрезать тем самым его от Моро и от путей отхода на Парму.

Соотношение сил (30 тыс. против 36 тыс. у Макдональда) было не в пользу союзников, и это их преимущество русский полководец решает свести на нет и добиться превосходства на отдельном участке фронта за счет соответствующей перегруппировки сил и высокой боеспособности русских войск. Очень интересно построение боевого порядка войск в предстоящем бою. Он был глубоко эшелонирован на направлении главного удара. Атаку должны были начать авангард Багратиона и дивизия Ферстера. Затем на дистанции в 300 шагов за Багратионом развертываются и вступают в бой дивизия Повало-Швейковского и драгунский полк, и, наконец, третьей линией, вслед за дивизией Повало-Швейковского должна начать наступление дивизия Фрелиха. Конницу предполагалось использовать в основном на правом фланге.

В дивизию входили три полка по три батальона в каждом. Каждая дивизия должна была строиться в две линии с дистанцией в 300 шагов между ними. А кавалерийские полки развертывались подивизионно: в первой линии — два дивизиона, во второй — один.

Кстати, место битвы на Треббии было поистине историческим. Здесь в 218 г. до н. э. карфагенский полководец Ганнибал разгромил римские легионы.


Заграничный поход Суворова

Генерал от инфантерии, командир корпуса А.Г. Розенберг.


После неудачи в бою на Тидоне Макдональд решил подождать идущие к нему дивизии Оливье и Монтришара, которые должны были подойти во второй половине дня 7 июня. С их появлением у Макдональда стало бы под началом 36 тыс. человек. А до того момента он предпочел ограничиться активными оборонительными действиями. Кроме того, согласно плану французов, 6 июня должна была перейти в наступление на Тортону армия генерала Моро, угрожая тылу союзных войск. Это поставило бы союзные войска в сложное положение. С учетом всех этих обстоятельств Макдональд решил 7 июня обороняться по реке Треббия, а утром следующего дня перейти в наступление всеми силами.

Решение Макдональда, безусловно, было ошибочным, поскольку отдавало инициативу Суворову. Он обязан был перейти в наступление, не дожидаясь Оливье и Монтришара, и тем самым попытаться вырвать инициативу из рук Суворова. А прибывшие дивизии можно было бы ввести в бой тогда и там, когда и где это станет нужным. Бой же французам все равно пришлось принять, но в менее выгодных условиях, чем если бы они наступали сами.


Заграничный поход Суворова

Сражение на Треббии. Современный лубок.


Наступление суворовских войск началось в 10 часов 7(18) июня атакой отряда Багратиона на дивизию Домбровского у деревни Казалиджио, который выбил ее оттуда. Макдональд бросил туда дивизии Виктора и Рюска. Завязался ожесточенный бой, и отряд Багратиона попал в очень тяжелое положение. Но разгромить его французам не удалось: их атаковала подошедшая дивизия Повало-Швейковского. Бой продолжался несколько часов, и в конце концов французы дрогнули и стали отходить за Треббию.

Не менее яростная схватка происходила в центре. Русская дивизия Ферстера атаковала неприятеля у Греньяно, опрокинула его и заняла эту деревню. В этот момент прибыли дивизии Оливье и Монтришара. Теперь у французов было полуторное превосходство в численности. Дивизия Монтришара была тотчас направлена в Греньяно. Но солдаты Ферстера сражались столь отчаянно, что французы побежали за Треббию, неся большие потери. Таким образом, успешными действиями войск правой и средней колонн удалось нанести поражение неприятелю и отбросить его за Треббию. Необходимо было развить этот успех.


Заграничный поход Суворова

Сражение при Треббии. Фрагмент картины художника А. Е. Коцебу.


Для этого Суворов предполагал ввести в действие резервную дивизию Фрелиха. Она должна была находиться за средней колонной. Но там ее не оказалось. Мелас, которому еще вечером 6 июня было приказано выделить эту дивизию и направить ее на правый фланг, не выполнил приказа и самовольно отправил ее на левый фланг для усиления дивизии Отта. А если бы Мелас в точности выполнил распоряжение Суворова, можно было бы решающим образом переломить ход битвы в пользу союзников. В результате она затянулась; до поздней ночи на правом фланге союзных войск шло сражение, но французы организовали за рекой оборону и сорвали все попытки союзников ее форсировать.

На левом фланге, где действовал Мелас с австрийскими дивизиями Отта и Фрелиха (12 тыс. человек), союзники имели подавляющее превосходство в силах и без особого сопротивления перешли в наступление на Сен-Николо, атаковали стоящую там бригаду Сальма численностью 3,5 тыс. человек и отбросили ее за Треббию.

К полуночи бой затих. Противник отступил на правый берег Треббии, но еще имел достаточно сил для продолжения сражения. Но положение союзных сил было уже менее выгодным, нежели 7 июня. Все силы уже были задействованы, в то время как французы имели свежие дивизии Ватрена, Оливье и Монтришара, не принимавшие участия в боевых действиях 7 июня. Несмотря на это, Суворов принял решение начать в 8 часов 8 июня атаку, имея в виду те же задачи, что и днем раньше. Он вновь приказал Меласу направить всю дивизию Фрелиха или 10 эскадронов под командованием принца Лихтенштейна в среднюю колонну Ферстера. Рубеж выхода войск — река Нура.

В свою очередь Макдональд также решает 8 июня перейти в атаку на суворовскую армию. Для этого он сформировал две крупные группы и ввел в бой все силы. Северная группа в составе дивизий Ватрена, Сальма и Оливье численностью 14 тыс. бойцов получила задачу окружить и уничтожить австрийцев у Сен-Николо (дивизии Отта и Фрелиха). С этой целью дивизия Сальма должна была атаковать с фронта, дивизия Ватрена — обойти левый фланг неприятеля, а дивизия Оливье — ударить в правый фланг дивизии Отта. Южная группа, образованная дивизиями Монтришара, Виктора, Рюска и Домбровского (всего 22 тыс. человек), согласно плану Макдональда окружает и разбивает войска неприятеля в районах Греньяно (здесь располагалась дивизия Ферстера) и Казалиджио (где стояли отряд Багратиона и дивизия Повало-Швейковского). Для этого дивизии Монтришара, Виктора и Рюска наносят удар в центре, а дивизия Домбровского — в правый фланг русских войск с юга.

При такой раскладке сил Макдональд на каждом участке фронта имел превосходство в численности: на северном — 2 тыс. человек, на южном — 8 тыс. При этом непонятно было, где наносится главный удар. Характерно, что на каждом участке имелась группировка, охватывающая фланги. Это было достоинством плана Макдональда. Его конечной целью является двусторонний фланговый охват группировки Суворова, ее окружение и разгром. Вопрос в том, хватит ли сил на реализацию этих намерений. Все-таки фронт был весьма протяженным, а резерва у французов не было. Возможно, Макдональд рассчитывал на внезапное для союзников появление армии Моро в их тылу.

Примерно в 10 часов 8 июня Суворов приказал войскам строиться в боевые порядки. В это время французы перешли в наступление по всему фронту. Дивизия Домбровского перешла Треббию у Ривальты и атаковала правый фланг Багратиона. Одновременно дивизии Виктора и Рюска атаковали дивизию Повало-Швейковского, а Монтришар — Ферстера у Греньяно. Французы шли несколькими колоннами. Между ними двигалась кавалерия, впереди рассыпным строем наступали стрелки. Наступление французов поддерживала артиллерия, расположенная на правом берегу Треббии.

Суворов, находившийся у Казалиджио, приказал Багратиону атаковать Домбровского. С фронта в стремительную штыковую атаку пошли пехотинцы, с флангов на французов обрушились казаки и драгуны. Те не выдержали напора и с большими потерями были отброшены за Треббию, потеряв 400 человек пленными. После этого дивизия Домбровского участия в сражении на Треббии не принимала. За три дня боев из 3,5 тыс. человек дивизии Домбровского в строю осталось лишь 300.


Заграничный поход Суворова

«Заманивай!» (Суворов в сражении при Треббии). Художник Е.О. Бургункер.


Тем временем русская дивизия Повало-Швейковского, атакованная дивизиями Виктора и Рюска, попали в очень тяжелое положение. 5 тыс. бойцов этой дивизии отчаянно дрались с 12 тысячами французов. Дивизия Рюска атаковала открытый правый фланг русских и зашла им в тыл. Изнуренные непрерывными боями и палящим солнцем, наши солдаты едва стояли на ногах. Тут на поле боя прискакал Суворов, а за ним отряд Багратиона. Внезапное появление великого полководца резко изменило настроение войск. Багратион ударил во фланг и тыл дивизии Рюска, причем столь стремительно, что французы растерялись и прекратили атаку, после чего совместное наступление Повало-Швейковского и Багратиона обратило их в бегство и заставило отступить за Треббию.

Тяжелый бой шел и в центре, где дивизия Монтришара атаковала дивизию Ферстера. Русские пошли в штыки, но тем не менее вынуждены были отойти к Греньяно. Но в этот трудный момент с севера появились эскадроны Лихтенштейна. Это были те силы, которые Мелас наконец-то выделил по требованию Суворова в центр фронта. С ходу австрийцы ударили в правый фланг французов, и одновременно русские атаковали с центра. Французы не выдержали и в беспорядке отступили за Треббию.

Левый фланг союзников атаковали бригада Сальма, дивизия Оливье и дивизия Ватрена, стремясь обойти неприятеля с левого фланга. На помощь русско-австрийским войскам пришла дивизия Лихтенштейна, в результате совместными усилиями враг был отогнан, как и другие французские части, за реку Треббию. Попытка преследовать их была пресечена артиллерийским огнем с левого берега.

К 6 часам вечера 8 июня французы повсеместно были отброшены за Треббию. Противники оказались практически в том же положении, что и утром. Казалось, что исход боя не определен. Суворов по-прежнему был настроен на решительную победу. Он предполагал утром следующего дня начать новое наступление. Союзники за три дня сражений потеряли около 5 тыс. человек, французы — около 18 тыс. убитыми, ранеными и пленными. Состояние их войск было весьма плачевным. У артиллерии не было снарядов, около половины личного состава выбыло из строя, сильно ослаб боевой дух людей. В результате анализа на военном совете, проходившем 9 (20) июня было решено не продолжать сражения, а начать отступление. В ту же ночь Неаполитанская армия Макдональда снялась с позиции и начала поход к реке Нура. Когда об этом узнал Суворов, он приказал организовать преследование неприятеля. В своем приказе он требовал: «При переправе через реку Треббию сильно бить, гнать и истреблять холодным оружием; но покоряющимся давать pardon подтверждается…» (т. е. щадить).

Преследование проходило двумя колоннами: одна — Меласа по дороге на Пьяченцу, другая — Розенберга на Сен-Джорджио. Дойдя до Пьяченцы, Мелас остановил армию на отдых, отправив в преследование лишь дивизию Отта. Последний дошел до реки Нура, также остановился, послав вдогонку французам легкую кавалерию. Преследование проводили только русские войска, в которых находился сам Суворов. У Сен-Джорджио они догнали полубригаду дивизии Виктора и разгромили ее, захватив четыре орудия, более тысячи пленных и весь обоз. Затем союзные войска вышли к реке Арда, где расположились на отдых.

Оставался не выполненным один пункт стратегического плана Суворова — разгром французской Итальянской армии под командованием Моро. 9 июня у Сен-Джулиано она атаковала отряд Бельгарда и заставила его отступить. Об этом Суворов узнал 11 июня. На следующий день союзные войска выступили навстречу наступавшей армии Моро. Они двигались только ночью, поскольку стояла сильная жара. К утру 15 июня суворовская армия подошла к Сен-Джулиано. Моро, узнав о разгроме армии Макдональда и приближении Суворова, стал отступать на юг к Генуе. На этом закончилась знаменитая операция итальянского похода Суворова, именуемая сражением на реке Треббия.

Бой при Нови

После победы над армией Макдональда на реке Треббия почти вся Северная Италия стала свободной, исключая Генуэзскую Ривьеру. Суворов считал, что необходимо продолжить преследование неприятеля, не давая ему передышки. Его план дальнейших действий предусматривал наступление двумя группами: одна — от Алессандрии на юг, на Геную с целью привлечения на это направление главных сил противника; другая (главные силы союзников) — западнее первой через Кони, Тендский проход в общем направлении на Ниццу, имея задачей окружение и уничтожение Итальянской армии французов. Затем военные действия должны быть перенесены на территорию Франции, где нужно было довершить разгром противника.

Хотя формально Суворов как главнокомандующий объединенной союзной армией обладал широкими полномочиями, на деле они были очень ограничены. Австрийский военный совет (гофкригсрат) постоянно вмешивался в управление войсками. Получив сведения о победе на Треббии, гофкригсрат в официальном письме к Суворову потребовал не предпринимать никаких наступательных действий, пока не будут взяты крепость Мантуя и цитадели Тортона и Алессандрии. Кроме того, не ставя в известность Суворова, гофкригсрат отдал своим генералам приказ об осаде крепостей. Поэтому до конца июля союзная армия пребывала под Алессандрией.

Такое положение, естественно, не могло нравиться Суворову. 25 июня (6 июля) он обратился к императору Павлу I, в котором жаловался на «двуличных начальников», имея в виду, очевидно, австрийских генералов, гофкригсрат, руководящий войсками из Вены, и свое безвластие. «Эти обстоятельства принуждают меня вашего императорского Величества всеподданейше просить об отзыве моем, ежели сие не переменится», — писал Суворов.

Павел I не стал отзывать Суворова из Италии, а направил Францу I просьбу ограничить вмешательство гофкригсрата в руководство союзными армиями, предоставив это Суворову.

11 (22) июля пала Алессандрийская цитадель, 17 июля сдалась крепость Мантуя. В результате освободились войска, которые занимались осадой этих крепостей. Суворов решает использовать эти силы для реализации очередного этапа своего стратегического плана: освобождения Ривьеры. О своем намерении он не сообщил сразу в Вену. Фельдмаршал полагал, что, пока курьер с донесением доедет до Вены, пока подготовят ответ и привезут ему, пройдет две-три недели, за которые армия сумеет выполнить его план.

Однако ситуация на итальянском театре военных действий за полтора месяца затишья существенно изменилась. После серьезных поражений на реках Адда и Треббия французы пришли в себя, мобилизовали силы и готовились начать активные действия. К этому их подстегивала реальная опасность вторжения войск Суворова во Францию. Для обеспечения безопасности границ республики проводились важные мероприятия. Были сформированы две армии: одна — Альпийская — под руководством Ж.-Э. Шампионе, вторая — на Рейне под командованием Мюллера. Остатки Неаполитанской армии Макдональда слили с Итальянской армией Моро. Именно силами последней французское командование предполагало нанести главный удар, цель которого — вытеснение союзников из Пьемонта. Численность обновленной армии Моро предполагалось довести до 70 тыс. человек. Одновременно с действиями Итальянской армии две другие французские армии — Альпийская и Гельветическая — должны были изгнать австрийцев из Швейцарии.

Незадолго до наступления Моро был смещен и вместо него командующим Итальянской армией назначен талантливый 30-летний генерал Б. Жубер, участник Итальянского похода Наполеона в 1796–1797 гг. 24 июля (4 августа) он прибыл в расположение армии в Корнелиано. Через пять дней военный совет принял решение немедленно перейти в наступление. Французы рассчитывали разбить Суворова, прежде чем он соберет свои войска в районе Алессандрия — Тортона. 30 июля Жубер повел свою армию в общем направлении на Нови — Тортона. Наступление велось двумя группами: генерала Сен-Сира (20 тыс. человек) и генерала Периньона (18 тыс. человек). С этими силами новый главнокомандующий намеревался выйти из гор, спуститься к Тортоне и ударить по суворовской армии. 1 августа французы вышли на линию Серравалле — Терцо и 3 августа сосредоточились в районе Нови.

Тем временем союзные войска, сосредоточенные в районе Алессандрии и Тортоны, готовились к наступлению согласно плану Суворова, о котором говорилось выше. Суворов располагал 65 тыс. бойцов, сосредоточенных следующим образом. В районе Риторто стояла группа Бельгарда (6,2 тыс.), обращенная в сторону Акви; в районе Нови — отряд Багратиона (5,7 тыс.), выставивший передовые посты у Гави и Серравалле. Главные силы состояли из трех групп: Края (19 тыс.) в районе Алессандрия; Дерфельдена и Меласа (20,4 тыс.) в районе Ривалта; Розенберга и Алькаини (13,6 тыс.) возле Вигицоло.


Заграничный поход Суворова

Смерть генерала Жубера в сражении при Нови. Художник И. Глейх.


3 августа войска Периньона вышли к Пастуране, а Сен-Сир занял город Нови, который оставил отряд Багратиона. Жубер и Моро провели рекогносцировку. С Новинских высот они получили возможность лицезреть 65-тысячную армию Суворова. Тем самым имевшиеся ранее у них сведения о разбросанности и небольшой численности неприятеля оказались неверными. Это стало неприятным сюрпризом для генералов. Жубер растерялся и не знал, как поступить. Он созвал военный совет, на котором большинство военачальников предлагали отступить. Но даже после этого вердикта Жубер еще долгие часы колебался. Прямо перед самым отъездом в армию Жубер женился и, прощаясь с женой, сказал ей, что вернется либо победителем, либо убитым. Бедняге не повезло: в ходе самой первой атаки, проведенной генералом Краем на левый фланг французов, Жубер был сражен пулей. Его смерть скрывали от войск до самого конца битвы. Командование принял на себя Моро.


Заграничный поход Суворова

Сражение при Нови. Художник А.Е. Коцебу.


Заграничный поход Суворова

Суворов в сражении при Нови. Художник С. Карделли.


Позиция французов была исключительно удобной для обороны благодаря характеру местности: крутые северные склоны Апеннин, идущие между долинами рек Скривия и Лемме; от Серравалле на северо-запад до Нови тянулся гребень высот с крутыми скатами. Эти высоты господствовали над всей окружающей местностью, и с нее открывалась прекрасная панорама всей Тортоны. В западном от Нови направлении гребень уменьшается и имеет более пологие склоны. Благодаря этому создаются исключительно благоприятные условия для обзора и обстрела неприятеля. Склоны гребня покрыты садами и виноградниками, расположенными террасами. Возле северной подошвы гребня расположен городок Нови, обнесенный каменной стеной с бойницами и башнями. Сильно пересеченная местность с текущими на ней ручьями ограничивала наступательные возможности союзников. В такой позиции можно было долго сопротивляться превосходящим силам неприятеля.


Заграничный поход Суворова

Трофей, захваченный при штурме Нови, — французская пушка системы Грибоваля.


План Суворова состоял в следующем. Главный удар наносится восточнее Нови, по правому флангу французской обороны, а полевому, западнее Нови, — вспомогательный. С этой целью сначала группа Края (27 тыс. человек) атакует левый фланг неприятеля, с тем чтобы отвлечь туда его главные силы. Затем главный удар наносит группа войск в составе корпусов Дерфельдена, Розенберга, Меласа и Алькаини общей численностью 37 тыс. человек. Ее задача состояла в ударе по правому флангу неприятеля, его окружении и полном разгроме. Атака главных сил должна была начаться только по личному приказу Суворова и только тогда, когда основные силы французов будут заняты борьбой с группой Края.

Главные силы союзников для атаки были эшелонированы в глубину: в первой линии — 23 тыс. человек, во второй — 14 тыс., расстояние между ними — около 10 км.

Перед рассветом 4(15) августа войска Края начали выдвигаться к левому неприятельскому флангу, и в 5 часов началось их наступление двумя отрядами: Отта и Бельгарда (24 тыс. человек). Одновременно небольшой отряд Секендорфа (30 тыс. бойцов) был направлен в тыл левого крыла французов — на Пастурану.

Поначалу наступление шло успешно. Часть австрийских войск поднялась на гребень высот и выбила оттуда солдат дивизии Лемуаня из группы Периньона. Как раз в это время погиб Жубер. Принявший командование Моро бросил на помощь Лемуаню дивизию Груши и бригаду Колли из группы Сен-Сира. Те ударили по флангам австрийцев и выбили их с высот. Укрепив затем оборону на этом фланге бригадами Клозеля и Партоно, французы успешно отбили все последующие атаки неприятеля. Но главная цель союзников была достигнута: примерно к 9 часам утра к западу от Нови сражались основные силы французов (около 25 тыс. человек).

В это время Суворов отдал приказ: отряду Багратиона атаковать Нови, войскам Милорадовича быть в готовности поддержать эту атаку, а группе Края возобновить наступление на левый фланг французов. Задача состояла в том, чтобы прорвать оборону противника в центре, где у него были небольшие силы. Однако штурм крепости Нови оказался неудачным, и Багратион вернулся на исходные позиции.

В 10 часов к Нови стала подходить французская дивизия Ватрена. Суворов двинул туда отряд Милорадовича, поддержанный Багратионом. Французский гарнизон Нови совершил вылазку против правого фланга отряда Багратиона, которому пришлось туго. Но тут появилась дивизия Дерфельдена, брошенная сюда Суворовым. Она с ходу ударила по дивизии Ватрена и отбросила ее.

На правом фланге союзной армии тоже шли ожесточенные бои. Там группа Края вновь атаковала неприятеля. Вначале австрийцы двигались вперед, тесня французов, несмотря на сильный огонь. Но те ввели в действие резервы и заставили австрийцев (дивизии Бельгарда и Отта) отступить.

К 13 часам воцарилось некое равновесие сил, и сражение временно утихло. Суворов видел, что у французов уже нет резервов. У союзников в «запасниках» находились войска Меласа и Розенберга. Первый поначалу дислоцировался у Ривальты, откуда он самовольно, без приказа двинулся не к Нови, а вдоль реки Скривия на Серравалле. Однако своевременное распоряжение Суворова заставило Меласа повернуть в сторону Нови. Его приход сыграл существенную роль в одержанной победе.

В четвертом часу союзная армия перешла в наступление по всему фронту: по правому флангу атаковали солдаты Края, в центре — дивизия Дерфельдена, на левом крыле сражались войска Меласа. Стоявшая на высотах французская артиллерия встретила их ураганным огнем. Завязался жесточайший бой. Здесь и сказался ввод свежих союзных сил численностью 8 тыс. человек. А у французов все силы уже давно находились в деле. Две бригады — Митровского и Лаудона — из группы Меласа вышли во фланг французской позиции и заставили отступить дивизию Ватрена к Гави. Сюда же отошла и дивизия Домбровского, оставившая Серравалле, когда к ней стала подходить посланная сюда Меласом бригада Нобили.

Удачно действовали союзники и в центре. С большими потерями они овладели Нови, выгнав оттуда неприятеля, а затем стали штурмовать его укрепления на высотах штыковой атакой. Французы побежали, а русские войска пошли на Пастурану с целью выйти в тыл неприятеля. Там они столкнулись с французами, бежавшими со своего левого фланга, который, наконец, сумел захватить генерал Край. Таким образом, войска Периньона, составлявшие левый фланг французской обороны, оказались окружены и обратились в паническое бегство.


Заграничный поход Суворова

Герб князя Италийского, пожалованный Суворову за победы в Северной Италии в 1799 г.


Продолжавшееся 16 часов сражение у Нови закончилось полным разгромом французской Итальянской армии. Французы потеряли половину своей армии: 7 тыс. человек убитыми, 5 тыс. ранеными и 4,5 тыс. пленными. Кроме главнокомандующего Жубера, погибли генералы Ватрен и Гаро, а генералы Периньон, Груши, Колли и Партоно попали в плен к союзникам. Потери союзной армии: 1,3 тыс. убитых и 4,7 тыс. раненых.

Это сражение представляет интерес в нескольких отношениях. Во-первых, Суворов применил преднамеренный отход с целью увлечения неприятеля в местность, удобную для сражения. Поскольку этот маневр не удался в полной мере (французы обнаружили войска союзников и прекратили движение, остановившись у Нови), тотчас последовало наступление, чтобы не дать французам времени на возведение укреплений. Во-вторых, удачно было выбрано направление главного удара: захват высот юго-восточнее Нови предопределил успех операции. В-третьих, дезориентация противника путем предварительного нанесения удара на второстепенном направлении: таким образом создавалась видимость главного удара, и в результате сюда стягивались основные силы французов. В-четвертых, в наступлении применялось глубокое эшелонирование боевого порядка на направлении главного удара. Наконец, важную роль сыграло наличие резерва. Ну и, безусловно, выдающийся полководческий дар Суворова был, быть может, самым важным слагаемым успеха, без которого едва ли удалось бы решить ту трудную задачу, которую французы поставили перед союзниками у Нови.

За четыре месяца союзные войска под командованием фельдмаршала Александра Васильевича Суворова полностью очистили Северную Италию от французов. Заслуги русского полководца были признаны не только в России, но и в Европе. Его искусство и опыт изучали военачальники разных стран, в том числе Наполеон. Находясь в египетском походе, он писал Директории, что «Суворова до тех пор не остановят на пути побед, пока не постигнут особенного искусства его воевать».

На Суворова посыпались звания и награды. Павел I пожаловал ему титул князя Российской империи. Суворову повелено «быть и писаться князем Италийским графом Суворовым-Рымникским». Титул князя и чин великого фельдмаршала присвоил полководцу король Сардинии.

После «виктории» у Нови Павел I, мучаясь вопросом, чем бы еще наградить Суворова, издал указ, согласно которому все российские войска обязаны отдавать ему все воинские почести, которые отдаются самому царю, хотя бы и в его присутствии. Такой честью, кроме Суворова, не пользовался ни один полководец в русской истории.

ШВЕЙЦАРСКИЙ ПОХОД СУВОРОВА

Ситуация на театре военных действий

После сражения у Нови остатки Итальянской армии отступили на юг, к Средиземному морю. Моро решил не оборонять Генуэзскую Ривьеру и в случае преследования его Суворовым отойти к границам Франции. Сложилась благоприятная ситуация для очищения этой итальянской области от французов. Именно этим и собирался заняться русский полководец, разработав соответствующий план и поставив перед своими войсками соответствующие задачи.

Но события стали развиваться совсем в ином направлении. Тому было несколько причин, но, как говорится, причина всегда одна. В данном случае политическая. Один из союзников — Англия — не был заинтересован в усилении других членов коалиции. Ее особенно беспокоила возможность выхода Суворова к Генуе, стоящей на Средиземном море, поскольку в этом случае сухопутные войска получали возможность взаимодействовать с находящимся в этом море русским флотом под командованием Ушакова. Это укрепляло позиции России в данном регионе. Значит, англичане должны попытаться убрать войска Суворова из Северной Италии.

Австрийцам такое намерение также было по вкусу: ведь они, как и французы, являлись захватчиками на итальянской земле. Против них тоже тлело пламя национально-освободительного восстания. Присутствие в Италии Суворова, его обращения к населению с призывом подняться на борьбу с французами вольно или невольно пробуждали мысли и о борьбе со вторым колонизатором — Австрией.

Английское правительство разработало новый план похода союзных войск во Францию через Швейцарию. Согласно этому плану, для продолжения войны коалиции с Францией и ее разгрома необходимо провести перегруппировку союзных войск. Все русские войска должны быть сконцентрированы в Швейцарии в одну армию под командованием Суворова. В Северной Италии оставалась только австрийская армия под руководством Меласа. Из Швейцарии русские войска должны были двинуться во Францию, разбив предварительно находившуюся здесь армию Массена. Тем временем австрийская армия под начальством эрцгерцога Карла поведет наступление на французов со стороны Южной Германии. Предполагалось также освобождение Голландии силами специального русско-английского десантного корпуса; он же во взаимодействии с армией эрцгерцога Карла должен был освободить Бельгию.

Трудно понять, какой интерес был у России ввязываться в европейские разборки, тем более, что русские войска посылали воевать с превосходящим их по численности противником. К тому же на носу была осень с ее непогодой, дождями и плохими дорогами. Тем не менее Павел I поддержал план союзников. 21 июля (1 августа) он направил Суворову рескрипт, в котором предложил русской части суворовских войск вместе с присоединяемыми к ним корпусами генерал-лейтенанта Римского-Корсакова и принца Конде отправиться в Швейцарию и начать там боевые действия.

Суворов считал новый план союзников ошибочным. По его мнению, идти к французским границам куда проще из Пьемонта. С такой точки зрения не было никакой необходимости перебазироваться в Швейцарию. А что касается борьбы против Массена, то почему бы этим не заняться австрийской армии эрцгерцога Карла, находящейся там же (ее численность составляла 50 тыс. человек)? Однако взаимопонимания с австрийцами Суворову добиться не удалось. К тому же, согласно приказу гофкригсрата, войска Карла должны были тотчас покинуть Швейцарию, как только туда прибудет «приписанный» к Суворову русский корпус Римского-Корсакова. И действительно, когда в середине августа этот корпус расположился возле Цюриха, части армии эрцгерцога стали покидать Швейцарию, В результате возникла опасная ситуация: армия Римского-Корсакова (24 тыс. человек) оказалась перед мощной армией Массена (80 тыс. человек), который в любой момент мог нанести удар. Поэтому Суворов решает срочно идти в Швейцарию. В этот момент он со своим 20-тысячным отрядом находился в Италии за Швейцарскими Альпами, в 220 км от Цюриха.

План Швейцарской кампании

Суворов плохо знал швейцарский театр военных действий и находившуюся там французскую группировку. Поэтому он запросил все необходимые сведения у командиров двух австрийских дивизий, остававшихся в Швейцарии — Готце и Линкена. В это же время он провел определенную перестройку своей армии с учетом специфики действий в горных условиях. Артиллерию и обозы Суворов выделил в отдельную колонну и направил их по самой доступной из трех дорог, ведущих из Северной Италии в Швейцарию: через Кьявенна, горный перевал Сплунген на Кур и далее на Фельдкирх и Цюрих. Для войск, выступавших в поход, была составлена инструкция с правилами действия в горах.

На основе полученных от Готце и Линкена сведений Суворов разработал подробный приказ на весь поход и наметил примерный план действий.

Идти в Швейцарию полководец решает по самой трудной дороге: от Таверно на Айроло через Сен-Готардский перевал, по берегам Цюрихского озера и далее на север. Его длина — около 130 км.

Операция состояла из двух этапов:

1) выход войск Суворова в район Альтдорф и сосредоточение австрийских войск Готце, Линкена и Элачича в районе Молис, Гларис, Эйнзидельн;

2) переход в решительное наступление всеми силами одновременно с последующим окружением и разгромом главных сил французских войск. Для реализации этого этапа: а) русский корпус Римского-Корсакова (27 тыс. человек) наступает в направлении на Люцерн; б) австрийцы (22 тыс. бойцов) ведут наступление между озерами Цюрихское и Цугское; в) русские войска, прибывшие из Италии вместе с Суворовым (около 20 тыс. человек), от Альтдорфа обходят Люцернское озеро с севера и юга, атакуют неприятеля в северном направлении на Бремгартен.


Заграничный поход Суворова

Швейцарский поход Суворова.


Центральный замысел Суворова состоял в том, что войска союзников с трех направлений атакуют группировку Массена и уничтожают ее. Корпуса Дерфельдена и Розенберга должны были ударить в тыл французам, корпус Готце — на их правый фланг, корпус Римского-Корсакова — действовать по центру фронта.


Заграничный поход Суворова

Русские войска в Альпах. Неизвестный немецкий художник конца XVIII в.


Данные о театре военных действий Суворов получил от австрийцев и на их основании составил план операции. Однако в этой информации содержался ряд ошибок. Готце сообщил, что численность армии Массена 60 тыс. человек, в то время как она была на 20 тыс. больше. Кроме того, тот же Готце указывал, что из Альтдорфа в кантон Швиц вдоль Люцернского озера идет пешеходная тропинка. Соответственно в окончательной диспозиции, разработанной австрийским подполковником Вейротером по указанию Суворова, было написано: «Колонна выступает из Альтдорфа до Швица и идет в тот же вечер 14 миль далее». В действительности никакого сухопутного пути из Альтдорфа до Швица не существовало. Сообщение между ними поддерживалось только через Люцернское озеро, все суда на котором были захвачены французами. К Швицу можно было выйти, лишь преодолев мощный Росштокский перевал (высотой 6 тыс. метров), по труднопроходимой тропе, где каждый неверный шаг мог стоить жизни. Таким образом, по выходе войск Суворова в район Альтдорфа они оказывались в тупике. 31 августа Суворов со своей армией выступил в поход.


Заграничный поход Суворова

Переход суворовской армии через Сен-Готард. Художник А.Е. Коцебу.

Переход Суворова через Альпы

Перед походом в Швейцарию русские войска под командованием Суворова насчитывали в своих рядах около 25 тыс. человек. Раненые и больные были оставлены в Италии, артиллерия и обозы с командами сопровождения отправлены кружным путем. В поход выступили 18 тыс. человек: корпус Дерфельдена (11 тыс.) и корпус Розенберга (7 тыс.). Пройдя за пять суток 150 км, суворовские части к вечеру 4 сентября подошли к Таверно. Здесь к ним присоединился австрийский отряд Штрауха численностью 4,5 тыс. бойцов.

В столь трудных условиях войны особенно большое значение приобретал вопрос обеспечения войск продовольствием. Согласно договоренностям союзников, ответственность за это возложили на австрийского генерала Меласа. К моменту прибытия Суворова в Таверно там уже должно было быть заготовлено провианта на 12 суток и 1429 мулов для его перевозки, а также для транспортировки 25 горных орудий, имевшихся на вооружении суворовской группировки. В Таверно 4 сентября не было ни продовольствия, ни мулов. Только через 4 дня прибыло 650 мулов. Суворов потратил пять дней для решения вопросов обеспечения операции. Лишь 10 сентября войска выступили из Таверно.

На пути суворовской армии стояли французские части: бригады Гюденя и Луазона. Бригада Гюденя (3,5 тыс. человек) занимала позиции на перевале Сен-Готард и в Урзернском проходе. В районе Альтдорфа находилась бригада Луазона (4,8 тыс. человек). На перевал со стороны Италии вела очень узкая тропинка, круто поднимающаяся от Айроло. Затем тропинка пересекает две горные речки, спускается в тесные глубокие ложбины и вновь круто взбирается в гору. За перевалом путь проходит по правому берегу реки Рейсса, но он преграждается огромными утесами, которые отвесно врезаются в русло реки. Через утесы пробито узкое и низкое отверстие длиной около 50 метров, называемое Урзернской дырой; через нее едва проходит один человек. Выходя из темного туннеля, дорога огибает гору и круто спускается к Чертову мосту.

Вечером 10 сентября Суворов решает атаковать Сен-Готард. Одна колонна (под командованием Дерфельдена) наступает прямо на Сен-Готард, другая (под началом Розенберга) — на Диссентис, в обход Сен-Готарда, с целью атаковать французов с тыла. В то же время находящемуся в Диссентисе 3-тысячному отряду австрийского генерала Ауфенбаха Суворов приказал перейти в наступление на Амштег.

Не дожидаясь обхода Розенберга, ранним утром 13 сентября Суворов повел войска на лобовой штурм Сен-Готарда. Наступление вели главные силы корпуса Дерфельдена — дивизии Повало-Швейковского и Ферстера, а отряд Багратиона должен был совершить обход французских позиций. Около двух часов дня авангард русских войск вышел к деревне Айроло. Стоявшие там французские посты отошли к северу от деревни, где располагался их батальон.

Две фронтальные атаки дивизий Повало-Швейковского и Ферстера были отбиты неприятелем, который лишь отступил на вершину Сен-Готарда, заняв еще более сильную позицию. Укрываясь в оврагах, прячась за скалами, французы прицельно поражали карабкающихся по кручам суворовских солдат. К 4 часам дня горы стали покрываться ночной мглой. Оставаться в такой неопределенной ситуации на ночь было нельзя. Суворов отдал приказ штурмовать Сен-Готард. Тут-то и появился отряд Багратиона: взобравшись по высоким каменистым утесам, его солдаты обошли левый фланг французов и ударили по нему одновременно с лобовой атакой. Неприятель поспешно отступил. Сен-Готард оказался в руках русских.

Успешно действовал и отряд Розенберга. В тот же день 13 (24) сентября он вышел в сторону деревни Урзерн. Сначала русские части атаковали гору Криспальт, где оборонялись два французских батальона, и выбили их оттуда. Эти батальоны отошли к Урзерну и вместе со стоявшими там подразделениями Лекурба закрепились у подножия горы Альткирх. А на ее вершину вышел отряд Розенберга. Вечером густой туман опустился в долину. Пользуясь этим, отряд Розенберга незаметно подошел к неприятелю, дал ружейный залп, а затем пошел в штыковую атаку. Французы не выдержали и беспорядочно отступили.

Казалось, теперь Суворову открылась дорога к Люцернскому озеру. Однако его опередил французский командующий дивизией Лекурб. Сбросив в реку Рейсса артиллерию, он двинулся через хребет Берцберг, без дорог перевалил через горы высотой 2,4 км и к утру 14 сентября спустился к деревне Гешенен, что севернее Урзерна. Путь Суворову вновь был прегражден.


Заграничный поход Суворова

Суворов на Сен-Готарде. Художник А.И. Шарлемань.


В это же время армия Суворова выступила из Урзерна в направлении на Альтдорф. На расстоянии одной версты от Урзерна располагается уже упоминавшаяся Урзернская дыра. Тропинка, обвив гору, обрывалась на берегу Рейссы. Ее воды неслись мощным пенистым потоком, своим ревом заполнявшим окрестности. Через реку на высоте 23 м в 400 м от Урзернской дыры был перекинут каменный одноарочный мост, именуемый Чертовым.


Заграничный поход Суворова

Французский дивизионный генерал К.Ж. Лекурб.


Заграничный поход Суворова

Переход Суворова через Чертов мост. Художник А.Е. Коцебу.


Лекурб разместил отряд у выхода из Урзернской дыры, поставив в туннеле пушку, а за Чертовым мостом разместил два батальона. Укрывшись за камнями, они могли держать под прицелом узкую тропинку и арку моста.

Когда авангард русских войск под командованием Милорадовича вошел в Урзернскую дыру, он был встречен шквальным огнем картечи и пуль. Суворов решил обойти французскую позицию с обеих сторон. 300 солдат и офицеров под командованием полковника И. Трубникова взобрались по каменистым тропам на большую высоту и оттуда ударили в тыл противника на выходе из Урзернской дыры. В то же время 200 егерей под командованием лейтенанта Тревогина перешли вброд Рейссу. К ним присоединился еще один батальон.


Заграничный поход Суворова

От Альтдорфа до Росштока. Художник А.Н. Попов.


Французы стали отступать. Милорадович тотчас возобновил атаку через Урзернскую дыру, прорвался через нее и вместе со спускавшимися сверху бойцами Трубникова стал преследовать отступающего неприятеля. Тот отошел за Чертов мост и начал его разрушать. Образовался небольшой провал. Мост находился под обстрелом французов, но русские стали перебираться через него. Найдя несколько бревен, они связали их офицерскими шарфами и перекинули через провал. К 4 часам дня вся армия перешла через Рейссу и пошла по пятам отступающих к Альтдорфу французов.

15 сентября у Альтдорфа произошел бой с двумя французскими бригадами — Гюденя и Луазона. Несмотря на отчаянное сопротивление, неприятель был выбит со своих позиций и отошел на западный берег Рейссы. Таким образом, за шесть дней, с 10 по 15 сентября, пройдя 100 км от Таверно в Альтдорф, суворовская армия в тяжелейших условиях форсировала реку Рейсса и выбила французов из Альтдорфа. Это был фантастический для той эпохи темп проведения военных операций в горных условиях.

Сам Александр Васильевич в это время сильно хворал. Его мучили жестокий кашель, лихорадка, телом овладела предельная слабость. Однако он продолжал руководить войсками. Тут на его голову обрушилась «новость»: оказалось, что сухопутной дороги по берегам Люцернского озера нет, судов для переправы тоже нет. Между тем время не ждало: Суворов уже на сутки опаздывал к назначенному по плану соединению союзных войск в Швице. Он опасался, что Массена успеет разбить корпус Римского-Корсакова и Готце. Если бы Суворов знал, что Массена уже разбил эти группировки, он, вероятно, нашел бы какой-то иной выход из столь сложных обстоятельств. Но известий об этом еще не поступало, и фельдмаршал решил пробиваться к Швицу. Он двинул войска через горный хребет Росшток.

Исторический переход русских войск через Росшток начался утром 19 сентября. В авангарде шел отряд Багратиона. За ним следовали корпус Дерфельдена и бригада Ауфенберга. Замыкал колонны, прикрывая движение с тыла, корпус Розенберга. Дорога оказалась невероятно трудна. Тропинка поднималась все круче, а порой и вовсе исчезала. Солдаты передвигались поодиночке то по голым камням, то по скользкой глине. Приходилось идти и по снегу, проваливаясь по колено. А каково было вести нагруженных орудиями, зарядами и прочим грузом мулов и лошадей! Часто животные срывались с тропы, летели вниз и разбивались, утягивая порой за собой и людей. Столь же труден был и спуск с вершины. Незадолго до перехода здесь прошли дожди, грунт стал чрезвычайно вязким и скользким, и в ряде случаев приходилось не идти, а скатываться по кручам.

Расстояние между Альтдорфом и Муттенской долиной равно 16 верстам. Через 12 часов перехода в 5 часов вечера 17 сентября Суворов вошел в долину. В деревне Муттен находился французский отряд численностью 150 человек. Отряд Багратиона окружил его с трех сторон и атаковал. Французы были вынуждены сдаться.

Суворов выслал из Муттена разведку, которая привезла ему сообщение о разгроме корпуса Римского-Корсакова войсками под командованием Массена на реке Лиммат возле Цюриха. Почти одновременно дивизия Сульта из армии Массена наголову разбила австрийский отряд Готце, а сам Готце был убит.

В результате к моменту появления Суворова в Муттенской долине Швейцарии не осталось ни одного войска союзников, способного оказать русским какую-либо помощь. А положение их было безрадостным. Продовольствия почти не было, боеприпасов тоже; стояла холодная погода. В строю находились 22 тыс. голодных и обессиленных людей, против которых стояла сытая, прекрасно вооруженная 80-тысячная французская армия. Гибель русских казалась неизбежной.

Исход из Швейцарии

Массена видел, что создались исключительно благоприятные обстоятельства для уничтожения армии Суворова. Ее можно было окружить в Муттенской долине. Тогда французский главнокомандующий принимает следующее решение. Одна бригада из дивизии Мортье закрывает выходы из Муттенской долины через Росштокский перевал. Дивизия Мортье (9,5 тыс. человек), бригада Гумбера (3,5 тыс.) и одна бригада из дивизии Лекурба — всего 16 тыс. человек — атакуют Суворова с флангов со стороны Швица. Наконец, бригада Молитора и дивизия Сульта сосредотачиваются в районе Молис — Гларис, с тем чтобы закрыть русским единственный путь отхода и ударить по ним с фронта.


Заграничный поход Суворова

Дивизионный генерал А. Массена.


Вечером 17 сентября Суворов созвал военный совет, на котором он описал создавшуюся ситуацию и поставил задачу выйти из окружения. Его решение было таково. Прикрыв отход сильным арьергардом со стороны Швица, идти главными силами к Гларису, где, возможно, находятся австрийские части Линкена и разбитого Готце. Обсудив с присутствующими генералами детали предстоящих действий, Суворов окончательно принимает такой план. Корпус Розенберга (8 тыс. человек) прикрывает отход к Гларису главных сил. Отход он может начать только по приказу Суворова. Главные силы, включая отряд Ауфенбаха (общая численность — 16 тыс. человек), отходят к Гларису и далее, смотря по обстановке.


Заграничный поход Суворова

Сражение в Муттенской долине. Фрагмент картины художника А.Е. Коцебу.


Заграничный поход Суворова

Переход русских войск через хребет Паникс. Художник А.Е. Коцебу.


Утром 18 сентября намеченная операция началась. Авангард Багратиона в составе 3 тыс. человек выступил из Муттенской долины. Пройдя перевал, он столкнулся с войсками Молитора (11 тыс. человек), двигавшимися к Муттену. В течение двух дней у деревни Нефельс шли тяжелые бои. На второй день на помощь Багратиону подошла дивизия Повало-Швейковского. Совместными усилиями оба подразделения перешли в решительную атаку и отбросили противника к северу от Швица. Тем самым 20 сентября главные силы русских смогли сосредоточиться у Глариса.


Заграничный поход Суворова

A.B. Суворов. Картина неизвестного художника XIX в.


Арьергард Розенберга также блестяще справился со своей задачей. В Муттенской долине его атаковала 15-тысячная группа французских войск под командованием самого Массена. Два дня шли ожесточенные бои, и русский отряд не только отразил все атаки врага, но и сумел отбросить его на север. После этого Суворов велел Розенбергу следовать на соединение с основными силами. Утром 23 сентября арьергард присоединился к ним у Глариса.

В ночь на 24 сентября (5 октября) войска Суворова начали отходить от Глариса на Илланц по узкой горной дороге. Путь лежал через хребет Панике и был свободен от неприятельских войск. Переход проходил в очень тяжелых условиях. Глубокий снег занес дорогу, ударил мороз. Люди не имели возможности обсушиться и обогреться, сырая одежда леденела. Первым перевал преодолел авангард Милорадовича. Остальные войска к вечеру 25 сентября достигли лишь вершины. Там и заночевали в неимоверно тяжелых условиях. Утром начали спускаться с хребта, склоны которого покрыла ледяная корка. Суворов разделял с подчиненными все трудности перехода.

Французы пытались преследовать русские войска 5-тысячным отрядом. Но 2-тысячный авангард Багратиона отбил все атаки неприятеля и дал возможность главным силам отойти, отогнав его штыковой атакой до Глариса. После этого Массена прекратил попытки преследования русских войск.

26 сентября армия Суворова подошла к Илланцу, где остановилась на отдых. 1 октября, пройдя долиной Рейна, она подошла к Фельдкирху, в окрестностях которого расположилась лагерем. Так завершился Швейцарский поход фельдмаршала Александра Васильевича Суворова и его чудо-богатырей.

29 октября 1799 г. Суворов получил рескрипт Павла I, в котором сообщалось о разрыве союза с Австрией и прекращении боевых действий против Франции. В документе констатировалось, что вывод из Швейцарии армии эрцгерцога Карла стал причиной разгрома корпуса Римского-Корсакова. Суворову было приказано готовить войска к возвращению в Россию. 14 января 1800 г. армия Суворова двинулась из Богемии в Россию, куда прибыла весной.

Итоги Швейцарского похода

Швейцарский поход русских войск под командованием Суворова имеет с точки зрения военной науки, несколько интересных черт. Прежде всего большинство событий проходило в сложнейших условиях: 1) бой с неприятелем, занимавшим неприступные позиции (Сен-Готард, Чертов мост); 2) тяжелейший переход через Росштокский перевал; 3) выход из окружения в Муттенской долине.

Восхищает гибкость применяемых Суворовым методов ведения борьбы: 1) обход и охват флангов противника (Сен-Готард); 2) переход через Росштокский перевал после разгрома французов у Альтдорфа; при этом полководца нимало не волнует присутствие этих разбитых частей в его тылу; 3) сильнейший арьергард в Муттенской долине при отходе на Гларис. Вообще арьергардные бои очень характерны для суворовской тактики. Его арьергарды использовали наступательные действия даже против превосходящего по численности противника, обход и охват его флангов и короткое преследование. Этим обусловлена высокая эффективность суворовских арьергардов.

Действуя в горах, русский полководец выбирал кратчайший путь до неприятеля, невзирая ни на какие препятствия, и стремился ударить по нему с самой неожиданной для него стороны. Этому принципу отвечал выбор направления действий на Швиц: пройдя через «непреодолимую» преграду — горный перевал Росшток, нанести французам неожиданный удар во фланг и тыл в сочетании с ударом по центру.

Наконец, быть может, главное: неукротимый дух, стальная воля и уверенность в своих силах, природно свойственные гениальному полководцу, передавались русскому солдату и офицеру, делая их непобедимыми. Это дух нашей нации, который мы должны лелеять и проявлять и в нынешних делах.


home | my bookshelf | | Заграничный поход Суворова |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 2.7 из 5



Оцените эту книгу